Вы находитесь на странице: 1из 1141

Федеральное агентство по образованию

Федеральное государственное образовательное учреждение высшего


профессионального образования
Сибирский федеральный университет

КОНСПЕКТ ЛЕКЦИЙ

Дисциплина «МАТЕМАТИКА 3»

Для укрупненных групп 010700 «Физика», «Биохимическая физика»,


«Физика конденсированного состояния вещества», 230100
«Информатика и вычислительная техника»

Институт фундаментальной подготовки СФУ


Кафедры высшей математики 1, МОДУС

Красноярск
2007
СПИСОК ИСПОЛНИТЕЛЕЙ

1. Проворова Ольга Геннадьевна, профессор.


2. Компаниец Лидия Алексеевна, доцент.
3. Родионов Александр Алексеевич, доцент.
4. Степаненко Виталий Анатольевич, доцент.
5. Киреев Игорь Валерьевич, доцент.
6. Остыловский Анатолий Николаевич, доцент.
7. Кнауб Людмила Владимировна, ст. преподаватель.
8. Басканова Татьяна Федоровна, ст.преподаватель.
9. Cадовский Михаил Георгиевич, профессор.
10. Дураков Евгений Борисович, доцент
11. Литвинов Павел Сергеевич, ст. преподаватель
12. Ультан Владимир Ефимович, профессор
13. Чешель Андрей Александрович, доцент.
14. Силаева Александра Евгеньевна, ассистент.
15. Мыльников Андрей Леонидович, ассистент.
16. Михалкин Евгений Николаевич, ст. преподаватель.
17. Вяткин Александр Владимирович, ассистент
18. Кузоватова Наталья Владимировна, ст. преподаватель
19. Двинский Антон Леонидович, доцент
20. Захаржевская Светлана Геннадьевна, ст. преподаватель
21. Колпакова Наталья Александровна, доцент
22. Анферов Петр Ильич, доцент
23. Колмакова Наталья Робертовна, доцент
24. Буров Андрей Ефимович, доцент

2
СОДЕРЖАНИЕ
Раздел 1. Математический анализ. Теория функций
комплексного переменного………………………………………………. 10
1. Модуль I. Дифференциальное исчисление. …………………………. 10
1.1 Лекция 1. Множества целых, рациональных, иррациональных
чисел и их свойства………………………………………………………… 10
1.2. Лекция 2. Элементы теории множеств……………………………….. 22
1.3. Лекция 3. Числовые последовательности…………………………… 31
1.4. Лекция 4. Предельные точки числовой последовательности и
критерии её сходимости…………………………………………………… 52
1.5. Лекция 5. Функция одной переменной. Предел функции одной
переменной…………………………………………………………………. 60
1.6. Лекция 6. Непрерывность функции. Классификация точек разрыва
функции…………………………………………………………………….. 85
1.7. Лекция 7. Производная функции одной переменной. …………….. 110
1.8. Лекция 8. Производные высших порядков. Экстремум функции… 128
1.9. Лекция 9. Локальные свойства функции одной переменной………. 141
1.10. Лекция 10. Разложение в ряд Тейлора…………………………….. 153
1.11. Лекция 11. Полное исследование функции и построения ее
графика……………………………………………………………………… 158
2. Модуль II Интегральное исчисление…………………………………. 172
2.1. Лекция 12. Неопределенный интеграл. Основные методы
интегрирования. ……………………………………………………………. 172
2.2 Лекция 13. Интегрирование рациональных выражений……………. 178
2.3. Лекция 14. Методы интегрирование иррациональностей………….. 184
2.4. Лекция 15. Определенный интеграл. Функции интегрируемые по
Риману…………………………………………………………………......... 189
2.3. Лекция 16. Формула Ньютона – Лейбница. Замена переменной в
определённом интеграле…………………………………………………… 198
2.4. Лекция 17. Приближённое вычисление интегралов. 203
3. Модуль III Несобственные интегралы и ряды. …………………….. 219
3.1. Лекция 1. Несобственные интегралы I рода и их свойства…………. 219
3.2. Лекция 2. Интегрирование по частям несобственных интегралов.
Несобственные интегралы II рода…………………………………………. 215

3
3.3. Лекция 3. Числовые ряды и их основные свойства………………… 222
3.4. Лекция 4. Функциональный ряд. Сходимость функциональных
рядов………………………………………………………………………… 235
3.5. Лекция 5. Равномерная сходимость функциональных рядов ……… 242
3.6. Лекция 6. Степенной ряд и его свойства…………………………….. 250
3.7. Лекция 7. Ряды Фурье………………………………………………… 256
3.8. Лекция 8. Сходимость ряда Фурье. Комплексная форма ряда
Фурье………………………………………………………………………… 263
3.9. Лекция 9. Интеграл Фурье, преобразование Фурье…………………. 266
4. Модуль IV. Функции многих переменных. Дифференциальное
исчисление. ………………………………………………………………… 272
4.1. Лекция 10. Многомерные евклидовы пространства и функции на
них……………………………………………………………………………. 272
4.2. Лекция 11. Последовательность точек евклидового пространства и
её предел. Предел функции нескольких переменных…………………….. 280
4.3. Лекция 12. Непрерывность функции многих переменных………… 290
4.4. Лекция 13. Дифференцируемые функции многих переменных…… 298
4.5. Лекция 14. Дифференциал функции многих переменных. Матрица
Якоби. Неявная функция и её частные производные……………………. 307
4.6. Лекция 15. Частные производные и дифференциалы высших
порядков. Формула Тейлора……………………………………………….. 317
4.7 Лекция 16. Экстремум функций нескольких переменных …………. 327
4.8 Лекция 17. Длина дуги кривой. Криволинейные интегралы………... 338
5. Модуль V. Функции многих переменных. Интегральное
исчисление. ………………………………………………………………… 346
5.1. Лекция 1. Двойные интегралы. ………………………………………. 346
5.2. Лекция 2. Тройные интегралы………………………………………... 354
5.3. Лекция 3. Несобственные интегралы - функции параметра……….. 360
5.4. Лекция 4. Криволинейные интегралы ………………………………. 369
5.5. Лекция 5. Поверхностные интегралы ………………………………. 376
5.6. Лекция 6. Понятие меры …………………………………………….. 383
5.7. Лекция 7. Обобщённые функции. Основные операции …………… 392
5.8. Лекция 8. Свёртка обобщённых функций ………………………….. 404
5.9. Лекция 9. Преобразование Фурье обобщённых функций ………… 409
6. Модуль VI. Теория функций комплексного переменного. ………. 412

4
6.1. Лекция 10. Комплексные числа. Определения. Свойства ………… 412
6.2. Лекция 11. Дифференцирование функций комплексного
переменного ………………………………………………………………… 416
6.3. Лекция 12. Гармонические функции………………………………… 420
6.4. Лекция 13. Конфорные отображения ……………………………….. 428
6.5 Лекция 14. Интегрирование…………………………………………… 440
6.6. Лекция 15. Ряды Тейлора и Лорана………………………………….. 450
6.7. Лекция 16. Вычеты……………………………………………………. 462
6.8. Лекция 17. Преобразование Лапласа…………………………………. 471
Раздел 2. Аналитическая геометрия и линейная алгебра……………. 496
1. Модуль I. Векторная алгебра и аналитическая геометрия ……… 496
1.1. Лекция 1. Векторы. Инвариантная теория………………………….. 496
1.2. Лекция 2. Скалярное, векторное и смешанное произведения……... 503
1.3. Лекция 3. Векторы в координатах…………………………………… 519
1.4. Лекция 4. Плоскость в пространстве………………………………... 528
1.5. Лекция 5. Прямая в пространстве. Задачи о прямых и плоскостях.. 537
1.6. Лекция 6. Кривые второго порядка …………………………………. 546
1.7. Лекция 7. Поверхности второго порядка …………………………... 554
1.8. Лекция 8. Комплексные числа……………………………………….. 560
2. Модуль II. Матрицы, определители и системы линейных
уравнений …………………………………………………………………. 567
2.1. Лекция 9. Алгебра матриц …………………………………………... 567
2.2. Лекция 10. Определители……………………………………………. 572
2.3. Лекция 11. Определители (продолжение)…………………………... 577
2.4. Лекция 12. Cистемы линейных уравнений…………………………. 583
3. Модуль III. Линейные и евклидовы пространства ……………….. 590
3.1 Лекция 13. Линейное пространство………………………………….. 590
3.2 Лекция 14. Cистемы линейных уравнений (Общая теория)………... 596
3.3 Лекция 15. Однородные системы линейных уравнений…………… 601
3.4 Лекция 16. Линейное пространство (продолжение) ………………. 604
3.5 Лекция 17. Евклидовы пространства………………………………… 611
4. Модуль IV. Линейные операторы …………………………………… 617
4.1. Лекция 1. Линейные отображения…………………………………... 617
4.2. Лекция 2. Линейные операторы …………………………………….. 624
4.3. Лекция 3. Инвариантные подпространства и собственные векторы 630

5
4.4. Лекции 4 Жорданова нормальная форма……………………………. 637
4.5. Лекции 5 Жорданова нормальная форма (продолжение)………….. 644
4.6. Лекция 6. Самосопряженные операторы …………………………… 651
4.7. Лекция 7. Ортогональные операторы. ……………………………… 657
4.8. Лекция 8. Полярное разложение…………………………………….. 665
5. Модуль V. Квадратичные формы и гиперповерхности ………….. 671
5.1. Лекция 9. Билинейные формы и квадратичные формы……………. 671
5.2. Лекция 10. Гиперповерхности второго порядка……………………. 690
6. Модуль VI. Тензоры …………………………………………………... 695
6.1. Лекция 11. Геометрические объекты……………………………….. 695
6.2. Лекция 12. Сопряженное пространство…………………………….. 706
6.3. Лекция 13. Тензорная алгебра линейного пространства………….. 713
6.4. Лекция 14. Тензорная алгебра линейного пространства
(продолжение)…………………………………………………………….... 721
6.5. Лекция 15. Тензоры в евклидовом пространстве………………….. 731
6.6. Лекция 16. Векторное произведение. Евклидовы тензоры……….. 744
6.7. Лекция 17. Понятие группы…………………………………………. 753
Раздел 3. Дифференциальные уравнения и вариационное
исчисление…………………………………………………………………. 761
1. Модуль I. Уравнения первого порядка. ……………………………. 761
1.2. Лекция 1. Основные определения. Геометрическая интерпретация. 761
1.3. Лекция 2. Методы интегрирования уравнений первого порядка…. 768
1.4. Лекция 3. Методы решения уравнений первого порядка…………. 772
1.5. Лекция 4. Обсуждение теоремы существования и единственности
решения задачи Коши………………………………………………………. 777
1.6. Лекция 5. Приближённое решение дифференциальных уравнений.. 785
1.7. Лекция 6. Уравнения высших порядков…………………………….. 789
2. Модуль II. Линейные дифференциальные уравнения n -го
порядка. …………………………………………………………………….. 797
2.1. Лекция 7. Линейный дифференциальный оператор и его свойства.. 797
2.2. Лекция 8. Общее решение однородного уравнения с постоянными
коэффициентами………………………………………………………….... 802
2.3. Лекция 9. Уравнения с постоянными коэффициентами и
квазимногочленом в правой части………………………………………… 809
2.4. Лекция 10. Метод комплексных амплитуд отыскания частного

6
решения……………………………………………………………………… 814
2.5. Лекция 11. Физические приложения………………………………… 821
3. Модуль III. Нормальные системы уравнений……………………… 828
3.2. Лекция 12. Нормальная система линейных уравнений…………….. 828
3.3. Лекция 13. Линейные системы с постоянными коэффициентами…. 836
3.4. Лекция 14. Неоднородные системы уравнений с постоянными
коэффициентами………………………………………………………….... 844
3.5. Лекция 15. Непрерывная зависимость решения от параметров и
начальных данных…………………………………………………………. 859
3.6. Лекция 16. Устойчивость по Ляпунову……………………………… 866
3.7. Лекция 17. Первый метод Ляпунова исследования устойчивости
нормальной системы дифференциальных уравнений……………………. 872
4. Модуль IV. Основы вариационного исчисления ………………….. 877
4.1. Лекция 1 Уравнения с частными производными первого порядка .. 877
4.2. Лекция 2. Краевые задачи для уравнения второго порядка ……….. 887
4.3. Лекция 3. Функция Грина. Построение функции Грина для
линейного уравнения второго порядка……………………………….. 891
4.4. Лекция 4. Элементы вариационного исчисления…………………… 895
4.5. Лекция 5. Вариационная задача простейшего вида…………………. 898
4.6. Лекция 6. Функционалы более общего вида
x1

∫ f ( x, y
x0
1 , y 2 ,..., y n , y1′ , y ′2 ,..., y ′n )dx ………………………………………………. 902

4.7. Лекция 7. Задача на условный экстремум с голономными связями.. 907


4.8. Лекция 8. Задачи на условный экстремум с неголономными
связями, изопериметрические задачи …………………………………….. 913
4.9. Лекция 9. Вариационная задача со свободным концом……………. 918
5. Модуль V. Интегральные уравнения. ………………………………. 926
5.1. Лекция 10. Однородные и неоднородные интегральные уравнения
Фредгольма и Вольтерра 1-го и 2-го рода………………………………… 926
5.2. Лекция 11. Интегральные уравнения Фредгольма 2-го рода. Метод
определителей Фредгольма. ………………………………………………. 938
5.3. Лекция 12. Интегральные уравнения с вырожденным ядром.
Теорема Фредгольма……………………………………………………….. 947
5.4. Лекция 13. Принцип сжатых отображений………………………….. 958
5.5. Лекция 14. Симметрические интегральные уравнения…………….. 967

7
5.6. Лекция 15. Краевые задачи на собственные значения – задача
Штурма- Лиувилля………………………………………………………….. 989
5.7. Лекция 16. Интегральные уравнения 1-го рода Вольтерра и
Фредгольма…………………………………………………………………. 997
Раздел 4. Теория вероятности и математическая статистика……….. 1013
1. Модуль І. Случайные события……………………………………….. 1013
1.1. Лекция 1. Пространство элементарных событий. Случайные
события. Классическое определение вероятности случайного события.
Элементы комбинаторики…………………………………………………. 1013
1.2. Лекция 2. Статистическое определение вероятности случайного
события. Геометрическое определение вероятности. Аксиомы теории
вероятностей. Действия над событиями………………………………….. 1020
1.3. Лекция 3. Свойства вероятности. Зависимые и независимые
события. Условная вероятность. ………………………………………….. 1027
1.4. Лекция 4. Формула полной вероятности. Формула Байеса. ……… 1038
1.5. Лекция 5. Последовательные независимые испытания (схема
Бернулли), формула Бернулли. Предельные теоремы для схемы
Бернулли. Локальная теорема Лапласа. Интегральная теорема Лапласа.. 1044
2. Модуль II. Случайные величины……………………………………. 1053
2.1. Лекция 6. Случайные величины. Дискретные случайные величины.
Непрерывные случайные величины. Функция распределения случайной
величины. Плотность распределения непрерывной случайной
величины……………………………………………………………………. 1053
2.2. Лекция 7. Числовые характеристики случайных величин:
математическое ожидание, дисперсия, среднее квадратичное
отклонение. Свойства числовых характеристик…………………………. 1061
2.3. Лекция 8. Законы распределения случайных величин:
биномиальное распределение, равномерное распределение, нормальное
распределение (закон Гаусса) и некоторые другие вероятностные
распределения……………………………………………………………… 1069
2.4. Лекция 9. Предельные теоремы теории вероятностей: неравенство
и теорема Чебышева, теорема Бернулли, центральная предельная
теорема……………………………………………………………………… 1080
2.5. Лекция 10. Двумерная случайная величина. Дискретная
двумерная случайная величина. Непрерывная двумерная случайная

8
величина. Числовые характеристики системы двух случайных величин.. 1089
3. Модуль III. Математическая статистика. …………………………. 1096
3.1. Лекция 11. Задачи математической статистики. Выборка.
Эмпирическая функция распределения. Полигон. Гистограмма……….. 1096
3.2. Лекция 12. Статистические оценки числовых характеристик
случайных величин и их свойства. Методы получения точечных
оценок. Выборочные (эмпирические) числовые характеристики………. 1105
3.3. Лекция 13. Метод моментов. Метод максимального
правдоподобия……………………………………………………………… 1112
3.4. Лекция 14. Интервальные оценки…………………………………… 1119
3.5. Лекция 15. Проверка статистических гипотез. Статистические
гипотезы. Статистические критерии для проверки гипотез. Построение
критических областей ……………………………………………………… 1127
3.6. Лекция 16. Проверка гипотез о виде функции распределения……... 1134
3.7. Лекция 17. Выборочный коэффициент корреляции……………….. 1141
Список литературы………………………………………………………. 1147

9
Раздел 1. Математический анализ. Теория функций
комплексного переменного

Модуль I. Дифференциальное исчисление

1.1. Лекция 1. Множества целых, рациональных,


иррациональных чисел и их свойства.

Множества целых, рациональных, иррациональных чисел. Представление любой


точки числовой оси в виде бесконечной десятичной дроби. Ограниченные числовые
множества, их точные верхние и нижние грани. Множество вещественных чисел и его
свойства.

Создание математического анализа является одним из величайших


достижений человеческого разума. Оно позволило от рассмотрения
отдельных разрозненных физических и геометрических задач (таких, как
падение тела под действием силы тяжести, вычисление площади, лежащей
под параболой) перейти к развитию общих методов решения больших
классов задач. Развитие математического анализа, в свою очередь, оказало
огромное влияние на прогресс науки и техники.
Классический математический анализ представляет собой очень
удобную идеализированную модель, основанную на том, что мы располагаем
точными значениями всех исходных величин и можем найти точные
значения всех вычисляемых величин.
Весьма ограниченный по времени читаемый курс, не в состоянии
отразить всё многообразие математического анализа и мы вынуждены
ограничится рассмотрением лишь первоочередных и наиболее важных
проблем классического математического анализа, которые сформулированы
ниже:
1. Уточнение основных понятий математики - вещественное число,
множество, функция;
2. Развитие теории пределов и понятия непрерывной функции;
3. Построение аппарата дифференциального и интегрального
исчисления;

10
4. Построение теории определённого интеграла;
5. Уточнение некоторых геометрических понятий (длина дуги,
площадь)

Множество ¤ рациональных чисел.


Первично понятие целого числа и операций с ним. Будем обозначать
через ¥ множество натуральных чисел: ¥ = {1, 2, 3,…}, а через ¢ множество
целых чисел: ¢ = {0, ±1, ±2, ±3,…}.
Определение 1.1. Рациональным называют число, представимое хотя
бы одним способом в виде mn , где m, n ∈ ¢; n ≠ 0. W

16 основных свойств (аксиом) рациональных чисел.


Аксиома 1.1. Множество ¤ упорядочено, т.е. любые два рациональных
числа a и b связаны между собой одним из знаков =, >, <, ≤, ≥, причём, если
a = b то и b = a; если же a > b то и b < a, а при a ≤ b верно b ≥ a. W
Аксиома 1.2. Эти все отношения транзитивны, т.е., например, если
a = b и b = c, то и a = c. W
Аксиома 1.3. Для ∀ a, b ∈ ¤ определено единственное число a + b ∈ ¤,
которое называют суммой чисел a и b. W
Аксиома 1.4. (Коммутативность сложения.) Для ∀ a, b ∈ ¤
выполнено a + b = b + a. W
Аксиома 1.5. (Ассоциативность сложения.) Для ∀ a, b, c,∈ ¤
выполнено ( a + b) + c = a + (b + c ). W
Аксиома 1.6. (Существование нейтрального по сложению элемента.)
∃0 ∈ ¤ : дл ∀a ∈ ¤ выполнено a + 0 = 0 + a = 0. W
Аксиома 1.7. (Существование обратного по сложению.) Для
∀a ∈ ¤ ∃( − a) ∈ ¤ такой, что выполнено a + (− a) = ( − a) + a = 0. W
Аксиома 1.8. Для ∀ a, b ∈ ¤ определено единственное число a ⋅ b ∈ ¤,
которое называют произведением чисел a и b. W
Аксиома 1.9 (Коммутативность умножения.) Для ∀ a, b ∈ ¤
выполнено a ⋅ b = b ⋅ a. W
Аксиома 1.10. (Ассоциативность умножения.) Для ∀ a, b, c, ∈ ¤
выполнено ( a ⋅ b) ⋅ c = a ⋅ (b ⋅ c). W

11
Аксиома 1.11. (Существование нейтрального 1 по умножению
элемента.) ∃1∈ ¤ : для ∀a ∈ ¤ выполнено a ⋅ 1 = 1 ⋅ a = 1. W
Аксиома 1.12. (Существование обратного по умножению.) для
∀a ∈ ¤ ∃( a −1 ) ∈ ¤ такой, что выполнено a ⋅ a −1 = a −1 ⋅ a = 1. W
Аксиома 1.13. (Дистрибутивность.) Для ∀ a, b, c ∈ ¤ выполнено
( a + b ) ⋅ c = a ⋅ c + b ⋅ c. W
Аксиома 1.14. Для ∀a, b, c ∈ ¤ если a > b то a + c > b + c . W
Аксиома 1.15 Для ∀a, b, c ∈ ¤ если a > b и c > 0 то a ⋅ c > b ⋅ c. W
Аксиома 1.16. (Аксиома Архимеда.) Для ∀a ∈ ¤ ∃n ∈ ¥, такой, что
+ 124
114 31 > a . W
+ …+
n

Перечисленные 16 свойств называют основными потому, что все


другие алгебраические свойства, относящиеся к операциям сложения и
умножения и к сочетанию равенств и неравенств, могут быть извлечены как
логические следствия из указанных 16 свойств.

Пример 1.1. Если a > b и c > d то a + c > b + d .


Доказательство. Из a > b, согласно аксиоме (14), имеем a + c > b + c.
Аналогично из c > d следует, что b + c > b + d . Поэтому, в силу аксиомы 1.2
a + c > b + d. W

Определение 1.2. Числовой осью будем называть прямую, а которой


выбраны определенна точка 0 (начало отсчета), масштабный отрезок 0E ,
длину которого мы принимаем равной единице, и положительное
направление (обычно от 0 к E ). W

Рис. 1.1. Рациональные точки числовой оси.

Очевидно, каждому рациональному числу соответствует на числовой


оси определенная точка. В самом деле, из курса средней школы известно, как
построить отрезок, длина которого составляет 1n часть длины масштабного
отрезка 0E ( n — любое целое положительное число). Следовательно, мы
можем построить и отрезок, длина которого относится к длине масштабного

12
отрезка как m/n , где m и n — любые целые положительные числа. Отложив
такой отрезок вправо (влево) от точки 0 , мы получим точку M1 (M 2 ) ,
соответствующую рациональному числу m
n
( − mn ), (рис. 1). Но, как показал
Евклид, обратное утверждение неверно: существуют точки числовой оси,
которым не соответствует ни одно рациональное число.
Предложение 1.1. Длина диагонали квадрата со стороной единица не
может быть выражена рациональным числом.
Доказательство. Действительно, если x — длина диагонали
единичного квадрата, то тогда x 2 = 2. Пусть это уравнение имеет
рациональное решение x = mn , где m
n
- несократимая дробь. Тогда должно
быть выполнено m2 = 2 × n2 , т.е. m - чётное число и потому m = 2 × k , откуда
2 × k = 2 × n , т.е. n = 2 × k . Значит ∃l ∈ ¥ | n = 2 × l , т.е. числитель и
2 2 2 2

знаменатель дроби mn не являются взаимно простыми, что противоречит


исходному предположению. W
Замечание 1.1. Но саму диагональ мы можем построить с помощью
циркуля и линейки! W
Таким образом рациональных чисел явно недостаточно для описания
даже простейших задач.
Одним из возможных выходов из создавшегося положения является
сопоставление каждой точке r числовой прямой бесконечной десятичной
дроби r0 .r1r2 …rk −1rk rk +1 … где r0 - максимальное число целых масштабных
отрезков 0E , содержащихся в промежутке от точки 0 до точки r; возникает
точка r0 . r1 - максимальное число полных десятых долей масштабного
отрезка, содержащихся в промежутке от точки r0 до точки r; возникает
точка r1, которой соответствует десятичная дробь r0 .r1. Далее, если r2 -
максимальное число полных сотых долей масштабного отрезка,
содержащихся в промежутке от точки r1 до точки r; то возникает точка r2 ,
которой соответствует десятичная дробь r0 .r1r2 и т.д. Если rk —
максимальное число полных 10− k масштабного отрезка, содержащихся в
промежутке от точки rk −1 до точки r; возникает точка rk и соответствующая
ей конечная десятичная дробь r0 .r1r2 …rk −1rk .
Если данный процесс прекращается на некотором шаге, то
рассматриваемой точке числовой оси соответствует конечная десятичная

13
дробь, в противном случае — бесконечная. При этом конечную десятичную
дробь можно рассматривать как бесконечную.

1
Пример 1.2. = 0.5 = 0.500…и это представление не однозначно, т.к.
2
1 1 1 10
0.5 = 0.499… Действительно, в силу равенства 1 + + 2 + 3 + … =
10 10 10 9
имеем,

0.499… = + 2 + 3 + K = + 2 (1 + + 2 + K) = + 2 ⋅ = 0.5.
4 9 9 4 9 1 1 4 9 10
10 10 10 10 10 10 10 10 10 9

Поэтому такие два представления 0.5 = 0.500… и 0.5 = 0.499…


отождествляем.
Определение 1.3. r0 .r1r2 …rn−1rn 00… = r0 .r1r2 …rn−1 ( rn − 1)99… Здесь
0 ≤ rk ≤ 9, k = 1, 2,K. W
После этого можно рассматривать все десятичные дроби как
бесконечные.
На множестве всех бесконечных десятичных дробей введём
упорядочивание.
Определение 1.4. a = b ⇔ ak = bk , k = 0,1, 2,…, где дробь a0 .a1a2 …ak −1ak …
соответствует точке a, а дробь b0 .b1b2 …bk −1bk … — точке b. W
Определение 1.5. Пусть a и b — положительны a > 0 и b > 0
(соответствующие им точки числовой оси расположены справа от начальной
точки). Тогда будем говорить, что a < b тогда и только тогда, когда
∃n ∈ ¥ | ak = bk , k = 0,1, 2,…, n − 1 ∧ an < bn . Если a < 0, а b > 0, то считаем a < b.
При a < 0 и b < 0 сравниваем модули | a | и | b | . По определению если точке
a соответствует десятичная дробь a0 .a1a2 …ak …, то точке | a | — десятичная
дробь | a0 | .a1a2 …ak …. Полагаем a < b ⇔ | b |<| a | . W
Из 16 основных свойств (аксиом) рациональных чисел следует, что эти
отношения транзитивны. При этом по определению полагаем

a > b ⇔ a < b.

Неоднозначность представления чисел в виде бесконечных десятичных


дробей и не меняет отношение порядка: как показывает следующее

14
утверждение, при упорядочении двух неравных бесконечных десятичных
дробей можно не заботиться о том, какое из двух возможных представлений .

Лемма 1.1. Если точке a соответствует неотрицательная десятичная


дробь a0 .a1a2 …ak …, а точке b — дроби b′ : b0.b1b 2…bn 00… и
b′′ : b 0.b1b 2…(bn − 1)99… — два различных представления точки b, то
a < b′ ⇔ a < b′′ и a > b′ ⇔ a > b′′.
Доказательство. Для полного доказательства леммы следует доказать
четыре утверждения: 1) из a < b′ вытекает a < b′′; 2) из a < b′′ вытекает a < b′;
3) из a > b′ вытекает a > b′′; 4) из a > b′′ вытекает a > b′. Мы ограничимся
доказательством утверждений 1) и 2), ибо утверждения 3) и 4) доказываются
аналогично.
Пусть a < b′. Тогда по правилу упорядочения найдется номер k такой,
что a0 = b0 , a1 = b1 ,K , ak −1 = bk −1 , ak < bk ; в этих соотношениях следует считать
все bn+1 , bn+ 2 ,K равными нулю.
Сразу же заметим, что k ≤ n, ибо при k > n неравенство ak < bk не
может выполняться, так как 0 ≤ ak ≤ 9, а bk = 0. Если при этом k < n, то,
поскольку при k < n все десятичные знаки до порядка k у b′ и b′′
совпадают, условия a < b′ и a < b′′, очевидно, эквивалентны.
Остается рассмотреть случай k = n. В этом случае

a0 = b0 , a1 = b1 , K, an −1 = bn−1 , an < bn .

Самое последнее неравенство эквивалентно неравенству an ≤ bn − 1.


Если при этом an < bn − 1, то по правилу упорядочения a < b′′. Если же в
an = bn − 1, то все десятичные знаки у чисел a и b′′ до порядка n совпадают.
Поскольку у числа b′′ все десятичные знаки порядка, большего n, равны
девяти, то и в этом случае a < b′′, ибо у числа a все десятичные знаки
порядка, большего n, не могут быть равны девяти (в силу того, что a не
равно b′ ). Итак, утверждение 1) доказано. Перейдем к доказательству
утверждения 2).
Предположим, что a < b′′. Договоримся о следующих обозначениях
бесконечных десятичных дробей, представляющих числа b′ и b′′ :

15
b′ : b′0.b′1b′2…bn′ …, b′′ : b′′0.b′′1b′′2…b′′n….

В этих представлениях

b′0 = b′′0 = b0 , b′1 = b′′1 = b1 , …, b′n−1 = b′′n −1 = bn−1 , b′n = bn , b′′n = bn − 1.

Иными словами, справедлива цепочка соотношений

b′0 = b′′0, b′1 = b′′1, …, b′n−1 = b′′n−1, b′n > b′′n .

С другой стороны, поскольку a < b′′, найдется номер k такой, что


справедлива цепочка соотношений

a 0 = b′′0, a1 = b′′1, …, a k −1 = b′′k −1, b′ k < b′′k .

Обозначим через m наименьший из двух номеров n и k и сопоставим


между собой две последние цепочки соотношений. Используя свойства
транзитивности знаков > и = для целых чисел, мы получим при этом
следующую цепочку соотношений:

a 0 = b0′ , a1 = b1′, …, a m−1 = bm′ −1 , a m < bm′ .

Полученные соотношения на основании правила упорядочения


вещественных чисел устанавливают справедливость неравенства a < b′. Тем
самым утверждение 2) также доказано. W
Итак отождествление десятичных дробей для рациональных чисел не
нарушает порядка между ними. Поэтому будем отождествлять точки
числовой прямой и бесконечные десятичные дроби: a = a = a0 .a1a2 …ak …. При
этом через ¡ будем обозначать множество всевозможных бесконечных
десятичных дробей, называя его множеством вещественных чисел. Но пока
ещё не определены на ¡ арифметические операции.
Для введения на множестве ¡ операций +, −, ∗ \ необходимы
дополнительные построения.

16
Рассмотрим совершенно произвольное множество {x} чисел,
представимых бесконечными десятичными дробями. Отдельные числа,
входящие в состав множества {x}, будем называть элементами этого
множества. Всюду будем требовать, чтобы рассматриваемое множество {x}
содержало хотя бы один элемент x (такое множество принято называть
непустым). Введем важное понятие ограниченности множества сверху (или
соответственно снизу).
Определение 1.6. Множество {x} чисел, представимых бесконечными
десятичными дробями, называется ограниченным сверху (соответственно
ограниченным снизу), если существует такое представимое бесконечной
десятичной дробью число {M} (соответственно такое представимое
бесконечной десятичной дробью число m ), что каждый элемент x
множества {x} удовлетворяет неравенству x ≤ M ( соответственно x ≥ M ).
При этом число M (число m ) называется верхней гранью (нижней гранью)
множества {x} . W
Конечно, любое ограниченное сверху множество {x} имеет бесконечно
много верхних граней. В самом деле, если число M — одна из верхних
граней множества {x} , то любое число M′ , большее числа M , также
является верхней гранью множества {x} (ибо из справедливости неравенства
x ≤ M будет следовать, что x ≤ M′ ). Аналогичное замечание можно сделать в
отношении нижних граней ограниченного снизу множества {x} ).

Пример 1.3. Множество всех представимых бесконечными


десятичными дробями отрицательных чисел ограничено сверху. В качестве
верхней грани M такого множества можно взять любое неотрицательное
число.

Пример 1.4.Множество всех целых положительных чисел 1, 2, 3,…


ограничено снизу. В качестве нижней грани этого множества можно взять
любое число m , удовлетворяющее неравенству m ≤ 1.

Естественно, возникает вопрос о существовании наименьшей из


верхних граней ограниченного сверху множества и наибольшей из нижних

17
граней ограниченного снизу множества.
Определение 1.7. Наименьшая из всех верхних граней ограниченного
сверху множества {x} называется точной верхней гранью этого множества и
обозначается символом x = sup{x} (первые три буквы латинского слова
supremum («супремум»), которое переводится как «наивысшее» ).
Наибольшая из всех нижних граней ограниченного снизу, множества
{x} называется точной нижней гранью этого множества и обозначается
символом x = inf{x} (первые три буквы латинского слова infimum
(«инфимум»), которое переводится как «наинизшее»). W
Это определение можно сформулировать и по-другому, а именно:
Определение 1.8. Число x (число x ) называется точной верхней
(точной нижней) гранью ограниченного сверху (снизу) множества {x} , если
выполнены следующие два требования: 1) каждый элемент x множества {x}
удовлетворяет неравенству x ≤ x ( x ≥ x ); 2) како­во бы ни было число x′ ,
меньшее x (большее x ), найдется хотя бы один элемент x множества {x},
удовлетворяющий неравенству x > x′ ( x < x′ ,). W
В этом определении требование 1) утверждает, что число x (число x )
является одной из верхних (нижних) граней, а требование 2) говорит о том,
что эта грань является наименьшей (наибольшей) и уменьшена (увеличена)
быть не может.
Существование у любого ограниченного сверху (снизу) множества
точной верхней (точной нижней) грани не является очевидным. Имеет место
теорема
Теорема 1.1. (Доказательство см. в [16].) Если множество {x} чисел,
представимых бесконечными десятичными дробями, ограничено сверху
(соответственно снизу) и содержит хотя бы один элемент x , то у этого
множества существует точная верхняя sup{x} (соответственно точная
нижняя inf{x} ) грань. W
Следующие три леммы о приближении чисел, представимых
бесконечными десятичными дробями, рациональными числами,
непосредственно следуют из рассмотренных выше аксиом и утверждений. и
характеризуют густоту распределения рациональных чисел среди
произвольных чисел, представимых бесконечными десятичными дробями.

18
Лемма 1.2. (Доказательство см. в [16].) Для любого представимого
бесконечной десятичной дробью числа a и любого наперед взятого
положительного рационального числа ε найдутся два рациональных числа
α1 и α 2 такие, что α1 ≤ a ≤ α 2 и α 2 − α1 ≤ ε . W
Лемма 1.3 (Доказательство см. в [16].) Каковы бы ни были два
представимых бесконечными десятичными дробями числа a и b такие, что
a > b , найдется рациональное число α, заключенное между ними, т. е. такое,
что a > α > b (а следовательно, найдется и бесконечное множество
различных рациональных чисел, заключенных между a и b ). W
Лемма 1.4 (Доказательство см. в [16].) Пусть a и b — два заданных
числа, представимых бесконечными десятичными дробями. Пусть далее для
любого положительного рационального числа ε найдутся два рациональных
числа α и β такие, что α < a < β , α < b < β и β − α < b < ε Тогда числа a и
b равны. W
Вот теперь можем перейти к определению операций сложения и
умножения. Хорошо известно, как складывают два числа, представимых
бесконечными десятичными дробями, когда требуется вычислить их сумму
на практике. Например, для того чтобы сложить два таких числа a и b,
заменяют их с требуемой точностью рациональными числами и за
приближенное значение суммы чисел a и b берут сумму указанных
рациональных чисел. При этом совершенно не заботятся о том, с какой
стороны: (по недостатку или по избытку) взятые рациональные числа
приближают a и b.
Фактически указанный практический способ сложения чисел,
представимых бесконечными десятичными дробями, предполагает, что чем
точнее рациональные числа α и β приближают (с любой стороны) числа a и
b соответственно, тем точнее сумма α + β приближает то представимое
бесконечной десятичной дробью число, которое должно являться суммой
чисел a и b. Желание оправдать указанный практический способ сложения
естественно приводит к следующему определению.
Определение 1.9. Суммой двух представимых бесконечными
десятичными дробями чисел a и b называется такое представимое
бесконечной десятичной дробью число c, которое для любых рациональных
чисел α1, α 2 , β1, β 2 , удовлетворяющих соотношениям α1 ,≤ a ≤ α 2 , β1 ≤ b ≤ β 2

19
удовлетворяет неравенствам α1, + β1 ≤ c ≤ α 2 + β 2 . Это число c обозначают
символом a + b . W
Аналогично рассуждая, приходим к определению умножения двух
положительных вещественных чисел.
Определение 1.10. Произведением двух представимых
положительными бесконечными десятичными дробями чисел a и b
называется такое представимое бесконечной десятичной дробью число c,
которое для любых рациональных чисел α1, α 2 , β1, β 2 , удовлетворяющих
соотношениям 0 < α1 ,≤ a ≤ α 2 , 0 < β1 ≤ b ≤ β 2 удовлетворяет неравенствам
α1 ⋅ β1 ≤ c ≤ α 2 ⋅ β 2 . Это число c обозначают символом a ⋅ b . Произведение
чисел любого знака определяется по следующему правилу: 1) для любого
представимого бесконечной десятичной дробью числа a полагают, что
a ⋅ 0 = 0 ⋅ a = 0.
2) для произвольных отличных от нуля и представимых бесконечными
десятичными дробями чисел a и b полагаем

 | a | ⋅ | b |,если a и b одного знака,


a ⋅b =  W
 − | a | ⋅ | b |,если a и b разных знаков.

Имеет место основная в этой лекции теорема


Теорема 1.2 (Доказательство см. в [16].) Для любых представимых
бесконечными десятичными дробями чисел a и b существует единственные
числа (бесконечные десятичные дроби), являющиеся их суммой и
произведением, определённые в 1.9 и 1.10, соответственно. В применении к
двум рациональным числам данные выше определения суммы и
произведения бесконечных десятичных дробей приводят к тому же
результату, что и исходные определения суммы и произведения
рациональных чисел. W
В силу утверждения этой теоремы, можно не различать между собой
точки числовой оси и числа, представимые бесконечными десятичными
дробями. Поэтому сделаем следующее определение:
Определение 1.11. Будем называть вещественными числа,
представимые бесконечными десятичными дробями, при условии, что для
этих чисел указанным выше способом определены три операции:
упорядочения, сложения и умножения. Множество всех вещественных чисел

20
будем обозначать через ¡, а качестве идентификаторов вещественных чисел
будем, как правило, использовать строчные буквы латинского и греческих
алфавитов. W
Справедливость для вещественных чисел свойств (аксиом) 1.1 — 1.4
следует из установленных выше утверждений. Справедливость свойств 1.5 —
1.8 непосредственно вытекает из соответствующих определений. Заметим,
что вопрос о вычитании вещественных чисел как о действии, обратном
сложению, полностью исчерпывается на основании свойств 1.5 — 1.8.
Определим разность и частное двух вещественных (представимых
бесконечными десятичными дробями) чисел

Определение 1.12. Разностью двух вещественных чисел a и b


называется такое вещественных число c, что b + c = a. W
Определение 1.13. Частным двух вещественных чисел a и b ≠ 0
называется такое вещественных число c, что b ⋅ c = a и обозначают
с = ba = a/b. W
Предложение 1.2. Разность и частное (если только делитель ≠ 0 ) двух
вещественных чисел существуют и определяются однозначно.
Доказательство. Доказательство утверждения проведём только для
"разности". Покажем, что решение с уравнения b + c = a всегда существует.
Возьмём с = a + (-b). (Здесь -b есть число, обратное к вещественному числу
b, т.е. точки числовой оси, соответствующие бесконечным десятичным
дробям b и -b расположены на одинаковом расстоянии от начальной точки
0, но по разные стороны от неё. Тогда, в силу определений суммы 1.9 и
разности 1.12, будет выполнено b + (-b) = 0. Поэтому

1.5 1.4
b + c= b +(a +(-b))= b + a +(-b))= a +(b +(-b))= a +0= a.

Пусть, наряду с a +(-b) = c существует вещественное число d,


удовлетворяющее уравнению b + d = a и c ≠ d. Тогда

1.5 1.4
d = d +(b +(-b))= (d + b)+(-b)=(b + d)+(-b)= a +(-b)= c. W

21
Выполнение оставшихся аксиом для множества вещественных чисел ¡
проверяется не менее легко, но дефицит времени не позволяет сделать это.
Полностью освещён этот вопрос в рекомендуемой литературе.

