Вы находитесь на странице: 1из 437

Michael Rostovtzeff

GESELLSCНAFT UND WIRTSCНAFT


..
IМ ROMISCHEN

I<AISERREICH

Band 1
Михаил Ростовцев

ОБЩЕСТВО И ХОЗЯЙСТВО

ВРИМСI<ОЙ
ИМПЕРИИ
Том 1
ПСjJевод с "C!.\iC!/("'OlO
11./7. СmjJl!б.10(Юli
УДК 937
ББК 63.3(0) 3
Р 78

Ответственный редактор
Orветственный редактор
А.Я.
А. Тыжов
Я. Тыжов

Редактор издательства
Редактор издательства
Т. Л.
Т. Л. Ломакина
Ломакина

Данное издание
Даиное издание вьшущено
вьшущено вв рамках
рамках программы
программы

Центрально-Европейскоro Университета
Центрально-Европейского Университета «Translation
«Тгапs1аtiоп Project»

Project»
ПОдL\ержке Центра
при поддержке Центра по
по развитию
развитию издательской
издательской деятельности
деятельности

(051 - Budapest) и Институга


и Институга «Orкрытое
«Открытое общество.
общество.

Фонд
Фонд Содействия»
Содействия» (05IAF --
(051AF Moscow)

Moscow)

Михаил
MuxaUJ/ Иванович
Иванович Ростовцев
Ростовцев

В РИМСКОЙ
ОБЩЕСТВО И ХОЗЯЙСТВО В РИМСКОЙ ИМПЕРИИ
ИМПЕРИИ

в
в 22 ТОМАХ
ТОМАХ

Том
Том 1

Художник П.
П. ПШlеЙ.
Палей. Технический
Технический редактор
редактор Е.
Е. И.
И. Егорова
Егорова

Корректоры Л.
Л. М.
М. Бова,
Бова. И.
И. А.
А. Крайнева,
Крайнева. Ф.
Ф. Я.
Я. Петрова,
Петрова,

r.
Э. Г. Рабинович
Рабинович и и А.
А. Х.
Х. СШlmaнаева
Салтанаева

Компьютерная
Компьютерная верстка
верстка Т.
Т. Н.
Н. Поповой
Поповой

Лицензия N~ 020297 ОТ
Лицензия N2 от 23 июня 1997 г.г.
июня 1997

Сдано вв набор
набор 25.04.2000. Подписано
Подписано к к печати Формат
печати 28.09.2000.
Формат 70
28.09.2000.70 хх 90
90 V16.
V16.
Бумага офсетная. Гарнитура
Гарнитура тайме.
таЙмс. Печать
Печать офсетная.
офсетная. Уел.
Усл. печ.
печ. л.25.0.
л. 25.0. УЧ.-изд.
Уч.-н:щ. л.л. 32.5.
32.5.
Тираж
Тнраж 3000 экз.
ЭКЗ. Тип.
Тнп. зак.
зак. N2 3470. С
N~ 3470. С 199
199
Санкт-Петербургская
Санкт-Петербургская издательская
издательская фирма
фирма «Наука»
«Наука» РАН
РАН
199034, Санкт-Петербург,
Санкт-Петербург, Менделеевекая
Менделеевская лин.,
лин .. 1
1
Санк.т-Петербургская
Санкт-Петербургская типография
тнпографня «Наука»
«Наука» РАН
РАН
199034, Санкт-Петербург, 9 лин.,
Санкт-Петербург, 9 лнн., 12
12

ТП-2000-I-N234
ТП-2ОО0-I-N~ 34 ©
@ Издательство
Издательство «Наука»,
«Наука». 2000
2000
©
@ И.
И. П.
П. Стреблова,
Стреблова. перевод,
перевод. 2000
2000
15BN
I5BN 5-02-026813-5 (Т.
(Т. I)
1) ©
@ А.
А. Я.
Я. Тыжов,
Тыжов. предисловие,
преднсловне, 2000
2000
15BN
I5BN 5-02-026814-3 ©
@ П. Палей, оформление, 2000
П. Палей, оформлен не, 2000
РОСТОВЦЕВ
МИХАИЛ ИВАНОВИЧ РОСТОВЦЕВ

М. И. Ростовцев родился 28 октября (10 ноября)


октября (10 1870 г.г. вв
ноября) 1870
Житомире. Семья Михаила
Михаила Ивановича
Ивановича вв двух
двух поколениях
поколениях бьmа
бьmа
представлена гимназическими учителями.
учителями. Orец
Orец Ростовцева,
Ростовцева, Иван
Иван
Яковлевич, и дед, Иван Павлович,
Павлович, дослужились
дослужились нана поприще
поприще на­ на­
родного образования до высоких
высоких чинов,
чинов, и
и самому
самому Михаилу
Михаилу Ива­
Ива­
новичу по рождению
рождению перешли
переlШIИ права
права потомственного
потомственного дворянства.
дворянства.
М. И. Ростовцев получил прекрасное
прекрасное классическое
классическое образова­
образова­
ние, и это во многом
многом определило
определило его
его дальнейший
дальнейший путь.
путь. Обу­
Обу­
чался он сначала в классической
классической гимназии
гимназии вв Житомире,
Житомире, аа затем
затем
в Киеве. Уже в гимназические
гимназические годы
годы им
им бьmо
бьmо написано
написано сочине­
сочине­
ние «Администрация римских
римских провинций
провинций ВВ эпоху
эпоху Цицерона»,1
Цицерона»,l
что, безусловно, свидетельствовало
свидетельствовало о
о специальном
специальном интересе
интересе мо­
мо­
лодого Ростовцева к теме
теме римского
римского государственного
государственного управле­
управле­
ния. После окончания гимназии
гимназии он
он поступил
поступил на
на историко-фи­
историко-фи­
лологический факультет
факультет Киевского
Киевского университета
университета Святого
Святого Вла­
Вла­
димира, где продолжил
продолжил свои
свои занятия
занятия классическими
классическими древностями.
древностями.
После двух лет, проведенных в стенах стенах этого
этого учебного
учебного заведения
заведения
(1888-1890), Ростовцев
Ростовцев перешел
перешел вв Санкт-Петербургский
Санкт-Петербургский универ­
универ­
ситет, где проучился ещееще два
два года
года (1890-1892).
(1890-1892).
Учеба на историко-филологическом
историко-филологическом факультете
факультете Санкт-Пе­
Санкт-Пе­
тербургского
тербургского университета
университета сильно
сильно повлияла
повлияла на
на формирование
формирование
личности Ростовцева. ЗдесьЗдесь его
его учителями
учителями бьmи
бьmи известнейшие
известнейшие
русские ученые того времени.
времени. Стараниями
Стараниями профессора
профессора Ф.Ф. Ф.
Ф. Со­
Со­
колова
колова вв Петербурге
Петербурге сложил
сложил ась
ась сильная
сильная историко-филологичес­
историко-филологичес­
кая
кая школа,
школа, ее
ее отличительной
отличительной чертой
чертой бьm
бьm повышенный
повышенный интерес
интерес
к
к эпиграфическим
эпиграфическим памятникам,
памятникам, которые
которые вв сочетании
сочетании сс античной
античной
литературной
литературной традицией
традицией полагались
полагались вв основу
основу реконструкции
реконструкции
фактов античной,
фактов античной, прежде
прежде всего
всего греческой,
греческой, истории.
истории.22 Причем
Причем сам
сам
Ф.
Ф. Ф.
Ф. Соколов
Соколов и и его
его ученики
ученики занимались
занимались главным
главным образом
образом сю-
сю­

11 См.:
См.: Фролов
Фролов Э.
Э. Д.
Д. Судьба
Судьба ученого:
ученого: М.М. И.
И. Ростовцев
Ростовцев ии его
его место
место вв русской
русской
науке об
науке об античности // Вестник
античности // Вестник древней
древней истории. 1990. N~
истории. 1990. N2 З.
3. С.
С. 146.
146.
22 ОО деятельности
деятельности Ф. Ф. Ф.
Ф. Соколова
Соколова СМ.:
см.: Фролов
Фролов Э.
Э. Д.
Д. Ф.
Ф. Ф.
Ф. Соколов
Соколов ии нача­
нача­
ло
ло историк о-филологического направления
историка-филологического направления вв русском
русском источниковедении
источниковедении /1//
Вестник
Вестник древней
древней истории. 1971. N~
истории. 1971. 1. С.
N21. 213-225; БузескулВ.
С. 213-225; Бузескул В. П.П. Введение
Введение вв
историю
историю Греции.
Греции. З-е
3-е изд.
изд. Пг.,
Пг., 1915.
1915.
55
жетами, напрямую
напрямую не не связанными
связанными сс экономической
экономической историей
историей
Древнего мира.
Древнего мира.
Другими университетскими
Другими университетскими учителями
учителями Ростовцева
Ростовцева были
были
Никитин, изучавший
П. В. Никитин, изучавший нана основании
основании эпиграфических
эпиграфических памят­
памят­
ников историю
ников историю драматических
драматических состязаний
состязаний вв Афинах;
Афинах; И.
И. В.
В. По­
По­
мяловский, занимавшийся
мяловский, занимавшийся преимущественно
преимущественно «Менипповыми
«Менипповыми са­ са­
тирами» и и латинской
латинской эпиграфикой,
эпиграфикой, автор
автор исследований
исследований оо тактак
называемых
называемых defixionum tabellae -- римских
defixionum tabellae римских свинцовых
свинцовых таблич­
таблич­
ках сс текстами
текстами проклятий
проклятий ии наговоров;
наговоров; В.
В. К.
К. Ернштедт
Ернштедт -- ис­ис­
следователь
следователь фрагментов
фрагментов комедиографа
комедиографа Менандра,
Менандра, автор
автор кри­
кри­
тического
тического издания
издания текста
текста речей
речей Антифонта,
Антифонта, прекрасный
прекрасный специа­
специа­
лист вв области
области греческой палеографии.l 1 Близко
греческой палеографии. Близко сошелся
сошелся Рос­
Рос­
товцев со со знаменитым
знаменитым впоследствии
впоследствии филологом-классиком
филологом-классиком
Ф. Ф.
Ф. Зелинским,
Зелинским, членом-корреспондентом
членом-корреспондентом Германского
Германского архео­
архео­
логического
логического института.
института.22 Научные
Научные интересы
интересы Зелинского
Зелинского были
были
весьма широки:
широки: от от исследования
исследования рудиментарных
рудиментарных мифологичес­
мифологичес­
ких сюжетов
сюжетов вв аттической
аттической трагедии
трагедии до
до ритмических
ритмических клаузул
клаузул вв
речах Цицерона.
Цицерона. Хотя
Хотя эпиграфические
эпиграфические памятники
памятники нене входили
входили
непосредственно
непосредственно вв круг круг занятий
занятий Ф.Ф. Ф.
Ф. Зелинского,Э
Зелинского,З тем
тем не не
менее занятия
занятия вв его
его семинарах
семинарах бьmи
бьmи крайне
крайне полезны
полезны для
для Ро­
Ро­
стовцева,
стовцева, так
так как
как главным
главным образом
образом от
от этого
этого замечательного
замечательного уче­
уче­
ного он
он воспринял
воспринял глубокие
глубокие знания
знания античной
античной литературной
литературной тра­
тра­
диции. От
От школы
школы Ф.
Ф. Ф.
Ф. Соколова
Соколова Ф.
Ф. Ф.
Ф. Зелинского
Зелинского отличала
отличала
широта
широта и.
и. подчеркнутая
подчеркнутая концептуальность
концептуальность подхода
подхода кк материалу.4
материалу.4
Интерес
Интерес к к изобразительному
изобразительному искусству
искусству привел
привел Ростовцева
Ростовцева вв
семинар
семинар Н. Н. П.
П. Кондакова,
Кондакова, большого
большого знатока
знатока византийского
византийского ии
древнерусского
древнерусского искусства.
искусства.SS Влияние
Влияние Н.
Н. П.
П. Кондакова
Кондакова ии Ф.
Ф. Ф.Ф. Со­
Со­
колова
колова на
на своих
своих учеников
учеников бьmо
бьmо столь
столь значительным,
значительным, что
что тете даже
даже
создали
создали некое
некое подобие
подобие неформального
неформального объединения
объединения -- кружок
кружок
«фактопоклонникоВ»,
«фактопоклонников», куда куда входили
входили А.
А. И.
И. Щукарев,
IЦyкapeB, Д.
д. В.
В. Айна­
Айна­
лов,
лов, Е.
Е. К.
К. Редин.
Редин. Ростовцев
Ростовцев сосо своими
своими соучениками,
соучениками, С.
С. А.
А. Жебе-
Жебе­

11 См.:
См.: Жебелев
ЖебеJlев С.
С. А.
А. Из
Из университетских воспоминаний (1886-1890)
университетских воспоминаний (1886-1890) ////
Вестник
Вестник древней истории. 1988.
древней истории. 1988. N23. С. 158-175.
N~ 3. С. 158-175.
zz См.:
См.: Марконе
Марконе А.
А. Петербург-Рим-Берлин:
Петербург-Рим-Берлин: встречи встречи М.
М. И.
И. Ростовцева
Ростовцева сс
немецким
немецким антиковедением
антиковедением ///J Вестник
Вестник древней
древней истории.
истории. 1992. N2 1.1. С.
1992. N2 214. ВВ ту
С. 214. ту
пору
пору Ф.Ф. Ф.
Ф. Зелинский
Зелинский еще
еще только
только начинал
начинал свою
свою педагогическую
педагогическую деятельность
деятельность
и,
и, по
по отзыву
отзыву соученика
соученика Ростовцева
Ростовцева -- С. С. А.
А. Жебелева,
Жебелева, нене бьm
был тем тем большим
большим
оратором,
оратором, каким
каким стал
стал ·впоследствии.
·впоследствии.
Э3 Отсюда,
Отсюда, попо крайней
крайней мере мере частично,
частично, берет
берет начало
начало полемика
полемика Ф. Ф. Ф.
Ф. Зелин­
Зелин­
ского
ского с с В.
В. В.
В. Латышевым,
Латышевым, приведшая
приведшая со со временем
временем кк их их глубоким
глубоким разногласиям.
разногласиям.
44 Различия
Различия между
между двумядвумя этими
этими направлениями
направлениями краткократко ии вместе
вместе сс тем
тем очень
очень
точно
точно изложил
изложил А.А. К.
К. Гаврилов
Гаврилов (см.:
(см.: Гаврилов
Гаврилов А. А. К.
К. Аристнд
Аристид Иванович
Иванович Доватур:
Доватур:
Жизнь
Жизнь и творчество //
и творчество MNHMH1: XAPIN.
// MNHMH~ XAPIN. Межвузовский
Межвузовский сборник.
сборник. КК 100-летию
100-летию
со
со дня
дня рождения
рождения проф.
проф. А. А. И.
И. Доватура. СПб., 1997.
Доватура. СПб., С. 19).
1997. С. 19).
ss Подробнее
Подробнее ооН. Н. П.П. Кондакове
Кондакове см.:см.: Е.
Е. Ю.
Ю. Басаргuна.
Басаргина. Н. Н. П.
П. Кондаков:
Кондаков: об­об­
зор
зор личного
личного фонда
фонда //// Архивы
Архивы русских
русских византинистов
византинистов вв Санкт-Петербурге
Санкт-Петербурге// Под Под
ред.
ред. И.И. П.
П. Медведева.
Медведева. СПб.,СПб., 1995.
1995. С.93-119.
С. 93-119.


Смирновым, принадлежали
левым и Я. И. Смирновым, принадлежали к
к младшему
младшему поколе­
поколе­
нию участников
участников этого кружка.!
кружка. I
университетского курса
По окончании университетского курса Ростовцев
Ростовцев вв 1892
1892 г.г.
совершает поездку вв Италию,
Италию, целью
целью которой
которой быrюбыло непосредст­
непосредст­
венное знакомство сс декоративной
декоративной живописью
живописью Помпей.
Помпей. Здесь Здесь
он познакомился сс главным
главным знатоком
знатоком вв этой
этой области
области -- Августом
Августом
молодой ученый
Мау. Его лекции молодой ученый слушал
слушал вместе
вместе со
со своим
своим дру­ дру­
Вячеславом Ивановым
гом поэтом Вячеславом Ивановым прямо
прямо среди
среди помпейских
помпейских раз­ раз­
Вернувшись из
валин. 2 Вернувшись из поездки,
поездки, Ростовцев
Ростовцев тритри года
года (1892-
(1892­
1895) преподавал
преподавал вв Николаевской
Николаевской царскосельской
царскосельской гимназии.
mмназии.
В 1895г. он получил
получил от Санкт-Петербургского
Санкт-Петербургского университета
университета
трехгодичную командировку
командировку вв Италию
Италию для
для завершения
завершения пропрофес­фес­
сиональной подготовки (1885-1898).3 Располагая
Располагая достаточны­
достаточны­
ми средствами,4 Ростовцев
Ростовцев побывал
побывал не не только
только вв Италии,
Италии, но но
посетил также Грецию,
Грецию, Австрию,
Австрию, Испанию,
Испанию, Францию
Францию ии Ан­ Ан­
глию. В Риме Ростовцев
Ростовцев занимался
занимался вв библиотеке
библиотеке Германского
Германского
археологического института.
института. Зимой 1895/96 г.г. он
Зимой 1895/96 он принял
принял учас­учас­
тие в венских семинарах
семинарах археолога
археолога О.О. Бендорфа
Бендорфа ии известного
известного
эпиграфиста Бормана.'5 Следствием
эпиграфиста Э. Бормана. Следствием работы
работы вв семинаре
семинаре пос­ пос­
леднего (являвшегося
(являвшегося одним
одним из из лучших
лучших учеников
учеников Т. Т. Моммзена)
Моммзена)
явилось сочинение Ростовцева «История
«История государственного
государственного от­ от­
купа в Римской империи
империи (от(от Августа
Августа до Диоклетиана)>> (1899).
до Диоклетиана)>> (1899).
Э. Борман обратил внимание
внимание Ростовцева
Ростовцева нана одну
одну из
из вошедших
вошедших вв
то время в научный оборот надписей
надписей изиз Галикарнаса
Галикарнаса II II в.в. н.
н. э.
э.
В ней шла речь о деятельности
деятельности откупщиков
откупщиков вв провинции
провинции Азия. Азия.б6
Интерес· к эпиграфическим
эпиграфическим памятникам
памятникам БЬLfI
бьm заложен
заложен уу Ро­ Ро­
стовцева еще в пору его занятий
занятий вв Санкт-Петербургском
Санкт-Петербургском уни­ уни­
верситете у профессора
профессора И. И. В.
В. Помяловского,
Помяловского, стажировавшегося
стажировавшегося
в свое время вв Германии вв семинаре
семинаре Фридриха
Фридриха Ричля
Ричля (1806-
(1806­
1876), учениками которого
которого бьUIИ
бьmи знаменитые
знаменитые ФранцФранц Бюхелер,
Бюхелер,
Герман Узенер, Иоанн Фален,
Фален, аа также
также философ,
философ, аа вначале
вначале фи­ фи­
лолог-классик Фридрих Ницше.Ницше. Другим
Дрymм университетским
университетским на- на­

!1 См.:
См.: Фролов
Фролов э.
Э. Д.
Д. Судьба
Судьба ученого.
ученого. С.
С. 147;
147; KYКJIиHa
Кук.лина и.
И. В.
В. К
К портрету
портрету
М.
М. и.
И. Ростовцева
Ростовцева (из
(из переписки
переписки А.
А. А.
А. Васильева
Васильева ии С.
С. А.
А. Жебелева)
Жебелева) //// Античный
Античный
мир.
мир. Проблемы
Проблемы истории
истории ии культуры.
культуры. Сборник
Сборник научных
научных статей
статей кк 65-летию
65-летию со
со
дня рождения
дня рождения проф.
проф. э.
Э. Д.
Д. Фролова.
Фролова. СПб., С. 135,
1998. С.
СПб., 1998. прим. 5.
135, прим. 5. ВВ семинаре
семинаре
Н.
Н. п.
П. Кондакова
Кондакова Ростовцев
Ростовцев заинтересовался
заинтересовался развитием
развитием помпейской
помпейской декоративной
декоративной
живописи.
живописи. На На эту
эту тему
тему вв 1892
1892 г.г. он
он представил
представил дипломную
ДИIUюмную работу,
работу, удостоенную
удостоенную
затем малой
затем малой золотой
золотой медали
медали Санкт-Петербургского
Санкт-Петербургского университета
университета (см.:
(см.: Бонzард-
Бонгард­
1Левuн
Левин г. Г. М.,
М., Вахтель
Вахтель М.,
м., Зуев
Зуев В.
В. ю.Ю. М.
М. и.
И. Ростовцев
Ростовцев ии Вячеслав
Вячеслав Иванович
Иванович Ива-
Ива­
нов (новые
IHOB (новые материалы)
материалы) ни Вестник
Вестник древней
древней истории.
истории. 1993.
1993. N24.
N24. C.21l).
С.211).
22 См.:
См.: Бонzард-Левuн
Бонгард-Левин Г. М. u
Г. М. и др.
др. Указ.
Указ. соч.
соч. С.
С. 211.
211.
1 33 См.:
См.: Фролов
Фролов э.Э. Д.
Д. Судьба
Судьба ученого.
ученого. С.
С. 147.
147.
1 44 Кроме
Кроме университетской
университетской стипендии
стипендии М. М. И.
И. Ростовцев
Ростовцев получил
получил нана поездку
поездку
Iзначительную
значительную сумму
сумму от
от матери.
матери.
s, См.:
См.: Фролов
Фролов э.
Э. Д.
Д. Судьба
Судьба ученого.
ученого. С.
С. 147.
147.

1 б6 Там
Там же.
же. С. 147-148; Марконе
С. 147-148; Марконе А.
А. Указ.
Указ. соч.
соч. С.
С. 218.
218.

77
ставником Ростовцева
ставником Ростовцева вв области
области латинской
латинской эпиграфики
эпиграфики бьm
бьm
Холодняк, также
И. И. Холодняк, также прошедший
прошедший подготовку
подготовку вв семинарах
семинарах не­
не­
университетов. Именно
мецких университетов. Именно вв венском
венском семинаре
семинаре окончатель­
окончатель­
теснейшие связи
но сложились теснейшие связи Ростовцева
Ростовцева сс европейской,
европейской, ии
всего немецкой,
прежде всего немецкой, наукой.
наукой.
1896 г.г. Ростовцев
Летом 1896 Ростовцев едет
едет вв Испанию,
Испанию, аа зимой
зимой работает
работает
Париже
в Пари Национальной библиотеке
же в Национальной библиотеке ии вв Кабинете
Кабинете медалей.
медалей.
знакомится сс известными
Здесь он знакомится известными нумизматами
нумизматами Эрнестом
Эрнестом Ба­
Ба­
белоном
белоном и Морисом
Морисом Пру.lПру.l В
В этот
этот же
же период
период ученый
ученый собирает
собирает
и каталогизирует
каталогизирует римские
римские свинцовые тессеры -- массовый
свинцовые тессеры массовый ар­
ар­
хеологический
хеологический материал,
материал, на
на который
который до
до него
него никто
никто еще
еще нене
обращал должного
должного внимания.
внимания.22 Летом 1897 г.г. Ростовцев
Летом 1897 Ростовцев посетил
посетил
Тунис и Алжир,
Алжир, чтобы познакомиться
чтобы познакомиться сс развалинами
развалинами Карфагена
Карфагена
и римских
римских вилл
вилл вв Северной
Северной Африке.
Африке. Из
Из Африки
Африки ученый
ученый едет
едет
в Лонлон
Лондон и тамтам знакомится
знакомится сс двумя
двумя известнейшими
известнейшими папироло­
папироло­
гами того
того времени
времени - Б.
Б. п.
п. Гренфелом
ГренфеломЗ3 ии профессором
профессором из из дуб­
Дуб­
лина д.
Д. п.
п. Магаффи,
Магаффи, специалистом
специалистом по по истории
истории эллинистичес­
эллинистичес­
кого Египта
Египта и и автором
автором «Истории
«Истории греческой
греческой литературы»,
литературы», рус­
рус­
ский перевод
перевод которой
которой появился
появился незадолго
незадолго до до того
того вв России.
России.
Перед тем
тем как
как вернуться
вернуться нана родину,
родину, Ростовцев
Ростовцев еще еще раз
раз посе­
посе­
щает Италию и и Грецию.
Грецию.
Вторая
Вторая научная
научная поездка
поездка сделала
сделала Ростовцева
Ростовцева ученым
ученым сс евро­
евро­
пейской известностью.
известностью. Помимо
Помимо личного,
личного, что
что очень
очень важно
важно длядля
исследователя,
исследователя, ознакомления
ознакомления с
с материальными
материальными историческими
историческими
памятниками,
памятниками, Ростовцев
Ростовцев приобрел
приобрел вв Европе
Европе ценнейший
ценнейший опыт
опыт
работы
работы вв семинарах
семинарах известных
известных ученых,
ученых, аа также
также дружеские
дружеские связи
связи
со
со многими
многими из из них.
них. Здесь
Здесь следует
следует упомянуть
упомянуть У.У. Виламовица­
Виламовица­
Мёллендорфа,
Мёллендорфа, общепризнанного
общепризнанного главу
главу тоглашней
тогдашней классической
классической
филологии,
филологии, историка
историка Эдуарда
Эдуарда Майера,
Майера, учеников
учеников Т.Т. Моммзена
Моммзена
о.
о. Гиршфельда,
Гиршфельда, х. х. Хюльзена,
Хюльзена, Э.Э. Бормана,
Бормана, папиролога
папиролога Ульриха
Ульриха
Вилькена
Вилькена ии многих
многих других.
других.
С
С 1896 г.
г. статьи
статьи Ростовцева
Ростовцева появляются
появляются вово многих
многих западных
западных
научных
научных журналах:
журналах: вв венских
венских «Археологическо-эпиграфичес­
«Археологическо-эпиграфичес­
ких
ких сообщен,иях»,
сообщеНJiЯХ», вв «Сообщениях
«Сообщениях Германского
Германского археологичес­
археологичес­
кого
кого института»
института» вв Риме,
Риме, вв парижском
парижском «Нумизматическом
«Нумизматическом обо­
обо­
зрении»
зрении» и и ряде
ряде других изданиЙ.44 Уже
других изданиЙ. Уже вв это
это время
время очерчивается
очерчивается
целый
целый ряд
ряд тем,
тем, которые
которые Ростовцев
Ростовцев будет
будет продолжать
продолжать разраба­
разраба­
тывать
тывать вв последующие
последующие годы.
годы. Это
Это -- помпейская
помпейская декоративная
декоративная

11 См.:
См.: Фролов
Фролов э.
э. Д.
Д. Судьба
Судьба ученого.
ученого. С.
С. 147.
147.
22 ОО свинцовых
СВИИЦОВЫХ тессерах
тессерах вв изучении
изучении М.М. и.
и. Ростовцева
Ростовцева см.
см. интереснейшую
интереснейшую
статью
статью Ф. Ф. Зелинского 1904 г. (Зелинский Ф. Ф.
Ф. Ф. Зелинского 1904 г. (Зелинский Ф. Ф. Новый
Новый памятник
памятник древнерим­
древнерим­
ского
ского быта
быта иН из
ИЗ жизни
жизни идей.
идей. Научно-популярные
Научно-популярные статьи.
статьи. 3-е
3-е изд.
изд. Пг.,
Пг., 1916.
1916.
С. 281-317).
С.281-317).
3 О Б. п. Гренфеле СМ. подробнее: ДоUль Л. Завещанное временем. ПОИС­
3 О Б. п. Гренфеле см. подробнее: Дойль л. Завещанное временем. Поис­
ки
ки памятников
памятников письменности.
письменности. М., 1980. С.
М., 1980. С. 180--208.
180-208.
44 См.:
См.: Фролов
Фролов э.
э. Д.
Д. Судьба
Судьба ученого.
ученого. С.
С. 150.
150.
88
живопись,
живопись, откуп
откуп и
и административное
административное управление
управление Римской
Римской им­
ИМ­
перии,
перии, коммерческая
коммерческая и
и социальная
социальная жизнь
жизнь римлян,
римлян, римские
римские аг­
аг­
рарные
рарные отношения.
отношения .
По
По возвращении
возвращении вв Россию
Россию Ростовцев
Ростовцев начинает
начинает преподавать
преподавать
вв качестве
качестве приват-доцента
приват-доцента в
в Санкт-Петербургском
Санкт-Петербургском университете
университете
и на Бестужевских курсах.
курсах . Он вел чтение латинского автора,
лекции
лекции попо римской
римской истории
истории и и специальный семинар (скорее
специальный семинар (скорее
всего,
всего, связанный
связанный сс чтением
чтением и и комментарием литературных и
комментарием литературных и
эпиграфических текстов).! Начинается
эпиграфических текстов).' период реализации
Начинается период зна­
реализации зна­
ний
ний ии опыта,
опыта, накопленных
накопленных во во время поездок. Одна
время поездок. Одна за
за другой
другой вв
сравнительно
сравнительно короткий
короткий промежуток
промежyrок времени бьmи подготовле­
времени бьUlИ подготовле­
ны магистерская
маrnстерская и докторская диссертации (первая - уже упо­
мянутая
мянутая выше
выше работа
работа «История
«История государственного откупа в
государственного откупа в Рим­
Рим­
ской империи (от Августа до Диоклетиана)>> 1899 г. и вторая ­-
«Римские
«Римские свинцовые
свинцовые тессеры»
тессеры» 1903 г.). В это
г.). В это же
же время Ростов­
время Ростов­
цев
цев публикует
публикует большое
большое число
число статей
статей как
как в России, так
в России, так ии вв
Германии.
Германии. После
После защиты
защиты магистерской диссертации, в
магистерской диссертации, в 1901 г.,
г. ,
Михаил Иванович женился на Софье Михайловне кульчицкой.
Брак
Брак этот
этот оказался
оказался очень
очень прочным, счастливым и
прочным, счастливым и долгим.
долгим.
Уже
Уже вв приведенных
приведенных выше
выше работах обозначились те
работах обозначились те идеи,
идеи,
которые
которые в дальнейшем лягут
ляryr в основу главных трудов Ростов­
цева, а именно идеи о том, что римское
римское государство бьUlО
бьmо ос­
новано на эллинской политике и эллинистической монархии,
«слившей
«слившей элементы
элементы политики
политики с
с восточным
восточным территориальным
территориальным
единовластием».
единовластием». При
При этом
этом римская
римская республика
республика является
является выс­
выс­
шей
шей формой
формой развития
развития эллинской
эллинской политии,
политии, аа империя
империя - рас­
рас­
пространением
пространением принципов
принципов эллинистической
эллинистической монархии
монархии на
на всю
всю
ойкумену.
ойкумену. Таким
Таким образом,
образом, считал
считал Ростовцев,
Ростовцев, принцип
принцип римской
РИМСКОЙ
императорской
императорской администрации
администрации и и откупной
откупной системы
системы проистека­
проистека­
ет из
из практики
n рактики эллинистических монархий
монархий и прежде всего эл­
линистического Египта. Задачу исследователя Ростовцев видел
в выделении собственно римских начал и эллинистического на­
следия в социально-экономической системе Римской империи.
В
В эти годы Ростовцев подготовил ряд статей как для важ­
нейших иностранных,
иностранных, так и для
ДJlЯ отечественных ЭНЦИКJ10педи-
энциклопеди­

1I См.:
См.: Там
Там же.
же. С. 160. См.
С. 160. См. приведенный
приведенный там
там интереснейший
интереснейший пассаж
пассаж из
из
воспоминаний одной I:\З
I;IЗ учениц М. И. Ростовцева - М.
М . Е. Сергеенко, ставшей
позднее
позднее крупнейшим
крупнейшим российским
российским исследователем
исследователем социально-экономической
социапьно-экономической
жизни
жизни Римской
Римской империи.
империи. В
В частности,
частности, ее
ее перу
перу принадпежал
принaдnежал первый,
первый, к сожа­
к сожа­
лению
лению неопубликованный,
неопубликованныЙ. перевод
перевод книги
книги «Общество
"Общество ии хозяйство
хозяйство в
в Римской
Римской
империю>,
империи», выполненный
выполненный ею ею вв 5G---60-x
50--60-х годах
годах для
J11UI одного
одного из
из ленинградских
ленинградских из­
из­
дательств, но не увидевший
УВИдевший свет по вине редакции.
редакции . Этими сведениями автор
статьи обязан члену-корреспонденту
члену-корреСПОfU1енту РАН Н. Н.. Казанскому, близко знавшему
Н. Н
покойную М. Е. CepreeHKo.
Сергеенко. Мария Ефимовна, несмотря на то что рукопись
была
БЬUJа затеряна
затеряна в
в издательстве,
издательстве, не
не считала,
считала, что ее труд
что ее был напрасным,
труд был напрасным, посколь­
посколь­
ку работа над переводом книги
книrn учителя,
учитcJ1JI. по ее дала ей больше знаний,
се словам, дапа
чем
чем многие
многие исследования npyrnx
исследования других ученых,
ученых, вместе взятых..
вместе ВЗJlтых

9
главным образом
ческих изданий, касающихся главным образом реалий
реалий римской
римской
экономиЧеской жизни.'
экономической жизни.! Дрyrпм
Дрyrnм направлением
направлением егоего деятельности
деятельности
изучение сюжетов
бьUIО изучение сюжетов из из истории
истории Северного
Северного Причерноморья.
Причерноморья.
Главные интересы ученого касалиськасались культурных
культурных контактов
контактов
скифо-сарматского мира и и эллинства,
эллинства, аа также
также изобразительного
изобразительного
искусства данного
искусства данного региона.
реmона. Результатом
Результатом этих
этих исследований,
исследований, по­ по­
мимо многочисленных статей,
статей, явилась
явил ась публикация
публикация таких
таких фун­фун­
даментальных работ, каккак «Античная
«Античная декоративная
декоративная живопись
живопись на на
юге России» (СПб., 1913-1914), «Эллинство
«Эллинство И И иранство
иранство на на юге
юге
России» (Пг., 1918) и «Скифия
«Скифия И И Боспор.
Боспор. Критическое
Критическое обозре­
обозре­
ние памятников литературных и и археологических»
археолоmческих» (Пг., (Пг., 1915).
1915).
Собранные
Собранные материалы помогают
помогают Ростовцеву
Ростовцеву вв том,
том, что
что онон
находит для себя lUирокое
lllирокое поле
поле деятельности
деятельности вв исследовании
исследовании
социально-экономических
социально-экономических вопросов
вопросов эллинизма.
эллинизма. В 1990 г.г. появ­
В 1990 появ­
ляется его обlUИРНая
обширная рецензия
рецензия на на труд
труд германского
германского коллеги
коллеru
У. Вилькена о греческих остраконах
остраконах изиз Египта
Еmпта и Нубии}2 Ре­
и Нубии. Ре­
цензия эта БЬUIа
была весьма
весьма критической.
критической. Ростовцев
Ростовцев отмечает,
отмечает, что что
существовавlUая
существоваВlllая вв Римской
Римской империи
империи смеlUанная
смешанная система
система сбора
сбора
налогов, при которой государственные
государственные чиновники
чиновники взимали
взимали пря­пря­
мые налоги,
налоru, а откупщики - казенные, не не могла
могла быть,
быть, как
как счи­
счи­
тал У. Вилькен, актом единовременной
единовременной государственной
государственной рефор­
рефор­
мы,
мы, но ЛИlUь
лишь результатом
результатом длительного
длительного эволюционного
эволюционного развития.
развития.
Ростовцев, вв противоположность сторонникам
сторонникам теории
теории ойкосной
ойкосной
структуры античной экономики, склонен
склонен бьUI
бьUI усмотреть
усмотреть вв ней
ней
сильное развитие капиталистических
капиталистических начал,
начал, вв особенности
особенности вв
экономике птолемеевского
птолемеевского Египта.
Еruпта.
В начале 1917 г.г. Ростовцев
Ростовцев бьUI
бьUI избран
избран членом
членом Академии
Академии
наук. Рост и упрочение
упрочение его
его положения
положения вв университетских
университетских и и
академических
академических кругах
кругах вполне
вполне соответствовал
соответствовал его
его научной
научной славе.
славе.
Однако бьUIО бы ОlUибкой
ошибкой считать, что что его
его деятельность
деятельность вос­
вос­
принималась безусловно положительно
положительно всеми
всеми его
его коллегами.
коллегами.
Сильная, волевая натура
натура ученого,
ученого, не скрывавшего своих
не cKpbIBaBlUero своих сомне­
сомне­
ний и антипатий, уу многих
мноmх вызывала
вызывала раздражение.
раздражение. Б.Б. В.
В. Вар­
Вар­
неке в своих мемуарах упоминает
упоминает оо конфликте,
конфликте, ВОЗНИКlUем
возникшем из­из­
за предложения И. В. Помяловского
Помяловского преподнести
преподнести Ф.Ф. Ф.
Ф. Соко­
Соко­
лову диWIОМ
диплом почетного доктора.
доктора. Ростовцев,
Ростовцев, на наlll взгляд
на HaIU взгляд без
без
достаточных
достаточных оснований,
оснований, выступил
выступил категорически против.33 Не
категорически против. Не
всех, очевидно, устраивало
устраивало и активное
активное участие
участие Ростовцева
Ростовцева вв
деятельности
деятельности партии
партии кадетов,
кадетов, в
в которых
которых усматривали
усматривали «врагов
«врагов
престола»,
престола», а
а также
также его
его близкое
близкое знакомство
знакомство сс лидером
лидером партии
партии
П.
П. Н.
Н. Милюковым.
Милюковым. НоНо главное,
главное, что
что вызывало
вызывало неудовольствие
неудовольствие уу

,I См.:
См.: Фролов
ФРОЛО6 Э.
Э. Д.
Д. Судьба
Судьба ученого.
ученого. С. 153-154; Марконе
С. 153-154; Марк.оне А.
А. Указ.
Указ. соч.
соч.
С.219.
С.219.
22 См.:
См.: Фролов
ФРОЛО6 Э.
Э. Д.
Д. Судьба
Судьба ученого.
ученого. С. 155; МаРICоне
С. 155; Марконе А. А. Указ.
Указ. соч.
соч. С.221.
С.221.
33 См.:
См.: Варнеке
Варнеке Б.
Б. В.
В. Старые
Старые филологи
филологи Ни ПФА
ПФА РАН, РАН, ф. 896, оп.
ф.896, 1. Д.
оп. 1. Д. 479.
479.
Событие
Событие этоэто Варнеке
Варнеке относит
относит ко
ко времени
времени до 1905 г.г.
до 1905

10
10
бьmа его
некоторых коллег Ростовцева, была его ориентированность
ориентированность нана
основанную, безусловно,
европейскую науку об античности, основанную, безусловно, на
на
ясном понимании того, что никакая наука
наука не
не может
может быть
быть на­
на­
Оппоненты исследователя,
укой исключительно одной страны. Оппоненты исследователя,
недостаток патриотизма,
усматривая в этом недостаток патриотизма, невольно
невольно понужда­
понужда­
научные Достижения.
ли себя недооценивать его яркие научные достижения.!l
Ростовцев внес нем алый вклад и вв дело
дело популяризации
популяризации вв
России знаний об античном мире.
мире. По его
его инициативе
инициативе и и под
под его
его
слушательниц Бестужевских
руководством при участии слyuuательниц Бестужевских курсов
курсов
весьма содержательных
был выполнен перевод трех весьма содержательных немецких
немецких
пособиЙ. 2
отверг большевистский
Михаил Иванович решительно отверг большевистский пере­
пере­
крушение всех
ворот 1917 г., означавший крyuuение всех его надежд
надежд относи­
относи­
Ростовцева этого
тельно будущего России. Настроения Ростовцева этого времени
времени
можно легко понять из его письма
письма кк поэту
поэту Вячеславу
Вячеславу Иванову
Иванову
от 27 декабря 1917 г.: «Как Вы поживаете?
поживаете? Как Как переносите
переносите
крушение? Черкните, если найдете
найдете время, два
два слова.
слова. Очень
Очень хо­
хо­
телось бы повидать Вас и побеседовать.
побеседовать. НоНо это,
это, очевидно,
очевидно, вв
области мечтаний. Утешаюсь мыслью,
мыслью, что
что вв истории
истории бывали
бывали
времена, когда людям жилось
жилось еще хуже.
хуже. Вряд
Вряд ли,
ли, однако,
однако,
можно найти эпоху, когда бы в одном месте
месте собралось
собралось столько
столько
людской подлости. Побиваем рекорд».3
рекорд».3
Летом 1918 г. Ростовцев вместе
вместе сс супругой
супругой навсегда
навсегда покидает
покидает
Россию. Поездка эта была
бьmа запланирована
запланирована им им давно
давно и и изначаль­
изначаль­
но имела сугубо научный характер. ОднакоОднако события
события конца
конца
1917-начала 1918 г. вынудили ученого
ученого принять
принять это
это тяжелое,
тяжелое,
но единственно возможное для негонего решение.
решение. Из Из России
России четачета
Ростовцевых выехала сначала
сначала вв Швецию,
Швецию, аа вв начале 1919 г.г. -­
начале 1919
в Англию, где у Михаила Ивановича бьmибьmи старые
старые научные
научные свя­свя­
зи. Почти два года Ростовцев преподает
преподает вв Оксфорде,
Оксфорде, где
где полу­
полу­
чает звание почетного доктора.
доктора. Однако к к середине 1920 г.г. уу
середине 1920
него складывается решение о переезде
переезде вв США.
США.

1! Ряд подобного рода мнений


мнений содержится
содержится вв приведенных
приведенных И.
И. Ф.
Ф. Фихманом
Фихманом
вьщержках
выдержках из переписки коллег Ростовцева Г.
Г. Ф.
Ф. Церетели
Церетели ии С.
С. А.
А. Жебелева
Жебелева
(Г. Ф. Церетели в петербургских
петербургских архивах:
архивах: портрет
портрет ученого
ученого ии Архивы
Архивы русских
русских
византинистов в Санкт-Петербурге. С. 255, 255, 258). Примечательной
Примечательной вв этом
этом кон­
кон­
тексте является
ЯWIяется несколько горделивая позиция
позиция академика
академика С.С. А.
А. Жебелева,
Жебелева, ви­
ви­
девшего свою заслугув том, что он он получил
получил своесвое образование
образование «не
«не путем
путем шту­
шту­
дирования в заграничных университетах» (ЖебеJlев
(ЖебеJlев С.С. А. Северное
Северное Причерно­
Причерно­
морье. Исследования и статьи по истории Северного
Северного Причерноморья
Причерноморья античной
античной
эпохи. М.; Л., 1953. С. 9).
2 Речь идет о следующих пособиях: Нuзе Нuзе Б.Б. Очерк
Очерк римской
римской истории
истории ии
источниковедения. 3-е изд.
изд. СПб., 1910; ПёJlьман
ПёJlьман Р.Р. История
История античного
античного комму­
комму­
низма и социализма и Общая история европейской культуры. культуры. СПб., 1910. Т.
СПб., 1910. Т. 2;
2;
Баумгартен Ф., ПОJlJlанд
ПОJlJlанд Ф., Вагнер
Ватер Р.
Р. Эллинистическо-римская
Эллинистическо-римская культура.
культура.
СПб., 1914.
э3 Бонгард-Левuн Г. М. u др. Указ.
Указ. соч.
соч. С.
С. 217.
217.
11
препgдает сначала
В Америке Ростовцев препgдает сначала вв Университете
Университете
затем -
штата Висконсин, а затем вв Иельском
Иельском университете.
университете. Причи­
Причи­
работы вв некоторой
на смены места работы некоторой степени
степени проясняется
проясняется изиз
Ростовцева к Питириму
письма Ростовцева Питириму Сорокину
Сорокину отот 3 октября 1938
3 октября Г.,
1938 г.,
когда по выходе нана пенсию
пенсию перед
перед ним
ним стоял
стоял трудный
трудный выбор:
выбор:
принять очень
либо принять очень заманчивое (однако
(однако отклоненное
отклоненное им)им) пред­
пред­
ло~ение перейти нана работу
работу вв Гарвард,
Гарвард, либо
либо продолжить
продолжить работу
работу
I1ельском университете.
в IJельском университете. «Как
«Как трудно
трудно бьmо
бьmо мне
мне вв Висконсине
Висконсине
и Иеле завоевать студентов,
студентов, заставить
заставить их
их меня
меня слушать
слушать ии много
много
несмотря на
работать, несмотря на все
все комические
комические стороны
стороны моей
моей личности,
личности,
которые я сознаю больше,
больше, чем
чем вывы думаете:
думаете: курьезная
курьезная внеш­
внеш­
ность, экзотические манеры,
манеры, сильный
сильный акцент
акцент и
и порядочное
порядочное ко­
ко­
личество ошибок в моем английском
английском языке.
языке. Все
Все это
это осталось,
осталось,
чем уменьшится.
и все это скорее усилится, чем уменьшится. Ко
Ко всему
всему прочему
прочему
прибавляется растушая
растушая глухота».l
глухота».l
Но, несмотря
несмотря на
на все
все трудности,
трудности, именно
именно этот
этот период
период вынуж­
вынуж­
денной эмиграции оказался
оказался самым
самым важным
важным и и плодотворным
плодотворным вв
научном творчестве Ростовцева.
Ростовцева. Именно
Именно вв это
это время
время увидели
увидели
свет два его главных
главных сочинения:
сочинения: «Общество
«Общество ии хозяйство
хозяйство вв Рим­
Рим­
ской империи» (впервые
(впервые опубликованное
опубликованное вв 1925
1925 г.г. на
на англий­
англий­
ском языке) и «Социально-экономическая
«Социально-экономическая историяистория эллинского
эллинского
мира»,2 а кроме того,
того, под его
его руководством
руководством проводятся
проводятся много­
много­
летние раскопки в Дура-Европос
Дура-Европ ос -- эллинском
эллинском городе городе вв вер­
вер­
ховьях Евфрата, основанном
основанном около 300 г.г. до
около 300 до н.
н. э.
э. по
по распоря­
распоря­
жению Селевка
Селевка Никатора.
Никатора.З3 Историко-культурная
Историко-культурная ценность
ценность рас­
рас­
копок в Дура-Европос бьmа
бьmа огромна,
огромна, она
она показала
показала роль
роль античной
античной
Месопотамии как места
места глубокого
глубокого взаимодействия
взаимодействия греческой,
греческой,
иранской и семитской культур.
культур.
Предлагаемый читателю
читателю русский
русский перевод
перевод книги
книги «Общество
«Общество
и хозяйство в Римской империю>
империи» сделан
сделан сс немецкого
немецкого издания
издания
1928 г., к которому
которому М. И.
И. Ростовцев
Ростовцев собственноручно
собственноручно написал
написал
предисловие. Мы надеемся,
надеемся, что
что знакомство
знакомство читателя
читателя сс одной
одной из
из
главных работ ученого
ученого встретит
встретит достойный
достойный интерес
интерес ии послужит
послужит
благородному делу распространения
распространения знаний
знаний об
об античном
античном мире.
мире.

