Вы находитесь на странице: 1из 215

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

На правах рукописи

БЕЛОУСОВ КОНСТАНТИН ЮРЬЕВИЧ

КОРПОРАТИВНАЯ СОЦИАЛЬНАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ


КАК ФАКТОР УСТОЙЧИВОГО РАЗВИТИЯ КОМПАНИИ

08.00.01 – экономическая теория


08.00.05 – экономика и управление народным хозяйством

ДИССЕРТАЦИЯ
на соискание степени кандидата экономических наук

Научные руководители:
доктор экономических наук,
профессор ПРИГАРИН В. С.
доктор экономических наук,
доцент СУДОВА Т. Л.

Санкт-Петербург
2015
2

СОДЕРЖАНИЕ

Введение 3
ГЛАВА 1. КОРПОРАТИВНАЯ СОЦИАЛЬНАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ И
УСТОЙЧИВОЕ РАЗВИТИЕ: ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ 12
1.1. Современные подходы к трактовке устойчивого развития 12
1.2. Эволюция концепции корпоративной социальной ответственности 33
1.3. Генезис корпоративной социальной ответственности как социально-
экономического института 54
ГЛАВА 2. КОРПОРАТИВНАЯ СОЦИАЛЬНАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ В
СИСТЕМЕ ФАКТОРОВ УСТОЙЧИВОГО РАЗВИТИЯ КОМПАНИИ 73
2.1. Концепция устойчивого развития компании и её взаимосвязь с
концепциями корпоративной социальной ответственности и устойчивого
развития 73
2.2. Основные критерии и факторы устойчивого развития компании 93
ГЛАВА 3. ПРОБЛЕМЫ И ОСОБЕННОСТИ ПЕРЕХОДА РОССИЙСКИХ
КОМПАНИЙ К УСТОЙЧИВОМУ РАЗВИТИЮ 106
3.1. Особенности реализации российскими компаниями принципов
устойчивого развития 106
3.2. Анализ реализации принципов устойчивого развития российскими
компаниями на примере состояния нефинансовой отчетности 126
ЗАКЛЮЧЕНИЕ 157
СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ 171
ПРИЛОЖЕНИЯ 184
3

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность темы исследования. В последние годы вопросы,


ассоциируемые с проблематикой устойчивого развития, стали предметом
обсуждения, как на наднациональном, так и национальном уровнях. Неуклонный
рост интереса к названной проблематике подтверждается многочисленными
международными инициативами, большим числом научных публикаций
1
. Как справедливо заметили американские исследователи Т. Диллик и К.
Хокертс, активно занимающиеся исследованиями в области устойчивого
развития, «устойчивость превратилась в мантру XXI века»2.
Многие исследователи справедливо отмечают, что актуальность и
востребованность исследований проблематики устойчивого развития связаны со
многими причинами познавательного, теоретического и практического характера;
формированием ряда долгосрочных экономических и социальных тенденций,
глобальных рисков и вызовов; поиском новой модели роста и социально-
экономического развития, отличительной особенностью которой должна стать
ориентация на устойчивое развитие3.
Характеризуя современное состояние теории устойчивого развития, следует
отметить, что в настоящее время отсутствует общепринятый подход к трактовке
сути этого явления и содержания соответствующего понятия. Продолжаются
дискуссии о принципах и факторах устойчивого развития, правомерности
использования понятия «устойчивое развитие» применительно к бизнесу и
отдельной бизнес-организации, о месте концепции устойчивого развития в
системе концепций, ассоциируемых с проблематикой корпоративной социальной
ответственности, о соотношении понятий «устойчивое развитие компании» и
«корпоративная устойчивость». Все это свидетельствует об отсутствии

1
Глобальный договор ООН (The UN Global Compact, http://www.globalcompact.org), Глобальная инициатива в
области нефинансовой отчетности The Global Reporting Initiative – GRI-3, GRI-4 (http://www. globalreporting.org),
материалы Международного форума РИО+20.
2
Dyllick Th., Hockerts K. Beyond the business case for corporate sustainability // Business Strategy and the Environment.
2002. Vol. 11. Is. 2. P. 130.
3
Канаева О.А. Социальные императивы устойчивого развития / Материалы Международного симпозиума
«Устойчивое развитие общества и экономики», СПбГУ, 2015.
2

целостной, общепринятой системы взглядов на феномен устойчивого развития, о


том, что процесс формирования теоретических основ устойчивого развития не
завершен, а задачи систематизации и интеграции существующих подходов к
трактовке этого явления не утратили своей актуальности.
Анализ публикаций по проблемам устойчивого развития позволяет сделать
вывод о формировании некоторых общих исследовательских подходов к
изучению феномена устойчивого развития: во-первых, о формировании так
называемого триединого подхода (в основе которого лежит представление о трех
основаниях (компонентах, измерениях) устойчивого развития: экономическом,
экологическом и социальном); во-вторых, о расширении проблемного поля
исследований за счет включения микроэкономических аспектов устойчивого
развития — проблем устойчивого развития компаний (микроэкономическая
интерпретация устойчивого развития).
Следствием этого стало появление концепций устойчивого развития
компаний и корпоративной устойчивости, широкое использование релевантных
понятий. Это, в свою очередь, не могло не поставить перед исследователями ряд
вопросов: о соотношении этих концепций с базовой концепцией — концепцией
устойчивого развития, о правомерности использования термина «устойчивое
развитие» применительно к отдельной организации; сделало необходимым
разграничение понятий «устойчивое развитие» и «корпоративная устойчивость».
На необходимость различения этих понятий обращает внимание один из ведущих
специалистов в области устойчивого развития Д. Медоуз.
Обращает на себя внимание то, что концепция устойчивого развития, так
же, как и соответствующая ей терминология достаточно быстро были восприняты
компаниями, в том числе и российскими. Базовые идеи и принципы устойчивого
развития находят отражение в стратегиях компаний и более или менее
последовательно реализуются на практике. Об этом свидетельствует, в частности,
структура нефинансовой отчетности международных и российских компаний:
доля отчетов компаний по устойчивому развитию постоянно растет. Увеличение
количества отчетов по устойчивому развитию, выполненных в соответствии с
3

международными и национальными стандартами нефинансовой отчетности1 и


прошедших все необходимые процедуры заверения, актуализирует вопрос
изучения и обобщения опыта компаний по реализации принципов устойчивого
развития, выявления особенностей их восприятия бизнесом.
В связи с увеличением числа компаний, декларирующих свою
приверженность принципам устойчивого развития, особый интерес представляет
сравнительный анализ подходов зарубежных и российских компаний к трактовке
содержания и принципов устойчивого развития, их реализации. Анализ подходов
к устойчивому развитию, реализуемых российскими компаниями на практике,
позволяет выявить ряд характерных для них особенностей, а также определить
степень соответствия практики российских компаний международным и
национальным стандартам, а также соответствующим практикам компаний–
лидеров, оценить степень вовлечения российских компаний в процесс
устойчивого развития.
Большое значение как с теоретической, так и практической точки зрения
имеет выявление факторов, способных оказать влияние на устойчивое развитие
компании. Анализ работ российских авторов показывает, что, в настоящее время
отсутствует комплексный подход к исследованию факторов устойчивого развития
компании, акцент делается на анализ отдельных факторов. Между тем, согласно
данным исследований ведущих аналитических организаций, потребность
инвесторов, акционеров и прочих заинтересованных сторон в практических шагах
компаний, нацеленных на устойчивое развитие, растет2.
Особый интерес представляет изучение влияния корпоративной социальной
ответственности (КСО), социально-ответственной деятельности компаний на
устойчивое развитие. Данное направление исследований в России только

1
GRI-4; SA 8000; ISO 14001; Национальный стандарт РФ ГОСТ Р 54598.1–2012 «Руководство по обеспечению
устойчивого развития» (М.: Стандартинформ, 2012); Национальный стандарт Великобритании BS 8900:2006
«Руководство по обеспечению устойчивого развития» (Guidance for managing sustainable development).
2
КПМГ Россия - Исследования - В фокусе: корпоративное управление и устойчивое развитие[Электронный
доступ] - http://www.kpmg.com/ru/ru/issuesandinsights/articlespublications/in-focus-corporate-governance-
sustainbility/pages/default.aspx
4

начинает формироваться, в то время как в ряде зарубежных научных центров1


играет заметную роль. Во многом это связано с тем, что внедрение принципов
КСО в деятельность российских компаний стало осуществляться относительно
недавно — лишь в середине 2000-х годов. Интерпретация роли корпоративной
социальной ответственности как социально-экономического института, фактора
устойчивого развития как отдельной компании, так и экономики и общества, в
целом, позволяет иначе взглянуть на феномен КСО и его роль в обеспечении
устойчивого развития.
Формирование теоретических основ устойчивого развития компаний,
соответствующей системы понятий, определение принципов и факторов их
устойчивого развития должно способствовать устранению концептуальных
проблем и противоречий, возникающих в процессе интеграции принципов
устойчивого развития в корпоративную деятельность, способствовать реализации
принципов устойчивого развития на практике.
Степень разработанности научной проблемы. Диссертационное
исследование выполнено с учетом выводов и положений, сформулированных
зарубежными и российскими исследователями в работах, предметом которых
стали общие проблемы устойчивого развития, устойчивого развития компаний,
корпоративной устойчивости, корпоративной социальной ответственности.
Концептуальные основы устойчивого развития рассматривались в работах
таких авторов, как В. И. Вернадский, Д. М. Гвишиани, А. Г. Гранберг, В. И.
Данилов-Данильян, А. Печчеи и д.р. Необходимость и объективная
обусловленность перехода к устойчивому развитию была обоснована в работах
таких авторов, как Г. Х. Брундтланд, Д. Медоуз, М. Месарович, Э. Пестель, Дж.
Форрестер и др. В их статьях, докладах и выступлениях нашли отражение
подходы к трактовке термина «устойчивое развитие», содержания и принципов
устойчивого развития. Среди работ российских исследователей необходимо

1
Международный центр КСО Ноттингемского университета в Великобритании
(http://www.nottingham.ac.uk/business/ICCSR/) Международный исследовательский центр КСО под руководством
У. Виссера (http://www.csrinternational.org/)
5

отметить работы С. Н. Бобылева, Ю. В. Мячина, Н. В. Пахомовой, К. К. Рихтера


и др.
Теоретические основы устойчивого развития компаний раскрыты в работах
Т. Глэдвина, Т. Диллика, Е. Крома, А. Ловинса, К. Хокертса, Р. Штойера, Дж.
Элкингтона и др. Теоретические и прикладные аспекты устойчивого развития
организаций нашли отражение в работах российских исследователей Ю. В.
Мячина, Е. В. Корчагиной, А. Е. Костина и др.
Наибольший вклад в развитие концепции корпоративной социальной
ответственности и сопряженных с ней концепций (концепции корпоративной
социальной восприимчивости, концепции корпоративной социальной
деятельности, концепции общих ценностей) внесли работы Р. Аккермана, У. Д.
Баумоля, Г. Боуена, Н. Боуи, Д. Дж. Вуд, Т. Дональдсона, К. Дэвиса, Д. Дэн Ули,
С. Задека, М. Креймера, А. Кэрролла, Т. Левитта, Дж. МакГуира, М. Портера, С.
Сети, У. Фредрика, М. Фридмана, Э. Фримана и др. Среди отечественных
исследователей проблем корпоративной социальной ответственности следует
отметить Б.С. Батаеву, И. Ю. Беляеву, Ю. Е. Благова, О. А. Канаеву, А. И.
Костина, Н. В. Пахомову, Г. Л. Тульчинского и др.
Исследование роли КСО в обеспечении устойчивого развития компании
является в России относительно новым направлением исследований. Их
результаты отражены в работах Н. А. Супрун, А. Я. Матвеенко, А. В. Курлыкова,
О. А. Канаевой, А. Е. Костина, Е. В. Корчагиной, Ю. В. Мячина. Среди
публикаций, авторы которых не только внесли серьезный вклад в становление и
развитие концепции устойчивого развития компании, но и предприняли попытку
показать взаимосвязь данной концепции с концепцией корпоративной социальной
ответственности, следует отметить работы Р. Штойера, Дж. Элкингтона, Дж.
Муна. Определенный вклад в решение указанной задачи внесли работы
российского исследователя Ю.Е. Благова.
Теоретико-методологической основой исследования процесса
институциализации КСО являются работы Т. Веблена, Д. Норта, Р. Коуза, Дж.
Ходжсона, Э. Г. Фуруботна, Р. Рихтера Р. Отдельные аспекты процесса
6

институциализации КСО рассматриваются в работах Р. Аккермана, М.


Китцмюллера, Дж. Муна. В России это направление исследований только
начинает формироваться. Среди отечественных исследователей, в работах
которых в той или иной степени затронуты проблемы институциализации КСО,
следует назвать публикации таких исследователуй как Г. Б. Клейнер В. М.
Полтерович, С. Ю. Глазьев, С. П. Перегудов, Л. И. Полищук, О.А. Канаева.
Цель и задачи исследования.
Цель диссертационного исследования состоит в обосновании роли
корпоративной социальной ответственности как социально-экономического
института и фактора устойчивого развития компании.
Для достижения цели исследования были поставлены следующие задачи:
 выявить доминирующие подходы к трактовке устойчивого развития и
их особенности;
 показать взаимосвязь концепции устойчивого развития компании с
концепциями устойчивого развития, корпоративной устойчивости и
корпоративной социальной ответственности;
 раскрыть содержание КСО как социально-экономического института;
 раскрыть содержание понятия «устойчивое развитие компании», его
принципы и критерии;
 раскрыть роль корпоративной социальной ответственности как
фактора устойчивого развития компании;
 выявить особенности подходов к трактовке устойчивого развития,
реализуемые российскими компаниями на практике, а также проблемы, с
которыми им приходится сталкиваться при переходе к устойчивому развитию.
 сформулировать рекомендации по решению проблем, с которыми
компаниям приходится сталкиваться при переходе к устойчивому развитию.
Объект исследования — социально ответственная деятельность
российских компаний при переходе к устойчивому развитию.
7

Предметом исследования являются теоретические, методологические и


прикладные аспекты корпоративной социальной ответственности как социально-
экономического института и фактора устойчивого развития компании,
особенности и проблемы реализации принципов устойчивого развития
российскими компаниями.
Теоретической и методологической основой исследования явились
работы ведущих зарубежных и российских специалистов в области устойчивого
развития, устойчивого развития компаний и корпоративной социальной
ответственности.
В ходе исследования применялись теоретические методы экономических
исследований: метод сравнительного анализа, структурно-функциональный
анализ, исторический и системный подходы; методы прикладных (эмпирических)
исследований: качественный и формализованный анализ (метод контент-
анализа).
Информационную базу исследования составили:
— результаты исследований, проведенных Ассоциацией Менеджеров
России (АМР, 2004, 2008, 2012-2014 гг.) и изложенные в докладах: «Доклад о
социальных инвестициях в России – 2004: Роль бизнеса в общественном
развитии», «Доклад о социальных инвестициях в России – 2008: Интеграция
КСО в корпоративную стратегию», «Доклад о социальных инвестициях в
России» – 2014: К созданию ценности для бизнеса и общества»;
 результаты исследований, осуществленных кафедрой экономической
теории и социальной политики экономического факультета СПбГУ в 2008–
2012гг., направленных на выявление особенностей социальной политики
российских компаний;
 нефинансовые отчеты компаний, корпоративные отчеты по
устойчивому развитию;
 иные материалы, размещенные на вэб-сайтах компаний;
 аналитические материалы Российского Союза промышленников и
предпринимателей (РСПП);
8

 материалы международных и российских форумов и симпозиумов по


устойчивому развитию.
Автором был проведен анализ (методом контент-анализа) 187 отчетов
компаний по устойчивому развитию за период с 2003 по 2014 год, входящих в
Реестр нефинансовой отчетности РСПП и Каталог нефинансовой отчетности
электронного журнала в области корпоративной социально ответственности и
устойчивого развития «Устойчивый бизнес».
Научная новизна результатов исследования заключается в следующем:
по специальности 08.00.01 «Экономическая теория»:
1. Выявлены доминирующие подходы к трактовке устойчивого развития
(эколого-системный, кластерный, макро- и микро- подходы, триединый подход) и
их особенности (Стр. 28-35).
2. Показана взаимосвязь концепции устойчивого развития компании с
концепциями устойчивого развития, корпоративной устойчивости и
корпоративной социальной ответственности. Концепция устойчивого развития
компании рассматривается как закономерный этап развития концепции КСО,
отражающий цели, ценности, принципы долгосрочного развития (Стр. 94) на
микроуровне — уровне отдельной компании, а также содержание релевантных
понятий (Стр. 32-34). Выявлена необходимость разграничения концепций
«устойчивого развития компаний» и «корпоративной устойчивости» и
неправомерности отождествления соответствующих понятий.
3. Раскрыто содержание КСО как социально-экономического института.
Выявлено, что становление института КСО напрямую связано с определением
неформальных норм и принятием формализованных правил, формированием
общественной системы ценностей социально ответственного бизнеса,
переосмыслением существующей в настоящее время модели общественных
отношений и социальной роли бизнеса, развитием гражданского общества и форм
общественного контроля (Стр. 72-74).
4. Предложен комплексный подход к трактовке устойчивого развития
компании (Стр. 82), его принципов (сбалансированности, интегрированности,
9

системности, соответствия целей, управляемости и коммуникативности) (Стр.


100) и критериев (конкурентоспособности, гибкости, прозрачности,
ответственности, открытости, долгосрочности, экономической, социальной и
экологической устойчивости, реализации принципов УРК) (Стр. 99).
По специальности 08.00.05 «Экономика и управление народным
хозяйством»:
5. Раскрыта роль корпоративной социальной ответственности как
фактора устойчивого развития компании; показано место указанного фактора в
системе факторов, способных оказать влияние на устойчивое развитие компании
(Стр. 102-105).
6. На основе разработанной автором методики контент-анализа
нефинансовой отчетности в области устойчивого развития выявлены особенности
устойчивого развития российских компаний (Стр. 156-157), а также актуальные
проблемы отчетности в области устойчивого развития (Стр. 151-153).
7. Автором сформулированы рекомендации, направленные на решение
проблем, с которыми приходится сталкиваться российским компаниям при
переходе к устойчивому развитию, (Стр. 153-156) и проблем российских
компаний, связанных с нефинансовой отчетностью в области устойчивого
развития (Стр. 158).
Теоретическая значимость исследования заключается в развитии теории
корпоративной социальной ответственности и устойчивого развития компании.
Обоснованные в диссертационном исследовании выводы и положения могут
быть использованы для дальнейших научных исследований в указанных
областях.
Практическая значимость исследования состоит в возможности
использования полученных результатов и рекомендаций в процессе
формирования корпоративных стратегий устойчивого развития. Предложенная
методика анализа нефинансовой отчетности в области устойчивого развития и
корпоративной социальной ответственности может быть применена в
дальнейших исследованиях. Положения и выводы, сформулированные в
10

диссертации, используются в учебных курсах «Устойчивое развитие»,


«Корпоративная социальная ответственность» и «Введение в стейкхолдер-
менеджмент».
Область диссертационного исследования. Тема диссертационного
исследования и его содержание соответствуют областям исследования по
специальностям 08.00.01 «Экономическая теория» и 08.00.05 «Экономика и
управление народным хозяйством».
По специальности 08.00.01 «Экономическая теория»: п. 1.4. Паспорта
номенклатуры специальностей научных работников «Институциональная и
эволюционная экономическая теория: теория переходной экономики и
трансформации социально-экономических систем; социально-экономические
альтернативы», 4.1. «Философские, этические и методологические предпосылки
экономических теорий», 4.3. «Междисциплинарные взаимодействия в
экономической науке».
По специальности 08.00.05 «Экономика и управление народным
хозяйством»: п. 1.1.2. Паспорта номенклатуры специальностей научных
работников специализации «Формирование механизмов устойчивого развития
экономики промышленных отраслей, комплексов, предприятий»; п. 7.1.
«Устойчивость и эффективность социо-эколого-экономического развития.
Система показателей устойчивого развития для совершенствования управления»;
п. 8.22 «Обеспечение устойчивости развития предпринимательских структур в
условиях экономического кризиса»; п. 10.17 «Корпоративная социальная
ответственность. Социальная и экологическая ответственность бизнеса».
Апробация результатов исследования. Основные положения и
результаты исследования обсуждались на международных, всероссийских и
межвузовских научных конференциях (всего 24).
Публикации результатов исследования. Основные результаты
диссертационного исследования отражены в 33 научных публикациях: 24 тезисах
выступлений, 2 статьях в сборниках статей научно-практической конференций и
7 статьях, опубликованных в изданиях, рекомендованных ВАК РФ для
11

опубликования материалов по кандидатским и докторским диссертациям (общий


объем публикаций не менее 8 п.л.).
Структура работы обусловлена целью и задачами исследования и
включает введение, три главы, заключение, список использованной литературы
и приложения. Объем основного текста диссертационной работы — 172
страницы. Общий объем диссертации с учетом списка использованной
литературы и приложений — 215 страниц. Основной текст диссертации включает
18 таблиц и 31 рисунок. Количество приложений — 16. Список публикаций и
иных информационных источников содержит 181 наименование. Также при
проведении контент-анализа нефинансовой отчетности использованы 187
нефинансовых отчетов в области КСО и устойчивого развития.
12

ГЛАВА 1. КОРПОРАТИВНАЯ СОЦИАЛЬНАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ И


УСТОЙЧИВОЕ РАЗВИТИЕ: ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ

1.1. Современные подходы к трактовке устойчивого развития

Концепция устойчивого развития в настоящее время признана всеми


странами, входящими в ООН, в качестве одного из приоритетов человечества,
переход к которому должен происходить на национальном и глобальном уровнях.
Термин «устойчивое развитие» все чаще употребляется бизнес-сообществом,
используется в корпоративных изданиях, фигурирует в официальных
политических и экономических документах различного уровня. Концепция
устойчивого развития прошла длительный эволюционный путь, который, на наш
взгляд, может быть разделен на три этапа: зарождения, формирования
теоретических основ и этап систематизации концепции (см. рис. 1).
1-Й ЭТАП Этап зарождения (1968-1983)

«Римский клуб» (Аурелио Печчеи, 1968)

«Мир-1» и «Мир-2» (Дж. Форрестер, 1970) «Мир-3» (Л. Медоуз, 1972)

«Человечество на перепутье» (М. Месарович и Э. Пестель, 1974)

Стокгольмская конференция (1972)

2-Й ЭТАП Этап формирования теоретических основ (1983-1993)

Комиссия Брундтланд (1983–1987) «Наше общее будущее» (1987)

Триединая концепция устойчивого развития (1987)

Экологическая составляющая устойчивого развития

Социальная составляющая устойчивого развития

Экономическая составляющая устойчивого развития

Конференция в Рио-де-Жанейро (1992) Повестка дня на XXI век (1992)

3-Й ЭТАП Этап систематизации концепции устойчивого развития (с 1993 по н. в.)

Комиссия по устойчивому развитию (1993) Глобальный договор (1999)

Йоханнесбургский план (2002)

Концепция КСО

Концепция корпоративной устойчивости (1994)

Рис. 1. Этапы эволюции концепции устойчивого развития


13

Формирование концепции устойчивого развития являлось логическим


следствием процесса активной экологизации науки и экономики, характерного
для конца шестидесятых – начала семидесятых годов. Обострение проблем
загрязнения окружающей среды, перенаселения и ограниченности природных
ресурсов не могли не актуализировать вопросы о перспективах развития и
неизбежности глобального кризиса при сохранении сложившейся модели
потребления, свойственной ряду западных стран. В результате, как естественная
реакция на безудержное потребление, возникла идея неминуемого глобального
кризиса: перенаселения, перепроизводства, экологической катастрофы.
Одна из первых попыток научного осмысления природы глобального
кризиса была предпринята в 1968 году так называемым «Римским клубом»
(неправительственной организацией, сформированной группой влиятельных
предпринимателей, экономистов, известных ученых и политических деятелей 1),
основной целью которого была разработка методик анализа глобального кризиса
с целью достижения глобального равновесия. Научное сообщество не сразу
оценило практическую значимость деятельности Римского клуба, что во многом
было связано с нежеланием признать нарастающие опасности и
актуализирующиеся проблемы2, «страхом разрушить образ “процветающего
общества„ и “постиндустриального общества будущего„»3, поскольку «на фоне
предшествующих относительно благополучных десятилетий все это выглядело
<…> крушением прежних мировоззренческих принципов и оснований»4.
Зарождающаяся концепция нуждалась в научном обосновании. С этой
целью в июле 1970 года Дж. Форрестеру5 было поручено разработать модель
устойчивого развития. Им была предложена модель «Мир-1», состоявшая из
сорока нелинейных уравнений, описывающих взаимозависимость выбранных

1
Печчеи А. Человеческие качества / А. Печчеи. - М. : Прогресс, 1985. - 302 с., с. 121
2
Чумаков А. Н. Глобализация. Контуры целостного мира: монография / А. Н. Чумаков. - М. : Проспект, 2009. - 432
с. - c. 50
3
Gartner E. On the «Second Phase» of the Work of the Club of Rome. Scientific World. 1976. Vol. 20. № 4. P.5.
4
Чумаков А. Н. Глобализация. Контуры целостного мира: монография / А. Н. Чумаков. — М. : Проспект, 2009. —
432 с. — С.43
5
На заседании Рисского клуба в Берне. Дж. Форрестер — профессор Массачусетского технологического
института в Кембридже.
14

переменных. Модель поверглась критике как примитивная, грубо имитирующая


основные процессы мировой системы и была трансформирована в модель «Мир-
2». По совету Дж. Форрестера работа над моделью долгосрочного периода
развития с 1970 до 2100 года «Мир-3» была поручена его ассистенту, профессору
Д. Медоузу. Форрестер сохранил за собой научное руководство проектом и в 1971
опубликовал монографию «Мировая динамика»1, в которой изложил многие
аспекты новой компьютерной модели. В 1972 модель «Мир-3» была окончательно
готова, и результаты исследования были опубликованы в форме доклада
Римскому клубу, получившего название «Пределы роста»2.
Поскольку глобальная модель УР была подвергнута критике, М.
Месаровичем и Э. Пестелем в 1974 году была создана вторая глобальная модель
Римского клуба «Человечество на перепутье»3. Вместо теории «нулевого роста»
была предложена теория «органического роста» — согласованного развития
разных частей глобальной системы, когда одна подсистема не может изменяться в
ущерб другой, и прогресс в одной из них возможен только при условии
прогрессивных процессов в других. Теория «органического роста» определяется
взаимосвязью экономических, экологических и социальных кризисных ситуаций,
что позже нашло свое отражение в триедином подходе к глобальному
устойчивому развитию. Впоследствии данные идеи высказывались авторами в
собственных монографиях: «Поиск новой парадигмы для глобальной
проблематики» (Месарович4) и «За пределами роста» (Пестель5). Теория
«органического роста» стала одной из основ триединого подхода УР.
Состоявшаяся 16 июня 1972 года Стокгольмская конференция6, подготовка
к которой проходила параллельно с работой Римского клуба, преследовала цель

1
Форрестер Дж. Мировая динамика : пер. с англ. А. Ворощука, С. Пегова Дж. Форрестер. — М. : АСТ, 2003. —
384 c.
2
Медоуз Д. Пределы роста / Д. Медоуз, Й. Рендерс, Д. Медоуз, В. Беренс. М.: Изд-во МГУ, 1999.
3
Mesarovic M. and Pestel E. Mankind at the Turning Point: The Second Report to the Club of Rome. New-York: E. P.
Dutton and Co. Inc., 1974
4
Месарович М. Поиск новой парадигмы для глобальной проблематики./Лейбин В. Глобальная проблематика:
Научные исследовательские дискуссии. М. : Прогресс, 1991. — 255 с.
5
Пестель Э. За пределами роста / Э. Пестель. — М. : Прогресс, 1988. — 272 с.
6
Действующее международное право. Т. 3.- М.: Московский независимый институт международного права, 1997
г., С. 682 – 687.
15

интеграции правительства и бизнеса, что свидетельствовало о переходе


концепции УР на мезоуровень. Был издан свод «мягких законов» международной
деятельности1 и выпущена декларация, в которой «впервые раздельно
воспринимаемые проблемы» устойчивого развития были «представлены и
проанализированы системно»2, проведен анализ причин глобального кризиса и
сформулированы принципы УР, согласно которым «экономическое и социальное
развитие имеет решающее значение»3.
В итоге первого этапа эволюции концепции устойчивого развития (1968–
1983) были сформулированы основополагающие идеи этой концепции,
обоснована актуальность системного кризиса УР, начато расширение концепции
на региональный и мезо-уровень (областей, городов, краев), определены модели
УР. Экологизация науки, получившая яркое отражение на раннем этапе эволюции
рассматриваемой концепции, постепенно утратила единоличную роль.
Исследователи признали, что в процессе формирования УР важное значение
имеют социальная и экономическая составляющие. Теория «нулевого роста» была
заменена теорией «органического роста», в которой социально-экономическая
среда больше не рассматривалась с единственной позиции деструктивной
составляющей окружающей среды. Рассмотрение УР был стало более широким: в
него, помимо проблем экологической устойчивости, были включены вопросы,
свеянные с уровнем жизни и экономическим развитием.
В 1983 г. по инициативе ООН была создана Международная комиссия по
окружающей среде и развитию (МКОСР), возглавляемая премьер-министром
Норвегии Г. Х. Брундтланд. В апреле 1987 года на 42-й сессии Генеральной
ассамблеи ООН был представлен доклад комиссии о долгосрочном развитии
человечества, названный «Наше общее будущее» (Our Common Future (The
Brundtland Report)). В данном докладе МКСОР сформулировала определение

1
Доронина О. Д. Стратегия ООН для устойчивого развития в условиях глобализации / О. Д. Доронина, О. Л.
Кузнецов Ю. А. Рахманин Ю.А. - М.: РАЕН, 2005. - 248 с. – с.12
2
Перелет Р. А. Переход к эре устойчивого развития? / Р. А. Перелет // Россия в окружающем мире: 1998
(Аналитический ежегодник). - М. : МНЭПУ, 2003.
3
Стокгольмская декларация ООН 16 июня 1972 года [Электронный доступ] -
http://law.edu.ru/norm/norm.asp?normID=1259490
16

устойчивого развития, ставшее хрестоматийным, согласно которому «Устойчивое


развитие — это такое развитие, которое удовлетворяет потребности настоящего
времени, но не ставит под угрозу возможности будущих поколений удовлетворять
свои собственные потребности»1.
В результате работы «Римского клуба» возникла трактовка УР, которую
часто называют «триединой концепций устойчивого развития» (triune concept of
sustainable development; eco-socio-economic development), подчеркивая
взаимозависимость трех основных аспектов устойчивого развития:
экологического, социального и экономического (см. рис. 2). По мнению ряда
исследователей, например, Ю. Е. Благова, подобное деление способно вызвать
дискретное отношение к концепции2, однако на практике это происходит редко.

Рис. 2. Триединая концепция устойчивого развития


Составл. автором по: UN Global Compact / Документы по «Глобальному договору» на русском языке [Электронный доступ] -
http://www.unglobalcompact.org/Languages/russian/index.html
Ставший наиболее распространенным триединый подход к УР
рассматривает три аспекта: экологический, социальный и экономический. Как

1
Наше общее будущее: Доклад Международной комиссии по окружающей среде и развитию (МКОСР) : пер. с
англ.; под ред. С. А. Евтеева и Р. А. Перелета — М. : Прогресс, 1989. — 372 c. — С.50
2
Благов Ю. Е. Корпоративная социальная ответственность: эволюция концепции. СПб.: Изд-во «Высшая школа
менеджмента», 2010. С. 180.
17

правило, устойчивое развитие становится достижимым только при формировании


устойчивости каждой из трех перечисленных составляющих.
Экологическая составляющая устойчивого развития должна обеспечивать
целостность природных систем, жизнеспособность и стабильность биосферы. УР
с экологической точки зрения рассматривается как процесс гармонизации
взаимодействия человечества и окружающей среды, коэволюция человека и
биосферы, взаимоотношение природы и общества, «стратегия цивилизации,
которая должна быть согласована со стратегией природы»1. Отличительной
чертой экологической составляющей является особый научный интерес
исследователей, направленный на сохранение способности систем адаптироваться
к изменениям и самостоятельно восстанавливаться. Экологический аспект УР
приято относить к макроуровню, однако существуют его целевые направления.
Например, лесоаграрное2, бассейновое3 и аграрное4 направления нередко
сосредотачивают свое внимание на конкретном географическом объекте, что
противоречит концепции устойчивого развития. Так, согласно мнению Д.
Медоуза, УР в его изначальном понимании немасштабируемо и может
рассматриваться только в глобальных масштабах (в масштабе планеты, региона)5.
Социальная составляющая устойчивого развития ориентирована на
человека, поддержание стабильности социальных и культурных систем, в том
числе на: справедливое разделение благ, сохранение культурного капитала и
глобального многообразия, развитие недоминирующих культур, достижение
социальной справедливости, поощрение социального плюрализма, сокращение

1
Моисеев Н. Н.; данная позиция совпадает со взглядами В. Вернадского [Электронный доступ] — http://www.rus-
stat.ru/stat/4902002-6.pdf — http://ecoethics.mrsu.ru/forum/viewtopic.php?t=27&start=0
2
Мухин Ю. П. и др. Устойчивое развитие. Экологическая оптимизация агро- и урболандшафтов. Волгоград: Изд-
во Вол-ГУ, 2002. стр. 69 - или [Электронный доступ] — http://window.edu.ru/resource/713/25713/files/volsu285.pdf
3
Азовский Центр — Владимир Лагутов — Бассейновая концепция устойчивого развития как основа сохранения
биоразнообразия и глобального управления (2010) [Электронный доступ] —
http://www.azovcenter.ru/articles/basseinovaya-kontseptsiya-ustoichivogo-razvitiya-kak-osnova-sokhraneniya-
bioraznoobraziya-i
4
Министерство сельского хозяйства Российской Федерации (официальный интернет-портал) Концепция
устойчивого развития сельских территорий Российской Федерации на период до 2020 года (30 ноября 2010, №
2136-р) [Электронный доступ] — http://www.mcx.ru/documents/document/show_print/14914.142.htm
5
Костина Г., Оганесян Т. Мало не покажется // Эксперт. № 16. 23–29 апреля 2012. С. 66. или
http://expert.ru/expert/2012/16/malo-ne-pokazhetsya/
18

конфликтов, сохранение социальной стабильности, расширение продуктивной


занятости, содействие социальной интеграции.
Как подчеркивал Й. Шумпетер, «социальная среда всегда оказывает
противодействие новому»1, она всегда уверенно и практически всегда
конфронтационно реагирует на вызовы современности. Именно поэтому для
достижения устойчивого развития в рамках его социального аспекта общество
должно быть вовлечено во все процессы, формирующие среду его
жизнедеятельности, а основной целью устойчивого социального развития должно
являться повышение уровня и качества жизни человечества. Особая роль
устойчивого социального развития заключается в создании равноправного
общества, ликвидации нищеты, снижении безработицы, расширении
продуктивной занятости, содействии социальной интеграции, свободному
участию человека в общественной, политической и экономической жизни. Как
гласит десятый принцип Рио-де-Жанейрской декларации по окружающей среде и
развитию, каждый человек должен иметь соответствующий доступ к информации
и иметь возможность участвовать в процессах принятия решений.
Экономическая составляющая устойчивого развития подразумевает
оптимальное использование ограниченных экономических ресурсов. В основе
устойчивого экономического развития лежит сбалансированная экономика2,
основанная на рациональном использовании доступных ресурсов, применении
экологически чистых, энергосберегающих и материалосберегающих технологий,
предусматривающих в числе прочего минимизацию и рециклинг отходов. Одной
из задач экономической составляющей УР является отход от господствующей
«философии потребления» и «ресурсного» пути развития, которого долгое время
придерживалось общество, и таких принципов, как «потребление ради
процветания», «мир для человека» и «человек как царь природы». Существенная
проблема, порождаемая следованием этим принципам, заключается в:
повсеместном господстве ресурсоразрушающих технологий, неверном механизме
1
Шумпетер Й. Теория экономического развития. — М., 1982.
2
Мячин Ю.В. Устойчивое развитие: теория и практика / Ю.В. Мячин, В.П. Попков // ВЕСТНИК ИНЖЭКОНА.
Серия «Экономика». -2005. -Вып.4. - С. 239-246. - С. 240
19

ценообразования на экономические ресурсы (без учета исчерпаемости


невозобновимых ресурсов), истощении ресурсного потенциала и социального
капитала, конкурентоспособности низкоэффективных технологий, появлении
иллюзии неисчерпаемости ресурсного потенциала.
Наиболее значимые принципы устойчивого развития были изложены в 1992
году на Всемирной конференции по окружающей среде и развитию (КОСР),
прошедшей под эгидой ООН в Рио-де-Жанейро. Её итогом стало окончательное
признание мировым сообществом концепции устойчивого развития и закрепление
её принципов1 (в частности? в Декларации Конференции ООН по защите
окружающей среды и устойчивому развитию2). Эта конференция имеет особое
значение для эволюции концепции устойчивого развития, поскольку она
поставила задачу формирования социально ответственного поведения3,
предложила новый инструмент – стратегию устойчивого развития
(разрабатываемую с учетом экономических, социальных и экологических
перспектив). Одним из основных документов, принятых на Конференции стала
«Повестка дня на XXI век»4, в которой сформулированы четыре основных аспекта
устойчивого развития: решение социально-экономических проблем
(международное сотрудничество, борьба со сверхпотреблением), управление
ресурсами, роль социума и механизм устойчивого развития. Однако
практическим руководством такую установку к действию назвать никак нельзя5,
поскольку «Повестка», помимо конкретных мер, предлагала ряд абстрактных
решений6. По этой причине документ получил неоднозначную оценку7.

1
Марфенин Н. Н. Концепция «устойчивого развития» в развитии / Н. Н. Марфенин // Россия в окружающем мире:
2002 (Аналитический ежегодник). - М.: Изд-во МНЭПУ, 2002. — 336 c. - с.21
или http://www.rus-stat.ru/stat/4902002-6.pdf
2
Декларация Конференции ООН (1992 г.) по защите окружающей среды и устойчивому развитию [Электронный
доступ] - http://www.un.org/russian//documen/declarat/riodecl.htm
3
Доронина О. Д. Стратегия ООН для устойчивого развития в условиях глобализации / О. Д. Доронина, О. Л.
Кузнецов, Ю. А. Рахманин Ю.А. — М.: РАЕН, 2005. — 248 с. - c. 16
4
Повестка дня на XXI век [Электронный доступ] -
http://www.un.org/ru/documents/decl_conv/conventions/agenda21.shtml
5
Самсонов А. Устойчивое развитие как научная задача [Электронный доступ] -
http://www.ecolife.ru/articles/samsonov_al_1.htm
6
Костин А. И. Экополитология и глобалистика / А. И. Костин. — М. : Аспек-пресс, 2005. — 418 с. – с.336
7
Моисеев Н. Н. Современный антропогенез и цивилизационные разломы. Эколого-политологический анализ //
Вопросы философии.- 1995.- №1.- С. 3—30.
или http://a-future.ru/sovremennyjj-antropogenez-i-civilizacionnye-razlomy-n-n-moiseev.html
20

В итоге второго этапа эволюции концепции УР (1983–1993) был определен


триединый подход к УР. Экологическая, социальная и экономическая
составляющие стали анализироваться комплексно, как взаимодополняющие
понятия. Устойчивое развитие перестало рассматриваться исключительно с
позиции устойчивости окружающей среды, сохранения невоспроизводимой
ресурсной базы и минимизации загрязнений.
Следующий этап эволюции УР ознаменовался рядом научных конференций,
на которых вопросы, поднятые «Повесткой дня на XXI век», обсуждались более
детально. Состоялись следующие международные конференции по вопросам УР:
Конференция ООН по проблемам прав человека (Вена, 25 июля 1993 года)1,
Конференция ООН по народонаселению и развитию (Каир, сентябрь 1994 года)2,
Конференция по социальному развитию (Копенгаген, 6–12 марта 1995 года)3.
Также в апреле 1995 года был принят «Берлинский мандат», положивший начало
противодействию выбросам углекислого газа в атмосферу и завершившийся
принятием Киотского протокола в 1997 году4. В этот период действовали
национальные комиссии по УР, были приняты документы, определяющие цели,
задачи и саму суть рассматриваемого феномена (в частности, утверждена Указом
Президента РФ № 440 01.04.1996 «Концепция перехода Российской Федерации к
устойчивому развитию», которая определила устойчивое развитие как
«стабильное социально-экономическое развитие, не разрушающее своей
природной основы»5).
В 1993 году Экономический и социальный совет ООН утвердил Комиссию
по устойчивому развитию, приоритетным направлением работы которой стала
разработка межправительственных механизмов взаимодействия в вопросах УР

1
Венская декларация и Программа действий (от 25 июля 1993) [Электронный доступ] –
http://www.akt.uz/?document=17407
2
Каирская декларация и национальный механизм (сентябрь 1994) –
http://www.a-z.ru/women/texts/failr.htm#d2
3
Копенгагенская декларация о социальном развитии (Копенгаген, 6–12 марта 1995 года). Декларации, конвенции,
соглашения и другие правовые материалы ОНН [Электронный доступ] –
http://www.un.org/ru/documents/decl_conv/declarations/copdecl.shtml
4
Кураев С. Н. Киотский протокол к рамочной конвенции ООН об изменении климата [Электронный доступ] –
http://www.rusrec.ru/kyoto/articles/art_Kyoto_Prot.htm
5
Сайт Президента РФ [Электронный доступ] - http://www.kremlin.ru/
21

согласно «Повестке дня». В январе 1999 года на Всемирном экономическом


форуме в Давосе Генеральным секретарем ООН К. Аннаном был представлен
«Глобальный договор»1. Данный договор, к которому присоединились три тысячи
компаний, создавал возможности практической интеграции принципов УР в
бизнес и означал фактическое расширение концепции УР на микроуровень.
Глобальный Договор предлагает систему отношений бизнеса, государства и
общества, формирующую устойчивую и открытую глобальную экономику2. Он
сформулировал десять принципов социально-ответственного бизнеса (см.
Приложение 1). Участие в договоре существенно расширило возможности
бизнеса, что проявилось в: демонстрации ведущей позиции компании в плане
реализации социально-ответственного поведения, интеграции в систему
глобальных ценностей и совершенствовании методов корпоративного управления
и эффективности стратегического планирования3.
«Йоханнесбургский план» 2002 года является наиболее современным
документом, на который Отдел по устойчивому развитию ООН ссылается как на
организационный. По мнению генерального секретаря Всемирной встречи на
высшем уровне по устойчивому развитию Н. Десая, Йоханнесбургский план –
более адресный и целенаправленный документ, чем «Повестка дня на XXI век»4.
Фактически, это десятилетняя программа мер, в основе которой лежит концепция
устойчивого развития, а главной её опорой являются партнерства,
неправительственные организации и бизнес-сообщества.
В настоящее время представляется возможным выделить четыре подхода к
рассмотрению устойчивого развития: эколого-системный, кластерный, триединый
и устойчивого развития компании.

1
Копенгагенская декларация о социальном развитии (Копенгаген, 6–12 марта 1995 года). Декларации, конвенции,
соглашения и другие правовые материалы ОНН [Электронный доступ] –
http://www.un.org/ru/documents/decl_conv/declarations/copdecl.shtml
2
Формирование концептуальных основ корпоративной социальной ответственности. - СПб.: Издательский дом
СПбГУ, 2010.— 312 – с.97
3
Формирование концептуальных основ корпоративной социальной ответственности. - СПб.: Издательский дом
СПбГУ, 2010.— 312 – с.98-99
4
Йоханнесбургская встреча на высшем уровне 2002 года - официальный веб-сайт Всемирной встречи на высшем
уровне по устойчивому развитию - Оценка результатов Встречи на высшем уровне в Йоханнесбурге: что нового
она принесла? [Электронный доступ] - http://www.un.org/russian/conferen/wssd/story.htm
22

Эколого-системный подход начал формироваться на первом этапе


эволюции концепции УР. Изначально он носил экоцентрический характер,
охватывая проблемы исчерпаемости ресурсов и загрязнения окружающей среды, а
также стратегию сохранения биосферы. Экологический подход ставит своей
задачей определение несущей (хозяйственной) емкости биосферы и объема
допустимых воздействий на биосферу, которые не следует превышать для
обеспечения УР. Сторонники данного подхода к определению устойчивого
развития, как правило, категоричны в своей оценке социальной и экономической
сфер, которые воспринимаются исключительно как угроза устойчивости
окружающей среды (environmental sustainability). В настоящее время одним из
наиболее прогрессивных направлений эколого-системного подхода является
ноосферный подход (В. И. Вернадский, А. Д. Урсул), в рамках которого
рассматриваются проблемы взаимодействия социальной и экологической сфер в
процессе формирования УР, и модель Йохана Хаттинга, предложенная по итогам
Йоханнесбургской декларации (концентрические круги экономической,
политической, социальной и экологической сферы, вложенные один в другой
таким образом, что внешним кругом оказывается экологическая сфера).
УР с позиции эколого-системного подхода можно охарактеризовать как
«сохранение ресурсов для развития современного и будущих поколений»1 с
целью преодоления глобального кризиса мировой системы2. Особенностями
эколого-системного подхода являются антропоцентризм, а также
противопоставление экологической устойчивости социальной и экономической
сферам УР. Созданный для реализации решений конференции ООН в Рио-де-
Жанейро Совет Земли (Сан-Хосе, Коста-Рика), предложил следующую
формулировку УР, назвав его «простой концепцией», суть которой в том, чтобы

1
Кузнецов О. Л. Система «природа—общество—человек»: устойчивое развитие / О.Л. Кузнецов, П.Г. Кузнецов,
Б.Е. Большаков. — М. — Дубна : «Ноосфера», Международный ун-т природы, о-ва и человека «Дубна», 2002.—
392 – с.202
2
Формирование концептуальных основ корпоративной социальной ответственности. - СПб.: Издательский дом
СПбГУ, 2010.— 312 – с.93
23

«жить по справедливости в рамках наших экологических возможностей»1, а


Генеральный секретарь ООН в 1999 году охарактеризовал «устойчивое развитие в
целом как устойчивый рост полезной энергии»2. Б. E. Большаков определяет УР
как «хроноцелостный процесс сохранения неубывающих темпов роста
производимой страной полезной мощности при неувеличении темпов
потребляемой страной мощности, сокращении потерь мощности за счет
воспроизводимых прорывных технологий и повышении качества управления на
всех уровнях: мир в целом, страна, субъекты (регионы страны), отрасли,
муниципалитеты, предприятия, человек»3.
Директор Института политических и социальных исследований, профессор
Университета штата Нью-Гэмпшир Д. Медоуз считает, что «устойчивое развитие
следует интерпретировать как стратегию переходного периода к такому
состоянию природы и общества, которое можно охарактеризовать термином
“коэволюция„, или “эпоха ноосферы„. При этом сохранение биосферы — условие
необходимое, но не достаточное»4. В частности, на одной из конференций,
посвященных актуальным проблемам УР5, он отметил, что «мы не знаем, что
такое устойчивое развитие, но мы понимаем, что не является таковым.
Бессмысленная трата энергии — это не устойчивое развитие. Вырубка лесов и
разрушение почвенного покрова — тоже. Многие люди понимают под УР какую-
то конечную точку в движении общества. Стоит достичь этой точки, и все
проблемы окружающей среды автоматически исчезнут. Мне кажется, что УР —
это не конечная цель, а то, как мы движемся в направлении этой цели» 6.