Вопросы для самопроверки:


1) Перечислите основные свойства рациональных чисел.
2) Дайте определение числовой оси.
3) Дайте определение точной верхней и точной нижней граней.
4) Дайте определение и перечислите основные свойства вещественных чисел.
5) Укажите вещественное число, которое не может быть представлено
рациональным.

22
1.2. Лекция 2. Элементы теории множеств.

Элементы теории множеств. Операции над множествами. Логическая символика.


Счётные и несчётные множества, эквивалентные множества. Плотность числовых
множеств.

Итак, на случай вещественных чисел переносятся все основные


свойства, сформулированные для рациональных чисел. Следовательно, для
вещественных чисел сохраняют силу все правила алгебры, относящиеся к
арифметическим действиям и к сочетанию равенств и неравенств. В
частности докажем справедливость для любых вещественных чисел a и b
следующих двух соотношений: | a ⋅ b |=| a | ⋅ | b | и | a + b |≤| a | + | b | . Здесь | a | —
модуль вещественного числа a, определяемый следующим образом.
Определение 2.1. Число | a | всегда является неотрицательным и

 a,если a ≥ 0,
| a |= 
 − a,если a < 0.
W
Соотношение | a ⋅ b |=| a | ⋅ | b | непосредственно вытекает из определения
произведения двух вещественных чисел.
Докажем соотношение | a + b |≤| a | + | b | . На основании определения
модуля и правила упорядочения для любых вещественных чисел a и b
справедливы неравенства. − | a |≤ a ≤| a | и − | b |≤ b ≤| b | . В силу
справедливости основных 16 свойств для вещественных чисел можно
почленно складывать неравенства одного знака (это доказано в примере 1.1).
Поэтому −(| a | + | b |) ≤ a + b ≤ (| a | + | b |). Используя в случае a + b > 0 правое, а
в случае a + b < 0 левое из последнего тройного неравенства, мы получим
требуемое.
В дальнейшем нам часто придется иметь дело с различными
множествами вещественных чисел. Будем, как и раньше, обозначать
произвольное множество вещественных чисел символом { x} , а числа,
входящие в состав этого множества, будем называть элементами или точками
этого множества. Мы будем говорить, что точка x1 множества {x} отлична от
точки x2 этого множества, если вещественные числа x1 и x2 не равны друг

23
другу. Если при этом справедливо неравенство x1 > x2 ( x1 < x2 ), то мы будем
говорить, что точка x1 лежит правее (левее) точки x2 .
Рассмотрим некоторые наиболее употребляемые частные виды
множеств вещественных чисел.
Определение 2.2. Множество вещественных чисел x,
удовлетворяющих неравенствам a ≤ x ≤ b, где a < b, будем называть
сегментом и обозначать символом [ a, b]. W
При этом числа a и b мы будем называть граничными точками или
концами сегмента [a, b], а любое число x, удовлетворяющее неравенствам
a < x < b, будем называть внутренней точкой сегмента [ a, b].
Определение 2.3. Множество всех вещественных чисел x,
удовлетворяющих неравенствам a < x < b, будем называть интервалом и
обозначать символом ( a, b). W
Определение 2.4. Интервал ( a − ε , a + ε ), где ε > 0, будем называть
ε − окрестностью точки a. W
Определение 2.5. Любой интервал, содержащий точку a, будем
называть окрестностью точки a. W
Определение 2.6. Множество всех вещественных чисел x,
удовлетворяющих неравенствам a ≤ x < b (или a < x ≤ b ), будем называть
полусегментом и обозначать символом [ a, b), (или ( a, b]. ) W
Определение 2.7. Множество всех вещественных чисел будем называть
числовой (бесконечной) прямой и обозначать символом ¡ или ( −∞, +∞). W
Определение 2.8. Множество вещественных чисел x,
удовлетворяющих неравенству a ≤ x (или x ≤ b, ), будем называть
полупрямой и обозначать символом [a,+∞) ( или ( −∞, b] ). W
Определение 2.9. Множество всех вещественных чисел x,
удовлетворяющих o неравенству a < x (или x < b ), будем называть открытой
полупрямой и обозначать символом ( a, +∞) ( или ( −∞, b ) ). W
Определение 2.10. Произвольное множество x будем называть
плотным в себе, если в любой окрестности каждой точки x этого множества
содержится хотя бы одна точка множества, отличная от x. W

Пример 2.1. Примерами плотного в себе множества может служить

24
любое из определенных выше множеств 2.2 – 2.9. Другим примером
плотного множества может служить множество всех рациональных чисел ¤ ,
входящих в состав любого из множеств 1.15 – 1.22.

При изучении теории вещественных чисел важным понятием является


понятие множества. Множество мы рассматривали как начальное понятие,
неопределяемое через другие. Сейчас мы займёмся изучением множеств
произвольной природы, или, как говорят, абстрактных множеств. Это
означает, что объекты, составляющие данное множество, или, как говорят,
элементы данного множества, уже не обязаны быть вещественными числами.
Элементами абстрактного множества могут быть, например, функции, буквы
алфавита, фигуры на плоскости и т. д. В математике обычно вводят
множество как совокупность объектов любой природы, обладающих
определенным свойством.
Множества мы будем обозначать прописными буквами A, B, … или
X , Y , … и т. п., их элементы — малыми буквами a, b, … или x, y, … и т. п.
Заметим, что когда речь идет о некотором выборе элементов, для
которых ранее было введено обозначение, скажем, о наборе элементов x, то
данная совокупность или данное множество может обозначаться и так {x},
(говорят — «множество элементов «икс»).
Далее, если X — какое-то множество, а P — определенное свойство,
то запись {x ∈ X : P ( x)} или {x ∈ X | P ( x )} обозначает множество элементов
x, обладающих свойством P.

Пример 2.2. Если обозначить через ¥ = {n} множество натуральных


чисел ¥ = {1, 2, 3,…}, то запись {n ∈ N : n 2 − 4 = 0} означает множество корней
уравнения x 2 − 4 = 0, являющихся натуральными числами. В данном случае
это множество состоит из одного элемента: 2. Таким образом,
{n ∈ N : n 2 − 4 = 0} = 2.

Утверждение «элемент a принадлежит множеству A » будем


записывать в виде a ∈ A, если же элемент а не принадлежит множеству A , то
будем писать, что a ∈ A или a ∈
/ A.

25
Если рассматриваются два произвольных множества A и B и известно,
что все элементы множества B содержатся в множестве A, то B называется
подмножеством множества A и обозначается этот факт так: B ⊂ A . При этом
говорят, что множество B включается в множество A. (Заметим, что при
этом возможен случай A = B, т. е. случай, когда каждый элемент множества
B принадлежит множеству A и, наоборот, каждый элемент множества A
принадлежит множеству B )
В дальнейшем удобно будет рассматривать множества, являющиеся
подмножествами некоторого фиксированного множества E.
Если множество вводится как совокупность объектов, обладающих
некоторым свойством, причем оказывается, что объектов, обладающих
указанным свойством, не существует, то множество называется пустым и
обозначается символом ∅.
Таким образом, пустое множество — это множество, не содержащее ни
одного элемента. Пустое множество является подмножеством любого
множества.

Пример 2.3. Множество всех тех вещественных чисел x, которые


одновременно удовлетворяют двум условиям: x < 1 и 2 < x, является пустым.
Пустым является и множество {x ∈ E : x ≠ x}.

Определение 2.4. Суммой (или объединением) двух множеств A и B


называется третье множество C, состоящее из элементов, принадлежащих
хотя бы одному из множеств A и B. Сумма двух множеств обозначается так:
C = A U B. Аналогично определяется сумма C любого числа множеств Aα .
В этом случае пишут C = U Aα , что и означает, что множество C состоит из
α

элементов, принадлежащих хотя бы одному Aα . W


Определение 2.5 Пересечением двух множеств A и B называется
третье множество C, состоящее из элементов, принадлежащих как
множеству A, так и множеству B, т. е. из элементов, общих для множеств A
и B. Пересечение A двух множеств A и B обозначается так: C = A I B.
Аналогично определяется пересечение C произвольного числа

26
множеств Aα : C = I Aα , т. е. множество C, состоящее из элементов,
α

принадлежащих каждому множеству Aα . W

Определение 2.6. Разностью C = A ‚ B двух множеств A и B


называется множество, состоящее из элементов A, не принадлежащих B.
Если рассматриваемые множества являются подмножествами некоторого
фиксированного множества E, то разность A′ = A ‚ B называется
дополнением множества A или дополнением до E множества A. W
Важным вопросом при изучении множеств, является вопрос о том, как
сравнивать между собой два множества, имея в виду «количество»
элементов, в них содержащихся.
Если мы имеем два множества, каждое из которых содержит конечное
число элементов, то элементы в этих множествах мы можем просто каким-
нибудь способом занумеровать. При этом может оказаться, что в первом и
втором множествах содержится одинаковое число элементов. Назовем такие
два множества, содержащие конечное и одинаковое число элементов,
эквивалентными. Если в одном из рассматриваемых множеств элементов
окажется больше, то мы будем говорить, что оно имеет большую мощность,
чем другое из рассматриваемых множеств. Применяя эти рассуждения к
множествам, состоящим из, вообще говоря, бесконечного числа элементов,
приходим к определению.
Определение 2.7. Два множества A и B. называются эквивалентными,
если между ними существует взаимно однозначное соответствие, т.е.
каждому элементу a ∈ A отвечает единственный элемент b ∈ B, каждый
элемент b ∈ B сопоставлен некоторому элементу a ∈ A и разным элементам
множества A отвечают разные элементы множества B. Эквивалентность
множеств A и B обозначается так: A : B. W
Взаимно однозначное соответствие называют иногда биективным
соответствием. В частности, множества, содержащие конечное число
элементов, эквивалентны тогда и только тогда, когда они содержат
одинаковое число элементов.
Теорема 2.1. Множество рациональных чисел ¤ и множество ¥
натуральных чисел эквивалентны.
Доказательство. Заметим сначала, что для любого целого k ≠ 0 два

27
рациональных числа m
n и mk
nk являются одинаковыми (здесь n ≠ 0. ). Поэтому
всякое рациональное число q можно записать в виде q = mn , где n > 0, а дробь
можно считать несократимой. Число 0 будем считать записанным одним
способом: 0 = 01 .
Назовем число hq =| m | + n высотой рационального числа q = mn . Ясно,
что рациональных чисел q, , имеющих данную высоту, конечное число.
Будем нумеровать натуральными числами 1, 2, 3,… рациональные числа по
возрастанию высоты, т.е. сперва занумеруем все рациональные числа высоты
h = 1. Такое число только одно: 0. Этому рациональному числу припишем
индекс 1, т.е. поставим ему в соответствие натуральное число 1. Затем
занумеруем рациональные числа высоты h = 2. Таких чисел два: 1 = 11 и
−1 = −1
1 . Первому из них поставим в соответствие натуральное число 2 (т.е.
занумеруем его индексом 2 ), второму — число 3. После этого занумеруем
рациональные числа высоты 3 и т.д. Ясно, что при этом мы установим
взаимно однозначное соответствие между всеми рациональными числами и
всеми натуральными "числами, т.е. ¤ : ¥. W
Введем понятие счетного множества.
Определение 2.8. Множество называется счетным, если оно
эквивалентно множеству натуральных чисел. W
Согласно этому определению и рассуждениям, проведенным выше, мы
получаем, что множество рациональных чисел ¤ является счетным
множеством.
Докажем следующие два простых утверждения о счетных множествах.
Теорема 2.2. Всякое непустое подмножество счетного множества
является или множеством, состоящим из конечного числа элементов, или
множеством счетным.
Доказательство. Пусть A — исходное счетное множество, т.е. A : ¥ .
Это означает, что элементы множества A можно занумеровать каким-нибудь
способом. Расположим элементы множества A в виде последовательности:
a1, a2 , …, an ,…. Пусть B — непустое подмножество множества A. Рассмотрим
последовательно элементы a1, a2 , a3 , …. множества A. Если a1 ∈ B, то этот
элемент мы обозначим через b1; если a1 ∈/ B, мы переходим к рассмотрению
элемента a2 . При рассмотрении элемента a2 могут представиться две

28
возможности:
а) элемент a1 ∈ B; если при этом было выполнено, что и a1 ∈ B, то
элемент a2 мы обозначим через b2 ; если же a1 ∈/ B, то элемент a2 мы
обозначим через b1;
б) элемент a2 ∈/ B, тогда переходим к рассмотрению элемента a3 и т.д.
Ясно, что при этом может случиться, что все элементы множества B
будут расположены в виде конечной последовательности:
b1 , b2 , …, bm , ( m < ∞). В этом случае множество B состоит из конечного числа
элементов. Если этого не случится, то мы выпишем все элементы множества
В виде бесконечной последовательности элементов b1 , b2 , …, bn , …, откуда
следует, что множество B счетное. Утверждение доказано. W
Теорема 2.3. Объединение любой конечной или счетной совокупности
счетных множеств есть множество счетное.
Доказательство. Рассмотрим, например, случай, когда «имеется
счетная совокупность счетных множеств. Пусть A1, A2 , A3 , … — совокупность
множеств, каждое из которых счётно. Расположим элементы множеств
A1, A2 , A3 , … в виде последовательностей:

Рис. 1.2. Нумерация элементов а множества A .

Пусть A = U An . Произведем нумерацию элементов a множества


n

n =1

A = {a} следующим образом: a1 = a11, a2 = a21, a3 = a12 , a4 = a31, a5 = a22 ,


a6 = a13 , и т.д.. В записи всех элементов множеств A1, A2 , …, приведенной
выше, стрелки указывают порядок, в котором мы производим нумерацию. У
некоторых множеств Ai и Aj могут оказаться общие элементы (при i ≠ j ). В
этом случае мы их учитываем только один раз.
Таким образом, элементы множества А можно занумеровать, т.е.
поставить во взаимно однозначное соответствие с множеством натуральных

29
чисел ¥, т.е. A счётно. Утверждение доказано. W
Возникает вопрос: существуют ли бесконечные несчетные множества,
т. е. такие бесконечные множества, которые нельзя поставить во взаимно
однозначное соответствие с множеством натуральных чисел? Ответ
содержится в доказываемой ниже теореме.
Теорема 2.4. Множество всех точек сегмента [0,1] несчетно.
Доказательство. Рассмотрим интервал (0,1). Очевидно, что если мы
докажем, что интервал (0,1) несчетен, то и сегмент [0,1] будет несчетен, так
как множество точек сегмента [0,1] отличается от множества точек интервала
(0,1) всего двумя точками: 0 и 1. Итак, докажем, что множество точек
интервала (0,1) несчетно. Допустим противное, т.е. предположим, что все
вещественные числа интервала (0,1) можно занумеровать.
Записывая все числа интервала (0,1) в виде бесконечных десятичных
дробей, получим, что
x1 = 0.a11a12 …a1n …
x2 = 0.a21a22 …a2 n …
⋅⋅⋅⋅⋅⋅⋅⋅⋅⋅⋅⋅⋅⋅⋅
xn = 0.an1an 2 …ann …
⋅⋅⋅⋅⋅⋅⋅⋅⋅⋅⋅⋅⋅⋅⋅

Рассмотрим на интервале (0,1) вещественное число

x = 0, b1b2 …bn …

где b1 - любая цифра, отличная от a11, 0, и 9; b2 - любая цифра, отличная от


a22 , 0, и 9; и т.д.; bn - любая цифра, отличная от an n , 0, и 9. Достаточно
доказать, что число x не совпадает ни с одним из чисел x1, x2 , …xn , ….
Число x не содержит после запятой нулей и девяток, т.е. это число не
принадлежит классу рациональных чисел, представимых двумя способами в
виде бесконечных десятичных дробей. В таком случае число x допускает
единственное представление в виде бесконечной десятичной дроби и оно
отлично от всех чисел x1, x2 , …xn , …, ибо совпадение числа x с каким-либо
числом xn означало бы совпадение bn и an . Таким образом, интервал (0,1), а

30
вместе с тем и сегмент [0,1] несчетен. Теорема доказана. W
Определение 2.9. Множество, эквивалентное множеству точек
сегмента [0,1], называется множеством мощности континуума. W

Из доказанной теоремы 1.5 следует, что множества мощности


континуума и счетные множества не являются эквивалентными между собой
множествами. В частности, из теоремы 1.5 следует, что существуют
иррациональные числа, так как уже на сегменте [0,1] не все числа
рациональны, ибо в противном случае их можно было бы перенумеровать. Из
теоремы 1.5 также следует, что иррациональных чисел несчетное множество,
так как если бы их было счетное множество или конечное число, то по
теореме 1.4 и всех чисел — рациональных и иррациональных — было бы
счетное множество.
Замечание 2.1. Множества [0,1] и (0,1) эквивалентны (равномощны).
Доказательство. Доказательство следует из того, что счётное
подмножество A = { 12 , 13 , …1n , …} интервала (0,1) эквивалентно счётному
подмножеству B = {0, 1, 12 , 13 , …1n , …} отрезка [0,1], а {(0,1) ‚ A} = {[0,1] ‚ B}. W

Вопросы для самопроверки:


1) Дайте определение окрестности точки.
2) Какие множества называются эквивалентными?
3) Дайте определение счетного множества.
4) Является ли множество всех точек сегмента [0,1] счетным?
5) Дайте определение множества мощности континуум.

31
1.3. Лекция 3. Числовые последовательности.

Числовые последовательности. Арифметические операции над


последовательностями. Переход к пределу в неравенствах. Арифметические операции над
сходящимися числовыми последовательностями. Ограниченные, неограниченные,
бесконечно малые и бесконечно большие последовательности, предел
последовательности. Монотонные последовательности, теорема о сходимости монотонной
ограниченной последовательности; число е.

Определение 3.1. Множество занумерованных вещественных чисел


x1, x2 , …, xn ,…, когда каждому значению n из натурального ряда чисел
1, 2, …, n,… ставится в соответствие по определенному закону некоторое
вещественное число xn , будем называть числовой последовательностью или
просто последовательностью. Отдельные числа xn мы будем называть
элементами или членами этой последовательности. Для сокращенной записи
последовательности будем использовать символ {xn } . W

Пример 3.1. Символ {}1


n2
обозначает последовательность
1 1 1
1, 2
, 2 , …, 2 , …, а символ {1 + ( −1n )} обозначает последовательность
2 3 n
0, 2, 0, 2, ….

Рассмотрим наряду с последовательностью x1, x2 , …, xn ,… ещё одну


последовательность y1 , y2 , …, yn ,….
Определение 3.2. Назовем последовательность
x1 + y1, x2 + y2 , …, xn + yn ,… суммой последовательностей {xn } и { yn }, а
последовательность x1 − y1, x2 − y2 , …, xn − yn ,… — их разностью.
Последовательность x1 ⋅ y1 , x2 ⋅ y2 , …, xn ⋅ yn ,… называют произведением
последовательностей {xn } и { yn }; наконец, последовательность x1
y1 , x2
y2 , …, xynn , …,
— частным последовательностей { xn } и { yn }, если, конечно, при
определении частного все элементы последовательности { yn } отличны от
нуля. Однако, если у последовательности (4.5) обращается в нуль лишь
конечное число элементов, то частное { xynn } можно определить с того номера,

32
начиная с которого все элементы yn отличны от нуля. W
Совокупность всех элементов произвольной последовательности {xn }
образует некоторое числовое множество. Отправляясь от понятий
ограниченного сверху, снизу или с обеих сторон множества, мы приходим к
следующим определениям.
Определение 3.3. Последовательность {xn } называется ограниченной и
сверху (снизу), если существует вещественное число M (вещественное
число m ) такое, что каждый элемент этой последовательности xn
удовлетворяет неравенству xn ≤ M ( xn ≥ m). При этом число M (число m )
называется верхней гранью (нижней гранью) последовательности {xn } , а
неравенство xn ≤ M ( xn ≥ m). называется условием ограниченности этой
последовательности сверху (снизу). W
Отметим, что любая ограниченная сверху последовательность имеет
бесконечное множество верхних граней и что в условии ограниченности
последовательности сверху xn ≤ M в качестве M может браться любая из
верхних граней. Аналогичное замечание относится и к нижним граням
ограниченной снизу последовательности.
Определение 3.4. Последовательность {xn } называется ограниченной с
обеих сторон (или просто ограниченной), если она ограничена и сверху, и
снизу, т.е. если существуют два вещественных числа M и m такие, что
каждый элемент этой последовательности удовлетворяет неравенствам
m ≤ xn ≤ M . Про ограниченную последовательность {xn } , иногда, говорят,
что xn = O(1) ("О большое от единицы") при n → ∞. W
При этом числа M и m являются соответственно нижней и верхней
гранями последовательности {xn }, а неравенства m ≤ xn ≤ M называются
условием ограниченности последовательности {xn }. Подчеркнем, что в
условии ограниченности могут фигурировать любая нижняя и любая верхняя
грани последовательности.
Определение ограниченности последовательности требует
существования хотя бы одной пары вещественных чисел M и m таких, что
для любого элемента последовательности {xn } справедливы неравенства
m ≤ xn ≤ M .

33
Замечание 3.1. Условие ограниченности последовательности можно
записать не только в форме двойного неравенства m ≤ xn ≤ M , но и в другой
эквивалентной форме: последовательность {xn } является ограниченной тогда
и только тогда, когда существует положительное вещественное число A
такое, что каждый элемент последовательности xn удовлетворяет
неравенству | xn |≤ A.
В самом деле, если каждый элемент xn удовлетворяет неравенству
| xn |≤ A, то, положив m = − A, M = + A, мы получим, что xn удовлетворяет
неравенствам m ≤ xn ≤ M . Если, наоборот, каждый элемент xn удовлетворяет
неравенствам m ≤ xn ≤ M , то, обозначив через A наибольшее из двух чисел
| m | и | M | , мы можем утверждать, что xn удовлетворяет неравенству
| xn |≤ A. W
В соответствии с определением 3.3 ограниченной последовательности
и сделанным замечанием, мы можем определить понятие неограниченной
последовательности.
Определение 3.5. Последовательность {xn } называется
неограниченной, если для любого положительного вещественного числа A
найдется хотя бы один элемент последовательности xn , удовлетворяющий
неравенству | xn |> A. W
С точки зрения этого определения всякая последовательность, которая
ограничена только сверху или только снизу, является неограниченной.

Пример 3.2. Последовательность 1, 2, 1, 4, …,1, 2n,… ограничена только


снизу и является неограниченной: какое бы положительное вещественное
число A мы ни взяли, найдется элемент xn этой последовательности с
четным номером n = 2k , удовлетворяющий неравенству | xn |> A.

1
Пример 3.3. Последовательность очевидно, является ограниченной:
n
каждый элемент этой последовательности удовлетворяет неравенствам
m ≤ xn ≤ M при любых m ≤ 0 и M > 1.

34
Сходящиеся последовательности и их свойства.
Введем фундаментальное понятие сходящейся последовательности и ее
предела.
Определение 3.6. Последовательность {xn } называется сходящейся,
если существует такое вещественное число x , что для любого
положительного вещественного числа ε > 0 найдется номер N = N (ε ) такой,
что при всех n ≥ N элементы xn этой последовательности удовлетворяют
неравенству | xn − x |< ε . При этом число x называется пределом
последовательности {xn } и символически это записывают так: lim xn = x, или
n →∞

xn → x при n → ∞, или xn → x. W
n →∞

Неравенство | xn − x |< ε . можно записать в эквивалентной форме


−ε < xn − x < ε или, что то же самое, x − ε < xn < x + ε . На геометрическом
языке последние неравенства означают, что элементы xn при n ≥ N лежат в
интервале ( x — ε , x + ε ), который мы договорились называть
ε − окрестностью точки x. Это позволяет сформулировать еще одно
определение сходящейся последовательности, эквивалентное определению
1.32.
Определение 3.7. Последовательность {xn } называется сходящейся,
если существует такое число x , что в любой ε − окрестности точки x
находятся все элементы последовательности {xn }, начиная с некоторого
номера зависящего, конечно, от ε . W
Перейдем к установлению свойств произвольных сходящихся
последовательностей.
Теорема 3.1. Сходящаяся последовательность имеет только один
предел.
Доказательство. Предположим, что два вещественных числа x′ и x′′
являются пределами сходящейся последовательности {xn }, т.е xn → x′ и
xn → x′′ при n → ∞, где x′ ≠ x′′.
Пусть для определённости x′ < x′′. Тогда существует x∗ такой, что
x′ < x ∗ < x′′. Т.к. xn → x′ при n → ∞, то существует N ′ такое, что для ∀ n ≥ N ′
будет | xn − x′ |< x∗ − x′, откуда xn < x∗ .
Аналогично, т.к. xn → x′′ при n → ∞, то существует натуральное число

35
N ′′ такое, что для ∀ n ≥ N ′′ будет | xn − x′′ |< x′′ − x∗ , т.е. xn > x∗ .
Обозначим N ∗ = max{N ′, N ′′}. Тогда для ∀ n ≥ N ∗ будут выполнены
неравенства xn < x∗ и xn > x∗ , т.е. xn < x∗ < xn , чего не может быть в силу
свойств вещественных чисел. Возникшее противоречие и доказывает
теорему. W
Теорема 3.2. Всякая сходящаяся последовательность является
ограниченной.
Доказательство. Пусть {xn } — сходящаяся последовательность и x
— ее предел. Фиксируем некоторое положительное число ε и по нему номер
N такой, что | xn − x |< ε при n ≥ N , или, что то же самое, x − ε < xn < x + ε
при n ≥ N . Обозначим через A наибольшее из следующих ( N + 1) чисел:
| x − ε |, | x + ε |, | x1 |, | x2 |, …, | x N −1 | . Тогда, очевидно, | xn |≤ A для всех номеров
n, а это и доказывает ограниченность последовательности {xn }. Теорема
доказана. W
Замечание 3.2. Не всякая ограниченная последовательность является
сходящейся. Так, например, последовательность 0, 1, 0, 1, …, 0, 1, … является
ограниченной, но не является сходящейся. В самом деле, обозначим n − й
член этой последовательности символом xn и предположим, что эта
последовательность сходится к некоторому пределу x. Тогда для ∀ ε > 0
должно ∃N ∈ ¥ такое, что ∀ n ≥ N будет выполнено | xn − x |< ε . Но при
нечётных n xn = 0 и поэтому это неравенство дает | 0 − x |< ε , т.е. −ε < x < ε ,
а при чётных n xn = 1 и неравенство | xn − x |< ε имеет вид | 1 − x |< ε , т.е.
1 − ε < x < 1 + ε . Но при ε < 0.5 ε < 1 − ε и поэтому система неравенств

 − ε < x < ε,

1 − ε < x < 1 + ε .

не имеет решения относительно x, т.е. ∃/ lim xn . W


n →∞

Убедимся теперь в том, что неравенства, которым удовлетворяют


элементы сходящихся последовательностей, приводят к аналогичным
неравенствам для пределов этих последовательностей.
Теорема 3.3. Если все элементы двух сходящихся последовательностей

36
{xn } и { yn }, по крайней мере, начиная с некоторого номера, удовлетворяют
неравенствам {xn } ≥ { yn }, то и пределы x и y этих последовательностей
удовлетворяют такому же неравенству x ≥ y.
Доказательство. Допустим противное: lim xn = x < y = lim yn .
n →∞ n →∞

Следовательно должно ∃ z ∈ ¡ такое, что x < z < y. Но тогда ∃ N x ∈ N такое,


что ∀ n ≥ N x будет выполнено | xn − x |< z − x , т.е. xn < z и ∃ N y ∈ N такое, что
∀ n ≥ N y будет справедливо неравенство | yn − y |< y − z , т.е z < yn . Пусть,
начиная с N ′ выполнены неравенства {xn } ≥ { yn }. Обозначим через N
максимальное из натуральных чисел N x , N y , N ′. Тогда при n > N будут
выполнены и неравенства и yn > z, т.е. xn < yn , что противоречит условию
теоремы. W
Следующие теоремы показывают, что арифметические операции над
элементами сходящихся последовательностей приводят к аналогичным
операциям над их пределами.
Теорема 3.4. Сумма [разность] сходящихся последовательностей {xn } и
{ yn } представляет собой сходящуюся последовательность, предел которой
равен сумме [разности] пределов последовательностей {xn } и { yn }.
Доказательство. Рассмотрим сумму последовательностей. Берем
∀ ε > 0. Т.к. ∃ lim xn = x и ∃ lim yn = y то ∃ N x ∈ ¥ : | xn − x |< ε2 при n ≥ N x и
n →∞ n →∞

∃ N y ∈ ¥ : | yn − y |< ε
2 при n ≥ N y . Полагаем N = N (ε ) = max{N x , N y }. Тогда
при n > N получаем:
| ( xn + yn ) − ( x + y ) |=| ( xn − x ) + ( yn − y ) |≤| ( xn − x ) | + | ( yn − y ) |< ε2 + ε2 = ε ,
т.е. для ∀ ε > 0 мы можем указать N = N (ε ) ∈ ¥ такое, что для ∀ n > N будет
выполнено неравенство | ( xn + yn ) − ( x + y ) |< ε . Но это и означает, что
∃ lim ( xn + yn ) = x + y. W
n →∞

Теорема 3.5. Произведение сходящихся последовательностей {xn } и


{ yn } представляет собой сходящуюся последовательность, предел которой
равен произведению пределов последовательностей {xn } и { yn }.
Доказательство. Т.к. ∃ lim xn = x и ∃ lim yn = y то последовательности
n →∞ n →∞

{xn } и { yn } ограничены, т.е. ∃ Ax , Ay ∈ R большие нуля, такие, что ∀ n ∈ N

37
будут выполнены неравенства: | xn |< Ax , | yn |< Ay .
Берем ∀ ε > 0. Поскольку ∃ lim xn = x и ∃ lim yn = y то
n →∞ n →∞

ε ε
∃ N x ∈ ¥ : | xn − x |< при n ≥ N x , и ∃ N y ∈ ¥ : | yn − y |< при
Ay + | y | Ax + | x |
n ≥ N y . Как и раньше, полагаем N = N (ε ) = max{N x , N y }. Тогда при n ≥ N
получаем

1
| ( xn ⋅ yn ) − ( x ⋅ y ) |=
| ( yn + y) ⋅ ( xn − x) + ( xn + x) ⋅ ( yn − y) |≤
2
1 1
≤ | yn + y | ⋅ | ( xn − x) | + | xn + x | ⋅ | ( yn − y ) |<
2 2
1 ε 1 ε
< ( Ay + | y |) + ( Ax + | x |) = ε.
2 Ay + | y | 2 Ax + | x |

Таким образом для ∀ ε > 0 мы можем указать N = N (ε ) ∈ N такое, что


для ∀ n ≥ N будет выполнено неравенство | ( xn ⋅ yn ) − ( x ⋅ y) |< ε . Но это и
означает, что ∃ lim ( xn ⋅ yn ) = x ⋅ y. W
n →∞

Прежде чем перейти к пределу частного двух сходящихся


последовательностей, докажем следующее вспомогательное утверждение.
Лемма 3.1. Если последовательность { yn } сходится к отличному от
нуля пределу y, то, начиная с некоторого номера, определено частное
{ y1n }1/ yn и эта последовательность сходится к { 1y }.
Доказательство. Так как yn → y при n → ∞, то ∃N1 ∈ ¥ такое, что для
∀n ≥ N1 будет выполнено | yn − y |< |2y| . Поэтому для таких n имеем:

y
| y |=| y − yn + yn |≤| y − yn | + | yn |≤| | + | yn | .
2

Следовательно, при n ≥ N1 имеем | yn |≥ 0.5⋅ | y | и поэтому


1 1 y − yn | y − yn |
| − |=| |≤ 2 ⋅ . Берём теперь любое ε > 0. Поскольку
yn y y ⋅ yn y2
∃ lim yn = y, то ∃N 2 ∈ ¥ такое, что для ∀n ≥ N 2 будет выполнено
n →∞

38
| yn − y |< 0.5 ⋅ ε ⋅ y 2 . Тогда для ∀n ≥ N ε = max{ N1, N 2} в силу неравенства
1 1 | y − yn | 1 1
| − |≤ 2 ⋅ 2
будем иметь | − |< ε , что и требовалось доказать. W
yn y y yn y

Теорема 3.6. Частное двух сходящихся последовательностей {xn } и


{ yn }, предел второй из которых отличен от нуля, определено, начиная с
некоторого номера, и представляет собой сходящуюся последовательность,
предел которой равен частному пределов последовательностей {xn } и { yn }.
Доказательство. Доказательство следует непосредственно из теоремы
1.8 и леммы 1.5, т.к. xn
yn = xn ⋅ y1n начиная с некоторого n . W
Введем теперь понятия бесконечно малой и бесконечно большой
последовательностей.
Определение 3.8. Последовательность {α n } называется бесконечно
малой, если ∃ lim α n = 0. Это означает, что для любого положительного
n →∞

вещественного числа ε найдется номер N такой, что при всех n ≥ N


элементы {α n } этой последовательности удовлетворяют неравенству
| α n |< ε . W .
Про бесконечно малую последовательность {α n } , иногда, говорят, что
α n = o(1) ("о малое от единицы") при n → ∞.
Определение 3.9. Последовательность {an } называется бесконечно
большой, если для любого положительного вещественного числа A найдется
номер N такой, что при всех n ≥ N элементы an этой последовательности
удовлетворяют неравенству | an |> A. W
Бесконечно большую последовательность {an } , иногда, характеризуют
следующим образом: lim | an |= ∞; Если бесконечно большая
n →∞

последовательность {an } начиная с некоторого n знакоопределена, например


an > 0 ( an < 0 ) то говорят, что lim an = +∞ ( lim an = −∞ ). Очевидно, что
n →∞ n →∞

всякая бесконечно большая последовательность является неограниченной,


ибо определение бесконечно большой последовательности требует, чтобы
для любого A > 0 неравенству | an |> A удовлетворяли все элементы
последовательности, начиная с некоторого номера N, а определение

39
неограниченной последовательности требует, чтобы для любого A > 0 этому
неравенству удовлетворял хотя бы один элемент последовательности.
Вместе с тем не всякая неограниченная последовательность является
бесконечно большой. Так, например, рассмотренная выше
последовательность 1, 2, 1, 4, …,1, 2 ⋅ n, …, будучи неограниченной, не является
бесконечно большой, ибо для любого A > 1 неравенство | an |> A не имеет
места для элементов xn со сколь угодно большими нечетными номерами n.

Пример 3.4. Последовательность q, q 2 ,…, q n ,… является бесконечно


большой при | q |> 1 и бесконечно малой при | q |< 1.
Пусть сначала | q |> 1. Тогда | q |= 1 + δ , где δ > 0. Используя формулу
бинома Ньютона, можем записать: | q |n = (l + δ ) n = 1 + n ⋅ δ + (положительные
члены). Отсюда следует неравенство | q |n > δ ⋅ n. Фиксируем произвольное
положительное число A и выберем по нему номер N такой, чтобы было
справедливо неравенство δ ⋅ N > A.
Убедимся в том, что по любому A > 0 можно выбрать номер N,
удовлетворяющий неравенству δ ⋅ N > A. Договоримся обозначать символом
x целую часть положительного вещественного числа x. Поскольку
неравенство δ ⋅ N > A эквивалентно неравенству N > δA то этому неравенству
заведомо будет удовлетворять номер N, выбранный из условия
A A
N= +1 = + 1. Заметим теперь, что поскольку | q |> 1, то из
δ | q | −1
свойств произведения вещественных чисел мы получим, что при всех n ≥ N
будет | q n |>| q | N > A. Сопоставляя это и неравенства | q |n > δ ⋅ n, δ ⋅ N > A, мы
A
получим, что для любого A > 0 найдется номер N = + 1 такой, что
| q | −1
при всех n ≥ N будет | q n |=| q |n > A. Это и показывает, что при | q |> 1
последовательность {qn } является бесконечно большой.
Рассмотрим теперь случай | q |< 1. Мы должны показать, что в этом
случае последовательность {qn } является бесконечно малой. Исключая
тривиальный случай q = 0, положим 1
q = 1 + δ , где δ > 0. Используя, как и

40
1 1
выше, бином Ньютона, мы получим неравенство > δ ⋅ N , или | q |n < .
q n
q⋅n
Фиксируем произвольное положительное число ε и выберем по нему
номер N такой, чтобы было справедливо неравенство δ 1⋅N < ε . В силу того,
что это неравенство эквивалентно неравенству N > δ1⋅ε , для выбора
1 |q|
указанного номера N достаточно положить N = +1= + 1.
δ ⋅ε (1− | q |) ⋅ ε
Далее, поскольку, в силу свойств произведения вещественных чисел,
при | q |< 1 для всех n ≥ N справедливо неравенство | q |n ≤| q |N , то из
сопоставления последних трёх неравенств мы получим, что для любого ε > 0
|q|
найдется номер N = такой, что при всех n ≥ N справедливо
ε (1− | q |)
неравенство | q n |=| q |n < ε .
Это и доказывает, что при | q |< 1 последовательность является
бесконечно малой.

Основные свойства бесконечно малых последовательностей.


Прямым следствием теорем 3.4 и 3.5 является
Теорема 3.7. (Доказательство см. в [16].) Сумма {α n + β n } , разность
{α n − β n } и произведение {α n ⋅ β n } двух бесконечно малых
последовательностей {α n } и {β n } представляет собой бесконечно малую
последовательность.
Теорема 3.8. Произведение ограниченной последовательности на
бесконечно малую последовательность представляет собой бесконечно
малую последовательность.
Доказательство. Пусть {cn } — ограниченная и {α n } — бесконечно
малая последовательности. По определению ограниченной
последовательности найдется вещественное число C > 0 такое, что для всех
элементов cn справедливо неравенство | cn |< C . Фиксируем произвольное
положительное число ε . Так как последовательность {α n } является
ε
бесконечно малой, то для положительного числа C
найдется номер N такой,
что при n ≥ N справедливо неравенство | α n | ≤ Cε . Учитывая, что модуль

41
произведения двух чисел равен произведению модулей этих чисел, мы
получим с помощью последних неравенств, что для всех n ≥ N будет
выполнено | cn ⋅ α n | = | cn | ⋅ | α n | ≤ | C | ⋅ Cε = ε Это и означает, что
последовательность {cn ⋅ α n } является бесконечно малой. W

Доказательство следующей теоремы почти очевидно и поэтому здесь


не приведено.
Теорема 3.9. Если {an } — бесконечно большая последовательность, то,
начиная с некоторого номера n, определено частное двух
последовательностей {1} и {an }, которое представляет собой бесконечно
малую последовательность. Если все элементы бесконечно малой
последовательности {α n } отличны от нуля, то частное {α1n } двух
последовательностей {1} и {α n } представляет собой бесконечно большую
последовательность.

Монотонные последовательности.

Определение 3.10. Последовательность {xn } называется неубывающей


[невозрастающей], если каждый элемент этой последовательности, начиная
со второго, не меньше [не больше] предыдущего ее элемента, т. е. если для
всех номеров n (n = 1, 2, …) справедливо неравенство xn ≤ xn+1 [ xn ≥ xn+1 ]. W
Определение 3.11. Последовательность {xn } называется монотонной,
если она является либо неубывающей либо невозрастающей. Если элементы
неубывающей последовательности для всех номеров n удовлетворяют
строгому неравенству xn < xn +1 , то эту последовательность называют
возрастающей. Аналогично, если элементы невозрастающей
последовательности для всех номеров n удовлетворяют строгому
неравенству xn > xn+1, то эту последовательность называют убывающей. W
Замечание 3.3. Всякая монотонная последовательность заведомо
ограничена с одной стороны (либо сверху, либо снизу). В самом деле, всякая
неубывающая последовательность ограничена снизу (в качестве нижней
грани можно взять величину ее первого элемента), а всякая невозрастающая
последовательность ограничена сверху (в качестве верхней грани также
можно взять величину ее первого элемента). Отсюда следует, что

42
неубывающая последовательность будет ограниченной с обеих сторон, или
просто ограниченной, тогда и только тогда, когда она ограничена сверху, а
невозрастающая последовательность будет ограниченной тогда и только
тогда, когда она ограничена снизу. W

Рассмотрим примеры монотонных последовательностей.

Пример 3.5. Последовательность 1, 1, 2, 2, 3,3,… является неубывающей.


Она ограничена снизу величиной своего первого элемента, а сверху не
ограничена.

Пример 3.6. Последовательность 2


1 , 32 , 34 , …, n +1
n , является убывающей.
Она ограничена с обеих сторон: сверху величиной своего первого элемента 2,
а снизу, например, числом 1.

