Вы находитесь на странице: 1из 128
№ 4 2012 (37)
№ 4 2012 (37)

№ 4 2012 (37)

№ 4 2012 (37)
УЧРЕДИТЕЛИ Государственная Третьяковская галерея Фонд
УЧРЕДИТЕЛИ
Государственная Третьяковская галерея
Фонд «Развитие народного творчества «ГРАНИ»
Виталий Львович Мащицкий

РЕДАКЦИОННЫЙ СОВЕТ И.В.Лебедева – председатель М.Н.Афанасьев Н.И.Войскунская Г.Б.Волчек Л.И.Иовлева Е.П.Лавриненко В.Л.Мащицкий И.В.Мащицкая П.В.Мащицкий А.И.Рожин Т.Т.Салахов Е.Л.Селезнева Н.В.Толстая В.З.Церетели К.Г.Шахназаров М.Э.Эльзессер

ГЕНЕРАЛЬНЫЙ СПОНСОР В.Л.Мащицкий

ИЗДАТЕЛЬ Фонд «ГРАНИ» Учредитель Фонда И.В.Мащицкая Директор Фонда Н.И.Войскунская

ГЛ. РЕДАКТОР А.И.Рожин

ГЛ. ХУДОЖНИК Д.Г.Мельник

ОТВ. СЕКРЕТАРЬ Н.И.Войскунская

РЕДАКТОРЫ А.А.Ильина, Т.А.Лыкова

ВЕРСТКА – Т.Э.Лапина

ЦВЕТОДЕЛЕНИЕ – П.А.Пополов

КОРРЕКТОР О.Е.Недорезова

РЕД. ПЕРЕВОДОВ Том Бирченоф

ПЕРЕВОДЫ Агентство переводов «Априори» Наталия Гормли Софи Кук Мария Соловьева Юлия Тулинова

РАЗРАБОТКА САЙТА – Татьяна Успенская

АДРЕС РЕДАКЦИИ Москва, 119002, Малый Власьевский пер., д. 12, стр. 1 Тел./факс: +7 (499) 241-8291 E-mail: art4cb@gmail.com www.tretyakovgallerymagazine.ru www.tretyakovgallerymagazine.com www.tg-m.ru

Отпечатано в типографии «Печатный двор «Граффити» Тираж 5000 экз.

На обложке:

Алексей СТЕПАНОВ Девочка у окна. Холст, масло. 70 × 54

Художественный музей Литвы

Зарегистрирован Федеральной службой по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций. Свидетельство о регистрации СМИ ПИ № ФС77-32787 от 11 августа 2008 г.

ISSN 1729-7621

© Журнал «Третьяковская галерея», 2012

ЕЖЕКВАРТАЛЬНЫЙ ЖУРНАЛ ПО ИСКУССТВУ

#4’ 2012

НАШИ ПУБЛИКАЦИИ EXCLUSIVE PUBLICATIONS

4-15
4-15

Карин Хелланншё Karin Hellandsjø

Коллекция Ее Величества Королевы Сони H.M. Queen Sonja’s Art Collection

Сони H.M. Queen Sonja’s Art Collection ВЫСТАВКИ CURRENT EXHIBITIONS Олег Антонов

ВЫСТАВКИ

CURRENT EXHIBITIONS

Олег АнтоновArt Collection ВЫСТАВКИ CURRENT EXHIBITIONS Oleg Antonov Жизнь уникальной

Oleg Antonov

Жизнь уникальной коллекции The Formation of a Great Collection

коллекции The Formation of a Great Collection МУЗЕИ МИРА WORLD MUSEUMS 36-63 Русское

МУЗЕИ МИРА

WORLD MUSEUMS

36-63
36-63

Русское искусство. Золотой фонд собраний музеев Балтийских стран “Unknown Masterpieces”. Treasures of Russian Art from the Museum Collections of the Baltic Countries

Александра Мурре

Alexandra Murre

Русское искусство

в Художественном музее Эстонии Russian art in the Art Museum of Estonia

Ксения Рудзите

Xenia Rudzite

Коллекция русской живописи

в Латвийском Национальном

художественном музее Russian paintings in the Latvian National Museum of Art

Даля Тарандайте

Dalia Tarandaite

Русская живопись в собрании Художественного музея Литвы Russian painting in the collection of the Lithuanian Art Museum

Художественного музея Литвы Russian painting in the collection of the Lithuanian Art Museum
Художественного музея Литвы Russian painting in the collection of the Lithuanian Art Museum
Художественного музея Литвы Russian painting in the collection of the Lithuanian Art Museum
FOUNDERS The State Tretyakov Gallery Foundation “GRANY. ART-CRYSTAL-BRUT” Mr. Vitaly Machitski
FOUNDERS
The State Tretyakov Gallery
Foundation “GRANY. ART-CRYSTAL-BRUT”
Mr. Vitaly Machitski

EDITORIAL BOARD Irina Lebedeva – Chairman Mikhail Afanasiev Marina Elzesser Lydia Iovleva Yelena Lavrinenko Vitaly Machitski Irena Machitski Pavel Machitski Alexander Rozhin Tair Salakhov Yekaterina Selezneva Karen Shakhnazarov Natalya Tolstaya Vasily Tsereteli Natella Voiskounski Galina Volchek

GENERAL SPONSOR

Vitaly Machitski

PUBLISHER Foundation "GRANY. ART-CRYSTAL-BRUT" Founder - Irena Machitski Director - Natella Voiskounski

EDITOR-IN-CHIEF Alexander Rozhin

CO-EDITOR Natella Voiskounski

CHIEF DESIGNER Dmitry Melnik

EDITORS Anna Ilina, Tatiana Lykova

LAYOUT Tatiana Lapina

PRE-PRESS Pavel Popolov

STYLE EDITOR Tom Birchenough

TRANSLATION

A PRIORI Translation Company

Sofi Cook

Natalia Gormley

Maria Solovieva

Yulia Tulinova

WEBSITE DESIGNER Tatiana Uspenskaya

ADDRESS:

12, building 1, Maly Vlasievsky lane, Мoscow, 119002 Tel./fax: +7 (499) 241-8291 E-mail: art4cb@gmail.com www.tretyakovgallerymagazine.ru www.tretyakovgallerymagazine.com www.tg-m.ru

Printed by Printing House GRAFFITY 5000 copies

Cover:

Aleхei STEPANOV Girl at the Window Oil on canvas 70 × 54 cm

Lithuanian Art Museum

ISSN 1729-7621

© The Tretyakov Gallery Magazine, 2012

QUARTERLY ART MAGAZINE

НАСЛЕДИЕ HERITAGE

64-77
64-77

Людмила Маркина Lyudmila Markina

«Художник с блестящим талантом и хорошими средствами…» “An artist with wonderful talent and comfortable means…”

МУЗЕИ МИРА

WORLD MUSEUMS

Марина Вейзиcomfortable means…” МУЗЕИ МИРА WORLD MUSEUMS Marina Vaizey Лицо Британии The Face of Britain

Marina Vaizey

Лицо Британии The Face of Britain

МЕЖДУНАРОДНАЯ ПАНОРАМА INTERNATIONAL PANORAMA

96-107
96-107

Александр Рожин

Alexander Rozhin

Искусство по ту сторону фашизма Art Beyond Fascism

ДИНАСТИИ ARTISTIC DYNASTY

96-107
96-107

Татьяна Пластова

Tatiana Plastova

Зов будущего The Call of the Future

#4 2012

Татьяна Пластова Tatiana Plastova Зов будущего The Call of the Future # 4 ’ 2 0
Татьяна Пластова Tatiana Plastova Зов будущего The Call of the Future # 4 ’ 2 0
100-летие Государственного музея изобразительных искусств им. А.С.
100-летие Государственного музея изобразительных искусств им. А.С.
100-летие Государственного музея изобразительных искусств им. А.С.

100-летие Государственного музея изобразительных искусств им. А.С. Пушкина стало незабываемым событием в истории современной мировой художественной культуры. Оно отмечено беспрецедентной выставкой «Воображаемый музей», концепция которой была предложена Ириной Александровной Антоновой, на протяжении полувека являющейся дирек- тором ГМИИ им. А.С. Пушкина, и ее коллегами. Для юбилейной экспозиции крупнейшие художественные музеи и га- лереи мира предоставили шедевры разных эпох, произведения старых мастеров, которых нет в отечественных государственных коллекциях, что и определило уникальность «Воображаемого музея», ставшего блестящим примером международного культурного сотрудничества. За время своего существования московский музей античных слепков превратился в одну из сокровищниц искусства ми- рового значения, в центр духовного, эстетического просвещения и искусствоведческой науки. За вековую историю ГМИИ им. А.С. Пушкина организовал десятки эпохальных выставок. Среди самых значительных в этом ряду – экспозиция произведений Дрезденской галереи, спасенных Советской армией и безвозмездно переданных в 1955 году правительством СССР немецкому народу, выставки «Москва – Берлин» и «Москва – Париж»… Мировое музейное сообщество, профессионалы и любители искусства восприняли 100-летие музея как подлинный празд- ник и пример многогранного и заинтересованного взаимодействия деятелей культуры разных стран по сохранению ве- ликого художественного наследия цивилизации, изучению истории искусства, эстетическому просвещению.

The centenary of the Pushkin Fine Arts Museum has been unfor- gettable. It was marked
The centenary of the Pushkin Fine Arts Museum has been unfor- gettable. It was marked
The centenary of the Pushkin Fine Arts Museum has been unfor- gettable. It was marked
The centenary of the Pushkin Fine Arts Museum has been unfor- gettable. It was marked

The centenary of the Pushkin Fine Arts Museum has been unfor- gettable. It was marked by the exhibition “The Imaginary Mu- seum”, based on a concept suggested by Irina Antonova, director of the Pushkin Museum for more than half a century, and her col- leagues. Major museums and galleries from around the world lent some of their masterpieces from different eras, and works by the Old Masters which are not to be found in any Russian collection; this defined the exceptional nature of “The Imaginary Museum”, a real example of international cultural cooperation. Over its existence, the Moscow Museum of Ancient Art Replicas turned into a treasure trove of art of worldwide significance, a cen- tre of cultural and aesthetic learning and study of fine arts. Throughout the 100 years of its history, the Pushkin Museum has organized dozens of major exhibitions. Some of the more signifi- cant of them were the show of works from the Dresden Gallery (saved by the Soviet Army during World War II, and returned to Germany in 1955), and the exhibitions “Moscow-Berlin” and “Moscow-Paris”. The world museum community, art professionals and connoisseurs embraced the centenary of the Pushkin Museum as a true celebra- tion, as an example of comprehensive and committed co-operation by cultural figures from different countries to preserve the great artistic heritage of our civilization, to study art history, and to pro- mote aesthetic education.

to preserve the great artistic heritage of our civilization, to study art history, and to pro-
to preserve the great artistic heritage of our civilization, to study art history, and to pro-
to preserve the great artistic heritage of our civilization, to study art history, and to pro-
ТРЕТЬЯКОВСКАЯ ГАЛЕРЕЯ / THE TRETYAKOV GALLERY / #2 ’2 0 0 6
ТРЕТЬЯКОВСКАЯ ГАЛЕРЕЯ / THE TRETYAKOV GALLERY / #2 ’2 0 0 6
ТРЕТЬЯКОВСКАЯ ГАЛЕРЕЯ / THE TRETYAKOV GALLERY / #2 ’2 0 0 6
ТРЕТЬЯКОВСКАЯ ГАЛЕРЕЯ / THE TRETYAKOV GALLERY / #2 ’2 0 0 6

Коллекция Ее Величества Королевы Норвегии Сони

H.M. Queen Sonja’s Art Collection

Был прекрасный день. Мы путешествовали по северу норвегии. в лейр-

фьорде пряМо на зеМле Была установлена стальная пряМоугольная кон-

струкция. всеМ показалось, что она здесь лишняя, но я настояла: не надо

It was a beautIful day. we were on a hIke In northern norway. In leIrfjord

a large rectangular steel InstallatIon had been placed In the landscape.

everyone

thought

It

was

odd.

but

I

InsIsted

we

should

not

be

ограничиваться первыМ впечатлениеМ, подойдеМ поБлиже и посМотриМ…

dIscouraged. we should go and have a look! as we approached, we saw

когда Мы приБлизились, стало понятно, что конструкция, установленная

that the seemIngly randomly sIted constructIon framed the landscape

таМ, казалось Бы, совершенно случайно, на саМоМ деле служит раМкой

In an InfInIte number of perspectIves, dependIng upon where one was

для пейзажа, создавая Бесконечное число перспектив в зависиМости от

standIng. the landscape had been there sInce the dawn of tIme. art

точки, с которой сМотришь. природа издревле окружает человека. искус-

helps us realIze that.

ство поМогает наМ увидеть ее.

what more can we ask?

МожеМ ли Мы треБовать от искусства Большего?

королева соня. из книги “Impulses” (2001)

Queen sonja In “Impulses” 2001

norway - russia: on the crossroads of cultures

4

ее величество королева соня. центр Хени-унстад. 2012 / h.m. Queen sonja at the

ее величество королева соня. центр Хени-унстад. 2012 / h.m. Queen sonja at the henIe onstad art centre, 2012

норвегия - россия: на перекрестках культур

5

улав кристоффер йенссен. палондоМ II. 2000. Холст, акрил, Масло. 302 Х 312,5

улав кристоффер йенссен. палондоМ II. 2000. Холст, акрил, Масло. 302 Х 312,5

olav chrIstoffer jenssen. palondome II. 2000. acryl and oIl on canvas. 302 x 312.5 cm

palondome II. 2000. acryl and oIl on canvas. 302 x 312.5 cm Бьёрн сигурд туфта. не

Бьёрн сигурд туфта. не уХоди! 2007. Холст, Масло. 200 Х 201

bjørn sIgurd tufta. don’t leave. 2007. oIl on canvas. 200 x 201 cm

norway - russia: on the crossroads of cultures

6

интерес королевы сони к норвежскому искусству и культуре имеет давнюю историю. на протяжении многих лет королева принимает активное участие в художественной и культурной жизни норвегии не только как ее высокий покровитель, но и как одна из ключевых фигур: усилия королевы по пропаганде и про- движению норвежского искусства завоевали уважение и в са- мой норвегии, и далеко за пределами страны.

Queen sonja’s personal engagement in norwegian art and culture goes back a long way. over the years, the Queen has actively participated in norway’s artistic and cultural spheres not just as its high patron but also as an important key figure; her efforts in casting light upon and promoting norwegian art has gained her respect throughout norway and far beyond.

part of the Queen’s vision has long been to establish a prize for young artists. In 2011 this vision became reality through a collaborative project with the artists kjell nupen and ørnulf opdahl. together, the artists prepared a graphic portfolio, the proceeds from the sale of which were donated to a foundation set up in the Queen’s name. the aim of the foundation is to rekindle interest in and inspire the development of paper-based art. every other year the foundation will award “the Queen sonja nordic art award” to a nordic artist. the foundation’s first prize- giving ceremony took place in 2012 with the finnish artist tiina kivinen hailed the worthy winner.

the Queen is also known for being a knowledgeable patron of the arts

and has collected art since a young age. as the years have passed, her appetite for collecting art has grown and so too has her collection. today, her collection is in active use in many of the royal family’s residences, where the artwork on display creates an ongoing dialogue between and contrast with the residences’ various classic, rustic romantic and modern interiors. here, the Queen not only takes on the role of collector in the placing of the artwork, but also that of curator. the fact that her collection is so frequently in use and forever being moved around has also resulted in several exhibitions where pieces of her acquired artwork have been displayed publicly; exhibitions have been held at the henie onstad art centre outside oslo in 2001 and 2012, and in scandinavia house in new york in 2005.

the fact that the Queen has shared her private collection with others is a brave and daring move which stirs sincere admiration. not merely because female art collectors in norway and the north are so few and far between, but because the public is also faced with a collection characterised by the Queen herself. the Queen’s life experiences and the pieces of artwork she acquires are often closely linked, and her purchases are frequently the result of spontaneous enthusiasm. from early on, it was clear that it was new, contemporary art that tended to catch the Queen’s eye.

Landscape

the motif of landscape prevails in the Queen’s collection, and is the focus of the commentary here. alongside her interest in art, it is the Queen’s countless hiking and skiing trips across norway, through

в планы королевы давно входило учреждение премии для моло-

дых художников. в 2011 году этот план воплотился в жизнь в про- екте, в котором, кроме самой королевы, участвовали художники кьелль нупен и Эрнульф опдал. они подготовили серию графи- ческих работ, средства от продажи которых пошли на учреждение фонда, получившего имя короле- вы. цель фонда — возрождение интереса к «бумажному» искус- ству. раз в два года фонд будет присуждать североевропейскую художественную премию имени королевы сони художнику, пред- ставляющему одну из северных стран. первая церемония награж-

дения состоялась в 2012 году, и по- бедительницей стала художница из финляндии тийна кивинен.

из финляндии тийна кивинен. королева соня и тийна кивинен.

королева соня и тийна кивинен. июнь 2012

Queen sonja and tIIna kIvInen, june 2012

королева известна также как меценат и знаток искусства, ведь она коллекционирует его с юных лет. с годами ее интерес – как и ее собрание – только росли. сегодня экспонаты из этой коллек- ции украшают различные резиденции монаршей семьи. пред- ставленные там работы перекликаются – а иногда контрастируют – с их классическими, романтическими, сельскими или совре- менными интерьерами. так что королева выступает в роли не только коллекционера, но и куратора экспозиций. королевская коллекция активно используется, зачастую переезжая с места на место, и благодаря этому стало возможным проведение ряда вы- ставок, на которых произведения из ее собрания были показаны широкой публике. такие выставки прошли в центре Хени-унстад

в пригороде осло в 2001 и 2012 годах и в скандинавском доме в нью-йорке в 2005 году.

то, что королева публично демонстрирует свое собрание, свиде- тельствует о ее смелости и решительности, которые не могут не вызывать восхищения. не только потому, что женщины-коллек- ционеры не так часто встречаются в норвегии и вообще в скан- динавии, но и потому, что перед зрителем предстает коллекция, на которой лежит отпечаток личности самой королевы. обстоя- тельства ее жизни и приобретаемые ею произведения искусства часто тесно связаны, покупка нередко становится результатом спонтанного восторга. с самого начала стало понятно, что боль- ше всего королеву занимает новое, современное искусство.

норвегия - россия: на перекрестках культур

7

Пейзаж

пейзажные мотивы доминируют в собрании королевы. следова- тельно, им будет уделено должное внимание и в данной публи- кации. наряду с интересом к искусству многочисленные пешие путешествия королевы по норвегии в разное время года, в том числе лыжные походы – это не только отдых от повседневных забот, но и важная часть ее жизни. королева стала настоящим экспертом по географии и природе страны. Художник якоб вей- деманн сказал как-то, что «работы в коллекции королевы – это отражение ее жизни». неудивительно поэтому, что искусство пейзажа составило основу ее собрания. в этом смысле радость от встречи с произведением искусства и от наблюдения живой природы тесно связаны. путешествия королевы дали ей опыт, который повлиял на ее художественное видение и выбор приоб- ретаемых произведений. такая направленность ее собиратель- ства, пожалуй, естественна, ведь в норвегии искусство пейзажа уходит своими корнями в романтическую традицию и выступает как выражение личного опыта и чувств.

Традиция

юхана кристиана дала (1788 – 1857) часто называют отцом нор- вежской живописи. действительно, именно благодаря ему в на- чале xIx века норвежская живопись приобрела национальные черты, а заложенная им традиция оказала значительное влияние на дальнейшее развитие изобразительного искусства в норве- гии. в своих художественных поисках дал сочетал героизиро- ванное изображение природы с натуралистическим подходом к искусству, заложив тем самым основы тесной связи норвежского искусства с природой и ландшафтом страны. искусство с тех пор развивалось и видоизменялось, однако первостепенная значи- мость изображения природы на протяжении многих лет – да и вплоть до наших дней – была и остается характерной для многих норвежских художников.

seasons and over many years which have provided her with the required respite from everyday life and become its important part. the Queen has become an expert in the country’s geography and nature. the artist jakob weidemann once said that “the pictures in the Queen’s collection serve as an echo of her life”. no surprise then, that landscape art constitutes the bulk of her collection. the joy found in art and that found in experiences of nature are inextricably intertwined. In this respect, the Queen’s wanderings in nature have provided her with experiences which have coloured her pictorial vision and choice of which artwork to acquire. that her artistic journey took this route was perhaps natural in a country where landscape art has its roots deeply embedded in a romantic tradition with nature as an expression of personal experience and feelings.

TradiTion

johan christian dahl (1788-1857) is often referred to as the father of norwegian painting. It was primarily due to him that norwegian painting took shape in the 19th century and a tradition was subsequently founded which has since influenced much norwegian art. throughout his artistic endeavours, dahl fused a heroic description of landscape with a fundamentally naturalistic attitude to art, thereby laying the foundations for norwegian art’s close bond with norwegian nature and landscape. art has moved on but the significance nature holds has characterised many of the country’s artists through the years, right up until today.

not least because of its roots in the romantic period with its mystification of the nordic landscapes, norwegian art was for many foreigners associated first and foremost with depictions of landscapes and natural phenomena such as changes in light and dramatic seasonal scenes. countless exhibitions are arranged and numerous publications released on this subject both nationally and internationally, and titles like “northern light” and “the mystic north” have become almost

light” and “the mystic north” have become almost роБерт Мазервелл. оБжигающая

роБерт Мазервелл. оБжигающая Элегия. 1991. литография. 197 Х 132 robert motherwell. burnIng elegy, 1991. lIthography. 197 x 132 cm

motherwell. burnIng elegy, 1991. lIthography. 197 x 132 cm ингер ситтер. красное. 2007. Холст,

ингер ситтер. красное. 2007. Холст, акрил. 160 Х 130 Inger sItter. red. 2007. acryl on canvas. 160 x 130 cm

norway - russia: on the crossroads of cultures

8

пер Барклай. лофотен I. 2010. фотография. 145 Х 105 / per barclay. lofoten I. 2010.

пер Барклай. лофотен I. 2010. фотография. 145 Х 105 / per barclay. lofoten I. 2010. photography. 145 x 105 cm

норвегия - россия: на перекрестках культур

9

1 возможно, именно благодаря тесной связи с романтизмом и присущей

1

возможно, именно благодаря тесной связи с романтизмом и

присущей ему мифологизацией северной природы искусство норвегии ассоциируется для многих иностранцев прежде всего с пейзажным жанром и такими природными явлениями, как при- чудливые изменения света и необузданные состояния природы

в разные времена года. Этой теме посвящено множество выста-

вок и публикаций как в самой норвегии, так и за ее пределами,

а такие названия, как «северное сияние» или «Мистический се- вер», стали почти синонимами скандинавии. несмотря на глоба- лизацию и на перемены, связанные с появлением новых форм художественного выражения, все это во многом применимо и к сегодняшнему искусству.

3

и к сегодняшнему искусству. 3 в начале ХХ столетия, и особенно

в начале ХХ столетия, и особенно в послевоенный период ху-

дожники уже не стремились к простому отображению природы (с этим куда успешнее справлялась фотография), однако природа по-прежнему оставалась для них извечным источником вдохно- вения. Многие из тогдашних молодых художников начинали с ку- бизма, а затем отдали дань различным направлениям искусства, блуждающего в пограничном пространстве между реальностью и абстракцией, но при этом первоисточником для них неизменно служили живые впечатления от природы. прямое воспроизведе- ние натуры в их творчестве отходило на второй план, главной же целью все в большей мере становилось отображение движения, сил и структур природы. однако даже выражая себя через аб- стракцию, художники не скрывают, что источником вдохновения для них служит природа, что отражается, в частности, в названи- ях их произведений.

в названи- ях их произведений. 2 norway - russia: on the crossroads of cultures 10

2

norway - russia: on the crossroads of cultures

10

1. Эрнулф опдал. северо-запад. 2012. Холст, Масло. 173 Х 173 2. Ханне
1. Эрнулф опдал. северо-запад. 2012. Холст, Масло. 173 Х 173 2. Ханне

1. Эрнулф опдал. северо-запад. 2012. Холст, Масло. 173 Х 173

2. Ханне Боркгревинк. БезМолвное неБо. 2007. Холст, акрил,

теМпера. 140,5 Х 195,5 3. Марианне Хеске. фьорд. 2011.

