Вы находитесь на странице: 1из 256

Министерство образования

и науки Российской Федерации


Федеральное государственное бюджетное
образовательное учреждение высшего образования
«Российский экономический университет
имени Г.В. Плеханова»
(ФГБОУ ВО «РЭУ им. Г.В. Плеханова»)

ОРИЕНТИРЫ РАЗВИТИЯ
РОССИЙСКОЙ ЭКОНОМИКИ

Коллективная монография

Под редакцией Е.В. Устюжаниной, М.В. Дубовик

КНОРУС
Москва
2018
УДК 336.7
ББК 65.262.1
О-38

Рецензенты:
В.А. Плотников, профессор кафедры общей экономической тео-
рии и истории экономической мысли Санкт-Петербургского
государственного экономического университета, д-р экон.
наук, проф.
Ю.В. Вертакова, заведующий кафедрой региональной экономики
и менеджмента Юго-Западного государственного универси-
тета, д-р экон. наук, проф.

О-38 Ориентиры развития российской экономики: коллектив-


ная монография / кол. авторов ; под ред. Е.В. Устюжаниной,
М.В. Дубовик. — Москва : КНОРУС, 2018. — 256 с.

ISBN 978-5-4365-2440-5

Монография подготовлена при поддержке внутреннего гранта


ФГБОУ ВО «Российский экономический университет имени Г.В. Плеха-
нова на тему «Ориентиры развития российской экономики»
В коллективной монографии нашли отражение возможные вари-
анты развития российской экономики в ближайшей перспективе, предла-
гаются альтернативные варианты решения актуальных проблем хозяйст-
вования на микро-, мезо- и макроуровнях в условиях внутренних вызовов
и внешнего санкционного давления. В монографии авторы используют
широкий статистический материал и методы конкретных практических
ситуаций.
Монография адресована всем неравнодушным к будущему
развитию России, научным работникам, преподавателям, специалистам,
работающим в области экономической теории, а также студентам
и аспирантам, изучающим углубленно экономическую теорию.

УДК 336.7
ББК 65.262.1

© Коллектив авторов, 2018


ISBN 978-5-4365-2440-5 © ООО «Издательство «КноРус», 2018
Оглавление
Вступительное слово .......................................................................................4
Глава 1. Социально-экономические условия реализации новой
траектории развития России..........................................................................6
1.1. Госсектор – стратегический ресурс экономики ....................................6
1.2. Анализ прогноза социально-экономического развития Российской
Федерации на 2018 год и на плановый период 2019 и 2020 годов ....27
1.3. Международная рейтинговая оценка места и роли России
в новой реальности ................................................................................50
Глава 2. Векторы социального развития России .....................................60
2.1. Стратегия модернизации социальной сферы:
мировые тенденции и российская практика ........................................60
2.2. Внутренние противоречия развития высшего образования
в России...................................................................................................77
2.3. Стратегия развития пенсионного страхования в России ....................88
2.4. Опасности цифровой экономики ........................................................105
2.5. Й. Шумпетер и созидательное разрушение в 21 веке .......................115
Глава 3. Стратегия национальной безопасности России:
национальные, региональные и отраслевые аспекты ..........................122
3.1. Роль промышленной политика как в реализации
Стратегии национальной безопасности России ................................122
3.2. К вопросу о технологической безопасности России
в современных условиях: вызовы и пути обеспечения ....................146
3.3. Экологическая безопасность и ресурсосбереженеие ........................166
3.4. Исследование факторов экономической безопасности региона
(на примере Калужской области) .......................................................173
3.5. Конкурентоспособность агломерации
как условие ее экономической безопасности ....................................192
Глава 4. Трансформация форм хозяйствования на микро-
и мезоуровне ..................................................................................................201
4.1. Межорганизационные сети как стратегический выбор
предприятий в современных условиях...............................................201
4.2. Трансформация малых форм хозяйствования
в аграрной экономике РФ в современных условиях .........................214
4.3. Тенденции развития форм хозяйствования в аграрной отрасли......228
Сведения об авторах ....................................................................................239
Список литературы .....................................................................................241

3
Вступительное слово

Предлагаемая монография представляет результаты научных ис-


следований, проводимых коллективом кафедры экономической теории
«Российского экономического университета имени Г.В. Плеханова» и
сотрудничающих с нею известных ученых.
В первом разделе монографии предпринята попытка заглянуть в
ближайшее будущее и начертить контуры развития российской эконо-
мики на краткосрочную перспективу. Предложен анализ правительст-
венного прогноза социально-экономического развития России на пери-
од 2018–2019гг. с учетом санкционного воздействия и геополитиче-
ских катаклизмов. Особое внимание уделено влиянию государствен-
ных корпораций на динамическое развитие экономики. Обоснованы
конкурентные преимущества России, позволяющие ей занять достой-
ное место в глобальной экономике в условиях новой нормальности.
Во втором разделе обсуждаются направления социального раз-
вития России. Исследуются вопросы модернизации социальной сферы.
Сделаны акценты на объективных противоречиях в системе как зару-
бежного, так и российского образования. Сформулированы возможные
угрозы и опасности для человека, связанные с цифровизацией. Выяв-
лены негативные стороны и предложены рекомендации по развитию и
совершенствованию системы пенсионного страхования в России.
В третьем разделе рассматриваются проблемы реализации Стра-
тегии национальной безопасности России. Показана роль промышлен-
ной политики в национальной безопасности России. Особое внимание
уделено технологическому и экологическому аспектам безопасности.
Практическая часть представлена исследованием факторов региональ-
ной безопасности одного из регионов России.
Четвертый раздел посвящен взаимодействию между фирмами, в
частности, формированию сетевых структур кооперации. Отдельно
акцентировано внимание на преобразованиях малых форм хозяйство-
вания в аграрном секторе.
Авторские позиции, представленные в монографии, могут быть
спорными. Но они охватывают широкий круг вопросов, актуальных
для современной экономики России.
Монографию адресуем уважаемым коллегам и всем заинтересо-
ванным читателям.

4
Авторский коллектив:
Дементьев В Е., д.э.н., проф., чл.-корр. РАН,(1.1.), Устюжанина
Е.В.,д.э.н.,(1.2), Журавлева Г.П., д.э.н., проф. (1.3), Кузнецова О.Д.,
д.э.н., проф., (2.1.),Чередниченко Л.Г., д.э.н., проф.,(3.1.), Коротков
А.В.,д.э.н.,проф.,(3.3), Дубовик М.В., д.э.н.,(3.1.), Селезнев А.З., д.э.н.,
проф.,(3.1.), Финогенова Ю.Ю., д.э.н.,(2.3), Бурцева Т. А., д.э.н., (3.4),
Евсюков С.Г., к.э.н, ,(1.2), Ермолаев С.А., к.э.н.,(1.2,3.1.), Комарова И.
П., к.э.н. ,(1.2), Максимова Т.П., к.э.н., ,(1.2, 4.2.), Новикова Е.С.,к.э.н.,
,(1.2), Сигарев А.В., к.э.н. ,(1.2), Горяинова Л.. к.э.н.,(2.1.), Савинова М.
В., к.э.н.,(2.2), Зайцева Е. В.,к.э.н., (2.4), Антипина Е.В., ст.препод,(2.4),
Тихонова О.Б , к.э.н.,(3.2), Вершинина А.А., к.э.н., (3.3.), Скрыль Т.В.,
к.э.н., (3.5), Бондаренко Н.Е.,к.э.н., (4.1), Казаринова Е. Б., к.э.н., (4.3)

5
Глава 1. Социально-экономические
условия реализации новой траектории
развития России
1.1. Госсектор – стратегический ресурс экономики
Введение
После прошедших во многих странах приватизационных компа-
ний и многочисленных публикаций о преимуществах частных пред-
приятий сохраняющийся научный интерес к государственным корпо-
рациям1 может вызывать удивление. Однако государственный сектор в
той или иной мере сохраняется даже в развитых странах.
На фоне кризисных явлений в экономике нередки случаи, когда
акции терпящих бедствие предприятий переходят в руки государства.
Укрепление государственного сектора предстает средством приспо-
собления к глобализации рынков, технологическим вызовам. «Moreo-
ver, SOE participation in international trade and investment has grown sig-
nificantly. While SOEs were once principally engaged in providing basic
infrastructure or other public services within their domestic markets, SOEs
are increasingly becoming important actors outside their territories» (OECD,
2015, p. 11-12).
В сохраняющемся интересе к исследованию контролируемых го-
сударством предприятий большую роль играют достижения, а точнее
экспансия китайских компаний. Еще в 2008 году ни одна из них не
входила в первую десятку Fortune Global 500. В 2015 году 3 госкомпа-
нии Китая (Sinopec Group, China National Petroleum, State Grid) зани-
мают 2, 4 и 7 места среди самых доходных компаний мира, а 4 компа-
нии Китая (Industrial & Commer Bank of China, China Construction Bank,
Agricultural Bank of China, Bank of China) среди наиболее прибыльных
компаний (1, 3, 5 и 6 места).
Государство имеет разные средства воздействия на распределе-
ние ресурсов и доходов от их использования. Контролируемые госу-
дарством компании – лишь одно из таких средств. В этой связи важно
выяснение обстоятельств, побуждающих к тому, чтобы не ограничи-
ваться другими средствами, а прибегать к созданию государственных
корпораций.

1
Термины «государственные корпорации», «государственные компании», «государственные
предприятия» употребляются в главе, если не оговаривается иное, как синонимы производя-
щих товары/услуги организаций, тем или иным образом контролируемых государством.

6
Задача рациональной дозировки государственного предпринима-
тельства имеет особую актуальность для России. В ее социально-
экономическом развитии наблюдается склонность к радикализации и
дирижизма, и либерализма. В этой связи велик риск «прихватывания»
лишнего в ходе как приватизации, так и национализации ресурсов.
Отсутствие здесь четких ориентиров приводит к тому, что в си-
туации бюджетного дефицита, возникшей при падении цен на экспор-
тируемые Россией энергоресурсы, наблюдается принципиальное рас-
хождение мнений в отношении госкомпаний. Одно мнение – попол-
нить госбюджет за счет продажи части госактивов. Другое – падение
цен на эти активы – не подходящее время для их продажи, особенно с
учетом стабилизирующей роли госсектора экономики.
Долговременные последствия для экономического развития –
ключевой вопрос исследования госсектора экономики, включая государ-
ственные корпорации. Как отмечается в OECD Guidelines on Corporate
Governance of State-Owned Enterprises «Many economies have large SOE
sectors, and experience shows that the state-owned sector may either promote
or hamper economic and social development depending on whether it operates
according to commonly agreed good practices» (OECD, 2015, p. 8).
Какова мера непосредственного вовлечения государства в кор-
поративный капитал (помимо естественных монополий), при которой
это вовлечение обеспечивает динамизм экономической системе? В гла-
ве обосновывается, что этот вопрос не имеет универсального ответа.
Наблюдаемое на практике чередование волн приватизации и национа-
лизации в экономическом развитии (Chua, 1995) рассматривается в
связи с циклическими закономерностями технологического обновле-
ния экономики (длинные, кондратьевские волны). Кроме того, акцен-
тируется внимание на том, что соотношение между государственной и
частной собственностью способно существенно повлиять на распреде-
ление доходов в обществе (Chang, Hevia, Loayza, 2015), а через это
распределение и на экономическое развитие.
Государственные корпорации и динамические способности
экономики
Хрестоматийный характер в обосновании необходимости госу-
дарственного предпринимательства приобрели ссылки на обстоятель-
ства, что не вписываются в условия первой теоремы благосостояния2.

2
Первая теорема благосостояния утверждает, что в состоянии общего равновесия размеще-
ние экономических ресурсов Парето-оптимально и невозможно увеличить благосостояние
хотя бы одного из участников без уменьшения благосостояния других. При этом неявно
предполагается защищенность прав собственности и контрактных прав.

7
Это наличие внешних эффектов (экстерналий), общественных благ,
препятствий для конкуренции в виде концентрации рыночной власти.
Тем не менее, некоторые традиционные аргументы в пользу участия
государства в корпоративном капитале теряют свою убедительность не
только из-за «провалов» самого государства.
Как следует из институциональной теории (теорема Коуза), чем ниже
в экономике трансакционные издержки, тем выше способности самого
рынка справиться с внешними эффектами (экстерналиями) без непосредст-
венного вмешательства государства в процесс распределения ресурсов.
В соответствии с теоремой Сэппингтона–Стиглица (Sappington-
Stiglitz theorem) сложности и с производством общественных благ, и с
естественными монополиями (возрастающая эффективность масшта-
бов производства) могут, в принципе, преодолеваться с помощью кон-
курсного (аукцион) размещения заказа на производство необходимого
обществу количества благ среди частных производителей. В условиях
симметрии информации, нейтральности агентов к риску и совершенст-
ве конкуренции частных агентов можно рассчитывать на выполнение
заказа при минимальных издержках и ценах (Sappington, Stiglitz, 1987).
Однако на практике эти условия не выполняются. Поэтому Д.
Сэппингтон и Дж. Стиглиц анализируют оправданность прямого при-
сутствия государства в сфере производства товаров и услуг, ориенти-
руясь на реальную ситуацию, в которой свои слабости и достоинства
обнаруживают варианты и государственного, и частного производства.
При таком анализе выясняется, что характер собственности способен
влиять на эффективность экономики.
При неполной информированности заказчика выполнение заказа
как государственным, так и частным предприятием предполагает мо-
ниторинг их деятельности, внесение корректировок в заказ, в условия
его выполнения. В этих условиях Д. Сэппингтон и Дж. Стиглиц обра-
щают внимание на различия между государственными и частными
предприятиями с точки зрения трансакционных издержек взаимодей-
ствия с ними государства.
Частный статус предприятия существенно ограничивает доступ к
его внутренней (частной) информации, увеличивает издержки государ-
ства по поиску информации, агентские издержки. Государственный
статус предприятия обычно облегчает вмешательство правительства в
его деятельность по сравнению с вмешательством в деятельность част-
ного предприятия. Выбор между государственным или частным харак-
тером собственности требует учета ожидаемых результатов и затрат
такого вмешательства и вероятности того, что оно потребуется.

8
Асимметрия информации создает возможности для оппортуни-
стического поведения менеджеров при любом типе собственности. Чем
больше вероятные потери государства при использовании его ресурсов
предприятием, тем менее привлекательным оказывается предоставле-
ние таких ресурсов частному предприятию ввиду усложнения проце-
дур противодействия этим потерям. Наличие в экономике страны зна-
чительной по объему добычи сосредоточенных на ее территории при-
родных ресурсов – фактор, повышающий роль государственных пред-
приятий (Полтерович, 2012, с. 9).
Вмешательство государства в использование экономических ре-
сурсов может быть вызвано потребностью быстрой адаптации к не-
предвиденным обстоятельствам. Когда скорость адаптации крайне
важна, предпочтительней государственная собственность (Sappington,
Stiglitz, 1987, с. 23).
Конечно, при облегченном вмешательстве возникает риск зло-
употребления им к ущербу для эффективности. У менеджеров государ-
ственных предприятий может быть недостаточно стимулов к сниже-
нию затрат, зная, что правительство, вероятно, возместит перерасходы
(Laffont, Tirole, 1991).
Вопрос о распределении рисков актуален и при заказах государ-
ства частным предприятиям. Если риск перекладывается на частника,
победителем аукциона может оказаться производитель не с наимень-
шими ожидаемыми затратами, а с наибольшей склонностью к риску. С
другой стороны, когда правительство берет риск на себя, и у частного
производителя снижаются стимулы для экономии ресурсов.
Современные исследователи обращают внимание на условность
разграничения типов собственности, если и государственные, и част-
ные предприятия подвержены активному государственному регулиро-
ванию (Musacchio, Lazzarini, 2012, 2014). В такой ситуации у частных
компаний возникает стремление повлиять на регулирующие инстан-
ции, на распределение государственных заказов. Как следствие, пре-
тензии к госкорпорациям, связанные с лоббизмом, во многом могут
быть предъявлены и к частному бизнесу. В период засилья в России
олигархов (семибанкирщина) все они представляли частный, а не госу-
дарственный бизнес.
Совместная работа Д. Сэппингтона и Дж. Стиглица фактически
разворачивает анализ типов собственности от традиционных статиче-
ских критериев эффективности (эффективность по Парето) к динами-
ческой эффективности. В трактовке Де Сото (De Soto, 2009), динами-
ческая эффективность – способность экономической системы стиму-

9
лировать предпринимательское творчество и координацию. С этой
точки зрения, не все провалы рынка являются таковыми, если, как мо-
нополии, побуждают предпринимателей к нововведениям.
Выявлению условий динамической эффективности экономиче-
ских систем разного уровня отвечает изучение их под углом зрения
«динамических способностей» (dynamic capabilities), хотя до сих пор
преобладает микроэкономический анализ таких способностей. По оп-
ределению Д. Тиса, динамические способности – это «потенциал в ин-
тегрировании, создании и реконфигурации внутренних и внешних
компетенций для соответствия быстро изменяющейся среде» (Теесе,
2009, р. 3-4).
Государственные корпорации имеют потенциал как подавления,
так и поддержки частнопредпринимательской инициативы. В своем
вкладе в динамическую эффективность экономики госкорпорации яв-
ляются заложниками качества государственного управления, способ-
ности государства преодолеть конфликт интересов, когда оно выступа-
ет одновременно и как собственник госкорпораций, и как их регулятор.
От государственного управления зависит, какой из указанных потен-
циалов реализуется. Государство призвано предотвращать неоправдан-
ную экспансию госкорпораций. Оно может использовать эти корпора-
ции в качестве институтов развития, инструментов государственной
экономической политики.
Как указывает В.М. Полтерович, при квалифицированных
управляющих госпредприятие обладает большим плановым горизон-
том и имеет доступ к долгосрочным кредитам, это дает ему возмож-
ность инициировать совместные с частными фирмами проекты, кото-
рые частный сектор «в одиночку» не мог бы реализовать. Госпред-
приятие может служить площадкой для внедрения более эффективных
технологий и методов хозяйствования, квалифицированным инициато-
ром и координатором широкомасштабных проектов модернизации от-
раслей, выполняемых на основе кооперации государственных и част-
ных компаний (Полтерович, 2012, с. 36).
Эмпирические исследования дают неоднозначные оценки эф-
фективности госкорпораций. Хотя преобладают отрицательные оценки
(Villalonga, 2000), важно что существуют прецеденты (Сингапур), сви-
детельствующие о возможности эффективного функционирования гос-
сектора при надлежащем качестве государственного управления.
Оценка деятельности госкорпораций как институтов развития
предполагает отход от традиционных критериев эффективности. Си-
туации, когда в традиционных оценках эффективности госкорпорации

10
уступают частным компаниям, – недостаточное основание для немед-
ленного вывода о вредности прямого присутствия государства в сфере
производства товаров и услуг. Скорее это повод для анализа, в какой
мере частные компании обязаны своими успехами госкорпорациям,
включая контролируемые государством банки.
Так государственный контроль компании «Газпром» сказался на
рисках инвестиций отечественных компаний в высокотехнологичное
производство труб большого диаметра. Не очевидно, случилось бы
преображение российской трубной промышленности, если бы «Газ-
пром» контролировали частные инвесторы.
Следует, однако, учитывать, что «достижения» сотрудничающих
с госкорпорациями частных компаний могут быть результатом оппор-
тунистического поведения государственных менеджеров.
В эмпирических исследованиях наблюдается зауженный (ло-
кальный) подход к оценке динамической эффективности типов собст-
венности (см., например, Okten, Arin, 2006). Он сводится к сопоставле-
нию развития одних и тех же предприятий до и после приватизации.
Однако если обнаруживаются последовавшие за приватизацией рост
производительности труда, снижение издержек производства, говорить
о динамической эффективности еще рано. Важно отслеживать, как при
этом развивается ситуация для других участников экономики. Напри-
мер, встраивание приватизированного производителя в зарубежные
производственные цепочки может обернуться разрушением коопера-
ции внутри национальной экономики. Случаи снижения инвестицион-
ной активности фирм после приватизации (Straska, Waller, 2012) ука-
зывают на то, что даже при зауженной трактовке динамической эффек-
тивности преимущество частной собственности относительно государ-
ственной не является бесспорным.
Локальной трактовке динамической эффективности отвечает ис-
следование связи между характером собственности и инновационной
активностью компаний. В (Francis, Smith, 1995) показано, что фирмы с
концентрированной собственностью превосходят фирмы с низкой ее
концентрацией по интенсивности патентования, по долгосрочным ин-
вестициям.
Эти результаты отвечают представлениям о том, что при нали-
чии контролирующего акционера улучшается качество контрактов с
менеджерами, повышается эффективность мониторинга их инноваци-
онной деятельности. Государственная собственность обеспечивает на-
личие такого контролирующего акционера, хотя и с более слабыми
мотивациями по сравнению с частным контролирующим акционером,

11
рискующим не только карьерой, а и собственными средствами. Из
(Aghion, Van Reenen, Zingales, 2013) можно сделать вывод о том, дис-
циплинирующее воздействие на менеджмент корпораций достижимо и
тогда, когда контроль акционеров выполняют их доверенные лица
(управляющие институциональных инвесторов).
Государственные корпорации и структурные сдвиги в эко-
номике
В соответствии со второй фундаментальной теоремой благосос-
тояния, если нет возрастающей отдачи от масштабов производства, то
любое эффективное по Парето состояние реализуемо как конкурентное
равновесие, но только при соответствующем распределении начальных
запасов ресурсов.
Технологическое развитие предполагает периодические струк-
турные сдвиги в экономике. Особенно масштабные сдвиги, связанные
с распространением новых технологий широкого применения, форми-
руют длинные волны экономического развития (Perez, 2002; Hirooka,
2006). Поэтому динамическая эффективность, особенно в долгосроч-
ном плане, сопряжена со сменой эффективных по Парето состояний, с
перераспределением ресурсов. При соперничестве стран за технологи-
ческую ренту большое, а то и решающее значение приобретают темпы
структурной перестройки, скорость ресурсного маневра.
Перераспределению ресурсов служат разные механизмы: учреж-
дение и ликвидация компаний, реинвестирование прибыли, эмиссия
ценных бумаг, кредиты, субсидии и т.д. Интенсивности их использова-
ния зависят от состояния корпоративной системы, степени ее нацелен-
ности на долгосрочные результаты, от уровня развития и состояния фи-
нансовой системы (фондовый рынок и банковская система), от специфи-
ческих условий, складывающихся на отдельных фазах длинной волны.
Даже в развитых странах начальный период подъема длинной
волны осложняется высокими рисками вложений в новые отрасли. Как
следствие, затруднено их развитие на основе эмиссионного финанси-
рования и кредитов. Ситуацию осложняет то, что широкое использова-
ние новых продуктов и технологий может требовать соответствующей
инфраструктуры. Так формирование массового спроса на электромо-
били предполагает создание разветвленной сети станций их подзаряд-
ки. Возникает замкнутый круг, поскольку инвестиции в инфраструкту-
ру остаются высокорискованными, пока мал спрос на услуги такой ин-
фраструктуры. Подобные явления наблюдаются при формировании
новых отраслей, рынок продукции которых обладает сетевыми эффек-
тами (с критической массой покупателей). Особенно не расположен

12
частный бизнес к инвестициям в инфраструктурные проекты с дли-
тельным сроком окупаемости. Государственные инфраструктурные
компании, даже если это не естественные монополии, способны уско-
рить формирование новых отраслей, после может решаться вопрос о
приватизации таких компаний.
В менее развитых странах рискованными являются инвестиции в
модернизацию старых отраслей, испытывающих давление со стороны
более эффективных зарубежных конкурентов. Однако первичный
спрос на технологии новой длинной волны во многом формируют уже
существующие отрасли. Прямое, пусть и временное, государственное
участие в модернизации этих отраслей способствует структурным
сдвигам в экономике в направлении отраслей новой длинной волны.
Даже в индустриальных странах смена длинных волн – это время
кризисов и тяжелых испытаний для предприятий, основывающихся на
технологиях уходящей длинной волны. Временная национализация
таких предприятий для модернизации и последующей приватизации –
практикуемый вариант экономической политики. Так правительством
Маргарет Тэтчер была проведена реструктуризация сталелитейной
корпорации British Steel, возвращенной в частный сектор в 1988 году.
На долю государственных предприятий выпадает многогранная
роль в обеспечении динамической эффективности экономики в перио-
ды повышенной турбулентности социально-экономических процессов.
Снижающее эту турбулентность участие государства в корпоративном
капитале важно для активного участия частного бизнеса в технологи-
ческой революции. Одна из задач государственных предприятий – де-
монстрация возможностей новых технологий.
Ставка на приватизацию в начальный период технологической
революции чревата угнетением частной инновационной инициативы.
Речь идет о создании благоприятных условий для этой инициативы
через вовлечение государства в процессы, которые Й. Шумпетер на-
звал созидательным разрушением. Задача решается участием государ-
ства в технологической и организационной перестройке существую-
щих отраслей, реализацией таких проектов в новых отраслях, что сни-
жают риски для частного бизнеса. Однако если и госрегулирование, и
госкомпании используются для поддержки нежизнеспособных произ-
водств, это ведет лишь к накоплению кризисного потенциала и росту
рисков.
При наличии в экономике страны мощных диверсифицирован-
ных бизнес-групп, ориентированных на реализацию согласованных с
правительством приоритетов, крупные структурные сдвиги в экономи-

13
ке достижимы без расширения госсектора экономики. Такую возмож-
ность продемонстрировали в период экономического чуда японские
бизнес-группы (кейретсу). Значительную роль в концентрации их ре-
сурсов на приоритетных направлениях развития экономики сыграли
государственные банки долгосрочного кредитования. Льготные креди-
ты этих банков помимо финансовой выполняли и координирующую
функцию, поскольку предоставлялись кейретсу при условии инвести-
рования и их собственных средств в соответствующие государствен-
ным приоритетам проекты (Gerlach, 1992).
Если частный бизнес не располагает большими ресурсами, его
слабые способности к структурным сдвигам рискованно компенсиро-
вать крупными кредитами. Можно пытаться форсировать рост частно-
го бизнеса через приватизацию государственной собственности. Этот
путь ведет к усилению социально-экономического неравенства в обще-
стве. Вопрос о связи между справедливостью и эффективностью, рас-
пределением богатства и темпами экономического роста, обсуждавший-
ся еще С. Кузнецом (Kuznets, 1955), до сих пор остается дискуссион-
ным. Выделяют разные обстоятельства, определяющие эту связь,
включая несовершенные кредитные рынки, политический процесс, со-
циально-экономическая напряженность, различие норм сбережения
(Barro, 2000).
С точки зрения динамической эффективности особого внимания
заслуживает влияние неравенства на обновление технологической базы
производства. Соответствующие структурные сдвиги в производстве
требуют крупных инвестиций. Чем менее развит кредитный рынок, тем
большая концентрация богатства необходима для таких инвестиций
(Aghion, Caroli, Garcia-Pefialosa, 1999). Высокие доходы – один из сти-
мулов инновационного предпринимательства. Неравенство предстает
фактором экономического роста на основе базисных, радикальных ин-
новаций.
С другой стороны, неравенство доходов ограничивает возмож-
ности малообеспеченных слоев населения инвестировать в человече-
ский капитал, что может сдерживать и распространение новых техно-
логий. Кроме того, резкая дифференциация населения по доходам чре-
вата социально-политической нестабильностью, активизирующей
утечку не только капиталов, но и квалифицированной рабочей силы.
Повышаются инвестиционные риски, и без того высокие в период тех-
нологической революции. С этой точки зрения, между уровнем нера-
венства в доходах и экономическим ростом существует негативную за-
висимость (Alesina-Perotti, 1996; Rodrik, 1999; Keefer-Knac, 2002).

14
В условиях не готового инвестировать в структурные сдвиги ча-
стного бизнеса государственные корпорации предстают средством
обеспечения таких инвестиций без резкого увеличения неравенства в
доходах. Однако без соответствующего государственного контроля сами
эти корпорации могут превращаться в источник быстрого обогащения
их руководства.
По данным Бюро экономического анализа США (Bureau of
Economic Analysis) даже в этой стране с высокоразвитой финансовой
системой с 1978 по 1991 год наблюдалось не только наращивание доли
ссуд в пассивах нефинансовых корпораций, но и рост соотношения
между государственными и частными инвестициями в основные фон-
ды3. Динамическая эффективность экономики США проявилась в эти
годы в успешном освоении микроэлектронных технологий, в выходе
на лидирующие позиции в микроэлектронной революции. Вместе с
тем, США по данным World Income Inequality Database4 характеризу-
ются в рассматриваемый период и низкой величиной индекса Gini. Си-
туация меняется по мере приближения к фазе зрелости длинной волны,
которое сопровождается и ростом индекса Gini, и снижение вклада
госпредприятий в ВВП страны.
Можно заключить, что вместе с чередованием длинных волны
циклическим образом способны меняться и степень неравенства в рас-
пределении доходов, и мера прямого присутствия государства в сфере
производства товаров и услуг.
Государственные корпорации в России
Опыт государственных предприятий в советской плановой эко-
номике показал, что у руководителей таких предприятий слабые моти-
вации к нововведениям, если они не вовлечены в реальное соперниче-
ство в сфере технологии и качества продукции, как это было в военном
авиастроении. В противном случае на первый план выходит соперни-
чество в сфере распределения государственных ресурсов. С этой точки
зрения, процесс приватизации российской государственной собствен-
ности в 1990-е годы предстает естественным продолжением такого со-
перничества, но при расширении круга его участников, в том числе за
счет чиновников и близких к ним людей. Сохраняющиеся в рыночной
экономике перераспределительные мотивации (слияния и поглоще-
ния), подогреваются планами по приватизации государственных кор-
пораций.

3
См. BEA, Table 1.5. Historical-Cost Investment in Fixed Assets and Consumer Durable Goods.
4
https://www.wider.unu.edu/data.

15
Опыт послеприватизационного развития российской экономики
подтверждает то, что сам по себе государственный или частный право-
вой статус компаний не является достаточным условием для динамиче-
ской эффективности бизнеса. Для компаний, не являющихся естест-
венными монополиями, важно формирование конкурентной среды, а
для государственных корпораций необходим еще и эффективный госу-
дарственный контроль. Однако даже этих предпосылок может не хва-
тить для динамической эффективности экономики в периоды крупных
структурных сдвигов, связанных с догоняющим развитием или с тех-
нологическими революциями. Большую роль в осуществлении таких
сдвигов играет промышленная политика.
О необходимости изменения работы государственных институ-
тов, приспособления их к решению стратегических задач было заявле-
но еще в начале 2000-х годов. Однако административная реформа 2003
года не привела к принципиальному улучшению работы государствен-
ного аппарата, в том числе в экономической сфере (Симачев, Кузык,
2008). Это побудило российские власти обратиться к такому инстру-
менту экономической политики, как контролируемые государством
крупные коммерческие и некоммерческие организации. Свою роль
сыграли и возросшие финансовые возможности государства при высо-
ких ценах на экспортируемые энергоносители. Фактически была пред-
принята попытка передать решение стратегических задач развития на
мезоуровень экономического управления.
Курс на создание крупных холдингов в жизнеобеспечивающих
отраслях, в первую очередь в энергетике, наметился уже в начале ры-
ночных реформ в первой половине 1990-х годов. В 2007 году стали
создаваться специфического вида госкорпорации, формирование кото-
рых регулируется Федеральным законом 12.01.1996 №7-ФЗ «О неком-
мерческих организациях» с внесенными в него в 1999 г. изменениями
(включена статья 7.1, определяющая правовой статус государственной
корпорации). В соответствии с этим законом, государственная корпо-
рация – не имеющая членства некоммерческая организация, учрежден-
ная Российской Федерацией на основе имущественного взноса и соз-
данная для осуществления социальных, управленческих или иных об-
щественно полезных функций. Основываясь на современной редакции
закона «О некоммерческих организациях» можно следующим образом
охарактеризовать их правовое положение:
создание и деятельность госкорпорации, включая ее цели и по-
рядок управления, регулируются отдельным для каждой госкорпора-
ции законом;

16
имущество, переданное государственной корпорации Россий-
ской Федерацией, является собственностью государственной корпора-
ции. Вместе с тем, к компетенции высшего органа управления государ-
ственной корпорации относится, в частности, принятие решения о пе-
редаче части имущества государственной корпорации в государствен-
ную казну Российской Федерации;
государственная корпорация не отвечает по обязательствам Рос-
сийской Федерации, а Российская Федерация не отвечает по обязатель-
ствам государственной корпорации;
во главу угла деятельности госкорпорации ставится не прибыль,
а цели, ради которых она создана;
государственная корпорация обязана ежегодно публиковать от-
четы об использовании своего имущества;
на официальном сайте государственной корпорации должны
быть размещены стратегия ее деятельности, порядок закупки товаров,
оказания услуг для нужд государственной корпорации;
решения о заимствованиях, осуществляемых в иностранной ва-
люте, принимаются государственной корпорацией в порядке, установ-
ленном Правительством Российской Федерации;
Счетная палата Российской Федерации и иные государственные
органы вправе осуществлять контроль за деятельностью государствен-
ных корпораций.
Представленное использование термина «государственная кор-
порация» отличается от обычной его трактовки как «корпорации, кото-
рой владеет государство» (government-owned corporation, state-owned
enterprise, crown corporation), когда под корпорацией подразумевается
акционерное общество.
В 2007 году были созданы государственные корпорации: Внеш-
экономбанк, «Роснанотех» (переименована в «Роснано»), «Фонд со-
действия реформированию ЖКХ», «Ростехнологии» (переименована в
«Ростех»), «Росатом», «Олимпстрой» (ликвидирована в 2014 году). В
2015 году учреждена Государственная корпорация по космической
деятельности «Роскосмос».
С учетом существенных различий между этими корпорациями
выделяют следующие их основные модели (Симачев, Кузык, 2009):
финансовые институты развития («Внешэкономбанк», «Роснано»);
агенты правительства, операторы по выполнению отдельных
функций государственных органов управления («Фонд содействия ре-
формированию ЖКХ», «Олимпстрой»);
квазихолдинги («Ростехнологии»);

17
квазиминистерства («Росатом»). К этой категории можно отне-
сти и недавно появившийся «Роскосмос».
Изменениями, введенными Федеральным законом от 17.07.2009
№ 145-ФЗ в закон «О некоммерческих организациях», в российскую
систему юридических лиц были введены такие некоммерческие орга-
низации как государственные компании. Их основное отличие от гос-
корпораций состоит в том, что за государственными компаниями в яв-
ном виде закреплена ориентация на оказание государственных услуг и
выполнения иных функций с использованием государственного иму-
щества на основе доверительного управления. В том же году была уч-
реждена государственная компания «Российские автомобильные доро-
ги» («Росавтодор»).
Большинство госкорпораций в определенной мере оправдали
связанные с ними ожидания. Так «Олимпстрой», хотя и с превышени-
ем ранее планировавшихся расходов, обеспечил возведение олимпий-
ских объектов в Сочи. Целевое позиционирование госкорпорации
«Росатом» — глобальный лидер атомной отрасли по темпам роста и
эффективности. Госкорпорация тратит на финансирования НИОКР
4,5% от выручки и демонстрирует положительную динамику развития.
Портфель ее зарубежных заказов вырос с 66,5 (2012 г.) до 110,3 млрд.
долл. к 2016 году.5 Госкорпорация «Ростех» создана для содействия в
разработке, производстве и экспорте высокотехнологичной промыш-
ленной продукции гражданского и военного назначения. По данным
годового отчета за 2014 год, доля инновационной продукции в выпуске
«Ростеха» достигает 24%6. Из отчета за 2015 год следует, что на иссле-
дования и разработки корпорация направляет 11% своих доходов7.
Эти госкорпорации стали новыми субъектами разработки и реа-
лизации экономической и технологической политики, ориентирован-
ной на перспективу. Они сыграли большую роль в восстановлении
кооперационных связей, воссоздании утраченных звеньев технологи-
ческих цепочек.
С момента появления госкорпораций внимание специалистов
привлекают как возможности, так и риски, связанные с использовани-
ем этой правовой формы8. Среди опасений – слабый контроль учреди-
теля над деятельностью государственных корпораций при недостаточ-

5
https://ar2015.rosatom.ru/?/ru/89-key-indicators
6
http://rostec.ru/investors/reports.
7
http://rostec.ru/content/files/documents/GODOVOY_OTCHET_2015.pdf.
8
См., например, Российская экономика в 2008 году. Тенденции и перспективы. (Вып. 30). М.,
2009.

18
ной предсказуемости их действий, низкая эффективность использова-
ния переданным госкорпорациям ресурсов. Как реакцию на эти опасе-
ния можно рассматривать внесенные Федеральным законом от
29.12.2010 № 437-ФЗ и Федеральным законом от 11.07.2011 № 200-ФЗ
изменения в статью 7 закона «О некоммерческих организациях». Речь
идет о детализации требований к отчетности госкорпораций, о контро-
ле за их деятельностью со стороны Счетной палаты Российской Феде-
рации и иных государственных органов, о регламентации Правитель-
ством РФ решений госкорпораций о заимствованиях, осуществляемых
в иностранной валюте. Вместе с тем, остаются открытыми вопросы о
распределении ответственности между правительством и госкорпора-
циями, об оправданных масштабах консолидации ресурсов в них.
Важный аспект анализа госкорпораций – их влияние на полити-
ческие рынки (Радыгин, Симачев, Энтов, 2015). Это влияние способно
помешать формированию рациональной конфигурации госсектора эко-
номики, в частности, сужению его в периоды, когда нет необходимости
в масштабном вовлечении государства в производственные процессы
для реализации общественных интересов.
Каждая из госкорпораций создавалась для решения некоторой
проблемы. Однако их формирование не сопровождается четким обос-
нованием, почему эти проблемы нельзя решать с помощью сущест-
вующего арсенала средств, в том числе, государственного заказа, бюд-
жетных субвенций и субсидий, налоговых льгот, бюджетных кредитов,
а также бюджетных инвестиций (участия государства в уставном капи-
тале традиционных организационно-правовых форм). В итоге в общем
правовом пространстве возникли образования с эксклюзивным стату-
сом, координация и регулирование деятельности которых осуществля-
ется посредством прямого контроля. Получилось, что вместо создания
единого правового поля, для решения каждой проблемы изобретается
собственное средство, и устанавливаются свои правила игры (Устюжа-
нина, 2009, с. 259). После 2007 года наблюдается постепенная ревизия
такого подхода.
Она в целом соответствует рекомендациям, выработанным в ре-
зультате выполнения Указа Президента РФ от 18 июля 2008 г. №1108
«О совершенствовании Гражданского кодекса Российской Федера-
ции». Этим указом инициирована разработка «Концепции развития
законодательства о юридических лицах». В проекте Концепции, подго-
товленном Исследовательским центром частного права при Президенте
Российской Федерации, предлагается преобразовать госкорпорации в
иные формы юридических лиц, не обладающие специальным статусом

19
и особыми привилегиями. В частности, этот документ указывает на
целесообразность упразднения правовой формы госкорпорации и пре-
образование существующих госкорпораций в юридические лица тех
форм, которыми они, по сути, и являются. Речь идет о преобразовании
«Росатома» в орган публичной власти, «Роснано», «Ростеха» в хозяй-
ственные общества со 100%-ным государственным участием.
Согласно распоряжению Правительства Российской Федерации
от 17 декабря 2010 года №2287-p Российская корпорация нанотехноло-
гий первой из государственных корпораций завершила реорганизацию
и с 11 марта 2011 года перерегистрирована в открытое акционерное
общество «Роснано». Государственные «Объединенная авиастроитель-
ная корпорация» и «Объединенная судостроительная корпорации» из-
начально были созданы в не форме некоммерческих организаций, а как
акционерные общества, что роднит их со многими компаниями с госу-
дарственным участием («Аэрофлот-Российские авиалинии», «Банк
ВТБ», «ИНТЕР РАО ЕЭС», «Российские железные дороги» и др).
Определенный импульс росту госсектора придал кризис 2008 го-
да. Под угрозой банкротства ряд компаний передал государственным
банкам («Сбербанк», ВЭБ) часть своих акций в обеспечение получае-
мых кредитов и не всем эти кредиты удалось вернуть.
По состоянию на 1 января 2016 года Российская Федерация яв-
лялась собственником имущества 1247 федеральных государственных
унитарных предприятий и акционером 1704 акционерных обществ, из
которых доли участия Российской Федерации в уставном капитале со-
ставляли:
100% в 765;
от 50% до 100% в 93;
от 25% до 50% в 172;
менее 25% в 6749.
По состоянию на 1 января 2014 г. Российская Федерация явля-
лась акционером и участником 2 113 акционерных обществ и обществ
с ограниченной ответственностью. По состоянию на 1 января 2015 года
в реестре федерального имущества фигурировали сведения об акциях 1
912 акционерных обществ10. Выполнение Программ приватизации
осуществляется не только путем продажи акций, но и посредством

9
Прогнозный план (программа) приватизации федерального имущества на 2017-2019 годы
(http://www.rosim.ru/activities/sales/info/plan).
10
Отчет о деятельности Федерального агентства по управлению государственным имущест-
вом за 2014 г., с. 169 (http://www.rosim.ru/press/260351).

20
внесения их в уставные капиталы головных компаний вертикально ин-
тегрированных структур (ВИС).
В 2014-2016 годах в рамках реализации указов Президента Россий-
ской Федерации, распоряжений Правительства Российской Федерации о
создании/расширении вертикально-интегрированных структур Росимуще-
ством осуществлялись мероприятия по формированию 19 ВИС. В рамках
формирования ВИС Росимуществом по состоянию на 31.12.2016 изданы
распоряжения об условиях приватизации в отношении:
– 30 ФГУП (61,22%);
– 141 АО (82,45%);
– 702 объекта имущества казны (91,9%).
Из 19 формируемых/расширяемых ВИС полностью завершены
мероприятия в рамках формирования/расширения 14 ВИС.
Консолидации в рамках формирования или расширения сущест-
вующих ВИС подлежали включенные в программу приватизации 52
ФГУП, акции 158 АО и 764 объекта казны11.
Большинство из этих вертикально-интегрированных структур
относятся к оборонно-промышленному комплексу и остаются под кон-
тролем государства.
Поскольку деятельность госкорпораций связана с обеспечением
общего (публичного) интереса, они выступают субъектами публичного
права. С другой стороны, в отношениях с гражданами, с другими пред-
приятиями они являются субъектами частного права. Еще в конце ок-
тября 2010 г. Минэкономразвития России инициировало подготовку
предложений по введению в законодательство Российской Федерации
категории юридического лица публичного права.
По распоряжению Правительства РФ от 3 апреля 2013 г. в Госу-
дарственную Думу внесет проект федерального закона «О публично-
правовых компаниях в Российской Федерации и о внесении изменений
в отдельные законодательные акты Российской Федерации»12. Однако
круг публично-правовых компаний в проекте закона ограничен уни-
тарными некоммерческими организациями. За рамками закона остают-
ся оказывающие государственные услуги организации других право-
вых форм. Указывается, что при создании публично-правовой компа-
нии должен фиксироваться порядок осуществления от имени Россий-
ской Федерации функций и полномочий ее учредителя. При этом не
раскрываются роль и ответственность учредителя в формировании и

11
Прогнозный план (программа) приватизации федерального имущества на 2017-2019 годы
(http://www.rosim.ru/activities/sales/info/plan).
12
http://asozd2.duma.gov.ru/main.nsf/%28Spravka%29?OpenAgent&RN=252441-6&02.

21
корректировке стратегии публично-правовой компании. Фактически
вся ответственность перекладывается на наблюдательный совет ком-
пании, который утверждает стратегию ее деятельности. Не предусмат-
ривается принятие государством каких-либо обязательств по поддерж-
ке реализации стратегии публично-правовой компании.
Государственная программа «Управление федеральным имуще-
ством» предусматривает совершенствование правового регулирования
публично-правовых образований, создание правовых условий для уси-
ления мер ответственности за управление федеральным имуществом,
для повышения качества корпоративного управления компаний с госу-
дарственным участием, совершенствование механизмов осуществле-
ния Российской Федерацией прав акционера.
Ряд намеченных мер отвечает как прежним13, так и новым реко-
мендациям ОЭСР. К таким мерам можно, в частности, отнести:
уточнение целей управления федеральным имуществом;
расширение практики внедрения документов стратегического
планирования деятельности компании с государственным участием
(включая систему ключевых показателей эффективности деятельности,
программы инновационного развития);
поэтапный отказ от института директив во взаимосвязи с усиле-
нием мер ответственности директоров за принятие решений и недос-
тижения установленных показателей деятельности, страхованием их
ответственности.
Шагом вперед в совершенствовании ответственности россий-
ских госкомпаний является привязка вознаграждений их менеджмента
к реализации корпоративных стратегий, а не просто к текущим значе-
ниям финансово-экономических показателей. Вместе с тем, разработка
этих стратегий доверена самим госкомпаниям пусть и с последующим
утверждением правительством. Для менеджмента же и государствен-
ных, и частных структур естественно стремление ослабить свою ответ-
ственность перед собственником. Одним из средств здесь служит за-
нижение объема решаемых задач.
Вызывает сомнение способность госкомпаний самостоятельно
определять и четко формулировать некоммерческие цели своей дея-
тельности, индикаторы продвижения к этим целям. Здесь первое слово
должно быть за государством с последующим вовлечением в обсужде-
ние и общества, и самих госкомпаний. Четко определенная политика
собственника поможет избежать ситуаций, когда госпредприятия по-

13
OECD, 2005.

22
лучают чрезмерную самостоятельность при определении собственных
целей или установлении природы и объема обязательств по предостав-
лению общественных услуг.14
В качестве одной из задач Государственной программы «Управле-
ние федеральным имуществом» фигурирует «однозначное определение и
формирование исчерпывающего состава федерального имущества необ-
ходимого для выполнения государственных функций федеральными го-
сударственными органами»15. Однако следует исходить из того, что со-
став федерального имущества, необходимого для выполнения государст-
венных функций, не может быть однозначно определен на длительную
перспективу. Этот состав должен соответствовать этапу экономического
развития страны, меняющимся внешнеэкономическим условиям.
Заключение
Экономические кризисы благоприятствуют переосмыслению
влияния госкорпораций на экономическое развитие. Эти кризисы часто
сопровождаются изменением конфигурации государственного сектора
экономики. Вопреки мнению, что циклы приватизации и национализа-
ции происходят в основном в странах с низким уровнем институцио-
нального развития (Chang, Hevia, Loayza, 2015, p. 2), последние кризисы
(2000 и 2008 гг.) показали, что и развитые страны готовы идти на расши-
рение своего прямого контроля над бизнесом. Когда в 2009 году компа-
ния General Motors оказалась на грани краха, правительство США пре-
доставило ей кредиты почти на 50 млрд долларов, получив взамен 61%
акций компании, став, пусть и на время, главным ее акционером. В сен-
тябре 2008 года правительство установило контроль над крупнейшими
американскими ипотечными агентствами Fannie Mae и Freddie Mac, а их
генеральные директора были отправлены в отставку.
Чаще всего формирование циклов приватизации и национализа-
ции связывают с идеологическими и политическими обстоятельствами
(Шелудякова, Дукарт, 2015). Однако сами идеологические изменения
могут быть вызваны исчерпанием потенциала доминирующей технико-
экономической парадигмы, необходимостью перехода к парадигме,
отвечающей очередной технологической революции (Perez, 2002).
Необходимо, чтобы все изменения государственного сектора
были обоснованы и разъяснены обществу не только с точки зрения те-
кущей ситуации, но и с позиций долгосрочного социально-
экономического развития.

14
OECD, 2015. Р. 43; OECD, 2005. Р. 23-24.
15
Государственная программа Российской Федерации «Управление федеральным
имуществом» (http://economy.gov.ru/minec/activity/sections/use/doc20130222_003).

23
При всей важности повышения качества управления на уровне
госкорпораций, оно остается заложником действий государственных
органов и лиц, выполняющих роль собственников по отношению к этим
корпорациям. В соответствии с рекомендациями OECD, следует не ог-
раничиваться общим описанием политики государства в управлении
госпредприятиями, но выделять роль и обязанности правительственных
учреждений вовлеченных в это управление16. Можно добавить, что обя-
занности этих учреждений без соответствующей системы ответственно-
сти создают благоприятные возможности для коррупции, для поблажек
отдельным предприятиям, для перекладывания на госпредприятия вины
за ошибки в осуществлении прав собственности государством.
Взаимоотношения между государством и госкорпорациями
должны строиться на договорной основе с четкой фиксации и обяза-
тельств сторон, и санкций за нарушение этих обязательств, что не ис-
ключает пересмотра контракта в случае необходимости. «It is necessary
that mutual obligations, financial assistance or risk sharing mechanisms be-
tween the state and SOEs are appropriately disclosed»17. Следует четко
фиксировать все обязательства и обязанности, которые госпредприятие
должно взять на себя в связи с предоставлением общественных услуг
сверх общепринятых норм. Издержки, вызванные выполнение таких
услуг должны компенсироваться прозрачным образом18. В противном
случае или такого рода компенсации оказываются предметом закулис-
ного торга, или частные компании без подобных обязанностей полу-
чают преимущество перед государственными.
Шаги по минимизации госсектора не является панацеей для эко-
номики, даже если административная система слаба или подвержена
коррупции. Такие действия отвлекают инвестиционные ресурсы из
производственной сферы, способны повысить риски для частного биз-
неса, вовлекаемого в передел собственности, что уже наблюдалось в
России в 1990-е годы19. Причем речь идет не только о деловых, но и о
политических рисках, обусловленных ростом расслоения общества.
Однако и расширение госсектора при слабой ответственности государ-
ственных органов и лиц, выполняющих роль собственников по отно-
шению к этим корпорациям, может усугублять проблемы государст-
венного управления.

16
OECD, 2015. Р. 19, 31.
17
OECD, 2015. P. 66.
18
OECD, 2005. Р. 12; OECD, 2015. P. 49.
19
О трансформационных издержках приватизации см. Полтерович, 2012.