Справедливо следующее фундаментальное утверждение.


Теорема 3.10. Если неубывающая (невозрастающая)
последовательность {xn } ограничена сверху (снизу), то она сходится.
Доказательство. Рассмотрим случай неубывающей и ограниченной
сверху последовательности {xn }. Множество всех элементов такой
последовательности ограничено сверху, а потому по теореме 1.1. у этого
множества существует точная верхняя грань, которую мы обозначим
символом x . Докажем, что это число x и является пределом
последовательности {xn }.
Во-первых, заметим, что по определению верхней грани любой
элемент xn последовательности {xn } удовлетворяет неравенству xn ≤ x.
Далее фиксируем произвольное положительное число ε и заметим, что по
определению точной верхней грани найдется хотя бы один элемент xN
последовательности {xn }, удовлетворяющий неравенству x − ε < xN . Учтем
теперь, что последовательность {xn } является неубывающей и вследствие
этого xn ≥ xN > x − ε . для всех номеров n > N . Сопоставляя неравенство
xn ≤ x с неравенством xn > x − ε , мы получим, что для всех n≥N
справедливы неравенства xn − ε < xn ≤ x. Следовательно, для всех n ≥ N

43
справедливо неравенство | xn − x |< ε , которое и доказывает, что
последовательность {xn } сходится к пределу x = sup xn .
Если последовательность {xn } является невозрастающей и ограничена
снизу, то совершенно аналогично доказывается, что она сходится к пределу
x = inf xn . Теорема доказана. W
Замечание 3.4. Последнюю теорему можно сформулировать в другом
виде. Во-первых, заметим, что в силу сказанного, последовательность {xn },
удовлетворяющая условию теоремы, является ограниченной с обеих сторон,
или просто ограниченной. Поэтому теорему 3.10 можно переформулировать
так: для того чтобы монотонная последовательность {xn } сходилась,
необходимо и достаточно, чтобы она была ограничена. W
Замечание 3.5. Конечно, не всякая сходящаяся последовательность
является монотонной. Например, заведомо сходящаяся к нулю
последовательность

1 1 1 1 1 1
, − , , − , …, , − , …
2 2 3 3 n n

не является монотонной, так как знаки ее элементов чередуются. W


Замечание 3.6. Из приведенного выше доказательства теоремы 3.10
вытекает, что все элементы неубывающей, ограниченной сверху
последовательности {xn } не больше ее предела x ( xn ≤ x ). Аналогично легко
убедиться в том, что все элементы невозрастающей, ограниченной снизу
последовательности не меньше ее предела x. W
Извлечем важное следствие из теоремы 3.10.
Определение 3.12. Последовательность сегментов

[a1, b1 ], [ a2 , b2 ], …[ an , bn ], …

называют стягивающейся системой сегментов, если выполнены два


требования: 1) каждый следующий сегмент содержится в предыдущем, т.е.
an ≤ an+1 , bn ≤ bn+1 для любого n = 1, 2, …; 2) длина n − го сегмента [ an , bn ], т.е.
разность bn − an , стремится к нулю при n → ∞ . W
Теорема 3.11. У всякой стягивающейся системы сегментов {[ an , bn ]}

44
существует и притом единственная точка c, принадлежащая всем сегментам
этой системы.
Доказательство. Прежде всего заметим, что точка c принадлежащая
всем сегментам, может быть только одна. В самом деле, если бы нашлась еще
одна точка d, отличная от c и принадлежащая всем сегментам, то,
предположив ради определенности, что d > c, мы получили бы, что сегмент
[c, d ] принадлежит всем, сегментам [an , bn ]. Но тогда для любого номера n
выполнялись бы неравенства bn − an ≥ d − c, что невозможно в силу того, что
bn − an → 0 при n → ∞.
Докажем теперь, что существует точка c, принадлежащая всем
сегментам. Так как система сегментов является стягивающейся, то
последовательность левых концов {an } не убывает, а последовательность
правых концов {bn } не возрастает. Поскольку обе эти последовательности
ограничены (все их элементы находятся на сегменте [a1, b1 ] ), то обе они
сходятся (в силу теоремы 3.10). Из того, что разность bn − an является
бесконечно малой, вытекает, что эти две последовательности {an } и {bn }
сходятся к общему пределу, который мы обозначим через c. В силу
замечания 3.6 для любого номера n справедливы неравенства an ≤ c ≤ bn , т. е.
c принадлежит всем сегментам [an , bn ]. W

Число е.

Применим теорему 3.10 для доказательства сходимости


последовательности {xn }, элемент xn которой определяется равенством
xn = (1 + 1n )n . Для этого, в силу теоремы 3.10 достаточно доказать, что эта
последовательность 1) является возрастающей; 2) ограничена сверху.
Применяя формулу бинома Ньютона, получим для xn следующее
выражение:

1 n( n − 1) 1 n( n − 1)( n − 2) 1
xn = 1 + n ⋅ + ⋅ 2+ ⋅ 3 +…
n 2! n 3! n
n( n − 1)( n − 2)…[ n − (n − 1)] 1
…+ ⋅ n
n! n

45
Это выражение перепишем в следующем виде:

1 1 1 1 2
xn = 2 + (1 − ) + (1 − )(1 − ) + …
2! n 3! n n
1 1 2 n −1
…+ (1 − )(1 − )…(1 − ).
n! n n n

Для следующего элемента xn +1 последовательности {xn }, в полной


аналогии с предыдущим, получится следующее выражение:

1 1 1 1 2
xn +1 = 2 + (1 − ) + (1 − )(1 − ) +…
2! n + 1 3! n +1 n +1
1 1 2 n −1
…+ (1 − )(1 − )…(1 − )…
n! n +1 n +1 n +1
1 1 2 n
…+ (1 − )(1 − )…(1 − ).
( n + 1)! n +1 n +1 n +1

Для того чтобы убедиться в том, что последовательность {xn } является


возрастающей, сравним между собой полученные выражения для xn и для
xn+1.
Во-первых, заметим, что правая часть выражения для xn состоит из n
слагаемых, а правая часть для xn+1 — из n + 1 слагаемых, причем последнее
( n + 1) − е слагаемое в правой части является строго положительным.
Сопоставим теперь между собой любое из остальных n слагаемых в
правой части для xn с соответствующим слагаемым в правой части для xn+1.
Легко видеть, что для любого номера k, равного 1, 2, 3,…, n, справедливо
неравенство

1 1 2 n −1
(1 − )(1 − )…(1 − )<
k! n n n
1 1 2 n −1
< (1 − )(1 − )…(1 − )…
k! n +1 n +1 n +1

Это последнее неравенство означает, что k − e слагаемое в правой части

46
для xn меньше соответствующего k − го слагаемого в правой части для xn+1.
Итак, мы доказали, что xn < xn +i , т.е. последовательность {xn } является
возрастающей.
Докажем теперь, что эта последовательность ограничена сверху.
Заметим, что если каждую круглую скобку в правой части выражения для xn
заменить единицей, то указанная правая часть возрастет. Поэтому

1 1 1
xn < 2 + + + …+ .
2! 3! n!

Заметим далее, что для любого номера k ≥ 2 справедливо неравенство


k! = 2 ⋅ 3 ⋅ …⋅ k ≥ 2k −1 Поэтому неравенство для xn дает право утверждать, что

1 1 1 1
xn < 2 + + 2 + …+ n−1 = 3 − n < 3.
2 2 2 2

(Мы воспользовались формулой для суммы членов геометрической


прогрессии.) Это последнее неравенство доказывает ограниченность
последовательности {xn }.
По основной теореме 3.10 последовательность {xn } имеет предел,
который, следуя Л. Эйлеру, мы обозначим через e.

Примеры сходящихся монотонных последовательностей.

Начнем с рассмотрения последовательности, которая широко


используется в современной вычислительной математике для приближенного
нахождения корня квадратного из положительного вещественного числа a.
Эта последовательность определяется следующей рекуррентной (от
латинского recurrens — возвращающийся) формулой, выражающей ( n + 1) − й
элемент последовательности через значения ее первых n элементов:

1 a
xn +1 = ( xn + ), n = 1, 2,…
2 xn

где в качестве первого приближения x1 берется любое положительное число.


Прежде всего докажем, что такая последовательность {xn } сходится,

47
для чего в силу теоремы 3.10 достаточно доказать, что она ограничена снизу
и, начиная со второго номера, является невозрастающей.
Начнем с доказательства ограниченности снизу. По условию x1 > 0. Но
тогда из рекуррентной формулы при n = 1, вытекает, что x2 > 0, далее из той
же формулы, взятой при n = 2, вытекает, что x2 > 0,…. Продолжая эти
рассуждения далее, мы последовательно докажем, что все xn > 0. Итак,
рассматриваемая последовательность ограничена снизу.
Докажем теперь, что при n ≥ 2 все элементы xn удовлетворяют
неравенству xn ≥ a . Переписав рекуррентную формулу в виде
a xn a
xn +1 = ( + ), воспользуемся тривиальным неравенством t + 1t ≥ 2,
2 a xn
справедливым для всех t > 0. (Это неравенство для всех t > 0 эквивалентно
неравенству t 2 + 1 > 2t , вытекающему из того, что (t — 1) 2 ≥ 0. ) Взяв в этом
неравенстве t = xn
a
> 0, мы получим, что xn
a
+ a
xn > 2, и поэтому рекуррентное

соотношение дает xn +1 ≥ a при n = 1, 2, …. Это и означает, что xn ≥ a при


n = 1, 2, ….
Докажем, наконец, что последовательность {xn }, если ее рассматривать
с номера n = 2, является невозрастающей. Из рекуррентной формулы
xn+1 1 a
вытекает, что = (1 + 2 ). Поэтому, учитывая, что xn ≥ a при n ≥ 2,
xn 2 xn
получим, что
xn + l
xn ≤ 1 при n > 2 или xn +l ≤ xn ≤ 1 при n > 2. Итак, при n > 2
последовательность {xn } является невозрастающей.
По теореме 3.10 последовательность {xn } сходится к некоторому
пределу x. Остается найти этот предел. Учитывая, что {xn ≥ a } при n > 2,
мы получим (в силу теоремы 3.3), что x ≥ a .
Принимая во внимание, что x > 0, перейдем к пределу при n → ∞ в
рекуррентном соотношении; получим в пределе следующее равенство:

1 a
x= ( x + ).
2 x

48
Это равенство представляет собой уравнение для определения предела
x. Единственный положительный корень этого уравнения есть x = a .
Итак, мы окончательно доказали, что последовательность {xn }
1 a
определяемая рекуррентной формулой xn +1 = ( xn + ), n = 1, 2,… при любом
2 xn
выборе x1 > 0, сходится к пределу x = a .
В качестве другого применения теоремы 3.10 рассмотрим вопрос о
вычислении предела последовательности {xn }, элементы которой имеют вид

tn
xn = ,
n!

где t — любое фиксированное вещественное число.


Для любого фиксированного t найдется номер N такой, что | t |< n + 1
xn+1 t
при всех n ≥ N Но тогда, поскольку = , мы получим, что | xn+1 |<| xn |
xn n +1
при всех n ≥ N , т. е., начиная с номера N, последовательность {| xn |}
является убывающей. Так как, кроме того, эта последовательность
ограничена снизу (например, числом нуль), то по теореме 3.10 она сходится к
некоторому пределу x.
Для нахождения x запишем рекуррентное соотношение для номера
t n +1 tn t t
n + 1 : xn +1 = = ⋅ = xn ⋅ . Таким образом, | xn+1 |=| xn | ⋅ nt+|1 и,
( n + 1)! n! n + 1 n +1
перейдя в этом равенстве к пределу при n → ∞, мы получим соотношение
|t |
| x |=| x | ⋅ lim= 0. Итак, последовательность {| xn |}, а вместе с ней и
n→∞ n + 1

последовательность {xn }, сходится к пределу x = 0.


В обоих рассмотренных примерах мы применили часто употребляемый
прием: сначала с помощью теоремы 1.14 доказали существование предела
последовательности, а затем нашли этот предел, устремив номер n к
бесконечности в рекуррентном соотношении, выражающем ( n + 1) − й
элемент последовательности через ее n − й элемент.
В качестве третьего примера изучим вопрос о сходимости

49
после­довательности {xn }, элемент xn которой имеет вид

xn = a + a + a + …+ a ,

при условии, что a > 0 и общее число извлекаемых корней равно n.


Указанную последовательность {xn } можно задать рекуррентным
соотношением

xn +1 = a + xn ,

при условии, что

x1 = a .

Для доказательства сходимости рассматриваемой последовательности


достаточно (в силу теоремы 3.10) доказать, что она возрастает и ограничена.
Сначала докажем возрастание последовательности {xn }, т. е. докажем,
что для любого номера xn < xn +1 . Доказательство этого неравенства проведем
по индукции. Достаточно доказать два утверждения: 1) неравенство xn < xn+1
справедливо для номера n = 1, т. е. справедливо неравенство x1 ≤ x2 ; 2) из
справедливости неравенства xn < xn+1 для данного номера n вытекает
справедливость этого неравенства и для номера n + 1, т. е. вытекает
справедливость неравенства xn +1 < xn +2 .
Справедливость неравенства x1 ≤ x2 сразу вытекает из равенства

x1 = a и из соотношения x2 = a + a .
Докажем, что из справедливости неравенства xn < xn+1 вытекает
справедливость неравенства xn +1 < xn +2 . Из неравенства xn < xn+1 и
рекуррентной формулы xn +1 = a + xn , вытекает, что xn +1 = a + xn < a + xn +1 .
С другой стороны, записывая рекуррентное соотношение для номера n + 1,
мы получим равенство xn +2 = a + xn+1 . Из сопоставления этого равенства с
неравенством a + xn+1 > a + xn = xn +1 и вытекает неравенство xn +1 < xn + 2 . Тем
самым индукция завершена и возрастание последовательности {xn } доказано.

50
Докажем теперь, что эта последовательность ограничена сверху. Снова
пользуясь методом математической индукции, мы докажем, что для всех
номеров n xn ≤ M , где M — наибольшее из двух чисел a и 2.
Сначала проверим, что неравенство xn ≤ M справедливо для номера
n = 1. Пользуясь равенством x1 = a и рассматривая отдельно случаи
0<a<2 и a > 2, мы получим x1 = a ≤ 2 < 2 при 0 < a ≤ 2, и
x1 = a < a при a > 2. Отсюда следует, что x1 ≤ M , где M = max{a, 2}.
Пусть теперь неравенство xn ≤ M справедливо для данного номера n.
Пользуясь рекуррентным соотношением xn +1 = a + xn , и рассматривая
отдельно случаи 0 < a ≤ 2 и a > 2, мы получим, что xn +1 = a + xn ≤ 2 + 2 = 2
при 0 < a ≤ 2, и xn +1 = a + xn ≤ a + a < a при a > 2. Это означает
справедливость неравенства xn +1 ≤ M , где M = max{a, 2}. Таким образом,
индукция завершена, и ограниченность последовательности {xn } доказана.
По теореме 3.10 последовательность {xn } сходится к некоторому
пределу x. Остается найти этот предел.
Из соотношения xn +1 = a + xn очевидно, что все элементы
рассматриваемой последовательности неотрицательны. Следовательно, в
силу теоремы о переходе к пределу в неравенстве искомый предел x этой
последовательности неотрицателен. Возводя в квадрат рекуррентное
соотношение xn +1 = a + xn , мы получим равенство xn2+1 = a + xn . Так как
последовательность {xn } сходится к пределу x, то, переходя в последнем
равенстве к пределу при n → ∞ и пользуясь теоремой о пределе суммы и
произведения двух сходящихся последовательностей, мы получим
следующее соотношение для определения искомого предела x : x 2 = a + x,
или, что то же самое, x 2 − x − a = 0. Это соотношение представляет собой
квадратное уравнение для определения искомого предела x.
1 + 1 + 4a 1 − 1 + 4a
Это уравнение имеет два корня: x = >0 и x= < 0.
2 2
Так как искомый предел, как уже указано выше, является неотрицательным
числом, то он совпадает с положительным корнем уравнения, т. е.

51
1 + 1 + 4a
x= .
2
Вопросы для самопроверки:
1) Дайте определение числовой последовательности.
2) Дайте определение сходящейся числовой последовательности.
3) Дайте определение ограниченной и бесконечно большой числовой
последовательности.
4) Что можно сказать о неубывающей и ограниченной сверху
последовательности?
5) Как определяется число e. ?

52
1.4. Лекция 4. Предельные точки числовой
последовательности и критерии её сходимости.

Два определения предельной точки числовой последовательности и лемма об их


эквивалентности. Теорема о существовании верхнего и нижнего пределов ограниченной
последовательности. Теорема Больцано - Вейерштрасса. Необходимое и достаточное
условие сходимости последовательности, фундаментальная последовательность и два её
свойства, критерий Коши сходимости последовательности.

Предельные точки, верхний и нижний пределы


последовательности

Рассмотрим некоторую последовательность x1, x2 …, xn ,… и


произвольную возрастающую последовательность целых положительных
чисел k1, k 2 …, kn ,…. Выберем из последовательности {xn } элементы с
номерами k1, k2 …, kn ,… и расположим их в порядке возрастания указанных
номеров. Мы получим при этом новую последовательность

xk1 , xk2 …, xkn ,…

которую принято называть подпоследовательностью исходной


последовательности {xn }.
В частности, и сама последовательность {xn } может рассматриваться
как подпоследовательность с номерами k n = n.
Замечание 4.1 Заметим сразу же, что всегда kn ≥ n, ибо любая
подпоследовательность, не совпадающая со всей последовательностью,
получается путем некоторого прорежения элементов последовательности. W
Справедливы два утверждения:
Предложение 4.1. Если последовательность {xn } сходится к пределу
x, то и. любая ее подпоследовательность сходится к тому же самому пределу
x.
Доказательство. Фиксируем произвольное положительное число ε и,
пользуясь сходимостью последовательности {xn } к пределу x, выберем по
этому ε номер N такой, что | xn − x |≤ ε при всех n ≥ N . Пусть {xkn }-

53
произвольная подпоследовательность последовательности {xn }. Так как
k N ≥ N , то для всех номеров n > N элементы подпоследовательности {xkn }
удовлетворяют неравенству | xkn − x |≤ ε , а это и означает, что
подпоследовательность {xkn } сходится к пределу x. W
Предложение 4.2. Если все подпоследовательности некоторой
последовательности {xn } сходятся, то все они сходятся к одному и тому же
пределу x (к этому же пределу x сходится и вся последовательность)
Доказательство. Для доказательства этого утверждения достаточно
учесть, что так как сама последовательность {xn } (как частный случай
подпоследовательности) сходится к некоторому пределу x, то, в силу
теоремы 3.1, и любая ее подпоследовательность сходится к тому же пределу
x. W
В полной аналогии с теоремой 3.1 доказывается, что любая
подпоследовательность бесконечно малой [большой] последовательности
представляет собой также бесконечно малую [большую]
последовательностью
Введем фундаментальное понятие предельной точки
последовательности.
Определение 4.1. Точка x бесконечной прямой ( −∞, + ∞ ) называется
предельной точкой последовательности {xn }, если в любой ε − окрестности
точки x содержится бесконечно много элементов этой
последовательности. W
Определение 4.2. Точка x бесконечной прямой ( −∞, + ∞ ) называется
предельной точкой последовательности {xn }, если из этой
последовательности можно выделить подпоследовательность, сходящуюся к
пределу x. W
Легко убедиться в том, что определения 4.1 и 4.2 эквивалентны.
Выясним вопрос о наличии предельных точек у сходящейся
последовательности.
Лемма 4.1. Каждая сходящаяся последовательность имеет только одну
предельную точку, совпадающую с пределом этой последовательности.
Доказательство. Пусть последовательность {xn } сходится к пределу
x. Тогда в любой ε − окрестности x лежит бесконечно много элементов

54
последовательности {xn } (все, начиная с некоторого номера), а поэтому x
является предельной точкой последовательности {xn }. Остается доказать, что
ни одно число x′, отличное от x, не является предельной точкой
последовательности {xn }. Но это непосредственно вытекает из доказанного
выше предложения 3.1, согласно которому из сходимости всей
последовательности к пределу x вытекает сходимость любой ее
подпоследовательности к тому же тому же пределу x. W
Пример 4.1. Докажем, что последовательность

1 1 1 1 1 1
,1− , ,1− ,… ,1− ,…
2 2 3 3 n n

имеет только две предельные точки x = 0 и x = 1. Тот факт, что эти две точки
x = 0 и x = 1 являются предельными, вытекает из того, что
подпоследовательность всех нечетных элементов рассматриваемой
последовательности сходится к пределу x = 0, а подпоследовательность всех
четных элементов рассматриваемой последовательности сходится к пределу
x = 1. Остается доказать, что ни одно число x′, отличное от 0 и 1, не
является предельной точкой нашей последовательности. Так как x′ ≠ 0 и
x′ ≠ 1, то заведомо можно указать столь малое положительное число ε , что
ε − окрестности трех точек 0, 1 и x′ не будут иметь общих точек

Рис. 1.3. ε − окрестности трех точек 0, 1 и x′

Но все нечетные элементы нашей последовательности, начиная е


некоторого номера, находятся в ε − окрестности числа 0, а все четные
элементы нашей последовательности, начиная с некоторого номера,
находятся в ε − окрестности числа 1. Поэтому за пределами ε − окрестностей
чисел 0 и 1 (и, в частности, в ε − окрестности числа x′ ) может лежать лишь
конечное число элементов нашей последовательности. Это и означает, что x′
не является предельной точкой последовательности. W
Определение 4.3. Наибольшая предельная точка последовательности
{xn } называется верхним пределом этой последовательности и обозначается

55
символом x = limxn . W
n →∞

Определение 4.4. Наименьшая предельная точка последовательности


{xn } называется нижним пределом этой последовательности и обозначается
символом x = lim xn . W
n →∞

Возникает вопрос о существовании хотя бы одной предельной точки и


верхнего и нижнего пределов у любой ограниченной последовательности.
Справедлива следующая замечательная теорема доказательство которой как
и следствий из неё, опущено из-за дефицита времени.
Теорема 4.1. (Доказательство см. в [16].) У всякой ограниченной
последовательности существуют верхний и нижний пределы и, в частности,
существует хотя бы. одна предельная точка W
Предложение 4.3. (Доказательство см. в [16].) Если {xn } —
ограниченная последовательность, x и x — ее нижний и верхний пределы,
ε — любое положительное число, то на интервале ( x − ε , x + ε ) лежат все
элементы этой последовательности, начиная с некоторого номера
(зависящего, конечно, от ε ). W
Предложение 4.4. (Доказательство см. в [16].) Пусть {xn } —
ограниченная последовательность, x и x — ее нижний и верхний пределы,
( a, b ) — интервал, вне которого лежит не более чем конечное число
элементов последовательности {xn }. Тогда интервал x, x содержится в
интервале ( a, b) и, в частности, x − x ≤ b − a . W
Предложение 4.5. (Теорема Больцано — Вейерштрасса.)
(Доказательство см. в [29].) Из всякой ограниченной последовательности
можно выделить сходящуюся подпоследовательность. W
Эти утверждения позволяют доказать критерий существования
предела, конструктивный по своей сути.
Теорема 4.2. Для того чтобы последовательность {xn } была
сходящейся, необходимо и достаточно, чтобы, она была ограниченной и ее
верхний и нижний пределы x и x совпадали между собой.
Доказательство. Необходимость. Пусть последовательность {xn }
сходится. Тогда она ограничена (в силу теоремы 3.2) и имеет единственную
предельную точку (в силу леммы 4.1). Это и означает, что ее верхний и

56
нижний пределы x и x совпадают между собой.
Достаточность. Пусть последовательность {xn } ограничена (при этом
она в силу теоремы 4.1 имеет верхний предел x и нижний предел x ), и пусть
x = x. Положим x = x = x. В силу предложения 4.3 для любого ε > 0 в
интервале ( x − ε , x + ε ) лежат все элементы последовательности {xn }, начиная
с некоторого номера. В силу определения 3.6 сходящейся
последовательности это и означает, что последовательность {xn } сходится к
пределу x. Теорема доказана. W
При изучении вопроса о сходимости последовательности {xn } с
помощью определения сходящейся последовательности приходится
оценивать разность xn − x элементов последовательности и ее
предполагаемого предела x. Иными словами, приходится предугадывать
величину предела этой последовательности. Сейчас мы установим
«внутренний» критерий сходимости последовательности, позволяющий
сделать заключение о ее сходимости лишь по величине ее элементов и не
использующий величины предполагаемого предела этой последовательности.
Для установления такого критерия введем понятие фундаментальной
последовательности.
Определение 4.5. Последовательность {xn } называется фундамен-
тальной, если для любого положительного числа ε найдется номер N такой,
что для всех номеров n, удовлетворяющих условию n ≥ N , и для любого
натурального p ( p = 1, 2, …) справедливо неравенство | xn+ p − xn |< ε . W
Установим два важных свойства любой фундаментальной
последовательности.
Лемма 4.2. (Свойство 1.) Для любого положительного числа ε
найдется элемент фундаментальной последовательности xN такой, что в
ε − окрестности этого элемента xN находятся все элементы xn этой
последовательности с номерами n, удовлетворяющими условию n ≤ N .
Доказательство. Для доказательства этого свойства следует
фиксировать произвольное положительное число ε и взять в определении
фундаментальной последовательности номер n равным N. Мы получим при
этом, что для любого натурального p ( p = 1, 2, …) элементы
фундаментальной последовательности удовлетворяют неравенству

57
| xN + p − xN |< ε или, что то же самое, неравенству xN − ε < xN + p < xN + ε . Так
как p − любое натуральное число, то последние неравенства и означают, что
все элементы фундаментальной последовательности, номер которых не
меньше N, находятся в интервале ( x N − ε , xN + ε ), т.е. в ε − окрестности xN .
Свойство 1 доказано. W
Лемма 4.3. (Свойство 2.) Фундаментальная последовательность
является ограниченной.
Доказательство. Фиксируем некоторое ε > 0. Так как
последовательность {xn } является фундаментальной, то для этого ε (в силу
свойства 1) найдется элемент xN такой, что все элементы xn с номерами
n > N удовлетворяют неравенству xN − ε < xN + p < xN + ε . Обозначим теперь
через A наибольшее из следующих ( N + 1) чисел:
| x1 |, | x2 |, …′ | xN −1 |, | x N − ε |, | x N + ε | .
Тогда, очевидно, для всех номеров n будет справедливо неравенство
| xn |≤ A, которое и означает ограниченность последовательности {xn }.
Свойство 2 доказано. W
Докажем теперь следующую важнейшую теорему.
Теорема 4.3. (Критерий Коши сходимости последовательности). Для
того чтобы последовательность {xn } была сходящейся, необходимо и
достаточно, чтобы она была фундаментальной
Доказательство. Необходимость. Пусть последовательность {xn }
сходится к некоторому пределу x. Докажем, что эта последовательность
является фундаментальной. Фиксируем произвольное положительное число
ε . Так как последовательность {xn } сходится к пределу x, то для
положительного числа ε/ 2 найдется номер N такой, что при всех
n ≥ N | xn − x |< ε/ 2 Если p — любое натуральное число, то при всех n ≥ N и
подавно будет справедливо неравенство | xn+ p − x |< ε/ 2 (ибо при n ≥ N
заведомо будет справедливо неравенство n + p ≥ N ).
Так как модуль суммы двух чисел не превосходит суммы их модулей,
то из последних двух неравенств мы получим, что при всех n ≥ N и для
любого натурального p

58
| xn+ p − xn |=| [ xn+ p − x] + [ x − xn ] |≤| [ xn+ p − x] | + | [ x − xn ] |< ε ,
а это и означает фундаментальность последовательности {xn }.
Достаточность. Пусть последовательность { xn } является
фундаментальной. Требуется доказать, что эта последовательность является
сходящейся. В силу теоремы 4.2 достаточно доказать, что
последовательность {xn } ограничена и что ее верхний и нижний пределы x и
x совпадают между собой.
Ограниченность любой фундаментальной последовательности уже
установлена нами выше (см. свойство 2). Остается доказать, что для любой
фундаментальной последовательности {xn } верхний предел x и нижний
предел x совпадают. Фиксируем произвольное положительное число ε . В
силу свойства 1 фундаментальной последовательности найдется элемент этой
последовательности xn такой, что вне ε − окрестности этого элемента, т.е.
вне интервала ( x N − ε , xN + ε ) лежит не более чем конечное число элементов
последовательности {xn }. Но тогда в силу следствия (предложение 4.4) из
теоремы 1.16 интервал ( x, x) обязан содержаться в интервале ( xn − ε , xn + ε )
и, в частности, должно быть справедливо неравенство
x − x ≤ ( xN + ε ) − ( xN + ε ) = 2ε . Так как, кроме того, x ≥ x, то для любого ε > 0
будут справедливы неравенства x − x ≤ 2ε . В силу произвольности ε из этих
неравенств вытекает, что x − x = 0. В самом деле, если бы разность x − x
равнялась положительному числу α, то, взяв в качестве ε число α/ 3 , мы бы
получили противоречие с неравенством x − x ≤ 2ε . т.е. x = x. Критерий Коши
полностью доказан. W

Пример 4.2. Установим расходимость последовательности { xn } с


1 1
элементами xn = 1 + + …+ . Заметим, что если для любого номера n число
2 n
p взять равным n, то мы получим, что для всех номеров n

| xn+ p − xn |=| [ x2 n − xn ] |= (1 + 12 + …+ 21n ) − (1 + 12 + …+ 1n ) = 1


n +1 + n+1 2 + …+ 21n ≥ n ⋅ 21n = 21 ,

ибо последняя сумма содержит n слагаемых, наименьшее из которых равно

59
1
2n . Таким образом, для положительного числа ε = 12 не существует номера
N такого, что при всех n ≥ N и для любого натурального p справедливо
неравенство | xn+ p − xn |< ε . Это означает, что рассматриваемая
последовательность не является фундаментальной и (в силу критерия Коши)
расходится.

Пример 4.3. Применим критерий Коши для установления сходимости


последовательности {xn } с элементами n = 1 + q + …+ q n , где q — любое
число из интервала 0 < q < 1. Для любого номера n и любого натурального
числа p ( p = 1, 2,…) справедливо неравенство

| xn + p − xn |= (1 + q + …+ q n+ p ) − (1 + q + …+ q n ) =

n +1 n+ 2 n+ p q n+1 − q n +1+ p q n+1


=q +q + …+ q = < .
1− q 1− q

Фиксируем произвольное положительное число ε . Так как при 0 < q < 1


последовательность {q n } является бесконечно малой, то для положительного
числа ε (1 − q ) найдется номер N такой, что при всех n ≥ N справедливо
неравенство q n < ε (1 − q). Из этого неравенства и неравенства,
установленного выше, вытекает, что при всех n ≥ N и для любого
натурального p
ε (l − q )
| xn+ p − xn |< = ε,
1− q
а это означает, что рассматриваемая последовательность является
фундаментальной и (в силу критерия Коши) сходится.

Вопросы для самопроверки:


1) Какая числовая последовательность называется фундаментальной?
2) Сформулируйте теорему Больцано – Вейерштрасса.
3) Дайте определение верхнего предела последовательности.
4) Дайте определение предельной точки последовательности.
5) Сформулируйте критерий Коши сходимости последовательности.

60
1.5. Лекция 5. Функция одной переменной. Предел
функции одной переменной.

Понятие переменной величины и функции одного переменного. Два определения


(по Гейне и по Коши) предела функции в точке и теорема об их эквивалентности. Переход
к пределу в неравенствах. Бесконечно малые функции и их свойства. Первый и второй
замечательные пределы.

Понятия переменной величины и функции.

К понятию функции приводит изучение двух переменных величин,


изменение которых взаимообусловлено. Поэтому естественно начать с
уточнения понятий переменной величины.
Рассмотрение реальных физических переменных величин приводит нас
к выводу, что эти величины не всегда могут принимать произвольные
значения. Так, скорость материальной точки не может быть больше
3 ⋅ 1010 см/с (т.е. скорости света в пустоте), температура тела не может быть
меньше —273°.
Отвлекаясь от конкретных физических свойств наблюдаемых в
природе переменных величин, мы приходим к понятию математической
переменной величины, характеризуемой только численными значениями,
которые она может принимать.
Определение 5.1. Множество { x} всех значений, которые может
принимать данная переменная величина x, называется областью изменения
данной переменной величины. Переменная величина считается заданной,
если задана область ее изменения. W
В дальнейшем мы, как правило, будем обозначать переменные
величины малыми латинскими буквами x, y, t , …, а области изменения этих
переменных величин соответственно символами {x}, { y}, {t}, ….
Перейдем теперь к уточнению понятия функции.
Определение 5.2. Пусть задана переменная величина x, имеющая
областью изменения некоторое множество {x}. Если каждому значению
переменной x из множества {x} ставится в соответствие по известному
закону некоторое число y, то говорят, что на множестве {x} задана функция

61
y = y( x) или y = f ( x). При этом переменная x называется аргументом или
независимой переменной, множество {x} называется областью задания
функции, а то число y, которое соответствует данному значению x,
называется частным значением функции в точке x. Совокупность всех
частных значений образует вполне определенное множество { y}, которое
называют либо областью изменения функции, либо множеством всех
значений функции. W
В обозначении y = f( x) букву f часто называют характеристикой
функции.
Пример 5.1. y = 4 − x2 . Эта функция задана на сегменте −2 ≤ x ≤ 2
(при этом выражение под знаком корня является неотрицательным), а
множеством всех ее значений является сегмент 0 ≤ y ≤ 2

Пример 5.2. Так называемая функция Дирихле, определяется так:

0, если x − иррациональное число,


y = D( x) = 
1, если x − рациональное число.

Эта функция задана на бесконечной прямой −∞ < x < +∞, а множество


всех ее значений состоит из двух точек 0 и 1.

Пример 5.3.
1, если x > 0,

y = sgn x = 0, если x = 0,
 −1, если x < 0.

Термин sgn происходит от латинского слова signum — знак. Читается:


" y равно сигнум от x ". Эта функция задана на всей бесконечной прямой
−∞ < x < +∞, а множество всех ее значений состоит из трех точек y = 1, y = 0
и y = −1.

62
Пример 5.4. Функция y =  x  , или y = E( x), где символ  x  или E( x)
обозначает целую часть числа x или, точнее, наибольшее целое число, не
превосходящее x. Читается: " y равно антье x " (от французского слова entier
— целый). Эта функция задана на всей бесконечной прямой −∞ < x < +∞, а
множеством всех ее значений является множество всех целых чисел.

Пример 5.5. y = n!. Эта функция задана на множестве всех


натуральных чисел n = 1, 2, 3,… Множеством всех значений этой функции
является множество натуральных чисел вида n! = 1 ⋅ 2 ⋅ 3 ⋅ …⋅ n.

Часто закон, устанавливающий соответствие между множеством всех


значений аргумента и множеством всех значений функции, задается
посредством формул. Такой способ задания функции называется
аналитическим. При этом следует подчеркнуть, что функция может
задаваться разными формулами на разных участках области своего задания.

Пример 5.6. Функция

 − x, при x < 0,
y= 2
 x , при x ≥ 0.

задана аналитическим способом на всей бесконечной прямой −∞ < x < +∞.

Весьма распространенным способом задания функции является так


называемый табличный способ, заключающийся в задании таблицы
отдельных значений аргумента и соответствующих им значений функции.
При таком способе задания можно приближенно вычислить не содержащиеся
в таблице значения функции, отвечающие промежуточным значениям
аргумента. Для этого применяется метод интерполяции, заключающийся в
замене функции между ее соседними табличными значениями какой-либо
функцией простой природы (например, линейной или квадратичной).
Примером табличного способа задания функции может служить расписание
движения поезда, которое определяет местоположение поезда в отдельные
моменты времени. Интерполяция позволяет приближенно определить

63
местоположение поезда в любой промежуточный момент времени.
В практике физических измерений весьма распространенным является
и еще один способ задания функции — так называемый графический способ,
при котором соответствие между аргументом и функцией задается
посредством графика (снимаемого, например, на осциллографе).

Предел функции по Гейне и по Коши.

Пусть функция y = f( x) определена на некотором бесконечном


множестве {x}, и пусть a — точка бесконечной прямой −∞ < x < +∞, быть
может и не принадлежащая множеству {x}, но обладающая тем свойством,
что в любой δ − окрестности этой точки a имеются точки множества {x},
отличные от a (это означает, что a является предельной точкой множества
{x} ).
Например, множеством {x} может служить интервал ( a, b); в этом
случае точка a, являясь граничной точкой интервала, ему не принадлежит,
но в любой δ − окрестности a содержатся точки указанного интервала.
Другим примером множества {x}, на котором задана функция f ( x ),
может служить множество всех рациональных чисел, принадлежащих
интервалу ( a − δ , a + δ ) с выкинутой точкой a.
Определение 5.3. При любом δ > 0 интервал ( a − δ , a + δ ), из которого
выкинута точка a, принято называть проколотой δ − окрестностью точки
a. W
Определение 5.4. (Предел функции по Гейне.) Число b называется
пределом (или предельным значением) функции y = f ( x) в точке a (или при
x → a ), если для любой последовательности значений аргумента
x1, x2 , …; xn ,…, сходящейся к a и состоящей из чисел xn , отличных от a,
соответствующая последовательность значений функции
f ( x1 ), f ( x2 ), …, f ( xn ),…, сходится к числу b. W
Определение 5.5. (Предел функции по Коши.) Число b называется
пределом (или предельным значением) функции y = f ( x ) в точке a (или при
x → a ), если для любого положительного числа ε найдется отвечающее ему
положительное число δ (так как δ зависит от ε , то иногда пишут: δ = δ (ε ) )

64
такое, что для всех значений аргумента x, удовлетворяющих условию
0 <| x − a |< δ справедливо неравенство | f ( x ) − b |< ε . W
Для обозначения предельного значения функции y = f ( x) в точке a
используют следующую символику: lim f ( x) = b или f ( x) → b при x → a.
x →a

Замечание 5.1. Подчеркнем важность фигурирующего в определении


5.4 требования, обязывающего элементы последовательности значений
аргумента xn быть отличными от a, и аналогичного требования в
определении, обязывающего брать значения аргумента x, удовлетворяющие
условию 0 <| x − a |, т. е. отличные от a. Это требование вызвано уже тем, что
функция y = f( x ) может быть не определена в точке a. Отсутствие этого
требования сделало бы невозможным использование предела функции для
определения производной функции. W
Замечание 5.2. Особо подчеркнем, что множество {x}, на котором
задана функция f( x), вовсе не обязано сплошь покрывать некоторую
проколотую δ − окрестность точки a. От этого множества x требуется
только, чтобы оно имело хотя бы один элемент в любой проколотой
δ − окрестности точки a. Примером множества x может служить множество
всех элементов последовательности { 1n }, лежащих в фиксированной
δ − окрестности точки a = 0. W
Замечание 5.3. Заметим, что фигурирующее в определении 5.5 условие
0 <| x − a |< δ эквивалентно соотношениям a − δ < x < a + δ , x ≠ a, т.е.
означает, что x принадлежит проколотой δ − окрестности точки a.
Аналогично, фигурирующее в определении 5.5 неравенство | f( x) − b |< ε
эквивалентно неравенствам b − ε < f( x) < b + ε , т. е. означает, что f( x)
принадлежит ε − окрестности b. W
Теорема 5.1. Определения 5.4 и 5.5 предела функции по Гейне и по
Коши являются эквивалентными.
Доказательство. Пусть сначала число b является пределом функции
y = f( x ) в точке a по Коши. Докажем, что это же число b является пределом
функции y = f( x ) в точке a и по Гейне.
Пусть {xn } — любая сходящаяся к a последовательность значений
аргумента, все элементы которой отличны от a. Требуется доказать, что

65
соответствующая последовательность значений функции {f( xn )} сходится к
b. Фиксируем произвольное положительное число ε и по нему
положительное число δ , которое в силу определения предела функции по
Коши гарантирует справедливость неравенства | f( x) − b |< ε для всех
значений x, для которых 0 <| x — a |< δ .
В силу сходимости последовательности {xn } к a для указанного
положительного числа δ найдется номер N такой, что при всех n ≥ N
справедливо неравенство | xn − a |< δ . Поскольку xn ≠ a для всех номеров n,
то при всех n ≥ N справедливы неравенства 0 <| xn − a |< δ и, значит, в силу
определения предела функции по Коши при всех n ≥ N справедливо
неравенство | f( xn ) − b |< ε . Это и означает, что последовательность {f( xn )}
сходится к числу b.
Пусть теперь число b является пределом функции y = f( x) в точке a по
Гейне. Докажем, что это же число b является пределом функции y = f( x ) в
точке a и по Коши. Предположим, что это не так. Тогда для некоторого
положительного числа ε и для сколь угодно малого положительного числа δ
найдется хотя бы одно значение аргумента x такое, что 0 <| x — a |< δ , но
| f( x) − b |≥ ε . Таким образом, мы можем взять последовательность
δ n = 1n , n = 1, 2,… и утверждать, что для каждого ее элемента δ n = 1
n
найдется
хотя бы одно значение аргумента xn такое, что 0 <| x — a |< 1n , но
| f( xn ) − b |≥ ε . Первое из этих неравенств означает, что последовательность
{xn } сходится к a и состоит из чисел, отличных от a. Но в таком случае
согласно определению предела по Гейне соответствующая
последовательность значений функции {f( xn )} обязана сходиться к числу b,
а этому противоречит второе из последнее неравенств, справедливое для всех
номеров n. Полученное противоречие доказывает теорему. W
Приведем примеры функций, как обладающих, так и не обладающих в
данной точке a предельным значением.

