Вы находитесь на странице: 1из 316

Министерство образования и науки

Российской Федерации
Национальный исследовательский ядерный университет
«МИФИ»

А. П. Елохин

АВТОМАТИЗИРОВАННЫЕ
СИСТЕМЫ КОНТРОЛЯ
РАДИАЦИОННОЙ ОБСТАНОВКИ
ОКРУЖАЮЩЕЙ СРЕДЫ

Рекомендовано УМО «Ядерные физика и технологии»


в качестве учебного пособия
для студентов высших учебных заведений

Москва 2012
УДК 681.327
ББК 31.4н
Е53

Елохин А.П. Автоматизированные системы контроля радиационной обста-


новки окружающей среды: Учебное пособие. М.: НИЯУ МИФИ, 2012. – 316 с.

Рассматривается проблема автоматизированных систем контроля радиацион-


ной обстановки окружающей среды (АСКРО) в районе размещения АЭС или дру-
гих объектов использования атомной энергии (ОИАЭ).
Формулируются основная цель АСКРО и задачи, решение которых позволяет
достигнуть указанной цели. Проводится анализ существующих систем радиаци-
онного мониторинга окружающей среды, используемых на различных этапах раз-
вития систем телеметрии в атомной энергетике. Рассмотрены особенности изме-
рения метеопараметров атмосферы и способы их уточнения, вопросы оценки не-
обходимого и достаточного количества гамма-датчиков АСКРО и обосновывается
оптимизации их количества. Формулируются принципы расстановки постов кон-
троля в регионе АЭС, а также принципы и методы определения параметров вы-
броса радиоактивной примеси из вентиляционных труб АЭС.
Дается краткая характеристика приборному обеспечению АСКРО. Рассматри-
ваются перспективные методы дистанционного контроля радиоактивных облаков
и их следа на подстилающей поверхности. Формулируются принципы оптимиза-
ции прогностических расчетов по оценке радиоактивного загрязнения подсти-
лающей поверхности при радиационных авариях на АЭС.
Пособие предназначено для студентов, преподавателей технических универ-
ситетов с ориентацией учебного процесса на развитие атомной промышленности,
а также для инженерно-технического персонала АЭС и других ОИАЭ, проходя-
щего курсы повышения квалификации по радиационной безопасности, для инже-
неров проектных и научных сотрудников научно-исследовательских институтов,
ведущих разработки в области развития и использования атомной энергии.
Может быть полезным при изучении курсов, в структуру которых включены
вопросы ядерной энергетики и охраны окружающей среды, например, «Безопас-
ность жизнедеятельности», «Прикладная экология».
Пособие подготовлено в рамках Программы создания и развития НИЯУ
МИФИ.

Рецензент канд. физ.-мат. наук, доц. А.И. Ксенофонтов.

ISBN 978-5-7262-1716-1 © Национальный исследовательский


ядерный университет «МИФИ», 2012
ОГЛАВЛЕНИЕ

Предисловие .................................................................................................. 6
Перечень сокращений ................................................................................ 10
Термины и определения ............................................................................. 11
Введение ...................................................................................................... 18
Глава 1. Взаимодействие ионизирующего излучения с веществом ..... 23
1.1. Взаимодействие фотонов с веществом ....................................... 23
1.2. Общий характер взаимодействия фотонов с веществом........... 31
Контрольные вопросы и задания ......................................................... 34
Глава 2. Вопросы прохождения фотонного излучения в различных
средах ............................................................................................. 35
2.1. Основные понятия ......................................................................... 35
2.2. Активность радионуклида ............................................................. 36
2.3. Прохождение фотонного излучения в гомогенной среде.
Фактор накопления. Теорема Фано ............................................ 39
2.4. Дозиметрические характеристики поля излучения и единицы
их измерения ................................................................................. 48
2.5. Особенности переноса фотонного излучения вблизи границы
раздела сред воздух–земля ........................................................... 53
Контрольные вопросы и задания ......................................................... 57
Глава 3. Проблемы контроля окружающей среды при эксплуатации
атомных электростанций и других радиационно-опасных
предприятий атомной промышленности и методы
их решения ...................................................................................... 58
3.1. Методы и средства решения задач контроля окружающей
среды в различные этапы развития атомной энергетики ........... 59
3.2. Концепции построения систем автоматизированного контроля
радиационной обстановки окружающей среды .......................... 61
3.3. Методы повышения точности прогностических оценок
радиоактивного загрязнения окружающей среды
при радиационных авариях ........................................................... 68
Контрольные вопросы и задания ......................................................... 76
Глава 4. Общие принципы построения автоматизированных систем
радиационного мониторинга внешней среды для АЭС ............. 77
4.1. Измерение метеопараметров атмосферы и способы
их уточнения .................................................................................. 77
4.2. Оптимизация количества датчиков фотонного излучения
АСКРО ............................................................................................ 88
4.3. Принципы размещения датчиков фотонного излучения
во внешней среде ........................................................................... 93
Контрольные вопросы и задания ....................................................... 101
3
Глава 5. Методы определения параметров выброса газоаэрозольной
радиоактивной примеси из вентиляционных труб
АЭС .............................................................................................. 102
5.1. Комплект технических средств и условия их размещения
в вентиляционных трубах АЭС при определении параметров
выброса радиоактивной примеси в атмосферу .......................... 102
5.2. Метод оценки мощности выброса инертных радиоактивных
газов, выходящих из реактора через его систему пассивной
фильтрации ................................................................................... 103
5.3. Метод оценки мощности выброса газоаэрозольной
радиоактивной примеси из вентиляционных труб АЭС .......... 118
Контрольные вопросы и задания ....................................................... 127
Глава 6. Методы повышения точности прогностических оценок
радиоактивного загрязнения окружающей среды при
радиационных авариях ............................................................... 129
6.1. Расчет метеопараметров атмосферы .......................................... 129
6.2. Модель переноса радиоактивной примеси в атмосфере .......... 140
6.3. Оценка мощности дозы внешнего облучения ........................... 144
6.4. Оценка уровней радиоактивного загрязнения подстилающей
поверхности ................................................................................. 147
6.5. Оценка мощности дозы внешнего облучения от подстилающей
поверхности ................................................................................. 151
6.6. Оценка дозы при ингаляции ....................................................... 151
6.7. Оценка и уточнение радиационных характеристик
радиоактивного загрязнения окружающей среды .................... 156
Контрольные вопросы и задания ....................................................... 161
Глава 7. Приборное обеспечение АСКРО ........................................... 163
7.1.Датчик определения мощности выброса в вентиляционных
трубах АЭС, основанный на методе регистрации магнитного
поля, создаваемого движущимся ионизированным воздушным
потоком ........................................................................................... 163
7.2. Метод повышения чувствительности датчика, определяющего
мощность выброса в вентиляционной трубах АЭС ................... 178
7.3. Экспериментальные и расчетные данные характеристик
высокотемпературного датчика фотонного излучения,
определяющего мощность радиоактивных выбросов АЭС
с реактором, содержащим систему пассивной фильтрации,
в условиях радиационных аварий ................................................ 182
7.4. Безынерционный метод измерения скорости воздушного
потока .............................................................................................. 210
Контрольные вопросы и задания ....................................................... 230
4
Глава 8. Перспективные методы определения радиационных
характеристик радиоактивного загрязнения подстилающей
поверхности ............................................................................... 232
8.1. Использование радиолокационных станций
для дистанционного определения выбросов АЭС .................. 233
8.2. Определение мощности источника радиоактивных выбросов
по коэффициенту отражения электромагнитных волн ............ 246
8.3. Метод определения концентрации радионуклидов,
распространяющихся в атмосфере, на основе беспилотного
дозиметрического комплекса в условиях радиационных
аварий ............................................................................................ 274
8.4. Метод определения поверхностной активности подстилающей
поверхности в следе радиоактивного облака на основе
беспилотного дозиметрического комплекса в условиях
радиационных аварий ................................................................... 289
Контрольные вопросы и задания ....................................................... 303
Приложение .............................................................................................. 303
Список литературы ................................................................................... 306

5
ПРЕДИСЛОВИЕ

Рост технического прогресса и интенсивное строительство промыш-


ленных предприятий сопровождается, к сожалению, увеличением про-
мышленных выбросов, загрязняющих окружающую среду. Развитие
атомной энергетики и связанных с нею производств также затрагивает
проблему загрязнения внешней среды, которая резко обостряется в усло-
виях радиационных аварий. Поэтому одной из наиболее актуальных про-
блем атомной энергетики является повышение радиационной безо-
пасности действующих АЭС, связанных с ними производств атомной
промышленности и других объектов использования атомной энергии
(ОИАЭ).
Даже при хорошо отработанной (бесконтактной с внешней средой)
технологии производства существует определенная вероятность радиаци-
онной аварии и радиоактивного загрязнения внешней среды. Убедитель-
ными примерами могут служить радиационные аварии, произошедшие в
различное время:
на химкомбинате НПО «Маяк» (Челябинская область, СССР) 29 сен-
тября 1957 г., где в результате взрыва емкости с радиоактивными отхода-
ми тысячи квадратных километров были загрязнены радиоактивными аэ-
розолями. Подхваченное ветром, радиоактивное облако разнеслось по
площади более 20 тыс. км² Челябинской, Свердловской и Тюменской об-
ластей. Территория, подвергшаяся радиоактивному загрязнению в резуль-
тате аварии, позднее получила название «Восточно-Уральский радиоак-
тивный след» (ВУРС). Этот след существует до сих пор. В 1957 г. в зоне
ВУРС проживали 270 тыс. человек. До середины 1970-х гг. информация
об аварии тщательно скрывалась. Тогда с карт исчезли названия более 30
деревень. Но жители некоторых из них …остались;
на заводе Селлафильд (Уиндскейл, Великобритания) 10 октября
1957 г., где во время профилактических работ на одном из реакторов,
производящем плутоний для британского ядерного оружия, загорелись
три тонны урана. В результате пожара также произошел выброс радиоак-
тивных аэрозолей. Радиоактивное облако накрыло половину Европы:
часть достигла Норвегии, другая часть – Швейцарии. Последствия аварии
тщательно скрывались. Только по истечении 30 лет стали известны неко-
торые подробности;
6
на АЭС «Tree Mile Island» (штат Пенсильвания, США) 28 марта
1979 г. из-за ошибок персонала произошло частичное расплавление ак-
тивной зоны реактора. Это вызвало выброс радиоактивных газов в атмо-
сферу и жидких радиоактивных отходов в реку Сукуахана;
на Чернобыльской АЭС 26 апреля 1986 г. Эта авария характе-
ризовалась значительным выходом радионуклидов в атмосферу, больши-
ми площадями радиоактивного загрязнения подстилающей поверхности с
эвакуацией населения из 30 – км зоны на Украине. Сильно загрязненными
зонами также оказались некоторые районы Гомельской и Могилевской
областей Белоруссии и Брянской области России, которые расположены
примерно в 200 км от АЭС, причем плотность загрязнения по цезию в
ряде населенных пунктов этих областей составила более 40 Ки на квад-
ратный километр (Ки/км2). Еще одна, северо-восточная зона, расположена
в 500 км от АЭС, в нее входят некоторые районы Калужской, Тульской и
Орловской областей. Плотности загрязнения здесь были ниже, и, как пра-
вило, не превышали 15 Ки/км2;
на заводе по переработке ядерного топлива Tokaimura (неподалеку от
Токио, Япония) 30 сентября 1999 г., где по вине сотрудников предприятия
началась неуправляемая ядерная реакция, которую не удалось вовремя
остановить. Прилегающие районы подверглись сильному радиоактивному
заражению. Двое сотрудников предприятия погибли. Более 400 человек
получили сильные дозы радиации.
Эти примеры показывают, что задача радиационного контроля внеш-
ней среды, осуществляемая автоматизированной системой контроля ра-
диационной обстановки (АСКРО), действительно, является важной и ак-
туальной, причем настолько, что без сдачи в эксплуатацию АСКРО на
атомной станции не дают разрешение даже на физпуск.
Цель предлагаемого учебного пособия состоит в том, чтобы познако-
мить читателей с современными методами проектирования и разработки
оптимизированных автоматизированных систем контроля радиационной
обстановки (АСКРО), осуществляющих радиационный контроль окру-
жающей среды вокруг атомных электростанций и других ОИАЭ.
В представленном учебном пособии рассматривается проблема авто-
матизированных систем контроля радиационной обстановки окружающей
среды (радиационного мониторинга) в районе размещения АЭС или дру-
гих ОИАЭ, основы взаимодействия ионизирующего излучения с вещест-
вом, а также термины и определения дозиметрических характеристик по-
лей излучений.
Формулируются основная цель АСКРО и задачи, решение которых
позволяет достигнуть указанной цели. Проводится анализ существующих
систем радиационного мониторинга окружающей среды, используемых на
различных этапах развития систем телеметрии в атомной энергетике. Рас-
7
смотрены особенности измерения метеопараметров атмосферы и способы
их уточнения. Рассматриваются вопросы оценки необходимого и доста-
точного количества гамма-датчиков АСКРО и обосновывается оптимиза-
ции их количества. Формулируются принципы расстановки постов кон-
троля в регионе АЭС, а также принципы и методы определения парамет-
ров выброса радиоактивной примеси из вентиляционных труб АЭС.
Рассматривается метод оценки величины мощности выброса инерт-
ных радиоактивных газов, осуществляемого через выходные патрубки
системы пассивной фильтрации межоболочечного пространства в рамках
проектов реакторов ВВЭР-1500, АЭС-2006, а также мощности газоаэро-
зольных радиоактивных выбросов, осуществляемых через вентиляцион-
ные трубы АЭС.
Дается краткая характеристика приборному обеспечению АСКРО.
Показано, что использование проточной и непроточной ионизационных
камер, которые располагаются либо в выходных патрубках системы пас-
сивной фильтрации межоболочечного пространства реактора, либо в вен-
тиляционных трубах АЭС, а также ксенонового гамма-детектора, для
оценки величины мощности выбросов позволяет получать информацию о
последней в режиме реального времени (on-line).
Рассматриваются перспективные методы дистанционного контроля
радиоактивных облаков и их следа на подстилающей поверхности.
Формулируются принципы оптимизации прогностических расчетов
по оценке радиоактивного загрязнения подстилающей поверхности при
радиационных авариях на АЭС.
Учебное пособие состоит из предисловия, введения, терминов и опре-
делений, наиболее характерных для задач радиационного мониторинга
окружающей среды, перечня сокращений и 8 глав текста. Список литера-
туры составлен в соответствии с главами.
В главе 1 рассматриваются вопросы взаимодействия фотонного излу-
чения с веществом; в главе 2 – вопросы переноса фотонного излучения в
различных средах, дозиметрические характеристики поля излучения и их
единицы измерения. Главе 3 посвящена проблемам контроля окружаю-
щей среды при экплуатции атомных электростанций и других радиацион-
но-опасных предприятий атомной промышленности и методам их реше-
ния. В главе 4 рассматриваются общие принципы построения автомати-
зированных систем радиационного мониторинга внешней среды для АЭС.
В главе 5 рассматриваются методы определения параметров выброса га-
зоаэрзольной радиоактивной примеси из вентиляционных труб АЭС. Гла-
ве 6 посвящена вопросам повышения точности прогностических оценок
радиоактивного загрязнения окружающей среды при радиационных ава-
риях. Глава 7 посвящена вопросу приборного обеспечения АСКРО. В гла-
ве 8 рассматриваются перспективные методы определения радиационных
8
характеристик радиоактивного загрязнения воздушной среды и подсти-
лающей поверхности.
Учебное пособие подготовлено на основе курса лекций, читавшихся
автором в течении ряда лет в Национальном исследовательском ядерном
университете «МИФИ» на кафедре «Автоматика». Материал книги рас-
считан на читателя, знакомого с атомной и ядерной физикой, с эффектами
взаимодействия ионизирующих излучений с веществом и методами реги-
страции ионизирующих излучений. Поэтому указанные вопросы затрону-
ты лишь в степени, необходимой для понимания соответствующих разде-
лов курса. Более подробно изложены вопросы разделов курса, касающих-
ся переноса радиоактивной примеси в атмосфре и перспективных методов
оценки уровней радиоактивного загрязнения окружающей среды.
Учебное пособие предназначено для студентов, преподавателей тех-
нических университетов с ориентацией учебного процесса на развитие
атомной промышленности, а также для инженерно-технического персона-
ла АЭС и других ОИАЭ, проходящего курсы повышения квалификации
по радиационной безопасности. Для инженеров проектных и научных со-
трудников научно-исследовательских институтов, ведущих разработки в
области развития и использования атомной энергии.

Пользуясь случаем, автор выражает искреннюю благодарность рецен-


зенту – кандидату физико-математических наук, доценту НИЯУ МИФИ
Ксенофонтову А.И. за ценные советы по улучшению содержания книги и
устранению ряда ее недостатков, а также своим коллегам – сотрудникам
лаборатории «Анализ радиационных последствий аварий» отдела радиа-
ционной безопасности НТЦ ЯРБ, оказавшим неоценимую техническую
помощь в подготовке рукописи.

9
ПЕРЕЧЕНЬ СОКРАЩЕНИЙ

АСКРО − автоматизированная система контроля радиационной об-


становки (окружающей среды);
АСРК − автоматизированная система радиационного контроля;
БДК − беспилотный (радиоуправляемый) дозиметрический ком-
плекс;
ДМРВ − датчик мощности радиоактивных выбросов;
ОИАЭ – объект использования атомной энергии;
ПС − программное средство;
ПО – программное обеспечение;
РЛС − радиолокационная станция;
PВ – мощность выброса радиоактивной примеси.

10
ТЕРМИНЫ И ОПРЕДЕЛЕНИЯ

АКТИВНОСТЬ1 (A) – мера радиоактивности какого-либо коли-


чества радионуклида, находящегося в данном энергетическом со-
стоянии в данный момент времени:
A = dN/dt ,
где dN – ожидаемое число спонтанных ядерных превращений из
данного энергетического состояния, происходящих за промежуток
времени dt. Единицей активности является беккерель (Бк). Исполь-
зовавшаяся ранее внесистемная единица активности кюри (Ки) со-
ставляет 3,7×1010 Бк.
АКТИВНОСТЬ УДЕЛЬНАЯ1 (объемная) – отношение активно-
сти A радионуклида в веществе к массе m (объему V) вещества:
Am = A/m; AV = A/V.
Единица удельной активности – беккерель на килограмм, Бк/кг.
Единица объемной активности – беккерель на метр кубический,
Бк/м3.
АТОМНАЯ СТАНЦИЯ2 (АС) – ядерная установка для произ-
водства энергии в заданных режимах и условиях применения, рас-
полагающаяся в пределах определенной проектом территории, на
которой для осуществления этой цели используется ядерный реактор
(реакторы) и комплекс необходимых систем, устройств, оборудова-
ния и сооружений с необходимыми работниками (персоналом).
АТОМНАЯ ЭЛЕКТРИЧЕСКАЯ СТАНЦИЯ2 (АЭС) – атомная
станция, предназначенная для производства электрической энергии.
5. БЕЗОПАСНОСТЬ АС, ЯДЕРНАЯ И РАДИАЦИОННАЯ2 (да-
лее по тексту БЕЗОПАСНОСТЬ АС) – свойство АС при нормаль-
ной эксплуатации и нарушениях нормальной эксплуатации, вклю-
чая аварии, ограничивать радиационное воздействие на персонал,
население и окружающую среду установленными пределами.
ВЗВЕШИВАЮЩИЕ КОЭФФИЦИЕНТЫ ДЛЯ ОТДЕЛЬНЫХ
ВИДОВ ИЗЛУЧЕНИЯ1 – при расчете эквивалентной дозы (WR) –
используемые в радиационной защите множители поглощенной
1
Приложения к нормам радиационной безопасности НРБ-99/2009. СанПиН
2.6.1.2523-09.
2
Обшие положения обеспечения безопасности атомных станций ОПБ 88/97
(ПНАЭГ-01-011-97) (НП-001-97).
11
дозы, учитывающие относительную эффективность различных ви-
дов излучения в индуцировании биологических эффектов приведе-
ны в табл. П1 (см. приложение).
ВЗВЕШИВАЮЩИЕ КОЭФФИЦИЕНТЫ ДЛЯ ТКАНЕЙ И ОР-
ГАНОВ1 при расчете эффективной дозы (WT) – множители экви-
валентной дозы в органах и тканях, используемые в радиационной
защите для учета различной чувствительности разных органов и
тканей ввозникновении стохастических эффектов радиации приве-
дены в табл. П2 (см. приложение).
ВМЕШАТЕЛЬСТВО1 – деятельность, направленная на сниже-
ние вероятности, либо дозы, либо неблагоприятных последствий
облучения населения при радиационных авариях, при обнаружении
радиоактивных загрязнений объектов окружающей среды или по-
вышенных уровней природного облучения на территориях, в зда-
ниях и сооружениях.
ВЫБРОС РАДИОАКТИВНОЙ ПРИМЕСИ – поступление ра-
дионуклидов в виде инертных радиоактивных газов и аэрозолей в
атмосферу в условиях штатной работы или в результате радиаци-
онной аварии.
ДОЗА ПОГЛОЩЕННАЯ1 (D) – величина энергии ионизи-
рующего излучения, переданная веществу:
D = dE dm ,
где dE – средняя энергия, переданная ионизирующим излучением
веществу, находящемуся в элементарном объеме, а dm – масса веще-
ства в этом объеме. Энергия может быть усреднена по любому опре-
деленному объему, и в этом случае средняя доза будет равна полной
энергии, переданной объему, деленной на массу этого объема. В
единицах СИ поглощенная доза измеряется в джоулях, деленных на
килограмм (Дж/кг), и имеет специальное название – грей (Гр). Ис-
пользовавшаяся ранее внесистемная единица рад равна 0,01 Гр.
ДОЗА ИНГАЛЯЦИОННАЯ – поглощенная доза, обусловленная
вдыханием загрязненного радиоактивными аэрозолями воздуха.
ДОЗА ПРЕДОТВРАЩАЕМАЯ – прогнозируемая доза вслед-
ствие радиационной аварии, которая может быть предотвращена
защитными мероприятиями.

12
ЗАГРЯЗНЕНИЕ РАДИОАКТИВНОЕ 1 – присутствие радиоак-
тивных веществ на поверхности, внутри материала, в воздухе, в
теле человека или в другом месте, в количестве, превышающем
уровни, установленные Санитарными Правилами.
ЗАПРОЕКТНАЯ АВАРИЯ2 – авария, вызванная не учитывае-
мыми для проектных аварий исходными событиями или сопровож-
дающаяся дополнительными по сравнению с проектными авариями
отказами систем безопасности сверх единичного отказа, реализа-
цией ошибочных решений персонала.
ЗОНА НАБЛЮДЕНИЯ1 (ЗН) – территория за пределами са-
нитарно-защитной зоны, на которой проводится радиационный
контроль.
ИОНИЗИРУЮЩЕЕ ИЗЛУЧЕНИЕ (ИИ) – потоки фотонов или
частиц, возникающих в частности и при радиоактивном распаде,
ядерных превращениях, торможении заряженных частиц в вещест-
ве, взаимодействие которых со средой приводит к ионизации ее
атомов или молекул, образуя ионы разных знаков.
КОНТРОЛЬ РАДИАЦИОННЫЙ1 – получение информации о
радиационной обстановке в организации, в окружающей среде и об
уровнях облучения людей (включает в себя дозиметрический и ра-
диометрический контроль).
МЕТЕОРОЛОГИЧЕСКИЕ ПАРАМЕТРЫ – параметры, харак-
теризующие состояние приземного и пограничного слоев атмосфе-
ры и определяющие состояние ее устойчивости. К этим параметрам
относятся скорость ветра, температура, влажность, атмосферное
давление, осадки.
МОЩНОСТЬ ВЫБРОСА РАДИОАКТИВНОЙ ПРИМЕСИ –
величина равная произведению секундного расхода G [м3/с] на
объемную активность Av [Бк/м3].
МОЩНОСТЬ ДОЗЫ1 – доза излучения за единицу времени
(секунду, минуту, час).
НАСЕЛЕНИЕ1 – все лица, включая персонал вне работы с ис-
точниками ионизирующего излучения.
НОРМАЛЬНАЯ ЭКСПЛУАТАЦИЯ2 – эксплуатация АС в оп-
ределенных проектом эксплуатационных пределах и условиях.
ОБЛУЧЕНИЕ1 – воздействие на человека ионизирующего из-
лучения.
13
ОРОГРАФИЯ ПОДСТИЛАЮЩЕЙ ПОВЕРХНОСТИ – осо-
бенности региона, учитывающие своеобразность рельефа подсти-
лающей поверхности и ее шероховатость.
ПЕРСОНАЛ1 – лица, работающие с техногенными источника-
ми излучения (группа А) или работающие на радиационном объек-
те или на территории его санитарно-защитной зоны и находящиеся
в сфере воздействия техногенных источников (группа Б).
ПЛОТНОСТЬ ПОТОКА ИОНИЗИРУЮЩИХ ЧАСТИЦ – отно-
шение потока ионизирующих частиц dΦ, проникающих в объем
элементарной сферы, к площади центрального поперечного сечения
d S этой сферы: φ = d Φ / d S = dN /( dSdt ).
ПЛОТНОСТЬ ПОТОКА ЭНЕРГИИ ИОНИЗИРУЮЩИХ
ЧАСТИЦ – отношение потока энергии ионизирующих частиц dΦE,
проникающих в объем элементарной сферы, к площади цен-
трального поперечного сечения dS этой сферы: I = dΦE/dS =
= dW/(dSdt).
ПОГРАНИЧНЫЙ СЛОЙ АТМОСФЕРЫ – слой атмосферы,
прилегающий к земной поверхности до высоты в среднем толщи-
ной 1000 м, свойства которого в основном определяются динамич-
ными и тепловыми воздействиями земной поверхности.
ПОСЛЕДСТВИЯ АВАРИИ2 – возникшая в результате аварии
радиационная обстановка, наносящая убытки и вред из-за превы-
шения установленных пределов радиационного воздействия на
персонал, население и окружающую среду.
ПОТОК ИОНИЗИРУЮЩИХ ЧАСТИЦ – отношение числа иони-
зирующих частиц dN, падающих на данную поверхность за ин-
тервал времени dt , к этому интервалу: Φ = dN/dt.
ПОТОК ЭНЕРГИИ ИОНИЗИРУЮЩИХ ЧАСТИЦ – отношение
суммарной энергии (исключая энергию покоя) dW всех ионизирую-
щих частиц, падающих на данную поверхность за интервал времени
dt, к этому интервалу: ФE = dW / dt .
ПРЕДЕЛ ДОЗЫ1 (ПД) – значение эффективной или эквива-
лентной дозы техногенного облучения населения и персонала за
счет нормальной эксплуатации радиационного объекта, которое не
должно превышаться. Соблюдение предела годовой дозы предот-
вращает возникновение детерминированных эффектов, а вероят-
ность стохастических эффектов сохраняется при этом на приемле-
мом уровне.
14
ПРИЗЕМНЫЙ СЛОЙ АТМОСФЕРЫ – часть пограничного
слоя атмосферы; нижний, прилегающий к земной поверхности
слой тропосферы толщиной 30–50 м (иногда до 250 м), свойства
которого в значительной степени определяются близостью подсти-
лающей поверхности. В приземном слое атмосферы скорость вет-
ра, температура и влажность воздуха особенно быстро меняются с
высотой. Это слой атмосферы, в котором обычно возникают при-
земные инверсии температуры, туманы, заморозки, скапливаются
загрязнения.
ПРОЕКТНАЯ АВАРИЯ2 – авария, для которой проектом оп-
ределены исходные события и конечные состояния радиационной
обстановки и предусмотрены системы безопасности, обеспечи-
вающие с учетом принципа единичного отказа систем безопасно-
сти или одной, независимой от исходного события ошибки персо-
нала, ограничение ее последствий установленными для таких ава-
рий пределами.
РАДИАЦИОННАЯ АВАРИЯ1 – потеря управления источни-
ком ионизирующего излучения, вызванная неисправностью обору-
дования, неправильными действиями работников (персонала), сти-
хийными бедствиями или иными причинами, которая могла при-
вести или привела к облучению людей выше установленных норм
или радиоактивному загрязнению окружающей среды. Авария ха-
рактеризуется исходным событием, путями протекания и последст-
виями.
РАДИАЦИОННАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ НАСЕЛЕНИЯ1 – со-
стояние защищенности и настоящего, и будущего поколений лю-
дей от вредного для их здоровья воздействия ионизирующего из-
лучения.
САНИТАРНО-ЗАЩИТНАЯ ЗОНА1 (СЗЗ) – территория вокруг
радиационного объекта, за пределами которого уровень облучения
населения за счет нормальной эксплуатации радиационного объек-
та не превышает установленную для него квоту.
СБРОС – поступление радионуклидов в водную среду.
СКОРОСТЬ СУХОГО ОСАЖДЕНИЯ – это отношение интен-
сивности оседания примеси в Бк/м2с к концентрации в приземном
слое воздуха в Бк/м3. Скорость сухого осаждения определяется си-
лой тяжести и зависит от аэродинамического размера частиц. Для
частиц диаметром от 0,1 до 1 мкм скорость сухого осаждения равна
15
0,02 см/с, для частиц диаметром от 1 до 10 мкм она изменяется от
0,02 до 5 см/с. Эта величина зависит также от типа поверхности и
физико-химических свойств радионуклида. Величины скорости
сухого осаждения для некоторыхрадионуклидов приведены в табл.
П4 (см. приложение).
СОСТОЯНИЕ УСТОЙЧИВОСТИ ПОГРАНИЧНОГО СЛОЯ
АТМОСФЕРЫ – состояние пограничного слоя атмосферы, харак-
теризуемое относительно устойчивыми во времени полями метео-
рологических элементов (температурой, скоростью ветра, его на-
правлением, влажностью и т.д.).
ТЯЖЕЛАЯ ЗАПРОЕКТНАЯ АВАРИЯ2 – запроектная авария с
повреждением твэлов выше максимального проектного предела,
при которой может быть достигнут предельно допустимый аварий-
ный выброс радиоактивных веществ в окружающую среду.
УРОВЕНЬ ВМЕШАТЕЛЬСТВА2 – определяющие радиацион-
ную обстановку и ее развитие параметры и характеристики, сово-
купность которых требует проведения мероприятий по защите пер-
сонала и населения.
УРОВЕНЬ КОНТРОЛЬНЫЙ1 – значение контролируемой ве-
личины дозы, мощности дозы, радиоактивного загрязнения и т.д.,
устанавливаемое для оперативного радиационного контроля, с це-
лью закрепления достигнутого уровня радиационной безопасности,
обеспечения дальнейшего снижения облучения персонала и насе-
ления, радиоактивного загрязнения окружающей среды.
ФЛЮЕНС ИОНИЗИРУЮЩИХ ЧАСТИЦ – отношение числа
ионизирующих частиц dN, проникающих в объем элементарной
сферы, к площади центрального поперечного сечения dS этой
сферы: Φ = dN/dS.
ФЛЮЕНС ЭНЕРГИИ ИОНИЗИРУЮЩИХ ЧАСТИЦ – отно-
шение суммарной энергии (исключая энергию покоя) dW всех ио-
низирующих частиц, проникающих в объем элементарной сферы, к
площади центрального поперечного сечения dS этой сферы: Φw =
dW/dS.
ШЕРОХОВАТОСТЬ ПОДСТИЛАЮЩЕЙ ПОВЕРХНОСТИ –
неровности подстилающей поверхности, в частности, городские
строения, растительный покров, снежный покров и прочее, оказы-
вающие значительное влияние на характер распространения воз-
душного потока. Влияние таких неровностей учитывается с помо-
16
щью изменения параметра шероховатости z0, величина которого
приводится в табл. П3 (см. приложение).
ЭКСПЛУАТАЦИЯ2 – вся деятельность, направленная на дос-
тижение безопасным образом цели, для которой была построена
АС, включая работу на мощности, пуски, остановы, испытания,
техническое обслуживание, ремонты, перегрузки ядерного топли-
ва, инспектирование во время эксплуатации и другую связанную с
этим деятельность.
ЭКСПЛУАТИРУЮЩАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ2 АС – организация,
созданная в соответствии с законодательством Российской Федера-
ции и признанная соответствующим органом управления использо-
ванием атомной энергии пригодной эксплуатировать АС и осуще-
ствлять собственными силами или с привлечением других органи-
заций деятельность по размещению, проектированию, сооружению,
эксплуатации и выводу из эксплуатации АС, а также деятельность
по обращению с ядерными материалами и радиоактивными веще-
ствами. Для осуществления этих видов деятельности эксплуати-
рующая организация АС должна иметь лицензии Госатомнадзора
России.

17
ВВЕДЕНИЕ

Основная цель систем автоматизированного контроля состоит в


обеспечении руководства1 АЭС информацией, способствующей
минимизации последствий радиационной аварии на АЭС.
Основными задачами систем автоматизированного контроля
радиационной обстановки (АСКРО) являются: раннее обнаруже-
ние повышенного или аварийного выброса, прогнозирование его
распространения и загрязнения окружающей среды (подсти-
лающей поверхности и воздушного бассейна), измерение значе-
ний мощности дозы фотонного излучения на местности, оцен-
ка дозовых нагрузок на персонал и население, а также выдача
рекомендаций по принятию решений о защите населения.
Система должна функционировать в режиме реального време-
ни, что достигается за счет автоматизации сбора данных по радиа-
ционным и метеорологическим параметрам, на основе которых
осуществляются прогностические расчеты с использованием мате-
матической модели распространения радиоактивной примеси в ат-
мосфере при выбросах АЭС.
Основу АСКРО составляет система постов радиационного кон-
троля, предназначенных для измерения мощности дозы фотонного
излучения, расположенных вокруг АЭС; система метеодатчиков,
размещаемых на метеомачте; программное обеспечение нижнего
уровня, служащее для обработки первичной информации, посту-
пающей с указанных датчиков; программное обеспечение верхнего
уровня, представляющее собой набор специальных математических
программ, предназначенных для прогностических расчетов перено-
са радиоактивной примеси в атмосфере, оценке уровней радиоак-
тивного загрязнения подстилающей поверхности, дозовых нагрузок
на персонал и население в условиях радиационных аварий; специ-
ального программного обеспечения принятия решений, позволяю-
щего минимизировать последствия радиационных аварий.
К системе в целом и к математическим моделям в частности
предъявляют определенные требования, которые формулируются в
рамках концепции, определяющей принципы построения системы.

1
Типовое содержание плана мероприятий по защите персонала в случае
аварии на атомной станции (НП 015-2000).
18
Выбор математической модели осуществляют исходя из сле-
дующих критериев:
1. Модель должна давать надежный расчет радиационных ха-
рактеристик в районе размещения объекта на расстоянии от источ-
ника до 50 км в пограничном слое атмосферы в диапазоне 1,5–2,5
км и учитывать различные метеорологические условия (состояния
устойчивости атмосферы).
2. Должны отсутствовать субъективные факторы оценки ме-
теорологического состояния атмосферы, например: низкая облач-
ность, высокая облачность и т.д.
3. Измерение метеопараметров должно осуществляться про-
стыми и надежными способами и содержать минимум датчиков.
4. Вычислительные процедуры, реализующие выбранную мо-
дель должны осуществляться в режиме реального времени.
Таким требованиям отвечают модели пограничного слоя атмо-
сферы. Эти модели позволяют использовать метеобашню высотой
не более 40 м, в отличие от 100–120-метровой, необходимой при
использовании гауссовой модели атмосферной диффузии (модели
Пасквилла–Гиффорда). Использование этих моделей также дает
возможность определить необходимое и достаточное количество
гамма-датчиков системы, позволяющих осуществлять оперативное
наблюдение промплощадки и санитарно-защитной зоны при со-
стоянии устойчивости атмосферы не ниже класса F модели Паск-
вилла–Гиффорда и при любом направлении выброса. Для опти-
мального использования данных измерений датчиков фотонного
излучения, последние необходимо размещать в регионе СЗЗ радиу-
сом R ≤ 3 км определенным образом: равномерно по азимуту, но
на различных расстояниях от источника. Это позволяет уточнять
величину выброса радиоактивной примеси, поступающей в атмо-
сферу из источника, при любом направлении ее распространения, а
также все радиационные характеристики радиоактивного загрязне-
ния окружающей среды (включая и среднюю энергию фотонов ра-
дионуклидов радиоактивной примеси) даже при отсутствии ин-
формации о радионуклидном составе последней.
Кроме традиционных задач прогнозирования, решение которых
может быть представлено совокупностью уровней поверхностной
активности подстилающей поверхности, мощности дозы внешнего
облучения и т.д., к нетривиальным задачам, связанным с радиаци-
19
онными характеристиками радиоактивного загрязнения окружаю-
щей среды, относится задача выбора оптимального пути следова-
ния при эвакуации населения из загрязненного района. Решение
этой задачи позволяет найти ответ на следующие вопросы:
- сколько потребуется автотранспортных средств при эвакуации
населения из населенного пункта;
- сколько потребуется водителей для эвакуации населения;
- сколько рейсов должен сделать водитель без опасности пере-
облучения;
- сколько потребуется горючего и т.д.?
Система АСКРО должна отвечать экономическим, экологиче-
ским критериям, учитывать орографию подстилающей поверхно-
сти, а также использовать определенные физические критерии, по-
зволяющие провести прогностические расчеты уровней радиоак-
тивного загрязнения подстилающей поверхности, дозовых нагрузок
на персонал и население при отсутствии данных о радионуклидном
составе радиоактивных выбросов в атмосферу, используя лишь по-
казания датчиков радиационного контроля в условиях радиацион-
ных аварий.
Под оптимизацией АСКРО понимается выбор необходимого и
достаточного количества датчиков радиационного контроля, раз-
мещаемых вокруг АЭС, методы их размещения, позволяющие по-
высить точность прогностических расчетов при оценке уровней
радиоактивного загрязнения подстилающей поверхности, дозовых
нагрузок на персонал и население в условиях радиационных ава-
рий.
Одним из наиболее важных параметров переноса радиоактив-
ной примеси в атмосфере является величина мощности выброса в
атмосферу из вентиляционной труб АЭС. Эта величина определя-
ется как произведение объемной активности Аv (Бк/м³) на секунд-
ный расход G (м³/с). Этот параметр при штатной работе АЭС, про-
ектных и запроектных авариях в случае использования автоматизи-
рованной системы контроля радиационной обстановки должен
оцениваться в автоматическом режиме. Величину объемной актив-
ности можно найти через измерение мощности дозы, а секундный
расход, при известной зависимости скорости воздушного потока в
веттрубе как функции радиуса W(r), в виде интеграла по сечению
вентиляционной трубы. Таким образом, если при помощи датчика
20
могут быть измерены скорость воздушного потока в некоторой
точке внутри вентиляционной трубы вблизи ее устья и мощность
дозы от радиоактивной примеси, то задача определения мощности
выброса может быть успешно решена.
Для определения этого параметра были разработаны конструк-
ции датчиков, отличающиеся принципом действия, и проведены
эксперименты, в рамках которых исследовалась их работоспособ-
ность. В основе работы ионизационно-индукционного датчика ле-
жит эффект разделения зарядов в электрическом поле плоской ио-
низационной камеры и при наличии продольной составляющей
скорости ионов, обусловленной переносом воздушного потока,
возбуждением магнитного поля, максимальное значение которого
сосредоточено в центре между электродами, где располагается со-
леноид.
В этом датчике для оценки скорости воздушного потока ис-
пользовались следующие соображения. В электрическом поле при
разделении ионов в приэлектродных областях ионизационной ка-
меры возникают униполярные заряды. Если скорость воздушного
потока в вентиляционной трубе при заданной мощности дозы, обу-
словленной прохождением газоаэрозольной радиоактивной приме-
си по трубе, будет изменяться, то соответственно в приэлектрод-
ных областях ионизационной камеры будет изменяться и продоль-
ный ток униполярных зарядов и, соответственно, магнитное поле,
создаваемое движением этих зарядов. Объемную активность кон-
центрации радиоактивной газоаэрозольной примеси в этом датчике
находили по ионизационному току, связывая последний с мощно-
стью дозы ионизирующего излучения. Однако чувствительность
этого датчика оказалась низка за счет невысокой чувствительности
блока регистрирующего ЭДС индукции, обусловленной изменени-
ем магнитного поля. В связи с этим пришлось отказаться от такого
метода регистрации скорости воздушного потока и разработать
систему датчиков, основанную только на измерении ионизацион-
ных токов, состоящую из проточной и непроточной ионизацион-
ных камер, чувствительность которых оказывается на порядок вы-
ше ионизационно-индукционного. Скорость воздушного потока в
указанной системе датчиков пропорциональна разности ионизаци-
онных токов проточной и непроточной ионизационных камер, а

21
величина объемной активности – мощности дозы, которая регист-
рировалась непроточной ионизационной камерой.
В качестве перспективных методов контроля окружающей сре-
ды рассматривается использование радиолокационных станций,
позволяющих по измеренному коэффициенту отражения скани-
рующей электромагнитной волны и ряду метеорологических пара-
метров определять величину плотности поверхностной активности
загрязненной подстилающей поверхности или величину мощности
выброса радиоактивной примеси в атмосферу. Кроме того, к пер-
спективным методам контроля окружающей среды следует отнести
и методы, основанные на использовании беспилотных дозиметри-
ческих комплексов, позволяющих определять концентрацию газо-
аэрозольной радиоактивной примеси либо в воздухе при ее распро-
странении по ветру, либо на подстилающей поверхности в следе
радиоактивного облака. В рамках предлагаемого учебного пособия
излагаются принципы использования РЛС для указанных целей и
дается краткое содержание методов оценки объемной или поверх-
ностной концентрации газоаэрозольной радиоактивной примеси
при помощи БДК.

22
Глава 1. ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ ИОНИЗИРУЮЩЕГО ИЗЛУЧЕНИЯ
С ВЕЩЕСТВОМ

1.1. Взаимодействие фотонов с веществом

Основными видами взаимодействия фотонов с веществом яв-


ляются: фотоэффект, эффект Комптона и образование электронно-
позитронных пар [1,2].

1.1.1. Фотоэффект

Фотоэффектом называется такой процесс взаимодействия фото-


на с электроном, связанным с атомом, при котором электрону пе-
редается вся энергия фотона. При этом электрон выбрасывается
за пределы атома с кинетической энергией
Te = Eγ − I i , (1.1)
где Еγ – энергия фотона; Ii – потенциал ионизации i-й оболочки
атома.
Очевидно, что при Eγ < Iк фотоэффект возможен только на L-,
М-,... и т. д. оболочках и невозможен на K-оболочке; при Eγ < IL
фотоэффект возможен только на M-, N-,..., и т.д. оболочках и не-
возможен на K- и L-оболочках и т.д. Освободившееся в результате
фотоэффекта место на электронной оболочке заполняется электро-
нами с вышерасположенных оболочек. Этот процесс сопровождает-
ся испусканием флуоресцентного излучения или испусканием оже-
электронов (непосредственная передача энергии возбуждения ато-
ма электрону этого же атома). При этом энергия оже-электрона не
зависит от энергии возбуждающего излучения, а определяется
структурой энергетических уровней атома.
Для фотоэффекта весьма существенна связь электрона с ато-
мом, которому передается часть импульса фотона. Фотоэффект
возможен только на связанном электроне. Чем меньше связь элек-
трона с атомом по сравнению с энергией фотона, тем менее вероя-
тен фотоэффект. Это обстоятельство определяет все основные
свойства фотоэффекта: ход сечения с энергией, соотношение веро-
ятностей фотоэффекта на разных электронных оболочках и зави-
симость сечения от заряда среды.
23
На рис. 1.1 представлена зависимость массового коэффициента
фотонного излучения (см. ниже) для платины, который в данной
области энергий пропорционален сечению фотоэффекта, как функ-
ция энергии Eγ. Из рисунка видно, что при больших энергиях фото-
нов (для которых все электроны атома cлабо связаны) сечение ма-
ло.

Рис. 1.1. Зависимость массового коэффициента фотонного излучения


для платины (Pt) как функции энергии E
i

По мере убывания Eγ (возрастания связанности электронов, от-


несенной к энергии фотонов I к Eγ ) сечение возрастает. Рост сече-
ния продолжается до тех пор, пока Еγ не станет равной потенциалу
ионизации для K-оболочки (Eγ = Iк). Начиная с Eγ < Iк, фотоэффект
на K-оболочке становится невозможным,, и сечение фотоэффекта оп-
ределяется только взаимодействием фотонов с электронами L-, М-, и
т. д. оболочек. Но электроны этих оболочек связаны с атомом сла-
бее, чем электроны K-оболочки.
Поэтому при равных энергиях фотонов вероятность фотоэффекта
электрона с L - и тем более с М-оболочки существенно меньше, чем с
K-оболочки. В связи с этим при Еγ= IК на кривой сечения наблюдает-
ся резкий скачок.
24
При Eγ < Iк сечение фотоэффекта снова начинает расти, так как
опять возрастает относительная связанность электрона I L Eγ . Рост
прекращается при Eγ = IL, где наблюдается новый резкий скачок
сечения, и т. д.
Ход сечения фотоэффекта для каждой из электронных оболочек
приблизительно передается законом 1 Eγ3 . Суммарное сечение фото-
эффекта (для электронов всех оболочек) при Еγ > Iк меняется по за-
кону σфот ~ 1 Eγ7 2 , а при Еγ >> Iк (когда относительная связанность
электронов с дальнейшим ростом энергии меняется мало) по закону
σфот ~ 1 Eγ .
Вероятность фотоэффекта очень резко зависит от заряда Z ато-
ма, на котором происходит фотоэффект: σфот ~ Z 5 . Это объясняется
опять-таки различной связанностью электронов. В легких элементах
(при малых Z) электроны связаны кулоновскими силами ядра отно-
сительно слабее, чем в тяжелых.
Таким образом, для сечения фотоэффекта получается следующая
зависимость от энергии фотонов и заряда среды:
(σ фот ~ Z 5 Eγ ) Eγ >> I к
и (σ фот ~ Z 5 Eγ7 2 ) Eγ > I к
. (1.2)

Фотоэффект особенно существен для тяжелых веществ, где он


идет с заметной вероятностью даже при высоких энергиях фотонов.
В легких веществах фотоэффект становится заметен только при от-
носительно небольших энергиях фотонов.
Фотоэффект является главным механизмом поглощения мягких
фотонов в тяжелых веществах. Специфический характер фотоэлек-
трического поглощения (наличие резких селективных полос) нахо-
дит практическое применение при измерении энергии фотонов. В
табл.1.1 приведены значения граничных энергий поглощения фото-
нов для некоторых веществ.
Таблица 1.1

Граничные энергии поглощения фотонов различных веществ

Вещество Воздух Al Fe Cu Pt Pb
Энергия, кэВ 3,6 1,78 7,5 9 79 90

25
1.1.2. Рассеяние фотонов. Эффект Комптона

Взаимодействие фотонов со средой может приводить также к


их рассеянию, т. е. отклонению от первоначального направления
распространения. Рассеяние бывает двух видов: с изменением и без
изменения длины волны или энергии фотона. Рассеяние длинно-
волнового излучения происходит без изменения длины волны. Та-
кое рассеяние обычно называется классическим, или томсонов-
ским. Оно возникает, когда энергия фотона недостаточна для вы-
рывания электрона из атома
Eγ < ε e , (1.3)
где εе – энергия связи электрона в атоме.
Источниками рассеянного излучения являются связанные
электроны атома, которые приходят в резонансные колебания под
действием падающего излучения и вследствие этого сами стано-
вятся излучателями фотонов такой же частоты [1,2]. Сечение рас-
сеяния, рассчитанное на один электрон, равно

σ томс = ( re ) = 0,66 ⋅10−24 см 2 электрон,
2
(1.4)
3
e2
где rе – классический радиус электрона, re = = 2,8 ⋅10−13 см; e,
m0c 2
m0 – заряд электрона и его масса соответственно; c – скорость света.
Комптоновский эффект на связанном электроне. В рас-
сеянии фотона связанным (атомным или молекулярным) элек-
троном, в отличие от случая рассеяния на свободном элект-
роне, эффект связи электрона в атоме в основном состоянии
приводит в процессе комптоновской ионизации к уширению
комптоновской линии, т. е. к появлению распределения по часто-
там ω' = 2πν' вылетающих фотонов при фиксированном угле рас-
сеяния θ [3]. Комптоновский эффект на связанном электроне лежит
в основе метода изучения электронной структуры атомов, моле-
кул и кристаллов. Этот эффект наиболее важен в области низких
энергий фотонов.
Второй вид рассеяния – с изменением длины волны – воз-
никает в тех случаях, когда энергия фотонов превосходит энергию
связи электрона в атоме

26
Eγ > εe. (1.5)
Впервые такое рассеяние было обнаружено в опытах по иссле-
дованию свойств жестких рентгеновских лучей. Эти опыты по-
казали, что проникающая способность жестких рентгеновских лу-
чей после рассеяния становится меньше, т. е. их длина волны воз-
растает. Так как электроны содержатся во всех атомах и для них
выполняется условие Еγ > εе (связь с атомом несущественна), то
рассматриваемый процесс можно описать в любой среде как рассея-
ние фотона на свободном электроне.
В связи с этим характер рассеяния (под данным углом) не зави-
сит от вещества рассеивателя.
Для получения соотношения,
связывающего длину волны рас-
сеянного излучения λ′ с углом рас-
сеяния θ, используют законы со-
хранения энергии и импульса
(рис. 1.2) в предположении, что
Рис. 1.2. Диаграмма рассеяния
электрон свободен. В конечном фотона на свободном электроне
итоге получают: ( Pγ , Pγ′ – импульсы нерассеянного
c c h
− = (1 − cos θ ) , (1.6) и рассеянного фотонов
ν ν′ mec соответственно; Pe – импульс
где ν, ν′ – частота соответственно электрона
падающего и рассеянного излуче-
ний. Для длин волн вместо (1.6) получают:
θ
Δλ = λ′ − λ = Λ (1 − cos θ ) = 2Λ sin 2 , (1.7)
2
где Λ = (h/m0c) = 2,42·10-10 см – комптоновская длина волны элек-
трона. Из формулы (1.7) следует, что длина волны смещенной ли-
нии λ' растет с углом рассеяния θ, но величина Δλ не зависит от λ.
Разрешая выражение (1.6) относительно v', получают формулу для
энергии фотона, рассеянного на угол θ:
E
E′ = , (1.8)
E
1+ (1 − cos θ )
m0c 2
где E = hν и E′ = hν′ – энергии соответственно падающего и рассе-
янного фотонного излучения.

27
Из формулы (1.8) следует, что при E > m0c2 для достаточно ма-
лых углов рассеяния, а при E << m0c2 для всех углов рассеяния
E
2 (
1 − cos θ ) << 1 и E' ∼ E. Для E >> т0с2 и больших углов рас-
m0c
E
сеяния (1 − cos θ ) >> 1 и
m0c 2
m0 c 2
E′ ≈ , (1.9)
1 − cos θ
так что при θ =π/2 E' = m0cz, а при θ = π E' = m0c2/2.
Убыванию энергии E' и, следовательно, импульса E'/c рассеян-
ного кванта с ростом угла рассеяния соответствует возрастание энер-
гии и импульса электрона отдачи. На
рис.1.3 изображены кривые распре-
деления импульсов рассеянного
кванта и электрона отдачи в лабора-
торной системе координат. Одина-
ковыми цифрами отмечены соот-
ветствующие импульсы рассеян-
ного фотона и электрона отдачи.
Из рис.1.3 и формулы (1.8) видно,
что φe≤ π/2 и 0 ≤ Те ≤ (Tе)макс, где
Рис. 1.3. Диаграммы распределения
импульсов рассеянного фотона (Те)макс = E·2ε/(1+2ε); ε = E/m0c2.
Pγ′ и электрона отдачи Pe Формула для вычисления диф-
ференциального сечения компто-
новского рассеяния была получена Клейном и Нишина и советским
физиком И. Е. Таммом. Она имеет следующий вид:
⎪⎧1 + ε ⎡ 2 (1 + ε ) 1 ⎤
σкомпт = 2πre2 ⎨ 2 ⎢ − ln (1 + 2ε ) ⎥ +
⎪⎩ ε ⎣ 1 + 2ε ε ⎦
(1.10)
1 1 + 3ε ⎪⎫
+ ln (1 + 2ε ) − ⎬,
2ε (1 + 2ε )2 ⎪⎭
где re определено в формуле (1.4).
Рассмотривают два частных случая.
1. При ε <<1 формула (1.10) переходит в следующую:

28
⎛ 26 ⎞
σкомпт = σ томс ⎜1 − 2ε + ε 2 + .... ⎟ , (1.11)
⎝ 5 ⎠
где σтомс определено формулой (1.4).
Для малых энергий сечение комптоновского рассеяния линейно
убывает с ростом энергии.
2. При ε >> 1 формула (1.10) преобретает следующий вид:
1⎛ 1 ⎞
σкомпт = πre2 ⎜ + ln 2ε ⎟ , (1.12)
ε⎝2 ⎠
где rе и ε имеют прежние значения. Таким образом, сечение комп-
тоновского рассеяния на электроне при Eγ > m0с2 (ε >> 1) меняется
обратно пропорционально энергии фотона. Так как в атоме Z элек-
тронов, то сечение, рассчитанное на атом, будет в Z раз больше, и,
следовательно, изменяется пропорционально Z/Eγ:
Z
σкомпт ~ . (1.13)

Комптоновский эффект является одним из основных механиз-
мов, определяющих потери энергии при прохождении фотонов че-
рез вещество. Этот процесс наиболее вероятен в области энергий
примерно от 200 кэВ до 5 МэВ. Образовавшийся комптоновский
электрон производит ионизацию среды, частично затрачивая энер-
гию на образование тормозного излучения.

1.1.3. Образование электронно-позитронных пар

При достаточно высокой энергии фотонов Eγ > E0 = 2m0c2, на-


ряду с фотоэффектом и эффектом Комптона, может происходить
третий вид взаимодействия фотонов с веществом  образование
электронно-позитронных пар.
Процесс образования электронно-позитронных пар происходит
в поле ядра или электрона. Действительно, если предположить об-
ратное, то в соответствии с законами сохранения энергий и им-
пульса должны выполняться два равенства:
m − c2 m + c2
Eγ = e + e , (1.14)
1 − βe2− 1 − βe2+

29
pγ = pe− + pe+ . (1.15)
Поскольку βe+ < 1 и βe− < 1 , то из формулы (1.14) следует, что
Eγ me− c me+ c me− βe− c me+ βe+ c
pγ = = + > + = pe− + pe+ ,
c 1 − βe2− 1 − βe2+ 1 − βe2− 1 − βe2+
т. е. что p γ > pe− + pe+ . Но последнее неравенство невозможно,
так как векторы p γ , pe− , и pe+ в соответствии с формулой (1.15)
образуют треугольник.
В присутствии ядра или электрона процесс образования элек-
тронно-позитронной пары фотоном возможен, так как можно рас-
пределить энергию и импульс фотона между тремя частицами без
противоречия с законами сохранения. При этом, если процесс об-
разования электронно-позитронной пары идет в кулоновском поле
ядра, то энергия образующегося ядра отдачи оказывается весьма
малой, так что пороговая энергия фотона E0, необходимая для об-
разования пары, практически совпадает с удвоенной массой покоя
электрона:
E0 = 2m0c 2 = 1,022 МэВ. (1.16)
При образовании электронно-позитронной пары в кулоновском
поле электрона пороговая энергия фотона повышается до
E0 = 4m0c 2 = 2,044 МэВ. (1.17)
Электронно-позитронные пары могут возникать также под дей-
ствием двух фотонов с суммарной энергией Eγ1 + Eγ 2 > 2m0c 2 и при
соударении двух электронов, если полная энергия движущегося
электрона Ее > 7т0с2.
Выражение для сечения образования пар в поле ядра имеет дос-
таточно сложный вид. Оно может быть представлено в ана-
литическом виде только для энергий Eγ в интервале 5т0с2 < Eγ <
< 50т0с2:
σпар ~ Z 2 ln Eγ . (1.18)
Образованные электрон и позитрон производят ионизацию сре-
ды, частично затрачивая энергию на образование тормозного излу-
чения. Замедлившись, позитрон аннигилирует с образованием но-

30
вых фотонов. Аннигиляция позитрона также возможна в полете.
Как уже отмечалось, эффект наиболее важен в области высоких
энергий фотонов и сред с высоким Z. Поэтому в рассматриваемой
области энергий фотонов E0 < 2,5 МэВ для интересующих нас сред
типа воздух (Zэф.возд ≈ 7,3) – земля (Zэф.зем ≈ ZAl) этими эффектами
можно пренебречь.