Холст, цифровая печать, сМешанная теХника. 136 Х 115

4. кнут руМор. раскаленный летний пейзаж. 1988. Холст,

Масло. 100 Х 80 5. джейМс розенквист. ночные переМеще- ния. 1985. литография. 144 Х 97.5 6. анне катерине долвен. 1 час 30 Минут после полуночи. юг. ф отография. 140, 5 Х 171

1. ørnulf opdahl. north west. 2012. oIl on canvas. 173x173 cm

2. hanne borchgrevInk. soundless sky. 2007. acryl, tempera

on canvas. 140.5 x 195.5 cm 3. marIanne heske. fjord. 2011.

dIgItal prInt, mIxed technIQue on canvas, 136 x 115 cm

4. knut rumohr. glowIng landscape of summer. 1988. oIl on

canvas, 100x80 cm 5. james rosenQuIst. nIght transItIons. 1985. lIthography, 144 x 97.5 cm 6. anne kathrIne dolven. 1.30 a.m south. 2003. photography. 140.5 x 171 cm

dolven. 1.30 a.m south. 2003. photography. 140.5 x 171 cm 4 5 6 одним из пионеров
dolven. 1.30 a.m south. 2003. photography. 140.5 x 171 cm 4 5 6 одним из пионеров

4

5

1.30 a.m south. 2003. photography. 140.5 x 171 cm 4 5 6 одним из пионеров такого

6

одним из пионеров такого стиля в послевоенном искусстве норвегии стал якоб вейдеманн. творчество этого художника наложило несомненный отпечаток на искусство нескольких де- сятилетий, а сам он стал для королевы одновременно другом и советчиком. его картины занимают центральное место в ее со- брании. именно якоб вейдеманн дал новый импульс норвежско- му пейзажному искусству после второй мировой войны и преоб- разовал его в соответствии с современным визуальным языком. как говорил французский живописец жан Базен, для художни- ков оказалось важным сохранить связь с природой, чтобы струк- турное единство человека и его окружения стало очевидным. Это, по его мнению, достижимо через развитие эмоциональных и экспрессивных качеств формы, линии, основы и материала.

норвегия - россия: на перекрестках культур

11

Энди уорХол. серия «знаМенитости». кронпринцесса соня. 1982. Холст,
Энди уорХол. серия «знаМенитости». кронпринцесса соня. 1982. Холст,

Энди уорХол. серия «знаМенитости». кронпринцесса соня. 1982. Холст, шелкография, полиМеры. 102 Х 102 / andy warhol. celebrItIes. crown prIncess sonja. 1982. sIlk prInt and polymer on canvas, 102 x 102 cm

sonja. 1982. sIlk prInt and polymer on canvas, 102 x 102 cm кронпринцесса соня и Энди

кронпринцесса соня и Энди уорХол в студии «фаБрика». 15 сентяБря 1982 г. / crown prI ncess s onja and a ndy warhol I n «the factory». s eptember 15 1982

norway - russia: on the crossroads of cultures

12

Многих из сегодняшних живописцев также можно связать с ро- мантической традицией. интерпретация пейзажа в их собствен- ных глазах, как и в глазах зрителей, принимает метафизический масштаб, становится символом чувственного восприятия. Этот аспект взаимодействия с природой легко прослеживается в ра- ботах из коллекции королевы сони.

Собрание

входящие в собрание королевы картины восходят к тому момен- ту, когда в послевоенное время на художественную сцену всту- пило старшее поколение норвежских художников, заложивших основу того, что некоторые считают лирической абстракцией, а другие – абстракцией геометрической. работы в этом стиле таких авторов, как якоб вейдеманн, кнут румор, коре тветер, анна-ева Бергман и ингер ситтер, определяют характер собрания. среди наиболее ранних работ есть и произведения иностранных худож- ников, например француза оливье дебре.

synonymous with scandinavia. despite globalisation and the influx of new forms of expression having provoked much change, the same can be said for much of today’s art. In the 1900s and particularly during the post-war period, it was not the pure depiction of nature that preoccupied artists – photography delved deeper here – but nature nevertheless remained an ever-present source of inspiration. many

young artists at that time developed their practice from a cubist starting point, moving gradually into the realm between tangible reality and abstraction, whilst maintaining impressions of nature as their primary source. direct depictions of reality in their work fell by the wayside, and instead their motifs became ever-increasingly characterised by the rendering of movement, forces and structures in nature. but despite the expressions being abstract, it does not hide the fact that experiences

of nature had served as inspiration – assumptions which were often

rendered concrete when considering the titles of the artwork.

one of the pioneering artistic representatives of this form of expression

 

in

norwegian post-war art was jakob weidemann, an artist who would

однако основу собрания королевы все-таки составляют произ-

go

on to indelibly mark the art world for several decades after his debut

ведения более молодого поколения художников, которые – при всем многообразии особенностей их визуального языка – также

and become both a friend and guiding light to the Queen. his pictures also figure prominently in her collection. more so than any other artist,

отталкиваются от природы. в творчестве этих авторов, при всей

it

was weidemann who rekindled the niche of norwegian landscape

несхожести их индивидуальных стилей, соединяются искусство как абстракция, автономное по своей природе, и искусство, ото-

art after the second world war and transfigured it to fit contemporary international visual language. as the french painter jean bazaine put

бражающее природный мир. коллекция отражает это многообра-

it,

it was important for these artists that the link back to nature could

зие визуальных языков, основанное на своеобразии ландшафтов самой норвегии на всей ее протяженности: от щпицбергена и нурланна на самом севере через западную и южную части стра- ны до непроходимых лесов на ее востоке.

easily be traced, that one could find one’s way back to what he called the structural unity between man and his surroundings. this, he believed, is enabled through cultivating the emotional, expressive qualities in form, colour, line, fabric and material.

Многие из произведений в коллекции с характерным для них фигуративным отображением природных явлений могут, не- сомненно, рассматриваться как романтические и мистические. другие работы, в основном монохромные, представляют собой абстракцию, отражающую саму суть переживания контакта с природой. третий тип работ отличается включением в визуаль- ный ряд конкретных элементов пространства – таких, как дома, окна и двери, – вовлекающих зрителя в сконструированный, двусмысленный пейзаж.

Будучи опытным коллекционером, королева внимательно сле- дит за развитием заинтересовавших ее художников и постоянно завязывает новые контакты. в последние годы она пристально изучает графическое искусство, находя в нем приложение своим творческим интересам. примечательно, что новым добавлением к ее коллекции стала художественная фотография. Это, впрочем, не должно вызывать удивления, ведь королева сама – увлечен- ный фотограф-любитель. во время своих путешествий и прогу- лок на природе она не расстается с фотоаппаратом. некоторые из ее фотографий демонстрировались публике; королева использу- ет их и в своих многочисленных лекциях за рубежом, пропаган- дируя норвегию как страну, привлекательную для туризма.*

many of today’s artists can also be coupled with this romantic tradition where landscape interpretation – both in their own eyes and in those

of others – takes on a metaphysical dimension, thereby becoming a

symbol for human feeling. this aspect of connection to nature is also

apparent in Queen sonja’s collection.

The coLLecTion

the Queen’s collection dates back to when the older generation of norwegian artists took action after the war and scattered the seeds for what would become in the eyes of some a lyrically abstract, and of others a geometrically abstract visual language. such works by jakob weidemann, knut rumohr, kåre tveter, anna-eva bergman and Inger sitter give the collection character. here, the oldest works can also be found alongside artworks by foreign artists like france’s olivier debré.

the focus of the Queen’s collection nevertheless includes artwork by the younger generation which, through multi-faceted visual language, have impressions of nature at their core. art as an abstraction, as though with its own autonomous nature, and art which portrays the natural world is combined in the works of these

artists, irrespective of their individual style. the collection shows

a variety of visual language that has emerged from landscape

норвегия - россия: на перекрестках культур

13

одно из недавних приобретений королевы, работа пера Бар-

клая «лофотен I» (2010 г.), выражает главную идею ее коллекции,

и вместе с тем – данной статьи. Эта работа представляет собой

фотографию пространственной инсталляции – расположенного на севере страны (нурланн) сооружения из традиционных де- ревянных конструкций, предназначенных для сушки рыбы. на земле же разлито отработанное машинное масло. окружающий пейзаж отражается в нем и фактически погружается в масляную пленку. сама же конструкция, в свою очередь, становится частью пейзажа, сливаясь с природой.

зарубежные экСПонаТы

ее величество королева регулярно посещает музеи, галереи и

мастерские художников во время своих поездок по норвегии и за пределы страны. ее встречи с художниками, среди которых пер киркеби в дании, антони тапиес в испании, генри Мур в англии, роберт раушенберг, джеймс розенквист и Энди уорхол

в нью-йорке, были отнюдь не случайными, и по большей части

их результатом становились новые работы в ее собрании. когда

в 1982 году королева – в то время еще кронпринцесса соня – по-

сетила в нью-йорке знаменитую студию «фабрика» Энди уорхо- ла, она привезла оттуда шесть работ, входящих в его известную

серию «знаменитости». сегодня эти работы находятся в норве- гии, они впервые были показаны публике на выставке экспона- тов из собрания королевы в центре Хени-унстад летом 2012 года.

в обширную серию «знаменитости» включены и портреты дру-

гих монарших особ. однако большинство из них основаны на официальных фотопортретах. королева соня – одна из немно- гих, кого уорхол фотографировал сам: над гримом работала его команда, после чего он сделал 29 полароидных снимков. они послужили основой для шелкографий уорхола, выполненных в шести различных цветовых комбинациях.

ее ВеличеСТВо королеВа Соня как коллекционер изобразиТельного иСкуССТВа

частные коллекции всегда будут различаться качеством и раз- мерами в зависимости от степени увлеченности коллекционера

и его финансовых возможностей. с учетом всего этого, а также

капиталов многих других сегодняшних коллекционеров можно сказать, что собрание королевы невелико, но для него характер- на высокая степень личной увлеченности. Хотя средства были довольно ограничены, за многие годы королева сумела собрать замечательную коллекцию. королева сама выбирала, какие рабо-

* подборка фотографий сделанных королевой во время пеших путешествий, была опубликована в 2002 году

в книге «резонанс: странствия в прозе и фотографии». частично этот проект демонстрировался в 2005 году

в скандинавском доме в нью-йорке. кроме того, под-

борка фотографий видов свальбарда была представлена

в 2008 году на выставке «горы в искусстве норвегии»

в центре Хени-унстад.

covering the whole of norway; from svalbard and nordland right up north, through western and southern norway, to the dense forests in the east.

much of the artwork in the collection that is awash with figurative

elements of nature will doubtless be considered romantic and mystical. other pieces, often produced using monochromatic surfaces, are abstract and portray the true essence of an experience of nature.

a third type of artwork is characterised by the inclusion of actual

building material such as houses, windows and doors; here viewers are captivated by a constructed, ambiguous landscape. whilst collecting,

the Queen has loyally followed the progress of certain artists as well

as constantly networking and making new contacts. In recent years,

strong connections were made when she embarked on a journey of discovery into the world of graphic art – a world in which she found her own expression as a creative artist. It is interesting that photography is also a new, exciting addition to her collection. but this isn’t surprising since for a good many years the Queen has herself been a keen amateur photographer; the camera is always by her side when she’s out and about in nature. some of her photographs have been shown in various contexts as well as being used diligently for the many lectures she holds across the world promoting norway as a nation for tourism.*

one of the Queen’s latest acquisitions, per barclay’s “lofoten I” from 2010, succinctly sums up her collection as well as the key topic of this commentary. the work is a photograph of a room installation which is situated outside in the magnificent landscape of the northern county nordland. It is constructed using two traditional wooden drying flakes and a floor covered in waste oil. the surrounding landscape is reflected

in the surface of the oil and consequently sucked into it. similarly, the

room itself is swallowed up and becomes part of the same landscape,

forming a hybrid melting pot with nature.

Foreign impuLses

h.m. the Queen enthusiastically visits museums, galleries and art studios on her travels both within norway and abroad. her encounters with artists, including per kirkeby in denmark, antoni tàpies in spain, henry moore in england, and robert rauschenberg, james rosenquist and andy warhol in new york, were no coincidence and more often than not resulted in an artistic addition to her collection. when the Queen visited andy warhol’s studio “the factory” in new york in 1982, she came away with a series of six works which formed part of warhol’s famous series “celebrities”. she was, notably, crown princess sonja at that time. these works are now all in norway and were shown collectively to the public for the first time in conjunction with the Queen’s collection being exhibited at the henie onstad art centre in summer 2012. portraits of several other royals are included in warhol’s extensive series “celebrities”, but most of them are based on official photo portrait. Queen sonja is one of the few who was photographed by the artist himself. after a make-up session with warhol’s creative team, warhol took a series of 29 polaroid shots which served as the basis for his silkscreen prints created in six different colour combinations.

norway - russia: on the crossroads of cultures

14

аксель Хютте. край зеМли. норвегия. 1999. фотография. 156,5 Х 236, 5 / axel hutte.

аксель Хютте. край зеМли. норвегия. 1999. фотография. 156,5 Х 236, 5 / axel hutte. verdens ende. norway. 1999. photography. 156.5 x 236.5 cm

ты покупать, и приобретала их либо непосредственно в мастер- ских у художников, либо на больших и малых выставках как в норвегии, так и за ее пределами. некоторые работы дарили ей, а с другими королева расставалась, даря их членам семьи.

с точки зрения выбора мотивов королевская коллекция очень многообразна, и доминирует в ней норвежское искусство. инте- ресно, что почти половина представленных авторов – женщины. собрание, несомненно, будет расти и развиваться, поскольку ко- ролева продолжает с не меньшим энтузиазмом внимательно сле- дить за всем, что происходит в мире искусства.

в течение многих лет королева соня использовала свою по- зицию в обществе для продвижения современного искусства норвегии. то обстоятельство, что ее величество с готовностью предоставляет работы из своей коллекции для выставок или для публикаций (подобных данной), – великодушный жест, открыва- ющий путь к новым увлекательным встречам с искусством.

Карин Хелланншё

* a selection of the Queen’s photographs from her hikes in nature was published in 2002 in the book “resonance:

wanderings in prose and pictures”. parts of this project were also shown in scandinavia house in new york in 2005. In addition, a selection of landscape photographs from svalbard was exhibited at the henie onstad art centre in 2008 for the exhibition “the mountain in norwegian art”.

h.m. Queen sonja The arT coLLecTor

private collections will always vary in terms of quality, size, the collector’s personal engagement and economic opportunities. with all such things considered and when compared to what many of today’s collectors own in terms of capital, it can be said that the Queen’s collection is small yet defined by strong personal engagement. resources have been restricted but through many years of work, she has nevertheless managed to put together an exciting collection. the Queen herself is behind all the purchases and she has acquired artwork from various places; some from the artists’ studios themselves, others from both large and small exhibition spaces across norway and abroad. certain works came in the form of gifts, and some pieces have left the collection again when bestowed on family members.

In terms of motifs, the Queen’s collection is wide-ranging. norwegian art dominates it and interestingly, almost half of the works are by female artists. It is a collection that will doubtless continue to grow and be developed further by a Queen who, forever interested and enthused, follows and actively participates in what goes on in the art world.

over many years, Queen sonja has put her position to good purpose in shedding light upon and promoting contemporary norwegian art. that her majesty is so willing to put her collection on display through exhibitions and publications such as this one, is a generous gesture that paves the way for fresh, exciting encounters with art.

Karin Hellandsjø

норвегия - россия: на перекрестках культур

15

ТРЕТЬЯКОВСКАЯ ГАЛЕРЕЯ О л е г А н т о н о в ВЫСТАВКИ Жизнь

ТРЕТЬЯКОВСКАЯ ГАЛЕРЕЯ

О л е г А н т о н о в

ВЫСТАВКИ

Жизнь уникальной коллекции

К выставке русского рисунка из собрания ГМИИ им. А.С. Пушкина в залах Государственной Третьяковской галереи

Рисунки и акварели русских художников второй половины XIX–начала ХХ столетия составляют малую часть обширной коллекции отечественной графики Государствен- ного музея изобразительных искусств имени А.С. Пушкина, общий объем которой до- стигает 150 тысяч листов. Этот раздел собрания, особенно коллекция рисунка второй половины XIX века, не был ранее предметом пристального изучения и почти не вы- ставлялся, а потому мало известен как широкой публике, так и специалистам. Вместе с тем он имеет свои особенности, значимые произведения и дополняет важными де- талями общую картину развития русского искусства данного периода.

 

Проект

осуществлен

при поддержке

О.Л. Маргания

3

К.А. СОМОВ Как одевались в старину (Дама и кавалер). 1903 Картон, акварель, белила, перо, тушь по подготовительному наброску карандашом

ГМИИ им. А.С. Пушкина

3

Konstantin SOMOV

Dress in the Old Times (Lady and Gentleman)

1903

Watercolour, white paint on board, pen, ink on pencil sketch

Pushkin Museum of Fine Arts

1 Собрания, национализиро- ванные до 1924 года, посту- пали через Румянцевский музей; в 1924–1927 – непо- средственно из Государст- венного музейного фонда.

К оллекция формировалась в нес- колько этапов. Первый, в 1920-е

годы, связан с передачей в ГМИИ об- ширного собрания Гравюрного кабине- та Московского Румянцевского и Пуб- личного музеев (далее Румянцевский музей), национализированных купече- ских и дворянских собраний из Госу- дарственного музейного фонда, а также

с первыми музейными покупками и да-

рами 1 . Среди поступлений этих лет – от- дельные листы А.П. Боголюбова, В.В. Самойлова, М.О. Микешина, братьев Павла Петровича и Петра Петровича Соколовых, А.К. Саврасова, А.Е. Бей-

демана, Г.Г. Мясоедова, Е.М. Бём, С.В.

Иванова, С.А. Виноградова, С.В. Ноа- ковского, В.А. Серова, Л.О. Пастер- нака, М.А. Врубеля, Г.К. Лукомского, С.В. Чехонина. Однако основу внуши- тельного потока поступлений 1920-х все же составляли работы малоизвестных и неизвестных художников, художников- любителей и копиистов. На этом об-

щем фоне терялись немногочисленные,

но действительно значимые произведе-

ния

русских мастеров второй половины

XIX

и начала ХХ столетия.

Среди центральных памятников этого раздела – акварель И.Я. Билиби- на «Баба-Яга и девы-птицы» (1902), на- ходившаяся в собрании генерал-май- ора А.П. Клачкова, а после его смерти завещанная им в Румянцевский музей. Также из Румянцевского музея бы- ли переданы листы, находившиеся до 1910 года в собрании известного кол- лекционера И.П. Свешникова, купца 1-й гильдии, директора торгово-про- мышленного товарищества «Свешни- кова Петра сыновья»: рисунки и аква- рели И.И. Шишкина, В.П. Вереща- гина, А.Ф. Афанасьева, П.Е. Щербова, К.Э. Гефтлера. Среди национализированных со- браний большой значимостью облада- ли коллекции А.А. Мусина-Пушкина, Н.В. Баснина, С.А. Щербатова, А.В. Касьянова. Мусину-Пушкину принадлежала небольшая, но чрезвычайно цельная подборка камерных пейзажей, баталь- ных и жанровых сцен, выполненных в технике «papier pellé». Техника завоева- ла необычайную популярность в 1850– 1860-х годах, составив целую область графического искусства: изображение

создавалось на загрунтованной тонким слоем гипса бумаге при помощи каран- даша, акварели и иглы. Такой способ работы был чрезвычайно легким в при- менении, а вместе с тем давал прекрас- ные возможности передачи эффектов ночного и искусственного освещения

и различных атмосферных явлений –

грозы, дождя, ветра, бури. В этой тех- нике охотно работали как профессио-

нальные рисовальщики, так и худож- ники-любители. В собрании Мусина- Пушкина были рисунки на «papier pellé» А.П. Боголюбова, К.Н. Филиппова, В.Н. Максутова, Ф.Ф. Львова, Иосифа

и Адольфа Шарлеманей, М.П. Клодта. В огромной коллекции Н.В. Бас- нина, основу которой составляла запад- ноевропейская гравюра XVI–XVIII ве- ков, произведения русских художников занимали второстепенное место и даже не являлись предметом последователь- ного коллекционирования. Многие лис- ты в ней приобретались «по случаю» или были подарками Баснину от ху- дожников и собирателей. Вместе с тем в ней было более двух десятков рисун- ков И.Е. Репина, среди которых ран- ний акварельный этюд бурлака (1870)

ТРЕТЬЯКОВСКАЯ ГАЛЕРЕЯ

/ THE TRETYAKOV GALLERY /

#4’2012

17

ВЫСТАВКИ

ВЫСТАВКИ к картине «Бурлаки на Волге» (1870– 1873, ГРМ) и эскиз

к картине «Бурлаки на Волге» (1870– 1873, ГРМ) и эскиз литографии К.Е. Маковского «Катерина не глядит ни на кого, не боится безумная русалок, бегает поздно с ножом своим и ищет отца» (1874) к повести Н.В. Гоголя «Страшная месть». Настоящая «жемчужина» нынеш- него музейного собрания – гуашь Вру- беля «Демон поверженный» (1902) – по- ступила из коллекции князя С.А. Щер- батова. Он намеревался создать в Мос- кве «Городской музей частных собра- ний», где каждая художественная кол- лекция должна была экспонироваться в отдельной комнате и отражать лич- ность коллекционера. Из-за революци- онных событий этим планам не было суждено реализоваться. После приня- тия 19 сентября 1918 года декрета «О за- прещении вывоза и продажи предметов особого художественного и историче- ского наследия» Щербатов перед эмиг- рацией был вынужден передать свои обширные коллекции на хранение в Румянцевский и Исторический музеи. Впоследствии собрание было нацио- нализировано и разрознено. В Музей

18 ТРЕТЬЯКОВСКАЯ ГАЛЕРЕЯ

/

THE TRETYAKOV GALLERY /

изящных искусств (далее МИИ) из Ру- мянцевского музея поступило не так много графических произведений, ра- нее принадлежавших Щербатову: не более 10, но среди них пять листов М.А. Врубеля, три акварели К.А. Со- мова, рисунок В.А. Серова. Наиболее значимым поступлени- ем 1920-х была коллекция крупного мос- ковского купца А.В. Касьянова, ком- паньона торговой фирмы «И.Я. Чурин и Ко». Она, единственная, была цели- ком сформирована из произведений художников второй половины XIX– начала ХХ века, современников соби- рателя. Касьянов нередко приобретал работы непосредственно с выставок Со- юза русских художников и «Мира ис- кусства», благодаря чему поддерживал высокий общий уровень коллекции. В МИИ собрание Касьянова, эмигри- ровавшего после Октябрьской револю- ции в Китай, также поступило уже в разрозненном состоянии. Его живо- писная часть была распределена между несколькими музеями 2 . Графическая часть при сличении описей коллекции 1918 и 1924 годов 3 , то есть при оформ-

#4’2012

Константин МАКОВСКИЙ «Катерина не глядит ни на кого, не боится безумная русалок,

бегает поздно с ножом своим и ищет отца»

1874

Эскиз литографии к повести Н.В. Гоголя «Страшная месть» для иллюстрированного альбома «Вечера на хуторе близ Диканьки» (М.: Издание А.Н. Го- ляшкина, 1874. Вып. 2) Черная акварель, белила, карандаш

ГМИИ им. А.С. Пушкина

Konstantin MAKOVSKY “Katherine is not looking at anyone, the mad girl is not afraid of mermaids, she is running about with

her knife far into the night, searching for her father”

1874

Lithograph sketch to Nikolai Gogol’s novella “Terrible Revenge” for illustrated album:

“Village Evenings near Dikanka”. Moscow. Published by A.N. Golyashkin, 1874, 2nd edition Black watercolour, white paint, pencil

Pushkin Museum of Fine Arts

2 Живописный раздел кол- лекции Касьянова составил основу собрания Омского областного музея изобрази- тельных искусств, образо- ванного в 1924 году (ныне Омский Государственный музей изобразительных искусств им. М.А. Врубеля).

3 ГМИИ ОР. Ф. 11. Оп. I. Ед. хр. 220.

4 ГМИИ ОР. Ф. 5. Оп. XII. Ед. хр. 14. Л. 49.

5 Там же. Л. 50.

6 Там же. Л. 50.