24
Список использованных источников:
1. Aghion, P., Caroli E., Garcia-Pefialosa C. (1999) Inequality and Economic
Growth: The Perspective of the New Growth Theories // Journal of Eco-
nomic Literature, Vol. 37, No. 4, 1615-1660.
2. Aghion, P., Van Reenen, J. and Zingales, L. (2013). Innovation and Institu-
tional Ownership // American Economic Review, vol. 103(1), pages 277-
304, February.
3. Alesina A., Perotti R. (1996) Income Distribution, political instability, and
investment // European Economic Review, Vol. 40, No. 6, 1203-1228.
4. Barro R. J. (2000): Inequality and growth in a panel of countries // Journal
of Economic Growth, Vol. 5, No. 1,5-32.
5. Chang, Roberto, Constantino Hevia, Norman Loayza (2015). Privatization
and Nationalization Cycles. Peruvian Economic Association. Working
Paper No. 47.
6. Chua Amy L. (1995). The Privatization-Nationalization Cycle: The Link
between Markets and Ethnicity in Developing Countries // Columbia Law
Review, 95 (2): 223-303.
7. De Soto Jesús Huerta (2009). The Theory of Dynamic Efficiency. – Lon-
don: Routledge.
8. Francis J., and Smith A. (1995). Agency Costs and Innovation Some Empiri-
cal Evidence // Journal of Accounting and Economics 19(2):383-409.
9. Gerlach, Michael L. (1992). Alliance capitalism: the social organization of
Japanese business. – Berkley: University of California Press.
10. Hirooka M. (2006). Innovation Dynamism and Economic Growth. A
Nonlinear Perspective. – Cheltenham, UK – Northampton, MA: Edward
Elgar.
11. Keefer P., Knack S. (2002) Polarization, Politics, and Property Rights:
Links between Inequality and Growth // Public Choice, Vol. 111, No. 1-
2, 127-154.
12. Kuznets S. (1955): Economic Growth and Income Inequality // American
Economic Review, Vol. 45, No. 1, 1-28.
13. Laffont, Jean-Jacques, Jean Tirole (1991). Privatization and Incentives //
Journal of Law, Economics, and Organization, 7 (Special issue), 84–105.
14. Musacchio, Aldo and Lazzarini, Sérgio G. (2012). Leviathan in Business:
Varieties of State Capitalism and Their Implications for Economic Per-
formance (Available at SSRN: http://ssrn.com/abstract=2070942 or
http://dx.doi.org/10.2139/ssrn.2070942).
15. Musacchio, Aldo and Lazzarini, Sérgio G. (2014). Reinventing State
Capitalism: Leviathan in Business, Brazil and Beyond. – Harvard Uni-
versity Press.
16. OECD (2005). OECD Guidelines on Corporate Governance of State-
owned Enterprises.

25
17. OECD (2015). OECD Guidelines on Corporate Governance of State-
Owned Enterprises. 2015 Edition.
18. Okten C., Arin K.P. (2006). The Effects of Privatization on Efficiency:
How Does Privatization Work? // World Development, Vol. 34, Issue 9,
1537–1556.
19. Perez Carlota (2002). Technological Revolutions and Financial Capital:
The Dynamics of bubbles and Golden Ages. – Cheltenham: Elgar.
20. Rodrik D. (1999) Where Did all the Growth go? External Shocks, Social
Conflict, and Growth Collapses // Journal of Economic Growth, Vol. 4,
No. 4, 385-412.
21. Sappington, D.E.M. and Stiglitz, J.E. (1987). Privatization, information
and incentives // Journal of Policy Analysis and Management, 6(4), 567–
582.
22. Straska, M., and Waller, G. (2012). Does investment improve when firms
go private? // Managerial Finance, 38(2), 124–142.
23. Teece David J. (2009). Dynamic capabilities and strategic manage-
ment. – New York: Oxford University Press.
24. Villalonga, B. (2000). Privatization and efficiency: differentiating own-
ership effects from political, organizational, and dynamic effect // Journal
of Economic Behavior & Organization, 42(1), 43–77.
25. Полтерович В.М. (2012). Приватизация и рациональная структура
собственности. – М.: Институт экономики РАН.
26. Радыгин А., Симачев Ю., Энтов Р. (2015) Государственная компа-
ния: сфера проявления «провалов государства» или «провалов рын-
ка»? // Вопросы экономики, №1. С. 45-79.
27. Симачев Ю., Кузык М. (2009). Создание и развитие государственных
корпораций: институциональные проблемы и новые возможности //
Реформирование общественного сектора: проблемы повышения эф-
фективности функционирования: сб. ст. / под ред. Т.М. Скляр, И.Н.
Баранова. – СПб.: Изд. дом С.- Петербургского гос. ун-та.
28. Устюжанина Е.В. (2009). Нормативная база и практика госкорпора-
тивной интеграции в российской экономике / Инновационная ори-
ентация российских экономических институтов / Под. ред. В.Е. Де-
ментьева. – М.: Книжный дом «Либроком».
29. Шелудякова И.Г., Дукарт С.А. (2015). Цикл национализация-
приватизация: сравнительный анализ работ по проблеме преоб-
разования режимов собственности // Фундаментальные исследо-
вания, №2, с. 4737-4741. (Sheludyakova I.G., Dukart S.A. (2015).
Nationalization privatization Cycle: comparative analysis of econom-
ic researches about property regimes transformation // Fundamental
researches, No. 2, pp. 4737-4741).

26
1.2. Анализ прогноза социально-экономического
развития Российской Федерации на 2018 год
и на плановый период 2019 и 2020 годов
Макроэкономические условия разработки прогноза социально-
экономического развития Российской Федерации на 2018 год и на пла-
новый период 2019 и 2020 годов характеризуются улучшением внеш-
ней конъюнктуры. Положительная динамика нефтяных цен на фоне
роста мировой экономики (до 3,3% в год) создает предпосылки для
ускоренного восстановления российской экономики. В настоящее вре-
мя Международное энергетическое агентство повысило оценку миро-
вого спроса на нефть в 2017 г. до 1,6 млн баррелей в сутки (с 1,5 млн),
указывая на более сильный, чем ожидалось, рост европейского и аме-
риканского спроса.
Положительные тренды наблюдаются и во внутренней экономи-
ческой среде: расширение потребительского и инвестиционного спроса
позволяет ожидать 2,1% рост ВВП по итогам 2017 г.
О восстановлении внутреннего спроса свидетельствует улучше-
ние значений индексов потребительской и предпринимательской уве-
ренности. Индикатор настроений потребителей во II квартале 2017 г.
(по сравнению с I кварталом 2017 г.) повысился на 1 процентный пункт
и составил (-14%). Для сравнения в аналогичном периоде прошлого
года его значение составляло (-26%). Вместе с тем, значение этого по-
казателя пока остается в отрицательной области и значительно ниже
значений большинства европейских стран (Австрии, Германии, Дании,
Нидерландов, Швеции, Финляндии и др.)20.
Индекс предпринимательской уверенности по данным сентября
2017 г. повысился в добывающих и обрабатывающих производствах, но
при этом понизился в обеспечении электрической энергией, газом и па-
ром. В этих условиях ожидание роста потребительского спроса до 1,2%
и инвестиционного спроса до 4,1% в 2017 году видится завышенным.
Факторы и условия социально-экономического развития РФ
в 2018-2020 годах
Описание вариантов прогноза
Прогноз представлен в виде трех основных вариантов: базовый,
консервативный и целевой. Однако серьезных различий в параметрах
данных сценариев не наблюдается. Все три сценария содержат ряд близ-
ких целевых показателей (ожидаемый уровень инфляции – 4%, цена на
нефть на уровне 40 долларов за баррель (в консервативном варианте рас-
20
по данным электронной базы данных Евростата.

27
сматривается возможность ее понижения до 35 долларов за баррель)) и
идентичные меры государственной политики. Серьезное отличие состоит
в ожидаемых результатах – процентных изменениях ВВП и его компонен-
тов за рассматриваемый период. Во всех трех вариантах акцент сделан на
сдерживающей денежно-кредитной политике – во главу угла поставлен
целевой уровень инфляции в 4%. Четко не обозначены приоритетные ме-
ры бюджетной политики (подчеркивается лишь, что все три сценария ба-
зируются на реализации новой конструкции бюджетного правила). Базо-
вый и целевой сценарии предполагают постепенное сокращение бюджет-
ного дефицита без конкретизации того, за счет чего данное сокращение
будет достигнуто. Вместе с тем преодолеть разбалансированность бюд-
жетных расходов и доходов невозможно без тесной координации налого-
во-бюджетной и денежно-кредитной политики. Сокращение государст-
венных расходов, провоцирующее экономический спад, должно частично
сглаживаться смягчением денежно-кредитной политики.
Вопросы вызывает и анонсирование валютных интервенций
Минфина в качестве приоритетной меры снижения зависимости дина-
мики курса рубля от колебаний нефтяных цен. Хотелось бы отметить,
что данная мера является скорее технической, чем экономической. Мы
боремся со следствием, а не с причиной, которая состоит в чрезмерной
зависимости бюджета от энергодоходов. По итогам 2016 г. 36% доходов
федерального бюджета РФ составляют нефтегазовые доходы (рис.1.).

Рис. 1. Нефтегазовые и ненефтегазовые доходы федерального бюджета РФ


(2015-2016 гг.)
Источник: Анализ тенденций в бюджетно-налоговой сфере России // Бюллетень
Российского экономического университета имени Г.В. Плеханова, Выпуск №6.
Код доступа: http://www.rea.ru/ru/Pages/exspertixareu.aspx

28
Условия экономического развития
Демографическая ситуация
Одним из серьезных вызовов для российской экономики про-
должает оставаться проблема естественной убыли населения. За ян-
варь-июль 2017 г. данный показатель возрос на 100,7 тыс. человек (по
сравнению с соответствующим периодом 2016 г.), при этом миграци-
онный прирост полностью компенсировал численные потери населе-
ния и превысил их на 4,6% (рис.2). В наибольшей степени миграцион-
ный прирост реализовывался за счет населения Беларуси, Афганистана
и Туркмении.

Компоненты изменения численности населения


в январе-июле
тыс.человек
200
175
150
125
100
75
50
25
0
-25
-50
-75
-100
-125
-150
2011г. 2012г. 2013г. 2014г. 2015г. 2016г. 2017г.

Естественный прирост, убыль (-) Миграционный прирост Общий прирост, убыль (-)

Рис. 2. Компоненты изменения численности населения в январе-июле 2017 г.


Источник: Росстат

В прогнозе отмечается, что среднесрочная миграционная поли-


тика будет направлена на повышение миграционной привлекательно-
сти России, в первую очередь, для высококвалифицированных ино-
странных специалистов, перспективной молодежи и проживающих за
рубежом соотечественников, без уточнения факторов и условий, спо-
собных обеспечить приток данных граждан на уровне около 300 тыс.
человек ежегодно.
Вместе с тем, по данным исследования американской аналитиче-
ской компании Stratfor (2017 г.) проблема утечки высококвалифициро-
ванных кадров продолжает оставаться одной из наиболее актуальных
для экономики России. По подсчетам экспертов, величина материаль-
ного ущерба от эмиграции может составлять до 1,5 трлн долл. в год.

29
Отчеты Росстата также подтверждают обострение данной про-
блемы: с начала 2012 г. количество эмигрирующих россиян увеличи-
лось с 36 тыс. до 350 тыс. человек. Приоритетные направления эмигра-
ции: США, Германия, Канада и Финляндия.
Таможенно-тарифное регулирование
Приоритетное внимание в вопросе таможенно-тарифного регу-
лирования уделяется вопросу расширению экспортных возможностей
России путем заключения преференциальных торговых соглашений.
В частности, рассматриваются перспективы вступившего с 5 ок-
тября 2016 г. соглашения о свободной торговле, заключенного между
ЕАЭС и Вьетнамом. Соглашением предусмотрена поэтапная либерали-
зация таможенного тарифа (вплоть до полного обнуления).
Уже в настоящее время видны результаты соглашения: внешне-
торговые операции между Россией и Вьетнамом возросли на 21%
(рис.3).

Рис. 3. Внешняя торговля России с Вьетнамом в первом полугодии 2017 года


(млрд.$)
Источник: Министерство экономического развития РФ

Вместе с тем, хотелось бы обратить внимание и на другое важ-


ное направление в тарифной политики – расширение практики приме-
нения принципа эскалации таможенного тарифа. Данный принцип
предлагает минимальные пошлины на материалы, сырье, комплек-
тующие и максимальные – на готовые изделия. Реализация данного
принципа в приоритетных отраслях будет создавать более привлека-
тельные условия для изготовления товаров в России по сравнению с их
импортом и стимулировать организацию производств на территории
России.

30
Характеристика основных макроэкономических параметров
базового варианта прогноза
Факторы экономического роста и формирование внутреннего
спроса
В прогнозе роль основных драйверов роста справедливо отдается
потребительским и инвестиционным расходам. На потребительском
рынке в настоящее время сохраняются положительные тенденции. Ин-
декс, разработанный Минэкономразвития для оценки потребительского
спроса, в июле 2017 года показал самое высокое значение за последние
три года. Оборот розничной торговли с исключением сезонного фактора
остается в области положительных значений с начала 2017 года.
Основным фактором, способствующим оживлению потребитель-
ского спроса, остается рост реальных заработных плат. За 8 месяцев 2017
года заработная плата работников организаций увеличилась на 2,9% г/г в
реальном выражении, номинальный прирост составил 7,2% г/г.
В то же время реальные располагаемые доходы за январь-август
сократились на 1,2% г/г, однако, по оценке Минэкономразвития, с ис-
ключением доходов от продажи валюты и недвижимости на вторичном
рынке снижение было более умеренным (на 0,2% г/г).
Необходимо также отметить наметившийся с 2012 года рост
числа бедных. По оценкам Мирового банка в 2012 г. их доля составля-
ла 10,7% от общего числа населения РФ, в 2013 – 10,8%, в 2014 –
11,2%, а в 2015 – 13,3%.21
При этом если в 2016 году восстановление потребительских на-
строений происходило за счет ожиданий, то с начала 2017 года все
больше респондентов отмечают улучшение своего текущего матери-
ального положения.
Большой вклад в рост потребительского спроса вносит расшире-
ние кредитной активности россиян. По данным ЦБ РФ, в первом полу-
годии объем выданных физическим лицам займов вырос на 3,8%, до
11,2 трлн рублей, однако высока вероятность снижения темпов роста
кредитования во втором полугодии 2017 года.
На фоне растущего потребления соответственно снижается и до-
ля сбережений в располагаемом доходе, что создает дополнительные
риски для таргетируемого уровня инфляции в размере 4%.
Инвестиционный спрос также продолжит расширяться, но более
умеренными темпами, чем в первом полугодии (4,8% в годовом выра-
жении) за счет исчерпания эффекта низкой базы начала 2016 года.

21
https://data.worldbank.org/indicator/SI.POV.NAHC?end=2015&locations=RU&start=2002&
view=chart

31
ВВП по источникам доходов
В прогнозе подчеркивается высокая вероятность роста в струк-
туре ВВП валовой прибыли и валовых смешанных доходов. Вместе с
тем здесь необходимо отметить одну настораживающую тенденцию –
рост числа и интенсивности банкротств предприятий в 2017 году. Осо-
бое внимание стоит обратить на тот факт, что речь идет обо всей эко-
номике – данная ситуация наблюдается практически во всех отраслях.
В настоящее время можно диагностировать так называемую «ес-
тественную убыль предприятий», т.е. количество открываемых пред-
приятий оказывается значительно меньше числа ликвидируемых. Если
обратиться к официальной статистике, то за январь-май 2017 года ко-
личество зарегистрированных организаций в целом по России состави-
ло 181 336, а количество ликвидированных – 244 635. Если посмотреть
по отраслям, то сильный отрицательный разрыв наблюдается в сель-
ском хозяйстве и обрабатывающих производствах.
Сокращение числа действующих предприятий однозначно
ухудшает макроэкономическую ситуацию. Здесь опять играет так на-
зываемый «мультипликативный эффект», что в конечном итоге может
сказаться и на величине суммарной валовой прибыли предприятий.

Производительность труда
Рост производительности труда рассматривается в качестве од-
ного из приоритетов экономического развития России на 2018-2020 гг.
Однако за последние несколько лет в России сложилась негатив-
ная ситуация, связанная с одним из самых высоких показателей по ко-
личеству рабочих часов на душу населения и одновременно с этим,
одним из самых низких уровней производительности труда в сравне-
нии с Европой, США и другими странами мира.
Производительность в России в расчете на одного занятого в
час – $25, это в 2,5 раза меньше, чем в Германии, при этом работают
россияне в 1,4 раза больше (1980 часов в год) (рис. 4).
Если рассматривать данный показатель в контексте экономиче-
ского развития страны, то России удалось нарастить свой потенциал на
протяжении всего периода, начиная с 2001 года и заканчивая 2008 го-
дом и началом глобального кризиса. После этого, с учетом санкций и
геополитической напряженности, динамика индекса производительно-
сти труда заметно снизилась, составив около 2% роста производитель-
ности труда в год в сравнении с 5,5% в среднем в лучшие годы.

32
Рис. 4. Продолжительность рабочей недели и КПД в разных странах мира
Источник: «Открытый репортер»

Данная ситуация, в первую очередь, связана с отсталостью в об-


ласти внедрения новых технологий, которая, в свою очередь, является
следствием замещения капитала относительно дешевым трудом.
Инвестиции в основной капитал
За первое полугодие 2017 г. инвестиции в основной капитал воз-
росли на 4,8% относительно соответствующего периода предыдущего
года, составив в абсолютном значении 4300,3 млрд рублей. При этом в
структуре источников финансирования преобладают собственные
средства (56%).
Основным драйвером роста инвестиционной активности про-
должает оставаться строительство. Объем выполненных работ по дан-
ному виду деятельности в августе 2017 г. увеличился на 7,2% в годо-
вом выражении после роста на 7,1% в июле, а в помесячном выраже-
нии с очисткой от сезонности положительная динамика наблюдается
на протяжении последних 6 месяцев. Увеличение активности в строи-

33
тельстве во многом объясняется оживлением ипотечного рынка, одна-
ко к концу года ожидается замедление его роста, что неминуемо ока-
жет влияние на показатель инвестиций.
Прогноз параметров инфляции
Для всех трех сценариев развития российской экономики значе-
ние инфляции задано на уровне 4%. В условиях расширения потреби-
тельского спроса и тенденции превышения заработной платы над про-
изводительностью труда в 2017-2018 гг. сдерживание потребительских
цен на заданном уровне видится весьма трудновыполнимой задачей.
Основное опасение, связанное с данным курсом денежно-
кредитной политики ЦБ РФ – то, что улучшение экономической конъ-
юнктуры планируется использовать не для проведения активной эко-
номической политики, а для сдерживания денежной массы.
Цены и тарифы на продукцию (услуги) компаний инфра-
структурного сектора
Поскольку инфраструктурные отрасли прямо или косвенно яв-
ляются поставщиками товаров и услуг для всех отраслей народного
хозяйства, рост цен и тарифов на их продукцию оказывает инфляцион-
ное давление на всю экономику страны.
Необходимо отметить, что в период с 2000 по 2015 гг. цены и та-
рифы на товары и услуги инфраструктурных организаций увеличива-
лись темпами, существенно превышающими уровень инфляции. Так,
цены на газ выросли в 15 раз (в 2,5 раза выше инфляции), тарифы на
электроэнергию и железнодорожные перевозки грузов – в 10 раз (в 1,7
раза выше инфляции), тарифы на водоснабжение и теплоснабжение – в
28 раз (в 4,7 раза выше инфляции).22
Начиная с 2016 г. Правительство РФ принимает меры по сниже-
нию роста цен и тарифов на продукцию (услуги) компаний инфра-
структурного сектора до уровня инфляции. В соответствии с прогно-
зом социально-экономического развития РФ на 2018 г. и плановые
2019-2020 гг. – рост цен и тарифов не должен превышать целевого
уровня инфляции. Это, безусловно, позитивное намерение. Однако
смущает постановка вопроса о том, что сдерживание тарифов может
привести к недофинансированию инвестиционных программ соответ-
ствующих отраслей.
Получается, что инфраструктурные отрасли осознанно заклады-
вают в свои цены (тарифы) инвестиционные затраты (помимо и так
включенной в формулу расчета цены амортизации и нормативной при-

22
Прогноз социально-экономического развития на 2017 г. и плановые 2018-2019 гг.

34
были). Это противоречит всем законам ценообразования на продукцию
естественных монополий. Инвестиции должны покрываться за счет
будущего эффекта от их осуществления, а не за счет увеличения теку-
щих цен.
Структурная политика
Научно-техническая и инновационная сферы
Технологический прогресс является важнейшим фактором эко-
номического роста в долгосрочном периоде. Экономика не может по-
стоянно расти только за счет прироста количества труда и капитала. В
нашей стране ситуация усугубляется демографическим кризисом: че-
рез 20 лет при реализации оптимистичного сценария стране удастся
лишь более-менее сохранить имеющуюся численность рабочей силы,
но скорее всего, она уменьшится. Иммиграционный приток рабочей
силы также становится меньше (не говоря уже о негативном отноше-
нии к трудовым мигрантам среди значительной части населения). По-
этому единственным доступным инструментом для перехода к устой-
чивому экономическому росту является теперь стимулирование техно-
логического прогресса.
По данным ОЭСР ежегодный оборот на мировом рынке высоких
технологий и наукоемкой продукции в несколько раз превышает обо-
рот рынка сырья, включая нефть, нефтепродукты, газ и древесину и
составляет почти 3 трлн долларов США. Из этой суммы 35% прихо-
дится на продукцию США, 20% – Японии, 13% – Германии,12% – Ки-
тай, 5% – Южную Корею. Россия на этом рынке представлена более
чем скромно – 0,3%. В рейтинге Global Innovation Index за 2017 год
Россия занимает лишь 45 место. В то же время Китай, имеющий пока
значительно меньший доход на душу населения, занимает 22 место.
Опережают Россию и многие восточноевропейские страны, бывшие
«коллеги» по социалистическому блоку: Эстония (25), Словения (32),
Латвия (33), Словакия (34), Болгария (36), а также Польша, Венгрия,
Литва, Хорватия, Румыния. В этом смысле падение цен на нефть,
ставшее для России серьезнейшей проблемой, имеет и свою положи-
тельную сторону – оно заставляет как бизнес, так и государство искать
экстраординарные решения, чтобы выжить и развиваться.
В то же время результаты прошедших 6-7 лет вряд ли можно
признать позитивными, несмотря на наличие положительной динамики
по ряду показателей. Например, на стр. 44 Прогноза говорится о том,
что с 2011 по 2016 г. внутренние затраты на исследования и разработки
увеличились с 1,02 до 1,10% ВВП. Но аналогичный показатель для
Южной Кореи и Израиля составил 4,3% (2014 и 2015 годы соответст-

35
венно), США – 2,7% (2013), Японии – 3,6% (2014), Китай – 2,1%
(2015). Не менее показательны данные затраты в расчете на душу насе-
ления (в те же годы в долларах по паритету покупательной способно-
сти, что позволяет учесть различия в ценах между странами): Южная
Корея – 1518, Израиль -1362, США – 1443, Япония – 1414, Китай – 299,
Россия – 290 (2014 год). Иными словами, для того чтобы добиться кон-
курентоспособных позиций на мировом рынке высоких технологий,
затраты на исследования и разработки России необходимо увеличивать
в разы.
В области инноваций – как в любой другой экономической сфе-
ре – важно как их предложение, так и спрос на них. Опыт как Совет-
ского Союза, так и досоветской России показывает, что появление но-
вых изобретений абсолютно не гарантирует их внедрения в производ-
ство в своей стране. Высокий спрос компаний на инновации возможен
лишь в том случае, если иначе они не смогут выжить. Это означает,
что: фирмы должны находиться в условиях постоянного конкурентно-
го давления. Поэтому политика импортозамещения должна быть лишь
промежуточным этапом на пути к экспортоориентированному разви-
тию для отраслей, которые выбраны государством в качестве приори-
тетных. Без давления со стороны мирового рынка не будет значитель-
ного спроса на инновации. Повышение средней заработной платы в
экономике (прежде всего, через повышение минимальной зарплаты)
также увеличивает спрос на нововведения. Дорогой труд заставит ком-
пании искать новые способы снизить свои затраты.
В пункте «Стимулирование инновационной деятельности в
крупных государственных и частных компаниях» предлагается ряд
соответствующих мер, однако, существуют большие сомнения в их
действенности. Например, актуализация программ инновационного
развития может закончиться, как это обычно бывает, очередным за-
полнением планов и отчетов госкомпаниями и министерствами. Введе-
ние ключевых показателей эффективности для топ-менеджеров, воз-
можно, полезно, но вопрос в том, как это сделать. Любая инновацион-
ная деятельность связана с большим риском, и заставить наемного ме-
неджера идти на такой риск очень непросто, учитывая высокую веро-
ятность последствий в виде больших убытков для государственных
компаний.
Что касается инфраструктуры национальной инновационной
системы, то прежде чем разрабатывать дальнейшие планы по ее разви-
тию, необходим независимый анализ деятельности уже существующих
институтов развития за период их существования. В частности, на-

36
сколько прозрачными являются процедуры отбора поддерживаемых
проектов.
Промышленность
В Прогнозе много места – стр. 51-109 – посвящено развитию
промышленности, где описываются основные проблемы и перспекти-
вы развития всех отраслей. Однако, несмотря на подробный анализ
каждой отрасли, по прочтении всего пункта не складывается целостное
впечатление, каковы ключевые проблемы промышленности в целом и
каковы основные направления государственной политики по отноше-
нию к ней. Между тем, уже почти 3 года назад принят закон «О про-
мышленной политики». Стоило бы посвятить отдельное внимание то-
му, насколько эффективно реализуется промышленная политика, и в
каком направлении предлагается ее корректировать. Ведь к настояще-
му моменту принято уже более 100 различных мер государственной
поддержки в различных отраслях, и пока не очень понятно, насколько
эффективен каждый инструмент в отдельности и все они в целом.
Агропромышленный комплекс
Агропромышленный комплекс РФ, с одной стороны, является той
сферой экономики, которая осуществляет производство товаров, направ-
ленных на удовлетворение первичных потребностей населения в продук-
тах питания (обеспечение продовольственной безопасности страны), а с
другой – выступает как одна из самых непредсказуемых сфер хозяйствен-
ной деятельности вследствие особой роли природно-климатических фак-
торов со всеми сопутствующими рисками. Эти два значимых фактора
обуславливают объективную необходимость повышенного внимания к
данной сфере экономики со стороны государства, особенно, в части, госу-
дарственной поддержки сельхозпроизводителей разных форм хозяйство-
вания. Однако, именно вопросам государственной поддержки в Прогнозе
уделено, на наш взгляд, недостаточно внимания.
В Прогнозе указан прирост к 2020 году государственной под-
держки на 5,4%, а в пищевой промышленности – на 15%. Однако неяс-
но, каким образом предполагается распределение данной поддержки
между малыми и крупными формами хозяйствования, включая дина-
мично развивающиеся агрохолдинги. Вместе с тем, в процессе осуще-
ствления государственной поддержки наблюдаются достаточно пара-
доксальные ситуации. Например, согласно Национальному докладу «О
ходе и результатах реализации в 2016 году Государственной програм-
мы развития сельского хозяйства и регулирования рынков сельскохо-
зяйственной продукции, сырья и продовольствия на 2013-2020 годы», в
2016 г. освоены на 100% средства федерального бюджета, направлен-

37
ные на реализацию Государственной программы только по двум под-
программам: подпрограмма «Техническая и технологическая модерни-
зация, инновационное развитие» и «Развитие финансово-кредитной
системы агропромышленного комплекса». Основными причинами низ-
кого уровня освоения средств федерального бюджета называют: не-
своевременное представление субъектами Российской Федерации не-
обходимого для получения субсидий пакета документов, несоблюде-
ние достаточного объема финансирования в целях обеспечения уровня
софинансирования расходных обязательств субъектами Российской
Федерации и др. Считаем, что устранение данных причин позволит
эффективнее использовать выделяемые государством средства на под-
держку системы АПК.
В то же время, согласно Национальному докладу, в настоящее
время объемы сельскохозяйственной продукции, производимой в кре-
стьянских (фермерских) хозяйствах (КФХ) и хозяйствах населения,
составляют около половины продукции отрасли, а темпы роста произ-
водства продукции фермерских хозяйств опережают темпы роста про-
изводства в сельскохозяйственных организациях.
В этой связи очевиден интерес к вопросу дальнейшей устойчи-
вости малых форм хозяйствования в условиях, когда агрохолдинги
развиваются стремительными темпами, аккумулируя в собственности
земельные ресурсы и переходя на полный цикл создания стоимости
сельскохозяйственных товаров: «от поля до прилавка». Учитывая, что
драйвером развития экономики является наличие конкурентной среды,
которая обеспечивается созданием необходимых институциональных
условий и многообразием форм хозяйствования, отсутствие прогноз-
ных ориентиров по поддержке и развитию крестьянских (фермерских)
хозяйств (КФХ) представляется недостаточно аргументированным.
В Прогнозе предполагается прирост производства пищевой про-
мышленности на уровне 15,1%. По нашему мнению, ситуация на продо-
вольственных рынках может иметь и более высокую положительную ди-
намику, учитывая, неэластичность спроса на продукты питания. С другой
стороны, прогнозируемый рост доходов населения закономерно приводит
к увеличению, в первую очередь, потребления качественных продоволь-
ственных товаров и расширению продуктовой линейки потребления.
Транспорт
Динамика объема перевозок напрямую зависит от состояния
экономики. В 2015-2016 гг. наблюдались следующие тенденции:
– рост объемов коммерческого грузооборота (0,1% и 1,8% со-
ответственно);

38
– снижение пассажирооборота транспортом общего пользова-
ния в эти годы составило 5,4% и 1,8% соответственно.
По нашему мнению, прогноз развития транспорта основывается на
устаревших представлениях о транспортной системе. Очень мало внима-
ния удалятся возможностям, которые дает цифровизация экономики.
Так, в рамках ФЦП «Модернизация единой системы организации
воздушного движения РФ (2009-2020 гг.) устанавливаются техниче-
ские средства «прошлого века», вместо использования технологий
спутниковой системы навигации (включая ГЛОНАСС) и спутниковой
системы управления воздушным движением. Несмотря на то, что
ICAO23 рекомендует государствам использовать спутниковые техноло-
гии для управления воздушным движением, а Россия имеет возмож-
ность самостоятельно реализовать такой проект, в прогнозе развития
данное направление не нашло отражение.
Уже сейчас развитие цифровой экономики позволяет реализо-
вать проект по созданию цифровой платформы – оператора грузовых
перевозок всеми видами транспорта по аналогии с Яндекс-такси и
Uber. Такой подход позволит снизить до минимума пробег порожня-
ком, уменьшить потребность в транспортных средствах, повысить эф-
фективность перевозок.
Связь
Согласно Прогнозу, объем услуг в сфере коммуникаций (под-
вижная электросвязь, документальная связь, телефонная связь, радио-
связь, телерадиовещание, спутниковая связь) в 2020 г. сократится на
5% по сравнению с 2016 г. При этом документальная связь вырастет к
2020 г. на 15% (в основном за счет роста интернет-трафика).
Ожидается снижение объема рынка информационных техноло-
гий (аппаратных средств, программного обеспечения, услуг) к 2020
году на 1,5% по сравнению с 2016 годом.
Большинство разделов Прогноза социально-экономического раз-
вития РФ на 2018 г. и плановые 2019-2020 гг. делались по шаблону
Прогноза социально-экономического развития РФ на 2017 г. и плано-
вые 2018-2019 гг., с некоторой экстраполяцией данных на будущий
период. Такой подход (заданная форма) исключает развитие новых
прорывных направлений. Так принятая 28.07.2017 г. Правительством
РФ программа «Цифровая экономика», в соответствии с которой ос-
новная нагрузка по еѐ реализации ложиться на инфраструктуру связи,
не нашла отражение в Прогнозе.

23
International Civil Aviation Organization

39
Отрасли социальной сферы
Программы, перечисленные в разделе, посвященном улучшению
положения в области здравоохранения, в том числе «Технологии и
комфорт – матерям и детям», «Электронное здравоохранение», «Разви-
тие санитарной авиации», «Лекарства. Качество и безопасность» и дру-
гие, безусловно, необходимы. В то же время осуществляемая уже в
течение нескольких лет реформа организации медицинского обслужи-
вания, включающая в себя: укрупнение медицинских организаций; со-
кращение численности сотрудников медицинских учреждений, вклю-
чая вспомогательный персонал; жесткое нормирование медицинского
обслуживания и новые принципы финансирования – способна нанести
и уже наносит значительный ущерб здоровью населения. Медицинская
помощь становится менее доступной как в территориальном разрезе,
так и с точки зрения доступа к бесплатному медицинскому сопровож-
дению в рамках системы ОМС, качество стандартных, наиболее вос-
требованных услуг ухудшается, одновременно пациентам начинают
«навязываться» избыточные услуги, оплачиваемые либо самими реци-
пиентами, либо государством.
Все, что касается образования, уместилось в Прогнозе в 2 абза-
цах. Между тем данная сфера меняется непосредственно на наших гла-
зах за счет внедрения в образовательный процесс информационно-
коммуникационных технологий и возможностей искусственного ин-
теллекта. Рынок образовательных услуг становится глобальным, резко
усиливается конкуренция как за обучающихся, так и за преподавате-
лей, появляются новые игроки – цифровые образовательные платфор-
мы, значение которых в будущем будет постоянно возрастать.
Понятно, что все описанные выше тенденции будут продолжать-
ся в течение некоторого периода времени. Однако готовиться к ним
необходимо начинать уже сейчас. Иначе мы рискуем потерять свое
место в глобальном образовательном пространстве и/или превратиться
в сателлитов глобальных игроков из других стран. К сожалению, судя
по Прогнозу, эта опасность, являющаяся оборотной стороной возмож-
ности, до конца не осознается теми акторами, которые принимают ре-
шение о направлениях развития образования в РФ.
Охрана окружающей среды и использование природных ресурсов
Экономика потребления, в рамках которой проживает большая
часть населения земного шара, с каждым годом способствует возрас-
тающему объему приобретаемых товаров и услуг. Вместе с тем, с точ-
ки зрения максимизации прибыли со стороны компаний, срок исполь-

40
зования таких товаров постоянно снижается, а количество отходов от
их производства и потребления наоборот возрастает.
По подсчетам Мирового экономического форума 65 млрд тонн
сырья было использовано компаниями для производства товаров в
2010 году, и эта цифра увеличится до 82 млрд тонн к 2020 году. Таким
образом, линейная модель потребления ресурсов и производства това-
ров и услуг формирует систему, при которой возрастающее потребле-
ние способствует большим выбросам, тем самым еще больше загрязняя
окружающую среду.
В частности, российские предприятия ежегодно вырабатывают
3,5 млрд тонн отходов, включая 2,6 млрд промышленных; 700 млн
тонн – жидких отходов; 42 млн тонн – твердых бытовых; 30 млн тонн –
осадки очистных сооружений. 80% всего бытового мусора в России
вывозится на свалки. При этом Россия занимает одно из первых мест в
мире по количеству нелегальных свалок (17 тыс.).
В связи с этим, переработка промышленных и других отходов в РФ
становится стратегически важным вопросом как с точки зрения охраны
окружающей среды, так и устойчивого развития экономики в целом.
Данная проблема на сегодняшний день может быть решена с по-
мощью внедрения циркулярной экономики (circular economy) или эко-
номики замкнутого цикла, которая рассматривается экономистами в
качестве возможной новой модели функционирования мировой эконо-
мики. В рамках данной экономики потребитель платит не за товар, а за
его использование, беря его в аренду у той или иной компании. В связи
с этим, возникают дополнительные сопутствующие эффекты, которые
влияют как на дальнейшую стратегию компаний, так и создают допол-
нительные возможности для потребителей.
Формирование нового подхода в области производства, в первую
очередь, включает в себя принцип безотходного производства.
Институциональные преобразования в экономике
Одним из самых слабых разделов Прогноза является раздел «Ин-
ституциональные преобразования в экономике». Во-первых, любые
институциональные преобразования должны базироваться на анализе
того, что именно не устраивает в работе существующих институтов и
чего именно мы хотим достичь с помощью институциональных преоб-
разований. Во-вторых, необходимо осуществлять научно-обоснованное
институциональное проектирование (выстраивание последовательно-
сти институциональных преобразований – институциональной линей-
ки). В-третьих, целесообразно оценивать трансформационные издерж-
ки (издержки преобразования старых или имплантации новых институ-

41
тов), а также риски данного процесса (сопротивление изменениям, по-
падание в институциональные ловушки, институциональную несбалан-
сированность и т.п.) и способы их элиминирования. Однако ничего
подобного в разделе не содержится.
Возьмем, например, подраздел, посвященный приватизации го-
сударственного имущества. Естественный вопрос, который возникает у
незаинтересованного эксперта: зачем ее вообще проводить? Сущест-
вуют два возможных ответа на данный вопрос: (1) повышение эффек-
тивности экономики на базе развития частной инициативы и (2) напол-
нение бюджета. Оба ответа не имеют под собой разумного экономиче-
ского обоснования.
Если говорить об экономической эффективности, то, во-первых,
следует отметить, что существует масса свидетельств того, что госу-
дарственные корпорации могут быть не менее эффективными хозяйст-
вующими субъектами, чем частные. В условиях корпоративной формы
организации бизнеса проблема распределенного контроля существует
и для корпораций, в которых контрольный пакет акций принадлежит
государству, и для корпораций, характеризующихся дисперсным вла-
дением акций. Во-вторых, передача в руки частных инвесторов некон-
трольного пакета акций не имеет никакого отношения ни к развитию
института частной собственности, ни к стимулированию предпринима-
тельской инициативы.
С другой стороны, если целью приватизации является наполне-
ние бюджета, то перевод капитальных активов в текущие доходы –
очень плохой источник денежных средств. Другое дело, что в критиче-
ских ситуациях приходится прибегать и к нему. Но сейчас вроде бы
ситуация стабилизировалась …
Внешнеэкономическая деятельность
С 2014 г. внешнеэкономическая деятельность РФ характеризует-
ся активным поиском новых торговых стран-партнеров в связи с вве-
дением обоюдных санкций, как со стороны стран западного блока, так
и со стороны России. Несмотря на то, что объемы экспорта превышают
объемы импорта на протяжении последних двух лет, общий товаро-
оборот страны с каждым годом сокращается, а доля российской про-
дукции в мире постепенно снижается, что заставляет задуматься о пра-
вильности проводимых реформ в торговой политике государства.
С учетом глобальных трендов в мировой экономике, включаю-
щих в себя развитие информационных технологий и появления фено-
мена цифровой экономики, а также формирования новых форм взаи-
модействия и координации экономических агентов, возникает допол-

42
нительный риск значительного отставания отечественных товаров и
услуг с точки зрения их конкурентоспособности на мировой арене. Все
перечисленные выше тренды являются дополнительным негативным
фактором с точки зрения встраивания российских компаний в глобаль-
ные сети создания стоимости и формирования своих собственных.
В связи с этим, важно определить основные сектора экономики,
которые смогли бы стать «точками роста» для всей экономики страны
в целом. Но здесь стоит обратить особое внимание на то, что такие сек-
тора экономики должны, по сути, обладать определенными прорывны-
ми технологиями, которые могли бы быть использованы для производ-
ства конкурентоспособных товаров и услуг на мировом уровне.
В современном мире международное сотрудничество в экономи-
ческой сфере выходит за рамки торгового взаимодействия. Новой фор-
мой кооперации и одновременно новой формой конкуренции стано-
вится участие в глобальных цепочках создания стоимости (ГЦС). Со-
гласно подготовленному для Саммита лидеров стран G-20 документу
«Последствия глобальных цепочек создания стоимости для торговли,
инвестиций, развития и занятости», глобальные цепочки создания
стоимости, координируемые многонациональными корпорациями, за-
нимают в настоящее время 80% мировой торговли.
Использовать участие в ГЦС для изменения своей позиции в ми-
ровом разделении труда удается не всем. В качестве успешного приме-
ра можно привести опыт Китая, который из поставщика дешевой рабо-
чей силы превратился в одного из разработчиков высокотехнологичной
продукции. Во многом это связано с тем, что обязательными требова-
ниями для международной кооперации с участием китайских компа-
ний, выступали передача технологических разработок и размещение
центров НИОКР внутри страны.
Россия участвует в ГЦС в области самолетостроения, двигателе-
строения, автомобилестроения, животноводства преимущественно на
стадии конечного производства и дистрибуции. Как результат, те це-
почки, в которых мы занимаем относительно выгодные позиции, обла-
дают конкурентоспособностью преимущественно на внутреннем рын-
ке. Но в основном мы участвуем в международном разделении труда
как поставщики природных ресурсов. При этом в связи с развитием
новых, в том числе «зеленых» технологий и альтернативных источни-
ков энергии, наша роль в глобальных цепочках стоимости может све-
стись к минимуму.
Такое положение вещей связано, в частности, с тем, что вместо
развития собственных и заимствования уже существующих технологий

43
Россия взяла курс на сокращение инвестиций в НИОКР и приобрете-
ние готовых полуфабрикатов. Внутренние затраты на НИОКР в% к
ВВП в России на 2014 год составили всего 1,2%, тогда как в США эта
цифра составляет 2,7%, а в Южной Корее или Финляндии около 4%.
Следствием вышеописанных причин стало попадание в ловушку
международного разделения труда. В обрабатывающей промышленно-
сти это привело к технологической зависимости России от западных
стран. В животноводстве и рыбном хозяйстве – к зависимости от по-
ставщиков племенного материала. В военной промышленности – к
снижению обороноспособности вследствие риска прекращения поста-
вок и/или отключения уже поставленных систем управления. По неко-
торым видам продукции (станкостроение) зависимость российской
экономики от импорта достигла 90% (производство обуви) на конец
2013 года (лекарства – 72%, станки – 89%, одежда – 75%).
В связи со сложившейся ситуацией, политика импортозамещения в
том или ином виде должна была появиться и без введения западных санк-
ций и стать определенным локомотивом российской экономики с целью
поиска стратегических секторов экономики, способных выполнить две
важнейшие функции: обеспечить необходимый уровень независимости
стратегических секторов экономики (агропромышленный сектор, станко-
строение, машиностроение и т.д.), а также обозначить наиболее конкурен-
тоспособные отрасли российской экономики на мировом рынке.
На сегодняшний день, к сожалению, с точки зрения развития по-
литики импортозамещения, можно говорить в большей степени о смене
стран-партнеров, поставляющих в Россию те или иные товары. Основ-
ными нашими партнерами стали Беларусь, Египет, Аргентина, Бразилия,
Чили, Китай вместо стран ЕС. В связи с определенной удаленностью
многих перечисленных стран, стоимость соответствующих продуктов
возросла, а ее качество несколько снизилось. Вместе с тем националь-
ный агропромышленный сектор пока не в состоянии обеспечить все по-
требности российского населения необходимой продукцией.
Так, доля импортных потребительских товаров в товарных ре-
сурсах розничной торговли в 2013 г. составляла 44% от всего объема
товаров, а на конец 2016 г. эта цифра равнялась 40%. Таким образом,
снижение доли импортных потребительских товаров составило только
4%. Если рассмотреть долю импорта отдельных товаров в их товарных
ресурсах, то на июнь 2016 г. для мяса и птицы эта доля была равна
10,6%, для говядины – 43,2%, свинины – 9,7%, сыры – 24%, раститель-
ные масла – 16%, сухие молоко и сливки – 60%. В настоящий момент,
мы полностью можем обеспечить себя только мукой и крупой. По ос-

44
тальным товарным категориям наша зависимость от импорта сокраща-
ется, но очень медленными темпами.
С другими секторами российской экономики ситуация еще более
тяжелая, так как Россия не обладает современными технологиями про-
изводства в таких отраслях экономики, как машиностроение, автомо-
билестроение, фармацевтика, производство обуви, что оказывает за-
медляющий эффект на дальнейшее развитие этих отраслей.
Безусловно, возникшая геополитическая ситуация подталкивает
Россию к реализации политики импортозамещения. Однако в совре-
менных условиях во многих отраслях невозможно достичь высоких
показателей производительности труда без использования междуна-
родных цепочек создания стоимости, опираясь только на внутренние
мощности национальной экономики.
Для того чтобы радикально изменить ситуацию, необходимо ис-
пользовать правила эффективной кооперации, выработанные страна-
ми – лидерами глобальных цепочек создания стоимости:
1. Исследование целесообразности участия нашей страны в каж-
дой конкретной ГЦС должно опираться на проектный подход. Этот
подход необходимо использовать не только на этапе создания собст-
венных ГЦС, но и при решении вопроса об участии в ГЦС, контроли-
руемых транснациональными корпорациями.
2. При выработке стратегии участия в ГЦС приоритетное внима-
ние должно уделяться тем секторам хозяйства, в которых у страны есть
конкурентные преимущество и/или за которыми будущее. Это инфор-
мационно-коммуникационные технологии, когнитивные, нано и био-
технологии, атомная энергетика, ракетостроение и др.
3. Наиболее эффективным способом участия в международном
разделении труда является формирование собственных глобальных
цепочек создания стоимости, в которых российские компании высту-
пали бы в роли интеграторов.
4. Необходимо развивать на территории нашей страны основные
исследования и разработки, что требует постоянного увеличения вло-
жений в НИОКР.
Социально-экономическое развитие субъектов РФ
Социально-экономическое развитие регионов РФ характеризует-
ся высоким уровнем неоднородности практически по всем ключевым
показателям, что напрямую влияет на неустойчивое развитие отечест-
венной экономики.
Здесь стоит обратить внимание на существующие различия между
регионами как в размере территорий, их расположения по отношению к

45
другим российским регионам и странам-соседям, численности населе-
ния, климате, а также наиболее конкурентных секторов экономики в
рамках созданной инфраструктуры. Все это напрямую влияет на вели-
чину среднедушевых реальных доходов населения, которые различаются
более чем в 20 раз по субъектам РФ, а значит и на уровень потребления,
обеспеченности жильем, возможного уровня сбережений и инвестиций.
В связи с этим государству стоит обратить особое внимание на
проблему недофинансирования региональных бюджетов: из 79 дотаци-
онных регионов более половины имеют в настоящее время дефицит-
ный бюджет. Важно определиться не только с национальным разделе-
ниям труда в рамках существующих секторов экономики по регионам,
но также выстроить взаимосвязь между субъектами РФ для более эф-
фективного использования и потребления товаров и услуг, производи-
мых внутри страны. К сожалению, большое количество продукции, в
особенности агропромышленного комплекса, остается неиспользован-
ной в связи с транспортными и другими проблемами координации и
взаимодействия регионов.
Так как пространственное и природное разнообразие регионов зна-
чительно, для развития регионов целесообразно разработать программу,
нацеленную на специфические особенности конкретного региона, учиты-
вающую его богатства и достопримечательности. Так, например, регионы
Северо-Кавказского федерального округа имеют благоприятные условия
для развития агропромышленного комплекса, туризма, санаторно-
курортной сферы, электроэнергетики, добывающих и обрабатывающих
секторов промышленности, а также развитые транзитные функции. Одна-
ко до сих пор естественные преимущества остаются нереализованными,
поскольку Северо-Кавказский федеральный округ по-прежнему не обла-
дает инвестиционной привлекательностью в силу нестабильности эконо-
мической и социально-политической обстановки. Все субъекты Россий-
ской Федерации, входящие в состав Северо-Кавказского федерального
округа, имеют низкие показатели качества жизни населения.
Не способствует региональному развитию и политика эксклю-
зивности, проводимая руководством РФ в отношении некоторых субъ-
ектов. Так, Чеченской Республике выделяется около 7% всех средств
дотационной поддержки регионов, Республике Крым более 5%, Сева-
стополю – 5,6 млрд рублей (около 2%).
Характеристика целевого варианта прогноза
Целевым вариантом прогноза предполагается выход российской эко-
номики на траекторию устойчивого роста темпами не ниже среднемировых
при одновременном обеспечение макроэкономической сбалансированно-

46
сти. Для достижения данной цели предполагается переход к инвестицион-
ной модели роста. На стр. 213 заявляется, что для перехода к данной моде-
ли, необходимо разработать комплекс мер, направленных на решение ряда
задач (обеспечение снижения энергоемкости экономики, расширение форм
поддержки малого бизнеса и т.д.). Безусловно, данные задачи являются ак-
туальными и их решение необходимо. Однако в тексте документа не сказа-
но, какой конкретно комплекс мер необходимо реализовать для достижения
данных целей, с помощью каких рычагов будут достигнуты эти результаты.
На стр. 215 отмечается, что за счет более высокого профицита
счета текущих операций и сокращении оттока капитала будет происхо-
дить укрепление национальной валюты. При этом на стр. 214 говорит-
ся, что именно сложившийся курс национальной валюты создает хо-
рошие макроэкономические предпосылки для роста экспортной со-
ставляющей российской экономики. Таким образом, во-первых, непо-
нятно, что первостепенно. Во-вторых, не находит отражения утвер-
ждение, что отток капитала сократится. За счет каких мер и действий?
Далее на стр. 223 отмечается, что «…дальнейшее ослабление руб-
ля по целевому варианту до 69,7 руб./долл. приведет к росту экспортной
выручки на 16,7 по сравнению с 2017 г.». Таким образом, возникает во-
прос – каков прогноз по курсу рубля? Укрепление или падение?
Объем услуг в отрасли «телекоммуникации» к 2020 году соста-
вит 98,8% от уровня 2016 года (стр. 228). Непонятно, почему в данной
отрасли прогнозируется падение при общемировой тенденции развития
телекоммуникационных технологий.
Рост информационных технологий ожидается к 2020 году на
6,6% в сравнении с 2016 годом (стр. 229). А рост производства одежды,
выделки и крашения меха ожидается на уровне 39% (стр. 226). Непо-
нятно, почему в эпоху развития цифровой экономики ожидаемый рост
информационных технологий столь незначителен в сравнении с тради-
ционным производством.
Прогноз характеризуется отсутствием временной сбалансиро-
ванности: мало стратегии на фоне описания множества частных на-
правлений деятельности. Исключением является только первая часть,
где все прогнозные данные основываются на техническом макроэко-
номическом анализе международной экономической конъюнктуры,
демографической ситуации и политических условиях функционирова-
ния российской экономики.
В остальном складывается ощущение, что текст Прогноза пред-
ставляет собой сумму локальных текстов, описывающих достаточно
частные меры поддержки экономического развития, вплоть до пере-

47
числения отдельных положений законодательных актов и названий
институтов развития.
Основной стратегический недостаток – Прогноз уповает на не-
видимую руку, которая должна сама по себе вывести экономику на
новую траекторию роста. В качестве основания для оптимизма отме-
чаются незначительные темпы роста ВВП, промышленного производ-
ства и инвестиций в основной капитал при снижающихся показателях
инфляции. По мнению авторов Прогноза, это свидетельствует о начале
подъема. Действительно, после достаточно долгого периода ухудше-
ния экономической ситуации вектор движения основных показателей
изменился. Но в значительной степени это было связано не с экономи-
ческой политикой, которую проводит экономический блок Правитель-
ства, а с улучшением международной конъюнктуры, в частности, по-
вышением цен на нефть и оживлением экономик развитых стран.
В Прогнозе опять повторяется, что целевой установкой Прави-
тельства является задача таргетирования инфляции. Не экономический
рост, не повышение благосостояния населения, не создание институцио-
нальных условий для развития новых технологий и роста предпринима-
тельской активности, а сдерживание инфляции спроса через ограниче-
ние денежной массы – стерилизация экономики. По нашему мнению,
если целевым ориентиром денежно-кредитной политики в нашей стране
будут оставаться снижение уровня инфляции, а бюджетно-налоговая
политика будет ставить во главу угла наполнение бюджета за счет мани-
пуляций с курсом рубля по отношению к доллару и евро, мы продолжим
загонять себя в ловушку сдерживания экономического роста.
Авторы Прогноза постоянно повторяют, что текущая экономи-
ческая ситуация повышает уверенность предпринимателей в завтраш-
нем дне, а, значит, создает условия для увеличения инвестиционной
активности. Действительно, инвестиции в основной капитал увеличи-
лись во втором квартале текущего года на 6,3% по сравнению с тем же
периодом 2016 года. Но, во-первых, необходимо понимать базу, на ко-
торой это произошло (снижение в 2014-16 гг. составило гораздо боль-
шее число процентных пунктов), а, во-вторых, учитывать, что большая
часть этих инвестиций осуществлялась за счет собственных средств
реального сектора. То есть, кредитно-денежная система фактически не
обслуживала экономику. Что касается снижения уровня неопределен-
ности, то здесь можно поспорить. Проблема заключается не только в
санкционном противостоянии и слабой институциональной защищен-
ности российского бизнеса, но и в происходящей на наших глазах тех-
нологической революции, которая кардинально изменит экономиче-
ский ландшафт будущего.

