Вы находитесь на странице: 1из 60

т

В. Маяковскійь
SIS

ВОЙНА

Изд. „ÏÀÐÓÑ?
„ÏÀÐÓÑ?!! Птг.
тт.
В. Маяновскій.
57ST

ВОИНА
ІРЪ

Изд. „ПАРУСЬ" Птг.


1917.
Типографія издательства „Парусь". Петроградъ, Шпалерная, 26.

< .

\
Л §, !
л^
#

2010512578
ПРОЛОГЪ.

Хорошо вамъ.
Мертвые сраму; не имутъ.
Злобу
къ умершимъ убійцамъ туши.
Î÷èñòèòåëüí?éøåé влагой вымытъ
ãð?õú îòëåò?âøåé души.
Хорошо вамъ!
А ìí?,
сквозь строй,
сквозь грохотъ,
какъ пронести любовь къ живому?
Оступлюсь —
и ïîñë?äíåé любовйшки кроха
íàâ?êè канетъ въ дымный омутъ.
Что имъ,
вернувшимся,
печали ваши,
что имъ,
какихъ­то стиховъ бахрома?!
Имъ
— 3 —
на ïàð? бъ деревяшекъ
день кое­какъ прохромать!

Боишься!
Трусъ!
Убьютъ !
А такъ '
полсотни ë?òú еще ^ можешь, рабъ, расти
Ложь!
Я знаю,
и въ ëàâ? атакъ
я буду первый
въ ãåðîéñòâ?,
въ храбрости.

О, кто же
набатомъ будущихъ годинъ
званый
не выйдетъ бравъ?
Âñ?!
А я
на çåìë?
одинъ
глашатай грядущихъ правдъ.

Сегодня ликую!
Не разбрызгавъ
Душу,
ñóì?ëú,
ñóì?ëú донесть.
Единственный ÷åëîâ?÷³é,
— 4 —
средь воя,
средь визга,
голосъ
подъемлю днесь.
А тамъ
ðàçñòð?ëèâàéòå,
вяжите къ столбу!
Я ль èçì?íþñü въ ëèö?!
Хотите —
туза
íàö?ïëþ на лбу,
чтобъ ярче ãîð?ëà ö?ëü?!

— 5 —
ПОСВЯЩЕНШ.

Ëèë?.
8 октября.
1915 годъ.
Даты
времени,
ñìîòð?âøàãî въ обрядъ
посвященія меня въ солдаты.
„Слышите!
Каждый, ­—
ненужный даже, —
долженъ жить;
нельзя,
нельзя жъ его
въ могилы траншей и блиндажей
вкопать заживо, —
убійцы ! "
Не слушаютъ.
Шестипудовый унтеръ сжалъ, какъ прессъ.
Отъ уха до уха выбрили аккуратненько.
Мишенью

— 7 —
на лобъ
íàö?ïèëè крестъ
ратника.
Теперь и ìí? на западъ!
Буду итти и итти тамъ,
пока не оплачутъ твои глаза
подъ рубрикой
„убитые"
набраннаго петитомъ.
ЧАСТЬ I.
accelerando

Tpa­pa.pa ­ pa_pa.pa­pa_pa_pa_pa­pa_pa_pa

тра„ра.ра ­ pa_pa„pa_pa­pa_pa_pa_pa_pa_pa«

И вотъ,
на эстраду,
кЪлеблемую костромъ оркестра,
вывалился животъ.
И началъ!
Росъ въ глазахъ, какъ въ тысячахъ лупъ.
Çì?èëñÿ.
Потъ сіялъ лачкомъ.
Вдругъ, —
остановилъ мелькающій пупъ,
âûâåðò?ëñÿ волчкомъ.
Что было!
Лысины слиплись въ одну луну.
Смаслились глазки щелясь.
Даже пляжъ,
расхлеставъ соленую слюну,
осклабилъ утыканную домами челюсть.

Âûâåðò?ëñÿ.
Рты
какъ электрическій токъ
скрючило „браво".
Браво!
Бра­аво!
Бра­а­аво! '
Бра­а­а­аво!
Б­р­а­а­а­а­в­о!
Кто это,
кто?
Эта масомясая
быкомордая орава?