1.2. Общий характер взаимодействия фотонов


с веществом

Таким образом, в результате взаимодействия фотонов с вещест-


вом часть их энергии преобразуется в кинетическую энергию заря-
женных частиц, часть – в энергию вторичного фотонного излуче-
ния. При рассмотрении взаимодействия фотонов со средой необхо-
димо учитывать, все три процесса: фотоэффект, эффект Комптона
и образование электронно-позитронных пар.
Суммарное сечение для них равно
σ = σфот + σкомпт +σ пар , (1.19)
Z5
где σфот ~ – сечение фотоэффета; σкомпт ~ Z Eγ – сечение
Eγ7 2 ( Eγ )
эффекта Комптона; σпар ~ Z 2 ln Eγ – сечение образования пар.
Из характера зависимости сечений от энергии фотонов Eγ и за-
ряда среды Z следует, что в области малых энергий (Eγ < Е1) основ-
ным механизмом взаимодействия фотонов со средой является фо-
тоэффект, в промежуточной области (E1 < Еγ < Е2) – эффект Ком-
птона, а в области больших энергий (Еγ > Е2) – процесс образова-
ния электронно-позитронных пар. Граничные значения энергии,
отделяющие области преимущественного значения каждого из эф-
фектов, различны для разных сред. В алюминии они соответствен-
но равны Е1 = 0,05 и Е2 = 15 МэВ, а в свинце Е1 = 0,5 и Е2 = 5 МэВ.
Приведенные выше сечения взаимодействия фотонов для того
или иного вида взаимодействия называют парциальным микроско-
пическим сечением σi (i – тип взаимодействия). Полное микроско-
пическое сечение взаимодействия фотонов с веществом представ-
ляет собой сумму парциальных сечений σ = ∑ σi .
i

31
Таким образом, σфот, σкомпт, σпар – это парциальные микроскопи-
ческие сечения взаимодействия фотонов с веществом, а σсумм – это
полное (суммарное) микроскопическое сечение.
Макроскопическое сечение взаимодействия фотонов с вещест-
вом Σi представляет собой произведение сечения взаимодействия σi
на концентрацию С частиц-мишеней в веществе: Σi = σi C .
Полное макроскопическое сечение взаимодействия фотонов с
веществом Σ – сумма всех парциальных макроскопических сече-
ний взаимодействия Σi фотонов с веществом, соответствующих
различным реакциям и процессам: Σ = ∑ Σi .
i
Микроскопические сечения взаимодействия для одного элек-
трона эσ, см2, или для одного атома σ, см2, связаны с макроскопиче-
скими сечениями взаимодействия Σ , см-1, соотношениями [4]:
Σ = э σnэ = э σρ ( N A A ) Z ; (1.20)
Σ = σna = σρN A A, (1.21)
3
где na, пэ – число атомов и электронов в 1 см вещества соответст-
венно: nэ = naZ = ρ(NA/A)Z; na = ρNA/A; NA – число Авогадро; ρ, Z, A
– плотность, атомный номер и атомная масса вещества соответст-
венно.
Макроскопические сечения взаимодействия для фотонов при-
нято называть коэффициентами взаимодействия и обозначать μ с
индексами соответственно: μф – коэффициентом взаимодействия по
фотоэффекту; μs – коэффициентом взаимодействия по комптонов-
скому эффекту; μп – коэффициентом взаимодействия по эффекту
образования электронно-позитронных пар и, наконец, μtot – коэф-
фициент полного взаимодействия. Полное макроскопическое сече-
ние взаимодействия для фотонов называют коэффициентом ослаб-
ления. Различают линейный μ (см-1) и массовый μm (см2/г) коэф-
фициенты ослабления, связанные между собой соотношением
μm=μ/ρ, (1.22)
где ρ – плотность вещества. Величина, обратная коэффициенту ос-
лабления μ, представляет собой среднюю длину свободного пробега
фотона в среде
l = 1/μ. (1.23)
Для линейного коэффициента ослабления фотонов μ в среде
справедливо следующее определение [4].
32
Линейный коэффициент ослабления μ – отношение доли dN/N
фотонов данной энергии, претерпевших взаимодействие при про-
хождении элементарного пути dl в среде, к длине этого пути:
μ = ( dN N ) dl .
Аналогично линейному коэффициенту ослабления фотонов μ
рассматривают линейный коэффициент передачи энергии фотонов
μtr, поскольку в результате их взаимодействия с веществом часть
энергии фотонов преобразуется в кинетическую энергию заряжен-
ных частиц. Таким образом, μtr – отношение доли энергии dW/W
падающих фотонов, которая превращается в кинетическую энер-
гию заряженных частиц при прохождении элементарного пути dl к
длине этого пути μtr = ( dW W ) dl .
Чтобы учесть долю g энергии вторичных заряженных частиц,
переходящую в тормозное излучение в данном веществе, вводят ли-
нейный коэффициент поглощения энергии μen равный призведению
линейного коэффициента передачи энергии μtr на разность (1 – g):
μen = μtr(1 – g). (1.24)
Однако в интересующем нас диапазоне энергий фотонов и сред
(воздух, земля) величиной g можно пренебречь.
На рис.1.4 приведены зависимости коэффициентов взаимодей-
ствия фотонов в воздухе как функции их энергии.

Рис. 1.4. Зависимость


массовых коэффициентов
взаимодействия фотонов
в воздухе как функция их
энергии

33
Контрольные вопросы и задания

1. Какой процесс при взаимодествии фотонов с веществом называется


фотоэффектом?
2. Возможен ли процесс фотоэффекта на свободном электроне?
3. Энергия электрона при фотоэффекте определяется выражением
Te = Eγ − I i , где Eγ – энергия фотона, Ii – потенциал ионизации i-й обо-
лочки атома. Возможен ли фотоэффект при Eγ < IК на K-оболочке атома?
3. Дайте краткую характеристику комптоновского взаимодействия
фотонов с веществом.
4. В чем отличие томсоновского рассеяния электрона от комптонов-
ского?
5. При комптоновском взаимодействии происходит изменение длины
волны фотона λ. Зависит ли приращение длины волны Δλ от λ?
6. В чем заключается физический смысл эффекта образования элек-
тронно-позитронных пар?
7. Может ли эффект образование пар происходить в пустоте?
8. Какая минимальная энергия должна быть у фотона, чтобы эффект
образование электронно-позитронной пары осуществлялся в кулоновском
поле ядра?
9. Назовите основные парциальные сечения при взаимодействии фо-
тонов с веществом.
10. В чем различие массового и линейного коэффициентов ослабле-
ния и какова между ними связь?

34
Глава 2. Вопросы прохождения фотонного излучения
в различных средах

2.1. Основные понятия

Рассматривая в рамках предлагаемого курса основные аспекты


АСКРО окружающей среды, в первую очередь, следует отметить
виды ее радиоактивного загрязнения.
Радиоактивное загрязнение окружающей среды в условиях ра-
диационных аварий на ОИАЭ возможно двумя путями: 1) радиоак-
тивным загрязнением воздушной среды и подстилающей поверх-
ности; 2) радиоактивным загрязнением придонных областей вод-
ных объектов. Кроме того, рассматривается еще и радиоактивное
загрязнение подземных вод, но оно, во-первых, возникает за счет
диффузии радионуклидов с поверхности и, во-вторых, за счет
дальнейшего переноса подземными водами.
Прогнозирование распространения радионуклидов в придон-
ных областях водных объектов имеет свою специфику, ограничи-
ваясь руслом реки или водостоком, и требует специальной измери-
тельной аппаратуры, размещаемой под водой. Еще более сложный
аспект представляет собой прогнозирование радиоактивного за-
грязнения подземных вод.
Для анализа путей переноса радиоактивной примеси с подзем-
ными водами также требуется специальная аппаратура, размещае-
мая в шурфах, которые бурятся определенным числом в различ-
ных направлениях с целью выявления скорости и направления пе-
реноса подземных вод в различных горизонтах от места радиаци-
онной аварии, а также для измерения вида и концентрации радио-
нуклидов. Учитывая специфику анализа и прогнозирования радио-
активного загрязнения придонных областей водных объектов, а
также подземных вод, в дальнейшем ограничимся изучением осо-
бенностей радиоактивного загрязнения воздушной среды и подсти-
лающей поверхности, для чего, в первую очередь, познакомимся с
понятием активности радионуклида, а затем рассмотрим прохож-
дения фотонного излучения в гомогенной среде.

35
2.2. Активность радионуклида

Активность радионуклида в источнике (образце) – отношение


числа dN0 спонтанных ядерных переходов из определенного ядер-
но-энергетического состояния радионуклида, происходящих в дан-
ном его количестве за интервал времени dt, к этому интервалу [4]:
A = dN0/dt. (2,1)
Самопроизвольное ядерное превращение называют радиоак-
тивным распадом. Единица активности радионуклида – беккерель
(Бк). Беккерель равен активности радионуклида в источнике (об-
разце), в котором за 1 с происходит одно спонтанное ядерное пре-
вращение. Внесистемная единица активности – кюри (Ки). Кюри –
активность радионуклида в источнике (образце), в котором за 1 с
происходит 3,7·1010 спонтанных ядерных превращений. Таким об-
разом, 1 Ки = 3,7·1010 Бк.
Отношение активности радионуклида в радиоактивном источ-
нике (образце) к массе, объему (для объемных источников), пло-
щади поверхности (для поверхностных источников) или длине (для
линейных источников) источника (образца) называется удельной
Ат, объемной АV, поверхностной AS или линейной Аl активностью
радионуклида соответственно.
Выбор единиц этих величин определяется конкретной задачей.
Например, допустимую концентрацию (объемную активность) ра-
дионуклида в воде удобнее выражать в Бк/л, а в воздухе – Бк/м3,
так как суточное потребление человеком воды определяется обыч-
но в литрах, а воздуха – в кубических метрах.
Активность, выраженная через постоянную распада λ или пери-
од полураспада и число радиоактивных ядер атомов N, имеющихся
в источнике в данный момент времени, имеет вид
A = λN = ln2·N/ T½ , (2.2)
где λ – постоянная распада (λ = ln2/ T½), характеризующая вероят-
ность распада на один атом в единицу времени; постоянная T½ –
период полураспада – время, в течение которого распадается поло-
вина радиоактивных ядер.
Распад ядер сопровождается испусканием корпускулярных час-
тиц и фотонов, при этом число ядерных превращений далеко не
всегда совпадает с числом испускаемых корпускулярных частиц.
Связать активность радионуклида с числом испускаемых корпус-
36
кулярных частиц или фотонов можно, зная схему распада радио-
нуклида (рис. 2.1).

Рис. 2.1. Схема радиоактивного


распада 60Со с периодом
полураспада Т½ = 5,3 года

Активность радионуклида уменьшается во времени по экспо-


ненциальному закону радиоактивного распада:
⎛ t ⎞
A ( t ) = A ( 0 ) exp ( −λt ) = A ( 0 ) exp ⎜ − ln 2 ⎟. (2.3)
⎝ T1/ 2 ⎠
Для радионуклидов, распадающихся в дочерний нестабильный
нуклид, необходимо учесть всю цепочку образующихся нестабиль-
ных продуктов. Так, если при распаде радиоактивных ядер атомов
N1 образуются дочерние ядра атомов N2, также являющиеся радио-
активными, тогда распад исходного числа ядер атомов N1 в дочер-
ние N2 с последующим их распадом описывается системой диффе-
ренциальных уравнений:
⎧ dN1
⎪⎪ dt = −λ1 N1;
⎨ (2.4)
⎪ dN 2
= λ1 N1 − λ 2 N 2 ,
⎪⎩ dt

37
где λ1, λ2 – постоянные распада соответствующих ядер. Предпола-
гая, что в начальный момент времени t = 0 N2(0) = 0, а N1(0)  0,
разрешая систему, получаем:
N1 ( t ) = N1 ( 0 ) e −λ1t ;
λ1 (2.5)
( e−λ2t − e −λ1t ) .
N 2 ( t ) = N1 ( 0 )
λ1 − λ 2
Однако если дочерний продукт является стабильным, как, на-
пример, на рис. 2.2, представляющем схему, распада материнского
радионуклида 74Ga в стабильный 74Ge, то накопление последнего
будет также описываться системой уравнений (2.4), в которой вто-
рое слагаемое в правой части второго уравнения будет равно нулю,
поскольку в этом случае можно принять T½ = ∞, а λ2 = 0.

Рис. 2.2. Схема распада Рис. 2.3. Схема образования стабильного


материнского радионуклида 74Ga нуклида 72Ge при распаде материнского
72
в стабильный 74Ge Zn и дочернего 72Ga

На рис. 2.3 приведена схема образования стабильного нуклида


72
Ge при распаде материнского 72Zn и дочернего 72Ga [5], распад
которых также описывается системой уравнений (2.4), а накопле-
ние стабильного 72Ge учитывается дополнительным уравнением
dN3/dt = λ2N2. Можно также рассмотреть распад радиоактивных
ядер N2 в дочерние N3, претерпевающие радиоактивный распад при
условии N3(0) = 0. Для этого систему уравнений (2.4) следует до-
полнить уравнением dN 3 dt = λ 2 N 2 − λ 3 N 3 , в котором N2(t) опреде-
ляется решением (2.5). В итоге получим
⎡ exp ( −λ1t )
N 3 ( t ) = N1 ( 0 ) λ `1λ 2 ⎢ +
⎣ ( λ 2 − λ1 )( λ 3 − λ1 )
(2.6)
exp ( −λ 2t ) exp ( −λ 3t ) ⎤
+ + ⎥.
( λ 3 − λ 2 )( λ1 − λ 2 ) ( λ 3 − λ 2 )( λ3 − λ1 ) ⎦

38
Аналогично рассматривают цепочку распада, состоящую из N
радионуклидов с соответствующими постоянными распада λi, i = 1,
2, ..., N [4].

2.3. Прохождение фотонного излучения в гомогенной


среде. Фактор накопления. Теорема Фано

Если задано распределение источников излучения внутри сре-


ды, в нашем случае – в воздушной среде, то задача прохождения
фотонного излучения в гомогенной среде состоит в определении
интенсивности и спектра фотонов, распространяющихся в задан-
ном направлении в каждой точке среды. Для этого достаточно ре-
шить задачу для источников моноэнергетических фотонов различ-
ных энергий, так как излучение от различных источников распро-
страняется независимо, и, кроме того, решить задачу для точечных
источников коллимированных фотонов (тонкого луча), поскольку
любой источник можно рассматривать как совокупность точечных
коллимированных. Например, совокупность одинаковых точечных
источников, равномерно распределенных по плоскости, образует
плоский источник.

2.3.1. Прохождение фотонного излучения


в гомогенной среде

Фотоны, регистрируемые в какой-либо точке непосредственно


от источника, называются первичными. Вторичные фотоны раз-
личных энергий возникают в результате процессов многократного
рассеяния. Таким образом, при прохождении излучения в среде,
т.е. в процессе его переноса принимают участие фотоны различных
энергий, даже если первичные были моноэнергетическими.
Поток первичных фотонов можно просто вычислить в любой
точке среды x, так как при движении от источника первичные фо-
тоны подчиняются экспоненциальному закону ослабления узких
пучков, определяемому уравнением:
I ( x ) = I ( 0 ) exp [ −μ( E ) x ] , (2.7)
где μ = μ(E) – коэффициент линейного ослабления, зависящий от
энергии E фотонов.
39
Несмотря на усложнения, вносимые вторичным излучением,
экспоненциальное ослабление первичных фотонов обычно играет
решающую роль в переносе излучения. Первичные фотоны раз-
личных энергий ослабляются в соответствии со значениями коэф-
фициента µ. На рис. 2.4 представлены кривые ослабления мощно-
сти дозы в воздухе, создаваемой точечными изотропными моно-
энергетическими источниками фотонов одинаковой интенсивности
с энергиями соответственно E1 и E2, полученные путем численных
“экспериментов” (методом Монте-Карло).

Рис. 2.4. Кривые ослабления мощности дозы в воздухе от точечного изотропного


моноэнергетического источника фотонов с одинаковой интенсивностью
и энергией 1 – E1 = 0,25; 2 – E2 = 0,605 МэВ

Используя выражение (2.7) и данные рис. 2.4, можно показать,


что μ1 = μ(Е1) > μ2 = μ(Е2). Действительно, логарифмируя (2.7), на-
ходим μ1 = ⎣⎡ln I1 ( 0 ) − ln I1 ( x1 ) ⎦⎤ x1 и μ 2 = ⎣⎡ln I 2 ( 0 ) − ln I 2 ( x2 ) ⎦⎤ x2 . При
I1(0) = I2(0) равных I(0) по условию, выбирая x1 и x2 такими, при
которых значения I1(x1) и I2(x2) будут согласно рисунку равными,
например, I1(x1) = I2(x2) = 1Е–010, получим, что x1 < x2, из чего сле-
дует μ1> μ2 . Из последнего следует, что фотоны с большим значе-
нием µ обычно обладают низкой энергией и первыми отфильтро-
вываются. Их называют “мягкими”. Вторичные фотоны обычно
имеют энергию меньше первичных и вносят меньший вклад в пол-
ный перенос.
40
При высоких энергиях, где преобладает эффект образования
пар, µ растет с ростом энергии (см. область энергий от 2 до 10 МэВ,
рис. 2.5). Поэтому когда фотоны источника имеют очень большую
энергию, будут появляться вторичные – фотоны с энергией, соот-
ветствующей наименьшему значению µ, что обеспечивает их про-
никновение на большую глубину.

Рис. 2.5. Зависимость коэффициента линейного ослабления μ см-1 от энергии


фотонов E0 для сред с различной плотностью:
1 – W (ρ = 19,3); 2 – Pt (ρ = 21,4); 3 – Pb (ρ = 11,34) г/см3

Анализ возникновения и распространения вторичных фотонов


составляет главную трудность при изучении явлений их переноса.
Эту задачу решают путем численного моделирования процесса пе-
реноса фотонного излучения в среде, используя метод Монте-
Карло. Основную роль в формировании вторичных фотонов, как
отмечалось в гл.1, играет комптоновское рассеяние. Например, для
фотонов с энергией 1 МэВ в воде среднее число процессов компто-
новского рассеяния почти в 14 раз превышает среднее число фото-
поглощений. В каждом процессе происходит уменьшение (дегра-
дация) энергии фотона. Это уменьшение в среднем значительно
меньше для низких, чем для высоких, энергий фотона. Таким обра-
зом, фотоны накапливаются в нижней части спектра. Однако такое
накопление ограничено в области низких энергий и обрывается
фотоэлектрическим поглощением.
41
Накопление вторичных фотонов проявляется в экспериментах с
ослаблением точечного изотропного источника [4], широких пуч-
ков фотонов, когда такой пучок проходит через толстый слой по-
глотителя и др. В этом случае ослабление первичных фотонов,
происходящее по закону узкого пучка, частично компенсируется
накоплением вторичных, особенно в начальной стадии прохожде-
ния.

2.3.2. Фактор накопления

В качестве характеристики накопления вторичных фотонов


можно рассматривать отношение полного количества фотонов в
некоторой точке среды, в которой распространяется поток фото-
нов, к полному количеству первичных. Это отношение называют
числовым фактором накопления. Более строгое определение при-
ведено в [4] и записывается ниже для моноэнергетических источ-
ников с энергией E0. Таким образом, различают фактором накопле-
ния:
числовой (для плотности потока фотонов, см. Термины и опре-
деления)
E0

Bч ( d ) = ∫ ϕ ( d , E ) dE ϕ0 ( d ) ; (2.8)
0

энергетический (для плотности потока энергии фотонов)


E0

Bэ ( d ) = ∫ ϕ ( d , E ) EdE ϕ0 ( d ) E0 ; (2.9)
0

дозовый (для поглощенной дозы в воздухе)


E0

Bд ( d ) = ∫ ϕ ( d , E ) Eμ ( E ) dE
возд
en ϕ0 ( d ) E0μ en
возд
( E0 ) ; (2.10)
0

поглощенной энергии (для поглощенной в среде энергии)


E0

Bп ( d ) = ∫ ϕ ( d , E ) Eμ ( E ) dE
ср
en ϕ0 ( d ) E0μ en
ср
( E0 ) , (2.11)
0

где d – толщина среды; φ(d,E) – пространственно-энергетическое


распределение плотности потока нерассеянного и рассеянного пер-
вичного и вторичного излучения; φ0(d) – пространственное распре-
деление плотности потока нерассеянного в среде первичного излу-

42
чения; μ возд
en , μ en – коэффициенты поглощения энергии фотонов в
ср

воздухе и в некоторой среде соответственно.


На рис. 2.6 представлены результаты расчетов фактора накоп-
ления дозы облучения от точечного изотропного источника с энер-
гией E0 = 0,2 МэВ в воздухе.

Рис. 2.6. Дозовый фактор накопления BD(μd, E0) при E0=0,2 МэВ в воздухе.
Расчет методом Монте-Карло (1); методом моментов (2) [4]

Поскольку работа автоматизированных систем контроля радиа-


ционной обстановки в основном связана с регистрацией ионизи-
рующего излучения, обусловленного переносом радиоактивной
примеси в атмосфере, образующей объемный или поверхностный
(в следе радиоактивного облака) изотропный источник, постольку
основное внимание уделяется прохождению фотонного излучения
в гомогенной среде – в приземном и пограничном слоях атмосферы
с учетом особенностей на границе раздела сред воздух – земля. В
связи с этим, для решения задач оценки дозовых нагрузок на пер-
сонал и население в условиях радиационных аварий, особенный
интерес представляет значения дозовых факторов накопления для
бесконечной и полубесконечной воздушной среды для точечных
изотропных источников, представленных в табл. 2.1, [4].

43
Таблица 2.1

Дозовые факторы накопления для точечного изотропного источника в бесконечной среде (воздух)

E0, МэВ μd μd E0, МэВ


0,5 1 2 3 5 6 7 8 10 15 20 25 35 40
0,015 1,12 1,17 1,25 1,31 1,39 1,43 1,46 1,48 1,53 1,62 1,68 1,74 1,82 1,85 0,015
0,02 1,27 1,41 1,62 1,79 2,04 2,15 2,25 2,34 2,50 2,83 3,11 3,35 3,74 3,88 0,02
0,03 1,76 2,31 3,19 3,99 5,46 6,14 6,79 7,43 8,69 11,8 14,8 18,0 25,4 29,7 0,03
0,04 2,20 3,38 5,85 8,47 14,1 17,0 20,1 23,3 30,0 49,0 71,4 97,2 159 195 0,04
0,05 2,48 4,28 8,72 14,1 27,6 35,7 44,6 54,4 76,8 151 256 395 798 1070 0,05
0,06 2,58 4,76 10,8 18,9 41,5 56,1 73,2 92,7 140 316 596 1010 2410 3480 0,06
0,08 2,52 4,83 12,0 22,9 57,4 82,0 112 148 242 636 1350 2540 7140 11100 0,08
0,1 2,35 4,46 11,4 22,5 59,9 87,8 123 166 282 800 1810 3570 10600 15700 0,1
0,15 2,16 3,83 9,21 18,2 49,9 74,2 105 144 249 735 1700 3410 10500 17000 0,15
0,2 1,90 3,28 7,74 15,0 40,0 58,9 82,8 112 192 545 1220 2360 6770 10500 0,2

44
0,3 1,75 2,83 6,20 11,4 28,2 40,2 54,9 72,7 118 304 624 1120 2770 4010 0,3
0,4 1,66 2,59 5,37 9,45 21,8 30,2 40,2 52,0 81,1 191 365 611 1350 1870 0,4
0,5 1,60 2,44 4,84 8,21 17,9 24,2 31,6 40,1 60,6 134 241 385 788 1050 0,5
0,6 1,56 2,33 4,46 7,34 15,3 20,3 26,0 32,5 47,9 100 173 266 512 665 0,6
0,8 1,50 2,17 3,94 6,19 12,0 15,5 19,4 23,7 33,5 64,9 105 154 274 345 0,8
1,0 1,47 2,08 3,60 5,46 10,0 12,7 15,6 18,8 25,8 47,0 72,8 103 173 212 1,0
1,5 1,42 1,92 3,09 4,42 7,42 9,08 10,8 12,7 16,7 27,7 40,2 53,9 84,0 100 1,5
2,0 1,38 1,83 2,81 3,86 6,13 7,35 8,61 9,92 12,6 20,0 27,9 36,2 54,0 63,2 2,0
3,0 1,34 1,71 2,46 3,22 4,79 5,60 6,43 7,26 8,97 13,4 17,9 22,5 32,0 36,7 3,0
4,0 1,31 1,63 2,25 2,85 4,07 4,69 5,31 5,94 7,19 10,3 13,5 16,7 23,1 26,3 4,0
5,0 1,29 1,57 2,09 2,60 3,61 4,12 4,62 5,12 6,13 8,63 11,1 13,6 18,5 21,0 5,0
6,0 1,27 1,52 1,97 2,41 3,28 3,71 4,14 4,57 5,42 7,51 9,58 11,6 15,4 16,9 6,0
8,0 1,23 1,43 1,80 2,15 2,84 3,17 3,51 3,84 4,49 6,08 7,64 9,17 12,3 14,1 8,0
10,0 1,20 1,37 1,68 1,97 2,54 2,82 3,10 3,37 3,92 5,25 6,55 7,84 10,4 11,6 10,0
15,0 1,15 1,28 1,49 1,70 2,11 2,30 2,50 2,70 3,08 4,03 4,96 5,87 7,58 8,31 15,0
Для интерполяции даных о факторах накопления точечных изо-
тропных источников в бесконечной геометрии и выполнения раз-
личных вычислений с их использованием предложены следующие
аппроксимации: двухэкспоненциальное представление (формула
Тэйлора)
B(μd) = A1exp(–a1μd) + (1 – A1)exp(–a2μd) (2.12)
и формула Бергера [4]
B(μd) = 1 + aμd·exp(bμd). (2.13)
Коэффициенты A1, a1, a2, a, b в формулах зависят только от Е0 и
Z материала и не зависят от толщины защиты. Коэффициенты а и b
в формуле Бергера приведены в табл. 2.2 [4].

Таблица 2.2

Коэффициенты а и b в формуле Бергера (2.13) для дозовых факторов


накопления точечного изотропного источника бесконечной среде
(воздухе) [4]

E0, E0,
а b δмакс, % а b δмакс, %
МэВ МэВ
0,015 0,08 –0,034 8,0 0,5 2,29 0,067 29,2
0,02 0,23 –0,032 11,6 0,6 2,05 0,058 25,7
0,03 0,93 –0,009 11,8 0,8 1,71 0,045 20,8
0,04 2,40 0,018 2,2 1,0 1,50 0,035 17,2
0,05 4,05 0,050 14,2 1,5 1,16 0,021 10,7
0,06 5,27 0,075 22,6 2,0 0,97 0,013 6,6
0,08 6,11 0,102 33,3 3,0 0,75 0,005 2,6
0,1 5,93 0,113 39,3 4,0 0,61 0,001 1,2
0,15 4,70 0,121 41,0 5,0 0,53 –0,002 2,0
0,2 3,94 0,113 40,8 6,0 0,47 –0,004 1,9
0,3 3,10 0,094 37,0 8,0 0,37 –0,004 3,7
0,4 2,61 0,079 32,5 10,0 0,31 –0,004 3,9

Выше уже отмечалось, что радиационные аварии на ОИАЭ мо-


гут сопровождаться выбросом радиоактивной примеси в атмосферу
и дальнейшим переносом ее по ветру, приводя, таким образом, к
радиоактивному загрязнению окружающей среды – воздушного
бассейна и подстилающей поверхности. Радиоактивная примесь –

45
это инертные радиоактивные газы, а также аэрозоли, которые рас-
пределяются в процессе переноса в атмосфере, а последние – и на
подстилающей поверхности вообще неравномерно, что обусловле-
но многими факторами, основными из которых являются различ-
ный дисперсный состав примеси, состояние устойчивости атмо-
сферы и наличие осадков. Однако в условиях радиационных аварий
определять дисперсный состав аэрозолей практически невозможно,
и оценки радиоактивного загрязнения окружающей среды проводят
исходя из условий постоянства дисперсного состава аэрозолей. При
этом условии, при переносе радиоактивной примеси в атмосфере
даже при различных состояниях ее устойчивости, уже можно выде-
лять области, в которых примесь распределена равномерно или ее
объемная активность слабо изменяется в пространстве. В этом слу-
чае можно говорить, что и фотонное излучение в указанных облас-
тях также является изотропным.

2.3.3. Теорема Фано

Тот факт, что в изотропном поле фотонного излучения поток


вторичного излучения также является изотропным и не зависит
от плотности среды и изменения плотности от точки к точке,
обосновывается теоремой Фано [6]. Последнее позволяет сущест-
венно упростить оценку дозовых нагрузок на персонал и населе-
ние, оказавшихся в зоне радиационной аварии, исходя из так назы-
ваемой концепции лучевого равновесия.
Качественно сформулированное утверждение можно понять из
следующего [6].
Пусть в однородной по плотности и со-
ставу среде поток электронов с некоторой
фиксированной энергией, распространяю-
щийся через заданную площадку S, равен
Фе. Эту площадку смогут пересечь лишь те
электроны, которые освобождены первич-
ным излучением в пределах слоя вещества
Рис. 2.7. Иллюстрация толщиной, равной пробегу электронов R
к теореме Фано (рис. 2.7).

46
Условно примем, что все электроны летят по направлению
нормали к площадке S. Пусть пе – число электронов, освобожден-
ных в единице объема среды. Тогда
R
Φ e = s ∫ ne dx = sne R . (2.14)
0
Уменьшим плотность среды, начиная с некоторого расстояния
r < R и далее, в k раз. Теперь в слое толщиной r в единице объема
по-прежнему освобождается пе электронов, а при большей толщине
образуется пе/k электронов. Изменение плотности среды приводит к
изменению пробега электронов. Обозначим R1 толщину примы-
кающего к площадке s слоя, равного пробегу электронов в этих из-
мененных условиях. Полагая, что пробег частиц обратно пропор-
ционален плотности, можем написать: R1 = r + (R – r)·k. Число
электронов, пересекающих площадку после изменения плотности,
равно
⎡r R1

Φ e1 = s ⎢ ∫ ne dx + ∫ ne dx / k ⎥ . (2.15)
⎣⎢ 0 r ⎦⎥
Подставив значение R1 в формулу (2.15), получим после интег-
рирования Фе1 = sneR = Фе, т. е. поток электронов не изменился.
Рассуждая аналогичным образом в случае электронов, имею-
щих другие энергии и направления движения, получаем подтвер-
ждение теоремы Фано. Обоснование теоремы Фано в более общем
случае приведено в работе [6].
Итак, если мощность источника пропорциональна локальной
плотности среды, то флюенс электронов в однородной по составу
безграничной среде не зависит от плотности среды и от измене-
ния плотности от точки к точке.
Если среда находится в изотропном поле фотонного ионизи-
рующего излучения (все характеристики поля не зависят от коор-
динат), то с точностью до эффекта плотности число электронов,
возникающих в каждом элементе объема, пропорционально плот-
ности среды.
Таким образом, создаются условия, при которых поле элек-
тронного излучения оказывается изотропным, что и утверждается
теоремой Фано.

47
2.4. Дозиметрические характеристики поля излучения
и единицы их измерения

Исчерпывающая информация о поле частиц задается распреде-


лением частиц во времени, в пространстве и по энергии. Иными
словами, для полного представления о поле излучения необходимо
указать, сколько частиц, с какой энергией и в каком направлении
приходит в любую точку области пространства в каждый момент
времени.
Наиболее полная информация о поле излучения задается про-
странственно-временной энергетическо-угловой плотностью по-
тока частиц φ (r, t, E, Ω) [4], которая пред-
ставляет собой отношение числа ионизирую-
щих частиц dN с энергией от Е до E + dE, рас-
пространяющихся в направлении, определен-
ном элементарным телесным углом dΩ, со-
держащим данное направление Ω, и пересе-
кающих в момент времени t за интервал вре-
мени dt элементарную площадку dS, центри-
рованную в рассматриваемой точке поля r,
нормаль к которой совпадает с выбранным
Рис. 2.8. К определению направлением распространения Ω, к площади
пространственно- элементарной площадки dS, к интервалу вре-
временной мени dt, к энергетическому интервалу dE и к
энергетическо-угловой элементарному телесному углу dΩ (рис. 2.8):
плотности потока
частиц φ(r, t, E, Ω) = dN/(dSdtdEdΩ). (2.16)
Если надо знать не поток частиц, а поток
энергии этих частиц, то наиболее полная информация о поле зада-
ется пространственно-временной энергетическо-угловой плотно-
стью потока энергии частиц:
I(r, t E, Ω) = Eφ(r, t, E, Ω). (2.17)
Для рассматриваемых ниже стационарных по времени задач за-
висимость характеристик поля излучения от времени t исключается
из рассмотрения.
Основной физической величиной, определяющей степень ра-
диационного воздействия, является поглощенная доза ионизирую-
щего излучения [6].

48
Поглощенная доза ионизирующего излучения D – отношение
средней энергии dW, переданной ионизирующим излучением веще-
ству в элементарном объеме, к массе dm вещества в этом объеме:
dW
D= , (2.18)
dm
Единица поглощенной дозы в системе СИ – грей (Гр). Грей ра-
вен поглощенной дозе ионизирующего излучения, при которой ве-
ществу массой 1 кг передается энергия ионизирующего излучения,
равная 1 Дж.
Внесистемной единицей поглощенной дозы ионизирующего
излучения является рад (рад). Рад равен поглощенной дозе ионизи-
рующего излучения, при которой веществу массой 1 г передается
энергия ионизирующего излучения, равная 100 эрг. Таким образом,
1 рад = 0,01 Гр.
Следует обратить внимание, что в определении поглощенной
дозы указана средняя переданная излучением веществу энергия
dW. Переданная энергия подвержена случайным статистиче-
ским флуктуациям, которые могут стать значительными, если мас-
са dm мала или невелик флюенс заряженных частиц. Такие величи-
ны, подверженные статистическим флуктуациям, называют стохас-
тическими. Таким образом, dW – стохастическая величина. Ее ожи-
даемое значение называют средней переданной энергией dW, кото-
рая является в свою очередь нестохастической величиной. Следо-
вательно, и поглощенная доза – величина нестохастическая, опре-
деленная как среднее значение связанной с ней стохастической ве-
личины.
Для оценки поля фотонного излучения при использовании вне-
системных единиц применяли понятие экспозиционной дозы.
Экспозиционная доза X – это количественная характеристика
фотонного излучения, которая основана на его ионизирующем дей-
ствии в сухом атмосферном воздухе и представляет собой отноше-
ние суммарного заряда dQ всех ионов одного знака, созданных в
воздухе, когда все электроны и позитроны, освобожденные фото-
нами в элементарном объеме воздуха с массой dm, полностью ос-
тановились в воздухе, к массе воздуха в указанном объеме dm:
dQ
X= . (2.19)
dm
49
Понятие экспозиционной дозы рекомендовано для фотонного
излучения с энергией до 3 МэВ. Вследствие близости эффективных
атомных номеров воздуха и биологической ткани воздух для фо-
тонного излучения принято считать тканеэквивалентной средой.
Единица экспозиционной дозы в системе СИ – кулон на кило-
грамм (Кл/кг).
Кулон на килограмм равен экспозиционной дозе, при которой
все электроны и позитроны, освобожденные фотонами в воздухе
массой 1 кг, производят в воздухе ионы, несущие электрический
заряд 1 Кл каждого знака. Эта величина приводится в литературе
только во внесистемных единицах.
Внесистемная единица экспозиционной дозы – рентген (Р).
Рентген – это единица экспозиционной дозы фотонного излучения,
при прохождении которого через 1,293⋅10-3 г воздуха (масса 1 см3
атмосферного сухого воздуха при нормальных условиях – темпера-
туре 0 °С и давлении 1013 гПа (760 мм рт. ст.)) в результате завер-
шения всех ионизационных процессов в воздухе создаются ионы,
несущие одну электростатическую единицу количества электриче-
ства каждого знака.
Соотношение внесистемной единицы и единицы СИ:
1 Р = 2,58·10-4 Кл/кг.
Экспозиционная доза не учитывает ионизацию, обусловленную
тормозным излучением электронов и позитронов: этой величиной
для воздуха обычно можно пренебречь ввиду ее малости.
В условиях лучевого равновесия заряженных частиц экспози-
ционной дозе в 1 Кл/кг соответствует поглощенная доза 33,85 Гр в
воздухе или 36,9 Гр в биологической ткани, внесистемной единице
1 Р соответствует поглощенная доза 0,873 рад в воздухе или 0,95
рад в биологической ткани. Поэтому с погрешностью до 5 % экспо-
зиционную дозу в рентгенах и поглощенную дозу в ткани в радах
можно считать совпадающими.
В задачах радиационной безопасности при хроническом облу-
чении человека в малых дозах (в дозах, не превышающих пяти
предельно допустимых годовых доз при облучении всего тела че-
ловека) основной величиной для оценки биологического действия
излучения любого состава является эквивалентная доза.
50
Эквивалентная доза (HT,R) – поглощенная доза в органе или
ткани, умноженная на соответствующий взвешивающий коэффи-
циент для данного вида излучения, WR:
HT,R = WR × DT,R , (2.20)
где DT,R – средняя поглощенная доза в органе или ткани T, а WR –
взвешивающий коэффициент для излучения R.
При воздействии различных видов излучения с различными
взвешивающими коэффициентами эквивалентная доза определяет-
ся как сумма эквивалентных доз для этих видов излучения. В прак-
тических расчетах для фотонов, электронов, позитронов и β-частиц
значение взвешивающего коэффициента принимают равным еди-
нице (см. табл. П1 приложения). Единицей эквивалентной дозы
также является зиверт (Зв).
Разные органы или ткани имеют разные чувствительности. Из-
вестно, например, что при одинаковой эквивалентной дозе облуче-
ния возникновение рака в легких более вероятно, чем в щитовид-
ной железе, а облучение гонад (половых желез) особенно опасно
из-за риска генетических повреждений. Поэтому для случаев не-
равномерного облучения разных органов или тканей тела человека
введено понятие эффективной эквивалентной дозы HE.
Для определения этой величины вводят понятие риска.
Риск – вероятность возникновения неблагоприятных последст-
вий для человека (частота смертельных случаев, снижение продол-
жительности жизни, частота возникновения профессиональных
заболеваний, травматизма, нетрудоспособности и т.д.) вследствие
облучения, аварии или другой причины, проявление которых носит
стохастический характер.
Эффективная доза (HЕ) – величина, используемая как мера
риска возникновения отдаленных последствий облучения всего те-
ла человека и отдельных его органов и тканей с учетом их радио-
чувствительности. Она представляет сумму произведений эквива-
лентной дозы в органах и тканях на соответствующие взвешиваю-
щие коэффициенты:
H E = ∑WT ⋅ H T , (2.21)
T

где HT – эквивалентная доза в T-м органе или ткани; WT – взвеши-


вающий коэффициент для органа или ткани T, представляющий
собой отношение стохастического риска смерти в результате облу-
51
чения Т-го органа или ткани к риску смерти от равномерного облу-
чения тела при одинаковых эквивалентных дозах (рис. 2.9), вели-
чина WT = 0,30, отведенная на все другие органы, распределяется
поровну между пятью оставшимися органами и тканями, не ука-
занными на рис. 2.9, которые получили самую высокую эквива-
лентную дозу.

Рис. 2.9. Взвешивающие факторы wT и риск смерти RT от злокачественных


опухолей и наследственных дефектов (у первых двух поколений облученных лиц)
в результате облучения на 1 человека при эквивалентной дозе 1 Зв для задач
радиационной защиты

Таким образом, WT определяет весовой вклад данного органа


или ткани в риск неблагоприятных последствий для организма при
равномерном облучении:
∑ wT = 1 .
T
(2.22)

При равномерном облучении всего организма эквивалентная


доза в каждом органе или ткани одна и та же: НТ = Н и, следова-
тельно, НЕ = Н. Единица эффективной дозы – зиверт (Зв).
Эквивалентная доза или эффективная эквивалентная доза ха-
рактеризуют меру ожидаемого эффекта облучения для одного ин-
дивидуума. Эти величины являются индивидуальными дозами.
Доза излучения зависит от времени облучения. С течением
времени доза накапливается. Изменение дозы в единицу времени
назывется мощностью дозы. Мощность дозы равна
52
D′ = dD/dt, (2.23)
где dD – изменение дозы за время dt. Мощность дозы в общем слу-
чае является функцией времени D′(t).
Если эта функция известна, то дозу за некоторый интервал вре-
мени от t1 до t2 находят по формуле
t2

D = ∫ D′ ( t )dt , (2.24)
t1

а при постоянной во времени мошности дозы как произведение


D = (t2 – t1)D'. (2.25)
Аналогично говорят о мощности экспозиционной дозы X′, эк-
вивалентной дозы Н′, эффективной эквивалентной дозы H E′ , и т. д.
Эти величины могут быть как постоянными, так и изменяться во
времени по некоторому закону. Их единицы – частные от деления
единиц соответствующей дозы на соответствующую единицу вре-
мени.

2.5. Особенности переноса фотонного излучения


вблизи границы раздела сред воздух–земля

Рассматривая перенос фотонов вблизи границы раздела двух


сред с плотностью ρвозд и ρзем, ограничимся двумя случаями: 1) изо-
тропный объемный источник, представляющий собой равномерно-
распределенную газоаэрозольную радиоактивную примесь, рас-
пространяющуюся только в атмосфере без радиоактивного загряз-
нения подстилающей поверхности; 2) радиоактивные аэрозоли
равномерно распределены на подстилающей поверхности (напри-
мер, в следе радиоактивного облака).
В первом случае источник характеризуется объемной активно-
стью Av Бк/м3 (Ки/м3), во втором – поверхностной активностью As
Бк/м2 (Ки/м2). Иллюстрация первого случая приведена на рис. 2.10,
2.11, а второго – на рис. 2.12, 2.13. В каждом из рассматриваемых
случаев нас будут интересовать особенность распределения мощ-
ности дозы и фактора накопления в воздухе в области границы раз-
дела, поскольку дозиметрическое обеспечение системы АСКРО не
дает такой детальной информации.

53
Рис. 2.10. Радиальные распределения мощности дозы D′(r, h, E0 )/D′(0, 1, E0)
в контайменте реактора ВВЭР-1000 при E0 = 0,661 МэВ на высоте h = 4 м.
Расчет методом Монте-Карло (1) и методом дискретных ординат (2)

Рис. 2.11. Радиальные распределения дозового фактора накопления BF(r, h)


в контайменте при E0 = 0,261 МэВ на высоте h = 4 м.
Расчет методом Монте-Карло (1) и методом дискретных ординат (2)
54
Рис. 2.12. Радиальное распределение мощности дозы внешнего облучения
D's(r, h, E0)/D's (r=0, h=1, E0) от поверхностного источника на высоте h = 4 м, (1, 3)
и h = 11 м (2, 4) при E0= 0,261 МэВ. Расчет методом Монте-Карло (1, 2)
и методом дискретных ординат (3, 4)

Рис. 2.13. Распределение мощности дозы фотонного излучения с энергией


Eγ = 0,279 МэВ как функция высоты h от подстилающей поверхности
при ее равномерном радиоактивном загрязнении:
1 – суммарная, 2 – рассеянная и 3 – нерассеянная компоненты.
Расчет методом Монте-Карло

На рис. 2.10 приведено радиальное распределение мощности


дозы D′(r, h, E0) в контайменте реактора ВВЭР-1000 в условиях ги-
потетической радиационной аварии, при которой радиоактивная
газоаэрозольная радиоактивная примесь равномерно заполняет
внутренний объем контаймента, стены, пол, и потолок которого
55
выполнены из бетона, а внутренний радиус Rc и высота Hc соответ-
ственно составляют 22,5 и 25 м. Распределение отнормировано на
значение мощности дозы, рассчитанное в точке r = 0, на высоте
h = 1 м от уровня пола.
На рис. 2.11 приведено радиальное распределение фактора на-
копления, расчет которого проводился тоже на высоте h = 1 м. Ана-
лиз распределений позволяет констатировать следующее. При рав-
номерном распределении радиоактивной газоаэрозольной примеси
в контайменте пространственное распределение мощности дозы в
его центральной области близко к равномерному, что может быть
обусловлено изотропностью пространственного распределения по-
тока фотонов. На это также указывает и пространственное распре-
деление фактора накопления: при r ≤ 15 м соотношение между рас-
сеянной и нерассеянной компоненой остается постоянным. Однако,
при стремлении r → Rc, т.е. в области границы раздела сред мощ-
ность дозы уменьшается, поскольку в этой области возникает ани-
зотропия пространственного распределения фотонов. Рост фактора
накопления в этой области указывает на то, что рассеянная (низко-
энергетическая) компонента фотонов выше нерассеянной.
На рис. 2.12 приведено радиальное распределение мощности
дозы внешнего облучения D's(r, h, E0) / D's (r = 0, h = 1, E0) от по-
верхностного источника, образованного радиоактивным загрязне-
нием аэрозолей, осевших на поверхность стен, пола и потолка, по-
сле удаления объемного источника. Расчет проводился на высоте
h = 4 м, (кривые 1, 3) и h = 11 м (кривые 2, 4). Расчеты нормирова-
лись также на значение мощности дозы в точке r = 0, h = 1.
Анализ результатов расчета позволяет сделать следующие вы-
воды: при r ≤ 15 м пространственное распределение мощности до-
зы является равномерным, что обусловлено скорее ограниченно-
стью объема, а в интересующей нас области r ≥ 15 м мощность до-
зы растет, поскольку уменьшается расстояние до источника. Фак-
тор накопления для такого рода источника слабо отличается от
единицы и лишь в области больших r → Rc уменьшается. Послед-
нее указывает на доминирование в этой области нерассеянного
компонента.
На рис. 2.13 приведены расчетные распределения рассеянной,
нерассеянной и суммарной компонент мощности дозы от подсти-
лающей поверхности в следе радиоактивного облака. Из распреде-
56
ления следует, что при h → 0 мощность дозы является величиной
ограниченной.
Таким образом, приведенные на рис. 2.10–2.13 зависимости по-
казывают, что в условиях реальной радиационной аварии на грани-
це раздела сред воздух–земля оценка дозовых нагрузок будет опре-
деляться двумя конкурирующими эффектами, один из которых
обусловлен радиоактивным загрязнением атмосферы, а другой свя-
зан с радиоактивным загрязнением подстилающей поверхности.
Влияние того или другого будет определяться продолжительно-
стью выброса.

Контрольные вопросы и задания

1. Дайте определение активности радионуклида.


2. Какое явление называют радиоактивным распадом?
3. Какие вы знаете единицы измерения активности системные (вне-
системные)? Какое соотношение между ними?
4. Дайте определение постоянной распада, периоду полураспада. Ка-
кое соотношение между ними?
5. Напишите систему дифференциальных уравнений, описывающих
распад материнского и дочернего продуктов распада.
6. Распад дочернего продукта распада описывается формулой
λ1
N 2 ( t ) = N1 ( 0 )
λ1 − λ 2
( e−λ2t − e−λ1t ) . Проведите анализ формулы, рассматри-
вая случаи: λ2 >> λ1, λ2 << λ1, λ2 → λ1.
6. Дайте характеристику физической сущности теоремы Фано.
7. Дайте определение поглощенной дозы ионизирующего излучения.
Единицы поглощенной дозы.
8. Какова физическая сущность величины мощности дозы?

57
Глава 3. ПРОБЛЕМЫ КОНТРОЛЯ ОКРУЖАЮЩЕЙ СРЕДЫ
ПРИ ЭКСПЛУАТАЦИИ АТОМНЫХ ЭЛЕКТРОСТАНЦИЙ
И ДРУГИХ РАДИАЦИОННО-ОПАСНЫХ ПРЕДПРИЯТИЙ
АТОМНОЙ ПРОМЫШЛЕННОСТИ И МЕТОДЫ ИХ РЕШЕНИЯ

Повышение радиационной безопасности атомных электростан-


ций и других предприятий атомной промышленности является од-
ной из наиболее актуальных проблем атомной энергетики. Воп-
росы радиационной безопасности АЭС тесно связаны с экологиче-
скими проблемами окружающей среды, к которым относится про-
блема контроля внешней среды – воздушного и водного бассейнов,
подстилающей поверхности, определения дозовых нагрузок на на-
селение, проживающее в ЗН АЭС и другие задачи. Решение эколо-
гических проблем в регионе АЭС осуществляется путем контроля
радиационной обстановки в этом регионе, которая, в свою очередь,
проводится с помощью систем радиационного контроля.
Сформулируем основные цели, функции и задачи систем кон-
троля радиационной обстановки в районе размещения АЭС и других
радиационно-опасных предприятий атомной промышленности [1].
Цели автоматизированной системы контроля радиационной об-
становки (далее просто «системы контроля») состоят в следующем:
непрерывном контроле радиационной обстановки на террито-
рии АЭС – промплощадке (ПП), в санитарно-защитной зоне (СЗЗ)
и зоне наблюдения (ЗН) путем автоматизированного сбора и обра-
ботке данных с постов контроля;
выполнении прогностических расчетов распространения радио-
активности с использованием математических моделей природных
процессов, а также оценок дозовых нагрузок на персонал и населе-
ние при нормальной эксплуатации и при авариях на АЭС;
оперативном обеспечении лиц, ответственных за принятие ре-
шений, достоверной информацией о радиационной обстановке на
территории ПП, СЗЗ и ЗН в случае радиационной аварии на АЭС.
К основным функциям системы контроля относятся:
проведение измерений радиационных и метеорологических па-
раметров;
сбор информации об измеренных величинах;
сигнализация отклонений измеренных или рассчитанных пара-
метров от установленных контрольных уровней;
58
прогнозирование радиационной обстановки в районе размеще-
ния АЭС на основе расчетов по математическим моделям;
выдача рекомендаций по защите персонала и населения по ре-
зультатам оценки радиационной обстановки на промплощадке
АЭС в СЗЗ и ЗН;
передача специалистам по радиационной безопасности и руко-
водству АЭС обобщенных данных о радиационном состоянии ок-
ружающей среды в районе размещения АЭС;
передача информации о радиационной обстановке внешним по-
требителям.
Функции системы контроля должны реализовываться в резуль-
тате выполнения следующих задач:
измерения и контроля радиоактивного загрязнения внешней
среды на промплощадке АЭС, в СЗЗ и ЗН;
контроля и расчета значений метеопараметров;
контроля параметров газоаэрозольного выброса из вентиляци-
онных труб АЭС;
расчета распространения радиоактивной примеси с газоаэро-
зольным выбросом;
расчета приземной концентрации радиоактивной примеси;
расчета дозовых нагрузок на территории промплощадки АЭС,
СЗЗ и ЗН при нормальной эксплуатации АЭС и в аварийных режи-
мах;
расчета данных, необходимых для принятия решений по защите
персонала и населения.
Сформулировав основные цели, задачи и функции системы
контроля, проведем анализ существующих систем для выявления
наиболее оптимальных. Этот анализ должен показать либо наличие
оптимальной системы с точки зрения предъявляемых к ней требо-
ваний, либо привести к постановке задач, решение которых позво-
лит оптимизировать систему контроля.

3.1. Методы и средства решения задач контроля


окружающей среды на различных этапах развития
атомной энергетики

Развитие систем контроля окружающей среды происходило и


происходит в тесном контакте с развитием средств контроля (де-
59
текторов ионизирующих излучений, анализаторов спектра α, β, γ-
излучений), вычислительных средств, средств обработки, хранения
отображения и передачи информации и развитием средств матема-
тического моделирования оценок и прогнозирования радиационной
обстановки во внешней среде.
Системы радиационного контроля первого поколения, разви-
вавшиеся до середины 1960-х годов, были построены, в основном,
на базе автоматических пороговых детекторов, действие которых
состояло в сигнализации при превышении заданного уровня (поро-
га) радиоактивного загрязнения в небольшом числе контрольных
точек, мобильных групп ручного дозиметрического контроля и
центральной лаборатории для анализа проб [1]. Такого типа систе-
мы контроля ориентировались в основном на осуществление кон-
троля за уровнем загрязнения внешней среды, обусловленных
штатной работой АЭС и планово-предупредительными работами с
большим временем осреднения. Основанием для такого подхода к
решению проблемы являлся тот факт, что если при нормальной
эксплуатации атомных электростанций и происходит некоторое
количество сбросов (в поверхностные воды) и выбросов (в атмо-
сферу) радионуклидов, то с применением систем локализации и
подавления активности, а также за счет регламента эксплуатации
АЭС обеспечиваются столь малые их величины, что они практиче-
ски не изменяют радиационного состояния объектов внешней сре-
ды и радиационную обстановку в целом. Ядерные характеристики
радионуклидов (прежде всего, периоды полураспадов), домини-
рующих в выбросах и сбросах, таковы, что существенного накопле-
ния активности во внешней среде не происходит.
Системы второго поколения, развивавшиеся до начала 80-х го-
дов, содержали еще один компонент – вычислительный центр, ос-
нащенный специальным программным обеспечением, позволяю-
щим оценивать и прогнозировать радиационные характеристики во
внешней среде при различных метеорологических условиях атмо-
сферы [2-4].
Разработка систем третьего поколения происходит в условиях
интенсивного развития мощной вычислительной техники, которая
позволяет использовать достаточно сложные математические мо-
дели переноса радиоактивной примеси, с помощью которых воз-
можно проводить более детальные оценки радиационных характе-
60
ристик загрязнения внешней среды. Их применение ранее сдержи-
валось, именно, отсутствием такой техники.