48
Список использованных источников:
1. Анализ тенденций в бюджетно-налоговой сфере России // Бюллетень
Российского экономического университета имени Г.В. Плеханова,
Выпуск №6. Код доступа: http://www.rea.ru/ru/Pages/exspertixareu.aspx
2. http://www.gks.ru/
3. http://economy.gov.ru/minec/main
4. https://data.worldbank.org/indicator/SI.POV.NAHC?end=2015&locations=
RU&start=2002&view=chart
5. https://openreporter.ru/
6. Прогноз социально-экономического развития на 2017 г. и плановые
2018-2019 гг. Код доступа: http://economy.gov.ru/minec/activity
/sections/macro/2016241101
7. http://ec.europa.eu/eurostat/data/database

49
1.3. Международная рейтинговая оценка места
и роли России в новой реальности
Россия – это целая особая часть света, она соединяет два мира
(Восток и Запад), необъятность, безграничность, бесконечность русской
земли и русской души. Не может быть сегодня мира без России, как не
может быть Россия в изоляции от мира. Россия выполняет роль посред-
ника, буфера, «трансформатора», понижающего напряжение за счет во
многом саморазрушительной работы24. Она взяла на себя удары татаро-
монгольского, польско-литовского нашествий, первой и второй мировой
войны, а сегодня – различного рода санкций со стороны Запада.
Пройдя несколько этапов своего развития только в ХХ столетии
(Столыпинские реформы, революция, НЭП, Косыгинские реформы, «пере-
стройку» М.С. Горбачева, либеральные реформы Е. Гайдара и Б. Ельцина)
хозяйственная система РФ приобрела форму бюрократического олигархи-
ческого капитализма, находящегося в глубоком системном кризисе25.
Последние реформы за годы правления Ельцина Б.Н. (с
10.06.1991 по 31.12.1999) привели к разрухе в целом национальной
экономики. Так территория страны сократилась на 23,7%, население
уменьшилось на 10 млн. человек; детей стало меньше на 5 млн.; 3 млн.
детей не стали ходить в школу, 5 млн. оказались на улице; возникла
безграмотность и беспризорность; в 48 раз увеличилась детская смерт-
ность от наркотиков; в 3 раза снизился объем промышленной продук-
ции; в 13 раз сократился бюджет страны, в 20 раз увеличилось количе-
ство бедных; в 14 раз стало больше организованных преступных груп-
пировок. Указ о либерализации цен за несколько дней способствовал
росту цен на буханку хлеба с 20 копеек до 4 с лишним рублей. Средне-
годовая инфляция только в 1992 году составила 2600 процентов! Замо-
розка вкладов на сберкнижках превратила миллионы рублей сбереже-
ний населения в ничто, оставив их без средств существования. Возрос-
ла чудовищная смертность, заболеваемость граждан РФ. Средняя про-
должительность жизни упала до 68 лет у мужчин и 71 года для жен-
щин26.

24
Гринберг Р. С. Структурные реформы и перспективы развития экономики России // Совре-
менный мир и Россия: новая экономическая перспектива. М – Тамбов 2016, С. 42-52; Тенден-
ции развития кадрового потенциала российской науки. М.: Ин-т проблем развития РАН, 2008.
25
Тетерятников К.С. Перестройка мирового экономического порядка и вызовы для России //
Научные труды Вольного экономического общества России. Том 150. М., 2015. С. 86-109.
26
Журавлева Г. П., Смагина В.В. От новой экономической политики (НЭП-1) к новой эконо-
мической перспективе (НЭП-2) // в кн.: Современный мир и Россия: новая экономическая
перспектива. М.- Тамбов: Издат. дом ТГУ им. Державина Г.Р., 2016.- с.19-32.

50
Чрезмерное сокращение финансирования культуры, науки, обра-
зования и здравоохранения, благодаря развитию которых в СССР был
создан средний класс, а также перевод их на рыночные условия хозяй-
ствования также отрицательно сказался и продолжает сказываться на
усилении негативной динамики развития страны в целом.
Таким образом, сформированный в «лихие 90-е годы» анархофе-
одальный капитализм в РФ стал очередным препятствием для развития
еѐ экономики.
В книге «Россия. Надежды и тревоги» акад. Примаков Е.М. пи-
шет, что в безоглядной поспешности скорее установить частную соб-
ственность вместо государственной, новая либеральная власть способ-
ствовала массовому многомиллиардному разграблению национального
достояния. А после провозглашения Ельциным Б.Н. лозунга «Берите
столько суверенитета, сколько сможете проглотить» произошли изме-
нения государственно-территориального устройства России (дробле-
ние регионов, вместо автономных областей появились республики)27.
Первое пятнадцатилетие XXI века (2000-2015 гг.) характеризуют-
ся, в основном, продолжением политики реформирования российской
экономики, но уже с применением новых принципов развития страны по
пути формирования новой экономической перспективы, становления
новой модели социально-экономического развития28 в условиях новой
реальности или как иногда пишут, «новой нормальности».
Новым президентом РФ этого периода – Путину В.В., затем
Медведеву Д.А., и снова Путину В.В. – досталась «по наследству»
страна раздробленная, разграбленная, с деморализованным и обни-
щавшим большинством населения. Они принялись за единственно
возможное, постепенное и медленное еѐ восстановление. Ценой колос-
сальных усилий им удалось задержать падение России.
В этих условиях особенно важным становится разработка крат-
ко- и долгосрочных стратегий социально-экономического развития
страны, опирающихся не только на теоретические постулаты той или
иной экономической школы, но и в не меньше мере учѐт новой, сло-
жившейся в настоящем внутренней и внешней социально-
экономической и политической ситуации.
«Сегодня общество находится в совершенно новых условиях
существования, по которым у нас нет совершенно никакого опыта» –

27
Примаков Е. Россия. Надежды и тревоги. М.: ЗАО Центрполиграф. 2015. С.223.
28
Журавлева Г. П. Объективная необходимость и содержание новой модели социально-
экономического развития мира и России. В кн.: Векторы смены экономического курса. М.-
Тамбов, 2015, с.262-278.

51
писал Ж. Сисмонди в 1827 г. Высказанная некогда мысль становится
актуальной вновь, и человечество призвано скорректировать свои
взгляды, мотивы, интересы, цели, чтобы обеспечить гармоничное раз-
витие цивилизации.
В течение первых восьми лет президентства Путина В.В. стала
постепенно преодолеваться уродливая и односторонняя прозападная
ориентация во многих сферах деятельности в России, которая была
опасной для России, ибо могла привести ее к ликвидации самостоя-
тельности в историческом развитии страны. Положительной стороной
его нового курса стало укрепление внутренней стабильности России и
еѐ международного положения.
Наметились некоторые успехи: рост промышленности, рост ре-
альных доходов населения, особенно пенсионеров, прожиточного ми-
нимума, рождаемости населения и т.д. Несмотря на глобальный кризис
2008-2009 гг., удалось сохранить кредитно-банковскую систему, избе-
жать нового падения уровня жизни населения, несколько сдержать
рост безработицы. К успехам можно отнести солидный рост золотова-
лютных запасов, ликвидацию внешнего долга, важные внешние поли-
тические движения, рост авторитета страны в мире. По словам Путина
В.В., именно в эти годы были решены важнейшие, острейшие пробле-
мы страны и она, что называется, поднялась с колен.
В эти и последующие нулевые годы XXI столетия ситуация в
России, да и во всем мире усложнилась периодически повторяющими-
ся кризисами, длительной вялотекущей депрессией после 2008 г., осо-
бенно обострившимися геополитическими кризисами: в Украине,
США, Евросоюзе и России. Глобальный системный перманентный
(повторяющийся и продолжительный) кризис по сути привел к краху
монетарной модели развития экономики, восхваляемой и рекомендо-
ванной нам США, что ставит под сомнение саму парадигму развития
капитализма.
В эти годы, к сожалению, сохраняется бедность, плохой пред-
принимательский климат, не способствующий быстрому росту разви-
тия среднего класса в обществе, неэффективная система управления,
коррупция, высокий уровень преступности. И хотя Россия увеличила
свои золотовалютные запасы к 2014 г. до 25769 унций (по данным
МВФ) и вышла на 5 место по объему запасов золота в мире, к сожале-
нию, они во многом размещены не в России, а в зарубежных банках.
Россия увеличила объем свободных финансовых средства в ценные
бумаги американского правительства (в 2013 г.) до 150 млрд. долл. Это
позволило выйти России на 10 место в списке основных держателей

52
американских казначейских обязательств. Масштабы вывоза капитала
и «утечка умов» из России чрезмерны. Огромный разрыв в уровнях
доходов управленцев высшего звена и трудящимися в России продол-
жает расти, что порождает недовольство в стране.
Решение всех этих и других насущных проблем усложнялась па-
дением цен на нефть, газ (один из основных источников дохода госу-
дарства), падением курса рубля, необходимостью импортозамещения,
оказания помощи Крыму, Украине, Сирии.
Осложняет положение России и тот факт, что не по своей воли,
она оказалась втянутой в невиданную, даже во времена СССР гонку
вооружений по 4-м направлениям ядерного оружия: наступательным
ядерным вооружения, ядерному сдерживанию системы американской
ПРО, новейшему высокоточному гиперзвуковому ядерному оружию и
системам космической обороны против «их» гиперзвукового оружия. В
США принято решение на эти цели ассигновать до 700 млрд. долл. В
мире в ближайшие 20 лет ядерная энергетика вырастет на 50-70%, что
возможно будет способствовать росту ядерного оружия.
Но это не самые главные проблемы на фоне действительно ми-
ровых «вызовов». В мировой политике продолжается период неопре-
деленности. США не могут отказаться от идеи мирового лидерства. А
после признания несостоятельности модели однополярного глобально-
го мира в экономике принялись дробить мировую экономику на от-
дельные пространства, где собираются доминировать в каждой по от-
дельности.
Положение современной России в мире характеризуют еѐ эко-
номические рейтинги. Так, в списке 63 стран мира по ВВП 2016 г. (но-
минал в млрд. долл.) Россия занимает 14 место; по рейтингу процвета-
ния из 149 стран мира в 2016 г. Россия занимает всего лишь 95 место;
по индексу вовлеченности стран в международную торговлю (по дан-
ным 138 стран за 2014 г.) – 105 место; по рейтингу глобальной конку-
рентоспособности 138 стран мира в 2016-2017 гг. Россия оказалась на
43 месте. Соседями в этом списке оказались Панама и Италия. Силь-
ными сторонами российской экономики посчитали высокую распро-
страненность высшего образования, развитие инфраструктуры, улуч-
шение показателей бизнес-регулирования. К отрицательным факторам
были отнесены: низкая эффективность работы государственных орга-
нов, недостаточный инновационный потенциал, слабая развитость фи-
нансового рынка, дефицит доверия к финансовой системе, ослабление
внутреннего спроса, экономические санкции стран Северной Америки
и Западной Европы.

53
В рейтинге по уровню образования в 2016 г. Россия из 188 стран
заняла 32 место; а в рейтинге ведения бизнеса в 2017 г. из 189 г. Россия
поднялась за минувший год с 51 до 40 места, между Болгарией и Венг-
рией. По показателю простоты регистрации бизнеса РФ занимает 26
место; простоты регистрации прав собственности – 9 место; обеспече-
нию исполнения контрактов – 12 место; возможности кредитования –
44 место; по уровню налогообложения – 45 место; по уровню ведения
международной торговли – 140 место.
По данным индекса человеческого развития в 188 странах мира в
2015 г. Россия разделила 50 место вместе с Беларусью (индекс 0,798).
В этом рейтинге РФ поднялась на 7 позиций по сравнению с предыду-
щим годом с учетом следующих важнейших показателей:
средняя ожидаемая продолжительность жизни при рожде-
нии – 70,1;
средняя продолжительность получения образования 17,7;
валовой национальный доход на душу населения – 22 352
долл. в год (по ППС в ценах 2011 г.).
К негативным показателям отнесены: экономическое неравенст-
во среди населения; экономические проблемы; относительно низкая
продолжительность жизни (особенно среди мужчин). В этом рейтинге
Россия опережает своих соседей по группе БРИКС, где Бразилия зани-
мает 75 место, Китай – 90, Индия – 130.
Анализируя эти данные, нельзя не заметить падение темпа при-
роста ВВП в период первых 10-17 лет нового столетия. Так, если сред-
негодовой темп прироста ВВП в период 1999 – 2008 гг. составлял
6,9%14, то в 2010 – 2013 гг. этот темп сократился более, чем в 2 раза,
составив 3,4%) при непрерывном снижении с 2,5% в 2010 г. до 1,2% в
2013 г. Сохранение этой тенденции прогнозируется экономическими
властями и в предстоящий среднесрочный период: согласно представ-
ленному Минэкономразвития России сценарию до 2017 н. в период
2014 – 2017 гг. среднегодовой темп прироста ВВП, как по базовому,
так и по умеренно-оптимистическому варианту соответственно должен
составить 2,1 и 3,1%. В этой связи нельзя не вспомнить «Основные на-
правления деятельности Правительства РФ на период до 2018 г.», где
отмечалось, что устойчивый социально-экономический рост в 2013 –
2018 гг. возможен лишь при среднегодовых темпах роста не менее
5%д, а 2-3% в год – это критически мало. При такой динамике валового
внутреннего продукта не удастся сбалансировать экономические и со-
циальные составляющие развития страны. У нас же в 2015 г. спад был
3,7%). В этом году правительство исходит из того, что у нас сохранит-

54
ся небольшой спад – 0,3%, а в следующем 2017, ожидается рост в 1,4%
(сравните: 3% роста мировой экономики в 2016 г., по оптимистическим
прогнозам). Судя по этим данным, восстановление промышленного
научно-технического потенциала, больше чем на половину разрушен-
ного в ходе системного кризиса 1990-х годов, задерживается из-за со-
кращения прироста инвестиций (с 12,1% до 5,9% соответственно).
Кроме того, несмотря на то, что отток капитала сократился в 2,7
раз, он составил в октябре 2016 г. существенную сумму – 50 млрд.
долл., плюс выплаты долгов госкомпаниями западным банкам за по-
следние 2 месяца года. Итого страна лишилась 80 млрд. долл. на разви-
тие отечественной экономики.
Падение цен на нефть ниже 40 долл. за баррель – важнейший ис-
точник доходов государства в сырьевой, нефтегазовой модели развития
РФ – научным сообществом рассматривается как свидетельство исчер-
пания этой модели развития, что это ведет к более продолжительному
кризису, требующему более серьезных реформ.
Нынешний кризис характеризуется: снижением уровня жизни
населения, резким сокращением его покупательского спроса, ростом
цен на продукты (14%) (причем сильнее всего рост цен затронул соци-
ально значимые товары), безработицей (6%), инфляцией (12,9%), со-
кращением розничного товарооборота (на 10%), падением реальной
заработной платы (на 11%).
Россиян всѐ больше перестают устраивать зарплаты, число недо-
вольных за год выросло на 5%. Среди главных причин для недовольст-
ва 11% респондентов назвали уровень зарплаты; 41% – заявили, что им
«часто» не хватает денег до следующей зарплаты; 19% – жалуются на
задержки выплаты заработной платы.
В условиях нынешнего кризиса заработные платы режут, а они
растут, но не у всех. Так, по опубликованным данным Росстата, средне-
месячная начисленная заработная плата служащим госорганов РФ в 2015
г. в% к 2014, составила: в Государственной думе 136 975 руб., выросла
на 30,7%, в Совете Федерации соответственно – 173 933 руб. и 42,2%
роста; в Администрации Президента – 217 179 руб. и уменьшилась на
6,5%), в аппарате правительства – 237 757 руб. и уменьшилась на 7%.
Средняя зарплата у чиновников 100 000 руб., а у граждан РФ –
31 000.
Но средняя зарплата, условно говоря, это выплаты инспектору в
контрольном управлении в размере 13 тыс. руб. в месяц и несколько
сот тысяч для руководителей. Выходит, что у нас осталась система оп-
латы труда 20-х годов прошлого столетия, когда рабочий (на примере

55
1921 г.) получал 40-50 руб., а Дзержинский Ф.Э. – 13 500 руб. в месяц.
И тогда чиновники тоже обезопасили себя от разрухи. Необходимо
кардинально менять систему оплаты труда с тем, чтобы сократить раз-
рыв между бедными и богатыми в России, да и во всем мире, который
является сегодня самым колоссальным в истории человечества и стре-
мительно увеличивается с каждым годом29.
У нас сейчас прожиточный минимум на душу населения – 15 ты-
сяч. На немецких военнопленных тратили больше30. За последние годы
выросла средняя продолжительность жизни, рождаемость детей (во
многом из-за иммигрантов, которые постоянно пребывают в Россию,
что имеет положительные и отрицательные стороны).
Анализ состояния экономики РФ показывает, что несмотря на
падение доходов, недовольство зарплатами, в завтрашнем дне россияне
относительно уверены. Проведѐнный специалистами Фонда общест-
венного мнения в 2017 г. опрос населения в России показал, что рос-
сиянам для счастья нужна заработная плата в 50 тыс. руб. в месяц, бо-
гатыми они считают тех, кто зарабатывает в среднем 100 тыс. руб. в
месяц. При этом абсолютное большинство (63%) опрошенных счита-
ют, что разрыв в доходах мешает развитию России31.
Согласно мировому рейтингу счастья, Россия во время кризиса
стала гораздо счастливее. Если в 2012 г. Россия была на 76 месте (из
150 стран), в 2014 – 64 месте, то сегодня в 2017 г. уже на 49 месте. Са-
мой счастливой страной в 2017 г. оказалась Норвегия, за ней идут Да-
ния, Швейцария, Исландия и Финляндия. Сразу после России распо-
ложились Бельгия (50), Япония (51), Литва (52) и далее Белоруссия (67
место), Украина (132 место), из стран БРИКС – Бразилия (22), Китай
(79) и Индия (122).
Все приведѐнные рейтинговые данные характеризуют место
России в мире и еѐ результаты развития на определенную дату – 2016
г. или 2017 г. Если же эти показатели рассматривать в динамике, то
нельзя не заметить, что в сравнении с 2015 г. важнейшие из них, к со-
жалению, ухудшились. Так, ВВП снизился почти на 4%, реальные до-
ходы упали на 10%, розничный товарооборот – где-то на треть, значи-
тельно сократился потребительский спрос.
Для России неприемлемо положение периферийной страны, яв-
ляющейся придатком ядра мировой экономической системы. Россия
ещѐ обладает некоторыми конкурентными преимуществами, дающими

29
Фролова Н. Власть экономит на детях. // Аргументы недели. №50 (491). 29. XII. 2015. С.13.
30
Названа цена счастья в России // www.metronews.ru. понедельник 16 окт.2017.
31
Там же

56
шанс прервать тенденцию спада производства. Россия – одна из веду-
щих космических держав мира, ядерная сверхдержава. Она является
крупнейшим производителем и экспортером программного обеспече-
ния и информационных технологий, входит в шестѐрку мировых лиде-
ров по количеству патентов на инновационные технологии, и в пятѐр-
ку – по производству сельхозтехники, морских навигационных систем
и электронных карт, в строительстве гиперзвуковых авиационных сис-
тем. Россия имеет крупнейший в мире ледокольный флот и единствен-
ный в мире атомный ледокольный флот. Занимает второе место после
США по экспорту вооружения. Одновременно она входит в число
стран с наиболее богатым культурным наследием.
Россия – одна из локальных цивилизаций, уникальность и само-
бытность которой исключает простое копирование или прямое заимст-
вование чужого опыта, тем более его насильственное перенесение в
российскую действительность. Ей приходится искать пути интеграции
своей экономики в мировую систему хозяйствования. Главное при
этом – определение статуса, места своей экономики в современном
мире и выработка на этой основе соответствующей линии поведения. В
связи с этим существенное значение имеет реальная оценка сильных и
слабых сторон экономического и геополитического положения России
на фоне ведущих государств мира.
Следует отметить, что России предстоит развиваться в весьма
специфических условиях мирового хозяйствования, которые не обес-
печивают ей режим наибольшего благоприятствования. Новый миро-
вой порядок уже сформирован, и это заставляет страны, входящие в
глобальное пространство мирового рынка, действовать по единым
унифицированным процедурам, и Россия не в силах его принципиаль-
но изменить. Тем не менее сегодняшняя Россия обладает такими пре-
имуществами, которые не только позволяют ей достаточно успешно
войти в развивающееся мировое разделение труда, но и попытаться
обернуть глобальную конкуренцию в свою пользу.
К числу подобных преимуществ можно отнести:
богатые природные ресурсы, обеспечивающие основную
часть внутренних потребностей с граны в сырье;
огромные территории и емкий внутренний рынок;
высокий уровень образования и квалификации населения;
развитый научно-промышленный потенциал;
наличие научных школ, практическое приложение которых
сможет обеспечить развитие конкурентоспособных производств в
масштабах мирового рынка:

57
производственные комплексы, позволяющие наращивать
производство продукции с высокой добавленной стоимостью;
имеющийся опыт организации производств экспортной про-
дукции и рамках производственной корпорации с участием многих
стран (прежде всего СНГ, Азии, Ближнего Востока).
Россия может стать одной из стран, влияющих на глобальные
трансформации в мире, в тоже время быть стабилизирующим факто-
ром международной политики. Однако для этого ей необходимо ре-
шить проблемы, с которыми она столкнулась в последние годы, найти
оптимальную экономическую модель общественного развития32. Наи-
более действенной и эффективной стратегией интеграции России в ми-
ровую экономику является сочетание структурной перестройки эконо-
мики с ее ориентацией на активный рост экспорта. Именно через раз-
витие экспорта может быть достигнуто сохранение положительного
сальдо торгового баланса без сокращения импорта жизненно важных
товаров и могут быть решены проблемы погашения внешней задол-
женности.
Для индустриальной фазы социально-экономического развития
страны была характерна торгово-посредническая модель развития хо-
зяйственных связей. В новой реальности включения российской эко-
номики в мировую основывается на воспроизводственной (производ-
ственно-инвестиционной) модели взаимодействия национальных ком-
плексов, где важным звеном является не только купля и продажа това-
ров и услуг, но и другие звенья воспроизводственного процесса: дви-
жение капитала, рабочей силы, кредитно-финансовые и валютные от-
ношения и т.п.
Отсюда главная задача современной России – найти новое каче-
ство социально-экономического развития, сформировать экономику,
которая будет опираться на максимальную реализацию человеческого
потенциала.
В новой реальности Россия имеет уникальный шанс занять дос-
тойное положение в современном обществе мировых цивилизаций.

Список использованных источников:


1. Гринберг Р. С. Структурные реформы и перспективы развития эконо-
мики России // Современный мир и Россия: новая экономическая пер-
спектива. М – Тамбов 2016, С. 42-52
2. Тенденции развития кадрового потенциала российской науки. М.: Ин-
т проблем развития РАН, 2008.

32
Делягин М.Г. Мировой кризис: Общая теория глобализма. – М.: ИНФРА-М., 2003. С.638.

58
3. Тетерятников К.С. Перестройка мирового экономического порядка и
вызовы для России // Научные труды Вольного экономического обще-
ства России. Том 150. М., 2015. С. 86-109.
4. Журавлева Г. П., Смагина В.В. От новой экономической политики
(НЭП-1) к новой экономической перспективе (НЭП-2) // в кн.: Совре-
менный мир и Россия: новая экономическая перспектива. М.- Тамбов:
Издат. дом ТГУ им. Державина Г.Р., 2016.- с.19-32.
5. Примаков Е. Россия. Надежды и тревоги. М.: ЗАО Центрполиграф.
2015. С.223.
6. Журавлева Г. П. Объективная необходимость и содержание новой мо-
дели социально-экономического развития мира и России. В кн.: Век-
торы смены экономического курса. М.-Тамбов, 2015, с.262-278.
7. Фролова Н. Власть экономит на детях. // Аргументы недели. №50
(491). 29. XII. 2015. С.13.
8. Названа цена счастья в России // www.metronews.ru. понедельник 16
окт.2017.
9. Делягин М.Г. Мировой кризис: Общая теория глобализма. – М.: ИН-
ФРА-М., 2003. С.638.

59
Глава 2. Векторы социального
развития России
2.1. Стратегия модернизации социальной сферы:
мировые тенденции и российская практика
Мировая экономика начала XXI века характеризуется становле-
нием общества знаний, или "новой экономики", в которой ключевое
значение приобретают умственная сила людей и технологии, обеспе-
чивающие многократное ее возрастание. Человечество приближается к
переходу в инновационную фазу развития. Отличительной ее особен-
ностью и фундаментальной основой является повышенное внимание к
знаниям, как к непосредственной производительной силе и главному
производственному ресурсу.
Исследуя грядущую информационную революцию, П. Друкер,
писал, что «в основе всех трех этапов повышения роли знаний – про-
мышленной революции, революции в производительности труда и ре-
волюции в управлении – лежит коренное изменение значения знания.
Мы прошли путь от знания (в единственном числе) к знаниям (во мно-
жественном числе), т.е. к многочисленным отраслям знаний»33. Таким
образом, изменение роли знания признавалось важнейшим фактором
современного экономического развития.
Информационное общество повышает интерес к человеческому
капиталу, что усилило роль социальной инфраструктуры, а необходи-
мость развития связей между людьми привели к росту мобильности
населения и прогрессу в транспортной инфраструктуре. Реализация
инфраструктурных проектов, требующих больших материальных за-
трат, оказалась сложной задачей для государственных бюджетов34.
Эти процессы привели к появлению и развитию партнѐрских от-
ношений между государством и фирмами, более гибких, чем модель
иерархии и одновременно более интегрированных, чем атомистическая
рыночная система. Результатом этого стало формирование отношений,
построенных на горизонтальных связях и коллаборации, под которой
понимается механизм взаимодействий, участники которого постоянно

33
Druker P. The next Information Revolution. FORBS ASAP, August 24, 1998
34
Кузнецова О.Д., Мокий М.С., Кришталь И.С. Новые подходы к периодизации экономиче-
ской истории// Гуманитарные, социально-экономические и общественные науки. 2017. № 2.
С. 127-131.

60
обмениваются знаниями и другими ресурсами, взаимно используют
активы и координируют решения.
В информационном обществе детерминантой развития становят-
ся наука и университеты, развивающие еѐ, поэтому партнѐрские отно-
шения между государством и фирмами дополняются третьим субъек-
том – университетами и другими научными организациями, генери-
рующими знания. Обоснование возникающих в результате этого отно-
шений представлено в модели «тройной спирали» Г. Ицковича и Л.
Лейдесдорфа35.
В отличие от индустриальной экономики, где фактором откры-
тия нового, согласно теории Ф. Хайека, является конкуренция, в ин-
формационной экономике таким фактором выступает кооперация на
фоне общей гиперконкуренции. В командной экономике реальные
партнѐрские взаимодействия предприятий, университетов и государст-
ва отсутствовали, так как наука и бизнес были под контролем государ-
ства. В индустриальной экономике они вступают в парные взаимодей-
ствия с обратной связью, образуя двойные спирали: государство и
фирмы, университеты и фирмы, государство и университеты. Инфор-
мационной экономической системе требуется взаимодействие трѐх
субъектов, то есть образование тройной спирали, в которой эти субъек-
ты не просто сотрудничают, а перенимают друг у друга присущие им
функции, что позволяет некоторым авторам обосновывать в ходе ис-
следования трансформации взаимодействий субъектов экономики за-
кономерность появления государственно – частного партнѐрства
(ГЧП)36. Различные формы ГЧП позволяют допускать частного инве-
стора в сферы экономики, которые до недавнего времени были им не-
доступны.
Главными сферами экономики знаний становятся образование,
наука, интеллектуальные услуги, информационные технологии. В ма-
териальном производстве «новую экономику» представляют корпора-
ции, активно использующие управленческие инновационные техноло-
гии, корпоративные информационные системы, венчурные проекты.
Двадцатый век завершился исчерпанием возможностей развития
ресурсоориентированной модели экономики. Уголь и нефть дали силь-
нейший толчок развитию промышленности, транспорта, сельского хо-

35
Ицкович Г. Тройная спираль. Университеты – предприятия-государство. Инновации в дей-
ствии. Пер. с англ. под ред. А.Ф. Уварова. Томск: ТУСУР. 2010
36
Горяинова Л.В. Государственно – частное партнѐрство как закономерная форма трансфор-
мации взаимодействий государства и фирм// Научно – практический журнал «Экономика,
статистика и информатика». Вестник УМО, №4, 2014. С.35-40

61
зяйства, урбанизации и потребления. Теперь настало время информа-
ции и знаний.
Экономический рост является в основном следствием приложе-
ния двух факторов: во-первых, растущих вложений капитала и труда,
во-вторых, научно-технических инноваций, обеспечивающих более
высокую производительность.
К 2050 году темпы глобального роста составят 3%, в первую
очередь, за счет развивающихся стран, главная цель которых – повы-
шение уровня жизни. Эти страны дадут очередной мощный толчок
спросу на жилье, продовольствие, различные виды услуг. Динамика
роста ослабевает у стареющих обществ Европы и Японии. Но и они, не
желая снижать уровень благосостояния, увеличивают инвестиции в
образование, науку и инновации.
Следовательно, в будущем нужен не просто рост, а экологически
устойчивое, социально ответственное развитие.
Важно наладить эффективное потребление природных ресурсов,
использовать дефицитное сырье в замкнутых циклах и постепенно за-
менять его экологически чистым. Параллельно нужно создавать гло-
бальную систему контроля за ресурсами, обладающую максимальной
прозрачностью и высокими экологическими и социальными стандар-
тами. Пределы роста определяются пределами выносливости биосферы
и изобретательским гением человека. Первые – лимитированы, вто-
рой – потенциально безграничен.
В 1972 г. был опубликован доклад Римского клуба «Пределы
роста», впервые поставивший экологические проблемы в качестве ос-
новных для будущего развития экономики и общества37. Этот доку-
мент способствовал ускорению экологической перестройки промыш-
ленного общества в Европе и Северной Америке: повысилось качество
воздуха; улучшилось биологическое состояние рек и озер; снижается
загрязнение почв тяжелыми металлами; реорганизована промышлен-
ность по переработке отходов; увеличивается площадь лесов; снижает-
ся энергопотребление предприятий и др. В настоящее время главная
задача – повысить эффективность ресурсопотребления и ускорить пе-
реход к возобновляемым источникам энергии.
Необходим не просто переход от ускоренной экономической ди-
намики к эволюционному развитию, а новый курс осознанной коэво-
люции человека с природой. Для него характерна тенденция к демате-
риализации потребностей: переход от количественного наращивания

37
Медоуз Д., Рандерс Й., Медоуз Д. Пределы роста. - М.: Академкнига, 2007

62
потребления к удовлетворению потребностей, связанных с самореали-
зацией, коммуникациями, познанием себя и мира38.
«Ископаемый капитализм» уже превысил допустимые нагрузки
на важнейшие экологические системы. Индустриальные страны произ-
водят и потребляют больше, чем позволяют экологические системы.
Главным становится вопрос, каким способом будет расти мировой
ВВП. Рост должен сменить направление: от ископаемых к возобнов-
ляемым источникам энергии, от конечного к воспроизводимому сы-
рью, от расточения дефицитных ресурсов к экономике замкнутых цик-
лов, от разграбления природы к совместному с ней производству39.
В соответствии с длинными волнами Н.Кондратьева настало время
зеленой промышленной революции, основой которой станет революция
эффективности ресурсопотребления (производство большего из меньше-
го); переход на возобновляемые источники энергии и сырья, развитие
биоэкономики, бионики, биотехнологий, экологического земледелия.
В основе зеленой экономики – чистые или «зеленые» технологии
("cleantech‖ или greentech), предлагающие инвесторам и покупателям
конкурентоспособный доход одновременно с решением глобальных
проблем.
Чистые технологии работают с причиной экологических про-
блем, используя инновационные подходы, кардинально меняя продук-
ты, технологии и потребительское поведение. Чистые технологии сти-
мулируются покупательскими предпочтениями, а потому успешны на
рынках и имеют положительные финансовые результаты.
Рынок чистых технологий представлен широким спектром това-
ров, услуг, процессов, которые обеспечивают высокую производитель-
ность при снижении издержек, одновременно снижая или исключая
негативное воздействие на окружающую среду, более эффективное и
ответственное использование природных ресурсов.
Перед Россией в последние годы обозначились серьезные пробле-
мы. Первая из них – определиться с контурами будущей экономической
модели. Уже кризис 2008-2009 гг. четко показал необходимость поиска и
внедрения новой модели социально-экономического развития.
Приоритеты развитых зарубежных стран обозначились в ходе
экспертной дискуссии на Давосском форуме (2017г.), где были опреде-

38
Современные проблемы хозяйственного развития с позиций экономической теории. Под
ред. Е.В. Устюжаниной, М.В. Дубовик. М., РУСАЙНС, 2017
39
Фюкс Р. Зеленая революция. Экономический рост без ущерба для экономики. Пер. с немец.
- М.: 2016, 328 с.

63
лены основные направления глобальных изменений, прежде всего, в
социальной сфере.
В области занятости и образования технологическая революция
приведет к расширению занятости в сфере удовлетворения социальных
потребностей за счет высвобождения людей из реального сектора. По-
лучит развитие дистанционная занятость. Образование должно стать
обязательным и непрерывным.
В области охраны здоровья и здравоохранения ставится задача
довести продолжительность жизни при рождении до 90 лет, отодви-
нуть границу здоровой жизни до 70 лет. Получит развитие Onlain-
медицина. Предполагается снизить расходы на собственно здравоохра-
нение за счет повышения эффективности и распространения относи-
тельно дешевых способов контроля за здоровьем.
Предлагается пенсионная реформа, которая начнется с молодых
людей, только выходящих на рынок труда. Траекторией реформы ста-
нет персонификация пенсионных прав. Предлагается расширять доб-
ровольное личное накопление через различные финансовые институты;
каждый человек будет самостоятельно решать, в каком возрасте ис-
пользовать свои пенсионные накопления.
В области социальной защиты сфера ответственности государ-
ства будет сведена к обеспечению «базового гарантированного дохода»
всем жителям страны, независимо от их занятости и социального по-
ложения. Эксперименты с введением базового дохода в последние го-
ды проводились в Канаде, Индии, Бразилии и других странах. По мне-
нию канадских экономистов, выплата базового дохода не только по-
вышает средний уровень жизни и соответствует социальной справед-
ливости, но даже стимулирует создание новых рабочих мест. В Канаде
при получении безусловного дохода люди продолжают работать прак-
тически столько, сколько и раньше. Граждане больше времени тратят
на образование, уход за детьми, а при сокращении количества рабочих
часов повышается производительность труда. Но, с другой стороны, в
2015 г. жители Швейцарии на референдуме не поддержали предложе-
ние о введении ежемесячного гарантированного базового дохода в
размере 2800 долларов для всех граждан страны независимо от того,
работает человек или нет.
Необходимо стимулирование изменения отношения к ресурсам.
Постепенный переход на возобновляемые ресурсы; энергосбережение
в быту, в частности, при помощи использования солнечных батарей. В
Швеции и некоторых других стран предлагается через несколько лет
запретить продажу автомобилей с бензиновыми двигателями и перейти

64
на электромобили. Хорошие перспективы имеет создание системы со-
вместного пользования товарами длительного пользования. Во многих
странах уже работают фирмы, предоставляющие услуги car-sharing, а
Россия занимает первое место в мире по числу таких автомобилей.
В России также идет обсуждение стратегий и программ эконо-
мического развития.
Экономисты – государственники предлагают кейнсианские ме-
тоды стимулирования экономики: поддержка промышленности за счет
мягкой денежно-кредитной политики, отказ от регулирования инфля-
ции на низком уровне, усиление социальной защиты. Концепция эко-
номистов – либералов предусматривает поддержку бизнеса и частных
инвестиций, снижение зависимости бюджета от нефтяных цен, безде-
фицитный бюджет и низкую инфляцию.
Вопросы развития социальной сферы также остаются в центре
внимания. Главный вопрос – как наша страна вписывается в общеми-
ровые тенденции, обозначенные в Давосе.
До конца 2018 г. российское правительство намерено повысить
минимальный размер оплаты труда до уровня прожиточного минимума
(с 7,8 тыс. рублей до 11,2 тыс. рублей). В настоящее время в стране у
14% населения (около 20 млн. человек) официальные доходы не дотя-
гивают до прожиточного минимума40.
В большинстве развитых стран Запада государство не устанав-
ливает минимальный размер оплаты труда. Например, в США прожи-
точный минимум равняется стоимости потребительской корзины, ко-
торая рассчитывается в каждом штате самостоятельно. В странах Евро-
союза прожиточный минимум устанавливается законом. Но рассчиты-
вается по-разному. Во Франции государство устанавливает прожиточ-
ный минимум в размере 50% от минимальной зарплаты по стране (в
настоящее время она составляет 1350 евро в месяц). В Германии вели-
чину прожиточного минимума определяет правительство. В 2016 г. он
составил 646 евро на человека.
Реальные располагаемые доходы граждан России сокращаются
четвертый год подряд: в 2014 г. они упали на 0,7%, в 2015 г. – на 3,2%,
в 2016 г. – на 5,9%. С января по сентябрь 2017 г. доходы сократились
на 1,2% по сравнению с аналогичным периодом 2016 г. Причем изме-
нилась структура доходов: в 2016 г. 19,2% давали социальные выпла-
ты, тогда как в 2007 г. – 11,6%. Падение уровня жизни наблюдается на
всей территории страны. По мнению экспертов, для возобновления

40
По данным Росстата

65
роста доходов населения необходимо создать новые высокопроизводи-
тельные рабочие места, что позволит повысить не только уровень, но и
качество жизни населения.
В разгар кризиса 2013-2014 гг. многие компании, чтобы сохра-
нить штат сотрудников и избавить бизнес от избыточной финансовой
нагрузки по социальным статьям, перевело оплату труда «в тень». В
исследовании Центра социально-политического мониторинга РАН-
ХиГС показано: доля работников, получающих зарплату «в конвертах»
выросла в России за последний год до 44,8% с 40,3% в 2016 г.
В России в 2017 г. сформировался новый феномен – экономиче-
ский рост, который происходит за счет снижения доходов населения.
По итогам 2017 г. Минэкономразвития ожидает роста ВВП на 2%. Как
подсчитали в Институте роста им. Столыпина, темпы роста ниже сред-
немировых, которые составляют 3,5%, означают, что Россия может
навсегда отстать от ведущих стран. Причем, чтобы сократить разрыв
хотя бы к 2035 г., экономика должна расти темпами не менее 5% в год
в ближайшие 20 лет. Для этого необходимо вкладываться в человека.
Однако в бюджете на 2017-2019 гг. заложено сокращение номинально-
го уровня расходов на здравоохранение (-3,2%), образование (-0,3%) и
социальные выплаты (-0,4%). Сокращение социальных льгот подтвер-
ждает и министр труда и социальной защиты, объясняя это поэтапным
увеличением МРОТ.
Серьезной проблемой остается социальная дифференциация. С
начала 2017 г. продовольственная корзина для бедных подорожала на
9,4%, при этом общая инфляция выросла на 1,7%. Минимальная по-
требительская корзина Федеральной службы государственной стати-
стики состоит из 55 наименований продуктов, среди которых: заморо-
женная рыба, разные виды мяса, молоко, яйца, хлеб, картофель, капус-
та белокочанная, морковь, свежие огурцы… Этот перечень показывает,
что удорожание потребительской корзины отражается на тех, чьи до-
ходы не превышают прожиточный минимум, а таковых в стране насчи-
тывается 22 миллиона человек. Решать проблему предлагается с помо-
щью введения бесплатных продуктовых карточек, по которым можно
будет приобрести определенные продовольственные товары отечест-
венного производства. Предполагается, что сумма государственной
помощи будет составлять 1,1-1,4 тыс. рублей. Цель введения продо-
вольственных карточек – не только оказать социальную помощь, но и
поддержать отечественного производителя, рост потребительского
спроса, розничную торговлю, а в конечном счете ускорить темпы ВВП.
В России накоплен огромный опыт использования нормированного

66
снабжения41 в условиях дефицита продовольствия, но теперь речь идет
именно о поддержке семей, имеющих минимальные доходы.
Система продовольственных карточек существует в США с 1939
г. В конце 2016 г. получателями помощи (FoodStamps) в США явля-
лись 13% населения, или 43 млн человек, чьи доходы не превышают
прожиточного минимума. Получатель продовольственной помощи в
США каждый месяц может приобрести продуктов на 126 долларов.
В докладе МФВ (2015 г.), составленном на основе четырехлетних
наблюдений в 150 странах, сделан вывод о том, что растущее во всем ми-
ре имущественное неравенство является главным вызовом нашего време-
ни. Эксперты МВФ считают, что когда увеличиваются на 1% доходы са-
мых состоятельных 20% населения, то это ведет к сокращению ВВП на
0,1%, а когда на 1% возрастают доходы наименее состоятельных 20% на-
селения, то ВВП страны увеличивается на 0,4%. Неравенство не только
сокращает экономический рост, но снижает доступность и уровень обра-
зования населения, а с ним и производительность труда. Об опасности
имущественного расслоения предупреждает нобелевский лауреат по эко-
номике Джозеф Стиглиц42. Он пишет, что быстро растущий разрыв в до-
ходах между бедными и богатыми похоронил «американскую мечту»,
сделал для многих недоступными образование и медицину, сократил чис-
ленность среднего класса, который сползает в нищету.
В «Стратегии развития информационного общества в Россий-
ской Федерации на 2017 – 2030 годы» предполагается, что в результате
еѐ реализации должны быть сформированы:
национальные технологические платформы онлайн-
образования и онлайн-медицины;
единая инфраструктура электронного правительства;
национальная электронная библиотека.
При этом планируется сформировать у граждан представление о
преимуществах получения информации, приобретения товаров и полу-
чения услуг с использованием Интернета. Россиянам также гаранти-
руют возможность получать в электронной форме:
финансовые услуги;
онлайн-образование;
услуги онлайн-медицины, электронных библиотек;
государственные и муниципальные услуги43.
41
Кузнецова О.Д., Аверченко М.А. Организация продовольственного снабжения в годы Ве-
ликой Отечественной войны. //Вестник МГОУ. Серия: История и политические науки. 2015,
№3, с. 52-67
42
Стиглиц Дж. Великое разделение. Пер. с англ. М., Эксмо, 2016.
43
"Стратегия развития информационного общества в Российской Федерации на 2017 – 2030
годы" // ГАРАНТ.РУ: http://www.garant.ru/news/1110169/#ixzz4uWIXuSEF

67
Министерство здравоохранения РФ совместно с другими госу-
дарственными организациями и бизнес-структурами разработал ком-
плекс мер по внедрению цифровых технологий во всех лечебно-
профилактических учреждениях страны. Цифровая медицина стала
одним из блоков программы «Цифровая экономика». По прогнозу ми-
нистерства, к 2025 г. 99% медицинских учреждений страны будут
«оцифрованы».
К настоящему времени уже автоматизировано 75% рабочих
мест медицинских работников. Доступ к скоростному интернету име-
ют 72% медицинских организаций страны. Создана Единая государст-
венная информационная система в сфере здравоохранения (ЕГИСЗ): в
82 регионах работает дистанционная запись к врачу; начата реализация
программы «Бережливая поликлиника», цель которой повысить эффек-
тивность работы врачей и сэкономить время пациентов; электронный
документооборот уже используется в медучреждениях 72 субъектов
РФ. С 1 января 2018 г. вступает в силу закон, создающий правовые ос-
новы для внедрения телемедицинских технологий. Одно из последних
телемедицинских ноу-хау – интеллектуальные системы поддержки
принятия врачебных решений. Первая из них – для ранней диагностики
рака легкого на ранней стадии – уже проходит апробацию на базе фе-
дерального центра профилактической медицины. К 2025 г. в стране
заработает система индивидуального мониторирования здоровья.
Продолжается работа над пенсионной реформой, но до оконча-
тельных решений еще далеко. В частности, Минфин предложил ввести
в России пенсионную систему по примеру Австралии и Новой Зелан-
дии. Граждане сами станут перечислять деньги в пенсионный государ-
ственный фонд (всѐ в страховую часть) и могут отказываться от пенсии
или забирать средства на любые цели.
Формируется система непрерывного образования, в первую оче-
редь за счет развития дополнительного образования на всех этапах обу-
чения – от начальной до высшей школы, а затем и в течение всей жизни.
Именно образование обеспечит формирование «общества интеллекта и
творчества», призванного заменить «общество потребления».
Таким образом, направления модернизации социальной сферы в
России соответствуют мировым тенденциям, но осуществляются на-
много медленнее, что объясняется, с одной стороны, ограниченными
бюджетными возможностями, с другой – режимом санкций и сложной
геополитической обстановкой.
Для разрешения проблемы бюджетного ограничения мировая
практика накопила богатый опыт привлечения частного капитала в це-

68
лях развития социальной сферы. Опыт получает распространение в
России, в частности, в сфере образования.
Как видно из таблицы 1, одним из наиболее успешных в плане
привлечения частных капиталов элементов образовательной системы
России является дошкольное образование, хотя доля привлечѐнных
частных инвесторов в систему дошкольного образования в России ос-
таѐтся низкой – 4-5% по сравнению с развитыми странами (в Велико-
британии -22%, в Австрии- 18%, в Германии – 12%).
Таблица 1
44
Приоритетные подотрасли ГЧП и их потенциал в сфере образования
Отрасль Подотрасль Практика Потенциал
на текущий
момент
Образование Дошкольное образование Обширная Высокий
Образование Общее образование Имеется Высокий
Образование Начальное и среднее про- Отсутствует Низкий
фессиональное образование
Образование Высшее профессиональное Отсутствует Высокий по сопут-
образование (и сопутст- ствующим объек-
вующие объекты: общежи- там
тия и пр.)
Образование Дополнительное образова- Отсутствует Низкий
ние детей

Инфраструктурный дефицит в системе дошкольного образова-


ния в России достаточно ощутим: на начало 2017 года на территории
России насчитывалось 2849950 детей в возрасте от 0 до 7 лет, не
имеющих возможности посещать детские сады. Из них детей в возрас-
те от 3 до 7 лет – 576924, что составляет 45,4% от общего числа детей
на территории страны 45.
Такая ситуация обусловлена действием ряда причин: ростом ро-
ждаемости в последние годы, передачей части помещений детских са-
дов в аренду, снижением числа ведомственных садов.
Концессия является испытанным методом партнерства государ-
ства и бизнеса, но практически не применяема в сфере образования
России. Еѐ суть заключается в том, что концессионер за счет собствен-

44
Cайт Центра государственно – частного партнѐрства/ Ткаченко М.В. Основные положения
концепции (стратегии) развития государственно – частного партнѐрства в РФ до 2020г-М.:
2013. С30- Режим доступа: http://pppcenter.ru/assets/docs/conception_2020_16.10.2014.pdf.
45
Россия в цифрах. 2016: Крат.стат.сб./Росстат- M., 2016. С.138. // Сайт Федеральной службы
государственной статистики // Режим доступа: http://www.gks.ru/

69
ных или привлечѐнных средств создаѐт или реконструирует опреде-
ленное концессионным соглашением недвижимое имущество, право
собственности на которое принадлежит или будет принадлежать кон-
цеденту, осуществляет деятельность с использованием объекта согла-
шения. Концедент предоставляет концессионеру на срок, установлен-
ный соглашением, права владения и пользования объектом концесси-
онного соглашения для осуществления образовательной деятельности.
Существуют две основные концессионные модели, на основе ко-
торых могут быть реализованы инфраструктурные проекты в системе
дошкольного образования.
1.Модель «строительство – передача – обслуживание» (ВОТ).
Данная модель предполагает выполнение условий, при которых част-
ный инвестор осуществляет строительство и обслуживание объекта, не
участвуя в образовательном процессе. Возмещение затрат происходит
через арендные платежи по договору субаренды. В России по этой мо-
дели реализованы два проекта: реконструкция детского сада «Жарки» в
Новосибирской области на 124 места и стоимостью 60 млн руб.; строи-
тельство Центра развития «Золотой ключик» в Пермском крае на 121
место и стоимостью 40 млн руб.
Для частного инвестора возникает риск в связи с тем, что ос-
новной источник дохода – субарендные платежи, и не предусмотрено
прямой платы концедента концессионеру. Для публичного партнѐра
характерна высокая нагрузка на бюджет и риск, связанный с привлече-
нием частных инвесторов.
2. Модель «строительство – обслуживание – передача». После
принятия поправок в Федеральный закон «О концессионных соглаше-
ниях», позволяющих осуществлять прямые платежи концедента кон-
цессионеру, государству и частным инвестором станет привлекатель-
ной модель с аббревиатурой ВОТ46. При реализации инфраструктур-
ных проектов на основе ВОТ возможна организация частным партнѐ-
ром и обслуживания здания, и образовательного процесса. Возврат-
ность средств осуществляется через прямые платежи концессионеру.
Риски для частного инвестора обусловлены поиском заѐмных средств,
поскольку титул собственности по истечении концессионного согла-
шения переходит к публичному партнѐру. Эта модель наиболее при-
влекательна для государства, так как она снижает нагрузку на бюджет,
что способствует реализации инфраструктурных проектов на взаимо-
выгодных условиях. Если концессионер сам оказывает образователь-

46
Федеральный закон РФ от 21.07.2005 № 115-ФЗ "О концессионных соглашениях".

