Вы находитесь на странице: 1из 5

ÔÈËÎÑÎÔÈß

УДК: 1(091)+130.2+111.0

О.А. БОЙКО

Орловский государственный университет Кафедра философии и культурологии

«ИСТОРИЧЕСКИЕ ПРЕДШЕСТВЕННИКИ» ФИЛОСОФИИ К.Г. ЮНГА

Научный руководитель – профессор Л. И. Пахарь

Статья посвящена анализу философских источников антропологической теории швейцарского мыслителя Карла Густава Юнга. Автор статьи показывает, каким обра- зом идеи К.Г. Юнга вписываются в историю мировой философии. Ключевые слова: коллективное бессознательное, мир идей, мировая воля, трансцен- дентальный субъект, архетип, самость, тень, алхимические символы The article is devoted to the analysis of philosophical sources of the anthropological theory of the Swiss thinker Carl Gustav Jung. The article’s author shows how C. G. Jung’s ideas are entered in the history of world philosophy. Key words: Collective Unconscious, World of Ideas, World Will, transcendental subject, archetype, Self, Shadow, alchemical symbols

Концепция швейцарского психолога и мыслителя Карла Густава Юнга (1875

– 1961) об архетипах коллективного бессо- знательного внесла поистине неоценимый

вклад в философское осмысление пробле- мы человека. Вопрос состоит в том, откуда выросли эти идеи? В большинстве справоч- ной и исследовательской литературы мы находим упоминание об идеях Зигмунда Фрейда как главном источнике формиро- вания концепции К.Г. Юнга. Принимая во внимание широкую исследованность темы взаимодействия этих учёных и ограничен- ности объёма данной публикации, мы не будем обращаться к проблеме влияния или взаимовлияния идей этих двух классиков психоанализа, имея в виду как само собой разумеющееся несомненность и важность их взаимодействия. Однако не стоит за- бывать и о многовековой философской почве, из которой произрастают корни концепции Юнга. На наш взгляд, чтобы понять идеи Юнга с точки зрения их фи- лософского аспекта, необходимо показать, каким образом его концепция вкладывается в историю мировой философии, как она логически вытекает из предшествующих ей философских идей. Мы употребили в названии данной статьи словосочетание «исторические предшественники», а не «влияния» по двум причинам. Во-первых, потому, что первое словосочетание, как видно из последней работы Юнга «Воспоминания, сновидения, размышления», имеет особое значение для самого швейцарского мыслителя. То, к чему мы обращаемся в данном исследовании,

– это преимущественно философские

идеи, которые сам Юнг считал близкими своему творчеству. В отличие от многих

авторов, которые творят свои теории, не отдавая себе отчёта в том, что кто-то рань- ше думал о предмете его исследований, Юнг на первоначальном этапе создания своей концепции пытался определить, как он это выразил, «некий исторический ряд, предварявший мои внутренние опыты, то есть, по сути ответить на вопрос: кто мои исторические предшественники?» 1 . «Исторические предшественники» - это не только идеи, на основе которых выросла антропологическая концепция Юнга, но и те философские идеи, в которых Юнг нашёл близость своей концепции и её под- тверждение. Юнг целенаправленно искал в философском наследии близость своим идеям, так как это было для него показате- лем достоверности собственной теории. Во-вторых, данное название представля- ется нам более справедливым потому, что зачастую трудно определить, в каком случае прослеживается прямое влияние на Юнга тех или иных философских идей, а в каком случае можно говорить о теоретической близости этих идей. Задачу нахождения «теоретических источников» осложняло бы и то, что, как видно из «Воспоминаний» швейцарского мыслителя, Юнг обращался к философскому, мифологическому и лите- ратурному наследию в течение всей своей жизни, поэтому трудно сказать, какие фило- софские идеи он уже знал до создания тех или иных собственных оригинальных идей, а с какими познакомился уже создав их. Нам представляется, что даже когда нельзя гово- рить о прямом знакомстве философа с теми или иными идеями, существовавшими до него, присутствует, по крайней мере, опос-

1 Юнг К.Г. Воспоминания, сновидения, размышления.

