Вы находитесь на странице: 1из 180

*****

А может, просто не было любви…


погода – дрянь… и двое заигрались…
и губы сумасшедшие твои
случайно впопыхах перестарались…

А может это чей-то злой каприз


с нелепыми мурашками по коже -
от голоса, простуженного вдрызг,
и запаха Kenzo по всей прихожей…

Так глупо что-то ляпнуть, уходя…


ещё глупей молчать и бить на жалость…
а может, просто не было дождя,
который сделал всё, чтоб ты осталась…

Всю ночь погода - не пришей рукав…


ты на такси… а я перезимую…
и передай ему, что он был прав,
красивых баб не просто так ревнуют…

1
*****

Как тебе сейчас с твоим, любящим?...


Говорят, что ничего сложного...
Говорят, что он живёт будущим
и не пилит за твоё прошлое...

Говорят, что всё у вас вычурно -


танцы-шманцы... брюлики... полочки...
говорят, что ты смогла вычеркнуть
тех, кто стал из-за тебя сволочью...

Говорят, счастливой с ним кажешься,


все напасти - по воде вилами,
что у вас всё как в кино сказочно -
танцы-шманцы, «я уже… милая»...

Что вы любите, и всё радужно,


он тебя, а ты его - с бешенством,
а когда он крепко спит, рядышком -
... ты готова, как и я, – вешаться…

2
*****

Сохнут капли на ресницах ненакрашенных…


Этот август душу вымочил насквозь…
Оставайся… Я тебя не буду спрашивать –
как жилось тебе и с кем тебе спалось…

У тебя сейчас глаза синее синего…


Ты стоишь. А я растерян - в пух и прах…
Оставайся… Я же знаю, что ты сильная,
чтоб не каяться сейчас во всех грехах…

Мы не связаны ни кольцами ни кухнями…


не припомню, чтобы сохли от любви…
Ты стоишь, а я взахлёб твой запах нюхаю
и каштановые волосы твои…

У тебя сейчас слова такие нежные…


Ты не каешься, но ловишь каждый миг…
Оставайся… у меня не храм, конечно же,
я к монашкам, так уж вышло, не привык…

3
*****

Пьяные звёзды танцуют над пропастью...


самые глупые падают вниз...
нудный таксист, задыхаясь от гордости,
что-то мне чешет про топливный впрыск...

Мне этот март, сука, душу всю выстудил...


так и живу – не зима не весна...
утром какая-то ведьма капризная
снова соврёт, что в меня влюблена...

Так и живу – от аванса до пятницы...


чистая обувь... костюм по уму...
вроде бы всё по наезженной катится,
только куда - хоть убей, не пойму...

Водка и баня - лекарство от бешенства...


"здрасьте" - в глаза, за глаза - "твою мать"...
куча стихов с оглушительной нежностью
той, что на них глубоко наплевать...

Скоро виски познакомятся с проседью...


с каждой весной всё сложнее заснуть...
знаю – для многих стараешься, Господи,
только прошу – про меня не забудь…

4
*****

Ты шепчешь в шею «я ничья»…


что хочешь всё начать сначала…
что с тем, кто был «не то, что я»
ты почему то не летала…

Твердишь, что стала чуть мудрей…


что без меня - одни мученья…
что хочешь быть одной из фей
из моего стихотворенья…

Ты вяжешь тоненькую нить


и ждёшь удобного момента,
где губы смогут убедить,
когда не хватит аргументов.

Я не люблю надрывных сцен.


Уйти? Сбежать? Так в чём же дело?!...
Жаль... от раздвинутых колен
сходить с ума не надоело…

И мы забудемся опять…
а утром - «локти» от бессилья,
что не смогу тебя понять,
а ты – сменить метлу на крылья…

5
*****

Факир был пьян... а фокусы - всё те же...


хотелось выть... чтоб не кричать навзрыд...
мне от твоей любви осталась нежность,
которой я уже по горло сыт...

остался хмель ромашкового поля,


кураж от резко вынутой чеки,
остался кайф, который я не понял,
собачий кайф любить тебя с руки...

я сплю в своей, а ты в чужой постели,


мы ничего друг другу не должны,
и в частности - всё так, как мы хотели...
а в общем - лишь бы не было войны…

6
*****

В день, когда ты уйдешь,


дождь зарядит сильнее,
вместе с этим дождём всё покатится вспять...
в этот день, как назло,
я тобой заболею,
а лечить будет та, что умеет прощать…

В день, когда ты уйдешь,


вдруг не станет покоя
тем, кто долго мечтал прыгнуть в койку с тобой...
гордость – вроде игры,
только кто ж тут виною,
что вдвоём увлеклись этой самой игрой…

В день, когда ты уйдёшь,


та, что рядом, заплачет,
в этот день я пойму наказанье своё –
лучше всю эту жизнь
за тобой по-собачьи,
чем без лишних проблем Богом быть для неё…

7
*****

Пахнет спиртом и жжённой листвой…


лай собачий весь вечер на бис…
то ли осень уходит в запой…
то ли я окончательно скис…

Первый раз я не пьян ноябрём…


что-то точит внутри и извне…
первый раз я мечтаю о том,
чтоб меня было меньше во мне…

В эту жёлто-осеннюю муть


я как-будто застыл на краю…
и казалось бы – взять и шагнуть…
жаль… дешёвых понтов не люблю…

8
*****

В этом Богом забытом городе


даже дворник выводит прописью…
ты сейчас не такая гордая,
только замуж уже не просишься…

Ты всё та же, в пальтишке драповом,


в меру милая, в меру странная...
по-кошачьи внутри царапаешь
маникюром своим шафрановым…

Заколдованный этим голосом,


я всё больше сижу и слушаю…
сколько лет, сколько зим, а волосы
всё такие же непослушные...

Расскажи – сколько ж мы не виделись…


лет пятнадцать, а может, около…
мне сейчас очень нужно выдержать –
не влюбиться в тебя как чокнутый…

9
Слышал – всё у тебя налажено,
столько всяких стелилось под ноги.
Ну ещё бы. С такой мордашкою
ты почти не была свободною…

Твой в отъезде?! К тебе?! Так что же я?!…


Ты прости, что шутом прикинулся…
просто есть на тебя похожая,
без которой давно бы сдвинулся…

10
*****

Ты смеёшься – как будто купаешься,


можешь яркою быть и обычною,
ты умеешь сыграть как по клавишам
изумление и безразличие.

Ты бываешь усталой и праздничной,


хрупкой девочкой, стойкою крепостью,
можешь быть до утра самой сказочной,
а потом отравить меня ревностью.

Ты как в фильме «Кавказская пленница» -


«комсомолка» и просто красавица,
ты не только из тех – на ком женятся,
но и куча стихов посвящается.

Пусть пугают нас медными трубами,


пусть судьба – как негодная шкодница,
мы с тобой не боимся быть глупыми,
у таких, говорят, мысли сходятся.

Пусть дешёвки с фальшивой улыбкою


пальцы гнут и от зависти светятся,
если в рай я сумею со скидками –
мы и там обязательно встретимся…

11
*****

Дождь метлой выкрутасы рисует,


что-то важное смыв на бегу,
я с тобой в жгучем ритме танцую,
жаль, что ритм уловить не могу...

Вроде всё как всегда, как обычно,


те же губы и запах родной,
но от глупого слова «привычка»
мы всё больше чужие с тобой.

Ты всё позже приходишь под вечер,


уверяешь, что нет никого,
время порознь – конечно же, лечит,
но никак не пойму - от чего.

От твоих и моих заморочек?!


Что не сплю, если зубы скрипят?!
Что с тобой завываю по-волчьи
и в два раза сильней без тебя?!...

Всё как будто бы мчится по кругу,


и как в песне - "вся жизнь впереди"...
нам от этой привычки друг к другу
лишь бы только с ума не сойти…

12
*****

Запах Gucci на смятой простыни…


а погода давно не летняя…
я б свихнулся от этой осени…
если б знал, что она последняя…

Я б свихнулся от этой нежности,


если б мне она не наскучила…
мне уже не хватает свежести
быть галантным и тонким чучелом…

Мне уже не хватает гордости


всем заскокам устроить проводы…
водка, сука, такая горькая,
если пьёшь и не знаешь повода…

пьёшь… а рядом - с губами сочными


и не скромница и не грешница…
и не знаешь, что больше хочется –
то ли каяться, то ли вешаться…

13
*****

Прости... я всё придумал сам -


и эту ночь и снег за шторкой,
наш разговор на три часа
на простынях, пропахших хлоркой.

Обои в чёрных васильках,


скрипящий пол твоих соседей,
и ямки на твоих щеках,
когда ты говоришь о детях.

Как нежно дышишь мне в лицо


и как без сил – почти не дышишь,
как жадно пьёшь томатный сок,
который с детства ненавижу.

Как мы придумали наш сад,


твою страну с названьем "Лето",
и поезд к станции "Мечтa",
куда мы купим два билета...

Как в этом поезде в "Мечту"


я буду выглядеть неловко...
и как на цыпочках сойду
на предпоследней остановке…

14
*****

Я вымолю тебя. Ты слышишь? Вымолю…


Вслепую… Без оглядки… Наугад…
У тех ворон, что всю жилетку вымоют,
а за глаза паскудят и пошлят.

Я вымолю тебя своими песнями,


пускай они порой - как волчий плач,
у этих сучьих лап твоей депрессии,
ролей, звонков, любовников и дач.

Я вымолю тебя у этой близости


от сплетен, распальцовок и обид,
мне не нужны цветы твоей невинности,
меня, так вышло, от цветов тошнит.

Я вымолю тебя охрипшим голосом.


На выдохе. Навзрыд. Любой ценой.
У самой неподкупной глупой гордости,
напомнив ей, что тоже не святой.

15
Я вымолю тебя. Неправдой. Правдою.
И посмеюсь над этим вороньём.
Пусть все твердят, что я так низко падаю,
лететь, я слышал, - веселей вдвоём.

Пусть все твердят, что ты не так устроена,


что похоть нос утрёт моей мольбе.
Я вымолю тебя… Чего б ни стоило…
мне это нужно больше, чем тебе…

16
*****

Подайте Христа ради мне


хоть капельку везения,
всё то – о чём загадывал
на каждый Новый год,
чтоб жить по понедельникам,
а не по воскресениям,
считать, что всё наладилось,
а не наоборот.
Чтоб нагуляться к вечеру,
а по утрам не бедствовать,
чтоб сыра больше падало
с вороны на суку,
чтоб где-нибудь в Сан-Паулу
с улыбкой джоннидеппскою
на берегу Атлантики
надраться кофейку.
Чтоб черви были козыри,
а жизнь - накрытой скатертью,
чтоб мой сосед на «Ауди»
застал жену с другим,

17
чтоб подружиться с Кузькою,
а лучше с его матерью,
всю ночь её разглядывать
на зависть остальным…
Чтоб совесть пучеглазая
не притворялась плахою,
чтоб … "эй, чувак, приехали"…
а дальше - как в раю...
Подайте…
если б знали вы …
как всё это затрахало…
скулить как волк из мультика
с настырным - «Щас спою»…

18
*****

Снег шальной... фиолетовый снег...


он забыл, что зима позади...
ты вовсю разгулялась во мне,
а теперь хочешь просто уйти.

Я сегодня тобой обожгусь,


ты же знала, что я не святой,
я боюсь, я до смерти боюсь,
чтоб постель его пахла тобой.

В горле жжёт от беспомощных фраз,


мысли-хлопья летят во всю прыть,
ты молчишь так красиво сейчас,
что от этого хочется выть.

Полудикое слово «друзья»,


я держусь, только это не в счёт,
то ли снег, то ли гордость моя
мне рвануть за тобой не даёт.

Снег шальной... фиолетовый снег...


без тебя стал пустым и чужим,
и лишь черти в моей голове
пьют и пляшут всю ночь вместе с ним...

19
*****

Штормит в семь баллов собачий гонор...


ни дня без строчки и матюгов...
нет смысла мучать подсевший голос,
и ты всё чаще скулишь без слов.

Всё неспокойней скрипишь зубами,


главнее крыльев считаешь хвост,
и остаётся одна забава -
вдыхать поглубже чужой Lacoste.

Хотелось чище, хотелось лучше,


жаль, что не вышло ни там, ни тут,
с моим талантом любить тех сучек,
что без мартини стихов не пьют.

Прошло полжизни... а может больше…


всё чаще в строчках фонят слова,
застрял на старте с довольной рожей
и тру до блеска свою е-2.

Метель сегодня с утра утюжит,


а я надеюсь на этот снег,
что Бог не выдаст меня на ужин
тому, кто дурью скулит во мне…

20
*****

А листья падали и падали...


и ты была чуть-чуть пьяна...
и эта осень непроглядная
такой чужой казалась нам...

Шипела ночь сварливой ведьмою...


шаманил дворник в темноте...
и лунный блин с глазами медными
как будто в душу влезть хотел...