70
ную услугу, то может возникнуть риск из-за того, что в настоящее вре-
мя рынок операторов образовательных услуг в системе дошкольного
образования отсутствует.
В целом для привлечения частных инвестиций в систему до-
школьного образования с целью его развития на территории России
необходимо создание рынка операторов образовательной услуги, сти-
мулирование платѐжеспособного спроса населения на образовательные
услуги в этой системе.
Ещѐ одним механизмом привлечения частных инвестиций в об-
разование может стать формирование инвестиционных фондов. Миро-
вая практика свидетельствует о востребованности и эффективности
этого механизма финансирования системы образования. В 2007 году
Фонд Рокфеллера провѐл обсуждение возможностей создания и путей
развития мировой индустрии инвестирования с учетом социальных и
экологических факторов, в результате чего было сформировано опре-
деление и разработана концепция «impact investment».
―Impact investment‖определяют как «инвестиции, направленные
на создание положительного эффекта помимо финансовой отдачи»47.
Ключевым фактором является не только совмещение финансовых и
социальных результатов, но и то, что инвесторы целенаправленно
стремятся получить результаты в социальной и/или экологической
сфере. ―Impact investments‖ являются активными генераторами поло-
жительных социальных и экологических эффектов, инвестируя капитал
в активы, компании и фонды, чьи возможности и результаты масштаб-
нее традиционных благотворительных организаций. В русскоязычной
литературе для обозначения данной технологии инвестирования ис-
пользуют термин импакт инвестиции, или преобразующие инвестиции.
Импакт инвестиции позволяют достичь положительных соци-
альных и экологических эффектов посредством расширения доступа к
услугам нуждающихся в них людей или посредством производствен-
ных процессов, позитивно влияющих на общество через методы и спо-
собы производства, такие как: улучшение условий труда, повышение
энергоэффективности, ускорение накопления капитала на данной тер-
ритории, а также через закупку промежуточных товаров и услуг у не-
больших местных поставщиков и подрядчиков. Отраслями экономики
и потенциалом бизнеса по созданию более благоприятной среды для
населения путѐм привнесения социальных благ посредством обеспече-
ния пользователей доступом к необходимым товарам и услугам, вы-

47
J.P.Morgan, the Global Impact Investing Network (GIIN) and the Rockefeller Foundation, 2013.

71
ступают: жилищное строительство, образование, здравоохранение,
энергетика и финансовые услуги.
Примером применения технологии импакт инвестирования мо-
жет служить ретрофиттинг зданий бюджетных образовательных учре-
ждений в Лондоне в 2014г. с целью повышения их энергоэффективно-
сти и сокращения углеродосодержащих выбросов. Заказчиком проекта
выступили органы муниципальной власти Лондона, заключившие до-
говор со специально созданной для проекта организацией, предоставив
компании финансирование социального эффекта через социальные об-
лигации — большая же часть средств была собрана через обществен-
ные фонды и частные организации.
В результате реализации проекта компания получила финансо-
вые результаты, которые заинтересовали частный сектор и создали ба-
зу для дальнейшего развития преобразующих инвестиций. В результа-
те реализации проекта старые здания образовательных учреждений с
повышенной энергоэффективностью потребляют меньше энергии, что
позитивно сказывается на бюджете. Выгода для владельцев зданий
складывается из экономии на квотах по выбросам, экономии финансо-
вых средств на жилищно-коммунальное хозяйство. Можно говорить о
том, что применение преобразующего инвестирования является техно-
логией превращения ценности в стоимость.
Биржевым инструментом, позволяющим привлечь средства для
инвестирования в подобные проекты, являются торгуемые на бирже
фонды Exchange Traded Fund (ETF), получившие широкое распростра-
нение на Западе. В России в соответствии с Федеральным законом «О
внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской
Федерации» введены среди прочих биржевые паевые инвестиционные
фонды, которые могут считаться российским аналогом ETF.
В презентации Банка России "О ходе реализации мер по разви-
тию финансового рынка" говорится о сложностях, связанных с созда-
нием отечественного аналога ETF: "Нормы действующего законода-
тельства не позволяют создать инструмент, называемый в западной
практике ETF. Биржевые фонды (непрямой аналог ETF в соответствии
с Федеральным законом №156-ФЗ "Об инвестиционных фондах") су-
щественно отличаются по концепции от ETF"48. В настоящее время
разрабатывается концепция внедрения ETF на российский рынок. Про-
рабатываются вопросы, требующие внесения изменений в законода-
тельство. Разработаны указания Банка России «О составе и структуре

48
Официальный сайт Центрального Банка Российской Федерации

72
активов акционерных инвестиционных фондов и активов паевых инве-
стиционных фондов». Банк России существенно упрощает структуру
рынка коллективных инвестиций49.
Реализация импакт инвестирования в социальную инфраструк-
туру через биржевые инвестиционные фонды позволит сочетать в себе
преимущества коллективных инвестиций и биржевых инструментов и
обеспечить:
привлечение широкого круга инвесторов;
снижение рисков и защиту интересов инвесторов (пайщиков);
более высокую ликвидность;
стандартизацию;
особый режим налогообложения;
эффективную структуру управления активами.
Ещѐ одним механизмом привлечения частных средств в образо-
вание является создание фондов целевого капитала. В 2007 году в Рос-
сии вступил в силу Федеральный закон «О порядке формирования и
использования целевого капитала некоммерческих организаций». Фонд
целевого капитала — это отечественный аналог так называемого эн-
даумент-фонда, в котором аккумулируются пожертвования выпускни-
ков и заинтересованных компаний. Ежегодно многие вузы объявляют о
создании фондов. В соответствии с законом, чтобы фонд заработал, в
течение года нужно собрать как минимум 3 млн рублей, которые затем
передаются управляющей компании в доверительное управление50.
Отличие эндаумента от благотворительного взноса — неприкос-
новенность средств жертвователей. Университет не имеет права расхо-
довать собранные деньги: на его нужды идет лишь инвестиционный
доход. Помимо того, что эндаумент – фонд – это источник финансиро-
вания деятельности некоммерческой организации, он выступает пока-
зателем ее успешности. Структура портфеля фонда целевого капитала
консервативна: депозиты, облигации различных эмитентов, небольшая
доля акций, что объясняется необходимостью получения фондом дохо-
да. По законодательству фонд может быть расформирован, если стои-
мость чистых активов в результате доверительного управления целе-
вым капиталом падает в течение трех лет более, чем на 30%.
Фонд должен нести расходы на функционирование, оплату услуг
управляющей компании, предполагающее использование до 10% целе-

49
Указания Банка России от 05.09.2016 № 4129-У ―О составе и структуре активов акционер-
ных инвестиционных фондов и активов паевых инвестиционных фондов‖.
50
ФЗ РФ от 30.12.2006 № 275-ФЗ "О порядке формирования и использования целевого капи-
тала некоммерческих организаций".

73
вого капитала. Среди проблем функционирования фондов следует от-
метить особенности российского управления активами: управляющие
компании, как правило, подразумевают стратегию на год. Фонд целе-
вого капитала по российскому закону создается минимум на десять
лет. Горизонт управления в год препятствует реализации целей фонда.
Достаточно сложно университетам, понимающим специфику фондов
целевого капитала, донести до управляющих компаний, что фонды це-
левого капитала отличаются, например, от пенсионных фондов, по ко-
торым нельзя показывать убыток на конец года. Одним из крупнейших
фондов целевого капитала в России обладает Московский государст-
венный институт международных отношений (МГИМО), размер кото-
рого на конец 2016г. составляет 1 млрд 500 млн рублей 51.
Хорошие перспективы роста у фонда Сколковского института
науки и техники (Сколтеха), основатели которого поставили перед со-
бой амбициозную цель: аккумулировать $1 млрд. В этом случае фонд
будет покрывать до 30% бюджета института. В десятилетних планах —
увеличение объема до $2 млрд. 52.
В российской практике также имеют место благотворительные
фонды, наиболее успешна деятельность таких фондов, как: «Дина-
стия», В. Потанина, «Школа НКО».
Всѐ большее распространение получает в России финансирова-
ние образования с помощью грантов, которое осуществляется в соот-
ветствии с Федеральным законом "О науке и государственной научно-
технической политике"53.
Понимание значимости социальной сферы для создания экономики
знаний требует формирования партнѐрских отношений между акторами,
задействованными в общественном процессе и выстраивающими систему
партнѐрских отношений. Вопрос о том, кто из участников этих отношений
должен быть более деятельным в этой системе остаѐтся открытым.
Российская практика указывает на необходимость реализации
активной деятельности в решении этого вопроса со стороны прави-
тельства, прежде всего, в области совершенствования нормативно –
правовой базы. Сокращение бюджетного финансирования социальной
сферы в России делает принципиально важным поиск иных источни-
ков, привлечение частного капитала в эту сферу. Успешный мировой
опыт становится основой, на которой возможна разработка собствен-
ных решений, получающих распространение в России.

51
Сайт ФГБОУ ВО МГИМО (У) МИД РФ
52
Сайт Сколковского института науки и технологий, 2016
53
ФЗ РФ от 23.08.1996 №127"О науке и государственной научно-технической политике

74
Список использованных источников:
1. Горяинова Л.В. Государственно – частное партнѐрство как закономер-
ная форма трансформации взаимодействий государства и фирм// На-
учно – практический журнал «Экономика, статистика и информатика».
Вестник УМО, №4, 2014. С.35-40
2. Druker P. The next Information Revolution. FORBS ASAP, August 24,
1998
3. Ицкович Г. Тройная спираль. Университеты – предприятия-
государство. Инновации в действии. Пер. с англ. под ред. А.Ф. Уваро-
ва. Томск: ТУСУР. 2010
4. Кузнецова О.Д., Аверченко М.А. Организация продовольственного
снабжения в годы Великой Отечественной войны. //Вестник МГОУ.
Серия: История и политические науки. 2015, №3, с. 52-67
5. Медоуз Д., Рандерс Й., Медоуз Д. Пределы роста. – М.: Академкнига,
2007
6. Современные проблемы хозяйственного развития с позиций экономи-
ческой теории. Под ред. Е.В. Устюжаниной, М.В. Дубовик. М., РУ-
САЙНС, 2017. 289 с.
7. Сайт Федеральной службы государственной статистики // Режим дос-
тупа: http://www.gks.ru/
8. Стиглиц Дж. Великое разделение.Пер.с англ.М., Эксмо, 2016. 586 с.
9. Фюкс Р. Зеленая революция. Экономический рост без ущерба для эко-
номики. Пер. с немец. – М.: 2016, 328 с.
10. Стратегия развития информационного общества в Российской Фе-
дерации на 2017 – 2030 годы // ГАРАНТ.РУ:
http://www.garant.ru/news/1110169/#ixzz4uWIXuSEF
11. Ткаченко М.В. Основные положения концепции (стратегии) разви-
тия государственно – частного партнѐрства в РФ до 2020г// Cайт
Центра государственно – частного партнѐрства// Режим досту-
па:http://pppcenter.ru/assets/docs/conception_2020_16.10.2014.pdf
12. Россия в цифрах. 2016: Крат.стат.сб./Росстат-M.,2016. С.138. // Сайт
Федеральной службы государственной статистики // Режим доступа:
http://www.gks.ru/
13. Федеральный закон РФ от 21.07.2005 №115-ФЗ "О концессионных
соглашениях".
14. Impact Investments – An emerging asset class / J.P. Morgan, the Global
Impact Investing Network (GIIN) and the Rockefeller Foundation –
2010. – Global Research.
15. Официальный сайт Центрального Банка Российской Федерации //
Режим доступа: http: //www.cbr.ru/finmarkets/files/development
/init_070716(2).pdf

75
16. Указания Банка России от 05.09.2016 №4129-У ―О составе и струк-
туре активов акционерных инвестиционных фондов и активов пае-
вых инвестиционных фондов‖//Режим доступа: http: //www.cbr.ru/
17. ФЗ РФ от 30.12.2006 №275-ФЗ "О порядке формирования и исполь-
зования целевого капитала некоммерческих организаций".
18. Сайт ФГБОУ ВО МГИМО (У) МИД РФ// Режим доступа:
http://fund.mgimo.ru/
19. Сайт Сколковского института науки и технологий //
http://www.skoltech.ru/
20. ФЗ РФ от 23.08.1996 №127"О науке и государственной научно-
технической политике".

76
2.2. Внутренние противоречия развития
высшего образования в России
Реформа российского образования вообще и высшего образова-
ния, – в частности, уже не первое десятилетие лихорадит отрасль и по-
рождает жаркие дебаты в среде специалистов и широкой общественно-
сти. Явная нацеленность реформ на радикальный слом старой системы
и быстрое вхождение в мировые образовательные тренды, на фоне ес-
тественной инертности образовательной среды и медленной обновляе-
мости кадров приводит к перегибам, просчетам и общему снижению
качества образования. Все это вызывает недовольство реформами со
стороны всех участников образовательного процесса.
Оставляя в стороне полярные взгляды сторонников полного воз-
рождения советской системы образования или, напротив, безоговороч-
ного принятия мировых стандартов и современных тенденций в сфере
образования, отметим, что большинство специалистов сегодня при-
держиваются позиции «взять все лучшее и из мирового, и из советско-
го опыта», впрочем, редко уточняя реальное содержание этого «лучше-
го». И это понятно, ведь любая система образования несовершенна и
объективно противоречива.
Внутренние противоречия современной системы высшего обра-
зования носят диалектический характер:
– во-первых, они общие для всех стран, в той или иной степени
все государства и университеты мира сталкиваются с проблемами, по-
рожденными данными противоречиями;
– во-вторых, их невозможно устранить, более того, – нецелесо-
образно даже пытаться это сделать из-за их внутреннего единства;
– в-третьих, внутренние противоречия системы высшего обра-
зования в определенном смысле являются источником его развития,
определяя тот коридор, по которому должны идти реформы.
Рассмотрим четыре основных внутренних противоречия совре-
менной системы высшего образования (на примере экономического
образования) с точки зрения их содержания и способов смягчения. При
этом понятие «образование» будет рассматриваться и как результат, и
как процесс. Первые два противоречия носят концептуальный харак-
тер, определяя цели высшего образования в той или иной стране (обра-
зование как результат). Остальные два противоречия связаны с форма-
ми и методами обучения (образование как процесс).
Первое противоречие можно назвать дилеммой целей, и состоит
оно в противоречии между фундаментальностью (широтой и глубиной)
знаний и способностью их практической реализации в конкретной об-

77
ласти деятельности. Данное противоречие сопровождает высшее обра-
зование уже много веков, начиная с первых университетов. Понятно,
что фундаментальность и глубина знаний без практического «выхода»
превращается в схоластику, а попытки сформировать практические
навыки на поверхностных знаниях низводят высшее образование к
уровню среднего специального, обедняя интеллектуальный потенциал
страны.
Смягчить данное противоречие можно лишь путем разумного со-
четания фундаментальности и практической направленности. Между
тем, как это часто бывает в России, мы мечемся из одной крайности в
другую. Как известно, советское образование выгодно отличалось своей
фундаментальностью, но страдало оторванностью от реальных проблем,
что время от времени порождало кампании по «наведению мостов меж-
ду наукой и практикой». Поэтому с переходом к рыночной экономике
вполне закономерно возникла потребность придать высшему образова-
нию практико-ориентированный характер, что выразилось в так назы-
ваемом компетентностном подходе, зафиксированном в государствен-
ных стандартах высшего образования ФГОС ВПО и ФГОС ВО.
Сами по себе компетенции (перечисление базовых знаний, уме-
ний и навыков, которыми должен обладать выпускник) ничего не из-
менили в вузах, кроме возникновения цунами бумажно-методической
работы по бесконечному совершенствованию образовательных про-
грамм. Однако к компетенциям было добавлено резкое сокращение
учебного времени на изучение базовых дисциплин в пользу дисциплин
специальных, что нанесло сокрушительный удар по фундаментально-
сти высшего образования. Некоторые дисциплины полностью или час-
тично исчезли из образовательного процесса (например, в РЭУ – эко-
номическая география, история экономических учений), преподаватели
оставшихся базовых дисциплин вынуждены были уменьшать объемы
информации и круг рассматриваемых проблем, оставляя только наибо-
лее легкие для понимания. В результате некогда добротные и целост-
ные дисциплины превратились в набор отрывочных сведений.
Кроме общего сокращения учебного времени на фундаменталь-
ные и общеобразовательные дисциплины, наблюдалась также тенден-
ция к концентрации данных дисциплин во времени (на то, что раньше
изучали в течение двух семестров, сегодня выделяется только один),
что отрицательно сказалось на глубине и прочности знаний, – студенты
просто не успевали их «переваривать».
Появление новой редакции стандартов ФГОС ВО 3++ только
усугубляет ситуацию. С одной стороны, снято обязательное разделение

78
бакалавриата на академический и прикладной, а дисциплин – на базо-
вые и вариативные. Максимальный годовой объем учебных часов уве-
личен с 60 до 70 зачетных единиц, что дает возможность маневра. С
другой стороны, исходя из распределения часов между дисциплинами
и практикой, весь бакалавриат превращается в прикладной. Так, в
стандартах направления подготовки бакалавров 43.03.02 «Туризм»,
зарегистрированных в конце июня 2017 года, на освоение дисциплин
(модулей) отводится не менее 180 зачетных единиц, но не более 201,
тогда как по предыдущим стандартам – от 213 до 216. Одновременно
объем практики возрастает почти в два раза 54.
Таким образом, фундаментальное образование можно будет по-
лучить лишь в нескольких университетах, наделенных правом на соб-
ственные стандарты, а широкий общий и профессиональный кругозор
станет привилегией избранных. Общество неизбежно вернется к этой
проблеме, когда страна начнет терять свои преимущества в интеллек-
туальной сфере.
Второе внутреннее противоречие системы высшего образова-
ния – противоречие между массовостью и качеством. С одной стороны,
развитие высоких технологий и вступление в эру экономики знаний
(информационной экономики, виртуальной экономики) требует высо-
кообразованной рабочей силы во многих отраслях экономики. Так, в
Японии уже всерьез задумываются о введении всеобщего высшего об-
разования. С другой стороны, массовость высшего образования неиз-
бежно снижает его качество. И дело не только в недостатке финанси-
рования и преподавательских кадров, а в том, что далеко не все выпу-
скники средних школ способны усвоить университетские курсы. Вве-
дение всеобщего высшего образования усугубит разрыв между уров-
нем знаний в ведущих и «слабых» вузах, произойдет обесценение ди-
плома о высшем образовании на рынке труда.
Российская экономика уже однажды столкнулась с данным про-
тиворечием. После образовательного нигилизма девяностых годов, в
начале текущего столетия в России возродилось стремление к получе-
нию высшего образования. Многие родители не мыслили иного буду-
щего для своих детей, чего не скажешь о самих детях. Спрос на высшее
образование был настолько велик, что количество частных вузов росло

54
Федеральный государственный образовательный стандарт высшего образования – бакалав-
риат по направлению подготовки 43.03.02 Туризм // Координационный совет учебно-
методических объединений и научно-методических советов высшей школы. Портал Феде-
ральных государственных образовательных стандартов высшего образования. URL:
http://fgosvo.ru/uploadfiles/FGOS%20VO%203++/Bak/430302_B_3_30062017.pdf (дата обра-
щения: 31.08.2017)

79
немыслимыми темпами. В частные вузы поступали в основном те, кто
не прошел по конкурсу в государственные вузы и / или имел слабую
мотивацию к получению высшего образования. Частные вузы раздели-
лись на две категории. Одни превратились в фабрики по производству
«корочек», другие все же пытались поддерживать качество образова-
ния, совершенствуя материальную базу и привлекая лучшие препода-
вательские кадры, однако практически невозможно обучить тех, кто не
может или не хочет учиться. Диплом о высшем образовании постепен-
но терял свою значимость на рынке труда, который заполнили «спе-
циалисты» с копеечными знаниями.
Общее снижение качества высшего образования побудило прави-
тельство и Министерство образования и науки предпринять ряд реши-
тельных мер. Введение мониторинга эффективности вузов было призва-
но навести порядок в системе высшего образования. Жесткие критерии
эффективности, на основании которых принимается решение о государ-
ственной аккредитации, резко сократили количество не только частных,
но и государственных вузов. Одновременно шли не столько обусловлен-
ные объективными причинами, сколько инициированные сверху процес-
сы объединения (поглощения) вузов 55, зачастую превращая вновь обра-
зованные структуры в слабоуправляемые конгломераты.
В целом правительство последовательно осуществляет курс на со-
кращение высшего образования. Еще в конце 2012 года появилась так
называемая «дорожная карта», т.е. план мероприятий по повышению
эффективности образования на 2012 – 2018 гг., которая предусматривала
ликвидацию более 160 «неэффективных» вузов, сокращение количества
студентов на 20% (частично это связано с демографической ямой), а
преподавателей – примерно на 38% 56. Согласно официальной статисти-
ке, в 2015 году количество вузов сократилось на 5.7%, а в 2016 году –
еще на 8.8%, количество студентов – на 8.5% и 8.1%, соответственно 57.
Однако уменьшение количества не приводит к автоматическому повы-
шению качества, особенно в условиях постоянных изменений «правил

55
Дубовик М.В. Слияния и поглощения как орудие конкурентной борьбы на образователь-
ном ландшафте // Вестник Российского Экономического Университета им. Г.В. Плеханова.
2014. № 8(74). С. 3 - 11
56
Распоряжение Правительства РФ от 30 декабря 2012 г. № 2620-р «Об утверждении плана
мероприятий «Изменения в отраслях социальной сферы, направленные на повышение эффек-
тивности образования и науки»» стр. 88 // Официальный сайт Правительства РФ. URL: //
правительство.рф/gov/results/?page=10 (дата обращения: 06.08.2017)
57
Образование в 2016 году. / Официальный сайт Федеральной службы государственной ста-
тистики. URL:
http://www.gks.ru/wps/wcm/connect/rosstat_main/rosstat/ru/statistics/population/education/ (дата
обращения: 06.08.2017)

80
игры» для вузов. Пока падает и количество, и качество высшего образо-
вания. Резко сокращается численность научно-педагогических кадров, –
не только в результате вынужденного или добровольного ухода «старой
гвардии», но и из-за слабого притока нового поколения преподавателей.
Уже сейчас многим вузам (особенно техническим, аграрным) трудно
найти преподавателей, которые наряду с наличием опыта соответствова-
ли бы современным «критериям эффективности».
Думается, что данное противоречие можно несколько смягчить
путем приостановки (по крайней мере, торможения) безудержной ре-
организации вузов, а также бережного отношения к их научно-
педагогическому составу. Обязательное омоложение кадров – далеко
не всегда лучший способ повышения качества образования.
Следующее, третье противоречие системы высшего образования,
тесно связано с особенностями преподавательской деятельности. Речь
идет о противоречии между научной и преподавательской функцией
профессорско-преподавательского состава вуза. Данное противоречие
проявляется в том, что при ограниченности рабочего времени каждый
преподаватель, реализуя одну из функций, должен жертвовать другой.
При этом альтернативные издержки у преподавателей разные и зависят
от личных талантов и склонностей. Научная деятельность и преподава-
тельская деятельность – это две разных профессии. Серьезный ученый
и одновременно блестящий лектор, талантливый педагог, способный
передавать знания и «тянуть» дисциплину в полном объеме независимо
от своих научных предпочтений, – редчайшее явление в сфере высшего
образования. Тем не менее, любой преподаватель вуза в той или иной
степени должен совмещать эти две функции: научная деятельность
позволяет включать в курс дисциплин самые актуальные проблемы,
результаты и достижения, а преподавательская деятельность помогает
открыть новые горизонты исследований.
В советской системе образования существовала так называемая
вузовская наука, представлявшая собой прикладные исследования в
тесном контакте с крупными предприятиями, а фундаментальная наука
развивалась на базе подразделений Академии наук. Преподавательская
функция считалась в вузах главной и определяющей, научная деятель-
ность – желательной, но не строго обязательной. Исследования и пуб-
ликации в основном осуществлялись на основе научных интересов, «по
зову сердца», их количество было сравнительно небольшим, а качество
довольно высоким.
Вместе со стремлением оказаться в мировых рейтингах и введе-
нием критериев эффективности вузов изменился и подход к соотноше-

81
нию научной и преподавательской функции в вузах. Так, согласно це-
левым ориентирам Министерства образования и науки на 2018 год, 8
российских университетов должны войти в ТОП-200 ведущих мировых
университетов58, а для этого необходимо, прежде всего, увеличить
присутствие российских вузов в различных международных наукомет-
рических системах и долю иностранных студентов в общем континген-
те обучающихся. Поэтому и российские критерии эффективности ву-
зов, лежащие в основе ежегодного мониторинга, определяющего даль-
нейшую судьбу учебного заведения, разработаны с учетом целевых
ориентиров. Так, из 62-х показателей работы вуза к международной
деятельности относятся 13, к научно-исследовательской деятельно-
сти – 16, т.е. почти половина. При этом из 16 научно-
исследовательских критериев 6 напрямую связано с публикационной
активностью и еще 6 – с доходами от научной деятельности. В разделе
«Образовательная деятельность» – 15 показателей, из которых 8 каса-
ется качественного уровня поступивших59. Сама образовательная дея-
тельность (количество часов контактной работы со студентами и чис-
ленность студентов на одного преподавателя, количество студенческих
конференций и олимпиад, численность студентов, участвующих в на-
учных исследованиях и т.д.) в системе критериев эффективности вузов
отсутствует.
Для того чтобы выжить, современным вузам нужно заниматься
преимущественно научно-исследовательской деятельностью, жела-
тельно – коммерческой направленности. В результате рост количества
публикаций приобретает лавинообразный характер. В 2014 – 2016 гг.
число публикаций, индексируемых РИНЦ (российский индекс научно-
го цитирования), увеличивалось в среднем на 10% ежегодно, а за 9 ме-
сяцев 2017 г. уже выросло на 9.4% 60. Появились околонаучные ком-
мерческие структуры, предлагающие преподавателям и научным ра-
ботникам повысить индекс Хирша (публикационной активности), а
также опубликовать статьи в журналах, индексируемых в Web of
Science и Scopus (международных наукометрических системах). Каче-
ство научных публикаций настолько упало, что в 2017 году РИНЦ вы-

58
Целевые ориентиры Минобрнауки России на 2018 год // Официальный сайт Министерства
образования и науки Российской Федерации. URL: //минобрнауки.рф/инфографика/6637
(дата обращения: 06.08.2017)
59
Мониторинг 2017 // Официальный сайт Главного информационно-вычислительного центра
Министерства образования и науки Российской Федерации. URL:
http://indicators.miccedu.ru/monitoring/?m=vpo (дата обращения: 19.09.2017)
60
Статистика по информационным ресурсам // Научная электронная библиотека
eLIBRARY.RU. URL: https://elibrary.ru/stat_time_items.asp (дата обращения: 12.09.2017)

82
нужден был исключить из своего списка 344 журнала (из почти 6 ты-
сяч), и лишь 650 журналов были признаны соответствующими между-
народным критериям и имеющими значительную научную ценность.
Таким образом, сегодня мы наблюдаем резкий крен в сторону
научно-практической деятельности университетов. Это было бы не-
плохо, учитывая, что все университеты мира давно уже живут в таком
режиме, если бы не достигалось в ущерб образовательной деятельно-
сти. Многие преподаватели университетов признаются, что работа со
студентами отошла на третий план, все время поглощает научная дея-
тельность, а также оформление планово-отчетной документации для
многочисленных проверок и аккредитаций.
Между тем основная задача вуза – образование, т.е. передача
знаний и навыков, формирование мышления. Погоня за мировыми рей-
тингами, коммерциализация науки – требование рынка образователь-
ных услуг, но вряд ли соответствует национальным интересам и спо-
собствует росту интеллектуального потенциала страны. Необходимо
остановить искусственное форсирование научной деятельности препо-
давателей и уделять больше внимания совершенствованию качества
процесса образования.
С качеством процесса обучения тесно связано четвертое проти-
воречие системы высшего образования, – противоречие между тради-
ционными и электронными методами обучения. Это противоречие
появилось сравнительно недавно, и обусловлено оно стремительным
развитием информационных технологий.
Электронное образование (e-learning, digital education, on-line
education) начало особо бурно развиваться в США и ЕС лет 15 назад,
когда жесткая конкуренция на рынке образовательных услуг взяла верх
над традиционной консервативностью университетов. Инвестиции в
развитие электронных технологий образования и их внедрение стали
выгодным вложением по нескольким причинам.
Во-первых, электронное образование позволяет привлечь боль-
ший контингент студентов за счет сравнительно низкой стоимости
обучения, обусловленной экономией на инфраструктуре и заработной
плате. При этом экономия быстро и с лихвой покрывает затраты на
организацию электронного обучения.
Во-вторых, электронное обучение смягчает конфликт между
ментальностью преподавателей – «digital immigrants» (цифровых им-
мигрантов, «приезжих» в виртуальном мире) и студентов – «digital
natives» (цифровых аборигенов, выросших в виртуальной среде), что

83
приближает образовательную среду к ментальным запросам современ-
ной молодежи, привлекая больше студентов в университеты.
В-третьих, создание электронной образовательной среды сущест-
венно расширяет возможности доступа к мировой информационной ко-
пилке, облегчает создание сетевой системы образования, принося уни-
верситетам выгоду от положительных экстерналий информатизации,
например, в виде экономии на формировании библиотечного фонда.
В России электронное образование развивалось с некоторым за-
позданием. Конечно, «первые ласточки» появлялись уже в 90-х годах
прошлого века. Так, еще в 1993 году в РЭУ (тогда – РЭА) им. Г.В.
Плеханова был разработан первый интерактивный учебник «Основы
рыночной экономики», а в 2004 г. – более совершенные в программном
и методическом отношении компьютерные интерактивные учебники
по микроэкономике и макроэкономике. Однако процесс развития элек-
тронного образования носил фрагментарный характер, зачастую ис-
пользуя не лучшую мировую практику. Так, с 2007 года, с подачи Ми-
нобрнауки РФ, в вузах России началось повсеместное внедрение цен-
трализованной и платной (!) системы компьютерного тестирования
знаний (Единый портал интернет – тестирования в сфере образования
i-exam), в которой качество материалов и объективность оценки остав-
ляют желать лучшего.
В 2012 г. понятия электронного и дистанционного обучения бы-
ли закреплены в Законе об образовании в РФ61, последовательное раз-
витие электронного образования заложено в Государственной про-
грамме «Развитие образования на 2013 – 2020 гг.», «Программе разви-
тия электронного образования в России на 2014 – 2020 гг.», подготов-
ленной Минобрнауки РФ, и множестве других документах.
Тем не менее, развитие электронного образования в России идет
медленно. Причины хорошо известны 62: недостаточное финансирова-
ние вузов, отсутствие нормативно-правовой базы, в том числе в облас-
ти защиты авторских прав, дефицит специалистов по разработке и за-
полнению электронной среды, слабое стимулирование преподавателей
к использованию новых электронных технологий. В принципе, через
эти трудности проходили все ведущие университеты мира, именно по-
этому некоторые стали объединять свои усилия, например, создавая

61
Федеральный закон «Об образовании в Российской Федерации» от 29 декабря 2012 г., №
273-ФЗ, статья 16, с. 55 - 56 // Официальный сайт Министерства образования и науки РФ.
URL: минобрнауки.рф/документы/2974 (дата обращения: 12.09.2017)
62
Шкапенко Т.М. Электронное обучение: актуальное состояние проблемы в вузовской сис-
теме образования России и зарубежных стран // Вестник МГИМО Университета. № 6 (33).
2013. С. 74

84
массовые открытые онлайн – курсы (такие как Coursera) и системы
дистанционного обучения (такие как Moodle).
Наше отставание в области электронного образования имеет и
определенные плюсы: мы имеем возможность учесть как положитель-
ный, так и отрицательный опыт, не наступая на грабли, по которым
уже прошлись зарубежные коллеги. Первый урок, который мы должны
извлечь из зарубежного опыта: электронная среда должна быть качест-
венной не только в техническом, но прежде всего – в учебно-
методическом отношении, а для этого необходимы особые навыки
преподавателей – разработчиков и преподавателей – пользователей.
Второй урок: далеко не все современные студенты безоговорочно
предпочитают электронное образование. Об этом свидетельствуют и
многочисленные опросы, и определенный ренессанс спроса на тради-
ционное образование. Кстати, многие иностранные студенты едут в
Россию именно за классическим образованием, – как выразился один
из них, электронное образование создает ощущение, что учишься не в
университете, а в банкомате. Третий урок: никакие онлайн – курсы и
групповые занятия, даже самые интерактивные, не заменят живого об-
щения студентов с преподавателем и между собой, – воспитательную
функцию образования нельзя реализовать дистанционно.
Именно поэтому крупные зарубежные университеты предпочи-
тают использовать смешанные формы обучения. О необходимости ис-
пользовать оба подхода к образованию говорят и российские исследо-
ватели 63. Главное, чтобы развитие электронного образования не со-
провождалось полным уничтожением традиционного. Для этого нуж-
но, во-первых, найти оптимальное соотношение между контактными
часами и работой в электронной среде в зависимости от года и уровня
обучения (так, на первом курсе бакалавриата аудиторных часов должно
быть больше); во-вторых, использовать «индивидуализированные»
системы электронного образования, позволяющие преподавателям и
студентам находиться в постоянном контакте.
Подводя итог, заметим, что при выработке как стратегии разви-
тия, так и конкретных реформ в системе высшего образования, его
внутренние противоречия должны не просто учитываться, а служить

63
Баринова Н.В. Проблемы развития дистанционного и электронного образования в России //
ИТпортал. 2017. № 2. С. 78 (14). URL: http://itportal.ru/science/tech/problemy-razvitiya-
distantsionnogo-/ (дата обращения: 29.09.2017); Синдеева К.А., Лебединская М.И. Дистанци-
онное обучение в высшей школе. // Совет ректоров. 2016. № 2. С. 80 – 86; Дворянчиков Н. В.,
Калашникова Т. В., Печникова Л. С., Фролова Н. В. Использование электронного обучения в
образовательном процессе: проблемы и перспективы // Психологическая наука и образова-
ние. 2016. Т. 21. № 2. C. 78. doi: 10.17759/pse.2016210209

85
критериями эффективности: удалось ли найти компромисс, не впадая в
крайности? При таком подходе успех реформы высшего образования
зависит не от победы нового над старым, передового над консерватив-
ным, а от искусного лавирования между противоположностями в по-
пытках максимально смягчить противоречия и согласовать интересы.
Образно говоря, реформа высшего образования должна напоминать не
метание между скалистыми берегами, а поиск удобного и безопасного
фарватера.

Список использованных источников:


1. Федеральный закон «Об образовании в Российской Федерации» от 29
декабря 2012 г., №273-ФЗ, статья 16, с. 55 – 56 // Официальный сайт
Министерства образования и науки РФ. URL: минобрнау-
ки.рф/документы/2974 (дата обращения: 12.09.2017)
2. Целевые ориентиры Минобрнауки России на 2018 год // Официальный
сайт Министерства образования и науки Российской Федерации. URL:
//минобрнауки.рф/инфографика/6637 (дата обращения: 06.08.2017)
3. Распоряжение Правительства РФ от 30 декабря 2012 г. №2620-р «Об
утверждении плана мероприятий «Изменения в отраслях социальной
сферы, направленные на повышение эффективности образования и
науки»» стр. 88 // Официальный сайт Правительства РФ. URL: // пра-
вительство.рф/gov/results/?page=10 (дата обращения: 06.08.2017)
4. Федеральный государственный образовательный стандарт высшего
образования – бакалавриат по направлению подготовки 43.03.02 Ту-
ризм // Координационный совет учебно-методических объединений и
научно-методических советов высшей школы. Портал Федеральных
государственных образовательных стандартов высшего образования.
URL:
http://fgosvo.ru/uploadfiles/FGOS%20VO%203++/Bak/430302_B_3_3006201
7.pdf (дата обращения: 31.08.2017)
5. Мониторинг 2017 // Официальный сайт Главного информационно-
вычислительного центра Министерства образования и науки Россий-
ской Федерации. URL: http://indicators.miccedu.ru/monitoring/?m=vpo
(дата обращения: 19.09.2017)
6. Образование в 2016 году. / Официальный сайт Федеральной службы
государственной статистики. URL:
http://www.gks.ru/wps/wcm/connect/rosstat_main/rosstat/ru/statistics/popul
ation/education/ (дата обращения: 06.08.2017)
7. Статистика по информационным ресурсам // Научная электронная
библиотека eLIBRARY.RU. URL: https://elibrary.ru/stat_time_items.asp
(дата обращения: 12.09.2017)

86
8. Баринова Н.В. Проблемы развития дистанционного и электронного
образования в России // ИТпортал. 2017. №2. С. 78 (14). URL:
http://itportal.ru/science/tech/problemy-razvitiya-distantsionnogo-/ (дата
обращения: 29.09.2017)
9. Дворянчиков Н. В., Калашникова Т. В., Печникова Л. С., Фролова Н.
В. Использование электронного обучения в образовательном процессе:
проблемы и перспективы // Психологическая наука и образование.
2016. Т. 21. №2. C. 78. doi: 10.17759/pse.2016210209
10. Дубовик М.В. Слияния и поглощения как орудие конкурентной борь-
бы на образовательном ландшафте // Вестник Российского Экономи-
ческого Университета им. Г.В. Плеханова. 2014. №8(74). С. 3 – 11
11. Синдеева К.А., Лебединская М.И. Дистанционное обучение в высшей
школе. // Совет ректоров. 2016. №2. С. 80 – 86
12. Шкапенко Т.М. Электронное обучение: актуальное состояние про-
блемы в вузовской системе образования России и зарубежных стран //
Вестник МГИМО Университета. №6 (33). 2013. С. 74

87
2.3. Стратегия развития
пенсионного страхования в России
Стратегия развития пенсионной системы Российской Федерации
была разработана еще в мае 2012 года в соответствии с президентски-
ми указами. Целями развития пенсионной системы в ней были заявле-
ны такие как:гарантирование социально приемлемого уровня пенсион-
ного обеспечения и обеспечение долгосрочной финансовой устойчиво-
сти пенсионной системы. Для достижения поставленных целей необ-
ходимо было решить ряд задач: обеспечить адекватный коэффициент
замещения, обеспечить размер пенсии на уровне не ниже чем МРОТ в
России, установить единый тариф страховых взносов для всех катего-
рий работодателей, сформировать трехуровневую пенсионную систему
для групп с разными доходами (для средне – и высокодоходных кате-
горий – с опорой на добровольное пенсионное страхование и негосу-
дарственное пенсионное обеспечение при условии развития этих ин-
ститутов), развивать институты добровольного пенсионного страхова-
ния и негосударственного пенсионного обеспечения как базы для фор-
мирования накопительной пенсии.
Остановимся поподробнее на перспективах достижения каждой
из поставленных задач и возможных препятствиях этого процесса.
Адекватный коэффициент замещения.
В 102 Конвенции Международной организации труда (МОТ) го-
ворится о том, что размер коэффициент замещения пенсией утраченно-
го заработка (коэффициент замещения) не должен быть менее 40%, а
целевой уровень – 60%.64 Это означает, что пенсия после прекращения
трудовой деятельности должна быть не меньше 40% от прежних дохо-
дов (заработка) еѐ получателя. Рассчитаем средний коэффициент за-
мещения пенсии по международным стандартам в Москве в 2017г.
Минимальный уровень пенсии в Москве не ниже 14 500 руб. Средняя
зарплата в Москве на конец сентября 2017г. порядка 60 484 руб. Тогда
коэффициент замещения по методике МОТ окажется на уровне 24%.
Интересен тот факт, что Россия до сих пор не ратифицировала эту
конвенцию, а важным критерием достаточности размера пенсии в РФ явля-
ется соотношение среднего размера трудовой пенсии по старости к прожи-
точному минимуму пенсионера, который рассчитывается на основе стоимо-
сти потребительской корзины. Размер прожиточного минимума пенсионера

64
Конвенция Международной Организации Труда № 102 о минимальных нормах социально-
го обеспечения (Женева, 28 июня 1952 г.) [Электронный ресурс] // Справочно-правовая сис-
тема «КонсультантПлюс»

88
сильно дифференцирован по регионам с разбросом порядка 3-4 тыс.руб. В
Москве, например, в 2017г. он составлял 11 560 руб., а в Московской облас-
ти уже 9 161 руб. Рассчитаем соотношение среднего размера трудовой пен-
сии по старости к прожиточному минимуму пенсионера в Москве в 2017г.
Городской социальный стандарт пенсии в Москве (минимальный уровень)
в 2017 г. составил 14 500 руб., поэтому зная размер прожиточного миниму-
ма пенсионера 11 560 руб., получим значение 80%.
Таким образом, разница между коэффициентами замещения,
оцененными по международным стандартам и российским стандартам
составляет более чем в три раза65.
Размер пенсии в России на уровне не ниже чем МРОТ
В декабре 2017г. Правительством РФ был одобрен закон о повы-
шении минимального размера оплаты труда до прожиточного минимума
трудоспособного населения. Законом устанавливается ежемесячный ми-
нимальный размер оплаты труда (МРОТ) с 1 января 2018 г. – в размере
9489 руб. (85% от величины прожиточного минимума трудоспособного
населения за II квартал 2017 года); начиная с 2019 г. – в размере величи-
ны прожиточного минимума трудоспособного населения в целом по
России за II квартал предыдущего года. Одновременно для почти 4 млн.
российских пенсионеров пенсии доведут до прожиточного минимума
(согласно прожиточному минимуму субъекта, в котором они прожива-
ют), выплатив им федеральную социальную доплату.
Таким образом, речь идет о повышении пенсии до 1-2 прожи-
точных минимумов пенсионеров в соответствующем регионе, но этот
показатель не имеет отношение к МРОТ. По закону страховые пенсии
ежегодно увеличиваются на инфляцию прошлого года (за исключени-
ем работающих пенсионеров), однако в реальном выражении они прак-
тически не растут. 66
Расходы на социальную политику (включая расходы на пенси-
онное обеспечение) составляютпочти треть расходов российского
бюджета (в 2017г. – 4,45 трлн.руб., из которых почти 3 трлн. руб. идет
на пенсионное обеспечение).Расходы на социальные доплаты пенсио-
нерам до уровня прожиточного минимума пенсионера (ПМП) – это
расходы федерального или регионального бюджета (в зависимости от
того, выше или ниже ПМП, установленный в субъекте РФ в сравнении
с общегосударственным). Рост расходов, связан с ростом численности

65
Васильева, Ю. В. Международные и российские нормы пенсионного обеспечения : сравни-
тельный анализ. — М. :Проспект Москва, 2013. - 440 с
66
О страховых пенсиях: [Федеральный закон от 28.12.2013 № 400-ФЗ] [Электронный ресурс]
// Справочно-правовая система «КонсультантПлюс»

89
пенсионеров и их низким уровнем материального обеспечения, что, в
свою очередь является результатом снижения среднего страхового
стажа, низкими заработными платами и постепенным снижением эф-
фекта валоризации 2010 года.
Расходы государства на доплаты пенсионерам до прожиточного
минимума к 2019 году достигнут 117 млрд рублей, поэтому встаѐт во-
прос об источниках финансирования.
В настоящее время бюджет Пенсионного фонда России (ПФР) на
периодc 2017-2019гг. позволяет профинансировать выплату пенсий в
полном объеме за счет двух источников: страховых взносов (основной
источник) и трансфертовиз федерального бюджета. По каким причи-
нам Пенсионному фонду требуется трансферт?
Прежде всего, следует помнить о том, что трансферты носят це-
левой характер и помимо покрытия расходов по выплате пенсий, также
призваны финансировать иные социальные выплаты (например, обес-
печение материнским капиталом, различные социальные доплаты к
пенсиям), осуществляемые Пенсионным фондом и где он выступает
только оператором.
Помимо этого, наряду с экономическими причинами, существуют и
те, что связаны со структурой рынка труда в нашей стране, а также демо-
графическими трендами. Сюда относятся: недостаточная величина стра-
хового тарифа взносов в ПФР для финансирования пенсий; нелегальная
занятость, зарплаты в конвертах;не решенные вопросы со взносами само-
занятого населения. Демографические причины: рост ожидаемой продол-
жительности жизни при достижении пенсионного возраста, что влечет за
собой большую нагрузку на ПФР в отношении пенсионных выплат 67
Установить единый тариф страховых взносов для всех катего-
рий работодателей.
Cистема обязательного пенсионного страхования в России оста-
нется в подчиненном положении по отношению к федеральному бюд-
жету. Основные расходы бюджета в форме межбюджетных трансфер-
тов идут на расходы по валоризации пенсий, компенсацию понижен-
ных тарифов взносов для отдельных групп работодателей и на выплаты
страховых пенсий68.

67
Стратегия – 2020: Новая модель роста – новая социальная политика. Итоговый доклад о
результатах экспертной работы по актуальным проблемам социально-экономической страте-
гии России на период до 2020 года. Книга 1. Под ред. Мау В.А., Кузьминова Я.И. – М.: Изда-
тельский дом «Дело» РАНХиГС. – 430 с.
URL:http://2020strategy.ru/data/2013/11/08/1214321112/Стратегия-2020_Книга%201.pdf
68
Соловьев, А.К. Финансовая система обязательного пенсионного страхования в России. –
М.: Финансы и статистика, 2014. – 480 с.

90
1200
1000
800
600
400
200
0
2011 2012 2013 2014 2015 2016 2017

Обязательное пенсионное страхование


Валоризация
Пониженные тарифы страховых взносов
69
Рис. 1. Динамика межбюджетных трансфертов, в млрд. рублей

Как видно из рис. 1. «проседание» трансферта на обязательное


пенсионное страхование в 2014 году вызвано введением моратория на
формирование накопительной части трудовой пенсии, однако эта мера
дала краткосрочный эффект.
Межбюджетный трансферт на валоризацию стабильно рос на
всем анализируемом отрезке времени. Как известно, валоризация пен-
сий – это повышение пенсионных прав, которые были приобретены
гражданами до 1 января 2002 года. Основная цель валоризации – пере-
расчет размера пенсионного капитала застрахованных граждан, кото-
рым они располагали по состоянию на начало пенсионной реформы
2002 года. Размер валоризации составляет 10 процентов величины рас-
четного пенсионного капитала на 01.01.2002, и, сверх того, один про-
цент величины расчетного пенсионного капитала за каждый полный
год общего трудового стажа, приобретенного до 1 января 1991 года. На
пример, если граждан проработал 20 лет до 1991 года и продолжал ра-
ботать, то общая сумма валоризации составит 30%70.
Относительно пониженных тарифов страховых взносов, покры-
тие которых из федерального бюджета также имеет тенденцию к уве-
личению. Пониженные тарифы страховых взносов варьируются от 0%
до 20%, и предусмотрены они статьей 427 НК РФ. Льготы предусмот-
69
Федеральные законы о бюджете ПФР, Официальный сайт Пенсионного фонда Российской
Федерации. (URL:http://pfrf.ru)
70
Официальный сайт ПФ РФ (URL: http://www.pfrf.ru/branches/adygea/news~2009/08/06/2566)

91
рены для определенных видов экономической деятельности в произ-
водственной сфере и сфере оказания социальных услуг. Примеры кате-
горий работодателей, имеющих право на применение пониженных та-
рифов:
– организаций и индивидуальных предпринимателей, имеющих
статус резидента технико-внедренческой особой экономической зоны
(применяют пониженные тарифы в период с 2011 по 2019 гг.);
– хозяйственных обществ, созданных после 13 августа 2009 го-
да бюджетными научными учреждениями и образовательными учреж-
дениями высшего профессионального образования (в течение 2011-
2019 гг.);
– организаций, осуществляющих деятельность в области ин-
формационных технологий, при соблюдении условий, установленных
законодательством о страховых взносах (в течение 2011-2019 гг.);
– организаций, получивших статус участников проекта по осу-
ществлению исследований, разработок и коммерциализации их резуль-
татов в соответствии с Федеральным законом «Об инновационном цен-
тре «Сколково»;
– организаций и индивидуальных предпринимателей, приме-
няющих упрощенную систему налогообложения и осуществляющих
отдельные виды деятельности в производственной и социальной сфе-
рах и др.
Как видно из представленного перечня, речь идет о тех катего-
риях работодателей, кому в силу специфики их деятельности предос-
тавляется льготное право уплачивать страховые взносы по пониженной
ставке. К подобным работодателям относятся: организации и индиви-
дуальные предприниматели из ряда отраслей, применяющих упрощен-
ную систему налогообложения, различные некоммерческие, аптечные
и благотворительные организации и т.д.
Сформировать трехуровневую пенсионную систему для групп с
разными доходами (для средне – и высокодоходных категорий – с опо-
рой на добровольное пенсионное страхование и негосударственное
пенсионное обеспечение при условии развития этих институтов)
Многоуровневая пенсионная система с различными источниками
финансирования и основаниями получения пенсионных выплат явля-
ется более гибкой и позволяет реагировать на циклические явления в
экономике. При кризисе возрастает роль базовых пенсий (российский
аналог – социальные пенсии, фиксированные выплаты к страховой
пенсии), в то время как длительный экономический рост благоприятно
сказывается на накопительных пенсионных схемах.