А.
А. Я.
Я. Тыжов
Тыжов

1 Бауэрсок Г. У.,
У., Бонгард-Левuн
Бонгард-Левuн Г. Г. М.
М. М.М. И.И. Ростовцев
Ростовцев ии Гарвард
Гарвард //11 Вест­
Вест­
ник
ник древней
древней истории.
истории. 1994. N~ 1. С.
N~ 1. С. 211.
22 RostovtzeJf М.
М. The socia!
social and
and economic history
history of
of the
the Hellenistic
Hellenistic Wor!d.
World.
Oxford, 1941. Уо!.
Уо]. 1-3.
RostovtzeJf М.
33 RostovtzeJf 1. Dura-Europos
М. 1. Dura-Europos andand its
its art.
art. Oxford, 1938. Систематические
Oxford, 1938. Систематические
раскопки
раскопки вв Дура-Европос
Дура-Европос бьши бьUlИ начаты
начаты вв начале
начале 20-х20-х годов
годов силами
силами Академии
Академии
надписей
надписей ии изящной
изящной словесности
словесности вв Париже.
Париже. ДваДва сезона
сезона раскопками
раскопками руководил
руководил
ученый
ученый бельгийского
бельгийского происхождения
происхождения Франц
Франц Кюмон.
Кюмон. С 1928 г.г. финансирование
С 1928 финансирование
раскопок, благодаря инициативе Ростовцева,
Ростовцева, взял
взял на
на себя
себя Йельский
Йельский универси­
универси­
тет,
тет, и
и руководство
руководство раскопками
раскопками переIШЮ
переlll!lО к
к Ростовцеву.
Ростовцеву. Под
Под его
его началом
началом раскоп­
раскоп­
ки
ки продолжались
продолжались до
до 1937 г.г.
1937
ИЗ ПРЕДИСЛОВИЯ К АНГЛИЙСКОМУ ИЗДАНИЮ

пополнить
Работая над этой книгой, я отнюдь не имел в виду пополнить
научную литературу новой «Историей Римской империи». Моя Моя
стоит более
цель скромнее, так как передо мной стоит более узкая задача.
задача.
О внешней политике императоров, развитии государственного
государственного
военной администрации,
устройства, системе гражданской и военной администрации, ор­
ор­
ганизационном устройстве армии существует
сушествует уже
уже достаточно
достаточно
основательных, добротных монографий; вопросы муниципаль­
муниципаль­
ного самоуправления италийских и отчасти
отчасти провинциальных
провинциальных го­
го­
родов также получили достойное освещение в специальных
специальных ис­
следованиях, и уже появились работы, в которых
которых прослежива­
прослежива­
ются особенности исторического развития отдельных провин­
провин­
ций в условиях империи. Однако до сих пор еще еще никем нене
написана монография, где бьmа бы представлена целостная
целостная кар­
кар­
тина социальной и экономической жизни Римской
Римской империи
империи и
и
выявлены основные тенденции общего развития. Есть
Есть ряд
ряд цен­
цен­
ных работ, проливающих свет на те
те или иные частные
частные пробле­
пробле­
мы этого плана или отдельные исторические
исторические периоды.
периоды. Но
Но
большинство из них, как, например, превосходная
превосходная работа
работа
л. Фридлендера, написаны с позиции антиквара, аа не
Л. не историка,
историка,
и нельзя назвать ни одного труда, где бьmа
бьmа бы сделана
сделана попытка
попьпка
связать ход социального и
и экономического
экономического развития
развития империи
империи с
с

историческим развитием ее
ее государственного
государственного и
и административ­
административ­

ного устройства или с внутренней и внешней


внешней политикой
политикой импе­
импе­
раторов. Настоящая книга представляет
предстаWIЯет собой первый
первый опыт
опыт в
этом направлении'.
направлении. Я отнюдь не обольщаюсь
обольщаюсь относительно
относительно до­
до­
стигнутого
стиrnутого результата и не
не испытываю
испьпываю полного
полного удовлетворения.
удовлетворения.
Передо мной стояла непростая задача, которая сложно подда­
подда­
ется решению, а скудный материал приходилось собирать
собирать по
по
крохам. Соответствующие статистические данные
данные отсутствуют.
отсутствуют.
Немногочисленные факты, доступные
доступные наблюдению, всегда
всегда до­
до­
пускают спорные толкования, а выводы, которые
которые из
из них
них делают
делают
ученые, носят гипотетический характер и зачастую представля­
представля­
ются весьма произвольными. Однако, невзирая на все
все трудно-
трудно­

13
увлекательна. Я
сти, эта тема крайне увлекательна. Я убежден
убежден вв том,
том, что
что на­
на­
стоящая всеобъемлющая история Римской Римской империи
империи может
может быть
быть
написана лишь на основеоснове глубокого изучения
изучения социальных
социальных и и
экономических отношений
экономических отношений этойэтой эпохи.
эпохи.
Теперь оо том,
том, как
как у меня
меня располагается
располагается материал
материал и и строится
строится
разъяснение послужит
изложение; это краткое разъяснение послужит ДJIЯ
для удобства
удобства чи­
чи­
позднего периода
тателя. Рассмотрение позднего периода республики
республики вв главе
главе 1I
очерка. Более
носит характер беглого очерка. Более подробное
подробное исследование
исследование
заняло бы отдельный
отдельный том. Такую
Такую работу
работу яя предполагаю
предполагаю издать
издать
времени в составе монографии,
в скором времени монографии, посвященной
посвященной соци­
соци­
экономической истории
альной и экономической истории эпохи
эпохи эллинизма.
эллинизма. ВВ главах
главах П11
и 111, эпоха ABI)'CTa
ПI, где рассматривается эпоха Августа и и период
период военной
военной ти­ти­
рании его ближайших
ближайших преемников,
преемников, я меньше
меньше вдавался
вдавался вв по­по­
дробности, чем вв последующих, где где идет речь
речь о
о периоде
периоде п­ 11­
ПI
111 вв. Причина такого
такого подхода
подхода заключается
заключается вв том,
том, что
что здесь
здесь вв
существеннейших пунктах
пунктах изложения
изложения я я имел
имел возможность
возможность ссы­
ссы­
латься на целый ряд новейших
новейших работ,
работ, вв которых
которых подробно,
подробно, сс
соответствующих источников
полным указанием соответствующих источников разработана
разработана
эта тема. Основную часть моей моей книги
книги составляют главы IV-XI,
составляют главы IV-XI,
посвященные наименее
наименее исследованному
исследованному историческому
историческому периоду
периоду

именно П-ПI
Римской империи, а именно вв. Последняя
II-III вв. Последняя глава,
глава, как
как и
и
первая, написана в виде
виде очерка,
очерка, задачей
задачей которого
которого бьшо
бьшо лишь
лишь вв
различия между
самых общих чертах выявить различия между ранним
ранним ии поздним
поздним
периодом империи
империи в области
области социальной и и экономической
экономической
структуры.
структуры.
из двух
Книга состоит из разделов -
двух разделов основного текста
основного текста ии при­
при­
мечаниЙ. В тексте
тексте я хотел
хотел в удобочитаемом
удобочитаемом виде
виде представить
представить
общую картину социального и и экономического
экономического развития
развития импе­
импе­
рии, так чтобы
чтобы изложение бьuю
бьшо доступно
доступно любому
любому читателю,
читателю,
интересующемуся
интересующемуся этим предметом. Примечания
Примечания попо своему
своему ха­
ха­
рактеру распадаются на две
две различные
различные группы.
группы. ВВ тех
тех случаях,
случаях,
где я имел возможность отсьmать
отсьmать читателя
читателя за
за подробностями
подробностями к к
книгам и
и статьям
статьям других
других авторов,
авторов, и
и в
в тех,
тех, где
где мое
мое суждение
суждение
основывается
основывается на
на чужих
чужих исследованиях,
исследованиях, соответствующие
соответствующие при­
при­
мечания,
меч'ания, как правило,
правило, носят чисто библиографический
библиографический харак­
харак­
тер. Я прекрасно сознаю, что
что эта библиография
библиография является
является далеко
далеко
не полной. Моя книга - не учебник и и не
не справочник.
справочник. Как
Как
правило, я старался
старался не
не перегружать
перегружать перечень
перечень излишними
излишними ссьш­
ссьш­
ками на устаревшую литературу. Цитируются
Цитируются только
только те
те сочи­
сочи­
нения, которые я сам тщательно прорабатывал
прорабатывал и
и из
из которых
которых
черпал полезные сведения; работы, ничего
ничего мне
мне не
не давшие,
давшие, ос­
ос­
тались
тались неупомянутыми,
неупомянутыми, поскольку
поскольку и
и читателю
читателю они
они вряд
вряд ли
ли мо­
мо­
гут сообщить что-то интересное.
интересное. При
При цитировании
цитировании новейшей
новейшей
литературы
литературы я
я по
по возможности
возможности старался
старался воздерживаться
воздерживаться от
от кри­
кри­
тических замечаний, за исключением тех
тех случаев,
случаев, когда
когда мои
мои
выводы не совпадали с общепризнанными
общепризнанными положениями наибо-
наибо­

14
14
лее авторитетных работ. Однако
авторитетных работ. Однако примечания
примечания библиографичес­
библиографичес­
кого толка встречаются
встречаются у
у меня
меня вв меньшинстве.
меньшинстве. Те
Те разделы,
разделы, для
для
пришлось самому
которых мне пришлось самому собирать
собирать ии обрабатывать
обрабатывать фак­
фак­
материал, поскольку
тический материал, поскольку его
его не
не нашлось
нашлось вв новейшей
новейшей ли­
ли­
как правило,
тературе, я, как правило, сопровождал
сопровождал примечаниями,
примечаниями, которые
которые
по сути дела являются
являются неболь~ими
небольЩ'ими самостоятельными
самостоятельными исследо­
исследо­
ваниями по различным
различным частным
частным вопросам
вопросам и,
и, скорее,
скорее, представ­
представ­
экскурсы и
ляют собой экскурсы и приложения.
приложения. Иногда
Иногда они
они бывают
бывают до­
до­
длинными и
вольно длинными и к
к тому
тому же
же напичканы
напичканы цитатами;
цитатами; от
от начала
начала
и до конца их,
их, вероятно,
вероятно, не
не станет
станет читать
читать никто,
никто, кроме
кроме специ­
специ­
алистов.
алистов.
тексту иллюстрации
Прилагаемые к тексту иллюстрации даны
даны не
не просто
просто для
для раз­
раз­
влечения. На самом деле
деле они
они составляют
составляют важную
важную часть
часть этой
этой
книm - ничуть
ничуть не
не менее
менее сушественную,
существенную, чем
чем примечания
примечания или
или
литературные и
й документальные
документальные цитаты.
цитаты. Они
Они почерпнуты
почерпнуты из
из
сокровищницы археологических
огромной сокровищницы археолоmческих памятников,
памятников, кото­
кото­
рые при изучении
изучении социальной
социальной и
и экономической
экономической истории
истории нене
менее важны и
и необходимы,
необходимы, чем
чем письменные
письменные свидетельства.
свидетельства. Не­
Не­
которые выводы
выводы и результаты
результаты моей
моей работы
работы основываются
основываются вв пер­
пер­
вую очередь на
на археологическом
археолоmческом материале.
материале. Я
Я очень
очень сожалею
сожалею
о том, что не
не мог
мог дать
дать большее
большее число
число иллюстраций
иллюстраций ии бьш
был
вынужден ограничиться
ограничиться одними
одними лишь
лишь образцами,
образцами, относящимися
относящимися
к реалистическому
реалистическому искусству
искусству эпохи
эпохи императоров,
императоров, не
не показав
пока зав
ничего из промышленных
промышленных изделий
изделий -- горшков,
горшков, ламп,
ламп, стекла,
стекла,
сохранившихся образчиков
образчиков тканей,
тканей, украшений,
украшений, работ
работ по
по метал­
метал­
лу и т. п. Не
Не имея возможности
возможности поместить
поместить вв книге
книге достаточно
достаточно
полную серию подобных
подобных иллюстраций,
иллюстраций, яя предпочел
предпочел вообще
вообще отот
них отказаться.
отказаться.
В конце предисловия
предисловия автору,
автору, следуя
следуя обычаю,
обычаю, предоставляет­
предоставляет­
ся
ся возможность
возможность воспользоваться
воспользоваться приятным
приятным правом
правом назвать
назвать тех
тех
людей, которые
которые оказали
оказали ему
ему помощь
помощь вв работе.
работе. Мой
Мой список
список
велик. Он свидетельствует
свидетельствует оо том,
том, что
что яя по
по мере
мере сил
сил старался
старался
опираться в
опнраться в своей
своей работе
работе на
на широкое
широкое основание
основание ии что
что никакие
никакие
потрясения, вызванные войнами
потрясения, вызванные войнами и
и революциями,
революциями, не
не смогли
смогли по­
по­
дорвать международную
международную солидарность
солидарность ученых.
ученых. Единственное
Единственное
печальное
печальное исключение
исключение составляет
составляет нынешнее
нынешнее русское
русское прави­
прави­
тельство:
тельство: по
по крайней
крайней мере
мере мне
мне оно
оно не
не дало
дало возможности
возможности ис­
ис­
пользовать в
пользовать в целях
целях науки
науки сокровища,
сокровища, накопленные
накопленные вв России.
России.
Эта книга
Эта книга посвящается
посвящается моему
моему дорогому
дорогому другу
другу Дж.
Дж. ДЖ.
ДЖ. Ч.
Ч. Ан­
Ан­
дерсону;
дерсону; пусть
пусть это
это посвящение
посвящение хотя
хотя бы
бы вв слабой
слабой степени
степени по­по­
кажет,
кажет, как
как много
много значила
значила для
для меня
меня его
его помощь
помощь и
и как
как я
я ему
ему
благодарен. Мало
благодарен. Мало того
того что
что Андерсон
Андерсон редактировал
редактировал мою
мою руко­
руко­
пись
пись ии привел
привел мой
мой английский
английский язык
язык вв удобочитаемый
удобочитаемый видвид -­
тagni sudoris
тagni opus, он
sudoris opus, он еще
еще ии читал
читал все
все корректуры,
корректуры, ввел
ввел рацио­
рацио­
нальный
нальный способ
способ цитирования
цитирования и и сверил
сверил почти
почти все
все цитаты.
цитаты. Од­Од­
нако не
нако не менее
менее важно
важно и и то,
то, что
что во
во многих
многих случаях,
случаях, когда
когда яя бьш
был

15
15
склонен выражаться неопределенно, он побуждал меня к точ­
ности высказывания; очевидно, духовному складу англичанина,

в отличие от славянской натуры, претит всякая неясность


мысли и неточность выражения. Очень часто он удерживал
меня от поспешных, а следовательно и ошибочных, формули­
ровок. И наконец, его обширные знания и здравый смысл не
раз помогали мне сдвинуться с мертвой точки, когда я заходил
в тупик.

При работе над главой о римских провинциях И поисках


приrшIИ мне на помощь.
иллюстраций многие коллеги-историки приIlUIИ
К их числу относятся: в Англии - сэр Фредрик Кэньон,
Х. И. БеJVI,
Белл, О. М. Дальтон, Х. Р. Холл, Ч. Ф. Хилл, Х. Мэттингли
И А. Х. Смит из Британского музея, Д. Г. Хогарт, Е. Турло из
Лидса, мисс М. Б. В. Тэйлор и Б. Ашмол из музея Ашмола в Ок­
сфорде, А. Е. Каули и сотрудники Бодлианской библиоте­
ки; во Франции - ныне покойный Э. Бабелон, Р. Канья,
Ж. Каркопино, Р. Дюссо, Э. Эсперандье, П. Жугэ, А. Мерлен,
Э. Мишо, П. Пердризе, Л. Пуанссо, Э. Потье, М. Пру; в Герма­
нии - В. Аме­
Г. Роденвальд, К. Шумахер и Р. Цан; в Италии - Б.
лунг, С. Ауриджемма, Г. Брусин, Г. Кальца, М. Делла Корте,
f. Стикотти; в Австрии -­
А. Минто, ]. Парибени, А. Спано, П. Стикотги;
Р. Эггер, И. Кайль и Э. Рейхель; в Польше - покойный
П. Беньковский; в Сербии - Вулич; в Болгарии -
Н. Булич; Б. Филов
И Г. Кацаров; в Румынии - В. Пырван; в Бельгии -
Б. Ф. Кюмон
И Ф. Мейанс; в Соединенных Штатах - Э. Робинсон и мисс
ДЖ. Ф. Рихтер из Метрополитен-музея, а также сотрудники
Висконсин­
Филдовского музея естественной истории в Чикаго, Бисконсин­
ского университета и библиотеки, - все они сделали все воз­
можное, чтобы облегчить мне сложную и трудоемкую работу.

Ия прошу их принять от меня самую искреннюю благодар­
ность.

ПРЕДИCJIОВИЕ К НЕМЕЦКОМУ ИЗДАНИЮ


ПРЕДИСЛОВИЕ

прибmIЗительно два года тому назад предложение


Получив приблизительно
от издательского дома «Квелле &
& Мейер» выпустить мою книгу
в немецком переводе, я, разумеется, с радостью согласился, счи­
тая для себя честью, что появилась такая потребность. Между
I тем после выхода английского
Iтем после выхода англииского
- издания проIlUIО
издания прошло уже б олее трех
уже более трех
лет, и мне достаточно бьmо мельком просмотреть набравшийся
Iлет,
IYу меня с тех пор материал, чтобы понять, что для нового из­
дания необходимо основательно переработать прежнюю моно­
Iдания
Ilграфию,
графию, в особенности раздел примечаниЙ. После 1925 г. как

16
источники, так и научная литература значительно пополнились
источники, так и научная
новыми материалами, и ялитература значительно
почел своим пополнилисьв
долгом использовать
новыми материалами.
своей работе и я почел
новые научные своим
данные долгом использовать
и высказать в
по их поводу
своей работе новые
свое мнение. научные
Поэтому данные и ввысказать
я погрузился долmй и по их поводу
кропотливый
свое мнение. Поэтому я погрузился в долгий и кропотливый
труд, необходимый для создания обновленной редакции моей
труд,
книm.необходимый
В ходе этойдля создания
работы мне обновленной редакции
не часто пришлось моей
вносить
книги. В ходе
изменения этой
в свое работы мне
понимание не часто пришлось
исторического вносить
развития Римской
изменения в свое материал,
империи. Новый пониманиекакисторического развития
правило, вполне Римской
отвечал моей
империи. Новый материал, как правило, вполне отвечал
концепции и во многом служил ей новым подтверждением. моей
Од­
концепции и во многом
нако в результате служил
работы над ей новым подтверждением.
обновленным вариантом книmОд­
нако
яснеев проступили
результате работы
мноше над обновленным
характерные вариантом
черты книги
исторического

процесса,
яснее оживив
проступили и дополнив
многие общую картину.
характерные Внесенные до­
черты исторического
процесса,
полнения оживив и дополнив
и улучшения общую картину.
по возможности Внесенныев до­
бьmи включены ос­
полнения и улучшения
НОВНОЙ текст книги, НОпо возможности
особенно много бьmи включены
их попало в ос­
в примеча­
новной тексттого,
ния. Кроме книги, но особенно
нужно многона
бьvlО ответить ихнекоторые
попало в критичес­
примеча­
пия.
кие Кроме того, нужно
высказывания бьmо ответить
по поводу моей книm.на некоторые критичес­
Но это я делал лищь
кие высказывания
в редких случаях по поводу моей
и, скорее, книrn.исключения,
в порядке Но это я делал
так лишь
как я
вне любитель
редких полемики,
случаях а возражения
и, скорее, в порядкемоих критиковтак
исключения, не содер­
как я

не
жатлюбитель полемики,
ничего такого, ЧТО азастаВlШО
возражениябы моих критиков мои
меня изменить не содер­
взгля­
жат
ды. ничего такого, археолоmческие
Новые важные что заставило бынаходки
меня изменить
позволилимоимне
взгля­
уве­
ды. Новые
личить важные археологические
иллюстративный находки позволили
материал. Совершенно новым мне уве­
является
личить
раздел иллюстративный материал. Совершенно
в главе УН, посвященный Нубии. новым является
раздел
Я бьmв главе УН,
очень посвященный
обрядован, узнав,Нубии.
что перевод моей книm со­
Я бьm сделать
гласился очень обрадован,
д-р Лотар узнав,
Викерт;что перевод
ему, моей
а также книги Бар­
госпоже со­
гласился сделать
баре Викерт, я нед-р Лотар
могу Викерт; глубочайшую
не выразить ему, а также благодарность
госпоже Бар­
баре
за ихВикерт,
труды. я Не
не могу
могу нене выразить
упомянуть глубочайшую благодарность
и о том, какую большую
за их труды.
помощь Не мне
оказал могуд-рне Викерт,
упомянуть и о том.
устранив какую большую
кое-какие огрехи и
помощь
указав на оказал мне д-р
отдельные Викерт,и неТQЧНDСТИ
неясности устранив кое-какие огрехи и
в моем английском
указав
текстена
и отдельные
в ссьmках неясности
на научныеи работы
неточности в моем английском
и источники. Издатель­
тексте
ский доми в не
ссьmках
пожалелна научные
трудов на работы и источники.
то, чтобы Издатель­
книга вышла в до­
ский дом виде,
стойном не пожалел
за что трудов
я приношу на то,емучтобы книгаблагодариость.
глубокую вышла в до­
стойном виде, зачто
Кстати замечу, чтонынешнее
я приношу ему глубокую
внешнее благодарность.
оформление книm вы­
Кстати
брано по замечу,
решениючто господ
нынешнее внешнее
издателей. оформление
Далее я долженкниrn вы­
высказать
брано по решению
благодарность господ
всем, издателей.
кто помог Далее я должен
мне добавить новые высказать
иллюстра­
БЛaI~дарность
ции. Профессор всем, кто помог
А. Майюри из мне добавить
Неаполя новые
прислал иллюстра­
мне фотогра­
ции.
фии Профессор
памятниковА.Помпей,
Майюри профессор
из Неаполя М. прислал
Абрамич мнеизфотогра­
Сплита
фии памятников
(Спалато) бьm так Помпей,
добр, что профессор
предоставилМ. Абрамич из Сплита
в мое распоряжение
(Спалато)
ряд новыхбьш так добр,важных
фотографий что предоставил
памятников в Далмации.
мое распоряжение
Профес­
ряд новых фотографий важных памятников Далмации.
сор Г. Брусин указал мне на некоторые неточности в описании Профес­
сор Г. БрусинАквилеи,
памятников указал мне на некоторые
профессор неточности
А. р. Боак в описании
и комиссия, руко­
памятников Аквилеи, экспедиции
водящая раскопками профессор А. Р. Боак и комиссия,
Мичиганского руко­в
увиверситета
водящая
Каранисе раскопками экспедиции
(Еmпет), любезно Мичиганского
разрешили университета
мне использовать в
часть
Каранисе
своих еще(Египет), любезно разрешlUIИ
не опубликованных материалов.мне Господам
использовать часть
х. Джейну
своих
и ФискеещеКимбаллу
не опубликованных материалов. Господам
я обязан фотографиями китайских Х. и
Джейну
нубий­
иских
Фиске Кимбаллу я обязан фотографиями китайских
предметов из музеев Филадельфии (Университетский и ну6ий­и
ских предметов из
Пенсильванский музеев
музеи); Филадельфии
такую (Университетский
же услугу оказали мне директор и
Пенсильванский музеи); такую же услугу оказали мне директор
11
Каирского музея
Каирского музея и и директор
директор музея
музея Александрии,
Александрии, господа
господа Лакау
Лакау
Наконец, фотографии
и Бреччиа. Наконец, фотографии нескольких
нескольких африканских
африканских тер­
тер­
ракотовых фигурок
ракотовых фигурок яя получЮI
получил благодаря
благодаря любезности
любезности хранителя
хранителя
Лувра господина
Лувра господина А.А. Мерлена.
Мерлена. Как
Как всегда,
всегда, нене отказал
отказал мне
мне вв по­
по­
мощи генеральный
мощи генеральный директор
директор Р.Р. Парибени
Парибени (Рим).
(Рим). Из
Из числа
числа моих
моих
которых яя благодарЮI
друзей, которых благодарил за за помощь
помощь вв предисловии
предисловии кк ан­ан­
глийскому изданию,
глийскому изданию, уже
уже нет
нет на
на свете
свете Д.
Д. г.
г. Хогарта,
Хогарта, В.
В. Амелунга
Амелунга
и В. Пырвана
Пырвана.... При
При вычитке
вычитке корректур
корректур нам нам сс д-ром
д-ром Викертом
Викертом
оказали помощь
оказали помощь профессор
профессор г.г. Клаффенбах,
Клаффенбах, давшийдавший _при этом
при этом
ряд ценных
ценных указаний,
указаний, ии профессор
профессор Г. Г. Вернадский
Вернадский из из Йельского
Иельского
университета,
университета, а
а также
также нес~олько
нес~олько моих
моих учеников
учеников -- господа
господа
Бойс, Браун,
Браун, Шауерман
Шауерман и и Иео,
Иео, занимавшиеся
занимавшиеся сверкой
сверкой цитат.
цитат.
Работа над «Указателями»
«Указателями» кк немецкому
немецкому изданию
изданию целиком
целиком вы­
вы­
полнена д-ром
д-ром В.
В. Пееком
Пееком (Берлин).
(Берлин). Пользуясь
Пользуясь случаем,
случаем, яя счи­
счи­
таю
таю своим
своим долгом
долгом выразить
выразить признательность
признательность этим
этим господам
господам ии
прошу
прошу их
их принять
принять мою
мою искреннюю
искреннюю благодарность.
благодарность.

Нью-ХеЙвен.,
Нью-ХеЙвен., Кон.н.ектuкуm,
Кон.н.екmикут. М.
М. Ростовцев
Ростовцев
1 декабря
декабря 1929 г.г.
ГЛАВА
ГЛАВА 1I

ГРАЖДАНСКАЯ ВОЙНА
ИТАЛИЯ И ГРАЖДАНСКАЯ ВОЙНА

Римская империя
империя - вв том
том виде,
виде, вв каком
каком она
она предстает
предстает после
после
правления Августа,
ABrycTa, - складывалась
складывалась вв бурную
бурную эпоху
эпоху смут
смут ии
гражданских войн, бушевавших
rpажданских бушевавших сс короткими
короткими перерывами
перерывами на на
протяжении восьмидесяти
протяжении восьмидесяти летлет ии терзавших
терзавших Италию
Италию ии провин­
провин­
ции. Двумя основными
основными причинами,
причинами, вызвавшими
вызвавшими начало
начало граж­
rpаж­
данских войн и и предопределившими
предопределившими их их течение,
течение, бьuIИ,
были, во-пер­
во-пер­
господствующее положение
вых, господствующее положение РимаРима и и Италии
Италии среди
среди цивили­
цивили­
зованного мира
мира III-П
ПI-П вв.
вв. до
до Р.Х.,
Р.Х., которое
которое вВ конечном
конечном счете
счете
к образованию
привело к образованию Римской
Римской империи,
империи, аа во-вторых
во-вторых -- по­по­
степенное
степенное нарастание
нарастание скрытых
скрытых социальных
социальных противоречий
противоречий ии
внутренних распрей
внутренних распрей вв Риме
Риме и и Италии,
Италии, -- что,что, вв свою
свою очередь,
очередь,
бьшо тесно
бьmо тесно связано
связано сс разрастанием
разрастанием Римской
Римской империи.
империи. Поэтому,
Поэтому,
прежде чемприступить
прежде чемприступить к
к описанию
описанию социального
социального и
и экономичес­
экономичес­
кого развития Римской
кого Римской империи,
империи, нужно
нужно вкратце
вкратце обрисовать
обрисовать
причины, которые
которые нене только
только привели
привели кк тому,
тому, что
что Италия
Италия под­
под­
чинила
чинила себе весь
весь цивилизованный
цивилизованный мир,
мир, но
но также
также вызвали
вызвали граж­
rpаж­
данские войны
войны вв самом
самом Риме,
Риме, аа также
также вв Италии
Италии ии римских
римских
провинциях.
провинциях.
Если
Если представить
представить себе
себе общую
общую картину
картину античного
античного мира
мира перед
перед
началом гражданских
началом rpажданских войн
войн вв Риме
Риме ии Италии,
Италии, тото можно
можно отме­
отме­
тить, что
тить, что вв эпоху
эпоху эллинизма
эллинизма центр
центр культурной
культурной жизни
ЖИЗНИ постепен­
постепен­
но сдвигается
но сдвигается сс запада
запада на
на восток.
восток. Афины
Афины утрачивают
утрачивают свою
свою роль
роль
центра цивилизованного мира,
центра мира, ихих оттесняют
оттесняют Александрия
Александрия на на
Ниле,
Ниле, Антиохия
Антиохия на на Оронте
Оронте и и Пергам
Пергам на на Каике.
Каике. Греция,
Греция, ии вв
особенности
особенности Афины,
Афины, экономическая
экономическая жизнь
жизнь которых
которых вв V-IV
V-IV вв.вв.
до Р.Х.
до Р.Х. отличалась
отличалась бурным
бурным расцветом
расцветом торговли
ТОРГОIiЛи капиталисти­
капиталисти­
ческого толка,!
ческого толка, 1 постепенно
постепенно теряют
теряют свое
свое бьшое
бьmое значение.
значение. Глав­
Глав­
ной причиной
ной причиной неуклонного
неуклонного упадка
упадка экономической
экономической жизни
жизни вв гре­
тре­
ческой метрополии
ческой метрополии бьшибьmи постоянные,
постоянные, следовавшие
следовавшие почти
ПОЧти бес­
бес­
прерывной чередой
прерывной чередой войны,
войны, которые
которые вели
вели между
между собой
собой греческие
rpеческие
города. Несмотря
города. Несмотря на
на все
все попытки
попытки смягчить
смяrчить их
их губительные
ryбительные по­
по­
следствия
следствия и
и создать
создать систему,
систему, регулирующую
реryлирующую отношения
отношения между
между
городами-государствами, войны
городами-государствами, войны продолжались
продолжались ии велись
велись со
со все
все

19
19
большим упорством и ожесточением, приводя к роковым по­
следствиям для
ДIIЯ всех участвующих сторон, - для победи­
как ДIIЯ
телей, так и ДIIЯ
для побежденных. Разорение неприятельской тер­
ритории, выжженные виноградники и срубленные под корень
оливковые рощи, сожженные дома землевладельцев, захват
людей и скота и их угон на продажу, обычай снабжать свое
войско провиантом за счет оккупированных земель - все это
становилось привычным делом. Некоторые государства - как,
например, Этолийский
~олийский союз и критские города - первенство­
вали в этой практике грабительских походов на море и на суше;
остальные, не исключая даже крупных эллинистических монар­
хий, следуя их примеру, также вступили на этот роковой путь. 2
Наряду с внешними войнами в континентальных и остров­
ных греческих городах непрестанно IШIа
шла яростная классовая
борьба, вызванная неуклонным увеличением класса богатых и
состоятельных граждан при одновременном обнищании основ-
основ­
, ной массы населения. Эта классовая борьба чрезвычайно за­
трудняла рост и развитие здорового капитализма, создавая

почти непреодолимое препятствие для экономического процве­

тания городов-государств. Внутренние распри, раздиравшие гре­


ческие города, все более принимали характер исключительно
социальной и экономической борьбы. Главной целью этой борь­
бы бьuю
бьшо не повышение производительности труда путем улуч­
шения его условий и создания средств для регулирования отно­
шений между трудом и капиталом, а передел собственности,
который, как правило, достигался насильственными революци­
онными методами. Старинный лозунг этой борьбы - раздел
земельной собственности и отмена долговых обязательств (yi']<;
(Yi1<;
ХРЕООУ aпo~oп,,)
~al хреыу
avaoacrll0<; :eai
avaoacrJlo<; а1to:еоn,,) - бьm так откровенно про­
бьш
возглашен уже в конце Пелопоннесской войны, что уже в 401 г.
афинянами в присягу гелиастов бьmа
бьша внесена особая клаузула,
запрещавшая проводить голосование по подобного рода пред­
ложениям. В IV в. таких его представителей, как Аристотель и
Исократ, постоянно тревожила мысль о возможной социальной
революции, а в 338 г. Коринфский союз заключил своего рода
оборонительно-наступательный договор на случай такого собы­
тия. Для общественных условий, которые сложились в Греции
начиная с III в., очень характерен пункт, включенный в присягу
граждан критского города Итаны, налагавший запрет на передел
земли и отмену долговых обязательств. J3
Революции, ставившие своей главной целью передел собст­
венности, имели для Греции злополучные последствия. Револю­
ционные потрясения и сменявшие их периоды реакции следо­

вали друг за другом с короткими интервалами, неизменно кон­

чаясь поголовными избиения ми или изгнанием лучших граждан.


Неудивительно, что изгнанники либо предпринимали попытки

20
возвратиться на
возвратиться на родину и отомстить
родину и отомстить своим
своим врагам, либо эмиг­
врагам. либо эмиг­
рировали
рировали в различные монархии
в различные монархии Востока,
Востока, пополняя ряды наем­
пополняя ряды наем­
ных воинов
ных воинов и
и колонистов новых roроДов,
колонистов новых городов, основанных
основанных по
по всему
всему

Востоку царями эллинистических династий; там одни занимали


должности
должности гражданских
гражданских чиновников
чиновников эллинистических
эллинистических госу­
госу­
дарств, другие становились купцами и коммерсантами. Несколь­
ким городам.
ким городам, которым
которым посчастливилось
посчастливилось пережить
пережить сравнительно
сравнительно
немного таких
немного таких периодических
периодических кризисов,
кризисов, и в их
и в числе Афинам
их числе Афинам,,
удалось сохранить относительное благосостояние. 44
Упадок городов континентальной и большейболыпей части остров­
ной Греции совпал с расцветом эллинистических монархий и
особенно греческих
особенно греческих городов Большинство этих
BocToKa. 5s Большинство
городов Востока. этих горо­
горо­
дов находилось
дов находилось в в прямой или косвенной
прямой или зависимости от
косвенной зависимости от ЭJU1И­
элли­
нистических царей
нистических царей ии не
не обладало настоящей политической
обладало настоящей политической сво­
сво­
бодой. В
бодой. В результате
результате любая
любая попытка социальной революции
попытка социальной по­
революции по­
давлялась в
давлялась в их
их стенах сильной рукой
стенах сильной эллинистического мо­
рукой эллинистическоn) мо­
нарха, и, кроме того, большинству этих городов лишь изредка
приходилось участвовать
приходилось участвовать вв войнах
войнах сс внешними
внешними противниками.
противниками.
накопление капитала и введение
Благодаря этому накоrшение новых, улуч­
введение новых,
шенных
шенных методов
методов в
в торговле
торгоме и
и промышленности
ПРОМЫlllJ1енности происходило
происходило

на Востоке легче и успешнее, чем в европейской Греции. Таким


образом, характерный ДfUI
образом, для греческих roродов
городов коммерческий ка­
питализм, наблюдаемый там уже в IV в., достиг в эллинисти­
ческих
ческих государствах такой степени
государствах такой степени развития,
развития, которая сопоста­
которая сопоста­
вима
вима с тем, что мы ВlЩим
видим вВ экономической истории Европы
XIX-XX вв. Эллинистические города
вв. Эллинистические города Востока
Востока располагали
располагали
большим местным рынком и вели в условиях взаимной конку­
ренции
ренции значительную
значительную и
и постоянно
постоянно расширяющуюся
расширяющуюся внешнюю
внешнюю
торговлю. Техника сельскохозяйственного и промышленного
торгоапю.
производства постепенно улучшал ась благодаря достижениям
улучшалась
чистой и прикладной науки, которая во всех эллинистических
странах
странах развивалась
развивалась гигантскими
гигантскими шагами;
шагами; как
как в
в сельском
сельском хо­
хо­
зяйстве (включая скотоводство), так и в промышленности там

-- применялись методы
применялись методы капиталистической экономики,
экономики, частично
базирующейся на рабском труде. Жители этих городов впервые
освоили способ массового производства товаров, рассчитанный
на неограниченный рынок сбыта, основали банковское и кре­
дитное дело и
дитное дело и сумели
сумели не
не только
только установить
установить и ввести в
и ввести обиход
в обиход
торговли -
основные правила морской торгоми так называемое Родос­
ское
ское морское
морское право,
право, - но
но также
также положили
положили начало
начало развитию
развитию
единого гражданского права, которое действовало на всем про­
странстве эллинистического
странстве эллинистического мира.
мира. Та
Та же
же тенденция
тенденция к
к унифи­
унифи­
кации ПРОЯRЛЯется
проявляется в попытках создать стабильную валюту или,
по крайней
по крайней мере.
мере, четко определить ценностные
четко определить ценностные соотношения
соотношения
денежных
денежных единиц,
единиц. представленных
представленных монетами
монетами отдельных
отдельных неза­
неза­

висимых стран. Такие признаки, как ведущая роль монархов в

21
2f
экономической жизни
экономической жизни страны,
страны, и
и то
то значение,
значение, которое
которое они
они при­
при­
коммерческим соображениям
давали коммерческим соображениям при
при решении
решении внешнеполи­
внешнеполи­
тических
тических задач,
задач, позволяют
позволяют сравнить экономические
сравнить экономические условия
условия

монархий сс той
этих монархий той картиной,
картиной, которая
которая наблюдалась
наблюдалась вв Европе
Европе
Нового времени
времени вв эпоху
эпоху меркантилизма.
меркантилизма.
Однако очень
Однако очень скоро,
скоро, вследствие
вследствие ряда
ряда причин,
причин, вышеописан­
вышеописан­
здоровый ход
ный здоровый ход экономического
экономического развития
развития замедлился,
замедлился, аа затем
затем
и вовсе был
бьUI парализован,
парализован, -- главным
главным образом,
образом, как
как ии вв IV
IV в.в. до
дО
Р .Х., из-за
Р.Х., из-за нескончаемых
нескончаемых войн,
войн, которые
которые беспрестанно
беспрестанно бушевали
бушевали
во всем эллинистическом
эллинистическом мире.
мире. Здесь
Здесь не
не место
место распространять­
распространять­
ся об этом подробно:
подробно: мымы знаем,
знаем, что
что это
это происходило,
происходило, ии знаем
знаем
почему.
почему. В В экономическом
экономическом отношении
отношении эти эти войны
войны стали
стали огром­
огром­
ным несчастьем
несчастьем для
для греческого
греческого мира.
мира. ИИ дело
дело не
не только
только вв том,том,
что они привели
привели кк разорению
разорению огромных
огромных областей,
областей, кк разграбле­
разграбле­
нию городов, MHome
многие жители
жители которых
которых были
бьUIИ проданы
проданы вв рабство.
рабство.
Гораздо важнее
важнее то,
то, что
что войны
войны вынуждали
вынуждали все
все эллинистические
эллинистические
государства
государства от
от мала
мала до
до велика
велика сосредоточивать
сосредоточивать все
все силы
силы на
на
военных
военных приготовлениях,
приготовлениях, создавать
создавать большие
большие армии
армии ии флоты,
флоты,
заниматься техническим
техническим усовершенствованием
усовершенствованием боевых
боевых машин
машин ии
тратить
тратить на
на эти
эти цели
цели громадные
громадные суммы,
суммы, как
как это,
это, например,
например, бьmо
бьUIО
при осаде Родоса
Родоса Деметрием
Деметрием Полиоркетом.
Полиоркетом. Почти
Почти все
все государ­
государ­
ственные
ственные доходы
доходы уходили
уходили на
на военные
военные приготовления.
приготовления. Вначале
Вначале
это вызвало
вызвало здоровую
здоровую реакцию
реакцию уу эллинистических
эллинистических царей,
царей, на­
на­
правленную
правленную нана полезные
полезные действия,
действия, ии все
все они,
они, соревнуясь
соревнуясь друг
друг
с другом,
другом, старались
старались повысить
повысить производительные
производительные силысилы своей
своей
страны
страны путем
путем рациональной
рациональной ии систематической
систематической эксплуатации
эксплуатации
имеющихся
имеющихся ресурсов.
ресурсов. Но
Но со
со временем
временем эти
эти здоровые
здоровые прогрес­
прогрес­
сивные
сивные методы
методы повышения
повышения государственного
государственного дохода
дохода начали
начали за­
за­
меняться
меняться более
более простыми
простыми мерами,
мерами, которые
которые давали
давали незамедли­
незамедли­
тельный
тельный эффект.
эффект. Самой
Самой важной
важной из
из них
них бьmо
бьUIО огосударствление
огосударствление
производства
производства ии обмена
обмена товаров,
товаров, проведенное
проведенное вв части
части эллинис­
эллинис­
тических
тических монархий,
монархий, вв особенности
особенности вв Еmпте.
Египте. Под
Под огосударств­
огосударств­
лением
лением я
я понимаю
понимаю концентрацию
концентрацию важнейших
важнейших отраслей
отраслей эконо­
эконо­
мики
мик~ вв руках
руках государства, т. е. в руках царей и их
государства, т. е. в руках царей и их чиновников.
чиновников.
Система
Система эта,
эта, на
на первых
первых порах
порах очень
очень прибьmьная
прибьUIЬНая для
для государ­
государ­
ства,
ства, постепенно
постепенно привела
привела к
к развитию
развитию коррупции
коррупции и
и чинов­
чинов­
ничьего
ничьего произвола
произвола и
и почти
почти совсем
совсем свела
свела на
на нет
нет конкуренцию
конкуренцию
и
и стремление
стремление к
к юtдивидуальной
индивидуальной предпринимательской
предпринимательской деятель­
деятель­
ности.
ности.
Одновременно
Одновременно сс этой
этой тенденцией,
тенденцией, насаждающей
насаждающей принуди­
принуди­
тельную
тельную систему
систему хозяйствования,
хозяйствования, происходило
происходило введение
введение тща­
тща­
тельно
тельно разработанной,
разработанной, продуманной
продуманной додо мельчайших
мельчайших деталей
деталей
изощреннейшей
изощреннейшей системы
системы налогов,
налогов, охватывающей
охватывающей все
все стороны
стороны
экономической
экономической жизни.
жизни. Эта
Эта система
система основьmалась
основьшалась на
на практике
практике
восточных
восточных монархий,
монархий, но
но отличалась
отличалась гораздо
гораздо большим
большим совер­
совер­
шенством
шенством как
как в
в изобретении
изобретении новых
новых объектов
объектов налогообложения,
налогообложения,
22
22

так и в методах собирания платежей. Налоговый гнет, который


лег на плечи населения эллинистического мира, бьm очень
турой чисто греческой снекоторой примесью восточных эле­

тяжел. Для туземной части населения он еще усугублялся по­


так и не стала грека-восточной, оставаясь почти целиком куль­
стоянно при меняемой древней системой принудительных работ,
Вследствие этих причин культура эллинистического периода

своего рода барщины. Изобретательные греческие умы, разра­


ным населением и опирающимися на наемное воЙско. 6

ботавшие совершенную налоговую систему, успешно потруди­


начально, - военными деспотиями, царящими над порабощен­
лись и В этой области, так что принудительные работы со вре­
многими исключениями они так и остались тем, чем бьmи перво­
эллинистических монархий в национальные государства. За не­
менем превратились в постоянную позицию в длинном списке
повинностей, которые налагались на подданных эллинистичес­
их требования. Такой ход событий препятствовал превращению
том, что правительство слишком слабо, чтобы провести в жизнь
ких монархов по отношению к царю и государству, опутывая
лению, только увеличивал зло, укрепляя убеждение жителей в
их словно цепями.

Меньше всех от политики огосударствления и изощренной


который заключался в том, чтобы делать уступки местному насе­
финансовой практики эллинистических царей восточных стран
которому время от времени пытались прибегать Птолемеи и
страдали новые поселенцы -
налогов и принудительных работ. Противоположный метод, к
как правило, греки или эллини­

зированные азиЙцы. Они умели уклоняться от этих обязанно­


телям все новые привилегии и все более увеличивать бремя
стей или сваливать их на плечи коренного населения; и цари
увеличивать свое наемное войско, предоставлять пришлым угнета­

действительно пользовались в болыuинстве случаев переселен­


ского и персидского владычества. Восстания вынуждали царей
цами
египтяне боролись, и зачастую успешно, во времена ассирий­
как орудием для угнетения местного населения, отдавая

им на откуп сбор налогов, ставя в надзиратели над работника­


пришельцев, включая самих царей, т. е. та же цель, за которую
ми, раздавая им государственные концессии в торговле и про­
лись местные жрецы. Их окончательной целью бьmо изгнание
мыumенности, а также назначая управляющими крупных зе­
угнетателей. Предводителями этих восстаний обычно станови­
мельных владений.
чиная с конца III в. неоднократно восставало против своих
Пагубная экономическая система эллинистических госу­
масс местного населения. Так, коренное население Египта на­
дарств вызывала все нарастающее недовольство среди широких
дарств вызывала все нарастающее недовольство среди широких

масс местного населения. Так, коренное население Египта на­


Пагубная экономическая система эллинистических госу­
чиная с конца III в. неоднократно восставало против своих
мельных владений.
угнетателей. Предводителями этих восстаний обычно станови­
зе­ крупных управляющими назначая также а мышленности,

лись местные жрецы. Их окончательной целью бьmо изгнание


в торговле и про­ ми, раздавая им государственные концессии

пришельцев, включая самих царей, т. е. та же цель, за которую


им на откуп сбор налогов, ставя в надзиратели над работника­
египтяне боролись, и зачастую успешно, во времена ассирий­
отдавая населения, местного угнетения орудием для как цами

ского и персидского владычества. Восстания вынуждали царей


действительно пользовались в БОЛЫllинстве случаев переселен­
увеличивать свое наемное войско, предоставлять приumым угнета­
стей или сваливать их на плечи коренного населения; и цари
телям все новые привилегии и все более увеличивать бремя
зированные азиЙцы. Они умели уклоняться от этих обязанно­
налогов и принудительных работ. Противоположный метод, к
или эллини­ греки правило, как - поселенцы страдали новые

которому время от времени пытались прибегать Птолемеи и


финансовой практики эллинистических царей восточных стран
который заключался в том, чтобы делать уступки местному насе­
Меньше всех от политики огосударствления и изощренной
лению, только увеличивал зло, укрепляя убеждение жителей в их словно цепями.