Ты говорила что-то смелое...


крутились мысли как юла...
летели листья очумелые...
и муж кричал - чтоб ты пришла...

21
*****

Когда я вернусь –
первый снег долетит до земли...
зануда-таксист за полтинник подбросит до дома...
и ночь напролёт
будут сдуру свистеть соловьи
какой-то мотив – очень старый и очень
знакомый...

Когда я вернусь –
город будет пустой и чужой...
никто не дождётся меня в эту ночь воровскую...
а та, что ждала,
как лиса сядет рядом со мной,
шепнув мне – прости, я ведь в губы давно не
целую...

Когда я вернусь –
мне постелют пожёстче кровать...
пьянющий сосед с горя «Белые Розы» заплачет...
но вместо того,
чтобы всё это к чёрту послать,

22
я тоже спою соловьём … и чуть-чуть по собачьи...

Когда я вернусь
и, как снег, долечу сверху вниз,
то выжму сквозь зубы "прорвёмся" и крыть
будет нечем...
курить зарекусь
и поставлю на кон эту жизнь
для той кареглазой, что я обязательно встречу...

23
*****

А когда ты дышишь мне в спину -


мы как будто бы с тобой ближе…
если шпильки на твоих длинных -
ты, как в песне, не идёшь – пишешь…

ты сама всегда найдёшь выход…


полгудка – и ты берёшь сразу…
утром спросишь про футбол тихо
и намажешь бутерброд с маслом…

что-то гордо говоришь маме,


а подругам – что восторг полный…
если вдруг, но подведёт память -
ты сама всё за меня вспомнишь…

так старательны впотьмах губы…


ткнёшься в бок, и всё не так сложно…
лишь в башке один вопрос глупый –
...почему ж мне так с тобой тошно…

24
*****

Ночь ошалевшая...
ночь истеричная...
черти куражатся... как никогда...
ты уж прости мне
за "Ваше Величество"
и за привычку звонить в никуда...

привкус полыни
в запыханном голосе…
ты никогда не рвалась быть ничьей…
где-то всю ночь,
задыхаясь от гордости,
мается крестик на шее твоей...

25
*****

Всё пучком, Малыш, всё пучком…


просто кто-то из нас устал…
для того, чтоб завыть вдвоём –
нужен только рояль в кустах…

Ты умеешь глядеть насквозь,


я умею зайти в тупик,
говорят – отдыхают врозь,
только мне без тебя кирдык.

Вот поэтому в пух и прах


разобьюсь, чтобы всё вернуть,
чтобы чёртов рояль в кустах
вдруг сыграл нам о чём-нибудь…

Ты станцуешь, а я спою,
или вместе споём с тобой,
ты – по-лисьи про «онли ю»
я - по-вольчи про «пью ке пой».

И нелепость казённых фраз


ты простишь мне без лишних слов...
ведь всё то, чем дышу сейчас, –
ты и куча моих стихов…

26
*****

Пахнут роскошью твои пальчики,


лёд застыл в уголочках глаз,
с кем ты спишь теперь, кому плачешься,
кто танцует тебя сейчас.

Утром - свежая, в ночь – ухожена,


новый Пусик не любит ждать,
ты по штату ему положена,
чтоб пылинки с тебя сдувать.

Как всегда обалденно выглядишь,


чуть растрогана, чуть мила,
даже шпильки почти такие же,
на которых в ту ночь ушла,

то ли грязь разлеталась клочьями,


то ли всё, что исчезло в ней,
то ли замки твои песочные,
что сумела слепить во мне...

С кем ты спишь теперь - дело прошлое...


не скулить же вдвоём навзрыд...
доброй ночи, моя Хорошая
...твой ротвейлер уже рычит…

27
*****

"В последнюю осень уходят поэты"...


и кружат стихи журавлиною стаей...
уходят так глупо, уходят нелепо -
туда, где грехи за грехи отпускают...

И жить бы - не кашлять, да мир слишком тесен,


а морфий и спирт ставят жирную точку...
как много еще недописанных песен...
как много ещё незаконченных строчек...

О чём эти строчки уже не расскажут?


Что губит очко, а не покер с тузами?!
Что черти хватают всё то, что ты нажил,
а ангелы душу выносят с дверями...

А может быть проще - о водке, о бабах...


О том – как нет сил не скулить по-собачьи...
О том, что дорога милее в ухабах,
где пьяный ямщик режет вены и плачет...

28
Уходят поэты... из осени в осень...
где бабка шальная беззубо смеётся...
и знает, паскуда, что были бы косы,
а пара тверских отморозков найдётся...

Не спите, Бабуля... победа не скоро...


косите навылет... удачной охоты...
всё меньше поэтов, всё больше танцоров,
которым по жизни мешается что-то…

29
*****

Мне от тебя остался синий дым,


невкусный кофе в скомканной постели,
и «мокрый нос» с окрасом голубым,
что так любил встречать тебя у двери.

Мне от тебя остался венский лес,


вернее, сказки призрачного леса,
твои стихи по поводу и без
и милый хлам из длинных эсэмэсок.

Мне от тебя остался фильм без слов,


где я с тобой смешной и лопоухий,
где так наивно верю, что любовь –
твоё «хочу», не выходя из кухни.

Мне от тебя остался лёгкий фарс


нелепых сцен, несделанных пощёчин,
где страсть, что выворачивала нас,
запряталась куда-то между строчек.

Мне от тебя остался мятый снег...


коньяк открыт ... и вроде всё неплохо...
жаль, лишь подсказки не осталось мне -
как дальше жить… чтоб без тебя не сдохнуть…

30
*****

Ты уткнёшься в плечо и заснёшь,


пробормочешь про шум за стеной,
и кольнёт чуть заметная дрожь,
оттого, что ты рядом со мной.

Оттого, что у нас всё всерьёз,


что шальной от тепла твоих губ,
что ромашками мокрых волос
надышаться никак не могу.

Для двоих - вдвое мягче кровать,


кто-то мудрый заметил не зря,
нам с тобою давно наплевать -
что другие про нас говорят.

31
Нам хватает покоя в душе,
мы до дури не ждём новизны,
не скопили больших барышей,
но зато никому не должны.

Чтоб забыть заморочки свои -


нам хватает всего полчаса,
мы умеем кричать о любви -
просто глядя друг другу в глаза.

В этом крохотном мире своём,


где отвыкли от шумных гостей,
мы мечтаем проснуться вдвоём
чуть сильней, чем забраться в постель...

32
*****

Этот первый снег – как Божья милость…


надо же - всю ночь стоит стеной…
дай вам Бог, чтоб ты собой гордилась,
ну а он гордился - что с тобой…

Чёртов снег метёт без перебоя,


не жалей о том, что было зря,
всё, что остаётся нам с тобою,-
пьяные заскоки октября...

Мы с тобой запутали друг друга


и не всё поставили на кон,
кто же знал, что бешеная вьюга
может быть обычным сквозняком...

У тебя теперь другая правда,


ни к чему тебе весь этот вздор,
мальчику с наивно-жадным взглядом
расширяешь общий кругозор.

Пусть он привыкает к переменам,


а когда оставишь не у дел,
дай вам Бог, чтоб он не лез на стену
и вдогонку «сука» не хрипел...

33
*****

Зачем Вы смотрите так пристально...


не Ричард Гир, не Бельмондо…
не суечусь как Ваш "изысканный"
в своём тренчкотовом пальто.

Не разгоняюсь комплиментами,
не лезу в душу «о любви»,
гляжу на жизнь легко и ветрено
и пью весь вечер на свои.

Вы не святая и не грешная,
слегка надменны, ну и пусть,
а я с наколкой ВДВэшною
на Вашем фоне не смотрюсь.

34
Здесь все мечтают Вам понравиться,
сорвать Джекпот и сразу в рай,
лишь я один с такой красавицей
веду себя как раздолбай.

Но Вам, так вышло, очень весело


сегодня именно со мной,
Ваш друг ужасно фильдеперсовый
уже торопит Вас домой.

И Вы уйдёте чуть взволнованно,


а мне до слёз вдруг станет жаль…
и этот берег очарованный…
и очарованную даль…

35
*****

А мы с тобой не верим в чудеса,


смешно чему-то верить через силу,
я слишком часто жму на тормоза,
где ты на всю гашетку притопила…

Ты рвёшься ввысь, не каясь, не скорбя,


а я плачу вдвойне, где стелют даром,
и вру себе, что выучил тебя
по родинкам и линиям загара...

Ты так красиво можешь быть ничьей,


а я не научился жить на взводе
и посылать подальше тех врачей,
кто мелет чушь о том, что всё проходит…

проходит всё, ведь ты ещё со мной,


и мне плевать, что мы скользим по краю,
что души с расцарапанной спиной
с такой, как ты, почти не заживают...

36
*****

Я до смерти влюблён
в этот голос простуженный...
Кто-то вынес диагноз, что просто друзья...
Не со мной... Не моя...
Безнадёжно замужняя...
Нам, наверно, нельзя... Нам, конечно, нельзя...

Я не лезу в глаза,
не краснею от скромности,
но с тобой так хочу быть немного скромней...
Молодая жена –
неплохая любовница,
только я почему-то застыл у дверей...

У тебя своя жизнь...


Всё надолго расписано...
Твой успешный и добрый не чает души...
Мы стоим... Мы молчим...
Мы общаемся мыслями...
Нам, конечно, нельзя… Так куда ж мы
спешим...

37
Распахнулось пальто...
перепутались волосы…
покатилась к чертям чушь про милых друзей
...а под утро в душе
вместо глупых условностей -
то ли хмель, то ли соль от помады твоей...

38
*****

Ну что ты, Лапа... Пей своё шампанское,


чтоб всё сошло – как с белых яблонь дым.
Давай сегодня слегонца попьянствуем
и по душам с тобой поговорим.

о том, что наша жизнь - кошёлка та ещё,


всё глубже загоняет под каблук,
что взгляд твой "до-нутра-испепеляющий"
лишил ума всех ухарей вокруг...

что нам с тобой опасно быть серьёзными,


что дуешься, но чаще не со зла,
что чья-то эра поздне-мезозойская
закончилась - как только ты пришла.

что наш проклятый лёд никак не тронется,


что спорю чаще, чем бываю прав,
что все вокруг барыжат тырят, строятся,
а я по жизни – не пришей рукав…

что не всегда умею быть внимательным,


всё больше дров ломаю каждый год,
но «макаронный взрыв» в своём халатике
мне до сих пор свихнуться не даёт…

39
*****

Шёл сиреневый снег,


когда ты уходила...
он совсем не хотел быть колючим и злым...
когда пьяный от слов
«я запуталась, Милый»,
я стоял и курил, притворяясь живым...

Шёл сиреневый снег...


он не мог разобраться,
что зиме, хоть убей, не получится вспять...
я пытался шутить...
ты пыталась смеяться...
а проклятый мобильный не мог помолчать...

Шёл сиреневый снег,


когда с каждой минутой
меньше пахло тобой и твоим «Givenchy»...
я пытался дышать...
а дорога под утро
утонула в красивой сиреневой лжи…

40
*****

Я ворую смущенье ненакрашенных глаз,


кто же знал, что спасенье в этой сказке про нас.

Где часы как минуты, где молчанье - слова,


где однажды под утро никуда не ушла.

Где улыбкой знакомой объясняется суть,


где звонок из роддома разрешает вдохнуть.

Где от резкого слова обрывается нить,


где цветы – это повод уходя - приходить.

Где легко потеряться в синеве чумовой,


где шальное богатство – каждый вечер домой.

Где не мучают стены, где всю ночь до зари


чем-то очень бесценным пахнут губы твои...

41
*****

Раз – дощечка, два – доска,


заскрипела лестница.
Чьё-то дуло у виска
не даёт повеситься.

Чьи-то милые глаза


обирают дочиста,
и назад уже нельзя
и вперёд не хочется.

Строчки с рифмами и без,


не совсем, но личные.
Говорят, что лишний вес -
гадость неприличная.

Мне б нежней и проще стать,


хлам ненужный выбросить,
чтоб пореже "твою мать",
но почаще - "выкуси".

42
Чтоб билет на первый рейс,
лимонадно-утренний.
Чтоб любили не за фэйс,
а богатый внутренний.

Чтоб не мчаться во всю прыть,


по уши затюканный.
Прикуп знать и в Сочи жить,
а не в дэ. Гадюкино…

43
*****

Какая ночь! Душа на вынос…


Одной ногой почти в раю…
Скажи – откуда ж ты свалилась
как снег на голову мою…

Проклятый снег с утра утюжит...


ну что ж мы мнёмся у дверей...
так глупо лезть в чужую душу,
жаль, что сбежать ещё глупей...

Ты смотришь вскользь, а я пьянею...


и тридцать "с хвостиком" не в счёт...
[и кто сказал, что чуть полнее
красивым бабам не идёт]...

