Вы находитесь на странице: 1из 545

V. P. Budanova

of P m s

ш

т

MOSCOW «NAUKA» 2000

В. П. Буданова

МОСКВА «НАУКА» 2000

УДК 94/99(100-87) ББК 63.3(0)

Б

90

Издание осуществлено при финансовой поддержке Российского гуманитарного научного фонда (РГНФ) проект № 99-01-16057д

Ответственный редактор доктор исторических наук В.И. Уколова

Рецензенты:

доктор исторических наук Н.И. Басовская, доктор исторических наук Л.П. Маринович

Буданова В.П. Варварский мир эпохи Великого переселения народов. - М.: Наука, 2000. - 544 с., ил. ISBN 5-02-008700-9

Монография является комплексным исследованием варварского мира рубежа античности и средневековья. Автором составлен корпус этнонимов, не имеющий аналогов в отечественной и за­ рубежной исторической науке. Выявлены основные исторические характеристики названий вар­ варов, их вариативность. На этой основе исследована этноисторическая структура и динамика вар­ варского мира данной эпохи. Представлена новая концепция Великого переселения народов, оха­ рактеризованы три его взаимосвязанных этапа. Впервые выделено сформированное Великим пе­ реселением уникальное этническое пространство. Уточнены основные тенденции и направления миграций, состав племенных объединений, формы контактов Барбарикума с Империей. На при­ мере германцев выявлены особенности этносоциальной мобильности варварского мира. Для историков, этнологов, археологов, лингвистов и всех интересующихся историей антич­ ной и средневековой цивилизаций.

ТП-2000-1-№ 20

ВВЕДЕНИЕ

Мужу и сыну с любовью

и благодарностью за помощь

и вдохновение

Путешествие историков по лабиринту перехода от античности к средневековью длится уже более полутора тысяч лет. С той точки лабиринта, в которой мы сейчас оказались, открывается особая перспектива видения этого периода, имеющего да­ же свое символическое название - Великое переселение народов. Феномен Великого переселения народов всегда привлекал внимание исследова­ телей. Не будет преувеличением сказать, что в конце XX в. интерес к нему велик как никогда. Однако становится все более очевидной чрезвычайная сложность и внутренняя противоречивость этого явления. К тому же образ варварского мира и его жителей лишен органичной самодостаточности. Выделение Великого переселе­ ния народов в качестве переходной исторической эпохи в настоящее время предста­ вляет особую важность. Оно позволяет не только исследовать конкретную исто­ рию Великого переселения, какой она в основном и является в отечественной и за­ рубежной исторической литературе; открываются некоторые возможности изу­ чить историю развития системы представлений о Великом переселении народов. На рубеже античности и средневековья не только племена и народы пришли в движе­ ние; “ожили” и активизировались знания и представления о различных племенах и народах. Базовым компонентом этих представлений выступал этноним - название племени, племенной группы и союза племен. Этнонимы сохранились в разного ро­ да источниках, но особенно фундаментально, как известно, представлены письмен­ ной традицией. Анализ этого вида источников открывает некоторые возможности выявления особенностей этнического пространства, созданного Великим переселе­ нием. Он позволяет уточнить и этнический состав племенных объединений “вар­ варского мира” - Барбарикума, их эволюцию. Это дает возможность обозначить основные тенденции и направления миграционных процессов эпохи Переселения, рассмотреть некоторые гипотезы о характере этносоциальных общностей и фор­ мах контактов отдельных племен с Империей. Анализ этнонимии письменной тра­ диции дополняет и определение места германцев в варварском мире. Германские племена ярко и последовательно отразили доминирующие тенденции рубежа ан­ тичности и средневековья: при их активном участии разворачивались грандиозные социальные катаклизмы, разрушались границы и государства, погибали империи и армии, приходили в движение другие племена. В целом изучение системы предста­ влений о варварском мире в рамках Великого переселения народов определяет не только хронологические границы исследования, но и выделяет этнонимию в каче­ стве особого объекта внимания. “Смена парадигм” - так можно было бы охарактеризовать происходящий в со­ временной науке процесс в отношении Великого переселения народов, а также по­ нятий “варвары”, “этническое пространство” и “этноним”. Если судить по мировой историографии, к настоящему времени в исследованиях о Великом переселении народов накопилось куда больше вопросов, чем ответов: какие импульсы вызвали к жизни миграции, охватившие пространства от Скандзы до Мавритании, от Китая

до Пиренеев? Почему эти миграции были направлены в Западную Европу? Како­ ва диалектика разрушительного и созидательного, триумфа и трагедии в историче­ ской миссии Великого переселения? Каков этнический ландшафт Барбарикума этой эпохи? Как в бурных волнах миграций рождались и умирали названия наро­ дов? почему в лабиринте переселения именно германцы стали “нитью Ариадны”? Какие “ловушки” подстерегают исследователя на пути от Тевтобурга до Адриано­ поля? Почему не все варварские “королевства”, перевернув страницу античности, вошли в средневековье? Наконец, каковы особенности престижа “варварства” в этих “королевствах”? . Уже первое приближение к этим вопросам выявляет непродуктивность тради­ ционного подхода к интерпретации Великого переселения народов. Трактовка его как перехода от античности к средневековью и в исследовательской, и тем более в преподавательской практике “разорвана”, со всеми вытекающими отсюда послед­ ствиями. Как направление в исторической науке и раздел в историографии “Вели­ кое переселение народов” вошло в контекст преимущественно позднеримских и отчасти ранневизантийских штудий. Подобная “разорванность” и традиционно сложившееся место этой темы в научных трудах на долгие годы перевели ее на пе­ риферию исторических исследований в разряд маргинальных. Это привело к стаг­ нации в изучении Переселения, к сужению его хронологических рамок, к созданию упрощенной модели этого явления. Однако за всем этим стоит главное —ограни­ ченные возможности традиционного подхода к исследованию переходных эпох. Великое переселение народов как глобальный исторический процесс является яр­ ким примером подобной эпохи. Основу его составляет взаимодействие варварства и цивилизации. На наш взгляд, в исследовании данного явления правомерно соче­ тание формационного и цивилизационного подходов. Первый из них позволяет вы­ явить общие черты и различия этого взаимодействия, а второй —эти различия уточняет и объясняет. Причем просматриваются две “модели” взаимодействия: ев­ ропейская (Барбарикум - Римская империя) и азиатская (кочевой племенной мир - Китайская (Ханьская) империя). Обе эти “модели” трансформируются, периодиче­ ски пересекаясь. Принято считать, что эпоху Переселений открывает появление гуннов в Се­ верном Причерноморье и вспыхнувший вскоре (375 г.) конфликт между ними и го­ тами “Державы Эрманариха”. Результатом этого столкновения явилась массовая миграция готов на запад, а затем переселение их в 376 г. в Римскую империю. Ос­ новная слабость подобного определения “начала” Переселения заключается в ло­ кальном подходе к процессу, охватившему буквально всю территорию Европы, от­ дельные регионы Азии и Северную Африку. Передатировка Великого переселе­ ния позволяет, на наш взгляд, сместить его “начало” в пределы II в. н.э. “Конец” Переселения, в силу его региональной специфики, вряд ли может иметь жестко фиксированные хронологические границы. В целом оно завершается в VII в., хотя миграции в Европе и Азии продолжались и в дальнейшем, но они уже не сопрово­ ждались переселением племен из Барбарикума в Римскую империю. Понятие Barbaricum solum после VII в. в источниках практически не встречается: Западная Римская империя перестала существовать в V в., а Барбарикум - в VII в. Славян­ ские вторжения смели последние островки лимеса, разделявшего варварство и ци­ вилизацию —эпоха великих переселений завершилась. На бывших территориях Римской империи (исключая ее восточную часть) и Барбарикума стали возникать недолговечные варварские “государства”. Они рассыпались как карточные доми­ ки, консолидировав племена и народы и создавая предпосылки для образования первых раннесредневековых государств. Для Великого переселения народов эпистемологическая ситуация осложняется доминирующей ролью уже существующей традиции, научной мифологии и отчасти рефлексии. Кроме того, традиционная парадигма сводит Великое переселение лишь к миграционным процессам, разбойным набегам варваров, их вторжениям и

б

походам. Роль экономического фактора, значение торговых контактов Барбарику­ ма и Римской империи, юридических принципов взаимоотношений Рима и варвар­ ского племенного мира, правового статуса варваров на разных этапах Переселения и этнической эволюции самих варваров учитываются пока недостаточно. Самооче­ видно, что без выделения Великого переселения в целостную историческую эпоху ход его дальнейших исследований обречен. Позитивистское упоение поисками ро­ стков феодального общества или анализом признаков угасания родоплеменных ли­ бо рабовладельческих отношений в конечном итоге определят место встречи в од­ ном и том же тупике представителей как формационного, так и цивилизационного подходов. Европейская “модель” Великого переселения народов - это не только ко­ нец античности и начало средневековья (что само собой разумеется); это прежде всего самостоятельный и достаточно продолжительный переходный этап между ан­ тичностью и средневековьем. Системное изучение Великого переселения народов позволяет определить его как особый период исторического развития, когда на значительном историче­ ском пространстве (уже не античность, но еще не средневековье), ограниченном конкретными хронологическими рамками (II-V11 вв.) и определенной территори­ ей (Европа, Азия, Африка), взаимодействие варварства и цивилизации достигло своей наиболее интенсивной фазы. Результатом этого взаимодействия, как след­ ствия взаимопроникновения и взаимоуничтожения римского и варварского миров, явилось зарождение нового типа цивилизации. Великое переселение народов как временной “зазор” между античностью и сре­ дневековьем делится на три этапа: первый (II—IV вв.), “германский” - охватывает время от Маркоманнских войн до Адрианопольского сражения; второй (IV-V вв.), “гуннский” - между Адрианопольским сражением и битвой на Каталаунских полях; третий этап (VI-VII вв.), “славянский” -

связан с передвижением в Восточной, Юго-Восточной и Центральной Европе славянских племен. Этапы Переселения от­ личаются этническим составом участников Переселения, позицией мигрирующих племен, основными акцентами противостояния и взаимодействия, направлением миграций и их результатом. В восприятии современников Великое переселение народов представлялось трагедией и катастрофой. Напомним, что в большинстве своем размышления лю­ дей того времени о передвижениях варваров наполнены эсхатологическими настро­ ениями. Вот замечательные по четкости и точности высказывания: “По всему рим­ скому миру, словно по боевому сигналу труб, поднялись самые свирепые народы и стали переходить ближайшие к нам границы. Галлию и Рецию одновременно гра­ били аламанны, сарматы и квады - обе Паннонии; пикты, саксы, скотты и аттако- ты терзали непрерывными бедствиями Британию; австорианы и другие племена мавров сильнее обычного тревожили Африку; Фракию грабили разбойничьи шай­ ки готов” (Атт. Marcell. XXVI. 4, 5). “Душа ужасается перечислить бедствия наших времен. Уже двадцать лет и бо­ лее того, как римская кровь ежедневно льется между Константинополем и Альпа­ ми Юлийскими. Скифию, Фракию, Македонию, Дарданию, Дакию, Фессалию, Ахайю, Эпиры, Далмацию и все Паннонии опустошают, тащат, грабят гот, сармат, квад, алан, гунны, вандалы и маркоманны” (Hiегоп. Epist. LX. 16). “Отсюда плач Азии. Европы до пределов зеленеющей Далмации отдается на поношение и на добычу гетским полчищам: вся земля, которая лежит между зыбу­ чей поверхностью Понта и адриатическими волнами, принимает одичалый вид, ли­ шенная стад и не обитаемая никакими земледельцами” (Claud. Claudian. In Ruf. И.

36-40).

“Как вдруг поднятое внезапным смятением варварство излило весь Север на те­ бя, Галлия: за воинственным ругом, в сопровождении гелона, следует свирепый ге- пид; скира побуждает бургунд; вторгся гунн, белонот, невр, бастарн, туринг, брук- тер и франк, которого омывает своими волнами заросший камышами Никер; ско­

ро

уже наводящие ужас полчища Аттилы Sidon. Carm. VII. v. 319-328). В эпоху Переселения народов tanta scriptorum turba продолжали искать ответ на тривиальный вопрос: что скрывается под емким понятием “варвар”? Как известно, ассоциативный образ “варвара” сформировался античной исторической мыслью еще до начала Переселения. Семантика термина раскрывалась в рамках антитезы “эллины - варвары”, “римляне - варвары”. Три круга ассоциаций делали воспри­ ятие этого образа автоматическим. Первый - этнический: “варвар” —это иностра­ нец, чужеземец, человек, проживающий вне границ данного государства. Второй круг - этический. Он заключался в формуле: “варвар - это не римлянин”, тот счи­ тался варваром, кто не обладал пайдейей, греческим воспитанием и образованно­ стью. И, наконец, третий круг - филологический: незнание греческого и латинско­ го языков - верный признак варварства. Термин “варвары” использовался современниками Переселений в качестве са­ мой общей дефиниции конгломерата племен, населявших как ближнюю, так и даль­ нюю периферию античного мира. Образ варвара в период Великого переселения народов традиционно следовал оппозиции “варвары-не римляне”. Контраст между Барбарикумом и античным миром в это время достиг своей предельной остроты и напряженности. В целом содержательная характеристика варваров основывалась на балансе неприятия и заинтересованности. Эта тенденция отразилась в лексике

белг“ (Apoll.

пал

Герцинский лес, срубленный секирой на челны, и покрылся Рен судами;

разлились

по

твоим

полям

и

сочинений как латинских, так и грекоязычных авторов. В подавляющем большин­ стве случаев понятие “варвары” привязывалось к военному контексту и, как прави­ ло, сопровождалось словами: “разрушили”, “осадили , опустошили , совершили нападение”. В ходе расселения варварских племен в Империи частота его употреб­ ления заметно сокращалась. Из этого вовсе не следует, что исчез барьер взаимного отчуждения римлян и варваров. “Варвары” воспринимались как поле особой опас­

ности уже внутри Империи, хотя эпицентр варварства (Bapfidpov,

barbaricum solum), по мнению современников, находился не в Империи, а за ее пре­ делами. Barbaricum solum - это прежде всего пространство для передвижений варва­ ров, причем непрерывных передвижений (реташсттсхсгае). Современники Великого переселения относили к варварам не все народы, отличающиеся от римлян, а лишь дикарей, обитателей отдаленных стран. Варвара как такового характеризовало именно его “место обитания” - Барбарикум. Типичная среда варвара - лесная чаща, труднодоступная, а значит таящая опасность, богатая растительностью, и поэтому темная. В качестве Барбарикума, места обитания варваров, фигурировали большие невозделанные пространства или сумрачные области, расположенные у крайних пределов земли. Все это, по мнению римлян, препятствовало зарождению и разви­ тию цивилизации, способствовало сохранению у жителей Барбарикума примитив­ ного образа жизни. Изменение отношения современников к варварам в ходе Переселения отрази­ лось в частоте использования самого слова “варвар”. По мере того как варвары ос­ ваивались на римской земле, показательным стало использование вместо этого по­ нятия других слов-эквивалентов: к примеру, общеупотребляемые слова manus, globus, gens, populus, exercitus, или конкретные этнонимы, нередко в сочетании populus Alamanorum, gens Francorum. Понятие “варвары” фигурировало уже не так часто, но оно становится более жестким. “Варвар” - это не просто невежественный иноземец, но прежде всего крайне агрессивный и непредсказуемый чужестранец, носитель разрушительного начала. Множественность варваров, их многочислен­ ность в глазах современников Переселения ассоциировались с “толпой”, чаще с “войском”. Толпа, неорганизованная масса варваров характеризуется как “переме­ шанная” (permixta, mixta, immixta), “беспокойная” (tumaltisa), “небоеспособная” (imbellis). Для людей того времени варвар - это негативный “иной”. Модель поведе­ ния варваров заключала в себе прежде всего агрессию. Одновременно, на фоне не­

papPapiKoO X“ P0U>

гативного варварского стереотипа появились новые оттенки образа варвара. СIV в. он уже не только враг (£хброс), неприятель (ттоХецос), но союзник-друг (ф1\ос), сим- мах, энспонд, федерат. В период между сражениями у Адрианополя и Каталаун стратегия неприятия варваров выстраивалась на более нейтральном образе “чужо­ го”, а не только на логотипе “врага”. В привычном обиходе грекоязычной интелле­ ктуальной элиты IV-V вв. были термины аХХотртс, аХХбфиХос. Уже в первой по­ ловине V в. различались “варвар” ((ЗарРарос) и “иностранец” (££voc). Еще раз отме­ тим, что понятие “варвара” как невежественного, агрессивного разрушителя окон­ чательно оформилось в эпоху Переселений. В этом общепринятом, обиходном зна­ чении оно пережило ее и, пройдя через средневековье и Новое время, дошло до на­ ших дней. Великое переселение народов, как системный процесс взаимодействия Барба­ рикума и античной цивилизации, сформировало уникальное этническое простран­ ство. Под этническим пространством подразумевается вся совокупность племен и народов, связанных с конкретным историческим явлением и его образом в истории. Этническое пространство, созданное Великим переселением, отличалось много- слойностью. Оно представлено германскими, алано-сарматскими, тюркскими, сла­ вянскими, италийскими, кельтскими, рето-этрусскими, иберийскими, скифскими, синдо-меотскими, фракийскими, македонскими, иллирийскими, финно-угорскими, кавказскими, мидийскими, балтскими, греческими, малоазийскими, армянскими, се­ мито-хамитскими и африканскими племенами. Среди них можно выделить племе­ на-аборигены и пришлые, инертные и динамичные, племена и народы, населявшие земли Римской империи, ее провинций, и племена Барбарикума. К числу инертных участников Великого переселения можно отнести главным образом жителей римского мира, всех народов, населявших Римскую империю и ее провинции. Так, жители Италии, практически не меняя мест своего обитания, испы­ тали мощный напор Барбарикума и выдержали не одну волну переселений. Специ­ фическая особенность этнического пространства этого региона сложилась уже в преддверии Великого переселения. Она заключалась в готовности населявших Апеннинский полуостров многочисленных народов к военным и торговым контак­ там с племенами Барбарикума. Сюда следует отнести и возросшую “внутреннюю” (в границах Римского государства) мобильность населения, связанную с захватом Римом огромных территорий от берегов Рейна и Альпийских гор до океанского по­ бережья, включая области Пиренейского полуострова. Преобразование этих зе- ьгель в римские провинции и постепенная их романизация приводили к разрушению этнической замкнутости Галлии и Испании. Здесь этническое пространство размы­ валось социализирующей направленностью римской цивилизации. Осколки исчезнувшего кельтского мира в целом оказались в стороне от актив­ ного участия в миграционных процессах Великого переселения. Известно, что кель­ ты упорно сопротивлялись римлянам. Однако им не удалось устоять перед герман­ цами. После ряда военных неудач, потеряв часть завоеванных земель, кельтское на­ селение концентрируется в Средней Европе - от Британии до Карпат. Не исключе­ но, что некоторые кельтские племена оказались вовлеченными в походы, вторже­ ния и грабительские экспедиции племен Барбарикума, особенно на первом этапе Переселения народов. Длительные набеги скоттов на западные берега Британии, постепенное и методичное освоение ими большей части Каледонии - нетипичный пример миграционной активности кельтов в эпоху Переселения. Часть этнического пространства Великого переселения народов составлял мир фракийских, иллирийских и греческих племен. Их можно также отнести к блоку инертных участников Переселения. Фракийцы, иллирийцы и греки находились ме­ на севере и скифо-сарматским - на востоке. Неоднократно районы обитания этих племен до и особенно в период Ве­ ликого переселения являлись эпицентром многих миграций. Основные события первого этапа Переселения (Маркоманнские войны во II в. н.э., готские вторжения

жду кельтским миром на западе, германским -

Э ТН И ЧЕСКА Я

КАРТА

ЕВРО П Ы

I —II вв. нл.

40е

на Балканы в III в., борьба племен за Дакию после 270 г., Сарматские войны сере­ дины IV в. на Среднем Дунае) сопровождались расселением мигрирующих племен в иллирийском и фракийском мире. Через населенные иллирийцами и кельтами про­ винции Норик и Паннонию в течение четырех столетий в Италию устремлялись бурные полиэтничные миграционные потоки. В контекст этнического пространства эпохи Переселения вписались и обитате­ ли малоазийского и ближневосточного регионов. Морские набеги причерномор­ ских племен потрясли до основания Каппадокию, Галатию, Вифинию, Понт, Азию, Киос, Родос, Крит и Кипр. Племена европейского Барбарикума проникают вглубь Малой Азии и приходят в тесное соприкосновение (не только враждебное, но и мирное) с иноэтничным миром местных племен. Прослеживается четкая безуслов­ ная связь первых шагов распространения христианства у германцев в результате, контактов с жителями Каппадокии. Роль малоазийского и ближневосточного этни­ ческого компонента в Великом переселении народов можно определить как пассив­ ную по отношению к миграционным процессам. Но эти племена, будучи, главным образом, “зрителями” Переселения, все же дали ему дополнительный импульс, спо­ собствуя распространению в варварском мире христианства. Агрессивную, наступательную позицию Барбарикума разделяли не все населяв­ шие его племена. Инертным, безразличным к миграциям оставался мир балтских племен. На первом этапе Переселения спокойная, размеренная жизнь этих племен, их замкнутый, непритязательный уклад были нарушены движениями готов к югу и миграционной волной сарматских племен в район Среднего Подунавья. Внутренние стимулы к переселению у балтов отсутствовали. На незначительные передвижения их подталкивали лишь миграции соседних народов. Будучи инертными в противо­ стоянии “варварский мир-римская цивилизация”, балты сыграли значительную роль в стабилизации особого жизненного цикла отдельных регионов Барбарикума. Косвенным образом они способствовали окончательному сплочению славян —ли­ деров третьего этапа Переселения. Подобно балтам финно-угорские племена не проявляли миграционной актив­ ности вплоть до VI в. Занимая значительные территории от нынешних районов За­ падной Белоруссии до предгорий Урала, они не были однородными. Разные группы племен этого этнического пространства пересекались и взаимодействовали с лиде­ рами Великого переселения народов - германцами и гуннами. Одни племена вошли в состав “государства Эрманариха”, другие сыграли значительную роль в процессе этногенеза западных гуннов. Отметим, что в то время, когда в Центральной Евро­ пе бушевали Маркоманнские войны (166-180 гг.), знаменовавшие начало первого этапа Переселения, в степях Южного Урала в ираноязычном и угро-финском этни­ ческом пространстве уже начал формироваться лидер следующего этапа Переселе­ ния - гунны. Активными, динамичными участниками Великого переселения, лидером и ка­ тализатором передвижений выступали германские, тюркские, славянские, алано­ сарматские племена. Германское этническое пространство эпохи Переселения народов являлось одним из наиболее значительных. Уже в начале Переселения германцы занимали обширные территории, преимущественная часть которых отмечена экстремальны­ ми географическими и климатическими условиями: огромные леса, обилие рек, озёр, непригодность многих территорий для земледелия и животноводства. Они по­ стоянно испытывали на себе военный и цивилизационный натиск римского мира, особенно усилившийся на рубеже тысячелетий. Как следствие, сформировался до­ вольно высокий уровень мобильности германских племен. Он отражал прежде все­ го адаптационные возможности и свойства германского этнического пространства. Помимо этого, мобильность германцев символизировала их особую социальную адаптацию. Не только жизненные потребности стимулировали движение племен; грабежи, покорение соседей, разбой в близлежащих римских провинциях, взятие го­