3.2. Концепции построения систем


автоматизированного контроля радиационной
обстановки окружающей среды

Рассмотрим концепции построения систем контроля радиаци-


онной безопасности АЭС и других радиационно-опасных предпри-
ятий атомной промышленности. В основе любой концепции по-
строения такого рода систем лежит принцип измерения параметров
радиоактивного загрязнения, основанный на выборе датчиков, из-
меряющих те или иные характеристики примеси – непосредственно
ее концентрацию (аспирационными датчиками) или мощность дозы
фотонного излучения, количество датчиков и способ их размеще-
ния вокруг объекта. Продолжительность периода осреднения уров-
ней загрязнения определяла и способ размещения датчиков вокруг
АЭС – в направлении наиболее вероятных распространений выбро-
сов. Последние находили, исходя из розы ветров, составляемой по
метеонаблюдениям в течение года [5, 6].
Подобные системы хорошо себя зарекомендовали именно для
анализа уровней загрязнения при штатной работе АЭС, но имеют
существенный недостаток, поскольку вся информация о радиаци-
онной обстановке относится к прошедшему времени, что совер-
шенно недопустимо при аварийных ситуациях. Следует также от-
метить, что сезонные розы ветров могут отличаться от годовых, а
потому наиболее вероятное направление распространения выбро-
сов с АЭС могут меняться в пространстве и во времени. Устране-
ние последнего недостатка, а также стремление восстановления
поля концентраций радиоактивных веществ в атмосфере и на мест-
ности необходимой точности по показаниям датчиков, рас-
положенных на местности, требует большого количества датчиков,
число которых растет с уменьшением погрешности восстанавли-
ваемого поля концентраций [2]. Например, если считать распреде-
ление концентрации радионуклида вблизи поверхности земли в
виде гауссовой функции
q ( x, y, t ) = qmax exp ⎡⎣ − ( x 2 + y 2 ) 2σ2y ⎤⎦ , (3.1)

61
где qmax – значение концентрации в центре облака (x = 0, y = 0), σу –
дисперсия распределения, то для воспроизведения функции q(x, y,
t) с допустимой погрешностью δ = 50 % необходимо иметь 70 то-
чек измерения, а при δ = 30 % – уже 200 точек [7].
Если учесть, что каждый измерительный прибор требует линии
связи, обслуживания, т.е. специального персонала, требующего, в
свою очередь, социальных затрат и т.д., нетрудно убедиться, что
системы контроля, построенные по такому принципу, достаточно
дорогостоящи и малоэффективны в случае аварийных ситуаций,
поскольку не могут работать в режиме реального времени.
Разработка систем контроля второго поколения осуществлялась
с учетом автоматизации измерений [2–4]. Одна из наиболее четких
концепций построения таких систем изложена в работе [2]. Суть
этой концепции состоит в оптимальном использовании экспери-
ментальных (результаты измерений) и расчетных данных. Метод
оптимального использования экспериментальных данных (ОМЭД)
позволяет объединить в единую логическую схему исследований
теоретический и экспериментальный подходы, что позволяет наи-
более полно реализовать преимущества, свойственные каждому из
них в отдельности и свести к минимуму их недостатки. В кратком
изложении метод ОМЭД сводится к следующему [2]:
сложную физическую задачу разбивают на ряд простых;
для каждой частной задачи составляют теоретическую модель,
которая описывается одним или несколькими дифференциальными
или иными (интегродифференциальными, интегральными) уравне-
ниями с соответствующими граничными и начальными условиями,
после чего теоретические модели анализируют для установления в
них слабо обоснованных допущений;
слабо обоснованные положения теоретических моделей от-
дельных задач заменяют экспериментальными данными;
экспериментальные данные используют также в тех задачах,
теоретическое решение которых осуществить сложнее, чем провес-
ти измерение.
Оптимизация измерений в этом случае достигается в результате
того, что из сравнительно небольшого объема измерений извлека-
ют максимально возможную информацию о физическом процессе в
целом.

62
С целью оптимального использования экспериментальных дан-
ных в последние годы была выдвинута идея сочетания измеритель-
ного и модельного мониторинга в единую систему таким образом,
чтобы достоинства одной компенсировали недостатки другой. Та-
кого типа мониторинг должен обеспечивать непрерывный процесс
адаптации модели распространения радиационного загрязнения
среды к конкретным изменяющимся условиям по результатам фак-
тических измерений на местности, что, в свою очередь, предъявля-
ет повышенные требования к точности измерений. Повышение точ-
ности измерений возможно за счет снижения влияния внешнего и
накапливающегося в точках контроля фона, исключения система-
тических ошибок, учета и автоматической компенсации нелиней-
ности детекторов.
Важной стороной разработки систем контроля являются эконо-
мические факторы их создания и эксплуатации. Стоимость систем
контроля во многом определяется стоимостью комплектующих из-
делий, линий связи, монтажа и пусконаладочных работ. Повыше-
ние требований надежности, точности измерений, особенно в ре-
альном масштабе времени, и быстродействия, расширение функций
вместе с экономическими факторами определяют требования и
критерии при построении современных систем контроля. Решение
этих задач связано с определенными затратами, поэтому ес-
тественен поиск оптимального варианта их решения.
Одним из наиболее оптимизируемых параметров системы кон-
троля является количество телеметрических систем, так как датчи-
ки, устанавливаемые на этих системах, дают непосредственно ин-
формацию о радиоактивном загрязнении окружающей среды, и,
кроме того, за счет своего количества, линий связи и необходимого
технического обслуживания оказывают существенное влияние на
стоимость системы контроля в целом. В работе [4], полагая, что
выброс радиоактивной примеси может произойти в любом направ-
лении, отказались от идеи размещения датчиков по розе ветров и
вопрос оптимизации числа постов при равномерном их размеще-
нии вокруг АЭС по периметру круга диаметром dС33 решался сле-
дующим образом. Задавалось наименьшее пороговое значение де-
текторов, размещаемых на постах контроля. Это значение должно
быть таким, чтобы точно можно было подтвердить превышение
мощности дозы над фоном. Выбиралось наихудшее из метеороло-
63
гических условий и считалось, что факел выбросов при эффектив-
ной высоте H0 точно проходит между двумя детекторами (рис. 3.1).
В этом случае можно рассчитать горизонтальное расстояние ymax от
середины факела выбросов до точки измерения, в которой возни-
кающая мощность дозы точно соответствует заданному сигналь-
ному порогу детектора.
Рассматривая в качестве
критического органа щитовид-
ную железу и понимая под кри-
тической дозой величину инга-
ляционной дозы, обусловлен-
ной 131I, при длительности вы-
броса радиоактивной примеси в
атмосферу T, от оси выброса до
Рис.3.1. Схема определения точки, в которой значение инга-
радиуса области детектирования: ляционной дозы будет соответ-
1 – реактор; 2 – область детектирования; ствовать пороговому значению
3 – направление распространения
радиоактивного облака детектора, величину y находили
из неравенства:
Dпop ≤ D(I-131) (xm, y, S, T, U), (3.2)
где D(I-131)(xm, у, S, Т, U) – распределение ингаляционной дозы по
оси Y локальной системы координат; xm – абсцисса точки детекти-
рования локальной системы координат; S – категория устойчивости
атмосферы; U – скорость ветра. При этом число датчиков опреде-
лялось соотношением N = [πd/2y] + 1, в котором от выражения в
квадратных скобках берут целое число.
Как следует из рис. 3.1, идея определения необходимого (целое
число от выражения в квадратных скобках есть необходимое, а с
прибавление единицы достаточное) и достаточного числа датчиков
весьма проста, но не совсем удачно, хотя совершенно справедливо,
используется критерий критической дозы и осуществляется выбор
ymax. Кроме того, при произвольном варьировании длительности
выброса Т первое неравенство может не выполняться, что сразу
накладывает требования на эту величину: Т должна быть достаточ-
но большой, чтобы неравенство имело смысл.
Основным недостатком рассмотренного метода является имен-
но выбор дозовых критериев (критического органа и отвечающей
ему дозы 131I), поскольку в этом случае прибор должен непосредст-
64
венно регистрировать радиоактивную примесь йода. Но поскольку
характерные поперечные размеры шлейфа радиоактивного облака
значительно меньше, чем ареол фотонного излучения, создаваемо-
го этим облаком, постольку и число датчиков, необходимых для
регистрации этого облака, при распространении его в любом на-
правлении будет расти, а это, в свою очередь, приводит к увеличе-
нию стоимости системы. Действительно, как показывают результа-
ты расчетов, число датчиков, располагаемых по периметру зоны
радиуса Xmax, резко возрастает с увеличением радиуса, начиная с
расстояний Xmax= 2 км (рис. 3.2). Последнее обусловлено размыва-
нием струи и уменьшением, таким образом, эффективного значе-
ния ymax, при котором показания датчика превышает фоновое зна-
чение. Очевидно, что с заменой критерия по критическому органу
на критерий предельно – допустимого уровня внешнего облучения
14,7·10-6 Зв/ч [8] величина ymax может только увеличиться, а число
датчиков уменьшиться, т.е. такая система, не теряя своих основных
функций, будет более экономичной.

Рис. 3.2. Зависимость числа датчиков, размещаемых по периметру


пристанционной зоны радиусом Xmax, от величины этого радиуса

65
Аналогичные системы контроля разрабатывались и за рубежом,
например, фирмой SIEMENS в Германии [9, 10], ALNOR в Фин-
ляндии, WESTINGHOUSE в США и т.д. При этом основными
средствами регистрации радиоактивного загрязнения окружающей
среды являются γ-датчики диапазона 0,01 мкЗв/ч – 10 Зв/ч и в
пунктах, располагаемых в направлениях, где риск радиоактивного
загрязнения может привести к наибольшим социальным последст-
виям (большие населенные пункты, города), йодные датчики. Гам-
ма-датчики относятся к так называемому классу интеллектуальных
детекторов, совместимых с персональным компьютером.
Рассмотрев основные подходы к решению вопроса о количестве
постов систем контроля и способов их расстановки вокруг АЭС,
проведем анализ других функциональных подсистем, являющихся
составными частями системы контроля. К этим подсистемам отно-
сятся:
модель определения метеопараметров и переноса радиоактив-
ной примеси в атмосфере;
совокупность приборов, измеряющих параметры выброса ра-
диоактивной примеси в атмосферу: начальную скорость, темпера-
туру, давление струи, выходящей из веттрубы АЭС, объемную ак-
тивность, мощность выброса;
совокупность приборов и методов определения параметров не-
санкционированных выбросов;
приборы и методы дистанционного определения параметров
радиоактивных выбросов;
методики оценки радиоактивных характеристик загрязнения
окружающей среды;
модели, описывающие оптимизацию вывода населения из за-
грязненного района при эвакуации.
Сформулируем основные требования к указанным подсисте-
мам, на основании которых могут быть построены (выбраны из оп-
ределенной совокупности) математические модели соответствую-
щих подсистем или принципы измерения, лежащие в основе при-
борного обеспечения этих подсистем.
Требования к моделям переноса радиоактивной примеси в ат-
мосфере и методам определения метеопараметров состоят в сле-
дующем.
66
Модель распространения радиоактивной примеси в атмосфере
должна:
давать надежный расчет при любых метеорологических усло-
виях атмосферы (состоянии устойчивости) и при любой эффектив-
ной высоте источника не превышающей высоту пограничного слоя
атмосферы (Н ≈ 1,5–2 км) на расстоянии не менее 30 км от источ-
ника выбросов;
должны отсутствовать субъективные факторы оценки метеоро-
логического состояния атмосферы типа: низкая облачность, высо-
кая облачность и т.д.;
учитывать особенности подстилающей поверхности, опреде-
ляющей величину скорости сухого осаждения, вымывание радио-
активной примеси естественными осадками (дождь, снег) и тума-
ном;
учитывать радиоактивный распад примеси во время ее перено-
са;
учитывать влажность атмосферы особенно вблизи больших
водных поверхностей;
учитывать значения метеопараметров (продольную и попереч-
ную скорость ветра, коэффициент поперечной диффузии по всему
пограничному слою атмосферы),
измерение метеопараметров (в приземном слое атмосферы)
должно осуществляться простыми и надежными способами и со-
держать минимум датчиков;
наконец, расчеты по моделям со всеми функционалами, опре-
деляющими дозовые нагрузки на население и масштабы радиоак-
тивного загрязнения окружающей среды в стационарных условиях,
не должны превышать время, необходимое на получение осред-
ненных значений измеряемых величин метеопараметров ~ 10 мин.
Требования, предъявляемые к уровням измерений метеопара-
метров в реперных точках, сводятся к выбору в приземном слое
атмосферы четырех уровней, на которых проводят измерение ско-
рости ветра, температуры и влажности – так называемых градиент-
ных уровней полей ветра и температуры [11]. Такими уровнями
могут быть либо стандартные уровни метеорологических наблюде-
ний: 0,5; 2,0; 10; 40 м, либо полученные в результате оптимизации
при анализе приземных профилей скорости ветра и температуры.
Задание разностей скоростей ветра и температуры предъявляет
67
особое требование к точности приборов, определяющих эти пара-
метры. Для анеморумбографа – прибора, измеряющего скорость
ветра, погрешность определяется выражением δu = 0,3 ± 0,035V,
где V – значение измеренной скорости на уровне Z. Таким образом,
если на двух уровнях Z1, Z2 значение скорости есть соответственно
V1, V2, то погрешность разности равна:
δDu = (0,3 + 0,035V1 ) 2 + (0,3 + 0,035V2 ) 2 . (3.3)
При минимально возможной измеряемой скорости Vmin = 1,2 м/с
погрешность разности составляет 0,48 м/с. Если погрешность дат-
чика температуры есть δDT = 0,5 + 0,06Т/10, то погрешность разно-
сти определится аналогично:
δDT = (0,5 + 0,06 T1 /10) 2 + (0,5 + 0,06T2 /10) 2 , (3.4)
При изменении температуры от 253 К (–20 °С) до 298 К (25 °С)
погрешность измерений изменяется от 2,85 до 3,24 градусов. Из
полученного следует, что для повышения точности определения
метеорологических параметров, например, таких как скорость вет-
ра, распределение температуры в пределах пограничного слоя ат-
мосферы, конструкция приборов должна быть такова, чтобы по-
грешность приборов была существенно ниже полученных величин.
Это, во-первых, повысит точность определения метеопараметров
модели переноса примеси в атмосфере, во-вторых, повысит точ-
ность оценок и прогноза радиоактивного загрязнения окружающей
среды, в третьих, позволит уменьшить высоту разности уровней, на
которых происходит измерение параметров и, наконец, общую вы-
соту метеомачты, что, в конечном итоге, и даст экономию стоимо-
сти проекта.

3.3. Методы повышения точности прогностических


оценок радиоактивного загрязнения
окружающей среды при радиационных авариях

Рассмотрим подробнее вопрос о точности прогнозных резуль-


татов и о влиянии на результаты расчетов погрешности измерения
метеопараметров. Нетрудно понять, что наличие погрешности при
измерении указанных метеопараметров приведет к «расчетному»
изменению состояния устойчивости, что непосредственно скажется
68
на решении уравнения переноса радиоактивной примеси в атмо-
сфере и окажет существенное влияние на оценку радиационных
характеристик радиоактивного загрязнения окружающей среды.
Уменьшение этого влияния приводит к требованию уменьшения
погрешности измерения метеопараметров до величины меньшей
8 %, что может быть осуществлено либо за счет использования
иных физических принципов измерения скорости ветра с меньшей
погрешностью ее определения, либо за счет увеличения времени
измерения, учитывая, что стандартное время измерения скорости
ветра составляет 10 мин, а максимальное, превышение которого не
дает существенного вклада в измеряемую величину, 67 мин.
Повышение точности измерения метеопараметров за счет уве-
личения времени измерения возможно при оценке радиационных
характеристик радиоактивного загрязнения внешней среды для
стационарных условий выброса примеси, т.е. для выброса, дли-
тельность которого больше 30 мин. Для залпового выброса, дли-
тельность которого меньше 30 мин, сбор информации по показани-
ям датчиков системы радиационного мониторинга (АСКРО) дол-
жен осуществляться через 1 мин в течение получаса, что позволяет
проследить динамику процесса переноса радиоактивного облака в
пределах зоны наблюдения (R ~ 30 км) и дать соответствующий
прогноз радиоактивного загрязнения среды. При этих условиях
решение задачи повышения точности измерения метеопараметров
(уменьшение погрешности их измерения) возможно лишь за счет
использования нетрадиционных методов измерения указанных ве-
личин, реализованных в приборах лучевого воздействия на объект.
Однако стоимость последних может составлять значительную
часть сметной стоимости всей системы радиационного мониторин-
га, использующей традиционный парк оборудования.
Таким образом, проблема повышения точности прогнозирова-
ния радиоактивного загрязнения окружающей среды при радиаци-
онных авариях требует, с одной стороны, высокоточных приборов,
обеспечивающих минимальную погрешность измерения метеопа-
раметров, а с другой стороны, приобретение и использование этих
приборов ограничивается финансовыми возможностями заказчика.
Последнее приводит к мысли о необходимости разработки недо-
рогих приборов измерения метеопараметров, погрешность измере-
ния которых позволила бы существенно повысить точность про-
69
гностических оценок радиоактивного загрязнения окружающей
среды.
Эффективная высота подъема
струи радиоактивного выброса Hэф,
являющаяся одним из важнейших па-
раметров уравнения переноса примеси
в атмосфере, может различаться в за-
висимости от типа выброса (рис. 3.3).
Обычно рассматривают: а) стандарт-
ный выброс через вентиляционную
трубу, при котором точкой выброса
является высота вентиляционной тру-
Рис. 3.3. К вопросу
об эффективной высоте подъема бы; б) просачивание радиоактивного
факела выбросов загрязнения в здание реактора и отту-
да через неплотности в атмосферу;
в) выброс непосредственно в атмосферу в связи с разрушением
корпуса реактора – так называемый несанкционированный выброс.
При выбросах типа а) и в) эффективная высота выброса равна:
Нэф = Нт + Δh, где Нт – высота вентиляционной трубы в случае а) и
высота здания в случае в), Δh – высота подъема струи в атмосфере.
При выбросах типа б) за высоту выброса принимают высоту здания
(Δh = 0). В случае а) приращение Δh находят, рассматривая верти-
кальное истечение подогретой газовой струи в стратифицированную
атмосферу с поперечной скоростью ветра U0 отличной от нуля.
Общим подходом к решению данной задачи служит метод, ос-
нованный на совместном решении системы уравнений, учиты-
вающей динамический подъем, обусловленный начальной скоро-
стью и давлением в вентиляционной трубе, эффектом плавучести,
связанным с дефектом плотности (температуры выбрасываемого
газа и окружающего воздуха), а также системы уравнений, опреде-
ляющих метеорологические характеристики атмосферы в ее погра-
ничном слое (продольная и поперечная скорость ветра). Такой ме-
тод решения задачи рассматривался в работах [12–14]. Идея оценки
приращения Δh в этих работах состоит в следующем. В поле попе-
речного ветра, выходящего из вентиляционной трубы, струя газа
изгибается, а приращение высоты подъема, на которой струя ста-
70
новится горизонтальной, и будет определять искомую величину Δh
[12,13]. Исходными параметрами для определения Δh служат на-
чальное значение скорости истечения струи, температура, давление
газового потока, выходящего из устья вентиляционной трубы.
Одной из важных характеристик уравнения переноса радиоак-
тивной примеси в атмосфере является мощность выброса. Эта ве-
личина определяется как произведение объемной активности Av0
[Бк/м3] на секундный расход G [м3/с]:
Рв = Av 0G [Бк/c]. (3.5)
Если W(r) есть радиальное распределение скорости газового
потока в устье вентиляционной трубы, то секундный расход нахо-
дится как интеграл
r0

G = 2π∫ W ( r )rdr , м 3 с. (3.6)


0

Считая газовый поток в вентиляционной трубе турбулентным, в


качестве W(r) можно использовать известную [15] эмпирическую
зависимость J. Nikuradse вида
W(r) = V*(5,75⋅lg[V*(r0 – r)/ν] +5,5), (3.7)
где V* – динамическая скорость; ν – кинематическая вязкость; r0 –
внутренний радиус вентиляционной трубы; r – текущий радиус 0 ≤
r ≤ r0.
Таким образом, для определения секундного расхода в устье
вентиляционной трубы измерение скорости газового потока необ-
ходимо проводить в течение определенного промежутка времени (в
силу вихревого, стохастического характера потока) хотя бы в од-
ной точке (отнормироваться на показание датчика). Это даст воз-
можность определить величину динамической скорости V*, что, в
свою очередь, позволит полностью найти функцию распределения
W(r).
К сожалению, до настоящего времени секундный расход в вен-
тиляционной трубе находят как сумму расхода отдельных вентиля-
ционных систем, входящих в нее, т.е. по существу можно получить
значения лишь верхней или нижней оценок этой величины, но не
текущее ее значение, что, конечно же, является неудобной и доро-
гостоящей процедурой при автоматизации измерений, поскольку
71
для этой цели требуется учет и анализ каждой вентиляционной ус-
тановки в отдельности. В работе [16] проводился анализ распреде-
ления скоростей воздушного потока в вентиляционной трубе реак-
торов типа ВВЭР. Измерение скоростей осуществлялось по диа-
метру вентиляционной трубы как в верхней ее части (98,5 м), так и
в основании (отметка 13,5 м). Для обработки результатов экспери-
мента использовался регрессивный анализ. В работе показано, что
при высоте вентиляционных труб < 20 d ( d – средний диаметр
вентиляционной трубы, м) распределение скорости воздушного
потока не стабилизировано, имеет сложный, струйный характер, а
при больших значениях высоты стабилизируется и удовлетвори-
тельно описывается ранее приведенной зависимостью типа (3.7).
Таким образом, повышение точности измерений секундного расхо-
да вентиляционной трубы или скорости воздушного потока в ней
непосредственно будет сказываться на точности определения мощ-
ности выброса радиоактивной примеси в атмосферу и, наконец, на
точности прогнозирования радиоактивного загрязнения окружаю-
щей среды.
Для измерения объемной активности в настоящее время ис-
пользуется известный аспирационный метод. Суть метода состоит
в естественном или принудительном прохождении воздушного по-
тока, загрязненного газоаэрозольной радиоактивной примесью, че-
рез патрубок прямоугольного или круглого сечения, в конце кото-
рого располагается движущийся или фиксированный фильтр, на
котором осаждаются радиоактивные аэрозоли. При измеренной
скорости воздушного потока, проходящего через патрубок, задан-
ном времени его прохождения, а также измерении общей активно-
сти фильтра, возникающей на нем за счет осевших радиоактивных
аэрозолей, определяют объемную активность последних. На основе
этого метода разработан ряд приборов, предшественницей которых
являлась установка “Калина”, используемая как внутри помеще-
ний, так и в вентиляционных трубах АЭС для получения и обра-
ботки радиоактивных газоаэрозольных проб, среди которых выде-
ляют короткоживущие, долгоживущие радионуклиды аэрозолей и
инертные радиоактивные газы (ИРГ).

72
Основным недостатком такого типа приборов является наличие
“мертвого” времени, составляющего порядка 10–15 мин, необхо-
димого для обработки результатов измерений по ИРГ и значитель-
но большего – для аэрозолей и йодов, что в принципе не позволяет
использовать этот прибор в режиме on-line, тем более при им-
пульсных или кратковременных выбросах. Кроме того, наличие
механических частей в виде лентопротяжного механизма для сор-
бирующей аэрозоли ткани, существенно снижает надежность при-
бора в целом.
При известном нуклидном составе радиоактивной примеси, оп-
ределяемом в соответствии с технологическим регламентом в ла-
бораторных условиях, величину объемной активности в вентиля-
ционной трубе можно найти, используя следующее соотношение:ׂ
D = Dv + Ds , (3.8)
где Dv – мощность дозы, создаваемая газовым объемом радиоак-
тивной примеси, Ds – мощность дозы, создаваемая радиоактивным
загрязнением внутренней поверхности вентиляционной трубы.
В условиях повышенного выброса радиоактивной примеси
мощностью дозы, создаваемой внутренней поверхностью вентиля-
ционной трубы, можно пренебречь ( Dv >> Ds ) и, измеряя мощ-
ность дозы от газового (воздушного) столба радиоактивной приме-
си в точке A(rl , h0) вентиляционной трубы типа усеченного конуса,
объемную активность находят по формуле:
Av 0 = Dv πK γ Ψ ( H 0 , h0 , r1 ) , (3.9)
H 0 − h0
θ1 + θ12 + 1
где Ψ(H0,h0,r1) = ∫
− h0
ln
θ2 + θ + 1
2
dU ; θ1 = u2(1 + γ) – 2γα2 – r12 ;
2
2 2
θ2 = u – r1 ; γ = (r0 – rh)/H0; α = r0 – γh0; r0 – радиус внутреннего ос-
нования вентиляционной трубы; rh – внутренний радиус устья вен-
тиляционной трубы; Kγ – ионизационная постоянная гамма-
излучателя.
Таким образом, при найденных секундном расходе вентиляци-
онной трубы и объемной активности мощность выброса может
быть найдена как произведение (3.5).
73
При несанкционированных выбросах типа (в) канал выбросов,
как правило, неизвестен, но условия, при которых происходит вы-
брос газоаэрозольной струи, могут быть определены. В работе [17]
показано, что для определения эффективной высоты подъема ра-
диоактивной струи достаточно знать начальные значения ее темпе-
ратуры, давления на отверстии истечения, а также величину его
эффективного радиуса. Величина же полной активности в случае
кратковременного выброса или мощность выброса в случае стаци-
онарного или импульсного истечения радиоактивной примеси может
быть определена на основе показаний датчиков системы АСКРО
[18].
Подводя итог анализу приборов, определяющих параметры ра-
диоактивного выброса, можно констатировать, что данный вопрос
в системе контроля был решен далеко не лучшим образом, а пото-
му потребовал к себе более пристального внимания в виде прове-
дения специальных НИОКР по разработке приборов, измеряющих
величину мощности радиоактивного выброса и работающих в ре-
жиме реального времени (on-line), что будет показано ниже.
Если параметры радиоактивного выброса известны и состояние
устойчивости атмосферы определено, т.е. определены метеороло-
гические параметры в уравнении, описывающем перенос радиоак-
тивной примеси в атмосфере, решение последнего дает возмож-
ность определить радиационные характеристики радиоактивного
загрязнения, окружающей среды, оценить его масштабы и дать ре-
комендации соответствующим органам власти на принятие соот-
ветствующих решений.
Оценка радиоактивного загрязнения окружающей среды своди-
тся к оценке загрязнения воздушного бассейна и подстилающей
поверхности в направлении выброса, которые, в свою очередь,
определяются величиной объемной активности радиоактивной
примеси в воздухе, поверхностной активности подстилающей по-
верхности при выпадении на нее радиоактивной примеси, а также
мощности дозы внешнего облучения и дозы при ингаляции в за-
грязненном районе. Если радионуклидный состав радиоактивной
примеси известен хотя бы приближенно (например он может зада-
ваться в рамках технологического регламента на АЭС или согласно
74
критерию уровней аварии [19]), использование датчиков мощности
дозы внешнего облучения сети постов АСКРО, размещаемых на
промплощадке АЭС, в санитарно-защитной зоне и зоне наблюде-
ния, позволяет уточнить величину мощности выброса и, таким об-
разом, оценить масштабы радиоактивного загрязнения среды.
При постановке задачи переноса радиоактивной примеси в ат-
мосфере в источник, описывающий ее генерацию, величина мощ-
ности выброса Pв входит обычным сомножителем. Поскольку
уравнение переноса радиоактивной примеси в атмосфере является
линейным, то его решение содержит величину Pв тоже как общий
множитель.
При отсутствии датчиков, непосредственно измеряющих мощ-
ность выброса, величину расхода, в основном, определяют, исходя
из полной мощности вентиляционных установок, имеющих вывод
в вентиляционную трубу. Объемная же активность не может опре-
деляться в динамическом режиме, поэтому величина мощности
выброса известна со значительной погрешностью. Вместе с тем, с
уточнением мощности выброса корректируется как объемная ак-
тивность воздушного бассейна, радиационные характеристики вы-
броса, так и масштабы радиоактивного загрязнения окружающей
среды в целом.
Уточнение величины мощности выброса Pв можно осущест-
вить, воспользовавшись свойством линейности уравнения переноса
турбулентной диффузии и функционалов, определяющих характе-
ристики радиоактивного загрязнения окружающей среды: поверх-
ностной активности подстилающей поверхности, мощности дозы
внешнего облучения и т.п. Действительно, поскольку мощность
выброса в решение входит линейно, поэтому, рассчитывая неко-
торую интегральную величину, в которую мощность выброса
входит как множитель, например, мощность дозы от факела ра-
диоактивных выбросов, и, измеряя эту величину, например дат-
чиками АСКРО, полагая при этом, что их количество должно быть
достаточным в СЗЗ, мощность выброса найдется как отношение
величин мощностей доз измеренной и расчетной.
Более подробно метод оценки величины Pв рассматривается
ниже.
75
Контрольные вопросы и задания

1. Сформулируйте основные цели, функции и задачи автоматизирован-


ной системы контроля радиационной обстановки АЭС и других ОИАЭ.
2. При решении каких задач реализуются функции системы контроля?
3. Назовите основные этапы развития систем радиационного контроля
окружающей среды и укажите их основные особенности.
4. В чем заключается критерий выбора числа детекторов при их рас-
становке вокруг радиационно-опасных предприятий? Какую роль при
этом играет пороговое значение детектора?
5. В чем состоит недостаток метода расстановки датчиков системы
контроля вокруг радиационно-опасных предприятий, в основе которого
лежит роза ветров?
6. Что такое величина мощности выброса радиоактивной присмеси в
атмосферу и какими параметрами она определяется?
7. На чем основан физический принцип определения объемной актив-
ности радионуклидов, распространяющихся в атмосфере, аспирационным
методом?
8. Какие параметры должны быть определены, чтобы рассчитать по
показанию γ-детектора объемную активность радионуклидов, распростра-
няющихся в ветиляционной трубе.

76
Глава 4. ОБЩИЕ ПРИНЦИПЫ ПОСТРОЕНИЯ
АВТОМАТИЗИРОВАННЫХ СИСТЕМ РАДИАЦИОННОГО
МОНИТОРИНГА ВНЕШНЕЙ СРЕДЫ ДЛЯ АЭС

4.1. Измерение метеопараметров атмосферы


и способы их уточнения

Основу АСКРО составляет совокупность датчиков метеопара-


метров, по показаниям которых определяется состояние устойчи-
вости атмосферы, система постов контроля мощности дозы гамма-
излучения, размещаемых на местности, технологические датчики
АЭС, предназначенные для определения параметров выброса ра-
диоактивной примеси в атмосферу, а также расчетные модели,
служащие для проведения прогностических расчетов. Структурная
схема АСКРО приводится на рис. 4.1. Далее более подробно оста-
новимся на особенностях измерения метеопараметров атмосферы и
способах их уточнения; научном обосновании оценок необходимо-
го и достаточного количества гамма-датчиков АСКРО и принципов
их размещения в районе расположения АЭС.
К метеопараметрам, подлежащим определению, относятся: на-
правление ветра, продольная и поперечная скорости ветра, темпе-
ратура и влажность атмосферного воздуха. Измерение этих пара-
метров необходимо в связи с тем, что их значения используются
для определения состояния устойчивости атмосферы, которое, в
свою очередь, оказывает существенное влияние на распростране-
ние радиоактивной примеси в атмосфере при ее переносе. Кроме
того продольная и поперечная скорость ветра, а также коэффици-
ент турбулентной диффузии как функции высоты непосредственно
входят в уравнение переноса радиоактивной примеси в атмосфере,
вид которого с граничными и начальными условиями рассматрива-
ется в рамках модели переноса радиоактивной примеси в атмосфе-
ре (см. гл. 6 п. 6.2). Таким образом, измерение указанных метеопа-
раметров является необходимым условием для выполнения кор-
ректных расчетов объемной концентрации, радиоактивной газоаэ-
розольной примеси, распространяющейся в атмосфере, в условиях
радиационных аварий на объектах использования атомной энергии,
а также расчетных оценок радиоактивного загрязнения окружаю-
щей среды при формировании следа радиоактивного выброса.
77
Рис. 4.1. Структурная схема АСКРО

78
Различие существующих методик измерения метеопараметров
определяется в основном используемыми математическими моде-
лями. Измерение скорости ветра для широко распространенной
гауссовой модели [20] основывается на измерении его величины на
уровне флюгера – 10 м от уровня подстилающей поверхности, а
непосредственно сам профиль ветра находят по формуле
u z = u10 ( z 10 ) ,
ε
(4.1)
где z – высота измеряемого уровня; uz – скорость ветра на высоте
уровня z; u10 – скорость ветра на высоте флюгера, используемая как
некое реперное значение; ε – параметр, зависящий от состояния
устойчивости атмосферы.
Состояние устойчивости атмосферы разбивается на семь клас-
сов A, B, C, D, E, F, G [20], от сильно неустойчивого A до сильно
устойчивого G. Значения поперечной σy и высотной σz дисперсий
находят, используя либо специальные таблицы значений этих па-
раметров как функции категории устойчивости атмосферы [21],
либо формулы Смита–Хоскера [22, 23]. Распределение концентра-
ции радиоактивной примеси в атмосфере находят, используя гаус-
сову модель переноса примеси в атмосфере и найденные значения
дисперсий.
При высоких выбросах более точен градиентный способ изме-
рения метеопараметров, при котором скорость ветра и температуры
измеряют на различных уровнях, определяя их разности ΔU и ΔT.
При этом могут использоваться как высотные метеомачты, так и
стандартные автоматизированные гидрометеорологические стан-
ции (АГМС). В работе [11] показано, что жестких ограничений на
высоту градиентных наблюдений нет, т.е. измерения можно, в ча-
стности, проводить на телевизионной мачте. Однако, если учиты-
вать экономические факторы (например, стоимость метеомачты), а
также стремиться к повышению точности прогностических оценок
радиоактивного загрязнения окружающей среды, то градиентные
наблюдения по скорости ветра, температуре и влажности рекомен-
дуется проводить на 40-метровой метеомачте. Чтобы уменьшить
погрешность измеряемой разности скоростей ветра, целесообразно
увеличить значение измеряемой величины Δu и уменьшить по-
грешность измеряемых скоростей ветра на каждом из уровней за
счет повышения точности измерений. Кроме того, уменьшение по-
79
грешности измерения разности измеряемых величин возможно за
счет измерения скоростей ветра на нескольких уровнях с после-
дующим усреднением.
Далее, используя соответствующую математическую модель,
описывающую изменение метеопараметров как функции высоты
[24, 25], а также найденные разности скорости ветра и температу-
ры, вычисляют вертикальные распределения скорости ветра, тем-
пературы, энергии турбулентных пульсаций и коэффициента тур-
булентной диффузии как функции высоты.
Гауссова модель справедлива, согласно рекомендации МАГАТЭ,
на расстояниях не более 10 км [20]. Модернизация программы по-
зволила использовать ее на расстояниях до 30 км [26]. Свое широ-
кое распространенине эта модель получила за счет своей простоты,
заключающейся в использовании несложного математического вы-
ражения, что позволило реализовать ее в виде достаточно простых
алгоритмов в ПС «REСASS» и «NOSTARDAMUS» [27], исполь-
зуемых в АСКРО на ряде АЭС. Существенным недостатком этой
модели является тот факт, что при определении профиля скорости
ветра ключевым параметром является значение скорости ветра u10,
измеряемое на высоте флюгера (hф = 10 м). Метеоплощадки, на ко-
торых установлены метеорологические мачты, используемые для
измерения скорости ветра и температуры (градиентным методом),
располагаются, как правило, на значительном расстоянии от АЭС,
поскольку относятся к метеостанциям Росгидромета. Например,
для измерения метеорологических явлений, в том числе и указан-
ных параметров, в районе Балаковской АЭС использовались ре-
жимные метеорологические станции Пугачев (в 60 км к юго-
востоку от АЭС) и Ершов (в 70 км к югу от АЭС), а для блока № 2
Нововоронежской АЭС высотная метеомачта находилась на рас-
стоянии 40 км от АЭС∗.
Измеряемая на высоте 100 м скорость ветра в пределах погреш-
ности представляла собой одну и ту же величину как на этих стан-
циях, так и вблизи АЭС. Из чего делался вывод, что и измеряемое
значение скорости ветра на высоте 10 м будет также совпадать в
пределах погрешности измерения. Подобное предположение может
быть справедливо лишь в одном случае, когда подстилающая по-


Из материалов, представленных на экспертизу соответствующих АЭС.
80
верхность как в месте расположения метеорологических станций,
так и вблизи АЭС имеет один и тот же уровень шероховатости. В
противном случае это предположение неверно. Поскольку величи-
на скорости ветра на уровне измерения в 10 м, согласно формуле
(4.1) определяет весь профиль скорости ветра и в том числе на
уровне выброса радиоактивной примеси, постольку все оценки
уровней радиоактивного загрязнения могут быть некорректны, ес-
ли не учитываются особенности шероховатости подстилающей по-
верхности. В работах [28, 29] показано, что при изменении уровня
шероховатости возникает возмущение скорости воздушного пото-
ка, распространяющегося в атмосфере рис. 4.2.

Рис. 4.2. Изменение исходного логарифмического профиля скорости ветра


над подстилающей поверхностью при изменении уровня шероховатости z0
с 0,01 на 0,02 м на различных расстояниях x от области изменения z0.
Профиль ветра с наибольшим возмущением располагается на малых x

81
Наибольшей величины возмущение достигает на уровне 5–10 м,
но с ростом высоты и расстояния от области изменения уровня ше-
роховатости возмущение затухает. На высоте ∼40 м относительная
величина возмущения составляет не более 5 % и уменьшается до
незначительной величины на высоте 100 м. Поскольку уровень ше-
роховатости не может оставаться постоянным на расстояниях 40–
60 км, то возникающие возмущения в скорости ветра всегда будут
вносить погрешность при использовании значений этой величины,
измеренной на уровне 10 м, в качестве реперного. Далее будет рас-
сматриваться метеомачта высотой 40 м с уровнями измерения ско-
рости ветра установленными на высоте 10, 20, 30 и 40 м, удовле-
творительно сочетающая ценовые∗ (с ростом высоты стоимость
метеомачты растет нелинейно – как куб высоты) и рабочие харак-
теристики.
Уточнение метеопараметров атмосферы. Для решения этой
задачи использовались результаты исследования нижнего 300-
метрового [30] слоя атмосферы и метеорологические наблюдения
на останкинской телебашне в 500-метровом слое для различных
сезонов: зима, весна, лето, осень [31].
Определяя по графикам значения скорости ветра и температуры
на уровнях 40, 30, 20 м и на уровне земли и используя методику
градиентных наблюдений, рассчитывали профили продольного
u(z), поперечного v(z) ветра и коэффициента турбулентной диффу-
зии k(z). Найденные распределения для надежности нормировали
(определяли поправочный коэффициент) на показания датчиков
(скорости ветра и температуры), расположенных на различных
уровнях: 45, 40, 30 м при сравнении с распределениями работы
[30]. Результаты экспериментальных и расчетных данных приведе-
ны на рис. 4.3, а–г для различных сезонов, характеризуемых раз-
личными состояниями устойчивости, и на рис. 4.4 для состояния
устойчивости атмосферы μ0 = 3,72. В качестве критерия рассматри-
валась относительная погрешность отклонения расчетного значе-
ния скорости ветра от экспериментального δ = |(Ue – Uc)/Ue| на
уровне 310 м, на котором эта величина максимальна для большин-
ства из распределений в силу их нелинейности.


Стоимость метеомачты высотой 40 м для АСКРО Ростовской АЭС со-
ставила $ 60 тыс.
82
а б

в г
Рис. 4.3. Сравнение экспериментальных (1) и расчетных данных (2–4) данных
автора по скорости ветра U(z) как функции высоты z:
а – зима, μ0 = –15,9; б – весна, μ0 = 75,8; в – лето, μ0 = 4,7; г – осень, μ0 = –1,85

Рис. 4.4. Сравнение экспериментальных


(1) и расчетных (2–5) данных автора
по скорости ветра U(z) как функции
высоты z при состоянии устойчивости
μ0 = 3,72

Выбирая минимальное значение δа, где а – индекс уровня нор-


мировки, из получающейся выборки для каждого из уровней 45, 40,
30 м и среднее квадратичное отклонение δа, мы, таким образом,
найдем и эффективную высоту метеомачты, принимая во внимание
и ее стоимость, которая также растет нелинейно с высотой. Так,
83
если окажется, что δ10 минимальна или незначительно превышает
δ20, δ30 и т.д., то в качестве метеомачты следует выбрать 10-
метровую мачту или в противном случае отказаться от нее. Вели-
чина отклонения расчетного значения от экспериментального (ΔU
= Ue – Uc), а также относительная погрешность δа = |ΔU/Ue| на уров-
не 310 м приводится в табл. 4.1–4.2 для каждого из представленных
на графиках профилей ветра. В табл. 4.3 приводится относительная
погрешность δа отклонения расчетных профилей ветра от экспери-
ментальных, представленных в работах [30, 31], и дисперсия этого
отклонения σа, вычисляемая по формуле:
N
δ2a
σа = ∑i =1
N
, N = 5.

Таблица 4.1

Отклонение и относительная погрешность расчетного профиля ветра


от экспериментального

Зима, μ0 = –15,9 Весна, μ0 = –75,8


Ua Uэ U45 U40 U30 Uэ U45 U40 U30
U310 5,8 6,01 6,91 9,0 6,5 6,78 7,89
ΔU 2,05 1,84 0,94 - 2,5 2,22 1,19
|δU| 0,26 0,23 0,12 - 0,28 0,25 0,13
Лето, μ0 = 4,7 Осень, μ0 = –1,85
Ua Uэ U45 U40 U30 Uэ U45 U40 U30
U310 6,85 7,58 7,97 9,40 8,65 7,11 7,46 8,75
ΔU - –0,73 –1,12 –2,55 - 1,54 1,19 –0,1
|δU| - 0,11 0,16 0,37 - 0,18 0,14 0,01

Таблица 4.2

Отклонение и относительная погрешность расчетного профиля ветра


от экспериментального, μ0 = 3,72

Ua Uэ U40 U30 U20 U10


U310 11,1 9,31 10,89 14,5 26,25
ΔU - 1,79 0,21 -3,4 -15,15
|δU| - 0,16 0,02 0,31 1,36

84
Таблица 4.3

Относительная погрешность и дисперсия отклонения расчетного


профиля ветра от экспериментального работ

μ0 δ45 δ40 δ30 δ20 δ10


–15,9 0,28 0,25 0,13 - -
–75,8 0,26 0,23 0,12 - -
4,7 0,11 0,16 0,37 - -
–1,85 0,18 0,14 0,012 - -
3,72 - 0,16 0,02 0,31 1,36
σa 0,218 0,193 0,183 - -

Из табл. 4.3 следует, что максимальная относительная погреш-


ность имеет место при нормировке на высоте уровня z =10 м, что
полностью исключает использование стандартной метеомачты вы-
сотой 10 м для целей прогнозирования радиационной обстановки
на местности в рамках АСКРО, несмотря на ее невысокую стои-
мость (с такой нормировкой решение задачи можно использовать
только для приземного слоя атмосферы h ≈ 70 м). С ростом уровня
нормировки величина δа падает, достигая минимума при уровне
нормировки 30 м, а затем снова возрастает. Аналогичную картину
дает и дисперсия σа, фиксируя минимальную величину при уровне
нормировки 30 м и возрастая с увеличением значения уровня.
Согласно данным работы [31] на высоте 305 м относительная
погрешность измерения ветра различалась в зависимости от време-
ни года от 0,07 в апреле до 0,16 в декабре, так что полученную ве-
личину σa = 0,183 всего лишь с небольшой натяжкой можно при-
нять за погрешность измерения скорости ветра на этой высоте.
Следует отметить, что градиентные методы определения парамет-
ров пограничного слоя: динамической скорости v* и масштаба при-
земного слоя (масштаба Монина–Обухова) L на высотной метео-
мачте 100–120 м дают возможность точнее определять эти пара-
метры, но существенное повышение стоимости метеомачты и, в
связи с этим, системы АСКРО в целом приводит к нецелесообраз-
ности применения таких метеомачт для данных задач. Что же каса-
ется оптимизации расположения уровней на метеомачте, то их вы-
85
бор диктуется условием максимального градиента, который можно
получить лишь при равномерном распределении датчиков по высо-
те метеомачты.
Таким образом, оптимальная высота метеомачты, используемой
для решения задач АСКРО, с применением математического аппа-
рата согласно работ [32], составляет 40 м с уровнями измерения
метеопараметров (скорость ветра, температура воздуха, влаж-
ность), составляющими 0 м – уровень земли, 10, 20, 30, 40 м.
На рис. 4.5 приводятся распределения концентрации радиоак-
тивной примеси, полученные для состояния устойчивости (μ0 =
= 3,72) при различных уровнях нормировки по скорости ветра и
температуре.

Рис. 4.5. Распределение концентрации радиоактивной примеси на проекции оси


факела выбросов Qa(x), a = 45 (1), 40 (2), 30 (3), 20 (4), 10 (5) м как функция
расстояния x при различной высоте нормировки a

Как и следовало ожидать, с «ростом» скорости ветра (уровни


нормировки 20 и 10 м, высокая относительная погрешность) кон-
центрация радиоактивной примеси в ближней зоне от источника
понижается, а с «уменьшением» ветра (уровни 40 и 45 м, низкая
относительная погрешность) – увеличивается. При этом значение
концентрации, получающейся в расчетах при нормировке на 10 м,
оказывается в 2,4 раза ниже, чем при нормировке на уровне 30 м,
но в 1,16; 1,22 раза выше при нормировке на 40 или 45 м соответст-
венно относительно уровня 30 м. Аналогичные значения показы-
вают и отношение мощностей доз, полученных по найденным рас-
пределениям концентрации на расстоянии x = 2750 м от источника
86
при состоянии устойчивости атмосферы (μ0 = 3,72) (рис. 4.6). Оче-
видно, что подобным закономерностям отвечают и распределения
активности подстилающей поверхности и мощности дозы от под-
стилающей поверхности, в силу линейной зависимости этих функ-
ционалов от концентрации радиоактивной примеси [32].

Рис. 4.6. Значения мощности дозы на проекции оси факела выбросов (x = 2750 м),
рассчитанные при состоянии устойчивости атмосферы (μ0 = 3,72),
но при различных уровнях нормировки

В случае потери данных о метеопараметрах, например, в случае


падения метеомачты с таким же успехом можно использовать дан-
ные по высотному распределению скорости ветра и температуры с
SODARа. Однако если погрешность измеряемых данных SODARа
не хуже данных метеодатчиков, располагаемых на метеомачте, то
целесообразно вообще использовать это оборудование для опреде-
ления состояния устойчивости атмосферы и функций высотных
распределений метеопараметров, если экономические критерии не
играют существенной роли при использовании последнего. Таким
образом, результаты исследований влияния шероховатости на
формирование профиля ветра воздушного потока показывают, что
возмущение воздушного потока, вызванное изменением уровня
шероховатости подстилающей поверхности, на высоте 30–40 м да-
ет значительно меньшую погрешность, чем на уровне 10 м, а ре-
зультаты нормировки показывают, что наиболее оптимальной вы-
сотой метеомачты, на которой располагаются уровни измерения
метеопараметров, является 40 м метеомачта.
87
4.2. Оптимизация количества датчиков фотонного
излучения АСКРО

Радиационный контроль во внешней среде осуществляется при


помощи радиационного мониторинга окружающей среды, вклю-
чающего совокупность датчиков γ-излучения, йодные датчики и
датчики, измеряющие концентрацию радионуклидов в водной сре-
де в диапазоне 2,5⋅103–2,5⋅106 Бк/м3. Кроме того, при измерениях во
внешней среде могут быть использованы датчики β-излучений от
β-аэрозолей в диапазоне 2,5–1,25⋅104 Бк/м3. Стандартный измери-
тельный блок фотонного излучения содержит датчики двух диапа-
зонов 10-7–10-3 Зв и 10-3–10,0 Зв, причем при использовании ком-
пенсационных схем внешнего γ-фона нижний порог датчика “тон-
ких” измерений может быть уменьшен на порядок.
Датчики фотонного излучения (БДМГ-08Р3, БДМГ-08Р4,
БДМГ-08Р5), составляющие основу автоматизированной системы,
в зависимости от их расположения (удаленности от источника) мо-
гут поддерживать связь центральным постом контроля (ЦПК) дву-
мя (основным и дублирующим) из трех физических каналов: дат-
чики, располагающиеся на промплощадке, т.е. в пределах 1–1,5 км,
могут иметь кабельную связь по специально выделенным линиям и
по коммутируемым телефонным линиям, свыше 1,5 км, использу-
ется телефонная и радиосвязь на УКВ (по выделяемому частотному
диапазону).
Службы внешней дозиметрии обеспечиваются передвижной
радиометрической лабораторией, фронт работ которой может быть
достаточно велик: от измерения (уточнения мощностей доз внеш-
него облучения от объемного источника – факела выбросов или
подстилающей поверхности, загрязненной в результате осаждения
радиоактивных аэрозолей) до проведения спектрального анализа β,
фотонного излучения радиоактивных аэрозолей и их дисперсного
состава. В контроль внешней среды также входит и подсистема ин-
дивидуального дозиметрического контроля (ИДК). Однако две по-
следние службы хотя и могут входить в систему АСКРО, но кон-
цептуально должны иметь определенную автономность, а потому
88
не могут быть автоматизированы, и поэтому рассматриваться в
дальнейшем в рамках настоящей работы не будут.
Повышение требований надежности и точности к измерению и
контролю радиоактивного загрязнения внешней среды, особенно в
реальном масштабе времени, наряду с экономическими факторами
определяют требования и критерии при построении систем мони-
торинга окружающей среды и, в частности, систем типа АСКРО.
Поскольку ведущим измерительным средством АСКРО является γ-
датчик, требующий для нормальной работы основной и дополни-
тельной линий связи электрического питания, автономного пита-
ния и другого оборудования, стоимость которых относится к глав-
ным затратам на систему, а увеличение числа измерительных по-
стов датчиков, естественно, повышает надежность и достоверность
информации о зоне и уровне радиоактивного загрязнения – основ-
ное требование экологии, то с целью уменьшения затрат встает це-
лесообразный вопрос оптимизации системы – оптимизации числа
датчиков АСКРО.
Чернобыльские события стимулировали работы по созданию
АСКРО на АЭС, но интенсивное развитие они получили в рамках
федеральной целевой программы «Ядерная и радиационная безо-
пасность России» на 2000–2006 гг. в соответствии с подпрограм-
мой «Создание ЕГАСКРО на территории Российской Федерации».
Общая характеристика АСКРО АЭС приведена в табл. 4.4, в кото-
рой показано количество постов наблюдения для каждой из рос-
сийских АЭС. Из таблицы следует, что количество постов для раз-
личных АЭС различается, и они оборудованы разными средствами
измерений. Причем в каждом случае это число научно не обосно-
вано в смысле оптимального значения для каждой АЭС, т.е. не от-
вечает критерию «затраты–качество». Такая ситуация сложилась по
той причине, что бюджетного финансирования по федеральной
целевой программе «Ядерная и радиационная безопасность Рос-
сии» на создание АСКРО оказалось недостаточным, поэтому на эти
цели изыскивались внебюджетные средства, в связи с чем дейст-
вующие сети АСКРО на АЭС отличаются разнородностью средств
измерения и программного обеспечения. Подобный волюнтаризм,
безусловно, недопустим.
89
Таблица 4.4

АСКРО на АЭС России

Страна, фирма-изготовитель Кол-во


АЭС постов
(тип датчика)
Балаковская Genitron Instr., (SkyLink), Германия 11
НИИ «Доза», (Атлант), Россия 14
Белоярская НИИ «Доза», (Атлант), Россия 8
Билибинская НИИ «Доза», (Атлант), Россия 10
Калининская Genitron Instr., (SkyLink), Германия 11
НИИ «Доза», (Атлант), Россия 7
Кольская Радиевый институт, (РИОН), Россия 5
Rados Techn., (Rados), Финляндия 15
Курская Genitron Instr., (SkyLink), Германия 12
НПП «Доза», (Атлант), Россия 17
Ленинградская Rados Techn., (Rados), Финляндия 14
Нововоронежская НПП «Доза», (Атлант), Россия 22
Ростовская НПП «Доза», (Атлант), Россия 19
Смоленская НИЦ «СНИИП» (ИРФ-03П), Россия 10
НПП «Доза», (Атлант), Россия 8

К размещению постов контроля в СЗЗ предъявляют демографи-


ческие, экономические и экологические требования. Демографиче-
ские – определяются критерием численности населения: пост кон-
троля устанавливается в населенном пункте с числом жителей не
менее 5 тыс. человек. Экономические требования сводятся к огра-
ничению числа постов (датчиков), что обусловлено высокой стои-
мостью линий связи, оборудования (датчиков, приемо-передающих
информацию устройств, систем персональных ЭВМ), зарплатой
обслуживающего персонала, затратами на социальные нужды и т.д.
Экологические требования сводятся к обеспечению высокой степе-
ни информативности об уровнях загрязнения окружающей среды
при любом направлении выброса, чего можно достигнуть увеличе-
нием числа постов контроля на промплощадке и в СЗЗ. Таким об-
разом, число постов контроля АСКРО играет значительную роль не
90
только как одна из наиболее важных составных частей системы, но
и как часть, формирующая стоимость системы в целом.
Для определения небходимого и достаточного числа датчиков,
способных зарегистрироватъ факел или облако радиоактивных вы-
бросов, распространяющихся от источника при любом направле-
нии ветра 0 ≤ ϕ ≤ 2π и при любом состоянии устойчивости атмо-
сферы, воспользуемся идеей работы [4], но в качестве «дозовых
критериев» выберем мощность дозы внешнего облучения, а в каче-
стве порога – мощность дозы внешнего облучения для населения
[18]. Число постов контроля в этом случае найдем следующим об-
разом. Положим, что радиоактивная примесь рассеивается с высо-
ты hэф при наихудших метеорологических условиях, в качестве ко-
торых можно рассматривать категорию устойчивости типа F из
класса устойчивости модели Пасквилла–Гиффорда [20]. Этот класс
характеризуется сильным ветро-
вым переносом и слабой попе-
речной диффузией факела выбро-
сов. На подстилающей поверхно-
сти на расстоянии R ∼ 3 км∗ от
источника на проекции оси вы-
броса задают мощность дозы
внешнего облучения равную
предельно допустимой для груп-
пы «Б» (население), полагая, что
такую мощность дозы создает Рис.4.7. Иллюстрация выбора
факел выброса, распространяю- оптимального количества
щийся в заданном направлении, датчиков AСКРО
в выбранной точке (рис. 4.7).
На подстилающей поверхности рассчитывают распределение
мощности дозы в направлении перпендикулярном к радиусу, счи-
тая, что в максимуме распределения, т.е. на границе зоны по ра-
диусу и достигается предельно допустимая мощность дозы. В по-
лученном распределении находят расстояние, на котором мощ-
ность дозы оказывается равной порогу чувствительности датчика


В настоящее время происходит пересмотр границ санитарно-защитных зон АЭС
и зон наблюдения в сторону их уменьшения.
91
(D′γ)min. Если это расстояние δ, то необходимое число датчиков оп-
ределится целой частью отношения Nн = =[2πR/2δ] = [πR/δ], а дос-
таточное – на единицу больше Nд = Nн + 1. Значение Nн при классе
устойчивости F равно 22–24. При ином классе устойчивости (на-
пример, А), когда скорость переноса невелика, но значительна по-
перечная диффузия примесей, при неизменных остальных пара-
метрах выброса (мощность выброса, нуклидный состав) Nн = 14 –
16, что нетрудно понять из рис. 4.8.
Таким образом, наименьшее число датчиков, размещаемых в
санитарно-защитной зоне и регистрирующих факел выбросов при
любом направлении ветра, для класса устойчивости не ниже F
должно отвечать наихудшим условиям и составляять 22–25. Следу-
ет отметить при этом, что с повышением чувствительности датчи-
ка, т.е. с уменьшением порога до 0,01 мкЗв/ч (последнее может
быть получено за счет повышения чувствительности непосредст-
венно регистрирующего элемента и путем вычитания радиацион-
ного фона), значение δ увеличится, а Nн уменьшится без потери
чувствительности системы в целом (наглядный пример того, как
повышение качества дает количественный результат).