Стихамъ не, втиснешь въ тихіе томики


крикъ ãí?âà,.
Это внуки Колумбовъ,
Галлилеевъ потомки
Ржутъ, запутанные въ серпантинный неводъ!

л |______________accelerando _______

Тра.ра.ра ­ ра.ра­ра.ра.ра.ра.ра^ра.иа.ра

тра_ра„р& . ра.ра.ра«.ра.ра_ра.ра_ра„ра,.ре.

— 10 —
А тамъ,
всхлобучась на вечеръ чинный,
женщины
раскачивались шляпой стоперой.
И въ клавиши тротуаровъ бухали мужчины,
уличныхъ блудилищъ îñòåðâåí?ëûå таперы.

Вправо,
âë?âî,
вкривь,
вкось,
выфрантивъ полей лоно,
вихрились нанизанный на земную ось
карусели
Вавилонищъ,
Вавилончиковъ,
Вавилоновъ. '

Надъ ними
бутыли,
восхищающія длиной.
Подъ ними
бокалы
пьяной ямой.
Люди
или валялись,
какъ упившійся Ной,
или грохотали мордой многохамой!

Нажрутся,
а ïîñë?,

— 11 —
~въ ночной ñë?ïîò?,
вывалясь мясами въ ïóõ? и âàò?, —
сползутся другъ на äðóã? ïîò?òü,
города содрогая скрипомъ кроватей.

Гніетъ земля;
лампъ огни ей
взрываютъ кору горой волдырей;
дрожа городовъ агоніей,
люди мрутъ
у камня въ äûð?.
Врачи
одного
вынули изъ гроба,
чтобъ понять людей небывалую убыль:
въ прогрызанной äóø?
золотолапымъ микробомъ
вился рубль.

Во âñ? концы,
чтобъ ñêîð?å вызлить
смерть,
взбурливъ людей крышамъ вровень,
сердецъ столицъ тысячесильные Дизели
вогнали вагоны зараженной крови.

Тихія!
Недолго пожили.
Сразу
æåë?çî рельсъ всочило по æèë?
въ загаръ деревень, городовъ заразу.
— 12 —
Ãä? ï?ëè птицы — тарелокъ лязги.
Ãä? боръ былъ — площадь стодомымъ содо­
момъ.
Шестиэтажными фавнами ринулись въ пляски
публичный домъ за публичнымъ домомъ.

Солнце подыметъ рыжую голову,


запекшееся ïîõì?ëüå на вепухшемъ ðò?;
и í?òó силъ удержаться голому —
взять
не вернуться ночамъ въ вертепъ.
И еще не óñï?åòú,
ночь ­арапка
лечь, продажная,
въ отдыхъ,
въ ò?íü,
на нее,
раскаленную тушу, вскарабкалъ
новый голодный день.
Въ крыши зажатыя!
Горсточка çâ?çäú
ори!
Шарахайся испуганно вечеръ­инокъ!!
Идемъ!
Раздуемъ на . самокъ
ноздри,
âû?äåííûÿ зубами кокаина!

— 13 —
ЧАСТЬ IF.

Это случилось въ одну изъ осеней,


были
горюче ­сухи
âñ?,
металось солнце,
сумасшедшій маляръ,
оранжевымъ колеромъ пыльныхъ выпачкавъ.
Откуца­то
на землю
нахлынули слухи.
Тихіе.
Заходили на цыпочкахъ.
Ихъ шопотъ тревогу въ груди выселилъ,
а страхъ,
подъ черепомъ,
рукой красной
распутывалъ, распутывалъ и распутывалъ
, мысли,
и стало невыносимо ясно:
если не собрать людей пучками ротъ,
— 14 —
не взять и не âçð?çàòü людямъ вены, ­
зараженная земля .
сама умретъ —
сдохнутъ Парижи,
Берлины,
Â?íû !

Чего размякли!?
Хныкать поздно!
Раньше бъ раскаянье îñ?íÿëî '.
Тысячерукимъ врачамъ
ланцетами роздано
оружье изъ арсеналовъ.

Италія!
Королю,
брадобрею ли,
ясно —
некуда ä?òüñÿ ей!
Уже сегодня
ð?ÿëè
í?ìöû надъ Венеціей!