родов, гибель императоров и видных римских военачальников, - это и акты самоут­ верждения,-демонстрации мощи племен, их принадлежности к отмеченным тради­ цией победителям и лидерам Барбарикума. “Экспозиция” истории германского эт­ нического пространства весьма представительна. Здесь и обилие названий племен, различные формы проявления их активности, значительный географический раз­ мах передвижений, пульсирующий характер расселения, многовариантность дого­ ворных отношений с Римом и Византией. За относительно короткий исторический период миграции германцев охватили основные регионы ойкумены - Европу, Азию, Северную Африку. Они способствовали возникновению основных “линий разломов”, конфликтных зон в европейской “модели” Переселения. Миграционный опыт германцев неоднозначен. Он представлен различными типами миграций: пе­ реселения племен, движения отдельных дружин, “профессиональная” миграция (те­ лохранители при императорских дворах), “деловая” миграция (германские ремес­ ленники и купцы). Германское этническое пространство за многие века переселе­ ния создало своеобразный “миграционный стандарт”, который использовался и другими племенами. Он, к примеру, включал “сценарий” поведения варваров в сте­ реотипных ситуациях (походы, вторжения, переговоры) и стандартный набор их претензий к Империи. Различная степень зависимости от римского мира порожда­ ла в германском этническом пространстве и различные импульсы консолидации. Их высшим проявлением стали “большие” племена. В ходе Переселения менялась не только горизонтальная динамика варварского мира, его “картина”(вовлечение в переселение все новых и новых племен). Существенные перемены происходили и внутри него. Стремительно менялась этносоциальная вертикаль, внутренняя эво­ люция двигавшихся племен, их потестарное развитие. Начинал переселение один народ, заканчивал - совсем другой. Многим германским племенам довелось запла­ тить большую цену за познание принимающего их римского мира. Волны миграционных потоков привели в Европу ряд алано-сарматских и тюрк­ ских племен. Ираноязычные алано-сарматские племена сыграли значительную роль в становлении народов Восточной Европы, являлись одним из компонентов эт- ногенетических процессов Юго-Восточной Европы и лишь косвенным образом воз­ действовали на аналогичные процессы в западноевропейском регионе. Совершенно очевидно, что в миграционных процессах водные бассейны играли столь же большую роль, как и в жизни крупнейших цивилизаций. В эпоху Пересе­ ления народов направление передвижения значительного большинства племен, об­ разующих алано-сарматское этническое пространство, определялось не только наличием в данном районе очага цивилизации, но и водных ресурсов. Зачастую эти два фактора совпадали. Танаис безусловно играл такую же роль в истории Восточ­ ной Европы, как Рейн для Западной или Истр для Юго-Восточной. Вокруг Меоти- ды концентрировался и консолидировался ираноязычный племенной мир, также как, например, греческий - вокруг Эгейского моря или итало-лигурийский в Запад­ ном Средиземноморье. В эпоху Великого переселения народов по обширным пространствам Великого пояса степей, тянувшегося от Паннонии до Забайкалья, были рассредоточены раз­ личные тюркские племена. Они создали особое этническое пространство. Террито­ рии, над которыми устанавливался контроль того или иного кочевого сообщества и с которыми эти кочевники себя идентифицировали, представляли собой своеобраз­ ный ареал кочевания племен. В отличие от других варварских миров граница этого ареала не являлась границей тюркского этнического пространства. Этой грани­ цей был тот круг людей, который составлял данное кочевое сообщество, принад­ лежность к которому определялась отшлифованными веками нормами родства. Тюркский варварский мир - это рассеянная пространственная структура. Евразий­ ский степной коридор - лишь одна из важнейших межконтинентальных артерий, по которой в Европу шли миграции различных гуннских племен, а впоследствии ава­ ров и булгар. В эпоху Великого переселения народов существовало представление,

что волны враждебных римской цивилизации кочевников выплескивались Меоти- дой и Танаисом. Идеи о вторжении “варваров” с востока господствовали вплоть до эпохи Возрождения. Кочевники тюркского этнического пространства в эпоху Ве­ ликих переселений овладели различными средствами адаптации к встречающимся на их пути оседлоземледельческим племенным мирам: периодические набеги, регу­ лярные грабежи, навязанный “вассалитет”, данничесгво. Среди тюркских племен складывалось представление о большей престижности военных грабительских походов и завоеваний, в сравнении с мирным трудом. Это накладывало отпечаток на жизнь варваров-кочевников, служило основой для фор­ мирования у них культов войны, воина-всадника, героизированных предков. В эпо­ ху Великого переселения народов преимущество варваров-кочевников во многом определялось наличием у них верховых животных, в то время имевших особенно важное военно-стратегическое значение. Для реализации экспансии создавались “племенные” конфедерации, вождесг- ва. Экспансия, направленная против крупной цивилизации, в данном случае визан­ тийской, создавала новые средства адаптации —кочевую “империю”. Сокруши­ тельный эффект степных кочевых “империй” Европа испытывала в течение не­ - Нарастающая интенсивность “кочевого марша” тюркских миграций на запад, условно определяемых как “миграция миграций”, в значительной степени “увязла” благодаря славянским переселениям. Славянское этническое пространство эпохи Великого переселения народов формировалось под воздействием разнообразных факторов. Этот обширный пле­ менной мир, как и другие, не был изолированной частью Барбарикума. Славяне то­ го времени отличались особой интенсивностью межэтнических контактов. Имели место как столкновения племен, так и мирное их соседство, в том числе с балтами, сарматами, германцами, фракийцами, иллирийцами и с некоторыми тюркскими племенами. С течением времени славянские племена менялись, смешиваясь с други­ ми народами, воспринимая их культуру, но не утрачивая при этом своей этнической принадлежности. Пройдя через Великое переселение народов, славянские племена делились, объединялись, создавая многочисленные племенные образования с новы­ ми названиями. Отличительная особенность славянского племенного пространства - его отно­ сительная удаленность от римского мира. Находясь на периферии Барбарикума, славянские племена тем не менее активно включались в миграционные процессы. Можно полагать, что такие процессы у славянских племен являлись своего рода адаптацией к предшествующим миграциям других племен и их результатам. Приб­ лижаясь к границам римской цивилизации, славянские племена на первых порах не стремились, однако, к взаимодействию и развернутым контактам с этим миром. Последующая активность славян в отношении Империи была во многом спровоци­ рована ею самой, а также появлением на их рубежах аварских племен. Славянские племена, начав продвижение на юг и завершив расселение по Балканскому полуост­ рову, в VI-VII вв. сливались в единые народы с фракийцами, иллирийцами и кель­ тами. Они растворили в своей среде тюркоязычных булгар, вступали в контакты с эпиротами, греками и положили начало южнославянским этносам. Этническое пространство Великого переселения народов состоит из двух взаи­ мосвязанных компонентов. Первый - это племена и народы, которые являлись ре­ альными участниками исторических событий эпохи Переселения. Второй компо­ нент - это система представлений об этих племенах, которая создавалась как антич­ ной и раннесредневековой письменной традицией, так и современными националь­ ными историографиями. Иногда эти компоненты вступают в противоречие. Клю­ чевым элементом в системе представлений был этноним. Этнонимы эпохи Великого переселения народов представлены названиями ро­ дов, племен, племенных групп и союзов племен. В исследовании этнонимии разли­

скольких столетий.

чают несколько подходов. Во-первых, объектом изучения может быть само назва­ ние. Этноним - слово и, как все слова, подчиняется законам языка. Этноним может представлять интерес с точки зрения его происхождения и этимологии. В таком ра­ курсе этнонимы времени Переселения могут быть объектом исследования сравни­ тельного языкознания. Во-вторых, объектом исследования может быть и носитель данного названия, т.е. племена и народы, которые под разными этническими обо­ значениями принимали непосредственное участие в конкретных событиях. Одно и то же название может обозначать не всегда одного и того же носителя. Этноним эпохи Великого переселения народов подобен призраку, который шагал вместе с переселяющимися племенами и народами. Он зачастую покидал своего хозяина и выбирал в спутники другого. Диалектика жизни в ходе миграций меняла и самого владельца этнонима. Имела место динамика содержания многих этнонимов. Боль­ шинство из них существовало на протяжении всех этапов Великого переселения на­ родов, но в конце Переселения они могли обозначать не совсем тех, или совсем не тех, кого в начале. В период массового расселения варварских племен на террито­ рии Империи некоторые этнонимы стали собирательными. Объединительно-разъ­ единительные процессы приводили к изменению социальной организации много­ численных племен. При этом они сохраняли старую этнонимию, но с новым значе­ нием. Этноним становился ускользающим образом племен. Этноним завоевателей зачастую переносился на завоеванных и наоборот. Однако известно, что этноним - архетип уникальной устойчивости. Как названия, этнонимы обладали консерватив­ ностью и огромной жизнеспособностью. Они свято хранились членами соответст­

вующей этнической общности и передавались из поколения в поколение. В случае военного поражения племени, разбросанные на дальние расстояния “осколки” его продолжали хранить свой этноним. Входя в состав новых племенных союзов, племя могло получить новое название, но при этом пользовалось и старым. В-третьих, со­ держание этнонима могло меняться и независимо от его владельца. При этом не обязательно, чтобы изменился сам этнический объект. Достаточно, чтобы измени­ лось представление о называемом у тех, кто использовал данный этноним. В конце Великого переселения народов этнонимы некоторых племен стали оценочными терминами. Они выступали в качестве определения к личному имени. Через этно­ ним фиксировалась личная заслуга или личная вина. Можно наблюдать этнофолич- ность как архаичной, так и актуальной этнонимии. Этноним для эпохи Великого пе­ реселения народов превращается в “титул”, обретая новую терминологическую функцию, когда на первый план выступает именно социальный аспект, а этниче­ ская характеристика отходит на второй план, но при этом никогда не утрачивается.

В целом можно отметить, что в эпоху Переселения народов этноним выпол­

нял функцию своеобразного универсального “языка общения” между варварским миром и римской цивилизацией. Он служил своеобразным “паролем”, регулято­ ром межэтнических связей. К тому же этноним отражал сопоставительную при­ роду этноса. В письменной традиции этническая характеристика “инакости”, диф­ ференциация Барбарикума и его представителей выражалась прежде всего средст­

вами этнонимии.

В настоящей монографии представлен корпус этнонимов, созданный на основе

греческой, римской и раннесредневековой письменной традиции. Обобщены свиде­ тельства более 300 авторов и анонимных источников. В контексте исследуемой про­ блемы некоторые источники введены в научный оборот впервые. В комплекс ис­ пользуемых материалов вошли труды известных греческих и римских историков. Это сохранившиеся сочинения Асиния Квадрата, Клавдия Элиана, “Римские исто­

рии” Тита Ливия, Аппиана, Диона Кассия, Геродиана, “Библиотека” Диодора Сици­ лийского, произведения Тацита, Флора и Макробия, отрывки сочинений Дексиппа, “Истории” Аммиана Марцеллина. Большого внимания заслуживает этнонимия кельтских и германских племен Юлия Цезаря. Важную информацию о варварском мире, варварах и их названиях содержит “Памятная книга” Луция Ампелия, сочине­

ния Плутарха, такие биографии и бревиарии, как “История Августов”, первая часть Анонима Валезия, “Сокращенная история” Евтропия, “История Цезарей” Аврелия Виктора, сочинение Юстина, бревиарий Феста, биографии Светония. В этой группе источников особое значение имеют труды Тацита, Диона Кассия и Аммиана Мар- целлина. Осведомленность, значительные и яркие характеристики племен Барба­ рикума определили достаточно высокую оценку этих источников в литературе по варварологии. Произведения византийских историков IV-VI вв. традиционно важные источни­ ки по варварской тематике. Среди них “Продолжение истории Дексиппа” Евнапия, фрагменты сочинений Петра Патрикия, Олимпиодора, Малха, Менандра Протекто­ ра, Кандида, “Новая история” Зосима, отрывки “Византийской истории” Приска Па- нийского, труды Прокопия Кесарийского, “Хронография” Иоанна Малалы, трактат “О магистратах” Иоанна Лида, сочинение “О царствовании Юстиниана” Агафия. Достаточно широко привлекались сочинения церковных историков, а также не­ которые труды “отцов церкви”. Римская церковная историография, представленная “Хроникой” Сульпиция Севера, “Церковной историей” Тирания Руфина, “Истори­ ей против язычников” Павла Орозия и сочинением Лактанция “О смерти гоните­ лей”, дает уникальные сведения о расселении варварских племен. Ряд косвенных данных по географии и этнографии Барбарикума эпохи Переселения можно найти в поэмах Павлина Ноланского, “Истории” Виктора Витенского, “Житии Северина” Евгиппия, письмах Амвросия, сочинении Евхерия Лионского, а также в письмах Ги- лария Арелатского, панегириках и письмах Сидония, сочинениях Авита, Фаустина, Матерна. Уникальная характеристика стержневых событий Великого переселения народов представлена в сочинении Августина “О граде Божием” и в труде Сальви- ана “Об управлении Божием”. Свидетельства о варварах, почерпнутые из римской церковной историографии, отличаются преувеличением и тенденциозностью. Представленная здесь этнонимия чаще всего собирательна и не этнофолична. Определенной осторожности требуют материалы греческой церковной исто­ риографии. Сведения о многочисленных племенах Барбарикума отражены в “Цер­ ковной истории” Сократа Схоластика, Созомена, Феодорита Кирского, Евагрия Схоластика, Филосторгия, сочинении Геласия Кизикского, полемических трудах Афанасия Александрийского, фрагментах сочинений Епифания и Кирилла Иеруса­ лимского, в комментариях Косьмы Иерусалимского. Уникальная этнонимия вар­ варских племен представлена в сочинениях Клемента Александрийского, в “Хрони­ ке” и “Жизни Константина” Евсевия Кесарийского. Сочинения греческих церков­ ных историков наполнены архаизированными наименованиями народов, которые зачастую использовались в качестве оценочных характеристик варваров. Далеко не всегда удается с определенностью установить, какой народ подразумевается под тем или иным этнонимом. Весьма ценны, хотя очень скудны, отрывочные сведения о контактах Империи с варварским миром, взятые из писем и эпиграмм Авзония, автобиографических со­ чинений Павла Пйлейского, “Хроники” Иеронима и его продолжателей - Проспе- ра, Гидация, Виктора Тонноненского, Иоанна Бикларского, Мария Авентского, Марцеллина Комита, Геннадия Массилийского, Галльских хроник 452 и 511 гг., вто­ рой части Анонима Валезия. Известно, что материалы хроник представляют собой предельно сжатый перечень событий, с пунктирным обозначением племен в них участвующих. К тому же в сообщениях хронистов довольно часто встречается этни­ ческая контаминация. В письменной традиции, возникшей в варварских “королевствах” и представ­ ленной сочинениями Эннодия, Кассиодора, Исидора Севильского, Григория Тур­ ского, Фредегара и Павла Диакона имеются материалы исключительные для пони­ мания истории миграционных процессов времени Переселения народов, этнической действительности этой эпохи. Первостепенное значение имеют сочинения о “про­ исхождении народов” и среди них “Гетика” Иордана. Этот источник наиболее зна­

чителен по всем показателям: по объему и разнообразию содержания, по ценности информации, по степени сложности связанных с ней спорных вопросов, по особой популярности его в историографии. Масштабы и степень вхождения варваров в социальную структуру Империи по­ могают определить военный трактат Вегеция, “Перечисление должностей”, “Спи­ сок Полемия Сильвия”, “Военные хитрости” Фронтина. Исследование панегириков, речей Фемистия, Синезия Киренского и Симмаха, речей и писем Либания и императора Юлиана, стихотворений Порфирия, Клавдия Клавдиана, Пруденция и Драконтия позволило выявить многослойность некоторых этнонимов. Конкретно-исторический анализ этой группы письменных источников затрудняется не только сложностью языка речей, вычурностью форм стихотворе­ ний и риторичностью писем, но и тенденциозностью авторов и дехронологизацией упоминаемых ими событий. Этническую структуру и общую картину миграционных потоков в различных районах Барбарикума в некоторой степени удается восстановить с помощью “Гео­ графии” Страбона и Птолемея, периэгез Дионисия и Присциана, периплов Арриа­ на, Авиена, Маркиана, Псевдо-Арриана, “Хроники” Ипполита, “Космографии” Юлия Гонория, “Этники” Стефана Византийского, “Веронского списка 297 г.”, тра­ ктата Помпония Мелы “О строении земли”, HI-IY книг “Естественной истории” Плиния, сочинений Вибия Секвестра, “Итинерария Александра”, консульских фаст и Певтингеровых таблиц. Анализ всей письменной традиции о племенах и народах рубежа античности и средневековья позволил выявить различные названия. Здесь и наименования от­ дельных родов (“филонимы”), имена племен и племенных союзов (собственно “эт­ нонимы”), названия граждан различных политических образований (“политони- мы”), а также жителей городов (“полисонимы”). Кроме собственно племенных имен встречаются также и прозвища, данные тем или иным группам племен греко­ римской традицией. Согласно разработанной методике систематизации этнонимов, выделены классификационные группы названий варварских племен. Этнический лексикон Великого переселения народов составили наименования скифских, алано­ сарматских, синдо-меотских, германских, фракийских, кельтских, македонских, ил­ лирийских, иберийских, финно-угорских, мидийских, италийских, кавказских, лигу­ рийских, армянских, рето-этрусских, малоазийских, греческих, славянских, балт- ских, семито-хамитских, африканских, мифических племен. Таким образом, в кор­ пус вошла актуальная этнонимия, которая принадлежала реальным племенам, не­ посредственным участникам или современникам Великого переселения народов. Включена также архаизированная этническая номенклатура, которую интеллекту­ альная элита рубежа античности и средневековья использовала для оценочных ха­ рактеристик представителей варварского мира. Этнонимы представлены в русском варианте, латинских и греческих оригиналь­ ных формах с комментариями, включающими этническую атрибуцию, основные исторические сведения о данном народе, хронологические и географические справ­ ки, указания на точное место в позднеантичных и раннесредневековых текстах, упо­ минающих данное название. Этнонимы оформлены в именительном падеже множе­ ственного числа. Их транскрипция и транслитерация унифицированы. При трансли­ терации этнонимов с древнегреческого учитывается наличие разночтений, восходя­ щих к традиционному различию между так называемым Эразмовым и Рейхлинов- ским произношением. Первое в значительной степени считается “литературным”. Второе поддерживалось давними связями с Византией, нормами церковного языка. Учитывается и такой фактор, как традиция. Написание и произношение названий народов, имеющих за собой многовековую или хотя бы достаточно длительную традицию, сохраняются. Транслитерация остальных названий унифицирована по следующим правилам: греческая тэта передается через “т”; греческая эта переда­ ется через “е”. Дифтонги oi и ai передаются через “э” в начале слова и “е” в сере­

дине. Дифтонг ex воспроизводится через “и”, тр - через “ев”. Корпус этнонимов яв­ ляется той основой, на которой в работе прослеживается этническая динамика вар­ варского мира и раскрывается специфика системы представлений античных и ран­ несредневековых авторов об этническом ландшафте эпохи Переселения. Таким образом работа представляет собой обобщающее исследование по этно- исторической структуре и динамике варварского мира эпохи Переселения народов. Варварский мир рассмотрен в контексте единого системного процесса взаимодейст­ вия Барбарикума и цивилизации. Его комплексное исследование проведено в рам­ ках Великого переселения народов. В работе предлагается новая концепция Пере­ селения. Она предусматривает выделение Великого переселения народов в особый период исторического развития, когда взаимодействие варварства и цивилизации достигает своей наиболее интенсивной фазы. Результатом этого взаимодействия, как следствия взаимопроникновения и взаимоуничтожения разнотипных культур­ но-цивилизационных миров, явилось зарождение нового типа цивилизации. С уче­ том характера этнического состава участников Переселения, позиции лидирующих племен, основных акцентов противостояния и взаимодействия, направления мигра­ ций и их результатов выделены три этапа Переселения - “германский”, “гуннский” и “славянский”. На основе представленной парадигмы Переселения и анализа соб­ ранных этнонимов скорректированы представления о горизонтальной и вертикаль­ ной динамике варварского мира, впервые выделено сформированное Великим пе­ реселением народов уникальное этническое пространство, показана его многослой- ность, определены составляющие компоненты. Отражены особенности этническо­ го пространства Барбарикума, состав племенных объединений, их эволюция, на­ правление миграций, характер и формы контактов варварских племен с Римской империей.

Глава I

ВАРВАРСКИЙ МЕЖДУ ТЕВТОБУРГОМ

МИР И АДРИАНОПОЛЕМ

1. Германцы в преддверии Переселения народов

В широко известном феномене Великого переселения народов немалую, если не решающую роль сыграли германцы. Германцы —это племена индоевропейской языковой группы, занимавшие в преддверии Переселения народов земли между Се­ верным и Балтийским морями, Рейном, Дунаем, Вислой и Южной Скандинавией. Германские племена довольно поздно оказались в поле зрения античной письмен­ ной традиции. Первое упоминание о германских племенах относится к 222 г. до н.э.1 Римляне стали проявлять к своим беспокойным соседям живой интерес. Но их пред­ ставления о германцах до появления сочинений Цезаря и Тацита были весьма скуд­ ными. Сведения о германцах в сочинениях римских, как и позднее раннесредневеко­ вых авторов отличаются фрагментарностью, тенденциозностью, путаницей этниче­ ской терминологии. Прародиной германцев являлась Северная Европа, откуда началось их движе­ ние на юг. Это переселение столкнуло германские племена с кельтами2, что приве­ ло в одних районах к конфликтам, в других - к союзу и этническому взаимовлия­ нию3. Сам этноним “германцы” кельтского происхождения. Сначала кельты назы­ вали так племя тунгров, а затем всех населявших левый берег Рейна и их зарейнских сородичей4. Уже в раннее время германцы занимались земледелием5. Примитивная система земледелия требовала больших площадей для прокормления сравнительно немногочисленного населения. Поиски таких земель приводили в движение целые племена. Шел захват владений соплеменников, а позже и удобных земель на терри­ тории Римской империи. До начала Переселения первенствующая роль в хозяйст­ венной жизни германских племен принадлежала скотоводству. Скот - “единствен­ ное и самое любимое их достояние”6. В этой отрасли хозяйства были заняты глав­ ным образом мужчины7. Уже в это время у германских племен развивалось ремес­

1 См. гл. V “Германцы". См. также: Wain С. Deutsche Verfassungsgeschichte. Kiel, 1865. Bd. I. S. 25. 1 См. гл. V "Кельты”.

3 Hachmann R. Gefmanen und Kelten am Rhein in der Zeit urn Christ Geburt // Hachmann R., Kossack G.,

Kuhn H. V6lker zwischen Germanen und Kelten. Neumunster. 1962. S. 9-55; Birkhan H. Germanen und Kelten bis zum Ausgang der R6merzeit: Der Aussagewert von Wortem und Sachen fllr die friihesten keltisch-germanischen Kulturbeziehungen. Wien, 1970; Peschel K. Germanen und Kelten // Die Germanen; Geschichte und Kultur der ger- manischen Stamme in Mitteleuropa. B., 1976. Bd. 1. (Далее: Die Germanen.) S. 232-254.

4 Tac. Germ. 2; Steinhauser W. Der Namensatz in cap. 2 “Germania” Tacitus, samt einer Kritik der wichtig-

sten neueren Ansichten tiber den Germanennamen // Rhein. Vierteljbl. 1955. N 20. S. 12. u. folg.; Seyer R. Antike Nachrichten // Die Germanen. B„ 1976. Bd. I. S. 55-59.

5 Caes. BG. I. 31; IV. 12,29; VI. 22, 29; XIX. I. Horst F. Die gesellschaftlichen Verhaltnisse im nordlichen

Mittel- und siidlichen Nordeuropa vor Herausbildung der germanischen Stamme // Die Germanen. B., 1976. Bd. I. S. 70; Seyer H. Die wirtschaftlichen Gmndlagen (vom. 6. Jahrhundert vor bis zum Beginn unserer Zeitrechnung) // Ibid. S. 121-127; GrUnert H. Die Nahmngsmittelproduktion // Ibid. S. 426-436.

6 Tac. Germ. 5; Caes. BG. VI. 35. См. также: Lange E. Botanische Beitrage zur mitteleuropaischen

Siedlungsgeschichte: Ergebnisse zur Wirtschaft und Kulturlandschaft in frUhgeschichtlicher ZeiL B„ 1971. S. 106;

Horst F. Op. ciL S. 69-72; Seyer H. Die wirtschaftlichen Grundlagen

S. 128-130.

7 Tac. Germ. 15.

ло, продукция которого была не слишком разнообразна: оружие, одежда, утварь, орудия труда. Гер­ манские женщины преуспели в тка­ честве и гончарном деле. Весьма активно германские племена зани­ мались торговлей. Внутри герман­ ского племенного мира преобладал натуральный обмен8. В качестве средств платежа часто использо­ вался скот. Лишь в пограничных с Империей областях в ходе торго­ вых операций употреблялись рим­ ские монеты9. Они, кстати, цени­ лись и как украшение. Центрами внутренней торговли были укреп­ ленные поселения набирающих си­ лу германских правителей. Центра­ ми германо-римской торговли яв­ лялись Кельн, Трир, Аугсбург, Ре­ генсбург и др. Торговые пути про­ ходили по Дунаю, Рейну, Эльбе и Одеру. В зону торговых контактов Рис. 1. Германские женщины. входило Северное Причерноморье. Купцы Балтийскому Римом роль10. Многие племена имели специальную привилегию свободы посреднической торговли. Так, гермундуры11 вели торговые операции по обе стороны верхнего течения Дуная и даже проникали в глубь провинций Империи. Батавы12 перепра­ вляли в прирейнские области скот. Торговля являлась одним из мощных стимулов готовности германских племен к передвижениям. Контакты с римскими купцами давали им не только информацию о новых землях и путях в эти земли, но и спо­ собствовали формированию “притягательных целей” их будущих переселений. В преддверии Переселения род играл значительную роль в жизни германских племен13. Членов рода объединяла общая территория, на которой они проживали, собственное имя, религиозные обычаи, общая система управления (народное собра­ ние, совет старейшин), неписанное право14. Род являлся опорой любого члена это­ го рода, ибо сам факт принадлежности к нему давал определенную защищенность. Постоянные же контакты разделившихся родственников обусловливали сохране­ ние клановых связей и сакральное единство. У германских племен не было частной собственности на землю15. Общее владение землей объединяло их при нападении врагов. Они совместно строили деревянные или земляные укрепления, помогавшие выдержать натиск противника. Социальное расслоение было довольно слабым.