Сто лет прошло, но ты всё та же,


цветёшь и пахнешь всем назло...
а я живу - как карта ляжет,
жаль, что сдают одно фуфло...

44
Зато сейчас - в разводах губы
и конопушки на груди…
и оба знаем - всё, что будет,
верней - не будет впереди...

что мы с тобой простыть сумели,


а долечиться не смогли...
но так легко на самом деле
от ненакинутой петли...

45
*****

Я за тобой не побегу, хорошая…


погода, знаешь, не совсем удачная…
ты как всегда умеешь быть ухоженной,
красивым бабам так идёт прозрачное…

Какая глупость – тет-а-тет на лестнице,


не простудись – весь вечер небо в крапинку...
Скажи – а он, наверно, тоже бесится,
когда ты душу со спины царапаешь…

А я то думал - мы с тобой учёные,


что мы сумеем и пройдём по краешку.
Ну что ж ты ждёшь. Давай - соври о чём-нибудь.
Ну что ж ты ждёшь. Пока. Пока. По камушкам…

Я за тобой не побегу, конечно же,


хватило гордости от мамы с папою…
Не кисни, Зай… К чему телячьи нежности?
Красивым бабам не идёт быть слабыми…

46
*****

Паскуда-осень … долго запрягала…


и жизнь прошла как будто бы с наскока…
так хочешь всё с утра начать сначала,
а не с одной из недопитых стопок…

погода "шепчет", а язык не вяжет,


и всё путём, но кости коченеют,
я так шикарно крою трёхэтажным,
а с насморком бороться не умею…

петлёю душит суматошный город,


послать бы всё под Господи Исусе,
я год от года приручаю гонор,
вот только жаль, что он ещё не в курсе…

и, как назло, не рвётся там, где тонко,


а за седьмой верстой не видно края,
чужие души, говорят, - потёмки…
так что ж я, сука, по своей блуждаю…

47
*****

Я тебя никому не отдам –


часто мама мне в детстве твердила,
я ершился и ныл, что есть силы,
чтоб сбежать поскорее к друзьям.

Я тебя никому не отдам –


тряс отец, как щенка прижимая,
…так бывает, что мам не бывает…
подрастёшь – догадаешься сам.

Я тебя никому не отдам –


и застыла ладонь на коленях
той, что стала моим вдохновеньем
к самым первым и глупым стихам.

48
Я тебя никому не отдам -
ты как в день нашей свадьбы прошепчешь,
шмыгнешь носом, прижмёшься покрепче,
ночь как жизнь разделив пополам.

Я тебя никому не отдам –


наша дочка мне плюхнет в подушку,
разозлясь, что мои конопушки
разбрелись у неё по щекам.

Жизнь порой посылает к чертям,


но когда мне становится плохо –
есть слова, что мешают мне сдохнуть, -
… я тебя никому не отдам…

49
*****

Какой красивый снег...


летит куда-то в бездну...
туда, где больше нет ни неба, ни земли...
Напрасные слова...
Сюжет известной песни
мы так легко с тобой переиграть смогли...

А снег почти как ты –


упрямый и нелепый...
узнав, что ты ушла, весь день валит стеной...
и я, пьянющий в дым,
тобой и этим снегом,
ищу дорогу в рай в постели у другой...

Ты тоже где-то с ним...


полёты в невесомость...
его немой восторг - лекарство для души...
ты даже дышишь в такт,
чтоб успокоить гордость,
а ночь длинней, чем жизнь, и некуда спешить...
Напрасные слова…
и между нами вечность...
и каждый о своём мы думаем сейчас...
летит красивый снег
куда-то в бесконечность...
так глупо и смешно чужими сделав нас...
50
*****

Я шут... Паяц... Я жалкий фокусник...


Я тот, кто жив, но еле дышит...
Фанерный лист в колхозном офисе,
недолетевший до Парижа...

Я кот с довольною усмешкою...


Стриптиз, на полчаса заказанный...
Я ферзь, мечтающий стать пешкою,
чтоб никому не быть обязанным...

Я шик... Я блеск... Я вопль отчаянья...


Скупой набор хорошей сволочи...
Я сволочь с сердцем неприкаянным.
Я жадный взгляд в прозрачной кофточке...

Я рак с горы... Я накась-выкуси...


Люблю порвать баян при случае
и всех собак в округе выбесить
своими Бесамэ и Мучами...

51
*****

Я заброшен в тебя, как в Освенцим,


душный воздух ловлю на бегу,
я пытаюсь понять своё сердце
и понять ничего не могу...

Ты молчишь, поправляя мой галстук,


а в тревожных глазах - вороньё,
никогда твоей лжи не боялся, -
я боялся не верить в неё...

Не моя, но ещё не чужая,


ты лишь с виду - бескрайняя тишь,
он, наверно, в осадок стекает
оттого - как с фужера дымишь...

Ты на цыпочках тянешься выше,


травишь душу теплом жадных губ...
пристрелить бы тебя... но так вышло, -
даже к чёрту послать не могу...

52
*****

Осень бездонная... осень кленовая...


стая ворон в синеве сентября...
как ты сейчас, моя ярко-вишневая,
чем по ночам развлекаешь себя...

Я в эту осень над пропастью падаю...


глупая, гордая, где ты и с кем...
губы искусаны красной помадою,
той, что тебе не подходит совсем...

Всё перевёрнуто... всё перечёркнуто...


смазана тушь на уставших глазах...
блузка твоя уже полурастёгнута,
жаль, что шампанского нет в номерах...

Осень кленовая... осень бездонная...


дворник-сентябрь распугал вороньё...
новые мальчики... шутки казённые...
ты береги себя ... Солнце моё...

53
*****

Мне лишь хмель от губ твоих остался...


белый дым черёмухи шальной...
я тобой уже отзадыхался
душной ночью, пьяною зарёй...

Всё прошло, но ничего не вышло,


мы легко сбежали из «тюрьмы»...
может, ты переиграла слишком,
может, вместе заигрались мы...

Мы случайно встретимся с тобою,


ты - с холёным спутником своим,
притворишься ветрено-чужою
и полезешь целоваться с ним...

Я тобой уже не задыхаюсь,


да и ты не сохнешь от тоски,
говорят, что ты теперь другая -
глубже вырез, выше каблуки.

Что ночами ищешь вдохновенья,


как перчатки спутники твои,
и на задних кожаных сиденьях
натираешь локти до крови...

54
*****

Я сегодня танцую - с кем хочется,


юбки узкие, водка рекой,
до свиданья, моё Экс-высочество,
мы ведь так и не спели с тобой.

Ты красивая, умная, светлая,


взгляд рассеянный сводит с ума,
кто наплёл тебе чушь несусветную,
что на мне не поставишь клейма.

Были всякие - скромные, ушлые,


те, кто смотрит - и дрожь по спине,
но лишь ты и твой голос простуженный
на раз-два - душу вынесли мне...

55
Я танцую, и жизнь начинается...
и бармен, сука, льёт через край,
и как-будто для нас повторяется
песня Круга про Девочку-Пай...

Как ты шла ко мне лёгкой походкою,


как в такси признавался в любви,
как ночами шампанским и водкою
отмечал кувырканья твои...

Завтра утром с пустыми вопросами


кто-то зло хлопнет дверью опять...
жаль, что мне этой пьяною осенью
от себя никуда не сбежать…

56
*****

Давай станцуем, красивая,


пока бармен ещё спит,
и эта осень дождливая
не заскулила навзрыд.

Какие милые глупости


порою топишь в вине,
и ты своей недоступностью
всё больше нравишься мне.

Ты вся вниманьем напичкана,


всех покорила почти,
ты не такая циничная
как твой разрез на груди.

Прости, что гостем непрошенным


твой разговор оборву,
давай станцуем, хорошая,
ведь я ж не замуж зову...

57
*****

Я тебя своровал у беспомощной осени…


Сколько лет?! Сколько зим?!
Что-то сжалось в груди…
Мы почти в унисон прошептали вполголоса
неужели одна? … неужели один?...

Сигарета в постель...всё как-будто бы правильно...


твой дежурный звонок - дочке с мамой привет...
Я старался в словах, что ничуть не поправилась,
ты старалась без слов, что ждала столько лет...

Потрепала судьба... Даже спрашивать нечего...


Я полжизни мечтал, чтоб вот так и всерьёз,
чтобы именно ты - "Королёк - птичка певчая"
словно током меня целовала вразнос…

Наши темы к утру незаметно закончились…


скрип твоих каблуков… а за ним тишина…
лишь чуть слышный скулёж незахлопнутой форточки
…неужели один?…неужели одна?...

58
*****
Не сердитесь, МонШер,
мы ведь с Вами почти не знакомы.
Не стреляйте в упор -
мне так трудно связать пару слов.
Я как пьяный гарсон,
позабывший дорогу до дома,
Вы ж как женщина-вамп
из рекламы французских духов.

Вы простите, МонШер,
я так редко бываю в Париже,
мой помятый костюм
слишком много успел пережить.
Вам хоть завтра на трон,
ну а мне - к барной стойке поближе.
Мне сейчас, хоть убей,
просто нечего Вам предложить.

Я бы мог Вам прочесть


те стихи, что на прошлой неделе
зря писал для другой,
чья любовь слишком скачет в цене,
и когда Ваш Делон
будет что-то мычать на постели,
может эти стихи
Вам напомнят чуть-чуть обо мне…

59
*****

Между мной и тобой –


две минуты без пробок...
и простуженный город, забитый людьми...
между мной и тобой –
сумасшедшая пропасть…
два конца… два кольца… две счастливых семьи…

Дождь как в душу стучит


с бесприютной тоскою...
в эту пару минут выгораешь дотла...
столько строчек взахлёб
между мной и тобою...
жаль, что ты до сих пор ни одной не прочла...

С головой ухожу
в этот запах знакомый…
а мобильный с утра разрывается в хлам…
мы с тобою живём
по собачьим законам,
только воем не мы, а за нас по ночам…

60
Мы, конечно, с тобой
поматросим и бросим,
но никто никогда не узнает всего...
как сходила с ума
эта глупая осень,
где безбожно трясло от себя самого…

61
*****

Ты прости, что пришел без цветов,


что так сухо спросил про дела,
что бессовестно вру про любовь,
лишь бы ты никуда не гнала.

Лишь бы дождь лил весь вечер подряд,


и казалось, что всё впереди,
чтобы ты не ловила мой взгляд
третий раз у себя на груди.

Где еще я сегодня найду


анальгин таких преданных глаз,
я случайно зашёл и уйду -
хочешь утром, а хочешь сейчас.

Барабанит по улице дождь,


знаю, что не попросишь уйти...
эта ночь - не любовь и не ложь...
просто так получилось... прости...

62
*****

У меня за душой ничего,


у него, как всегда, пир горою,
если хочешь - молись на него,
если хочешь - останься со мною.

Я могу на гитаре сыграть,


я могу быть отчаянно милым,
и совсем не хочу выяснять -
в чью постель до меня ты ложилась.

Мы совсем не похожи вдвоём,


я бываю смешным и упрямым,
со своим немодельным лицом
нравлюсь только подвыпившим дамам.

Я бы розы дарил каждый раз,


я б дождался когда ты влюбилась,
всё могло получиться у нас...
если б ты на него не молилась...

63
*****

«Утро туманное... утро седое...».


Солнце над Припятью ржавыми пятнами...
Там за двойным частоколом конвоя
тысячи глаз в сучьей яме запрятаны...

Смотрят шальные - кто в небо, кто под ноги...


пылью Черниговской зубы отбелены...
Что Вам там снится ночами голодными -
"бедные йорики" Красной Империи...

Всё перечёркнуто... всё перепутано...


многие сдохнут без шума и выстрелов...
смерть одного -
чьё-то скотство паскудное...
смерть миллионов - сухая статистика...

64
*****

Март в твоих глазах синее-синего,


даже если дождь канючит с крыш,
солнце ты моё необъяснимое,
как понять – о чём ты так молчишь…

То молчим, то душу пачкой комкаем,


заводя полночный разговор,
горе ты моё кисейно-тонкое,
что ж тебе не спится до сих пор…

С этой синевою неразгаданной


каждый день - то вверх, то резко вниз,
тот, кто до меня тебя укладывал,
дико ненавидит эту жизнь…

За окном то вьюга, то распутица,


глупая шальная кутерьма,
как понять – куда и кем он крутится –
мир, где так легко сойти с ума

оттого, что жизнь чуть ярче кажется -


с этой неспокойной синевой…
спи и пусть к чертям собачьим катится
всё, что было в ней до нас с тобой…

65
*****

Где ж ты раньше была, хорошая,


что ж ты травишь меня сейчас,
я бы вечно купался в роскоши
этих лисьих зелёных глаз...

я б дышал этой вьюгой солнечной,


я б зазря не спустил ни дня,
я бы ангелом стал и сволочью,
если б ты предпочла меня...