- М.: Издательство АСТ-ЛТД; Львов: “Инициатива”, 1998.

- С.163.

22 Íàó÷íî-èíôîðìàöèîííûé ìåæâóçîâñêèé æóðíàë

ÔÈËÎÑÎÔÈß

редованное влияние через других авторов, через мировоззрение эпохи. Постоянная рефлексия Юнга над своим творчеством значительно помогает понять его место в истории философии. Юнг сам назвал ряд авторов, которые входят в круг его «исторических предшественников», но многих из них он просто назвал, не дав ис- торико-философского анализа их влияния на своё творчество, что мы и попытаемся осуществить. Мы обратимся именно к идеям названных Юнгом авторов, но посмотрим на них не столько с психологической точки зрения (как это делал сам Юнг), сколько с точки зрения историко-философской. Американский исследователь Ричард Нолл 2 , называя философские источники знакомые Юнгу, ограничивается именами Канта, Шопенгауэра, Эдуарда фон Гарт- мана, Платона, Плотина, Гераклита, Эмпе- докла, Ницше, Гёте, Карла Густава Каруса, В.Ф.Й. Шеллинга. Однако, обратившись к работам швейцарского мыслителя, мы ви- дим, что его знания распространяются на более широкий спектр философских идей. Особенно показательна в этом отношении фундаментальная работа «Психологичес- кие типы», в которой содержится рекор- дный список философских имён. В этой работе Юнг даёт психологическую интер- претацию идей Гомера, Сократа, киников, мегарцев, Аристотеля, гностиков, Тертул- лиана, Оригена, Ансельма Кентерберийс- кого, Августина, Абеляра, Фомы Аквинского, Дионисия Ареопагита, Мейстера Экхарта, Лютера, Шиллера, Руссо, Гёте, Канта, Шо- пенгауэра, Ницше, Бергсона, Гельмгольца, Фарадея, Адлера, Фрейда и многих других 3 . Оговоримся, что объёмы данной публи- кации не позволяют нам сделать полный анализ «исторических предшественников» Юнга. Поэтому мы ограничимся исследо- ванием только некоторых идей восточной, античной и средневековой философии, фи- лософии Нового времени и неклассической философии в контексте юнгианства. В «Воспоминаниях, сновидениях, размышлениях» Юнг пишет, что ещё в юности он сознательно наметил себе круг философских вопросов, которыми систематически занимался. Прочитав краткое введение в историю философии, он получил некоторое представление обо всем, что к тому времени уже было создано разными философами. Как это часто бывает с мыслящими людьми, Юнг нашёл у неко- торых философов идеи, к которым он уже подошёл сам. Юнг пишет: «Ближе других

2 Нолл Ричард Арийский Христос. Тайная жизнь Карла Юнга. / Пер. с англ.- М.: Рефл-бук; Киев: Ваклер, 1998.-С.56. 3 Юнг К.Г. Психологические типы/ Пер. С. Лорие. М.:

Харвест, 2003.-528с.

оказались мне греки, особенно Пифагор, Гераклит, Эмпедокл и Платон <…>. Впервые я почувствовал дыхание жизни у Мейстера

Экхарта, но так и не понял его. Я остался равнодушен к средневековой схоластике, и аристотелевский интеллектуализм святого Фомы показался мне безжизненным, как пустыня» 4 . Из приведённой цитаты мы видим, что Юнг признавал свою близость идей древ- негреческого философа Платона. Какие же идеи Платона были использованы в концеп- ции Юнга? Прежде всего, прослеживается взаимосвязь юнгианства с платоновским «миром идей», с которым Юнг соприкос- нулся как собственно через платонизм, так

