Вы находитесь на странице: 1из 162

Ле Мар

Путь Гностического Преображения

КОНЦЕПЦИЯ
МНОГОМЕРНОГО ЧЕЛОВЕКА

Часть 2. Падший Микрокосмос

© 2002-2006, Ле Мар
2
Содержание

9. Тонкие тела человека: модель ауры………………………………………………………………..5

10. Тонкие тела человека: модель светящегося кокона…………………………………………...11


10.1. О книгах К.Кастанеды……………………………………………………………………..11
10.2. Точка сборки и мир эманаций Орла……………………………………………………....13
10.3. Что “видят” видящие ……………………………………………………………………...15
10.4. Описание мира и место языковых игр……………………………………………………17
10.5. Преодоление солипсизма……………………………………………………………….…19

11. Энергетика микрокосмоса………………………………………………………………………...21


11.1. Аура - это тонкоматериальное образование……………………………………………...21
11.2. О моделях микрокосмоса……………………………………………………………….…22
11.3. Еще раз о Падении…………………………………………………………………………23
11.4. Краткий обзор структуры ………………………………………………………………....27
11.5. Энергетический статус падшего микрокосмоса………………………………………....28
11.6. Преодоление энергетической зависимости………………………………………………31
11.7. Энергетический статус падшего мира……………………………………………………33
11.8. Энергетические приливы и отливы………………………………………………………34

12. Описание мира и картина мира…………………………………………………………………..36


12.1. Каррас в роли монады……………………………………………………………………...36
12.2. Почему именно кокон?.........................................................................................................37
12.3. Картина мира……………………………………………………………………………….39
12.4. Воспроизведение физического тела……………………………………………………....41

13. Театр одного зрителя……………………………………………………………………………….46


13.1. Поляризация кокона и строение ядер микрокосмоса……………………………………46
13.2. Что такое внешний мир…………………………………………………………………....50
13.3. Коллективные взаимодействия……………………………………………………………53

14. Сознание - Пятое колесо науки…………………………………………………………………...56


14.1. Существует ли сознание?.....................................................................................................56
14.2. Марксизм свое веское слово сказал……………………………………………………....57
14.3. Проблема параллелизма…………………………………………………………………...60
14.4. Образ мира и модальность восприятия…………………………………………………...61
14.5. Проблема расшифровки нервных импульсов…………………………………………....62

15. Другой взгляд на психологию…………………………………………………………………….66


15.1. Где хранится память?............................................................................................................66
15.2. Внешняя память …………………………………………………………………………...67
15.3. Природа модального восприятия…………………………………………………………72
15.4. Референтная система……………………………………………………………………....77

16. Своенравное пространство………………………………………………………………………..82


16.1. Вводные замечания ……………………………………………………………………..…82
16.2. Классические представления…………………………………………………………...…83
16.3. Космологическая парадигма……………………………………………………………....84
16.4. Неприятные подробности……………………………………………………………….…85
16.5. Альтернатива внутреннего наблюдателя …………………………………………….......89
16.6. Фрактальная Вселенная………………………………………………………………..…..91

3
17. Другой взгляд на космос…………………………………………………………………………...93
17.1. Кто в тереме живет?..............................................................................................................93
17.2. Устройство микрокосмосов у существ разных размерностей…………………………..93
17.3. Любовный треугольник…………………………………………………………………....94
17.4. Четыре стихии……………………………………………………………………………...95
17.5. Обитатели пятого этажа…………………………………………………………………...97
17.6. Шестой этаж………………………………………………………………………………..98
17.7. Эй, кто там, наверху?............................................................................................................99

18. Другой взгляд на физику…………………………………………………………………………102


18.1. Вводные замечания……………………………………………………………………….102
18.2. Психология развития……………………………………………………………………..102
18.3. Пространство внимания……………………………………………………………….....105
18.4. Голографическая вселенная………………………………………………………….…..109
18.5. Шкала времен…………………………………………………………………………..…111
18.6. Почему все движется по инерции, а электроны вращаются………………………..….115
18.7. О протозвездах………………………………………………………………………...….120
18.8. Куда девалось антивещество?............................................................................................123
18.9. Почему не повторяется “День Сурка”…………………………………………………..124
18.10. “И отделил Бог свет от тьмы”..........................................................................................127

19. Другой взгляд на эволюцию …………………………………………………………………….132


19.1. Три эволюции……………………………………………………………………………..132
19.2. Наука о возникновении жизни…………………………………………………………...133
19.3. Наука о развитии жизни……………………………………………………………...…..137
19.4. Морфические поля…………………………………………………………………….….142
19.5. История попыток к бегству…………………………………………………………...….146

20. Тонкоматериальные аспекты эволюции………………………………………………………155


20.1. Эволюция и дерево Сефирот…………………………………………………………..…155
20.2. Происхождение архонтов……………………………………………………………..….158
20.3. Основания астрологии………………………………………………………………..…..161

4
Часть 2.
Падший Микрокосмос

9. Тонкие тела человека: модель ауры

Изучая микрокосмос в падшем состоянии, мы будем иметь дело с теми реалиями, которые
определяют нашу повседневную жизнь. Ибо все мы - жители падшего мира, хотя многие традиции
склонны именовать его лучшим из миров. А сейчас важно указать на то, что весь
“инструментарий”, необходимый для изучения тонкоматериальных проявлений в нашем мире, у
нас находится всегда под рукой. Это наше собственное сознание. Как это ни странно звучит,
практически все загадки Мироздания человек может решить, обратив внимание на
функционирование своего Я.
Но по-настоящему сделать это очень трудно. Внимание все время соскальзывает на нечто
материальное. Однако даже это его свойство оказывается весьма плодотворным. Так, опыт многих
поколений исследователей привел к убеждению, что наше существо, помимо видимого
физического тела, обладает и тонкоматериальными структурами. Их принято называть тонкими
телами по той причине, что они не поддаются регистрации с помощью приборов. Да и “видеть” их
могут редкие люди. Этих двух обстоятельств оказалось достаточно, чтобы все исследования
такого рода были отнесены к разряду антинаучных. Для Концепции же важно уяснить, в каких
отношениях находятся тонкие тела с микрокосмосом. Тем самым будет наведен мост между
довольно абстрактными построениями 1-й Части книги и конкретной повседневной практикой.
По этой причине мы обратимся, прежде всего, к известному опыту наблюдений тонких тел
человека. Как бы ни пренебрегала официальная наука их существованием, те упрямо заявляют о
себе. В первую очередь, разумеется, в случае нарушения их нормального функционирования. Но
ведь и об обычных телесных органах мы вспоминаем, только когда те выходят из строя. Поэтому
именно из области психотерапии и психиатрии поступают данные, заставляющие пересмотреть
устоявшиеся научные представления о пространстве, времени и причинности (см., например,
обзор подобных свидетельств в книге С.Грофа [17]).
В каком-то смысле современная психология начинает конкурировать с теми отраслями
науки, которые уже издавна занимаются вопросами строения вещества, пространства и времени.
Это квантовая механика и релятивистская космология. Для них интерес представляют явления,
обладающие сверхмалыми и сверхпротяженными масштабами. Как будет показано в Главах 16 и
18, эти научные направления пребывают в состоянии затяжного концептуального кризиса, а вовсе
не расцвета, как сами пытаются изобразить. Одна из причин этого в том, что они упорно
игнорируют тонкоматериальную составляющую Мироздания. А вот психология, в той мере, как
она усваивает наследие йоги и магии, постепенно раскрывает закономерности тонкоматериальных
структур. Эти последние по масштабу занимают как раз промежуточное место между квантово-
механическими и космологическими объектами. Они вполне поддаются исследованию, однако, не
с помощью приборов, а только и исключительно благодаря непосредственному осознанию
человеком. С этим, конечно, сопряжена огромная проблема взаимной верификации наблюдений,
выполненных разными людьми.
5
В силу исторических причин существует очень большое число систем интерпретаций
осознания тонкоматериальных объектов. В совокупности они производят впечатление чего-то
клочковатого и неупорядоченного. Это даже не мозаика, а всего лишь отдельные освещенные
пятна на фоне больших затемненных пространств. До тех пор, пока весь многовековой опыт
пограничных состояний психики не будет переосмыслен с точки зрения единой концепции, он
навряд ли привлечет внимание физиков.
В кругах, признающих метафизические реалии, постепенно сформировались представления
о комплексе тонких тел человека. Это:
 Атманическое тело;
 Буддхиальное тело;
 Каузальное тело;
 Ментальное тело;
 Астральное тело;
 Эфирное тело;
 Физическое тело.
Под последним, физическим телом, понимают наш организм. Он, разумеется, не является
тонким телом, однако его все равно включают в этот перечень. Во-первых, в этом проявляется
неискоренимый эгоцентризм воплощенных личностей. Во-вторых, так абсолютизируется падшее
состояние. Оно подспудно признается необходимой или неминуемой фазой Творения. Это далеко
не так, но при попытке воссоздать картину божественного Мироздания большинство
метафизических текстов “танцует” именно от него.
Этот факт не может завуалировать даже то, что перечень начинается с атманического,
практически божественного, тела. Недаром в Индии существует формула “Атман есть Брахман”,
символизирующая предпоследнюю ступень Просветления. По этой причине Атман никак не
может быть назван “телом”. Некоторые авторы предпочитают применять к нему слово “принцип”.
Приведенный перечень не является стандартным. Многие традиции описывают тонкое
строение человека иначе. Часто не упоминается Атман, который, как было сказано, телом не
является. В Индии и Китае также часто пренебрегают физическим телом и не учитывают его в
перечне, полагая либо иллюзией (в Индии), либо трупом (в Китае). Авторы, любящие
семеричность как таковую, прикладывают много сил и умения, приводя любую встретившуюся
классификацию к семеричному виду. Не важно, меньше в ней принципов, или больше. Это
напоминает то, что со своими гостями проделывал Прокруст, подгоняя их рост к размеру кровати.
С характерными примерами описания функций тонких тел с точки зрения налаживания
здоровой жизни человека в нашем мире можно познакомиться в книгах [42] и [13]. Сравнение
показывает, насколько далеко друг от друга в своих воззрениях могут расходиться разные
исследователи тонкой реальности. Начиная от названий, включая размеры и окраску тел, кончая
деталями их строения, все может сильно различаться. И дело не в том, что кто-то из авторов
проявляет недобросовестность. Как раз нет! Если человек не одарен искренностью (единством
доброжелательных мыслей, слов и дел), он вообще не имеет доступа к переживаниям достаточно
тонких реалий. Дело в ментальной предустановке. Каждый исследователь располагает какой-то
объясняющей моделью, пусть и весьма предварительной. В результате, он не только
упорядочивает обнаруженные факты в соответствии с моделью, но он видит или не видит эти
факты вообще.
Пояснить ситуацию поможет пример с гипнозом, который еще не так давно считался чисто
мистическим явлением. Теперь, хотя он и перекочевал в область науки, его теоретическое
обоснование остается очень зыбким. Поэтому вызывают иронию замечания скептиков,
отрицающих реальность необычных состояний психики: “Как показала наука, в этом явлении нет
ничего загадочного, оно объясняется простым гипнозом”. Ведь по существу, механизмы гипноза
по-прежнему неясны. Тем не менее, он получил значительное распространение, стал привычным и
вполне научным, хотя каждая школа гипноза имеет свою теорию, которая вполне подтверждается
практикой этой школы и не подтверждается практикой другой.

6
Главные слова в этом примере написаны в самом конце: результаты наблюдений тонких
объектов, выполненные разными школами, могут существенно различаться в силу различия их
предварительных теоретических установок. Если вдуматься, то в этом можно усмотреть одно из
проявлений иллюзорности нашего мира.
Но на что же тогда ориентироваться Искателю? Естественно, на представления той школы,
чья практика включает в себя наиболее широкий спектр приложений и не противоречит голосу
собственного сердца Искателя. И нужно заранее знать, что ни одна теоретическая модель не
сможет объяснить всего духовного Пути. Ее роль только в том, чтобы подтолкнуть Искателя на
первый шаг внутренних изменений. Ведь цель Пути вовсе не в том, чтобы о чем-то узнать, а в том,
чтобы чем-то стать.
Итак, какой же смысл вкладывают исследователи в представления о тонких телах человека?
В книге Авессалома Подводного “Каббалистическая астрология” [42] главный упор делается на
понятии “миссии человека в данном воплощении”. Там утверждается, что “миссия находит свое
отражение на всех тонких телах, и у человека в соответствии с ней выстраивается картина мира и
этическая система (буддхиальное тело), происходят серии конкретных событий (каузальное тело),
которые определенным образом осмысливаются (ментальное тело) и переживаются (астральное,
эфирное и физическое тела). Однако важное, в некотором смысле даже основное, значение миссия
имеет в самом атманическом теле и заключается в определенной его трансформации и эволюции,
а также взаимодействии с атманическими телами других людей и атманическим планом тонкого
мира в целом”.
Таким образом, получается, что вся совокупность тонких тел человека только и делает, что
обслуживает нужды очередного воплощения. Это последнее, в свою очередь, является
инструментом эволюции атманического тела в атманическом мире. Там люди также могут
взаимодействовать друг с другом, но для этого им почему-то нужно иметь воплощение здесь, на
физическом плане.
Несколько другой аспект картины раскрывается в книге Барбары Бреннан “Руки Света”
[13]. Остановимся на ее описаниях подробнее. Как практик, она воспринимает на фоне ауры массу
зримых образов (мыслеформ), характеризующих психический мир данного человека. Однако,
наблюдая ауру, Б.Бреннан стремится уловить самые фундаментальные черты ее строения.
Поэтому она отрешается от той пестрой и переменчивой игры красок, волн и мыслеобразов,
которыми увлечено большинство целителей. Она установила, что аура разделена на несколько
слоев, которые ею и сопоставляются с тонкими телами. Физическое тело в ее перечне не
участвует, но количество основных слоев при этом остается равным семи.
Ей удалось обнаружить, что каждый нечетный слой ауры четко структурирован, подобно
устойчивой картине интерференции света, тогда как промежуточные слои представляются
состоящими из непрерывно движущихся окрашенных флюидов. Эти флюиды проникают через
устойчивые участки, которые сами искрятся, так как состоят из нитей многочисленных
крошечных мерцающих огней.
Таким образом, первый, третий, пятый и седьмой слои имеют определенную структуру,
тогда как второй, четвертый и шестой состоят из флюидоподобных частиц, не имеющих
конкретной структуры. Каждый последующий слой пронизывает все предыдущие слои, включая
физическое тело.
Что касается отдельных слоев ауры, то
 первый слой (эфирное тело), по мнению Б.Бреннан, связан с физическим
функционированием и физическим восприятием — с ощущением физической боли или
удовольствия, а также с прочими автоматическими и автономными функциями тела. Он обладает
определенной структурой силовых линий, или энергетической матрицей, на которой развивается и
обретает форму физическая материя телесных тканей. Физические ткани существуют как таковые
только благодаря витальному (эфирному) полю; то есть это поле предшествует физическому телу,
а не является его продуктом.

7
 второй слой (эмоциональное тело) в основном связан с эмоциональным аспектом
человека. В нем протекает наша эмоциональная жизнь и чувства. Оно представляется в виде
цветовых сгустков, движущихся в матрице эфирного поля и несколько выходящих за ее пределы.
Иногда человек может выбрасывать цветовые сгустки энергии в пространство вокруг себя.
 третий слой (ментальное тело) связан с нашим линейным мышлением. Он выходит
за пределы эмоционального тела и состоит из еще более тонких субстанций. Это тело
представляет собой ярко-желтый свет, излучающийся от головы и плеч. Люди на самом деле
только начинают развивать ментальное тело и осознанно использовать свой интеллект.
Барбара Бреннан утверждает, что при изучении дальнейших четырех слоев поля ауры
человек начинает воспринимать существ, обитающих в тех слоях и не обладающих физическими
телами. Верхние четыре слоя соответствуют четырем слоям реальности, пребывающим за
пределами нашего физического измерения. Каждый такой слой является завершенной
реальностью с формами, существами и действиями, выходящими за пределы того, что мы обычно
определяем как человеческое. Тем не менее, он представляет особый мир, в котором мы живем и
пребываем. Большинство из нас воспринимают эти реальности во время сна, но не помнят их.
Некоторые способны проникать туда, расширяя сознание с помощью практики медитации.
Но продолжим описание тонких тел человека по Барбаре Бреннан:
 четвертый уровень (астральное тело) связан с сердечной чакрой. В нем мы
проявляем свою любовь — не только к близким, но также к человечеству вообще. Он является
преобразующей ретортой, через которую проходит вся энергия, следующая из одного мира в
другой. То есть духовная энергия должна пройти через огонь сердца, чтобы преобразоваться в
физические энергии, а физические энергии (трех нижних слоев ауры) должны пройти через
преобразующий огонь сердца для того, чтобы стать духовными. (Отметим, что М. Гендель в своей
книге “Космологическая Концепция Розенкрейцеров” полагает, что указанная точка сопряжения
высших и низших тел связана с рациональным разумом, а не с сердцем).
 пятый уровень (эфирный определяющий) связан с волей и близок к божественной
воле. Он вмещает все формы, существующие на физическом плане, подобно светокопии или
шаблону. Этот слой напоминает негатив фотографии. Именно структуры этого слоя являются
определяющими для физического тела.
 шестой уровень (эмоциональное тело духовного плана). Он связан с «небесной»
любовью, выходящей за рамки человеческой любви, и распространяется на все живое. Эта любовь
берет на себя заботу о защите и поддержании всякой жизни. Она воспринимает все формы жизни
как драгоценные проявления Бога. Необусловленная любовь проявляется тогда, когда есть связь
между сердечной и шестой «небесной» чакрой. На уровне этого тела мы переживаем духовный
экстаз, достижимый в медитации.
 седьмой уровень (ментальное тело духовного плана) называется кетерным
определяющим (что связано, вероятно, с сефирой Кетер - прим. Ле Мар). Поднимая наше сознание
до седьмого уровня ауры, мы познаем свое единство с Творцом, чей высший разум знает и
интегрирует нашу духовную и физическую сущность. Внешняя форма этого тела яйцевидная,
выступает примерно на 1 метр во все стороны, вверх и вниз, относительно физического тела. Оно
вмещает все тела ауры, связанные с нынешней инкарнацией индивида. Это тело также является
строго структурированным шаблоном. Видению оно представляется состоящим из тончайших и
очень прочных нитей золотисто-серебряного света, которые пронизывают всю ауру. Внешняя
кромка ауры имеет вид скорлупы, толщиной примерно в 1 см. Она очень прочна и эластична. Весь
этот уровень ауры можно уподобить стоячей световой волне сложной конфигурации и формы,
вибрирующей чрезвычайно часто.
Интересно, что Барбара Бреннан наблюдала еще несколько размытых слоев ауры, лежащих
за пределами описанной кромки.
Итак, мы познакомились с тем, как выглядят наши тонкие тела с точки зрения опытного
наблюдателя, живущего в трехмерном пространстве падшего мира. В этом описании уже
8
содержатся указания на то, что мы имеем дело с проекцией какой-то многомерной структуры в
наш трехмерный мир. Поэтому не удивительно, что наши представления о тонких телах человека,
с одной стороны, совершенствуются так медленно, а с другой стороны, несут на себе отпечаток
личности исследователя, ее стремления поместить себя в центр всей структуры. Эта ситуация в
точности повторяет то, как развивалась астрономия. Очень долгое время ученые полагали, что
наша физическая Земля находится в центре мира. И только сравнительно недавно выяснилось, что
она занимает очень и очень скромное положение не только в Мироздании вообще, но даже в
нашей собственной Галактике. Аналогичный пересмотр представлений должен произойти и в
метафизике.
Тем не менее, описания ауры, даваемые практически всеми экстрасенсами, создают
впечатление, будто она есть некая полевая добавка к физическому телу, занимающему
центральное положение. Аура - это что-то вроде поля теплового излучения. Даже если и
признается, что эфирное тело, например, первично по отношению к физическому, это понимается
в том смысле, что при развитии зародыша сначала формируется эфирная структура, а только
потом вещественная. Как увидим далее, первичность эфирного тела имеет гораздо более
фундаментальный характер.
Наблюдения ауры используются в основном в целях диагностики физического и
психического состояния людей, иногда для лечения их заболеваний. Ее симметричная картина
успешно скрывает тот факт, что микрокосмос человека в нашем мире сильно изуродован. Ну, кому
придет в голову, что искра, светящаяся в самом центре ауры, на самом деле изолирована от наших
основных энергетических потоков и поэтому мы почти мертвы? Что в первую очередь нужно
восстанавливать эту разорванную связь, так как в ней единственный залог нашего истинного
выздоровления? Недаром Иисус говорил, что нужно заботиться не о том, чтобы вынуть соринку из
глаза ближнего своего, а удалить бревно из своего собственного. Притча, несомненно, намекает на
истинные масштабы нашего заболевания, называемого Падением. Пренебрегать им, а вместо этого
заниматься устранением мелких неполадок, значит не замечать бревна, будучи увлеченным
соринками.
Многие экстрасенсы имеют личных астральных Учителей, которые часто дают им очень
ценные указания. Так, Хейоан - Учитель Барбары Бреннан - сказал [13], что “мы (люди) уже
мертвы, если пребываем в забвении того, кто мы есть. Те частицы нас самих, которые были
забыты, оторвались от реальности. Мы входим в инкарнацию для их восстановления. Хотя люди
боятся смерти, они уже мертвы. Во время инкарнации мы действительно становимся более
жизненными, если соединяемся со своей высшей сущностью”.
Как видим, это высказывание имеет фундаментальный характер и относится к каким-то
очень серьезным обстоятельствам, сопутствующим нашей жизни здесь. Посмотрим, каким
образом эти слова комментирует сама Барбара Бреннан: “В течение жизни мы отгораживаемся от
тех переживаний, которые хотим забыть. Мы делаем это так успешно, что не помним многого из
нашего опыта. Мы начинаем этот процесс отгораживания в раннем детстве и продолжаем его в
течение всей жизни. Отгороженные части нашего сознания можно увидеть в поле ауры как
блоки“.
Что тут можно возразить? Да, мы отгораживаемся от воспоминаний, и начинаем это делать
с самого детства. Но допустимо предположить, что Хейоан говорит еще и о вещах, обладающих
совершенно другим масштабом важности. Например, о том, что мы потеряли связь с собственным
божественным ядром.
Этот пример демонстрирует, как предварительная теоретическая установка влияет даже на
очень опытного и честного наблюдателя. С этой точки зрения описанная, почти общепринятая,
модель ауры совершенно недостаточна. В ней смазаны все аспекты, относящиеся к многомерности
человеческого микрокосмоса и к последствиям катастрофы, называемой Падением. Следует
уяснить, что если наша физическая личность с ее телом играют в микрокосмосе важную роль, то
это всего лишь следствие Падения. Все мы больны Падением. Однако одно из главнейших
посланий гностицизма состоит в том, что очень многие люди фактически уже выздоровели, но

9
искусственно удерживаются в больнице ее персоналом. Чтобы восстановить свои права, человек
должен больше узнать о своей многомерной природе, узнать, чем и как занимается персонал
больницы, в которой мы обитаем, и, самое главное, как завершить свое выздоровление и выйти в
реальный мир тому, кто уже здоров. Всем этим вопросам и посвящена Концепция.

10
10. Тонкие тела человека:
модель светящегося кокона

10.1. О книгах Карлоса Кастанеды


В дальнейшем в Концепции будет использоваться совершенно другая модель тонких тел
человека, описанная в книгах К.Кастанеды, посвященных так называемому “Учению дона Хуана”
[25]. В прошлом остались жаркие споры о том, кем является Карлос Кастанеда, реальным
учеником мексиканского мага дона Хуана или просто одаренным сочинителем. Кто-то закрыл эту
дискуссию, заявив, что если К.Кастанеда все это сочинил, то он - гениальный писатель, если же он
все это пережил, то он - гениальный ученый и маг. При любом раскладе мы имеем дело с
выдающимся явлением культуры, на которое уже нельзя закрывать глаза.
Первые самиздатовские публикации К.Кастанеды на русском языке появились в конце 70-х
годов прошлого века. Они сразу же обогатили русский язык целым рядом новых слов. Причем, это
произошло не в последнюю очередь именно благодаря подпольному способу перевода, издания и
распространения. Большой удачей оказалось то, что в этих первоначальных переводах для новых
явлений были предложены новые слова. Именно они и будут употребляться в дальнейшем. Это:
 олли (вместо правильно переведенного, но ничего не проясняющего английского
слова “союзник”) - это существа, лишенные физического тела, т.е. бестелесные (в книгах этому
соответствует крайне неудачный термин “неорганические существа”);
 эманации (вместо “энергетические поля”) - это фрагменты тонкоматериального
мира, имеющие вид либо вибрирующих светящихся нитей, либо золотой пыли, либо тончайших
слоев, образующих “светящийся кокон” или “яйцо”, окружающее физическое тело человека.
Источником эманаций считается мифологический Орел - существо космологического масштаба,
создавшее этот мир.
 бенефактор (вместо “благодетель”) - духовный Учитель. Так как он является
проводником для Духа (нагвалем), то ученик испытывает по отношению к нему ужас и стремится
уклониться от контакта с ним. Поэтому бенефактор всегда работает в паре с учителем, который
успокаивает ученика, восстанавливает у него способность упорядоченного восприятия мира
(тональ) и готовит к новым встречам с нагвалем.
 индульгирование (вместо “самопотакание”) - поведение ученика, когда тот
стремится закрыться от воздействия Духа, прибегая к различным благовидным и неблаговидным
поводам и методам.
Критерий истины, как известно, практика. С этой точки зрения в книгах К.Кастанеды
содержится неисчислимое количество полезных и реально работающих указаний для духовного
Искателя. То, что эти указания не высосаны из пальца, подтверждается их эффективностью.
Например, достаточно нескольких месяцев практики, организованной по методам дона Хуана, и
Искателю становятся доступны сознательные сновидения. То есть, состояния во сне, когда он
знает, что спит, и поэтому может вести себя там целеустремленно и сознательно. В частности, он
может выполнять те задания, которые сам себе сформулировал наяву. В любой традиции
обретение такой способности оценивается как большой успех.
Но книги К.Кастанеды содержат не меньшее количество и соблазнов, хотя и ненамеренных.
Эти последние связаны в первую очередь с описанием действия галлюциногенов. Отсюда берет
начало индульгирование двух сортов, которому предаются читатели:

11
первый, когда Искатели, вместо того, чтобы усвоить всю глубину раскрываемых истин,
бросаются на поиски галлюциногенов. В российских условиях это привело к возникновению
целого движения таких “искателей”, которые украшают здания изображением поганок и проводят
долгое время в лесах, разыскивая столь полюбившиеся грибочки; у них освоение мудрости дона
Хуана сводится в основном к сочинению бесконечных анекдотов, отличающихся подчеркнутой
“непочтительностью” к Учителям;
второй, это когда человек впадает в “благородный гнев” и, пользуясь поганками как
поводом, дает, что называется “от ворот поворот” всему тому, о чем пишет К.Кастанеда.
В обоих случаях люди упускают из этих книг самое существенное.
Чтобы успокоить чрезмерно щепетильных читателей, сразу скажем, что Концепция ни в
малейшей степени не ориентируется на потребление психотропных веществ. Но и не морщит
брезгливо нос, памятуя, что, например, такая возвышенная и утонченная философия, как
индийская, сложилась в основном в ведический период, то есть, за тысячи лет до Р.Х. И
основывалась она на опыте, обретенном Искателями при употреблении Сомы. Сейчас это
растение забыто и точно никто уже не скажет, была это трава, грибы или плоды каких-то более
крупных растений. Но именно Сома делала возможным непосредственный контакт с Божеством.
Потом боги обучили людей йоге и те перестали оплачивать своим здоровьем продвижение по
духовному пути.
В наше время, когда Знание о духовных мирах широко доступно, когда приемы йоги
перестали быть тайной, просто глупо индульгировать в потреблении наркотиков. Но также глупо
отбрасывать учение тольтеков только потому, что на первых шагах обучения оно использует
галлюциногены для “шоковой терапии” разума.
По правде говоря, требуется терпение, чтобы преодолеть первые две книги К.Касанеды,
посвященные всецело приему галлюциногенов под руководством дона Хуана. Эти книги
изобилуют большим количеством весьма неприятных сцен, имеющих выраженный
физиологический характер, способных оскорбить “добропорядочный вкус”. Однако уже в третьей
и четвертой книгах перед читателем разворачивается головокружительная панорама иного, и
более здорового способа жизни, чем тот, к которому мы все привыкли. Здесь же раскрываются
интереснейшие и неизвестные ранее метафизические реалии. Это касается, наряду со многим
другим, способности “видеть” тонкие тела людей. Однако в пятой книге вновь происходит
“падение” уровня изложения до описания бесконечных и весьма жестоких стычек между
учениками дона Хуана в отсутствии Учителя.
Только со второй половины шестой книги мы узнаем, что все предыдущее описание
ученичества имело предварительный характер. К.Кастанеда, наконец, оказывается в состоянии
вспомнить более глубокий, скрытый слой обучения. Оно построено всецело на философии “новых
видящих” (периода после конкисты), а все, с чем мы знакомились ранее, было отголосками
мрачной философии ”древних видящих” (тольтеков, исчезнувших задолго до появления испанцев
в Латинской Америке). Элементы этой “древней” философии и сообщались ученикам в состоянии
обычного бодрственного сознания.
Философия “новых видящих”, а вернее, единство их мировоззрения и деятельности, и есть
то драгоценное и революционное, что содержится в книгах К.Кастанеды. Что касается чисто
литературного воздействия, то перечитать первые книги, когда уже известна их подоплека, значит,
испытать ни с чем несравнимое удовольствие. Книги К.Кастанеды обладают свойством
неисчерпаемости и только выигрывают от повторного чтения. Одновременно, они сами по себе
достаточно сильно шокируют разум читателя, без всяких галлюциногенов.
В соответствии с тем, как К.Кастанеда знакомился и усваивал Учение, менялись его
взгляды и на то, кто такой сам дон Хуан:
 чудаковатый старик, по слухам, знающий что-то о галлюциногенных кактусах
(возможный информатор);
 сельский знахарь, по уши погрязший в предрассудках и ритуалах своих
предшественников;
12
 очень опытный целитель и чрезвычайно эффективный охотник;
 охотник за силой и маг;
 воин на пути знания;
 человек знания и видящий;
 предводитель целой группы воинов-искателей свободы;
 наследник неизмеримой мудрости многих столетий;
 наследник линии знания, обновленной в XVII в.;
 реализованный носитель Сознания, выводящего за пределы любого из проявленных
миров;
 представитель традиции шаманов (Именно так К.Кастанеда стал характеризовать
учение дона Хуана в своих поздних книгах. Это видимо, связано с дискредитацией понятия магии
в глазах “широкой общественности”).
Сам дон Хуан называет себя магом. Мы будем поступать так же, подразумевая, что он
практикует высшую магию, свойственную таким представителям западной традиции Гнозиса, как
Марсилио Фичино, Джордано Бруно и последующие Розенкрейцеры. (Сходство их воззрений
будет продемонстрировано в 3-й Части книги). Эта магия не имеет ничего общего с заклятиями,
наговорами, составлением привораживающих зелий, манипуляциями с трупами и прочими
побрякушками, присущими черной магии. Предметом высшей магии является Знание и Свобода,
поэтому она не признает никакого насилия над совестью человека (не путать с бесконечными
розыгрышами, направленными на разоблачение и обуздание его разума). Именно такой магии на
самом деле и придерживается дон Хуан, просто он не спешит это открыто обнаруживать.

10.2. Точка сборки и мир эманаций Орла


Ближе познакомясь с доном Хуаном, К.Кастанеда узнал, что прием галлюциногенов вовсе
не является чем-то необходимым в его традиции. Они используются только в качестве первого
толчка. Правда, самого Карлоса пришлось ими буквально пичкать по причине чрезвычайного
консерватизма его сознания. Другим ученикам иногда было достаточно одного раза, и они
сознательно вступали на путь Знания.
Главные компоненты пути Знания “новых видящих” это:
 искусство сталкера (выслеживание и устранение препятствий на пути освобождения,
которые в основном коренятся в самом человеке, в методах его общения с миром);
 искусство намерения (развитие новой воли, способной вывести человека из рабской
зависимости от этого мира);
 искусство управления своим сознанием (опирающееся на совершенно новый взгляд
на структуру и функции тонких тел человека, называемых светящимся коконом).
К искусству намерения, искусству сталкера, а также к искусству сознательного сновидения
мы еще вернемся в 3-й Части книги, а здесь остановимся на последней теме.
По рассказам дона Хуана, древние видящие на собственном опыте открыли, что человеку
доступно восприятие не только привычного окружающего мира, но и целой вселенной эманаций
Орла и текущих по ним потоков энергии (т.е. восприятие тонкоматериального мира). Оказалось,
что эта энергия и эманации служат фундаментом для мира обитания, они первичны. Поэтому
человек, осознающий эти глубинные потоки, “видящий” их и умеющий ими пользоваться,
обретает не только знание, но и могущество.
Древние видящие установили, что каждое живое существо обладает неким светящимся
вместилищем, контейнером, внутри которого сосредотачиваются эманации, относящиеся к этому
существу. Степень свечения и конфигурация содержимого контейнера говорило им о состоянии
сознания существа, включая его эмоции и состояние здоровья. Форма контейнера у обычного
человека напоминает яйцо или кокон. В полном соответствии с тем, как оценивают роль ауры
современные экстрасенсы, древние видящие полагали, что светящийся кокон или яйцо есть некая
13
добавка к физическому телу человека. Тем не менее, их восприятие структуры светящегося кокона
было совершенно иным. Они не остановились на обнаружении тонкой внешней оболочки кокона и
множества его внутренних концентрических слоев, пронизанных огромным количеством
светящихся вибрирующих нитей.
Главным их открытием была точка сборки, представляющая собой небольшое по размерам
сгущение яркого света, располагающееся на поверхности светящегося кокона, вне физического
тела (примерно в метре от него).
Положение точки сборки на коконе обычного человека стабильно, а у практикующего мага
оно переменно. Сильнее всего оно менялось, когда сознание древнего видящего переносилось в
различные параллельные миры, в которых обитали дружественные им существа. Аналогичные
практики общения с параллельными мирами есть и у современных шаманов. По-видимому,
именно по этой причине К.Кастанеда в конце стал причислять дона Хуана к традиции шаманов.
Хотя насчет знания современных шаманов о точке сборки ничего не известно.
У обычных людей точка сборки обретает небольшую подвижность во время сна.
Оказывая давление на точку сборки, маг-учитель мог погрузить ученика в специфические
состояния повышенного внимания и обостренного восприятия, в которых и проводилось
обучение. Этим почти исчерпывалось понимание и использование точки сборки древними
видящими.
Можно сказать, что они почивали на лаврах своего могущества. Они выработали массу
утонченных приемов и ритуалов овладения скрытыми силами и подчинения себе бестелесных
существ (олли). Окруженные бесконечным почитанием народа, воспитанного в соответствующей
традиции, они полагали себя неуязвимыми. Отправляясь в тонком теле в путешествия по иным
мирам, древние видящие захоранивали свое физическое тело в тайном месте, где оно дожидалось
возвращения сознания иногда сотни лет.
Однако достаточно было появиться завоевателям, которые и слыхом не слыхивали об олли,
и все могущество древних видящих рассыпалось в прах. Там где вышколенные соплеменники
видели ужасающих олли и трепетали от почтения, завоеватели ощущали всего лишь дуновение
ветра, который никак не мог помешать им размозжить дубинками головы древних магов. Таким
образом, эти последние пали жертвой своего пренебрежения проблемой физического тела. А оно,
действительно, представляет собой самое ненадежное звено в микрокосмосе.
Еще до появления завоевателей и истребителей, традиция древних видящих разделилась на
два потока. В первом, куда вошло большинство, видящие превратились в себялюбивых и
капризных колдунов, наслаждающихся ужасом, который они вызывали у обычных людей, и
впавших в зависимость от покоренных ими бестелесных существ. Во втором потоке видящие
достигли статуса “людей знания”. Прежде всего, они не позволяли разрастаться чувству
собственной важности (еще одно замечательное понятие системы дона Хуана). Они сильно
ограничили потребление “растений силы”, то есть галлюциногенов. Они заботились о людях,
воспитывали у них способность “видеть” и старались быть им полезными, выполняя функции
строителей, целителей, учителей, музыкантов и т.п. В результате, познание ими физического мира
сильно углубилось. Это увенчалось тем, что, при возникновении невыносимых условий
существования, они ушли отсюда в какие-то другие, параллельные миры, забрав с собой свои
физические тела. Как утверждает дон Хуан: “Под их руководством население целых городов ушло
в другие миры и никогда не вернулось... Они и сейчас существуют где-то там”. То есть, люди
знания древности смогли решить задачу мгновенного преодоления пространства не только в
тонком теле, но и вместе с физическим телом (!), задачу, о которой современная наука может
только робко мечтать.
Вспомним в связи с этим древнерусское предание о святом граде Китеже! Он исчез из
нашего мира вместе со всеми жителями при приближении жестоких татаро-монгольских
завоевателей. По преданию, Богородица вняла мольбам жителей беззащитного города и навсегда
укрыла его от взглядов людей своим святым покровом. Аналогичные события зафиксированы в

14
преданиях о Розенкрейцерах, а также в рассказах об индийских мудрецах. Но только в книгах
К.Кастанеды можно познакомиться с детальным описанием мировосприятия “новых видящих”,
лежащим в основании подобных явлений. Значит, тем более они заслуживают пристального
внимания.

10.3. Что “видят” видящие


В дальнейшем представления о светящемся коконе будут сопоставлены с моделью
многомерного микрокосмоса, развитой в 1-й Части книги. Но вначале приведем еще ряд
наблюдений светящегося кокона, как они описаны у К.Кастанеды. При этом следует иметь в виду,
что, при всей необычности излагаемого материала, за ним стоят годы и годы упорной
деятельности как самого К.Кастанеды в качестве ученика, так и целой группы обучающих его
учителей. Каждое слово дона Хуана подтверждено многими практическими опытами. Вводить
себя в заблуждение - это последнее, чем стал бы заниматься воин на пути знания, ибо он
постоянно осознает, насколько коротка его жизнь здесь, в этом мире.
По отзывам дона Хуана, способность “видеть” нам присуща изначально. Собственно, мы
“видим” постоянно, но предпочитаем об этом не помнить. Вместо этого все наше внимание и
память захвачены “смотрением” на мир предметов. По этой причине учителя тратят много сил,
чтобы убедить учеников в самой возможности “видеть”. Этим, собственно, и объясняется
применение тольтеками галлюциногенов в самом начале обучения.
Первое, что удалось увидеть Карлосу, это “золотая пыль вечности”, принесенная на
крыльях магической бабочки. По словам дона Хуана, это пыль знания, ибо для воина знание
похоже на прием душа из крупиц темно-золотой пыли. Оно приходит, поглощает воина-искателя
знания и удаляется. Задача ученика: настроиться на какой-то вопрос и успеть слиться сознанием с
пролетающей пылинкой. Тогда она вдруг вырастает в размерах, и ученик видит в ней то, что
является ответом на его вопрос.
Маги используют различные природные образования, которые могут порождать картину,
близкую к той, что возникает при “видении”. Так однажды дон Хуан привел Карлоса к скале,
содержащей множество блесток слюды. В какой-то момент лучи солнца упали так, что возникло
ощущение целой паутины перекрещивающихся тонких лучей света. Этой подсказки оказалось
достаточно для сознания К.Кастанеды, чтобы у него заработало “видение”... В другой раз он
созерцал мир в состоянии сознательного сновидения. Куда бы он ни смотрел, отовсюду, как яркие
вспышки исходили короткие нити света. Затем они удлинились, образовали световые пряди и,
вибрируя, протянулись в бесконечность. Карлоса больше всего удивило, что эти нити света
проходили во всех направлениях и, одновременно, не возникало никакой путаницы, все они были
четко обособлены. Так впервые он увидел эманации Орла или “эманации в великом”.
Дон Хуан подтвердил, что они, действительно, подобны волокнам света. Но, кроме того,
как это ни удивительно, они осознают себя, они живые и вибрирующие и их так много, что числа
в этом случае уже не имеют никакого смысла, и каждое из этих волокон - вечность в себе. Более
того, по утверждению магов, эманации Орла и состоят из времени.
Постепенно Карлос научился видеть людей как светящихся существ. Оказалось, что они
обитают в неких тонкоматериальных туннелях и похожи на небольших улиток, очень медленно
перемещающихся по стенкам. Мы на самом деле очень неподвижные и консервативные существа,
хотя убеждены, что ведем динамичную жизнь. Тело “улитки” состоит из эманаций, и если ее
внезапно пересадить с места на место, то человек, скорее всего, умрет от шока!
Помимо двух крайних позиций восприятия мира - “смотрения” на привычные предметы и
“видения” людей и всего остального в форме эманаций, чаще всего реализуется один из
промежуточных типов “неполного видения”.
В этом случае люди могут выглядеть как коконы, образованные очень тонкими световыми
волокнами, напоминающими паутину. Человек тогда похож на яйцо, а его руки и ноги, словно
15
светящиеся протуберанцы, вырываются в разные стороны. Волокна напоминают туго натянутые
струны. Наблюдатель видит, как такие светящиеся яйца перемещаются на фоне привычного
пейзажа. В качестве ослабленного варианта сюда можно отнести и обычные наблюдения ауры
одновременно с физическим телом.
Маг также может наблюдать другого человека в его обычном виде, но в сопровождении
массы светящихся волокон и прядей, простирающихся от тела на большие расстояния. В этом
случае видящие видят, что человек постоянно находится в контакте со всеми предметами
остального мира. Эта связь осуществляется с помощью пучка длинных волокон, исходящих из
середины живота. Благодаря им он сохраняет равновесие, они придают ему устойчивость. То, что
маги называют волей, есть сила, которая выходит изнутри вместе с этими волокнами и
привязывает человека к внешнему миру. Победить эту привязку может только намерение.
Во всех книгах К.Кастанеды наибольшее внимание уделено именно светящимся волокнам.
Это объясняется тем, что как раз ими и может манипулировать маг. Однако, помимо точечных
“пылинок знания” и одномерных волокон, несколько раз упоминаются и двумерные образования.
Так, прочная внешняя скорлупа кокона не только ослабляет внутренний свет, исходящий из него,
но и скрывает под собой тонкослоистую структуру, состоящую из множества концентрических
колец. Эти эманации напоминают слои у луковицы. Нарушение этой очень хрупкой структуры
слоев из-за физического или эмоционального воздействия может повлечь за собой смерть
человека. Кроме того, К.Кастанеда однажды "видел", что светящийся кокон человека образован
как бы многими слоями прозрачных тончайших крыльев.
Дон Хуан объяснил, что коконы людей наполнены образованьями, которые могут быть их
желаниями, печалями, заботами и т.п. Но он подчеркнул, что только очень сильный маг может
расшифровать их значение. А в тех интерпретациях ауры, которые часто встречаются, очень
велика доля личных предпочтений наблюдателя-экстрасенса.
Пока, как видно, описание кокона не сильно отличается оттого, что известно об ауре.
Поэтому перейдем к тому, что в учении дона Хуана несет истинный революционный потенциал.
Но прежде обратим внимание на две проблемы.
Первая: К.Кастанеда постепенно овладел видением и убедился, что остальные видящие
также видят светящиеся пряди, исходящие из живота и соединяющие человека со всеми
объектами окружающего мира. И тут у него возникло недоумение, от которого он долго не мог
избавиться. А именно, если из каждого человека исходят миллиарды волокон и распространяются
во все стороны, достигая даже окраин вселенной, а на земле живут несколько миллиардов человек,
то почему их волокна не перепутываются и не мешают друг другу?
Вторая проблема: мы помним, что некоторые слои ауры описываются экстрасенсами как
многомерные реальности. Но тогда возникает вопрос: почему эти многомерные слои ауры не
мешают двум людям сблизиться, например, и пожать друг другу руки? Ведь они, многомерные,
должны проявлять себя как броня, то есть, останавливать любое приближающееся тело на
расстоянии, превышающем метр. По крайней мере, это должно относиться к трехмерным
участкам ауры.
Эта проблема может быть решена тем, что в ауре на самом деле нет ничего многомерного.
Ведь по описаниям самих экстрасенсов, все участки ауры содержат только нити и слои, то есть,
исключительно одномерные и двумерные образования. В этом точка зрения экстрасенсов
совпадает с традицией дона Хуана. А в нашем трехмерном пространстве одно- и двумерные
объекты и должны быть взаимно прозрачными и неощутимыми ни для каких технических средств.
Они доступны для наблюдения только опытному человеку-видящему. Именно такая ситуация и
возникает при всех попытках подтверждения того, о чем говорят экстрасенсы. Приборы
неизменно дают нулевой результат. Зафиксированные же инфракрасные или акустические волны в
данном случае к делу не относятся.
Вместе с тем, нельзя отрицать, что разные слои ауры, сами, будучи маломерными, связаны
с действительно многомерными образованьями в микрокосмосе человека и являются

16
индикаторами их состояния. Но тогда парадокс с броневой защитой тут же возникает опять.
Только теперь она должна осуществляться не слоями ауры, а многомерными участками
микрокосмоса, окружающими физическое тело человека. Ведь при сближении двух людей, слои
их многомерной структуры неминуемо столкнулись бы друг с другом.
Самое удивительное, что человеческие существа действительно надежно защищены! И, тем
не менее, никаких препятствий для сближения двух физических тел нет. Чтобы разобраться в этом
парадоксе, а также в том, почему не запутываются миллиарды световых нитей и прядей, а заодно
вскрыть истинные механизмы могущества магов, придется отойти от точки зрения “древних
видящих” и поближе познакомиться со взглядами “новых видящих”.