66
Пример 5.7. Функция f( x) = c = const имеет равный c предел в каждой
точке a бесконечной прямой.
В самом деле, для любого значения аргумента x разность f( x ) − c равна
нулю, и поэтому | f( x) − c |< ε для любого ε > 0 и для всех значений
аргумента (в данном случае для любого ε > 0 в определении предела по
Коши можно брать в качестве δ любое положительное число

Пример 5.8 Функция f( x) = x в любой точке a бесконечной прямой


имеет предел, равный a. В самом деле, для этой функции
последовательности значений аргумента и соответствующих значений
функции тождественны, и поэтому, если последовательность {xn } сходится к
a, то и последовательность {f( xn )} также сходится к a.

Пример 5.9. Функция Дирихле D( x), значения которой в


рациональных точках равны единице, а в иррациональных точках — нулю,
не имеет предела ни в одной точке a бесконечной прямой. Это вытекает из
того, что для сходящейся к a последовательности рациональных значений
аргумента предел последовательности соответствующих значений функции
равен единице, в то время как для сходящейся к a последовательности
иррациональных значений аргумента предел последовательности
соответствующих значений функции равен нулю.

Введем теперь понятие одностороннего (т.е. правого или левого)


предела функции в данной точке a. Для этого нам прежде всего следует
уточнить характер того множества {xn }, на котором задана функция f( x). Мы
теперь потребуем, чтобы это множество {xn } для любого δ > 0 имело хотя
бы один элемент, принадлежащий интервалу ( a, a + δ ) [ ( a − δ , a ) ].
Определение 5.6. (Правый [левый] предел функции по Гейне.) Число b
называется правым [левым] пределом функции y = f( x) в точке a, если для
любой последовательности значений аргумента {xn }, сходящейся к a и
состоящей из чисел, больших a [меньших a ], соответствующая
последовательность значений функции {f( xn )}, сходится к числу b. W

67
Определение 5.7. (Правый [левый] предел функции по Коши.) Число b
называется правым [левым] пределом функции y = f( x) в точке a, если для
называется правым пределом [левым пределом] функции y = f( x ) в точке a,
если для любого положительного числа ε найдется отвечающее ему
положительное число δ такое, что для всех значений аргумента x,
удовлетворяющих условию a < x < a+δ [ a − δ < x < a ], справедливо
неравенство | f( x) − b |< ε . W
Для обозначения правого [левого] предела функции f( x) в точке a
используют следующую символику:

lim f( x) = b, [ lim f( x) = b],


x →a + 0 x →a −0

или более краткую символику

f( a + 0) = b, [f(a − 0) = b].

В полной аналогии с теоремой 5.1 доказывается эквивалентность


определений 5.6 и 5.7; следует лишь во всех проведенных при доказательстве
этой теоремы рассуждениях брать значения аргумента x и элементы
последовательности {xn } большими [меньшими] числа a .

Пример 5.10. Рассмотрим функцию y = sgn( x) , введённую в примере


5.3. Эта функция имеет в точке a = 0 как правый, так и левый пределы,
причем sgn(0 + 0) = 1, sgn(0 − 0) = −1. В самом деле, для любой сходящейся к
a = 0 последовательности {xn }, состоящей из чисел, больших нуля,
соответствующая последовательность {sgn( xn )} сходится к 1, а для любой
сходящейся к a = 0 последовательности {xn }, состоящей из чисел, меньших
нуля, соответствующая последовательность {sgn( xn )} сходится к −1 .
Из проведенных рассуждений вытекает, что у рассматриваемой
функции y = sgn( x) не существует в точке a = 0 предела.
Итак, функция y = sgn( x) не имеет в точке a = 0 предела, но имеет в
этой точке правый предел, равный +1, и левый предел, равный -1.

Тот факт, что правый и левый пределы этой функции не равны друг

68
другу, не является случайным, ибо справедливо, следующее утверждение.
Предложение 5.1. Если функция f ( x) имеет в точке a как правый, так
и левый пределы и если эти односторонние пределы равны одному и тому же
числу b, то эта функция имеет в точке a предел, равный b.
Доказательство. Для доказательства этого утверждения достаточно
воспользоваться определениями 5.4 и 5.5 и учесть, что если неравенство
| f( x) − b |< ε справедливо для значений аргумента x, удовлетворяющих
условиям a < x < a + δ , a − δ < x < a, то оно справедливо и для всех значений
аргумента x, удовлетворяющих условию 0 <| x − a |< δ . W

Очевидно, справедливо и обратное утверждение.


Предложение 5.2. Если функция f ( x) имеет в точке a равный b
предел, то как правый, так и левый пределы f ( x) в точке a существуют и
оба равны b. W
Сформулируем теперь понятие предела функции при x → ∞. Для
введения этого понятия следует потребовать, чтобы множество {xn }, на
котором задана функция y = f ( x), для любого δ > 0 имело хотя бы один
элемент, лежащий вне сегмента [−δ , +δ ].
Определение 5.7. (Предел функции при x → ∞ по Гейне.) Число b
называется пределом (или предельным значением) функции y = f( x ) при
x → ∞ если для любой бесконечно большой последовательности значений
аргумента {xn }, соответствующая последовательность значений функции
{f( xn )}, сходится к числу b. W
Определение 5.8. (Предел функции при x → ∞ по Коши.) Число b
называется пределом (или предельным значением) функции y = f( x) при
x → ∞ , если для любого положительного числа ε найдется отвечающее ему
положительное число δ такое, что для всех значений аргумента x,
удовлетворяющих условию | x |> δ , справедливо неравенство | f( x) − b |< ε . W
Для обозначения предела функции y = f( x ) при x → ∞ используют
следующий символ: lim f ( x) = b.
x→∞

В полной аналогии с теоремой 5.1 доказывается эквивалентность


определений 5.7 и 5.8. Следует лишь в рассуждениях, использованных при
доказательстве этой теоремы, всюду заменить сходящуюся

69
последовательность значений аргумента {xn } бесконечно большой
последовательностью значений аргумента {xn }, а неравенство 0 <| x − a |< δ
заменить неравенством | x |> δ .

Пример 5.11. Примером функции, имеющей предел при x → ∞, может


служить функция f( x) = 1x ( x ≠ 0). В самом деле, для любой бесконечно
большой последовательности значений аргумента {xn }, соответствующая
последовательность значений функции f ( xn ) = 1/xn является бесконечно
малой, т. е. имеет своим пределом число b = 0. Значит, в силу определения
1
5.4 lim = 0.
x→∞ x

Сформулируем, наконец, понятие предела функции при стремлении x


к бесконечности определенного знака. Для введения такого понятия
потребуем, чтобы функция y = f ( x ) была задана на таком множестве {xn },
которое для любого δ > 0 имеет хотя бы один элемент, лежащий правее δ
[левее −δ ].
Определение 5.9. (Предел функции при x → +∞ [ x → −∞ ] по Гейне.)
Число b называется пределом (или предельным значением) функции y = f( x )
при x → +∞ [ x → −∞ ], если для любой бесконечно большой
последовательности значений аргумента {xn }, все элементы которой
положительны [отрицательны], соответствующая последовательность
значений функции {f( xn )}, сходится к числу b. W
Определение 5.10. (Предел функции при x → +∞ [ x → −∞ ] по Коши.)
Число b называется пределом (или предельным значением) функции y = f( x )
при x → +∞ [ x → −∞ ], если для любого положительного числа ε найдется
отвечающее ему положительное число δ такое, что для всех значений
аргумента x, удовлетворяющих условию x > δ [ x < −δ ], справедливо
неравенство | f( x) − b |< ε . W
Для обозначения введенных понятий используется следующая
символика: lim f ( x) = b [ lim f ( x) = b].
x→+∞ x→−∞

Эквивалентность определений 5.9 и 5.10 доказывается по схеме


доказательства теоремы 5.1: следует только во всех рассуждениях. заменить

70
сходящуюся последовательность значений аргумента {xn } на бесконечно
большую последовательность значений аргумента {xn }, состоящую из
положительных [отрицательных] чисел, а неравенство 0 <| x − a |< δ заменить
неравенством x > δ [ x < −δ ].
Замечание 5.4. Отметим, что изученное нами ранее понятие предела
числовой последовательности {xn } можно рассматривать как частный случай
предела функции при x → +∞. В самом деле, если взять в качестве {xn }
множество всех натуральных чисел 1; 2, …, n,…, а в качестве функции f( x),
заданной на этом множестве, ту функцию, которая каждому значению
аргумента n ставит в соответствие n − й член последовательности xn , то
определение 5.5 предела такой функции при x → +∞ в точности совпадет с
определением предела числовой последовательности {xn }.

Критерий Коши существования предела функции.

Ради определенности рассмотрим подробно случай предела функции


y = f ( x) в точке a, введенного определениями 5.4 и 5.5.
Определение 5.11. Будем говорить, что функция y = f( x ) удовлетворяет
в точке a условию Коши, если для любого положительного числа ε
найдется отвечающее ему положительное число δ такое, что для любых двух
значений аргумента x′ и x′′ удовлетворяющих условиям 0 <| x′ − a |< δ ,
0 <| x′′ − a |< δ справедливо неравенство | f( x′) − f( x′′) |< ε . W
Теорема 5.2. (Критерий Коши существования предела функции в точке
a .) Для того чтобы функция y = f( x ) имела в точке a конечный предел,
необходимо и достаточно, чтобы функция y = f( x) удовлетворяла в точке a
условию Коши.
Доказательство. Необходимость. Пусть существует конечный предел
lim f( x) = b. Фиксируем произвольное положительное число ε . В силу
x →a

определения предела функции по Коши, для положительного числа ε/ 2


найдется положительное число δ такое, что, каковы бы ни были два
значения аргумента x′ и x′′, удовлетворяющие условиям 0 <| x′ − a |< δ ,
0 <| x′′ − a |< δ для соответствующих значений функции справедливы

71
ε ε
неравенства | f( x′) − b |< , | f( x′′) − b |< /
2 2
Так как модуль разности двух величин не превосходит суммы их
модулей, то в силу последних неравенств мы получим, что
| f( x′) − f( x′′) |=| [f( x′) − b] − [f( x′′) − b ] |≤| [f( x′) − b] | + | [f( x′′) − b ] |< ε .
Это и означает, что функция y = f( x) удовлетворяет в точке a условию
Коши.
Достаточность. Пусть функция f( x) удовлетворяет в точке a
условию Коши. Требуется доказать, что функция f( x) имеет в точке a
предел. Пусть {xn } — произвольная последовательность значений аргумента,
сходящаяся к a и состоящая из чисел, отличных от a. В силу определения
предела функции по Гейне достаточно доказать, что соответствующая
последовательность значений функции {f( xn )} сходится к некоторому числу
b и что это число b одно и то же для всех сходящихся к a
последовательностей {xn }, состоящих из чисел, отличных от a.
Докажем сначала, что для каждой сходящейся к a последовательности
{ xn } значений аргумента, отличных от a, соответствующая
последовательность значений функции {f( xn )} сходится к некоторому
пределу. Фиксируем произвольное положительное число ε и по нему
отвечающее ему, согласно условию Коши, положительное число δ . В силу
сходимости последовательности {xn } к a и в силу условия xn ≠ a для этого
δ > 0 найдется номер N такой, что 0 <| xn − a |< δ при n ≥ N . Если теперь p
— любое натуральное число ( p = 1, 2, 3, …), то тем более 0 <| xn+ p − a |< δ при
n ≥ N , ибо если n ≥ N , то и подавно n + p ≥ N . Таким образом, при n ≥ N и
для любого натурального p справедливы два неравенства:

0 <| xn+ p − a |< δ , 0 <| xn − a |< δ

Из этих двух неравенств и из условия Коши вытекает, что при n ≥ N и


для любого натурального p будет | f( xn+ p ) − f( xn ) |< ε . А это означает
фундаментальность последовательности {f( xn )}. В силу критерия Коши
сходимости числовой последовательности последовательность {f( xn )}
сходится к некоторому числу b.

72
Остается доказать, что для любых двух сходящихся к a
последовательностей значений аргумента {xn } и {x′n}, все элементы которых
отличны от a, соответствующие последовательности значений функции
{f( xn )} и {f( x′n)} сходятся к одному и тому же пределу. Предположим, что
последовательности {f( xn )} и {f( x′n)} сходятся к пределам b и b′
соответственно. Рассмотрим новую последовательность значений аргумента

x1, x′1, x2 , x′2, x3 , x′3, …, xn , x′n, …,

также сходящуюся к a и состоящую из чисел, отличных от a. В силу


доказанного выше соответствующая последовательность значений функции

f( x1 ), f( x′1), f( x2 ), f( x′2), f( x3 ), f( x′3), …, f( xn ), f( x′n ), …,

обязана сходиться к некоторому пределу b′′. Но тогда в силу предложения


4.2 или леммы 4.1, любая подпоследовательность этой последовательности
обязана сходиться к тому же самому пределу b′′. Значит, как
подпоследовательность нечетных элементов f ( x1 ), f ( x2 ), f ( x3 ), ;…, f ( xn ), …,
так и подпоследовательность четных элементов
f ( x′1), f ( x′2), f ( x′3), …, f ( x′n), …, обе сходятся к b′′. Отсюда вытекает, что
b = b′ = b′′. Теорема полностью доказана. W
Аналогично формулируется условие Коши и доказывается критерий
Коши и для случаев правого [левого] предела в точке a, предела при x → ∞
и предела при x → +∞ [ x → −∞ ].

Арифметические операции над функциями, имеющими предел.

Теорема 5.3. Пусть две функции f( x ) и g ( x ) заданы на одном и том же


множестве {x} и имеют в точке a пределы, соответственно равные b и c.
f( x )
Тогда функции f( x ) + g ( x), f( x) − g ( x ), f( x ) ⋅ g ( x ), , имеют в точке a
g ( x)
b
пределы, соответственно равные b + c, b − c, b ⋅ c, . (В случае частного нужно
c
дополнительно требовать, чтобы c было отлично от нуля).
Доказательство. Пусть {xn } — произвольная сходящаяся к a

73
последовательность значений аргумента, все элементы которой отличны от
a. В силу определения предела функции по Гейне соответствующие
последовательности значений функций {f( xn )} и {g ( xn )} сходятся к пределам
b и c соответственно. Но тогда в силу теорем 3.4-3.6 последовательности
f( x )
{f( xn ) + g ( xn )}, {f( xn ) − g ( xn )}, {f( xn ) ⋅ g ( xn )}, { n }, сходятся к пределам
g ( xn )
b + c, b − с, b ⋅ с, b/c соответственно. Это последнее в силу произвольности
последовательности значений аргумента {xn }, сходящейся к a, и в силу
определения предела по Гейне означает, что функции
f( x) + g ( x), f( x) − g ( x), f( x) ⋅ g ( x), f( x) /g ( x) имеют в точке a пределы,
соответственно равные b + c, b — с, b ⋅ с, b/с. Теорема доказана. W
Доказательство соответствующей теоремы для случаев правого
[левого] предела в точке a, предела при x → ∞ и предела при x → +∞
[ x → −∞ ] проводится по той же схеме. Все отличие состоит в том, что в
качестве последовательности значений аргумента {xn } следует взять в случае
правого [левого] предела в точке a последовательность, сходящуюся к a и
состоящую из чисел, больших [меньших a ], в случае предела при x → ∞ —
бесконечно большую последовательность и, наконец, в случае предела при
x → +∞ [ x → −∞ ] бесконечно большую последовательность, остоящую из
положительных [отрицательных] чисел. W

Бесконечно малые и бесконечно большие функции.

Ради определенности будем рассматривать предел функции в точке a.


Определение 5.11. Функция α ( x) называется бесконечно малой в точке
a, если предел этой функции в точке a равен нулю. W

Пример 5.12. Примером бесконечно малой в точке a функции может


служить функция α ( x) = ( x − a) n , где n — любое целое положительное
число.
В самом деле, многочлен ( x − a) n имеет предел в каждой точке a,
причем этот предел равен частному значению этого многочлена в точке
x = a, т. е. равен нулю.

74
Замечание 5.5. Заметим, что если функция f( x) имеет предел в точке
a, равный числу b, то функция α ( x ) = f( x ) − b является бесконечно малой в
точке a. Это вытекает из того, что пределы каждой из функций f( x) и
g ( x) ≡ b в точке a равны числу b, и из теоремы 3.4 для случая разности
f( x) − g ( x).
Сформулированное утверждение приводит нас к следующему
специальному представлению для функции f( x), имеющей равный b предел
в точке a : f( x) = b + α ( x), где α ( x) − некоторая бесконечно малая в точке а
функция. Это представление весьма удобно в различных приложениях
теории пределов. W

Введем теперь понятие бесконечно большой в данной точке a справа


[слева] функции.
Определение 5.12. Функция A( x ) называется бесконечно большой в
точке a справа [слева] функцией, если для любой сходящейся к a
последовательности {xn } значений аргумента, все элементы которой больше
a [меньше a ], соответствующая последовательность значений функции
{ A( xn )} является бесконечно большой последовательностью, все элементы
которой, начиная с некоторого номера, либо положительны, либо
отрицательны. W
Для бесконечно больших в точке a справа [слева] функций
используется следующая символика:

lim A( x) = +∞ [ lim A( x) = +∞ ]
x →a + 0 x →a −0

или
lim A( x) = −∞ [ lim A( x) = −∞ ]
x →a + 0 x →a −0

Иногда употребляют более лаконичную символику:

A( a + 0) = +∞ [ A(a − 0) = +∞ ]

или

75
A( a + 0) = −∞ [ A(a − 0) = −∞ ]

Остановимся на методике сравнения двух бесконечно малых в данной


точке a функций. Пусть α ( x) и β ( x) — две функции, заданные для одних и
тех же значений аргумента и обе являющиеся бесконечно малыми в точке a.
Определение 5.13. Говорят, что α ( x) является в точке а бесконечно
малой более высокого порядка, чем β ( x) (имеет в точке a более высокий
α ( x)
порядок малости, чем β ( x ), если lim = 0. W
x →a β ( x)
Определение 5.14. Говорят, что α ( x) и β ( x) являются в точке а
бесконечно малыми одного порядка (имеют в точке а одинаковый порядок
α ( x)
малости), если предел lim = c равен конечному числу, отличному от
x →a β ( x )

нуля: c ≠ 0. W
Определение 5.15. Говорят, что α ( x) и β ( x) являются в точке a
α ( x)
эквивалентными бесконечно малыми, если предел lim = 1. W
x→a β ( x)
Определение 5.16. Для обозначения того, что α ( x) является в данной
точке бесконечно малой более высокого порядка, чем β ( x), используют
следующую запись: α = o( β ) (читается: “ α равно о малому от β ”), т.е.
символ o( β ) обозначает любую бесконечно малую в данной точке a
функцию, имеющую в этой точке более высокий порядок малости, чем
бесконечно мала в той же точке функция β ( x ). W
Из этого определения символа “о малое” вытекают следующие его
свойства:
1. o( β ) + o( β ) = o( β ), o( β ) − o ( β ) = o ( β ), ;
2. если α = o( β ), то o(α ) + o( β ) = o( β ( x));
3. если α и β — любые две бесконечно малые в данной точке
функции, то α ⋅ β = o(α ) и α ⋅ β = o( β ) .
Имеет место
Теорема 5.4. (Об эквивалентных функциях.) Пусть α ( x) и β ( x) — две
функции, заданные в некоторой окрестности точки a и обе являющиеся
бесконечно малыми при x → a. Тогда они эквивалентны тогда и только

76
тогда, когда α ( x) = β ( x) + o( β ( x)) при x → a.
Доказательство. Достаточность. Пусть при x→a
α ( x) o ( β ( x )) o ( β ( x ))
α ( x) = β ( x) + o( β ( x)). Тогда lim = lim [ + ] = 1 + lim = 1,
x→a β ( x ) x→a β ( x) x→a β ( x)
т.е., согласно определению 5.15, функции α ( x) и β ( x) эквивалентны.
Необходимость. Пусть бесконечно малые при x → a функции α ( x ) и
β ( x), определенные в некоторой окрестности точки a, являются
эквивалентными бесконечно малыми. Тогда, согласно определению 5.15,
lim αβ (( xx )) = 1, т.е. lim ( αβ (( xx )) − 1) = 0. Но это согласно определению 5.11 означает,
x→a x→a

что функция γ ( x) = αβ (( xx )) − 1 - бесконечно малая при x → a, т.е.


α ( x ) = β ( x ) + γ ( x ) ⋅ β ( x) = β ( x ) + o ( β ( x )), что и требовалось доказать. W
Аналогично сравниваются две бесконечно большие в данной точке a
справа (или слева) функции.
Пусть A( x) и B ( x) определены для одних и тех же значений аргумента
и для определенности lim A( x) = +∞, lim B( x) = +∞.
x →a + 0 x →a +0

Определение 5.17. Говорят, что A( x) имеет в точке а справа более


высокий порядок роста, чем B( x), если функция A( x )
B( x) является бесконечно
большой в точке a справа. W
Определение 5.18. Говорят, что A( x) и B( x) имеют в точке a справа
одинаковый порядок роста, если предел функции A( x )
B( x) при x → a + 0 равен
конечному числу, отличному от нуля. W
Приведем примеры сравнения бесконечно малых и бесконечно
больших функций.

Пример 5.13. Функции α ( x) = x3 − x5 и β ( x) = 5 x3 − x 4 являются в точке


x = 0 бесконечно малыми одного порядка, ибо
α ( x) x3 − x5 1 − x2 1
lim = lim 3 = lim = .
x →0 β ( x ) x →0 5 x − x 4 x →0 5 + x 5

Пример 5.14. Функции α ( x) = ( x − 2) 2 ⋅ ( x − 1) и β ( x) = ( x − 2) 2 являются


в точке x = 2 эквивалентными бесконечно малыми, ибо

77
α ( x) ( x − 2) 2 ( x − 1)
lim = lim = lim ( x − 1) = 1.
x →2 β ( x ) x →2 ( x − 2) 2 x →2

Пример 5.15. Функции A( x) = 2+ x


x и B( x) = 1
x являются бесконечно
большими одинакового порядка роста в точке x = 0 как справа, так и слева,
ибо
A( x)
lim = lim (2 + x) = 2.
x →0 B ( x) x →0

Аналогично определяются и сравниваются функции, бесконечно малые


или бесконечно большие при x → ∞, а также при x → +∞ (соответственно
при x → −∞ ).
При проведении математических исследований различного рода,
оказываются полезными следующие простые утверждения о предельном
переходе в неравенствах.
Теорема 5.5. Если все элементы сходящейся последовательности {xn },
по крайней мере начиная с некоторого номера, удовлетворяют неравенству
xn ≥ b [ xn ≤ b], то и предел x этой последовательности удовлетворяет
неравенству x ≥ b [ x ≤ b].
Доказательство. Предположим, что все элементы xn , по крайней мере
начиная с некоторого номера N b , удовлетворяют неравенству xn ≥ b.
Докажем, что и предел x этой последовательности удовлетворяет
неравенству x ≥ b. Допустим, что это не так, т. е. справедливо неравенство
x < b.
Тогда по определению сходящейся последовательности для
положительного числа ε = b − x найдется такой номер N (этот номер мы
возьмем еще и таким, чтобы он превосходил Nb ), что при n ≥ N будет
справедливо неравенство | xn − x |< ε или | xn − x |< b − x. Последнее
неравенство эквивалентно неравенствам − ( xn − x ) < b − x < xn − x < b − x,
правое из которых означает, что xn < b при всех n ≥ N , а это противоречит
условию теоремы. Полученное противоречие означает, что наше
предположение о том, что x < b, неверно, т. е. x ≥ b.
Случай x ≤ b рассматривается аналогично. Теорема доказана. W

78
Замечание 5.6. Если все элементы сходящейся последовательности
{xn } удовлетворяют строгому неравенству xn > b, то отсюда, вообще говоря,
не вытекает, что и предел x этой последовательности удовлетворяет
строгому неравенству x > b. (Можно лишь утверждать, что xn ≥ b )

Пример 5.16. Например, если xn = 1n , то для всех номеров xn > 0,


однако предел lim xn = x = 0 не удовлетворяет неравенству x > 0.
n →∞

Это утверждение на самом деле является прямым следствием теоремы


3.3, доказанной ранее. Следствием теоремы 5.5 будет
Предложение 5.3. Если все элементы сходящейся последовательности
{xn } находятся на сегменте [a, b], то и предел x этой последовательности
лежит на сегменте [ a, b].
Доказательство. В самом деле, так как a ≤ xn ≤ b для всех номеров n,
то в силу теоремы 5.5 a ≤ xn ≤ b. W
Следующую теорему можно назвать принципом двустороннего
ограничения.
Теорема 5.6. Пусть {xn } и { yn } — две сходящиеся последовательности,
имеющие общий предел a. Пусть, кроме того, все элементы третьей
последовательности {zn }, по крайней мере начиная с некоторого номера,
удовлетворяют неравенствам xn ≤ zn ≤ yn . Тогда последовательность {z n }
сходится к тому же самому пределу a.
Доказательство. Предположим, что неравенства xn ≤ z n ≤ yn .
справедливы, начиная с номера N ∗ . Тогда, начиная с того же самого номера
N ∗ , справедливы и неравенства xn − a ≤ zn − a ≤ yn − a. Из этих последних
неравенств вытекает, что для каждого номера n, превосходящего N ∗ ,
| zn − a |≤ max | xn − a |, | yn − a | . (Эта запись означает, что | zn − a | не
превосходит наибольшего из двух чисел | xn − a | и | yn − a | .)
Фиксируем произвольное положительное число ε . Тогда, в силу
сходимости последовательностей {xn }, и { yn } к пределу a, найдутся номера
N x и N y такие, что | xn − a |< ε при n ≥ N x и | yn − a |< ε при n ≥ N y . Если мы
теперь обозначим через N наибольший из трех номеров N ∗ , N x и N y , то при

79
n≥N будут справедливы неравенства | xn − a |< ε и | yn − a |< ε . Но,
| zn − a |≤ max | xn − a |, | yn − a | . Поэтому при n ≥ N справедливо неравенство
| zn − a |≤ ε . Это и доказывает сходимость последовательности {z n } к пределу
a. Теорема доказана. W
Подобные утверждения справедливы не только для предельного
перехода в смысле Гейне, но и для функциональных предельных переходов
(в смысле Коши). Поскольку формулировки соответствующих утверждений
во втором случае полностью аналогичны подобным утверждениям "для
случая Гейне", то ниже ограничимся рассмотрением только
функционального аналога теоремы 5.6 — принципа двустороннего
ограничения.
Теорема 5.7. Пусть в некоторой проколотой δ − окрестности точки a,
(напомним, что проколотой δ − окрестностью точки a называется интервал
(a − δ , a + δ , из которого выкинута точка a. ) заданы три функции
f ( x), h( x ) и g ( x), две из которых f ( x ) и g ( x ) имеют в точке a общий
предел, равный b. Тогда если всюду в указанной проколотой δ − окрестности
точки a справедливы неравенства f ( x) ≤ h( x) ≤ g ( x), то и функция h( x)
имеет в точке a предел, равный b.
Доказательство. Пусть {xn } — произвольная, сходящаяся к a
последовательность значений аргумента, все элементы которой отличны от
a. Тогда, с одной стороны, в силу определения предела по Гейне, обе
последовательности соответствующих значений функций { f ( xn )} и {g ( xn )}
сходятся к b, а с другой стороны, в силу условия теоремы, для всех номеров
n справедливы неравенства f ( xn ) ≤ h( xn ) ≤ g ( xn ). В силу теоремы 5.6 мы
можем утверждать, что последовательность {h( xn )} также сходится к b, а это
и означает, что число b является пределом функции h( xn ) в точке a. Теорема
доказана. W
Применим доказанные утверждения для вычисления первого
замечательного предела.
Теорема 5.8. Предел функции h( x) = sin x в точке x = 0 существует и
x
sin x
равен единице, т. е. lim = 1.
x →0 x
Доказательство.

80
Рис. 1.4. К доказательству неравенства sin x < x < x .

Обозначим через SV ABC - площадь V ABC, SV AOB - площадь V AOB и


через S ( AOB - площадь центрального сектора AOB с дугой ( AB = x > 0 в круге
радиуса R и центром O, изображённого на рисунке 1.4. Очевидно, что
SV AOB < S ( AOB < SV ABC . Но OA = OB = R, C = R ⋅ x. Поэтому SV AOB = 12 R 2 sin x,
SV ABC = 12 R 2 tg x и S( AOB = 12 R 2 x и имеют место неравенства
1 2 1 1 π
R sin x < R 2 x < R 2 tg x, откуда 0 < sin x < x < tg x при 0 < x < .
2 2 2 2
Посредством деления на sin x > 0 мы получим из тройного неравенства
x 1 π
следующие 1 < < , справедливые при 0 < x < . Для обратных
sin x cos x 2
величин, очевидно, справедливы при 0 < x < π2 обратные неравенства
sin x
cos x < < 1.
x
Заметим, что из того, что последние неравенства справедливы при
0 < x < π2 , вытекает, что эти неравенства справедливы и при − π2 < x < 0, ибо
при замене x на − x все три функции cos x, sin x и 1 не меняют своих
x
значений.

81
sin x
Таким образом, неравенства cos x < < 1. справедливы для всех
x
значений x из интервала − π2 < x < π2 , за исключением точки x = 0, т. е.
справедливы в проколотой π
2 − окрестности точки x = 0. Так как, кроме того,
обе функции f ( x) = cos x и g ( x) = 1 имеют в точке x = 0 равный единице
предел, то в силу теоремы 5.7 и функция h( x) = sin x имеет в точке x = 0
x
предел, равный единице. Теорема доказана. W
Вторым замечательным пределом называют предел lim (1 + x )1/ x . Имеет
x →0

место
Теорема 5.9. Предел функции f ( x) = (1 + x)1/x в точке x = 0 существует
и равен числу e.
Доказательство. Достаточно доказать, что как правый, так и левый
пределы функции f ( x) = (1 + x)1/x в точке x = 0 существуют и оба равны e.
Сначала докажем, что правый предел указанной функции в точке x = 0
существует и равен e. В силу определения правого предела по Коши
достаточно доказать, что для любого ε > 0 найдется отвечающее ему δ > 0
такое, что для любого x из интервала δ > x > 0 справедливо неравенство

| (1 + x)1/x − e |< ε .

Фиксируем произвольное ε > 0 и рассмотрим две последовательности


1 n 1
{an } и {bn } с элементами an = (1 + ) , bn = (1 + ) n+1. Убедимся в том, что
n +1 n
обе эти последовательности сходятся к e. В самом деле, поскольку по
1
доказанному ранее lim (1 + ) n = e, то на основании теорем о пределе
n →∞ n
частного и произведения двух сходящихся последовательностей мы получим,
что

 (1 + n1+1 ) n+1  lim (1 + n1+1 ) n+1 e


lim an = lim  =
n →∞
= = e,
n →∞ n →∞
 (1 + n+1 ) 
1
lim (1 + n1+1 ) 1
n →∞

82
 1 1  1 1
lim bn = lim  (1 + ) n ⋅ (1 + )  = lim (1 + ) n ⋅ lim (1 + ) = e ⋅ 1 = e.
n →∞ n→∞
 n n  n→∞ n n→∞ n

Так как обе последовательности {an } и {bn } сходятся к e, то для


фиксированного выше ε > 0 найдутся номера N a и Nb такие, что | an − e |< ε
при n ≥ N a и | bn − e |< ε при n ≥ N b . Пусть N — это наибольший из двух
номеров N a и Nb . Тогда, очевидно, при n ≥ N будут справедливы оба
неравенства | an − e |< ε и | bn − e |< ε .
Теперь для завершения доказательства существования равного e
правого предела функции f ( x) = (1 + x)1/x в точке x = 0 убедимся в том, что
если взять δ = N1 , то для любого x из интервала 0 < x < δ будет справедливо
неравенство | (1 + x)1/x − e |< ε .
В самом деле, пусть x — любое число из интервала 0 < x < δ = N1 .
Тогда 1
x > N . Обозначив через n целую часть числа 1
x т. е. положив n =  1x  ,
мы, во-первых, с помощью неравенства 1
x > N можем утверждать, что n ≥ N ,
1
а во-вторых, можем утверждать, что справедливы неравенства n ≤ ≤ n + 1.
x
1 1 1 1
Отсюда вытекают неравенства ≤x≤ и 1+ ≤1+ x ≤1+ .
n +1 n n +1 n
Из сопоставления первого из них со вторым неравенством и из
свойства возрастания показательной функции с основанием, большим
1 n 1
единицы, вытекает, что (1 + ) < (1 + x)1/x (1 + ) n+1 или an < (1 + x)1/x < bn .
n +1 n
Итак, мы доказали, что для любого x из интервала 0 < x < δ = N1 при
некотором N, зависящем, конечно, от x, для любого n ≥ N , будут
справедливы неравенства an < (1 + x)1/x < bn , а значит, и неравенства

an − e < (1 + x)1/x − e < bn − e.

Сопоставления эти неравенства с неравенствами | an − e |< ε и


| bn − e |< ε , справедливыми для любого n ≥ N , мы окончательно убедимся в

83
том, что для любого x из интервала 0 < x < δ = 1n будут справедливо
неравенство | (1 + x)1/x − e |< ε .
Докажем теперь, что и левый предел функции f ( x) = (1 + x)1/x в точке
x = 0 существует и равен e. В силу определения левого предела по Гейне
достаточно доказать, что для любой бесконечно малой последовательности
отрицательных чисел {xn } соответствующая последовательность значений
функции f ( xn ) = (1 + xn )1/xn сходится к e.
Пусть {xn } — произвольная бесконечно малая последовательность
отрицательных чисел. Эту последовательность мы будем рассматривать,
начиная с того номера N, с которого все элементы xn по модулю меньше
единицы.
Положим yn = 1-+xxnn , так что xn = 1−+yynn . Тогда, очевидно, yn будет являться
бесконечно малой последовательностью, состоящей из положительных
чисел, причем
1+ y n
− − (1+ 1y+ )
 y 
yn
 1  n
1+ y1
(1 + xn )1/xn = 1 − n  =  = (1 + yn ) n
.
 1 + yn   1 + yn 

Таким образом, lim (1 + xn )1/xn = lim (1 + yn )1/yn ⋅ lim (1 + yn ), при условии,


n →∞ n →∞ n→∞

что существуют пределы правой части. Но поскольку { yn } сходится к нулю и


состоит из положительных чисел, то lim (1 + yn )1/yn = e, в силу уже
n →∞

доказанного существования равного e правого предела, а lim (1 + yn ) = 1. Тем


n →∞

самым доказано, что последовательность {(1 + xn )1/xn } сходится к числу e.


Теорема полностью доказана. W

84
Пример 5.17. Покажем, что предел функции (1 + 1t ) t при t →∞
существует и равен e. Действительно, в силу определения предела при t → ∞
по Гейне требуется показать, что для любой бесконечно большой
последовательности {tn } соответствующая последовательность значений
функции (1 + t1n )tn сходится к числу e.
Мы будем рассматривать бесконечно большую последовательность
{tn }, начиная с того номера N, с которого все ее элементы tn по модулю
превосходят единицу. Положим xn = t1n , так что t n = 1
xn , В силу теоремы о
взаимосвязи бесконечно малых и бесконечно больших последовательностей
последовательность { xn } является бесконечно малой, причем
1 tn
f (tn ) = (1 + ) = (1 + xn )1/xn . Остается заметить, что в силу последней теоремы
tn
lim f (tn ) = lim (1 + xn )1/xn = e.
n →∞ n →∞

Вопросы для самопроверки:


1) Дайте определение функции одной переменной.
2) Сформулируйте определение предела функции по Гейне.
3) Сформулируйте определение предела функции по Коши.
4) Сформулируйте критерий Коши существования предела функции.
5) Чему равен первый и второй замечательные пределы?
6) Дайте определение эквивалентных бесконечно малых функций.

85
1.6. Лекция 6. Непрерывность функции. Классификация точек
разрыва функции.

Непрерывность функции в точке (по Гейне и по Коши и их эквивалентность).


Непрерывность функции на множестве. Арифметические операции над непрерывными
функциями. Непрерывность сложной функции. Равномерная непрерывность функции на
промежутке и теорема Кантора. Монотонные функции и теорема об условии их
непрерывности. Классификация точек разрыва функции.

Пусть точка a принадлежит области задания функции f( x). Заметим,


что этого не требовалось, когда мы рассматривали предел функции f( x ) в
точке a и любая ε -окрестность точки a содержит отличные от a точки
области задания функции f( x). Т.е. точка a является предельной точкой
множества {x}, на котором задана функция f( x). Теперь можем сделать
основное формальное определение непрерывности функции в точке a.
Определение 6.1. (Формальное определение непрерывности в точке.)
Функция f( x) называется непрерывной в точке a, если функция f( x) имеет в
точке a предел и этот предел равен частному значению f( a ) функции f( x) в
точке a. W
Используя определения предела функции y = f( x) в точке a по Гейне и
по Коши, мы приходим к определению непрерывности функции в данной
точке a по Гейне и по Коши.
Определение 6.2. (Непрерывность в точке a по Гейне.) Функция
y = f( x) называется непрерывной в точке a, если для любой сходящейся к a
последовательности значений аргумента x1, x2 , …, xn ,… соответствующая
последовательность значений функции f( x1 ), f( x2 ), …, f( xn ),… сходится к числу
f( a ). W
Замечание 6.1. По сравнению с определением предела функции по
Гейне в определении непрерывности по Гейне мы опустили требование,
обязывающее все элементы последовательности {xn } быть отличными от a.
Это можно сделать, в силу того, что добавление к элементам
последовательности, {f( xn )}, сходящейся к числу f( a), любого числа новых
элементов, равных f( a ) не нарушит сходимости этой последовательности; к

86
f( a). W
Определение 6.3. (Непрерывность в точке a по Коши.) Функция
y = f( x ) называется непрерывной в точке a, если для любого
положительного числа ε найдется отвечающее ему положительное число δ
такое, что для всех значений аргумента x, удовлетворяющих условию
| x − a |< δ , справедливо неравенство | f( x) − f( a) |< ε . W
Замечание 6.2. По сравнению с определением предела функции по
Коши в определении непрерывности по Коши мы опустили требование,
обязывающее все значения аргумента x удовлетворять неравенству
| x − a |> 0, т.е. быть отличными от a. Это можно сделать в силу того, что для
значений x = a разность f( x) − f(a) равна нулю и удовлетворяет неравенству
| f( x) − f( a ) |< ε при любом ε > 0. W
Условие непрерывности функции f( x) в точке a символически можно
выразить следующим равенством: lim f( x) = f(a). Так как a = lim x, то этому
x →a x →a

равенству можно придать следующую форму:

lim f( x) = f(lim x).


x →a x →a

Следовательно, для непрерывной в точке a функции символ


предельного перехода и символ f характеристики функции можно менять
местами.
Из теоремы об эквивалентности определений предельного значения по
Гейне и по Коши следует, что определения непрерывности функции по Гейне
и по Коши (определения 6.2 и 6.4) эквивалентны.
Сформулируем теперь определение односторонней непрерывности
функции f( x ) в точке a, т.е. непрерывности в точке a либо только справа,
либо только слева.
От множества {x} задания функции f( x) мы на этот раз должны
потребовать, чтобы это множество включало точку a и для любого δ > 0
имело хотя бы один элемент, лежащий на интервале ( a, a + δ ),
соответственно ( a − δ , a).
Определение 6.4. (Формальное определение непрерывности в точке a
справа [слева].) Функция f( x ) называется непрерывной в точке a справа

87
[слева], если правый [левый] предел этой функции в точке a существует и
равен частному значению f( a) функции f( x) в точке a. W
Используя определения правого [левого] предела функции f( x ) в точке
a по Гейне и по Коши, мы придем к определениям непрерывности функции
f( x) в точке a справа [слева] по Гейне и по Коши.