Германія!'
Мысли,
музеи, . •
книги,
каньте въ разверзтыя жерла.
Ç?âû заревъ, оскальтесь нагло!
Бурши, •
скачите верхомъ на Êàíò?!

— 15 ~
Ножъ въ зубы!
Шашки наголо!

Россія!
Разбойной­ли Азіи зной остылъі?
Въ крови желанья бурлятъ ордой.
Выволакивайте забившихся подъ Евангеліе
Толстыхъ!
За ногу худую!
По камню бородой!

Франція!
Гони съ бульваровъ любовный шопотъ!
Въ новые танцы — юношей выловить!
Слышишь í?æíàÿ? «­•; [
Хорошо
подъ музыку митральезы жечь и насиловать!

Англія!
Турція!...
Т­р­а­а­ахъ!
Что это?
Послышалось! *
Не бойтесь!
Ерунда!
Земля!
Смотрите
что по волосамъ ея?
Морщины окоповъ легли на чело!
Т­с­с­с­с­с­с
грохотъ.
— 16 —
Барабаны, музыка?
Неужели?
Она это,
она самая?
Да!
НАЧАЛОСЬ.

— 17 — . 1
ЧАСТЬ III

Неронъ!
Здравствуй!
Хочешь?
Çð?ëéùå величайшаго театра.
Сегодня
бьются
государствомъ въ государство ^
16 отборныхъ гладіаторовъ.

Куда легендамъ о бойняхъ Цезарей


передъ былью,
которая теперь была!
Какъ на ä?òñêîìú ëèö? заря,
í?æíà ей
самая чудовищная гипербола.

Á?ëêîé скружишься у ñì?õà въ êîëåñ?,


когда узнаетъ твой прахъ о томъ:
сегодня,
міръ­

, ч — 18 —
весь колизей
и волны âñ?õú морей
по немъ изостлались бархатомъ.

Трибуны скалы;
и на ñêàë? тамъ,
будто бой ей зубы выломилъ —
поднебесья соборовъ
скелетъ за скелетомъ
выжглись
и­обнеслись перилами.

Сегодня
заревомъ въ земную ïë?øü она,
кровавя толпъ ропотъ,
въ небо
люстрой ïîäâ?øàíà
ö?ëàÿ зажженная Европа.

Пришли,
ðàçñ?ëèñü въ земныхъ долинахъ
гости (
въ страшномъ íàðÿä?.
Мрачно поигрываютъ на шеяхъ длинныхъ
ожерелья ядеръ. •

Золото славянъ.
Черные мадьяръ усы.
Негровъ непроглядныя пятна.
Âñ?õú земныхъ широтъ ярусы
вытолпила съ головы до пятъ она.

— 19 — 2*
И тамъ,
ãä? Альпы,
въ çàêàò? ãð?ÿ
выласкали въ íåá? ледъ щеки, —
облаковъ галлереей
. нахохлились зоркіе летчики.
И когда
на арену
воины
вышли
парадными парами,
въ версты шарахнувъ театромъ удвоенный
грохотъ и громъ милліардныхъ армій, —
шаръ земной
полюсы стиснулъ
и въ ожиданіи замеръ.
Ñ?äîâîëîñûå океаны
вышли изъ береговъ,
впились въ арену мутными глазами.
Пылающими сходнями
спустилось солнце
суровый,
â?÷íûé арбитръ.
Выгорая отъ любопытства
çâ?çäú глаза ïîâûë?çëè изъ орбитъ.
А секунда медлитъ и медлитъ. .
Ë?íü ей.

Къ началу кровавыхъ игръ


напряженный какъ совокупленіе

— 20 —
не дыша остановился мигъ.
Вдругъ
секунда въ дребезги.
Рухнула арена дьіму въ дыру.
Въ íåá? не зги.
Секунды быстрились и быстрились
взрывали,
ðåâ?ëè,
рвали.
ÃÒ?íîé âûñòð?ëú на âûñòð?ë?
îãí?ëú въ кровавомъ âàë?.
Впередъ !

"ЗЕ Г р р—j^E
Сва _ си Гое по . ди лю

Вздрогнула отъ окрика грудь дивизій.