лении национализированного собра- ния в Румянцевский музей и при пере- даче в МИИ, также обнаруживает по- тери. Например, в описи 1918 года чис- лился 31 рисунок И.Е. Репина, а в опи- си 1924 года – ни одного. Несмотря на это, фонды Музея пополнились перво- классными листами А.Н. Бенуа, К.А. Сомова, Л.С. Бакста, Л.О. Пастернака, М.В. Добужинского, Е.Е. Лансере, Г.К. Лукомского, В.А. Серова, С.А. Вино- градова, Б.М. Кустодиева, Ф.А. Маля- вина, Д.А. Щербиновского. Отдельные листы поступили из некогда богатейшего собрания москов- ского купца, издателя К.Т. Солдатён- кова. Рисунки В.Е. Раева, В.А. Агина, П.П. Соколова, И. Петровского не мо- гли претендовать на роль центральных в музейной коллекции, однако, по всей вероятности, именно Солдатёнкову при- надлежал несомненный шедевр графи- ческого искусства 1860-х годов – «Свет- лый праздник в деревне» В.Г. Перова (1861), эскиз-вариант картины «Сель- ский крестный ход на Пасху». Сформировавшаяся таким обра- зом коллекция просуществовала не- долго. В конце 1920-х начался процесс перераспределения произведений меж- ду музеями в соответствии с их спе- цифическими особенностями. В мае 1928 из Третьяковской галереи в МИИ поступила просьба о передаче рисун- ков А.А. Иванова 4 . В ответ в правление МИИ заведующим Гравюрным каби- нетом А.А. Сидоровым была подана за- писка: «В Гравюрный кабинет МИЗИС (Музей изящных искусств – прим. авт.) поступила просьба Государствен- ной Третьяковской галереи о переда- че ей альбомов и папок А.А. Иванова. Считая, что такая передача вполне пра- вильная, я просил бы Правление, од- нако, предложить на рассмотрение Му- зейного Отдела и Г. Трет. Галереи во- прос о передаче в последнюю вообще всех русских рисунков, до сих пор хранившихся в гравюрном кабинете МИЗИС, за исключением тех, кото- рые непосредственно связаны с отде- лом гравюр (оригиналы гравюр и лито- графий, рисунки русских граверов и

т.д.)

поддержано Главнаукой Наркомпроса,

и 6 февраля 1929 года состоялась одна

» 5 . Данное предложение было

из наиболее масштабных передач в ис- тории музейного дела: фонды Треть- яковской галереи пополнились 5231 графическим произведением и 73 аль- бомами с рисунками 6 . В эту передачу попало немало рисунков и акварелей

мастеров второй половины XIX и на- чала ХХ века: Ф.А. Рубо, А.П. Боголю-

бова (9 листов), М.П. Клодта (23 лис- та), А.К. Беггрова, К.Я. Крыжицкого,

Л.Ф. Лагорио, А.К. Саврасова (8 листов),

Г.Г. Мясоедова (6 листов), В.И. Сури-

кова, В.Е. Маковского, И.Е. Репина, Е.И. Бейдемана (9 листов), К.А. Савиц- кого, С.А. Коровина, В.М. Васнецова (5 листов), С.В. Ноаковского (4 листа), А.Н. Бенуа, В.А. Серова, И.И. Леви- тана, Л.О. Пастернака, Н.К. Рериха, С.А. Виноградова, Б.М. Кустодиева, Л.В. Туржанского, В.В. Переплетчи- кова и других. Были окончательно раз- дроблены собрания Касьянова 7 , Свеш- никова и Мусина-Пушкина. В фондах ГМИИ осталась только «россика» (про- изведения работавших в России ино- странных художников), творчество ху- дожников-граверов и ряд графических листов, по неизвестным причинам не попавших в списки передачи (напри- мер, рисунки Репина из собрания Н.В. Баснина). В 1930-е и 1940-е годы собрание русского рисунка в МИИ – ГМИИ практически не пополнялось. Среди за- метных поступлений в раздел рисунка второй половины XIX века можно от- метить разве что академический этюд «Два натурщика» известного гравера И.П. Пожалостина (1866), который был приобретен за 75 рублей незадолго до начала Великой Отечественной войны,

в январе 1941 года у дочери художни-

ка – Александры Ивановны. Это пос- тупление полностью отвечало специ- фике Гравюрного кабинета ГМИИ, обозначенной А.А. Сидоровым в конце 1920-х. Вместе с тем продолжались вы- дачи в другие, менее крупные музеи. Например, в 1938 году во Всероссийский музей А.С. Пушкина в Ленинграде бы- ло передано три иллюстрации К.А. Со- мова к поэме «Граф Нулин» и одна ак- варель А.Н. Бенуа к «Медному всад- нику» А.С. Пушкина. Количественное и качественное изменение состава коллекции русской школы произошло в 1949 году, когда

в музей по завещанию поступило со-

брание искусствоведа и библиографа П.Д. Эттингера. Павел Давыдович пи- сал о себе: «… я не принадлежу к типу коллекционеров, которые хотят все иметь, и обладаю терпением выждать случая, когда желанное попадет в мои руки» 8 . Он собрал необычайно разно- стороннюю коллекцию 9 . Обладал ри- сунками Ф.С. Журавлева, А.П. Бого- любова, Е.Д. Поленовой, С.В. Малю- тина, С.А. Коровина, С.В. Иванова,

7 Целый ряд произведений, относящихся к коллекции А.В. Касьянова, впоследствии был передан из Третья- ковской галереи в областные и республиканские музеи СССР.

8 Цит. по: Музей Павла Эттингера. Из собрания ГМИИ им. А.С. Пушкина: Каталог выставки. М., 2004. С. 15.

9 Подробнее о составе и разделах коллекции Эттингера см.: Музей Павла Эттингера. Из собрания ГМИИ им. А.С. Пушкина: Каталог выставки. М., 2004.

ВЫСТАВКИ

Каталог выставки. М., 2004. ВЫСТАВКИ С.А. Виноградова, М.А. Врубеля, С.В.

С.А. Виноградова, М.А. Врубеля, С.В. Беклемишева, В.В. Владимирова, Г.К. Лукомского, С.В. Чехонина, В.Э. Бо- рисова-Мусатова, Н.П. Крымова, Н.Н. Сапунова, К.Ф. Богаевского, В.И. Де- нисова и других. Собиратель был лично знаком со многими художниками «се- ребряного века», состоял с ними в ак- тивной переписке и часто выступал в роли своего рода «arbitrum elegantum», не стесняясь указывать на достоинства и недостатки их работ. Например, сразу вслед за тем, как в коллекции Эттин- гера появился акварельный пейзаж

Василий ПЕРОВ Светлый праздник в деревне. 1861 Эскиз-вариант картины «Сельский крестный ход на Пасху» (1861, ГТГ) Картон, карандаш, акварель, золотая краска

ГМИИ им. А.С. Пушкина

Алексей БОГОЛЮБОВ Лунный морской вид с маяком. 1850-е Papier pelle, карандаш, процарапывание

ГМИИ им. А.С. Пушкина

Vasily PEROV

Easter Celebration in a Village. 1861

A

study for “Easter Procession

in

a Village” (1861,

Tretyakov Gallery) Pencil, watercolour, gold on board

Pushkin Museum of Fine Arts

Alexei BOGOLYUBOV Moonlit Sea View with a Beacon. 1850s Pencil, scratching on papier-pelle

Pushkin Museum of Fine Arts

scratching on papier-pelle Pushkin Museum of Fine Arts ТРЕТЬЯКОВСКАЯ ГАЛЕРЕЯ / THE TRETYAKOV

ТРЕТЬЯКОВСКАЯ ГАЛЕРЕЯ

/ THE TRETYAKOV GALLERY /

#4’2012

19

ВЫСТАВКИ

ВЫСТАВКИ К.Ф. Богаевского (1908), художник на- писал собирателю: «Меня

К.Ф. Богаевского (1908), художник на- писал собирателю: «Меня чрезвычайно порадовал Ваш снисходительный отзыв о моих акварельных опытах… Относи- тельно моих масляных этюдов, Вы пра- вильно сказали – «в них меня мало» – они мне никогда не удаются» 10 . В числе наиболее близких друзей Эттингера был Л.О. Пастернак: их объ- единяли схожие воззрения на искус- ство, вкусы, темперамент. Благодаря этой дружбе в коллекцию Эттингера попали образцовые произведения ху- дожника, такие как «Портрет Л.Н. Тол- стого» (1901) – этюд к картине «Лев Николаевич Толстой в кругу семьи» (1902, ГРМ), пастели «Автопортрет» (1911) и «Дачники («Райки») (1910-е). Портрет Толстого содержит дарст- венную надпись: «Дорогому другу Пав- лу Давыдовичу Эттингеру. Пастернак». Вообще на рисунках из эттингеров- ского собрания часто можно встретить дарственные и посвятительные надпи-

20 ТРЕТЬЯКОВСКАЯ ГАЛЕРЕЯ

/

THE TRETYAKOV GALLERY /

си от авторов либо собственноручные заметки коллекционера на обороте – увлекательные подробности о том, при каких обстоятельствах, когда и от кого получен тот или иной лист. Именно так узнаем, что карандашный набросок С.А. Коровина «Отдыхающие солдаты и лошади (в лесу)» (1880-е) был полу- чен в 1919 году от его брата – извест- ного пейзажиста Константина. А один из лучших листов собрания – «Моло- дой человек на диване» (1904) М.А. Вру- беля – содержит следующее посвяще- ние: «Многоуважаемому Павлу Давы- довичу на память от выздоровевшего М. Врубеля 20-е июля 1904». Среди наиболее интересных про- изведений коллекции Эттингера – не- большой карандашный набросок «Мос- ковский дворик» (1880-е) Е.Д. Полено- вой, на котором запечатлен тот же вид, что на знаменитой одноименной кар- тине брата художницы Василия Поле- нова; жанровые зарисовки (1895–1896)

#4’2012

С.А. Виноградова, акварель «Типы Ро- стова (Крестьянки Ростова-Ярослав- ского)» (1913) С.В. Чехонина, куплен- ная знаменитым оперным певцом Л.В. Собиновым с выставки картин «Мира искусства». Эта выдающаяся коллекция по- служила импульсом для последующего пополнения произведениями русской школы. Особенно интенсивным этот процесс стал в 1960–1980-х годах, когда в ГМИИ поступили целые творческие наследия: Н.С. Гончаровой и М.Ф. Ла- рионова (1966, от А.К. Ларионовой), включавший ранние импрессионисти- ческие пейзажи и жанровые компози- ции первой половины – середины 1900-х годов, А.Н. Бенуа (1981, от А.А. Бенуа-Черкесовой), З.Е. Серебряковой (1984, 1987–1988, 1995 от Е.Б. Серебря- кова) и другие. Широкое распространение приоб- рела практика приобретений для музея значимых произведений Министерст- вом культуры СССР у частных коллек- ционеров и через комиссионный (ан- тикварный) магазин. Целый ряд рисун- ков был получен музеем в дар. Это по большей части точечное комплектова- ние принесло весомые плоды. Был вос- полнен целый ряд лакун – прежде все- го работы художников, творчество ко- торых ранее не было представлено в коллекции. Именно в эти годы в собра- ние влились многие ключевые памят- ники: эскиз для храмовой иконы Вла- димирского собора в Киеве «Евангелист Иоанн» (1893) и композиция «Богома- терь с младенцем» (1900) Н.В. Нестеро- ва; этюд «Ветки под снегом» (1890), вы- полненный И.И. Шишкиным для зна- менитой картины «На Севере диком…» (1891, Киевский национальный музей русского искусства); эскиз Н.Н. Ге «Распятие» (1890-е), созданный к одно- именной картине (местонахождение неизвестно); авторский акварельный вариант-повторение картины И.Е. Ре- пина «Какой простор!» (1904) 1 1 ; пас- тельный эскиз В.А. Серова к живопис- ному портрету артистов Малого театра А.П. Ленского и А.И. Южина (1908); «Поединок» Н.К. Рериха (1902); а так- же настоящие шедевры русского мо- дерна – эскизы неосуществленной росписи «Сон божества» (1904–1905) В.Э. Борисова-Мусатова, «Автопортрет с семьей» Г.И. Нарбута (1915). Это да- леко не полный перечень поступлений этих лет, собрание обогатилось целой россыпью произведений художников рассматриваемого времени: представи- телей позднего академизма и критичес- кого реализма, мастеров Союза русских художников, мирискусников, символи- стов: М.А. Зичи, Л.О. Премацци, А.П. Боголюбова, М.О. Микешина, А.К. Саврасова, В.Е. Маковского, А.П. Ря-

Мстислав ДОБУЖИНСКИЙ Вильно. Улочка. 1906 Акварель, гуашь, карандаш

ГМИИ им. А.С. Пушкина

Mstislav DOBUZHINSKY Vilno. Lane. 1906 Watercolour, gouache, pencil

Pushkin Museum of Fine Arts

10 Музей Павла Эттингера. Из собрания ГМИИ им. А.С. Пушкина: Каталог выставки. М., 2004. С. 72.

11 Согласно авторской пометке И.Е. Репина на обороте, лист в марте 1906 года был передан Комитету по оказа- нию помощи голодающим, состоящему при Император- ском Вольном экономичес- ком обществе, для розыг- рыша в лотерее или на аукционе.

Константин КОРОВИН Эскиз павильона «Крайний Север» для Всероссийской промышленной и художественной выставки в Нижнем Новгороде. 1896 Акварель, белила, тушь, перо, карандаш

ГМИИ им. А.С. Пушкина

Konstantin KOROVIN Study for the “Far North” pavilion at the National Industrial and Art Exhibition in Nizhny Novgorod. 1896 Watercolour, white paint, ink, pen, pencil

Pushkin Museum of Fine Arts

Иван БИЛИБИН Баба-Яга и девы-птицы

1902

Вариация на сюжеты русских народных сказок Акварель, гуашь по подготовительному наброску карандашом

ГМИИ им. А.С. Пушкина

Ivan BILIBIN Baba Yaga and the Bird-maidens. 1902 A fantasy based on Russian folk tale motifs Watercolour, gouache on pencil sketch

Pushkin Museum of Fine Arts

12 Был подарен ГМИИ им. А.С. Пушкина в 2007 году.

ВЫСТАВКИ

А.С. Пушкина в 2007 году. ВЫСТАВКИ бушкина, Ф.А. Малявина, И.И. Леви-

бушкина, Ф.А. Малявина, И.И. Леви- тана, М.А. Врубеля, И.П. Похитоно- ва, М.В. Добужинского, К.А. Сомова, С.Ю. Судейкина, С.В. Чехонина и дру- гих. Процесс пополнения коллекции продолжается по сей день. В числе по- следних значимых поступлений в раз- дел русского рисунка второй половины XIX–начала ХХ века – эскиз павиль- она «Крайний Север» К.А. Коровина для 14-й Всероссийской промышлен- ной и художественной выставки в Ниж- нем Новгороде (1896) 12 . В целом коллекция ГМИИ им. А.С. Пушкина неравномерна по своему

составу: в ней сравнительно малое чис- ло произведений художников-живо- писцев и, напротив, достаточно репре- зентативная подборка работ мастеров, специализировавшихся в области гра- фики (рисовальщиков, граверов, лито- графов); плохо представлено творчест- во передвижников и вместе с тем одно из лучших в России собраний художни- ков рубежа XIX–ХХ веков. Эта нерав- номерность в значительной степени обусловлена историей собирательства и музейного дела в стране. Коллекция, с одной стороны, не может претендо- вать на то, чтобы последовательно и

полно рассказать об истории рисунка во второй половине XIX–начале ХХ столетия, с другой – дает хорошее пред- ставление о путях развития графичес- кого искусства в этот период: основных стилях и направлениях, их выражении и характерных чертах в графике, соот- ношении с «большой» – общей – исто- рией искусства, круге жанров и тем, осо- бенностях творческих поисков в раз- личные периоды, влиянии популярных европейских течений. Почти все заметные явления в гра- фике этого времени нашли здесь свое отражение. В собрании представлены

В собрании представлены ТРЕТЬЯКОВСКАЯ ГАЛЕРЕЯ / THE TRETYAKOV

ТРЕТЬЯКОВСКАЯ ГАЛЕРЕЯ

/ THE TRETYAKOV GALLERY /

#4’2012

21

ВЫСТАВКИ

Михаил (Михай) ЗИЧИ За чтением. Молодой человек («Утро»). 1867 Кисть, акварель, бистр

ГМИИ им. А.С. Пушкина

Mihály ZICHY Young Man Reading (Morning). 1867 Brush, watercolour, bistre

Pushkin Museum of Fine Arts

учебные штудии натурщиков и эскизы академических композиций. Ярким при- мером искусства, культивировавшего- ся во второй половине столетия в клас- сах Императорской Академии худо- жеств, является эскиз «Царица Наталья Кирилловна с детьми перед стрельцами (Стрелецкий бунт)» (1861), исполнен- ный А.Д. Литовченко, со штампом Ака- демии и визой «Утверждаю» ее много- летнего ректора Ф.А. Бруни. Она была выполнена для конкурса 1862 года на большую золотую медаль 13 (награду не получил) и за два года до знаменитого «бунта четырнадцати», в котором жи- вописец принимал деятельное участие. Эта тесная связь произведения с художественной жизнью своего време- ни ощущается во многих листах коллек- ции. Например, в группе рисунков вто- рой половины 1850-х–начала 1860-х, выполненных в технике «papier pellé», выделяются несколько на первый взгляд грубых, аляповатых и как будто случай- ных работ, при внимательном рассмот- рении оказывающихся редким приме- ром коллективного творчества профес- сиональных художников и любителей искусства. Они создавались на так на- зываемых «академических пятницах» – еженедельных вечерних собраниях, проходивших в разные годы на кварти- рах участников, в помещении Рисо- вальной школы Общества поощрения художников, а с 1860 г. – в залах Акаде- мии художеств 14 . Один из участников этих коллек- тивных сеансов рисования А.П. Бого- любов вспоминал: «Еще до отъезда мо- его за границу мы устраивали художе- ственные четверговые сходки, которые за мое 7-летнее отсутствие 15 преврати- лись в «пятницы». Организатором это- го дела был Ф.Ф. Львов. Он был секре- тарем школы Общества поощрения ху- дожеств, помещавшейся в залах бир- жевых флигелей, которые на этот день отдавались Обществу художников. Тут выделывались всякие фокусы, импро- визации, легкие представления. Вся- кий вносил, что мог, дабы забавлять публику. Дмитрий Васильевич Григо- рович, Ипполит Антонович Мони- гетти, художник Каррик, профессор Сверчков, телеграфист-путеец подпол- ковник Рюль, Штекеншнейдер, барон Миша Клодт, я и много других весель- чаков вроде кн. Максутова, А.К. Бег- грова и прочих потешали публику…» 16 . Среди этих сделанных в содружестве листов – полный добродушного юмора

22 ТРЕТЬЯКОВСКАЯ ГАЛЕРЕЯ

/

THE TRETYAKOV GALLERY /

ГАЛЕРЕЯ / THE TRETYAKOV GALLERY / Сергей ЧЕХОНИН Крестьянки

Сергей ЧЕХОНИН Крестьянки Ростова- Ярославского. 1913 Серая бумага, акварель, белила по подготови- тельному наброску карандашом

ГМИИ им. А.С. Пушкина

Sergei CHEKHONIN Peasant Women from Rostov-Yaroslavsky. 1913 Watercolour, white paint, pencil sketch on grey paper

Pushkin Museum of Fine Arts

набросок «Охотник в камышах», снаб- женный внизу беглой надписью о том, кто и что делал: «Вода Боголюбов, ка- мыши Филиппов, фигура Максутов, воздух Соколов после был да соскоблил

Львов» 17 . К числу «пятничных» рисун-

ков, несомненно, принадлежит также

«Пейзаж с луной и путниками», подпи- санный «Максутов и Ко». В собрании выделяется группа ак- варельных пейзажей – жанра, необы-

чайно популярного во второй половине

XIX столетия, господствовавшего на

выставках Кружка (а впоследствии Об- щества) русских акварелистов. Это про-

русских акварелистов. Это про- #4’2012 изведения Л.О. Премацци, К.Ф.

#4’2012

изведения Л.О. Премацци, К.Ф. Гуна, М.О. Микешина, Н.Н. Гриценко, А.К. Беггрова, К.Э. Гефтлера, В.Д. Дервиза, а также автора основного здания ГМИИ им. А.С. Пушкина Р.И. Клейна. Среди произведений реалистиче- ского направления центральное место занимают уже упоминавшийся «Свет- лый праздник в деревне» В.Г. Перова (1861) и «На кладбище» А.Е. Бейдемана (начало 1860-х) – ранние примеры «критического реализма» в искусстве. И если рисунок Перова – едкая сатира на современную ему церковь, то в гуаши Бейдемана преобладает состра- дательная, сочувственная интонация. Их объединяет общая идейная про- грамма – вынесение «приговора о яв- лениях жизни». Любопытно, что сюжет «На кладбище» тождественен картине Перова «Сцена на могиле» (1859, ГТГ), что подчеркивает определенную общ- ность художественных поисков на ру- беже 1850–1860-х годов. К этим про- изведениям примыкают рисунки раз- ных поколений участников Товарище- ства передвижных художественных выставок – И.И. Шишкина, А.К. Сав- расова, И.Е. Репина, В.Е. Маковского, В.М. Васнецова, В.И. Якоби, Н.П. За- горского, Н.Н. Ге, А.П. Рябушкина, К.А. Коровина, С.В. Иванова. Среди них также встречается целый ряд пере- кличек с собранием Третьяковской га- лереи, например карандашный набро- сок интерьера банка к картине «Крах банка» В.Е. Маковского (1881, ГТГ) или этюд веток к композиции «На Се- вере диком…» И.И. Шишкина (1891, ГТГ, пастель). В ГМИИ находится представи- тельная коллекция иллюстраций к ли- тературным произведениям: акварели М.А. Зичи к стихотворению «Мишень- ка» Я.П. Полонского и П.П. Соколова к «Капитанской дочке» А.С. Пушкина; рисунки К.А. Трутовского, М.О. Мике- шина и К.Е. Маковского к украинским повестям и рассказам Н.В. Гоголя; И.Е. Репина к стихотворению «Пророк», М.А. Врубеля и В.А. Серова к поэме «Демон» М.Ю. Лермонтова; обложка М.П. Клодта к «Бабушкиным сказкам»

13 Одним из конкурентов А.Д. Литовченко был Н.Д. Дмитриев-Оренбургский; его вариант программы:

«Царица Наталья Кирилловна показывает Ивана V стрельцам, чтобы доказать, что он жив-здоров» (Та- ганрогский художественный музей).

14 Северюхин Д.Я., Лейкинд О.Л. Золотой век художест- венных объединений в России и СССР (1820–1932):

Справочник. СПб., 1992. С. 9–10.

15 Имеется в виду заграничное пенсионерство А.П. Бо- голюбова.

16 Боголюбов А.П. Записки моряка-художника. Самара, 2006. С. 148.

17 Имеются в виду: А.П. Боголюбов (1824–1896), К.Н. Филиппов (1830–1878), В.Н. Максутов (1826–1886), И.И. Соколов (1823–1918), Ф.Ф. Львов (1820–1895).