том, что правительство слишком слабо, чтобы провести в жизнь


опутывая государству, и царю к отношению по монархов ких

их требования. Такой ход событий препятствовал превращению


повинностей, которые налагались на подданных эллинистичес­
эллинистических монархий в национальные государства. За не­
в длинном списке позицию постоянную превратились в менем

многими исключениями они так и остались тем, чем бьmи перво­


лись и В этой области, так что принудительные работы со вре­
начально, - военными деспотиями, царящими над порабощен­
ботавшие совершенную налоговую систему, успешно потруди­
ным населением и опирающимися на наемное воЙско. 6
своего рода барщины. Изобретательные греческие умы, разра­
Вследствие этих причин культура эллинистического периода
стоянно применяемой древней системой принудительных работ,
так и не стала греко-восточной, оставаясь почти целиком куль­
тяжел. Для туземной части населения он еще усyryблялся по­
турой чисто греческой снекоторой примесью восточных эле-
лег на плечи населения эллинистического мира, бьm очень
так и в методах собирания платежей. Налоговый гнет, который
23
чертой греческой
ментов. Новой чертой греческой культуры
культуры эллинистического
эллинистического
периода бьш ееее космополитический,
космополитический, аа не не греко-восточный
греко-восточный ха-
ха­
облегчило ее
. рактер. Это облегчило ее проникновение
проникновение вв различные
различные новые
новые
национальные государства,
государства, возникавшие
возникавшие на на Востоке
Востоке ии Западе.
Западе.
Однако на Востоке
Востоке ни
ни вв одном
одном изиз новых
новых государств
государств -- Парфии,
Парфии,
Бактрии, Индии, Армении
Армении и и т.
т. д.
д. -- не
не произошло
произошло глубокого
глубокого
проникновения греческой
греческой культуры.
культуры. Греческие
Греческие формы
формы ии грече­
грече­
ские идеи образовали лишь
лишь тонкий
тонкий поверхностный
поверхностный слойслой на
на глу­
глу­
бинных пластах местной,
местной, чисто
чисто восточной
восточной культуры.
культуры. Вдобавок
Вдобавок
греческое влияние на
на Востоке
Востоке ограничивал
ограничивалось ось пределами
пределами город­
город­
ской культуры,
культуры, распространялось
распространялось только
только нана высшие
высшие слои
слои об­
об­
щества, совершенно нене затронув
затронув народные
народные массы.
массы. Среди
Среди запад­
запад­
ных наций - италиков,
италиков, кельтов,
кельтов, иберов
иберов ии фракийцев
фракийцев -- гре­
гре­
ческая культура глубже
глубже проникла
проникла вв толщу
толщу народной
народной жизни.
жизни. Но
Но
и здесь она осталась
осталась верна
верна своей
своей исконной
исконной природе,
природе, повсюду
повсюду
сохраняя
сохраняя характер
характер культуры
культуры городов
городов и
и городского
городского населения.
населения.
Таким образом, эллинистическая
эллинистическая культура
культура представляет
представляет собой
собой
лишь новый исторический
исторический этап
этап развития
развития греческой
греческой городской
городской
культуры. То же
же самое
самое наблюдалось
наблюдалось вв эллинистических
эллинистических монар­
монар­
хиях - в Малой Азии,
Азии, Сирии,
Сирии, Египте
Египте ии на
на Черноморском
Черноморском по­
по­
бережье; там греческая
греческая культура
культура нигде
нигде не
не затронула
затронула сельское
сельское
население,
население, которое
которое по-прежнему
по-прежнему хранило
хранило приверженность
приверженность ста­
ста­
рым обычаям
обычаям и
и вере предков.
предков.
Спорадическое вмешательство
вмешательство римлян
римлян вв политические
политические дела
дела
цивилизованного мира,
мира, начиная
начиная сс периода
периода Пунийских
Пунийских войн,
войн, не
не
могло поправить
поправить сложившееся
сложившееся положение.
положение.77 Напротив,
Напротив, оно
оно лишь
лишь
осложняло
осложняло дело
дело и
и даже
даже дало
дало толчок
толчок к
к развитию
развитию разрушитель­
разрушитель­
ных элементов. В В интересах
интересах растущей
растущей римской
римской республики
республики
бьmо не допустить
допустить появления
появления на на Востоке
Востоке сильного
сильного политичес­
политичес­
кого образования, которое
которое представляло
представляло бы бы угрозу
угрозу для
для римского
римского
государства. Чем
Чем больше
больше там
там происходило
происходило волнений,
волнений, тем
тем бьmо
бьmо
лучше. Чем больше становилось
становилось число
число независимых
независимых государств,
государств,
тем выгодней это
это бьшо
бьmо Риму,
Риму, ии чем
чем сложнее
сложнее складывалось
складывал ось по­
по­
ложение
ложение внутри
внутри этих
этих стран,
стран, тем
тем скорее
скорее Рим
Рим мог
мог надеяться
надеяться под­
под­
чинить
чинить их
их своему
своему контролю
контролю и и занять
занять на
на Востоке
Востоке господствую­
господствую­
щее
щее положение.
положение. Независимость
Независимость греческих
греческих городов,
городов, проклами­
проклами­
рованная
рованная после первой -
после первой иногда
иногда называемой
называемой также второй -­
также второй
Македонской
Македонской войны
войны ии распространившаяся
распространившаяся вв период
период перед
перед на­
на­
чалом,
чалом, во
во время
время и
и после
после окончания
окончания первой
первой Сирийской
Сирийской войны
войны
на
на греческие
греческие города
города Малой
Малой Азии,
Азии, привела
привела к
к тому,
тому, что
что их
их внут­
внут­
ренние
ренние дела
дела пришли
пришли почти
почти вв безнадежное
безнадежное расстройство.
расстройство. Эко­
Эко­
номика
номика малоазийских
малоазийских греческих
греческих городов
городов переживала
переживала спад,
спад, по­
по­
добный
добный тому,
тому, который
который все
все сильнее
сильнее ощущался
ощущалея вв городах
городах корен­
корен­
ной
ной Греции.
Греции. СС другой
другой стороны,
стороны, римская
римская угроза
угроза еще
еще больше
больше
подталкивала
подталкивала наиболее
наиболее крупные
крупные эллинистические
эллинистические монархии
монархии кк
тому,
тому, чтобы
чтобы увеличивать
увеличивать и
и укреплять
укреплять свои
свои вооруженные
вооруженные силы,
силы,

24
24
г
что, в свою очередь, оказывало негативное влияние на эконо­
мику самых богатых стран Ближнего Востока, препятствуя ее
здоровому развитию. Однако эллинистические монархии, за ис­
ключением Македонии, не объединялись, чтобы выступить про­
I
25

I тив Рима соединенными силами, а изматывали друг друга не­


жизни в греческих городах. В Греции и Малой Азии кипела
прекращающейся яростной междоусобной борьбой, в которой
более запутывались и осложнялись условия общественной
I
Рим оказывал поддержку мелким государствам в их стремлении
постепенно складывал ось и в Малой Азии. И наконец, все
сломить мощь крупных противников, в первую очередь Маке­
ров: кельтов, фракийцев и иллириЙцев. Такое же положение
донии, Сирии и Египта.
не могли держать оборону против нападавших с севера варва­
Римская интервенция на Востоке прошла несколько стадий
Македонии и Греции бьmи настолько ослаблены, что они уже
развития. Первая фаза, включавшая в себя первую - или, иначе
охвачено ненавистью к Риму. Кроме того, национальные силы
говоря, вторую - Македонскую и первую Сирийскую войну,
для побежденных. Все греческое население Востока бьmо
представляла собой фазу превентивных войн, главная цель ко­
ношениях, в равной мере опасному как для победителей, так и
торых состояла в том, чтобы защитить Рим и Италию от пред­
привели к полному хаосу в от­ в отношении этих двух стран,
полагаемых имперских посягательств Македонии и Сирии. Вто­
его со страшной жестокостью. Меры, к которым прибегнул Рим
рой период, последовавший за первым сокрушительным ударом,
тическую независимо'Сть. Рим объявил это мятежом и подавил
нанесенным по Македонии и Сирии, характеризуется установ­
сбросить его владычество и вернуть свою утраченную поли­
лением римского протектората над греческими городами и не­
над ними свою власть, Македония и Греция сделали попытку
сколькими мелкими эллинистическими монархиями с целью не
Оскорбленные бесцеремонностью, с которой Рим утверждал
допустить восстановления прежней мощи двух побежденных
заны бьmи подчиняться его приказам.
держав. Самым примечательным событием этого периода бьmа
щался одинаково - как со своими подданными, которые обя­
вторая - иначе говоря, третья - Македонская война. попы1каa
скими городами и эллинистическими монархиями Рим обра­
Македонии освободиться от давления Рима закончил ась для нее
И это бьmа уже третья фаза римской интервенции. С грече­
полным разгромом, от которого она так и не оправилась, утра­
замена римского протектората более мягкой формой домината.
тив прежнюю роль одной из ведущих держав эллинистического
мира. Следствием ее исчезновения с исторической арены бьmа
мира. Следствием ее исчезновения с исторической арены бьmа
тив прежнюю роль одной из ведущих держав эллинистического
замена римского протектората более мягкой формой домината.
полным разгромом, от которого она так и не оправилась, утра­
И это бьmа уже третья фаза римской интервенции. С грече­
Македонии освободиться от давления Рима закончилась для нее
скими городами и эллинистическими монархиями Рим обра­
вторая - иначе говоря, третья - Македонская война. Попьп:ка
щался одинаково - как со своими подданными, которые обя­
держав. Самым примечательным событием этого периода бьmа
заны бьmи подчиняться его приказам.
допустить восстановления прежней мощи двух побежденных
Оскорбленные бесцеремонностью, с которой Рим утверждал
сколькими мелкими эллинистическими монархиями с целью не
над ними свою власть, Македония и Греция сделали попытку
не­ и городами лением римского протектората над греческими
сбросить его владычество и вернуть свою утраченную поли­
нанесенным по Македонии и Сирии, характеризуется установ­
тическую независимость. Рим объявил это мятежом и подавил
рой период, последовавший за первым сокрушительным ударом,
его со страшной жестокостью. Меры, к которым прибегнул Рим
полагаемых имперских посягательств Македонии и Сирии. Вто­
в отношении этих двух стран, привели к полному хаосу в от­
торых состояла в том, чтобы защитить Рим и Италию от пред­
ношениях, в равной мере опасному как для победителей, так и
представляла собой фазу превентивных войн, главная цель ко­
для побежденных. Все греческое население Востока бьmо
говоря, вторую - Македонскую и первую Сирийскую войну,
охвачено ненавистью к Риму. Кроме того, национальные силы
развития. Первая фаза, включавшая в себя первую - или, иначе
Македонии и Греции бьmи настолько ослаблены, что они уже
Римская интервенция на Востоке ПРОIШIа несколько стадий
не могли держать оборону против нападавших с севера варва­
донии, Сирии и Египта.
ров: кельтов, фракийцев и иллириЙцев. Такое же положение
сломить мощь крупных противников, в первую очередь Маке­
постепенно складывал ось и в Малой Азии. И наконец, все
Рим оказывал поддержку мелким государствам в их стремлении
более запутывались и осложнялись условия общественной
прекращающейся яростной междоусобной борьбой, в которой
жизни в греческих городах. В Греции и Малой Азии кипела
тив Рима соединенными силами, а изматывали друг друга не­
25
ключением Македонии, не объединялись, чтобы выступить про­
здоровому развитию. Однако эллинистические монархии, за ис­
мику самых богатых стран Ближнего Востока, препятствуя ее
на эконо­ негативное влияние оказывало очередь, свою в что,
вьmилась в ожесточенные схватки между
классовая борьба. Она вьmиласъ
покровительством Рима аристократией и
пользующейся покровителъством и широ­
широ­
кими массами населения, видевшего
видевшего в
в аристократии
аристократии врагов,
врагов, по­
по­

добных римским угнетателям.


Эти предпосьmки
предпосылки привели к четвертой стадии
стадии вв отношениях
между Римом и греко-восточным миром, - к стадии ихих полного
полного
подчинения римскому владычеству. Рим
Рим распространил
распространил на вос­
точные страны административную
административную систему
систему провинциального
провинциального уп­
уп­

равления, которая уже бъmа


бьmа опробована на бывших владениях
Карфагена - Сицилии, Сардинии, Корсике и и Испании,
Испании, а также
также
на территории самого города Карфагена (провинция
(провинция Африка);
Африка);
в каждую провинцию для постоянного пребывания
пребывания направлялся
воинский контингент
контингент во главе с римским магистратом. Маке­
дония стала первой римской провинцией на греческом Востоке.
Несколько лет спустя последний царь Пергама Аттал Н!III перед
смертью почел за благо передать свою страну под управление
Рима. Очевидно, он решил, что у порабощенного царя, ставше­
ставше­
го вассалом, не хватит сил, чтобы
чтобы защитить свою страну
страну от
от
всевозрастающей анархии, охватившей Малую Азию. Поэтому
он назначил своими преемниками народ и
и сенат Рима.
Рима. После
После
его смерти
смерти разразил ась кровавая социальная
разразилась социальная революция,
революция, пода­
пода­
вив которую, Рим объявил бывшее Пергамское царство провин­
цией Азия. Характерно, что современник Аттала IH,
III, Птолемей
УН!
УIII Эвергет, как стало известно из еще не опубликованной
надписи из Кирены, отчасти проводил такую
такую же политику, по по
крайней мере в том, что касается Кирены.
Превращение части греко-восточного мира в римские
римские про­
винции и жесткий контроль, установленный Римом
Римом над
над осталь­
ными государствами, официально считавшимися
считавшимися независимыми,
принесли греческому Востоку временное облеrчение.
облегчение. Рим
Рим же­
же­
лезной рукой положил конец внешним войнам
войнам и внутренним
распрям, и в экономике Греции и эллинизированного Востока
во второй половине II в. до р.х.
Р.Х. вновь появились признаки
оживления. Однако вскоре обнаружились крайне неблагоприят­
ные последствия римского господства и
и провинциального
провинциального уп­
уп­
равления. О том, как мало римские власти заботились о о про­
цветан ии своих новых владений, свидетельствует безнаказанное
цветании
хозяйничанье пиратов на Эгейском и Черном
Черном морях,
морях, представ­
лявшее собой страшное препятствие на пути развития здоровых
экономических отношений в греческом мире. Вдобавок власть
власть
становилась все более корыстолюбивой. Римские наместники и и
капиталисты могли бесконтрольно хозяйничать
хозяйничать в провинциях,
и, как правило, они без зазрения совести пользовались этими
возможностями для своего обогашения.
обогащения. Их поведение вызывало
все большее возмущение среди греков, вследствие чего знаме­
нитый понтийский царь Митридат, выступив
выступив под знаменем

26
борьбы против римских угнетателей за свободу Греции, на ко­
роткое время получил хотя и не всеобщую, но достаточноши­
27
рокую поддержку.
Война сМитридатом пришлась на период, когда в Италии
городами Африки, уже на очень раннем этапе своего сущест­
бьmи в разгаре гражданские войны. В этих войнах, о которых
и Сицилии, конкурируя со своей метрополией и пунийскими
речь будет идти ниже, предводители враждующих партий рас­
рамики.~полне вероятно, что греческие города Южной Италии
сматривали Восток исключительно как объект эксплуатации и
витая п~мышленность, знаменитая изделиями из металла и ке­

источник денежных средств. Поскольку сражения в граждан­


рии кроме развитого сельского хозяйства имелась высокораз­
ских войнах зачастую происходили на земле Греции, то Греция
производством тончайших сортов шерсти. В Кампании и Этру­
и Малая Азия несли от них тяжкий урон. Реквизиции продо­
ти Апулия и отдельные местности Сицилии, исстари славились
вольствия, необходимого ддя прокорма воинов и коней воюю­
Помимо зерноводства некоторые области Италии, в частнос­
щих армий, транспортных средств и жилья под постой, привле­
западный рынок вино, оливковое масло и фрукты.
чение к принудительным работам, а главное, тяжкие контрибу­
говые города Африки, которые, в свою очередь, поставляли на
ции, которыми облагались города в пользу того или иного
лии, а также Этрурия - обеспечивали хлебом пунийские тор­
потерпевшего поражение полководца,
время как карфагенские владения - - все эти тяготы приве­
Сардин ия и часть Сици­
ли города Балканского полуострова и Малой Азии на грань
трова в большом количестве вывозили зерно в Грецию, в то
полного разорения. Разруху усугубляли римские капиталисты,
шими рынками зерна. Греческие города Апеннинского полуос­
с готовностью предоставлявшие городам денежный кредит при
Италия, Сардиния и Сицилия долгое время оставались богатей­
условии, что те согласятся брать его под колоссальные процен­
риод своей истории отнюдь не бьmа бедной страной. Южная
ты. Когда миновала эпоха гражданских войн, греческий Восток,
можно сделать заключение, что Италия и в самый ранний пе­
ставший жертвой римских капиталистов и ростовщиков, нахо­
rustica». Но даже судя по имеющимся скудным материалам
дился уже в полном упадке.
римского сельского хозяйства, т. е. до трактата Катона «De re
В то время как на Востоке все приходило в постепенный
общий очерк римских методов хозяйствования, точнее говоря,
упадок, Италия превратилась в богатейшую страну мира. 8 . Нам
Востока и до появления сочинения, в котором впервые бьm дан
мало что известно про италийскую экономику до завоевания
мало что известно про италийскую экономику до завоевания
Востока и до появления сочинения, в котором впервые бьm дан
упадок, Италия превратилась в богатейшую страну мира. 8 . Нам
общий очерк римских методов хозяйствования, точнее говоря,
В то время как на Востоке все приходило в постепенный
римского сельского хозяйства, т. е. до трактата Катона «De re
упадке. полном в уже дился

rustica». Но даже судя по имеющимся скудным материалам


ставший жертвой римских капиталистов и ростовщиков, нахо­
можно сделать заключение, что Италия и в самый ранний пе­
ты. Когда миновала эпоха гражданских войн, греческий Восток,
риод своей истории отнюдь не бьmа бедной страной. Южная
условии, что те согласятся брать его под колоссальные процен­
Италия, Сардиния и Сицилия долгое время оставались богатей­
с готовностью предоставлявшие городам денежный кредит при
шими рынками зерна. Греческие города Апеннинского полуос­
полного разорения. Разруху усугубляли римские капиталисты,
трова в большом количестве вывозили зерно в Грецию, в то
ли города Балканского полуострова и Малой Азии на грань
время как карфагенские владения -
все эти тяготы приве­ -Сардиния и часть Сици­
потерпевшего поражение полководца,

лии, а также ЭТРУРИЯ - обеспечивали хлебом пунийские тор­


ции, которыми облагались города в пользу того или иного
говые города Африки, которые, в свою очередь, поставляли на
чение к принудительным работам, а главное, тяжкие контрибу­
западный рынок вино, оливковое масло и фрукты.
щих армий, транспортных средств и жилья под постой, привле­
Помимо зерноводства некоторые области Италии, в частнос­
вольствия, необходимого для прокорма воинов и коней воюю­
ти Апулия и отдельные местности Сицилии, исстари славились
и Малая Азия несли от них тяжкий урон. Реквизиции продо­
производством тончайших сортов шерсти. В Кампании и Этру­
ских войнах зачастую происходили на земле Греции, то Греция
рии кроме развитого сельского хозяйства имелась высокораз­
источник денежных средств. Поскольку сражения в граждан­
витая п~мышленность, знаменитая изделиями из металла и ке­
сматривали Восток исключительно как объект эксплуатации и
рамики.~полне вероятно, что греческие города Южной Италии
речь будет идти ниже, предводители враждующих партий рас­
и Сицилии, конкурируя со своей метрополией и пунийскими
были в разгаре гражданские войны. В этих войнах, о которых
городами Африки, уже на очень раннем этапе своего сущест-
Война сМитридатом пришлась на период, когда в Италии
рокую поддержку.
27
роткое время получил хотя и не всеобщую, но достаточно ши­
борьбы против римских угнетателей за свободу Греции, на ко­
у себя
вования создали у себя высокоразвитое
высокоразвитое виноделие
виноделие и
и производ­
производ­
ство оливкового масл~ К тому же
же эти
эти греческие
греческие города,
города, участ­
участ­
вуя наравне сс пуниискими
пуниискими городами
городами Африки
Африки ии заморскими
заморскими
владениями вв экономическом
пунийскими владениями экономическом развитии
развитии Греции,
Греции,
постепенно превратились
превратились в
в центры
центры эллинистической,
эллинистической, т.
т. е.
е. ка­
ка­
питалистической, системы.
системы. ОО том,
том, как
как бьmа
бьmа организована
организована хо­
хо­
зяйственная жизнь
жизнь Сицилии
Сицилии при
при Гиероне
Гиероне П,
П, нам
нам известно
известно из
из
речей Цицерона против
против Верреса,
Верреса, вв которых
которых постоянно
постоянно упоми­
упоми­
нается основополагающий
основополагающий закон
закон Гиерона
Гиерона оо сборе
сборе налогов;
налогов; из
из
них мы знаем,
знаем, что
что в
в организационном
организационном отношении
отношении экономика
экономика

Сицилии ничем существенным


существенным не не отличалась
отличалась отот того,
того, что
что мы
мы
наблюдаем в других эллинистических
эллинистических городах
городах этого
этого времени.
времени.
Нам известно также, как
как богаты
богаты бьmи
бьmи земли,
земли, принадлежавшие
принадлежавшие
Карфагену и другим пунийским
пунийским городам,
городам, сс какой
какой интенсив­
интенсив­
ностью их сельскохозяйственная
сельскохозяйственная деятельность
деятельность сосредоточивала
сосредоточивала
свои усилия на высоких формах
формах производства
производства и и как
как ревниво
ревниво
эти города следили за тем,
тем, чтобы
чтобы не
не дать
дать своим
своим подданным,
подданным,
вассалам и союзникам ввести
ввести у
у себя
себя те
те же
же методы,
методы, принуждая
принуждая
их ограничиваться
ограничиваться выращиванием
выращиванием зерна,
зерна, которое
которое ввозил
ввозилось
ось в
в
пунийские .'города.
города. Убедительным
Убедительным подтверждением
подтверждением того,
того, что
что
Карфаген проводил такуютакую политику,
политику, служат
служат меры,
меры, направ­
направ­
ленные на поддержку производства
производства зерновых
зерновых культур
культур вв Сар­
Сар­
динии и Сицилии, аа также
также характер
характер сочинения
сочинения Магона
Магона оо сель­
сель­
ском хозяйстве, вв котором бьmа
бьmа предпринята
предпринята попытка
попытка приспо­
приспо­
собить разработанные греками
греками методы,
методы, описанные
описанные вв соответ­
соответ­
ствующих греческих сочинениях,
сочинениях, к
к условиям
условиям Северной
Северной Афри­
Афри­
ки.
ки.
Иначе обстояло дело вв Средней
Средней ии Северной
Северной Италии.
Италии. На­
На­
сколько мы можем судить, вв жизни
жизни кельтов
кельтов Северной
Северной Италии
Италии
господствовали простые
простые формы
формы скотоводства
скотоводства и и земледелия,
земледелия,
причем пастбищное скотоводство
скотоводство преобладало
преобладало над
над хлебопаше­
хлебопаше­
ством. К основным
основным отраслям
отраслям относились
относились также
также свиноводство
свиноводство ии
овцеводство. Мы
Мы нене располагаем
располагаем данными,
данными, которые
которые говорили
говорили
бы о том, что кельты Северной
Северной Италии
Италии участвовали
участвовали вв процессе
процессе
проipессивного
проrpессивного развития
развития кельтских
кельтских Ш1емен
племен Галлии.
Галлии. Эти
Эти Ш1еме­
племе­
на бьmи завоеваны римлянами
римлянами и и по
по большей
большей части
части вытеснены
вытеснены
из самых Ш10ДОРОДНЫХ
плодородных областей
областей еще
еще до
до его
его начала.
начала. Экономи­
Экономи­
ческое состояние Этрурии
Этрурии напоминает
напоминает картину,
картину, которую
которую можно
можно
наблюдать в некоторых
некоторых греческих
греческих городах
городах Малой
Малой Азии
Азии архаи­
архаи­
ческого
ческого периода.
периода. Исходя
Исходя из
из того,
того, что
что известно,
известно, можно
можно предпо­
предпо­
ложить,
ложить, что
что этрусские
этрусские города
города населяла
населяла этрусская
этрусская аристократия,
аристократия,
состоявшая из крупных
крупных землевладельцев,
землевладельцев, владельцев
владельцев фабрик
фабрик ии
мастерских,
мастерских, аа также
также богатого
богатого купечества.
купечества. Их
Их благосостояние
благосостояние
покоилось
покоилось нана труде
труде порабощенного
порабощенного населения;
населения; крепостные
крепостные
крестьяне обрабатывали ихих поля и пасли скот,
поля и пасли скот, рабы
рабы ии крепос­
крепос­
тные
тные люди
люди трудились
трудились вв их
их мастерских.
мастерских. Мне
Мне представляется
представляется со-
со­

28
28
мнительным, чтобы там, за исключением пригородных садов
аристократии, были заведены какие-либо развитые формы зем­
леделия. Не находится никаких подтверждений, свидетельству­
29
ющих о том, чтобы те архаические условия, которые, вероятно,
своего существования, сохраняя определенное место в римской
сложились еще до эпохи завоевания, претерпели какие-либо
никогда, даже во времена этрусского господства, не прекращало
существенные изменения за шестивековое существование союза
личению сословия свободных земледельцев-плебеев, которое
этрусских городов. Фрески этрусских гробниц, по которым мы
сипации бывших крепостных, а с другой - к численному уве­
узнаем об особенностях этрусской жизни, остаются неизменны­
постепенного развития, приведшего, с одной стороны, к эман­
ми по своему содержанию на протяжении по крайней мере трех
бьmа проведена Александром П в России, а произошло в ходе
столетий - с V по III в. до р.х.; на них представлена жизнь,
исполненная аристократической праздности, и это относится
случилось не в результате радикальной реформы вроде той, что
земельных наделов и вошли в класс плебеев. Вероятно, это
ко всем изображениям.
ными, стали свободными крестьянами, владельцами небольших
О характере хозяйства латинов, римлян, умбросабеллов и
знаем, когда и как те, кто прежде, по-видимому, бьmи крепост­
самнитов в древний период истории у нас имеются лишь крайне
заложены основы римского крестьянского государства. Мы не
скупые сведения. К тому же именно с~йчас, как известно, глав­
ные вопросы сельскохозяйственной жизни древнеримской об­
В этот, самый темный для нас, период истории Рима бьmи
перничающим с ним городам Лация.
щины являются предметом оживленной дискуссии. Читатель
чтобы защищаться от нападений с севера и противостоять со­
вряд ли ожидает исчерпывающего обсуждения этого вопроса в
Рим должен бьm стать сильной военной державой, для того
книге, посвященной экономической истории периода Римской
империи, поэтому здесь мы лишь вкратце отметим основные
циями ничего в этом не изменило. Гораздо важнее бьmо то, что
своих господ; свержение этрусской династии римскими патри­
черты, которые, на мой взгляд, наиболее характерны для Лация
селения, очевидно, бьmи принуждены в поте лица трудиться на
и Средней Италии в целом. Каковы бы ни бьmи начальные
землевладельцев и купечество. Широкие массы коренного на­
формы хозяйственной жизни Лация, в любом случае можно с
уверенностью утверждать, что этрусское господство оказало ре­
высший слой римского общества, включавший в себя крупных
этрусков и нескольких семейств римских патрициев составился
шающее влияние на все последующее развитие этой сферы. Из
шающее влияние на все последующее развитие этой сферы. Из
этрусков и нескольких семейств римских патрициев составился
уверенностью утверждать, что этрусское господство оказало ре­
высший слой римского общества, включавший в себя крупных
формы хозяйственной жизни Лация, в любом случае можно с
землевладельцев и купечество. Широкие массы коренного на­
и Средней Италии в целом. Каковы бы ни бьmи начальные
селения, очевидно, бьmи принуждены в поте лица трудиться на
черты, которые, на мой взгляд, наиболее характерны для Лация
своих господ; свержение этрусской династии римскими патри­
основные отметим вкратце лишь мы здесь поэтому империи,
циями ничего в этом не изменило. Гораздо важнее бьmо то, что
книге, посвященной экономической истории периода Римской
Рим должен бьm стать сильной военной державой, для того
вряд ли ожидает исчерпывающего обсуждения этого вопроса в
чтобы защищаться от нападений с севера и противостоять со­
щины являются предметом оживленной дискуссии. Читатель
перничающим с ним городам Лация.
ные вопросы сельскохозяйственной жизни древнеримской об­
В этот, самый темный для нас, период истории Рима бьmи
скупые сведения. К тому же именно сейчас, как известно, глав­
заложены основы римского крестьянского государства. Мы не
самнитов в древний период истории у нас имеются лишь крайне
знаем, когда и как те, кто прежде, по-видимому, бьmи крепост­
О характере хозяйства латинов, римлян, умбросабеллов и
ными, стали свободными крестьянами, владельцами небольших
ко всем изображениям.
земельных наделов и вошли в класс плебеев. Вероятно, это
исполненная аристократической праздности, и это относится
случилось не в результате радикальной реформы вроде той, что
столетий - с V по ПI в. дО Р.Х.; на них представлена жизнь,
бьmа проведена Александром 11 в России, а произошло в ходе
ми по своему содержанию на протяжении по крайней мере трех
постепенного развития, приведшего, с одной стороны, к эман­
узнаем об особенностях этрусской жизни, остаются неизменны­
сипации бывших крепостных, а с другой - к численному уве­
этрусских городов. Фрески этрусских гробниц, по которым мы
личению сословия свободных земледельцев-плебеев, которое
существенные изменения за шести вековое существование союза
никогда, даже во времена этрусского господства, не прекращало
сложились еще до эпохи завоевания, претерпели какие-либо
своего существования, сохраняя определенное место в римской
ющих о том, чтобы те архаические условия, которые, вероятно,
29
леделия. Не находится никаких подтверждений, свидетельству­
аристократии, бьmи заведены какие-либо развитые формы зем­
мнительным, чтобы там, за исключением пригородных садов
экономической
экономической жизни.
жизни. Оба
Оба процесса,
процесса, очевидно,
очевидно, бьmи
бьVIИ вызваны
вызваны
тем, что
что это
это отвечало
отвечало требованиям
требованиям войскового
войскового устройства,
устройства, ко­
ко­
торые
торые становились
становились особенно
особенно актуальны
актуальны вв критические
критические периоды
периоды
римской истории,
истории, например:
например: во
во время
время войны
войны сс Вейями,
Вейями, при
при
отражении
отражении нападения
нападения галлов,
галлов, вв борьбе
борьбе сс латинскими
латинскими городами,
городами,
с
с вольсками
вольсками ии эквами
эквами и,и, наконец,
наконец, вв период
период Латинских
Латинских ии Сам­Сам­
нитских
нитских войн
войн конца IV в.в. Реформа
конца IV Реформа Сервия
Сервия Туллия,
Туллия, известная
известная
нам
нам вв том
том виде,
виде, вв котором
котором онаона существовала
существовала вв IV
IV в.в. дО
дО Р.Х.,
Р.Х.,
только
только закрепила
закрепила и
и легализовала
легализовала итоги
итоm экономических
экономических ии соци­
соци­
альных
альных процессов,
процессов, протекавших
протекавших вв темные времена V
темные времена V в.в.
Так
Так или
или иначе,
иначе, но
но кк IV в.,
IV в., ии вв особенности
особенности кк его
его второй
второй
половине,
половине, Рим
Рим уже
уже стал
стал крестьянским
крестьянским городом.
городом. Яне
Я не вижу
вижу при­
при­
чин
чин сомневаться
сомневаться вв том,
том, что
что законы
законы Лициния (367-366 гг.
Лициния (367-366 гг. до
дО
р.х.),
Р.Х.), ограничившие
ограничившие концентрацию
концентрацию земельной
земельной собственности
собственности вв
руках
руках отдельных
отдельных семейств
семейств путем
путем покупки
покупки или
или ареиды,
аренды, способ­
способ­
ствовали
ствовали политическому
политическому и
и экономическому
экономическому укреплению
укреплению этого
этого
крестьянского
крестьянского государства.
государства. Указанные
Указанные вв законе
законе точные
точные цифры,
цифры,
устанавливающие
устанавливающие максимальные
максимальные размеры
размеры земельной
земельной площади
площади (в

югерах),
югерах), по-видимому,
по-видимому, бьmи
бьVIИ внесены
внесены вв текст
текст законов
законов Лициния
Лициния
уже
уже задним
задним числом
числом изиз аграрного
аграрного закона II в.,
закона 11 в., но
но вполне
вполне воз­
воз­
можно,
можно, что
что нечто
нечто подобное
подобное содержалось
содержал ось уже
уже вв первоначальном
первоначальном
варианте.
варианте. Существованием
Существованием такоготакого закона
закона объясняется
объясняется как как ха­
ха­
рактер
рактер государственного
государственного строя,
строя, установившегося
установившегося послепосле реформ
реформ
Сервия,
Сервия, так
так ии тот
тот факт,
факт, что
что римская
римская территориальная
территориальная экспан­
экспан­
сия,
сия, имевшая
имевшая место
место вв IV
IV в.,
в., привела
привела кк увеличению
увеличению числачисла кресть­
кресть­
янских
янских земельных
земельных наделов
наделов и,
и, соответственно,
соответственно, к
к росту
росту кресть­
кресть­
янского
янского населения
населения Рима.
Рима. Вряд
Вряд ли
ли уу нас
нас есть
есть основания
основания не
не до­
до­
верять
верять источникам,
источникам, в
в которых
которых представители
представители некоторых
некоторых патри­
патри­
цианских
цианских семейств
семейств описываются
описываются как как богатые
богатые крестьяне,
крестьяне, чейчей
БЫТ..I;Iичем
быт ..llичем не отличался от быта прочих римских граждан.
не отличался от бьrrа прочих римских граждан.
Таким
Таким образом,
образом, основой
основой римской
римской экономики
экономики IVIV в.в. бьmо
бьVIО
крестьянское
крестьянское хозяйство.
хозяйство. Жизнь
Жизнь строилась
строилась вв формах
формах примитив­
примитив­
ного
ного сельского
сельского быта,
быта, когда
когда все
все члены
члены семьи
семьи принимали
принимали участие
участие
в тя:желом труде на полях; лишь в исключительных случаях в
в тяжелом труде на полях; лишь в исключительных случаях в
хозяйстве
хозяйстве использовали
использовали труд
труд нескольких
нескольких рабов,
рабов, аа иногда
иногда ии кли­
кли­
ентов,
ентов, которые
которые сс незапамятных
незапамятных времен
времен бьmи
бьVIИ связаны
связаны сс семьями
семьями
аристократов
аристократов религиозными
релиmозными узами.
узами. Крестьянский
Крестьянский типтип хозяйства
хозяйства
и
и преимущественное
преимущественное возделывание
возделывание зерновых
зерновых культур
культур бьmи
бьVIИ ха­
ха­
рактерны
рактерны для
для экономики
экономики Лация
Лация вв целом,
целом, аа также
также для
для новых
новых
областей,
областей, получивших
получивших римское
римское гражданство
гражданство (tribus),
(tribus), ии новых
новых
римских
римских и
и латинских
латинских колоний,
колоний, постепенно включаемых вв ager
постепенно включаемых ager
Romanus.
Romanus. Каждое
Каждое новое
новое римское
римское поселение
поселение бьmо
бьшо крестьянским,
крестьянским,
каждый
каждый новый
новый центр
центр городской
городской жизни,
жизни, каждая
каждая новая
новая колония
колония
представляли
представляли собой
собой укрепленную
укрепленную деревню.
деревню. То
То немногое,
немногое, что
что
нам
нам известно
известно об
об экономической
экономической жизни
жизни вв горных
горных областях
областях
между
между Лацием
Лацием ии Кампанией,
Кампанией, вв Сабинских
Сабинских горах,
горах, вв Умбрии,
Умбрии,
30
30
Пицене и Самнии, доказывает, что там все обстояло приблизи­
тельно так же, за исключением того, что у отдельных племен
общинное пастбищное скотоводство иногда преобладало над
земледелием с его индивидуальными земельными наделами. Раз­
витие городов в этих областях происходило медленнее, и тер­
риториально они возникали, как правило, в районах, прилега­
ющих к греческим городским поселениям и эллинизированным
городам Кампании. Однако и в Кампании такой город, как
Помпеи с его ранними домами атриумного и садового типа,
представлял собой скорее город зажиточных земледельцев, не­
жели богатых купцов и крупных землевладельцев.
По мере того как крепло влияние Рима, расширялись его
владения и множил
множилось
ось число колоний, В Италии все шире рас­
пространялся крестьянский хозяйственный уклад. Одновремен­
но с этим процесс
процессом
ом все более приходили в упадок центры
капиталистического сельского хозяйства. Бьшо бы излишним
излагать здесь развернутую историю греческих городов Южной
Италии. За немноmми исключениями все они один за друшм
пали жертвой своих соседей самнитов. Некоторые вообще ис­
чезли, остальные же - а именно все города Кампании, за ис­
ключением Неаполя и нескольких друшх, - зажили новой
жизнью уже в качестве самнитских городов, т. е. городов с зем­
,ледельческим населением, таких как, например, Помпеи. Како­
ва бьша дальнейшая судьба этрусских городов после завоевания
их римлянами, нам неизвестно. Большинство из них бьши ко­
лонизованылатинскими переселенцами; в некоторых, вероятно,

сохранялся старый уклад, при котором общество состояло из


крупных землевладельцев и крепостных.

Пунийские войны, с одной стороны, ускорили mбель немно­


гочисленных центров прогрессивных форм экономической жиз­
ни в Италии и во владениях Карфагена, как, впрочем, и в гре­
ческой части Сицилии; но, с другой стороны, они же расши­
рили сферу римской колонизации. Римские и латинские
колонисты стали занимать принадлежавшие прежде кельтам

земли Северной Италии, друше селились в опустошенных об­


ластях Средней и Южной Италии, в то время как новые про­
винции Рима - Сицилия, Сардиния и, вероятно, также Испа­
ния - на первых порах казались менее привлекательными для

переселенцев; хозяйственная жизнь оставалась здесь в основном


той же, какой бьша до римского завоевания. Бывшее царство
Гиерона управлял ось в традиционном духе привычными для
него методами. Пунийские части Сицилии, Сардинии и Испа­
нии сохраняли в составе римского государства ту же роль, ко­
торую они играли при владычестве Карфагена, и использова­
лись как поставщики металлов и зерна, а из Цицерона мы
знаем, что греческая часть Сицилии также должна бьша дово-
дово­

31
льствоваться ролью
ролью житницы
житницы Рима.
Рима. После
После первых
первых территори­
территори­
альных аннексий, предпринятых народом
народом и
и сенатом
сенатом Рима,
Рима, рим­
рим­
ское государство некоторое
некоторое время
время еще
еще продолжало
продолжало оставаться
оставаться

крестьянским. Рим победил финикийцев


финикийцев ии завоевал
завоевал Восток
Восток си­
си­
лами крестьянского войска.
войска. История
История завоеваний
завоеваний нана Востоке
Востоке
уже.бьmа
уже бьmа изложена выше.
Рассматривая вопрос
вопрос об экономических
экономических последствиях
последствиях побед
побед
Рима над Карфагеном и государствами Востока,
Востока, нужно
нужно прини­
прини­
мать во внимание, что
что эти победы
победы бьmи
бьmи одержаны,
одержаны, сс одной
одной
стороны, римским государством,
государством, т.
т. е.
е. его
его крестьянским
крестьянским населе­
населе­
нием, а с другой стороны -
другой стороны его
его военными
военными ии политическими
политическими
руководителями, правящей
правящей верхушкой,
верхушкой, состоявшей
состоявшей из
из предста­
предста­
вителей наследственной
наследственной знати,
знати, которые
которые бьmи
бьmи членами
членами римского
римского
сената. Поскольку одержанные победы
победы бьmи
бьmи заслугой
заслугой государ­
государ­
ства, то для государства
государства как такового
такового они
они означали
означали огромный
огромный
и постоянный прирост его
его благосостояния.
благосостояния. За
За счет
счет реквизиций
реквизиций
Рим не
не только пополнил свою казну
казну чеканной
чеканной монетой
монетой и и бес­
бес­
численными ценными предметами
предметами из золота
золота и
и серебра,
серебра, но,
но,
кроме того, стал еще
еще и крупнейшим
крупнейшим землевладельцем.
землевладельцем. Обшир­
Обшир­
ные пространства пахотных
пахотных земель
земель и
и пастбищ,
пастбищ, леса,
леса, богатые
богатые
рыбой реки и и озера, рудники и и каменоломни
каменоломни на на территории
территории
Италии и бывших
бывших владений Карфагена,
Карфагена, ставших
ставших римскими
римскими про­
про­
винциями, перешли в собственность
собственность государства.
государства. Накопившие­
Накопившие­
ся в
в его владении
владении пахотные
пахотные земли,
земли, как
как правило,
правило, раздавались
раздавались
римским
римским гражданам,
гражданам, которые
которые расселялись,
расселялись, составляя
составляя крестьян­
крестьян­
ские колонии. Однако численный
численный прирост
прирост римских
римских и и латин­
латин­
ских граждан не поспевал за
за расширением
расширением свободных
свободных земель,
земель,
составлявших ager Romanus, в особенности
особенности так
так бьmо
бьmо после
после
Галльских и Пунийских
Пунийских войн.
войн. Основание
Основание новых
новых колоний
колоний дик­
дик­
товалось
товалось не
не столько
столько экономическими,
экономическими, сколько
сколько политическими
политическими
соображениями. Неудивительно, что
что основным
основным направлением,
направлением, вв
котором шло продвижение колоний,
колоний, бьmи
бьmи избраны
избраны северные
северные
области Италии, для того чтобы
чтобы создать
создать там
там сильный
сильный заслон
заслон
против
против возможного
возможного вторжения
вторжения с
с севера;
ceBepa~ римляне
римляне никогда
никогда не
не
заБыIали,'
забывли,' что галлы однажды
однажды уже
уже захватывали
захватывали Рим
Рим ии что
что они
они
бьmи лучшими солдатами в армииармии Ганнибала.
Ганнибала. СоСо стороны
стороны Ьпус­
опус­
тошенного и обнищавшего юга юга Италии Риму
Риму не
не угрожала
угрожала столь
столь
же
же серьезная
серьезная опасность,
опасность, и,
и, разумеется,
разумеется, эти
эти земли
земли не
не обладали
обладали
особой притягательностью
притягательностью для римских
римских и и латинских
латинских колонис­
колонис­
тов,
тов, исключая
исключая разве
разве что
что Кампанию,
Кампанию, которая,
которая, однако,
однако, бьmа
бьmа лишь
лишь
частично
частично заселена
заселена римскими
римскими переселенцами
переселенцами и
и в
в целом
целом сохра­
сохра­
няла
няла самнитский
самнитский характер.
характер. Можно
Можно предположить,
предположить, что
что во
во время
время
Пунийских
Пунийских войн
войн большинство
большинство городов
городов Кампании
Кампании остались
остались
верны
верны Риму.
Риму.
Таким
Таким образом,
образом, большие
большие земельные
земельные угодья,
угодья, включая
включая ии па­
па­
хотные,
хотные, стали
стали собственностью
собственностью римского
римского государства,
государства, аа не
не от-
от­

32
32
дельных римских крестьян. Однако Пунийские и Восточные
войны обогатили не только государство. Кое-что от этих бо­
гатств перепало и римским гражданам. Львиная доля достал ась
полководцам, представителям сословия сенаторов. Они исстари
бьши самыми богатыми среди крестьянской части римских
граждан, как, впрочем, и соответствующий слой населения ла­
тинских и союзнических городов. В ходе завоевательных войн
они увеличили свое состояние. В их руках оказалась богатая
военная добыча в виде людей и скота. 9 При разграблении за­
хваченных городов они забирали себе значительную часть до­
бычи. В Италию они возвращались с туго набитыми кармана­
ми - точнее, с набитым деньгами поясом - и пригоняли с
собой толпы рабов и целые стада скота, если только не успе­
вали распродать их по дороге. То же самое можно сказать о
членах сословия сенаторов, которых сенат назначал правителя­
ми новых провинций, возникших на месте прежних карфаген­
ских владений. Как мы уже видели, эти области, а также гре­
ческая часть Сицилии - царство Гиерона П, пребывали в пре­
жнем состоянии, т. е. рассматривались римским народом как

его собственность и достояние (praedia populi Romani). Этими


завоеванными областями управляли от имени римского народа
военные чиновники, обладавшие на своем административном
посту почти неограниченными полномочиями. Такую же систе­
му, как уже бьшо отмечено, применяли в аннексированных
восточных землях. Таким образом, система провинциальной ад­
министрации стала еще одним источником денежных доходов
сенаторского сословия. Неудивительно, что в сложившихся об­
стоятельствах сенаторы не могли устоять перед искушением

использовать свое растущее богатство для активного участия в


кредитных операциях, развитие которых, как мы уже видели,

явил ось естественным следствием завоеваний на Востоке, и во­


преки суровому запрету они не остались в стороне от коммер­

ческой деятельности, которая не могла не возникнуть в усло­


виях концентрации капитала в руках римских и италийских
грюiщаН. 1О
Наряду с сословием сенаторов и соответствующим классом
населения союзнических городов Италии в распределении при­
были, получаемой благодаря господствующему положению
Рима в цивилизованном мире, принимали участие и многие дру­
гие римские и италийские граждане. В Риме и Италии образо­
валось многочисленное и весьма влиятельное купеческое сосло­
вие. Коммерческая карьера этих людей, обеспечившая своим
представителям достаток и богатство, начиналась с того, что
они помогали государству, включая союзнические города, из­
влекать доход из доставшейся ему обширной недвижимости -­
пахотных земель, рудников, лесов, богатых рыбой водоемов,

2 М. И. PocTosueB, Т. 1 33
домов и лавок. Во время завоевательных войн такие дельцы
снабжали войска провиантом, одеждой и вооружением; у пол­
ководцев, командиров и рядовых солдат они скупали военную

добычу; во время походов поставляли солдатам всевозможные


товары. По окончании войны они использовали полученные
таким образом деньги, чтобы сделать своими должниками со­
юзников и подданных Рима, царей и целые города; в провин­
циях они брали в откуп налоги и другие источники государст­
венного дохода; все большее число этих людей переселялось в
провинции и, становясь ростовщиками, купцами, сельскими хо­

зяевами и скотоводами, владельцами жилых домов и лавок, при­

нимало деятельное участие в высокоразвитой коммерческой


жизни BocToKa. ll
Часть этих коммерсантов никогда не покидала пределов Ита­
лии. Некоторые надолго уезжали на Восток и с годами абсор­
бировались коренным населением.l~ Но, вероятно, в большин­
стве случаев эти умные и энергичные авантюристы, хорошо

поживившиеся на чужбине, возвращались в Италию и уже там


пускали в дело свои капиталы. Когда Сицилия, Сардиния, ряд
областей Испании, Галлия и Африка стали римскими провин­
циями, римские торговые люди распространили свою деятель­

ность и на эти земли. Самые богатые представители этого но­


вого класса капиталистов, при надлежавшие к сословию всадни­

ков, как правило, жили в самом Риме и стремились посредством


получения какой-либо государственной должности добиться по­
четного звания сенатора. Но в большинстве случаев эти люди,
уроженцы римских и латинских колоний или союзнических го­
родов, оставались дома в Италии. В своей общине они занимали
столь высокое положение в общественной иерархии, что усту­
пали только муниципальным сенаторам, а иногда и сами при­

надлежали к этому высшему классу, вместе с которым состав­

ляли верхушку городского населения.

Приток денег, рабов, всяческого добра и скота из провинций


дал мощный толчок экономическому развитию Италии. Капи­
тал,' скопившийся в руках граждан Рима и италийских городов,
частично оставался в провинциях, но чаще всего он оказывался
в Италии. Состояние новых богачей большей частью бьmо на­
жито спекуляцией. Естественно, им хотелось вложить свое бо­
гатство в надежное предприятие, чтобы спокойно пожить в свое
удовольствие в привычном окружении. Лучшим способом тако­
го вложения средств, который обеспечивал бы их обладателю
возможность праздной жизни в городе, бьmа покупка земли; на
втором месте стояло занятие ростовщичеством и вложение ка­

питала в италийскую промышленность. Такая тенденция круп­


ного капитала бьmа на руку государству. Как мы уже видели,
оно владело теперь громадным комплексом недвижимой собст-
собст­

34
венности в самой Италии и в провинциях. ДтIя того чтобы эти
громадные источники финансовых средств не лежали мертвым
грузом - что бьmо бы, разумеется, не в интересах государства,
которому требовались деньги на общественные здания, водо­
проводы, на строительство военных дорог и для публичного
богослужения, - их нужно бьmо каким-то образом использо­
вать. для этого не бьmо другого способа, кроме привлечения
частного капитала, предложив его владельцам выгодные усло­

вия. Неудивительно, что государство побуждало новых богачей


вкладывать свои деньги, предлагая им в первую очередь поку­

пать землю в тех областях, где имел ось много пустующих па­
хотных земель и пастбищ, т. е. в южных и северных районах
Италии, разоренных Галльскими и Пунийскими войнами. Дру­
гого средства для восстановления заброшенных земель не бьmо.
Численность римских и италийских граждан, живущих в Ита­
лии и занимающихся сельским хозяйством, уменьшилась не
только вследствие военных потерь, но и по причине всевозрас­

тающей эмиграции сначала на Восток, потом на Запад. Поэтому


для заселения заброшенных сельскохозяйственных областей не
хватало крестьян. Зато бъvIO множество рабов, и вскоре на­
шлась группа предпринимателей, готовых начать обработку
пустующих земель, используя рабский труд. Неудивительно, что
сенат со своей стороны делал все, для того чтобы помочь этим
людям в деле восстановления подорванной экономики Италии,
предоставляя им возможность приобретать большие участки
земли в установленном порядке через ответственных за это цен­

зоров или просто брать во владение землю без всяких фор­


мальностей, но с условием, что часть сельскохозяйственной
продукции, полученной с этих земель, они будуг отдавать го­
сударству.