10.4. Описание мира и место языковых игр


Кратко предпосылки перехода на новую точку зрения можно сформулировать так:
1. Наблюдения экстрасенсов говорят о том, что несколько высших слоев ауры связаны с
завершенными многомерными реальностями, выходящими за границы обыденного человеческого
опыта.
2. В процессе медитации сознание некоторых людей может проникать в эти слои, и тогда
ощущается космическая огромность стоящих за ними реальностей. Вернее, человек переживает
свое бытие в некоем громадном мире, хотя его сознание вошло в соприкосновение с весьма
ограниченным участком его же ауры.
3. Но почему тогда не сделать вывода, что низшие слои ауры также есть связующее звено
между нашим сознанием и реальностью окружающего нас мира? Хотя при взгляде со стороны вся
аура кажется небольшой (3-4 метра в поперечнике), изнутри каждый из нас ощущает, что живет в
безграничной Вселенной.
И в самом деле, дон Хуан [25] не уставал повторять, что каждый из нас находится внутри
пузыря. В нем мы оказываемся в момент своего рождения. Это - пузырь нашего восприятия. Мы
обитаем внутри него всю жизнь. А то, что мы видим на его круглых стенках, является отражением
нашей собственной картины мира. Она возникает сначала как описание мира, которому нас
обучают с момента рождения, пока все наше внимание не оказывается захваченным им, и тогда
описание становится видом на мир.
В результате, весь наш опыт принуждает верить, что мы окружены предметами,
существующими сами по себе и независимо от нашего восприятия. Тогда как в действительности
нет мира предметов, а есть вселенная эманаций Орла. Причем, и сами мы составлены из эманаций
Орла и, в сущности, являемся каплями светящейся энергии, так как каждый из нас окружен
коконом, заключающим небольшую долю этих эманаций.
Дон Хуан утверждал, что мы являемся чувством, ощущением, а то, что можно было бы
назвать нашим телом - это комок светящихся волокон, обладающих сознанием. Мы - светящиеся
существа. Мы - восприниматели. Мы - осознание. Мы - не предметы, мы не имеем твердости, мы
безграничны. Мир предметов и твердости - это только способ сделать легким наш проход по
земле. Это только описание, которое мы создали, чтобы оно помогало нам. Мы, или вернее наш
разум забывает, что описание это только описание, и таким образом мы заключаем самих себя в
заколдованный круг, из которого редко вырываемся в течение всей жизни.
Здесь изложение весьма напоминает то, о чем говорят современные философы-лингвисты.
Такое сходство вызвано, скорее всего, интерференцией сказанного доном Хуаном с тем, что
изучил К.Кастанеда как студент-антрополог. В его пересказе дон Хуан временами похож на
университетского профессора и употребляет термины, более присущие теории “языковых игр”,
чем магу-практику.
Современный подход к лингвистике и в самом деле интересен тем, что в нем “язык
понимается не как нейтральное средство выражения мысли, а как продуктивный медиум,

17
определяющий онтологию бытия и сознания” [30]. Иными словами, оба: и вид внешнего мира и
мир нашей души вторичны по отношению к языку. Причем, каждый язык ориентируется
исключительно сам на себя. Только в его собственных рамках определяется, что такое "истина",
"мир" и "значение". Соответственно, помимо языка не существует независимых масштабов оценки
моральности, красоты, блага, рациональности и т.п.
Последовательно логически все "языковые миры" (под которыми понимаются
национальные языки) признаются изолированными, несоизмеримыми и равноправными. В
пределах каждого такого мира реализуется достаточно полное его описание. Это свойство, по-
видимому, и привлекло К.Кастанеду, позволяя принять мир магии как еще один изолированный
языковый мир, причем окрашенный этническим своеобразием индейцев.
Однако здесь требуется уточнение. Как раз сама логическая изолированность языковых
миров побудила Л.Витгенштейна искать способ ее преодоления. Ведь все мы являемся
свидетелями массовых межъязыковых культурных коммуникаций. Как же их объяснить, если
языки - это изолированные картины мира? Оказывается, на границе освоения языка располагается
зона “языковых игр”, когда понятия о приемлемых и неприемлемых действиях не объясняются, не
доказываются, а просто вдалбливаются в сознание обучающегося в виде правил.
С другой стороны, отдельные индивиды вполне способны навязывать какие-то свои
языковые игры, за которыми скрыто их личное представление о правилах. Где же тогда критерий,
помогающий отсеять заведомо нелепые и неприемлемые правила и игры? Ответ Витгенштейна
состоит в том, что "осмысленной" и эффективной является такая языковая игра, которая приносит
практическую пользу. Игра с понятиями не должна оставаться "игрой в бисер", а быть "формой
жизни" [30].
По мнению Концепции, языковые игры могут влиять на общественный уклад, но никак не
на законы, действующие в природе. Например, у разных народов существуют разные
представления о том, сколько цветов наблюдается у радуги, шесть или семь. Но такая языковая
игра никак не может повлиять на сам закон преломления света. С этой точки зрения все “языковые
миры” оказываются только островами, соединенными под уровнем моря единым основанием из
законов природы.
Магическая традиция, с другой стороны, преодолевает именно зауженные представления о
таких основополагающих явлениях, как пространство, время, причинность, энергия, сознание,
жизнь, разум и язык! Такое преодоление опирается не на какой-то сговор участников, а на
обнаружение и использование совершенно иных способностей психики человеческих существ.
Условно можно сказать, что тренируются и используются совершенно иные органы чувств. А у
остального человечества если и есть какой-то сговор, то только в отношении того, чтобы
игнорировать существование этих органов вообще. Наличие иных возможностей восприятия и
действия, естественно, приводит к соприкосновению с другими законами природы. Старые законы
нуждаются в обобщении с учетом новой практики. Поэтому речь идет не об освоении еще одного
острова, наряду со многими другими, а об открытии новых измерений в мире.
На примере современной лингвистики можно видеть, как один из центров нашего сознания,
центр речи, злоупотребляя своей общественно-коммуникативной функцией, пытается формально
оправдать тот факт, что он уже давно узурпировал главенствующее положение в сознании
человека. И это несмотря на то, что в математике давным-давно доказана так называемая теорема
Гёделя о неполноте, которая говорит, что на любом полном и замкнутом множестве понятий (в
нашем случае, в языке) можно построить такие высказывания, истинность или ложность которых
в этом множестве недоказуема. (Следствием этого является невозможность для замкнутой
системы полностью познать саму себя. А также то, добавим мы, что по настоящему замкнутых
систем просто не существует.) Максимальная уступка, которую делает центр речи, это признание
возможности многих вариантов словесного описания реальности. Но уж за этими пределами
царствует некая “этическая реальность”, совершенно лишенная какой бы то ни было структуры, то
есть, полный непроявленный хаос. Вот как важен язык в своих собственных глазах!

18
Но магическая практика показывает, что существует возможность познания и адекватного
действия вообще вне речи. При этом до непроявленного хаоса оказывается еще очень и очень
далеко.
Уже в тех немногих сведениях об учении “новых видящих”, которые были приведены
выше, в компактной форме содержатся указания на три важные обстоятельства:
1. Истинным, первичным миром является вселенная эманаций Орла, то есть,
тонкоматериальная вселенная.
2. Привычный для нас мир предметов есть некая надстройка над истинным миром,
возникающая при активном участии коллективного сознания людей. В таком случае правомерен
вопрос, не иллюзорен ли мир предметов вообще.
3. Впечатление о внешнем мире есть только отражение на стенках “пузыря восприятия”
некоего фактора, называемого описанием мира.
Все вместе это значит, что нет никакой обширной наблюдаемой Вселенной, есть только
некий фильм о Вселенной, который наблюдает сознание, запаянное в этот “пузырь”. Каждое
индивидуальное сознание обитает в своем “пузыре” и, в принципе, может созерцать свою
индивидуальную Вселенную, включая сюда всех якобы населяющих ее существ, даже
собственных родителей.

10.5. Преодоление солипсизма


Эта ситуация весьма напоминает то, о чем уже издавна говорит субъективный идеалист Дж.
Беркли. Он утверждает, что в Мироздании существует всего одно Я, и это Я принадлежит именно
тому человеку, который сейчас читает эти строки. Других Я просто нет! Это философское
направление получило название солипсизма.
Как известно, его точка зрения неопровержима средствами логики. Философы иных
направлений склонны прекращать обсуждение, коль скоро видят, что столкнулись со сторонником
субъективного идеализма. Однако, “новые видящие” не отрицают существования многих
индивидов. Посмотрим, как они справляются с кажущимся противоречием между тем, что каждое
Я обитает в своей Вселенной, и тем, что таких Я много.
Они выяснили, что все живые существа вынуждены пользоваться эманациями Орла, даже
не зная, что это такое. Их организмы захватывают эманации из некоторого диапазона, и каждый
вид существ имеет свой диапазон. Эти эманации оказывают большое давление на организмы, и
именно под влиянием этого давления организмы строят воспринимаемый ими мир. Таким
образом, получается, что эманации одновременно приносят энергию, чтобы воспроизвести
картину мира, и информацию о том, каков он должен быть.
Нормальное восприятие происходит тогда, когда особая энергия, называемая "намерением",
возбуждает часть светящихся нитей как внутри нашего кокона, так и большие удлинения этих же
светящихся нитей, стремящихся в бесконечность снаружи кокона (“эманации в великом”).
Взаимную координацию этих участков волокон осуществляет точка сборки. Она переносит
информацию с внешних волокон на внутренние, а затем проецирует ее в пространство кокона.
Поэтому по ее положению можно судить о том, восприятием чего в данный момент охвачено
сознание светящегося существа.
Эманации, расположенные внутри кокона человека, обычно находятся в состоянии
повышенных вибраций по сравнению с эманациями других существ. Этим люди заметно от них
отличаются. Но видящие видят, что "эманации в великом" своим давлением заставляют
внутренние эманации как бы остановиться в моменты осознания. Поэтому видящие уверены, что
осознание всегда приходит извне кокона, что настоящая тайна лежит вне нас. Так минуется
ловушка субъективного идеализма: оказывается, что каждый вариант индивидуальной внутренней
Вселенной строится под воздействием внешнего агента. Поэтому они хорошо согласованы друг с

19
другом. При этом видящие убеждены, что мир совсем не таков, каким кажется. Он не так
незыблем и реален, как нас пытается убедить наше восприятие, однако он не призрак. Мир - это не
иллюзия, как о нем иногда говорят, он реален с одной стороны и не реален с другой.
Можно было бы привести еще множество свидетельств в пользу магического описания
мира. Но, по-видимому, наступил момент, когда следует перейти к построению модели,
поясняющей все вышеприведенные и весьма загадочные высказывания магов.

20
11. Энергетика микрокосмоса

11.1. Аура - это тонкоматериальное образование


Когда выше описывались наблюдения ауры или светящегося кокона, лейтмотивом звучало,
что они состоят из очень тонких слоев и еще более тонких волокон. Концепция утверждает, что
эти слои и волокна не просто очень тонкие, но все же трехмерные образования, а по-настоящему
двумерные и одномерные объекты. Этим они качественно отличаются от любых объектов нашего
физического мира, который, как известно, трехмерен. Иными словами, люди, обладающие особым
видением, могут наблюдать одновременно физическое тело и его ауру, то есть, объекты, имеющие
разное число пространственных измерений. Это не удивительно, так как микрокосмос каждого
человека несет в себе структуры самого разного числа измерений. А вот любые приборы,
состоящие из трехмерного вещества, только на него и могут реагировать. Этим объясняется
твердо установленный факт - необнаружимость ауры техническими средствами. По крайней мере,
за все годы, потраченные на попытки получить изображение ауры фотографическим путем, не
было достигнуто ни одного достоверного, воспроизводимого и общепризнанного результата. Хотя
на этом пути и были сделаны интересные открытия, вроде эффекта Кирлиана, они, по-видимому,
не относятся к ауре как таковой. Применение технических средств в исследованиях ауры сразу же
предъявляет к ним основное требование, а именно: чистота и воспроизводимость эксперимента не
может быть ниже той, что общепринята в физике.
С другой стороны, насколько бы ни были противоречивы наблюдения ауры, выполненные
видящими людьми, они с достоверностью подтверждают тот факт, что человек помимо
физического тела обладает еще и тонкими телами. При этом, по размеру они превышают
физическое тело, достигая нескольких метров в диаметре.
Этим наблюдения ауры или светящегося кокона сразу преодолевают ограничения,
которыми сами себя сковывают исследователи мирового эфира (Приложение С). А именно, те
рассматривают структуры, обладающие масштабами только субатомных частиц. Остальные же их
предположения вполне соответствуют Концепции.
Во-первых, мнение о том, что мировой эфир должен быть упругой и сплошной средой, а не
состоять из частиц, подтверждается тем, что субстратом физической вселенной в Концепции
полагается сложно организованный ансамбль пространств, обладающих разным числом
измерений.
Во-вторых, мнение, что сплошная среда мирового эфира пребывает в возбужденном
вихревом состоянии, родственном солитонам, подтверждается наличием индуцированных
эфирных токов, распространяющихся в указанных пространствах. Эти токи представляют собой
последовательность уединенных импульсов, то есть, солитонов.
В-третьих, мнение, что наблюдаемые нами физические частицы и поля есть следствие
коллективных процессов, охватывающих множество вихрей в мировом эфире.
Однако исследователи мыслят и мировой эфир, и физическую вселенную находящимися в
одном и том же трехмерном пространстве. В этом пункте Концепция настаивает на том, что мир
физических частиц и полей, с одной стороны, и мир сплошного мирового эфира и его
возбуждений, с другой, есть два разных мира, есть два разных слоя Творения. Наше пространство
вторично по отношению к тонкоматериальному миру. Это положение будет подробно
рассмотрено в следующей главе.

21
Общим недостатком моделей ауры и мирового эфира является полное пренебрежение
вопросом о том, откуда черпается оживотворяющая их энергия. Особенно это относится к
вихревым движениям мирового эфира. Что касается ауры, то молчаливо предполагается, что она
существует за счет энергии, вырабатываемой физическим телом. А вот в традиции, описанной
Карлосом Кастанедой, говорится, что энергию живым существам, обитающим в коконах,
приносит некая внешняя “накатывающая сила”. Один из ее аспектов живителен, а другой
провоцирует смерть, так как может этот кокон разрушить.
Понятно, что важнейший вопрос об источниках энергии, циркулирующей в ауре или
возбуждающей мировой эфир, не решить, если не обратиться к более общим структурам, а
именно, к Макрокосмосу, каррасам и микрокосмосам.

11.2. О моделях микрокосмоса


Напомним, что в 1-й Части книги было освещено возникновение первого,
тонкоматериального слоя творения на фоне Множества Произвольных Состояний (МПС)
праматерии пракрити, являющейся одной из двух ипостасей Абсолюта. Вторая его ипостась -
Сознание, с присущей ему силой Творческой Проекции, - играет при этом активную,
определяющую роль. Она выражается в том, что Сознание фильтрует хаотическую картину МПС,
что приводит к появлению в Творческой Проекции относительно устойчивых образов. При этом
все, что ни было бы выявлено ею, суть структуры и образы, уже содержащиеся в МПС! Она не
творит ничего нового. Но, осознав однажды какой-то образ, она поддерживает его существование
в своем сознании как можно дольше. Так происходит самораскрытие и самопознание Абсолюта,
то есть то, ради чего, по мнению философов, Им и было предпринято Творение.
Из-за фундаментального родства понятий произвольности и турбулентности, форма
устойчивых образований, выявленных таким образом, более всего походит на замкнутые вихревые
структуры солитонов. Как было показано в 1-й Части, Макрокосмосами разной размерности
являются пространства-поверхности таких тороидальных образований.
Макрокосмосы есть пространства, замкнутые на себя. Поэтому они обладают практически
всеми свойствами, сформулированными Г.Лейбницем для монад (Приложение В). Он в свое время
был вынужден ограничиться моделью монад только в виде нульмерных пространств
(математических точек). Но даже такая суженная модель оказалась чрезвычайно плодотворной для
понимания тонкоматериального мира.
Выстроенная иерархия Макрокосмосов (являющихся пространствами-монадами) позволяет
понять и возникновение микрокосмосов - уже тонкоматериальных существ, обитающих в
пространствах Макрокосмосов. Для их исследования в 1-й Части предложены две
взаимодополняющие модели:
во-первых, “телесная”, когда микрокосмос мыслится тонкоматериальным телом, которое
копирует свою структуру с Демиурга. Эволюция микрокосмоса рассматривается как
видоизменения его тела, сохраняющего свою идентичность во времени.
во-вторых, “волновая” модель, когда микрокосмос отождествляется, с одной стороны, с
обособленным сгустком эфиров, распространяющимся по пространственным коридорам
Макрокосмоса, а с другой стороны, с самими этими коридорами. В этой модели структура
микрокосмоса воспроизводит структуру Демиурга автоматически.
Индивидуальный опыт микрокосмоса фиксируется в пространственных кружевах
Макрокосмоса, который разделен на отдельные сегменты. Энергетические импульсы, или сгустки
эфиров, в своем движении проходят по “территории” всех таких сегментов, последовательно
отождествляя себя с каждым из них. Об индивидуальности таких микрокосмосов можно говорить
только условно.
В обеих моделях микрокосмосы исходно обладают тороидальной формой, перенимая от
Демиурга его сегментарное устройство (совокупность Правителей).
22
Именно по этой причине
микрокосмос человека обладает
семью сегментами. Хотя в
литературе нередки указания на его
семеричную природу,
микрокосмосом все же принято
называть только один из таких
сегментов, в котором возникает
физическая личность. Поэтому для
целостной семеричной
тороидальной структуры в
Концепции принято наименование
карраса. На рисунке 11.1 показаны
схемы как микрокосмоса, так и
Рис.11.1 Микрокосмос (3-й Ключ) и каррас (3-я Печать) карраса. Первые в Концепции
называются Ключами, а вторые -
Печатями.
В данном случае и 3-й Ключ, и 3-я Печать соответствуют исходному, непадшему состоянию
микрокосмоса.
Отметим, что в этой части книги в основном будет использоваться не “волновая”, а
“телесная” модель микрокосмоса. Она намного проще и при этом ее достаточно, чтобы уяснить
большинство важных моментов. К волновой модели мы будем обращаться только эпизодически.

11.3. Еще раз о Падении


В Главе 5 уже было вкратце рассказано, как в силу определенных обстоятельств некоторые
из микрокосмосов человека претерпели Падение. Гностическая традиция придает этому факту
огромнейшее значение. Поэтому к процессу Падения и к его последствиям нужно присмотреться
пристальней. Главное, это сопутствующие изменения структуры микрокосмоса.
Согласно Библии, Падение спровоцировал змей, о котором сказано, что он “...был хитрее
всех зверей полевых, которых создал Господь Бог”. Эти слова как нельзя лучше помогают людям
свалить вину за Падение с больной головы на здоровую и предельно затуманить проблему.
Природные религии всячески раздувают тему виновности человека. В противовес им многие
духовные традиции, например, антропософская, вообще отмахиваются от этого сложного вопроса,
полагая Падение необходимым этапом в эволюции человека.
В старых гностических сектах было широко распространено представление, что в Падении
человека виноват Демиург. Это он, якобы, заманил Адама в свой жестокий мир. По этой причине в
этих сектах, стремясь к освобождению, проклинали и Творца и порожденный им мир. Следует
признать, что такие крайние представления были ошибочны. И в самом деле, Демиург как
Макрокосмос, был един с абсолютным Сознанием Отца. Поэтому у него вообще не мог зародиться
замысел, противоречащий Плану творения.
Следующий, кто мог бы подпасть под подозрение, это кто-то из семи Правителей
Демиурга. Но для отпадения от Плана, ему вначале нужно было как-то изолироваться от общего
сознания всех Правителей. Сделать это незаметно практически невозможно.
Кроме того, следует учесть, что старый Демиург был шестимерным, а человеческий
микрокосмос семимерен. Это означает, что они взаимно прозрачны и ненаблюдаемы друг для
друга. Но тогда непонятно, каким образом шестимерный злоумышленник смог подкрасться и
сбить с пути семимерных Еву и Адама?
Понятно, что миф может передать какую-то истину не иначе, как персонифицировав ее
аспекты. Так и появился змей-искуситель в виде существа, внешнего по отношению к Адаму и
23
Еве. Но по самому методу возникновения семеричного человеческого микрокосмоса (карраса)
видно, что он представляет собой не что иное, как множество реализаций Демиурга, спаянных
воедино в точке Кетер (Глава 6). Поэтому у злоумышленника, кем бы он ни оказался, не было
необходимости искать человека и охотиться за ним, ибо он всегда с ним, он внутри него. Он -
внутри нас!
Тонкоматериальные структуры всех предыдущих Демиургов входят в состав механизмов,
регулирующих деятельность человека. При этом непадший человек начинает свое существование
с тем состоянием сознания, на котором остановился Демиург, а вернее, только один из его
Правителей. Ведь физический человек - это личность, возникающая в одном из семи сегментов
карраса. В этом заключается причина частичности и обособленности его сознания.

Физическая личность даже в раю


находится под воздействием нескольких
основных центров сознания микрокосмоса.
В Разделе 6.6 на основе Универсальной
формы были выявлены два из них: Истинное
Я и Высшее Я (см. рисунок 6.11). Им
соответствуют два семимерных контура,
способных воспринимать управляющие
воздействия Абсолюта. На рисунке они
изображены самым верхним овалом и
следующим, расположенным под ним по
центру. На следующем рисунке 11.2-а они
отмечены черным цветом, что соответствует
седьмому измерению.
Истинное Я представляет собой
божественное нейтральное ядро
микрокосмоса. Через него Бог обращается к
воплощенной личности. Именно от него
попытались скрыться Адам и Ева. Поэтому в
этом деле у него абсолютное алиби.
А вот Высшее Я подходит на роль
Рис.6.11. (Повтор) искусителя по многим параметрам. Оно
венчает собой ствол микрокосмоса, а значит
и Сферу творения.
Оно олицетворяет собой высшее достижение предыдущего шага творения, а потому вполне
заслуженно получило характеристику самого “хитрого” из всех созданий. Оно, также как и
Истинное Я, представляет собой семимерный тор, только гораздо меньшего размера, иными
словами, имеет форму змеи, кусающей себя за хвост.
Будучи чисто вспомогательным центром сознания, ориентированным на контроль только
своего сегмента Сферы творения, Высшее Я в какой-то момент возобладало в сознании человека
над Истинным Я. Не исключено, что оно пало жертвой собственной гордыни, посчитав свои дела
самыми важными в Мироздании.
Задача человека состояла в том, чтобы вскрыть закапсулированную в Гармонии Сферу
творения Демиурга и придать ей новый импульс к развитию, уже в семимерном варианте. Это
нашло отражение в Книге Пимандра, где сказано, что новорожденный человек, “направив свой
облик через Гармонию, сломал могучую преграду сфер и явил низшей Природе прекрасный Образ
Бога”. Но, к сожалению, его увлекла красота собственного отражения в сотворенном мире, и он
пал в объятия Природы: “...он, узрев в Воде отражение своего собственного облика, возгорелся
любовью к нему и захотел обитать в нем”. Получается, что к Падению человека совместно

24
привели, с одной стороны, привязанность к красоте уже достигнутой Гармонии, что присуще
Высшему Я, и с другой стороны, то самое могущество Любви, носителем которого является сам
человек!
В предыдущем абзаце очень важны слова о том, что Человек “узрев отражение своего
облика, ...захотел обитать в нем”. Этой ситуации соответствует рисунок 11.2-b. Здесь, как и в
Главе 5, построенной на основе библейского мифа, звучит тема неосознанного перехода Человека
в новое тело. Этот процесс завершился тем, что у Адама и Евы “открылись глаза”. При этом они,
хотя и в ином теле, по-прежнему обитали в раю. Однако их сознание перестало ориентироваться
на Истинное Я, то есть, на нейтральное ядро, находящееся в непрерывном контакте с Абсолютом.
Они теперь смотрят на него, как на что-то внешнее.
На всех этапах земной жизни человека в его сознании не затухает голос Высшего Я.
Основным лейтмотивом является восхищение гармонией окружающего мира, желание
исследовать все ее нюансы. Сюда же примыкает высочайшая самооценка человеческого
интеллекта. Против всего этого трудно возразить. Все было бы прекрасно, если бы не печальные
последствия, к которым привело когда-то и продолжает приводить вновь наше безоглядное
доверие этим внутренним голосам и стремлениям.
Отметим, что вхождение человека в иное райское тело, природа которого будет
рассмотрена в 3-й Части книги, само по себе безвредно. Важно, чтобы при этом был обеспечен
возврат в исходное состояние. Именно в этом пункте человек допустил роковую ошибку. Так
часто оказывается и в нынешней жизни: силы, которыми распоряжается человек, намного
превышают уровень его сознания.
В Библии описана внутренняя борьба, через которую он прошел, прежде чем поддаться
искушению. Когда змей, этот один из внутренних голосов самого человека, предложил отведать
запретных плодов, Ева ему ответила, что Бог их предупредил: “... не ешьте их и не прикасайтесь к
ним, чтобы вам не умереть”. И сказал змей жене: “нет, не умрете... откроются глаза ваши, и вы
будете, как боги, знающие добро и зло”.
Вот она - ошибка! Голос Высшего Я в сознании человека не видит никакой опасности в
том, чтобы как можно теснее сблизиться со Сферой творения. Ведь оно так успешно оперировало
в ней совсем недавно. Оно не принимает в расчет, что, с увеличением пространственной
размерности, по тонкому телу человека циркулируют гораздо более могущественные эфирные
токи, чем это было у Демиурга. Недаром эти эфиры именуют Любовью.
Причиной Падения, по-видимому, явилась сильнейшая вспышка отрицательных эмоций,
когда людей охватил стыд и ужас при активизации в них божественного сознания (Совести). Оно
показалось вторжением чего-то внешнего. А испытанные чувства были проявлением той же самой
энергии Любви, но направленной по ложному руслу. В Библии сказано, что люди “услышали
голос Господа, ходящего в раю во время прохлады дня; и скрылся Адам и жена его от лица
Господа Бога между деревьями рая”. То есть, они поспешили прервать контакт с божественным
сознанием, оттолкнуть его.
Мы, к сожалению, унаследовали от своих предков такое же отношение к Божественности.
Что бы мы ни говорили о своей преданности Богу, наше эго охватывает дикая паника, ему
кажется, что ему угрожает смертельная опасность, когда Божественность на самом деле
приближается к нам.

25
Именно в этот момент
оказались порваны силовые линии
(страды) микрокосмоса,
соединяющие позитивное и
негативное ядра с нейтральным
ядром (см. рисунок 11.2-c).
Столь сильное воздействие
эмоций на волокна не случайно.
Как увидим позже, именно
осознанный контроль силы,
скрытой за эмоциями, позволяет
магам управлять своими
светящимися волокнами, что и
Рис.11.2 Последовательные стадии Падения: a - Универсальная является основным секретом их
форма микрокосмоса, b - погружение в Сферу творения, c - разрыв могущества. Высший аспект этой
страд на уровне одномерных волокон. силы называется “намерением”.

Таким образом, под словом “Падение” в Концепции понимается не какой-то проступок,


запятнавший репутацию человека, а тот факт, что был спровоцирован разрыв страд микрокосмоса.
Все мы здесь падшие, независимо от того, насколько праведную или беспутную жизнь ведем.
С точки зрения “телесной” модели, пространство Макрокосмоса никак не затрагивается
Падением населяющих его микрокосмосов. А вот волновая модель уточняет, что разрыв страды у
микрокосмоса эквивалентен разрыву пространственного кружева самого Макрокосмоса. К
счастью, такое нарушение имеет строго локальный характер, затрагивает структуры с малым
числом измерений и не ставит под угрозу существование Макрокосмоса.
Но в отдельно взятом микрокосмосе (сегменте карраса) в результате разрыва страд ток
эфиров прекращается вообще. По последствиям для него это эквивалентно смерти.
Ведь жизнь неотделима от циркуляции
энергии. Для смягчения разразившейся
катастрофы, прежде всего, необходимо было хоть
в какой-то мере возобновить ток эфиров по
страдам. Пришлось замкнуть их между собой
накоротко (см. рисунок 11.3). Функцию
замыкания на протяжении всего Падения
выполняет физическое тело человека. Это
означает, что грубоматериальный объект (наше
тело) возникает на фоне тонкоматериальных
структур как средство и, одновременно, как
следствие энергообмена между разорванными
страдами. Поскольку наше тело не в состоянии
обитать ни в тонкоматериальном Мироздании, ни
в условиях рая, для него был создан аварийный
природный порядок, так называемый падший
мир. Его предназначение - дать возможность
нашим микрокосмосам восстановить свою
Рис.11.3 Замыкание страд у падшего структуру. Иными словами, окружающий нас
микрокосмоса (4-й и 5-й Ключи) мир это больница для изуродованных
микрокосмосов.

26
Поскольку контакт с Истинным Я был потерян, все спасательные операции для человека
проводились и проводятся под руководством Высшего Я, которое и спровоцировало Падение. Оно
выполняет функции главного распорядителя, а потому именуется “князем мира сего”.
Так как все мы оказываемся хроническими пациентами этой огромной больницы, то нашей
первейшей задачей является выздоровление и возврат в исходный мир обитания (в дом Отца).
Такова позиция любого гностического Учения. Однако болезненный опыт тысячелетий показал,
что задача эта оказалась чрезвычайно трудной. Чтобы установить причины затруднений и все-таки
найти пути к выздоровлению, требуется подробно изучить наше падшее состояние и природу
падшего мира. Но не ради укрепления владычества человека над падшей природой, чем
занимается официальная наука, а чтобы продемонстрировать вторичность физического мира по
отношению к тонкоматериальному. В понимании этого кроется настоящее могущество, но
направлено оно должно быть исключительно на задачу Освобождения.

11.4. Краткий обзор структуры


Концепция намерено не останавливается на таких подробностях устройства тонкого тела,
как чакры и энергетические меридианы. То же самое относится к роли отдельных органов
физического тела в процессе духовного развития. Этому посвящена большая литература, но, за
редким исключением, в ней трудно найти ответы на вопросы, поставленные в Концепции.
Теперь укажем те структуры микрокосмоса, о которых в основном будет идти речь далее
(см. рис.11.3).
В самом верху схемы находится изолированное нейтральное ядро, входившее некогда в
состав первоначального, неповрежденного микрокосмоса. Корректнее было бы сказать, что это
микрокосмос отделился от нейтрального ядра, ибо оно само нисколько не пострадало и вечно
пребывает в седьмом измерении. Как было выяснено в 1-й Части, нейтральное ядро на самом деле
огромно. Однако из-за изоляции нам кажется, что оно сжалось до размеров крошечной искры.
Понять это поможет аналогия: если поток солнечного света перекрыт шторой, то роль источника
света играет не огромное Солнце, а крошечная дырочка в шторе. Когда эта “искра Духа”
проецируется в наше пространство, ее видят в самом центре ауры, который примерно совпадает с
сердцем человека.
Собственно падший микрокосмос возглавляет небольшой семимерный контур “князя мира
сего” или Люцифера.
Также в верхней части схемы расположена раздвоенная структура, простирающаяся от
шестого измерения до четвертого. В гностических традициях она называется Зеркальной Сферой.
Это место обитания тех самых многомерных существ, о которых говорит Барбара Бреннан [12,
13]. В гностической традиции они называются архонтами.
На уровне третьего измерения находится зона, называемая Дыхательным Полем. В ней
осуществляется замыкание страд, разорванных в результате Падения. Средством замыкания
служит наше физическое тело, существующее на фоне того, что называют аурой или светящимся
коконом.
Далее будет показано, что в осознании картины мира важную роль играет ствол
микрокосмоса, образованный двумя переплетенными страдами. По одной из них энергия
поднимается, а по другой спускается вниз, к точке Кетер.
Итак, верхние участки схемы соответствуют многомерным пространствам, максимум,
семимерному. Там страды представляют собой нечто монолитное. По мере того, как они
опускаются все ниже, в них происходит множественное расслоение на волокна все меньшей
размерности. Их количество на каждом шаге расслоения возрастает в сотни тысяч раз. И так
вплоть до двумерных и одномерных волокон.

27
На каком участке страд произошел их разрыв? Несомненно, там, где они представляют
собой пучок одномерных волокон. Недаром говорят, что “где тонко, там и рвется”. Наблюдатели
ауры и светящегося кокона недвусмысленно это подтверждают. Они говорят о вибрирующих
тонких нитях, входящих в состав ауры. Но кроме нитевидных волокон там видны еще и
двумерные слои, которые гораздо труднее заметить. Отсюда следует, что замыкание двух
разорванных страд осуществляется так, что одномерный участок одной страды входит в контакт с
двумерным участком другой.
Подробнее этот вопрос будет рассмотрен в следующей главе. Здесь же важно отметить, что
взаимодействие между пространствами разного числа измерений возможно только с соблюдением
ряда условий. Ранее не раз говорилось, что такие пространства сами по себе взаимно прозрачны и
не могут оказывать друг на друга никакого динамического воздействия. Теперь можно уточнить,
что это справедливо, когда по ним не проходит поток эфирной энергии.
В Приложении Е рассмотрен случай, когда энергия переходит из трехмерного пространства
на связку двумерных, а потом и одномерных пространств. Оказывается, что расслоенные
пространства совершают поперечные колебания, причем так, что стараются заполнить собой
трехмерный объем. Это касается как двумерных, так и одномерных волокон. Понятно, что с
падением размерности частота колебаний пространств скачкообразно возрастает.
Этим объясняются интенсивные вибрации волокон и слоев, образующих светящийся кокон
человека или его ауру. Взаимная прозрачность позволяет им находиться в одном и том же месте. А
благодаря вибрациям энергия имеет возможность перейти от одного семейства пространств к
другому. Это и есть то единственное (и весьма косвенное) взаимодействие между ними, о котором
можно говорить.
Напомним, что эти два семейства волокон (одномерных и двумерных) принадлежат разным
страдам и ничто их реально не скрепляет между собой. Поэтому светящийся кокон, как
передаточное звено для энергии, оказывается весьма хрупким. Он болезненно реагирует как на
внутренние энергетические вспышки в виде чрезмерных эмоций, так и на неравномерность
притока энергии, приносимой накатывающей силой. О причинах такой неравномерности в
следующем пункте.
11.5. Энергетический статус падшего микрокосмоса
Сравним теперь непадший и падший микрокосмосы с точки зрения их энергетики. На
рисунке 11.4 приведены Ключи, относящиеся к обоим случаям. Там же показана соответствующая
Печать для частично падшего карраса. У целостного карраса энергия переходит от Правителя к
Правителю через общую точку Кетер. Но если хотя бы у одного из микрокосмосов страда порвана,
общая циркуляция эфиров по каррасу исчезает. Каждый непадший сегмент вынужден теперь
довольствоваться только тем током, который генерируется в нем самом. Это очень неприятное
положение для всего карраса.

Состояние падшего сегмента


еще хуже. Поскольку его контакт с
нейтральным ядром прервался, он
вынужден полагаться только на те
токи, которые генерируются в
семимерном контуре “князя”. Но так
как его размер в сотни раз меньше, чем
у нейтрального ядра, его
производительность относительно
ничтожна. И, тем не менее - это самый
мощный источник энергии в падшем
Рис.11.4. 3-й и 5-й Ключи и Печать для частично падшего
карраса. микрокосмосе.

28
Это Люцифер (Утренняя Звезда) в сравнении с Солнцем, это Луна, вздумавшая заменить
собой дневное светило. И именно ему, за неимением других проводников, вверено наше
выздоровление. Еще его называют “эоном”, что также означает “правитель”. Но его следует
отличать от “архонтов эонов”, которых порождают сами люди. Архонты обитают вблизи эона и
заняты тем, что на людях паразитируют.
Здесь следует уточнить, о каких токах и о какой энергии идет речь. В силу волновой
модели микрокосмоса он является неотъемлемым сегментом Макрокосмоса. Он есть участок его
страды. Вдоль нее в виде периодических импульсов циркулирует энергия, возникшая благодаря
индукции со стороны Множества Произвольных Состояний. Причем, вдоль страды энергия
просачивается по пространственным кружевам всех измерений. То есть, импульс переходит от
карраса к каррасу по пространственным “мостам”, имеющим размерности от 7 до 2 включительно.
Единственное, чего он не может сделать, это переходить по одномерным волокнам, так как те
сгруппированы точкой Кетер, возникающей у каждого карраса отдельно. Этот поток энергии
можно назвать продольным.
Так как продольный поток имеет характер импульсов, то, при его прохождении по телу
карраса, в любом замкнутом контуре последнего возбуждаются вторичные индукционные токи.
Основным источником этих токов служит нейтральное ядро, причем, их циркуляция происходит в
поперечном направлении. То есть, вторичный ток течет вдоль страд микрокосмосов (а не вдоль
страды Макрокосмоса!).
Так поперечные токи достигают одномерных волокон, а потом и точки Кетер. Там
происходит интенсивное истечение эфиров, их уход за пределы Макрокосмоса. В результате в
микрокосмосе возникает равновесие между производством вторичных (поперечных) токов в
нейтральном ядре и их потерей в точке Кетер.
Так вот, оживотворяют микрокосмос именно поперечные токи, которые текут по его
страдам и спускаются по этажам размерностей от седьмой до первой. Однако, они по своей
природе вторичны. Ими дирижируют продольные токи, которые живительны для Правителей
Макрокосмоса. А вот по отношению к падшей личности в микрокосмосе они играют роковую
роль губительного аспекта накатывающей силы, о которой говорил дон Хуан.
Возвращаясь к нашим взаимоотношениям с “князем мира сего” следует подчеркнуть один
очень важный момент. “Князю” недостаточно того, что в нем генерируется сколько-то энергии.
Ему нужно, чтобы она циркулировала по всем этажам микрокосмоса, имеющим разные
размерности. Только тогда они оживают, пусть и призрачной жизнью. В этот поток включено
наше физическое тело, выполняющее роль передаточного звена. Наша жизнь в глазах “князя”
имеет только тот смысл, что мы временно сближаем между собой обрывки страд, одномерные, с
одной стороны, и двумерные, с другой. Эта комбинация в любом случае неустойчива. Поскольку
эфиры многомерны, то, при протекании по маломерным участкам страд, возникают сильные
поперечные вибрации. Они то и приводят в конечном итоге к разрушению светящегося кокона
(ауры) и к смерти человека. Получается, что мы смертны именно из-за того, что исполняем свое
предназначение. Накатывающая сила рано или поздно нас убивает. Видящие видят в этот момент,
как кокон начинает съеживаться, а содержащиеся в нем волокна-эманации разлетаются во все
стороны.
В буддизме имеются очень близкие представления, описывающие смерть. По его мнению,
сознание человека строит свой мир из вечных дхарм. Они, с одной стороны, похожи на частицы, а
с другой, выполняют роль “долга” или “приказа”, то есть, указывают, каким этот мир должен
быть. При смерти дхармы распыляются в пространстве, а потом вновь группируются для
формирования нового воплощения. Интересно, что дон Хуан также придает двойственное
значение эманациям Орла. С одной стороны, это строительный материал для коконов, а с другой,
это “команды” Орла.

29
Итак, в результате смерти страды теряют
взаимный контакт (см. рисунок 11.5).
Поперечный ток эфиров в микрокосмосе
полностью прекращается. И это катастрофично
для “князя”. Он начинает задыхаться. Чтобы
избежать этого, ему следует как можно скорее
обрести новое воплощение на физическом плане.
Тогда обрывки страд будут вновь соединены.
Казалось бы, идея о том, что после смерти
личности микрокосмос стремится принять
следующее воплощение немедленно,
противоречит распространенному на Западе
мнению, будто между воплощениями проходят
многие сотни лет. Но на Востоке, в частности в
тибетском ламаизме, полагают, что
Рис.11.5 Влияние смерти на страды перерождение происходит в самые сжатые сроки.

На этом строится вся стратегия поиска преемников для умерших Далай-ламы или Панчен-
ламы, которые должны быть их же новыми воплощениями.
Узкой группе посвященных известны признаки, по которым такого преемника можно
найти. И до сих пор эта процедура сбоев не давала. Более того, удается обнаружить хубилганов
(“перерожденцев”) не только для глав ламаистской церкви, но и для личностей не столь крупного
калибра.
Кроме того, этой идее соответствует известная трактовка человеческого Я, данная Буддой.
Напомним, что он уподоблял Я огоньку, который передается от одной свечи к другой, когда
первая догорает. Так он хотел продемонстрировать, что Я не имеет никакого отношения к
физическому телу (к свече). Одновременно, он настаивал, что индивидуальное Я вообще не
существует в форме чего-то столь же определенного, как физическое тело. Оно эфемерно, как
огонь. Но эстафета его передачи может длиться вечно.
Как бы то ни было, получается, что при таком раскладе “князь мира сего” является
заложником нашего благополучного бытия. Но это положение, с которым не может смириться ни
один властитель. Он обязательно найдет выход, который позволит ему править и
благоденствовать, не озираясь на то, как там влачат свое существование подданные.
Если он этого не сделает, то попадет в ситуацию, описанную в индийских преданиях об
аскетах. Там приводится множество примеров того, как люди или демоны (!) предавались тапасу
(жесткой форме аскезы), стремясь, чтобы боги предоставили им какие-либо сверхординарные
блага. Например, непомерное богатство, власть, неуязвимость или даже бессмертие. С последним
пунктом у них так никогда ничего и не вышло, а вот все другое рано или поздно оказывалось в их
распоряжении.
Почему же боги являлись и умоляли отшельников прекратить самоистязание, например,
длительные голодовки, или исжаривание кусков своего тела, или медленное сдирание с себя
кожи? Теперь зависимость богов от людей проясняется. Ведь многие ведические боги (но не все!)
суть те самые “князья”, управляющие падшими микрокосмосами. Если бы аскет просто умер, то
никаких особых хлопот это не вызвало бы. Микрокосмос принял бы следующее воплощение, и
циркуляция эфиров в его системе возобновилась. Но этот хитрец не желал умирать, но он не желал
и жить! Он настолько истощал и мучил свое тело, что оно уже переставало служить проводником
эфиров между страдами. То есть, попросту говоря, он удушал своего “князя”. И тому приходилось
идти на поклон к упрямцу.

30
11.6. Преодоление энергетической зависимости
Смириться с этим “князья” не могли и изобрели способ, как избежать зависимости от
каждого конкретного воплощенного человека. Это параллельные воплощения. “Князь” каждого
микрокосмоса стремится иметь как можно больше своих воплощений в любой данный момент
времени. Для этого ему приходится захватывать как можно больше “вакансий”, которые
появляются на физическом плане в результате оплодотворения женской яйцеклетки мужским
сперматозоидом. Видящие люди сообщают, что на тонком плане у каждого растущего зародыша
буквально толпятся микрокосмосы, жаждущие воплощения. В этой толчее побеждает
сильнейший, он захватывает вакансию и рождается в нашем мире. И только редко, в случае, если
ожидающий рождения ребенок оказывается уж очень болезненным, его под свое крыло берет
микрокосмос матери.
Множество параллельных воплощений микрокосмосов обеспечивается тем, что исходно их
страды состоят из семимерных эманаций. Поэтому, когда они опускаются до нашего третьего
измерения, и расслаиваются до двумерных и одномерных волокон, количество их столь велико,
что не поддается исчислению. Из них можно сформировать множество коконов.
И в самом деле, почему микрокосмос должен довольствоваться тоненькой струйкой
энергии, протекающей в каждый данный момент через одного воплощенного человека, если в его
распоряжении есть ресурсы для формирования целой толпы? Если учесть, что микрокосмос живет
в первичном тонкоматериальном пространстве, то любой его кокон может войти в контакт с
любым местом в нашем вторичном физическом пространстве-времени.
Как мы видели, энергия в пространстве Макрокосмоса распространяется в форме
последовательных импульсов или фронтов возбуждения (Приложение Е). Так как микрокосмосы
стремятся обеспечить себя энергией, они принимают воплощения именно в пределах таких
фронтов. Собственно, это происходит автоматически, так как родители каждого ребенка, сами
будучи воплощенными микрокосмосами, существуют благодаря энергии одного из таких фронтов.
На рисунке 11.6 условно изображен участок страды Макрокосмоса, входящий в “зону
ответственности” какого-либо микрокосмоса. Последовательные фронты возбуждения
представлены в виде узких вертикальных светлосерых полос.
Они продвигаются по телу Макрокосмоса слева направо вдоль оси X. Так как их период на
уровне трехмерного пространства исчисляется несколькими сотнями лет (ориентировочно 266
лет), то их уместно обозначить римскими цифрами, по аналогии с веками - I, II, III. Всего показано
три фронта возбуждения, хотя в пределах реального микрокосмоса их умещается около 100 тысяч.

На рисунке 11.6 показаны три модели


воплощений.
Первая, (a) - это буддийская модель,
когда осуществляется единственная
непрерывная последовательность воплощений,
обозначенная буквой A. О ней уже говорилось
выше в связи с ламаизмом. Воплощения здесь
изображаются овалами, чья длина
соответствует продолжительности жизни, а
ширина подвижности в пространстве. Для
простоты все воплощения изображены
одинаковыми овалами. По мере того, как фронт
возбуждения проходит по территории овала,
воплощенное существо проживает свою жизнь.
Рис.11.6. Зоны воплощений и фронты возбуждения

31
Вторая модель, (b) - агрессивная, когда очень сильный микрокосмос в состоянии захватить
и удержать сразу несколько параллельных линий перевоплощений (в данном случае три: A, B и
C).
Третья модель, (c) - реалистичная, когда из-за отрицательной кармы даже сильный
микрокосмос вынужден уступать вакансии из “своих” линий каким-то другим микрокосмосам,
чьим воплощениям он успел когда-то нанести урон. В данном случае также присутствуют три
линии перевоплощений, но значительно прореженные.
С помощью этого рисунка легко разобраться в том, что именно понимается в разных
традициях под перевоплощениями.
Что касается буддизма (a), то о его интерпретации сказано достаточно.
Правда, следует добавить, что в отличие от распространенных взглядов, в Концепции
естественным образом получается, что миры воплощений существуют не только в мгновении
“сейчас”, привязанном к единственному фронту возбуждения. Нет, в прошлом и в будущем,
относительно нашего “сейчас”, по тонкоматериальному океану Макрокосмоса бегут
многочисленные волны возбуждения. Гребень каждой волны несет достаточно энергии, чтобы
дать жизнь массе существ. Поэтому в каждый данный момент циркуляцию энергии в
микрокосмосе поддерживают ровно столько воплощений, сколько фронтов возбуждения
умещается в зоне его ответственности (на рисунке их три).
В агрессивной модели (b) поддержка возрастает пропорционально количеству линий
перевоплощений, в данном примере активных воплощений всегда девять.
В данном варианте реалистической модели (c) микрокосмос сумел захватить очень мало
вакансий, всего по две-три на каждой из линий перевоплощений. Тем не менее, они расположены
так, что в каждый данный момент микрокосмос имеет поддержку двух активных воплощений. Это
дает ему возможность хотя и скудного, но непрерывного существования.
Поясним последнее утверждение. В ситуации, изображенной на рисунке, существуют два
активных воплощения: A1 + C3. Когда фронты возбуждения сдвинутся вправо, их сменит пара B1 +
C1. Далее пойдут A2 + A3 . В этот момент крайний правый фронт покинет пределы микрокосмоса,
но ему на смену слева тут же появится новый фронт. Наконец, в игру вступят B2 + C2, а потом все
начнет повторяться.
Таким образом, князья-эоны выбили оружие из рук аскетов-шантажистов. Они теперь
могут не обращать никакого внимания на требования, исходящие от каждого отдельно взятого
воплощения. Разумеется, мелкие архонты, паразитирующие на конкретных людях, по-прежнему
от них зависят. Но за время, отделяющее нас от ведической эпохи, изменились и цели аскетов.
Вернее, им на смену пришли духовные Искатели, которые ни в грош не ценят никакое мирское
могущество и процветание. Они стремятся освободиться от власти архонтов и эонов и научились
побеждать “князей” в самом средоточии их силы. Как мы увидим в главах 3-й Части,
посвященных наследию Розенкрейцеров, чем больше вакансий захватывает эон, тем уязвимей для
Гнозиса он становится.
Что касается частоты воплощений, на том же рисунке видно, что одновременно правы
могут оказаться самые разные точки зрения. Наряду с немедленными перевоплощениями вдоль
одной линии, могут встречаться прореженные участки, когда микрокосмос вынужден
комбинировать потоки энергии от разных фронтов возбуждения. А если следить за судьбой какой-
то отдельной вакансии, то она активизируется через равные промежутки времени, по мере того,
как к ней приближается очередной фронт. Интересно, что в литературе встречаются упоминания
(правда, не подтвержденные надежными ссылками), что Пифагор, якобы, говорил, будто
воплощения происходят через равные интервалы времени в 260 лет.
В известном смысле крайнюю позицию в этом вопросе занимал П.Успенский [60]. Он был
захвачен идеей о том, что человек на самом деле проживает одну и ту же жизнь, которая
повторяется и повторяется без конца, словно заезженная пластинка. Легко себе представить,
насколько мрачное впечатление может произвести такая догадка, учитывая, что его учитель
32
Гурджиев согласился, что она гораздо ближе к истине, чем расхожие представления о
перевоплощениях.
От чувства обреченности при осознании неизбежного повторения всех, даже самых
мучительных переживаний, нас спасает полное забвение прошлого. Только иногда, в виде дежавю,
оно дает о себе знать. Единственный способ выйти из колеса “вечного возвращения” по
Успенскому - это укрепление своего сознания.
Согласно Концепции, по телу Макрокосмоса действительно циркулируют
последовательные фронты возбуждения, каждый из которых оживотворяет целый мир. Примерно
каждые 266 лет, почти в точном согласии с Пифагором, фронты проходят через те же места в
микрокосмосах, что и прошлый раз (Глава 19). Жизнь повторяется. Но она никогда не может быть
абсолютной копией предыдущей. Хотя бы из-за статистического характера обмена ролями между
участниками исторического процесса, происходящего, прежде всего, по кармическим причинам.
Закон возмездия должен работать всегда, его еще никто не отменил! Но миры в целом могут иметь
очень похожие истории, только следуют они друг за другом с отставанием в 266 лет.