Впередъ!
Ï?íà у рта.
Разящій Георгій у знаменъ въ äåâèç?
барабаны

і птз
4 •­­­­­­0­
Тра.та _ та _ та _ та _ та _ та. та _ та ­ та. та . та

тра. та . та . та . та . та _ та ­ та . та . та . та

Бутафоръ!
Катафалкъ готовь!
Вдовъ въ толпу!
Мало вдовъ еще въ ней.
И взвился
въ небо \
фейерверкъ фактовъ,
одинъ другого ÷óäîâèùí?é.

Выпучивъ глаза,
маякъ
изъ за горъ
черезъ океаны плакалъ;
а въ океанахъ
эскадры корчились,"
насаженный ìèí? на колъ.

Дантова ада кошмаромъ íàìàðàíí?é,


' громоголосіе ì?äè грохотомъ изоржавъР
дрожа за Парижъ,
ïîñë?äíèìú
на Ìàðí?
ядромъ отбивается Жоффръ.

Съ юга
Константинополь,
оскаливъ мечети,
выблевывалъ
âûð?çàííûõú
въ Босфоръ.
Волны !
мечите ихъ,
впившихся зубами въ огрызки просфоръ.

— 22 —
*.
Ë?ñú.
Ни голоса.
Даже нароченъ
въ своей òèøèí?.
Ñì?øàëèñü ихъ и наши.
И только .
проходятъ
вороны да ночи,
въ чернь облачась чредой монашьей.

И снова,
грудь обнажая зарядамъ,
плывя по веснамъ,
пробиваясь въ çèì?,
армія за арміей
рядъ за рядомъ
заливаютъ мили земель.

Загорается.
Новыхъ изъ дубровъ волокъ.
Огня пентаграма въ ïîðîã? луга.
Молніями колючихъ проволокъ
сожраны сожженные въ угли.

Батареи до á?ëà раскалили жару.


Прыгаютъ по трупамъ городовъ и селъ.
Ì?äíûìè мордами жрутъ
все.

Огневержецъ!
Ãä? не найдешъ карая!

— 23 —
Впутаюсь ðàêåò?,
въ небо âá?ãó;
съ неба
красная,
ðä?ÿ у края,
кровь Пегу.

И тверди,
и воды,
и воздухъ взрыть.
Куда направлю опромети шагъ?
Уже îáåçóì?âøàÿ,
уже навзрыдъ,
вырываясь молить душа:

Война!
Довольно !
Уйми ты ихъ!
Уже на çåìë? голо.
Метнулись гонимые ðàçá?ãîìú убитые,
и еще
минуту
á?ãóòú безъ головъ.

А надъ âñ?ìú этимъ


дьяволъ
зарево ç?âîòú дымить.
Это въ ñîçâ?çä³è æåë?çíîäîðîæíûõú линій
, стоить,
озаренное пороховыми заводами,
небо въ Áåðëèí?.

— 24 —
Никому не â?äîìî,
дни ли,
годы ли,
съ ò?õú поръ какъ на ïîë?
первую кровь âîéè? отдали,
въ чашу земли ñö?äèâú по êàïë?.

Одинаково —
камень,
болото, '
õàë?ïà ли,
÷åëîâ?÷üåé кровищей вымочили весь его.
Âåçä? *
шаги
одинаково хлюпали,
ì?ñÿ дымящееся міра ì?ñèâî.

Въ Ðîñòîâ?
рабочій
въ праздничный отдыхъ
çàõîò?ëú
воды для самовара выжать, —
и отшатнулся:
во âñ?õú водопроводахъ
сочилась та же рыжая жижа.

Въ телеграфахъ надрывались машины Морзе.


Орали городамъ объ юныхъ они.
Ãä? то
на Âàãàíüêîâ?
могилыцикъ заерзалъ.
Двинулись факельщики въ хмуромъ Ìþíõåí?.
Въ широко развороченную рану полка
раскаленную лапу всунули прожекторы.
Подняли одного
бросили въ окопъ, —
того
на íîæ? который!
Библеецъ лицомъ,
изо рва,
ряса.
„Вспомните!
За ны!
При Понтійстемъ Ïèëàò?!"
А â?òåðú ядеръ
въ клочки изорвалъ
мясо и платье.