Определение 6.5. (Непрерывность функции в точке a справа [слева]


по Гейне.) Функция f( x ) называется непрерывной в точке a справа [слева],
если для любой сходящейся к a последовательности значений аргумента
{xn }, все элементы которой удовлетворяют условию xn > a, [ xn < a ],
соответствующая последовательность значений функции {f( xn )}, сходится к
числу f ( a). W
Замечание 6.3. Заметим, что в этом определении условие
xn > a [ xn < a ], можно заменить менее жестким условием xn ≥ a [ xn ≤ a ], ибо
добавление к последовательности {f( xn )}, сходящейся к f( a), какого угодно
числа новых элементов, равных f( a ), не нарушит сходимости этой
последовательности к f( a ). W
Определение 6.6. (Непрерывность функции в точке a справа [слева]
по Коши.) Функция f( a ) называется непрерывной в точке a справа [слева],
если для любого положительного числа ε найдется отвечающее ему
положительное число δ такое, что для всех значений аргумента x,
удовлетворяющих условию a < x < a + δ , [a + δ < x < a] справедливо
неравенство | f( x) − f(a) |< ε . W
Замечание 6.4. Заметим, что и в этом определении условие
xn > a [ xn < a ], можно заменить менее жестким условием xn ≥ a [ xn ≤ a ]. W
Эквивалентность определений 6.5 и 6.6 вытекает из эквивалентности
соответствующих определений предела функции.
Тот факт, что функция f( x ) непрерывна в точке a справа [слева],
записывают так: lim f( x) = f(a ) или f( a + 0) = f( a) [ lim f( x) = f( a) или
x →a + 0 x →a −0

f( a − 0) = f( a) ].
Замечание 6.5. Если функция f( x) непрерывна в точке a и слева, и
справа, то она непрерывна в этой точке. Действительно, в этом случае

88
существует предел функции в точке a, равный f( a). W
Определение 6.7. Точки, в которых функция не обладает свойством
непрерывности, называются точками разрыва этой функции. W
Рассмотрим примеры.

Пример 6.1. Функция f( x) = sgn x имеет разрыв в точке x=0 и


непрерывна во всех остальных точках числовой оси. Действительно, в точке
x = 0 существуют правый (равный +1) и левый (равный —1) пределы
функции sgn x. Поскольку эти односторонние пределы не равны друг другу,
функция sgn x в точке 0 разрывна (не является непрерывной). В остальных
точках оси она обладает предельным значением, равным частному значению,
и непрерывна.

Пример 6.2. Функция Дирихле D( x) разрывна в каждой точке


числовой оси, поскольку она не имеет предельного значения ни в одной
точке. Заметим, однако, что функция f( x) = x ⋅ D( x), где D( x) — функция
Дирихле, непрерывна в точке x = 0 и разрывна во всех остальных точках
бесконечной прямой.
Разрывность f( x) в любой точке x0 ≠ 0 устанавливается точно так же,
как для функции D( x) : для любой сходящейся к x0 последовательности {xn }
рациональных точек соответствующая последовательность {D ( xn )} сходится
к числу x0 ≠ 0, а для любой сходящейся к x0 последовательности {xn }
иррациональных точек соответствующая последовательность {D ( xn )}
сходится к нулю.
Убедимся в том, что функция f( x) = x ⋅ D( x) непрерывна в точке x = 0.
Для любой бесконечно малой последовательности значений аргумента {xn }
последовательность {D( xn )} ограничена, а потому последовательность
{xn ⋅ D ( xn )} является бесконечно малой, т.е. имеет предел нуль, равный
частному значению этой функции в точке 0.

Определение 6.8. Функцию f( x ) называют непрерывной на множестве


{x}, если она непрерывна в каждой точке этого множества. Будем называть

89
функцию f( x) непрерывной на сегменте [ a, b], если она непрерывна в каждой
внутренней точке этого сегмента и, кроме того, непрерывна справа в точке a
и непрерывна слева в точке b. Функция, непрерывная в каждой точке
интервала, называется непрерывной на интервале. W

Выше, давая определение непрерывности функции f( x) в точке a мы


предположили, что точка a обладает тем свойством, что в любой ее
ε − окрестности содержатся точки области задания, отличные от a.
Формально этого предположения можно бы было и не делать и допустить,
что точка a обладает ε − окрестностью, свободной от точек области задания
функции, а в самой точке a функция определена. В этом случае формально
функцию f( x ) можно считать непрерывной в точке a. Однако вся
содержательная часть понятия непрерывности функции относится как раз к
случаю, когда a — предельная точка области определения функции.

Арифметические операции над непрерывными функциями.

Убедимся в том, что арифметические операции над непрерывными


функциями приводят снова к непрерывным функциям. Справедлива
следующая основная теорема.
Теорема 6.1. Пусть на одном и том же множестве заданы функции
f ( x) и g ( x ) непрерывны в точке a. Тогда функции f ( x ) + g ( x ), f ( x ) − g ( x ),
f ( x) ⋅ g ( x) и f ( x) / g ( x) — непрерывны в точке a (в случае частного нужно
дополнительно требовать g ( a ) ≠ 0 ).
Доказательство. Так как непрерывные в точке a функции f ( x) и
g ( x ) имеют в точке a пределы, соответственно равны f ( a ) и g ( a ), то в силу
соответствующей теоремы пределы функций f ( x) + g ( x), f ( x) − g ( x),
f ( x ) ⋅ g ( x ) и f ( x) / g ( x ) — существуют и равны соответственно f (a ) + g ( a ),
f ( a ) − g ( a ), f (a ) ⋅ g (a ) и f (a ) / g (a ). Но как раз эти величины равны
частным значениям перечисленных функций в точке a, т.е. по определению
эти функции непрерывны в точке a, что и требовалось доказать. W

90
Сложная функция и ее непрерывность.

Сложными называют функции, полученные в результате суперпозиции


двух или нескольких функций. Суперпозиция двух функций - это функция,
полученная в результате наложения или последовательного применения
указанных двух функций в определенном порядке.
Ясно, что достаточно определить сложную функцию, полученную в
результате суперпозиции только двух функций. Указанный алгоритм можно
будет применять, беря суперпозицию трех и большего конечного числа
функций.
Определение 6.9. Пусть функция x = ϕ (t ) задана на множестве {t}, и
пусть {x} — множество её значений. Допустим, что на множестве {x} задана
функция y = f ( x). Тогда говорят, что на множестве {t} задана сложная
функция y = f [ϕ (t )] или y = f ( x), где x = ϕ (t ). W

Справедлива следующая теорема.


Теорема 6.2. Пусть функция x = ϕ (t ) непрерывна в точке a, а функция
y = f ( x) непрерывна в точке b = ϕ ( a ). Тогда сложная функция
y = f [ϕ (t )] = F (t ) непрерывна в точке a.
Доказательство. Пусть {tn } — произвольная последовательность
значений аргумента сложной функции, сходящаяся к a. Так как функция
x = ϕ (t ) непрерывна в точке a, то (в силу определения непрерывности
функции по Гейне) соответствующая последовательность значений функции
xn = ϕ (tn ) сходится к числу b = ϕ (a ). Далее, поскольку функция y = f ( x )
непрерывна в точке b = ϕ ( a) и для нее указанная выше последовательность
{xn }, сходящаяся к b = ϕ (a ), является последовательностью значений
аргумента, то (в силу того же определения непрерывности функции по
Гейне) соответствующая последовательность значений функции
f ( xn ) = f [ϕ (tn )] = F (tn ) сходится к числу f (b) = f [ϕ ( a)] = F ( a).
Итак, для любой последовательности {t n } значений аргумента сложной
функции, сходящейся к a, соответствующая последовательность значений
самой сложной функции {F (tn )} сходится к числу F ( a ) = f [ϕ ( a )]. В силу
определения непрерывности по Гейне сложная функция непрерывна в точке

91
a. Теорема доказана. W

Монотонные функции.

Введем понятие монотонной функции.


Определение 6.10. Функция f ( x) называется неубывающей
[невозрастающей] на множестве {x}, если для любых x1 и x2 из этого
множества таких, что x1 < x2 , справедливо неравенство
f ( x1 ) ≤ f ( x2 ) [ f ( x1 ) ≥ f ( x2 )]. Неубывающие и невозрастающие функции
называют монотонными функциями.
Функция называется возрастающей [убывающей] на множестве {x},
если для любых x1 и x2 из этого множества таких, что x1 < x2 , справедливо
неравенство f ( x1 ) < f ( x2 ) [ f ( x1 ) > f ( x2 )]. Возрастающие и убывающие
функции называются строго монотонными. W
Приведем примеры монотонных функций.
Пример 6.3. Функция f ( x) = x3 — строго монотонна, а именно
возрастает на всей числовой оси.

Пример 6.4. Функция y = x 2 — возрастает на полуоси x ≥ 0 и убывает


на полуоси x ≤ 0.

Пример 6.5. Функция y = sgn x — неубывающая на всей числовой оси.

Пример 6.6. Функция f ( x ) = 1


x
убывает на множествах x < 0 и x > 0.

Понятие обратной функции.

Определение 6.11. Пусть функция y = f ( x) задана на сегменте [ a, b], и


пусть сегмент [α , β ], является множеством значений этой функции. Пусть,
кроме того, каждому y из сегмента [α , β ] соответствует только одно
значение x из сегмента [a, b], для которого f ( x) = y. Тогда на сегменте
[α , β ] определена функция, которая каждому у из [α , β ] ставит в
соответствие то значение x из [a, b], для которого f ( x) = y. Эта функция

92
обозначается символом x = f −1 ( y) и называется обратной для функции
y = f ( x). W
В проведенных выше рассуждениях вместо сегментов [a, b] и [α , β ]
можно было бы рассматривать интервалы ( a, b) и (α , β ) или, например,
случай, когда один или оба из этих интервалов превращаются в бесконечную
прямую или открытую полупрямую.
Можно рассматривать и самый общий случай, когда задано
отображение f одного множества {x} на другое множество { y}, причем
отображение f устанавливает взаимно однозначное соответствие между
элементами этих множеств. Тогда можно определить обратное отображение
f −1 множества { y} на множество {x}. В этом случае уравнение y = f ( x )
можно разрешить относительно x, т. е. можно однозначно определить x,
зная элемент y, и мы имеем x = f −1 ( y).
Отметим, что если x = f −1 ( y) — обратная функция для y = f ( x), то,
очевидно, функция y = f ( x ) является обратной для функции x = f −1 ( y).
Поэтому функции y = f ( x ) и x = f −1 ( y) называются взаимно обратными.
Очевидно, что y = f [ f −1 ( y )] и x = f −1[ f ( x)]
Приведем примеры взаимно обратных функций.

Пример 6.7. Пусть на сегменте [a, b] задана функция y = 2 x.


Множеством значений этой функции будет сегмент [2a, 2b]. Функция
x = f −1 ( y ) = y
2 определенная на [2a, 2b], будет обратной к заданной функции
y = 2 x.

Пример 6.8. Рассмотрим на сегменте [0, 2] функцию y = x2 .


Множество значений этой функции есть сегмент [0, 4]. На этом сегменте
определена обратная к заданной функции функция x = y.

Пример 6.9. Рассмотрим на сегменте [0, 1] функцию


 x, если x − рационально,
y=
1 − x, если x − иррационально.

93
Нетрудно убедиться, что определённая на сегменте [0, 1] функция
 y, если y − рационально,
x=
1 − y, если y − иррационально,
Будет обратной к исходной.

Докажем несколько утверждений о монотонных функциях.


Начнем с доказательства леммы, справедливой для любой монотонной
(не обязательно строго монотонной) функции.
Лемма 6.1. Если функция f ( x) является монотонной на сегменте [ a, b],
то у неё существуют правый и левый пределы в любой внутренней точке
сегмента [ a, b] и, кроме того, существуют правый предел в точке a и левый
предел в точке b.
Доказательство. Для полного доказательства леммы достаточно
доказать два факта: 1) существование правого предела в любой точке c,
удовлетворяющей, удовлетворяющей неравенствам a ≤ c < b; 2)
существование левого предела в любой точке c, удовлетворяющей
неравенствам a < c ≤ b
Мы установим только первый из указанных двух фактов, ибо второй
устанавливается аналогично. При этом мы проведем все рассуждения для
функции f ( x), неубывающей на сегменте [ a, b], ибо для невозрастающей
функции они проводятся аналогично.
Итак, пусть функция f ( x) не убывает на [ a, b], c — любая точка,
удовлетворяющая неравенствам a ≤ c < b. Рассмотрим множество { f ( x)}
всех значений функции f ( x) для значений аргумента x, удовлетворяющих
неравенствам c < x ≤ b. Это множество { f ( x )} непусто (в силу того, что
c < b ) и ограничено снизу (в силу неубывания функции f ( x) для всех x из
полусегмента c< x≤b справедливо неравенство f (c ) ≤ f ( x ), которое
означает, что f (c) является нижней гранью рассматриваемого множества).
По теореме 1.1 у рассматриваемого множества существует точная нижняя
грань, которую мы обозначим символом γ . Докажем, что это число γ и
является правым пределом функции f ( x) в точке c, т.е. докажем, что
γ = f (c + 0) .

94
Фиксируем произвольное ε > 0. По определению точной нижней грани
найдется положительное число δ , не превосходящее b − c и такое, что
значение функции f (c + δ ) удовлетворяет неравенству f (c + δ ) < γ + ε .
Но тогда в силу неубывания функции f ( x) для всех x из интервала
c < x < c + δ и подавно будет справедливо неравенство f ( x ) < γ + ε . Так как,
кроме того, для всех x из указанного интервала справедливо неравенство
γ ≤ f ( x), то мы получим, что для всех x из интервала c < x < c + δ
справедливы неравенства γ ≤ f ( x) < γ + ε или | γ − f ( x ) |< ε , а это и означает
(в силу определения правого предела по Коши), что число γ является правым
пределом f ( x) в точке c. Лемма доказана. W
Замечание 6.6. В предположениях леммы 6.1 при условии неубывания
f ( x) для любых c и x, удовлетворяющих соотношениям a ≤ c < x ≤ b, будут
справедливы неравенства f (a ) ≤ f (c ) ≤ f (c + 0) ≤ f ( x ) ≤ f (b), а для любых c
и x, удовлетворяющих соотношениям a ≤ x < c ≤ b, будут справедливы
неравенства f (a ) ≤ f ( x ) ≤ f (c − 0) ≤ f (c ) ≤ f (b).
При условии невозрастания f ( x) все знаки в функциональных
неравенствах следует заменить на противоположные.
Пусть f ( x ) не убывает на [a, b] и a ≤ c < x ≤ b. Тогда
f (a) ≤ f (c) ≤ f ( x) ≤ f (b). Из последних неравенств сразу же вытекает, что
f (a ) ≤ f (c ) ≤ f (c + 0) ≤ f (b ). Для завершения доказательства неравенств
следует убедиться в том, что f (c + 0) ≤ f ( x) ≤ f (b) для любого x из
полуинтервала c < x ≤ b, но это сразу вытекает из того, что число γ = f (c + 0)
является, как доказано в лемме 6.1, точной нижней гранью множества
значений f ( x) на полуинтервале c < x ≤ b. Справедливость оставшихся
неравенств проверяется аналогично. W
Докажем теперь три теоремы о строго монотонных функциях.
Теорема 6.3. Пусть функция y = f ( x ) возрастает (убывает) на сегменте
[a, b], и пусть α = f ( a), β = f (b). Тогда, если множеством всех значений
функции y = f ( x ) является сегмент [α , β ] (соответственно сегмент [ β , α ] ),
то на этом последнем сегменте определена обратная для y = f ( x) функция
x = f −1 ( y), которая также возрастает (убывает) на указанном сегменте.
Доказательство. Проведем все рассуждения в предположении, что

95
f ( x) возрастает на сегменте [α , β ] (для убывающей функции рассуждения
аналогичны).
Убедимся в том, что функция y = f ( x ) устанавливает взаимно
однозначное соответствие между сегментами [ a, b] и [α , β ]. Действительно,
то, что каждому x из [ a, b] соответствует только одно значение у из [α , β ],
следует из самого понятия функции y = f ( x ), а то, что каждому у из [α , β ]
соответствует только одно x из [ a, b], вытекает из возрастания функции
y = f ( x).
Убедимся теперь, что если y = f ( x) возрастает на [ a, b], то и x = f −1 ( y)
также возрастает на [α , β ]. Пусть y1 < y2 , где y1 и y2 — любые два числа из
[α , β ]. Тогда x1 = f −1 ( y1 ) < x2 = f −1 ( y2 ), ибо из неравенства x1 ≤ x2 и из
возрастания функции y = f ( x ) следовало бы, что y1 ≥ y2 , что противоречит
неравенству y1 < y2 . Теорема доказана. W
Замечание 6.7. Совершенно аналогично доказывается более общее
утверждение: пусть y = f ( x ) задана и возрастает (убывает) на некотором
множестве {x}, а { y} - множество всех значении этой функции. Тогда на
множестве { y} определена обратная для y = f ( x) функция x = f −1 ( y),
которая также возрастает (убывает). W
Теорема 6.4. Пусть функция y = f ( x ) возрастает (или убывает) на
сегменте [ a, b], и пусть α = f ( a), β = f (b). Тогда для того, чтобы функция
y = f ( x ) являлась непрерывной на сегменте [ a, b] необходимо и достаточно,
чтобы любое число γ , заключенное между α и β было значением этой
функции.
Доказательство. Все рассуждения проведем для возрастающей на
сегменте [a, b] функции, ибо для убывающей функции они аналогичны.
Необходимость. Пусть функция y = f ( x ) возрастает и непрерывна на
сегменте [ a, b]. Требуется доказать, что любое число γ , удовлетворяющее
условиям α < γ < β , является значением функции в некоторой точке с
сегмента [a, b].
Пусть {x} — множество всех значении x из сегмента [ a, b], для
которых f ( x) ≤ γ . Это множество { x} непусто, т.к. ему принадлежит,

96
например, точка a, ибо f (a ) ≤ γ и ограничено сверху (например, числом b ).
По теореме 1.1 у множества {x} существует точная верхняя грань, которую
мы обозначим через c : c = sup( x ). Остается доказать, что f (c ) = γ .
Сначала убедимся в том, что f ( x) ≤ γ для всех x из [ a, b], лежащих
левее c, и f ( x ) > γ для всех x из [ a, b], лежащих правее c. В самом деле,
если x < c, то по определению точной верхней грани найдется x′ из
полуинтервала x < x′ ≤ c, принадлежащее множеству {x}, т. е. такое, что
f ( x′ ) ≤ γ . Но тогда из возрастания f ( x) будет вытекать, что и f ( x) ≤ γ , ибо
f ( x) ≤ f ( x′ ). Далее, любое x, лежащее правее c, не принадлежит множеству
{x}, а потому для такого x справедливо неравенство f ( x) > γ .
Теперь убедимся в том, что c является внутренней точкой сегмента
[a, b]. Докажем, что c < b. Предположим, что это не так, т.е. допустим, что
c = b. Возьмем любую сходящуюся к c=b возрастающую
последовательность {xn }, точек сегмента [ a, b]. Так как все ее элементы xn
лежат левее c, то f ( x ) ≤ γ для всех номеров n, а поэтому (в силу теоремы о
переходе к пределу в неравенстве) и lim f( xn ) ≤ γ . Но так как функция f ( x)
n →∞

непрерывна в точке c = b, то lim xn = f (b). Тем самым мы получаем


n →∞

неравенство β = f (b) < γ , которое противоречит условию γ < β . Полученное


противоречие доказывает, что c < b.
Совершенно аналогично доказывается, что a < c.
Итак доказано, что c — внутренняя точка сегмента [ a, b]. Теперь для
того, чтобы доказать, что f (c) = γ , рассмотрим две сходящиеся к c с разных
сторон последовательности точек сегмента [ a, b] — возрастающую
последовательность {x"n } и убывающую последовательность {x′n}. В силу
того, что функция f ( x) непрерывна в точке c, lim f ( x′n ) = lim f ( x"n ) = f (c).
n →∞ n →∞

С другой стороны, поскольку x′n < c < x"n для любого номера n, то
f ( x′n ) ≤ γ , f ( x"n ) > γ (для любого номера n ). Но тогда в силу теоремы о
переходе к пределу в неравенствах, lim f ( x′n ) = f (c) ≤ γ и
n →∞

lim f ( x"n ) = f (c) ≥ γ , т.е. f (c) = γ . Необходимость доказана.


n →∞

Достаточность. Пусть функция f ( x) возрастает на сегменте [ a, b], и

97
пусть любое число γ из сегмента [ a, b] является значением этой функции.
Докажем, что функция f ( x) непрерывна на сегменте [ a, b].
Достаточно доказать, что f ( x) непрерывна справа в любой точке c,
удовлетворяющей условиям a ≤ c < b, и непрерывна слева в любой точке c,
удовлетворяющей условиям a < c ≤ b. Мы ограничимся доказательством
непрерывности справа в любой точке c, удовлетворяющей условиям
a ≤ c < b, ибо вторая часть утверждения доказывается аналогично.
Предположим, что функция f ( x) не является непрерывной справа в
некоторой точке c, удовлетворяющей условиям a ≤ c < b. Тогда ее правый
предел f (c + 0), который существует согласно доказанной выше лемме,
будет отличен от значения f (c), и поэтому справедливые в силу замечания к
указанной лемме неравенства примут вид
α = f (a ) ≤ f ( x) ≤ f (c + 0) ≤ f ( x) ≤ f (b ) = β , для всех x из полуинтервала
c < x ≤b.
Последние неравенства означают, что содержащийся в [α , β ] интервал
( f (c), f (c + 0)) не содержит значений функции f ( x). В самом деле, для x ≤ c
значение f ( x) удовлетворяет неравенству f ( x) ≤ f (c) (в силу возрастания
функции), а для x>c значение f ( x) удовлетворяет неравенству
f (c + 0) ≤ f ( x) в силу упомянутых неравенств, а это противоречит тому, что
любое число γ из сегмента [α , β ] является значением этой функции. Теорема
полностью доказана. W
Доказанные выше утверждения позволяют установить непрерывность
всех элементарных функций. Однако сильная ограниченность по времени
этого курса не позволяет привести здесь необходимые утверждения и
доказательства, которые можно найти в рекомендованной литературе.

Классификация точек разрыва функции.

В определении 6.7 мы договорились называть точками разрыва


функции те точки, в которых эта функция не обладает свойством
непрерывности. При этом подразумевается, что функция определена в той
точке, которую мы апробируем на предмет наличия или отсутствия в ней
свойства непрерывности. Расширяя наше рассмотрение, мы можем

98
подвергнуть изучению и те точки, в которых функция не определена (при
условии, конечно, что эти точки являются предельными для множества
задания функции).
Определение 6.12. (Устранимый разрыв.) Точка a называется точкой
устранимого разрыва функции y  f( x ), если предел функции y  f( x ) в
точке a существует, но в точке a функция f( x) либо не определена, либо
имеет частное значение f( a ), отличное от предела f( x) в этой точке. W

Пример 6.10.
 sin x
 , ï ðè x ≠ 0,
Функция f( x) =  x имеет в точке устранимый разрыв.
0, ï ðè x = 0,
Действительно, предельное значение этой функции в точке x  0 , как
доказано в теореме 5.8, равно 1. Частное же значение f(0) равно 0 .

Если функция f( x) имеет в точке a устранимый разрыв, то этот разрыв


можно устранить, не изменяя при этом значений функции в точках, отличных
от a. Для этого достаточно положить значение функции в точке a равным ее
предельному значению в этой точке. Так, в рассмотренном выше примере
достаточно положить f(0)  1 и тогда функция станет непрерывной в точке 1.
Определение 6.13. (Разрыв первого рода.) Точка a называется точкой
разрыва первого рода, если в этой точке функция f( x) имеет конечные, но не
равные друг другу правый и левый пределы W
Образно выражаясь, разрыв первого рода можно назвать конечным
скачком.

Пример 6.11. Функция sgn x, введённая в примере 5.3 и которая может


| x |
 , если x ≠ 0,
быть записана так: f( x) = sgn x =  x в точке x  0 имеет разрыв
0, если x = 0,
первого рода. Действительно, lim sgn x  1, lim sgn x  1, и, таким
x00 x00

образом, эти пределы не равны между собой.

99
Определение 6.14. (Разрыв второго рода.) Точка a называется точкой
разрыва второго рода, если в этой точке функция f( x) не имеет по крайней
мере одного из односторонних пределов или если хотя бы один из
односторонних пределов бесконечен. W

Пример 6.12. Функция f( x)  tg x, очевидно, имеет разрыв второго


рода в каждой из точек xk  2  k , , где k  1, 2,K, ибо в каждой такой
точке lim tg x  , lim tg x  . Можно образно сказать, что в каждой
x xk 0 x xk 0

точке xk функция tg x имеет бесконечный скачок.

sin 1x , если x ≠ 0,
Пример 6.13. Функция f( x) =  имеет разрыв второго
 1, если x = 0
рода в точке x  0, ибо в этой точке у нее не существует ни правого, ни
левого пределов. В самом деле, поскольку sin −1x = − sin 1x , достаточно
удостовериться в отсутствии в точке x  0 только правого предела, а для
этого достаточно заметить, что двум последовательностям значений
1 1
аргумента xn  и xn  отвечают последовательности значений
n 2n  2
функции f( xn )  sin n  0 и f( x!n )  sin( 2  2n)  1, сходящиеся первая к
нулю, а вторая — к единице.

Введем понятие кусочно непрерывной функции, часто встречающееся


в математике и в ее приложениях.
Определение 6.15. Функция f( x) называется кусочно непрерывной на
сегменте [ a, b], если эта функция определена всюду на сегменте [ a, b],
непрерывна во всех внутренних точках этого сегмента, за исключением, быть
может, конечного числа точек, в которых она имеет разрыв первого рода и,
кроме того, имеет правый предел в точке a и левый предел в точке b.
Функция f( x) называется кусочно непрерывной на интервале (или на
бесконечной прямой), если f( x) кусочно непрерывна на любом
принадлежащем этому интервалу (или бесконечной прямой) сегменте. W

100
Пример 6.14. Функция y   x кусочно непрерывна как на любом
сегменте, так и на бесконечной прямой.

Следующее утверждение проливает свет на природу точек разрыва


монотонной функции.
Теорема 6.5. (Доказательство см. в [16].) Если функция f( x)
определена на сегменте [a, b] и является монотонной на этом сегменте, то
она может иметь на этом сегменте только точки разрыва первого рода,
причем множество всех ее точек разрыва не более чем счётно. W

Локальные и глобальные свойства непрерывных функций

К локальным свойствам относятся те свойства функции, которые


справедливы в сколь угодно малой окрестности фиксированной точки
области определения функции. Эти свойства характеризуют поведение
функции при стремлении аргумента к исследуемой точке. Например,
непрерывность функции в некоторой точке области ее определения является
локальным свойством этой функции.
Глобальные свойства — это свойства, связанные со всей областью
определения функции. Например, монотонность функции на сегменте [a, b]
является ее глобальным свойством.

Локальные свойства непрерывных функций.

Введем новые понятия. Предположим, что функция


Определение 6.16. Функция f( x), заданная на множестве {x},
называется ограниченной сверху [снизу] на множестве {x}, если существует
такое вещественное число M [ m ], что для всех значений аргумента x из
множества {x} справедливо неравенство f( x)  M [ f( x)  m ]. При этом число
M [ m ] называется верхней [нижней] гранью функции f( x) на множестве
{x}.
Функция f( x) называется ограниченной с обеих сторон (или просто
ограниченной) на множестве {x}, если она ограничена на этом множестве и
сверху, и снизу, т. е. если найдутся такие вещественные числа M и m , что

101
для всех значений аргумента x из множества {x} справедливы неравенства
m  f( x )  M . W
Таким образом, ограниченность функции f( x) на множестве {x}
фактически означает ограниченность множества всех значений этой
функции, отвечающих значениям аргумента из множества {x}.
Справедлива следующая теорема о локальной ограниченности
функции, имеющей конечное предельное значение. Эта теорема является
тривиальным следствием определения предела функции в точке в смысле
Коши, и потому приводится без доказательства.
Теорема 6.6. (О локальной ограниченности функции, имеющей
конечный предел.) Пусть функция f( x) задана на множестве {x} и имеет
конечное предельное значение в точке a. Тогда существует такое
положительное число  , что функция f( x) ограничена на множестве {x},
представляющем собой пересечение множества { x} с интервалом
( a  , a   ), т.е. с   окрестностью точки a. W
Следствием из этой теоремы является следующее утверждение.
Предложение 6.1. Если функция f( x) непрерывна в точке a, то эта
функция ограничена на множестве всех значений ее аргумента,
принадлежащих некоторой  окрестности точки a. W
Доказательство. Достаточно заметить, что непрерывная в точке с
функция имеет в этой точке конечное предельное значение. W
Теорема 6.7. (Об устойчивости знака непрерывной в точке функции.)
Пусть функция f( x) задана на множестве {x}, непрерывна в точке a этого
множества и ее значение f(a ) положительно [отрицательно]. Тогда
существует такое положительное число  , что функция f( x) является
положительной [отрицательной] всюду в   окрестностью точки а.
Доказательство. В силу определения непрерывности по Коши для
любого положительного числа  найдется отвечающее ему положительное
число  такое, что для всех значений аргумента x из   окрестности точки
a справедливо неравенство | f( x)  f( a) |  или f( a)    f ( x)  f(a )  .
Если взять в качестве  положительное число 1
2
| f ( a) |, то оба числа
f( a)   и f( a)   будут положительны при f(a)  0 и отрицательны при
f(a )  0. Поэтому двойное неравенство будет означать, что для всех значений

102
аргумента из   окрестности точки a функция f( x) является положительной
при f( a)  0 и отрицательной при f(a)  0. Теорема доказана. W

Рис. 1.5. Иллюстрация к теореме 1.34.

Замечание 6.8. Эту теорему легко переформулировать на случай, когда


функция непрерывна в точке только справа или только слева. W

Глобальные свойства непрерывных функций.

Теорема 6.8. (Прохождение непрерывной функции через нуль при смене


знаков.) Пусть функция f( x) непрерывна на сегменте [a, b], и пусть значения
этой функции на концах сегмента f(a ) и f(b) суть числа разных знаков. Тогда
внутри сегмента [a, b] найдется такая точка c, значение функции в которой
равно нулю.
Доказательство. Не ограничивая общности, можно считать, что
f(a)  0, а f(b)  0. Пусть {x} — множество всех значений x из сегмента
[ a, b], для которых f( x)  0. Это множество непусто (ему, например,
принадлежит точка x  a ) и ограничено сверху (например, числом b ).
Согласно теореме 1.1 у множества {x} существует точная верхняя грань,
которую мы обозначим через c.
Заметим, что точка c  внутренняя точка сегмента [a, b], так как из
непрерывности функции f( x) на [ a, b] и из условий f(a)  0 и f(b)  0, в силу
замечания 6.8 к теореме 6.7, вытекает, что найдется правая
  полуокрестность точки a, в пределах которой f( x)  0 и левая
  полуокрестность точки b, в пределах которой f( x)  0.

103
Убедимся в том, что f( x)  0. Если бы это было не так, то по теореме
1.34 нашлась бы   окрестность точки c, в пределах которой функция f( x)
имела бы определенный знак. Но это невозможно, так как по определению
точной верхней грани найдется хотя бы одно значение x из полусегмента
c    x  c такое, что f( x)  0, а для любого значения x из интервала
c  x  c   справедливо неравенство f( x)  0. Полученное противоречие
доказывает, что f(c)  0. Теорема доказана. W
Теорема 6.9. (Прохождение непрерывной функции через любое
промежуточное значение.) Пусть функция f( x) непрерывна на сегменте
[a, b], причем f( a)  , а f(b)  . Пусть, далее,  — любое число,
заключенное между  и  . Тогда на сегменте [ a, b] найдется точка c такая,
что f(c)  .
Доказательство. В доказательстве нуждается, очевидно, лишь случай
   (в противном случае      и можно взять   . ). По этой же
причине отпадает случай, когда  совпадает с одним из чисел  или  .
Не ограничивая общности, будем считать, что     . Рассмотрим
функцию  ( x )  f( x )   . Эта функция непрерывна на сегменте [ a, b] (как
разность непрерывных функций) и принимает на концах этого сегмента
значения разных знаков: ( a)  f( a)        0, а
 (b)  f(b)        0. По теореме 6.8 внутри сегмента [ a, b] найдется
точка c такая, что (c)  f(c)    0, т.е. f(c)  . Теорема доказана. W
Теорема 6.10. (Первая теорема Вейерштрасса.) Если функция f( x)
непрерывна на сегменте [a, b], то она ограничена на этом сегменте.
Доказательство. Докажем, что функция f( x) ограничена на сегменте
[a, b] сверху (ограниченность снизу доказывается аналогично).
Доказательство проведем от противного, т. е. предположим, что f( x) не
является ограниченной сверху на сегменте [a, b]. Тогда для любого
натурального n( n  1, 2,3,K) найдется хотя бы одна точка xn из [a, b] такая,
что f( xn )  n. (В противном случае f( x) была бы ограничена сверху на
сегменте [ a, b]. )
Таким образом, мы указали последовательность значений {xn } из

104
сегмента [a, b] такую, что соответствующая последовательность значений
функции {f( xn )} является бесконечно большой. В силу теоремы Больцано—
Вейерштрасса из последовательности {xn } можно выделить
подпоследовательность {xkn } сходящуюся к некоторой точке c. Так как все
элементы подпоследовательности {xkn } лежат на сегменте [a, b], то и точка c
принадлежит сегменту [a, b] . В силу непрерывности функции f( x) в точке c
соответствующая подпоследовательность значений функции {f( xkn )} обязана
сходиться к f(c). Но это противоречит тому, что подпоследовательность
{f( xkn )} будучи выделена из бесконечно большой последовательности {f( xn )}
сама является бесконечно большой. Полученное противоречие доказывает
теорему. W
Замечание 6.9. Для интервала (или полусегмента) утверждение,
высказанное в последней теореме уже несправедливо, т. е. из непрерывности
функции на интервале (или полусегменте) не вытекает ее ограниченность на
этом множестве. Рассмотрим, например, функцию f( x)  1x на интервале (0,1)
(или на полусегменте (0,1] ). Эта функция непрерывна на указанном
множестве, но неограниченна на нем. В самом деле, последовательность
xn  n1 ( n  1, 2,3,K) принадлежит указанному множеству, а
последовательность значений функции {f( xn )}  {n} является бесконечно
большой. W
Рассмотрим функцию f( x ), ограниченную на данном множестве { x}
сверху [снизу].
Определение 6.17. Число M [ m ] называется точной верхней [нижней]
гранью функции f( x) на множестве {x}, если выполнены два требования: 1)
для каждого значения x из множества {x} справедливо неравенство f( x)  M
[ f( x)  m ]; 2) для любого числа   0 существует такое значение x из
множества {x}, что для соответствующего значения функции f( x)
справедливо неравенство f( x)  M   [ f( x)  m   ]. W
Замечание 6.10. В данном определении условие 1) означает, что число
M [ m ] является одной из верхних [нижних] граней функции f( x) на
множестве {x}, а условие 2) означает, что эта грань является наименьшей
[наибольшей] и уменьшена [увеличена] быть не может. W

105
Точная верхняя грань M функции f( x) на множестве {x} обычно
обозначается символом M  sup{f( x)}  supf( x). Аналогично точная нижняя
{ x} { x}

грань т функции f( x) на множестве {x} обозначается символом


m  inf{f( x)}  inf f( x).
{ x} { x}

Справедливы следующие утверждения:


1) если функция f( x) ограничена на множестве {x} сверху [снизу], то у
нее существует на этом множестве точная верхняя [нижняя] грань;
2) если функция f( x) ограничена на множестве {x} (с обеих сторон), то
у нее существуют на этом множестве как точная верхняя, так и точная
нижняя грани.
Эти утверждения являются прямым следствием теоремы 1.1, ибо
ограниченность функции f( x) на множестве { x} сверху [снизу] означает, что
множество всех значений этой функций ограничено сверху [снизу].
Возникает вопрос о том, является ли точная верхняя [нижняя] грань
ограниченной на множестве {x} функции f( x) достижимой, т. е. существует
ли среди точек множества { x} такая точка x0 , значение функции в которой
f( x0 ) равно точной верхней [нижней] грани f( x) на множестве {x}.
Следующий пример показывает, что точные грани ограниченной на
данном множестве функции, вообще говоря, не являются достижимыми.

Пример 6.15. Рассмотрим на сегменте [0,1] функцию f( x) следующего


вида:

 x 2 , при 0 < x < 1,


f( x) =  1
 2 , при x = 0 или x = 1.

Эта функция ограничена на сегменте [0,1] и имеет на нем точную


верхнюю грань M  1 и точную нижнюю грань m  0. Однако эти грани
недостижимы: среди точек сегмента [0,1] не существует точек, значения
функции в которых были бы равны нулю или единице.

Заметим, что рассматриваемая функция f( x) не является непрерывной

106
на сегменте [0,1] (она имеет разрывы в точках x  0 и x  1 ). Оказывается,
это обстоятельство не является случайным, ибо справедливо следующее
утверждение.
Теорема 6.11. (Вторая теорема Вейерштрасса.) Если функция f( x)
непрерывна на сегменте [a, b], то она достигает на этом сегменте своих
точных верхней и нижней граней, т. е. среди точек сегмента [a, b] найдутся
такие точки x и x, что значение f( x) равно точной верхней грани f( x) на
сегменте [ a, b], а значение f( x) равно точной нижней грани f( x) на сегменте
[a, b].
Доказательство. В силу первой теоремы Вейерштрасса, функция f( x)
ограничена на сегменте [a, b], а поэтому у нее существует на этом сегменте
точная верхняя грань M и точная нижняя грань m.
Остановимся на доказательстве достижимости точной верхней грани
M , ибо достижимость точной нижней грани m доказывается аналогично.
Предположим, что точная верхняя грань M не является достижимой,
т.е. предположим, что во всех точках сегмента [a, b] функция f( x) принимает
значения, строго меньшие M . Тогда мы можем рассмотреть функцию

1
 ( x)  .
M  f( x)

Знаменатель M  f( x) представляет собой функцию, непрерывную и


строго положительную на сегменте [a, b]. Поэтому, по теореме о
непрерывности частного, функция ( x) будет являться непрерывной на
сегменте [a, b]. Значит, по первой теореме Вейерштрасса, функция  ( x )
ограничена на сегменте [a, b], т. е. найдется положительное число A такое,
что ( x)  M 1f( x )  A для всех x из сегмента [a, b]. Так как функция M  f( x)
строго положительна на [a, b], то последнее неравенство эквивалентно
неравенству f( x)  M  1A для всех x из сегмента [a, b], а это противоречит
тому, что число M является точной верхней гранью, т. е. наименьшей из
всех верхних граней функции f( x) на сегменте [ a, b].
Полученное противоречие доказывает, что наше предположение о
недостижимости точной верхней грани является неверным. Теорема

107
доказана. W
Замечание 6.11. После того как доказана достижимость непрерывной
на сегменте [a, b] функцией своих точных верхней и нижней граней, мы
можем назвать точную верхнюю грань M максимальным значением, а
точную нижнюю грань m минимальным значением функции f( x) на
сегменте [ a, b]. Последнюю теорему можно переформулировать в виде:
непрерывная на сегменте [a, b] функция f( x) имеет на этом сегменте
максимальное и минимальное значения. W
Максимальное значение функции f( x) на сегменте [a, b] обозначается
одним из следующих символов:

max f( x)  max{f( x)}  max f( x)  max{f( x)}.


a xb a xb x[ a ,b ] x[ a ,b ]

Аналогичные символы для минимального значения f( x) на сегменте


[a, b] имеют вид:

min f( x)  min{f( x)}  min f( x)  min{f( x)}.


a xb a xb x[ a ,b ] x[ a ,b ]

Замечание 6.12. Заметим, что и функции, не являющиеся


непрерывными на данном сегменте, могут достигать на этом сегменте своих
точной верхней и точной нижней граней. Примером может служить функция
Дирихле D( x), равная нулю для всех иррациональных x и равная единице
для всех рациональных x. Эта функция разрывна в каждой точке сегмента
[0,1], но, очевидно, достигает на этом сегменте своей точной верхней грани,
равной единице, и своей точной нижней грани, равной нулю. W
Замечание 6.13. Утверждение второй теоремы Вейерштрасса окажется
неверным, если в ее формулировке термин «сегмент» заменить термином
«интервал» или «полусегмент».
Так, функция f( x)  x является непрерывной на интервале (0,1), однако
точная верхняя грань этой функции на указанном интервале хотя и
существует, но не достигается. К этому следует добавить, что у функции,
являющейся непрерывной на интервале, точные грани могут даже не
существовать, ибо такая функция может не являться ограниченной на
указанном интервале или полусегменте. W

108
Понятие равномерной непрерывности функции.