Рис. 4.8. Распределение мощности дозы в направлении перпендикулярном оси


факела выбросов при X = 2750 м при устойчивом μ0 = 25,4 и неустойчивом
μ0 = –15,8 состояниях атмосферы

92
4.3. Принципы размещения датчиков фотонного
излучения во внешней среде

Рассмотреный в предыдущем параграфе принцип размещения


постов контроля в С33 целесообразен лишь при условии, что при-
меси при нештатной работе или аварийной ситуации выбрасыва-
ются из вентиляционных труб АЭС. В этом случае наиболее важ-
ные параметры выброса, такие, как начальные температура T0 и
давление P0 струи, мощность выброса Pв, нуклидный состав приме-
сей или спектральный фотонного излучения, могут быть измерены
специальными датчиками или их совокупностью, установленными
в устье вентиляционной трубы.
Иная ситуация возникает при несанкционированном выбросе
примесей в виде перегретой газовой струи из отверстий, клапанов,
неплотностей сосудов, рваных отверстий или щелей, возникающих
в случае взрыва или разрыва резервуаров, находящихся под высо-
ким давлением и высокой температурой. В этом случае экспери-
ментально почти невозможно определить ни параметры струи, вы-
брасываемой из отверстий, ни объемную активность примесей, ни
их радиационные характеристики, поскольку не известен спектр
или средняя энергия фотонного излучения, и, в конечном итоге,
невозможно определить масштабы радиоактивного загрязнения
окружающей среды и оценить его экологические последствия, так
как подобные аварии являются крайне редкими и не могут быть
прогнозируемыми. Разработка же универсальной аппаратуры, ко-
торую можно было бы использовать для определения указанных
параметров и характеристик в любых ситуациях, – задача почти
невыполнимая и, кроме того, может привести к резкому удорожа-
нию АЭС.
Тем не менее, радиоактивное загрязнение окружающей среды в
случае мощного нестационарного импульсного выброса примесей
через отверстия может быть успешно оценено при использовании
показаний технологических датчиков, устанавливаемых в сосудах
и определящих температуру и давление среды, и показаний датчи-
ков АСКРО, определяющих мощность дозы внешнего облучения от
облака, образовавшегося в результате выброса. При этом датчики
на промплощадке и в санитарно-защитной зоне должны быть рас-
положены по определенному правилу, которое требует, чтобы рас-
93
стояние от возможного источника радиационной опасности (АЭС)
до любого датчика было строго различно. Чтобы убедиться в этом,
достаточно рассмотреть в общем случае выражение для мощности
дозы в точках Рi,j,k = P(xi, yj, zk), расположенных на подстилающей
поверхности, от объемного источника (облака) с распределением
объемной активности в нем q(x,y,z):
Emax

Di , j ,k = D( xi , y j , zk ) = ∫
Emin
α( E )μ a ( E )ϕ( E ) E ∫ q ( x, y, z ) ×
V (4.2)
× ⎡⎣ B ( E , R ) R ⎤⎦ exp ( −μ ( E ) R ) dvdE ,
2

где α(E) – зависимость чувствительности детектора от энергии фо-


тонного излучения примесей в облаке; μ0(Е), μ(Е) – коэффициенты
поглощения энергии и линейного ослабления фотонного излучения
в воздухе соответственно; B(Е,R) = 1 + a(Е)μ(E)Rеxр[b(Е)μ(E)R] –
фактор накопления; a(Е), b(Е) – известные функции энергии [8];
ϕ(E) – подлежащий определению дифференциальный спектр фо-
тонного излучения примесей; x, y, z – текущие координаты; xi, yj, zk
– координаты датчиков АСКРО; V – область интегрирования и dv =
( x − xi ) + ( y − y j ) + ( z − zk )
2 2 2
=dxdydz; R = .
Предполагая кратковременность выброса, можно пренебречь
его смещением относительно оси симметрии. Требование кратко-
временности существенно упрощает метод оценки мощности дозы,
создаваемой облаком, тогда как оценка мощности дозы в динами-
ческом режиме распространения требует учета не только деформа-
ции облака, но и учета метеорологических факторов атмосферы,
особенностей подстилающей поверхности и т.д. (ниже будет пока-
зано, как обойти и эти трудности).
Координаты центра масс облака определим следующим обра-
зом:
x0 = ∫ xq( x, y, z )dv QV ; y0 = ∫ yq ( x, y, z )dv QV ;
V V

z0 = ∫ zq ( x, y, z )dv QV ; QV = ∫ q ( x, y, z )dv.
V V
Полагая, что расстояние
( x0 − xi ) + ( y0 − y j ) + ( z0 − zk )
2 2 2
Ri,j,k =
94
от точки центра масс до любого поста контроля АСКРО значитель-
но больше характерного размера облака, объемную активность
q(x,y,z) представим в виде:
q(x,y,z) = QVδ(x – x0)δ(y – y0)δ(z – z0), (4.3)
где δ(x) – дельта функция. Проводя в уравнении (4.2), интегрирова-
ние по объему с q(x,y,z) вида выражения (4.3), получаем:
Emax

QV ∫ α( E )μ a ( E ) ⎡⎣ B ( E , Ri , j ,k ) Ri2, j ,k ⎤⎦ ×
Emin (4.4)
× exp ⎡⎣ −μ ( E ) Ri , j ,k ⎤⎦ ϕ ( E ) EdE = D( Ri , j ,k ),
где Ri,j,k ≡ Ri, i = 1,2,3,..., Nд; Nд – достаточное число γ-датчиков
(см. п. 2.2) системы АСКРО.
Уравнение (4.4) относительно функции ϕ(E) представляет со-
бой уравнение Фредгольма первого рода и относится к классу не-
корректных задач при заданной погрешности ΔD измерения γ-
датчиков. Нетривиальное решение этого уравнения возможно, если
Ri ≠ Ri+1 ≠ Ri+2 ≠ ... ≠ RNд . Уравнение решают заменой ϕ(E) группо-
вым спектром, аппроксимацией интеграла конечной суммой и, та-
ким образом, при различных i задачу сводят к системе линейных
алгебраических уравнений, т.е. решают систему вида
Aϕ = D, (4.5)
где A есть матрица Nд×M (Nд ≥ M); с матричным элементом ai , j ,
равным
{
ai , j = a ( E j )μ( E j ) 1 + a( E j )μ( E j ) Ri exp ⎡⎣b( E j )μ( E j ) Ri ⎤⎦ ×} (4.6)
× exp ⎡⎣ −μ( E j ) Ri ⎤⎦ E j ΔE;
ϕ – вектор искомого решения с компонентами ϕj, j = 1, 2, 3,..., M;
D – заданный вектор результатов измерений с компонентами Di =
= D(Ri) Ri2 /QV.
Из имеющихся методов решения подобных систем уравнений
наибольшее применение получили методы регуляризации [33, 34] и
итеративной регуляризации [35], в которых искомое решение нахо-
дят, учитывая погрешность как правой части уравнения (4.5), так и

95
оператора A , если она есть (в данной задаче эта погрешность мо-
жет быть обусловлена фактором накопления см. табл. 2.1 гл. 2).
Вместе с тем, для задач спектрометрии ионизирующего излучения
разработаны и специальные методы, особенностью которых явля-
ется жесткое требование поло-
жительности решения ϕj ≥ 0, j =
= 1, 2, 3, ..., M, и отсутствие
погрешности в операторе A
[36–38]. Для проверки методов
расчета ϕj использует так назы-
ваемый метод «бумажного экс-
перимента»: задают исходный
спектр ϕапр(E), затем по урав-
нению (4.4) находят значения
D(Ri), которые искажают в пре-
Рис. 4.9. Гистограммы исходного
φ(E)апр, (Eср = 0,567 МэВ) (1)
делах погрешности реальных
и восстановленного спектров показаний датчиков (15–25 %),
γ-излучения с использованием метода после чего решают обратную
Su Y. (Eср = 0,526 МэВ) (2) задачу определения ϕj. Из
и метода регуляризации Тихонова А.Н.
(Eср = 0,512 МэВ) (3) представленных на рис. 4.9 ре-
зультатов решения уравнения
(4.5) следует, что исходный и восстановленный спектры удовле-
творительно согласуются, а в табл. 4.5 вместе с указанными спек-
трами приведено решение системы линейных алгебраических
уравнений, полученное тривиальным обращением матрицы (не-
удовлетворительное решение):

( )
−1
ϕ = A* A b,

где A* – матрица сопряженная A , а ( A* A) −1 – обратная матрица


размером M×M; b = A*D – вектор.
При решении некорректных задач обычно рассматриваются
два случая: в первом задается погрешность в правой части (векторе
D), а во втором – погрешность задается в правой части и ядре урав-
нения (4.4). При решении данной задачи ограничимся первым слу-
чаем.
96
Таблица 4.5

Сравнение исходного ϕапр и восстановленных спектров

Индекс, Энергия Cпeктр φ(Ej)


j Ej , МэВ Вычисленный методом
Априорный
Su Y. Тихонова А.Н. Обр. матр.
1 0,37 1,768 1,784 1,851 –0,088
2 0,748 0,503 0,731 0,671 0,0
3 1,1216 0,328 0,149 0,137 –0,802
4 1,496 7,36E-2 1,56E-2 1,45E-2 –1,1E-3
5 1,87 9,6 Е-4 2,28E-4 2,13E-4 2,8434

Вместе с тем, для обоих случаев разработан устойчивый метод


решения задачи [34]. Однако для рассматриваемой задачи могут
быть использованы и другие методы: метод Y. Su [36], N. Scoffield
[37], H. Fabian [38]. Эти методы отличаются от метода работы [33]
тем, что они требуют строгой положительности решения, что пол-
ностью отвечает рассматриваемой задаче. Между собой эти методы
отличаются определенным алгоритмом, суть которого сводится к
поправке диагональных элементов матрицы. Последнее определяет
скорость сходимости задач, которые решают, используя итераци-
онные процедуры.
Из рис. 4.9 следует, что значение средней энергии восстанов-
ленных спектров меньше исходного. Последнее нетрудно понять,
если учесть, что средняя энергия представленных распределений
также представляет собой интегральную величину
Emax Emax

Eср = ∫ Eϕ ( E ) dE ∫ ϕ ( E ) dE . (4.7)
Emin Emin

Поэтому наличие погрешности в спектральных распределениях,


возникающих при задании погрешности измерения датчиков, под-
тверждает справедливость формулы, описывающей оценку средней
величины аргумента случайной функции при заданной ее относи-
тельной погрешности δ, которая для средней энергии <Etot> будет
иметь вид: <Etot> = <Eср>(1 – δ).

97
Условие Ri ≠ Ri+1 ≠ Ri+2 ≠...≠ RNд , i = 1, 2, 3, ..., Nд накладывает
определенные требования на размещение γ-датчиков АСКРО, ко-
торые сводятся к исключению осевой и центральной симметрии
при их размещении, поскольку в противном случае число уравне-
ний вида (4.4) или (4.5), отличающихся правой частью, уменьшится
в 2 или 4 раза (при осевой симметрии) или приведет к полному вы-
рождению системы линейных алгебраических уравнений (при раз-
мещении датчиков по периметру санитарно-защитной зоны, т.е.
при центральной симметрии). Кроме того, как уже отмечалось,
размещение датчиков по периметру зоны надежно регистрирует
факел выброса или распространение облака при любом направле-
нии ветра. Учет этих двух противоречивых требований приводит к
тому, что Ri γ-датчиков должно возрастать с увеличением азиму-
тального угла, отсчитываемого от какого-либо направления (на-
пример, как в спирали Архимеда).

Рис. 4.10. Возможное размещение γ-датчиков ARMS в санитарно-защитной зоне


по спирали Архимеда (на пересечении кривой с лучами)
и многолучевой звездой в вершинах и основаниях лучей [43, 45]

Графики таких кривых приведены на рис. 4.10 и представляют


собой либо гладкую кривую, для которой Ri является функцией уг-
ла, Ri = R0θi, θi = iΔθ; I = 1, 2, ..., Nд; Δθ = 2π/Nд, либо многолучевую
звезду. При этом каждый из датчиков Ni, где i = 1, 2, ..., Nд, уста-
98
новлен на расстоянии радиуса-вектора Ri от источника радиоактив-
ных выбросов (на расстоянии ri, от основания источника), отлич-
ном от соответствующих расстояний всех остальных γ-датчиков на
величину ΔRi (Δri на подстилающей поверхности) рис. 4.11, причем
для Ri ≤ 1000 м ΔRi находят из выражения:
Ri = 2ΔRi(2δD – 1)[1– (2δD + exp(–μΔRi))], (4.8)
а для Ri > 1000 м ΔRi ≥ W, где
W = [–ln(1 – 2δD)/μ]; (4.9)
δD – максимальная относительная погрешность измерения мощно-
сти дозы γ-датчиком; μ = μ(Eср) – линейный коэффициент ослабле-
ния гамма-излучения радиоактивной примеси в воздухе, м-1; Eср –
средняя энергия γ-излучения радиоактивной примеси МэВ.

Рис. 4.11. Иллюстрация к определению


приращения радиуса-вектора Ri
и его последующего значения по пре-
дыдущему (HI – высота источника,
ri – расстояние на подстилающей по-
верхности от основания источника
до γ-датчика АСКРО)

Вывод формул (4.8), (4.9) основан на следующих соображени-


ях. Упомянутые выше два противоречивых требований по разме-
щение датчиков АСКРО могут быть учтены, если расстояние от
источника выбросов до любого из датчиков контроля Ri будет от-
личаться от соответствующих расстояний всех остальных датчиков
на величину больше или равную расстоянию между двумя точками
на местности, в которых относительная разность мощностей доз от
контролируемого источника, по крайней мере, больше или равна
величине удвоенного значения максимальной относительной по-
грешности измерения мощности дозы с помощью используемых
датчиков. Эти соображения записываются выражением:
1 − D ( R + ΔR ) D ( R ) = 2δD , (4.10)
где D(R + ΔR), D(R) – значения мощностей доз в точках (R+ΔR), (R)
соответственно и δD=ΔD/D(R).
99
Поскольку в бесконечной среде мощность дозы описывается
выражением
D(R) = QKγB(E,R)exp(–μR)/R2, (4.11)
то в соответствии с формулой (4.10) получают:
⎡⎣ B ( E , R + ΔR ) exp ( −μ ( E )( R + ΔR ) ) R 2 ⎤⎦
1− = 2δD. (4.12)
⎡ 2⎛ ΔR ⎛ ΔR ⎞ ⎞
2

⎢ R ⎜⎜1 + 2 +⎜ ⎟ ⎟ exp ( −μ ( E ) R ) B ( E , R ) ⎥
⎣⎢ ⎝ R ⎝ R ⎠ ⎟⎠ ⎦⎥
Полагая в последнем B(E,R+ΔR) ≈ B(E,R), при выполнении не-
равенства (ΔR/R)2 << 1 получают выражение (4.8), а при выполне-
нии неравенства ΔR/R << 1 – выражение (4.9). Практически зави-
симость ΔRi = f(Ri), определяемую формулой (4.8), находят из гра-
фика, который строят согласно выражению (4.8), используя в каче-
стве аргумента заданные значения Ri. Для Ri > 1000 м, R0 находят
из условия ΔRi = Ri+1 = Ri = W, что дает R0 = NдW/2 и при δD = 30 %
и Еcр = 1 МэВ, R0= 444 м, W = 111 м.
При заданном R0 величину r0 определяют из условия:
H I 〈 r0 〈 R02 − H I2 . При Ri ≤ 1000 м минимальное значение Ri выби-
рают равным Rmin = R1 = HI 2 , где в качестве высоты источника HI,
принимают высоту вентиляционной трубы АЭС, а последующие
значения Ri+1, Ri+2 находят, используя формулу (4.8) или кривую
(рис. 4.12) для определения ΔRi и соотношение: Ri+1 = Ri + ΔRi. При
найденных Ri, ΔRi расстояния ri на плоскости (подстилающей по-
верхности) от основания источника до датчика при заданной вели-
чине HI для больших и малых Ri находят, принимая в качестве rmin=
= r1 = HI, из выражений:
⎧r 1 + ( 2ΔR × R ) r 2 , R ≤ 1000 м,
⎪i i i i i
ri +1 = ⎨ (4.13)
⎪⎩ri 1 + ( 2W × Ri ) ri , Ri > 1000 м.
2

Таким образом, предложенный метод расстановки γ-датчиков


АСКРО с учетом их необходимого и достаточного количества и
равномерности азимутального их распределения вокруг АЭС, учи-
тывает экономические, экологические и физические принципы, ко-
торые дают основания говорить, что метод , действительно являет-
ся оптимальным.
100
Рис. 4.12. Определение зависимости ΔRi как функции радиуса-вектора
Ri (ΔRi = f(Ri))

Контрольные вопросы и задания

1. Какое приборное оборудование составляет основу АСКРО и


каково его назначение?
2. С какой целью на АЭС проводят измерения метеопараметров
атмосферы?
3. Для каких выбросов более точен градиентный метод измере-
ния метеопараметров атмосферы?
4. В чем заключается особенность изменения профиля ветра
при изменении шероховатости подстилающей поверхности?
5. Каков физический смысл уточнения метеопараметров атмо-
сферы. В чем состоит критерий выбора?
6. Как скажется в осевом распределении мощности дозы на оси факе-
ла выбросов нормировка расчетных метеопараметров на показания датчи-
ка, расположенного: на 10 м; на 30 м; на 40 м от уровня подстилающей
поверхности? Какой уровень нормировки метеопараметров наиболее оп-
тимальный?
7. Что лежит в основе метода оценки необходимого и достаточного
количества датчиков АСКРО, размещаемых вокруг АЭС?
8. В чем примущества и недостатки метода размещения гамма-
датчиков АСКРО по периметру круга СЗЗ?
9. Какие критерии лежат в основе принципа размещения гамма-
детекторов АСКРО вокруг АЭС?

101
Глава 5. МЕТОДЫ ОПРЕДЕЛЕНИЯ ПАРАМЕТРОВ ВЫБРОСА
ГАЗОАЭРОЗОЛЬНОЙ РАДИОАКТИВНОЙ ПРИМЕСИ
ИЗ ВЕНТИЛЯЦИОННЫХ ТРУБ АЭС

5.1. Комплект технических средств и условия


их размещения в вентиляционных трубах АЭС
при определении параметров выброса
радиоактивной примеси в атмосферу

Выше было показано, что для выполнения одной из основных


функций АСКРО – проведения измерений радиационных и метео-
рологических параметров в системе должно быть обеспечено ре-
шение целого ряда измерительных задач, обязательными из кото-
рых являются: измерение метеопараметров атмосферы – направле-
ния и скорости ветра, температуры воздуха и уровня земли; изме-
рение мощности дозы фотонного излучения на местности в ряде
точек вокруг АЭС, а также измерение объемной активности и рас-
хода потока воздуха, выбрасываемого через вентиляционной трубы
энергоблока АЭС, т.е., фактически, мощность выброса.
Такой набор данных является необходимым и достаточным для
выполнения основных функций системы, хотя для более точных
оценок масштабов загрязнения окружающей среды и дозовых на-
грузок на население требуются дополнительные данные как о со-
ставе радиоактивных продуктов в воздухе и спектрального состава
фотонного излучения на местности, так и о метеопараметрах.
Там же было показано, что для измерения метеопараметров
применяются стандартные приборы. Для измерения мощности до-
зы фотонного излучения широко используются стандартные γ-
датчики, в том числе и российского производства даже зарубеж-
ными потребителями, хотя для прецизионных измерений мощности
дозы фотонного излучения на уровне 0,15 мкЗв/ч, т.е. существенно
ниже уровня фона, используют специальные разработки.
Кроме того, было отмечено, что одной из важных характери-
стик уравнения переноса радиоактивной примеси в атмосфере яв-
ляется величина мощности выброса радиоактивной газоаэрозоль-
ной примеси, поступающей в атмосферу из вентиляционных труб
АЭС. Эта величина представляет собой произведение объемной
102
активности на секундный расход и определяется формулой (3.5).
Если W(r) есть радиальное распределение скорости газового потока
в устье вентиляционной трубы вида (3.7), то секундный расход на-
ходится по формуле (3.6).
Для грубой оценки начальной скорости воздушного потока W0,
выходящей из вентиляционной трубы, можно использовать извест-
ные зависимости скорости струи, определяемые в адиабатическом
приближении через измеряемые значения температуры Tт и давле-
ния Pт воздушного потока [1] при Pат – давлении атмосферы и χ-
показателе адиабаты:
W0 = ( 2χ ( χ − 1) ) RT
⎡1 − ( Pат Pт )( χ−1) χ ⎤ ,
⎣ т

при этом секундный расход G определится как произведение W0 на
площадь устья вентиляционной трубы S0.
Нетрудно понять, что повышение точности измерений секунд-
ного расхода вентиляционной трубы или скорости воздушного по-
тока в ней непосредственно будет сказываться на точности опреде-
ления мощности выброса радиоактивной примеси в атмосферу и,
наконец, на точности прогнозирования радиоактивного загрязнения
окружающей среды.

5.2. Метод оценки мощности выброса инертных


радиоактивных газов, выходящих из реактора
через его систему пассивной фильтрации

Как уже указывалось, одним из важнейших параметров при ре-


шении задач прогнозирования радиоактивного загрязнения окру-
жающей среды и реальной оценки нормальной работы АЭС явля-
ется величина мощности выброса радиоактивной примеси в атмо-
сферу Pв [Бк/с]. Для этой величины, в соответствии с нормативной
базой и практикой проектирования и эксплуатации атомных стан-
ций на территории РФ, устанавливаются допустимые пределы вы-
бросов радиоактивных аэрозолей и газов в атмосферу [2–4]. Значе-
ния последних устанавливаются такими, чтобы дополнительные
дозовые нагрузки на население за счет выбросов при нормальной
эксплуатации АЭС на любом расстоянии за пределами промпло-
103
щадки и санитарно-защитной зоны АС в соответствии с [4] (п. 5.6
и табл. 5.2) не превышало 100 мкЗв/год. По этой причине требова-
ния к точности определения величины Pв должны быть высокими.
В проекте системы пассивной фильтрации межоболочечного
пространства реактора ВВЭР-1500 для исключения возможного
поступления во внешнюю среду радиоактивных аэрозолей, кото-
рые могут возникнуть в помещениях реактора в результате радиа-
ционной аварии на АЭС, был предусмотрен специальный фильтр,
используемый для осаждения последних. Однако фазу инертных
радиоактивных газов (ИРГ), т.е. радионуклиды ксенона, криптона,
аргона, также возникающих в результате радиационной аварии, в
силу их специфических физико-химических свойств задержать
фильтром полностью не удастся. Это и послужило причиной раз-
работки для проекта этого реактора и ему подобных специальной
системы вывода ИРГ во внешнюю среду, представляющей собой
четыре патрубка, выходящих в помещение, расположенное на ку-
поле контаймента (рис. 5.1).
На реакторах ВВЭР-440, РБМК, ВВЭР-1000 в случае радиаци-
онных аварий ИРГ могут попадать во внешнюю среду из вентиля-
ционных труб АЭС. Ниже рассматривается метод оценки мощно-
сти выброса ИРГ в рамках проекта реактора ВВЭР-1500 в условиях
запроектной аварии и система приборов, обеспечивающих измере-
ния этой величины.
Величину мощности выброса, как через выходные патрубки
фильтров пассивной системы фильтрации межоболочечного про-
странства реактора ВВЭР-1500, так и через вентиляционные трубы
АЭС, в общем случае можно найти по формуле
N
Pв = G ⋅ Av 0 ∑
i = m +1
pi , (5.1)

где G – секундный расход [м3/с]; pi – вес i-го нуклида в смеси ИРГ


(табл. 5.1); Av0 – полная объемная активность нуклидов ИРГ, вы-
брасываемых в атмосферу через патрубок; Av0pi = qi – парциальная
объемная активность i-го нуклида ИРГ, выбрасываемого в атмо-
сферу через патрубок, или парциальная объемная активность газо-
аэрозольной примеси, выбрасываемой через вентиляционную тру-
бу АЭС.

104
Рис. 5.1. Схема размещения системы пассивной фильтрации в здании АЭС:
UJB – межоболочечное пространство; 1 – реактор; 2 – парогенератор; 3 – паровой
тракт; 4 – конденсатный тракт; 5 – паропровод; 6 – теплообменник СПОТ;
7 – тяговая шахта СПОТ; 8 – выходной коллектор СПОТ; 9 – дефлектор;
10 – фильтровальная установка; 11 – теплообменник ПСФ;
12 – задвижка запорная; 13 – труба вытяжная

Исследования по измерению искомой величины Pв проводились


на специально разработанных для этой цели макетах и опытных
образцах датчиков. Кроме того, проводились расчеты по оценке
мощности выброса инертных радиоактивных газов в условиях за-
проектной аварии на АЭС с реактором ВВЭР-1500. Датчик для оп-
ределения мощности радиоактивных газоаэрозольных выбросов
представляет собой спаренные проточную и непроточную иониза-
ционные камеры одинаковых размеров и с одинаковым объемом
рабочего пространства, выполненных по одной технологии с ми-
нимальной чувствительностью по ионизационному току порядка
10-14 А. Общий вид датчика приведен на рис. 5.2.

105
Таблица 5.1

Нуклидный состав газовоздушной среды, поступающей на систему


очистки (характеристики радионуклидов представлены согласно [7])

Энергия Квантовый
Радионуклид T1/2 γ-квантов выход на 100
Е , МэВ распадов η, %
133
Xe 5,247 сут. 0,081 37,4
135
Xe 9,10 ч 0,25 90,1
135m
Xe 15,65 мин 0,527 80,7
137
Xe 3,82 мин 0,456 30,0
0,258 31,5
138
Xe 14,08 мин 0,435 20,2
1,768 16,7
85m 0,151 75,5
Kr 4,48 ч
0,305 14,0
0,403 48,3
87
Kr 76,31 мин 0,846 7,25
2,555 13,0
0,196 37,8
88
Kr 2,84 ч 0,830 13,0
2,292 37,8
89 0,22 22,5
Kr 3,15 мин
0,586 24,9
41
Ar 1,84 ч 1,294 99,2

Рис. 5.2. Датчик мощности


радиоактивных выбросов,
состоящий из непроточной
(с конусом), проточной (с каналом)
ионизационных камер цилиндриче-
ской геометрии и с охладителем,
помещенным между камерами

106
Проточная и непроточная (герметичная) ионизационные каме-
ры по разности ионизационных токов используются для определе-
ния скорости воздушного потока в точке расположения детектора,
а непроточная, кроме того, применяется для оценки мощности дозы
фотонного излучения в той же точке.
Скорость прохождения ИРГ через проточную ионизационную
камеру U1 определяют из соотношения:
U 0 S0 = U1S1 ⇒ U1 = U 0 ( S0 S1 ) , (5.2)
где S1 – площадь протока проточной ионизационной камеры, S0 –
площадь протока в патрубке, в котором устанавливают датчик. От-
метим, что для определения секундного расхода газоаэрозольной
примеси в воздухе, проходящем через патрубок, необходимо знать
либо радиальное распределение скорости потока в патрубке, либо
непосредственно производить измерение скорости воздушного по-
тока.
Величину мощности дозы, измеряемую непроточной ионизаци-
онной камерой (для простоты считаем на оси патрубка), создавае-
мую фотонным излучением ИРГ в воздушном потоке, в котором
переносится ИРГ по патрубку, находим по формуле [5]:
⎡ ⎛ ⎞
′ = 2πAv 0 ⎢ r ⋅ arctg ⎜⎛ ⎟⎞ − H ⋅ ln ⎜
H h1
Dсоб ⎟−
⎢ ⎝ r ⎠ ⎜ ⎟
⎝ h1 + r
2 2
⎣ ⎠
(5.3)
⎛ H ⎞⎤ N
− ( H − h1 ) ⋅ ln ⎜ ⎟ ⎥ ∑ pi K γ .i ,
⎝ H +r ⎠ ⎥⎦ i =m+1
2 2

где H – высота патрубка; K γ ,i − ионизационная γ-постоянная гам-


ма-излучателя i-го радионуклида в смеси ИРГ; i = m+1, ..., N – чис-
ло нуклидов ИРГ.
Рассмотрим «реальное» распределение мощности дозы, созда-
ваемой патрубками, заполненными воздушной смесью ИРГ, и
фильтром, адсорбирующим аэрозоли, в точках размещения датчика
в патрубке (рис. 5.3). Величина мощности дозы в точке расположе-
ния детектора (в патрубке) будет создаваться непосредственно за
счет фотонного излучения собственного ИРГ, проходящих с воз-
душным потоком по патрубку, а также остальными тремя патруб-
ками как цилиндрическими источниками. Кроме того, мощность
107
дозы также будет создаваться фильт-
ром Dф′ , на котором адсорбировались
радиоактивные аэрозоли. Величина
собственной мощности дозы фотон-
ного излучения, создаваемой нукли-
дами ИРГ в патрубке 1, определяется
формулой (5.3), а величина мощности
дозы, создаваемая патрубками 2, 3, 4,
заполненными ИРГ, в точке располо-
жения детектора в патрубке 1, опре-
делится выражение
lmax
dl
Dk′ = πr02 Av 0 ∫ 2 ×
R
0
(5.4)
N
× ∑ K γ ,i pi exp ( −μ трб,i 2d ) ,
i = m +1

где r0, d – внутренний диаметр и


Рис. 5.3. Иллюстрация к оценке толщина патрубка соответственно;
мощности дозы в точке располо- l
max – эффективная высота патрубка;
жения каждого детектора.
R 2 = ( hd − l ) + Rk2 , k = 2, 3, 4. Радиус
2
Цифрами обозначены патрубки,
в которых размещены детекторы,
в центре размещен
Rk в соответствии с рис. 5.4 определя-
спектрометрический датчик ется расстоянием на плоскости z = 0
фотонного излучения. между осью симметрии патрубка «1»
и осью симметрии патрубков «2»,
«3», «4» соответственно. При lmax = hd, вычисляя интеграл в (1.4),
получаем:
πr 2 A ⎛h ⎞ N
Dk′ = 0 v 0 arctg ⎜ d ⎟ ⋅ ∑ K γ ,i pi exp ( −μ трб,i 2d ) . (5.5)
Rk ⎝ Rk ⎠ i = m+1
Кроме того, при прохождении по патрубку или в вентиляцион-
ной трубе газоаэрозольная примесь создает дополнительную мощ-
ность дозы, обусловленную β-излучением радионуклидов, опреде-
ляемую выражением Dβ′ = Av 0 ⋅ 0, 23 ⋅106 Eβ , где Eβ – энергия β-
излучения радионуклида. Для N – m нуклидов с парциальной кон-
центрацией qi соответственно запишем:

108
N
Dβ′ = Av 0 0, 23 ⋅106 ∑
i = m +1
pi Eβ,i . (5.6)

Рис. 5.4. Иллюстрация


к оценке мощности дозы в точке
расположения детектора,
помещенного в патрубке 1
от ИРГ в патрубках 2, 3, 4

Мощность дозы Dф′ , в соответ-


ствии с рис. 5.5, определяется выра-
жением:
m
Dф′ = Av ф ∑ K γ ,i pi exp ( −μ трб,i d ) ×
i =1

exp ( −μф,i rф − μв,i rв )


(5.7)
×∫ dV ,
(R )
2
V фв

где m – число нуклидов, адсорбиро-


вавшихся на фильтре; Avф – объемная
плотность нуклидов на фильтре; rф,
rв – расстояние «луча» в фильтре и
воздухе соответственно; μф, μв – ко-
эффициенты линейного ослабления
фотонного излучения в фильтре и Рис. 5.5. Иллюстрация к оценке
воздухе соответственно; Hф, Rф – мощности дозы в точке
толщина и радиус фильтра соответ- расположения детектора,
расположенного в патрубке 1
ственно; цифрами 1 и 2 обозначены от аэрозолей адсорбированных
непроточная и проточная ионизаци- на фильтре
онные камеры соответственно, рас-
положенные в патрубке 3; аd – расстояние радиальной оси патрубка
относительно осей X и Y соответственно; r, ϕ, z – радиус, азиму-
тальный угол и аппликата элементарного источника, определяю-

109
щие его местоположение в пространстве; V – область интегрирова-
ния: x = rcos(ϕ);
y = r sin(ϕ); dV = dxdydz; 0 ≤ r ≤ r0; 0 ≤ ϕ ≤ 2π;
( x − ad ) + ( y − ad ) + ( hd − z )
2 2 2
Rфв = ;
– Hф ≤ z ≤ 0 и Rфв = rф + rв.
Величины rф, rв определяются из следующих соображений (рис.
5.6). Рассматривая углы при точке пересечения луча Rфв с плоско-
стью z = 0, находим
z rф = hd rв . (5.8)
Выражая в уравнении (5.6) rв
через Rфв и rф, получаем:
R
rф = z фв ;
hd + z
(5.9)
Rфв
rв = hd .
hd + z
Таким образом, величины rф,
rв, как и следовало ожидать, яв-
ляются функциями точки, а ин-
Рис. 5.6. Иллюстрация к определению
составляющих rф и rв длины луча Rфв теграл в правой части выраже-
от элементарного источника Avф·dV, ния (5.7) может быть вычислен с
расположенного в фильтре использованием метода Симп-
с координатами x, y, z
сона [6] численным методом.
Мощность дозы, регистрируемая непроточной ионизационной
камерой, расположенной в каждом из патрубков, при усло-
вии D2′ ≡ D4′ (в силу симметричного расположения патрубков 2, 4
относительно патрубков 1 и 3), определится суммой:
D1′ = Dсоб
′ + 2 D2′ + D3′ + Dф′ . (5.10)
Найдем величину ионизационного тока и скорости воздушного
потока в плоской проточной ионизационной камере, учитывая
мощность дозы, создаваемую β-излучением радионуклидов (5.6), а
также учитывая что фон, создаваемый фотонным излучением ра-
диоактивных аэрозолей, адсорбировавшихся на фильтре, будет
создавать величину порядка 200–500 Зв/ч.

110
Полагая, что в рассматриваемой области фотонного излучения
имеет место равенство концентрации положительных и отрица-
тельных ионов ( N + = N − = N ), а также равенство их подвижностей,
( μ + = μ − = μ ), изменение концентрации ионов в проточной камере
с учетом генерации ионов за счет ионизации воздуха ( Gi Dγ′,β ), ре-
комбинации ионов (KpN2), утечки ионов на электроды за счет нали-
чия электрического поля в межэлектродном промежутке
( N ⋅μV0 L20 ), внос ионов в межэлектродный промежуток проточной
камеры за счет переноса воздушного потока ( N ⋅ U1 l ) и вынос ио-
нов воздушным потоком из межэлектродного промежутка
( N ⋅ U1α l , α << 1 – параметр, учитывающий утечку ионов), пре-
небрегая процессом диффузии ионов, будет имеет вид:
dN N N N
= Gi Dγ′,β − K р N 2 − 2 μV0 + U1 − U1α , (5.11)
dt L0 l l
где Gi – радиационный выход ионов (Gi = 2,08·109 Р-1 см-3); μ = 1,6 –
– 2 см2/(В⋅с) – подвижность ионов; Kp = 1,6⋅10–6 см3/с – коэффици-
ент ион-ионной рекомбинации; Е0 = V0 L0 , (V0 = 1000 В, L0 = 4,5
см) – напряженность электрического поля; U1 – скорость воздуш-
ного потока; L0 – межэлектродное расстояние и ширина электро-
дов; V0 – внешнее напряжение; l – длина электродов (l = 40 см);
D′γ,β = D′γ + D′β. В стационарных условиях, когда dN dt = 0 , полу-
чаем квадратное уравнение, решение которого и определяет значе-
ние концентрации ионов.
2
μV0 (1 − α) ⎡ μV0 (1 − α) ⎤
2
− U1 ⎢ L2 − U1 l ⎥ + 4 K pGi Dγ′,β
L l ⎣ 0 ⎦ . (5.12)
N =− 0 +
2Kp 2Kp
При выбранных значениях параметров и α = 0 величина μV0 L20
будет больше чем U1 l , а квадрат слагаемого в квадратных скобках
подкоренного выражения будет меньше величины 4 K pGi Dγ′,β , т.е.
выполняется неравенство:
2
⎡ μV0 U1 ⎤
⎢ 2 − ⎥ << 4 K рGi Dγ′,β , (5.13)
⎣ L0 l ⎦
111
что позволяет разложить подкоренное выражение второго слагае-
мого в формуле (5.12) в ряд Тейлора по малому параметру
2
⎡ μV U ⎤
β = ⎢ 20 − 1 ⎥ 4 K рGi Dγ′,β . В итоге получим:
⎣ L0 l ⎦
2
⎡ μV0 U1 ⎤
⎢ L2 − l ⎥
N пр ≈ Gi Dγ′,β Kр + ⎣ 0 ⎦ + U1 − μV0 . (5.14)
8K р K рGi Dγ′,β 2lK р 2 L0 K р
2

Таким образом, при высоких мощностях доз зависимость кон-


центрации ионов (в конечном итоге ионизационный ток) от мощ-
ности дозы будет носить не линейный характер, а при выполнении
обратного неравенства, т.е. при малых мощностях доз – линейный,
когда
2
⎡ μV0 U1 ⎤
⎢ 2 − ⎥ >> 4 K рGi Dγ′,β . (5.15)
⎣ L0 l ⎦
Мощность дозы, регистрируемая непроточной ионизационной
камерой, также расположенной в каждом из патрубков, будет оп-
ределяться только фотонным излучением, поскольку β-излучение
будет задерживаться внешней металлической оболочкой камеры.
Несмотря на то, что конструктивно эти камеры практически иден-
тичны, тем не менее, ионизационный ток в непроточной камере
будет меньше, поскольку ионы в эту камеру не будут вноситься
воздушным потоком. Поэтому оценка концентрации ионов, опре-
деляемая формулой (5.14), не будет содержать членов с U1.
2
⎡ μV0 ⎤
⎢ L2 ⎥
⎣ 0 ⎦ μV
N нп ≈ GDγ′ K р + − 20 (5.16)
8K р K р Gi Dγ′ 2 L0 K р
Возводя в квадрат разность в числителе второго слагаемого в
выражении (5.12), умножая концентрации Nпр и Nнп на 2eμE0Sэл и
вычисляя разность 2eμE0Sэл(Nпр – Nнп), где Sэл = lL0 и е – заряд элек-
трона (e = 1,6⋅1019K), Iпр, Iнп – ионизационные токи проточной и не-
проточной ионизационных камер соответственно (А), получаем

112
2eμE0 SэлU1 2eμE0 Sэл ⎧⎪⎛ U1 ⎞ 2 μV0 U1 ⎫⎪
I пр − I нп = + ⎨⎜ ⎟ − 2 2 ⎬+
2lK р 8 K р K рGDγ′,β ⎪⎩⎝ l ⎠ L0 l ⎪⎭

2eμE0 Sэл
Gi
Kp
( Dγ′,β − Dγ′ − )
2
⎛ μV ⎞
2eμE0 Sэл ⎜ 20 ⎟
− ⎝ L0 ⎠
8K p K pGi Dγ′,β Dγ′
( )
Dγ′,β − Dγ′ . (5.17)

Если μV0 L20 >> U1 l , то первым слагаемым в фигурных скоб-


ках формулы (5.17) можно пренебречь и, проводя несложные пре-
образования, получить следующее выражение для скорости воз-
душного потока в патрубке:
I пр − I нп
U1 = +
eμ ⎛ μV0 ⎞
V0 ⎜1 − ⎟
K p ⎜ 2 L20 K рGi Dγ′,β ⎟
⎝ ⎠
(5.18)
+2l
(
Dγ′,β − Dγ′ ) ⎡⎛ μV ⎞ 2
⎢⎜ 0 1 ⎤
− Gi K p ⎥ .

⎛ μV0 ⎞ ⎢⎝ L20 ⎠ 8 K pGi Dγ′,β Dγ′ ⎥⎦
⎜1 − 2 ⎟⎣
⎜ 2 L0 K рGi Dγ′,β ⎟
⎝ ⎠
Из формулы (5.18) следует, что при высоких мощностях доз ве-
личина скорости воздушного потока, определяется двумя слагае-
мыми, из которых первое зависит от разности ионизационных то-
ков проточной и непроточной ионизационных камер и нелинейно
уменьшается с ростом величины мощности дозы, а второе – зави-
сит только лишь от соотношения мощностей доз γ-, β-излучения и
стремится к нулю, если значение мощности дозы β-излучения не-
значительно. При выполнении неравенства
Dγ′,β >> ( μV02 2 L20 ) K рGi ,
2

которое следует из неравенства (5.13), зависимость скорости воз-


душного потока от мощности дозы полностью исчезает:
еμ
U1 = ( I пр − I нп ) V0 , (5.19)
Kp
113
Последнее позволяет в соответствии с формулой (5.2) найти
секундный расход G = S1U1, не задаваясь при этом вопросом о нук-
лидном составе радиоактивной примеси, фотонное излучение кото-
рой и создает определенную концентрацию ионов.
Размещение в центре помещения в соответствии с рис. 5.3 дат-
чика для спектрометрии фотонного излучения, например на основе
ксенонового спектрометра фотонного излучения, позволит опреде-
лить спектр фотонного излучения радионуклидов, адсорбировав-
шихся на фильтре, а также спектральный состав ИРГ, выбрасывае-
мых через патрубки в атмосферу.
При наличии специального математического обеспечения, в ос-
нове которого лежит итерационный метод решения интегральных
уравнений Фредгольма 1-го рода, приборный спектр, первоначаль-
но регистрируемый прибором (рис. 5.7), существенно изменяется
(рис. 5.8), представляя собой, в конечном итоге, совокупность «мо-
нолиний» фотонного излучения, по присутствии которых в спектре
судят о наличии того или иного радионуклида в исследуемом спек-
тре фотонного излучения радиоактивной газоаэрозольной примеси.

Рис. 5.7. Исходный (приборный спектр 60Co)

Приведение спектра фотонного излучения к семейству «моно-


линий» позволяет найти весовое соотношение pi каждого нуклида в
составе примеси. В семействе «монолиний», каждая из которых
характеризуется амплитудой A(Ei) по шкале амплитуд и энергией
по шкале энергий (рис. 5.9), амплитудное распределение обрабо-
114
танного спектра характеризуется также и полушириной пика ΔEi,
измеряемой на его полувысоте.

Рис. 5.8. Восстановление спектра 60Co. Сходимость отвечает числу итераций:


1 – 1; 2 – 5; 3 – 10; 4 – 20; 5 – 30; 6 –40 иттераций

Для равномерно распределенных в среде нуклидов их концен-


трация не зависит от координаты, а произведение Ai·ΔEi будет про-
порционально произведению концентрации радионуклида Avi(Ei)∗
на квантовый выход фотона νi ( γ − кв распад, таблично заданная
величина) этого радионуклида:
Avi ⋅ ν i = k ⋅ α ( Ei ) A ( Ei ) ΔEi , (5.20)
где k – поправочный коэффициент, не зависящий от энергии фо-
тонного излучения; α(Ei) – коэффициент, характеризующий энерге-
тическую зависимость γ-спектрометра, определяемый эксперимен-
тально по монолиниям фотонного излучения; Ai(Ei), ΔEi – изме-
ряемые величины амплитудного распределение обработанного


Будем считать, что i-й нуклид характеризуется одной энергией (Ei) с квантовым
выходом νi на один распад. Если нуклид имеет несколько γ-линий с соответст-
вующими квантовыми выходами, то для простоты анализа определяем один с наи-
большим квантовым выходом (см. табл. 5.1).
115
спектра. В этом случае концентрация
каждого из нуклидов Avi может быть
определена по формуле:
α ( Ei ) A ( Ei ) ΔEi
Avi = k ⋅ . (5.21)
νi
Если в среде находится N нуклидов,
то
N N
α ( Ei ) A ( Ei ) Δ ( Ei )

i =1
Avi = k ∑
i =1 νi
. (5.22)

Рис. 5.9. «Монолиния» При этих условиях вес нуклида в


амплитудного распределения примеси при ограниченном времени
обработанного приборного счета (для осуществления передачи ин-
спектра спектрометра
фотонного излучения формации в режиме on-line) найдем как
отношение:
α ( Ei ) A ( Ei ) Δ ( Ei )
Avi νi
pi = N = N (5.23)
α ( Ei ) A ( Ei ) Δ ( Ei )

i =1
Avi ∑
νi
i =1

и
N
Avi = pi Av 0 = pi ⋅ ∑ Avi . (5.24)
i =1

Использование γ-спектрометра дает возможность определить


спектр фотонного излучения нуклидов, и, таким образом, иденти-
фицировать нуклид. Последнее позволяет по заданным схемам
распада нуклидов определить энергию β-излучения, т.е. мощность
дозы его β-излучения, определенную формулой (5.6) Вместе с тем,
определение спектра фотонного излучения нуклида хотя и позво-
ляет найти относительный вес нуклидов в смеси, но не дает воз-
можность определить ни величину Av0, входящую множителем в
формулы (5.3), (5.4), ни величину Avф, входящую в формулу (5.7),
поскольку каждый из γ-датчиков (непроточная ионизационная ка-
мера), расположенных в патрубках в соответствии с рис. 5.3 реги-
стрирует суммарную мощность дозы, определяемую формулой
(5.10).

116
Наиболее простое решение этой задачи состоит в том, чтобы
один из патрубков, например 3, должен быть помещен в свинцовую
защиту. Тогда в формуле, аналогичной формуле (5.10), записанной
для этого датчика:
D3′ = Dсоб
′ + 2 D2′ + D1′ + Dф′ , (5.25)
вкладом мощностей доз, создаваемых патрубками 1, 2, 4 ( D2′ ≡ D4′ )
как источниками, по которым проходят ИРГ, а также мощностью
дозы, создаваемой фильтром, можно пренебречь, поскольку излу-
чение от этих источников будет существенно ослабляться свинцо-
вой защитой в соответствии с формулами
lmax
dl N
Dk′ = πr02 q0 ∫ ⋅ ∑ K γ ,i pi exp ( −μ трб,i 2d − μ Pb d Pb ) , k = 1, 2, 4 . (5.26)
0
R 2 i = m+1
m exp ( −μф,i rф − μ в,i rв )
Dф′ = qф ∑ K γ ,i pi exp ( −μ трб,i d − μ Pb d Pb ) ∫ dV . (5.27)
(R )
2
i =1 V фв

При этом в правой части формулы (5.25) останется лишь первое


слагаемое, определяемое формулой (5.3), из которого уже нетрудно
определить величину q0 как отношение:
D3′
q0 = ,
⎡ ⎛ ⎞ ⎛ ⎞ ⎤
⎛H⎞ h1 H N
2π ⎢ r arctg ⎜ ⎟ − H ln ⎜ ⎟ − ( H − h1 ) ln ⎜
⎜ h2 + r 2 ⎟ ⎟⎥ ∑ pi K γ ,i
⎢ ⎝ r ⎠
⎝ ⎠ ⎝ H 2
+ r 2
⎠ ⎥ i =m+1
⎣ 1 ⎦
(5.28)

где D3 – измеряемая величина. Напротив, в датчике, расположен-
ном, например, в патрубке 1 с учетом защитной свинцовой оболоч-
ки на патрубке (5.3), величина мощности дозы определится выра-
жением вида (5.10), в правой части которого будет отсутствовать
член, описывающий мощность дозы, создаваемую третьим патруб-
ком как источником, но мощность дозы, создаваемая фильтром,
будет описываться формулой (5.7), а мощность дозы D2′ , создавае-
мая патрубками 2, 4, формулой (5.4):
D1′ = Dсоб
′ + 2 D2′ + Dф′ . (5.29)
Из уравнения (5.29) при найденном Av0 и измеренной величине
мощности дозы D1′ определяем величину Avф, что дает нам возмож-

117
ность определить объемную концентрацию ИРГ, проходящих по
патрубкам, а также величину мощности выброса, для каждого из
нуклидов из смеси ИРГ.
При найденных Av0 и Avф целесообразно провести проверку по-
лученных результатов и скорректировать их. Для чего необходимо
согласовать измеренную и расчетную величину мощности дозы,
измеренную датчиками, расположенными в патрубке 2 или 4, кото-
рые будут вычисляться по формуле
D2′ = Dсоб
′ + D1′ + D4′ + Dф′ ; (5.30)
D4′ = Dсоб
′ + D1′ + D2′ + Dф′ , (5.31)
в которых для вычисления мощностей доз D1′ , D2′ , D4′ осуществля-
ются по формуле (5.4), а мощность дозы от фильтра – по формуле
(5.7).

5.3. Метод оценки мощности выброса


газоаэрозольной радиоактивной примеси
из вентиляционных труб АЭС

Задача оценки величины


мощности выброса существенно
упрощается, если рассматривает-
ся ее определение при выбросе
из вентиляционных труб АЭС. В
этом случае датчик мощности
выброса, представленный на рис.
5.10, помещается в устье венти-
ляционной трубы АЭС. При этом
объемный заряд (Кл/см3), возни-
кающий при ионизации воздуха в
вентиляционной трубе, будет
связан только с объемной актив-
ностью радионуклидов, присут-
Рис. 5.10. Датчик мощности ствующих в воздушном потоке,
радиоактивных выбросов, состоящий распространяющемся по венти-
из непроточной (с конусом), ляционной трубе, а скорость пе-
проточной (с каналом) реноса заряда функционально
ионизационных камер и кронштейна
связана с расходом воздуха в
118
вентиляционной трубе. По определению секундный расход пред-
ставляет собой функционал, заданный на поле скоростей турбу-
лентного воздушного потока в вентиляционной трубе:
R0

G (V* ) = 2π ∫ W ( r ,V* )rdr , (5.32)


0
где G(V*) – значение секундного расхода, V* – динамическая ско-
рость, W(r, V*) – распределение скорости воздушного потока в вен-
тиляционной трубе, в которой турбулентный воздушный поток яв-
ляется установившемся, а скорость его переноса, как функция ра-
диуса, аппроксимируется известной зависимостью J. Nikuradse
(3.7), интегрируя которую по радиусу и определяют секундный
расход. Действительно, если W(r,V*) есть радиальное распределе-
ние скорости газового потока в устье вентиляционной трубы, то
секундный расход находится как интеграл
r0

G (V* ) = 2πlim ∫ W ( r ,V* ) ⋅ rdr , [м3/с]. (5.33)


δ→0
δ
где V* – динамическая скорость; v – кинематическая вязкость; r0 –
внутренний радиус вентиляционной трубы; r – текущий радиус
δ ≤ r ≤ r0, δ > 0.
Таким образом, для определения секундного расхода в устье
вентиляционной трубы измерение скорости газового потока при
заданном значении r (r = r0 – y, где y – расстояние датчика от стен-
ки вентиляционной трубы), необходимо проводить в течение опре-
деленного промежутка времени (в силу вихревого, стохастического
характера потока) хотя бы в одной точке (отнормироваться на по-
казание датчика). Это даст возможность определить величину ди-
намической скорости V*, что, в свою очередь, позволит полностью
найти функцию распределения W(r) и, в конечном итоге, секунд-
ный расход.
Анализ распределения скоростей воздушного потока в венти-
ляционной трубе реакторов типа ВВЭР, проводимый различными
авторами, показал, что в вентиляционной трубе на высоте Z < 20 d
( d – средний диаметр вентиляционной трубы) распределение ско-
рости воздушного потока не стабилизировано, имеет сложный,
струйный характер, но при больших значениях Z поток стабилизи-
119
руется и может быть удовлетворительно описан ранее приведенной
зависимостью. Таким образом, критерием аппроксимации скорости
установившегося воздушного потока в вентиляционной трубе за-
висимостью (3.7) является условие
Z ≥ 15 – 20 d , (5.34)
где Z – высота измерения скорости воздушного потока как функ-
ции радиуса в вентиляционной трубе, d – ее средний диаметр.
Выбирая высоту измерения Z, на которой поток можно считать ус-
тановившемся, в соответствии с [8] для измерения скорости воз-
душного потока достаточно одного датчика. Таким образом, по-
вышение точности измерений секундного расхода вентиляционной
трубы или скорости воздушного потока в ней непосредственно бу-
дет сказываться на точности определения мощности выброса ра-
диоактивной примеси в атмосферу и, наконец, на точности прогно-
зирования радиоактивного загрязнения окружающей среды. С дру-
гой стороны, при известной V* и заданном распределении вида (3.7)
можно найти значение средней скорости воздушного потока по об-
ласти устья вентиляционной трубы:

( )
r0
W = 2π 1 S ∫ W ( r ) rdr . (5.35)
0

Как и в рассмотренном выше случае, датчик для определения


мощности радиоактивных газоаэрозольных выбросов представляет
собой спаренные проточную и непроточную ионизационные каме-
ры, но для повышения эффективности регистрации искомой вели-
чины ионизационные камеры могут быть выполнены в цилиндри-
ческой геометрии.
Для оценки концентрации ионов в проточной и непроточной
ионизационных камерах, в соответствии с формулой (5.11), вос-
пользуемся неравенством
2
⎡ μV0 U1 ⎤
⎢ 2 − ⎥ >> 4 K р Gi Dγ′,β , (5.36)
⎣ L0 l ⎦
в соответствии с которым, разлагая подкоренное выражение в
(5.12) в ряд Тейлора по малому параметру β′:
2
⎡ μV0 U1 ⎤
β′ = 4 K рGi Dγ′,β ⎢ 2 − ⎥ (5.37)
⎣ L0 l ⎦
120
находят выражение для концентрации ионов, линейной относи-
тельно мощности дозы:
⎡ μV U ⎤ ⎡ μV ⎤
N пр = Gi Dγ′,β ⎢ 20 − 1 ⎥ , N нп = Gi Dγ′ ⎢ 20 ⎥ ,
⎣ L0 l ⎦ ⎣ L0 ⎦
⎡ μV ⎤
Nβ = Gi Dβ′ ⎢ 20 ⎥ , (5.38)
⎣ L0 ⎦
где Nβ – концентрация ионов обусловленная взаимодействием β-
излучения с воздухом. Умножая правые и левые части выражений,
определяемых формулой (5.38), на 2eμE0Sэл и, обозначая соответст-
вующим индексом ионизационные токи, регистрируемые проточ-
ной и непроточной ионизационными камерами Iпр = 2eμNпрE0Sэл,
Iнп = 2eμNнпE0Sэл, Iβ = 2eμNβE0Sэл, где Sэл = l·L0 – площадь электро-
дов, после несложных преобразований, находим:
⎛I −I ⎞ l I l
U1 = ⎜ пр нп ⎟ 2 μV0 − β 2 μV0 , (5.39)
⎜ I пр ⎟ L0 I пр L0
⎝ ⎠
где Iβ может быть найдена расчетным путем.
Таким образом, и в этом приближении скорость воздушного
потока, проходящего через проточную ионизационную камеру,
пропорциональна разности ионизационных токов проточной и не-
проточной ионизационных камер, а также зависит от мощности
дозы β-излучения или от величины ионизационного тока обуслов-
ленного этим компонентом. Однако при выполнении условия
Iβ << Iγ,β вторым слагаемым в формуле (5.39) можно пренебречь.
По измеренным значениям ионизационных токов в проточной и
непроточной камерах определяют скорость воздушного потока в
вентиляционной трубе, по которой, в дальнейшем, используя фор-
мулу (3.7), определяют V* и, в конечном итоге, секундный расход
по формуле:
G = πV*r02 ⎡⎣13, 255 ⋅ ln (V*r0 ν ) + 4,0 ⎤⎦ , (см3/с). (5.40)
С этой целью датчик целесообразно установить в устье венти-
ляционной трубы, При этом, для определения величины объемной
активности газоаэрозольной радиоактивной примеси, которую счи-
таем равномерно распределенной по объему, можно воспользо-
ваться формулой вида (5.7), в которой следует учесть фактор нако-
121
пления B ( Eγ , Rфв ) , положить d = 0, rф = 0, Rфв ≡ rв и вместо Avф объ-
емную активность газоаэрозольной примеси Av0:
m exp ( −μ в ,i rв )
Dγ′ = Av 0 ∑ K γ ,i pi ∫ BF ( Eγ , rв ) dV . (5.41)
( rв )
2
i =1 V

Как показывают расчеты, которые проводились с использова-


нием метода Монте-Карло, радиальное распределение мощности
дозы в вентиляционной трубе диаметром ∼2 м при равномерном
распределении газоаэрозольной радиоактивной среды носит нерав-
номерный характер, который отличается в зависимости от высоты
измерения (расчета) (рис.5.11). Поэтому при размещении несколь-
ких γ-датчиков в устье вентиляционной трубы, расстояние которых
от внутренней стенки вентиляционной трубы будет различным,
необходимо учитывать особенности радиального распределения
мощности дозы при оценке величины Av0.