1
Оленьев В. В. Глобалистика на пороге ХХI века / В. В. Оленьев, А. П. Федотов //Вопросы философии. — 2003,
№4. — С. 18—30.
2
Кузнецов О. Л. Система «природа—общество—человек»: устойчивое развитие / О.Л. Кузнецов, П.Г. Кузнецов,
Б.Е. Большаков. — М. —Дубна : «Ноосфера», Международный ун-т природы, о-ва и человека «Дубна», 2002.—
392 c. – С.200
3
Большаков Б. Е. Как измерить устойчивое развитие / Б. Е. Большаков // Вестник РАЕН. — 2004. — № 6. — C. 70-
83. – С.78
4
Медоуз Д. Пределы роста. 30 лет спустя : учеб. пособие для вузов — М. : ИКЦ «Академкнига», 2008. — 342 с. –
с. 6
5
Конференция РХТУ имени Д.И. Менделеева «Образование и устойчивое развитие» 2005 года.
6
Электронный архив номеров журнала «Студенческий меридиан» за 2005 год - №2 - Деннис Медоуз: попытка № 3
- http://www.stm.ru/archive/194/
24

Н.Н. Моисеев отметил, что при обсуждении УР речь нужно вести «о


стратегии человечества, то есть о совокупных действиях людей, способных до
наступления экологической катастрофы обеспечить коэволюцию человека и
окружающей среды. Разработка такой стратегии мне представляется самой
фундаментальной проблемой науки за всю историю человечества. Может быть,
вся история человеческих знаний, все развитие нашей общей культуры было всего
лишь подготовительным этапом для решения этой задачи»1. В. И. Данилов-
Данильян определил УР как «развитие, при котором воздействия на окружающую
среду остаются в пределах хозяйственной емкости биосферы, так что не
разрушается природная основа для воспроизводства жизни человека»2.
Международный союз сохранения природы и природных ресурсов (IUCN)3,
включая Программу по окружающей среде ООН (UNEP)4 и Всемирный фонд
дикой природы (WWF)5, в 1991 году6 определил УР как «улучшение качества
жизни людей, проживающих в пределах экосистемы, и пропускной способности
от нее к обществу». В. Г. Горшков, К. Я. Кондратьев и К. С. Лосев полагают, что
«УР — это улучшение жизни людей в условиях <…>, когда хозяйственная
деятельность не порождает превышение допустимого порога возмущения
биосферы или когда сохраняется такой объем естественной среды, который
способен обеспечить устойчивость биосферы с включением в нее хозяйственной
деятельности человека»7. К. С. Лосев отнес к устойчивости «предельно
допустимое антропогенное воздействие на биосферу, превышение которого

1
Моисеев Н.Н. Современный антропогенез и цивилизационные разломы — эколого-политологический анализ / Н.
Н. Моисеев // Вопросы философии.— 1995.— №1.— С. 3—30. – с. 27
2
Данилов-Данильян В. И. Экологический вызов и устойчивое развитие / В. И.
Данилов-Данильян, К. С. Лосев. М. : Прогресс-Традиция, 2000. — 416 с. – С. 416
3
Международный Союз Сохранения Природы и Природные ресурсов (IUCN) [Электронный доступ] -
http://w3.iprolink.ch/iucnlib
4
Программа по окружающей среде ООН (UNEP) [Электронный доступ] - http://www.UNEP.org -
http://www.un.org/russian/ga/unep/
5
Всемирный фонд дикой природы (WWF) [Электронный доступ] - http://www.panda.org/home.htm
6
Пузаченко Ю. В. Наука и концепция устойчивого развития. Труды Международной школы-конференции
«Ландшафтное планирование. Общие основания. Методология. Технология». [Электронный доступ] -
http://www.landscape.edu.ru/files/sbornikLP/Puzachenko.pdf
7
Кондратьев К. Я. Экология и политика / К. Я. Кондратьев, В. И. Данилов-Данильян, В. К. Донченко, К. С. Лосев.
— СПб. : РАН, 1993. — 286 с.. – С.6
25

переводит ее в возмущенное состояние и со временем должно вызвать в ней


необратимые деградационные процессы»1.
Кластерный подход ставит своей задачей обеспечение УР за счет
формирования «кластеров» — географически концентрированных групп
взаимосвязанных компаний и связанных с их деятельностью организаций
(университетов, агентств по стандартизации, а также торговых объединений) в
определенных конкурентных областях2. Основными целями кластера являются
повышение конкурентоспособности входящих в него предприятий и поддержание
УР, так как выгода распространяется по всем направлениям связей кластера.
Кластерный подход, базирующийся на принципах корпоративного гражданства,
получил последующее развитие в теории создания общих ценностей. С
формированием данного подхода помимо М. Портера и М. Креймера связаны
имена таких исследователей, как Дж. Вуд, Дж. Логсдон3, А. Кэрролл4 и др.
Кластерный подход получил значительное развитие как инструмент
формирования УР на региональном уровне5, способствующий повышению
конкурентоспособности входящих в него компаний и уровня жизни местного
сообщества. Кластерный подход УР нашел отражение в ряде теоретических
воззрений отечественных исследователей, касающихся проблематики
экономического развития, включая теорию технологических укладов Д. Львова6 и
С. Глазьева7. По мнению последнего, когда возможности УР текущего
технологического уклада оказываются исчерпаны, экономика погружается в
депрессию, теряя устойчивость, ресурсы устаревших производств

1
Данилов-Данильян В. И. Устойчивое развитие — будущее Российской Федерации / В. И. Данилов-Данильян.
//Россия на пути к устойчивому развитию — М, 1996. — 205 с. - c. 164
2
Портер М.Э. Конкуренция [Текст]: пер. с англ. / М.Э. Портер. – М.: Вильямс, 2006. – 608 с.
Портер М. Международная конкуренция: конкурентные преимущества стран [Текст]: пер. с
англ. / М. Портер; под ред. и с предисл. В.Д. Щетинина. – М.: Международные отношения, 1993. – 896 c.
3
Logsdon J.M. and Wood D.J. (2002) Business citizenship: from domestic to global level of analysis. Business Ethics
Quarterly 12: 2 p. 155–187.
4
Carroll, A. B.: 1998. "The Four Faces of Corporate Citizenship." Business and Society Review 100/101: 1-7 p. 1
5
Древинг С.Р. Кластерная концепция устойчивого развития экономики / С.-Петерб. гос. ун-т. — СПб.: Изд-во
СПбГУ, 2009. — 161 с.
6
Львов Д.C. Эффективное управление техническим развитием. – М.: Экономика, 1990.
7
Глазьев С.Ю. Теория долгосрочного технико-экономического развития. - М.: Влад-Дар, 1993.
26

высвобождаются и вкладываются в новые технологии, за счет чего происходит


переход в следующий технологический уклад и восстанавливается устойчивость.
Кластерный подход переносит вопрос УР с макро- на микроуровень,
допуская, что компании могут вносить свой вклад в его формирование, получая в
результате этого конкурентное преимущество, способствующее собственной
устойчивости. В докладе ООН «О развитии человеческого потенциала» (1994)
говорится, что УР необходимо рассматривать как развитие, «не только
порождающее экономический рост, но справедливо распределяющее его
результаты, восстанавливающее окружающую среду в большей мере, чем
разрушающее ее, увеличивающее возможности людей, а не обедняющее их»1.
Триединый (комплексный) подход к обеспечению УР сформировался в
результате объединения трех основных точек зрения — экономической,
социальной и экологической. Впервые он проявился в работах Эдварда Барбьера в
1987 году2. Данный подход является одним из популярных в настоящее время. Он
неоднократно подвергался критике за сложность сведе́ния экологических,
экономических и социальных показателей, а также за несоответствие содержанию
доклада Комиссии Брундтланд, в котором социальная и экономическая
составляющая рассматривалась как угроза экологической составляющей, а не как
одна из целей устойчивого развития3. Триединый подход рассматривает эколого-
социо-экономическую систему как единое целое4. Выделяют два триединых
подхода к устойчивому развитию: слабый и сильный. Слабый подход
сосредоточен на росте благосостояния населения и человеческого капитала,
сильный — на равенстве между поколениями5. Триединый подход устойчивого
развития выступает как стратегия, приоритетно направленная на поддержание
текущего уровня благосостояния, препятствующая его улучшению ценой

1
Самуэльсон П.А. Экономика : учеб. пособие : пер. с англ. / П. А. Самуэльсон, В. Д. Нордхаус / Под ред. Л. С.
Тарасевича, А. И. Леусского. — М. : Бином: КноРус, 1997.— 799 с. – С. 381
2
Barbier E. (1987). "The Concept of Sustainable Economic Development". Environmental Conservation 14 (2).
3
Pearce D.; Markandya A.; Barbier E. (1989). Blueprint for a green economy. London: Earthscan. 192 pp.
4
Розенберг Г.С. Мифы и реальность устойчивого развития / Г.С. Розенберг, С.А. Черникова, Г.П. Краснощеков //
Проблемы прогнозирования, 2000, №2 С. 132
5
Stavins R.; Wagner A.; Wagner G. "Interpreting Sustainability in Economic Terms: Dynamic Efficiency Plus
Intergenerational Equity". Economic Letters 79 (3): 339–343. doi:10.1016/S0165-1765(03)00036-3.
27

отсроченных последствий и проблем, и, в случае такой возможности,


ориентированная на улучшение уровня благосостояния посредствам
долгосрочных инвестиций в экономическую, социальную или экологическую
сферы ответственности. В результате этого в настоящее время концепция
устойчивого развития охватывает собой ряд актуальных социальных,
экологических и экономических проблем, среди которых: неравенство,
социальная несправедливость, мировая бедность, безработица, инфляция,
энергетические кризисы, дефицит экономических ресурсов, протекционизм,
коррупция, бюрократизм и многие другие1.
Устойчивое развитие компании. Кардинально новый подход в рамках
концепции УР был предложен в статье Дж. Элкингтона «На пути к устойчивой
корпорации: беспроигрышная корпоративная стратегия, ведущая к устойчивому
развитию»2. Позже он нашел свое развитие в работах таких исследователей, как Р.
Штойрер3, Т. Диллик и К. Хокертс4. Принципиальным отличием данного
направления является распространение концепции УР, рассматривавшийся ранее
на макроэкономическом уровне, на микроэкономический уровень. В рамках этого
направления УР анализируется с позиции корпорации, её рисков и возможностей.
В настоящее время термин «устойчивое развитие» (sustainable development)
широко распространен в научном, политическом и бизнес-сообществах. В
последние годы он все чаще используется как в формате международных
отношений, так и в программных документах различного уровня. На
корпоративных сайтах многих компаний наряду с разделами по корпоративной
социальной ответственности появляются разделы, посвященные УР. С нашей
точки зрения, является возможным выделить ряд определений устойчивого

1
Печчеи А. Человеческие качества / А. Печчеи. - М. : Прогресс, 1985. - 302 с., с. 119-120
2
Elkington J. 1994. Towards the Sustainable Corporation: Win-Win-Win Business Strategies for Sustainable Development.
California Management Review 36(2): 90-100 p. – p. 90
3
Steurer R., Langer M.E., Konrad A., Martinuzzi A. 2005. Corporations, Stakeholders and Sustainable Development I: A
Theoretical Exploration of Business‐Society Relations. Journal of Business Ethics, 61/3, p. 263‐281
или см. http://www.environmentalmanager.org/wp-content/uploads/2008/01/business-society-relations.pdf
4
Dyllick T. and Hockerts K.: 2002, 'Beyond the Business Case for Corporate Sustainability', Business Strategy and the
Environment 11, 130-141. p. 131
28

развития, ряд из которых упоминался нами ранее. Наиболее цитируемым является


определение Комиссии Брундтланд.
Эксперты Всемирного банка, ссылаясь на формулировку Комиссии ООН по
вопросам окружающей среды и развития (1987), отмечает, что «развитие
общества является устойчивым, т. е. может поддерживаться в течение долгого
времени», и может трактоваться как «управление совокупным капиталом
общества в интересах сохранения и приумножения человеческих возможностей»1.
Всемирной стратегий охраны природы (GEO-3) УР также рассматривалось как
«обеспечивающее реальное улучшение качества жизни людей и в то же самое
время сохраняет природное разнообразие Земли»2.
В законодательстве Российской Федерации устойчивое развитие
определяется как «гармоничное развитие производства, социальной сферы,
населения и окружающей природной среды»3.
Согласно мнению А. Д. Урсула, УР «рассматривается как глобальная
стратегия разрешения глобального социоприродного противоречия между
растущими потребностями человечества и невозможностью биосферы обеспечить
эти потребности»4. А. Д. Урсул и А. Л. Романович рассматривают определение УР
с двоякой позиции. Во-первых, это «развитие человечества, при котором
удовлетворение потребностей настоящих поколений осуществляется без ущерба
для будущих поколений». Во-вторых, УР должно быть управляемым и
сбалансированным всесторонним развитием общества, не разрушающим своей
основы и обеспечивающим непрерывный прогресс цивилизации. Особо важен тот
факт, что «появление новой стратегии развития означает постепенное соединение
в единую самоорганизующую систему экономической, экологической и
социальной сфер деятельности. В этом смысле устойчивое развитие должно

1
Worldbank: Краткий словарь терминов [Электронный доступ] -
http://www.worldbank.org/depweb/beyond/mirross/glossary.html
2
Всемирная стратегия охраны природы - GEO-3 [Электронный доступ] -
http://www.unep.org/geo/geo3/russian/049.htm
3
Федеральный закон от 19.06.96 N 78-ФЗ, ст.1
4
Урсул А.Д. Обеспечение национальной безопасности через приоритеты устойчивого развития // NB:
Национальная безопасность. — 2013. - № 1. - С.1-61. DOI: 10.7256/2306-0417.2013.1.325. или http://e-
notabene.ru/nb/article_325.html
29

характеризоваться экономической эффективностью, биосферосовместимостью и


социальной справедливостью»1.
Согласно мнению А. В. Цвикилевича, УР представляет собой «процесс,
ориентированный на постоянное сохранение динамического равновесия
посредством целенаправленного использования имеющегося потенциала и
условий внешней среды»2.
Академик РАН В. А. Коптюг в целом соглашается с классическим
определением УР, характеризуя его как «модель развития общества, при которой
удовлетворяются основные жизненные потребности как нынешнего, так и всех
последующих поколений»3.
В работе Х. Дейли и Р. Костанзы «Природный капитал и устойчивое
развитие» последнее определяется как «развитие без роста» или как «социально
устойчивое развитие, при котором валовый экономический рост не должен
выходить за пределы несущей способности систем жизнеобеспечения»4. В
коллективной монографии «Стратегия и проблемы устойчивого развития России в
XXI веке»5 А. Г. Гранберг характеризует УР как «стабильное сбалансированное
социально-экономическое развитие, не разрушающее окружающую природную
среду и обеспечивающее непрерывный прогресс общества», и выделяет четыре
направления УР: сохранение естественных экосистем, стабилизацию численности
населения, экологизацию производства и рационализацию модели потребления.
Н. Н. Моисеев критиковал официальное понимание УР и представлял его
как «реализацию пути к эпохе ноосферы – состоянию коэволюции общества и
природы»6. Он считал неудачным перевод термина «sustainable development»1,

1
Урсул А. Д. На пути к устойчивому будущему / А. Д. Урсул, А. Л. Романович// Устойчивое развитие. Наука и
практика. — 2002, № 1.
2
Цвикилевич А.В. Совершенствование управления развитием муниципального образования / Издательство
"Академия Естествознания", 2006 год, ISBN 978-5-91327-118-1
3
Исмагилов Р. Академик Валентин Коптюг и концепция устойчивого развития // Наука в Сибири. № 23-24 (2558-
2559) 8 июня 2006 г. С. 8. или http://www-sbras.nsc.ru/HBC/article.phtml?nid=379&id=10
4
JSTOR – Robert Costanza; Herman E. Daly – Natural Capital and Sustainable Development [Электронный доступ] -
http://biology.duke.edu/wilson/EcoSysServices/papers/CostanzaDaly1992.pdf
5
См. Гранберг А. Г., Данилов-Данильян В. И. Стратегия и проблемы устойчивого развития России в XXI веке. М.:
Экономика, 2002
6
Моисеев Н.Н. С мыслями о будущем России / М.: Фонд содействия развитию соц. и полит. наук, 1997. — 210 с.
ISBN 5-7556-0079-1
30

отмечая, что утвержденный перевод породил опасные иллюзии, будто


современные трудности можно преодолеть относительно простыми
политическими решениями, не меняя ничего фундаментально. По мнению член-
корреспондента РАН Г. С. Розенберга, «правильнее было бы перевести термин
как допустимое развитие, неистощающее развитие или развитие, сохраняющее
целостность»2, поскольку «развитие» в данном случае характеризует состояние
цивилизации, что исчезает при общепринятом переводе3. Данной интерпретации
не противоречит предлагаемый нами перевод термина sustainable development как
«допустимое освоение (развитие)», отражающий суть хрестоматийной дефиниции
Брундтланд, согласно которой допустимым развитием будет считаться такое,
которое удовлетворяет потребности настоящего времени, но не ставит под угрозу
аналогичную возможность для будущих поколений4.
На наш взгляд, понятие «устойчивое развитие» можно трактовать как
долгосрочную глобальную стратегию в масштабах всего мира или региона,
направленную на поддержание устойчивости экологической, экономической и
социальной сфер за счет определения неистощающей нагрузки, налагаемой на эти
сферы обществом с целью реализации собственных потребностей.
Руководствуясь проведенным анализом эволюции концепции устойчивого
развития, можно сделать следующие выводы.
1. Эволюцию взглядов на роль устойчивого развития можно разделить
на три этапа: зарождение, формирование концептуальных основ и систематизация
концепции устойчивого развития.
2. Эволюция концепции устойчивого развития включала ряд этапов
развития, и в настоящее время эта концепция реализуется в форме четырех
основных подходов (эколого-системный, кластерный, устойчивого развития

1
Моисеев Н. Н. "Устойчивое развитие" или "Стратегия переходного периода" // ЭКОС-информ. - 1995. - N 3/4. -
С.45-56.
2
Розенберг Г. С. Крутые ступени перехода к устойчивому развитию / Г. С. Розенберг, Д. Б. Гелашвили, Г. П.
Краснощеков //Вестник РАН, 1996.-С. 436-441
3
Многополисный мир // Академик и мэр - о проблемах городов-гигантов (записал Ким СМИРНОВ, 12.10.1998,
Новая газета) [Электронный доступ] - http://sarhive.ru/12/145
4
Наше общее будущее: Доклад Международной комиссии по окружающей среде и развитию (МКОСР) : пер. с
англ.; под ред. С. А. Евтеева и Р. А. Перелета — М. : Прогресс, 1989. — 372 c. - С.50
31

компании и триединый подход, объединяющий в себе три аспекта: социальный,


экономический и экологический).
3. Каждый из компонентов триединого подхода к устойчивому развитию
рассматривается как по отдельности, так и комплексно. В триединой концепции
УР велика роль системного подхода, в основе которого лежит исследование
объектов и элементов, объединенных общей целью (что также подчеркивают
многие исследователи, например Х. Боссель1). Основной характеристикой УР
является качественная определенность при изменении структуры, отдельных
параметров и функций его компонентов. С уверенностью можно констатировать,
что, несмотря на то, что подходы в целом сформировались, нерешенными
остаются многие актуальные проблемы, связанные с реализацией УР в
корпоративной практике (что нашло свое выражение в понятии корпоративной
устойчивости).
4. В процессе эволюции взглядов на роль устойчивого развития
осуществляется постепенный переход с макроуровня к мезо- и микроуровню. В
первых моделях «Мир-1», «Мир-2», «Мир-3» и «Человечество на перепутье»
устойчивое развитие рассматривалось на глобальном и частично региональном
уровне. Идеи, сформулированные комиссией Брундтланд и прозвучавшие на
конференции в Рио-де-Жанейро, носили макроэкономический характер,
предложив понятие стратегии устойчивого развития. «Глобальный договор»,
объединивший три тысячи компаний, и «Йоханнесбургский план»,
сформулировавший идею интеграции принципов устойчивого развития в бизнес-
сообщество, характеризуются мезоуровнем отношений. Окончательный переход к
микроуровню устойчивого развития произошел лишь с появлением концепции
корпоративной устойчивости.
5. По результатам анализа переводов термина sustainable development на
ряд языков мира, а также исследования альтернативных точек зрения предложен
перевод этого термина как «допустимое освоение (развитие)».
1
Боссель Х. Показатели устойчивого развития: теория, методика, практическое использование: отчет,
представленный на рассмотрение Балатонской группы. – Тюмень: Институт проблем освоения Севера СО РАН,
2001 – с. 31.
32

6. В процессе эволюции взглядов на устойчивое развитие наблюдается


постепенный переход с макроуровня к микроуровню исследования релевантных
проблем. Предметом обсуждения все чаще становятся региональные проблемы
устойчивого развития, и участие местных предприятий в его поддержании.
Следствием этого становится формирование так называемого кластерного
подхода к УР. Его характерная особенность — обоснование возможности
устойчивого развития региона посредством формирования кластеров компаний.
7. Исследование проблем устойчивого развития на микроуровне, уровне
отдельных компаний, по сути, означало попытку дать микроэкономическую
интерпретацию проблем устойчивого развития. Осознание необходимости
интегрировать принципы устойчивого развития в деятельность бизнес-
организаций и корпоративные стратегии нашло отражение в ряде глобальных
международных инициатив (Глобальный Договор ООН; «Йоханнесбургский
план»; «РИО+20» (2012)). Следствием этого стало расширение проблемного поля
исследований и появление концепций устойчивого развития компании и
корпоративной устойчивости, а также соответствующих понятий.
8. Анализ публикаций зарубежных и российский авторов позволяет
выделить, в качестве доминирующего в настоящее время подхода, триединый
подход, в соответствии с которым, устойчивое развитие имеет три основания
(аспекта, измерения) — экономическое, экологическое и социальное. Триединый
подход означает признание того, что устойчивое развитие определяется системой
факторов — экономических, социальных, экологических, предполагает
экономическую, социальную и экологическую устойчивость, как на макроуровне,
так и на корпоративном уровне, а измерение устойчивого развития делает
необходимым использование экономических, социальных и экологических
индикаторов. Триединый подход к трактовке устойчивого развития следует
рассматривать в качестве важнейшей методологической основы исследования
устойчивого развития и на корпоративном уровне.
33

1.2. Эволюция концепции корпоративной социальной ответственности

Роль корпоративной социальной ответственности в устойчивом развитии


компании получала все большее значение в процессе эволюции концепции
социальной ответственности, прошедшей длительный период. Предлагаемый
нами подход к пониманию развития взглядов на КСО позволяет разделить
эволюцию концепции на семь этапов (см. рис 3): формирования предпосылок,
зарождения КСО, классических концепций и стейкхолдерского подхода, КСВ,
современных концепций КСО и КСО в рамках устойчивого развития.
1 ЭТАП Предпосылки социальной ответственности бизнеса (1940-е годы)

Концепция корпорации (Питер Фердинанд Друкер)

Социально-этический подход (Курт Левин, Эдгар Шайн, Генри Минцберг)

2 ЭТАП Зарождение КСО (1950–1960-е годы)

Социальная ответственность бизнесмена (Говард Боуен)

Ответственность бизнеса (Дэвис, Фредрик, Макгуайр и Вэлтон)

3 ЭТАП Классические концепции КСО (1970-е годы)

Концепция «разумного эгоизма» (Дэн Ули, Дональдсон, Боуи)

Концепция «корпоративного эгоизма» (Милтон Фридман)

Концепция «корпоративного альтруизма» (Эдвард Фриман)

4 ЭТАП Стейкхолдерский подход (1980-е годы), Фримен)

5 ЭТАП Корпоративная социальная восприимчивость (с 1970-х годов)

КСД и экономическая устойчивость (максимизация прибыли)

Ситуационная и стратегическая КСО

КСД и устойчивое потребление

КСД и устойчивость корпоративной эффективности

6 ЭТАП Современные концепции КСО (1990-е годы — настоящее время)

Коммуникационная устойчивость компании

Концепция корпоративного гражданства

Концепция создания общих ценностей (Портер и Креймер)

7 ЭТАП КСО в рамках устойчивого развития (1990-е годы — настоящее время)

Концепция корпоративной устойчивости (Элкингтон, Штойер и д.р.)

Рис. 3. Этапы развития корпоративной социальной ответственности


34

В период до зарождения концепции КСО идея ответственности нашла свое


выражение как минимум в двух подходах. В 1940-е годы вышло несколько книг
Питера Друкера: помимо таких работ, как «Конец экономического человека» (The
End of Economic Man, 19391) и «Будущее промышленного человека» (The Future of
Industrial Man, 1942), в 1946 году была опубликована «Концепт корпорации»
(Concept of the Corporation). Их сущностью стало определение корпорации с
позиции трех точек зрения: как бизнеса (экономического института, созданного с
целью получения прибыли и выпуска продукции, удовлетворяющей запросам
рынка), как социально-гуманитарной организации (обеспечивающей рабочие
места и оплату за труд) и как социального института (интегрированного в систему
общественных интересов).
Социально-этический подход начал формироваться под влиянием Курта
Левина (США, 1940-е годы) и получил свое развитие в работах Эдгара Шайна2 и
Генри Минцберга3. Сторонники данного подхода полагают, что организации
должны нести добровольные обязательства перед обществом и направлять часть
своих средств на его совершенствование. По мнению Эдгара Шайна, подход
отражен в формирование концепции корпоративной культуры4. Фактически,
социально-этический подход намного опередил свое время, показав
необходимость интеграции ответственности в корпоративную культуру и заложив
тем самым фундамент дальнейшего развития концептуальных основ КСО.
Социальная ответственность бизнесмена (СОБ) впервые была
формализована как термин Г. Боуеном в его одноименной работе 1953 года.
Социальная ответственность, по его мнению, относилась «к обязательствам
бизнесменов» и заключалась в «проведении такой политики, принятии таких
решений, или следовании такими путями, которые являются желательными в

1
Drucker P. F. The Future of Industrial Man, a Conservative Approach Book, 1942.
2
Edgar H. Schein. Organizational Psychology. 3rd Edition. 1988. Prentice-Hall International. –274 p.
3
Минцберг, Г. Школы стратегий: стратегическое сафари: экскурсия по дебрям стратегий менеджмента / Генри
Минцберг, Брюс Альстрэнд, Джозеф Лэмпел ; [пер. с англ. под ред. Ю. Н. Каптуревского]. - Санкт-Петербург [и
др.]: Питер, 2001. - 331 с. Или же более раннее издание 2000.
4
Schein E. Organizational Culture end Leadership. 2 ed. San-Francisco, 1992. P. 16 – 27.
35

плане целей и ценностей всего общества»1. На данном этапе СО носила


персонифицированный характер и представала субъектом предпринимателя
(физическое лицо), который воспринимается отдельно от предприятия и
исключительно личностно. По этой причине порядок социальной ответственности
в данном случае определяется личностными качествами бизнесмена, его
предпочтениями, мотивами, ценностями и способностью перспективного
мышления. Основными инструментами ответственности такого типа выступали
меценатство, благотворительность, ситуационные акции и социальные
инициативы. Роль социальной ответственности в данном случае заключалась не
столько в устойчивости компании, сколько в формировании личной устойчивости
предпринимателя. Сам Боуэн рассматривал как СО как инструмент создания
благоприятных перспектив для компании.
Следующим этапом эволюции взглядов на роль КСО стал пересмотр
концепции Дэвисом2, Фредриком3 (1960), Макгуайром4 (1963) и Вэлтоном5 (1967),
продолжившими расширение границ социальной ответственности за счет
переноса статуса субъекта социально ответственного поведения с физического
лица (бизнесмена) на юридическое (его компанию). Начиная с 1967 года, когда
Дэвис расширил определение СОБ, включив в него институты, впервые возникает
возможность рассматривать СО с позиции устойчивой корпорации, поскольку
«некоторые социально ответственные решения бизнеса могли быть тщательно
проанализированы и объяснены как предоставляющие хорошие перспективы для
получения фирмой долгосрочного экономического эффекта»6, заключающегося в
повышении конкурентоспособности.
Вторым важным изменением было то, что проблема СО стала
рассматриваться в стратегическом контексте7, а КСО — как «осознание фирмой

1
Bowen H. (1953). Social responsibility of the businessman. New York: Harper and Row, P. 6.
2
Davis K. (1960). Can business afford to ignore social responsibilities? California Management Review, 2(3), 70−76.
3
Fredrick W. (1960). The growing concern over business responsibility. California Management Review, 2(4), 54−61.
4
McGuire J. (1963). Business and society. New York: McGraw-Hill.
5
Walton C. (1967). Corporate social responsibilities. Belmont, CA: Wadsworth.
6
Davis K. 1960. Can business afford to ignore social responsibilities? California Management Review 2 (3): 70–76. p. 70
7
Благов Ю. Е. Концепция корпоративной социальной ответственности и стратегическое управление // Российский
журнал менеджмента №3, 2004. С. 17–34 С.19
36

проблем, выходящих за пределы узких экономических, технических и правовых


требований, и реакции на эти проблемы <…> для достижения общественной
выгоды, наряду с традиционными экономическими выгодами, к которым
стремится фирма»1. В более позднем понимании К. Девиса (и Р. Бломстрома)
КСО определяется как «обязанность лиц, принимающих решения, осуществлять
действия, ориентированные не только на удовлетворение их собственных
интересов, но также на защиту и приумножение общественных богатств»2.
Уильям Фредерик также рассматривал роль СО с позиции использования
социально-экономических и человеческих ресурсов для общих социальных целей,
а не только для удовлетворения интересов частных лиц и отдельных компаний3.
Дж. Макгуайр охарактеризовал СОБ с точки зрения роли экстернальных,
ненормированных задач, к исполнению которых бизнес формально не принужден.
В его трактовке КСО проявляется, когда «корпорация имеет не только
экономические и правовые обязательства, но несет и некую ответственность
перед обществом, выходящую за их пределы»4.
В контексте актуализировавшейся агентской проблемы Дэвис полагал, что
КСО должна реализовываться на управленческом уровне, но сам бизнесмен
должен оставаться субъектом СО, выполняющим инициирующую и
координирующую функцию. Социальная ответственность бизнесмена в данном
случае определяется «железным законом ответственности», согласно которому
она должна соответствовать уровню социальной власти, которой он обладает.
Неиспользование социальной власти приводит к постепенной ее утрате. Так как
социальная власть не может быть безграничной, бизнес не может реализовывать
все потребности общества. Именно по этой причине СО должна распределяться
между бизнесом, государством или профсоюзами, возможности которых
ограничены собственной социальной властью5.

1
Davis K. 1973. Case For and Against business assumption of Social Responsibility. Academy of Management Journal.
1973. Vol. 16., N 2 P. 312-322 P.312
2
Davis K., Blomstrom R. 1975. Business and Society: Environment and Responsibility. McGraw_Hill: N.Y., p.23
3
Frederick W. C. The growing concern over business responsibility // California Management. 1960. Vol.11, №3. Р.60.
4
McGuire J.W. 1963. Business and Society. McGraw_Hill: N. Y. м, p. 144
5
Davis K. 1960. Can business afford to ignore social responsibilities? California Management Review 2 (3): 70-76. p. 70
37

Концепция «корпоративного эгоизма» (известная также как «либеральный»,


или «неоклассический», подход к КСО) стала ответом на противоречия,
возникшие в процессе формирования фундаментальных основ КСО. Переход к
социальной ответственности, предложенный Боуэном, не мог не вызвать критики,
поскольку содержал существенное противоречие — усиливающуюся
устойчивость при росте издержек, — побудившее Теодора Левитта1 и Милтона
Фридмана2 к пересмотру роли бизнеса в обществе, природы его социально
ответственного поведения и самого понятия социальных обязательств.
Наиболее показательна в этом плане статья «Угрозы социальной
ответственности» (1958), в которой представитель Гарвардской школы бизнеса Т.
Левитт выступил с критикой концепции КСО. Автор утверждал, что «бизнес
получит существенно большие шансы на выживание, если откажется от
подобного абсурдного взгляда на собственные цели, оставив максимизацию
прибыли единственной долгосрочной целью как в теории, так и на практике»3.
Идеи Т. Левитта получили развитие в книге нобелевского лауреата М.
Фридмана «Капитализм и свобода» (1962)4, по мнению которого, стоимость акций
— это основной показатель, максимизация которого должна представлять собой
одну из основных целей менеджмента. В случае если менеджеры хотят
способствовать улучшению общества, они могут делать это как частные лица за
счет собственных средств, а не как агенты руководителя за счет компании5. Те
менеджеры, которые практикуют «социальную ответственность», по сути,
«воруют деньги у собственников», а также вторгаются в сферу, лежащую за
пределами их профессиональной компетенции6. По мнению Фридмана,
«существует лишь одна и только одна социальная ответственность делового мира
– использовать свои ресурсы и заниматься деятельностью, направленной на

1
Levitt T. The dangers of social responsibility // Harvard Business Review, 1958. Vol. 36 N 5 P.41-50
2
Friedman M. The Social Responsibility of Business is to Increase its Profits// The New York Times Magazine, September
13, 1970 P.17
3
Levitt T. The dangers of social responsibility // Harvard Business Review, 1958. Vol. 36 N 5 P.49
4
Friedman M. Capitalism and Freedom. Chicago: University of Chicago Press. 1962.
5
Friedman M. Capitalism and freedom. Chicago, 1962
6
Благов Ю. Е. Концепция корпоративной социальной ответственности и стратегическое управление // Российский
журнал менеджмента №3, 2004. С. 17–34 С.21
38

увеличение прибыли, при соблюдении правил игры, т. е. заниматься открытой,


свободной конкуренцией без обмана и мошенничества». Более того,
«высказывания бизнесменов по поводу социальной ответственности <…>,
возможно, приносят им в краткосрочной перспективе престиж, однако это
позволяет усилить и без того превалирующее мнение о том, что гонка за
прибылью является нечистым и аморальным делом, и ее необходимо сдерживать
и контролировать посредством внешних сил»1. Таким образом, поскольку «бизнес
бизнеса есть бизнес», обязательства того рода не должны приниматься, и
достижение социально ответственной позиции заключается в организации
производства наиболее эффективным способом2.
Концепция «разумного эгоизма» Т. Дональдсона и Н. Боуи рассматривала
понятие социального соглашения между бизнесом и обществом. Согласно их
воззрениям, корпорации должны становиться прибыльными, уважая при этом
определенные моральные устои конкретного общества и соблюдая права
человека. В итоге данное направление нередко называют «концепцией разумного
эгоизма» (enlightened self-interest concept), в которой социальное инвестирование
считается одним из факторов обеспечения корпоративной устойчивости3. По
мнению Дональсона, предпринимательская деятельность не обязана превращаться
в благотворительность. Доходность компании остается основным показателем
эффективности ее работы, а забота о социальной сфере является одной из задач
государства, а не бизнеса. Впрочем, компании обязаны помнить, что их
существование невозможно без общества, и по этой причине им необходимо
считаться с социальными запросами и способствовать решению ряда проблем.
Позже Дуглас Дэн Ули в своей работе «Новые крестоносцы: дебаты о
КСО»4 рассмотрел концепцию Фридмана как допускающую КСО «с

1
Friedman M. The Social Responsibility of Business is to Increase its Profits// The New York Times Magazine, September
13, 1970 P. 130
2
Канаева О. А. Корпоративная социальная ответственность: формирование концептуальных основ / О. А. Канаева
// Вестник Санкт-Петербургского университета. Сер. 5. Экономика. - 2009. - Вып. 2. - С. 25-39. С.30
3
Тульчинский Г.Л. Бизнес в России. Проблема социального признания и уважения - М. : Вершина, 2006. - 384 с.
С.126
4
Douglas J. Den Uyl, The New Crusaders: The Corporate Social Responsibility Debate. The Social Philosophy and Policy
Center, Bowling Green, Ohio, 1984, 96 рр.
39

ограничением приоритета интересов акционеров». С этой целью менеджменту


предлагалось заключать с владельцами компаний соглашение о максимизации
прибыли. С позиции сторонников «разумного эгоизма», наиболее демократичной
формой частной собственности является акционерная, поскольку акционеры
представляют общество. Социальные инвестиции – это вклад, обеспечивающий
устойчивость доли их бизнеса в будущем.
Концепция «корпоративного альтруизма» стала ответом Комитета по
экономическому развитию США (CED — Committee for Economic Development) на
работы Фридмана, вызвавшие существенный резонанс в научной среде. Комитет
представлял собой влиятельную бизнес-ассоциацию, созданную примерно в
середине 1950-х годов на волне расширения сотрудничества между бизнесом и
правительством США. Его деятельность привела к фактическому пересмотру
парадигм КСО, сложившихся к этому времени. Одной из основных публикаций,
анонсированных Комитетом, стала работа знаменитого экономиста, автора теории
«максимизации продаж» Уильяма Джека Баумоля «Новое логическое
обоснование корпоративной социальной политики»1, рекомендовавшая
корпорациям «вносить значительный вклад в улучшение качества жизни».
Второй значительной публикацией, способствовавшей формированию
социально-альтруистического подхода, стал отчет Комитета по экономическому
развитию 1971 года «Социальная ответственность бизнес-корпораций», в котором
«социальные функции бизнеса и его основная его цель сводились к тому, чтобы
плодотворно служить потребностям общества»2. По словам авторов отчета,
предприятия, по сути, должны всего лишь внести больший вклад в качество
американской жизни, чем просто обеспечение общества товарами и услугами.
Бизнес, по мнению Комитета, существует, чтобы служить обществу, и
корпоративная устойчивость зависит от изменения ожиданий общественности.
«Теория корпоративного альтруизма», нередко понимаемая как ответ на
тезис Милтона Фридмана о том, что «бизнес бизнеса есть бизнес», впоследствии

1
Baumol W.J. (ed) A New rationale for corporate social policy. New York: CED, 1970.
2
Social Responsibilities of Business Corporations. New York: Committee for Economic Development, 1971. – p. 11
40

была развита Эдвардом Фриманом1. В своей монографии «Стратегический


менеджмент: стейкхолдерский подход» (1984) Фриман сформулировал понятие
заинтересованных (вовлеченных) сторон. Под определение последних подпадали
лица, способные оказывать влияние на деятельность компании или, наоборот,
оказываться под влиянием внешних эффектов (side effects) основной деятельности
компании2. Подход не требует обязательного выполнения социальных запросов
всех стейкхолдеров. Учитывая, что они различаются по степени влияния на
финансовую устойчивость компании3, руководство компании не должно уделять
чрезмерное внимание незначительным стейкхолдерам, которые в среднесрочной
перспективе не могут повлиять на устойчивость компании (что не противоречит
принципам КСО, выделенным Эдвардом Фриманом4). Данная идея получила
развитие в трудах Роберта Аллена Филлипса5 (2003), отстаивавшего так
называемый «принцип справедливости заинтересованных сторон» (principle of
stakeholder fairness), основанный на «теории справедливости» Д. Ролза6.
Л. Престон и Дж. Пост в своей работе «Менеджмент и государственная
политика: принципы ответственности перед обществом» рассматривали роль
бизнеса, государства и общества7. Позже Джеймс Пост в своей книге
«Переосмысление корпорации: управление заинтересованными сторонами и
благосостоянием» (2002) отметил, что «корпорация задействована в мобилизации
производственных ресурсов с целью создания благосостояния для собственных
стейкхолдеров и конкурентных преимуществ компании»8. В данном контексте
под «благосостоянием стейкхолдеров» понимается «потенциал компании для

1
Туркин С. Зачем бизнесу социальная ответственность? / Управление компанией. – 2004. – №7. С.34.
2
Freeman E. (1984). Strategic management: A stakeholder approach. Boston: Pitman. P.27
3
Falck, Oliver and Stephan Heblich. 2007. “Corporate Social Responsibility: Doing Well by Doing Good.”, p. 251
4
Freeman R. Edward, S. Ramakrishna Velamuri, Brian Moriarty Company Stakeholder Responsibility: A New Approach
to CSR // Business Roundtable Institute for Corporate Ethics, 2006. [Электронный доступ] -
http://www.darden.virginia.edu/corporate-ethics/news/bp061031.htm
5
Phillips R.A. (2003), Stakeholder Theory and Organizational Ethics, (San Francisco: Berrett-Koehler Publishers). или
см.http://www.bkconnection.com/static/Stakeholder_Theory_and_Organizational_Ethics_EXCERPT.pdf
6
Rawls J. (1999) A Theory of Justice (Oxford: Oxford University Press, revised edition). или см.
http://espectroalejandria.files.wordpress.com/2012/04/82985311-a-theory-of-justice.pdf
7
Preston L., Post J. Private management and public policy: the principal of public responsibility. Prentig Hall, Englewood
Cliffs (NJ), 1975.
8
Post J. (2002). Redefining the Corporation: Stakeholder Management and Organizational Wealth. Stanford University
Press. Retrieved 2009-01-29 – p. 17
41

создания долгосрочных конкурентных преимуществ» и формирования


устойчивого развития компании.
Концепция корпоративной социальной восприимчивости (деятельности)
ознаменовала собой переход от нормативного подхода к КСО к позитивному,
формулирующему исходные базовые принципы социально ответственной
деятельности компании1. Фактически, это переход от теории КСО к практике,
основным направлением которой в последствии должно было стать устойчивое
развитие компании. Корпоративная социальная восприимчивость (КСВ; corporate
social performance)2 определялась как способность компании понимать
общественное воздействие и реагировать на потребности заинтересованных
сторон. По сути, это способность компании реагировать на стейкхолдерский
запрос: воспринимать проявляющиеся в обществе тенденции, определять
актуальные проблемы, выявлять ожидания собственных заинтересованных сторон
и учитывать их соответствующим образом3. Концепция КСВ трактуется как
результат эволюции концепции КСО4. Следует также отметить, что направление
КСВ активно развивалось на этапе зарождения концепции устойчивого развития,
который начался на несколько лет раньше (1968–1983) и, несомненно, оказывал
возрастающее влияние на понимание роли социальной ответственности.
Одним из принципиальных изменений стало формирование двухсторонней
модели стейкхолдерских отношений. Основной работой в этой области явилась
статья Р. Аккермана «Как компании реагируют на социальный запрос», в которой
рассматривалась КСД-практика оперативного решения стейкхолдерских
запросов5 с целью препятствовать их аккумуляции до тех пор, пока компания
окончательно не лишится возможности выполнять свою прямую задачу
поставщика товаров и услуг, полностью утратив устойчивость.

1
Канаева О.А. Корпоративная социальная политика. Теория и практика управленческих решений. - СПб.:
Издательский дом СПбГУ, 2013.— 364 – с.44
2
Существуют два перевода термина Сorporate social performance – «корпоративная социальная восприимчивость»
и «корпоративная социальная деятельность».
3
Благов Ю. Е. Корпоративная социальная ответственность: эволюция концепции. СПб.: Изд-во «Высшая школа
менеджмента», 2010. С. 97.
4
Канаева О.А. Корпоративная социальная политика. Теория и практика управленческих решений. - СПб.:
Издательский дом СПбГУ, 2013.— 364 – с.47
5
Ackerman R. W. (1973). How companies respond to social demands. Harvard Business Review , 51(4), 88-98.
42

С. Сети отметил, что КСВ «предполагает выведение корпоративного


поведения на уровень, отвечающий превалирующим социальным нормам,
ценностям и ожиданиям»1. В свою очередь А. Кэрролл, основываясь на
представлениях С. Сети, предложил трактовку КСВ, которая заключалась в
соответствии «экономическим, правовым, этическим и дискреционным
ожиданиям, предъявляемым обществом организации в данный момент времени»2.
В статьях «Трехмерная концептуальная модель корпоративной социальной
деятельности» и «Пирамида корпоративной социальной ответственности:
содержание стейкхолдер-менеджмента»3 Кэрролл предложил новую модель КСВ,
рассматривающую в трехмерной проекции различные типы социальной
вовлеченности в совокупности с различными типами корпоративной
ответственности и реагирования.
Позже КСВ-модель Кэрролла была пересмотрена в статье «Эволюция
КСД»4, в которой С. Вартик и Ф. Кохрен выделили новое понятие «социальная
политика», посредством которой осуществляется корпоративная социальная
деятельность. По их определению корпоративная социальная деятельность
должна рассматриваться прежде всего как «основополагающая взаимосвязь
между принципами корпоративной социальной ответственности, процессом
социальной восприимчивости и корпоративной стратегией»5.
В рамках исследования Всемирного совета предпринимателей по
устойчивому развитию (World Business Council for Sustainable Development) был
опубликован доклад Л. Холме и Р. Уотса6, в соответствии с которым — КСД это
обязательство бизнеса функционировать этично и вносить вклад в экономическую

1
Sethi S. P. 1975. Dimensions of corporate social performance: An analytical framework. California Management Review
17 (3): 58–64. P.62
2
Carroll A. B. 1979. A three_dimentional conceptual model of corporate performance. Academy of Management Review 4
(4): 497–505. P.500
3
Carroll A. B. 1991. The pyramid of corporate social responsibility: Toward the moral management of organizational
stakeholders. Business Horizons 34 (4): 39–48.
4
Wartick S., Cochran P. The evolution of the corporate social performance model // Academy of Management Rev. 1985.
Vol. 10, № 4. P. 758–769
5
Wartick S. L. and Cochran P. L. (1985) “The Evolution of the Corporate Social Performance Model”, Academy of
Management Review, Vol. 10 No. 4, pp. 758-769. p. 758
6
Holme L., Watts R. Making Good Business Sense. WBSCD, 2003 или
http://research.dnv.com/csr/PW_Tools/PWD/1/00/L/1-00-L-2001-01-
0/lib2001/WBCSD_Making_Good_Business_Sense.pdf
43

составляющую устойчивого развития (sustainable economic development), улучшая


качество жизни своих сотрудников и их семей, а также местного сообщества и
общества в целом. Согласно Центру корпоративного гражданства, основными
являются три принципа КСВ, заключающиеся в минимизации рисков,
максимизации выгод, подотчетности стейкхолдерам и ответственности перед
ними1. Фактически, в духе современного понимания КСВ определяется как
«оттиск» социального запроса2 и способ выявления актуальных проблем,
служащих впоследствии драйверами для осуществления корпоративной
социальной деятельности. По мнению Маркуса Китцмюллера, можно выделить
шесть таких драйверов, среди которых: особенности рынка труда, социально
ответственное поведение, социальные инвестиции, социальная активность
стейкхолдеров, государственное регулирование и социальный изоморфизм3.
Значительный вклад в современное оформление теории КСД внесла Д. Вуд,
которая в своих трудах отметила, что корпоративная социальная деятельность
представляет собой существующую в компании систему принципов социальной
ответственности, процесса социальной восприимчивости и взаимодействия с
заинтересованными сторонами компании4. В статье «Пересмотр понятия КСД»
Вуд значительно расширила модель, предложенную Вартиком и Кохеном в 1985
году. Позднее тема корпоративного управления КСД была развита ею в статье
«Измерение корпоративной социальной восприимчивости»5, в которой КСД
рассматривается с позиции: определения принципов социальной ответственности
и корпоративных ценностей, реализации КСО и результатов корпоративного
поведения, заключающихся, с нашей точки зрения, в формировании
корпоративной устойчивости. Работы Вуд подвели итог большому количеству
дискуссий относительно КСД.

1
Center for Corporate citizenship (Boston College, Carroll school of management) [Электронный доступ] -
http://www.bcccc.net/index.cfm?fuseaction=Page.viewPage&pageId=567&parentID=473
2
Ruggy J., qtd. in The Economist, January 17, 2008, special report on CSR
3
Kitzmueller M. "Economics and corporate social responsibility" / Rhona C. Free 21st Century Economics: A Reference
Handbook Volume 2 - 2010 by SAGE Publications, Inc. - p. 785-797.
4
Wood D. J. (1991) “Corporate Social Performance Revisited”, Academy of Management Review, Vol. 16 No. 4, pp. 691-
718. p. 693
5
Wood D. Measuring Corporate Social Performance A Review // Intern. J. Management. 2010. Vol.12. Is.1. pp.50-84.
44

П. Моррисон пришел к выводу1, что компания должна вовлекаться в


социально ответственную деятельность только в тех случаях, когда выгоды от
такой деятельности превышают издержки, а значит, позволяют компании остаться
экономически устойчивой. М. Баньоли и С. Уоттс в своей работе «Продажи
социально ответственным потребителям: конкуренция и частное предоставление
общественных благ»2 рассматривают КСД с позиции ожидаемых выгод и
принципа максимизации прибыли. Д. Барон в своей статье «Частная политика,
КСО и интеграционная стратегия»3 вводит понятие «частная политика» (private
politics) и также выражает мнение, что компании вовлекаются лишь в
перспективную в плане ожидаемых выгод КСД.
Проблему эффективности корпоративной социальной деятельности изучают
такие исследователи, как Доуэл, Йенг4, Маквильямс, Сигел5, Орлицкий, Шмидт,
Райнс6, Гриффин и Махон7, уделяющие внимание КСД с точки зрения изменения
рыночной цены акций или бухгалтерских показателей прибыльности,
ограничиваясь рассмотрением компании (а не общества или сектора экономики).
Подобная исследовательская позиция не лишена недостатков – она практически
игнорирует влияние внешней среды, акцентируясь на внутренних показателях.
Проблема КСД и «устойчивого потребления» находится на перекрестии
экономической теории и маркетинга. Ранняя догма, гласившая, что потребители
будут более лояльны к социально ответственным компаниям, была подставлена
под сомнение – на данный момент исследования Т. Брауна, П. Дацина8,

1
Morrison P. Catherine J. and Siegel, Donald S., Corporate Social Responsibility and Economic Performance // Working
paper, 2006 или http://papers.ssrn.com/sol3/papers.cfm?abstract_id=900838
2
Bagnoli M. and Watts S. Selling to Socially Responsible Consumers: Competition and the Private Provision of Public
Goods // Journal of Economics and Management Strategy, 2003, 12: p. 419—445.
или http://ideas.repec.org/a/bla/jemstr/v12y2003i3p419-445.html
3
Baron D. Private politics, corporate social responsibility and integrated strategy // Journal of Economics and Management
Strategy. 2001, 10: p. 7-45. или http://gsbapps.stanford.edu/researchpapers/library/rp1656.pdf
4
Dowell, Hart S. and Yeung B. Do corporate global environmental standards create or destroy market value? //
Management Science, 2000, 46, 8, р. 1059-1074.
5
McWilliams A. and Siegel D. Corporate Social Responsibility and Financial Performance: Correlation or
Misspecification? // Strategic Management Journal, 2000, 21(5): p. 603—609.
6
Orlitzky M., Schmidt F.L., and Rynes S.L. Corporate Social and Financial Performance: A Meta-Analysis // Organization
Studies, 2003, 24 (3): р. 403—441.
7
Griffin J.J. and Mahon J.F. The Corporate Social Performance and Corporate Financial Performance Debate: Twenty-five
years of Incomparable Research. // Business and Society, 1997, 36 (1): 5—31.
8
Brown T.J., Dacin P.A. The company and the product: corporate associations and consumer product responses. // J Mark,
1997, 61(1): p. 68–85.
45

М. Бароне1, Е. Крейер, В. Росса2 и Э. Шрёдер3 показывают, что далеко не каждое


социально ответственное действие будет оценено потребителями, и, даже больше
того, — своим поведением потребители могут «наказывать компании» за
неискренность социальных инициатив, что подчеркивается в работах Симмонс,
Бэккер-Олсен4, Сена и Бхаттачария5. Реакция потребителей зависит от их
восприятия корпоративных социальных действий, а не от самих действий, на что,
в частности, указывают Бэккер-Олсен, Кудмор и Хилл6. Потребители оценивают
силу и важность КСД в ее сравнении с корпоративной философией и ее
ценностями. В итоге к положительному эффекту приводят только проактивные
социальные инициативы, согласующиеся с восприятием компании.
В своей работе «Стратегия и общество: связь между конкурентным
преимуществом и социальной ответственностью» Портер и Креймер7 отмечают,
что КСО можно условно разделить на «ситуационную» и «стратегическую». Они
не отрицают необходимости ситуационных действий, предлагая компаниям
идентифицировать социально значимые проблемы и заниматься их
последовательным решением, систематизировав совокупность актуальных
вызовов на: глобальные социальные проблемы, социальные аспекты работы
компании и местные социальные ограничения корпоративной деятельности.
Стратегическая КСО позволяет перейти от восприятия ответственности с позиции
«социальных издержек» к логике «социальных инвестиций».
Митчелл предлагает рассматривать функцию социально ответственного
поведения с точки зрения стратегического планирования8. Краткосрочные

1
Barone M.J., Miyazaki A.D., Taylor K.A. The influence of cause-related marketing on consumer choice: does one good
turn deserve another? // J Acad Mark Sci, 2000, 28, pp. 248–262.
2
Creyer E., Ross W.T. The influence of firm behavior on purchase intention: do consumers really care about business
ethics? // J Consum Mark, 1997, 14(6), pp. 421–428.
3
Schroder P.E., Mohr L.A, Web D.J. Charitable programs and the retailer: do they mix? // J Retail, 2000;76 (3):393–406.
4
Simmons C., Becker-Olsen K.. When do Social Sponsorship Enhance or Dilute Equity: Fit, Message Source and the
Persistence of Effect // Working Paper, 2004.
5
Sen S., Bhattacharya C.B. Does doing good always lead to doing better? Consumer reactions to corporate social
responsibility // J Mark Res, 2001; 38(2): р. 225–43.
6
Becker-Olsen K.L., Cudmore B.A., Hill R.P. The impact of perceived corporate social responsibility on consumer
behavior // Journal of Business Research, 2006, 59, p. 46–53
7
Porter M. E. and Kramer M. R., 2006, “Strategy & Society: The Link between Competitive Advantage and Corporate
Social Responsibility,” Harvard Business Review, 84, 78-92. или см.
http://classes.uleth.ca/200803/mgt3031d/Porter%20&%20Kramer%20HBR.pdf
8
Mitchell L.E. The board as a path toward corporate social responsibility// Working paper. 2007.
46

(ситуационные) инвестиции, по мнению Уоррена Баффетта1, носят губительный


характер и являются одной из актуальных проблем корпоративной устойчивости,
поскольку осложняют ее, преследуя сиюминутные результаты и краткосрочные
финансовые результаты ценой долгосрочных. Компаниям приходится
«откладывать в долгий ящик» многие издержки производства или переносить их
на потребителей и государство. Например, последствия негативных внешних
экологических эффектов производства просто перекладываются на плечи
общества: национальная система здравоохранения должна нести затраты по
восстановлению здоровья граждан, пострадавшего ввиду экономии компании на
санации сточных вод или выбросов в атмосферу.
Согласно исследованию Майгнан2 нередки ситуации, когда КСД
воспринимается положительно, а медийные сообщения о ней – отрицательно (как
корпоративное хвастовство)3. Ряд исследователей, таких, как Груниг, Хант4,
Морсинганд и Шульц5, рассматривают три стратегии стейкхолдерских
коммуникаций: информирование (information strategy), реагирование (response
strategy) и вовлечение (involvement strategy). Стратегия информирования носит
односторонний характер. Ее целью является передача информации о КСД
компании. Стратегия реагирования основана на двусторонней асимметричной
коммуникационной модели, подразумевающей постоянные исследования и
мониторинги с целью повышения эффективности КСД. Стратегия вовлечения
подразумевает двухсторонние стейкхолдерские коммуникации, одинаковое
информационное давление и максимальную информационную открытость.
Неправильно выбранная коммуникационная политика способна, по мнению
Джефри Хила и Пауля Гаррета, привести к ощутимым репутационным