пью как водку глаза бездонные


и сижу как последний шут,
для таких розы стелют тоннами
или душу в ломбард сдают...

за таких проклинают прошлое,


режут вены и рвут кресты,
где ж ты раньше была, хорошая,
раньше той, что точь в точь, как ты...

66
*****

Кто сказал, что лицом не вышел,


чем я хуже твоих других,
ты красивая, даже слишком,
жаль, что я не люблю таких.

Ночь сегодня - собака злая,


снег занудный метёт вовсю.
Я спокойный, а ты шальная,
ты танцуешь, а я пою.

Мы почти неплохая пара,


так чего ж нам терять с тобой.
Я флиртую, как все, бездарно,
ты же смотришь с такой тоской.

Мы с тобой до сих пор не вместе...


но под этот ментольный дым
я уже захотел, хоть тресни,
стать семьсот шестьдесят восьмым...

67
*****

Ты, конечно же, зря


притворяешься стервой,
я смотрю на часы, а хочу до утра,
ты зачем-то соврёшь,
что второй или первый,
как легко подыграть в том, что Попка-дурак.

Свет неоновых ламп


ближе к ночи всё глубже.
Комплименты про вкус. Пряный запах духов.
Я пытаюсь в постель,
ты же - пробуешь в душу,
проза будничных дней вместо глупых стихов.

Эти милые па –
про колготки в затяжках,
про слияние карм, про люблю и куплю...
до свиданья, Мадам...
мой кораблик бумажный -
три коротких гудка твоему кораблю…

68
*****

Официант, качните люстру!


Я никуда не ухожу.
Сегодня я, признавшись в чувствах,
с красивой девушкой сижу.

Она глядит в глаза несмело,


корит меня, что много пью,
и никому вокруг нет дела,
что пью за молодость свою.

За то, что не такой пропащий,


хотя и злей день ото дня,
за то, что стал влюбляться чаще
в тех, кто не влюбится в меня.

За всё, с чем я успел проститься,


всё, что оставил на потом,
за то, что я свою синицу
всю жизнь считаю журавлём.

Что мой стакан уже до края,


а я ещё не в зуб ногой...
Я никуда не собираюсь...
Качни мне люстру, милый мой!

69
*****

А утром будет суп с котом,


осточертевшая простуда
и бурый след под кадыком
от слишком влюбчивого чуда.

Полчашки кофе на скаку,


часы, спешащие куда-то,
сосед - барыга и куркуль,
зажавший стольник до зарплаты…

Убитый в хлам гитарный гриф,


паскудно-сучье настроенье
и пара выпендрёжных рифм
для моего стихотворенья…

Гора неначатых страниц,


пустой кабак и вечер поздний...
и сумасшедший взмах ресниц,
разбивший жизнь на «до» и «после»…

70
*****

Когда ты рядом - всё меняется местами,


легко забыть, что жизнь - дурдом и суета,
массовка ждёт, чтоб ты слетела с пьедестала,
но, видит Бог, что не дождётся никогда...

С тобой без водки развезёт до неприличья,


с такой, как ты, бросают всё, начав с нуля,
когда глядишь в упор чуть дольше, чем обычно,
то чуть быстрей враскачку кружится земля...

Вот и сейчас ты мило чёлку подбираешь,


малина губ твоих смыкается в петлю...
а я гляжу в твои глаза и понимаю,
что я тебя, к чертям собачьим, не люблю...

71
*****

Мне б в твоих зелёных утонуть…


где сейчас Lancome слегка размазан…
ты всегда хотела по чуть-чуть -
там, где мне хотелось всё и сразу…

Хлопнешь дверью, и душа вразнос,


а к утру нет сил казаться гордым...
ты всегда была ручной до слёз –
там, где я умел послать всё к чёрту…

Жаль, что приручил не я один...


ты всегда была свободной птицей…
и могла метаться без причин –
там, где нужно взять и приземлиться…

Жаль, что непонятно – кто ручной,


вряд ли та, что так умеет слушать...
вот и удивляешься порой -
кто к кому залез с ногами в душу…

Знаешь … я сумею стать любым,


для того, чтоб ты смогла вернуться...
так и передай своим «ручным» -
перебьются, суки, перебьются…

72
*****

Там, где ты меня ждёшь, -


ночь как ведьма летает по кругу,
и позёмкой клубит самый первый задумчивый
снег,
там играет шансон,
подают ядовитую фугу
и приватный стриптиз под его издевательский
смех...

Там, где я тебя жду, -


серый дождь застилает стеною,
пьяный дворник-таджик голосит про свою
«шурави»,
я читаю стихи
и, пытаясь быть нежным с другою,
в захолустной дыре провожу блиц-турнир по
любви...

Я играю в любовь,
он целует тебя как чужую,
у тебя мокрый снег, а меня заливает дождём,
и Небесный Портной
две дороги пунктиром рисует,
по которым с тобой друг до друга мы вряд ли
дойдём…

73
*****

Утешить на груди –
особое искусство…
чем глубже декольте – тем медленней земля…
мы, кажется, прошли
ту стадию безумства,
в которой без ума из нас был только я…

«Пожалуйста, пусти» -
и вдруг уже не больно…
и наш базар-вокзал не нужен никому…
мы, кажется, прошли
любовный треугольник,
где я до хруста скул завидую ему…

Сиреневый туман
как в песне проплывает…
кондуктор в стельку пьян, а поезд мчится вспять,
дай Бог тебе всего –
чего сама желаешь...
не надорви талант – красиво утешать…

74
Прости, что был собой,
что путал душу с телом,
что не осилил роль, не оправдал надежд...
повесь его портрет
над жаркою постелью,
а на груди медаль за город Будапешт...

75
*****

Он будет моложе - красивый и правильный,


из тех, у кого ещё всё впереди,
достаточно умный [чтоб маме понравиться],
с зачётным значком "ГТО" на груди...

Лицо будет проще, поступки понятнее,


и всё в твоей жизни намного светлей -
на фото, где ты без ума от икс-пятого,
а он без ума от глазуньи твоей...

Он нежно подставит жилетку при случае,


прикрутит, просверлит, постелет кровать,
а лет через пять ... дожидаться научится,
узнав – как ты можешь почти не дышать…

76
*****

Он говорит красивыми словами,


которые не значат ничего,
и знаешь ты, что пропасть между вами,
но всё равно целуешь лишь его.

Он едет за тобой - когда захочет,


чтоб угодить себе лишь одному,
он позвонит, и посредине ночи
ты бросишь всё и полетишь к нему.

Но я люблю тебя за всё что было,


за то, что душу выносила в хлам,
за то, что по нему с ума сходила,
а путалась со мной по вечерам.

Ловлю в глазах заботливую нежность.


Не твой фасон. И что ж поделать тут?
Любя - не отрекаются, конечно...
любя - ты ждёшь, когда тебя пошлют.

Всё это чушь, что пропасть между вами,


ведь где-то там в рассветной тишине
он говорит красивыми словами,
которых никогда не скажешь мне...

77
*****

Эта ночь - вся такая разбитая...


не оставила мне ничего...
я не злюсь - я до смерти завидую,
когда ты так глядишь на него...

Он сбежал, подарив тебя прошлому,


наигрался в наивность твою...
ты со мною такая хорошая,
даже если скулишь, когда сплю...

Ты помадой выводишь признания,


треплешь крестик, прижавшись к груди...
и целуешь меня так отчаянно,
что весь день не могу отойти...

А когда, разогнав все сомнения,


я поверю, что чудо нашёл...
он придёт... и попросит прощения...
задирая у платья подол...

78
*****

Я Вас не тороплю…
И Вы не торопите…
Наш «цигель ай лю-лю» пока не за горой.
Мне нравится, что я
ещё не в Вашей свите,
а Вы, как в том кино, больны, увы, не мной…

Вы - дорогая блядь.
А я - случайный ухарь.
Я втрескиваюсь в Вас как в школьную мечту.
Я спел бы Вам. Но жаль.
Ни голоса, ни слуха.
Давайте лучше я Есенина прочту…

«Ты многим до меня


садилась на колени» -
за эту сотню лет никто так не писал.
Меняются: Make Up,
понты, стихотворенья,
но только не глаза и чувственный оскал…

Простите мне мой жар


и все мои окурки.

79
Прошу Вас не спешить, ведь я плачу вдвойне.
Ну где Вы в эту ночь
найдёте полудурка,
что может променять минет на «Шаганэ»…

80
*****

Нам бы вместе - как в сказке состариться,


жаль, загадывать рано пока,
иногда слишком тошно по пятницам,
если дождь зарядил с четверга...

Эта ночь никогда не закончится...


ты не скажешь – и он не уйдёт...
мы на пару с моим одиночеством
жжём коньяк до утра напролёт...

Ты со мной? Или мне только кажется?


Жаль, нельзя прочитать по глазам...
чем сильней где-то в сердце уляжется,
тем наглей он звонит по ночам...

Ты вернёшься наигранно-скромная,
чмокнешь в щёку, соврёшь о любви...
чтоб душа, словно сука бездомная,
стала ныть... как колени твои…

81
*****

А вечер как бульдог,


и снег ещё местами,
и мой помятый "фольц" на "взлётной полосе",
заснуть с такой как Вы –
полгорода мечтает,
простите мне, но я – такой же, как и все.

Ваш любопытный взгляд –


и в голове похмелье.
В постель? Ну что Вы? Нет. Зачем же так легко?!
По правилам игры –
у нас сейчас Коэльо,
Кустурица, Кобейн и поздний арт-деко.

Вы заняты? И что ж?!


Я тоже не свободен.
Мы в планы посвящать не будем никого.
Ваш "Мастер" подождёт,
ведь по сюжету вроде -
Марго не довелось – стать ведьмой для него…

82
*****

Я влюбляюсь в тебя по стихам,


по твоим незаконченным строчкам,
невпопад понаставленным точкам
и отчаянно-колким словам.

Я не очень удачный поэт,


в этом кружеве стихосложенья
мне, боюсь, не найти вдохновенье
и придумать хоть что-то в ответ.

Я люблю твой сиреневый снег,


как грешишь и грехи отпускаешь,
как пьешь кофе и тихо мечтаешь,
завернувшись в свой плюшевый плед.

Я люблю, как ты льстишь невзначай,


веришь в карму нечаянной встречи,
как звонишь ему целую вечность,
чтобы десять секунд помолчать.

83
Как болит всё сильней и сильней
лёгкий шрам от шагреневой кожи,
как взлетает твой сказочный ёжик,
попадая в загон для свиней...

Я частенько влюблённо бреду


в переулках твоих многоточий...
и, глотая за строчкою строчку,
как больной продолжения жду...

84
*****

Дождь сорвался с шёпота на крик,


свесилась петлёй ночная мгла,
вышел на балконе покурить,
а вернулся – жизнь уже прошла…

дождь долдонит, превращаясь в лёд,


ну а мне б забыться в тишине,
ни дубак, ни водка не берёт
тех, кто в эту ночь скулит во мне…

дай мне, Бог, не слышать свой скулёж,


приглушить себя хотя б на треть,
дай поверить в то, что этот дождь
не меня пытается отпеть…

85
*****

Ещё чуть-чуть и вырастешь большой...


и можно звать на свадьбу всех знакомых...
давай дождёмся маму из роддома
и на весь день закатим пир горой...

Я так хочу, чтоб ты быстрей росла,


чтоб ты была красивой как с открытки,
с ума сводила маминой улыбкой
и вся в отца упрямая была...

Давай ложись… считай слонов своих,


ведь завтра будешь мучаться спросонку...
и не сердись на маму за сестрёнку,
она так сильно любит вас двоих...

86
*****

Как пепельно сейчас в твоих глазах…


как просто сделать вид, что в стельку пьяный…
внушить себе, что всё идёт по плану
и мучать пульт на смятых простынях…

Пожалуйста, побудь моим врагом…


не знаю в чём, но так мне будет проще…
он, говорят, другой мозги полощет,
а я, дурак, решил, что дело в нём…

Пожалуйста, хоть чуточку соври...


что виноват во всём остывший ужин…
что не у нас всё вычурно снаружи
и слишком понедельнично внутри…

Соври, что есть тонюсенькая нить,


что это старый бзик - побыть капризной…
ведь я, дурак, решил, что в этой жизни
лишь от измен так может колотить…

87
*****

Я там - где бес в ребро, а Бог - ещё не фраер,


где каждый "хэппибёрсд" как леденящий душ,
мой "эМ.Светлов" - ту-ту, но роща золотая
ещё несёт свою берёзовую чушь...

Всё чаще морщишь лоб – какой же день недели?


Но радуешь жену, что кончилась зима...
А дочка всё взрослей, и феи потолстели,
те, что ещё вчера могли сводить с ума.

И деньги ляжку жгут [не так чтоб очень часто],


но я как дуремар к разврату не готов,
и не пойму никак - кто ж выписал мне "щастье"
в один прекрасный день свихнуться от стихов.