Реконструкция с рельефа колонны

Марка Аврелия в Риме

плавали

по

морям.

Северному

Торговля

играла

значительную

и

с

8 Ibid. 5. Ср.: Griinert Н. Austausch und Handel // Die Germanen. Bd. I. S. 489-501. 9 Tac. Germ. 5. Ср.: Eggers H J. Das rSmische Import im freien Germanien. Hamburg, 1851; Griinert H. Austausch und Handel. S. 499-501.

10 Eggers H J. Op. cit.; Wotdgiewicz R. Naplyw importow rzymskich do Europy na polnoc od srodkowego

Dunaju // Archeologia Polski. 1970. N 15. S. 207—247.

11 См. гл. V “Гермундуры".

12 См. гл. V “Батавы”.

13 Tac. Germ. 7,20,21.

14 Ibid. 2,7, 11, 12. 13.

15 Ibid. 26; Caes. BG. IV. 1; VI. 22.

Проявлялась тенденция возвышения герман­ ской знати16. Она формировалась из предста­ вителей старой родовой знати и вновь нарож­ дающейся верхушки племени, так называе­ мой “новой знати”, которая стала приобре­ тать в племени все больший вес по мере за­ хвата дружинниками и их вождями во время военных походов различной добычи и об­ ширных земель17. Однако накануне Пересе­ ления статус семьи каждого германца зависел не столько от богатства, сколько от числен­ ности, происхождения, авторитета его пред­ ков, общего мнения о семье и роде в целом18. Знатность рода, хотя и не проистекала от бо­ гатства, но давала определенные преимуще­ ства материального свойства, например, при дележе земель19. Основой общественной структуры гер­ манцев было племя. Народное собрание, в котором участвовали все вооруженные сво­ бодные члены племени, являлось высшим органом власти. Оно собиралось время от времени и решало наиболее значительные вопросы: выборы предводителя племени, разбор сложных внутренних конфликтов, посвящение в воины, объявление войны и заключение мира20. Вопрос о переселении

Рис. 2. Знатный германец.

племени на новые места также решался на собрании племени. Одним из органов власти являлся совет старейшин21. Однако накануне Переселения его функции и традиции фор­ мирования изменились. Наряду с мудрыми патриархами племени в совете прини­ мали участие представители новой родоплеменной знати, в лице вождей и наибо­ лее влиятельных лиц племени. Власть старейшин постепенно становилась наслед­ ственной. Совет старейшин обсуждал все дела племени и лишь затем выносил важнейшие из них на одобрение народного собрания, на котором представители старой и новой знати играли наиболее активную роль22. Выразителем высшей ис­ полнительной власти являлся предводитель племени, обозначаемый античными авторами как principes, dux, rex, что в смысловом значении приближалось к обще­ германскому термину konung23. Возможности конунга была весьма ограничены. “Конунги не обладают у них безграничным и безраздельным могуществом”24. Их власть основывалась и поддерживалась личным авторитетом, примером и способ­

Реконструкция с рельефа

колонны

Марка Аврелия в Риме

16 Шкунаев С.В. Германские племена и союзы племен // История Европы. М., 1988. Т. L С. 600.

17 Неусыхин А.И. Очерки истории Германии в средние века (до XV в.) // Проблемы европейского

феодализма. М., 1976. С. 219.

18 Leube A. Die Sippe und Grossfamilie // Die Germanen. B., 1976. Bd. I. S. 516-521.

19 Tac. Germ. 26; Kroschell K. Die Sippe im germanischen Recht // ZSSR. GA. 1960. Bd. 77. S. 1-25;

Schlesinger W. Randbemerkungen zu drei Aufsatzen iiber Sippe, Gefolgschaft und Treue // Alteuropa und die mod-

eme Gesellschaft: Festschrift fur Otto Brunner. Gottingen, 1963. S. 11-59.

20 Caes. BG. VI. 23; Tac. Germ. 11 ,12; Leube A. Die Verfassungsorgane // Die Germanen. Bd. I. S. 513.

21 Tac. Germ. 11; Caes. BG. VI. 23.

22 Tac. Germ. 11, 12.

23 Schlesinger W. Uber germanisches Heerkonigtum // Das Konigtum. 1956. S. 105 u. folg;

Гуревич А.Я.

Аграрный строй варваров // История крестьянства в Европе. М., 1985. Т. I. С. 113-114.

24 Tac. Germ. 7.

ностью убеждать. Они “больше воздействуют убеждением, чем располагая вла­ стью приказывать”25. Уже накануне Переселения особое место у германцев занимали военные дру­ жины. Они формировались не по признаку родовой принадлежности, а на основе добровольной верности предводителю. Первоначально дружины создавались с це­ лью разбойничьих набегов, грабежей и военных рейдов в соседние земли26. Соз­ дать дружину мог любой, обладавший способностью военного лидера, склонно­ стью к риску и авантюре. Закон жизни дружины - беспрекословное подчинение и преданность предводителю. Считалось, что “выйти живым из боя в котором пал вождь - бесчестье и позор на всю жизнь”27. Дружинниками становились либо мо­ лодые люди из знатных семей, гордящиеся своим происхождением, древностью рода и стремящиеся приумножить его славу, либо маргинальная часть племени, те, кто не имел крепких семейных связей, не особенно дорожил родовыми тради­ циями, пренебрегал и даже противостоял им28. С дружиной у племени было нема­ ло хлопот. Своими набегами она нарушала заключенные мирные договора. Но в критических ситуациях именно дружина составляла ядро племенного войска, обеспечивая ему военные успехи. Заметим, что в ходе Переселения дружина ста­ ла основой военной власти конунга. Накануне Переселения дружина служила не конунгу, а своему предводителю, и он зачастую становился соперником вождя племени. Вожди отдельных дружин нередко становились военными вождями це­ лых племен, а некоторые из них превращались в конунгов. Но авторитет таких конунгов был непрочным, если он не сопровождался знатным происхождением29. “Новая знать” не могла претендовать на монопольное распоряжение “обществен­ ным полем”. Итак, к началу Переселения германские племена уже представляли собой до­ статочно организованную и мобильную часть племенного мира европейского Барбарикума. В дальнейшем это дало возможность им неоднократно занимать лидирующие позиции в мощных миграционных потоках первой половины I тыся­ .

челетия н.э.

2. Прелюдия массовых миграций

Родиной германцев, “мастерской племен”, являлась Южная Скандинавия и по­ луостров Ютландия30. В IV в. до н.э. основная масса германцев устремилась на юг вглубь континента и на запад. Уже к началу н.э. часть племен (восточные герман­ цы) разместилась в междуречье Одера и Вислы. Самая значительная группа - за­ падные германцы - обитала на североморском побережье и в районах Рейна и Ве- зера. Первое крупное столкновение германских племен с Римом произошло задол­ го до великих миграций. Оно связано с вторжением в римские земли кимвров и тев­

25 Tac. Germ. 11. Специфика источниковой базы порождает множество вопросов о характере вла­

сти конунга у германских племен. Существует точка зрения, в основе которой лежит идея эволюции этой власти от священно-деспотической (Sakralkonigtum) до военной (Heerkonigtum). При этом судебно­ административные полномочия конунга вытесняются за счет расширения его полномочий в военной

сфере (Wenskus R. Stammesbildung und Verfassung: Das Werden der fruhmittelalterlichen gentes. Koln; Graz, 1961. S. 308-424). Согласно мнению других исследователей, власть конунга основывалась на военных полномочиях, расширяемых и постепенно превращаемых в наследственное достояние (Колесниц- кий Н.Ф. Этнические общности и политические образования у германцев I-V вв. // СВ. М., 1985. Вып. 48. С. 5-26.

26 Redlich С. Westgermanische Stammesbildungen // NNU. 1967. Bd. 36. S. 5-38.

27 Tac, Germ. 13-15. Leube A. Die Verfassungsorgane. S. 515; Graus F. Ober die sogenannte germanische

Treue//Historica. 1959. N 1. S. 71-121.

28 Tac. Germ. 13-14. Kuhn H. Die Grenzen der germaniscben Gefolgschaft // ZSSR.GA. 1956. Bd. 73.

S. 1-83; Schlesinger W. Randbemerkungen

S. 22.

29 Неусыхин А.И. Указ. соч. С. 221.

м lord. Get 25.

тонов31. Кимвры представлял^

^

^

^

н.э. кимвров

в

битве

при

Вер-

JJf

лись в районе рек Маас, Майн и

Неккар. Второй миграционный им- пульс из германского племенно­ го мира, предваряющий Вели­ кое переселение народов, приходится на 60-е годы I в. до н.э. и связан с племенами свевов40. Свевы под предводительством Ариовиста пытались закрепиться в Восточ­ ной Галлии, но были разбиты Цезарем в 58 г. до н.э.41 Одни исследователи считают свевов племенным объединением, другие полагают, что это какое-то отдельное крупное племя, от которого постепенно отделялись дочерние племена42. Вероятно

рис j Германец I в. до н.э.

реконструкция. Музей Копенгагена

31 См. гл. V “Тевтоны". Schmidt L. Geschiehte der deutschen Stamme bis zum Ausgang der

V6Ikerwanderung: Die Westgermanen. Munchen, 1938. (Далее: Die Westgermanen); Vries J. de. Kimbem und Teutonen // Erbe der Vergangenheit. TObingen, 1951. S. 7-24; Cuppers H. Teutoni // Der kleine Pauly. Stuttgart,

1975. Bd. 5. Col. 640-641.

32 См. гл. V “Кимвры”.

33 См. гл. V “Амброны”.

34 Schulz W. Die Wanderong der Kimbem zum Gebiete der Boier // Germania. 1929. Bd. 13. S. 139-143;

Jahn M. Der Wanderweg der Kimbern, Teutonen und Wandalen // Mannus. 1932. Bd. 24. S. 150-157.

55

App. Celt 13; Caes. BG. II. 4. 2; VII. 77. 12; Strab. IV. 4. 3.

36

См. гл. V “Кельтиберы”.

37

Oros. V. 16.

Plut. Mar. 15, 18 sq.; Oros. V. 16. 9; Uv. Epit. LXVIII; Strabo. IV. 183; Dio. Cass. XLIV. 42; L. 24.

39 Plut. Mar. 25-27. Ср.: Seyer H. Die regionale Gliederung der Kulturen, der vorr6mischen Eisenzeit-

Stammesgebiete -erste Wanderungen // Die Germanen. Bd. I. S. 197.

40 См. гл. V “Свевы".

41 Seyer H. Die regionale Gliederung

42 Wenskus R. Op. ciL S. 255 u. folg.; Much R. Deutsches Stammeskunde. Leipzig, 1920. S. 106.

S. 197-198.

(П в. до н.э. -

I в. н.э.)

НАЧАЛО МИГРАЦИЙ ГЕРМАНСКИХ ПЛЕМЕН

единой этнической общности свевов не существовало. Это была скорее группа эт­ нически близких племен, связанных общими легендами о происхождении, террито­ риально-географическим единством и общими культовыми традициями43. К середи­ не I в. до н.э. свевский союз племен стал настолько сильным, что появилась возмож­ ность объединить под его властью некоторые германские племена и попытаться за­ воевать у римлян Галлию. Военно-переселенческое движение этого союза в Гал­ лию имело свои паузы, во время которых добывались средства к существованию. И хотя эти паузы были непродолжительными, процесс завоевания Галлии затягивал­ ся44. После рейда Ариовиста в Галлию римляне стали называть свевами всю сово­ купность племен за Рейном и Дунаем45. Вторжение свевов в Галлию было останов­ лено Цезарем. В результате поражения в войне с Римом союз племен под главенст­ вом Ариовиста распался. Впоследствии некоторые племена, как, например, кельти- зированные вангионы46, стали верными союзниками Империи47. Часть свевских племя квадов48. Свевы сыграли значительную роль и в объединении племен под водительством маркоманна Маробода (8 г. до н.э. - 17 г. н.э.). По этническому составу это был при­ мерно такой же союз племен, как и во времена Ариовиста. Однако лидировали в нем маркоманны49. Таким образом, миграционный импульс, связанный со свевами, выявил стремление германских племен к консолидации и был собственно первым опытом такой консолидации. Именно после разгрома свевов Цезарем среди герман­ ских племен начинается в массовом масштабе процесс образования различных сою­ зов. Объединительное движение было вызвано к жизни и слабостью отдельных племен перед лицом Римского государства, и стремлением сохранить свою незави­ симость. Маркоманны недолго возглавляли германский племенной мир. Трудно су­ дить, какие причины кроме стремления Маробода к единоличной власти50 помеша­ ли маркоманнам удержать лидерство - недостаток ли сил, внешнеполитические за­ труднения или что-то еще, но факт остается фактом: маркоманны временно усту­ пили пальму первенства херускам51, одному из значительных племен, обитавших между Везером и Эльбой севернее Гарца52. В конце I в. до н.э. они были покорены Друзом и Тиберием53. Однако уже в 9 г. н.э. возглавляемый херуском Арминием со­ юз племен нанес римлянам в Тевтобургском лесу сокрушительный удар. Погибли три легиона с легатами и всеми вспомогательными войсками54. В ходе военных

племен ушла в Моравию и в дальнейшем известна в истории как

43 Reynolds R.L. Reconsideration of the History of the Suevi // Revue beige d’histoire et de la philologie. 1957.

T. 35. P. 19-24; Seyer R. Siedlungs- und Stammesgebiete in den Jahrzehnten um den Beginn unserer Zeitrechnung //

Die Germanen. Bd. I. S. 216-219; Hachmann R. Germanen und Kelten. S. 9-55; Idem. Die Germanen. Munchen, 1971.

44 Неусыхин А.И. Военные союзы германских племен около начала нашей эры // Неусыхин А.И.

Проблемы европейского феодализма. М., 1974. С. 396-397.

45 Seyer R. Siedlungs- und Stammesgebiete

46 См. гл. V “Вангионы”.

S. 216-219; Much R. Deutsches Stammeskunde. S. 106.

47 Nierhaus R. Das swebische Graberfeld von Diersheim: Studien zur Geschichte der Germanen am Oberrhein

vom Gallischen Krieg bis zur alamannischen Landnahme. B., 1966. S. 219 u. folg.

48 См. гл. V “Квады”. Ср.: Gutenbrunner 5. Volkstum und Wanderung // Germanische Altertumskunde /

Hrsg. H. Schneider. 2. Aufl. Munchen, 1951. S. 10; Schwarz E. Germanische Stammeskunok zwischen den Wissenschaften. Konstanz; Stuttgart, 1967. S. 33; Idem. Zur germanischen Stammeskunde: Aufsatze zum neuesten

Forschungsstand. Darmstadt, 1972. S. XXIV.

49 См. гл. V “Маркоманны”.

50 Tac. Ann. II. 63.

51 См. гл. V “Херуски". Ср.: Gutenbrunner S. Sachsen und Chemsker // ZfM. 1935. N ll.S .

193—203;

Bickel E. Der Mythus um die Adler der Varasschlacht // Rheinisches Museum fur Philologie. 1944. N.F. 92.

S. 302-312; Jankuhn H. Die romische Kaiserzeit und V61kerwanderungszeit // Geschichte Schleswig-Holsteins.

1964/1966; Неусыхин А.И. Военные союзы германских племен около начала нашей эры. С. 402-403; Ко- лесницкий Н.Ф. Указ. соч. С. 15. 52 Caes. BG. VI. 10; Plot. II. 11. 10. Ср.: Schroder Е. Sachsen und Cherusker // Niedersiichsisches Jb. f.

Landesgeschichte. 1933. Bd. 10. S. 14 u. folg.; Schwarz E. Germanische Stammeskunde. Heidelberg, 1956. S. 128.

53 Liv. Epit. 140; Flor. II. 30. 24; Oros. VI. 21. 15.

54 Veil. II. 117 sq.; Dio. Casss. LV1. 18 sq.; Ср.: Petrikowits H. Arminius // BJB. 1966. Bd. 166. S. 175-193;

Bickel E. Op. cit. S. 302 u. folg.

МАРКОМАННСКИЕ ВОЙНЫ (П в.)

m

u

Пограничные укреплеии*

Направления вторжений племен

 

IЬемена

 

1 —

ванда; сы

-

-

-

-

-

-

2 — маркоманны

столкновений с Империей в 15-16 гг. н.э. херускам удалось не только сохранить независимость, но и оказать успешное сопротивление (17 г. н.э.) конунгу марко- маннов Марободу и установить свою гегемонию среди соседних германских пле­

мен55.

Крупное поражение римлян в Тевтобургском лесу в начале I в. н.э. явилось завершением этапа бесцеремонного внедрения Рима в земли варварской пери­ ферии. Барбарикум в лице германских племен показал себя не только как объ­ ект эксплуатации. Варвары проявили мобильность, обрели опыт успешных во-

55 Tac. Ann. I. 55 etc.; II. 8 etc; 41. 44-46; Strabo. VII. 29.

енных действий, нашли такую форму консолидации, как военный союз, которая увеличивала их силу. Они не только защищались, но стали проявлять интерес к римскому миру, стали проникать в систему этого мира. Менялось и отношение Империи к германцам. Она отказалась от покорения Германии. Уже в конце I в. окончательно определилась граница, отделявшая население Римского госу­ дарства от жителей европейского Барбарикума. Унизительное поражение в Тевтобургском лесу и нарастающая консолидация германского племенного ми­ ра остановили зарейнскую агрессию Империи, но усилили концентрацию рим­ ских войск на Рейне. После подавления восстания батавов вспомогательные ча­ сти перестали размещаться в тех провинциях, из которых они были набраны. Было улучшено сообщение между рейнской и дунайской границей. В Империю включили Декуматские поля на правом берегу Рейна и стали строить новые ка- стеллы. Таким образом, в пестроте и разнообразии исторических событий, в, на первый взгляд, кажущейся хаотичности образования межплеменных союзов, в конфликтах между ними, в договорах и столкновениях германцев с Римом, вырисовывается фун­ дамент тех последующих процессов, которые составляли суть Великого переселе­ ния народов.

3. Маркоманнские войны

Началом Великого переселения народов правомерно считать Маркоманнские войны (166-180 гг.), которые охватили Центральную Европу. Это вовсе не значит, что передвижения и натиск Барбарикума на западе затихают, но здесь они становят­ ся для Империи менее ощутимыми. В сравнении со всеми прежними конфликтами, Маркоманнские войны не имели себе равных56. Основной удар пришелся по рим­ ским провинциям Паннонии, Реции, Норике, которые на протяжении Великого пе­ реселения народов были неоднократно “коридором” прорыва варваров в Италию. В ходе Маркоманнских войн серии вторжений подверглись также Дакия и Верхняя Мёзия. Выступление большого числа различных племен расценивалось современ­ никами как подобие заговора57. Этническое пространство вовлеченного в кон­ фликт с Империей Барбарикума было довольно пестрым. Западнее Рейна и в доли­ не реки Везер в это время жили хавки58. В области Нижнего Майна обитали хат- ты59. Земли Чехии и Моравии занимали маркоманны и квады. Севернее Реции у ис­ токов Эльбы находились гермундуры и наристы60. В горах Словакии и по течению ее рек обитали котины61, озы62 и буры63. У восточных границ Дакии размещались роксоланы64, на северо-востоке Дакии - костобоки65. Устье Дуная занимали бастар- ны66 и певкины67. Виктуалы68, асдинги69, лакринги70, лангобарды71, убии72 вели на-

« SHA: Маге. 17.1.

57 Ibid. 22. 1; Ср.: Чаплыгина Н.А. Население Днестро-Карпатских земель и Рима в I - начале III в.

н.э. Кишинев, 1990. С '67-68.

58 См. гл. V “Хавки".

59 См. гл. V “Хаггы".

60 См. гл. V "Наристы”.

61 См. гл. V “Котины".

62 См. гл. V “Озы”.

63 См. гл. V “Буры".

64 См. гл. V “Роксоланы".

65 См. гл. V “Костобоки”.

66 См. гл. V “Бастарны”.

67 См. гл. V “Певкины”.

68 См. гл. V “Виктуалы".

69 См. гл. V "Асдинги”.

70 См. гл. V "Лакринги”.

71См. гл. V “Лангобарды”.

72 См. гл. V “Убии”.

Рис.

4.

З

о

ло

т

о

й

бюст

императора Марка А врелия

из Авент ика

ступление на Империю из нижнего течения Эльбы, Одера, Вислы и районов Скан­ динавии. Аланы пришли из северокавказских областей73. Как видно, здесь встреча­ ются представители сарматского, иллирийского, возможно, славянского племенных миров74. Однако по количеству племен, вовлеченных в военные действия, выделя­ ются прежде всего германцы. Главную опасность среди них в это время представля­ ли маркоманны и квады. Особенно упорные войны с ними вел император Марк Ав­ релий, начав их в 166 и закончив в 180 г. Периоды военных действий сменялись за­ тишьем. Войны начались в 166 г. с вторжения в Паннонию маркоманнов и квадов. Пройдя Рецию и Норик, варвары перешли через Альпы и прорвались в Северную Италию. Римлянам удалось справиться с ними и отбросить вторгавшихся за преде­ лы Империи75. В 166-167 гг. часть племени лангобардов и убии нарушили лимес в районе Нижней Паннонии и продвинулись вглубь этой провинции. Однако они бы­

73 См. гл. V "Аланы". 74 SHA: Marc. XXII. 1; Did. Jul. I. 7-8; Dio. Cass. LXXI. 3. la; 11.6; 12.1. Колосовская Ю.К. Паннония в I-III веках. М., 1978. С. 217-218. 75 Dio. Cass. LXXI. 3. 2; Amm. Marcell. XXVIII. 6. 1.

ли отброшены римскими войсками и вернулись обратно в Барбарикум76. После то­ го как лангобардов выдворили из Паннонии и было остановлено вторжение марко- маннов и квадов в Северную Италию, Империя, заключив мир с какими-то одинна­ дцатью племенами Барбарикума, развернула наступление77. В 171 г. римляне побе­ дили квадов и в 172 г. с ними был заключен мир, по условиям которого квады обя­ зались вернуть военнопленных и не оказывать впредь поддержки маркоманнам, война с которыми еще продолжалась78. Квады оказались в сложном положении. Связанные общим происхождением с маркоманнами, они в то же время были зави­ симы от Империи. Конунги квадов утверждались в Риме79. В дальнейшем, когда пе­ реселение народов достигло своего пика, квады вошли в число создателей Свевско- го “королевства” и “державы” Аттилы80. Маркоманнские войны втянули в конфликт с Империей восточногерманское племя лангобардов и появившихся у северо-западной границы Дакии вандалов81. В 171 г. часть племени вандалов-асдингов обратились с просьбой о переселении в Да­ кию. Им было отказано, и тогда асдинги захватили земли костобоков. За костобоков заступились лакринги - другая часть вандалов. Вспыхнувший в Барбарикуме кон­ фликт Империя погасила, разрешив асдингам поселиться на северо-западе Дакии82.

В 171 г. племена костобоков, этническая принадлежность которых до сих пор остается спорной, лишившись части своих земель, вторгаются в Нижнюю Мёзию, возможно имея намерение поселиться здесь. Опустошая все на своем пути, они про­ шли Фракию и Македонию, достигнув Греции. Карательная экспедиция римлян ос­ тановила костобоков, семья их вождя была переправлена в Рим в качестве пленных или заложников83. Осенью 173 г. окончательно подчинились Империи и племена маркоманнов. С ними был заключен мирный договор, по которому они признавали верховную власть императора. Некоторые из них согласились нести службу в римских легио­ нах и были поселены в качестве зависимых поселенцев в особых пограничных селе­ ниях. Однако маркоманнский этап Переселения на этом не закончился, так как в Верхней Паннонии и Реции шли бои против небольшого германского племени на- ристов. И когда варвары были разбиты, то остатки их в количестве 3 тысяч рассе­ лились в Паннонии84.

В 177 г. маркоманны, квады и их союзники, нарушив мирный договор, возобно­ вили нападения на пограничные провинции Империи. Марк Аврелий довольно ус­ пешно вытеснил вторгавшиеся племена в пределы Барбарикума, в 178 г. победил племя буров ив 179 г. заключил с ними мирный договор85. На рубеже 179/180 гг. в Барбарикуме, недалеко от лимеса, вспыхнул конфликт между квадами и маркоманнами; император Коммод вмешался и довольно быстро

76 Dio. Cass. LXXI. 3. la. См.: Schmidt L. Geschichte der deutschen Stamme bis zum Ausgang der

Volkerwanderung: Die Ostgcrmanen. Munchen, 1934. (Далее: Die Ostgermanen.) S. 103; Вбпа I. Der Anbruch des

Mittelalters: Gepiden und Langobarden im Karpatenbecken. Budapest, 1976. S. 22.