1
Баффетт У. Эссе об инвестициях, корпоративных финансах и управлении компаниями: пер. с англ. - 3 - е изд. -
М.: Альпина Бизнес Букс, 2007. - 268 с.
2
Maignan I., Ferrell O.C. and Hult G.T.M. Corporate citizenship: cultural antecedents and business benefits // Journal of
the Academy of Marketing Science, 1999, 27:4, p. 455–469.
3
Brown T.J., Dacin P.A. The company and the product: corporate associations and consumer product responses. // J Mark,
1997, 61(1): p. 68–85.
4
Grunig J.E. and Hunt T. 1984. Managing Public Relations. Fort Worth, TX: Harcourt Brace Jovanovich College
Publishers.
5
Morsingand and Schultz. Corporate social responsibility communication: stakeholder information, response and
involvement strategies // Business Ethics: A European Review, 2006, Volume 15, № 4.
47

издержкам, падению уровня продаж, возникновению координированных


бойкотов, сокращению доли рынка, затрат на восстановление физически
поврежденной собственности и ввести компанию в состояние корпоративной
неустойчивости1. Правильно выбранная стратегия позволяет увеличить прибыли и
устойчивость корпоративной эффективности, как это отмечается в работах
Довела, Харта, Юнга2, Кинг и Леннокс3, выявивших наличие связи между
социально ответственным поведением и эффективностью деятельности компании.
Данная связь подробно рассматривается в работе Хила4, в которой он определяет
роль КСД с точки зрения минимизации конфликтов между компаниями и
обществом и выделяет ряд преимуществ, получаемых в ходе социально
ответственной деятельности (таких как снижение рисков и негативного влияния,
поддержание бренда и наращивание человеческого капитала).
Корпоративное гражданство. В 1990-е годы начал формироваться
интегрированный подход, в рамках которого, как отмечали исследователи
Андриоф и Макинтош5, КСД воспринималась с позиции корпоративного
гражданства, включающего не только юридически определенные права и
обязанности, но и дополнительные обязанности, выходящие за границы фирмы и
существующие в трех (экономическом, социальном и экологическом) измерениях.
Такой подход к пониманию КСД получил название социально значимых
направлений деятельности (socially anchored competences), главное достоинство
которого заключается в ликвидации противоречий между интересами компании и
общества. Вопрос корпоративного гражданства заключается, прежде всего, в роли
КСД. Среди наиболее значимых работ в области корпоративного гражданства
достойна упоминания статья Логсдон и Вуд «Корпоративное гражданство: от
национального к глобальному уровню исследования», в которой авторы сделали
попытку выявить возможности вовлечения компании в область социальной

1
Heal G., Garrett P. Corporate Social Responsibility // An Economic and Financial Framework, 2004.
2
Dowell, Hart S. and Yeung B. Do corporate global environmental standards create or destroy market value? //
Management Science, 2000, 46, 8, p. 1059-1074.
3
King and Lennox. Does It Really Pay to Be Green? An Empirical Study of Firm Environmental and Financial
Performance // Journal of Industrial Ecology, Volume 5. № 1 или http://mitpress.mit.edu/JIE
4
Heal G., Garret P. Corporate Social Responsibility // An Economic and Financial Framework, 2004.
5
Andriof J, & McIntosh M. (Eds.) Perspectives on corporate citizenship // Sheffield, Greenleaf, 2001.
48

ответственности1. Кэрролл в статье «Четыре грани корпоративного гражданства»


также отметил, что «от компании ждут проявления ответственности, как этого
ждут от прочих граждан»2. Согласно позиции Кэрролла корпоративное
гражданство включает четыре составляющих: социальную, экологическую,
этическую и экономическую, соответствия которым общество ожидает от
бизнеса, что делает их вызовами УРК.
На наш взгляд, одной из ключевых работ в данном направлении является
статья Д. Маттена, А. Крейна и В. Чаппл «За маской: истинное лицо
корпоративного гражданства»3, в которой авторы предприняли попытку
проанализировать существующие наработки в этом направлении. Они пришли к
выводу, что в настоящее время существуют два подхода к корпоративному
гражданству: «ограниченный» и «эквивалентный». Первый подход сводит
корпоративное гражданство к корпоративной филантропии и, фактически,
тождествен КСВ. Второй подход подразумевает «занятие корпорацией
справедливого места в обществе наряду с другими гражданами». Компании
занимают позицию социального института, и став «хорошим корпоративным
гражданином»4, разделяют вместе с государством ряд его функций в плане
социальной политики. Таким образом, УРК включает не только корпоративную
устойчивость, но и вклад в устойчивое развитие на региональном или даже
глобальном уровне. Во многом это вызвано тем, что «даже в развитых странах
правительства демонстрируют все меньшую способность поддерживать
устойчивость системы социального обеспечения, и по этой причине вынуждены
надеяться на поддержку крупных компаний»5.
Концепция создания общих ценностей была выдвинута Майклом Портером
и Марком Креймером в статье «Создавая общие ценности: как заново изобрести

1
Logsdon J.M. and Wood D.J. (2002) Business citizenship: from domestic to global level of analysis. Business Ethics
Quarterly 12: 2 p. 155–187.
2
Carroll A. B.: 1998. "The Four Faces of Corporate Citizenship." Business and Society Review 100/101: 1-7 p. 1
3
Matten D., Crane A., Chapple W. Behind the mask: revealing the true face of corporate citizenship / J. Business Ethics.
2003. Vol. 45. Is. 1/2. P. 109–120.
4
Там же – P. 112
5
Marsden C. 2000. The new corporate citizenship of big business: part of the solution to sustainability. Business and
Society Review, 105(1): 9 -25. p. 12-13
49

капитализм и создать волну инноваций и роста», опубликованной в 2011 году1. В


журнале Harvard Business Review-Россия, где публиковался перевод статьи,
словосочетание creating shared value официально переведено как «создание общей
ценности». Однако, многие отечественные исследователи, в частности Ю. Е.
Благов в статье «Эволюция концепции КСО и теория стратегического
управления»2, придерживаются перевода «создание разделяемой ценности»,
который, на наш взгляд, больше соответствует оригинальналу. Концепция
исходит из того, что конкурентоспособность и устойчивость компании
взаимосвязаны с благосостоянием ее стейкхолдеров.
Как следует из содержания настоящего параграфа, существует
определенное многообразие взглядов на роль КСО в устойчивом развитии
компании. В России активная стадия исследовательской деятельности в этом
направлении наступила после принятия на XIV съезде Российского союза
промышленников и предпринимателей Социальной хартии российского бизнеса в
2004 году. Различные направления концепции КСО рассматривались в работах Н.
В. Пахомовой, К. Рихтера, А. Эндреса (экологический аспект), И. Алехина, Ю. Н.
Полетаева, Т. В. Кашаниной (этический аспект), Ю. Е. Благова, О. А. Канаевой
(экономический аспект) и многих других. КСО и устойчивое развитие составляют
современный этап эволюции концепции корпоративной социальной
ответственности, получившей свое выражение в виде концепции корпоративной
устойчивости, которую разрабатывали в своих трудах такие исследователи, как Д.
Элкингтон3, Р. Штойрер4, Т. Диллик и К. Хокертс5. На сегодняшний день данная
концепция является наиболее значимой с точки зрения практического
применения, стратегического планирования и корпоративной нефинансовой

1
Porter M., Kramer M. Creating Shared Value: How to Reinvent Capitalism — and Unleash a Wave of Innovation and
Growth // Harvard Business Review. 2011. Vol. 89.N 1/2. P. 62–77.
2
Благов Ю.Е. Эволюция концепции КСО и теория стратегического управления // Вестник СПбГУ, сер.
Менеджмент. 2011, вып.1
3
Elkington J. 1994. Towards the Sustainable Corporation: Win-Win-Win Business Strategies for Sustainable Development.
California Management Review 36(2): 90-100 p. – p. 90
4
Steurer R., Langer M.E., Konrad A., Martinuzzi A. 2005. Corporations, Stakeholders and Sustainable Development I: A
Theoretical Exploration of Business‐Society Relations. Journal of Business Ethics, 61/3, p. 263‐281
или см. http://www.environmentalmanager.org/wp-content/uploads/2008/01/business-society-relations.pdf
5
Dyllick T. and K. Hockerts: 2002, 'Beyond the Business Case for Corporate Sustainability', Business Strategy and the
Environment 11, 130-141. p. 131
50

отчетности. Направление отличается сложностью интерпретаций и тесной связью


понятий «устойчивое развитие компании» и «устойчивое развитие».
Корпоративная социальная ответственность рассматривается большинством
исследователей в качестве достижения стратегических преимуществ, основным из
которых, несомненно, является конкурентоспособность как основа выживания
компании. Достижение конкурентоспособности невозможно без наличия
преимуществ, заключающихся в благоприятных условиях веде́ния бизнеса,
которым не грозят изменения и актуальные вызовы – то есть они являются
устойчивыми. Одним из способов достижения благоприятных условий веде́ния
бизнеса является корпоративная социальная деятельность компании,
направленная на удовлетворение стейкхолдерских запросов внешней и
внутренней среды. КСО, выступающая как фактор устойчивого развития
компании, способствует также устойчивому развитию общества на региональном
или глобальном уровнях.
Проведенное диссертационное исследование показало, что КСО в
понимании большинства современных исследователей носит прагматический
характер (достижение конкурентоспособности компании) и не является формой
благотворительности или меценатства1. Стейкхолдерский подход в настоящее
время остается доминирующим в сфере КСО2, и его реализация способствует
накоплению репутационного капитала, способствуя росту доверия и лояльности к
компании3. Отказ от КСО нередко оказывается равнозначен отказу от
устойчивого развития компании4. По этой причине КСО рассматривается нами

1
Белоусов К. Ю. Корпоративная социальная ответственность и её прагматическая функция // Бизнес и общество:
Сборник статей VI Международной научно-практической конференции 26-28 января 2010 года, Санкт-Петербург,
Россия. – СПб. 2010. – 188 с. – с. 6-8
2
Белоусов К.Ю. Реализация стейкхолдерского подхода как составляющая устойчивого развития компании //
Экономическая этика, социальная ответственность и устойчивое развитие : материалы междунар. науч.-практ.
конфер., Минск, 25-26 июня 2010 г. ; редкол. Ю.С. Кричевский, О.А. Канаева, М.И. Ноздрин-Плотницкий, С.В.
Лукин, К.И. Голубев. – Минск: Мисанта, 2010.
3
Белоусов К.Ю. Социальный запрос как фактор роста репутационного капитала социально ответственной
компании // Мировой экономический кризис и Россия: Причины, последствия, пути преодоления: материалы
международной научной конференции 12-13 ноября 2009 г. Коллективный доклад и секции 6, 7, 8, 9, 10, 11. –
СПб.: ЭФ СПБГУ, 2009. – 208 с. – c. 134 – ISBN 978-5-4210-0008-2
4
Белоусов К.Ю. Экономия на социально-ответственном поведении как фактический отказ от устойчивого развития
// Актуальные проблемы менеджмента в России на современном этапе: проблемы управления модернизацией
экономики: проблема эффективного управления социально-экономическими процессами в условиях кризиса
51

как одна из приоритетных задач корпоративного управления1 и одна из


актуальных проблем современной экономики (в плане определения роли КСО в
устойчивом развитии компании2 и вкладе социальных инвестиций в устойчивое
развитие3). Устойчивость (как способность компании адаптироваться к
изменчивой среде) выступает как основная цель устойчивого развития компании4.
Руководствуясь проведенным исследованием роли социальной
ответственности в устойчивом развитии компании, можно сделать ряд выводов:
1. Концепция корпоративной социальной ответственности прошла
длительный период становления, развития и появления промежуточных и
альтернативных теорий. С уверенностью можно сказать, что процесс
формирования концепции не завершен и находится на этапе развития, на котором
актуальны концепция корпоративного гражданства, концепция создания общих
ценностей, стратегический подход к КСО и концепция корпоративной
устойчивости. Существовали закономерные предпосылки зарождения
концептуальных основ социальной ответственности, которые нашли свое
выражение в концепции корпорации Питера Друкера и социально-этическом
подходе Курта Левина, Эдгара Шайна и Генри Минцберга. На фоне данных
теорий появление и дальнейшее развитие концепции социальной ответственности
выглядит логическим продолжением общего развития экономической мысли
середины XX века.

мировой экономики: Тезисы докладов научно-практической конференции 4 декабря 2009 г. – СПб.: ЭФ СПБГУ,
2010. – 92 с. – c. 59-60 – ISBN 978-5-4210-0011-2
1
Белоусов К.Ю. Устойчивое развитие как одна из приоритетных задач стратегического управления в сфере
корпоративной социальной деятельности // Актуальные проблемы менеджмента: стратегическое прогнозирование
и стратегическое планирование: Материалы международной научно-практической конференции 2 декабря 2011 г.
СПб.: ОЦЭиМ, 2012, 217 c. – с. 205-207 – ISBN 978-5-4210-0047-1
2
Белоусов К.Ю. Роль корпоративной социальной ответственности в устойчивом развитии компании как
актуальная проблема современной экономики // Трибуна молодого ученого: актуальные проблемы науки глазами
молодежи. Материалы Всероссийской научно-практической конференции студентов и аспирантов с
международным участием 16-19 апреля 2012 года/ Отв. ред. А.А. Челтыбашев. – Мурманск: МГГУ, Т.1, 2012. – 481
с. – с. 240-244 - ISBN 978-5-4222-0093-1
3
Белоусов К.Ю. Вклад корпоративных социальных инвестиций в устойчивое развитие // Инвестиционный климат:
влияние на экономику: материалы международной конференции молодых ученых-экономистов 27 апреля 2012 г.
СПб.: ОЦЭиМ, 2012, 200 c. – с. 11-13 - ISBN 978-5-4210-0048-8
4
Белоусов К.Ю. Корпоративная устойчивость как цель стратегического менеджмента // Актуальные проблемы
менеджмента: формирование эффективных систем и процессов стратегического управления: материалы научно-
практической конференции. Санкт-Петербург, 14 декабря 2012 г. СПб.: ОЦЭиМ, 2013, 220 c. – с. 183-185 – ISBN
978-5-4210-0054-9
52

2. Развитие теоретических основ КСО значительно опередило в


концепцию УР. В ходе эволюции взглядов на роль социальной ответственности
возникли различные подходы: концепция «разумного эгоизма» (Дэн Ули,
Дональдсон, Боуи), концепция «корпоративного эгоизма» (Милтон Фридман),
концепция «корпоративного альтруизма» и стейкхолдерский подход (Эдвард
Фриман), коммуникационный подход, концепция корпоративного гражданства,
концепция создания общих ценностей (Портер и Креймер), дискуссия о природе
КСД и ряд актуальных вопросов о максимизация прибыли, влиянии КСД на
потребителей и корпоративную эффективность, а также ситуационной и
стратегической КСО. В данных подходах рассматривались многие актуальные
сегодня проблемы корпоративной устойчивости и устойчивого развития.
3. В процессе эволюции взглядов на роль социальной ответственности в
устойчивом развитии компании можно выделить ряд этапов: возникновение
предпосылок социальной ответственности бизнеса; зарождение концепции КСО;
формирование трех классических концепций КСО; развитие стейкхолдерского
подхода; проведение научных дискуссий о природе корпоративной социальной
восприимчивости; возникновение современных концепций КСО в рамках
устойчивого развития компании.
4. В настоящее время одним из наиболее актуальных направлений
социальной ответственности с позиции практического применения,
стратегического планирования и корпоративной нефинансовой отчетности
является концепция устойчивого развития компании.
5. Развитие взглядов на роль социальной ответственности в устойчивом
развитии компании не происходило хаотично и носило (и носит)
последовательный характер. Каждый представленный этап характеризуется
ключевыми работами, в которых проводился детальный анализ многочисленных
подходов и базовых концепций существующих в рамках проблематики КСО.
Наиболее принципиальные работы способствовали возникновению либо
завершению дискуссий (например, статья Р. Аккермана «Как компании реагируют
53

на социальный запрос»1, открывшая дискуссию о природе КСД, и статьи Вуд,


завершившие ее) в рамках этапа развития взглядов на роль социальной
ответственности. Периодически появлялись фундаментальные труды,
посвященные эволюции концепции, в которых рассматривались и подвергались
критике существавшие на тот момент подходы, теории и исследования (например,
статья Стивена Вартика и Филиппа Кохрена «Эволюция корпоративной
социальной деятельности»2).
6. Поскольку корпоративная социальная ответственность является
одним из ключевых факторов устойчивого развития компании и содействует
устойчивому развитию в целом, соответствующий эффект может быть достигнут
лишь в случае реализации модели «стратегической» КСО, стратегического
подхода к КСО. Реализация модели «ситуационной» КСО не позволяет получить
долгосрочные устойчивые экономические, социальные и экологические эффекты.
Опыт компаний, наиболее последовательно реализующих принципы устойчивого
развития, это подтверждает.
7. Отличительной особенностью модели «стратегической» КСО является
интеграция социальной ответственности в стратегию компании, направленную на
взаимодействие со стейкхолдерами, получение выгоды и поддержание
долгосрочной конкурентоспособности. Инструментом реализации стратегии
корпоративной социальной деятельности становятся соответствующие
корпоративные политики — социальная, экологическая, инновационная.
Игнорирование КСО порождает риски (прежде всего, нефинансовые: социальные,
кадровые, профессиональные, репутационные, экологические), не позволяет
компании сформировать устойчивые конкурентные преимущества и тем самым
подрывает основы ее устойчивого развития.

1
Ackerman R. W. (1973). How companies respond to social demands. Harvard Business Review , 51(4), 88-98.
2
Wartick S., Cochran P. The evolution of the corporate social performance model // Academy of Management Rev. 1985.
Vol. 10, № 4. P. 758–769
54

1.3. Генезис корпоративной социальной ответственности как социально-


экономического института

Исследование корпоративной социальной ответственности как социально-


экономического института на основе методологии институционально-
эволюционной экономической теории имеет все основания, поскольку основным
методологическим принципом является изучение институтов в процессе их
эволюционного развития, выражающееся в осознании изменений, выявлении
факторов развития, движущих сил, основных тенденций, роли и соотношения
формальных и неформальных институциональных рамок. Необходимость в
институциональном исследовании КСО вызвана потребностью в повышении
эффективности управления и реализации социальной политики как на
государственном, так и на уровне бизнес-сообщества. Институционально-
эволюционный подход позволяет рассмотреть влияние общественных ценностей
и актуальных вызовов наряду с формальными и неформальными составляющими.
Неформальные институты представляют собой правила, ограничивающие
поведение людей, которые не закреплены законодательно, однако реализуются в
форме групповых и социальных норм. Формой принуждения в данном случае
могут стать как сформировавшиеся традиции или обычаи, так и, если речь идет об
уровне организации, существующая корпоративная культура. Считается, что
формальные институты отличаются от неформальных тем, что они закреплены в
письменном виде (как правило, в форме законодательных актов), и средством
принуждения к их реализации выступает государство. Однако на практике четко
разделить два данных понятия достаточно сложно, поскольку как формальные,
так и неформальные институты представляют собой правила поведения. Основное
различие заключается в форме предъявляемых санкций за несоблюдение тех или
иных правил: в случае формальных институтов это будут инструменты
государственного регулирования, в случае неформальных – общественное
осуждение в самых разных формах.
55

Исторически неформальные институты предшествовали формальным:


социальные нормы поведения позже и лишь частично закреплялись в форме
законодательных актов. Именно появление новых социальных норм является
предвестником их формализации, которая, возможно, никогда не произойдет или
произойдет не в полной мере. Более того, неформальные институты в особых
условиях способны полностью заменить собой закон и стать абсолютным лекалом
группового поведения или существенно дополнить его в периоды, когда
законодательные нормы утрачивают свои силы.
Корпоративная социальная ответственность долгое время развивалась как
неформальный институт, санкциями за несоблюдение которого являлось если и не
прямое общественное осуждение или потребительские бойкоты, то существенная
потеря репутационного капитала и утрата имиджа компании, вовлеченной в
общие социальные, экономические и экологические проблемы своих
заинтересованных лиц. Напротив, реализация принципов КСО была связана с
экономическими издержками, но могла приносить потенциально большую выгоду
в плане положительного влияния на деловую репутацию компании. При этом, как
и многие другие институты, КСО сложно отнести к сугубо экономической сфере,
поскольку само понятие ответственности подразумевает вовлеченность в
отношения шире товарных, в основе которых лежат принципы особой этики и
правила взаимодействия.
Отдельную проблему представляет эффективность корпоративной
социальной ответственности как неформального института, зависящая от сферы
его потенциального распространения и издержек оппортунистического
поведения. Столь широкая группа как бизнес-сообщество неизбежно будет
делиться на меньшие подгруппы со своими видоизмененными правилами и
специфическими нормами, в которых будут появляться лидеры и формироваться
обстановка конкурентной борьбы между ними. Положительной чертой данного
процесса является формирование новых правил в рамках данных групп,
повышение эффективности и развитие неформального института корпоративной
социальной ответственности.
56

Издержки оппортунистического поведения (игнорирования, нарушения или


отклонения от действующих норм) должны быть достаточно существенными,
чтобы такой неформальный институт как КСО получил реальное значение. В то
же самое время, потенциальная выгоды должны оставаться существенными. КСО
в данном плане обладает определенной спецификой как неформальный институт
– в России его реализация свойственна преимущественно крупным компаниям,
имеющим высокой уровень доходов. Данное положение дел противоречит
предположению о том, что низкий уровень дохода стимулирует более детальное и
внимательное отношение к выполнению неформальных правил, а высокий
уровень дохода, напротив, снижает риски оппортунистического поведения и
повышает социальную мобильность перехода из одной подгруппы (с
относительно более сложными правилами) в другую (менее требовательную). В
современном бизнес-сообществе последнее реализуемо на уровне перевода
производства из страны с жестким законодательством в области защиты
окружающей среды или условий труда в страны, где данные отрасли
законодательства не столь развиты. Впрочем, согласно ряду мнений, с развитием
общества роль данных подгрупп (и возможность выбора между ними) неизбежно
снижается1. Подобное можно объяснить процессами глобализации, ростом
информатизации общества, развитием и ужесточением формальных институтов, в
рамках которых вынуждены действовать все подгруппы. Эти процессы
существенно сужают поле маневра отдельной компании в рамках трактовок
неформального института КСО разными сообществами.
Коллективные корпоративные обязательства в сфере КСО способствуют
тому, что разделяющие их компании добиваются существенных результатов,
значительно сокращая при этом издержки социально ответственного поведения. В
условиях неразвитого правового поля подобные однородные группы получают
конкурентные преимущества, снижают риски, упрощают формирование
репутационного капитала и способствуют переходу к коллективной

1
Posner R. Social norms and the law: An economic approach // American Economic Review, vol. 87, №2, 1991, 365-369.
p. 366
57

ответственности, создавая тем самым однородные подгруппы внутри


разнородного бизнес-сообщества.
Процесс становления корпоративной социальной ответственности
представляет собой определенный научный интерес, поскольку в рамках данного
подхода рассматривается формирование неформальных норм и формальных
правил, представляющих собой основу социально-экономических отношений,
характерных для современного бизнес-сообщества. На наш взгляд, наиболее
перспективным с позиции исследования является рассмотрение современной
корпорации как социально-экономического института, перераспределяющего
социальную роль, хрестоматийно присущую государству, на представителей
бизнеса. Рассмотренная нами в предыдущих параграфах эволюция взглядов на
корпоративную социальную ответственность и устойчивое развитие
демонстрирует последовательный переход этих понятий из теоретической
плоскости в прикладную.
Институт корпоративной социальной ответственности представляет собой
сложное многообразие альтернативных и взаимодополняющих концепций,
доминирующей из которых в настоящее время является стейкхолдерский подход.
Эволюция института КСО прошла длительный период от социальной
ответственности бизнесмена, граничащей с меценатством и
благотворительностью, до теории корпоративного гражданства и устойчивого
развития компании. Стремление к максимизации прибыли, увеличению
акционерной стоимости и первенству интересов собственников перед интересами
общества сменилось рациональным пониманием КСО как интегрированной
корпоративной идеологии, предполагающей взаимодействие с
заинтересованными сторонами компании. При этом принципы социальной
деятельности компании может быть как отражены в соответствующих кодексах
корпоративного поведения, так и оставаться неформальной недокументированной
областью.
Дальнейшее становление КСО способствует формированию новой
парадигмы взаимоотношений между обществом и бизнесом, нашедшей
58

выражение в теориях создания разделяемой ценности, корпоративного


гражданства и устойчивого развития компании. На наш взгляд, это приводит к
тому, что представители бизнес-сообщества осознают, что помимо
краткосрочных показателей экономической эффективности существуют еще
социально-экономические конкурентные преимущества, которые, как правило,
носят долгосрочный характер, способствуя перспективной деятельности
компании. Идеи максимизации прибыли и акционерной стоимости не перестают
быть основными – они перестают быть единственными. В настоящее время
сложно говорить о том, что идея конкурентоспособности на основе КСО
полностью превалирует над классическими экономическими принципами, но она
стала играть заметную роль (что говорит в пользу ее институционализации).
Изучение корпоративной социальной ответственности на основании
институционально-эволюционного подхода является в данном случае
оправданным, поскольку институт рассматривается в своем эволюционном
развитии, в процессе изменений и взаимодействий движущих сил, социально-
экономических тенденций в обществе и факторов, способствующих его
появлению, принятию и дальнейшему развитию.
Современное общество можно охарактеризовать тремя заметными
тенденциями. Во-первых, это постоянный рост важности мировых проблем в
экономической, социальной и экологической сфере: растущая угроза
макроэкономической нестабильности, социальных рисков и экологических
катастроф. Во многом данная тенденция связана с глобализационными
процессами и изменениями в обществе. Во-вторых, это существенное усиление
власти и возможностей бизнеса, переход многих корпораций в статус
транснациональных, в отношении которых оказывается более неприменимо
законодательство отдельной страны. Национальная принадлежность этих
компаний по сути не играет больше принципиальной роли, поскольку они
оказываются в условиях выбора более комфортных условий для ведения свой
производственной и коммерческой деятельности. ТНК начинают играть роль
экономических и даже политических локомотивов в странах третьего мира,
59

занимаясь открытым лоббизмом в сфере законодательства. Третьей заметной


тенденцией является развитие гражданского общества и рост социальной
вовлеченности в отдельных группах стран.
Изначально причинами развития социальной ответственности как
социально-экономического института стали предпосылки, возникшие в начале
XX века. Жесточайшие условия труда, неравенство, экономические последствия
первой мировой войны (прежде всего, для стран центральной Европы), Великая
Депрессия 1929-1939 гг. в США и последовавшая за ней вторая мировая война –
все эти события значительно усугубили существовавшие на тот момент
противоречия в обществе. В довершении ко всему бизнес испытывал кризис
управления. «Эксплуататорский» подход научного менеджмента Фредерика
Тейлора (заслужившего репутацию «главного врага всех рабочих»1), суть
которого состояла в повышении эффективности труда наемных рабочих до
максимально возможного уровня, и «Теория X» МакГрегора, согласно которой
задача менеджмента – заставить ленивых от природы рабочих работать
доминировали первую половину XX века. Развитие КСО позволило преодолеть
кризис управления и благополучно развиваться вплоть до мирового
экономического кризиса, который послужил испытанием сложившейся системы
трудовых, социальных и экономических отношений.
Одним из первых, кто попытался по-новому взглянуть на организацию
труда, был английский исследователь XIX века Роберт Оуэн, который провел
социальный эксперимент на текстильной фабрике шотландского города Нью-
Ланарка. На примере фабрики Оуэн хотел продемонстрировать, что одной из
обязанностей работодателя является забота о своих рабочих, и что данная
обязанность вполне совпадает с интересами работодателя. Производство
добилось такого заметного коммерческого успеха, а ее рабочие – благосостояния,
что её посетил великий князь Николай Павлович (будущий император Николай I).
Эндрю Карнеги, сделавший своё состояние в сталелитейной
промышленности, издал в 1899 году книгу «Евангелие процветания»,
1
Морган Г. Образы организации. М., 2008. — С.42.
60

посвященную филантропии и благотворительности бизнеса. Согласно его


мнению, общество ожидает об бизнеса решения наиболее острых социальных
проблем, оказания помощи наиболее нуждающимся или участия в поддержании
общественных благ. Карнеги руководствовался собственной доктриной,
финансово поддерживая около 3000 библиотек в мире, создание университета в
Бирмингеме, Технологического института в Питтсбурге и в Вашингтоне.
Развитие меценатства продолжалось в течение XIX века и начала XX,
однако, коренных переломов в сознании представителей бизнес-сообщества в тот
период не произошло. Возросшая роль профсоюзов, несомненно, заставила
промышленные компании озаботится созданием более благоприятных условий
труда, однако грядущий период макроэкономической нестабильности первой
половины XX века, и характерной для нее безработицы, практически полностью
бы перечеркнул многие достижения в охране труда, реализуемые на практике,
если бы не ведущие компании и их социально-экономическая позиция.
Генри Форд, например, в 1915 году руководствовался принципами
«капитализма благосостояния» (welfare capitalism), согласно которым одной из
задач предприятия становилось улучшение условий жизни рабочих, сокращении
текучести кадров и удержании лучших сотрудников. Данные идеи реализовались
в более высоком жаловании по отрасли и сокращении рабочей недели с 48 до 40
часов (с 6 до 5 дней при восьмичасовом рабочем дне). В середине 1920 гг.
компания оказалась в затруднительном финансовом положении, и по 35
сборочным заводам Форда прокатилась волна увольнений (десятки тысяч в
основном пожилых рабочих), рабочая неделя была увеличена, социальные
расходы сокращены, а заводы полностью остановлены на шесть недель. В
дальнейшем экономическая ситуация оставалась нестабильной и увольнения
продолжились. 7 марта 1932 года в Детройте силами полиции и вооружённых
отрядов Форда произошел расстрел «Голодного марша», в результате которого
четверо были убиты, более шестидесяти человек были ранены. После этого Форд
начал активно выступать против профсоюзных объединений работников
(например, компания была последней из автопроизводителей, которая признала
61

профсоюз «United Auto Workers» - лишь в июне 1941 году после очередной
тяжелой забастовки в апреле того же года).
Во многом причиной перехода к новой парадигме социальной
ответственности послужила неожиданно ставшая принципиально важной
репутация компании. Осознание существования нематериальных активов,
влияющих на стоимость кампании при продаже (позже нашедших свое
выражение в концепции «гудвилла»), послужило переломным моментом. Наличие
прямой взаимосвязь стоимости бренда и поведения компании, несомненно,
способствовало принятию представителями бизнес-сообщества идей в рамках
КСО. В начале XX века не существовало четкого понятия деловой репутации, и
потому острой необходимости в её поддержании не было. Как говорил Генри
Форд: «если вы не занимаетесь репутацией своей компании, то ей займутся ваши
конкуренты», понимая под словом «репутация» имидж продаваемой продукции и
рекламные материалы в печатной прессе, сторонником применения которых
являлся.
Одной из первых компаний, которая всерьез начала задумываться о
собственной репутации и решила ради её улучшения пересмотреть свое
поведение в пользу социально ответственного, стала американская химическая
компания DuPont. Накануне второй мировой войны компания являлась носителем
негативной репутации, обобщить которою можно двумя словами – «торговцы
смертью». Причиной этого были сверхприбыли от продажи взрывного пороха в
период гражданской войны в США и то, что компания в течение сорока лет была
официальным поставщиком правительства. Во время Первой мировой войны
компания DuPont продавала порох и прочие химические реактивы практически
всем участвующим в боевых действиях странах (России в 1916 году продавалась
более 4000 пудов в сутки). В адрес компании накануне войны сенатским
комитетом было инициировано расследование. Попытки исправить ситуацию
«фордовским методом» (с помощью рекламы и улучшения условий труда)
оказались безрезультатны – компания дешевела, а товары продавались всё хуже.
62

Исследование, проведенное компанией, показало, что больше половины


американцев негативно относились к DuPont. Стандартных решений для таких
ситуаций на тот момент не существовало. Брюс Бартон из компании BBDO1
предложил провести комплекс мероприятий стоимостью в пятьсот тысяч
долларов, направленных на сближение с обществом и выбор социально
ответственного вектора развития как заботливого производителя и
добросовестного работодателя. Эффект стал заметен только в середине 1950 гг.,
когда четыре из пяти человек заявляли о своем хорошем отношении к DuPont2.
Следующим вызовом стало экологическое движение, заклеймившее в конце 1980
гг. компанию как «главного загрязнителя Америки»3. В этот раз компания сделала
ставку на реальное сокращение выбросов, и в 1990 году начала открыто
лоббировать запрет фреона как парникового газа (хотя 16 июля 1975 года глава
DuPont писал в статье журнала Chemical Week, что «теория разрушения озона –
это научная фантастика, вздор, не имеющий смысла»). Впрочем, данная позиция
вполне объяснима – к концу восьмидесятых компания полностью утратила
монопольное преимущество в производстве дешевого фреона и разработала
альтернативные хладагенты и пропелленты, подчас заметно ему уступавшие по
себестоимости и свойствам. Таким образом, DuPont смогла продемонстрировать
свою социально ответственную позицию и сохранить лидерство в отрасли
одновременно, лишний раз показав, что КСО как институт может иметь в своей
основе прагматическую составляющую.
Сельскохозяйственная компания Monsanto в 1990 гг. скрывала применение
ГМО в производстве зерновых. В результате это сильно навредило ее репутации,
подорвав доверие заинтересованных лиц. В настоящее время фирма заявляет о
своей приверженности «Новой клятве Монсанто», в которой речь идет о диалоге,
прозрачности, предоставлении информации об используемой технологии всем
стейкхолдерам. Однако это так и не дало однозначных результатов. 25 мая 2013
года состоялась всемирная акция протеста против Monsanto и ГМО. Согласно
1
Примечание: «Batten, Barton, Dиrstine & Osborn», известную сегодня как «BBDO Worldwide».
2
Олсоп Р. Дж. 18 непреложных законов корпоративной репутации - М.: Изд. Вершина - 2006 - С. 45
3
Там же - С. 48
63

разным данным число протестующих колебалось от сотни тысяч до двух


миллионов в 436 городах 52 стран. Аналогичный марш состоялся через год.
Компанию постоянно сотрясают скандалы, судебные дела и потребительские
бойкоты основной тематикой которых является ГМО. Фактически,
заинтересованные лица компании раздражает даже не сам факт применения
генной инженерии, сколько обстановка секретности, в которой это происходит.
Компания Monsanto по настоящее время не смогла решить данную проблему. Она
позиционирует себя как социально ответственная, активно участвует в
спонсорской деятельности, однако в восприятии многих людей во всем мире
слова «ГМО» и «Monsanto» стали синонимами, имеющими крайне негативный
оттенок. Однако ситуацию сложно назвать критической, поскольку на долю
«самой ненавидимой в мире компании»1 приходится 80% рынка генно-
модифицированной кукурузы, 93% рынка трансгенной сои, 40% рынка семян
традиционных культур в США и 20% – во всем мире2. Возможно, именно
устойчивая доходность снижает интерес компании к КСО, и по этой причине не
предпринимается интенсивных мер с целью «переломить» данную ситуацию.
В России корпоративная социальная ответственность не получила
сопоставимого развития. Меценатство было достаточно распространено в
дореволюционной России, и в тех или иных формах наблюдалось на протяжении
всего периода правления Романовых. Часть своих колоссальных доходов на
общественные нужды направляли многие крупные русские промышленники. Во
многом это было обусловлено неразвитостью регионов, в которых им
приходилось вести свои дела или организовывать производство. Практически
любой, вошедший в «Список 30 богатейших русских на начало XX века (1914
год)» по версии журнала Forbes, так или иначе, занимался меценатством. К самым
видным из них на начало XX века можно отнести промышленника Второва Н. А.,
князя Абамелек-Лазарева С. С., Нобелей, железнодорожных магнатов Поляковых,

1
Monsanto voted Most Evil Corporation of the Year by NaturalNews readers [Электронный доступ] -
http://www.naturalnews.com/030967_Monsanto_evil.html#
2
Monsanto: ГМО и контроль над численностью населения [Электронный доступ] -
http://www.vestifinance.ru/articles/41477
64

фабрикантов Морозовых, Вогау, Рябушинских, Коншина Н. Н. и Алчевского А.


К., банкиров Каменку Б. А. и Гинцбургов, землевладельцев Балашовых и многих
других. Впрочем, их благотворительная деятельность носила бессистемный
характер и была неспособна повлиять на социально-экономическую ситуацию в
целом. На их репутацию она также влияла слабо, и она не могла послужить
стимулом социально ответственного поведения, так как, как отмечал в своих
воспоминаниях режиссёр-драматург В. Немирович-Данченко, несмотря на широ-
ко известную меценатскую деятельность, торгово-промышленное сословие «не
уважали, – ни их, ни их капиталов»1.
Впрочем, меценатская деятельность в Российской империи также носила
прагматический характер и часто была весьма избирательна в своих целях.
Существовала возможность получения через Академию наук чина
действительного статского советника, дававшего право на потомственное
дворянство, пожертвовав свои коллекции государству. Так дворянство получили
А. Бахрушин, А. Титов, П. Щукин и др. К концу жизни звание коммерции
советника таким образом получил Третьяков. Сложно сказать, повлияло ли это
обстоятельство на общую направленность социальной вовлеченности, однако, по
словам крупного промышленника П. Рябушинского, область рабочего
законодательства оказалась совершенно не затронута деятельностью такого рода2.
При этом является возможным отметить отдельные случаи социальных программ
на предприятиях. В 1900 году на Всемирной выставке в Париже за решение
социальных проблем рабочих на Трёхгорной мануфактуре её владельцу Н.
Прохорову была присуждена золотая медаль. Также одной из лучших в мире в
плане решения социальных проблем и качества условий труда считалась
Кренгольмская мануфактура в городе Нарва, обладавшая рабочим городком с
населением три тысячи человек, собственной больницей, школами и другими
социальными учреждениями.

1
Немирович-Данченко В. Рождение театра. Воспоминания, статьи, заметки, письма.- М , 2009.-С.126.
2
Бурышкин П., Москва купеческая,- М.: Столица, 1990.-С.30.
65

Трудовое законодательство достигло определенного определенного уровня


развития значительно позже, уже в период социалистического стоя в России. 15
ноября 1922 года вступил в действие Кодекс законов о труде РСФСР (второй по
счету, он отличался от первого, прежде всего тем, что исключал трудовую
повинность), который с рядом поправок просуществовал до 1971 года. Согласно
кодексу, трудящимся впервые гарантировался отдых в размере 42 часов в неделю
и двухнедельный оплачиваемый отпуск. Был введен запрет на использование
детского (до 16 лет) труда и понятие декретного отпуска (шесть недель до и от
шести до восьми недель после родов). Продолжительность рабочего дня
колебалась от 7 до 11 часов (в военный период) и в итоге приняла современный
облик в рамках 41-часовой рабочей недели лишь в третьем Кодексе законов о
труде 1971 года. Условия труда во второй половине XX века существенно
улучшились. Особую роль распространителя социальных благ начали играть
профсоюзные движения. К сожалению, по причине отсутствия частной
собственности и бизнес-сообщества как такового говорить о развитии института
КСО в советской России невозможно. Государственная социальная политика
осуществлялась строго в рамках законодательства и принципов
социалистического государства своей эпохи.
Институт корпоративной социальной ответственности был «экспортирован»
в Российскую Федерацию в начале XXI века. Первые отчеты в области КСО
начали появляться в 2002-2003 годах. Первоначально корпоративной социальной
ответственностью занимались лишь компании с западным капиталом, однако к
2008 году к ним присоседились практически все ведущие компании нефтяной
отрасли. Впрочем, единого понимания социальной ответственности у российского
бизнес-сообщества на тот момент не было. Последовавший за этим
экономический кризис существенно замедлил распространение КСО. К 2013
отчетному году количество компаний, разделяющих принципы социальной
ответственности бизнеса, продолжало неуклонно расти. Компании в своей
деятельности медленно уходят от практики ситуационных акций в пользу
интегрированной социально-экономической политики и стейкхолдер-
66

менеджмента. Одной из основных проблем КСО остается отсутствие единого


понимания её содержания и природы разными компаниями. В настоящее время
сформировалось требование к формальному наличию социально ответственной
деятельности у организации. Данная потребность возрастает пропорционально
масштабам организации. Постепенное увеличений количество социально
ответственных компаний способствует решению как ряда внешних проблем
экономического, социального и экологического характера, так и удовлетворению
внутренних стимулов, связанных с финансовыми показателями.
На наш взгляд, КСО, свойственную России, можно охарактеризовать как
развивающуюся. Зарождающееся гражданское общество предопределяет
незначительную социальную вовлеченность. Отличительной чертой российской
модели КСО является общая ориентированность социально ответственной
деятельности на внутренней среде организации. При этом для института КСО в
России несвойственна «закрытость» в европейском понимании по причине
отсутствия ярко выраженной формализации КСО на государственном уровне.
Основным элементом влияния на КСО остается законодательная база,
рекомендующая рамки социального поведения и порядок конкурентного
взаимодействия. К последней относится широкий спектр документов: от
Конституции Российской Федерации, Cемейного, Гражданского и Трудового
кодекса Российской Федерации, до федеральных законов в сфере социально-
трудовой деятельности1, социальной поддержки2, экономической области3,

1
ФЗ № 10-ФЗ "О профессиональных союзах, их правах и гарантиях деятельности", ФЗ № 156-ФЗ "Об
объединениях работодателей"
2
ФЗ № 5 "О ветеранах", ФЗ № 98 "О гос. поддержке молодежных и детских общественных объединений", ФЗ № №
135 "О благотворительной деятельности и благотворительных орг-ях", ФЗ № N181 "О социальной защите
инвалидов в Российской Федерации", ФЗ № 95 "О безвозмездной помощи…", Постановление №713 «О
предоставлении поддержки социально ориентированным некоммерческим организациям», ФЗ № 210 "Об орг-ции
предоставления государственных и муниципальных услуг", ФЗ № N 324 "О бесплатной юридической помощи в
Российской Федерации".
3
ФЗ № № 5340-1 "О торгово-промышленных палатах в РФ", ФЗ № 193 "О сельскохозяйственной кооперации", ФЗ
№ 128 "О лицензировании отдельных видов деятельности", ФЗ № 129 "О государственной регистрации
юридических лиц и индивидуальных предпринимателей", ФЗ № 161 "О государственных и муниципальных
унитарных предприятиях", ФЗ № 38 "О рекламе", ФЗ № 135 "О защите конкуренции", ФЗ № 149 «Об информации,
информационных технологиях и о защите ин-ции», ФЗ № 294 "О защите прав юридических лиц и индивидуальных
предпринимателей при осуществлении государственного контроля (надзора) и муниципального контроля".
67

некоммерческой1, социально-политической деятельности2, духовной3 и области


культуры4, а также сфере общественного контроля5. Следует отметить, что
помимо правовых норм и государственного регулирования, актуальных
социальных запросов, конкуренции, социальных ценностей и неформальных
требований, институт КСО, его формирование и функционирование напрямую
зависит от глобальных вызовов, изменений политической конъюнктуры,
макроэкономической нестабильности и региональных кризисов. Основной
причиной социально ответственной деятельности нередко является реакция на
провалы рынка6. Функционирование института КСО зависит от внешней и
внутренней среды компании. Корпоративная социальная ответственность как
институт специфична тем, что носит преимущественно неформализованный
характер. Нормы и правила с сфере КСО практически не закреплены
законодательно, и продолжают существовать в качестве добровольных
корпоративных обязательств. Взятое на себя бремя в сфере КСО воспринимаются
обществом в целом положительно, способствует формированию гудвилла и
аккумуляции репутационного капитала. Представителям бизнес-сообщества
свойственна тенденция по закреплению данных обязательств в виде
корпоративных кодексов и различных социальных политик, что способствует
обязательности и формализации данных норм на корпоративном уровне.
1
ФЗ № 7 "О некоммерческих организациях" (N 140-ФЗ), ФЗ № 275 "О порядке формирования и исп. целевого
капитала некоммер. орг-ций", ФЗ № 286 "О взаимном страховании", Приказ N 72 "Об утверждении форм
отчетности некоммерческих организаций", Приказ N 252 "О порядке размещения в сети интернет отчетов о
деятельности <…> некоммерческих организаций"
2
ФЗ № 82 "Об общественных объединениях", ФЗ № 95 "О политических партиях", ФЗ № 32 "Об Общественной
палате Российской Федерации".
3
Закон РФ № 3266-1 "Об образовании", Закон РФ № 3612-I "Основы законодательства РФ о культуре", ФЗ № 125
"О свободе совести и о религиозных объединениях".
4
ФЗ № 74 "О национально-культурной автономии", ФЗ № 104 "Об общих принципах организации общин
коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации", ФЗ № 154 "О
государственной службе российского казачества".
5
ФЗ № 131 "Об общих принципах организации местного самоуправления в РФ", ФЗ № 59 "О порядке
рассмотрения обращений граждан Российской Федерации", ФЗ № 94 "О размещении заказов на поставки товаров,
выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд", ФЗ № 174 "Об автономных
учреждениях", ФЗ № 315 "О саморегулируемых организациях", Указ № 607 "Об оценке эффективности
деятельности органов местного самоуправления <…>", ФЗ № 76 "Об общественном контроле за обеспечением
прав человека в местах принудительного содержания и о содействии лицам, находящимся в местах
принудительного содержания", ФЗ № 8 "Об обеспечении доступа к информации о деятельности государственных
органов и органов местного самоуправления", Проект ФЗ «Об общественном контроле в Российской Федерации»,
Указ №183 "О рассмотрении общественных инициатив <…>".
6
Судова Т.Л. Социальная ответственность бизнеса: уровни, выгоды, издержки // Вестник Новгородского
государственного университета им. Ярослава Мудрого. 2014. № 82. С. 65
68

Одним из актуальных аспектов формирования КСО как института является


проблема стимулирования корпоративной социальной деятельности,
необходимость принуждения компаний к которой вызывает большие сомнения.
Поскольку любое государственное регулирование направлено на закрепление
норм и правил в виде законов и государственных требований, оно, так или иначе,
будет иметь своей целью стимулирование корпоративной социальной
деятельности или даже принуждение к ней, как к чему-то обязательному. С точки
зрения самой природы КСО, вызывает большой вопрос должна ли корпоративная
социальная ответственность быть исключительно добровольной, выполняться на
уровне текущего законодательства или реализовываться в рамках шире текущего
законодательства? На наш взгляд, подобная тенденция приведет к появлению
большого количества компаний, которые, не разделяя идей социальной
ответственности, будут пытается лишь формально им соответствовать. Примеры
подобного оппортунистического поведения часто наблюдаются в российском
бизнес-сообществе и могут быть охарактеризованы нами как «информационная
мимикрия в сфере КСО». Более подробно о них будет сказано в третьей главе
настоящего диссертационного исследования.
Институт КСО соответствует всем свойствам, характерным для социально-
экономического института с присущими ему атрибутами: формализованность,
закрепление определенных правовых рамок норм и правил, определение области
своего влияния, наличие информационных механизмов, свойственных для
социальных институтов, системамы контроля и принуждения, а также рядом
специфических функций, свойственных социальным институтам подобного рода 1.
К специфическим функциям можно отнести возможность осуществления
основной деятельности или достижение максимизации прибыли в рамках
существующих этических норм (как законодательно закрепленных, так и
добровольно на себя взятых), регулирование поведения субъектов экономической
деятельности компаний и организаций в рамках взятых на себя ограничений,

1
Канаева О.А. Корпоративная социальная политика. Теория и практика управленческих решений. - СПб.:
Издательский дом СПбГУ, 2013.— 364 – с.92-93
69

решение вопроса экстерналий экономической деятельности (распределение


ответственности, издержек и выгод, прогностическая функция и возможность
снижения социальных рисков организации, формирование корпоративной
устойчивости конкурентоспособности за счет внедрения в деятельность
организации принципов КСО.
Институт КСО относится к разряду микроэкономических институтов,
поскольку он непосредственно связан с корпоративной деятельностью. Рамки
данного института простираются на компанию, инициирующую социально
ответственную деятельность, и ее заинтересованные стороны, которые
оказывается под влиянием корпоративных инициатив в этом направлении.
Институт корпоративной социальной ответственности, в первую очередь,
формируется на корпоративном уровне. Организации, столкнувшиеся с
различными социальными вызовами, актуальными проблемами и растущими
запросами населения по отношению к бизнесу в плане его честности, открытости
и информационной доступности, были фактически вынуждены внедрять
принципы ответственности в собственные поведенческие модели задолго до того,
как данный феномен мог быть описан наукой в полной мере.
Согласно мнению «ПрайсуотерсхаусКуперс»1 (PricewaterhouseCoopers),
корпоративная социальная ответственность «по своей сути связана с концепцией
устойчивого развития»2. Предпосылками формирования последней стала общая
тенденция к экологизации науки: проблемы окружающей среды, глобального
кризиса человечества, связанного с исчерпаемостью природных ресурсов и теми
негативными воздействиями, которого наносит общество в процессе
безудержного потребления и интенсивной модели расширения промышленности.
Ранее нами были рассмотрена эволюция концепции устойчивого развития,
наиболее значимые труды, основные события и ключевые научные конференции,
в материалах которых отражались основные теоретические положения.
1
Infocent - Независимое консалтинговое агентство в сфере КСО [Электронный доступ] -
http://www.infocert.ru/articles/korporativnaya-sotsialnaya-otvetstvennost.html
2
Поскольку, «компаниям необходимо интегрировать экономические, социальные и экологические параметры в
свою деятельность; корпоративная социальная ответственность не является произвольным дополнением к
основной деятельности компании; она представляет собой метод, используемый в управлении компаниями».
70

Так же, как и нормативные основы КСО и формальная составляющая


института устойчивого развития может формироваться на пяти различных
уровнях: глобальном, региональном, государственном, отраслевом и
корпоративном. В российском законодательстве существует ряд законов в данном
направлении1. Помимо концепций «Перехода Российской Федерации к
устойчивому развитию»2 и «Долгосрочного социально-экономического развития
Российской Федерации на период до 2020 года»3, существует около десятка
указов, постановлений и законов в данной области4. Основным законодательным
актом в области УР остается указ «О государственной стратегии Российской
Федерации по охране окружающей среды и обеспечению устойчивого развития» 5,
рассматривающим четыре основных направления: обеспечения экологически
безопасного УР в условиях рыночных отношений, охрана среды обитания
человека, восстановление нарушенных экосистем в экологически
неблагополучных регионах и участие в решении глобальных экологических
проблем.
Основываясь на материалах настоящего параграфа, можно сделать ряд
выводов:
1) На наш взгляд, институт корпоративной социальной ответственности
можно определить как ряд формализованных правил и неформализованных норм,
определяющих порядок принятия решений представителями бизнес-сообщества.
Институт КСО накладывает ряд ограничений на деятельность компаний, создавая
четкие рамки их деятельности в условиях актуальных общественных ценностей и
существующих социальных запросов. Данный институт носит регулирующий
характер, распространяющийся на взаимодействия компании с её стейкхолдерами

1
Следует отметить, что далеко не все из действующих законов посвящены устойчивому развитию. Например,
одним из последних законодательных актов в данном направлении стал Федеральный закон от 20.04.2015 N 87-ФЗ
«Об отчете правительства российской федерации и информации центрального банка российской федерации о
реализации плана первоочередных мероприятий по обеспечению устойчивого развития экономики и социальной
стабильности в 2015 году», содержание которого посвящено проблемам устойчивого экономического роста в
период макроэкономической нестабильности.
2
Утверждена Указом Президента РФ от 1 апреля 1996 г.
3
Утверждена Распоряжением Правительства РФ № 1662-р. от 17 ноября 2008 г.
4
По данным поискового запроса на сайте «Правовая Система «Референт»» на 20 июля 2015 года -
https://www.referent.ru/rsearch?actual=1&text=устойчивое%20развитие
5
Утверждена Указом Президента РФ от 04.02.94 N236
71

и обществом в целом. Стейкхолдерский подход играет огромную роль в


институте КСО – подразумевается, что компании в целом делают упор на
формирование взаимоотношений со своими заинтересованными лицами, а также
предпринимают инициативы по созданию новых методов информационных
коммуникаций с ними. Данная тенденция говорит о том, что в перспективе
компаниями будут создаваться новые нормы и правила информационного
взаимодействия со своими заинтересованными сторонами, что будет
способствовать развитию гражданского общества (поскольку развитие
информационных коммуникаций будет стимулировать возникновение дискуссий
на тему ответственности компании и перспектив данном отношении в плане
развития ответственности как института). Сложно недооценить всю значимость
информирования широкого круга заинтересованных сторон о принципах
ответственности и наиболее эффективных социально ответственных
корпоративных практиках.
2) Институт КСО в России появился на уровне передовых корпораций, и
в настоящее время находится в процессе институциализации, на фазе выработки
формальных основ. Для завершения процесса институционализации необходимо,
чтобы большое количество компаний стали разделять принципы корпоративной
ответственности. Период макроэкономической нестабильности замедлил развитие
социальной ответственности на корпоративном уровне по причинам, связанным с
минимизацией издержек (в том числе, связанных с корпоративной социальной
деятельностью). Согласно мнению Дугласа Норта, войны, революции, различного
рода нестабильности, потрясения, нарушение устойчивости систем, социальные и
экономические кризисы приводят к нарушению непрерывности
институциональных изменений1. Развитию института КСО в России могли
помешать два периода макроэкономической нестабильности: мировой
экономический кризис 2008 года и введение санкций против России в 2014 году.