Примечание 1: Получается, что модный ныне литературный жанр “альтернативной истории” не лишен основания. В
пределах каждой волны возбуждения реализуется история некоторого мира. Другая волна поддерживает историю
другого мира, который, в принципе, мог бы как угодно сильно отличаться от первого. Однако П.Успенский
специально рассмотрел вопрос о “рабах времени” и пришел к выводу, что влиятельные политические деятели в
наибольшей степени лишены возможности как-то проварьировать свои судьбы в их последовательных реализациях.
Поэтому истории последовательных по времени миров практически совпадают.
Примечание 2: Психологи определяют длительность момента “сейчас” у людей промежутком времени от 7 до 10
секунд. Волна возбуждения с периодом в 266 лет на самом деле представляет собой многочисленную группу коротких
импульсов, чьи амплитуды промодулированы этой самой длинной волной. Разные сообщества существ падшего мира
конкурируют между собой за захват самых “выгодных” импульсов. В результате между ними устанавливается
иерархия соподчинения. Каждое сообщество “получает” свою группу импульсов, которые повторяются с периодом в
266 лет. Дополнительное свойство этих импульсов заключается в различной пространственной “поляризации”
(Приложение E). Поэтому сообщества могут существовать, не вмешиваясь в историю друг друга. Фактически, это
эквивалентно тому, что они населяют разные параллельные миры.

В любом случае, падшие микрокосмосы вынуждены принимать воплощения именно в этих


мирах. Кому-то может показаться привлекательным вновь повстречать своих близких, хотя роли
при этом могут распределиться совсем по другому. Но по большому счету, вечные возвращения
лишний раз подчеркивают каторжные условия нашего существования здесь. Избавиться от них
можно только при восстановлении исходной структуры микрокосмоса. Критично именно ее
состояние! А “укрепление сознания”, о котором говорит П.Успенский, последует за этим
автоматически. Никто не отрицает, что, работая над своим сознанием, человек попутно может в
чем-то исправить свою структуру, и тогда он добьется успеха. Но опыт показывает, что такой
попутный результат дается очень нелегко. Он поистине редок. О том, как решать проблему
структуры непосредственно, пойдет речь в 3-й Части книги.

11.7. Энергетический статус падшего мира


Подведем итог ошибке, допущенной человеком, когда он поверил голосу змея,
прозвучавшему в его сознании. Прежде всего, голос обещал, что “смерти не будет”. Вместо этого
мы здесь обречены на нескончаемые смертные муки. Нам обещано познание Добра и Зла. И мы
взахлеб пьем их потоки из двойного корыта Зеркальной Сферы. Ведь именно там Добро и Зло
существуют в их чистом, рафинированном виде. Именно там обитают многочисленные светлые и
темные архонты, вспоенные нашими страстями и устремлениями. И они не дают нам успокоиться
ни на миг, постоянно дергают за ниточки якобы свободы, равенства, справедливости и прочих
идеалов. Главное, чтобы мы вдруг не задумались, куда это нас занесла нелегкая? Главное, чтобы
не разочаровались в своем мире обитания и не вышли из-под их власти.

33
Что это за мир, которым так гордятся эоны? Ведь его качество должно в точности
соответствовать качеству карраса. А этот последний ныне пребывает в стиснутом, съеженном
состоянии, характеризующимся минимальной циркуляцией энергии. Общий поток энергии,
охватывающий весь каррас, фактически отсутствует. Он разбился на совокупность локальных
потоков в пределах каждого отдельного микрокосмоса. Из-за Падения исчез главный источник
жизни - контакт с нейтральным ядром. А жалкий поток энергии от эонов удается поддерживать
только при наличии физического тела. Причем, этот же поток неотвратимо разрушает наши тела.
Эонам и архонтам можно даже посочувствовать, ибо их замыслы неизменно терпят крах.
Так, с самого начала во взаимоотношениях с людьми, при всей мудрости “князей”, они не приняли
во внимание, что Человек есть носитель совершенно нового качества Любви. В результате, его
поступки отмечены печатью порывистости и непредсказуемости, неподвластной никаким
расчетам. В каждое свое движение он вкладывает себя целиком. Так, на первом этапе Падения, он
очаровывается своим отражением в Сфере творения и безоглядно погружается в ее объятия. Здесь
“князья” могли торжествовать. Но на втором этапе, испугавшись контакта с Божественным
сознанием, человек впадает в столь же безоглядный ужас и рвет связи с собственным
нейтральным ядром. И, как результат, тут же проваливается в настоящий погреб Мироздания.
В результате, из всего богатства Мироздания мы способны воспринимать только его
подвальный этаж. Существующий для нас мир может показаться прекрасным разве только издали,
если не вникать в подробности. Если не видеть, что живущие здесь существа вынуждены
пожирать друг друга. А наши тела заживо пожирают микробы, вирусы и старость. Окружающий
космос дышит смертельным холодом, вместо того, чтобы цвести теплой и радостной жизнью, как
это происходит в раю при целостной структуре карраса.
В нашем лице эоны и их архонты получили не источник неисчерпаемой энергии Любви, а
жалкое смертное существо. Но они все равно высасывают всю протекающую сквозь нас и столь
дефицитную энергию. Мы низведены до положения дойной скотины. Недаром существуют
легенды о вампирах, не выносящих света Солнца, гибнущих от него. Как увидим в 3-й Части
книги, это и есть архонты. Человек освобождается от рабства пред ними только при свете Солнца
Просветления. Но до той поры нас заставляют жить в тусклом свете отраженных бликов,
символизируемых Луной, и заставляют верить, что это якобы лучший из миров.

11.8. Энергетические приливы и отливы


В Приложении Е показано, что из-за солитонной природы эфирных импульсов они сами
собой организуются в “стаи”. В качестве огибающей для них выступает профиль волны из
следующего по возрастанию измерения. Так как мы живем в трехмерном мире, сгусток эфиров,
пока он спустится до нас из седьмого измерения, успевает несколько раз раздробиться на более
короткие импульсы.

Их череда оказывается
промодулированной довольно
сложной огибающей. В точности ее
форма пока неизвестна. Но
существуют представления, что
поток эфирной энергии, за счет
которой мы здесь существуем,
меняется примерно по синусоиде.
Согласно Максу Генделю
период этой синусоиды совпадает с
периодом прецессии Земли и
Рис.11.7. Огибающая для эфирных волн составляет 25868 лет.

34
В соответствии с тем, в каком созвездии находится точка весеннего равноденствия,
отдельные отрезки этого периода получили название эры Рыб, эры Водолея и так далее.
Продолжительность одной эры составляет примерно 2160 лет. Понятно, что переход от одной эры
к другой не может носить ярко выраженного катастрофического характера, так как огибающая, в
соответствии с которой меняется амплитуда питающей нас волны, ведет себя довольно гладко (см.
рисунок 11.7). Однако изменения общего энергетического фона не могут не проявиться в качестве
характерных тенденций.
По современным представлениям, сейчас происходит переход от эры Рыб к эре Водолея. На
графике огибающей мы проходим точку минимума. Это означает, что отныне и надолго поток
эфиров будет только возрастать. К каким последствиям это может привести?
Поскольку поток эфиров относится к тонкоматериальным реалиям, его вариации могут
сказаться, прежде всего, на состоянии наших микрокосмосов. Видящие утверждают, что
увеличение потока будет очень благотворно для тех людей, которые преданы духовному поиску.
Почему это так, станет понятно из 3-й Части книги. Эффект сводится к тому, что духовные
достижения будут даваться человеку с меньшей затратой усилий.
Однако сейчас остановимся на том, как увеличение потока скажется на людях, не
обременяющих себя духовными проблемами. Те же видящие предупреждают, что для последних
настают трудные времена, так как они весь избыток энергии склонны направлять по старому
руслу мирских интересов. Это неминуемо приведет к перенапряжению их психики. А в
перспективе к укорочению продолжительности жизни. Проиллюстрируем это положение.
Светящийся кокон, в котором мы обитаем, очень хрупок. Накатывающая сила (так в
традиции дона Хуана называют поток эфиров) имеет продольный аспект, губительный для кокона
даже в обычном состоянии. При увеличении амплитуды эфирных волн он с еще большей
легкостью будет раздавливать наши коконы. Мало того, словно шланг, по которому подается
сильный напор воды, страды выйдут из-под контроля существ Зеркальной сферы. В результате ее
двойная полость раскроется, что приведет к гибели всех архонтов.
Это и будет растворение проявленного мира в пустоте, о чем так много говорят на Востоке.
После того, как напор эфиров ослабеет, падшие существа смогут вновь принять физические
воплощения в нашем пространстве. Зеркальная сфера вновь замкнется, но какое-то время она
будет пустой. Люди еще не успеют сгенерировать новое поколение архонтов-паразитов.
Не случайно Розенкрейцеры учат, что с
наступлением Нового дня проявления
устанавливаются условия, наилучшие для
гностического Преображения, именно из-за того,
что Зеркальная сфера еще не может оказывать
своего пагубного воздействия, как это
происходит сейчас.
Важно учесть, что описанные периоды
растворения касаются только падшего мира и его
существ. Непадшие микрокосмосы, во-первых, не
имеют Зеркальной сферы, а во-вторых, с
легкостью подстраиваются к самым разным
амплитудам энергетических волн.
Вопросам, почему это так, а также что
следует понимать под миром, который может
раствориться в пустоте, посвящены следующие
Рис.11.8. Раскрытая Зеркальная сфера
главы книги.

35
12. Описание мира и картина мира

12.1. Каррас в роли монады


В 1-й Части книги утверждалось, что свойства Макро- и микрокосмосов во многом
аналогичны свойствам монад, описанных Лейбницем (Приложение B). Одной из главнейших
особенностей монад является то, что они не общаются между собой непосредственно, а каждая
несет в себе индивидуальное отражение всей Вселенной. Поведение монады меняет состояние ее
личной Вселенной, а это, в свою очередь, посредством “предустановленной гармонии” влияет на
вселенные всех других монад.
В этой главе основное внимание будет уделено содержательной стороне упомянутой
аналогии. Хотя со времен Лейбница накопился достаточный научный опыт, чтобы попытаться
конкретизировать предложенную им модель, полученные здесь выводы ни в коей мере не должны
считаться окончательными. Это всего лишь очередная попытка выразить словами то, что
невыразимо по существу. Но мы, люди, не умеем иначе.
Итак, каррас человека воспроизводит форму семи Правителей, то есть семи сегментов,
сопряженных в единой точке Кетер. Это дает возможность сравнительно независимого
существования каждому сегменту, называемому микрокосмосом.
В любом замкнутом тонкоматериальном контуре возникают индукционные токи. В
непадшем микрокосмосе главную часть потока составляет энергия, возникшая при индукции в
нейтральном семимерном ядре. Но при порванных страдах контакт с этими токами становится
невозможен. Основным источником энергии, циркулирующей в пределах падшего микрокосмоса,
является небольшой замкнутый семимерный контур, венчающий его ствол. Он называется
Высшим Я, Люцифером или “князем”.
Кроме отсутствия контакта с нейтральным ядром, отличительной особенностью падшего
микрокосмоса является то, что у него произошла полная потеря позитивного и негативного ядер.
Их роль теперь выполняют две половины Зеркальной сферы, которые выступают в роли
позитивного и негативного фактора, иначе говоря, диалектического Добра и Зла. Там обитают
многочисленные архонты, паразитирующие на человеке (см. рисунок 11.3). Об их происхождении
и структуре будет сказано позже (Раздел 20.2).
Роль нейтрального ядра могло бы исполнять Высшее Я, но при всем его “величии”, оно не
может играть ее самостоятельно, без помощи воплощенной личности. Эта последняя возникает в
пределах светящегося кокона или ауры. И поскольку без нее жизнь в микрокосмосе вообще
замирает, то роль нейтрального принципа приписывают также и земному Я человека.
Целью гностического Пути и Преображения является восстановление исходной структуры
микрокосмоса с ее тремя ядрами, которые совместно исполняют роль Истинного Я. Высшее Я при
этом занимает присущее ему место одного из подчиненных компонентов системы. Роль и место
земной личности в этом процессе рассматривается в 3-й Части книги.
Чтобы накоротко замкнуть разорванные страды микрокосмоса и поддержать поток энергии
хотя бы на минимальном уровне, в нем был сформирован светящийся кокон. Без этого вся система
оказывается “обесточенной”, микрокосмос просто задыхается. Поэтому в гностической традиции
кокон называется “дыхательным полем”. Наблюдения ауры видящими с уверенностью
показывают, что такое замыкание происходит между одномерными и двумерными эманациями.
Именно поэтому аура или светящийся кокон представляются конгломератом вибрирующих
одномерных волокон и двумерных поверхностей.
36
Роль ауры или светящегося кокона в качестве вместилища для физической личности не
может вызывать сомнения: уж слишком многочисленны наблюдения, подтверждающие их
неразрывную связь. Но видящие настаивают также, что кокон является одновременно и
инструментом осознания окружающего мира. Именно этой стороне дела будет уделено основное
внимание в настоящей главе. Главное, что будет выяснено, это вторичный, служебный характер
нашего тела и картины окружающего мира в процессе передачи энергии от одной страды к другой.
Поэтому с таким вниманием в Концепции анализируются энергетические потоки. Кроме того, по
ходу рассмотрения этой проблемы будет уточнено строение не только кокона, но и устройство
позитивных и негативных ядер.

12.2. Почему именно кокон?


Самым главным источником энергии для падшего микрокосмоса остается его семимерный
эон - “князь”. В пределах семимерного пространства сгенерированные им эфирные токи
распространяются в виде продольных волн или череды энергетических импульсов. По мере того
как их энергия проникает в пространства меньшего числа измерений, все большая ее часть
распространяется в виде поперечных волн, проявляясь как вибрации этих пространств.
Понятно, что самые интенсивные колебания будут совершать одномерные волокна. А из
всех жителей земли сильнее всего вибрируют волокна именно у людей, ведь даже падший человек
является представителем своего микрокосмоса, то есть, самого крупномасштабного из
сотворенных существ. По этой причине в его контурах генерируется намного больше эфирной
энергии, чем у других.
Поперечные колебания совершают не только одномерные волокна. Ими охвачены и
двумерные эманации. Понятно, что свойства этих колебаний отличаются от одномерного случая.
Ведь существенная часть полной энергии здесь распространяется в форме внутренних продольных
волн. О том, как себя проявляют поперечные волны высших размерностей, будет сказано в
следующей главе.
Сейчас достаточно ограничиться примером, когда энергия переходит с одной трехмерной
страды (первой) на другую (вторую), а посредником при этом являются расслоенные одномерные
и двумерные волокна. И те, и другие совершают поперечные колебания так, что заполняют своими
положениями трехмерный объем.
Иными словами, очень быстрые колебания одномерных волокон первой страды создают
впечатление, что пространство кокона заполнено крошечными “трехмерными” телами. Аналогией
здесь может служить вибрирующая гитарная струна. Она кажется намного “толще”, чем является
в действительности.
Но вибрации одномерных волокон создают только подобие трехмерных частиц, так как их
субстанция слишком разрежена. Но наряду с ними колеблются также двумерные эманации второй
страды, создавая аналогичный эффект заполнения пространства. Именно эти колебания
выступают посредниками между вибрациями одномерных волокон одной страды и трехмерным
пространством другой. Они уже достаточно “плотны”, чтобы через них эфирная энергия перешла
от одномерных пространств в трехмерное.
Итак, в коконе живого существа вибрации одномерных волокон “сцеплены” с вибрациями
двумерных слоев, они колеблются в унисон. Вот эти-то стремительные мелкомасштабные
колебания двумерных поверхностей, осуществляемые в том же самом объеме кокона, служат
образами полноценных трехмерных частиц. Совокупность всех частиц, воспроизводимых таким
образом, создает картину мира в коконе.
В нашем искусственном примере еще не выявлены механизмы формообразования. При
отсутствии информационной нагрузки указанных колебаний (их частотной или амплитудной
модуляции), они, скорее всего, имеют характер белого шума, и в результате существо получит
впечатление о пребывании в густом тумане. Мало того, само физическое тело этого существа (как
37
часть картины мира) также представляет собой некое аморфное облако. Такое состояние картины
мира в коконе можно назвать исходным. Далее будет показано, как она становится более
содержательной. Но в любом случае оказывается, что генерация вещественного наполнения
кокона есть всего лишь побочный эффект передачи энергии от одной страды к другой. Понятно,
что для длительного существования любой “вибрирующей” частицы необходимо, чтобы
колебания имели характер стоячей волны.
В простейшем случае для этого
необходимо, чтобы они происходили в
замкнутом объеме с отражающими стенками.
Тогда в пространстве возникают встречные
волны, имеющие одинаковую частоту и разность
фаз, не зависящую от времени (это свойство в
физике называется когерентностью и наиболее
чисто реализуется в лазерных лучах). Именно
таково условие для наблюдения устойчивой
картины интерференции.
Этим, собственно, и объясняется
необходимость замкнутого пространства
светящегося кокона или “пузыря восприятия”.
Оно “останавливает” бегущие волны, превращая
их в стоячие.
Рис. 12.1 Кокон как совмещение двух петель.
В соответствии с принятой методикой
Буквой V на первой страде обозначена точка
ветвления, откуда исходят миллиарды построения Ключей, замкнутые объемы
одномерных волокон, образующих петли. изображаются в виде петель, образованных на
Белым цветом отмечены двумерные волокна, их участках страд.
петля на второй страде соответствует объему,
заполненному двумерными сферами. Буквой А В таком случае, светящийся кокон есть
обозначен пучок одномерных волокон, не совмещение в пространстве двух петель: одной,
играющих в падшем микрокосмосе образованной одномерными волокнами с первой
существенной роли страды, и другой, образованной пучком
двумерных эманаций со второй страды (см.
рисунок 12.1).
Понятно, что и на второй страде присутствуют одномерные волокна, но в коконе падшего
микрокосмоса они играют весьма пассивную роль. Их активность проявляется, когда человек
вступает на духовный путь, о чем будет сказано позднее.
Если кокон функционирует успешно, а это значит, что в нем живет физический организм,
то в его пространстве наблюдается картина устойчивой интерференции колебаний. Вся его толща
ведет себя как упругая среда, она буквально “звенит” и “сияет”.

Примечание: Колебания, приходящие от контуров микрокосмоса с различной размерностью интерферируют в


различных объемах (так как их энергия, а значит и частота, различны). В результате возникает та слоистая структура
ауры, о которой говорит Барбара Бреннан [12, 13]. Одновременно и неминуемо возникнут промежуточные области, в
которых устойчивая интерференция невозможна. Они будут наблюдаться как слои, заполненные текучими флюидами.
Таким образом, получается качественно верное объяснение структуры ауры. Разные ее слои, действительно, связаны с
источниками энергии (с замкнутыми контурами в микрокосмосе), имеющими разную пространственную размерность.
Поэтому по состоянию этих слоев можно судить о состоянии соответствующих областей микрокосмоса.

Дон Хуан [25] неоднократно отмечал, что причиной смерти любого существа оказывается
нарушение целостности его кокона. Какое бы конкретное событие, опасное для жизни, ни
произошло, смерть случится, только если это событие привело к разрыву оболочки кокона. Тогда
она начинает съеживаться, а содержимое кокона распыляться в пространстве. Субъективно
человек переживает шок, картина мира в его сознании искажается.
38
При этом дон Хуан не соглашался с тем, что
некоторые состояния сознания, которые в
европейской культуре считаются посмертными, на
самом деле уже являются смертью. Они
соответствуют промежуточным конфигурациям, на
которых задерживается сжатие кокона и его
распыление. В таких случаях через некоторое время
смерть наносит свой следующий удар, и процесс
продолжается вплоть до полного опустошения
кокона.
Эту финальную ситуацию можно изобразить
графически (см. рисунок 12.2). На рисунке видно,
что замкнутый объем на второй страде распался.
Интерференция на множестве двумерных
поверхностей стала невозможна, а значит
невозможно и взаимодействие страд. Но в этот же
момент прекратился ток энергии во всем
микрокосмосе. Он начинает задыхаться и
немедленно стремится к следующему воплощению.
Вопрос о том, каким образом происходит
воплощение микрокосмоса, претерпевшего смерть
Рис.12.2 Размыкание страд в населяющей его личности, отложим до будущих
посмертном состоянии. 1-я страда глав. Сейчас интерес представляет тот период,
наверху, 2-я внизу; a - объем кокона, когда личность жива и, следовательно, передача
задаваемый двумерными волокнами,
уменьшается; b - дальнейший распад
энергии от одной страды к другой осуществляется
кокона, страды полностью потеряли нормально. Основной вопрос: как возникает для
взаимный контакт личности картина мира обитания?

12.3. Картина мира


Обратим теперь внимание на окрестность точки ветвления первой страды, то есть, на то
место, где двумерные эманации претерпевают расслоение на пучок одномерных волокон. Чтобы
получился шарообразный замкнутый объем, этот пучок должен образовать петлю, что и
изображено на рисунке 12.3. Таким образом, из точки ветвления исходят миллиарды одномерных
волокон, и каждое из них замкнуто в петлю. Всю их совокупность будем называть телом
внимания.
Важно то, что точка ветвления является
источником поперечных колебаний,
распространяющихся вдоль одномерных волокон
в обе стороны. На рисунке 12.4. этот эффект
поясняется на примере замкнутой петли из одного
волокна. Эта ситуация аналогична тому, как в
голографии единый луч света разделяют на два
луча, на опорный - T и предметный - S (см.
Приложение G).
Теперь, в полном соответствии с
описанием процесса осознания, данным доном
Хуаном [25], предположим, что пучок волокон,
играющий роль предметного луча, проходит через
одну из “успокоенных” двумерных эманаций (см.
Рис.12.3. Миллионы одномерных волокон
исходят из вибрирующей точки ветвления рисунок 12.5).
V; каждая замкнута в петлю
39
Благодаря энергетическому
взаимодействию с ней он окажется
промодулированным. Это стразу же отразится на
картине интерференции во всем объеме кокона.
Вместо аморфного облака тумана в нем появится
некая пространственная структура, зависящая от
того, какой “рисунок” был прочитан предметным
лучом на двумерной эманации. Именно так
возникает картина мира, в котором обитает
личность.
Итак, одна из основных идей Концепции
Рис.12.4 Петля из одного волокна; слева - из точки
ветвления V исходят вибрации, они заключается в том, что картина трехмерного
распространяются по волокну в обе стороны; мира обитания в коконе возникает в результате
справа - после встречи вибраций на волокне воспроизведения “информации” записанной на
образуется система стоячих волн двумерных эманациях самого же микрокосмоса в
виде некоего “рисунка”. Агентом
воспроизведения служит тело внимания, то
есть, пучок одномерных вибрирующих волокон,
исходящих из точки ветвления.
Весь объем кокона заполнен петлями,
имеющими самые разные размеры и
пространственную ориентацию. По каждой петле
навстречу друг другу бегут вибрации,
возбуждаемые в точке ветвления. В результате,
вдоль каждого волокна возникает система
стоячих волн. Конфигурация этих волн зависит от
того, как на них повлиял “рисунок” двумерных
эманаций.

Рис.12.5 Предметный луч Если теперь рассмотреть какую-то одну


проходит через двумерную выделенную точку в пространстве кокона, то
эманацию через нее во всех направлениях проходит
огромное количество волокон (см. рисунок 12.6)
И каждое из них до этого прошло через какое-то
место на двумерной эманации-источнике
информации. То же самое справедливо для любой
другой точки пространства кокона.
 Как видим, эта схема очень близка к
голографической, но с важными отличиями:
колебания распространяются не по прямым
оптическим путям, а по упругим волокнам,
замкнутым в петли;
 результатом воспроизведения
“свернутой информации” является не световая
Рис.12.6 Голографическое волна, несущая впечатление об изображении
воспроизведение в отдельной точке какого-либо объекта, а совокупность
пространства Т
микроскопически малых возбужденных зон в
объеме кокона, которые воспринимаются
наблюдателем как элементарные частицы
вещества.
При их взаимодействии между собой могут появляться частицы “второго поколения” (см.
Приложение G, в особенности замечание о квазичастицах-спеклонах);
40
 физическое тело наблюдателя образовано из такого же вещества, возникшего в
результате воспроизведения “свернутой” информации, содержащейся на двумерных эманациях
(об ее локализации см. следующий раздел);
 так как каждая петля, образованная одномерным волокном, является одновременно
и опорным, и предметным “лучом”, между картиной мира, возникшей в коконе, и конфигурацией
“рисунка” на двумерной эманации-источнике существует взаимообратное влияние.
Эти высказывания нуждаются в уточнении. Начнем с последнего. В современной
голографической технике до сих пор не преодолены трудности при воспроизведении полноценной
динамической картины. Причина в том, что процесс создания голограммы и ее воспроизведения
разнесены во времени. Голограмма возникает как фотографический “слепок” устойчивой
интерференционной картины поля излучения, рассеянного на объекте (Приложение G). Здесь
участвуют оба луча, опорный и предметный. А при воспроизведении используется только
опорный луч. Он рассеивается на голограмме и наблюдатель ощущает точно то же поле
излучения, как если бы оно рассеивалось на объекте.
Так вот, источником информации для воспроизведения картины мира в светящемся коконе
является небольшой участок двумерных эманаций. Объемным экраном для воспроизведения
служит вся толща самого кокона, образованного миллионами слоев двумерных же эманаций.
Таким образом, на обоих концах процесса находятся аналогичные (двумерные) структуры.
Разница заключается только в огромном различии пространственных масштабов. Это все равно,
как сравнить размеры кончика граммофонной иглы, считывающей информацию с извилистой
борозды на пластинке, и объем зала, в котором звучит музыка.
Как известно, то, что запечатлено на голограмме, на первый взгляд не имеет ничего общего
с объектом голографирования. Она напоминает мыльную пену. Чтобы увидеть сам объект,
необходимо осветить голограмму опорным лучом. При этом воспринимаемая нами картина
порождается посредством так называемого преобразования Фурье от того узора, который
содержится в голограмме. Из математики известно, что это преобразование обратимо. То есть,
если к картине применить преобразование Фурье еще один раз, то в результате вновь получится ее
голограмма. В современной технике очередность этих преобразований обратная: сначала
фиксируют первое преобразование на пластинке, а потом, облучая ее, осуществляют второе
преобразование, и мы видим объект.
В светящемся коконе инструментом преобразования является тело внимания. Совокупность
его одномерных вибрирующих волокон осуществляет двустороннее Преобразование Фурье в
режиме реального времени. По нашу сторону преобразования мы имеем картину мира. А на пути
предметного луча, исходящего из точки ветвления, лежат двумерные образования, на которых
“записана” голограмма этой картины. Хотя они нисколько не похожи друг на друга, связь между
ними очень жесткая. Стоит измениться узору на голограмме, тут же изменится картина нашего
мира. И наоборот, любой поступок, меняющий состояние объектов нашего мира, мгновенно
отражается на голографическом узоре. Он, разумеется, может “сопротивляться”, накладывая
ограничения на наш произвол. Как увидим далее, эти ограничения проявляются в нашем мире как
законы природы. А наше итоговое влияние на двумерный узор воспринимается двумерными
существами как безличная сила их судьбы.

12.4. Воспроизведение физического тела


Что касается физического тела, то его природа должна быть той же, что и природа всего
окружающего мира. То есть, оно должно быть результатом голографического воспроизведения
посредством точки ветвления. Но исходная информация о нем не может быть записана там же, где
записана информация о мире. Это легко понять, если учесть, насколько тесно связано наше
сознание с нашим телом. Эта связь формируется на основании опыта передвижений в мире: где бы
мы ни путешествовали, наше тело всегда является для нас объектом первого плана, оно сохраняет
свою тождественность.
41
Маги могут посещать и другие миры, при этом они ощущают их также посредством тела,
хотя оно и может видоизменяться. Известна также способность магов принимать облик животных.
Это накладывает дополнительные ограничения на локализацию исходной информации для тела.
Всем этим условиям удовлетворяет
двумерный участок страды, примыкающий к
точке ветвления (см. рисунок 12.7). Как видно на
рисунке, для воспроизведения впечатления о
физическом теле, первой страде достаточно
образовать дополнительную небольшую петлю,
чтобы пучок одномерных волокон, исполняющий
роль предметного луча, прошел через
соответствующий участок этой же страды.
Разные ее участки отвечают за разный облик и
состояние тела. Именно эта конфигурация с
дополнительной петлей, напоминающая улитку, в
традиции дона Хуана называется точкой сборки.
Поэтому ее видимые размеры совсем не
микроскопичны, а сравнимы с теннисным мячом.
Точка сборки представляет собой нечто
вроде головки патефона, несущей иглу - точку
ветвления. Игла скользит по пластинке и
Рис.12.7 Предметный луч считывает посылает сигнал в объем резонатора, который
информацию с первой страды усиливает звук.
Но в точке сборки “игла” проходит через дополнительный фильтр, принадлежащий ей
самой, на котором “записана” информация о физическом теле. Более того, как говорит дон Хуан,
точка сборки действует подобно магниту. Она притягивает друг к другу те эманации внутри и вне
кокона, которые “подходят” друг к другу. Она выравнивает информационное наполнение этих
двух эманаций, и они могут, в идеале, слиться воедино. Это и есть функция “сборки”, благодаря
которой возникло само название. При этом каждый из двух источников информации сохраняет
свою специфику и свободу, то есть, внутренние эманации в основном отвечают за построение
тела, а внешние, за построение картины окружающего мира. Некоторая доля полной информации
о мире переносится на внутренние эманации, а часть информации о теле, типа: “вот я какой” и
“вот я где”, переносится на внешние. И только потом содержание внутренней эманации
проецируется в толщу кокона.
И тогда в коконе воспроизводятся одновременно и окружающий мир, и погруженная в него
личность. Причем, имеется свобода в их взаимном расположении. Точка сборки, как “улитка”,
ползет по субстрату двумерных эманаций. Ее перемещение сопровождается сменой ландшафтов,
на фоне которых существует личность. А изменение места на страде, через которое проходит
предметный луч в самой точке сборки, приводит к смене внешнего облика мага, включая сюда
постарение, омоложение, оздоровление и даже превращение в животных. Использование этих
двух возможностей сразу позволяет магу при посещении различных миров иметь то тело, которое
наилучшим образом к этому миру приспособлено.
Люди, как правило, не задумываются о том, что всю жизнь имеют дело с “картиной мира”.
Они полагают, что просто живут в этом мире. С этой точки зрения кокон является вместилищем
целой Вселенной. Поэтому выявленный механизм вполне можно сопоставить с тем, что
говорилось в Главе 1 о порождении мира по представлениям индийской философии [69]. Первым
всегда возникает махат, или буддхи. Это некий объем, насыщенный светящимся элементом
саттвы. Как махат он служит основой для мира объектов. Как буддхи он является интеллектом,
позволяющим свету сознания Абсолюта отразиться в мире объектов и познать его. Здесь важно то,
что любой объект может быть осознан не ранее, чем наложит свой отпечаток на интеллект.

42
Кокон как раз и является таким объемом, насыщенным светящимися, вибрирующими
волокнами, построенными из саттвы. Будучи промодулированными благодаря взаимодействию с
двумерными эманациями, вибрации волокон создают в объеме “отпечаток” объектов, включая
сюда физическое тело человека. Как мы уже знаем, Творческая Проекция транслирует свое
сознание на любой замкнутый контур, образованный волокнами, стараясь придать ему
устойчивость. Это и есть то самое целостное сознание кокона, с помощью которого человек мог
бы, в конечном итоге, ощущать весь свой мир непосредственно как самого себя.
Но кроме этого большого контура нужно учесть еще ту дополнительную петлю, о которой
говорилось в связи с построением образа тела человека. Это точка сборки, имеющая форму
улитки. Именно она является носителем личностного сознания, центрированного на себя
(самосознания). Именно ее следует сопоставить с аханкарой, ибо функция аханкары и заключается
в ощущении «я и мое».
Точка сборки или аханкара самым тесным образом связана с нашим телом. Ведь именно
оно оказывается непременным компонентом во всех жизненных перипетиях. В результате,
самосознание приучается ложно отождествлять себя с физическим телом. А всю остальную
картину мира полагает чем-то внешним и чуждым. Но это заблуждение. Из всего сказанного
должно стать ясно, что никакого внешнего и чуждого мира предметов, лежащего вне нашего
кокона, просто не существует. Все, чего мы касаемся, все, на что смотрим, есть “отпечатки”
объектов на субстрате нашего кокона (или в интеллекте, если употреблять это слово в смысле
индийской философии). Когда мы отодвигаем стул и встаем из-за стола, один “отпечаток” в
интелекте, воспринимаемый как наша рука, действует на другой “отпечаток”, воспринимаемый
как стул. Все это происходит “внутри” нашего сознания. Только ложное отождествление аханкары
с нашим телом заставляет думать, будто стул есть нечто внешнее для нас.
Мы не будем детально заниматься тем, как именно строится наше тело в коконе. Напомним
только, что в индийской философии утверждается, что из аханкары (из носителя нашего я)
параллельно возникают пять тонких элементов (служащих основой для воспроизводства вещества
в окружающем мире) и одиннадцать тонких, первичных органов нашего тела. Значит именно наше
я ответственно за тот мир, в котором обитает наше тело! И за качества нашего тела ответственно
оно же! Среда обитания и скафандр, в который облачается сознание, погружаясь в эту среду,
изготавливаются одновременно и взаимосогласованно.
Эти индийские представления как нельзя лучше соответствуют описанной деятельности
точки сборки. В Концепции все процессы в нашем мире рассматриваются как результат
распространения вибраций по совокупности одномерных и двумерных эманаций Орла. В
результате возникает устойчивая картина интерференции колебаний (что создает впечатление
огромного количества трехмерных частиц вещества), а также возникают дополнительные
тонкоматериальные структуры, на которые транслируется сознание аханкары. Эти структуры
функционируют как специализированные “внутренние” органы чувств, называемые в индийской
философии индриями.
Таким образом, между точкой сборки человека и теми волокнами, которые “соединяют его
со всем в мире”, должна существовать неразрывная взаимосвязь. Сам дон Хуан никогда ее не
подчеркивал. Поэтому, для ее выявления прибегнем к сведениям, почерпнутым из других
традиций.
Всем известно, какое большое значение в йоге придается спинномозговому каналу, вернее,
его тонкоматериальному аналогу - Сушумне (называемой в западной традиции Змеиным огнем).
Так вот, это и есть “предметный” пучок светящихся волокон, который берет свое начало в точке
сборки, а потом входит в тело в районе макушки на голове.
По йогическим представлениям, Сушумна снизу упирается в Кундалини, которая служит
заслонкой для потоков могущественных энергий. У большинства людей она накрепко закрыта, и
это очень хорошо для них.

43
Мастера восточных единоборств установили, что этот канал, на самом деле не оканчивается
возле Кундалини. Он проходит вблизи нее, поворачивает вперед и поднимается вдоль передней
стороны тела. Так он достигает уровня пупка. Здесь расположен центр энергии, важнейший для
боевых искусств - Дан-Тянь.
А вот дальнейшее продолжение этого потока наружу как раз описывает дон Хуан, как
систему волокон, которые исходят из живота и которыми человек соединен со всем множеством
объектов в мире. Однако по самой логике учения дона Хуана получается, что человек не просто
соединен с объектами, он творит их! Вернее, он является свидетелем того, как некая сила в его
собственной системе воспроизводит пред ним все объекты мира. Инструментом этого творчества,
как мы видим, является “предметный” пучок волокон, исходящих из точки сборки, проходящий
через тело человека и выходящий наружу в районе живота. Точнее, там выходит основная часть
этого пучка. Остальная распределена по поверхности тела более-менее равномерно и называется
эфирным телом.
Навстречу предметному пучку через пространство кокона устремлен “опорный” пучок. По
существу, это продолжение все той же петли, которая образована одномерными волокнами.
Встреча двух потоков вибраций порождает в пространстве кокона впечатление частиц вещества.
Они организованы в скопления, образующие предметы. Недаром дон Хуан подчеркивал, что точка
сборки неизменно формирует из волокон комплексы-скопления. Наше физическое тело есть одно
из таких скоплений. Поскольку оно играет в коконе выделенную роль (“оно мое”, “оно - это я”), то
человеку кажется, что от его тела во все стороны расходятся волокна, соединяющие его с прочими
объектами.
Все это рассмотрение потребовалось,
чтобы ввести очень важное понятие первого
кольца силы (см. рисунок 12.8). То, как его
описывает К.Кастанеда, всегда звучит несколько
иносказательно. На самом деле, первое кольцо
силы это то, что выше было названо телом
внимания, то есть совокупность одномерных
волокон, замкнутых в петлю, проходящую через
точку сборки. То есть кольцо - это петля! Таким
образом, этот тольтекский термин как нельзя
более нагляден. При этом плечо петли, играющее
роль предметного пучка, проходит через тело
человека, образуя то, что в йоге называется
Сушумной. Часть тела внимания, прилегающая к
физическому телу, сопоставляется с эфирным
телом и, далее, со всей аурой человека.
Что касается множества двумерных слоев
Рис.12.8 Тело внимания как первое кольцо силы.
кокона, то в Концепции они отождествляются с
Часть кольца в виде компактного энергетического астральным телом (по индийской терминологии,
канала проходит от точки сборки внутри тела с телом эмоций и желаний). Такое заключение
человека. Это "предметный луч". Ему навстречу можно обосновать тем, что во время сна форма
идут рассеянные волокна "опорного луча". В кокона может весьма сильно искажаться, что
целом возникают миллионы замкнутых
вибрирующих одномерных петель, заполняющих сопровождается яркими видениями, так как точка
объем кокона сборки входит в контакт с ранее недоступными
эманациями.
А когда дон Хуан готовил ученика к сдвигу точки сборки наяву, он часто провоцировал у
него вспышку сильных эмоций, зачастую отрицательных. Это также помогало создать
необходимую вмятину на поверхности кокона. Таким образом, изменения формы слоев кокона
одновременно связаны как со сновидениями, так и с эмоциями, то есть, с теми самыми явлениями,
которые всегда приписываются астральному телу. Что требовалось доказать.

44
Примечание: В Главе 2 рассмотрены первые шаги творения, когда Абсолютом порождаются пространства с
количеством измерений 0, 1 и 2. Они символизируются Сефирот Кетер, Хокма и Бина [65]. Для описания
Макрокосмосов там же было предположено, что Сефира Бина представляет собой двумерную поверхность тора. Но
она имеет и классическую модификацию в виде сферы. Только что, при описании светящегося кокона упоминались
миллионы тонкоматериальных сферических слоев, из которых он образован. Все пространство кокона пронизано
миллиардами одномерных петель, которые символизируются Сефирой Хокма. Именно одномерные волокна Хокмы
поставляют энергию и информацию в Бину, которая служит принимающей стороной, рождающей формы нашего
мира.

Напомним, что замкнутый объем кокона, образованный петлей двумерных эманаций,


играет роль махата, то есть основы для возникновения мира объектов. Сами эти объекты
воспроизводятся в результате деятельности тела внимания (что соответствует по индийской
терминологии интеллекту). Физическое тело человека играет роль наблюдателя множества
окружающих объектов. При этом человек убежден, что во все стороны вокруг него расстилается
бесконечное физическое пространство. Теперь понятно, что оно вторично по отношению к
тонкоматериальному пространству Макрокосмоса. Оно также и иллюзорно, по крайней мере, в
отношении производимого им впечатления бесконечности. В соответствии с механизмом
возникновения, его можно назвать пространством внимания. Однако, благодаря коллективному и
устойчивому характеру этой иллюзии, она приобрела огромное самостоятельное значение, а
потому нуждается в специальном изучении, что явится предметом Главы 18.

45
13. Театр одного зрителя

13.1. Поляризация кокона и строение ядер микрокосмоса


Взглянем еще раз на устройство светящегося кокона. В его объеме совмещены две петли,
создающие впечатление шара (см. рисунок 12.1). Одна образована одномерными волокнами с
первой страды (тело внимания), а другая пучком двумерных эманаций со второй страды (так
изображаются тонкие слои кокона). Причем первой страдой называется та, по которой эфирная
энергия (условно названная положительной) поступает в кокон (Глава 4). Вторая страда, таким
образом, эту энергию принимает. Это взаимодействие страд можно описать формулой “1→2”, где
стрелка означает поток энергии, а цифры соответствуют размерности взаимодействующих
волокон на страде-источнике и страде-приемнике энергии.
Далее выяснилось, что физическое тело личности воспроизводится благодаря точке сборки,
которая представляет собой добавочную петлю на первой страде, образованную уже на ее
двумерном участке (см. рисунок 12.7). Видящие подчеркивают, что небольшой объем точки
сборки всегда располагается на внешней границе кокона, примерно в метре от физического тела.

Рис.13.1 Петли на двух страдах

В этом разделе основное внимание будет уделено симметрии, присущей микрокосмосу, и


тому, к каким последствиям она приводит в коконе падшего человека. Чтобы лучше представить
себе его структуру, обратимся к рисунку 13.1. Буквой a) обозначен уже известный по рисунку 12.1
кокон, дополненный двумерной петлей на первой страде (точкой сборки) и одномерной петлей на
второй страде (до сих пор о форме одномерных волокон, которыми должна заканчиваться вторая
страда, ничего не говорилось). Чтобы подчеркнуть структурную симметрию, размеры двумерных
петель сделаны одинаковыми. Светлая стрелка указывает направление эфирного тока в
микрокосмосе. Напомним, что первая страда расположена справа. Таким образом, эфирный ток
перетекает с одномерных волокон на двумерные в соответствии с формулой “1→2”.

46
Примечание: Петля из одномерных волокон на второй страде во время жизни человека играет второстепенную роль.
Но когда в момент смерти единство кокона нарушается, взаимодействие по формуле "1→2" становится невозможным.
Остаточный поток энергии поддерживается благодаря взаимодействию "1→1", то есть происходит перекрестное
возбуждение одномерных эманаций (см. рисунок 13.1-b). Но оно может привести к воссозданию только двумерных
частиц и существ с двумерными телами. Интересно, что во многих традициях привидения описываются именно как
плоские двумерные существа, вроде игральных карт. Видеть их могут немногие люди, и только анфас, но не в
профиль. Их внешний облик по-прежнему формируется благодаря точке сборки. Отсюда следует, что при смерти
основные структуры кокона не разрушаются. Нарушается только его единство, то есть, теряют взаимный контакт
объемы (изображаемые петлями), заполненные одномерными и двумерными волокнами. Их разъединение
воспринимается как съеживание оболочки кокона и разлет в пространстве его содержимого.

Что касается привидений, то, будучи двумерными, они полностью лишены возможности
механически повлиять на дела нашего мира. Их единственный шанс вмешательства - это
психологическое давление на тех, кто в состоянии их ощущать.
А теперь вновь обратим внимание на рисунок 13.1-b. Обе страды на нем демонстрируют
выраженную симметрию. Зададимся вопросом: а не могут ли страды замкнуться наоборот, то есть,
по формуле “2→1”? Эта ситуация изображена на рисунке 13.1-c. Она практически совпадает с тем,
что изображено на рисунке 13.1-a, разве что ток эфиров теперь переходит с двумерных эманаций
на одномерные. Можно ожидать, что в результате в таком коконе возникнет существо, с одной
стороны похожее на случай a), но в чем-то ему противоположное.
Ну, так мы и наблюдаем вокруг себя множество таких существ. Это мужчины и женщины!
При всем сходстве, между ними имеются огромные различия, вплоть до полярной
противоположности. Она-то и называется взаимно-противоположной поляризацией. На
физическом плане это выражается, прежде всего, в деле продолжения рода, где мужчина является
стороной дающей, а женщина - принимающей (мужчина сильнее на физическом плане).
Гностики утверждают, что взаимно-противоположная поляризация мужских и женских тел
затрагивает несколько уровней в микрокосмосе, по крайней мере, от физического до ментального.
При этом она имеет чередующийся характер. Так, эфирное тело женщины сильнее мужского (оно
- дающее), астральное слабее (принимающее), а ментальное вновь сильнее [54]. Далее, в 3-й Части
книги, это свойство будет изучено более подробно.
Теперь можно указать, какая из формул передачи энергии в коконе является мужской, а
какая женской. Получается, что на рисунке 13.1-a, где проиллюстрирована формула “1→2”,
приведен кокон именно для женского физического тела. Ведь здесь одномерные волокна эфирного
тела выступают дающей стороной. А двумерные слои астрального - принимающей. А формула
“2→1” описывает кокон мужчины.

Примечание: Поскольку активным агентом построения картины мира является одномерное тело внимания, то
естественно представлять, что оно же выступает и источником энергии. С этой точки зрения формула “2→1”
выглядит менее наглядной, чем “1→2”. Проблема решается тем, что вместо положительной энергии, текущей в
некотором направлении, всегда можно рассмотреть встречный поток отрицательной энергии (Глава 4). Для нее тело
внимания мужского кокона (эфирное тело) сразу же станет источником, а двумерные слои - приемником.
Соответствующая формула теперь выглядит так: “1→2”, где темная стрелка указывает поток отрицательной энергии.
Этим объясняется появление черной стрелки на рисунке 13-с.