и через философию Августина. Платонов-

ский «мир идей» – идеальных прообразов

и образцов находит своё отражение в

теории Юнга об архетипах коллективно- го бессознательного. Можно сказать, что идеи Платона – подобие бессознательных архетипов, а коллективное бессознатель- ное Юнга напоминает платоновский «мир идей». Архетипы, по своей сути, не осозна- ются человеком в полной мере. И по Плато- ну, в человеческом сознании остаются лишь разрозненные части совершенных идей. Архетипы Юнга также не проявляют себя в чистом виде. Судить о них можно только косвенно – через мифологические образы, сновидения, фантазии и т.д. На наш взгляд, юнговский метод постижения архетипов можно рассматривать как близкий пла- тоновскому припоминанию. Как Платон, так и Юнг считают возможным познание эйдосов или архетипов через обращение к прошлому опыту. В случае юнгианства этот прошлый опыт заключён в коллективном бессознательном. В случае платонизма – в постижении «мира идей». С 1918 и по 1926 год Юнг серьезно ин- тересовался идеями гностиков, которые, по мнению швейцарского автора, тоже соприкоснулись с миром бессознательного, обращаясь к его сути, проистекавшей из природы инстинктов 5 . Юнг считает, что основоположник психологии бессознательного Фрейд обратился к классическим мотивам гнос- тиков: сексуальности, с одной стороны, и жесткой отцовской авторитарности — с другой. Гностические мотивы Яхве и Бога- Творца Фрейд возродил в мифе об отцовс- ком начале и связанном с ним Сверх-Я. Во фрейдовском мифе Сверх-Я предстает как демон, породивший мир иллюзий, страс- тей и разочарований. Правда, как считает Юнг, материалистическое начало в алхи-

4 ЮнгК.Г.Воспоминания,сновидения,размышления.-С.91.

5 Там же. С. 247

Àñïèðàíòñêèé âåñòíèê Ïîâîëæüÿ ¹ 5-6, 2009

23

ÔÈËÎÑÎÔÈß

мии, проникновение ее в тайны материи и т. д. заслонило для Фрейда другой важный аспект гностицизма — первичный образ духа как некоего другого, высшего божес- тва. Для самого Юнга именно последний аспект гностицизма был главным. Согласно гностической традиции, высшее божество послало людям в дар так называемый «кра- тер» — «сосуд духовной трансформации». «Кратер», чаша — женственный принцип, которому не нашлось места во фрейдов- ском патриархальном мире. По мнению Юнга, в изотерической философии гности- ков, напротив, доминирует женское начало. Важнейшее место в «женской» символике гностиков (а позднее и алхимиков) отводи- лось чаше, в которой происходило превра- щение и перерождение субстанций. Юнг также обращает внимание на то, что в его собственных психологических концепциях центральным также являлся процесс внут- реннего перерождения — индивидуации. Будучи основателем учения о психоло- гических типах, Юнг опирался на гности- ческую типологию. Философия гностиков установила три личностных типа в соот- ветствии с тремя основными психологи- ческими функциями – мышление, чувство и ощущение. Мышлению соответствовал тип «пневматик», чувству – «психик», ощущению – «гилик». Гностики считали себя пневма- тиками – людьми, у которых доминирует познание 6 . Юнг, помимо предложенных гностиками трёх психических функций, выделял четвёртую - интуицию. Встреча с феноменом бессознатель- ного в более поздние годы жизни Юнга стала переломным событием в его твор- ческих поисках. Швейцарский мыслитель отмечает, что в этом смысле знакомство с той областью, которую Юнг называет «философской алхимией», было для него решающим. Очевидно, что Юнг понимал алхимию в широком смысле. Она для него представляла собой достаточно разрабо- танную систему теоретических взглядов. Думается, таким названием алхимии Юнг подчеркивал её глубокий смысл, который он открыл для себя в процессе десятилетне- го исследования алхимических идей. Юнг познакомился со средневековой философской алхимией через творчество Герберта Зильберера, китайский трактат «Rosarium» (или «Тайна золотого цветка»), который прислал ему Рихард Вильгельм в 1928 году, книгу «Artis Auriferae Volumina Duo», являющуюся собранием классических латинских текстов. Швейцарский психоаналитик отмечает, что изучение алхимических текстов при-

6 Юнг К.Г. Психологические типы.-С.16.