1
Норт Д. Институты, институциональные изменения и функционирование экономики // Пер. с англ. А.Н.
Нестеренко; предисл. и науч. ред. Б.З. Мильнера. — М.: Фонд экономической книги “Начала”, 1997. — 180 с. — с.
115
72

В данных условиях требования, предъявляемые к бизнес-сообществу в плане


ответственности, могут обладать слабо прогнозируемой изменчивостью.
3) Реализация принципов корпоративной социальной ответственности
может носить прагматический характер и быть зависимой от рисков, связанных с
угрозой её репутационному капиталу или доходности компании. В современном
мире все большую роль начинает играть гражданское общество, в зоне внимания
которого находятся практически все аспекты жизнедеятельности бизнеса. В
относительно выгодном положении оказываются компании-монополисты, однако
даже они не защищены от возможности потребительских бойкотов в случае
увеличения их в социально безответственном поведении. Подобная
прагматичность корпоративной социальной ответственности представляет собой
нормальное явление и выполняет роль очевидного стимула для скорейшего
перехода к модели социально вовлеченного поведения.
4) Дальнейшие перспективы развития института КСО невозможны без
постепенного перехода предмета исследования с микроэкономического на
макроэкономический уровень. На сегодняшний день дилемму о необходимости
корпоративной социальной ответственности, переставшую быть основным
вопросом для многих исследователей, заменил вопрос о ее макроэкономическом
воздействии. Последующее развитие института корпоративной социальной
ответственности напрямую связано с определением неформальных норм и
принятием формализованных правил на глобальном, региональном,
государственном, отраслевом и корпоративном уровнях, формирование
общественной системы ценностей социально ответственного бизнеса,
переосмысление существующей в настоящее время модели общественных
отношений и социальной роли бизнеса, развитие гражданского общества и форм
общественного контроля. Особый интерес представляет собой постепенный
переход предмета исследования с микроэкономического на макроэкономический
уровень (что позволит рассмотреть макроэкономическое влияние корпоративной
социальной ответственности и его взаимосвязь с устойчивым развитием в
глобальном понимании).
73

ГЛАВА 2. КОРПОРАТИВНАЯ СОЦИАЛЬНАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ


В СИСТЕМЕ ФАКТОРОВ УСТОЙЧИВОГО РАЗВИТИЯ КОМПАНИИ

2.1. Концепция устойчивого развития компании и её взаимосвязь с


концепциями корпоративной социальной ответственности
и устойчивого развития

Концепция УР, как относящаяся к маркоуровню и затрагивающая


глобальные экономические, социальные и экологические проблемы всего
общества, на первый взгляд, практически неприменима на корпоративном уровне.
Ряд исследователей предлагают определить устойчивое развитие компании (УРК)
как такое, которое не будет негативно отражаться на потребностях будущих
стейклолдеров компании. Подобные точки зрения можно найти в работах Ю. Е.
Благова (который, в свою очередь, ссылается на Р. Шторера1), Т. Диллика и К.
Хотерса2. Однако, данные определения содержат ряд внутренних противоречий,
поскольку период существования компаний не позволяет говорить о полноценной
смене поколений их стейкхолдеров.
Другой актуальной проблемой является смешение таких понятий, как
«устойчивое развитие» и «устойчивость». Как правило, в отечественной и
зарубежной литературе они используются как абсолютные синонимы, хотя это
также далеко от действительности, поскольку «устойчивость» является
состоянием, а «устойчивое развитие» - процессом достижения данного состояния.
Устойчивое развитие имеет в своей основе понимание предельной нагрузки на
окружающую среду любого рода, из которой извлекаются необходимые обществу
блага. Соответственно, устойчивым можно считать такое развитие, при котором

1
См. Таблицу 22 «Различия концепций устойчивости и КСО» — Благов Ю. Е. Корпоративная социальная
ответственность: эволюция концепции. — СПб.: СПбГУ, 2010. — С. 175., составлено по Steurer R., Langer M.E.,
Konrad A., Martinuzzi A. 2005. Corporations, Stakeholders and Sustainable Development I: A Theoretical Exploration of
Business-Society Relations. Journal of Business Ethics, 61/3, p. 263–281 p. 274–275.
2
Dyllick T. and Hockerts K.: 2002, ‘Beyond the Business Case for Corporate Sustainability’, Business Strategy and the
Environment 11. - P. 131.
74

воздействие на экологическую, социальную и экономическую сферы не


превышает пределов, допускающих возможность восстановления этих сфер.
Отдельной проблемой выступает взаимосвязь корпоративной социальной
ответственности и устойчивого развития компании. Существуют различные
мнения относительно того, включает ли УРК в себя КСО, представляет ли собой
зонтичную концепцию, или это новая парадигма, пришедшая на смену
корпоративной ответственности1.
Понятие «устойчивое развитие компании» впервые возникает в работах
таких исследователей как Р. Штойрер, Дж. Элкингтон и М. Эпштейн. Устойчивое
развитие компании рассматривается ими во взаимосвязи с корпоративной
устойчивостью. Фактически устойчивость является следствием УРК. Например,
Марком Эпштейном была предложена модель устойчивого развития компании
(см. рис. 4), в которой «устойчивость» компании рассматривалась как результат ее
деятельности в области устойчивого развития (corporate sustainability
performance)2. Под «устойчивостью» Эпштейн понимал, прежде всего,
экономическую устойчивость (долгосрочные финансовые результаты).

Рисунок 4: модель устойчивого развития компании Эпштейна.


Источник: Epstein M. J., The drivers and measures of success in high performance organizations (2004).
Переведено автором.

1
Белоусов К.Ю. Современный этап эволюции концепции устойчивого развития и формирование парадигмы
корпоративной устойчивости // Проблемы современной экономики. - СПб., 2013, N 1 (45).- стр. 47-50 - ISSN 1818-
3395
2
Epstein M. J., Roy M.-J. Making the business case for sustainability. linking social and environmental actions to financial
performance. Journal of Corporate Citizenship 9, 2003, p.79–96.; Epstein M. J., Roy M.-J. Sustainability in action:
identifying and measuring the key performance drivers. Long Range Planning 34, 2001, p.585–604.
75

В работах Джона Элкингтона устойчивость компании рассматривается как


результат успешной реакции компании на актуализировавшийся социальный
запрос. УРК находится в непосредственной зависимости от «волн общественного
давления» (pressure waves)1, оказавших влияние на бизнес-сообщество в разные
исторические периоды, которых автор выделяет три2:
В период первой («ограничительной») волны (1960–1980) общество начало
требовать от компаний снижения воздействия на окружающую среду и резкого
сокращения потребление ресурсов. Компании, которые не соответствовали
данным требованиям, не могли достичь состояния корпоративной устойчивости.
Ответной реакцией компаний должно было стать соблюдение природоохранного
законодательства и соответствие экологическим требованиям общественности. В
этом случае компании сохраняли устойчивость, оставаясь
конкурентоспособными.
В период второй («зеленой») волны (1980–1990) социальный запрос со
стороны стейкхолдеров компаний резко изменился. От компаний требовалось не
просто соблюдать экологическое законодательство, но и внедрять принципиально
новые технологические процессы, проявляя тем самым инициативность.
Фактически в этот период бизнес-сообщество пришло к пониманию того, что его
корпоративная восприимчивость оказывает непосредственное влияние на его
устойчивость и, как следствие, конкурентоспособность.
В период третьей («глобализационной») волны (1990–2001) активно
формирующееся в разных странах гражданское общество начинает требовать от
представителей бизнеса встраиваться в идею глобального устойчивого развития.
Компании должны вносить вклад в УР. В частности, по мнению Т. Глэдвина и
соавторов, компания должна брать на себя социальные расходы, содействующие

1
См. Figure 1.3 Pressure waves, 1961–2001 в Elkington J. (2004). Enter the Triple Bottom Line. In A. Henriques & J.
Richardson (Eds.), The Triple Bottom Line: Does it All Add Up? Assessing the Sustainability of Business and CSR (pp.
1-16). London: Earthscan Publications. – p. 8
2
Благов Ю. Е. Корпоративная социальная ответственность: эволюция концепции. СПб.: Изд-во «Высшая школа
менеджмента», 2010. С. 172.
76

накоплению социального капитала1: способствующие становлению демократии,


гражданского общества, снижению экономической нагрузки на социум,
социальной справедливости, защищенности прав собственности, увеличению
выбора. Основной проблемой является то, что никакая компания не сможет
удовлетворить ожидания всех заинтересованных групп одновременно и
оказывается, таким образом, в ситуации поиска компромисса между
потребностями разных заинтересованных сторон2.
УРК в этот период характеризуется как вклад в глобальное устойчивое
развитие, способствующий достижению компанией собственной устойчивости и,
как следствие, конкурентоспособности. Компания может рассматриваться как
устойчивая в том случае, если заинтересованные стороны одобряют действия
компании, и она остается конкурентоспособной на рынке. В таком контексте
корпоративную устойчивость можно определить как способность компании к
сохранению собственной конкурентоспособности, прибыльности или
безубыточности, эффективному противодействию угрозам и взаимодействию с
факторами ее внешней и внутренней среды.
Эквивалентом «корпоративной устойчивости», по мнению Уэйна Виссера,
является «элементарное выживание» компании, при этом концепция устойчивого
развития компании пересекается с понятиями человеческого развития (human
development), корпоративного гражданства (corporate citizenship), социальной
ответственности (social responsibility), социальной справедливости (social justice),
экологического управления (environmental management), этики (ethics) и
управления заинтересованными сторонами (stakeholder management)3. Основной
целью любой компании является, таким образом, именно устойчивое развитие
компании, а не глобальное устойчивое развитие, вклад в которое осуществляется

1
Gladwin T, Kennelly J, Krause TS. 1995b. Beyond ecoefficiency: towards socially sustainable business. Sustainable
Development 3: 35–43. p. 42
2
Zadek S, Pruzan P, Evans R. 1997. Building Corporate AccountAbility – Emerging Practices in Social and Ethical
Accounting, Auditing and Reporting. Earthscan: London. p. 13
3
Visser W., Matten D., Pohl M., Tolhurst N. The A to Z of Corporate Social Responsibility. London : A John Wiley &
Sons, Ltd., Publication, 2010. - 470 p. – p. 384
77

под воздействием социального давления. Дж. Элкингтон отмечал1, что средняя


продолжительность жизни компании является слишком коротким временны́м
периодом, чтобы речь могла идти о её заинтересованности в глобальном
устойчивом развитии и возможности будущих поколений удовлетворять свои
потребности на том же уровне, что и нынешнее. В то же время устойчивость
компании для них жизненно важна. Как пример Элкингтоном приводится
нефтяной кризис 1970-х годов, выявивший вполне реальную проблему
иссякаемости экономических ресурсов. Именно этот факт обусловил крах многих
компаний, так или иначе связанных с углеводородами. Век коммерческих
организаций недолог — из первоначальных тридцати компаний, вошедших в
Financial Times Ordinary Share Index в 1935 году всего девять дожили до конца
1990-х годов более или менее благополучно. Среди корпораций США
«смертность» оказалась еще выше – до конца века не дожили 40% из компаний,
составлявших Fortune 500 в 1983 году, 60% из составлявших Fortune 500 в 1970-х
годах, а из 12 компаний, входивших Dow Jones Industrial Index в 1900 году,
General Electric оказалась единственной выжившей. Несмотря на то что средняя
продолжительность жизни корпорации может достигать 40–50 лет, в мире
существует несколько сотен компаний, существующих уже 100–150 лет. Этот
дисбаланс между основной массой компаний и подобными образцами
устойчивости объясняется наличием УРК, реализация которого способствует
поддержанию акционерной стоимости (shareholder value), и конкурентных
преимуществ, благоприятствующих доходности. В конечном счете именно
доходность (как бы многим, особенно в приложении к феномену УР, ни хотелось
уменьшить её значение) определяет возможности компании и сам смысл ее
существования2.

1
Там же – p. 114
2
Белоусов К.Ю. Устойчивое развитие компании и корпоративная устойчивость: проблемы интерпретации //
Проблемы современной экономики. - СПб., 2012, N 4 (44).- стр. 120-123 - ISSN 1818-3395
78

Имеется несколько подходов к трактовке концепции УРК. Н. Финч1


выделил три подхода к пониманию устойчивого развития компании, что, на наш
взгляд, недостаточно. Опираясь на исследование научных публикаций,
посвященных УРК, оказывается возможным выделить следующие стороны
понимания устойчивого развития компании и его роли: немасштабируемость УР и
неприменимость его к организации; УРК как микроэкономический аспект
устойчивого развития; корпоративная устойчивость и вклад в глобальное
устойчивое развитие как результат УРК; устойчивое развитие компании и
социальная ответственность.
Касательно немасштабируемости КСО высказался авторитетный научный
деятель и соавтор доклада «Пределы роста» Римскому клубу Денис Медоуз в
интервью журналу «Эксперт». Согласно его точке зрения, «устойчивость (перед
внешними воздействиями) обладает свойством масштабируемости» и «может
быть свойственна человеку, организации или сообществу». Идея же «устойчивого
развития в ее изначальном понимании, принципиально не масштабируема, в её
индивидуальном уровне просто нет смысла, она работает только в крупных
масштабах — планеты, региона, страны»2.
По мнению Ю. Е. Благова, концепция корпоративной устойчивости
представляет собой микроэкономическую интерпретацию концепции устойчивого
развития3. В то время как концепцией устойчивого развития рассматриваются
проблемы формирования сбалансированной глобальной системы в условиях
устойчивого (допустимого) развития, концепцией корпоративной устойчивости
исследуется устойчивость компаний перед внешними воздействиями. О. А.
Канаева полагает, что «концепции устойчивого развития и корпоративной
устойчивости следует рассматривать как концепции разного уровня: первая
отражает взгляды на устойчивое развитие общества (макроэкономические

1
Finch N. The Motivations for Adopting Sustainability Disclosure (August 2005). MGSM Working Paper No. 2005-17. -
SSRN: http://ssrn.com/abstract=798724
2
Костина Г., Оганесян Т. Мало не покажется // Эксперт. № 16. 23–29 апреля 2012. С. 66. или
http://expert.ru/expert/2012/16/malo-ne-pokazhetsya/
3
Благов Ю. Е. Корпоративная социальная ответственность: эволюция концепции. СПб.: Изд-во «Высшая школа
менеджмента», 2010. С. 169.
79

аспекты устойчивого развития), вторая — взгляды на трактовку и факторы


корпоративной устойчивости (микроэкономический аспект)»1.
Что же касается определения устойчивого развития компании, то, согласно
определению Д. Элкингтона (в переводе и сокращении Ю. Е. Благова2),
устойчивое развитие компании должно пониматься «не только как подход
компании к обеспечению своего долгосрочного развития, но и как область теории
и практики, посредством которых компании и иные бизнес-организации работают
над повышением жизнеспособности экосистем, сообществ и экономики»3, т.е.
осуществляют вклад в глобальное УР. В соответствии с определением
Р. Штойрера4 УРК рассматривается как «модель, которой руководствуются
корпорации в своей экономической, социальной или экологической деятельности
в краткосрочной и долгосрочной перспективе». По мнению Томаса Диллика и Кая
Хокертса, УРК представляет собой «удовлетворение запросов прямых и
косвенных заинтересованных сторон компании (таких как акционеры, сотрудники
компании, потребители, активистские группы, местные сообщества и прочие), не
входящих в противоречие с потребностями будущих поколений
заинтересованных сторон»5.
Согласно мнению Р. Штойрера, УРК означает принятие бизнес-стратегии и
ведение деятельности, отвечающих потребностям предприятия и его
заинтересованных сторон с целью сохранения и укрепления человеческих и
природных ресурсов, которые окажутся необходимы в будущем6. В то время, как
устойчивое развитие обычно воспринимается как модель социального развития, в
которой учитывается широкий спектр вопросов качества жизни в долгосрочной

1
Канаева О.А. Корпоративная социальная политика. Теория и практика управленческих решений. - СПб.:
Издательский дом СПбГУ, 2013.— 364 – с77
2
Благов Ю. Е. Корпоративная социальная ответственность: эволюция концепции. СПб.: Изд-во «Высшая школа
менеджмента», 2010. С. 174.
3
Visser W., Matten D., Pohl M., Tolhurst N. The A to Z of Corporate Social Responsibility. London : A John Wiley &
Sons, Ltd., Publication, 2007. - 470 p. – p. 133
4
Steurer R., Langer M.E., Konrad A., Martinuzzi A. 2005. Corporations, Stakeholders and Sustainable Development I: A
Theoretical Exploration of Business‐Society Relations. Journal of Business Ethics, 61/3, p. 263‐281
или см. http://www.environmentalmanager.org/wp-content/uploads/2008/01/business-society-relations.pdf
5
Dyllick T. and Hockerts K.: 2002, 'Beyond the Business Case for Corporate Sustainability', Business Strategy and the
Environment 11, 130-141. p. 131
6
Dyllick T. and Hockerts K.: 2002, 'Beyond the Business Case for Corporate Sustainability', Business Strategy and the
Environment 11, 130-141.
80

перспективе, устойчивое развитие компании, по мнению Штойрера, является


моделью корпоративного поведения, в которой учитываются кратко- и
долгосрочные экономические, социальные и экологические показатели
корпорации. Иными словами, устойчивое развитие в микроэкономических рамках
можно воспринимать в качестве основы для корпоративной устойчивости1.
На наш взгляд, устойчивое развитие компании представляет собой новую
стратегическую управленческую философию, интегрированную во все сферы
деятельности компании на микроэкономическом уровне. Для нее характерны
расширение ответственности компании в социальной, экологической и
экономической сферах, пересмотр собственной роли в обществе, осознание
влияния глобальных вызовов на конкурентоспособность организации и её
выживание.
Устойчивое развитие компании с позиции социальной ответственности
рассматривается как одновременно удовлетворяющее запросы заинтересованных
сторон и максимизирующее прибыль компании2. В своем исследовании на основе
теоретического моделирования А. Мак Кей, Т. Мак Кей и Дж. Барни3
рассматривают эту ситуацию как баланс стейкхолдерской удовлетворенности и
максимизации прибыли. Основополагающим принципом моделирования является
определение точки эквилибриума как равновесия цен акций компаний,
максимизирующих прибыль, и компаний, придерживающихся социально
ответственного поведения. Смоделировав равновесную ситуацию, авторы
изучили ряд неравновесных ситуаций, когда «спрос на КСО» выше или ниже его
предложения, отслеживая, каким образом при этом меняется стоимость компании.
В результате авторами были сделаны выводы, что в тех случаях, когда социально
ответственная деятельность компании не максимизирует прибыль компании, она
увеличивает ее рыночную стоимость.

1
Steurer R., Langer M.E., Konrad A., Martinuzzi A. 2005. Corporations, Stakeholders and Sustainable Development I: A
Theoretical Exploration of Business‐Society Relations. Journal of Business Ethics, 61/3, p. 263-281 p.274
2
McWilliams A., & Siegel D. (2000). Corporate social responsibility and financial performance: correlation or
misspecification? - Strategic Management Journal, 21(5), 603-609.
3
Mackey Alison, Mackey Tyson B., Barney Jay B.. Corporate Social Responsibility and Firm Performance: Investor
Preferences and Corporate Strategies// Working paper. 2005.
81

Браммер, Брукс и Павелин1 провели исследование, доказывающее влияние


КСО на краткосрочную и долгосрочную доходность акций компаний и
возможность достижения финансовой устойчивости. В частности, авторы изучили
взаимосвязь доходности акций 100 лучших социально ответственных компаний
США (America’s 100 best corporate citizens) в течение краткосрочного (по методу
ежедневной и накопленной избыточной доходности) и долгосрочного (с помощью
регрессионного анализа) периодов, показав избыточную доходность в
краткосрочный период и весьма сомнительные результаты по падению
долгосрочной доходности (которая оказалась в среднем на 3% ниже компаний
S&P 500).
Леонардо Бечетти и соавторы,2 исследовав риски инвестиционной стратегии
хранения акций, сделали вывод, что результатом внедрения принципов КСО
становится фрагментарное смещение целей компании от классической
максимизации благосостояния акционеров к максимизации благосостояния
стейкхолдеров организации, а также значительное уменьшение волатильности
доходности, рост корпоративной устойчивости (в особенности, по отношению к
резким изменениям на рынке) и увеличение продаж при снижении доходности
акций. КСО при этом рассматривается с позиции комплекса положительных и
отрицательных эффектов. К первым относится усиление включенности в процесс
производства, мотивационный рост персонала компании и, как следствие,
увеличение производительности и вышеуказанного уровня продаж; ко вторым —
увеличение издержек, связанных с содержанием рабочей силы.
Попытка показать взаимосвязь концепций КСО и УРК предпринималась
Рейнхардом Штойрером3, в основу исследования которого была заложена
концепция заинтересованных сторон, рассмотренная Т. Дональдсоном и Л.

1
Brammer, Stephen & Brooks, Chris & Pavelin, Stephen, 2009. "The stock performance of America's 100 Best Corporate
Citizens," The Quarterly Review of Economics and Finance, Elsevier, vol. 49(3), pages 1065-1080, August.
или http://www.icmacentre.ac.uk/pdf/discussion/DP2006-06.pdf
2
Becchetti L., Giacomo S. D., Pinnacchio D. (2008) 'Corporate social responsibility and corporate performance: evidence
from a panel of US listed companies', Applied Economics, 40:5, 1 – 27 или
http://www.economia.uniroma2.it/dei/professori/becchetti/responsabilitasociale/CSRandperformanceAE.pdf
3
Steurer R., Langer M.E., Konrad A., Martinuzzi A. 2005. Corporations, Stakeholders and Sustainable Development I: A
Theoretical Exploration of Business‐Society Relations. Journal of Business Ethics, 61/3, p. 263‐281
или см. http://www.environmentalmanager.org/wp-content/uploads/2008/01/business-society-relations.pdf
82

Престоном1. Согласно подходу последних, вопросы устойчивого развития


необходимо рассматривать в рамках трех измерений: нормативного;
инструментального и дескриптивного2. Нормативное измерение определяет, какие
вопросы устойчивого развития находятся в сфере корпоративного внимания и
связаны с заинтересованными сторонами. Инструментальное измерение
определяет, в какой степени вопросы устойчивого развития могут быть
реализованы посредством взаимодействия со стейкхолдерами. Дескриптивное
измерение предписывает, какие вопросы устойчивого развития интересуют
заинтересованные стороны компании и, следовательно, должны решаться
компанией.
В исследовании Меле Д. «Корпоративная социальная ответственность в
Испании»3 на основе анкетирования представителей бизнес-сообщества было
изучено влияние реализации принципов устойчивого развития бизнеса на
конкурентное преимущество компании, которое показало, что испанский бизнес
рассматривает конкурентные преимущества как второе по значимости
положительное последствие КСО после улучшения корпоративной репутации.
Верзер и Чандлер4 в своей работе «Стратегическая КСО как глобальное
страхование бренда» пришли к выводу, что интеграция в стратегию принципов
устойчивого развития приводит к конкурентному преимуществу корпорации.
По мнению ряда исследователей, определение границ КСО затруднено
постоянным развитием концепции и изменением взаимных претензий
заинтересованных сторон5. Штойрер рекомендует использовать предложенное
Европейской комиссией определение КСО 6, согласно которому корпоративная

1
Donaldson T. and Preston L. E.: 1995, 'The Stakeholder Theory of the Corporation: Concepts, Evidence, and
Implications', Academy of Management Review 20, 65-91.
2
Благов Ю. Е. Корпоративная социальная ответственность: эволюция концепции. СПб.: Изд-во «Высшая школа
менеджмента», 2010. С. 175.
3
Melé Domènec. Corporate Social Responsibility in Spain: an Overview // Working paper. 2004.
или http://www.iese.edu/research/pdfs/DI-0543-E.pdf
4
Werther Jr., William B., Chandler D. Strategic corporate social responsibility as global brand insurance / Business
Horizons. 2005. 48, pp. 317—324.
5
Holme R. and Watts P.: 2000, 'Corporate Social Responsibility: Making Good Business Sense' (WIBCS) p.5
http://wxvw.wbcsd.org/newscenter/reports/2000/csr2000.pdf.
6
European Commission: 2002, 'Communication from the Commission concerning Corporate Social Responsibility: A
Business Contribution to Sustainable Development', http://europa.eu.int/comin/employmentsocial/soc-
dial/csr/csr2002_en.pdf
83

социальная ответственность выступает как концепция, предполагающая


добровольную интеграцию компаниями социальных и экономических проблем в
своей деятельности и взаимодействии с заинтересованными сторонами, что
соответствует концепции триединого итога (triple bottom line).
Триединая концепция КСО, в которой раскрывается ответственность в
экологической, экономической и социальной сферах, находит полное отражение в
модели triple bottom line (TBL, или 3BL), являющейся частью концепции
устойчивого развития компании. Согласно пониманию Томаса Диллика и Кая
Хокертса1, устойчивое развитие компании подразумевает гораздо более широкое
толкование понятия «капитал», чем то, что используется экономистами и
экологами. Авторы предложили разделить понятие «капитал» на три различных
вида: экономический (economic capital), природный, или «экологический»,
(natural capital) и социальный (social capital). Каждый из перечисленных видов
капитала имеет отличные от других свойства, требует индивидуального подхода и
может быть разделен на несколько подтипов.
Экономический капитал и до изысканий Диллика и Хокертса
рассматривался с позиции свойств устойчивости. Например, еще Хикс заострил
свое внимание на том, что траты людей не должны превышать их доходов,
поскольку доход определяет сумму денежных средств, на которую они могут
потреблять, не обедняя себя2. По мнению авторов, в приложении к теории
устойчивого развития доход — это то максимальное количество денежных
средств, которое человек может потратить в течение недели, чтобы в конце
недели его благосостояние было таким же, как в её начале3. Диллик и Хокертс
считают, что природа экономического капитала слабо изучена с позиции
устойчивости. Проблема заключается в том, что по причине возникновения
разницы между балансовой и рыночной стоимостью компании за счет
нематериальных активов возникают вопросы относительно устойчивости
1
Dyllick T. and Hockerts K.: 2002, 'Beyond the Business Case for Corporate Sustainability', Business Strategy and the
Environment 11, 130-141. p. 131
2
Hicks JR. 1946. Value and Capital. Clarendon: Oxford. p. 172
3
Dyllick T. and Hockerts K.: 2002, 'Beyond the Business Case for Corporate Sustainability', Business Strategy and the
Environment 11, 130-141. p. 132
84

интеллектуального (intellectual capital)1, организационного (organizational


capital)2, репутационного (reputation capital)3 и человеческого капиталов (human
capital)4. Необходимо управлять устойчивостью нескольких типов
экономического капитала: финансового капитала, материальных и
нематериальных активов. Очевидно, что компания прекратит своё существование,
как только иссякнет её экономический капитал, но в действительности компания
станет неустойчивой и, скорее всего, встанет перед вопросом закрытия задолго до
этого.
Принцип экологической устойчивости основан на том, что амортизация
природного капитала не может продолжаться бесконечно5. Природный капитал
может принимать формы природных ресурсов и экосистемных услуг (ecosystem
services). Природные ресурсы используются во многих экономических процессах.
Они могут быть разделены на возобновляемые (например, древесина, рожь, скот)
и невозобновляемые (ископаемые). Под экосистемными услугами как формой
природного капитала понимаются такие естественные процессы, происходящие в
окружающей среде, как очистка воды, рекультивация, размножение растений и
животных. Несмотря на то, что ценность этих услуг значительна, они менее
очевидны, чем природные ресурсы.
Необходимость осмысления связи между промышленной и экологической
системами привело к дефиниции «промышленного метаболизма» (industrial
metabolism)6, трактующей промышленность как живой организм, потребляющий

1
Stewart TA. 1999. Intellectual Capital: the New Wealth of Organizations. Doubleday.; Roos J., Roos G., Dragonetti N.C.,
Edvinsson L. 1997.Intellectual Capital: Navigating in the New Business Landscape. New York University Press: New
York.; von Krogh G., Roos J., Kleine D. 1998. Knowing in Firms: Understanding, Managing and Measuring Knowledge,
2nd edn. Sage: London.
2
Tomer,J.F. Organizational capital: The path to higher productivity and well-being. New York: Praeger,
1987.
3
Weigelt K. and Camerer C. (1988) Reputation and corporate strategy: A review of recent theory and
applications, Strategic Management Journal, 9, 443 – 454.; Fombrun C. J. and Shanley M. (1990) What’s in a name?
Reputation building and corporate strategy, Academy of Management Journal, 33 (2), 233 – 258.
4
Shultz T. Human Capital in the International Encyclopedia of the Social Sciences. — N.Y., 1968, vol. 6.; Becker G. S.
Human Capital. — N.Y.: Columbia University Press, 1964.; Mulligan C.B. X.Sala-i-Martin. Measuring Aggregate Human
Capital. — Working Paper of the NBER, No 5016 (Feb. 1995).
5
Lovins AB, Lovins LH, Hawken P. 1999. A road map for natural capitalism. Harvard Business Review 77(3): 145–158. p.
146
6
Ayres R. 1989. Industrial metabolism and global change. International Social Sciences Journal 121: 23–42.; Ayres R.
1994. Industrial metabolism: theory and policy. In Industrial Metabolism: Restructuring for Sustainable Development,
Ayres R, Simonis UE (eds). United Nations University Press: Tokyo; 3–20.
85

энергию и ресурсы, и создающий в результате своей деятельности как желаемую


продукцию (в виде товаров и услуг), так и нежелательную (в виде выбросов и
отходов). Если промышленный организм потребляет больше энергии и ресурсов,
чем может быть воспроизведено, или производит больше отходов, чем может
быть переработано, то промышленные системы становится экологически
неустойчивыми1.
Диллик и Хокертс ссылаются на статью Ловинса и соавторов «Дорожная
карта для экологического капитализма», в которой они приводят оценку
ежегодной стоимости экосистемных услуг (ecosystem services). Так, по их
мнению, предоставляемый глобальный природный капитал эквивалентен
мировому валовому продукту и составляет примерно 33 триллиона долларов
США2. На наш взгляд, подобная оценка может носить только ознакомительный
характер, поскольку для многих экосистемных услуг не существует и не может
существовать заменителей. В иных случаях эти заменители экосистемных услуг
не могут быть доступны отдельным организациям.
По мнению Диллика и Хокертса, социальный капитал является
«управляемым», а идея о том, что компании должны вносить в него свой вклад, не
нова: подобные мысли высказывались еще в 1960-х годах, на заре формирования
корпоративной социальной ответственности, Лайкертом3 и Гойдером4.
По мнению Штойрера5, различия между тремя концепциями (УР, КУ и
КСО) в последние годы стали крайне незначительными. По мнению Чарльза
Марревийка, многие исследователи считают корпоративную устойчивость и
корпоративную социальную ответственность синонимами6. Последнее, на наш
взгляд, недопустимо (в том числе, по причине различных временны́х периодов,

1
Ayres R. 1995. Statistical Measures of Unsustainability, R&D Working Paper No. 95/84/EPS. INSEAD: Fontainebleau.
P. 4
2
Lovins AB, Lovins LH, Hawken P. 1999. A road map for natural capitalism. Harvard Business Review 77(3): 145–158.
P. 146
3
Likert R. 1967. The Human Organization: its Management and Value. McGraw-Hill: Tokyo.
4
Goyder G. 1961. The Responsible Company. Blackwell: Oxford.
5
Steurer R., Langer M.E., Konrad A., Martinuzzi A. 2005. Corporations, Stakeholders and Sustainable Development I: A
Theoretical Exploration of Business‐Society Relations. Journal of Business Ethics, 61/3, p. 275
6
Marrewijk M. van: 2003, 'Concepts and Definitions of CSR and Corporate Sustainability: betweeA Agency and
Communion', Journal of Business Ethics 44(2), 95-105. p. 102
86

которыми оперируют данные понятия, и специфики этих понятий). Предлагаемая


Штойрером модель объединяется двумя основными направлениями. С одной
стороны, как общая основа рассматривается устойчивое развитие, с другой
стороны, главной возможностью компании по достижению корпоративной
устойчивости считается работа со стейкхолдерами (Stakeholder Relations
Management или SRM), являющаяся частью корпоративной социальной
деятельности.
На сегодняшний момент стейкхолдерский подход является одним из
доминирующих, поскольку компании в целом поддержали идею разделения
среды компании на внутреннюю и внешнюю и соответствующего распределения
ее элементов. С одной стороны, это было связано с возможностью заимствования
маркетингового инструментария, с другой – сыграла свою роль
актуализировавшаяся необходимость включения бизнеса в диалог с различными
гражданскими группами, требующими социально ответственных инициатив,
направленных на решение вопросов корпоративного гражданства1.
Корпорации давно воспринимаются как «агенты изменений», берущие на
себя реализацию актуальных проблем, в том числе таких вопросов устойчивого
развития, как ответственное производство и потребление, развитие общества и
решение экологических проблем2. С этой точки зрения корпоративная социальная
ответственность может рассматриваться как комплекс обязательств, которые
берут на себя отдельные предприятия, крупные компании или целые бизнес-
группы в рамках решения общественно значимых (стейкхолдерских) проблем на
муниципальном, региональном, национальном, а в ряде отдельных случаев — и
на глобальном уровне.
Что же касается корпоративной устойчивости, то, по мнению А. Кляйне и
М. фон Хауфа, вполне логично рассматривать ее по отношению к КСО как
концепцию второго порядка, направляемую идеей устойчивости и элементарного
1
Белоусов К.Ю. Ключевые направления интерпретации и взаимосвязь концепций устойчивого развития,
корпоративной устойчивости и корпоративной социальной ответственности // Проблемы современной экономики.
- СПб., 2013, N 2 (46).- стр. 51-54 - ISSN 1818-3395
2
MOON J. (2007), “The Contribution of Corporate Social Responsibility to Sustainable Development,” Sustainable
Development, 15, pp. 296-306.
87

выживания компании1. В то же время Ю. Е. Благов обращает внимание на то, что,


по мнению португальских исследователей М. Бранко и Л. Родригеса2, все три
основания устойчивости оказываются представлены в подходе к КСО,
сформулированном А. Кероллом3.
Возникающая потребность в «увязке» концепций корпоративной
устойчивости и устойчивого развития, допускающее оговорку о том, что
устойчивое развитие компании способно оказывать влияние как на устойчивое
развитие в глобальном масштабе, так и на корпоративную устойчивость, может
быть иллюстрирована согласно нашему понимаю порядка их отношений (см. рис.
5).
В нашем понимании корпоративная социальная деятельность реализуется в
качестве взаимодействия со стейкхолдерами и в рамках концепций
корпоративного гражданства и создания общих ценностей. Это может
происходить как под действием прямых социальных запросов, так и под
давлением актуальных вызовов и, как их назвал Элкингтон, «революций» УР.
Нефинансовая отчетность в области устойчивого развития формирует у
стейкхолдеров компании восприятие УР, которое оказывает влияние на
формирование их актуальных запросов. Восприятие корпоративных действий
представляет собой комплексную оценку компании, результатом которой
является формирование конкурентного преимущества, способствующего
корпоративной устойчивости и благополучному существованию бизнеса.

1
Благов Ю. Е. Корпоративная социальная ответственность: эволюция концепции. СПб. : СПбГУ, 2010. С. 178. по
Kleine A., Hauff v. M. (2009). Sustainability-Driven Implementation of Corporate Social Responsibility: Application of
the Integrative Sustainability Triangle. Journal of Business Ethics 85:517 - 533. p. 520
2
Branco M.C., Rodrigues L.L. 2006. “Corporate Social Responsibility and Resource-Based Perspectives”, Journal of
Business Ethics, vol. 69, pp. 111-132. p. 114
3
Благов Ю. Е. Корпоративная социальная ответственность: эволюция концепции. СПб.: Изд-во «Высшая школа
менеджмента», 2010. С. 179.
88

Рис. 5. Взаимосвязь концепций устойчивого развития компании, корпоративной


устойчивости и устойчивого развития
Составлено автором.
Нам представляется ошибочными понимания устойчивого развития
компании исключительно как соответствие корпоративной социальной
деятельности законодательным требованиям и рассмотрение экономической
устойчивости как основной характеристики. Устойчивое развитие компании не
должно рассматриваться как отдельная категория, связанная с остальными лишь
формально. К примеру, в работе Бертинелли и Стробл1 выявлена зависимость
уровня загрязнения окружающей среды от поведения бизнеса: степени развития
энергосберегающих технологий и высокотехнологических инвестиций. В сходной
в данном плане работе Кристина Кумари2 изучила взаимосвязи устойчивого
развития компании и различных характеристик конкретного общества
(технологического прогресса, экономического развития и прочих) и пришла к
выводу о крайней необходимости интеграции бизнеса, государства и общества в
устойчивое развитие.
Корпоративную социальную ответственность можно трактовать как фактор
устойчивого развития компании, способствующий такому финансовому
состоянию предприятия, при котором его хозяйственная деятельность

1
Bertinelli Luisito, Strobl Eric, Zou Benteng. Sustainable Economic Development and the Environment: Theory and
Evidence // Working paper. 2006. или http://ideas.repec.org/p/luc/wpaper/08-06.html
2
Kumari Areti Krishna. Understanding Sustainable Development // Working paper. 2007 -
http://works.bepress.com/krishnaareti/6
89

обеспечивает выполнение всех корпоративных обязательств перед


заинтересованными сторонами благодаря достаточным доходам (и
сбалансированности доходов и расходов)1. При этом необходимо учитывать, что
хотя экономическая устойчивость и способна заменить социальную или
экологическую корпоративную устойчивость2, не все виды природного капитала
могут быть заменены экономическим капиталом3. К тому же современная
концепция устойчивого развития, в которой также выделены три области
(экологическая, социальная и экономическая), подразумевает исключение из
практики компаний вредоносных моделей производства и потребления4, что
предполагает усиление ответственности компаний и формирование принципов
устойчивого развития компании. По этой причине, нелогично сводить
корпоративную устойчивость, представляющую собой комплексное понятие,
исключительно к уровню устойчивости экономического капитала, отрицая
значимость социальной и экологической ответственности компании.
Руководствуясь исследованием роли корпоративной социальной
ответственности в устойчивом развитии компании, проведенном во втором
параграфе настоящей главы, можно быть сделать следующие выводы:
1. Концепция УРК получила в 1990-е годы активное развитие, которое
продолжается по настоящее время. Исследователи на данный момент не пришли к
единому пониманию УРК. В научной и практической деятельности часто
происходит синонимизация таких понятий, как «устойчивое развитие»,
«корпоративная устойчивость» и «устойчивое развитие компании». Подробное
изучение проблемы показало, что «устойчивое развитие» — глобальное и
немаштабируемое понятие, а «устойчивость» компании необходимо
рассматривать как результат деятельности компании в области устойчивого
развития (УРК).

1
Кром Е. Марш бережливых / Менеджмент роста №1 2006
2
Maler KG. 1990. Sustainable development. Sustainable Development: Science and Policy. Conference Report, 8–12 May
1990. NAVF: Bergen. P. 26
3
Daly HE. 1991. Steady-State Economics, 2nd edn with new essays. Island: Washington, DC. P. 20
4
Распоряжение Правительства РФ № 1225-р от 31.08.02 "Об одобрении Экологической доктрины Российской
Федерации".
90

2. Формирование указанных концепций поставило перед


исследователями ряд вопросов, к важнейшим из которых следует отнести вопрос
о месте концепций устойчивого развития компаний и корпоративной
устойчивости в системе концепций, ассоциируемых с проблематикой устойчивого
развития и корпоративной социальной ответственности. В центре дискуссии
оказались и вопросы о трактовке понятий «устойчивое развитие компании» и
«корпоративная устойчивость», а также о правомерности использования понятия
«устойчивое развитие» применительно к отдельной организации.
3. В ходе дискуссии относительно взаимосвязи данных концепций
сформировалось несколько позиций.
 В отечественной научной литературе и практической деятельности
компаний понятия «устойчивое развитие компании» и «корпоративная
устойчивость» рассматриваются как тождественные понятия;
 В работах Дж. Элкингтона, М. Эпштейна и Р. Штойрера «корпоративная
устойчивость» рассматривается как результат «устойчивого развития компании»,
конкурентное преимущество.
 По мнению Уэйна Виссера «корпоративная устойчивость» это ее
способность выживать, зависящая от акционерной стоимости (shareholder value).
УРК способствует поддержанию конкурентных преимуществ,
благоприятствующих доходности.
 По мнению Дениса Медоуза в то время, как «устойчивость» (перед
внешними воздействиями) обладает свойством масштабируемости и может быть
свойственна организации, идея устойчивого развития немасштабируема, она
работает только в масштабах планеты, региона или страны.
 В исследованиях Томаса Диллика и Кая Хокертса устойчивое развитие
компании формируется из трех капиталлов: экономического (economic capital),
природного (natural capital) и социального (social capital). «Устойчивость»
представляет собой специфическую характеристику каждого из них:
экономическая, социальная и природная (эконолическая) устойчивость.
91

4. В соответствии с подходом, предлагаемым автором, концепция


устойчивого развития компании рассматривается как концепция, производная от
концепции устойчивого развития, возникшая в результате эволюции взглядов на
устойчивое развитие общества и экономики (макроаспекты устойчивого
развития) и отражающая современную трактовку целей, принципов и механизмов
устойчивого развития на микроуровне — уровне отдельной компании, а также
содержание релевантных понятий.
5. Концепция устойчивого развития компании может рассматриваться
как закономерный этап развития концепции КСО, новый этап ее эволюции,
концепция более высокого уровня, отражающая цели, ценности, принципы
долгосрочного развития компании. Ее формирование явилось следствием
эволюции взглядов на роль и функции бизнес-организаций в современной
экономике. Ориентация компании на устойчивое развитие, содействие
устойчивому развитию общества и экономики может рассматриваться как форма
проявления социальной ответственности бизнес-организаций. Следует отметить,
что в основе современных подходов к трактовке корпоративной социальной
ответственности также лежит представление о трех сферах проявления
ответственности — экономической, социальной и экологической.
6. Концепция корпоративной устойчивости раскрывает не столько
принципы устойчивого развития в их общепринятой трактовке, сколько
принципы и условия устойчивости бизнес-организации. Мы придерживаемся
точки зрения, в соответствии с которой корпоративная устойчивость может быть
раскрыта как состояние предприятия, характеризующееся его
конкурентоспособностью, доходностью, стабильностью финансовых потоков,
отсутствием экологических угроз или социальной нестабильности.
7. В соответствии с предлагаемым подходом корпоративная
устойчивость может рассматриваться как результат следования принципам
устойчивого развития компании. Реализация принципов корпоративной
социальной ответственности и устойчивого развития способствуют
формированию долгосрочных конкурентных преимуществ компании и
92

повышению ее корпоративной устойчивости. Это достигается за счет


формирования уникальных трудновоспроизводимых ресурсов компании
(человеческого, социального, репутационного, интеллектуального капиталов
компании), снижения рисков (в первую очередь, нефинансовых) и появления
новых возможностей.
8. Согласно нашему мнению, под устойчивым развитием компании
следует понимать:
 ответ на формирующиеся глобальные риски и вызовы, на формирующийся
запрос общества в отношении устойчивого развития;
 новую управленческую философию, предполагающую переосмысление
роли бизнес-организаций в социально-экономическом развитии, высокий уровень
социальной ответственности компаний в экономической, экологической и
социальной сферах; осознание необходимости формирования стратегий развития,
адекватных требованиям социально-ориентированной инновационной экономики;
 стратегию, направленную на формирование долгосрочных конкурентных
преимуществ компании, повышение корпоративной устойчивости и содействие
устойчивому развитию общества;
 деятельность компании, ориентированную на воспроизводство
экономического, интеллектуального, человеческого и социального капталов
компании, имеющего устойчивый характер; деятельность, осуществляемую на
основе принципов устойчивого развития.
 форму проявления корпоративной социальной ответственности.
9. Таким образом, можно сделать вывод о необходимости разграничения
концепций «устойчивого развития», «устойчивого развития компаний» и
«корпоративной устойчивости», о неправомерности отождествления
соответствующих понятий.
93

2.2. Основные критерии и факторы устойчивого развития компании

Особую роль в становлении концепции устойчивого развития компании


сыграл Джон Элкингтон (John Elkington), который основал в 1987 году
консалтинговую компанию SustainAbility, в 1994 году ввел понятие «тройного
(триединого) итога» (triple bottom line; TBL или 3BL), позволившее перейти от
финансово-экологического измерения к анализу социально-экономического
воздействия, которое до этого практически не учитывалось (в рамках
сложившейся системы финансового итога financial bottom line)1. Фактически,
модель TBL использовала деление на экологическую, экономическую и
социальную среды устойчивого развития применительно к корпорации (а не ко
всему мировому сообществу в целом). Особая заслуга Дж. Элкингтона в том, что
он развивал идею Triple-Win Strategy (стратегии трехсторонней выгоды), при
реализации которой выгоду получала не только компания или её потребители, но
и все прочие члены общества2. По сути, он пытался связать между собой две
концепции: концепцию устойчивого развития и зарождающуюся концепцию
корпоративной устойчивости. Возможно, по этой причине в 1997 году Элкингтон
выделил три основания устойчивого развития компании3, получившие название
3P – People, Planet, Profit (Люди, Планета, Прибыль – в указанной
последовательности приоритетов).
Согласно мнению Дж. Элкингтона переход мирового капитализма к новой
парадигме устойчивого развития компании связан с «семью революциями» (См.
табл. 1), пережить которые сможет, в свою очередь, только устойчивая компания.