Ж. Санд; А.Ф. Афанасьева к «Сказке о рыбаке и рыбке» А.С. Пушкина и поэ- зии А.К. Толстого; В.А. Серова к бас- ням И.А. Крылова. Целый ряд произведений, не отно- сящихся непосредственно к книжной графике, тем не менее также обнаружи- вает определенную литературную ос- нову. Таковы парные акварели М.А. Зичи «За чтением. Молодой человек (Утро)» и «За чтением. Старик (Ночь)» (обе – 1867), объединенные сквозной повествовательностью со множеством увлекательных деталей и подробностей и создающие у зрителя ощущение на- личия литературного источника. В дан- ном случае перед нами сцены, где в метафоричной и несколько нравоучи- тельной форме обыграна тема различ- ных жизненных циклов, присущих каж- дому возрасту заблуждений и ошибок. Это своеобразная иллюстрация фран- цузского крылатого выражения «Si je- unesse savait, si vieillesse pouvait» («Если бы молодость знала, если бы старость могла»), которая в то же время и притча о потерянном времени. Молодой чело- век зевает, потягивается, играет с соба- кой, откровенно скучая за чтением. Отстегнутые подтяжки, курительные трубки на стене – свидетельство его праздного образа жизни. Старик же с внешностью и атрибутами Дон-Кихота (рыцарскими доспехами, пикой), на- против, жадно вчитывается в фолиант, желая наверстать когда-то упущенное. Это занятие, по всей видимости, – единственное, что осталось в жизни: в углу давно пылятся доспехи, а старая собака мирно спит и уже вряд ли сможет быть верным помощником рыцарю. К числу таких же «полулитера- турных» композиций относятся также «Баба-Яга и девы-птицы» (1902) И.Я. Билибина, фантазия на сюжеты рус- ских народных сказок, и «На реке. Белая ночь» (1901) В.В. Владимирова, словно иллюстрирующая старинную русскую былину. В них ярко отрази- лось стремление к выражению нацио- нального своеобразия. Подобные по- иски как содержательного, так и фор- мального свойства были характерны для многих европейских стран и велись во второй половине XIX столетия поч- ти во всех сферах искусства: архитек- туре, живописи, графике, декоратив- но-прикладном искусстве. Одним из направлений деятельности художни- ков было возрождение традиционных ремесел – гончарного и столярного. В русле этой тенденции П. Григорь- евым выполнен эскиз печи из полив- ных изразцов с люстром на сюжеты сказок А.С. Пушкина (1882), вероятно, для показа на Всероссийской художест- венно-промышленной выставке в Мо- скве 1882 года. К той же линии поисков

1882 года. К той же линии поисков национального стиля примыкают

национального стиля примыкают про- изведения Е.М. Бём, эскиз росписи ба- лалайки «Битва со Змеем Горынычем» (1899) С.В. Малютина. Последний соз- дан для столярной мастерской в Талаш- кинo Смоленской губернии, организо- ванной М.К. Тенишевой: наряду с Аб- рамцевским художественным кружком талашкинская мастерская стала колы- белью неорусского стиля. Среди мастеров, чье творчество связано с деятельностью С.И. Мамон- това, живших и работавших в его под- московной усадьбе Абрамцево, выде-

Александр БЕЙДЕМАН (Бейдеманн) На кладбище Начало 1860-х Акварель, белила, лак

ГМИИ им. А.С. Пушкина

Alexander BEIDEMAN (Beidemann) At the Cemetery Early 1860s Watercolour, white paint, varnish

Pushkin Museum of Fine Arts

white paint, varnish Pushkin Museum of Fine Arts Михаил (Михай) ЗИЧИ За чтением.

Михаил (Михай) ЗИЧИ За чтением. Старик («Ночь»). 1867 Кисть, акварель, бистр

ГМИИ им. А.С. Пушкина

ВЫСТАВКИ

Mihály Zichy Old Man Reading (Night). 1867 Brush, watercolour, bistre

Pushkin Museum of Fine Arts

ляются имена В.А. Серова, К.А. Коро- вина, М.А. Врубеля. Пейзаж «Осень. Быково» (1886) был написан Серовым в окрестностях Абрамцева, где худож- ник жил летом и осенью 1886 года. Ак- варель «Италия. Неаполитанская ночь» (1891) Врубеля – эскиз-вариант зана- веса для знаменитой московской Рус- ской частной оперы С.И. Мамонтова 18 . Эскиз павильона «Крайний Се- вер» К.А. Коровина (1896), реализован- ный в материале Л.Н. Кекушевым, так- же выполнен по заказу Мамонтова для 14-й Всероссийской промышленной и художественной выставки в Нижнем Новгороде. Павильон стал одним из ярчайших памятников, чья новаторская эстетика способствовала формирова- нию образного языка русского модер- на. Специально для работы над павиль- оном, который создавался как реклама нового архангельского направления Московско-Ярославской железной до- роги, а экспозиция должна была знако- мить с богатствами и особенностями края, Коровин предпринял путешест- вие на Север. Он вспоминал: «… ста- раюсь создать в просторном павильоне Северного отдела то впечатление, вы- звать у зрителя то чувство, которое я испытал там, на Севере» 1 9 . За основу проекта художником был взят образ де- ревянного сарая норвежской факто- рии. Простое асимметричное в плане сооружение с гладкими стенами резко контрастировало с большинством вы- ставочных построек. Необычность со- оружения отмечали уже во время стро- ительства. В.Д. Поленов писал: «…се- верный павильон с Константиновыми фресками чуть ли не самый живой и та- лантливый на выставке» 2 0 . По воспо- минаниям Коровина: «…прохожие оста- навливались и долго смотрели. Под- рядчик Бабушкин, который его строил, говорил: «Эдакое дело, ведь это што, сколько дач я построил, у меня дело паркетное, а тут все топором… Велит красить, так верите ли, краску целый день составляли – прямо дым. Какая тут красота? А кантик по краям чуть

18 Варианты композиции имеются в собрании ГТГ; занавес сгорел в январе 1898 года во время пожара в Солодовниковском театре.

19 «Константин Коровин вспоминает…» / Сост. И.С. Зильберштейн, В.А. Самков. М., 1990. С. 177.

20 Василий Дмитриевич Поленов. Письма, дневники, воспоминания. М.; Л., 1950. С. 296.

ТРЕТЬЯКОВСКАЯ ГАЛЕРЕЯ

/ THE TRETYAKOV GALLERY /

#4’2012

23

ВЫСТАВКИ

ВЫСТАВКИ шире я сделал: «Нельзя, – говорит, – переделывай». И

шире я сделал: «Нельзя, – говорит, – переделывай». И найдет же таких Сав- ва Иванович, прямо ушел бы… только из уважения к Савве Ивановичу дела- ешь. Смотреть чудно – канаты, бочки, сырье… Человека привез с собой, так рыбу прямо живую жрет. Ведь достать эдакого тоже где! «Ну что, – сказал он Савве Ивановичу, – сарай и сарай. Да- ли бы мне, я бы вам павильончик отде- лал в петушках, потом бы на дачу пере- делали…» 21 . В отличие от графики второй по- ловины XIX столетия, где многие явле- ния обозначены все же пунктирно, ис- кусство рисунка рубежа XIX–начала ХХ века представлено во всем много- образии течений, художественных объ- единений, жанров и техник. Среди работ «поздних передвиж- ников» и мастеров Союза русских ху- дожников выделяются рисунки и ак- варели А.Ф. Афанасьева, С.В. Иванова, С.А. Коровина, В.А. Серова, С.А. Ви- ноградова, П.Е. Щербова. Карикатуры Щербова, художника необычайно ост- роумного и наблюдательного, высоко ценились современниками и колле- гами рисовальщика, несмотря на то, что они же нередко становились объ- ектами его юмора. В частности, в аква- рели «Апофеоз Зевксиса (Вознесение

21 «Константин Коровин вспоминает…» / Сост. И.С. Зильберштейн, В.А. Самков. М., 1990. С. 177.

22 Один из вариантов – в собрании ГТГ.

24 ТРЕТЬЯКОВСКАЯ ГАЛЕРЕЯ

/

THE TRETYAKOV GALLERY /

Куинджи на небо)» (около 1897) иро- нично высмеян пейзажист А.И. Куинд- жи – излюбленный персонаж щербов- ских карикатур, – а вместе с ним засе- дания Совета петербургской Академии художеств. Сюжет прост: чиновники Академии вносят Куинджи в круг «не- божителей» – академических деятелей. На рисунке изображены (слева на- право): живописцы М.П. Боткин и Е.Е. Волков, скульптор Л.В. Позен, вице- президент ИАХ И.И. Толстой (в виде золотого божка с папиросой), живо- писцы В.Е. Маковский (кормит грудью ребенка; вероятный намек на сына Александра, только назначенного на должность преподавателя Высшего ху- дожественного училища при Академии художеств), И.Е. Репин, гравер В.В. Ма- тэ, скульпторы Р.Р. Бах (с сигарой и кружкой пива) и В.А. Беклемишев. Все «небожители» восседают на детских горшках, для Куинджи уже также при- готовлены место и нимб. Щербов соз- дал три варианта данной композиции, варьируя расположение и количество персонажей 22 . Картину интенсивной художест- венной жизни рубежа столетий допол- няют произведения лидеров объедине- ния «Мир искусства» – А.Н. Бенуа, К.А. Сомова, Л.С. Бакста, М.В. Добу- жинского, Е.Е. Лансере, символизма – М.А. Врубеля, В.Э. Борисова-Мусато- ва, В.И. Денисова, художников «Голу- бой розы» – П.В. Кузнецова, Н.П. Кры- мова, Н.Н. Сапунова, С.Ю. Судейкина. Среди них есть «программные» работы художников, а также множество «пере-

#4’2012

кличек» с собранием Третьяковской га- лереи. В частности, гуашь «Царская

охота (Петр I на охоте, Охотники на

привале)» (1907) Е.Е. Лансере создана в русле «ретроспективистских» иска- ний «Мира искусства» с его культом

XVIII века. По своей тематике, манере

исполнения и колористическому реше-

нию гуашь примыкает к таким сериям композиций, как «Петербург в XVIII

веке» или «Корабли времен Петра I»

(1906–1907). Несколько иное настрое- ние, но также проникнутое очаровани- ем XVIII столетия, в листе К.А. Сомова «Как одевались в старину» (1903) – ода утонченной эстетике французского ро- коко. У произведения имеется пара – акварель «Как одеваются теперь» (1903, ГТГ), где Сомов с присущим ему мас- терством стилизатора создал образ «мод- ников» Серебряного века. К той же эпохе два эскиза роспи- си «Сон божества» (1904–1905) В.Э. Борисова-Мусатова, выполненные им по заказу Ф.А. Шехтеля для особняка А.И. Дерожинской в Москве (не осу- ществлены). Как известно, в 1904–1905

годах художник создал четыре закон-

ченных акварельных эскиза: «Весенняя сказка», «Летняя мелодия», «Осенний вечер» и «Сон божества» (все – ГТГ). Им предшествовал ряд подготовитель-

ных работ, в которых художник был сконцентрирован на проработке от- дельных мотивов и элементов компо- зиции. К числу таких подготовитель- ных рисунков принадлежат листы из собрания ГМИИ. Даже в небольших фрагментах – изображении скульптур- ного изваяния Амура и замка – кро-

ются игра метафор, множество смы-

словых оттенков и эмоциональных

Зинаида СЕРЕБРЯКОВА Одалиска (Индия) Около 1915 Эскиз панно для Казанского вокзала в Москве (не осуществлено) Темпера

ГМИИ им. А.С. Пушкина

Zinaida SEREBRYAKOVA Odalisque (India). c.1915 Panel sketch for Kazan railway station in Moscow (not realized) Tempera

Pushkin Museum of Fine Arts

Анна РЕМИЗОВА (псевдоним – Мисс) Дама с цветами. 1913 Картон, акварель, гуашь, перо, тушь

ГМИИ им. А.С. Пушкина

Anna REMIZOVA (aka “Miss”) Lady with Flowers. 1913 Watercolour, gouache, pen, ink on board

Pushkin Museum of Fine Arts

REMIZOVA (aka “Miss”) Lady with Flowers. 1913 Watercolour, gouache, pen, ink on board Pushkin Museum of

Михаил ВРУБЕЛЬ

Демон поверженный

1901

Бумага на картоне, акварель, гуашь, бронза

ГМИИ им. А.С. Пушкина

Mikhail VRUBEL Demon Downcast. 1901 Watercolour, gouache, bronze on paper mounted on board

Pushkin Museum of Fine Arts

ВЫСТАВКИ

on board Pushkin Museum of Fine Arts ВЫСТАВКИ состояний: не сон божества, но

состояний: не сон божества, но жизнь души человека – тонких чувств и ми- молетных впечатлений, тема увядания и вместе с тем пробуждения, очарован- ность природой. «Сладостно-грустные лирические миражи» (как охарактери- зовал произведения Борисова-Муса- това критик С.К. Маковский) чрезвы- чайно емко воплотили символистское мироощущение: не случайно гений ху- дожника стал предметом поклонения уже в середине 1900-х годов с возник- новением «второй волны» русского символизма. Одним из наиболее ярких представителей этого второго поколения символистов, членов содружества «Го- лубая роза», был П.В. Кузнецов. В его раннем рисунке тушью «Сон» (около 1905) связь с искусством Борисова-Му- сатова наглядна и ощущается особенно остро. Но та же тема сновидения, не- кой иллюзорной призрачной реально- сти, превращается здесь в целый мик- рокосм: перед нами мистический кру- говорот жизни – формирование мате- рии и ее растворение в окружающей сре- де, череда рождений и забвений. Лист сюжетно связан с такими значимыми произведениями художника этого пе- риода, как «Голубой фонтан» (1905) или «Рождение» (1906, оба – ГТГ). Творчество многих мастеров на- чала ХХ столетия, принадлежавших к различным течениям и художественным объединениям, обнаруживает влияние приемов французских импрессиони-

стов и постимпрессионистов: увлече- ние работой на пленэре, стремление к передаче сиюминутных впечатлений и тяга к беглой свободной манере, в ко- торой максимально обыгрываются осо- бенности материала – цвет, фактура, плотность бумаги, используются под- черкнуто «живописные» техники – па- стель, акварель, гуашь, темпера. Среди наиболее ярких примеров – ранние, периода ученичества в МУЖВЗ, пейзаж- ные и жанровые «московские» пастели Н.С. Гончаровой, акварели А.Н. Бенуа и Д.А. Щербиновского, выполняв- шиеся в ходе путешествий по Европе. Своего рода противоположностью этой живописной линии, процветавшей преимущественно в станковой графике эпохи модерна, было направление, в котором культивировались чисто гра- фические свойства: камерность, интим- ность настроения, изысканность штри- ха, декоративная выразительность ри- сунка, построенного на контрастах чер- ного и белого. Эта «графическая» линия модерна господствовала в книжной и журнальной графике в журналах «Золо- тое руно», «Аполлон», «Весы», «Сати- рикон» и «Новый сатирикон». Во мно- гих произведениях этого времени пере- осмысливались или напрямую заимст- вовались творческие приемы англий- ского графика последней трети XIX столетия О. Бёрдсли, чье влияние на современников, в том числе в России, было чрезвычайно велико. Рисунки

А.В. Ремизовой, работавшей под псев- донимом Мисс, Н.П. Крымова, Н.А. Ан- дреева, Б.И. Анисфельда, С.П. Лодыги- на составляют достаточно цельную груп- пу, объединенную общностью приемов. Их отличает «ювелирная» работа пе- ром, тяга к стилизации, богатство и раз- нообразие орнаментальных мотивов. Порой кажется, что предмет «тонет» в этой орнаментальной стихии, которая становится доминантой всего рисунка. Линия то прихотливо изгибается, то «выстраивается» из множества точек – легких прикосновений пера, которые также усиливают общее впечатление декоративности. За чуть более чем пятьдесят лет –

с 1850-х по 1910-е годы – русское ис- кусство, а вместе с ним и искусство ри- сунка, проделали большой путь, ко- торый отмечен, с одной стороны, раз- нообразием художественных течений,

с другой – определенной преемствен-

ностью традиций, общностью «шко- лы», гуманистическим содержанием – интересом к человеку и его внутренне- му миру. Творчество мастеров аван- гарда и новейшего времени в этом от- ношении представляет уже совсем дру- гую эпоху. В собрании ГМИИ им. А.С. Пушкина, посвященном рассматривае- мому времени, есть произведения «боль- ших» и «малых» мастеров и свои ше- девры – центральные памятники не только отдельно взятой коллекции, но и всей русской рисовальной школы.

ТРЕТЬЯКОВСКАЯ ГАЛЕРЕЯ

/ THE TRETYAKOV GALLERY /

#4’2012

25

THE TRETYAKOV GALLERY O l e g A n t o n o v CURRENT

THE TRETYAKOV GALLERY

O l e g A n t o n o v

CURRENT EXHIBITIONS

The Formation of a Great Collection

The Tretyakov Gallery show “Drawings and Watercolours by Russian Artists of the Second Half of the 19th-beginning of the 20th Centuries” constitutes a small part of the Pushkin Museum of Fine Arts’s extensive collection of Russian graph- ics, which totals 150,000 sheets in all. This part of the collec- tion, especially drawings dating back to the second half of the 19th century, has never been carefully studied or exhibited, so is not well known by either the general public or art experts. It does, however, stand on its own, including some unique works and offering certain important details that complement our overall understanding of that period in the development of Russian art.

Supported

by Otar

Margania

T he graphics collection at the Pushkin was built gradually, in several stages.

The first one, in the 1920s, involved the transfer to the museum of the extensive col- lection of the Rumyantsev Museum’s Prints Cabinet, nationalized private collections of merchant and noble families from the Mu- seum Fund, as well as first acquisitions and gifts 1 . Those acquisitions included individ- ual works by Alexei Bogolyubov, Vasily Samoilov, Mikhail Mikeshin, the brothers Pavel and Pyotr Sokolov, Alexei Savrasov, Alexander Beideman, Grigory Myasoyedov, Yelizaveta Bohm, Sergei Ivanov, Sergei Vinogradov, Stanislaw Noakowski, Valentin Serov, Leonid Pasternak, Mikhail Vrubel, George Loukomski, and Sergei Chekhonin. However, in the 1920s the bulk of this stream of acquisitions still represented works by obscure and unknown artists, as well as amateurs and copyists, and the few truly sig- nificant works by Russian masters of the pe- riod were lost in this general background. Ivan Bilibin’s watercolour “Baba Yaga and Bird-maidens” (1902) is one of the first sig- nificant works, coming originally from the collection of Major General Klachkov, and was bequeathed to the Rumyantsev Mu-

1 Those collections that were nationalized before 1924 were acquired via the Rumyantsev Museum; the ones that were nationalized between 1924 and 1927 came from the State Museum Fund.

26 ТРЕТЬЯКОВСКАЯ ГАЛЕРЕЯ

/

THE TRETYAKOV GALLERY /

#4’2012

seum in Klachkov’s will. The Rumyantsev Museum was also the source of the works that prior to 1910 had been in the collec- tion of Pyotr Sveshnikov (a merchant of the top guild, director of the trade and indus- trial partnership “Pyotr Sveshnikov & Sons”, Sveshnikov was a famous art collector):

drawings and watercolours by Ivan Shish- kin, Vasily Vereshchagin, Alexei Afanasyev, Pavel Scherbov, and Carl Heftler. The most important nationalized col- lections included those of Alexander Musin-Pushkin, Nikolai Basnin, Sergei Scherbatov and Alexander Kasyanov. Musin-Pushkin owned a small but re- markably complete collection of small land- scapes, military art and genre scenes execut- ed in the papier-pelle technique which was extraordinarily popular in the 1850s-1860s and became a sub-genre within the graphic arts. Watercolour, pencil and needle were used to create images on paper thinly primed with gesso. The technique, excep- tionally easy to use, was an excellent way to convey the effects of night and artificial light, as well as various natural phenomena, such as thunder, rain, wind and stormy weather. Both professional and amateur artists enjoyed using it. Musin-Pushkin’s collection contained papier-pelle drawings by Alexei Bogolyubov, Konstantin Filippov, Vasily Maksutov, Fyodor Lvov, Iosif and Adolf Charlemagne, and Mikhail Klodt.

by Alexei Bogolyubov, Konstantin Filippov, Vasily Maksutov, Fyodor Lvov, Iosif and Adolf Charlemagne, and Mikhail Klodt.

Михаил ВРУБЕЛЬ Италия. Неаполитанская ночь. 1891 Эскиз-вариант театрального занавеса для Русской частной оперы С.И. Мамонтова в Москве Бумага на картоне, акварель, белила по подготовительному наброску карандашом

ГМИИ им. А.С. Пушкина

Mikhail VRUBEL Italy. Night in Naples. 1891 A sketch of a theatre curtain for Savva Mamontov’s Russian Private Opera in Moscow Watercolour, white paint, pencil sketch on paper mounted on board

Pushkin Museum of Fine Arts

sketch on paper mounted on board Pushkin Museum of Fine Arts ТРЕТЬЯКОВСКАЯ ГАЛЕРЕЯ / THE TRETYAKOV

ТРЕТЬЯКОВСКАЯ ГАЛЕРЕЯ

/ THE TRETYAKOV GALLERY /

#4’2012

27

CURRENT EXHIBITIONS

CURRENT EXHIBITIONS Михаил НЕСТЕРОВ Богоматерь с младенцем. 1900 Акварель,

Михаил НЕСТЕРОВ Богоматерь с младенцем. 1900 Акварель, белила, золото, се- ребро по подготовительному наброску карандашом

ГМИИ им. А.С. Пушкина

Mikhail NESTEROV Virgin with Child. 1900 Watercolour, white paint, silver on pencil sketch

Pushkin Museum of Fine Arts

paint, silver on pencil sketch Pushkin Museum of Fine Arts 28 ТРЕТЬЯКОВСКАЯ ГАЛЕРЕЯ / THE

28 ТРЕТЬЯКОВСКАЯ ГАЛЕРЕЯ

/

THE TRETYAKOV GALLERY /

#4’2012

Nikolai Basnin owned a small set of drawings by Russian artists. The greater part of his vast collection was comprised of West- ern European engravings of the 16th-18th centuries; the works of Russian artists were secondary to his interests – he did not even consistently seek to acquire them. Many of those works were bought merely if the occa- sion presented itself, or were gifts Basnin re- ceived from artists or other collectors. At the same time, his collection had more than 20 drawings by Ilya Repin, including his early watercolour study of a barge hauler (1870) for his painting “Barge Haulers on the Volga” (1870-1873, Russian Museum), Konstantin Makovsky’s study for “Mer- maids”, his 1874 illustration to Nikolai Gogol’s novella “Terrible Revenge”. A true “crown jewel” of the mu- seum’s current collection, Mikhail Vrubel’s gouache drawing “Demon Downcast” (1902), originally belonged to Count Sergei Scherbatov. Scherbatov was planning to cre- ate the “City Museum of Private Collec- tions” in Moscow, with a separate room to house each collection in order to reflect the personality of its owner, but the revolution prevented him from realizing his plan. In spring 1919, the new government issued the decree “On the Prohibition of Export and Sale Abroad of Items of Special Artistic and Historical Value”; thus, prior to emigrating, Scherbatov was forced to leave his extensive collections to be housed at the Rumyantsev and Historical Museums. Later his collec- tion was nationalized and broken up. Less than ten graphic art pieces from Scherba- tov’s collection were transferred from the Rumyantsev Museum to the Museum of Fine Arts; however, among them were five works by Mikhail Vrubel and three water- colours by Konstantin Somov. The most significant acquisition of the 1920s was the collection of Alexander Kasyanov, a prominent Moscow merchant and partner in the trading firm “I.Y. Churin & Co.”. This collection was the only one that was fully dedicated to the work of Russ- ian artists who were Kasyanov’s contempo- raries and worked in the second half of the

Павел СОКОЛОВ Мария Ивановна встречает Екате- рину II в Царско- сельском саду. Мария Ивановна во дворце перед Екатериной II. 1890 Иллюстрация к по- вести А.С. Пушкина «Капитанская доч- ка» (М.: Издание В.Г. Готье, 1891) Бумага на картоне, черная акварель, итальянский карандаш

ГМИИ им. А.С. Пушкина

Pavel SOKOLOV Maria Ivanovna meeting Catherine II in Tzarskoselsky Garden. Maria Ivanovna in the Palace facing Catherine II. 1890 Picture for Alexander Pushkin’s “The Cap- tain’s Daughter”. Moscow. Published by W.G. Gautier, 1891 Black watercolour, Italian pencil on paper mounted on board

Pushkin Museum of Fine Arts

19th and beginning of the 20th centuries. Kasyanov often purchased art directly from the exhibitions of the Society of Russian Artists and “Mir Iskusstva” (World of Art) groups, which meant that what he collected was generally of very high quality. Kasyanov emigrated to China after the 1917 October revolution, but only part of his collection reached the Museum of Fine Arts – like others, it was broken up into sev- eral parts, with paintings distributed among various museums 2 . Some of the drawings and other graphic art pieces were lost – there were discrepancies between the inven- tory of 1918, when the nationalized collec- tion was transferred to the Rumyantsev Museum, and that of 1924, when it came to the Museum of Fine Arts. For example, the 1918 inventory listed 31 drawings by Repin, while there are none in the inven- tory of 1924 3 . Despite these losses, first-class graphic works by Alexandre Benois, Kon- stantin Somov, Léon Bakst, Leonid Paster- nak, Mstislav Dobuzhinsky, Yevgeny Lan- sere, George Loukomski, Valentin Serov, Sergei Vinogradov, Boris Kustodiev, Filipp Malyavin, and Dmitry Scherbinovsky en- riched the museum’s funds. Separate works came from the once- rich collection of Kozma Soldatenkov, a Moscow merchant and publisher. Drawings by Vasily Rayev, Vasily Agin, Pavel Sokolov, and I. Petrovsky could not form the founda- tion of a museum; however, it is most likely Soldatenkov’s collection was the origin of a true masterpiece of 1860s Russian graphic art – Vasily Perov’s 1861 “Easter Celebra- tion in a Village”, a study for (or the artist’s version of) his “Easter Procession in a Vil- lage”, the painting that made him famous.