92
Можно констатировать, что к 2017 году в России, в целом, сло-
жилась многоуровневая пенсионная система, однако с превалирующей
ролью обязательного пенсионного страхования.
Первый уровень – обязательное пенсионное страхование за счет
отчислений работодателей страховых взносов в ПФР от фонда оплаты
труда работодателей. С 2015 года был осуществлен переход на новую
пенсионную формулу (индивидуальные пенсионные коэффициенты)
при повышении требований к страховому стажу и введению мини-
мально допустимой для назначения страховой пенсии по старости
суммы индивидуальных пенсионных коэффициентов.
Некоторые показатели пенсионной системы РФ представлены в
таблице 1, которые подтверждают, что основную часть пенсионного
дохода граждане получают именно за счет средств первого уровня.
Таблица 1
Численность получателей и средние размеры пенсий
на 31 декабря 2016г.71
Категории получателей Численность, млн.руб. Средний размер
пенсии, руб.
Страховых пенсий в рамках обя- 39,55 12 724,61
зательного пенсионного страхо-
вания,
из них:
-по старости 36,01 13 172,15
-по инвалидности 2,14 8 176,85
-по случаю потери кормильца 1,40 8 165,60
Накопительных пенсий в рамках 0,04 801,62
обязательного пенсионного стра-
хования
Пенсий в рамках негосударствен- 1,53 2 884,50
ного пенсионного обеспечения

По состоянию 30 июня 2017 года в обязательном пенсионном


страховании действовало 38 негосударственных пенсионных фондов
(для сравнения, на середину 2016 года их было 57)72. За анализируемый
период произошло увеличение концентрации активов в крупнейших
негосударственных пенсионных фондах, причем опережающими рост
рынка темпами.

71
Официальный сайт ПФ РФ (URL: http://www.pfrf.ru/opendata/; URL:
http://cbr.ru/StaticHtml/File/14332/review_npf_16Q4.pdf)
72
Официальный сайт Центрального банка Российской Федерации (URL:
http://cbr.ru/StaticHtml/File/14332/review_npf_16Q4.pdf)

93
Объем пенсионных накоплений за период с середины 2016 по
середину 2017 года вырос на 18,51% и составил 2 397,12 млрд рублей.
Объем пенсионных накоплений в топ 5 и топ 20 крупнейших НПФ
представлен в Таблице 2.
Таблица 2
Динамика объема пенсионных накоплений в крупнейших
негосударственных пенсионных фондах (по состоянию на 30.06.17)

2016 2017 2017/2016


прирост
% от всех % от всех прирост на- доли
Млрд.руб накоплений Млрд.руб накоплений коплений,% рынка,%
топ-5
НПФ 1 114,35 55,09 1 637,52 68,31 146,95 124,00
топ-20
НПФ 1 930,86 95,46 2 349,48 98,01 121,68 102,68

В течение 2012–2013 годов, а также в 2016 году средняя инве-


стиционная доходность пенсионных накоплений у негосударственных
пенсионных фондов превысила инфляцию (Рис.2).

15 12,9
11,4
10
6,6
%

6,1 6,5
5 5,4
0
2011 2012 2013 2014 2015 2016

НПФ ПФР (ВЭБ) инфляция


Рис. 2. Доходность от инвестирования пенсионных накоплений
негосударственными пенсионными фондами и Пенсионным фондом РФ по
73
сравнению с инфляцией в 2011-2016 гг.
Только в 2013 году инвестиционная доходность пенсионных на-
коплений в НПФ превысила уровень расширенного портфеля Внеш-
экономбанка.

73
Официальный сайт Центрального банка Российской Федерации (URL:
http://cbr.ru/StaticHtml/File/14332/review_npf_16Q4.pdf)

94
Показатели доходности НПФ говорят о разнородной инвестици-
онной политике негосударственных пенсионных фондов. Известно, что
в 2016 году 33 НПФ (в т.ч. все НПФ из топ-5) показали доходность,
превышающую 10%.
Как в ПФР, так и в НПФ наибольший объем пенсионных накоп-
лений размещен в облигациях – 42,34% и 48,84% от общего объема
накоплений соответственно. Высокую долю в размещениях пенсион-
ных накоплений НПФ имеют акции – 15,99% от общего объема накоп-
лений (показатель в ПФР – 0,10%). В то же время 39,55% пенсионных
накоплений в ведении ПФР размещены в государственных ценных бу-
магах РФ, в то время как НПФ разместили в них лишь 6,60% 74
Разница в распределении объектов размещения пенсионных на-
коплений обусловлена различными целями ведения деятельности – для
НПФ как для коммерческих организаций первично получение прибыли
в условиях соблюдения законодательных ограничений. В то же время
ПФР декларирует стабильность и сохранность накоплений как наибо-
лее существенные критерии выбора объекта размещения.
Распределение застрахованных лиц, у которых формируются
пенсионные накопления, на 31 декабря 2016 года представлено в Таб-
лице 3:
Таблица 3
Количество застрахованных в различных финансовых институтах, в
75
млн человек
Количество застрахованных лиц, имеющих право на пенси- 76,2
онные накопления в т.ч.
в ПФР (государственная управляющая компания ВЭБ) 46,3
в негосударственных пенсионных фондах 29,8
в частных управляющих компаниях 0,43

Второй уровень – корпоративное пенсионное страхование на ба-


зе негосударственных пенсионных фондов, в котором финансирование
осуществляется совместно работником и работодателем на доброволь-
ных началах, зачастую в рамках коллективных трудовых договоров
крупных корпораций (например, подобная система существует в Газ-
проме, Транснефти и т.д.).
По состоянию на 31 декабря 2016 года на рынке негосударствен-
ного пенсионного обеспечения действует 74 негосударственных пен-

74
Банк России. Обзор показателей негосударственных пенсионных фондов, №4, 2016. URL:
http://cbr.ru/StaticHtml/File/14332/review_npf_16Q4.pdf
75
Официальный сайт Пенсионного фонда Российской Федерации. URL:http://pfrf.ru

95
сионных фонда, из них прошедших процедуру акционирования – 41.
Общий объем пенсионных резервов – 1,1 трлн рублей (из них в круп-
нейших 5 НПФ – 79,0%, рост за год на 0,9%). В негосударственном
пенсионном обеспечении участвуют 5,28 млн. застрахованных лиц
(Рис. 3).

1500 8

млн человек
млрд рублей

1000
3
500
0 -2

2007
2001
2002
2003
2004
2005
2006

2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
пенсионные резервы количество участников
Рис. 3. Количество участников в негосударственного пенсионного обеспечения
76
(НПО) и пенсионные резервы на конец соответствующего года

По данным Банка России, численность получателей пенсий в


рамках НПО также сократилась, однако не настолько критично в срав-
нении с общей численностью застрахованных лиц (Рис. 3).

4000 1,6
рублей

млн человек
2000 0,6
0 -0,4
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016

средняя пенсия
число получателей пенсии на конец года
Рис. 4. Количество пенсионеров, участвующих в негосударственном пенсионном
обеспечении и средние размеры пенсий77

Третий уровень – негосударственное добровольное пенсионное


страхование, которое может осуществляться либо в рамках договоров
дополнительного пенсионного обеспечения через негосударственные
пенсионные фонды (НПФ), либо через договора аннуитетного пенси-

76
Банк России. Обзор показателей негосударственных пенсионных фондов, №4, 2016. URL:
http://cbr.ru/StaticHtml/File/14332/review_npf_16Q4.pdf
77
ibit

96
онного страхования, предлагаемые компаниями по долгосрочному
страхованию жизни.
Развивать институты добровольного пенсионного страхования
и негосударственного пенсионного обеспечения как базы для формиро-
вания накопительной пенсии.
В России назрела необходимость создание условий, стимули-
рующих граждан и работодателей к накопительному страхованию
жизни через страховые компании и негосударственные пенсионные
фонды. Основными шагами в этом направлении являются: повышение
надежности соответствующих финансовых институтов (через внедре-
ние систем управления рисками), расширение информированности на-
селения и бизнеса о данных видах страхования, активная реализация
программы повышения финансовой грамотности населения .
Хорошим стимулом может также стать расширение налоговых
льгот по взносам на долгосрочные накопительные виды страхования
(по аналогии с американскими индивидуальными пенсионными счета-
ми (IRA)). Помимо этого, формирование программ на подобие амери-
канских ERISA (Employee Retirement Income Security Act ). Иногда
термин «ERISA» используется для обозначения всего свода законов,
регулирующих корпоративные пенсионные программы в США. ERISA,
как закон о пенсионном обеспечении работающих, был принят еще в
1974 г. для защиты интересов участников корпоративных пенсионных
программ (работников и их бенефициаров) путем:
– установления требований к раскрытию финансовой и иной
информации о пенсионной программе;
– установление стандартов поведения для фидуциарных опера-
ций программы (гражданско-правовых отношений, основанных на
личном доверительном отношении сторон);
– обеспечение надлежащих средств правовой защиты и доступа
к федеральным судам.
ERISA устанавливает минимальные стандарты для корпоратив-
ных пенсионных программ (планов) в частном секторе и содержит пра-
вила, касающиеся влияния федерального подоходного налога на опе-
рации с пенсионными счетами работников этих пенсионных планов.
Вмнастоящее время, размер индивидуального взноса в НПФ и
страховые компании по аннуитетному пенсионному страхованию для
физических лиц зависит от степени риска страхователя. Премии по
групповым договорам ниже чем по индивидуальным. На определен-
ную сумму взносов физ. лиц в свою пользу предоставляется налоговый

97
вычет по НДФЛ78. Пенсии не облагаются налогом, за исключением
досрочных случаев расторжения договоров с получением выкупных
сумм.
Таким образом, налоговый вычет можно получить по взносам:
– по договорам добровольного страхования жизни можно по-
лучить при обращении к работодателю;
– по договорам негосударственного пенсионного обеспечения с
негосударственными пенсионными фондами;
– по договорам добровольного пенсионного страхования со
страховыми организациями;
– по договорам добровольного страхования жизни, если такие
договоры заключаются на срок не менее пяти лет.
Возможно заключение договоров не только в свою пользу, но и в
пользу ближайших родственников.
Если взносы по договору негосударственного пенсионного обес-
печения (добровольного пенсионного страхования/добровольного
страхования жизни) удерживались работодателем из заработной платы
налогоплательщика и перечислялись в соответствующие пенсионные
фонды (страховые компании), вычет можно получить до окончания
года при обращении с соответствующим заявлением непосредственно
к работодателю.
Проанализируем основные отличия НПФ как финансовых ин-
ститутов от страховых компаний. Основные функции НПФ в рамках
дополнительного пенсионного обеспечения (третий уровень):
– заключение договоров дополнительного пенсионного обеспе-
чения (ДПО) с физ. и юр. лицами;
– формирование пенсионных резервов;
– администрирование пенсионных схем;
– управление средствами ДПО через коммерческие управляю-
щие компании.
Источники финансирования: добровольные взносы физ.лиц или
взносы юр. лиц (по коллективным договорам ДПО).
Функции страховых компаний:
– формирование страховых резервов за счет взносов страхова-
телей для осуществления аннуитетных выплат страхователю при на-
ступлении оговоренного возраста;

78
Порядок предоставления социального налогового вычета по расходам на негосударствен-
ное пенсионное обеспечение и добровольное пенсионное страхование и добровольное стра-
хование жизни определен п. 4 ст. 219 НК РФ. Максимальная сумма уплаченных пенсионных
(страховых) взносов, с которой будет исчисляться налоговый вычет – 120 000 рублей.

98
– инвестирование временно свободных от обязательств резер-
вов и получение инвестиционного дохода (в т.ч.в пользу страхователя);
– администрирование коллективных и корпоративных аннуи-
тетных договоров долгосрочного страхования жизни.
Источники финансирования: добровольные взносы физ. лиз или
взносы юр.лиц (по коллективным пенсионным договорам страхования).
Важным фактором при выборе финансового института для фор-
мирования дополнительной пенсии является его инвестиционная стра-
тегия, направленная не только на опережение доходности по сравне-
нию с темпами инфляции, но и на стабильность дохода в долгосрочном
периоде.
Проанализируем структуру инвестиционного портфеля пенсион-
ных резервов НПФ. Здесь наибольшее предпочтение отдается облига-
циям и акциям (на конец 1 квартала 2017 года эти активы составляли
порядка 54% всего инвестиционного портфеля). Наибольший рост по
отношению к соответствующему кварталу 2016 года показали государ-
ственные ценные бумаги РФ (прирост 120%), ипотечные ценные бума-
ги (прирост 54%) и облигации (прирост 30%).
Обращает на себя внимание концентрация пенсионных резервов
в акциях и облигациях на фоне снижения долей инвестиционных паев
ПИФ и резервов, размещенных в денежных средствах. Снижение по-
следнего показателя является сокращением объема вложений в банков-
ские депозиты, что является позитивным фактором развития рынка
негосударственного пенсионного обеспечения.
Постановлением Правительства Российской Федерации опреде-
лено 15 требований, которые должны одновременно соблюдаться при
формировании структуры пенсионных резервов негосударственного
пенсионного фонда79.
Перечислены виды активов, которые могут составлять пенсион-
ные резервы (например, уже упомянутые облигации, акции, государст-
венные ценные бумаги РФ), установлены пропорции размещения пен-
сионных резервов (например, в государственных ценных бумагах
субъектов РФ может быть размещено не более 80% пенсионных резер-
вов в ведении НПФ),установлены ограничения размещению резервов в
иностранных активах, урегулирован порядок размещения средств пен-
сионных резервов фонда и порядок осуществления контроля

79
Постановление Правительства РФ от 01.02.2007 № 63(ред. от 26.08.2013)"Об утверждении
Правил размещения средств пенсионных резервов негосударственных пенсионных фондов и
контроля за их размещением" [Электронный ресурс] // Справочно-правовая система «Кон-
сультантПлюс»

99
за размещением средств пенсионных резервов негосударственного
пенсионного фонда.
При отзыве лицензии у негосударственного пенсионного фонда,
государство в лице Агентства по страхованию вкладов (АСВ) гаранти-
рует застрахованным лицам сохранность пенсионных накоплений
без инвестиционного дохода. АСВ реализует активы негосударственного
пенсионного фонда, у которого отозвана лицензия. Средства от реализа-
ции, превысившие размер гарантируемого номинала, идут на возмеще-
ние застрахованному лицу потерянного инвестиционного дохода.
За 9 месяцев 2017 года часть крупных НПФ пострадали в резуль-
тате переоценки своих инвестиционных портфелей. Финансовые про-
блемы и последующая санация крупного коммерческого банка «От-
крытие» и «Бинбанка» оказало негативное влияние на стоимость инве-
стиционного портфеля крупнейших НПФ, вложивших пенсионных на-
копления граждан в ценные бумаги этих финансовых институтов. От-
рицательную доходность после переоценки инвестиционных портфе-
лей по итогам третьего квартала 2017г. зафиксировали фонды, аффи-
лированные с «Открытием» и «Бинбанком»: «НПФ электроэнергети-
ки», НПФ «Лукойл-Гарант», НПФ «РГС» и НПФ «Будущее». НПФ
«Сафмар» и НПФ «Доверие», связанные с «Бинбанком» также постра-
дали, но смогли удержаться в зоне положительной доходности. У НПФ
«Электроэнергетики» и «Лукойл-Гаранта» чистые убытки по итогам
инвестирования составили порядка 27 млрд руб. Интересно, что доля
рынка, которую «держат» шесть фондов инвестиционных «неудачни-
ков» порядка 45%.
Подавляющее большинство пострадавших пенсионных фондов
были вовлечены в сделки по слиянию и поглощению. Их владельцы
стремились таким образом получить в свое распоряжение максимально
возможный объем пенсионных накоплений, пришедших из системы
обязательного пенсионного страхования. Негативной тенденцией явля-
ется то, что средства фондов активно используются для финансирова-
ния бизнесов владельцев. Поэтому в рамках повышения контроля за
этими процессами, в июле текущего года Центробанк выпустил поло-
жение о новых требованиях к активам, а которые НПФ могут вклады-
вать пенсионные накопления, с целью снижения степени взаимного
финансирования между дружественными фондами и аффилированно-
сти с коммерческими банками.
Во-первых, НПФ должны будут избавиться от ипотечных серти-
фикатов участия (ИСУ) к 2019 году и облигаций без кредитного рей-
тинга. Только ИСУ на объекты недвижимости, которые получили

100
оценку от надежных оценщиков могут быть сохранены в портфеле до
погашения. ИСУ предлагается заменить паями инвестиционных фон-
дов для неквалифицированных инвесторов, имеющих более прозрач-
ную структуру и лучше регулируемых. Кроме того, установлен единый
лимит на вложения в активы группы связанных юридических лиц: 15%
стоимости инвестиционного портфеля.
И, наконец, доля вложений НПФ в банковские активы с 1 июля
2018 года – должна быть на уровне 35%, а с 1 января 2019 года сниже-
на до 30%. Причем ужесточаются требования к рейтингам банков, чьи
облигации приобретаются НПФ. Он должен быть не ниже не ниже «А-
», присвоенных АКРА или «Эксперт РА».
Пенсионные фонды имеют право также не более 5% инвестици-
онных активов вкладывать в акции небольших высокотехнологичных
компаний, выходящих на IPO. При соблюдении определенных ограни-
чений за счет пенсионных накоплений можно будет выпускать произ-
водные финансовые инструменты и заключать сделки репо, однако их
доля и доля ценных бумаг, считающихся бумагами с повышенной сте-
пенью риска, ограничена 10%.
Новые правила позволят получать большую доходность для
фондов, ориентированных не на максимизацию вложений в проекты
акционеров, а на привлечение клиентов, в особенности в свете воз-
можного перехода российской пенсионной системы на концепцию ин-
дивидуального пенсионного капитала.
В заключении можно отметить, что учитывая сложившиеся де-
мографические тренды по численности трудоспособного населения в
России, в ближайшее десятилетие отказ от повышения пенсионного
возраста может привести к недостатку рабочей силы в экономике и
торможению роста ВВП. Кроме того, многочисленные опросы общест-
венного мнения подтверждают готовность граждан работать еще ми-
нимум 5-7 лет после наступления официального пенсионного возраста.
По данным 2015г. средняя ожидаемая продолжительность жизни
мужчин составляла 66 лет, женщин — 77 лет. Следовательно, повыше-
ние пенсионного возраста не должно привести к серьезному недоволь-
ству граждан и общественному резонансу. Важно также понимать и тот
факт, что без структурных изменений в отечественной экономике, уси-
лении степени еѐ технологичности и прозрачности повышение пенси-
онного возраста не приведет к ожидаемым результатам в долгосрочном
периоде . 80

80
Соловьев, А.К. Финансовая система обязательного пенсионного страхования в России. –
М.: Финансы и статистика, 2014. – 480 с.

101
В нынешней пенсионной системе наибольшее влияние на размер
пенсии оказывают два фактора: стаж и зарплата. Таким образом, для
увеличения продолжительности стажа у женщин более целесообраз-
ным могло бы стать выравнивание пенсионного возраста для мужчин и
женщин на уровне 65 лет. Ввиду того, что женщины живут почти на 10
лет дольше мужчин, а выходят на пенсию раньше, они могут столк-
нуться с дискриминацией в отношении размера заработанных ими пен-
сионных прав.
Идея снижения размера страховых пенсионных взносов с фонда
оплаты труда под предлогом повышения привлекательности инвести-
ций как в экономику в целом, так и в отдельные еѐ отрасли фактически
не нашла подтверждения. Ещѐ в 2012 году на 4% были снижены тари-
фы страховых взносов на обязательное пенсионное страхование (с
26%+10% до 22%+10%) и был принят ряд решений по установлению
пониженных тарифов страховых взносов для отдельных категорий
плательщиков. Однако подтверждений того, что сэкономленные на
пенсионных взносах средства были однозначно направлены на рост
заработных плат и инвестиции в производство отсутствуют. Следова-
тельно, сокращая расходы на выплату пенсий в будущем нет никакой
гарантии того, что высвободившиеся средства будут способствовать
развитию экономики81 .
Наконец, важный аспект, связанный как с развитием российской
экономики, так и со стабильностью государственной пенсионной сис-
темы – это рынок труда и уровень производительности на нем. Предла-
гается повысить производительность труда экстенсивным путем за
счет более длительного сохранения на рынке труда лиц предпенсион-
ного возраста. В этом случае необходимо учесть значительные расходы
работодателей на программы повышения квалификации и переобуче-
ния, ведь развитие новых технологий невозможно без новых знаний.
Таким образом, исключительно за счет пенсионеров вопроса по-
вышения темпов роста экономики не решить. Необходимо, во-первых,
получить четкое представление о том, что из себя представляет рос-
сийский рынок труда по секторам, в т.ч. определиться с тем, какая доля
приходится на нелегальный сектор и сколько денег из-за этого теряет
пенсионная система и налоговые системы; во-вторых, четко прорабо-

81
Стратегия – 2020: Новая модель роста – новая социальная политика. Итоговый доклад о
результатах экспертной работы по актуальным проблемам социально-экономической страте-
гии России на период до 2020 года. Книга 1. Под ред. Мау В.А., Кузьминова Я.И. – М.: Изда-
тельский дом «Дело» РАНХиГС. – 430 с.
URL:http://2020strategy.ru/data/2013/11/08/1214321112/Стратегия-2020_Книга%201.pdf

102
тать вопрос целевого вложения высвобождающихся средств (в резуль-
тате снижения пенсионной нагрузки на фонд оплаты труда) в произ-
водство (в т.ч. инвестиции в основные фонды) и в обеспечение повы-
шения производительности труда работников; в -третьих, при условии
роста уровня оплаты труда необходимо будет проработать как вопросы
налогового стимулирования индивидуальных пенсионных накоплений,
так и вопросы формирования специальных условий и инструментов
для их долгосрочного инвестирования в экономику.

Список использованных источников:


1. Конвенция Международной Организации Труда №102 о минимальных
нормах социального обеспечения (Женева, 28 июня 1952 г.) [Элек-
тронный ресурс] // Справочно-правовая система «КонсультантПлюс»
2. О государственном пенсионном обеспечении в Российской Федера-
ции: [Федеральный закон от 15.12.2001 №166-ФЗ] [Электронный ре-
сурс] // Справочно-правовая система «КонсультантПлюс»
3. О накопительной пенсии: [Федеральный закон от 28.12.2013 №424-
ФЗ] [Электронный ресурс] // Справочно-правовая система «Консуль-
тантПлюс»
4. О негосударственных пенсионных фондах: [Федеральный закон от
07.05.1998 №75-ФЗ] [Электронный ресурс] // Справочно-правовая сис-
тема «КонсультантПлюс»
5. О страховых пенсиях: [Федеральный закон от 28.12.2013 №400-ФЗ] [Элек-
тронный ресурс] // Справочно-правовая система «КонсультантПлюс»
6. Постановление Правительства РФ от 01.02.2007 № 63(ред. от
26.08.2013)"Об утверждении Правил размещения средств пенсионных
резервов негосударственных пенсионных фондов и контроля за их
размещением" [Электронный ресурс] // Справочно-правовая система
«КонсультантПлюс»
7. Банк России. Обзор показателей негосударственных пенсионных фон-
дов, №4, 2016. URL: http://cbr.ru/StaticHtml/File/14332/review_
npf_16Q4.pdf
8. Васильева, Ю. В. Международные и российские нормы пенсионного
обеспечения : сравнительный анализ. — М. :Проспект Москва, 2013. –
440 с
9. Официальный сайт Центрального банка Российской Федерации. URL:
http://cbr.ru
10. Официальный сайт Пенсионного фонда Российской Федерации.
URL:http://pfrf.ru
11. Соловьев, А.К. Реформа пенсионной системы Российской Федерации:
проблемы и решения / А.К. Соловьев // Экономика и управления: про-
блемы, решения. – №7 (31), 2014. – С. 26-31

103
12. Соловьев, А.К. Финансовая система обязательного пенсионного стра-
хования в России. – М.: Финансы и статистика, 2014. – 480 с.
13. Стратегия – 2020: Новая модель роста – новая социальная политика.
Итоговый доклад о результатах экспертной работы по актуальным
проблемам социально-экономической стратегии России на период до
2020 года. Книга 1. Под ред. Мау В.А., Кузьминова Я.И. – М.: Изда-
тельский дом «Дело» РАНХиГС. – 430 с.
URL:http://2020strategy.ru/data/2013/11/08/1214321112/Стратегия-
2020_Книга%201.pdf

104
2.4. Опасности цифровой экономики
В настоящее время приняты указом президента от 09.05.2017 г.
стратегия развития информационного общества в РФ на 2017-2030 го-
ды (далее – Стратегия)82 и распоряжением правительства от
27.07.2017 г. программа «Цифровая экономика Российской Федерации»
(далее – Программа)83. Под цифровой экономикой понимается «хозяй-
ственная деятельность, в которой ключевым фактором производства
являются данные в цифровом виде», что повышает ее эффективность
по сравнению с традиционными формами хозяйствования84. Само оп-
ределение нового типа экономики вызывает вопросы: какое место в ней
отводится человеку и, соответственно, фактору труда.
Нам видится, что роль человека в экономике меняется и это не
может не вызвать ряд опасений. Чтобы проанализировать, что же
именно поменялось, мы будем использовать инструментарий институ-
циональной экономики – понятие общих ментальных моделей и кон-
венциальных ролей. Принято считать, что общие ментальные модели85
включают в качестве составляющих элементов в себя: общие знания,
общие значения, общие ожидания, общие ценности и общие убежде-
ния. Под конвенциальными ролями обычно понимают некоторые об-
щепринятые способы взаимодействия, самопредставления.
Можно предложить следующую методологию анализа общих
ментальных моделей в сложившихся условиях.
1. Определение общих ментальных моделей и их основных ком-
понентов, их место в определении индивидуального мировоззрения.
Общие ментальные модели накладывают отпечаток на мировоззрение
человека и тем сильнее, чем большее значение придается мыслитель-
ной деятельности и одновременно чем более зависим человек от своего
окружения. Мы считаем, что приоритетное значение во взаимопонима-

82
Указ Президента РФ от 09.05.2017 № 203 "О Стратегии развития информационного
общества в Российской Федерации на 2017 - 2030 годы". Электронный доступ:
http://www.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc&base=LAW&n=216363&fld=134&dst=1000
000001,0&rnd=0.37518417577016394#0 – Консультант Плюс.
83
Распоряжение Правительства РФ от 28.07.2017 № 1632-р <Об утверждении программы
"Цифровая экономика Российской Федерации">. Электронный доступ:
http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_221756/ – Консультант Плюс.
84
Указ Президента РФ от 09.05.2017 № 203 "О Стратегии развития информационного
общества в Российской Федерации на 2017 - 2030 годы", п.4// Электронный доступ:
http://www.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc&base=LAW&n=216363&fld=134&dst=1000
000001,0&rnd=0.37518417577016394#0 – Консультант Плюс:
85
Институциональная экономика: учебник / под ред. Е.В. Устюжаниной – М.: ФГБОУ ВПО
«РЭУ им. Г.В. Плеханова», 2015 – 288 с. – с. 55-62.

105
нии между людьми имеют общие ценности (как та компонента, которая
менее связана с рациональным мышлением).
2. Определение факторов, которые влияют на изменение соци-
альных норм. Традиционно социальные нормы задаются условиями и
соответствующим предписанием. Но в настоящее время трудно выде-
лить предписания в традиционном понимании (как конкретные дейст-
вия). Это связано с увеличением скорости изменения социальных про-
цессов, общественных изменений, повышением вариативности инсти-
туционального поведения, что не в последнюю очередь связано с рос-
том возможностей применения различных видов коммуникаций. Мож-
но предположить, что постоянство остается только в смысловом поле
взаимодействия. Так, например, покупатель остается покупателем, будь
он или в обычном магазине, или в виртуальном.
В новых условиях открываются новые возможности для органи-
зации коллективного действия. Это, с одной стороны, может помочь в
решении конкретных вопросов, а, с другой стороны, может приводить к
манипуляциям, подавлению личностной оценки происходящего. По-
этому особенно важным становится фактор воспитания, путей переда-
чи смысловой мировоззренческой картины мира, которая не позволила
бы размыванию ориентиров социальной деятельности, критериев ее
оценки, общих идеалов, соответствующих им ценностей.
3. Провести классификацию социальных норм по степени их
влияния на человека: от обязательных к исполнению в любых условиях
до возможных. Как мы видим в цифровой экономике рост альтерна-
тивных способов взаимодействия приводит к тому, что уменьшается
степень предсказуемости и однозначности поведения, изменяются об-
щие ожидания и основанные на них конвенциальные роли.
4. Выявить степень упорядоченности информации в хозяйствен-
ной среде. Очевидно, что упорядоченность становится существенным
фактором эффективного использования информации, а значит и эффек-
тивного хозяйствования в целом. Степень упорядоченности оказывает
влияние на формирование такого компонента общей ментальной моде-
ли как общее знание.
5. Наряду со степенью упорядоченности информации важным
фактором формирования общих ментальных моделей становится сис-
тематизация как знаний, так и процесса его передачи. Особенно важ-
ным становится труд педагога, способного контролировать этот про-
цесс, передать ученикам не упорядоченную информацию, а некоторый
каркас, который может быть наполнен знаниями наиболее соответст-
вующими способностям учеников.

106
6. Следующими факторами, влияющими на формирование об-
щих ментальных моделей, являются самовоспитание и саморазвитие.
И эти процессы во многом являются результатом труда педагога.
В новых условиях считаем целесообразным введения показателя
цифровой безопасности или человечности хозяйственной среды. Этот
показатель должен учитывать поток информации, с которым непосред-
ственно встречается человек как на работе, так и в жизни. Очевидно,
что сама природа накладывает ограничения на использование цифрово-
го фактора хозяйствования. Показатель может оценивать интенсив-
ность, упорядоченность потока информации, которую необходимо об-
работать для принятия адекватного решения человеком. Сознание че-
ловека не должно содержать в себе «информационный мусор», быть
подобием «информационного чулана» – все это признаки разрушения
человека. Как вариант решения проблемы – необходимость выделения
времени для работы с поступающей информацией. Если этого времени
нет, то информация не может быть усвоена и стать знанием. Или огра-
ничение потока поступающей информации.
Роль человека в экономике меняется в зависимости от того, как
именно он вовлечен в экономику. Исторический взгляд позволяет вы-
делить некоторые тенденции изменения этой вовлеченности. Мы ви-
дим, как уменьшается доля физического труда и возрастает доля нема-
териального, идеального, духовного. Экономическая деятельность все
более и более охватывает человека, который уже на глубинном уровне
посвящает себя экономике. Ещѐ одна проблема в том, что при поверх-
ностном мышлении экономика становится самоцелью, из средства пре-
вращаются в цель. Человек оказывается охваченным решением кон-
кретной задачи и уже не думает о целях и смыслах своей деятельности.
Образно это выглядит как добровольное самопорабощение. Это не мо-
жет не сказываться на изменении внутреннего мира человека. Внешняя
потеря целей и смыслов, потеря иерархии ценностей приводит к внут-
ренней рассогласованности способностей человека, к разрушению
внутреннего мира. Далее мы рассмотрим, что именно происходит
внутри человека в новых условиях.
При применении такого инструмента институциональной эконо-
мики как общие ментальные модели мы опять же находимся в ситуа-
ции, когда не рассматриваем человека в его полноте, в его целостности.
Как и в любой модели, предполагается некоторое упрощенное видение.
В данном случае акцент делается на рациональной способности чело-
века. При этом вне внимания исследователя остаются чувственная спо-
собность и волевая. Конечно, в нормальном состоянии человека его

107
способности гармонично дополняют друг друга и при этом именно ра-
зумной, рациональной способности предается первостепенное значе-
ние. Но неучѐт других способностей человека, пусть даже в теории,
приводит к тому, что на практике они получают недолжное направле-
ние развития.
В мире большого потока информации и сокращения времени на еѐ
восприятие и усвоение рациональная способность теряет свою глубину,
теряется проницательность познания человека. Более развивается навык
поверхностного восприятия информации, как говорят, «схватывания на-
лету». Одновременно теряется глубина чувств и сила воли, а усиливают-
ся эмоции, впечатления, пожелания текущей жизни. И как разумная спо-
собность перестаѐт быть ориентиром для человека из-за своей поверхно-
стности, так еѐ место занимают сиюминутные увлечения. Так происхо-
дит разрушение внутреннего устроения человека. Вместо стройной уко-
рененной иерархии соподчиненности способностей, мы видим колебле-
мые влиянием информационной экономики тростинки несогласованных
обрывочных информации, эмоций, текущих пожеланий.
Изменение внутреннего устроения человека естественно влечѐт
за собой изменение его мировоззрения или, другими словами, измене-
ние инструментов восприятия мира изменяет и саму картину мира. По-
верхностность рассудочной деятельности или рациональных способно-
стей изменяет ментальные модели как отдельного человека, так и об-
щества. Поэтому становится все меньше общих точек и уменьшается
уровень взаимопонимания. Вслед за этим изменяются шаблоны пове-
дения, социальные нормы и конвенциональные роли. Это внутренние
факторы изменения внешнего поведения или те факторы, которые свя-
заны с внутренним устроением человека.
Внешние факторы связаны с повышением информационной насы-
щенности и связи с этим с ростом вариабельности поведения. Чем в более
плотной информационной среде взаимодействуют люди, тем менее пред-
сказуемым становится исход их деятельности, потому как информация
может иметь разное значение, разное истолкование. Таким образом, внеш-
ние факторы информации становятся одновременно и внутренними.
С другой стороны, информационная экономика предполагает по-
вышение числа вариантов поведения, увеличение способов взаимодей-
ствия, передачи информации. Следствием является смена привычных
способов взаимодействия, ведения дел. Эти переходные моменты до
установления новых рутин и шаблонов поведения несут в себе как по-
тенциальные возможности для положительного изменения, так и опас-
ности.

108
Положительная сторона заключается в возможности переосмыс-
лить привычные действия, придать им новую смысловую наполнен-
ность, изменить отношение к другим людям, к делам. Опасности за-
ключаются в уменьшении степени взаимопонимания, ошибках взаимо-
действия, несогласованности ожиданий, несовпадении общих значе-
ний, потери ресурсов.
При построении сценариев развития цифровой экономики можно
выделить два крайних варианта: тотальное регулирование, контроль
над личностью или лишь создание поля для взаимодействия хозяйст-
вующих субъектов. Можно предположить, что выбор варианта – зави-
сит от уровня доверия, от степени взаимопонимания, от единого виде-
ния идеального состояния. При низком уровне доверия будет тенден-
ция к полному контролю. При высоком уровне – инфраструктура циф-
ровой экономики способна стать саморегулирующимся и самоуправ-
ляющимся механизмом, что обеспечивается за счет повышения эффек-
тивностей внешних связей, более точной обратной связи. Именно дове-
рие, доинформационное взаимодействие, оказывает решающее воздей-
ствие на качество передачи информации. И существенными факторами
этого доинформационного взаимодействия оказываются общие мен-
тальные модели и конвенциальные роли, которые претерпевают неиз-
бежное изменение при становлении новых условий.
Как известно в подобных ситуациях неопределѐнности особенное
значение принимают ценности как отдельного человека, так группы, об-
щества. Поэтому существенно важным становится определение этих
ценностей. На первый взгляд, вопрос «Что есть ценность?» кажется эко-
номическим вопросом, некоторые его считают за основной вопрос эко-
номики. По теореме Гѐделя о неполноте система тогда являются непро-
тиворечивой, когда содержит в себе утверждения, которые напрямую не
следует из этой системы, или так называемые внешне заданные аксиомы.
Ценности, понимаемые как то, что существенным образом влияет на че-
ловека, его поведение, могут выступать в роли этих аксиом и, следова-
тельно, не могут быть выведены из экономической системы. Основной
вопрос экономики должен решаться неэкономическими способами.
Для целостной личности принятие ценностей определяет как
внутреннее устроение человека, так и его внешнюю деятельность. От-
сюда очень важным становится не принять за ценность то, что, по сути,
не является ценностью; тогда лучше оставаться в поисках ценности, в
такой неравновесной, неустойчивой ситуации.
Личность человека в новых условиях еще более трудно предска-
зуема, чем это было ранее. И это не только теоретическая сложность,

109
но и практическая, так как понижается уровень взаимопонимания лю-
дей. Складывается опасная тенденция рассогласования поведения уча-
стников хозяйствования. Это прежде всего является следствием разру-
шения целостного мировоззрения как отдельного человека, так и раз-
рушения общих ментальных моделей, конвенциальных ролей. Склады-
вается ситуация утраты общей смысловой картины мира, единого
идеала и соответствующими ему ценностями, целями – что не только
оказывает непосредственное влияние на поведение человека, но в том
числе и на понимание значения самой хозяйственной деятельности, ее
места в общей жизнедеятельности. Поэтому при реализации указанных
Стратегии развития цифрового общества и Программы цифровой эко-
номики возникает опасность подмены их целей достижением формаль-
ных показателей. Так, целью реализации Стратегии является «создание
условий для формирования в Российской Федерации общества зна-
ний»86, целями же Программы, которая должна реализовать эту Страте-
гию, – «создание экосистемы цифровой экономики, в которой данные в
цифровой форме являются ключевым фактором производства во всех
сферах социально-экономической деятельности», создание условий для
«высокотехнологических бизнесов», повышение конкурентоспособно-
сти экономики России87. Понятно, что программу по созиданию «об-
щества знаний» трудно ясно изложить, т.к. во многом это творческий
процесс по созиданию, воспитанию человека. Но тогда при успешном
достижении ее показателей мы не сможем сказать, что достигли цели –
формирования «общества знаний».
Стратегия действенна при наличии единого идеала и соответст-
вующих ценностей. Это обуславливает развитие в едином направлении.
Иначе рост возможностей в цифровой экономике приведет к большей
разобщенности, несогласованности поведения экономических агентов.
Этот длительный процесс выработки общих ценностей может
быть и не пройден, тогда проблема потери общих значений и ожиданий
будет решаться упрощенно и поверхностно. Способы повышения опре-
делѐнности взаимоотношений и эффективности взаимодействия воз-
можны следующие: это стандартизации, упрощение и формализация
актов взаимодействия, выстраивание жѐсткой иерархии, функционали-

86
Указ Президента РФ от 09.05.2017 № 203 "О Стратегии развития информационного
общества в Российской Федерации на 2017 - 2030 годы" (п.20). Электронный доступ:
http://www.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc&base=LAW&n=216363&fld=134&dst=1000
000001,0&rnd=0.37518417577016394#0 – Консультант Плюс.
87
Распоряжение Правительства РФ от 28.07.2017 № 1632-р <Об утверждении программы
"Цифровая экономика Российской Федерации"()//. Электронный доступ:
http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_221756/ – Консультант Плюс.

110
зация взаимоотношений. В этих условиях роль межличностных отно-
шений будет объективно сокращенна, как отношений слишком риско-
ванных и неопределѐнных. Дистанция между людьми будет только усу-
губляться. С другой стороны, эта вынужденная замкнутость опять же
создает условия для выработки ценностей и перехода на новый уровень
развития взаимоотношений.
Стандартизация технологических процессов, универсализация
связей, когда поиск альтернатив связан с несоизмеримыми информаци-
онными издержками. Как следствие, происходит повышение созависи-
мости, ужесточение иерархии. Это можно рассматривать как следствие
все более глубокого процесса разделения труда с учетом нового факто-
ра информации.
Усложнение связей и стандартизация ведут к соподчинению, но
при этом и к росту абстрактности связей, внутренней личностной от-
чужденности друг от друга, потери навыков сотрудничества.
Опасные тенденции при отсутствии единого связывающего эле-
мента в обществе связаны с ростом дифференциации по разным крите-
риям – образованию, материальному обеспечению, культурным ценно-
стям. Преодоление негативных тенденций связано с общим повышени-
ем духовно-культурного уровня развития.
Складывается опасная тенденция рассогласования поведения
участников хозяйствования. Это, прежде всего. является следствием
разрушения целостного мировоззрения как отдельного человека, так и
разрушения общих ментальных моделей, конвенциальных ролей.
В научно-образовательной сфере разрушение целостного миро-
воззрения связанно с фрагментарностью обыденного знания. Под обы-
денным знанием в приближенном значении можно понимать картину
мира человека, его мировоззрение. Это знание не только не системати-
зировано, но и отчасти носит дорациональный характер из-за случай-
ности его источников. В новых условиях передача знаний носит все
более цифровой, внеличностный характер. Это рождает ряд трудно-
стей. А именно, потеря целостной картины знаний, взаимосвязи знаний
различных областей, а также их иерархической соподчиненности. По-
иск информации и получение знаний все более носит внеценностный
характер. Поисковые системы интернет не классифицируют предостав-
ляемые результаты автоматического поиска. Все это может приводить к
фрагментарной картине мира человека, неадекватным вариантам реше-
ния проблем, в итоге к еще большей разобщенности людей.
Роль обыденного знания в жизни людей, в процессе общего раз-
вития общества опасно недооценивать. Как считает Б.Я. Пушканский

111
«мера духовного богатства непосредственной повседневной жизни лю-
дей, т.е. их обыденного опыта и обыденного сознания в целом, высту-
пает в качестве одного из важнейших показателей общественного про-
гресса»88.
С другой стороны, одновременно предоставляется возможность
доступа к достоянию человеческой культуры. Но опять же без система-
тизации, без опытного руководителя очень трудно следовать в направ-
лении развития. Это связано с необходимостью прохождения вместе с
авторами художественных произведений путей выражения прекрасно-
го, тогда как наставник мог бы предложить эти способы приобщения к
чужому опыту. Это обуславливает смену роли преподавателя – от пере-
датчика системы знаний конкретной области к передатчику системы
мировоззрения, более усложнѐнной системы знаний, которая включает
в себя как знания конкретной области, так и методы работы с информа-
цией, методы развития этой системы, ее место в мировоззрении чело-
века, а также вопросы воспитания и саморазвития.
Проблема отсутствия системы навигации приводит к тому, что
стираются понятия о критериях здравого смысла или общественного
сознания. Общее знание как известно является существенным компо-
нентом общих ментальных моделей людей, которые являются факто-
ром взаимопонимания в межличностном взаимодействия. Как сказал
еще Протагор, что «Человек является мерой всех вещей», так получаем
и в новой ситуации каждый человек является сам для себя мерой. В
условиях получения разнообразной информации индивидуальный опыт
бесконечно дифференцируется, что является еще одним фактором ус-
ложнения процесса взаимопонимания, ростом отчужденности.
Еще одна проблема – распространение мифов и суеверий, как
суждений лишенных должной критики и научного осмысления, что
становится невозможным при недифференцируемом, внеоценочном,
внесистемном потоке информации.
В новых условиях меняется соотношение в индивидуальном по-
знании между познанием внешнего мира и внутреннего. Рост инфор-
мации и недостаточная ее систематизация приводит к замедлению про-
цесса ее восприятия, понимания и целостного осмысления. Поток ин-
формации не предоставляет возможности к должной внутренней рабо-
те в процессе познания. Это становится причиной механизации и авто-
матизации процессов межличностного взаимодействия, что и является

88
Пушканский Б. Я. Обыденное знание. Опыт философского осмысления /Под ред. М.С.
Козловой. – Ленинград: Изд-во Ленинградского университета. 1987. 152 стр. Стр. 37.

112
началом разобщенности при отсутствии связующего духовно-
культурного звена.
В новых условиях открываются новые возможности для органи-
зации коллективного действия. Это, с одной стороны, может помочь в
решении конкретных вопросов, а, с другой стороны, может приводить к
манипуляциям, подавлению личностной оценки происходящего. По-
этому особенно важным становится фактор воспитания, путей переда-
чи смысловой мировоззренческой картины мира, которая не позволила
бы размыванию ориентиров социальной деятельности, критериев ее
оценки, общих идеалов, соответствующих им ценностей.
Особая роль в становлении цифровой экономики отводится сфе-
ре образования. Образование включает в себя не только научение, пе-
редачу системы знаний, но целостное воспитание личности. Образова-
ние – передача некоторого образа или смысловой основы мировоззре-
ния. Преподаватель – тот, кто связывает мир информации и мир смы-
слов. Тот, кто может стать выше поля информации за счет понимания
смыслов, и одновременно передать этот смысл обучающимся. Следова-
тельно, для формирования кадров цифровой экономики нужны не толь-
ко новые системы знаний, обширный доступ к информации, но и высо-
коквалифицированные преподаватели.
При построении сценариев развития цифровой экономики можно
выделить два крайних варианта: тотальное регулирование, контроль
над личностью или лишь создание поля для взаимодействия хозяйст-
вующих субъектов. Можно предположить, что выбор варианта – зави-
сит от уровня доверия, от степени взаимопонимания, от единого виде-
ния идеального состояния. При низком уровне доверия будет тенден-
ция к полному контролю. При высоком уровне – инфраструктура циф-
ровой экономики способна стать саморегулирующимся и самоуправ-
ляющимся механизмом, что обеспечивается за счет повышения эффек-
тивностей внешних связей, более точной обратной связи. Именно дове-
рие, доинформационное взаимодействие, оказывает решающее воздей-
ствие на качество передачи информации. И существенными факторами
этого доинформационного взаимодействия оказываются общие мен-
тальные модели и конвенциальные роли, которые претерпевают неиз-
бежное изменение при становлении новых условий.
Таким образом, выявлены негативные тенденции развития среды
информационной экономики в общественной сфере. К ним можно от-
нести рост взаимоотчужденности, поверхностности и стандартизиро-
ванности процессов коммуникации, несистемности и фрагментарности
знаний и мировоззрения, разрушение социальной основы взаимопони-

113
мания, основанной на общих конвенциальных ролях. Достижение бла-
гих целей указанных стратегии и программы может быть связано с
опасностью для человека. Следовательно, необходимы усилия по про-
тивостоянию этим естественным процессам: внутренняя работа по са-
мовоспитанию и саморазвитию; повышение роли преподавателей, учи-
телей как организаторов процесса познания; переосмысление актов
взаимообщения в обществе; общий рост уровня духовно-культурного
развития.
Цифровая экономика становится эффективной средой взаимо-
действия хозяйствующих субъектов при едином понимании направле-
ния развития, которое формируется при наличии единого идеала и со-
ответствующих ему ценностей. И нам видится что, Православная вера
предлагает человеку высший идеал и соответствующие ему ценности.

Список использованных источников:


1. Указ Президента РФ от 09.05.2017 № 203 "О Стратегии развития ин-
формационного общества в Российской Федерации на 2017 – 2030 го-
ды". Электронный доступ: http://www.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?
req=doc&base=LAW&n=216363&fld=134&dst=1000000001,0&rnd=0.37
518417577016394#0 – Консультант Плюс.
2. Распоряжение Правительства РФ от 28.07.2017 № 1632-р <Об утвер-
ждении программы "Цифровая экономика Российской Федерации">.
Электронный доступ: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_
LAW_221756/ – Консультант Плюс.
3. Институциональная экономика: учебник / под ред. Е.В. Устюжани-
ной – М.: ФГБОУ ВПО «РЭУ им. Г.В. Плеханова», 2015 – 288 с. –
с. 55–62.
4. Пушканский Б. Я. Обыденное знание. Опыт философского осмысле-
ния /Под ред. М.С. Козловой. – Ленинград: Изд-во Ленинградского
университета. 1987. 152 стр. Стр. 37.

114
2.5. Й. Шумпетер и созидательное разрушение
в 21 веке
В 2017 году на заседании Международного дискуссионного клу-
ба «Валдай» в Сочи у шумпетерианских идей появилась огромная ин-
теллектуальная поддержка, и голоса неошумпетерианцев звучат сейчас
не менее громко, чем голоса оппонентов. Территориальные вопросы,
вопросы о существующей политической системе в мире, о новых
принципах отношений встали на повестку дня. Гибель капитализма
явно выступает в качестве объекта исследования, и перед нами пред-
стает длительная история мысли, множество экономических школ и
направлений.
Естественно возникает вопрос, что будет, если капитализм унич-
тожится? Как мы уже знаем, капиталистическая система хозяйствова-
ния является динамичной и ориентированной на экономический рост.
Что будет, если придется использовать государственные расходы как
постоянное вспомогательное средство89? Будет ли возможно избавить
общество от части приносимых кризисом трудностей? Направить ли
свое внимание больше на краткосрочные события? Или интересоваться
долгосрочным развитием капиталистической экономики?
Из того, что об этом известно, интерес представляет период с
конца XIX в. до наших дней. К сожалению, Шумпетер не оценил зна-
чения тезиса Маркса о гибели капитализма, сделав лишь несколько
осторожных и незаинтересованных замечаний в том смысле, что его
«ежедневная смерть» обусловлена враждебным к нему отношением со
стороны социальных групп, имманентных капитализму. Тем самым он
упустил шанс на полстолетия раньше стать открывателем новой соци-
альной реальности. Тема гибели капитализма вообще вызвала столь
значительный интерес, что ее неотвратимость провозгласили в феврале
1848 г. в «Манифесте Коммунистической партии» К. Маркс и
Ф. Энгельс, и привели краткую программу перехода от капиталистиче-
ской общественной формации к коммунистической. Так что первую
роль в концепции гибели капитализма К. Маркс отводил тезису об аб-
солютном обнищании народных масс по мере развития капитализма.
То, что «относительное обнищание» (уменьшение доли пролета-
риата в национальном доходе капиталистического общества) не вызва-
ло глубокого «абсолютного обнищания» (понижение жизненного
уровня пролетариата), более чем озадачивает, так как его появление

89
См.: Хайлбронер Р.Л. Философы от мира сего / Глава 9. Противоречия Йозефа Шумпете-
ра. – М.: Колибри, 2008, c. 374.