* У. па.кои Гоеяо.ди ду.шу у„соп.ша_го ра„ба Тво„е„го


Выдернулась изъ дыма сотня годовъ. >
Не ñì?òü заплаканныхъ глазъ имъ!
Заволокло
газомъ.

^Â? . ­ _чна_я па . мять


Á?ëûÿ крылья выросли у души,
стонъ солдатъ въ ïàëüá? доносится.

­­ 26 —
в Ты на небо летишь,
удуши,
удуши его
ïîá?äîíîñöà".

Бьется грудь неровно...


Шутка ли!
Къ Богу на домъ!
У рая въ облака броиированнаго
дверь расшибаю прикладомъ.

Трясутся ангелы.
Даже жаль ихъ.
Á?ë?å перышекъ личика овалъ.
Ãä? они, —
боги !
„Á?æàëè.
âñ? á?æàëè
и Ñàâàî?ú,
и Буда,
и Аллахъ.
и Іегова".
rit.
­^—fS
fS——p—■*■—a—m— Ж=%
­J*H^­f*~ft
Е£ЭД ^Ы ШШ ЕЩЁ
IF„ па,кон Господа ду­шу у.еоіі.ша.го ра.С>а Тво„р. г©
Ухало. • ­
Ахало.
Охало.
Но уже не ; та канонада,
повздыхала еще

— 27 —
и заглохла.
Âûë?çëè съ á?ëûìú.
Взмолились
— не надо! —

Никто не просилъ,
чтобъ была ïîá?äà
родина начертана.
Безрукому огрызку кроваваго îá?äà,
на чорта она?!

Ïîñë?äí³é на штыкъ насаженъ,


наши отходятъ на Ковно,
на сажень
÷åëîâ?÷üÿãî мяса нашинковано.

И когда затихли
âñ? кто нападали,
легъ
батальонъ на áàòàëüîí?,
âûá?æàëà смерть
и затанцовала на падали,
балета скелетовъ безносая Тальони.

Танцуетъ.
Â?òåðú изъ­подъ носка.
Шевельнулъ папахи,
обласкалъ на мертвомъ два волоска,
и дальше, —
попахивая.

— 28 —
Пятый день
въ ïðîñòð?ëåííîé ãîëîâ?
ïî?çäà выкручиваютъ за изгибомъ изгибъ.
Въ­ гніющемъ âàãîí?
на сорокъ ÷åëîâ?êú —
четыре ноги.

­• 29 —
ЧАСТЬ IV.
Эй!
Вы!
Притушите восторженные глазенки?
Лодочки ручекъ суньте въ карманъ!
Это
достойная награда
за выжатое изъ бумаги и чернилъ.
А ìí? за что хлопать?
Я ничего не сочинилъ.
Думаете:
вретъ!
Íèãä? не ïðîñòð?ëåíú.
Въ ö?ëåõîíüêèõú вискахъ біенья не уладить, ■
если рукоплещутъ
его барабановъ трели,
его проклятій ðè?ìîâàííîé ðóëàä?.
Милостивые государи!
Понимаете вы?
Боль берешь,
растишь и растишь ее:
âñ?ìè пиками .истыканная грудь,
­ 30 —
âñ?ìè газами свороченное лицо,
âñ?ìè артиллеріями громимая цитадель го­ .
"ЛОВЫ, —
каждое мое четверостишіе.

Не çàò?ìú
взвела
по насыпямъ ò?ëú она,
чтобъ горестный
сочилъ заплаканную гнусь;
страшной тяжестью всего, что ñä?ëàíî
безъ всякихъ
„красиво"
прижатый гнусь.

Убиты; —
и все равно ìí?,
я или онъ ихъ
убилъ.
На братскомъ êëàäáèù?,
у сердца ві> ÿì?,
легли милліоны, —
гніютъ, .
шевелятся, приподымаемые червями!

Í?òú!
Не стихами!
Лучше
языкъ узломъ завяжу,
÷?ìú разговаривать.
Этого

_ 31 —
стихами сказать нельзя.
Выхоленнымъ ли языкомъ поэта
горящія жаровни лизать!