F ormed from such beginnings, the col- lection would soon undergo further

changes. At the end of the 1920s, the process

of asset reallocation between museums started, in accordance with the museums’ specific features. In May 1928 the Tretyakov Gallery requested that the Museum of Fine Arts transfer its collection of Alexander Ivanov’s drawings 4 to the Tretyakov. Re- sponding to this request, the Engravings Cabinet curator A.A. Sidorov submitted the following memo: “The Engravings Cabinet [at the Museum of Fine Arts – O.A.] has re- ceived the Tretyakov Gallery’s request for the drawing albums and portfolios contain- ing the works of Alexander Ivanov. As I con- sider this transfer perfectly appropriate,

2 Paintings from Kasyanov’s collection created the founda- tion for the Omsk Regional Museum of Fine Arts, which was established in 1924 (now the Mikhail Vrubel Omsk Re- gional Museum of Fine Arts.)

3 The Museum of Fine Arts, Manuscripts Department. Folio 11, op. I, item 220

4 The Museum of Fine Arts, Manuscripts Department. Folio 5, op. XII, item 14, sheet 49

I would also ask the Governing Board to

propose to the Museum Department and the Tretyakov Gallery the complete transfer to the gallery of all the Russian drawings that are still housed at the Engravings Cabinet of the Museum of Fine Arts, with the excep- tion of those that are directly related to the Engravings Department (original etchings and lithographs, drawings by Russian en- gravers, etc.)” 5 The Chief Administration of Science, Art and Science and Museum In- stitutions approved this proposal. On February 6 1929, one of the most significant transfers in the history of the mu- seum world took place – the Tretyakov Gallery received 5,231 works of graphic arts and 73 albums of drawings. 6 This transfer

included many drawings dating back to the second half of the 19th and the beginning of the 20th centuries, including those by Franz Roubaud, Alexei Bogolyubov (nine works in total), Mikhail Klodt (23 works), Alexander Beggrov, Konstantin Kryshitsky, Lev Lagorio, Alexei Savrasov (eight works), Grigory Myasoyedov (six works), Vasily Surikov, Vladimir Makovsky, Ilya Repin, Alexander Beideman (nine works), Kon-

stantin Savitsky, Sergei Korovin, Viktor Vas- netsov (five works), Stanislaw Noakowski (four works), Alexandre Benois, Valentin Serov, Isaak Levitan, Leonid Pasternak, Nicholas Roerich, Sergei Vinogradov, Boris Kustodiev, Leonard Turzhansky, Vasily Perepletchikov, and others. Kasyanov’s 7 , Sveshnikov’s and Musin-Pushkin’s collec- tions were finally and completely broken up.

It was only the works of foreign artists who

lived in Russia (the so-called “rossica”) that were left at the Museum of Fine Arts, as well as the oeuvre of engravers and some graphic sheets that for unknown reasons had not been listed among those to be transferred, such as Repin’s drawings from Basnin’s col- lection. In the 1930s and 1940s, the Pushkin

Museum of Fine Arts – it was re-named in 1937 on the centenary of Alexander Pushkin’s death – did little to build its graphics collection. One notable acquisition by the department of 19th century graphics deserves attention – the academic study “Two Models” (1866) by a well-known en- graver Ivan Pozhalostin. The study was purchased from Pozhalostin’s daughter Alexandra for 75 rubles in January 1941, and the acquisition was perfectly in line with the specific aims of the museum’s Engrav- ings Cabinet, as set by Sidorov at the end of the 1920s. At the same time, transfers to other museums, albeit on a smaller scale, continued; thus, in 1938 three illustrations to Pushkin’s “Count Nulin” by Somov and Benois’ watercolour illustration to “The Bronze Horseman” were transferred to the National Pushkin Museum in Leningrad. In 1949 the museum’s collection of Russian drawings was enhanced both in size and in quality when it received Pavel Et-

CURRENT EXHIBITIONS

in quality when it received Pavel Et- CURRENT EXHIBITIONS Иван ШИШКИН 6 Ветки под снегом.

Иван ШИШКИН 6 Ветки под снегом. 1890 Этюд к композиции «На севере диком…» (1890, ГТГ; 1891, Киевский национальный музей русского искусства) Серая бумага, мел, итальян- ский карандаш

ГМИИ им. А.С. Пушкина

Ivan SHISHKIN 6 Tree Branches under Snow. 1890 Study for “In the Wild North…” (1890 Tretyakov Gallery; 1891, Kiev Museum of Russian Art) Chalk, Italian pencil on gray paper

Pushkin Museum of Fine Arts

Italian pencil on gray paper Pushkin Museum of Fine Arts Георгий НАРБУТ Семейный

Георгий НАРБУТ Семейный портрет. 1915. Силуэт. Акварель, белила, кисть, тушь

ГМИИ им. А.С. Пушкина

Georgy NARBUT Self-portrait with Family. 1915. Silhouette. Watercolour, white paint, brush, ink

Pushkin Museum of Fine Arts

tinger’s collection, which the renowned art historian and bibliographer had left to the museum in his will. Ettinger described him- self as “not one of those collectors who want to have everything; I have the patience to wait for the object I desire to come my way.” 8 Ettinger assembled an unusually di- verse collection 9 – he owned drawings by Firs Zhuravlev, Alexei Bogolyubov, Yelena Polenova, Sergei Malyutin, Sergei Korovin, Sergei Ivanov, Sergei Vinogradov, Mikhail Vrubel, Sergei Beklemishev, Vasily Vladi- mirov, George Loukomski, Sergei Chekho- nin, Viktor Borisov-Musatov, Nikolai Kry- mov, Nikolai Sapunov, Konstantin Bo- gaevsky, Vasily Denisov, and others. The collector knew many of the artists of the “Silver Age” personally, actively corre- sponded with them and often played the part of an arbitrum elegantum of sorts, as he did not hesitate to point out strengths and weaknesses of their work.

5 Ibid, sheet 50.

6 Ibid, sheet 50.

7 Later the Tretyakov Gallery handed quite a few works of art from Kasyanov’s collection over to regional museums of the USSR.

8 From “The Pavel Ettinger Museum. From the Collection of the Pushkin Museum of Fine Arts”. Exhibition cata- logue. Moscow, 2004, p. 15

9 On the content and themes of Pavel Ettinger’s collection, see “The Pavel Ettinger Museum. From the Collection of the Pushkin Museum of Fine Arts”. Exhibition catalogue. Moscow, 2004.

ТРЕТЬЯКОВСКАЯ ГАЛЕРЕЯ

/ THE TRETYAKOV GALLERY /

#4’2012

29

CURRENT EXHIBITIONS

Евгений ЛАНСЕРЕ Царская охота (Петр I на охоте,

Охотники на привале)

1907

Бумага на картоне, акварель, гуашь

ГМИИ им. А.С. Пушкина

Yevgeny LANSERE Royal Hunt (Peter I Hunting, Hunters at Rest). 1907 Watercolour, gouache on paper mounted on board

Pushkin Museum of Fine Arts

Карл ГЕФТЛЕР 6 Венеция. Мост Реальто. 1890-е Акварель

ГМИИ им. А.С. Пушкина

Karl GEFTLER 6 Venice. Rialto Bridge

1890s

Watercolour

Pushkin Museum of Fine Arts

Rialto Bridge 1890s Watercolour Pushkin Museum of Fine Arts Thus, right after Ettinger had acquired a

Thus, right after Ettinger had acquired a watercolour landscape by Bogaevsky (1908), the artist wrote to him: “I was ex- tremely pleased by your gracious review of my watercolours… As to my oil studies, you were right to say that ‘there is little of my- self in them’ – I never get them right.” 1 0 Leonid Pasternak was one of Ettinger’s close friends, and they shared similar views on art, similar tastes and temperament. It was thanks to this friendship that some of Pasternak’s most representative works found their way into Ettinger’s collection, such as the “Portrait of Leo Tolstoy”, his 1901 study for “Leo Tolstoy with his Family Circle” (1902, Russian Museum), his pastels “Self- portrait” (1911) and “Summer Visitors” (“Dachniki”, or “Raiki”, the 1910s). The portrait of Leo Tolstoy has an in- scription on it: “To my dear friend Pavel Davidovich Ettinger. Pasternak”. It was the artist’s gift to Ettinger, and indeed many drawings from Ettinger’s collections have autographs and personal dedications from artists written on their reverse sides; together with the collector’s own notes, they offer fascinating details of the circumstances of how, when and from whom the collector ob- tained this or that drawing. It is exactly how we know that it was from Sergei Korovin’s brother Konstantin, a famous landscape painter, that in 1919 Enttinger obtained Sergei’s pencil sketch “Soldiers and their

10 From “The Pavel Ettinger Museum. From the Collection of the Pushkin State Museum of Fine Arts”. Exhibition catalogue. Moscow, 2004, p. 72

30 ТРЕТЬЯКОВСКАЯ ГАЛЕРЕЯ

/

THE TRETYAKOV GALLERY /

Horses at Rest (in the Forest)” (from the 1880s). Also, one of the best pieces in the collection, Mikhail Vrubel’s “Young Man on a Sofa” (1904), has the following dedi- cation: “To dear Pavel Davidovich to re- member me by – M. Vrubel, once again healthy. July 20 1904.” Some of the most interesting works in Ettinger’s collection are “Courtyard in Moscow” (1880s), a small pencil sketch by Yelena Polenova (it depicts the same subject and shares the title with the famous painting by Vasily Polenov, Yelena’s brother); genre sketches by Sergei Vinogradov (1895-1896) and Sergei Chekhonin’s watercolour “Ros- tov Figures” (1913), purchased by the fa- mous tenor Leonid Sobinov from a “Mir Iskusstva” (World of Art) exhibition. Ettinger’s extraordinary legacy be- came the impetus for subsequent additions to the Pushkin’s collection of drawings by Russian artists. The effort became particu- larly pronounced in the 1960-1980s, when the museum came into possession of several artists’ entire “heritage”, including those of Natalya Goncharova (acquired from A. Larionova in 1966, it included the artist’s early impressionist landscapes of the early- and mid-1900s), Alexandre Benois (from A. Benois-Cherkesova in 1981), and Zina- ida Serebryakova (from E. Serebryakov in 1984, 1987-1988, 1995), and others. The practice of acquiring important art through purchases from private collec- tors and antique shops by the Soviet Min- istry of Culture became widespread, while quite a few drawings were donated to the

#4’2012

shops by the Soviet Min- istry of Culture became widespread, while quite a few drawings were

museum. Building the collection one piece at a time brought substantial results. Quite a few lacunae were filled, especially where it concerned artists whose oeuvre was not yet represented in the museum’s funds. During those years the museum’s collection was en- riched by some of its most significant pieces, such as Mikhail Nesterov’s study for his “St. John the Evangelist” icon at the Vla- dimir Cathedral in Kiev (1893) and his composition “Virgin with Child” (1900); “Tree Branches under Snow” (1890), Ivan Shishkin’s study for his famous painting “In the Wild North…” (1891, Kiev Museum of Russian Art): Nikolai Ge’s sketch “Cruci- fixion” (1890s) for his painting of the same name (current location unknown); Ilya Repin’s watercolour version of his 1904 painting “Such Freedom!”. 11 This list also includes Valentin Serov’s pastel study for his portrait of Alexander Lensky and Alexander Yuzhin, actors at the Maly theatre (1908); “Battle” (1902) by Nicholas Roerich, as well as such true masterpieces of Russian art nouveau as “Dream of Deity” (the left and right parts of an unrealized fresco), from 1904-1905 by Borisov-Musatov, and “Self- portrait with Family. Silhouette” (1915) by Georgy Narbut. This is a far from complete list of the museum’s acquisitions during those years; the collection was enriched by a wide variety of works by artists representing late academ- icism, critical realism, the Society of Russ- ian Artists, “Mir Iskusstva” and the sym- bolist movement; among them, Mihály Zichy, Luigi Premazzi, Alexei Bogolyubov, Mikhail Mikeshin, Alexei Savrasov, Vla- dimir Makovsky, Andrei Ryabushkin, Filipp Malyavin, Isaak Levitan, Mikhail Vrubel, Ivan Pokhitonov, Mstislav Dobuzhinsky, Konstantin Somov, Serge Sudeikin, Sergei Chekhonin, and others. New works are still being acquired: one of the latest and most important is Konstantin Korovin’s study for the decoration of the “Far North” pavilion at the 14th National Industrial and Art Ex- hibition in Nizhny Novgorod (1896) 12 .

O verall, the Pushkin Museum’s collec- tion is not uniform in its composition

– there are relatively few works by painters, while artists who specialized in graphics (draughtsmen, engravers, lithographers) are represented very well. The “Peredvizh- niki” (Wanderers) are insufficiently repre- sented; at the same time, the museum’s collection of the period concerned is one of the best in the country. These variations are largely due to the way Russia’s tradition of collecting and museum-building has de- veloped. On the one hand, the collection cannot claim to tell a full and consistent story of the graphic arts in the period; it does, however, give a good idea of their de- velopment through that time. It provides a comprehensive overview of the main styles

Илья РЕПИН «Какой простор!». 1904 Вариант-повторение картины того же названия (1903, ГРМ) Акварель, перо, тушь

ГМИИ им. А.С. Пушкина

Ilya REPIN Such Freedom! 1904 Artist’s copy of painting with the same title (1903, Russian Museum) Watercolour, pen, ink

Pushkin Museum of Fine Arts

11 According to the note in Repin’s hand on the back of this watercolour, the work was donated to the Imperial Free Economic Society’s Committee to Help the Starving in March 1906 to be raffled or sold in auction.

12 The study was donated to the Pushkin Museum of Fine Arts in 2007.

13 Nikolai Dmitriev-Orenburg- sky was one of Litovchenko’s competitors; his version was called “Tsarina Natalya Kirillovna Showing Ivan V to the Streltsy to Prove that He is Alive and Well” (Taganrog Museum of Art).

14 Severukhin, D.Y., Leikind, O.L. “The Golden Age of Art Associations in Russia and the USSR (1820-1923). Reference Book”. St. Peters- burg, 1992, pp. 9-10

15 Alexei Bogolyubov’s travel abroad as a pensioner is meant.

CURRENT EXHIBITIONS

travel abroad as a pensioner is meant. CURRENT EXHIBITIONS and movements in graphic arts, their ex-

and movements in graphic arts, their ex- pression and characteristic features, as well as the way they were reflected in the art of drawing and related to the “larger” narra- tive of the development of the fine arts, including the genres, themes, unique ele- ments of creative trends during various periods, and of the influence popular Eu-

ropean tendencies had on them. Almost all the notable events in the history of the graphic arts are reflected here. The collection has students’ studies of models and sketches for classical com-

positions: we find a striking example of the

kind of art that was cultivated in the second half of the 19th century at the St. Peters-

burg Academy of Arts in Alexander Litovchenko’s 1861 study “Tsarina Natalya Kirillovna and Her Children Facing the Streltsy (the Streltsy Uprising)”. The study bears the Academy stamp with the word “approved” written in the hand of the

Academy’s long-term director Fyodor Bruni. The study was executed for the 1862 gold medal competition, 13 which it did not win, and two years before the famous “re-

volt of the fourteen”, in which Litovchenko took an active part.

Many works reveal a close connection to the artistic life of their period. One exam- ple is a series of papier-pelle drawings from the late 1850s-early 1860s. At first glance, several stand out as crude and garish; how- ever, upon closer examination they turn out to be a rare example of artistic cooperation between both professional artists and ama- teurs – they were created at the so-called “Academic Fridays”, the weekly evening meetings that took place at different periods at the participants’ apartments, or at the Drawing School of the Society to Support Artists, and then from 1860 at the Academy of Arts 14 . Alexei Bogolyubov, one of the partic- ipants at those “collective” workshops, re- called: “Before I went abroad, we had organized artistic gatherings on Thursdays, which during my seven-year absence 1 5 [working abroad on a grant – O.A.] turned into artistic ‘Fridays’. F.F. Lvov was the one who planned this endeavor. He was secre- tary of the Society for the Encouragement of the Arts, which was located in the wings of the stock exchange building; the Artists’ Society was allowed to take up the space on those days. We played all sorts of tricks, im-

ТРЕТЬЯКОВСКАЯ ГАЛЕРЕЯ

/ THE TRETYAKOV GALLERY /

#4’2012

31

CURRENT EXHIBITIONS

CURRENT EXHIBITIONS Павел КУЗНЕЦОВ Сон. Около 1905 Кисть, перо, тушь ГМИИ им.

Павел КУЗНЕЦОВ Сон. Около 1905 Кисть, перо, тушь

ГМИИ им. А.С. Пушкина

Pavel KUZNETSOV Dream. c.1905 Brush, pen, ink

Pushkin Museum of Fine Arts

Валентин СЕРОВ 4 Стоящая натурщица

1910–1911

Карандаш

ГМИИ им. А.С. Пушкина

Valentin SEROV 4 Standing Model

1910-1911

Pencil

Pushkin Museum of Fine Arts

Standing Model 1910-1911 Pencil Pushkin Museum of Fine Arts 1 6 Bogolyubov, A.P. “Memoirs of a

16 Bogolyubov, A.P. “Memoirs of a Sailor-Artist”. Samara, 2006, p. 148

17 The note refers to: Alexei Bo- golyubov (1824-1896), Kon- stantin Filippov (1830-1878), Vasily Maksutov (1826-1886), Ivan Sokolov (1823-1918), Fyodor Lvov (1820-1895).

32 ТРЕТЬЯКОВСКАЯ ГАЛЕРЕЯ

/

provised, took part in simple, light per- formances. Everyone contributed what he could to entertain the gathering. Dmitry Vasilievich Grigorovich, Ippolit Antono- vich Monighetti, the artist Carrick, Profes- sor Sverchkov, railway telegraph engineer Lieutenant Colonel Ruhl, Stakenschnei- der, Baron Misha Klodt, myself and merry fellows like Prince Maksutov, A.K. Beg- ”

grov, and others amused the audience

Among those collaborative drawings, we find “Hunter in the Reeds”, a sketch full of good-natured humour and accompanied with a quick inscription at the bottom to describe who contributed to it and how:

“Water by Bogolyubov, reeds by Filippov, figure by Maksutov, air by Sokolov; after that Lvov came and scraped it”. 17 There is no doubt that the drawing entitled “Land- scape with Moon and Travellers”, signed “Maksutov & Co.” was also one of these “Friday” creations. Within the museum’s collection, a group of watercolour landscapes stands apart; the genre was remarkably popular in the second half of the 19th century and dominated the exhibitions of the Circle (later Society) of Russian Watercolourists. Those are the works of Luigi Premazzi,

Karl Huhn, Mikhail Mikeshin, Nikolai Gritsenko, Alexander Beggrov, Carl Heftler, Vladimir Derviz, as well as Roman Klein,

the architect of the Pushkin Museum of Fine Arts main building. The above-mentioned “Easter Cele- bration in a Village” (1861) by Vasily Perov

16

THE TRETYAKOV GALLERY /

#4’2012

and “At the Cemetery” (beginning of the 1860s) by Alexander Beideman are both early examples of critical realism in art that occupy a central place in the collection. While Perov’s drawing is a caustic satire of the church of his day, the tone of Beide- man’s gouache is predominantly compas- sionate and sympathetic. What they do share is an ideological agenda, as they both

“render harsh judgment of life’s realities”. It is worth noting that “At the Cemetery” shares exactly the same subject matter with Perov’s “Scene at the Grave” (1859, Tre- tyakov Gallery) – this fact underscores cer- tain common elements in what artists were seeking to relate in the 1850s-1860s. These works are linked to drawings by members of the Wanderers group of various generations, such as Ivan Shishkin, Alexei Savrasov, Ilya Repin, Vladimir Makovsky, Viktor Vas- netsov, Valery Jacobi, Nikolai Zagorsky, Nikolai Ghe, Andrei Ryabushkin, Konstan- tin Korovin, and Sergei Ivanov. Many of these drawing echo the Tretyakov Gallery collection, such as Makovsky’s pencil sketch of a bank interior for his painting “Downfall of a Bank” (1881, Tretyakov Gallery), and the study with tree branches for Shishkin’s “In the Wild North…” (1891, Tretyakov Gallery, pastel).