вело его к пониманию того, что основной смысл алхимии в её символизме. Сам Юнг уделял огромное внимание проблеме сим- вола в течение всей своей творческой де- ятельности. Юнг понял, что алхимические символы – это, как он отмечает, именно те символы, смысл и значение которых слу- жили основой его работы все предыдущие годы. В работе «Mysterium coniunctionis» Юнг пишет: «Алхимия открывает для нас подлинную сокровищницу символов, зна- чение которых чрезвычайно полезно для понимания невротических и психических расстройств» 7 . После этого озарения Юнг очень серьёзно обратился к изучению ал- химических текстов. Юнг признается, что только благодаря алхимии он осознал, что бессознательное — это процесс и что отношения между сознанием и бессознательным есть, собс- твенно, превращение — или психическое развитие. В отдельных случаях этот процесс можно обнаружить в сновидениях и фанта- зиях. В коллективной жизни он проявляется в различных религиозных системах и в изменении их символики. Исследование этих индивидуальных и коллективных из- менений позволило Юнгу осмыслить суть алхимического символизма и прийти к центральному понятию его концепции - к процессу индивидуации. Юнг пишет, что связь между психоло- гией бессознательного и алхимией окон- чательно определилась для него, когда он написал работу «Mysterium Coniunctionis». В этой книге Юнг представил алхимию как некий род психологии или основание для ее развития. Юнг пишет: «Впервые в «Mysterium Coniunctionis» моя психология обрела наконец свою действительную ис- торическую подоплеку. Итак, я выполнил свою задачу, я завершил свой труд, теперь я мог остановиться. В тот момент я достиг не- которой крайней точки, границы научного постижения, я дошел до исходных понятий, до природы архетипа, ничего более я ска- зать не могу» 8 . Для того, чтобы понять некоторые фак- ты, связанные с бессознательным, Юнг был вынужден обратиться к изучению культуры Востока. (Под Востоком имеются в виду, главным образом, Индия и Китай). Юнг изучал китайский язык и хинди, исследо- вал литературу, написанную на санскрите, обращался к средневековым латинским ма- нускриптам. Особенно Юнга интересовала восточная символика.

7 Юнг К.Г. Mysterium coniunctionis. Таинство воссоедине- ния/ Пер. А.А. Спектор. М.: Харвест, 2003.-С.7. 8 Юнг К.Г. Воспоминания, сновидения, размышления. - С.271.

24 Íàó÷íî-èíôîðìàöèîííûé ìåæâóçîâñêèé æóðíàë

ÔÈËÎÑÎÔÈß

В восточных учениях Юнг нашёл под- тверждение многих своих идей. Позна- комившись с восточными идеями, психо- аналитик понял, что восточные описания духовного роста, внутреннего психичес- кого развития во многом соответствуют процессу индивидуации, который сам Юнг наблюдал у своих западных пациентов. В частности, Юнг заинтересовался мандалой как образом самости и процесса индиви- дуации 9 . Большое влияние на Юнга оказал дао- сизм. Выше уже упоминалось, какое впе- чатление произвел на Юнга присланный Рихардом Вильгельмом даосистский текст. В 1929 году Юнг вместе с Рихардом Виль- гельмом работали над книгой «Тайна Золо- того цветка». Именно тогда размышления и исследования Юнга стали сходиться к некоему центральному понятию — к идее самости. Юнг считал свою идею самости исконной даосистской идеей. Во многом идея Дао основана на пред- ставлении о гармонии противоположнос- тей: темного и светлого, мужского и женско- го и т.д. Юнг выступает против усечённого понимания личности, превознесения в ней какой-то одной стороны. Теория личности Юнга пронизана пониманием личности как динамического единства противополож- ностей в даосистском варианте. На наш взгляд, главной фигурой клас- сической философии, оказавшей влияние на создание Юнгом его теории об архети- пах коллективного бессознательного, был Иммануил Кант. Думается, именно идеи последнего повернули западно-философ- скую мысль к проблеме сознания и его носителя. Несмотря на то, что сам Кант оп- ределял трансцендентальный субъект как гносеологическое понятие, подчёркивая, что онтология таких сложных феноменов, как носитель сознания, относится к миру «вещей-в-себе», выходящих за рамки гно- сеологии, всё же, именно после Канта, идея трансцендентального субъекта в трудах многих философов перешла в русло он- тологии. После Канта и под его огромным влиянием на арену западной философии выходят Гегель с его Абсолютной идей как движущим началом мира, Шопенгауэр с его мировой волей и многие другие, кто полагал, что в основе мира лежит некое всечеловеческое сознание или безликое начало, проявляющееся в множестве ин- дивидуальных сознаний. Так или иначе, эти идеи заложили необходимую ступень, под- нявшись на которую можно было перейти к теории коллективного бессознательного.