Все это привело к тому, что во II в. до р.х. начался быстрый


процесс концентрации земельных владений. Землевладельцами
бьmи римские сенаторы и всадники или наиболее энергичные,
хитрые и бережливые граждане италийских, союзнических го­
родов ИЛИ римских и латинских колоний. Эти люди не соби­
рались поселяться в своих имениях и работать на земле. С са­
мого начала они выбрали себе роль землевладельцев, а не зем­
ледельцев;такимобразом, численностъземлевладельцев,ЖИВУЩИХ
в городах, намного возросла по сравнению с крестьянством,

оставшимся на земле, которое действительно занималось зем­


лепашеством. С другой стороны, именно представители этого
класса населения, вкладывавшие свой капитал в промышленные
предприятия, открьmали новые мастерские, в которых труди­

лись рабы, тем самым они способствовали оживлению старин­


ных отраслей промышленности Кампании и Этрурии за счет
разорения мелких ремесленников. lЗ

зs
П"QеRС1:а.ви:rепи С1:ЩЮй. И новой ЩЖСТОКQатии Рима и Италии,
которые, как правило, нажили свое богатство на Востоке и
потому бьUIИ хорошо знакомы с введенной там капиталистичес­
кой системой, перенесли эту систему в сельское хозяйство и
промышленность Италии. В этом деле они могли опираться на
греческие справочники по научно-капиталистическому ведению

сельского хозяйства, которые стали общедоступным чтением в


Италии, с тех пор как бьmи переведены С пунийского на ла­
тынь. Можно с уверенностью предположить, что подобные ру­
ководства существовали и для промьшmенности, - хотя бы
такие, которые бьUIИ написаны с целью пропаганды греческих
достижений в области техники. На эллинистическом Востоке
капиталистическая форма производства ограничивал ась в об­
ласти сельского хозяйства двумя основными отраслями, рабо­
тавшими на экспорт, - виноделием и производством оливко­

вого масла; хорошую прибьUIЬ обещало также систематическое


скотоводство; все же, что касалось производства зерна, бьmо
целиком предоставлено на усмотрение крестьянства, состояв­
шего из мелких землевладельцев и арендаторов, а также кре­

постных крупных аграриев. Неудивительно, что это наследие


эллинистической аграрной системы, основанной на крупном
землевладении, бьUIО подхвачено представителями римско-ита­
лийской аристократии и буржуазии, которые распространили
капиталистическую форму производства на промышленность, в
особенности в Риме, Этрурии и Кампании.
Для многих областей Италии капиталистические тенденции
П в. дО Р.Х. И введение эллинистических методов в сельскохо­
зяйственном производстве по сути дела не принесли с собой
ничего нового; скорее, это бьmо возрождение ранее существо­
вавших форм хозяйствования. Кроме наличия старой традиции
и богатых природных ресурсов, благодаря которым в Италии
эти начинания нашли благодатную почву, развитию капиталис­
тической системы способствовал еще целый ряд факторов.
Одним из важнейших бьm избыток рабочей силы и ее дешевиз­
на .. В Италию стекалось огромное количество рабов, преиму­
щественно из Греции и Малой Азии; частью это бьUIИ сельские
рабочие из имений эллинистических царей и эллинистической
буржуазии, в которых хозяйство велось по определенной сис­
теме, и этот приток рабочей силы не ослабевал на протяжении
П-I вв. дО Р.Х.
Наконец, в это время открывались великолепные возможнос­
ти для сбыта италийской продукции, и в первую очередь олив­
кового масла и вина, изделий из металла и керамики. для Ита­
лии главными рынками сбыта бьmи, с одной стороны, западные
области античного мира: Галлия, Испания, Африка; с другой -­
Север и придунайские страны. После второй Пунийской войны

36
Карфагену пришлось уступить свою роль ведущей торговой дер­
жавы Запада, ограничившись развитием собственного сельского
хозяйства, в частности крупного садоводства, виноградарства и
разведения масличных культур.14 Наследие Карфагена перешло
в руки его старинных соперников - греческих колоний Сици­
лии и Южной Италии, которые стали верными союзниками
Рима. Восточная часть греческого мира, находившаяся в это
время в состоянии все более углу6ляющегося экономического
упадка, не получила своей доли в этом дележе. Разрушение
Карфагена раз и навсегда лишило его коммерческого и эконо­
мического значения. Настойчивое требование его разрушения,
очевидно, исходило от крупных италийских землевладельцев,
глашатаем которых стал Катон. Как крупные производители
вина и масла они имели достаточно причин любыми средствами
добиваться уничтожения конкурента и по возможности пре­
вратить сады, виноградники и оливковые рощи его страны в

хлебные поля. 15
Не следует недооценивать значение и покупательную способ­
ность западного и северного рынков сбыта. Галлия бьmа бога­
той страной и активным покупателем вина, оливкового масла
и мануфактурных товаров, которых не производили в достаточ­
ном количестве ее греческие города, а в последнюю четверть

II в. - те области Галлии, которые находились под римским


владычеством. В Испании и Британии дело обстояло прибли­
зительно так же, как в Галлии. Господствующий класс Галлии
и некоторой части Испании принадлежал к одному и тому же
кельтскому племени. Иберийская часть Испании за ряд пред­
шествующих столетий привыкла к привозным греческим и фи­
никийским товарам. Германия и придунайские страны также
постепенно знакомились с продукцией грек о-италийского про­
изводства. 16
Вышеописанное развитие, наблюдавшееся в Италии во II в.
дО Р.Х., вызвало далеко идущие последствия в области поли­
тической, социальной и экономической жизни. Рим перестал
быть крестьянским государством, управляемым аристократией,
состоявшей из крупных землевладельцев, которые, в сущности,
тоже бьmи такими же крестьянами, только очень богатыми. По
всей Италии нарождалось не только влиятельное купеческое
сословие, но также стала появляться и по-настоящему богатая
городская буржуазия. Именно во II в. В Италии впервые можно
констатировать процесс урбанизации в греческом смысле слова.
Многие древние города, отчасти греческого или этрусского про­
исхождения, переживают в это время неожиданный подъем.
Многие населенные пункты, деревни, поселки, вплоть до самых
мелких, не только получают статус городов, но и на самом деле
начинают как в социальном, так и в экономическом отношении

37
при обретать по-настоящему городской характер. Это развитие
было вызвано растущим влиянием промышленников и крупных
землевладельцев, которые, пожив на эллинистическом Востоке,
приобрели привычку к городскому комфорту и усвоили мен­
тальность горожан; так что, вернувшись в Италию, они не
могли не оказать на ее жизнь соответствующего влияния в на­
правлении развития городской культуры.
Это новое городское сословие не принимало активного учас­
тия в политической жизни. Ведущую роль по-прежнему про­
должала играть римская аристократия. Буржуазия бьmа слиш­
ком поглощена организацией экономической жизни и устрой­
ством городов. Достаточно вспомнить прекрасные дома Помпей
периода туфового строительства с их искусно отделанными фа­
садами, роскошными фресками и мозаикой, для того чтобы по­
нять, почему у их жителей не возникало желания принимать
участие в общественной жизни столицы. К тому же они бьmи
вполне довольны политикой правительства. Их материальные
интересы и политические цели в основном совпадали с инте­
ресами и целями римской аристократии. И те и другие вкла­
дывали капитал в при обретение земельной собственности в
Италии, а главной формой землепользования у них также бьmо
виноградарство, выращивание олив и пастбищное скотоводст­
во. Этим объясняется молчаливая поддержка, оказанная этим
классом правительству при жестокой расправе с Карфагеном
или осуществлении таких экономических мер, как, например,

запрещение· заниматься виноградарством в недавно присоеди­


ненных новых западных провинциях. 17 Подобно сенаторам и
римским всадникам, они тоже вкладывали свои деньги в мас­

личные и виноградарские имения в Греции и Малой АЗИИ,I8


Поэтому они поддерживали восточную политику сената. Кроме
того, они получали немалую долю от финансовой и экономи­
ческой эксплуатации провинций и потому оказались надежной
опорой правительства в его первых шагах на пути к империа­
лизму.
I1родолжающееся обогащение римских и италийских граж­
дан, принадлежавших к двум высшим сословиям, оказывало
сильнейшее влияние на политическую, социальную и экономи­
ческую жизнь римского государства. Большие вложения капи­
талов в покупку земли, используемой под виноградники и олив­
ковые плантации, подняли цену на землю во многих областях
Италии; это побудило крестьян продавать свои хозяйства, с тем
чтобы переселиться в город или переехать в одну из провинций;
всюду, где разведение оливковых рощ и виноградников или паст­
бищное скотоводство, устроенное на капиталистической осно­
ве, обещали быть доходными, происходило постепенное сокра­
щение численности крестьянского населения. Нескончаемые

38
войны, которые вел римский сенат после победы над Ганниба­
лом, подрывали экономические силы италийского крестьянства.
В этом кроется одна из главных причин, объясняющих, почему
капиталу удалось завладеть огромными земельными угодьями не
только в южных, но и в центральных областях Италии, издавна
бывших оплотом италийского крестьянства, и почему часть
крестьян Средней Италии превратил ась из владельцев земли в
ее арендаторов и стала работать на чужой земле, принадлежа­
щей римским или муниципальным капиталистам. В Этрурии
эти негативные явления получили широкое распространение
уже в первой половине II в. В данном конкретном случае это
объясняется наличием особых предпосьmок: ведь Этрурия из­
древле бьmа страной крупного землевладения, в которой широ­
ко использовался рабский труд.19
Такой ход событий неизбежно вызвал соответствующие по­
следствия и, как известно, привел к острому кризису. В связи
с уменьшением численности крестьянского населения и ростом
числа рабов и арендаторов, сопровождавшимся накоплением
капитала, в особенности в столице, под угрозой оказалось все
общественное устройство Рима. Традиционное для него прав­
ление аристократии, опиравшееся на крестьянское войско, в
конечном счете выродилось в олигархию богатой знати, между
тем как военная мощь Италии, опиравшаяся на италийское
крестьянство, приходила в упадок. Напомним, что в римском
войске обязаны бьmи служить только граждане, обладавшие оп­
ределенным цензом, что, кстати, явилось дополнительной при­
чиной, побуждавшей крестьян продавать свою собственность
крупным землевладельцам, для того чтобы, продолжая работать
на той же земле в качестве арендаторов, уклониться таким об­
разом от тягостной воинской повинности.
Первым актом той политической и социальной драмы, ко­
торая начинала разыгрываться в Италии, стала попытка ради­
кальной политической, экономической и социальной реформы,
предпринятая Тиберием Гракхом и подхваченная после его
смерти его братом Гаем. Как Тиберия, так и Гая поддерживали
сельское население Италии и неимущий пролетариат Рима.
Главная задача, которую они ставили перед собой, была очень
похожа на те, которые провозглашались многочисленными ре­
волюционными предводителями греческих городов. Раздел
крупных земельных владений и тем самым восстановление
крестьянского сословия и армии провозглашались ими в качест­
ве исходной задачи и одновременно конечной цели революции,
между тем как установление демократии под началом одного
правителя должно бьmо наступить само собой как неизбежное
следствие этой революции. Неудивительно, что арендаторы и
неимущие пролетарии стали восторженными приверженцами

39
Гракхов. 20 Здесь бьmо бы неуместно останавливаться на по­
дробном описании тех внутренних смут, которые разразились
вслед за первой попыткой политической и социальной револю­
ции, поэтому мы лишь в нескольких словах перечислим движу­

щие силы, определившие особенный характер и сложность это­


го движения.

Гракхам не удалось преодолеть великий кризис римского го­


сударства. Своим выступлением они не добились даже сколь­
ко-нибудь заметных успехов в той части своей программы, ко­
торая касалась размера крупных земельных владений, не говоря
уже о полной смене политической структуры римского государ­
ства или восстановлении крестьянского сословия. Римское
крестьянское государство невозможно бьmо оживить, оно кану­
ло в вечность. Бьmо, конечно, создано некоторое количество
новых крестьянских хозяйств, некоторые неимущие пролетарии
получили земельные наделы, несколько больших имений бьmо
конфисковано. Но скоро этот процесс застопорился и в конце
концов бьm окончательно остановлен благодаря противодейст­
вию господствующей олигархии. Единственный результат, до­
стигнутый революцией Гракхов, состоял в том, что она под­
толкнула к возмущению широкие массы римского населения и

что впервые в римской истории бьmи четко обозначены проти­


воречия между бедными и богатыми, «угнетенными» и «угнета­
телями». Однажды вспыхнув, борьба между этими классами уже
не могла погаснуть.
Однако на следующем этапе гражданских войн главный во­
прос, из-за которого шла эта борьба, - земельная реформа,
отступил на задний план. Вместо него, а точнее, параллельно
ему, вьщвинулась на некоторое время чисто политическая про­
блема политического равноправия союзников Рима, и в первую
очередь граждан италийских городов. Обещания Гракхов про­
будили у них надежду стать полноправными членами римского
общества, но олигархическая реакция, казалось, положила
конец этим ожиданиям. Однако союзники не собирались усту­
пать'. В результате началась ожесточенная кровавая война; цве­
тущая область Средней Италии, населенная преимущественно
северными самнитскими племенами, подверглась страшному

опустошению. В конце концов союзники отступились от наме­


рения основать новый Италийский союз, а римляне предоста­
вили всем гражданам союзнических городов полноценное рим­

ское гражданство. Римское государство не могло больше не


считаться с требованиями союзников, иначе это неизбежно при­
вело бы к окончательному развалу итало-римского государст­
ва. 21
После этой интерлюдии борьба возобновилась уже в более
широких масштабах. За счет италиков, получивших права рим-
рим­

40
ского гражданства, в Риме увеличил ось число недовольных, сре­
ди которых количественно преобладал неимущий пролетариат;
почти все были полны решимости принимать в борьбе активное
участие. С другой стороны, за счет муниципальной буржуазии
пополнились ряды сторонников существующего порядка. Бла­
годаря новым участникам борьба не только усложнилась и уве­
личила свой размах, но вообще приняла совершенно новый ха­
рактер. Союзническая война и случившееся незадолго до ее
начала грозное вторжение кельто-германских племен со всей
очевидностью доказали невозможность придерживаться старого

принципа военной организации, согласно которому воинскую


повинность должна бьmа нести только ограниченная часть на­
селения, в основном состоявшая из землевладельцев; поэтому

характер римской армии и ее социальный состав подверглись


радикальному изменению. После реформ Мария это ополчение
италийских крестьян превратил ось в армию с длительным сро­
ком службы, состоящую из пролетариев и сельской бедноты.
С другой стороны, народное собрание Рима, которое после
Союзнической войны превратилось по сравнению с общей чис­
ленностью римских граждан в жалкое меньшинство, совершен­

но утратило бьmой характер представительного органа, выра­


жающего интересы римских граждан, и стало послушным ору­

дием в руках ловких политиков. Гораздо больший вес в


качестве выразителя желаний значительной группы римских
граждан приобрела обновленная армия, которая к тому же пред­
ставляла собой гораздо более удобное средство для достижения
честолюбивых планов.
Своим появлением она бьmа обязана не только постоянной
угрозе варварских нападений и гражданских войн; создание
новой армии бьmо в основном обусловлено той же причиной,
которой бьmи вызваны гражданские войны, - возникновением
Римской империи (Imperium Romanum) и установлением миро­
вого господства Рима. Без такой армии невозможно бьmо даль­
нейшее существование империи; не будь армии, она бы разва­
лилась. Это отчетливо выявилось в тех войнах, которые при­
ходилось вести Риму в период между великими восточными
походами и реформами Мария. Мелкие войны, вроде войны с
Югуртой В Африке и с кельтиберами в Испании, не принесшие
новой славы римскому оружию, стоили римскому государству
огромных людских и денежных потерь. Перед лицом такой
серьезной опасности, какую представляло собой нападение
кельтских и германских племен, со всей отчетливостью обна­
ружилась слабость римского ополчения и неспособность пол­
ководцев, которые сами не бьmи профессиональными воинами,
создать из этого ополчения боеспособные воинские части. для
исправления этих недостатков требовалось провести два тесно

41
связанных друг с другом мероприятия: создать вооруженные

силы, более или менее соответствующие характеру регулярной


армии, и обеспечить ее профессионально обученными полко­
водцами, которые целиком посвятили бы себя военному делу.
Поскольку войско в своей новой форме стало самой могу­
щественной организацией из всех институтов Рима, его пред­
водители, олицетворявшие военную мощь государства, неизбеж­
но пришли к тому, что забрали в свои руки политическую
власть и постепенно оттеснили на этом поприще сенат и рим­
ское народное собрание (senatus populusque Romanus). Главная
задача, вставшая перед этими новыми вождями, вытекала из

необходимости привести структуру города-государства в соот­


ветствие с потребностями империи, а также придать государст­
венному строю такую форму, которая давала возможность уп­
равлять обширными территориями, входившими в состав Рим­
ской империи. Борьба за восстановление прежнего крестьян­
ского государства, начатая Гракхами и поддержанная массами
неимущего пролетариата и бедного крестьянства, выступавши­
ми под лозунгом раздела земельных владений, теперь оберну­
лась борьбой за полное преобразование государства и такую
перестройку государственного механизма, которая привела бы
его в соответствие с потребностями имперской державы.
Первым, кто осознал изменившуюся ситуацию и использовал
для осуществления своих политических целей новый фактор,
появившийся в политической жизни Рима, бьm Луций Корне­
лий Сулла ~ один из римских полководцев, участвовавших в
Союзнической войне. Главная политическая идея Суллы, кото­
рая заставляла его вести непримиримую борьбу против сторон­
ников программы Гракхов, требовавшей передачи всех власт­
ных прав римскому народному собранию во главе с выборными
магистратами из числа городского пролетариата и восстановле­
ния исконного крестьянского государства, заключалась в том,
чтобы поставить власть сенаторского меньшинства на службу
ИМПI?РСКИХ задач государства. Себе же Сулла отвел в новом
государстве роль помощника и советчика, его влияние в делах

политики основывалось на той популярности, которой он поль­


зовался в армии и среди значительной части римских граждан,
принадлежавших главным образом к высшим слоям общества.
Может показаться странным, что в борьбе за такие цели он
опирался на армию, состоявшую из пролетариев и бедных
крестьян, которым, казалось бы, сам бог велел быть на стороне
его противников. Однако не следует забывать, что новый состав
войска думал только о своих собственных интересах, а Суm1а
обещал своим солдатам более значительные и ощутимые пре­
имущества, чем могли предложить его противники: военную
добычу, завоеванную в походах против Митридата, землю и де-
де­

42
нежное вознаграждение по возвращении в Италию и - пожа­
луй, как самое заманчивое из всех обещаний - пожизненное
приобретение более высокого социального статуса в родном
городе. Нужно также учесть, что армия Суллы еще состояла из
римских граждан старого закала, для которых толпы новых
граждан, появившихся после Союзнической войны, бъmи точно
бельмо на глазу. Последние же полагались на Мария, его сто­
ронников и преемников.
После смерти Суллы гражданская война тотчас же вспыхну­
ла с новой силой. Теперь это была главным образом борьба за
власть, которую вели между собой самые способные и често­
любивые представители сенатской знати за право решающего
голоса в делах государственного правления. Участники этой
борьбы не вьщвигали определенных политических программ, не
добивались радикальных экономических и социальных реформ.
Борьба велась из честолюбивых побуждений за личное влияние
в столице и на поле сражения. Получить должность команду­
ющего с чрезвычайными полномочиями - а такая мера обычно'
представляла единственный выход из острых ситуаций, которые
время от времени возникали в политической и военной жизни
империи, - означало для решительного человека из числа рим­
ской аристократии возможность поближе сойтись с армией и
завоевать ее привязанность с помощью подарков и обещаний;
а это, в свою очередь, давало полководцу власть над государ­
ством, которую он удерживал, пока пользовался популярностью
у солдат. Его соперники прибегали к тем же самым методам и
средствам. Таким образом, гражданская война превратилась в
войну между хорошо организованными и вымуштрованными ар­
миями, возглавляемыми честолюбивыми политиками. Большин­
ство римских граждан и, конечно же, ббльшая часть провин­
циального населения не принимали активного участия в этой
войне. Единственное, о чем они мечтали, - чтобы наступил
мир и порядок. Война велась силами профессионального воин­
ства Римской империи. Они сражались, потому что после окон­
чанИя военных действий надеялись получить щедрое вознаграж­
дение в виде земельного надела и денег. 22
Этим объясняется, почему следующий акт трагедии граждан­
ских войн - война между Цезарем и Помпеем - производит
такое запутанное впечатление и почему такими смутными пред­
ставляются его главные результаты. Цезарь выиграл войну, по­
тому что он бьm лучшим организатором, гениальным полковод­
цем и имел громадное личное влияние на солдат. Карьера Пом­
пея мало отличалась от карьеры Цезаря, и различие между
этими полководцами, конечно, бьmо недоступно для понимания
солдатских умов. Когда Помпей выступал в качестве оплота
сената и его господства, то даже сами сенаторы не принимали

43
его всерьез. Они выбрали его своим предводителем за то, что
он казался им менее опасным, чем Цезарь, и в случае его по­
беды рассчитывали получить в его лице более покладистого
хозяина. Основная же масса римских граждан принимала чью-то
сторону только тогда, когда бьmа вынуждена сделать выбор.
Цезарь пал от руки заговорщиков как раз тогда, когда соби­
рался выполнить ту задачу, которую он поставил перед собой
как государственным деятелем. Мы не можем теперь судить,
что бьmо бы, если бы он успел провести реорганизацию госу­
дарства. Некоторые признаки говорят о том, что он задумал
определенную программу реформ, но мы не имеем возможности
реконструировать ее в деталях. Некоторые античные историки
и большинство современных исследователей считают, что Це­
зарь замыслил установить настоящую монархию, в основе ко­

торой лежало бы не римское гражданство, а Римская империя


в целом, в то время как Помпей выступал как носитель идеи,
наиболее популярной в высших слоях населения Рима, имея в
виду «принципат», т. е. главенство лучшего из лучших, под ко­

торыми подразумевались представители сословия сенаторов. 23 .


Последовавшая затем борьба между убийцами Цезаря, с од­
ной стороны, и его генералами и приемным сыном - с другой,
обнаруживает тот хаотический характер, который обычно но­
сит борьба за власть. Ветераны Цезаря поддерживали Антония
и Октавия, потому что от них, и только от них, они надеялись
дождаться обещанных Цезарем наград - земли и денег. От­
дельные энтузиасты, в основном интеллигенты, которые свято

верили в то, что Цезарь бьm тираном и губителем республикан­


ской свободы, каким его объявили его убийцы и сенат, сража­
лись на стороне Брута и Кассия. Все прочие, на чьей бы сто­
роне они ни стояли, боролись, потому что их в это втянули,
потому что им пообещали дать земли и денег и потому что они
верили, будто сражаются за восстановление мира и порядка.
Победа Октавия и Антония над убийцами Цезаря не внесла
в ситуацию никакой ясности. А Октавий (или Октавиан, как
его иногда называли после усыновления Цезарем), т. е. будущий
Август, старался тем временем внушить италийскому населе­
нию, будто бы Цезарь собирался установить чисто монархиче­
ское правление (используя, кстати, тот же пропагандистский
ход, к которому в свое время прибегли убийцы Цезаря), а те­
перь того же добивается и Антоний. Поскольку Октавиан почти
все время оставался в Италии, а Антоний, чья резиденция бьmа
на Востоке, большей частью находился за границей, такая про­
паганда не могла не увенчаться успехом. Ошибки, допущенные
Антонием, его связь с Клеопатрой и последующая женитьба на
ней способствовали тому, что распространяемые Октавианом
слухи, будто Антоний хочет сделать Италию египетской про-
про­

44
винцией, при всей их явной нелепости казались римским граж­
данам в Италии вполне убедительными.
Во всяком случае, римских граждан встревожила перспекти­
ва угратить свои привилегии и оказаться в подчинении у про­
винциалов. Таким образом, в борьбе между Октавианом и Ан­
тонием готовность поддержать Октавиана проявили в Италии
римские граждане, в особенности вся крупная буржуазия, а
также преобладающая часть высших сословий сенаторов и всад­
ников, причем не тош.ко за денежные или земельные подачки.

Битва при Акции стала первым сражением в ходе гражданских


войн, которое бьuIO выиграно не вооруженным пролетариатом,
воюющим ради собственной выгоды, а соединенными усилиями
италийских граждан, проникнугых убеждением, что они отстаи­
вают самое существование римского государства, защищая сво­

боду от восточного варварства и рабства. Полководец Октавиан


выступил в последнем сражении гражданских войн не в роли
революционного вождя, сражающегося за свою личную власть,

а как знаменосец римской идеи, вступивший в бой во имя


прошлого и будущего Рима. Он отстаивал Рим, воюя с призра­
ком восточной монархии. для того чтобы прочно удержать
власть, завоеванную в битве при Акции, Октавиан не должен
бьm забывать о том, как и благодаря чему он одержал там
победу.
Период гражданских войн, затронувших не только Италию,
но и провинции, принес много страданий почти всем странам,
входившим в Римскую империю. В Италии много народу по­
гибло в боях или умерло в походах от болезней. В периодичес­
ки повторявшиеся времена политического террора бьmо убито
много видных деятелей; многие люди, как бедные, так и бога­
тые, лишились своего имущества, - им полководцы пополняли
свою опустевшую казну или раздавали вырученные при его про­

даже деньги своим солдатам, ветеранам революционных армий.


Экономические условия бьmи очень шаткими. Никто не знал,
что готовит завтрашний день. Моральное равновесие Италии
бьmо ужасно поколеблено, и она мечтала лишь об одном - о
скорейшем наступлении мира.
Эта страстная мечта о мире слышится, например, в ранних
стихотворениях Горация и Вергилия. Очень показательна неод­
нократно отмечавшаяся смена настроений, пережитая Горацием
в печальные годы после битвы при Филиппах. Подобно милли­
онам жителей империи, и в особенности римских граждан, Го­
раций после периода глубокого отчаяния связал все свои на­
дежды с окончательной победой ABrycTa, который обещал по­
ложить конец гражданской войне. Август прекрасно знал
настроения жителей империи. Мир бьm для людей желанным
лозунгом. Каждый бьm готов признать ABrycTa и согласиться с

45
его правлением, если только оно принесло бы мир и спокой­
ствие. Задачей Августа бьmо восстановление мира; это бьmо,
так сказать, необходимым условием упрочения его власти.
В следующей главе мы убедимся, что Август знал и понимал
чаяния народа и руководствовался этим в своих деЙствиях. 24
Однако как ни изменилось настроение народа, в частности
по сравнению с временами до и после убийства Цезаря, в эко­
номических и социальных условиях за время гражданских войн
в Италии не произошло существенных изменений. Италия
по-прежнему оставалась экономическим центром античного
мира, почти столь же богатым и цветущим, как раньше. Варрон
описывает Италию второй половины эпохи гражданских войн
как благодатнейшую землю на свете во всем, что касается при­
родных богатств и высокого уровня сельскохозяйственной куль­
туры. 25 И он бьm совершенно прав. Гражданские войны не
могли подорвать основы социальной и экономической жизни
прошлого. Те же роскошные виллы с мраморными к~)Лоннада­
ми, окруженные тенистыми парками, виднелись на холмах и на

побережье Лация, Этрурии и Кампании. По всей Южной и


Средней Италии бьmи разбросаны те же образцовые имения,
где хозяйство велось на капиталистических началах и бьmо ор­
ганизовано по эллинистическому образцу; их многочисленное
население, состоявшее из рабов, все так же трудилось под над­
зором управляющих на виноградниках, в оливковых рощах,

садах, на полях и лугах. Владельцами этих villae rusticae бьmи


крупные капиталисты Рима и богатые представители муници­
пальной буржуазии. Начиная с ХУIII в. при раскопках бьmо
обнаружено большое число подобных вилл в окрестностях
Помпей, Стабий и Геркуланума, некоторые из них, вероятно,
относятся по меньшей мере к 1 в. до Р.Х.26 Обширные пастби­
ща, на которых под охраной вооруженных пастушеских отрядов
паслись сотни тысяч овец, коз, быков и коров, составляли ха­
рактерную черту хозяйственной жизни Апулии, Самния, неко­
торых районов Лация и многих областей Сицилии, Сардинии
и Корсики'n В пейзаже Этрурии, Умбрии, Пицена и долины
реки По местами преобладали деревни и разбросанные тут и
там усадьбы мелких землевладельцев. В деревнях и усадьбах
подобного типа жили также арендаторы крупных землевладель­
цев, занимавшиеся выращиванием хлеба для собственного по­
требления и для продажи на рынках соседних городов. В этих
областях Италии некоторые богачи, как, например, современ­
ник Цезаря и Помпея Домиций Агенобарб, владели такими гро­
мадными земельными угодьями, что могли позволить себе обе­
щать тысячам своих неимущих солдат земельные наделы, кото­
рые обеспечили бы им безбедную жизнь. Домиций и Помпей
могли составить из своих арендаторов (coloni) и рабов целые

46
армии. Помпей не преувеличивал, говоря, что стоит ему топнуть
ногой, как из-под земли появятся тысячи солдат. Несомненно,
что при этом он в первую очередь думал о ветеранах, которые

бьuIИ его клиентами, и о населении своих имениЙ. 28


В городах Италии обитало зажиточное, иногда даже богатое
сословие горожан. Большинство его представителей бьmи зем­
левладельцами; некоторые владели доходными домами и различ­
ными лавками, дрyrnе занимались ростовщичеством и банковс­
ким делом. Самым большим и богатым городом бьm Рим. Он
бурно рос на протяжении П-I вв. до Р.Х. Лучшие площади за­
нимали прекрасные дворцы могущественных магнатов, сенато­

ров и всадников. Сделки заключались на ежедневных биржевых


сходках возле храма Кастора на Форуме - большой публичной
площади Рима. Здесь бьmо тесно от народа, в толпе шла ожив­
ленная торговля долевыми паями компаний по откупу налогов,
всевозможными товарами, которые продавались как за наличные

деньги, так и в кредит, земельными угодьями, расположенными

в Италии и провинциях, домами и лавками, находящимися в


Риме и в других городах, кораблями и торговыми домами, ра­
бами и скотом. В лавках, расположенных рядом с Форумом и
на соседних улицах, тысячи свободных ремесленников и вла­
дельцев мастерских, тысячи рабов, приказчиков и рабочих, тру­
дившихся на богатых капиталистов, изготавливали свои товары
и продавали их покупателям. Окраины Рима кишели неработа­
ющими или полупраздными пролетариями, которые жили в

больших доходных домах и, чтобы как


как-то
-то поддерживать свое
жалкое существование, всегда бьmи готовы продать свой голос
или свои кулаки всякому, кто мог предложить за них деньги. 29
Эпохи террора следовали одна за другой, то и дело вздыма­
лась очередная волна гражданской войны. Отдельные предста­
вители перечисленных групп населения при этом погибали. Но
сами группы выживали и сохранялись в том же неизменном
виде; погибших сменяли на их старом посту наследники или
новые пришельцы. Случалось, что какая-нибудь группа земле­
владельцев в том или ином городе Италии лишалась своего
наследного имущества, а достояние ее членов переходило в
руки ветеранов революционных армий, таких же италиков по
рождению; арендаторы, крестьяне и владельцы имений занима­
ли загородные дома и поля, а иногда и городские жилища не­
удачников. для людей, изгнанных из своих владений, это, ко­
нечно, означало разорение. Они разбредались по большим го­
родам и переселялись в провинции, увеличивая число безра­
ботных пролетариев, вступали в ряды революционных армий и
т. д. Однако для Италии в целом это не приносило ощутимых
перемен. Все ветераны бьmи римскими гражданами. Все, или
почти все, родились на равнинах или в горах Италии. Потом-
Потом­

47
ственные пролетарские семьи вряд ли можно бьuIO сыскать даже
в Риме. Тот, кто сегодня оказался пролетарием, еще вчера бьm
землевладельцем, а завтра мог стать солдатом, приказчиком у купца,

ремесленником или рабочим. Инородное тело, образуемое в


густонаселенных странах появлением подобных переселенцев,
быстро растворялось в населении городов и сельскохозяйствен­
ных областей. Насколько легко происходило такое растворе­
ние, демонстрирует при мер Помпей, где колония ветеранов из
войска Суллы постепенно слилась с местным населением.
Разумеется, нельзя недооценивать значение периодических
переделов земли, происходивших во время гражданских войн.
Согласно тщательно проведенным подсчетам, в течение послед­
них пятидесяти лет этого смутного времени полмиллиона чело­

век получили в Италии земельные владения. 3О Наряду с круп­


ными переменами, вызванными Союзнической войной, эти пе­
ределы оказались, возможно, самым действенным фактором в
процесс е романизации и латинизации Италии: достаточно на­
помнить о Помпеях, где в 1 в. дО Р.Х. оскский язык бьm почти
полностью вытеснен латынью. С другой стороны, нельзя пре­
увеличивать чисто экономическое значение этих переделов.

Даже если предположить, что большинство ветеранов действи­


тельно сделались мелкими крестьянами и обрабатывали землю
своими руками, - что, конечно же, происходило не во всех

случаях, - сам по себе факт создания новых крестьянских хо­


зяйств вряд ли мог оказать значительное влияние на весь ход
развития экономической жизни, основная тенденция которой
заключалась в создании крупных хозяйств, чьи владельцы и не
думали поселяться в деревне, а рассматривали свои поместья

исключительно как источник дохода. Достоверно известно, по


крайней мере, то, что чем дольше продолжались гражданские
войны, тем в большей степени предоставление земли во владе­
ние ветеранам производилось не с расчетом на создание новых

мелких крестьянских хозяйств, а так, чтобы дать горожанину


возможность обзавестись сельским имением; только так можно
объяснить неуклонное увеличение земельных площадей, кото­
рые получали ветераны. Поэтому ветераны пополняли собой не
столько крестьянское, сколько городское население, и не ра­
ботающее, а буржуазное сословие Италии. З ! Раздача земель не
могла также повлиять на рост крупного землевладения. Конеч­
но, те или иные большие имения, конфискованные в ходе граж­
данских войн полководцами, возможно, и бьmи поделены на
небольшие участки и розданы мелким хозяевам. Но, как пра­
вило, крупные хозяйства либо оставались в руках тогдашнего
правителя государства, составляя основу его личного влияния,
так как оно зависело от численности его клиентов, либо такие

48
имения продавались за наличные деньги, ДfIЯ того чтобы попол­
нить вечно пустующую казну.

Гораздо более радикальные изменения происходили в про­


винциях. Хотя провинциалы, за исключением живущих там
римских граждан, и не принимали активного участия в граж­
данских войнах, они оказались наиболее пострадавшей сторо­
ной. На их плечи легло бремя огромных расходов, связанных
с войной. Самые большие тяготы выпали на долю восточных
провинциЙ. Об этом уже бьmо сказано выше; теперь мы бросим
взгляд на положение, сложившееся на Западе.
Впервые западные провинции подверглись систематической
колонизации со стороны Италии. Попытки Гая Гракха и неко­
торых его последователей провести такую колонизацию на За­
паде, в частности в Африке, потерпели неудачу, не достигнув
заметного эффекта. Зато во время гражданских войн в Галлию,
Испанию и Африку хльrn:ули волны римских переселенцев. Наи­
более значительными поселениями бьmи римские колонии, ос­
нованные руководителями революционного движения; в первую

очередь следует назвать африканские колонии Мария и коло­


нии Цезаря, Антония и ABrycTa в Галлии, Испании и Африке,
а также в некоторых областях Востока, в частности в Малой
Азии. Однако эти организованно возникшие колонии бьmи не
единственными поселениями, появившимися в провинциях В пе­
риод гражданских войн. Большие группы италиков переселя­
лись туда на собственный страх и риск. В качестве торговцев,
ростовщиков, служащих компаний, занимавшихся откупом на­
логов, они вливались в состав римских колонистов и местного
населения в городах Галлии, Испании, Африки и Нумидии. Ис­
тория многих городов Африки и Нумидии показывает, какой
важный элемент городской жизни этих стран представляли
собой эти группы римских граждан; достаточно вспомнить, на­
пример, города Tyrry в Африке и Цирту в Нумидии, столицу
нумидийских царей. Ни тот ни другой город изначально не бьm
военной колонией (в Цирте римская колония появилась лишь
в 44 г. до Р.Х.), но в обоих городах римские граждане играли
ведущую роль в экономической и общественной жизни. Вне
всякого сомнения, такая же иммиграция из Италии имела место
и в греческих И· полуэллинизированных доримских городах

Южной Испании, и в древнейшей римской провинции Галлии.


Не имея прямых доказательств, можно тем не менее предпо­
ложить, что некоторые эмигранты из числа наиболее бедных
колонов больших италийских имений решались на этот шаг,
поддавшись на уговоры своих хозяев, убеждавших их отпра­
виться в благодатную Африку, где у богатых провинциальных
землевладельцев ДfIЯ них, дескать, найдется земля получше и
участок побогаче, который можно будет взять в аренду.

49
Таким образом, волна римских граждан, первоначально ка­
тившаяся в основном на Восток, в 1 в. до р.х повернула на
Запад. На Востоке условия бьmи настолько неблагоприятны, а
опасности, грозившие римским переселенцам, бьmи так очевид­
ны (достаточно вспомнить кровавую баню, учиненную Митри­
датом), - причем бьmые преимущества давно сошли на нет
вследствие римских злоупотреблений, - что переселенцы в
подавляющем большинстве случаев предпочитали неосвоенные
земли Запада, надеясь там скорее устроить свое счастье. Если
Галлию, Испанию и Африку удалось более или менее романи­
зировать, то это произошло благодаря интенсивной колониза­
ции этих стран в период гражданских войн. Вместе с пересе­
ленцами из Италии там начался приток нового капитала, новой
энерrnи и нового жизненного уклада, а вслед за италиками туда

устремились греки и представители восточных народов. Мы не


знаем, какое число переселенцев отправилось в новые земли,

чтобы заниматься там простым трудом или крестьянствовать.


В большинстве своем это, конечно, бьmи не простые крестьяне,
арендаторы и ремесленники; чаще всего это бьmи землевладель­
цы, торговцы и купцы, селившиеся не в деревне, а в горо­

дах. 32
Если мы захотим дать обобщенное определение политичес­
ких, экономических и социальных условий римского государ­
ства 1 в. до 'р.х., то, скорее всего, нам не удастся подыскать
для этого краткую и вместе с тем исчерпывающую формули­
ровку. В политическом отношении власть в римском государ­
стве принадлежала всей совокупности римских граждан, в дей­
ствительности же ею распоряжался правящий орган, состоящий
из богатых, знатных граждан, т. е. римских сенаторов, которые
выступали в качестве представителей всей массы граждан. Про­
винции рассматривались как сельскохозяйственные имения,
принадлежащие господствующему сообществу. Общественное
устройство, если отвлечься от некоторых незначительных изме­
нений, сохраняло в целом структуру города-государства. Соци­
алыiый состав римского общества представлял следующую кар­
тину: господствующий класс бьm сравнительно невелик, его
представители жили в столице и, как правило, владели боль­
шими богатствами в Италии и провинциях. Многочисленный и
влиятельный класс более или менее зажиточных коммерсантов
и землевладельцев составлял вместе с сословием сенаторов выс­

ший слой населения Рима и других городов Италии. Как пра­


вило, они жили на ренту. Настоящий трудящийся класс состоял
из мелких торговцев и городских ремесленников, из рабов, ко­
торые служили в конторах и лавках буржуазии, из свободных
крестьян в сельскохозяйственной местности, а также из боль­
шого и постоянно увеличивающегосSl числа рабов и арендаторов

50
в имениях землевладельческой буржуазии. Тот же социальный
состав имели группы римских граждан, рассеянные по разным
провинциям.

В экономическом отношении мы наблюдаем капитализм


почти того же самого типа, который был распространен на
Востоке до и во время эллинистического периода. В пределах
римского государства, а также между ним и его соседями су­

ществовала свобода торговли. Важнейшей отраслью торговли


бьm не сбыт предметов роскоши, а обмен такими продуктами
повседневного потребления, как хлеб, рыба, растительное
масло, вино, лен, КОНОIUIЯ, шерсть, строительная древесина, ме­

таллы и мануфактурные изделия. Продукты питания и сырье


поступали из отдаленнейших мест греко-римского мира; масло,
вино и мануфактурные товары - из греческих городов и Ита­
лии. Денежные сделки и банковские операции стали почти ис­
ключительной привилегией Италии - в первую очередь Рима,
поскольку ббльшая часть отчеканенных денег бьmа сконцент­
рирована в руках римских капиталистов. Политические условия
способствовали не только превращению коммерческой отрасли
в монополию римлян, по преимуществу римских банкиров, но
и принятому ею ростовщическому уклону, который стал серь­
езным препятствием на пути нормального развития капиталис­

тической системы. Второе препятствие заключалось в относи­


тельно медленных темпах развития промышленности, тормозив­
ших создание новой промьшmенной техники и переход от ре­
месленных мастерских к фабричному производству. Ремеслен­
ные мастерские продолжали оставаться основным методом про­

изводства, и даже объединение нескольких мастерских, занима­


ющихся одинаковым производством, в руках одного хозяина

еще не превращало их в фабрику в современном смысле слова.


Следует все-таки заметить, что труд в мастерских отличался
высокой степенью дифференцированности и что товары в них
в большинстве случаев производили не на заказ, а в расчете на
неограниченный рынок сбыта. Среди крупных промышленных
ценТров Древнего мира отдельные города Италии стали играть
ведущую роль: так, Капуя и Калес стали центрами по произ­
водству металлических и гончарных изделий, Тарент - шерсти
и серебряной посуды, Арреций славился особым сортом кера­
мики с красной глазурью, хотя в целом Италии никогда не
принадлежала ведущая роль в области промышленного разви­
тия. Ведущими в этой сфере оставались греческие города Вос­
тока. ЗЗ
ГЛАВА II

АВГУСТ: ПОЛИТИКА ОБНОВЛЕНИЯ


И ВОССТАНОВЛЕНИЯ

Современный взгляд на характер и значение деятельности


Августа не отличается единством мнений. Август бесспорно
бьш великим человеком, и созданное им государственное ус­
тройство просуществовало в основных чертах на протяжении,
по крайней мере, двух столетий, надолго предопределив путь
развития римского государства; также бесспорно, что с Августа
начался новый этап истории Древнего мира, который мы по
привычке называем эпохой Римской империи. До этих пределов
простирается всеобщее согласие. Но едва только мы попытаем­
ся точнее определить сущность того политического процесса,

который мы называем реформами Августа, как сразу же возни­


кают разногласия, - и они настолько глубоки, что представ­
ляются непреодолимыми. Одни говорят, что дело Августа бьшо
всего лишь делом восстановления и что его целью бьшо возрож­
дение древнего римского государства; другие требуют признать
в Августе революционного реформатора, которому под покро­
вом старых форм удалось создать совершенно новое государст­
венное устройство - чисто монархический тип правления,
когда во главе государства стоит главнокомандующий римской
армии; третьи придерживаются некоей середины между этими
краЙностями. l
Я не намерен подробно обсуждать эти теории со всеми их
вариантами и ограничусь лишь приведением ряда фактов, чтобы
дать им свое собственное объяснение, причем более всего меня
интересует социальная и экономическая сторона данной про­
блемы. В первой главе бьшо продемонстрировано, что все на­
селение Римской империи, в особенности ее активная и влия­
тельная часть - а именно римские граждане, жившие как в
самой Италии, так и в провинциях, - В подавляющем боль­
шинстве бьши единодушны в своем стремлении к скорейшему
прекращению гражданских войн. Все классы гражданского об­
щества объединяло общее желание мира. Таким образом, для
того чтобы укрепить свою власть, Август в первую очередь дол-
дол­

52
жен бьm добиться примирения, и предпосьmки для этого уже
созрели. Чувствовал
Чувствовалось,
ось, что все устали и всем надоела война,
и все с надеждой мечтали о том, чтобы битва при Акции стала
последним сражением гражданских войн.
Впрочем, главенствующая часть населения империи не соби­
ралась соглашаться с любым, какое ни выпадет, решением этой
проблемы. Римские граждане боролись за восстановление Рима,
а не за создание монархии, хотя бы и в самой замаскированной
форме. Они желали мира, но при условии, что этот мир будет
царить в истинно римском государстве, т. е. они бьmи готовы
поддерживать Августа до тех пор, пока он будет проявлять волю
и доказывать на деле свою способность установить мир в той
форме, которая гарантировала бы римским гражданам всех
классов общества сохранение их привилегиЙ. Воззвав во время
борьбы с Антонием к патриотизму римских граждан, Август
тем самым дал молчаливое обещание, что не допустит ущемле­
ния прав и привилегий римских граждан, а, напротив, даже
расширит их или, по крайней мере, оформит в компактный,
точно очерченный свод. Только на этих условиях римские
граждане бьmи согласны признать Августа своим вождем и кон­
ституционным главой института римского общественного ус­
тройства - senatus populusque Romanus. Таким образом, перед
Августом стояла ясная и относительно простая задача, и то, что
от него требовалось, в основном представляло собой восстано­
вительную работу. В далеко идущих реформах не бьmо необ­
ходимости, и никто их от него не ожидал. В той мере, в какой
они бьmи нужны для того, чтобы приспособить конституцию
римского города-государства к условиям мировой империи,
многое уже бьmо сделано предшественниками Августа, римски­
ми полководцами времен гражданских войн - Марием, Сул­
лой, Помпеем, Цезарем, Антонием и, наконец, самим Августом.
Оставалось только заново запустить государственную машину,
чтобы она заработала, и дальше все пошло бы своим ходом.
Однако восстановить римское государство еще не значило
обеспечить его жизнеспособность. Гражданская война добавила
в государственный механизм два новых элемента, которые
нельзя бьmо спокойно игнорировать, занявшись восстановлени­
ем того, что бьmо раньше; ведь именно они стали движущей
силой, благодаря которой вращались колеса государственной
машины. Этими элементами бьmи армия, преобразованная в ре­
гулярное войско, и ее главнокомандующий - император Ав­
густ, /mperator Caesar divi filius Augustus. Наличие войска бьmо
непреложным фактом. Его нельзя бьmо распустить, потому что
оно бьmо крайне необходимо для того, чтобы охранять мир от
внешних и внутренних опасностей. Ни о каком порядке и спо­
койствии, мире и благополучии нельзя бьmо и помышлять без

53
сильного, хорошо дисциплинированного и получающего доста­
точное жалованье войска. И это войско, по крайней мере его
ядро, должно бьuIO состоять ИЗ римских граждан, если они хо­
тели оставаться хозяевами в империи и занимать в ней господ­
ствующее положение. Опыт гражданской войны показал также,
что даже регулярное, хорошо дисциплинированное войско толь­
ко тогда чего-то стоит, когда оно находится под началом одного
человека и этот человек не навязан ему сенатом и народом
Рима, а пользуется уважением армии и та сама признала его
своим вождем; полководец должен быть любим солдатами и
офицерами и должен пользоваться их доверием, а еще лучше,
если они сами выберут его на эту должность. Вот в этом и
крьиIOСЬ великое противоречие нового устройства Римской им­
перии. Новое государство должно бьmо выглядеть копией преж­
него, в нем должны бьmи возродиться конституционные формы
республики, и в то же время оно должно бьmо вобрать в себя
две главные силы, на которые опирал ась революция, - рево­

люционное войско и его предводителя. Предшественники Ав­


густа с разных сторон пробовали подступиться к решению этой
трудной задачи. Сулла, а возможно и Помпей, видели решение
в том, чтобы вернуть войско сенату и чтобы полководец управ­
лял страной на правах ординарного магистрата римского госу­
дарства. Другое решение, которое, вероятно, имел в виду Це­
зарь, заключал ось в том, чтобы разрубить все связи между се­
натом и армией, поставив во главе ее высшее должностное
лицо, - полномочного представителя римского народа. Август
в основном пошел по второму пути.
О том, чтобы снова отдать войско сенату, не могло быть -и- - ~ ..
речи. Такая попытка привела бы только к новой гражданской
войне, потому что легионы не желали подчиняться его руко­
водству. У Августа не бьmо иного выхода, как только оставить
командование за собой, не допуская никого другого к разделе-
разделе­
нию этого права. Практически это означало, что одновременно
с восстановлением конституционного государства устанавлива-
устанавлива­
лась военная тирания и параллельно нормальному государствен­

ному управлению сохранялся институт революционной власти;


и наконец, что имело немаловажное значение, с таким положе­

нием дел бьmо связано то обстоятельство, что армия теорети­


чески имела возможность сменить неугодного ей командующе-
командующе­
го, если тот утратит любовь и доверие солдат или не будет
выполнять по отношению к ней свои обязательства.
Таким образом, политические перемены, произведенные Ав­
густом, означали не восстановление условий, существовавших
до гражданских войн, а подверmутое необходимой модифика­
ции закрепление того положения, которое сложилосъ в резуль­
тате гражданских войн. Бьmи приняты известные меры для того,

54
чтобы ПО возможности политически обезвредить армию. Леги­
оны бьmи размещены не на территории Италии, а на границах
империи. В Италии оставалась только небольшая войсковая
часть - преторианская гвардия императора. Легионы и гвардия
состояли исключительно из граждан Рима, а командующие ими
офицеры все без исключения принадлежали к высшим классам
римского общества - сословию сенаторов и всадников. Вспо­
могательные войска, набиравшиеся в провинциях, считались не­
реI)'ЛЯРНЫМИ, они рассматривались как «СОЮЗНИКИ», но началь­

никами над ними ставили римских офицеров. Флот располагал­


ся в Италии, экипажи кораблей набирались из числа римских
граждан низших классов - вольноотпущенников и провинци­

алов. Из вольноотпущенников состояли также семь полков го­


родской пожарной службы. Наряду с городскими когортами они
выполняли также полицейские функции. Однако все эти меры
предосторожности не возымели должного эффекта. На деле
армия бьmа хозяином в государстве, и во вновь восстановленной
римской республике император правил исключительно с по­
мощью армии и мог сохранять свою власть, лишь пока та со­
глашалась поддерживать его и повиноваться. Такую армию, где
солдаты служили шестнадцать, двадцать или двадцать пять