T he Pushkin also houses a representa- tive collection of illustrations to works

of literature, which includes Mihály Zichy’s watercolours to Yakov Polonsky’s poem

“Mi- shenka” and illustrations by Pyotr Sokolov to “The Captain’s Daughter” by Alexander Pushkin, drawings by Konstan- tin Trutovsky, Mikhail Mikeshin and Kon- stantin Makovsky to Nikolai Gogol’s Uk- rainian novellas and short stories; Repin’s illustrations to “The Prophet” by Pushkin; and Vrubel’s and Serov’s to Mikhail Ler- montov’s poem “The Demon”. Other items worth mentioning are Mikhail Klodt’s jacket design for “Tales of a Grandmother” by George Sand; Alexei Afanasyev’s illus- trations to “The Tale of the Fisherman and the Fish” by Alexander Pushkin and poems by Alexei Tolstoy; and Valentin Serov’s il- lustrations to fables by Ivan Krylov. Quite a few works are not technically book illustrations, yet they reveal a certain literary foundation. Thus, two watercolours by Mihály Zichy, “Young Man Reading (Morning)” and “Old Man Reading (Night)”, both executed in 1867, are united by a cross-cutting narrative and numerous exciting details: the viewer has the strong impression that there is a literary source be- hind the drawings. In this particular case, we are looking at two scenes that give us a metaphorical and somewhat moralistic take on different stages of life and the mistakes that come with them. It is a peculiar illus- tration to the popular French expression, Si jeunesse savait, si vieillesse pouvait – “if youth but knew, if age but could…” – as well as a parable about lost time. The young man is yawning and stretching as he plays with his dog – he is frankly bored with reading. His

Виктор БОРИСОВ-

МУСАТОВ

Сон божества

1904–1905

Эскиз-вариант рос- писи для особняка А.И. Дерожинской в Москве (не осуществлена) Бумага на картоне, акварель, перо, тушь, сангина

ГМИИ им. А.С. Пушкина

Viktor BORISOV- MUSATOV Dream of Deity

1904-1905

Study for decoration of A.I. Derozhin- skaya’s mansion in Moscow (not realized) Watercolour, pen, ink, sanguine on paper mounted on board

Pushkin Museum of Fine Arts

loose suspenders and smoking pipes hanging on the wall speak of an idle life. In contrast, the old man, with the appearance and at- tributes of Don Quixote (we see his suit of armour and lance), is eagerly poring over a volume as he tries to make up for the time he once lost. This occupation is apparently the only thing that is left for him in life – his dusty suit of armour has forever been sitting in a corner of his room, and the old dog sleeps peacefully, an unlikely companion in knightly quests… Examples of such “quasi-literary” compositions include “Baba Yaga and the Bird-maidens” (1902) by Ivan Bilibin, a fantasy based on Russian folk tale motifs, and “On the River. White Night” (1901) by Vasily Vladimirov, which could be an illus- tration to an ancient Russian epic. These works clearly reflect the artists’ desire to ex- press their national identity. Such pursuits, whether they concerned content or forms of expression, were widespread in many European countries in the second half of the 19th century and manifested themselves in all kinds of art – architecture, painting, graphics, as well as the decorative and ap- plied arts. One popular field that artists engaged in was working to revive the tradi- tional crafts of pottery and woodwork. Fol- lowing this trend, P. Grigoryev drew a sketch for the design of a heating stove dec- orated with luster glazed ceramic tiles (1882) depicting scenes from Alexander Pushkin’s fairy tales; this work was probably done for the 1882 All-Russia Industrial and Art Exhibition in Moscow. The same quest for a national style is represented by the works of Yelizaveta Bohm, Sergei Malyu- tin’s decorative design for a balalaika “Bat- tle with Zmey Gorynych” (1899), which was created for Maria Tenisheva’s wood- working workshop in Talashkino; along with the Abramtsevo artists’ circle, Teni- sheva’s workshop became the cradle of the Russian revival style. Among the artists who lived and worked on Savva Mamontov’s estate in Abramtsevo and were associated with him, some names stand out, among them Valentin Serov, Konstantin Korovin, and Mikhail Vrubel. Serov’s landscape “Au- tumn. Bykovo” (1886) depicts an area close to Abramtsevo, where the artist spent the

CURRENT EXHIBITIONS

Abramtsevo, where the artist spent the CURRENT EXHIBITIONS ТРЕТЬЯКОВСКАЯ ГАЛЕРЕЯ / THE TRETYAKOV

ТРЕТЬЯКОВСКАЯ ГАЛЕРЕЯ

/ THE TRETYAKOV GALLERY /

#4’2012

33

CURRENT EXHIBITIONS

CURRENT EXHIBITIONS summer and autumn of 1886. Vrubel’s wa- tercolour “Night in Naples” (1891) is one

summer and autumn of 1886. Vrubel’s wa- tercolour “Night in Naples” (1891) is one of his sketches for the curtain design for Ma- montov’s Russian Private Opera 18 . Korovin created his design of the “Far North” pavilion (executed by Lev Keku- shev) for the 1896 All-Russia Industrial and Art Exhibition in Nizhny Novgorod, and it is one of the most striking artistic creations to contribute its innovative aesthetics to the formation of the visual language of Russian art nouveau. The pavilion was conceived as an advertisement for the new Archangel di- rection of the Moscow-Yaroslavl railway, and the entire exhibition was to showcase the riches and peculiarities of the region. Korovin took a trip to the North specifically to prepare for this work. He recalled: “… [working] on the spacious pavilion of the Northern Division, I try to create the same impression, the same feeling in the visitors that I myself experienced in the North.” 19 A wooden barn from the Norwegian trading post provided the basis for the pavil- ion. The simple asymmetrical structure with smooth walls was in stark contrast with the majority of other buildings of the exhibition. Its unusual construction was noticed while it was still being built, and Vasily Polenov wrote about it: “The Northern pavilion with Konstantin’s [Korovin] frescoes may be the most vibrant and talented at the exhibi- tion.” 20 Korovin remembered that “passers- by would stop and stare for a long time. Babushkin, the contractor who was building it, used to say: “Some sort of thing! Look here, all the cottages I have built, I have a parquet business, and here, you just [work

34 ТРЕТЬЯКОВСКАЯ ГАЛЕРЕЯ

/

THE TRETYAKOV GALLERY /

with an] axe. [He] ordered to start paint- ing, would you believe it, all day they spent mixing the paint – what commotion. Is this beauty? I made the edging just a bit wider; ‘Not good,’ he said. ‘You’ll have to redo it.’ And where does Savva Ivanovich [Mamontov] find them like that – I would leave, really… only out of respect for Savva Ivanovich do I do it. Strange to look at it – the ropes, barrels, raw stuff… [He] brought

a man with him, well, that one guzzles live

fish! Where did he find such a man? ‘Well,’

I said to Savva Ivanovich, ‘a barn is a barn. Should have given [the job] to me, I would have whipped up a pavilion for you with

cockerels, you could make it into a cottage later…’” 21

I n contrast to the graphics of the second half of the 19th century, a period un-

evenly represented in the museum’s collec- tion, the art of drawing at the turn of the 19th and 20th centuries is covered in all the variety of its movements, art associations, genres and techniques. Drawings and watercolours by mem- bers of the later “Peredvizhniki” (Wander- ers) group and the Society of Russian Artists stand out, such as Alexei Afanasyev, Sergei Ivanov, Sergei Korovin, Valentin Serov, Sergei Vinogradov, and Pavel Scher- bov. Scherbov, an extraordinarily witty and observant artist, created caricatures that were highly regarded by his contemporaries and fellow artists, even though they often became the objects of his humour. A par- ticular example is his ironic caricature

#4’2012

“The Apotheosis of Zeuxis (Kuindzhi As- cends to Heaven)” (c.1897), which pokes fun at the landscape artist Arkhip Kuindzhi, a favourite character in Scher- bov’s caricatures, at a board meeting of the St. Petersburg Academy of Arts. The setup is simple: the Academy’s officials are bringing Kuindzhi into the circle of “gods”, members of the Academy. The drawing depicts (from left to right): the artists Mikhail Botkin and Efim Volkov, the sculptor Leonid Posen, the Vice-President of the Imperial Academy of Arts Ivan Tol- stoy (as a golden idol with a cigarette); the artists Vladimir Makovsky (shown breast- feeding a baby, probably an allusion to his son Alexander, who had just been ap- pointed to a teaching post at the Higher School of Art), and Ilya Repin; the en- graver Vasily Mathé, the sculptor Robert Bach (with a cigar and a mug with beer), and Vladimir Beklemishev. All the “gods” are sitting solemnly on children’s chamber pots; there is a place ready for Kuindzhi, complete with a halo. Scherbov created three versions of this composition, varying the number of characters and their places in the group 22 . The picture of the thriving artistic life of the turn of the century is made com- plete by the works of the “Mir Iskusstva” (World of Art) artists – Alexandre Benois, Konstantin Somov, Leon Bakst, Mstislav Dobuzhinsky, and Yevgeny Lansere; the symbolists Mikhail Vrubel, Viktor Bori- sov-Musatov, Vasily Denisov; as well as the artists of the “Blue Rose” group – Pavel Kuznetsov, Nikolai Krymov, Nikolai

Павел ЩЕРБОВ «Апофеоз Зевксиса» (Вознесение А.И. Куинджи на небо) Около 1897 Акварель, гуашь, перо, тушь, позолота

ГМИИ им. А.С. Пушкина

Pavel SCHERBOV The Apotheosis of Zeuxis (Kuindzhi Ascends to Heaven). c.1897 Watercolour, gouache, pen, ink, gold

Pushkin Museum of Fine Arts

18 The versions of the composi- tion are in the collection of the Tretyakov Gallery; the curtain was burnt out in Janu- ary 1898 in the fire in the Solodovnikov Theatre.

19 From “Konstantin Korovin Remembers…”. Compiled by I.S. Zilbershtein, V.A. Samkov. Moscow, 1990, p.177

20 “Vasily Dmitrievich Polenov. Letters, journals, memoirs”. Moscow, St. Petersburg, 1950,

p.296

21 From “Konstantin Korovin Remembers…”. Compiled by I.S. Zilbershtein, V.A. Samkov. Moscow, 1990, p.177

22 One of the versions is housed at the Tretyakov Gallery.

Sapunov, and Serge Sudeikin. Among them are many seminal works, and many that “echo” the Tretyakov Gallery collection. In particular, “Royal Hunt (Peter I Hunting, Hunters at Rest)” (1907), a gouache by Lansere, reflects the “retrospective” pursuits of the “Mir Iskusstva” artists and their fas- cination with the 18th century. Its theme, manner and palette bring it close to such se- ries of compositions as “St. Petersburg in the 18th Century” and “Ships at the Time of Peter I” (1906-1907). Slightly different, but also imbued with the charm of the 18th century, is the mood of Konstantin Somov’s sheet “Dress in the Old Times” (1903). This “ode” to the refined aesthetics of the French Rococo style is part of a set; the matching water- colour, called “Dress in Present Time” (1903), is housed at the Tretyakov Gallery. In it, Somov, ever the skillful stylist, created images of the Silver Age dandies. Two sketches by Borisov-Musatov for his fresco “Dream of Deity” (1904-1905) add to the image of the period. The artist created them on commission from Fyodor Schechtel for A. Derozhinskaya’a mansion in Moscow (the project was never realized). We know that in 1904-1905 the artist com- pleted four watercolour studies: “Spring Tale”, “Summer Melody”, “Autumn Evening” and “Dream of Deity” (all at the Tretyakov Gallery). As he prepared to paint his studies, Borisov-Musatov executed a number of preliminary works, in which his focus was on working out individual motifs and elements of the composition. Drawings for the left and right panels of the composi- tion are now in the Pushkin collection. Even in small fragments, like the image of a Cupid sculpture and a castle, there is an in- terplay of metaphors, a variety of connota- tions and emotional states; it is not the dream of a deity but rather the workings of the human soul, its fine feelings and subtle impressions, the themes of withering and si- multaneous awakening, and of fascination with nature. In the words of the art critic Sergei Makovsky, the “sweet and sad lyrical mi- rages” of Borisov-Musatov’s works so aptly embodied symbolist sensibilities – it was no accident that the artist’s genius became an object of worship as early as the mid- 1900s, with the emergence of the “second wave” of Russian symbolism. Pavel Kuzne- tsov was one of the most prominent repre- sentatives of this second generation of sym- bolists and members of the “Blue Rose” artistic association. His connection to Borisov-Musatov’s art is clearly revealed and acutely felt in his early ink drawing “Dream” (c.1905). However, the same motif of a dream, of a certain illusory real- ity is transformed into an entire micro- cosm – we see the mystic circle of life, matter taking shape and dissolving in the environment, a succession of beginnings

Леонид ПАСТЕРНАК Портрет Л.Н. Толстого

1901

Этюд к картине «Лев Николаевич Толстой в кругу семьи» (1902, ГРМ) Бумага серая, акварель, итальянский карандаш

ГМИИ им. А.С. Пушкина

Leonid PASTERNAK Portrait of Leo Tolstoy

1901

Study for “Leo Tolstoy with his Family Circle” (1902, Russian Museum) Watercolour, Italian

pencil on gray paper

Pushkin Museum of Fine Arts

CURRENT EXHIBITIONS

gray paper Pushkin Museum of Fine Arts CURRENT EXHIBITIONS and oblivion. The drawing is thematically linked

and oblivion. The drawing is thematically linked with Kuznetsov’s significant works of the same period, such as “Blue Foun- tain” (1905) and “Birth” (1906) both in the Tretyakov Gallery. At the beginning of the 20th century, many artists of varied artistic movements and associations were influenced by the techniques of the French impressionists and post-impressionists – their enthusiasm for working en plein air, their desire to ex- press immediate impressions, their inclina- tion towards a free and fluid manner, their characteristic use of both the particular features of their medium (colour, texture and thickness of paper) and accentuated painting techniques (pastel, watercolour, gouache, tempera). Some of the most striking examples include early (from when she was a student at the Moscow School of Painting, Sculpture and Architecture) landscape and genre pastels by Natalya Goncharova, and watercolours by Alexan- dre Benois and Dmitry Scherbinovsky, which were executed while travelling in Europe. This style of painting-like graphics, which flourished mainly during the art nou- veau era, found its “opposite” in the move- ment that cultivated the natural attributes of graphics – small scale, intimate mood, exquisite lines, decorative expressiveness, and emphasis on the contrast of black and white. This “graphics” movement within art nouveau dominated in book and maga- zine illustrations, in such publications as “Zolotoye Runo” (The Golden Fleece), “Apollon”, “Vesy” (The Scales), “Satyri- con” and “New Satyricon”.

Many works of art at the time re-in- terpreted or even directly borrowed artistic techniques from Aubrey Beardsley, the English graphics artist of the last third of the 19th century. Beardsley’s influence on his contemporaries, including Russian artists, was extremely strong. Thus, draw- ings by Anna Remizova (working under her artistic pseudonym “Miss”), Nikolai Kry- mov, Boris Anisfeld, and Sergei Lodygin form a fairly coherent group united by the use of common techniques. Their art was characterized by its use of exquisite lines, a desire for stylization, and richness and va- riety of decorative motifs. Sometimes it seemed that the “object” in the drawing was “drowned” in decorative elements, which dominate the entire drawing. Lines are sometimes intricately bent, sometimes constructed from a multitude of points, while the light touches of the pen also add to the overall impression of decorativeness. It took slightly more than 50 years, from the 1850s to the 1910s, for the art of drawing, as well as all Russian art, to ad- vance a very long way. On the one hand, this development was marked by a wide va- riety of artistic movements; on the other, it showed a certain continuity of tradition, shared ideals of humanism, and interest in human beings and their inner lives (avant- garde and contemporary art belong to a very different era). This section of the Pushkin museum’s collection includes works by artists both important and less so; it also has some masterpieces, works that are central not only to one collection, but to the history of the Russian art of drawing as a whole.

ТРЕТЬЯКОВСКАЯ ГАЛЕРЕЯ

/ THE TRETYAKOV GALLERY /

#4’2012

35

ТРЕТЬЯКОВСКАЯ ГАЛЕРЕЯ АлександраМурре МУЗЕИ МИРА Русское

ТРЕТЬЯКОВСКАЯ ГАЛЕРЕЯ

АлександраМурре

МУЗЕИ МИРА

Русское искусство

Золотой фонд собраний музеев Балтийских стран

Весной 2012 года в Таллинне прошла масштабная выставка русского искусства сере- дины XIX–начала XX века «Неизвестные шедевры. Русское искусство из собраний стран Балтии» из музеев Эстонии, Латвии и Литвы. Экспозиция (в основном живопись, графика, скульптура) расположилась на выставочных площадках Художественного музея KUMU и Кадриоргского художественного музея – филиалов Художественного музея Эстонии. Участники этого интересного проекта – Художественный музей Эсто- нии (инициатор проекта), Латвийский Национальный художественный музей, Худо- жественный музей Литвы, Литовский музей театра, музыки и кино, Национальный художественный музей им. М.К. Чюрлёниса, Нарвский музей и Тартуский художе- ственный музей.

3

Иван КРАМСКОЙ Мужичок с клюкой

1872

Холст, масло 76,5 × 57,5

Художественный музей

Эстонии

3

Ivan KRAMSKOI Old Man with a Crutch

1872

Oil on canvas 76.5 × 57.5 cm

Art Museum of Estonia

В ыставка стала важным событием в жизни Художественного музея Эс-

тонии. Она позволила представить ши- рокой аудитории произведения рус- ских мастеров середины XIX–начала

XX века, помогла расширить межму-

зейное сотрудничество и продолжить искусствоведческие исследования в об- ласти местных коллекций русского ис- кусства.

В последние годы в Европе заме-

тен повышенный интерес к русскому

искусству. Замечательным примером тому служит хотя бы недавняя выставка «Передвижники» в Национальном му-

зее в Стогкольме, очередь на которую

пестрой лентой протягивалась далеко по набережной, а в залах было сложно остановиться, поскольку нескончае- мый поток восторженных зрителей за- ставлял всех двигаться в определенном мерном ритме. Выставка русского ис- кусства в Таллинне была для одних по- сетителей открытием и первым зна- комством с творчеством русских реали- стов и академистов второй половины

XIX века, а также художников Серебря-

ного века, для других же – радостной встречей с неизвестными работами хо- рошо знакомых мастеров. К выставке

был опубликован энциклопедический

словник-каталог на трех языках (эстон-

ском, русском, английском), в который вошли биографии всех представленных на выставке художников и аннотации к их работам, а также краткие обзорные статьи об основных понятиях, явлени- ях художественной жизни, направле- ниях искусства и художественных объ- единениях этого периода. Продолже- нием совместного выставочного про- екта будет выставка «Серебряный век. Русское искусство из стран Балтии», которая открылась 2 ноября 2012 года в новом филиале Латвийского Нацио- нального художественного музея – Му- зее «Ригас Биржа». Это несколько из- мененная часть выставки, которая бы- ла показана в Таллинне, дополненная графическими произведениями из лат- вийского собрания.

Идея выставки в Таллинне исхо- дила как из исследовательского инте- реса, так и из необходимости нового осмысления и оценки коллекции рус- ского искусства в Кадриоргском худо- жественном музее в связи с готовящим- ся научным описанием и каталогиза- цией собрания. Коллекция Художест- венного музея Эстонии весьма неодно- родна и не позволяла составить связ- ную репрезентацию путей развития русского искусства, поэтому для дости- жения этой цели сотрудничество с му- зеями Латвии и Литвы оказалось наи- более перспективным и обоснован- ным, так как история собраний этих музеев имеет много общего. Поэтому выставку можно рассматривать в том числе и как обзор одного из фрагмен- тов истории коллекционирования в странах Балтии, позволяющий, связать особенности формирования коллекций с влиянием исторических событий и отражением в коллекционировании ис- кусства смены идеологических систем.

ТРЕТЬЯКОВСКАЯ ГАЛЕРЕЯ

/ THE TRETYAKOV GALLERY /

#4’2012

37

АлександраМурре

Русское искусство в Художественном музее Эстонии

Русское искусство составляет одну из наиболее значительных частей в собрании зарубежного искусства Художественного музея Эстонии как по количеству экспонатов, так и по их художественной и историче- ской ценности. Сюда относятся порядка 350 живописных произведений, 120 скульптур, 870 гравюр и ри- сунков, а также около 200 предметов прикладного искусства, созданных в период от XVII века до 1950-х годов. Тем не менее они не составляют единого целого, отражающего пути развития русского искусства, а скорее, как и все собрание зарубежного искусства, демонстрируют в большей мере непростую историю формирования. В коллекцию русского искусства музея входят работы как известных мастеров, так и почти совсем забытых художников. Многие из этих произведений нуждаются в дополнительном исследовании, атрибуции или переатрибуции.

Иван ШИШКИН Сосновый бор. 1878 Холст, масло

115 × 88

Художественный музей

Эстонии

Ivan SHISHKIN A Pine Forest. 1878 Oil on canvas

115 × 88 cm

Art Museum of Estonia

38 ТРЕТЬЯКОВСКАЯ ГАЛЕРЕЯ

of Estonia 38 ТРЕТЬЯКОВСКАЯ ГАЛЕРЕЯ / THE TRETYAKOV GALLERY / #4’2012 Т радиция

/

THE TRETYAKOV GALLERY /

#4’2012

Т радиция коллекционирования рус- ского искусства в Эстонии не столь

продолжительна. В коллекциях при- балтийских немцев произведений рус- ских художников практически не было (за исключением тех мастеров акаде- мической школы, которые происхож- дением или семейными узами были связаны со здешними землями). Наи- более выдающимся исключением из этого правила было собрание Бенкен- дорфов-Волконских в имении Фалль (ныне Кейла-Йоа), которое славилось в XIX столетии своей богатой коллек- цией русского искусства. Доминиро- вали в ней картины художников пер- вой половины века, которым в той или иной мере покровительствовал Алек- сандр Бенкендорф. К сожалению, эта коллекция была практически полно- стью вывезена из Эстонии в 1920-х го- дах, последние произведения Волкон- ские забрали с собой в эмиграцию в 1940 году уже по особому разрешению советских властей. Из прежней «рус- ской» коллекции Фалля Волконскими были подарены Художественному му- зею в Таллинне лишь картина Алексея Тыранова «Старик с овцой» и мрамор- ный бюст Зинаиды Волконской рабо- ты Пьетро Тенерани. Из местных со- браний происходят и многие царские портреты, которые были переданы в музей в 1920-х годах из бывших госу- дарственных учреждений и присутст- венных мест. Большая часть из них – это стандартные поясные портреты им- ператоров, однако имеются и написан- ные по заказу парадные портреты в

МУЗЕИ МИРА

МУЗЕИ МИРА полный рост, которые ранее находи- лись, по-видимому, в

полный рост, которые ранее находи- лись, по-видимому, в губернаторском дворце или здании Рыцарства на Вы- шгороде. Художественно ценные полотна русских художников поступали в музей как в первый период независимости Эстонии, так и в советский период, пре- имущественно из России. Ядро коллек- ции составляют произведения, при- бывшие в Эстонию после ликвидации Петроградской контрольно-оптацион- ной комиссии в 1921 году. В соответ- ствие с Тартуским мирным договором от 2 февраля 1920 года эта комиссия за- нималась вопросами оптации (возвра- щения в Эстонию) этнических эстон- цев, проживавших до революции в Пе- тербурге (Петрограде). Средства, полу- ченные от продажи имущества этой комиссии, а также выплаты оптантам за организацию перевоза их имуще- ства, инвестировались в произведения искусства, которые в отличие от совет- ского рубля имели стабильную цен- ность и в большом количестве были

доступны в России времен граждан- ской войны. Всего было приобретено 84 картины, значительную часть из ко- торых составляли произведения рус- ских художников, в том числе «Порт- рет неизвестной» Дмитрия Левицкого, «Портрет княгини Екатерины Дашко- вой» неизвестного художника, «Рассказ солдата» Ильи Репина, «Мужичок с клюкой» Ивана Крамского, «Сосновый бор» Ивана Шишкина, «Портрет неиз- вестного» Александра Варнека, «Кав- казский пейзаж» Льва Лагорио, «Поэ- ма» Константина Коровина, «Деревен- ский дворик» Валентина Серова и дру- гие. Привезенные из Петрограда худо- жественные ценности принадлежали Государственной кассе и должны бы- ли пойти на продажу для пополнения бюджета. По требованиям музейных работников и культурной обществен- ности Министерство образования при- обрело всю коллекцию Государствен- ной кассы (всего 91 картину) для основ- ного собрания музея в Таллинне. В по- следующие годы коллекция пополня-

лась за счет передаваемых из офици- альных учреждений произведений, а также закупок и пожертвований. Точ- ных сведений о происхождении этих произведений, к сожалению, нет вслед- ствие гибели архива музея во время Второй мировой войны. К 1925 году, когда музей был преобразован из крае- ведческого в художественный, в коллек- ции насчитывалось более 300 картин, из них 61 – работы русских художни- ков. В первой постоянной экспозиции музея (1927–1929) было представлено 37 картин 23 мастеров русской школы (большая часть из них до сих пор в музее, часть же утеряна в годы войны):

Дмитрия Левицкого, Владимира Боро- виковского, Джованни Баттиста Лам- пи, Сильвестра Щедрина, Александра Орловского, Ореста Кипренского, Алек- сея Боголюбова, Богдана Виллевальде, Алексея Саврасова, Льва Лагорио, Карла Венига, Михаила Клодта, Петра Вере- щагина, Ивана Крамского, Констан- тина Маковского, Владимира Орлов- ского, Алексея Харламова, Ильи Репи-

Илья РЕПИН Рассказ солдата. 1877 Холст, масло 69,2 × 89,4

Художественный музей

Эстонии

Ilya REPIN Soldier’s Tale. 1877 Oil on canvas 69.2 × 89.4 cm

Art Museum of Estonia

ТРЕТЬЯКОВСКАЯ ГАЛЕРЕЯ

/ THE TRETYAKOV GALLERY /

#4’2012

39

МУЗЕИ МИРА

МУЗЕИ МИРА на, Петра Суходольского, Руфима Суд- ковского, Иосифа

на, Петра Суходольского, Руфима Суд- ковского, Иосифа Крачковского, Степа- на Бакаловича, Константина Крыжиц- кого. Большое количество произведе- ний искусства поступило в коллекцию во время войны от частных коллекцио- неров как в качестве даров, так и депо- зитов для эвакуации или предостав- ления убежища художественным цен- ностям. В 1945–1949 в коллекцию по- ступил ряд произведений в качестве бесхозного имущества, что связано как с военными событиями, так и с после- военными репрессиями. Как правило, это картины из домашних собраний, из них наиболее примечательны эскиз «Лесная поляна» Ивана Шишкина, «Деревенские дети» Леонида Соломат- кина, «Бурный день» Виктора Зару- бина, «Вид на предместье» Сергея Ви- ноградова, «Пейзаж» Николая Рериха. Когда музей после войны вновь открыл-

40 ТРЕТЬЯКОВСКАЯ ГАЛЕРЕЯ

/

THE TRETYAKOV GALLERY /

ся в зданиях Кадриоргского дворца, в коллекцию были переданы и несколь- ко произведений, в том числе «Опуш- ка леса» Ивана Шишкина и «Конный портрет великой княгини Екатерины Алексеевны» Кирилла Головачевского, находившихся до войны в Канцелярии Президента республики, а после 1946 го- да в здании Президиума Верховного Совета ЭССР. В 1940–1950-х годах в художественный музей были переданы картины из собрания Эстонского На- ционального музея в Тарту, реоргани- зованного в Этнографический музей. Среди них несколько произведений рус- ской школы – «Побережье Удриас» Ни- колая Дубовского, «Портрет Петра III» Алексея Антропова (?), «Тайная вече- ря» и «Распятие» Георга Гзелля. В 1949 году из Ленинграда в музей поступили произведения, вывезенные из Эстонии во время войны в эвакуацию, в их числе