Рис. 5.11. Радиальное распределение мощности дозы внешнего облучения


от газоаэрозольного источника, равномерно распределенного по объему
вентиляционной трубы:
1 – расчет на уровне h = 0,5 м от основания (Eγ = 0,261 МэВ); 2 – в устье трубы
i

h = 119 м (Eγ = 0,261 МэВ); 3 – в устье трубы h = 119 м (Eγ = 0,661 МэВ)
122
Что же касается фактора накопления, то расчеты, проведенные
в этой же работе, показывают (рис. 5.12), что величину последнего
с погрешностью не более 10% можно принять за постоянную
BF ( Eγ , rв ) = BFc ≅ 1,05 . В этом случае величину мощности дозы,
создаваемую непосредственно радиоактивным газоаэрозольным
(воздушным) столбом (рис. 5.13), можно оценить следующим обра-
зом. Принимая dV = dϕrdrdh, 0 ≤ r ≤ rh, 0 ≤ ϕ ≤ 2π, 0 ≤ h ≤ Н0 и, по-
лагая rв= R, для rh получаем:
⎧⎪r0 для цилиндрической трубы,
rh = ⎨
⎪⎩r0 − χh для трубы типа усеченного конуса, χ = ( r0 − rH ) H 0 ,
где r0, rH – внутренний радиус в основании и в устье
вентиляционной трубы соответственно, H0 – ее высота.

( )
N
Dγ′ = Av 0 BFc ∑ pi K γ ,i ∫ exp ⎡⎣ −μ ( Eγ ,i ) R ⎤⎦ R 2 dV ,
i =1 V

rm2 = r12 + r 2 + 2r1r cos ( ϕ ) ; R = rm2 + ( h − h0 ) .


2

Рис. 5.12. Радиальное распределение фактора накопления BFc(r, h, E ) i

газоаэрозольного источника равномерно распределенного по объему


вентиляционной трубы:
1 – расчет на высоте h = 0,5 м от основания трубы;
2 – в устье вентиляционной трубы h = 119 м при Eγ = 0,261 МэВ

Пренебрегая ослаблением фотонного излучения в воздушном


пространстве вентиляционной трубы, поскольку μ(Eγ,i)2r0 << 1, т.е.
полагая μ(Eγ,i)r0 ≈ 0, после несложных преобразований получаем:
123
H0 rh π
dϕ N
Dγ′ = 2 Av 0 BFc ∫ dh ∫ rdr ∫ ∑ K γ ,i pi ,
a + b cos ϕ i =1
0 0 0

где a = r + r + (h − h0 ) ; b = 2r1 r.
2 2 2
1

Рис. 5.13. Геометрия расчета


мощности дозы в некоторой точке
наблюдения А вентиляционной трубы
от объемного равномерно распределен-
ного газоаэрозольного источника
радиоактивной примеси

При a2 > b2, вычисляя угловую часть трехмерного интеграла,


находим:
H0 rh N
rdr
Dγ′ = πAv 0 BFc ∫ dh ∫ a 2 − b2
∑K
i =1
γ ,i pi =
0 0
H0 rh N
rdr
= πAv 0 BFc ∫ dh ∫ ∑K γ ,i pi .
0 0
(r + r )
1
2 2
+ 2(r + r 2
1
2
)(h − h ) + (h − h )
0
2
0
4
i =1

π
H0 ⎡ ⎛ r 2 − r 2 + ( h − h0 ) 2

Dγ′ =
2
Av 0 BFc ∫ ⎢ Arsh ⎜ h 1
⎢⎣ ⎜ 2r1 ( h − h0 )
⎟−

0 ⎝ ⎠
⎛ ( h − h0 )2 − r12 ⎞ ⎤ N
− Arsh ⎜ ⎟ ⎥ dh∑ K γ ,i pi .
⎜ 2r1 ( h − h0 ) ⎟ ⎥ i =1
⎝ ⎠⎦
Если труба цилиндрическая, то rh = r0, и, производя замену h – h0 =
= и, du = dh, u1 = –h0, u2 = H0 – h0 и используя логарифмическое
представление функции Arsh ( x ) = ln( x + x 2 + 1) [9], вместо по-
следнего интеграла получим

124
π ⎡ ϕ ( u ) + ϕ2 ( u ) + 1 ⎤ N
H 0 − h0

Dγ′ = Av 0 BFc ∫− h ⎢⎢ln ϕ ( u ) + ϕ2 ( u ) + 1 ⎥⎥du ∑


1 1
K γ ,i pi , (5.42)
2 0 ⎣
i =1
2 2 ⎦
r −r +u
2 2 2
u − r1
2 2
где ϕ1 ( u ) = 0 1 ; ϕ2 ( u ) = .
2ru
1 2ru1

Если труба имеет вид усеченного конуса, то при a = r0 – χh0,


получаем:
H 0 − h0 ⎡
π θ1 ( u ) + θ12 ( u ) + 1 ⎤ N
Dγ′ = Av 0 BFc ∫ ⎢ln ⎥du ∑ pi K γ ,i , (5.43)
2 − h0 ⎢
⎣ θ 2 ( u ) + θ 2
2 ( u ) + 1 ⎥ i =1

( a − χu )
2
− r12 + u 2 u 2 − r12
где θ1 ( u ) = ; θ2 ( u ) = .
2r1u 2r1u
Если вместе с ионизационными камерами в вентиляционной
трубе установить спектрометрический датчик с ранее указанными
характеристиками, схема подключения которого приведена на рис.
5.14, то при измерении мощности дозы Dγ′ в точке A(r1, h0) венти-
ляционной трубы (см. рис. 5.13) и измеренных весовых соотноше-
ниях нуклидов pi, определяемых формулой (5.23), используя фор-
мулы (5.42), (5.43), нетрудно найти постоянную величину объем-
ной активности∗∗ Av0:
N
Av 0 = 2 Dγ′ πBFc ψ ( H 0 , h0 , r1 ) ∑ K γ ,i pi , (5.44)
i =1

где ψ ( H 0 , h0 , r1 ) для цилиндрической вентиляционной трубы будет


определяться формулой
H 0 − h0 ⎡
θ1 ( u ) + θ12 ( u ) + 1 ⎤
ψ ( H 0 , h0 , r1 ) = ∫ ⎢ ln ⎥du , (5.45)
− h0 ⎢
⎣ θ 2 ( u ) + θ 2
2 ( u ) + 1 ⎥

а для вентиляционной трубы типа усеченного конуса – формулой:

∗∗
Объемную активность радиоактивной примеси в венттрубе в настоящее время
измеряют аспирационными установками, основным недостатком которых являет-
ся «мертвое» время ∼15 мин, требуемое на накопление примеси на сорбционную
ленту и обработку информации, что не позволяет проводить измерения в режиме
on-line.
125
H 0 − h0 ⎡ ϕ ( u ) + ϕ2 ( u ) + 1 ⎤
ψ ( H 0 , h0 , r1 ) = ∫ ⎢ln ⎥du .
1 1
(5.46)
− h0 ⎢
⎣ ϕ 2 ( u ) + ϕ 2
2 ( u ) + 1 ⎥

При этом каждая из компонент газоаэрозольной примеси, распро-
страняющейся по вентиляционной трубе определится выражением:
Avi = Av0·pi. Умножая каждое Avi на секундный расход G, найдем ве-
личину мощности выброса для каждого из радионуклидов газоаэ-
розольной примеси, выбрасываемой из вентиляционной трубы
N
АЭС, и с учетом того, что ∑p
i =1
i = 1 , в конечном итоге – их сумму:
N
Pв = Av 0G ∑ pi = Av 0G , (5.47)
i =1
причем время измерения мощности дозы составит не более 20 с, а
при вычислении формул (5.45), (5.46) можно использовать заранее
табулированные значения функций, что, действительно, позволит
получать результаты оценок мощности выброса Pв в режиме on-
line.

Рис. 5.14. Схема подключения и коплектация ксенонового γ-детектора [29]:


КГД – ксеноновый γ-детектор; БП – блок питания; П – переключатель;
Т – сетевой тумблер; 1 – кабель питания зарядочувствительного усилителя;
2 – кабель выходного сигнала КГД; 3 – кабель блокирующего сигнала;
4 – кабель питания высоковольтного источника; 5 – сетевой кабель

Относительная погрешность оценки величины Рв будет опреде-


ляться суммой относительных погрешностей Av0 и секундного рас-
хода G [10]:
126
Δ ( Av 0G ) ΔAv 0 ΔG
δPв = = + = δAv 0 + δG . (5.48)
Av 0G Av 0 G
Относительная погрешность величины Av0, в соответствии с
формулой (5.44), определится также суммой относительной по-
грешности мощности дозы ΔDγ′ Dγ и относительной погрешностью
n n
весовой суммы ∑K
i =1
γ ,i Δpi ∑K
i =1
γ ,i pi . Секундный расход, для про-

стоты, можно представить как произведение сечения устья венти-


ляционной трубы на значение измеряемой скорости воздушного
потока U1. Поэтому за относительную погрешность секундного
расхода можно принять относительную погрешность измерения
скорости воздушного потока U1.
Таким образом, относительная погрешность мощности выброса
радиоактивной примеси в атмосферу Рв определится суммой трех
слагаемых
N

ΔDγ′ ∑K γ ,i Δpi
ΔU1
δPв = + i =1
+ , (5.49)
Dγ′ N
U1
∑K
i =1
γ ,i pi

из которых первое и третье зависит от погрешности измерения ио-


низационных токов непроточной и проточной ионизационных ка-
мер соответственно, работающих в токовом режиме, а второе опре-
деляется погрешностью измерения относительного веса нуклида в
смеси γ-спектрометром. Погрешность измерения ионизационных
токов для каждой из ионизационных камер составит не более 10 %.
Погрешность измерения относительного веса pi определяется по-
грешностью разрешения энергии Ei и составляет от 2 до 5 %, так
что суммарная погрешность оценки Рв составит не более 30 %.

Контрольные вопросы и задания

1. Напишите формулу, позволяющую найти оценку начальной


скорости воздушного потока, выходящего из вентиляционной тру-
бы, в адиабатическом приближении. Какие параметры кроме тем-
пературы и давления воздушного потока содержит эта формула?

127
2. Дайте определения величины объемной активности радио-
нуклидов, распространяющихся в атмосфере. Что такое секундный
расход вентиляционной трубы? Дайте определение величины мощ-
ности выброса.
3. Какие вы знаете методы определения: величины объемной
активности в атмосфере, мощности выброса%
4. Что представляют собой приборы, из которых состоит дози-
метрическая система, определяюшая мощность выброса радиоак-
тивной примеси в атмосферу?
5. Какой эффект лежит в основе работы дозиметрической сис-
темы, определяющей мощность выброса радиоактивной примеси в
атмосферу?
6. Какую роль играет скорость воздушного потока в вентиляционной
трубе в работе проточной ионизационной камеры?
7. Можно ли по ионизационному току непроточной ионизационной
камеры определить: скорость воздушного потока; радионуклидный со-
став радиоактивной примеси, поступающей из вентиляционной трубы в
атмосферу; объемную активность радиоактивной примеси, распростра-
няющейся в вентиляционной трубе?
8. Напишите формулу для определения мощности выброса. Какие
требования предъявляют к условию распространения радиоактивной при-
меси по вентиляционной трубе?
9. Какова роль фактора накопления при оценке объемной активности
по показанию непроточной ионизационной камеры?
10. Какую роль играет ксеноновый гамма-спектрометр, устанавливае-
мый в вентиляционной трубе дополнительно к проточной и непроточной
ионизационным камерам?

128
Глава 6. МЕТОДЫ ПОВЫШЕНИЯ ТОЧНОСТИ
ПРОГНОСТИЧЕСКИХ ОЦЕНОК РАДИОАКТИВНОГО
ЗАГРЯЗНЕНИЯ ОКРУЖАЮЩЕЙ СРЕДЫ
ПРИ РАДИАЦИОННЫХ АВАРИЯХ

6.1. Расчет метеопараметров атмосферы

Рассматриваемая в настоящей главе методика определения ме-


теорологических параметров основана на нелинейной модели при-
земного слоя атмосферы и является менее требовательной к точно-
сти градиентных наблюдений. Приземный слой атмосферы играет
важнейшую роль в формировании метеорологических процессов во
всем пограничном слое атмосферы и характеризуется наиболее
резкими изменениями метеорологических элементов с высотой. В
этом слое выделяют следующие особенности [11].
1. Потоки количества движения и тепла в нем можно считать
постоянными.
2. Ускорение силы Кориолиса не оказывает влияния на проис-
ходящие в нем процессы и не может входить в решение соответст-
вующих уравнений. Кроме того, обычно рассматривают случай ко-
гда выполняются условия стационарности и горизонтальной одно-
родности.
3. Система уравнений, описывающих состояние приземного
слоя атмосферы состоит из уравнения динамики
du
kn n = ηn = 1; (6.1)
dzn
уравнения теплопроводности∗:

αТ kn n = ηn = 1; (6.2)
dzn
уравнения баланса кинетической энергии флуктуаций с учетом
ее постоянства в области малых z:
1 kn − 1 − bn2 kn = 0; (6.3)


Все уравнения приводятся для безразмерных (с индексом n – nondemension)
функций и переменных.
129
уравнения, связывающего среднюю энергию турбулентных
пульсаций bn, коэффициент турбулентной диффузии kn и масштаб
турбулентных пульсаций ln:
kn = ln bn ; (6.4)
уравнения для масштаба турбулентных пульсаций:
k (1 − kn ) dzn
ln = 2 n , (6.5)
2 − kn dkn
где zn = z/L – безразмерная высота; L – масштаб Монина–Обухова
(масштаб приземного слоя атмосферы); un – безразмерная скорость
ветра ( u = v*un / χ ); v* – динамическая скорость; χ = 0,4 – постоян-
ная Кармана; θn – безразмерная потенциальная температура
( θ = − θ*θn χ, θ* = P0 ( ρcP v* ) ; P0 – поток тепла; ρ – плотность воз-
духа; cP – удельная теплоемкость); αт = kт/k – отношение коэффи-
циента турбулентности для тепла и количества движения. Исклю-
чая из уравнений (6.3)–(6.5) величины ln и bn, получают уравнение
5
dkn dzn = 2 (1 − kn ) 4
( 2 − kn ) ,
решение которого при условии lim ( kn ) = 0 дает:
zn →∞

zn = 2 / y − 2 y 3 / 3 − 4 / 3; (6.6)
kn = 1 − y , 4
(6.7)
где y – табулированное значение для различных zn. Для безразмер-
ных un, bn, ln получаем следующие выражения:
1− y
un = 2 y + 2arctg ( y ) + ln + c1 ; (6.8)
1+ y
bn = y 2 ; (6.9)
ln = (1 − y 4 ) y; (6.10)
zn
dzn
θn = ∫α
z0 n Т kn
; (6.11)

k ( z ) = χv*Lkn ; u ( z ) = v*un χ; (6.12)


v*
L=− , (6.13)
χ ( g T0 ) ( P0 ρc p )

130
где g – ускорение свободного падения; T0 – температура на уровне
земли. Уравнение (6.6) относительно y имеет аналитическое реше-
ние Феррари [12] и зависит от zn следующим образом:
⎧ ⎡ 2 ⎤
⎪− A + B + ( A + B) − 4 ⎢ A + B − ⎛ A + B ⎞ + 3⎥
⎪ ⎜ ⎟
⎢ 2 ⎝ 2 ⎠ ⎥
⎪ ⎣ ⎦ 4
; zn ≥ − ;
⎪ 2 3 (6.14)
y=⎨
⎪ ⎡ A+ B 2 ⎤
⎪ A + B + ( A + B) − 4 ⎢ ⎛ A+ B ⎞ ⎥
− ⎜ ⎟ + 3
⎪ ⎢ 2 ⎝ 2 ⎠ ⎥
⎪ ⎣ ⎦ 4
; zn ≤ − ,
⎩ 2 3
где
( 2 + 1,5 zn ) ( 2 + 1,5 zn )
2 4

A= 3
+ 64 + ;
2 4

( 2 + 1,5 zn ) ( 2 + 1,5 zn )
2 4

B= 3
− 64 +
2 4
при z = – 4/3, A = 2, B = –2, A + B = 0; y = 4 3.
Таким образом, зависимость скорости ветра u(z) и коэффициен-
та турбулентной диффузии k(z) как функции высоты z в рамках мо-
дели приземного слоя атмосферы могут быть успешно найдены,
если известны параметры приземного слоя v* и L. Значения по-
следних находят, используя методику градиентных наблюдений
над скоростью ветра и температурой следующим образом [11]. Из-
меряют на двух уровнях скорость ветра и температуру на двух
уровнях, например z1 = 2H, z2 = 0,5H (H = 1м). Находят разности
Du = u(z1)–u(z2); Dθ = θ(z1) – θ(z2). Используя формулу (6.13) и вы-
ражение для скорости ветра и температуры через безразмерные ве-
личины, получаем P0/ρcP = −χv* Dθ Dθn ;
Du = v* Dun / χ; ( Du Dun ) = ( g T0 ) L ( Dθ Dθn ) ,
2
(6.15)
где un; θn – табулированные значения универсальных функций, вы-
численных для различных zn (zn = z/L), Dun; Dθn – их разность. По-
скольку Du; Dθ – измеряемые величины, а Dun; Dθn зависят от L, то

131
выражение (6.15) есть неявная функция L. Для нахождения L зада-
ются некоторым значением Lmax и варьируют его, например, Li =
= DL×i, i = 1,2,3,...,N; DL = Lmax/N до тех пор, пока разность или от-
носительная погрешность
2
⎛ Du ⎞ g Dθ
⎜ ⎟ − L ,
⎝ Dun ⎠ T0 Dθn
(6.16)
( Du Dun ) − ( gL T0 )( Dθ Dθn )
2

ε= ⋅100 %
( Du Dun )
2

не будет минимальной (в пределе ε → 0). Найденное значение L*,


при котором ε минимальна, и определит искомое значение L: L =
= DL×i*. Определив L и пересчитав zn при фиксированных z1 и z2,
т.е. пересчитав Dθn; Dun, найдем v* :
Du
v*′ = χ (6.17)
Dun
или
v*′′ = χ ( gL T0 )( Dθ Dθn ) . (6.18)
При стремлении ε → 0 v*′ → v*′′. Подобный метод расчета наи-
более целесообразен при расчете метеопараметров на ЭВМ. Поско-
льку параметр L может быть как L > 0, так и L < 0 (при L = 0 режим
движения теряет турбулентный характер [11]), то всевозможные
вариации Li должны проводится по формуле: Li = DL(N + L – i), i =
= 1, 2, 3, ...,N, N+1, N+2, ..., 2N+1. Последнее позволяет учесть раз-
личную стратификацию слоя атмосферы, задаваемую температур-
ным режимом. Для расчета un(zn), kn(zn) при найденном L целесооб-
разно пользоваться не таблицами, а аналитическим значением y
как функции zn (6.14).
Выбор un, θn по заданному zn осуществляется следующим обра-
зом: при известном zn находят y, по которому из таблицы находят
значения соответствующие un или θn. Аналогично находят значения
этих функций для другого значения zn (другого уровня), вычисляя
затем разности Δun , Δθn. После определения параметров L, ν∗ зна-
чения u(z), k(z) находят по формулам (6.12). Постоянную c1 в (2.8)
находят при z = z0 и u ( z ) z = z = 0.
0

132
Рассчитанные значения u(z), k(z) для двух случаев L > 0, L < 0
приводятся в виде графиков на рис. 6.1 и 6.2.

Рис. 6.1. Зависимость скорости приземного ветра U(z) как функции высоты z м
в рамках модели приземного слоя атмосферы при:
1 – неустойчивом (L = –18, v* = 0,32 м/с);
2 – устойчивом (L = 30, v* = 0,26 м/с) состояниях атмосферы

Рис. 6.2. Зависимость коэффициента турбулентной диффузии K(z) как функции


высот z м в рамках модели приземного слоя атмосферы при:
1 – неустойчивом (L = –18); 2 – устойчивом (L = 30) состояниях атмосферы
133
Полученные формулы для определения скорости воздушного
потока U(z) и коэффициента турбулентной диффузии K(z) как
функций высоты в общем справедливы для приземного слоя атмо-
сферы в пределах 75–100 м. Экстраполяция результатов для более
высоких слоев атмосферы может привести к заведомо неверным
оценкам указанных распределений хотя бы потому, что модель
приземного слоя атмосферы не учитывает влияния кориолисова
ускорения, связанного с вращением Земли, на изменения направле-
ния ветра с высотой. Кроме того, поскольку высота вентиляцион-
ной труб АЭС в общем случае может превышать 100 м, указанные
метеопараметры следует получать в рамках более совершенной
модели, в качестве ее служит модель пограничного слоя атмосфе-
ры, из которой модель приземного слоя вытекает как частный слу-
чай.
Модель пограничного слоя атмосферы. Слой атмосферы,
турболизованный под влиянием подстилающей поверхности, назы-
вается планетарным пограничным слоем атмосферы. Его толщина
зависит от скорости воздушного потока в свободной атмосфере, от
вертикальной стратификации, от размеров и формы неровностей
подстилающей поверхности. Пограничный слой атмосферы харак-
теризуется не только непрерывным ростом скорости от нуля до ве-
личины соответствующей потоку в свободной атмосфере, но и
вполне закономерным изменением направления ветра при всех
вращениях. Последнее обусловлено влиянием силы Кориолиса.
Механизм правого вращения ветра становится понятным, если
привлечь следующие соображения.
Вблизи земной поверхности градиент давления уравновешива-
ется силой трения fтр. С увеличением высоты и уменьшением за-
тормаживающего влияния земной поверхности уменьшается сила
трения, растет скорость, а пропорционально возрастанию скорости
увеличивается сила Кориолиса fk, пропорционально которой и уве-
личивается изменение направления ветра. Динамическое влияние
земной поверхности, как показывают опытные данные, проявляет-
ся до высоты 1,5–2 км, что справедливо также и для монотонного
правого вращения ветра (угол поворота на этой высоте может дос-
тигать 24°). Дальнейшие изменения направления уже невелики и
теряют монотонный характер.
134
Рассматривая задачу формирования метеопараметров в погра-
ничном слое атмосферы также ограничимся случаем стационарно-
сти и однородности вдоль оси [11], [13]. Система уравнений, опи-
сывающих пограничный слой, состоит из уравнений, описываю-
щих вертикальные профили турбулентных напряжений (уравнений
динамики):
d 2ηn σn ⎫
2
+ = 0, ⎪
dzn kn ⎪
⎬ (6.19)
d σn ηn
2

+ = 0,
dzn2 kn ⎪⎭
где u = v*un / χ , u – продольная скорость ветра; v = v*vn / χ , v – попе-
речная скорость ветра; η = kdu/dz – продольное турбулентное на-
пряжение; σ = kdv/dz – поперечное турбулентное напряжение;
( η = v*2ηn ; σ = v*2σn );
уравнения для коэффициента турбулентности
kn = ln bn ; (6.20)
уравнения баланса энергии турбулентных пульсаций
η2n + σ 2n L1 b2 d ⎛ dl ⎞
2
− Pn ( zn , L1 L) − n + a ⎜ kn n ⎟ = 0 , (6.21)
kn L kn dz ⎝ dzn ⎠
где z = L1zn; k = χv*L1kn ; L1 = χv* / 2ωz – масштаб пограничного слоя
атмосферы, ωz = ω0sin(πϕ/180°), ϕ – широтный угол объекта (град),
ω0 – угловая скорость Земли c-1, α = χ 2 ab / с ; ab, c – const; L, v* –
масштаб приземного слоя (масштаб Монина–Обухова) и динамиче-
ская скорость соответственно, определяемые в рамках модели при-
земного слоя атмосферы;
уравнения для масштаба турбулентных пульсаций
η2n + σ2n L1
− Pn ( zn , L1 / L ) / kn
kn2 L
ln = ; (6.22)
d ⎡ 2 L1 ⎤
dzn ⎢⎣
( n n ) n L n ( n 1 ) n ⎥⎦
η + σ 2
/ k 2
− P z , L L / k

уравнение потока тепла


aT kn ( d θn dzn ) = Pn ( zn , L1 L ) = exp ( −a2 zn / H n ) , (6.23)

135
где Hn – безразмерная высота пограничного слоя атмосферы, опре-
деляемая из уравнения
η2n ( H n , L1 L ) + σ 2n ( H n , L1 L ) = ε 2 , (6.24)
где ε2 – малая величина (ε2 = 0,05).
Уравнения (6.19)–(6.24) дополняются граничными условиями:
при zn → 0 ηn → 1, σn → 0; kn → 0, bn → 1; (6.25)
при zn → ∞ ηn → 0, σn → 0, bn → 0. (6.26)
В представленной форме система содержит лишь один пара-
метр μ0 = L1/L, определяющий состояние устойчивости атмосферы.
Численные значения величины a2 варьируют, учитывая, таким об-
разом, различие профилей лучистого притока тепла, но при расче-
тах проще задавать величину a2/Hn, а затем из формулы (6.24) на-
ходить a2. При вычислениях принимали ab = 0,73; c = 0,046; χ = 0,4,
откуда следовало a = 0,54.
Решение системы уравнений (6.19)–(6.24) с граничными усло-
виями (6.25), (6.26) находят численно с итерациями по kn следую-
щим образом:
1) задают kn в виде линейной зависимости от zn (kn = zn);
2) решают систему уравнений (6.19) при заданном kn, опреде-
ляя функции ηn, σn;
3) находят решение уравнений (6.21), (6.22), определяя таким
образом bn, ln соответственно;
4) по найденным значениям ηn, σn, bn, ln по формуле (6.20) нахо-
дят новое значение kn.
Этот цикл повторяется до тех пор, пока абсолютная величина
разности |(kn)i+1 – (kn)i| не становится малой величиной, где i – но-
мер итерации. После чего анализируют, при каком значении zn вы-
полняется условие (6.24). Это значение zn и принимается за безраз-
мерное значение высоты пограничного слоя, а абсолютное значе-
ние находят как Hb = L1zn. После решения системы искомые метео-
рологические параметры u(z), v(z), k(z), b(z) как функции высоты z
находят по формулам [11]:
zn

u = v*un / χ = ( v* χ ) ∫ (η n kn )dzn ; (6.27)


z0 n
zn

v = v*vn / χ = ( v* χ ) ∫ (σ n kn )dzn ; (6.28)


z0 n

136
k = χv* L1kn ; (6.29)
b= v*2c −1/2bn
= 4,6625v*2bn . (6.30)
Результаты расчетов приведены на рис. 6.3–6.6.

Рис. 6.3. Зависимость продольной составляющей скорости ветра от высоты


при различном состоянии устойчивости атмосферы (1–7) в модели пограничного
слоя атмосферы

Рис. 6.4. Зависимость поперечной составляющей скорости ветра от высоты


при различном состоянии устойчивости атмосферы (1–7) в модели
пограничного слоя атмосферы
137
Рис. 6.5. Зависимость безразмерного коэффициента турбулентной диффузии
от безразмерной высоты при различных состояниях устойчивости атмосферы
(1–7) в модели пограничного слоя атмосферы Zn = Z/L1

Рис. 6.6. Зависимость безразмерно энергии турбулентных пульсаций


от безразмерной высоты при различных состояниях устойчивости атмосферы
(1–7) в модели пограничного слоя атмосферы Zn = Z/L1

138
Таким образом, метеопара-
метры атмосферы, состояние
устойчивости которой характе-
ризуются безразмерным пара-
метром μ0, определяются в рам-
ках моделей приземного и по-
граничного слоев атмосферы.
Зависимость высоты погранич-
ного слоя атмосферы от со-
стояния ее устойчивости при-
водится на рис. 6.7.
Определенные метеопара-
метры используются в даль-
нейшем в качестве переменных
Рис. 6.7. Зависимость высоты
коэффициентов при решении
пограничного слоя атмосферы
уравнения турбулентной диф- от состояния ее устойчивости,
фузии, результаты которого характеризуемой параметром μ0
используются для прогностиче-
ских оценок радиоактивного загрязнения окружающей среды при
радиационных авариях на радиационно-опасных предприятиях.
Сравнение результатов расчетов продольной скорости ветра и ко-
эффициента турбулентной диффузии в рамках приземного и погра-
ничного слоев атмосферы (см. рис. 6.1–6.3, 6.5) указывает на суще-
ственное различие функций в области больших z, что, в свою оче-
редь, указывает на невозможность использования экстраполиро-
ванных данных приземного слоя для оценок переноса радиоактив-
ной примеси в рамках пограничного слоя атмосферы.
Использование методики градиентных наблюдений, состоящей,
как указывалось выше, в определении динамической скорости v* и
масштаба Монина–Обухова L, позволяет определить состояние ус-
тойчивости атмосферы в рамках модели приземного слоя на основе
результатов натурных наблюдений над скоростью ветра и темпера-
туры, в принципе, и на стандартной метеомачте (10 м). Однако
влияние растительности, городской застройки и других особенно-
стей подстилающей поверхности может существенно исказить
данные натурных наблюдений по скорости ветра, что и показано в
п. 4.1 пособия, а также в работах [14,15].

139
6.2. Модель переноса радиоактивной примеси
в атмосфере

Познакомившись с методами оценки и уточнения метеопара-


метров атмосферы, рассмотрим модель переноса радиоактивной
примеси в атмосфере, учитывая, что использование этой модели
должно осуществляться для контроля окружающей среды в рамках
автоматизированной системы АСКРО. В общем случае нестацио-
нарное уравнение турбулентной диффузии в декартовой системе
координат имеет следующий вид [16]:
∂q
∂t
( )
+ div Uq + σq = Dq + f ; div(U ) = 0 ,

где q – концентрация субстанции; U = ui + vj + wk − вектор скоро-


сти частиц воздуха как функция координат x, y, z и времени t;
i , j , k – единичные векторы; u, v, w – продольная, поперечная и
∂ ⎛ ∂q ⎞ ∂ ⎛ ∂q ⎞
вертикальная скорости соответственно; D = ⎜μ ⎟ + ⎜μ ⎟ +
∂x ⎝ ∂x ⎠ ∂y ⎝ ∂y ⎠
∂ ⎛ ∂q ⎞ -1
⎜ k ⎟ ; σ – поcтоянная релаксации с ; μ(x,y,z), k(x,y,z) – про-
∂z ⎝ ∂z ⎠
дольно-поперечный и вертикальный коэффициенты турбулентной
диффузии соответственно; f – источник субстанции.
Вместе с тем, в литературе используется более простой вид это-
го уравнения при μ = 0. Это приближение основано на том, что в
природе хорошо выполняются неравенства
∂q ∂ ⎛ ∂q ⎞ ∂q ∂ ⎛ ∂q ⎞
u >> ⎜μ ⎟ и v >> ⎜μ ⎟ .
∂x ∂x ⎝ ∂x ⎠ ∂y ∂y ⎝ ∂y ⎠
Таким образом, при μ = 0 уравнение турбулентной диффузии,
которое относится к уравнениям параболического типа, принимает
окончательный вид:
∂q ∂q ∂q ∂q ∂ ⎛ ∂q ⎞
+ u + v − ω = ⎜ k ⎟ − σq + f , (6.31)
∂t ∂x ∂y ∂z ∂z ⎝ ∂z ⎠
с начальными условиями
q ( x, y , z , t ) t = 0 = 0 (6.32)

140
и граничными условиями [17]:
q ( x, y, z , t ) x =0 = 0; q ( x, y, z , t ) y =0 = 0; (6.33)
q( x, y, z, t ) x→∞ = 0; q( x, y, z , t ) y →∞ = 0; (6.34)
∂q
q( x, y, z , t ) z →∞ = 0; k = ( β − ω) q z = z , (6.35)
∂z z = z0
0

где β – скорость сухого осаждения (величина, характеризующая


взаимодействие субстанции с подстилающей поверхностью); ω –
гравитационная скорость оседания субстанции; z0 – параметр ше-
роховатости подстилающей поверхности.
Рассматривая в качестве субстанции объемную активность ра-
диоактивной примеси, при определенных метеопараметрах u(z),
v(z) и k(z) перенос последней в атмосфере рассчитывают, используя
уравнение турбулентной диффузии. При этом формулируют задачу
следующим образом [11]. Предполагают, что размывание примеси
по оси Y осуществляется по закону Гаусса, определяя, таким обра-
зом, объемную активность примеси выражением:
S ( x, z , t )
q ( x, y , z , t ) = exp ( − y 2 2σ 2y ) , (6.36)
2πσ y ( x )
где σ y ( x) – среднеквадратичное отклонение. Интегрируя уравне-
ние (6.31) в соответствии с выражением
+∞ +∞
S ( x, z , t ) = ∫ q ( x, y, z, t )dy = 2 ∫ q ( x, y, z, t )dy (6.37)
−∞ 0
и используя (6.36), получают:
∂S ∂S 2S ∂S ∂ ⎡ ∂S ⎤
+u +v −w = ⎢ k ( z ) ⎥ − σS + ϕ, (6.38)
∂t ∂x 2πσ y ∂z ∂z ⎣ ∂z ⎦
+∞
где ϕ ( x, z , t ) = ∫ f ( x, y, z, t )dy = M ψ ( t ) δ ( x ) δ ( z − h ) ;
−∞
эф f = Mψ(t)δ(x)×

×δ(y)δ(z – hэф) – источник радиоактивной примеси; M – мощность


выброса Бк/с; hэф – эффективная высота выброса; ψ(t) – изменение
при выбросе объемной активности радиоактивной примеси во вре-
мени. В качестве постоянной релаксации радиоактивной примеси σ
будем рассматривать величину, представляющую собой сумму по-

141
стоянной вымывания примеси из атмосферы σ0 и постоянной ее
радиоактивного распада λ, так что σ = σ0 + λ. В рамках рассматри-
ваемой модели переноса величину σ 2y (x) представляют в виде
σ 2y ( x ) = bx 2 U 2 (1 + axb kU ) , где b , k , U – усредненные по погра-
ничному слою с весом q(x, z, t) значения энергии турбулентных
пульсаций b(z), коэффициента турбулентной диффузии k(z) и ско-
рости ветра U ( z ) = u ( z ) 2 + v( z ) 2 , a – постоянная.
H
⎛∞∞ ⎞ H
⎛∞∞ ⎞
∫0 ⎜⎝ ∫0 ∫0
b ( z ) q ( x , z , t ) dxdy ⎟ dz
⎠ ; k = 0
∫ k ( z ) ⎜ ∫ ∫ q ( x, z , t )dxdy ⎟ dz
b = H ∞∞ ⎝00 ⎠ ;
⎛ ⎞ H ∞∞
⎛ ⎞
∫0 ⎜⎝ ∫0 ∫0 q( x, z, t )dxdy ⎟⎠ dz ∫0 ⎜⎝ ∫0 ∫0 q( x, z, t )dxdy ⎟⎠ dz
H
⎛∞∞ ⎞
∫0 U ( z ) ⎜ ∫ ∫ q ( x, z , t )dxdy ⎟ dz
U = H ∞ ⎝∞ 0 0 ⎠ . (6.39)
⎛ ⎞
∫0 ⎜⎝ ∫0 ∫0 q( x, z, t )dxdy ⎟⎠ dz
Обрабатывая граничные и начальные условия аналогично вы-
ражению (6.37), получают:
S ( x, z , t ) t = 0 = 0 , (6.40)
S ( x, z , t ) x =0 = 0, (6.41)
S ( x, z, t ) x→∞ = 0, S ( x, z , t ) y →∞ = 0, (6.42)
∂S
S ( x, z, t ) z →∞ = 0, k = ( β − ω) S . (6.43)
∂z z = z0
z = z0

Для стационарного уравнения первый член в формуле (6.38)


будет равен нулю, в формулах (6.39)–(6.43) исчезает переменная t,
величина M будет постоянной, а уравнение при этом приобретает
вид
∂S 2S ∂S ∂ ⎡ ∂S ⎤
u +v −w = ⎢ k ( z ) ⎥ − ( σ0 + λ ) S + ϕ. (6.44)
∂x 2πσ y ∂z ∂z ⎣ ∂z ⎦
Наличие в уравнении постоянной распада λ существенно ус-
ложняет его использование, поскольку при наличии в выбросе не-
142
скольких радионуклидов решение уравнения должно осуществ-
ляться для каждого, чтобы затем найти суммарный функционал
(например мощность дозы внешнего облучения). Если в выбросе
радиоактивной примеси присутствует несколько десятков радио-
нуклидов, а время расчета, требуемое на «обработку» (решение
уравнения и оценка функционалов с применением интегральных
методов) одного составляет 1–1,5 мин, то обработка всего набора
нуклидов потребует не менее часа, что не будет соответствовать
работе системы в реальном масштабе времени.
du
Выход из этого положения, при выполнении условия ≈ 0,
dz
состоит в том, что из уравнения эта постоянная может быть исклю-
чена, а непосредственный учет распада радиоактивной примеси
при ее переносе может быть осуществлен непосредственно в функ-
ционалах, определяющих радиационные характеристики радиоак-
тивного загрязнения окружающей среды. Ниже приводится обос-
нование такого подхода.
Вместо общего уравнения (6.31) будем рассматривать его ста-
ционарный аналог, в котором также σ = σ0 + λ:
∂q ∂q ∂q ∂ ⎛ ∂q ⎞
u + v − ω = ⎜ k ⎟ − σq + f , (6.45)
∂x ∂y ∂z ∂z ⎝ ∂z ⎠
Поскольку σ0 и λ – аддитивные постоянные, а рассматриваемое
уравнение линейное, то его решение можно представить в виде
произведения
q(x,y,z) = q0(x,y,z)exp(–λx/u(z)), (6.46)
где q0(x,y,z) – решение уравнения (6.45) при λ = 0, т.е. имеющее
следующий вид:
∂q ∂q ∂q
u 0 +v 0 −w 0 =
∂x ∂y ∂z
(6.47)
∂ ⎡ ∂q0 ⎤
= ⎢k ( z) − σ0 q0 + M δ( x)δ( y )δ( z − hэф ).
∂z ⎣ ∂z ⎥⎦
Действительно, подставляя решение (6.46) в (6.45), проводя
дифференцирование, а также используя приведенное выше условие
(du/dz ≈ 0) и известное [18] свойство δ-функции ϕ(x)δ(x) = ϕ(0)δ(x),
[exp(λx/u(z))δ(x) = δ(x)], получим уравнение (6.47). Решение (6.46)

143
можно упростить, если вместо u(z) использовать среднее значение
продольной скорости ветра u ( z ) ≈ u = const , равное
H pg +∞ H pg +∞

u= ∫ u ( z ) ∫ q ( x, y, z )dydzdx ∫ ∫ q ( x, y, z )dydzdx .
0 −∞
0
0 −∞
0

Тогда, представляя q0(x,y,z) выражением


S ( x, z )
q0 ( x, y, z ) = exp(− y 2 / 2σ2y ), (6.48)
2πσ y ( x)
окончательно получаем
q ( x, y, z ) = q0 ( x, y, z ) exp(−λx / u ) . (6.49)
Таким образом, представляя решение общего уравнения (6.45) в
виде решения уравнений (6.46), (6.47) и записывая общую концен-
трацию по формулам (6.48), (6.49), можно избежать процедуры ре-
шения уравнений для каждого из радионуклидов, отличающихся
постоянной распада, а учет обеднения радиоактивного облака за
счет его распада можно непосредственно учесть при определении
функционалов при оценке мощности дозы от подстилающей по-
верхности, интегральной оценке мощности дозы внешнего облуче-
ния.

6.3. Оценка мощности дозы внешнего облучения

Пусть q(x,y,z,t) есть решение уравнения (6.31) с соответствую-


щими начальными и граничными условиями и Nuα – некоторая со-
вокупность радионуклидов в выбросе α =1, 2,...,N. Тогда, если Eα,
ηα – энергия фотонного излучения какого-либо радионуклида и ее
эффективный квантовый выход соответственно, а λα, Tα – постоян-
ная распада и период полураспада радионуклидов соответственно и
Q0,α – их начальная активность, то величина мощности дозы внеш-
него облучения от каждого из радионуклидов, распространяющих-
ся в факеле выбросов, в общем случае может быть оценена по фор-
муле [19]
∞ +∞ ∞
Dα′ ( xi , y j , zk , t ) = 1, 458 ⋅103 μ a ( Eα ) Eα ηα ∫ dx ∫ dy ∫ q ( x, y, z, t ) ×
0 −∞ 0 (6.50)
× ⎡⎣ B ( Eα , R ) R ⎤⎦ exp ( −μ ( Eα ) R ) dz (мЗв/ч),
2

144
( x − xi ) + ( y − y j ) + ( z − zk )
2 2 2
где R = ; xi, yj, zk – координаты точки
наблюдения; x, y, z – текущие координаты; μa(Eα), μ(Eα) – линейный
коэффициент поглощения м-1 и линейный коэффициент ослабления
фотонного излучения м-1 в воздухе соответственно; B(Eα,R) =
= 1+a(Eα)μ(Eα)Rexp(b(Eα)μ(Eα)R) – фактор накопления в воздухе,
a(Eα), b(Eα) – известные функции энергии фотонного излучения [5].
Очевидно, что общая мощность дозы может быть получена су-
N
′ = ∑ Dα′ . При этом вре-
ммированием по всем радионуклидам Dtot
α=1
мя, необходимое для расчета мощности дозы от одного радионук-
лида на стандартном PC, может составить 30–60 с, а для N нукли-
дов в N раз больше. Понятно, что такой классический подход не
может нас удовлетворить, если мы собираемся использовать авто-
матизированную систему в режиме реального времени. Выход из
положения можно найти с помощью следующих сображений. Вос-
пользуемся тем, что зависимость коэффициента поглощения от
энергии фотонного излучения в диапазоне энергий фотонов
0,08 ≤ Eγ ≤ 2 МэВ слабо выражена [5] рис. 6.8, а средняя энергия
ионизации среды постоянна и составляет ≈33,85 эВ. Это дает нам
полное право воспользоваться понятием среднеэффективной энер-
гией фотонного излучения и других характеристик радионуклидов,
распространяющихся в атмосфере факелом выбросов:
N N
Ev ( t ) = ∑ Ei ηi Qi ( t ) ∑ Q (t ) ; i
i =1 i =1

Qi ( t ) = Q0,i exp ( −λ i t ) ; (6.51)


N N
λ v ( t ) = 0,693 Tv ( t ) ; Tv ( t ) = ∑ TiQi ∑Q , i
i =1 i =1

где Ev(t); λv(t); Tv(t) – среднеэффективные значения соответственно


энергии, постоянной распада и периода полураспада фотонного
излучения радиоактивной примеси объемного источника, пред-
ставляющего собой облако или факел выбросов; i = 1, 2, 3, ..., N;
Qo,i , λ i , Ti – начальная активность, постоянная распада и период по-
лураспада i-го радионуклида; t – текущее время.

145
Рис.6.8. Зависимость массового коэффициента истинного поглощения γ см2/г
от энергии фотонного излучения для воздуха [5]

При таком подходе следует учитывать, что средняя энергия фо-


тонного излучения, равно как и другие характеристики (постоянная
распада, период полураспада), будет зависеть как от времени, так и
от типа примеси, т.е. представляет ли собой радиоактивная при-
месь смесь ИРГ и аэрозолей или только аэрозолей. Последнее бу-
дет играть существенную роль для оценок мощности дозы внешне-
го облучения от подстилающей поверхности, загрязненной следом
радиоактивных выбросов, а также оценок дозы внутреннего облу-
чения при ингаляции. Несомненно, подобный метод оценки радиа-
ционных характеристик радиоактивного загрязнения окружающей
среды не совсем удобен, поскольку не связывается конкретно с ка-
ким-либо радионуклидом и его характеристиками, но это есть не
что иное, как расплата за возможность проводить прогностические
оценки радиоактивного загрязнения окружающей среды в режиме
реального времени. Если эти особенности учтены, то величина
мощности дозы внешнего облучения от облака или факела выбро-
сов радиоактивной примеси, содержащей N нуклидов, может быть
представлена в виде формулы (6.50), в которой в качестве энергии
фотонного излучения i-го нуклида используется E v из формулы
(6.51)
∞ +∞ ∞
Dv′ ( xi , y j , zk , t ) = 1, 458 ⋅103 μ a ( Ev ) Ev ηv ∫ dx ∫ dy ∫ q ( x, y, z , t ) ×
0 −∞ 0 (6.52)
(
× ⎡⎣ B ( Ev , R ) R ⎤⎦ exp −μ ( Ev ) R dz ,
2
) мЗв/ч.
146
Предлагаемый метод оценки радиационных характеристик ра-
диоактивного загрязнения воздушного бассейна окружающей сре-
ды, основанный на понятии эффективной средней энергии фотон-
ного излучения, будет тем более убедителен, если показать, что
суммарная величина мощности дозы от совокупности радионукли-
дов равна среднеэффективному значению. Расчеты, проведенные с
этой целью при средних значениях радиационных характеристик,
определяемых формулами (6.51) на различных расстояниях X от
источника, для пяти радионуклидов полностью подтверждают эти
соображения и приведены в табл. 6.1.
Таблица 6.1

Мощность дозы внешнего облучения, ×10-2 мЗв/ч


131 134 137 103 143
X, км I Cz Cz Ru Ce ∑Nui Nui
3,0 0,049 0,202 0,075 0,064 0,034 0,424 0,429
5,0 0,020 0,085 0,031 0,027 0,014 0,177 0,177
7,0 0,012 0,047 0,017 0,015 0,008 0,099 0,101
9,0 0,007 0,030 0,011 0,010 0,005 0,063 0,063

6.4. Оценка уровней радиоактивного загрязнения


подстилающей поверхности

Перенос радиоактивной примеси в атмосфере и ее гравитаци-


онное оседание на подстилающую поверхность приводит к поверх-
ностному радиоактивному загрязнению подстилающей поверхно-
сти, формируя, так называемый, след облака выбросов. На поверх-
ностное загрязнение оказывает существенное влияние, как состоя-
ние устойчивости атмосферы, так и непосредственно состояние
самой поверхности, характеризуемое как однородностью (неодно-
родностью), так и величиной шероховатости z0, представляющую
собой характерную высоту растительного покрова местности, на
которой определяют граничное условие. Ограничиваясь, как уже
указывалось, в рамках модели пограничного слоя атмосферы усло-
вием однородности, величина шероховатости может в общем слу-
чае быть функцией точки и времени (сезона), поскольку шерохова-
тость скошенного поля зерновых или просто травы будет, естест-
147
венно, различной в разные времена года. Кроме того, на величину
поверхностного загрязнения большое влияние оказывает и ско-
рость сухого осаждения β – величина, характеризующая взаимо-
действие подстилающей поверхности с радиоактивными аэрозоля-
ми (радиоактивной примесью), также являющаяся в общем случае
функцией точки β = β(x,y).
Получив представления об основных параметрах, определяю-
щих радиоактивное загрязнение подстилающей поверхности, за-
пишем уравнение, решение которого определит активность под-
стилающей поверхности. Пусть функция q(x,y,z,t) является решени-
ем уравнения (6.31), представляя собой объемную активность ра-
диоактивной примеси. Тогда произведение β ( x, y ) q ( x, y, z , t ) z − z
0

определяет скорость загрязнения подстилающей поверхности ра-


диоактивной примесью. Если учесть скорость распада примеси в
виде произведения λχ(x,y,t), λ – постоянная распада, то скорость
изменения загрязнения радиоактивной примесью подстилающей
поверхности описывается уравнением:
d χ dt = α ( t ) β ( x, y ) q ( x, y, z, t ) z = z − λχ, (6.53)
0

в котором первый член в правой части определяет скорость радио-


активного загрязнения подстилающей поверхности, второй – ско-
рость распада. При длительности выброса td, начальной поверхно-
M N
стной активности χ0(x,y) и α ( t ) = ∑ Qi ∑ Q – относительном весе
i
i −1 i =1
радионуклидов радиоактивной примеси, определяющей загрязне-
ние подстилающей поверхности (M – количество радионуклидов,
определяющих аэрозольную составляющую радиоактивной приме-
си, N – общее количество радионуклидов радиоактивной примеси,
включающее и ИРГ, M ≤ N); при эффективной постоянной распада
этой части примеси λ s = 0,693 Ts ( t ) и периоде полураспада радио-
активной примеси, осевшей на подстилающую поверхность
M M
Ts ( t ) = ∑ Ti Qi ∑ Q , решение уравнения имеет вид:
i
i =1 i =1
td
⎡ td ⎤
χ ( x, y ) = β ( x, y ) ∫ α ( t ′ )q ( x, y, z0 , t ′ ) exp ⎢ − ∫ λ s ( t ′′ ) dt ′′⎥ dt ′ +
0 ⎣⎢ t ′ ⎦⎥
148
⎡ td ⎤
+ χ 0 ( x, y ) exp ⎢ − ∫ λ s ( t ′ ) dt ′⎥ . (6.54)
⎢⎣ t′ ⎥⎦
Если пренебречь вторичным переносом, то после выпадения
радиоактивной примеси на подстилающую поверхность ее актив-
ность изменяется, в основном, за счет радиоактивного распада. По-
этому через время τ после прекращения процесса загрязнения ра-
диоактивность подстилающей поверхности можно оценить по
формуле:
χ n ( x, y, τ ) = χ ( x, y ) exp ⎡⎣ −λ s ( τ ) τ ⎤⎦ , (6.55)
в которой χ(x,y) определено выражением (6.54).
Если радиоактивная примесь состоит из долгоживущих радио-
нуклидов, то формулы существенно упрощаются. Так, величины
Ev , Tv , λ v , α, Es , Ts , λ s можно считать постоянными, и вместо урав-
нения (6.54) получают:
td

χ ( x, y ) = αβ ( x, y ) exp ( −λ s τ ) ∫ q ( x, y, z0 , t ′ ) exp ⎣⎡−λ s ( td − t ′ ) ⎦⎤ dt ′ +


0 (6.56)
+χ0 ( x, y ) exp ⎡−λ
⎣ s ( td + τ ) ⎤⎦ .
Для поверхностной активности при стационарных условиях
выброса получат следующее выражение:
1 − exp ( −λ s τd )
χ s ( x, y, τ ) = αβ ( x, y ) q ( x, y, z ) z = z exp ( −λ s τ ) +
0 λs (6.57)
+χ0 ( x, y ) exp ⎣⎡−λ s ( td + τ ) ⎤⎦ ,
что согласуется с результатами работы [19] при χ0 = 0 и α = 1. При
учете накопления поверхностной активности, например при раз-
личных направлениях выброса, первое слагаемое представляет со-
бой величину поверхностной активности от проходящего облака, а
второе – активность предыдущих выбросов, которая уменьшается
за счет радиоактивного распада.
На рис. 6.9 в качестве иллюстрации приводятся характерные
уровни радиоактивного загрязнения подстилающей поверхности
при гипотетической аварии в заданном направлении выброса, а на
рис. 6.10 – уровни накопления поверхностной активности, возни-
кающие при различных направлениях выброса.
149
Рис. 6.9. Уровни (изолинии) поверхностного загрязнения подстилающей
поверхности при неустойчивом состоянии атмосферы μ0 = –12,4

Рис. 6.10. Уровни (изолинии) радиоактивного загрязнения поверхностной


активности с учетом ее накопления при различных направлениях выброса:
– 12,0 Ки/км2; – · – 2,4 Ки/км2; - - - 0,89 Ки/км2
150
6.5. Оценка мощности дозы внешнего облучения
от подстилающей поверхности

Выпадение радиоактивной примеси на подстилающую поверх-


ность приводит к ее радиоактивному загрязнению, поэтому мощ-
ность дозы от подстилающей поверхности можно рассматривать
как мощность дозы от бесконечного плоского неравномерно рас-
пределенного источника, которая при использовании интегрально-
го метода оценки определится формулой, где индекс s относится к
подстилающей поверхности:
∞ +∞
Ds ( xi , y j , t ) = 1, 458 ⋅103 μ a ( Es ) Es ηs ∫ dx ∫ χ n ( x, y, t ) ×
0 −∞
(6.58)
⎡ B ( Es , Rs ) ⎤
×⎢ ⎥ exp ⎡⎣ −μ ( Es ) Rs ⎤⎦ dy, мЗв/ч,
⎢⎣ Rs2 ⎥⎦

( x − xi ) + ( y − y j )
2 2
где Rs = + hd2 , x, y – текущие координаты; xi, yj
– координаты точки наблюдения; hd – высота точки наблюдения;
Es – средняя энергия гамма-излучения радионуклидов, выпавших
на подстилающую поверхность; χn – величина, определяемая
уравнением (6.55). Характерный вид изолиний уровней мощности
дозы от подстилающей поверхности на карте местности для неко-
торой гипотетической аварии представлен на рис. 6.11.