Эта!
Въ рукахъ!
Смотрите !
Это не лира вамъ!
Раскаяньемъ вспоротый
сердце вырвалъ, —
рву аорты!

Въ кашу рукоплесканій ладошъ не âì?ñèòå!


Í?òú!
Не âì?ñèòå!
Рушься комнатъ уютъ!
Смотрите
подъ ногами камень.
На лобномъ ì?ñò? стою.
Ïîñë?äíèìè глотками
воздухъ...

Вытеку срубленный,
но кровью âû?ìú
имя „убійца",
выклейменное на ÷åëîâ?ê?.
Слушайте !
Изъ меня,
ñë?ïûìú Віемъ,
время оретъ:
подымите,'

32 —
подымите ìí?,
â?êîâú â?êè!

Вселенная ðàñöâ?òåòú еще


радостна,
нова.
Чтобъ не было безсмысленной лжи за ней,
каюсь:
я
одинъ виноватъ
въ растущемъ õðç^ñò? ломаемыхъ жизней!

Слышите, —
солнце первые лучи выдало,
еще не зная;
' куда —■
отработавъ — ä?íåòñÿ,
это я, —
Маяковскій
подножію идола
несъ
обезглавленнаго младенца.

Простите !

Въ христіанъ зубовъ ð?çöû


вонзая,
львы вздымали рыкъ.
Вы думаете, — Неронъ?
Это я,
Маяковскій
s
Владиміръ, /
пьянымъ глазомъ обволакивалъ циркъ?

Простите меня!

Воскресъ Христосъ.
Свили
одной любовью
съ устами уста вы;
Маяковскій
еретикамъ
въ ïîäçåìåëü?. Севильи
дыбой выворачивалъ суставы.

Простите,
простите меня!

Дни! '
Вылазьте изъ годовъ лачугъ!
Какой раскрыть за собой
еще?
Дымнымъ хвостомъ по â?êàìú волочу опе­
ренное пожарами побоище!

Пришелъ.

Сегодня,
не í?ìåöú,
не русскій,
не турокъ, —
это я

— 34 —
самъ,
съ живого сдирая шкуру,
жру міра мясо.
Тушами на штыкахъ материки.
Города ­груды глиняныя.
Кровь!
âûö?äè изъ твоей ð?êè
хоть каплю,
въ которой невинен?, я!

Í?òú такой!
Этотъ
выколотыми глазами
ïë?ííèêú
мною ì?÷åííûé.
Я,
въ поклонахъ разбившій êîë?íè,
голодомъ выголодалъ земли í?ìåò÷èíû.

Мечу пожаровъ рыжія пряди.


Волчьи щетинюсь изъ темени ямъ.
Люди!
Дорогіе !
Христа ради,
Ради Христа
простите меня!

Í?òú,
не подыму искаженнаго тоской лица!
Âñ?õú îêàÿíí?å,
пока не расколется,
буду лобъ разбивать въ покаяніи!

Встаньте,
ложью верженные ницъ,
оборванные войнами
êàë?êè ë?òú!
Радуйтесь!
Самъ казнится
единственный ëþäî?äú.

Í?òú,
не осужденнаго выдуманная хитрость!
Пусть съ плахи не соберу разодранный ча­
сти я, —
все равно,
всего себя вытрясъ,
одинъ достоинъ <
новыхъ дней пріять причастіе.

Вытеку срубленный.
И никто не будетъ, —
í?êîìó будетъ ÷åëîâ?êà мучить.
Люди родятся,
настоящія люди,
Бога самого ìèëîñåðäí?é и лучше.

— U —
і
ЧАСТЬ V.
А можетъ быть
больше
у времени хамелеона
и красокъ никакихъ не осталось.
Дернется еще
и ляжетъ,
бездыханъ и угловатъ.

Можетъ быть,
дымами и боями охмеленная,
никогда не подымется земли голова.
Можетъ быть...
Í?òú
не можетъ быть!
Когда нибудь да выстеклится мыслей омутъ
когда нибудь да увидитъ, какъ хлещетъ изъ
ò?ëú ала.
Надъ вздыбленными волосами руки заломитъ,
выстонетъ;
„Господи,
что я ñä?ëàëà".