1
Visser W., Matten D., Pohl M., Tolhurst N. The A to Z of Corporate Social Responsibility. London : A John Wiley &
Sons, Ltd., Publication, 2010. - 470 p. – p. 406 -
http://www.sel.eesc.usp.br/informatica/graduacao/material/etica/private/the_a_to_z_of_corporate_social_responsibility.pdf
2
Elkington J. 1994. Towards the Sustainable Corporation: Win-Win-Win Business Strategies for Sustainable Development.
California Management Review 36(2): 90-100 p. – p. 90
3
См. Elkington J. Cannibals With Forks: The Triple. Bottom Line of 21st Century Business. Capstone,. Oxford, 1997, 402
pp.
94

Таблица 1. «Семь революций» на пути к новой парадигме


устойчивого развития компании
Драйвер Старая парадигма Новая парадигма (УРК)
Рынки Соответствие запросам Конкуренция
Ценности Неизменные Подверженные изменениям
Прозрачность компании Закрытая компания Открытая компания
Жизненный цикл товара Срок службы товара или Функции и цикл
«точка продажи» существования «от колыбели
до могилы»
Партнерство Централизованное управление Симбиоз
Время «Время – деньги», «здесь и Долгосрочное понимание,
сейчас» «долгое время»
Корпоративное Эксклюзивное Инклюзивное
управление
Составл. автором по: Elkington, J. (2004). Enter the Triple Bottom Line. In A. Henriques & J. Richardson (Eds.), The Triple Bottom Line: Does it All
Add Up? Assessing the Sustainability of Business and CSR (pp. 1-16). London: Earthscan Publications. – p. 3
За счет увеличивающийся открытости конкуренция на рынках становится
нарастающей. Дж. Элкингтон сравнивает этот эффект с землетрясением в городе,
построенном на песке, когда некогда твердое основание в мгновение становится
«тиксотропным», превращаясь в зыбучий песок, и поглощает целые здания. При
формировании новой парадигмы может возникнуть аналогичная ситуация в
масштабах национальной экономики, когда высококонкурентный
«тиксотропный» рынок мгновенно поглотит целые компании и даже отрасли. И
только способность оценить рыночные условия и определить факторы, которые
могут спровоцировать этот процесс, станет ключом к элементарному выживанию
бизнеса1.
Ценности (values) лежат в основе программ социального поведения, и
большинство людей принимают их как данность. Когда они меняются (что
происходит как минимум с каждым последующим поколением), общество может
выйти из состояния покоя. Компании, чувствовавшие уверенность в своем
существовании в течение десятилетий, вдруг обнаруживают, что мир, который
они знали, «перевернуло вверх дном и вывернуло наизнанку». Дж. Элкингтон
приводит как пример таких изменений мирную революцию Акино на

1
Белоусов К.Ю. Социальная ответственность и экономика: давление общественности и драйверы корпоративной
социальной деятельности // Проблемы современной экономики. - СПб., 2012, N 3 (43).- стр. 90-92 - ISSN 1818-3395
95

Филиппинах, перемены, возникшие в Восточной Европе в 1989 году, а в качестве


жертв ценностных сдвигов – компании Enron и Arthur Andersen.
Революция, связанная с прозрачностью компаний происходит в настоящее
время – идеология, приоритеты, обязательства и деятельность компаний
привлекают все более пристальное внимание. Во многих отношениях «прозрачная
революция» давно вышла из-под контроля. Некоторые формы раскрытия
информации все еще остаются добровольными, но ряд других начинают носить
практически обязательный характер (например, отчетность по УР или КСО).
Процесс открытости напрямую связан с усилением значения информационных
технологий и переходом от односторонней модели КСО к двусторонней
коммуникации. Это означает, что различные заинтересованные стороны все чаще
будут требовать информацию о стратегических планах и результатах работы
компании. Все чаще эта и другая информация будет использоваться
независимыми исследователями для сравнения и оценки конкурирующих
компаний, что еще раз указывает на особую важность корпоративной отчетности.
Изменение жизненного цикла происходит за счет возрастающей
прозрачности корпоративной деятельности, описанной выше. В настоящее время
стейкхолдеры компаний больше интересуются TBL-последствиями
корпоративной деятельности в самых разных её проявлениях. Более того,
пересмотру подвергается не только цепочка поставок и реализации, но и
последствия использования продуктов – в частности, их жизненный цикл
расширяется с интервала непосредственного использования на период их
существования, включая и время после окончания непосредственного срока их
службы. Иными словами, революция жизненного цикла товара заключается в том,
что компания больше не снимает с себя ответственности за произведенный товар
в момент его продажи (at the point of sale), а несет за него пожизненную
ответственность, как выразился Дж. Элкингтон, «от колыбели до могилы» – то
есть от добычи сырья вплоть до переработки отслужившего свой срок товара.
Таким образом, корпоративная социальная ответственность охватывает уже
96

цепочки поставок, способы добычи, методы утилизации и ответственность


корпоративных партнеров.
Изменение характера партнерских отношений, связано с появлением новых
форм партнерства, возникающего между компаниями, а также между компаниями
и другими организациями (в том числе некоторыми ведущими группами
влияния). Организации, еще не так давно считавшие себя заклятыми врагами,
будут все активнее предлагать новые формы отношений с оппонентами. Это вовсе
не означает, что в ближайшем будущем возникнет полнейшая идиллия (напротив,
возрастающая конкуренция этого не допустит), но открытых конфликтов станет
заметно меньше, поскольку теперь вместо прямой конфронтации компании
должны вырабатывать способ конкурентного сотрудничества.
Революция может быть связана и с тем, как мы понимаем значение времени
и как мы им управляем. В современной научной литературе время нередко
рассматривается как экономический ресурс. Ключевым фактором для достижения
корпоративной устойчивости, по мнению Дж. Элкингтона, становится
способность мыслить в масштабах «длинного времени» (long time), даже не на
два-три года вперед, а на десятилетия, поколения и в некоторых случаях даже на
века. Принцип «здесь и сейчас» продолжает ускорять темп конкуренции, однако
он не противоречит необходимости перехода к «долгому времени» в мышлении и
бизнес-планировании, использовании сценариев или альтернативных ви́дений
будущего и расширения горизонтов понятия «время».
Корпоративное управление может нести потенциальную революцию,
связанную с пересмотром самой природы бизнеса, возникновением дискуссий
относительно роли корпораций. К примеру, что такое бизнес и какова его роль?
Кто должен иметь право голоса при принятии решений компанией? Возможен ли
баланс между интересами акционеров и других заинтересованных сторон? И как
этот баланс соотносится с триединым итогом?
На основе рассмотренных драйверов оказывается возможным определить
критерии устойчивого развития компании.
97

1. Конкурентоспособность – формирование долгосрочных конкурентных


преимуществ компании, посредством формирования уникальных
нематериальных активов компании таких как: интеллектуальный,
человеческий, социальный, репутационный капиталы.
2. Снижение финансовых и нефинансовых рисков (кадровых,
профессиональных, социальных, экологических).
3. Адаптивность к динамично меняющимся условиям ведения бизнеса.
4. Прозрачность – максимальная открытость компании на уровне
двухсторонней коммуникации.
5. Ответственность за весь жизненный цикл внешних эффектов основной
деятельности («от колыбели до могилы»), негативные воздействия на
окружающую среду и последствия деятельности.
6. Открытость – партнерские (на уровне симбиоза) отношения с обществом,
поставщиками, клиентами и конкурентами, базирующееся на
репутационном капитале компании.
7. Долгосрочность — «долгосрочное понимание времени», корпоративных
процессов, инвестиций и внешних эффектов.
8. Экономическая (финансовая) устойчивость – экономическое состояние
предприятия, позволяющее ему находиться в зоне безубыточности;
сохранение платежеспособности и кредитоспособности.
9. Социальная устойчивость – лояльность внутренних и внешних
стейкхолдеров организации.
10. Экологическая устойчивость – воздействие на окружающую среду в
допустимых пределах.
11. Вклад компании в устойчивое развитие общества.
Принципы устойчивого развития компании (табл. 2) характеризуют
условия, при которых компания может достигнуть состояния устойчивого
развития. Отсутствие системности и четкого целеполагания лишают организацию
возможности предвидеть угрозы и последствия (как положительные, так и
отрицательные) собственной деятельности. Компания, лишенная
98

коммуникативности и обратной связи, обречена руководствоваться устаревшей


информацией и не принимать во внимание даже самые очевидные сигналы
внешней и внутренней среды.
Таблица 2: Принципы устойчивого развития компании
Принцип Описание принципа
Сбалансированность Предполагает сбалансированность интересов стейкхолдеров,
сбалансированность корпоративных и общественных интересов,
сбалансированность экономического, социального развития и
экологической безопасности, сбалансированность интересов
настоящих и будущих поколений.
Интегрированность УРК рассматривается как особая бизнес-философия; принципы УР
должны быть интегрированы в корпоративную стратегию.
Системность Деятельность компании во всех ее функциональных областях должна
базироваться на принципах устойчивого развития).
Соответствия целей Стратегические цели развития компании не должны противоречить
целям устойчивого развития.
Управляемости Система корпоративного управления, организационная структура
управления в компании должны быть выстроены с учетом реализации
специфических управленческих функций, связанных с реализацией
принципов устойчивого развития.
Коммуникативность Выстраивание коммуникаций, взаимодействия с заинтересованными
сторонами, в целях выявления их запросов и информирования о
результатах деятельности компании в области устойчивого развития.
Составл. автором с использованием Кучерова Е.Н. Теоретические основы разработки механизма устойчивого развития предприятия
[Электронный доступ]: http://www.vfmgiu.ru/files/23_03_2007_12.pdf
Устойчивое развитие компании достигается посредством реализации
комплекса факторов, в результате воздействия которых происходит изменение
возможностей компании, происходит её адаптация к условиям окружающего мира
и формирование новых целей, обеспечивающих корпоративную устойчивость и
вклад в устойчивое развитие1. В научной литературе уделяется заметное
внимание факторам УРК, однако общее мнение относительно них не
сформировалось, и оказывается возможным выделить лишь два общих момента:
деление факторов на относящиеся к внешней и внутренней среде, а также их
деление на факторы косвенного и прямого воздействия. Существует довольно
спорное мнение, что внешние факторы являются независимыми от предприятий2.
На наш взгляд, это не всегда соответствует действительности, поскольку помимо

1
См. Strange T. and Bayley A., “Sustainable Development,” Organization for Economic Co-operation and Development
(OECD) Press, Paris, 2008.
2
Швец А.А., Швец М.Ю., Шлыков Е.С. Факторы обеспечения устойчивого развития АПК, Вестник №10
(19.12.2005) "Проблемы региональной экономики" [Электронный доступ] -
http://www.lerc.ru/?part=bulletin&art=10&page=28
99

глобальных труднопрогнозируемых явлений в экономике (перемены


экономического климата, нестабильность, инфляция и разбалансированность
рынка), существует ряд стратегических, технологических и социальных факторов,
зависящих от организации.
Внешняя среда по своей природе агрессивна, она оказывает
непосредственное влияние на деятельность компании, ограничивая и бесспорно
влияет на ее возможности. Организация не может игнорировать внешнюю среду,
к которой относится большое количество ключевых стейкхолдеров (таких как
потребители, местные сообщества или государственные структуры). Внешняя
среда, по сути, является для любой организации основным вызовом,
принципиальным моментом самого выживания. Именно с целью обеспечения
собственного существования компании должны оперативно реагировать на
происходящие во внешней среде изменения, стремиться справиться с ее
воздействиями. Внутренняя среда, в которой осуществляется деятельность
организации, состоит из стратегических установок, целеполагания, структуры,
технологий, персонала и множества других компонентов. Факторы внутренней
среды оказывают воздействие в рамках организации, отражаясь на ее
деятельности во внешней среде и развитии в целом.
Факторы внешней среды, как было отмечено выше, можно разделить на
факторы прямого и косвенного воздействия. Факторы прямого воздействия
непосредственно влияют на устойчивое развитие компании и, в свою очередь,
испытывают на себе прямое влияние ее деятельности. К данной группе факторов
относят взаимодействие с ключевыми стейкхолдерами (поставщиками
экономических ресурсов), потребителями, СМИ, органами государственной
власти, конкурентов и некоторых других. Факторы косвенного воздействия не
оказывают прямого влияния на деятельность компании, но тем менее сказываются
на устойчивом развитии компании. К данным факторам можно отнести текущее
состояние экономики, актуальные социальные проблемы, политические
требования, нормативные условия деятельности, существующие законы и
демографическую ситуацию.
100

Внутренняя среда компании — это ее внутренние элементы, подсистемы и


процессы, которые влияют на её потенциал, конкурентоспособность, способность
развиваться1. Внутренняя среда организации представляет собой часть общей
среды, находящуюся в границах организации и оказывающую постоянное и самое
непосредственное воздействие на ее функционирование2. Поскольку внутренняя
среда немонолитна и имеет несколько срезов, каждый из которых включает
определенный набор ключевых процессов и элементов организации, внутренние
факторы устойчивого развития компании находятся в сфере ее влияния, и по этой
причине предприятия могут корректировать их.
На наш взгляд, ошибочно считать факторы внутренней среды полностью
управляемыми и контролируемыми (какими их позиционируют консалтинговые
агентства в сфере менеджмента и антикризисного управления),
характеризующиеся исключительно финансовыми показателями, по величине
которых можно судить об эффективности деятельности организации в сфере
поддержания устойчивого развития. Внутренние факторы устойчивого развития
компании — это, прежде всего, система её потенциалов (см. табл. 3).
Таблица 3. Корпоративные потенциалы
Потенциал Природа потенциала
Финансовый Финансовые показатели и инвестиционные возможности
Кадровый Человеческий и социальный капитал
Деловой Гудвил и репутационный капитал
Рыночный Спрос на продукцию, доля рынка компании
Трудовой Организация и рынки факторов производства
Производственный Объем производства продукции
Научно-исследовательский НИОКР
Составлено автором.
Ряд ранее предложенных отечественными исследователями классификаций
факторов УРК3,4, на наш взгляд, является неполным, поскольку они не отражают
деления на прямые и косвенные факторы и игнорируют то, к какой среде
(внутренней или внешней) они относятся. В статье Е.В. Корчагиной предлагается

1
Маленков Ю. А. Стратегический менеджмент - СПб.: 2008 - С.83.
2
Виханский О.С., Наумов А.И. Менеджмент: человек, стратегия, организация, процесс - М.: 2005 - С.17.
3
Лищук A. A. Алгоритм формирования стратегических факторов устойчивого развития предпринимательских
структур с использованием сценарного подхода // Проблемы современной экономики, № 4(24), 2007
4
Кучерова Е. Н. Факторы устойчивого развития предприятия [Электронный доступ] -
http://www.kycherova.ru/publikacii/page162/index.html
101

подобное деление, что, на наш взгляд, является существенным дополнением,


поскольку природа факторов играет важную роль: на внутренние факторы
компания может воздействовать, с прямыми внешними факторами
взаимодействовать, а косвенные внешние – оказываются вне сферы ее влияния1.
В приведенной схеме (см. рис. 6) выделяются пять групп факторов. К
внутренним факторам относятся управленческие, производные и финансовые, к
внешним – прямые и косвенные факторы.
Группа управленческих факторов связана осознанием менеджментом
организации необходимости стремления к УРК, формирования социально
ответственного мышления, интеграции вопросов КСО и УР в корпоративную
стратегию, вовлечения персонала компании в КСД, перехода к информационной
открытости и реализации профессионального подхода к УРК.
Группа производственных факторов предусматривает интеграцию
принципов УР на всех этапах производственной деятельности, внедрение
направленных на УР инноваций, создание цепочек поставок и повышение
конкурентоспособности как компании, так и ее продукции за счет формирования
уникальных активов компании (интеллектуального, человеческого и социального
капитала).
Группа финансовых факторов связана с инвестиционной
привлекательностью компании, устойчивой динамикой финансовых результатов и
переходом к ведению интегрированной отчетности, а также определению полных
издержек производства и эффективной прибыли.
Относящаяся к внешним факторам УРК группа прямых факторов включает
в себя стейкхолдерский запрос на реализацию принципов УР и формализованные
нормы в данном направлении (в частности международные стандарты в области
корпоративной отчетности). К данному направлению относятся социально-
ответственное инвестирование и социально-ответственное потребление.

1
Корчагина Е.В. Социально-экономическая устойчивость и конкурентоспособность организаций//Проблемы
современной экономики. 2006. № 1(17). С. 39-42.
102

Факторы устойчивого развития компании

Внутренние Внешние

Управленческие Прямые
1. Осознание руководством компании остроты 1. Наличие формализованных норм и
глобальных рисков (экономических, требований (правовых, экологических,
экологических и социальных) социальных, сформулированных в
2. Формирование подхода к трактовке КСО и УР различного рода нормативно-правовых
как элементам управления рисками, а не актах, Стандартах КСО и УР, иных
просто как способу «поступать правильно» документах
3. Формирование социально ответственного 2. Формирование запроса на реализацию
мышления и заинтересованность руководства принципов УР со стороны широкого круга
и персонала компании в реализации заинтересованных сторон (персонала,
принципов УР акционеров, потребителей, клиентов,
4. Формирование соответствующей системы поставщиков, инвесторов, местного
ценностей и др. элементов корпоративной сообщества, общества, в целом)
культуры, переосмысление миссия компании 3. Социально-ответственное инвестирование
5. Интеграция вопросов КСО и УР в стратегию и 4. Социально-ответственное потребление,
систему управления компанией создание механизмов «обратной связи»
6. Реализация корпоративных экологической и между потребителями и компаниями
социальной политик 5. Рост рынка и благоприятная внешняя
7. Реализация модели стратегической КСО среда ведения бизнеса
8. Формирование системы вознаграждения 6. Доступность ресурсов
руководителей за достижения в области УРК и 7. Репутация компании
мотивации менеджеров компании 8. Лояльность клиентов и потребителей к
9. Вовлеченность персонала компании в КСД и бренду и компании
реализацию принципов УР 9. Устойчивость связей и партнерских
10. Открытость, более полное раскрытие отношений, степень доверия партнеров и
информации о целях и результатах клиентов к компании
деятельности компании в области УР, 10. Изменение Международных стандартов
информирование заинтересованных сторон корпоративной отчетности
(Отчетность по стандарту GRI-4) 11. Разработка финансовых продуктов, и
11. Формирование механизмов взаимодействия развитие финансовых институтов,
с заинтересованными сторонами обеспечивающих приток инвестиций в
12. Реализация профессионального подхода к УРК компании, следующих принципам УР
12. Реализация мер государственного
стимулирования повышения
Производственные заинтересованности компаний в
1. Интеграция принципов УР во все реализации принципов КСО и УР
функциональные направления деятельности
компании, во все звенья производственной
цепи (комплексный подход) Косвенные
2. Внедрение инноваций (продуктовых, 1. Макроэкономическая, политическая и
технологических, социальных и т.д.) геополитическая стабильность
направленных на УР 2. Социальная стабильность
3. Формирование цепочек создания продукции 3. Качество человеческого и социального
(цепочек поставок) из числа компаний, капиталов общества
придерживающихся принципов УР 4. Инвестиционный климат
4. Повышение конкурентоспособности продукции 5. Экономическая, денежно-кредитная,
и компании посредством внедрения инноваций финансовая, социальная, экологическая
и формирования уникальных активов компании политики государства
(интеллектуального, человеческого и 6. Деятельность Международных и
социального капитала) государственных организаций по УР
7. Степень зрелости гражданского общества
Финансовые
1. Устойчивая динамика финансовых результатов
деятельности компании (финансовая
устойчивость)
2. Инвестиционная привлекательность компании
3. Переход к учету полных издержек
производства и определению эффективной
прибыли
4. Переход к интегрированной отчетности

Рис. 6. Факторы устойчивого развития компании


Составлено автором.
103

К группе прямых внешних факторов также относятся создание механизмов


«обратной связи» между потребителями и компаниями, благоприятная внешняя
среда ведения бизнеса (в особенности – рост рынка), доступность ресурсов,
репутация компании и лояльность ее клиентов, устойчивость связей и высокая
степень доверия со стороны партнеров и клиентов компании.
Группа внешних косвенных факторов УРК включает макроэкономическую,
политическую, геополитическую и социальную стабильность, инвестиционный
климат, качество человеческого и социального капиталов общества.
Значительную роль также играют инвестиционный климат, экономическая,
денежно-кредитная, финансовая, социальная, экологическая политики
государства и деятельность международных и государственных организаций по
УР. Особую значимость представляет степень зрелости гражданского общества.
Современная концепция УР – это сложная экономико-философская
категория, определяющая место организации как подсистемы в системе более
высокого порядка (региональной и национальной экономике), ориентированная
на сбалансированное развитие, в котором равную роль играют три области —
экологическая, социальная и экономическая1. Следует учесть тот факт, что
бизнес-сообщество склонно выделять факторы устойчивого развития, исходя из
трех основных направлений взаимодействия: экономического, экологического и
социального. Учитывая это, мы предлагаем классификацию по группам
корпоративного взаимодействия рассмотренных выше факторов устойчивого
развития, в которой предполагается деление по сферам (внутренней, внешней
прямой и внешней косвенной). Данная систематизация позволяет выработать
направления корпоративной политики, отвечающие каждому из факторов. С
учетом того, что факторы УР компании многогранны и в ряде случаев их сложно
отнести к конкретному направлению, допустимым является существование
факторов, относящихся одновременно к нескольким подсистемам (например,
социально-экономических).

1
Корчагина Е.В. Анализ современных подходов к оценке устойчивого развития на уровне компаний/Е.В.
Корчагина//Проблемы современной экономики. 2008. - № 4. - С. 42 - 56. – с. 42
104

Исследование взаимосвязи концепций устойчивого развития компании,


корпоративной социальной ответственности и устойчивого развития1,2 позволили
сделать вывод о том, что корпоративная социальная ответственность является
фактором устойчивого развития компании3. Можно полагать, что УРК позволяет
рассматривать развитие компании как позволяющее сохранять стабильный баланс
в условиях изменчивости внешней среды, воздействий внутренней и внешней
среды, самостабилизироваться, подстраиваясь под актуальные условия, изменяя
свою внутреннюю структуру при сохранении общей целостности, внешних и
внутренних функций. Например, в статье Ю. В. Мячина «Основы методологии
устойчивости предпринимательских структур» говорится о том, что для
достижения устойчивости необходимо, чтобы система после внешнего
воздействия самостоятельно стремилась вернуться в первоначальное положение4.
Таким образом, под УРК можно понимать такие ее развитие, при котором она
способна сохранять стратегическую целостность, интегрированность целей, задач,
организационной культуры и корпоративных политик в условиях изменчивости
внешней и внутренней среды. Под воздействием внешних факторов и в результате
развития внутренних процессов цели и возможности компании подвергаются
качественным изменениям. Проведенное в данном параграфе рассмотрение
основных критериев и факторов устойчивого развития компании позволяет
обобщить полученные результаты в следующих выводах.

1
Белоусов К.Ю. Концепция устойчивого развития компании и её взаимосвязь с концепциями корпоративной
социальной ответственности и устойчивого развития // Наука и инновации в технических университетах:
материалы Седьмого Всероссийского форума студентов, аспирантов и молодых ученых. 16-18 октября 2013 г. –
СПб.: Изд-во Политехн. ун-та, 2013, 233 с. – с. 189-191
2
Белоусов К.Ю. Исследование взаимосвязи концепции устойчивого развития компании с концепциями
корпоративной социальной ответственности и устойчивого развития // Предпринимательство и реформы в России:
материалы осенней конференции молодых ученых-экономистов. Санкт-Петербург. 21-22 ноября 2013 г. / Редкол.:
А.В.Воронцовский (отв. ред.), Е.Г. Чернова, С.А. Белозеров [и д.р.]. – СПб.: Издат. центр экон. ф-та СПбГУ, 2013,
356 c. – с. 336-337
3
Белоусов К.Ю. Корпоративная социальная ответственность как фактор устойчивого развития компании /
Устойчивое развитие: общество и экономика: Материалы международной научно-практической конференции,
посвященной 290-летию Санкт-Петербургского государственного университета, 23-26 апреля 2014 г. / Редкол.:
А.В.Воронцовский (отв. ред.), О.Л. Маргания, С.А. Белозеров [и д.р.]. – СПб.: Нестор-История, 2014, 292 c. – с.
107-108 – ISBN 978-5-4469-0258-3
4
Мячин Ю. В. Основы методологии устойчивости предпринимательских структур//Омский научный вестник. -
2012. -№ 4. -C. 56 -60.
105

1. В результате исследования концепции устойчивого развития


компаний нами были предложены следующие принципы: сбалансированности,
интегрированности, системности, соответствия целей, управляемости и
коммуникативности.
2. Реализация сформулированных принципов устойчивого развития
компании может рассматриваться в качестве важнейшего критерия устойчивого
развития компании.
3. Нами предложены и раскрыты критерии устойчивого развития
компании: конкурентоспособность, снижение финансовых и нефинансовых
рисков, адаптивность (соответствие изменчивым социальным ценностям),
прозрачность (открытость компании на уровне двухсторонней коммуникации),
ответственность за весь жизненный цикл основной деятельности, открытость
(партнерские отношения со стейкхолдерами), долгосрочность («долгосрочное
понимание времени, экономическая (финансовая) устойчивость (безубыточность;
сохранение платежеспособности и кредитоспособности), социальная
устойчивость (лояльность стейкхолдеров организации), экологическая
устойчивость (допустимое воздействие на окружающую среду), вклад компании в
устойчивое развитие общества.
4. В результате исследования концепции устойчивого развития
компании выявлены факторы устойчивого развития компании. Выявленные
факторы устойчивого развития компании оказывают непосредственное влияние
на достижение конкурентных преимуществ в социально-экономической сфере,
преодоление актуальных вызовов внешней и внутренней среды, уменьшение
потенциальных рисков и способствуют выживанию компании.
5. Исследование роли КСО как фактора УРК позволяет сделать вывод о
том, что социально-ответственная деятельность компании (корпоративная
социальная деятельность) играет ключевую роль в обеспечении устойчивого
развития компании и содействует устойчивому развитию общества.
106

ГЛАВА 3. ПРОБЛЕМЫ И ОСОБЕННОСТИ ПЕРЕХОДА


РОССИЙСКИХ КОМПАНИЙ К УСТОЙЧИВОМУ РАЗВИТИЮ

3.1. Особенности реализации российскими компаниями


принципов устойчивого развития

В настоящее время принципы устойчивого развития воспринимаются


российскими компаниями как неотъемлемая часть КСД. Коммуникации с
заинтересованными сторонами организации приобрели значение обязательного
атрибута успешной корпорации «западного типа», к идеализированному образу
которой стремится любая компания, о чем свидетельствует интеграция
соответствующих разделов в структуру корпоративных сайтов и изданий. К
сожалению, проблема данного восприятия заключается в том, что бизнес уделяет
основное внимание своему социально ответственному, или «устойчивому»,
имиджу, но не поведению и таким элементам социально-ответственного бизнеса,
как эффективное корпоративное управление, высокий репутационный каптатал,
активное участие в социальных программах (которые должны совмещаться со
стратегией,: направленной на достижение корпоративной устойчивости1). Этому
способствовало усиление роли средств компьютерных телекоммуникаций в
распространении информации о деятельности организаций, произошедшее
вследствие:
 значительного увеличения числа пользователей сети интернет (с 2% в
2000 до 53,3% в 2012 году в России и с 43,1% до 81% в США2);
 роста доверия интернету как источнику информации (см. табл. 4);
 выбора интернета в качестве основного источника информации3.
Интенсивное развитие сетевых средств коммуникации и рост их целевой
аудитории привели к тому, что у предпринимателей появился надежный,

1
Благов Ю.Е. Концепция корпоративной социальной ответственности и стратегическое управление // Российский
журнал менеджмента. 2004. Т.2. № 3. С. 17–34. С. 18
2
По данным: Всемирный банк, "Показатели мирового развития": 28 июля 2011 г. [Электронный доступ] -
http://databank.worldbank.org/ddp/home.do?Step=12&id=4&CNO=2
3
Неэлектронные СМИ стремительно теряют позиции, и на данный момент по аудитории только телевидение
остается конкурентом интернета как источника информации.
107

доступный и относительно дешевый инструмент распространения информации о


своих социальных обязательствах перед стейкхолдерами. Денежные и временные
издержки передачи информации сократились до минимально возможных величин,
а форма подачи материала предельно упростились.
Таблица 4. Динамика степени доверия к источникам информации
Источник информации 19911 20092 20133
Телевидение 46% 58% 60%
Интернет — 13% 23%
Газеты, журналы 31% 7% 7%
Радио 13% 3% 5%
Разговоры с людьми 6% — 4%
В сформировавшихся условиях бизнес оказывается подвержен соблазну
отказаться от реализации принципов устойчивого развития в пользу
информационной мимикрии4, создания иллюзии корпоративной социальной
деятельности, обеспечивающей формальные признаки КСО. Мимикрия социально
ответственного поведения наносит значительный урон обществу в форме
информационной асимметрии, получения конкурентного преимущества
недобросовестными компаниями, отсутствия корпоративного вклада в устойчивое
развитие в рамках концепции создания общих ценностей. Это явление носит
характер замены долгосрочных целей на краткосрочные, что не способствует
устойчивому развитию и формированию корпоративной устойчивости.
Негативными последствиями уличения в мимикрии социально ответственного
поведения являются ухудшение имиджа, уменьшение репутационного капитала,
снижение уровня продаж, утечка ведущих кадров и потребительские бойкоты5.

1
Исследование ВЦИОМ: какие источники информации пользуются доверием среди россиян в 2013 году
[Электронный доступ] - http://gtmarket.ru/news/2013/08/26/6177
2
Фонд "Общественное мнение" – СМИ: общее доверие и оценка (исследование) [Электронный доступ] -
http://bd.fom.ru/report/cat/smi/smi_rei/d091211
3
Исследование ВЦИОМ: какие источники информации пользуются доверием среди россиян в 2013 году
[Электронный доступ] - http://gtmarket.ru/news/2013/08/26/6177
4
Белоусов К.Ю. Мимикрия социально-ответственного поведения как актуальная проблема современного этапа
развития КСО // Сборник тезисов Семнадцатой международной конференции молодых ученых-экономистов
"Предпринимательство и реформы в России", 24-25 ноября 2011 г., Санкт-Петербург (СПбГУ) - С. 327 - 328
5
Белоусов К.Ю. Мимикрия социально-ответственного поведения как причина несоответствия факторам
устойчивого развития компании // Проблемы современной экономики. - СПб., 2014, N 1 (49).- стр. 96-99
ISSN 1818-3395
108

Джеймс Грегори, генеральный директор компании CoreBrand, считает, что


«в современных компаниях принято считать престижной и модной трату денег на
то, чтобы они выглядели социально ответственными. Но зачастую потребитель
сам способен определить степень искренности компании. Если социальная
ответственность не является частью корпоративной стратегии, то деньги на ее
имитирование можно считать потраченными впустую, а потребители будут
искать продукцию компании, заслуживающей доверие. Фирмы, старающиеся
создать видимость социально ответственных, могут пострадать от этого больше,
чем те, которые вовсе игнорируют этот аспект современного ведения бизнеса»1.
Следует отметить, что «информационная прозрачность» (disclosure) все чаще
используются во многих рейтингах, связанных с корпоративной устойчивостью2.
В условиях современной массовой информационной мимикрии, когда
каждая фирма позиционирует себя как социально ответственная, особую роль
играет понимание ответственности менеджментом компании. С этой целью в 2008
году кафедрой Экономической теории и социальной политики Экономического
факультета Санкт-Петербургского государственного университета при участии
автора настоящей работы было проведено исследование на основе метода
полуформализованного интервью, в котором приняли участие более 60 ведущих
предприятий Санкт-Петербурга. В исследовании использовалась анкета из 40
вопросов: открытых, закрытых и ранжированных.
Цель исследования заключалась в анализе социально ответственной
деятельности компаний Петербурга: выявлении и изучении особенностей
корпоративной социальной политики компаний региона и исследовании влияния
социально ответственного поведения на эффективность бизнеса,
конкурентоспособность компании, капитализацию. В ходе исследования
представителям руководства компаний, которые выступали в качестве экспертов,
было предложено ответить на вопросы анкеты, отражающие общее представление

1
Стратегии. 9.12.08. Консалтинговая компания «Гудвилл» [Электронный доступ] -
http://www.goodwill.su/glossary_g.php
2
Батаева Б.С. Корпоративное управление, корпоративная прозрачность и корпоративная ответственность //
Управленческие науки в современной России. 2014. Т. 1. № 1. С. 35
109

о социальной ответственности и конкретных направлениях. В результате были


получены ответы от 28 компаний, представляющих все основные направления
российского бизнеса (производство, торговля, консалтинг, перевозки). Анализ
результатов исследования позволил сделать вывод, что компании,
позиционирующие себя как открытые, чаще всего не стремятся к диалогу.
Компании, заинтересованные в наращивании репутационного капитала идут на
контакт. Результаты, полученные в ходе исследования, позволили выявить общее
отношение бизнес-сообщества к КСО и реализации им принципов УР.
Представителям компании было предложено определить, как они понимают
роль бизнеса в современном обществе (рис. 7). В большинстве случаев эксперты
видели основную роль бизнеса в получении прибыли, но при этом признавали
большую значимость соблюдения законодательства (либеральный подход КСО).

Составл. автором по результатам исследования.


Здесь и далее на рисунках приводятся доли опрошенных, отдавших предпочтение той или иной роли бизнеса.
Рисунок 7. Роль бизнеса в современном обществе
Эксперты указали характеристики, наиболее полно раскрывающие, с их
точки зрения, понятие «социально ответственный бизнес» (рис. 8), определив
СОБ как своевременную выплату зарплат сотрудникам и поддержание их на
социально значимом уровне (13,9%), реализацию социальных проектов с целью
обеспечения стратегических интересов компании (11,3%), решение социальных
проблем персонала компании, развитие социальной инфраструктуры компании
(10,4%), соблюдение экологических норм, ненанесение ущерба окружающей
110

среде (9,6%) и проведение компанией политики, направленной на решение


проблем в целях повышения устойчивости бизнеса в долгосрочной перспективе
(9,6%). В меньшей степени представители бизнес-организаций представляют себе
СОБ как реализацию обязательств компании перед обществом, государством,
местным сообществом, партнерами, клиентами, персоналом (7,8%), выпуск
качественных товаров и услуг (7,8%), соблюдение законов и юридических норм,
своевременную выплату налогов (7%), оказание помощи нуждающимся и
решение каких-либо социальных проблем посредством передачи денежных
средств (6,1%). В «аутсайдерах» оказались такие варианты понимания сущности
СОБ, как диалог с государством (4,3%), добровольный вклад компании в развитие
общества, выходящий за рамки определенного законом минимума (3,5%), не
только соответствие законам и этическим нормам, но и превышение их (3,5%),
повышение эффективности и конкурентоспособности компании в условиях
честной и добросовестной конкуренции (2,6%) и решение социальных проблем
нуждающихся групп населения и местного сообщества (1,7%). Отличный от всех
вышеперечисленных, вариант ответа выбрали 0,9% опрошенных.

Составл. автором по результатам исследования.


На данном рисунке приводится распределение вариантов трактовки СОБ (%) со стороны бизнес-сообщества.
Рисунок 8. Социальная ответственность бизнеса в трактовке бизнес-сообщества
111

Поскольку понимание социально ответственной деятельности определяется


организацией, исходя из собственных интересов – как воздействие,
ориентированное на развитие персонала1, КСД ассоциируется у бизнес-
сообщества со своевременной выплатой заработной платы, решением социальных
проблем персонала, реализацией стратегических целевых проектов. Реже всего
бизнес-сообщество выделяет деятельность, направленную на внешнюю среду.
По мнению представителей бизнеса, основная роль государства в
реализации социальной ответственности (См. Рис. 9) сводится к предоставлению
налоговых льгот социально-ответственным компаниям (50%) и публичному
признанию их высокой репутации (42%). Одинаково мало компании волнует
такая помощь государства, как предоставление преференций по государственным
заказам, экспортная поддержка (4%) или льготное финансирование (4%).

Составл. автором по результатам исследования.


Рисунок 9. Распределение вариантов трактовки основной роли государства
в реализации СОБ представителями бизнес-сообщества
Социальная политика в глазах бизнес-сообщества (См. Рис. 10.) является
«неотъемлемым структурным элементом общей корпоративной политики» (54%).
В гораздо меньшей степени СОБ, по мнению опрошенных предпринимателей,
представляет «деятельность, направленную на решение социальных проблем
персонала» (21%). Социальную политику как «деятельность, направленную на
реализацию тех или иных социальных проектов и не носящую системного
характера» (Рис 10), понимают немногие (11%), равно как и «деятельность,
направленную на решение социальных проблем местного сообщества» (7%).

1
Маленков Ю.А. Стратегический менеджмент (учебник) – М.: Проспект, 2008. – С.26.
112

Составл. автором по результатам исследования.


Рисунок 10. Распределение вариантов трактовки понятия «социальная политика»
представителями бизнес-сообщества
Выделяя те сферы, в которых возможно ожидать положительный эффект от
реализации социальной политики, большинство останавливается на управлении
персоналом (86%) и корпоративной культуре (92%). Наименьший эффект
ожидается в юридической сфере (60%). С точки зрения основной деятельности
компании наибольшее позитивное влияние, по мнению респондентов, социальное
поведение может оказывать на лояльность потребителей (78%) а также на
мотивацию и лояльность персонала (75%). Практически не ожидается влияния на
снижение операционных расходов (70%) и рост капитализации (67%). 15
представителей компаний из 28 признались (см. рис. 11) в отсутствии принципов
социальной политики и обязательств. 10 сообщили, что социальная политика в их
компаниях осуществляется. 4 респондента не определились.

Составл. автором по результатам исследования.


Рисунок 11. Распределение (%) ответов респондентов на вопрос о наличии у их компаний
четко сформулированных принципов социальной политики и социальных обязательств
При оценке эффективности внешних инструментов социальной политики в
качестве таковых представители компаний выделяют целевые социальные
программы (78%), адресную социальную помощь (75%) и внедрение
экологических технологий. Неэффективными инструментами представляются
113

ограничения сферы бизнеса (78%), инвестирование в НКО (71%) и стажировка в


компаниях кадров для местной администрации (71%). Подобная оценка
свидетельствует о том, что на данном этапе российский бизнес больше ценил
независимость и не был готов к партнерству с государством. С точки зрения
внутренней политики максимально эффективными инструментами становятся
социальный пакет (92%) и мотивационные схемы оплаты труда (79%).
Неэффективным инструментом представляется содействие в трудоустройстве.
Таким образом, российский бизнес признает значимость человеческого ресурса и
готов к вложениям, в первую очередь в собственную кадровую политику.
В числе факторов выбора приоритетов социальной политики 63%
опрошенных отмечают (см. рис. 12) стратегию развития компании, как важный
аспект формирования корпоративной стратегии (14,8% от числа выбранных
ответов).

Составл. автором по результатам исследования.


Рисунок 12. Распределение (%) ответов респондентов на вопрос о том, какие факторы
должны оказывать влияние на выбор приоритетов социальной политики компании
По мнению 59,3% респондентов исследования, определяющим моментом
при выборе приоритетов социальной политики становятся возможности компании
(13,9%). Немаловажную роль для них играет наличие или отсутствие социального
114

запроса (55,6%). Миссия и внутренние установки компании играют для бизнес-


сообщества равнозначные роли (51,9%). Традиции компании (48,1%) и её
доминирующий подход к пониманию принципов СО (37%) достаточно важны.
Внешнее давление (33,3%) менее значимо, чем социальный запрос. В
«аутсайдерах» остаются: взаимодействие с работниками и профсоюзами (14,8%),
вопросы урегулирования прав собственности (7,4%) и воздействие групп
давления (3,7%).
Напомним, что это был «идеальный вариант» побуждения к социально
ответственной политике (СОП). Когда представителям фирм был задан тот же
вопрос касательно практики опрашиваемых фирм, результаты получились иные
(см. рис. 13). Наилучшим способом сравнения «идеального с реальным» будет
сводная диаграмма, построенная на основе двух предыдущих. Корректнее будут
сравнивать не общепроцентные соотношения, а число выбранных ответов1.

Составл. автором по результатам исследования.


Рисунок 13. Распределение (%) ответов респондентов на вопрос о том, какие факторы
оказывают влияние на выбор приоритетов социальной политики в Вашей компании
«Реальные» приоритеты компаний существенно отличаются от
«идеальных» (см. рис. 14). Стратегия развития компании является более значимой

1
Количество респондентов остается неизменным.
115

– ее значение повысилось с 63% до 63,6%. Актуальность возможностей компании


незначительно уменьшилась (с 59,3% до 59,1%), социального запроса —
снизалась вдвое (с 55,6% до 27,3%), значимость миссии — с 51,9% до 22,7%.

Составл. автором по результатам исследования.


Рисунок 14. Сводная диаграмма «идеальных» и «реальных» факторов, оказывающих
влияние на выбор приоритетов социальной политики
Внутренние установки компании имеют для представителей бизнес-
сообщества немаловажное практическое значение (40,9%). Традиции компании на
практике менее важны, как и подход к пониманию принципов социальной
ответственности (37% на практике сводятся лишь к 13,6%). Наименьший интерес
для петербургских компаний представляет внешнее давление (4,5% в реальности
против 33,3% «идеальных»). Аутсайдеры практической деятельности:
взаимодействие с работниками (профсоюзами), воздействие групп давления (0%
вместо 14,8% и 3,7% соответственно), вопросы урегулирования прав
собственности (4,5% вместо ранее заявленных 7,4%).
Приоритетами для бизнес-сообщества выступили стратегия развития и
реальные возможности компании (см. рис. 15). Определение миссии компании
является наиболее важным элементом социальной политики для большинства
116

опрошенных (21,3%). Коммуникации (информирование заинтересованных


сторон) – второй по важности элемент (15%). Выбор форм и инструментов
реализации социальной политики, определение приоритетов социальной
политики фирмы, основных направлений социальной политики и формирование
социальных обязательств компании и принципов реализации социальной
политики являются относительно важными составляющими (13%). Заметно менее
важен процесс создания организационной структуры управления (9,8% - на
графике округлен до 10%), идентификации стейкхолдеров, их запросов и
ожиданий (10%). В аутсайдерах - контроль за реализацией социальной политики
(4,9% - округлен до 5%).

Составл. автором по результатам исследования.


Рисунок 15. Распределение элементов механизма реализации корпоративной социальной
политики по их реальной значимости для компании
Контроль мог бы не только дать достоверный коммуникационный
компонент, но и сделать социальную политику частью стратегии компании, и
способствовать «желательности» (goodwill) своего предприятия обществом1.
Осуществление контроля корпоративной социальной деятельности позволило бы
компаниям интегрировать КСО в общую стратегию компании и осуществлять
оценку ее эффективности. Однако, 18 из 28 компаний (64%) не контролируют
КСД (см. рис. 16). Пять компаний затруднились с ответом (18%). И только пять
компаний ответили, что оценка социальной политики ими проводится.

1
Дафт Р.Л. Менеджмент. - СПб.: Изд. Питер - 2000 - С. 52
117

Составл. автором по результатам исследования.


Рисунок 16. Распределение (%) ответов респондентов на вопрос о том, проводится ли их
компанией оценка социальной политики
При отсутствии в компаниях процедур оценки социальной политики
большинство (70%; 16 из 23) считает, что этом направлением должны заниматься
люди со специальной подготовкой. Респонденты отмечают, что при
существующей ситуации за данное направление отвечает в большинстве случаев
отдел персонала. Возможно, именно в связи с отсутствием профессиональных
кадров компании не склоны заниматься контролем социальной деятельности.

Составл. автором по результатам исследования.


Рисунок 17. Распределение (%) ответов респондентов на вопрос о том, заниматься ли
вопросами формирования и реализации социальной политики люди
со специальной подготовкой
По итогам исследования можно придти к выводу, что основной задачей
компаний в отсутствии надлежащего контроля являлась не реализация заявленной
социальной политики, а приобретение формальных признаков КСД, что
характерно для информационной асимметрии. Это подтверждает и выявленное
противоречие в отношении ведущих представителей петербургского бизнес-
сообщества к социальной политике, которая одновременно и трактуется ими как
неотъемлемая часть корпоративной деятельности, и применяется на практике как
необязательная экстерналия. Факторами, влияющими на выбор социальной
118

политики, являются стратегия развития компании и ее реальные возможности.


Приоритетным направлением социальной политики является персонал и его
развитие, сферой деятельности – внутренняя среда организации. Существенное
различие между «идеальными» и «реальными» драйверами социальной политики
приводит к тому, что на практике компании стремятся к прагматизму, уделяют
больше внимания возможностям и традициям компании, чем отношениям с
любыми группами давления. Теоретические представления бизнес-сообщества о
социальной ответственности не реплицируются в практической деятельности.
В российском бизнес-сообществе доминирует парадигма взаимоотношений
с обществом, заключающаяся в том, что если компания выплачивает
необходимые налоги, устанавливает приемлемый уровень заработной платы для
своих сотрудников и выполняет базовые требования по безопасности труда и
защите окружающей среды, то она представляет собой социально ответственную
организацию1. Развитие новой парадигмы социально ответственного поведения
невозможно без запроса со стороны общества и соответствующей самооценки
бизнес-сообщества, понимания им необходимости осуществления изменений. На
сегодняшний момент, по данным Всероссийского центра изучения общественного
мнения (ВЦИОМ), у общества таких требований нет (или бизнес их не в
состоянии идентифицировать)2.
Согласно исследованию Левада-Центра «Преспективы гражданского
общества в России»3 проведенного в октябре 2010–феврале 2011 году на основе
103 углубленных интервью с лидерами неправительственных организаций и
гражданских объединений в 6 крупных российских городах при поддержке
известной американской организации «Национальный фонд поддержи
демократии» (National Endowment for Democracy), социальная ответственность
бизнеса нередко оказывается формой принуждения предпринимателей к

1
Корсунов А.С. Корпоративная социальная ответственность в России: вопросы легитимности // Вестн. РГГУ. —
М., 2008. — № 2. — С. 64–67. С. 64
2
Всероссийский центр изучения общественного мнения - «Неэквивалентный обмен: социальная ответственность
бизнеса и его признание российским обществом» (Пресс-выпуск №1516, 16.06.2010) [Электронный доступ] -
http://wciom.ru/index.php?id=459&uid=13587
3
Волков Д. Рост общественной активности в России: становление гражданского общества или очередной тупик? /
Вестник общественного мнения, №2(108), 2011. СС.8-28.
119

заключению договоров о социальной поддержке с муниципальными


организациями. При этом задачей корпоративной социальной деятельности
компаний остается повышение инвестиционной привлекательности бизнеса, его
сближение с обществом за счет усиления добровольной ответственности бизнеса1,
что оказывается сложновыполнимым в подобных условиях.
На данный момент КСО должна быть полностью переосмыслена
российским деловым сообществом и начать рассматриваться как интегрированная
в корпоративную стратегию, «ориентированная на достижение экономического и
социального эффекта в процессе общественного воспроизводства, создания
стабильной экономической среды обитания <и> человеческого капитала»2. Смена
парадигм позволит перейти от корпоративного эгоизма к альтруизму с
последующим переходом к социальному инвестированию, непосредственно
связанным с повышением конкурентоспособности, минимизацией рисков и
повышением инвестиционной привлекательности3.
На современном этапе корпоративное социальное поведение нуждается в
выработке национальных стандартов КСД. На сегодняшний момент российский
бизнес избегает регламентирующих документов при составлении социальной
отчетности, что существенно снижает ее качество. В частности, свободный
формат подачи и реализации социальных коммуникаций позволяет ограничиться
формальными признаками, кратким описанием деятельности, компенсированным
богатой полиграфией. Компании, заинтересованные в выходе на международный
рынок и IPO, должны руководствоваться международными стандартами (GRI,
АА1000, ISO 14 000, ISO 26 000) при составлении отчетности. К примеру,
компания «Лукойл», осуществляющая деятельность во многих европейских
странах, ведет свою отчетность по международным стандартам ISO 14000 и

1
Чмель С.Ю. Корпоративная социальная ответственность в условиях модернизации экономики России // Известия
высших учеб-ных заведений. Серия: экономика, финансы и управление производством - Ивановский
государственный химико-технологический универси-тет - 2011 #2 - стр. 198
2
Данилова О.В. Концепции социальной ответственности бизнеса: ретроспективный анализ /Известия
Волгоградского государственного технического университета: межвузовский сборник научных статей. -Волгоград,
2005. -№5 (14) ВолгГТУ. С. 143-147.
3
Чмель С.Ю. Корпоративная социальная ответственность в условиях модернизации экономики России // Известия
высших учебных заведений. Серия: экономика, финансы и управление производством - Ивановский
государственный химико-технологический универси-тет - 2011 #2 - стр. 198
120

OHSAS (сфера безопасности и охраны здоровья персонала). Интеграция в рынки


развитых стран сопряжена с выполнением российскими компаниями жестких
требований в плане соответствия нормативным стандартам.
Именно по этой причине методической основой составления отчетов по
КСО должны стать существующие международные стандарты, такие как
«Руководство по социальной ответственности ISO 26000» и «Отчетность в
области устойчивого развития», в которых определены актуальные проблемы
социальной ответственности, а именно: безопасность труда, права человека,
влияние на окружающую среду, трудовые отношения, проблемы, связанные с
потребителями, развитие местных сообществ и добросовестная деятельность.
Информационная мимикрия является актуальной проблемой КСО и в
данном случае: все чаще происходит подмена КСД несистемной
благотворительностью (оформленной в формате медиасобытий с целью
привлечения внимания потребителей) и все большее число отчетов представляют
собой своеобразную «параллельную реальность». К примеру, после трагедии в
мае 2010 года на шахте «Распадская» были выявлены многочисленные вопиющие
нарушения техники безопасности1, несмотря на то что компания
позиционировалась на своем официальном сайте (в разделе «Социальная
ответственность») и в соответствующей отчетности как предпринимающая все
возможные меры по обеспечению безопасности персонала2. Позже несколько раз
отмечалось, что на практике за безопасностью на шахте практически никто не
следил, а заявленное на сайте обучение персонала фактически не осуществлялось.
Для развивающихся стран открываются новые пути дальнейшего развития
КСД3. В настоящее время можно выделить ряд особенностей социально
ответственной деятельности российских компаний. Практически все крупные
российские компании (девять из десяти) имеют лишь формальные признаки КСО
или стратегии устойчивого развития. Существенное внимание уделяется
1
Эхо Москвы / НА ШАХТЕ «РАСПАДСКАЯ» ВНОВЬ ОБНАРУЖЕНЫ НАРУШЕНИЯ ТЕХНИКИ
БЕЗОПАСНОСТИ [Электронный доступ] - http://echo.msk.ru/news/784196-echo.html
2
Распадская / Социальная ответственность / Здоровье и безопасность производства [Электронный доступ] -
http://www.raspadskaya.ru/social/safety/
3
Corporate Social Responsibility. Implications for small and medium business. // UNIDO. Vienna. 2002. P. 8.
121

внутрикорпоративной социальной политике – бо́льшая часть средств,


затрачиваемых на социальные инвестиции, направляется на развитие персонала.
Таблица 5. Причины неудовлетворительного уровня социально-ответственной
деятельности российских компаний
Внешние причины Внутренние причины
Пассивность государственных и Формальное отношение к КСО
общественных организаций Игнорирование стандартов отчетности
Трактовка КСО как атрибута успешной компании
Высокий уровень коррупции как Отсутствие существенного опыта работы в области
препятствие КСД КСО.
Отсутствие системности КСД и социальной отчетности
Частое непонимание КСД со Отсутствие в штате специалистов в области КСО
стороны стейкхолдеров, на Невысокий уровень развития корпоративной культуры
которых она направлена Медленное внедрение КСО в стратегию компаний
Несформированность гражданского общества
Отсутствие контроля за соблюдением прав человека в компаниях (только 12% российских
компаний считают, что это важно1)
«Западный подход» как неоспоримый эталон КСО
Доминирование благотворительности в подходе к КСД
Односторонний характер социального инвестирования
Составл. автором.
Вторым по значимости элементом КСО является филантропия. Немногие
компании говорят о выгодах от социальной активности, таких как увеличение
эффективности и рост конкурентных преимуществ. С учетом того, что КСО
представляет собой затратный долгосрочный процесс, позволить себе подобные
проекты могут только крупные предприятия и лидеры отрасли. В частности,
компания «Газпром» осуществляет содействие социально-экономическому
развитию российских регионов, поддержанию достойных условий труда, уделяя
повышенное внимание не только экономической, но и социальной составляющей.
«Роснефть» придерживается международных стандартов КСО и устойчивого
развития. Компания следует собственным принципам социальной
ответственности, включающим создание новых рабочих мест, реализацию
социальных программ для персонала, спонсорство и благотворительность,
проведение экологических и образовательных акций и уплату налогов.
Известными локомотивами КСД в российском бизнес-сообществе являются
также: «Банк ВТБ 24», «Альфа-Банк», ОАО «ВымпелКом»1, ОАО «Пивоваренная
компания “Балтика„» (КСД-лидер в своей отрасли).
1
Из России с любовью. Национальный вклад в глобальный контекст КСО. // UNDP. 2008. С.6.
122

Транснациональные компании (ТНК), действующие на территории России,


имеют богатый опыт реализации программ КСО. Например, компания Unilever и
«ТНК-ВР» реализуют социально ответственную деятельность через ряд
программ, а компания McDonald's активно поддерживает различные
благотворительные и социальные программы более, чем в ста странах мира.
Деятельность крупных российских компаний во внутрикорпоративной
области становится все более целенаправленной и осознанной, однако она по-
прежнему остается отстраненной и неинтегрированной в общую стратегию.
Создается впечатление, что такие компании, как «Бритиш-Тобакко» и McDonald's,
осуществляют социальную деятельность на развивающихся рынках с целью
нивелировать вредоносные воздействия (последствия) своей же деятельности,
окупить тем самым низкие стандарты своей основной деятельности. В России
предприятия уделяют наибольшее внимание в области корпоративной социальной
ответственности вопросам персонала, и затраты на развитие сотрудников
постоянно растут2, а структура социальных инвестиций российских предприятий
по-прежнему ориентирована преимущественно на «внутренних» стейкхолдеров.
Стратегическое планирование КСО распространено относительно слабо и
большинство компаний на сегодняшний день придерживаются «реагирующей»
КСО3, что приводит к дезинтегрированности СО. Вовлечение принципов КСО в
корпоративную стратегию вызывает снижение корпоративных рисков,
способствует прояснению перспективных направлений социальных инвестиций и
максимизации эффективности КСО.
Для КСД российского бизнес-сообщества характерен ряд негативных черт, а
именно: значительные затраты на КСД; отсутствие квалифицированных кадров,
обладающих нужными знаниями и навыками в сфере КСО; дефицит
практического опыта в сфере реализации принципов КСО. Российские компании
осознают возможные преимущества, которые дает интеграция корпоративной
1
Содействует решению социальных проблем с 1999 г., согласно «Социальной политике Компании».
2
Благов Ю. Е. и др. Доклад о социальных инвестициях в России – 2008 / под общ. ред. Ю. Е. Благова, С. Е.
Литовченко, Е. А. Ивановой. – М.: Ассоциация Менеджеров, 2008. – 92 с. или см.
www.undp.ru/download.phtml?$1064
3
Таж же.
123

социальной ответственности в их стратегию, но нехватка опыта реализации


проектов, программ и мероприятий в рамках КСД приводит к осуществлению
корпоративной социальной деятельности вне научного подхода, что снижает
потенциал реализуемых инициатив.
Рассмотренные в настоящем параграфе особенности корпоративной
социальной ответственности российских компаний позволяют выявить проблемы,
возникающие у российских компаний в процессе перехода к устойчивому
развитию. К основным из них, по нашему мнению, следует отнести:
 преобладающую ориентацию на краткосрочные показатели экономической
деятельности, усиливающуюся в период макроэкономической нестабильности;
 принудительный характер КСД со стороны государства и местных властей;
 находящееся на стадии формирования гражданское общество в Российской
федерации, социальная пассивность населения, отсутствие существенных
требований к УРК со стороны заинтересованных сторон, пассивность
государственных и общественных институтов;
 отношение к УРК в российском бизнес-сообществе как к обязательному
информационному атрибуту и формальному признаку современной компании;
 возрастающая информационная прозрачность и, как следствие, появление
новых информационных рисков, связанных с нарушением конфиденциальности,
искажением или приданием огласки нежелательным данным;
 внутренние стейкхолдеры компании (персонал и менеджмент)
воспринимаются отечественными компаниями как основное направление, при
этом происходит недооценка внешних заинтересованных лиц, важности их
запросов и влияния на компанию, что нарушает принцип инклюзивности и
существенно препятствует УРК.
 узкое понимание роли и функций бизнес-организаций в УР.
 макроэкономическая нестабильность и кризисные явления в экономике.
 финансовая нестабильность компаний различных отраслей.
 отсутствие драйверов УРК и условий для их формирования.
124