Предположим, что функция y  f( x) задана на таком множестве {x},


каждая точка которого является предельной точкой этого множества.
Примером такого множества могут служить сегмент, интервал, полусегмент,
полупрямая, бесконечная прямая, множество всех рациональных точек,
принадлежащих любому из перечисленных множеств.
Определение 6.18. Функция y  f( x) называется равномерно
непрерывной на множестве {x}, если для любого положительного числа 
найдется отвечающее ему положительное число  такое, что для любых двух
точек x  и x  множества {x}, удовлетворяющих условию | x   x  |  ,
справедливо неравенство | f( x)  f( x) | . W
Замечание 6.14. Сразу же подчеркнем, что если функция f( x)
равномерно непрерывна на множестве {x}, то она непрерывна в каждой
точке x множества {x}. В самом деле, взяв в сформулированном
определении в качестве x данную фиксированную точку x0 множества {x},
а в качестве x — любую точку этого множества, мы придем к определению
непрерывности функции f( x) в точке x0 по Коши.
Замечание 6.15. Основным в сформулированном определении
равномерной непрерывности является требование, гарантирующее
существование по любому   0 такого универсального   0, которое
обеспечивает справедливость неравенства | f( x)  f( x) |  сразу для всех
точек x и x множества {x}, удовлетворяющих условию | x   x  | .
Поэтому, вообще говоря, равномерная непрерывность функции на множестве
{x} не вытекает из непрерывности этой функции в каждой точке множества
{x}.

109
1
Пример 6.16. Убедимся в том, что функция равномерно f ( x) 
x
непрерывна на полупрямой [1, ). В самом деле, для любых двух точек x 
и x из указанной полупрямой справедливо неравенство

| f( x)  f( x) || x1  x1 | |x|xxx|| | x  x | .

Поэтому, взяв для любого   положительное число  равным , мы


получим, что для любых двух точек x  и x  полупрямой [1, ),
удовлетворяющих условию | x   x  |  , справедливо неравенство
| f( x)  f( x) | .

Пример 6.17. Докажем, что функция f( x)  x 2 не является равномерно


непрерывной на полупрямой [1, ). Заметим, что для любых двух точек x 
и x полупрямой x  1 справедливо неравенство

| f( x)  f( x) || x 2  x2 || x  x |  | x  x || x  x | x.

110
Убедимся теперь в том, что не только для некоторого   0, а даже для
любого   0 и для любого как угодно малого   0 найдется пара точек x  и
x из полупрямой x  1 таких, что | x   x  |  , но | f( x)  f( x) | . Это и
будет означать отсутствие свойства равномерной непрерывности у функции
f( x)  x 2 на рассматриваемой полупрямой. Зафиксировав произвольные
  0 и   0, возьмем в качестве x  произвольное число, превосходящее
единицу и такое, что x  2 , и положим x  x  2 . Для таких x и x будет
справедливо неравенство | x   x | 2  . С другой стороны, для этих же x
и будет справедливо неравенство | f( x)  f( x) | 2  2  .

Заметим, что если бы мы рассмотрели ту же самую функцию f( x)  x 2


не на полупрямой x  1, а на любом сегменте [1, b], где b  любое число, то
проведенные нами рассуждения уже не имели бы места. Этот факт
становится понятным в силу следующей фундаментальной теоремы.
Теорема 6.12. (Теорема Кантора.) Если функция f( x) непрерывна на
сегменте [ a, b], то она и равномерно непрерывна на этом сегменте.
Доказательство. Предположим, что функция f( x) непрерывна на
сегменте [ a, b], но не является равномерно непрерывной на этом сегменте.
Тогда для некоторого   0 и для любого как угодно малого   0
найдутся две точки x  и x  сегмента [a, b] такие, что | x   x  |  , но
| f( x)  f( x) | . Выберем бесконечно малую последовательность
положительных чисел n  1 n . Можно утверждать, что для указанного   0 и
для любого номера n найдутся две точки xn и xn сегмента [a, b] такие, что
| xn  xn | 1n , но | f( xn )  f( xn) | . Так как последовательность {xn } состоит из
точек сегмента [ a, b], то она ограничена и по теореме Больцано—
Вейерштрасса из нее можно выделить сходящуюся подпоследовательность
{xkn }. Предел c указанной подпоследовательности (в силу теоремы о
переходе к пределу в неравенстве) будет также принадлежать сегменту [a, b].
В силу неравенства | xn  xn | 1n , соответствующая подпоследовательность
{xkn }. будет сходиться к той же самой точке c.
Поскольку функция f( x) непрерывна в каждой точке сегмента [ a, b],

111
она непрерывна и в точке c. Но тогда, в силу определения непрерывности по
Гейне, обе подпоследовательности соответствующих значений функции
{f( xk )} и {f( xk )} обязаны сходиться к f(c ), т.е. разность указанных
n n

подпоследовательностей {f( xkn )}. и {f( xkn )} обязана быть бесконечно малой.
Это противоречит неравенству | f( xn )  f( xn) | , справедливому для всех
номеров n и потому для всех номеров k n .
Полученное противоречие доказывает, что наше предположение о том,
что непрерывная на сегменте [a, b] функция не является равномерно
непрерывной на этом сегменте, является неверным. Теорема доказана. W
Эту теорему удобно переформулировать в терминах колебания
функции на данном сегменте.
Определение 6.19. Пусть функция f( x) ограничена на данном сегменте
[a, b]. Назовем колебанием функции f( x) на сегменте [a, b] разность между
точной верхней и точной нижней гранями функции f( x) на этом сегменте.
Обозначают osc f( x)  sup f( x)  inf f( x). W
x[ a ,b ] x[ a ,b ] x[ a ,b ]

Для непрерывной на сегменте [a, b] функции f( x) колебание равно


разности между максимальным и минимальным значениями этой функции на
указанном сегменте.
Из теоремы Кантора непосредственно вытекает следующее
утверждение.
Предложение 6.2. Если функция f( x) непрерывна на сегменте [a, b], то
для любого положительного числа  найдется отвечающее ему
положительное число  такое, что колебание функции f( x) на любом
содержащемся в сегменте [a, b] промежутке длины, меньшей , будет
меньше числа . W

Вопросы для самопроверки:


1) Дайте определение непрерывности функции по Гейне.
2) Дайте определение непрерывности функции по Коши.
3) Какие существуют типы точек разрыва?
4) Дайте определение равномерно непрерывной функции.
5) Сформулируйте теорему Кантора.
6) Какая функция называется кусочно-непрерывной?

112
1.7. Лекция 7. Производная функции одной переменной.

Приращение аргумента и функции в точке. Определение производной функции, её


геометрический смысл. Дифференцируемость функции, теорема о связи между
дифференцируемостью и существованием производной. Теорема о непрерывности
дифференцируемой функции. Теоремы о дифференцировании сложной и обратной
функций; производная суммы, произведения и частного. Таблица производных основных
элементарных функций, их графики. Вывод производных для элементарных функций.

Приращение функции. Разностная форма условия непрерывности.

Рассмотрим функцию y = f( x ), заданную на интервале ( a, b ). Пусть


x − любая фиксированная точка интервала ( a , b), a ∆x − произвольное
число, настолько малое, что значение x + ∆x также находится на интервале
( a , b). Это число ∆x обычно называют приращением аргумента.
Определение 7.1. Приращением функции y = f( x) в точке x,
отвечающая приращению аргумента ∆x , будем называть число
∆y = f( x + ∆x) − f( x). W

Пример 7.1. Так, для функции y = sin x приращение в точке x,


отвечающее приращению аргумента ∆x, имеет вид
∆y = sin( x + ∆x ) − sin x = 2cos( x + ∆x
2 ) ⋅ sin ∆2x . W

Справедливо следующее утверждение:


Предложение 7.1. Для того чтобы функция y = f( x) являлась
непрерывной в точке x, необходимо и достаточно, чтобы приращение ∆y
этой функции в точке x, отвечающее приращению аргумента ∆x, являлось
бесконечно малым при ∆x → 0.
Доказательство. В самом деле, по определению функция y = f( x )
непрерывна в точке x, если существует предел lim f( x + ∆x) = f( x). Но
∆x→0

существование этого предельного значения эквивалентно тому, что функция


∆y = f( x + ∆x) − f( x ) аргумента ∆x является бесконечно малой при ∆x → 0. W

113
Доказанное утверждение позволяет выразить условие непрерывности
функции y = f( x) в точке x в следующей форме.
Определение 7.2. (Разностная форма условия непрерывности функции
в точке.) Функция y = f( x ) непрерывна в точке x тогда и только тогда, когда
приращение ∆y функции в точке x, отвечающее приращению аргумента ∆x,
является бесконечно малым при ∆x → 0, т.е. когда
lim ∆y = lim[f( x + ∆x) − f( x)] = 0. W
∆x→0 ∆x →0

Этот критерий непреывности мы будем неоднократно использовать в


дальнейшем.
Пример 7.2. С помощью определения 7.2 еще раз убедимся в том, что
функция y = sin x непрерывна в любой точке x бесконечной прямой. В
самом деле, из неравенства | cos( x + ∆x
2 ) |≤ 1 и из равенства lim sin ∆2x = 0
∆x →0

непосредственно вытекает, что lim ∆y = 0. W


∆x →0

Определение производной.
Пусть, как и раньше, функция y = f( x) определена на интервале ( a, b),
x − фиксированная точка этого интервала, ∆x − любое приращение
аргумента, настолько малое, что число x + ∆x также принадлежит интервалу
( a, b).
Считая, что ∆x ≠ 0, рассмотрим в данной фиксированной точке x
отношение приращения ∆y функции y = f( x) в этой точке к
∆y f( x + ∆x) − f( x)
соответствующему приращению аргумента ∆x : = .
∆x ∆x
Это отношение будем называть разностным отношением в данной
точке x. Так как x фиксировано, разностное отношение представляет собой
функцию аргумента ∆x. Эта функция определена для всех значений
аргумента ∆x, принадлежащих некоторой достаточно малой δ − окрестности
точки ∆x = 0, за исключением самой точки ∆x = 0, т. е. определена всюду в
достаточно малой проколотой δ − окрестности точки ∆x = 0. Это дает нам
право рассматривать вопрос о существовании предела указанной функции
при ∆x → 0.
Определение 7.3. Производной функции y = f( x) в данной
фиксированной точке x называется предел при ∆x → 0 разностного

114
∆y f( x + ∆x) − f( x)
отношения = , при условии, что этот предел существует.
∆x ∆x
Производную функции y = f( x) в данной фиксированной точке x
обозначают символом f ′( x ) или y′( x ) или кратким символом y′ : по
∆y f( x + ∆x) − f( x)
определению y′ = lim = f ′( x) = lim .W
∆x→0 ∆x ∆x →0 ∆x
Если функция имеет производную во всех точках x интервала ( a, b), то
эта производная будет представлять собой некоторую функцию аргумента x,
определенную на интервале ( a, b).
Приведем примеры вычисления производных.

Пример 7.2. y = f( x ) = const. Совершенно очевидно, что производная


этой функции тождественно равна нулю, ибо приращение этой функции ∆y
равно нулю для всех x и всех ∆x.

Пример 7.3. . y = f( x) = x. Для этой функции разностное отношение


∆y ( x + ∆x) − x ∆x
равно = = ≡ 1. Отсюда следует, что и производная
∆x ∆x ∆x
указанной функции равна единице в любой точке x числовой прямой. W

В полной аналогии с понятиями правого и левого пределов функции в


данной точке вводятся понятия правой и левой производных функции
y = f( x ) в данной фиксированной точке x.
Определение 7.4. Правой [левой] производной функции y = f( x) в
данной фиксированной точке x называется правый [левый] предел
∆y f( x + ∆x) − f( x)
разностного отношения = , при условии, что этот предел
∆x ∆x
существует.
Для обозначения правой [левой] производной функции в точке x
используют символ f ′( x + 0) [f ′( x − 0)]. W
Из сопоставления определений 7.3 и 7.4 из свойства правого и левого
пределов функции, вытекает следующее утверждение:
Предложение 7.2. Если функция y = f( x) имеет в точке x
производную f ′( x ), то эта функция имеет в точке x как правую, так и левую

115
производные, причем f ′( x + 0) = f( x − 0) = f ′( x). Верно и обратное: если
функция y = f( x) имеет в точке x как правую, так и левую производные,
причем эти производные равны друг другу, то функция f( x ) имеет в точке x
производную f ′( x ), причем f ′( x ) = f ′( x + 0) = f ′( x − 0). W
Замечание 7.1. Если у функции y = f( x ) существуют правая и левая
производные в точке x0 , но эти производные не равны друг другу, то у этой
функции не существует производной в точке x0 . W

Пример 7.4. Функция f( x ) =| x | имеет в точке x=0 правую


производную, равную lim ∆x = 1, и левую производную, равную
∆x
∆x →0 +0

(−∆x)
lim = −1, но не имеет в точке x = 0 производной.
∆x→0 −0 ∆x

Геометрический смысл производной.

Рассмотрим график функции y = f( x), определенной и непрерывной на


интервале ( a , b). Фиксируем произвольную точку x интервала ( a, b) и
рассмотрим приращение ∆x ≠ 0 аргумента x, настолько малое, что число
x + ∆x также принадлежит интервалу ( a , b). Пусть M и P — точки графика
функции y = f( x), абсциссы которых соответственно равны x и x + ∆x.
Координаты точек M и P, очевидно, будут иметь вид M ( x,f( x)),
P( x + ∆x,f( x + ∆x)).

Рис. 7.1.

116
Прямую, проходящую через точки M и P графика функции y = f( x),
будем называть секущей. Поскольку точку M мы предполагаем
фиксированной, то угол наклона каждой секущей MP к оси Ox будет
функцией аргумента ∆x (ибо значение ∆x однозначно определяет точку P
графика функции y = f( x ) ). Обозначим указанный угол наклона секущей MP
к оси Ox символом ϕ ( ∆x) .
Определение 7.5. Если существует предельное положение секущей MP
при стремлении точки P графика функции к точке M (или, что то же самое,
при стремлении ∆x к нулю), то это предельное положение называется
касательной к графику функции y = f( x) в данной фиксированной точке M
этого графика. W
Из этого определения следует, что для существования касательной к
графику функции y = f( x ) в точке M достаточно, чтобы существовал предел
lim ϕ ( ∆x) = ϕ0 , причем указанный предел ϕ0 равен углу наклона касательной
∆x→0

к оси Ox. Докажем следующее утверждение:


Предложение 7.3. Если функция y = f( x ) имеет в данной
фиксированной точке x производную, то существует касательная к графику
функции y = f( x) в точке M ( x,f( x)), причем угловой коэффициент этой
касательной (т. е. тангенс угла наклона ее к оси Ox ) равен производной f ′( x ).
Доказательство. Опустим из точек M и P перпендикуляры на ось
абсцисс (см. рис. 7.1). Проведем через точку M прямую, параллельную оси
абсцисс, и обозначим через N точку пересечения этой прямой с
перпендикуляром, опущенным из P на ось абсцисс. Из треугольника MNP
∆y f( x + ∆x) − f( x)
очевидно, что tg ϕ ( ∆x) = = . Убедимся в том, что существует
∆x ∆x
предел правой (а значит, и левой) части последнего соотношения при
∆x → 0. В самом деле, в силу существования производной f ′( x ) существует
∆y
предел lim = f ′( x). Отсюда и из непрерывности функции arctg x и для всех
∆x
∆x→0

значений x и следует, что существует предел lim ϕ ( ∆x). Но это и оаначает,


∆x →0

что существует предельное положение секущей, т.е. существует касательная


к графику функции в точке M ( x,f( x)), причем угол наклона этой

117
касательной к оси Ox равен ϕ0 = arctg f ′( x), т.е. угловой коэффициент
указанной касательной равен f ′( x ). W

Понятие дифференцируемости функции

Пусть, как и раньше, функция y = f( x) определена на интервале ( a, b),


x − любое фиксированное число из этого интервала, ∆x − произвольное
приращение аргумента, настолько малое, что значение аргумента x + ∆x
также принадлежит интервалу ( a, b), ∆y = f( x + ∆x) − f( x) − приращение
функции в точке x, отвечающее приращению аргумента ∆x.
Определение 7.6. Функция y = f( x) называется дифференцируемой в
точке x, если приращение ∆y этой функции в точке x, отвечающее
приращению аргумента ∆x, может быть представлена в виде
∆y = A∆x + α ( ∆x) ∆x, где A − некоторое число, не зависящее от ∆x, а α ( ∆x) −
функция аргумента ∆x, бесконечно малая при ∆x → 0. W
В самой точке ∆x = 0 эта функция α ( ∆x ), вообще говоря, не
определена, и ей можно приписать в этой точке любое значение. Для
дальнейшего удобно считать это значение α (0) равным нулю. При такой
договоренности функция α ( ∆x ) будет непрерывна в точке ∆x = 0 и равенство
∆y = A∆x + α ( ∆x) ∆x можно распространить и на значение ∆x = 0.
Замечание 7.2. Второе слагаемое α ( ∆x ) ∆x можно переписать в виде о
o( ∆x), т.е. ∆y = A∆x + o(∆x). W
Докажем следующее утверждение.
Теорема 7.1. Для того чтобы функция y = f( x ) была
дифференцируемой в точке x, необходимо и достаточно, чтобы она имела в
этой точке конечную производную f ′( x ). W
Доказательство. Необходимость. Пусть функция y = f( x)
дифференцируема в точке x, т.е. ее приращение ∆y в этой точке,
отвечающее приращению ∆x ,
аргумента представимо в виде
∆y = A∆x + α ( ∆x ) ∆x Считая ∆x отличным от нуля и поделив последнее

равенство на ∆x, получим ∆y = A + α (∆x). Правая, а поэтому и левая, часть


∆x
этого равенства имеет равный A предел в точке ∆x = 0. Остается заметить,

118
что предел при ∆x → 0 левой части по определению равен производной
f ′( x), что и требовалось доказать.
Достаточность. Пусть существует конечная производная f ′( x ), т.е.
∆y
существует конечный предел lim = f ′( x ).
∆x → 0 ∆x
Обозначим символом α ( ∆x ) разность ∆y
∆x
− f ′( x). Из существования
предела lim ∆y
вытекает, что функция α ( ∆x) = ∆y
∆x
− f ′( x) имеет предел при
∆x→0 ∆x

∆x → 0, равный нулю. Умножая последнее соотношение на ∆x, мы придем к


представлению ∆y = A∆x + α ( ∆x) ∆x, что и требовалось. W
Доказанная теорема позволяет нам в дальнейшем отождествлять
понятие дифференцируемости функции в данной точке с понятием
существования у этой функции в данной точке конечной производной.
Операцию нахождения производной в дальнейшем договоримся
называть дифференцированием.
Легко доказывается следующее утверждение.
Теорема 7.2. Если функция y = f( x ) дифференцируема в данной точке
x, то она и непрерывна в этой точке.
Доказательство. Так как функция f( x ) дифференцируема в точке x,
то для ее приращения ∆y в этой точке справедливо представление
∆y = A∆x + o (∆x), из которого следует, что lim ∆y = 0, а это и означает
∆x→0

непрерывность функции y = f( x ) в данной точке, в силу разностной формы


условия непрерывности. Теорема доказана. W
Замечание 7.3. Утверждение, обратное к теореме 7.2, несправедливо,
т.е. из непрерывности функции y = f( x ) в данной точке x, вообще говоря, не
вытекает дифференцируемость функции f( x ) в этой точке, как показывает
следующий.

Пример 7.5. Функция y =| x |, которая, очевидно, непрерывна в точке


x = 0, но не имеет в этой точке производной. W

119
Замечание 7.4. Существуют функции, непрерывные в каждой точке
некоторого интервала, но не имеющие производной ни в одной точке этого
интервала. Первый пример такой функции был построен Вейерштрассом. W

Установим правило, позволяющее найти производную сложной


функции y = f(ϕ (t )) в точке t при условии, что известны производные
составляющих ее функций x = ϕ (t ) и y = f( x) в точках t и x = ϕ (t )
соответственно.
Теорема 7.3. (Дифференцирование сложной функции.) Пусть функция
x = ϕ (t ) дифференцируема в точке t , а функция y = f( x ) дифференцируема в
соответствующей точке x = ϕ (t ). Тогда сложная функция y = f(ϕ (t ))
дифференцируема в указанной точке t , причем для ее производной в этой
точке справедлива формула [f(ϕ (t ))]′ = f ′( x) x =ϕ (t )| ⋅ϕ ′(t ) = f ′(ϕ (t )) ⋅ϕ ′(t ).
Доказательство. Придадим аргументу функции x = ϕ (t ) в данной
точке t произвольное отличное от нуля приращение ∆t. Этому приращению
отвечает приращение ∆x = f(t + ∆t ) − f(t ) функции x = ϕ (t ), причем указанное
приращение может обращаться в нуль.
Приращению ∆x, в свою очередь, отвечает приращение
∆y = f( x + ∆x ) − f( x ) функции f( x ) в соответствующей точке x = ϕ (t ).
Поскольку функция y = f( x) по условию дифференцируема в указанной
точке x = ϕ (t ), то ее приращение в этой точке может быть представлено в
виде ∆y = f ′( x )∆x + α (∆x ) ⋅ ∆x, где α ( ∆x ) → 0 при ∆x → 0. Подчеркнем, что,
как было отмечено ранее, это представление остается справедливым и при
∆x = 0. Разделим обе части этого равенства на ∆t ≠ 0. Тогда будем иметь

∆y ∆x ∆x
= f ′( x) + α ( ∆x) ⋅ .
∆t ∆t ∆t

Докажем, что правая (а значит, и левая) часть этого соотношения имеет


предел при ∆t → 0 причем этот предел равен величине, стоящей справо.
Этим будет доказана дифференцируемость сложной функции и формула для
вычтсления её производной.

120
Из дифференцируемости функции x = ϕ (t ) в точке t вытекает, что
отношение ∆x
∆t
имеет предел при ∆t → 0, равный ϕ ′(t ). Остается доказать, что
функция α (∆x) → 0 при ∆t → 0. Но это сразу вытекает из того, что
α (∆x) → 0 при ∆x → 0, и что ∆x → 0 при ∆t → 0 на основании разностной
формы условия непрерывности дифференцируемой в точке t функции
x = ϕ (t ). Теорема доказана. W
Замечание 7.5. Теорема 7.3 и содержащееся в ее формулировке
правило вычисления производной сложной функции последовательно
переносится на сложную функцию, являющуюся суперпозицией трех и
большего числа функций. Так, для сложной функции, являющейся
суперпозицией трех функций z = F(f(ϕ (t ))), правило дифференцирования
имеет вид

z′ = [F(f(ϕ (t )))]′ = F′(f(ϕ (t ))) ⋅ f ′(ϕ (t )) ⋅ ϕ ′(t ),

Причем эта формула справедлива при условии, что функция x = ϕ (t )


дифференцируема в данной точке t , функция y = f( x ) дифференцируема в
соответствующей точке x = ϕ (t ), а функция z = F( y) дифференцируема в
соответствующей точке y = f( x) = f(ϕ (t )). W
Теорема 7.4. (Дифференцирование обратной функции.) Пусть функция
y = f( x) возрастает (или убывает) и непрерывна в некоторой окрестности
точки x. Пусть, кроме того, эта функция дифференцируема в указанной
точке x и её производная в этой точке f ′( x) отлична от нуля. Тогда в
некоторой окрестности соответствующей точки y = f( x) определена обратная
для y = f( x) функция x = f −1 ( y), причем указанная обратная функция
дифференцируема в соответствующей точке y = f( x ) и для ее производной в
1
этой точке y = f( x ) справедлива формула x′ = [f −1 ( y)]′ = .
f ′( x)
Доказательство. Так как функция y = f( x ) строго монотонна и
непрерывна в некоторой окрестности данной точки x, то обратная функция

121
x = f −1 ( y) определена, строго монотонна и непрерывна в некоторой
окрестности соответствующей точки y = f( x ).
Придадим аргументу этой обратной функции в указанной точке
произвольное достаточно малое и отличное от нуля приращение ∆y. Этому
приращению ∆y отвечает приращение ∆x = f −1 ( y + ∆y) − f −1 ( y ) обратной
функции в соответствующей точке y = f( x ), причем в силу строгой
монотонности обратной функции указанное приращение ∆x от лично от
нуля.
∆x 1
Это дает нам право написать следующее тождество = .
∆y ∆y
∆x
Пусть теперь в этом тождестве приращение ∆y стремится к нулю.
Тогда, в силу разностной формы условия непрерывности обратной функции
x = f −1 ( y ) в соответствующей точке y = f( x ), приращение этой функции ∆x
также стремится к нулю. Убедимся в том, что в таком случае существует
предел правой части нашего тождества, равный величине, стоящей в левой
его части. Этим будет доказано, что обратная функция имеет производную в
соответствующей точке y = f( x ) и для этой производной справедливо
равенство из формулировки теоремы.
Итак, для завершения доказательства теоремы остается убедиться в
1
том, что выражение имеет предел при ∆x → 0, равный 1 ′ , где x −
∆y f ( x)
∆x
данная точка.
Так как x = f −1 ( y), ∆x = f −1 ( y + ∆y ) − f −1 ( y), то x + ∆x = f −1 ( y + ∆y ), т.е.
y + ∆y = f( x + ∆x) и ∆y = f( x + ∆x) − f( x). Отсюда следует, что
1 1
= . Из последнего равенства, в силу определения
∆y f( x + ∆x) − f( x)
∆x ∆x
производной f ′( x ) и предположения f ′( x ) ≠ 0 сразу же вытекает, что предел
при ∆x → 0 правой части равенства существует и равен 1 ′ . Теорема
f ( x)
доказана. W

122
Доказанная теорема имеет простой геометрический смысл. Пусть M −
точка графика функции y = f( x), отвечающая данному значению аргумента
x.

Рис. 7.2.

Тогда, очевидно, производная f ′( x ) равна тангенсу угла наклона α


касательной, проходящей через точку M , к оси Ox, а производная обратной
функции [f −1 ( y )]′ в соответствующей точке y = f( x ) равна тангенсу угла
наклона β той же самой касательной к оси Oy. Поскольку углы наклона α и
1
β в сумме составляют π 2, то формула [f −1 ( y )]′ = выражает очевидный
f ′( x )
факт: tg β = 1 при α + β = π 2.
tg α

Дифференцирование суммы, разности, произведения и частного


функций.

Теорема 7.5. Если каждая из функций u( x ) и v( x ) дифференцируема в


данной точке x, то сумма, разность, произведение и частное этих функций
(частное при условии, что значение v( x) ≠ 0 ) также дифференцируемы в этой
точке, причем имеют место формулы

[α ⋅ u( x) + β ⋅ v( x)]′ = α ⋅ u′( x ) + β ⋅ v′( x ), для ∀α , β ∈ ¡;


[u( x) ⋅ v( x)]′ = u′( x) ⋅ v( x) + u( x) ⋅ v′( x );

[ u( x) ]′ = u′( x) ⋅ v( x) − u( x) ⋅ v′( x) ;
v( x ) v 2 ( x)

123
Доказательство. Рассмотрим каждый из этих случаев отдельно.
Пусть y = α ⋅ u( x) + β ⋅ v( x), где α , β ∈ ¡ − некоторые фиксированные
числа. Обозначим символами ∆y , ∆u, ∆v приращения в данной точке x,
функций y ( x), u( x), v( x) соответственно, отвечающие приращению аргумента
∆x. Тогда, очевидно,

∆y = y ( x + ∆x) − y ( x) = [α ⋅ u( x + ∆x) + β ⋅ v( x + ∆x)] − [α ⋅ u( x) + β ⋅ v( x)] =


= α ⋅ [u( x + ∆x) − u( x )] + β ⋅ [v( x + ∆x ) − v( x )] = α ⋅ ∆u + β ⋅ ∆v.

∆y ∆u ∆v
Таким образом, =α ⋅ + β ⋅ . Пусть теперь ∆x → 0. Тогда в силу
∆x ∆x ∆x
существования производных функций u( x ) и v( x ) в точке x существует
предел правой части последнего равенства, равный α u′( x) + β v′( x). Значит,
существует предел при ∆x → 0 и левой части того же равенства. По
определению производной указанный предел равен y′( x ) и мы приходим к
требуемому равенству y′ = α ⋅ u′( x) + β ⋅ v′( x).
Пусть, далее, y = u( x) ⋅ v( x). Сохраняя за ∆y, ∆u, ∆v тот же смысл, что и
выше, будем иметь

∆y = y ( x + ∆x) − y( x) = [u( x + ∆x) ⋅ v( x + ∆x)] − [u( x) ⋅ v( x)] =


= [u( x + ∆x) ⋅ v( x + ∆x) − u( x + ∆x) ⋅ v( x)] − [u( x + ∆x) ⋅ v( x) − u( x) ⋅ v( x)].

Мы прибавили и вычли слагаемое u( x + ∆x ) ⋅ v( x ). Далее можем записать


∆y = u( x + ∆x) ⋅ [v( x + ∆x) − v( x)] + [u( x + ∆x) − u( x)] ⋅ v( x) =
∆y ∆v ∆u
= u( x + ∆x) ⋅
= u( x + ∆x ) ⋅ ∆v + ∆u⋅ v( x). Таким образом, + .v( x).
∆x ∆x ∆x
Пусть теперь ∆x → 0. Тогда в силу дифференцируемости функций u( x)
∆u ∆v
и v( x) в точке x существуют пределы отношений ∆x
и ∆x
, , соответственно
равные u′( x) и v′( x). Далее, из дифференцируемости функции u( x ) в точке x
в силу теоремы 7.2 следует непрерывность u( x) в этой точке. Значит,
существует предел lim u( x + ∆x), равный u( x ).
∆x→0

124
Таким образом, существует предел правой части соотношения
∆y
∆x
= u( x + ∆x) ⋅ ∆∆vx + ∆u
∆x
.v( x). при ∆x → 0, равный u′( x ) ⋅ v( x) + u( x) ⋅ v′( x ). Значит,
∆y
существует предел (при ∆x → 0 ) и левой части ∆x
этого равенства. По
определению производной указанный предел равен y′( x ), и мы приходим к
требуемой формуле y′ = u ′( x) ⋅ v( x) + u( x ) ⋅ v′( x).
u( x)
Пусть, наконец, y ( x ) = . Тогда, поскольку v( x) ≠ 0, по теореме об
v( x)
устойчивости знака непрерывной в данной точке x, функция v( x + ∆x) ≠ 0
для всех достаточно малых ∆x, и мы можем записать, что

u( x + ∆x ) u( x) u( x + ∆x ) v( x) − u( x ) v( x + ∆x )
∆y = y ( x + ∆x) − y ( x) = − = .
v( x + ∆x ) v( x) v( x ) v( x + ∆x )

Добавляя и вычитая в числителе слагаемое u( x) v( x), будем иметь

[u( x + ∆x) v( x) − u( x) v( x)] − [u( x) v( x + ∆x) − u( x) v( x)]


∆y = =
v( x) v( x + ∆x)
[u( x + ∆x ) − u( x)]v( x) − u( x )[v( x + ∆x ) − v( x )] ∆ u⋅ v( x ) − u( x) ⋅ ∆ v
= .
v( x) v( x + ∆x) v( x ) v( x + ∆x )

∆y ∆u
⋅ v( x) − u( x) ⋅ ∆∆xv
Таким образом, = ∆x
. Пусть теперь ∆x → 0. В силу
∆x v( x) v( x + ∆x )
дифференцируемости (и вытекающей из нее непрерывности) функций u( x ) и
v( x) в точке x существуют пределы

∆u ∆v
lim = u′( x), lim = v′( x), lim v( x + ∆x) = v( x).
∆x→0 ∆x ∆x →0 ∆x ∆x→0

Таким образом, поскольку v( x) ≠ 0, существует предел при ∆x → 0


∆y ∆u
⋅ v( x) − u( x) ⋅ ∆∆xv
правой части соотношения = ∆x
, равный
∆x v( x) v( x + ∆x)

125
u′( x) ⋅ v( x) − u( x) ⋅ v′( x)
. Значит, существует предел при ∆x → 0 и левой части
v2 ( x)
∆y
∆x
этого равенства. По определению производной, указанный предел равен
y′( x), и мы получим требуемую формулу
u′( x ) ⋅ v( x ) − u( x ) ⋅ v′( x )
y′( x) = . Теорема полностью доказана. W
v 2 ( x)

Производные простейших элементарных функции

Простейшими элементарными функциями принято называть


следующие функции: показательную функцию y = a x , 0 < a ≠ 1, x ∈ ¡;
логарифмическую функцию y = log a x, 0 < a ≠ 1, x > 0; четыре
тригонометрические функции
y = sin x; y = cos x; y = tg x, x ≠ 2 k +1
2 π , k ∈ ¢; y = ctg x, x ≠ kπ , k ∈ ¢; четыре
обратные тригонометрические функции y = arcsin x, | x |≤ 1; y = arccos x, | x |≤ 1;
y = arctg x, x ∈ ¡; y = arcctgx, x ∈ ¡. Сейчас мы вычислим и систематизируем
в таблицу производные всех простейших элементарных функций.
Производная функции y = sin x. Так как для этой функции
∆y = sin( x + ∆x) − sin x = 2cos( x + 0.5∆x ) ⋅ sin(0.5∆x ), то при любом ∆x ≠ 0
∆y sin(0.5∆x)
разностное отношение имеет = cos( x + 0.5∆x)
вид . По
∆x 0.5∆x
∆y sin(0.5∆x)
определению производной (sin x)′ = lim = lim[cos( x + 0.5∆x) ].
∆x→0 ∆x ∆x→0 0.5∆x
В силу непрерывности функции y = cos x, в любой точке x
бесконечной прямой lim cos( x + 0.5∆x) = cos x.
∆x→0

Далее, в силу элементарной замены переменной t = 0.5 x и первого


sin(0.5∆x) sin t
замечательного предела lim = lim = 1.
∆x→0 0.5∆x t →0 t
Из существования последних двух пределов и из теоремы о пределе
произведения двух функций вытекает существование предела
sin(0.5∆x)
lim[cos( x + 0.5∆x) ] = cos x. Поэтому для любой точки x
∆x→0 0.5∆x
бесконечной прямой (sin x )′ = cos x.

126
Производная функции y = cos x. Так как для любой точки х
бесконечной прямой cos x = sin(0.5π − x), то по правилу дифференцирования
сложной функции и по формуле для производной от sin x, получаем
(cos x)′ = [sin(0.5π − x )]′ = cos(0.5π − x ) ⋅ (0.5π − x )′ =
= cos(0.5π − x) ⋅ (−1) = − sin x.
Итак (cos x)′ = − sin x.
sin x
Производная функции y = tg x. Так кaк tg x = , то в силу правила
cos x
дифференцирования частного и формул для роизводных от sin x и cos x, в
любой точке х, в которой cos x ≠ 0,

(sin x)′ cos x − sin x(cos x )′ cos2 x + sin 2 x


(tg x)′ = (
sin x

)= 2
= 2
=
1
.
cos x cos x cos x cos 2 x

Итак, (tg x)′ = cos12 x = 1 + tg 2 x, в любой точке x ≠ 2 k +1


2 π , k ∈ ¢.
cos x
Производная функции y = ctg x. Так как ctg x = , то в силу
sin x
правила дифференцирования частного и формул для роизводных от sin x и
cos x, в любой точке х, в которой sin x ≠ 0,

)′ = (cos x)′ sin x −2 cos x(sin x)′ = − sin x −2 cos x = − 12 .


2 2
cos x
(ctg x)′ = (
sin x sin x sin x sin x

1
Итак, (ctg x)′ = − в любой точке x ≠ kπ , k ∈ ¢.
sin 2 x
Производная функции y = log a x, 0 < a ≠ 1, x > 0. Фиксируем точку x.
∆y log a ( x + ∆x) − log a x
Тогда для достаточно малого ∆x ≠ 0 имеем = =
∆x ∆x
∆x ∆x ∆x x
log a (1 + ) = log a[(1 + ) ∆x ]
1 1 x 1
= log a (1 + ) =
∆x x x ∆x x x x
По определению производной и в силу элементарной замены
переменной t = ∆xx (так как x > 0 фиксировано, то t → 0 при ∆x → 0. ) и

127
∆x ∆xx 1
второго замечательного предела lim (1 + ) = lim(1 + t ) t = e, из
∆x →0 x t →0

непрерывности функции y = log a x, в точке x = e вытекает, что предел


1 ∆x ∆xx 1
log a[(1 + ) ] существует и равен log a e.
x x x
1
Итак, (log a x)′ = log a для любых 0 < a ≠ 1, x > 0. При a = e, в
x
1
частности, имеем (ln x)′ = для любого x > 0.
x
Для вычисления производных указанных функций используем теорему
7.4 о дифференцировании обратной функции.
Производная функции y = a x , 0 < a ≠ 1. Так как функция y = a x ,
определенная на всей бесконечной прямой ( −∞, +∞), является обратной для
функции y = a x , определенной на полупрямой (0, +∞), и для функции
x = log a y в окрестности л'юбой точки у полупрямой (0, +∞ ) выполнены все
условия теоремы 7.4, то в силу этой теоремы функция y = ax
дифференцируема в любой точке y = a x и для ее производной в этой точке
1 1 y
справедлива формула ( a x )′ = =1 = , где использовано
(log a y)′ y log a e log a e
выражение для производной логарифмической функции. Отсюда, в силу
1
элементарного соотношения = ln a и соотношения y = ax,
log a e
окончательно получим ( a x )′ = a x ln a для любой точки x бесконечной
прямой. В частности, при a = e, (e x )′ = e x .
Производная функции y = arcsin x, | x |≤ 1. Так как функция y = arcsin x
определенная на интервале ( −1,1), является обратной для функции x = sin y,
определенной на интервале ( − π2 , + π2 ), и для функции x = sin y в окрестности
любой точки y из интервала ( − π2 , + π2 ) выполнены все условия теоремы 7.4.,
то по этой теореме функция y = arcsin x дифференцируема в любой точке
x = sin y и для её производной в этой точке справедлива формула

128
1 1 1
(arcsin x)′ = = = .
(sin y)′ cos y 1 − sin 2 y

Мы взяли перед корнем знак « + » в силу того, что cos y положителен


всюду на интервале ( − π2 , + π2 ). Учитывая, что x = sin y, мы окончательно
1
получим (arcsin x)′ == для всех x из интервала ( −1,1).
1 − x2
Производные элементарных функций y = arccos x, y = arctg x,
y = arcctg x могут быть вычислены аналогично. Опуская выкладки, приведём
окончателные выражения:

1 1 1
(arcsin x)′ == − ,| x |< 1; (arctg x)′ = ; (arcctg x )′ = − .
1 − x2 1 + x2 1 + x2

Рассматривая степенную функцию y = x a при x > 0 как суперпозицию


логарифмической и показательной функций xa = (eln x ) a = ea ln x , где a − любое
фиксированное число < a ≠ 1, по правилу дифференцирования сложной
функции, получим y′ = ea ln x ⋅ ( a ln x)′ = x a ⋅ ax = ax a −1.
Итак, окончательно ( x a )′ = ax a −1.
Соберем теперь в таблицу все производные простейших элементарных
функций.

1°. ( x a )′ = ax a −1 , x > 0.
log a e
2°. (log a x)′ = , 0 < a ≠ 1, x > 0.
x
3°. ( a x )′ = a x ⋅ ln a, 0 < a ≠ 1.
4°. (sin x)′ = cos x.
5°. (cos x)′ = − sin x.
1 2k + 1
6°. (tg x)′ = 2
= 1 + tg 2 x, x ≠ π , k = 0, ±1, ±2K.
cos x 2

129
1
7°. (ctg x)′ = − 2
= −(1 + ctg 2 x), x ≠ kπ , k = 0, ±1, ±2K.
sin x
1
8°. (arcsin x)′ = ,1 < x < 1.
1 − x2
1
9°. (arccos x)′ = − ,1 < x < 1.
1− x 2

1
10°. (arctg x)′ = .
1 + x2
1
11°. (arcctg x)′ = − .
1 + x2
12°. (sh x)′ = ch x.
13°. (ch x )′ = sh x.
1
14°. (th x )′ = .
ch 2 x
1
15°. (cth x)′ = 2 , x ≠ 0.
sh x
Установленная нами таблица производных вместе с правилом
дифференцирования сложной функции и правилами дифференцирования
суммы, разности, произведения и частного составляет вычислительный
аппарат той части математического анализа, которую принято называть
дифференциальным исчислением.
Если под элементарной функцией понимать такую функцию, которая
выражается через простейшие элементарные функции посредством четырех
арифметических действий и суперпозиций, последовательно применяемых
конечное число раз, то из приведённой выше таблицы производных и правил
дифференцирования суммы, разности, произведения, частного и сложной
функции вытекает следующий важный вывод: производная любой
элементарной функции представляет собой также элементарную функцию, т.
е. операция дифференцирования не выводит нас из класса элементарных
функций.