Кроме качественной симметрии между двумерными петлями на двух страдах наблюдается


большое различие в размерах. У взрослого человека кокон имеет поперечник около 4 метров, а
точка сборки напоминает шарик от пинг-понга. А тело внимания из одномерных волокон должно
совмещаться либо с одним объемом (для женщин), либо с другим (для мужчин). Как же это
осуществить правильным образом?
Но не забудем, что выбор пола у зародыша происходит на весьма ранней стадии развития,
когда он еще очень мал. Тогда и его кокон, и его точка сборки также малы и близки по размеру. В
такой ситуации для микрокосмоса оба варианта замыкания кокона эквивалентны. Все равно, как
47
для нас, когда мы сжимаем кулак на одной руке и охватываем его ладонью другой. Очевидно, что
это можно сделать двумя способами, когда кулак на правой руке, и когда на левой. Оба способа
одинаково доступны. А если представить, что по нашим рукам протекает ток, всегда справа
налево, то эти две комбинации будут обладать взаимно-обратной поляризацией.
А теперь несколько слов о структуре ядер микрокосмоса.
Концепция исходит из того, что метод построения картины мира в коконе падшего
человека присущ всем микрокосмосам (в том числе, не претерпевшим Падения). Было бы странно
ожидать иного. Ведь при создании аварийного природного порядка для падших людей неизбежно
использовались ресурсы и методы, накопленные на предыдущих стадиях творения. Поэтому-то
мы и исследовали структуру кокона столь тщательно. На ее основе теперь нетрудно понять,
каково строение позитивного и негативного ядер исходного микрокосмоса. Как увидим, разница
заключается только в том, что в коконе встречаются две разорванные страды, а каждое ядро это
кокон, построенный на одной целостной страде. Причем, аналогичные коконы существовали в
микрокосмосах всегда, задолго до сотворения человека. Второе отличие в том, что в падшем
коконе страды встречаются как бы по горизонтали, а в ядре они спускаются параллельно сверху
вниз (см., например, рисунок 11.2-а).
Итак, когда проявленная личность жива, она существует внутри кокона, представляющего
собой совмещенные в пространстве петли из одномерных и двумерных эманаций. Тело обитателя
кокона строится благодаря еще одной петле двумерных эманаций, называемой точкой сборки. Она
располагается вне кокона. Вот, собственно, и все характерные черты, которые следует учесть.
На рисунке 13 показано, как возникает совокупность трех петель, построенных на
расслоенных участках одной страды, имеющих размерности 2, 1 и снова 2. Белая стрелка, как и
ранее, указывает направление тока позитивной эфирной энергии.
На рисунке 13-а показан универсальный прототип ядра микрокосмоса, еще не
зафиксировавшего своей поляризации. Дело в том, что здесь ни одна из двумерных петель пока не
играет роли точки сборки. Чтобы это произошло, шлейф одномерных волокон должен образовать
петлю (будущее тело внимания), и “выбрать”, на какую из точек ветвления ее замкнуть.
Поскольку для этого существует две возможности, в результате реализации каждой из них
возникнет кокон либо для мужского тела, либо для женского.
На рисунке 13.2-b
изображен вариант замыкания
тела внимания на источник
позитивной энергии. Таким
образом, точка сборки оказалась
слева. В результате возник кокон,
в котором может обитать
женщина. Схема получилась
несколько усложненной, так как в
ней одновременно учтено и
замыкание тела внимания на
выбранный полюс, и контакт
этого тела внимания со второй
Рис.13.2 Ядро микрокосмоса как тройная петля на целостной страде. петлей двумерных эманаций, и
Слева (на рисунке а) петля тела внимания еще не сформировалась, наличие прямой связи между
выбор, на какую точку ветвления его замкнуть, еще не произошел. двумерными участками в виде
Двумерные участки страд соединены шлейфом одномерных волокон. шлейфа одномерных волокон.
На рисунке b замыкание произошло на левую точку ветвления - на
источник позитивной энергии. Поток энергии через образовавшийся На рисунке 13.2-с точка
кокон имеет вспомогательный характер. На рисунке с замыкание сборки сформировалась справа, у
произошло на правую точку ветвления - источник негативной энергии источника негативной энергии.
Это кокон для мужчины.

48
Когда в Главе 6 рассматривалась так называемая Универсальная форма микрокосмоса,
строение ее негативного и позитивного ядер еще не могло быть конкретизировано. Теперь это
можно сделать. На рисунке 13.3 показан микрокосмос, обладающий парой трехмерных ядер. Это
означает, что эманации, входящие в состав каждого из них, расслоены вплоть до одномерных и
двумерных волокон (непрерывная страда расслоена на цепочку образований с числом измерений
2-1-2).Поэтому в них могут возникнуть трехмерные существа как мужского, так и женского пола.
Вещественное наполнение для физических тел возникнет посредством точки сборки благодаря
вибрациям, промодулированным “рисунком” на двумерных участках самих же страд. Пол
существа зависит от полюса, который будет избран каждым ядром для формирования точки
сборки. На рисунке петля тела внимания показана в нейтральной позиции, когда выбор еще не
состоялся. В этом случае структура ядра отличается особо выраженной симметрией.

Примечание: В Главе 4 рассматривались Планетарные печати Р.Штайнера [26] в качестве прототипов для Ключей и
Печатей, используемых в Концепции. Там на рисунке 4.3. изображена 3-я Печать. Интересно, что она имеет
характерную деталь в виде трилистника. Как только что было выяснено, именно такой структурой обладают ядра
микрокосмоса.

Об исходном строении человека у Гермеса Трисмегиста в книге Пимандр сказано:


"Природа от соединения с Человеком породила семь человеческих существ, связанных с
сущностью семи Правителей. Каждое из этих существ было мужчиной и женщиной
одновременно, и вздымались они ввысь, к небу".
Ранее, на основе этого высказывания в Концепции была сформулирована идея карраса как
нерушимого единства семи микрокосмосов. Но что касается самих микрокосмосов, то выражение,
что каждый из них был “мужчиной и женщиной одновременно” очень часто понимается так,
будто божественный человек представляет собой гермафродита, то есть урода в медицинском
смысле слова, у которого в едином физическом теле представлены органы обеих полов.
Именно так его всегда и рисовали, начиная
со средневековья. В противовес этому,
современные гностики настаивают, что
божественный человек "представляет собой две
человеческие волны, мужскую и женскую" [51].
На рисунке 13.3 видно, что мужской и
женский коконы в пределах одного
микрокосмоса строятся независимо друг от друга.
Главное, что в одном из них выполняется условие
протекания токов “1→2”, а в другом “2→1”. В
результате и получаются тела нужной
поляризации. Так что ни о каком гермафродите в
данном случае не приходится говорить.
Остановимся на очень важном отличии
падшего кокона от непадших ядер. Кокон создан,
чтобы осуществить замыкание разорванных
страд и поддерживать жизнь микрокосмоса.
“Князь” и его архонты всячески этим
злоупотребляют и стремятся в своих интересах
поддерживать поток энергии на самом высоком
уровне. Поэтому в построении физического тела
и картины окружающего мира у людей
задействованы все ресурсы кокона. И, в
Рис.13.3 Универсальная форма со конечном итоге, интенсивные вибрации эфиров
структурой ядер, не избравших
определенной поляризации нас убивают.
49
У непадшего ядра ситуация совершенно другая. Поскольку оно образовано на целостной
страде, поток энергии осуществляется в полной мере независимо от того, сгенерировано тело
существа в коконе или нет. Это значит, что для построения своего тела и картины окружающего
мира существо может “отводить” небольшую долю общего потока, совершенно для него
безвредную. Поэтому его бытие во времени ничем не ограничено. Разве только добровольным
желанием сменить облик.
Такому существу нет никакой необходимости питаться для поддержания жизни, как это
вынуждены делать мы. Разве только для удовольствия. Ведь ток эфиров, благодаря которому оно
живет, течет вечно и всегда доступен.
Кроме того, для такого кокона, свободного от необходимости непрерывно поддерживать
целостность своего тела и мира, открывается возможность направлять свое внимание не на мир
объектов, а на непроявленное Сознание Абсолюта. Если вспомнить, что носителем личного
сознания является вовсе не физическое тело, а точка сборки, или аханкара, то ядро может вообще
очистить поле своего сознания от всех признаков проявленного вещества. Такое состояние и
называется нирваной. О полноте и притягательности состояния нирваны написано множество
возвышенных слов.

13.2. Что такое внешний мир


Итак, картина грубоматериального мира в пределах позитивного или негативного ядер
микрокосмоса любой размерности воспроизводится в результате процесса, напоминающего
голографический. Что используется в качестве исходной голограммы? Концепция постулирует,
что эту роль играет картина мира в микрокосмосах предыдущей размерности! То есть, для
получения картины мира в нашем трехмерном коконе, тело внимания прочитывает “информацию”
с той картины мира, которая уже реализовалась в двумерных микрокосмосах. А наша картина
мира может служить источником “информации” для построения картины мира у четырехмерных
существ. Слово информация всякий раз здесь берется в кавычки, так как двумерные существа,
например, ничего не знают о нашем существовании. Они просто живут своей жизнью. Но наше
тело внимания обращается с их картиной мира так, как будто в ней преднамеренно записана какая-
то информация. Точно также с нашей картиной мира обращаются четырехмерные существа.
Таким образом, первичная иерархия тонкоматериальных тел микрокосмосов служит
инструментом или резонатором для воссоздания вторичной иерархии грубоматериальных миров.
Именно эта вторичная иерархия отличается необычайным богатством и разнообразием форм.
Именно в ней находит удовлетворение стремление Абсолюта к самопроявлению.
Высший уровень Творения нынешнего Макрокосмоса располагается в семимерном
пространстве. Проводниками воли Абсолюта по церковной терминологии выступают его восемь
Архангелов-архистратигов (Глава 6). Их картина мира строится на субстрате шестимерных
существ. Мы, как семимерные микрокосмосы, призваны быть связующим звеном между
деятельностью архистратигов, проводящих волю Единого, и несметным множеством существ в
нижних мирах. Так как у нас семь антенн-приемников, а не восемь, мы наделены свободой
самопроявления. Поэтому единую для всех предустановленную гармонию каждый из нас
использует по-своему.
Понятно, что две иерархии миров на некотором нижнем уровне должны совпадать. Это
происходит на уровне двумерных микрокосмосов и одномерных волокон. То, что можно было бы
назвать “картиной мира” на их уровне, является не воспроизведением какой-то нижележащей
информации, а непосредственной реакцией на воздействие со стороны предустановленной
гармонии. То есть, на двумерном уровне в чистом виде реализуется то, что Лейбниц предполагал в
отношении всех монад.
Однако для микрокосмосов всех размерностей помимо непосредственного влияния
предустановленной гармонии важную роль играют воздействия со стороны существ большей
размерности, чем они сами. Например, для нас очень важно поведение четырехмерных существ в
50
пределах их проявленных четырехмерных вселенных. А мы своим поведением влияем на
состояние двумерных вселенных. Так реализуется самосогласованный механизм
функционирования проявленных миров на всех уровнях иерархии. В книге Пимандр (Приложение
А) сказано, что Правители “правят чувственным миром посредством того, что называется
Судьбой”. Позже мы подробнее познакомимся с тем, что скрыто за этими словами. Сейчас важно
отметить, что аналогичное воздействие сверху вниз (посредством Судьбы) оказывают все
существа. А жители нижних миров влияют на верхние миры посредством того, что называется
законами природы.
Важный вопрос: где расположены в микрокосмосе эманации, служащие голограммами для
построения картины мира? Из сказанного выше следует, что они должны иметь меньшую
размерность, чем картина мира. Это значит, что они должны быть представителями предыдущих
стадий Творения, как бы нижележащими этажами нынешней стадии.
На Планетарных Печатях Р.Штайнера, а также на аналогичных рисунках, составленных на
основе Ключей (см. в Главе 4), ясно видно, что сфера Творения соответствует стволу
микрокосмоса. Именно там должны располагаться эманации, которые точка сборки использует в
качестве голограммы.
Это мнение косвенно подтверждается наблюдениями Барбары Бреннан, описанными в [13].
Она говорит об обнаружении ею еще более фундаментальной структуры, чем аура человека с уже
описанными семью телами. Б.Бреннан называет ее Хара и полагает, что это уровень глобальной
цели воплощения, уровень, на котором создаются и хранятся намерения. Состоит эта структура из
тонкой вертикальной линии, проходящей через центр тела, и трех точек на ней. Вверху, над
головой, расположен "центр индивидуальности" в виде воронки. Выше ее Барбара Бреннан
ощущала присутствие бесформенного и не поддающегося описанию Сознания. На уровне грудины
видна область света, соответствующая эмоциям, которая названа ею вместилищем стремлений
души. Тонкая линия Хары уходит далеко вниз, к центру Земли, где также наблюдается яркая
светящаяся область.
Обращает на себя внимание, что в этом описании присутствует еще и звездообразный
объект в районе сердца, который может быть сопоставлен с Искрой Духа. Вертикальная линия, по-
видимому, является “отблеском” полного видения ствола микрокосмоса.
В пользу этого говорит то, что линия эта
внезапно обрывается в пространстве над головой
человека, заканчиваясь образованием,
напоминающим чакру. А если Землей называть
всю Сферу творения, представленную в
микрокосмосе, то описанная структура Хары в
целом сопоставляется со стволом микрокосмоса.
Подробное изучение пространственных
кружев в районе ствола микрокосмоса - дело
будущего. Сейчас достаточно отметить, что
двумерные существа обильно представлены в
телах микрокосмосов всех других размерностей,
входящих в состав человеческого. Ведь,
например, четырехмерные микрокосмосы также
имеют расслоенные участки, вплоть до
одномерных.

Рис.13.4 Точка сборки (малая сфера) Поэтому не случайно маги воспринимают


считывает информацию со ствола информационный субстрат, на котором записана
микрокосмоса (изображенного в виде пачки картина мира, в виде некой губчатой субстанции,
двумерных голограмм) и посредством пронизанной множеством туннелей [25].
тонких волокон тела внимания транслирует
ее в кокон (большая сфера)

51
Напомним, что точка сборки представляет собой считывающее устройство, которому все
равно, с каким субстратом оно вступило в контакт. Словно игле проигрывателя, которой все
равно, какую пластинку воспроизводить.
Дон Хуан неоднократно подчеркивал, что точка сборки обращается со светящимися
волокнами всегда одним и тем же образом. Она формирует из них комплексы, которые наше
сознание воспринимает как объекты мира.
Так вот, маги обнаружили, что точки сборки людей, словно улитки, медленно ползают по стенкам
ходов-тунелей в информационном субстрате. При этом сознание людей имеет в их коконах
впечатление полноценного бытия в нашем мире. Обычный человек ничего не знает о
возможностях волевого перемещения своей точки сборки, более того, если ее внезапно
переместить насильственно, то он, скорее всего, умрет.
Однако древние маги-видящие овладели искусством такого перемещения (подробнее об
этом речь пойдет в 3-й Части книги). В результате, располагая свою точку сборки в различных
позициях, они обнаружили примерно 600 доступных для людей миров. Их исследования
требовали огромной отваги. Их достижения были потрясающими. Но только новые видящие
научились постоянно помнить, что “в действительности нет мира предметов, а есть только
вселенная эманаций Орла”. Они установили, что древние видящие допустили смертельную
ошибку, не отграничив в своих поисках Неведомое от Непостижимого.
“Неведомое - это нечто, скрытое от человека, одетое, возможно, устрашающим образом,
однако находящееся все-таки в пределах человеческой досягаемости. Неведомое в свое время
становится известным”.
“Непостижимое, с другой стороны - это неописуемое, немыслимое, неосуществимое. Это
что-то такое, что никогда не будет нам известно, однако это что-то есть там - ослепляющее и, в то
же время, устрашающее в своей огромности” [25].
Ключи помогают понять происхождение границы между Неведомым и Непостижимым.
Вся зона двумерных эманаций в стволе микрокосмоса относится к Неведомому. Контакт с любым
местом в ней породит в коконе переживание бытия в некоем трехмерном мире, может быть и
очень причудливом по свойствам. А вот если точка сборки вступит в контакт с эманациями
большего числа измерений, она по-прежнему будет генерировать в коконе видимость якобы
трехмерного мира, но это окажется совершенно неадекватным впечатлением. Как мы увидим в 3-й
Части книги, такая ситуация возникает всякий раз, когда человек устремляет свое внимание на
Зеркальную Сферу - эти многомерные зоны в своем собственном микрокосмосе. Наш кокон
просто не приспособлен для восприятия таких впечатлений.
Сравнивая последствия контакта с Неведомым и Непостижимым, дон Хуан говорил, что
“перед лицом Неведомого человек предприимчив: Неведомому свойственно вселять в нас чувство
надежды и счастья. Человек чувствует себя крепким и оживленным - даже опасения, которые оно
внушает, содержат что-то многообещающее. Новые видящие увидели, что человек выявляет свои
лучшие качества перед лицом Неведомого”.
“Но когда Неведомое путают с Непостижимым, результаты просто разрушительны.
Видящие чувствуют себя опустошенными, запутавшимися, ими овладевает ужасная
подавленность, тело теряет тонус, а разум трезвость... Непостижимое - за пределами досягаемости
людей, и в него не следует вторгаться по глупости или даже с предосторожностями... В этом
случае следует быть готовым заплатить неимоверную цену за легчайший контакт с ним”.
К сожалению, такие предупреждения остаются неизвестными многим Искателям. Вернее,
они известны, но их игнорируют. Ведь уже в Книге Бытия сказано, что для нас, людей с телами из
плоти и крови, путь назад в рай закрыт огненной завесой. Апостол Павел говорит, что плоть и
кровь не наследуют Царствия. Тем не менее, укоренилась традиция направлять духовный поиск
именно в сторону Зеркальной Сферы. А это области, впечатление о которых всегда будет
обманным, а контакт с ними всегда будет энергетически разрушительным. И не потому, что там
кто-то специально и злобно старается ввести нас в заблуждение. Просто мы оказываемся на чужом
52
игровом поле, не располагая необходимой экипировкой. О других возможностях надежного и
безопасного духовного продвижения зачастую просто не известно. Осветить их - одна из
главнейших задач Концепции.
13.3. Коллективные взаимодействия

А сейчас посмотрим,
каким образом людям удается
взаимодействовать друг с
другом. Для этого необходимо
вспомнить, что за каждой
воплощенной личностью стоит
свой микрокосмос, а тот, в свою
очередь, входит в состав того
или иного семеричного карраса.
Изобразим их в виде
Печатей (см. рисунок 13.5).
Обратим внимание на то, что у
каждого из каррасов имеется
свой экземпляр Сферы творения
- Земля. Это полностью
соответствует тому, что говорил
Рис.13.5 Взаимодействие каррасов посредством предустановленной о свойствах монад Лейбниц, а
гармонии именно, каждая монада несет в
себе отражение всей Вселенной.
Все огромное количество
семеричных каррасов образуют
тороидальное тело семимерного
Макрокосмоса Человека (см.
рисунок 13.6).
В Главе 6 было показано, что
полость тора заполнена теми
состояниями из Множества
Произвольных Состояний
(МПС) Абсолюта, которые
полностью соответствуют
структуре Демиурга, включая
все его семь Правителей и всю
сферу Творения. Они
Рис.13.6 Каррасы это сегменты Макрокосмоса, и каждый из них
обладает "зоной ответственности", определяемой своей точкой Кетер, отфильтрованы и усилены
имеющей вид сияющей звездочки. Каждый микрокосмос занимает свое резонансом, подобно тому, как
уникальное место в Макрокосмосе. Все вместе они образуют белый шум воздушного потока
тороидальную структуру, состоящую из семи энергетических каналов фильтруется и усиливается в
духовых инструментах.
Вот эти вибрации и служат агентом синхронизации индивидуальных вселенных между собой. Так
как все каррасы семеричны, то они полностью воспринимают эти шестимерные вибрации и
вибрируют в соответствии с ними. Поэтому сферы Творения у всех них идентичны.

Примечание: Человек мог быть сотворен не раньше, чем Сфера творения Демиурга достигла Гармонии. Поэтому
Лейбниц с полным на то основанием назвал агента синхронизации “предустановленной гармонией”.

53
Что касается непосредственного влияния семимерных вибраций МПС, которые только и
стали впервые доступны Человеку (для шестимерного Демиурга они неощутимы), то каждый
каррас, а тем более, каждый из его семи микрокосмосов, воспринимает их не полностью, а как бы
в некоторой перспективе. У него просто не хватает нужного количества “антенн”. Специфика
восприятия напрямую связана с расположением карраса в пределах Макрокосмоса. А поскольку
нет двух микрокосмосов с одинаковым расположением, то и восприятие вибраций Абсолюта у
всех них индивидуально. Поэтому каждый человек обладает своей неповторимой вечной
индивидуальностью. Как уже говорилось, неполнота восприятия Абсолюта проявляется как
свобода воли человека, хотя действовать ему приходится в контексте Вселенной, одинаковой для
всех.

Примечание: Макрокосмос также обладает формой Правителей, только их у него восемь, а не семь, как у
шестимерного Демиурга (Глава 6). Он превышает свои микрокосмосы в десятки тысяч раз, как по размерам, так и по
энергетической мощи. На его стволе также располагается Сфера творения. Она - единственная. Она - первый и
основной экземпляр Творения, к которому подстраиваются все микрокосмосы без исключения.

Итак, каждый человек заключен в свой кокон, внутри которого воспроизводится та или
иная картина мира. Исходная информация для этого в форме голограммы берется из двумерных
областей сферы Творения. Располагаются они на стволе микрокосмоса. Они буквально
предписывают, какой должна быть картина мира, поэтому их можно назвать описанием мира,
точнее, первичным описанием мира (со вторичным описанием мы познакомимся в Главе 15). В
каждый данный момент все индивидуальные сферы Творения должны быть идентичны. Любое
уклонение порождает диссонанс с предустановленной гармонией и устраняется ее силой.
Механизм воспроизведения картины мира посредством тела внимания обеспечивает ее
обратимость. Под этим понимается обоюдное воздействие описания мира и картины мира. В тот
момент, когда вы, вставая из-за стола, отодвинули стул, ваше тело внимания перенесло
информацию об этом на исходную голограмму в вашей сфере Творения, то есть,
откорректировало описание мира. Посредством предустановленной гармонии весть об этом
мгновенно (по крайней мере “вне времени”) распространилась по всем каррасам Макрокосмоса. А
поэтому, если я в данный момент воспроизвожу в своем коконе тот же самый фрагмент описания
(например, нахожусь у вас в гостях), то ощущаю уже откорректированную картину мира. Я вижу,
как вы, вставая из-за стола, отодвинули стул.
Аналогичным образом мы могли бы узнать вообще обо всех событиях во Вселенной. Но
это только в идеале. Для этого поверхность кокона должна была бы обладать такой
подвижностью, чтобы позволить точке сборки приблизиться к любому месту на стволе
микрокосмоса.
Получается, что каждый человек, обитая в своем собственном коконе, обитает в своей
собственной Вселенной. Он - единственный “подлинный” житель этой Вселенной. Все остальное,
что он только видит вокруг себя - это персонажи его индивидуального театра.
Однако, справедливо и обратное. Во всех других микрокосмосах он уже сам играет роль
такого персонажа. Хозяин кокона и его гости выступают на паритетных началах в том смысле, что
их тела воспроизводятся аналогичным механизмом и обладают аналогичными качествами. Их
подлинность, назвать ее иллюзорной или реальной, совершенно идентична. Они не просто
изображения, не пустые куклы, а полноценные тела, обладающие всеми необходимыми
биологическими системами не только для поддержания жизнедеятельности, но и для продолжения
рода.
Как говорит дон Хуан, земным людям, вместо страсти к исследованию Вселенной, присуща
склонность замыкаться в своем индивидуальном мире. Особенно сильно это проявляется в
преклонные годы. Кокон постепенно теряет свою эластичность, кристаллизуется, как бы
отгораживается от потока перемен, продолжающихся в окружающем мире. В результате,
нарастает несбалансированное давление со стороны синхронизующей силы, которую мы назвали
54
предустановленной гармоней, а дон Хуан называет намерением. В определенный момент эта сила
просто раздавливает кокон и наступает смерть. Причем, конкретная причина смерти может
оказаться какой угодно. Мы говорим о ее механизме, скрытом за занавесом картины мира.
В какой бы степени ни был закристаллизован кокон, это не означает, что персонажи театра
такого человека теряют свою жизненность. Нет, до последнего момента у него достаточно
энергии, чтобы воспроизводить убедительную для него картину мира. Но у такого человека резко
сужается кругозор. Он теряет интерес к внешнему миру. Персонажи его театра озвучивают уже не
те роли, которые соответствуют объективному ходу событий, а только иллюстрируют ожидания
хозяина кокона, плохие или хорошие. Он может вообще погрузиться в мир индивидуальных
иллюзий, будь то светлых или мрачных. В любом случае, в его театре воцаряется неадекватность.
Значит, недалек тот момент, когда кокон будет раздавлен.
Вспомним теперь, как Платон в диалоге Государство описывает природу воспринимаемого
нами мира. Он уподобляет людей узникам длинной темной пещеры, имеющей на всем своем
протяжении узкую щель. Люди могут созерцать на стенах тюрьмы только отблески истинной
жизни. Они расположены в ряд и прикованы спиной к щели, но могут обмениваться мнениями об
увиденном. Истинным миром они полагают именно эти отблески и тени на стене. А о природе
света и объектов, создающих тени, они не имеют никакого представления. Платон
недвусмысленно подчеркивает, что весь мир объектов не более чем тень от мира идей. То есть, он
утверждает, что картина нашего мира имеет мало общего с тем, отблеском чего является.
Концепция отличается от этого образа только тем, что полагает каждого человека
обитателем отдельной персональной пещеры, называемой коконом. Но что касается проекции
описания мира извне внутрь пещеры, и расположения наблюдателей-микрокосмосов цепочкой
вдоль протяженного источника загадочного света - Макрокосмоса, и коренного отличия природы
теней от природы вызывающих их объектов, здесь совпадение полное.
Повторим, что главной задачей физического тела человека является замыкание
разорванных страд в микрокосмосе с целью энергообмена между ними. Именно этим объясняется
необходимость обмена веществ организма с внешним миром. Он поглощает пищу, кислород и
воду, то есть некоторые количества физических веществ, воспроизведенных в объеме кокона
благодаря вибрациям двумерных эманаций второй страды. (Вспомним, что частицы вещества
порождаются благодаря вибрациям именно двумерных эманаций. Одномерные только
раскачивают их, сами они слишком “прозрачны” для полноценного воспроизведения.) Но потом
все поглощенные вещества возвращаются опять в окружающую среду, но уже в энергетически
более низком состоянии. Разница - и есть та “физическая” энергия, которая была передана со
второй страды на первую. Таким образом, выявляются два встречных потока энергии в
микрокосмосе. Тонкоматериальная (эфирная) энергия течет с первой страды на вторую в виде
вибраций сначала одномерных, а потом двумерных эманаций. В результате воспроизводится
картина физического мира. А на этом проявленном уровне энергия течет навстречу, то есть, со
второй страды на первую.

55
14. Сознание - Пятое колесо науки

14.1. Существует ли сознание?


Изложенные выше представления о светящемся коконе, в котором обитает каждый человек,
и в котором генерируется картина его индивидуального мира, могут показаться весьма странными.
Особенно неожиданно то, что основные психические центры человека располагаются не в его
физическом теле. Что касается индрий - этих тонкоматериальных аналогов обычных органов
чувств, то они, отсутствуя на физическом плане, хотя бы проецируются в толщу нашего
привычного тела. А вот тонкоматериальный носитель чувства “я” - аханкара или точка сборки -
вообще оказывается вне кокона.
Кроме того, выясняется, что если нам и кажется, будто сознанием обладаем именно “мы”,
то есть, физические носители личностей, на самом деле у нас нет никакого иного сознания, кроме
того, которое транслирует на наш кокон Творческая проекция Абсолюта.
Если ко всему этому добавить идею, что кроме картины мира, воссозданной в коконе,
никакого внешнего мира в привычных для нас формах просто нет, то получается перечень,
казалось бы, вопиющих противоречий с официально принятой картиной мира. Хочется призвать
на помощь науку и поскорее развенчать все эти бредни. Потому ряд последующих глав посвящен
анализу научного опыта, касающегося именно этих спорных утверждений.
Прежде всего, оказывается, что проблема сознания в науке, как в прошлом, так и сейчас
стоит как-то особняком. Обилие современной аппаратуры только усугубляет положение дел. Чем
более утонченными становятся аппаратные методы исследований, тем легче проблемы изучения
сознания подменяются изучением механизмов нервной деятельности. И это невзирая на то, что
еще на заре современной психологии З.Фрейд заявил: “...продолговатый мозг — очень серьезный
и красивый объект... Но мне неизвестно ничего, что было бы безразличней для психологического
понимания страха, чем знание нервного пути, по которому проходит его возбуждение”. Этим отец
психоанализа хотел подчеркнуть несводимость проблемы сознания к функционированию нервной
системы.
Тем не менее, попытки редукции сознания к биологической форме движения материи
видны все отчетливей. В результате, по мнению авторитетных психологов, официальный статус
их науки выглядит сейчас, по меньшей мере, курьезно [28], [29], [41], [56].
Так, профессор МГУ А.Тхостов пишет [56]: “Сложившаяся ситуация не случайна и
вытекает из самой логики естественнонаучного подхода, делающего психологию принципиально
избыточной псевдонаукой. В настоящее время мало кто может решиться на подобное открытое
заявление, напротив, считается очень современным ссылаться на ее важность и нужность, но стоит
перейти от деклараций к реальности, легко обнаруживается, что она не так просто вписывается в
господствующую систему научного знания. Можно даже сказать, что для нее там не
предусмотрено места. Апелляция к психологии возникает только тогда, когда очевидной
становится недостаточность естественнонаучного, объективного объяснения какого-либо
феномена. При этом рассуждение переводится как бы в плоскость иной реальности,
обнаруживающей себя лишь в исключительных случаях”.
В цитируемой статье А.Тхостов в качестве довода в пользу изучения сознания как такового
приводит ипохондрию, когда заболевание есть, а никаких нарушений нервной системы
обнаружить не удается ни на каком уровне. Иными словами, наблюдается деятельность психики,
необъяснимая объективными внешними причинами. Собственно, одного такого примера было бы
достаточно, чтобы опровергнуть укоренившиеся представления, будто вся психическая
56
деятельность непременно есть рефлекторный ответ нервной системы на внешние воздействия.
Психические болезни в этом случае возникают якобы из-за органических препятствий при
передаче сигналов по нервным путям.
Таким образом, все попытки науки изгнать сознание субъекта из своей картины мира
терпят крах. Он по-прежнему, причем совершенно непонятным образом, вмешивается в работу
стройной биологической системы. Чтобы это учесть, приходится идти на методологические
компромиссы. В той же статье А.Тхостова рассказывается, что с этой целью “... в психиатрии,
психологии и физиологии широко применяются так называемые “двойственные” понятия,
представляющие собой места “перетекания” психического в соматическое. Помимо стресса можно
назвать уже описанные “кайнестопатию”, “детектор”, “церебральное информационное поле”,
“вегетативную нервную систему”, “торможение и возбуждение” и пр. К сожалению,
психофизиологическая проблема, составляющая ядро теоретических затруднений, несмотря на
длительную историю своего существования, не получила адекватного разрешения. Более того,
большинство современных психологов и философов старается держаться от нее как можно
дальше, зная о теоретических неприятностях и опасностях, которые она приносит ее
исследователю”.
В другом месте этой статьи А.Тхостов поясняет, что все подобные попытки объяснить
“перетекание”, то есть, взаимодействие сознания с физическим телом, сводятся к старой идее, что
мозг будто бы “выделяет мысль, как печень желчь”. Философская абсурдность таких взглядов
признается даже марксизмом. Мы еще не раз познакомимся с его мнением. Его позиция интересна
тем, что он вынужден ревниво отслеживать все новинки науки с надеждой, не появилась ли,
наконец, возможность как-то поубедительней доказать вторичность сознания относительно
материи. Поэтому без его комментариев не обходится ни одно узкое место в психологии. И если
марксисты вдруг расширяют свое мировоззрение, то исключительно под давлением
неопровержимых фактов, когда ничего другого уже не остается.
Что касается попыток редукции сознания к физиологии, то не случайно, что они участились
именно сейчас, когда широкое распространение получили компьютерные технологии. И в самом
деле, почему бы не предположить, что в живом мозгу задачи решаются так же, как и в
электронном? Разница, похоже, заключается только в том, что человек попутно испытывает
никому не нужные эмоции. Ну, так отмахнемся от них, и все дела!
В этом сказывается определенная усталость исследователей. И в самом деле, сознание
неизменно выскальзывает у них из рук при всех попытках его понять. Получается, что оно лишено
собственной структуры, что оно есть лишь условие психологии, но не ее предмет, что оно не
поддается определению и выводимо только из самого себя. Его единственное несомненное
свойство - это существование. Ну и что делать науке с тем, что обладает таким “набором”
свойств? Полное отчаяние!
Может быть, крайнее выражение эта позиция нашла в словах психолога У.Джемса [21] еще
в начале XX в., задолго до изобретения электронных машин. Он говорил о себе так: "Вот уже
двадцать лет, как я усомнился в существовании сущего, именуемого сознанием... Мне кажется, что
настало время всем открыто отречься от него".

14.2. Марксизм свое веское слово сказал...


Однако основоположники марксизма не могли себе позволить просто отмахнуться от
такого самоочевидного феномена, как сознание. Но ему нужно было дать чисто
материалистическое объяснение. Дело осложняется тем, что с течением времени все больше
усиливается тенденция видеть проявления сознания не только внутри живых существ, но и в
окружающем мире. Это стало необходимо для понимания взаимодействия сознания с материей.
Ясно, что оно происходит посредством живых существ. Но внутри существ никакого
взаимодействия установить не удается (см. следующий Раздел о проблеме параллелизма).
Поэтому поле такого взаимодействия стараются увидеть вовне. А вот для Концепции это как раз и
57
есть самый естественный подход. И он не вызывает особых возражений у тех, кто склонен верить
в реальное существование сознания. Они, например, согласятся с Э.Гуссерлем [20, 34], что
“совершенно бессмысленно говорить о мире “как о таковом”, вне сознания. Речь должна идти о
мире, данном в сознании, так как иного способа представления мира у субъекта нет. При этом
сознание само находится в мире, а не вне его, и поэтому оно может ставить вопрос не о мире как
таковом, а только о мире в горизонте его видения сознанием”. (Обратим внимание на слова
“сознание само находится в мире”. За ними скрыто обещание все-таки преодолеть вековечную
пропасть между миром и сознанием. - прим. Ле Мар)
Теперь и марксизму недостаточно того, что субъект как-то отражает мир в своей голове.
Следует вытащить сознание из головы наружу и погрузить в объективный мир, иначе никакого
взаимодействия материи и сознания не получается. Если судить по книге А.Леонтьева [28], то
именно эту головокружительную операцию задолго до Э.Гуссерля проделал К.Маркс. Как
известно, крайности часто сходятся, и выводы марксистов оказались близки тому, о чем говорил
Э.Гуссерль.
В изложении А.Леонтьева современная марксистская позиция в вопросе о сознании
выглядит следующим образом (вначале приводится оригинальный текст на специфическом
марксистском языке, а потом, после символа *****, его сокращенный перевод на человеческий.
Те, кому марксизм претит, могут сразу перейти к переводу. - прим. Ле Мар):
“Ни экспериментальная интроспекция, ни феноменология Гуссерля и экзистенционалистов
не были в состоянии проникнуть в строение сознания... Сознание с самого начала есть
общественный продукт... Действительное объяснение сознания лежит в общественных условиях и
способах той деятельности, которая создает его (сознания) необходимость, - в деятельности
трудовой”.
“В этом процессе (в труде) происходит опредмечивание также и тех представлений,
которые побуждают, направляют и регулируют деятельность субъекта. В ее продукте они
обретают новую форму существования в виде внешних, чувственно воспринимаемых объектов.
Теперь в своей внешней форме они сами становятся объектами отражения. Соотнесение с
исходными представлениями и есть процесс их осознания субъектом - процесс, в результате
которого они получают в его голове свое удвоение, свое идеальное бытие”.
“Чтобы этот процесс мог осуществиться, объект должен выступить перед человеком
именно как запечатлевший психическое содержание деятельности, т.е. своей идеальной стороной.
Выделение этой последней, однако, не может быть понято в отвлечении от общественных связей,
в которые необходимо вступают участники труда, от их общения. Вступая в общение между
собой, люди производят также язык, служащий для означения предмета, средств и самого
процесса труда”.
“Акты означения и суть не что иное, как акты выделения идеальной стороны объектов, а
присвоение индивидами языка - присвоение означаемого им в форме его осознания. ...Язык, -
замечает Маркс и Энгельс, - есть практическое, существующее для других людей и лишь тем
самым существующее также и для меня самого, действительное сознание...”
“Мы привыкли думать, что человек представляет собой центр, в котором фокусируются
внешние воздействия и из которого расходятся линии его связей, его интеракций с внешним
миром, что этот центр, наделенный сознанием, и есть его "я". Дело, однако, обстоит вовсе не так.
Мы видели, что многообразные деятельности субъекта пересекаются между собой и связываются
в узлы объективными, общественными по своей природе отношениями, в которые он необходимо
вступает. Эти узлы, их иерархии и образуют тот таинственный "центр личности", который мы
называем "я"; иначе говоря, центр этот лежит не в индивиде, не под поверхностью его кожи, а в
его бытии”.
*****

58
Смысл этих витиеватых фраз вкратце сводится к следующему:
“Идеи Гуссерля дают шанс еще раз напомнить о марксистской трактовке сознания...
Привлекает то, что у бесструктурного сознания (с философской точки зрения) пытаются выявить
какое-то строение, и в этом уже видится зачаток материализма... Коллективная трудовая
деятельность невозможна без сознания, поэтому скажем, что сознание возникло из-за его
необходимости для трудовой деятельности. (Строго говоря, сознание есть достаточное условие
труда, а вовсе не необходимое. Если бы эта логическая оговорка не была так существенна, то
благодаря вековечной мечте людей о полетах у них бы сами собой вырастали крылья, чего не
наблюдается. - прим. Ле Мар).
“Труд есть опредмечивание неких исходных представлений... Значит, появляются новые
предметы... Осознание есть соотнесение этих предметов с исходными представлениями... (Здесь
получилось, что исходные представления почему-то не являются функцией сознания!- прим. Ле
Мар)... Имеем удвоение предметов в голове человека, их новое идеальное бытие. (Напомним, что
цель всего пассажа - вытащить сознание наружу, но пока, по привычке, запихнули второй
экземпляр мира внутрь головы. Но зато удалось совместить сознание и мир хотя бы так. Далее их
вытаскивают наружу уже вместе. - прим. Ле Мар)...
“Итак, у всякого предмета, прошедшего через цикл трудовой деятельности, появляется
идеальная сторона. (Теперь понятно, как ожил Буратино. Когда Папа Карло обтесывал полено, в
том запечатлелось психическое содержание его деятельности. Все просто, как у факиров. - прим.
Ле Мар)... Но нужно эту внешнюю идеальную сторону предметов чем-то зацепить, чтобы ею
манипулировать. Чем-то достаточно материальным и структурным. И делает это язык. Недаром
классики сказали, что действительное сознание - это язык... (По-видимому, действительное
сознание относится к просто сознанию так же, как социалистический гуманизм с его 60 млн.
жертв к просто гуманизму. - прим. Ле Мар).
“Так как весь мир давно перепахан и запутан, то запутались в узлы и идеальные стороны
предметов... Вот эти узлы и есть ваши я, дорогие товарищи!... И ничего большего у вас нет”...
Как видим, все объекты мира оказались незаметно для себя самих наделены идеальной
стороной. Отождествление сознания с языком также несколько хромает. Ведь компьютеры,
например, управляются программами, написанными с использованием языка. И главное, они его
понимают! Тогда приходится заключить, что либо компьютеры обладают сознанием, либо им не
обладает никто...
Но зато можно констатировать, что идея внеположенности сознания относительно
физического тела человека буквально витает в воздухе, причем, с давних пор. К ее признанию
вынуждены приблизиться как материалисты, так и идеалисты. Так что же мешает ее явному
провозглашению? Пренебрежительное отношение к тонкоматериальному миру!
И в самом деле, если внимательно перечитать приведенные отрывки, и те, что еще будут
приведены, то видно, что все авторы, независимо от их философской позиции, рассматривают
только соотношение между сознанием и вещественной материей. Они игнорируют существование
промежуточного звена - тонкоматериальных структур микрокосмоса, ауры или светящегося
кокона. Даже приверженцы идеалистических направлений пренебрегают тонкой материей, видимо
полагая, что говорить о ней к лицу только сельским знахарям, экзальтированным экстрасенсам и
полоумным йогам. В результате, они рассматривают пару “вещественный мир - сознание” и
пытаются построить отражение мира прямо в сознании. Но сознание исходно бесструктурно, в
нем не может быть никаких матриц, никаких рядов состояний и т.п. Поэтому-то все подобные
попытки заранее обречены на провал.

59
14.3. Проблема параллелизма
Конечно, можно делать вид, что неудобный феномен просто не существует. Но для
большинства исследователей тот очевидный факт, что сами они обладают сознанием, не позволяет
им “открыто отречься от него”.
В концентрированной форме место сознания в современной науке характеризуется так
называемой проблемой параллелизма. Для ее описания воспользуемся в несколько сокращенном
пересказе словами известнейшего исследователя детской психики Ж.Пиаже [41]. Он
подчеркивает, что переживание истины, даже такой примитивной, как 2+2=4, немыслимо вне
сознания человека. Но наряду с этим необходимо, чтобы функционирование нейронных связей
сделало возможным деятельность этого сознания. Каковы в таком случае отношения между
физиологическими связями и сознательным суждением? Можно ли говорить здесь о причинно-
следственной связи, или о чем-то ином? Альтернатива выглядит так: либо между сознанием и
соответствующими нервными процессами существует взаимодействие, либо речь идет о двух
параллельных рядах явлений, настолько разнородных, что возможность воздействия их друг на
друга исключена.
На первый взгляд кажется, что теория взаимодействия подтверждается обыденным опытом:
когда стакан вина погружает нас в состояние эйфории, мы склонны видеть в этом прямое
воздействие организма на сознание, когда же мы меняем положение руки вследствие сознательно
принятого решения, нам кажется, что это является прямым воздействием сознания на организм.
Но как только мы пытаемся проанализировать подобные причинные отношения, они оказываются
совершенно непостижимыми.
Во-первых, утверждать, что сознание может воздействовать на физиологические процессы,
– значит, приписывать ему в той или иной форме какую-то силу, либо допускать существование
какой-то "психической энергии". А ведь сила является измеряемой величиной, разговор же об
энергии не только не устраняет трудностей, но, напротив, умножает их, поскольку предполагает
два следствия: превращение разных видов энергии друг в друга и сохранение энергии. Однако и то
и другое лишено всякого смысла в случае возможного воздействия сознания на тело.
В самом мягком варианте анализа получается, что воздействует на тело не сознание, а
сопровождающая его нервная деятельность. Тогда, может быть, сознание модифицирует нервную
деятельность? Но в этом случае снова возникает проблема, как и почему это происходит. Если
сознание само является причиной изменений, то ему нужно приписывать силу, энергию и т. д. со
всеми уже указанными трудностями.
Во-вторых, прямое причинное воздействие какого-нибудь органического процесса на
сознание столь же непонятно... Для того чтобы эти материальные процессы модифицировали
сознание, нужно было бы, чтобы они нашли в нем точку приложения, природа которой была бы
однородна с ними, в форме перемещения массы, движущей силы, уменьшения сопротивлений и т.
д., иначе модификация осталась бы непонятной. (Но у сознания нет ни массы, ни силы, ни заряда.
Движение вообще ему не присуще. Поэтому-то и возникают описанные выше попытки вынести
сознание наружу, сделать так, чтобы изначально им обладали все объекты мира. Тогда
взаимодействие их “идеальных сторон” с сознанием человека уже не казалось бы таким
невозможным. - прим. Ле Мар)
Далее Ж.Пиаже говорит: “Эти непреодолимые трудности толкают большинство авторов к
тому, чтобы допустить существование двух различных рядов явлений, один из которых образован
состояниями сознания, а другой – сопровождающими их нервными процессами. Связь между
членами одного ряда и членами другого ряда никогда не является причинной, а представляет
собой их простое соответствие, или, как обычно говорят, "параллелизм".
Здесь можно различать несколько разновидностей теорий. Наиболее интересны теории,
выдвигаемые приверженцами монизма, то есть людьми, полагающими, что в Мироздании
существует либо Дух, либо материя. По словам Ж.Пиаже первые “видят в этих двух рядах две

60
стороны одной и той же реальности, воспринимаемой либо изнутри (сознание), либо извне
(физиология)”.
А материалистический монизм основной акцент делает на физиологии и видит в сознании
лишь "эпифеномен", то есть, нечто забавное, но вовсе не обязательное. Такое решение, по словам
Ж.Пиаже, действительно устраняет трудности, возникшие перед сторонниками теории
взаимодействия. Собственно, от трудностей просто отмахиваются. Но то, как это обычно делается,
создает новые трудности, не менее серьезные. “В самом деле, если сознание это субъективный
аспект нервной деятельности, то непонятно, какова же его функция, так как было бы вполне
достаточно одной этой нервной деятельности. Например, математические задачи решаются как в
реальном, так и в "электронном мозгу", и все можно, казалось бы, объяснить без участия
сознания” [41].
Но, “чтобы решение, состоящее в признании существования двух "параллельных" рядов,
действительно могло удовлетворить нашу потребность в объяснении, хотелось бы, чтобы ни
один из этих рядов не утратил всего своего функционального значения, а, напротив, чтобы стало
понятным по крайней мере, чем эти разнородные ряды, не имеющие друг с другом причинного
взаимодействия, тем не менее дополняют друг друга” [41].
Одним из следствий Концепции как раз и является объяснение необходимости обоих
указанных рядов состояний, как в психике, так и в нервной системе. Эта тема будет рассмотрена в
Разделе 15.2.