И вроде бы не пью, но мучаюсь с похмелья,


рвануть бы за Можай, да вряд ли хватит сил,
и этот новый бзик - стреляться на дуэлях,
жаль, что хамят не те, кого бы пристрелил.

Ещё один аккорд… Маэстро, дайте ноту…


ты этим соль-диез продрал всю душу мне...
она пошла вразнос и снова ждёт чего-то...
давай, Маэстро, жги... ведь я плачу вдвойне...

88
*****

Волосы вишнёво-карие,
women red - мечта поэта,
ты сейчас меня ошпарила
этим сумасшедшим цветом.

Покатились мысли с грохотом,


понеслась душа по кочкам,
я сейчас как шут гороховый
и женатый и не очень…

Кто бы знал, что так получится,


что в два счёта - ум за разум,
до тебя бывали жгучие,
а такой, как ты, ни разу…

Гость случайный, гость непрошеный,


волосы шальные эти...
жаль, что ничего хорошего
мне с тобой совсем не светит…

89
*****

Господи, зачем мне это всё…


цирк вокруг которую неделю…
то ли растрещалось вороньё,
то ли черти сдуру ошалели…

чуя запах диких распродаж,


в душу лезут «ласковые» лица,
лезут так, что вместо «Отче Наш»
хочется вразнос отматериться…

грязь отмыта с рыл едва едва,


и летят понты как ком бумажный…
чушь, конечно, – подбирать слова
тем, кому родней – пятиэтажный...

дай им знать, что я пока ничей,


пусть скулят, но за чужой спиною...
где ж им напасёшься ветврачей,
лечащих маразм и паранойю…

90
*****

Я не нравлюсь тебе совсем,


ты сидишь и чего-то ждешь,
между нами нет общих тем,
еще рюмка и ты уйдешь.

Я не знаю - что тут виной,


что не клеится в этот раз,
может тот, кто сидит за мной,
прожигая глазами нас...

может то, что я много пил,


не успел о себе приврать,
что вовсю признаюсь в любви,
хотя знаю тебя едва...

что сижу с золотым кольцом,


что хамлю, а душа поёт,
что блондинка за тем столом
третий раз танцевать зовёт...

Ты уже не глядишь в ответ,


не боишься при мне зевнуть...
Ты уходишь?!... Ну всё... Привет...
может, встретимся... как-нибудь...

91
*****

Валяй, гуляй… никто не запрещал…


кина не будет - кинщик в стельку пьяный,
у нас и так - как в глянцевых романах,-
чем дальше в лес, тем вычурней финал…

Валяй, гуляй… к чему ненужный трёп...


минутой позже - мало что решает,
ведь ты теперь умеешь как большая -
с разбега, без прелюдий и взахлёб…

Валяй, гуляй… есть смысл сыграть на всё...


пусть платят без меня по новой таксе,
твоё: «расслабься, милый, мы не в загсе» -
кому угодно голову снесёт…

Валяй, гуляй… погода жжёт за нас…


за этой дверью всё начнёшь по новой,
где дождь сегодня злой и бестолковый...
как и та чушь, что я несу сейчас…

92
*****

Холодно...холодно...холодно...
мысли шальные вразлёт...
с кем-то другим моя молодость
водку "Столичную" пьёт...

Не задаётся вопросами
и от души не хамит,
снова влюбляясь в курносую,
в ту, что "до свадьбы ни-ни"...

Молодость, вздорная молодость,


рай для понтов и стихов,
сколько их было - наломанных
к чёртовой матери дров...

Сколько их было проверенных


методом тыка путей...
дико быть проще, наверное,
там, где другие - мудрей...

Колется...колется...колется...
глупый... оранжевый снег...

93
каждое утро бессонница
мылится в душу ко мне...

Этот ноябрь снежно-радужный -


дрянь, но ещё не тупик,
если сопит где-то рядышком
та, без кого мне кирдык...

94
*****

Такие цацы всюду нарасхват,


глядит в глаза, а чувствуешь спиною,
она из тех, кому привычней над,
и ты плюёшь на то - какой ценою…

Чуть туже блузка…и взведён прицел…


в ней всё кричит, что так непостоянна,
но ты не помнишь – как забыть сумел
про барахло на правом безымянном…

Моя, конечно, лучше в сотню раз…


не дурочка, чтоб вечно ждать трамвая,
она не выставляет напоказ
то, что другие сучки выставляют…

Она – ребро, она – вторая тень,


она – рабочий фон на мониторе,
и думаешь – какая же лафень –
найдёт, пришьёт и бантик пришпандорит…

Она с тобой, когда ты на краю,


она - «ma belle» из легендарной песни,
мне с ней легко, я с ней почти в раю…
я просто не люблю её … хоть тресни…

95
*****

А знаешь… эти дурочки не в счёт…


они кому угодно глазки строят…
последняя… какая же ещё?!
неужто выбор есть у нас с тобою…

Мы так удачно прятались в тени…


мы так упрямо строили границы…
какая чушь – знать родинки твои
и ничего – что там внутри творится...

Сотри меня, как можешь, в пух и прах…


сверни меня корабликом бумажным…
я не великий спец, но в двух словах
тебе, как я, никто уже не скажет…

что сдвинулся тобой не просто так…


что мне милей с тобой за этой гранью…
когда ты ночью даже дышишь в такт,
а утром можешь быть последней дрянью…

96
*****

Я тебя не ревную …
просто сучья погода…
дождь мозги промывает под собачий мотив…
если выросли крылья -
можно выдохнуть гордость
и сменить старый ценник на любовный надрыв…

Я тобой не болею...
не щемит и не тянет...
был запал выше крыши... жаль, что выдохся весь…
если ты лечишь душу
под чужими локтями -
это вовсе не повод - верить в то, что ты есть...

Я бы мог не ответить,
но куда же мне деться,
гордость шлюхой вокзальной липнет к трубке сейчас…
этой ночью в театре
твоего лицедейства -
сказки венского леса про тебя и про нас…

97
*****

Город мой простуженный…


снег лиловый кружится
и выводит крестиком петли на ходу…
то - во что так верится,
не мычит, не телится,
только я, безбашенный, всё чего-то жду…

Жду чего-то главного,


что свинья не схавает,
что ответит шушера за пустой базар,
что стакан наполнится,
а в мою бессонницу
в дверь не будет лыбиться датый санитар…

Жду колоду новую,


жду игру фартовую,
чтоб в башке не путалась чья-то дама треф…
снег летит и мается,
осень - время каяться,
жаль - чем больше каешься, тем заметней блеф…

98
Мне б стихи попробовать
так, чтоб с кандибобером,
так, чтоб апперкотовым в душу зарядить…
снег лиловый стелется...
строчка к строчке клеится...
значит, всё наладится… значит, будем жить…

99
*****

Слов красивых – видимо-невидимо,


но в уме лишь те, что невпопад…
кто, скажи, тебя такую выдумал,
женщина, которую хотят?

Ни жена, ни шлюха, ни любовница,


мало ли что в спину говорят…
лучшее лекарство от бессонницы –
женщина, которую хотят…

Взгляд такой, что невозможно вынести,


но скользит по стойке беглый взгляд...
сколько стоит час твоей невинности,
женщина, которую хотят?

Сколько их – и взбалмошных и лапочек,

100
тех, что в душу лезут нарасхват,
тех, кому душа твоя до лампочки,
женщина, которую хотят…

То ли слёзы, то ли тушь закапает,


там, где ночь застанет наугад…
ты целуешь хуже, чем царапаешь,
женщина, которую хотят…

Но за этот взгляд, что сушит дочиста,


я б не только ночь смотал назад...
чем ты хуже тех, кого не хочется,
женщина, которую хотят…

101
*****

Этот лиловый снег


с каждой минутой всё сильнее…
глупый мой человек,
ты притворяться не умеешь…

вижу – чего-то ждёшь,


делая вид, что всё неплохо…
знаешь, а он хорош,
если в глазах такая похоть…

Всё наперекосяк…
сколько в словах нелепой фальши…
мне без тебя никак,
но и с тобой не так, как раньше…

в путаной суете
что-то сверкало и погасло,
я до хрена хотел
и незаметно доигрался…

Всё, что сейчас во мне,


вряд ли кого пробьёт на жалость...
скучный лиловый снег –

102
всё, что от нас двоих осталось…

скука сойдёт как дым,


зря ты мордашку так надула,
ради такой, как ты,
грёбаный мир и был придуман…

103
*****
Там кто-то сверху с утра шикует,
шмаляя хлопья над головой,
ну кто придумал тебя такую,
чтоб я свихнулся тобой такой…

мы часто можем – то в дым, то в клочья,


но кто-то сверху - горой за нас,
я весь из пауз и многоточий,
а ты – из милых длиннющих фраз…

ты ненавидишь мою издёвку,


а я - вопросы издалека,
ты любишь - с чувством и с расстановкой,
а я – с нахрапа и с кондачка…

но если душу выносит что-то, -


дурить нет смысла, как ни крути,
какая глупость – разбор полётов
с той, без которой ползком ползти…

и пусть мы злимся и зло срываем,


и пусть частенько в душе бардак,
но я ни капли не сомневаюсь, -
ты в моей жизни не просто так…

104
*****

Мне бы в запах занырнуть мандариновый,


чтоб, как в детстве, утонуть в кожуре...
в декабре, как ни крути, ночи длинные,
что ж так, сука, мало спишь в декабре…

Снег вразнос... ему, как всем, тоже весело,


то запнётся, то летит во всю прыть,
а во мне сегодня гордость повесилась,
надоело не по адресу жить…

Между первой и второй всё же холодно,


но уже почти не тянет домой,
то ли стая голубей, то ли молодость
просвистела над моей головой…

Просвистела… только люстра качается,


и бармен залебезил как петух,

105
и соседка в блузке-ню улыбается,
но куда ей до породистых шлюх…

Слишком много стало вдруг междупрочего,


слишком часто начал жить невпопад,
но душа ещё не вся раскурочена,
и в раю по ней пока не скулят...

Не скулят... а значит, всё не так патово,


если есть козырный тост для друзей…
вот напьюсь и буду Бога убалтывать,
чтоб он мне меня вернул поскорей…

106
*****

Я знаю - как пускать колечки дыма,


я знаю – кто, о чём, в каком году,
где подстелить, когда «бац, бац и мимо»,
и как срывать подмётки на ходу…

Я знаю – прав лишь тот, кто первым плачет,


что врут, когда читаешь по глазам,
я знаю – как послать к чертям собачьим,
чтоб самому не оказаться там…

Я знаю – если ехать, то не быстро,


а мечутся лишь те, кому поздняк,
что смысла нет стрелять по пианисту,
когда ты сам играешь кое-как…

Я знаю – пьют вино, а водкой - глушат,


я знаю все развязки мыльных сцен,
что хуже нет, когда пускают в душу
на ширину раздвинутых колен…

Я знаю то, о чём мне знать не надо,


всё хуже сплю от «щастья» своего,
я знаю всё… но вот одна засада –
что о себе не знаю ничего…

107
*****

Мускусный запах – запах колдовства


на жилках вдоль твоей лебяжьей шеи...
ты та, кто может подобрать слова,
и та, кто всё без слов понять умеет…

Ты та, к кому до дуриков привык,


ты – грань между простым и невозможным,
пусть пафосно звучит, но ты - тот миг,
как в песне, между будущим и прошлым…

Ты та, с кем я до гробовой готов...


la femme fatal… mon dieu… мечта поэта...
ты – половина всех моих стихов
и вдвое больше стоящих сюжетов…

Мне лишь с тобой на всё хватает сил…


пусть чешут языки, что не святая…
я та тетёха, кто тебе простил
всё то, за что обычно не прощают...

108
*****

В соавторстве с Ольгой Бондарь

Он: Этот март шальной – сплошные ребусы,


то метель, то дождь как из ведра,
я бы не сошёл с ума от ревности,
если б ты осталась до утра…

Она: Этот март ворвался неожиданно,


а ведь снег лежал ещё вчера,
кто из нас, скажи, такое выдумал,
то, что я останусь до утра…

109
Он: У моей весны глаза бедовые,
день за днём летит как мишура,
я бы всё сумел начать по-новому,
если б ты осталась до утра…

Она: Кто-то вдрызг влюблён, а кто-то


дразнится,
не поймёшь – где правда, где игра,
вряд ли ты заметишь эту разницу,
если я останусь до утра…

Он: Жизнь как снежный ком куда-то катится,


кто-то скажет – каяться пора,
дай мне только шанс и всё наладится,
лишь бы ты осталась до утра…

Она: Не считай меня ужасно правильной,


просто март и дождь как из ведра…
я б сама с собой уже не справилась,
если бы осталась до утра…

110
*****

«Муж хлестал меня узорчатым,


вдвое сложенным ремнём»
А.Ахматова

Который день собачья кутерьма...