лет - в зависимости от того, принадлежали ли они к прето­

рианцам, легионерам или вспомогательным войскам,- армию,


состоявшую из римских граждан, представителей суверенного
римского народа, или людей, которые рассчитывали и должны
бьmи получить те же права, не так-то просто бьmо изолировать
от политической жизни государства, и потому она в любой мо­
мент могла, вопреки букве закона, выступить в качестве реша­
ющей политической силы.
Другого пути не бьmо. Если римские граждане, выигравшие
для ABI)'CTa войну, хотели оставаться господствующим сосло­
вием империи, то они должны бьmи выполнять свой первейший
долг - защищать государство от внешних врагов и отстаивать

свои властные права от внутренних посягательств. Для этого


годimась только регулярная армия с продолжительным сроком
солдатской службы, так как силами ополченцев нельзя бьuIO защи­
тить границы Римской империи. Военная техника того времени
бьmа слишком сложна для того, чтобы ее можно бьmо быстро
освоить. Короткий срок службы бьm неприемлем для римской
армии, так как обучение боеспособных частей требовало мно­
голетней непрестанной тренировки. Но раз армия должна бьmа
состоять из солдат, обязанных отслужить продолжительный срок,
ее нельзя бьmо пополнять путем принудительного набора. Пока
хватало желающих, ее предпочтительно следовало создавать из

добровольцев. Из насильно принуждаемых служить новобран­


цев невозможно бьmо сделать хороших профессиональных сол-
сол­

55
дат, готовых посвятить военной службе значительную часть
своей жизни. В этих условиях требовалось платить войску со­
ответствующее жалованье, и военная служба должна бьmа вы­
глядеть как можно привлекательнее. В результате расходы на
армию стали тяжелым бременем для государственной казны.
На протяжении всего времени правления Августа армия вела
себя спокойно, и так продолжал ось даже в последние годы,
когда на Дунае и Рейне происходили серьезные столкнове­
ния - восстание в Паннонии и Далмации и объединенное вы­
ступление германских племен, из-за которых военная служба
сделалась очень опасной и стали возникать значительные труд­
ности с пополнением и численным увеличением легионов, ко­
горт и кавалерийских частей. Даже в самые трудные времена,
когда приходилось прибегать к принудительному набору, в
армии все бьmо спокойно, и она ни разу не попыталась вме­
шаться в политику. Это объясняется особым характером ее лич­
ного состава.
Армия Августа уже не бьmа войском пролетариев. Военная
служба, особенно в первые годы правления Августа, бьmа срав­
нительно выгодна и не слишком опасна. Тот, кто хорошо слу­
жил, мог рассчитывать на повышение, и такие возможности
сохраиялись даже для закончивших службу. Толковые младшие
офицеры и унтер-офицеры продолжали служить в армии сверх
положенного срока, получая повышенное жалованье, или устра­

ивались на службу к императору в качестве гражданских чи­


новников. Рядовой солдат мог твердо рассчитывать на то, что
по окончании службы он получит земельный участок или де­
нежный подарок и будет в состоянии жениться и обзавестись
семьей, а семейные люди, жившие в незаконном браке, так как
солдаты не имели права жениться, могли быть спокойны, что
и впредь смогут обеспечивать свое семейство. Поэтому желаю­
щие поступить на военную службу находились не только среди
представителей низших слоев общества. В это время армия со­
стояла уже не из одних лишь корен1.IЫХ италиков. После граж­
данских войн в Италии не хватало людей, чтобы постоянно
поддерживать численность армии. Поэтому для ее пополнения
стали привлекать жителей романизированных провинций и не­
которых восточных областей; из этих людей получались хоро­
шие солдаты, среди которых попадались, вероятно, не только
пролетарии. Не все бьmи римскими гражданами, но в случае
необходимости Август всегда бьm готов предоставить граждан­
ство любому рекруту, который годился в солдаты и бьm доста­
точно романизирован, чтобы говорить по-латински, или, по
крайней мере, достаточно смышлен, чтобы быстро выучиться
языку. Солдаты из ПРОВИНЦИИ были, может быть, даже еще
преданнее и надежнее, чем италики, ведь служба в армии давала

56
им значительно более высокое социальное положение. Не ме­
нее надежны были и вспомогательные войска, составленные из
провинциалов, - людей, мало романизированных, а порой и
вовсе еще не затронугых греческой или римской культурой. По
окончании срока службы их ждало римское гражданство, а это
уже бьmо немало; неудивительно, что для таких людей поли­
тические вопросы и цели просто не существовали. 2
Главное же бьmо в том, что армия составлялась из населения
всей империи и включала в себя все сословия: сенаторов и
всадников, римских граждан Италии и провинций, романизиро­
ванных и эллинизированных жителей западных и восточных
провинций, горожан и деревенских людей, и наконец, предста­
вителей бесчисленных племен и народов, еще не прикоснув­
шихся к античной городской культуре. Таким образом, армия
как зеркало отражала настроения народа. К тому же римские
граждане издавна привыкли повиноваться государству. А госу­
дарство воплощал в своем лице Август, законно признанный в
качестве его главы как сенатом, так и римским народом. По­
этому повиноваться Августу бьmо прямым долгом всякого ло­
яльного римского гражданина и уж тем более - всякого пред­
ставителя союзнических городов и провинциЙ. Август несо­
мненно пользовался величайшей популярностью у всего народа
империи, если только можно обозначить этим современным по­
нятием то полурелигиозное поклонение, с которым римляне
относились к своему новому властителю. для них он действи­
тельно бьmполу60ГОМ, высшим существом, спасителем, врачу­
ющим раны и дарующим мир и благосостояние. Пускай окон­
чание гражданской войны объясняется многими причинами и,
в частности, всеобщей усталостью населения, однако нельзя от­
рицать и того, что сама личность Августа во многом способст­
вовала тому, что эта война больше не могла вспыхнугь. И даже
если стать на отличную от моей точку зрения, будто роль Ав­
густа сводится лишь к тому, что он пожинал плоды деятельнос­

ти своих предшественников, нельзя сбрасывать со счетов тот


факт, что в глазах всего населения империи восстановление
мира и благоденствия бьmо связано с личностью Августа.
На мой взгляд, современные ученые неправильно расценива­
ют творчество поэтов эпохи Августа как «пропаганду». Но даже
если признать, что Вергилий и Гораций творили с оглядкой на
пожелания Мецената и Августа и соглашались распространять
и восхвалять Идеи и замыслы своих покровителей по их указке
(должен заметить, что мне такой подход представляется слиш­
ком упрощенным), то приходится все же признать, что их про­
паганда бьmа весьма успешной, - об этом СВИдетельствует их
популярность во всем римском мире. Но успешной пропаганда
может быть только тогда, когда она находит связь с массами и

57
отражает их настроения. Поэтому можно с уверенностью ска­
зать, что идеи, встречаемые нами у Вергилия и Горация, выра­
жали мысли и чаяния многих тысяч людей, которые, как и
Гораций (хотя для него, в отличие от них, эта вера бьmа всего
лишь поэтической метафорой), видели в Августе одного из ве­
ликих богов: Меркурия, Аполлона или Геркулеса, явившегося
(8пнрау"с;) на землю в качестве небесного посланника, спаси­
теля великой Священной Римской империи.
Другая форма «пропаганды» представлена великолепными
памятниками, воздвигнутыми сенатом, римским народом и от­

дельными частными лицами в честь Августа. Глядя на эти мо­


нументы, люди не столько восхищались их великолепием,

сколько воспринимали выраженные в них образным языком


мысли, а они выражали то же, что и поэты, и, главное, все

чувствовали, что эти памятники не лгут. В качестве одного из


многочисленных примеров можно привести алтарь рода Августа
(gens Augusta), недавно обнаруженный в домашнем святилище
одного римского гражданина в Карфагене. Вероятно, в этом
случае речь идет о повторении какого-то столичного образца.
На одном из рельефов, украшающих алтарь, изображена могу­
чая богиня Рома, сидящая на груде оружия. Левой рукой она
оперлась на щит, в вытянутой вперед правой руке она держит
колонну с клипеем (clipeus) - круглым щитом, поднесенным
Августу от имени сената и народа; он украшал его дом на
Палатине. Щит только что вручила богине слетевшая с небес
Виктория. Перед богиней установлен алтарь, на котором лежит
рог изобилия (сотu copiae) с жезлом Меркурия (сшluсеиs), а перед
ними находится изображение земного шара (orbis terrarum).
Этот алтарь - воистину прекрасное и совершенно пр авди­
вое изображение Рима времен Августа, великой империи, со­
зданной его рукой. Величественная фиrypа Ромы изображена в
спокойной позе, она отдыхает. Война закончилась, и Рим
вышел из нее победителем; оружие и доспехи больше не нужны,
их назначение - служить надежной опорой, на которой зиж­
дется здание римского моryщества. Вернулись мирные времена.
Рома с гордостью смотрит на символы своего имперского мо­
ryщества: символизируемые алтарем основы - Благочестие и
Религию (pietas); lIa них покоится благоденствие мира, иноска­
зательный образ которого дан в изображениях рога изобилия,
кадуцея и земного шара.

Те же идеи выражены в классических скульптурах алтаря


Мира (Ara Pacis) на Марсовом поле в Риме, в которых дышит
истинно римский дух. В особенности это относится к идилли­
ческим сценам: на них изображена Мать Земля в окружении
стихий, - символ созидательных сил природы, которые под
покровительством Августа снова приносят человеку свои дары. 3

58
До сих пор мы говорили об общем настроении в империи,
однако это вовсе не означало, что там царило полное единоду­

шие. БьVIИ, конечно, и несогласные, причем в основном они


встречались в рядах сенаторов. От этих завзятых рационалис­
тов - стоиков и эпикурейцев - невозможно бьVIО ожидать,
чтобы они поверили в божественную природу ABrycTa и почи­
тали его как сына божественного Юлия. Для них он бьVI таким
же человеком, как они; он отличался от прочих только тем, что

добился большего успеха. Одни ненавидели ABrycTa за то, что он


положил конец безраздельной власти сената, другие не любили
его по личным причинам, третьих мучила зависть и они счита­

ли, что имели такое же право стоять во главе государства И


бьггь принцепсами (principes). Этим объясняются не так уж редко
затевавшиеся заговоры против ABrycTa и покушения на его
жизнь. Однако позиция сенаторов не имела никакого значения.
К тому же большинство сената и сенаторского сословия бьVIО
радо, что наконец наступил мир, и, вместо того чтобы демон­
стрировать образцы республиканских убеждений, гораздо боль­
ше усердствовало в изъявлении униженного низкопоклонства.

В провинциях тоже время от времени случались происшест­


вия, доказывавшие, что ABryCT никогда не чувствовал себя впол­
не уверенно и надежно и что он сам и наместники провинций
старались принимать соответствующие меры. Одно из таких
происшествий - само по себе, конечно, малозначительное -­
приключилось в 7-6 гг. дО Р.Х., или незадолго до этого вре­
мени, в Кирене. З.
Однако очевидно, что Август и наместник провинции отнес­
лись к этому случаю с чрезмерной обеспокоенностью. Посколь­
ку армия, в которой как в зеркале отражал ось настроение
народа, хранила спокойствие, ABryCT, несмотря на латентное
сопротивление со стороны политических структур римского го­

сударства, получил возможность проводить свои реформы, на


пути которых ни разу не встал угрожающий призрак новой
гражданской войны. Исполнить данные римским гражданам
обещания означало для ABrycTa не только обязательство сохра­
нить их политические привилегии, но, самое главное, не допус­
тить ухудшения их социального и экономического статуса, а

также реально увеличить те преимущества, которыми они об­


ладали перед другими классами населения Римской империи.
Тут, как и во всем остальном, возл.агаемые на Августа ожидания
на деле не означали реставрацию стародавних, изживших себя
условий, а предполагали закрепление тех явлений, порожден­
ных, как правило, эпохой гражданских войн, которые он застал
в экономической и социальной жизни империи.
Во время этих войн классовые различия, существовавшие в
римском обществе, отнюдь не исчезли. Сословие сенаторов ос-
ос­

59
тавалось замкнутым, как и прежде. Всадники осознали свое
исключительное значение для государства и на всех, кто не

принадлежал к их сословию и бьUI ниже их по имущественному


положению, смотрели как на существа низшего порядка. Та же
иерархия существовала и в италийских городах. Члены муни­
ципальных сенатов, отчасти принадлежавшие к сословию всад­

ников, составляли там высший слой общества, сенатскую знать.


Рядом с ними, однако ступенью ниже, стояла большая группа
зажиточной буржуазии, частично представленная даже вольно­
отпущенниками. Границы между этими группами верхнего слоя
строго соблюдались как в Риме, так и в сельских городках.
Среди сенаторов принадлежащими к «нобилитету» считались
только патриции и те, кто мог назвать среди своих предков

хотя бы одного консула. В глазах этих нобилей все прочие бьши


не более чем парвеню. Римские вса.цники, которым удавалось
проникнуть сквозь непробиваемую стену, воздвигаемую сенато­
рами, считались «новоявленными», выскочками. Столичные се­
наторы и всадники посмеивались на.ц неотесанностью муници­

пальных гранд-сеньоров. Те в свой черед считали своим правом


презирать богатых вольноотпущенников. Отдельно от этой вер­
хушки, не соприкасаясь с ней, существовали низшие классы
свободного населения: широкие массы крестьянства, свободные
ремесленники, полусвободные арендаторы и рабочие. В среде
низших классов горожане с некоторым высокомерием посмат­

ривали на сельских жителей, называемых pagani или rustici.


А на дальнем плане, составляя общий фон этой картины, мая­
чила огромная армия рабов - слуг, ремесленников, землепаш­
цев, рудокопов, матросов и т. Д. МЫ говорим здесь не о про­
винции, а о социальном расслоении римского гражданского об­
щества в Италии.
Август не помышлял о том, чтобы вносить изменения в эти
сложившиеся условия, он принял их как данность. Его деятель­
ность бьша направлена на то, чтобы еще резче обозначить со­
словные границы, углубить пропасть, разделявшую отдельные
слои населения, и указать каждому сословию его место в госу­
дарственной жизни. Для того чтобы римские граждане сохра­
няли господствующее положение в стране, каждая отдельная

группа должна была выполнять свою особую за.цачу в деле управ­


ления империей. Все, что бьшо сделано Августом в этой облас­
ти, хорошо известно, так что здесь можно обойтись без под­
робностей. Сословие сенаторов поставляло государству членов
верховного совета империи (сената), чиновников для города
Рима, наместников большинства провинций, которые либо на­
значались сенатом, либо - в тех провинциях, которые нахо­
дились в непосредственном подчинении императора, - стано­

вились представителями императора; из этого же сословия вы-


вы­

60
ходили полководцы и большинство офицеров гражданского
войска. Сословие всадников давало присяжных римских судов,
некоторую часть провинциальных наместников, командиров во­
енного флота и городских воинских частей, офицеров вспомо­
гательных частей, в известных пределах командующих легиона­
ми, и, наконец, пополняло постоянно увеличивающуюся армию
гражданских чиновников, находящихся на службе у императо­
ра. Население италийских городов, за исключением аристокра­
тии, при надлежавшей в основном к сословию всадников, долж­
но бьmо обеспечивать государство хорошими солдатами для
службы в преторианской гвардии и в легионах, а также млад­
шими офицерами гвардии, легионов и вспомогательных частей.
Из вольноотпущенников набирались экипажи кораблей и со­
ставлялись команды для римской пожарной службы. Наконец,
привилегированный слой императорских рабов и вольноотпу­
щенников работал в конторах и административных центрах,
ведавших управлением императорского имущества, разветвлен­

ное хозяйство которого бьmо разбросано по всей империи.


Это разграничение различных классов не бьmо чем-то но­
вым, оно бьmо наследием поздних времен республики, их от­
личительные признаки бьmи чисто материального свойства. До
известной степени играло роль происхождение, но главными
бьmи материальная обеспеченность, большее или меньшее со­
стояние, четко ограниченный ценз. Степень образованности не
имела значения. Само собой подразумевал
подразумевалось,
ось, что высшие со­
словия в этом отношении отличаются от широких масс насе­

ления. Единственный род образования, которого государство


требовало от молодых людей знатного происхождения и вообще
от свободной молодежи столицы и италийских городов, заклю­
чался в определенной физической и воинской подготовке. По­
скольку переход в высший класс фактически зависел от импе­
ратора, то одним из главных требований бьmи верноподданни­
ческие убеждения. 4
Так обстояло дело в Италии. Все то, что там происходило,
означало закрепление и легализацию условий, которые господ­
ствовали уже во времена гражданских войн. Ту же политику
ABryCT проводил И В провинциях. Не бьmо предпринято ника­
ких серьезных шатов для того, чтобы предоставить им возмож­
ность участвовать в государственном управлении. Провинции
оставались, как и прежде, сельскими имениями римского наро­

да. Провинциалам по-прежнему бьmо так же трудно получить


римское гражданство. В этом отношении ABryCT вел более ре­
акционную политику, чем Помпей, Цезарь и Антоний. Мало
что делалось и для того, чтобы дать провинциальныM городам
возможность обрести более высокий муниципально-правовой
статус, т. е. уравнять их в право
правовом
во м отношении с италийскими

61
городами и теми провинциальными городами, IotOpыe уж:е по­

лучили такие права. Единственное достойное упоминания ис­


ключение составляла Сицилия, старейшая провНIIЦЮI Римской
империи, которая, как и долина реки По, в сущности была
частью Италии. Прогрессивные изменения, произomcдшие в
этой области при правлении Автуста после ОКОНЧaв:IOl rpaxдaH­
ских войн, были весьма незначительны. Все, что он сделал,
бьUIО осуществлено в период волнений, связанных с rpaxдaн­
ской войной, и непосредственно после ее ОКОНЧaнJUl. 1
И тем не менее именно провинции, и в первую очередь вос­
точные, испытали благотворные последствия новоro реIlDlа. Не
меняя систему провинциальной администрации, Aвrycтy удалось
значительно улучшить там практику управления. во rnаве про­
винций по-прежнему стояли представители ceHaтopcJtoгo сосло­
вия. Они управляли от имени императора или под ею посто­
янным контролем. Но господству сенаторскоro сословия как
такового наступил конец, и одновременно улyчmились и стали

более туманными методы управления. С окончание.. rpаждан­


ских войн прекратились реквизиции и контриб~ а вместе
с ними кончилось господство римских РОСТОВЩIIJ(ОВ. Постепен­
но вводил ось прямое налогообложение, и тем сaиы:u: yrpатила
свою привлекательность система откупа налоroвых сборов.
Римские компании по сбору налогов понемноry отмирали; их
место заняли - например, в деле взимания Bвeдeнвых Автустом
налогов, которые должны бьUIИ платить только IJИМCltИе rpаж­
дане, - правительственные служащие, непосредственно имев­
шие дело с налогоплательщиками. Налоrn не Были снижены.
Для некоторых групп населения они даже повысилисъ. Но улуч­
шенная система сбора налогов уже очень много значила для
провинциЙ. б К тому же жители провинций знали, что они всегда
могут лично или через представителей своих городов, ежегодно
собиравшихся для торжественного отправления обрядов, свя­
занных с культом императора, обратиться с жалобами к импе­
ратору или сенату, которые будут благосклонно выслушаны, и
вынесенное решение будет исполнено скорее и лучше, чем это
бывало прежде. ба В случае же конфликта с намecпlиком пред­
ставительский орган провинции всегда мог обратиться к самому
императору. И еще одно обстоятельство имело немаловажное
значение: провинциалы отлично знали, что обо всем, что про­
исходит в провинциях, император осведомлен через своих про­

кураторов, которые в качестве уполномоченных следили за со­

блюдением его финансовых интересов в сенатских провинциях,


а в остальных - занимались сбором налогов. 7
Во всем, что относилось к внутренним делам, города восточ­
ных провинций - за исключением городов Еrnпта - сохрани­
ли прежнюю независимость; вернее, получили такую независи-
независи­

62
мость, какой НИКOIда не знали раньше. ABryCT не пытался вно­
сить какие-либо изменения в социальные условия этих провин­
ЦИЙ, которые представляли собой не что иное, как комплексы
греческих и эллинистических городов. Городская администра­
ция с ее чиновниками и советом Сj30uл.f]) бьmа настолько хо­
рошим средством для осуществления связи с населением, что

всякое вмешательство в естественный ход развития бьuIO бы


неразумным шагом.

Во времена Августа города греческого Востока даже не по­


мышляли о том, чтобы восстановить бьmую свободу городов­
государств. Они смирились с тем, что времена их политической
свободы навсегда миновали, и бьmи рады уже тому, что им было
оставлено местное самоуправление. Римское правительство, со
своей стороны, желало, чтобы в городах царил мир и порядок.
Эпоха социальных и политических революций закончилась.
Лучшей гарантией сохранения устойчивых условий в городе
бьmо верховенство в нем богатейших граждан. Поддержка этого
социального слоя стала традиционной политикой римлян с мо­
мента их первого проникновения на Восток, и Август продол­
жил эту политику.

Единственное новшество, если так можно назвать эту осо­


бенность политики Августа в отношении восточных провинций,
заключалось в том, что он дал новый толчок к дальнейшему
развитию тенденции, начало которой бьmо положено эллини­
стическими правителями и которая состояла в ускоренном пре­
врашении сугубо негородских территорий в настоящие города­
государства. На всем Востоке Август в противовес политике
сената неуклонно проводил политическую линию Помпея, Це­
заря и Антония, со:щавая из деревень, сел и храмовых земель новые
города-государства. Римская империя шла по пути превращения
в федерацию самоуправляющихся гороДов. 8 Исключение бьmо
сделано только для Египта, чья древнейшая организация не
имела ничего общего со структурой греческого полиса. 9
В качестве блестящего подтверждения всего, что бьmо здесь
сказано о деятельности Августа, относящейся к Востоку, можно
воспользоваться двумя из пяти эдиктов Августа (первым и чет­
вертым, ср. также третий), которые недавно бьmи обнаружены
в Кирене (см. прим. 5 и ба). Эти документы посвящены различ­
ным проблемам, имевшим важное значение в жизни города, -­
в частности, сложному вопросу взаимоотношений между живу­
щими в городе римскими гражданами и греками, из которых

далеко не все бьmи гражданами города Кирены или городов


Пентаполя. За немногочисленными римскими гражданами, про­
живавшими в Кирене, часть которых бьmа по своему проис­
хождению греками, - кстати, не слишком зажиточными, -­
сохранялись обычные привилегии. Однако небольшие модифи-
модифи­

63
кации внесли заметное облегчение в положение греков; в пер­
вую очередь речь идет об организации судов и о вопросе му­
ниципальных литургий и налогов. Важным бьm вопрос о при­
вилегиях новых римских граждан греческого происхождения;

очевидно, здесь имеются в виду те, кто получил римское граж­

данство при Помпее, Цезаре, Антонии и самом ABrycTe, когда


оно бьmо предоставлено всем в массовом порядке. ABryCT при­
нимает решение рассматривать их как особый класс римских
граждан, обладающий ограниченными правами. В отношении
налогообложения и литургий они оставались теми, кем бьmи
по суги дела, - членами греческой общины, за исключением
тех, кому бьи предоставлен индивидуальный иммунитет иmmu­
nitas), однако эта привилегия распространялась только на уже
существующее имущество, не затрагивая того имущества, кото­

рое могло быть при обретено в дальнейшем (см. прим. 5).


Принципиально такую же политику проводил ABryCT И В от­
ношении Запада: Испании, Галлии и Африки. Не довольствуясь
устройством новых гражданских колоний, он стремился способ­
ствовать развитию городов на землях кельтских народов Галлии
и Испании и возрождать их на территории прежнего карфаген­
ского государства в Африке. для подробного освещения этого
предмета потребовалось бы слишком большое отступление. Чи­
тателю и без того должно быть ясно, какое огромное значение
для будущего западных провинций должна бьmа иметь поли­
тика, направленная на то, чтобы создать условия для беспре­
пятственного развития урбанизации социальной и экономичес­
кой жизни. Ведущий класс новых городов составляли, конечно,
богатые граждане, энергичные поборники нового римского ре­
жима. 10
Перемены, совершенно преобразившие многие области им­
перии, стали возможны главным образом вследствие этой по­
литики. В Малой Азии и Сирии изменения бьии менее замет­
ны, поскольку здесь, как уже упоминал ось, процесс превраще­

.
ния племен, деревень и храмовых земель в города-государства
начался еще при Александре Великом, а может быть, и еще
раньше. Зато в западных провинциях начавшиеся изменения
бьmи очень заметны. Кельтские города, построенные на возвы­
шенностях и в горах, выполнявшие роль крепостей и центров
ярмарочной торговли, постепенно приходили в упадок. Господ­
ствующая аристократия кельтских племен селилась на равни­
нах, поблизости от больших рек Франции и Испании. Здесь
она строила свои дома и необходимые общественные здания.
В новые населенные центры потянулись купцы, ремесленники
и корабельщики. Так стали возникать настоящие города. В Аф­
рике вступил в пору нового расцвета вновь отстроенный Кар­
фаген. Оживились старинные финикийские при
приморские
морские общи-
общи­

б4
ны. Смешанные пунийско-берберские общины плодородных
африканских и нумидийских равнин, кое-где включавшие в
себя отдельные группы римских эмигрантов, оправившись от
разрушительных последствий гражданских войн, возобновляли
свою 'экономическую деятельность. Под защитой римских сол­
дат на юге, востоке и западе осваивались для житья новые
места, и эти поселения быстро превращались в настоящие го­
рода. В Африке и других краях - на Рейне, Дунае и в Испа­
нии - вдоль военных дорог рядом с укрепленными лагерями

легионов и вспомогательных войск появлялись словно вырос­


шие из-под земли обширные поселки - ряды лавок и жилых
домов, так назьmаемые саnаЬае, образуя ядро будущих городов.
Отслужившие свой срок солдаты пополняли собой их населе­
ние или, получив землю, отведенную для целой группы бывших
служак, селились на ней и строили город.
Вот так благодаря сознательным усилиям своего государя
Римская империя постепенно превращалась в единую область
связанных между собой городов-государств. Роль Августа - 'это
не только роль вождя римских граждан Рима, Италии и про­
винций, это И роль вождя всех городских, т. е. цивилизованных,
элементов империи, на которые он уверенно полагался. Убеди­
тельным подтверждением этого факта может служить состав
римской императорской гвардии и легионов Римской империи.
В них бьmи представлены граждане Рима, а также городское
население империи, хотя, разумеется, первые составляли пре­
обладающую часть. Негородские элементы, племена и деревни,
присоединенные к городам, должны бьmи взять на себя подчи­
ненную роль в жизни имперского организма. Им надлежало
работать и повиноваться, они не бьmи свободными в античном
смысле этого слова.

Обратимся теперь к экономической политике Августа. Ос­


новные его усилия бьmи направлены на восстановление обе­
щанного мира и благоденствия, и он самым успешным образом
справился с этой задачей. Но при этом нельзя забывать, что
Август бьm вынужден считаться с существующими фактами:
традициями римского прошлого, гордыми воспоминаниями о

славных завоеваниях и желаниями большинства римских граж­


дан. OHI! хотели мира, но мира почетного. для римлянина это
означало дальнейшее продвижение по пути завоеваний и рас­
ширения римских владений. Нужно учесть, что Август и сам
бьm римским аристократом и что для него, как и для всех
выдающихся деятелей Рима, вершиной всех достижений, к ко­
торым только может стремиться человек, бьmа воинская слава
и воинские лавры, победы и триумфы. При этом здание Рим­
ской империи бьmо еще далеко не достроено. Август бьm при­
емным сыном Цезаря, а все знали, что у Цезаря бьmи две глав-
глав­

3 м. И. Ростовцев, т, 1 65
ные цели: во-первых, укрепить власть Рима на севере и севе­
ро-востоке, а во-вторых - восстановить честь Рима, запятнан­
ную на востоке и юго-востоке поражением Красса и половин­
чатыми успехами Антония.
В оправдание внешней политики ABrycTa достаточно будет
нескольких слов. Время его правления бьmо таким, когда
нельзя бьmо почивать в праздности. Обеспечения надежного
мира невозможно БЬU10 дос'Тиrnyrь с помощью пассивно-оборо­
нительной политики, здесь требовал
требовалась
ась политика неутомимых
и энерmчных усилий в военной области. Основная проблема
заключалась в необходимости правильно определить и утвер­
дить такие границы империи, которые могли бы обеспечивать
устойчивость и безопасность для дальнейшего мирного сущес­
твования. ll Благодаря усилиям самого ABrycTa, его друга и со­
правителя Агриппы и его пасынков Тиберия и Друза бьmо до­
стигнуто полное умиротворение альпийских областей, Галлии
и Испании. Завоевание Британии бьmо на некоторое время от­
ложено, для того чтобы серьезнее взяться за разрешение слож­
ной задачи по укреплению северных и северо-восточных рубе­
жей империи вдоль Дуная и Рейна. Задачу эту удалось выпол­
нить лишь частично, когда после долгих и кровопролитных

боев в Паннонии и Далмации бьmо достигнуто умиротворение


в землях, лежаших к юry от Дуная. Другая цель - продвижение
римской границы до берегов Эльбы - так и не бьmа достиг­
нута. Поражение Вара в Германии - чувствительный, хотя и
несокрушительный удар - заставило ABrycTa отказаться от на­
мерения сделать Германию римской провинциеЙ. Напомним,
что это поражение случилось во второй половине правлення
ABrycTa, когда он уже бьm стариком. Решающий шаг в отно­
шениях между Римом и Герман
Германией
ией предстояло сделать не Ав­
rycтy, а его пасынку и преемнику Тиберию.
На Востоке не предпринимал
предпринималось
ось никаких значительных дей­
ствий для того, чтобы военными победами изгладить из памяти
позор поражения, которое потерпел Красс от парфян. для ус­
покоения общественного мнения парфянам пригрозили серьез­
ной войной, и те согласились вернуть римлянам захваченные в
бою значки леmонов. С той же целью бьmа предпринята экс­
педиция ПР9ТИВ Армении под командованием внука ABrycTa -­
Гая Цезаря. Основными факторами в деле расширения и укреп­
ления римского влияния на Востоке бьmи дипломатия и тор­
говля. Однако за ними стояла сильная армия и готовность к
энергичным военным
BoeHH~IM действиям. Такую же политику ABryCT
проводил В Еmпте, Аравии и Северной Африке. Аравийская
экспедиция Элия Галла принесла неполный успех, но, по край­
ней мере, она обеспечила римским купцам надежные гавани на
пути из Еmпта в Индию. l2

66
Все это обеспечило Римской империи дrlИтельный мир. Ве­
ликолепный алтарь Рах Augusta, воздвигнутый на Марсовом
поле (Campus Martius) в ознаменование завоеванного Автустом
мира, бьm символом того, что мир победил войну и правление
Автуста отныне будет протекать под его знаком. Та же идея
выражалась в повторявшемся несколько раз торжественном за­
крытии храма Януса и в играх, прославляющих «золотой век»,
наступивший в цивилизованном мире при Автусте. Бошня Рома
могла теперь отдохнуть, опираясь на груду оружия, которое в
руках Благочестия сослужило свою службу, защитив мир и бла­
годенствие.
Вряд ли нужно долго объяснять, что создание мирной обста­
повки на суше и на море сыграло важнейшую роль в экономи­
ческой жизни страны. Впервые после длившихся веками не­
скончаемых войн цивилизованный мир мог наслаждаться бла­
гами по-настоящему мирного существования. Извечная мечта
великих мыслителей Древнего мира наконец-то осуществил ась.
Поэтому нет ничего удивительного в том, что повсюду в импе­
рии начался блистательный подъем экономики. Казалось, слов­
но вернулись лучшие времена эллинизма, правда с единствен­
ным отличием: теперь вместо многочисленных соперничающих
друг с другом самостоятельных государств, которые истощали

свои ресурсы ради политических целей, весь культурный мир


представлял собой единое большое,государство, охватывающее
все царства эллинистического мира. Соперничавшие друг с дру­
гом государства ушли со сцены, оставив лишь чисто экономи­

ческую конкуренцию, которая развернулась в свободных усло­


виях, не ограничиваемых препятствиями политического харак­

тера.
В эту экономическую конкуренцию не вмешивались ни рим­
ское государство, ни римский император, предоставив эконо­
мике развиваться по ее собственным законам. Единственное ог­
раничение торговли составляли пошлины, взимаемые на грани­
цах,Каждой провинции, но и они бьmи не очень велики. Какой
величины налог взимался государством с промышленности и

сельского хозяйства, нам неизвестно. Но, например, налоговая


ставка, которую должен бьm выплатить римский гражданин при
получении наследства или отпуская на волю своего раба, со­
ставляла в обоих случаях пять процентов; первая ставка бьmа
введена Автустом, вторая - им реорганизована, и нельзя ска­
зать, чтобы эта ставка бьmа чрезмерно высокой. Нужно, конеч­
но, учитывать, что кроме государственных существовали еще и
муниципальные налош, о которых нам мало что известно. Од­
нако растущее благосостояние италийских и провинциальных
городов доказывает, что это налогообложение бьmо не настоль­
ко высоким, чтобы стать препятствием для развития частного

67
предпринимательства и экономической деятельности. Эпоха
Авсуста и его непосредственных преемников бьmа временем
почти полной свободы торговли, когда существовали самые бла­
гоприятные условия для частного предпринимательства. Ни при
Авсусте, ни при его преемниках Рим не обращался к той по­
литике, которую проводили некоторые эллинистические госу­

дарства, в частности Египет, и которая бьmа направлена на


огосударствление промышленности и торговли, чтобы по воз­
можности сделать их монополией государства, олицетворяемого
царем. Повсюду предприятия оставались в частных руках. Даже
в Египте - классической стране государственной экономики с
ее сложной системой государственного вмешательства во все
отрасли хозяйства, которая после победы Авсуста над Антони­
ем и Клеопатрой находилась в непосредственном подчинении
императора и управлял ась его администрацией, - бьmи произ­
ведены некоторые изменения, нацеленные на то, чтобы умень­
шить давление государственного контроля. Так, например, Ав­
суст поддерживал распространение в Египте частного земле­
владения, пользовавшегося теми же гарантиями со стороны

государства, что и в других провинциях. В Египте появились


многочисленные, хорошо поставленные как довольно крупные,
так и мелкие имения, принадлежавшие частным владельцам,

главным образом римским ветеранам.!3


Судя по всему преобладающую роль в экономической жизни
империи сохранили за собой крупные капиталисты времен рес­
публики; отчасти они принадлежали к сословию сенаторов, от­
части - к всадникам, однако значительный процент среди них
составляли бывшие рабы, ставшие вольноотпущенниками. Од­
ним из этих капиталистов, причем самым богатым из всех, бьm
император. В отличие от эллинистических монархов, которые
отождествляли свое достояние с государственным, распростра­

няя свое право собственности на всю страну целиком со всеми


ее источниками доходов, Авсуст, подобно другим денежным
магнатам своего времени, управлял своим гигантским ЛИЧН9IМ

состоянием с помощью своих рабов и вольноотпущенников. Од­


нако он при всем желании не мог четко разграничить свое

личное состояние и деньги, которые получал как высшее долж­

ностное лицо римской республики, как правитель многих про­


винций И как властитель Египта, где он выступал в качестве
непосредственного преемника Птолемеев. Его семейная, или до­
машняя, казна (атеа) очень скоро безнадежно перемешалась со
служебной (jiseus) , так что самым простым выходом оказалось
ввести для их управления одинаковый порядок и передать их в
одно ведомство. Таким образом, рабы, принадлежавшие импе­
раторскому дому, его личные секретари и в особенности его
главный счетовод (а rationibus) объединяли в своих руках фи-
фи­

68
нансовый надзор за ведением хозяйственных дел императора с
надзором за бюджетом Египта и других провинций.
для того чтобы снять с себя обязанности, связанные с уп­
равлением финансами императорских провинций, в которых
размещалась
размещал ась основная часть римской армии, сенат предпочел
передать их в ведение императора, предоставив ему полную

свободу в деле взимания налогов и использования денежных


ПОСТУПJIениЙ. Вполне вероятно, что некоторые провинции -­
например, Галлия с ее рейнской границей, придунайские про­
винции с границей, проходящей по Дунаю, и Сирия, где граница
проходила по Евфрату, - требовали таких расходов, которые
не покрывались получаемыми оттуда поступлениями, и что

управление их финансами, включая расходы на армию, прино­


сило постоянный дефицит; в таких случаях он восполнялся из·
средств личной кассы императора.
Так, силой обстоятельств, благодаря громадности приобре­
тенного во время гражданских войн личного состояния, которое
скопилось в руках императора, в Римской империи сложилась
ситуация, сильно напоминающая эллинистические монархии.

Чем больше денег император тратил на общественные нуж­


ды - на продовольственное обеспечение пролетариата и его
развлечения, на превращение Рима в столицу мировой империи,
на регулирование русла Тибра, на строительство новых военных
дорог по всей империи, - тем труднее становилось отделить
его личные доходы от государственных. Однако это не означа­
ло, что состояние императора растворил ось в государственных

финансах; напротив, император приобрел право распоряжаться


государственными доходами, как своими собственными. Эту
практику подхватили затем Тиберий и его преемники, у кото­
рых постепенно вошло в привычку относиться к государствен­

ным доходам как к своим собственным и распоряжаться ими


по своему усмотрению. 14
Император бьm не единственным человеком в Риме, распо­
лагавшим огромным состоянием. Мы не знаем точного числа
старинных знатных семей, которым в бурях гражданской войны
удалось сохранить свое богатство. Август часто оказывал мате­
риальную поддержку обедневшим знатным семьям; из этого сле­
дует, что многие из них бьmи полностью разорены и целиком
зависели от милости императора. Однако мы знаем также, что
самыми богатыми среди римских аристократов бьmи те, кто со­
ставлял ближайшее окружение Августа: члены его семьи и его
личные друзья, такие как Агриппа и Меценат. Можно с уверен­
ностью предположить, что многие не столь знаменитые люди,
на деле доказавшие свою приверженность Авгус,ту, также бьmи
обладателями больших и постоянно увеличивающихся состоя­
ний, которыми они бьmи обязаны своей близостью к ABГYCтy.1S

69
Однако, несмотря на то что этот класс нуворишей представ­
лял собой характерную черту наступившей эпохи, решающая
роль в экономической жизни принадлежала все-таки не ему.
Фавориты императора бьmи не так уж многочисленны и жили
они, скорее всего, за счет своих доходов; те же люди, которые
увеличивали свое состояние, делали это такими же способами,
какими пользовались наиболее энерmчные и предприимчивые
коммерсанты, первыми сумевшие извлечь выгоду из восстанов­
ления мира и порядка. Эти люди не ограничивали свою ком­
мерческую деятельность пределами города Рима; большинство
из них жили не в Риме, а в италийски~~ городах и провинциях.
Из них составилась та буржуазия, о которой шла речь в первой
главе; этот новый класс начал складываться в Италии и на
Западе во 11-1 вв. дО Р.Х. И во время гражданской войны не
понес такого урона, как высшая римская аристократия - со­
словие сенаторов и верхушка сословия всадников. Как только
установился мир, эти люди развернули широкомасштабную
коммерческую деятельность, в большинстве случаев несомнен­
но успешную.
Типичным представителем этого сословия можно считать
вольноотпущенника Тримальхиона - богатого торговца, живу­
щего в одном из городов Южной Италии на доходы от ренты,
образ которого так правдоподобно изображен у Петрония. Ком­
мерческая активность этого дельца наверняка пришлась на
эпоху Августа. Петроний изображает его уже в старости, ото­
шедшим от· дел. Сначала он был рабом, любимцем своего гос­
подина, который оставил ему в наследство большое состояние.
Тримальхион вложил эти деньm в торговлю, в частности в оп­
товую торговлю вином. Под старость он доживает свои дни в
прекрасном доме в Кампании на доходы от своих больших
сельских имений и проценты, которые получает, давая под на­
дежный залог денежные ссуды. 16 Образ Тримальхиона типичен
для того времени. Характерно, что он живет не в Риме, а в
Кампании: далее мы увидим, что в ту пору там бьmо легче
сколотить большое состояние, чем в Риме. Характерно также,
что Тримальхион начинал свою деятельность с торговли, затем
занялся сельским хозяйством и денежными операциями; воз­
можно, в том, что он является вольноотпущенником, тоже от­
ражена типичная черта его сословия, хотя я скорее склоняюсь
к тому, что Петроний сделал его вольноотпущенником для того,
чтобы ярче изобразить вульгарность нуворишей. Я нисколько
не сомневаюсь в том, что среди граждан кампанских городов,

например Помпей, бьmо немало таких, которые хоть и роди­


лись свободными и, вероятно, получили кое-какое образование,
однако в том, что касается их дtmОВОЙ карьеры, ничем не от­
личались от Тримальхиона. Эти господа бьmи владельцами

70
больших роскошных домов и вилл, выстроенных в Помпеях,
Стабиях и Геркулануме в эпоху ABI)'CTa, когда в декоративной
живописи господствовал такой благородный, свежий и высоко­
художественный стиль; хозяева домов, чьи стены украшены
росписью Второго и Третьего стиля, наверняка бьmи хорошо
образованными людьми и в то же время удачливыми дельцами
с хорошими доходами.
Мы имеем четкое представление о составе главенствующего
класса в Помпеях времен ABI)'CTa. По большей части это бьmи
потомки ветеранов Суллы, отчасти - представители старинной
самнитской аристократии города, и среди них имелось лишь
очень небольшое число вольноотпущенников. l7 То же самое от­
носится к таким сравнительно большим городам, как Путеолы,
а также к городам эллинистического BocToKa. l8 Я убежден, что
во времена ABI)'cTa в Италии и провинциях экономическая
жизнь била ключом. Буржуазия той эпохи не предавал
предавалась
ась празд­
ности, а мечта о том, чтобы стать рантье, бьmа среди ее пред­
ставителей такой же распространенной, как и в наши дни.
Лучшее этому доказательство представляют собой руины
италийских городов. Уже в 1 в. дО Р.Х. В жизни городов все
складывалось неплохо, хотя некоторые из них сильно постра­
дали в ходе гражданских войн. Однако настоящее благососто­
яние к ним пришло при ABI)'CTe. Достаточно беглого взгляда
на развалины италийских городов, особенно тех, что находи­
лись в Средней и Северной Италии, чтобы увидеть, что именно
в этот период они приняли свой окончательный облик и что
тогда же бьmи построены их красивейшие и важнейшие здания.
Я говорю не о таких городах, как Турин или Суза и другие
города Северной Италии, которые бьmи основаны ABI)'CTOM, и
не об Аквилее. Но если мы возьмем города Умбрии, сельско­
хозяйственные центры почти без всякой торговли и промыш­
ленности - Перузию, Ассизий, Гиспелл, Аквин и т. д. - или
города Пицена и Этрурии и почитаем современные описания
их руин, то увидим, что лучшие здания большей частью отно­
сятся к периоду правления ABI)'CTa. Правда, построены они
бьmи не самим ABI)'CTOM. ABI)'CT принимал участие в прокладке
великолепной дорожной сети Италии, города же создавались
буржуазией: как представителями старой муниципальной знати,
так и новыми поселенцами, ветеранами гражданских войн. На
протяжении 1 в. В них добавилось несколько новых построек.
В некоторых городах и во 11 в. еще сохранялись неплохие ус­
ловия, однако, как уже сказано, настоящим временем расцвета
городов и создававшей их буржуазии, которая тогда еще состо­
яла преимущественно из представителей свободных сословий,
бьmа эпоха ABI)'CTa - период между 30 г. до Р.Х и 14 г. по
P.X.l9
71
Вторым доказательством может служить стремительное раз­
витие экономической жизни при Августе. В качестве пояснения
достаточно напомнить, о чем говорят современные источники.