14.4. Образ мира и модальность восприятия


Итак, образ мира дается нам в сознании. Мы живем внутри этого образа, в этой картине
мира, сами являясь ее частью. И ничего иного быть не может. Исходно эта картина расцвечена
всеми оттенками радуги: голубое небо, зеленая трава, желтый песок и золотистые стволы сосен...
Плеск волны и дальние раскаты грома... Теплый ветер... Запах костра, гладкие, темные волосы
подруги и легкий пушок на ее щеке... Красиво... Об этом хочется слагать стихи и петь песни... Из
этой необходимости, наверное, и возник язык (шутка!)...
По мере развития науки мы узнаем, что практически ничего, о чем нам говорят органы
чувств, на самом деле во внешнем мире не существует. Цвета нет, есть только поперечные
электромагнитные колебания различных частот. Нет ни тепла, ни холода, есть кинетическая
энергия движущихся молекул вещества. Нет гладкости или шероховатости, есть коэффициент
поверхностного трения. Звуков тоже нет, есть продольные колебания плотности воздуха. Об этом
убедительно свидетельствуют приборы. Их измерения объективны, воспроизводимы и надежны.
На их основе только и можно создавать технические устройства и возводить постройки. Но
захотели бы жить люди в мире, ощущая его так, как это делают приборы? В мире без цвета,
запаха, звука...
К счастью, до этого пока не дошло. Несмотря на прогресс науки, убеждающей нас, что мы
живем в мире каких-то фиктивных впечатлений, мы остаемся им верны. Философы придумали
гладкие слова для объяснения такого положения дел. То, как мир ощущаем мы и все живые
существа в придачу, называется сенсорным модальным восприятием. Приборы же дают
амодальную информацию о мире. При этом принято считать, что все физические процессы во
Вселенной подчиняются именно амодальному описанию.
Так делается первый шаг к тому, чтобы все-таки загнать нас в мир без цвета и звука. Ибо
наше живое модальное восприятие сразу же становится ненаучным, оно должно потесниться. И
только потому, что наука не знает, что с ним делать. И в самом деле, согласно А.Леонтьеву [29],
происхождение модального восприятия - “это не исследованная (или почти не исследованная)
проблема науки”. И это тогда, когда кажется исследованным почти все вокруг нас! Почему свет с
длиной волны в 7000 ангстрем кажется нам красным? Неизвестно!
Но марксизм изменил бы себе, если бы не попытался убедить нас, что имеет ответ и на этот
вопрос. А.Леонтьев полагает, что эта проблема “в психологии должна решаться как проблема
61
филогенетического развития образа мира, поскольку: (1) необходима "ориентировочная основа"
поведения, а это образ, и (2) тот или иной образ жизни создает необходимость соответствующего
ориентирующего, управляющего, опосредствующего образа его в предметном мире. Короче.
Нужно исходить не из сравнительной анатомии и физиологии, а из экологии в ее отношении к
морфологии органов чувств и т. п. Энгельс пишет: "Что является светом и что – несветом, зависит
от того, ночное это животное или дневное" [29].
Ну что сказать? Во-первых, здесь, как и раньше, наблюдается путаница между достаточным
и необходимым условием. Ибо, по А.Леонтьеву, модальные восприятия возникли потому, что
были необходимы для ориентирования в мире. Наверное, все было наоборот. Сначала возникла в
сознании картина мира, а потом способность ориентироваться в ней. Во-вторых, не вызывает
возражений, что ночные и дневные животные к привычному для нас освещению относятся по
разному. Но разве все это объясняет, почему свет определенной частоты нам кажется красным, а
нагретый камень теплым? Что и как производит в нашей психике такую систематическую
подстановку?
И вот, не имея ни малейшего представления о том, как функционируют наши органы
чувств, наука навязывает нам приоритет именно своих безвкусных и бесцветных критериев. Она
свысока относится к свидетельствам видящих, которые, например, в подробностях описывают
ауру человека. А как иначе? Ведь их субъективные восприятия не подтверждаются приборами.
При этом забывают, что, пользуясь субъективными восприятиями, человек выживал на этой
планете миллионы лет, создал могучую культуру и науку. Это ли не проверка на практике их
эффективности! А современная наука, не успев появиться, за 300 лет привела человечество на
грань гибели. Так кто страдает слепотой?
Модальные восприятия подвергаются атаке и с другой стороны. Со стороны языка. Он
возник как система звуковых сигналов для обозначения различных действий и явлений. Понятно,
что словами были обозначены прежде всего, те феномены, которые имели наибольшую важность
для большинства людей. Это круг нашей повседневной жизни.
Но для видящих были важны еще явления, доступные только им. Так появились уже менее
распространенные понятия для обозначения подробностей устройства и активности ауры,
светящегося кокона и микрокосмоса.
Но модальные восприятия имеют еще один (или не один?) уровень раскрытия к сути
Мироздания. И там уста смыкаются, а язык вынужден смолкнуть. Человек, переживший такие
состояния, может попытаться передать нам свой опыт только намеками. К подобному изложению
всегда можно придраться, оно неизменно оказывается ближе поэзии, чем науке. Вот о таких
сообщениях и говорят, что это глас вопиющего в пустыне. Люди, в большинстве своем, не
склонны прислушиваться к пророкам. Ведь те употребляют привычные слова в каком-то
непривычном смысле. Да они просто издеваются над языком! На костер их!

14.5. Проблема расшифровки нервных импульсов


Если так сложно обстоят дела с сознанием, то, может быть, имеется ясность хотя бы с
работой нервной системы? Например, с функцией импульсов, которые в огромных количествах
циркулируют по нервам и мозгу. Уж их-то давно измерили и сосчитали. Давно выяснена их
ионно-электрическая природа. Так что они там делают и зачем?
Еще не так давно верили, что стоит только прочитать импульсы с достаточно большого
числа нервных волокон, и проблема их расшифровки будет решена. Взглянув на запись
электрической активности мозга, можно будет установить, о чем думает человек. Однако, прошли
десятилетия, а проблема в целом остается неприступной, хотя небольшое продвижение все же
есть. Можно, например, установить, анализируя импульсы у конкретной крысы, когда ей
предъявлен объект красного цвета, а когда зеленого. В этом случае, действительно, совокупные
контуры записей многих импульсов несколько отличаются друг от друга. Но уже у другого

62
животного, даже той же породы, форма записи совершенно другая, так что приходится изобретать
новый способ различения сигналов. В чем же дело?
Чтобы взглянуть на эту проблему в верной перспективе, обратимся вначале к понятию
рефлекторной дуги. Казалось бы, что может быть проще и привычнее ощущения и рефлекторного
ответа на него? Со времен И.Д.Павлова нас учат, что психическая деятельность протекает по
следующей схеме: на рецептор действует раздражитель - нервные импульсы передают
информацию о нем в мозг - мозг анализирует характер раздражителя и дает управляющий сигнал
двигательной системе, которая реализует необходимое действие.

Итак, классическая схема рефлекторной дуги:


Р-М-Д
рецептор - мозг - движение
В [44] изложено уточненное представление о рефлекторном акте. Оказывается, что долгое
время от исследователей ускользала интересная подробность: мозг не может распознать
характер раздражителя без нового обращения к рецептору. Эта идея подкреплена
анатомическими открытиями: рецепторы соединяются с мозгом не только прямой нервной связью
рецептор-мозг, но и обратной мозг-рецептор. В интерпретации К.Прибрама рефлекторная дуга
функционирует так: раздражитель действует на рецептор, тот посылает об этом информацию в
виде нервных импульсов в мозг, мозг производит предварительное распознавание и посылает в
рецептор информацию об этом предположении, рецептор, в соответствии с предложенной
моделью посылает в мозг новую порцию импульсов, характеризующую раздражение именно
предполагаемым раздражителем, а не имеющимся. Далее мозг сравнивает две порции импульсов,
если информация о наличном раздражителе совпадает с информацией о модели, то модель
принимается, и на этом основании выдается управляющий сигнал на двигательную систему. Если
модель не совпадает с наличным набором импульсов, то вырабатывается новая модель и процесс
распознавания повторяется до тех пор, пока не произойдет совпадение. Уточненная схема
рефлекса такова:
Р-М-Р-М-Д
Удлинение цепочки необходимых операций объясняет наблюдаемую длительность
распознавания.
Перебор моделей может приводить к ошибочным отождествлениям. Для примера
вспомните многими испытанное странное чувство, когда входишь на неподвижный эскалатор в
метро. Заметное время мозг распоряжается телом в рамках модели движущегося эскалатора, но,
наконец, рассогласование модельных и наличных импульсов становиться так сильно, что пелена
иллюзии падает. Некоторые люди при этом даже теряют равновесие.
Повторяем, что встречные потоки нервных импульсов - это анатомическая реальность.
Встречные нервные волокна обнаружены во всех органах чувств, кроме зрения. Но сетчатка глаза,
содержа рецепторы, одновременно сама является как бы участком мозга, вынесенным вперед. По-
видимому, все встречные операции производятся прямо в ней.
Возвращаясь к описанному опыту с распознаванием импульсов у крыс, сопоставим теперь
полученный там отрицательный результат с той легкостью, с какой распознает нужную модель
крысиный рецептор. Ведь, следуя К. Прибраму, прежде чем крыса решит, что имеет дело с
зеленым объектом, ее рецепторы посылают в мозг сигналы о тех модельных раздражителях, по
поводу которых в мозгу зародилось предположение, что ему предъявлены именно они.
До тех пор, пока полагали, что распознавание информации происходит только в мозгу,
можно было объяснять неуспех исследований большой сложностью этого мозга. Но теперь, когда,
выяснилось, что рецептор выполняет ту работу, которая раньше приписывалась мозгу и которую
не могут выполнить целые научные коллективы на протяжении многих дет, то вправе
предположить, что сама проблема сформулирована неверно.
63
В литературе высказывается мнение, что по встречным волокнам идет более простая
информация, чем описание модели, а именно сигнал о предварительной настройке уровня
восприятия рецептором. Однако, опыт ошибок восприятия не только по количеству, но и по
качеству, опровергает эту гипотезу. Например, нечаянное прикосновение к раскаленному
предмету вначале иногда рождает ощущение пронзительного холода, а вовсе не слабого тепла.
Тем не менее, предположение об упрощенной форме информации, передаваемой по нервам,
в принципе, указывает правильное направление, просто в упомянутой гипотезе упущено из виду
качественное разнообразие раздражителей. Успешное распознавание модели рецептором тем
более удивительно, что он не является даже частью нервной системы, он только опутан нервными
окончаниями, но всегда имеется зазор между ними и телом рецептора. Сигнал через зазор
переноситься посредством химических веществ-медиаторов. Трудно допустить, что эти вещества
в состоянии передать столь сложную информацию, как аналоговая модель раздражения. Ситуация
несколько проясняется, если предположить, что нервные импульсы несут не конкретную
аналоговую информацию, а закодированную.
Постепенно мы будем уточнять представление о ее характере. Первый шаг заключается в
том, чтобы учесть наличие факта выбора модели, который совершает мозг. Разные модели могли
бы иметь разные признаки, наподобие библиографических шифров в книгохранилищах. Тогда
мозг и рецептор обмениваются не самими моделями, а их шифрами. Таким образом, информация
уже становится проще, а специфика модели при этом не упущена. Например, в библиотеке тоже
имеются встречные потоки данных двух сортов: заявки, несущие косвенную информацию о
требуемом объекте и сами книги, доставляющие конкретную информацию читателю. Понятно, что
попытка установить по потоку заявок подробное содержание книг обречена на неудачу. Можно
только примерно утверждать после исследования соответствий книг и шифров, что, скажем, этот
читатель изучает книгу по математике, а тот читает художественную литературу. Ситуация,
весьма напоминающая расшифровку импульсов, если предположить, что у каждой библиотеки,
как и у каждой крысы, применяется своя система шифров. Тогда результаты обследования одной
библиотеки будут неприменимы для оценки работы другой. Таким образом, намечается
объяснение одного из наблюдаемых свойств нервной деятельности. Но получается, что каждая
особь имеет свою собственную систему кодирования информации. Во-первых, это было бы
слишком роскошно, а во-вторых, не ясно, почему такая развитая система ускользает от
обнаружения и понимания.
Но даже если остановиться на идее, что нервные импульсы несут информацию типа заказа
на книгу, то возникает вопрос, где же тогда встречный поток содержательной информации?
Тут есть две возможности. Первая - хранилище содержательной информации
централизовано и это мозг. Но тогда рецептор должен каким-то образом обратиться к этому
хранилищу и получить от него аналоговую информацию, иначе он не сможет подать в мозг
сигнал, возникающий при контакте с модельным раздражителем. Получается, что основной поток
информации в организме, а именно содержательной, передается каким-то путем, который упорно
ускользает от наблюдения. Но зачем тогда существует вся сложная структура нервной ткани, ведь
и шифрованную информацию можно было бы передать аналоговыми каналами, как неизмеримо
более простую? Но нервная система существует, значит, наше предположение ошибочно.
Вторая возможность - хранилище информации у каждого рецептора собственное, мозг - это
только каталогизирующая система. Он имеет набор шифров для раздражителей и набор шифров
для реакций организма. Ему остается только поддерживать соответствие между ними. Но, получая
от рецептора шифрованное обозначение раздражителя, мозг мог бы сразу отдавать
соответствующий приказ на исполнение действия. Тогда зачем природа создала целую встречную
нервную систему? Зачем нужна циклическая процедура распознавания? При достаточной полноте
системы шифров все это было бы излишним. Понятно, что такая избыточность структуры есть
плата, но за что? Повидимому, за лаконизм передаваемых сообщений. То есть допустимо
предположить, что информация, передаваемая импульсами, может быть еще на целую ступень
проще, чем даже шифры-указатели.

64
На первый взгляд предположение об индивидуальной памяти каждого рецептора может
показаться парадоксальным. Но весомые доводы против того, что хранителем информации
является мозг, высказал учитель К.Прибрама К.Лешли [44, 63]. Он многие годы исследовал
механизм памяти. Наконец, заявил, что не нашел никаких признаков энграммы, т.е. аналогового
образа внешних впечатлений в мозгу. Более того, не имей он ежедневного подтверждения тому,
что человек может познавать новое, то на основании своих исследований он вынужден был бы
признать, что человеческий мозг не способен к обучению. Согласитесь, звучит впечатляюще.
Основываясь на этом, можно смело предпочитать вторую возможность.
Помимо столь авторитетного свидетельства, Концепция большой вес придает тому, что в
магической традиции [25] неоднократно подчеркивается, что память человека сосредоточена во
всем его теле, буквально, "в руках и ногах", " в плечах и икрах". В результате смерти эта память
распыляется в пространстве, как облако. Несомненно, что эти слова как раз подчеркивают
важнейшую роль рецепторов в функционировании памяти.
Подробнее этот вопрос рассмотрен в следующей главе.
Что касается К.Лешли и К.Прибрама, то в своих дальнейших исследованиях они по-
прежнему продолжили поиски способов фиксации впечатлений именно в мозге, разве что в какой-
то иной, не аналоговой, форме. Они установили, что удаление различных участков мозга у крыс не
приводит к исчезновению выработанного рефлекса. Поэтому К.Лешли предположил, что
воспоминания хранятся во всех частях коры, а их интенсивность зависит от общего числа ее
активных клеток. К.Прибрам предложил популярную ныне голографическую модель памяти,
опираясь по аналогии на известные свойства преобразования Фурье (Приложение G). Его
привлекли такие свойства голограмм, как огромная информационная емкость, распределение
информации по всему объему голограммы, ассоциативное воспроизведение образов и др. Он
полагает, что общее электромагнитное поле мозга является подобной голограммой. Оно состоит
из двух компонентов: из совокупности дискретных импульсов, несущих простую двоичную
информацию типа “да-нет”, и медленных гладких полей переменного потенциала. Вопрос о том,
как рецепторы “договариваются” с мозгом отошел в тень.
Для Концепции здесь важны утверждения, что импульсы несут предельно простую
двоичную информацию, и что в процессе вспоминания прошлого задействована практически вся
кора головного мозга. Но, как увидим в следующей главе, это еще не значит, что память хранится
именно в мозгу.
Подводя итоги этой главы, можно констатировать, что надежды на то, что наука придет и
развеет в прах “абсурдные” положения Концепции, не оправдались. Наоборот. Каждая из
застарелых проблем психологии проясняется в той мере, в какой наука склонна признать реальное
присутствие сознания в окружающем человека мире, и, в конечном итоге, если не его
первичность, то хотя бы его независимое от материи существование. Но поскольку уступки в эту
сторону мизерны, мизерными остаются и успехи.

65
15. Другой взгляд на психологию

Провозгласив первичность Сознания как символ веры, Концепция встает перед проблемой
объяснения многообразного опыта, накопленного людьми, именно с этой позиции. Как уже
упоминалось в Предисловии, аналогичной точки зрения придерживались многие исследователи,
но данные ими объяснения страдают отрывочностью и клочковатостью. Концепция делает
попытку навести мосты между этими отдельными островами понимания. Но с другой стороны,
было бы абсурдно и самонадеянно претендовать на разработку новой исчерпывающей научной
картины мира. Такая работа по объему соизмерима с усилиями всего научного сообщества на
протяжении нескольких сотен лет. Но самые общие аспекты такой картины, важные для
правильного понимания духовного Пути, не могут оставаться невыясненными. Им и посвящены
эта и последующие главы.

15.1. Где хранится память?


Распутывать клубок противоречий в общепринятой научной картине мира начнем как раз с
вопроса о природе нервных импульсов. В конце предыдущей главы были сформулированы три
важных промежуточных вывода:
во-первых, каждый рецептор обязательно вступает в контакт не только с актуальным
раздражителем, действующим на него в данный момент, но и с тем, что на него действовал когда-
то в прошлом, и о котором мозг предполагает, что именно тот вновь действует сейчас. Поскольку
мозг допускает ошибки, это служит причиной многих наблюдаемых иллюзий, которые
рассеиваются по мере выдвижения мозгом все более адекватных предположений. Мозг исправляет
свои ошибки, сравнивая информацию, поступающую от рецептора при его контактах с
актуальным и предполагаемым раздражителями;
во-вторых, каждый нервный импульс есть не более чем простейший двоичный сигнал, и
никакой их набор не в состоянии сам по себе быть аналоговой моделью раздражителя. Импульсы
только указывают на тот раздражитель, с которым следует испытать модельное взаимодействие.
Значит, где-то в памяти должен храниться банк модельных раздражителей, к аналоговой форме
которых имеют доступ все рецепторы. Логический анализ показал, что сам мозг не может быть
местом такого хранения, так как тогда была бы излишней обнаруженная физиологами встречная
система нервных волокон. Значит, памятью должны обладать сами рецепторы;
в-третьих, человек каждое мгновение пребывает в рамках своей индивидуальной картины
мира. Если она искажена из-за неверного отождествления раздражителя, то человек всем своим
существом ощущает именно эту искаженную картину. Он воспринимает ее как подлинную, пока
мозг не исправит свою ошибку.
Решить вопрос о том, где и как хранит информацию рецептор, поможет обсуждение
явления эйдетизма [49, 63]: некоторые люди продолжают видеть предмет даже после того, как его
убрали из поля зрения. Иногда это принимает настолько навязчивые формы, что превращается в
болезнь. Если показать эйдетику картину с очень большим числом мелких деталей, потом, через
10-15 секунд убрать картину, а затем спросить о некоторых ее подробностях, таких как число
людей, надписи на вывесках и т.п., то он, чтобы ответить на вопросы, вглядывается в будто бы
находящийся перед ним образ. Эйдетик продолжает видеть картину, считает людей, читает
надписи и т.д.

66
Полагают, что эйдетизм - это явление, стоящее на стыке восприятия и памяти. Но это
означает, что человек не столько вспоминает, сколько видит то, что было в прошлом, т.е. видит
сквозь время!
Но ведь каждый рецептор при ощущении также должен использовать память о модельных
раздражителях. Так может быть всем им присуще свойство эйдетизма, а не только клеткам
сетчатки? Может быть, это и есть нормальный механизм памяти? Понятно, что его поломки,
связанные с “залипанием” впечатлений, оказались замечены, прежде всего, на примере зрения, так
как это наиболее информативный канал.
Стоит только предположить, что рецептор не хранит в себе никакой информации, а
обращается сквозь время к своим собственным прошлым состояниям, как вся система организации
нервной деятельности обретает поразительную экономичность и ясность.
Исчерпывающая демонстрация справедливости такого предположения будет проведена в
два шага. На первом мы ограничимся классическим представлением о том, что человек как
физическая личность обитает в окружающем физическом мире. На втором шаге мы в полной мере
воспользуемся моделью светящегося кокона и точки сборки.

15.2. Внешняя память

Напомним вкратце, как возникает в


микрокосмосе картина мира. С точки зрения
волновой модели микрокосмос есть сегмент
Макрокосмоса, обособленный тем, что все
одномерные волокна его ствола сходятся в
единой точке Кетер (Глава 8) (см. рисунок 15.1).
Волокна всех измерений, из которых соткано
тело микрокосмоса, служат коридорами, по
которым друг за другом продвигаются волны
эфирной энергии. Эти волны представляют собой
достаточно узкие импульсы, разделенные
спокойными промежутками. А в зоне волны вся
система пространственных кружев микрокосмоса
пребывает в возбужденном состоянии. Благодаря
этому возбуждению в пределах светящегося
кокона возникает картина мира, включая
физическое тело самого человека.
Итак, мы живем в трехмерном мире,
Рис.15.1. По микрокосмосу прокатываются картина которого вместе с волной возбуждения
волны возбуждения (показаны две из многих перемещается вдоль тела микрокосмоса. Поэтому
тысяч). Все они сходятся воедино в точке для описания такого сдвига необходимо привлечь
Кетер уже четвертое измерение. Оно-то и трактуется в
нашем мире как время.
В теории относительности для анализа движения объектов в четырехмерном пространстве-
времени употребляется понятие мировой линии. Оно есть четырехмерный аналог обычной
траектории в пространстве. Так вот, вообразим себе мировую линию в пространстве-времени,
вдоль которой движется рецептор. Ее можно представить себе в виде шлейфа паутинок, который
тянет за собой паук-рецептор. Здесь позиция Концепци отличается от позиции физики, так как
полагает, что мировая линия рецептора овеществлена, а не является математической фикцией. Но
это овеществление тонкоматериальное, посредством одномерных волокон. Смысл первого

67
приближения заключается в том, что мы полагаем, что рецептор есть компактный возбужденный
участок на его собственной мировой линии. Вне его физического тела мировая линия спокойна.

Примечание: Следует пояснить, в каком смысле можно говорить о “спокойных участках мировой линии”.
Первичным источником энергии в микрокосмосе является его семимерное нейтральное ядро. Поэтому и волна
энергии имеет семимерную структуру. Когда она добирается до уровня нашего кокона, то внутренние волны
обладают всего двумя измерениями, а остальные пять приходятся на внешние поперечные волны. Для
воспроизводства мира достаточно выбрать любую из бесчисленного множества плоскостей поляризации двумерных
колебаний. Поэтому-то в падшем мире так много параллельных трехмерных пространств. Волны эфиров занимают
практически всю длину микрокосмоса, но состоят из отдельных острых импульсов, имеющих различные поляризации.
Каждое воспроизведенное пространство живо за счет своей поляризации и реагирует только на нее. Если бы не так, то
их жители могли бы влиять друг на друга, чем нарушили бы взаимную изоляцию. Именно с этой точки зрения можно
считать, что бегущий импульс (обладающий конкретной поляризацией) окружен обширными участками, где
возбуждение с данной поляризацией отсутствует.

Постоянно пребывая в пределах волны возбуждения, рецептор ощущает свое погружение в


окружающую среду, которая генерируется этой же волной. Время от времени объекты
окружающего мира вступают с ним в контакт, или вернее, рецептор вступает в контакт с ними.
Это можно представить так, что в некоторых точках пространства-времени паутинка
прикрепляется к объектам, а в остальном она висит там свободно. Именно в моменты
прикрепления паутинки рецептор-паучок вырабатывает импульс, этот унифицированный сигнал
того, что он находится в контакте с внешним миром. Таким образом, смысл нервных импульсов
оказывается еще проще, чем двоичное “да-нет”. Они несут мозгу единственный сигнал: “да”! А на
его мировой линии, в месте возникновения импульса, возникает крошечный канал связи с
внешним миром. Его можно представлять себе как отверстие или маячок.
Как известно, рецепторы в значительной степени специализированы. Одни из них
реагируют на нажатие, другие на поглаживание, третьи на тепло и так далее. В слуховом
анализаторе каждый рецептор настроен на свою длину волны звука... Все это происходит
благодаря “одежкам”, в которые облекаются достаточно стандартные по строению
чувствительные тельца рецепторов. В результате, каждая ситуация сопровождается огромным
потоком импульсов, текущих к мозгу от массы различных рецепторов.
Возникает важнейший вопрос: а кто при этом испытывает ощущения, совокупность
рецепторов или мозг? Ответ: ни то, ни другое! Ощущения есть функция сознания и только его. И
транслирует его на кокон Творческая Проекция. Почему и как она вместо электромагнитных
колебаний ощущает цвет, а вместо волн плотности - звук, мы разберем в рамках второго
приближения.
Отметим, что в пределах волны возбуждения (в наш момент “сейчас”) в микрокосмосе
существуют замкнутые контуры, по которым текут токи эфиров (кокон есть часть этой
структуры). Этого достаточно, чтобы Творческая Проекция сопровождала их своим вниманием.
Какая ситуация генерируется этими токами, такую она и ощущает. Поскольку главный контур в
нашем коконе это точка сборки, то все ощущения воспринимаются как бы “с ее колокольни”, то
есть, с точки зрения нашего эго. Все ощущения приписываются ему.
Что касается расшифровки информации, переносимой импульсами, то мозг этим вовсе не
занимается. Ему важно распознать ситуацию в целом! На входе он имеет импульсы, пришедшие
от определенного набора анализаторов. Как ему решить, в какой ситуации оказалось эго? Он дает
команду тем же самым рецепторам найти аналог в прошлом.
Здесь важно, что первичные сигналы в мозг каждый рецептор посылает независимо друг от
друга. Какое воздействие есть, о том он и сигналит, как умеет. Можно представить, что внешний
объект как бы вбрасывает через точку контакта в нервную систему частицу своей энергии. А когда
мозг по параллельным нервам посылает вторичные или встречные сигналы, то те, достигнув
рецепторов, заставляют направить их энергию в прошлое. Ее уносят туда тонкоматериальные
“волокна-щупальца”, скользящие вдоль мировых линий рецепторов туда, где волна возбуждения
68
уже прошла. Как определяется место, в котором энергия, переносимая “щупальцами”, должна
“соскочить” с мировых линий и выйти во внешний мир? Это должно произойти там, где
одновременно встретятся маячки на всех мировых линиях, вовлеченных в процесс. Понятно, что
этот критерий слишком жесткий, и условие на самом деле может выполняться с некоторой
погрешностью. В этом причина возникновения иллюзорных восприятий. Но это же дает
возможность в ходе нескольких попыток отождествления оценить качество объекта, с которым
ранее контактов вообще не было.
А что происходит, когда энергия всей совокупности нервных импульсов одновременно
“соскакивает” со своих мировых линий? Ведь там уже нет никакого внешнего мира, волна
возбуждения давно ушла вперед. Все эманации пребывают в спокойном состоянии. Но импульсы
приносят необходимую энергию, чтобы заново возбудить те контуры, которые сложились в
пространственных кружевах при последнем прохождении волны возбуждения. Их энергия,
разумеется, мала и скоротечна. Но она делает главное: вновь налаживает контакт между
разъединенными страдами. На этом участке микрокосмоса появляется на короткое время
дочерний кокон. Через это место в пространстве-времени вновь может быть передана энергия от
точки Кетер, пусть и небольшая. Поэтому возбуждается только бледное подобие былой картины
мира. В этот процесс вовлечены также волокна, составляющие след от точки сборки. Значит,
одновременно оживает и бледная тень нашего эго. Вот оно (а вернее, все та же Творческая
Проекция) и ощущает эту призрачную картину. Поскольку все это происходит в нашем же коконе,
то мы не в состоянии отличить, какое я задействовано, существующее в данный момент “сейчас”,
или в прошлом.
Таких точек воспоминания может оказаться сразу несколько. Там же, в прошлом,
запечатлены и образцы предпринятых некогда действий по поводу аналогичной ситуации. Мозг
выбирает наилучший вариант и дает команду на двигательные органы - рефлекторная дуга
замыкается.
Итак, можно сделать вывод: Хранилищем памяти о мире служит сам мир в его моменты
прошлого.
Действительно, зачем волочить за собой память о внешнем мире, если он, хотя и в
невозбужденном состоянии, существует в прошлом? Тогда для сравнения предъявленного
раздражителя с модельным достаточно просто перенести точку контакта с миром в прошлый
момент времени, возбудить там соответствующую картину и ощутить ее.

Примечание: На первый взгляд получается, что рецепторы ведут себя как машина времени. Но на самом деле речь
идет о потоках импульсов, направленных по одномерным волокнам “щупалец” вдоль тела микрокосмоса как бы в
четвертом пространственном измерении. Конечный эффект эквивалентен перемещению во времени. Более того,
поскольку наш микрокосмос семимерен, то такими движениями возможности волокон далеко не исчерпываются.

Теперь также становится понятно, почему К.Лешли не удалось локализовать в мозгу место,
где фиксируется условный рефлекс. Даже если он возбуждал у крысы какой то избранный
рецептор, она всегда реагировала на всю ситуацию в целом. Поэтому возбуждалась вся кора ее
головного мозга. Поиск аналогов в прошлом также происходил с участием практически всей коры,
то есть даже тех рецепторов, которые он не раздражал. И она находила этот аналог, даже если он
изымал из ее мозга какой-то фрагмент. Оставшейся части общей картины для этого хватало, ведь
успешный поиск возможен и при определенной погрешности.
Более того, в опытах уже на людях исследовали, как ведет себя восприятие внешнего мира
в случаях сильного нарушения работы органов чувств. Например, человеку надевают сильно
искажающие очки. В предельном случае он видит мир либо вверх ногами, либо, благодаря
зеркалам, его правый и левый глаза как бы меняются местами (см., например, [28]). На первом
этапе человек испытывает информационный шок. Он не в состоянии ориентироваться в такой
внешней среде. Но если он преодолевает свою пассивность, начинает хоть что-то делать, то через
некоторое время ориентировка восстанавливается.
69
Здесь важна деятельность, так как благодаря ей в процесс освоения “нового мира”
включаются другие органы чувств, помимо зрения. С опорой на них и происходит восстановление
прежней картины мира. По ходу дела выясняется масса интереснейших моментов относительно
работы психики. Например, она склонна достраивать недостающие фрагменты образа мира,
исходя из принципа правдоподобия. Это, собственно, и дает возможность постепенно
переработать всю картину. А когда искажающие очки с человека снимают, он опять на некоторое
время попадает в мир хаоса.
Анализ подобных опытов позволил А.Леонтьеву [28] присоединиться к резкой критике
распространенных представлений о возникновении психических образов внешних объектов (за
стиль высказываний ответственность несет их автор): “В свете теории отражения школьная
"классическая" схема: свеча - ее проекция на сетчатке глаза - образ этой проекции в мозге,
испускающем некий "метафизический свет", - есть не более чем поверхностное, грубо
одностороннее (а, следовательно, и неверное) изображение психического отражения. Схема эта
прямо ведет к признанию того, что наши органы чувств, обладающие "специфическими
энергиями" (что есть факт), отгораживают субъективный образ от внешней объективной
реальности”.
Еще он пишет: “Капитальный психологический факт состоит в том, что в образе нам даны
не наши субъективные состояния, а сами объекты”. То есть, он старается убрать границу между
внешним миром и его отражением в нашей психике настолько радикально, что практически
уравнивает их.
Более того, он подчеркивает, что в психике на самом деле отсутствует загадочная и
необъяснимая ранее способность будто бы проецировать вовне наши внутренние образы: “В акте
восприятия субъект не соотносит своего образа вещи с самой вещью. Для субъекта образ как бы
наложен на вещь. Нельзя поэтому согласиться с высказываемым иногда утверждением, что
предметность восприятия есть результат "объективизации" психического образа, т.е. что
воздействие вещи сначала порождает ее чувственный образ, а затем этот образ относится
субъектом к миру, "проецируемому на оригинал". Психологически такого особого акта "обратного
проецирования" в обычных условиях просто не существует”.
И, наконец, его высказывание: “Воспринимают не органы чувств, а человек при помощи
органов чувств”.
Все вместе это очень точно характеризует точку зрения Концепции. Чтобы с этим
согласиться, нужно только уточнить, что понимается под словами “субъект” и “человек”. Субъект
в Мироздании один - это Абсолют с его Творческой Проекцией. Человек - это микрокосмос,
которому “делегируется” сознание Творческой Проекции, физическая личность - это часть
картины мира в микрокосмосе, возникающая благодаря прохождению по нему волны
возбуждения.
Как мы выяснили в предыдущей главе, картина мира есть результат голографического
воспроизведения описания мира. Поэтому она и есть, пусть субъективный, но единственный образ
объектов мира. Никакого другого существования в вещественной форме у объектов просто нет.
Никакого марксистского “удвоения” мира в сознании человека не происходит. Тем более что
выявлено отсутствие механизмов для проекции этого удвоенного мира вовне. А.Леонтьевым
сказано: “Для субъекта образ как бы наложен на вещь”. Это “как бы” выдает натяжку, так как
накладывать одно на другое вовсе не нужно. Есть один экземпляр образа и этого достаточно.
Наложение ситуаций, а вернее их сравнение, происходит на стадии формирования образа.
Фраза: “Воспринимают не органы чувств, а человек при помощи органов чувств”, на самом
деле решает старую проблему параллелизма. Если за словом “человек” стоит Сознание Абсолюта,
то мы все время имеем дело с тем, что этому сознанию предьявляются те или иные ситуации.
Механизм их оценки таков, что для ситуации, ощущаемой сознанием в данный момент
подыскивается аналогичная ситуация из прошлого, которую также предъявляют сознанию для
восприятия. Задачу о том, какую именно модельную ситуацию предложить сознанию, решает
мозг. Он размещает точку модельного контакта с внешним миром в тех или иных моментах
70
прошлого, то есть, на той или иной дистанции от волны возбуждения (см. рисунок 15.2). Сознание
созерцает эти ситуации до тех пор, пока не будет достигнуто удовлетворительного согласия между
актуальным и модельным состояниями. Все это время человек пребывает в неопределенности, в
его сознании сменяют друг друга иллюзорные картины.
Познакомиться поближе с тем, как это происходит, можно на очень простом опыте.
Достаточно сесть перед зеркалом и начать внимательно созерцать свое отражение. Нужно
остановиться на какой-нибудь детали лица, например, на точке между бровями, и успокоиться
настолько, чтобы изображение начало слегка туманиться. И вскоре перед взором начнет сменять
друг друга целая галерея лиц: благородных и подлых, мужских и женских, красивых и уродливых.
Некоторые полагают, что так можно увидеть свои лица из прошлых жизней... Но в любом случае,
становиться явной творческая работа нашей психики. Она склонна найти порядок в любой
ситуации. Эту сторону нашего существа дон Хуан называет тоналем, в отличие от нагваля,
который представляет собой одновременно творческое и хаотическое начало.
Другой общеизвестный пример, это когда вы расположились в купе поезда и ждете
отправления. Вот картина за окном плавно поплыла назад. При этом вы никогда не скажете себе:
“Предположу-ка я, что мой поезд тронулся”. Вы в какой-то момент просто ощущаете, что поезд
пошел. Иногда даже кажется, что уже и колеса постукивают. Но вдруг приходит осознание, что
это за окном отправился встречный поезд, а ваш все еще стоит на месте. Здесь особенно ярко
видно, что мы каждый момент ощущаем внешний мир так, как он отображен в нашей картине
мира.
В приведенных примерах
отождествление ситуации происходило в
течение длительного времени. В
повседневной жизни этот процесс, к
счастью, протекает достаточно быстро,
почти мгновенно. Для этого существуют
определенные механизмы, с которыми мы
познакомимся в следующем разделе.
А сейчас важно отметить, что
действительно имеют место два различные
ряда явлений, “один из которых образован
состояниями сознания, а другой –
сопровождающими их нервными
процессами”, как об этом пишет Ж.Пиаже
[41]. Но порядок все же нужно изменить.
При распознавании ситуации сначала
реализуются нервные процессы, а
параллельно с ними состояния сознания.
Чтобы нервные импульсы “соскочили” со
Рис.15.2 Актуальная картина мира воспроизводится в своих мировых линий в нужный момент
коконе слева (обозначенном белым цветом). Поиск
прошлого, должна поработать нервная
аналогов для сопоставления происходит в прошлом. Там,
где высвобождается максимум энергии, переносимой система. В результате, в этом месте
вдоль "мировых линий рецепторов", оживляется микрокосмоса возбуждается ослабленное
дочерний кокон. На какое-то время в нем циркулируют подобие нашего кокона и сознание
токи, проходящие через точку Кетер. Их достаточно для Творческой Проекции свидетельствует ту
возбуждения бледной копии былого переживания
прошлую картину мира. Поток таких
свидетельств и образует параллельный ряд
состояний сознания.

71
Примечание: Если быть точным, то ни о каком "ряде состояний сознания" говорить не следует. Абсолютное
Сознание неизменно и всегда тождественно себе, словно зеркало, равно отражающее все, что угодно. Модификации
испытывает психика, возникающая на стыке этого Абсолютного Сознания и изменчивых тонкоматериальных
структур микрокосмоса (в нашем случае это точка сборки и референтная система, о которой см. Раздел 15.4).
Поскольку официальная наука отрицает существование тонкоматериальных реалий, то она вынуждена говорить о
"рядах состояний сознания", чем сразу загоняет себя в философский тупик.

О том, что один из рядов излишен, можно было говорить, пока не было понято, что мозг не
является хранилищем долговременной памяти (не исключено, что кратковременная память есть то
единственное, что можно назвать памятью).
А у роботов, которые несут память в себе самих, второго ряда состояний (сознания)
действительно нет. Есть только “нервные” реакции. Не обладают они и модальным восприятием,
то есть, их мир не имеет ни цвета, ни запаха, ни звука. Их датчики умеют реагировать лишь на
амодальные физические воздействия, такие как энергия волны.
Но живые существа устроены по-другому. Памятью для них служит их индивидуальная
картина мира в ее прошлые моменты времени. Как образно выражается В.Налимов [36]:
“Личность живет не только в сейчасности настоящего, но и в сейчасности прошлого”.
Отсюда ясно, почему не удается расшифровать нервные импульсы даже в простейших
случаях. Ведь они несут отпечаток именно индивидуальной истории каждого организма. Все
выглядит так, как будто каждая особь вырабатывает собственную систему кодирования
импульсов. Но на самом деле никакого кодирования не происходит вообще.
Индивидуальность картины мира каждого существа обеспечивается тем, что оно обитает в
своем коконе и картину мира строит там же. Его тело есть одна из составных частей картины
мира. Память можно считать внешней только по отношению к физическому телу, данному в
конкретный момент “сейчас”, так как при воспоминании точки контакта рецепторов с
“окружающим миром” отстоят от этого момента на некотором расстоянии. Причем, все это есть
только небольшой фрагмент многомерного микрокосмоса. Поэтому в качестве резюме приведем
высказывание дона Хуана: “Обычный человек считает, что его мысли и чувства находятся у него
внутри, маги считают, что они снаружи. Человек знания не различает одного от другого и не
придает этому значения".

15.3. Природа модального восприятия


Итак, чтобы оценить любое свое текущее состояние, люди сравнивают его с предыдущими.
Как говорил дон Хенаро, один из помощников дона Хуана [25]: "Мы всегда отстаем от мира на
один прыжок, так как только и делаем, что вспоминаем, вспоминаем”...
Но как же тогда в сферу нашего сознания попадает самый первый опыт о мире, и где он
сохраняется? Сюда же примыкает вопрос о том, почему нам, живым существам, мир раскрывается
именно через модальные восприятия? Кто и как научил нас систематически заменять
энергетические воздействия на тело ощущениями тепла, звука и цвета? Как мы видели, у
официальной психологии на этот вопрос ответа нет.
Чтобы разобраться в проблеме, рассмотрим предэволюцию трехмерных существ, эти почти
неисследованные этапы становления психики, предшествующие ее биологической форме.
В 1-й Части книги описан процесс возникновения все более сложных тонкоматериальных
структур, называемых Макрокосмосами. Все начинается с того, что “...скрытый Безграничный
Абсолют (АЙН СОФ) возвращается от периферии к центру и устанавливает сияющую точку,
которая есть первая манифестация Единого”. Так был сотворен нульмерный Макрокосмос (точка).
Затем последовало освоение 1-го, 2-го, 3-го измерений, вплоть до 7-го.
На каждом этапе, начиная с двумерного Макрокосмоса, их пространства заселялись
тонкоматериальными существами-каррасами и микрокосмосами. Начиная с трехмерных
72
микрокосмосов, у каждого из них сформировались ядра - нейтральное, позитивное и негативное. В
пределах двух последних появилась возможность воспроизводить картину “окружающего мира”, в
том числе, собственное физическое тело. У наших падших микрокосмосов процесс воплощения в
физическое тело носит принудительный характер. Одновременно позитивные и негативные ядра у
нас деградировали до состояния одного и весьма неустойчивого светящегося кокона.
Все этажи этой тонкоматериальной структуры, как губка водой, пропитаны морем
Сознания Абсолюта, называемого Творческой Проекцией. Оно ярко и непосредственно осознает
не только каждую частицу, но и сразу все Мироздание в каждое мгновение. Нам очень трудно
вообразить себе такое Сознание, прикосновение к его потоку является признаком высшего
Просветления.
Представьте, что вы вдруг включили на полную мощность радиоприемник, способный
воспринимать сразу все диапазоны. На вас тут же обрушится лавина звуков, под напором которых
вы просто оглохнете. Тогда вы, во-первых, поскорее убавите звук, чтобы избежать болезненных
ощущений, а во-вторых, подключите узкополосные фильтры, чтобы из всего множества сигналов
выделить тот, который важен для вас сейчас.
Аналогично и с существом микрокосмоса. Его структуры никогда не будут в состоянии в
полной мере и адекватно воспринять море Сознания Абсолюта. Ведь микрокосмос есть только
одна из “антенн” карраса, которые совместно могут в некоторой степени приблизиться к этой
цели, да и то только на уровне своей размерности. “Антенна” это прежде всего
тонкоматериальный фильтр, позволяющий существу сузить диапазон восприятия внешних
сигналов. Следующий этап фильтрации выполняет нервная система физического тела. Она, таким
образом, не столько окно в мир, сколько защитный фильтр от испепеляющей мощи могучих
информационных потоков, властвующих в окружающем Мироздании. Циркуляция нервных
импульсов предназначена для того, чтобы из всего многообразия информации, потенциально
доступной через Творческую Проекцию, выделить ту, что относится исключительно к данному
существу. В результате оно может созерцать мир как бы со своей колокольни.
Напомним, что в Главе 6 описывалось, как в сознании Творческой Проекции рождаются
образы сложных структур Макрокосмосов и микрокосмосов. Они погружены во Множество
Произвольных Состояний Абсолюта и играют роль резонаторов для его нерегулярных вибраций,
благодаря чему образы некоторых состояний обретают длительное существование. Это
сравнивалось со звучанием отклика или стройного аккорда.
Когда формируется тороидальное пространство следующего Макрокосмоса, область
звучащего отклика образует внутреннюю полость тора. Таким образом, тело нового Макрокосмоса
проявляет себя как волновод для отклика, порождаемого предыдущим Макрокосмосом. Кто
осознает этот звучащий отклик или предустановленную гармонию? Конечно Творческая
Проекция, и только она, ведь она есть единственный аспект Сознания Абсолюта, вовлеченный в
процесс Творения.
Сопоставление прошлого опыта микрокосмоса с теми воздействиями, которые испытывает
на себе физическое тело в данный момент, осуществляется посредством активных
тонкоматериальных “щупалец”, скользящих в прошлое вдоль пассивных тонкоматериальных
мировых линий рецепторов. Этот образ является приблизительным намеком на деятельность
тонкоматериальных органов чувств, называемых индриями. Они необходимы микрокосмосу, так
как на привычные нам внешние органы, вроде глаз, ушей или языка действуют либо
электромагнитные вибрации (порождающие впечатление света), либо механические
(переживаемые как звук, прикосновение или тепло, причем, в конечном итоге, они также имеют
электромагнитную природу). Но каким-то образом наше сознание ощущает именно цвет, именно
звук, именно тепло.
Ближайшей задачей является демонстрация того, что эту возможность психике
предоставляют тонкоматериальные органы чувств, настроенные на восприятие предустановленной
гармонии. То есть, воздействие на сетчатку глаза электромагнитных волн длиной 7000 ангстрем
вызывает у нас переживание красного цвета не потому, что лучи красные, а потому, что
73
воспринимать их так научилась Творческая Проекция на предыдущих стадиях Творения. И теперь
такая ассоциация навсегда закреплена в предустановленной гармонии. Тем самым, Сознание
Абсолюта никогда не бывает далеко от нас. То, что мы воспринимаем мир в цвете и звуке, есть
Его непосредственное проявление в нас.
Теперь постараемся выявить, каким органам чувств соответствуют отклики микрокосмосов
разных размерностей. Для этого воспользуемся такой мерой, как информационная емкость
сигналов, воспринимаемых различными органами чувств.

Примечание. Предлагаемый подход основывается на том соображении, что каждый микрокосмос играет роль
антенны, воспринимающей сигналы со стороны предустановленной гармонии. Богатство восприятия каррасом
(который и есть истинный микрокосмос - обитатель пространства Макрокосмоса) зависит от количества этих антенн,
а значит, от размерности самого карраса. Каррас размерности N состоит из N микрокосмосов. То есть, двумерный
каррас имеет 2 микрокосмоса, трехмерный - 3, четырехмерный - 4 и так далее.
Параллельно этому следует учесть, что хотя на органы чувств нашего тела всегда действуют только трехмерные
объекты, информационное наполнение этих воздействий весьма различно. Так, зрение намного информативней слуха.