115
пришлось на то время, когда Америка кипела негодованиями как раз в
связи с утверждениями относительно абсолютной нищеты. Причиной
этого негодования послужило странное утверждение великого авст-
рийского экономиста Йозефа Шумпетера о том, что марксизм, с одной
стороны, выразил чувства всех тех, кому не повезло и плохо жилось, а
именно неудачников, «а с другой стороны, провозгласил, что избавле-
ние от этих болезней с помощью социализма вполне поддается рацио-
нальному обоснованию»90. Маркс, писал Шумпетер в своей обширной
и высоко ценимой «Истории экономического анализа», стремился по-
казать, что движущие силы развития капитализма возникают в нем са-
мом. Такого мнения придерживались даже многие социалисты
(К. Каутский, Г. Плеханов и др.). Именно этим они объясняли тот факт,
что вопреки прогнозу К. Маркса постоянное нарастание нищеты так и
не случилось.
«Чтобы такая атмосфера возникла, необходимо, чтобы были
группы, которым было бы выгодно эту враждебность нагнетать и орга-
низовывать»91, – отмечал Й. Шумпетер. Наблюдения Шумпетера на
удивление охотно поддержали другие авторы, особенно те, кто не был
обременен личным знакомством с ним. Некий американец по имени
Торстейн Веблен в популярном труде под названием «Теория делового
предприятия» извещал, что изменения во многом являются скорее
следствием массовой психологии, чем объективной реальностью. По-
добные представления держались невероятно долго – они повторялись
в европейских книгах почти до конца ХХ века.
Неудивительно, что такое «недовольство» интеллектуалов было
понято Й. Шумпетером не только как состояние их умов, но и как вы-
сокая степень коммуникационной активности, то есть трансляция кри-
тических идей в общественное сознание. Йозеф Шумпетер признал,
что коммуникационная активность социальных групп представляет
собой самостоятельный фактор воздействия на капиталистический ук-
лад и его способность меняться. Интеллектуалам потребовалось два
столетия, чтобы стать мощным катализатором в нагнетании атмосферы
всеобщей враждебности к капитализму. Правда, у чиновников и интел-
лектуалов много общего «благодаря сходному образованию»92, за счет
чего чиновники открыты для восприятия доктрин интеллектуалов.

90
Шумпетер Й.А. Капитализм, социализм и демократия // Шумпетер Й.А. Теория экономиче-
ского развития. Капитализм, социализм и демократия. – М.: Эксмо, 2008. С. 378.
91
Шумпетер Й.А. Капитализм, социализм и демократия // Шумпетер Й.А. Теория экономиче-
ского развития. Капитализм, социализм и демократия. – М.: Эксмо, 2008. С. 525.
92
Шумпетер Й. Капитализм, социализм и демократия. / Шумпетерр Й. Теория экономическо-
го развития. Капитализм, социализм и демократия. М.: Эксмо, 2008. С. 539.

116
Вследствие расширения высшего образования «армия интеллектуалов»
должна была оказаться – и оказалась – деперсонализирована и автома-
тизирована. «Но если колыбелью интеллектуалов средневекового об-
разца служили монастыри, то капитализм отпустил их на волю и снаб-
дил печатным станком»93.
Буржуазная свобода, используемая интеллектуалами для разру-
шения капитализма, является мощным стимулом для саморазвития ка-
питализма – его адаптации. Парадокс состоит в том, что разрушающую
капитализм свободу защищают не только чиновники, но и сама бур-
жуазия. Оказывается, буржуазия, отстаивая свободу интеллектуалов,
защищает самое себя и свой жизненный уклад.
В своем рвении продемонстрировать жизнеспособность буржу-
азного общества буржуазия покушается на его важные устои. Защит-
ники капитализма преувеличили концепцию Шумпетера и снабдили ею
«консервативную волну» 80-х гг. Довольно удивительно, что они убе-
дили себя в том, будто «Запад с его буржуазной цивилизацией нередко
представляется осажденной со всех сторон крепостью»94.
Когда же обнаружилась связь высоких темпов экономического
роста именно с капитализмом, Йозеф Шумпетер говорит: «Но предпо-
ложив, что в ближайшие пять-десять лет мы будем наблюдать пример-
но такие же темпы прироста, я, очевидно, совершил статистическое
преступление: разумеется, состояние производства на протяжении не-
коего исторического периода само по себе вовсе не дает нам права на
какую-либо экстраполяцию (тем более на 50 лет)»95.
Шумпетер умер в 1950 году, но спор продолжался своим чере-
дом. В 1960-х годах на просвещенном Западе, а тем более в США такое
понятие, как «запланированное старение» являлось нормой для всех
(практически без исключений) производств, разве только добыча сырья
контролировалась иными способами. Шумпетер уже поражал вообра-
жение людей своими мыслями, оказывающими воздействие на весь
характер мировой экономической мысли, а именно:
а) об отмирании функции предпринимателей;
б) о разрушении той социальной базы капитализма, которая вы-
полняет специфическую функцию защиты капиталистической цивили-
зации в целом;

93
Шумпетер Й.А. Капитализм, социализм и демократия // Шумпетер Й.А. Теория экономиче-
ского развития. Капитализм, социализм и демократия. М., Эксмо, 2008. С. 531.
94
Рахшмир П.Ю. Идеи и люди. Политическая мысль первой половины XX века. Пермь,
2002. – с. 346.
95
Шумпетер Й. Капитализм, социализм и демократия. C. 450.

117
в) о подрыве капиталистической собственности;
г) о подрыве экономических стимулов капиталистического хо-
зяйствования.
Говорили, что «это сказывается не только на положении предпри-
нимателей, но и на положении всего класса буржуазии в целом»96. По-
няв, что это явление закономерно и способствует техническому прогрес-
су, он назвал его угрожающим существованию частной инициативы.
Вдохновленный полемикой, Шумпетер в 1934 году написал сыг-
равшую заметную роль статью «Депрессии: можем ли научиться у
прошлого?», в которой содержалось огромное количество статистиче-
ских сведений: в ней были первые упоминания о структуре промыш-
ленности с 1873 года97. По его мнению, капитализм обязан своей под-
вижностью не главному действующему лицу – буржуазному капитали-
сту, – а чужаку, выскочке-предпринимателю. «Капиталисты ломают
голову над тем, как противостоять важнейшему последствию все рас-
ширяющего свое влияние рыночного механизма – непрерывному изме-
нению»98. Для теоретиков, включая самого Шумпетера, эта идея была
довольно революционной. Какой смысл придается этому выражению?
Данное представление требовало углубленного анализа, в особенности
после резкого спада в 1937 г., когда стало понятно, что полное возрож-
дение из депрессии не придет автоматически. Шумпетер со своей сто-
роны никак не мог примириться с мыслью, что великолепный меха-
низм, именуемый капитализмом, перестанет функционировать (или,
если на то пошло, эволюционировать). Поэтому, когда ему сказали,
что, исходя из научных и экономических соображений, системы рож-
даются, возникают и умирают, он ухватился за эту мысль в надежде,
что эволюция системы капиталистического предпринимательства в
процессе интенсивной концентрации производства может постепенно
разрушить основные институциональные устои своего существова-
ния – индивидуализированную частную собственность и свободу кон-
трактов. «Капитализм, который по существу является эволюционным
процессом, истощится»99. Одним из основателей и главным разруши-
телем социальной базы капитализма является индивидуальный собст-
венник. А совершенная конкуренция «разрушается и всегда разруша-
лась всюду, где появлялось что-либо новое, даже если все остальные

96
Там же.
97
J.Schumpeter. Depressions, Can We Learn from Past Experience? / Тhe Economics of Recovery
Program. N-Y.: 1934. P. 3-21.
98
Хайлбронер Р.Л. Философы от мира сего. М.: КоЛибри, 2008. С. 35.
99
Шумпетер Й.А. Капитализм, социализм и демократия. С. 511.

118
предпосылки совершенной конкуренции были налицо»100. Шумпетер
считал монополию фактором неэффективности, ограничения произ-
водства, «несправедливых» доходов и т.д. Он, похоже, хотел, чтобы
цены всех продуктов при свободной конкуренции «были бы идентич-
ными ценам заключенных в них услуг труда и природы»101.
В том же году и даже в тот же месяц, когда в Нью-Йорке про-
славленный аристократ выдвигал свои теории умирания капитализма,
по другую сторону Атлантики не менее известного англичанина осе-
нила догадка о допустимости и пределах вмешательства правительства
в экономическую жизнь страны. Джон Мейнард Кейнс работал над
теоретическими обоснованиями, поскольку прагматические соображе-
ния капитала уже давно заставили монополии и правительства капита-
листических государств прибегать к таким вмешательствам на практи-
ке. Чтобы оценивать монетарные факторы экономики, требуется с чем-
то их соотносить, нужна база, опираясь на которую можно использо-
вать их для объяснения принципов ее функционирования. Догадка
Кейнса состояла в том, что процентная ставка не играет значительной
роли. При данном уровне дохода применительно к короткому периоду
влияние процентных ставок на индивидуальное потребление второсте-
пенно и сравнительно невелико. Отмечая, какими свойствами обладает
эта функция потребления, можно определить положения Кейнса. Вы-
сказав свою догадку, Кейнс проявил удивительный интерес к вопросу
об отсутствии автоматического баланса между ожидаемыми сбереже-
ниями и инвестициями.
Будучи экономистом, Кейнс сразу принялся за английские сове-
ты для решения именно английских проблем, даже когда эти советы
адресовались другим странам, которые после долгих усилий были
опубликованы в 1936 году и стали основой современной макроэконо-
мики. (Об этом обстоятельно рассказано в популярной книге Йозефа
Шумпетера «Десять великих экономистов от Маркса до Кейнса».) От-
крытые Кейнсом особенности моделирования экономического роста
еще более усугубили проблемы, связанные с государственным регули-
рованием экономики на основе управления спросом. Начать с того, что
тем самым подтверждалась идея представителей институционального
направления экономической теории об усилении экономической роли
государства и обосновывалась неизбежность социального контроля над
хозяйственной деятельностью. Это выставляло его не столько теорети-

100
Шумпетер Й.А. Капитализм, социализм и демократия. С. 483.
101
Шумпетер Й. Теория экономического развития // Шумпетер Й. Теория экономического
развития. Капитализм, социализм и демократия. М., Эксмо. 2008. С. 78.

119
ком, сколько практиком в области международных экономических от-
ношений, прежде всего в разработке новых механизмов регулирования
и создания институтов, обеспечивающих это регулирование (Между-
народного валютного фонда и Всемирного банка). Ночью 20 июля 1944
года, сидя в номере отеля в Бреттон-Вудсе, он кратко записал проект
соглашения о статусе Международного банка реконструкции и разви-
тия. Также возник Международный валютный фонд. Ясно, что возник-
новение, эволюция и противоречия частнохозяйственного и экономи-
ческого порядка представляют собой нечто большее на современной
стадии развития нашего общества.
Итак, капитализм является эволюционным процессом. За всю
историю он никогда не находился в стационарном состоянии, а следо-
вательно, менялись и параметры, при которых действуют экономиче-
ские агенты. У Шумпетера возникало еще несколько возможностей
заявить, что большинство гипотез, как и вообще большинство идей,
находится в состоянии непрерывного «созидательного разрушения». В
1918 году со сдвигами в социальной структуре в сельское хозяйство
начал проникать коммерческий дух, повсюду появилась литература,
обучающая новым методам производства, освоение которых принято
называть «аграрной революцией». Экономика функционирует не толь-
ко в рамках существующих структур. Искать смерть капитализма –
значит, как правило, ее не находить. По крайней мере с 1980 года до
наших дней вера в реальность построения коммунизма для многих ста-
ла угасать. А вот следствием появления нового формата как раз может
стать развитие и изменение структуры отрасли и экономики. В сущно-
сти, само развитие капитализма разрушает его фундамент – предпри-
нимательскую функцию – и ослабляет буржуазный класс. Это разру-
шает и ту институциональную структуру, которая защищала капита-
лизм, а именно институты частной собственности и свободы заключе-
ния контракта.
***
Однако к тому времени – во второй половине XX века – «шум-
петерианская революция в экономическом знании неразрывно связала
социально-экономическое развитие с динамикой научно-технического
прогресса, а в основу было положено понятие «созидательного разру-
шения (или уничтожения)» («креативной деструкции» – по Шумпете-
ру) за счет предпринимательства»102 (курсив автора – Е.А.).

102
Глазьев С.Ю., Микерин Г.И. и др. Длинные волны: научно-технический прогресс и соци-
ально-экономическое развитие. Новосибирск: Наука, 1991 г.

120
В 1987 году в Стокгольме экономисту Роберту Солоу из Масса-
чусетского технологического института вручена Нобелевская премия
«за фундаментальные исследования в области теории экономического
роста». Это стало началом поразительного дела всей жизни. Следую-
щие тридцать лет Солоу занимался практической деятельностью в го-
сударственном секторе. Государство теперь может улучшить распреде-
ление ресурсов, предоставляя за свой счет общественные товары и ус-
луги, создавая инфраструктуру и одновременно стимулируя частные
инвестиции. (Принято считать, что именно инвестиции в физический
капитал служат источником роста в долгосрочной перспективе.) Он
также найдет еще один источник экономического роста – рост населе-
ния. «Рост ВВП хотя бы в 2%, как предусматривается официальным
прогнозом, – без дополнительных трудовых и капитальных ресурсов, а
также роста производительности – требует рекордно высокой величи-
ны конъюнктурной составляющей»103.

Список использованных источников:


1. Глазьев С.Ю., Микерин Г.И. и др. Длинные волны: научно-
технический прогресс и социально-экономическое развитие. Новоси-
бирск: Наука, 1991.
2. Кудрин А.Л. Об источниках экономического роста (в перспективе до
2025 года). Доклад на заседании президиума Экономического совета
25 мая 2016.
3. Рахшмир П.Ю. Идеи и люди. Политическая мысль первой половины
XX века. Пермь, 2002.
4. Хайлбронер Р.Л. Философы от мира сего. М.: КоЛибри, 2008.
5. Шумпетер Й.А. Капитализм, социализм и демократия // Шумпетер
Й.А. Теория экономического развития. Капитализм, социализм и де-
мократия. – М.: Эксмо, 2008.
6. Шумпетер Й. Теория экономического развития // Шумпетер Й. Теория
экономического развития. Капитализм, социализм и демократия. М.,
Эксмо. 2008.
7. J.Schumpeter. Depressions, Can We Learn from Past Experience? / Тhe
Economics of Recovery Program. N-Y.: 1934.

103
Кудрин А.Л. Об источниках экономического роста (в перспективе до 2025 года). Доклад на
заседании президиума Экономического совета 25 мая 2016 г.

121
Глава 3. Стратегия национальной
безопасности России:
национальные, региональные
и отраслевые аспекты
3.1. Роль промышленной политика как в реализации
Стратегии национальной безопасности России
Для теоретиков и практиков реформирования российской эконо-
мики особое значение имеет проблема ее конкурентоспособности. Для
периода 90-х гг. своевременным и содержательным оказалось исследо-
вание этой проблемы американским ученым М. Портером в книге
«Международная конкуренция»104. Критически переосмыслив теорию
Д. Рикардо о сравнительном преимуществе, М. Портер предложил три
«краеугольных камня» современной теории конкурентоспособности,
которая на поверку оказывается модернизированной классической
концепцией.
Первое основание – изменение технологии в самом широком
смысле слова. Технология радикально изменяет материалоемкость и
трудоемкость товаров, особенно если она ориентирована на использо-
вание нового общедоступного сырья или дешевого придания ему нуж-
ных исходных качеств. Поставив технологии в центр внимания, М.
Портер создал инновационную теорию, которая ставила во главу угла
технологии. Заметим, что связь конкурентоспособности с развитием
основного капитала исследовалась К. Марксом в «Капитале» при ана-
лизе межотраслевой конкуренции.
Второе по важности основание затрагивает процесс освоения
конкурентом факторов, влияющих как на производство, так и на сбыт,
поскольку копирование и захват конкурентных стратегий происходит
сегодня с усиленной скоростью.
Третье основание является следствием интернационализации
экономических связей и глобализации стратегий, поэтому необходи-
мость использования перспективных ―источников силы‖ и могущества,
опережение потенциальных конкурентов позволяет достигать сущест-
венного отрыва от распространенных технологий.
Таким образом, М. Портер связывает конкурентоспособность
страны с эффективным экспортом как товаров и услуг, так и капитала.
104
Портер М. Международная конкуренция. - М., 1993.

122
Однако, проблема экспорта капитала как негативное для российской
экономики явление отмечается в ряде последних исследований105.
В то же время в работе М. Портера недостаточно исследуется
проблема макроэкономических условий конкурентоспособности от-
дельных производителей на товарных рынках, поскольку он не являет-
ся сторонником централизованного макрорегулирования экономики.
Вместе с тем, в его произведении воздается должное макроэкономиче-
ской роли правительств в создании соответствующих условий повы-
шения конкурентоспособности отдельных товаропроизводителей.
В России, да и в масштабе бывшего СССР, прежние позиции в
области конкурентоспособности очень быстро были надолго утрачены,
причем благодаря деятельности определенных сил. Как бы специально
для российских политиков ―постсоюзной‖ ментальности М. Портер с
полнейшей определенностью отмечал, что правительства стран долж-
ны ставить адекватную цель – достижение высокой продуктивности,
так как на ней основывается национальное процветание. М. Портер
рекомендовал стремиться к тому, что действительно определяет про-
дуктивность.
Для достижения устойчивых конкурентных преимуществ на
микроуровне компаниям следует использовать ресурсы таким образом,
чтобы:
– влиять на ценностные установки клиента;
– быть оригинальнее конкурента;
– производить трудно имитируемые или заменяемые продукты
(услуги).
В работе других авторов в ранг основных факторов выдвигаются
знания и навыки. "Если знания рассматривать в качестве оригинально-
го, трудно имитируемого и трудно заменимого ресурса, то управление
ими выдвигается на центральное место в конкурентной борьбе 106.
Обращаясь к фактам, западные ученые, в том числе и М. Портер,
находят многочисленные случаи, когда решающая роль правительства
в повышении конкурентоспособности не подтверждалась.
Например, промышленную политику итальянского правительст-
ва в послевоенные годы многие экономисты считали неэффективной;
тем не менее, в росте доли мирового экспорта в тот же период Италия

105
Novokmet F., Piketty T., Zucman G. From soviets to oligarchs: inequality and property in Russia,
1905-2016//NBER Working Paper No. 23712 August 2017, 79 Р.
http://www.nber.org/papers/w23712
106
Крог Г., М. Венцин М. Роль менеджмента знаний в достижении устойчивых конкурентных
преимуществ. - "Проблемы теории и практики управления". 1996. №4. С. 78-79.

123
уступала только Японии при быстром повышении уровня жизни. И все
же регулируемая экономика – не продукт удачных помех обоснован-
ным действиям правительств. В современной России осознать это
очень важно. Успехи последних лет в развитии и повышении конку-
рентоспособности сельскохозяйственного производства России под-
тверждают значение активной роли органов власти. Преодолеваются
негативные тенденции прошлого.
Наиболее ценным в исследовании М. Портера является то, что
им выделены основные «блоки», определяющие конкурентную страте-
гию – структура отрасли, в которой функционирует конкурент, а также
позиция фирмы-конкурента в отрасли, или ее «ниша». Им исследованы
факторы, определяющие конкуренцию в отрасли:
угроза появления новых конкурентов;
угроза появления товаров или услуг-заменителей;
способность поставщиков и покупателей торговаться;
соперничество уже имеющихся конкурентов между собой.
Структуру отрасли рассматривается как надежный индикатор
привлекательности любой отрасли для внедрения в нее конкурента.
До исследования М. Портера было известно, что позиции това-
ропроизводителей в отрасли определяются наличием (отсутствием)
конкурентного преимущества – либо в форме уровня издержек (по
всему циклу), либо в форме изменения потребительских свойств (на-
значения) товаров. Уровень издержек и дифференциация товаров яв-
ляются существенными факторами возможного увеличения нацио-
нального дохода – дифференциация позволяет диктовать цены и обес-
печивать паритетные условия экспорта. Даже по высоким ценам поку-
пают то, что никто больше не предлагает.
М. Портер особое значение придает выбору стратегий, посколь-
ку "ни одна стратегия не подходит абсолютно для всех отраслей ", а
"самая большая стратегическая ошибка состоит в желании «гнаться за
всеми зайцами»107 . В обществе массового потребления" дифференциа-
ция потребительских свойств продукта ценится очень высоко. Поэтому
особое внимание следует уделять выбору сферы конкуренции – "ни-
ши", где нет сильных конкурентов. Например, швейцарские фирмы по
выпуску слуховых аппаратов в свое время сосредоточились на аппара-
тах с большой мощностью, предназначенных для людей с серьезным
нарушением слуха, благодаря чему превзошли американских и датских
конкурентов, работающих по более широкому фронту.

107
Портер М. Международная конкуренция. - М., 1993,с.58

124
Особое внимание в исследовании М. Портера уделялось двум
видам деятельности в системе управления процессом обеспечения кон-
курентных преимуществ:
– основная – обеспечение поставок сырья, выпуск продукции,
сбыт, маркетинг и продажа, послепродажное обслуживание;
– вспомогательная – развитие инфраструктуры фирм, управле-
ние людскими ресурсами, снабжением. Как свидетельствует мировой
опыт, в осуществлении управленческих нововведений принципиально
важное значение имеет фактор времени (регулярные поставки "точно
вовремя" по системе "канбан", в Японии, своевременное прогнозиро-
вание изменений технологии – например, в часовом производстве пе-
реход на жидкокристаллические индикаторы и кварцевые стрелочные
часы в фирме "Сейко"). В России значение решения аналогичных во-
просов недооценивается до настоящего времени при всех декларациях
совершенствования управления производством.
И сегодня актуально положение М. Портера, что нельзя допус-
кать недооценки значения своевременного выявления и правильного
использования имеющихся преимуществ.
В конкурентной стратегии актуально решение проблем согласо-
вания деятельности филиалов транснациональных компаний, находя-
щихся в разных странах, ибо, как правило, они тоже между собой кон-
курируют. В конечном счете, дело вполне может дойти до продажи
фирмы или слиянии ее с другой. С этих позиций следует критически
оценивать возможности разных альянсов.
Особенно важным приведенное соображение является для Рос-
сии, в экономической философии которой до сих пор присутствует
слово «догнать» и совершенно забыто «перегнать», или «пойти в об-
гон». А это невозможно при альянсах, где присутствуют элементы раз-
ной стратегии. С этой точки зрения исключительно ценным для рос-
сийской экономики является положение, что альянсы как средство
усиления конкурентного преимущества редко являются действенным
средством. Это положение активно учитывается в стратегии экспорта
капитала в Китае. В России это также следует учитывать с учетом опы-
та совместных предприятий.
Продление до 31 декабря 2018 г. действия специальных эконо-
мических мер в ответ на антироссийские санкции ЕС Указом Прези-
дента РФ – это свидетельство заботы об обеспечении экономической
безопасности государства. Можно по-разному оценивать эффектив-
ность такой реакции со стороны России – оптимистически и пессими-
стически.

125
Существуют различные подходы к анализу последствий эконо-
мических санкций. В «Стратегии экономической безопасности Россий-
ской Федерации на период до 2030 года» (далее «Стратегия») санкции
рассматриваются в системе управления рисками как дискриминацион-
ные меры в отношении отдельных секторов российской экономики108.
В «Стратегии» предлагаются мероприятия по выработке, реали-
зации и оценке эффективности противодействующих санкциям дейст-
вий. Такими логичными действиями выступает политика импортоза-
мещения. Введение санкций позволило обнаружить проблемные скры-
тые места и выявить резервы. С точки зрения протекционизма контр-
санкции оказали положительное воздействие на отечественное сель-
ское хозяйство. Так, по данным Росстата с 2013 по 2015гг. производст-
во свинины в России возросло с 1232 до 1655 тыс. т, мяса и птицы с
3610 до 4340 тыс. т, морепродуктов с 52,7 до 67,9 тыс. т, сыров – с 435
до 589 тыс. т. Однако качество сельхозпродуктов остается невысоким,
отсутствует конкуренция на отечественном рынке, российские товары
не во всем конкурентоспособны с импортными. Отечественные сель-
хозпроизводители только наращивают утраченные производственные
мощности, берут кредиты, приобретают оборудование.
Плюсы российской политики импортозамещения состоят в уско-
рении темпов роста не только сельского хозяйства, но и фармацевтики.
Рост производства лекарств составил 25%, уровень производства жиз-
ненно необходимых и важнейших лекарственных препаратов внутри
страны достиг 77%. Что касается машиностроения, то здесь также есть
успехи – в транспортном машиностроении доля российской продукции
сегодня 94%, в сельхозмашиностроении – более 50%, положено начало
производству вертолѐтных двигателей.
От введенных против России санкций выиграли те страны, кото-
рые заменили европейский и американский импорт на российских при-
лавках или занялись переупаковкой и переоформлением этих товаров
на своей территории, например, КНР и Белоруссия. Так, лидером по
импорту на российском рынке по отдельным товарным группам явля-
ются Белоруссия: 99% парного мяса, 80,5% – масла, 86,3% – сыров,
22,1% – яблок и груш (явно польского происхождения). Ущерб стран
ЕС от ответного эмбарго за 2014-2016гг. составил 90 млрд. евро или

108
Указ Президента РФ от 13 мая 2017г. №208 «О Стратегии экономической безопасности
Российской Федерации на период до 2030 года».
https://cdnimg.rg.ru/pril/140/28/53/strategiya2030.pdf, Указ Президента Российской Федерации
от 30.06.2017 № 293 «О продлении действия отдельных специальных экономических мер в
целях обеспечения безопасности Российской Федерации»
http://publication.pravo.gov.ru/Document/View/0001201706300013

126
100 млрд. долларов, по заявлению ООН, Россия потеряла вполовину
меньше. Структура российского экспорта претерпевает медленные из-
менения. Так, экспорт нефти и нефтепродуктов составил 42,5% от об-
щего объѐма зарубежных продаж, доходы от экспорта сельхозпродук-
ции превысили заработанное на экспорте вооружений, доходы от экс-
порта IT cоставили в 2016 г. половину от этой цифры. По итогам 2016-
2017 гг. экспорт российского зерна составил 35,5млн. т (пшеницы
27,1млн.т.), что на 5% выше предыдущего периода.
Наиболее актуальными общими рисками для России остаются:
удешевление нефти и падение курса национальной валюты, отток капи-
тала, угроза новых и ужесточение прежних санкций, дефицит бюджета и
рост доходного неравенства. Несмотря на сокращение добычи нефти
странами ОПЕК и другими странами-экспортерами, включая Россию, до
1,8млн. баррелей в год, цена нефти за прошедшие полгода сократилась с
58долл до 40 долл. за баррель. По данным ЦБ РФ, из России рекордными
темпами исчезает капитал, с января 2017г. отток возрос до $22,4 млрд.
против $10,3 млрд. годом ранее, а прогноз ЦБ по вывозу капитала – $37
млрд. Выше обозначенный документ о продлении контрсанкций свиде-
тельствует об ужесточении уже введенных западных ограничений для
ряда российских компаний — нефтяного, оборонного и финансового
секторов, а также персональных — в виде финансовых и визовых санк-
ций для некоторых граждан РФ. Дефицит бюджета сократилсяс2,7 трлн.
рублей до 1,9 трлн., т.е. в семь раз меньше самого бюджета. Дифферен-
циация населения по доходам катастрофически растет, общее число на-
селения, живущего ниже прожиточного минимума, достигло более 22
млн. чел, реальные доходы с 2014г. упали более чем на 15%.
Украинский конфликт обострил необходимость экстренных мер
на случай прекращения продукции, необходимой для ВПК. В мае 2014
года Президент РФ распорядился оценить возможности проведения
конкурентного импортозамещения в промышленности и сельском хо-
зяйстве и разработать планы по его осуществлению в 2014-15гг. Локо-
мотивами программы импортозамещения выступают госкорпорации,
которые стали ускоренно создаваться с 2007 г. Так, «Ростелеком» реа-
лизует проект, нацеленный на сокращение цифрового неравенства пу-
тем выхода в населѐнные пункты с населением от ста жителей. Это
позволит установить связь помимо Почты России для отдаленных и
малонаселенных территорий. «Росатом» реализует несколько регио-
нальных проектов.
В настоящее время главный акцент в российской политике им-
портозамещения смещен в сторону промышленного комплекса страны.

127
Импортозамещение является случаем явного и активного применения
промышленной политики. Важно с помощью новейших исследований
разработать и реализовать инструменты политики импортозамещения
применительно к промышленной сфере и оценить эффективность их
применения в российской практике.
За последние несколько лет появился целый ряд работ, посвя-
щенных поиску новой модели импортозамещения в области промыш-
ленности. В частности, здесь уместно вспомнить теорию гетерогенных
фирм и подход Хаусманна-Клингера109. Поскольку импортозамещение
предполагает замену части импортных товаров и услуг отечественны-
ми аналогами, то государство выбирает отраслевые или технологиче-
ские приоритеты и создает более благоприятные условия функциони-
рования для этих отраслей, комплексов, регионов, территорий. В числе
теоретических обоснований импортозамещения – как вида промыш-
ленной политики – можно назвать следующие: «слабость» или отсут-
ствие определенных рынков; статический эффект масштаба; аргумент
о «молодой» отрасли; экстерналии от инвестиций в исследования и
разработки, в развитие человеческого капитала, в обучение действием,
которое является внутриотраслевым; информационные экстерналии;
«провалы» координации; экстерналии и асимметричность информации
на рынке капиталов.
Доводы против проведения промышленной политики являются
разнообразными. Во-первых, сигналы рынка искажаются и появляются
неэффективные решения на микроуровне. Во-вторых, промышленная
политика искажает "правила игры", повышает интенсивность лоббист-
ской деятельности и коррупции110. В-третьих, эта политика, подразу-
мевая выбор отраслевых приоритетов, ведет к широкомасштабному
низкоэффективному использованию государственного бюджета. Пока-
зательны примеры Индии 1960-70-х годов, Кореи конца 1990-х годов,
отказа Франции от мер промышленной политики в 1980-е гг. Иногда
приоритетными оказываются наиболее лоббируемые сектора и компа-

109
Hausmann R., Klinger B. The structure of the product space and the evolution of comparative
advantage. – Center for International Development at Harvard University, 2007.
110
Albertine J. M. Breaking the Barriers to U.S. Economic Growth /J.M. Albertine //Cato Journal.
1984. Vol.4. №2. P. 609-617
DiLorenzo Th. J. The Political Economy of National Industrial Policy /T.J. DiLorenzo //Cato Jour-
nal. 1984. Vol.4, №2. P.587-607.
McKenzie R.B. A pro-market national industrial policy /R.B. McKenzie //Cato Journal. 1984.
Vol.4, №2. P.619-624
Miller III J.C. The case against «Industrial policy» /J.C. Miller III //Cato Journal. 1984. Vol.4,
№2. P.651-661

128
нии. Однако, Дж. Стиглиц указывает на то, что достаточно небольшое
число ошибок положительно характеризует возможности правительств
выбирать фирмы-победители111.
До принятия акта о Стратегии экономической безопасности Рос-
сии были приняты иные меры. Они учитывали тот факт, что в 1990-е
гг. и в начале 2000-х гг. промышленная политика была непопулярна в
российских властных кругах.
Все изменилось в 2007 году, когда стали создаваться государст-
венные корпорации разного назначения. В том числе были образованы
«Внешэкономбанк», «Роснано», «Фонд содействия реформированию
жилищно-коммунального хозяйства», «Государственная корпорация по
строительству олимпийских объектов и развитию города Сочи как гор-
ноклиматического курорта», «Ростех», «Росатом», «Роскосмос». Гос-
корпорации получили очень значительные ассигнования из бюджета,
при этом они – по их правовому статусу – подлежат намного менее
значительному контролю, чем ГУПы и ОАО с преобладанием участия
государства. В 2007-2014 гг. государственные корпорации являлись
главными проводниками в проведении структурной политики государ-
ства112 . Стоит отметить, что они периодически подвергались жесткой
критике за плохие результаты и отсутствие «прозрачности» в их дея-
тельности113 .
В начале этого периода было принято множество отраслевых
стратегий с различным горизонтом планирования. В частности, это
касается автомобильной промышленности (2010–2020), фармацевтиче-
ской промышленности (2009–2020), легкой промышленности (2009–
2020), химической и нефтехимической промышленности (2007–2015),
энергетической стратегии (2009–2030), деятельности в области гидро-
метеорологии и смежных с ней областях (2010–2030), транспортного
машиностроения (2007–2015), судостроительной промышленности
(2007–2020), электронной промышленности (2007–2025), развития ры-
бохозяйственного комплекса (2008–2020), железнодорожного транс-
порта (2008–2030), науки и инноваций (2006–2015), наноиндустрии
(2007–2015), геологической отрасли (2010–2030). Всего на федераль-

111
Stiglitz J.E. Some lessons from the East Asia Miracle /J.E. Stiglitz //The World Bank Research
Observer. 1996. Vol. 11(2).
112
Симачев Ю., Кузык М., Кузнецов Б., Погребняк Е. Россия на пути к новой технологиче-
ской промышленной политике: среди манящих перспектив и фатальных ловушек. Форсайт.
2014. Т.8. №4. С.6-23.
113
Дементьев В.Е. К дискуссии о роли госкорпораций в экономической стратегии России //
Российский экономический журнал, 2008, №1-2. С.27-41.

129
ном уровне было принято более 30 таких стратегий, касающихся раз-
вития, как отдельных секторов экономики, так и федеральных округов.
Влияние промышленной политики на экономическое развитие
стран трудно анализировать эмпирически. Это связано с несколькими
причинами. Во-первых, инструменты промышленной политики очень
многообразны. По сути, они охватывают весь спектр мер экономиче-
ской политики государства, применяемых для селективной поддержки
тех или иных секторов экономики, или даже отдельных фирм. Во-
вторых, даже если анализируется влияние какого-либо инструмента
промышленной политики, очень сложно добиться соблюдения прин-
ципа «при прочих равных условиях» (Ceteris paribus). Поэтому в боль-
шинстве случаев используется метод case studies, когда детально ана-
лизируется некоторый случай применения промышленной политики с
попыткой обобщения на ряд подобных случаев. Примеры подобных
case studies – это исследования Little, Scitovsky, and Scott, Sohal and
Ferme Goldstein114. Также делаются попытки оценить роль промыш-
ленной политики эконометрическими методами. Среди значимых ра-
бот в данном направлении можно, в частности, выделить труды:
Kruegerand, Tuncer, Harrison115, World Bank 116, Aghion, Dewatripont, Du,
Harrison, and Legros [31]117. Но как указывает D. Rodrik, главная про-
блема всех подобных эконометрических исследований состоит в том,
что не удается разграничить две разные целевые функции правительст-
ва: «(a) правительство использует промышленную политику в полити-
ческих или иных неэкономических целях, в результате чего все закан-
чивается поддержкой неперспективных фирм; (b) правительство опти-
мальным образом поддерживает сектора, которые заслуживают этой
поддержки, и делает это настолько хорошо, насколько это возможно в
условиях second-best»118.

114
Little, I., Scitovsky, T., & Scott, M. (1970). Industry and trade in developing countries. Oxford
University Press: London; Sohal, A. S., & Ferme, B. (1996). An analysis of the South Korean auto-
motive, shipbuilding and steel industries. Benchmarking for Quality Management & Technolo-
gy, 3(2), 15-30; Goldstein, Andrea (2002). From National Champion to Global Player: Explaining
the Success of Embraer. CEPAL Review, No. 77.
115
Krueger, A. O., & Tuncer, B. (1982). An empirical test of the infant industry argument. The
American Economic Review, 72(5), 1142-1152.; Harrison, A. E. (1994). An empirical test of the
infant industry argument: Comment. The American Economic Review, 84(4), 1090-1095.
116
World Bank. (1993) The East Asian Miracle, Washington, D.C.: The World Bank
117
Aghion, P., Cai, J., Dewatripont, M., Du, L., Harrison, A., & Legros, P. (2015). Industrial policy
and competition. American Economic Journal: Macroeconomics, 7(4), 1-32.
118
Rodrik, Dani. Industrial Policies for the Twenty-First Century. Harvard University, October
2004; Rodrik, D. (2008). Normalizing industrial policy. International Bank for Reconstruction and
Development/The World Bank.

130
В процессе реагирования на внешние экономические санкции в
число приоритетных вошла большая часть отраслей обрабатывающей
промышленности страны. С теоретической точки зрения выделение
слишком большого количества отраслей в качестве приоритетных про-
тиворечит реализации сравнительных преимуществ страны. Принцип
сравнительных преимуществ состоит как раз в том, что страна должна
сконцентрировать свои усилия на тех видах деятельности, в которых ее
альтернативные издержки ниже, чем в других странах. В случае, если
страна ограждает протекционистскими барьерами подавляющую часть
обрабатывающей промышленности, существует очень большой риск
попасть ловушку постоянного протекционизма. Как уже говорилось
ранее, в такой ситуации в 1950-1970-е гг. оказались многие страны Ла-
тинской Америки. Последние исследования также свидетельствуют о
том, что эффективность поддержки той или иной отрасли коррелирует
со степенью конкуренции фирм внутри нее, как следует, например, из
китайского опыта. При выборе приоритетов в текущей политике им-
портозамещения государство руководствуется принципом поддержки
отечественных производителей, продукция которых может заместить
импорт, – независимо от того, насколько потенциально конкурентоспо-
собной является их продукция. Поскольку фирмы тратят ресурсы на
создание и развитие соответствующих производств, существует риск
того, что в будущем, когда отношения с западными странами восста-
новятся, и запреты на закупки их продукции сняты, отечественные
фирмы будут лоббировать дальнейшее продолжение своей поддержки.
Эту опасность нельзя недооценивать: как уже говорилось выше, про-
мышленная политика лишь в крайне малом количестве стран оказалась
эффективной, и все они оказались способны снижать уровень субсиди-
рования приоритетных секторов, когда это было необходимо.
Для анализа инструментов промышленной политики в сфере им-
портозамещения мы предлагаем разделить экономические инструмен-
ты на точечные (те, которые воздействуют на какой-то определенное
рыночное «фиаско» и универсальные – (воздействующие одновремен-
но на различные провалы рынка. Эта классификация инструментов
представляется полезной, когда можно с достаточной степенью точно-
сти выявить эти провалы рынка, и селективно использовать необходи-
мые инструменты.
Рассмотрим сначала точечные инструменты (таблица 1).

131
Таблица 1.
Селективные провалы рынка и точечные инструменты для их
нейтрализации
Факторы, ответст- Возможные формы госу- Формы государственного
венные за провалы дарственного вмешатель- вмешательства в России119
рынка ства с позиций теории
промышленной политики
Статический эффект Субсидии для входа в от- Госпрограммы (авиастрое-
масштаба расль (или для достижения ние, судостроение, элек-
требуемого масштаба про- тронно-компонентная база
изводства) и др.) и специальные инве-
стиционные контракты
Стратегическое со- Субсидии для входа для Госпрограммы (в основном
действие входу в получения излишка произ- авиастроение, поскольку
отрасль водителями и государством именно от него ожидается
завоевание долей на рынках
некоторых типов самолетов)
и специальные инвестици-
онные контракты
Экстерналии от инве- Субсидии для финансиро- Субсидия на компенсацию
стиций в R&D (НИ- вания частных НИОКР; затрат на НИОКР в рамках
ОКР) Содействие компаниям в комплексных инвестицион-
интернализации экстерна- ных проектов (хотя условия
лий, связанных с НИОКР, ее выделения никак не кор-
через помощь в создании релируют с величиной по-
совместных предприятий тенциальных положитель-
для проведения НИОКР. ных внешних эффектов,
создаваемой фирмой-
получателем)
Обучение действием Производственные субси- Специальный инструмент
внутри отрасли (гене- дии в соответствии с раз- отсутствует, но есть более
рирующее положи- мером экстерналии общий: увеличиваются рас-
тельные внутриотрас- ходы на подготовку кадров
левые экстерналии) по техническим специально-
стям в ВУЗах и ССУЗах
Инвестиции в челове- Подготовка кадров госу- Специальный инструмент
ческий капитал и дарством отсутствует: инвестиции
обучение на работе Субсидии для предотвра- ложатся на сами фирмы,
щения недостаточных ин- что – в соответствии с тео-
вестиций рией – резко снижает их
уровень

Если отсутствует селективная форма государственного вмешательства, то указываются


119

универсальные формы (инструменты).

132
Факторы, ответст- Возможные формы госу- Формы государственного
венные за провалы дарственного вмешатель- вмешательства в России119
рынка ства с позиций теории
промышленной политики
Провал координации Создание фондов страхова- Специальный инструмент
ния инвестиционных рис- отсутствует, но частично эту
ков функцию выполняет недавно
введенный инструмент –
специальный инвестицион-
ный контракт
Превышение частной Субсидирование заемщи- Субсидирование процентной
цены капитала над ков; ставки по кредитам из Фонда
общественной (на- Субсидирование поручите- развития промышленности
пример, при асиммет- лей или предоставление
ричности информа- налоговой компенсации
ции) убытков фирм для сниже-
ния частного риска, если
«несклонность» к риску
слишком велика.
Асимметричность Селективное субсидирова- Субсидирование процентной
информации ние процентных ставок, ставки по кредитам из Фонда
если рыночный механизм развития промышленности
отбирает в основном фир-
мы, наименее важные с
общественных позиций.
Репутация качества Создание дифференциро- Специальный инструмент
как входной барьер в ванных стимулов для про- отсутствует, но ведется раз-
отрасль изводства высококачест- работка системы доброволь-
венной продукции. ной сертификации в области
«бережливого производства»

Требует решения вопрос о том, как подходить к выбору приори-


тетов при проведении политики импортозамещения. С этой целью
можно использовать подход Хаусманна-Клингера. Эти специалисты в
2007г. разработали концепцию «продуктового пространства», внутри
которого можно рассчитывать расстояния от одного продукта до дру-
гого, показывающие вероятность того, что определенная страна будет в
будущем специализироваться на экспорте некоего товара120. Подход
Хаусманна-Клингера предполагает присвоение каждому товару, кото-
рый страна экспортирует, определенный вес – на основе усредненного
подушевого дохода стран мира, которые экспортируют данный товар
или услугу. Используя эти веса, можно рассчитать подушевой доход,

120
Hidalgo, C. A., Klinger, B., Barabási, A.-L., & Hausmann, R. (2007). The product space condi-
tions the development of nations. Science, 317(5837), 482–487.
http://doi.org/10.1126/science.1144581

133
ассоциирующийся с экспортной «корзиной» данной страны (как взве-
шенное среднее весов экспортиртируемых товаров и услуг). Более то-
го, этот метод может быть использован, чтобы измерить «дистанцию»
между каждой парой товаров (услуг) – это вероятность того, что страна
будет экспортировать оба блага одновременно. Используя эту меру,
возможно построить «продуктовое пространство» на основе «дистан-
ций» между разными видами экспортируемых благ. Полезность этого
подхода состоит в том, что, показывая «расположение» текущих экс-
портируемых товаров и услуг, продуктовое пространство также пока-
зывает соседние области (блага), в которых данная страна относитель-
но легко может создать сравнительные преимущества.
Низкая степень диверсификации экспорта является очень суще-
ственной проблемой для российской экономики. Она обычно измеря-
ется с помощью показателя выявленных сравнительных преимущество
(RCA). Если страна по какому-то товару или услуге имеет такое пре-
имущество, это означает, что его доля в экспорте данной страны выше,
чем в среднем у других стран в мире. Чем больше товаров и услуг у
данной страны имеют RCA, тем более диверсифицированной является
ее экспорт. При этом исследования показывают, что существует взаи-
мосвязь между уровнем диверсификации экспорта страны и уровнем
ВВП на душу населения. Схема такова: рост ВВП на душу населения
сначала сопровождается ростом диверсификации экспорта страны, и
только когда страна становится очень богатой (на уровне Ирландии,
ВВП на душу населения которой примерно в два с лишним раза выше,
чем в России), экспорт становится менее диверсифицированным. По-
скольку Россия пока не является экономически развитой страной, для
устойчивого экономического роста ей требуется повышение диверси-
фикации производства и экспорта. В 1996 г. Россия имела RCA по 156
из 1242 товаров (для сравнения: у Китая – по 479 товарам), в 2010 г. –
по 103 товарам (у Китая – по 513), в 2014г. – по 382121(у Китая – 2196).
Импортозамещение является случаем явного (и активного) при-
менения промышленной политики. Любая промышленная политика
подразумевает выбор отраслевых или технологических приоритетов.
Импортозамещение же подразумевает, что часть импортных товаров и
услуг заменяется на отечественные. Причем государство некоторым
образом определяет, какие именно отрасли должны замещать импорт-
ные товары и услуги. Таким образом, налицо выбор отраслевых при-

121
Нужно отметить, что в 2014 году методика расчета RCA изменилась по сравнению с 1996
и 2014 гг., поскольку стали использоваться 6-значные товарные коды SITC вместо 4-значных
ранее.

134
оритетов, а значит мы имеем дело с промышленной политикой. Суще-
ствует огромное количество трактовок промышленной политики, но
общим является то, что везде подразумевается создание более благо-
приятных условий функционирования для приоритетных отраслей (или
некоторых производственных секторов).
Современная теория промышленной политики оправдывает
применение данной политики в тех случаях, когда наличие определен-
ных провалов рынка приводит к неэффективному распределению ре-
сурсов между различными видами экономической деятельности, кото-
рыми могут быть технологические цепочки, отрасли, подотрасли, а
иногда отдельные компании, использующие определенные технологии,
ресурсы или производящие определенные ресурсы122 . Проблема, одна-
ко, заключается в том, что любое государственное вмешательство при-
водит, в свою очередь, к возникновению провалов государства (и
именно данное обстоятельство является основным объектом критики
промышленной политики ее противниками).
Однако, импортозамещение как стратегия может привести и к
целому ряду неблагоприятных последствий в экономике:
Многие фирмы – под прикрытием таможенных барьеров – ни-
когда не становятся конкурентоспособными, а государство может не
снимать эти барьеры, будучи либо собственником этих компаний, ли-
бо, находясь под давлением сформировавшихся групп интересов со
стороны защищенных отраслей.
– Главными выгодоприобретателями политики импортозаме-
щения могут оказаться иностранные компании – в том случае, если
отечественные фирмы не могут освоить производство продукции, за-
щищенной таможенными барьерами.
Отрицательное влияние на экспорт традиционной сырьевой
продукции страны из-за завышения обменного курса ее валюты. Дру-
гими словами, валютные доходы страны могут упасть еще того, как
может быть налажен экспорт несырьевой продукции.
Главное условие, от которого зависит успешность промышлен-
ной политики, – это механизм ее осуществления. В этом плане отличия
стратегий, применяемых странами – восточноазиатскими «тиграми», от
малоуспешных стратегий большинства латиноамериканских стран,
состояли как минимум в следующем:

122
Ермолаев С. Структурная политика государства в механизме экономического роста. Дис-
сертация на соискание ученой степени кандидата экономических наук. Ульяновск, 2005.
http://dlib.rsl.ru/01002751391

135
1.Очень избирательный (селективный) подход к поддержке тех
или иных секторов. В огромной степени это было для восточноазиат-
ских стран вынужденной мерой, поскольку у них отсутствовала при-
родная рента для неразборчивой поддержки множества отраслей. Рез-
кое сокращение ресурсной ренты в России в последние несколько лет,
как это ни странно, также может оказаться благоприятным в плане ка-
чества выбора отраслевых и технологических приоритетов.
2. Отбор в качестве приоритетных секторов, создающих зна-
чительные положительные экстерналии для других отраслей эконо-
мики. Так, после Второй Мировой войны металлургия в Японии была
одной из приоритетных отраслей. После того, как приоритет стал все
больше переходить к судостроению, появилась возможность перевести
туда наиболее квалифицированные кадры из металлургии.
3.Принуждение компаний из обрабатывающих отраслей вхо-
дить на мировой рынок как можно раньше. Это являлось своеобраз-
ным инструментом для повышения конкурентоспособности у данных
фирм и для улучшения работы государственных чиновников, ответст-
венных за экспорт.
4. Селективный подход при привлечении прямых иностранных
инвестиций, состоящий в определении условий, соблюдение которых
позволяло иностранным фирмам инвестировать с целью работы на
внутреннем рынке страны. Прежде всего, это были требования по пе-
редаче технологий отечественным фирмам, что позволяло непрерывно
улучшать технологическую базу принимающей стороны. К сожалению,
данное условие в настоящее время практически невозможно применять
в российской практике из-за наличия внешних санкций.
На основе теоретического и эмпирического анализа мы выдели-
ли следующие принципы, на которых должна быть построена про-
мышленная политика в России:
1. Объект промышленной политики – не отрасль, а совокупность
предприятий, использующих идентичные технологические процессы.
Существующие исследования по России показывают, что производи-
тельность фирм в рамках одной отрасли может порой отличаться на по-
рядок и больше, что в огромной степени связано с использованием раз-
личных технологий производства одной и той же продукции. Поэтому
должны создаваться стимулы не для всей отрасли, а только для тех ком-
паний, которые хотят перейти на новейшие технологии производства.
2. Конкурентная диверсификация. Способность «выжить» на ми-
ровом рынке должна стать мерилом эффективности для приоритетных
фирм в торгуемом секторе. И это означает необходимость форсирова-

136
ния раннего входа торгуемых приоритетных секторов на мировой ры-
нок. Для неторгуемого сектора стимулом должно стать постепенное
снижение тарифной защиты.
3. Преимущественное стимулирование выпуска новых товаров
(услуг) либо использования новых технологий, связанных с генериро-
ванием положительных внешних эффектов. Промышленная политика
должна в целом иметь не реагирующий, а активный характер. В про-
тивном случае она будет лишь еще больше способствовать консерва-
ции сложившейся структуры производства. Нужно понимать, что это
требование очень сложно соблюсти, поскольку существующие отрасли
обладают гораздо большими лоббистскими возможностями. Поддерж-
ка сырьевых компаний в период кризиса 2008–2009 гг. подтвердила
это. Недостаточно оказывать поддержку тем видам деятельности, раз-
витие которых практически не стимулирует инвестиции в технологи-
чески взаимосвязанные сектора или не создает для них информацион-
ные или технологические внешние эффекты.
4. Постоянный мониторинг развития приоритетных фирм. Это
означает, во-первых, что необходимы четкие критерии успеха/неудачи
приоритетных фирм, а во-вторых, прекращение финансирования в слу-
чае недостижения заданных критериев. Международный (прежде всего
стран Латинской Америки) и российский опыт свидетельствует, что
политика бесконечного субсидирования создает очень негативные
стимулы для повышения эффективности таких компаний. Показатель-
ным примером здесь является нефтепереработка в России. Ее нынеш-
нее плачевное состояние – во многом свидетельство того, что в пред-
шествующее десятилетие не были созданы необходимые стимулы для
ее модернизации.
5. Ответственным за промышленную политику должно быть ли-
цо, непосредственно заинтересованное в ее проведении и имеющее вес
на высшем уровне. Это будет предотвращать оппортунизм со стороны
различных государственных органов и служить противовесом отрасле-
вому лоббированию. В Южной Корее в определенные периоды прове-
дения структурной политики ее координировал лично президент. При
этом координатором данной политики должен быть единый государст-
венный орган. В последние годы в нашей стране принято множество
отраслевых стратегий развития, которые зачастую слабо согласованы
друг с другом. Данный орган должен обладать возможностью влиять
на формирование бюджетно-налоговой и денежно-кредитной политики
с учетом необходимости поддержки приоритетных видов деятельно-
сти.