6.6. Оценка дозы при ингаляции

Если q(x,y,z,t) (Бк/м3) – объемная активность радиоактивной


примеси (аэрозолей) в атмосфере, определяемая решением уравне-
ния (6.31), то соотношение между этой величиной и мощностью
эквивалентной дозы H (Зв/с) при ингаляции устанавливается фор-
мулой [20]:
H ( t ) = q(x,y,z,t) Ba, (6.59)
где Ba – дозовый коэффициент, численно равный мощности экви-
валентной дозы, создаваемой при единичной концентрации радио-
нуклида во вдыхаемом воздухе (обычно применяется для условно-
го человека), (Зв⋅м3)/(с⋅Бк).
151
Рис. 6.11. Уровни (изолинии) мощности дозы внешнего облучения
от загрязненной подстилающей поверхности при неустойчивом состоянии
атмосферы μ0 = –12,4

При задании скорости вдыхания V (м3/с), это соотношение при-


обретает иной вид:
H ( t ) =q(x,y,z,t)VBih, (6.60)
где Bih – дозовый коэффициент равный ожидаемой дозе [2,20], от-
несенной к активности, поступившей в организм через органы ды-
хания (обычно применяется для детей, подростков и т.д.) (Зв/Бк). И
в том, и другом случаях величина ожидаемой дозы при поступле-
нии в организм радионуклидов за время нахождения в облаке τ оп-
ределится интегралом:
τ τ τ
H = ∫ H ( t ′ )dt ′ = Ba ∫ q ( x, y, z , t ′ )dt ′ = VBih ∫ q ( x, y, z, t ′ )dt ′ . (6.61)
0 0 0
Для стационарных условий мощность эквивалентной дозы при
ингаляции определяется аналогично, а значение дозы получают

152
путем умножения величины мощности дозы на время, в течение
которого субъект вдыхал загрязненный воздух.
При оценке эквивалентной мощности дозы при ингаляции от
совокупности N нуклидов как и в формулах (6.51) можно также
использовать понятие среднеэффективных дозовых коэффициен-
тов, определяемых формулой
N N
Ba = ∑ Ba ,i Qi ∑Q , i (6.62)
i =1 i =1
где i = 1, 2, ..., N, а Qi имеет тот же cмысл, что и в формуле (6.51).
Тогда эквивалентную мощность дозы при ингаляции от совокупно-
сти N нуклидов, распространяющихся в воздушной среде факелом
выбросов, можно будет оценить по формулам:
H ( t ) = q( x, y, z , t ) Ba (6.63)
или
H ( t ) = q ( x, y, z, t )VBih , (6.64)
а величина дозы вычисляется аналогично формуле (6.61). Однако
при таком методе оценки указанной величины также встает вопрос
о погрешности результатов расчетов, т.е. насколько будут отли-
чаться расчеты эквивалентной мощности дозы при ингаляции от
совокупности N радионуклидов, полученные как простым сумми-
рованием от каждого так и при использовании среднеэффективного
дозового коэффициента для этих нуклидов. Ответ на этот вопрос
дает табл. 6.2, в которой приводятся результаты расчетов эквива-
лентной мощности дозы при ингаляции для смеси из шести нукли-
дов в целом и в виде суммы их отдельных значений на различных
расстояниях от источника, полученные с использованием норми-
ровки на показание гамма-датчика.
Таблица 6.2

Эквивалентнаяная мощность дозы при ингаляции, ×10-2 мЗв/ч


131 134 137 103 106 143
X, км I Cs Cs Ru Ru Ce ∑Nui Nui
3,0 164,68 56,14 51,09 13,9 131,77 3,53 421,11 424,10
5,0 69,43 23,67 21,02 5,72 54,21 1,45 175,5 174,47
7,0 38,84 13,24 11,98 3,26 30,90 0,83 99,05 99,46
9,0 24,58 8,38 7,52 2,05 19,41 0,52 62,46 62,46

153
Таблица 6.3

Сравнение результатов расчетов значений изолиний уровней радиоактивного загрязнения


при нормировке на «показание γ-датчика» соответствующего номера

Расстоя- Актив- Мощность Мощность Мощность Актив- Мощность Мощность Мощность


ние от ис- ность дозы внеш. экв. дозы дозы внеш. ность дозы внеш. экв. дозы дозы внеш.
точника подстил. обл. от п/п, при обл. от об- подстил. обл. от п/п, при ингаля- обл. от об-
задания поверхно- ×10-2 ингаляции, щего ист. поверхно- ×10-2 ции, щего ист.,
-2
изолиний сти (п/п), мкЗв/ч ×10-2 ×10 сти (п/п), мкЗв/ч ×10-2 ×10-2
2 2
X, км Ки/км мЗв/ч мЗв/ч Ки/км мЗв/ч мЗв/ч
Датчик № 3 Датчик № 5

154
9 3,3814 139,4971 11,3041 0,0121 3,4151 140,8884 11,4168 0,0122
13 1,6343 104,8693 5,4635 0,0058 1,6506 105,9152 5,5180 0,0059
19 0,7353 90,6432 2,4582 0,0026 0,7426 91,54723 2,4827 0,0026
Датчик № 7 Датчик № 9
9 3,3819 139,5191 11,3058 0,0121 3,3769 139,3143 11,2893 0,0121
13 1,6345 104,8858 5,4644 0,0058 1,6322 104,7318 5,4564 0,0058
19 0,7354 90,6575 2,4586 0,0026 0,7343 90,5244 2,4550 0,0026
Таблица 6.4

Распределения мощности дозы фотонного излучения, полученные при нормировке


на значение «γ-датчика» соответствующего номера ×10-2 мЗв/ч

D′,
X, м № 3 5 6 7 8 9 10
×10-2 мЗв/ч
125 1,086 1,086 1,086 1,085 1,086 1,085 1,085 1,097
325 0,660 0,66 0,660 0,659 0,660 0,660 0,659 0,667
550 0,574 3 0,574 0,574 0,573 0,574 0,574 0,573 0,578
950 0,450 0,45 0,450 0,449 0,450 0,450 0,450 0,455
2250 0,132 5 0,132 0,132 0,132 0,132 0,132 0,132 0,133

155
4250 0,054 6 0,054 0,054 0,054 0,054 0,054 0,054 0,055
7500 0,033 7 0,033 0,033 0,033 0,033 0,033 0,033 0,033
13000 0, 023 8 0,023 0,023 0,023 0,023 0,023 0,023 0,023
22500 0,018 9 0,018 0,018 0,018 0,018 0,018 0,018 0,019
40000 0,01 10
52500 0,0038 0,004 0,004 0,004 0,004 0,004 0,004 0,004
Как следует из табл. 6.2, максимальная относительная погреш-
ность результатов расчетов составляет менее одного процента, что
полностью оправдывает указанный метод оценки.
В заключение в табл. 6.3 приведено сравнение результатов рас-
четов значений изолиний уровней радиоактивного загрязнения для
активности подстилающей поверхности, мощности дозы внешнего
облучения от подстилающей поверхности, мощности эквивалент-
ной дозы при ингаляции и мощности дозы внешнего облучения от
объемного источника после нормировки на «показание γ-
датчиков», номер и расстояние которых от источника приведены в
табл. 6.4.
Оценки показывают, что погрешность расчета осевого распре-
деления (см. табл. 6.4) после нормировки в самом худшем случае
не превышает 1 %, а значения заданных изолиний уровней загряз-
нения соответствующих радиационных характеристик (см. табл.
6.3) также не превышает 1 %. Последние результаты убедительно
показывают, что расчетные программы необходимо рассматривать
в совокупности с данными показаний γ-датчиков автоматизирован-
ной системы при условии их достаточного количества, погреш-
ность которых не превышает 15 % (при требовании, согласно ТУ,
не более 25 %), чего не сможет обеспечить ни одна отдельно взятая
метеорологическая модель.

6.7. Оценка и уточнение радиационных характеристик


радиоактивного загрязнения окружающей среды

При постановке задачи переноса радиоактивной примеси в ат-


мосфере в источник уравнений входит величина мощности выброса
M (см., например, уравнения (6.38), (6.45), (6.47). Если рассматри-
ваемая примесь является радиоактивной, что и будем предполагать
в дальнейшем, то мощность выброса, как указывалось в гл. 5, мо-
жет быть определена в вентиляционной трубе экспериментально.
Если же по каким-то причинам эта величина не может быть опре-
делена экспериментально, или определена слишком грубо, то воз-
никающие при этом проблемы прогнозирования радиационных ха-
рактеристик радиоактивного загрязнения окружающей среды могут
быть успешно решены с привлечением следующих соображений.

156
Воспользуемся тем, что указанные уравнения являются линей-
ными и величина мощности выброса входит в уравнение линейно.
Это значит, что в полученном решении величина M войдет про-
стым сомножителем. Чтобы убедиться в этом, приведем, для про-
стоты, аналитическое решение стационарного уравнения (6.44) при
v = λ = 0 и постоянных k и u .
M ⎛ ⎡ σ x w2 x w ( z − h ) ⎤ ⎞
S ( x, z ) = exp ⎜⎜ − ⎢ 0 + + ⎥⎟×
2 ⎝ ⎣ u 4ku 2k ⎦ ⎟⎠

( ) (
⎧ exp − [ z + h]2 u 4kx + exp − [ z − h ]2 u 4kx
⎪ ) −


⎪ πkux ⎪
⎪ ⎪ (6.65)
⎪⎪ ( 2β − w ) ⎡ ( 2β − w )( z + h ) ⎛ 2β − w ⎞ 2 kx ⎤ ⎪⎪
× ⎨− exp ⎢ − +⎜ ⎟ ⎥ ×⎬ .
⎪ ku ⎢⎣ 2k ⎝ 2k ⎠ u ⎥⎦ ⎪
⎪ ⎪
⎪ ⎡⎛ 2β − w ⎞ ( z + h) ⎤ ⎪
⎪×erfc ⎢⎜ 2k ⎟ kx u + ⎥ ⎪
⎩⎪ ⎢⎣⎝ ⎠ 2 kx u ⎥⎦ ⎭⎪
Поэтому, рассчитывая некоторую интегральную величину от
объемной активности радиоактивной примеси, в которую мощ-
ность выброса входит как множитель, например мощность дозы
внешнего облучения от факела радиоактивных выбросов, и измеряя
эту величину (например, гамма-датчиками автоматизированной
системы АСКРО), полагая при этом, что их количество должно
быть достаточным в СЗЗ, мощность выброса найдется как отноше-
ние величин мощностей доз измеренной и расчетной (при единич-
ной мощности выброса), т.е. M = Dγ′m Dγ′c , где Dγ′m – измеренное
значение мощности дозы, Dγ′c - расчетное значение при единичной
мощности выброса (M = 1).
В общем случае процедура определения величины M сводится к
следующему: выбирают датчик, ближайший к оси следа выброса на
подстилающей поверхности; регистрируют показания мощности
дозы внешнего облучения этого датчика в различные моменты
времени Dv′ ( tl ) , где l = 1, 2, ..., L, учитывая нестационарность про-
цесса переноса радиоактивного облака при его движении вдоль
оси, и находят момент времени t*, в котором показание будет мак-
157
()
симальным Dv′ t * ; вычисляют в тот же момент времени в точке
выбранного датчика мощность дозы при M = 1, т.е. находят:
∞ +∞ ∞

( ) ( )
′ xi , y j , zk , t * = 1,5 ⋅103 μ a ( Eγ ) Eγ ηγ ∫ dx ∫ dy ∫ qед x, y, z , t * ×
Dед
0 −∞ 0

⎡ B ( Eγ , R ) ⎤
×⎢ 2
⎥ exp ⎣⎡ −μ ( Eγ ) R ⎦⎤ dz , мЗв/ч,
⎣⎢ R ⎦⎥
в которой qед ( x, y, z, t * ) рассчитано по уравнению (6.31) или (6.38)
при M = 1. Так как q(x,y,z,t) = Mqед(x,y,z,t), то измеренная величина
Dv′ (t*) и рассчитанная при M = 1 определяются соотношением:
Dv′ (t*) = M Dv′,ед (t*) , что и позволяет найти искомое значение M =
= Dv′ (t*) / Dv′,ед (t*) . Если на пути распространения облака окажется
несколько датчиков (i = 1, 2, 3, ..., N), то, осуществляя подобную
процедуру для каждого i-го датчика, абсолютное значение M най-
N
дем как среднеквадратичное M = ∑M
i =1
i
2
N.

Это выражение показывает, что наиболее достоверными из


найденных Mi являются величины с наибольшими значениями.
Это тем более важно, так как с уменьшением измеряемой мощно-
сти дозы Dv′ увеличивается фоновый вклад, и, таким образом, рас-
тет погрешность. После умножения на M всех искомых функцио-
налов, вычисленных с qед ( x, y, z , t * ) , получим распределения в аб-
солютных единицах.
Рассмотрим метод выбора датчика наиболее близкого к оси
следа выброса. Если γ-датчики, расположенные в СЗЗ по правилу,
указанному в п. 4.3, зафиксировать в полярной системе координат
ξi = ξ(Ri, ϕ), где Ri – радиус i-го поста контроля, в котором распола-
гается γ-датчик, ϕi – его азимутальный угол, то в случае направле-
ния выброса (биссектрисы «раствора» факела), задаваемого углом
ϕb, один из постов будет расположен наиболее близко к оси выбро-
са (рис. 6.12). Очевидно, что мощность дозы, регистрируемая дат-
чиком АСКРО, расположенным на этом посту, будет выше, чем на
других. Поэтому и мощность выброса предлагаемым способом
следует определять по этому датчику.
158
Рис. 6.12. Геометрия определения координат и номера датчика, ближайшего к оси
факела выброса радиоактивной примеси. Отсчет датчиков осуществляется
по азимуту с севера на юг по часовой стрелке

Определение датчика, ближайшего к оси следа выбросов, про-


водят следующим образом. При заданном направлении выброса
выбирают минимальное значение тангенса угла, под которыми
расположены датчики АСКРО, в растворе -90°,+90° относительно
направления выброса, определенного на рис. 6.12 осью OX. Если
направление выброса проходит по биссектрисе угла, образованного
точкой выброса (полярным центром) и двумя пунктами, не распо-
ложенными на одном луче, то ближайшим к оси выбирается пост,
имеющий меньший радиус. Аналогично поступают, если посты
лежат на одной прямой (на одном луче). Значение мощности дозы
каждого датчика в СЗЗ фиксируется в памяти ЭВМ и хранится в
таблице под своим номером i. Для датчика, выбранного ближай-
шим к оси выброса, определяют декартовы координаты (x1, y1) с
осью X вдоль направления выброса и его номер i, по которому за-
тем находят значение мощности дозы, регистрируемое этим датчи-
ком. В табл. 6.5 приводится распределение мощности дозы внеш-
него облучения на оси следа радиоактивного выброса на различных
расстояниях от источника при нормировке на показание γ-датчика
АСКРО ( D′ = 0,1 × 10−2 мЗв/ч ), расположенного на расстоянии Xi =
= 2250,0 м для различных Yj.
159
Таблица 6.5
Распределение мощности дозы внешнего облучения на оси следа
выбросов при Xi = 2250,0 м, D′ = 0,1⋅10–2 мЗв/ч

D′, ×10–2 мЗв/ч при


X, м
YJ = 0 Yj = 250,0 м Yj = 500,0 м Yj = 1000,0 м
125 0,822 1,174 1,561 4,319
350 0,500 0,713 0,949 2,625
550 0,437 0,620 0,825 2,283
950 0,341 0,486 0,646 1,790
2250 0,1 0,143 0,189 0,525
4250 0,041 0,058 0,078 0,215
7500 0,025 0,035 0,047 0,130
13000 0,017 0,024 0,032 0,090
22500 0,01 0,020 0,026 0,073
52500 0,003 0,004 0,005 0,015

Результаты расчетов показывают, что с ростом Yj осевое рас-


пределение увеличивается. Последнее не должно вызывать сомне-
ний, поскольку распределение мощности дозы по оси Y достаточно
быстро уменьшается, то для фиксированного значения мощности
дозы, регистрируемого на периферии, осевое распределение долж-
но увеличиваться с ростом y. Данный метод нормировки позволяет
существенно повысить точность прогнозируемых расчетов, так как
погрешность γ-датчиков АСКРО (БГМД-08Р), размещаемых на
промплощадке и в санитарно-защитной зоне, составляет по ТУ
25 %, а фактически 15 %, что, конечно же, не может сравниться с
расчетной точностью «фактором 1,5–2,0» хороших метеорологиче-
ских моделей. Действительно, в этом случае расчетное значение
мощности дозы, содержащее ряд коэффициентов, линейно входя-
щих в выражение, всегда можно уточнить, вычисляя при норми-
ровке поправочный коэффициент.
Приведенные распределения, тем не менее, не дают полного
представления о преимуществе нормировки, поскольку повышен-
ную точность расчета (в пределах погрешности γ-датчика) распре-
деление может иметь локально (в некоторой окрестности датчика),

160
а с удалением от датчика погрешность может возрастать. Чтобы
проверить это предположение или доказать его несостоятельность
для заданного на оси следа выброса распределения мощности дозы
внешнего облучения проводили перерасчет, нормируясь на значе-
ние мощности дозы из указанного распределения при соответст-
вующих значений абсциссы x для y = 0.
Результаты расчетов представлены в табл. 6.4. Анализ данных
таблицы показывает, что при нормировке на показания датчиков,
расположенных как на малых (№ 3, 5), так и на больших (№ 8, 9)
расстояниях от источника функция распределения мощности дозы
внешнего облучения D′ ( X ) практически не изменяется (погреш-
ность расчета составляет не более 1 %). Последнее говорит о том,
что нормировка на показания датчиков, расположенных как на
промплощадке, так и в СЗЗ или зоне наблюдения, практически дает
одно и то же распределение, что указывает на отсутствие необхо-
димости установки дополнительных детекторов в зоне наблюдения
и уж совершенно однозначно – на отсутствие экономической целе-
сообразности их установки, хотя, несомненно, установка датчиков
в населенных пунктах в рамках демографического принципа их
расстановки при проведении корректной нормировки не ухудшит
результатов прогностических оценок радиоактивного загрязнения
окружающей среды при радиационных авариях на радиационно-
опасных предприятиях.

Контрольные вопросы и задания

1. Какой характер имеет воздушный поток при своем распростране-


нии?
2. Какую роль играют модели приземного и пограничного слоев атмо-
сферы в задачах прогнозирования радиоактивного загрязнения окружаю-
щей среды при радиационных авариях на ОИАЭ? Назовите характерные
отличия этих моделей.
3. Что такое масштаб приземного, пограничного слоев атмосферы?
Каковы их характерные размеры?
4. Что вы понимаете под метеопараметрами атмосферы?

161
5. Какие два главных параметра необходимо знать, чтобы определить
зависимости скорости ветра и коэффициента турбулентной диффузии как
функции высоты?
6. Как называется и к какому типу относится уравнение, описываю-
щее перенос субстанции (например, радиоактивной примеси) в атмосфе-
ре?
7. Пусть в результате радиационной аварии в атмосферу поступило N
радионуклидов с различными периодами полураспада. Какое допущение
позволяет проводить расчеты переноса радиоактивной примеси, не прибе-
гая каждый раз к решению уравнения для каждого радионуклида?
8. Дайте определения и укажите, какие возможности дают среднеэф-
фективные значения энергии фотонов, постоянной распада и периода по-
лураспада фотонного излучения радионуклидов при решении задач пере-
носа радиоактивной примеси в атмосфере и оценки радиоактивного за-
грязнения окружающей среды? В чем заключается недостаток такого под-
хода.
9. В чем заключается физический смысл метода уточнения величины
мощности выброса радиоактивной примеси в атмосферу? Какие величины
должны быть использованы, чтобы получить оценку характеристик ра-
диоактивного загрязнения окружающей среды не хуже 15–25 %?

162
Глава 7. ПРИБОРНОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ АСКРО

7.1 Датчик определения мощности выброса


в вентиляционных трубах АЭС, основанный на методе
регистрации магнитного поля, создаваемого
движущимся ионизированным воздушным потоком

Одним из наиболее важных параметров, который характеризует


загрязнение окружающей среды радиоактивной примесью (радио-
активными газами, аэрозолями), поступающей в атмосферу при
выбросах из вентиляционных труб АЭС и других предприятий
атомной промышленности, является мощность выброса PВ [Ки/с],
определяемая как произведение секундного расхода вентиляцион-
ной трубы G [см3/с] на объемную активность Q0 [Ки/смэ]. Этот па-
раметр при штатной работе АЭС, проектных и запроектных авари-
ях в случае использования автоматизированной системы контроля
радиационной обстановки (АСКРО) должен оцениваться в автома-
тическом режиме.
В настоящее время секундный расход находят как сумму рас-
хода отдельных вентиляционных систем, входящих в нее, что явля-
ется неудобной и дорогостоящей процедурой при автоматизации
измерения расхода. Объемную активность примеси в автоматиче-
ском режиме измеряют аспирационными установками типа «Кали-
на», радионуклидный состав штатных выбросов в соответствии с
технологическим регламентом – в лабораторных условиях. Если за-
висимость скорости газового потока в вентиляционной трубе как
функция радиуса известна, то, нормируя функцию скорости на зна-
чение, измеренное в точке, т.е. определяя скорость в абсолютных
единицах, расход можно найти как интеграл от скорости потока по
сечению трубы при постоянной плотности, а объемную активность
– по мощности дозы, создаваемой радиоактивной примесью.
Таким образом, если с помощью датчика можно измерить ско-
рость воздушного потока в некоторой точке вентиляционной трубы
и мощность дозы β, фотонного излучения радиоактивной примеси,
то поставленная задача может быть успешно решена. Автором раз-
работана конструкция такого датчика и способ определения мощ-
ности выброса радиоактивной примеси, в основе которого лежит

163
измерение индукционного и ионизационного токов, создаваемых
ионизированным газовым (воздушным) потоком, движущимся в
поперечном (относительно направления скорости потока) электри-
ческом поле межэлектродного промежутка канала датчика (рис.
7.1). В этой главе рассматрим теорию метода и приведем результа-
ты измерения индукционного и ионизационного токов как функции
скорости воздушного потока или внешнего напряжения, демонст-
рирующие работу датчика.

Рис. 7.1. Принципиальная схема


конструкции датчика для измерения
скорости и мощности дозы
радиоактивного воздушного потока
в вентиляционных трубах АЭС:
1 – измерительный канал (корпус);
2 – электроды; 3 – индукционная
катушка (соленоид); 4 – прибор для
регистрации индукционного тока;
5 – магнитный экран; 6 – источник
переменного напряжения; 7 – блок
регистрации ионизационного тока

Физическая сущность метода заключается в следующем [1,2].


Датчик помещают в ионизированный воздушный поток, образую-
щийся в вентиляционной трубе в результате ионизации воздуха
радиоактивной газоаэрозольной примесью, поступающей в венти-
ляционной трубу из вентиляционных систем АЭС. Поступая в ра-
бочий объем ионизационной камеры, поток ионов разделяется в
электрическом поле межэлектродного промежутка и создает элек-
трический ток, причем в приэлектродных областях концентрация
ионов одного знака значительно больше противоположного. Но
поскольку продольный воздушный поток в вентиляционной трубе
увлекает и ионы, постольку он создает продольную составляющую
их скорости, определяющей продольный ток, который в свою оче-
редь возбуждает магнитное поле, имеющее максимальное значение
в центре между электродами. При подаче на электроды импульсно-
го униполярного напряжения в межэлектродном промежутке будет
164
возникать импульсный ток, регистрируемый внешним уст-
ройством. При постоянной или медленно меняющейся скорости
воздушного потока импульсный продольный ток индуцирует пере-
менное магнитное поле, которое регистрируется соленоидом, раз-
мещенным в центре межэлектродного промежутка. Рассмотрим
более подробно принцип работы датчика.

7.1.1. Теория метода

Пусть газовый поток, содержащий радиоактивную примесь,


движется в вентиляционной трубе со скоростью U0 и поступает в
измерительный канал между двумя электродами, на которые пода-
ется напряжение V0. С учетом эффекта прилипания электронов,
возникающих в результате ионизации воздуха, к атомам и молеку-
лам кислорода можно считать, что заряд переносится только иона-
ми, для которых выполняется условие зарядового равновесия
L0 L0

∫ q ( xdx ) = ∫ q ( xdx ) . При выполнении условия |Е0| ∼ D/μqLd, где


+ −

0 0
Е0 – напряженность внешнего поля в межэлектродном промежутке;
D, Ld – коэффициент диффузии ионов и диффузионная длина соот-
ветственно; μq – подвижность ионов, диффузионным током ионов
можно пренебречь. Кроме того, если U0 ∼ Vдр = μqE0 = μqV0/L, где
Vдр – дрейфовая скорость ионов; L0 – межэлектродное расстояние, в
межэлектродном промежутке течет дрейфовый ионизационный ток
и за время t > τ = L0/μqE0 устанавливается стационарное распреде-
ление заряда в соответствии с решением системы уравнений:
GI Dγ′,β − K p q + q − + μ − ( ∂ ∂x ) ( Eq − ) = 0 ; (7.1)
GI Dγ′,β − K p q + q − − μ + ( ∂ ∂x ) ( Eq + ) = 0 ; (7.2)
E = E0 − Eвн ; (7.3)
∂Eвн ∂x = ( e εε0 ) ( q + − q − ) (7.4)
с граничными условиями:
q− = 0; (7.5)
x =0

q+ = 0, (7.6)
x = L0

165
где Dγ′,β – мощность дозы ионизирующего излучения, обусловлен-
ная как γ-, так и β-излучением радиоактивной примеси, Р/с; GI –
радиационный выход носителей заряда, (Р⋅см3)-1; Kр – коэффициент
рекомбинации зарядов, см3/с; Е, Eвн – напряженность эффективного
поля и поля, обусловленного пространственным зарядом соответ-
ственно, В/см; q+, q– – концентрация положительных и отрицатель-
ных зарядов соответственно, см-3; ε0 – электрическая постоянная,
равная 8,85⋅10-14 Ф/см; ε – диэлектрическая проницаемость среды;
μ+, μ– – подвижность положительных и отрицательных ионов,
см2/(В.с). Из системы уравнений (7.1)–(7.4) при μ+ = μ– = μq с уче-
том результатов работы [3] получаем Kp = 2eμq/εε0 и после неслож-
ных преобразований имеем следующее уравнение для напряженно-
сти эффективного электрического поля:
( E′ )
2
a b
E ′′ + 2 − 3 + = 0, (7.7)
E E E
где b = KpGI Dγ′,β / μ 2q , a = (KрСI/μq)2, СI – постоянная интегрирова-
ния, и выражения для определения концентрации зарядов:
C εε dE
q+ = 1 − 0 ⋅ ; (7.8)
2 E 2e dx
C εε dE
q− = 1 + 0 ⋅ . (7.9)
2 E 2e dx
После преобразования вместо уравнения (7.7) получаем [4]:
u+C
∫ Au − u 2 du = 2b ( x − C3 ) ; (7.10)

a
u = E 2 − C; A = − 2C ,
2b
где С, С3 – постоянные интегрирования.
Если положить, что E(x) слабо изменяется относительно E на
интервале [0,L0], то u мала, что дает возможность пренебречь вели-
чиной u2 в знаменателе левой части (7.10), а числитель разложить
по малому параметру: u + C ≈ C ( C + u 2C ) .
Вычисляя, получим уравнение
u 3 + 12Cu 2 + 36C 2u − 18 AbC ( x − C3 ) = 0,
2
(7.11)

166
решение Кардано которого [5] позволяет найти E(x) как функцию x:

γ γ
E= 3 8C 3 + + 8γC 3 + γ 2 4 + 3 8C 3 + − 8γC 3 + γ 2 4 − 3C , (7.12)
2 2
где
2 ⎡⎛ 2 E 2 Kp ⎞
2
K ⎤
⎛ L ⎞ ⎢⎜
γ = 18E ⎜ x − 0 ⎟
2 0
+ 3L0 2 GI Dγ ,β ⎟ − 2 2p GI Dγ ,β E02 ⎥ ;
⎢⎜⎝ 3L0 ⎟
0
⎝ 2⎠ μq ⎠ μq ⎥
⎣ ⎦
Kp 2μ q E02 GI
С = E02 − 0,3 GI Dγ ,β L20 ; C1 = + 3L0 Dγ ,β .
μ q2 3K p L0 μq
Распределение концентраций носителей заряда будет опреде-
ляться выражениями (7.8), (7.9).
На рис. 7.2 и 7.3 приведено распределение концентрации отри-
цательных ионов и напряженности эффективного электрического
поля.
Распределение положительных ионов симметрично относи-
тельно прямой x = 2. Если ограничиться малыми значениями мощ-
ности дозы, при которых имеет место неравенство
5⎛ μ E ⎞ 1
Dγ ,β << ⎜ q 0 ⎟ ⋅ , (7.13)
3 ⎝ L0 ⎠ K p GI
следующее из условия E02 >> 3bL02/5, то решение (7.12) можно ли-
неаризовать:
⎡ γ ⎛ γ ⎞⎤
E ≈ C ⎢1 + 2 ⎜
1− ⎟ , (7.14)
⎣ 72C ⎝ 16 C 3 ⎠ ⎥⎦
что упростит вычисление мощности дозы по измеряемому иониза-
ционному току, среднее значение которого с учетом условия заря-
дового равновесия и при нулевой скорости воздушного потока рав-
но
eμ E L0
I ион ≈ 2S n q 0 ∫ q ( x ) dx , (7.15)
L0 0
где Sn = Ll; L, l – ширина и длина электрода соответственно. Значе-
ние iион при Dγ,β = 0,1 Р/с, E0= 100 В/cм, L = L0 = 2 см, l = 10 см, μq =
= 1 см2/В⋅с составляет 7⋅10-9 А.
167
Рис. 7.2. Зависимость концентрации ионов как функции координаты x
при E0 = 102 В/см:
1, 3, 5 – расчет по уравнению (7.12); 2, 4, 6 – по уравнению (7.16) при
мощности дозы D′, равной 2 (1, 2); 1 (3, 4); 0,6 мЗв/с (5, 6).
Стрелкой обрзначены координаты “ленточного” тока для q–(x),
рассчитанного с использованием уравнения (7.12), распределение q+(x)
имеет симметричный характер относительно оси симметрии (x = 1)

Рис. 7.3. Зависимость эффективного электрического поля как функции коор-


динаты x при E0 = 102 В/см:
1, 2, 3 – расчет по уравнению (7.12); 3, 5 – по уравнению (7.16) при мощности
дозы D = 2 (1); 1 (2, 3); 0,6 мЗв/с (4, 5)

168
Из рис. 7.2 и 7.3 следует, что отличие концентрации носителей
зарядов, рассчитанных при использовании уравнений (7.12) и
(7.14), наблюдается лишь в приэлектродных областях и растет с
увеличением мощности дозы, при котором расчет по формуле
(7.14) дает завышенную оценку. Спад поля в центре межэлектрод-
ного промежутка обусловлен экранированием заряда, возрастание
на периферии – избыточным внутренним полем, увеличивающимся
с ростом мощности дозы (концентрации заряда). Для радиоактив-
ной примеси, состоящей из смеси N радионуклидов, являющихся γ-
и β-активными со средними значениями Kγ и энергии β-излучения,
соответственно равными:
N N N N
K γ = ∑ K γ ,i Qi ∑Q ; E = ∑ E
i β β ,i Qi ∑Q , i i = 1, 2,3,..., N ,
i =1 i =1 i =1 i =1

где K γ ,i – суммарная γ-постоянная i-го нуклида; Eβ,i – эффективная


энергия β-излучения i-гo нуклида; Qi – активность i-го нуклида,
суммарная мощность дозы Dγ,β, создаваемая обоими компонентами
в воздухе, при расположении датчика в устье вентиляционной тру-
бы и выполнении неравенства H/r0 ≥ 10, где H – высота трубы; r0 –
ее внутренний радиус, равна
Dγ ,β = Q010−34πK γ r0 f1 ( k , p, μ0 , r0 ) + Q0 ⋅ 0.23 ⋅106 Eβ , (7.16)
где Q0 – объемная активность радиоактивной примеси, Ки/см3.
Множитель Q0⋅10-34πKγr0 в первом слагаемом уравнения (7.16)
представляет собой мощность дозы от непоглощающего (μ0r0 = 0)
источника (цилиндра, заполненного радиоактивным газом), а само-
поглощение в источнике учитывает функция f1(k, p, H0, r0) где k, p –
безразмерные параметры [6]. Второе слагаемое в уравнении (7.16)
оценивает мощность дозы, создаваемую β-излучением [7]. Опреде-
ляя Dγ,β, объемную активность Q0 из формулы (7.16) находят как
отношение
Q0 = Dγ ,β (10−34πK γ r0 f1 ( k , p, μ0 , r0 ) + 0.23 ⋅106 Eβ ) . (7.17)
Из характера распределения заряда (см. рис. 7.2) ясно, что наи-
больший вклад в ток продольного переноса вносят заряды, распо-
лагающиеся в приэлектродных областях. Это позволяет аппрокси-
мировать ток продольного переноса носителей заряда в виде пло-
ских ленточных токов, сосредоточенных в точках
169
L0 L0 L0 L0

x0+ = ∫ xq + ( x ) dx ∫ q ( x ) dx, x0 = ∫ xq ( x ) dx
+ − −
∫ q ( x ) dx.

0 0 0 0
При выполнении неравенства
l > U max L0 μ q E0 > lmin ≈ 3 ( x0− − x0+ ) ,
где Umax – максимально допустимая скорость воздушного потока в
вентиляционной трубе, «ленточные» токи можно считать беско-
нечными. Помещая систему координат, как показано на рис. 7.4, и
определяя в ней плотность такого тока выражением
J пр = jz k ; jx = j y = 0;
L0

jz = eU δ ( x ) ∫ q ( x ) dx ⋅ ⎡η
⎣ ( y + L 2 ) − η ( y − L 2 ) ⎦⎤,
0

где U = f(U0) – средняя скорость воздушного потока в канале датчи-


ка; δ(x) – дельта-функция; η(у) – единичная функция, магнитное по-
ле, создаваемое бесконечным ленточным током, найдем по формуле
⎡ J пр r ⎤
H = ∫ ⎣ 2 ⎦ ds; r = x1i + ( y1 − y ) j . (7.18)
S
2πr

Рис. 7.4. Геометрия расчета


магнитного поля «ленточного»
тока, создаваемого продольным
переносом положительных ионов

Раскрывая векторное произведение в подынтегральном выра-


жении (7.18) и вычисляя компоненты магнитного поля Hx, Hy в точ-
ке M(x1, y1) для плотности тока, создаваемого положительными ио-
нами, находим:
170
H 0 x1 + ( y1 − L 2 )
2 2

H x+ = ln 2 ,
4π x1 + ( y1 + L 2 )2
H0 ⎡ ⎛ y1 + L 2 ⎞ ⎛ y1 = L 2 ⎞ ⎤
H y+ = ⎢arctg ⎜ ⎟ − arctg ⎜ ⎟⎥ , (7.19)
2π ⎣ ⎝ x1 ⎠ ⎝ x1 ⎠⎦
L0

где H 0 = eU 0 ∫ q ( x ) dx.
0
Выбирая направление осей у, z аналогично рис. 7.4 и изменяя
направление оси x на противоположное, для магнитного поля, соз-
даваемого отрицательными ионами с учетом знака их заряда для
H y− , получим аналогичное выражение и для H y+ , и отличающееся
только знаком от H x+ выражение для H x− , в связи с чем компонен-
ты суммарного поля H x = H x+ + H x− = 0, H y = 2 H y+ . Усредняя по-
x0− − x0+
следнее по интервалу [–L/2+L/2], в точке x1 = найдем
2
H ⎡ ⎛ L ⎞ x ⎛ L2 + x12 ⎞ ⎤
H y = 0 ⎢arctg ⎜ ⎟ − 1 ln ⎜ ⎟⎥ . (7.20)
π ⎣ ⎝ x1 ⎠ L ⎝ x1 ⎠ ⎦
2

При указанной геометрии с учетом приближенного характера


вычислений q-(x), q+(x), E(x) x1 определяется выражением
L0
dE ⎛ L0 dx ⎞
x1 = ε0 ∫ x dx e ⎜ C1 ∫ − 2q − ( 0 ) L0 ⎟,
⎝ 0 E ( x)
dx ⎜ ⎟
0 ⎠
что при Dγ,β = 1 мЗв/с, E0 = 100 В/см составляет ≈0,3 см.
При отсутствии внешнего электрического поля (E0 = 0) концен-
трация зарядов определяется из решения уравнения
GI Dγ ,β − K p q + q − = 0. При q + = q − = q , q = GI Dγ ,β K p , а магнитное
поле равно нулю в силу выполнения закона полного тока [8]. Попе-
речный перенос концентрации ионов q − (0) и q + ( L0 ) не создает
магнитного поля по той же причине.
Таким образом, при наличии продольного переноса газовой
среды вдоль электродов датчика со скоростью U и подаче на элек-
троды поперечного (относительно направления U) униполярного
171
электрического поля синхронно последнему возникает магнитное
поле, обусловленное продольным переносом заряда. Отметим, что
особенностями соотношений между векторами электрической ин-
дукции и магнитного поля в медленно движущейся среде [8] можно
пренебречь, поскольку ε = μ = 1 (μ – магнитная проницаемость сре-
ды). Если между электродами разместить соленоид, то в нем будет
возбуждаться электродвижущая сила индукции, обусловленная пе-
ременным магнитным полем, связанным как с продольным током
носителей заряда, так и с током смещения dD/dt. Влияние послед-
него можно исключить двумя путями: либо выбирая период коле-
бания электрического поля T = 2τ из условия σЕ0 >> dD/dt ≈ ε0E0/τ и
требуя выполнения следующего неравенства для частоты колеба-
ния электрического поля ω < πσ/ε0, где σ – проводимость ионизи-
рованного газа (воздуха), определяемая по ионизационному току
при постоянном напряжении, либо осуществляя дополнительные
измерения при скорости воздушного потока равной нулю, и оцени-
вая полезный сигнал как разность при U0 ≠ 0 и U0 = 0.
Размещение соленоида в центре между электродами на равных
расстояниях от их краев позволяет избежать влияния краевых эф-
фектов на изменение скорости воздушного потока и электрическо-
го поля, но требует учета изменения скорости потока при прохож-
дении его по каналу датчика, поскольку сам соленоид вносит воз-
мущение. Для учета этой поправки с помощью анемометра типа
АСО-3 измеряли скорость воздушного потока на входе и выходе
канала датчика с погрешностью измерения Δ= ±(0,1+0,05U0). В ре-
зультате была получена зависимость Uвх = aα + b (α = Uвх/Uвых; a, b
– постоянные), график которой приведен на рис. 7.5. Определяя a,
b из условий Uвх = 3, α = 0,524; Uвх = 7, α = 0,642, нашли, что ско-
рость воздушного потока на выходе из канала датчика Uвых = U1
является квадратичной функцией скорости на входе Uвх = U0:
U1 = 2,95 .10-2U02 + 0,4355U0. (7.21)
В диапазоне 0 < U0 <19 м/с скорость воздушного потока на вы-
ходе канала датчика будет меньше скорости на входе, что обуслов-
лено торможением потока в канале как соленоидом, так и за счет
пристеночного эффекта. Аппроксимируя зависимость скорости
воздушного потока в канале датчика от его длины линейной функ-
цией U = cz + d, где z – длина канала; с, d – постоянные, опреде-

172
ляемые из условия: U = U0, z = 0; U = U1, z = l. Тогда d = U0,
с = (U1 – U0)/l = (2,95.10-2U02 – 0,5745U0)/l и U = (2,95.10-2U02 –
–0,5745U0)z/l + U0 со средним значением
l
1
U = ∫ U ( z ) dz = 1, 475 ⋅10−2U 02 + 0.713U 0 , (7.22)
l0
которое при U0 < 19,46 м/с линейно зависит от U0.
Учитывая зависимость скорости газового потока в канале дат-
чика от его длины, найдем эффективный заряд, собираемый элек-
тродами за время Δt. Заряд, вносимый потоком в канал из окру-
жающей среды за время Δt, составляет:
L0

Qвн = iвн Δt , iвн = 2e (U 0 − U1 ) L0 ∫ q ( x )dx,


0

где e – заряд электрона. За счет ионизации воздуха γ- и β-


излучением радиоактивной примеси непосредственно в канале при
напряженности поля E0 = V0/L0 в межэлектродном промежутке те-
2 Sn eμ q E0 L0
чет ионный ток,
L0 ∫0 q ( x )dx, который за время Δt переносит
количество заряда, равное Qион = iионΔt. Общий заряд, возникающий
в межэлектродном промежутке за время Δt, будет равен сумме:
Qвн + Qион = Qрег, а регистрируемый во внешней цепи ток также бу-
дет представлять собой сумму токов:
L0

( 2e L0 ) ⎡⎣ S nμ q E0 + S0 (U 0 − U1 ) ⎤⎦ ∫ q ( x ) dx = iрег (7.23)
0
или
L0
⎡ S (U − U1 ) ⎤
(2eL0 ) S nμ q E0 ∫ ⎢1 + 0 0 ⎥q ( x ) dx = iрег ,
0 ⎣⎢ S nVдр ⎦⎥
где S0 = L0L, a U1 определяется формулой (7.21).

7.1.2. Результаты экспериментальных исследований

Если формула (7.23) справедлива, то при постоянной мощности


дозы ионизирующего излучения и постоянном напряжении, пода-
ваемом на электроды, регистрируемый во внешней цепи ток дол-
173
жен линейно увеличиваться с
ростом скорости воздушного
потока. Результаты измерения
этой зависимости, приведенные
на рис. 7.6 (кривая 1), подтвер-
ждают этот вывод.
Измерения проводили в бок-
се стационарной γ-установки с
кобальтовым источником, обес-
печивающей диапазон мощнос-
ти дозы от 0,5 мкЗв/ч до 0,1 Зв/с.
В качестве измерительного при-
бора использовали осциллограф
Рис. 7.6. Зависимость регистрируемого
ионизационного (1) и индукционного (2) С8-17, минимальная чувстви-
токов датчика от скорости воздушного тельность которого составляла
потока S = 1мВ/см, входное сопротив-
ление 1 МОм, скорость воздушного потока измеряли крыльчатым
анемометром АСО-3, относительная погрешность измерения мощ-
ности дозы составляла ± 10%. Выражение для индукционного тока,
создаваемого продольным переносом заряда, выглядит следующим
образом:
iинд = –dФ/dt(1/Rн),
где Ф = BS, В = μμ0НуF, S = ns, s – площадь одного витка соленои-
да; n – число витков; μ0 – магнитная постоянная; Rн – сопротивле-
ние нагрузки; F = E(t)/E0 – безразмерная функция, синхронная из-
менению электрического поля. С учетом формулы (7.20) и выраже-
ний, определяющих Hy, H0 и U, для индукционного тока находим:
μμ0 ns dF
L0
⎡ ⎛ L ⎞ x ⎛ L2 + x12 ⎞ ⎤
iинд = eU 0 ∫ q ( x ) dx ⎢arctg ⎜ ⎟ − 1 ln ⎜ ⎟ ⎥. (7.24)
πRH dt 0 ⎣
2
⎝ x1 ⎠ L ⎝ x1 ⎠ ⎦
Как следует из формулы (7.24), зависимость индукционного то-
ка от скорости воздушного потока носит линейный характер. Из-
менение зависимости индукционного тока как функции скорости
воздушного потока также указывает практически на линейный ха-
рактер этой зависимости и приводится на рис. 7.6 (кривая 2).

174
L0

Определяя ∫ q ( x ) dx из уравнения (7.23) и подставляя в уравне-


0

ние (7.24), а также используя выражения (7.21), (7.22) для U1 и U,


относительно U0 получим уравнение
αU02 + βU0 – с = 0,
где α = (1,475a + 2,95b)·10-2; β = 0,713a – 0,564b;
⎡ ⎛ L ⎞ x ⎛ L2 + x12 ⎞ ⎤
a = μμ0 nsL0iрег ⎢ arctg ⎜ ⎟ − 1 ln ⎜ 2 ⎟⎥ ;
⎣ ⎝ x1 ⎠ L ⎝ x1 ⎠ ⎦
i i V
b = 2 инд πRн S0 ; c = 2 инд πRн S nμ q 0 .
dF dF L0
dt dt
При этом для U0 имеем
−β + β2 + 4αc
U0 = . (7.25)

Полагая в уравнении (7.25) β2 >> 4αc и разлагая второе слагае-
мое в числителе в ряд по малому параметру 4αс, находим U0 ≈ с/β.
Принимая в последнем выражении a >> b, получим окончательно
c
U0 = =
0,713a
1 2πRн Snμ qV0 iинд (7.26)
= ⋅ ⋅ .
0,713 ⎡ ⎛ L ⎞ x ⎛ L + x1 ⎞
2 2
⎤ dF
μμ0 nsL20 ⎢arctg ⎜ ⎟ − 1 ln ⎜ 2 ⎟ ⎥ iрег dt
⎣ ⎝ x1 ⎠ L ⎝ x1 ⎠ ⎦
При анализе зависимости ионизационного и индукционного то-
ков от приложенного напряжения V0 при Dγ = const, U0 = const (рис.
7.7) установили, что линейность вольт-амперной характеристики
ионизационного тока сохраняется до V0 = 700 В (L0 = 3 см), выше
которого начинают проявляться нелинейные эффекты. Для индук-
ционного тока зависимость iинд = f(V0) слабо отличается от линейной
до V0 = 1000 В. Поэтому, поскольку формула (7.26) выводилась в
предположении линейной зависимости индукционного и иони-
зационного токов от приложенного напряжения V0, постольку V0 =
= 700 В следует считать тем предельным значением, при котором
175
режим работы датчика являет-
ся оптимальным, а изложенные
выводы справедливыми.
Выбирая оптимальный ре-
жим работы датчика по прило-
женному напряжению V0 и из-
меряя максимальный ампли-
тудный индукционный ток
[iинд]ф и регистрируемый иони-
зационный ток [iрег]ф, а также
скорость [U0]ф из формулы
(7.26), оставляя все остальные
параметры неизменными, опре-
Рис. 7.7. Вольт-амперные характеристики деляем |dF/dt|. Тогда для любого
регистрируемых ионизационного (1) V0 из диапазона 0 < V0 < 700 В
и индукционного (2) токов как при измерении максимальных
функции внешнего напряжения [2]
амплитудных значений [iинд]max
и [iрег]max скорость воздушного потока U0 определяем по формуле
V0 ⎡⎣iинд ⎤⎦ max ⋅ ⎡⎣iрег ⎤⎦
U 0 = [U 0 ] ф
.
[V0 ]ф ⋅ ⎣⎡iинд ⎦⎤ ф ⋅ ⎡⎣iрег ⎤⎦ max
Отметим, что при наличии чувствительных датчиков Холла
скорость воздушного потока с использованием измеренного попе-
речного (ионизационного) тока можно определить по постоянному
магнитному полю, обусловленному продольным переносом заряда.
Считая поток воздуха в вентиляционной трубе турбулентным,
для нахождения расхода воспользуемся эмпирической зависимо-
стью скорости потока от расстояния от внутренней поверхности
трубы y [9] вида (3.7)
U = V*(5,75lgη + 5,5),
где η = V*y/v, V* – динамическая скорость; v – кинематическая вяз-
кость v = 0,15 см2/с; r = r0 – у; r0 – внутренний радиус трубы. Опре-
деляя скорость газового потока U1 в точке размещения датчика из
уравнения U1 = V*(5,75lg(V*y1/v) + 5,5), находим параметр V* и рас-
ход по формуле вида (3.6):
176
r0 −δ

G = 2π ∫ U ( r ) rdr ,
0

где U(r) = V*(5,75lg[V*(r0 – r)/v] + 5,5), δ – толщина ламинарного


слоя (δ r0).
Для U(r) вида (3.7), интегрируя, находим:

⎪⎧ ⎛⎡ ⎛a⎞ ⎤
2

G = 2π ⎨13, 225 ⋅ 0,5 ⎜ ⎢( r0 − δ ) − ⎜ ⎟ ⎥ ln ⎡⎣ a − b ( r0 − δ ) ⎤⎦ −


2

⎜ ⎝ b ⎠ ⎥⎦
⎪⎩ ⎝ ⎢⎣
(7.27)
⎡ ( r − δ )2 a ⎤ ⎛ a ⎞2 ⎞ 2⎪

+⎢ 0 + ( r0 − δ ) ⎥ + ⎜ ⎟ ln a ⎟ + 5,5 ⋅ 0,5 ( r0 − δ ) ⎬V* ,
⎢⎣ 2 b ⎥⎦ ⎝ b ⎠ ⎟ ⎪⎭

где а = V*r0/v, b = V*/v. Подставляя в полученное выражение значе-
ния a и b и проводя несложные вычисления, получаем:

{ (
G = π 13, 225 ( r0 − δ ) ln ( a ) + ⎡⎣ −2r0δ + δ2 ⎤⎦ ln [ δ r0 ] −
2

(7.28)
3 1 ⎞ 2⎫
− r02 + 2r0δ − δ2 ⎟ + 5,5 ( r0 − δ ) ⎬V* .
2 2 ⎠ ⎭
Устремляя δ к нулю и используя правило Лопиталя, получаем
выражение для секундного расхода, определенное ранее формулой
(5.40):
G = πV*r02 {13, 255 ⋅ ln (V* r0 ν ) + 4,0} , см3/с.
При этом, как было указано выше, мощность радиоактивного
выброса определяется по формуле (3.5), в которой величина объ-
емной активности определена формулой (7.17).
Таким образом, измеряя ионизационный и индукционный ток
датчиком, установленным в непосредственной близости от устья
вентиляционной трубы, в автоматическом режиме и используя сис-
тему анализа и обработки показаний в виде стандартной ПЭВМ,
применяемой в системе АСКРО, задача автоматизации определе-
ния мощности выброса радиоактивной примеси в случае проект-
ных и запроектных аварий может быть успешно решена.

177
7.2. Метод повышения чувствительности датчика,
определяющего мощность
выброса в вентиляционных трубах АЭС

Экспериментальные данные, приведенные на рис. 7.6 и 7.7 убе-


дительно показывают, что значения индукционного тока более чем
на порядок меньше ионизационного и, в связи с этим, для надеж-
ной регистрации требуют высокоточных приборов. Это накладыва-
ет определенные ограничения на использование рассмотренного
выше метода определения скорости воздушного потока в вентиля-
ционной трубе АЭС и мощности выброса, в конечном итоге, а так-
же к увеличению себестоимости системы (АСКРО) в целом. По-
этому для повышения надежности регистрации скорости воздуш-
ного потока и уменьшения себестоимости системы целесообразно
отказаться от индукционного датчика (по крайней мере, при реги-
страции штатных выбросов) с заменой его непроточной ионизаци-
онной камерой таких же габаритов и измерении ионизационных
токов, регистрируемых проточной и непроточной ионизационными
камерами [10, 11], принципиальная схема которых приведена на
рис. 7.8.

Рис. 7.8. Принципиальная схема устройства для определения скорости потока и


плотности ионизации в потоке газоаэрозольной примеси:
1, 2 – измерительные каналы проточной (1) и непроточной (2) ионизационных
камер; 3 – электроды; 4 – вентилляционная труба; 5 – источники высокого
напряжения; 6 – блоки регистрации ионизационных токов; 7 – заглушки

178
Обратимся к выражению (7.15), определяющему ионизацион-
ный ток при скорости потока U0 = 0. При тех же размерах иониза-
ционной камеры и исключении краевых эффектов (за счет охран-
ных электродов) этот ток (iнп) может быть получен обычной непро-
точной (закрытой) ионизационной камерой, в которой скорость
воздушного потока действительно равна нулю.
2 Sn eμ q E0 L0
L0 ∫0 q ( x ) dx = iнп . (7.29)

В проточной камере при отсутствии соленоида в общем случае


должно соблюдаться условие равенства секундного расхода «жидко-
сти» через любое сечение канала датчика. В данном случае тормо-
жение потока за счет пристеночного трения и, таким образом,
уменьшения продольной скорости в этой области канала, должно
компенсироваться ростом скорости в центре канала [12]. Это спра-
ведливо как для воздушного потока, состоящего из нейтральных мо-
лекул, так и для концентрации заряженных частиц-ионов при внеш-
нем электрическом поле, равном ну-
лю, но при отличном от нуля будет
происходить сток зарядов на элек-
троды, и условие равенства секунд-
ного расхода в любом сечении кана-
ла датчика относительно ионов, дви-
жущихся в канале в поперечном
электрическом поле, выполняться не
будет. То есть количество заряда,
поступающего на вход канала не
будет равно количеству заряда, вы-
ходящему из канала. Кроме того,
если убрать охранные электроды,
как известно, устраняющие нерав-
номерность поля на краю электро-
дов, то неравномерность краевого
поля будет способствовать вхожде-
нию ионов в канал, с одной сторо-
ны, и противодействовать их выхо- Рис. 7.9. Влияние неравномерности
ду из канала, с другой. Последнее электрического поля
легко понять из рис. 7.9. на поведение ионов на входе
и выходе канала датчика

179
Действительно, поскольку силовые линии электрического поля
на краю электродов изгибаются, а вектор силы F = q ( ± ) E , дейст-
вующей на ион, направлен по касательной к силовой линии, то раз-
ложение силы на составляющие показывает, что вертикальная со-
ставляющая силы либо параллельна направлению воздушного по-
тока (при входе потока в канал), либо антипараллельна (на выходе
из канала). При напряженности электрического поля ≈104 В/м сила,
действующая на ион, составляет 1,6.10-15Н. При скорости воз-
душного потока в канале U0 = 10 м/с динамическое давление (P =
= ρU02/2) составляет 64,5 Н/м2. Поскольку концентрация молекул в
воздухе при нормальном давлении составляет N0 = 2,75.1019
част/см-3, то характерное межмолекулярное расстояние
l ∼1 3 N 0 = 3,31 ⋅10−7 см.
Если l2 принять за эффективную площадь, в которой может на-
ходиться ион, то сила, с которой поток действует на ион при выно-
се его из канала, составляет 0,71.10-15 Н. Этот эффект «электриче-
ской пробки» может быть усилен специальной обработкой краев
электродов.
Как и в рассмотренном выше п. 7.1.1, найдем количество заря-
да, образующегося в проточной ионизационной камере и посту-
пающего в нее из атмосферы с воздушным потоком за время Δt:
L0 L
ΔtSn 0
ΔQ = eU 0 ΔtL ∫ q ( x ) dx + eVдр q ( x ) dx.
0
L0 ∫0
Изменение заряда в единицу времени создает электрический
ток, регистрируемый внешним устройством:
L
2e 0

iпр = [U 0 LL0 + μE0 Sn ] ∫ q ( x ) dx,


L0 0
где Sn = Ll (S0 = LL0). Используя (7.29), находим
⎡ SU ⎤
iпр = iнп ⎢1 + 0 0 ⎥ ; (7.30)
⎣ μE0 Sn ⎦
и
⎛i ⎞S
U 0 = ⎜ пр − 1⎟ n μE0 . (7.31)
⎝ iнп ⎠ S0

180
При E(x) вида (7.12) и q + ( x ) , q − ( x ) вида (7.8), (7.9) для iнп по-
лучаем
L0
C dx
iнп = eμ q E0 Sn 1
L0 ∫ E ( x ).
0
(7.32)

Зависимость вида (7.32), приведенная на рис. 7.10, дает воз-


можность по измеренному току iнп определить мощность дозы D′γ,β,
по которой, в свою очередь, используя формулу (7.17), находят
объемную активность Q0. После определения U0 (U1 на расстоянии
y1 от внутренней поверхности вентиляционной трубы) и определе-
ния, таким образом, параметра V*, по формуле (5.40) находят вели-
чину G и после чего, без особых трудностей, мощность выброса
радиоактивной примеси PB.

Рис. 7.10. Зависимость ионизационного тока Iion плоской непроточной


ионизационной камеры от мощности дозы γ-излучения D при различных
значениях напряженности электрического поля E0:
1 – 100 В/см; 2 – 50 В/см; 3 – 25 В/см (расчет)

Датчики мощности выброса, состоящие из проточной и непро-


точной ионизационных камер приведены в гл. 5 на рис. 5.2 в ци-
линдрической и рис. 5.10 – в плоскопараллельной геометриях.
181
7.3. Экспериментальные и расчетные данные
характеристик высокотемпературного датчика
фотонного излучения, определяющего мощность
радиоактивных выбросов АЭС с реактором,
содержащим систему пассивной фильтрации,
в условиях радиационных аварий

Из рассмотренного в гл. 5 метода определения радионуклидно-


го состава радиоактивных благородных газов, выходящих в атмо-
сферу через систему пассивной фильтрации межоболочечного про-
странства реактора, в условиях запроектных аварий следует, что
протекание такого рода аварий будет сопровождаться высокими
значениями температуры и мощности дозы. Согласно техническим
условиям при проектировании такого типа реакторов значения этих
параметров в системе пассивной фильтрации условиях запроект-
ных аварий составляют: T ≤ 300 ºC; D' ≤ 2·102 Зв/ч.
Значения указанных параметров накладывают определенные
ограничения на характеристики проточной и непроточной иониза-
ционных камер, используемых для оценки величины мощности
выброса ИРГ, поступающих в атмосферу через систему пассивной
фильтрации реактора в условиях запроектных аварий. Эти ограни-
чения определяются радиационной стойкостью радиоэлектронных
элементов аппаратуры ионизационных камер в полях фотонного из-
лучения с мощностью дозы не менее 2·102 Зв/ч, а также их работо-
способностью (температурной стойкостью) в поле температур не
выше 300 ºC. Для определения указанных характеристик проточной
и непроточной ионизационных камер необходимо было получить
расчетные оценки и провести, по меньшей мере в лабораторных
условиях, ряд экспериментальных исследований зависимости ио-
низационного тока указанных ионизационных камер от мощности
дозы ионизирующего излучения при различных значениях скоро-
сти воздушного потока и температуры.