 отсутствие существенного опыта работы в области УРК и формировании


нефинансовой отчетности.
Выявленные проблемы свидетельствуют о том, что переход российских
компаний к устойчивому развитию оказывается осложнен как внешними, так и
внутренними причинами. Наличие данных проблем говорит о необходимости
выработки рекомендаций, позволяющих минимизировать негативные эффекты,
связанные как с особенностями реализации принципов устойчивого развития на
корпоративном уровне, так и с перечисленными проблемами, возникающими в
процессе перехода российских компаний к устойчивому развитию.
Возрастающая информационная прозрачность актуализации проблемы
информационной мимикрии корпоративной социальной деятельности. Компании
могут отказаться от социально ответственного поведения в пользу
информационной мимикрии, создания иллюзии корпоративной социальной
деятельности, обеспечивающей формальные и медийные признаки КСО.
Негативные воздействия имитации КСД проявляются в форме: информационной
асимметрии; получения конкурентного преимущества недобросовестными
компаниями; отсутствия корпоративного вклада в устойчивое развитие в рамках
концепции создания общих ценностей. Для компании информационная мимикрия
также может иметь существенные последствия: в случае уличения компании в
имитации КСД может пострадать ее репутационный капитал и доходность.
Исследование, проведенное кафедрой Экономической теории и социальной
политики Экономического факультета Санкт-Петербургского государственного
университета, в котором приняли участие более 60 ведущих предприятий Санкт-
Петербурга, показало, что компании сосредоточены на социальной деятельности
в рамках внутренней среды организации и теоретические представления бизнес-
сообщества о социальной ответственности не отражаются на его практической
деятельности. КСП ориентирована преимущественно на персонал и его развитие.
Компании заинтересованы в формальных признаках КСД для внешней среды.
В российском бизнес-сообществе доминирует парадигма КСД,
заключающаяся в том, что если компания выплачивает необходимые налоги,
125

устанавливает приемлемый уровень заработной платы для своих сотрудников и


выполняет базовые требования по безопасности труда и защите окружающей
среды, то она представляет собой социально ответственную организацию, а это
существенно ограничивает реализацию принципов устойчивого развития.
Развитие новой парадигмы корпоративной устойчивости невозможно без запроса
со стороны общества и соответствующей самооценки бизнес-сообщества,
понимания им необходимости проведения изменений. На сегодня, по данным
ВЦИОМ, у общества таких требований нет (или бизнес их не в состоянии
идентифицировать). На данный момент КСД должна быть полностью
переосмыслена российским деловым сообществом и начать рассматриваться как
интегрированная в корпоративную стратегию, разделяющую принципы УР.
КСД нуждается в выработке национальных стандартов и соблюдении
существующих регламентирующих документов по составлению социальной
отчетности (GRI-4, АА1000, ISO 14 000, ISO 26 000). Процесс интеграции в
международные рынки потребует от российских компаний соответствия
нормативным стандартам и принципам устойчивого развития.
Трудности реализации принципов устойчивого развития российских
компаний обусловлены в рядом внешних и внутренних причин. К внутренним
относятся: пассивность государственных и общественных организаций, КСО как
атрибут успешной компании западного типа, высокий уровень коррупции как
препятствие КСД и т.д. К внешним относятся: формализованное отношение к
КСО, игнорирование стандартов отчетности, отсутствие существенного опыта
работы в области КСО, системности КСД, социальной отчетности и т.д.) причин.
Также, требование социальной ответственности бизнеса нередко оборачивается
формой принуждения предпринимателей к заключению договоров о социальной
поддержке с муниципальными организациями. КСД российских компаний можно
охарактеризовать рядом таких комплексных актуальных проблем, как:
значительные затраты на КСД, отсутствие квалифицированных кадров,
обладающих нужными знаниями и навыками в сфере КСО, отсутствие
практического опыта в сфере реализации принципов КСО.
126

3.2. Анализ реализации принципов устойчивого развития российскими


компаниями на примере состояния нефинансовой отчетности

Наиболее точным методом исследования реализации принципов


устойчивого развития российскими компаниями является анализ их
нефинансовой отчетности в области устойчивого развития (ОУР). Нефинансовые
отчеты данного типа представляют собой современный инструмент
стейкхолдерских коммуникаций, позволяющий заинтересованным сторонам
оценить, как компании трактуют понятия УР и УРК и какой вклад в данном
направлении ими осуществляется. Подобный тип отчетов становится все более
распространенным, а количество компаний, предоставляющих ОУР,
увеличивается с каждым годом.
Социальная отчетность в настоящее время характеризуется отсутствием
общих критериев и частым несоблюдением существующих норм.
Индивидуальные попытки сформулировать критерии социальной отчетности, как
правило, представляют собой корпоративную трактовку существующих
международных стандартов. Например, ОАО «ГМК Норильский никель» в отчете
по КСО за 2011 год приводит следующие критерии социальной отчетности,
которые могут быть отнесены к любому типу отчетов, включая ОУР:
объективность и сопоставимость; достоверность и прозрачность; актуальность,
полнота и существенность; контекст устойчивого развития; обратная связь и учет
мнений заинтересованных сторон1.
С целью оценки соответствия критериям стандартов отчетности социальная
отчетность проходит процедуру заверения в форме профессионального аудита
или общественных слушаний. Профессиональный аудит подразумевает, что
сертифицированные аудиторы включены в процесс составления отчета и в ходе
совместной с сотрудниками компании работы оказывают консультации. При этом
существенным недостатком является значительная стоимость аудиторского

1
Отчет о корпоративной социальной ответственности ОАО «ГМК Норильский никель» за 2011 год
[Электронный доступ] - http://www.nornik.ru/investor/report/social/
127

заверения отчета. Независимое заверение социальной отчетности в России


востребовано в меньшей степени, чем общественные слушания. Общественные
слушания теоретически являются максимально прозрачным и демократичным
способом заверения, обеспечивающим максимально быструю обратную связь,
формулирование предложений и критических замечаний непосредственно после
доклада, что существенно ускоряет процесс анализа и внесения корректив. По
итогам общественных слушаний составляется протокол, единой формы которого
не существует. На корпоративных сайтах можно обнаружить совершенно
различные варианты – от поверхностных до самых подробных (например,
Протокол общественных слушаний «Отчета ОАО “ТГК-5„ о социальной
ответственности и корпоративной устойчивости»1). Логично отдавать
предпочтение аудиторскому заверению, так как на практике общественные
слушания по отчетам сводятся к череде выступлений и уточняющих вопросов, что
не в состоянии заменить полноценное сопровождение.
В практике российских компаний применяются оба способа заверения
социальной отчетности. В ряде случаев аудит совмещается с общественным
заверением. Российский союз промышленников и предпринимателей проводит
общественное заверение нефинансовых отчетов с 2009 года. С их точки зрения,
общественное заверение «востребовано вне зависимости от наличия или
отсутствия профессионального аудиторского заключения по отчету»2. По
состоянию на 1 сентября 2015 года РСПП заверил таким образом 73
нефинансовых отчета разного типа 31 компании. Альтернативным способом
заверения является прямое заверение через GRI3, информационным партнером и
посредником которой выступает РСПП.
Интерес крупных российских компаний к вопросам стандартизации и
заверения нефинансовой отчетности постепенно возрастает, что, на наш взгляд,

1
Протокол общественных слушаний «Отчета ОАО «ТГК-5» о социальной ответственности и корпоративной
устойчивости за 2005-2006 годы [Электронный доступ] - http://www.tgc5.ru/content/files/data/9186.pdf
2
Российский Союз промышленников и предпринимателей (официальный сайт) - Совет РСПП по нефинансовой
отчетности [Электронный доступ] - http://рспп.рф/simplepage/138 (http://xn--o1aabe.xn--p1ai/simplepage/138)
3
Глобальная инициатива по отчетности (Global Reporting Initiative).
128

находит свое отражение в постепенном увеличении индекса информационной


прозрачности крупнейших российских компаний Standard & Poor’s1.
Задачи сертификации нефинансовых отчетов (см. таб. 6) разнообразны2.
Принцип инклюзивности заключается в соответствии представленной в отчете
информации интересам ключевых заинтересованных сторон. Он подразумевает,
что компания должна идентифицировать собственные заинтересованные стороны
на основе интегрированного подхода, стейкхолдеры должны быть вовлечены в
процесс определения значимых аспектов деятельности компании (и, кроме того,
должны действовать), процедуры и механизмы измерения, мониторинга и оценки
стейкхолдерских коммуникаций3.
Принцип значимости представленной информации заключается в
использовании объективной информации в отчете компании. Отчет должен
демонстрировать понимание концепции и содержать перспективные задачи
устойчивого развития на долгосрочную перспективу. Он должен представлять
собой сбалансированное и обоснованное изложение информации о существенных
для заинтересованных сторон экономических, социальных и экологических
аспектах деятельности, определяющих показатели устойчивого развития
компании. Соблюдение принципа реагирования компании на ожидания
заинтересованных сторон означает, что интересы акционеров и ожидания
стейкхолдеров учитываются путем корпоративной социальной деятельности и
приоритетных направлений социальной политики. Целью сертификации
нефинансовых отчетов является выявление соответствия отчета таким
международным стандартам, как GRI (G4), AA1000 Stakeholder Engagement
Standard (SES) 2011, АА1000 Assurance Standard (AS) 2008, Global Reporting

1
Индекс информационной прозрачности 90 крупнейших российских публичных компаний в 2010 г вырос на 1,7
процентных пункта – S&P - АЭИ "ПРАЙМ" [Электронный доступ] - http://www.1prime.ru/news/0/%7BABC6FE67-
3A58-419D-B66F-7DBDC1D8344D%7D.uif
или см.: Служба рейтингов корпоративного управления Standard & Poor’s. Исследование информационной
прозрачности российских компаний [Электронный доступ] -
http://www.bigpowernews.ru/photos/63/11663_cq85sku0tcccYmQ8VDYSTi6YvsXma40c.pdf
2
См. Прилож. №4 - Ключевые принципы стандарта подотчетности AA1000APS (2008) и их содержание
3
Белоусов К.Ю. Эволюция взглядов на роль управления заинтересованными сторонами в системе устойчивого
развития компании: проблема идентификации стейкхолдеров // Проблемы современной экономики. - СПб., 2013, N
4 (48).- стр. 418-422 - ISSN 1818-3395
129

Initiative Sustainability Reporting Guidelines) G3 2006 и G4 2013, International


Standard on Assurance Engagement ISAE-3000 и ISO 26000:2010 «Руководство по
социальной ответственности». Несертифицированные отчеты могут не отвечать
требованиям стандартов, и их изучение исказило бы результаты исследования.
Таблица №6. Задачи сертификации отчетов
№ Задачи Стандарт
1 Оценка степени инклюзивности Стандарт по заверению отчетности АА1000
2 Оценка степени значимость Assurance Standard (AS) 2008.
представленной информации
3 Оценка реагирования на ожидания
заинтересованных сторон
4 Оценка качества раскрытия
информации в области устойчивого
1
развития
5 Оценка степени и качества вовлечения Стандарт AA1000 Stakeholder Engagement
стейкхолдеров в процесс отчетности Standard (SES) 2011.
6 Оценка соответствия Отчета Руководство по отчетности в области
международным стандартам устойчивого развития Глобальной инициативы
7 Выдача рекомендаций по развитию по отчетности (Global Reporting Initiative
корпоративного управления в рамках Sustainability Reporting Guidelines), версия G3
социальной отчетности. 2006 и G4 2013.
8 Применение «среднего» (reasonable) Предусмотрен стандартом по заверению
уровня заверения отчетности АА1000AS (2008) и стандартом
International Standard on Assurance Engagement
ISAE-3000.
По этой причине за основу исследования был взят «Национальный Регистр
и Библиотека корпоративных нефинансовых отчетов»2, созданный Российским
союзом промышленников и предпринимателей (РСПП). В данный реестр по
состоянию на 1 сентября 2015 года внесено 579 нефинансовых отчетов 153
компаний, которые были выпущены в период с 2000 по 2014 год. Регистр
содержит отчеты пяти типов: экологические (ЭО – 51 отчет), социальные (СО –
251), интегрированные (ИО – 68), отраслевые (ОО – 22) и отчеты в области
устойчивого развития (ОУР – 187). Экологические отчеты посвящены стратегии
компании в направлении защиты окружающей среды, сокращения загрязнений,
повышения энерго- и экоэффективности и соблюдению законодательства России

1
«Бюро Веритас Сертификейшн Русь» (ЗАО «Бюро Веритас Сертификейшн Русь» 22 июня 2011 г) - Независимое
заверение социальной отчетностии [Электронный доступ] - http://sr.eurochem.ru/2010/sites/default/files/pdfs-
rus/EuroChem-Social-Report-2010-BV-RUS.pdf
2
Библиотека нефинансовых отчетов РСПП [Электронный доступ] - http://xn--o1aabe.xn--p1ai/simplepage/157
(http://рспп.рф/simplepage/157)
130

в этом направлении1. Социальные отчеты – нефинансовые отчеты, посвященные


социальной политике организации, ее достижениям, ценностям, целям и задачам в
сфере корпоративной социальной ответственности. Отчет в области устойчивого
развития представляет собой комплексный документ, отражающий результаты
деятельности организации в сфере достижения устойчивого развития 2.
Интегрированный отчет — это новый тип, сочитающий черты финансового и
нефинансового годового отчета, подготовленного с учетом международных
рекомендаций по отчетности в области УР.
Для проведения исследования нами были выбраны отчеты в области
устойчивого развития, основная масса которых приходится на нефтегазовый (77
отчетов за период с 2000 по 2014 год) и энергетический (31) секторы,
металлургическую и горнодобывающую промышленность (23), химическую
промышленность и производство пищевых продуктов (24), финансы и
страхование (12), телекоммуникационную сферу (6), прочие виды услуг (7),
транспорт (3), некоммерческие организации (3) и отраслевые ОУР (1). Всего нами
было отобрано 187 отчетов по устойчивому развитию.
Основная публикационная активность в области ОУР пришлась на
последние годы, начиная с 2010. До настоящего времени наблюдается увеличение
числа компаний, занимающихся выпуском ОУР. На графике ниже отражены
отчеты по устойчивому развитию независимо от отчетного периода по году
непосредственного выпуска (некоторые из них охватывают два или три отчетных
года), выпущенные 63 компаниями, принявшими участие в нашем исследовании
187 отчетов по УР. Как видно из графика пик выпуска отчетов в сфере КСО
пришелся на 2006 год, после чего они начали планомерно замещаться отчетами в
сфере УР. Начиная с 2007 года, количество выпущенных отчетов по УР
значительно превысило количество отчетов по КСО. В 2012 году рост числа

1
Данные отчеты затрагивают экологическую сферу корпоративной социальной ответственности и рассматривают
корпоративную социальную деятельность, направленную на разрешение противоречий между бизнесом,
государством и обществом в этой области.
2
Отчеты данного типа отражают также три направления ответственности с позиции интегрированности принципов
устойчивого развития (integrated sustainability) и КСО, стремления к гармоничному, сбалансированному развитию
и устойчивому росту (sustainable growth) за счет нивелирования внешних эффектов (side-effects) собственной
бизнес-деятельности, формирования собственного вклада в развитие.
131

отчетов в сфере УР замедлился и даже несколько сократился в 2013 – сказалась


тенденция перехода на новый тип интегрированной отчетности (ИО).

Рис №18. Распределение количества нефинансовых отчетов по годам выпуска


Существенное замедление выпуска отчетов в сфере УР за 2008 год можно
объяснить влиянием мирового экономического кризиса и последовавшей в 2009
году волной увольнений (в том числе – специалистов в области ведения
отчетности) и сокращений социальных программ в российских компаниях.
Следует особо отметить то, что компаниям свойственно отказываться от
отчетности в сфере КСО в пользу отчетности в сфере УР. Компании ОАО
«Газпром нефть» (ОАО «Сибнефть»), ОАО «Татнефть» и ОАО «ТНК BP-
Холдинг», согласно данным РСПП, перешли с отчетов по КСО на отчеты в
области УР в 2007, 2006 и 2008 году соответственно. Компании РАО «ЕЭС
РОССИИ», ОАО «Енисейская территориальная генерирующая компания (ТГК-
13), ОАО «Московская объединенная электросетевая компания» и ряд других
компаний энергетического сектора также начали выпускать отчеты в области УР
вместо отчетов в сфере социальной ответственности. На графике видно, что
количество КСО-отчетов не увеличивается, в то время как количество отчетов в
сфере УР увеличивалось по 2011 год. В 2011 году представители
рассматриваемой нами группы из 63 российских компаний предоставили 28
132

отчетов в области УР и всего 6 отчетов в области КСО, заверенных РСПП. Низкие


показатели 2014 года объясняются, прежде всего, тем, что данные на графиках
приведены по состоянию на 1 сентября 2015 года, и большинство компаний еще
не выпустили отчетность за 2014 отчетный год. К тому же у ряда компаний
ожидается двухгодичный отчет, который охватит результаты деятельности за
2013–2014 или 2014–2015 год.
Среди бизнес-сообщества в целом возможна ситуация дальнейшего
снижения числа отчетов в области КСО при одновременном увеличении отчетов в
области УР, что вызвано выявленной нами тенденцией заменять отчеты по КСО
отчетами в области УР. Особенно показательны в этом плане как нефтегазовый и
энергетический сектора экономики, так и большинство секторов экономики,
рассмотренных нами ниже.
Руководствуясь предварительными данными, мы выдвинули гипотезу о том,
что корпоративные нефинансовые отчеты по устойчивому развитию носят
социальный характер, сосредотачивая внимание на интересах персонала и
потребителей, в то время как экологическим и экономическим аспектам придается
меньшее значение, что, согласно рассмотренному нами в предыдущей главе
исследованию, характерно для КСП российских компаний. Подобный дисбаланс,
свойственный отчетам в сфере КСО, говорил бы о дублировании отчетов в сфере
КСО отчетами по устойчивому развитию.
Целью проводимого нами исследования нефинансовой отчетности является
выявление позиционирования отчетов по устойчивому развитию среди трех
основных TBL-направлений: социального, экологического и экономического.
Методом исследования был выбран контент-анализ отчетности. При обработке
результатов использовалась модель «треугольник Гиббса—Розебома», описанная
в статье Александро Кляйне и Михаэля фон Гауфа1 «Реализация корпоративной
социальной ответственности, мотивированная устойчивым развитием:
применение треугольника интегративной устойчивости».
1
Kleine A., Hauff M. Sustainability-Driven Implementation of Corporate Social Responsibility: Application of the
Integrative Sustainability Triangle // Journal of Business Ethics (2009) 85:517–533 Springer DOI 10.1007/s10551-009-
0212-z [Электронный доступ] - http://www.springerlink.com/content/77g5782643r0r127/
133

Рис. 19. Треугольник Гиббса-Розебома1


Как упоминалось выше, под тремя основными направлениями устойчивого
развития понимаются: экологическое, социальное, экономическое направления.
По данным признакам можно проводить оценку и сравнение позиционирования
корпоративной отчетности. В этом отношении «треугольник Гиббса» (Gibbs
Triangle), также известный как «концентрационный треугольник» (concentration
triangle), «диаграмма-треугольник» (triangle diagram), «трехкомпонентная
проекция» (ternary plot), позволяет визуализировать троичные смеси (комбинации
трех компонентов) в двухмерной среде. Рассматриваемый нами треугольник
Гиббса представляет собой систему координат, внутри которой строятся точки.
Стороны треугольника отражают компоненты УР: социальное, экологическое или
экономическое направление. Вершины треугольника эквивалентны направлениям
в чистом виде, точки на осях — бинарным комбинациям; точки внутри
треугольника характеризуют комбинацию трех величин.
Из двух методов построения треугольника нами был выбран метод
Розебома, согласно которому точку строят не за счет линий, перпендикулярных
сторонам треугольника (как это осуществляется согласно методу Гиббса), а за
счет линий, параллельных сторонам треугольника. В любом случае при
построении точки все три компонента составляют 100% единого целого и сумма
координат по осям должна равняться длине одной из его сторон.

1
Kleine A., Hauff M. (2009) "Sustainability-Driven Implementation of Corporate Social Responsibility: Application of the
Integrative Sustainability Triangle", Journal of Business Ethics, 85: 517–533
134

Рис. 20. Треугольник Гиббса по зонам


После нахождения точек их необходимо охарактеризовать, чтобы понять
направленность конкретного отчета. С этой целью линии, образующие внешние
стороны треугольника, разделены на три части, и все области внутри
треугольника делятся на основе данного разделения. Чем дальше конкретная
область расположена от вершины, тем меньше она связана с соответствующим
явлением. Расстояния измеряются линиями параллельными стороне треугольника,
образующей угол с рассматриваемой осью (согласно методу Розебома), и для
каждой оси существует три качественных определения: сильная, частичная и
слабая направленность. Сильная направленность указывает на то, что данная
сфера занимает доминирующую позицию и все прочие направления не играют
существенной роли. Частичная направленность подразумевает, что область
треугольника будет находиться под влиянием нескольких направлений. Слабая
направленность предполагает несущественное влияние соответствующего
измерения и доминирование оставшихся сфер.
135

Подобная схема впервые использовалась в работе Т. Диллика и К.


Хокертса1. Ими предлагался метод исследования КСО за счет комбинации трех
аспектов: делового, экономического (business case), природного, экологического
(natural case) и социального (societal case for corporate sustainability).
Таблица 7. Этапы исследования нефинансовой отчетности
в сфере устойчивого развития
Этап Название Содержание
Анализ Составление перечня нефинансовых отчетов, поиск электронных
1 исходных версий отчетов, накопление массива данных для
данных непосредственного анализа
Контент-анализ 2.1 Автоматизированный подсчет ключевых слов
2.2 Исключение повторений (дублирований, упоминаний в
2
заголовках, оглавлениях, схемах, подписях и сносках)
2.3 Ручной отбор согласно контексту
Формирование Перевод полученных данных в долевые соотношения и построение
3
массива данных таблиц данных
Построение Составление графиков по полученным данным, визуально
4
графиков отображающим положение компаний (доступны в Приложениях)
Анализ Общий анализ результатов исследования
5
результатов
Нами была взята за основу предложенная Т. Дилликом и К. Хокертсом идея
использования для анализа треугольника Гиббса—Розебома в трактовке А.
Кляйне и М. фон Гауфа. Мы предлагаем применять в качестве базы для
сравнительного исследования контент-анализ нефинансовых отчетов по
устойчивому развитию, а визуализация результатов позволяет составить «карту
отчетностей». При контент-анализе использовались три группы ключевых слов,
относящихся к социальному, экологическому и экономическому направлениям. В
процессе обработки результатов контент-анализа полученные результаты были
переведены в процентное соотношение. При составлении массива данных по
результатам исследования направления устойчивого развития были обозначены
как: Х – социальное; Y – экологическое; Z – экономическое. Массив данных
доступен в Приложении №5 «Результаты контент-анализа, применяемые для
последующего построения треугольников Гиббса—Розебома», перечень отчетов и
ссылки на их электронные версии — в Приложении №6 «Регистр нефинансовых

1
Dyllick T. and Hockerts K.: 2002, 'Beyond the Business Case for Corporate Sustainability', Business Strategy and the
Environment 11, 130-141. p. 136
136

отчетов по устойчивому развитию, доступных в электронном виде в


компьютерной сети интернет».
По результатам контент-анализа были построены десять графиков
(доступны в Приложениях к настоящей работе), отражающие ситуацию в
нефтегазовом и энергетическом секторах, металлургической и горнодобывающей
промышленности, химической промышленности и производстве пищевых
продуктов, телекоммуникационном секторе, сфере финансов и страхования,
транспорта и прочих видов услуг. Также были отдельно рассмотрены
некоммерческие организации и единственный отраслевой отчет в области
устойчивого развития, отмеченный в регистре РСПП. Сопоставив данные из
приведенных в Приложениях к настоящей работе графиков, мы провели оценку
направленности нефинансовой отчетности представленных компаний по каждому
отдельному сектору и в целом по экономике.
В ходе проведения исследования были получены следующие результаты.
Нефтегазовый сектор регистра нефинансовых УР отчетов РСПП на
момент последнего обновления данных контент-анализа состоял из 77 отчетов 14
компаний за период с 2003 по 2014 отчетный год включительно. Данный сектор
примечателен большим количеством отчетов в сфере устойчивого развития и
является новаторским в плане интеграции и применения различных инструментов
в области КСО и УР. Также в последние годы ряд компаний нефтегазового
сектора совершил плавный переход от выпуска отчетов в области КСО к
отчетности в области устойчивого развития и интегрированной отчетности.
Абсолютное большинство всех отчетов (46 из 77) позиционируются как
«преимущественно социальные». Особое место занимает отчет компании
«Газпром» за 2009 год, осветивший все три аспекта УР в равной степени.
Возникшие в ходе исследования предположения относительно того, что компании
нефтегазовой сферы будут иметь превалирующую экологико-экономическую
направленность, не оправдались. Однако по совокупности областей 19 отчетов из
77 (24,7%) можно отнести к экологически направленным. 10 отчетов (13%)
является возможным охарактеризовать как социально-экологические – в них
137

практически полностью отсутствует экономическая составляющая УРК. Полные


данные по отрасли приведены в графическом виде в Приложении №7,
результирующие – в треугольнике Гиббса по зонам на рисунке и в таблице ниже.
Таблица №8. Распределение отчетов по отраслевой принадлежности
компаний: раздел «Нефтегазовый сектор» реестра нефинансовой отчетности
РСПП
Место Позиционирование Кол-во отчетов (шт) Доля (%)
1 Преимущественно социальное 46 59,7
2 Социально-экологическое 10 13,0
3 Преимущественно экологическое 6 7,8
4 Социально-экономическое 5 6,5
Социальное 3 3,9
5
Экологико-экономическое 3 3,9
6 Преимущественно экономическое 2 2,6
Экологическое 1 1,3
7
Социально-экологико-экономическое 1 1,3
Итого: 77 100

Рис. 21. Треугольник Гиббса по зонам: нефтегазовый сектор


Детальный анализ и изучение отчетов по УР компаний нефтегазового
сектора показал, что по содержанию они близки к КСО отчетности этих же
компаний за прошлые годы: в ряде случаев практически неизменной остается как
структура, так и содержание.
138

Энергетический сектор представлен 31 отчетом 11 компаний за период с


2004 по 2014 отчетный год включительно.
Таблица №9. Распределение отчетов по отраслевой принадлежности компаний: раздел
«Энергетический сектор» реестра нефинансовой отчетности РСПП
Место Позиционирование Кол-во отчетов (шт) Доля (%)
1 Преимущественно социальное 14 45,2
2 Социально-экологическое 11 35,5
Преимущественно экологическое 2 6,5
3
Социально-экономическое 2 6,5
Социальное 1 3,2
4
Социально-экологико-экономическое 1 3,2
Итого: 31 100
Нефинансовые отчеты по устойчивому развитию энергетического сектора
сконцентрированы в (14 из 31) преимущественно социальной и социально-
экологической (11 из 28) сфере. Отчеты ОАО «ФСК ЕЭС» за 2008 год и
«РусГидро» за 2010 отчетный год имеют преимущественно экологическую
направленность. Отдельное место занимает отчет ОАО «ОГК-2» за 2010 год,
осветивший все три аспекта устойчивого развития в равной степени.
Экологическая составляющая УРК в данных отчетах носит существенный
характер – энергетические компании активно заявляют о своей приверженности
«зеленой энергетики» и сокращению выбросов в атмосферу электростанциями.

Рис. 22. Треугольник Гиббса по зонам: энергетический сектор


139

Металлургическая и горнодобывающая промышленность представлены


12 компаниями, опубликовавшими за период с 2004 по 2013 отчетный год 23
отчета по устойчивому развитию. Отчетов за 2013 год в реестре не представлено.
Таблица №10. Распределение отчетов по отраслевой принадлежности
компаний: раздел «Металлургическая и горнодобывающая промышленность»
реестра нефинансовой отчетности РСПП
Место Позиционирование Кол-во отчетов (шт) Доля (%)
1 Преимущественно социальное 14 60,9
Социально-экологическое 3 13,0
2
Социальное 3 13,0
3 Преимущественно экономическое 2 8,7
4 Социально-экономическое 1 4,3
Итого: 23 100
Абсолютное большинство нефинансовых отчетов рассматриваемых
компаний (14 из 23), как и в случае энергетического сектора, принадлежит к
преимущественно социальной сфере, остальные отчеты распределены
относительно равномерно: ряд отчетов имеет преимущественно экономическую,
социально-экологическую, социальную направленность и социально-
экономическое позиционирование. Одним из важных отличий отчетности в сфере
горной и литейной промышленности является упор на показатели деятельности.

Рис. 23. Треугольник Гиббса по зонам: металлургическая


и горнодобывающая промышленность
140

Химическая промышленность и производство пищевых продуктов за


период с 2009 по 2014 год представлены 24 отчетами 10 компаний, 11 из которых
можно отнести к группе преимущественно социальных, 6 — к социально-
экологическим, по 3 — к социальным и преимущественно экологическим
отчетам. Отчет ООО «САБМиллер РУС» позиционируется на границе между
«преимущественно социальной» и «социально-экономической» зонами.
Таблица №11. Распределение отчетов по отраслевой принадлежности
компаний: раздел «Химическая промышленность и производство пищевых
продуктов» реестра нефинансовой отчетности РСПП
Место Позиционирование Кол-во отчетов (шт) Доля (%)
1 Преимущественно социальное 11 45,8
2 Социально-экологическое 6 25,0
Социальное 3 12,5
3
Преимущественно экологическое 3 12,5
Преимущественно социальное/
4 1
Социально-экономическое 4,2
Итого: 24 100
Позиционирование отчетов в данном секторе напрямую связано с его
спецификой и стейкхолдерскими запросами, предъявляемыми к предприятиям
химической промышленности в сфере экологической безопасности и
производителям продуктов питания в сфере экологичности продукции.

Рис. 24. Треугольник Гиббса по зонам:


химическая промышленность и производство пищевых продуктов
141

Телекоммуникационный сектор представлен 6 отчетами с 2006 по 2013


отчетный год включительно. В секторе фигурируют четыре такие компании, как
«Мегафон» (ОАО «Северо-Западный Телеком»), «МТС» (ОАО «Мобильные Теле-
Системы»), ОАО «ВолгаТелеком» и ОАО «Россети». «Мегафон» и «Волга
Телеком» выпустили отчеты за два года. «МТС» и «Россети» перешли на
отчетность в сфере УР сравнительно недавно и от них ожидаются отчеты за 2014
отчетный год.
Таблица №12. Распределение отчетов по отраслевой принадлежности компаний:
раздел «Телекоммуникационный сектор» реестра нефинансовой отчетности РСПП
Место Позиционирование Кол-во отчетов (шт) Доля (%)
1 Социальное 4 66,7
2 Преимущественно социальные 2 33,3
Итого: 5 100

Рис. 25. Треугольник Гиббса по зонам: телекоммуникации

Социальные проблемы в представленных отчетах рассматриваются


значительно подробнее, чем вопросы воздействия на окружающую среду, что
объяснимо исходя из специфики основной деятельности предприятий данного
сектора. В отчетах компаний отсутствует экономическая направленность УРК.
Самый большой экономический показатель в отчете компании ОАО «Россети» за
142

2013 год (27,8%), самый малозначительный – в отчете ОАО «ВолгаТелеком» за


2006-2007 годы (5,2%). Подобное значительное отклонение по отрасли выглядит
весьма неожиданно с позиции большинства стандартов в сфере некоммерческой
отчетности, включая последнюю версию рекомендаций GRI.
Финансы и страхование представлены 12 отчетами 5 компаний за период с
2008 по 2013 отчетный год включительно. Многие из представленных компаний
заменили отчетность по КСО отчетностью в сфере УР.

Рис. 26. Треугольник Гиббса по зонам: финансы и страхование.

9 из 12 отчетов позиционируются как социальные или преимущественно


социальные, 3 – как социально-экономические или экономические. Подобное
позиционирование не противоречит предположению об экономических
приоритетах устойчивого развития компаний финансовой сферы. Отчеты
социально ориентированы, в них затрагиваются вопросы взаимодействия с
обществом, социальной ответственности, решения актуальных проблем. По
форме отчеты близки к отчетности по КСО. Отчеты компании «Внешэкономбанк»
имеют сугубо экономическую направленность: в 2011 году она составляла 79,9%,
в 2012 году – увеличилась до 85,2%.
143

Таблица №13. Распределение отчетов по отраслевой принадлежности компаний: раздел


«Финансы и страхование» реестра нефинансовой отчетности РСПП
Место Позиционирование Кол-во отчетов (шт) Доля (%)
1 Преимущественно социальное 5 41,7
2 Социальное 4 33,3
3 Экономическое 2 16,7
4 Социально-экономическое 1 8,3
Итого: 12 100
Транспортная сфера представлена 2 компаниями, выпустившими 3 отчета
за период с 2006 по 2009 и за 2012 отчетные годы. ОАО «Трансаэро» выпустила
два отчета за 2006–2007 и 2008–2009 годы, ОАО «Международный аэропорт
Иркутск» — один отчет за 2012 год. Отчетов за 2013 год в данной сфере нет.
Таблица №14. Распределение отчетов по отраслевой принадлежности
компаний: раздел «Транспортная сфера» реестра нефинансовой отчетности РСПП
Место Позиционирование Кол-во отчетов (шт) Доля (%)
1 Преимущественно социальное 1 33,3
2 Социально-экономическое 2 66,6
Итого: 3 100

Рис. 27. Треугольник Гиббса по зонам: транспорт

Отчеты носят социальный характер и относятся к разряду преимущественно


социальных и социально-экономических, что может быть обусловлено
характером основной деятельности предприятий, связанной с доступной и
безопасной перевозкой людей. По форме и содержанию отчетность по УР данных
144

компаний близка к отчетности по корпоративной социальной ответственности.


Экологическая составляющая в отчетах раскрыта незначительно. Компании,
представленные в данном секторе, не имеют отчетности в области КСО,
отраженной в регистре нефинансовых отчетов РСПП. Отчетность компании
«Трансаэро» имеет большее сходство с рекламным буклетом, чем с
нефинансовым отчетом.
Прочие виды услуг представлены 7 отчетами двух консалтинговых
компаний за период с 2009 по 2013 отчетный год включительно. Среди компаний,
представляющих кластер «прочих видов услуг» реестра нефинансовой отчетности
РСПП, рассматриваются пять отчетов: три изданных компанией
«ПрайсвотерхаусКуперс Аудит» (за 2009-2013 годы) и два — компании «Эрнст
энд Янг» (Ernst & Young) за 2010 и 2011 годы.

Рис. 28. Треугольник Гиббса по зонам: прочие виды услуг

Таблица №15. Распределение отчетов по отраслевой принадлежности


компаний: раздел «прочие виды услуг» реестра нефинансовой отчетности РСПП
Место Позиционирование Кол-во отчетов (шт) Доля (%)
1 Преимущественно социальное 5 71,4
2 Преимущественно экономическое 2 28,6
Итого: 7 100
145

Отчеты компании «ПрайсвотерхаусКуперс» носят преимущественно


социальный характер, в то время как отчеты компании «Эрнст энд Янг» относится
к преимущественно экономическим и являются отчетами по КСО (что в них
указано), выполненными на высоком профессиональном уровне, однако РСПП не
без причины охарактеризовал их как отчеты в области УР. В отчетах
прослеживается четкая структура по трем составляющим, причем по каждому из
трех направлений выделены проблемы и подробным образом расписаны их
решения. Подобное лишний раз подчеркивает тот факт, что даже компании,
принимающие непосредственное участие в валидации и заверении отчетов,
неспособны четко разграничить понятия отчетов в области УР и КСО.
Некоммерческие организации представлены 3 отчетами двух организаций
за 2006, 2013 и 2013 отчетные годы.

Рис. 29. Треугольник Гиббса по зонам: некоммерческие организации

Таблица №16. Распределение отчетов по отраслевой принадлежности компаний: раздел


«некоммерческие организации» реестра нефинансовой отчетности РСПП
Место Позиционирование Кол-во отчетов (шт) Доля (%)
1 Социальное 3 100
Итого: 3 100
Группа некоммерческих организаций реестра нефинансовой отчетности
РСПП представлена детским фондом «Виктория» и Благотворительным фондом
146

Елены и Геннадия Тимченко, чьи отчеты в области устойчивого развития носят


ярко выраженный характер социального позиционирования. Вопросы
экологической и, главное, экономической ответственности практически не
рассматриваются, что недопустимо, когда речь идет о благотворительных
организациях. Экологические аспекты учитываются указанными фондами на
уровне 2,1–4,8%. В отчете благотворительного фонда Тимченко вопросы
экологической составляющей не упоминаются вовсе. На долю экономической
составляющей приходится 4,8–7,6%. Отчеты Фонда Тимченко обозначены как
«отчеты о благотворительной деятельности», однако в само́м отчете можно найти
информацию о том, что это отчет в области устойчивого развития,
подготовленный в соответствии с Руководствами по отчётности в области
устойчивого развития GRI 3.1 и GRI 41. Также в отчете четко указана
необходимость (в том случае, если это отчет в области устойчивого развития)
наличия экономической, экологической и социальной составляющей2.
Отраслевые отчеты представлены одним отчетом одной отрасли за 2007–
2008 отчетные годы. Это отчет в области устойчивого развития, составленный
Российским союзом химиков.
Отчет носит характер социально позиционированного. Предположение о
том, что он должен уделять внимание преимущественно экологической
ответственности, оказалось верным лишь отчасти: экологическая составляющая
(26,6%) оказывается важнее экономической (5,8%), но менее значимой, чем
социальная (67,6%). По структуре и содержанию данный отчет близок к отчету в
сфере КСО. Будучи практически лишенным экономической составляющей УРК,
отчет является недостаточно сбалансированным и социально-ориентированным.
Таблица №17: Распределение отчетов по отраслевой принадлежности компаний: раздел
«отраслевые отчеты» реестра нефинансовой отчетности РСПП
Место Позиционирование Кол-во отчетов (шт) Доля (%)
1 Социальное 1 100
Итого: 1 100

1
Руководство по отчетности в области устойчивого развития G 4 [Электронный доступ] -
https://www.globalreporting.org/resourcelibrary/GRIG4-Part1-Reporting-Principles-and-Standard-Disclosures.pdf
2
Руководство по отчетности в области устойчивого развития G 3.1 [Электронный доступ] -
https://www.globalreporting.org/resourcelibrary/Russian-G3-Reporting-Guidelines.pdf
147

Рис. 30. Треугольник Гиббса по зонам: отраслевые отчеты


По результатам исследования является возможным построить сводную
таблицу полученных данных (см. табл. 18) и график (см. рис. 31) по зонам
позиционирования применяемого нами треугольника Гиббса.
Таблица №18. Распределение отчетов реестра нефинансовой отчетности РСПП:
сводная таблица
Место Позиционирование Кол-во отчетов (шт) Доля (%)
1 Преимущественно социальное 98 52,4
2 Социально-экологическое 30 16,0
3 Социальное 22 11,8
Преимущественно экологическое 11 5,9
4
Социально-экономическое 11 5,9
5 Преимущественно экономическое 6 3,2
6 Экологико-экономическое 3 1,6
Социально-экологико-
2
7 экономическое 1,1
Экономическое 2 1,1
Экологическое 1 0,5
8 Преимущественно социальное/
1
Социально-экономическое 0,5
Итого: 187 100
Как видно из приведенного ниже графика, большинство компаний,
отмеченных в реестре нефинансовой отчетности РСПП, тяготеют к
преимущественно социальному (98 из 187; 52,4%), социально-экологическому
148

(30; 16%), социальному (22; 11,8%), преимущественно экологическому (11; 5,9%)


и социально-экономическому (11; 5,9%) позиционированию.

Рис. 31. Разделение отчетов по зонам позиционирования: сводный график


Проведенный анализ корпоративной отчетности в области устойчивого
развития компаний, декларирующих свою приверженность принципам
устойчивого развития, позволил выявить особенности трактовки устойчивого
развития, характерные для российских компаний, а также особенности их
подходов к реализации принципов УР. Были выявлены нарушения принципов
коммуникативности, интегрированности и системности устойчивого развития
компании, которые позволили сформулировать следующие актуальные проблемы
корпоративной деятельности в данной сфере1, апробированные на ряде научно-
практических конференций2,3. Результаты исследования позволили выявить

1
Белоусов К.Ю. Актуальные проблемы формирования стратегии устойчивого развития российских компаний //
Проблемы современной экономики. - СПб., 2013, N 3 (47).- стр. 191-194 - ISSN 1818-3395
2
Белоусов К.Ю. Особенности устойчивого развития российских компаний // Предпринимательство и реформы в
России: материалы международной конференции молодых ученых-экономистов. 22-23 ноября 2012 г. – ЭФ
СПбГУ, 2012, 346 с. – с. 327-328 – ISBN 978-5-4210-0053-2
3
Белоусов К.Ю. Социально-экономические аспекты устойчивого развития компании // Предпринимательство и
реформы в России: материалы двадцатой конференции молодых ученых-экономистов. Санкт-Петербург. 21-22
ноября 2014 г. / Редкол.: А.В.Воронцовский (отв. ред.), Е.Г. Чернова, С.А. Белозеров [и д.р.]. – СПб.: Издат. центр
экон. ф-та СПбГУ, 2014 – 275 c. – стр. 267-268 – ISBN 978-5-4210-0068-6
149

следующие особенности устойчивого развития, характерные для российских


компаний. К особенностям отчетности в области УР можно отнести:
 отсутствие четкого разграничения видов отчетности (отчетности в области
КСО и отчетности в области устойчивого развития);
 замещение отчетности по КСО отчетностью по УР без изменения ее
структуры и фактического содержания;
 высокая вариативность выбора международных стандартов в области
нефинансовой отчетности, несоблюдение требований и принципа инклюзивности
международного стандарта GRI-4.
 дублирование нефинансовой отчетности в сфере КСО отчетностью в
области устойчивого развития;
 акцент в отчетах по УР на социальную составляющую УРК;
 значительное влияние основной деятельности компаний на содержание
отчетов, вызывающее нарушение принципов стандартов подотчетности
(например, AA1000APS 20081), связанных со сбалансированностью
предоставляемой информации.
 отсутствие общепринятого подхода к трактовке устойчивого развития
компании, разнообразие подходов к пониманию содержания этого понятия и
сопряженных с ним понятий;
 декларативность, высокая степень формализации отчетов, подмена
понятий, наличие заимствований, штампов.
Нечеткое разделение на отчеты по корпоративной социальной
ответственности и отчеты по устойчивому развитию, выражающееся в
практически полном дублировании содержания. В ряде случаев отчеты имели
смешанные названия, содержащие на своем титульном листе два заголовка, один
из которых гласил, что данный документ представляет собой «социальный отчет»
(или отчет по корпоративной социальной ответственности), а другой — что это

1
По данным сертификата «Бюро Веритас Сертификейшн Русь» (ЗАО «Бюро Веритас Сертификейшн Русь» 22
июня 2011 г) - Независимое заверение социальной отчетностии [Электронный доступ] -
http://sr.eurochem.ru/2010/sites/default/files/pdfs-rus/EuroChem-Social-Report-2010-BV-RUS.pdf
150

отчет по устойчивому развитию. Компании также свободно оперируют


названиями «отчет по устойчивому развитию», «отчет по корпоративному
устойчивому развитию» и «отчет по корпоративной устойчивости», используя
эти понятия как абсолютные синонимы. Данное положение дел противоречит
принципам иерархичности и системности устойчивого развития компании.
Дисбаланс отчетности в рамках социального направления, более сильная
направленность стратегии устойчивого развития на вопросы персонала, проблемы
внутренней среды компании. Слабая экономическая и экологическая
направленность означает, что бизнес склонен избегать многих актуальных
вызовов и возможностей. Тенденция ориентироваться на инсайдерские
потребности приводит к игнорированию внешней среды, её угроз и
возможностей. Подобное категорически противоречит принципу
сбалансированности УРК.
Замещение отчетности по КСО нефинансовой отчетностью по устойчивому
развитию без изменения ее структуры и рассматриваемых направлений.
Например, нефтегазовый сектор, выпустивший максимальное количество отчетов
по устойчивому развитию, практически не предоставил отчетов по КСО, в то
время как компании финансового сектора, напротив, выпустили большое
количество УР-отчетов при меньшем количестве отчетов по КСО. Ряд компаний
просто объединяют отчеты по КСО и УР (см., например, «Отчет об устойчивом
развитии и социальной ответственности за 2010 год» компании Татнефть1).
Однако отсутствие принципиального изменения структуры и приоритетных
направлений отчетности в области устойчивого развития ставит под вопрос саму
ее необходимость. Данная трансформация нарушает принципы системности и
компетентности УРК.
Основная деятельность компаний, как правило, оказывает влияние на
содержание отчетов и, как следствие, на их позиционирование. Например, в
отчетах из сектора «Металлургия и горнодобывающая промышленность» особое

1
Татнефть / Отчет об устойчивом развитии и социальной ответственности за 2010 год [Электронный доступ] -
http://www.tatneft.ru/wps/tatneft/htmleditor/file/65ff68be5e2c69e9f30ae5d6da47e8acfe089c96.pdf
151

внимание уделяется вопросам безопасности труда (что, возможно, вызвано


многочисленными несчастными случаями на шахтах в практике горной добычи) и
негативному влиянию добывающей деятельности на население. Впрочем,
экологические вопросы для них не являются приоритетными. Энергетические же
компании уделили максимальное влияние экологическим проблемам и влиянию
основной деятельности на биосферу и антропогенную среду. При этом вопросы
экономического характера рассматриваются в данном случае в меньшем объеме.
Данная проблема ставит под сосмение возможность реализации принципов
сбалансированности, компетенции и системности УРК.
Наблюдается тенденция к ежегодному росту числа компаний, выпускающих
нефинансовую отчетность по устойчивому развитию, что влечет за собой
возникновение проблем учета и соблюдения международных стандартов.
Понимание устойчивого развития как нового этапа, следующего за
корпоративной социальной ответственностью (или рассмотрение КСО в рамках
зонтичной концепции устойчивого развития) приводит к замещению отчетности
по КСО отчетностью в области устойчивого развития. В ходе исследования также
была выявлена тенденция к информационной открытости, общедоступности
нефинансовых отчетов, их доступности в сети интернет широкой аудитории, что
ведет к возможности заимствования, плагиата, появления штампов и стандартных
формулировок. Данная тенденция отражается на таких принципах УРК, как
коммуникативность и обратная связь.
В ряде отчетов отсутствует определение понятия «устойчивое развитие»
или некая преамбула, в которой давалось бы пояснение, какие цели преследует
данная форма отчетности и какова корпоративная философия компании и ее
понимание «устойчивого развития». Подобное может оказать существенное
влияние на реализацию принципа целеполагания УРК.
На наш взгляд, перечисленные выше проблемы, связанные с нефинансовой
отчетностью, могут быть решены следующими путями.
 Перспективный переход компаний к формам интегрированной отчетности;
152

 Ответственное и добровольное стремление компаний к соблюдению


международных стандартов нефинансовой отчетности;
 Обязательное заверение отчетов организацией «SustainAbility» по методике
GRI-4 (добровольное заверение отчетов РСПП);
 Независимый аудит и консультации в процессе подготовки отчета;
 Исключение формального применения методики общественного заверения;
 Отказ от замещения отчетности КСО отчетностью в области УР;
 Выработка понятийного аппарата УРК на корпоративном уровне;
 Выработка корпоративной философии и принципы УРК;
 Компании должны начать руководствоваться принципом значимости: в
равной степени рассматривать социальное, экологическое и экономическое
направление деятельности.
 Деятельность компаний не должна влиять на структуру отчета;
 Принципиальность формирования стратегии устойчивого развития для
крупных компаний.
 Учет нефинансовой отчетности и её распространение через независимые
интернет-порталы и каталоги с систематизацией по формам отчетности и
возможностью полнотекстового доступа.
 Необходимость сопровождения отчета всей дополнительной информацией
относительно природы его заверения и стандарта подготовки.
 Внедрение предложенного нами метода контент-анализа на аппаратном
уровне с использованием автоматических систем и возможностью выведения
результатов в специальный аналитический раздел онлайн портала.
 Внедрение системы контроля наличия заимствований в нефинансовой
отчетности (антиплагиата).
Следует учесть факт замещения и дублирования нефинансовой отчетности
по КСО нефинансовой отчетностью по УР и перейти от этой формы к
интегрированной отчетности, в которой будут отражены КСО, вклад компании в
устойчивое развитие и достижения в сфере корпоративной устойчивости.
153

В процессе реализации принципов устойчивого развития компании должны


в равной степени рассматривать социальное, экологическое и экономическое
направления. Как показало исследование, экологические и экономические
аспекты учитываются ими в наименьшей степени. Компании в целях достижения
устойчивости и создания благополучных условий для устойчивого развития
должны ориентироваться на внешнюю и внутреннюю среды организации, не
отдавая явного предпочтения одной из них. Только в этом случае компания будет
обладать возможностью распознавать запросы, актуальные проблемы и вызовы
устойчивости, формировать ответную реакцию на них (внедрять в деятельность
новые принципы, стандарты и порядки отношений со стейкхолдерами), добиваясь
тем самым корпоративной устойчивости и способствуя устойчивому развитию.
Замещение отчетности по КСО отчетностью в области УР нежелательно,
поскольку среди представителей бизнес-сообщества отсутствует единое
понимание устойчивого развития компании. Отчет по КСО может содержать
также более широкий спектр информации касательно корпоративной культуры,
философии и интегрированности КСО в стратегию компании.
В процессе формирования стратегии устойчивого развития необходимо
учитывать характер основной деятельности компании, который не должен
оказывать чрезмерного влияния на эту стратегию, а лишь задавать ее специфику.
Например, компании, осуществляющие деятельность в сфере добывающей
промышленности, не должны сосредотачиваться исключительно на проблемах
взаимодействия с окружающей средой, существенно понижая в приоритете
социальные запросы и экономические аспекты. Также необходимо понимать, что
согласно концепции устойчивого развития не существует компаний, основная
деятельность которых не имеет экологического аспекта (даже если они не
осуществляют производственной деятельности).
Рост числа компаний, выпускающих нефинансовую отчетность по
устойчивому развитию, неизбежно приводит к обязательности формирования
стратегии устойчивого развития для крупных компаний.
154

Информационная открытость и увеличивающаяся общедоступность


корпоративных материалов является очередным доводом в пользу формирования
стратегии устойчивого развития. Учет нефинансовой отчетности и ее
распространение может осуществляться через независимые интернет-порталы
(например, Каталог нефинансовой отчетности журнала «Устойчивый бизнес»1) с
системой поиска, систематизацией по формам отчетности и возможностью
полнотекстового доступа. Порталы должны сопровождать отчет всей
дополнительной информацией относительно природы его заверения и стандарта
исполнения. Перспективным может оказаться внедрение предложенного нами
метода контент-анализа на аппаратном уровне с использованием автоматических
систем и возможностью выведения результатов в специальный аналитический
раздел портала. Благодаря перспективному развитию регистров нефинансовых
отчетов, процедурам заверения и гражданского контроля, тенденция к
информационной открытости, выражающаяся в общедоступности нефинансовых
отчетов, не должна повлечь за собой заимствования (плагиата). К тому же
потенциальные репутационные издержки компании в случае выявления
заимствований будут выше, чем издержки на написание собственного отчета.
Компаниям следует выработать собственное понимание таких терминов,
как «устойчивое развитие», «устойчивое развитие компании» и «социальная
ответственность компании». В целях достижении устойчивости компании и
способствования устойчивому развитию на глобальном уровне представители
бизнес-сообщества должны выработать четкую корпоративную философию,
реализовывать принципы устойчивого развития.
К особенностям УРК российских компаний можно отнести:
 нарушение принципов коммуникативности, интегрированности и
системности устойчивого развития компании;
 попытка перехода к УРК, минуя закономерный этап КСО;

1
«Устойчивый бизнес»: экспертный деловой журнал в области корпоративной социально ответственности и
устойчивого развития / Каталог нефинансовой отчетности [Электронный доступ] -
http://www.csrjournal.com/liveexperience/socreports/
155

 демонстративная тяга к УРК выступает как атрибут успешной компании


западного типа.
 большинство компаний трактует УР, используя классическое определение
из Доклада Комиссии Брундтланд «Наше общее будущее» (1987).
 большинство компаний не разделяет такие понятия как устойчивое
развитие и устойчивое развитие компании. Однако ряд компаний разделяет эти
два понятия и трактует «устойчивое развитие компании» как направленное на
рост акционерной стоимости компании за счет повышения экономической
эффективности, развитие персонала, поддержание экологической безопасности и
социально-экономическое развитие регионов присутствия1.
 ряд компаний выделяет собственные принципы устойчивого развития
компании. Представляется возможным выделить универсальные принципы УРК,
предлагаемые российскими компаниями: соблюдение законов и правовых актов,
соблюдение прав человека, учет интересов заинтересованных сторон, оценка
эффективности, информационная прозрачность, в некоторых случаях как
принцип УРК выделяется максимизация прибыли2.
 под деятельностью в области УРК российские компании, прежде всего,
понимают охрана труда и окружающей среды, а также взаимодействие с
заинтересованными сторонами: персоналом, бизнес-сообществом и обществом.
 общей проблемой для большинства российских компаний является то, что
при фактическом отсутствии реализации стратегического подхода к КСО ими
декларируется переход к УРК, исключающий ситуационный подход и
ориентацию на краткосрочные цели и показатели.
 особенностью УРК российских компаний остается высокая зависимость от
конъюнктуры рынка, финансовой стабильности и макроэкономической
обстановки – в кризисные годы деятельность компаний и количество отчетов в
области УРК существенно сокращаются.