— 37 —
Í?òú,
не можетъ быть!
Грудь,
срази отчаянья лавину.
Въ грядущемъ ñ÷àñòü? вырыщи ощупь.
Вотъ,
хотите,
изъ праваго глаза
выну
ö?ëóþ öâ?òóùóþ рощу ? !

Птицъ причудливыхъ мысли роите.


Голова,
закинься восторженна и горда.
Мозгъ мой,
веселый 'и умный строитель,
строй города !

Ко âñ?ìú,
Кто зубы еще
злобой выщемилъ,
иду
въ сіяющихъ глазъ çàð?.
Земля,
встань
тыщами
въ ризы заревъ ðàçîä?òûõú Лазарей!

И радость,
радость
сквозь дымы, ­

— 38 —
ñâ?òëûÿ лица я
вижу.
Вотъ,
пріоткрывъ ïîìåðòâ?âøåå око,
первая ,­ ч
приподымается Галиція.
­Въ травы вкуталась ободраннымъ бокомъ.

Кинувъ ношипушекъ,
выпрямились горбатые,
кровавленными ñ?äèíàìè въ небо канувъ,
Альпы,
Балканы,
Кавказъ,
Карпаты.

А надъ ними
выше еще,
двое великановъ
всталъ çîëîòîò?ëûé,
молитъ:
„ ближе
къ òåá? съ изрытаго взрывами дна я".
Это Рейнъ
размокшими губами лижетъ
èç.ñ?÷åííóþ миноносцами голову Дуная.

До колоній, á?æàâøèõú за ñò?íû Китая,


до песковъ, въ которыхъ потеряна Персія,
каждый городъ
ðåâ?âø³é,

— 39
смерть кидая,
теперь сіялъ.

Шопотъ.
Вся земля
черныя губы разжала.
Г ромче .
Урагана ревомъ
вскипаетъ,
„Клянитесь,
болыне никого не скосите!"
Это встаютъ изъ могильныхъ кургановъ
мясомъ обрастаютъ хороненныя кости.

Было­ль,
чтобъ ñð?çàííûÿ ноги
искали­бъ
хозяевъ;
оборванныя головы звали по имени?
Вотъ
на черепъ обрубку
вспрыгнулъ скальпъ, ­
ноги ïîäá?æàëè,
живыя подъ нимъ они.

Съ днищъ океановъ и морей,


на реяхъ,
ожившихъ утопшихъ выплыли залежи,
Солнце!
въ ладоняхъ твоихъ èçîãð?é ихъ,
лучей языками глаза лижи!

— 40 —
Въ старушье лицо твое
ñì?åìñÿ
время !
Здоровые и ö?ëûå вернемся въ семьи !
Тогда
надъ русскими, ' *
надъ болгарами,
надъ í?ìöàìè,
надъ евреями,
надъ âñ?ìè:
по тверди небесъ,
отъ заревъ алой
рядъ къ ряду,
семь тысячъ öâ?òîâú засіяло,
изъ тысячи разныхъ радугъ.

По обрывкамъ народовъ,
по áàíä? ðàçñ?ÿííîé,
зхомъ 'раскатилось
растерянное
„А­ахъ!"
День раскрылся такой,
что сказки Андерсена
щенками ползали у него въ ногахъ.

Теперь не â?ðèòñÿ, е .
что могъ итти
въ сумеркахъ уличекъ темный шаря.
Сегодня
у капельной ,ä?âî÷êè
на íîãò? мизинца