Все наши познания в основном ограничиваются Италией и теми


условиями, которые СЛОЖЮIись именно там. Неужели это про­
стое совпадение? Разве это не доказывает, что как в экономи­
ческом, так и в политическом отношении Италия занимала ве­
дущее положение? Восток только начинал медленно оправлять­
ся от потрясений, связанных с гражданскими войнами, западные
провинции бьmи еще слишком молоды, чтобы в них вдруг могла
развернуться блестящая экономическая жизнь. Впрочем, на
Востоке, как мы увидим далее, торговля и промышленность
оживились быстрее, чем сельское хозяйство.
О том, что гражданские войны не оказали влияния на раз­
витие сельского хозяйства в Италии, мы уже говорили выше.
После их окончания аграрные отношения остались прежними,
с той лишь разницей, что они стали стабильнее. В основных
чертах положение сельского хозяйства не претерпело значи­
тельных изменений. Постоянно продолжал ось образование но­
вых крупных имений, причем в основном за счет крестьянских
усадеб. Наряду с крупными хозяйствами несколько увеличЮIОСЬ
значение средних и мелких хозяйств; этот процесс в значитель­
ной степени бьm связан с раздачей ветеранам земель конфис­
кованных крупных имений. Общей чертой крупных и средних
имений бьmо то, что хозяйство в них велось на капиталисти­
ческой основе, а их владельцы жили не в деревне, а в городах.
К этому классу принадлежали почти все ветераны, получившие
землю от Суллы, Помпея, Цезаря и Августа.
Как велось хозяйство в имении средней величины, показы­
вает Гораций на примере своего сабинского имения. Свой
«Сабинум» он получил в дар от Мецената и, следовательно,
принадлежал к той же категории землевладельцев, что и вете­
раны революционных полководцев. Тщательное исследование
И. Гревса,20 посвященное изучению встречающихся у Горация
разрозненных высказываний о «Сабинуме», доказывает, что
имение бьmо достаточно велико, чтобы обеспечить своему вла­
дельцу скромный доход. Гораций очень серьезно относился к
своему имению и часть его превратЮI в образцовое, правильное
хозяйство. Однако сам он никогда подолгу там не жил. Вместо
себя он поставил управляющим надзирателя (vilicus) из числа
рабов. Экономически имение распадалось на две части с раз­
личной формой хозяйствования: одну часть занимало образцо­
вое хозяйство, обрабатываемое руками восьми рабов, другая же
часть состояла из пяти парцелл, сдаваемых в аренду колонам,

возможно прежним владельцам этой земли, которые теперь ТРУ­


дились на ней в качестве арендаторов. Образцовое хозяйство

72
включало в себя, кроме виноградника, фруктового сада и ого­
рода, главным образом хлебные поля. Луга и леса, входившие
в имение, давали достаточно корма для многочисленных быков,
овец, коз и свиней.
Несомненно, такие имения, как у Горация, владельцы кото­
рых жили в городе, были характерны для Средней Италии. Ве­
роятно, эти средние по величине имения представляли для
крестьян более опасных конкурентов, чем латифундии крупных
землевладельцев. Несколько иначе обстояло дело в Южной Ита­
лии. Нам известно, как выглядел план имений на территории
Помпей, Стабий и Геркуланума. Их остатки с достаточной пол­
нотой бьmи обнаружены в ходе систематических археологичес­
ких раскопок. Бесспорно, большинство этих вилл принадлежа­
ло не к латифундиям. Если бы владельцы этих имений не со­
бирались жить в своих имениях, они не устраивали бы там
таких комфортабельных, а порой даже роскошных жилищ. По­
этому можно, во-первых, предположить, что большинст.во этих
землевладельцев бьmи жителями Помпей, Стабий и Геркулану­
ма, а не сенаторами и всадниками, живущими в Риме. Насколь­
ко можно судить после тщательного изучения найденных ос­
татков этих вилл, имения Кампании бьmи более или менее
схожи с «Сабинумом» Горация; к ним же принадлежали луга
и леса на склонах Везувия. То, что они бьmи сравнительно
обширны, доказывают вместительные хранилища для масла и
вина. Главным видом продукции, производимой этими хозяйст­
вами, бьmи )JИНО и оливковое масло, несомненно предназначен­
ные для продажи. ПоскольКу-планы отдельных построек и их
размещение в усадьбе очень близки к описаниям Варрона и
Колумеллы, хозяйство там, по-видимому, велось по методам
правильною земледелия, описанным в руководствах, с помощью

рабского труда; навряд ли там оставалось место для колонов,


как у Горация. Имения Кампании бьmи полностью сложивши­
мися капиталистическими хозяйствами, в которых не остава­
лось и следа бьmого крестьянского земледелия. 21
Можно не сомневаться в том, что те части крупных земель­
ных владений, которые использовались под виноградники и
оливковые плантации, состояли из сравнительно мелких участ­

ков того же типа, какой мы встречаем среди помпейских рас­


копок. Латифундии Кампании наверняка представляли собой
соединение множества fundi и множества отдельных вилл (vil-
(vil­
lае). В Апулии, Калабрии, Этрурии, Сардинии и Африке лати­
фундии, очевидно, представляли другую картину, если судить
по намекам Горация, Тибулла и Проперция. для этих поэтов
самыми вьщающимися приприметами
метами этих больших имений бьmи
толпы рабов, обилие волов и плугов, с помощью которых там
обрабатывали землю. Поэтому в качестве центра такого имения

73
можно представить себе господский дом, окруженный деревней,
в которой живуг рабы и подеНЩики. 22
Постепенное убывание крестьянства, превращавшегося в
своем большинстве в колонов на земле, при надлежащей круп­
ным владельцам, было явлением, которое хорошо осознавали
современники Августа. Старая Италия прекратила свое сущес­
твование. Романтические натуры вроде Вергилия, Горация,
Проперция и Тибулла оплакивали ее в своих произведениях.
Но такое развитие вызывало тревогу не только у романтиков.
Постепенное изменение сословного деления общества, возрас­
тание в нем удельного веса рабов и вольноотпущенников, ха­
рактерное для равнинных областей Северной и Средней Ита­
лии, прежде бывших оплотом италийского крестьянства, и де­
градация крестьян в колонов - все это бьmи явления далеко
не новые, но тем не менее достаточно серьезные, так как они
знаменовали собой начало новой эпохи в истории этих· земель.
Из многих стихотворений Горация, в которых отчетливо слы­
шится отзвук застольных бесед в домах Мецената и Августа,
явствует, что во времена Августа тема исчезновения крестьян­
ства часто обсуждалась в высших кругах общества. 2}, Общест­
венное мнение устами преданных патриотов римского государ­
ства выдвигало требование спасти крестьянство. Но мы нигде
не встречаем сведений о реальном вмешательстве императора
в сложившиесяусловия территориального распределения зе­
мельной собственности в Италии. Жалобы поэтов на безнрав­
ственность современного общества и роскошества богачей со­
звучны некоторым законам Августа. Однако по окончании
гражданских войн не бьmо слышно ни звука о принятии аграр­
ного закона. Несмотря на необходимость такого закона, его
невозможно бьmо опубликовать для всеобщего сведения, так
как он слишком напоминал бы о методах, практиковавшихся в
эпоху гражданских войн.
Наряду с сельским хозяйством главнейшим фактором эконо­
мической жизни раннего имперского периода бьmа, конечно,
торГовля. После окончания гражданских войн перед населением
империи открьmись самые широкие возможности для коммер­
ческой деятельности. Единство цивилизованного мира; его фак­
тическое превращение в одно мировое государство; условия
внугреннего и внешнего мира; полная безопасность мореплава­
ния, обеспечиваемая римским флотом, который стал регуляр­
ным институгом; растущее число удобных мощеных дорог, про­
ложенных ради военных целей, но служивших и для торговых
связей; отказ государства от вмешательства в частные торговые
сделки; постепенное освоение новых надежных рынков сбыта
в Галлии, Испании и дунайских провинциях; умиротворение
альпийских областей; восстановление Карфагена и Коринфа -­
74
эти и дрyrnе причины содействовали началу нового процветания
и заметному оживлению торговли в империи.
Торговля с соседЯМИ, и отдаленными странами, такими как
Китай и Индия, не играла важной роли в экономике периода
ранней империи. Эта отрасль торговли волновала воображение
современников точно так же, как она волнует воображение уче­
ных нашего времени, - и те и дрyrnе преувеличивают ее зна­
чение. Даже олово привозили тогда главным образом из Испа­
нии, а не из Британии. К тому же бронза, для изготовления
которой требовалось олово, в период империи перестала играть
важную роль, в отличие от эпохи эллинизма. Из Германии при­
возили янтарь, меха и рабов. Юг России все еще служил для
Греции главным поставщиком хлеба и в некоторой мере источ­
ником пенъки, мехов, воска и, может быть, меда. С Урала по­
ступало какое-то количество золота. Бедуины Сахары, возмож­
но, экспортировали финики и многочисленных чернокожих
рабов. Наиболее важной была торговля между Египтом и Цен­
тральной Африкой: главные виды товаров оттуда - слоновая
кость, ценные породы дерева, золото, пряности. Сходной С этой
была торговля с Аравией, куда Август направил специальную
военную экспедицию, которая должна бьmа обеспечить Риму
безопасные гавани на южной оконечности полуострова. Глав­
ными предметами торговли, которые вывозились оттуда, бьmи
пряности, драгоценные камни и верблюды. Торговля предмета­
ми роскоши шла также между Индией и Египтом, между Ин­
дией, Китаем (шелк) и Сирией.
На Севере оплата купленных за границей товаров произво­
дилась почти исключительно в виде поставляемого в обмен на
них оливкового масла, вина и мануфактурных товаров. С Вос­
током, без сомнения, расплачивались серебряными и золотыми
монетами, как сказано у Плиния, но В большей степени -­
продукцией, производимой в империи, в первую очередь алек­
сандрийскими товарами. В общем и целом внешняя торговля
занималась почти исключительно предметами роскоши и не
имела существенного значения для экономики империи. 24 •
Гораздо важнее бьmа торговля внутри империи, - торговля
Италии с провинциями и провинций друг С дрyroм. 2' Как и в
эллинистические-времена, главное место занимала торговля
предметами повседневного спроса. Хлеб ввозили и вывозили в
огромном количестве. Италия бьmа не в состоянии обеспечить
свою потребность из собственных ресурсов. То же относится,
конечно, к Греции и греческим островам, за исключением Си­
цилии, хотя там, казалось бы, большой размах приняли вино­
градарство, ПРОИЗВОДСТВО оливкового масла и Фруктов. 26 MHorne
приморские торговые и промышленные города предпочитали

ввозить хлеб морским путем, чтобы избежать высоких затрат,

7S
связанных с сухопугной доставкой. Несомненно, ввозили и вы­
возили болыuое количество леса для строительства кораблей.
Знаменитый корабль Катулла бьm построен из леса с горы Ида
в Малой Азии. Не везде имелись в достаточном количестве
воск, пенька, смола и деготь местного производства, а между
тем они бьmи необходимы во всех провинциях, где строились
корабли для морского и речного судоходства. Италии требова­
лись в большом количестве металлы, необходимые для чеканки
денег, запасы собственных недр не могли удовлетворить ее по­
требность; по-видимому, так же обстояло дело в большинстве
крупных и мелких центров металлообрабатывающей промыш­
ленности. Так, например, Капуя и Тарент в Южной Италии,
Александрия в Египте и, может быть, города Малой Азии, Гре­
ции и некоторые города Галлии не имели близких источников
сырья. Металлы добывали главным образом в Испании, Галлии
и дунайских провинциях; рудники Востока, судя по всему,
имели во времена империи меньшее значение. Почти всю серу
добывали в рудниках Сицилии, она бьmа необходима для всех
винодельческих стран.

Торговля оливковым маслом и вином по-прежнему продол­


жала играть ведущую роль в экономике Италии, Греции и
Малой Азии. Одним из крупнейших потребителей бьmа, конеч­
но, римская армия. Греция и Малая Азия обеспечивали вином
и маслом восточные провинции Рима и страны на побережье
Черного моря, в особенности Северное Причерноморье. Италия
бьmа главным поставщиком дунайских провинций, Германии,
Британии и Африки, отчасти, вероятно, также Галлии .и Испа­
нии.
Очень оживленно шел взаимный обмен мануфактурными то­
варами, - не предметами роскоши, а вещами, необходимыми
в повседневной жизни. Египет оставался единственным центром
по изготовлению льняной одежды и бумаги. Шерстяные мате­
рии в большом количестве вывозили из Малой Азии, Италии
и Галлии. Италийские керамические изделия с красной гла­
зурью безраздельно господствовали на рынке. Металлическая
посуда из Капуи и Александрии бьmа вне конкуренции. Про­
изводством стекла занимались Сирия, Александрия и, в первую
очередь, Южная Италия. Одним из видов товаров, на которых
специализировалась Италия, бьmи глиняные лампы. Туалетные
принадлежности из янтаря производили только в Аквилее; ян­
тарь ввозили в Аквилею из Германии, и здесь из него изготав­
ливали на экспорт изящные тонкие зеркальца, коробочки, фла­
коны и т. п. Мы не можем перечислить здесь все мелкие города
Римской империи, славившиеся каждый каким-нибудь особым
товаром, который большими партиями расходился по всей им­
перии.

76
По сравнению с предмета~и повседневного потребления тор­
говля предметами роскоши имела, как уже бьшо сказано, мень­
шее значение, хотя многие наши источники, например книги

поэтов эпохи Августа, больше всего вспоминают именно о ней,


как только заводят речь о роскоши в римской жизни, а эта
тема постоянно возникает в их творчестве. Однако тот факт,
что италийские гурманы в любое время года без труда могли
получить самые ранние овощи и плоды и иметь на своем столе
изысканные деликатесы из дальних краев, свидетельствует о
том, насколько интенсивной бьша в это время торговля. Замор­
ские редкости не приходилось даже заказывать заранее. Спе­
циализированные лавки крупных торговцев всегда держали
запас таких товаров.

В эпоху Августа Италия играла вьщающуюся роль в торговле


Римской империи, причем даже еще большую, чем это бьшо в
I в. до Р.Х. Причина заключалась не только в том, что Рим
~ превратился в одного из крупнейших потребителей в мире. Ита-
Ита­
i!: лия В целом с ее многочисленными городами представляла

f, собой богатый рынок сбыта для всего остального цивилизован-


цивилизован­
I нога мира. Бьшо бы очень полезно исследовать многочисленные
f объекты, найденные при археологических раскопках Помпей,
с точки зрения их происхождения и отделить предметы мест­

ного производства от привозных, а затем установить, чтб из


привозных предметов сделано в городах Италии, а чтб - в
заморских провинциях. Вряд ли справедливо утверждение,
будто бы Рим и Италия оплачивали свой импорт из налогов,
собиравшихся в провинциях. Мы не располагаем статистичес­
.кими данными, но наш материал, относящийся к промышлен­
ному производству Италии, свидетельствует о том, что ббльшая
часть импорта покрывалась соответствующим экспортом.

Главными предметами этого экспорта бьши вино и оливковое


масло. Хозяйственная специализация Кампании, которая вся
бьша занята виноградниками, и стремительное развитие вино­
градарства в Северной Италии, очевидно, находят свое объяс­
нение в том, что италийские вина и италийское масло в боль­
ших объемах экспортировали в западные и северные провинции
и даже в восточном направлении. Путеолы, как главный порт
Южной Италии, и другие портовые города Кампании продавали
вино и масло в огромных объемах, то же самое можно сказать
об Аквилее на Севере. Здесь можно, кстати, напомнить о том,
что Тримальхион нажил свое состояние на экспорте вина и
что у него бьши связи с АфрикоЙ. 27 Кроме вина, Италия в
большом количестве экспортировала на Запад мануфактурные
товары. Выше уже говорил ось о том, что керамика из Арреция
и ранняя terra sigillata в течение некоторого времени держали
первенство, завоевав мировой рынок от Британии на Севере до

77
побережья Черного моря на Востоке. Капуанские металличес­
кие сосуды в большом количестве находят на всем пространстве
вплоть до Кавказа и реки Камы. 28 Своеобразные фибулы-ауцис­
сы, характерные для эпохи Августа, распространились по всем
западным провинциям и встречаются даже на Черноморском
побережье. 29 Лампы фабрики Фортиса, находившейся близ Му­
тины, в эпоху Августа выбрасывались на рынок в массовом
количестве; их находят во всех частях империи; причем всегда

находят оригинальные образцы, а не местные подделки. Изго­


товлявшиеся в Кампании стеклянные изделия, имитирующие
сирийские образцы, в большом количестве обнаружены рядом
с оригинальными сирийскими изделиями в южнорусских захо­
ронениях, относящихея к началу 1 в. по Р.х. эо Можно ли, имея
перед собой эти факты, утверждать, что производство товаров
в Италии бьmо слишком незначительным, чтобы покрывать сто­
имость импорта? Если за часть ввозимого зерна, за зверей, до­
ставляемых для боев в цирке, за предметы роскоши и расточи­
тельные затеи императоров Рим и римское правительство дей­
ствительно платили золотом и серебром, получаемым из Египта,
Сирии, Галлии и Испании, то италийская буржуазия восстанав­
ливала нарушенный баланс производимыми ею товарами, и
большинство кораблей, привозивших товары из провинций, воз­
вращалось из Италии с немалым грузом италийских товаров.
Несмотря на то что вино, оливковое масло, зерно и различ­
ные виды сырья, как, например, лес, металлы и т. п., играли

большую роль в товарообмене между провинциями империи,


тем не менее, отмечая ведущую роль торговли в эпоху Августа,
нельзя, как мы уже видели, совсем сбрасывать со счетов дости- '
жения промышленности того времени. Среди стран Римской
империи Италия, конечно, стояла на первом месте по развитию
промышленности, а в самой Италии прежде всего вьщелялись
Кампания и Этрурия. Материал по этой теме собрал Тэнни
Фрэнк, так что мне нет надобности еще раз повторять то, что
уже сказано в его двухтомном труде. Он продемонстрировал
неуКлонно растущее значение глазурованной красной керамики,
которую в большом количестве производили в ;прурии для мас­
сового потребления и массового экспорта. Известны также зна­
менитые и высококачественные капуанские бронзовые и сереб­
ряные СОСУДы. Зl О массовом производстве ламп на фабрике Се­
верной Италии речь шла выше. Остается лишь добавить, что
во времена Августа города Кампании, следуя примеру Алексан­
дрии и выступая в качестве ее конкурентов, развивали у себя
новые отрасли промышленности, чьих следов там нельзя обна­
ружить в более ранние периоды; в первую очередь здесь следует
назвать великолепные стеклянные изделия, в особенности цвет­
ные и украшенные рельефами кубки. Археологические находки

78
на юге России показывают, что в этой области торговли Кам­
пaHия почти полностью вытеснила Александрию и Сирию. Не­
сомненно, в это же время города Кампании стали использовать
свое превосходное оливковое масло, имевшееся там в изобилии,
для производства благовоний, а также возродили старинное ре­
месло изготовления ювелирных изделий из золота, которое в
эллинистический период процветало в Этрурии, а теперь пере­
шло в Кампанию. Об этом еще будет идти репь в следующей
главе. Еще важнее бьUIО быстрое развитие производства шер­
стяной одежды, в котором нашли применение тонкорунные
сорта шерсти из Южной Италии.J2
Однако не только Кампания и Этрурия участвовали в подъ­
еме италийской промышленности при Августе. В это время Ак­
вилея превратил ась во вторые Путеолы и CTaJ1a процветающим
торговым и промышленным центром. Здесь уже упоминал ось о
коммерческой роли этого города, о его винной торговле с ду­
найскими областями и западным побережьем Адриатики. Ко­
лония римских ветеранов - деятельных и энергичных земле­
владельцев, которые очень скоро превратили свой город в цве­
тущий виноградник и благодаря вывозу вина в дунайские земли
стали очень богаты, - Аквилея быстро научилась пользоваться
преимуществами своего географического положения для расши­
рения торговых связей. Умиротворение Норика открыло для
граждан Аквилеи доступ к железным рудникам этой земли. Бла­
годаря винному экспорту в город поступало очень много янтаря.

Превосходное качество песка и глины позволило Аквилее на­


чать широкомасштабный экспорт (непривозных) стекл.!lННЫХ и
глиняных изделий в дунайские земли, где они находили обшир­
ный рынок сбыта. Старинная бронзовая промышленность севе­
ро-запада Италии и богатые залежи меди и серебра в соседних
рудниках Норика, Реции и Далмации способствовали оживле­
нию производства бронзовых и серебряных изделий. Из железа
стали изготовлять сельскохозяйственные орудия и оружие. Ха­
рактерно упоминание ациария (aciarius), т. е. «сталекузнечно­
го»' мастера, в одной из надписей, найденных в городе. Когда
близ Вируна бьUIО найдено золото, перед ювелирами, исполь­
зовавшими в своей работе местные полудрагоценные камни, от­
крьUIИСЬ новые neрспективы. Так Аквилея из города виногра­
дарей и купцов постепенно превратилась также в один из глав­
ных промышленных центров. В городском музее можно часами
любоваться множеством оригинальных изделий из стекла, вос­
хищаясь тонкой работой их мастеров; особенно хороши ими­
тации резных камней и камей, а также кубки различной формы,
многочисленные предметы из янтаря и железные орудия, заме­

чательные образцы бронзовой и серебряной чеканки и великое


множество золотых украшений. И особенно нужно отметить,

79
что самые ранние экземШIЯРЫ относятся к периоду правления

Августа. Вне всякого сомнения, Аквилея заслужила прозвание


«северных Путеол» еще во времена Августа, и таким развитием
она, вероятно, была обязана заботам самого Августа и его
родни, которая часто выбирала местом жительства этот город.
Такие энерmчные люди, как Барбии и Стации, наверняка сыг­
рали роль зачинателей не только в торговле, но и в промыш­
ленности Аквилеи. ЗЗ
Важное явление в развитии италийской промышленности
представляет собой, кроме того, постепенная индустриализация
жизни, захватившая не только такие города, как Путеолы и
Аквилея, которые были крупными внешнеторговыми портами
и стояли на пересечении важных торговых путей, но и менее
значительные портовые городки и областные центры. Хорошим
примером такого развития могут служить Помпеи. Этот город, ~
давно уже бывший центром процветающей сельскохозяйствен­
ной деятельности, имевший также известное значение в качест-
качест­
ве морского порта, обслуживавшего окрестные города, распо­
ложенные в стороне от морского побережья, со временем пре­
вратился в центр местной промышленности, продукция которой
пользовал ась спросом не только у себя дома, но и в соседних
городках и окрестных усадьбах. Еще во времена Катона здесь
производили некоторые сельскохозяйственные орудия. Затем
начали возникать дрymе отрасли промышленности, которые
получили развитие в период после правления Суллы и в осо­
бенности в· эпоху Августа. Отчетливым признаком, свндетель­
ствующим об индустриализации города, является появление но­
вого типа построек - жилых домов, окруженных лавками. Эти
лавки отчасти использовались самим домовладельцем, отчасти

сдавались внаем ремесленникам и мелким торговцам. Одной из


отраслей, на которых первоначально, очевндно, специализиро­
вались Помпеи, бьшо производство шерстяных тканей и одеж­
ды, их окраска частично также производилась в городе. В даль­
нейшем мы увидим, как развивалась эта торговля и как город
все· больше превращался в промышленный центр. Здесь же до­
статочно только отметить, что начало этого процесса относится
к периоду правления Августа. К этому же периоду, вероятно,
относится появление или возрождение еще одного специфиче­
ски помпейского продукта - знаменитого рыбного соуса, пом­
пейского гарума (garuт).
Форма организации помпейской промышленности, как она
описывается Фрэнком, - сочетание мелкой фабрики и рознич­
ной лавки, - по-видимому, бьша типична для небольших про­
мышленных и торговых центров местного значения, подобно
тому как помпейский дом с атриумом и перистилем бьш в свое
время типичен для сельского городка. Но раскопки, произве-
произве­

80
денные в Остии, показали, что уже в 1 в. ПО Р.Х. развился более
современный тип дома, в котором сочетались жилые помеще­
ния и лавки, что говорит об изменившихся условиях, ставших
похожими на те, что мы видим в наше время. Ведь и об эко­
номической жизни Европы или Соединенных Штатов нельзя
составить себе полное представление, если в Италии ограничи­
вать свои наблюдения только магазинами в Фолиньо или Урби­
но, а в Соединенных Штатах - только теми, что можно видеть
в Мэдисоне. 34
К сожалению, материал о развитии крупных городов Италии
и провинций во времена Августа очень скуден. Ни один из
крупных торговых и промышленных центров не бьm раскопан
археологами. Остия только еще начинает приоткрывать нам
древние периоды своей жизни; в Путеолах, Неаполе и Бриндизи
проведение широкомасштабных раскопок невозможно; в Акви­
лее имеются для этого более благоприятные условия, но работа
еще находится в самом начале. То же самое относится и к
провинциям, где также бьmи центры, отмеченные новым рас­
цветом промышленности. В Александрии никогда не прерыва­
лось массовое производство для городских потребителей, для
сбыта в Египет и для экспорта за границу. Но мы, можно ска­
зать, ничего не знаем о промышленной организации этого го­
рода, а пока это положение не .изменилось, мы должны при­
знать, что наши знания об античной промышленности в целом
ужасающе обрывочны и неполны. Работая над археологически­
ми находками, сделанными на юге России, я пришел к выводу,
что промышленность Александрии никогда раньше не знала
такого расцвета, как в период после окончания гражданских

войн. Александрия производил


производилаа для всего цивилизованного ми­
ра бумагу, определенные сорта льняных тканей, благовония,
изделия из стекла (особенно бусы) и слоновой кости, особый
ро,ц произведений ювелирного искусства, ббльшую часть сереб­
ряной посуды, которой пользовались во всем мире, и т. д. О по­
пытках Кампании перенять некоторые из этих отраслей про­
мыШленности уже говорилось выше. 3S
На греческом Востоке промышленность развивалась не толь­
ко в Александрии. В Сирии изобрели и усовершенствовали вы­
дувание стекла, и в наиболее энергичных промышленных цен­
трах Италии скоро началось подражание сирийским образцам.
Сирийские ювелирные украшения и сирийский лен сопернича­
ли с александрийскими. В Малой Азии начался новый расцвет
давно существовавшей там шерстяной промышленности. Но от­
туда экспортировали не только шерстяные одеяла. Малая Азия
особенно славилась изготовлением цветных тканей и одежд, а
ее единственным конкурентом в этой области бьmа Сирия.
В Италии, правда, тоже изготовляли хорошие шерстяные ткани

81
натурального цвета и отчасти производили их окраску (помпей­
ские injectores!); в других частях Римской империи эта отрасль,
вероятно, тоже существовала как домашнее ремесло, обеспечи­
вавшее членов семьи однотонной повседневной одеждой, одна­
ко я склонен предположить, что такую одежду покупали на
рынке и в лавках и что в городских лавках можно бьmо купить
материи и одежду дешевой окраски. Однако в деле изготовле­
ния тонких цветных шерстяных и льняных тка»ей Египет,
Малая Азия и Сирия, в сущности, не имели конкурентов. для
сравнения достаточно вспомнить о громадном российском экс­
порте цветных тканей из Москвы в Центральную Азию и даже
в Индию, где до сих пор еще процветает домашнее производ­
ство, чтобы представить себе, какое важное значение имело
производство цветных тканей в Малой Азии и Сирии. Э6
Для состояния экономики в эпоху Авхуста характерны два
явления, на которые следует обратить особое внимание. Мы
уже отмечали ту сдержанность, которую проявляло правитель­
ство, стараясь не вмешиваться в экономическую жизнь импе­
рии. Повторим еще раз: у Авхуста не бьmо своей определенной
экономической политики. Рабочий- вопрос для него вообще не
существовал. Принимая какие-то защитительные или ограничи­
тельные меры, он руководствовался политическими или мораль­

ными соображениями. Такой характер носят его законы, огра­


ничивающие роскошь (leges suтptuariae), или, например, заду­
манные им меры для защиты италийского крестьянства, мелких
землевладельцев Италии, - меры, к которым призывал Гораций
в своих одах, но которые, однако, так и не бьmи пров.едены в
жизнь. Преобладала политика по принципу laissezjaire. Второй
момент, который следует подчеркнуть, это значение Италии в
экономической жизни империи. Италия оставалась самой бога­
той страной империи, и при Авхусте она еще не знала сопер­
ников. Для Запада Италия бьmа главнейшим центром земле­
делия, торговли и промышленности. Можно только предпо­
лагать, что незаметно уже подкрадывалась тень грядущих пере­

меи, когда ведущая роль Италии в экономике окажется под


вопросом, точно так же, как это в свое время случилось с
Грецией, Александрией и Малой Азией под натиском Италии.
Однако пока что мы еще не можем заметить ни малейших
признаков, говорящих о начале этой новой эпохи. Важнейшие
отрасли как сельскохозяйственного, так и промышленного про­
изводства сконцентрированы, как это бьmо на протяжении гре­
ческого и эллинистического периода, в немногих центрах, в
основном - Малой Азии, Александрии, Сирии и Финикии, а
также Италии; остальные области империи преимущественно
являются только поставщиками сырья. Но в то же время и в
западных провинциях экономическая жизнь в целом принимает

82
все более сложные формы, и начало их эмансипации уже не за
горами.
Orказавшись от регулирующего вмешательства в экономи­
ческую жизнь империи, Август проводил в этой области ту же
политику, которой он придерживался в политической и соци­
альной сфере. Оставляя нетронутыми существующие условия,
он лишь немного модифицировал их там, где считал это необ­
ходимым. Так, его экономическая политика была политикой
обновления и восстановления, что на деле означало ее приспо­
собление к существующим условиям.
ГЛАВА III

ПРЕЕМНИКИ АВТУСТ
АВТУСТА:
А: ЮЛИИ И КЛАВДИИ

После смерти Августа власть перешла к его пасынку Тибе­


рию, усыновленному им в последние годы правления. После
Тиберия правил Калигула, сын его племянника Германика, за
Калигулой - его дядя Клавдий, за Клавдием - Нерон, сын
его второй жены Агриппины, одной из сестер Калигулы. Таким
образом, власть в Риме приблизительно в течение ста лет ос­
тавалась в руках семейства Августа. Однако существовавший
тогда принципат еще нельзя назвать наследственной монархией.
И если власть в этот период переходила от одного члена семьи
к другому, то этим они бьши обязаны популярности Августа в
римской армии. Почти всех римских императоров 1 в. провоз­
гласила армия, в первую очередь - преторианцы; исключение

представляет один лишь Тиберий, которому, однако, армия не­


замедлительно присягнула. Согласно действующему праву и за­
конам государства императоры получали власть из рук сената

и народа Рима. На деле же принципат преемников Августа за­


висел от воли армии.
Это наверняка бьшо понятно любому человеку в Риме, и
лучше всех это понимали сами императоры. Они отдавали себе
полный отчет в том, что их власть основана исключительно на
родстве с Августом и на поддержке армии. Знали они и то, что
теоретически любой представитель сословия сенаторов имел
такое же право занимать должность высшего должностного

лица империи. Знали - и соответственно действовали. Отсюда


проистекал тот произвол, безжалостность и жестокость, с ко­
торыми они осуществляли свое господство в столице, их по­

стоянный страх пасть жертвой заговора и планомерное уничто­


жение почти всех членов семьи Августа и целого ряда вьщаю­
щихся представителей сенатской знати, - одним словом, все
те кровавые преследования, которые так драматически описаны

у Тацита. Отсюда же идет и их почти что подобострастное


поведение в отношениях с преторианской гвардией и населе­
нием Рима. Отсюда же происходит та разнузданность и амо-
амо­

84
ральность, которой они отличались в частной жизни. Они по­
нимали, что играют роль «калифов на час». Все императоры
династии Августа остро ощущали потребность в упрочении
своей власти, в том, чтобы придать ей, кроме официального,
еще какое-либо убедительное обоснование. Официально власть
императора угверждалась решением сената, передававшего но­

вому принцепсу все полномочия, которые принадлежали Авгус­


ту как первому должностному лицу города Рима и Римской
империи. Его преемники нуждались в каком-то высшем и од­
новременно более надежном подтверждении своих прав, отно­
сящемся не только к институгу принципата, но и ЛИЧНQ к но­

сителю звания принцепса. По этой причине двое из преемников


Августа, Калигула и Нерон, усиленно старались возродить культ
императора и превратить его в государственное установление;

теми же соображениями бьmи продиктованы их попытки вну­


шить населению империи религиозное отношение к особе пра­
вящего императора, для чего ему при жизни присваивали бо­
жественные титулы и атрибугы и отождествляли с определен­
ными богами греко-римского пантеона, в частности Аполлоном
и Геркулесом как покровителями культуры и защитниками
людей от темных сил. Тиберий и Клавдий, высокообразованные
люди, знатоки философии, отчетливо ощущали нелепость по­
добных притязаний и холодно относились как к лести, так и к
проявлениям неподдельной религиозности, исходившим в пер­
вую очередь от восточных провинций. Позиция Тиберия со всей
ясностью вырисовывается из текста одной надписи, недавно
найденной в Лаконии при раскопках Гифейона, в которой со­
держится короткое письмо Тиберия: через специальных послов
зтот город направил ему предложение воздать божественные
почести ему и его матери, и письмо представляет собой ответ
Тиберия на это предложение. В нем император кратко выска­
зывает тот же принцип, который подробно излагается у Тацита
в знаменитой речи Тиберия перед сенатом. * С этой речью им­
ператор выступил в ответ на прошение провинции Hispania Ul-
Ul­
terior. Испания испрашивала позволения построить храм, по­
священный императору и его матери. Основная мысль как речи,
так и письма гласит: «Я - смертный человек, божественные
почести подобают Августу, истинному Спасителю человечест­
ва». Целый ряд подобных прошений, исходивших с .Востока,
послужил, очевидно, поводом для издания известного импера­
торского эдикта, о котором говорится у Светония. ** Такую же
позицию выражает и Клавдий в письме к жителям Александ­
рии: он решительно отказывается принимать божественные по-по­

* Тае. Ann. IV, 37, 38.

** Suet. Tib. 26.

85
чести, мотивируя свой отказ теми же доводами. Однако даже
Тиберий и Клавдий из политических соображений вынуждены
бьmи иног,ца принимать свою долю божественных почестей, в
особенности когда дело касалось восточных и недавно присо­
единенных западных провинциЙ. 1
Однако кровавые жестокости, которыми отмечено правление
Юлиев-Клавдиев, представляют собой лишь одну сторону
жизни Римской империи после смерти ABl)'CTa. Невзирая на
кровавые события, происходившие в столице, в империи про­
должался медленный процесс структурных изменений, начав­
шийся еще при Августе. Характерными явлениями этого про­
цесса бьmи постепенное развитие бюрократии и отстранение
сената от административных функций, которые все больше кон­
центрировались в руках императора. Самое важное заключал
заключалось
ось
в том, что император стал контролировать все государственные
ресурсы, ему принадлежало исключительное право распоря­
жаться доходами государства и решать вопросы расходования

этих средств. Установление прямых и косвенных налогов, сбор


косвенных налогов, управление хозяйством государственных зе­
мель - все это постепенно сосредоточилось в руках импера­
торской администрации. У сената в конечном счете осталось
только право распоряжаться теми деньгами, которые поступали
от городов и сенатских провинций в кассу римского народа.
С этой точки зрения правление Тиберия, а в еще большей
степени примечательное правление Клавдия имели очень важ­
ные последствия. Бьmо бы излишним повторять здесь свидетель­
ствующие об исторической роли Клавдия факты, которые со­
держатся в исследованиях Отто Гиршфельда и других ученых.
Во многих областях именно Клавдий сделал первые решающие
шаги и создал предпосьmки для всего последующего развития
императорского чиновничества, в особенности при Флавиях и
Антонинах. Об огромном внимании, которое он уделял мель­
чайшим деталям административного устройства, свидетельствует
большое количество дошедших до нас надписей и папирусов,
содержащих тексты его эдиктов и писем, а также множества
документов, при водимых в наших литературных источниках.
Самыми яркими примерами, пожалуй, могут служить фрагментыI
одного эдикта об организации императорской почтовой службы
(cursus publicus) из Тегеи и упоминавшееся выше письмо к жи­
телям Александрии. В последнем, где, в частности, обсуждается
сложная проблема муниципальной организации Александрии
(вопрос /300}..") и затрагивается щекотливая тема взаимоотно­
шений живущих там евреев и греков, Клавдий выказывает не­
обычайную осведомленность в этих вопросах, глубокое понима­
ние существующих обстоятельств, которые он рассматривает не
в теоретическом, а в практическом плане, а также тонкое чув-
чув­

86
ство такта. Трудно даже представить себе, что такой человек
мог в то же время быть покорной игрушкой В руках своих жен
и вольноотпущенников. Совершенно очевидно, что все подпи­
санные им документы либо составлены, либо тщательно отредак­
тированы им самим, потому что в них всегда узнается не только

один и тот же стиль, но и тот же образ мыслей и тот же индиви­


дуальный метод аргументации. В действительности, как о том
говорит Андерсон, дело обстояло так, что Клавдий попал под
влияние своего окружения лишь в последние годы жизни, когда
он все больше начал сдавать духовно, но, возможно, что и тут
реальные обстоятельства были несколько преувеличены Таци­
том и другими писателями из сенаторского сословия. 2
Сенат никогда не поднимал протеста против вмешательства
императорской власти в свои дела. Причина его пассивности
бьmа все та же, что и во времена АВуУста, - боязнь брать на
себя огромные финансовые обязательства, связанные с государ­
ственным управлением. Средства же, которые поступали в рас­
поряжение сената для покрытия необходимых расходов, еще
более уменьшились по сравнению с первоначальными времена­
ми принципата. Между тем императоры, чье состояние благо­
даря гражданским войнам увеличилось до таких размеров, что
с ними никто не мог соперничать в богатстве, в чьем владении
находился унаследованный после Антония и Клеопатры Египет
со всеми его доходами, чье состояние постоянно увеличивалось
благодаря конфискациям и наследованию, всегда с готовностью
выделяли из своих личных средств деньги на нужды государст­
ва. Так, например, они взяли на себя огромные затраты, свя­
занные со строительством новых зданий и ремонтом городского
хозяйства, покупали продовольствие для населения города и
устраивали ему бесплатные развлечения, делали подарки солда­
там и создали специальный фонд для выплаты вознаграждения,
причитавшегося им по окончании службы, строили дороги в
Италии и провинциях и вообще, следуя примеру АВуУста, брали
на себя бремя общественных расходов. Однако, взяв на себя
выполнение этих обременительных обязательств, императоры с
полным правом могли забрать под свой контроль управление
государственными финансами. В результате перехода этих
функций к императору заметно улучшилось управление финан­
сами, новый режим приобретал все большую популярность
среди населения и соответственно падал авторитет сената.
Таким образом, принципат закрепил свои позиции и превра­
тился в постоянный институт государственного устройства.
для лучшего освещения этого важного исторического явле­
ния я выделю в нем два момента и остановлюсь на них по­
дробнее. Факты эти общеизвестны, но здесь будет полезно еще
раз обратить на них особое внимание.

87
Управление делами города Рима требовало от государства
больших финансовых затрат. Кроме того, что требовалось под­
держивать подобающий внешний блеск города, который бьUI
столицей мира, кроме того, что нужно бьmо обеспечивать удов­
летворение самых элементарных потребностей постоянно уве­
личивающегося городского населения, поддерживая в надлежа­
щем состоянии водоснабжение, санитарные устройства, систему
противопожарной защиты и защиты от наводнений, следить за
мощением дорог и починкой мостов через Тибр, содержать по­
лицию - т. е. содержать то городское хозяйство, которое име­
лось во всех более или менее крупных греческих городах еще
со времен эллинистического периода, - в Риме существовала
еще и огромная статья расходов по продовольственному обес­
печению населения и устройству бесплатных развлечений. Сот­
ни тысяч римских граждан, составлявших население Рима, мало
беспокоила мысль о политических правах. Они спокойно смот­
рели, как народное собрание постепенно превращалось при Ав­
rycTe в чистую формальность, они не протестовали, когда Ти­
берий окончательно отменил и его формальное существование,
зато они твердо стояли на своем праве, приобретенном в период
гражданских войн, - получать от правительства содержание и
бесплатные развлечения. Это священное право римского проле­
тариата не решался нарушить никто из императоров, не исклю­
чая даже Цезаря и ABrycTa. Они позволили себе только ограни­
чить число получателей зерна твердо фиксированной цифрой и
ввели более рациональную систему распределения. Кроме того,
они установили число дней, в которые римляне имели право на
бесплатные зрелища в театрах, цирках и амфитеатрах. Но самое
право как таковое они не пытались отменить. И не потому, что
боялись римской черни, - ведь у них всегда бьmа под рукой
преторианская гвардия, чтобы подавить любой бунт. Просто им­
ператоры предпочитали делать так, чтобы народ всегда бьUI в
хорошем настроении. Взяв на свое обеспечение большое коли­
чество привилегированных получателей государственного посо­
бия - а их бьmо приблизительно двести тысяч голов, относив­
шихся главным образом к жителям тех районов города, где ис­
стари обитали римские граждане, - императоры знали, что при
каждом появлении перед толпой, будь то при праздновании три­
умфов, публичных жертвоприношениях или в цирке, где они
председательствовали на скачках и гладиаторских играх, их

всегда ждала восторженная встреча и народное ликование.

Время от времени требовалось подогревать ликование, чтобы


прием бьm особенно горячим; с этой целью устраивались вне­
очередные игры, дополнительные вьщачи зерна и денег, разда­

вали угощение и подарки для сотен тысяч людей. Таким образом


удавалось поддерживать хорошее 'настроение в народе и «орга-
«орга­

88
низовьmать» общественное мнение в столице. Если сложить эти
«организационные» затраты с теми средствами, которые требо­
вались на содержание городского хозяйства, то в целом это, не­
сомненно, должно бьmо обходиться в колоссальные суммы. Се­
нат, финансовые средства которого ограничивались, как мы уже
знаем, поступлениями от прямых налогов сенатских провинций,
бьm не в состоянии покрывать такие расходы, а императоры
готовы бьmи взять эти обязательства на себя при условии, что
сенат не будет вмешиваться в эти дела. Этот метод наряду с
управлением армией входил в состав arcana imperii, которыми
пользовались первые императоры. 3
Сосредоточив в своих руках все управление государственны­
ми финансами, императоры в то же время получили приятную
возможность усилить свой контроль над администрацией сенат­
ских провинций. В сенатских провинциях, т. е. в тех провин­
циях, где наместник назначался сенатом, императоры имели

своих прокураторов - лично им подчиненных служащих, ко­

торые управляли там императорским имуществом. Эти проку­


раторы с самого начала бьmи ушами и глазами императора. Они
держали его в курсе всех дел,· происходящих в провинции,

чтобы тот имел возможность при необходимости обратиться в


сенат с запросом по поводу плохого управления; сенат же

слишком зависел от общественного мнения, чтобы покрывать


своим авторитетом провинности своих наместников. По мере
увеличения числа личных императорских доменов увеличива­

лось и число императорских прокураторов в провинциях, тем

более что им бьmо поручено также и взимание косвенных на­


логов; в связи с этим усиливался и контроль императоров над
наместниками сенатских провинций. С другой стороны, по мере
того как в деле назначения новых сенаторов усиливалась роль
императора, который мог предлагать в сенат своих кандидатов
и время от времени производил ревизию его состава, исключая

тех или иных из сенаторского списка, его голос приобретал все


более весомое значение при назначении сенаторов на ответст­
венные посты провинциальной администрации. Уже в 1 в. по
Р.х. все наместники провинций фактически назначались импе­
ратором: наместников собственных провинций он непосредст­
венно назначал сам, а сенатских - формально через сенат. 4
Таким образом, управленческий аппарат все более бюрократи­
зировался. Одновременно с усиливающейся бюрократизацией
нарождался новый социальный класс - класс императорских
чиновников, который частично пополнялся из сословия всадни­
ков, но в основном формировался из рабов и вольноотпущен­
ников императора. Едва зарождавшийся при Августе, этот класс
быстро набирал силу и численность при его преемниках, осо­
бенно в период правления Клавдия.

89
Не менее важной задачей для императоров бьmа урбанизация
империи, т. е. урбанизация восточных и западных провинций.
О муниципальной организации империи написано множество
книг, но ни одна из них не посвящена вопросу урбанизации,
т. е. образованию новых городов из прежних племен, деревень,
храмовых земель и т. д. Настоятельно требуется создание пол­
ного хронологического списка городов различных провинций,
отражающего временнУю последовательность при
приобретения
обретения ими
городского статуса. Несомненно, тогда стало бы видно, что в
каждой провинции многие города приобрели этот статус лишь
после окончания гражданских войн. Большинство из них бьmи
созданы в период правления Августа, некоторые добавились
при его преемниках, особенно при Клавдии, который действо­
вал в этом направлении так же ревностно и настойчиво, как в
деле создания императорского чиновничества. Это хорошо
видно на примере его деятельности по созданию новых коло­

ний. Такие действия, как включение племени анаунов в состав


Мuпiсiрium Tridentum или дарование ius Latinuт племенам Ос­
todurensis и Ceutrones, населявших область Vallis Poenina, что
фактически означало их урбанизацию (городскими центрами
стали Forum Claudii Vallensium и Forum Claudii Ceutronum),
отражают общую направленность политики императора, стре­
мившегося урбанизировать различные части империи, в особен­
ности ее западные провинции. Об этом же говорит тот факт,
что после окончания локальной войны Клавдий даровал жите­
лям мавританского города Волюбилиса римское гражданство и
включил в состав города некоторое число представителей ту­
земных мавританских племен в качестве поселенцев без права
гражданства (incolae), т. е. урбанизировал эту часть населения.
Клавдий сделал это не только для того, чтобы вознаградить
Волюбилис за его преданность Риму, но и для того, чтобы в
странах, население которых еще наполовину жило племенным
строем, ПОЯ!IЛЯЛись новые опорные пункты Рима. Начавшаяся
при Августе урбанизация быстрыми темпами продолжал
продолжалась
ась при
Клавдии. Хорошим примером этого может служить Испания, о
которой еще пойдет речь ниже, когда мы обратимся к проблеме
отношений между городом и деревней в Римской империи.
для того чтобы понять процесс урбанизации, происходивший
при преемниках Августа, мы должны, во-первых, уяснить себе,
что он бьm совершенно естественным, - для провинциалов
бьmа привлекательна более высокая форма организации жизни,
существовавшая в городских условиях; и во-вторых - что эта

тенденция сознательно подцерживалась императорами, которые


бьmи очень заинтересованы в том, чтобы способствовать даль­
нейшему развитию этого процесса, и подчеркнуто оказывали
ему официальную поддержку ради укрепления основ своей

90
власти, зависящей от цивилизованного слоя империи - насе­
ления городов. Проще всего бьmо продолжать тот пyrь, кото­
рый бьm намечен Союзнической войной и которым шли потом
почти все революционные вожаки - Сулла, Помпей и прежде
всего Цезарь, т. е. предоставлять всем городским элементам им­
перии права римского гражданства. Однако нельзя забывать,
что ABI)'CT бьm обязан своей победой главным образом под­
держке со стороны римских граждан Италии, которые ревниво
оберегали свои привилеmи и господствующее положение в рим­
ском государстве. Этим объясняется осторожная умеренность
Августа и Тиберия в том, что касалось предоставления прав
гражданства жителям провинций; и в этом же заключается при­
чина энергичного сопротивления, из-за которого Клавдий, ско­
рее всего вопреки своему желанию, бьm вынужден до известной
степени оставаться в рамках традиций Августа и соблюдать
большую сдержанность в вопросе предоставления римского
гражданства. Tyr опять-таки сказалось влияние создателей рим­
ского принципата - римских граждан; они навязали свою волю
носителям созданной ими власти и добились того, чтобы по
возможности замедлить неотделимый от принципата процесс
политического нивелирования.
Поддерживая развитие городов, императорам не приходилось
соблюдать такие ограничения, так как эта политика не встре­
чала сопротивления со стороны высших сословий и остальных
римских граждан. Этим объясняется, почему ABI)'CT, Тиберий
и особенно 'Клавдий так увлекались основанием новых городов.
Поскольку им поневоле приходилось скупиться на предостав­
ление римского гражданства, они брали свое тем, что по край­
ней мере добивались увеличения городского населения, зная,
что, став горожанами и приобщившись к благам культуры, эти
люди cTaнyr лучшей опорой правления, открывшего им доступ
к важным и существенным преимуществам. Нужно помнить о
том, что кроме римских граждан Августа в свое время поддер­
жала основная масса городского населения, в особенности про­
винциальная буржуазия, и она готова бьmа оказать ту же услугу
его преемникам при условии, что те обеспечат им, кроме мира
и порядка, привилеmрованное положение по сравнению с сель­
ским населением ,провинций. Правда, на первых порах города,
не являвшиеся римскими или латинскими колониями, должны
бьmи в основном довольствоваться второстепенным статусом
«союзнических» или подданных Риму городов, но недалек уже
бьm тот день, коща при Флавиях в отношении старых и новых
городов империи бьmа принята более уравнительная политика. s
В результате этого развития структура Римской империи ста­
ла все больше и больше походить на структуру эллинистиче­
ских монархий. Но между ними все же оставался ряд сущест-
сущест­

91
венных различий. Власть римского императора, подобно власти
эллинистических монархов, опиралась на армию. Однако рим­
ский император не бьm чужеземцем, и опорой его власти бьmи
не чужеземные наемники. Он бьm римлянин, представитель гос­
подствующей имперской нации, первый гражданин среди граж­
данского общества. Его армия бьmа армией римских граждан и
служила не лично императору, а римскому государству и рим­

ским богам. Император и сам бьm богом, но его культ носил


менее личностный характер, чем культ эллинистических монар­
хов. Он почитался богом, пока управлял, и за то, что управлял
государством. Император олицетворял собою священное вели­
чие государства. После смерти он мог быть причислен к сонму
небесных богов, однако это происходило необязательно: все
зависело от того, как он показал себя в качестве правителя.
Правление семейства ABrycTa, Юлиев и Клавдиев кончилось
после самоубийства Нерона, вызванного военным мятежом,
после чего начались гражданские войны Года четырех импера­
торов. Причины кризиса, постигшего римское государство, оче­
видны. Власть Тиберия, Калиryлы, Клавдия и Нерона факти­
чески опиралась на римское войско. Под давлением обстоя­
тельств сложились такие условия, когда решающую роль в
провозглашении нового императора стала играть не вся армия
в целом, а одна лишь преторианская гвардия, которая находи­

лась в Риме и принимал а активное участие в политической


жизни. Как правило, провинциальные войска без возражений
соглашались с выбором преторианцев. Эта практика постепен­
но привела к тому, что сложилась своего рода диктатура пре­

торианской гвардии. Она поддерживала того, кто согласен бьm


за это платить. Когда слух об этом широко разнесся, во всей
империи и особенно среди провинциальных войск возникло не­
доброжелательное и завистливое отношение к преторианской
гвардии и ее ставленникам, вызывавшим у. всех недоверие и
неприязнь. В довершение всего этого последние императоры из
династии ABrycTa не заботились о поддержании связи с армией
и даже редко показьшались в воинских частях. Они стали им­
ператорами города Рима, но солдаты и гражданское население
Италии и провинций их почти не знали. далее, выжимая из
провинций деньги на свои личные траты и на огромные расхо­
ды, которые шли на задабривание столичного гарнизона и
черни, императоры, очевидно, перегнули палку и не присмат­

ривали за деятельностью своих уполномоченных и наместников


так усердно, как это делали ABryCT и Тиберий. И наконец,
скандальное поведение властителей в частной жизни, их чудо­
вищные поступки и бесстьщство не отвечали представлениям
римлян, а в особенности солдат провинциальных войск, о том,
каким надлежит бьпь первому гражданину и главе римского

92
государства. Нерон же - матереубийца и братоубийца, артист
и возница колесниц, император, никогда не посещавший свои
войска и про
проводивший
водивший жизнь В компании городской черни и
греков, - окончательно довершил разрушение ореола, некогда

окружавшего династию Августа.