#4’2012

и 35 картин русских художников, среди них «Женщина в цветастом платке» Александра Маковского, пейзажи Ива- на Вельца, «Портрет мальчика» Ивана Макарова, «Весенний пейзаж» Андрея Шильдера, «Дедушка с внуком» Васи- лия Голынского (?) и другие. В формировании коллекции рус- ского искусства Художественного музея Эстонии особенно важную роль сыгра- ли поступления первого послевоенного десятилетия, когда из центральных уч- реждений Советского Союза, прежде всего из Правления искусств, а также из Московской и Ленинградской заку- почных комиссий сюда присылали большое количество произведений ис- кусства. В основном это были либо со- цреалистические работы современных художников, либо русское художест- венное наследие. Происхождение при- сылаемых работ, к сожалению, далеко

Николай КАРАЗИН Битва при Зерабулаке 2 июня 1868 г. 1889 Холст, масло

177 × 319,5

Художественный музей

Эстонии

Nikolai KARAZIN Battle at Zerabulak on 2 June 1868 that Decided the Fate of the Bukhara Khanate. 1889 Oil on canvas

177 × 319.5 cm

Art Museum of Estonia

МУЗЕИ МИРА Валентин СЕРОВ Дети на пляже. 1903 Холст, масло. 65 × 47,3

МУЗЕИ МИРА

МУЗЕИ МИРА Валентин СЕРОВ Дети на пляже. 1903 Холст, масло. 65 × 47,3

Валентин СЕРОВ Дети на пляже. 1903 Холст, масло. 65 × 47,3

Художественный музей

Эстонии

Valentin SEROV

Children at the Beach

1903

Oil on painting

65 × 47.3 cm

Art Museum of Estonia

не всегда известно. Ярлыки на оборо- тах некоторых картин свидетельствуют об их прежней принадлежности либо Дирекции художественных выставок и панорам Комитета по делам искусств при Совете Министров СССР, либо со- браниям Государственного Русского му- зея или Государственной Третьяковской галереи. Так, в музей в Таллинне посту- пили картины «Портрет супруги» и «Девочка с куклой» Кузьмы Петрова- Водкина, а также «Вид на Дворцовый мост» Александра Беггрова, «Поле ржи» Аркадия Рылова, приписывавшийся Оресту Кипренскому «Портрет Е. Ска- рятина» и 13 скульптурных портретов творческих личностей и героев социа- листического труда, ранее входившие в состав коллекции Русского музея. Но- мерными знаками Третьяковской гале- реи помечена картины Станислава Жу- ковского «Ладожское озеро» и «Михай-

ловская станица» Ильи Машкова, а так- же восемь портретных бюстов вождей партии и деятелей культуры (в том числе портреты В.И. Ленина Николая Андреева, портрет А.М. Горького Веры Мухиной и др.). Поступления из Моск- вы и Ленинграда начались уже в 1946 году, последние работы из этого ряда прибыли в музей в 1958 году. Именно в этот промежуток времени в коллекцию музея поступила основная часть пред- ставленных на выставке «Неизвестные »

шедевры

картин русских художни-

ков начала XX века: помимо уже назван-

ных работ Петрова-Водкина, его же «Мотив Самарканда», «Зимний день» Николая Фокина, «Девушка в красном» Абрама Архипова, «Франт с лорнетом» Мстислава Добужинского, «Капри» Григория Бобровского, «Дети на пля- же» Валентина Серова, «Девушка в ро- зовом платье» Осипа Браза, «Вечерний

Париж» и «Чайная в Крыму» Констан- тина Коровина, «Нефтяные башни в Баку» Анны Остроумовой-Лебедевой, «Юный натуралист» Алексея Пахомо- ва, «Монахиня» и «Пасхальная ночь» Бориса Кустодиева, «Майское новолу- ние» Константина Юона, «Бахчисарай» Александра Куприна. В последовавшие десятилетия со- брание русского искусства музея по- полнялось за счет немногочисленных закупок и даров. Отдельную группу со- ставляет коллекция русских икон, по- ступивших в музей в 1960–1980-х годах либо из частных собраний (по большей части от Николая Кормашова), либо от Таможенного управления или Финан- сового отдела городской управы Тал- линна (конфискованные иконы), либо от Министерства культуры (иконы, изъятые из пустовавших и разрушав- шихся храмов).

ТРЕТЬЯКОВСКАЯ ГАЛЕРЕЯ

/ THE TRETYAKOV GALLERY /

#4’2012

41

КсенияРудзите

Коллекция русской живописи в Латвийском Национальном художественном музее

художественном музее Василий ПЕРОВ Портрет Николая

Василий ПЕРОВ Портрет Николая Ланина. 1869 Холст, масло. 83 × 68,8

Латвийский Национальный

художественный музей

Vasily PEROV Portrait of Nikolai Lanin

1869

Oil on canvas

83 × 68.8 cm

Latvian National Museum of Art

B состав Латвийского Национального художественного музея (ЛНХМ) входит открывшийся в 2011 году Художественный музей «Ригас Биржa», собрание которого составляет зарубежное искусство. Здесь находится и самое большое в Балтии собрание произведений русской живописи, гра- фики, скульптуры и прикладного искусства. История формирования со- брания восходит ко второй половине XIX века. В это время в Риге су- ществовали два собрания произведений искусства, открытых для пуб- лики, – Рижская городская картинная галерея (с 1869 года) и коллекция Общества поощрения художеств, или Kunstverein (с 1872 года), где наряду с произведениями художников других стран находились и картины рус- ских мастеров. Пути, какими приходили работы в рижские собрания, были разные.

42 ТРЕТЬЯКОВСКАЯ ГАЛЕРЕЯ

/

THE TRETYAKOV GALLERY /

#4’2012

В XIX веке территория Латвии вхо- дила в состав Российской импе-

рии, поэтому историко-политическая ситуация нередко определяла и факто- ры художественной жизни. Так, в 1884 году петербургская Императорская Ака- демия художеств отправила в Рижскую городскую картинную галерею, как и в другие провинциальные собрания Рос- сийской империи, произведения из сво- ей коллекции, в их числе пейзажи зна- менитого мариниста Ивана Айвазов- ского – «Закат солнца на море» и «Вид на Золотой Рог. Константинополь» – и другие работы русских авторов. Двумя годами позже Айвазовский после вы- ставки своих произведений в Риге оста- вил в дар Рижской галерее великолеп- ный пейзаж «Туман на море». В 1894 году галерея получила от семьи Клебер- гов одно из лучших живописных про- изведений коллекции – «Портрет Ге- орга Клеберга» кисти знаменитого рус- ского живописца Карла Брюллова, на- писанный им в Риме в 1830-е годы, а в 1895 – от частного лица картину Алек- сандра Риццони «Кардинал и аббат». По завещанию городского головы Люд- вига Керковиуса в 1904 году в галерею был передан пейзаж Алексея Боголю- бова «Маяк и мол в гавани Трепор». Ра- боты художников как реалистического, так и академического направления в га-

лерею не только поступали от частных лиц, но и приобретались с выставок русского искусства. Так, с академиче- ской выставки в 1896 году была куп- лена картина Генриха Семирадского «Портрет молодой женщины», а с 25-й выставки Товарищества передвижных художественных выставок (ТПХВ), про- ходившей в Риге в 1897 году, – картина Николая Касаткина «В зале окружного суда». Пополнялась работами русских живописцев и коллекция Общества поощрения художеств. Уже с 1889 года здесь находилась картина Алексея Бо- голюбова «Неаполитанская гавань при лунном освещении», в 1874 поступила работа «Римская харчевня» Александра Риццони. Последний, в свою очередь,

МУЗЕИ МИРА

МУЗЕИ МИРА Николай КАСАТКИН В коридоре окружного суда. 1897 Холст,

Николай КАСАТКИН В коридоре окружного суда. 1897 Холст, масло. 104 × 123

Латвийский Национальный

художественный музей

Nikolai KASATKIN At the District Court. 1897 Oil on canvas 104 × 123 cm

Latvian National Museum of Art

Василий СУРИКОВ Этюд к картине

«Боярыня Морозова»

1884

Холст, масло. 79 × 108

Латвийский Национальный

художественный музей

Vasily SURIKOV

Study for the painting “Boyarina Morozova”

1884

Oil on canvas

79 × 108 cm

Latvian National Museum of Art

Oil on canvas 79 × 108 cm Latvian National Museum of Art ТРЕТЬЯКОВСКАЯ ГАЛЕРЕЯ / THE

ТРЕТЬЯКОВСКАЯ ГАЛЕРЕЯ

/ THE TRETYAKOV GALLERY /

#4’2012

43

МУЗЕИ МИРА

МУЗЕИ МИРА Иван АЙВАЗОВСКИЙ Вид на Золотой Рог. Константинополь.

Иван АЙВАЗОВСКИЙ Вид на Золотой Рог. Константинополь. 1870 Картон, масло 23,8 × 32,8

Латвийский Национальный

художественный музей

Ivan AIVAZOVSKY View on the Golden Horn. Constantinople. 1870 Oil on cardboard 23.8 × 32.8 cm

Latvian National Museum of Art

44 ТРЕТЬЯКОВСКАЯ ГАЛЕРЕЯ

подарил в 1887 году два пейзажа живо- писца Владимира Орловского. После посмертной выставки Исаака Левита- на в Риге в 1901 году была приобретена картина «Пейзаж с поездом». Большое собрание графических и живописных произведений русских художников пе- редал в дар Обществу в 1870-е годы уро- женец Риги, известный в России и Гер- мании живописец и рисовальщик Георг Вильгельм Тимм. В свою очередь, в 1904, 1905 и 1914 годах наследники Тимма передали в музеи Риги художественное наследие самого мастера, включающее около 300 живописных и графических работ, а также изделия из майолики. В сентябре 1905 года в культурной жизни Риги и всего Балтийского реги- она произошло важнейшее событие – для публики открыл двери Рижский го- родской художественный музей, здание которого, построенное в стиле исто- ризма по проекту немецкого архитек- тора и историка искусства Вильгельма Неймана, стало архитектурным укра- шением города. Экспозицию музея со- ставили уже упомянутые выше коллек-

/

THE TRETYAKOV GALLERY /

#4’2012

ции и собрание Вильгельма Фридриха Бредерло. Интересно отметить, что до- статочно консервативный в своих взгля- дах на искусство Вильгельм Нейман, будучи директором музея, приобрел для коллекции новаторскую для того времени картину русского живописца Ильи Машкова «Девушка с цветами и фруктами», которая экспонировалась в Риге в 1910 году на выставке авангард- ного объединения Союз молодежи. С 1919 года, после того как Латвия стала независимым государством, Риж- ский городской художественный музей возглавил знаменитый живописец Вил- хелмс Пурвитис. В этот период началось активное формирование коллекции на- ционального латышского искусства. Однако пополнялась и коллекция рус- ского искусства – закупались с выста- вок работы русских живописцев и гра- фиков: Сергея Виноградова, Николая Богданова-Бельского, Константина Бо- гаевского и других. В то же время рас- ширялась и другая коллекция – Госу- дарственного художественного музея. Среди его приобретений 1920–1940-х

годов можно назвать произведения рус- ских авторов: «Пейзаж с рекой и рыба- ком» Алексея Саврасова, «Тройка» Ни- колая Сверчкова, картины Сергея Ви- ноградова, Константина Коровина, Ва- силия Сурикова и других. После 1945 года оба музея были переименованы и их коллекции разде- лены. Все произведения русских худож- ников перешли в Рижский городской художественный музей, который стал называться Государственным музеем русского и латышского искусства. В 1940–1960-е годы по идеологи- ческим соображениям акцент в работе музея ставился на создании полноцен- ной коллекции русского и советского искусства. В этот период сформирова- лась основная часть настоящей коллек- ции русской живописи. В музей переда- вались работы из закупочных комиссий Ленинграда и Москвы, и надо отметить, что вместе с малохудожественными ра- ботами нередко поступали истинные шедевры – «Пейзаж с радугой» Алексея Саврасова, «На террасе» Константина Коровина, «Русские крестьянки» Фи-

липпа Малявина, «Портрет Е. Сабаш- никовой» Василия Сурикова, картины Бориса Кустодиева, Василия Перова, Ильи Репина, Кузьмы Петрова-Вод- кина и других. Среди лучших произ- ведений советской эпохи – монумен- тальная картина Александра Дейнеки «В обеденный перерыв в Донбассе». Вторая его картина «Отдыхающие маль- чики» была подарена самим автором после его персональной выставки в Ри- ге в 1967 году. Одновременно музей при- обретал произведения от частных лиц, а многие работы поступали в собрание как дары. В 1950–1980-е годы коллек- ция пополнялась и работами художни- ков из союзных республик – Украины, Азербайджана, Армении, Белоруссии, Эстонии, Литвы и других. В 1970-е ста- ла формироваться коллекция русской иконы, которая сейчас насчитывает более 100 иконописных произведений XVI–начала XX века.

В каждой коллекции есть произ-

ведения с интересной судьбой, почти невероятной историей. Такую историю имеет ценнейшее полотно коллекции «Филемон и Бавкида» Ореста Кипрен- ского. В процессе реставрации на кар- тине неизвестного живописца, изобра- жающей мифологическую сцену, была обнаружена подпись Ореста Кипренско- го. Известно, что за эту картину юный художник был удостоен малой золотой медали петербургской Академии худо- жеств. В первой половине XIX века работа находилась в коллекции меце- ната Павла Свиньина, а впоследствии на долгие годы исчезла из поля зрения. В 1960-е полотно находилось в Риге у частного лица как произведение ано- нимного автора. Работа была приобре-

тена музеем, и в ходе расчистки на кар- тине открылась подпись Кипренского.

В собрании имеются отдельные

коллекции произведений русских ху- дожников, связанных с Латвией. Нико- лай Богданов-Бельский, Сергей Вино- градов, Константин Высотский эмиг- рировали в Ригу в начале 1920-х годов. Здесь они обрели вторую родину – продолжали активно и успешно твор- чески работать, участвовать в выстав- ках местных художников, вести худо- жественные студии. Одна из наиболее интересных и цельных – коллекция произведений Николая Рериха. Ее история связана с культурным Обществом Рериха, актив- но работавшим в Риге в 1930-е годы. Художник, живший в то время в Ин- дии, выбрал лучшие свои картины для латвийского Общества Рериха, выразив желание, чтобы коллекция его произ- ведений находилась на родине предков. В собрание русского искусства входит также небольшая коллекция скульптуры, где представлены произве-

МУЗЕИ МИРА

представлены произве- МУЗЕИ МИРА дения Ивана Витали, Марка

дения Ивана Витали, Марка Антоколь- ского, Александра Опекушина, Евге- ния Лансере, Сергея Коненкова, Веры Мухиной, а также керамика Михаила Врубеля. Обширную коллекцию гра- фики составляют рисунки, акварели и произведения печатной графики XVIII–XX веков, представленной веду- щими мастерами этого вида искусства. Среди произведений декоративно-при- кладного искусства хочется отметить агитационный фарфор 1920-х годов, основу которого составила коллекция работ латышского скульптора Теодора Залькална. Специфика собрания русского ис- кусства Латвийского Национального художественного музея заключается в

ее разнообразии и отсутствии четкой концепции в формировании. Истори- чески сложилось так, что его ядро со- ставляют произведения реалистичес- кой живописи XIX–начала XX века. Важную часть коллекции также пред- ставляют этюды, варианты, эскизы к хрестоматийным полотнам русских ма- стеров, таким как «Боярыня Морозова» Василия Сурикова, «Неутешное горе», «Христос в пустыне» Ивана Крамско- го и «Парижское кафе» Ильи Репина. В собрании находятся работы таких мастеров начала XX века, как Надежда Удальцова, Александр Бенуа, Зинаида Серебрякова, Юрий Анненков, допол- няющие представление об их творче- стве периода эмиграции.

Иван КРАМСКОЙ Портрет Павла Ковалевского. 1886 Холст, масло. 123 × 104

Латвийский Национальный

художественный музей

Ivan KRAMSKOI Portrait of Pavel Kovalevsky. 1886 Oil on canvas 123 × 104 cm

Latvian National Museum of Art

ТРЕТЬЯКОВСКАЯ ГАЛЕРЕЯ

/ THE TRETYAKOV GALLERY /

#4’2012

45

ДаляТарандайте

Русская живопись в собрании Художественного музея Литвы

Собрание живописи Художественного музея Литвы насчитывает порядка 300 полотен известных русских художников, в творчестве которых отра- жены многие направления русского искусства. Эти произведения посту- пили в музей в разные времена и при разных обстоятельствах.

и при разных обстоятельствах. Мстислав ДОБУЖИНСКИЙ Эскиз к

Мстислав ДОБУЖИНСКИЙ Эскиз к опере Петра Чайковского «Пиковая дама», поставленной в Государственном театре в Каунасе. 1934 Бумага, карандаш, темпера, тушь.

Музей театра, музыки и кино Литвы

Mstislav DOBUZHINSKY Scenery sketch for the opera by Pyotr Tchaikovsky “The Queen of Spades” in the State Theatre in Kaunas. 1934 Pencil, tempera, Indian ink on paper

Lithuanian Theatre, Music, and Cinema Museum

46 ТРЕТЬЯКОВСКАЯ ГАЛЕРЕЯ

/

картин попала в Литву уже в веке. После третьего раздела

Польско-Литовского государства Литва вошла в состав Российской империи, Виленский (Вильнюсский) универси- тет был закрыт, и петербургская Импе- раторская Академия художеств стала главным учебным заведением, где за- вершали свое образование студенты ху- дожественного отделения Виленского университета. Возвращаясь после окон- чания Академии в Вильно, они часто привозили с собой произведения своих преподавателей или молодых русских художников – друзей и соучеников по Академии. Например, в коллекции жи- вописца Болеслава Русицкого была кар- тина «Богоматерь с младенцем» его учи- теля Федора Бруни (ныне в Художе- ственном музее Литвы). Картины рус- ских живописцев были и в собраниях литовских дворянских имений, хотя и немного. Излюбленными жанрами сре- ди местных ценителей искусства были пейзажи, прежде всего Ивана Айвазов-

Ч асть

XIX

THE TRETYAKOV GALLERY /

#4’2012

ского, Архипа Куинджи. По политиче- ским причинам литовские дворяне не испытывали к русскому искусству осо-

бого интереса, его предпочитали посе- лившиеся в XIX веке в Литве русские купцы и чиновники высокого ранга. Полотна русских мастеров имелись в усадебном доме полковника россий- ской армии князя Людвига Витген- штейна, митрополита Литовского и Ви- ленского Иосифа Семашко и других. Самая богатая частная коллекция рус- ского искусства в Вильно принадлежа- ла историку военного права и литера- тору Александру Жиркевичу. В числе прочих произведений в ней хранился портрет поэта, профессора истории Ви- ленского университета Павла Куколь- ника работы Карла Брюллова, а также картины Ильи Репина, Василия Тро- пинина, Алексея Венецианова, Ивана Шишкина, Ивана Айвазовского, Иса- ака Левитана и Василия Верещагина.

В 1918 году Александр Жиркевич пере-

ехал в Симбирск и в 1922 подарил свою

коллекцию Симбирскому (с 1924 года Ульяновскому) художественному му- зею, где она находится и сейчас. Чиновники царской России были заинтересованы в распространении рус- ской культуры на территории бывшего Литовского княжества (т.н. Северо-За- пад). После подавления восстаний 1831 и 1863 годов началась официальная по- литика русификации. Для осуществле- ния официальных художественных за- казов в Литву приглашались русские художники. Были пересмотрены и пуб- личные собрания искусства Вильно.

В 1865 году наиболее ценные произве-

дения искусства, отражавшие историю Великого Литовского княжества, были вывезены из Виленского Античного музея в Москву, в Румянцевский му-

Алексей СТЕПАНОВ 4 Девочка у окна Холст, масло

70 × 54

Художественный музей Литвы

Aleхei STEPANOV 4 Girl at the Window Oil on canvas

70 × 54 cm

Lithuanian Art Museum

зей. Их место заняли портреты россий- ских императоров и чиновников ра- боты русских художников, в числе ко- торых портреты митрополита И. Семаш- ко работы Константина Маковского, попечителя Виленского учебного ок- руга Помпея Батюшкова кисти Нико- лая Кошелева и Виленского генерал- губернатора Михаила Муравьева, на- писанный Николаем Тихобразовым, хранящиеся ныне в Художественном музее Литвы. Чтобы пополнить собра- ние реформированного при новой вла- сти художественного отдела Античного музея, в 1885 году в Вильно доставили несколько картин из Императорской Академии художеств, в числе прочих – «Северное море ночью» Архипа Куинд- жи и «Сельская дорога» Василия Пис- кунова, которые позднее вошли в кол- лекцию Художественного музея Литвы. По инициативе попечителя Ви- ленского учебного округа Ивана Кор- нилова в 1866 году в Вильно была от- крыта Рисовальная школа. Ее возгла- вил выпускник и академик Император- ской Академии художеств Иван Трут- нев. В своем творчестве он следовал академической традиции, дополненной некоторыми принципами реалистиче- ской живописи, которые он передавал и своим ученикам. Помимо Трутнева в Рисовальной школе работали и другие русские художники, например, пред- ставители молодого поколения выпус- кников Академии художеств – Иван Рыбаков, Сергей Южанин и Николай Сергеев-Коробов, которые знакомили учеников с близкой импрессионизму пленэрной живописью и пропаганди- ровали обновление искусства. При активном участии русских ху- дожников Литвы в 1873 году в Вильно была устроена первая выставка пере- движников. В 1876 по приглашению Трутнева на Виленской художествен- ной выставке свои работы показывал Василий Верещагин, приславший сюда 17 пейзажей (4 из них были проданы после выставки). В том же году состоя- лись выставки Ивана Пелевина и Ива- на Трутнева. В 1900 году в губернатор-

МУЗЕИ МИРА

МУЗЕИ МИРА ТРЕТЬЯКОВСКАЯ ГАЛЕРЕЯ / THE TRETYAKOV GALLERY / #4’2012 47

ТРЕТЬЯКОВСКАЯ ГАЛЕРЕЯ

/ THE TRETYAKOV GALLERY /

#4’2012

47

МУЗЕИ МИРА

МУЗЕИ МИРА Павел КУЗНЕЦОВ Натюрморт с портсигаром Холст, масло. 62

Павел КУЗНЕЦОВ Натюрморт с портсигаром Холст, масло. 62 × 71

Художественный музей Литвы

Pavel KUZNETSOV Still-life with Cigarette Case. 1913 Oil on canvas. 62 × 71 cm

Lithuanian Art Museum

Петр КОНЧАЛОВСКИЙ Индюки. 1936 Холст, масло 106 × 179

Художественный музей Литвы

Pyotr KONCHALOVSKY Turkeys. 1936 Oil on canvas 106 × 179 cm

Lithuanian Art Museum

1936 Oil on canvas 106 × 179 cm Lithuanian Art Museum 48 ТРЕТЬЯКОВСКАЯ ГАЛЕРЕЯ / THE

48 ТРЕТЬЯКОВСКАЯ ГАЛЕРЕЯ

/

THE TRETYAKOV GALLERY /

#4’2012

ском дворце была организована персо- нальная выставка Верещагина, где эк- спонировались виды Индии, Крыма, Трансильвании и пр. Тенденции модернизма и симво- лизма, связанные с художниками круга «Мира искусства», были представлены на суд виленской публики в 1907 году на выставке «Виды Вильны» – это го- родские пейзажи выдающегося мастера, литовца по происхождению Мстислава Добужинского. Детство и юность Добу- жинского прошли в Вильно, он часто приезжал в Литву и позднее. В 1923 го- ду участвовал в выставке в Каунасе, с 1929 в течение почти десяти лет прожи- вал там постоянно, активно участвуя в культурной жизни Литвы.

В первые десятилетия XX века ви-

ленская публика имела возможность познакомиться и с русским авангард- ным искусством. В 1909–1910 годы в Вильно из Петербурга была привезена выставка «Импрессионисты – треуголь- ник». Ее организатор, пионер русского авангарда Николай Кульбин, помимо своих работ экспонировал произведе-

ния Давида Бурлюка, Владимира Бур- люка и Владимира Баранова. В 1914– 1915 в Вильно состоялась выставка Алексея Явленского и Марианны Ве- ревкиной, русских художников мюнхен- ской группы экспрессионистов «Си- ний всадник». Вильно был для Верев-

киной близким и родным городом, она провела в нем годы юности, когда здесь служил ее отец генерал Владимир Ве- ревкин.