Концепция исходит из того, что наши тонкоматериальные органы чувств (индрии)


производят подмену трехмерных воздействий на рецепторы теми ощущениями, которые
Творческая Проекция испытывала на стадии предэволюции. Правило для подмены основано на
информационной эквивалентности того и другого. На нынешней стадии эволюции
соответствующие восприятия непрерывно воспроизводятся или звучат в предустановленной
гармонии каррасов, обладающих соответствующим количеством антенн-микрокосмосов (об
иерархии каррасов см. Приложение D). Так как наше сознание есть всего лишь “часть” сознания
Творческой Проекции, мы ощущаем эти вечно воспроизводимые в нем состояния как свои
собственные. Необходимую коммутацию между ними и внешними воздействиями на тело, как
говорилось, осуществляют тонкоматериальные структуры нашего микрокосмоса (индрии).
Таким образом, выясняется, что параллельно картине мира в коконе воспроизводится
структура, поддерживающая соответствия между воздействиями на тело и нашими ощущениями.
Причем, эта структура целиком тонкоматериальна и обращена одной стороной к нашему
трехмерному миру, а другой к мирам меньших размерностей. Оттуда черпаются конкретные
ощущения, по крайней мере, для смысла, звука и цвета.
Это положение Концепции не является полностью чуждым науке. Вот, например, отрывок
из книги А.Леонтьева [29]: “Рассматривая сознание человека, я должен ввести еще одно понятие –
понятие о пятом квазиизмерении, в котором открывается человеку объективный мир. Это –
смысловое поле, система значений... Факт состоит в том, что когда я воспринимаю предмет, то я
воспринимаю его не только в его пространственных измерениях и во времени, но и в его
значении... Значения выступают не как то, что лежит перед вещами, а как то, что лежит за обликом
вещей... Значения, таким образом, несут в себе особую мерность. Это мерность внутрисистемных
связей объективного предметного мира. Она и есть пятое квазиизмерение его!”
В этом высказывании важна интуиция того, что картина нашего мира как бы погружена в
ореол дополнительного измерения, которое А.Леонтьев сопоставляет со значениями. Однако не
следует думать, что оно на самом деле дополняет наше пространство-время до пятого измерения.
Чтобы в этом убедиться, обратимся к высказываниям другого известного исследователя сознания -
В.Налимова [36, 37, 38], посвященным близкому понятию смысла.
Его позиция сводится к тому, что необходимо говорить о “вездесущности сознания”. Но это
невозможно всерьез делать, если не постулировать “изначальное существование непроявленной
семантики”, то есть существование смыслов, независимых и внешних относительно нашей
психики и предшествующих ей. Сам он считает свою точку зрения близкой позиции Платона.
Кроме того: “Такой подход больше нельзя считать ненаучным – признаем же мы изначальную
заданность фундаментальных физических констант, природа которых скорее ментальна, чем
физична”.
74
И далее: “Мы можем научиться пространственно воспринимать мир смыслов, если сумеем
неким, достаточно наглядным способом, задать образ семантического поля. Так мы можем
геометризовать наши представления о сознании и создать язык, близкий языку современной
физики”.
Давно известно, что каждый дискретный знак, каждое слово имеет неоднозначный смысл,
иными словами, обладает как бы смысловым ореолом. Его геометризация началась с того, что в
[36] В.Налимов установил эквивалентность элементарного смысла нульмерной точке. И в самом
деле, именно смысл, как и точка, обладает свойством дальнейшей неразложимости на составные
части, своеобразной окончательностью.
Наглядный образ семантического поля В.Налимов мыслит в виде непрерывного линейного
упорядоченного множества точечных смыслов. Они “упакованы на числовой оси так же, как там
упакованы действительные числа. Это еще только семантический вакуум – здесь еще отсутствует
система предпочтения”.
“Если все окружающее, весь мир рассматривать как своего рода текст, то это будет не что
иное, как совокупность смыслов, связанных с помощью языка. Тексты же представляют собой
структуры, порождаемые вероятностным взвешиванием смыслов”.
Таким образом, в отличие от А.Леонтьева, В.Налимов видит истоки сознания не в пятом, а
в нулевом дополнительном измерении. Носителями окончательных смыслов у него выступают
нульмерные объекты. Наша психика каким-то образом умеет вступать в контакт с исходным
одномерным “запасом” этих объектов, выбирая из него подходящие, вероятностно “взвешивая”
их, и тогда в нас рождается ощущение осмысленности.
Точка зрения Концепции весьма близка к этому, но с важной оговоркой: любые
нульмерные объекты являются представителями тонкоматериального мира, и по этой причине их
нельзя отождествлять с самим сознанием, как это часто делает В.Налимов. Однако, сильная
сторона его позиции в том, что он один из первых связал тонкоматериальные объекты с
функционированием нашей психики. Именно это направление развивается в Концепции.
Как мы видели в 1-й Части, творение началось с самых простых структур - с нульмерных.
При дальнейшем Его становлении эти, уже освоенные объекты, служат буквально точками
отсчета, смыслами. В составе микрокосмосов они занимают позицию точек Кетер, в которых
сходятся воедино все силовые линии. В них осуществляется как бы итоговая оценка состояния
микрокосмоса.
Для нашего трехмерного мира нульмерные, одномерные и двумерные объекты прозрачны и
ненаблюдаемы. Однако, благодаря тому, что тонкоматериальные структуры микрокосмоса несут в
себе наследие всех предыдущих этапов творения, наша психика имеет возможность вступать в
контакт со всеми измерениями тонкоматериального мира. В результате, нам становятся доступны
те самые модальные восприятия, о которых уже столько сказано.
Итак, при контакте с нульмерными объектами наша психика переживает смысл.
А каковы наши ощущения, когда мы вступаем в контакт с одномерными объектами?
Прежде всего, этот контакт может переживаться только как субъективное восприятие. Можно
утверждать, что это переживание внутреннего звука, то есть не звука, вызванного внешним
раздражителем, а тем первичным опытом звучания, с которым сравнивается любой звуковой
раздражитель в нашей жизни.
Такое сопоставление вполне отвечает критерию информационной эквивалентности.
Известен очевидный факт, что для запоминания и воспроизведения звучания достаточно
одномерной дорожки в звукозаписывающем аппарате.
Наиболее просто указать место в нашем внутреннем мире для контактов с двумерными
объектами. Очевидно, это зрительные образы цветных светящихся поверхностей, но, также как и
для звука, здесь под ними понимаются внутренние образы, что сродни воспоминаниям. Для
запоминания зримых образов всегда необходима двумерная поверхность. Цифровая передача
75
изображения в виде последовательности кодов может создать впечатление, будто оно также
эквивалентно одномерному массиву информации. Но это не так, ибо в этом случае поверхность
разбивается на множество мелких одинаковых площадок, называемых пикселями, каждая из
которых все равно двумерна.
Для трехмерных объектов уже можно указать проявления во внешнем мире. Это - формы.
Но они постигаются нами не непосредственно, а косвенно, ибо дистантное стереоскопическое
зрение сводится к восприятию пары двумерных “раскрашенных поверхностей”, предъявляемых
каждому из глаз отдельно. Форму мы познаем контактно, благодаря внутреннему чувству своего
тела и осязанию.
Но наиболее сильные ощущения в нашей внутренней жизни связаны с эмоциями. Если мы
чувствуем, что всегда остаемся выше звука, выше зрительных образов, то эмоции буквально
захватывают нас целиком и нередко руководят всем нашим поведением. Зачастую нет более
веского соображения для человека, чем "я хочу" или "мне не нравится". Все это свидетельствует о
соизмеримости эмоций с самым фундаментом нашей личности. Поэтому можно предположить,
что мы переживаем эмоции, когда наша психика вступает в контакт с тонкоматериальными
объектами, имеющими размерность по пространству не ниже трех.
Любое наше ощущение, любая мысль, при всей их важности для нас самих, играют чисто
служебную роль для микрокосмоса. Когда мы осознаем нечто, это означает, что сквозь наш кокон,
как через передаточное звено, протекает очередная порция эфирной энергии. Как было
установлено ранее, если размерность энергетического импульса превышает размерность
“проводов”, то есть волокон кокона, то энергия передается в форме поперечных колебаний. Сам
светящийся кокон представляет собой трехмерное образование. Поэтому при протекании по нему
импульса энергии, соответствующего эмоциям (по крайней мере, трехмерного), должна
искажаться форма кокона. Именно это в подробностях и описано К.Кастанедой [25]. Например,
сдвиг точки сборки ученика возможен только при создании вмятины на поверхности его кокона.
Чтобы ее реализовать, дон Хуан часто провоцировал у ученика вспышку сильных эмоций,
зачастую отрицательных. То есть, эмоции, в самом деле, сопровождаются изменением формы
кокона, что подтверждает их “многомерность”.
О существовании тонкоматериальных миров издавна было известно в иудаизме. Например,
А.Штайнзальц в своей книге “Роза о тринадцати лепестках” [71] рассказывает об одном из них, о
так называемом “мире созидания”, следующее: “...Это, по существу, мир чувств, главная
субстанция которого - эмоции того или иного типа, являющиеся элементами, из которых этот мир
построен”.
Эти элементы признаются существами и называются в иудаизме ангелами. “Каждого из них
характеризует некий импульс или определенное побуждение - ощущение любви, импульс страха
или сострадания и тому подобное... В стане ангелов любви, например, - бесконечное множество
разновидностей и нюансов этого чувства... Ангел всегда остается проявлением одной-
единственной эмоциональной сущности”.
Впрочем, выбор любви в качестве примера эмоций здесь следует признать весьма
неудачным. Разве что это любовь к макаронам или к рыбной ловле. Место Любви - среди самых
высоких метафизических понятий: “Бог есть Любовь”. А описываемый А.Штайнзальцем мир
созидания это один из промежуточных уровней тонкоматериальной структуры Макрокосмоса, где
вибрации предустановленной гармонии осознаются как эмоции.
Но предложенный А.Штайнзальцем образ качественно весьма близок тому, что говорит
В.Налимов о точечных смыслах, населяющих одномерные пространства. Но теперь речь идет об
объектах или существах, несущих импульс гораздо большей информационной емкости. Чтобы
дать исчерпывающее описание, например, эмоции земной любви, зависти и т.п. не хватило всей
предыдущей мировой литературы. А все дело в том, что литературные тексты обладают
качественно меньшей информационной емкостью, чем любая эмоция, ведь они манипулируют
нульмерными смыслами, а не трехмерными или четырехмерными эмоциями.

76
Итак, на входе нашей нервной системы действуют только раздражители, соизмеримые с
нашим телом, т.е. трехмерные. Интерпретация этих воздействий как разнообразных субъективных
переживаний становится возможной благодаря коммутирующей функции волокон тела внимания.
Они соединяют наличные раздражители с эталонными ощущениями, но поскольку эталоны
возникали на самых различных стадиях Творения, то система соотнесения пронизывает собой всю
иерархию пространств.
В Главе 7 мы познакомились с тем, что тело Макрокосмоса Человека представляет собой
иерархию каррасов, обладающих разным числом микрокосмосов-антенн, от 2 до 7.
Соответственно, они и проявляют себя как “станы ангелов”, несущих импульсы разной природы:
смыслы, звуки, цвета, эмоции и так далее. Для психики человека доступны контакты с каррасами,
входящими в состав его микрокосмоса на тех же правах, на каких в состав нашего физического
тела входят органы, ткани, клетки, молекулы... Каждый из таких каррасов несет импульс,
соответствующий числу антенн и положению в теле нашего микрокосмоса. “Щупальца” индрий
имеют возможность по выбору вступать в контакт с любыми доступными каррасами-носителями
неизменных импульсов-ощущений, то есть, им доступна вся гамма смыслов, звуков, цветов и
эмоций. Для нас не составит труда представить себе точечные носители неизменных смыслов, или
протяженные, как струна, носители неизменных звуков, или сияющие неизменными оттенками
двумерные носители визуальных образов. Но идея носителей неизменных эмоций уже трудна для
восприятия. А ведь это только промежуточная ступенька на лестнице восхождения...

Примечание: Может возникнуть вопрос, почему Концепция относит трехмерные или даже четырехмерные
тонкоматериальные объекты к прошлым стадиям Творения, ведь наши тела трехмерны? Но не забудем, что
изначально человек семимерен. Здесь, в давно сотворенном трехмерном мире, он оказался в результате Падения.
Здесь он - незваный гость.

15.4. Референтная система


В результате восприятия объекта посредством рецепторов всех возможных видов и в
результате соотнесения этих воздействий с осознанием их прототипов из прошлого, возникает
вертикальная конструкция, сотканная из волокон, соединяющих различные уровни иерархии в
структуре микрокосмоса, начиная от нулевого измерения и далее вверх. Эту конструкцию будем
называть цепочкой осознания. Она дает психике возможность согласованно испытывать ощущения
разных информационных размерностей (смыслы, звуки, визуальные образы и эмоции).
Волокна собственного кокона мы воспринимаем не как какие-то линии, а по результатам их
деятельности. Всякий контакт волокон с носителями ощущений рождает в сознании фрагмент
чувственного впечатления об объекте. В результате работы всей многомиллионной совокупности
волокон мы имеем целостное восприятие мира.
Длина волокон, соединяющих наше тело с источниками ощущений, не играет никакой
роли. Ощущения всегда воспринимаются как данные здесь и сейчас. Но в этом проявляется,
скорее, не какое-то специальное свойство волокон, а свойство вездесущего сознания.
Очевидно, что цепочки осознания следует считать элементами описания мира, ведь они
предписывают, какие именно ощущения необходимо пережить сознанию в связи с конкретными
воздействиями на тело. В Главе 13 уже было определено первичное описание мира, регулирующее
его вещественное наполнение. Поэтому цепочки осознания и референтная система,
рассматриваемая чуть ниже, должны быть отнесены ко вторичному описанию мира. Они
представляют собой фильтр, задающий систему предпочтений при интерпретации воздействий
внешней среды на организм.
В той мере, как эти цепочки интерпретируют звуковые и световые воздействия, они, по-
видимому, являются микрокосмическим и биологическим наследием. А вот их интерпретация
смыслов - дело наживное. Наиболее устойчивые цепочки осознания формируются в процессе

77
воспитания. В результате их конфигурация у индивида является оттиском таковой у окружающего
общества.
В зависимости от размерности объектов, входящих в цепочку осознания, возникают
различные феномены культуры. Так цепочка
3-1-0
реализует устную речь. Ею оказываются связанными объекты нашего мира (трехмерные), их
смысл (нульмерный) и звуковое выражение смысла (одномерное), вернее, его символическое
выражение, ибо слова - не более чем знаки какого-то смысла.
Цепочка
3-2-0
реализует письменность, когда о смысле объектов заявляет набор двумерных символов (текст).

Примечание: Аналогичную цепочку осознания рассматривает В.Налимов [38]: “Динамическое раскрытие природы
смысла может быть достигнуто только через одновременный анализ семантической триады: смысл, текст, язык.
Любой элемент этой триады может быть определен через два других. Здесь мы обращаемся к так называемому
циклическому определению. Скажем:
Смыслы - это то, из чего создаются тексты с помощью языка.
Тексты - это то, что создано из смыслов с помощью языка.
Язык - это средство, с помощью которого из смыслов рождаются тексты.
Триада становится синонимом сознания”.
Он может так сказать, ибо через понятие “язык” уже включил неявным образом сознание в эту конструкцию (см.
выше цепочку осознания для письменности).

Итак, тонкоматериальные структуры с разных уровней иерархии микрокосмоса


оказываются соединенными волокнами тела внимания в некие связки. Когда это осуществляется
“по вертикали”, то строятся цепочки осознания. То есть, в момент каждого контакта психики с
внешним миром, кроме всего прочего, запечатлевается его смысловая и эмоциональная оценки.
Кроме того, мировые линии рецепторов соединяют между собой все эти цепочки осознания уже
“по горизонтали”, вдоль времени.
В результате, внимание человека получает возможность обращаться к памяти не только по
видимым физическим признакам объектов, но и по их оценке. Например, можно вспомнить
мгновение, когда на душе было так же радостно, как и сейчас, или вспомнить звучание
иностранного слова, которое имеет тот же смысл, что и слово родного языка.
Как уже говорилось, способ сопоставления трехмерных объектов и смыслов
вырабатывается в процессе воспитания. Все общество генерирует в пространстве-времени в
прожитые моменты разветвленную надстройку над миром обитания. Эта надстройка как бы
представляет совокупную общественную картину мира, в которой записан весь опыт людей.
Тольтеки [25] называли это образование тоналем времен. Новорожденный человек нуждается в
гиде-воспитателе для того, чтобы научиться строить свой тональ в соответствии с общественным.
Проще всего это понять на примере письменности. Выше уже приводилась цепочка
осознания, которая ей соответствует:
3 - 2 - 0.
Но она действует только в контексте общественного опыта. Обученный человек
прочитывает надписи помимо своей воли. Ему очень трудно научиться, наоборот, их не читать
при первом же взгляде! Но стоит ему предъявить текст на незнакомом языке (например, на
грузинском), как все очарование грамотности исчезает. Он видит перед собой всего лишь
затейливый, но немой узор. Когда учитель поможет ему установить связь между знаками и
смыслами, его тональ окажется надстроен.
78
Индивидуальный тональ человека, оформляется постепенно и представляет собой систему
упорядочения моря восприятии. Для его организации необходимо выработать достаточное
количество цепочек осознания самых разных объектов и ситуаций. Собственно тоналем можно
назвать именно способность организации взаимных соответствий, что достигается через
установление коммутации различных цепочек осознания между собой по горизонтали.
Конкретное наполнение этих связей определяется культурной традицией.
Воспитание, как известно, строится на основе системы поощрений и наказаний. В этом
методе учитывается один из самых эффективных механизмов организации поведения - условные
рефлексы. Как они вырабатываются, хорошо известно. Если сознание отмечает, что после некоего
раздражителя следует существенное событие, то при новом появлении этого раздражителя
организм приготавливается встретить и то, что за ним последует. Условный рефлекс выглядит
иногда как способность организма предвидеть развитие событий. Но на самом деле это не
предвидение, а проявление памяти. Поскольку контакт “щупалец” индрий с былыми ситуациями
порождает в сознании ощущения, как бы данные в момент “сейчас”, независимо от глубины
погружения в прошлое, эффект воспоминания оказывается замаскирован.
После того, как раздражитель отождествлен, прочитывается и вся история событий,
которые имели место в прошлом после появления раздражителя. (Под словом “прочитывается”
здесь понимается процесс возбуждения спокойных волокон, относящихся к прошлому,
посредством нервных импульсов, что дает возможность оживить в сознании бледную тень былых
событий.) Там подробно записано, какие реакции организма были наиболее успешными. Эти
реакции и воспроизводятся в настоящий момент.
Здесь требуется важное уточнение. Если бы поиск аналогов производился по всей глубине
истории существа, то это был бы очень медленный процесс. Наряду с успехами пришлось бы
перебрать массу случаев поражений и нейтральных исходов. Для увеличения эффективности
поведения достаточно наладить еще один слой горизонтальной коммутации, а именно, прямую
связь каждого класса раздражителей с образцами самого успешного поведения. Эту систему
уместно назвать референтной. Она является одним из компонентов тоналя и будет играть
заметную роль в дальнейшем изложении.
Каким же образом происходит подбор кандидатов на представительство в референтной
системе? Уже говорилось, что рецепторы генерируют импульсы тем чаще, чем быстрее меняется
внешняя обстановка. За такими переменами обычно и скрываются существенные события. Так как
каждый раздражитель воздействует на огромную массу рецепторов и любой из них ведет поиск в
прошлом, то будет выбран не тот аналог, который дал максимум импульсов у какого-то одного
рецептора, а тот, который реализовал максимум импульсов во всей совокупности рецепторов
сразу.
Отсюда ясно, почему для выработки условных рефлексов при обучении приходится
применять метод многих повторений. Дело в том, что ни условный раздражитель, ни
подкрепление здесь не являются столь уж значимыми для организма. Чтобы им набрать заметную
массу импульсов, приходится проигрывать ситуацию многократно. Тогда эта связка событий
может занять место в референтной системе. Значит, она работает так, что многие однотипные
события в ней могут обрести вес одного важного События.
Интересно также отметить, что прогнозирование поведения на основе условных рефлексов
организовано вероятностным образом [63]. Понять эту способность сознания можно, если
допустить, что в зоне внимания психики при поиске аналогов оказываются не только те объекты и
обстоятельства, которые дают максимум сгущения импульсов, но и несколько следующих по
величине. Иными словами, сознание может проводить ранжирование объектов по массе
вызываемых ими импульсов. При взвешивании массы импульсов возникает впечатление степени
вероятности данного происшествия. Благодаря такой организации поведения организм может
достаточно гибко подстраиваться к изменениям внешней среды обитания, так как падение
прежних ориентиров не вызовет полной потери способности действовать.

79
Как отмечается в [63], нарушение вероятностного прогнозирования часто является одним
из симптомов шизофрении. Это выражается в частности в том, что человек использует слова, не
сообразуясь с вероятностью их употребления в обыденной речи, перегружая свой лексикон
редкими и специальными синонимами. Создается впечатление, что он потерял способность
ранжировать впечатления, а выбирает первое попавшееся из массы всего возможного в данной
ситуации, то есть, в его референтной системе представлены аналоги без учета их значимости.
Поскольку у каждого человека представления о картине мира постепенно расширяются, да
и сам этот мир подвержен непрестанным изменениям, необходимо, чтобы имелась процедура
обогащения и корректировки референтной системы.
Впечатления об актуальной ситуации вначале удерживаются кратковременной памятью
(по-видимому, она и есть единственная настоящая память). И только через некоторое время
происходит их передача в фонд долговременной памяти (то есть, налаживается доступ к этим
впечатлениям посредством уже описанных “щупалец”, оперирующих в прошлом). Этим, вероятно,
объясняется ретроградная амнезия, наблюдающаяся при травмах головного мозга. Человек
совершенно не помнит, что происходило с ним за несколько минут до травмы, долговременная
память на этом промежутке времени оказывается пустой.
Однако, новый опыт, даже ставший доступным для памяти, некоторое время остается
сырым, “необработанным”. Его оценка и усвоение происходит во сне. Так как картина нашего
мира относительно стабильна, то основная часть работы сознания ночью заключается в сравнении
пережитых впечатлений с эталонами референтной системы, причем львиная доля новых
впечатлений не в силах повлиять на уже сформированную шкалу для вероятностного
прогнозирования поведения. Во сне мы часто видим не сами дневные впечатления, а как бы
заголовки тех смысловых разделов, к которым сознание относит их в результате обработки.
Например, если днем мы видели капающую из крана воду, то во сне вполне можно обнаружить,
что трубы прорвало и вся квартира затоплена.
Долгое время считалось, что на формирование личности оказывает влияние только тот ее
опыт, который она осознает, например, впечатления детства. Однако, работы С.Грофа по
трансперсональной психологии [18] показывают, насколько огромна роль так называемых
пренатальных ситуаций, то есть периода до рождения человека и самих родов. Он говорит о
нескольких Базовых Перинатальных Матрицах, которые сказываются на психике человека всю
оставшуюся жизнь.
Для официальной медицины это звучит абсурдно, так как головной мозг зародыша еще
недостаточно развит, чтобы говорить о его сознательном отношении. Но у него уже
функционируют рецепторы! Значит, в его прошлом уже ткется полотно, фиксирующее события и
их чувственное сопровождение.
Учтем, что память взрослого человека работает так, что он совершенно не осознает
подмены нынешних впечатлений эталонами из прошлого. Тогда не важно, был ли сознателен
зародыш в те моменты, когда его рецепторы выдавали огромные массивы импульсов во время
пренатальных ситуаций. Важно, что позже они были обработаны и заняли свое место в
референтной системе взрослого человека и постоянно влияют на его мировосприятие. Недаром у
психологов бытует выражение, что конкретный человек ”застрял на какой-то стадии своего
рождения”.
Под руководством опытного гида взрослый человек может направить свое внимание в
прошлое и стать свидетелем былых состояний, вновь пережить их изнутри. Но теперь он обладает
развитой психикой, привносит ее в ситуацию и может озвучить свои впечатления как бы с точки
зрения младенца. С.Гроф на этом основании полагает, что сам младенец еще в утробе обладает
достаточно ясным сознанием. Но сознанием обладает только Творческая Проекция, причем, оно
вездесуще. Человек предлагает ему для созерцания ситуацию из своего прошлого, когда еще не
имел развитой психики. Теперь же он воспринимает все во всей глубине и по-новому это
оценивает. Для практики указанное расхождение в интерпретации не имеет большого значения,
так как терапевтический результат тот же самый.
80
Как отмечает С.Гроф, “эти переживания реалистично, конкретно и детально отображают
различные пренатальные ситуации, как правило, наиболее драматические и связанные с сильным
эмоциональным зарядом (то есть те, что вошли в состав референтной системы, - прим. Ле Мар)...
Младенец в матке может не только воспринимать грубые нарушения внутриутробного
существования, вроде грозящего выкидыша или попыток прерывания беременности, ...но и
соучаствовать в эмоциях матери... Этот обмен не ограничивается лишь интенсивными
физическими или эмоциональными событиями. Часто он... включает даже телепатическую
передачу мыслей и образов (вот один из способов обретения первичного опыта, служащего
впоследствии эталоном, с которым сравнивают все остальное, - прим. Ле Мар)... Для многих
людей воспоминания о внутриутробной травматизации принадлежат к важным факторам,
определяющим общую эмоциональную нестабильность или различные специфические формы
психопатологии”.
Итак, когда мы ощущаем мир, то воспринимаем не столько конкретные свойства
конкретных объектов, сколько те эталоны, которые нам предлагает референтная система. Она все
время совершенствуется, чтобы ускорить процесс распознавания ситуации. Это жизненно важно
для любого организма.
Деятельность референтной системы совершенно неподконтрольна разуму и при этом очень
напоминает процесс обобщения в логике. И в самом деле, из всего моря восприятий какого-либо
вида она выявляет те, что имеют для жизни наибольшее значение. Они становятся как бы
заголовками разделов, внутри которых эти восприятия упорядочиваются по мере убывания
количества сопровождающих их импульсов. Вот из первой десятки (ориентировочно!) и берутся
эталоны. Этот процесс, очень напоминает переход от множества слов, описывающих, например,
конкретные деревья, к понятию “дерево вообще”.
Получается, что способность абстрагирования от конкретных, но второстепенных
признаков заложена в психике еще на доразумной стадии ее развития. Разум вполне мог
позаимствовать ее методы в готовом виде. Более того, имеются явные указания на то, что
референтная система и интеллект (в западном понимании) тесно взаимосвязаны.
Чтобы продемонстрировать это, сначала укажем на отрицательные проявления
переразвитой референтной системы, которая сочетается, как правило, с сильным интеллектом.
Под ее влиянием наше восприятие становится как бы подслеповатым. Мы перестаем осознавать
конкретные объекты во всем богатстве их качеств, глаз “замыливается”, замечает лишь классы
присутствующих объектов, которые нам подставляет референтная система. Все пространство
вокруг нас оказывается загромождено “домами вообще”, “людьми вообще”, “деревьями вообще” и
так далее. Мир становится однообразным и скучным.
С другой стороны, среди миллионов людей обнаруживаются индивиды, обладающие
феноменальной памятью. Например, человек может, подробно рассказать всю свою жизнь, день за
днем. В частности, что он ел каждый день. Причем, его переживания остаются яркими независимо
от давности событий. Казалось бы, с такой памятью открыты все пути в науке или в искусстве. Но
нет, его ум почему-то вял, интересы весьма ограничены. В чем дело? В том, что у него слаба
референтная система. Она ничего не может обобщить, она помнит все, не укрупняя вкладов
длинной череды однотипных событий. Одновременно оказывается слаба способность к
логическим абстракциям и обобщениям. Какая уж тут наука.
Есть еще редчайшие экземпляры рода человеческого, которые вовсе не нуждаются в сне!
Представляете, сколько у них дополнительного свободного времени! Сколько книг они могут
прочитать, а еще лучше, написать! Но нет, ничего такого не наблюдается. Они придерживаются
очень унылого и однообразного стиля жизни. Память и интеллект слабы. В чем дело? У них
недоразвита референтная система, ведь она формируется именно во сне. Поэтому кругозор
ограничен сиюминутными конкретными интересами, он не поднимается ни до каких абстрактных
устремлений.

81
16. Своенравное пространство

16.1. Вводные замечания


На основании Глав 13 и 15 можно заключить, что окончательная картина мира
складывается под влиянием двух компонентов: голографически воспроизводимого первичного
описания мира и фильтрующего его тоналя времен, представляющего собой культурную
надстройку, как бы коллективную референтную систему.
Получается, что хотя в каждом светящемся коконе воспроизводится весь мир, и, благодаря
механизму памяти, человек может сосредоточить внимание на любом мгновении его
существования в прошлом, доступ к этому хранилищу информации происходит только через
несколько уровней организации психической деятельности. То есть, средства обработки
информации для оптимизации поведения затрудняют нам прямой доступ к самой информации.
В тональ времен больших сообществ попадают самые устойчивые цепочки осознания.
Формирование такой референтной системы может занять время жизни многих поколений. При
передаче ее от предков к потомкам посредством воспитания постепенно складывается очень
устойчивая картина мира. При этом представления о собственном теле человека являются такой
же принадлежностью картины мира, как горный пейзаж. Примером такого чрезвычайно
консервативного тоналя может служить современная наука. Как мы видели, ее референтная
система приучена вообще игнорировать сведения, поступающие от модальных органов чувств.
Индивидуальная референтная система постепенно достигает такой полноты, что создает
убедительное впечатление, будто человек живет в бесконечном, замкнутом пространстве
внешнего мира, заполненном предметами. В этой ситуации самое естественное дело - поверить
собственным глазам и согласиться, что видимое и ощутимое тело - это самый фундаментальный
носитель сознания, противостоящий всему остальному миру. Теперь ясно, почему дон Хуан
говорит, что тональ является создателем мира, не создав на самой деле ничего.
Этот фантомный мир люди исследуют вот уже тысячи лет, и не без успеха. Выяснены очень
устойчивые его характеристики. Сформулированы законы природы и на их основе выведены
уравнения физики. До начала XX века теория вполне согласовывалась с фактами, что привело к
почти полному триумфу материализма в науке и, шире, в общественном сознании.
Сбои в теории начались, когда фронт исследований достаточно далеко удалился от
привычных для нас масштабов, когда начали поступать данные из мира субатомных частиц и
внегалактических объектов. Последнюю сотню лет физики только тем и занимаются, что штопают
свои теории, которые сначала полнятся противоречиями, а потом расползаются в клочья каждые
20 лет. Затянувшийся кризис имеет своей причиной неадекватное мировоззрение. Чтобы это
продемонстрировать, обратимся на время к типично физической проблематике. Прежде всего, нас
будут интересовать научные представления о пространстве.
Однако следует учесть, что проблемы физики, как таковой, занимают нас в самой малой
степени. Надеемся, что из тех научных данных, которые будут приведены, станет ясно, что
нередкие попытки возвеличить физику до положения современной религии совершенно
несостоятельны. Тем более неуместно стремление подогнать метафизические представления под
“готовый” физический ответ. Никакого достоверного ответа, даваемого теоретической физикой,
просто не существует. Имеет место быть полный сумбур! Другое дело, анализ астрофизических
наблюдательных данных. Именно он поможет уяснить истинное место человека в системе
Макрокосмоса и ощутить твердую почву под ногами на своем Пути.

82
16.2. Классические представления
Органы чувственного восприятия работают так, что человек оказывается автоматически
включенным в “клуб любителей трех измерений”. И в самом деле, что может быть привычней и
самоочевидней, чем окружающее нас трехмерное пространство? Ни в обыденной жизни, ни в
производственной практике мы не сталкиваемся с необходимостью, а тем более, с возможностью
выхода за его пределы.
Само пространство упорно уклоняется от исследований. Какие бы свойства мы ни взяли,
они заведомо относятся не к пространству, а к наполняющим его объектам. У него же есть всего
одно свойство: вмещать в себя все. Этим оно напоминает сознание, чье единственное свойство -
осознавать все. Как мы видели, в результате само существование сознания иногда ставится под
сомнение. Так и с пространством: если жарко, то горячо не пространство, а наполняющий его
воздух. Если сумрачно, это не пространство сгустилось, а плотные тучи заслонили собой солнце.
С предметами нашего мира может происходить все, что угодно, это никак не затронет
пространство: оно не поморщится, не прогнется, не раскалится. Мы ничем не можем зацепить
кусочек пространства, чтобы исследовать его под микроскопом. Мы исследуем всегда нечто, в
этом месте находящееся. Какую бы высокую пирамиду из камней нашего мира мы ни воздвигли,
она никогда не проткнет наше пространство и не выйдет в другое измерение.
Впрочем, обобщая перечисленные наблюдения, исследователи сделали определенные
заключения о пространстве. В основном они сводятся к тому, что куда бы мы ни посмотрели,
повсюду простирается оно - однородное, изотропное, плоское, без цвета, запаха и температуры, а
главное, - прозрачное и бесконечное, - абсолютное пространство ньютоновой механики. Оно
дополняется однородным и бесконечным абсолютным временем, единым для всех.
Таким оказался фундамент, опираясь на который ученые начали строить здание физики.
История этого дела общеизвестна (см., например, [5]). Мы только вкратце охарактеризуем
прежнее и нынешнее состояния физики, чтобы оценить степень достоверности предлагаемой ею
научной картины мира.
Толчком к ускоренному развитию физики послужило открытие Г.Галилеем инерционного
движения. Ранее полагали: чтобы тело двигалось равномерно и прямолинейно, на него все время
должно оказываться силовое воздействие (так обобщался очевидный факт, что даже с одинаковой
скоростью и по прямой дороге телегу тащить трудно). Г.Галилей догадался о существовании силы
трения. А если она не действует на тело, то не нужно и дополнительной силы.
И.Ньютон, деля время между алхимией и наукой, обобщил эти опыты и вывел закон
инерции (первый закон Ньютона): если на тело не действуют силы, то оно движется по прямой
линии с одинаковой скоростью или покоится. Ну а следующий его шаг всем известен (второй
закон Ньютона):
F = ma
Смысл этой формулы в том, что каждое материальное тело обладает некой мерой инерции,
называемой его массой - m, которая регулирует воздействие силы F на это тело. Чем больше
масса, тем меньше ускорение a, которое данная сила может вызвать, будучи приложена к телу.
Массивное тело как бы сопротивляется силе.
По поводу того, почему так происходит, имеются только некоторые туманные
предположения. Так, Э.Мах выдвинул принцип, что инерция определяется всем веществом
остальной Вселенной. (То есть, каждая частица вещества каким-то образом сцеплена со всеми
остальными частицами во Вселенной). Хотя впоследствии А.Эйнштейн вдохновлялся принципом
Маха, природа инерции так и остается загадочной до сих пор.
Одним из главнейших завоеваний науки оказались так называемые законы сохранения
энергии, импульса и момента импульса. Никаких отклонений от них на практике обнаружено не
было! Их математическая формулировка выступает в качестве основных уравнений движения для
любых тел во Вселенной.
83
В 1918 г. Эмми Нётер доказала, что законы сохранения есть прямое следствие симметрии
пространства и времени. Энергия сохраняется благодаря однородности времени, импульс и
момент импульса - благодаря однородности и изотропности пространства. (Изотропия - это
независимость от направления).
Теоремы Нётер как бы увенчали классическую физику, связав ее основные законы со
свойствами абсолютного пространства и времени. Оказалось, что самые несомненные и
фундаментальные проявления Мироздания неразрывны друг от друга и объясняют друг друга.

16.3. Космологическая парадигма


Но чуть раньше, в 1905 г. А.Пуанкаре и А.Эйнштейн практически одновременно
опубликовали свои статьи, в которых содержалось то, что позднее стало называться Специальной
Теорией Относительности Эйнштейна. В физике начался отсчет новой эпохи.
Анализ распространения света в движущихся средах со всей убедительностью показал, что
отныне пространство и время нельзя рассматривать как сущности, отдельные друг от друга. Они
объединены в то, что стали называть плоским четырехмерным пространством-временем
Минковского.
Таким образом, Специальная Теория Относительности прекрасно объяснила физику
электромагнитного поля. Но гравитационное поле (тяготения) из общей картины по-прежнему
выпадало. В поисках адекватного описания гравитации пути А.Эйнштейна и А.Пуанкаре
радикально разошлись.
А.Пуанкаре предположил, что поле тяготения должно быть аналогично электромагнитному
в главном, оно - реальное физическое поле, находящееся в том же самом плоском пространстве-
времени Минковского. Однако, оно сложнее, для его описания недостаточно векторного
представления, а нужно привлечь тензоры. До времени мы отложим изложение того, что было
достигнуто им и его последователями при разработке полевой теории гравитации.
Как известно, широчайшую популярность снискали себе работы А.Эйнштейна. Он начал
искать объяснение гравитационному полю, предположив, что то возникает из-за деформаций
пространства-времени. (Эти деформации могут быть описаны с привлечением того же тензорного
анализа). Чем сильнее концентрация массы в данном месте, тем сильнее изогнуто пространство-
время, тем сильнее гравитационное поле. Эти идеи легли в основу Общей Теории
Относительности (геометрической теории гравитации), а далее современной космологии,
изучающей происхождение и эволюцию нашей Вселенной.
Важнейший исходный постулат Эйнштейна сводится к тому, что единого абсолютного
пространства и времени не существует, каждый наблюдатель имеет свое время. Не существует во
Вселенной также и избранной системы координат, относительно которой можно было бы
единообразно упорядочить все объекты и измерить их скорости.
При построении теоретических моделей, описывающих сферическое искривленное
пространство-время для всей нашей Вселенной (в предположении однородного распределения
массы содержащихся в ней небесных тел), оказалось, что они могут быть трех сортов (модели
Фридмана):
 открытые (гиперболические), когда пространство-время беспредельно расширяется;
 закрытые (сферические), пульсирующие и коллапсирующие модели, и
 модели с бесконечным плоским евклидовым пространством, которое также
расширяется.
Последняя разновидность моделей получается только при очень специальном выборе
параметра - средней плотности вещества во Вселенной. Это конкретное значение называется
критической плотностью и равно 10-29 г/см3.

84
Итак, в общем случае модельные вселенные оказались нестационарными,
расширяющимися или сжимающимися. Более того, в настоящее время считается доказанным, что
неотъемлемым свойством моделей, построенных на основе Общей Теории Относительности
(ОТО), является их сингулярность, то есть либо первоначальный разлет Вселенной из одной
точки, либо будущий ее коллапс в одну точку.
Как нельзя кстати, в 1929 г., Е.Хаббл сделал свое эпохальное открытие: исследуя спектры
примерно 30 ближайших галактик, он установил, что так называемое красное смещение линий в
их спектрах прямо пропорционально расстоянию от нас. Самым популярным истолкованием
красного смещения является эффект Доплера, благодаря которому свет приближающегося
источника синеет, а удаляющегося краснеет, причем этот эффект пропорционален скорости
движения источника. Получалось, что галактики разлетаются во все стороны, и с тем большей
скоростью, чем дальше от нас они находятся.
Поэтому не удивительно, что вновь открытый закон Хаббла сразу же стал трактоваться как
свидетельство наблюдаемого расширения пространства Вселенной, предсказанного уже
упомянутыми моделями. Сторонники Общей Теории Относительности праздновали ее триумф.
Тем более что за все последующие годы происходило только уточнение закона Хаббла и
расширение сферы его применимости. Он справедлив во всем пространстве метагалактики, то есть
наблюдаемой части Вселенной.
Если Вселенная расширяется, то, обратив взоры в прошлое, мы должны бы заметить какие-
то проявления того первичного толчка, благодаря которому это движение началось. В 1948 г.
Г.Гамов предположил, что первичное состояние Вселенной было очень горячим. В тот момент,
когда вещество и излучение во вновь родившейся Вселенной оторвались друг от друга, их
температура была 10 тысяч градусов. Допустив, что из-за расширения пространства произошло
охлаждение горячих квантов, можно было их отождествить с наблюдаемым фоном
микроволнового излучения, обладающего огромной степенью однородности. Как известно, спектр
этого излучения, именуемого отныне реликтовым, соответствует температуре 2.7 градусов
Кельвина. Все это было оценено как еще один триумф ОТО.
Так сложилась современная космологическая парадигма, то есть почти общепринятый
взгляд на происхождение Вселенной. Все было бы хорошо, если бы со временем на лучезарном
небосводе этой теории не стали появляться все новые и новые темные облачка. Постепенно стало
очевидно, что они принесли с собой бурю.

16.4. Неприятные подробности


Для начала сравним исходные положения теории с ее следствиями. Здесь мы по-прежнему
опираемся на данные из книги [5].
В основании современной космологии лежит Специальная Теория Относительности (СТО)
с ее строгими аксиомами, прекрасно подтверждаемыми практикой:
 отсутствие единого времени для всех (у каждого наблюдателя свое время);
 повсеместно действует закон сохранения энергии (это положение не относится к
СТО, но зато хорошо обосновано);
 отсутствие выделенной системы отсчета в пространстве;
 скорость движения любых объектов ограничена скоростью света;
 распределение вещества в космологических моделях предполагается строго
однородным;
Приложение ОТО с ее геометрической трактовкой гравитации ко всей Вселенной вкупе с
наблюдательными данными дает:
 существование единого времени для всех, это время, протекшее от момента
первичного Взрыва (а сингулярность в теории неустранима!);
 на основании теорем Нётер закон сохранения энергии неприменим ко Вселенной,
так как она существует в неоднородном времени, ибо у нее было начало. А до первичного Взрыва
85
никакого времени и пространства не было. Сохранение энергии вызывает сомнения также и из-за
расширения пространства. Например, не ясен вопрос, куда девалась огромная энергия фотонного
газа, который теперь остыл до 2.7 градусов, ведь расширяющееся в никуда пространство это
совсем не то, что движущийся поршень!
 существует единая система отсчета, реализуемая реликтовым фоном. Скорость
Солнца относительно этой абсолютной системы координат измерена и равна 400 км/сек;
 в современных теоретических моделях неустраним такой момент, когда скорость
расширения (а значит и скорость разбегания галактик друг от друга) начинает существенно (в
несколько раз) превышать скорость света.
Сторонники ОТО оправдывают это тем, что расширяется только пространство, а галактики
остаются относительно него неподвижными, то есть, не происходит переноса информации. Но
тогда возникает убийственный контр довод: кванты теплового фона были излучены так далеко от
нас, что разница в направлении в 3 градуса указывает на области, которые никогда не были
причинно связаны между собой (из-за ограничения скорости света). Тогда почему наблюдается
такая сильная изотропия фона, ведь физические процессы в этих областях должны протекать
независимо друг от друга, порождая различия в излучении? Так формулируется известный
“парадокс изотропии”. Его разгадка заставляет себя ждать.
Так наблюдательные данные вступили в противоречие с самыми фундаментальными
предпосылками космологической парадигмы. Перечисленными странностями дело далеко не
исчерпывается. Пойдем дальше.
Самый интригующий вопрос для сторонников ОТО это кривизна пространства Вселенной.
Ведь в ней содержится огромная масса вещества, оно неминуемо должно искривлять
пространство, чтобы возникло адекватное гравитационное поле. Ведь это и была исходная точка
для построения космологических моделей.
Задача оказалась трудной. Каких только тестов не изобретали ученые на протяжении
нескольких десятилетий! Это и кропотливые подсчеты галактик в разных объемах (результат
должен зависеть от знака кривизны пространства). Это и выяснение того, как убывают с
расстоянием угловые размеры объектов сходного класса (гигантских эллиптических галактик).
Как убывает с расстоянием светимость так называемых “стандартных свечей”, чью роль
исполняют вспышки сверхновых звезд.
Но самыми надежными оказались измерения диаметров пространственных флуктуаций
температуры фонового излучения в радиодиапазоне. Их тщательно измеренный размер оказался
равным 1 градусу дуги, что в точности соответствует средней плотности вещества, равной
критической, и кривизне пространства, равной 0. Погрешность метода всего 2 процента. Таким
образом, наблюдаемое состояние Вселенной соответствует наименее вероятной из всех моделей
Фридмана - плоскому евклидову пространству!
Следующие осложнения относятся к предположению об однородном распределении
вещества во Вселенной, казалось бы, такому естественному. Оно потерпело полный крах!
Давно было известно, что на малых масштабах, порядка нескольких Мегапарсек (Мпс), в
пределах небольших скоплений галактик, вещество действительно распределено неравномерно,
клочковато. Но это понятно, ведь там галактик просто мало. Но удивительно то, что наблюдаемый
закон Хаббла исправно выполняется уже в ближайших окрестностях этих скоплений. А ведь
теории расширяющихся пространств построены для случая однородного распределения. На
основании одного этого можно усомниться, имеет ли закон Хаббла вообще хоть какое-то
отношение к упомянутым теориям?
Но настоящее изумление вызывают недавно обнаруженные неоднородности в
распределении галактик в объеме радиусом 100 Мегаперсек вокруг нас. Известны общие оценки
числа галактик во Вселенной. Их примерно100 миллиардов штук. В среднем на 1 квадратный
градус небесной сферы приходится 1 миллион галактик. (Таким образом, Луна, имея поперечник
полградуса, затмевает собой 200 тысяч галактик за раз!) Такая теснота галактик при их проекции

86
на небесную сферу и вуалировала до сих пор тот факт, что в пространстве-то они распределены
крайне неравномерно. Оказалось, что галактики любят сбиваться не просто в скопления, но
формируют четкие длинные волокна, потоки, плоские стенки. А между этими образованьями
обнаружены огромные пустоты, соизмеримые с размером исследованной области в 100
Мегапарсек. То есть, о равномерности распределения вещества не может идти и речи (см. рисунок
16.1, взятый из книги [5]).
Возникновение пустот
представляет особую проблему.
Если размер такой дыры близок к
100 Мпс, то галактики, со своими
скоростями в 500 км/сек, за время
жизни Вселенной пролетают
максимум 10 Мпс. Значит, они
просто не успевают разбежаться во
все стороны, чтобы образовалась
пустота. Тогда, по логике теории
Большого Взрыва, неоднородности
должны были возникнуть еще до
всяких галактик. Но тогда должны
наблюдаться довольно большие
флуктуации реликтового фона. А
они в 10 раз меньше, чем нужно.
Опять проблема.
А теперь коснемся самого
болезненного места - дефицита
светящегося вещества во
Вселенной. Дело в том, что
астрофизике доступны для
непосредственного изучения в
основном светящиеся объекты,
такие как горячий газ, звезды и
галактики.
Межзвездная пыль и
Рис.16.1 Неоднородное распределение галактик холодный газ проявляют себя
посредством поглощения энергии
от других источников, то есть,
изучаются косвенно.
Так вот, оказалось, что всех этих объектов явно недостаточно, чтобы объяснить динамику
движения звезд внутри галактик, динамику галактик в их скоплениях, а главное, отчаянную
нехватку вещества, чтобы его средняя плотность хотя бы приблизилась к критической. А ведь
надежно установленная нулевая кривизна пространства Вселенной требует, в согласии с ОТО,
именно этого значения плотности.
Метод выявления дефицита вещества сводится к тому, что сравнивают массу, например,
скопления галактик, полученную при анализе их движения, с массой, полученной на основе
оценки совокупной светимости их звезд и газа. Обнаружено, что для скоплений галактик их
динамическая масса может превышать светящуюся до 500 раз. Поскольку газ в таких скоплениях
разогрет до температуры 10 миллионов градусов, то, чтобы удерживать его, тоже нужна
достаточная масса. Ее независимая оценка совпала с динамической.
Данные о скоплениях могли бы породить впечатление, что скрытая масса прячется где-то в
пространстве между галактиками. В значительной степени это так. Но проблема острого дефицита
затрагивает тела и самих галактик.

87
Так, еще в 30-е годы изучение скоростей звезд внутри нашей собственной Галактики
показало, что ее масса должна бы составлять 1012 масс Солнца, а оценочное количество
светящихся звезд дает только 1010 . Дефицит составляет 99 процентов. Скрытая или темная
материя проявляет себя в том, что звезды в галактиках обращаются вокруг их центра гораздо
быстрее, чем это было бы при учете только светящейся массы.
Выше уже упоминалась очень большая неоднородность в крупномасштабном
распределении галактик. Притом, что они содержат только 0.004 долю от критической плотности
вещества во Вселенной.
Чтобы на их фоне мог выполняться такой гладкий закон Хаббла, необходимо было
погрузить светящиеся галактики в мощную добавку из однородной темной материи. Но так как
закон работает уже в ближайших окрестностях нашей Галактики, то вклад темной материи очень
велик уже возле нас: ее должно быть в 100 раз больше, чем светящейся материи. Получается, что
любимый нами, и такой красивый космос представляет собой только небольшое световое
“загрязнение” на фоне могучей темной материи.
Попытки согласования свойств темной материи с теорией Большого Взрыва и с
возникновением галактик привели к заключению, что она не может состоять из уже известных нам
частиц. Никаких протонов и нейтронов! А электроны и нейтрино просто не в состоянии
обеспечить требуемую массу. При всей своей огромности эта темная материя должна быть еще и
прозрачной для излучений.
Но драматизм ситуации этим не исчерпывается. Несколько лет тому назад было
установлено, что расширение пространства Вселенной происходит с ускорением. В объяснении
этого феномена уже не могла помочь никакая материя, даже самая темная, ведь она все к себе
притягивает, а значит, замедляет разлет. Чтобы залатать очередную дыру, на кончике пера была
рождена “темная энергия”, она же “квинтэссенция”, она же “космологический вакуум”.
По мнению теоретиков, эта субстанция обладает отрицательным давлением и
антигравитацией, при этом ее положительная энергия должна быть больше, чем у темной материи,
чтобы управлять динамикой Вселенной. Точнее, вклад темной энергии в массу Вселенной
оценивается в 70 процентов. Она оказывается в нужное время в нужном месте, расталкивает в
стороны скопления галактик, чтобы между ними могли народиться огромные объемы нового
пространства, сразу экипированного физическим вакуумом и всеми частицами. В целях
поддержания стабильности “космологический вакуум” ювелирно отмеряет ровно столько массы,
чтобы не нарушить критического значения плотности в 10-29 г/см3, притом, что плотность
физического вакуума равна 1094 г/см3.
Итак, сторонники космологической парадигмы сами признают, что им не известно, из чего
состоит 99 процентов массы Вселенной. Но зато они исповедуют:
 постоянное творение пространства и исчезновение энергии во Вселенной;
 движение тел со сверхсветовыми скоростями;
 наличие странных субстанций, не поддающихся научному анализу, как то: темная
материя, состоящая из неизвестных частиц, и “квинтэссенция”, обладающая
отрицательным давлением и антигравитацией.
При этом, разработав весь формализм для искривленного пространства, они вынуждены
необъяснимым образом пребывать в плоском пространстве-времени.
Мы еще не касались наблюдаемой асимметрии вещества и антивещества. Дело в том, что
согласно теории при рождении частиц из физического вакуума они могут появляться только
парами “частица-античастица”. А в наблюдаемой Вселенной антивещества очень-очень мало.
Куда оно девалось? Отвечают: аннигилировало при столкновении с веществом. Вопрос: почему
же тогда не аннигилировало все вещество в таком однородном и симметричном процессе, как
разлет сферического пространства? Ответ: Да как-то так случайно получилось...
Если это научный прогресс, то что же тогда кризис?