Таким образом, революционное движение в армии в 69- 69­
70 гг. можно рассматривать как протест провинциальных войск
и всего населения империи против безнравственного правления
преемников Августа. Оно началось восстанием кельтов против
власти Нерона, но вскоре превратил ось в военный мятеж про­
тив императора, охвативший гарнизоны Испании и Германии.
Испанские войска провозгласили императором Гальбу. Вначале
он получил поддержку армии и бьm признан сенатом, но вскоре
бьm убит преторианцами, которые продали державный пурпур
Отону, близкому другу Нерона. Одновременно с этим легионы,
находившиеся в Германии, возвели на престол своего намест­
ника Вителлия. Тому удалось победить Отона и преторианцев,
однако он оказался совершенно неспособным управлять госу­
дарством и вскоре столкнулся с тем, что при нем бьm провоз­
глашен другой император, на этот раз - на Востоке. Восточ­
ные войска вручили императорскую власть Веспасиану; его
признали дунайские легионы, и нескольким офицерам, дейст­
вовавшим от его имени, удалось разбить армию Вителлия.
Я вполне отдаю себе отчет в том, что мое понимание граж­
данской войны 69 г. по р.х. не совпадает с общепринятым.
Исследователи, занимавшиеся Годом четырех императоров,
часто склоняются к мнению, что глубинной причиной эт.ой кро­
вавой революции бьmо некое сепаратистское движение, развер­
нувшееся в провинциях и провинциальных войсках и отражав­
шее настроения провинциалов. Я, при всем старании, не могу
обнаружить тут никаких следов сепаратистских стремлений,
которые якобы существовали среди римских солдат. Конечно,
восстание галлов имело своей целью осуществление каких-то
смутных национальных чаяний, однако предпринятые в ответ
первые действия римской армии бьmи направлены как раз на
то, чтобы, вопреки воле их предводителей, подавить этот ло­
кальный мятеж галлов. Кроме того, легионы, представлявшие
собой ядро римских вооруженных сил, состояли еще в значи­
тельной части из солдат италийского происхождения, - людей,
как правило, родившихся и выросших В Италии. Вряд ли можно
представить себе, что эти люди так легко могли забыть свое
прошлое и настолько отвыкли сознавать свое господство в про­

винции, чтобы им вздумалось навязать римскому государству


волю провинций.
На самом деле эти события означали, что войско выразило
свое недовольство тем, какие формы принял принципат в руках

93
последних императоров из дома Юлиев-Клавдиев. Армия про­
демонстрировала, что она является хозяином положения и что
она не считает себя обязанной хранить безусловную верность
дому Юлиев-Клавдиев. Военные пожелали, чтобы принцеп­
сом, первым человеком в империи и командующим римской
армии, стал лучший сенатор. В этом их желание полностью
совпадало с общественным мнением, царившим в среде римс­
ких граждан. Как и римские граждане, солдаты вовсе не по­
мышляли об отмене принципата и оказали энергичный и реши­
тельный отпор всем территориальным посягательствам, направ­
ленным против империи, с которыми выступили кельты Галлии,
поддержанные затем некоторыми вспомогательными полками,

особенно германцами, входившими в рейнскую армию. Само по


себе это движение бьmо здоровой реакцией на перерождение
принципата в нероновскую «тиранию», на творимые им бесчин­
ства в частной жизни, которая все больше напоминала жизнь
восточного деспота, на его пренебрежение своими военными и
гражданскими обязанностями и его откровенные симпатии ко
всему неримскому, - что касается последнего, то Нерон, сам
того не зная, шел по стопам своего предшественника Калиryлы.
Борьба против Нерона постепенно переросла в настоящую
гражданскую войну; это случилось по вине честолюбивых пред­
водителей и ревнивого соперничества между различными час­
тями римской армии. 6
Однако эта гражданская война быстро закончилась, причем,
вероятно, это произошло под давлением общественного мнения,
особенно заметно дававшего о себе знать в Италии, на чьей
территории происходили сражения противоборствующих ар­
мий, ведь для больщинства солдат она бьmа родиной. Нельзя
забывать о том, что в это время римская армия преимущест­
венно еще состояла из римских граждан, которые бьши воспи­
таны на тех же принципах, что и большинство их соотечест­
венников и сограждан, эти люди еще говорили на такой же
хорошей латыни, какая звучала в Италии, и в Италии они встре­
тили многих ветеранов - живых хранителей армейских тради­
ций времен ABrycTa. Какое возмущение вызывала среди них и
среди всего италийского населения начавшаяся гражданская
война, можно про иллюстрировать хотя бы двумя следующими
примерами. Они взяты из блестящего описания гражданской
войны, созданного величайшим психологом из числа историков.
В своей «Истории» Тацит говорит: «У некоеro Юлия Мансуэта
из Испании, вступившего в легион, который носил название
"Рапакс", остался дома малолетний сын. Мальчик вырос и при
Гальбе поступил в седьмой легион. Он встретился с отцом на
поле боя и уложил того в схватке. Korдa он принялся грабить
умирающего, отец и сын узнали друг друга. Сьш бросился 06­
06-
94
нимать окровавленное тело и, захлебываясь от рьщаний, молил,
чтобы отцовские маны простили его и не преследовали за от­
цеубийство. ,,не я один, - вскричал он, - а все вместе ви­
новны в твоей смерти: один СОJЩат - только капля в океане
гражданской войны". С этими словами он поднял тело, выкопал
моmлу и исполнил последний сыновний долг. Сначала это уви­
дели те, кто был рядом, потом узнали другие, и наконец все
войско удивилось и ужаснулось, услышав о случившемся; со
всех сторон раздавались голоса, про:клинавшие жестокую
войну. И однако же, - прибавляет Тацит, - они продолжали
с тем же усердием убивать и грабить родственников, членов
своих семей и братьев»" Тацит бьш прав, говоря, что СОJЩаты,
несмотря на свое возмущение, не перестали воевать, но несо­
мненно, что это чувство в них крепло, а отношение, которое

выражали в Италии их сограждане к ним самим и их действиям,


напоминало СОJЩатам, что они тоже несут ответственность за

эту войну и что продолжать ее - занятие бессмысленное и


негодное. Второй пример тоже взят из Тацита. После серьез­
ного сраження и недолгой осады сторонники Веспасиана заняли
город Кремону. Последовали жуткие сцены - массовый гра­
беж, убийства и изнасилования. Вся Италия возмущалась. «Ан­
тоний, - говорит Тацит, - устьщившись этих злодеяний и
догадьmаясь о всеобщем осуждении, отдал приказ, чтобы ни с
кем из жителей Кремоны не обращались как с пленниками; эта
добыча и без того оказалась для СОJЩат бесполезной, потому
что вся Италия единодушно отказывалась покупать таких рабов.
Тогда соJщатыI принялись приканчивать своих пленников; когда
об этом стало известно, семьи и родственники начали тайно их
выкупать» .••
Гражданская война 69-70 гг. была по своей сущности по­
литическим движением. Это не вызывает сомнения; однако тут
играли роль также и другие мотивы, таившие в себе большую
опасность для будущего империи. Ожесточенность и беспощад­
ность этой борьбы, трагедия отданной на разграбление Кремо­
ны,' совершаемые без разбору убийства богатых людей, которы­
ми занимались соJщатыI победившего и побежденного войска в
Италии и Риме,1 - все это свидетельствовало о том, что даже
среди легионеров', не говоря уже о вспомогательных войсках,
накопилась растущая ненависть к господствующим классам и
их пособникам - преторианцам, как бы олицетворяющим го­
родское население и, в частности, буржуазию Италии. Не будем
забьmать, что после окончания гражданской войны Веспасиан
стал постепенно сокращать число легионеров, набираемых в

• Тае. Нist, Ш, 25
25..

•• Ibid. т, 34.

95
армию из Италии, не исключая и ее северных областей. Набор
легионеров в Италии не прекращался никогда, даже во времена
Адриана. Но тем не менее римские легионеры Флавиев и Тра­
яна уже не бьmи представителями римского гражданского об­
щества. По большей части солдаты бьmи теперь римскими
гражданами из романизированных провинциЙ. 8 Не за то ли Ита­
лия получила эту привилегию, что не догадалась вовремя под­

держать Веспасиана в его борьбе за власть? Бьmо ли это при­


знанием того факта, что Италия не в состоянии поставлять
достаточное число солдат для легионов? Я предпочитаю думать,
что причину следует искать в чем-то другом.

Как мы уже видели, набор в римские легионы про


производился
изводился
не принудительно, а большей частью на добровольной основе.
Уже предшественники Веспасиана предпочитали набирать сол­
дат не из Средней и Южной, а из Северной Италии. Веспасиан
же, в противоположность существовавшей ранее практике, во­
обще сократил число италийских добровольцев в легионах, по­
полняя ими главным образом когорты преторианской гвардии.
Эту меру никак нельзя считать привилегией для Италии. Чем
же она тогда объясняется? Я склоняюсь к тому, что, ясно пред­
ставляя себе историю и причины гражданской войны, Веспаси­
ан считал, что у него есть основания опасаться италийских
добровольцев из-за их политических настроений. Он не хотел
иметь в легионах слишком большое число италийцев, потому
что эти солдаты в основном принадлежали к тем непокорным,

недовольным и легко возбудимым элементам населения, кото­


рые бьmи выходцами из сельского и городского пролетариата
Италии. Можно бьmо опасаться, что войско, состоящее, как в
последний период республики, из италийских пролетариев,
может послужить причиной новой гражданской войны. Вероят­
но, более положительные элементы Италии сумели получить в
армии более высокие должности, на которые они могли пре­
тендовать после службы в преторианских когортах, так что в
легионах оставались служить только представители беднейших
слоев. Сократив число италийских добровольцев, Веспасиан ос­
тавил без изменений состав офицерского корпуса и преториан­
ских когорт, в то время как солдат для легионов стали преиму­

щественно набирать в провинциях. В дальнейшем мы сможем


убедиться, что такой подход Веспасиана в этом вопросе пол­
ностью соответствовал всей его политике в отношении запад­
ных провинциЙ. Солдаты, набранные в романизированных про­
винциальных городах, вероятно, представляли не пролетарские,

а более высокие слои населения.


В связи с этим встает вопрос, чем объясняется относительно
большая численность пролетариата в Италии. для того чтобы
ответить на него, нужно выяснить, как повлиял характер эко­
эко-

96
номического развития, происходившего в период правления
Юлиев-Клавдиев, на условия жизни в Италии.
Произвести сопоставление экономического положения в пе­
риод правления Августа и династии Юлиев-Клавдиев - зада­
ча нелегкая; еще труднее разграничить эти два периода. Однако
отделить один от другого очень важно, так как без такого раз­
граничения мы не сможем понять, как развивалась экономика

Римской империи. Не следует забывать, что от смерти Августа


до начала правления Веспасиана прошло полвека, - срок
большой, особенно для столь богатой всяческими событиями и
новыми явлениями эпохи, как эпоха 1 в. по Р.Х. Трудности,
связанные с исследованием экономического положения в пери­

од правления Юлиев-Клавдиев, вызваны характером имею­


щихся в нашем распоряжении источников и скудостью содер­

жащегося в них материала. Историков не интересовала эконо­


мическая жизнь империи. Второй источник наших знаний -­
труды ученых и сочинения моралистов - дает нам более цен­
ный материал: в последних экономические условия 1 в. исполь­
зовали в качестве яркой иллюстрации нравственного упадка,
охватившего их современников, в то время как первые либо
непосредственно посвящены рассмотрению различных сторон
экономической жизни, либо касаются их попутно в связи с
другими научными вопросами. Так, если у Тацита, Светония и
Диона Кассия можно найти лишь очень немного сведений об
экономических условиях, существовавших в империи в 14- 14­
70 гг. 110 Р.Х., то У таких авторов, как Сенека Старший и Се­
нека Младший, Персий, Лукан и в особенности Петроний, с
одной стороны, и у Плиния Старшего, Колумеллы и др. - с
другой, можно найти много ценного материала. Однако, за ис­
ключением Петрония и Колумеллы,9 никого из этих авторов
еще не пытались изучать в таком аспекте, так что этот материал

никем не изучен и не исследован. При изучении экономической


истории этого периода очень полезно привлечь также надписи

и материалы археологических находок, в особенности помпей­


скиХ. Провести такое обширное исследование в рамках данной
книги не предстаRЛЯется возможным, поэтому мне придется ог­

раничиться изложением того впечатления, которое составилось


у меня после MHoroKpaTHoгo чтения упомянутых источников.
На первый взгляд может показаться, что между экономичес­
кими условиями периода Августа и теми, что сложились при
Юлиях-Клавдиях, нет никакой разницы. Описывая этот вто­
рой период, мы невольно испытываем искушение использовать
произведения Вергилия, Горация, Тибулла, Проперция в одном
ряду с сочинениями Персия, Петрония, Сенеки, Плиния и Ко­
лумеллы, присовокупив к ним книги латинских и греческих

авторов эпохи Флавиев. Действительно, основные черты оста-


оста­

4 м. и. Ростовцев, т. ] 97
ются здесь прежними; возникают кое-какие новые факторы, в
остальном же различия сказываются только в степени их выра­
женности. Позиция императоров в отношении экономической
жизни, их политика - а вернее, отсутствие какой бы то ни
бьmо политики - в области экономики сохраняется неизменно
той же, какой она бьmа во времена Августа. Преобладающим
бьm принцип laissez faire. Когда происходил
происходилии тяжкие катаст­
рофы, такие как, например, большое землетрясение в Малой
Азии, случившееся при Тиберии, государство сознавало свою
обязанность прийти на помощь пострадавшим. Были приняты
кое-какие меры, оказавшие, вероятно, некоторое влияние на
экономику в целом, в частности бьmи произведены некоторые
улучшения в системе сбора налогов, введены новые налоги, что­
то делалось для улучшения средств сообщения. Однако эти
меры принимали, имея в виду чисто фискальные цели; задача,
которая при этом ставилась, бьmа направлена исключительно
на улучшение государственных финансов, а не на улучшение
или восстаНОВJLение хозяйства. Экономическое развитие шло
само по себе, не испытывая почти никаких помех от вмеша­
тельства со стороны государства. В основных чертах оно со­
храняло тот же характер, что и во времена Августа, но в усло­
виях свободного действия естественных сил эти черты получили
более отчетливое выражение.
Важнейшим из этих явлений бьmо постепенное оживление
экономической жизни в провинциях. Особенно заметно это
оживлениепроявилось на Востоке. Достаточно беглого взгляда
на руины городов и общего обзора надписей, найденных в Ма­
лой Азии и Сирии, чтобы увидеть, с какой быстротой проис­
ходил экономический рост на Востоке при Августе, а еще быст­
рее - при его преемниках. 1О В западных провинциях, особенно
в Галлии, Испании и Африке, также возобновилась деятельная
экономическая жизнь, которая испытывала затруднения сначала
в условиях завоевательных войн, а затем войн гражданских.
Признаком этого оживления бьmо быстрое развитие городов,
которое получало поддержку со стороны императоров, однако
базировалось главным образом на естественном развитии этих
стран. По крайней мере в Испании и Африке эта урбанизация
бьmа всего лишь -продолжением процесса, начавшегося задолго
до римского владычества. Испания всегда бьmа страной горо­
дов, точно так же как Греция и Италия. В Африке урбанизация
уже совершилась, причем в значительной степени благодаря
карфагенянам и туземному населению, жившему под властью
Карфагена и царей Нумидии и Мавритании. н
В экономическом отношении урбанизация означала возник­
новение городской буржуазии, класса землевладельцев, торгов­
цев и промышленников, жившего в городах и развившего энер-
энер­

98
гичную деятельность на основе капиталистических принципов.
Поэтому урбанизация означала для Африки возобновление, а
для значительной части Испании и Галлии - зарождение ка­
питалистической формы производства, подобной той, которая
существовала в Италии и на Востоке. В сельском хозяйстве это
развитие привело к переходу от крестьянского к крупному зем­

левладению, при котором в OrpOMHbIX имениях велось методи­

ческое хозяйствование на капиталистической основе; далее с


этим была связана замена зернового земледелия другими~ более
доходными культурами, в особенности виноrpадарством и раз­
ведением оливы. для многих местностей Испании и Африки и
для rpеческих городов Галлии в этом не было ничего нового,
однако их естественное развитие в данном направлении бьmо
прервано стараниями arpapHbIx магнатов II в. до Р.Х., пресле­
довавших свои корыстные интересы. При ABrycTe и его преем­
никах виноrpадарство и производство оливко~го масла стали
развиваться очень быстрыми темпами: первое - особенно в
Галлии, второе - сначала в Испании, а затем и в Африке.
Ускорению этих проrpессивных изменений способствовала
эмиrpация из Италии в западные провинции, о которой шла
речь в первой главе. 12
Другим явлением того же порядка бьmо постепенное продви­
жение промышленности в римские провинции. С давних времен
Галлия отличалась необычайными успехами в области промыш­
ленного производства. В период римского владычества это раз­
витие получило широкий размах, и уже скоро галльская про­
мышленность составила серьезную конкуренцию италийской,
причем именно в производстве тех изделий, которые прежде
бьmи исключительно прерогативой Италии, а именно в области
рельефной керамики и металлических изделий. Прекрасная
система водных путей сообщения, имевшаяся на территории
Франции, а также древние связи с Британией и Германией спо­
собствовали ускоренному развитию галльской промышленности
и сделали ее доходной отраслью. Недавние находки в Грофе­
сенке на юге Франции служат красноречивым свидетельством
этого факта. Товары италийского производства начали исчезать
с кельтских и германских рынков. 13
В развитии торговли также стали появляется новые неожи­
данные черты, в особенности на Востоке. Мы уже видели, что
во времена ABrycTa в области торговых связей Римской импе­
рии определенную роль стала иrpать торговля с Аравией и Ин­
дией, которая главным образом оrpаничивалась товарами, отно­
сящимися к предметам роскоши, и что экспедиция Элия Галла
отчасти была предпринята из-за необходимости обеспечить без­
опасность этой торговли. В период Юлиев-Клавдиев эти тор­
говые связи постоянно расширялись.

99
r:::
\ oсновнои
~ ~
поток индииских И центрально-азиатских товаров
направлялся в Александрию частью прямым путем, а частью
через Аравию и Египет. Важнейшим центром арабской торгов­
ли в Северной Аравии бьmа Петра. Из Петры в раннеэллинис­
тический период индийские и арабские товары направлялись
через Левке-Коме, Аилу или Газу в Египет. Когда Палестина и
Финикия вошли В состав царства Селевкидов, Селевкиды ста­
рались направить арабскую торговлю в палестинские, финикий­
ские и сирийские порты, чтобы оттеснить своих египетских
сопернико!?!С этой целью они оказывали покровительство ран­
неэллинистическим трансиорданским военным колониям, осо­
бенно Филадельфии в зеWIе аммонитян (Раббат-Аммон), Анти­
охии в зеWIе герасцев (или Герасе), Беренике, Гадаре и Дионе,
и пытались превратить их в настоящие города на караванных

путях, которые служили бы защитой купеческих караванов,


следующих к Дамаску и финикийским портам. Однако их уси­
лия так и не привели к полному успеху. Петра, в общем, хра­
нила верность Птолемеям. Существовавшие условия изменились
с началом римской эпохи. Под протекторатом Помпея для гре­
ческих городов на восточном берегу Иордана, подвергшихся
разрушению из-за фанатизма Александра Яная (102-76 гг. до
р.х.), настала пора нового подъема, однако их новый расцвет
наступил лишь в самом конце 1 в. Мир И безопасность, которые
принесла с собой империя, позволили им отвлечь значительную
часть торговли между Петрой и Египтом в финикийские и си­
рийские порты, однако Александрии это не нанесло заметного
~ба.14 .
_J С древних времен существовал еще один торговый путь в
Индию и Центральную Азию, он проходил по долинам рек Ев­
фрата и Тигра. В период позднего эллинизма вражда между
парфянами и Селевкидами, а впоследствии между парфянами и
римлянами, а также царившая на Евфрате анархия привели к
тому, что торговые караваны, начинавшие свой путь от Пер­
сидского залива и из Персии, вынуждены бьmи отказаться от
использования старого торгового пути и стали следовать через

пустыню на Петру. В 1 в. по р.х., после того как между рим­


лянами и парфянами установился некий тodus vivendi, положе­
ние изменилось. Путь вдоль Евфрата снова открьmся для пере­
движения. Небольшая деревенька Пальмира, населенная жите­
лями арамейского племени, первая осознала огромные пре­
имущества своего географического положения на полпути меж­
ду Евфратом и Дамаском возле одного из немногих имеющихся
в пустыне источников. Действуя, вероятно, с согласия и при
поддержке римлян и парфян, Пальмира сумела объединить ок­
рестные племена, обитавшие в пустыне, и создать такие усло­
вия, которые обеспечивали безопасность караванов, следующих

100
из Селевкии-Ктесифона, что выгодно отличало этот торговый
пyrь от другого, проходившего несколько севернее в районе
верхнего течения Евфрата. В то время, к которому относятся
источники Страбона, Пальмира как город практически еще не
существовала. Во времена ABrycTa и Тиберия там был построен
один из красивейших храмов Сирии, и под двусторонней защи­
той римлян и парфян Пальмира превратил ась в большой, бога­
тый центр караванных пyrей с прекрасными улицами, общест­
венными зданиями и площадями. 15
Однако объем восточной торговли бьm так велик, что от­
крытие пyrи из Петры через Трансиорданию в Дамаск и возоб­
новление старинного караванного пyrи через Пальмиру не при­
вело к разорению Александрии. Морское сообщение между
Египтом и Аравией, а через Аравию с Индией по-прежнему
сохраняло важное значение. Быстрое расширение этой замор­
ской торговли хорошо иллюстрируют интересное руководство
одного александрийского купца - Periplus Maris Erythraei, со­
ставленное во времена Домициана, и тот материал, который мы
находим у Плиния Старшего. 16 С другой стороны, найденные
археологами в Индии большие клады римских монет служат
подтверждением истинности того, что сообщают нам литера­
турные источники. 17 Очевидно, торговля бьmа сосредоточена в
арабских портах вплоть до времени Клавдия и Нерона. Араб­
ские купцы служили посредниками между египетскими и ин­

дийскими торговцами. Значительную долю в этой торговле, как


уже отмечалось, составляли предметы роскоши, за которые

римляне расплачивались золотом и серебром. Такой вид това­


рообмена бьm неизбежен, так как он происходил через посред­
нико!1L
ОТКрытие муссонов Гиппархом Александрийским, состояв­
шееся в конце периода Птолемеев или в начале римского вла­
дычества, а также естественное стремление развивающейся тор­
говли расширить свой ассортимент пyrем добавления предметов
роскоши и других товаров, а также желание преодолеть одно­

сторонний характер товарообмена привели к установлению не­


посредственного морского сообщения между Египтом и Ин­
дией. Главным центром торговли стала Александрия. Арабские
порты yrратили свое бьmое значение; некоторые из них -­
Адана и, возможно, Сокотра - бьmи заняты римскими войс­
ками и стали служить промежyrочными портами, в которых
останавливались корабли и где моряки находили убежище в
случае опасности. Подобно крымским военным фортам и гава­
ням, в их задачу также входила защита моряков от пиратов.

Заслуга в достижении такого прогресса принадлежит египет­


ским купцам времен Римской империи, которые сумели обес­
печить себе деятельную поддержку римского правительства при

101
ABrycTe, а затем при Клавдии и Нероне. Новая морская трасса
уже вовсю действовала к моменту составления руководства Ре­
riplus, т. е. во времена Домициана. Торговля с Индией посте­
пенно превратил ась в реryлярный обмен различными товарами
между Индией и Египтом с одной стороны, и Индией и Ара­
вией - с другой. Одним из важнейших товаров, которые вво­
зили из Индии, был хлопок и, вероятно, шелк. По данным зна­
чительно более поздней по времени написания Expositio totius
mundi et gentium (S. 22 ff.), то и другое перерабатывалось в
мастерских Александрии. Переработка шелка бьmа, по-видимо­
му, преимущественно сконцентрирована в финикийских горо­
дах, а Александрия в обмен на эти товары поставляла стекло,
металлические изделия и, вероятно, льняные ткани.!!
Значительных успехов добился Рим в деле торговли с север­
ными странами. ИЗ разрозненных сообщений литературных ис­
точников и по археолоrnческим находкам на территории Вос­
точной Германии, Скандинавии (Швеции и Норвеrnи) и России
мы знаем, что во времена Клавдия и Нерона римские купцы
начали вести широкую торговлю с северо-востоком Германии,
Норвегией и Швецией. Древнейший маршрут, которым пользо­
вались римские купцы, чтобы попасть в Данию, скандинавские
страны и северо-восточную часть Германии, пролегал по морю
и, начинаясь в портах Северной Галлии, вел на Восток. В то
же время римские товары начали проникать из устья Дуная и
из греческих городов Северного Причерноморья в Прибалтику
и скандинавские страны по Днепру. Приднепровье в этот пери­
од постепенно захватывали германцы. Самый же надежный путь
пролегал из Аквилеи через Карнунт и королевство Маробода в
Восточную Германию и оттуда в Скандинавию. Главными пред­
метами торговли бьmи бронзовые изделия и стекло; и то и
другое, несомненно, бьmо произведено в Кампании.!8.
Италия не сразу ощутила на себе последствия постепенной
экономической эмансипации римских провинций. Крупные
землевладельцы по-прежнему продолжали производить вино и
оливковое масло в своих хозяйствах, организованных на кап"­
талистических началах. По-прежнему кипела жизнь в мастер­
ских Кампании и Северной Италии.!9 Однако появились при­
знаки некотороЙобеспокоенности. Колумелла и Плиний по­
прежнему давали рекомендации всемерно развивать виноградар­

ство; однако оба уже считали нужным убеждать италийских


землевладельцев в необходимости более энерrnчно заниматься
своим хозяйством, так как последние не выказывали большой
охоты тратить деньrn на поддержание уже имеющихся вино­
градников или на закладку новых. Плиний рассказывает пора­
зительные истории о баснословных успехах италийских вино­
градареЙ. 2 () Но крупных землевладельцев эти советы уже не

102
вдохновляли. Они больше склонялись к тому, чтобы сдавать
свою землю арендаторам (coloni), и таким образом возвращали
земледелие к крестьянскому способу хозяйствования и произ­
водству зерна. 21/Чем объясняются эти тенденции? Обыкновенно
говорят, что, дескать, владельцы земли не желали сами наблю­
дать за ведением хозяйства. Их обвиняют в лени и небрежении.
Но мне не верится, чтобы в этом бьmа главная причина; точно
так же, как и то, будто бы недостаток в рабочей силе стал
главной причиной упадка методического сельского хозяйства.
Рабский труд использовали тогда еще очень широко. Большое
количество рабов обслуживало домашнее хозяйство, трудил ось
в промышленных мастерских, в торговле, в банковском деле и
в императорской администрации. Сельское хозяйство также не
могло пожаловаться на недостаток рабов. Если ввоз рабов из
привычных мест и стал более затруднительным, то на этот слу­
чай бьm найден выход, заключавшийся в том, что рабовладель­
цы создавали такие условия, при которых рабам бьmо выгодно
вступать в брак и обзаводиться детьми. 2~.
Истинная причина, которую хорошо видели крупные земле­
владельцы, хотя на нее не обратили внимания ни Плиний, ни
Колумелла, заключал ась в неуклонном ухудшении возможнос­
тей сбыта, вызванном экономическим развитием западных про­
винций. Самыми пострадавшими оказались Средняя Италия и
Кампания. для Северной Италии, для которой еще оставался
открытым при
приобретавший
обретавший все большее значение рынок дунай­
ских земель, эти перемены бьmи не так чувствительны, как для
центральных и южных областей полуострова. Производство
вина стало время от времени превышать возможности спро­

са, - явление, хорошо знакомое современной Италии и Фран­


ции. Такое положение еще нельзя бьmо назвать катастрофичес­
ким, но оно уже внушало тревогу. В шестой главе мы увидим,
как эти обстоятельства привели к серьезному кризису при До­
мициане. 2З
Одновременно с этими изменениями происходил процесс все
большей концентрации земельных угодий в руках крупных аг­
рариев. Процесс концентрации происходил как в Италии, так
и в провинциях, В особенности в Африке. Вероятно, в извест­
ном утверждении Плиния о том, что во времена Нерона по­
ловина территории Африки находилась в руках шести крупных
землевладельцев, ~ .есть некоторая доля преувеличения, однако
бесспорно то, что крупное землевладение определяло облик аг­
рарных отношений, сложившихся в этой провинции. для Егип­
та тоже характерно появление больших имений. Громадные
oucria,t образовались в Египте при Августе, еще больше их

* Риn. п. Ь. 18, 35.


103
стало при Клавдии и Нероне. В большинстве случаев эти ог­
ромные владения бьmи подарками, которыми императоры на­
граждали своих фаворитов и фавориток. Все же не следует
переоценивать значительность этого явления и не распростра­

нять выводы, сделанные на основании условий, сложившихся в


Африке и постепенно складывавшихся в Египте, на все осталь­
ное, объявляя их всеобщей закономерностью. Африка с древ­
нейших времен бьmа обетованной страной крупного землевла­
дения со своим особым типом плантаций, которые в 1 в. до р.х.
эксплуатировались римскими магнатами. В Египте, как уже го­
ворилось, большие имения бьmи созданы императорами, кото­
рые дарили или продавали членам своей семьи и своим фаво­
ритам громадные земельные угодья. Что касается Галлии и Ис­
пании, то там очень мало слышно о подобном явлении, а в
самой Италии этот процесс, по-видимому, протекал очень мед­
ленно; однако и в Италии большие поместья все больше укруп­
нялись и постепенно поглощали средние по величине имения

и крестьянские усадьбы. Сенека очень ясно высказывается по


этому поводу, а уж он-то конечно знал то, о чем говорил, так

как и сам бьm одним из богатейших, если не самым богатым,


в Италии во времена Клавдия и Нерона, а также крупным зем­
левладельцем. Объяснение опять-таки кроется в тех аграрных
условиях, которые мы только что описали. Средние имения
постепенно разорялись из-за отсутствия рынков сбыта, и вла­
дельцы охотно продавали их крупным капиталистам. Те, разу­
меется, старались по возможности упростить управление свои­

ми владениями, и так как они могли довольствоваться. неболь­


шим, но верным доходом, то предпочитали сдавать землю

арендаторам и сеять на ней главным образом хлеб. 24


Так случилось, что Италия снова постепенно превратилась
в страну, про
производящую
изводящую зерно. Этот вывод противоречит об­
щепринятому взгляду. Спрашивается, как могло быть, чтобы
Италия сочла производство зерна более выгодным, чем вино­
градарство? Казалось бы, на рынке всегда бьmо достаточно де­
шевого зерна из провинций, и могла ли Италия конкурировать
с этим предложением? Мне представляется очень сомнитель­
ным, чтобы после реформ Августа и Тиберия осталось много
ПРОВИНЦИЙ, которые продолжали выплачивать свои налоги зер­
ном. 25 Поставщиками хлеба для Италии, и в особенности для
Рима, служили египетские и африканские владения императо­
ров. Зерно составляло один из главных источников император­
ских доходов, и императоры считали это важнейшим средством,
служившим опорой их власти, поскольку благодаря ему обес­
печивалось продовольственное снабжение армии и римской
черни. Остаток императоры пускали на продажу, подобно всем
остальным крупным землевладельцам. Цены зависели от поло-
поло­

104
жения на рынке, а оно для торговцев зерном складывал
складывалось
ось бла­
гоприятно. В Римской империи не существовало перепроизвод­
ства хлеба. Одним из важнейших административных органов во
всех городах, и в первую очередь на Востоке, бьmо ведомство,
отвечавшее за снабжение населения хлебом (suэ.llv{а). И тем
не менее голодные годы бьmи вполне обычным явлением в го­
родах Римской империи. 26 Императоры знали это; поэтому они
поддерживали возделывание зерновых культур и ограничивали
свободную торговлю зерном, в особенности в Египте. В таких
условиях производство зерна, конечно, бьmо в Италии выгод­
ным делом, может быть, даже более выгодным и уж во всяком
случае более надежным, чем занятие виноградарством.
Одновременно с ростом крупного землевладения в Италии и
провинциях очень быстро шел процесс, в результате которого
очень многие крупные хозяйства сосредоточились в руках им­
ператора. Свирепый поединок между императорами и сенатом
закончился при Нероне почти полным уничтожением самых
богатых и древних сенаторских фамилий. Лишь немногим, при­
чем как раз наименее влиятельным, удалось выжить. Кроме
того, нежелание аристократии заключать браки и заботиться о
продолжении рода привело к вымиранию многих семей. В ре­
зультате этих двух факторов в руках императоров скопились
огромные владения, полученные по праву наследования или

путем конфискаций. Несмотря на то что, согласно закону, кон­


фискованное имущество преступников, повинных в оскорбле­
нии его величества, должно бьmо поступать в собственность
государства, на практике оно переходило императорам; ·так по­
велось со времен гражданских войн. Богатые люди, особенно
холостяки, в большинстве случаев отписывали часть своего со­
стояния императору; это давало им гарантию, что остальное
достанется их родственникам или тем, кого они сами назначат

своими наследниками. Все эти обстоятельства слишком хорошо


известны, чтобы вдаваться здесь в их подробные описания.
Предметом конфискации и наследования чаще всего бьmа не­
движимость. Наличие дома или земельного владения невозмож­
но бьmо утаить, в то время как деньгами бьmо сравнительно
легко распорядиться по своему желанию. Так императоры стали
крупнейшими землевладельцами в империи. Это явление важно
не только в политическом аспекте; в экономической истории
оно также сыграло важную роль. Хотя крупные земельные вла­
дения по-прежнему оставались важнейшим фактором экономи­
ческой жизни империи, изменился состав класса землевладель­
цев. Прежние магнаты сошли со сцены, их место заняли импе­
ратор и отчасти его фавориты, но последние затем также сошли
со сцены. Наряду с ними в круг землевладельцев вошли новые
богачи, принадлежавшие к муниципальной аристократии. Во

105
главе этого класса стоял император. Управление многочислен­
ными земельными владениями представляло собой серьезную
проблему для императоров. Какие же методы они использовали,
для того чтобы обеспечить надежный доход от этих гигантских
земельных богатств? Какой путь они выбрали для решения про­
блемы рабочих рук в сельском хозяйстве? Обо всех этих во­
просах речь пойдет ниже. Эпоха правления Юлиев-Клавдиев
была периодом не организации, а конфискаций и концентра­
ЦИИ.27
Я уже не раз говорил о возросшем благосостоянии провин­
ций, в особенности восточных, которое наблюдается в период
правления Юлиев-Клавдиев. Однако некоторые признаки ука­
зывают на то, что развитие в этом направлении не бьulO плав­
ным непрерывным подъемом, равномерно продолжавшимся в
течение всего указанного периода. В этом вопросе мы не рас­
полагаем большой информацией, но если мы сопоставим те
славословия, которыми Филон прославлял благодетельность
римского господства времен Тиберия для Египта, с его же опи­
санием времен Калигулы и Клавдия, * то увидим противопостав­
ление, которое говорит о том, что господство преемников Ти­
берия не прибавило стране благополучия. Это впечатление еще
усиливается при знакомстве с многочисленными новыми доку­

ментами, найденными в Фаюме, из которых явствует, что при


Нероне многие цветущие деревни были покинуты их обитате­
лями; вероятно, это было вызвано непомерными налогами и
тем, что бьmа забрщuена забота о системе орошения. Послед­
нее, возможно, объясняется увеличением числа крупных. земель­
ных владений в Еrnпте и предпочтением, которое оказывалось
со стороны администрации римским богатеям за счет крестьян
и мелких землевладельцев. Знаменитый эдикт Т. Юлия Алек­
сандра** показывает, что он застал страну в плохом состоянии
и что ей срочно требовались реформы. Однако возможно, что
упадок Египта в конце 1 в. представляет собой исключение из
общего правила и объясняется безжалостной эксплуатацией, ко­
торой подвергалась эта страна, представлявшая собой земель­
ные владения императоров и служившая житницей Италии.
И все же я склонен предположить, что разорению Египта в
значительной мере способствовала расточительность Нерона в
последние годы его правления. 27 •
Нетрудно понять, что такие условия должны бьmи привести
к большим изменениям социального облика империи. Исчезла
со сцены старинная римская аристократия. На ее место всту-
всту­

* Philo. Leg. ad G. 8 ff., ер.: 47 ff., 141 ff. (Тиберий), ер.: in Flaccum 5
(поведение солдат), 150 (конфискация имущества) и 93 (поиски оружия).
** Dittenberger. Or. Gr. 669.

\06
пили новые люди: отчасти - представители муниципальной
знати Италии, отчасти - провинциалы из более или менее ро­
манизированных областей империи; их перечень завершают
авантюристы и фавориты императоров. Статистика, при всей
ее неполноте, свидетельствует о том, что развитие постепенно
шло в этом направлении. Невероятно увеличилась численность
сословия всадников. Большинство всадников жило за предела­
ми Рима в Италии или в провинциях; частью это были зажи­
точные землевладельцы, частью - офицеры и императорские
чиновники. 28
С ростом благосостояния Италии, с возрождением восточ­
ных провинций И урбанизацией, охватившей западные и отчас­
ти восточные провинции, по всему римскому миру возникла

многочисленная сильная буржуазия. Именно она стала играть


ведущую роль в жизни римского государства. Старшее поколе­
ние заняло места в городских сенатах, чиновничьих и жрече­

ских коллегиях, младшее служило в армии и в преторианской


гвардии в качестве офицеров, унтер-офицеров и солдат. для
этого они бьmи хорошо подготовлены благодаря основательной
тренировке, пройденной в специальных городских клубах (col-
(col­
legia iuvenum), которые никогда еще не бьmи так хорошо по­
ставлены и организованы, как в период господства Юлиев­
Клавдиев. Наряду с войском именно буржуазия представляла
собой ту основу, на которую опиралась власть императоров. 29
Одновременно с появлением буржуазии, вышедшей из рядов
свободных сословий, в Риме, Италии и провинциях образовался
новый энергичный и деловой класс населения, состоявший из
вольноотпущенников. Последние играли очень заметную роль в
жизни империи. В составе администрации они наряду с рабами
императора занимали важные должности помощников и служа­

щих императора. В устройстве своего быта императоры еще вос­


принимали себя как римских магнатов и организовывали свое
«домашнее хозяйство» (domus) на тех же началах, что и другие
представители римской знати, т. е. при помощи своих личных
рабов и вольноотпущенников. Но, несмотря на то что «домаш­
нее хозяйство» императоров в отличие от того, что мы видим у
эллинистических монархов, не совпадало с пqнятием государст­
ва, оно тем не менее бьmо не менее важным, а может быть, даже
более важным, чем государственный механизм, и таким образом
рабы и вольноотпущенники императоров - Caesaris servi и li-li­
berti Augusti - составили своего рода новую знать, не менее
богатую, чем представители свободных сословий сенаторов и
всадников, а также муниципальной буржуазии, и, несомненно,
столь же влиятельную в отношении государственных дел.

Однако рабы и вольноотпущенники императора составляли


лишь малую долю всех рабов и вольноотпущенников, которые

107
имелись в римском мире. Рабы бьmи становым хребтом эконо­
мической жизни империи, в особенности в торговле и промыш­
ленности, где они составляли рабочую силу частных мастер­
ских; владельцы таких мастерских и сами зачастую бьmи быв­
шими рабами, которым удалось вырваться или выкупиться на
свободу и сколотить порядочное состояние. Муниципальные воль­
ноотпушенники составляли низший слой муниципальной аристо­
кратии и плугократии подобно тому, как вольноотпушенники
императора составляли низший слой созданной императором
аристократии. Как влиятельному классу, им отвели свое место
в муниципальном обществе, учредив в различных муниципаль­
ных культах должности так называемых магистров (magistri) и
министров (ministri) - последними могли становиться даже
рабы, - а главное, жреческую должность августалов, связанную
с культом императора. Их задачей бьmо обеспечивать средства,
необходимые для культа. За это они получали звание «Augus-
«Augus­
talis» и определенные общественные привилегии. 3О
Вследствие перемен, уже несколько поколебавших экономи­
ческую жизнь Италии, и возрастания численности крупных зе­
мельных владений и арендаторов появилась или увеличилась
масса городского и сельского пролетариата: городских безра­
ботных, сельских арендаторов и поденщиков. В большинстве
своем этот пролетариат, так же как часть буржуазии и проле­
тариата города Рима и многие жители италийских и провинци­
альных городов, состоял не из италиков или местных провин­

циалов; главным образом в него входили жители Востока, за­


везенные в качестве рабов и сохранявшие на протяжении мно­
гих поколений свои неримские обычаи.J1 Неудивительно, что
многие из них стремились поступить на службу в армию; не­
удивительно и то, что многие из них оказались для этого не­

пригодны как в военном, так и в политическом отношении.

Поэтому совершенно естественно, что Веспасиан бьm только


рад от них избавиться.
ГЛАВА IV

ПРАВЛЕНИЕ ФЛАВИЕВ
И ПРОСВЕЩЕННАЯ МОНАРХИЯ АНТОНИНОВ

С победой Веспасиана над Вителлием закончилась орrnя


гражданской войны; очевидно, это произошло под давлением
общественного мнения и потому, что военные бьmи убеждены
в том, что достигли наконец своей цели. Они доказали, что
решение о том, кому занять трон, зависит не от произвола,
преторианцев, что во главе государства должен становиться луч­

ший из граждан империи, признанный армией, сенатом, наро­


дом Рима, независимо от его принадлежности к семейству Ав­
густа. Таким образом, Год четырех императоров, будучи не
более чем эпизодом в римской истории, имел, однако, важные
последствия для будущего империи и ознаменовал собой начало
нового периода в истории принципата.

Начало этой новой фазы, эпоха правления Веспасиана и его


сына Тита, прошло под знаком восстановления. В основных
чертах этот период напоминает времена Августа и начало прав­
ления Тиберия. Основной задачей бьmо восстановление мира.
Совсем не случайно, а, напротив, очень показательно в смысле
того, какими идеями руководствовался Веспасиан в своей дея­
тельности, бьmо то, что первое действие, предпринятое им
после вступления в должность, бьmо закрытие храма Януса.
Самым роскошным из построенных при нем памятников стал
forum Pacis, перекликающийся с ara Pacis Августа, а на моне­
тах снова появилась аллегорическая фигура Рах Augusta. 1 Не­
обходимым условием мира бьmа спокойная и послушная армия.
Восстановление спокойствия и дисциплины в рядах преториан­
цев и провинциальных войск бьmо непростой задачей. В извест­
ной мере она облегчалась настроениями подавленности, овла­
девшими армией под впечатлением тех ужасов, которые принес
с собой Год четырех императоров, и под влиянием обществен­
ного мнения, с которым ей пришлось столкнуться в Италии и
провинциях. Однако невозможно бьmо с уверенностью сказать,
насколько продолжительным окажется действие этих факторов;
отсюда возникла необходимость военных реформ Веспасиана.

109
Под реформами я подразумеваю не пере формирование отдель­
ных воинских частей, роспуск некоторых легионов и образова­
ние новых. Как ни важны бьmи эти мероприятия, их бьmо бы
недостаточно для того, чтобы обеспечить надежный мир и спо­
койствие в армии. Важнее бьmи меры, направленные на изме­
нение социального состава армии. 2 Я уже говорил о том, каким
основным принципом руководствовался при этом Веспасиан:
очевидно, при наборе в армию он хотел избежать присугствия
в ней италийского пролетариата. За исключением некоторой
части преторианской гвардии, армия должна была состоять из
провинциалов. Притом в нее брали отнюдь не всех провинци­
алов из любых частей империи, без учета происхождения и
принадлежности к определенному социальному слою. К сожа­
лению, мы располагаем очень скудными материалами о том,
откуда бьmи родом солдаты времен Флавиев, не говоря уже об
их социальном происхождении. Однако тот факт, что в качес­
тве места проживания сплошь и рядом фигурируют названия
городов, сам по себе уже достаточно красноречив, и, учитьmая,
что Веспасиан, подобно Августу и Клавдию, постоянно поддер­
живал процесс урбанизации империи и всячески способствовал
распространению римского и латинского гражданского права

преимущественно на урбанизированные области западной части


империи,З можно сделать вывод о том, что предпринятая Вес­
пасианом провинциализация армии отнюдь не означала ее вар­

варизации. Мы имеем все основания предполагать, что предо­


ставление сельским общинам и племенным союзам городского
статуса не только давало им какие-то привилегии, но влекло за

собой и определенные обязанности, а также предполагало со­


ответствующую степень романизации или эллинизации. Первой
обязанностью населенных пунктов, получивших городской ста­
тус, бьmо поставлять молодежь в легионы. Следует отметить,
что при Веспасиане возродились такие центры воспитания бу­
дущих солдат Италии, как collegia iuvenuт, получившие расп­
ространение во всей западной части империи. 4
Таким образом, римские легионы стали пополняться при
Флавиях главным образом выходцами из наиболее цивилизован­
ных и образованных классов урбанизированных частей импе­
рии. Выражаясь по-современному, в отношении этой армии
можно употребить термин «буржуазная», хотя это понятие
ОПОIШIено социалистами, у которых оно стало расхожим слов­
цом; состав этой армии рекругировался из имущих слоев про­
винциальных горожан, из кругов землевладельцев и ареНдато­
ров, часть которых жила в городе, часть - в своих поместьях

и усадьбах, но не из городского и сельского пролетариата. В


большинстве провинциальных городов - как старых, так и
новых - пролетариат, как мы увидим далее, не принадлежал

110
к числу rpаждан. Поэтому в провинциях отсеять этот класс при
наборе в армию бьmо легче, чем в Италии.
Другая реформа Веспасиана, проведенная в том же духе, за­
ключалась во введении новой системы при наборе солдат во
вспомогательные войска. Представляется вероятным, что Вес­
пасиан сознательно отказался от приема в эти войска предста­
вителей таких народов и племен, которые бьmи совершенно
незнакомы с городской жизнью, составляя самую нецивилизо­
ванную часть провинциального населения. Начиная со времен
Веспасиана различие между легионами и вспомогательными вой­
сками постепенно сгладилосъ: и тот и другой род войск наби­
рали в провинции, в обоих служили солдаты, от рождения имев­
шие римское гражданство, и в том и в другом сравнительно
большое число людей - несколько большее в легионах и не­
сколько меньшее во вспомогательных войсках - относил ось
по рождению и воспитанию к урбанизированной части населе­
ния. Кроме того, состав вспомогательных частей, носивших на­
звания отдельных племен, включал в себя не только предста­
вителей соответствующего племени или выходцев из какой-то
одной местности. Так, например, во фракийской· когорте (со­
hors Thracum) служили не только фракийцы, но и люди иного
происхождения. Такой метод формирования воинских частей
из представителей различных наций на протяжении многих лет
практиковали в современной России; для многонациональных
государств он представляет определенные преимущества. Начи­
ная с периода правления Веспасиана солдаты местного проис­
хождения никогда не составляли большинства в провинциаль­
ных вспомогательных войсках. Египетские и африканские со­
hortes, alaeи numег; всегда были там в меньшинстве по
сравнению с теми, которые не назывались египетскими и аф­
риканскими и имели в своем составе разве что очень небольшое
число уроженцев этих провинциЙ.
Ту же систему применяли и к тем частям, которые находи­
лись в самом Риме. Прежняя система, когда в войско набирали
только римских rpаждан, живущих в Италии, приводила к тому,
что к их отбору стали подходить не так строго. Теперь же в
столичном гарнизоне кроме италиков появилось значительное
число провинциалов из урбанизированных римских провинций,
в особенности из Южной Галлии, Испании, Норика и Македо­
нии; попадались там и уроженцы альпийских областей, жители
Лузитании, Далмации и Паннонии.
Меры, предпринятые Веспасианом для политической нейт­
рализации армии, оказались не менее эффективными, чем те,
к которым в свое время с той же целью прибегнул Август. Так
что и в этом отношении Веспасиан показал себя хорошим уче­
ником Августа и верным продолжателем его политики. Дисцип-
Дисцип­

111
лина и боеспособность римской армии были восстановлены;
впоследствии это бьuю доказано трудными войнами времен До­
мициана и тем, как вела себя армия во время кризиса, насту­
пившего после убийства этого императора. За исключением
преторианцев, вся остальная армия не принимала активного

участия в политических событиях этого тревожного времени и


совершенно спокойно отнеслась к тому, что сенат избрал Нерву
и что Нерва сделал своим приемным сыном Траяна. В качестве
живой иллюстрации господствовавших тогда условий MOryт слу­
жить известные приключения Диона Хрисостома, пережитые
им в лагере одного из легионов, расположенном в Мёзии. С
трудом верится, будто он своей блистательной речью (интерес­
но, кстати, на каком языке она бьmа произнесена, - по-гре­
чески или по-латыни?) остановил уже назревавшую революцию;
скорее всего, там просто имели место какие-то незначительные

волнения. 5
Веспасиан, как и Август, не довольствовался тем, чтобы вос­
станавливать старое. Он энергично продолжил начатую Авгус­
том и Клавдием работу в двух главных сферах императорского
управления - в области финансов, где он усовершенствовал
бюрократический аппарат, и в деле урбанизации римских про­
винций. Мы не имеем возможности подробно останавливаться
здесь на этих двух сферах деятельности Веспасиана; о первой
по сушеству все сказано в основополагающей книге Гиршфель­
да, так что нет необходимости повторять уже известное. 6 И
лишь на один момент следует обратить особенное внимание,
поскольку он имеет чрезвычайно большое значение для эконо­
мической истории II в., а именно на то, какое большое внима­
ние уделял Веспасиан императорским и государственным зе­
мельным владениям. Огромный размах произведенных при Не­
роне конфискаций и хаос, разразившийся в Год четырех импе­
раторов, когда многие богатые сенаторы и граждане муниципий
бьmи уничтожены соперничающими императорами или переби­
ты бесчинствующей солдатней, привели к тому, что в стране
снова воцарились примерно те же условия, какие после граж­
данских войн достались в наследие Авхусту.7 Перед Веспасиа­
ном стояла нелегкая задача. И все-таки ему удалось достаточно
хорошо наладить организацию гигантских земельных владений,
принадлежавших короне и государству; практически он объеди­
нил их управление в одном ведомстве, вследствие чего произо­

шел громадный прирост финансовых поступлений в император­


скую кассу. В Италии и провинциях государству принадлежали
большие площади пригодных для аграрного использования зе­
мель, а также рудники, каменоломни, рыбные промыслы, леса
и т. д.; после того как все это бьmо объединено в руках импе­
ратора, нужно бьmо найти способ их целенаправленного, мето-
мето­

112
дического использования. Вопрос о том, какую форму управ­
ления выберет самый большой землевладелец мира, был далеко
не безразличен для дальнейшего развития экономики всего рим­
ского мира, а, напротив, имел для него первостепенное значе­
ние. Эта проблема будет рассмотрена в шестой и седьмой гла­
вах, где также будет дан общий очерк политики Флавиев с
точки зрения ее влияния на последующее развитие экономики
Римской империи. Однако уже здесь следует отметить, что на­
чатая Веспасианом реорганизация экономической и социальной
жизни в крупных государственных и императорских хозяйствах
производилась скорее в духе эллинистической, «нормативистс­
кой», как ее называет Шенбауэр, нежели в духе староримской
<<либеральной» системы. За образец, очевидно, бьmо взято то
устройство, которое и при римлянах по-прежнему сохранял ось
на эллинистическом Востоке, в частности в Египте. 7 •
С такой же энергией Веспасиан занимался урбанизацией
провинциЙ. Об этом также предстоит более подробный разго­
вор в шестой и седьмой главах. Очевидно, его основная цель
заключалась
заключал ась в расширении базы, на которую, собственно, и
опиралась императорская власть. События кровавого Года че­
тырех императоров показали, какой слабой иненадежной ока­
зывалась поддержка римских граждан, в особенности италиков.
Выбрать их в качестве единственной опоры принципата озна­
чало вернугься к анархии гражданских войн. Мы уже у6еди­
лись, что Веспасиан прекрасно понимал ситуацию и что при
проведении военных реформ он исходил из правильной оценки
фактов. Однако он хорошо сознавал, что в существующих ус­
ловиях нельзя отступать от главного принципа, положенного

Августом в основу конституции государства, согласно которому


граждане Рима и законные представители исконного италий­
ского народа занимали в империи главенствующее положение.
Уравнять в правах все население империи и распространить на
всех право гражданства бьmо невозможно. Но, с другой сторо­
ны, рьmо так же опасно сохранять ту осторожную сдержанность
в вопросе предоставления римского и латинского гражданства,
которой придерживались Юлии-Клавдии. Веспасиан, как мы
увидим в дальнейшем, избрал некий средний пугь. Он ускорил
процесс урбанизации более или менее романизированных про­
винций, в особенности тех, которые поставляли ббльшую часть
солдат для армии и в которых имелись большие римские гар­
низоны: Испании, Германии и дунайских провинциЙ. Учреждая
новые муниципии в землях, населенных полуцивилизованными
племенами и кланами, он создавал условия для возникновения

романизированной аристократии, в состав которой входили


главным образом бывшие военные, успевшие романизироваться
за время службы в римской армии; этим носителям римской

113
цивилизации он предоставлял экономические и социальные

права и привилеmи, делавшие их господствующим слоем среди


местного населения. Урбанизация Испании, Германии, Иллирии
и в меньшей степени Африки, Галлии и Британии вела таким
образом к концентрации в городах определенных элементов,
что облегчало правительству осуществление контроля над
этими элементами, а через них - и над остальным населением

провинции. В наиболее романизированных провинциях новым


городским центрам предоставлялось римское и латинское граж­
данство. В менее романизированных и в эллинизированных час­
тях империи в этом вопросе, по крайней мере в данный момент,
проявляли известную сдержанность. Но процессу урбанизации
повсеместно оказывали энергичную поддержку, ускоряя ее до

пределов возможного.