7.3.1. Характеристики исследовательских установок

Экспериментальные исследования зависимости ионизационно-


го тока проточной и непроточной ионизационных камер от мощно-

182
сти дозы фотонного ионизирующего излучения при различных
значениях скорости воздушного потока и температуры проводи-
лись на специально разработанном для этих целей испытательном
стенде (рис. 7.11), который был смонтирован на базе аттестованных
радиационных установок∗:
поверочной γ-установки УПГД-1М;
радиационных установок «Гаммарид» и ГУ-200.

Рис. 7.11. Испытательный стенд:


1 – нагнетательное устройство для создания воздушного потока через проточную
камеру в диапазоне от 0 до 12,0 м/с; 2 – воздуховод (гофрированная труба,
∅ 50,0 мм, длиной 2,0 м), предназначенный для формирования воздушного
потока через проточную камеру ДМРВ; 3 – блок ионизационных камер
(проточной и непроточной); 4 – термоанемометр ТТМ-2 для измерения скорости
воздушного потока на выходе проточной камеры; 5 – коллиматор поверочных
установок УПГД-1М и «Гаммарид»; 6 – ПЭВМ для обработки результатов
измерения

В результате экспериментальных исследований были определе-


ны зависимость ионизационного тока проточной и непроточной ка-
мер от скорости воздушного потока при фиксированных значениях
мощности γ-излучения в диапазоне от 0,1 мкЗв/ч до 200,0 Зв/ч; най-
дено минимальное значение мощности дозы, при которой имеет

Работа проводилась в научно-исследовательском институте приборов (НИИП) в
соответствии с “Программой и методикой испытаний датчика, определяющего
мощность газоаэрозольной радиоактивной примеси (ДМРВ) в вентиляционных
трубах АЭС”.
183
место зависимость ионизационного тока проточной камеры от ско-
рости воздушного потока.
Экспериментальные исследования проводились следующим
образом. Воздушный поток со скоростью до 12,0 м/с включительно
нагнетался через проточную камеру специальным устройством.
При этом скорость воздушного потока измерялась на выходе про-
точной камеры термоанемометром ТТМ-2 с погрешностью 0,02 м/с.
На установках УПГД-1М и «Гаммарид» испытательный стенд
был смонтирован таким образом, что центры ионизационных камер
(проточной и непроточной) размещались по осевой линии колли-
мированного пучка потока фотонов, исходящих из коллиматора
указанных установок так, чтобы поток ионизирующего излучения
падал перпендикулярно электродам ионизационных камер.
На установке ГУ-200 камеры были установлены на уровне цен-
тров источников, находящихся в облучателе установки. При этом
проточная и непроточная камеры и воздуховод находились в рав-
номерном поле γ-излучения.
Установка «Гаммарид» – γ-установка в комплексе стенда «Гам-
ма-Н», предназначенная для проведения радиационных исследова-
ний в поле гамма-излучения источника с радионуклидом 60Co и
активностью источника 59 Ки (2,18×1012 Бк) приведена на рис. 7.12.

Рис. 7.12. Исследовательская гамма-установка “Гамма-Н” с источником 60Co


активностью 2,18×1012 Бк (59 Ки) на базе дефектоскопа «Гаммарид»:
слева – стапель, наверху – источник с коллиматором, прямо у стены – этажерка
для испытания образцов
184
Радиационная установка ГУ-200 – мощная γ-установка, предна-
значенная для проведения радиационных исследований в поле γ-
излучения источников с радионуклидом Co60. Объект устанавливает-
ся либо внутри облучателя, состоящего из 16 каналов, либо вне облу-
чателя на расстоянии до 2,3 м от поверхности облучателя (рис. 7.13).

Рис. 7.13. Гамма-установка (ГУ-200) для проведения радиационных исследований


в поле γ-излучения, создаваемого радионуклидом Co60. Левая конструкция –
облучатель, т.е. бокс для источников, правая, на которой установлен датчик –
съемный бокс-облучатель, используемый для создания более высокой мощности
дозы в его центре

Установка УПГД-2 – поверочная γ-установка с набором γ-


источников Co60 в диапазоне мощностей доз на R = 1,0 м от цен-
тра источника при отношении диаметра коллиматора к его длине
0,4 от 2,87 до 1,65 мЗв/ч приведена на рис. 7.14. Активность ис-
точников – 5,5×1015 Бк, мощность экспозиционной дозы в зависи-
мости от расстояния до поверхности облучателя от 7,0 до 1,4 Зв/с
(см. рис. 7.13).
Испытательный стенд, смонтированный на γ-установках
УПГД-1М, «Гаммарид» и ГУ-200, обеспечил проведение испыта-
ний датчика ДМРВ при мощностях доз фотонного излучения от
0,1 мкЗв/ч до 200,0 Зв/ч при энергии гамма-излучения 1,25 МэВ
(Со60) и скорости воздушного потока в диапазоне 0−12,0 м/с. Из-
мерения проводились в диапазоне температуры 16−20 оС при
влажности 75−80 %.

185
Рис. 7.14. Поверочная γ-установка (УПГД-2) с набором γ-источников 60Со
с коллиматором (слева), в который помещается источник, градуировочной
линейкой, на которой находится тележка с исследуемым образцом, и детектором

7.3.2. Обоснование работоспособности датчика

При облучении воздуха фотонным или β-излучением в воздухе


образуются пары электронов и ионов. Скорость их образования,
как уже указывалось, характеризуется радиационным выходом
электронно-ионных пар GI. Образовавшиеся в результате облуче-
ния электроны захватываются молекулами кислорода с образова-
нием отрицательных ионов. Поскольку время захвата электронов
мало (при нормальных условиях составляет несколько наносекунд),
в кинетике ионизации воздуха электроны обычно не рассматрива-
ются, считается, что облучение приводит сразу к образованию пар
ионов разного знака.
В ионизированном воздухе подавляющее большинство состав-
ляют молекулярные ионы O2+,O2-,N2+. Количество атомарных ионов
незначительно (в 10 и более раз меньше, чем молекулярных). Во
влажном воздухе в результате взаимодействия с ионами молекул
воды могут образовываться кластеры (до 30–50 молекул воды на
ион). Адсорбция ионов на аэрозольных частицах, каплях тумана и
других ядрах концентрации может приводить к образованию «тя-
желых» ионов размером 10-6–10-3 см. При определенных условиях

186
в воздухе могут образовываться и «средние» ионы размером 10-7–
10-6 см.
Плазма, получающаяся в результате облучения воздуха, обычно
считается квазинейтральной, т.е. считается, что объемные плотно-
сти зарядов разного знака в ней равны. Это справедливо в условиях
отсутствия факторов, разделяющих заряды плазмы – внешних
электрических и магнитных полей. При этих условиях, ограничи-
ваясь первыми двумя членами в правой части уравнения (5.11), по-
лучаем уравнение кинетики ионизации газа:
dN
= GI ⋅ D′ − K р ⋅ N 2 ,
dt
решением которого является зависимость:
GI ⋅ D′
N (t ) =

( )
th GI ⋅ D′ ⋅ K р ⋅ t + α , (7.33)

где константа α в уравнении (7.33) определяется из условия


N(t)|t=0= Nнач; Nнач – плотность ионов в начальный момент времени.
Из решения уравнения следует, что при облучении воздуха в
стационарных условиях по истечении времени, много большего
характерного времени установления, в воздухе устанавливается
постоянная (равновесная) плотность ионов N0 = ( GI ⋅ D′ K р )1/2,
причем, как следует из решения, характерное время установления
этой плотности равно τ = (GI⋅D'⋅Kр)-1/2. Отметим, что в силу экспо-
ненциальной зависимости решения от времени, плотность ионов
практически полностью выходит на свое равновесное значение за
3–5 характерных времен.
С ростом температуры величина радиационного выхода GI будет
изменяться. Поскольку этот параметр рассчитывается на единичный
объем (1 см3), то он пропорционален концентрации молекул N см-3 в
этом объеме. Таким образом, исходя из соображений пропорцио-
нальности, величину радиационного выхода при температуре T мож-
но рассчитать по формуле:
GI ,T = GI ,T0 ( N N 0 ) , (7.34)
Формула, связывающая давление воздушной среды с температу-
рой и концентрацией молекул среды имеет вид P = kTN , где k – по-
стоянная Больцмана. Считая давление постоянным и используя по-

187
следнее выражение, для радиационного выхода GI,T при температуре
T, определяемое формулой (7.34), находим:
GI ,T = GI ,T0 (T0 T ) . (7.35)
Необходимо отметить, что в условиях постоянного объема кон-
центрация молекул является величиной постоянной, а радиационный
выход не будет зависеть от температуры, т.е. GI ,T ≡ GI ,T0 ,
Равновесная плотность ионов в воздухе и характерное время
установления равновесной плотности ионов в воздухе в зависимо-
сти от мощности дозы представлены на рис. 7.15 и 7.16.

Рис. 7.15 Зависимость времени установления равновесной плотности ионов


в воздухе от мощности дозы γ-излучения

Рис. 7.16. Зависимость равновесной плотности ионов в воздухе от мощности


дозы фотонного излучения
188
Как следует из рисунков, время установления, особенно при
низких мощностях доз, велико (до десятков и сотен секунд), что
может быть существенным для приборов, измеряющих концентра-
цию ионов в воздухе – при таких измерениях может быть важна
предыстория воздуха, а именно – какими мощностями дозы и за
сколько времени до момента измерения воздух облучался.
Рекомбинация положитель-
ного и отрицательного ионов
может произойти как в резуль-
тате перезарядки отрицательно-
го иона на положительном, при
их столкновении, так и в ре-
зультате тройных столкновений
этих ионов с молекулами газа.
Рекомбинация положительного
и отрицательного ионов при Рис. 7.17. Зависимость коэффициента
тройных столкновениях имеет рекомбинации отрицательных ионов
в воздухе от давления при постоянной
большое практическое значе- температуре [13]: сплошная кривая –
ние, ибо такой процесс проис- расчет по формуле (7.36), ○ – данные
ходит в газе, находящемся при работы [15]
нормальных условиях. Коэффициент тройной рекомбинации пары
разноименно заряженных ионов на молекулах газа при давлениях
меньше и порядка атмосферного слабо зависит от давления (рис.
7.17), был получен Томсоном и определяется выражением [13]:
⎡ ⎛ b ⎞ ⎛ b ⎞⎤
K p =< νσ >= v πb 2 ⎢ S ⎜ ⎟ + S ⎜ ⎟ ⎥ , (7.36)
⎣ ⎝ λ+ ⎠ ⎝ λ− ⎠⎦
где v , σ – средняя относительная скорость столкновения молекул
с ионами и сечение столкновения нейтральной молекулы с ионом
соответственно; λ +, λ – длины пробега положительного и отрица-
тельного ионов в газе; b – критический радиус взаимодействия ио-
на с молекулой (b = 2e2/3T), а функция S(z) затабулирована в работе
[14]. Как видно из рисунка, в области нормальных давлений при
постоянной температуре коэффициент рекомбинации слабо зави-
сит от давления. В этой области давлений, согласно формуле Том-
сона (7.36), K p ~ vb 2 ~ T −3 2 и не зависит от плотности газа.

189
На рис. 7.18 приводятся ре-
зультаты измерений для коэф-
фициента рекомбинации поло-
жительных и отрицательных
ионов в кислороде при постоян-
ной плотности газа и разных
температурах. Из рисунка сле-
дует, что при нормальных дав-
лениях коэффициент рекомби-
нации как функция температу-
ры также хорошо аппроксими-
руется зависимостью
K p ~ T −3 2 .
Рис. 7.18. Зависимость коэффициента Задавая значение коэффици-
рекомбинации отрицательных ента рекомбинации Kp,0 при
и положительных ионов нормальных условиях, характе-
в кислороде от температуры газа ризуемых температурой Т0 и
при постоянной плотности [13] давлением Р0, например Kp,0 =
= 1,6·10-6 см3/с (см. п. 4.3), для его температурной зависимости по-
лучаем выражение
K p = K p ,0 (T0 T ) .
32
(7.37)
Для качественной оценки температурной зависимости равно-
весной концентрации ионов необходимо учитывать как темпера-
турную зависимость коэффициента рекомбинации, так и радиаци-
онного выхода. Так для проточной ионизационной камеры, считая
давление постоянным, с учетом формулы (7.37) и выражения, для
радиационного выхода GI,T, определяемого формулой (7.35), для рав-
новесной концентрации ионов в итоге получаем
N 0,Т ,пр = (T T0 )
14
GI ,T0 D′ K p ,0 . (7.38)
Для качественной оценки равновесной концентрации, харак-
терной для непроточной ионизационной камеры, учитывая, что в
этом случае радиационный выход не зависит от температуры, а
температурная зависимость коэффициента рекомбинации имеет
подобный характер, аналогично получаем
N 0,Т ,нп = (T T0 )
34
GI ,T0 D′ K p ,0 . (7.39)

190
Из полученных оценок следует, что температурные зависимо-
сти равновесной концентрации ионов для проточной и непроточ-
ной ионизационных камер различаются.
Однако следует иметь ввиду, что поскольку время дрейфа ио-
нов в межэлектродном промежутке более чем в пять раз меньше
времени рекомбинации, то в непроточной ионизационной камере
концентрация ионов в ее рабочем объеме будет значительно мень-
ше равновесной за счет стока на электроды, и температурную зави-
симость следует ожидать иной в отличие от выражения, представ-
ленного формулой (7.39).
Для оценки температурной зависимости ионизационного тока
необходимо еще и знание температурной зависимости подвижно-
сти носителей заряда.
При помещении ионизованного воздуха в электрическое поле
ионы воздуха начинают дрейфовать в зависимости от знака заряда
по или против направления вектора электрического поля. Скорость
дрейфа Vдр ионов в широком диапазоне напряженностей электриче-
ского поля (в том числе и при рабочих для ионизационных камер)
описывается простой формулой Vдр = μЕ, где Е – напряженность
электрического поля, μ – подвижность ионов. Типичные значения
подвижностей заряженных частиц в воздухе даны в табл. 7.1

Таблица 7.1

Значения подвижностей заряженных частиц в воздухе

Подвижность Подвижность
Частицы Частицы
(см2/В⋅с) (см2/В⋅с)
Электроны 2÷400 Средние ионы 10-3–0,5
Молекулярные
0,5÷3 Тяжелые ионы 2⋅10-4–10-2
ионы

Подвижность отрицательных ионов при равных условиях, как


правило, больше, чем положительных.
Подвижность молекулярных ионов в собственном газе опреде-
ляется главным образом резонансной перезарядкой и для слабых и
умеренных напряженностей электрического поля описывается вы-
ражением [16]:
191
0,34 ⋅ e
μ= , (7.40)
N ⋅ M ⋅ T ⋅ σрез ( 2,13 ⋅ VT )
где N – концентрация молекул газа, М – масса молекулы, Т – тем-
пература газа, σрез(2,13⋅VT) – значение сечения резонансной пере-
зарядки, взятое для скорости 2,13⋅VT, где VT – тепловая скорость
ионов при данной температуре, e – элементарный заряд.
Зависимость сечения резонансной перезарядки от энергии E
аппроксимируется простой формулой:
σ( E ) = σ0 − B ⋅ ln( E E0 ) , (7.41)
где E0 = 0,025 эВ (соответствует 300 К). Значения параметров ап-
проксимации σ0 и В для различных реакций перезарядки приведе-
ны в табл. 7.2.
Таблица 7.2
Значения подвижностей в
зависимости от температуры
Значения параметров для ионов разных газов приве-
аппроксимации σ0 и В для дены в табл. 7.3.
различных реакций перезарядки Исследование зависимости
подвижности ионов газов от
Параметры
σ0, 10-15 В, 10-15 температуры показало, что под-
Реакция 2 2 вижность нелинейно убывает с
см см
O2 → O2
+
28 2,3 ростом температуры и имеет
различные значения для различ-
O −2 → O 2 29 8,4
ных газов. Подвижность поло-
N +2 → N 2 22 1,8 жительных ионов воздуха убы-
CO + → CO 26 2,1 вает быстрее чем подвижность
+
NO → NO 24 2,6 отрицательных, хотя изначально
+
OH → OH 20 1,9 при температурах ниже 350 К
для положительных ионов под-
вижность выше. Это обусловлено тем, что у газов различные массы
молекул и сечения резонансной перезарядки, а сечение резонанс-
ной перезарядки, в свою очередь, также зависит от температуры.
Задаваясь значением подвижности ионов μ0 при температуре T0,
температурная зависимость подвижности в целом определится вы-
ражением:
μ = μ 0 ( T0 T ) ⎡⎣σ (T0 ) σ (T ) ⎤⎦ .
12

192
Таблица 7.3

Значения подвижностей различных газов как функция температуры

μ, см2/(В⋅с) 0,77 0,75 0,72 0,70 0,68 0,67 0,64 0,59 0,55 0,51
+
O 2 T, K 300 323 348 373 398 423 473 573 673 816
t, ºC 27 50 75 100 125 150 200 300 400 543
μ, см2/(В⋅с) 0,74 0,73 0,72 0,71 0,70 0,70 0,68 0,66 0,65 0,63
O −2 T, K 300 323 348 373 398 423 473 573 673 816
t, ºC 27 50 75 100 125 150 200 300 400 543
μ, см2/(В⋅с) 1,05 1,02 0,98 0,96 0,93 0,91 0,87 0,80 0,75 0,69
N +2 T, K 300 323 348 373 398 423 473 573 673 816
t, ºC 27 50 75 100 125 150 200 300 400 543

193
μ, см2/(В⋅с) 0,89 0,86 0,83 0,81 0,79 0,77 0,73 0,68 0,63 0,58
СО+ T, K 300 323 348 373 398 423 473 573 673 816
t, ºC 27 50 75 100 125 150 200 300 400 543
μ, см2/(В⋅с) 0,93 0,90 0,88 0,85 0,83 0,81 0,78 0,72 0,68 0,63
NO+ T, K 300 323 348 373 398 423 473 573 673 816
t, ºC 27 50 75 100 125 150 200 300 400 543
μ, см2/(В⋅с) 1,48 1,44 1,39 1,35 1,32 1,29 1,23 1,14 1,07 0,99
OH+ T, K 300 323 348 373 398 423 473 573 673 816
t, ºC 27 50 75 100 125 150 200 300 400 543
Как следует из приведенных выше данных, подвижность ионов
в воздухе в диапазоне температур 0–300 °С при фиксированном
давлении воздуха может изменяться не более, чем в полтора – два
раза. Соответственно, так же будет изменяться и время сбора ио-
нов. Такое изменение является несущественным, поскольку время
сбора ионов при конструировании камер выбирается много мень-
шим других характерных времен (времени рекомбинации и време-
ни прохода воздушного потока через камеру).

7.3.3. Токи проточной и непроточной камер

Непроточная (закрытая) ионизационная камера датчика работа-


ет в условиях, близких к полному сбору ионов, образующихся в
результате ионизации воздуха γ- и β-излучением содержащейся в
воздухе примеси инертных радиоактивных газов. Режим работы
камеры обеспечивается выбором рабочего напряжения и межэлек-
тродного расстояния такими, чтобы время дрейфа ионов между
электродами при всех рабочих мощностях доз (соответственно, при
всех плотностях ионов) было много меньше времени рекомбинации
ионов образующейся плазмы. Так, при выбранных напряжении
(1 кВ) и межэлектродном расстоянии (2 см) время дрейфа с учетом
неоднородности поля не превышает 3 мс, а время рекомбинации
при мощности дозы 100 Зв/ч, соответствующее равновесной для
данной мощности дозы плотности ионов, равно 11 мс, что в 4 раза
больше времени дрейфа. Отметим, что на самом деле это отноше-
ние еще больше, поскольку плотность ионов в рабочем объема ка-
мере из-за стока ионов на электроды за счет дрейфа в несколько раз
меньше равновесной.
Ионизационный ток непроточной ионизационной камеры будет
определяться только дрейфовой составляющей, а его температур-
ная зависимость – температурной зависимостью коэффициента ре-
комбинации и подвижности носителей заряда, поскольку радиаци-
онный выход ионов не зависит от температуры в силу того, что
концентрация молекул газа (воздуха) в непроточной камере посто-
янна.
Ионизационный ток проточной (открытой) камеры, через кото-
рую проходит воздушный поток со скоростью U0, как показано в
пп. 7.1–7.3 складывается из двух частей.
194
Во-первых, на электроды камеры поступают ионы, образовав-
шиеся в рабочем объеме камеры. Создаваемый ионами ток равен
току непроточной камеры (при условии идентичности камер) за
вычетом доли заряда, связанного с выносом части ионов из рабоче-
го объема камеры воздушным потоком. Доля выносимого заряда
пропорциональна отношению U0τдр/l, где τдр – время дрейфа ионов
между электродами, l – длина электродов. При максимальной ско-
рости воздушного потока в 12 м/с, представляющей собой верх-
нюю границу значения указанной величины в вентиляционной
трубах АЭС, эта доля не превышает 10 % и ей можно пренебречь.
Во-вторых, проточная камера собирает на электроды ионы, со-
держащиеся во входном воздушном потоке, за вычетом доли ио-
нов, проносимых воздушным потоком сквозь камеру. Неполный
сбор ионов начинается при больших скоростях воздушного потока,
превышающих l/τдр, и рассматриваться здесь не будет (для исполь-
зуемых камер l/τдр ~ 100 м/с, что много больше максимальной ско-
рости воздушного потока, ограниченной условиями выброса из
вентиляционной труб АЭС.
Зависимость тока непроточной камеры от параметров среды
определяется зависимостью от параметров среды тока непроточной
камеры и зависимостью от температуры и давления воздуха плот-
ности ионов на входе в проточную камеру. Если считать, что плот-
ность ионов на входе в камеру равна равновесной (установившей-
ся), то следует ожидать, что температурная зависимость ионизаци-
онного тока проточной камеры будет следовать закону
iпр ~ (T0 T ) ⎡⎣ σ ( T0 ) σ ( T ) ⎤⎦ , т.е. с ростом температуры ионизацион-
14

ный ток будет уменьшаться.

7.3.4. Результаты измерений (экспериментов).


Испытания в лабораторных условиях

Целью испытаний датчика в лабораторных условиях являлось


определение минимально возможных мощностей доз фотонного
излучения, при которых возможна устойчивая работа датчика [17].
На первом этапе испытаний проведилась проверка электриче-
ских характеристик входных усилителей-преобразователей датчи-
195
ков: диапазона измеряемых токов, линейности, шумов, временного
и температурного дрейфа.
На втором этапе определялись: минимальная мощность дозы,
при которой возможно измерение датчиком скорости воздушного
потока, и мощности дозы фотонного излучения. Измерения прово-
дились на стенде при низких мощностях дозы фотонного излуче-
ния – от фоновых до 9 мкЗв/ч – и скоростях воздушного потока до
2 м/с. Поле фотонного излучения создавалось источниками 137Cs,
расположенными так, чтобы в точке расположения датчика и объ-
еме, из которого датчик забирал воздух, с размерами 3×3×4 м3 поле
было однородным с точностью ±20 %.
В результате измерений было определено, что минимальная
мощность дозы, при которой возможно измерение скорости воз-
душного потока, составляет 0,6 мкЗв/ч (60 мкР/ч), при этом мини-
мальная скорость, при которой превышение тока непроточной ка-
меры над током проточной статистически значимо, составляла 0,1–
0,2 м/с.
При изменении мощности дозы в рассматриваемом диапазоне и
нулевой скорости воздушного потока зависимость токов камер от
мощности дозы была линейной. Также линейными во всем диапа-
зоне рассматриваемых скоростей были зависимости тока проточ-
ной камеры от скорости воздушного потока при фиксированных
мощностях доз.
Разработанные датчики мощности радиоактивных выбросов со-
стоят из трех блоков и комплекта соединительных кабелей и тру-
бопроводов (см. рис. 5.2, 5.10), а именно:
1) размещающегося на срезе вентиляционного патрубка (венти-
ляционной трубы) блока из двух ионизационных камер (проточной
и непроточной), конструктивно объединенных с термоизолирован-
ным охлаждаемым блоком предварительных электрометрических
усилителей и кронштейном крепления (общие габаритные размеры
блока ионизационных камер с блоком усилителей и кронштейном
400×450×630 мм);
2) размещающегося на расстоянии до 3 м от блока ионизацион-
ных камер блока электроники и охлаждения, связанного с блоком
ионизационных камер кабелем и трубами подачи охлаждающей
жидкости (габаритные размеры блока с учетом выступающих разъ-
емов 495×400×155 мм);
196
3) блока сопряжения интерфейсов, связанного витой парой с
блоком электроники и расположенного непосредственно у удален-
ного на расстояние до 500 м компьютера (габаритные размеры
150×75×35 мм).
Ионизационные камеры датчика являются цилиндрическими
(см. рис.5.2), с длиной электродов около 400 мм и диаметрами 60
мм (анод, высоковольтный электрод) и 100 мм (катод, собирающий
электрод), соответственно. Отметим, что хотя электрическое поле в
такой конструкции и является неоднородным (при используемом
напряжении питания в 1 кВ напряженность электрического поля в
камере изменяется от 650 В/см у анода до 390 В/см у катода) время
дрейфа ионов между электродами не превышает 5 мс, что обеспе-
чивает практически полный сбор зарядов во всем рассматриваемом
диапазоне мощностей доз фотонного излучения.
Результаты испытаний макета ДМРВ представлены на рис.
7.19–7.22.

Рис. 7.20. Зависимость


Рис. 7.19. Зависимость ионизациионного ионизациионного тока проточной
тока проточной камеры от скорости камеры от скорости воздушного
воздушного потока при различной потока при различной мощности
мощности дозы: дозы:
1 – 1·10-4 мЗв/ч; 2 – 1,07·10-3 мЗв/ч; 1 – 14,7 мЗв/ч; 2 – 33,0 мЗв/ч;
3 – 1,67·10-2 мЗв/ч 3 – 132 мЗв/ч; 4 – 538 мЗв/ч

На рис. 7.19–7.21 даны графики зависимости ионизационного


тока проточной камеры от скорости воздушного потока при значе-

197
нии мощности дозы от 0,1 мкЗв/ч (фон) до 200,0 Зв/ч и при скоро-
стях воздушного потока через проточную камеру от 0 до 12,0 м/с.
На рис. 7.22 показаны графики зависимости показаний проточ-
ной и непроточной камер (ионизационных токов камер) от мощно-
сти дозы фотонного излучения при скорости воздушного потока
равной нулю.

Рис. 7.21. Зависимость ионизациионного Рис. 7.22. Зависимость ионизационных


тока проточной камеры от скорости токов проточной и непроточной камер
воздушного потока при различной при скорости воздушного потока,
мощности дозы: равной нулю, V = 0 м/c
1 – 0,14 мЗв/ч; 2 – 0,67 мЗв/ч;
3 – 1,735 мЗв/ч; 4 – 3,843 мЗв/ч

7.3.5. Анализ результатов экспериментов

1. Показания проточной и непроточной камер при скорости


воздушного потока, равной 0 м/с, имеют линейную зависимость и
практически совпадают при мощностях доз фотонного излучения
до 4,0 мЗв/ч. При дальнейшем увеличении мощности дозы показа-
ния проточной камеры начинают превышать показания непроточ-
ной камеры и при максимально запланированной для испытаний
мощности дозы (200 Зв/ч) примерно в 1,5 раза выше показаний не-
проточной камеры.
2. Минимальное значение мощности дозы фотонного излуче-
ния, при которой наблюдается зависимость показаний проточной
камеры от скорости воздушного потока, имеет место даже при ве-
198
личинах мощности дозы характерных для уровня естественного γ-
фона (0,1–0,15 мкЗв/ч), но показания камеры при этом нестабиль-
ны, но начинают стабилизироваться с величины мощности дозы
порядка (0,4–0,6 мкЗв/ч). При мощностях доз от 0,0167 мЗв/ч пока-
зания надежны и с увеличением скорости воздушного потока через
проточную камеру имеют линейную зависимость (примерно до 3,0
м/с). При дальнейшем увеличении скорости воздушного потока
наблюдается уменьшение зависимости показаний от скорости воз-
душного потока и практически ее отсутствие (насыщение). С уве-
личением мощности дозы фотонного излучения переход в режим
насыщения происходит быстрее.
Работа при больших мощностях доз γ-излучения. Надеж-
ность работы датчиков при больших мощностях доз фотонного из-
лучения определяется радиационной стойкостью элементов конст-
рукции.
Выбранные рабочие параметры и конструкция ионизационных
камер допускают длительную работу (50 мин) даже при мощностях
дозы величиной 200 Зв/ч. Наиболее чувствительным к облучению
элементом конструкции являются предварительные усилители то-
ков камер.
Усилители построены на базе микросхем операционных усили-
телей, выполненных по DIFET технологии. Типичная радиацион-
ная стойкость таких усилителей (в стандартном исполнении, без
спецприемки) составляет 100–200 Гр. Этой величины достаточно,
чтобы обеспечить работу в условиях запроектной аварии (200 Зв/ч
в течение 0,5 ч). При необходимости радиационная стойкость изде-
лий может быть увеличена путем дополнительных конструктор-
ских решений (резервирование, использование специальных элек-
тронных компонент). Мощность дозы в месте расположения уси-
лителей может также быть снижена применением дополнительной
свинцовой или вольфрамовой защиты, но подобные меры приводят
к существенному увеличению стоимости изделий.
Результаты испытаний. Обнаруженное при испытаниях появ-
ление расхождения токов камер датчика при мощностях доз более
4 мЗв/ч объясняется отклонением сопротивлений входных резисто-
ров усилителей от их номинальных значений. Это обусловлено тем,
что используемые в программном обеспечении калибровочные ко-
эффициенты рассчитывались по их номиналам, а в указанной точке
199
по мощности дозы происходит переключение диапазонов усилите-
лей. Прокалибровать датчик в условиях производства и определить
точно коэффициенты в лабораторных условиях для обоих диапазо-
нов достаточно проблематично в связи с отсутствием соответст-
вующих источников, поэтому для устранения отмеченного расхож-
дения в реальных условиях или при опытной эксплуатации прибора
достаточно изменить калибровочные коэффициенты для грубого
диапазона усилителей датчиков. После такого изменения характе-
ристика становится практически линейной во всем диапазоне (от
фона до 200 Зв/ч).
При испытаниях было обнаружено, что, хотя характеристика
датчика должна быть линейной по скорости, при скоростях воз-
душного потока более 3 м/с в зависимости тока проточной камеры
от скорости появляется нелинейность (переход к насыщению).
Возможными причинами появления этой нелинейности по ско-
рости являются краевые эффекты на входе в проточную камеру
(пропуск ионов в центральной части потока без сбора) и ограни-
ченность зоны облучения воздуха при испытаниях.
Первый эффект может быть связан с тем, что центральный вы-
соковольтный электрод камеры, через который, как и через ме-
жэлектродное пространство, проходит воздух, является полым, и
поле внутри него отсутствует. Электрическое поле в центральной
части воздушного потока имеется лишь на краях камеры. При
больших скоростях воздушного потока время прохода воздуха че-
рез край камеры становится малым, и поле на краях камеры может
не успевать вытягивать ионы из центральной части потока на элек-
троды.
Оценка скорости, при которой может начать сказываться крае-
вой эффект дает величину 2–4 м/с. Падение собираемого тока при
этом будет происходить в число раз, равное отношению площади
поперечного сечения камеры к площади сечения межэлектродного
пространства, что составляет 1,6 раза. Качественно эти цифры со-
гласуются с результатами измерений.
Для устранения краевых эффектов необходимо исключить воз-
можность свободного прохода воздуха через центральный электрод
(например, с помощью заглушек). Дополнительно к этому можно
уменьшить на 3–5 см длину центрального электрода.
200
Второй возможной причиной нелинейности является, по-
видимому, ограниченность зоны облучения воздуха в условиях
эксперимента. Как отмечалось в п. 7.3.2, установление плотности
ионов в воздухе зависит от времени как
GI ⋅ D′
N (t ) =
Kp
( )
th K p ⋅ GI ⋅ D′ ⋅ t .

Если предположить, что перед попаданием воздуха в камеру


воздух, двигаясь со скоростью U0, проходит путь S по зоне с мощ-
ностью дозы D', начиная движение из зоны с нулевой мощностью
дозы, то для плотности ионов на входе в камеру, подставляя в нее
время прохода воздуха t = S/U0, получим
GI ⋅ D′ ⎛ S ⎞
N (U 0 ) = th ⎜ K p ⋅ GI ⋅ D′ ⋅ ⎟ .
Kp ⎝ U0 ⎠
Плотность тока проточной камеры jпр пропорциональна произ-
ведению U0⋅N, т.е.
GI ⋅ D′ ⎛ S ⎞
j (U 0 ) ∝ ⋅ U 0 ⋅ th ⎜ K p ⋅ GI ⋅ D′ ⋅ ⎟ .
Kp ⎝ U0 ⎠
При малых скоростях воздушного потока плотность тока, как и
следовало ожидать, пропорциональна произведению скорости воз-
душного потока на равновесную плотность, а при больших скоро-
стях выходит на константу, пропорциональную GI⋅D'⋅S. Расчет по
этим формулам зависимости плотности тока проточной камеры от
скорости качественно согласуется с полученными в измерениях
результатами при размерах зоны облучения воздуха порядка 1 – 2
метров.

7.3.6. Результаты расчетов работы датчика


в широком диапазоне температур

В п. 7.3.2 качественные оценки равновесной концентрации ио-


нов были получены лишь на основе уравнения кинетики. Для более
тщательного анализа температурной зависимости концентраций
ионов и ионизационного тока в рассматриваемых нами ионизаци-
онных камерах воспользуемся решением задачи, сформулирован-
ной для оценки величины напряженности электрического поля и
201
концентрации ионов для плоскопараллельной ионизационной ка-
меры (см. п. 7.1.1) при напряженности внешнего поля E0 и межэ-
лектродным расстоянием L0, помещенной в стационарное поле ио-
низирующего излучения, характеризующегося мощностью дозы D'.
При выполнении условий |E0| >> D/μqLd, D, Ld – коэффициент
диффузии ионов и диффузионная длина соответственно; μq – под-
вижность ионов, диффузионным током ионов пренебрегают. Кроме
того, если U0 << Vдр = μqE0 = μqV0/L0, где Vдр – дрейфовая скорость
ионов, в межэлектродном промежутке течет дрейфовый ионизаци-
онный ток и за время t > τ = L0/μqE0 в межэлектродном промежутке
устанавливается стационарное распределение заряда в соответст-
вии с решением системы уравнений (7.1)–(7.6). При этом зависи-
мости концентрации носителей заряда q(x), напряженности элек-
трического поля в межэлектродном промежутке E(x), и ионизаци-
онный ток i, как функция мощности дозы и температуры опреде-
ляются выражениями (7.8), (7.9), (7.12), (7.32), а их распределения
как функции межэлектродного расстояния при различных значени-
ях мощности дозы и температуры представлены на рис.7.23–7.34:
eμ E L0
I ион ≈ 2S n q 0 ∫ q ( x ) dx .
L0 0
Результаты рассчетов эффективного электрического поля в ме-
жэлектродном промежутке камеры приведены на рис. 7.23–7.27.

Рис. 7.23. Напряжённость эффективного электрического поля T = 300 К,


D' = 10-2 Зв/ч, E0 = 250 В/см
202
Как видно из рис. 7.23, возникновение пространственного заря-
да приводит к неравномерности электрического поля, которая уси-
ливается в центре межэлектродного промежутка. Расчеты показы-
вают (рис. 7.24), что при низких мощностях дозы эффективное
электрическое поле слабо зависит от температуры.

Рис. 7.24. Эффективное электрическое поле T = 300 ÷ 816 К, D' = 10-2 Зв/ч,
Е0 = 250 В/см

Рис. 7.25. Зависимость напряженности эффективного электрического поля


как функции расстояния x межэлектродного промежутка L0 при постоянной
мощности дозы и различных температурах: D' = 1 мЗв/c; E0 = 250 В/см; 
Т = 300 – 816 К
203
Рис. 7.26. Зависимость напряженности эффективного электрического поля
как функция расстояния x межэлектродного промежутка L0 при различных
мощностях доз ионизирующего излучения и постоянной температуре Т = 300 К,
E0 = 250 В/см, D' = 10-2 Зв/ч −1 мЗв/с

Рис. 7.27. Зависимость напряженности эффективного электрического поля


как функция расстояния x при различных значениях Е0 и постоянных температуре
и мощности дозы ИИ: Т = 300 К, D' = 1 мЗв/с, E0 = 150, 175, 250 В/см

При постоянной мощности дозы ионизирующего излучения с


ростом температуры концентрация носителей заряда и их подвиж-
ность уменьшаются, в результате чего возмущение напряженности
электрического поля наиболее заметное в центре межэлектродно-
гопромежутка также уменьшается (см. рис. 7.25).
204
При фиксированной температуре с ростом мощности дозы кон-
центрация носителей заряда увеличивается, что приводит к возму-
щению внешнего электрического поля, которое наиболее заметно в
центре межэлектродного промежутка (см. рис. 7.26). Возмущение
внешнего электрического поля обусловлено электрическим полем
пространственного заряда.
С ростом напряженности внешнего электрического поля E0 при
фиксированных температуре и мощности дозы ионизирующего из-
лучения пространственный заряд уменьшается за счет стока на
электроды (растет ионизационный ток), что приводит к уменьше-
нию возмущения величины E0 и «спрямлению» зависимости E(x),
что и демонстрирует рис. 7.27.
Распределения концентраций ионов соответствующие условиям
рис. 7.23–7.27 приведены на рис. 7.28–7.30.

Рис. 7.28. Распределение концентраций ионов q+(x), q-(x) как функции расстояния
x межэлектродного промежутка L0 при постоянной мощности дозы ИИ
и следующих параметрах: T = 300 и 816 К; D' = 10-2 Зв/ч; Е0 = 250 В/см

Как и электрическое поле, при низких мощностях дозы распре-


деления концентраций ионов соответствующего знака, слабо зави-
сят от температуры и практически сливаются при Т = 300 и 816 К
(рис. 7.28).
На рис. 7.29 представлено семейство кривых зависимости кон-
центраций ионов q+(x), q–(x) как функций расстояния x межэлек-

205
тродного промежутка L0 при постоянной мощности дозы и различ-
ной температуре.

Рис. 7.29. Распределение концентраций ионов q+(x), q–(x) как функции расстояния
x межэлектродного промежутка L0 при постоянной мощности дозы ИИ
D' = 1 мЗв/с, Е0 = 250 В/см и различной температуре Т = 300 ÷ 816 К

Рис. 7.30. Распределение концентраций ионов q+(x), q-(x) как функций расстояния
x межэлектродного промежутка L0 при постоянной температуре (Т = 300 К),
Е0 = 250 В/см и различной мощности дозы ИИ: D' = 10-2 Зв/ч −1 мЗв/с

Указанные зависимости демонстрируют уменьшение концен-


трация носителей заряда с ростом температуры, обусловленное

206
уменьшением радиационного выхода ионов с ростом температуры
и ростом коэффициента рекомбинации.
Семейство кривых зависимости концентраций ионов q+(x), q–(x)
как функций расстояния x межэлектродного промежутка L0 при
постоянной температуре и различной мощности дозы представлено
на рис. 7.30. Зависимости демонстрируют рост концентрации носи-
телей заряда с ростом мощности дозы при фиксированной темпера-
туре. Проведенные выше расчеты электрических полей и простран-
ственных плотностей зарядов ионов позволяют получить результа-
ты и для ионизационных токов камер.
Зависимости ионизационного тока от мощности дозы для раз-
личных условий представлены на рис.7.31–7.33.

Рис. 7.31. Зависимость ионизационного тока от мощности дозы при следующих


параметрах: E0 = 100 В/см; L = L0 = 4 см; l = 10 см; Т = 300÷816 К

Полученные зависимости демонстрируют уменьшение иониза-


ционного тока с ростом температуры, что обусловлено как умень-
шением радиационного выхода, так и уменьшением подвижности
носителей заряда с ростом температуры, поскольку величина иони-
зационного тока пропорциональна произведению i ~ eμ q nE . При
постоянной температуре ионизационный ток растет с увеличением
напряженности внешнего поля (см. рис. 7.32 с семейством кривых
зависимостей ионизационного тока от мощности дозы при различ-
ных напряженностях внешнего поля и температуре равной 300 К).
207
Рис. 7.32. Зависимость ионизационного тока от мощности дозы:
Е0 = 100, 150, 200 В/см; L = L0 = 4 см; l = 10 см; Т = 300 К

Рис. 7.33. Зависимость ионизационного тока от мощности дозы:


Е0 = 650 В/см; L = L0 2 см; l = 40 см; Т = 300÷816 К

На рис. 7.34 представлена температурная зависимость иониза-


ционного тока при постоянной мощности дозы. Зависимости пока-
зывают, что при постоянной температуре как функция мощности
дозы ионизационный ток растет с увеличением напряженности
внешнего поля, а при постоянных мощности дозы и напряженности
электрического поля с ростом температуры уменьшается.

208
Рис. 7.34. Семейство кривых температурной зависимости ионизационного тока
при фиксированных значениях мощности дозы D':
0 – 2·10-5; 1 – 8·10-5; 2 – 4·10-4; 3 – 6·10-4; 4 – 8·10-4; 5 – 10-3 Зв/c

Проведенные исследования температурной зависимости иони-


зационного тока ионизационной камеры датчика мощности выбро-
са показали наиболее значительный спад ионизационного тока с
ростом температуры при высоких мощностях доз (при низких
мощностях доз температурный спад ионизационного тока менее
заметен). Наличие такой резкой зависимости требует ее учета при
оценке величины мощности выброса. Поскольку спад ионизацион-
ного тока предполагает уменьшение мощности дозы ионизирую-
щего излучения, а последнее предполагает уменьшение объемной
активности, определяемой формулой (7.17).
Таким образом, согласно формуле, определяющей величину
мощности выброса (3.5), при слабо выраженной зависимости се-
кундного расхода G от температуры, мощность выброса с ростом
температуры будет только уменьшаться, т.е. для корректного учета
величины мощности выброса необходимо вводить поправку на
температурную зависимость ионизационного тока, иначе можно
предположить, что уменьшение мощности выброса связано с

209
уменьшением объемной активности и принять заведомо ошибочное
решение.
В целом представленные результаты убедительно свидетельст-
вуют о справедливости исходных идей, на основании которых раз-
работан датчик, и о работоспособности его конструкции.

7.4. Безынерционный метод измерения скорости


воздушного потока

Как показано в гл. 4, оценка уровней загрязнения при переносе


радиоактивной примеси в атмосфере может осуществляться рас-
четными методами на основе различных моделей переноса [18–20].
Исходными параметрами для этих моделей могут служить экспе-
риментальные данные по скорости ветра, традиционно измеряемой
при помощи анеморумбографа, температуре и влажности воз-
душной среды, определяющих состояние устойчивости погранич-
ного слоя атмосферы, в котором и осуществляется перенос приме-
си [20–22]. Наличие погрешности при измерении указанных ме-
теопараметров, в свою очередь, приводит к «расчетному» измене-
нию состояния устойчивости, что непосредственно сказывается на
решении уравнения переноса радиоактивной примеси в атмосфере
и оказывает существенное влияние на оценку радиационных харак-
теристик радиоактивного загрязнения окружающей среды.
При анализе влияния погрешности данных метеопараметров на
площадь радиоактивного загрязнения подстилающей поверхности,
характеризующейся заданным уровнем (см. выделенное мелким
шрифтом), было найдено, что при устойчивом состоянии атмосфе-
ры (μ0 > 0) и при изменении ветра U(h) на величину погрешности
±ΔU(h) (h-уровни измерения скорости ветра h = 10, 20, 30, 40 м)
параметр устойчивости изменяется от μ0 = 4,85 для U(h) =
= U ( h ) − ΔU ( h ) до μ0 = 5,07 при U ( h ) = U ( h ) − ΔU ( h ) . При этом
изменяется как характер распределения поверхностной активности,
так и площадь поверхностного загрязнения при одном и том же
заданном уровне.
Влияние погрешности показаний метеодатчиков на состояние ус-
тойчивости атмосферы. С целью изучения влияния погрешности данных
метеопараметров и данных, определяющих характеристики выброса (на-

210
чальная скорость истечения струи, ее температура), на радиационные ха-
рактеристики загрязнения окружающей среды проводился сравнительный
анализ результатов расчетов поверхностной активности по площади ра-
диоактивного загрязнения. Погрешность скорости ветра на различных
уровнях «измерения» задавалась в рамках ТУ на анеморумбограф (при-
бор, измеряющий скорость ветра) формулой U = 0,3 + 0,035U, и для уров-
ней, на которых проводились измерения (20, 30, 40 м), составляла порядка
8–10 %; погрешность температуры определялась величиной ΔT = 0,2 К.
Задание «измеряемых» значений скорости и температуры вида U(hi) =
U0(hi) ± ΔUi и Т(hi) = Т0(hi) ± ΔT, i = 1,2,3,4, фактически приводило к изме-
нению состояния устойчивости атмосферы, что непосредственно сказыва-
лось на решении уравнения переноса радиоактивной примеси в атмосфере
и характере загрязнения подстилающей поверхности (рис. 7.35, 7.36). Так,
если при устойчивом состоянии атмосферы (μ0 > 0) и U = ΔT = 0 μ0 = 4,96,
то при скорости ветра вида: U(hi) = U0(hi) + ΔUi μ0 = 5,07, а при скорости
ветра вида: U(hi) = U0(hi) – ΔUi, μ0 = 4,85. При этом менялся характер рас-
пределения поверхностной активности (см. рис. 7.36), а площадь радиоак-
тивного загрязнения подстилающей поверхности изменялась почти в два
раза.

Рис. 7.35. Зависимость площади радиоактивного загрязнения подстилающей по-


верхности при заданном уровне поверхностной активности (q = 17 мкКи/м2)
от состояния устойчивости атмосферы: 1 – μ0 = 4,96; 2 – μ0 = 4,85

При неустойчивом состоянии (μ0 < 0) для ΔU = ΔT = 0 параметр ус-


тойчивости атмосферы (μ0) составлял величину μ0 = –12,47, при Т(hi)=
= Т0(hi) + ΔT и U(hi) = U0(hi) + ΔUi → μ0= –10,68, а увеличение площади
радиоактивного загрязнения составляло 1,2. При T(hi) = T0(hi) + ΔT и
211
U(hi) = U0(hi) – ΔUi → μ0 = –23,56, а площадь радиоактивного загрязнения
уменьшалась и составляла 0,8 первоначальной (см. рис. 7.36).

Рис. 7.37. Зависимость площади радиоактивного загрязнения подстилающей поверхности


при заданном уровне поверхностной активности (q = 9,0 мкКи/м2) от состояния
устойчивости атмосферы: 1 – μ0 = –10,68; 2 – μ0 = –23,56

Следовательно, погрешность измерения метеопараметров оказывает


заметное влияние на состояние устойчивости атмосферы (особенно при
μ0 > 0), что, в свою очередь, на характер распределения радиоактивной
примеси и площадь загрязнения подстилающей поверхности. Уменьше-
ния этого влияния приводит к требованию уменьшения погрешности из-
мерения метеопараметров до величины меньшей 8%, что может быть
осуществлено либо за счет использования иных, физических принципов
измерения скорости ветра с меньшей погрешностью ее определения, либо
за счет увеличения времени измерения, учитывая, что стандартное время
измерения скорости ветра составляет 10 мин, а максимальное, превыше-
ние которого не дает существенного вклада в измеряемую величину – 67
мин. [23].
Результаты расчетов, демонстрирующие эти изменения и пред-
ставленные на рис. 7.35, 7.36 для гипотетической аварии показы-
вают, что площадь радиоактивного загрязнения увеличивается,
практически в два раза. При неустойчивом состоянии атмосферы
(μ0 < 0) изменение площади радиоактивного загрязнения подсти-
лающей поверхности незначительно и колеблется от 0,8 до 1,2 от
среднего. Таким образом, выбирая наихудшие условия, можно кон-
212
статировать, что погрешность измерения метеопараметров оказы-
вает заметное влияние на определение состояния устойчивости ат-
мосферы, характер распределения радиоактивной примеси на под-
стилающей поверхности и ее площадь.
Повышение точности измерения метеопараметров за счет уве-
личения времени измерения возможно при оценке радиационных
характеристик радиоактивного загрязнения внешней среды для
стационарных условий выброса примеси, т.е. для выброса, дли-
тельность которого больше 30 мин. Для залпового выброса, дли-
тельность которого меньше 30 мин, сбор информации по показани-
ям датчиков системы радиационного мониторинга (АСКРО) дол-
жен осуществляться через 1 мин в течение получаса, что позволяет
проследить динамику процесса переноса радиоактивного облака в
пределах зоны наблюдения (R ~ 30 км) и дать соответствующий
прогноз радиоактивного загрязнения среды. При этих условиях
решение задачи повышения точности измерения метеопараметров
(уменьшение погрешности их измерения) возможно лишь за счет
использования нетрадиционных методов измерения указанных ве-
личин, реализованных в соответствующих приборах, к которым
можно отнести содары, ледары и другие приборы лучевого воз-
действия на объект [24]. Однако стоимость последних может со-
ставлять значительную часть сметной стоимости всей системы ра-
диационного мониторинга, использующей традиционный парк
оборудования. Поэтому проблема повышения точности прогнози-
рования радиоактивного загрязнения окружающей среды при ра-
диационных авариях требует, с одной стороны, высокоточных при-
боров, обеспечивающих минимальную погрешность измерения ме-
теопараметров, а с другой – приобретение и использование этих
приборов ограничивается экономическими возможностями заказ-
чика.
Рассматриваемый безынерционный способ измерения скорости
ветра, основанный на методе пролета меченного униполярным за-
рядом облака и реализуемый в датчике, конструкция которого при-
водится ниже, позволяет решить указанную проблему без сущест-
венных экономических затрат. Принципиальная схема конструкции
датчика состоит из следующих элементов [25–26]. На флюгер уста-
навливается легкая диэлектрическая труба (канал) определенной
длины с внутренним радиусом R0 и толщиной стенок, обеспечива-
213
ющих лишь достаточную жесткость конструкции, на внутреннюю
поверхность которой наносится униполярный заряд с поверхност-
ной плотностью σ0. С наветренной стороны канала устанавливается
разрядник, представляющий собой два электрода, расположенных
на расстоянии r0 << R0 от оси симметрии, а с подветренной стороны
– проточная и компенсационная ионизационные камеры одинако-
вых размеров (рис. 7.37).

Рис. 7.37. Принципиальная схема конструкции датчика, использующего принцип


безынерционного способа измерения скорости ветра, основанного на методе
пролета облака ионов:
1 – канал с проточной ионизационной камерой; 2 – электроды; 3 – источник
высокого напряжения; 4 – сопротивление нагрузки; 5 – компенсационная
ионизационная камера; 6 – эжектор

Компенсационная ионизационная камера используется для оп-


ределения ионизационного тока Iф фона, создаваемого космиче-
ским и техногенным фотонным излучением. Разность Iпр – Iф по-
зволит выделить полезный сигнал. За время работы разрядника τ0 ~
∼1 мс в окружающей его области образуется электронное облако.
Через время τс ~ 2 нс после «рождения» электроны захватываются
молекулами кислорода, образуя отрицательные ионы. Облако от-
рицательных ионов подхватывается воздушным потоком и со ско-
ростью U0 переносится вдоль цилиндрического канала без взаимо-
действия с его внутренней поверхностью, поскольку электрическое
поле Eg = σ0/2εε0, создаваемое поверхностным зарядом той же по-
лярности, не позволяет ионам сорбироваться на внутренней по-

214
верхности, играя роль «смазки» (см. выделенное мелким шриф-
том).
К вопросу о напряженности электрического поля внутри и вне
диэлектрического цилиндра, на внутреннюю поверхность которого
нанесен поверхностный заряд. Для
определения поля внутри цилиндра
(рис. 7.38) воспользуемся урав-
нением Пуассона:
divD = ρ, (7.42)
D = εε0Е
Е = –gradϕ, (7.43)
где D – вектор электрической индук-
ции, ε1 = ε3 = εв – диэлектрическая
проницаемость воздуха; ε2 – диэлек-
трическая проницаемость цилиндра;
E – вектор напряженности электри-
ческого поля; ϕ – потенциал элек-
трического поля; ρ – плотность заря- Рис. 7.38. К расчету электрического поля
внутри и вне диэлектрического цилиндра.
да, ρ = ρ(r). На внутреннюю поверхность которого
В цилиндрической геометрии нанесен поверхностный заряд
уравнение Пуассона Δϕ = –ρ/ε1ε0 приобретает вид:
1 ∂ ⎛ ∂ϕ ⎞ ρ ∂ ⎛ ∂ϕ ⎞ ρr
⎜r ⎟=− ⇒ ⎜r ⎟=− . (7.44)
r ∂r ⎝ ∂r ⎠ ε1ε 0 ∂r ⎝ ∂r ⎠ ε1ε0
Для области 0 ≤ r < R1 ρ ≡ 0 и решение уравнения имеет вид:
r∂ϕ/∂r = c1 ∂ϕ/∂r = c1/r.
Если распределение потенциала в указанной области и существует, то
в силу симметрии задачи можно положить ∂ϕ/∂r|r=0 = 0, откуда следует,
что c1 ≡ 0. Из последнего следует, что напряженность электрического поля
в указанной области изменения радиуса r также равна нулю. Для опреде-
ления напряженности электрического поля для значений r > R1 (см. рис.
7.38) воспользуемся условием разрывности нормальной составляющей
вектора индукции электрического поля при наличии на границе раздела
сред 1 и 2 поверхностной плотности заряда σ0:
D2n – D1n = σ0, (7.45)
или, переходя к потенциалу электрического поля,
∂ϕ ∂ϕ
−ε1ε0 + ε 2ε0 = σ0 ,
∂r r = R1 −δ ∂r r = R1 +δ
где δ – малое приращение радиуса.