1
Роснефть - Политика компании в области устойчивого развития [Электронный доступ] -
http://www.rosneft.ru/attach/0/02/68/development_policy.pdf
2
«Сахалин Энерджи» - Принципы устойчивого развития [Электронный доступ] -
http://www.sakhalinenergy.ru/ru/social_responsibility/sustainable_development.wbp
156

Нами предлагаются следующие рекомендации по решению проблем в


области УРК российских компаний:
 компаниям необходимо избегать преобладающей ориентации на
краткосрочные показатели экономической деятельности и руководствоваться
долгосрочными результатами деятельности;
 государственной власти необходимо изменить приоритеты: прекратив
практику принуждения компаний к КСД, сосредоточиться на формировании
гражданского общества в Российской федерации. Именно тенденции развития
гражданского общества может способствовать формированию драйверов УРК и
условий для их формирования;
 российскому бизнес-сообществу в условиях открытости необходимо уйти
от практики использования УРК как «информационной ширмы», поскольку
информационные риски в данной области существенно привышают
потенциальные выгоды.
 компаниям необходимо прекратить нарушать принципы инклюзивности и
сбалансированности, ориентируясь лишь на запросы и ответственность перед
внутренними стейкхолдерами, полностью игнорируя потребности внешней
среды. Компаниям также следует расширить понимание роли и функций бизнес-
организаций в устойчивом развитии.
 компаниям, декларировавшим соблюдение принципов УРК, следует
действовать с учетом потенциальных рисков, связанных с макроэкономической
нестабильностью, кризисными явлениями в экономике, и возникающей
финансовой нестабильность компаний различных отраслей. Подобное будет
способствовать накоплению опыта работы в области УРК и формировании
нефинансовой отчетности.
157

ЗАКЛЮЧЕНИЕ
Корпоративная социальная ответственность является одной из актуальных
проблем, волнующих все мировое научное и деловое сообщество. В рамках
современной экономической теории данная концепция является целостной:
выработаны теоретические положения на этот счет и сформулированы основные
подходы. В настоящее время одним из наиболее острых вопросов в области КСО
становится взаимосвязь концепций корпоративной социальной ответственности и
устойчивого развития, а также реализация принципов устойчивого развития на
микроэкономическом корпоративном уровне.
Основываясь на исследованиях отечественных и зарубежных ученых,
занимающихся проблемами КСО и устойчивого развития, а также
проанализировав результаты деятельности ряда ведущих отечественных и
международных компаний с использованием различных методов исследования,
включая метод контент-анализа, мы пришли к следующим результатам.
Институт КСО в России является практическим примером «трансплантации
экономических институтов», описанной в работах Полтеровича В. М. – в России,
минуя начальный этап эволюционного процесса, институт КСО появился на
уровне передовых корпораций в начале 2000 гг. В настоящее время КСО
продолжает находиться в процессе институциализации (на стадии выработки
формальных основ). Для его закрепления в дальнейшего развития необходимо,
чтобы подавляющее количество компаний начали разделять принципы
корпоративной ответственности.
Реализация принципов КСО может носить прагматический характер и быть
зависимой от рисков, связанных с угрозой её репутационному капиталу или
доходности компании. В современном мире все большую роль начинает играть
гражданское общество, в зоне внимания которого находятся практически все
аспекты жизнедеятельности бизнеса. В относительно выгодном положении
оказываются компании-монополисты, однако даже они незащищены от
возможности потребительских бойкотов в случае увеличения их в социально
безответственном поведении. Подобная прагматичность КСО представляет собой
158

нормальное явление, и выполняет роль очевидного стимула для скорейшего


перехода к модели социально вовлеченного поведения.
Дальнейшие перспективы развития института КСО невозможны без
постепенного перехода предмета исследования с микроэкономического на
макроэкономический уровень. На сегодняшний день дилемму о необходимости
корпоративной социальной ответственности, переставшую быть основным
вопросом для многих исследователей, заменил вопрос о ее макроэкономическом
воздействии. Последующее развитие института корпоративной социальной
ответственности напрямую связано с определением неформальных норм и
принятием формализованных правил на глобальном, региональном,
государственном, отраслевом и корпоративном уровнях, формирование
общественной системы ценностей социально ответственного бизнеса,
переосмысление существующей в настоящее время модели общественных
отношений и социальной роли бизнеса, развитие гражданского общества и форм
общественного контроля. Особый интерес представляет собой постепенный
переход предмета исследования с микроэкономического на макроэкономический
уровень (что позволит рассмотреть макроэкономическое влияние корпоративной
социальной ответственности и его взаимосвязь с УР в глобальном понимании).
В ходе проведенного диссертационного исследования были выявлены и
подробно описаны четыре доминирующих подхода к трактовке устойчивого
развития: эколого-системный, кластерный, устойчивого развития компании и
триединый подход, объединяющий в себе три аспекта: социальный,
экономический и экологический) и их особенности.
Анализ публикаций зарубежных и российский авторов позволяет выделить,
в качестве доминирующего в настоящее время подхода, триединый подход, в
соответствии с которым, устойчивое развитие имеет три основания (аспекта,
измерения) — экономическое, экологическое и социальное. Триединый подход
означает признание того, что устойчивое развитие определяется системой
факторов — экономических, социальных, экологических, предполагает
экономическую, социальную и экологическую устойчивость, как на макроуровне,
159

так и на корпоративном уровне, а измерение УР делает необходимым


использование экономических, социальных и экологических индикаторов.
Триединый подход к трактовке устойчивого развития следует рассматривать в
качестве важнейшей методологической основы исследования устойчивого
развития и на корпоративном уровне.
Эволюцию научных взглядов в процессе формирования концепции
устойчивого развития можно разделить на три этапа: зарождение, формирование
концептуальных основ и систематизацию концепции устойчивого развития. В
диссертационном исследовании нами была рассмотрена эволюция концепции
устойчивого развития: от зарождения и формирования теоретических основ УР
(которое связывают с работами А. Печчеи, Дж. Форрестера, Л. Медоуза, М.
Месаровича, Э. Пестеля, исследованиями и ключевыми докладами «Римского
клуба» в период с 1968 по 1974 год, отчетом «Наше общее будущее» комиссии
Брундтланд, работавшей в период с 1983 по 1987 год). В дальнейшем процессе
эволюции взглядов на устойчивое развитие нами был отмечен постепенный
переход с макроуровня к микроуровню исследования релевантных проблем,
предметом которых все чаще становятся региональные проблемы устойчивого
развития, и участие местных предприятий в его поддержании. В первых моделях
«Мир-1», «Мир-2», «Мир-3» и «Человечество на перепутье» устойчивое развитие
рассматривалось на глобальном уровне. Дальнейший переход исследовательской
деятельности на микроуровень, уровень отдельных компаний, по сути, означал
попытку дать микроэкономическую интерпретацию проблем устойчивого
развития. Осознание необходимости интегрировать принципы УР в деятельность
бизнес-организаций и корпоративные стратегии нашло отражение в ряде
глобальных международных инициатив (Глобальный Договор ООН;
«Йоханнесбургский план»; «РИО+20» (2012)). Следствием этого стало
расширение проблемного поля исследований и появление концепций устойчивого
развития компании и корпоративной устойчивости, а также соответствующих
понятий. Предметом обсуждения все чаще становятся региональные проблемы
устойчивого развития, и участие местных компаний в его поддержании.
160

Следствием этого становится формирование так называемого кластерного


подхода к устойчивому развитию. Его характерная особенность — обоснование
возможности УР региона посредством формирования кластеров компаний.
Как в теории, так и на практике все шире начинают использоваться понятия
«устойчивое развитие компании» и «корпоративная устойчивость». Нами был
выявлен ряд позиций, сформировавшихся в ходе данной дискуссии:
Ряд исследователей рассматривают понятия «устойчивое развитие
компании» и «корпоративная устойчивость» как тождественные понятия, трактуя
корпоративную устойчивость как устойчивое развитие на корпоративном уровне.
Данной позиции нередко придерживаются компании на практике.
Некоторые авторы считают необходимым различать эти понятия, полагая,
что устойчивое развитие компании представляет собой «путь к корпоративной
устойчивости» (corporate sustainable development is the pathway to sustainability), в
то время как корпоративная устойчивость трактуется ими как результат
устойчивого развития компании, способность к выживанию (Дж. Элкингтон, М.
Эпштейн и Р. Штойрер, У. Виссер).
Существует точка зрения, в соответствии с которой понятие
«устойчивость» (перед внешними воздействиями) обладает свойством
масштабируемости и может быть применено к организации, в то время, как
понятие «устойчивое развитие», немасштабируемо и не может быть применено к
отдельной организации, оно применимо только в отношении региона, страны или
планеты (Д. Медоуз).
Анализ подходов к трактовке рассматриваемых понятий, реализуемых
компаниями на практике, позволяет выделить еще одну позицию. Взаимосвязь
концепции устойчивого развитии компании и корпоративной социальной
ответственности рассматривается в работах Ю.Е. Благова и других авторов.
Устойчивое развитие компании рассматривается в данных работах либо как
новый этап эволюции концепции КСО, либо как ее зонтичная концепция.
Отмечено большое число научных статей, авторы которых отождествляют,
подменяют понятия «устойчивое развитие компании» и «корпоративная
161

социальная ответственность», синонимизируют понятия «устойчивое развитие


компании» и «корпоративная устойчивость». Данная проблема нашла свое
подтверждение в результате проведенного контент-анализа нефинансовой
отчетности. Во многом причиной подобного становится отсутствие четкого
понятийного аппарата.
Институт корпоративной социальной ответственности представляет собой
ряд формализованных правил и неформализованных норм, устанавливающих
порядок принятия решений представителями бизнес-сообщества. КСО как
институт создает четкие рамки корпоративной деятельности в условиях
актуальных общественных ценностей и существующих социальных запросов,
накладывая тем самым ряд ограничений на деятельность компаний. Институт
КСО характеризуется регулирующим характером, который имеет достаточно
широкий охват, распространяясь как на взаимодействия компании с её
стейкхолдерами, так и обществом в целом. Ставший хрестоматийным
стейкхолдерский подход занимает существенную позицию в сложившимся
институте КСО: в целом компании акцентируют внимание на формировании
взаимоотношений со своими стейкхолдерами и также стараются сформировать
новые подходы информационных коммуникаций с ними. Сложившаяся
тенденция предвещает появление новых корпоративных норм и правил
касательно информационного взаимодействия со стейкхолдерами. Данные
изменения будут способствовать развитию гражданского общества и
эффективных социально ответственных корпоративных практик.
В соответствии с предлагаемым нами подходом, концепция устойчивого
развития компании рассматривается как концепция, производная от концепции
устойчивого развития, возникшая в результате эволюции взглядов на устойчивое
развитие общества и экономики и отражающая современную трактовку целей,
принципов и механизмов устойчивого развития на микроуровне — уровне
отдельной компании, а также содержание релевантных понятий.
Ориентация компании на устойчивое развитие, содействие устойчивому
развитию общества и экономики может рассматриваться как высшая форма
162

проявления социальной ответственности бизнес-организаций. Концепцию


устойчивого развития компании следует рассматривать как закономерный этап
развития концепций, ассоциируемых с КСО, новый этап ее эволюции, концепцию
более высокого уровня, отражающую цели, ценности, принципы долгосрочного
развития компании. Ее формирование явилось следствием эволюции взглядов на
роль и функции бизнес-организаций в современной экономике.
Следует отметить, что обе концепции отражают современные подходы к
трактовке роли бизнеса в современной экономике, целей и ценностей; в основе
современных подходов к трактовке корпоративной социальной ответственности
также лежит триединый подход (представление о трех сферах проявления
ответственности — экономической, социальной и экологической).
Концепция корпоративной устойчивости, по мнению автора, раскрывает
результаты следования принципам устойчивого развития компании и
деятельности компании в направлении УРК. Реализация принципов УРК
способствуют формированию долгосрочных конкурентных преимуществ
компании и повышению корпоративной устойчивости. Подобное достигается
посредством создания уникальных трудновоспроизводимых нематериальных
активов компании (человеческого, социального, репутационного,
интеллектуального капиталов компании), существенного снижения рисков (в
первую очередь, нефинансовых) и появления новых возможностей. Автор
придерживается точки зрения, в соответствии с которой корпоративная
устойчивость является результатом УРК и создает долгосрочную разделимую
ценность как для внутренних заинтересованных лиц, так и для внешних (creates
long-term consumer and employee value).
Предлагаемый нами подход к трактовке устойчивого развития компании,
его принципов и критериев, согласно которому устойчивое развитие компании
представляет собой систему взглядов на принципы и механизмы устойчивого
развития бизнес-организации, содержание соответствующих понятий. Под
устойчивым развитием компании следует понимать:
163

— ответ на формирующиеся глобальные риски и вызовы, на формирующийся


запрос общества в отношении устойчивого развития;
— новую управленческую философию, предполагающую переосмысление
роли бизнес-организаций в социально-экономическом развитии, высокий уровень
социальной ответственности компаний в экономической, экологической и
социальной сферах; осознание необходимости формирования стратегий развития,
адекватных требованиям социально-ориентированной инновационной экономики;
— стратегию, направленную на формирование долгосрочных конкурентных
преимуществ компании, повышение корпоративной устойчивости и содействие
устойчивому развитию общества;
— деятельность компании, ориентированную на воспроизводство
экономического, интеллектуального, человеческого и социального капталов
компании, имеющего устойчивый характер; деятельность, осуществляемую на
основе принципов устойчивого развития.
— форму проявления корпоративной социальной ответственности.
В результате исследования практики устойчивого развития компаний
предложены следующие принципы: системности, интегрированности,
целеполагания, коммуникативности, компетентности, иерархичности, обратной
связи и сбалансированности.
Реализация сформулированных принципов УРК может рассматриваться в
качестве важнейшего условия ее устойчивого развития. В рамках комплексного
подхода к трактовке устойчивого развития компании в диссертации
сформулированы его базовые критерии. Под критериями устойчивого развития
компании мы понимаем совокупность качественных и количественных
характеристик компании, позволяющих судить о степени, полноте реализации
компанией принципов устойчивого развития. К важнейшим из них следует
отнести такие критерии, как: конкурентоспособность, снижение финансовых и
нефинансовых рисков, адаптивность к динамично меняющимся условиям ведения
бизнеса, прозрачность, ответственность, открытость, долгосрочность,
164

экономическая (финансовая), социальная устойчивость и экологическая


устойчивость, а также вклад компании в устойчивое развитие общества.
Предложенная трактовка устойчивого развития компании, изучение опыта
компаний по реализации принципов УРК позволили выявить совокупность
факторов, оказывающих влияние на устойчивое развитие компании. Под
факторами УРК нами понимаются движущие силы и причины устойчивого
развития компании. Отличительной особенностью подхода, предлагаемого
автором исследования является системный подход к выявлению факторов
устойчивого развития компании, в основе которого лежит представление о трех
основаниях устойчивого развития: экономическом, социальном и экологическом.
Множественность этих факторов сделала необходимой их классификацию,
в основу которой были положены: границы действия факторов (внутренняя и
внешняя среда компании); функциональная сфера деятельности компании, в
рамках которой они действуют (коммерческая и производственная деятельность,
кадровые и партнерские отношения, производство и корпоративная социальная
ответственность); характер воздействия (прямой или косвенный).
Исследование роли КСО как фактора УРК позволило сделать вывод о том,
что социально-ответственная деятельность играет важную роль в обеспечении
устойчивого развития компании и содействует устойчивому развитию в целом.
Автором обосновано положение о том, что соответствующий эффект может быть
достигнут лишь в случае реализации стратегического подхода к КСО.
Реализация ситуационной КСО не способствует получению долгосрочных
выгод, формированию экономической, социальной и экологической
устойчивости. Отличительной особенностью стратегической КСО является
интеграция социальной ответственности в стратегию компании, направленную на
взаимодействие со стейкхолдерами и поддержание долгосрочной
конкурентоспособности. Игнорирование КСО порождает нефинансовые
социальные, кадровые, профессиональные, репутационные и экологические
риски, не позволяющие компании сформировать устойчивые конкурентные
преимущества, тем самым подрывая основы ее УР.
165

Анализ корпоративной отчетности в области УРК, декларирующих свою


приверженность принципам устойчивого развития, позволил выявить
особенности трактовки устойчивого развития, характерные для российских
компаний, а также особенности их подходов к реализации принципов УР. В ходе
произведенного исследования нефинансовых отчетов в области устойчивого
развития в качестве методов исследования был использован контент-анализ и
системный подход. При обработке результатов использовалась модель
«треугольник Гиббса—Розебома» и авторская методика, созданная на основе
методики исследования Александро Кляйне и Михаэля фон Гауфа «Реализация
корпоративной социальной ответственности, мотивированная устойчивым
развитием: применение треугольника интегративной устойчивости»1.
Предложенная автором методика может быть использована при проведении
исследований корпоративной социальной деятельности компаний в целях
выявления особенностей, характерных для российских компаний.
Результаты исследования позволили выявить особенности отчетности и
реализации принципов УРК. Наиболее актуальными проблемами в этой области
стали отсутствие разграничения отчетности в области КСО и отчетности в
области устойчивого развития, а также замещение отчетности по КСО
отчетностью по УР без фактического изменения ее структуры и содержания.
Рекомендации международного стандарта GRI-4 (и более ранних), как правило, в
той или иной степени нарушаются – наблюдается как несоблюдение общих
требований, так и принципа инклюзивности, который в процессе подготовки
отчетности является основным. Все это ведет к дублированию и излишнему
акцентированию на социальную составляющую в отчетах по УР.
Нами также было отмечено значительное влияние основной деятельности
компаний на содержание отчетов. Данная особенность нередко вызывает
нарушение принципов стандартов подотчетности, связанных со
сбалансированностью предоставляемой информации.
1
Kleine A., Hauff M. Sustainability-Driven Implementation of Corporate Social Responsibility: Application of the
Integrative Sustainability Triangle // Journal of Business Ethics (2009) 85:517–533 Springer DOI 10.1007/s10551-009-
0212-z [Электронный доступ] - http://www.springerlink.com/content/77g5782643r0r127/
166

Ведущие российские компании не декларируют общепринятого подхода к


трактовке содержания устойчивого развития компании. Существующее
разнообразие подходов, высокая степень формализации отчетов, подмена
понятий, наличие заимствований и штампов приводят к отсутствию четкого
понимания природы устойчивого развития компании российским бизнес-
сообществом.
К особенностям УРК российских компаний относятся проблемы, связанные
с нарушением принципов коммуникативности, интегрированности и системности
устойчивого развития компании и попыткой перехода к УРК, минуя
закономерный этап КСО – при фактическом отсутствии реализации
стратегического подхода к КСО ими декларируется переход к УРК,
исключающий ситуационный подход и ориентацию на краткосрочные цели и
показатели. Показная тяга к УРК как к атрибуту успешной компании западного
типа и высокая зависимость от конъюнктуры рынка, финансовой стабильности и
макроэкономической обстановки приводят к тому, что в кризисные годы
деятельность компаний и количество отчетов в области УРК существенно
сокращаются. Под деятельностью в области УРК российские компании, прежде
всего, понимают охрану труда и окружающей среды, а также взаимодействие с
заинтересованными сторонами: персоналом, бизнес-сообществом и обществом.
Большая часть компаний использует понятия «устойчивое развитие» и
«устойчивое развитие компании» как синонимы. Однако некоторые
представители бизнес-сообщества разделяют данные понятия и определяют
«устойчивое развитие компании» как направленное на рост акционерной
стоимости компании за счет повышения экономической эффективности, развитие
персонала, поддержание экологической безопасности и социально-экономическое
развитие регионов присутствия. Ряд компаний выделяет собственные принципы
устойчивого развития компании. Представляется возможным выделить
универсальные принципы УРК, предлагаемые российскими компаниями:
соблюдение законов и правовых актов, соблюдение прав человека, учет
интересов заинтересованных сторон, оценка эффективности, информационная
167

прозрачность, в некоторых случаях как принцип УРК выделяется максимизация


прибыли.
Исследование практик компаний позволило выявить проблемы,
возникающие у российских компаний в процессе перехода к устойчивому
развитию. К основным из них, по мнению автора исследования, следует отнести:
преобладающую ориентацию на краткосрочные показатели экономической
деятельности, усиливающуюся в период макроэкономической нестабильности,
принудительный характер КСД со стороны государства и местных властей и
находящееся на стадии формирования гражданское общество в России,
пассивность населения, отсутствие существенных требований к УРК со стороны
стейкхолдеров, пассивность государственных и общественных институтов.
Определенные проблемы вызывает возрастающая информационная прозрачность
и, как следствие, появление новых информационных рисков, связанных с
нарушением конфиденциальности, искажением или приданием огласки
нежелательным данным.
Российским компаниям свойственно воспринимать внутренних
стейкхолдеров как основных, при этом происходит недооценка внешних
заинтересованных лиц, важности их запросов и влияния на компанию, что
нарушает принцип инклюзивности и существенно препятствует УРК.
Последнему также способствует узкое понимание роли и функций бизнес-
организаций в УР и общая макроэкономическая неопределенность. Российское
бизнес-сообщество также можно охарактеризовать отсутствим драйверов УРК и
условий для их формирования, а также недостатком существенного опыта работы
в области УРК и формировании нефинансовой отчетности у российских
компаний.
Выявленные проблемы свидетельствуют о том, что путь российских
компаний к устойчивому развитию осложнен как внешними, так и внутренними
проблемами. Их наличие свидетельствует о необходимости выработки
рекомендаций, позволяющих минимизировать негативные эффекты, связанные
как с особенностями реализации принципов устойчивого развития на
168

корпоративном уровне, так и с перечисленными проблемами, возникающими в


процессе перехода российских компаний к устойчивому развитию.
Полученные в ходе исследования результаты могут быть использованы для
разработки рекомендаций по формированию стратегий УРК, а также для
разработки стимулирующих мер со стороны государства. Нами были
сформулированы рекомендации по решению проблем в области УРК российских
компаний и их нефинансовой отчетности в области устойчивого развития.
Согласно ним компаниям необходимо избегать преобладающей ориентации на
краткосрочные показатели экономической деятельности и руководствоваться
долгосрочными результатами деятельности. Государственной власти необходимо
изменить приоритеты: прекратив практику принуждения компаний к КСД,
сосредоточиться на формировании гражданского общества в Российской
федерации. Именно тенденции развития гражданского общества может
способствовать формированию драйверов УРК. Российскому бизнес-сообществу
в условиях открытости необходимо нивелировать использование УРК как
«информационной ширмы», поскольку риски в данной области существенно
превышают потенциальные выгоды.
Компаниям необходимо прекратить нарушать принципы инклюзивности и
сбалансированности, ориентируясь лишь на запросы и ответственность перед
внутренними стейкхолдерами, полностью игнорируя потребности внешней
среды. Компаниям также следует расширить понимание роли и функций бизнес-
организаций в устойчивом развитии и действовать с учетом потенциальных
рисков, связанных с макроэкономической нестабильностью, кризисными
явлениями в экономике, и возникающей финансовой нестабильность компаний
различных отраслей. Подобное будет способствовать накоплению опыта работы в
области УРК и формировании нефинансовой отчетности.
В плане решения актуальных проблем нефинансовой отчетности в области
устойчивого российскому бизнес-сообществу необходимо осуществить
постепенный переход к формам интегрированной отчетности. Ответственное и
добровольное стремление компаний к соблюдению международных стандартов
169

нефинансовой отчетности, обязательное заверение отчетов организацией


«SustainAbility» по GRI-4 и обязательное заверение отчетов РСПП должны
способствовать соблюдению принципа инклюзивности. Независимый аудит и
консультации в процессе подготовки отчета, исключение формального
применения методики общественного заверения и отказ от замещения отчетности
КСО отчетностью в области УР должны оказать качественное влияние на
содержание очетов в данных областях. Компаниями должна быть осуществлена
выработка понятийного аппарата УРК на корпоративном уровне, корпоративной
философии и принципов УРК. Деятельность компаний не должна влиять на
структуру отчета. Компании должны руководствоваться принципом значимости:
в равной степени рассматривая социальное, экологическое и экономическое
направление деятельности. Формирования стратегии УР для крупных компаний
должно носить принципиальный характер.
Учет нефинансовой отчетности и её распространение должно
осуществляться через независимые интернет-порталы и каталоги с
систематизацией по формам отчетности и возможностью полнотекстового
доступа. Необходимо сопровождать отчета всей дополнительной информацией
относительно природы его заверения и стандарта подготовки. Внедрение системы
контроля наличия заимствований в нефинансовой отчетности (антиплагиата).
Внедрение предложенного нами метода контент-анализа на аппаратном
уровне с использованием автоматических систем и возможностью выведения
результатов в специальный аналитический раздел онлайн портала будет
способствовать соблюдению принципов ведения нефинансовой отчетности и
качественному совершенствованию УРК российского бизнес-сообщества.
Создание и применение системы анализа нефинансовой отчетности представляет
собой перспективную тему для следующих исследований, а также большой
научный и практический интерес.
Настоящее диссертационное исследование показало, что процесс
формирования теоретических основ устойчивого развития компаний не завершен,
имеет место высокая вариативность подходов к трактовке содержания этого
170

понятия, принципов и факторов устойчивого развития. В связи с этим,


систематизация и интеграция существующих подходов не утрачивает своей
актуальности. При анализе факторов устойчивого развития роль социально-
ответственной деятельности компаний недооценивается. Не всегда
прослеживается связь между корпоративной социальной деятельности и
устойчивым развитием. Исследование позволило установить, что, компании
демонстрируют различные подходы к пониманию целей и принципов
устойчивого развития и их реализации. В связи с этим разработка рекомендаций
по формированию стратегий устойчивого развития приобретает особую
практическую значимость.
171

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

Российские и зарубежные авторы

1) Батаева Б.С. Корпоративное управление, корпоративная прозрачность и корпоративная


ответственность // Управленческие науки в современной России. 2014. Т. 1. № 1. С. 35-39.
2) Белоусов К. Ю. Корпоративная социальная ответственность и её прагматическая
функция // Бизнес и общество: Сборник статей VI Международной научно-практической
конференции 26-28 января 2010 года, Санкт-Петербург, Россия. – СПб. 2010. – 188 с.
3) Белоусов К.Ю. Актуальные проблемы формирования стратегии устойчивого развития
российских компаний // Проблемы современной экономики. - СПб., 2013, N 3 (47).- стр. 191-194
- ISSN 1818-3395
4) Белоусов К.Ю. Вклад корпоративных социальных инвестиций в устойчивое развитие //
Инвестиционный климат: влияние на экономику: материалы международной конференции
молодых ученых-экономистов 27 апреля 2012 г. СПб.: ОЦЭиМ, 2012, 200 c. – с. 11-13 - ISBN
978-5-4210-0048-8
5) Белоусов К.Ю. Исследование взаимосвязи концепции устойчивого развития компании с
концепциями корпоративной социальной ответственности и устойчивого развития //
Предпринимательство и реформы в России: материалы осенней конференции молодых ученых-
экономистов. Санкт-Петербург. 21-22 ноября 2013 г. / Редкол.: А.В.Воронцовский (отв. ред.),
Е.Г. Чернова, С.А. Белозеров [и д.р.]. – СПб.: Издат. центр экон. ф-та СПбГУ, 2013, 356 c. – с.
336-337
6) Белоусов К.Ю. Ключевые направления интерпретации и взаимосвязь концепций
устойчивого развития, корпоративной устойчивости и корпоративной социальной
ответственности // Проблемы современной экономики. - СПб., 2013, N 2 (46).- стр. 51-54 - ISSN
1818-3395
7) Белоусов К.Ю. Концепция устойчивого развития компании и её взаимосвязь с
концепциями корпоративной социальной ответственности и устойчивого развития // Наука и
инновации в технических университетах: материалы Седьмого Всероссийского форума
студентов, аспирантов и молодых ученых. 16-18 октября 2013 г. – СПб.: Изд-во Политехн. ун-
та, 2013, 233 с. – с. 189-191
8) Белоусов К.Ю. Корпоративная социальная ответственность как фактор устойчивого
развития компании / Устойчивое развитие: общество и экономика: Материалы международной
научно-практической конференции, посвященной 290-летию Санкт-Петербургского
государственного университета, 23-26 апреля 2014 г. / Редкол.: А.В.Воронцовский (отв. ред.),
172

О.Л. Маргания, С.А. Белозеров [и д.р.]. – СПб.: Нестор-История, 2014, 292 c. – с. 107-108 –
ISBN 978-5-4469-0258-3
9) Белоусов К.Ю. Корпоративная устойчивость как цель стратегического менеджмента //
Актуальные проблемы менеджмента: формирование эффективных систем и процессов
стратегического управления: материалы научно-практической конференции. Санкт-Петербург,
14 декабря 2012 г. СПб.: ОЦЭиМ, 2013, 220 c. – с. 183-185 – ISBN 978-5-4210-0054-9
10) Белоусов К.Ю. Мимикрия социально-ответственного поведения как актуальная
проблема современного этапа развития КСО // Сборник тезисов Семнадцатой международной
конференции молодых ученых-экономистов "Предпринимательство и реформы в России", 24-
25 ноября 2011 г., Санкт-Петербург (СПбГУ) - С. 327 - 328
11) Белоусов К.Ю. Мимикрия социально-ответственного поведения как причина
несоответствия факторам устойчивого развития компании // Проблемы современной
экономики. - СПб., 2014, N 1 (49).- стр. 96-99 - ISSN 1818-3395
12) Белоусов К.Ю. Особенности устойчивого развития российских компаний //
Предпринимательство и реформы в России: материалы международной конференции молодых
ученых-экономистов. 22-23 ноября 2012 г. – ЭФ СПбГУ, 2012, 346 с. – с. 327-328 – ISBN 978-5-
4210-0053-2
13) Белоусов К.Ю. Реализация стейкхолдерского подхода как составляющая устойчивого
развития компании // Экономическая этика, социальная ответственность и устойчивое развитие
: материалы междунар. науч.-практ. конфер., Минск, 25-26 июня 2010 г. ; редкол. Ю.С.
Кричевский, О.А. Канаева, М.И. Ноздрин-Плотницкий, С.В. Лукин, К.И. Голубев. – Минск:
Мисанта, 2010.
14) Белоусов К.Ю. Роль корпоративной социальной ответственности в устойчивом развитии
компании как актуальная проблема современной экономики // Трибуна молодого ученого:
актуальные проблемы науки глазами молодежи. Материалы Всероссийской научно-
практической конференции студентов и аспирантов с международным участием 16-19 апреля
2012 года/ Отв. ред. А.А. Челтыбашев. – Мурманск: МГГУ, Т.1, 2012. – 481 с. – с. 240-244 -
ISBN 978-5-4222-0093-1
15) Белоусов К.Ю. Современный этап эволюции концепции устойчивого развития и
формирование парадигмы корпоративной устойчивости // Проблемы современной экономики. -
СПб., 2013, N 1 (45).- стр. 47-50 - ISSN 1818-3395
16) Белоусов К.Ю. Социальная ответственность и экономика: давление общественности и
драйверы корпоративной социальной деятельности // Проблемы современной экономики. -
СПб., 2012, N 3 (43).- стр. 90-92 - ISSN 1818-3395
173

17) Белоусов К.Ю. Социально-экономические аспекты устойчивого развития компании //


Предпринимательство и реформы в России: материалы двадцатой конференции молодых
ученых-экономистов. Санкт-Петербург. 21-22 ноября 2014 г. / Редкол.: А.В.Воронцовский (отв.
ред.), Е.Г. Чернова, С.А. Белозеров [и д.р.]. – СПб.: Издат. центр экон. ф-та СПбГУ, 2014 – 275
c. – стр. 267-268 – ISBN 978-5-4210-0068-6
18) Белоусов К.Ю. Социальный запрос как фактор роста репутационного капитала
социально ответственной компании // Мировой экономический кризис и Россия: Причины,
последствия, пути преодоления: материалы международной научной конференции 12-13 ноября
2009 г. Коллективный доклад и секции 6, 7, 8, 9, 10, 11. – СПб.: ЭФ СПБГУ, 2009. – 208 с. – c.
134 – ISBN 978-5-4210-0008-2
19) Белоусов К.Ю. Устойчивое развитие как одна из приоритетных задач стратегического
управления в сфере корпоративной социальной деятельности // Актуальные проблемы
менеджмента: стратегическое прогнозирование и стратегическое планирование: Материалы
международной научно-практической конференции 2 декабря 2011 г. СПб.: ОЦЭиМ, 2012, 217
c. – с. 205-207 – ISBN 978-5-4210-0047-1
20) Белоусов К.Ю. Устойчивое развитие компании и корпоративная устойчивость:
проблемы интерпретации // Проблемы современной экономики. - СПб., 2012, N 4 (44).- стр.
120-123 - ISSN 1818-3395
21) Белоусов К.Ю. Эволюция взглядов на роль управления заинтересованными сторонами в
системе устойчивого развития компании: проблема идентификации стейкхолдеров // Проблемы
современной экономики. - СПб., 2013, N 4 (48).- стр. 418-422 - ISSN 1818-3395
22) Белоусов К.Ю. Экономия на социально-ответственном поведении как фактический отказ
от устойчивого развития // Актуальные проблемы менеджмента в России на современном этапе:
проблемы управления модернизацией экономики: проблема эффективного управления
социально-экономическими процессами в условиях кризиса мировой экономики: Тезисы
докладов научно-практической конференции 4 декабря 2009 г. – СПб.: ЭФ СПБГУ, 2010. – 92 с.
– c. 59-60 – ISBN 978-5-4210-0011-2
23) Беляева И.Ю., Эскиндаров М.А. Корпоративная социальная ответственность:
управленческий аспект : монография / под общ. ред. д.э.н., проф. И.Ю. Беляевой, д.э.н., проф.
М.А. Эскиндарова. — М. : КНОРУС, 2008.
24) Благов Ю. Е. и др. Доклад о социальных инвестициях в России – 2008 / под общ. ред. Ю.
Е. Благова, С. Е. Литовченко, Е. А. Ивановой. – М.: Ассоциация Менеджеров, 2008. – 92 с.
25) Благов Ю. Е. Концепция корпоративной социальной ответственности и стратегическое
управление // Российский журнал менеджмента №3, 2004. С. 17–34
174

26) Благов Ю. Е. Корпоративная социальная ответственность: эволюция концепции. СПб.:


Изд-во «Высшая школа менеджмента», 2010. — 272 с. — ISBN 978-5-9924-0012-0
27) Благов Ю.Е. Концепция корпоративной социальной ответственности и стратегическое
управление // Российский журнал менеджмента. 2004. Т.2. № 3. С. 17–34.
28) Большаков Б. Е. Как измерить устойчивое развитие // Вестник РАЕН. — 2004. — № 6. —
C. 70-83.
29) Боссель Х. Показатели устойчивого развития: теория, методика, практическое
использование: отчет, представленный на рассмотрение Балатонской группы. – Тюмень:
Институт проблем освоения Севера СО РАН, 2001 – 123 с
30) Бурышкин П., Москва купеческая,- М.: Столица, 1990. – 349 с.
31) Ващекин Н. П. Постиндустриальное общество и устойчивое развитие / Н. П. Ващекин,
М. А. Мунтян, А. Д. Урсул. — М., 2000. – 240 с
32) Виханский О.С., Наумов А.И. Менеджмент: человек, стратегия, организация, процесс -
М.: 2005 – 528 с.
33) Волков Д. Рост общественной активности в России: становление гражданского общества
или очередной тупик? // Вестник общественного мнения, №2(108), 2011. С.8-28.
34) Глазьев С.Ю. Теория долгосрочного технико-экономического развития. - М.: Влад-Дар,
1993 – 310 с.
35) Гранберг А. Г., Данилов-Данильян В. И. Стратегия и проблемы устойчивого развития
России в XXI веке. М.: Экономика, 2002 – 312 с.
36) Данилов-Данильян В. И. Устойчивое развитие — будущее Российской Федерации / В. И.
Данилов-Данильян. // Россия на пути к устойчивому развитию — М, 1996. — 205 с.
37) Данилов-Данильян В. И. Экологический вызов и устойчивое развитие / В. И. Данилов-
Данильян, К. С. Лосев. М. : Прогресс-Традиция, 2000. — 416 с.
38) Дафт Р.Л. Менеджмент. - СПб.: Изд. Питер – 2000 – 829 с.
39) Доронина О. Д. Стратегия ООН для устойчивого развития в условиях глобализации / О.
Д. Доронина, О. Л. Кузнецов, Ю. А. Рахманин Ю.А. — М.: РАЕН, 2005. — 248 с.
40) Древинг С.Р. Кластерная концепция устойчивого развития экономики / С.-Петерб. гос.
ун-т. — СПб.: Изд-во СПбГУ, 2009. — 161 с.
41) Канаева О. А. Корпоративная социальная ответственность: формирование
концептуальных основ / О. А. Канаева // Вестник Санкт-Петербургского университета. Сер. 5.
Экономика. - 2009. - Вып. 2. - С. 25-39.
42) Канаева О.А. Корпоративная социальная политика. Теория и практика управленческих
решений. - СПб.: Издательский дом СПбГУ, 2013.— 364 с.
175

43) Канаева О.А. Социальные императивы устойчивого развития / Материалы


Международного симпозиума «Устойчивое развитие общества и экономики», СПбГУ, 2015. – с.
347-348.
44) Кондратьев К. Я. Экология и политика / К. Я. Кондратьев, В. И. Данилов-Данильян, В. К.
Донченко, К. С. Лосев. — СПб. : РАН, 1993. — 286 с.
45) Корсунов А.С. Корпоративная социальная ответственность в России: вопросы
легитимности // Вестн. РГГУ. — М., 2008. — № 2. — С. 64–67.
46) Корчагина Е.В. Анализ современных подходов к оценке устойчивого развития на уровне
компаний/Е.В. Корчагина // Проблемы современной экономики. 2008. -№ 4. – С. 42 -56.
47) Корчагина Е.В. Социально-экономическая устойчивость и конкурентоспособность
организаций // Проблемы современной экономики. 2006. № 1(17). – С. 39-42.
48) Костин А. И. Экополитология и глобалистика / А. И. Костин. — М. : Аспек-пресс, 2005.
— 418 с.
49) Костина Г., Оганесян Т. Мало не покажется // Эксперт. № 16. 23–29 апреля 2012. – С. 65-
68.
50) Кузнецов О. Л. Система «природа—общество—человек»: устойчивое развитие / О.Л.
Кузнецов, П.Г. Кузнецов, Б.Е. Большаков. — М. — Дубна : «Ноосфера», Международный ун-т
природы, о-ва и человека «Дубна», 2002.— 392 c.
51) Лищук A. A. Алгоритм формирования стратегических факторов устойчивого развития
предпринимательских структур с использованием сценарного подхода // Проблемы
современной экономики, № 4(24), 2007 – С. 67-70
52) Львов Д.C. Эффективное управление техническим развитием. – М.: Экономика, 1990. –
255 с.
53) Макнейл Д. Пути достижения сбалансированного экономического развития / Д. Макдейл
// В мире науки. — 1989, № 11. — C. 96-108.
54) Маленков Ю.А. Стратегический менеджмент (учебник) – М.: Проспект, 2008.
55) Марфенин Н. Н. Концепция «устойчивого развития» в развитии / Н. Н. Марфенин //
Россия в окружающем мире: 2002 (Аналитический ежегодник). - М.: Изд-во МНЭПУ, 2002. —
336 c.
56) Медоуз Д. Пределы роста. 30 лет спустя. — М. : ИКЦ «Академкнига», 2008. — 342 с.
57) Месарович М. Поиск новой парадигмы для глобальной проблематики./Лейбин В.
Глобальная проблематика: Научные исследовательские дискуссии. М.: Прогресс, 1991. — 255 с.
58) Минцберг, Г. Школы стратегий: стратегическое сафари: экскурсия по дебрям стратегий
менеджмента / Генри Минцберг, Брюс Альстрэнд, Джозеф Лэмпел ; [пер. с англ. под ред. Ю. Н.
Каптуревского]. - Санкт-Петербург [и др.]: Питер, 2001. - 331 с.
176

59) Моисеев Н. Н. "Устойчивое развитие" или "Стратегия переходного периода" // ЭКОС-


информ. - 1995. - N 3/4. - С.45-56.
60) Моисеев Н. Н. Современный антропогенез и цивилизационные разломы. Эколого-
политологический анализ // Вопросы философии.- 1995.- №1.- С. 3—30.
61) Моисеев Н.Н. С мыслями о будущем России / М.: Фонд содействия развитию соц. и
полит. наук, 1997. — 210 с. ISBN 5-7556-0079-1
62) Моисеев Н.Н. Современный антропогенез и цивилизационные разломы — эколого-
политологический анализ / Н. Н. Моисеев // Вопросы философии.— 1995.— №1.— С. 3—30.
63) Морган Г. Образы организации. М., 2008. — С.42. – 293 с.
64) Мячин Ю. В. Основы методологии устойчивости предпринимательских структур //
Омский научный вестник. - 2012. - № 4. - C. 56 -60.
65) Мячин Ю.В. Устойчивое развитие: теория и практика / Ю.В. Мячин, В.П. Попков //
Вестник ИНЖЭКОНа. Серия «Экономика». -2005. -Вып.4. - С. 239-246.
66) Наше общее будущее: Доклад Международной комиссии по окружающей среде и
развитию (МКОСР) : пер. с англ.; под ред. С. А. Евтеева и Р. А. Перелета — М. : Прогресс,
1989. — 372 c.
67) Норт Д. Институты, институциональные изменения и функционирование экономики //
Пер. с англ. А.Н. Нестеренко; предисл. и науч. ред. Б.З. Мильнера. — М.: Фонд экономической
книги “Начала”, 1997. — 180 с.
68) Оленьев В. В. Глобалистика на пороге ХХI века / В. В. Оленьев, А. П. Федотов
//Вопросы философии. — 2003, №4. — С. 18—30.
69) Олсоп Р. Дж. 18 непреложных законов корпоративной репутации - М.: Изд. Вершина -
2006
70) Пестель Э. За пределами роста / Э. Пестель. — М. : Прогресс, 1988. — 272 с.
71) Печчеи А. Человеческие качества / А. Печчеи. - М. : Прогресс, 1985. – 302 с.
72) Портер М.Э. Конкуренция / М.Э. Портер. – М.: Вильямс, 2006. – 608 с.
73) Розенберг Г. С. Крутые ступени перехода к устойчивому развитию / Г. С. Розенберг, Д.
Б. Гелашвили, Г. П. Краснощеков // Вестник РАН, 1996.-С. 436-441
74) Розенберг Г.С., Черникова С.А., Краснощеков Г.П., Крылов Ю.М., Гелашвили Д.Б.
Мифы и реальность «устойчивого развития» // Проблемы прогнозирования. 2009. №2. C.130-
154.
75) Самуэльсон П.А. Экономика : учеб. пособие : пер. с англ. / П. А. Самуэльсон, В. Д.
Нордхаус / Под ред. Л. С. Тарасевича, А. И. Леусского. — М. : Бином: КноРус, 1997.— 799 с.
177

76) Смирнов С. В. Структурирование ноосферогенеза в контексте ноосферной концепции //


Проблема человека в свете современных социально-философских наук. – Выпуск 3. – Елабуга:
Изд-во ЕГПУ, 2006. – С. 83–92.
77) Судова Т.Л. Социальная ответственность бизнеса: уровни, выгоды, издержки // Вестник
Новгородского государственного университета им. Ярослава Мудрого. 2014. № 82. С. 65-68.
78) Супрун Н. А. Корпоративная социальная ответственность как фактор устойчивого
развития бизнеса / Н.А. Супрун // Экономика и прогнозирования. - 2009, № 3. - С. 61-74.
79) Тульчинский Г.Л. Бизнес в России. Проблема социального признания и уважения — М. :
Вершина, 2006. — 384 с.
80) Туркин С. Зачем бизнесу социальная ответственность? // Управление компанией. – 2004.
– №7. – С.32-41.
81) Урсул А. Д. На пути к устойчивому будущему / А. Д. Урсул, А. Л. Романович//
Устойчивое развитие. Наука и практика. — 2002, № 1. – С. 20-27
82) Урсул А.Д. Обеспечение национальной безопасности через приоритеты устойчивого
развития // NB: Национальная безопасность. — 2013. - № 1. - С.1-61. DOI: 10.7256/2306-
0417.2013.1.325.
83) Формирование концептуальных основ корпоративной социальной ответственности :
монография / О. А. Канаева, Канаева О.А., Сопин В.С., Вередюк О.В., Алексеев В.Ф., Судова
Т.Л., Филимонова Н.А., Енбахтов А.П., Смирнов Р.О., Пащенко К.П., Лукин С.В.; ред.: О. А.
Канаева, В. С. Сопин ; СПб. : Издательский Дом СПбГУ, 2010. - 311 с.
84) Форрестер Дж. Мировая динамика : пер. с англ. А. Ворощука, С. Пегова Дж. Форрестер.
— М. : АСТ, 2003. — 384 c.
85) Чмель С.Ю. Корпоративная социальная ответственность в условиях модернизации
экономики России // Известия высших учебных заведений. Серия: экономика, финансы и
управление производством - Ивановский государственный химико-технологический
университет - 2011 - №2 – С. 190-201
86) Чумаков А. Н. Глобализация. Контуры целостного мира: монография / А. Н. Чумаков. —
М. : Проспект, 2009. — 432 с.
87) Шумпетер Й. Теория экономического развития. — М., 1982. – 864 с.
88) Ackerman R. W. How companies respond to social demands // Harvard Business Review,
1973, 51(4), P. 88-98.
89) Andriof J., McIntosh M. (Eds.) Perspectives on corporate citizenship. Sheffield, Greenleaf,
2001. 332 p.
90) Ayres R. Statistical Measures of Unsustainability, R&D Working Paper 1995. No. 95/84/EPS.
INSEAD: Fontainebleau. P. 4
178

91) Bagnoli M. and Watts S. Selling to Socially Responsible Consumers: Competition and the
Private Provision of Public Goods // Journal of Economics and Management Strategy, 2003, 12: p.
419—445.
92) Baron D. Private politics, corporate social responsibility and integrated strategy // Journal of
Economics and Management Strategy. 2001, 10: p. 7-45. или
http://gsbapps.stanford.edu/researchpapers/library/rp1656.pdf
93) Becker-Olsen K.L., Cudmore B.A., Hill R.P. The impact of perceived corporate social
responsibility on consumer behavior // Journal of Business Research, 2006, 59, p. 46–53
94) Bertinelli Luisito, Strobl Eric, Zou Benteng. Sustainable Economic Development and the
Environment: Theory and Evidence // Working paper. 2006. или
http://ideas.repec.org/p/luc/wpaper/08-06.html
95) Bowen H. Social responsibility of the businessman. New York: Harper and Row, 1953. P. 6.
96) Branco M.C., Rodrigues L.L. 2006. “Corporate Social Responsibility and Resource-Based
Perspectives”, Journal of Business Ethics, vol. 69, pp. 111-132. p. 114
97) Brown T.J., Dacin P.A. The company and the product: corporate associations and consumer
product responses. J Mark, 1997, 61(1): p. 68–85.
98) Carroll A. B. Corporate Social Responsibility: Evolution of a Definitional Construct // Business
& Society, 1999. 38, 268–295. p. 268
99) D’Amato A., Henderson S. and Florence S. Corporate Social Responsibility and Sustainable
Business: A Guide to Leadership Tasks and Functions, Center for Creative Leadership, Greensboro,
NC. 2009, ISBN 978-1-60491-063-7
100) Davis K. (1960). Can business afford to ignore social responsibilities? California Management
Review, 2(3), 70−76.
101) Davis K. Case For and Against business assumption of Social Responsibility. Academy of
Management Journal. 1973. Vol. 16., N 2 P. 312-322 P.312
102) Donaldson T. and Preston L. E. The Stakeholder Theory of the Corporation: Concepts,
Evidence, and Implications. Academy of Management Review 2009, p. 65-91.
103) Drucker P. F. The Future of Industrial Man, a Conservative Approach Book, 1942.
104) Dyllick T. and Hockerts K. Beyond the Business Case for Corporate Sustainability // Business
Strategy and the Environment 11, 2002, 130-141.
105) Elkington J. Enter the Triple Bottom Line. In A. Henriques & J. Richardson (Eds.), The Triple
Bottom Line: Does it All Add Up? Assessing the Sustainability of Business and CSR (pp. 1-16).
London: Earthscan Publications. 2004. – p. 8
106) Elkington J. Towards the Sustainable Corporation: Win-Win-Win Business Strategies for
Sustainable Development // California Management Review. 1994. 36(2): p. 90-100
179