9 Фрейджер Р. Аналитическая и индивидуальная психо- логия. СПб.: Прайм-Еврознак, 2007.-С.17.

К Канту Юнг обратился уже после де- тального знакомства с трудами Шопенгауэ- ра. После изучения полемики Шопенгауэра с Кантом, Юнг познакомился с работами Канта, и в первую очередь с его «Критикой чистого разума». Юнг отмечает, что пос- ле знакомства с этой работой он открыл «фундаментальный просчет в системе Шо- пенгауэра». Юнг писал о Шопенгауэре: «Он совершил смертный грех, переводя в некий реальный план категорию метафизичес- кую, чистый ноумен, «вещь в себе». Я понял это благодаря кантовской теории познания, которая просветила меня гораздо более, не- жели «пессимистическое» мироощущение Шопенгауэра» 10 . Другим ярким немецким мыслителем эпохи Просвещения, оказавшим влияние на Юнга, был поэт, просветитель, ученый и философ Иоганн Вольфганг Гёте. Юнг познакомился с творчеством Гёте ещё в юном возрасте. В «Воспоминаниях» Юнг заключает, что именно трагедия «Фауст» Гёте была произведением, побудившим его обратиться собственно к философии. Юнг пишет: «Для себя я сделал вывод, что Фауст был философом, хотя и не слишком глубоким, и что, несмотря на отход от фи- лософии, он, очевидно, успел приобрести некую восприимчивость к истине. До этого я практически ничего не слышал о фило- софии, и теперь у меня появилась новая надежда. Может быть, рассуждал я, есть фи- лософы, которые пытались разрешить те же вопросы и которые помогут мне» 11 . Главная тема, которая заинтересовала Юнга после знакомства с «Фаустом», - тема

зла. Юнг пишет: «Наконец я утвердился в том, что были и есть люди, которые смотрели

в лицо злу, видели его власть, более того, его тайную роль в избавлении человека от

мрака и страданий. В этом смысле Гете стал моим пророком» 12 . Тема зла занимает важное место в творчестве самого Юнга, который посветил немало своих размышлений роли

в человеческой жизни архетипа «тени». По собственному признанию швей- царского мыслителя, Юнгу не был близок рационализм эпохи Просвещения. Так, характеризуя своё отношение к рацио- нализму в философии Гегеля, Юнг писал:

«Гегель напугал меня своим языком, выму- ченным и претенциозным. Я не испытывал к нему никакого доверия, он показался мне человеком, который заключен в тюрьму из собственных слов и который с важным видом прохаживается по камере» 13 . Юнга в

10 Юнг К.Г. Воспоминания, сновидения, размышления. - С.93.

11 Там же. С.82.

12 Там же. С.82.

13 Там же. С. 91.