то буря мглой... то жижа с гололёдом...
всё меньше шансов не сойти с ума
от этой сучьей мартовской погоды...

Душа бежит как крыса с корабля


туда, где ляжку жжёт, а счётчик включен...
где - ах, какая круглая земля
от вида фей с фигурой эМ.Беллуччи...

Поёт душа... бузит "весне" назло...


не вяжет лыка с третьего стакана,
"куда ж, мадам, вас к чёрту понесло,
неужто вам покой по барабану"...

И хочется не думать ни о чём,


но мысль, паскуда, так и прёт наружу,
что лечат вдвое сложенным ремнём
шалав и разгулявшуюся душу…

111
*****

Ещё вчера в глазах два чёртика,


и каждый день как новый стих,
ещё вчера ходил как чокнутый
от ошалевших губ твоих…

Ещё вчера с подножки прыгала


и оставалась до утра,
и жизнь в лицо шампанским брызгала
ещё вчера, ещё вчера…

Ну кто же знал, что так получится,


что наш пожар простудит нас,
что мы играли что-то жгучее
и так легко скатились в фарс,

что вкривь и вкось куда-то чалит всё,


и не поймёшь – в чём западня,
что помолчать не получается,

112
чтоб ты услышала меня…

Ну вот и всё. Все карты сброшены,


и наш надрыв уже не в счёт,
а та, с кем ночь на искры крошится,
не только вермут смачно пьёт…

сквозь смоль зауженного платьица


дымит ажурное бельё,
фужер допит - и к чёрту катится
всё то, что было до неё…

113
*****

Прогони меня ко всем чертям…


самому уйти не так-то просто…
я ведь разделил напополам
всё, что было до тебя и после…

Дождь, паскуда, целый день стеной


серобурмалинового цвета…
мокрый зонт, разложенный тобой, -
не совсем хорошая примета…

Мы как будто дышим в унисон…


и лишь мысль колотится шальная -
то ли я до чёртиков влюблён,
то ли черти дурака валяют…

Знаю – не прогонишь, не пошлёшь,


знаю то – что "вилы" друг без друга…
что ж душа скулит как этот дождь
серобурмалиновою сукой…

114
*****

Каждый стих как последний пишется,


и плевать, что не каждый в масть,
в этот май – по-щенячьи дышит всё,
жаль, не знаешь - как в такт попасть...

Мысли пляшут шальными буквами,


жаль - фонишь на шестой струне…
гордость мечется горем луковым,
вытравляя меня во мне…

Кто-то с кривдой, а кто-то с правдою,


мягко стелет и шлёт к чертям…
за других - Богу в ноги падаешь,
а себя причащаешь сам…

Но душа, что с трёх стопок кается,


рано мылится взмыть с земли…
если гордость овцой не кажется, -
значит, шея прочней петли…

115
*****

Снова душит мой скулящий город


белый, белый тополиный снег…
снова в доску оборзевший гонор
мимо лузы долбится во мне…

город мой скулит в пыли дорожной,


чуть сильней, чем я, от мыслей вслух,
и весь день рябит в глазах прохожих
этот глупый, бесполезный пух…

белый пух.. нелепое богатство…


стелет душу под ноги толпе…
он, как я, не может разобраться
в этой сучьей жизни и в себе…

116
*****

Танечка... Танюшенька...
мисс - «до смерти хочется»…
даже в ненакрашенных – тонешь с головой...
ты не та - кто мается
в гордом одиночестве...
и ломает дурочку, выбрав роль свтой…

Танечка... Танюшенька...
прикус губ малиновых...
вдребезги бедовые чёртики в глазах...
ты живёшь, как светишься,
Божьими молитвами,
ну а я по-прежнему мыкаюсь впотьмах...

Танечка... Танюшенька…
омут глаз доверчивых...
плечи с конопушками… мятая кровать…
ты не научилась быть
сучкой гуттаперчевой,
что умеет вовремя зубы убирать...

117
*****

Ты придёшь без звонка…


в чём-то ахово-красном…
и наполнится дом чем-то очень шальным…
кто-то будет слова
подбирать словно пазлы,
ну а кто-то молчать, одураченный в дым…

Ты посмотришь в глаза…
улыбнёшься навылет…
что-то мило соврёшь про себя и про нас…
дашь понять, что не мной
безнадёжно простыла
но бесплатней чем всем – только мне и сейчас…

Две минуты врасплох…


две минуты на грани…
и закружится ночь на ошмётках души…
и плевать, что к утру
в горле щебнем застрянет
то ли хмель, то хмарь твоего Givenchy

118
*****

Давай поговорим…
и всё начнём сначала…
ты не должна и я - не должен никому…
не знаю - в чём подвох,
но ты сейчас осталась,
и к чёрту объяснять – зачем и почему…

Давай поговорим…
про то, что всё бывает...
что даже в декабре дождь сыпет во всю прыть…
про то, что жизнь моя
как шлюха плечевая,
но мне другой такой уже не сочинить…

Давай поговорим…
и всё переиначим…
чтоб снова во всю дурь заныло под ребром…
ведь ты сейчас со мной,
а это что-то значит,
и я без водки в хлам, а значит, всё путём…

Давай поговорим…

119
про эту сучью осень…
что этот городок, увы, не твой масштаб…
что трудно быть святой,
когда душа в засосах,
а феям - только шаг до ресторанных баб…

Давай поговорим…
чтоб снова всё запутать...
чтоб в омут с головой, чтоб вдрызг и побольней,
чтоб длинные гудки,
когда сбежишь под утро...
и нужно верить в чушь, что жизнь ещё длинней...

120
*****

А я по-прежнему –
живу чем Бог послал,
с тузом в подкладке и с привычкой думать
вслух,
ещё не вставило, что молодость прошла
как два часа с одной из ресторанных шлюх...

живу как можется,


не каясь, не скорбя,
ищу свой фарт и исповедуюсь в тетрадь,
как пёс приблудный убегаю от себя,
жаль, не пойму - в какую сторону бежать...

зато сегодня жизнь


мелькает как юла,
кабак гудит, и я гляжу в глаза твои,
и так хочу, чтоб ты красиво соврала
о муже с грушами и тлеющей любви...

121
*****

Прости, что жгусь небритою щекой,


погода жжёт - и я вдогонку с нею,
не оставляй меня с самим собой,
я без тебя, наверно, не сумею…

прости за фейерверк казённых фраз,


за глупый штамп "не я, а жизнь такая",
за то, что я влюблён в дешёвый фарс,
где всех подряд, но не себя играю...

я разучился верить в чудеса


и вижу небо в фуфельных алмазах,
зато когда гляжу в твои глаза -
всё вороньё внутри смолкает разом...

ты куксишься, но взгляд такой родной…


я так хочу, чтоб ты была такою,
не оставляй меня с самим собой -
с пугающей и сучьей пустотою…

122
*****

Храни тебя Господь


от купленных улыбок,
от мятых простыней, прокусанных насквозь...
чтоб не сошла с ума,
не сбилась с панталыку,
чтоб всё как у людей – хотелось и моглось…

Храни тебя Господь


от белого каленья,
ангажементов в рай и мзды на полпути,
привычки ревновать
до головокруженья,
от аховых побед и от купюр в груди.

Храни тебя Господь


от матерного слова,
копеешных ролей, отыгранных навзрыд,
от нежности взахлёб,
от сквозняка шального
и тех, кого всю жизнь Он чёрт-те как хранит...

123
*****

"Купи себе медаль", моя хорошая…


за все свои полёты наяву…
ты можешь без проблем вернуться в прошлое…
а я, так вышло, прошлым не живу…

Купи медаль…сойди с ума от гордости


за всё, что оставляешь позади…
в твоих шальных полётах в невесомости
я, кажется, дыхалку подсадил…

Тебе бы, как и мне, собраться с мыслями...


твой новый бультерьер звонил раз сто...
ты сделаешь ручным хоть чёрта лысого,
а вот себя не сможешь ни за что…

И этот сучий дождь – наглей, чем кажется…


ты ждёшь, а я смолю как паровоз…
ещё чуть-чуть и чья-то жизнь покатится,
как и твоя укладка, - псу под хвост…

124
*****

Разжались губы и коленки…


и детский плач взрывает тьму…
они не сдохли, доктор Менгель,
они живут – назло всему…
И те пальчонки в робе потной,
что не сошлись, перетерпя,
во время топок в преисподней
играют Брамса для тебя…
125
*****

А Вы как кукла с бантиком подарочным...


Вам дашь от силы – двадцать, двадцать пять...
я ж перебрал с немарочным и марочным,
что не могу никак двух слов связать…

Вы с гордостью свой нос курносый носите,


ни капли не пьянея от вина...
в глазах бедовых, как и в этой осени,
не разберёшь - где Бог, где сатана...

Вы, кажется, души в себе не чаете,


все возле Вас - как курица с яйцом...
а я всё жду – когда же Вы отчалите
с каким-нибудь залётным жеребцом…

И всё, о чём молчу, уже не главное,


и целый мир сейчас - как западня,
где хмель в башке и вы, такая славная,
ни капли не влюблённая в меня...

126
*****

Ну вот и всё…
и я опять не при делах…
и дождь втопил в каком то сучьем кураже,
и эта ночь
перекусила удила,
разбарагозив всё, что есть в моей душе…

Ну вот и всё...
и водка мягче, чем компот…
есть повод взвыть под «белый лебедь на
пруду»…
все разошлись…
и лапа с гонором не ждёт…
лишь я один, как дуремар, чего-то жду…

Ну вот и всё…
и я как будто бы влюблён…

127
в её парфюм и в ожиданье перемен…
всё как в кино…
жаль - доступ в душу разрешён
на ширину её раздвинутых колен…

Ну вот всё…
и вместо Винстона - Дукат…
и чмо в ларьке хамит, что нечем разменять…
и сучий дождь...
Господь умеет сделать так,
чтоб ты впустую не скулил "помилуй мя"…

128
*****

Говорят, что осень ведьма,


только мне не верится,
снова золотом и медью
путь до школы стелется.

Стало небо злющим, злющим,


стали ночи длинными,
не звенит в соседней гуще
песня соловьиная.

Есть задумчивое что-то


в этом небе пасмурном.
Утром я борюсь с зевотой,
ну а мама с насморком.

Осень ведьма? Нет уж, врушки,


люди ошибаются…
но куда ж мои веснушки
осенью деваются?

129
*****

Хочется влюбиться наповал,


хочется махнуть туда, где помнят,
чтоб хоть кто-нибудь счастливей стал,
разузнав, что ты ещё не помер…

Хочется негаданных побед,


меньше верить в чушь, что время лечит,
дозвониться самому себе,
не нарвавшись на автоответчик…

Хочется втопить гашетку вниз


и свернуть с проторенной дороги,
хочется, чтоб эта сучья жизнь
не драла три шкуры за уроки…

Хочется пройтись под первый снег


чтоб душа согрелась в белых клочьях,
чтоб Господь хоть раз мне рявкнул вслед –
чёрт с тобой, пусть будет - как ты хочешь…

130
*****

Все твердят, что ты теперь другая,


что была любовь – и нет любви,
что один лишь я не замечаю
фокусы и фортели твои…

все твердят, что голос стал прохладней,


что в глазах нет прежнего тепла,
что своей рубиновой помадой
ты так много вымазать смогла…

что готова всё забыть не глядя,


что клянёшь постылую кровать,
все твердят… а молчу, как дятел…
мне им просто нечего сказать…

131
*****

Глаза бедовые… зелёные глаза…


в раскосом омуте – нет ни конца ни края…
гони к чертям меня… но дай мне хоть полчаса...
пока я душу как манатки собираю…

Ты сушишь волосы... а я влюбляюсь вдрызг…


полпачки Винстона - и хмель исчез куда-то…
ты мило куксишься и смотришь сверху вниз,
а я блефую как на фотке из Хургады...

Мобильник вякает, что нам давно пора...


ты мне угукаешь, что кошке - кнут как пряник...
а я пилю себя, что завяжу с утра
курить как грузчик… и звонить тебе по пьяни...

132
*****

Жизнь фонит и поздняк метаться,


на столе лишь бутылка водки,
ни бабла, ни газпромных акций
и у Финского - нет ни сотки.

Трудно жить в ожиданьи щастья,


если кармы нет – быть счастливым…
не по тем водоёмам шастал,
не по тем кооперативам…

133
*****

В соавторстве с Ольгой Бондарь

Он: Почему мы не вместе, скажи…


дождь за шторкой с утра куролесит...
жизнь идёт как дешёвая пьеса,
где ни слова о том – как в ней жить…

Осень душу включила в свой счёт,


ей моих чаевых слишком мало…
мы поврозь… и начать всё сначала
чья-то гордость никак не даёт…

Она: Почему мы не вместе, скажи…


ты не верь в эту глупую гордость,
я простила бы всё что угодно,
кроме чьей-то изысканной лжи…

Кто честнее? Кто прав, кто не прав?