77 SHA: Marc. XIV. 2-4; Ver. IX. 9; Dio. Cass. LXXI. 3. 1.

78 Dio. Cass. LXXI.

11, 2-3;

13, 2-4;

14; Zwikker W. Studien zur Marcussaule. Amsterdam,

1941.

S. 202-204.

79 Gutenbrunner S. Volkstum und Wandening. S.

S. XXIV.

10; Schwarz E. Zur germanischen Stammeskunde

80 Schwarz E. Der Quaden- und Wandalcnzug nach Spanien // Sudeta. 1927. T. 3. S. 1-12; Idem. Zur ger­

manischen Stammeskunde

;

FitzJ. Quadi // Der kleine Pauli. Stuttgart, 1972. Bd. 4. Col. 1281—1283.

81 См. гл. V “Вандалы".

82 Колосовская Ю.К. Дунайские племена и их войны с Римом // История Европы. М., 1988. Т. I.

С. 620; Schmidt L. Die Ostgermanen. S. 103-104.

83 Paus. X. 34. 4; Кудрявцев О.В. Вторжения костобоков в Балканские провинции Римской импе­

1950. № 3. С. 92; Колосовская Ю.К. Дунайские племена и их войны с Римом. С. 610.

рии // ВДИ.

84 См. гл. V “Наристы”. Dio. Cass. LXX. 21; Колосовская Ю.К. Паннония в I—III веках. С. 223-224;

Kriiger В. Innergermanische Stammesauseinandersetzungen und Einfalle in das romische Provinzialgebiet // Die

Germanen. Bd. I. S. 536. *5 Dio. Cass. LXXI. 18. 1.

Рис. 5. Круглый дом маркоманнов. Реконструкция

погасил его. С маркоманнами вновь был заключен мирный договор. Согласно это­ му договору маркоманны брали на себя обязательство поставлять Империи солдат во вспомогательные войска86. Военнопленные маркоманны в качестве колонов бы­ ли расселены в районе Равенны. За поддержание мирных отношений вождям мар­ команнов были обещаны крупные суммы. В дальнейшем маркоманны неоднократ­ но вторгались в Норик и Паннонию; часть их осела в этих местах. Вплоть до сере­ дины Ш в. они подчинялись власти конунга, избираемого народом, но утверждаемо­ го Римом. В ходе Переселения они, как и квады, также оказались под властью гун­ нов, принимали участие в походе Аттилы в Галлию87. Остатки их поселились в Ба­ варии, войдя в баварский союз племен. Отметим, что после Маркоманнских войн северные области Италии стали тем районом Империи, который на протяжении не­ скольких столетий пытались заселить варварами, в частности германцами. В кон­ це III в. император Проб поселил здесь бастарнов, гепидов и готов88. В долине реки

86 Din. Cass. LXXII. 2. 1-4; SHA: Commod. 3. 5: Herodian. I. 6. 4-9: Колосовская Ю.К I—III веках. С. 225. 87 См. гл. V “Гунны”. Paul. Diac. Hist. Rom. XIV. 2. 88 См. гл. V “Гепиды”. “Готы”. SHA: Prob. 15. 6.

Паннония в

По в 370 г. были поселены побежденные аламанны89. Император Грациан предпри­ нимал попытку разместить на землях Северной Италии готов и тайфалов90. Таким образом, начиная с Маркоманнских войн, варварские племена впервые стали селиться на землях Империи, государственный механизм которой уже не мог полноценно функционировать без варваров-германцев. Маркоманнскими вой­ нами завершался “золотой век” Римской державы, а Барбарикум вступил в эпоху активного формирования “клиентских варварских государств”. Они становились своеобразной буферной зоной, которая тянулась вдоль лимеса, разделяя и объеди­ няя два мира: мир римской цивилизации и варварский мир - Барбарикум. “Варвар­ ские государства” обязаны были проводить дружественную Риму политику, не про­ пускать через свои территории двигавшиеся в Империю враждебно настроенные племена, помогать римлянам продовольствием, воинским контингентом, не всту­ пать в союзы, направленные против римлян, не проводить враждебных Риму дейст­ вий, не вести войны с соседними и дружественными ему племенами. Эти “варвар­ ские государства” не подлежали римской власти, сохраняли собственное устройст­ во, свои формы жизни и свое право. Однако в случае проведения неугодной Риму политики, они подвергались военному давлению. При условии соблюдения “варвар­ скими государствами” своих обязательств Римская империя гарантировала им вы­ плату денежных субсидий, устанавливая льготы в отношении торговли. Им также предоставляли статус “друзей” и “союзников римского народа”, а конунгам и вож­ дям даровалось право римского гражданства. Племенам посылали богатые дары, иногда оказывали военную помощь. Дети конунгов и вождей имели возможность получить образование в Риме9*. Пройдя через систему клиентских государств , большинство германских племен после Маркоманнских войн окончательно потеря­ ло свою независимость. И все же в существовании этой системы был заинтересован прежде всего Барбарикум. Она гарантировала относительную стабильность в вар­ варском мире, которая была нарушена Маркоманнскими войнами. В целом эти вой­ ны повлекли за собой миграции племен, которые сопровождались межплеменными конфликтами. Чаще всего эти конфликты были связаны с борьбой за новые терри­ тории, в том числе и в районе так называемой буферной зоны.

4. Время и пространство варварских вторжений

Ключевой фазой первого этапа Переселения являлся III в. Своеобразным ка­ мертоном миграционной активности были племена восточных германцев. Позже других они оказались у границ Империи, но их натиск был более эффективным, чем вторжения их западных сородичей. Военное воздействие Барбарикума на Римскую империю осуществлялось одновременно в трех направлениях, рейнско-дунайскии лимес и балкано-малоазийские провинции подвергались постоянным вторжениям со стороны германцев; центральноевропейский регион был зоной активных дейст­ вий в основном сарматских племен92. После Маркоманнских войн этническое пространство прилегающего к Рим­ ской империи Барбарикума выглядело следующим образом. В междуречье Дуная и Рейна и в прилегающих к нему районах обитали аламанны. Некоторые области Мо­ равии и земли современной Чехии занимали маркоманны. Равнины Западной Сло­ вакии являлись местом проживания основного ядра племени квадов. На левом бе-

См. гл. V “Аламанны”.

90 См. гл. V

91 Колосовская Ю.К. Некоторые вопросы истории взаимоотношений Римской империи с варвар­

"Тайфалы”. А тт. Marcell. XXVIII. 5. 15.

ским миром // ВДИ. 1996. № 2. С. 146-147; Klose J. Roms Klientel-Randstaaten an Rhein und an der Donau:

Beitrage zu ihrer Geschichte und rechUiche Stellung im 1 und 2 Jahrhundert n. Chr. Breslau, 1934; Fin J. Pannonien

and die Klientel-Slaaten an der Donau // Alba Regia. 1963-1964. T. 4/5.

92 См. гл. V "Сарматы”.

ВТОРЖЕНИЕ ВАРВАРСКИХ ПЛЕМЕН В РИМСКУЮ ИМПЕРИЮ В Ш в.

Границы Римской империи Границы провинций Города HMiкрин Верхний Траяпюв &ал Ннжикй Трййнов вал

Могшггйак

V

яУл

Аргскторат

.ASCKTI

ВкНДОбОНЗ!

;АЛАМАННЬ/;. W н' Y млШШ'' МАРКОМАННЫГ'

^ 'ЮТУНГНх,': Лауриак

Пла центия-

]Раве)ша_

11

= = = = =

251 X

ГОТЫ

Рсцийский вал В^ХнегермансгнЙ вал Наирааленкч вторжений племен Мсста и годы важнейших сражений Племена

Врнгеций

.КВинк

I

J

I

Сар^изегстуза

ГТуЪты >КАРПЫ^V \ВАНДАЛЫЧ; ■t v'

W

\ * ^ пепиды^ %.^

ч / —

С

ш

ти

д

у

н

*

1 в

В

и

к

и

н

J

,

;

Ратнария’

;Коринф

готы

КАРПЫ

юннка:

лЧфшш*

Рис. 6. Германские воины. Реконструкция с рельефа колонны Марка Аврелия в Риме

регу Дуная по соседству с квадами и аламаннами размещались ютунги93. У верховь­ ев Тисы обитали вандалы-асдинги и гепиды. В междуречье Дуная и Тисы сосредо­ точилось многочисленное сарматское население, пришедшее сюда из степей По­ волжья и Северного Причерноморья. У северных рубежей Дакии расселялись, бас- тарны, на северо-востоке - костобоки, на северо-западе - “свободные даки”94. У восточных рубежей этой провинции находились племена роксоланов, карпов95, ала­ нов96. Сюда же шел приток славянского населения, а в начале III в. здесь появляют­ ся готы97. Передвижение племен представляло собой не только освоение новых гео­ графических пространств - миграции стимулировали экономическую практику, культурные связи, динамику этнических процессов. После Маркоманнских войн угроза вторжения варваров в Империю снова ре­ ально обозначилась в начале III в. Исходила она от аламаннов. Аламанны - это во­ енно-политический союз германских племен и племенных групп, населявших обла­ сти между Дунаем, Верхним Рейном и Майном98. В состав аламаннского объедине­ ния входили гермундуры, семноны99, ютунги, брисигавы100, буцинобанты101. Объе­ динение аламаннов еще только складывалось, поэтому победа над ними досталась императору Каракалле без особых усилий102. Аламаннов он разбил, но потерпел поражение от другого германского племени - хаттов и вынужден был откупиться

93 См. гл. V “Ютунги".

94 См. гл. V "Даки".

95 См. гл. V "Карпы".

96 См. гл. V "Аланы”. 97 Рсменников А.М. Борьба

Северного Подунавья и Поднестровья с Римом и ее роль в па­

племен

дении Римской империи. Казань, 1984. С. 5; Буданова В.П. Готы в эпоху Великого переселения народов.

М., 1990. С. 72-82.

98 Schmidt L. Die Westgermanen. S. 4 u. folg.; Schwarz E. Germanische Stammeskunde. S. 168-176.

99 См. гл. V "Семноны".

100 См. гл. V “Брисигавы”.

101 См. гл. V “Буцинобанты”.

‘02 Dio. Cass. LXXVIII. 13. 4,6; 14. 2; Aur. Victor. De Caes. XXI. 2.

от них103. В 233-234 гг. вновь усилились набеги аламаннов, на этот раз на Декумат- ские поля. Аламанны причинили немало беспокойств в районе Лугдуна. От их набе­ гов пострадала Реция и Верхняя Германия104. Одновременно начинаются передви­ жения племен на Нижнем Дунае, связанные с появлением здесь готов. Когда Цент­ ральную Европу сотрясали Маркоманнские войны, готы начали свои миграции на юг из районов среднего течения Вислы. Специфика сообщений древних авторов не позволяет говорить о точных координатах этих продвижений. Историкам право­ мернее ставить вопрос о направлениях движения готов. Археологический материал бесспорно подтверждает лишь то, что шел долгий и отнюдь не простой процесс адаптации готов к восточноевропейской природно-хо­ зяйственной среде и к встречающимся у них на пути племенам и народам. Свиде­ тельства нарративных источников немногочисленны. Их анализ показывает, что миграция на юг шла в двух направлениях и одно из них - провинции Римской импе­ рии на Балканах105. Северо-восточная часть этого региона открыта в сторону при­ черноморских степей и практически составляла с ними неделимое целое. Эти тер­ ритории Балкан могли быть местом притока и скопления пришлых племен и явля­ лись плацдармом вторжения в Империю многих народов, хотя гораздо удобнее бы­ ло использовать прибрежные районы. Северо-восточная часть региона, включаю­ щая оба берега Дуная, через ряд рек выходила к морскому побережью. Отсюда от­ крывался путь к Эгейскому и Мраморному морям, северо-западным областям Ма­ лой Азии и южному побережью Понта. Это была стратегически важная область для вторжения в Империю и готы не замедлили ею воспользоваться. Последовала серия походов в Римскую империю. Так, в 248 г. придунайские готы во главе с ко­ нунгом Остроготой, присоединив племена певкинов, тайфалов, вандалов-асдингов, карпов опустошали Мёзию и Фракию106. В 251 г., возглавляемые конунгом Книвой, готы вновь вторглись на Балканы. Перейдя Гем, они приблизились к Филиппополю и у города Берои напали на римскую армию. Римляне потерпели поражение, а в сра­ жении под Абритом погибли император Деций и его старший сын107. Примерно в это же время в другой части Барбарикума в районе Рейна начал формироваться союз западногерманских племен. Он получил название “франки”108. В этот союз первоначально вошли обитавшие к северу от Майна племена ампсива- риев109, бруктеров110, хамавов111, хаттуариев112, усипетов113, тенктеров114, тубан- тов115. Впоследствии имя “франки” стало собирательным для бродячих дружин

103Дряхлое В.Н. Войны германских племен с Римом в III в. и их влияние на развитие древнегерман­ ского общества на Рейне // ВДИ. 1987. № 2. С. 158; Johne К.P. Die Kriese des 3. Jahrhunderts (193-306) // Die Romer an Rhein und Donau. B., 1975. S. 67-68.

104 Herod. VII. 2, 1 etc.; SHA: Max. 11. 7, 9; Дряхлое В.Н. Указ. соч. С. 158-159; Johne К.P. Op. cit

S. 69-80; Roeren R. Zur Archaologie und Geschichte Siidwestdeutschlands im 3. bis 5. Jh. n. Chr. / / JRGZM. 1960.

1969. Т. I. P. 486-487;

Bd. 7. S. 214-217; Demougeot E. La formation de l'Europe et les invasions barbares. P

Schmidt B. Alamannen // Die Germanen: Geschichte und Kultur der germanischen Stamme in Mitteleuropa. B.,

1983. (Далее: Die Germanen.) Bd. II. S. 338.

105 Буданова В.П. Указ. соч. С. 72—82.

106 jprd. Get. 90-93. Иордан. О происхождении и деяниях гетов (Getica) / Вступ. ст., пер., коммент.

Е.Ч. Скржинской. М., 1960. (Далее: Скржинская. Иордан.) С 253-254; Буданова В.П. Указ. соч.,

С. 84-85.

107 lord. Get. 101-103; Zosim. I. 23; Laci. De mort pers. IV. 3; Syncell. 376a; Dexipp. Fr. 16a; Будано­

ва В.П. Указ. соч. С. 88-90; Wolfram Н. Geschichte derGoten. Munchen. 1979. S. 45-46.

108 См. гл. V "Франки"; Aur. Victor. De Caes. XXXIII. 3. Ср.: Дряхлое В.Н. Указ. соч. С. 158; Johne К.Р.

Op. cit. S. 80-81; Zollner Е. Geschichte der Franken bis zur Mitte des sechsten Jahrhunderts. Mtinchen, 1970; Laser R. Romisch-germanische Beziehungen im 3. Jahrhundert // Die Germanen. B., 1983. Bd. II. S. 40. |да См. гл. V “Ампсиварии”.

110

См. гл. V “Бруктеры”.

111

См. гл. V “Хамавы”.

115

См. гл. V “Хаттуарии".

1,3 См. гл. V “Усипеты".

114 См. гл. V “Тенктеры”.

115 См. гл. V “Тубанты".

иных германских племен к востоку от Нижнего Рейна116. В 259-260 гг. франки и аламанны прорвали рейнский лимес. Франкские удары пришлись по районам меж­ ду Рейном и Ланом117; основным участком прорыва стали южные районы Декумат- скнх полей. Постепенно франки и аламанны стали заселять Декуматские поля, ве- тоятно, в результате наличия в оставленном римлянами районе “военного вакуу­ ма’’118. Ввиду отсутствия на Декуматских полях реального отпора со стороны рим- гхой армии, а также городов как наиболее крупных объектов грабежа, вторгавши­ еся варвары не только обосновались в этих районах, но и устремились далее в Гал­ лию и Италию119. Во время этих вторжений многие города были разграблены и со- :*жены120. Часть отрядов, участвовавших в набегах, возвращалась в Барбарикум, >зодя пленных и скот121. Другие продолжали грабить, пока не погибли окончатель­ но, преследуемые римскими войсками, болезнями и голодом. Отряды франков дос­ тигали районов Реймса и Парижа. Аламанны доходили до Клермон-Феррана на юге н верховьев Луары на севере122. Из Нарбоннской Галлии франки проникли на побе­ режье Испании, где ими были разрушены многие виллы в окрестностях Тарраконы п Барселоны123. Захватив здесь корабли, они совершили экспедицию к берегам Се­ верной Африки124. Из долины Роны франки прошли в Северную Италию; сюда же устремилась часть аламаннов из Реции. В 261 г. отдельные отряды варваров дохо­ дили до Равенны и Рима125. Аналогичная картина наблюдалась в балканских и малоазийских провинциях Римской империи. Грабительские морские и сухопутные вторжения здесь осущест­ вляли различные по этническому составу коалиции племен. Однако практически во зсех походах участвовали как примеотийские, так и придунайские готы. Первый морской поход состоялся в 255-256 гг. На судах, взятых у боспорян, участники его направились к Питиунту и после грабежа возвратились обратно126. Второй поход в том же направлении был совершен в 257 г. Во время его были осаждены Фасис, Пи- тиунт и Трапезунт127. В 258 г. были разграблены малоазийские города Халкедон, Ннкомедия, Никея, Киус, Апамея и Пруса128. Предводители готов Респа, Ведук и Турвир в 263 г., переправившись через Геллеспонтский пролив, опустошали Халке­ дон, Трою и Анхиал, был разрушен знаменитый храм Дианы в Эфесе129. В 264 г. подверглись грабежам восточные провинции Вифиния, Каппадокия и Галатия130. Но самый мощный поход, от которого содрогнулась Римская империя, состоялся в 267-268 гг.: флот гелуров и примеотийских готов в составе 500 судов двинулся из Меотиды и, переплыв Понт, вошел в устье Истра. В поход направились не только

116Дряхлое В.Н. Указ. соч. С. 159; Колесницкий Н.Ф. Указ. соч. С. 22: Корсунский А.Р., Гюнтер Р. Упадок и гибель Западной Римской империи и возникновение германских королевств (до середины

VI

в.). М., 1984. С. 132; Kruger В. Die historische Situation zu Beginn des 3. Jahrhunderts/ / Die Germanen. Bd. II.

S.

19.

117 Johne K.P. Op. cit S. 81; Laser R. Op. cit. S. 40 u. folg.

Дряхлое В.Н. Указ. соч. С. 160; Schmidt В. Op. cit. S. 338, 343, Abb. 69; Roeren R. Op. cit. S. 214-294. 1,9 Дряхлое В.Н. Указ. соч. С. 160. '20 Атт. Marcell. XVI. 11.4; XXVII. 2. 2.

'21 Атт. Marcell. XXIX. 6. 6. Дряхлое В.Н. Указ. соч. С. 162.

123 Дряхлое В.Н. Указ. соч. С. 162; Koethe Н. Zur Geschichte Galliens in dritten Viertel des 3. Jh. //

Berichte der Romisch-Germanischen Kommission. 1942. Bd. 32. S. 204; Kriiger B. Die Franken bis zur politischen '•'ereinigung unter Chlodwig // Die Germanen. Bd. II. S. 379-380.

123 Aur. Victor. De Caes. XXXIII. 3; Eutrop. IX. 8. 2; Oros. VII. 22. 8; XL1. 2. Дряхлое В.Н. Указ. соч.

С, 162. Fiebiger О. Ein Frankeneinfall in Nordafrika // Germania. 1940. Bd. 24. S. 145 u. folg.

124 Aur. Victor. De Caes. XXXIII. 5. Корсунский A.P., Гюнтер P. Указ. соч. С. 132.

125 Eutrop. IX. 6. 7; Zosim. I. 37. 2. Дряхлое В.Н. Указ. соч. С. 162; Laser R. Op. cit S. 41.

126Zosim. I. 31-32. Salomon M. The Chronology of Gothic Incursions into Asia Minor in the III Century A.D. Eos. 1971. T. LIX. P. 118.

127 Zosim. I. 32-33. Vasiliev AA. The Goths in the Crimea. Cambridge, 1936. P. 3 ff; Alfdldi A. Studien zur

Geschichte der Weltkrise des dritten Jahrhunderts nach Christus. Darmstadt, 1967. S. 221.

128 Zosim. 1. 34-35. Буданова В.П. Указ. соч. С. 93-94; Salomon М. Op. cit. P. 120-121.

lord. Get. 107-108, 110; SHA: Gallien. 6. 2; 7. 3; Буданова В.П. Указ. соч. С. 95-96. 30 SHA: Gallien. 11. I; Pliilostorg. Hist. eccl. II. 5. Wolfram H. Op. cit S. 53.

Рис. 7. Германский и рецийский лимес. Р еконст рукция

германцы-герулы, но и какое-то местное население гелуры-элуры131, название ко­ торого имеет ландшафтный характер. Соединившись с придунайскими готами и подвергнув разгрому ближайшие районы, варвары направились к Боспору Фракий­ скому, где состоялось сражение с римскими войсками132. Потерпев поражение, вар­ вары отступили, прошли через Боспор Фракийский, Пропонтиду, опустошили Ки- зик, подвергли разгрому прибрежные районы провинции Азии, острова Скирос и Лемнос133. Вскоре флот варваров был уничтожен, а часть войск понесла поражение на суше, в результате чего варварам пришлось отступить. Но они продвинулись на север через Беотию, Эпир и Македонию, однако на границе Македонии и Фракии были разгромлены134. Остатки варваров с боями продолжали отступать на север Фракии к

Мёзии, а затем в Барбарикум.

131 См. гл. V “Гелуры”, “Элуры”. '32 Syncell. Fr. 717; SHA; Gallien. 13. 6, 7.

133 SHA: Gallien. 13.6-7; 18. 8; Ременников A.M. Борьба племен Северного Причерноморья с Римом

в III в. М., 1954. С.

116; Wolfram Н. Op. cit. S. 54.

134 SHA: Gallien. 13. 8; Zosim. I. 39. 1; Буданова В.П. Указ. соч. С. 97-99.

Не ослабевал напор варварского мира в западных областях Римской империи. Аламанны неоднократно штурмовали римские оборонительные валы и предприни­ мали грабежи пограничных областей Галлии135. Их усилиями Реция и Северная Италия неоднократно превращались в эпицентр военных действий. В 268 г. они предприняли ряд вторжений в Италию, совершая набеги вплоть до Медиолана136. Отметим, однако, что большинство вторжений варваров в пределы Империи в III в. осуществлялись не с целью массового переселения, а представляли собой преиму­ щественно набеги дружин знати с целью захвата добычи. Зачастую эти дружины действовали обособленно, не всегда согласовывая свои действия. Но эти набеги по­ степенно выявляли районы наименьшего сопротивления, и именно они в первую очередь попадали в сферу военного прорыва германцев, или становились объектом переселения. Возможно выступившая в 269 г. коалиция племен (певкины, грейтун- гиш , австроготы138, тервинги139, визи140, гепиды, герулы) намеревалась обосно­ ваться в пределах Империи. Вместе с воинами в поход выступили и их семьи141. Движение началось от устья Днестра, варвары двигались по суше и по морю. Сухо­ путные войска проследовали через Мёзию. Взять штурмом города Томы и Марки- анополь им не удалось142. В это же время флот плыл к Боспору Фракийскому. По­ пытка захватить Византий оказалась безуспешной, но был взят штурмом Кизик. Затем флот вышел в Эгейское море и достиг Афона. После отдыха на Афоне нача­ лась осада Фессалоники и Кассандрии143. Было предпринято нападение на прибреж­ ные районы Греции и Фессалии. Решающее сражение произошло у Наисса, варва­ ры были разбиты и отступили на юг в Македонию. Победы Имиерии в 269-270 гг. были внушительными и существенно корректировали дальнейшие взаимоотноше­ ния Рима и варварского мира. Однако, несмотря на то, что 270 г. оказался для Им­ перии годом триумфа над варварами, “восстановителю мира” Аврелиану пришлось оставить варварам провинцию Дакию. Падение Дакии в конечном итоге явилось значительной победой Барбарикума. С захватом варварами Дакии римские опорные базы отодвинулись от жизненно важных областей обитания основной массы варварского племенного мира. С этого времени Дакия становится одним из стратегически важных плацдармов германских вторжений в Империю, кроме того, дакийские ресурсы поступили в распоряжение этих племен. Однако, борьба за обладание землями в данном регионе неоднократ­ но втягивала варваров в значительные межплеменные конфликты144. Уход римлян из Дакии предоставил варварам значительные территории. Объе­ ктом экспансии карпов стала часть Молдовы и Мунтении, “свободных даков” - За­ падная Трансильвания. Западные районы Баната оказались в зоне владений сармат­ ских племен на Тисе. В Олтении, а также в верховьях Серета размещались тайфа- лы. Зоной расселения готов стала Молдова и Мунтения. Именно после 269 г., “ко­ гда гот стал поселенцем пограничной линии с варварами”145, на Дунае начинает формироваться полиэтничная общность готов —Gutthiuda (“языческая страна го­ тов”). В античной письменной традиции под названием “Готия” она появляется лишь в середине IV в. “Страна готов” состояла из отдельных родовых групп готских

'35 Eutrop. IX. 8. 2; Zosim. I. 37. 2; SHA: Aurel. 18; Prob. 13.