88
16.5. Альтернатива внутреннего наблюдателя
Как уже говорилось, геометрическая трактовка гравитации изначально не была
единственной [5, 6]. А.Пуанкаре придерживался того взгляда, что тяготение есть такое же
физическое поле, что и электромагнитное, только более сложное. И с самого начала рассматривать
его нужно в пределах плоского пространства-времени Минковского. Для этого он имел весьма
веские доводы, но они не были услышаны большинством научного сообщества. Люди были
буквально заворожены формальной красотой Общей Теории Относительности. Но сторонники
подхода А.Пуанкаре никогда не исчезали полностью, хотя работа велась как бы в тени
главенствующей парадигмы. Потребовались десятилетия, чтобы накопился наблюдательный
материал, интерпретация которого недвусмысленно продемонстрировала бы правильность
позиции А.Пуанкаре. Перечисленные выше проблемы, с которыми столкнулась космологическая
парадигма, а их перечень далеко не полон, свидетельствуют: время назрело.
Первейший вопрос - о геометрии того пространства, в котором мы обитаем: плоское оно
или изогнутое? А.Эйнштейн и его последователи уверенно сделали выбор в пользу последнего.
А.Пуанкаре - в пользу первого. Почему? Причины такого выбора обычно выносятся за скобки
дискуссии. Но оглушительный провал сторонников искривленного пространства заставляет
рассмотреть эти причины подробнее. Именно этот пункт будет важен при дальнейшем изложении
Концепции.
Суть дилеммы вовсе не в эстетических предпочтениях. Дело в том, что А.Пуанкаре
неустанно подчеркивал, что никакими опытами нельзя обнаружить, что наше пространство
искривлено. Эйнштейн же настаивал, что можно. Как мы видели, самые точные современные
измерения на огромных расстояниях показывают кривизну равную нулю. С точки зрения
А.Пуанкаре результат и не мог быть иным!
Разгадка кроется в том, что мы обитаем внутри того пространства, которое пытаемся
анализировать. Мы - внутренние наблюдатели. А вся современная математика, включая
дифференциальную геометрию, необходимую для ОТО, разработана как бы с точки зрения
внешнего наблюдателя.
Чтобы почувствовать разницу, рассмотрим известный пример из геометрии изогнутых
пространств:
Пусть в нашем распоряжении находятся плоскость, а также сферические и гиперболические
поверхности. Плоскость - это поверхность стола, сфера - поверхность любого шара,
гиперболическая поверхность - седло. Этих поверхностей много. Разница между ними нам
интуитивно ясна при взгляде со стороны. Спрашивается: есть ли способ, позволяющий различить
эти поверхности по типу, пользуясь только внутренними измерениями? Обычно предлагается
следующая процедура:
Отметим на каждой поверхности по три точки и соединим их кратчайшими линиями. Затем
тщательно измерим углы при каждой из вершин треугольника и сосчитаем сумму этих углов S.
Как известно, у плоского треугольника сумма углов S0 равна 1800. Сравним полученные величины
S с S0. Если окажется, что S < S0 , то мы измеряли седло. Если S > S0 , то сферу.
На первый взгляд здесь не к чему придраться, кажется, что внутренние обитатели этих
пространств вполне могли бы совершить все предписанные действия и узнать, в пределах какой
геометрии они обитают, плоской, выпуклой или вогнутой. Более того, измерив еще и площадь
треугольника, они могли бы вычислить радиус кривизны своего пространства. На это, собственно
и надеялись сторонники ОТО, предпринимая все упомянутые попытки обнаружить кривизну
пространства Вселенной. В чем их ошибка?
Они полагали, что внутреннему наблюдателю доступны все те процедуры, которые
выполняет внешний наблюдатель при определении кривизны какого-либо пространства. Но это не
так [6].

89
Как отмечал А.Пуанкаре [46, 47], изучая пространство, мы всегда имеем дело только с теми
объектами, которые в этом пространстве находятся. Значит, нам доступен измерительный
инструментарий, построенный из таких внутренних объектов, включая сюда эталоны, с которыми
мы все сравниваем (условно называемые “метрами”).
Возвращаясь к нашему примеру, отметим, что внутренний наблюдатель совершенно не в
состоянии воспроизвести целый ряд процедур, таких простых для внешнего. Во-первых, это
проведение кратчайшей линии между двумя точками. Во-вторых, это измерение угла при вершине
треугольника. И, в третьих, измерение площади треугольника. Он все сделает по-своему.
В первом случае внешний наблюдатель использует понятие касательной плоскости,
построенной в данной точке кривого пространства. А также перпендикуляра к этой плоскости,
чтобы провести то, что называется “геодезической линией”. Она то и является кратчайшей на
поверхности. То же самое справедливо и для измерения углов. Внешнему наблюдателю не
обойтись без касательной плоскости. А вот внутренний наблюдатель не в состоянии увидеть эту
плоскость вообще. Кроме единственной точки она полностью находится вне его пространства. А
что уж говорить о перпендикуляре к ней!
Измерение площадей требует надежного эталона, играющего роль стандартного метра.
Внешний наблюдатель, естественно, пользуется метром, принадлежащим его внешнему
пространству и не подверженному воздействиям со стороны измеряемой поверхности. А у
внутреннего такого метра просто не может быть.
Здесь мы приходим непосредственно к заключению, что геометрию пространства нельзя
рассматривать в отрыве от его физики. Выбор геометрии влечет за собой и определенные
ограничения на формулировку физических законов, как убеждал А.Пуанкаре. Применительно к
гравитации это означает, что если избрана геометрическая трактовка, то следует забыть о таких
вещах, как энергия поля. Если избрана полевая трактовка, то любые деформации пространства,
очевидные для внешнего наблюдателя, внутренним наблюдателем ощущаются только в форме
силовых воздействий гравитационного поля внутри его плоского пространства-времени.
Рассмотрим, как это проявляется в процедурах измерения.
Даже ребенок постепенно осознает, что его правый глаз видит предметы часто не там, где
левый. Может быть, ему за всю жизнь не доведется узнать, что это явление называется
параллаксом. Однако он учится “на глаз” определять расстояния до предметов.
В основе всех измерений расстояний в космосе лежит это же явление параллакса. Только
“базой” служит не расстояние между правым и левым глазом человека, а радиус орбиты Земли
вокруг Солнца. Этот радиус играет роль эталонного “метра”. Астрономы смотрят на Вселенную то
с правой, то с левой стороны от Солнца и видят, какая звезда расположена ближе, а какая дальше
от нас. (Если направление на звезду изменится на одну секунду дуги за три месяца, это значит, что
она находится на расстоянии одного парсека). Именно с этого момента на результаты измерений
может влиять гравитационное поле. Ведь Земля удерживается около Солнца только благодаря ему.
Чем более отдаленные объекты во Вселенной исследуются, тем более косвенными
методами пользуются для измерения расстояний до них. Для нас важно, что все возможные новые
“метры” построены с использованием тел, подчиненных закону гравитации и погруженных в наше
трехмерное пространство. То есть, все доступные измерительные инструменты свободно
“плавают” в пространстве.
Это означает, что в нашем распоряжении нет достаточно “твердых” эталонов, только
“мягкие”. Они постоянно подстраиваются под изменяющуюся гравитационную ситуацию.
Реально для измерений используются лучи света, а они движутся по геодезическим линиям
и отслеживают любую возможную кривизну пространства. При этом внутреннему наблюдателю
кажется, что их траектория есть прямая линия. Разве можно заметить изгиб объекта, если “эталон”
изгибается вместе с ним?
Так вот, установлено, что все астрономические измерения с использованием “мягкого
метра” подтверждают нам, что наше пространство является плоским и однородным.
90
Отсюда следует вывод: если даже наше пространство обладает кривизной с точки зрения
внешнего наблюдателя, нам оно всегда будет казаться плоским и однородным, так как мы обитаем
внутри него и пользуемся внутренними эталонами измерения.
Учтем теперь, что и у обитателей изогнутых пространств, которые мы изучали, также нет
“твердых” внешних эталонов. Поэтому не удивительно, что, проделав все утомительные
процедуры по проведению линий, измерению углов и площадей по-своему, они получат заранее
предрешенный результат: они обитают на плоскости! Причем все, независимо от того, как их
поверхность видится нам. Ведь их “кратчайшие линии” не будут совпадать с теми, что провели бы
мы. Кривизна их пространств будет проявляться как физическое поле, преломляющее свет. То же
самое относится к углам и площадям. Именно об этом предупреждал А.Пуанкаре.
Конечно, можно выискивать методические недочеты в приведенном примере. Его роль -
чистая демонстрация. Но не забудем о наблюдательных данных, полученных во внегалактических
исследованиях. Главное, об их ничтожной вероятности, если руководствоваться ОТО, или об их
естественности, если придерживаться полевой трактовки гравитации.

16.6. Фрактальная Вселенная


Рассуждения, приведшие к выводу, что кривизна пространства необнаружима для
внутреннего наблюдателя, в равной мере справедливы и для расширения пространства [5]. Ведь
размер тела всегда определяется относительно эталона, принятого за единицу (“метра”).
Расширение можно заметить, только если есть стержень, который не увеличивается вместе с
остальными размерами. А что случится с “мягким” измерительным стержнем в расширяющейся
Вселенной? Он также расширится.
Поэтому А.Пуанкаре и подчеркивал, что если за ночь все предметы во Вселенной
увеличатся в тысячу раз (включая и расстояния между ними), то, проснувшись утром, мы ничего
не заметим!
Это означает, что для наблюдаемого космологического красного смещения вместо эффекта
Доплера с его “разбеганием галактик” нужно найти другое объяснение, так как расширение
пространства ненаблюдаемо. И объяснение должно сохранить надежно установленную линейную
зависимость красного смещения от расстояния.
Казалось бы, подходящий механизм был предложен Г.Бонди в 1947 г. Это так называемое
“глобальное гравитационное покраснение”. То, что квант излучения, покидая поверхность звезды,
краснеет, было известно давно. Ведь ему приходится преодолевать силу притяжения звезды,
тратить на это энергию. Этот эффект можно назвать локальным гравитационным покраснением.
Г.Бонди же предположил, что покраснение продолжается и при дальнейшем полете кванта в
пространстве. Там его тормозит своим притяжением масса всего вещества, набравшегося в сферу,
построенную вокруг источника, с радиусом, равным пути, пройденным квантом.
Уязвимым местом модели Г.Бонди оказалось то, что при равномерном распределении
вещества во Вселенной, механизм “глобального гравитационного покраснения” дает не линейную,
а квадратичную зависимость от расстояния. Поэтому он был отвергнут.
Тем временем Б.Мандельбротом [5] была разработана фрактальная геометрия природы.
Ему удалось обнаружить регулярную основу, скрытую за миром нерегулярных, казалось бы
хаотических, проявлений. Как теперь установлено, фрактальность, или воспроизведение сходных
структур на разных уровнях иерархического строения объектов, присуще буквально всем
природным явлениям: геологическим образованьям, растениям, звездным скоплениям и миру
галактик. Приложение идей фрактальности к внегалактическим исследованиям долго
сдерживалось тем, что фрактальные модели распределения вещества казались слишком
“разреженными”. Они напоминали скорее ветки дерева зимой, чем достаточно однородный
“кисель”. Но после того как была обнаружена явная неоднородность распределения галактик (см.
рисунок 16.1), к модели Г.Бонди вернулись.
91
Учет того, что галактики распределены по фрактальному закону, а вовсе не равномерно,
дает строгую линейную зависимость глобального гравитационного красного смещения от
расстояния. Это очень хорошо, но...
Но светящегося вещества во Вселенной хватает только на то, чтобы объяснить какие-то
доли процента от наблюдаемого красного смещения. Чтобы согласовать формулы с реальностью,
и в полевой теории гравитации приходится привлекать космологический вакуум с его темной
энергией. С его помощью дополняют среднюю плотность до критического значения. В результате
получаются верные размеры даже для флуктуаций фонового излучения (1 градус).
Итак, “темная материя” и “темная энергия” оказываются неустранимы из космологии,
независимо от ее исходных теоретических предпосылок (геометрического или полевого подхода).
Однако, фрактальный подход, с присущим ему вниманием к иерархическому устройству
мира, позволяет осознать, что на каждом уровне иерархии правят свои законы, силы и структуры.
То есть, знание устройства элементарных кирпичиков недостаточно, если эти кирпичики
образовали сложную структуру [5].
В таком выводе содержится важная для Концепции догадка, что сфера ответственности
гравитации, может быть, ограничена звездами и только частично галактиками. Уже внутри
скоплений галактик в игру вторгается огромное количество “темной материи”. А между
скоплениями правит бал неведомая “темная энергия”. Появление этих сущностей в рамках чисто
гравитационных теорий просто сигналит, что сами теории применяются не по назначению. Не
исключено, что на этих масштабах в дело включаются совсем другие взаимодействия.
До сих пор вся физика исчерпывалась четырьмя видами взаимодействий: сильными (внутри
атомных ядер), слабыми (преобразование частиц с участием нейтрино), электромагнитными и
гравитацией. Но почему и как могут вдруг активизироваться новые виды взаимодействий на
огромных и прозрачных межгалактических просторах, где не видно никаких явных
разграничительных линий? Что их провоцирует на это? Это невозможно понять, не учитывая
реальность тонкоматериального Макрокосмоса.

92
17. Другой взгляд на космос

17.1. Кто в тереме живет?..


Обратиться к астрофизике и космологии пришлось для того, чтобы сопоставить, наконец,
между собой научную картину мира и идею Макрокосмоса. Первая и главнейшая точка их
соприкосновения известна давным-давно: Макрокосмос и Вселенная должны быть эквивалентны.
Нам остается только продемонстрировать эту эквивалентность и уточнить, в каком смысле ее
следует понимать.
Поскольку Макрокосмос, в составе которого мы имеем честь пребывать, есть Макрокосмос
Человека, то следует быть готовым к тому, что и микрокосмос истинного человека окажется чем-
то исполинским. Ведь семимерные микрокосмосы - это существа, населяющие пространство
семимерного же Макрокосмоса.
Очевидна еще одна точка соприкосновения: мы, как падшие существа, обитаем в
трехмерном пространстве. Этим сразу определяется наш этаж в семимерном доме Макрокосмоса.
Но, как утверждают библейская, герметическая и розенкрейцерская традиции, мы здесь оказались
в результате Падения. Это не есть наше прирожденное пространство. Значит нужно отыскать его
природных жителей, установить, кто они?
А кто обитает на соседних этажах, ниже и выше нас? Ответив на эти вопросы, мы сможем
лучше понять природу нашего мира, а главное, уверенней прокладывать свой Путь. Между делом
прояснятся и некоторые тупиковые проблемы физики.

17.2. Устройство микрокосмосов у существ разных размерностей


Напомним вкратце, какой должна быть тонкоматериальная структура исконного обитателя,
например, трехмерного пространства. Эти сведения легко обобщаются на случай любого числа
измерений.
Трехмерные существа
появляются на сцене Мироздания
впервые только в составе
трехмерного же Макрокосмоса. В
тонкоматериальном смысле ими
являются трехмерные каррасы (см.
рисунок 17.1-а и Приложение D).
Каждый из этих каррасов
обладает тремя Правителями или
микрокосмосами (число Правителей у
карраса всегда на единицу меньше,
чем у Макрокосмоса). Этим
определяется объем их восприятия
Рис.17.1 Структура трехмерного карраса: a - в трехмерном и b - в управляющих воздействий со
семимерном Макрокосмосах стороны Абсолюта “сверху” и со
стороны предустановленной
гармонии “снизу”.

93
В негативном и позитивном ядрах каждого микрокосмоса строится картина мира, где в
светящемся коконе, подобно нам, обитает некое существо. Его мир трехмерен. Его кокон
образован взаимодействием одномерных и двумерных волокон, в точности, как у нас.
По мере сотворения следующего четырехмерного Макрокосмоса, эти трехмерные каррасы
также увеличивают свою размерность. Механизм этого прост: каждый трехмерный каррас
оставляет за собой четырехмерный светящийся след. Этот след есть “питательная среда”, в
которой, посредством слияния точек Кетер, формируются четырехмерные каррасы (см.
Приложение D). Однако, в отличие от Макрокосмосов, эти наследники каррасов свой размер не
увеличивают. У них только появляется "толщина" в направлении нового измерения. Их ядра
поначалу состоят из двумерных и трехмерных волокон. То есть, в них должна бы генерироваться
картина четырехмерного мира. Но такой каррас не может быть его полноценным обитателем, так
как у него по-прежнему только три воспринимающие антенны-микрокосмоса. Ему следует
вернуться на уровень третьего измерения, гармоничного ему. Волокна в его ядрах претерпевают
расслоение до состояния одномерных и двумерных. Для этого им достаточно приблизиться к
точке Кетер своего микрокосмоса, ведь она является мощным источником эфиров, расслаивающих
тонкую материю. Так ядра “опускаются” из четвертого измерения в третье (это тот самый процесс,
который привел человека к Падению). Но в данном случае он закономерен.
Ко времени создания семимерного Макрокосмоса подобный цикл наращивания
размерности и опускания до третьего измерения должен был повториться еще три раза. Теперь эти
каррасы имеют семимерное нейтральное ядро и играют роль клеток семимерного тела
Макрокосмоса. Но контролируют они сферу творения по-прежнему на уровне третьего измерения
(см. рисунок 17.1-b). Поэтому в дальнейшем они называются трехмерными.
Аналогичное соглашение действует в отношении наименования всех других каррасов: 4-х
мерных, 5-и мерных и так далее.

17.3. Любовный треугольник


Итак, кем же являются истинные трехмерные существа? Как они видятся нам?
Поскольку нас интересуют самые первые обитатели трехмерного пространства, то они по
необходимости окажутся и самыми “малорослыми”. Ведь их размер соизмерим с первичным
трехмерным Макрокосмосом. А переход к каждому следующему измерению сопровождается
огромным увеличением размеров Макрокосмосов. Поэтому сейчас мы взираем на них с точки
зрения семимерных существ как на давно пройденный этап.
В ходе многовековых поисков самых элементарных кирпичиков, из которых построено все
вещество во Вселенной, сменилось много претендентов на эту роль. Сначала ее приписывали
атомам, потому их так и назвали (атом - значит неделимый). Однако, уже целый век, как эта догма
рухнула. Оказалось, что атомы состоят из не очень устойчивых электронных оболочек и ядер,
которые вполне могут распасться на куски, если их обстрелять достаточно быстрыми частицами.
Самые мелкие обломки ядер - это протоны и нейтроны.
Долгое время казалось, что элементарные кирпичики найдены. И в самом деле, протоны и
нейтроны - это основной строительный материал нашей Вселенной. В совокупности эти частицы
называются нуклонами и барионами. Однако эта догма также рухнула: с некоторых пор их больше
не считают элементарными частицами. И очень хорошо, добавим мы, ибо нуклоны сами по себе
не дают никаких зацепок, чтобы с ними сопоставить микрокосмос какой-либо размерности.
Но зато каждый из них оказался троичен! Каждый нуклон состоит из трех кварков.
Интересно, что те обладают дробным значением электрического заряда, либо +2/3, либо -1/3.
Легко сообразить, что протон с зарядом +1 состоит из двух кварков первого вида и одного кварка
второго, а нейтрон с зарядом 0 - из одного кварка первого вида и двух кварков второго. Так что
роль элементарных кирпичиков вещества теперь играют кварки.

94
Но в связи с их открытием сложилась странная ситуация. До сих пор о существовании
частицы заявляли, когда удавалось пронаблюдать следы ее взаимодействия с другими частицами.
Этим занимается экспериментальная физика с ее огромным арсеналом мощных приборов и
методов. Но с кварками так не получается вот уже много лет. Они по-прежнему остаются
сущностями, рожденными на кончике пера, но не в пробирке.
Когда эту троицу, образующую один из
нуклонов, пытаются растащить в стороны,
чтобы изучить каждый персонаж в
отдельности, сила их взаимного притяжения
только возрастает и все остается на своих
местах. Единственное, что удалось
установить, это неустойчивость нейтрона в
свободном состоянии.
Примерно через полчаса он
добровольно испускает электрон и
превращается в протон. Все! Дальше с ним
невозможно сделать ничего, не помогают
никакие ускорители. Время жизни протона
исчисляется в 1031 лет, то есть он способен
пережить миллиарды Вселенных! Поэтому
кваркам приписали так называемое сильное
взаимодействие.
Рис.17.2 Трехмерный каррас нуклона. В каждом С точки зрения Концепции такой
микрокосмосе активно только одно ядро. У протона результат экспериментов понятен. Ведь эти
всего получается две "девочки" и один "мальчик" кварки входят в состав одного и того же
карраса (см. рисунок 17.2).
Если пользоваться человеческой аналогией, нуклоны представляют собой что-то вроде любовных
треугольников, либо два мальчика плюс одна девочка (нейтрон), либо две девочки плюс один
мальчик (протон). Эти семьи каким-то образом ослабляют влияние внешних сил на себя. В
результате, никакой внешний агент не в состоянии нарушить их единения. На все вмешательства
нуклоны откликаются только целиком.
Физики на это свойство смотрят как на некую счастливую случайность [4]. Не будь ее,
облик нашей Вселенной был бы совсем иным. Если бы протоны распадались заметно быстрее, то,
в результате цепочки известных реакций, во Вселенной скоро не осталось бы ничего, кроме света
и нейтрино. Никаких сложных вещественных структур, вроде ядер, атомов и молекул.
Но Творческая Проекция строит каждый следующий Макрокосмос только после того, как
предыдущий достиг Гармонии, то есть научился не разрушать Сферу творения ни при каких
воздействиях внешних полей. Нельзя допустить, чтобы весь процесс многомерного Божественного
Самораскрытия вдруг оборвался на каком-то шаге только из-за того, что на уровне трехмерного
пространства распались все частицы вещества.
Модель тонкоматериального тела протона в виде карраса, состоящего из трех кварков-
микрокосмосов, предоставляет широкое поле для физических интерпретаций. Например,
обменные силы и частицы (глюоны), которые поддерживают целостность нуклонов, вполне могут
быть сопоставлены с потоками эфиров, циркулирующих по страдам этого карраса.

17.4. Четыре стихии


Установить истинных обитателей четвертого этажа также не очень сложно. Поскольку это
четырехмерное пространство, его можно сопоставить с пространством-временем Минковского, то
есть, с вместилищем электромагнитных взаимодействий. В нашем трехмерном пространстве
95
время независимо от протяженности. Но когда нам приходится иметь дело с представителями
верхнего этажа (например, со светом), мы видим только их проекцию сюда, в наше узкое
пространство. Характер проекции зависит от нашего движения, отсюда и все эффекты
Специальной Теории Относительности.
Электромагнитные поля буквально пропитывают весь наш мир, создавая впечатление, что
их причина именно в нем и находится, но это не так. В нашем пространстве представлены два
взаимодействия: сильное и электромагнитное. Первое присутствует здесь на правах хозяина, а
второе - гость. В их противоборстве рождается целая иерархия структур:
 атомные ядра всех элементов (в них электромагнетизм относительно слаб);
 атомы в целом, включая электронные оболочки (главенствует электромагнетизм, но
влияние ядер еще заметно в тонких эффектах);
 молекулы различных веществ и космическая пыль (характерная масса пылинки 10-5
г), внутри пылинок атомы удерживаются уже электромагнитными силами;
 метеориты и астероиды (размер от нескольких метров до сотен километров), на
форме последних уже начинает сказываться сила гравитации, но еще очень слабо;
 планеты, их форма определяется гравитацией, а размер балансом сил гравитации и
упругости материала, из которого они состоят (упругость - чисто электромагнитное
явление).
Возникает вопрос, с каким из этих структурных уровней следует отождествить жителей
четырехмерного пространства? Поясним: в любом случае мы можем наблюдать только проекцию
этих существ в наш мир, как бы их трехмерный вещественный скелет.
В качестве критерия можно выбрать обилие нуклонов, входящих в тело существа
следующего уровня. Ведь каждый следующий Макрокосмос состоит из огромного количества
“копий” предыдущего, играющих теперь роль его микрокосмосов. Из них составляется население
его пространства.
Так, первый трехмерный Макрокосмос представлял собой нечто вроде единственного
нейтрона. Но уже в четырехмерном Макрокосмосе могли обитать сотни тысяч таких нейтронов. А
когда Творение дошло до семимерной стадии, в четырехмерном микрокосмосе их может
насчитываться многие миллиарды. Собственно, мы и хотим выяснить это количество.
Оно никогда не бывает слишком малым. Поэтому сразу отпадают атомы, в них входят не
больше 300 протонов и нейтронов.
Учитывая, что:
- пылинка массой 10-5 г содержит примерно 1019 протонов;
- ледяной астероид с поперечником в 2 км - 2*1039 протонов;
- Земля (средняя планета) примерно 4*1051 протонов;
- Солнце (средняя звезда) примерно 1057 протонов,
приходим к выводу, что все остальные претенденты уже обладают необходимой массой.
Наш окончательный выбор падает на тела, соизмеримые с астероидами. Почему? Ведь до
сих пор им придавали только второстепенное значение. Их считали либо неудачниками, так и не
сумевшими образовать планету, либо остатками от развалившейся планеты. Но в современной
космогонии (теории образования звезд и планет) очень важную роль играют так называемые
планетеземали. Без них процесс не идет. Эти тела промежуточного масштаба между пылью и
планетой имеют размер примерно 5 км, то есть, близки астероидам.
С точки зрения Концепции астероиды (или планетеземали) суть одна из фундаментальных
форм материи, наряду с кварками, звездами и ядрами галактик. Однако современная наука
полагает, будто нынешние астероиды могли возникнуть из тяжелых атомов только благодаря
тому, что эти атомы были выработаны в недрах сверхновых звезд первого поколения. А Солнце и
большинство окружающих нас звезд относится уже ко второму поколению. То есть, поначалу во
Вселенной астероидов как бы не существовало. Альтернатива этой точке зрения будет развита
чуть позже.

96
В масштабах планетеземалей в полную меру разыгрываются процессы, определяемые
электромагнитным взаимодействием. Наилучшие условия для этого появляются на планетах, для
образования которых требуются многие миллиарды планетеземалей. Но еще огромное их
количество так и остается в пространстве, образуя пояса астероидов и облака комет. В солнечной
системе это так называемое облако Оорта, расположенное далеко за орбитой Плутона. Именно из
этого неисчерпаемого источника иногда появляются новые кометы вблизи Солнца. Там же время
от времени обнаруживают и целые планеты, претендующие на звание Трансплутона.
Повторяем, мы в нашем пространстве видим только трехмерный скелет четырехмерных
существ. Кроме того, темп времени у нас и у них различается в десятки тысяч раз. С нашей точки
зрения их процессы протекают крайне медленно.
Кроме того, нужно учитывать и разницу в картинах наших миров. Мы для ее построения
используем картину мира двумерных существ. А они - трехмерных, то есть все, состоящее из
протонов, в том числе и нас. Картина мира получается в результате голографического
воспроизведения. При этом, как известно из оптики, чем более компактное изображение мы хотим
получить, тем равномернее распределена энергия по голограмме, только в одном ее месте также
будет наблюдаться сгущение. Примером может служить голограмма точки. Она представляет
собой сравнительно яркое пятно, окруженное системой все более широких колец.
Поэтому при переходе от облака нуклонов к компактным планетеземалям обязательно
останется туманный ореол из пыли и газа. А при переходе от планетеземалей к компактным
планетам и звездам - ореол астероидов.
Но для подкрепления этого выбора следует отыскать еще признаки четверичности,
присущей четырехмерным каррасам, ведь у них наличествует ровно четыре Правителя-
микрокосмоса.
Для этого достаточно припомнить, что в нашем мире господствуют именно четыре стихии -
земля, вода, воздух и огонь. Это ни что иное, как четыре агрегатных состояния вещества (твердое,
жидкое, газообразное и плазма), причем пятое состояние так никогда и не удалось найти.
Аристотель говорил о некоей квинтэссенции или эфире, и помещал его в межпланетном
пространстве, вдали от Земли.
Вся жизнь Древнего мира пронизана глубочайшим почитанием грозных богов - владык
стихий, например, Деметры - владычицы земли, Посейдона - моря, Вулкана - огня, Зевса -
громовержца, повелевающего облаками. В Древней Индии наблюдалась сходная картина.
Эта вера никогда не относилась к планете Земле как к целому. Поклонялись духам гор, рек
и озер, священному огню. Кроме обычных животных и растений, природа была наполнена
сонмами странных существ: наядами, дриадами, саламандрами, гномами, эльфами, троллями и
многими другими. Они обладали специфическими характерами и манерами. Могли вредить или
помогать.
Все это многообразное общение было направлено на объекты, имеющие размеры порядка
километра или немного более: лес, гора, река и так далее. Поэтому можно заключить, что когда
четырехмерные существа, чьи здешние скелеты мы называем планетеземалями, вошли в состав
планет и звезд, они не утеряли своей специфики. Они просто образовали некие сообщества. Тот
факт, что их здешняя проекция подверглась геологическим преобразованиям из-за вмешательства
гравитации, не означает, что они погибли. Просто усложнилась их совместная голограмма. А что
воспроизводится по ту ее сторону, следует изучать отдельно.

17.5. Обитатели пятого этажа


Как только человек освоился со стихиями, научился хоть немного уклоняться от их ударов,
он, со свойственной ему практичностью, отбросил всех природных духов прочь. В лучшем случае
им было оставлено место в детских сказках.

97
Средневековье прошло под знаком почитания планет и звезд (астрология). Так как долгое
время были известны только семь планет, их легко перепутали с семью Правителями, о которых
говорит Пимандр.
На самом деле пространство, в котором обитают микрокосмосы звезд и планет,
пятимерное. На основании чего можно так утверждать? Главенствующую роль в их судьбе играет
сила тяготения. По представлениям Общей Теории Относительности гравитация объясняется
кривизной четырехмерного пространства-времени Минковского. Но искривить нечто
четырехмерное можно только в пятом измерении, как минимум.
Так как Макрокосмос любой размерности содержит очень много микрокосмосов, то и в
пятом измерении должно присутствовать обилие объектов этого типа. Причем, взаимодействие
между ними должно отличаться некоей спецификой, несводимой к взаимодействиям на других
уровнях размерности. Этим качеством гравитация обладает в полной мере.
Однако следует иметь в виду, что гравитацией мы называем не ту силу, что действует
между ними в пятимерном пространстве, а ту, посредством которой до нас доходят воздействия с
их стороны. Мы видим трехмерные скелеты этих существ, и называем их звездами и планетами.
Пятимерные существа, обитая в своем пространстве, строят картину мира посредством все
того же голографического воспроизведения, неотделимого от потоков вибраций. Любые
изменения в их мире сразу же отражаются на конфигурации тел в четвертом измерении, а потом и
в третьем. Эти пространства интенсивно вибрируют, исполняя свою роль голограмм. Но, как
следует из полевых теорий гравитации [5], жители пространств, форма которых искажается с
точки зрения внешних наблюдателей, сами никогда этого не заметят. Они ощутят силовые
воздействия со стороны неких полей, существующих внутри их пространств. Вот эти воздействия
и называются у нас гравитационными.
Аналогичное справедливо и в отношении электромагнитных сил. Это не то, что действует в
четвертом измерении, а то, чем четырехмерные существа влияют на нас в нашем пространстве.
Если названные небесные тела пятимерны, у них должна каким-то образом проявиться
пятеричность. По аналогии со стихиями, это может быть набор всех возможных состояний, в
которых могут пребывать эти тела. Этот вопрос пока еще очень не ясный. В первом приближении
такими состояниями могут быть:
 планеты,
 нормальные звезды,
 белые карлики,
 нейтронные звезды,
 коллапсары (в ОТО это гипотетические черные дыры, в полевых теориях гравитации
это особые релятивистские объекты, не искажающие плоского пространства-
времени [5]).

17.6. Шестой этаж


Появление новых взаимодействий оказывается очень удобным критерием для выявления
объектов, принадлежащих иным измерениям.
Так, в мире звезд наблюдается достаточно много структур разной степени сложности:
ассоциации, компактные скопления, рассеянные скопления, шаровые скопления, галактики.
Однако признаки нового взаимодействия становятся заметны только у галактик. В прошлой главе
рассказывалось о проблеме “темной материи”. Первые признаки ее появления заметны в
масштабах отдельных галактик, хотя все звезды и пылегазовые облака в них движутся в строгом
соответствии с теорией гравитации. Но в полной мере “темная материя” заявляет о себе в
скоплениях галактик. А между скоплениями проявляется еще и “темная энергия”.
На этом основании можно заключить, что переход от пятого измерения к шестому
обозначен появлением единства нового типа - галактик. Каждая из них состоит из десятков и
98
сотен миллиардов звезд. У многих в центре обнаружено специфическое активное ядро,
обладающее загадочными свойствами. Вот это ядро и есть “скелет” шестимерного существа. А
остальные звезды - привычный уже нам и неизбежный ореол. Он создает собой протяженную
голограмму, необходимую для воспроизведения компактного тела в новом измерении.
Форма и динамика галактик определяются не только гравитацией, но и еще какой-то
неизвестной силой. То, что ее эффекты пытаются объяснить все той же гравитацией, чистое
заблуждение. Оно сразу же приводит к абсурдным выводам, будто видимый нами космос есть
всего лишь “загрязнение” на фоне чего-то темного, массивного и неведомого.
В космологии ОТО это новое измерение заявляет о себе через необходимость глобального
расширения изогнутого пространства-времени. То есть, к пятому измерению (изогнутости)
добавляется еще одно - шестое - время (так как расширение происходит во времени). Но
интересно то, что астрофизические наблюдения показывают, что вопреки ожиданиям, никакого
расширения на уровне галактик и даже их малых скоплений не происходит (наша местная группа
галактик точно не расширяется). Все выглядит так, как будто вокруг этих объектов существует
невидимая стена, экранирующая их пространство от расширения. Откуда она могла бы взяться,
неизвестно. Так что налицо явное расхождение теории с наблюдениями, то есть, глобальное
расширение почему-то не действует на малых галактических масштабах.
Традиционной астрофизике трудно допустить, что в межгалактическом трехмерном
пространстве вдруг, откуда ни возьмись, появится новый вид взаимодействий. Но в Концепции это
связано с переходом на следующий размерностный этаж, поэтому выглядит естественно.
Как уже говорилось, в полевых теориях гравитации с учетом фрактального распределения
вещества во Вселенной, появление нового взаимодействия связывают с возрастанием уровня
сложности структур в пределах все того же трехмерного пространства. Но эта гипотеза
предполагает, что новое качество рождается из удачного сочетания старых кирпичиков, которые
сами по себе этим качеством не обладают. В Концепции же исходно утверждается, что любая
структура черпает новые качества только из Абсолюта. И только после этого новое качество
может привести к некоторому переформированию (к усложнению) конструкции, построенной из
старых кирпичиков.

17.7. Эй, кто там, наверху?..


Итак, мы заселили уже шестое измерение. Его жители - ядра галактик разных типов. Они
обязательно собираются в скопления и сверхскопления (мы обращаем внимание прежде всего не
на группировку ядер, а на группировку самих галактик). Эта их склонность настолько
непреоборима, что до сих пор не удается найти одинокой галактики. Между скоплениями
обнаружены признаки нового взаимодействия (“темная энергия”), якобы расталкивающая их.
Кроме того, фундаментальное явление космологического красного смещения наблюдается именно
вне малых скоплений.
В космологии ОТО к расширению вынуждены добавить теперь еще и ускорение
(совершенно необъяснимое для стандартных представлений о гравитации). Для Концепции - это
несомненный признак перехода к новому измерению. Но где же тот компактный объект, который
мы могли бы наблюдать в качестве его трехмерного “скелета”?
Сами собой на эту почетную роль напрашиваются квазары. Но не будем спешить с
выбором, ибо имеются веские доводы, как в их пользу, так и против.
Рассмотрим их основные свойства [43]. Первый из них и ближайший, называемый 3С273,
был открыт в 1967 г. Его, как и несколько других квазаров, некоторое время считали звездой, у
которой не удавалось отождествить спектральные линии с какими-либо химическими элементами.
Потом неожиданно, как гром среди ясного неба, оказалось, что их спектры самые обычные, только
сильно сдвинуты в красную сторону (для 3С273 z=0.158). В результате длительной дискуссии этот
сдвиг стали трактовать как космологическое красное смещение. Тогда сразу же выяснилось
99
расстояние до этого объекта, оно оказалось огромным - 630 Мегапарсек (Мпк). Для сравнения:
расстояние от нашей Галактики до Туманности Андромеды составляет всего 0.7 Мпк. А
приводимые выше исследования неоднородности распределения вещества во Вселенной
захватили пока область с радиусом всего 100 Мпк вокруг нас.
Светимость этого звездообразного объекта и того удивительней - 1047эрг/с, то есть в 1000
раз ярче нашей не такой уж маленькой Галактики (1044эрг/с), состоящей из 100 миллиардов звезд.
Следующий сюрприз квазары преподнесли, когда удалось оценить размеры их излучающей
области. Дело в том, что их светимость весьма быстро меняется за считанные дни или месяцы.
Если бы они были очень протяженными, то такие быстрые колебания блеска нельзя было бы
заметить, так как вклады разных участков компенсировались бы и получилось бы примерно
равномерное свечение. Наилучшая оценка размера квазара сделана в 1989 г. и составила 1015 см,
примерно 30 поперечников орбиты Земли вокруг Солнца (меньше, чем орбита Плутона).
Анализ скоростей звезд вблизи квазаров дал оценку их массы. Она достигает миллиарда
масс Солнца (109 Мо)! И это в объеме, меньшем, чем солнечная система.
Тут уж за головы схватились теоретики. Дело в том, что ни по каким представлениям о
строении звезд стабильный объект такой массы существовать не может. Должен произойти его
коллапс. Это сыграло на руку сторонникам ОТО с их любимыми черными дырами. Но за
прошедшие 30 лет вопрос так и не получил удовлетворительного разрешения. При самых
благоприятных допущениях о свойствах черных дыр и характере выпадения вещества на них [43]
объясняется энергетика тел с массой, не превышающей 108 Мо, то есть в 10 раз меньшей, чем
нужно.
Таким образом, квазары действительно представляют собой достаточно экзотические
объекты, чтобы претендовать на какое-то избранное место в Мироздании. Их природа не менее
загадочна, чем природа всей Вселенной в целом.
Кстати, общее число галактик во Вселенной астрофизики сейчас оценивают в 100
миллиардов штук, тогда как квазаров в ней примерно 1 миллион (этот вывод сделан на базе уже
известных из наблюдений всего 30 тысяч квазаров) [5].

Примечание: Обратим внимание на то, что в наше время уже никого не шокирует само предположение о конечности
Вселенной. В этом видится огромная заслуга космологии, ориентирующейся на Общую Теорию Относительности. Ее
неотъемлемым элементом стал Большой Взрыв, а в его ходе, сколь бы грандиозным он ни был, не может
высвободиться бесконечное количество энергии и вещества.

Из приведенных оценок следует, что на один квазар приходится в среднем 100 тысяч
галактик, вернее, галактических ядер. Этого вполне достаточно, чтобы образовать шестимерный
голографический субстрат для одного семимерного тела. А поскольку размер семимерного
микрокосмоса в сотни тысяч раз больше шестимерного, то и мощность эфирных токов в нем
настолько же больше.
Вот в этом пункте и зарождаются сомнения по поводу квазаров. Астрофизики склонны
помещать их в один ряд с такими объектами, как активные ядра галактик, которые иногда даже
называют “квазарчиками”. А мы их отождествляем со “скелетами” шестимерных объектов. И в
самом деле, квазары не так уж сильно отличаются от этих ядер. Хотя и мощнее их раз в 100 по
всем параметрам. Но этого все же недостаточно для уверенного выбора.
Кроме того, наличие очень компактного “скелета” вовсе не есть какой-то закон природы.
Может быть, сверхскопления галактик обладают сравнительно размытыми структурами,
достаточными для воспроизведения “правильного “ семимерного тела. Но эти структуры пока
ускользают от взгляда наблюдателей.
И, наконец, не забудем, что среди всего множества истинных человеческих существ
немалая доля претерпела Падение. Это выразилось в потере ими позитивного и негативного ядер,
100
в которых только и могут обитать эти семимерные существа. Во многих уголках Вселенной
наблюдаются стада галактик, чьи пастыри отсутствуют. Вместо их блистательного бытия, здесь, в
трехмерном подвале Мироздания появились сонмы людей, озабоченных своими мелкими, но
мучительными проблемами. Так что не зря говорят гностики, что Падение было космической
катастрофой.
Ну, а в поисках исчезнувших обитателей седьмого измерения нужно обратить внимание на
себя самих.
В Приложении H можно познакомиться с тем, как приведенные выше соображения о
типичных трехмерных представителях многомерных существ помогают оценить количество
микрокосмосов в Макрокосмосе и их истинную массу.

101
18. Другой взгляд на физику

18.1. Вводные замечания


В Главах 12 и 13 последовательно проводилась идея о том, что так называемый “внешний
мир” есть трехмерная картина, возникающая в светящемся коконе каждого человека благодаря
процессу голографического воспроизведения “информации”, записанной в картине мира уже
двумерных существ. Слово “информация” здесь берется в кавычки, ибо двумерные существа ни в
малейшей степени не озадачены тем, чтобы предоставить нам какую-либо информацию. Они
просто живут в своем мире и не догадываются о нашем существовании. Но наша точка сборки
автоматически интерпретирует их картину мира как голограмму для воспроизведения картины
нашего мира. Процесс взаимодействия тела внимания с их картиной мира будет рассмотрен чуть
позже, а сейчас нас будет интересовать то, каким образом у нас возникает впечатление
безграничного, однородного и изотропного пространства. Ведь эти его свойства вступают в
разительное противоречие с тем фактом, что любой кокон обладает вполне конечными размерами.
Дон Хуан обычно выражается в том духе, что окружающий мир есть отражение описания
мира на круглых стенках пузыря восприятия [25]. Этот образ хорош своей наглядностью, но его
совершенно недостаточно для полноценного согласования магической и физической картин мира.
Ведь мы не просто видим вокруг себя безграничное пространство. Мы можем туда проникнуть
сами или забросить туда какие-либо предметы. С обычным отражением, например, в зеркале,
подобные процедуры проделать невозможно. Значит, речь должна идти о чем-то более сложном,
чем простое отражение.
Для решения этой проблемы будут сопоставлены уже развитые идеи о референтной
системе (Глава 15) и о внутреннем наблюдателе в пространстве с деформациями (Глава 16).

18.2. Психология развития


Так как описание мира в нас внедряется с момента рождения, то именно там следует искать
источники наших представлений о пространстве. Большую помощь в этом окажут сведения,
почерпнутые из работ Ж.Пиаже [40] и Д.Бома [9].
Ж.Пиаже является непревзойденным исследователем самых ранних фаз развития психики
(до овладения речью). Им приведены убедительные факты, говорящие о том, что первоначально
восприятия ребенка образуют одно неделимое целое. Он совершенно не в состоянии отграничить
то, что происходит внутри его тела, от происходящего снаружи. Вместо этого он воспринимает
нечто единое, в чем непрерывным и неразличимым потоком следуют раздражения, восприятия,
ощущения и т.д., и в них ничто не выделяется как неизменное.
Эта ситуация весьма сходна с той, в какой пребывала Творческая Проекция Абсолюта на
самых первых стадиях творения (Глава 1). Пред ней также проносился поток нерасчленимых и
произвольных состояний. Единственное, что она могла, это выделить в потоке хоть что-нибудь
устойчивое. Новорожденный в этом смысле следует по уже проложенному пути, поэтому ему
легче. Проследим вкратце отдельные этапы становления его психики.
Младенец наделен врожденными рефлексами, связанными с питанием, движением и тому
подобным, что толкает его на активное взаимодействие с миром. Этот первичный опыт помогает
выделить в хаотическом потоке восприятий определенные “узнаваемые” черты. Одни предметы
существуют для «еды», другие — для «питья», третьи — для «хватания» и т.д. При этом
способность различать объекты по их размерам, форме, строению и другим характеристикам еще
отсутствует.
102
На следующем этапе развивается так называемый «циклический рефлекс». Смысл его в
том, что младенец «начинает сам развлекать себя зрелищами», по словам Ж.Пиаже. Например,
ребенок замечает, что, потянув за какую-то веревочку, он получает интересное для него ощущение
движения раскрашенной игрушки. В этом рефлексе участвует исходное движение тела, например,
руки, за которым следует чувственный импульс, например, зрительный. Здесь важно, что этот
импульс уже не связан с удовлетворением физиологических потребностей ребенка. Он просто
обнаруживает, что эти рефлексы приносят ему удовольствие. Именно это можно назвать началом
истинного восприятия.
Идея причинности ему еще совершенно недоступна, также как и предварительное
проигрывание в воображении ощущения движения. Он делает открытие, что, предприняв некую
операцию, он получит приятное ощущение, поддающееся узнаванию. Другими словами, он
обнаруживает, что повторилось уже знакомое событие. Однако возможность вызвать это событие
в памяти приходит много позже.
Способность узнавания является необходимой предпосылкой для выявления чего-то
неизменного в потоке явлений. Она легко сопоставляется со свойством консервативности
Творческой Проекции, также ищущей и поддерживающей островки устойчивости в бушующем
море произвольных состояний Абсолюта.
Поначалу у младенца нет представления о том, что объект, который он видит, это тот же
самый объект, который он слышит. Но постепенно возникает координация между органами
чувств. Это важный шаг в развитии интеллекта, оперирующего с целостным представлением об
объекте, служащим источником разных ощущений.
Позднее младенец начинает следить глазами за подвижным объектом и оказывается
способен заметить неизменность его формы, несмотря на движение. Он уже осознает
существование определенных объектов независимо от привычного для них окружения. Но ведет
себя при этом так, как если бы считал, что объекты обретают бытие, только когда он их видит, и
перестают существовать, потерявшись из вида.
Тем не менее, ребенок начинает осваивать группы операций с предметами. Простейшей
такой группой является «группа из двух», включающая, например, поворот чего-то туда, а затем
обратно, или когда объект прячут за преградой, а затем снова вынимают. Здесь важно, что вторая
операция противоположна первой — последовательность двух операций приводит снова к
исходному положению вещей.
Когда ребенок перемещает объекты или сам передвигается ползком по комнате, он
приучается координировать изменяющиеся зрительные восприятия с ощущениями осязательными
и с движениями своего тела. Так постепенно у него складываются представления о пространстве и
времени. На этом этапе его понятие о группах движений выходит за рамки «группы из двух»,
постепенно усложняясь. Например, он узнает, что из одного места А в другое В можно проползти
по множеству разных путей и все эти пути приведут его в одно и то же место. Такие наблюдения
уже напрямую связаны со свойствами пространства.
Для ребенка, существующего в водовороте процессов, это, вероятно, гигантское открытие
— найти, что во всем калейдоскопе движений существуют определенные вещи, которые он может
всегда вернуть себе, и притом множеством разных способов. Тогда понятие обратимой группы
движений или операций даст ему основу для того, чтобы воздвигнуть на ней группу неизменных
положений, к которым можно вернуться, и группу неизменных объектов, которые всегда можно
свести к чему-либо знакомому или привычному, использовав соответствующие операции
(например, сдвиги, повороты и т.д.) [9].
Постепенно совершенствуется и память. Он учится вызывать в ней образы прошлого
приблизительно в том самом порядке, как они реально происходили, а не просто узнавать что-то,
как уже знакомое, лишь увидев это вновь. Отсюда начинается истинная память, а вместе с ней и
предпосылка для различения прошлого и настоящего времени (а позднее и будущего времени,
когда ребенок начнет конструировать мысленные образы ожидаемых событий).
До сих пор он не мог провести грани между собой и внешним миром, так как у него был
лишь один круг восприятия, который охватывал все его ощущения в целом. Приобретя же
способность строить мысленную картину мира, т. е. воображать этот мир, ребенок представляет
себе неизменную систему положений, которые заняты различными неизменными объектами. При
103
этом один из этих объектов — он сам. В этой новой мысленной «карте» мира все распадается на
две категории — на то, что «внутри его кожи», и то, что снаружи ее. Так формируется общая
картина мира в пространстве и во времени, составленная из отдельных и неизменно
существующих сущностей, способных причинно действовать друг на друга.
Интересно, что примерно в одно время созревают три основные психические функции:
язык, логическое мышление и представление о пространстве и времени. Это происходит еще в
дошкольном возрасте. С освоением языка ребенок все меньше вынужден изучать окружающий
мир буквально ползком и на ощупь. Ему теперь во многом помогают словесные объяснения
старших.
Формирование мысленного изображения или «карты» мира происходит неосознанно и под
сильным давлением старших. Пиаже установил, что маленьким детям трудно различать то, что
они воображают оттого, что они воспринимают своими органами чувств. Они, например, часто
полагают, будто другие люди способны видеть те объекты, о которых они думают.
Легко себе представить реакцию взрослых, когда ребенок им вдруг расскажет о том, что он
якобы “вообразил”, а на самом деле воспринял посредством своих незашоренных модальных
органов чувств. Его заставят выбросить подобную “чушь” из головы. Этот процесс
“редактирования” карты мира продолжается ежеминутно на протяжении первых лет жизни.
Постепенно ребенок научается видеть в мире только то, что в нем видят старшие, и не больше. К
этому моменту его тональ сформировался.
Здесь уместно привести сведения, полученные физиологами при исследовании зрительной
коры у новорожденных котят. Оказалось, что процесс научения у них сопровождается не
обогащением нервных связей между клетками мозга, как думали раньше, а, наоборот, отмиранием
огромного количества врожденных связей! То есть, и у них обучение есть прежде всего
“редактирование”, то есть, отсечение “лишних” связей. К концу этого процесса животное вполне
вписывается именно в этот мир, но теряет способность ощущать другие миры. Так и с людьми.
Перенесение тоналя времен всего сообщества на психику человека в определенной мере его
ослепляет.
К так сформированной мысленной «карте» мы относимся как к эквиваленту
действительности. Привычка думать так подкрепляется каждым новым наблюдением, ибо как
только «карта» была построена, она вторгается во все непосредственные восприятия и
накладывает на них свой отпечаток, давая истолкование всему нашему опыту и становясь от него
неотделимой.
Мы глядим на мир через призму определенных представлений, немедленно откликаясь на
каждое новое наблюдение еще до того, как успеваем подумать или оценить вклад этих
представлений. Мы уверены, что сложившиеся способы понимания и восприятия мира не могут
иметь альтернативы.
Использование слов “тональ” или “карта мира”, конечно, помогают понять проблему. Но,
фактически, за ними не стоит ничего определенного. Они только указывают на некоторые стороны
нашей психики. В отличие от них, понятие референтной системы, введенное в Главе 15,
предлагает конкретную модель, опирающуюся на тонкоматериальные структуры.
Именно референтная система производит систематическую подмену физических
воздействий на наше тело информационно-адекватными осознаниями или ощущениями. Именно
она делает это так быстро, что мы “не успеваем подумать”. Более того, именно ее способность к
выявлению самых важных раздражителей служит базой для обобщения и выработки понятий, что
неотделимо от работы интеллекта (в западном понимании этого слова). И в самом деле, даже для
простого узнавания предмета, в референтной системе формируется узел волокон, включающий в
себя опыт наблюдения этого предмета во всех ракурсах и на всех расстояниях. Это ли не прообраз
понятия, включающего в себя представления, относящиеся к целому классу объектов, например,
“дерева вообще”, включающего в себя все березы и сосны на свете и еще многое другое.