Слишком сложно понять, как ни пробуй,
может, ты виноват, может, оба,
может, дождь, моросящий с утра…

134
Они: Осень в душу швыряет листвой
и сбежать от себя так не просто,
но намного сложней от вопроса –
почему мы не вместе с тобой…

С каждым днём эта осень всё злей,


только зря нас погода пугает…
Она: всё пройдёт в этой жизни, я знаю…
как простуда у дочки твоей…

135
*****

Вынуть душу, чтоб согреть спину...


матюгнуться, что запить нечем...
три по сто перемешать с пивом
и послать ко всем чертям печень…

Другу Жеке сжать ладонь с хрустом,


потрепать его «Марго» за нос,
научить её скулить с чувством
и скормить ей всю свою закусь…

Сделать вид, что сам себе нужен,


двор дождливый переплыть брассом…
и спросить у твоего мужа -
как сыграл вчера Спартак с Барсой…

136
*****

А март – месяц сучий... ни лучше, ни хуже…


колючая муть в окне…
какого ты чёрта ломаешь мне душу
под вдрызг оборзевший снег…

Не видно просвета за этой метелью...


и в пору завыть навзрыд...
ты слишком святая, в сравнении с теми,
кто дурью во мне скулит...

И эта погода собаче-шальная


мне душу сдала в прокат...
ты рядом... но где-то внутри не вставляет...
ты даже не знаешь как...

137
*****

Продрал нутро твой жгучий крестик...


кому бы душу сдать в прокат...
жаль, что глаза на мокром месте,
и чёрт поймёшь - кто виноват...

клубится дым сквозь тюль балконный,


и ты мурыжишь свой бокал,
сто тысяч лет с тобой знакомы,
а я тебя совсем не знал...

и кто сказал, что мы святые,


и кто скулит по нам в раю...
и эти волосы шальные
легко свиваются в петлю...

и ты мне в шею шепчешь что-то,


и всё как будто бы всерьёз,
но ощущение полёта -
не дольше пьяных женских слёз...

138
*****

Заскулил мой город по-собачьи,


спевшись с тем, кто мается во мне…
снова за окном в дыму табачном
пляшет муть, похожая на снег…

Две по сто – и жизнь летит "по главной",


и нутро горит от свежих чувств,
а душа, как старая шалава,
ломит две цены за мятый бюст…

Две по сто – и всё пошло как надо,


и есть шанс, что ты не опоздал
к столику, где фифа с томным взглядом
киснет под Владимирский централ…

Две по сто – и жизнь – не кнут, а пряник,


и пока друзья в хмельной пурге -
есть возможность блефануть по пьяни

139
лучше, чем на фотке в Судаке...

сдать ферзя... и пыль пустить стеною...


всех своих чертей застать врасплох...
попытаться быть самим собою,
чтоб никто не понял - в чём подвох...

прыгнуть в омут... улыбнуться в дуло...


выклянчить у Бога шанс из ста…
и спросить о том – как Он придумал
мне меня всучить взамен креста…

140
*****

Не дуйся, Лап… мы всё сумеем склеить…


зря ты мордашку скуксила свою…
таких, как ты, не любят, не жалеют, -
в таких, как ты, влезают как в петлю…

И что с того, что мы скользим по краю?!


И что с того, что всё трещит по швам?!
Что мы с тобой изысканно играем, -
ты – в верность, я в того, кто пьян ей в хлам…

Болеть подолгу, говорят, опасно,


мы всем чертям назло ещё вдвоём…
нам пережить бы - этот глупый насморк,
а остальное мы переживём…

141
*****

И снова жизнь глупей, чем воровство...


и снова сучий дождь стоит стеной...
я так хочу, чтоб не было его,
я так хочу, чтоб ты была со мной...

дежурный пафос телефонных фраз,


я знаю всё до точки, наизусть,
мне безразлично - с кем ты там сейчас,
скажи куда - и я к тебе примчусь...

не так уж важно - кто из нас честней,


что мы сейчас до жути далеки,
что выбравшись из под чужих локтей,
не успеваешь на мои звонки...

побудь ещё чуть-чуть в моей судьбе,


встряхни меня от муторного сна,
я, кажется, запутался в тебе
чуть больше и больней, чем ты сама...

142
*****

Так глупо вечно ждать "цыганской пасхи",


чтоб выкинуть к чертям ненужный хлам,
глухой намордник принимать за маской,
ломать себя и жить напополам…

так глупо продаваться без остатка,


дать маху, что февраль - конец зимы,
как пёс плешивый - гордости и такта
у самого себя просить взаймы...

так глупо лезть туда, где ждёшь подвоха,


где могут обложить со всех сторон,
курить чуть свет и верить, как тетёха,
тем, на кого фатально обречён...

так глупо выдавать понты за гордость


и, путая дешёвый блеф с игрой,
пытаться быть по жизни кем угодно,
но так и не решиться быть собой…

143
*****

Декабрьский дождь, как гость непрошенный,


разбаламутил всё внутри…
поговори со мной, хорошая,
о чём-нибудь поговори…

Декабрьский дождь – смесь блефа с пафосом,


он, как и я, без водки пьян…
а ты умеешь делать паузы,
чтоб я влюбился вдрабадан…

Под сучий дождь всё к чёрту катится,


но я мечтаю, глядя ввысь,
чтоб ты была такой, как кажешься,
а эта ночь длинней, чем жизнь,

где циферблат на месте топчется,


где мята губ - как западня,
где мне ни капли знать не хочется –
с кем ты молчала до меня…

144
*****

Ах, какая белая метель,


скрипнет дверь, и ты сбежишь со мною,
и от губ, что жгутся в темноте
сердце неспокойное заноет...

Город мой глядит сквозь белый дым


блудными кошачьими глазами,
то обдаст парфюмом дорогим,
то окатит копотью вокзальной.

Этот город спрятал нас двоих,


и взамен ненужных разговоров -
губы сумасшедшие твои,
с привкусом вишнёвого ликёра..

Всё вокруг готовится к весне,


но пока, вдоль глыб многоэтажных,
заметает пьяный, глупый снег
всё, что до тебя казалось важным...

145
*****

Красивый блеф… красивые слова…


чёрт знает, Лап, - кому они нужнее...
во всём быть проще – хуже воровства,
прости, что по-другому не умею…

Красивый блеф… как шанс спасти игру…


и тысячи причин не верить в это...
так трудно сочетать твою хандру
и гонор задурившего поэта…

Красивый блеф... как шанс для нас с тобой...


и вроде бы крупье - не прощелыга…
мне до тебя сейчас – достать рукой,
а до твоих чертей – полжизни шмыгать…

Но я ещё не сдулся, так и знай,


и с каждым днём уверен всё сильнее,
что тот, кто раздаёт путёвки в рай,
другой такой придумать не сумеет...

146
*****

Так глупо вечно путать блеф и гордость,


дешёвый пафос называть игрой,
пытаться быть по жизни кем угодно,
но так и не решиться быть собой...

сводить себя с ума тоской собачьей,


не верить в то - о чём красиво врёшь,
всю жизнь спешить, не дожидаясь сдачи,
а душу продавать за медный грош,

любить вразнос и ревновать запоем,


запоминать подонков и лохов,
курить чуть свет и путать жизнь с петлёю,
придумав табуретку из стихов...

147
*****

Давай поговорим о нас,


о том, что март – почти весна,
у этих откровенных глаз
большой талант – сводить с ума…

Они как будто влюблены,


но не расскажут ничего,
я слишком долго ждал весны
и возвращенья твоего…

В душе как будто тишь и гладь,


и чёрт поймёшь – в чём западня,
ну кто сказал, что мне плевать –
с кем ты моталась без меня…

148
В потёмках мартовских ночей,
как и в тебе, не видно дна,
с твоим талантом быть ничьей
ты не умеешь быть одна…

Зелёный омут глаз твоих,


и чуть охрипший голос твой,
ты можешь выносить святых,
но не умеешь быть святой…

Ты можешь напоить в умат,


ты можешь быть такой, как все,
но жизнь – сложней, чем этот март,
чтоб ты осталась насовсем…

149
*****

Разговор по телефону:
Сталин:
– Недавно арестован поэт Мандельштам. Что вы можете
сказать о нем, товарищ Пастернак? Что нам с ним делать?..
Пастернак:
– Я очень мало его знаю! Он был акмеистом, а я
придерживаюсь другого литературного направления! Так что
ничего о Мандельштаме сказать не могу!
Сталин:
– А я могу сказать, что вы очень плохой товарищ, товарищ
Пастернак!

(разговор взят из свидетельских показаний драматурга


Иосифа Прута).

Навеяло:

«Быть знаменитым некрасиво»,


красивей быть – тем, кто нужней,
жаль, что трещит невыносимо
очко, сдающее друзей…

Примечание: Осип Мандельштам умер 27 декабря 1938


года в пересыльном лагере. Борис Пастернак, напротив,
был щедро обласкан властями: член Союза писателей
СССР, заграничные командировки, нехилая дача в
Переделкино. Он пишет хвалебные стихи Сталину,
работает над книгой «Грузинские лирики». В 1936 году
Бухарин призывает официально признать Пастернака
150
лучшим поэтом СССР.
Сталин никогда не был равнодушен к поэзии. В
юности он писал стихи и одно время связывал своё
будущее исключительно с литературным творчеством.
Мотивом этого звонка, скорей всего, послужило
желание Сталина узнать у признанного мэтра – кто
такой Осип Мандельштам, что из себя он представляет в
поэзии. Ответив, что Мандельштама он мало знает (хотя
они были знакомы с 1922 года, часто собирались
семьями, вместе выезжали в командировки) Пастернак
слил жизнь Мандельштама в унитаз.

151
*****

Рассопливилась погода под окнами,


дождь, паскуда, всё наглей и наглей,
где-то молодость моя ухайдокана
в недопитой синеве сентябрей…

То ли осень, то ли жизнь к чёрту катится,


в тьме кромешной не видать ни рожна,
и душа, задрав подол, чаще кается,
только нимб ей - как козе стремена…

Окна настежь… и летит хмарь осенняя…


с придыханьем штучных шлюх сверху вниз…
помолиться бы сейчас за спасение,
но, боюсь, что от себя не спастись…

Я стучусь в себя - как в двери забитые,


Бог - не фраер, чтоб не слышать всего,
жаль, что я, как пёс вокзальный, завидую
всем, кто так упёрто верит в Него...

152
*****

И снова чья-то жизнь к чертям несётся,


и пульс, паскуда, скачет во всю прыть…
таких, как ты, не забывают, Солнце,
таких, как ты, лишь пробуют забыть…

пытаюсь рассказать тебе о чём-то,


а в голове предательский бардак,
ты, как всегда, смешно сдуваешь чёлку,
кукожишь нос и куришь невзатяг…

три ложки кофе в маленький напёрсток,


и ярко-жёлтый зонт, промокший вдрызг,
с такой, как ты, так сложно и так просто,
с такой, как ты, по краешку и вниз…

и мне плевать, что дождь к утру смешает -


и запах Vogue, и блеск кошачьих глаз,
и чью-то прихоть путаться с мышами,
оставив дома вискас про запас…

153
*****

Ты у меня одна такая,


та, без кого всё зря,
я, как роман тебя читаю,
в первой главе застряв…

Жизнь на изгибах рвётся в клочья,


делая нас сложней,
если душа пошла по кочкам –
глупо бежать за ней...

Смотришь в упор, и кровь по венам


хлещет куда-то вспять,
если в надрыв играешь в верность -
можно переиграть...

Пусть всё идёт не так, как раньше,


пусть ты другая, пусть,
я не боюсь напиться фальши...
я протрезветь боюсь…

154
*****

А ночь лижет в ухо


и гонит взашей,
ты платишь по счёту, но ей слишком мало…
сыграй мне, Маэстро,
о жизни моей,
чтоб мне не хотелось начать всё сначала…

Душа, как монашка,


намылилась в рай,
она с полчекушки попутала что-то…
сыграй мне, Маэстро,
как надо сыграй,
для полного счастья мне хватит три ноты…

Запрыгало сердце
по камушкам вниз,
в породистых бабах так мало от Бога…
сыграй мне, Маэстро,
ну что же ты скис,

155
всего лишь три ноты решают так много…

Сыграй мне, Маэстро,


о чём-то своём,
о чём-то таком - что не вспомню под утро,
чтоб в эту погоду
с собачьим дождём
я датую душу с петлёй не попутал...

156
*****

Всё проходит… если очень захотеть…


и плевать на то, что жизнь пошла вразнос,
если душу взять и выдохнуть на треть -
есть надежда разогнуться в полный рост…

всё проходит... если выругаться вслух,


если есть места, где любят не в кредит…
и неважно, что из всех знакомых шлюх
задарма лишь безнадёга причастит...

всё проходит – хмель от пирровых побед,


боль пощёчин, что не сделал впопыхах,
и плевать, что меньше нравишься себе,
если гордость в сучий угол запихать...