107) Elkington J. Cannibals With Forks: The Triple. Bottom Line of 21st Century Business.
Capstone,. Oxford, 1997, 402 pp.
108) Epstein M. J., Roy M.-J. Making the business case for sustainability. linking social and
environmental actions to financial performance. Journal of Corporate Citizenship 9, 2003, p.79–96.
109) Epstein M. J., Roy M.-J. Sustainability in action: identifying and measuring the key
performance drivers. Long Range Planning 34, 2001, p.585–604.
110) Epstein E. M. Business Ethics, Corporate Good Citizenship and the Corporate Social Policy
Process: A View from the United States, Journal of Business Ethics, 1989, 8: 583-593.
111) Falck, Oliver and Stephan Heblich. Corporate Social Responsibility: Doing Well by Doing
Good. 2007, p. 251
112) Fitch, H. G.. Achieving Corporate Social Responsibility // Academy of Management Review,
1976, 1: 38-46.
113) Fombrun C. J. and Shanley M. What’s in a name? Reputation building and corporate strategy //
Academy of Management Journal, 1990, 33 (2), 233 – 258.
114) Fredrick W. The growing concern over business responsibility // California Management
Review, 1960, 2(4), 54−61.
115) Freeman E. Strategic management: A stakeholder approach. Boston: Pitman. 1984. P.27
116) Friedman M. Capitalism and Freedom. Chicago: University of Chicago Press. 1962.
117) Friedman M. The Social Responsibility of Business is to Increase its Profits// The New York
Times Magazine, September 13, 1970 P. 130
118) Gartner E. On the «Second Phase» of the Work of the Club of Rome. Scientific World. 1976.
Vol. 20. № 4. P.5.
119) Heal G., Garrett P. Corporate Social Responsibility // An Economic and Financial Framework,
2004.
120) Kitzmueller M. "Economics and corporate social responsibility" / Rhona C. Free 21st Century
Economics: A Reference Handbook Volume 2 - 2010 by SAGE Publications, Inc. - p. 785-797.
121) Kleine A., Hauff M. Sustainability-Driven Implementation of Corporate Social Responsibility:
Application of the Integrative Sustainability Triangle // Journal of Business Ethics (2009) 85:517–533
Springer DOI 10.1007/s10551-009-0212-z
122) Logsdon J.M. and Wood D.J. (2002) Business citizenship: from domestic to global level of
analysis. Business Ethics Quarterly 12: 2 p. 155–187.
123) Mitchell L.E. The board as a path toward corporate social responsibility// Working paper. 2007.
124) Porter M. E. and Kramer M. R., 2006, “Strategy & Society: The Link between Competitive
Advantage and Corporate Social Responsibility,” Harvard Business Review, 84, 78-92
180

125) Porter M., Kramer M. Creating Shared Value: How to Reinvent Capitalism — and Unleash a
Wave of Innovation and Growth // Harvard Business Review. 2011. Vol. 89.N 1/2. P. 62–77.
126) Post J. Redefining the Corporation: Stakeholder Management and Organizational Wealth.
Stanford University Press. 2009.
127) Preston L., Post J. Private management and public policy: the principal of public responsibility.
Prentig Hall, Englewood Cliffs (NJ), 1975.
128) Steurer R., Langer M.E., Konrad A., Martinuzzi A. Corporations, Stakeholders and Sustainable
Development I: A Theoretical Exploration of Business-Society Relations. Journal of Business Ethics,
2005. 61/3, p. 263–281 p. 274–275.
129) Strange T. and Bayley A., “Sustainable Development,” Organization for Economic Co-
operation and Development (OECD) Press, Paris, 2008.
130) Visser W. Matten D., Pohl M., Tolhurst N. The A to Z of Corporate Social Responsibility.
London : A John Wiley & Sons, Ltd., Publication, 2007. - 470 p.
131) Wartick S. Cochran P. The evolution of the corporate social performance model // Academy of
Management Rev. 1985. Vol. 10, № 4. P. 758–769
132) Wood D. Measuring Corporate Social Performance A Review // Intern. J. Management Rev.
2010. Vol. 12. Is.1. pp. 50-84.
133) Wood D. J. Corporate Social Performance Revisited // Academy of Management Review,
1991. Vol. 16 No. 4, pp. 691-718.
134) Zadek S., Pruzan P., Evans R. Building Corporate AccountAbility – Emerging Practices in
Social and Ethical Accounting, Auditing and Reporting. Earthscan: London. 1997. p. 13

Информационные источники сети Интернет

135) Азовский Центр - Владимир Лагутов - Бассейновая концепция устойчивого развития как
основа сохранения биоразнообразия и глобального управления (2010) - [Электронный доступ]
http://www.azovcenter.ru/articles/basseinovaya-kontseptsiya-ustoichivogo-razvitiya-kak-osnova-
sokhraneniya-bioraznoobraziya-i
136) Ассоциация коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока
Российской Федерации - На Сахалине утверждена Концепция устойчивого развития коренных
народов - 18.04.2011 09:29 - [Электронный доступ] http://www.raipon.info/dokumenty/1-
novosti/1872-na-sahaline-utverzhdena-koncepcija-ustojchivogo-razvitija-korennyh-narodov.html
137) Барбадосская программа действий по обеспечению устойчивого развития малых
островных развивающихся государств (Бриджтаун, Барбадос, 26 апреля - 6 мая 1994 года)
[Электронный доступ] - http://www.un.org/russian/conferen/docs/aconf167-9.pdf
181

138) Бассейновая концепция устойчивого развития и АЭС (Проф. Лагутов В.В., Cанкт-
Петербург 19-20.04.2011) Слайд №10 - [Электронный доступ] www.ant86.narod.ru/6ant/log.ppt
139) Библиотека нефинансовых отчетов РСПП [Электронный доступ] - http://xn--o1aabe.xn--
p1ai/simplepage/157 (http://рспп.рф/simplepage/157)
140) «Бюро Веритас Сертификейшн Русь» (ЗАО «Бюро Веритас Сертификейшн Русь» 22
июня 2011 г) - Независимое заверение социальной отчетностии [Электронный доступ] -
http://sr.eurochem.ru/2010/sites/default/files/pdfs-rus/EuroChem-Social-Report-2010-BV-RUS.pdf
141) Венская декларация и Программа действий (от 25 июля 1993) [Электронный доступ] –
http://www.akt.uz/?document=17407
142) Всемирный банк, "Показатели мирового развития": 28 июля 2011 г. [Электронный
доступ] - http://databank.worldbank.org/ddp/home.do?Step=12&id=4&CNO=2
143) Всероссийский центр изучения общественного мнения - «Неэквивалентный обмен:
социальная ответственность бизнеса и его признание российским обществом» (Пресс-выпуск
№1516, 16.06.2010) [Электронный доступ] - http://wciom.ru/index.php?id=459&uid=13587
144) Индекс информационной прозрачности 90 крупнейших российских публичных
компаний в 2010 г вырос на 1,7 процентных пункта – S&P - АЭИ "ПРАЙМ" [Электронный
доступ] - http://www.1prime.ru/news/0/%7BABC6FE67-3A58-419D-B66F-
7DBDC1D8344D%7D.uif
145) Каирская декларация и национальный механизм (сентябрь 1994) [Электронный доступ]
– http://www.a-z.ru/women/texts/failr.htm#d2
146) Концепция перехода Российской Федерации к устойчивому развитию» [Электронный
доступ] - http://russia-eu.ru/node/14
147) Косов Ю.В. "Генезис концепции устойчивого развития" «Экология и образование», 1-
2/2002 http://www.slon-party.ru/reading/polit_libr/bibl-kosov_eco.html
148) Копенгагенская декларация о социальном развитии (Копенгаген, 6–12 марта 1995 года).
Декларации, конвенции, соглашения и другие правовые материалы ОНН [Электронный доступ]
– http://www.un.org/ru/documents/decl_conv/declarations/copdecl.shtml
149) Кураев С.Н. Киотский протокол к рамочной конвенции ООН об изменении климата
[Электронный доступ] – http://www.rusrec.ru/kyoto/articles/art_Kyoto_Prot.htm
150) Курлыкова А. В. Корпоративная социальная ответственность как фактор устойчивого
развития отечественных предприятий / А. В. Курлыкова // Менеджмент. М.: ИНФРА-М. V.1.1.
DOI: 10.12737/417 / 01 Мая 2013 [Электронный доступ] -
http://naukaru.ru/journal/article/view/417/
151) Кучерова Е. Н. Факторы устойчивого развития предприятия [Электронный доступ] -
http://www.kycherova.ru/publikacii/page162/index.html
182

152) Кучерова Е.Н. Теоретические основы разработки механизма устойчивого развития


предприятия [Электронный доступ] –http://www.vfmgiu.ru/files/23_03_2007_12.pdf
153) Медведев Д.А. Россия, вперед! [Электронный доступ] -
http://www.kremlin.ru/transcripts/5413
154) Международные нормативные документы - Йоханнесбургская декларация по
устойчивому развитию [Электронный доступ] - http://ecoethics.mrsu.ru/books/168/
155) МИД России (28.04.2011) Стенограмма выступления Министра иностранных дел России
С.В.Лаврова [Электронный доступ] -
http://www.mid.ru/brp_4.nsf/0/E705981B5C02505BC325788000585CF7
156) Министерство сельского хозяйства Российской Федерации (официальный интернет-
портал) Концепция устойчивого развития сельских территорий Российской Федерации на
период до 2020 года (30 ноября 2010, № 2136-р) - [Электронный доступ] -
http://www.mcx.ru/documents/document/show_print/14914.142.htm
157) Министерство экономического развития Российской Федерации (официальный сайт)
[Электронный доступ] - http://www.economy.gov.ru/minec/main
158) Национальный банковский журнал – [Электронный доступ] http://www.nbj.ru/publs/banki-
i-mir/2008/03/11/archive-publ-13868/index.html
159) Национальный совет по корпоративному управлению (официальный сайт) [Электронный
доступ] - http://www.nccg.ru/site.xp/050052048.html
160) НП «КСО - Русский центр» (официальный сайт) [Электронный доступ] -
http://www.csrforum.ru/News.aspx?id=27&lng=ru
161) Отдел по устойчивому развитию ООН (официальный сайт) [Электронный доступ] -
http://www.un.org/ru/development/sustainable/division.shtml
162) Послание Президента РФ Федеральному собранию Российской Федерации от 12 ноября
2009 года [Электронный доступ] - http://www.kremlin.ru/transcripts/5979
163) Программа по окружающей среде ООН (UNEP) [Электронный доступ] -
http://www.UNEP.org - http://www.un.org/russian/ga/unep/
164) Протокол общественных слушаний «Отчета ОАО «ТГК-5» о социальной
ответственности и корпоративной устойчивости за 2005-2006 годы [Электронный доступ] -
http://www.tgc5.ru/content/files/data/9186.pdf
165) Российский Союз промышленников и предпринимателей (официальный сайт) - Совет
РСПП по нефинансовой отчетности [Электронный доступ] - http://рспп.рф/simplepage/138
(http://xn--o1aabe.xn--p1ai/simplepage/138)
166) Руководство по отчетности в области устойчивого развития G 3.1 [Электронный доступ]
- https://www.globalreporting.org/resourcelibrary/Russian-G3-Reporting-Guidelines.pdf
183

167) Руководство по отчетности в области устойчивого развития G 4 [Электронный доступ] -


https://www.globalreporting.org/resourcelibrary/GRIG4-Part1-Reporting-Principles-and-Standard-
Disclosures.pdf
168) Самсонов А. Устойчивое развитие как научная задача [Электронный доступ] -
http://www.ecolife.ru/articles/samsonov_al_1.htm
169) Сертификат «Бюро Веритас Сертификейшн Русь» (ЗАО «Бюро Веритас Сертификейшн
Русь» 22 июня 2011 г) - Независимое заверение социальной отчетностии [Электронный доступ]
- http://sr.eurochem.ru/2010/sites/default/files/pdfs-rus/EuroChem-Social-Report-2010-BV-RUS.pdf
170) Служба рейтингов корпоративного управления Standard & Poor’s. Исследование
информационной прозрачности российских компаний [Электронный доступ] -
http://www.bigpowernews.ru/photos/63/11663_cq85sku0tcccYmQ8VDYSTi6YvsXma40c.pdf
171) Стокгольмская декларация ООН 16 июня 1972 года [Электронный доступ] -
http://law.edu.ru/norm/norm.asp?normID=1259490
172) Указ Президента Российской Федерации от 1 апреля 1996 года №440 «О концепции
перехода Российской Федерации к устойчивому развитию» [Электронный доступ] -
http://www.tcobez.narod.ru/conceptru.html
173) Устойчивое развитие и глобальный договор ОНН [Электронный доступ] –
http://www.sustdevelopment.narod.ru/education/sdungdi.doc
174) «Устойчивый бизнес»: экспертный деловой журнал в области корпоративной социально
ответственности и устойчивого развития / Каталог нефинансовой отчетности [Электронный
доступ] - http://www.csrjournal.com/liveexperience/socreports/
175) Фонд "Общественное мнение" – СМИ: общее доверие и оценка (исследование)
[Электронный доступ] - http://bd.fom.ru/report/cat/smi/smi_rei/d091211
176) Электронный архив номеров журнала «Студенческий меридиан» за 2005 год - №2 -
Деннис Медоуз: попытка № 3 [Электронный доступ] - http://www.stm.ru/archive/194/
177) Center for Corporate citizenship (Boston College, Carroll school of management)
[Электронный доступ] -
http://www.bcccc.net/index.cfm?fuseaction=Page.viewPage&pageId=567&parentID=473
178) Global Reporting Initiative [Электронный доступ] - https://www.globalreporting.org
179) ISO 14000 - Environmental management [Электронный доступ] -
http://www.iso.org/iso/iso14000
180) Social global International - Social Accountability 8000 Standard [Электронный доступ] -
http://www.sa-intl.org/index.cfm?fuseaction=Page.ViewPage&PageID=937
181) UN Global Compact / Документы по «Глобальному договору» на русском языке
[Электронный доступ] - http://www.unglobalcompact.org/Languages/russian/index.html
184

ПРИЛОЖЕНИЯ
ПРИЛОЖЕНИЕ №1
Принципы социально ответственного бизнеса

Направление Принципы
Права человека Поддержка защиты прав человека в их сферах влияния
Непричастность к их нарушению
Трудовые Поддержка свободы ассоциаций и эффективное признание права на
отношения коллективный договор
Поддержка ликвидации всех форм принудительного и обязательного
труда
Поддержка ликвидации детского труда
Поддержка ликвидации дискриминации при найме на работу и в
профессиональной деятельности
Окружающая среда Поддержка осторожного подхода к экологическим вопросам
Выдвижение инициатив экологической ответственности
Поощрение разработки и внедрения экологически безопасных
технологий
Борьба Борьба со всеми проявлениями коррупции, включая вымогательство и
с коррупцией взяточничество
Составл. автором по: UN Global Compact / Документы по «Глобальному договору» на русском языке [Электронный доступ] -
http://www.unglobalcompact.org/Languages/russian/index.html
185

ПРИЛОЖЕНИЕ №2

Ключевые положения концепции социальной ответственности бизнеса


Авторы Период
Ключевые положения
концепции зарождения
Г. Боуэн 50-е годы Бизнесмены должны практиковать благотворительность и
XX века рассматривать себя не как хозяев, а как управляющих
капиталом, который работает на благо общества.
К. Дэвис, 60-ые годы Перенос статуса субъекта социально-ответственного
У. Фредрик, XX века поведения с физического лица (бизнесмена) на юридическое
Дж. Мак Гуир, (его компанию).
К. Вэлтон
М. Фридман, 70-е годы Теория экономического эгоизма.
Т. Левит XX века Cоциальная ответственность бизнеса ограничивается
увеличением прибыли и уплатой заработной платы и
налогов. Борьба с бедностью относится исключительно к
сфере ответственности государства.
С. Сети 70-е годы Соответствие КСП экономическим, правовым, этическим и
Арчи Кэрролл XX века прочим социальным ожиданиям.
Комитет по 70-е годы Корпорации обязаны вносить значительный вклад в
экономическому развитию XX века улучшение жизни общества (теория корпоративного
США альтруизма).
Д. Дэн Ули, 80-е годы Финансирование социальных программ является одним из
Т. Дональдсон, XX века основных факторов обеспечения стабильности бизнеса и
Н. Боуи общества (компромиссная теория разумного эгоизма).
Э. Фриман 80-е годы Теория экономического альтруизма.
XX века Стейкхолдерский подход, характеризующий взаимосвязи
между заинтересованными сторонами и компанией.
Составл. автором по: Робинс Стивен П., Коултер М. Менеджмент. М., 2004. С. 187.

Основные подходы к корпоративной социальной ответственности


Общепризнанные подходы1:
Классический подход Милтон Фридман «Бизнес бизнеса есть бизнес».
Теория корпоративного Эдвард Фриман, Компании должны вносить значительный вклад в
альтруизма CED2 улучшение жизни общества
Теория «разумного Дуглас Дэн Ули, Цель КСО - обеспечение стабильности бизнеса и
эгоизма»3 Томас Дональдсон, общества
Норман Боуи
Прочие выделяемые подходы4:
Этический подход Питер Фердинанд Этические обязательства перед вовлеченными
Друкер сторонами.
Социально-этический Курт Левин, Сотрудники организации в ответе за её
подход Эдгара Шайн социально-ответственное поведение.
Генри Минцберг
Составл. автором по: Дафт, Ричард Л. Менеджмент Санкт-Петербург: «Питер», 2002. и Беляева. И.Ю., Эскиндаров М.А. Корпоративная
социальная ответственность: управленческий аспект : монография / под общ. ред. д.э.н., проф. И.Ю. Беляевой, д.э.н., проф. М.А. Эскиндарова.
— М. : КНОРУС, 2008, с. 18-19.

1
Беляева И.Ю., Эскиндаров М.А. Корпоративная социальная ответственность: управленческий аспект :
монография / под общ. ред. д.э.н., проф. И.Ю. Беляевой, д.э.н., проф. М.А. Эскиндарова. — М. : КНОРУС, 2008, с.
18-19.
2
Комитет по Экономическому Развитию США.
3
В оригинале – «enlightened self interest».
4
Лучко М.Л. Этика бизнеса – фактор успеха. – М.: ЭКСМО, 2006
186

ПРИЛОЖЕНИЕ №3
Сводная таблица определений КСО1
Автор Год Определение
Говардом Боуэн 1953 К обязательствам бизнесменов относится преследование такой политики,
(по цитате принятие таких решений, или следование такими путями, которые
Кэрролла2) являются желательными в плане целей и ценностей всего общества3.
Дэвис 1960 Это «решения и действия бизнесменов, которые осуществляются по
причинам, по крайней мере, частично выходящим за пределы прямого
экономического или практического интереса фирм».4
1973 Решение фирмы реагировать на проблемы, находящиеся вне узких
экономических, технических, и юридических её потребностей.5
Фитч 1976 Серьезная попытка решить социальные проблемы, полностью или
частично вызванные корпорацией6.
Женишек 1979 Степень соответствия этики бизнеса ожиданиям делового сообщества7.
Джонс 1980 Осознание того факта, что кроме договоров с профсоюзами, обязанностей
перед акционерам или предписаний закона, корпорации имеют
обязательства еще и перед социальными группами8.
Эпштейн 1989 Понимание того, что коммерческие организации имеют социальные
обязательства, превышающие экономические функции производства и
распределения необходимых потребителям товаров и услуг и получения
удовлетворительного уровня прибыли для своих акционеров9.
Маклаган 1999 <Социально-ответственная деятельность> должна пониматься как
процесс, посредством которого формулируются моральные ценности
индивидуумов и предприятия10.
Мак-Вильямс и 2001 Действия, которые в долгосрочной перспективе представляются
Сигель социально-значимыми, и находятся вне интересов фирмы и требований
закона11.
Кок 2001 Обязательство фирмы использовать свои ресурсы такими способами,
чтобы приносить пользу обществу, посредством участия на правах члена
общества, принимающего во внимание интересы социума в целом, и
улучшающего его благосостояние независимо от наличия или отсутствия
в этом прямых выгод компании12.

1
Asyraf Wajdi , Dusuki and Tengku Farrah Maimunah , Tengku Mohd Yusof (2008) The pyramid of corporate social
responsibility model: empirical evidence from Malaysian stakeholder perspectives. Malaysian Accounting Review, 7 (2)
2
Carroll A. B. 1979. A three_dimentional conceptual model of corporate performance. Academy of Management Review 4
(4): 497–505.
3
Bowen H. (1953). Social responsibility of the businessman. New York: Harper and Row, P. 6.
4
Davis K. (1960). Can Business Afford to Ignore Social Responsibilities? California Management Review, 2: 70-76.
5
Davis K. (1973). The Case for and against Business Assumptions of Social Responsibility, Academy of Management
Journal, 16, 2: 312-322.
6
Fitch H. G. (1976). Achieving Corporate Social Responsibility, Academy of Management Review, 1: 38-46.
7
Zenisek T. J. (1979). Corporate Social Responsibility: A Conceptualization based on Organization Literature, Academy of
Management Review. 4. 359-368.
8
Jones T. M. (1980). Corporate Social Responsibility Revisited, Redefined, California Management Review: 59-67.
9
Epstein E. M. (1989). Business Ethics, Corporate Good Citizenship and the Corporate Social Policy Process: A View
from the United States, Journal of Business Ethics, 8: 583-593.
10
Maclagan P. (1999). Corporate Social Responsibility as a Participative Process, Business Ethics: A European Review, 8 ,
1: 43-49.
11
McWilliam A., Siegel D. (2001). Corporate Social Responsibility: A Theory of the Firm Perspective, Academy of
Management Review, 26, 1: 117-127.
12
Kok P., Wiele T. V. D., McKenna, R. and Brown, A. (2001). A Corporate Social Responsibility: Audit within a Quality
Management Framework, Journal of Business Ethics, 31, 4: 285-297.
187

ПРИЛОЖЕНИЕ №4

Ключевые принципы стандарта подотчетности


AA1000APS (2008) и их содержание1.
Принцип 1. Представленная в отчете информация и полученные прямые и
Инклюзивность косвенные свидетельства позволяют сделать вывод, что при
подготовке информации для включения в отчет были учтены
интересы ключевых заинтересованных сторон.
Компания идентифицировала стейкхолдеров, разработала стратегию
взаимодействия с ними, а также определила содержание, цели и
области взаимодействия. Выявление заинтересованных сторон
Компания осуществила на основе многокритериального подхода.
Заинтересованные стороны вовлечены в процесс определения
значимых аспектов деятельности компании.
В случае выявления расходящихся интересов, компания использует
эффективные механизмы их взаимной координации.
Компания разработала процедуры и механизмы измерения,
мониторинга и оценки качества взаимодействия со стейкхолдерами.
Компания осуществляет оценку степени реализации выявленных
интересов заинтересованных сторон и мероприятий, спланированных
в предыдущем отчете.
Основными средствами информирования и взаимодействия с
заинтересованными сторонами являются отчеты, общественные
слушания, информационные сообщения, пресс-релизы, интернет-
сайт компании, общественная приемная и иные механизмы
открытого доступа.
В отчете раскрыто структурированное взаимодействие с
заинтересованными сторонами.
Вовлеченность регионов присутствия отражена в опубликованной
информации о реализации социальных проектов компании и
выполнении социальных обязательств в отношении стейкхолдеров.
Принцип 2. Компания внедрила процесс выявления значимых аспектов
Значимость деятельности, предусматривающий четкие и понятные критерии
представленной существенности с учетом специфики бизнеса и рекомендаций GRI в
информации отношении принципов отчетности. В течение отчетного периода
процесс актуализации существенных аспектов поддерживался на
непрерывной основе.
Отчет представляет собой сбалансированное и обоснованное
изложение информации о существенных для заинтересованных
сторон экономических, социальных и экологических аспектах
деятельности, определяющих показатели устойчивого развития
компании.
Отчет раскрывает существенную информацию о сохранении
экономической устойчивости компании и реализации ее
инвестиционной программы, дает самооценку выполнения принятых
социальных обязательств, представляет оценку социальной и
региональной значимости инвестиционных проектов. Степень

1
По данным сертификата «Бюро Веритас Сертификейшн Русь» (ЗАО «Бюро Веритас Сертификейшн Русь» 22
июня 2011 г) - Независимое заверение социальной отчетностии [Электронный доступ] -
http://sr.eurochem.ru/2010/sites/default/files/pdfs-rus/EuroChem-Social-Report-2010-BV-RUS.pdf
188

внимания, уделяемого в отчете различным темам, пропорциональна


их относительной важности (существенности).

Компания демонстрирует понимание концепции устойчивого


развития и использует объективную информацию при отражении
различных тем в своем отчете. Отчет содержит перспективные
задачи устойчивого развития на долгосрочную перспективу.
Формат представления информации и данных в отчете дает
возможность пользователям идентифицировать позитивные и
отрицательные тенденции результативности Компании в разрезе
экономического, экологического и социального аспектов на
протяжении последних 5-6 лет.
Представленная информация о существенных аспектах устойчивого
развития компании обладает достаточной прослеживаемостью в
процессах сбора, обработки, передачи и
представления данных.
Информация, представленная в отчете, годовом отчете и на сайте
компании, значима для заинтересованных сторон, поскольку может
повлиять на их будущие решения и поведение в отношении
компании.
Исходя из анализа данных отчета не может быть назван ни один
существенный аспект устойчивого развития, который был бы упущен
или необоснованно исключен из отчетности. Отчет охватывает
показатели результативности, предусмотренные GRI.
В отчете предоставлена достаточная информация о соблюдении
компанией российского законодательства и иных нормативных
правовых актов.
Принцип 3. В настоящее время нам неизвестны такие области, которые могли бы
Реагирование на быть, но не были раскрыты в отчете, в которых компания была бы
ожидания неспособна реагировать на обоснованные запросы заинтересованных
заинтересованных сторон.
сторон Компанией установлены приоритетные направления социальной
политики.
Компания уделяет существенное внимание развитию партнерских
взаимоотношений со стейкхолдерами.
Мнения и ожидания акционеров компании учитываются путем
реализации принципов корпоративного управления.
Учитываются интересы работников компании (путем принятия
коллективных договоров между администрацией и
профсоюзными комитетами или советами трудовых коллективов).
Реагирование на нужды местных сообществ путем участия в
программно-целевом планировании выполнения широкого круга
социальных проектов.
Право населения на благоприятную окружающую среду
обеспечивается плановой природоохранной деятельностью
компании.
В компании внедрена, сертифицирована и непрерывно
совершенствуется система экологического менеджмента,
соответствующая требованиям международного стандарта ISO
14001:2004.
189

ПРИЛОЖЕНИЕ №5
Регистр нефинансовых отчетов по устойчивому развитию1,
доступных в электронном виде в компьютерной сети Интернет
Годы
Компания
2003 2004 2005 2006 2007 2008 2009 2010 2011 2012 2013 2014
Нефтегазовый сектор
ОАО 2008-2009 2010-2011
"Газпром" 2 3

ОАО
"Газпром 2007 2008-2009 2010 2011 2012 2013 2014
4 5 6 7 8 9 10
нефть" (ОАО
"Сибнефть")
ОАО 2003-2004 2005-2006 2007-2008 2009-2010 2011-2012
"ЛУКОЙЛ" 11 12 13 14 15

ОАО 2006 2007 2008 2009 2010 2011 2012 2013


16 17 18 19 20 21 1 2
"Татнефть"

1
На основе Библиотеки нефинансовых отчетов РСПП - http://xn--o1aabe.xn--p1ai/simplepage/157
(http://рспп.рф/simplepage/157)
2
Газпром / Отчет о деятельности в области устойчивого развития 2008-2009 [Электронный доступ] -
http://archive.rspp.ru/Attachment.aspx?Id=16185
3
Газпром / Отчет о деятельности в области устойчивого развития 2010-2011 [Электронный доступ] -
http://media.rspp.ru/document/1/7/7/775e462b7019deac454bb67ebb3b8c8a.pdf
4
Газпром-Нефть / Отчет об устойчивом развитии за 2007 год [Электронный доступ] -
http://archive.rspp.ru/attachment.aspx?id=6491
5
Газпром-Нефть / Отчет об устойчивом развитии за 2008-2009 год [Электронный доступ] -
http://archive.rspp.ru/attachment.aspx?id=10546
6
Газпром-Нефть / Отчет об устойчивом развитии за 2010 год [Электронный доступ] - http://www.gazprom-
neft.ru/annual-reports/2010/Gazprom-Neft_Sustainability_Report_2010_Rus.pdf
7
Газпром-Нефть / Отчет об устойчивом развитии за 2011 год [Электронный доступ] - http://www.gazprom-
neft.ru/annual-reports/2011/Gazprom_Neft_Sustainability_Report_2011_rus_web.pdf
8
Газпром-Нефть / Отчет об устойчивом развитии за 2012 год [Электронный доступ] - http://www.gazprom-
neft.ru/annual-reports/2012/Gazprom-Neft_CSR_Report_2012_rus.pdf
9
Газпром-Нефть / Отчет об устойчивом развитии за 2013 год [Электронный доступ] - http://www.gazprom-
neft.ru/annual-reports/2013/GPN_SR_2013_rus_web.pdf
10
Газпром-Нефть / Отчет об устойчивом развитии за 2014 год [Электронный доступ] -
http://media.rspp.ru/document/1/2/7/27163aab1869d0d578f9848617d356f6.pdf
11
Лукойл / Отчет о деятельности в области устойчивого развития на территории российской федерации за 2003-
2004 год [Электронный доступ] - http://www.lukoil.ru/materials/doc/reports/Social/Otchet_16-08-2005.pdf
12
Лукойл / Отчет о деятельности в области устойчивого развития на территории российской федерации за 2005-
2006 год [Электронный доступ] - http://www.lukoil.ru/materials/doc/reports/Social/otchet_2005-2006.pdf
13
Лукойл / Отчет о деятельности в области устойчивого развития на территории российской федерации за 2007-
2008 год [Электронный доступ] - http://www.lukoil.ru/materials/doc/reports/Social/lukoil_rus_07-08.pdf
14
Лукойл / Отчет о деятельности в области устойчивого развития на территории российской федерации за 2009-
2010 год [Электронный доступ] - http://www.lukoil.ru/materials/doc/social/2011/Sots_Luk_rus_2010.pdf
15
Лукойл / Отчет о деятельности в области устойчивого развития на территории российской федерации за 2011-
2012 год [Электронный доступ] - http://www.lukoil.ru/materials/doc/social/2013/Lukoil_OD_rus.pdf
16
Татнефть / Отчет об устойчивом развитии и социальной ответственности за 2006 год [Электронный доступ] -
http://archive.rspp.ru/attachment.aspx?id=3910
17
Татнефть / Отчет об устойчивом развитии и социальной ответственности за 2007 год [Электронный доступ] -
http://archive.rspp.ru/Attachment.aspx?Id=7082
18
Татнефть / Отчет об устойчивом развитии и социальной ответственности за 2008 год [Электронный доступ] -
http://archive.rspp.ru/Attachment.aspx?Id=10001
19
Татнефть / Отчет об устойчивом развитии и социальной ответственности за 2009 год [Электронный доступ] -
http://archive.rspp.ru/attachment.aspx?id=15907
20
Татнефть / Отчет об устойчивом развитии и социальной ответственности за 2010 год [Электронный доступ] -
http://www.tatneft.ru/wps/tatneft/htmleditor/file/65ff68be5e2c69e9f30ae5d6da47e8acfe089c96.pdf
21
Татнефть / Отчет об устойчивом развитии и социальной ответственности за 2011 год [Электронный доступ] -
http://media.rspp.ru/document/1/4/1/41941409246440236dc106109031b87c.pdf
190

BP p.l.c. 2004 2005 2006 2007 2008 2009 2010 2011


3 4 5 6 7 8 9 10

ОАО "ТНК 2008 2009 2010 2011


11 12 13 14
BP-Холдинг"
Концерн 2003 2004 2005 2006 2007 2008 2009 2010 2011
15 16 17 18 19 20 21 22 23
"Шелл"
ОАО 2004-2005 2006-2007 2008-2009 2010 2011 2012 2013
24 25 26 27 1 2 3
"НОВАТЭК"

1
Татнефть / Отчет об устойчивом развитии и социальной ответственности за 2012 год [Электронный доступ] -
http://www.tatneft.ru/upload/files/Tatneft_SOC_2012_spread.pdf
2
Татнефть / Отчет об устойчивом развитии и социальной ответственности за 2013 год [Электронный доступ] -
http://tatneft.ru/upload/files/%D0%A2%D0%B0%D1%82%D0%BD%D0%B5%D1%84%D1%82%D1%8C/social%20ann
ial%20report%202013.pdf
3
BP / Обзор устойчивого развития в 2004 году [Электронный доступ] - http://archive.rspp.ru/attachment.aspx?id=3911
4
BP / Обзор устойчивого развития в 2005 году [Электронный доступ] - http://archive.rspp.ru/attachment.aspx?id=3911
5
BP / Обзор устойчивого развития в 2006 году [Электронный доступ] - http://archive.rspp.ru/attachment.aspx?id=3913
6
BP / Обзор устойчивого развития в 2007 году [Электронный доступ] -
http://archive.rspp.ru/Attachment.aspx?Id=8626
7
BP / Обзор устойчивого развития в 2008 году [Электронный доступ] -
http://archive.rspp.ru/attachment.aspx?id=10543
8
BP / Обзор устойчивого развития в 2009 году [Электронный доступ] -
http://archive.rspp.ru/attachment.aspx?id=15885
9
BP / Обзор устойчивого развития в 2010 году [Электронный доступ] -
http://www.bp.com/liveassets/bp_internet/globalbp/STAGING/global_assets/e_s_assets/e_s_assets_2010/downloads_pdfs/
bp_sustainability_review_2010_ru.pdf
10
BP / Обзор устойчивого развития в 2011 году [Электронный доступ] -
http://www.bp.com/liveassets/bp_internet/globalbp/STAGING/global_assets/e_s_assets/e_s_assets_2010/downloads_pdfs/
bp_sustainability_review_2011_ru.pdf
11
ОАО "ТНК BP-Холдинг" / Отчет об устойчивом развитии 2008 [Электронный доступ] -
http://archive.rspp.ru/Attachment.aspx?Id=12307
12
ОАО "ТНК BP-Холдинг" / Отчет об устойчивом развитии 2009 [Электронный доступ] -
http://archive.rspp.ru/Attachment.aspx?Id=15474
13
ОАО "ТНК BP-Холдинг" / Отчет об устойчивом развитии 2010 [Электронный доступ] -
http://annual-report-2010.tnk-bp.com/upload/TNK_bp_ar10_ru_lo.pdf
14
ОАО "ТНК BP-Холдинг" / Отчет об устойчивом развитии 2011 [Электронный доступ] -
http://www.tnk-bp.ru/upload/iblock/d96/sr_2011_rus.pdf
15
Концерн "Шелл" / Отчет Шелл 2003 [Электронный доступ] - http://archive.rspp.ru/attachment.aspx?id=3916
16
Концерн "Шелл" / Отчет Шелл 2004 [Электронный доступ] - http://archive.rspp.ru/attachment.aspx?id=3917
17
Концерн "Шелл" / Отчет «Шелл» об устойчивом развитии 2005 [Электронный доступ] -
http://archive.rspp.ru/attachment.aspx?id=3918
18
Концерн "Шелл" / Отчет «Шелл» об устойчивом развитии 2006 [Электронный доступ] -
http://archive.rspp.ru/attachment.aspx?id=3919
19
Концерн "Шелл" / Отчет «Шелл» об устойчивом развитии 2007 [Электронный доступ] -
http://archive.rspp.ru/Attachment.aspx?Id=8614
20
Концерн "Шелл" / Обзор устойчивого развития 2008 [Электронный доступ] -
http://archive.rspp.ru/attachment.aspx?id=10548
21
Концерн "Шелл" / Обзор устойчивого развития 2009 [Электронный доступ] -
http://archive.rspp.ru/attachment.aspx?id=15905
22
Концерн "Шелл" / Обзор устойчивого развития 2010 [Электронный доступ] - http://www-
static.shell.com/static/rus/downloads/news_and_library/2011shell_sustainability_review_rus.pdf
23
Концерн "Шелл" / Обзор устойчивого развития 2011 [Электронный доступ] - http://reports.shell.com/sustainability-
report/2011/servicepages/downloads/files/entire_shell_sr11.pdf
24
Новатек / Отчет в области устойчивого развития 2004-2005 [Электронный доступ] -
http://archive.rspp.ru/attachment.aspx?id=3924
25
Новатек / Отчет в области устойчивого развития 2006-2007 [Электронный доступ] -
http://archive.rspp.ru/Attachment.aspx?Id=9566
26
Новатек / Отчет в области устойчивого развития 2008-2009 [Электронный доступ] -
http://novatek.ru/common/upload/doc/ustoychivoe_razvitie_2008-2009.pdf
27
Новатек / Отчет в области устойчивого развития 2010 [Электронный доступ] -
http://novatek.ru/common/upload/doc/Razvitie_rus.pdf
191

ОАО
"Нефтяная 2006 2007 2008 2009 2010 2011 2012 2013
4 5 6 7 8 9 10 11
компания
"Роснефть"
ЗАО
2007-2008 2009 2010 2011
"Таманьнефт 12 13 14 15
егаз"
«Сахалин
Энерджи
2009 2010 2011 2012 2013 2014
Инвестмент 16 17 18 19 20 21
Компании
Лтд.»
ОАО АНК 2009 2010 2011 2012 2013 2014
22 23 1 2 3 4
"Башнефть"

1
Новатек / Отчет в области устойчивого развития 2011 [Электронный доступ] -
http://media.rspp.ru/document/1/c/1/c1cc670b828780aa2f7469928c10fe71.pdf
2
Новатек / Отчет в области устойчивого развития 2012 [Электронный доступ] -
http://media.rspp.ru/document/1/1/f/1f04070e47ed02bda1d4b655b8408bc4.pdf
3
Новатек / Отчет в области устойчивого развития 2013 [Электронный доступ] -
http://media.rspp.ru/document/1/0/2/02fa9abc79ac23f9a59e40a7a3d1fe80.pdf
4
ОАО "Нефтяная компания "Роснефть" / Отчет в области устойчивого развития 2006 [Электронный доступ] -
http://archive.rspp.ru/attachment.aspx?id=6716
5
ОАО "Нефтяная компания "Роснефть" / Отчет в области устойчивого развития 2007 [Электронный доступ] -
http://archive.rspp.ru/attachment.aspx?id=6717
6
ОАО "Нефтяная компания "Роснефть" / Отчет в области устойчивого развития 2008 [Электронный доступ] -
http://archive.rspp.ru/attachment.aspx?id=10923
7
ОАО "Нефтяная компания "Роснефть" / Отчет в области устойчивого развития 2009 [Электронный доступ] -
http://archive.rspp.ru/attachment.aspx?id=15904
8
ОАО "Нефтяная компания "Роснефть" / Отчет в области устойчивого развития 2010 [Электронный доступ] -
http://www.rosneft.ru/attach/0/02/68/RN_SR_2010_WEB.pdf
9
ОАО "Нефтяная компания "Роснефть" / Отчет в области устойчивого развития 2011 [Электронный доступ] -
http://www.rosneft.ru/attach/0/02/68/RN_SR_2011_WEB.pdf
10
ОАО "Нефтяная компания "Роснефть" / Отчет в области устойчивого развития 2012 [Электронный доступ] -
http://rosneft.ru/attach/0/02/68/RN_SR_2012_WEB.pdf
11
ОАО "Нефтяная компания "Роснефть" / Отчет в области устойчивого развития 2013 [Электронный доступ] -
http://media.rspp.ru/document/1/e/c/ec25729749f6166d2da10455dee3f86b.pdf
12
Таманьнефтегаз / Отчет в области устойчивого развития 2007-2008 [Электронный доступ] -
http://archive.rspp.ru/attachment.aspx?id=9489
13
Таманьнефтегаз / Отчет в области устойчивого развития 2009 [Электронный доступ] -
http://archive.rspp.ru/attachment.aspx?id=14622
14
Таманьнефтегаз / Отчет в области устойчивого развития 2010 [Электронный доступ] -
http://www.tamanneftegas.ru/ufiles/Otchet%202010.pdf
15
Таманьнефтегаз / Отчет в области устойчивого развития 2011 [Электронный доступ] -
http://media.rspp.ru/document/1/4/1/41941409246440236dc106109031b87c.pdf
16
Сахалин Энерджи / Отчет в области устойчивого развития 2009 [Электронный доступ] -
http://www.sakhalinenergy.ru/ru/documents/GRI_2009_Rus.pdf
17
Сахалин Энерджи / Отчет в области устойчивого развития 2010 [Электронный доступ] -
http://www.sakhalinenergy.ru/ru/documents/SD_report_2010_rus.pdf
18
Сахалин Энерджи / Отчет в области устойчивого развития 2011 [Электронный доступ] -
http://www.sakhalinenergy.ru/ru/documents/GRI_2011_Final_rus.pdf
19
Сахалин Энерджи / Отчет в области устойчивого развития 2012 [Электронный доступ] -
http://www.sakhalinenergy.com/docs/ru/419/GRI%20%202012_rus.pdf
20
Сахалин Энерджи / Отчет в области устойчивого развития 2013 [Электронный доступ] -
http://www.sakhalinenergy.ru/media/2ad0357e-6758-4155-90b7-284aef902d18.pdf
21
Сахалин Энерджи / Отчет в области устойчивого развития 2014 [Электронный доступ] -
http://media.rspp.ru/document/1/5/d/5d5cebbabb641c7f07249efae03484a2.pdf
22
Башнефть / Отчет в области устойчивого развития 2009 [Электронный доступ] -
http://archive.rspp.ru/Attachment.aspx?Id=16193
23
Башнефть / Отчет в области устойчивого развития 2010 [Электронный доступ] -
http://www.bashneft.ru/files/iblock/125/God_SOC_otchet_all%20t3x.pdf
192

ОАО
2012 2013
"Зарубеж- 5 6
нефть"
Группа
Газпром 2012-2013
7
Энергохол-
динг
Энергетический сектор
РАО "ЕЭС 2004-2005 2006-2007
8 9
РОССИИ"
ОАО "ОГК- 2005-2006 2007 2008 2009 2010 2011
10 11 12 13 14 15
2"
ОАО "ОГК- 2007
16
4"
ОАО "ОГК- 2006 2007 2008
17 18 19
1"
ОАО 2007 2008
20 1
«Енисейская

1
Башнефть / Отчет в области устойчивого развития 2011 [Электронный доступ] -
http://www.bashneft.ru/files/iblock/278/KSO_2011.pdf
2
Башнефть / Отчет в области устойчивого развития 2012 [Электронный доступ] -
http://www.bashneft.ru/files/iblock/8bc/OYS_2012_final.pdf
3
Башнефть / Отчет в области устойчивого развития 2013 [Электронный доступ] -
http://www.bashneft.ru/files/iblock/090/OUR_RU_2013.pdf
4
Башнефть / Отчет в области устойчивого развития 2014 [Электронный доступ] -
http://media.rspp.ru/document/1/e/c/ec9d0ce3662f36697e0abec6a9dfd71f.pdf
5
ОАО «Зарубежнефть» / Отчет об устойчивом развитии 2012 [Электронный доступ] -
http://www.bashneft.ru/files/iblock/8bc/OYS_2012_final.pdf
6
ОАО «Зарубежнефть» / Отчет об устойчивом развитии 2013 [Электронный доступ] -
http://media.rspp.ru/document/1/8/3/83143d49c05df1e168f15dcfee7042b6.pdf
7
Группа Газпром Энергохолдинг / Отчет об устойчивом развитии генерирующих компаний Группы Газпром
Энергохолдинг за 2012-2013 гг. [Электронный доступ] -
http://media.rspp.ru/document/1/d/6/d603b14137592fa6e00db9eee813d54a.pdf
8
РАО "ЕЭС РОССИИ" / Отчет о социальной ответственности и корпоративной устойчивости 2004-2005 гг.
[Электронный доступ] - http://www.rao-ees.ru/ru/info/about/resp/RAO_SocialReport.pdf
9
РАО "ЕЭС РОССИИ" / Отчет о социальной ответственности и корпоративной устойчивости 2006-2007 гг.
[Электронный доступ] - http://www.rao-ees.ru/ru/info/about/resp/RAO_SocialReport_06-07.pdf
10
ОАО "ОГК-2" / Отчет о корпоративной устойчивости и социальной ответственности 2005-2006 [Электронный
доступ] - http://www.csrjournal.com/engine/download.php?id=573
11
ОАО "ОГК-2" / Отчет о корпоративной устойчивости и социальной ответственности 2007 [Электронный
доступ] - http://www.csrjournal.com/engine/download.php?id=575
12
ОАО "ОГК-2" / Отчет о корпоративной устойчивости и социальной ответственности 2008 [Электронный
доступ] - http://www.csrjournal.com/engine/download.php?id=576
13
ОАО "ОГК-2" / Отчет о корпоративной устойчивости и социальной ответственности 2009 [Электронный
доступ] - http://www.csrjournal.com/engine/download.php?id=577
14
ОАО "ОГК-2" / Отчет о корпоративной устойчивости и социальной ответственности 2010 [Электронный
доступ] - http://media.rspp.ru/document/1/f/b/fb654f251db4e0ab595994203d0e3da2.pdf
15
ОАО "ОГК-2" / Отчет о корпоративной устойчивости и социальной ответственности 2011 [Электронный
доступ] - http://www.csrjournal.com/engine/download.php?id=760
16
ОАО "ОГК-4" / Отчет о корпоративной устойчивости и социальной ответственности 2007 [Электронный
доступ] - http://www.csrjournal.com/engine/download.php?id=580
17
ОАО "ОГК-1" / Отчет о корпоративной устойчивости и социальной ответственности 2006 [Электронный
доступ] - http://www.csrjournal.com/engine/download.php?id=569
18
ОАО "ОГК-1" / Отчет о корпоративной устойчивости и социальной ответственности 2007 [Электронный
доступ] - http://www.csrjournal.com/engine/download.php?id=570
19
ОАО "ОГК-1" / Отчет о корпоративной устойчивости и социальной ответственности 2008 [Электронный
доступ] - http://www.csrjournal.com/engine/download.php?id=571
20
ОАО «Енисейская территориальная генерирующая компания» ("ОГК-13") / Отчет о корпоративной
устойчивости и социальной ответственности 2007 [Электронный доступ] -
http://www.csrjournal.com/engine/download.php?id=560
193

территориаль
ная
генерирующа
я компания
(ТГК-13)
ОАО
«Фортум» (О 2007
2
АО "ТГК-
10")
ОАО
"Московская
2010 2011 2012
объединенная 3 4 5
электросетева
я компания"
ОАО «ФСК 2007 2008 2009 2010 2011
6 7 8 9 10
ЕЭС»
ОАО «Феде-
ральная
гидрогенери- 2007 2008-2009 2010 2011 2012 2013
11 12 13 14 15 16
рующая
компания-
РусГидро»
ОАО «МРСК 2010
1
Северо-

1
ОАО «Енисейская территориальная генерирующая компания» ("ОГК-13") / Отчет о корпоративной
устойчивости и социальной ответственности 2008 [Электронный доступ] -
http://www.csrjournal.com/engine/download.php?id=561
2
ОАО «Фортум» (ОАО "ТГК-10") / Отчет о корпоративной устойчивости и социальной ответственности 2007
[Электронный доступ] - http://www.csrjournal.com/engine/download.php?id=592
3
ОАО "Московская объединенная электросетевая компания" / Отчет о корпоративной устойчивости и
социальной ответственности 2010 [Электронный доступ] - http://www.csrjournal.com/engine/download.php?id=630
4
ОАО "Московская объединенная электросетевая компания" / Отчет о корпоративной устойчивости и
социальной ответственности 2011 [Электронный доступ] -
http://www.moesk.ru/about/upravlenie/socotchet/doc/MOESK_KSO11_int.pdf
5
ОАО "Московская объединенная электросетевая компания" / Отчет о корпоративной устойчивости и
социальной ответственности 2012 [Электронный доступ] -
http://www.moesk.ru/upload/iblock/509/MOESK_Sustainability_2012.pdf
6
ОАО «ФСК ЕЭС» / Отчет о корпоративной устойчивости и социальной ответственности 2007 [Электронный
доступ] - http://www.csrjournal.com/engine/download.php?id=594
7
ОАО «ФСК ЕЭС» / Отчет о корпоративной устойчивости и социальной ответственности 2008 [Электронный
доступ] - http://www.csrjournal.com/engine/download.php?id=595
8
ОАО «ФСК ЕЭС» / Отчет о корпоративной устойчивости и социальной ответственности 2009 [Электронный
доступ] - http://media.rspp.ru/document/1/6/0/6064703968a55142098520f6aa34de80.pdf
9
ОАО «ФСК ЕЭС» / Отчет о корпоративной устойчивости и социальной ответственности 2010 [Электронный
доступ] - http://www.fsk-ees.ru/upload/docs/20110823_fsk_sr2010_web.pdf
10
ОАО «ФСК ЕЭС» / Отчет о корпоративной устойчивости и социальной ответственности 2011 [Электронный
доступ] - http://www.fsk-ees.ru/upload/docs/soc_otchet_fsk_2011_1107.pdf
11
ОАО «Федеральная гидрогенерирующая компания-РусГидро» / Отчет о корпоративной устойчивости и
социальной ответственности 2007 [Электронный доступ] - http://www.csrjournal.com/engine/download.php?id=589
12
ОАО «Федеральная гидрогенерирующая компания-РусГидро» / Отчет о корпоративной устойчивости и
социальной ответственности 2008-2009 [Электронный доступ] -
http://www.csrjournal.com/engine/download.php?id=662
13
ОАО «Федеральная гидрогенерирующая компания-РусГидро» / Отчет о корпоративной устойчивости и
социальной ответственности 2010 [Электронный доступ] - http://www.csrjournal.com/engine/download.php?id=631
14
ОАО «Федеральная гидрогенерирующая компания-РусГидро» / Отчет о корпоративной устойчивости и
социальной ответственности 2011 [Электронный доступ] - http://www.csrjournal.com/engine/download.php?id=749
15
ОАО «Федеральная гидрогенерирующая компания-РусГидро» / Отчет о корпоративной устойчивости и
социальной ответственности 2012 [Электронный доступ] -
http://www.rushydro.ru/upload/iblock/d7b/RusHydro_KCO_rus_web.pdf
16
ОАО «Федеральная гидрогенерирующая компания-РусГидро» / Отчет о корпоративной устойчивости и
социальной ответственности 2013 [Электронный доступ] - http://www.rushydro.ru/upload/iblock/23c/rus.pdf
194

Запада»
ОАО
2011
«ИНТЕР РАО 2
ЕЭС»
Металлургическая и горнодобывающая
Объеди-
ненная
2009-2011 2012 2013
компания 3 4 5
«Российский
алюминий»
ОАО "ГМК
2008 2009 2010
"Норильский 6 7 8 20119
никель"
2004 2005 2006
Alcoa, Inc. 10 11 12

ОАО "СУЭК" 2007-2008 2009-2010


13 14

ОАО "Полюс 2004-2005 2006-2007 2008-2009


15 16 17
Золото"
ОАО 2006
1
"Чусовской

1
ОАО «МРСК Северо-Запада» / Отчет в области устойчивого развития 2010 [Электронный доступ] -
http://www.mrsksevzap.ru/files/noform/MRSK_social_2011.pdf
2
ОАО «ИНТЕР РАО ЕЭС» / Отчет об устойчивом развитии и экологической ответственности 2011 [Электронный
доступ] - http://www.interrao.ru/upload/docs/SDreport_2012.pdf
3
Объединенная компания «Российский алюминий» / Отчет об устойчивом развитии 2009-2010 [Электронный
доступ] - http://rusal.ru/press-center/files/socrep2011rus.pdf
4
Объединенная компания «Российский алюминий» / Отчет об устойчивом развитии 2012 [Электронный доступ] -
http://sr.rusal.ru/upload/iblock/e2d/RUSAL_SR_rus.pdf
5