— 41 —
солнца больше,
÷?ìú раньше на всемъ земномъ øàð?
Большими і*лазами землю обводить
÷åëîâ?êú.
Растетъ,
главою горъ до'стигъ.
Мальчикъ
въ новомъ êîñòþì?,
— въ ñâîáîä? своей —
важенъ,
даже ñì?øîíú отъ. гордости.
Какъ священники, , .у­
чтобъ помнили объ искупительной äðàì?,
выходятъ съ причастіемъ,
каждая страна
пришла къ ÷åëîâ?êó со своими дарами
„На".
„Áåçì?ðíîé Америки силу несу òåá?,
мощь машинъ!"
„Неаполя теплыя ночи дарю,
Италія,
палимый
пальмъ â?åðàìè маши".
„Въ õîëîä? ñ?âåðà мерзнущій,
Африки солнце òåá?!"
„Африки солнцемъ сожженный,
òåá?
со своими ñí?ãàìè,
съ горъ спустился Тибетъ!"
„Франція,
первая женщина ­міра
губъ принесла алость".
„Юношей Греція,
лучшіе ò?ëîìú нагимъ они".
„Чьихъ голосовъ мощь
въ ï?ñíè çâîí÷?å сплеталась!?
Россія,
сердце свое
раскрыла въ пламенномъ ãèìí?!"
„Люди;
â?êàìè граненную
Германія
мысль принесла".
•„Вся
до í?äðú напоенная золотомъ
Индія
дары принесла вамъ!"

„Славься, ÷åëîâ?êú,
во â?êè â?êîâú живи и славься
всякому
живущему на ýåìë?
слава,
слава,
слава!"

— 43
Захлебнешься!
А тутъ и я еще.
Прохожу, осторожно,
огроменъ, /
неуклюжъ.
О; какъ âåëèêîë?ïåíú я
въ самой сіяющей
изъ моихъ безчисленныхъ душъ.

Мимо поздравляющихъ,
праздничныхъ мимо я
— проклятое,
да не колотись ты —
вотъ она
íàâñòð?÷ó,

„Здравствуй любимая!".

Каждый волосъ выласкиваю,


вьющійся,
золотистый.
О, какіе â?òðû,-
какого юга
свершили чудо сердцемъ погребенньімъ?
Ðàñöâ?òàþòú глаза твои,
два луга!
Я кувыркаюсь въ нихъ,
веселый ребенокъ.

А кругомъ:
Ñì?ÿòüñÿ.
/
— 4А — ■
Флаги.
Ñòîöâ?òíîå.
Мимо.
Вздыбились.
Тысячи.
Насквозь.
Á?ãîìú.
Въ каждомъ þíîø? порохъ Маринетти,
•въ каждомъ ñòàðö? мудрость. Гюге.

Губъ не хватить óëûáê? столицей,


âñ?
изъ квартиръ
на площади
вонъ!
Серебряными мячами
отъ столицы къ ñòîëèö?
раскинемъ веселіе,
ñì?õú;
звонъ!

Не поймешь
это воздухъ,
öâ?òîêú ли, "
птица ль!
И поеТъ,
и благоухаетъ,
и пестрое сразу,
но отъ этого
костромъ разгораются лица,
и сладчайшимъ виномъ ïüÿí?åòú разумъ.

— 45 —
И не только люди
радость личью
ðàñöâ?òèëè,
çâ?ðè франтовато завили руно,
вчера бушевавшія
моря,
мурлыча
легли у ногъ.
Не ïîâ?ðèøü,
что плыли
смерть изрыгавъ они.
Въ трюмахъ
íàâ?êú забывшихъ о ïîðîõ?
броненосцы
провозятъ въ тихія гавани
всякаго вздора яркіе ворохи.
Кому же страшны пушекъ шайки
эти,
кроткія,
рвутъ?
Они
передъ домомъ, «
на ëóæàéê?,
мирно щиплютъ траву.

Смотрите,
не шутка,
не ñì?õú сатиры
средь á?ëà дня,
тихо,

— 46 —
по парно,
цари задиры
гуляютъ подъ присмотромъ нянь.

Земля
откуда любовь такая намъ?
Представь —
тамъ
подъ деревомъ
âèä?ëè
съ Каиномъ
играющаго въ шашки Христа.

Не видишь,
прищурилась, ищешь?
Глазенки щелки äâ?
Шире!
Смотри,
мои глазища
âñ?ìú открытая собора дверь.

Люди
любимыя,
нелюбимыя,
знакомыя,
незнакомыя
широкимъ шествіемъ излейтесь въ двери
И онъ
свободный,

47 —
ору о комъ я,
÷åëîâ?êú
придетъ онъ,
â?ðüòå ìí?,
â?ðüòå !
Ö?èà 2 p. 25 н.

Издательство „ПАРУСЪ", Петроград­ь


Невсмій пр., 64»
Л
2010512578

Оценить