136 SHA: Aurel. 17.3; Aur. Victor. Epit XXXIV. 2; Дряхлое В.Н. Указ. соч. С. 162; Laser R. Op. cit. S. 41;

Schmidt B. Op. cit. S. 338-339.

137

См. гл. V “Грейтунги”.

135

См. гл. V “Австроготы”.

139

См. гл. V “Тервинги”.

140

См. гл. V “Визи”.

'4' SHA: Claud. 6. 2; 8. 6; 9. 4; Zosim. I. 42^16.

142 SHA: Claud. 8. 4; 9. 3; Zosim. I. 42. 1; Amm. Marcell. XXXI. 5. 15. Ременников A.M. Борьба племен

С. 129-133.

Северного Причерноморья

143 SHA: Claud. 9. 7. 8; Zosim. I. 43. 1.

144 Ременников A.M. Борьба племен Северного Подунавья

145 SHA: Claud. 9. 4; Burian J. Der Gotenkrieg unter Claudius II // Eirene. Pr., 1983. T. 20. S. 87-94.

С. 30.

Рис. 8. Всадник с вооружением германского воина. Рельеф на камне из Хорнхаузена. Музей Галле

племен, которые возглавлялись конунгами и судьями. Во время внутренней и внеш­ ней опасности готы объединялись, подчиняясь власти судьи. Сопоставление Готско­ го календаря и “Жития Саввы” дает основание считать, что “языческая страна го­ тов” находилась в северо-восточных районах Мунтении146. Осевшие в Дакии племе­ на вели между собой войны за господство в варварском племенном мире, которое связывалось с обладанием лучшими землями. Восстановить нарушенный после победы над готами баланс между Империей и Барбарикумом и усилить позиции варваров-германцев на Верхнем Дунае - вот что являлось основной целью военных действий ютунгов147. Эти племена населяли ле­ вый берег Дуная и представляли собой этническую общность, оформившуюся на основе какой-то части племени гермундуров. Некоторое время у ютунгов были со­ юзнические отношения с Империей. Рим даже выделял им субсидии в виде золота и серебра148. На протяжении 270-271 гг. как самостоятельно, так и в союзе с аламан- нами, ютунги беспокоили римские владения в районе Реции. Они нанесли удар на

146 Буданова В.П. Указ. соч. С. 136-153.

147 Ременников А.М. Борьба племен Северного Подунавья

148 Dexipp. Fr. 22, 23; Radnoti A. Die genmanischcn Verbflndeten der Romer // Deutsch-Italienische

С. 9.

Vereinigung. Frankfurt a. Main, 1967. H. 3. S. 1 u. folg.

Рис. 9. Стилизованные изображения человечков из аламаннских регионов

юг, через Дунай, форсировав Альпы, и стали опустошать северные районы Ита­ лии149. Вторжения ютунгов были остановлены императором Аврелианом. Этому предшествовал его поход против вандало-сарматской коалиции племен, тревожащих Паннонию150. Только после победы над вандалами и заключения с ними мирного до­ говора Аврелиан направился в Италию. Он двинул в поход ббльшую часть бывшей с ним пехоты и кавалерии, а также вспомогательные контингенты из числа побежден­ ных им вандалов. Верность последних должны были обеспечить дети-заложники, ко­ торых уводил с собой Аврелиан151. В Италии ютунги успели разграбить районы се­ вернее реки По и занять ряд городов'” . Вскоре большая часть этих территорий бы­ ла очищена от ютунгов, но неожиданно им повезло. Разбив часть римского войска, ютунги устремились к Медиолану, а затем на юг, и нанесли римлянам тяжелое пора­

'49 Ременников А.М. Борьба племен Северного Подунавья

С. 10; Johne К.Р. Op. cit. S. 91; Laser R.

Op. cit. S. 41. Anm. 45. !5fl Dexipp. Fr. 22; Petr. Patric. Fr. 12; Zosim. I. 48. 1-2; 49 etc.

151 Dexipp. Fr. 23; Ременников A.M. Борьба племен Северного Подунавья

152 Aur. Victor. De Caes. XXXV. 1.

С. 22.

жение153. Значительная их масса после победы устремилась за р. По; под угрозой опу­ стошения оказалась Средняя Италия, нависла опасность над Римом. Ютунги достиг­ ли адриатического побережья и приблизились к р. Метавр, а также к городу Фанум- Фортуне154, и все же Аврелиану удалось остановить их. Римляне обрушились на осла­ бевших, стесненных в маневре варваров, к тому же плохо знавших эти места и разби­ ли их наголову. “Варвары были повернуты вспять и их всех бродивших, Аврелиан уничтожил по частям”155. В последующие годы (297, 358 гг.) вторжения ютунгов в ре- цийско-италийский регион были обречены на неудачу. В последней четверти III в. серия последовательных набегов германцев обру­ шилась на Галлию и Рецию. В 274 г. Аврелиан остановил на Рейне натиск франков

и ютунгов. Но вскоре, в 275-276 гг. франки и аламанны повторили военные рейды вглубь Галлии, разграбив множество городов156. На этом направлении важную стратегическую роль по-прежнему играли Декуматские поля; они были захвачены аламаннскими дружинами и, как уже отмечалось, шло их постепенное заселение. В течение 20 лет Империя пыталась восстановить здесь статус-кво. В начале 290 г. на­ чалось сооружение новой оборонительной линии, и это расценивалось как оконча­ тельный отказ от борьбы за возвращение Декуматских полей и упрочение Империи на вновь сложившихся границах157. Выход к побережью Дуная, необходимость закрепления сделанных приобрете­ ний и жажда захватов стимулировали уже в 271-272 гг. новые вторжения германцев на Балканы. Коалиция племен, куда входили и готы, смогла прорваться во Фракию

и Мёзию. Римлянам удалось нанести поражение варварам, перейти Дунай и в Бар­

барикуме разгромить отряд готского вождя Каннабавда158. В 275 г. флотилия вар­ варов, обитавших на берегах Меотиды, напала на восточные и центральные районы

Малой Азии159. Не прекращалось брожение и в хинтерланде варварского мира; там идут постоянные передвижения племен: на Верхнем Дунае появляются бургунды160

и вандалы, на Среднем Дунае кроме сарматов беспокойство Риму доставляют мар­

команны и квады, а также гепиды и вандалы161. Объектом нападения вновь стано­ вятся Мёзия, Фракия и Паннония. В 278 г. в Реции произошло первое столкновение с бургундами162. Обитая на Среднем Одере, это восточногерманское племя посте­ пенно мигрировало в западном направлении. Последующая судьба бургундов, ввиду их наиболее западного положения, была связана с группой западных германских племен163. Победа римлян в борьбе с бургундами и вандалами, успешные действия против ютунгов и аламаннов на некоторое время стабилизировали ситуацию в рай­ оне Реции. Состоялось относительное замирение с германскими племенами и на Нижнем Дунае: часть из них предпочла заключить с Империей мир.

153 SHA: Aurel. 18.3:21. 1-3; Besnier М. L'empire romain de Favenement des Severes au concile de Nicie

P., 1937. P. 235.

154 Aur. Victor. Epit. De Caes. XXXV. 2; Ременников A.M. Борьба племен Северного Подунавья

С. 24-25.

155 SHA: Aurel. 18: 6.

156 SHA: v. Prob. 13. 6; 15. 3; Дряхлое В.Н. Указ. соч. С. 163; Zollner Е. Op. cit S. 10; Schmidt В. Op

cit. S. 339.

157 Дряхлое В.Н. Указ. соч. С. 163.

158 SHA: Aurel. 22. 2; Eutrop. IX. 13; Oros. VII. 23, 4; lord. Rom. 290; ср. Wolfram H. Op. cit. S. 57; Idem

Gotische Studien II // MIOG. 1975. Bd. 83, H. 3/4. S. 313.

159Буданова В.П. Указ. соч. С 101-102. Император Тацит добился ряда решительных побед в борь­ бе с этими варварами, что нашло отражение в легендах монет как Victoria Gotthica и Victoria Pontica. См.:

Cohen Н. Tacitus. N 157, 168.

160 См. гл. V "Бургунды”.

161 SHA: V. Prob. 16. 2; 18. 2; Zosim. I. 68. I; Ременников A.M. Борьба племен Северного Подунавья

и ее роль в падении Римской империи. С. 38.

и Поднестровья с Римом

162 Zosim. I. 67,68; Johne К.Р. Op. cit. S. 92; Schmidt L. Die Ostgermanen. S. 132; Perrin O. Les Burgondes:

Leur histoire, des origines a la fin du premiere Royaume (534). Neuchitel, 1968. P. 103.

163 Шкунаев C.B. Указ. соч. С. 599; Leube A. Die Burgunden bis zum Untergang ihres Reiches an der

oberen Rhone im Jahre 534 // Die Germanen. Bd. II. S. 362.

Рис. 10. Германский шкипер. Трир

В последней четверти III в. усилились пиратские набеги франков

и сов164 на берега Галлии и Британии. Их удалось остановить в 288 г. Однако че- гез два года франки снова начали беспокоить области в междуречье Шельды и Рейна165. Вместе с ними здесь появляется еще один противник Рима —ф ризы 166. Первоначальным районом обитания фризов была Фрисландия. Продвигаясь на юго-запад, фризские племена пришли в соприкосновение с батавами167 и кан- нинефатами168. Двигаясь на восток, фризы частично ассимилировали хавков. Встречная волна франков, англов169 и саксов, надвигавшихся с востока, при­

сак­

164 См. гл. V “Саксы".

165 Eutrop. IX. 21; Дряхлое В.Н. Указ. соч. С. 163-164; Johne К.Р. Op. cit. S. 96-97; Johnson S. Die

Sachsen als Vorlaufer der Wikinger Litus Saxonicum // Sachsen und Angelsachsen. Hamburg, 1978. S. 61-62. 16* См. гл. V "Фризы".

167 См. гл. V “Батавы”.

168 См. гл. V “Каннинефаты".

169 См. гл. V “Англы”.

племен170. В

296

г. ние франков удалось остановить и какая-то их часть осела на землях Северной

Галлии171.

На протяжении III в. в Барбарикуме постоянно и весьма активно шел процесс перегруппировки сил. Некоторые из племен —вандалы, бургунды, готы —в до­ вольно короткий срок приблизились к границам Империи. Для грабительских вторжений они зачастую использовали не только отдельные мобильные отряды дружин, но и объединялись в коалиции племен, которые иногда сохранялись и по­ сле похода. Постоянные контакты родственных племен в условиях внешней опас­ ности способствовали сохранению клановых связей, групповой ориентации, об­ раза жизни и религиозных представлений. Однако конец III в. отмечен ростом на­ пряженности в хинтерланде варварского мира, и высший накал межплеменных столкновений фиксирует письменная традиция: “готы с трудом изгнали бургун- дов, с другой стороны, вооружаются побежденные аламанны и в то же время тер­ винги, другая часть готов, присоединив отряд тайфалов, устремляется против ван­ далов и гепидов”172; конунг гепидов “разоряет бургундов почти до полного истреб­ ления”173. В захвате удобных дакийских земель основным соперником готов были вандалы. Недостаток в земле по-видимому испытывали и гепиды, что и пробуж­ дало их военную активность, ибо в зоне плотного заселения, а именно такой бы­ ла “буферная зона”, получить землю другим способом было невозможно174. Во II в. гепиды размещались в дельте Вислы, а в конце Ш в., возглавляемые конун­ гом Бастидой, враждовали с готами на Балканах175. После этого гепиды снова оказались в “зоне молчания” источников и лишь около 400 г. появились на исто­ рической арене в качестве племен, подвластных гуннам. На их стороне они при­ нимали участие в сражении на Каталаунских полях176. В конце III в. по всему лимесу Империя имела могущественных и достаточно привередливых соседей, требующих к себе постоянного “внимания” и “заботы”. Усиливающееся давление со стороны Барбарикума осуществлялось карпами, гота­ ми, бастарнами, квадами и маркоманнами. Надолго и основательно увязли в борьбе с Римом аламанны - римляне предприняли большой поход против них. Они плени­ ли вождя племени “как раз во время замышляемых ими козней, и от рейнского мос­ та до дунайского перехода Гюнтиенса опустошена и полностью истощена Аламан- ния”177. Римляне прошли сквозь основное ядро вражеской территории, многих ала­ маннов истребили, а многих взяли в плен178. Отличительной особенностью ситуа­ ции в данном регионе было то, что имели место лишь отдельные разрозненные вторжения германских племен, с одной стороны, и мощные контрудары римлян - с другой. Некоторые племена, долгое время находившиеся в авангарде переселений, или совсем сходят с исторической арены (бастарны), или начинают постепенно от­ ходить на задний план (маркоманны, квады).

вела к частичному перемещению

фризских

наступле­

170 Решина М.И. Происхождение и расселение фризов // Романия и Барбария. М., 1989. С. 144-146. В дальнейшем, подчиняясь миграционным потокам и продвигаясь на юг, фризы заселили к началу V в. Северную Голландию. С конца V в. они “исчезают" с исторической арены и появляются в поле зрения историков лишь в VII в.

171 XII paneg. lat XI (III). 5; Kruger В. Die Franken

S. 382-383. В дальнейшем вторжения франков в

Империю успешно отражали императоры Константин Великий, Констанций II и Юлиан (Eutrop. X. 3;

Socrat. Hist. eccl. II. 13; Атт. Marcell. XVII. 8. 3; Zosim. III. 6). *72 XII paneg. lat XI (III). 17. 1-2. •« lord. Get. 97.

Mittelalter und zur

Vorgeschichte des rumintschen Volkes. Halle; Leipzig, 1923. Bd. 1; Bona J . Op. cit. Horedt K. Zur Geschichte der

frOhen Gepiden im Karpatenbecken // Apulum. 1971. Vol. 9. S. 705-708; Wolfram H. Op. cit S. 60-61.

174 Diculescu C.C. Die Gepiden: Forschungen zur Geschichte Daziens im frtlhen

175 XII paneg. laL XI (III). 17; Буданова В.П. Указ. соч. С. 87-88.

•7‘ lord. G et 199; Sidon. Apoll. Carm. 322.

177 XII paneg. lat V. 2; Ременников A.M. Борьбьа племен Северного Подунавья

С. 66.

т Ременников А.М. Борьба племен Северного Подунавья

С. 66; Schmidt В. Op. ciL S. 339.

5. “Жизнь их проходит в вечном передвижении”

К началу IV в. римская цивилизация и европейских варварский мир переживали чрезвычайно сложный этап своих взаимоотношений. У границ Римской империи вплотную стояли племена готов. Вероятно, они были рассеяны на значительном пространстве, и отдельные родовые группы имели различные по характеру отно­ шения со своими непосредственными соседями. Отсюда, по-видимому, такой значи­ тельный географический размах военных столкновений: конфликтами охвачено огромное пространство от Верхнего до Нижнего Дуная: среднедунайские и балкан­ ские провинции Империи превратились в настоящую линию обороны. Барбарикум живет напряженной жизнью: образуются временные союзы для вторжения в Импе­ рию, возникают объединения для нападения одного племени на другое. Активизи­ руются миграционные процессы у границ Рима. Смена одних племен другими вела к борьбе за обладание лучшими землями и стратегически выгодными территория­ ми. Император Константин (306-337) и его соправитель Лициний приняли некото­ рые меры для укрепления лимеса и создания более прочной преграды от barbararum gentium populis. Наверняка, не было полного доверия и готам. Константин создал систему земляных валов в области между Дунаем и Тисой, чтобы удержать готов от столкновений с другими варварами, в том числе с сарматами, а также от их вторже­ ний в Паннонию и Мёзию. На левом берегу Дуная был построен вал, пересекающий Банат, Олтению и Мунтению179. На Дунае были возведены мост, соединявший Эск и Суцидавой, а также лагеря и укрепления180. Возле Тутракана римляне соорудили переправу, а на левом берегу, который назывался “готский берег1*, построили кре­ пость Константина Дафна181. В начале 30-х годов IV в. готы вели борьбу с сармата­ ми. Конфликт между ними, а затем между готами и римлянами, которые встали на сторону сарматов, произошел в 332 г.182Он охватил “страну сарматов”, битва состо­ ялась “в самой середине варварской земли”. После победы римлян был заключен договор, по которому готы обязаны были за ежегодное денежное вознаграждение поставлять Риму определенное число воинов. Им разрешили торговать на Дунае183. В Константинополь были отправлены заложники, функции которых не вполне яс­ ны. В то время как часть готов, возглавляемая Ариарихом, выясняла отношения с племенами Среднего Дуная, другая их часть, вместе с конунгом Геберихом, отошла вглубь Барбарикума, где вскоре вспыхнул конфликт с вандалами. С 332 г. готы не вели масштабных войн с Империей. Правда, отдельные готские дружины нередко ради грабежа тревожили правобережье Дуная. Однако, подобные нападения не бы­ ли редкостью и на других участках римского лимеса. На рубеже III—IV вв. оформи­ лись основные принципы отношений римской цивилизации к одному из ведущих племен Барбарикума - готам. На первых порах доминировало противостояние, воо­ руженная борьба, когда обычной нормой были войны и военные конфликты. Ког­ да Константин вмешался в гото-сарматский конфликт, победил готов, заключил с ними мир, снявший на время напряжение, - началась эпоха новых отношений. Им­ перия стала более настойчиво вторгаться в межплеменные споры, по возможности контролируя их. Она все чаще прибегала к тактике нейтрализации одного племени другим. Такая политика имела глубокие последствия как для готов, так и для рим­ ского мира. В дальнейшем византийские императоры часто прибегали к политике сталкивания готов с другими варварами или с частью готских племен. Эта двойст­ венность не могла не вызвать изменений в позиции готов по отношению к римско­

179 Колосовская Ю.К рии // История Европы. М

Штаерман Е.М. Передвижения племен и падение Западной Римской импе­ 1988. Т. 1. С. 648-649.

180Palsch С. Die Vitlkerbewegungen ал der unteren Donau: BeitrSge zur Vitlkerkunde von SUdosteuropa III // S -Ber. Ak. Wiss. Wien. Phil.-hist. Kl. 1928. Bd. 208, H. 2. S. 20-22; Vetters H. Dacia ripensis. Wien. 1950. S. 23. 181 Anon. Vales. Pars prior. VI. 35; Буданова В.П. Указ. соч. С. 114-115.

182Anon. Vales. Pars prior. VI. 30. 183 Anon. Vales. Pars prior. VI. 31; Socrat. Hist. eccl. I. 18: lord. Get. 112. Ср.: Palsch C. Op. cit. S. 27-29.

му миру. Возможно, некоторые готские племена отказались от наступательной по­ литики, но внешняя опасность (натиск гуннов) вынудила их в конце IV в. ступить на римскую землю. Другие готские племена связали свою судьбу с Империей, став ее федератами. Дальнейшие взаимоотношения готов с Римом имели, как известно, многосторонний характер, но в основе их лежали те принципы, которые оформи­ лись в конце III и в первой половине IV в.184 Римская цивилизация была тесно свя­ зана с окружавшим ее варварским миром. Она влияла на него, испытывая, в свою очередь, на себе его воздействие. Это взаимовлияние становилось особенно сущест­ венным в моменты кризисов, которые переживала как Римская империя, так и Бар­ барикум. Трудно представить, чтобы длившееся несколько столетий подряд взаимо­ действие римского мира и варваров могло пройти для последних бесследно. В середине IV в. племена франков, аламаннов, бургундов снова переходят в на­ ступление185. Сила политического воздействия этих племенных союзов значитель­ но возросла. Увеличился их хозяйственный и военный потенциал, значительных ус­ пехов достигло социальное развитие; торговля стимулировала ремесло. Углубление экономических и социальных противоречий ускоряло разложение родоплеменного строя варварских племен186. Аламанны заселяют Декуматские поля: “Бургунды за­ хватили поля аламаннов, которых они добивались из-за своего поражения. Аламан­ ны потеряли земли, но вновь стремятся их добыть”187. В 355 и 366 гг. различные германские племена вторгаются в области левого берега Рейна и проникают дале­ ко вглубь Галлии, подвергая грабежу и насилию множество городов и укрепленных пунктов188. Но императору Юлиану удалось победить сначала аламаннов при Ар- генторате, а затем франков в Токсандрии189. Различные меры по сдерживанию пи­ ратских набегов принимались и его предшественниками. Константин Великий уси­ лил флот на Рейне, заложил на его правом берегу крепость Дивициа. Он принимал в римскую армию франкских наемников. В 342 г. Констанций II победил на Нижнем Рейне франков и заключил с ними договор. С этого времени представители франк­ ской и аламаннской знати стали занимать высшие военные посты190. Во второй половине IV в. активизируется варварский племенной мир в рай­ оне Нижнего Дуная. Юлиан предпринял длительную поездку по Дунаю с целью осмотра укреплений и гарнизонов на лимесе191. Были приведены в порядок по­ граничные крепости. В 365 г. Валентиниан I отдал приказ восстановить и по­ строить на лимесе Прибрежной Дакии новые наблюдательные пункты192. Уси­ лению варварских передвижений на Нижнем Дунае в значительной степени спо­ собствовали два обстоятельства: христианизация германских племен и натиск гуннов193. Также особенно стремительно развивался процесс “втягивания” готов в римский мир. Один из предводителей готских племен Атанарих направил от­ ряд готов в помощь Прокопию, который выступил против императора Вален- та194. В силу каких причин готский конунг принял такое решение, неизвестно.

184 Буданова В.П. Указ. соч. С. 104-121.

■85 Eutrop. X. 14; Атт. Marcell. XIV. 4; XV. 8. 18; XVI. 2. 12; XX. 8. 13; XXVI. 4. 5; Seyfarth ИЛ Die Entwicklung im 4 Jahrhundert (306—406) //Die Romer an Rhein und Donau. B., 1975. S. 107; Hoffman D. Das spa- tromische Bewegungsheer und die Notitia dignitatum // Epigraphische Studien. Dusseldorf, 1970. Bd. 7, N 2.

S. 144-145. Anm. 272.

186 Корсунский A.P., Гюнтер P. Указ. соч. С. 134.

187 XII paneg. lat. XI (III). 17. 3.

188 Eutrop. X. 14; Arnm. Marcell. XVI. 2. 2.

189 Schmidt B. Op. cit. S. 339-340; Kruger B. Op. cit. S. 384; Seyfarth W. Op. cit S. 114, 116.

190 Корсунский A.P., Гюнтер P. Указ. соч. С. 133-135; Kruger В. Op. cit. S. 383-384.

19<XII paneg. lat III (XI). 6. 7. CTh. XV. 1.13; Vetters H. Op. cit S. 25-26. >93 Буданова В.П. Указ. соч. С. 136-158.

194 Schmidt L. Die Ostgermanen. S. 227, Anm. 5; S. 230-231; Stein E. Histoire du Bas-Empire. P., 1959.

P. 175-176; Salomon M. Rzekoma wojna ludowa w Tracji i Azji Mniejszej w czasie uzurpacji Prokopiusza (365-366) // Eos. 1972. T. 60. S. 369-379; Wolfram H. Gotische Studien I // MlOG. 1975. Bd. 83, H. 1/2. S. 8-9;

Idem. Geschichte der Goten. S. 70-74.

Рис. 11. Знатные франки. Реконструкция

Предполагают, что этот отряд был сформирован из воинов, выделенных раз­ личными территориальными округами готских племен. Выступление Прокопия было подавлено, а готы были захвачены в плен и на рынках городов Фракии проданы в рабство195. Чтобы наказать готов, император Валент предпринял ряд карательных экспедиций в Барбарикум. К этим экспедициям шла тщательная подготовка: укреплялись пограничные крепости нижнедунайского лимеса, рас­ положенные в пограничных крепостях гарнизоны были снабжены оружием, одеждой и продовольствием. Граница напротив Готии укреплялась196. Во время первого похода (367 г.) часть готов попала в плен, а основной их массе удалось отступить и укрыться от римлян197. В 368 г. планировался еще один поход, но по­ мешал разлив Дуная. В 369 г. Валент снова переправился в Готию, где напал на “воинственное племя грейтунгов и имел с ними небольшие столкновения”198; ме­ жду Атанарихом и Валентом был заключен мир. За помощь Прокопию готы

195 Zosim. IV. 10; Eunap. Fr. 37; Курбатов ГМ. Восстание Прокопия (365-366) II ВВ. 1958. Т. XIV. С. 24. 196 Zosim. IV. 10, 11; Буданова В.П. Указ. соч. С. 148. ‘97 Zosim IV. 11; Атт. Marcell. XXVII. 5. 2,4. <9* Атт. Marcell. XXVII. 5. 5,6.