В собрание Художественного му-

зея Литвы произведения русских ху- дожников поступали как из публичных коллекций Вильнюса, так и от частных лиц (многие произведения Трутнева находились в Белоруссии в музее Ива- на Луцевича (Янки Купалы).

В 1946–1960 годы многие работы

поступили в Художественный музей Литвы из Москвы и Ленинграда: от Ди- рекции художественных выставок и па- норам Комитета по делам искусств при Совете Народных Комиссаров СССР или от закупочных комиссий Москвы и Ленинграда. Они составляют боль- шую часть собрания русской живописи музея, в которой представлено творче- ство наиболее известных мастеров:

портрет бывшего военного губернатора Москвы Сергея Кушникова кисти Ва- силия Тропинина (1826, повторение этого портрета 1828 года хранится в московском Музее В.А. Тропинина и московских художников его времени), крупноформатная картина «Кронштадт- ский рейд» Алексея Боголюбова, пей- зажи Льва Лагорио, женские портреты Ивана Макарова и Константина Ма- ковского. Картина Маковского «Дети на поле ржи», хранящаяся в музее, по-

МУЗЕИ МИРА

МУЗЕИ МИРА вторяет один из мотивов созданной за год до этого

вторяет один из мотивов созданной за год до этого композиции «Крестьян- ский обед в поле» (ныне в Таганрог- ском художественном музее). В коллекции музея имеется не- сколько произведений наиболее из- вестных членов Товарищества пере- движников. Портретами представлено творчество Василия Перова, Алексея Корзухина, Николая Ярошенко, Ильи Репина; искусство Василия Сурико- ва – эскизом «Голова монахини» (под- готовительной работой для историче- ской картины «Посещение царевной женского монастыря», 1912, Государ- ственная Третьяковская галерея); пей- заж настроения – выразительной кар- тиной «Сумерки. Лосиный остров» Алексея Саврасова. Представление о символизме кон- ца XIX–начала XX века передают про- изведения художников объединения «Мир искусства» – Анны Остроумо- вой-Лебедевой и Бориса Кустодиева из собрания музея. Со свободной, сочной, близкой импрессионизму живописью мастеров Союза русских художников можно познакомиться благодаря рабо- там Константина Коровина, Констан- тина Юона, Аркадия Рылова, Сергея Виноградова и других. Картины Пет- ра Кончаловского, Павла Кузнецова, Кузьмы Петрова-Водкина, Давида Бур- люка, Александра Осмеркина и дру- гих демонстрируют развитие русского авангарда.

Единичные поступления и закупки в собрание русского искусства музея продолжались и в более позднее время. В 1973 году музей принял в дар собрание культуролога Эдмундаса Лауцевичуса, в котором среди многих произведений были и работы русских художников:

Владимира Боровиковского, Ореста Ки- пренского, Петра Соколова, Михаила Теребенева, Валерия Якоби.

Архип КУИНДЖИ Северное море при свете луны. 1890–1895 Холст, масло. 37 × 56

Художественный музей Литвы

Arkhip KUINDZHI Northern Sea in Moonlight. 1890-1895 Oil on paper. 37 × 56 cm

Lithuanian Art Museum

Собрания русского искусства Эстонии, Латвии и Литвы при всей своей неодно- родности и отсутствии выдающихся эпохальных шедевров позволяют составить не- который обзор истории путей развития русской живописи в экспозициях музеев этих стран. Состав коллекций отражает тот факт, что формирование их проходило в основном в периоды, когда эти земли были сначала провинциями Российской империи, затем республиками СССР, т.е. входили в зону распространения русской культуры. Здесь осели частично и произведения, поменявшие или потерявшие владельцев в бурные послереволюционные годы, особенно интересна в этом отношении коллекция Художе- ственного музея Эстонии, в формировании которой 1920-е годы играют значительную роль, чего не встречаем ни в Литве, ни в Латвии. По составу и ценности наиболее примечательна, конечно, рижская коллекция, что напрямую связано с тем, что именно Рига на протяжении всего XIX века и в начале XX века была центром эконо- мической и культурной жизни Балтийских (Остзейских) провинций. Сюда приезжали с выставками художники и художественные организации, и здесь уже в середине XIX века имелись городская галерея и музей. Любопытно, что в Вильнюсе, несмотря на многочисленные художественные выставки русского искусства, приобретений для коллекции музея совсем нет. Интерес с точки зрения изучения собственно русского искусства представляют страницы последних лет творчества русских художников, эмигрировавших в страны Балтии после 1917 года, поскольку эта часть их наследия не столь широко известна. Изучение же истории формирования коллекций позволяет вписать эти собрания в канву истории ментальности, изменений взглядов на искус- ство и художественного вкуса, а также открыть зачастую неожиданные взаимо- связи искусства и политических событий.

ТРЕТЬЯКОВСКАЯ ГАЛЕРЕЯ

/ THE TRETYAKOV GALLERY /

#4’2012

49

THE TRETYAKOV GALLERY AlexandraMurre WORLD MUSEUMS “Unknown Masterpieces” Treasures of Russian Art from the Museum

THE TRETYAKOV GALLERY

AlexandraMurre

WORLD MUSEUMS

“Unknown Masterpieces”

Treasures of Russian Art from the Museum Collections of the Baltic Countries

This spring Tallinn hosted a large-scale exhibition of Russian art from the mid-19th to the early 20th century from the collections of Estonian, Latvian and Lithuanian museums, titled “Unknown Masterpieces. Russian Art in the Collections of the Baltic Countries”. In total, seven museums took part in the exhibition: the project’s initiator the Art Museum of Estonia, the Latvian National Museum of Art, the Lithuanian Art Museum, the Lithuanian Theatre, Music and Film Museum, the Čiurlionis National Art Museum, the Narva Museum and the Tartu Art Museum. Conceived for the general public, it included characteristic works by fa- mous artists, mainly paintings, complemented by some graphics and sculptures.

Абрам АРХИПОВ Девушка в красном. 1916 Холст, масло 89,5 × 78,6

Художественный музей

Эстонии

Abram ARKHIPOV A Girl in Red. 1916 Oil on canvas 89.5 × 78.6 cm

Art Museum of Estonia

50 ТРЕТЬЯКОВСКАЯ ГАЛЕРЕЯ

F or some years, Europe has been show- ing an increased interest in Russian

art – in a broader sense than the avant- garde and icons, that have attracted re- searchers and collectors since the first half

of the last century – which was illustrated by the recent exhibition “The Peredvizh- niki” in Stockholm, where the queue of visitors stretched along the embankment, and stopping in front of any one exhibit was made difficult by the endless flow of view- ers. The Russian art exhibition in Tallinn was for some visitors a similar discovery and first-time acquaintance with works by Russian realist and academic artists of the mid-to-late 19th century and the “Silver Age” painters; for others it proved an up- lifting encounter with unknown works by familiar masters. That is why the exhibition had a rather didactic character, and a tra- ditional catalogue was replaced by an en- cyclopaedic word-list catalogue in three languages (Estonian, Russian and Eng- lish), which, apart from reproductions of the works, included biographies of all the artists represented at the exhibition, anno- tations to their works, and brief sum- marised articles on the main notions, phenomena of artistic life, and artistic trends and unions of the period. The joint exhibition project will continue with an

/

THE TRETYAKOV GALLERY /

#4’2012

event entitled “The Silver Age. Russian Art from the Baltic Countries” that opened on 2 November 2012 in the Riga Bourse Mu- seum, a new branch of the Latvian Na- tional Museum of Art. This is a somewhat modified version of the Tallinn exhibition, complemented with graphics from the Lat- vian collection. Works by the “Peredvizh- niki” (Wanderers) and their contempo- raries – representatives of academic and salon art – will probably be exhibited in Lithuania later. “Unknown Masterpieces” became an important event in the exhibition activ- ity of the Art Museum of Estonia, and was divided between its two branches – the KUMU Art Museum and the Kadriorg Art Museum. It presented works by Russian artists from the late-19th to the early-20th centuries from the museum collections of three Baltic countries to the general public, marking the beginning of wider inter-mu- seum cooperation and continuing the re- search related to local Russian art collections. The idea of a large-scale exhi- bition of Russian art from this period came both from research interest in this subject, and a need to reconsider and re-evaluate the Russian art collection of the Kadriorg Art Museum in the light of a forthcoming academic cataloguing of the collection.

Since the Art Museum of Estonia’s collection is rather heterogeneous and does not offer a coherent representation of the development paths of Russian art, that task seemed more achievable in co- operation with the museums of Latvia and Lithuania, whose collection histories have much in common. That is why this exhi- bition can be considered not only a pres- entation of Russian art and aesthetics illustrated by examples from the local col- lections, but also a review of one of the fragments of the history of collecting in the Baltic countries; this makes it possible to compare the histories of the formation of collections and to link their specific features to the impact of historic events and changing ideological systems, re- flected in the collecting of art. I believe that Russian colleagues and readers of this magazine will be more interested in the latter subject rather than in the exhibition concept and items which are partly men- tioned in this article and fully listed in the exhibition catalogue: thus, this introduc- tion is followed by three reviews about the composition and formation of the Russian art collections at the central art museums of Estonia, Latvia and Lithuania, written by curators from Tallinn, Riga and Vil- nius.

AlexandraMurre

Russian art in the Art Museum of Estonia

Russian art forms one of the most significant parts of the Art Museum of Esto- nia’s foreign art collection in terms of both the number of exhibits and their artis- tic and historical value. It includes about 350 paintings, 120 sculptures, 870 engravings and drawings and around 200 items of applied art, created between the 17th century and the 1950s. Despite the large number of works, they do not form a single whole reflecting the development paths of Russian art, but are rather a reflection of the complicated history of the formation of the collection. The museum’s Russian art collection includes both valuable works by famous masters and unassuming creations by third-rate, nearly forgotten painters. Many items in this collection need complementary research, attribution or reattribu- tion, or closer definition of a work’s title or creation period.

Кузьма ПЕТРОВ-ВОДКИН Портрет жены художника. 1906 Холст, масло. 55,5 × 44

Художественный музей

Эстонии

Kuzma PETROV-VODKIN Portrait of the Artist's Wife

1906

Oil on canvas

55.5 × 44 cm

Art Museum of Estonia

52 ТРЕТЬЯКОВСКАЯ ГАЛЕРЕЯ

of Estonia 52 ТРЕТЬЯКОВСКАЯ ГАЛЕРЕЯ / THE TRETYAKOV GALLERY / #4’2012 T he tradition of

/

THE TRETYAKOV GALLERY /

#4’2012

T he tradition of collecting Russian art in Estonia is not old. The collections of

the Baltic Germans included almost no works by Russian artists (apart from those from the Russian academic school who were linked to this area by their origin or fa- mily connections). The most outstanding exception to this rule was an artistic collec- tion in the Fall (now Keila-Joa) estate of the Benckendorff-Volkonsky family, fa- mous in the 19th century for its rich Rus- sian art section. It was dominated by works by Russian artists of the early-to-mid cen- tury, patronized to some extent by Alexan- der Benckendorff. Unfortunately, almost the whole collection left Estonia in the 1920s, and the last works were taken by the Volkonskys with special permission from the Soviet authorities when the family emigrated in 1940. Only two items from the Fall’s “old” collection – a painting, “Old Man with a Sheep” by Alexei Tyranov and a marble bust of Zinaida Volkonskaya by Pi- etro Tenerani – were offered by the Volkon- skys to the Tallinn Art Museum. Local collections were also a source of many port- raits of the Russian Tsars received by the museum in the 1920s from former state in- stitutions and offices. Most of them are standard half-length portraits of the Empe- rors but there are also custom-made cere- monial full-length ones, which apparently used to hang in the Governor’s Palace or the Knighthood House in Vyshgorod. During the first period of Estonia’s

independence and the Soviet period, the museum received artistically valuable works by Russian artists mainly from Rus- sia. The core of the collection is formed by the works which arrived in Estonia after the liquidation of the Petrograd control and optation commission in 1921. In accor- dance with the Tartu peace treaty of 2 Feb- ruary 1920, the commission was charged with issues of the optation (return to Esto- nia) of ethnic Estonians who had been li- ving in St. Petersburg (Petrograd) before the revolution. The resources received from the commission’s property sale and op- tants’ payments for their property transpor- tation were invested in works of art which, unlike the Soviet ruble, had a stable value and were widely available in Russia during the Civil War.

In total, 84 paintings were bought, of which a considerable part were works by Russian

In total, 84 paintings were bought, of which a considerable part were works by Russian artists, including “Portrait of an Unknown Lady” by Dmitry Levitsky, “Portrait of the Princess Yekaterina Dash- kova” by an unknown artist, “Soldier’s Tale” by Ilya Repin, “Portrait of an Old Peasant” by Ivan Kramskoi, “Pine Forest” by Ivan Shishkin, “Portrait of an Unknown Man” by Alexander Varnek, “Caucasian Landscape” by Lev Lagorio, “Poem” by Konstantin Korovin, “Village Yard” by Va- lentin Serov and others. The valuable arti- stic items brought from Petersburg belonged to the Estonian treasury and were meant for sale to replenish its coffers. Fol- lowing requests from museum employees and cultural figures, the Ministry of Educa- tion bought the whole Treasury collection (91 paintings in total) to enrich the main funds of the Tallinn Museum. In subsequent years the collection grew thanks to works received from official institutions, purchases and donations. Un- fortunately, there is no precise information about the origin of those works, since the museum’s archives were destroyed during World War II. Towards 1925, when the mu- seum’s profile changed from regional stu- dies to art, its collection had more than 300 paintings, including 61 works by Russian artists. The museum’s first permanent ex-

hibition (1927-1929) displayed 37 paintings by 23 masters of the Russian school (most are still in the museum, although some were lost during the war): Dmitry Levitsky, Vla- dimir Borovitsky, Giovanni Battista Lampi, Sylvester Shchedrin, Alexander Orlovsky, Orest Kiprensky, Alexei Bogolyubov, Bogdan Willewalde, Alexei Savrasov, Lev Lagorio, Karl Wenig, Mikhail Clodt, Pyotr Vereshchagin, Ivan Kramskoi, Konstan- tin Makovsky, Vladimir Orlovsky, Alexei Kharlamov, Ilya Repin, Pyotr Sukhodolsky, Rufim Sudkovsky, Joseph Krachkovsky, Stepan Bakalovich and Konstantin Kryz- hitsky. During the war the museum received many works of art from private collectors, both as donations and deposits for evacua- tion, or to provide shelter for artistic treasures. In 1945-1949 the collection in- creased further with a number of works considered “ownerless” due to circumstan- ces of war and post-war repression. Those were mainly unassuming paintings from private collections – the most remarkable among them are a sketch “Forest Meadow” by Ivan Shishkin, “Village Children” by Leonid Solomatkin, “Rough Day” by Vik- tor Zarubin, “View of a Suburb” by Sergei Vinogradov and “Landscape” by Nicholas Roerich. When, after the war, the museum re- opened in the buildings of the Kadriorg Pa-

lace, it received a number of items which before the war had been in the chancellery of the President of the Republic, where after 1946 the Presidium of the Supreme Soviet of the Estonian Socialist Republic was located; those items included “Forest Edge” by Ivan Shishkin and “Portrait of the Great Princess Yekaterina Alexeevna on a Horse” by Kirill Golovachevsky. In the 1940s-1950s the Art Museum’s collection was enriched with paintings from the Esto- nian National Museum in Tartu (which was transformed into the Ethnographic museum), including some works by artists of the Russian school: “At the Udrias Coast” by Nikolai Dubovsky, “Portrait of Peter III” by Alexei Antropov (?), “The Last Supper” and “The Crucifixion” by Georg Gsell. In 1949 works that had been evacuated from Estonia during the war re- turned from Leningrad, including 35 pa- intings by Russian artists, like “Woman in a Floral Shawl” by Alexander Makovsky, landscapes by Ivan Welz, “Portrait of a Boy” by Ivan Makarov, “Spring Land- scape” by Andrei Schilder, “A Grandfather with His Grandson“ by Vasily Golynsky (?) and others. An especially important role in the formation of the Art Museum’s Russian collection has been played by items received during the first decade after the war when

WORLD MUSEUMS

Борис КУСТОДИЕВ Пасхальная ночь. 1917 Холст, масло 71,5 × 88,6

Художественный музей

Эстонии

Boris KUSTODIEV Easter Night. 1917 Oil on canvas 71.5 × 88.6 cm

Art Museum of Estonia

ТРЕТЬЯКОВСКАЯ ГАЛЕРЕЯ

/ THE TRETYAKOV GALLERY /

#4’2012

53

WORLD MUSEUMS

WORLD MUSEUMS Константин Сергей КОРОВИН ВИНОГРАДОВ Чайная в

Константин

Сергей

КОРОВИН

ВИНОГРАДОВ

Чайная в Крыму

Вид на предместье

Холст, масло

1918

46,2 × 82

Холст, масло. 66 × 80,5

Художественный музей

Художественный музей

Эстонии

Эстонии

Konstantin KOROVIN Tea-house in Crimea Oil on canvas 46.2 × 82 cm

Sergei VINOGRADOV View of the Garden Suburb. 1918 Oil on canvas

Art Museum of Estonia

66 × 80.5 cm

Art Museum of Estonia

Кузьма ПЕТРОВ-ВОДКИН 4 Девочка с куклой (Портрет Татьяны Урлауб). 1937 Холст, масло. 74 × 60

Художественный музей

Эстонии

Kuzma PETROV-VODKIN 4 Girl with a Doll (Portrait of Tatyana Urlaub). 1937 Oil on canvas. 74 × 60 сm

Art Museum of Estonia

1937 Oil on canvas. 74 × 60 сm Art Museum of Estonia 54 ТРЕТЬЯКОВСКАЯ ГАЛЕРЕЯ /

54 ТРЕТЬЯКОВСКАЯ ГАЛЕРЕЯ

/

THE TRETYAKOV GALLERY /

#4’2012

many works of art were brought here from the central institutions of the Soviet Union, first of all from the Art Board, and from the Moscow and Leningrad purchasing com- missions. Those were mainly either socialist realism works by contemporary artists, or Russian artistic heritage. The origin of those items is, unfortunately, not always clear:

some paintings have labels on their back, indicating that they belonged either to the Management of Art Exhibitions and Pano- ramas of the Art Committee under the Co- uncil of Ministers of the USSR, or to the collections of the Russian Museum or the Tretyakov Gallery. Thus, the Tallinn Museum received two paintings, “Portrait of the Artist’s Wife” and “Girl with a Doll” by Kuzma Petrov- Vodkin, “View of the Palace Bridge” by Alexander Beggrov, “Rye Field” by Arkady Rylov, “Portrait of E. Skaryatin”, attributed to Orest Kiprensky, and 13 sculptural port- raits of cultural figures and heroes of socia- list labour, which had formed part of the Russian Museum’s collection. Identifica- tion tags from the Tretyakov Gallery are on the paintings “Lake Ladoga” by Stanislav Zhukovsky and “Cossack Village Mikhai- lovskaya” by Ilya Mashkov and on eight busts of Communist Party leaders and cul- tural figures (including busts of Lenin by Nikolai Andreev, and a bust of Maxim Gorky by Vera Mukhina). The first items arrived from Moscow and Leningrad as early as 1946, the last in 1958. It was during that period that the main part of the paintings by Russian artists of the early 20th century, displayed at the exhibition “Unknown Masterpieces…”, arrived in the museum’s collection: apart from the above- mentioned works by Petrov-Vodkin, these were his “Samarkand Motif”, “Winter Day” by Nikolai Fokin, “Girl in Red” by Abram Arkhipov, “Dandy with a Lorg- nette” by Mstislav Dobuzhinsky, “Capri” by Grigory Bobrovsky, “Children on the Beach” by Valentin Serov, “Girl in a Pink Dress” by Osip Braz, “Paris by Night” and “Tea-house in Crimea” by Konstantin Ko- rovin, “Oil Towers in Baku” by Anna Ost- roumova-Lebedeva, “Young Naturalist” by Alexei Pakhomov, “Nun” and “Easter Night” by Boris Kustodiev, “New Moon in May” by Konstantin Yuon, and “Bakhchi- sarai” by Alexander Kuprin. Over later decades the Russian art col- lection was complemented with a few purc- hases and donations. A separate collection consists of Rus- sian icons which reached the museum in the 1960s-1980s either from private collec- tions (mainly that of Nikolai Kormashov), from the Customs Administration or the Tallinn City Council Financial Department (confiscated icons), or from the Ministry of Culture (icons removed from churches which stood empty or were turning into ruins).

XeniaRudzite

Russian paintings in the Latvian National Museum of Art

Russian paintings in the Latvian National Museum of Art Шахматы «Красные и белые». Набор

Шахматы «Красные и белые». Набор из 32 фигур. 1922–1925 Автор моделей Наталья Данько (1898–1942), автор росписи Алексей Скворцов Фарфор, надглазурная роспись, позолота Государственный фарфоровый завод

Латвийский Национальный

художественный музей

Chess pieces “Red and White”. A set of 32 pieces

1922-1925

Designed by Natalya Danko (1898-1942), painted by Alexei Skvortsov Porcelain, overglaze, gilt State Porcelain Factory

Latvian National Museum of Art

56 ТРЕТЬЯКОВСКАЯ ГАЛЕРЕЯ

The Latvian National Museum of Art has a branch museum, the Riga Bourse Art Museum which opened in 2011 and dis- plays foreign art. The Riga Bourse is also home to a collection of Russian paintings, graphics, sculpture and items of applied arts, which is the largest in the Baltic countries. The history of the collection’s formation dates back to the mid-to-late 19th century. Riga then had two collections of art open to the pub- lic – the Riga City Painting Gallery (since 1869) and the “Kunstverein”, or the collection of the Society for the Encour- agement of the Arts (since 1872), hosting works by Russian artists alongside works by artists from other countries. Items reached the Riga collections by different routes.

I n the 19th century Latvia formed part of the Russian Empire, and historical and

political circumstances quite often defined aspects of artistic life. Thus, in 1884 the St. Petersburg Imperial Academy of Arts sent works from its collection to the Riga City Painting Gallery and other provincial col- lections of the Russian Empire. The works sent to Riga included the seascapes “Sun- set at Sea” and “View of the Golden Horn. Constantinople” by Ivan Aivazovsky, the famous seascape painter, and other works by Russian artists. Two years later Aiva-

/

THE TRETYAKOV GALLERY /

#4’2012

zovsky, after his exhibition in Riga, donated his splendid seascape “Mist over the Sea” to the Riga Gallery. In 1894 the gallery received Karl Briullov’s “Portrait of Georg von Kleberg”, painted in Rome in the 1830s, which came from the Kleberg family and is now one of the best paintings in the collection, and a year later “Cardinal and Abbot” by Ale- xander Rizzoni, previously owned by a pri- vate individual. Under the terms of the will of Ludwig Kerkovius, a Mayor of Riga, Alexei Bogolyubov’s “View of the Lightho-

use and the Pier in Tréport” followed in 1904. Apart from receiving works by artists of both realistic and academic trends held by private individuals, the gallery also ac- quired them at exhibitions. Thus, it bought Henryk Semiradsky’s “Portrait of a Young Woman” in 1896 and Nikolai Kasatkin’s “At the District Court” at the 25th “Pere- dvizhniki” (Wanderers) exhibition which took place in Riga in 1897. The Society for the Encouragement of the Arts was also increasing its collection of works by Russian painters, receiving in 1874 Alexander Rizzoni’s “Roman Ea- tery”, while Alexei Bogolyubov’s “Naples Harbour at Moonlight“ had been part of its collection since as early as 1889. The artist also donated two landscapes by Vladimir Orlovsky to the Society in 1887. After a po- sthumous exhibition of works by Isaak Le- vitan in Riga in 1901, the Society bought his “Landscape with a Train”. In the 1870s, the Riga-born painter and graphic artist Georg Wilhelm Timm, well known in Rus- sia and Germany, donated a large collec- tion of graphics and paintings by Russian artists to the Society. Later, in 1904, 1905 and 1914, Timm’s heirs offered the ma- ster’s artistic heritage to Riga’s museums, including about 300 paintings and grap- hics, and majolica items. September 1905 saw a highly impor- tant event in the cultural life of Riga and the whole Baltic region – the opening of the Riga City Art Museum located in a hi- storicist-style building pl