если память укокошить коньяком,


можно сделать вид, что счастлив и влюблён,
всё проходит, если ставишь жизнь на кон,
слепо веря, что крупье не мудозвон…

всё проходит, дежавя из года в год,


чем похмельней утро – тем дороже мзда…
и не жаль того, что всё к чертям пройдёт,
жаль того - что не случится никогда…

157
*****

Хочу шальной зимы в разгаре лета,


чтоб снег в душе не превратился в грязь,
хочу, чтоб ты была мечтой поэта,
что, всем назло, лишь у меня сбылась…

хочу туда, где можно всё сначала,


чтоб жизнь, кошёлка, покатилась вспять,
хочу, чтоб ты хоть раз мне подыграла,
что любят тех, кто влёт привык прощать…

хочу поздравить так, чтоб было сложно


пролезть с букетом роз в дверной проём,
хочу, чтоб ты не думала о прошлом,
а я о том, что ты осталась в нём…

чтоб утром прижималась тихой сапой,


чтоб летней вьюгой пахла простыня,
чтоб ты всегда была со мною слабой,
а сильной ты побудешь без меня…

158
*****

Помню петли волос каштановых,


по утрам отдающих в медь,
помню - как я тебя обманывал,
что веснушчатых жгли как ведьм...

как мешала проспаться досыта,


дулась букой по три часа,
как чихала и злилась до смерти,
не успев подвести глаза...

помню - как ты искрилась весело,


даже если трясло внутри,
как лечила свою депрессию
под трофимовы "Снегири"...

как мечтала дожить до пятницы,


как искала себя в себе,
как шептала, что всё наладится
в косолапой моей судьбе...

помню всех твоих жгучих чёртиков,


кожу с запахом хризантем...
помню всё... до последней чёрточки...
жаль, никак не пойму - зачем...

159
*****

Наслаждайся... всё вышло по-твоему...


финиш, Лапа... конечная станция...
там, где жизнь твоя будет устроена, -
от меня ничего не останется...

Финиш, Лап... мы нашли что-то важное,


ты - себя, ну а мне - отучиться бы
как в бордель в свою душу приваживать
и летать с перелётными птицами...

Ты, конечно же, самая славная,


я проспал, ну а ты стала взрослая...
где-то лечишь его, что ты слабая,
награждая своими засосами...

Мы с тобой дышим новыми встречами,


заигрались с чужими рассветами...
я ведь тоже как ты - гуттаперчевый...

160
ненавижу конфетно-букетные...

Голубые глаза стали серыми...


ты – в vip-зал, ну а я - где-то с краешку...
он с ума сейчас сходит, наверное,
оттого - как в постели стараешься...

оттого – как ты можешь быть плахою,


трудной прозой и сказкой слащавою…
финиш, Лап… зажигай и подмахивай…
мне плевать…я не гордый... я схаваю...

161
*****

Ты не думай... я тобой переболел...


так уж вышло, что разжалась западня,
жизнь длиннее этой линии колен,
что когда-то так запутала меня...

так уж вышло, что в дежурной суете


мы впустую промотали свой запал,
я хочу, чтоб ты была счастливей тех,
кто твою постель за душу принимал...

будь счастливей, будь любимей, будь сильней,


ни за что не изменяй самой себе,
от души поздравь знакомых кобелей,
и спасибо, что была в моей судьбе...

162
*****

Лай собачий... копоть с неба...


ночь без смысла... ночь без сна...
от невыпавшего снега
так легко сойти с ума...

то ли мысли рвутся в клочья,


то ли я бегу от них,
слишком много многоточий,
слишком мало запятых...

синий свет в окне соседнем


лезет в душу как в петлю,
и мочалит дождь осенний
вместо стёкол - жизнь мою...

163
*****

Раздухарились черти всех мастей...


дождь третьи сутки душит как петля...
из тысячи негаданных гостей
лишь ты одна - сложней, чем жизнь моя...

очнулся дом от дикой пустоты,


полощет бритвой чуть подтёкший взгляд,
и тапочки - на две таких, как ты,
тебя сейчас особенно стройнят...

клубится дым под приглушённый свет,


душа скулит как твой простывший зонт,
и что-то происходит в голове
от запаха ментола и Кензо…

и время понеслось куда-то вспять,


и линия колен как западня,
и мне впервые хочется молчать,
чтоб ты хоть раз услышала меня…

но ты спешишь и не глядишь в глаза,


ведь где-то там «проблемы и дела»…
ну что ты, Солнц, побудь хоть полчаса -
где на всю жизнь остаться не смогла…

164
*****

Смотришь лисьим взглядом прямо в душу,


свой фужер не трогаешь совсем...
я - такой, как все, ничем не хуже,
жаль, что ты не пьёшь таких, как все...

мир застыл, чтоб рухнуть на колени


от ролей, исполненных навзрыд,
ты так мило ищешь вдохновенье
в топоте придуманных копыт...

то доступней всех, то недотрога,


то - купе до рая, то петля,
у тебя одной талант от Бога -
быть сложней, чем сучья жизнь моя...

я не тот - кого ты видишь рядом,


ты не пьёшь... и дело не в вине...
так какого чёрта лисьим взглядом
душу выворачиваешь мне...

165
*****

Раскурочил душу
сумасшедший вечер…
мысли потерялись где-то в полпути…
расскажи мне сказку,
положи на плечи,
чтобы я под утро не сумел уйти…

Я пока не знаю
ничего такого –
с кем ты ввысь взмывала, с кем срывалась
вниз...
расскажи мне сказку,
подари мне повод
разогнать по встречной эту сучью жизнь…

Пряный запах Gucci


в приглушённом свете...

166
опустевший город в дымке ледяной...
расскажи мне сказку
о себе и лете,
что хоть к чёрту в топку именно со мной…

Сделай так, чтоб утром


ни о чём не помнить,
подыграй, что можешь быть чуть-чуть слабей...
расскажи мне сказку,
чтобы я не понял –
кто из нас с тобою не поверил ей…

167
*****

Падали звёзды нам на ладони,


город пиликал впотьмах,
город сливался с синью бездонной
в чуть захмелевших глазах…

Рюмка за лето, рюмка за дружбу,


рюмка за счастье в любви,
ты говорила что-то про душу,
я – про веснушки твои…

Падал на плечи пух тополиный,


пульс колотил как трамвай,
в битой девятке тихо фонила
песня про Девочку-Пай…

Где ты сегодня? Что тебе снится?


С кем пьёшь сухое вино?
Губы с кислинкой… пух на ресницах..
как это было давно…

168
*****

Ты проснёшься… расправишь "крылья"…


зазеваешься в полный рот…
улыбнёшься и скажешь: «Милый.
Хватит дрыхнуть. Труба зовёт»…

Будешь дуться, сопеть и охать -


что февраль, а ещё темно,
плюхнув ложку воды в свой кофе,
будешь долго глядеть в окно…

Поменяешь цветы местами,


обругаешь свой цвет волос
и в два пшика наполнишь спальню
ароматом французских грёз…

Сядешь рядом и чиркнешь спичкой,


и откинет халат с бедра…
кто-то новый, с моей привычкой –
натощак покурить с утра…

169
*****

В уголочках глаз –
целый хор чертей,
ты грустишь – и он с нот сбивается,
я б сберёг тебя
от хандры твоей,
пусть она до слёз обыкается…

я б сберёг тебя,
я б тебя хранил
от тревожных снов, от бессонницы,
от дотошных жаб
и собачьих рыл,
что обутыми в душу ломятся…

я б легко швырнул –
всё, что есть, на кон,
лепестками роз путь твой выстелил,
я б не вздрагивал,
как педальный конь,
от твоих причуд, как от выстрела…

за таких и пьёшь
и грешишь в запой,
за таких всю жизнь чёрту каешься,

170
я б сберёг тебя
от себя самой,
жаль, что ты в себя не вмещаешься…

171
*****

Зачем Вы с грустью мнёте свой бокал?!


Вам повезло чуть больше, чем другим,
Ваш молодой, ревнующий брутал
ещё чуть-чуть и вырастет "большим"...

Возьмёт себе до слёз крутейший хлам,


откроет категории "В" ,"С",
и будет Вас катать по вечерам
с засаленной улыбкой на лице...

Он будет мил до кончиков волос:


прочтёт с открытки нужные слова,
засыпет Вас охапками мимоз
и кладезью цитат из Брата Два...

Он выучит Вас всю как детский стих,


расскажет - как ловить сомов в отвес,
а Вы его отучите нести
пошлятину про шлюх и поэтесс...

Он влёт осилит старшего Дюма,


доверит Вам свой холостяцкий кров
и будет по чуть-чуть сходить с ума
от Ваших имитаций и стихов...

172
*****

Вот и всё... вот и выдохлась осень,


покатившись по камушкам вниз,
и для глаз этих жадных, раскосых
я - всего лишь дежурный каприз...

всё смешалось в заснеженной дымке:


стук в висках, шумный бар, синий свет
и её бесконечные шпильки
с неожиданной "Бэйб" из Take That...

разбежались мурашки по коже,


и нет смысла гадать - чья вина
в том, что я ничего ей не должен,
и она ничего не должна...

ей к лицу роль восторженной феи,


с ней глупеешь, слова растеряв,
и не важно, что я не умею
хрупких фей отличать от шалав,

что непрошеный снег станет грязью,


что когда всё сползёт в глупый фарс,
кто-то в кровь её локти расквасит,
как она мою душу сейчас...
173
*****

Опять душа по гланды запорошена,


а я то ждал весны как идиот,
побудь ещё чуть-чуть, моя хорошая,
твой подиум к утру не пропадёт...

мне поздно пить боржом и поздно каяться,


я заблудился в правилах игры,
пусть не моя, но мне всё чаще кажется,
что без тебя качусь в тартарары...

такси в твой праздник не мычит, не телится,


побудь чуть-чуть - промокнешь в пух и прах...
куда ж они к чертям собачьим денутся
его лобзанья и цветы в горшках...

174
*****

Первый, глупый снег


слишком быстро скис,
превратившись в сажу….
сколько лет прошло,
кажется, вся жизнь,
ну а ты всё та же…
Не смотри, что пьян,
что белей, чем мел,
просто душит галстук…
просто я всё всю жизнь
чёрти-что хотел,
вот и доигрался…

175
*****

Собачий дождь стучит в окно, стекая в душу...


ты мило шутишь, а в глазах хмурной пейзаж...
в зелёном омуте твоём порой так вьюжит,
что черти хором в нём скулят под Отче наш...

Ты смотришь вскользь с такой тоской и укоризной,


а я хочу внушить себе, что дождь прошёл,
что ты запуталась сейчас в своих капризах,
а не в бойцах за чей-то задранный подол...

Не кисни, Солнц... мы эту хмарь перезимуем,


ведь кто-то сделал так, что мы с тобой вдвоём,
что нужно быть шизой, чтоб полюбить такую,
а разлюбить - полнейшим мудачьём...

176
*****

Не моя... и вместо мыслей - клочья...


и февральский дождь пошёл вразнос...
и не я теряюсь этой ночью
в облаке каштановых волос...

и не я шепчу тебе о чём-то,


ткнувшись носом в свежую траву,
а потом со лба сдуваю чёлку
и Её Величеством зову...

и не я к утру сдаюсь с порога,


не сумев тобой перегореть,
верю в чёрта чуть сильней, чем в Бога,
чтоб понять тебя хотя б на треть,

чтоб уйти в тебя как в неизбежность


а когда глядишь в глаза твои
видеть что-то большее, чем нежность,
нежность с очертанием петли...

177
*****

А ты меня ни капли не ревнуешь…


в улыбке то ли нежность, то ли жалость,
гляжу в тебя, как в воду ледяную,
в упор гляжу, но в ней не отражаюсь…

Ты пахнешь им не меньше, чем собою…


и пропастью - прихожка между нами…
у тех, кто ревность путает с любовью,-
как видишь, - неплохое обонянье…

Промокла вся под сучий дождь и ветер...


и губы без помады посинели...
ты та, кому простил бы всё на свете,
но эту ночь, наверно, не сумею…

И что там впереди – никто не знает…


похоже, что для нас - почти без шансов…
А может к чёрту всё?!... Поставь нам чаю…
я, кажется, тобой не надышался…

178
*****

Всё чаще хочется подраться,


при взгляде взгляд не опускать,
не причитать, не объясняться,
а просто с правой в морду дать.

Всё чаще хочется влюбиться


не в бюст и ноги от ушей,
а так, чтоб пить и не напиться,
глотая воздух рядом с ней.

Хочу быть бедным, но свободным,


сорвать Джек Пот и прокутить,
хочу попасть к волкам голодным
и показать – как нужно выть.

Рвануть туда – где раньше не был,


в глуши на поезд опоздать
и до утра красивым ведьмам
взахлёб свои стихи читать…

179