были жестоко наказаны, по условиям договора Империя отказалась постав­ лять готам продовольствие. Их торговля с римлянами резко ограничивалась199. По сути, в 369 г. придунайским готам пе­ рекрыли экономические контакты с римским миром. В 375 г. теснимые гун­ нами придунайские готы разделились - это было уже не первое их разделение. Не всегда можно выявить причину рас­ кола внутри племени или племенного союза. Однако на этот раз разногласия касались вопроса, который в конечном итоге определил историческую судьбу готов. В степном коридоре Северного Причерноморья столкнулись две волны Великого переселения народов: с запа­ да - германская в лице готов, с востока — тюркская, которую представляли гун­ ны. Это столкновение закончилось тем, что хозяином Нижнего Поднепровья на­ долго стали гуннские племена. С появле­ нием гуннов возникли территориальные конфликты. Для готов это не было чем- то необычным, и прежде они в подоб­ ных ситуациях или уступали занимае­ мые земли и переселялись на новые, или отстаивали право на них в открытом сражении. Однако теперь готам прихо­ дится решать: искать для переселения место в пределах Барбарикума или окончательно переселиться в Римскую империю. Одни усматривали спасение в союзе с Империей, надеясь укрыться от гуннов за ее лимесом и ее авторитетом — подобную позицию занимали сторонни­ ки предводителя готов Фритигерна. Другие, сторонники Атанариха, видели путь своего “народа” в самостоятельной борьбе с гуннами. В 376 г. готы Фрити­ герна переправились через Дунай и с разрешения Валента поселились во Фра­ кии200. Однако притеснения римской ад­

Рис. 12. Большая фибула из готского клада ‘‘Золот ая наседка с цыплятами" найденного у с. Пьетроаса. IV в.

министрации, трудности с продовольст­ вием, вероломство римлян не только ра­ зочаровали готов в весьма “прохладном приеме”, но и подтолкнули к восстанию. В 378 г. у Адрианополя готы разгроми­ ли войска Валента. Погибло две трети римской армии, а сам император Валент

144 Атт. Marcell. XXVII. 5. 7, 8; Zosim. IV. 11; Themisl. Orat X. 135; Буданова В.П. Указ. соч. С. 151;

Wolfram Н. Geschichte der Goten. S. 74.

200 Ременников A.M. О политической обстановке на Нижнем Дунае в канут перехода вестготов на

территорию Римской империи // Проблемы всеобщей истории. Казань, 1972. С. 249-255; Demougeoi Е. Modalites d'etablissement des federes barbarcs de Gratian et de Theodose // Mellanges d’histoire. W. Seston 1974 P. 144-146.

пропал без вести201. Готы двинулись на Константинополь, но взять его не уда­ лось; их отряды рассеялись по Фракии, занимаясь грабежом и разбоем202. Готы, оставшиеся за Дунаем, пытались сопротивляться продвижению в свои земли гун- но-аланнских отрядов, однако даже построенный в 375-376 гг. земляной вал не мог остановить варваров с востока203. Среди готов вспыхнули раздоры, и Атана- рих вопреки своим убеждениям и заветам предков, вынужден был переселиться в Константинополь в 381 г. В его честь был устроен пышный прием, за которым последовало заключение очередного договора с готами в 382 г. Таким образом, при императоре Феодосии завершилось окончательное пересе­ ление основной массы одного из крупных племен Барбарикума, готов, в различные провинции Римской империи. К концу IV в. она уже инкорпорировала некоторые мелкие (наристы, бастарны) и не очень сильные племена или части племен (марко­ манны, гепиды, вандалы), главным образом западных германцев. На этом закон­ чился первый этап Великого переселения народов, открывший эпоху активного “врастания” Барбарикума в римский мир.

201 Атт. Marcell. XXXI. 13, 18; Корсунский А.Р., Гюнтер Р. Указ. соч. С. 36; Wolfram Н. Geschichte der Goten. S. 137-153; Idem. Die Schlacht von Adrianopel // AWA. 1978. Jg. 114, N 8. S. 227-251; Stallknecht B. Untersuchungen zur romischen Aussenpolitik in der Splitantike (306—395 n. Chr.). Bonn. 1969. S. 73, 91, 103; Burns Th.S. The Battle of Adrianople. A Reconsideration // Historia. 1973. N 22. P. 336-338; Idem. The Ostrogoth:

Kingship and Society. Wiesbaden. 1980. P. 46-47. 202 Amm. Marcell. XXXI. 16. 3; Eunap. Fr. 50; Socral. Hist. eccl. VI. 1; Sozom. Hist eccl. VII. 1; Корсун­

ский A.P

второй половине IV—начале VI в. Пермь, 1975. С. 29—32; Wolfram И. Geschichte der Goten. S. 151. 203 Amm. Marcell. XXXI. 3. 5, 7; Vulpe R. Le vallum de la Moldavie in ferieure et le “mur” d’Athanaric. Gravenhage, 1957. P. 25-27; Вулпе P. Верхний вал Бессарабии и проблема гревтунгов к западу от Днест­ ра // МИА Юго-Запада СССР и РНР. Кишинев, 1960. С. 259-278; Wolfram Н. Geschichte der Goten. S. 77,

Гюнтер P. Указ. соч. С 36; Сиротенко В.Т. История международных отношений в Европе во

Глава II

“ГУННСКИЙ” ЭТАП ВЕЛИКОГО

ПЕРЕСЕЛЕНИЯ

НАРОДОВ

1. “Этот подвижный и неукротимый народ”

После Адрианопольского сражения начался следующий период - так называе­ мый “гуннский” этап Великого переселения народов. В европейский Барбарикум включились многочисленные кочевые племена Приволжских и Прикаспийских сте­ пей. Массы кочевников, хлынувшие с востока, установили свою гегемонию не толь­ ко в степном коридоре Северного Причерноморья, но и на Нижнем и Среднем Ду­ нае. Племена гуннов стали хозяевами этих стратегически важных районов. Послед­ нее обстоятельство неизбежно заставляло частично осевших в приграничных рай­ онах Римской империи и в значительной степени уже ставших частью военно-поли­ тической имперской системы варваров, в основном германцев, по возможности ис­ кать выход в переселении на более отдаленные и соответственно более безопасные территории. Гуннское присутствие в европейском Барбарикуме активизировало всё миграционное пространство, стимулируя мобильность германцев как в начале мас­ совых переселений в Империю в 376 г., так и незадолго до гибели Западной Римской империи в 476 г. Появление гуннов на Дунае разрушило систему “буферных варвар­ ских государств” вдоль лимеса, способствовало этнополитической консолидации германских племен и относительно быстрому возникновению у них “варварских ко­ ролевств” в пределах Римской державы. Между Адрианопольским сражением и па­ дением Западной Римской империи основная масса германских племен пережила наиболее яркий и драматичный период своей истории. “Гуннский” этап - апогей Великого переселения народов. При этом следует от­ метить, что в исторической науке сложилось два мнения относительно феномена Великого переселения народов. Одни исследователи рассматривают его в основном как локальное европейское явление с небольшим азиатским вкраплением. Пересе­ ление трактуется как массовые миграции племен двух последних столетий сущест­ вования Римской империи. Согласно другому, более широкому взгляду, известное по литературе Переселение народов - это лишь часть стремительно нараставших глобальных мировых этнокультурных изменений, следовавших друг за другом эт­ нокультурных сломов и катастроф; это своего рода его европейская “модель”. Раз­ витие миграционных процессов шло по принципу цепных реакций. С одной сторо­ ны, Великое переселение народов провоцировало эту цепную реакцию, с другой - подобные катастрофы сами резко активизировали процессы миграций. Появление в Европе кочевников, вошедших в азиатскую историю под именем “уннов”, “хунну”, а в европейскую - “гуннов”, следствие взаимодействия Китайской (Ханьской) импе­ рии и кочевого варварского мира у ее северных границ. Азиатскую и европейскую “модель” Переселения народов объединяет если не общая концепция, то во всяком случае общая тенденция, образуя единый исторический контекст, общие простран­ ственные и временные координаты. Первоначально имя “хунну” еще в I тысячелетии до н.э. носили монголоязыч­ ные племена Забайкалья, впоследствии успешно соперничавшие и неоднократно громившие Ханьскую империю —одну из четырех существовавших тогда мировых

империй. Хунну были кочевника­ ми, тесно связанными с племена­ ми Алтая, Южной и Западной Си­ бири1. Хуннский племенной союз представлял серьезную опасность для ханьского Китая. Хунну со­ вершали грабительские вторже­ ния на территорию Ханьской им­ перии, уводя в плен китайское на­ селение. Они проникали далеко в глубь Китая, оседая целыми посе­ лениями в пределах Ханьской им­ перии. Ханьские императоры ока­ зывали серьезное сопротивление хунну. С ними заключались дого­ вора, согласно которым империя платила хунну дань, а также по­ сылала в жены их вождям (шань- юям) китайских принцесс. В 119 г. до н.э. империя нанесла хунну со­ крушительный удар, что застави­ ло их отступить на север. На отво­ еванной у хунну территории импе­ рия построила мощную линию ук­ реплений, были созданы военные и гражданские земледельческие поселения. Впоследствии эта по­ лоса укреплений стала плацдар­ мом успешных завоевательных походов Ханьской империи. Од­ нако, хунну спустя некоторое вре-

Рис. 13. Гунн из кенкольского могильника.

мя активизировали свои действия I в- до н.э. Реконструкция М.М. Герасимова

на северо-западных границах Ханьской империи и к началу I в. н.э. им удалось подчинить своему влиянию западные области Китая, отрезав торговые пути, включая “великий шелковый путь”, который уже со П в. до н.э. связывал Китай с далекими странами, в том числе с Римской империей. Ханьская империя вынуждена была на какое-то время перейти к оборонительной тактике. Но к се­ редине I в. н.э. ханьские императоры вновь приступили к завоевательным похо­ дам. Китайцы предприняли активные военные действия на северо-западе. В 73 г. в походе против хуннов выступила сильная армия. Войны с хунну преследовали в первую очередь цель восстановления китайского влияния в западных областях и налаживания внешней торговли Китая по “великому шелковому пути”. В резуль­ тате походов ханьских полководцев хунну были вытеснены из Восточного Турке­ стана. Разгромленные в результате неудачных войн, лишившись своих исконных кочевий, хунну разделились на две части: северные и южные. Южная группа хун­ ну попала под влияние Ханьской империи, а северная, после многочисленных по­ ражений, нанесенных сяньбийскими и китайскими войсками, ушла в 93 г. н.э. на запад в Джунгарию2. Мигрируя в западном направлении, хунну ассимилировались с различными, преимущественно тюрко- и ираноязычными племенами. Эти сме­ шанные племена достигли степей Южного Урала и древнего Устьюрта. Севернее

1 См.: Иностранцев К.А. Хунну и гунны. Л

1926.

2 Гумилев Л.Н. Хунну. М., 1960.

Рис.

14. Серебряная ваза из погребения знатного гунна у села Концешты (Румыния).

Конец IV -

начало V в. С.-Петербург, Гос. Эрмитаж

Аральского моря во II в. н.э. их отмечает античная письменная традиция, называя уже гуннами3. Первый натиск гуннов испытали южноуральские племена и позднесарматское население Нижнего Поволжья. Подошедшие к Каспийскому морю, а вскоре и к Ниж­ ней Волге, гунны в значительной степени восприняли местную сарматскую культуру. Ко второй половине IV в. гунны представляли уже смешанные преимущественно тюрко-угорские и ираноязычные племена. Гунны переходят Волгу и обрушиваются на Предкавказье, они стремительно проходят путь от Танаиса на Балканы и дальше к югу от Дуная до стен Константинополя. Вскоре они проследовали на запад в Поти-

3 См. гл. V “Гунны".

сье и на венгерскую равнину, а затем от Орлеана на Луаре до городов Аквилеи и Ми­ лана в Италии. К концу IV в. равнина между Тисой и Дунаем стала преимущественно гуннской территорией4. Гунны создали обширный военно-племенной союз, куда во­ шли и другие варварские племена: примеотийские готы5, гепиды6, герулы7, аланы8, славянские племена. Степень зависимости этих племен от гуннов определить доволь­ но сложно. Возможно, находясь под управлением своих предводителей, они сопрово­ ждали гуннов в качестве военного подкрепления, выделяя в случае необходимости военные отряды9. Как часть этого союза и под его именем многие из упомянутых выше племен уже с конца IV в. в качестве вспомогательных войск оказывали услуги как Западной, так и Восточной империи10. Другая, значительно большая часть пле­ мен, также вступала в более тесные контакты с Западной и Восточной империей, спа­ саясь от возможности быть поглощенной гуннским союзом.

2. Между переселением и расселением

По договору 382 г. Придунайские готы Атанариха стали федератами Империи и п о сели ли сь в Нижней Мёзии и Фракии11. В 386 г. часть гревтунгов12 во главе с Одо- теем также решила переселит ься в Империю. Для постоя им выделялись провин­ ции Дакия и Фригия13. Отношение к этим готам-федератам не нарушало сложившу­ юся традицию. Их выдвигали на высокие посты в армии, устраивали браки со знат­ ными римлянками, воздавали почести. В то же время Империя, как и ранее, пыта­ лась вносить раздор между готскими предводителями. Вскоре после переселения возник конфликт среди придунайских готов Атанариха. Одна их часть, возглавляе­ мая ближайшим сподвижником Атанариха Фравиттой, выступила за выполнение условий договора с Империей, другая - во главе с Эриульфом, была настроена весь­ ма агрессивно. Этот конфликт удалось урегулировать относительно безболезнен­ но14. Ставка была сделана на Фравитту. Он появился в Константинополе в 381 г. в числе дружинников Атанариха, женился на римлянке. После насильственной смер­ ти своего противника Эриульфа служил при дворе василевса. Он достиг высших во­ енных должностей, получил титул консула15. Договор с готами 382 г. для Империи был в известной мере вынужденным ак­ том. Он стал возможным лишь после того, как император Феодосий (379-395) убе­ дился, что дальнейшая политика раскола готского воинства на отдельные отряды уже невозможна. После конфликта между Фравиттой и Эриульфом некоторые гот-

4 Иордан. О происхождении и деяниях гетов (Getica) / Вступ. ст., пер. и коммент. Е.Ч. Скржинской. М., 1960. (Далее: Скржинская. Иордан). С. 269-270, Примеч. 379.

5 См. гл. V “Готы”.

6 См. гл. V “Гепиды”.

7 См. гл. V “Герулы”.

8 См. гл. V “Аланы”.

9 Скржинская. Иордан. С. 270; Корсунский А.Р., Гюнтер Р. Упадок и гибель Западной Римской им­

перии и возникновение германских королевств (до середины VI в.). М

1984. С. 112.

111 В 383 г. римское правительство привлекло гуннов для вытеснения из Реции ютунгов (Ambros.

Epist. XXIV. 8). В 387-388 гг. отряды гуннского союза племен оказали помощь Феодосию в его борьбе с узурпатором Максимом (XII paneg. lat. II (XII). 32). В 400 г. гунны помогли Восточной империи справить­ ся с Гайной (Zosim. V. 22), а в 405 г. спасли Равеннский двор от коалиции племен Радагайса (Oros. VII. 37.

12—16: Chron. Gall. An 405; lord. Rom. 321). Cm.: Vdrady L. Das letzte Jahrhundert Pannoniens (376-476). Budapest, 1969. S. 200-205. 11 Cons. Constantinop. an 381; Wolfram H. Geschichte der Goten. Miinchen, 1979. S. 156. 12 См. гл. V "Гревтунги”. 13Zosim. IV. 34—35, 38—39; Claud. Claudian. 4 cons. Hon. 626-636; Jones A.H.M. The Prosopography of the Later Roman Empire (260-395). Cambridge, 1971. Vol. 1. P. 750; Буданова В.П. Готы в эпоху Великого пе- геселения народов. М., 1990. С. 129. 14Zosim. IV. 56-57; Eunap. Fr. 60. 15 Schmidt L. Geschichte der deutschen Stamme bis zum Ausgang der V61kerwanderung. Miinchen, 1934. 5-1 1: Die Ostgermanen. (Далее: Die Ostgermanen). S. 422-424; Thompson EA. The Visigoths from Fritigem to

£cric // Historia. 1963. T. 12. S. 107, Anm. 7; Demand! A. Magister militum // PWRE. 1970. Hbbd. XII. Col. 728,

~ x . Jones A.H.M. The Prosopography

P. 372; Wolfram H. Op. cit. S. 174-175.

Рис. 15.

С т илихон

с супругой

Гонорием. Д ипт их из слоновой кости. Кафедральный собор в Монсе

Сереной и юным

ские дружины перешли добровольно на службу Империи. Готов расселили в про­ винциях, где они обрабатывали землю и поставляли в войска рекрутов16. Возможно их селили по принципу hospitalitas17. Однако эти варвары вошли в историю Пересе-

16 Глушанин Е.П. Этнический состав ранневизантийской армии IV в. (варварский вопрос) // АДСВ.

Свердловск, 1985. С 40. 17 Jones А.И.М. The Later Roman Empire: A Social, Administrative and Economic Survey. Oxford, 1964.

Vol. 2. P. 157; Vol. 3. P. 29.

.

ления вовсе не своими успехами в возделывании земель18. Они селились в Империи не как труженики, а как особая статусная группа, особое военное сословие, которое получало жалование от императора, предоставляя ему воинов. Местное население относилось к ним настороженно враждебно, так как варварское воинство выполня­ ло и роль городских гарнизонов19.

18 Подробнее об этом см.: Корсунский А.Р., Гюнтер Р. Указ. соч. С. 217. Примеч. 22. 19 Zosim. IV. 30, 40; Theodor. Hist. eccl. V. 17; Сиротенко В Т. История международных отношений

в Европе во второй половине IV -

начале VI в. Пермь, 1975. С. 35.

Бурные конфликты с готами, закончившиеся их переселением, развернулись на фоне политического кризиса Империи. Наблюдалась жалкая картина посте­ пенного распада центральной власти. Уже в 364 г. Империя разделилась на две ча­ сти: Восточную и Западную. Каждая имела своего императора и свою систему уп­ равления. Император Феодосий предпринял попытку объединения Империи, но оно не состоялось, и в 395 г. он передал Западную часть своему сыну Гонорию20. Обратим еще раз внимание на то, что переселение основной массы варварских племен из Барбарикума в Империю происходило именно после ее раздела. Пере­ селившиеся готы получили статус федератов Восточной империи. Этот фактор, возможно, стал решающим для “народа везеготов”. Как известно. Восточная им­ перия оказалась более устойчивой. Императорская власть сумела здесь сохранить свой авторитет. Обитание в относительно стабильной среде ускорило этническую консолидацию готов. В Западной империи распад власти продолжался. В 383 г. узурпатор Максим захватил власть в Галлии, которая еще в 375 г. обособилась от Италии. Однако, с помощью императора Феодосия войска Максима были разби­ ты и сам он был убит21. Решающее сражение произошло в Паннонии, где Феодо­ сия поддержали вспомогательные войска готов, в том числе, вероятно, дружины Алафея и Сафрака22. Деятельность этих вождей, гота Алафея и алана Сафрака, началась после смерти конунга Эрманариха. Они были опекунами малолетнего конунга Видери- ха и управляли от его имени. Уходя от гуннов, Алафей и Сафрак привели готов на Днестр, затем на Нижний Дунай и дальше в пределы Империи. Они играли реша­ ющую роль в Адрианопольской битве, после которой разместились в Паннонии23. Разрешая им поселиться в Паннонии, император Грациан надеялся тем самым с их помощью укрепить оборону дунайской границы24. В 392 г. на западе появился новый узурпатор - Евгений25. В борьбе с ним Феодосий опирался не только на римские легионы, но и на войска, которые возглавлял вандал Стилихон26. Отря­ дами варварской кавалерии командовал гот Гайна27. Среди его подчиненных нахо­ дился молодой военачальник Аларих28. Для многих племен, и тех, которые уже были поглощены колоссальным организмом мировой Римской державы, и тех, кто еще находился в Барбарикуме, эти имена имели символическое значение. Они служили своеобразным эталоном спасения и испытаний, ожидавших варваров-пе- реселенцев на римской земле. Так, Стилихон, вандал по происхождению, начал свою карьеру при императо­ ре Феодосии, будучи женат на его племяннице Серене. В 394 г. он стал главноко­ мандующим войсками Империи, в 395 г. был назначен опекуном несовершенно­ летнего императора Западной империи Гонория. В течение 14 лет (395-408 гг.) Стилихон возглавлял правительство Западной империи. Он стремился создать мощную защиту ее границ по Рейну и Дунаю, держать в руках политику обеих им­ перий, будучи при этом сторонником и проводником варварского влияния. Но в

20 Историографический обзор проблемы раздела империи см.: Pabsl A. Divisio regni: Der Zerfall des

Imperium Romanum in der Sicht der Zeitgenossen. Bonn. 1986.

21 Zosim. IV. 35,47: Oros. VII. 35: Marcell. Comit. An 483.

22 XII paneg. lat. II (XII), 32: Vdrady L. Op. cit S. 42-74.

23Amm. Marcell. XXXI. 3.3:4.12; 12.12-17; Zosim. IV. 34.2; lord. Get. 140; Schmidt L. Die Ostgermanen.

S. 257-258; Vdrady L. Op. cit.

w Zosim. IV. 34. 2; lord. Get. 141.

25 Claud. Claudian. De III cons. Honor, v. 66; Idem. De IV cons. Honor, v. 74; Туг. Ruf. Hist. eccl. XI. 33.

26 Mommsen Th. Stilicho und Alarich // Hermes. 1903. Bd. 38. S. 101-115: Straub J. Parens principum.

Stilichos Reichspolitik und das Testament des Kaisers Theodosius // Nouvelle Clio. 1952. N 4. S. 94-115;

1975. S. 102,

Seyfarth W. Die Entwicklung im 4. Jahrhundert (306-406/407) // Die Romer an Rhein und Donau. B

129-132.

27

Zosim. V. 22; Socrat. Hist. eccl. VI. 6; Marcell. Comit. An 400; lord. Get. 176.

28

Wolfram H. Op. cit. S. 178-191; Duwel K. Alarich I // Reallexikon der germanischen Aitertumskunde. 2.

Aufl. B

1973. Bd. I.

результате антигерманского дворцового переворота Стилихон был свергнут и казнен в Равенне29. Широко известно, что в конце IV в. реальное командование армией Восточной империи находилось в руках Гайны. Но, будучи магистром армии, этот честолюби­ вый гот предпринял в 399 г. попытку захвата политической власти в Византии. Ис­ тория Гайны почти полностью укладывается в контекст “хождения во власть" вар­ варов. Скрываясь от преследований, Гайна уходит за Дунай, где он был схвачен гун­ нами и обезглавлен30. Деятельность Алариха, гота из рода Балтов, также протека­ ла на римской земле, хотя родился он на Нижнем Дунае. Ребенком Аларих был от­ правлен в Империю, где, вероятно, изучил латынь и греческий язык. В 395 г. он был избран готским конунгом. Вскоре император Аркадий пожаловал ему звание маги­ стра армии Иллирика. Совершив три похода в Италию, Аларих в 410 г. захватил и разграбил Рим. Он умер в Южной Италии, готовясь к вторжению в Сицилию и Аф­ рику31. Трагические судьбы Стилихона, Гайны и Алариха, как и других представи­ телей элиты варварского мира, в целом свидетельствуют о непреодолимости барь­ ера взаимного отчуждения между римлянами и варварами. Римский мир и Барбари­ кум балансируют на грани взаимного недоверия и взаимной заинтересованности и тяготения друг к другу.

3. “Больших событий череда”

В послеадрианопольский период для Западной империи как и прежде уязвимым местом остается нижнерейнский лимес. С конца IV в. продолжалось его укрепле­ ние. В это время вспомогательными войсками в Галльской префектуре командовал франк Арбогаст (388-394)32. Он продолжал привлекать на службу своих сородичей франков и с их помощью укреплял оборону Рейна. Однако в 388 г. дружины фран­ ков во главе с вождями Генобавдом, Маркомиром и Сунноном прорвали нижне­ рейнский лимес и совершили набег на Галлию, опустошив окрестности Кельна33. Арбогасту все же удалось восстановить в этом районе status quo ante bellum и заклю­ чить с вторгшимися франками34 договор, по которому они снова стали федератами Империи. В дальнейшем с франкскими вождями были заключены новые договоры, а также реорганизована оборона нижнерейнского лимеса35. Ненадолго трясал “реванш” варварской стихии готов Алариха. Являясь федератами Византии, эти готы размещались в Нижней Мёзии и Фракии. Они помогали императору Феодо­ сию справиться с узурпатором Евгением. Вернувшись на Балканы, готы потребовали выплатить им причитающееся ежегодное жалование (stipendia) или выдать соответ­ ствующее количество продовольствия (аппопае, victualia). Лишившись после смерти императора Феодосия (январь 395 г.) федератского статуса, готы избрали Алариха конунгом и, опустошая все на своем пути, двинулись к Константинополю36. Непода-

в этом районе

воцарилось спокойствие, в то время как Балканы

со­

2 9 Oros. VII. 38. 1 ; Mazzarino S. Stilicone: La crisi imperiale dopo Teodosio. Roma, 1942. P. 100-103;

Demougeol E. De l'unit£ a la division de I'Empire Romain (395-410). P., 1951. P. 274-281; Cameron A. Claudian Poetry and Propaganda at the Court of Honorius. Oxford. 1970. P. 180-188.