215
с1ε1ε0 с1ε 2ε 0 ⎡ − ( R1 + δ ) ε1 + ( R1 − δ ) ε 2 ⎤ σ0
− + = σ0
⇒ c1 ⎢ ⎥= ;
R1 − δ R1 + δ ⎣ R12 − δ2 ⎦ ε0
⎡ σ0 ( R1 − δ )
2 2
⎤ σ0 R1
с1 = lim ⎢ ⎥= .
δ→0 ( ε − ε ) R − δ ( ε + ε ) ε ( ε 2 − ε1 )
⎢⎣ 2 1 1 2 1 ⎥
⎦ 0

Таким образом, напряженность электрического поля вблизи внутрен-


ней поверхности цилиндра, создаваемая поверхностным зарядом σ0 равна
∂ϕ σ0 R1
E2 = − =− , (7.46)
∂r ε 0 ( ε 2 − ε1 ) r
а вектор электрической индукции соответственно равен
σ Rε
D1 = ε1ε 0 E = − 0 1 1 . (7.47)
( ε 2 − ε1 ) r
Вектор электрической индукции вблизи r = R1 со стороны диэлектри-
ка равен
σ Rε
D2 = ε 2 ε 0 E = − 0 1 2 , (7.48)
( ε 2 − ε1 ) r
при этом на границе раздела будет выполняться уравнение (7.45).
Если же рассматривать область r ≥ R2, то уравнение в цилиндрической
геометрии представим в виде: Δϕ = ρ/ε3ε0, где ρ = σ0δ(r – R1)/r, a его реше-
ние имеет вид:
∂ϕ σ c
=− 0 + 1.
∂r ε 3ε 0 r r
Постоянную c1 найдем, используя условия непрерывности нормаль-
ной составляющей вектора электрической индукции на границе раздела
сред 2 и 3: D3n – D2n = 0 и выражение (7.47) для нормальной составляющей
вектора электрической индукции в среде 2. Таким образом, имеем:
σ0 ε0 ε3c1 σ0 R1ε 2 ⎡ R1ε 2 ⎤ σ0
− + = 0 ⇒ c1 = ⎢1 + ⎥ .
R2 R2 ( ε 2 − ε1 ) R2 ⎣ ( ε 2 − ε1 ) ⎦ ε0 ε3
Окончательно для напряженности электрического поля в области r 
R2 находим:
∂ϕ σ ⎡ R1ε 2 ⎤ σ0 σ0 R1ε 2
E3 = − = 0 − ⎢1 + ⎥ =− .
∂r ε0 ε3 r ⎣ ( ε 2 − ε1 ) ⎦ ε 0ε3r ε0ε3 ( ε 2 − ε1 ) r
Таким образом, в среде с диэлектрической проницаемостью ε3 элек-
трическое поле E3 будет также существовать и, чтобы оно не сорбировало
заряд на диэлектрик, внося, таким образом, возмущение в распространяю-

216
щееся в канале ионное облако, его (поле) необходимо экранировать, т.е.
внешнюю поверхность цилиндра (канала) покрыть металлической фоль-
гой и заземлить.
Внутри канала напряженность поля, создаваемого поверхност-
ным зарядом равна нулю. Если при помощи таймера фиксировать
моменты «рождения» ионного облака и достижения им проточной
ионизационной камеры по моменту возникновения в ней импульса
тока, то при известной длине канала (базы) скорость переноса об-
лака вдоль канала или скорость воздушного потока найдется как
U = Lб Δt , где Δt – время прохождения ионного облака вдоль ка-
нала и Lб – длина базы. При математической формулировке задачи
с начальными и граничными условиями в диффузионно-дрейфовом
приближении и с учетом рекомбинации отрицательных ионов с
положительными ионами фона, пренебрегая влиянием собственно-
го магнитного поля, возникающего при движении облака ионов, на
скорость их переноса, исходят из следующих соображений.
Записывают уравнение непрерывности для отрицательных но-
сителей заряда: dqn/dt = (1/e)divJ [27], где J – вектор плотности то-
ка, который для отрицательных носителей заряда с учетом их
дрейфа в результате воздействия собственного электрического по-
ля E, диффузии и механического переноса в канале воздушным по-
током со скоростью U, имеет вид: J = еμnqnЕ + eqnU + eDngrad(qn),
где e > 0. Подставляя плотность тока в уравнение непрерывности,
а, также используя условие квазинейтральности ионов фона и вы-
ражение div(AB) = Bdiv(A) + A.grad(B), получим в векторной фор-
ме:
∂qn
= −kr qn q p , f + μ n Egrad ( qn ) + Ugrad ( qn ) +
∂t (7.49)
+ qn div ( U ) + Dn div ⎡⎣grad ( qn ) ⎤⎦ ,
e
div ( E ) = − qn ; (7.50)
εε 0
qn ( r , z , t ) r =0 = 0; (7.51)
∂qn
= 0; (7.52)
∂r r =0

217
Jr r =0
= 0; (7.53)
qn z =0
= q0 ⎡⎣ η ( t ) − η ( t − τ0 ) ⎤⎦ ⎡⎣η ( r ) − η ( r − r0 ) ⎤⎦ , (7.54)
∂qn ∂q ∂q
где J r = μ n qn Er + Vr ( r , z ) qn + Dn
; grad ( qn ) = n e r + n e z ;
∂r ∂r ∂z
er, ez – единичные орты в направлении осей R и Z; U = W(r, z)ez
+V(r, z)er, W(r, z) – продольная и V(r, z) – поперечная компоненты
скорости воздушного потока в цилиндрическом канале; E = Ezez +
+Erer, kr – скорость рекомбинации отрицательных ионов с положи-
тельными ионами фона q pf = GI Pf kr ; GI – радиационный выход
ионов, GI = 2,08.109 Р-1⋅см-3; Pf – мощность дозы γ-излучения фона
(Pf ~ 0,1 – 0,15 мкЗв/ч, измеряемая величина); (μn,Dn – подвижность
и коэффициент диффузии отрицательных ионов в приближении
нулевого поля [16] (μn = 2,0 см2/Вс, Dn = 0,05 см2/с); q0 – концентра-
ция отрицательных ионов в облаке. Эту величину можно найти как
произведение: q0 = kз N O2 nτ0 , где kз – скорость захвата электронов
молекулами кислорода (kз = 8,85.10-11см3/с); N O2 – концентрация
молекул кислорода в воздухе ( N O2 = 0,21.N, N = 2,75.1019 см-3), n –
концентрация электронов, возникающих при разряде.
Если величина разрядного тока эжектора есть Iраз, А (измеряе-
мая величина), то при длительности разряда τ0 и скорости воздуш-
ного потока на входе в канал U0, значение n см-3 найдется как n =
= Iраз/(πr02U0e), где e – заряд электрона. Очевидно, что величина
разрядного тока есть функция давления P, температуры Т, влажно-
сти D атмосферы, Iраз = Iраз(P, T, D), так что при задании Iраз в ре-
альных условиях эти параметры следует принимать во внимание
[28]. Граничное условие (7.52) формулируют исходя из аксиальной
симметрии задачи, а условие (7.53) констатирует отсутствие тока
ионов на границе (в приповерхностной области) в результате их от-
талкивания электрическим полем, создаваемым поверхностным
зарядом одноименной полярности. Таким образом, на границе воз-
душного потока, т.е. на внутренней поверхности канала при r = R0
условие (7.53) имеет вид
∂q
⎡μ т ( Er + Eg ) + V ⎤ qn + Dn n = 0. (7.55)
⎣ ⎦ ∂r
218
Выбирая поверхностную плотность заряда σ0 такой, чтобы вы-
ражение в квадратных скобках равнялось нулю μn(Er + Eg) + V = 0 и,
требуя обращения в нуль диффузионного члена в (7.55), получим
граничное условие для определения электрического поля
⎛ V ( r, z ) ⎞
Er r = R = − ⎜ + Eg ⎟
r = R0
(7.56)
0
⎜ μn ⎟
⎝ ⎠
и граничное условие для определения концентрации заряда
∂qn
= 0, (7.57)
∂r r = R0
совместное выполнение которых и обеспечивает равенство нулю
плотности тока Jr на границе. Чтобы закончить постановку задачи
необходимо определить длину базы, на которую накладывают сле-
дующие ограничения. С одной стороны, длина базы не может быть
больше чем
24
Lб ≤ Iф , (7.58)
m
где т – масса канала, Iф – момент инерции флюгера, иначе система
(флюгер + канал) будет слишком инерционной. Короткая же база, с
другой стороны, может привести к потере чувствительности за счет
невозможности разрешения окончания импульса эжекции электро-
нов и начала регистрации ионизационного тока в проточной иони-
зационной камере. Кроме того, при переносе турбулентного воз-
душного потока в канале радиальные распределения продольной
W(r, z) и поперечной V(r, z) скоростей воздушного потока изменя-
ются по длине канала за счет трения потока о стенки, что приводит
к необходимости корректного расчета этих величин и, в конечном
итоге, позволит определить длину базы.
Распределение W(r, z), V(r, z) могут быть найдены в рамках «k –
ε» модели в приближении несжимаемой жидкости [29, 30] из сис-
темы уравнений Рейнольдса, которая при условии постоянства тем-
пературы внешней среды в безразмерном виде представляет собой
следующее:
∂W ⎛ R0 ⎞ ∂W 1 ∂ ⎡ ⎛ 1 ⎞ ∂W ⎤ ⎛ R0 ⎞ ∂ν ∂V
V +⎜ ⎟W = ⎢ r ⎜ Re + ν ⎟ ∂r ⎥ + ⎜ Z ⎟ +
∂r ⎝ Z max ⎠ ∂z r ∂r ⎣ ⎝ ⎠ ⎦ ⎝ max ⎠ ∂r ∂z

219
2
⎛ R ⎞ ∂ν ∂W 2 ⎛ R0 ⎞ ∂E
+2 ⎜ 0 ⎟ − ⎜ ⎟ ; (7.59)
⎝ Z max ⎠ ∂z ∂z 3 ⎝ Z max ⎠ ∂z
∂V V ⎛ R0 ⎞ ∂W
+ +⎜ ⎟ ; (7.60)
∂r r ⎝ Z max ⎠ ∂z
∂E ⎛ R0 ⎞ ∂E 1 ∂ ⎡ ⎛ 1 ν ⎞ ∂E ⎤
V +⎜ ⎟W = ⎢r ⎜ + ⎟ ⎥+
∂r ⎝ Z max ⎠ ∂z r ∂r ⎣ ⎝ Re σ E ⎠ ∂r ⎦
2
(7.61)
⎛ R ⎞ ∂⎛ ν ⎞ ∂E ⎛ 1 ⎞
+⎜ 0 ⎟ ⎜ ⎟ + 2⎜ + ν ⎟ Φ − ε;
⎝ Z max ⎠ ∂z ⎝ σ E
⎠ ∂z ⎝ Re ⎠
∂ε ⎛ R0 ⎞ ∂ε 1 ∂ ⎡ ⎛ 1 ν ⎞ ∂ε ⎤
V +⎜ ⎟W = ⎢r ⎜ + ⎟ ⎥+
∂r ⎝ Z max ⎠ ∂z r ∂r ⎢⎣ ⎝ Re σε ⎠ ∂r ⎥⎦
2
(7.62)
⎛ R ⎞ ∂ ⎛ ν ⎞ ∂ε ε ⎡ ⎛ 1 ⎞ ⎤
+⎜ 0 ⎟ ⎜ ⎟ + ⎢ 2Cε1 ⎜ + ν ⎟ Φ − Cε2 ⎥ ,
⎝ Z max ⎠ ∂z ⎝ σε ⎠ ∂z E ⎣ ⎝ Re ⎠ ⎦
где
E2
ν = Сν ;
ε
2 2
⎛ ∂V ⎞ ⎛ V ⎞ ⎛ R0 ⎞ ⎛ ∂W ⎞ 1 ⎡⎛ R0 ⎞ ∂V ∂W ⎤
2 2 2

Φ=⎜ +
⎟ ⎜ ⎟ ⎜ + ⎟ ⎜ ⎟ + ⎢⎜ ⎟ + ⎥ ;
⎝ ∂r ⎠ ⎝ r ⎠ ⎝ Z max ⎠ ⎝ ∂z ⎠ 2 ⎣⎢⎝ Z max ⎠ ∂z ∂r ⎦⎥
U R
Re = 0 0 число Рейнольдса, v0 – кинематическая вязкость (v0 =
ν0
= 0,15 см2/с), Cv = 0,09, Cε1 = 1,92, Cε2 = 1,44, χ = 0,4, σЕ = 1,0,
χ2
σε = ≈ 1,11.
(
Сν Сε1 − Сε2 )
В уравнениях (7.59)−(7.62) E и ε представляют соответственно
энергию турбулентных пульсаций и скорость диссипации и вводят-
ся в рамках рассматриваемой модели с целью замыкания системы
при определении турбулентной вязкости ν. Кроме того, в уравне-
ниях опущены диффузионные члены в продольном направлении с
учетом того, что конвективные члены значительно больше пос-
ледних
220
⎡W ( ∂W ∂z ) >> ∂ ∂z ⎡ ν ∂W
⎢⎣ ⎣
⎤⎤.
∂z ⎦ ⎥⎦ ( )
Граничные условия для приведенной системы формулируются
следующим образом:
∂W ∂E ∂ε
= = = 0; (7.63)
∂r r =0 ∂r r =0 ∂r r =0
V r =0
= 0; (7.64)
W r =1
=V r =1
= E r =1 = ε r =1 = 0; (7.65)
W z =0
= η ( r ) − η ( r − 1) ; (7.66)
V z =0
= 0; (7.67)

⎣ ( r ) − η ( r − 1) ⎤⎦ ;
−2
E z =0 = 10 ⎡η (7.68)

⎣ ( r ) − η ( r − 1) ⎤⎦ .
−3
ε z =0 = 10 ⎡η (7.69)
Граничные условия (7.63), (7.64) записывают, исходя из сооб-
ражений симметрии задачи, условия (7.65) отвечают состоянию
покоя механической системы, уравнения (7.66), (7.67) соответст-
вуют плоскому фронту воздушного потока, в котором отсутствуют
поперечные пульсации, а условия (7.68), (7.69) сформулированы с
учетом результатов работы [31].
Уравнение (7.61), представляющее собой условие несжимаемой
жидкости (div(U) = 0), являясь уравнением первого порядка, требу-
ет при определении V(r, z) одного граничного условия (7.64) или
V|r=1 = 0 из (7.65), поэтому чтобы удовлетворить тому и другому
условиям при численном решении этого уравнения целесообразно
ввести искусственную вязкость и рассматривать как уравнение
второго порядка. Граничное условие на твердой стенке (7.64) для
продольной скорости справедливо, как при ламинарном, так и при
турбулентном потоках, движущихся в канале. Однако при числен-
ном решении системы реализация этого условия требует очень
мелкого шага в пристеночной области. Последнее связано с тем,
что в δ-окрестности стенки возникает ламинарный подслой, в ко-
тором скорость потока растет линейно с расстоянием от стенки
[29]. Уменьшение шага численной сетки ведет к общему увеличе-
нию числа шагов, что, в свою очередь, требует увеличения опера-
тивной памяти и ведет к увеличению времени счета. Чтобы избе-
221
жать этого, в пристеночной области расчеты проводят с помощью
пристеночных функций [32]. При решении рассматриваемой задачи
найдем толщину слоя δ(z) как функцию расстояния по потоку и
значение скорости потока в этой точке Uδ, используя аналитиче-
ские решения, полученные для плоского ламинарного погранично-
го слоя на пластине, при выполнении условия δ << R0:
ν0
δ=α ; (7.70)
τω ρ
U δ = α τω ρ , (7.71)
где α = 11,5, ρ – плотность газа (воздуха), τω – напряжение трения
на поверхности пластин. Величину τω для пластины определяют по
формуле Блазиуса [29]:
ρμU ∞3
τω = 0,332 , (7.72)
z
где μ = ρv0 – динамическая вязкость, U∞ – скорость набегающего
потока (в нашем случае U0). Подставляя (7.72) в (7.70), (7.71) и
сравнивая полученное, находим:
ν 0U ∞3
U δ = α 0,332 4 ; (7.73)
z
α 2ν 0
U δδ = α 2ν 0 , δ= . (7.74)
Uδ ( z )
Таким образом, для любого z ≠ 0 по потоку можно найти Uδ(z) и
δ(z). При этом максимальное значение Uδ(z) будет равно для Z =
= Zmin = ΔZ – шагу по длине:
ν 0U ∞3
(U δ )max = α 0,332 4 .
Δz
Это значение Uδ будет отвечать минимальному значению δmin=
= α2v0/(Uδ)max. Для любого другого z = jΔz, j = 1, 2, ..., N, величина
δ > δmin. При этом в диапазоне (R0 – δ) ≤ r ≤ R0 продольная скорость
потока как функция радиуса изменяется от нуля при r = R0 до Uδ
линейно рис. 7.39.
Используя формулы линейной интерполяции и формулу (7.74),
находим:
222
(U δ )
2
δmin
W = ,
r = R0 −δ
α ν0
2

а для R0 ≤ r ≤ (R0 – ○)
(U )
2

W ( R0 − r )
= δ
α 2ν 0
r ≥ R0 −δ

или в безразмерном виде Рис. 7.39. Иллюстрация к вопросу


(U )
2
δmin об определении граничного условия
W δmin = δ ; (7.75) для продольной скорости
r =1−
R0 α ν 0U 0
2
воздушного потока на твердой
стенке
(U δ )
2
R0
W δ = (1 − r ) . (7.76)
R0α ν0U 0
r ≥1− min 2

Поскольку δmin << R0, то турбулентный поток занимает практи-


чески весь канал, оставляя на ламинарный подслой лишь присте-
ночную область. Таким образом, определяя пристеночные функции
(7.73), (7.74) и используя формулу Блазиуса, вместо граничного
условия (7.65) для W будем использовать условия (7.70), (7.71).
Решение системы уравнений (7.59)−(7.74), (7.75), (7.76) осуществ-
лялось численно итерационным методом, в силу ее нелинейности с
критерием сходимости вида:
M
2 ⎡(Wi ,kj+1 − Wi ,kj ) (Wi ,kj+1 + Wi ,kj ) ⎤
2
ε= ∑
M i =1 ⎣ ⎦ (7.77)

и аналогично для функций Vi,j,Еi,j, εi,j. Решение системы приведено


в виде графиков для продольной W(r, z) и поперечной V(r, z) скоро-
стей воздушного потока как функций радиуса на различных рас-
стояниях z от входа в канал (z = 0). Анализ решения системы по-
зволяет сделать следующие выводы. В турбулентном воздушном
потоке, распространяющемся в цилиндрическом канале с началь-
ной скоростью U0 на входе, как и в свободных струях [12] наблю-
дается три участка:
• начальный, в котором изменения в радиальном распределении
продольной скорости наблюдается лишь в пристеночной области, а
в области оси канала скорость изменяется слабо (рис. 7.40, графи-
ки 1−4). В радиальном распределении поперечной скорости на
этом участке абсолютная величина последней на 2−3 порядка
223
меньше продольной, возрастая к периферии (r → 1) рис. 7.41, 7.42.
В решении на этом участке наблюдается хорошая сходимость, но
число итераций увеличивается с ростом числа слоев j, на которых
находят решение;

Рис. 7.40. Зависимость радиального распределения продольной скорости W(r, z)


воздушного потока в цилиндрическом канале радиусом R0 на различном
расстоянии Z = J×dz от входа в канал, dz = 10 см, J = 1,2,3…7

Рис. 7.41. Зависимость радиального распределения поперечной скорости V(r, z)


воздушного потока в цилиндрическом канале радиусом R0 на различном
расстоянии Z = J×dz от входа в канал, dz = 10 см, J = 1, 2, 3
224
Рис. 7.42. Зависимость радиального распределения поперечной скорости V(r, z)
воздушного потока в цилиндрическом канале радиусом R0 на различном
расстоянии Z = J×dz от входа в канал, dz = 10 см, J = 4, 5, 6

Рис. 7.43. Зависимость радиального распределения продольной скорости W(r, z)


воздушного потока в цилиндрическом канале радиусом R0 на различном
расстоянии Z = J×dz от входа в канал, dz = 10 см, J = 8, 9

• переходный, в котором как продольная, так и поперечная ско-


рости резко изменяют величину и направление. Вниз по потоку
профиль продольной скорости существенно искажается в отличие
от первоначального. Характерные радиальные распределения про-
дольной и поперечной скоростей в этой области приведены на рис.
225
7.44, 7.45. В этой области в отличие от начального и основного
участков наблюдается плохая сходимость решения. Поэтому при
заданном числе итераций ~ 400 находили итерацию с минимальной
погрешностью, определяя ее как решение на данном слое, и затем
переходили на другой слой j;

Рис. 7.44. Зависимость радиального распределения поперечной скорости V(r, z)


воздушного потока в цилиндрическом канале радиусом R0 на различном расстоя-
нии Z = J×dz от входа в канал, dz = 10 см, J = 7, 8, 9

Рис. 7.45. Зависимость радиального распределения продольной скорости W(r, z)


воздушного потока в цилиндрическом канале радиусом R0 на различном
расстоянии Z = J×dz от входа в канал, dz = 10 см:
1 – J = 50; 2 – J = 95; 3 – расчет по формуле [9]
226
• основной, в котором происходит установившееся движение
воздушного потока. Начало этой области составляет 15−20 калиб-
ров (диаметров канала). Характерное радиальное распределение
продольной скорости в этой области приведено на рис. 7.43. Она
характеризуется плавным спадом скорости по радиусу и лишь в
пристеночной области резко стремится к нулю. На этом участке
сходимость решения достигается за две-четыре итерации. Резуль-
таты расчетов установившегося потока на основном участке удов-
летворительно согласуются с распределением, рассчитанным по
логарифмической формуле (3.7) при V* = 0,325.
Результаты расчетов W(r, z), V(r, z) позволяют найти оптималь-
ную длину базы Lб, величину которой можно ограничить Lmax ≈ 70−
90 см. Определение длины базы позволяет закончить постановку
задачи о переносе облака ионов по цилиндрическому каналу. Рас-
крывая скалярное произведение векторов в уравнении (7.49) и
учитывая условие несжимаемости жидкости, приведем систему
уравнений (7.49)−(7.57) к безразмерному виду, определяя безраз-
мерные переменные и функции следующими соотношениями: t′ =
= t/tmax, q′=qn/q0, r0′ = r0/R0, ϕ′ = ϕ/EgR0, τ′0 = τ0/tmax, r′ = r/R0, z′ = z/Lmax,
W′ =W/U0, V′ =V/U0. Опуская штрих у переменных и функций и учи-
тывая, что E = –grad(ϕ), Ez = − ∂ϕ ∂z , Er = − ∂ϕ ∂r , получим:
∂qn ∂ϕ ∂qn ∂ϕ ∂qn ∂q
= − Aqn − B −C + DW ( r , z ) n +
∂t ∂r ∂r ∂z ∂z ∂z
∂qn Q ∂ ⎡ ∂qn ⎤
+ EV ( r , z ) − Fqn2 + r , (7.78)
∂r r ∂r ⎢⎣ ∂r ⎥⎦
где A = kr q pf tmax ; B = μ n Eg tmax R0 ; C = μ n R0 Eg tmax L2max ;
D = U 0 tmax Lmax ; E = U 0 tmax R0 ; F = μ n eq0 tmax εε0 ; Q = Dn tmax R02 .
2
1 ∂ϕ ∂ 2ϕ ⎛ R0 ⎞ ∂ 2ϕ ⎛ eq0 R0 ⎞
+ +⎜ ⎟ =⎜ ⎟⎟ qn . (7.79)
r ∂r ∂r 2 ⎝ Lmax ⎠ ∂z 2 ⎜⎝ εε 0 Eg ⎠
Граничные и начальные условия принимают вид:
qn t =0 = 0; (7.80)
∂q n
= 0; (7.81)
∂r r =0

227
∂qn
= 0; (7.82)
∂r r =1

qn z =0
= ⎡⎣η ( r ) − η ( r − r0 ) ⎤⎦ ⎡⎣η ( t ) − η ( t − τ0 ) ⎤⎦ ; (7.83)
∂ϕ
= 0. (7.84)
∂r r =0
С учетом граничного условия (7.65) (V|r = 1 = 0) граничное усло-
вие (7.56) в безразмерных переменных принимает вид:
∂ϕ
= 0. (7.85)
∂r r =1
Граничные условия на входе и выходе из канала для потенциа-
ла запишем следующим образом:
∂ϕ
= 0; (7.86)
∂r z =0
∂ϕ
= 0. (7.87)
∂r z =1
Решение системы уравнений (7.78)−(7.87) осуществлялось чис-
ленно с использованием итерационного метода. Для каждого мо-
мента времени предварительно методом Зейделя [33] находим ре-
шение уравнения Пуассона (7.79) с граничными условиями (7.84) −
(7.87), используя в качестве начального приближения для потен-
циала (в безразмерном виде) выражение
⎛ ⎛ R0 ⎞ 2 ⎞⎟
2

ϕ0 ( r , z ) = 0, 25 q0eU 0 τ0 πD 2 ⎜ εε E R L z +⎜
2
⎟ r ⎟ , (7.88)
⎜ 0 g 0 max ⎝ Lmax ⎠
⎝ ⎠
после чего, для указанного момента времени, находили решение
qn(r, z, t).
Заметим, что если начальное приближение для потенциала за-
давать в виде последнего выражения, то величину граничного
электрического поля можно найти из условия Eg ≥ dϕ0/dr при z = 0
и r = R0 (r = 1). Дифференцируя последнее и подставляя указанные
значения аргументов в полученное выражение, находим:
q eU τ πD 2 0, 25
Eg ≥ 0 0 0 ,
εε0 Eg R02
228
что дает возможность определить поверхностную плотность заряда
0,5q0eU 0 τ0 πD 2
на внутренней поверхности цилиндра в виде σ0 ≥
R02
2kз N O2 τ02 I раз
или с учетом выражения для q0: σ0 ≥ . Нижний предел
R02
для σ0 можно также получить, дифференцируя формулу для на-
чального приближения потенциала по переменной r и полагая z = 0
2kз N O2 τ02 I раз
и r = r0/R0, что дает: σ0 ≤ . Таким образом, поверхност-
R02
ная плотность заряда задается в пределах:
2kз N O2 τ02 I раз 2kз N O2 τ02 I раз
≥ σ0 ≥ . (7.89)
r02 R02
С целью выявления диффузионно-дрейфовых особенностей пе-
реноса ионов по каналу, а также влияния неравномерности в про-
странственном распределении продольной и поперечной скоростей
воздушного потока, расчеты проводились как при W(r, z) ≡ 1,
V(r, z) ≡ 0, так и при неравномерных распределениях W(r, z), V(r, z)
на заданном слое j в различные моменты времени К при начальной
скорости воздушного потока U0 = 5 м/с. Временное распределение
получали при Tmax = 0,1 с, Kmax= 100, t = Kdt, dt = Tmax/Kmax.
Анализ результатов сводится к следующему: за счет диффузи-
онных процессов при переносе облако ионов трансформируется
так, что концентрация ионов в центре облака уменьшается, а ядро
облака приобретает вид «корзины» (рис. 7.46, б), широкое отвер-
стие которой расположено вниз по потоку.
Уменьшение концентрации ионов в области r ~ 0 в радиальном
распределении обусловлено как их «расталкиванием» за счет соб-
ственного электрического поля, так и за счет поперечной скорости
воздушного по тока, возрастающей вниз по потоку. Ассимметрия
распределения концентрации ионов относительно плоскости пер-
пендикулярной оси цилиндра (оси R на рис. 7.45,а) соответствует
тому, что воздушный поток «поджимает» облако с наветренной его
части, подавляя эффекты диффузии и дрейфа ионов, и, напротив,
действует с ними в одном направлении с подветренной стороны.

229
Рис. 7.45. Изолинии заданной концентрации ионов в ионном облаке
при распространении его по каналу в момент времени K = 60 (а);
изоповерхность, образованная вращением изолиний вокруг оси Z (б)

Контрольные вопросы и задания

1. Назовите основные элементы конструкции датчика для определе-


ния мощности выброса в вентиляционных трубах АЭС, основанного на
методе регистрации магнитного поля, создаваемого движущимся ионизи-
рованным воздушным потоком.
230
2. Каковы причины возникновения ионов в вентиляционной трубах
АЭС в условиях выброса?
3. При ионизации воздуха в результате комптоновского взаимодейст-
вия фотонного излучения с атомами и молекулами составляющих его га-
зов образуются электроны и положительные ионы. Почему говорят об
ионном токе, регистрируемом ионизационной камерой?
4. Какие нужны условия для возникновения магнитного поля в рабо-
чем объеме датчика для определения мощности выброса в вентиляцион-
ных трубах АЭС, основанного на методе регистрации магнитного поля,
создаваемого движущимся ионизированным воздушным потоком?
5. Дайте краткую характеристику принципа работы датчика для опре-
деления мощности выброса в вентиляционных трубах АЭС, основанного
на методе регистрации магнитного поля, создаваемого движущимся иони-
зированным воздушным потоком. Укажите достоинства и недостатки это-
го прибора.
6. Назовите основные элементы конструкции датчика для определе-
ния мощности выброса в вентиляционных трубах АЭС, основанного на
использовании двух ионизационных камер. Чем отличаются между собой
эти камеры?
7. На чем основан принцип работы детектора (дозиметрической сис-
темы, состоящей из двух ионизационных камер), используемого для опре-
деления мощности выброса радиоактивной примеси в вентиляционной
трубах АЭС?
8. В межэлектродном пространстве ионизационной камеры при воз-
действии ионизирующего излучения образуется пространственный заряд.
Что происходит с пространственным зарядом:
- при увеличении мощности дозы, при постоянном напряжении и тем-
пературе?
- при увеличении напряжения на электродах при постоянной мощно-
сти дозы и температуре?
9. Как ведет себя ионизационный ток в ионизационной камере с рос-
том тепературы окружающей среды при постоянных мощности дозы и
напряжении на электродах?
10. Назовите основные конструктивные элементы датчика, реализуе-
мого в безынерционном методе измерения скорости воздушного потока. В
чем заключаются основные особенности принципа работы датчика?

231
Глава 8. ПЕРСПЕКТИВНЫЕ МЕТОДЫ ОПРЕДЕЛЕНИЯ
РАДИАЦИОННЫХ ХАРАКТЕРИСТИК РАДИОАКТИВНОГО
ЗАГРЯЗНЕНИЯ ПОДСТИЛАЮЩЕЙ ПОВЕРХНОСТИ

Ранее было отмечено, что в случае вымывания дождем или сне-


гом радиоактивной примеси при ее ветровом переносе, а также за
счет особенностей подстилающей поверхности, проявляющейся в
виде различного уровня шероховатости, оказывающего значитель-
ное влияние на скорость сухого осаждения, на подстилающей по-
верхности образуются радиоактивные пятна, излучение от которых
может существенно превышать радиационный фон. В этих услови-
ях даже дозорные машины дозиметрического контроля не всегда
могут справиться с задачей полномасштабного определения радио-
активного загрязнения подстилающей поверхности больших пло-
щадей. В настоящее время решение этой проблемы может быть
осуществлено путем использования аэро- или космической развед-
ки, что в первом случае приводит к серьезным финансовым затра-
там (стоимость топлива, оплата арендных услуг и т.д.), а во втором
– использование осуществляется в ограниченных целях.
Решение этой проблемы может быть основано на дистанцион-
ных методах обнаружения радиоактивных выбросов с примене-
нием радиолокационных установок или радиолокационных стан-
ций (РЛС) [1–5]. Основанием к использованию таких средств явля-
ется хорошо известное явление отражения электромагнитных волн
(длинноволнового диапазона) от ионизированных облаков ионо-
сферы [6].
Попытка использования РЛС для качественного анализа радио-
активного загрязнения местности, основанного на эффекте отраже-
ния электромагнитных волн от ионизационных образований техно-
генного происхождения, была предпринята в Чернобыле в рамках
проведения работ по ликвидации последствий аварии на ЧАЭС.
Дальнейшие исследования носили, в основном, экспериментальный
характер [1,4] и лишь в последнее время стали приобретать некото-
рую теоретическую основу [2,3,5]. Рассмотрим особенности этого
явления на основе экспериментальных данных, опубликованных в
работе [1].
232
8.1. Использование радиолокационных станций
для дистанционного определения выбросов АЭС

Вопросу распространения электромагнитных волн в плазме,


возникающей в пограничном слое атмосферы при рассеянии ра-
диоактивной примеси, обусловленной выбросами АЭС или в ре-
зультате других радиационных аварий на ОИАЭ, как уже указыва-
лось, до недавнего времени практически не уделялось никакого
внимания в силу того, что источники плазмы имеют техногенное
происхождение. Восполняя этот пробел, представим, как экспери-
ментальные данные по регистрации ионизированных образований,
возникающих в атмосфере либо действительно за счет выбросов
радиоактивной примеси, либо за счет ионизации воздушной среды
(β-, γ-излучением различных поверхностей (крыш, могильников
радиоактивных отходов и т.д.)) на АЭС и других радиационно-
опасных предприятиях, с помощью PЛC, так и рассматривая теоре-
тические вопросы формирования и динамики плазмы в погранич-
ном слое атмосферы и распространения электромагнитных волн.
В дальнейшем под фразой «факел радиоактивных выбросов»
будем понимать плазменные образования (плазмоиды), имеющие
правильную геометрическую форму, возникающие, в первую оче-
редь, за счет ионизации воздуха (β-, γ-излучениея загрязненных
поверхностей радиационно-опасных объектов), особо оговаривая
плазменные образования, возникающие вокруг действительно фа-
кела или облака радиоактивной примеси, поступающей в атмосфе-
ру при выбросах из вентиляционной труб АЭС. В этом случае во
фразе «факел радиоактивных выбросов» кавычки будут отсутство-
вать.

8.1.1. Анализ экспериментальных данных по определению


выбросов АЭС с помощью радиолокационных станций

Экспериментальные работы по исследованию возможности об-


наружения и идентификации радиоактивных облаков, возникаю-
щих в результате рассеяния радиоактивной примеси в атмосфере
при выбросах с АЭС и других радиационно-опасных объектов, с
помощью радиолокационных средств впервые были предприняты
сразу после аварии на ЧАЭС и затем в 1989–1992 гг. на украинских
233
АЭС и некоторых российских атомных электростанциях [1]. Рабо-
ты проводились с использованием РЛС, работающих в сантиметро-
вом, дециметровом и метровом диапазонах длин волн соответст-
венно. Наблюдение факелов «выбросов» осуществлялось, в основ-
ном, на дальностях в диапазоне 11-65 км, а предельная дальность
их обнаружения составляла 500 км с предельной чувствительно-
стью по выбросам радиоактивной примеси с АЭС до нескольких
кюри в сутки. Результаты экспериментальных исследований в ка-
честве иллюстраций приводятся на рис. 8.1−8.3 и состоят в сле-
дующем.
1. Структура факела «выбросов», являющегося радиолокацион-
ной целью, представляет собой длинный цилиндр или вытянутый
усеченный конус (их плоскую проекцию) высотой от нескольких
сотен метров до нескольких километров и в поперечнике от не-
скольких десятков метров до 400–500 м, нижняя часть (широкая)
часть которого располагается над вентиляционной трубой АЭС, а
верхняя является прерывистой и может отделяться от основной фи-
гуры (см. рис. 8.1, а) или удаляться от нее в сторону (см. рис. 8.1,
б). При сильном ветре основная фигура оставалась на месте, откло-
няясь от вертикали на некоторый угол.

Рис. 8.1. Нештатный выброс Запорожской АЭС 30 октября 1989 г. (данные Коно-
нова Е.Н.), фото экрана РЛ высотомера, дальность 59 км, азимут 239°
234
2. Отражение радиолокационного сигнала от тепловых выбро-
сов, в указанном диапазоне длин волн, практически не наблюдает-
ся. Этот результат следует из наблюдений выбросов более 100
ТЭС, работающих на газе.
3. Наблюдение факела выбросов различных радиационных объ-
ектов (предприятий, производящих радиационные материалы, ре-
акторы, топливо, места захоронений радиоактивных отходов) од-
новременно с наблюдением факела выброссов с АЭС показало
идентичность их радиолокационных характеристик.
4. При наблюдении радиолокационных сигналов от факела вы-
бросов Запорожской АЭС, осуществляемом в момент времени, ко-
гда метеорологические условия характеризовались сильным вет-
ром, а радиолокационный сигнал факела выбросов над вентиляци-
онной трубой не перемещался, его интенсивность не изменялась, а
высота выброса превышала высоту вентиляционной трубы при-
мерно в 5–6 раз и составляла величину порядка 600 м (см. рис. 8.2).

Рис. 8.2. Нештатный выброс Запорожской АЭС 30 октября 1989 г. (данные


Кононова Е.Н.), фото с экрана станции наведения, дальность 8 км, масштаб 5 км

235
Рис. 8.3. Выброс Смоленской АЭС 21 августа 1991 г. (данные Кононова Е.Н.):
а – азимут 45°, дальность 42 км; б – азимут 46°, дальность 42 км

5. Предельная дальность обнаружения факела выбросов радиа-


ционно-опасных объектов при помощи РЛС составляет 500 км, а
предельная чувствительность по выбросам радиоактивной примеси
с АЭС – до единиц кюри в сутки при экстремальных условиях на-
блюдения (температура воздуха на высоте 3 км составляла 28 °С).
В пп. 1, 3, 4 регистрируемое РЛС отражение радиолокационно-
го сигнала может быть обусловлено следующими причинами:
а) отражением от самих частиц радиоактивной примеси факела
выбросов;
б) отражением от флуктуации плотности факела выбросов;
в) отражением от плазменных образований, обусловленных ио-
низацией воздуха фотонным излучением либо радиоактивной при-

236
меси факела выбросов, поступающих из вентиляционной труб АЭС
в атмосферу, либо загрязненных радиоактивной пылью внутренних
поверхностей вентиляционной труб АЭС и других радиационно-
опасных предприятий.
В пункте а) неявно предполагается, что факел выбросов может
подниматься на значительную высоту (до нескольких километров).
Поскольку высота подъема газовой струи факела штатных выбро-
сов даже при условиях безразличного равновесия (штиль) не может
составлять 600 и более метров тем более при сильном ветре (п. 4),
когда высота подъема струи равна нулю, то предположение являет-
ся несостоятельным в силу противоречия как экспериментальным,
так и расчетным данным по подъему струи в поперечном газовом
потоке.
Флуктуации плотности факела выбросов, согласно закону Кла-
пейрона, связаны с флуктуацией температуры (ρ = R-1P/T, R – по-
стоянная Больцмана, ρ – плотность, Р – давление, Т – температура).
Последняя не обеспечивает отражение радиолокационного сигнала,
согласно п. 2, в силу чего предположение п. б) является несостоя-
тельным.
Первую часть п. в) также следует признать несостоятельной,
поскольку пришлось бы допустить, что подъем факела выбросов
радиоактивной примеси достигает нескольких километров и тем
самым вступить в противоречие с экспериментальными данными.
Таким образом, остается, что отражение радиолокационного сигна-
ла связано с плазменным образованием (столбом), возникающим в
атмосфере над вентиляционной трубами АЭС, захоронениями ра-
диоактивных отходов и проч. в результате ионизации воздуха фо-
тонным излучением загрязненных пылью поверхностей, в частно-
сти внутренней поверхностью вентиляционной труб АЭС, фотон-
ным излучением радиоактивных отходов и т.д.
В случае действительно выбросов радиоактивной примеси в
атмосферу нет оснований считать, что факел поднимается на зна-
чительную высоту, тем более при сильном ветре. В рамках одной
из возможных рабочих гипотез можно полагать, что наблюдаемая
РЛС – цель есть результат отражения электромагнитных волн от
ионизационного столба, создаваемого колиммированным источни-
ком, в качестве которого можно рассматривать вентиляционной

237
трубу, заполненную радиоактивным газом. Наличие «перетяжек» в
верхней части наблюдаемых РЛС – целей (см. рис. 8.3), по-
видимому, связано со слоистостью пограничного слоя атмосферы и
сдвигом слоев относительно друг друга. Этими же причинами мо-
жет быть объяснено и отделение части столба от основной массы.
Чтобы ответить более подробно на эти и другие вопросы, связан-
ные с устойчивостью ионизационного образования, необходимо
рассмотреть механизм образования и релаксации ионизационного
слоя, а также подъем и распространение радиоактивной примеси в
атмосфере при выбросах с АЭС.

8.1.2. Физические основы определения радиоактивных


выбросов и радиоактивного загрязнения подстилающей
поверхности при помощи радиолокационных станций

Для расчета концентрации радиоактивной примеси в атмосфере


и ее распространения требуется знание эффективной высоты подъ-
ема источника (см. п. 6.2 гл. 6) и метеорологических характеристик
данного региона. Эффективная высота подъема источника опреде-
ляется высотой вентиляционной трубы hт, если выброс идет из вен-
тиляционной трубы АЭС, и приращением Δh, на которое поднима-
ется струя за счет начальной скорости и эффекта плавучести. От-
ветственными за перенос радиоактивной примеси в атмосфере яв-
ляются метеорологические характеристики региона, к которым от-
носятся температура T(z), влажность Hu(z), скорости ветра: про-
дольная U(z), поперечная V(z) и коэффициент турбулентной диф-
фузии K(z) (см. рис. 6.1–6.7).
Методы расчета этих характеристик достаточно подробно из-
ложены в гл. 6, поэтому ниже для удобства изложения приведем
основные результаты, наглядно демонстрирующие эти характери-
стики.
Распространение радиоактивной примеси в атмосфере в рамках
модели пограничного слоя атмосферы [7] определяется решением
уравнения турбулентной диффузии (6.38)−(6.43), а приращение вы-
соты подъема радиоактивной струи, выходящей из вентиляционной
трубы АЭС, – в рамках траектории модели [8] или в рамках более
простой модели [7]. В качестве выражения, описывающего перенос
238
примеси в атмосфере, можно воспользоваться аналитическим ре-
шением (6.65), (6.48), (6.49) стационарного уравнения (6.44) (см.
пп. 6.2, 6.7).
Выброс и перенос радиоактивной примеси происходит в погра-
ничном слое атмосферы, характеризующемся определенным соста-
вом. Состав воздуха определяется азотом (78 %), кислородом (21 %),
водородом и аргоном (0,94 %), углекислым газом (0,03 %). Азот и
кислород присутствуют в основном в молекулярном виде [9].
В ионизированном воздухе в пределах пограничного слоя атмо-
сферы молекулярные ионы O +2 , O −2 , N +2 – составляют подавляющее
большинство, количество атомарных составляет величину в 10 раз
меньшую [10]. Свободные электроны также практически отсутст-
вуют в отличие от верхних слоев атмосферы, поскольку при боль-
шой плотности молекул О2 ( N O2 ≈ 0,58.1019 част/см3) захватываются
ими, образуя отрицательные ионы. Положительные и отрицатель-
ные ионы способны образовывать ионы-кластеры (ионные рои) в
результате присоединения к ним молекул воды (30–50 на 1 ион). В
отличие от таких образований молекулярные и атомарные ионы
кислорода и азота называют «легкими» ионами. Адсорбция этих
ионов на ядрах концентрации (каплях тумана и других частицах)
приводит к образованию «тяжелых» ионов размером 10-6−10-3см.
При определенных условиях в воздухе могут образовываться и
«средние» ионы размером 10-7−10-бсм. Система уравнений, опреде-
ляющих концентрацию «легких» положительных, отрицательных
ионов и электронов, имеет следующий вид:
dN + ⎫
= GH − kii N + N − − kei N + N e ;⎪
dt ⎪
dN − + − ⎪
= k з N O2 N e − kii N N ; ⎪
dt ⎬, (8.1)
dN e ⎪
= GH − k з N O2 N e − kei N + N e ; ⎪
dt ⎪
+ −
N = N + Ne , ⎪

где N + , N − , N e – концентрация положительных, отрицательных
ионов и электронов соответственно; G – радиационный выход
электрон-ионных пар G = 2,08.109 Р-1⋅см3; Н – мощность дозы γ-, β-
239
излучения, Р/с; N O2 – концентрация кислорода в воздухе; kei = 7.10-7;
kii = 1,6.10-6 – коэффициенты электрон-ионной и ион-ионной ре-
комбинации соответственно, см3/с; kз = 8,85.10-11- коэффициент за-
хвата электронов, см3/с, при этом время жизни электрона в квазис-
вободном состоянии τe ~ 1 kз N O2 ~ 2.10-9с. При стационарных и ква-
зистационарных условиях, полагая левые части уравнений, приве-
денной выше системы (8.1), равными нулю, находим: при H =10-2
Зв/ч Ne ~ 1,036.10-3 см-3, N + ≈ N − ≈ 6,021⋅105 см-3. По этой причине
в дальнейшем будем рассматривать только ионную плазму. Все
носители положительных и отрицательных зарядов в воздушной
среде характеризуются различной подвижностью (см. табл.7.2).
При равных массах ионов подвижность отрицательных ионов
больше, чем положительных. Коэффициент рекомбинации легких
ионов составляет величину порядка 2⋅10-6 см3/с, а тяжелых на 3–4
порядка меньше [9]. Подвижность легких ионов в собственном газе
в пределах слабого электрического поля описывается выражением
(7.42) гл. 7 [11]:
( )
μ = 0,341 ⋅ e N MT ⋅ σ рез ( 2,13 ⋅ VT ) , VT = 2T M ,
где N – концентрация молекул газа (2,7 10 см-3), М – масса моле-
. 19

кулы, Т – кинетическая энергия иона, σрез – сечение резонансной


перезарядки. Резонансная перезарядка – процесс, связанный с про-
сачиванием валентного электрона через потенциальный барьер в
поле притяжения соседней частицы, т.е. под перезарядкой понима-
ется одна из реакций: А++ В → А + В+ или А- + ВС → А + ВС-. Ве-
личина сечения резонансной перезарядки описывается формулой
(7.43) [12]: σ(E) = σ(E0) – В.ln(E/E0), при E0 = 300 К ≈ 0,025 эВ с па-
раметрами σ(E0) и B для ионов различных элементов, значения ко-
торых приведены в табл. 7.3.
Полагая E = eE0, где e – основание натурального логарифма,
для процессов O+2 → O 2− и O −2 → O 2 находим, что сечение переза-
рядки отрицательного иона O −2 меньше, чем положительного O +2 и,
соответственно, подвижность отрицательного иона будет больше,
чем положительного. Вместе с тем, σ N+ ( eE0 ) = 20, 2 ⋅10−15 <
2

240
< σO− ( eE0 ) = 20,6 ⋅10−15 , но поскольку M N+ < M O- , то μ N+ > μ O- , т.е.
2 2 2 2 2

μ N+ ≈ 0,69 ( см 2
( В ⋅ с)) , μ O- ≈ 0,63 ( см 2
( В ⋅ с)).
2 2

При E = eE0 σO+ = 25,7 ⋅10−15 , μ O+ = 0,53. Различие в подвижно-


2 2

сти носителей заряда приводит и к различию в коэффициентах


диффузии, которые описываются формулой:
D = 0,341 T M ( N σ ( 2,13
рез 2T M )) ,
где параметры Т, М, N имеют тот же смысл, что и для подвижности
ионов. Система уравнений, описывающих пространственное рас-
пределение ионов того и другого знаков в диффузионно-дрейфовом
приближении имеет вид:
∂N +
= GH − kr N + N − − μ + N + div ( E ) − μ + E ⋅ grad ( N + ) +
∂t (8.2)
+ D+ div ⎣grad ( N ) ⎦ ;
⎡ +

∂N −
= GH − kr N + N − + μ − N − div ( E ) + μ − E ⋅ grad ( N − ) +
∂t (8.3)
+ D− div ⎡⎣grad ( N ) ⎤⎦ ;

divD = e ( N + − N − ) , D = εε 0E, E = Ea + Eвн ,


(8.4)
Eвн = Ez e z + Er e r , Er = 0
с начальными
N + ( r , z , t ) t =0 = 0; (8.5)
N − (r , z , t ) t =0 = 0 (8.6)
и граничными условиями

∂N − ( r , z , t )
= 0; N − ( r , z , t ) z =0 = 0; (8.7)
∂r r =0

∂N + (r , z , t )
= 0; N + (r , z , t ) z =0 = 0; (8.8)
∂r
r =0

241
N − ( r , z , t ) r →∞ = N + ( r , z , t ) r →∞ = 0; ⎫⎪
⎬ (8.9)
N − ( r , z , t ) z →∞ = N + ( r , z , t ) z →∞ = 0, ⎪⎭
где Ea – напряженность собственного электрического поля, возни-
кающего при разделении ионов; Eвн – напряженность внешнего по-
ля Земли; μ+, μ– – подвижность положительных и отрицательных
ионов соответственно; D+, D- – коэффициенты диффузии положи-
тельных и отрицательных ионов; kr = kii; ε – диэлектрическая про-
ницаемость воздуха; ε0 – диэлектрическая постоянная; H(r, z) –
мощность дозы (Р/с), создаваемая γ-, β-излучением радио-активной
примеси.

Рис. 8.4. Зависимость мощности дозы фотонного излучения от высоты


на оси цилиндра (r = 0) (1) и от радиуса при z = const (2)

На рис. 8.4 приведено распределение H ( r , z ) r =0 , H ( r , z ) z =const


(1) (2)

от источника, представляющего собой цилиндр, заполненный ра-


диоактивным газом (вентиляционная труба АЭС). Из анализа рас-
пределений следует, что эффективная область ионизации, подобно
наблюдаемой при помощи РЛС, создается на высоте не более 100 м
от устья вентиляционной трубы и не может подниматься на более
значительную высоту кроме как за счет внешних воздействий. В
радиальном распределении мощности дозы наблюдается резкий (в
пределах порядка) спад при R ≤ 6 м. Таким образом, анализ распре-
242
деления мощности дозы и соответственно концентрации ионов,
пропорциональной распределениям H(r, z), затруднения в понима-
нии и объяснении наблюдаемых радиолокационными станциями
свечей или столбов от радиоактивных пятен над подстилающей
поверхностью и радиоактивными захоронениями, а также устойчи-
вость этих образований не позволяют дать разумной интерпрета-
ции экспериментальным данным без привлечения дополнительной
информации об электрическом и магнитном полях Земли и особен-
ности атмосферы в ее пограничном слое.
При отсутствии внешнего электрического поля (|Eвн| = 0) про-
странственное распределение ионов будет обусловлено амбипо-
лярной диффузией [13], а плазма при выполнении условия rD << L,
где rD – радиус Дебая ( rD = kT 8πe 2 N ∼ 1 см при
4 -3 -4
N ≈ GH kr ∼ 10 см , H ∼ 10 Р/ч); L – характерное расстояние,
на котором существенно изменяется концентрация ионов, будет
являться квазинейтральной N+ ≈ N-. При этом коэффициент амби-
полярной диффузии определяется выражением
Da = (D–μ+ + D+μ–)/(μ+ + μ–),
собственное электрическое поле – формулой
Eа = [(D+ – D–)/(μ+ + μ–)]grad(N)/N, (8.10)
где N = N+= N– определяется решением уравнения дN/дt = GH –
–krN2+DaΔN, где Δ – оператор Лапласа с соответствующими гра-
ничными условиями. Для ионов кислорода μ O- = 0,63, μ O+ = 0,53
2 2

(В/см2); DO- = 0,016 cм2/c, DO+ = 0,014 см2/с при grad(N)/N ~ 10-3см-1
2 2

и |Ea| ≈ 2⋅10-6 В/см.


Для сравнения отметим, что электрическое поле Земли вблизи
поверхности составляет ~1,3 В/см при ее полном заряде –5,7⋅105 Кл
[14]. Рассматривая всю совокупность ионов (тяжелые, средние,
легкие) следует учитывать, что скорость диффузии в этом случае
будет определяться в основном тяжелыми ионами. Полагая, что
отрицательные ионы на высоту в несколько километров поднима-
ются за счет их дрейфа в электрическом поле Земли, в уравнениях
(8.2), (8.3) последними членами можно пренебречь, а вместо E =
= Eа + EВН в уравнении (8.4) ограничиться Eвн. Выражение для плот-
ности тока дрейфа при Ez(z) = |Eвн| будет иметь вид jдр = e(μ+ + μ–)×
243
× N(r, z)Eвн. В поперечном направлении распространение ионов без
учета собственного магнитного поля, создаваемого током J, и вер-
тикальной составляющей магнитного поля Земли могло бы осуще-
ствляться за счет амбиполярной диффузии, однако как возникнове-
ние азимутальной составляющей Hϕ собственного магнитного по-
ля, так и наличие вертикальной составляющей Hвн магнитного поля
Земли могут изменить поведение ионов. При больших значениях
продольного тока jдр возникающее собственное магнитное поле Hϕ
может удерживать равновесную конфигурацию плазмы. При ло-
кальном увеличении тока возможно образование перетяжек (так
называемый z-пинч) [13,15].
Для описания равновесной плазмы, покоящейся в постоянном
магнитном поле, воспользуемся уравнениями магнитной гидроди-
намики [15]:
grad ( P ) = c −1 [ JH ] ; (8.11)
с
j= rot ( H ) ; (8.12)

div ( H ) = 0, (8.13)
где P – газокинетическое давление плазмы P(r) = N(r)kT; с – ско-
рость света; j – вектор плотности тока; Н – вектор напряженности
магнитного поля. В цилиндрической системе координат при jr = 0,
jφ = 0, jz = jдр, Hz = 0, Hr = 0 система уравнений (8.11)−(8.13) позво-
ляет найти зависимость равновесного радиуса rа от плотности тока
jz. Решая систему при условии P(ra) = 0, находим:
H ϕ = 2 J cr ; J = jz πr 2 ; jz = e ( μ + + μ − ) Ez N ;
ra

N = ∫ N ( r ) dr ra ; Pπra2 = J 2 ( ra ) 2c 2 ; P = kTN ;
0

c
ra = 2kTN π = c 2 kT N π e ( μ + + μ − ) Ez .
jz
Из последнего выражения следует, что уменьшение равновес-
ного радиуса rа может быть обусловлено как уменьшением темпе-
ратуры Т, так и ростом напряженности электрического поля Ez,
причем последнее может быть связано с локальной неоднородно-
стью (слоистостью) атмосферы. Для плотности тока jz ∼ 2,4⋅10-13

244
А/см2 ( N ∼ 106 см-3) равновесный радиус составляет ra ~ 1010см, т.е.
значительно больше, чем характерный размер поперечной плазмы
L ~ 103 м. Напряженность азимутального магнитного поля, созда-
ваемого этим током, при характерном радиусе r ~ L, определяется
Н ~ 1,2.10-8 А/м. Отметим, что нормальная составляющая магнит-
ного поля Земли составляет ~20 А/м [16]. Таким образом, если с
помощью азимутального магнитного поля, обусловленного дрей-
фовым током ионов в электрическом поле Земли, и удается объяс-
нить появление перетяжек на большой высоте в плазменных стол-
бах, где низкая температура очевидна и, по-видимому, имеет место
слоистость атмосферы, что может приводить к локальному росту Ez
, то устойчивость плазменного образования в приземном слое ат-
мосферы на основании этого механизма объяснить невозможно.
Рассмотрим влияние нормальной составляющей магнитного
поля Земли на формирование плазмоида. На ион массой М, дви-
гающийся со скоростью v = 2k T M поперек магнитного поля,
действует сила Лоренца, что приводит к его вращению вокруг си-
ловой линии с циклотронной частотой wc = |e|В/М ≈ 150 с-1 (В –
магнитная индукция) и ларморовским радиусом rL = v/wc ≈ 60 см.
При характерной длине свободного пробега lm ~ 1/(σgN0), где N0 –
концентрация нейтральных молекул в атмосфере (2,7.1019см-3), σg ~
10-15 см2 – сечение столкновения молекул в газе [16], среднее время
между столкновениями τ ~ lm/v ≈ 10-9с. Дрейф и диффузия ионов за
счет собственного электрического поля плазмы в поперечном на-
правлении к магнитному полю осуществляются с подвижностью μ⊥
и коэффициентом диффузии D⊥ соответственно равными [13]: μ⊥ =
= μ/(1 + τ2ωс2), D⊥ = D/(1 + τ2ωc2), которые при заданных условиях
слабо отличаются от их продольных значений. Но поскольку соб-
ственное электрическое поле плазмы значительно меньше внешне-
го, диффузионно-дрейфовый перенос зарядов в поперечном на-
правлении значительно меньше продольного, что и позволяет гово-
рить об относительной стабилизации плазмоида в поперечном на-
правлении, т.е. поперечные размеры плазмоидов будут определять-
ся поперечными размерами области радиоактивного загрязнения
(подстилающей поверхности) или факела выбросов радиоактивной
примеси в атмосферу.

245
8.2. Определение мощности источника радиоактивных
выбросов по коэффициенту отражения