Благодаря этому принципат , и в особенности власть динас­


тии Флавиев, получил новую базу. Поскольку новые элементы
бьmи обязаны своим социальным возвышением лично Веспаси­
ану и его сыновьям и поскольку они же поставляли солдат как
для леmонов, так, в известной степени, и для вспомогательных
частей, принципат Флавиев, казалось, обрел здоровую и надеж­
ную опору. Новым колониям и городам бьmо предназначено
сыграть ту же роль, которая после гражданской войны выпала
колониям Цезаря и ABrycTa. Политика Веспасиана была вызо­
вом по отношению к старым италийским городам и традици­
онным городским центрам провинций; она была вызовом по
отношению к исконному ядру общества римских граждан, не
сумевшему поддержать основанный ABryCTOM принципат, и од­
новременно она бьmа непосредственным, направленным против
Италии обращением к провинциям, в котором выражалось при­
знание их заслуг в благодарность за поддержку, оказанную ими
в Год четырех императоров принципату и лично Веспасиану.
После реформы принципат по-прежнему выступал от имени
римских граждан, но этими гражданами были уже не только
жители Италии.
Большое значение для социального развития империи имела
политика Веспасиана и Тита в отношении сената. для нас этот
вопрос важен не в конституционном аспекте: он достаточно
прояснен изучавшими его известными исследователями и почти
не имеет отношения к тем проблемам, которые интересуют нас
в этой книге. для нас важнее произведенное Веспасианом об­
новление сената и его цензорская деятельность, в ходе которой
он удалял из сената некоторых его членов и ставил на освобо­
дившиеся места дрymх. Как уже упоминалось в предьщущей
главе, этот вопрос подробно разработан в научных исследова­
ниях,8 из них явствует, что сенат, в том виде, в каком мы знаем
его после Веспасиана, заметно отличается от того, каким он

114
бьm в период Юлиев-Клавдиев. Теперь он уже перестал быть
представителем старой аристократии республиканского Рима,
равно как и семейств, возведенных в высшее сословие и вошед­
ших в сенат при Августе; подобно старинной знати, в большин­
стве случаев они принадлежали к числу жителей Рима. В ре­
зультате преследований, которым подверглись сенаторские
семьи при династии Юлиев-Клавдиев, а также из-за «аутоге­
ноцида» старинных родов старая аристократия почти вся вы­
мерла. Сменившая их новая знать состояла из людей различного
и порой даже сомнительного происхождения. Но проводимая
политика бьmа в основном направлена на то, чтобы заменить
старинную родовую знать представителями муниципальной
аристократии Италии и западных провинциЙ. Последние со­
ставляли большинство всаднического сословия и своей предан­
ной службой на военном и rpажданском поприще доказали, что
являются крепкой опорой принципата. Веспасиан довершил
этот процесс. В период его правления почти все члены сената
бьmи представителями высшего слоя муниципальной буржуа­
зии, причем провинциалы в основном бьmи выходцами из тех
областей, где господствовал латинский язык; ни жители Восто­
ка, ни rpеки, как правило, в сенат не допускались. Политика
Флавиев, не будучи проримской, или проиталийской, в узком
смысле слова, имела, во всяком случае, как и политика Августа,
пролатинскую направленность. Флавии всячески подчеркивали
значение и господствующее положение в империи латиноязыч­

ной части ее населения. 9


Став императором, Веспасиан оказался в значительно более
сложном положении, чем в свое время Август. Гражданская
война продолжалась всего один год, она не затронула Востока,
да и такие провинции, как Галлия, Испания и Африка, не бьmи
серьезно втянуты в эти волнения. Пострадала в основном Ита­
лия, причем больше всего - ее богатые северные и централь­
ные области. У Веспасиана не бьmо ореола святости, на нем
не лежал отблеск божественного величия, осенявший Августа;
для большинства жителей империи Веспасиан не бьm спасите­
лем, как некогда Август. Августу, несомненно, тоже приходи­
лось сталкиваться с оппозицией в лице отдельных, враждебно
настроенных сенаторов, с которой он вьmужден бьm бороться.
Веспасиан испытал это в гораздо большей степени. Из книг
Тацита, Светония и Диона Кассия нам известно, что среди се­
наторов он встретил многих неустрашимых и решительных про­

тивников и что ему поневоле приходилось прибегать против


них к жестоким средствам, а некоторых - даже казнить.
О правлении Веспасиана сохранилось так мало сведений и
они настолько скудны, что исходЯ из них трудно даже опреде­

лить, какую цель преследовала тогда сенатская оппозиция. В

115
отличие от оппозиции периода Юлиев-Клавдиев существова­
ние оппозиции против Веспасиана не объясняется личными мо­
тивами. Мы знаем, что еще во времена Нерона вместо личной
оппозиции возникла новая, философски обоснованная оппози­
ция, одним из главных представителей которой был Тразеа Пет.
Опирающаяся на теоретически-философские рассуждения, эта
новая форма противостояния бьmа, несомненно, сильнее и
упорнее, чем те, с которыми приходилось сталкиваться пред­

шественникам Нерона. Такой же характер носила оппозиция


во главе с Гельвидием Приском, направленная против Веспаси­
ана. Судя по источникам, может возникнуть впечатление, раз­
деляемое большинством современных историков, будто бы се­
натская оппозиция времен Веспасиана требовала восстановле­
ния республики, «более или менее откровенно высказывая свои
республиканские убеждеНИЯ».10 Трудно представить себе, чтобы
серьезная оппозиция могла основываться на подобных утопи­
ческих идеях; еще маловероятнее, чтобы римский сенат, кото­
рый ввиду своей социальной структуры, скорей всего, не мог
разделять настроений прежнего республиканского сената, так
ничему и не научился на горьком опыте Года четырех импера­
торов. Философский характер сенатской оппозиции тоже гово­
рит не в пользу такого мнения, будто бы идеалом мог быть
возврат к республиканскому строю. Две наиболее популярные
философские системы этого времени - стоицизм и кинизм -­
бьmи по своей сути чужды республиканским идеям.
Об одном персонаже этой эпохи нам известно больше, чем
обо всех остальных, даже больше, чем о тех, чьи характеры
запечатлел в своих сочинениях Тацит. Дион, гражданин Прусы,
впоследствии прозванный Хрисостомом, приехал в Рим при
Веспасиане, будучи молодым, но уже знаменитым софистом.
Как богатый человек, принадлежащий к аристократии своего
города, он имел возможность установить дружеские отношения

со мноmми выдающимися деятелями столицы, включая даже


членов императорской семьи. На первых порах своего пребы­
вания в Риме он, по-видимому, не вступал в оппозицию к Вес­
пасиану, а напротив, выступал в его защиту даже в тех случаях,

когда речь шла о мерах, принимаемых против философов, а


также защищал его в конфликте с известным Музонием, одним
из вождей философской оппозиции. н Затем Дион сблизился с
предводителями сенатской оппозиции, и сам, судя по всему,
постепенно усвоил их взгляды. Политические взгляды Диона
нам очень хорошо известны. Ни в одном из его сочинений
нельзя обнаружить ни малейших признаков каких-либо респуб­
ликанских симпатий. В «Родосской» речи Диона, относящейся,
по всей видимости, к периоду до его ссьmки, когда он еще
поддерживал тесные отношения с представителями сената, на-
на­

116
ходившимися В оппозиции К господству Флавиев, не содержится
никаких слов, прославляющих демократию как таковую. Поэ­
тому невозможно поверить, чтобы сенатская оппозиция пропо­
ведовала чистую республику и стремилась к возврату золотых
времен безраздельной сенатской власти; цель оппозиции, оче­
видно, следует искать совсем в ином направлении.

Сенатская оппозиция бьmа не одинока в своей борьбе против


Веспасиана. Вынужденная высьmка из Рима так называемых
философов составляет своеобразную черту его правления. В
одной из своих известных речей (речь 32-я «Александринская»)
Дион Хрисостом делит философов своего времени на четыре
класса: первый - это философы, которые вообще никого не
учат; второй - это профессора в собственном смысле слова,
т. е. те, кто обучает определенную группу студентов; третий -­
те, кто выступает в качестве публичных ораторов, переезжая с
места на место с чтением лекций; и, наконец, четвертый, и
самый интересный, класс он описывает следующими словами:
«В большом числе в городе представлены так называемые ки­
ники ... Собираясь на перекрестках, в переулках и у ворот хра­
мов, они обманывают рабов и корабельщиков и прочий подоб­
ный люд, заговаривая им зубы своими остротами, многоречивой
болтовней и пошлыми ответами. добра они этим никому не
приносят, а, напротив, причиняют много вреда».* Эта последняя
разновидность философов знакома всякому, кто занимался эпо­
хой Римской империи. В I-П вв. по Р.х. они представляли
собой самое колоритное явление в городах римского Востока.
Не бьmо ничего удивительного, если многие из них отправля­
лись в Рим, где они могли рассчитывать на знающую греческий
язык публику, которую могло заинтересовать их учение. Об
этом учении нам известно очень мало. Однако наверняка оно
бьmо вьщержано в духе кинической доктрины, отвергавшей вся­
ческие условности и проповедовавшей возврат к природе. 12 Но
если все их учение сводил ось к этому содержанию, то почему

же Веспасиан усматривал в них нешуточную опасность и по­


чему они бьmи высланы из Рима заодно с теми философами,
чьими идеями вдохновлялась сенатская оппозиция? Очевидно,
это можно объяснить только тем, что все философы как выс­
ших, так и низших разновидностей занимались политической
и социальной пропагандой, которая Веспасиану определенно
казалась опасноЙ. lЗ
В чем же, если говорить о подробностях, заключались их
проповеди? В социальном плане они бьmи довольно-таки воз­
мутительного свойства, поскольку пробуждали опасные инстин­
кты пролетариата. Однако одного лишь социального воздейст-
воздейст­

* то Chrys. Or. ХХХII, 10.


117
вия этих выступлений недостаточно для того, чтобы объяснить
действия Веспасиана; к тому же это бьmа особенность уличных
философов. Очевидно, вдобавок к этому в выступлениях улич­
ных киников содержался элемент политической пропаганды.
Единственная общая тема в учениях киников и стоиков в об­
ласти политики, имеющая в глазах Веспасиана опасный отте­
нок, это противопоставление тирана и царя, - тема, к которой
часто обращались как киники, так и стоики и которую потом
развивал Дион Хрис остом в своих знаменитых речах о тирании
и царской власти. Одно из главных отличий в противопостав­
лении царя и тирана состояло в том, что царь получает власть

от бога, он избран богом как самый лучший, и потому его


власть не может быть наследственной. Если именно в этом за­
ключалось то общее, что объединяло оппозиционных сенаторов
с уличными проповедями киников, то становятся понятны те

преследования, которые выпали тем и другим на общую долю,


а также становится понятна одна реrmика Веспасиана, брошен­
ная им сенату по поводу обнаружившегося против него загово­
ра: он сказал, что его преемниками станут либо его сыновья,
либо никто. Кстати сказать, эта реrmика не содержит ни ма­
лейшего намека на якобы существовавшие в сенате республи­
канские тенденции. Это бьmо не что иное, как резкий ответ
тем, кто проповедовал учение о том, что царем должен быть
самый лучший, - учение об усыновлении. 14
Наряду с многочисленными голосами, которые объЯRТumи
правление Веспасиана тираническим за то, что он хотел закре­
пить право престолонаследия за своими сыновьями, существо­

вало и другое течение общественного мнения - не такое опас­


ное, как первое, однако очень ярко характеризующее социаль­

ные условия этого времени. Из Светония·· нам известно, что


некоторые из греческих провинций и свободных городов, а
также несколько вассальных стран пережили в период правле­

ния Веспасиана мятежи и смуты (tuтultuosius inter se agebant)


и бьmи наказаны за это утратой своей «свободы». Светоний
упоминает Ахайю, Ликию, Родос, Византий и Самое - терри­
тории как на подбор богатые, отчасти представляющие собой
значительные торговые и промышленные центры. В это же
время александрийцы выражают свое недовольство Веспасиа­
ном. ··l~ Чем же объясняются такие настроения греческого Вос­
тока? Нужно отметить, что они характерны не только для эпохи
Флавиев. Такое же положение наблюдается при Траяне и со­
храняется даже во времена Адриана, особенно это относится к
Александрии. Из речей, с которыми выступал Дион ХРИСОСТОМ

• Suet. Vesp. 8(2) .

•• Suet. Vesp. 19(2); ер.: Strabo. 17, 796.

118
в различных городах Востока при Траяне, и из трактата ПЛу­
тарха «Об обязанности государственного мужа», написанном,
очевидно, в то же время, мы более или менее точно знаем, что
происходило тогда в греческих городах. Если отвлечься от пос­
тоянного соперничества и конкурентной борьбы между отдель­
ными городами, унаследованными ими от времен своей поли­
тической свободы, на первый план выдвигаются два фактора,
которые определяли общественную жизнь и доставляли много
беспокойства местному городскому начальству и римскому пра­
вительству: это, во-первых, непрестанная общественная борьба
между бедными и богатыми и, во-вторых, сильная оппозиция
обеих частей общества против методов управления римских на­
местников. Вследствие этого социальное движение в городах, в
особенности среди пролетариев, неизбежно должно бьшо при­
нять антиримскую окраску, поскольку римляне, как правило,

действовали в интересах господствующих классов, т. е. в инте­


ресах угнетателей пролетариата. 16
По моему глубокому убеждению, именно эти два фактора
являются основной причиной периодически повторявшихся вол­
нений, происходивших в Александрии. Об этих волнениях мы
имеем подробные сведения благодаря литературным источни­
кам и некоторым документам, представляющим собой фрагмен­
ты политического памфлета, так называемому Языческому мар­
тирологу; это примечательное собрание пользовалось большой
популярностью среди греческого и эллинизированного населе­

ния Египта.· Волнения принимали форму еврейских погромов,


но бьши определенно направлены против римского пра·витель­
ства и носили почти исключительно политический характер.
Притом несомненно, что, так же как и в городах Малой Азии,
уличные философы-киники имели значительное влияние на
беспокойные элементы александрийского населения, в особен­
ности на пролетариат. Это влияние отражается в кинических
темах, которые часто возникают в так называемом Александ­
рийском мартирологе, например: «Царь И тиран», «Свобода и
рабство» и т. дУ
Каким же образом создал ась такая обстановка? Волнения в
Александрии начались еще при Калигуле, между тем как на
Востоке нигде, кроме этого города, до периода Флавиев не об­
наруживалось никаких признаков недовольства. для того чтобы
понять это явление, следует вспомнить то, что бьmо сказано в
последней главе о блестящем возрождении экономики Востока
по окончании гражданских воЙн. 18 Экономический подъем со­
провождался таким культурным возрождением, какого не знал

Запад. Даже римляне снова стали воспринимать греческую


культуру, искусство и литературу как эталонные образцы.
Нерон первым возвестил это urbi е! orbi как новое Евангелие

119
и сам поступал в соответствии со своим убеждением. В грече­
ских городах и особенно в среде их высших слоев, в кругах
интеллектуалов, это вызвало мощный и даже чрезмерный
всплеск амбиций. При Веспасиане наступила реакция. Восток,
раньше всех поддержавший его своим признанием, ожидал все­
возможных привилегий, наступления нового «золотого века»:
свободы, предоставления римского гражданства, мест в сенате
и многого другого. Но, как мы уже видели, Веспасиан и не
думал идти по пуги, намеченному Нероном. Он не бьm ни кос­
мополитом, ни греком. Будучи италиком по рождению, он раз­
делял все предрассудки своих соотечественников и не верил в

превосходство греков. Кроме того, он знал, что не может обой­


тись без поддержки Запада, и понимал, что восточная оппози­
ция - это не более чем фРОНда и что она не представляет для
него серьезной угрозы. Возможно, он слишком далеко зашел в
этой политике и нажил себе новых врагов даже в Риме. «Ро­
досская» речь Диона показывает, что он и люди его круга - в
Риме, кроме него, жили и другие именитые греки - разделяли
веру в возрождение греческого мира и требовали к себе боль­
шего уважения. Такие философы, как Дион, никогда не призы­
вали к мятежу и бунтам, но то, от чего их удерживала умерен­
ность, делали за них уличные философы, чьи происки бьmи
направлены на то, чтобы любыми средствами завоевать попу­
лярность в народе; тем самым они давали Веспасиану лишний
повод сделать для них Рим как можно более неуютным местом.
Однако, будучи изrnанными, они доказали свою настойчивость,
сумев-таки снова проникнугь в Рим и возобновить там свои
проповеди. 19
Правление Тита составляет лишь краткий эпизод в истории
отношений между императорами и населением империи. Его
уступки сенату и политика мягкой терпимости не смогли при­
остановить распространение недовольства, которое особенно
ширилось на Востоке. Примечательно, что в период его прав­
ления (очевидно, в 80 г. по Р.Х.) в Малой Азии объявился Лже­
Нерон, привлекший к себе большое число сторонников. 2О Кри­
зис наступил, когда Тита сменил император Домициан. Факты
достаточно известны, так что незачем их повторять. для про­
тивников военной тирании и личностного, своекорыстного ха­
рактера принципата, сложившегося при Юлиях-Клавдиях, а
также и для врагов династической монархии, завоевавших, по­
видимому, в Риме прочное положение, правление Домициана
бьmо откровенной тиранией, деспотизмом в том смысле, кото­
рый придавали этому слову стоическая и киническая школы
философии. Домициан не скрьшал своего понимания импера­
торской власти. Он вел себя открьпо и честно. Он ничего не
желал слышать об идеальном царствовании стоиков. Он требо-
требо­

120
вал покорности и абсолютной личной власти, желая быть гос­
подином и богом своих подданных. для этого не обязательно
бьvIO менять что-то в самом принципате, созданном ABryCTOM
и его преемниками. Возможно, что Домициана вынудили пока­
зать свое истинное лицо постоянные нападки врагов существу­
ющего режима. Он так свирепо расправился с оппозицией, что
прославился своей жестокостью. Казалось, что вернулись самые
страшные времена Тиберия, Калиryлы и Нерона. Доподлинно
известно, что повсюду в империи высшие слои общества еди­
нодушно осуждали его политику и высказывались в пользу ком­
промисса между императором и его противниками. Создается
впечатление, что и армия, пользовавшаяся благосклонным вни­
манием императора, тем не менее не во всем бьmа на его сто­
роне. Поэтому можно с большой степенью вероятности пред­
положить, что придворный заговор, положивший конец его
жизни, возник не на пустом месте, а имел разветвленную сеть

в провинциях и воинских частях. В таких обстоятельствах уди­


вительные истории о прорицаниях некоего Ларгина (?) Прокла
(возможно, бывшего солдатом) в Германии и видениях Апол­
лония Тианского в Эфесе, которые Дион принимает как досто­
верные факты, получили бы вполне удовлетворительное объяс­
нение. 21
Так, при Домициане оппозиция возобновила свои выпады
как против императорской власти в целом, так и против лич­
ности императора. 22 Начавшаяся борьба не ограничилась пре­
делами Рима. Мы знаем, что изгнанный из Рима Дион Хрисос­
том, которому бьmо запрещено жить в родной Вифинии, вел
бродячую жизнь; меняя свой внешний облик и, вероятно, под
чужими именами, он всюду возвещал новое стоико-киническое

Евангелие, в которое он теперь окончательно уверовал. Он


почти целиком посвятил себя распространению своих новых
идей, и показательно, что его пропаганда бьmа действительно
направлена против Домициана и его методов правления. Запре­
щение жить в Вифинии много говорит об условиях, сложив­
шихся на Востоке: то влияние, которое имела бы проповедь
Диона на его родине, представляло угрозу для императора.
Если мы обратимся к вопросу о содержании его пропаганды,
то из его речей и из того, что нам известно о деятельности
философов в Риме, мы увидим, что здесь на первом месте стоит
обличение тирании, которая идентифицируется с правлением
Домициана. Такова ее негативная сторона. Бьmа ли у против­
ников Домициана в запасе еще и другая, так сказать, положи­
тельная часть программы, которую они противопоставляли ти­
рании? Позднее, уже при Траяне, Дион поведал императору и
всем нам, каким он представляет себе идеальное устройство
Римской империи и вообще идеальное государство. Тирании он

121
противопоставляет стоическое и киническое царствование фа.­
crtЛЕiа.) и живописует его такими красками, что его картина,
по крайней мере отчасти, напоминает методы правления при­
нципата времен Траяна. 23 Согласно общепринятому мнению,
Дион и оппозиция рисовали такую картину, поняв, что им ни­
чего не остается, как только при мириться с монархией, и, делая
хорошую мину ПI;1И плохой игре, объявили монархию Траяна
басилеей (j3а.crtЛЕta.) стоических философов; считают, что они
скрепя сердце отказались от своих республиканских идеалов.
Я не вижу оснований для такого вывода. Мне представляется,
что оппозиция с самого начала, за исключением, может быть,
единичных случаев - если Гельвидий Приск и впрямь бьm
убежденным республиканцем, - признавала принципат, но,
приняв точку зрения Антисфена, младших киников и стоиков,
вьщвинула требование, чтобы принципат перестроился, приспо­
собившись к идеалу стоической и кинической басилеи (j3a.crt-
(j3a.crt­
ЛЕtа.).24 Программа стоического и кинического царства, кото­
рую предлагает Дион, достаточно известна, так что здесь не
нужно останавливаться на ее анализе. Основные ее пункты сле­
дующие: царь избран божественным провидением и действует
в совершенном согласии с волей высшего бога; сам он при
жизни не является богом; власть для него - не личная приви­
леги:я, а долг; вся его жизнь - это труд (1t6vo~), а не удоволь­
ствие (r,80vr,); для своих подданных он - отец и благодетель
(1tа.'tт,р a:a.t ЕUЕруs'tТ1~), а не господин (8Еcrтr6'tТ1~); его поддан­
ные - свободные люди, а не рабы; они должны любить его, а
он должен быть q>tлотrол{'(Т1~
q>tлотrол{ '(Т1~ и q>tЛОcr'tра.
q>tЛОcr'tра.'ttro'tТ1~
'ttro'tТ1~ и должен быть
1tОЛЕJ.ltа:6~, но в то же время ЕiрТ1Vtа:6~ в том смысле, что
вокруг него нет никого, с кем нужно бьmо бы вести борьбу;
наконец, он должен быть окружен друзьями (это положение
намекает на сенат), которые принимают участие во всех делах
управления государством и являются свободными (ЕЛЕU&Ероt)
людьми благородного происхождения (YEvva.iot). Несомненно,
многие пункты этой программы, излагаемой Дионом, нельзя
рассматривать как чисто теоретические положения, на самом
деле они соответствуют характеру Траяна и его способу управ­
ления государством. 25 Однако достаточно заглянуть в тот пане­
ги:рик Траяну, который произнес Плиний при своем вступлении
в должность консула, чтобы, сравнив его с первой и третьей
речью Диона о царской власти, убедиться, как далеко выходит
Дион за рамки простой констатации фактов; главное, чему пос­
вящены речи Диона, это проповедь вечных норм, которые Тра­
яну предстояло либо принять, либо отвергнуть. 26
Поэтому я полагаю, что противники Флавиев в большинстве
случаев не осуждали принципат как таковой; их отношение к
нему, скорее, совпадало с позицией Тацита. Они его признава-
признава­

122
ли, но желали, чтобы он как можно более приближался к -ба­
силее (/3a.cHA.Eia) стоиков и как можно менее походил на то,
что они понимали под тиранией, воплощение которой они ви­
дели в военной тирании Калигулы, Нерона и Домициана. Вступ­
ление на престол Нервы и Траяна положило конец противо­
стоянию, существовавшему между основной массой населения
(в особенности между просвещенным слоем городской буржу­
азии) и носителями императорской власти. В речах Диона о
царской власти, с которыми он выступал перед Траяном и ко­
торые затем, очевидно с одобрения императора, не раз повторял
в крупнейших городах Востока, бьmи сформулированы те пун­
кты стоической доктрины, которые согласился принять принци­
пат, и те уступки, на которые, со своей стороны, согласилась
пойти доктрина во имя требований реальной жизни.
Согласие армии с таким мирным разрешением конфликта,
выразившееся в том, что она после него на протяжении целого

столетия хранила спокойствие и не выходила из повиновения,


объясняется тем, что солдаты не бьmи сторонниками военной
тирании, а готовы бьmи приветствовать решение этого вопроса
в духе требований общественного мнения, выражаемого обра­
зованными слоями населения всей империи. Принципат II в. по
Р.Х., просвещенная монархия Антонинов, означал победу об­
разованных классов, подобно тому как принципат Августа оз­
начал в свое время победу сообщества cives Romani. Призрак
восточной монархии, взращенной на почве военной тирании,
на сей разбьm благополучно изгнан, однако, как мы увидим
далее, одержанная над ним победа оказалась последней.
Условия компромисса, заключенного между образованной
частью населения и императором, нигде не сформулированы и
не закреплены документально. Конституция Римской империи,
как это бьmо всегда от начала римской истории, по-прежнему
оставалась неписаноЙ. Все изменения своДились, в сущности, К
приспособлению императорской власти к новым условиям, что
отнюдь не уменьшило ее полномочий. Что касается власти им­
ператора, то она, напротив, даже еще больше увеличил ась. Еди­
новластное господство принцепса над всеми классами населе­
ния бьmо признано как факт и как необходимость. Без едино­
властной воли верховного правителя Римская империя неизбежно
бы распалась. Бюрократический аппарат императорского чи­
новничества беспрепятственно продолжал развиваться. Однако
вновь стал подчеркиваться основной принцип, лежавший в ос­
нове принципата Августа. Император не бьm монархом восточ­
ного толка; он бьm верховным должностным лицом Римской
империи, римских граждан и провинциалов. Он не избирался
каким-либо конституированным собранием, но в то же время
его власть не передавалась преемнику исключительно по праву

123
кровнородственной связи от отца к сыну. Император усыновлял
лучшего из лучших, т. е. лучшего из числа своих пэров, пред­
ставителей сенаторского сословия, игравшего роль питомника
государственных деятелей и будуших императоров. Сенаторское
сословие бьшо хорошо подготовлено для исполнения этой за­
дачи, так как все его члены посвящали свою жизнь служению

на государственном поприще. Императорская власть рассмат­


ривалась не как личная привилегия, а как долг и служение,
возложенное на ее носителя по воле бога и сената. Император
как бы олицетворял собой империю, и потому власть импера­
тора, равно как и его особа, бьши одинаково священны и пред­
ставляли собой предмет религиозного почитания. В императоре
получало свое воплощение величие государства. Он бьш не хо­
зяином государства, а его первым слугой; служение государству
бьшо его долгом. Находясь с армией, он должен бьш нести все
тяготы военной службы наравне с рядовыми солдатами. Нахо­
дясь в столице, он должен бьш выполнять свои обязанности' у
кормила государственного правления, трудиться денно и нощно,

не жалея сил, заботясь о безопасности и благополучии государ­


ства. Поэтому, соответственно своему высокому положению, он
должен бьш вести жизнь, не похожую на жизнь обыкновенных
смертных, и при этом соблюдать величайшую скромность и
умеренность. Его личное состояние растворилось в государст­
венном. Все, что при надлежало императору, принадлежало и
государству; все, что принадлежало государству, принадлежало
также и императору. Только с этой точки зрения можно понять
одно странное высказывание Антонина Пия. После того·как его
усыновил Адриан, он в ответ на какой-то упрек своей жены
сказал: «Неразумная женщина! Отныне, когда мы предназначе­
ны занять императорский престол, мы потеряли и то, чем рань­
ше владели».'" Возможно, что эти слова придуманы, но они
показывают, как понимали тогда положение императора. В се­
мейной жизни император должен бьш подавлять в себе отцов­
ские чувства; он обязан бьш выбрать среди пэров лучшего че­
ловека и передать ему престол путем усыновления.

Вот так выглядят принципы государственного мыllения,' ко­


торые' исповедовали все римские императоры II в. вплоть до
Коммода. Трудно представить себе, чтобы такое единодушие
бьшо результатом случайного совпадения, чтобы система усы­
новлений сложилась по той причине, что все императоры до
Марка Аврелия не имели родных сыновей, и чтобы одинако­
вость политики императоров могла объясняться индивидуальны­
ми особенностями характера совершенно разных людей. Ведь и
Траян - великий воин и завоеватель, и Адриан - интеллектуал,

'" SНA. Апtоп. Pius, 4.


124
наделенный тонким артистическим вкусом, этот последний афи­
нянин и романтик на троне, и представитель сенаторского со­

словия Антонин Пий - добрый италийский гражданин без ду­


ховных запросов, наделенный хорошим здравым смыслом и чув­
ством юмора, и Марк Аврелий - суровый философ, для
которого самым главным бьmи его книги, а высшим наслажде­
нием бьmа абстрактная мысль, - все они, несмотря на разность
характеров, в качестве правителей государства шли одинаковым
путем. Эти факты хорошо известны. И вышеприведенные ха­
рактеристики почерпнуты не из речей Диона и даже не из со­
чинений Марка Аврелия, а из образа жизни этих императоров.
Стиль их поведения определяло общественное мнение. Долгие
годы императорской власти, долгие часы размышлений, процесс
естественного отбора в новом сенаторском сословии - которое
кроме названия не имело уже ничего общего со старой сенатор­
ской знатью времен Августа и его преемников, а состояло из
хорошо подготовленных чиновников, полководцев и провинци­

альных наместников - создали настроение, находившее свое

выражение в публичном поведении императоров, без единого


исключения принадлежавших к этому сословию.
Суровая дисциплина, чувство долга, служение государству -­
вот лозунги, провозглашавшиеся в этот период ведущими сло­

ями римского народа. Стараясь следовать этим максимам, им­


ператоры, естественно, требовали того же от господствующих
классов и от армии. Дисциплина и послушание - вот добро­
детели, которые требовались от сената, всадников, военных и
гражданских чиновников. Не случайно именно Адриан ввел в
римской армии культ Дисциплины, и нужно отметить, что не
только император требовал от армии дисциплины и послуша­
ния, но и сама она при знавала эти требования необходимым
условием своего существования. Никогда еще военная трени­
ровка и строгая дисциплина не достигали такой степени совер­
шенства, никогда еще солдаты не несли свою службу так рев­
ностно и так непритязательно, как во времена просвещенной
монархии. История походов Траяна и тяжелых войн при Марке
Аврелии показывает, что армия, даже неся тяжелые потери,
способна бьmа справиться с самыми трудными задачами, невзи­
рая ни на какие невзгоды. То же самое относится и к государ­
ственной администрации, которая никогда прежде не выполня­
ла своих функций столь нелицеприятно, ryмaHHo и толково, как
под строгой властью Антонинов. Единственное объяснение
этому я вижу в том, что в народе изменилось общее настроение,
что фривольность и материализм, царившие в 1 в., вызвали об­
ратную реакцию, обеспечившую Древнему миру долгие годы
мира и спокоЙствия. 27

125
К числу важнейших явлений этого периода относится также
политика императоров в отношении провинций. Большинство
императоров II в. сами бьши выходцами из провинций. Траян
и Адриан бьши гражданами из Испании, в генеалогии Антонина
Пия и Марка Аврелия присутствуют галльские корни. 28 Они
принадлежали к сословию сенаторов и оберегали его привиле­
гии, равно как и привилегии всаднического сословия, представ­

лявшегЬ следующую ступень в общественной иерархии империи


после сенаторов. Императоры ни в чем не ущемляли право
представителей этих сословий занимать первые после импера­
тора должности на поприще государственного служения. Ио
структура обоих этих классов претерпела к этому времени силь­
ные изменения. Ии тот ни другой не ограничивались более
пределами Италии. Все члены сенаторского сословия обязаны
бьши жить в Италии и владеть собственностью, находящейся
на ее территории, но лишъ немногие из сенаторов бьши корен­
ными италиками. Будучи выходцами из рядов муниципальной
аристократии провинций, они поддерживали связи со своей ро­
диной на Западе или на Востоке. Таким образом, высшие слои
римского общества, численность которого значительно возрос­
ла, представляли собой уже не аристократию Рима или Италии,
а имперскую аристократию, т. е. выделившиеся благодаря бо­
гатству или образованности элементы городского населения
Римской империи. В этом процессе, вероятно, кроются причи­
ны про
произошедшей
изошедшей смены нравственных представлений, о кото­
рой упоминалось выше. Новый нобилитет составился из пред­
ставителей наиболее образованных сословий империи, которых
император привлекал на государственную службу. В римском
государстве действительно сохранялось господство аристокра­
тически-плутократического класса, но решающим фактором
при отборе его новых членов стали уже не знатность проис­
хождения и богатство, а личные заслуги, деловые качества и
интеллектуальная одаренность. 29
Естественно, у этих новых аристократов, большинство из
которых сами бьши родом из провинций, нужды провинций
вызывали больше сочувствия; они способны были понять, что
провинциям не нравится их положение доменов римского на­
рода, что их не устраивает существующая система управления

и что каждая из них стремится стать составной частью рим­


ского государства. Эти перемены начались еще при Флавиях.
Кое-что в этом направлении бьшо уже предпринято AвryCTOM
и некоторыми из его преемников, особенно Тиберием и Клав­
дием. Но апогей этого развития приходится на эпоху. Антони­
нов. Следует отметить, что ни один из императоров династии
Юлиев-Клавдиев не исполнял до вступления на престол долж­
ность провинциального наместника, ни один из ближайших

126
преемников Тиберия не бьm знаком на личном опыте с потреб­
ностями и желаниями провинциалов, а Калигула и Клавдий
бывали в провинциях только В связи с военными походами. Все
предшественники Флавиев, кроме Гальбы и Вителлия, чье воз­
вышение произошло исключительно вследствие недовольства
провинциальных войск существующей практикой, бьmи римля­
нами, жили в Риме, и Рим бьm для них центром вселенной.
Начиная с Флавиев произошел крутой поворот. Веспасиан про­
вел ббльшую часть жизни как полководец и руководитель про­
винциальной администрации, то же самое можно сказать о
Тите. В лице Домициана у власти снова оказался прежний тип
городского императора. Но все последующие императоры, кон­
чая Коммодом, до своего вступления на престол жили в про­
винциях, а некоторые, как, например, Адриан, проводили там
почти все время своего правления.
Естественно, что при таких условиях старая теория и прак­
тика провинциального управления окончательно изжили себя,
а императоры II в. ощущали себя не только императорами го­
рода Рима или римских граждан, а императорами всей империи
в целом. Об этом свидетельствует быстрое распространение
римских гражданских прав среди населения империи и всевоз­

растающее число провинциальных городов, получивших статус

римских муниципий или римских и латинских колоний. Еще


важнее тот факт, что провинции стали осознавать себя инди­
видуальными образованиями, целостными локальными единица­
ми или, если угодно, «нациями». Римская империя теперь пред­
ставляла собой объединение этих наций. Эта мысль находит
блестящее выражение в известной серии монет эпохи Адриана,
посвященных провинциям. О том же свидетельствуют наблюда­
ющиеся во II в. изменения в финансовой, экономической и со­
циальной политике императоров, но об этом речь будет идти
дальше, когда мы переЙдем к рассмотрению экономического и
социального развития империи во II в.
Чем больше давали о себе знать перемены в подходе рим­
ского правительства к провинциям, тем более миролюбиво от­
носилось местное население, и в первую очередь его высшие

слои, к римскому господству. В том, что касается западных


провинций, мы располагаем лишь скудными сведениями. Но
даже бесчисленные надписи в честь императоров, появившиеся
в западных городах во II в., говорят о том, что высшие слои
бьmи весьма довольны существующим положением. В восточ­
ных провинциях настроения местного населения тоже начинали

меняться. Творчество Диона и Плутарха, речи Элия Аристида,


а также диатрибы Лукиана свидетельствуют о том, что высшие
классы греческих областей империи понемногу примирились с
обстоятельствами, отказались от свободолюбивых мечтаний и

127
трудились ради консолидации римской масти на Востоке. 30 До­
льше всех упорствовали жители Александрии. Они не переста­
вали бороться с римским правительством и по-прежнему рас­
сматривали императорскую власть как «тираническую», не

желая признавать ее «царственной». Однако следует принять во


внимание, что документ, в котором получила свое выражение

эта оппозиционность, относится к временам Коммода и что в


нем проводится противопостамение Коммода и его отца.3'
Далее нужно обратить внимание на то, что императоры II в.
уже не преследовали философов, не исключая даже киников.
Задача полемической борьбы и высмеивания киников перешла
к проправительственным философам и софистам. Правительст­
во не вмешивалось в эти литературные споры, а, со своей сто­
роны, старалось поддерживать распространение образования в
городах Запада и Востока, оказывая разностороннюю помощь
как отдельным риторам и профессорам, так и целым учебным
заведениям. 32
Тем не менее нельзя все же утверждать, будто бы в Римской
империи 11 в. вообще не бьmо недовольных элементов. Даже на
Востоке верхние слои общества действительно более или менее
примирились с империей. Однако этого нельзя бьmо сказать о
низших классах. Пример Вифинии и волнения в Александрии
при Траяне доказывают, что в Малой Азии и Египте классовая
борьба никогда не прекращалась и что римскому правительству
и чиновникам нелегко бьmо договориться с низшими слоями
городского населения. 33 В следующей главе нам еще придется
остановиться на этой теме подробнее.
И наконец, несколько слов о социальной структуре римской
армии при Антонинах. В этой главе уже неоднократно говори­
лось о том, что римское войско иrpало решающую роль не
только в политической, но и в социальной и экономической
жизни империи. Приходится задаться вопросом, оставалась ли
армия при Марке Аврелии и Коммоде точно такой же, какой
она, бьmа при Флавиях и Траяне, и, главное, бьmа ли она по­
прежнему армией, состоящей из римских rpаждан или людей,
готовых стать римскими гражданами, которыми командовали

римские граждане, уроженцы Рима и Италии? Выяснить это


очень важно для того, чтобы понять историю II и III вв. Что
мы можем ответить? Если говорить о политическом правовом
статусе отдельных элементов армии, то ее состав, можно ска­

зать, остался неизменным. На протяжении всего II в. штабс­


офицерами бьmи представители сенаторского и всаднического
сословия, центурионами бьmи римские граждане, как правило,
родившиеся и выросшие в Италии или в романизированных
областях западных провинциЙ. Преторианцы бьmи италиками
или выходцами из романизированных провинций Испании и

128
Норика или из Македонии. Все легионеры бьmи de iure рим­
скими гражданами. От солдат вспомогательных полков требо­
валось знание латыни, а по окончании службы они получали
право римского гражданства. Однако не подлежит сомнению,
что, несмотря на эти политические установки, почти все солда­
ты бьmи по происхождению провинциалами; италики служили
только в императорской гвардии, из рядов которой выходила
часть центурионов для остальной армии. После Адриана стало
правилом, чтобы каждая провинция поставляла своих собствен­
ных солдат.

Все это установлено в результате тщательных исследований


и хорошо известно современной науке. О социальной структуре
армии мы знаем меньше. Из какого класса, или классов, насе­
ления набирались солдаты? Какие области империи бьши пред­
ставлены ббльшим числом солдат - города или сельские мест­
ности? Несмотря на то что, называя свое полное, официальное,
имя, почти все солдаты указывали в качестве своего места жи­

тельства какой-нибудь город, это еще не решает вопроса. Со­


лдат мог быть приписан к территории этого города, хотя на
самом деле он бьm крестьянином или арендатором (colonus).
Наверняка, солдаты вспомогательных частей в основном наби­
рались из числа крестьян и пастухов. Но вот как обстояло дело
в легионах? Согласно расхожему мнению, в легионы тогда тоже
поступали главным образом крестьяне, так как горожане не
стремились на военную службу, да и офицеры их недолюбли­
вали. Я считаю это мнение правильным. Императоры П в. ста­
рались, конечно, при влечь в армию как можно больше рома­
низированной молодежи, а ее можно бьшо найти прежде всего
в городах. Они приветствовали и поддерживали создание про­
винциальных молодежных объединений, которые при необхо­
димости могли составить местное ополчение. Но дело в том,
что все эти молодежные объединения, в которых подрастала
смена римских легионеров, постепенно утратили сугубо город­
ской характер, особенно это относится к пограничным провин­
цияМ. Интересно бьшо бы проследить развитие этих collegia
iuvenum в рейнских провинциях в период после династии Фла­
виев. Молодежные объединения этих провинций не ограничи­
вались пределами немногочисленных официально признанных
городов двух германских провинций. Они встречаются и в ci- ci­
vitates, и в pagi, и в vici, т. е. в общинах, очень близких по
типу к германским и кельтским племенным союзам и кланам.
Тамошние молодежные объединения очень мало походил и на
«коллегии» италийских городов. В кельто-германских погра­
ничных провинциях эти италийские организации бьmи искус­
ственно привиты к таким полурелигиозным национальным ор­

ганизациям общеиндоевропейского происхождения, какие в до-


до­

5 м. И. Ростовцев, т. I 129
римское время существовали и в Италии. Германские iuvenes,
возможно, объединяли первоначально только представителей
высших сословий германскнх провинций - класс зажиточных
арендаторов и землевладельцев, в состав которого входили как

коренные жители, так и переселенцы, но со временем в эти


объединения, несомненно, влилась вся местная молодежь, год­
ная к военной службе.
Так, во II в. римская армия постепенно утратила связь с го­
родами и вернулась к своему исходному типу, превратившись
в армию землевладельцев и крестьян, не утративших связей с
землей. В шестой и седьмой главах мы увидим, что крестьян­
ство составляло преобладающее большинство населения Римс­
кой империи. Лучших солдат поставляли в армию, конечно же,
те страны, в которых процесс урбанизации шел медленно и где
города еще не поглотили такую значительную часть населения,

какая приходилась на их долю, например, в Греции, Италии и


в какой-то степени даже в Галлии.
Возможно, что спокойное, лояльное поведение армии, на­
блюдаемое нами во II в., отчасти объясняется характером ее
личного состава. За армией, состоявшей из крестьян, которые
никогда не принимали участия в политической жизни, бьuIO,
конечно, легче осуществлять надзор, подu.ерживая в ней надле­
жащую дисциплину, чем за армией городских пролетариев, ко­
торые по своему развитию не были такими непритязательными
и привыкли с пониманием следить за политическими события­
ми. Наше предположение о том, что армия II в. - И В особен­
ности второй его половины в эпоху правления Марка Аврелия
и Коммода - в основном состояла из сельского населения,
подтверждается тем, что в это время войско уже не набирали
из добровольцев. Во времена Марка Аврелия, когда на южиых
и северных границах lШIИ серьезные боевые действия, когда
германцы едва бьшо не прорвались в Италию, а на Востоке и
в Италии свирепствовала чума, стало уже невозможно доволь­
ствоваться добровольным набором в армию. Как известно,
Марк Аврелий, для того чтобы пополнить армию, бьш вынуж­
ден забирать в солдаты рабов, гладиаторов, служащих муници­
пальной полиции, а также германцев и представителей разбой­
ничьих племен далматов и дарданов. Эта акция, пускай даже
чрезвычайная, очень показательна, так как она говорит о том,
что даже в менее критические времена Марк Аврелий вряд ли
мог обойтись без принудительного набора для пополнения
армии. Следует напомнить, что во все времена как римские
граждане, так и провинциалы обязаны бьши нести воинскую
повинность, а пополнение вспомогательных частей в основном
осуществлялось
осуществлял ось методом рекрутского набора. Поскольку сель­
ское население составляло в империи большинство, а горожане

130
в эти трудные времена усиленно старались избежать военной
службы, то можно не сомневаться в том, что армия Марка
Аврелия состояла преимущественно из крестьян, причем из
крестьян наименее цивилизованных провинций Римской импе­
рии, которые поставляли самых крепких и надежных солдат. 34
Хорошее представление о составе провинциальных армий по
сравнению с преторианской гвардией можно получить, позна­
комившись с описанием, которое дано у Диона Кассия в том
месте, где он говорит о реформе