30 Wolfman H. Op. cit. S. 175-178; Глуишнин Е.П. Военная знать ранней Византии. Барнаул. 1991.

С. 90-93.

Vol. 1. P. 95-97; Ewig E. Probleme der frankischen Frtlhgeschichte in

den Rheinlanden // Historische Forschungen filr W. Schlesinger. 1974. S. 59-60; Laser R. Die Chatten // Die Germanen; Geschichte und Kultur der germanischen Stamme in Mitteleuropa. B., 1983. (Далее; Die Germanen.)

31 Wolfram Н. Op. cit. S. 178-191.

32 Jones A.H.M. The Prosopography

Bd. 2. S. 574, Amn. 211.

33 Greg. Tur. Hist. Franc. II. 9; Kriiger B. Die Franken bis zur politischen Vereinigung unter Chlodwig // Die

Germanen. Bd. 2. S. 397.

34 См. гл. V “Франки”.

35 Корсунский A.P

м Claud. Claudian. In Rufin. II. v. 7-100; Wolfram H. Op. cit. S. 163-165, 169-174.

Гюнтер P. Указ. соч. С. 136.

ГУННСКИЙ ЭТАП ВЕЛИКОГО ПЕРЕСЕЛЕНИЯ НАРОДОВ (конец IV - первая половина V в.)

■ПИКТЬГ СКОТТЫ! ►БРИТТОНЫ; ВрЧ Г\ВУРГУИД1 ГЕПИДЬ ОСТРОГОТЫ
■ПИКТЬГ
СКОТТЫ!
►БРИТТОНЫ;
ВрЧ
Г\ВУРГУИД1
ГЕПИДЬ
ОСТРОГОТЫ
)ставкам
Бурдигап;
'Атталы
Толоза
БракараО
Ровеннл
lapfioini.
Константинополь
Толст
Адрианополь-
‘Карфаген
• раншр раздела
Римской империи в 395 t\
^
[V.VV»'/-;]
ПИКТЫ
Регион кочевания гуннских племен <
Пленена
X
451
М еста и годы
важнейших сражений
Алекеа»дрн>
н
I м
111
Пограничные укрепления
Каталаунскнс ноля
|*
.
-|
Районы конценграцик германцев
1

Направления движения племен

1►яандалоп

леку от Константинополя их встретил фактический глава гражданского управления Византии префект претория патрикий Руфин. Он предложил готам Алариха пересе­ литься в провинции Восточного Иллирика37. Возможно, им было представлено право самим собирать здесь аннону. После переговоров с Руфином готы Алариха повернули в Македонию и Фессалию, прони­ кли в Грецию через Фермопилы; они разрушили Афины, сожгли Коринф, опусто­ шили Пелопоннес38. Рейды готов проходили на фоне внутриполитической борьбы и растущих противоречий между Восточной и Западной империями39. Византия опасалась усиления Стилихона, который, находясь на Балканах, отстаивал универ­ салистские притязания и интересы Запада. Однако в преследовании Алариха Сти­ лихон не проявлял усердия. Вероятно, его осторожность объяснялась не стратеги­ ческими талантами или военной прагматикой, а лояльностью и симпатией к тому, как самостоятельный и энергичный выходец из Барбарикума пытался “вписать” свои народ в римское пространство. Летом 395 г. отряды Стилихона бездейство­ вали в Фессалии, а в 397 г. они вяло сдерживали экспансионистские устремления Алариха, окружив его в Ахайе. Тот сумел все-таки прорваться в Эпир и уйти от встречи со Стилихоном40. В столь сложной ситуации Византия вынуждена была заключить мирное согла­ шение с готами. Аларих получил звание магистра армии Иллирика, готы снова ста­ ли частью римских вспомогательных войск и могли получать кроме жалования (tributum), оружие и содержание, подобно всем римским солдатам41. Содержание го­ тов легло на плечи иллирийцев42. Вскоре и Западная империя объявила Алариха своим полководцем, утвердив за ним звание магистра армии в Иллирике. Обе сто­

37 Zosim. V. 5; Marcell. Comil. An 395,4; lord. Rom. 319. После победы Феодосия над Максимом и Ев­

гением. префектура Иллирик, включавшая диоцезы Македонии (шесть провинций: Македония Первая Македония Вторая Эпир Новый. Эпир Старый. Фессалия, Ахайя) и Дакии (пять провинций: Верхняя ия- Дакия Прибрежная, Дакия Средиземноморская, Дардания, Превалитана), была окончательно подчинена Константинопольскому двору и осталась за ним после раздела государства в 395 г. Эти про­ винции составляли префектуру Восточный Иллирик с центром в городе Сирмий. Западный Иллирик или диоцез Иллирия охватывал шесть провинций: Далмация. Верхняя Паннония (с выделением из нее Валерии), Нижня Паннония. Савия, Норик Прибрежный, Норик Средиземноморский. Западный Илли­ рик находился под управлением Миланского двора и входил в префектуру Италии, которая состояла из трех диоцезов: Италии, Иллирии и Африки. Демаркационная линия между Восточным и Западным Ил- лириком проходила по р. Дрине. Иллирик являлся мостом, который соединял латинский Запад с грече- пКГ . г ° Г К0М ('Zei,,erJ- U s origines chretiennes dans les provinces danubiennes de I’Empire Romain. P., 1918. P. 11, Miliaescu H. Limba latina in provinciile dunarene ale imperiului roman. Bucarest, 1960. P. 38-40). Восточ­ ный Иллирик с Византией был связан административно, с Западом связи были более обширными и не прекращались благодаря большой стратегической дороге, связывающей Константинополь, Пловдив Серднку, Наисс, Виминаций, Сирмий и Аквилею. По этой дороге двигались армии, посольства, торгов­ цы, миссионеры (Кондураки Э„ Стефан Ж. Восточно-романский мир // XIII Международный конгресс исторических наук. Москва, 1970. С. 10-11).

г

Свердловск, 1977. С. 54-56.

c . im . Козлов А.С. Некоторые аспекты "проблемы варваров” в “Новой истории” Зосима // АДСВ

Hist' eccl- VH- 10; C,aud- Claudian. In Rufin. II. v. 36-40; Скржинская. Иордан,

Z°S,m' V' ,5'

м '-ч.

Корсунский А.Р., Гюнтер Р. Указ. соч. С. 36. Поведение Алариха на Балканах дискредитирова­ ло Руфина. Он был убит солдатами Гайны. Это произошло в ноябре 395 г., когда Гайна со своими вой­ сками подошел к Константинополю. После смерти Руфина реальная власть над армией оказалась в ру­ ках 1айны. Соединившись с восставшими готами Трибигильда, Гайна в 399 г. предпринят попытку за­ хватить политическую власть в Византии (Zosim. V. 22; Socrat. Hist. eccl. VI. 6; Marcell. Comil. An 400). На­ селение Константинополя, руководимое вожаками антигерманской группы, восстало против готов и пе­ ребило несколько тысяч их (Synes. De Provid. IV. 2. 3; Zosim. V. 19; Sozom. Hist. eccl. VIII. 4). Это произош­ ло в 400 г. Гайна разорил Фракию и намеревался перейти Геллеспонт, но был задержан преданным Ап-

:<здию готом Фравиттой

и обезглавлен (Zosim. V. 22; ср. SchmidIL. Die Ostgermanen. S. 263-264)

(Zosim. V. 19,21). Гайнс удалось уйти за Дунай, но там он был схвачен гуннами

Ensslin W. Tribigild // PWRE. 1937. Bd. 12. Col. 2403-2404; Demandt A. Op. cit. Col. 733-736­

Vol. 1. P. 379-380; Cameron A. Op. cit. P. 158-170; Wolfman H. Op. cit

. vies A.H.M. The Prosopography

167—168.

*

41 Скржинская. Иордан. С. 286, Примеч. 427. 42 См. гл. V “Иллирийцы”. Eunap. Vita Philosoph. 90-93.

роны наперебой снабжали его оружи­ ем, деньгами, снаряжением и продо­ вольствием, что дало готам возмож­ ность хорошо подготовиться к пересе­ лению в Италию43. под привычную для себя географическую зону Барбарикума, готы попали в со­ вершенно новые условия. На Балканах для них изменилось многое, в том чис­ ле этническое окружение и взаимоот­ ношения с Византией. Они приобрели гораздо более жесткую и агрессивную форму. Встал вопрос чисто биологиче­ ского существования племени. Экстре­ мальная, критическая ситуация устра­ нялась миграцией варваров, которая на данном этапе была своеобразной парадигмой, идеей спасения племени. Около четверти века прошло с тех пор, как придунайские готы пересели­ лись в Империю. С момента избрания Алариха конунгом они представляли собой компактную этническую массу не только близкородственных, но и от­ личающихся друг от друга племенных групп. Это была уже более консолиди­ рованная этносоциальная общность, которая, выполняя федератские функ­ ции, могла не только поддержать власть императора “чужого народа” и государства, но и демонстрировала го­ товность служить своему конунгу. Проявилось у готов и желание к неко­ торой территориализации exercitius Gothorum. Они стремились осесть в оп­

ределенной области для сохранения своей внутренней организации и управления. Именно после 378 г. у готов идет про­ цесс формирования “народа” везеготов44. Разрозненные племенные группы, после­ довавшие за Аларихом в Италию, все больше консолидируются, и этот процесс окончательно завершается при его преемниках. Первый этап переселения готов в Италию проходил в 400-402 гг. Обратим вни­ мание на то, что ему предшествовали переговоры Алариха с администрацией За­ падной империи о предоставлении земель для поселения в Западном Иллирике. Эта просьба была вполне правомерна, ибо к этому времени готы Алариха были феде­ ратами как Восточной, так и Западной империй. Согласно федератскому статусу они требовали выделить им земли для постоя. Однако остается неясным, почему Аларих отказывался от союза с Византией с весьма почетными титулами и звания­ ми, предложенными ему. Поскольку готы двинулись в путь с женами и детьми, то можно говорить не о передвижениях с целью грабежа и разбоя, но о серьезных на­

Покидая

давлением

гуннов

Рис. 16. Готский всадник. Реконструкция

« Claud. Claudian. In Eutrop. П. v. 214-218; De bello Polent. v. 533-544; Zosim. V. 26-27; Sozom. Hist, eccl. VIII. 25; Demandl A. Op. cit Col. 730-732; Сиротенко B.T. Указ. соч. С. 54. 44 См. гл. V “Везеготы".

мерениях Алариха “вывести” свой “народ” из Византии, продолжить переселение в Западную империю. Готы Алариха двигались через Паноннию: вверх по реке Саве, через Юлийские Альпы и вниз по реке Изонцо. В ноябре 401 г. была осаждена и зимой 402 г. взята Аквилея, порт и арсенал, являющийся неприступной крепостью45. Аларих занял всю провинцию Венецию и стал продвигаться к Милану, где в это время находился двор императора Гонория4*. Ввиду того, что со стороны Вероны на помощь Гоно- рию спешил Стилихон, Аларих отступил в Лигурию, возможно, намереваясь уйти в Галлию. В апреле 402 г. у Полленции (совр. Полленца) его настигла часть войск Стилихона и произошло сражение47. После этой битвы Западная империя вновь во­ зобновила федератский договор с Аларихом. Готы отступили к Аквилее. Летом 402 г., нарушив договор, они пытались захватить Верону, но потерпели пораже­ ние4». Аларих пытался уйти из Италии. Продвинуться за Альпы ему не удалось, так как Стилихон окружил его в горах. Аларих отошел в Западный Иллирик и размес­ тился на Саве в Далмации49. Но поскольку это не решало проблему переселения го­ тов, вряд ли можно было ожидать, что он надолго подчинится сложившимся обсто­ ятельствам. Механизм, который привел в движение возглавляемых им готов, безу­ словно подталкивал его к активным действиям в достижении поставленной цели. Вскоре, осенью 404 г. через Верхний Дунай в Италию прорвались многочислен­ ные племена сарматов50, гепидов, саксов51, бургундов52, аламаннов53, остроготов54, вандалов55, свевов5^, возглавляемые Радагаисом57. Ему удалось проникнуть до Фло­ ренции и осадить город. Опираясь на отряды федератов из готских, аланских и гунн­ ских племен, которыми командовали Сар и Ульдин, Стилихон в 406 г. разгромил треть войска Радагайса, а остальных взял в плен5®. В отличие от серьезных планов переселения Алариха, это был обычный рейд варваров с целью грабежа. С конца IV в. наблюдается усиление миграционной активности вандалов, жив­ ших в районе Среднего Дуная. К этому времени они уже консолидировали под сво­ ей властью какую-то часть окрестных племен и в их числе ираноязычных аланов59. Усиление активности племени вовсе не обязательно свидетельствует о его возрас­ тающем значении в варварском мире. Вандалов привела в движение общая неста­ бильность в центральноевропейском регионе, связанная с появлением в этих обла­ стях гуннов. Она усиливалась и территориальными спорами из-за Иллирика. К то­ му же чрезмерная концентрация в районах Верхнего и Среднего Дуная этнически разнородной массы племен достигла критического предела, о чем свидетельствует поход Радагайса. Находясь в окружении таких опытных “ветеранов” межплеменной

Г•

45

H,eron- In Rufln- 11121 (pL- Т. 23. Col. 472); Schmidt L. Die Ostgermanen. S. 437; Demougeot E. Op. cit. /v«

44

Claud. Claudian. De bello Polent. v. 561; De VI cons. Honor, v. 203; Seeck O. Geschichte des Untergangs

1920. Bd. 5. S. 572.

der antiken WelL B

47 Oros. VII. 37, 2; lord. Get. 154-155; Claud. Claudian. De bello Polent. vv. 300-332.416. 565; Prudent.

Contra Symmach. II. 706-745; Schmidt L. Die Ostgermanen. S. 438-439; Wolfram H. Op. cit. S. 180; Nagy T. The Last Century of Pannonia in the Judgement of a Mew Monograph // AAASH. Budapest. 1971. T. 19 P 325

48 Schmidt L. Die Ostgermanen. S. 439; Demougeot E. Op. ciL P. 278-281; Cameron A. Op. cit. P. 184-

Maenchen-Helfen O. The World of the Huns. Berkeley; Los Angeles. 1973. P. 67.

49 Sozom. Hist. eccl. IX. 4. 4; Zosim. V. 48. 3; Wilkes JJ. Dalmatia. L., 1969. P. 419.

50 См. гл. V "Сарматы”.

51 См. гл. V “Саксы”.

52 См. гл. V “Бургунды”.

53 См. гл. V "Аламанны”.

54 См. гл. V “Остроготы”.

55 См. гл. V “Вандалы”.

56 См. гл. V “Свевы”.

57 Chron. Gall. 452 an 404; Prosper. Chron. an 405; Hieron. Epist. ad Ageruch. 16. PL T 22 Col

De civ. Dei. V. 23; Oros. VII. 37.4; Zosim. V. 26; Schmidt L. Die Ostgermanen. S. 265-267

1057' Aue

„ .961. Bd. 17. Col. 511-512; Wolfram H. Op. cit. S. 202-204.

1Q,,

f

- V

n

- З

г

\6-Olympiad. Fr. 9; Vdrady L. Op.

cit. S. 201-205; Lippold A. Uldin // PWRE. 2. Reihe.

59 Schmidt L. Die Ostgermanen. S. 261; Nagy T. Op. cit. P. 306-321.

Рис. 17. Деревянное ведро с бронзовой обивкой из вандальского женского погребения IV в. Словакия

борьбы, как сарматы, гепиды, остроготы, свевы, вандалы вряд ли могли реализо­ вать свои амбициозные претензии на лидерство, тем более что многие из этих пле­ мен были федератами Империи и всегда могли обратиться к ней за помощью. К концу IV в. вандалы жили между Тисой и Дунаем. Отсюда большая часть их вместе с аланами двинулась на запад, вверх по левому берегу Дуная к Рейну через Паннонию60, в 401 г. они разграбили Рецию. В декабре 406 г., пользуясь тем, что ос­ новные силы Западной империи были заняты борьбой с Аларихом и Радагайсом, племена вандалов, аланов и свевов, преодолев заслон из франкских федератов, про­ рвали римский лимес и вторглись в Галлию61. Вместе с этими племенами шли и

60 Courtois Chr. Lcs Vandales ell'Afrique. P., 1955. P. 34-39; Miltner F. Vandalen // PWRE. 2. Reihe. 1955. Bd. 15. Col. 303-304; Mocscy A. Pannonia // PWRE. 9. 1962. Suppl. Bd. Col. 578-582. 61 lord. Get. 115, 162; Hieron. Epist 123. 16. 2; Oros. VII. 38. 1-4; Marcell. Comil. An 408. Diesner H.-J. Die Volkerwanderung. Leipzig. 1976. S. 100-126.

многие другие”, в том числе бургунды62. Вскоре перешедшие Рейн племена рассея­ лись по Галлии, двинувшись в различных направлениях. Одни ушли на северо-запад Галлии к Триру, Метцу и на Реймс, а оттуда частично в сторону Альцена, Арраса и Турна, другие - на юг к Страсбургу через Аргенторат в долину Роны, а главным об­ разом —через Луару к Гаронне и к предгорьям Пиренеев63. Справиться с вторгшимися варварами удалось лишь узурпатору Константину, который в 407 г. провозгласил себя императором сначала в Британии, а затем и в Галлии. Он нанес поражение варварам, восстановил оборону Рейна, расставил по­ граничные посты, возобновил союз с франками и аламаннами64, признали себя фе­ дератами и бургунды на Рейне65. После вторжений 406 г. армия Западной империи фактически потеряла конт­ роль над рейнско-дунайским лимесом. Рейнские гарнизоны оставались лишь в неко­ торых пунктах Реции и Норика. Рейнскую границу впредь защищали федераты франкского, аламаннского и бургундского происхождения. Еще не успела осесть пыль на дорогах Галлии, и жители Венеции еще продол­ жали вздрагивать, услышав имя Радагайса, как Аларих уже задумал предпринять новую попытку переселения своего народа в Италию. Он начал осуществлять этот замысел сразу же после смерти своего заклятого врага Стилихона, казненного в ав­ густе 408 г. Накануне, еще при жизни Стилихона, Аларих стянул войска к Эмону и потребовал от императора Гонория (394—423), двор которого уже переехал в Равен­ ну, обещанные ранее деньги за службу66. Сенаторы обещали выплатить требуемую сумму, и федератский договор с Аларихом был возобновлен. После казни Стилихо­ на переговоры между Аларихом и императором продолжились. Аларих проявил не­ заурядную настойчивость, инициатива по-прежнему исходила от него. Он обещал увести своих готов в Паннонию, если ему будут выплачены ранее обещанные день­ ги и если для больших гарантий будет произведен обмен заложниками. Подобная позиция Алариха, возможно, отражала некоторую неуверенность самого конунга или окружавшей его влиятельной готской знати в целесообразности поиска земель для поселения в западных районах Империи. Но даже эти предложения Алариха были отвергнуты. И только после этого Аларих призвал на помощь Атаульфа, бра­ та жены, под командованием которого находилось много готов и гуннов из Панно­ нии67. Не исключено, что уязвленное самолюбие лишенного звания магистра армии молодого конунга Алариха подтолкнуло его к походу на Рим. Перейдя, как и в первый раз, Юлийские Альпы и спустившись в долины Ита­ лии, Аларих беспрепятственно двинулся на запад по Ломбардской низменности, пе­ ресек реку По у Кремоны и направился к Риму68. Стоит обратить внимание на то, что по пути готы не осаждали крупные центры, а грабили лишь сельские местности и небольшие города. В октябре 408 г. они уже стояли у стен Рима, начав осаду го­ рода. Рим оказался в тяжелом положении, продовольствие скоро кончилось и на­ чался голод69. При переговорах Аларих требовал передачи сокровищ и рабов вар­

62 Oros. VII. 38. 3; 40. 3. Варварские племена форсировали Рейн, вероятно, во многих местах и, всту­

пив на левый берег, подвергли разорению города Майнц и Вормс (Hieron. Epist.

Dei. VI. 39; Diesner H.-J. Op. cit. S. 100-126). Вначале отряды федератов, которые в основном состояли

из франков, пытались остановить этот поток племен. Они уничтожили 20 тысяч вандалов с их предво­ дителем Годегизилем, но натиск остальных им сдержать не удалось (Greg. Tur. Hist Franc. II. 9).

123, 15, 3; Salv. De gub.

63 Hieron. Epist. 123. 15. 3; 122. 9 (PL. T. 22. Col. 1057); Oros. VII. 40. 3^1, 9; Prosper. Carm. v. 2-3 (PL.

T. 51. Col. 612). Основные направления движения вандалов, аланов и свевов по Галлии см.: Couriois Chr. Op. cit. P. 46.

64 Zosim. VI. 3. Бедствия Галлии продолжались 33 месяца, после чего вандалы, аланы и свевы (хотя

и не полностью) прошли осенью 409 г. через Пиренеи и вторглись в Испанию.

65 Корсунский А.Р., Гюнтер Р. Указ. соч. С. 41.

66 Wolfram Н. Op. cit. S. 182-183.

67 Zosim. V. 35; Сиротенко В.Т. Указ. соч. С. 75; SeeckO. Athaul //PWRE. 1896. Bd. 4. Col. 1939-1941.

68 Zosim. V. 36-37; Stein E. Histoire du Bas-Empire. P., 1959. T. 1. P. 555.

69 Zosim. V. 39.

варского происхождения70. Контрибуция была выдана и рабы-варвары, уйдя из города, присоединились к воинству Ала­ риха. Для обеспечения должал настаивать на обмене заложника­ ми, обещая императору теперь помочь против всех его врагов71. Готы сняли оса­ ду Рима и отошли в Тусцию, ожидая ре­ шения императора. Но в Равенне не спе­ шили с заключением мира, полагаясь на помощь новых союзников - гуннов. Пре­ фект императорской охраны Иовин тем не менее встретился с Аларихом в Ари- мине и начал вести переговоры. Сначала Аларих требовал для себя звания римско­ го полководца, а для своего “народа” ежегодной выдачи денег и зерна. Он до­ бивался также разрешения на расселение в обеих Венециях, Истрии, Далмации и Норике72. Позднее Аларих уже был сог­ ласен не претендовать на большее, чем получить для постоя лишь провинцию Норик с ежегодной выдачей зерна73. Од­ нако из Равенны последовал отказ, и го­ ты в конце 409 г. вновь двинулись на Рим. Аларих посадил на престол Приска Атта- ла, префекта Рима, считавшегося в горо­ де вторым лицом после императора74. “Император” Атгал наградил своего по­ кровителя Алариха званием магистра тем

и ему все средства для содержания войск. Однако продовольствие заканчивалось, переговоры с Гонорием не давали Алари- ху желаемых результатов, как не принесло выгоды и провозглашение Аттала им­ ператором. В феврале 410 г. Аттал был низложен самим же Аларихом, а знаки им­ ператорского достоинства были отосланы в Равенну75. Аларих в последний раз сде­ лал попытку провести переговоры с Гонорием. Теперь этому помешала дружина остроготов во главе с Саром. Она напала на готов Алариха, стоявших у Равенны, прорвалась в город и добилась прекращения переговоров76. После этого Аларих в третий раз двинулся на Рим и вошел в него в августе 410 г.77 Три дня готы грабили Рим, а затем двинулись в Кампанию. Достигнув Регия, Аларих намеревался пере­ правиться в Сицилию, а затем на африканское побережье. Вероятно, теперь Афри­

мира Аларих про­

Puc. 18. Готское золотое украшение.

Национальный археологический музей.

Мадрид

обеих армий

самым предоставил

7° Ibid. 40.

71 Ibid. 3-41.41; Wolfram Н. Op. cit. S. 184-185; Demougeot E. Op. cit. P. 409.

72 Zosim. V. 48. Ср.; Корсунский A.P

73 Zosim. V. 50; Schmidt L. Die Ostgermanen. S. 445.

74 Zosim. VI; Sozom. Hist. eccl. IX. 8; Socrat. Hist. eccl. VII. 10; Oros. VII. 42. 7; Seeck O. Geschichte des

Гюнтер P. Указ. соч. С. 42; Sclimidt L. Die Ostgermanen. S. 444.

Untergangs der antiken Welt. S. 596; Wolfram H. Op. cit S. 187.