Вопросы для самопроверки:


1) Дайте определение производной функции одной переменной.
2) Каков геометрический смысл производной.

130
3) Укажите связь между дифференцированием фукции и ее непрерывностью.
4) Сформулируйте формулу дифференцирования сложной функции.
5) Сформулируйте теорему о дифференцировании суммы, произведения и
частного функций.

131
1.8. Лекция 8. Производные высших порядков. Экстремум
функции.

Определение дифференциала функции в точке. Дифференциал суммы,


произведения и частного. Инвариантность формы первого дифференциала.
Геометрический смысл дифференциала. Дифференциал и приближённое
вычисление значений функции, линеаризация функции. Производные
высших порядков, формула Лейбница. Дифференциалы высших порядков,
нарушение инвариантности формы. Определение локальных максимумов,
минимумов и экстремума функции. Теорема о достаточном условии
монотонности дифференцируемой функции в точке. Теорема о необходимом
условии локального экстремума.

Понятие дифференциала функции.

Рассмотрим функцию y = f( x) дифференцируемую в данной точке x.


Приращение такой функции в точке х может быть представлено в виде
∆y = A ⋅ ∆x + α ( x) ⋅ ∆x.
Заметим, что приращение ∆y представляет собой сумму двух
слагаемых, первое из которых A ⋅ ∆x линейно относительно ∆x, а второе
α ( x ) ⋅ ∆x является в точке ∆x = 0 бесконечно малой функцией более
высокого порядка, чем ∆x.
Если число A, равное, согласно теореме 7.1, производной f ′( x ) отлично
от нуля, то указанное первое слагаемое A ⋅ ∆x = f ′( x ) ⋅ ∆x представляет собой
главную часть приращения ∆y дифференцируемой функции y = f( x). Эта
главная часть приращения является линейной однородной функцией
аргумента ∆x и называется дифференциалом функции y = f( x). В случае,
если A = f ′( x) = 0, дифференциал функции по определению считается равным
нулю. Итак,
Определение 8.1. Дифференциалом функции y = f( x ) в данной
фиксированной точке x, отвечающим приращению аргумента ∆x ,
называется число, обозначаемое символом dy и равное dy = f ′( x) ⋅ ∆x. W

132
Замечание 8.1. Дифференциал dy и приращение ∆y функции y = f( x)
в данной точке x, оба отвечающие одному и тому же приращению аргумента
∆x, вообще говоря, не равны друг другу.

Рис. 8.1

Это легко уяснить из рассмотрения графика (Рис. 8.1) функции y = f( x ).


Пусть M и P — точки графика функции y = f( x), отвечающие значениям
аргумента, соответственно равным x и x + ∆x, MS — касательная к графику
в точке M , MN || Ox, PN || Oy, Q — точка пересечения касательной MS с
прямой PN . Тогда приращение ∆y функции y = f( x ) в точке x, отвечающее
приращению аргумента ∆x, очевидно, равно величине отрезка MP, в то
время как дифференциал dy этой функции в точке x, отвечающий тому же
самому ∆x, равен величине отрезка NQ; Это сразу вытекает из определения
дифференциала и из того, что в прямоугольном треугольнике MQN величина
отрезка MN равна ∆x, а тангенс угла QMN равен f ′( x). Ясно, что величины
отрезков NP и NQ являются, вообще говоря, различными. W
Весьма удобно ввести в рассмотрение понятие дифференциала
аргумента x. При этом следует различать два случая: случай, когда
указанный аргумент х представляет собой независимую переменную и
случай, когда аргумент x сам является дифференцируемой функцией вида
x = ϕ (t ) некоторой новой переменной t , которую мы можем считать
независимой.
Договоримся для случая, когда аргумент x является независимой
переменной, отождествлять дифференциал этого аргумента с его

133
приращением ∆x, т. е. считать, что dx = ∆x. В силу этой договоренности
равенство dy = f ′( x) ⋅ ∆x принимает вид dy = f ′( x ) ⋅ dx.
Докажем, что это представление dy является универсальным и
справедливо также и в случае, когда аргумент x сам является
дифференцируемой функцией вида x = ϕ (t ) некоторой независимой
переменной t. Это свойство дифференциала функции принято называть
инвариантностью его формы.
Итак, пусть аргумент x дифференцируемой функции y = f( x) сам
является дифференцируемой функцией вида x = ϕ (t ) некоторой независимой
переменной t . В таком случае y можно рассматривать как сложную
функцию вида y = f(ϕ (t )) аргумента t . Поскольку этот аргумент t является
независимой переменной, то для указанной функции y = f(ϕ (t )) и для

функции x = ϕ (t ) дифференциалы представимы в виде dy = [f(ϕ (t ))]′ ⋅ dt и


dx = ϕ ′(t ) ⋅ dt. Но по правилу дифференцирования сложной функции
[f(ϕ (t ))]′ = f ′(ϕ (t )) ⋅ ϕ ′(t ). Подставляя это представление в выражение для
dy, полуаем dy = f ′(ϕ (t )) ⋅ ϕ ′(t ) ⋅ dt. Сопоставляя полученное равенство с
равенством dx = ϕ ′(t ) ⋅ dt , окончательно получим для dy выражение
dy = f ′( x) ⋅ dx, совпадающее с представлением полученным ранее в
предположении, что x независимая перемена.
Инвариантность формы первого дифференциала dy функции y = f( x )
установлена.
Замечание 8.2. Можно дать и другую эквивалентную формулировку
свойства инвариантности формы первого дифференциала, сразу же
вытекающую из универсальности представления dy = f ′( x ) ⋅ dx : : производная
дифференцируемой функции y = f( x) равна отношению дифференциала этой
функции dy к дифференциалу ее аргумента dx, т.е. определяется равенством
dy
y′ = , как в случае, когда аргумент x является независимой переменной,
dx
так и в случае, когда аргумент x сам является дифференцируемой функцией
вида x = ϕ (t ) некоторой независимой переменной t . W

134
Такая универсальность представления производной породила широко
df
используемое обозначение для производной f ′( x ) = функции y = f( x ) по
dx
аргументу x.

Применение дифференциала для установления приближенных


формул.

Пусть ради простоты аргумент x функции y = f( x) является


независимой переменной. Ранее мы показали, что дифференциал dy функции
y = f( x), вообще говоря, не равен приращению ∆y этой функции. Тем не
менее с точностью до бесконечно малой функции более высокого порядка
малости, чем ∆x, справедливо приближенное равенство ∆y ≈ dy.
∆y − dy
Отношение естественно назвать относительной погрешностью
∆y
равенства ∆y ≈ dy. Так как ∆y − dy = o(∆x), а ∆y = O (∆x) если f ′( x ) ≠ 0, то
относительная погрешность равенства ∆y ≈ dy становится как угодно малой
при уменьшении | ∆x | .
Соотношение ∆y ≈ dy позволяет приближенно заменять приращение
∆y дифференцируемой функции y = f( x ) дифференциалом dy этой функции.
Целесообразность такой замены оправдывается тем, что дифференциал dy
является линейной функцией ∆x, в то время как приращение ∆y, вообще
говоря, представляет собой более сложную функцию аргумента ∆x.
Учитывая, что ∆y = f( x + ∆x) − f( x), dy = f ′( x) ∆x, мы можем переписать
приближенное равенство ∆y ≈ dy в виде f( x + ∆x) ≈ f( x) + f ′( x )∆x.
Это приближенное равенство, так же как и ∆y ≈ dy, справедливо для
любой дифференцируемой в данной точке x функции f( x) с точностью до
величины o(∆x ) более высокого порядка малости, чем ∆x. Это
приближенное равенство позволяет с ошибкой o(∆x) заменить функцию f( x)
в малой окрестности точки x, т.е. для малых значений ∆x, линейной
функцией аргумента ∆x. Приближенная формула f( x + ∆x) ≈ f( x) + f ′( x) ∆x
часто применяется для различных конкретных видов функции f( x ).

135
Замечание 8.3. Если для функций u( x) и v( x) выполнены в данной
точке x те же предположения, что и в теореме 7.5, то в этой точке x
справедливы следующие соотношения для дифференциалов:

d [α ⋅ u( x) + β ⋅ v( x )] = α ⋅ d u + β ⋅ d v, для ∀α , β ∈ ¡;
d [u( x) ⋅ v( x)] = d u⋅ v( x ) + u( x) ⋅ d v;

d[
u( x)
] = v( x) ⋅ d u2− u( x) ⋅ d v .
v( x) v ( x)

Для установления этих соотношений достаточно умножить


соответсвующие равенства из теоремы 7.5 на dx и воспользоваться
универсальным представлением dy = f ′( x) dx дифференциала произвольной
функции y = f( x).
Замечание 8.4. Установленная ранее таблица производных сразу же
приводит нас к соответствующей таблице дифференциалов простейших
элементарных функций, которую мы здесь не приводим.

Понятие производной n − го порядка.

Как уже отмечалось ранее, производная f ′( x ) функции y = f( x),


определенной и дифференцируемой на интервале ( a, b), представляет собой
функцию, также определенную на интервале ( a, b ). Может случиться, что
функция f ′( x ) сама является дифференцируемой в некоторой точке x
интервала ( a , b), т.е. имеет в этой точке производную. Тогда указанную
производную называют второй производной (или производной второго
порядка) функции y = f( x ) в точке x и обозначают символом f (2)( x), или y′′,
или f ′′( x).
После того как введено понятие второй производной, можно
последовательно ввести понятие третьей производной, затем четвертой
производной и т. д. Если предположить, что нами уже введено понятие
( n − 1) − й производной и что ( n − 1) − я производная дифференцируема в
некоторой точке x интервала ( a , b), т.е. имеет в этой точке производную, то
указанную производную называют n − й производной (или производной

136
n − го порядка) функции y = f( x ) в точке x и обозначают символом f ( n )( x)
или y ( n ) .
Таким образом, мы вводим понятие n − й производной индуктивно,
переходя от первой производной к последующим. Соотношение,
определяющее n − ю производную, имеет вид y ( n ) = [ y ( n−1) ]′.
Функцию, имеющую на данном множестве {x} конечную производную
порядка n, обычно называют n раз дифференцируемой на данном
множестве.
Методика вычисления производных высшего порядка предполагает
умение вычислять только производные первого порядка, ибо
последовательное применение формулы y = [ y ]′ есть не что иное, как
(n) ( n −1)

многократное вычисление первых производных. В качестве примеров


вычислим производные n − го порядка некоторых простейших элементарных
функций.

Пример 8.1. Вычислим п-ю производную степенной функции y = x a ,


где x > 0, a ∈ ¡. Последовательно дифференцируя, будем иметь
y′ = ax a−1 , y (2) = a (a − 1) x a −2 , y (3) = a( a − 1)( a − 2) x a −3 ,K.
Отсюда легко уяснить общий закон y ( n ) = a (a − 1)( a − 2)K ( a − n + 1) x a −n .
Строгое доказательство этого закона легко проводится методом
математической индукции.
В частном случае a = m, где m − натуральное число, получим
( x m )( m ) = m!, и ( x m )( n ) = 0 при n > m. Таким образом, n − я производная
многочлена m − го порядка при n > m. равна нулю.

Аналогичные рассуждения приводят к следующим выражениям для


производных n − го порядка от некоторых элементарных функций.

1°. ( x a )( n ) = a( a − 1)(a − 2)K( a − n + 1) x a−n , x > 0, a ∈ ¡ \ ¥.


m! m − n
( x m )( n) = x , m, n ∈ ¥, m ≥ n; ( x m ) ( n ) = 0, m, n ∈ ¥, m < n.
n!
2°. ( a x ) ( n ) = a x ⋅ (ln a ) n , 0 < a ≠ 1, x ∈ ¡. (e x ) ( n ) = e x .

137
3°. (sin x)( n ) = sin( x + n π2 ).
4°. (cos x)( n ) = cos( x + n π2 ).
(n − 1)! π
5°. (arctg x) ( n ) = sin[ n (arctg x + )], x ∈ ¡.
(1 + x 2 ) n 2 2

6°. ( ax + b )(n) = (ad − bc)(−c) n −1


n!(cx + d ) − n−1.
cx + d

Формула Лейбница для n − й производной


произведения двух функций.

В то время как установленное выше правило вычисления первой


производной от суммы ли разности двух функций легко переносится
(например, по методу индукции) на случай n − й производной возникают
затруднения при вычислении n − й производной от произведения двух
функций.
Соответствующее правило, легко доказываемое по индукции, носит
название формулы Лейбница и имеет следующий вид:
(u⋅ v)( n ) = u ( n ) ⋅ v+ Cn1 u ( n−1) ⋅ v(1) + Cn2 u ( n −2) ⋅ v(2) + K + Cnn−1 u (1) ⋅ v( n−1) + u⋅ v( n ) ,
n!
где Cnk = − биномиальные коэффициенты; 0! = 1.
k !( n − k )!

Пример 8.2. Вычислим n − ю производную функции y = x 2e x . Полагая в


формуле Лейбница u( x) = e x , v( x) = x 2 , и учитывая, что u ( k ) ( x) = e x для
любого номера k , а v′( x ) = 2 x, v′′( x) = 2, v (3) ( x ) = v (4) ( x ) = K = 0, мы получим,
что
( x 2e x ) ( n ) = e x x 2 + Cn1e x 2 x + Cn2e x 2 = e x [ x 2 + 2nx + n( n − 1)].

Подчеркнем, что формула Лейбница особенно эффективна в том


случае, когда одна из перемножаемых функций имеет лишь конечное число
отличных от нуля производных и не представляет затруднения вычисление
всех производных другой из перемножаемых функций.

138
Дифференциалы высших порядков.

Выше для обозначения дифференциала аргумента и соответствующего


ему дифференциала функции мы использовали символы dx и соответственно
dy. В дальнейших рассуждениях нам придется использовать для обозначения
дифференциала аргумента и соответствующего ему дифференциала функции
и другие символы. В частности, мы будем обозначать дифференциал
аргумента и соответствующий ему дифференциал функции символами δ x и
δ y соответственно. В этих обозначениях инвариантное по форме выражение
для первого дифференциала функции y = f( x ) будет иметь вид δ y = f ′( x )δ x.
Рассмотрим выражение для первого дифференциала
дифференцируемой в данной точке x функции y = f( x ) : dy = f ′( x ) dx.
Предположим, что величина, стоящая в правой части последнего равенства,
представляет собой функцию аргумента x, дифференцируемую в данной
точке x. Для этого достаточно потребовать, чтобы функция y = f( x ) была два
раза дифференцируема в данной точке x, а аргумент либо являлся
независимой переменной, либо представлял собой дважды
дифференцируемую функцию некоторой независимой переменной t .
При этих предположениях мы можем рассмотреть дифференциал
δ ( dy ) = δ [f ′( x )dx ]. Возникает
Определение 8.2. Значение δ (dy ) дифференциала от первого
дифференциала dy = f ′( x ) dx, взятое при δ y = dy, называется вторым
дифференциалом функции y = f( x ) в данной точке x и обозначается
символом d 2 y. W
Итак, по определению d 2 y = δ ( dy ) |δ x=dx . Здесь запись (K) |δ x =dy означает,
что в выражении, заключенном в скобки, следует положить δ x = dx.
Дифференциал d n y любого порядка n вводится по индукции.
Предположим, что уже введен дифференциал d n−1 y порядка n − 1 и что
функция y = f( x ) n раз дифференцируема в данной точке x, а ее аргумент x
либо является независимой переменной, либо представляет собой n раз
дифференцируемую функцию некоторой независимой переменной t .

139
Определение 8.3. Значение δ (d n−1 y ) дифференциала от ( n − 1) − го
дифференциала d n−1 y, взятое при δ x = dx, называется n − м дифференциалом
функции y = f( x) в данной точке x и обозначается символом d n y. W
Итак, по определению d n y = δ (d n−1 y ) |δ x=dx . При вычислении второго и
последующих дифференциалов приходится существенно различать два
случая: случай, когда аргумент x является независимой переменной и
случай, когда аргумент x представляет собой соответствующее число раз
дифференцируемую функцию некоторой независимой переменной t .
В первом случае, когда x является независимой переменной, мы имеем
право считать, что dx не зависит от x и равен одному и тому же
приращению аргумента dx для всех точек x. При этом мы получим, что
δ (dx) = (dx)′δ x = 0. Это соотношение и правила дифференцирования
позволяют нам записать следующую цепочку равенств:

d 2 y = δ (dy ) |δ x =dx = {δ [f ′( x) dx]}|δ x =dx = {δ [f ′( x)]dx + f ′( x)δ (dx)}|δ x =dx =


= {δ [f ′( x)]dx}|δ x =dx = {f ′′( x)δ xdx}|δ x =dx = f ′′( x)( dx) 2 .

Итак, в случае, когда аргумент x является независимой переменной,


для второго дифференциала функции y = f( x ) справедливо представление
d 2 y = f ′′( x)( dx) 2 .
Совершенно аналогично, по индукции легко убедиться в том, что в
случае, когда аргумент x является независимой переменной, для n − го
дифференциала n раз дифференцируемой функции y = f( x ) справедливо
представление d n y = f ( n ) ( x)( dx) n .
Совсем другой вид имеют представления для второго и последующих
дифференциалов в случае, когда аргумент x является соответствующее
число раз дифференцируемой функцией некоторой независимой переменной
t.
Установим выражение для второго дифференциала, считая, что
функция y=f(x) два раза дифференцируема в данной точке х, а ее аргумент х
является два раза дифференцируемой функцией некоторой независимой
переменной t. Повторяя рассуждения, приведённые выше, мы на этот раз
получим

140
d 2 y = δ (dy ) |δ x =dx = {δ [f ′( x) dx]}|δ x =dx = {δ [f ′( x)]dx + f ′( x)δ (dx)}|δ x =dx =
= {f ′′( x)δ xdx}|δ x =dx +{f ′( x)δ (dx)}|δ x =dx .

Заметим, что в силу определения второго дифференциала функции


y = f( x) δ (dx)}|δ x =dx = d 2 x. Учитывая это соотношение, мы приходим к
следующему представлению: d 2 y = f ′′( x)(dx) 2 + f ′( x) d 2 x.
Сравнивая полученное представление с ранее олученным
представлением d 2 y = f ′′( x)( dx) 2 , мы убедимся в том, что, в отличие от
первого дифференциала, второй дифференциал уже не обладает свойством
инвариантности формы. Тем более не обладают свойством инвариантности
формы последующие дифференциалы.
Установим ряд важных теорем, относящихся к произвольным
дифференцируемым функциям. Эти теоремы чрезвычайно эффективны при
исследовании поведения функции как в окрестности отдельных точек
области ее задания, так и на целых участках области ее задания.

Возрастание (убывание) функции в точке. Локальный экстремум

Рассмотрим функцию y = f( x), определенную всюду в некоторой


окрестности фиксированной точки c.

Определение 8.4. Будем говорить, что функция y = f( x ) возрастает


[убывает] в точке c, если найдется такая δ − окрестность точки c, в пределах
которой f( x ) < f(c ) при x < c и f( x) > f(c ) при x > c [ f( x ) > f(c ) при x < c и
f( x) < f(c) при x > c ].

141
Рис. 8.2.

Определение 8.5. Будем говорить, что функция y = f( x) имеет в точке


c локальный максимум [локальный минимум], если найдется такая
δ − окрестность точки c, в пределах которой значение f(c ) является
наибольшим [наименьшим] среди всех значений f( x) этой функции. W

Определение 8.6. Будем говорить, что функция y = f( x ) имеет в точке


c локальный экстремум, если эта функция имеет, в указанной точке либо
локальный максимум, либо локальный минимум. W
На рис. 8.2 изображена функция, возрастающая в точке c1 , убывающая
в точке c2 , имеющая локальный максимум в точке c3 и локальный минимум
в точке c4 .
Докажем следующие две теоремы.

Теорема 8.1. (Достаточное условие возрастания или убывания


функции в точке.) Если функция y = f( x) дифференцируема в точке c и ее
производная в этой точке f ′( x ) положительна [отрицательна], то функция
y = f( x) возрастает [убывает] в точке c.
Доказательство. Проведем все рассуждения для случая f ′(c) > 0, для
случая f ′(c) < 0 они аналогичны. Так как (по определению производной)
f( x ) − f(c)
f ′(c) = lim , то на основании определения предела функции по
x →c x−c
Коши для положительного числа ε = f ′(c) найдется δ > 0 такое, что при

142
0 <| x − c |< δ будет | f( x) − f(c) − f ′(c) |< f ′(c) или, что то же самое,
x−c
f( x ) − f(c)
0< < 2f ′(c). Таким образом, всюду в проколотой δ − окрестности
x−c
f( x ) − f(c)
точки c > 0. Но это и означает, что всюду в пределах
x−c
δ − окрестности точки c f( x ) < f(c ) при x < c и f( x ) > f(c ) при x > c, т. е.
функция y = f( x) возрастает в точке c. Теорема доказана. W

Замечание 8.5. Подчеркнем, что положительность [отрицательность]


производной f ′(c) не является необходимым условием возрастания
[убывания] дифференцируемой в точке c функции y = f( x). Так, функция
y = x3 , график которой изображен на рис. 8.3, возрастает в точке c = 0, в то
время как производная этой функции f ′( x ) = 3x 2 обращается в нуль в точке
c = 0. W

Рис. 8.3.

Теорема 8.2. (Необходимое условие локального экстремума


дифференцируемой в данной точке функции.) Если функция y = f( x )
дифференцируема в точке c и имеет в этой точке локальный экстремум, то
f ′(c ) = 0.
Доказательство. По условию теоремы существует конечная
производная f ′(c ). . Так как функция y = f( x ) имеет в точке с локальный
экстремум, то она не может в этой точке с ни возрастать, ни убывать. Значит,

143
в силу теоремы 8.1 производная f ′(c) не может быть ни положительной, ни
отрицательной. Тем самым доказано, что f ′(c ) = 0. W

Теорема 8.2 имеет очень простой геометрический смысл: она


утверждает, что если в той точке кривой y = f( x) в которой достигается
локальный экстремум, существует касательная к этой кривой, то эта
касательная обязательно параллельна оси Ox (рис. 8.4).

Рис. 8.4

Замечание 8.5. Пример той же самой функции y = x3 (см. рис. 8.3),


показывает, что обращение в нуль производной является лишь необходимым
и не является достаточным условием локального экстремума. Производная
f ′( x ) = 3x 2 этой функции обращается в нуль в точке с = 0, но никакого
экстремума в этой точке нет. W

Вопросы для самопроверки:


1) Дайте определение дифференциала функции.
2) Дайте определение производной n − го порядка функции одной
переменной.
3) Выведите формулу Лейбница.
4) Дайте определение локального минимума (максимума).
5) Сформулируйте необходимое условие локального экстремума.

144
1.9. Лекция 9. Локальные свойства функции одной
переменной.

Теорема Ролля, теорема Лагранжа (формула конечных приращений) и три


следствия из неё. Теорема Коши (обобщённая формула конечных приращений).
Формулировка теоремы о характере разрывов производной дифференцируемой на
интервале функции. Теорема Лопиталя.

Рис. 9.1

Теорема 9.1. (Теорема Ролля.) Пусть функция y = f( x) непрерывна на


сегменте [a, b], и дифференцируема во всех внутренних точках этого
сегмента. Пусть, кроме того, f( a) = f(b). Тогда внутри сегмента [ a, b]
найдется точка c такая, что значение производной в этой точке f ′(c ) равно
нулю.
Доказательство. Так как функция f( x) непрерывна на сегменте [ a, b],
то эта функция достигает на этом сегменте максимального значения M и
своего минимального значения m. Могут представиться два случая: M = m
и M > m.
В первом случае f( x) = M = m = const. Поэтому производная f ′( x ) равна
нулю в любой внутренней точке сегмента [a, b].
Во втором случае M > m. Поскольку f( a ) = f(b ), можно утверждать, что
хотя бы одно из двух значений M или m достигается функцией в некоторой
внутренней точке c сегмента [a, b]. Но тогда функция f( x) имеет в этой

145
точке c локальный экстремум. Поскольку функция f( x) дифференцируема в
точке c, то по теореме 8.2 f ′(c ) = 0. Теорема полностью доказана. W
Теорема Ролля имеет простой геометрический смысл: если крайние
ординаты кривой y = f( x ) равны, то согласно теореме Ролля на кривой
y = f( x) найдется точка, в которой касательная к кривой параллельна оси Ox
(рис. 9.1). Кратко можно сказать, что между двумя равными значениями
дифференцируемой функции обязательно лежит нуль производной этой
функции.
Как мы увидим далее, теорема Ролля лежит в основе многих формул и
теорем математического анализа.

Замечание 9.1. В теореме Ролля требуется, чтобы функция y = f( x )


была непрерывна на сегменте [a, b] и дифференцируема во всех внутренних
точках этого сегмента. Так как из дифференцируемости f( x) во всех
внутренних точках вытекает непрерывность f( x) во всех внутренних точках,
то по существу вместо непрерывности f( x) на сегменте [ a, b] можно было бы
потребовать непрерывность f( x) в точке a справа и в точке b слева. W
Большое значение в анализе и его приложениях имеет следующая
теорема, принадлежащая Лагранжу.

Теорема 9.2. (Теорема Лагранжа.) Если функция f( x) непрерывна на


сегменте [ a, b] и дифференцируема во всех внутренних точках этого
сегмента, то внутри сегмента [a, b] найдется точка c, такая, что справедлива
формула Лагранжа или формулой конечных приращений
f(b) − f( a) = f ′(c)(b − a).
Доказательство. Рассмотрим на сегменте [ a, b ] следующую
f(b) − f( a)
вспомогательную функцию g( x) = f( x) − f( a) − ( x − a).
b−a
Проверим, что для функции g( x) выполнены все условия теоремы
Ролля. В самом деле, g( x ) непрерывна на сегменте [a, b], как разность
функции f( x) и линейной функции, и во всех внутренних точках сегмента

146
f(b) − f(a)
[ a, b] имеет производную, равную g′( x) = f ′( x) − . Из формулы,
b−a
определяющей g( x) очевидно, что g(a) = g(b) = 0.
Согласно теореме Ролля внутри сегмента [ a, b] найдется точка c такая,
f(b) − f( a)
что g′(c) = f ′(c) − = 0. Из этого равенства и вытекает формула
b−a
Лагранжа. W

Замечание 9.2. Подчеркнем, что в формуле Лагранжа вовсе не


обязательно считать, что b > a, эта формула верна и при a > b. Кроме этого
отметим, что мы получили теорему Лагранжа как следствие теоремы Ролля.
Заметим вместе с тем, что сама теорема Ролля является частным случаем
теоремы Лагранжа при f( a) = f(b). W
Для выяснения геометрического смысла теоремы Лагранжа заметим,
что величина f(bb)−−f(a a ) есть угловой коэффициент секущей, проходящей через
точки A(a ,f( a )) и B (b,f(b)) кривой y = f( x ), f ′(c ). есть угловой коэффициент
касательной к кривой y = f( x), проходящей через точку C (c,f(c)). Формула
Лагранжа означает, что на кривой y = f( x ) между точками A и B найдется
такая точка C , касательная в которой параллельна секущей AB, как показано
на рис. 9.2.

Рис. 9.2.

Часто бывает удобно записывать формулу Лагранжа в несколько ином


виде: f( x0 + ∆x) − f( x0 ) = ∆x f ′( x0 + θ∆x), где 0 < θ < 1. Здесь роль a играет x0 ,
роль b − x0 + ∆x, роль c − число x0 + θ∆x. Этот вид формулы Лагранжа
оправдывает термин «формула конечных приращений».

147
Приведём некоторые полезные следствия из формулы Лагранжа.
Теорема 9.3. Если функция f( x) дифференцируема всюду на интервале
( a, b ) и если всюду на этом интервале f ′( x ) = 0, то функция f( x) является
постоянной на интервале ( a, b ).
Доказательство. Пусть x0 − некоторая фиксированная точка
интервала ( a , b), а x − любая точка этого интервала.
Сегмент [ x0 , x ] или соответственно [ x, x0 ] целиком принадлежит
интервалу ( a , b). Поэтому функция f( x) дифференцируема (а значит, и
непрерывна) всюду на этом сегменте. Это дает право применить к функции
f( x) на этом сегменте теорему Лагранжа. Согласно этой теореме внутри
указанного сегмента найдется точка x∗ такая, что f( x ) − f( x0 ) = f ′( x∗ )( x − x0 ).
По условию производная функции f ′( x ) равна нулю всюду в интервале ( a, b).
Значит, f ′( x∗ ) = 0 и из формулы Лагранжа мы получим f( x ) = f( x0 ). Это
равенство утверждает, что значение функции f( x) в любой точке х интервала
( a, b) равно ее значению в фиксированной точке x0 . Это и означает, что
функция f( x) постоянна всюду на интервале ( a , b). Теорема доказана. W
В качестве второго следствия формулы Лагранжа рассмотрим вопрос
об условиях, обеспечивающих неубывание [невозрастание] функции на
данном интервале.

Теорема 9.4. Для того чтобы дифференцируемая на интервале ( a, b)


функция f( x) не убывала [не возрастала] на этом интервале, необходимо и
достаточно, чтобы производная этой функции была неотрицательной
(неположительной) всюду на этом интервале.
Доказательство. Достаточность. Пусть f ′( x ) ≥ 0 [ f ′( x ) ≤ 0 ] всюду на
интервале ( a , b). Требуется доказать, что f( x) не убывает [не возрастает] на
интервале ( a , b). Пусть x1 и x2 − любые две точки из интервала ( a , b),
удовлетворяющие условию x1 < x2 . Функция f( x) дифференцируема (а
значит, и непрерывна) всюду на сегменте [ x1 , x2 ]. Поэтому к f( x) можно
применить на сегменте [ x0 , x1 ] теорему Лагранжа, в результате чего получим
f( x2 ) − f( x1 ) = ( x2 − x1 )f ′( x∗ ), где x1 < x∗ < x2 . По условию f ′( x∗ ) ≥ 0 [ f ′( x∗ ) ≤ 0 ] и

148
x1 < x2 . Поэтому правая, а значит, и левая части формулы Лагранжа
неотрицательны [неположительны], что и доказывает неубывание
[невозрастание] f( x) на ( a , b).
Необходимость. Пусть функция f( x) дифференцируема на интервале
( a, b) и не убывает [не возрастает] на этом интервале. Требуется доказать,
что f ′( x ) ≥ 0 всюду на этом интервале. Так как f( x) не убывает [не возрастает]
на интервале ( a, b), то эта функция не может убывать [возрастать] ни в одной
точке интервала ( a , b). Значит, в силу теоремы 8.1, производная f ′( x ) ни в
одной точке интервала ( a, b) не может быть отрицательной [положительной],
что и требовалось доказать. W

Теорема 9.5. Для того, чтобы функция f( x) возрастала [убывала] на


интервале ( a, b), достаточно, чтобы производная f ′( x ) была положительной
[отрицательной] всюду на этом интервале. W
Доказательство проводится по той же схеме, что и доказательство
достаточности в теореме 8.6 и потому не приведено

Замечание 9.3. Подчеркнем, что положительность [отрицательность]


производной f ′( x ) на интервале ( a, b) не является необходимым условием
возрастания [убывания] функции f( x) на интервале ( a , b). Так, функция
y = x3 возрастает на интервале ( −1, +1), но производная этой функции
f ′( x ) = 3x 2 не является всюду положительной на этом интервале (она
обращается в нуль в точке x = 0 ). W

Рис. 9.3

149
Установленную теоремой 9.5 связь между знаком производной и
направлением изменения функции легко понять из геометрических
соображений. Поскольку производная равна угловому коэффициенту
касательной к графику функции y = f( x), знак производной указывает,
острый или тупой угол с положительным направлением оси Ox составляет
луч касательной, лежащей в верхней полуплоскости. Если f ′( x ) > 0 всюду на
интервале ( a , b), то всюду на этом интервале луч касательной, лежащей в
верхней полуплоскости, составляет с положительным направлением оси Ox
острый угол, значит, и кривая y = f( x) идет вверх всюду на этом интервале
(рис. 9.3).
Теперь мы докажем теорему, принадлежащую Коши и обобщающую
установленную выше теорему Лагранжа.

Теорема 9.6. (Теорема Коши.) Если каждая из двух функций f( x) и g( x)


непрерывна на сегменте [a , b] и дифференцируема во всех внутренних точках
этого сегмента и если, кроме того, производная g′( x) отлична от нуля всюду
внутри сегмента [a , b], то внутри этого сегмента найдется точка c такая, что
f(b) − f(a ) f ′(c)
справедлива формула Коши = , или, как её часто называют,
g(b) − g( a ) g′(c)
обобщенной формулой конечных приращений.
Доказательство. Прежде всего докажем, что g(b) ≠ g( a). В самом
деле, если бы это было не так, то для функции g( x ) были бы выполнены на
сегменте [a, b] все условия теоремы 9.1 (Ролля) и по этой теореме внутри
сегмента [a, b] нашлась бы точка c такая, что g′(c ) = 0, что противоречит
условию теоремы. Итак, g(b) − g(a ) ≠ 0 и мы имеем право рассмотреть
следующую вспомогательную функцию:
f(b) − f(a )
h( x) = f( x) − f( a) − (g( x) − g(a)).
g(b) − g( a)
В силу требований, наложенных на функции f( x) и g( x), функция h( x)
непрерывна на сегменте [a, b] и дифференцируема во всех внутренних точках
этого сегмента. Кроме того, очевидно, что h( a ) = h(b) = 0. Таким образом, для
h( x ) выполнены все условия теоремы 9.1 (Ролля). Согласно этой теореме

150
внутри сегмента [ a , b] найдется точка c такая, что h′(c) = 0, т.е.
f(b) − f(a )
f ′(c ) − g′(c ) = 0. Учитывая, что по условию теоремы g′(c) ≠ 0,
g(b) − g( a )
получим формулу Коши. Теорема доказана. W

Замечание 9.4. Формула Лагранжа является частным случаем формулы


Коши при g( x) = x, в которой вовсе не обязательно считать, что b > a;
формула верна и при b < a. W

Приведённые теоремы позволяют установить одно замечательное


свойство производной.

Теорема 9.7. (Доказательство см. в [16].) Если функция f( x) имеет


конечную производную всюду на интервале ( a, b), то эта производная f ′( x)
не может иметь на этом интервале ни точек устранимого разрыва, ни точек
разрыва первого рода. W

Пример 9.1. Рассмотрим на интервале ( −1, +1) функцию

 x 2 cos 1x , если x ≠ 0,
f( x) = 
0, если x = 0.

Очевидно, что для любого x ≠ 0 производная f ′( x) этой функции


существует и равна f ′( x ) = 2 x cos 1x + sin 1x . Существование производной f ′( x ) в
точке x = 0 непосредственно вытекает из существования предела

f(0 + ∆x) − f(0) 1


lim = lim ∆x cos = 0.
∆x →0 ∆x ∆x→0 ∆x

Производная f ′( x) не имеет в точке x = 0 ни правого, ни левого


пределов, ибо первое слагаемое 2 x cos 1x имеет в точке x = 0 равный нулю
предел, а второе слагаемое sin 1x не имеет в точке x = 0 ни правого, ни левого
пределов.

151
Раскрытие неопределенностей (правило Лопиталя)

Определение 9.1. (Раскрытие неопределенности вида 0


0 .) Будем
f( x)
говорить, что отношение двух функций представляет собой при x → a
g( x)
неопределенность 0 , если limf( x) = limg( x) = 0. Раскрыть эту
вида
0 x →a x →a

неопределенность — это значит вычислить предел lim g(f( xx)) при условии, что
x→a

этот предел существует. W


Аналогично вводится понятие неопределенности 0 , при
вида
0
x → a + 0, при x → a − 0, а также при x → +∞, x → −∞ или x → ∞.
Следующая теорема дает правило раскрытия неопределенности вида 0 для
0
предела в точке a.

Теорема 9.8. (Первое правило Лопиталя.) Пусть множество в


проколотую δ − окрестность точки a функции f( x) и g( x) определены и
дифференцируемы и, кроме того, производная g′( x ) не обращается в нуль.
Пусть, далее, lim f( x) = lim g( x) = 0. Тогда если существует (конечный или
x →a x →a

f ′( x) f( x)
бесконечный) предел lim , то существует и предел lim , причем
x→a g′( x ) x→a g( x )

f( x) f ′( x)
справедливо соотношение lim = lim .
x→a g( x) x →a g′( x)

Доказательство. Пусть {xn } − произвольная последовательность


значений аргумента, сходящаяся к a и состоящая из чисел отличных от a.
Доопределим функции f( x) и g( x ) в точке a, положив их равными нулю в
этой точке. При таком доопределении функции f( x) и g( x ) окажутся
непрерывными всюду в δ − окрестность точки a. В самом деле,
непрерывность f( x) и g( x ) во всех точках δ − окрестность точки a , за
исключением самой точки a, вытекает из их дифференцируемости в этих
точках, а непрерывность f( x) и g( x ) в точке a вытекает из того, что в силу
нашего доопределения этих функцих их пределы в точке a равны частным
значениям в этой точке.

152
Учитывая, что все элементы последовательности {xn } принадлежат
δ − окрестность точки a, рассмотрим произвольный сегмент, ограниченный
точками a и xn .
В силу сказанного выше обе функции f( x) и g( x) будут непрерывными
на таком сегменте. Кроме того, функции f( x) и g( x ) дифференцируемы во
всех внутренних точках указанного сегмента, и производная g′( x ) не
обращается в этих внутренних точках в нуль.
Это дает нам право применить к функциям f( x) и g( x ) по указанному
сегменту, ограниченному точками a и xn , теорему Коши 9.6.
В силу этой теоремы между точками a и xn найдется точка an такая,
f( xn ) − f( a) f ′( an )
что справедливо равенство = . Учитывая, что по нашему
g( xn ) − g(a ) g′( an )
доопределению функций f( x) и g( x ) справедливы равенства f( a) = g( a) = 0,
f( xn ) f ′(an )
последнему соотношению Коши придадим вид = .
g( xn ) g′(an )
Пусть теперь в этом равенстве номер n стремится к бесконечности,
тогда xn → a. Поскольку an заключено между a и xn , то и an → a при
f ′( x)
n → ∞. В силу существования предела lim , и определения предела
x→a g′( x )

f ′( xn )
функции по Гейне, правая часть в формуле Коши имеет предел при
g′( xn )
f ′( x)
n → ∞, равный пределу lim , Значит, тот же самый предел при n → ∞
x→a g′( x )

f( xn )
имеет и левая часть формулы Коши. В силу определения предела
g( xn )
функции по Гейне, последнее означает, что выполненяется предельное
f( x) f ′( x)
соотношение lim = lim . Теорема доказана. W
x→a g( x ) x→a g′( x)

Теорема 9.8 дает правило раскрытия неопределенности вида 0 ,


0
сводящее вычисление предела в точке a отношения двух функций к
вычислению предела в этой точке отношения производных этих функций.

153
Замечание 9.4. Правило Лопиталя «действует» не всегда, т. е. предел
отношения функций может существовать и в случае, когда предела
1
отношения производных не существует. Например, при a = 0, f( x) = x2 cos ,
x
1
x 2 cos 1
и g( x) = sin x существует предел lim f( x )
g( x ) = lim sin x
x
= lim sinx x lim x cos = 0, в то
x →a x →0 x →0 x →0 x
1 1
2 x cos +sin
время как предел lim f ′( x )
g′( x ) = lim x
cos x
x
не существует. W
x →a x →0

Замечание 9.5. Если производные f ′( x) и g′( x ) удовлетворяют тем же


требованиям, что и сами функции f( x) и g( x ), то правило Лопиталя можно
применять повторно, т. е. предел отношения первых производных функций
f( x) и g( x) можно заменить пределом отношения вторых производных этих
функций. Мы получим при этом, что lim g(f( xx)) = lim gf ′′(( xx)) = lim gf ′′′′(( xx)) .
x→a x→a x→a

Пример 9.2. lim 1 − cos


2
x = lim sin x = 1 .
x →0 x x →0 2 x 2


Определение 9.2. (Раскрытие неопределенности вида ∞
.) Будем
говорить, что отношение двух определенных в окрестности точки a функций
f( x) и g( x) представляет собой при x → a неопределенность вида ∞∞ , если
lim f( x) = ∞ и lim g( x) = ∞. (Вместо ∞ здесь может стоять +∞ или −∞. ) W
x →a x →a

Для раскрытия этой неопределенности, т.е. для вычисления предела


lim g(f( xx)) справедливо утверждение, полностью аналогичное теореме 9.7 и
x →a

потому не доказанное здесь.