137
6. Государственный орган, отвечающий за промышленную поли-
тику, должен быть вовлечен в постоянное взаимодействие с частным
сектором. Данное взаимодействие является крайне важным, поскольку
позволяет обеспечить постоянный обмен информацией об имеющихся
проблемах при проведении промышленной политики. По-видимому,
это должна быть какая-то постоянно действующая площадка для диа-
лога, где со стороны бизнеса присутствовали бы не только крупные
бизнесмены, но и представители малого и среднего бизнеса. При этом
необходима разработка механизма, обеспечивающего максимальную
степень прозрачности при принятии решений о поддержке тех или
иных компаний или секторов.
7. Адаптация к меняющимся обстоятельствам. Для этого необхо-
димы прежде всего хорошо налаженные каналы обратной связи, кото-
рые позволят своевременно получать информацию от представителей
бизнеса, что действующие механизмы промышленной политики мало-
эффективны.
В настоящее время сложно сказать что-то достаточно опреде-
ленное о результатах проводимой в России политики импортозамеще-
ния. В то же время, как указывает Всемирный Банк в своем последнем
докладе, посвященном экономике России, в целом импортозамещение,
по-видимому, не оказало заметного воздействия на экономический
рост и перераспределение факторов производства. Частичное цикличе-
ское восстановление экономики под влиянием роста цен на нефть едва
ли будет сопровождаться перераспределением ресурсов в пользу эко-
номических видов деятельности с более высокой долей добавленной
стоимости, не связанных с нефтяной отраслью123.
К апрелю 2016 года в России были сформированы 20 отраслевых
планов импортозамещения в гражданских отраслях промышленности
(Minpromtorg). Утвержденные планы содержат 1553 товарные позиции,
в реализации которых осуществляется мониторинг 1719 проектов. При
этом предложения по включению проектов в перечень потенциальных
исполнителей отраслевых планов поступают в Министерство промыш-
ленности и торговли (Минпромторг) РФ постоянно как от организаций,
так и от субъектов РФ. Минпромторгом России утверждены 16 межве-
домственных рабочих групп (МРГ) по снижению зависимости отраслей
от импорта оборудования, комплектующих и запасных частей, услуг
иностранных компаний и использования иностранного программного

123
Ермолаев С. Структурная политика государства в механизме экономического роста. Дис-
сертация на соискание ученой степени кандидата экономических наук. Ульяновск, 2005.
http://dlib.rsl.ru/01002751391

138
обеспечения. В состав МРГ входят представители Минромторга, заин-
тересованных федеральных органов исполнительной власти, институ-
тов развития, Российской академии наук, субъектов РФ, а также произ-
водителей и потребителей импортозамещающей продукции.
Возникает вопрос: насколько проводимая в России политика им-
портозамещения соответствует критериям успешной промышленной
политики.
Учитывая пространственное разнообразие и региональную не-
сбалансированность России, политика импортозамещения в регионах
реализуется очень непросто, т.к. далеко не во всех регионах можно вы-
делить приоритетные промышленные или агропромышленные объек-
ты. Так, в Курской области отмечены значительные успехи в реализа-
ции политики импортозамещения, область вошла в последние годы по
производству многих видов продукции сельского хозяйства и масшта-
бам модернизации в число лучших регионов ЦФО, а по некоторым по-
казателям – РФ. Прирост индекса промышленного производства в этом
регионе по итогам 2016 года составил 4,9% к уровню 2015 года, по
России этот показатель составил 1,3%, по ЦФО – 4,4%. На итог работы
промышленности значительно повлияло динамичное развитие обраба-
тывающих производств, где индекс 2,2% (по России – 0,5%, по ЦФО –
5,4%). Курская область сегодня вывозит продовольственной продукции
в два раза больше, чем ввозит. Настоящим примером импортозамеще-
ния является агропромышленный комплекс по производству культиви-
руемых шампиньонов. Значительным технологическим прорывом оте-
чественной промышленности служит новая обжиговая машина ОМ-3
на Михайловском ГОКе, которая укрепляет позиции УК «Металлоин-
вест» как крупнейшего эффективного международного производителя
продукции с высокой добавленной стоимостью.
Адыгея хорошо использует свой потенциал в аграрном секторе.
Свидетельством этому являются показатели урожайности, развитие
садоводства и овощеводства, поддержка аграриев, реализация уни-
кального проекта по созданию агробизнес-инкубатора. Гарантией раз-
вития экономики является поддержка малого и среднего бизнеса, сня-
тие инфраструктурных ограничений, устранение энергодефицита за
счѐт развития «зелѐной» энергетики.
Очередным шагом к импортозамещению и применению новей-
ших отечественных разработок и технологий служат системы для
внутризаводского электротранспорта, производимые госкорпорацией
«Росатом» для ПО «КАМАЗ» и заменившие системы накопления энер-
гии японского производства. В дальнейшем планируется создание бо-

139
лее дешевых экологичных аналогов для пассажирского электротранс-
порта, электробусов.
На основе прорывных решений проблемы обеспечения безопасности
ядерного оружия, направленные на опережающее импортозамещение, «Ро-
сатом» разрабатывает в Татарстане «Цифровой регион» как многофункцио-
нальный комплекс. На базе ядерного центра в Сарове во ВНИИЭФ разрабо-
тан пакет программ инженерного анализа, отечественная защитная система
управления полным жизненным циклом «Цифровое предприятие», причем
система адаптивна на заводах ОПК и промышленности республики Татар-
стан. Госкорпорация «Росатом» становится одним из ключевых игроков на
рынке услуг цифровой экономики, что обеспечивает внедрение информа-
ционных технологий и искусственного интеллекта и способствуют перехо-
ду к четвѐртому техническому укладу. Регион Татарстана используется в
качестве полигона для реализации концепции «цифровизации» управления
ресурсами муниципальных служб, облегчения добычи углеводородов, под-
готовки высококвалифицированных кадров в области информационных
технологий на базе ведущих вузов Татарстана.
В Ульяновской области на территории совместного российско-
китайского медицинского кластера планируется производство с инве-
стициями до 1,5 млрд. долл. медицинского оборудования всех групп и
видов: от современных рентгенаппаратов, оборудования 3D-УЗИ до
крупных томографов.
Около трети потребности уральской индустрии в импортных
запчастях и расходных материалах обеспечивают местные производи-
тели с применением технологий обратного инжиниринга. Реверсный
инжиниринг – это пример успешной кампании по импортозамещению
некоторой продукции, начиная от технического эскизирования, разра-
ботки технологии до изготовления, которая проводится на предпри-
ятиях Екатеринбурга, Нижнего Тагила, Новоуральска.
Все эти региональные примеры и особенности являются дока-
зательством неприменимости универсальных и стандартных моделей
политики импортозамещения в различных сферах экономики в ре-
гионах России.
Несмотря на то, что в рамках данной работы подробный анализ
этой проблемы провести не представляется возможным, некоторые
общие выводы сделать можно. Рассмотрим указанные выше критерии
отбора приоритетных отраслей применительно к декларируемой в Рос-
сии политике импортозамещения.
Насколько она является селективной? В условиях очень ограни-
ченных ресурсов российского бюджета данное условие является осо-

140
бенно важным. Однако, 20 отраслевых планов – это уже очень много,
и, по сути, затрагивают большую часть гражданской обрабатывающей
промышленности. Вряд ли можно ожидать, что каждая из приоритет-
ных отраслей получит ресурсы, достаточные для своего технического
перевооружения.
В какой степени отобранные в качестве приоритетных отрасли яв-
ляются теми отраслями, которые создают значительные внешние положи-
тельные эффекты и обладают тесными связями с другими отечественны-
ми секторами? Здесь ситуация не столь однозначна, поскольку многие
признанные приоритетными отрасли в значительной степени отвечают
данному требованию. Эти внешние эффекты могут происходить из раз-
личных источников – от инвестиций в исследования и разработки, в чело-
веческий капитал, а также создаваться за счет обучения действием и пре-
одоления провалов координации. Кроме того, поддержка производителей
конечной продукции запускает спрос по всей технологической цепочке.
Однако, поскольку не проводились всесторонние исследования относи-
тельно того, какие сектора соответствуют данному требованию
в большей степени (более того, Минпромторг не приводит обоснований),
трудно понять, насколько оправданны выбранные приоритеты.
Форсирование раннего входа приоритетных отраслей на миро-
вые рынки также крайне важно, хотя и сложно. При огромном количе-
стве приоритетных секторов не все они могут быть потенциально кон-
курентоспособными на мировом рынке. Их экспорт вряд ли может
быть возможен, даже при условии значительного государственного
стимулирования. Опасность состоит в возможности реализации лати-
ноамериканского сценария бесконечной поддержки неэффективных
секторов. При условии значительной занятости в этих секторах они
будут обладать значительным лоббистским потенциалом, позволяю-
щим требовать эту поддержку.
Что касается селективности при привлечении иностранных ин-
вестиций, то это требование также трудно соблюсти. В условиях и так
невысокого интереса иностранных инвесторов к российской экономике
проблематично ставить перед ними жесткие условия по передаче вы-
соких технологий.
Импортозамещение является частным случаем промышленной
политики, а точнее – промышленной политикой, направленной на за-
мещение ряда импортных товаров и услуг отечественными. А это оз-
начает, что эффективность политики импортозамещения можно оцени-
вать с точки зрения теории промышленной политики. Эта теория кон-
центрирует свое внимание на анализе провалов рынка и провалов госу-

141
дарства (и их сочетания), которые препятствуют перетоку ресурсов в
те виды деятельности, в которых страна имеет потенциальное сравни-
тельное преимущество. К соответствующим провалам рынка относят-
ся – слабые и несуществующие рынки, статическая экономия от мас-
штаба, внутрифирменное и внутриотраслевое обучение действием,
внешние эффекты от инвестиций в исследования и разработки, в чело-
веческий капитал, информационные внешние эффекты и внешние эф-
фекты координации, асимметричность на товарных и финансовых
рынках. В современной теории промышленной политики наиболее
значительными считаются информационные внешние эффекты и
внешние эффекты координации.
Также существуют очень значительные провалы государства, ас-
социирующиеся с проведением данной политики. Эта политика обыч-
но искажает рыночные сигналы, создает возможности для лоббирова-
ния и коррупции, приводит к неэффективному использованию бюд-
жетных средств в больших масштабах. Правительство очень часто мо-
жет не обладать лучшей информацией о технологиях и рынках сбыта,
чем сами фирмы. Технической и административной квалификации го-
сударственного аппарата очень часто недостаточно в развивающихся
странах для проведения промышленной политики. Кроме того, в на-
стоящее время отрасли трудно использовать как объект регулирования
из-за особенностей современных корпоративных структур и эта поли-
тика очень часто вступает в конфликт с конкурентной политикой. Воз-
можно, самым главным недостатком промышленной политики приме-
нительно к России является то, что доминирующую роль при ее прове-
дении начинают играть внеэкономические критерии.
Таким критерием в проводимой в настоящее время российской
политике импортозамещения называется уменьшение зависимости от
стран Запада в области технологий и поставок целого ряда товаров и
услуг. Это обстоятельство во многом предопределяет тот факт, что
критерии, необходимые для достижения успеха в проведении политики
импортозамещения в России соблюдаются плохо. Наиболее важными
ее недостатками являются низкая степень селективности и отсутствие
четких планов по принуждению фирм к будущей работе на экспорт.
Обобщение результатов исследований и анализ состояния рос-
сийской экономики в условиях глобализации и развития международ-
ной торговли дают основания считать обоснованным ряд направлений
изменения структуры ВВП.
На качественно новой основе следует развивать следующие от-
расли:

142
– производство техники новых поколений на основе создания
соответствующих государственных предприятий в рамках вертикально
интегрированных корпораций;
– энергетики с использованием возобновляемых источников
энергии, включая все виды органических отходов;
– глубокой переработки всех видов отходов в сфере производ-
ства и потребления;
– производства в массовом объеме экологически безопасных
удобрений, в том числе для экспорта в расчете на резкое увеличение
производства во всех отраслях агропромышленного комплекса с уче-
том тенденции снижения доли продукции сельского хозяйства в объе-
ме ВВП большинства развитых стран. Соответственно необходимы
структурные изменения в отношениях собственности – увеличение до-
ли крупных государственных агро-промышленных компаний;
– производства всех видов высокопроизводительной сельско-
хозяйственной техники, в том числе для осуществления мелиорации;
– индустриальных комплексов, способных в крупных масшта-
бах осуществлять восстановление лесных массивов и сельхозугодий,
приходящих в негодность в результате многолетнего запустения;
– транспортного машиностроения для радикального изменения
технологий прокладки шоссейных дорог;
– речного судостроения в целях развития речного пассажирско-
го и грузового транспорта;
– авиастроения в расчете на радикальное изменение роли авиа-
ции в налаживании транспортных межрегиональных грузовых и пас-
сажирских потоков;
– взаимосвязанных производств по глубокой переработке неф-
ти, газа, других невоспроизводимых ресурсов;
– нового типа средств связи, электронной техники, приборов;
– геологической разведки в связи с исчерпанием в течение 10–
15 лет разведанных запасов основных полезных ископаемых;
– производства отечественных лекарственных средств и меди-
цинской техники;
– производства продукции для массового качественного оказа-
ния услуг во время отдыха (включая санаторный) и досуга;
– производства техники для обустройства государственной
границы;
– издательской деятельности, связанной с подготовкой к изда-
нию учебников и учебных пособий.

143
По всем этим направлениям существует реальная возможность
сохранения конкурентных преимуществ.
Как уже было сказано выше, особенностью российской экономики
является ее сырьевая, в первую очередь нефтяная, направленность. По-
скольку в ближайшие годы не представляется возможным резко и карди-
нально сократить относительное значение нефтяного сектора, следует обра-
тить внимание на его инновационную составляющую. В связи с этим глав-
ное направление стимулирования модернизации российской экономики –
приоритетное финансирование нефтеперерабатывающей промышленности.

Список использованных источников:


1. Портер М. Международная конкуренция. – М., 1993.
2. Hidalgo, C. A., Klinger, B., Barabási, A.-L., & Hausmann, R. (2007). The
product space conditions the development of nations. Science, 317(5837),
482–487. http://doi.org/10.1126/science.1144581
3. Селезнев А.З. Конкурентные позиции и инфраструктура рынка Рос-
сии. // М., ЮРИСТЪ. 1999. 384 с.
4. Указ Президента РФ от 29.04.1996. №608 «О государственной страте-
гии экономической безопасности Российской Федерации (Основных
положениях)».
5. Указ Президента РФ от 13 мая 2017г. №208 «О Стратегии экономиче-
ской безопасности Российской Федерации на период до 2030 года».
https://cdnimg.rg.ru/pril/140/28/53/strategiya2030.pdf
6. Указ Президента Российской Федерации от 30.06.2017 №293 «О про-
длении действия отдельных специальных экономических мер в целях
обеспечения безопасности Российской Федерации»
http://publication.pravo.gov.ru/Document/View/0001201706300013
7. Hausmann R., Klinger B. The structure of the product space and the evolu-
tion of comparative advantage. – Center for International Development at
Harvard University, 2007.
8. Albertine J. M. Breaking the Barriers to U.S. Economic Growth /J.M. Al-
bertine //Cato Journal. 1984. Vol.4. №2. P. 609-617
9. DiLorenzo Th. J. The Political Economy of National Industrial Policy /T.J.
DiLorenzo //Cato Journal. 1984. Vol.4, №2. P.587-607.
10. Miller III J.C. The case against «Industrial policy» /J.C. Miller III //Cato
Journal. 1984. Vol.4, №2. P.651-661
11. Stiglitz J.E. Some lessons from the East Asia Miracle /J.E. Stiglitz //The
World Bank Research Observer. 1996. Vol. 11(2).
12. Дементьев В.Е. К дискуссии о роли госкорпораций в экономической
стратегии России // Российский экономический журнал, 2008, №1-2.
С.27-41.

144
13. Little, I., Scitovsky, T., & Scott, M. (1970). Industry and trade in devel-
oping countries. Oxford University Press: London
14. Sohal, A. S., & Ferme, B. (1996). An analysis of the South Korean au-
tomotive, shipbuilding and steel industries. Benchmarking for Quality
Management & Technology, 3(2), 15-30.
15. Goldstein, Andrea (2002). From National Champion to Global Player:
Explaining the Success of Embraer. CEPAL Review, No. 77.
16. Krueger, A. O., & Tuncer, B. (1982). An empirical test of the infant in-
dustry argument. The American Economic Review, 72(5), 1142-1152.
17. Harrison, A. E. (1994). An empirical test of the infant industry argument:
Comment. The American Economic Review, 84(4), 1090-1095.
18. World Bank. (1993) The East Asian Miracle, Washington, D.C.: The
World Bank.
19. Hidalgo, C. A., Klinger, B., Barabási, A.-L., & Hausmann, R. (2007).
The product space conditions the development of nations. Science,
317(5837), 482–487. http://doi.org/10.1126/science.1144581
20. Ермолаев С. Структурная политика государства в механизме эконо-
мического роста. Диссертация на соискание ученой степени канди-
дата экономических наук. Ульяновск, 2005.
http://dlib.rsl.ru/01002751391
21. Transition report 2016-17. Transition for all: Equal opportunities in an
unequal world/108 P./ tr-ebrd.com
22. The World Bank Annual Report
2016//http://www.worldbank.org/en/about/annual-report
23. Картина экономики за июль 2017 года, URL:
http://economy.gov.ru/minec/about/structure/depmacro/2017280801
24. Федеральный закон №488-ФЗ «О промышленной политике в Рос-
сийской Федерации» (ред. от 03.07.2016).

145
3.2. К вопросу о технологической безопасности
России в современных условиях:
вызовы и пути обеспечения
31 декабря 2015 года Указом Президента Российской Федерации
утверждена новая редакция Стратегии национальной безопасности
Российской Федерации (СНБ-2015)124, которая заменила собой Страте-
гию национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года,
действовавшую с мая 2009 года. Введение в действие новой редакции
СНБ-2015 осуществлено во исполнение нормы федерального закона «О
стратегическом планировании», предписывающей корректировку дан-
ного документа каждые шесть лет125.
В новой СНБ-2015 обращает на себя внимание добавление в пе-
речень стратегических рисков и угроз ряда новых угроз, к которым
отнесены: отставание в разработке и внедрении перспективных техно-
логий; незащищенность национальной финансовой системы от дейст-
вий нерезидентов и спекулятивного иностранного капитала, уязви-
мость ее информационной инфраструктуры; несбалансированность
национальной бюджетной системы; регистрация прав собственности в
отношении значительной части организаций в иностранных юрисдик-
циях; снижение устойчивости национальной системы расселения126.
На наш взгляд, добавление именно этих угроз не случайно, их
возникновение связано с новыми вызовами в мировой экономике, ко-
торые несет с собой развитие научно-технического прогресса (НТП) и
процесса глобализации.
Степень развития экономики и безопасность многих стран всегда
зависела от уровня развития технологической сферы, а в последнее
время с появлением новейших технологий эта зависимость стала про-
являться еще более отчетливо. Ведущие мировые позиции занимают
страны с высокоразвитыми технологиями, такие как США, Япония,
Германия и др.
Технологическая политика государства представляет собой це-
ленаправленную и комплексную программу действий законодательной
и исполнительной властей по развитию и повышению эффективности
всей промышленности и технологического процесса, в частности.

124
Стратегия национальной безопасности Российской Федерации. Утверждена Указом Пре-
зидента РФ от 31.12.2015 г. № 683//.www.kremlin.ru.
125
Федеральный закон от 28.06.2014 г. № 172-ФЗ «О стратегическом планировании в Россий-
ской Федерации», пункт 1 ст. 18.
126
Стратегия национальной безопасности Российской Федерации 2015 г. , п. 30.

146
Являясь определяющей составной частью промышленной поли-
тики страны, технологическая политика государства выступает важ-
ным средством укрепления национальной экономической безопасно-
сти, так как в современной глобальной экономике центр тяжести кон-
курентной борьбы лежит именно в сфере инноваций и технологий. При
этом технологическое соперничество охватывает не только сектора
высоких технологий: машиностроение, информацию, связь, авиацию и
космос, но и распространяется на транспорт, инфраструктуру, метал-
лургию и химию.
Низкие темпы роста российской экономики, ее усиливающееся
отставание в инновационном развитии от развитых стран при их рас-
тущей потребности в ресурсах, обусловили возникновение вызовов,
стоящих перед Россией в технологической сфере, на которые необхо-
димо обратить внимание.
Первый вызов – снижение глобального спроса на традицион-
ные сырьевые товары.
Цены на промышленные металлы начали активное снижение
уже в 2011 – 2012 годах, на природный газ – в 2012 – 2013 годах, на
нефть – во второй половине 2014 года. Произошедшие изменения на
рынке сырьевых товаров носят долгосрочный характер и означают вы-
ход цен на новый, более низкий уровень, что ведет к качественно ино-
му состоянию российского платежного баланса и доходов бюджетной
системы. В итоге сокращаются ресурсы, выделяемые на развитие ин-
новаций и технологий.
Второй вызов – усиление процессов интернационализации и
кооперирования производства вызывает фундаментальные сдвиги,
произошедшие на рынке: расширение предложения товаров и услуг;
объединение ранее не связанных между собой технологий (компьюте-
ры, робототехника, искусственный интеллект), и в результате раз-
мывание границ между отраслями и сегментами; быстрое устарева-
ние информации.
Данные процессы видоизменяют и формы передачи технологий
за границу, роль которых постоянно усиливается. К ним относятся:
продажа и лицензирование всех форм промышленной собственности;
предоставление ноу-хау и технической экспертизы в различных фор-
мах; техническая помощь и заключение контрактов на проекты "под
ключ"; предоставление технологической информации, необходимой
для приобретения, установки и использования машин, оборудования;
передача технологий в рамках промышленной и технической коопера-
ции; торговля на основе лицензионных соглашений.

147
Трансферту технологий способствует бурное развитие различно-
го рода кластеров (промышленных, инновационных, туристических
и др.), а также формирование международных стратегических техноло-
гических альянсов, объединенных для достижения совместных целей
на взаимовыгодной основе.
Третий вызов – обострение геополитического соперничества,
которое привело к повышению экономической и политической неоп-
ределенности, фактическому закрытию для большинства российских
компаний доступа к заемному финансированию на зарубежных рын-
ках, ограничениям на привлечение современных технологий из-за ру-
бежа.
Ограничения на доступ к технологиям и сокращение прямых
иностранных инвестиций ведут к замедлению темпов роста производи-
тельности труда и требуют от российских компаний новых подходов в
рамках реализации инвестиционного процесса.
Четвертый вызов – снижение численности населения в трудо-
способном возрасте.
В последующие годы ожидается ежегодное снижение численно-
сти населения примерно в трудоспособном возрасте на 1 млн. человек,
что, с одной стороны, серьезно ограничит потенциальные темпы роста
экономики, с другой – увеличит нагрузку на пенсионную систему.
Кроме того, следует ожидать расширения запросов на расходы в сфере
здравоохранения и социальной поддержки населения127.
Пятый вызов – необходимость сохранения промышленного су-
веренитета страны.
Происходит усиленная реиндустриализация развитых стран на
новой технологической основе, быстрое формирование новейшей тех-
нологической базы у основных игроков мирового рынка. Такая модель
развития уже взята на вооружение ведущими индустриально развиты-
ми странами, в рамках которой 75–90% прироста ВВП достигается за
счет научно-технологической сферы и интеллектуализации основных
факторов производства. Достаточно сказать, что развитые страны кон-
центрируют у себя более 90% мирового научного потенциала и кон-
тролируют 80% глобального рынка высоких технологий, объем кото-
рого превышает 1 трлн. долларов.
Численность работников инновационной сферы в США и Запад-
ной Европе увеличилась за 1990 – 2010 гг. в 2 раза, а в Юго-Восточной
Азии – в 4 раза. Ежегодные расходы США на НИОКР превышают 400

127
Основные направления деятельности правительства Российской Федерации на период до
2018 года (утв. Правительством РФ 14 мая 2015 г.).

148
млрд. долл., ЕС – 270 млрд. долл., Японии — 140 млрд. долл., Китая –
150 млрд. долларов.
Особенно быстрыми темпами развивает свою научно-
техническую базу Китай. К 2020 г. он планирует довести долю расхо-
дов на научно исследовательские работы до 2,5% ВВП, на треть сни-
зить зависимость от импортных технологий, войти в первую пятерку
стран мира по числу выдаваемых патентов и ссылок на научные пуб-
ликации, а также занять лидирующее положение в науке и технике. По
отдельным направлениям информационно-коммуникационных техно-
логий (ИКТ) Китай, Индия и Южная Корея уже перешли от «догоняю-
щего» развития к «лидирующему»128.
В современной экономике определяющими факторами развития
становятся научно-технический прогресс и интеллектуализация основ-
ных факторов производства. К настоящему времени в мире пройдены 5
технологических укладов и появляются элементы шестого129.
Пятый уклад опирается на достижения в области микроэлектро-
ники, информатики, биотехнологии, генной инженерии, новых видов
энергии, материалов, освоения космического пространства, спутнико-
вой связи и т. п. Происходит переход от разрозненных фирм к единой
сети крупных и мелких компаний, соединенных электронной сетью на
основе Интернета, осуществляющих тесное взаимодействие в области
технологий, контроля качества продукции, планирования инноваций.
Ядром VI технологического уклада становится применение нано-
технологий, оперирующих на уровне одной миллиардной метра130. На
наноуровне появляется возможность менять молекулярную структуру
вещества, придавать ему целевым образом принципиально новые свой-
ства, проникать в клеточную структуру живых организмов, видоизменяя
их. Преимущество данного технологического уклада, по сравнению с
предыдущим, по оценке специалистов, будет состоять в резком сниже-
нии энергоѐмкости и материалоѐмкости производства, в конструирова-
нии материалов и организмов с заранее заданными свойствами.
Развитие нового технологического уклада, интеллектуализация
основных факторов производства предъявляют принципиально новые
требования к размещению имеющихся ресурсов, набору и эффективно-

128
Новые явления в мировом обороте технологий: место России. /под ред. Э.В. Кириченко. –
М.: ИМЭМО РАН, 2010
129
Нанотехнологии как ключевой фактор нового технологического уклада в экономике / Под
ред. С. Ю. Глазьева, В. В. Харитонова. — М.: Тровант, 2009.
130
Ядром шестого технологического уклада являются: наноэлектроника, молекулярная и
нанофотоника, наноматериалы и наноструктурированные покрытия, биотехнологии, нано-
биотехнологии, информационные технологии, когнитивные науки.

149
сти экономических институтов. Крупнейшие центры мировой эконо-
мики ставят в центр повестки дня технологический рывок, призванный
обеспечить новый уровень конкурентоспособности в посткризисный
период, дать дополнительный импульс для развития финансовых рын-
ков. Особое внимание уделяется развитию энергетических, био-, нано-,
инфокоммуникационных, энергосберегающих технологий, инновациям
в производственных, транспортных, оборонных технологиях.
Страны, успевшие быстрее завершить процесс перехода на но-
вый технологический уклад, получают возможность извлекать со всего
мира десятки миллиардов долларов своеобразной «технологической
ренты». Эта возможность вытекает из прав собственности на соответ-
ствующие ключевые технологии и бренды, а также контроля над гло-
бальными товаропроводящими сетями, обеспечивающими сбыт и по-
слепродажное обслуживание продукции, произведенной на основе ис-
пользования этих ключевых технологий.
Таким образом, технологическое перевооружение лидеров гло-
бальной экономики идет полным ходом. Неучастие России в этом про-
цессе означает прямую угрозу потери суверенитета. Суть модерниза-
ции экономики России заключается в обновлении ее промышленности
на качественно новой технологической основе. Опыт стран – техноло-
гических лидеров показывает, что переход к пятому и шестому техно-
логическому укладу невозможен без проведения реиндустриализации,
без активной государственной технологической политики.
На снижение конкурентоспособности российской промышлен-
ности и на спад производства в наукоемких и высокотехнологичных
видах деятельности повлияло много различных факторов. Основная
причина, оказавшая влияние на все последующие, заключалась в том,
что в конце 1980-х – начале 1990-х гг., когда была разрушена советская
централизованная система государственного управления, произошли
значительные структурные изменения в российской экономике. Они
обусловили:
– разрыв в развитии финансовой и производственной систем;
– разрыв в развитии между обрабатывающими производствами,
добывающим и сектором услуг;
– разрыв между производством потребительских благ и средств
производства.
Это способствовало значительному укреплению сырьевых от-
раслей и мощному развитию финансово-банковского сектора; измене-
нию структуры инвестиций в основной капитал – от секторов, произ-
водящих товары, в сторону торговли, снижение развития перерабаты-

150
вающих отраслей. За этим последовало увеличение числа занятых в
сфере услуг и уменьшение числа квалифицированных работников в
сфере производства. Спад производства повлиял на снижение доли на-
учных разработок и внедрение их в промышленность.
Основными факторами технологической уязвимости современ-
ной России являются:
– наличие сырьевой экономики (доля нефти, газа в экспорте то-
варов и услуг – 60%, а с учетом металлов, лесоматериалов и удобре-
ний – более 70%, что обеспечивает половину доходов федерального
бюджета);
– высокая зависимость от импорта в обрабатывающей про-
мышленности;
– финансовая уязвимость экономики (сильная офшоризация;
охват почти 90% рынка расчетов и платежей картами Visa и
MasterCard; использование системы SWIFT для банковских расчетов;
зависимость от международных рейтинговых агентств S&Poor's,
Moody's, Fitch).
– «мелкий», неразвитый финансовый механизм (Россия зани-
мает 70 место в мире по насыщенности экономики ликвидными акти-
вами и кредитами, отличается высокими процентными выплатами по
кредитам и высокой фискальной нагрузкой; входит в число стран,
имеющих самую высокую долю наличности в обороте)131.
Низкая рентабельность производственного сектора, высокие
процентные ставки по кредиту не обеспечивают достаточного уровня
внутренних инвестиций, что не позволяет осуществить необходимой
замены основных фондов и создать условия для технического развития
и повышения конкурентоспособности экономики. В результате усиле-
нием ее глобального технологического отставания от передовых госу-
дарств мира.
С учетом сказанного выше особую актуальность приобретает
проблема технологической безопасности страны.
Технологическая безопасность – это состояние предельно до-
пустимого минимального уровня развития отечественного научно-
технического и производственного потенциала, обеспечивающего воз-
можность его простого воспроизводства и гарантирующего выживае-
мость национальной экономики за счет собственных интеллектуаль-
ных, финансовых и материальных ресурсов, ее оборонную достаточ-
ность, технологическую неуязвимость в случае непредвиденного или

Россия и мир: 2015. Экономика и внешняя политика. Ежегодный прогноз /Под ред. А.А.
131

Дынкина, В.Г. Барановского. - М.: ИМЭМО РАН, 2014.

151
непрогнозируемого изменения внутренних и внешних политических и
экономических условий.
Целями и задачами технологической безопасности являются:
– ликвидация технологического разрыва с промышленно разви-
тыми странами;
– обеспечение технологической независимости и неуязвимости
страны и конкурентоспособности отечественной продукции;
– совершенствование технологической базы производства как
необходимом условии устойчивого развития страны;
– выход на положительный баланс платежей, связанных с
трансфертом технологий;
– обеспечение гарантий по защите уязвимых технологических
систем и интеллектуальной собственности;
– интеграция базовых технологий и технологий двойного на-
значения в единую систему;
– проведение структурных преобразований в сфере материаль-
ного производства.
Для оценки состояния технологической безопасности страны
используются следующие показатели:
1. Доля расходов на научные исследования и опытно-
конструкторские работы (НИОКР) в ВВП.
Разрушение национального научно-технического потенциала
может наступить, если доля расходов на НИОКР в течение 5-7 лет не
превышает 1% ВВП в год. В России расходы на НИОКР чуть превы-
шают 1% ВВП.
2. Доля лиц с высшим естественно-научным и инженерно-
техническим образованием в общем числе занятых в народном хозяйстве.
Для сохранения технологической независимости страны она
должна быть не ниже 2%.
3. Число патентов на 1 млн. жителей.
В число инновационно-активных стран входит 24 страны, где
число патентов превышает 20. Россия не попадает в их число;
4. Объем инновационной продукции в общем объеме продукции.
30-40% считаются минимально достаточным для ведущей роли
фирм-инноваторов в развитых странах. В России данный показатель не
превышает 5-6%.
5. Доля высокотехнологичной продукции в экспорте страны
должна составлять не ниже 30%.
В современных условиях в отдельную и все более важную про-
блему для России вырастает проблема техногенной безопасности, ко-

152
торая, на наш взгляд, выступает составной частью технологической
безопасности.
Техногенная безопасность – обеспечение устойчивости функцио-
нирования технологий с соблюдением необходимых требований безава-
рийности их работы и выполнения условий обеспечения экологической
безопасности при осложнениях, возникающих в связи с неблагоприят-
ными тенденциями или конкретными событиями в государстве.
Всесторонний учет возрастающих угроз технологического и тех-
ногенного характера становится сегодня жизненно необходимым усло-
вием решения государственной задачи по обеспечению экономической
безопасности.
Среди важнейших внутренних угроз технологической безопасно-
сти можно выделить следующие:
1. Процесс деиндустриализации экономики, который проявляется в:
– высоком возрастном составе основных фондов. Средний воз-
раст используемых в промышленности машин и оборудования состав-
ляет более 13 лет;
– огромном моральном и физическом износе производственно-
го и научно-технического потенциала. Так, уже в 2015 г. степень изно-
са основных фондов по экономике в целом достигла 50,5%; добыче
полезных ископаемых — 56,3%; в обрабатывающих производствах —
48%, в том числе в производстве машин и оборудования — 44%;
транспорте и связи — 59%; в производстве электрооборудования, элек-
тронного и оптического оборудования — 47,4%132.;
– увеличении материало- и энергоемкости продукции;
– ухудшении инновационного потенциала;
– сокращении исследований на стратегически важных направ-
лениях научно-технического развития;
– низком уровне значительной части научно-технических раз-
работок;
– отсутствии запаса прочности экономической системы, прояв-
ляющегося в нарастании крупных технологических сбоев, катастроф и
критических ситуаций;
– сокращении числа заводов, промышленных секторов, произ-
водственного аппарата и основных фондов;
– сокращении глубины переработки исходного сырья, осна-
щенности производственных систем, станочного парка;
– сокращении уровня механизации и автоматизации производства;

132
Россия в цифрах 2016. М.: Росстат, 2016. С. 61; Промышленность России. М.: Росстат,
2016. С. 61

153
– снижении квалификационного уровня персонала;
– росте числа импортных комплектующих, узлов и деталей
машин в изделиях отечественного производства.
При этом процесс модернизации основных производственных
фондов в обрабатывающей промышленности идет крайне медленно.
Коэффициент обновления в 2009-2012 it. не превышал 6,0%, а коэффи-
циент выбытия в тот же период находился на уровне 1%133.
В одну из самых импортозависимых отраслей превратился такой
базовый сектор промышленности, как машиностроение. За 2000-2013 гг.
импорт по статье «Машины, оборудование и транспортные средства»
увеличился почти в 15 раз (с 10,6 млрд. до 152,6 млрд. долл.), доля ма-
шиностроительного импорта в общем объеме импорта возросла с 31,4 до
48,5%134. По итогам 2012 года объем производства машиностроительной
продукции составил чуть более половины от уровня 1991г., и даже в
2015 г. не превзошел двух третей от объема 1991 года 135.
Основой технологической независимости, без которой невоз-
можна тяжелая промышленность, энергетическое машиностроение и
другие базовые стратегические отрасли, является станкостроение.
Это – локомотив, который тянет за собой целый ряд отраслей: фунда-
ментальные исследования в области современной физики, вычисли-
тельной техники, химии, металлургии; развитие интеллектуального
потенциала страны. Если в развитых странах – Германии, Японии,
Южной Корее продукция станкостроения составляет до 9% ВВП, то в
России – 0,2-0,3% ВВП136.
О неблагополучном положении со станкостроением в России
свидетельствуют следующие цифры. Так, в 2012 году всѐ мировое
станкостроение произвело продукции на 93 миллиарда долларов. Из
этой суммы на Россию пришлось всего 350 миллионов. Китай же про-
извел станков на 27 миллиардов долларов, в том числе на экспорт – 2,7
миллиарда, и закупил по импорту на 13,7 миллиарда долларов. Таким
образом, внутреннее потребление станочного оборудования составило
в Китае более 37 миллиардов долларов137. Между тем, внутреннее по-
требление современного оборудования – это очень важный показатель,

133
Россия в цифрах 2016. М.: Росстат, 2017. С.61-62.
134
Замараев Б., Марщова Т. Производственные мощности российской промышленности: по-
тенциал импортозамещения и экономического роста//Вопросы экономики. 2014. №6. С. 10.
135
Бодрунов С.Д. Формирование стратегии реиндустриализации России. Часть первая. СПб:
ИНИР, 2015. С. 44.
136
Чуйков А. О текущем станкостроительном моменте//Аргументы недели. 2014. №10 от 20
марта 2014.
137
Там же.

154
оно создает технические заделы для последующих технологических
прорывов.
Отставание станкостроения неизбежно влечет за собой физиче-
ское и моральное старение всей производственной базы. Необходимо
как можно быстрее начать обеспечение машиностроительных произ-
водств наукоемким металлообрабатывающим оборудованием с исполь-
зованием компьютерных программ. Иначе можно получить полную
технологическую зависимость отечественного производства от импор-
та машиностроительной продукции.
В России имеется значительное технологическое отставание по
обеспеченности технологиями: имеются различные технологии в виде
патентов, авторских свидетельств, полезных моделей, не уступающие
иностранным аналогам, но отсутствует основа для их развертывания и
применения в широком диапазоне внутреннего рынка и на экспорт. В
нашей стране происходит постоянное сокращение числа передовых
производственных технологий вне зависимости от фаз кризиса или
роста, только с разной интенсивностью в каждой фазе. Если в 1997 г. в
стране было создано 830 новых технологий (из них принципиально
новых – 90), то в 2012 году – 538 (60). Из 55 макротехнологий, состав-
ляющих базу пятого технологического уклада, Россия обладает 17 (в
том числе ядерными, космическими, авиационными, отдельными эле-
ментами нано- и биотехнологий, а также некоторыми технологиями в
нефтегазодобыче и переработке, производстве некоторых видов ору-
жия, химическом, энергетическом, транспортном машиностроении).
2. Ввоз в страну зарубежных высокоотходных технологий и
оборудования, не отвечающих строгим экологическим стандартам,
размещение на национальных предприятиях заказов иностранных
фирм, выполнение которых предусматривает использование вредных
или экологически устаревших технологий.
В развитых странах в силу все большего ужесточения природо-
охранных норм и законов, а также растущей оппозиции со стороны
«зеленых» становится все сложнее и дороже осуществлять такого рода
деятельность и производство на собственных территориях.
Существующие формы международных хозяйственных связей
продолжают направлять российскую экономику на развитие, прежде
всего, тех отраслей, которые связаны с добычей сырья и топлива, про-
изводством материало-, энерго- и экологоемкой продукции. А эти от-
расли, как известно, характеризуются не только повышенным риском
технологических аварий, но и особой экологической опасностью для
человека и окружающей природной среды.

155
Предлагаемые западными партнерами варианты развития от-
дельных производств в России не только не способствуют снижению
техногенной нагрузки на природную среду, но фактически консерви-
руют технологическое отставание отечественной промышленности от
мирового уровня. Нередки случаи поставки иностранными фирмами
экологически устаревших технологий и оборудования, а также строи-
тельства промышленных объектов «под ключ» с грубейшими наруше-
ниями российского природного законодательства138.
3. Слабое развитие собственного программного обеспечения.
Рынок программных продуктов в основном представлен средст-
вами импортного производства. Опасность такого положения заключа-
ется в том, что возможна искусственная инициация техногенных ката-
строф с помощью электронных, либо «программных» закладок в обо-
рудовании.
Ситуация обостряется тем, что сегодня ни одна страна в Европе
не может продать ни один станок, ни одну технологию, не получив ли-
цензии у своего правительства. Современные станки без компьютера
не выпускаются, они все с числовым программным управлением. В
них вставляется чип, который находится в схеме. Где бы ни работал
станок, отслеживается, как он содержится, загружен, какая в нѐм про-
грамма и что станок делает. И его могут отключить извне. В 2008 году,
во время «принуждения» Грузии к миру, на заводах по производству
ракет средней дальности импортные станки вдруг остановились139.
Подтверждением такой опасности также могут служить события
в Ираке, когда в период налета американской авиации была дистанци-
онно, со спутника, блокирована с помощью внедренных «электронных
закладок» аппаратура управления системы ПВО, поставленная ранее из
Франции.

138
В качестве примера можно привести проект «Сахалин-2», где выявлено более 100 наруше-
ний природоохранного, миграционного и трудового законодательства. Ущерб лесному фонду
превысил 50 млн. рублей в результате уничтожения леса в масштабах сверх согласованного.
139
Можно привести еще пример завоевания нашего рынка иностранными партнерами. Чеш-
ская компания KOVOSVIT MAS – один из ведущих европейских производителей токарных и
фрезерных станков, обрабатывающих центров, совместно с российской Группой МТЕ на
условиях полного паритета учредили МТЕ КОВОСВИТ МАС – совместное станкостроитель-
ное предприятие на площадке бывшего ОАО «Донпрессмаш» в г. Азове Ростовской области.
Заявленная цель – локализация сборки и производства высокотехнологичного оборудования.
Совместное российско-чешское предприятие «МТЕ КОВОСВИТ МАС» закупило в Чехии у
компании KOVOSVIT MAS обрабатывающие центры MСV1000 Power по цене 140259 евро
(около 6 млн. руб.). При этом покупается уже собранный станок, соответствующий всем
техническим условиям, и завозится к себе на склад. Там и происходит фаза превращения
этого станка в «российский».

156
Многие промышленно развитые страны, осознавая подобную уг-
розу, отказываются от использования импортных программно-
аппаратных средств, и, несмотря на значительные затраты, разрабаты-
вают собственные средства информатизации и языки программирова-
ния. По такому пути пошли Германия, Франция, Великобритания.
4. Недостаточное финансовое обеспечение технологического
развития (недофинансирование научных исследований и разработок,
недоступность кредитов).
Недофинансирование научных исследований и разработок мож-
но было бы компенсировать с помощью эффективной кредитной поли-
тики. Однако при средней рентабельности продукции машинострои-
тельных предприятий в 8% они не могут позволить себе займы под
14—18% годовых, предлагаемые коммерческими банками140.
5. Сокращение численности исследователей и научных работников.
Россия оказалась единственной страной, где численность иссле-
дователей катастрофически сокращалась. Наша страна стала донором
ценных кадров для многих стран мира. Внешняя эмиграция специали-
стов, "утечка умов" дополнялась внутренней эмиграцией в результате
перехода специалистов на работу в другие отрасли (банки, торговлю,
государственные учреждения и даже в теневую экономику).
Потеря инновационного потенциала происходит и от утечки
ценной научной информации, знаний, открытий и изобретений в ходе
выполнения исследовательских проектов по грантам и контрактам по
заказам зарубежных фирм и организаций.
Для возрождения российской промышленности на основе техно-
логического перевооружения ведущих отраслей экономики необходи-
мо обратить пристальное внимание на формирование национальной
инновационной системы.
У России в этой области сложился свой, особый подход, явно
проигрывающий многим развитым и развивающимся государствам.
а). В последнее десятилетие существенно (в 2 раза – с 40 до 80%)
увеличилась доля государственных средств в финансировании НИОКР
малых и средних предприятий в большинстве развитых стран.
Так, она составила более 85% в Словацкой Республике, Эстонии
и Венгрии, более 80% – в Японии, Люксембурге, США и Швеции. При
этом главным финансовым инструментом политики научно-

В Чехии, к примеру, существует Чешский экспортный банк, который обеспечивает финан-


140

сирование своих чешских предприятий под 1–1,5% годовых. В Европе предприятия кредиту-
ются под 2%, в Японии – 0,1%. В России минимальная ставка – 14–16%, и получить кредит
практически невозможно.

157
технологического развития в промышленном секторе экономики раз-
витых стран является использование средств государственного бюдже-
та. В разных странах оно составляет от 20% до 40%141.
Масштабные государственные расходы на развитие инноваций
осуществляются в США. Так, одно из ключевых госучреждений, наи-
более вовлеченных в процесс разработки и общей координации про-
мышленно-инновационной стратегии США – Национальный институт
стандартов и технологии (NIST), с 2013 года получает самую весомую
прибавку финансирования среди бюджетных научно-
исследовательских агентств и ведомств. В бюджете 2016 года увеличе-
ние финансирования составляет, к примеру, 29%. Самым амбициозным
проектом, реализуемым под непосредственным патронажем NIST, яв-
ляется долгосрочная программа по созданию так называемой Нацио-
нальной сети промышленных инновационных центров (NNMI).
В рамках данной программы, на финансирование которой до
2020 года американские власти планируют потратить не менее 1,5
млрд. долларов, в США должно быть создано несколько десятков но-
вых региональных центров промышленных инноваций. К началу 2015
года в стране уже было открыто и работало 9 таких «инновационных
хабов», а к 2020 году их число должно вырасти как минимум до 45142.
Что касается России, то на долю промышленности приходится
лишь 6-10% общих расходов на научные исследования, что свидетель-
ствует о низкой наукоемкости производства.
б). Государственная поддержка инноваций в развитых странах
больше распространена в производстве, чем в сфере услуг.
Так, например, в Люксембурге, Нидерландах, Финляндии и
Швейцарии доля фирм обрабатывающей промышленности, получаю-
щих государственную поддержку инноваций, превышает на треть долю
фирм в сфере услуг, также пользующихся государственной поддерж-
кой. Однако только в России государственная поддержка инноваций
выше в сфере услуг: поддерживаются сервисные фирмы, основной дея-
тельностью которых является предоставление услуг НИОКР для дру-
гих организаций.
в). В мире усиливается уровень технологической специализации
стран. Так, Китай специализируется на цифровых коммуникациях, Ин-
дия сильна в органическом синтезе, Сингапур – в микротехнике и на-
нотехнологиях; Турция – в выпуске потребительских товаров, Норве-

141
Вдовенко З.В. Особенности государственной политики развития промышленности в усло-
виях глобального рынка//Торгово-промышленные ведомости. 2015. 8 января.
142
Оганесян Т. Обама поднимает научные ставки//Ведомости. 2015. 16 февраля.