75 Zosim. VI. 8-12; Olympiod. Fr. 13; Wolfram H. Op. ciL S. 188.

76 Zosim. VI. 13, 2; Schmidt L. Die Ostgermanen. S. 448.

77 Zosim. IX. 10; Oros. VII. 39.1-18; 40.1-2; Sozom. Hist. eccl. XI. 9; Philostorg. Hist. eccl. XII. 3; Augustin.

De civ. Dei. 1. 10, 11, 12, 16,2; II. 2; Procop. B.V. I (V). 2; cp. Demougeot E. Op. cit. P. 41-^t82; Piganol A. Le

sac de Rome. P., 1964; Courcelle P. Histoire litteraire des grandes invasions germaniques. P

1964. P. 49-54.

ка представлялась готам желанной целью их походов, “спокойной страной” (ad Africam quitam patriam)78. Однако эта попытка не удалась, к тому же вскоре Аларих умер близ города Козенцы в Бруттиях (Калабрия). Даже столь скупое изложение хода переселения готов Алариха в Западную им­ перию подтверждает их стремление получить здесь земли для поселения на закон­ ном основании, а не путем захвата. Кроме того, последовательность позиции конун­ га косвенно свидетельствует, что переселение готов Алариха в Италию также не было случайным и импульсивным шагом, а являлось вполне продуманным и осмыс­ ленным актом. Преемник Алариха Атаульф (410-415) повел готов в Тоскану, где они находи­ лись полтора года79. После ухода из Италии в 412 г. готы Атаульфа заняли южные области Галлии. Они поселились здесь на правах федератов, и Равеннское прави­ тельство обещало им ежегодную выдачу продовольствия. В 413 г. готы помогли им­ ператору Гонорию устранить узурпатора Иовина80, но как только империя задержа­ ла выдачу им обещанной “стипендии”, так сразу же Атаульф повел готов на Масси- лию, где рассчитывал найти запасы продовольствия81. Атаульф вел двойную игру, то выставляя себя союзником Равеннского двора, то подвергая Галлию опустоше­ ниям. При нем готы расширили свои владения, заняв ряд областей и крупных горо­ дов: Нарбонну, Толозу, Бурдигалу (совр. Бордо)82. Выступление римских войск за­ ставило готов в 414 г. уйти в Испанию. Но прежде чем выступить в поход, они со­ жгли и ограбили Бурдигалу, а затем осадили Базас83. В Испании готская племенная элита раскололась. Одна ее часть стремилась к сближению с Равеннским двором, другая выступала против. В ходе переселения по­ бедила “партия войны”, и Атаульф был убит в Барселоне84. Был устранен и преем­ ник Атаульфа Сегерих. Власть оказалась в руках конунга Валии (415-419), ярого противника Равеннского двора85. Он выдвинул план завоевания Африки, но реали­ зовать его не удалось86, и тогда Валия начал переговоры с Равенной. В 416 г. было заключено мирное соглашение, готы вновь стали федератами Равеннского двора, чтобы защищать интересы Империи в Испании87. Ранее некоторые надежды на вы­ полнение этих функций Рим возлагал на аланов, вандалов и свевов.

78 Скржинская. Иордан. С. 288-289; Wolfram Н. Op. cit S. 189-190.

79 lord. Get. 159.

80 Oros. VII. 42. 6; Olympiod. Fr. I. 19; Скржинская. Иордан. С. 298, Примеч. 484; Корсунский А.Р.,

Гюнтер Р. Указ. соч. С. 42; Wolfram Н. Op. cit. S. 192—193.

81 Olympiod. Fr. 21; Schmidt L. Die Ostgermanen. S. 455.

82 Hydat. an 413, 54, 55; Olympiod. Fr. 17, 19, 20; Dahn F. Die Konige der Germanen. Munchen; Leipzig,

1883. Bd. 5. S. 58; Скржинская. Иордан. С. 29, Примеч. 475. В январе 414 г. Атаульф отпраздновал в Нар- бонне свадьбу с Галлой Плацидией, сестрой императора Гонория, взятой в плен в Риме (Olympiod. Fr. 24).

Гонорий не признал бракосочетания и потребовал возвращения Плацидии в Равенну. Тогда Атаульф

снова провозгласил императором Аттала (Сиротенко В.Т. Указ. соч. С. 106-107; Matthews J. Western Aristocracies and Imperial Court 364—425. Oxford, 1975. P. 316-317).

83 Paul. Pell. Eucharist, v. 332. Wolfram H. Op. cit. S. 195-196.

84 Oros. VII. 43. 8. Позицию сторонников мира с Империей наиболее четко выразил Атаульф: “В

юности у меня было желание уничтожить само имя Римское, а всю землю Римскую превратить в импе­ рию готтов и назвать ее таковою, чтобы была Готия из того, что некогда было Романией, меня слави­ ли всенародно, как некогда славили Цезаря и Августа. Однако после того как большой опыт доказал, что готы никак не способны повиноваться законам вследствие необузданного своего варварства, а госу­ дарству нельзя существовать без законов, ибо без них государство не есть государство, я остановился в конце концов на том, чтобы избрать иную цель для славы и честолюбия. Теперь я искренне желаю од­ ного, чтобы признательность будущих поколений оценила по достоинству заслуги чужеземца, употре­ бившего меч готов не на разрушение Римской империи, а на ее укрепление" (Oros. VII. 43. 4-7).

85 Oros. VII. 43. 9, 10; Ensslin W. Vallia // PWRE. 1955. Bd. 15. Col. 284-285; Matthews J. Op. cit. P. 318-319.

86 Oros. VII. 43. 11-12; Olympiod. Fr. 31; lors. Get 173; Скржинская. Иордан. С. 299, Примеч. 491.

87 Oros. VII. 46. 10; Olympiod. Fr. 31. Получив продовольствие. Валия отправил в Равенну Галлу Пла-

иг.ию и дал заложников (Stein Е. Op. cit Р. 267,559; Jones A.H.M. The Later Roman Empire. T. 3. P. 39—40,

191-193).

Как уже отмечалось, эти племена вторглись в Галлию в 406 г. и, пройдя через нее, появились в 409 г. в Испании88. Равеннский двор признал их своими федера­ тами, поручив восстановить и укрепить власть Гонория в Испании. Но эти феде­ раты своими набегами и грабежами опустошали города и целые области, вызывая среди местных жителей не только ужас и страх, но и резко враждебное к себе от­

ношение89.

Вандалы, аланы и свевы в 411 г. распределили территорию Испании на “сферы влияния”: вандалы-асдинги90 заняли Галлецию (совр. Галисия), свевы - места по по­ бережью океана (также в Галлеции), вандалы-силинги91 выбрали себе Бетику, ала­ ны разместились в Лузитанской и Картахенской провинциях92. Вероятно, варвары стремились стать господами в завоеванных районах, тогда как испано-римская знать хотела видеть их лишь “наемными слугами и защитниками”93. Выполняя обязательства перед равеннским двором, готы Валии в 416 и 418 гг. нанесли ряд поражений вандалам-силингам и аланам. В одном из сражений погиб аланский предводитель Аддак94. Уцелевшие аланы бежали к вандалам-асдингам в Галлецию, где уже находились свевы. Вандалы-силинги были почти полностью уничтожены. С этих пор племена аланов и остатки силингов окончательно подчи­ нились конунгу вандалов-асдингов, который вновь возобновил союз с Империей95. После этого в 418 г. готы ушли из Испании. Они получили право поселиться как федераты в юго-западной Галлии (Аквитания) в районе Тулузы96, которая и стала столицей Везеготского “королевства” германцев на территории Западной империи. Итак, закончился самый значительный этап в переселении той части готов, кото­ рая вместе с Фритигерном и Атанарихом пришла в Византию и которая к 418 г. посте­ пенно превратилась из придунайских готов в везеготов. Везеготы формировались и консолидировались “балтским” руководством, ибо их возглавляли на протяжении дан­ ного периода конунги из дома Балтов. Однако в консолидации участвовали и другие этнические компоненты, хотя в основном - германского происхождения97. Перемещение готов из Восточной в Западную империю отразило некоторые новые тенденции в самом процессе переселения. Следует обратить внимание на то, что на начальных этапах своего движения в Империю готы, как и другие варвары, желали получить какие-либо земли для расселения своих семей. Но очень скоро они уже стремятся осесть на вполне конкретной территории, которую выбирают сами. Готы желают сохранить свою племенную обособленность, собственную внутрен­ нюю организацию и управление. Они добиваются полунезависимого положения, которое Рим не только признавал, но и санкционировал. Сохраняя относительную независимость, они строили отношения с Империей на основе мирных договоров и заверений в лояльности. Военное давление использовалось чаще всего для того, чтобы добиться выгодных условий мирных соглашений. Потребность в охране сво­ их земель, стремление к укреплению власти, приверженность политике славных предков-предшественников неизбежно вели к территориальной экспансии варва­ ров. Не последнюю роль играла жажда славы и военных деяний, которые укрепля­

88 Oros. VII. 40. 9, 10; 41. 2; Hydat. an 409. Скржинская. Иордан. С. 296. Примеч. 473; Schmidt L. Die

Ostgermanen. S. 109.

89 Hydat. an 409, 46; 430; 449; 456; 460; 466; Olympiod. Fr. 30.

90 См. гл. V “Асдинги".

91 См. гл. V “Силинги".

92 Oros. VII. 41. 7; Hydat. an. 411, 49. Скржинская. Иордан. С. 296, Примеч. 473; Schmidt L. Die

Ostgermanen. S. 109.

93 Oros. VII. 41. 4. Сиротенко B.T. Указ. соч. С. 111.

94 Сиротенко В.Т. Указ. соч. С. 113; Корсунский А.Р

95 Скржинская. Иордан. С. 301, Примеч. 498; Корсунский А.Р

Гюнтер Р. Указ. соч. С. 72.

Гюнтер Р. Указ. соч. С. 72.

96 Подробнее об этом см., например: Thompson ЕА. The Barbarian Kingdoms in Gaul and Spain //

Nottingham Medieval Studies. 1963. Vol. 7, P. 3-20; Claude D. Die Geschichte der Westgoten. Stuttgart, 1970;

Rouche M. L’Aquitaine des Wisigoths aux Arabes (418-781). Lille, 1977; Wolfram H. Op. cit. S. 208-219.

97 Корсунский A.P., Гюнтер P. Указ. соч. С. 43.

ли власть и личные амбиции конунгов. Варвары-готы были нужны Империи как во­ енная сила, с помощью которой она трансформировалась и этим продлевала свое существование. Рим, поглощая варваров, был им необходим для создания государ­ ственности, на пороге которой они стояли в 418 г.

4. Подальше в глубину страны

В первой трети V в. спровоцированные гуннским вторжением миграции вар-

варов-германцев сконцентрировали наиболее мобильных представителей Барба­ рикума в Галлии и Испании. В течение V в. на территории Галлии образовалось еще два “варварских королевства”. Испания, выступая районом концентрации и консолидации племен, стала порогом на пути к их государственности. Его пыта­ лись перешагнуть вандалы, но не стремились преодолеть свевы. Самую большую провинцию диоцеза Галлия —Вторую Аквитанию —заняли везеготы98. Вероятно, Равеннский двор надеялся, что расселение здесь этих варваров сдержит натиск их сородичей и поспособствует укреплению авторитета римской власти в Галлии". Однако эти надежды не оправдались, так как везеготы стремились расширить свои владения и пытались продвинуться на восток. Они намеревались захватить Нарбоннскую провинцию и в 427 г. уже оказались под стенами города Арля, цен­

тра Галльской префектуры100. Тем временем районы северного побережья Галлии стали занимать саксы. Воз­ можно, к этому их подтолкнула волна вторжений в Галлию аланов, вандалов и све-

зов в 406 г.

провинции, подошли к устью Луары и поднялись до ее лесистых островов101.

В 407—413 гг. саксы проникли в города Байе и Лизье Второй Лионской

В районе рейнской границы вновь начали передвижение франки. Они жили в

Токсандрии на положении федератов и контролировали укрепленную линию рим­ ских дорог вдоль городов Кельн-Тонгерен-Бавэ-Булонь, а также сдерживали на­ тиск аламаннов и бургундов на южной границе Германии102. В 406 г. франки-феде­ раты пытались преградить вандалам путь в Галлию, но с 411 г. они

сами включи­ лись в процесс поиска новых земель для переселения. Сказалось и влияние варва- ров-германцев, которые появились здесь незадолго до этого. К тому же после 406 г.

сюда нахлынули свежие силы франкских племен из отдаленных районов Барбари­ кума. Франки стали занимать области до Мааса и Самбры, двигаясь постепенно к югу. Между 413 и 430 годами они тремя приступами взяли город Трир, бывшую сто­ лицу Галльской префектуры, затем постепенно прошли на юго-запад и к середине V в. достигли Соммы103. Привычный образ жизни жителей этих галльских террито­ рий был нарушен, им пришлось потесниться, так как стали создаваться сплошные франкские поселения.

В то же время франки со Среднего Рейна заселяют районы между Маасом и

Рейном, занимают область вокруг Майнца и к середине V в. окончательно занима­ е т Кельн104. Таким образом, франки постепенно заселили земли обеих Бельгий­

ских провинций диоцеза Галлии. Они оккупировали пограничные области северо-

9S Salv. De gub. Dei. VII. 2. 8-12. Wolfram H. Op. cit. S. 208. 99 Ewig E. Op. cit S. 52-53; Thompson ЕЛ. The Settlement of the Barbarians in Southern Gaul // JRS. 1955. YoL 45. P. 69; Wolfram H. Op. cit. S. 209. Ср.: Корсунский A.P., Гюнтер P. Указ. соч. С. 218. Примеч. 48. 100 Prosper. Chron. 1290. Корсунский A.P., Гюнтер P. Указ. соч. С. 46-47; Wolfram Н. Op. cit.

S 210-212.

U1 Сиротенко B.T. Указ. соч. С. 109; Решина М.И. Происхождение и расселение фризов // Романия

г 1989. С. 143; Ward J.H. The “Notitia Dignitatum” // Latomus. 1977. Vol. 33, P t 2. P. 397-434;

--jon S. Die Sachsen als Vollaufer der Wikinger-Litus Saxonicum // Sachsen und Angelsachsen. Hamburg, 1978. ?. 61-69.

Барбария. М

02 Корсунский A.P

03 Salv. De gub. Dei. VI. 15, 83-84. Корсунский A.P

Гюнтер P. Указ. соч. С. 129, 139.

Гюнтер P. Указ. соч. С. 136-137; KempfTh.K.

_т.гт Domgrabungen 1944-1954 // Neue Ausgrabungen in Deutschland. B., 1958. S. 374.

04 Корсунский A.P

г гцнова В.П.

Гюнтер P. Указ. соч. С. 138-140.

65

Рис. 19. Золот ая фибула бургундов. Музей Дармштадта

восточной Галлии и стремились проникнуть западнее. В 20-е годы V в. был оконча­ тельно разрушен римской лимес на Верхнем и Нижнем Рейне. Ближе к Рейну подтянулись и племена бургундов. Возглавляемые конунгом Гундахаром, в 407 г. они захватили Майнц и прилегающую к нему долину Рейна105. Это был второй миграционный импульс в переселении бургундов к югу. Уже в 413 г. они стали федератами Западной империи и заняли область на левом берегу Рейна106. Так возникло первое Бургундское “королевство” со столицей в Вормсе. Здесь бургунды в 430 г. приняли христианство в форме арианства107. Западная им­ перия использовала их в качестве федератов, но в случае сколько-либо значитель­ ного сопротивления она боролась с ними с помощью гуннских наемников108. В этой

105 Там же. С. 85; Schmidt L. Die Ostgermanen. S. 134; Leube A. Die Burgunden bis zum Untergang ihre

Reiches an der oberen Rhone im Jahre 534 // Die Germanen. Bd. 2. S. 373. •o* Prosper. Chron. an 413. Корсунский A.P., Гюнтер P. Указ. соч. С. 86; Schmidt L. Die Ostgermanen.

S. 135-136.

107 Socrat. Hist. eccl. VII. 30. Schmidt L. Die Ostgermanen. S. 137-138. О первом Бургундском

королев­

стве" см., например: Stein Е. Die Organisation der westromischen Grenzverteidigung im V. Jahrhundert und das

Burgunderreich am Rhein // Berichte der Romisch-Germanischen Kommission.

Schfeiermacher W. Die Burgunden am Limes // Varia Archaeologica. B., 1964. S. 192-194; Wackwitz P. Gab es ein

Burgunderreich in Worms? // Der Wormsgau. Worms, 1965. H. 20/21. 'w Prosper. Chron. 1382; Сиротенко B.T. Указ. соч. С. 108; Leube A. Op. cit. S. 375.

92-114;

1929. Bd.

18.

S.

Puc. 20. Всадник-вандал из мозаики, найденной около Карфагена

5орьбе погибла значительная часть племени и конунг бургундов, их земли перешли х франкам (область вокруг Майнца), а также давнишним противникам аламаннам (с середины V в. они осели в Эльзасе, Рейнгессене и Пфальце)109. Длительный путь передвижений привел варварские племена вандалов, свевов и аланов в Испанию. Несколько столетий вандалы оставались активными участника­ ми Великого переселения. Направление их миграций, а также характер контактов с Империей во многом определяли ход мировой истории. Вандалы заметно отлича­ лись от других варваров особой независимостью и агрессивностью. В ходе миграций от Балтики к Средиземноморью у них сохранялась и даже усиливалась привычка жить за счет войн и грабежа. Цель вандальской одиссеи - не поиск плодородных и богатых земель для поселения; конунги вандалов искали своему “народу” земли для разбоя.

Пережив сокрушительные удары везеготов (418 г.), вандалы, присоединив ала­ нов, ведут борьбу со свевами за Галлецию. И хотя успех был на их стороне, они пе­ реселились в Бетику (419 г.), города которой им подчинились110. В 422 г. вандалы захватили Тарраконскую провинцию и юго-восточное побережье Испании. Взяв лортовые города и корабли, стоявшие на рейде, они опустошили Балеарские остро­ га и вторглись в Мавретанию111. В мае 429 г. вандалы и остатки разгромленных в Испании аланов во главе с ко- -г.-нгом Гейзерихом (428-477) переправились в Африку. По одним сведениям их было

• ‘ тысяч, по другим -

50, включая стариков, детей и рабов112. Вандалы вели себя как

109 Hydat. 110; Chron. Gall, an 452. 118. XIII; Prosper. Chron. 1322; Hieron. Chron. 2389. Корсунс-

ш A .P., Гюнтер P. Указ. соч. С. 86.

110Hydat. 74; hid. Hist. 73.

111 Hydat.

1,1 Prosper. Chron. 1295; Viet. Vitens. I. 1; Procop. B.V. I(III), 2.

86. Schmidt L. Die Ostgermanen. S. 110.

«ВАРВАРСКИЕ КОРОЛЕВСТВА» НА ТЕРРИТОРИИ ЗАПАДНОЙ РИМСК

i

^ппицы }д )д о |а

Племена

гимиш и империи

ю.т.ы

J - lyyniULUB

Районы рассоления племен в Барбарикуме

Направления переселений славян

Места и год ы важнейших сражений

«Варварские королевства»*

 

1 - аланов

завоеватели, смотревшие на местных жителей и их имущество, как на военную добы­ чу113. Они осадили и взяли ряд городов, завоевали значительную часть римской Се­ верной Африки. В начале 435 г. Равеннский двор вынужден был заключить с ванда­ лами и аланами соглашение, по которому он признавал их федератами и предостав­ лял им для поселения провинции Нумидию и Мавретанию Ситифенскую, а также се­ веро-западные области Проконсульской Африки114. Согласно договору, они защища­

ли лимес от берберов115 и контролировали поставки продовольствия

в Италию116.

113 Сиротенко В.Т. Указ. соч. С. 136. 114 Cassiod. Chron. an 435. Корсунский А.Р., Гюнтер Р. Указ. соч. С. 75; Schmidt L. Die Ostgermanen. S. 111. 115См. гл. V “Берберы”. 116Folz R., Guillou A., Musset L., Sourdel D, De ГAntiquity au Monde M6di<*val. P., 1972. P. 57-59.

ОЙ ИМПЕРИИ (первая половина V в.)

Направления переселений и набегов племен

веэеготов • • бургундов остроготов ••••#• свевов — i гуннов
веэеготов
• •
бургундов
остроготов
••••#•
свевов
— i
гуннов
■ штттт
Вандалов
аланов
О
Города

Однако уже осенью 439 г. вандалы нарушили договор, захватив Карфаген и остав­ шиеся у римлян области Проконсульской Африки, а также провинцию Бизацена117. Овладев карфагенским флотом, вандалы в 440-441 гг. предпринимали пиратские на- 'гги на побережье Сицилии и Южной Италии. В 442 г. было заключено новое согла­ шение, которое освобождало вандалов от статуса федератов и предоставляло им пол­ ную независимость и власть над большей частью Северной Африки118. Так в 442 г. возникло на территории Империи первое независимое “варварское королевство”. Тем временем свевы грабили жителей Галлеции и Лузитании, распространяя свою власть на Бетику и Картахенскую провинцию вплоть до среднего течения Эб­

117Prosper. Chron. 1339. Schmidt L. Die Ostgermanen. S. 111.

118 Корсунский A.P

Гюнтер P. Указ. соч. С. 75-76; Schmidt L. Die Ostgermanen. S. 112.

ро119. Мирные переговоры Равеннского двора со свевами перемежались военными конфликтами (440, 446 гг.). Опираясь на федератов-бургундов Империя справилась со свевами в 456 г. Их конунг был убит, а Свевское “королевство” утратило свою самостоятельность120. Это рыхлое и эфемерное образование объединяло разроз­ ненные группы свевских племен, уровень этнической консолидации которых, по всей вероятности, был незначительным. Чуть больше века продержалось Свевское “королевство” в тесном союзе с Везеготским121. По отношению к свевам везеготы неоднократно проявляли себя как власть, поддерживающая порядок, - власть, ко­ торая вмешивалась в их судьбы. В высшей степени вероятно, что эпоха Переселе­

в. свевы призна­

ния для свевов закончилась приходом в Испанию. В 80-х годах IV ли полную зависимость от Везеготского “королевства”122.

5. “Битва народов”

Как показывает история V в., “падение империи без грохота” проходило глав­ ным образом в западных регионах. Район Среднего Дуная являлся своего рода “кот­ лом”, где под контролем гуннов и в составе созданной ими “державы” Аттилы оформлялись новые этнические образования, которые затем выплескивались за пределы этой территории. Происходившие отсюда “выбросы” миграционных волн не были одноактными процессами, а повторялись многократно и по отношению к разным территориям - Взаимоотношения гуннов с Западной империей отличались от их отношений с Византией. Равеннское правительство использовало гуннов в качестве наемников. С 425 г. вспомогательные войска стали основной ударной силой римской армии123. Восточная империя вплоть до середины V в. предпочитала покупать мир с гуннами, одновременно занимаясь укреплением своей обороноспособности. Восстанавлива­ лись крепости на Дунае, дунайская флотилия пополнялась кораблями и личным со­ ставом. Однако эти мероприятия, как и частые мирные соглашения, не останавли­ вали гуннов. Они нападали на области и города по Дунаю, достигая окрестностей Константинополя, нарушая все договоры124. Эти вторжения были настолько опус­ тошительными и опасными, что Восточная империя была вынуждены выплачивать гуннам дань125. Получая огромные взносы золотом, гунны при Аттиле (445-453) все же обратили свой взор на запад, дорога куда им открылась в 433 г. после расселе­ ния в Паннонии126. Возможно, гунны намеревались получать дань и от Западной империи. К этому времени она уже потеряла Паннонию, Британию, большие части Испании и Африки. Галлия, целиком еще ей принадлежавшая, была занята франк­ скими и везеготскими федератами, которые всегда готовы были выступить против Империи. Северо-западная часть Галлии, Арморика, была охвачена восстанием ба- гаудов. В 441 г. эти области переживали и переселение бриттов127, которые под на-

на запад и на юг, в Византию.

119Hydat. 123, 137; 140, 142. Корсунский А.Р., Гюнтер Р. Указ. соч. С. 57.

120 Корсунский А .Р

Гюнтер Р. Указ. соч. С. 57-58.

121Натапп S. Vorgeschichte und Geschichte der Sueben in Spanien. Darmstadt, 1971. S. 65-69. 122 Корсунский A .P., Гюнтер P. Указ. соч. С. 58. 123Chron. Gall. 452 an 427. 102; Prosper. Chron. 1290. В 427 г. крупнейший полководец Западной им­ перии Аэций, опираясь на гуннов, вытеснил везеготов из Нарбоннской провинции. В 428 г. с их же по­ мощью были освобождены от франков местности, примыкавшие к Рейну (Prosper. Chron. 1298). В 435 и 436 гг. Аэций вновь повел гуннов против бургундов (Hydat. 110; Chron. Gall. 452, an. 436. 118, XIII;

Prosper. Chron. 1322). 124 Marcell. Comit. Chron. an 441. 3; 447. 2 ,4; Chron. Gall. 452. 132. История Византии. М Altlteim F. Attila und die Hunnen. Baden-Baden. 1951. 125 Prise.