Àñïèðàíòñêèé âåñòíèê Ïîâîëæüÿ ¹ 5-6, 2009

25

ÔÈËÎÑÎÔÈß

гораздо большей степени привлекали ир- рационалистические идеи неклассической философии, в частности, идеи Шопенгауэ- ра и Ницше. Труды Шопенгауэра произвели на Юнга сильное положительное впечатление. Юнг называл Шопенгауэра «главной удачей своих исследований». Юнг писал о Шопен- гауэре: «Он был первым, кто рассказал мне о настоящих страданиях мира, о путанице мыслей, страстях и зле — обо всем том, чего другие почти не замечали, пытаясь предста- вить либо как всеобщую гармонию, либо как нечто само собой разумеющееся. <…> Он не рассуждал о совершенном благе, о муд- ром провидении, о космической гармонии, он прямо сказал, что все беды человеческой истории и жестокость природы происходят от слепоты творящей мир Воли» 14 . Отечест- венный исследователь В. Лейбин 15 считает, что такое важное понятие философии Юнга, как индивидуация, восходит к идеям Шопенгауэра, который в работе «Мир как воля и представление» рассматривал волю как подчиняющуюся во времени и про- странстве принципу индивидуации. Принимая мрачную шопенгауэровс- кую картину мира, Юнг не был согласен с предлагаемым Шопенгауэром способом решения проблемы. Юнг был убежден, что волей немецкий философ пытается заме- нить Бога, Создателя, и утверждает, будто Бог слеп. Не импонировала Юнгу и мысль Шопенгауэра о том, что интеллекту доста- точно превратить слепую волю в некий образ, чтобы заставить ее повернуть вспять. Юнг считал, что, если мировая воля слепа, то, на неё невозможно повлиять, чтобы изменить сущее 16 . Другая фигура неклассической фило- софии, оставившая яркий след в сознании потомков и современников, - Фридрих Ницше. Первой книгой Ницше, которую прочитал Юнг, были «Несвоевременные мысли». Книга «Так говорил Заратустра», по признанию Юнга, стала значительным событием в его жизни. Образ Заратустры интерпретировался Юнгом как архетип «тени», который ярко проявляется в твор- честве Ницше. В философии Ницше Юнга привлекало критическое отношение к религии, уче- ние об аполлоническом и дионисийском началах бытия, скептицизм. При этом, как отмечает, Л. А. Мирская, Юнг не разделял увлечённость Ницше идеей сверхчеловека. Размышляя об идеях Ницше, Юнг посвятил

14 Там же. С.92

15 Лейбин В. Постклассический психоанализ. Энцикло- педия. Том 1. М.: Территория будущего, 2006. - С.232.

16 Юнг К.Г. Воспоминания, сновидения, размышления. - С.97-98.

большую часть своих суждений критичес- кому анализу «Заратустры» 17 . Можно сказать, что творчество Юнга, возникшее в лоне неклассической фило- софией, имеет все черты последней. В духе идей своего времени Юнг отказывается от жесткого западного рационализма. Он пытается найти иные, иррациональные способы постижения мира. Исследуя ар- хетипы коллективного бессознательного, Юнг обращается к мифологическим об- разам, которые «говорят» швейцарскому психоаналитику больше полезной инфор- мации, чем рациональные рассуждения. В некотором смысле, Юнгу ближе восточный способ постижения мира, который харак- теризуется целостностью, образностью восприятия. Юнгу близки идеи других фи- лософов-иррационалистов. В то же время нельзя назвать идеи Юнга антисциентич- ными. Но его сциентизм нетрадиционен. Специфика доказательности юнговской науки-психологии заключается в том, что она опирается не только на конкретный эмпирический материал – психически не-

здоровых людей современности, но пози- ционирует себя, как созданную и на основе всечеловеческого материала - мифологии, религии, философии. В целом, мы продемонстрировали, что Юнг был знаком с многими предшеству- ющими его антропологии философскими идеями, размышлял над ними, анализи- ровал их, как бы «примеряя» эти идеи к собственной концепции. Более того, мы знаем, что он занимался серьёзным иссле- дованием некоторых философских идей. Юнг осуществил немалый вклад в исследо- вание восточной культуры и философии. В своих многочисленных работах Юнг мно- гократно демонстрирует своё знакомство

с идеями самых разных философов. Столь

глубокое и увлечённое знакомство Юнга

с предшествующими идеями не могло не

оказать влияния на его собственное миро- воззрение, на созданные им самим ориги- нальные теории. Итак, наше рассмотрение «историчес- ких предшественников» антропологичес- кой теории Юнга показало, каким образом теория Юнга вытекает из предшествующих философских идей. Несмотря на то, что Юнг не считал себя философом, на наш взгляд, не представляется возможным от- делить концепцию Юнга от того яркого «философского следа», который она в себе несёт.

17 Мирская Л.А. Карл Густав Юнг. Март, 2006.-С.7.

М.: Март; Ростов н/Д:

26 Íàó÷íî-èíôîðìàöèîííûé ìåæâóçîâñêèé æóðíàë