158
гия – в строительных технологиях. Поэтому и России необходимо не
упустить свой шанс и скорее определяться в этом направлении143.
Для расширения производства и технологического перевоо-
ружения российской экономики путем использования инновацион-
ных технологий крайне необходимо соблюдение нескольких условий.
1. Непременным условием индустриальных прорывов в нацио-
нальной экономике является использование передовых иностранных
технологий.
В этой связи необходимо обратить особое внимание на рест-
руктуризацию импорта. Это могут быть закупки зарубежного обору-
дования, импорт продукции и услуг, несущих информацию о техноло-
гических новинках, копирование чужих технологий и дизайна по заку-
пленным образцам, закупки промышленных образцов, патентов, ли-
цензий, ноу-хау, перенос в страну полного или частичного цикла про-
изводства сложных изделий. Следует также максимально использовать
(как это сделали все быстроразвивавшиеся экономики Азии) возмож-
ности заимствования передовых управленческих практик и перемани-
вания специалистов из развитых стран.
Особая роль импорта в возрождении российской обрабатываю-
щей промышленности обусловлена тем, что из-за деградации отечест-
венного машиностроения многие виды машин и оборудования не про-
изводятся в России, а те, что производятся, обладают низким качест-
вом. Вдобавок, характер импорта преимущественно потребительский, а
не инвестиционный.
Так, например, на потребительские товары, включая продоволь-
ствие и напитки, приходится около 5% импорта Китая и Индии, 10%
Бразилии, 11% Мексики. В то же время как доля машин и оборудова-
ния производственного назначения составляет в импорте соответст-
венно около 43%, 19%, 27% и 32%. В России доля потребительских
товаров в импорте составляет 36,7%, а инвестиционных – только
21,3%144.
Необходимо отметить незначительный объем закупаемых Росси-
ей зарубежных лицензий на использование интеллектуальной собст-
венности. Страна тратит на эти цели около 2 млрд. долл. США (не бо-
лее 1% российского импорта товаров и услуг). Для сравнения: США,
лидирующие в технологическом развитии, закупают иностранных тех-

143
Вдовенко З.В. Особенности государственной политики развития промышленности в усло-
виях глобального рынка//Торгово-промышленные ведомости. 2015. 8 января.
144
Бодрунов С.Д. Формирование стратегии реиндустриализации России. Часть первая. –
СПб.: ИНИР, 2015, С. 117.

159
нологий на 34 млрд. долл., Япония – на 19, Швейцария – на 16, Китай –
на 15млрд. долларов145.
Между тем, лицензионные соглашения, помимо экономии ва-
лютных средств, позволяют получать от продавца ценные ноу-хау, со-
действие в совершенствовании лицензионной продукции. И в то же
время они могут стать исходной базой для новых отечественных раз-
работок. Основными причинами столь малых объемов ввоза техноло-
гий в Россию являются:
– низкий спрос предприятий на инновационные продукты в ус-
ловиях слабой конкуренции на внутреннем рынке;
– недостаточно благоприятный инвестиционный климат и от-
сутствие эффективных стимулов для инновационного развития.
2. Оптимизация политики импортозамещения.
Целью данной политики является обеспечение в первую очередь
национальной безопасности государства, достижение технологической
независимости в критических областях, повышение конкурентоспо-
собности отечественной продукции за счет стимулирования модерни-
зации производства, повышения его эффективности и освоения новых
видов продукции.
Направления данной политики должны быть связаны:
с замещением тех групп импортируемых товаров, аналоги ко-
торых производятся в недостаточном количестве;
– с теми товарами, которые вообще в стране не производятся,
но могут быть освоены в сжатые сроки;
– в-третьих, с товарами, которые относятся к критическому
импорту.
Необходимость снижения зависимости от импорта в российской
экономике провозглашалась уже давно, однако главным направлением
государственной политики стимулирования экономического роста им-
портозамещение стало с весны 2014 г., с введением санкций со сторо-
ны США и стран ЕС и ответных мер со стороны России.
На протяжении последних 200 лет практически все страны в той
или иной степени занимались импортозамещением. Однако именно в
ХХ веке индустриализация, основанная на импортозамещении, стала
ключевым фактором развития многих «догоняющих» экономик. Пре-
имущество ей отдавали государства Латинской Америки и Азии, такие
как Бразилия, Аргентина, Мексика, Южная Корея, Тайвань.

145
Там же. С. 118.

160
Основными инструментами стимулирования импортозамещаю-
щего роста в данных странах выступали:
– протекционистские меры по отношению к собственным про-
изводителям (дотируемое государством снижение цен на отечествен-
ную продукцию);
– ограничение на ввоз промышленной продукции из других
стран.
Так, например, в Бразилии политика импортозамещения была
изначально нацелена на стимулирование экспорта и гарантировала
производителям-экспортерам частичный возврат налогов и использо-
вание государственного фонда для финансирования экспортных опера-
ций. В стране были созданы конкурентные на мировом уровне пред-
приятия обрабатывающей промышленности, металлургии, машино-
строения и кораблестроения. Эта политика даже получила название
«экспортоориентированного импортозамещения». В результате в бра-
зильской экономике доля импорта по отношению к ВВП сократилась
почти в 5 раз, при этом в 2,5 раза выросло производство потребитель-
ских и промышленных товаров, сформировался городской средний
класс, национальный бизнес-класс146.
По результатам анализа, проведенного Минпромторгом РФ, наи-
более перспективными с точки зрения импортозамещения являются
следующие отрасли, где доля импорта в потреблении колеблется от 70
до 90%: станкостроение, тяжелое машиностроение, легкая промыш-
ленность, электронная, фармацевтическая промышленность, машино-
строение для пищевой промышленности.
Мерами поддержки импортозамещения могут быть:
а) госзакупки.
Так, например, с 1 января 2014 года вступило в силу постановле-
ние Правительства РФ от 24 декабря 2013г. №1224 «Об установлении
запрета и ограничений на допуск товаров, происходящих из иностран-
ных государств, работ (услуг), выполняемых (оказываемых) иностран-
ными лицами, для целей осуществления закупок товаров, работ (услуг)
для нужд обороны страны и безопасности государства». Для предпри-
ятий оборонно-промышленного комплекса с 2015 года устанавливается
минимально допустимый уровень российского оборудования в 10%, а к
2020 г. его доля будет увеличена до 60% от потребностей;
б) увеличение ставок ввозных пошлин по ряду позиций товарной
номенклатуры.

146
См.: Кавченко Н.А. История импортозамещения. – Новосибирск, Новосибирский нацио-
нальный исследовательский государственный университет, 2014.

161
В частности, с 1 января 2015 г. повышены ввозные пошлины на
нефтегазовое оборудование. И в то же время ввозные пошлины сниже-
ны на отдельные виды сырья и комплектующие для медицинской про-
мышленности, чтобы стимулировать российские предприятия к освое-
нию производства и выводу на рынок отечественной продукции;
в) компенсация процентных ставок по кредитам на реализацию
комплексных инвестиционных проектов;
г) субсидии на проведение НИОКР в промышленности. Правила
предоставления таких субсидий уже утверждены в 2015 году;
д) развитие национальных стандартов.
Это позволит сократить импорт некачественной продукции, бу-
дет стимулировать предприятия на производство конкурентоспособной
продукции.
ж) целевая финансовая поддержка инновационных проектов.
В 2014г. создан Фонд развития промышленности, который будет
финансировать сложные инфраструктурные инновационные проекты
по ставке не выше 5% на срок от 10 до 15 лет.
3. Создание системы поддержки экспорта государством.
Мировой опыт показывает, что поддержка экспорта за рубежом
представляет собой целую систему взаимодействующих и взаимоувя-
занных между собой правительственных и неправительственных ин-
ститутов, к числу которых относятся профильные министерства и ве-
домства, специализированные агентства и экспертные центры, финан-
совые структуры, дипломатические миссии и т.д.
Анализ зарубежной практики позволяет выделить ряд мер по
государственной поддержке экспорта.
а) создание специальных агентств, главной задачей которых яв-
ляется стимулирование экспорта машиностроительной продукции
(США, Франция, Германия, Китай). В перечень используемых ими
средств входят финансирование экспортных операций на льготных ус-
ловиях, страхование экспортных кредитов, оказание бесплатных и
платных услуг экспортерам.
б) широкое использование налоговых льгот (США, Южная Ко-
рея, Италия);
в) государственное финансирование НИОКР, особенно в секторе
высокотехнологичного производства. Для реализации этой меры, на-
пример, в США создано более ста научных фондов и университетско-
промышленных центров;
г) заградительные пошлины на ввоз продукции машиностроения.
Например, пошлины на импорт автомобилей в Китае составляют 200%;

162
д) государственная поддержка лизинга продукции машинострое-
ния. Наибольшие темпы развития лизинга наблюдаются в развиваю-
щихся странах и в государствах с переходной экономикой, в том числе
в Белоруссии и Украине;
е) финансирование государством исследований потенциальных
рынков сбыта. В России эти затраты включаются в себестоимость про-
изводства, продукция становится дороже, а значит, менее конкуренто-
способной. В западных странах эти затраты берет на себя государство;
ж) государственная поддержка специализированных экспортно
ориентированных изданий, которые сфокусированы на продвижении
национальной продукции на зарубежные рынки. Они доводят до по-
тенциальных иностранных покупателей информацию о продукции,
производимой в стране;
з) софинансирование государством затрат на организацию зару-
бежных выставок национальных производителей. Так, в Белоруссии и
Казахстане государство берет на себя 50 процентов всех расходов на
участие компаний в таких выставках;
и) связанное кредитование государственными банками ино-
странных компаний, приобретающих продукцию национальных по-
ставщиков. Например, в Канаде есть агентство Export Development
Canada, которое дает кредит 7 лет под 4% годовых конечному покупа-
телю, если этот покупатель приобретает канадскую машину.
В России методы, содействующие экспорту, предусмотрены Фе-
деральным законом от 8 декабря 2003 г. №164-ФЗ «Об основах государ-
ственного регулирования внешнеторговой деятельности». Согласно это-
му закону введена система гарантий и страхования экспортных креди-
тов. Государственные гарантии при экспорте российской промышленной
продукции предоставляются согласно перечню, утверждаемому уполно-
моченным органом Правительства РФ, и распространяются на россий-
ского экспортера, а также на российский или иностранный банк-
кредитор, осуществляющий кредитование российских экспортеров, ино-
странных импортеров, банки-нерезиденты и иностранные государства.
Кредитование участников внешнеторговой деятельности проис-
ходит в формах предоставления бюджетных кредитов, субсидий, суб-
венций и бюджетных инвестиций. Помимо этого, Законом предусмот-
рена организация торговых выставок и ярмарок, специализированных
симпозиумов и конференций, а также проведение кампаний (в том
числе рекламных) по продвижению российских товаров. Формируется
информационная база содействия ВЭД, включающая образование раз-
ных интернет-ресурсов.

163
4. Создание институциональной среды развития инноваций.
В этом плане уже сделано немало. Необходимо отметить созда-
ние госкорпораций, технопарков, особых экономических зон, террито-
рий опережающего развития, иннограда «Сколково», Агентства страте-
гических инициатив.
Достаточно эффективным инструментом технологической поли-
тики может стать кластерный подход в развитии российской промыш-
ленности
Кластеры представляют собой группу взаимосвязанных компа-
ний и учреждений определенной отрасли промышленности, располо-
женных в географической близости и связанных общностью и взаимо-
дополняемостью.
Кластер может включать в себя стратегические альянсы пред-
приятий с университетами, исследовательскими учреждениями, потре-
бителями, технологическими брокерами и консультантами. В этом
случае усилия правительства должны быть направлены не на поддерж-
ку отдельных предприятий и отраслей, а на развитие взаимоотношений
между поставщиками и потребителями, между конечными потребите-
лями и производителями, между самими производителями и прави-
тельственными институтами и т. д.
Вот почему в ряде стран в последние десятилетия приобрели та-
кое значение эффективные «кластерные стратегии», которые строятся
на центрах деловой активности, уже доказавших свою силу и конку-
рентоспособность на мировом рынке. Правительства концентрируют
усилия на поддержке существующих кластеров и создании новых се-
тей компаний, ранее не контактировавших между собой. Государство
при этом не только способствует формированию кластеров, но и само
становится участником сетей.
Особенность господдержки кластеров заключается в ее ком-
плексности. Это: устранение административных барьеров; стимулиро-
вание инвестиций, установление налоговых льгот, развитие инфра-
структуры кластера, страхование рисков, содействие экспорту за пре-
делы региона, проведение стимулирующей антимонопольной полити-
ки, развитие связей с наукой и т.д.
Существуют различные формы кластеров: технопарк, технопо-
лис, инновационно-технологический центр, особые технико-
внедренческие зоны. Поэтому кластеры часто развиваются в составе
особых экономических зон.
Реализация кластерного подхода позволит добиться выстраива-
ния замкнутой технологической цепочки — от создания продукта до

164
его производства и вывода на рынок. Кластеры способны превратиться
в центры конкурентоспособности и стать локомотивами экономическо-
го роста.
5. Предметная работа с быстрорастущими технологическими
компаниями, преимущественно среднего бизнеса.
Они обладают серьезным предпринимательским потенциалом, за-
нимают сильные позиции на российском рынке и выходят на мировые. В
случае включения таких компаний в контур государственной поддерж-
ки, на их базе можно вырастить настоящих "национальных технологиче-
ских чемпионов", конкурентоспособных на глобальных рынках.
Американское издание Fast Company, специализирующееся на
теме инноваций, составило рейтинг 10 ведущих инновационных ком-
паний России, в перечень которых вошли: ИТ-компания «Яндекс»,
производители программного обеспечения Kaspersky Lab. и ABBYY,
компания «Роснано», государственная корпорация «Росатом», компа-
ния по производству чипов M2M Telematics, производитель сверхярких
светодиодов «Оптоган», компания по производству интегральных схем
«Микрон», компания по производству газотурбинных двигателей НПО
«Сатурн» и нефтяная компания «Лукойл». Однако этого явно недоста-
точно для России, если речь идет о суверенитете, безопасности и со-
хранении статуса развитой страны мира.
6. Необходимо делать ставку на конкретные личности – людей,
которые были бы одновременно серьезными учеными или инженерами
и государственно мыслящими руководителями.
Попытки начать индивидуальную работу с выдающимися техни-
ческими специалистами уже предпринимаются. В январе 2015 года
был опубликован Указ президента РФ об образовании института гене-
ральных конструкторов по созданию вооружений, военной и специаль-
ной техники. Генеральные конструкторы возглавят работу по созданию
стратегически важных систем вооружения и соответственно получат
широкие полномочия.
Таким образом, государство является обязательным участником
инновационного процесса, именно от его целенаправленной работы
зависит будущее страны, решение задачи технологической модерниза-
ции российской экономики.

165
3.3. Экологическая безопасность
и ресурсосбереженеие
Россия играет важную роль в поддержании экологической безо-
пасности, так как на обширных территориях нашей страны представ-
лено различное биоразнообразие планеты. Масштабы интеллектуаль-
ного, природно-ресурсного и экономического отечественного потен-
циала обусловливают существенную роль Российской Федерации в
решении глобальных и национальных экологических проблем.
Для решения проблем, связанных с состоянием экологии, в Рос-
сии в последние годы принят ряд нормативно-правовых актов, в том
числе:
– постановление Правительства РФ от 15 апреля 2014 г. №322
«Об утверждении государственной программы Российской Федерации
"Воспроизводство и использование природных ресурсов"»;
– постановление Правительства РФ от 15 апреля 2014 г. №326
«Об утверждении государственной программы Российской Федерации
"Охрана окружающей среды на 2012 – 2020 годы"»;
– Указ Президента РФ от 31 декабря 2015 г. №683 «Стратегия
национальной безопасности Российской Федерации»;
– Указ Президента РФ от 5 января 2016 г. №7 «О проведении в
Российской Федерации Года экологии»;
– Указ Президента РФ от 6 апреля 2017 г. №176 «О Стратегии эко-
логической безопасности Российской Федерации на период до 2025 года».
В российской Федерации 2017 год официально объявлен Годом
экологии. В январе 2016 г. президент Российской Федерации В.В. Пу-
тин подписал Указ «О проведении Года экологии в 2017 году». Реше-
ние о проведении Года экологии в России принято в результате анализа
многолетних природных изменений в окружающей среде, учета реко-
мендаций международных природозащитных организаций и тенденций
развития национальной экономики и социальной сферы.
Понимание того, что современная экономика не должна игнориро-
вать важность экологических проблем, требует поиска путей их решения.
Правительством РФ разработан План основных мероприятий по
проведению в 2017 г. в России Года экологии. Этот документ предусмат-
ривает проведение ряда целевых мероприятий, которые должны привести
к изменению массового сознания населения в области использования ок-
ружающей среды и природных ресурсов. При этом будет продолжено ре-
шение задач поэтапного перехода России к модели устойчивого развития
национальной экономики с учетом решения экологических проблем.

166
Так, основными направлениями деятельности на ближайшую
перспективу выделены147:
– совершенствование нормативно-правовой базы, регулирую-
щей сферу экологии;
– переход на наилучшие доступные технологии. Так, в план
Года экологии включено несколько десятков природоохранных меро-
приятий, реализуемых крупными предприятиями в различных субъек-
тах страны. При этом планируемое снижение выбросов загрязняющих
веществ в окружающую среду составляет свыше 70 тыс. тонн в год;
– совершенствование управления отходами. Так, в 2017 г. пла-
нируется рекультивировать более 20 полигонов бытовых отходов.
В десятках регионов будут открыты новые мусоросортировочные, му-
сороперерабатывающие комплексы и центры обращения с отходами;
– расширение особо охраняемых природных территорий. Так, в
течение ближайших 8 лет планируется увеличить площадь федераль-
ных особо охраняемых природных территорий на 18%;
– усиление охраны водных ресурсов. Так, в план Года экологии
включено более 70 мероприятий, касающихся охраны водных объектов
и запланировано строительство нескольких десятков объектов, сни-
жающих негативное влияние на водные объекты;
– усиление охраны лесных ресурсов и лесовосстановление. Так,
в текущем году в России планируется восстановить несколько сотен
тысяч гектаров лесов;
– усиление охраны животного мира. В том числе в 2017 г. про-
должится выполнение программы реинтродукции в естественную сре-
ду редких видов животных;
– экологическое просвещение и региональные программы.
В соответствии с планом мероприятий, в 2017 г. будет проведен цикл
всероссийских и региональных совещаний по обсуждению наиболее
актуальных вопросов в сфере развития экологии, а также планируются
к проведению циклы конференций, форумов и круглых столов; прой-
дут экологические конкурсы среди школьников, фестивали и слѐты,
будут организованы фотовыставки, проведены волонтерские акции.
При этом к основным вызовам и угрозам экологической безо-
пасности на законодательном уровне относятся148:

147
Сайт «Год экологии в России», созданный по заказу Министерства природных ресурсов и
экологии Российской Федерации [Электронный ресурс]. – Режим доступа:
http://ecoyear.ru/about/
148
Указ Президента РФ от 6 апреля 2017 г. № 176 «О Стратегии экологической безопасности
Российской Федерации на период до 2025 года» [Электронный ресурс]. – Режим доступа:
http://pravo.gov.ru/

167
– рост потребления природных ресурсов при сокращении их
запасов, что на фоне глобализации экономики приводит к борьбе за
доступ к природным ресурсам и оказывает негативное воздействие на
состояние национальной безопасности Российской Федерации;
– наличие густонаселенных территорий, характеризующихся
высокой степенью загрязнения окружающей среды и деградацией при-
родных объектов;
– высокая степень загрязнения и низкое качество воды значи-
тельной части водных объектов, деградация экосистем малых рек, тех-
ногенное загрязнение подземных вод в районах размещения крупных
промышленных предприятий;
– увеличение объема образования отходов производства и по-
требления при низком уровне их утилизации;
– наличие значительного количества объектов накопленного
вреда окружающей среде, в том числе территорий, подвергшихся ра-
диоактивному и химическому загрязнению;
– высокая степень износа основных фондов опасных производ-
ственных объектов и низкие темпы технологической модернизации
экономики;
– низкий уровень разработки и внедрения экологически чистых
технологий;
– нецелевое и неэффективное использование средств, посту-
пающих в бюджеты бюджетной системы Российской Федерации в ка-
честве платы за негативное воздействие на окружающую среду, воз-
мещения вреда, причиненного окружающей среде, административных
штрафов и других экологических платежей и налогов.
В связи с вышесказанным, политика ресурсосбережения и экологи-
ческая безопасность считаются одним из факторов устойчивого развития.
Возрастает необходимость проводить грамотную политику по вопросам
ресурсосбережения. С развитием экономики и научно-технического про-
гресса, увеличением объемов производства, увеличением производствен-
ных отходов, уменьшением запасов природно-сырьевых ресурсов про-
блемы взаимоотношений между природой и человеком обостряются. С
теоретической и практической точки зрения значимыми становятся во-
просы ресурсосбережения и выявление их факторов.
В современных условиях высоким является интерес к проблеме
эффективного и рационального использования ресурсов как на уровне
производства и потребления отдельного субъекта, так и на уровне на-
циональной экономики. При этом, действия направленные на обеспе-
чение ресурсосбережения должны предприниматься, прежде всего,

168
предприятиями с учетом направлений экономико-экологической поли-
тики в стране. Экономное и эффективное использование ресурсов на
производственных предприятиях приведет к нужному результату и на
уровне национальной экономики.
Наиболее полное содержание понятия ресурсосбережения можно
определить следующим образом. Ресурсосбережение – это процесс,
предполагающий формирование таких пропорций между применяемыми
ресурсами, уровнем их использования в сфере производства и потребле-
ния, которые приводят к росту количества и степени удовлетворения
существующих потребностей за счет увеличения количества извлекае-
мых полезных компонентов из применяемых ресурсов при условии
безопасности страны, экосистемы, регионов, фирм, человека149.
Разрабатывая политику ресурсосбережения на любом уровне,
важно определить факторы, оказывающие воздействие на достижение
целевых показателей. Реализация факторов ресурсосбережения являет-
ся ключевой стратегией ресурсосбережения.
Основу классификации факторов ресурсосбережения составляет
деление их на внутренние (прямые факторы) и внешние (косвенные
факторы).
К внутренним факторам следует отнести: технические, техноло-
гические, организационные, потребительские факторы.
Технические факторы оказывают воздействие на уменьшение се-
бестоимости и повышение качества продукции. К факторам данной
группы следует отнести факторы, связанные с совершенствованием уже
имеющейся у предприятия продукции и направленные на повышение
эффективности использования ресурсов (факторов производства). Тех-
нические факторы включают в себя цены ресурсов; качество ресурсов;
степень субституции и комплементарности ресурсов; сроки доставки
ресурсов; возможность и условия привлечения заемных ресурсов.
Технологические факторы действуют в процессе изготовления
продукции. К данным факторам необходимо отнести соответствие
оборудования современным стандартам; внедрение нового оборудова-
ния; модернизацию используемого оборудования; повышение уровня
автоматизации производства; уровень физического износа оборудова-
ния и срок амортизации; степень загрузки производственных мощно-
стей; длительность производственного цикла; объем, состав и структу-
ру потребления ресурсов; долю нематериальных ресурсов и нематери-

149
Хансевяров, Р.И. Ресурсосбережение как фактор повышения эффективности производства
/ Р.И. Хансевяров// Экономические науки. -2011.-№ 6(79). – С. 50-53

169
альных активов в структуре потребления ресурсов; распределение объ-
ема ресурсопотребления по этапам производства.
Организационные факторы направлены на совершенствование
организации и структуры процесса производства. Данные факторы
включают в себя усовершенствование специализации; использование
отходов; долю перерабатываемых отходов; оценку эффективности ис-
пользования нематериальных ресурсов и нематериальных активов; со-
вершенствование системы обеспечения материальными и нематери-
альными ресурсами; совершенствование контроля качества продукции;
систему управления ресурсоптреблением; состав, движение и квали-
фикацию персонала; систему мотивации персонала; систему экономи-
ческой ответственности за нерациональное использование ресурсов.
Потребительские факторы связаны с воздействием потребителей
конечной продукции. К данным факторам можно отнести цены на про-
изведенную продукцию; величину спроса на продукцию; состав и
структуру продукции; срок использования (хранения) продукции; не-
рациональное использование покупаемой продукции.
Необходимо отметить, что внутренние факторы зависят от
внешних факторов, поэтому наибольший интерес представляет клас-
сификация внешних факторов.
К внешним факторам следует отнести: экономические, полити-
ческие, правовые, образовательные, экологические факторы.
Экономические факторы составляют самую широкую категорию и
включают в себя государственное регулирование ресурсосбережения с по-
мощью налоговой политики, бюджетной политики, денежно-кредитной
политики, инвестиционной политики, топливно-сырьевой политики, анти-
монопольной политики. Отдельно следует отметить, в рамках указанных
видов политики, государственное стимулирование ресурсосберегающей
политики на предприятиях с помощью применения налоговых льгот, инве-
стиционных налоговых кредитов, налоговых кредитов, экологических нало-
гов; субсидирование; государственное участие в проектах; состояние ин-
фраструктуры национальной экономики; степень конкуренции на рынке;
государственный контроль за пользованием топливно-энергетическими
ресурсами. Важную роль в реализации ресурсосберегающей политики иг-
рают программы технического развития производственной деятельности,
трансферт технологий и знаний, создания и внедрения мало- и безотходных
технологий. Так, согласно Указу Президента РФ «О Стратегии экологиче-
ской безопасности Российской Федерации на период до 2025 года», к меха-
низму реализации государственной политики в сфере обеспечения экологи-
ческой безопасности относятся: стимулирование внедрения наилучших

170
доступных технологий, создание удовлетворяющих современным экологи-
ческим требованиям и стандартам объектов, используемых для размещения,
утилизации, переработки и обезвреживания отходов производства и по-
требления, а также увеличение объема повторного применения отходов
производства и потребления за счет субсидирования и предоставления на-
логовых и тарифных льгот, других форм поддержки.
Политические факторы также оказывают существенное влияние
на ресурсосбережение и включают в себя таможенную политику в от-
ношении зарубежных технологий и оборудования; экспортные пошли-
ны, связанные с продажей природных ресурсов; возможность и степень
влияния страны на международной арене; сотрудничество с зарубеж-
ными странами; участие в международных организациях; реализацию
совместных (международных) проектов, в т.ч. и в области экологии;
соглашения в сфере охраны окружающей среды.
Правовые факторы связаны с политическими и экономическими
и включают в себя введение законодательных норм и стандартов ре-
сурсопотребления; введение законодательных норм и стандартов ре-
сурсосбережения; правовую ответственность за нарушение экологиче-
ских норм и загрязнение окружающей среды. С текущего года, в рам-
ках программы Года экологии, повышенный контроль обрели крупные
промышленные предприятия на территории всей страны, которые про-
веряются на соблюдение ими норм экологической безопасности. В
2017 г. начинают работать поправки к законам, относящихся к утили-
зации отходов. Так, с текущего года запрещается захоронение отходов
с наличием в их составе полезных компонентов, перечень их видов ус-
тановлен правительством РФ.
Образовательные факторы направлены на совершенствование
системы ресурсосбережения и включают в себя усиление роли научной
организации труда; степень экологической грамотности; развитие ин-
формационных технологий.
Экологические факторы представляют собой условия проведения
ресурсоберегающей политики и включают в себя степень загрязнения ок-
ружающей среды; степень влияния вредности производства на здоровье
людей и экологию; исчерпание запасов природных ресурсов; природно-
климатические условия; плотность производства; плотность населения.
Учитывая и используя факторы ресурсосбережения, можно при-
менять соответствующие методы управления ресурсосбережением,
снизить ресурсопотребление и достичь улучшения экологической об-
становки.

171
Список использованных источников:
1. Клименко, О. И., Маймина, Э.В. Аналитическая оценка развития орга-
низаций в контексте задачи повышения технологичности и наукоемко-
сти отечественной экономики /О.И. Клименко, Э.В. Маймина// Вест-
ник Белгородского университета кооперации, экономики и права. –
2017. – №4(65). – С. 9-25.
2. Концептуальные аспекты экономической науки и прикладного инве-
стирования: монография /В.Н. Краснов, А.В. Коротков, А.А. Верши-
нина и др.; под ред. О.Е. Рязановой. – М.: ИИУ МГОУ, 2015. – 300 с.
3. Миляев, К.В., Жданова, О.А Роль крауд-сервисов и пирингового кре-
дитования в развитии венчурной экосистемы России/О.А. Жданова,
К.В. Миляев// Аудитор. – 2016. – Т. 2. – №. 8. – C. 48-53.
4. Сайт «Год экологии в России», созданный по заказу Министерства
природных ресурсов и экологии Российской Федерации [Электронный
ресурс]. – Режим доступа: http://ecoyear.ru/about/.
5. Современные проблемы хозяйственного развития с позиций экономи-
ческой теории: монография: Бондаренко Н.Е., ВершининаА.А., Гро-
мыко В.В. и др.; под ред. Е.В. Устюжаниной, М.В. Дубовик. – Москва:
РУСАЙНС, 2017.-290с.
6. Указ Президента РФ от 6 апреля 2017 г. №176 «О Стратегии экологи-
ческой безопасности Российской Федерации на период до 2025 года»
[Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://pravo.gov.ru/.
7. Хансевяров, Р.И. Ресурсосбережение как фактор повышения эффек-
тивности производства / Р.И. Хансевяров// Экономические науки. -
2011.-№6(79). – С. 50-53.

172
3.4. Исследование факторов
экономической безопасности региона
(на примере Калужской области)
1. Постановка научной проблемы исследования
1.1. Актуальность
В 1934г. впервые вопрос обеспечения экономической безопасно-
сти страны был институализирован, когда президент Т. Рузвельт создал
в США Федеральный комитет по экономической безопасности с целью
повышения экономической эффективности государственного регули-
рования экономики. В 1985 г. принята ООН резолюция №40/173 по
проблемам экономической безопасности. Эксперты ООН ориентиру-
ются на исследование международных аспектов обеспечения экономи-
ческой безопасности (глобальная безопасность), которые имеют особое
значение для выявления проблем мировой экономики, анализа нацио-
нальных и международных источников угроз для экономической безо-
пасности стран. Исследованию экономической безопасности регионов
России в условиях экономической блокады, ограничений доступа ми-
рового капитала и инвестиций уделено недостаточное внимание из-за
новизны возникшей ситуации. Конечно, экономические санкции как
инструмент оказания давления на национальную экономику или реги-
он используются давно в международной практике развитых стран.
Однако масштаб России, интегрированность ее в мировые процессы,
важность использования ее потенциала для мировой экономики делают
задачу оценки экономической безопасности регионов России, выявле-
ния факторов как потенциальных угроз региональной безопасности
новой и актуальной на данный момент. Правильность сделанного вы-
вода подтверждает тот факт, что 13 мая 2017 г. указом Президента РФ
№208 утверждена новая редакция Стратегии экономической безо-
пасности России на период до 2030 г. [1]. В стратегии определены
основные вызовы и угрозы экономической безопасности, среди кото-
рых усиление структурных дисбалансов в мировой экономике и фи-
нансовой системе, использование дискриминационных мер в отноше-
нии ключевых секторов экономики России и т. д. Установлены основ-
ные цели государственной политики в сфере обеспечения экономиче-
ской безопасности: повышение устойчивости экономики к воздейст-
вию внешних и внутренних вызовов и угроз; обеспечение экономиче-
ского роста; поддержание научно-технического потенциала развития
экономики и повышение ее конкурентоспособности и инвестиционной
привлекательности.

173
1.2. Понятие объекта и предмета исследования
Концепт понятия «экономическая безопасность» в российской
экономической науке прошел серьезную эволюцию, ключевые приме-
ры представлены в таблице 1.
Одной из актуальнейших теоретических проблем при исследова-
нии категории экономической безопасности, нашедшей отражение в
[2], является экономическая безопасность региона. Автор солидарен с
мнением С.Ю. Глазьева в понимании объекта исследования, так как
экономическая безопасность региона неразрывно связана с националь-
ной безопасностью и глобальной безопасностью. Также данное опре-
деление отвечает цели исследования – проведение мониторинга ситуа-
ции в регионах России и выявление новых факторов, снижающих уро-
вень экономической безопасности в условиях глобальной конкуренции
(на примере Калужской области – инвестиционном лидере России за
2010-2013гг.).
Таблица 1
Эволюция концепта «экономическая безопасность»
Подход/Источник Содержание понятия экономическая безопасность
Научный подход, осно- Совокупность условий и факторов, обеспечиваю-
ванный на устойчивости щих устойчивость национальной экономики, ее
развития экономики стра- стабильность и независимость, способность к по-
ны (академик Л.И. Абал- стоянному обновлению и самосовершенствованию
кин) [3]
Научный подход, осно- Состояние экономики и институтов власти, при
ванный на балансе инте- котором обеспечиваются гарантированная защита
ресов (Сенчагов В.К, А.А. национальных интересов, социальная направлен-
Пороховский и т.д.) [4, 5] ность политики, достаточный оборонный потенци-
ал даже при неблагоприятных условиях развития
внутренних и внешних процессов
Синтетический подход, Безопасность экономическая – состояние экономи-
опирающийся на опреде- ки и производительных сил общества с точки зре-
ленную комбинацию су- ния возможностей самостоятельного обеспечения
ществующих подходов устойчивого социально-экономического развития
(академик С.Ю. Глазьев) страны, поддержания необходимого уровня нацио-
[6] нальной безопасности государства, а также долж-
ного уровня конкурентоспособности национальной
экономики в условиях глобальной конкуренции
Институциональный (пра- Состояние защищенности национальной экономи-
вовой) подход (Стратегия ки от внешних и внутренних угроз, при котором
экономической безопас- обеспечиваются экономический суверенитет стра-
ности РФ на период до ны, единство ее экономического пространства,
2030г.) [1] условия для реализации стратегических нацио-
нальных приоритетов РФ

174
Термин «национальная безопасность» используется для характе-
ристики состояния основных сфер жизнедеятельности нации – эконо-
мической, политической, гуманитарной, военной, культурной, эколо-
гической, информационной и т.д. В данных сферах реализуются жиз-
ненно важные интересы нации, которые характеризуют ее как общест-
венно-историческое, этническое, экономическое и т.п. образование [7,
6]. «Национальная безопасность характеризует степень защищенности
государства, интегрирует в себе ряд частных видов безопасности, что
позволяет на данной основе более полно оценивать состояние обеспе-
чения безопасности интересов государства не только от отдельных уг-
роз, но и от системных угроз, возникающих в результате взаимодейст-
вия нескольких негативных факторов» [8, 18].
Автор считает, что в соответствии с вышеизложенным и c новой
«Стратегией экономической безопасности Российской Федерации на
период до 2030 года» следует предложить декомпозицию понятия
безопасность как объекта экономического исследования, представлен-
ную на рисунке 1.
Глобальная безопас- Политическая безопас-
ность ность

Национальная безопас- Экономическая безо-


Безопасность
ность пасность

Региональная безо- Социальная безопас-


пасность ность

Финансо- Инноваци- Инвестиционная


вая онная (реальный капитал (нефинансо-
(финансо- (интеллекту- вые активы), человеческий и
вые акти- альные ак- корпоративный капиталы))
вы) тивы)
Рис. 1. Экономическая безопасность региона как объект исследования

Выбор составляющих экономической безопасности обосновыва-


ется тем, что в современном глобальном мире главными агентами эко-
номических отношений являются собственники активов или нанятые
ими управляющие – менеджеры. Ресурсами обеспечения экономиче-
ской безопасности выступают инвестиции и инновации. Поэтому автор
считает, что экономическая безопасность региона – это способность
органов регионального управления создавать эффективные механизмы

175
по обеспечению инвестиционной привлекательности экономики регио-
на и результативности ее инвестиционной политики для роста эконо-
мического потенциала.
1.3. Инструментарий исследования
В качестве измерителя экономической безопасности региона по
новой структуре, предложенной автором, предлагается интегральный
статистический измеритель – динамический норматив, разработанный
автором [9, 10, 11].
Сущность метода динамического норматива заключается в фор-
мировании в соответствии с какой-либо поставленной целью (напри-
мер, рост результативности инвестиционной политики региона), групп
показателей, характеризующих эту цель, и, в максимальной степени,
отражающих реальное состояние объекта исследования в динамике.
При этом количественный состав показателей должен быть не ниже
установленного (не менее 6 и не более 25). Основой метода динамиче-
ского норматива является процедура отбора экономических показате-
лей и их упорядочение. Идея упорядочения показателей динамики эко-
номических систем принадлежит И.М. Сыроежину (1980), она была в
дальнейшем развита его учениками (Stojanovic Dragisa, 1986), (Сааре-
пера М.И., 1987), (Эйсснер Ю.Н., 1988). В современных научных рабо-
тах и публикациях также можно найти примеры рассмотрения норма-
тивных (оптимальных) соотношений мер движения показателей (За-
харченко Н.Н., 1993), (Завгородняя А.В., 1999), (Жамбекова Р.Л., 2000),
(Бурцева Т.А., 2009, 2012), (Светуньков С.Г. и др., 2012). И.М. Сырое-
жиным было подмечено, что несопоставимые в статике характеристики
народного хозяйства становятся сопоставимыми в динамике. Предло-
женный им динамический норматив (ДН) – есть упорядоченный по
темпам (коэффициентам, индексам) роста (базисным или цепным) на-
бор показателей, такой, что поддержание на длительном интервале
времени заданного в динамическом нормативе порядка показателей
обеспечивает максимизацию интегральной оценки. Формой выражения
упорядочения показателей служит ранжирование показателей (при-
своение рангов), если не все показатели удается увязать строго по по-
рядку, то формой представления ДН служить граф предпочтений и/или
соответствующая матрица предпочтений, в этом случае интегральный
измеритель имеет вид нормативной модели. Количественным уровнем
интегрального измерителя (интегральной оценкой) в данном случае
является доля числа выполненных соотношений между темпами (ин-
дексами) роста фактических показателей, характеризующих конкрет-
ный исследуемый объект, к числу заданных соотношений в норматив-

176
ной модели. Соответственно получаемые количественные уровни из-
меняются в пределах от 0 до 1, чем ближе значение к 1, тем выше ко-
личественный уровень оценки.
Алгоритм построения нормативных моделей подробно раскрыт в
работе Ю.А. Погостинского (1999). Нормативная модель отличается от
матрицы предпочтений тем, что в ней показатели упорядочены с уче-
том принципа транзитивности, это позволяет всегда получать единст-
венный результат измерения.
Преимущества предлагаемого статистического интегрального
измерителя – динамического норматива состоят в том, что он:
1. Обладает высокой степенью информационной доступности,
так как базируется на системе статистических индикаторов, которые
собираются региональной статистикой;
2. Обладает высокой информационной емкостью, так как по-
зволяет получать количественные уровни на основе большого числа
индикаторов;
3. Обладает возможностью разложения количественного уров-
ня интегрального измерителя по абсолютным показателям, а значит и
факторам (группам показателей);
4. Позволяет исследовать динамику экономической безопасно-
сти региона на малых временных отрезках, например, достаточно двух
периодов, чтобы получить количественный уровень и трех периодов,
чтобы разложить его относительный прирост по показателям и их
группам (факторам).
Предлагаемые абсолютные показатели экономической безопас-
ности региона представлены в таблице 2.
Таблица 2
Абсолютные показатели экономической безопасности региона
№ Название показателя
Инвестиционная безопасность
Реальный капитал
1 Стоимость основных фондов региона
2 Остаточная стоимость основных фондов региона
Человеческий капитал
3 Численность населения региона
4 Численность занятого населения в экономике региона
5 Общая численность безработных в регионе
6 Численность работников, занятых на малых предприятиях региона
Корпоративный капитал
7 Число малых предприятий в регионе
8 Число организаций в регионе

177
№ Название показателя
9 Число убыточных организаций в регионе
10 Валовой региональный продукт (ВРП)
11 Фонд оплаты труда работников региона
12 Сальдированный финансовый результат деятельности организаций региона
Инновационная безопасность
13 Внутренние затраты на научные исследования и разработки региона
Финансовая безопасность
14 Доходы населения региона
15 Налоговые доходы консолидированного бюджета региона
16 Расходы консолидированного бюджета региона
17 Доходы консолидированного бюджета региона
18 Валовое накопление основного капитала региона

В первом столбце таблиц 3 – 5 приведены относительные пока-


затели, расклассифицированные в соответствии с выделенной нами
структурой экономической безопасности региона, что позволяет со-
держательно истолковать их использование. Предлагаемые относи-
тельные показатели являются в нашем рассмотрении системой показа-
телей интегрального измерителя (динамического норматива) экономи-
ческой безопасности региона. Целевые установки, заданные в послед-
нем столбце таблиц 3 – 5, определяют нормативные отношения показа-
телей в динамическом нормативе (принципы упорядочивания), что по-
зволило для построения интегрального измерителя применить метод
динамического норматива.
Таблица 3
Относительные показатели инвестиционной безопасности региона
Название показателя Целевая установка
Реальный капитал
Рост: коэффициент роста стоимости основ-
1. Стоимость основных фондов
ных фондов больше коэффициента роста
региона на душу населения
численности населения региона
2. Остаточная стоимость ос- Рост: коэффициент роста остаточной стоимо-
новных фондов на душу насе- сти основных фондов больше коэффициента
ления роста численности населения региона
Рост: коэффициент роста остаточной стоимо-
3. Коэффициент годности ос- сти основных фондов региона больше коэф-
новных фондов региона фициента роста стоимости основных фондов
региона
Рост: коэффициент роста остаточной стоимо-
4. Остаточная стоимость ос-
сти основных фондов региона больше коэф-
новных фондов региона на од-
фициента роста численности занятого насе-
ного занятого работника
ления в экономике региона

178
Название показателя Целевая установка
Рост: коэффициент роста стоимости основ-
5. Стоимость основных фондов
ных фондов региона больше коэффициента
региона на одного занятого
роста численности занятого населения в эко-
работника
номике региона
Рост: коэффициент роста ВРП больше коэф-
6. Региональная фондоотдача
фициента роста остаточной стоимости основ-
по остаточной стоимости
ных фондов региона
Рост: коэффициент роста ВРП больше коэффици-
7. Региональная фондоотдача
ента роста стоимости основных фондов региона
8. Валовое накопление основ- Рост: коэффициент роста валового накопле-
ного капитала региона на рубль ния основного капитала региона больше ко-
остаточной стоимости основ- эффициента роста остаточной стоимости
ных фондов региона основных фондов региона
Человеческий капитал
Рост: коэффициент роста ВРП больше коэф-
1. ВРП на одного занятого ра-
фициента роста численности занятого насе-
ботника в регионе
ления в экономике региона
2. Соотношение численности Снижение: коэффициент роста численности
безработных и занятых в ре- безработных меньше коэффициента роста
гионе численности занятых в экономике региона
Рост: коэффициент роста численности работ-
3. Доля работников, занятых на
ников, занятых на малых предприятиях ре-
малых предприятиях региона, в
гиона, больше коэффициента роста числен-
численности населения региона
ности населения региона
4. Доходы населения на рубль Рост: коэффициент роста доходов населения
доходов консолидированного региона больше коэффициента роста доходов
бюджета региона консолидированного бюджета региона
Рост: коэффициент роста численности заня-
5. Доля занятого населения в
того населения больше коэффициента роста
численности населения региона
численности населения региона
6. Доля фонда оплаты труда Снижение: коэффициент роста фонда оплаты
работников региона в доходах труда работников региона меньше коэффици-
населения региона ента роста доходов населения региона
Корпоративный капитал
Снижение: коэффициент роста фонда оплаты
1. Фонд оплаты труда на одно
труда работников региона меньше коэффици-
предприятие региона
ента роста числа организаций в регионе
2. Доля работников, занятых на Рост: коэффициент роста численности работни-
малых предприятиях региона, в ков, занятых на малых предприятиях региона,
численности занятого населе- больше коэффициента роста численности заня-
ния в экономике региона того населения в экономике региона
Рост: коэффициент роста фонда оплаты труда
3. Фонд оплаты труда на одного работников больше коэффициента роста чис-
занятого работника в регионе ленности занятого населения в экономике
региона

179
Название показателя Целевая установка
Рост: коэффициент роста валового накопле-
4. Валовое накопление основ-
ния основного капитала региона больше ко-
ного капитала на одного заня-
эффициента роста численности занятого на-
того работника региона
селения в экономике региона
Рост: коэффициент роста стоимости основ-
5. Стоимость основных фондов
ных фондов региона больше коэффициента
региона на одну организацию
роста числа организаций в регионе
6. Остаточная стоимость ос- Рост: коэффициент роста остаточной стоимо-
новных фондов региона на одну сти основных фондов региона больше коэф-
организацию фициента роста числа организаций в регионе
Рост: коэффициент роста числа малых пред-
7. Число малых предприятий на
приятий региона больше коэффициента роста
душу населения региона
численности населения региона
Снижение: коэффициент роста фонда оплаты
8. Доля фонда оплаты труда
труда работников региона меньше коэффици-
работников региона в ВРП
ента роста ВРП
9. Соотношение финансового Рост: коэффициент роста сальдированного фи-
результата организаций регио- нансового результата деятельности организаций
на и ВРП региона больше коэффициента роста ВРП
Рост: коэффициент роста валового накопле-
10. Валовое накопление основ-
ния основного капитала региона больше ко-
ного капитала региона на одну
эффициента роста числа организаций в ре-
организацию
гионе
Рост: коэффициент роста фонда оплаты труда
работников региона больше коэффициента
роста положительного сальдированного фи-
нансового результата деятельности организа-
11. Соотношение фонда оплаты
ций региона
труда и финансового результата
Снижение: коэффициент роста фонда оплаты
организаций региона
труда работников региона меньше коэффици-
ента роста отрицательного сальдированного
финансового результата деятельности орга-
низаций региона
Снижение: коэффициент роста числа убы-
12. Доля убыточных организа-
точных организаций в регионе меньше коэф-
ций в регионе
фициента роста числа организаций в регионе
Рост: коэффициент роста положительного
сальдированного финансового результата
деятельности организаций региона больше
13. Сальдированный финансо- коэффициента роста числа организаций в
вый результат деятельности регионе
организаций региона на одну Снижение: коэффициент роста отрицательно-
организацию региона го сальдированного финансового результата
деятельности организаций региона меньше
коэффициента роста числа организаций в
регионе

180
Название показателя Целевая установка
Рост: коэффициент роста числа организаций
14. Число организаций на душу
в регионе больше коэффициента роста чис-
населения региона
ленности населения региона
15. Численность работников, Рост: коэффициент роста численности работ-
занятых на малых предприяти- ников, занятых на малых предприятиях ре-
ях региона, на одно малое гиона, больше коэффициента роста числа
предприятие региона малых предприятий в регионе
Рост: коэффициент роста числа малых пред-
16. Доля малых предприятий в
приятий в регионе больше коэффициента
числе организаций региона
роста числа организаций в регионе
Снижение: коэффициент роста валового на-
17. Доля валового накопления
копления основного капитала региона мень-
основного капитала региона в
ше коэффициента роста сальдированного
финансовом результате органи-
финансового результата деятельности орга-
заций региона
низаций региона
Таблица 4
Относительные показатели финансовой безопасности
Название показателя Целевая установка
1. Доходы консолидированного Рост: коэффициент роста доходов консолиди-
бюджета региона на душу на- рованного бюджета региона больше коэффи-
селения региона циента роста численности населения региона
2. Доля валового накопления Снижение: коэффициент роста валового на-
основного капитала региона в копления основного капитала региона меньше
ВРП коэффициента роста ВРП
Снижение: коэффициент роста доходов кон-
3. Доходы консолидированного
солидированного бюджета региона меньше
бюджета региона на рубль ВРП
коэффициента роста ВРП
4. Расходы консолидированно- Снижение: коэффициент роста расходов кон-
го бюджета региона на рубль солидированного бюджета региона меньше
ВРП коэффициента роста ВРП
Рост: коэффициент роста налоговых доходов
5. Доля налоговых доходов в
консолидированного бюджета региона боль-
доходах консолидированного
ше коэффициента роста доходов консолиди-
бюджета региона
рованного бюджета региона
6. Коэффициент покрытия рас-
Рост: коэффициент роста налоговых доходов
ходов консолидированного
консолидированного бюджета региона боль-
бюджета региона налоговыми
ше коэффициента роста расходов консолиди-
доходами консолидированного
рованного бюджета региона
бюджета региона
7. Коэффициент покрытия рас-
Рост: коэффициент роста доходов консолиди-
ходов консолидированного
рованного бюджета региона больше коэффи-
бюджета региона доходами
циента роста расходов консолидированного
консолидированного бюджета
бюджета региона
региона

181
Название показателя Целевая установка
8. Доля налоговых доходов Снижение: коэффициент роста налоговых
консолидированного бюджета доходов консолидированного бюджета регио-
региона в ВРП на меньше коэффициента роста ВРП
Снижение: коэффициент роста расходов кон-
9. Расходы консолидированно-
солидированного бюджета региона меньше
го бюджета региона на душу
коэффициента роста численности населения
населения региона
региона
Рост: коэффициент роста доходов консолиди-
10. Доходы консолидированно-
рованного бюджета региона больше коэффи-
го бюджета региона на одного
циента роста численности занятого населения
занятого работника
в экономике региона
Рост: коэффициент роста доходов населения
11. Душевые доходы населения
региона больше коэффициента роста числен-
региона
ности населения региона
Рост: коэффициент роста ВРП больше коэф-
12. ВРП на душу населения
фициента роста численности населения ре-
региона
гиона
Рост: коэффициент роста валового накопле-
13. Валовое накопление основ-
ния основного капитала региона больше ко-
ного капитала на душу населе-
эффициента роста численности населения
ния региона
региона
14. Валовое накопление основ- Рост: коэффициент роста валового накопле-
ного капитала региона на рубль ния основного капитала региона больше ко-
стоимости его основных фон- эффициента роста стоимости основных фон-
дов дов региона
15. Объем налоговых доходов Снижение: коэффициент роста налоговых
консолидированного бюджета доходов консолидированного бюджета регио-
региона на одну организацию на меньше коэффициента роста числа органи-
региона заций в регионе
Таблица 5
Относительные показатели инновационной безопасности региона

Название показателя Целевая установка


1. Доля внутренних затрат на Рост: коэффициент роста внутренних затрат на
научные исследования и раз- научные исследования и разработки региона
работки региона в ВРП больше коэффициента роста ВРП
2. Внутренние затраты на Рост: коэффициент роста внутренних затрат на
научные исследования и раз- научные исследования и разработки региона
работки на одну организацию больше коэффициента роста числа организа-
региона ций в регионе
3. Внутренние затраты на Рост: коэффициент роста внутренних затрат на
научные ис