104
18.3. Пространство внимания
Напоминание о референтной системе понадобилось для того, чтобы связать наше
рассмотрение с идеей светящегося кокона. Он представляет собой огромную по численности
совокупность одномерных и двумерных волокон, а вернее, пространств (Глава 12). Будучи
тонкоматериальными, они первичны. На их субстрате посредством интенсивных вибраций
воспроизводится картина мира с ее бесконечным трехмерным физическим пространством. Как мы
вскоре убедимся, это впечатление бесконечности в значительной степени иллюзорно. Вернее, оно
является результатом вполне определенных операций, которые проделывает психика над тем, что
на самом деле получается в коконе благодаря голографическому воспроизведению описания мира.
Этот первоначальный, еще не искаженный результат воспроизведения в дальнейшем будет
называться пространством внимания.
Соотношение кокона и пространства внимания подобно соотношению кристаллической
решетки и множества экситонов, возбуждаемых в ней [11]. Экситоны - это квазичастицы, впервые
введенные в физику для объяснения некоторых загадочных свойств оптических кристаллов и
полупроводников. Первоначально их рассматривали как возбужденное состояние атомов,
составляющих кристалл, которое, переходя от атома к атому, может распространяться в кристалле
как волна возбуждения. Потом были добавлены экситоны, состоящие из отрицательных
электронов и положительных “дырок”.
В полном согласии с квантовой механикой волне возбуждения соответствует образ
частицы. Но в случае экситонов это квазичастицы. Тем не менее, они обладают многими
интересными свойствами, как то: переносят энергию и импульс; рассеивают на себе излучение;
могут входить в состав квазиатомов, излучающих спектральные линии; могут рождаться парами и
аннигилировать с излучением квантов света; их масса может быть как положительной, так и
отрицательной.
Все это было упомянуто для того, чтобы подчеркнуть, что толща светящегося кокона,
пронизанная многообразными вибрациями, оказывается не просто экраном, на который
проецируется некое изображение, а бурлящим котлом, в котором генерируется масса вторичных
эффектов. Вспомним в связи с этим, что даже в рамках простой голограммы также возникают
квазичастицы, названные спеклонами (Приложение G). Все это многообразие первичных и
вторичных волн и частиц подчиняется законам квантовой механики, так как было установлено,
что они описываются уравнением Шредингера.
Возбужденные состояния тонкоматериального “вещества” кокона взаимодействуют между
собой и “видят” только друг друга. Никакого кокона они уже не замечают. Им “кажется”, что
существуют только они одни, причем, в пустоте. Вот эта пустота и называется пространством
внимания.
Какие образы воспроизводятся в этом голографическом процессе? Разумеется, это не что
иное, как совокупность истинных трехмерных существ, то есть кварков! Ведь в Главе 17 было
показано, что именно они обитают в ядрах, состоящих из одномерных и двумерных волокон. Им
присуще сильное взаимодействие, благодаря которому они объединяются внутри своего карраса,
порождая нуклоны.
Под управляющим электромагнитным воздействием со стороны четырехмерных существ
нуклоны формируют целую иерархию структур: атомы, молекулы, кристаллы и т.п. Поскольку
наши коконы подобны их коконам, а в качестве голограмм мы используем ту же самую картину
мира двумерных существ, то мы и видим в себе и вокруг себя исключительно совокупность
атомарных объектов. Даже если в поле нашего внимания попадает нечто многомерное, все равно
нам доступен для обозрения только его атомарный “скелет”. Не случайно наукой было
установлено, что все объекты нашего мира представляют собой скопления атомов.
Поэтому, прежде чем ответить на вопрос, как у нас возникает впечатление бесконечного
физического пространства, следует разобраться, как заведомо ограниченное пространство
внимания вмещает в себя образы почти бесчисленного количества атомов.
105
Ответить на этот вопрос помогают наблюдения ауры или светящегося кокона, о которых
говорилось в Главах 9 и 10. Там отмечалось, что огромное количество тонких сферических слоев
или поверхностей расположены неравномерно. Чем ближе к поверхности ауры, тем они идут
чаще. А сама поверхность представляется наблюдателям в виде скорлупы толщиной порядка
одного сантиметра. Так вот, эта скорлупа есть не что иное, как совокупность очень тесно
расположенных друг подле друга двумерных слоев.
Если и уподоблять светящийся кокон кристаллу, то только такому, у которого шаг
кристаллической решетки убывает изнутри наружу. Тогда естественным геометрическим
масштабом в некотором месте кокона служит расстояние между двумя ближайшими слоями.
Теоретически, в трехмерном объеме двумерные поверхности могут быть упакованы как угодно
плотно. Значит, масштаб внутри кокона меняется от максимального значения вблизи центра до
очень малых величин на краю. Подробнее об этом см. Приложение I.
Теперь в нашем распоряжении есть все, чтобы рассмотреть процесс осознания физического
пространства. По существу он сводится к тому, что референтная система производит подмену
восприятий по правилу, напоминающему описанное в Приложении I отображение ограниченного
шара в бесконечное пространство.
В предыдущем разделе, посвященном психологии развития, мы могли познакомиться с
драматической ситуацией, в которой оказывается младенец, едва появившись на свет. Его
сознание погружено в поток неразличимых, хаотических и очень энергичных воздействий.
Противостоять им могут только его врожденные рефлексы, направленные, прежде всего, на
поддержание жизни. Вначале он даже не может отделить в восприятии свое физическое тело от
фона окружающего мира. Для него неразличимы “вне” и “внутри”, “больше” и “меньше”,
“дальше” и “ближе”. Но постепенно он совершенствуется настолько, что может отличать то, что
«внутри его кожи», от того, что находится снаружи. И, наконец, у него развиваются
общепринятые представления о пространстве и времени.
Поскольку сами исследователи не подвергают сомнению эти представления, то от их
внимания долгое время ускользали некоторые важные обстоятельства. Главнейшее из них то, что
восприятие даже через дистантные органы (зрение и слух) не является пассивным, как это
полагали ранее. Наоборот, человеку почему-то требуется даже при разглядывании предмета
активно его щупать, вращать, гладить, оценивать вес и тому подобное. Одного зрения для
знакомства с предметом мало. Нужен осязательный контакт.
Это подтверждается опытами с очками, перевертывающими изображение. Человек
постепенно осваивается в этом новом мире, начинает видеть его по-прежнему! Но так происходит,
только если он активно перемещается и взаимодействует с предметами. В каком-то смысле его
нужно бросить на произвол судьбы. Если же он лишен такой возможности (например, его возят по
помещению в инвалидной коляске, кормят и т.д.), то приспособление либо замедляется, либо не
наступает вовсе.
Исследователи склонны интерпретировать обнаруженную необходимость осязания в том
смысле, что оно помогает уточнить структуру предметов. Концепция же видит в этом факте
подтверждение тому, что обитатель кокона при познании окружающего мира вынужден
пользоваться исключительно внутренними эталонами, с которыми сравнивает все остальные
объекты. Его психика поддерживает целую систему таких эталонов, которые в конечном итоге
опираются именно на осязание, как на единственное чувство, находящееся в непосредственном
контакте с предметным миром.
И в самом деле, после того, как в бурлящем море нерасчленимых восприятий, наконец,
обосабливается собственное физическое тело человека, именно оно используется в качестве
первичного и непререкаемого эталона (“человек есть мера всего”). Тот факт, что ребенок
постоянно находится в движении, помогает ему вначале осознать свое тело, а потом с его
помощью через осязание уточнять размеры, форму и расположение всех остальных предметов.
Его тело постоянно выступает в роли мерного шаблона. Потому-то о детстве принято говорить,

106
как о времени, “когда деревья были большими”. Попутно ребенок убеждается, что пространство
его опыта обладает свойствами однородности и связности, в нем нет дыр.
Вслед за первичным эталоном тела приходит очередь вторичных. Они строятся с
использованием зрения и слуха. Оказалось, что и здесь не обходится без телесных движений.
Например, глаза совершают мелкие движения, которые мы вообще не осознаем. Они являются
естественным продолжением общей двигательной активности при исследовании мира. Если бы не
было упомянутых мелких движений глаз (нистагма), то поле нашего зрения очень быстро
заволакивал бы молочно-белый туман. Так созерцают мир лягушки. Они просто не видят ничего
неподвижного. Но стоит какой-нибудь мошке перелететь с травинки на травинку, то именно ее и
только ее увидит лягушка.
Так вот, психологи [9], [40] установили, что в зрительном восприятии существуют
специальные процедуры, рассчитанные на осознание прямых линий. Среди всего множества
других линий прямые выделяются тем, что являются кратчайшими между двумя положениями и
на их существовании основывается евклидова геометрия пространства. И почему-то именно их
осознание поддержано особыми нервными механизмами.
В результате тонких исследований было обнаружено (см. в [9] опыты Плэтта), что мелкие
движения глаз человека совершаются таким образом, что изображения прямых линий остаются
неподвижными в районе наибольшей чувствительности сетчатки (“желтое пятно”). В итоге они
должны быстро исчезнуть из поля зрения. Но само их исчезновение на фоне остального активного
изображения является заметным сигналом для мозга, и он опознает их присутствие. Кривые линии
так исчезнуть не могут, поэтому поток нервных импульсов от них не прерывается. Этим
объясняется поразительная чувствительность зрения к малым нарушениям прямизны объектов.
Названный механизм осознания прямых линий далеко не единственный. Выявлен целый их
арсенал. Но для нашего изложения важно подчеркнуть, что каков бы ни был этот механизм,
результат его работы всегда будет вторичным относительно осязания.
Для подтверждения этого вновь обратимся к опытам с искажающими очками. Но на этот
раз к гораздо более мягким. Очки приводят всего лишь к искривлению прямых линий. И в этом
случае человек, осязательно взаимодействуя с предметами, постепенно приучается
«корректировать» искажения, вызванные очками, и перестает замечать искривления, которые на
самом деле присутствуют в изображениях прямых линий на сетчатке глаза. Когда он после
этого снимет очки, прямые линии опять покажутся ему искривленными в течение некоторого
времени.
Важнейший вывод из подобных опытов состоит в том, что наше существо никогда не
воспринимает изображение на сетчатке как заведомо верный отпечаток действительности. Это
изображение подвергается постоянной переработке в контексте текущего содержания
референтной системы. Больше всего поражает то, с каким упорством психика восстанавливает
свои представления об евклидовости пространства и делает это, опираясь исключительно на
осязание. А такой информативный канал, как зрение, играет вспомогательную роль. Ведь на его
месте может оказаться и слух, как это происходит у слепых людей. А они имеют вполне
адекватное представление о пространстве.
Печальным контрастом этому является состояние раненых минеров, о которых рассказано в
[28]. Эти люди ослепли в результате взрыва, и у них оторвало кисти обеих рук. В результате
пластических операций их предплечья также потеряли чувствительность. В итоге: “Через
несколько месяцев после ранения у больных появлялись необычные жалобы: несмотря на ничем
не затрудненное речевое общение с окружающими и при полной сохранности умственных
процессов, внешний предметный мир постепенно становился для них "исчезающим". Возникала
поистине трагическая картина разрушения у больных чувства реальности”. И это притом, что
осязание на остальных участках тела сохранилось.
Отсюда можно сделать вывод, что движения тела и его взаимодействие с предметами
нужны не столько для выявления их структуры, сколько для подключения к процессу осознания

107
того первичного эталона, которым является физическое тело. На его основе строятся многие
вторичные эталоны, с помощью которых существо распространяет свое осознание на все более
широкий ареал. Вторичные эталоны подвергаются перестройке в зависимости от изменившихся
обстоятельств. Все это входит в функции референтной системы. У раненых минеров оказался
нарушен именно этот механизм сравнения вторичных эталонов с первичным. В результате, для
них начала рушиться сама реальность.
Однако физическое тело не является достаточно жестким “метром”, если воспользоваться
терминологией космологов (Глава 16). Ведь оно построено из образов атомов, свободно
“плавающих” в пространстве внимания кокона. Если характерный размер атома сопоставить с
расстоянием между двумерными поверхностями, то при перемещении образа атома от центра
кокона к периферии его реальный размер в пространстве внимания убывает (там поверхности идут
чаще). Это приводит к тому, что какую бы длинную мерную рейку мы ни взяли в руки, и как бы
далеко ни пытались ее протянуть в сторону от себя, атомы, составляющие ее тело, никогда не
выйдут за пределы кокона, чей радиус примерно 2 метра.
Так что и рейка оказывается мягким “метром”. И тут уже не помогают соображения насчет
твердости вещества, так как и атомы, и скрепляющие их электромагнитные поля, все это есть
картина возбуждения кристаллообразной толщи кокона. В ней синхронно изменяются размеры и
расстояния объектов в зависимости от того, в каком месте кокона они воспроизводятся. Если мы
измеряем все расстояния с помощью своего тела, а оно искажается синхронно с остальными
объектами, то никакого искажения мы не заметим. Это полностью аналогично эффекту,
указанному А.Пуанкаре, когда внутренний наблюдатель не может заметить расширения или
кривизны своего пространства.
Оперативный пересчет всех масштабов производит референтная система, она приводит все
их многообразие к единственному значению. В качестве такой опоры служит расстояние между
сферическими поверхностями вблизи центральной части кокона. Там оно близко максимальному и
мало меняется. Но там же воспроизводится и наше физическое тело. Тем более оправдано его
использование в качестве “метра”. Именно этот масштаб мы распространяем на все остальное
пространство. Но, поскольку этот метр “мягкий”, пространство внимания как бы “растягивается”
до размеров физического пространства. Важно, что этот процесс имеет чисто психологический
характер, и мы неизбежно видим пространство плоским, однородным и бесконечным, как и
положено внутреннему наблюдателю.
Функции кокона напоминают то, что делает скафандр для переживания “виртуальной
реальности”. Там компьютер направляет на рецепторы поток раздражителей, создающих иллюзию
взаимодействия с внешними объектами. Каждый глаз в отдельности видит одно из
стереоизображений “внешнего мира”. Объемный звук довершает дело. Однако, в отличие от
такого скафандра, кокон воспроизводит реальные образы объектов (вне коконов никаких объектов
нет вообще). При их приближении, они могут соприкасаться с нашим телом и это будут
единственно реальные соприкосновения. При удалении от нас объекты становятся не только более
плоскими по глубине, но и более компактными по ширине (пропорционально расстоянию между
слоями). Благодаря этому в коконе помещается образ всего окружающего мира.
Иллюзорность своего восприятия мы могли бы осознать, только овладев “твердым” метром.
Но где его взять внутри кокона? Другое дело, если бы в нас проснулось “видение”
тонкоматериальных объектов. Тогда поперечник самого кокона смог бы выполнять роль такого
надежного метра. Ну, так видящие и напоминают нам постоянно, что наше восприятие
пространства иллюзорно. Но к ним почти никто не прислушивается.

Примечание: Средневековые Розенкрейцеры провозгласили: “Пустого пространства - нет” [54]. Представители


современной науки удивляются их прозорливости, так как понимают этот лозунг в том смысле, что пространство
космоса содержит электромагнитные поля и потоки частиц. Ян ван Рэйкенборг возражает этому, отмечая, что
Розенкрейцеры имели в виду тонкую астральную материю, которая принизывает собой все пространство. Концепция
подтверждает это: да, физическое пространство вторично относительно кокона. Оно построено на фоне его
тонкоматериальных волокон, которые поэтому его пронизывают по всем направлениям. Но пустого пространства нет
108
еще и потому, что его нет в объективном смысле. Имеется только результат локального воспроизведения голограммы
в объеме шарообразного экрана. Но исходная голограмма также не пуста.

В заключение этого раздела обратимся вновь к теореме Нётер, о которой говорилось в


Главе 16. В ней доказано, что законы сохранения в физике есть прямое следствие симметрии
пространства и времени, в конечном итоге, их евклидовости. С другой стороны, только что было
показано, что евклидовость есть простейшая и универсальная форма, в какой осознает
пространство любое существо, обитающее в коконе. То же самое очевидно и для времени, так как
и для него мы являемся “внутренними” наблюдателями. У нас просто нет другого выбора.
Соединение этих двух положений приводит к тому, что законы сохранения присущи
картине мира по построению, просто на том основании, что физическое тело существа
является неотъемлемой частью воспроизведенной картины мира и используется в качестве
основного измерительного эталона.
Тем самым в коконе обеспечивается построение мира именно с теми законами, которые
установила физика. Маги это свойство называют “полнотой”. Дон Хуан говорит: “Когда точка
сборки собирает мир, этот мир полный”.

Примечание: Чтобы подкрепить соображение о том, что не только пространство, но и время для
внутреннего наблюдателя кажется однородным, приведем следующее примечательное высказывание
С.Хайтуна в связи с его монографией "Проблемы количественного анализа науки", М.: Наука, 1989 (курсив
везде наш - Ле Мар): “...В теории измерения участвуют переменные двух типов - индикаторы и латенты.
Вторые являются представлением субъекта измерения об измеряемом свойстве. Время как раз и
представляет собой такую латенту. Шкалу латенты постулирует субъект, который интуитивно всегда
выбирает ее линейной. Так что и шкала времени тоже находится во власти субъекта и тоже выбирается им
линейной. Так что шкала времени "первично линейна". Вопрос о линейной шкале времени - это вопрос не о
природе времени, но, скорее, о природе субъекта измерения...”

18.4. Голографическая вселенная


Одним из первых поборников идеи о голографическом процессе, лежащем в основе нашего
мира, является Дэвид Бом [10]. Будучи физиком, он старается последовательно придерживаться
материалистической позиции. Поэтому свою неудовлетворенность нынешней научной картиной
мира он формулирует в терминах противостояния механистического и организмического
(“Вселенная-организм”) подходов к описанию природы. Для первого подхода, Земля - “лишь
пылинка в громадной вселенной материальных тел: звезд, галактик и тому подобного, - а они, в
свою очередь, тоже состоят из атомов, молекул и выстроенных из них структур... Ее основной
порядок - это порядок независимо существующих частей, слепо взаимодействующих посредством
сил, прилагаемых ими друг к другу. ...Человек в основе своей незначим... Организм - лишь
удобный способ говорить о большом числе молекул... Вселенная в целом, в сущности, безразлична
к его стремлениям, целям, нравственным и эстетическим ценностям, и, наконец, к самой его
судьбе”.
Этому противостоят представления древних греков о Земле “как о центре вселенной и о
семи концентрических сферах в небесах, располагающихся в порядке возрастающего
совершенства их природы. Вместе с землей они составляли некую общность, рассматривавшуюся
как неделимый организм, осуществляющий некую деятельность, которая полагалась значимой.
Как предполагалось - в особенности, Аристотелем, - в этом организме каждая часть имела
должное место, и ее деятельность виделась как попытка продвижения к этому должному месту и
выполнения подобающей функции. Считалось, что человек обладает во всей этой системе
центральной значимостью, и это подразумевало, что его подобающее поведение должно
рассматриваться как необходимое для всеобъемлющей гармонии вселенной”.
Основные усилия Д.Бом направляет на поиски объективных указаний на то, что Вселенная,
действительно, является неким неделимым целым. Он отмечает, что уже А.Эйнштейн предложил
109
набор непрерывных полей, пронизывающих все пространство. Но частицы в нем рассматриваются
как относительно постоянные и независимые структуры. Понятно, что единство на уровне полей,
это уже целостность. А вот независимость частиц Д.Бом старается преодолеть, опираясь на
квантовые свойства материи, для которой частицы одновременно являются волнами.
Вторым объединяющим фактором он видит все множество квантов энергии, которые
появляются в результате изменения состояний атомов в одних местах и стимулируют обратные
изменения в других местах.
Но главные надежды он возлагает на обнаружение свойства, именуемого "нелокальностью”
связи между частицами. Отметим, что такая возможность, действительно, следует из формализма
квантовой механики, например, для пары электронов, родившейся в некотором процессе.
Теоретически получается так, что если эти электроны удалятся друг от друга на огромные
расстояния, каждый из них все равно будет мгновенно узнавать об изменении ориентации второго
члена пары и менять свою ориентацию так, чтобы суммарный момент вращения пары оставался
равным нулю. Очевидно, обмен такой информацией должен происходить быстрее, чем со
скоростью света.
Из этой возможности Д.Бом делает вывод, что в Мироздании должен существовать некий
уровень организации, где все частицы постоянно пребывают в единстве. Этот уровень он называет
“скрытым” или “внутренним” порядком. А то, что мы видим вокруг себя, это “внешний” порядок.
Оба эти порядка связаны между собой благодаря наличию постоянного движения “свертывания” и
“развертывания”. В совокупности этот встречный процесс называется “голодвижением”, то есть,
“целостным движением”.
Оно, во-первых, имеет самый фундаментальный характер, то есть, все виды других
движений и все виды частиц - вторичны относительно него. Во-вторых, голодвижение действует
так, что информация обо всей вселенной постоянно свертывается в каждый малый ее участок. И
наоборот, каждый малый участок постоянно развертывается в целое.
Самой удобной аналогией такого движения является голография (Приложение G). Потому
весь подход стал именоваться “голографической парадигмой”. Д.Бом обнаруживает множество
признаков, свидетельствующих о том, что за привычной картиной мира скрыт процесс
свертывания и развертывания. Помимо элементарных частиц, это относится к функционированию
языка, к восприятию музыки, вообще к процессу мышления, к взаимосвязи общества и личности и
т.д.
Как можно было заметить, Концепция в высшей степени близка к этой позиции. Она
поддерживает идею целостности Мироздания, которое обеспечивается на тонкоматериальном
уровне единым Макрокосмосом. “Целостное движение”, лежащее в основе всего проявленного
мира, она связывает с циркуляцией эфиров. Воспроизведение картины мира, действительно,
происходит в результате процесса, родственного голографическому свертыванию и
развертыванию.
Д.Бом предпочитает не говорить о сознании как таковом, а вместо него рассматривает
понятие “значения”, которому придает некую утонченную реальность: “...сущностной чертой
сознания является осознание значения”... и “было бы лучше сосредоточиться на значении, а не на
сознании”. В этом его позиция сближается с В.Налимовым [36-38], который в качестве носителей
значений рассматривает хотя и нульмерные, но материальные объекты - “смыслы”. Д.Бом
постулирует, что “значения способны организоваться в еще более тонкие и исчерпывающие
всеобъемлющие структуры, которые подразумевают, содержат и свертывают друг друга таким
способом, что возможен неограниченный процесс, то есть, одно значение свертывает другое и так
далее”.
В этих формулировках проглядывает то, что в Концепции называется референтной
системой (Глава 15). Она, действительно, связывает между собой тонкоматериальные объекты
разных размерностей, в том числе и нульмерные “смыслы”, реализуя индивидуальный фильтр
(тональ), через который каждое существо взирает на картину мира.
Касаясь фундаментальной проблемы взаимоотношения нас, как конечных существ, с
бесконечным окружением Мироздания, Д.Бом формулирует: “Можно думать о чем угодно
конечном как о подвешенном в некоем более глубоком бесконечном контексте или фоне.
Следовательно, конечное должно окончательно зависеть от бесконечного. И если оно открыто
110
бесконечному, то внутри него может иметь место созидание. Поэтому бесконечное не исключает
конечного, но свертывается внутри него, и включает его в себя и перекрывает его. Каждая
конечная форма несколько двусмысленна, поскольку зависит от своего контекста. Этот контекст
выходит за все пределы, и именно поэтому созидание становится возможным. Вещи никогда не
являются в точности тем, что они означают; всегда остается какая-то двусмысленность”.
Эти слова как нельзя лучше иллюстрируют взаимоотношения обитателей
тонкоматериальных микрокосмосов между собой, с одной стороны, и с Абсолютом, с другой.
Предустановленная гармония (конечный контекст) обеспечивает им единство восприятия природы
со всеми ее законами. А управляющие воздействия со стороны бесконечного и неисчерпаемого
Абсолюта (бесконечный контекст) стимулируют процесс созидания, то есть, становления и
Творения. Поскольку каждый микрокосмос воспринимает Абсолют неполно, а только в своем
аспекте, постольку “всегда остается какая-то двусмысленность”. Это и есть свобода сотворенных
существ, которая преодолевается только на уровне Макрокосмоса, так как тот полностью един с
сознанием Абсолюта (Глава 8).
С точки зрения Концепции ясно, что творение на любой его стадии оказывается конечным.
Это касается Макрокосмоса, и тем более микрокосмосов, являющихся его неотъемлемыми
составными частями. Поэтому применительно к ним сомнения во всеобщем единстве Творения
просто не возникают. Однако чуть раньше в этой главе было показано, что для существ,
обитающих в микрокосмосах, бесконечное пространство является обязательным условием
воспроизведения картины их мира. И вот в этом вторичном пространстве физические тела существ
очевидным образом изолированы друг от друга. Поэтому тягостное чувство затерянности и
изоляции им невозможно преодолеть без осознания своих тонкоматериальных тел.
Тем более, не стоит, как это обычно делается, приписывать все уровни организации
вселенной именно вторичному космическому пространству. Это относится, во-первых, к
“бесконечному контексту”. Его бесконечность должна соотноситься никак не с бесконечностью
трехмерного космоса, а с неисчерпаемостью, неограниченностью и произвольностью состояний
самого Абсолюта, который пребывает вне времени и пространства. “Скрытый или свернутый
порядок” также лучше поместить вне трехмерного космоса, так как тот сам является результатом
голографического воспроизведения. В Концепции предполагается, что наш трехмерный мир есть
результат развертывания “информации”, запечатленной в картине мира двумерных существ.
Именно там располагается “свернутый порядок” нашего мира. А наш мир является “свернутым
порядком” для четырехмерных существ.

18.5. Шкала времен


Как видим, в популярной “голографической парадигме” больше всего эксплуатируется то
свойство голограмм, что информация об экспонированных объектах равномерно распределена по
всей площади голограммы. Поэтому даже по ее кусочку можно воспроизвести всю картину, хотя и
с потерей четкости. Это послужило источником плодотворных идей о свертывании информации в
малые объемы и развертывании ее во все пространство.
Достаточно детализированная модель микрокосмоса, предложенная в Концепции, дает
возможность использовать еще целый ряд свойств голографического процесса, на которые в
метафизических работах обычно не обращают внимания. Это помогает лучше понять хотя и
привычные, но, тем не менее, загадочные свойства физического мира.
Вначале уточним наши представления о частотах тех вибраций, которые только и делают
возможным голографическое воспроизведение. В Главе 7 и в Приложении E отмечалось, что
каждый новый Макрокосмос принимает тороидальную форму при выполнении обязательного
условия: полость тора должна играть роль волновода для предустановленной гармонии, причем
так, что ее вибрации не затухают.
Отсюда следует условие: собственные частоты колебаний каррасов разных размерностей
должны находиться в целочисленных отношениях друг с другом. Ничего более конкретного в тот
момент сказать было невозможно.
111
Теперь, на основании выводов из Приложения H (полученных с использованием
астрономических данных), выясняется, что:
1. каждый Макрокосмос состоит из K штук каррасов максимальной размерности;
2. каждый такой каррас сам состоит из K штук каррасов размерности на единицу меньшей;
3. коэффициент K близок к 100 тысячам.
Очевидно, эти свойства определяют транзитивный характер подобия каррасов, при котором
коэффициент K имеет единое универсальное значение для иерархии тел всех размерностей. Это
означает, что габариты каррасов соседних размерностей также отличаются в K раз.
Когда говорится о размерности каррасов в составе Макрокосмоса, то нужно иметь в виду
оговорку, сделанную в самом конце Пункта 17.2. Например, каррас называется четырехмерным в
соответствии с размерностью того пространства, в котором обитают существа, населяющие его
позитивные и негативные ядра. Эта “настроенность” на размерность сохраняется при всех
переходах от предыдущего Макрокосмоса к следующему, когда вначале размерность всех ядер
каррасов возрастает на единицу. Но затем позитивное и негативное ядра “опускаются” к исходной
размерности. Размерность же нейтральных ядер всегда совпадает с размерностью Макрокосмоса.
Поэтому в нашем семимерном Макрокосмосе имеется целая иерархия семимерных же тел,
представленных их нейтральными ядрами. Это напоминает то, как наше физическое тело состоит
из трехмерных клеток, а те из трехмерных молекул, а те из трехмерных атомов и так далее...
Итак, тороидальные поверхности страд Макрокосмоса имеют ячеистую структуру,
причем ячейки образуют иерархию по размерам. Каждый следующий размер меньше предыдущего
в K раз.
Наличие иерархии по размерам предполагает также иерархию частот тех вибраций,
которые используются для голографического воспроизведения картины мира в ядрах.
В Приложении E уже была рассмотрена амплитудная модуляция импульсов, когда энергия
спускается по этажам размерности в пространственных кружевах микрокосмоса. Там показано,
что коэффициент дробления импульса равен отношению собственных длин волн для каррасов
соседних размерностей. Теперь выяснилось, что это отношение равно K.

Самые длинные волны распространяются


по Макрокосмосу вдоль его страд. Там длина их
синусоидальной волны равна протяженности
семимерных каррасов (см. рисунок 18.1).
Поэтому все каррасы проживают прохождение
импульса синхронно. Один период прохождения
можно уподобить "пульсу" или “суткам”.
Воспроизведение картины мира сосредоточено в
окрестности максимума импульса, там царит
“день”. Вблизи минимума - “ночь”.
Эту же закономерность следует
распространить на каррасы всех измерений и
размеров. То есть, фрагменты раздробленного
импульса проходит по их телу также синхронно.
Это следует хотя бы их того, что в едином
организме Макрокосмоса не должно быть
омертвелых, безжизненных компонентов. При
Рис.18.1 Внизу схематично изображены 4 этом исходная длинноволновая синусоида
семимерные микрокосмоса с их точками Кетер, является для раздробленного импульса
расположенные друг за другом вдоль страды. огибающей. То есть, чем короче импульсы, тем
Вверху - синусоидальная волна энергии. Все
микрокосмосы проживают прохождение волны больше разнообразие их амплитуд.
синхронно
112
При своем Падении человек погрузился в
средину иерархии многомерных существ. Тем
самым он подпал под влияние присущих им
периодов. И если верно предположение о законе
подобия для микрокосмосов (Приложение H), то
должен существовать универсальный
коэффициент, связывающий между собой
периодические процессы самой разной природы.
Найти его возможно, так как частотная шкала
импульсов должна каким-то образом
просвечивать в нашем мире, по аналогии с тем,
как пространственное распределение вещества во
Вселенной несет на себе отпечаток многомерной
иерархии микрокосмосов. Для этого нужно
установить привязку шкалы частот к достаточно
надежным наблюдаемым периодическим
Рис.18.2 Модуляция волны при ее дроблении. явлениям.
Внизу изображено множество шестимерных
микрокосмосов, из которых как из клеток состоят Сходную проблему изучал в свое время
тела семимерных. Вверху исходная волна энергии. П.Успенский [60]. Он начал с того, что положил
Она играет роль огибающей для череды длительность цикла человеческого дыхания
импульсов, проходящих по телам шестимерных равной 3 секундам (явно заниженное значение).
микрокосмосов
Это составило примерно одну тридцатитысячную
часть от суток (их продолжительность он
приравнял к 90 тысячам секунд).
А сутки составили одну тридцатитысячную часть от 79 лет, которые П.Успенский отождествил с
длительностью человеческой жизни. Так он выявил коэффициент подобия 30000, который
распространил на все виды материи. Он построил шкалу времен, охватывающую масштабы от 1020
миллиардов лет до 10-9 сек, и объекты от Абсолюта (который он полагал неким большим
космосом, наряду с другими космосами) до электрона.
Но в основном он анализировал биологические и физические объекты нашего мира,
которые относил к разным космосам, ориентируясь на степень их совершенства. Введя понятие
“время жизни” для всех структурных уровней, он трактовал коэффициент 30000 в том смысле, что
объекты низшего уровня буквально появляются и исчезают 30 тысяч раз за время одного
мгновения для объекта высшего уровня. Так, он утверждал, что “неживая материя, например,
железо, медь, гранит, обновляется изнутри быстрее, чем наш организм, фактически меняется на
наших глазах. Если вы глянете на камень и закроете глаза, а затем сразу же их откроете, это будет
уже не тот камень, на который вы посмотрели: в нем не останется ни одной молекулы из тех,
которые вы только что видели. Но и тогда вы видели не сами молекулы, а только их следы”.
В противовес этому теперь надежно установлено, что время жизни протона составляет 1031
лет. Поэтому молекулы никакого гранита не могут родиться и умереть 30 тысяч раз за наше
мгновение. Но в подходе П.Успенского есть важные черты, которые следует сохранить, применяя
их не к физическим, а к тонкоматериальным объектам.
Концепция предлагает другой взгляд на природу космосов. А потому шкала времен и ее
привязка к конкретным процессам строятся иначе.
В качестве начального приближения будем исходить из того, что искомый коэффициент
должен быть близок к уже выявленному значению 100 тысяч или 105. С его помощью постараемся
хотя бы примерно определить набор необходимых частот.
В качестве первой опорной точки возьмем период в 1 секунду, так как он очень близок к
среднему периоду сердцебиения человека. Биологами установлено, что не длительность дыхания,
а именно период сердцебиения является характерной величиной, определяющей

113
продолжительность жизни млекопитающих. Так, в статье А.Минеева “От мыши до слона”,
сказано, что жизненный ресурс сердца млекопитающего составляет порядка 1 миллиарда ударов...
Например, сердце мыши совершает 600 ударов в минуту и живет она около 3 лет. У слона
соответственно - 30 ударов в минуту и 60 лет жизни. Долгое время человек также вписывался в
эту закономерность. При частоте пульса в 60 ударов в минуту он жил примерно 30 лет (миллиард
секунд). Но за последние десятилетия, благодаря медицине и более здоровому укладу, он
преодолел это ограничение.
Если придерживаться идеологии “антропного принципа”, к которому в последние
десятилетия космологи относятся очень серьезно, то период сердцебиения также следует считать
фундаментальной константой. Но не потому, что Вселенная созвучна нашему ритму, а потому что
мы настроились на существующую и вполне фундаментальную частоту в Мироздании. Гностики
уверены, что этот мир возник только для поддержки падших людей. Поэтому не удивительно, что
они захватили самый фундаментальный диапазон частот.
Вторая опорная точка должна быть близка к 100 тысячам секунд. Это, очевидно сутки
(86400 секунд), то есть период вращения Земли вокруг своей оси. Важность этого периода не
вызывает сомнений, так как ему подчиняется все живое.
100 тысяч суток составляет примерно 274 года. Оставим это значение пока без
комментариев.
Следующий период должен быть в 100 тысяч раз длиннее и составлять 27 миллионов лет.
Как ни удивительно, такой процесс обнаружился. Примерно с такой периодичностью происходят
очень важные и весьма печальные события. Как следует из Главы 19, раз в 25,9 миллионов лет на
Земле происходят крупные и необъяснимые вымирания флоры и/или фауны. Раньше их степень
иногда достигала 60-70% от всего живого. Палеонтологи изучают разрезы земной поверхности и
видят там слоистую структуру, напоминающую годовые кольца у деревьев. Границы слоев часто
совпадают с моментами вымираний.
На основе этих данных в Приложении J проведено корректное определение величины
коэффициента K, а также найден калибрующий множитель t0, который задает привязку шкалы
частот к принятым единицам измерения времени. Он-то как раз и оказался равен уточненному
значению периода сердцебиения человека.
Итак,
K = 97260 = 104.998;
t0 = 0.888 сек.
Поразительна близость этого значения K к тому, что было найдено в Приложении H!
А фундаментальный период в 0,888 сек настолько близок к 1 сек, что на практике их
расхождение никто никогда не замечал. Тем более что сердце человека чутко реагирует на
малейшие вариации его эмоционального и физического состояния.
Так как длина суток считалась опорной величиной, то выражение t0K1 равно в точности
86400 сек.
Следующий, уточненный период t0K2 оказался равным 266,3 года. Как уже отмечалось в
Пункте 11.7, очень близкое значение в 260 лет называл Пифагор в качестве интервала повторных
воплощений на Земле. Значит, именно с таким периодом в тонкоматериальном мире следует
череда волн энергии, к которым мы привязываемся во время рождения с целью замыкания страд
своего микрокосмоса.
Последний из выявленных периодов, t0K3, - “палеонтологический” - период вымираний.
Однако для самих многомерных существ этот период никак не связан с вопросом их жизни
и смерти. Ведь они вечны. Может меняться только их внешний облик, о чем судить нам
невозможно, так как нам для наблюдений доступен только их “трехмерный скелет”.

114
В Приложении J иерархия выявленных периодов сопоставлена с иерархией многомерных
пространств. А в следующем разделе показано, какую роль эти периоды играют в процессе
голографического воспроизведения картины мира.

18.6. Почему все движется по инерции,


а электроны вращаются
Можно было бы анализировать разные варианты того, как светящийся кокон человека
считывает “информацию” с двумерного мира. Но благодаря ярким описаниям, данным
К.Кастанедой [25], многие неопределенности этого процесса оказались снятыми. Обратимся к
этим описаниям, но не упустим из вида, что в данном случае они дают картину
тонкоматериальных объектов, являющихся составными частями микрокосмоса человека.
Как уже отмечалось в Главе 10, видящие из традиции тольтеков называют
тонкоматериальные сущности “неорганическими существами”, понимая под этим то, что у них нет
физического тела. Они бывают двух видов: подвижные и неподвижные. Последние описываются в
виде “пустотелых палочек”, связанных вместе, наподобие клеток нашего тела, образующих
громадное хитросплетение, которое древние маги называли “лабиринтом светотени”. Обратим
внимание, насколько это похоже на устройство страд с их цилиндрическими каналами и
разбивкой на микрокосмосы меньших размерностей.
Неорганические существа обладают сознанием, но оно действует чрезвычайно медленно по
сравнению с нашим. Чтобы наладить с ними контакт, требуются годы. Это означает, что их
размерность больше трех, иначе их время текло бы либо в том же темпе, что у нас, либо скорее.
Когда К.Кастанеда оказался сам в состоянии наблюдать эти существа, то со стороны они
представились ему в виде исполинской губки. Ее поверхность выглядела твердой и волокнистой.
Причем она была совершенно неподвижной. Внутри этой губчатой конструкции во всех
направлениях расходились бесчисленные тоннели всевозможных очертаний. Они шли вверх, вниз,
налево и направо, образуя между собой всевозможные углы. Тоннели выглядели оживленными и
сознательными; они "кипели". Состояли они из эманаций.
Некий Голос, свойственный тонкоматериальным существам, объяснил К.Кастанеде, что тот
находится внутри неорганического существа. К.Кастанеда заметил на стенках туннелей
небольшие, медленно перемещающиеся выпуклости. Это оказались так называемые “теневые
существа”. Как выяснилось, они ползают по стенкам туннелей, наподобие улиток, заряжаясь
энергией и при этом субъективно переживая бытие в разнообразных мирах.
В другом месте, в связи с понятием “колеса времени”, К.Кастанеда тоже говорит о туннеле
с огромным числом зеркальных борозд. С энергетической точки зрения жизнь людей сводится к
тому, что они в виде капли энергии ползут вдоль какой-то избранной зеркальной борозды. Делать
так их принуждает “сила жизни”, тогда как в принципе людям доступно освобождение из этой
ловушки, от этой зачаровывающей силы взгляда в одну борозду.
Из контекста учения тольтеков следует, что эти ползущие “улитки” являются точками
сборки. Ведь именно с ними дон Хуан отождествляет самую суть человеческих существ, да и всех
остальных тоже. Разница между подвижными неорганическими существами и людьми видится
только в размерах их туннелей. Если у первых они хотя и широкие, но все же измеримые, то у
людей туннель колеса времени “бесконечно широк”. Однако его все же можно повернуть
магическими средствами. Впрочем, всякий раз, когда речь заходит о размерах тонкоматериальных
объектов, делается оговорка, что наши меры там в принципе неприменимы. Ясно одно, что нашей
динамичной жизни в проявленных мирах соответствует весьма малоподвижное существование в
мире эманаций.
Итак, можно принять в качестве модели, что наша точка сборки для голографического
воспроизведения использует внутреннюю сторону какого-либо энергетического канала,

115
входящего в состав страды в районе ствола микрокосмоса. Эти каналы имеют цилиндрическую
форму и сегментарное устройство. Кроме того, стенки каналов сами, как из клеток, состоят из
каррасов меньшей размерности и, одновременно, меньшей величины.
Как уже было выяснено, в трехмерных каррасах формируются нуклоны (Приложение H).
Значит, их туннели слишком узки для нас. Тогда ближайшими подходящими оказываются каналы
четырехмерных и пятимерных каррасов.
Первые имеют размеры, не очень сильно
превышающие наши, а вторые просто громадны.
В любом случае, точку сборки “интересуют” в
каналах те места, где генерируется картина
двумерного мира. Что это за места?
Если картину трехмерного мира
порождают совместные вибрации одномерных и
двумерных волокон в коконе (Приложение F), то
двумерные объекты возникают при вибрациях
исключительно одномерных волокон. Для этого
даже не нужен кокон, достаточно окрестности
точки Кетер, имеющейся у каждого карраса (см.,
например, рисунок 15.1). Ведь там сходятся
Рис.18.3 Точка сборки: точка ветвления - воедино все его одномерные волокна, и через эту
V, предметный - S и опорный - T пучки зону прокачивается вся энергия карраса.
волокон, источник "двумерной"
информации – P Наша точка сборки представляет собой
небольшую петлю двумерных эманаций, из
которой выходит обширный пучок одномерных
волокон, также замкнутых в петлю, образующих
тело внимания (см. рисунок 18.3. и Главу 13).
Точка сборки “не видит” многомерные
участки микрокосмоса, они для нее прозрачны.
Поэтому можно сказать, что из всей его сложной
конструкции для нее заметны только
вибрирующие окрестности точек Кетер. Поэтому
только их и будем рассматривать, пренебрегая
всей сложностью устройства каррасов. На
рисунке 18.4 представлена примерная картина, с
которой взаимодействует точка сборки, когда она
улиткой ползет по стене туннеля. Пред ней
расстилается ковер из множества звездообразных
объектов, у которых из центральных точек
исходят сонмы вибрирующих нитей. В принципе,
существует целая иерархия таких звезд. Но в
Рис.18.4 Что "видит" точка сборки данном случае имеют значение только
человека окрестности точек Кетер трехмерных и
двумерных каррасов.
Не забудем, что вселенная двумерных объектов является самым нижним этажом
Мироздания. Трехмерные существа используют ее картину мира для построения своего
окружения. Причем, они начали это делать издавна, задолго до появления человека в трехмерном
пространстве. Их коконы или ядра весьма малы, каждое ядро использует для считывания ствол
собственного микрокосмоса. По сравнению с ними человеческая точка сборки настоящий гигант-
переросток. В поле ее зрения одновременно попадает их огромное количество.
Каррасы любой размерности неизменно выстраиваются в тороидальные структуры, внутри
которых действует “предустановленная гармония”. Ее вибрации приводят во взаимное
116
соответствие картины мира всех существ, обитающих в этих каррасах. Таким образом,
складывается некий общий упорядоченный фон существования (тональ времен). Каждое существо
не только прочитывает этот фон для построения картины своего мира, но и вносит в него
информацию о том, где оно само расположено в рамках этой картины и как оно выглядит.
Получаетс