Теорема 9.8. (Второе правило Лопиталя.) Пусть функции f( x) и g( x )


определены и дифференцируемы в проколотой δ − окрестности точки a,
кроме того, производная g′( x ) не обращается этой δ − окрестности в нуль.
Пусть, далее, lim f( x) = ∞ и lim g( x) = ∞. Тогда, если существует (конечный
x →a x →a

154

или бесконечный) предел lim gf ′((xx)) , то существует и предел lim g(f( xx)) . причем
x →a x →a

справедливо соотношение lim f( x )


g( x ) = lim f ′( x )
g′( x ) . W
x →a x →a

Так же как и теорема 9.7, теорема 9.8 остается справедливой в каждом


из следующих трех случаев:
1) в случае, если в этой теореме вместо δ − окрестности взять интервал
( a, a + δ ) [соответственно ( a − δ , a ) ], а все пределы взяты при x → a + 0
[соответственно при x → a − 0 ];
2) в случае, если вместо δ − окрестности взять совокупность всех x,
лежащих вне сегмента [−δ , +δ ], а все пределы взяты при x → ∞.
3) в случае, если вместо δ − окрестности взять взять полупрямую
(δ , +∞ ) [соответственно ( −∞, δ ) ], а все пределы взяты при x → +∞
[соответственно при x → −∞. ].

ln x x −1
Пример 9.3. lim x ln x = lim = lim = −2 lim x1 2
= 0.
x →0 + 0 x→0 + 0 x −1 2 x →0 + 0 ( − 1 ) x −3 2 x →0 + 0
2

Вопросы для самопроверки:


1) Сформулируйте теорему Ролля.
2) Сформулируйте формулу конечных приращений и три следствия из нее.
3) Сформулируйте обобщённую формулу конечных приращений.
4). Сформулируйте первое правило Лопиталя.

155
1.10. Лекция 10. Разложение функции в ряд Тейлора.

Разложение функции в ряд Тейлора, теорема Тейлора. Остаточные члены


разложения в общей форме, в форме Лагранжа, в форме Коши и в форме Пеано. Формула
Маклорена.

Сейчас мы установим одну из важнейших формул математического


анализа, имеющую многочисленные приложения как в математике, так и в
смежных дисциплинах.
Теорема 10.1. (Теорема Тейлора.) Пусть функция f( x) имеет в
некоторой окрестности точки a производную порядка n + 1 ( n − любой
фиксированный номер). Пусть, далее, x − любое значение аргумента из
указанной окрестности, p − произвольное положительное число. Тогда
между точками a и x найдется точка c такая, что справедлива следующая
формула:

f ′(a) f (2)( a) f ( n ) (a )
f( x) = f(a) + −
( x a) + −
( x a) 2
+ K + ( x − a)n + Rn+1 ( x),
1! 2! n!
x − a p ( x − c) n+1 ( n+1)
где Rn +1 ( x) = ( ) f (c).
x−c n! p
x−a
Замечание 10.1. Так как точка c лежит между x и a, то дробь
x−c
всегда положительна, а поэтому для любого p > 0 определена степень

( x − a). Формула из теоремы 10.1 называется формулой Тейлора (с центром


p

x−c
в точке a ), а выражение Rn+1 ( x ) называется остаточным членом. Как мы
увидим ниже, остаточный член может быть записан не только в приведённом
выше виде, но и в других видах. Принято называть остаточный член,
записанный указанный в теореме10.1, остаточным членом в общей форме. W
Доказательство. Обозначим символом ϕ ( x, a ) многочлен
относительно x порядка n, фигурирующий в правой части формулы
Тейлора, т. е. положим

156
f ′(a) f ( 2)( a) f ( n )(a)
ϕ ( x, a) = f( a) + ( x − a) + ( x − a)2 + K + ( x − a)n
1! 2! n!

Далее обозначим символом Rn +1 ( x ) разность Rn+1 ( x ) = f( x ) − ϕ ( x, a ).


Теорема будет доказана, если мы установим, что Rn+1 ( x) определяется
формулой из теоремы.
Фиксируем любое значение x из окрестности, указанной в
формулировке теоремы. Ради определенности будем считать, что x > a.
Обозначим через t переменную величину, имеющую областью своего
изменения сегмент [ a, x], и рассмотрим вспомогательную функцию:

ψ (t ) = f( x) − ϕ ( x, t ) − ( x − t ) p g( x),

Rn+1 ( x)
где g( x) = . Подробнее ψ (t ) можно записать так:
( x − a) p

f ′(t ) f ( n ) (t )
ψ (t ) = f( x ) − f(t ) − (x − t) −K − ( x − t ) n − ( x − t ) p g( x ).
1! n!

Наша цель — выразить g( x) исходя из свойств введенной нами


функции ψ (t ).
Покажем, что функция ψ (t ) удовлетворяет на сегменте [ a, x] всем
условиям теоремы Ролля.
Из формулы для ψ (t ) и из условий, наложенных на функцию f( x),
очевидно, что функция ψ (t ) непрерывна на сегменте [a, x] и
дифференцируема во всех внутренних точках этого сегмента. Убедимся в
том, что ψ ( a) = ψ ( x ) = 0. Полагая t = a в формуле для ψ (t ) и принимая во
внимание равенство для g( x ) будем иметь ψ ( a ) = f( x ) − ϕ ( x, a ) − Rn+1 ( x ).
Отсюда, на основании формулы для остаточного члена Rn +1 ( x ) ,
получим ψ (a ) = 0. Равенство ψ ( x ) = 0 сразу вытекает из формулы для ψ (t ).

157
Итак, для функции ψ (t ) на сегменте [a, x] выполнены все условия
теоремы Ролля. На основании этой теоремы внутри сегмента [a, x] найдется
точка c такая, что ψ ′(c) = 0.
Подсчитаем производную ψ ′(t ). Дифференцируя выражение для ψ (t )
будем иметь

f ′(t ) f (2) (t ) f (2) (t )


ψ ′(t ) = − f ′(t ) + − (x − t) + 2( x − t ) − K +
1! 1! 2!
f ( n )(t ) n −1 f ( n+1)(t )
+ n( x − t ) − ( x − t ) n + p( x − t ) p −1 g( x).
n! n!

Легко видеть, что все члены в правой части этого равенства за


исключением последних двух, взаимно уничтожаются. Таким образом,

f ( n+1) (t )
ψ ′(t ) = − ( x − t ) n + p ( x − t ) p −1 g( x).
n!

Полагая здесь t = c, и используя равенство ψ ′(c) = 0, получим


( x − c) n − p +1 ( n+1)
g( x) = f (c), и окончательно будем иметь
n! p

x − a p ( x − c) n+1 ( n+1)
Rn +1 ( x) = ( x − a) g( x) = (
p
) f (c).
x−c n! p

Случай, когда x < a, рассматривается совершенно аналогично. Теорема


доказана. W
Выше мы установили формулу Тейлора с остаточным членом в общей
форме. Здесь мы установим другие возможные представления для
остаточного члена. Два из них могут быть получены в качестве частных
случаев из общей формы.
Прежде всего несколько преобразуем формулу для остаточного члена.
Поскольку точка c лежит между точками a и x, найдется такое число θ из
интервала 0 < θ < 1, что c − a = θ ( x − a ). При этом c = a + θ ( x − a ),

158
x − c = (1 − θ )( x − a ). Таким образом, формула для остаточного члена может
x − a p ( x − c) n+1 ( n+1)
быть переписана в виде Rn +1 ( x) = ( ) f (c). Напомним, что
x −c n! p
здесь в качестве p может быть взято любое положительное число.
Рассмотрим теперь два важных частных случая этой формулы: p = n + 1 и
p = 1.
Первый из этих частных случаев ( p = n + 1 ) приводит к остаточному
члену в форме Лагранжа:

( x − a ) n+1 ( n+1)
Rn +1 ( x) = f (a + θ ( x − a)).
(n + 1)!

Эта форма остаточного члена наиболее употребительна в приложениях.


Остаточный член в форме Лагранжа напоминает следующий, очередной член
формулы Тейлора, лишь только ( n + 1) − я производная функции f( x)
вычисляется не в точке a, а в некоторой промежуточной между a и x точке
c = a + θ ( x − a ). Второй из указанных выше частных случаев ( p = 1 ) приводит
нас к остаточному члену в форме Коши:

( x − a ) n +1 (1 − θ ) n ( n +1)
Rn +1 ( x) = f (a + θ ( x − a )).
n!

Обе формы остаточного члена (Лагранжа и Коши) обычно


используются в тех случаях, когда требуется при тех или иных
фиксированных значениях x, отличных от a, приближенно вычислить
функцию f( x). При этом естественно приближенно заменить f( x)
многочленом ϕ ( x, a ) и численно оценить сделанную при этом ошибку.
Наряду с этим встречаются задачи, в которых нас интересует не
численная величина указанной ошибки, а лишь порядок ее относительно
малой величины ( x − a). Для этой цели удобна другая форма записи
остаточного члена — так называемая форма Пеано. В предположении, что
функция f( x) имеет производную порядка ( n − 1) в некоторой окрестности
точки a и производную порядка n в самой точке a, для разности между f( x)

159
и многочленом ϕ ( x, a ) — для функции Rn+1 ( x ) можно получить
представление при ( x − a) → 0 : Rn +1 ( x) = o(( x − a ) n ).
Это представление принято называть остаточным членом в форме
Пеано.
Принято называть формулой Маклорена формулу разложения Тейлора
с центром в точке a = 0. Таким образом, формула Маклорена дает
представление функции в окрестности точки x = 0. Запишем формулу
f ′(0) f (2) (0) 2 f ( n ) (0) n
Маклорена f( x) = f(0) +
x+ x +K + x + Rn+1 ( x), для
1! 2! n!
произвольной функции с остаточным членом в форме Лагранжа, Коши и
Пеано где остаточный член имеет вид ( 0 < θ < 1):
x n+1 ( n +1)
в форме Лагранжа Rn +1 ( x) = f (θ x);
( n + 1)!
x n+1 (1 − θ ) n ( n+1)
в форме Коши Rn +1 ( x) = f (θ x ).
n!
в форме Пеано Rn +1 ( x) = o( x n ).
Приведём разложение по формуле Маклорена некоторых
элементарных функций.
f( x) = e x . Поскольку f ( n ) ( x) = e x для любого n, то формула Маклорена
x x2 xn
принимает вид: e x = 1 + + + K + + Rn+1 ( x), где остаточный член в форме
1! 2! n!
x n+1 θ x
Лагранжа равен Rn +1 ( x) = e ;
( n + 1)!
π
f( x) = sin x. Поскольку f ( n ) ( x) = sin( x + n ) для любого n, то
2
f (2 k ) (0) = 0, и f ( 2 k +1) (0) = ( −1) k . Поэтому формула Маклорена при
x x3 x 2 k +1
n = 2k + 1 принимает вид: sin x = − + K + (−1) k
+ R2 k +2 ( x), где
1! 3! (2k + 1)!
остаточный член в форме Лагранжа равен
x 2( k +1) π
R2 k +2 ( x) = sin(θ x + (2k + 1) ).
(2k + 2)! 2

160
Вопросы для самопроверки:
1) Выпишите формулу разложения функции в ряд Тейлора.
2) Выпишите остаточные члены разложения в общей форме, в форме
лагранжа.
3) Выпишите остаточные члены разложения в форме Коши и в форме Пеано.
4) Дайте определение и перечислите основные свойства вещественных чисел.
5) Выпишите формулу разложения функции в ряд Маклорена.

161
1.11. Лекция 11. Полное исследование функции и
построения ее графика.

Полное исследование функции и построения ее графика. Первое


достаточное условие экстремума (смена знака производной при переходе
через стационарную точку). Второе достаточное условие экстремума
(знакоопределённость второй производной). Теорема: третье достаточное
условие экстремума (знакоопределённость производной чётного порядка).
Общая схема отыскания экстремумов. Определение выпуклости графика
функции на промежутке. Теорема о достаточном условии выпуклости.
Определение точки перегиба и лемма о взаимном расположении графика
выпуклой функции и касательной к нему. Теорема о необходимом условии
перегиба графика в точке (вторая производная обращается в нуль). Теорема о
достаточном условии перегиба графика в точке (знакоопределённость
производной нечётного порядка). Вертикальные и наклонные асимптоты
графика функции, их нахождение; теорема о необходимом и достаточном
условии существования наклонных асимптот.
Применим разработанный в предыдущих двух главах аппарат
дифференциального исчисления для исследования графика функции и для
отыскания как локальных, так и глобальных экстремумов функции.
Ранее было установлено необходимое условие экстремума
дифференцируемой в данной точке функции. Это условие имеет следующий
вид: если функция y = f( x) дифференцируема в данной точке c и имеет в
этой точке локальный экстремум, то f ′(c ) = 0. Но было указано, что
обращение в нуль производной является только необходимым и не является
достаточным условием локального экстремума дифференцируемой в данной
точке функции.
Определение 11.1. Точки, в которых производная f ′( x ) функции f( x )
обращается в нуль, называют стационарными точками функции f( x). W
Каждая стационарная точка — это точка возможного экстремума
функции. Однако сделать заключение о том, что в данной стационарной
точке на самом деле имеется экстремум, можно лишь на основании
дополнительного исследования, для проведения которого мы должны
установить достаточные условия экстремума.

162
Теорема 11.1. (Первое достаточное условие экстремума.) Пусть
функция f( x) дифференцируема всюду в некоторой окрестности точки c, и
пусть точка c является стационарной точкой функции f( x). Тогда если в
пределах указанной окрестности производная f ′( x ) положительна
[отрицательна] слева от точки c и отрицательна [положительна] справа от
точки c, то функция f( x) имеет в точке c локальный максимум [минимум].
Если же в пределах указанной окрестности точки с производная f ′( x ) имеет
один и тот же знак слева и справа от точки с, то экстремума в точке c нет.
Доказательство. Пусть сначала производная f( x ) в пределах
рассматриваемой окрестности положительна [отрицательна] слева от с и
отрицательна [положительна] справа от c. Требуется доказать, что значение
f( x) является наибольшим [наименьшим] среди всех значений f( x) в
рассматриваемой окрестности. Обозначим через x0 любое значение
аргумента из рассматриваемой окрестности, отличное от c. Достаточно
доказать, что f(c) − f( x0 ) > 0 [< 0].
Так как функция f( x) дифференцируема всюду в рассматриваемой
окрестности точки c, то на сегменте, ограниченном точками c и x 0 , для
функции f( x) выполнены все условия теоремы Лагранжа. В силу этой
теоремы f(c) − f( x0 ) = f ′(c0 )(c − x0 ), где c0 − некоторое значение аргумента
между c и x0 . Поскольку производная f ′(c0 ) положительна [отрицательна]
при x0 < c и отрицательна [положительна] при x0 > c, то правая часть
формулы Лагранжа положительна [отрицательна].
Пусть теперь производная f ′( x) имеет один и тот же знак слева и
справа от c. Обозначая, как и выше, через x0 любое значение аргумента,
отличное от c, и повторяя проведенные выше рассуждения, мы теперь
докажем, что правая часть в формуле Лагранжа f(c) − f( x0 ) = f ′(c0 )(c − x0 )
имеет разные знаки при x0 < c и при x0 > c. Это доказывает отсутствие
экстремума в точке c. W
Вытекающее из теоремы 11.1 правило можно кратко сформулировать
так: если при переходе через данную стационарную точку с производная
f ′( x) меняет знак с плюса на минус [с минуса на плюс], то функция f( x)
имеет в точке c локальный максимум [минимум]; Если же при переходе

163
через данную стационарную точку c производная f ′( x) не меняет знака, то
экстремума в точке с нет.

Рис. 11.1.

Пример 11.1. Найдём точки экстремума функции f( x) = x3 − 3x 2 − 4.


Поскольку f ′( x ) = 3 x( x − 2), то функция f( x) имеет две стационарные точки:
x = 0 и x = 2. При переходе через точку x = 0 производная меняет знак с
плюса на минус, а при переходе через точку x = 2 − с минуса на плюс.
Следовательно, x = 0 − точка локального максимума, а x = 2 − точка
локального минимума (см. рис. 11.1). W
Иногда вызывает затруднение исследование знака первой производной
f ′( x ) слева и справа от стационарной точки. На этот случай мы укажем
другое достаточное условие экстремума в данной стационарной точке c, не
требующее исследования знака f ′( x ) в окрестности c, но зато
предполагающее существование в точке c отличной от нуля конечной
второй производной f (2)( x ).
Теорема 11.2. (Второе достаточное условие экстремума.) Пусть
функция f( x) имеет в данной стационарной точке c конечную вторую
производную. Тогда функция f( x) имеет в точке c локальный максимум,
если f (2)(c) < 0, и локальный минимум, если f ( 2)(c) > 0.
Доказательство. Из условия f (2)(c) < 0 [ > 0 ] и из доказанной ранее
теоремы вытекает, что функция f ′( x ) убывает [возрастает] в точке c.
Поскольку по условию f ′(c ) = 0, то найдется такая окрестность точки c, в
пределах которой f ′( x ) положительна [отрицательна] слева от c и

164
отрицательна [положительна] справа от c. Но тогда по предыдущей теореме
f( x) имеет в точке c локальный максимум (минимум)

Замечание 11.1. Теорема 11.2 имеет, вообще говоря, более узкую


сферу действия, чем теорема 11.1. Так, теорема 11.2 не решает вопроса об
экстремуме для случая, когда вторая производная f (2)( x) не существует в
точке c, а также для случая, когда f (2)(c) = 0. В последнем случае для
решения вопроса о наличии экстремума нужно изучить поведение в точке с
производных высших порядков. W
Теорема 11.3. (Третье достаточное условие экстремума.) Пусть
n ≥ 1 − некоторое нечетное число, и пусть функция f( x) имеет производную
порядка n в некоторой окрестности точки c и производную порядка n + 1 в
самой точке c. Тогда, если выполнены соотношения
f ′(c) = f (2)(c) = K = f (n )(c) = 0, f (n+1)(c) ≠ 0,
то функция f( x) имеет в точке c локальный экстремум, точнее, локальный
максимум при f ( n+1)(c) < 0 и локальный минимум при f ( n+1)(c) > 0.
Доказательство. При n = 1 теорема 11.3 совпадает с уже доказанной
выше теоремой 11.2, так что нужно вести доказательство лишь при нечетном
n ≥ 3.
Пусть нечетное число n удовлетворяет условию n ≥ 3, и пусть ради
определенности f ( n+1)(c) > 0. Докажем, что функция f( x) имеет в точке c
локальный минимум.
Так как f ( n +1)(c) > 0, то, в силу теоремы о достаточном условии
возрастания функции в точке, функция f ( n )( x) возрастает в точке c. Но тогда,
поскольку f ( n )(c) = 0, можно утверждать, что всюду в достаточно малой
окрестности точки с функция f ( n )( x) отрицательна слева от c и
положительна справа от c.
Заметив это, разложим функцию f ′( x ) в окрестности точки c по
формуле Тейлора, записав остаточный член в форме Лагранжа. Мы получим,
что для всех x из достаточно малой окрестности точки c между x и c
найдется точка x∗ такая, что

165
f (2)(c) f ( n−1)(c) f ( n )( x∗ )
f ′( x) = f ′(c) + ( x − c) + K + ( x − c ) n −2 + ( x − c) n−1
1! (n − 2)! (n − 1)!

В силу условий теоремы, написанное разложение принимает вид


f ( n )( x∗ )
f ′( x) = ( x − c) n−1. Выше мы установили, что для всех x из достаточно
(n − 1)!
малой окрестности точки c производная f ( n )( x) отрицательна слева от c и
положительна справа от c. Так как x∗ лежит между x и c, то для всех x из
достаточно малой окрестности точки c величина f ( n )( x∗ ), а значит, в силу
нечетности n и вся правая часть в выражении для f ′( x ) отрицательна слева от
c и положительна справа от c.
Итак, с помощью равенства мы доказали, что производная f ′( x ) для
всех x из достаточно малой окрестности точки c отрицательна слева от c и
положительна справа от c.
В этой ситуации, в силу первого достаточного условия экстремума,
функция f( x) имеет в точке c локальный минимум.
Случай f ( n +1)(c) < 0 рассматривается совершенно аналогично. Те же
f ( n )( x∗ )
рассуждения и формула f ′( x) = ( x − c) n−1 в этом случае дают
(n − 1)!
возможность заключить, что функция f( x) имеет в точке с локальный
максимум. Теорема полностью доказана. W
Замечание 11.2. Очень важным является требование нечетности числа
n в теореме 11.3. При четном n при сохранении всех остальных условий
теоремы 11.3 никакого экстремума у функции f( x) в точке c не будет.

Выпуклость графика функции

Предположим, что функция f( x) дифференцируема в любой точке


интервала ( a, b). Тогда существует касательная к графику функции y = f( x),
проходящая через любую точку M ( x,f( x )) этого графика ( a < x < b), причем
эта касательная не параллельна оси Oy.

166
Определение 11.2. Будем говорить, что график функции y = f( x) имеет
на интервале ( a, b) выпуклость, направленную вниз [вверх], если график этой
функции в пределах указанного интервала лежит не ниже [не выше] любой
своей касательной.
Замечание 11.3. Термин «график лежит не ниже (или не выше) своей
касательной» имеет смысл, ибо её угловой коэффициент, равный
производной f ′( x), конечен, т.е. касательная не параллельна оси Oy.

Рис. 11.2 Рис.11.3

На рис. 11.2 изображен график функции, имеющий на интервале ( a, b )


выпуклость, направленную вниз, а на рис. 11.3 изображен график функции,
имеющий выпуклость, направленную вверх.
Теорема 11.4. Если функция y = f( x) имеет на интервале ( a, b)
конечную вторую производную и если эта производная неотрицательна
[неположительна] всюду на этом интервале, то график функции y = f( x)
имеет на интервале ( a, b) выпуклость, направленную вниз [вверх].
Доказательство. Ради определенности рассмотрим случай, когда
вторая производная f (2)( x) > 0 всюду на ( a, b). Обозначим через c любую
точку интервала ( a, b) (рис. 11.3). Требуется доказать, что график функции
y = f( x) в пределах интервала ( a, b) лежит не ниже касательной, проходящей
через точку M (c,f(c )). Запишем уравнение указанной касательной, обозначая
ее текущую ординату через Y . Поскольку угловой коэффициент указанной
касательной равен f ′(c), то ее уравнение имеет вид Y − f(c) = f ′(c)( x − c).
Разложим функцию f( x) в окрестности точки c по формуле Тейлора, беря в
f ′(c) f (2)( x∗ )
этой формуле n = 1. Получим y = f( x) = f(c) + ( x − c) + ( x − c) 2 , где
1! 2!

167
остаточный член взят в форме Лагранжа, x∗ заключено между c и x.
Поскольку по условию f( x) имеет вторую производную на интервале ( a, b),
формула Тейлора справедлива для любого x из интервала ( a, b) .
Сопоставляя уравнение указанной касательной и формуле Тейлора,
f (2) ( x∗ )
будем иметь y −Y = ( x − c) 2 . Поскольку вторая производная по
2!
условию f (2)( x) ≥ 0 всюду на ( a , b), то правая часть последнего равенства
неотрицательна, т.е. для всех x из ( a, b) справедливо y − Y ≥ 0, или y ≥ Y .
Последнее неравенство доказывает, что график функции y = f( x) всюду
в пределах интервала ( a, b) лежит не ниже касательной .
Аналогично доказывается теорема для случая f (2)( x) ≤ 0. W
Замечание 11.4. Если f (2)( x) = 0 всюду на интервале ( a , b), то, как
легко убедиться, y = f( x) − линейная функция, т.е. график её есть прямая
линия. В этом случае направление выпуклости можно считать произвольным.
W
Теорема 11.5. Пусть вторая производная функции y = f( x) непрерывна
и положительна [отрицательна] в точке c. Тогда существует такая
окрестность точки c, в пределах которой график функции y = f( x) имеет
выпуклость, направленную вниз [вверх].
Доказательство. По теореме об устойчивости знака непрерывной
функции найдется такая окрестность точки c, в пределах которой вторая
производная f (2)( x) положительна [отрицательна]. По предыдущей теореме
график функции y = f( x) имеет в пределах этой окрестности выпуклость,
направленную вниз [вверх]. W
Таким образом, направление выпуклости графика функции полностью
характеризуется знаком второй производной этой функции.

Пример 11.2. Исследуем направление выпуклости графика функции


y = x − 3x 2 − 4. Из вида второй производной f (2)( x) = 6( x − 1) вытекает, что
3

эта производная отрицательна при x < 1 и положительна при x > 1. Таким


образом, выпуклость графика функции y = x3 − 3x 2 − 4 направлена вверх на
участке ( −∞,1) и вниз на участке (1, +∞). (см. рис. 11.1). W

168
Пусть a, b и c − некоторые три числа, связанные неравенствами
a < b < c. Предположим, что функция y = f( x) дифференцируема на
интервале ( a, b), т.е. существует касательная к графику этой функции во всех
точках, абсциссы которых принадлежат интервалу ( a , b). Предположим,
кроме того, что график функции y = f( x) имеет определенное направление
выпуклости на каждом из интервалов ( a, c ) и (c, b).
Определение 11.3. Точка M (c,f(c )) графика функции y = f( x)
называется точкой перегиба этого графика, если существует такая
окрестность точки c на оси абсцисс, в пределах которой график функции
y = f( x) слева и справа от c имеет разные направления выпуклости. W

Рис. 11.4.

На рис.11.4 изображен график функции, имеющий перегиб в точке M (c,f(c)).


Лемма 11.1. Пусть функция y = f( x) имеет производную f ′( x ) всюду в
δ − окрестности точки c, причем эта производная непрерывна в точке c.
Тогда, если график функции y = f( x) имеет на интервале (c, c + δ )
выпуклость, направленную вниз [вверх], то всюду в пределах интервала
(c, c + δ ) этот график лежит не ниже [не выше] касательной к графику,
проведенной в точке M (c,f(c)).
Доказательство. Рассмотрим последовательность { xn } точек
интервала (c, c + δ ), сходящуюся к точке c. Через каждую точку M ( xn ,f( xn ))
графика функции y = f( x) проведем касательную к этому графику, т.е.
прямую Yn = f( xn ) + f ′( xn )( x − xn ). Так как по условию график функции y = f( x)

169
имеет на интервале (c, c + δ ) выпуклость, направленную вниз [вверх], то для
любого номера n и любой фиксированной точки x интервала (c, c + δ )
f( x ) − Yn = f( x ) − f( xn ) − f ′( xn )( x − xn ) ≥ 0 [≤ 0].
Из условия непрерывности f ′( x ) (и тем более f( x) ) в точке c и из
определения непрерывности по Гейне вытекает, что существует предел
lim(f( x) − Yn ) = lim(f( x) − f( xn ) − f ′( xn )( x − xn )) = f( x) − f(c) − f ′(c)( x − c).
n →∞ n→∞

Из существования последнего предела в силу установленног выше


неравенства и теоремы о переходе к пределу в неравенстве мы получим, что
f( x ) − f(c ) − f ′(c)( x − c ) ≥ 0 [≤ 0]. Если обозначить через Y текущую
ординату касательной, проходящей через точку M (c,f(c)), то последнее
неравенство можно переписать в виде f( x) − Y ≥ 0 [≤ 0]. Лемма доказана.
W
Замечание 11.5. Аналогично формулируется и доказывается лемма
11.1 и для случая, когда график функции имеет определенное направление
выпуклости не на интервале (c, c + δ ) а на интервале (c − δ , c). W
Лемма 11.2. Пусть функция y = f( x) имеет производную f ′( x ) в
некоторой окрестности точки c, причем эта производная непрерывна в точке
c. Тогда, если график функции y = f( x) имеет перегиб, в точке M (c,f(c)), то в
пределах достаточно малой δ − окрестноcти точки c этот график слева и
справа от c лежит по разные стороны от касательной, проведенной через
точку M (c,f(c)).
Доказательство. Выберем δ − настолько малым, чтобы на каждом из
интервалов (c − δ , c) и. (c, c + δ ) график функции y = f( x) имел определенное
направление выпуклости (это направление будет различным на интервалах
(c − δ , c ) и (c, c + δ ). После этого для доказательства леммы остается
применить лемму 11.1 к функции y = f( x) по каждому из интервалов
(c − δ , c) и (c, c + δ ). W
Лемма 11.2 позволяет нам установить необходимое условие перегиба
графика дважды дифференцируемой в данной точке функции y = f( x) .
Теорема 11.6. (Необходимое условие перегиба графика дважды
дифференцируемой функции.) Если функция y = f( x) имеет в точке c вторую

170
производную и график этой функции имеет перегиб в точке M (c,f(c)), то
f (2)(c) = 0.
Доказательство. Пусть, как выше, Y − текущая ордината касательной
Y = f(c ) + f ′(c )( x − c ), проходящей через точку графика M (c,f(c)). Рассмотрим
функцию g( x ) = f( x ) − Y = f( x ) − f(c ) − f ′(c )( x − c), равную разности f( x) и
линейной функции f(c ) + f ′(c )( x − c).
Эта функция g( x ) как и функция f( x) имеет в точке c вторую
производную, а потому имеет первую производную в некоторой окрестности
c, причем эта первая производная непрерывна в. точке c. В силу леммы 11.2
в малой окрестности точки c график функции y = f( x) лежит слева и справа
от c по разные стороны от касательной, проходящей через точку M (c,f(c)), а
потому функция g( x ) в малой окрестности точки c имеет слева и справа от c
разные знаки. Это значит, что функция g( x) не может иметь в точке c
локального экстремума.
Предположим теперь, что f (2)(c) ≠ 0. Тогда, поскольку g′′( x ) = f ′′( x ),
g′( x ) = f ′( x) − f ′(c ), выполняются условия g′(c ) = 0, g′′( x) ≠ 0 и функция g( x )
имеет в точке с локальный экстремум. Полученное противоречие доказывает,
что, предположение f (2)(c) ≠ 0 является неверным, т. е. f (2)(c) = 0. Теорема
доказана. W
Замечание 11.6. Тот факт, что обращение в нуль второй производной
является лишь необходимым условием перегиба графика дважды
дифференцируемой функции, вытекает, например, из рассмотрения графика
функции y = x4 . Для этой функции вторая производная y′ = 12 x2 обращается
в нуль в точке x = 0, но ее график не имеет перегиба в точке M (0,f(0)). W
В силу доказанной теоремы для отыскания всех точек перегиба
графика дважды дифференцируемой функции y = f( x) нужно рассмотреть
все корни уравнения f (2)( x) = 0. Поскольку равенство нулю второй
производной является лишь необходимым условием перегиба, то нужно
дополнительно исследовать вопрос о наличии перегиба в каждой точке, для
которой f (2)( x) = 0.
Теорема 11.7. (Первое достаточное условие перегиба.) Пусть функция
y = f( x) имеет вторую производную в некоторой окрестности точки c и

171
f (2)(c) = 0. Тогда, если в пределах указанной окрестности вторая производная
f (2)( x) имеет разные знаки слева и справа от c, то график этой функции
имеет перегиб в точке M (c,f(c)).
Доказательство. Заметим, во-первых, что график функции y = f( x)
имеет касательную в точке M (c,f(c)), ибо из условий теоремы вытекает
существование конечной производной f ′(c ). Далее, из того, что f (2)( x) слева и
справа от c имеет разные знаки, и из теоремы 11.4 заключаем, что
направление выпуклости слева и справа от c является различным. W
Пример 11.3. Найдём точки перегиба графика функции
f( x) = x3 − 3x2 − 4. . Эту функцию мы неоднократно рассматривали выше
(график ее изображен на рис. 11.1). Поскольку f (2)( x) = 6( x − 1), то
единственное значение аргумента, для которого возможен' перегиб, есть
x = 1. Этому значению аргумента соответствует точка графика M (1, −6). Так
как f (2)( x) имеет разные знаки при x > 1 и при x < 1, то точка M (1, −6).
является точкой перегиба графика рассматриваемой функции. W
Замечание 11.7. Можно договориться при определении точки перегиба
не исключать случая, когда касательная к графику в рассматриваемой точке
параллельна оси Oy. При такой договоренности теорему 11.7
сформулировать эту теорему следующим образом.
Пусть функция y = f( x) имеет конечную вторую производную всюду в
некоторой окрестности точки c, за исключением, быть может, самой точки c.
Пусть, далее, функция y = f( x) непрерывна в точке c и график этой функции
имеет касательную в точке M (c,f(c)). Тогда, если в пределах указанной
окрестности вторая производная f (2)( x) имеет разные знаки слева и справа от
точки c, то график функции y = f( x) имеет перегиб в точке M (c,f(c))
Доказательство сформулированного утверждения полностью
аналогично доказательству теоремы 11.7. W
На случай, когда нежелательно исследование знака второй
производной в окрестности точки с, мы сформулируем второе достаточное
условие перегиба, предполагающее существование у функции y = f(x) в точке
с конечной третьей производной.

172
Теорема 11.8. (Второе достаточное условие перегиба.) Если функция
y = f( x) имеет в точке c конечную третью производную и удовлетворяет в
этой точке условиям f (2)(c) = 0, f (3)(c) ≠ 0, то график этой функции имеет
перегиб в точке M (c,f(c)).
Доказательство. Из условия f (3)(c) ≠ 0, и из теоремы о достаточном
условии возрастания или убывания функции вытекает, что функция f (2)( x)
либо возрастает, либо убывает в точке c. Так как f (2)(c) = 0, то и в том, и в
другом случае найдется такая окрестность точки c, в пределах которой
f (2)( x) имеет разные знаки слева и справа от c. Но тогда по предыдущей
теореме график функции y = f( x) имеет перегиб в точке M (c,f(c)). W
Однако эта теорема не решает вопроса о наличии перегиба для случая,
когда у функции y = f( x) не существует конечной третьей производной, а
также для случая, когда. f (3)(c) = 0. В последнем случае для решения вопроса
о наличии, перегиба нужно изучить поведение в точке c производных
высших порядков. Установим еще одно достаточное условие перегиба,
пригодное для случая, когда в данной точке c обращаются в нуль как вторая,
так и третья производные рассматриваемой функции.
Теорема 11.9. (Третье достаточное условие перегиба.) Пусть n ≥ 2
некоторое четное число, и пусть-функция y = f( x) имеет производную
порядка n в некоторой окрестности точки c и производную порядка n + 1 в
самой точке c. Тогда, если выполнены соотношения

f (2)(c) = f (3)(c) = K = f ( n )(c) = 0, f ( n +1)(c) ≠ 0,

то график функции y = f( x) имеет перегиб в точке M (c,f(c)).


Доказательство. При n = 2 эта теорема совпадает с уже доказанной
выше теоремой 11.8, так что нужно вести доказательство лишь для четного
n ≥ 4.
Пусть четное число n удовлетворяет условию n ≥ 4, и пусть
f ( n+1)(c) ≠ 0. Тогда, в силу теоремы о достаточном условии возрастания или
убывания функции в точке, функция f ( n )( x) либо убывает в точке (при
f ( n+1)(c) < 0 ), либо возрастает в этой точке (при f ( n+1)(c) > 0 ). Поскольку, кроме

173
того, f ( n )(c) = 0, то и в, том, и в другом случае всюду в достаточно малой
окрестности точки c функция f ( n)( x) имеет разные знаки справа и слева от c.
Заметив это, разложим функцию f (2)( x) в окрестности точки c по
формуле Тейлора с остаточным членом в форме Лагранжа и учтём условие
доказываемой теоремы. Мы получим, что для всех x из достаточно малой
окрестности точки c между x и c найдется точка x∗ такая, что

f ( n )( x∗ )
f (2)( x) = ( x − c) n−3 .
( n − 2)!

Выше мы установили, что для всех x из достаточно малой окрестности


точки c производная f ( n)( x) имеет разные знаки справа и слева от c. Так как
x∗ лежит между x и c, то для всех x из достаточно малой окрестности точки
c величина f ( n )( x∗ ), а значит, в силу четности n и вся правая часть
выражения для f (2)( x) имеет разные знаки справа и слева от c. Поэтому для
всех x из достаточно малой окрестности точки c производная f (2)( x) имеет
разные знаки справа и слева от c. В силу теоремы 11.7 график функции
y = f( x) имеет перегиб в точке M (c,f(c)). Теорема доказана. W

Рис. 11.5. Рис. 11.6.

Замечание 11.8. Очень важным является требование четности n в


теореме 11.9 (сравните эту теорему с теоремой 11.3). Рис. 11.5 и 11.6
иллюстрируют исследование на экстремум и перегиб графи на функции
y = ( x − 1) n+1. В силу теорем 11.3 и 11.9 эта функция имеет минимум в точке

174
x = 1 при нечетном n, а ее график имеет перегиб в точке M (1,0) при четном
n. W

Асимптоты графика функции

Определение 11.4. Говорят, что прямая x = a является вертикальной


асимптотой графика функции y = f( x) , если хотя бы один из пределов
lim f( x) или lim f( x) равен +∞ или −∞. W
x →a +0 x →a −0

Предположим, далее, что функция y = f( x) определена для сколь


угодно больших значений аргумента. Ради определенности будем
рассматривать сколь угодно большие значения положительного знака.
Определение 11.5. Говорят, что прямая Y = kx + b является наклонной
асимптотой графика функции y = f( x) при x → +∞, если f( x) представима в
виде f( x) = kx + b + α ( x), где lim α ( x) = 0. W
x→+∞

Теорема 11.10. Для того чтобы график функции y = f( x) имел при


x → +∞ наклонную асимптоту Y = kx + b, необходимо и достаточно, чтобы
f( x)
существовали два предела lim = k и lim (f( x) − kx) = b.
x→+∞ x x→+∞

Доказательство. Необходимость. Пусть график функции y = f( x)


имеет при x → +∞ асимптоту Y = kx + b, т. е. для f( x) справедливо
f( x) kx + b + α ( x)
представление f( x) = kx + b + α ( x). Тогда lim = lim =
x→+∞ x x→+∞ x
b
= lim [k + + α ( x)] = k , lim [f( x) − kx] = lim [b + α ( x)] = b. f( x)
x→+∞ x x→+∞ x→+∞

f( x)
Достаточность. Пусть существуют =k
пределы
и lim
x→+∞ x

lim (f( x) − kx) = b. Второй из этих пределов дает право утверждать, что
x→+∞

разность f( x) − ( kx + b) является бесконечно малой при x → +∞. Обозначив


эту бесконечно малую через α ( x), получим для f( x) требуемое
представление. W

175
Замечание 11.9. Аналогично определяется наклонная асимптота и
доказывается теорема 11.10 и для случая x → −∞. Наряду с линейной
асимптотой Y = kx + b, можно рассматреть также и асимптоты более
сложного вида. W

Рис. 11.7
2 x2 + x
Пример 11.4. График функции y = имеет наклонную асимптоту
x +1
Y = 2 x − 1 и при x → +∞, и при x → −∞ и, кроме того, имеет вертикальную
f( x) 2x2 + x
асимптоту x = −1 (рис. 11.7). В самом деле, lim = lim = 2,
x→±∞ x x→±∞ x( x + 1)

1
lim [f( x) − 2 x] = lim [−1 + ] = −1, xlim f( x) = +∞, lim f( x) = −∞.
x→±∞ x→±∞ x +1 →1+ 0 x→1−0

Построение графика функции

Изложим схему, по которой целесообразно проводить исследование


графика функции, и приведем пример, иллюстрирующий эту схему.
Для исследования графика функции y = f( x) целесообразно прежде
всего провести следующие исследования:
1°. Уточнить область задания функции.
2°. Выяснить вопрос о существовании асимптот (вертикальных и
наклонных).
3°. Найти области возрастания и убывания функции и точки
экстремума.

176
4°. Найти области сохранения направления выпуклости и точки
перегиба.
5°. Найти точки пересечения графика функции с осями координат.
По полученным данным легко строится эскиз графика функции.

Вопросы для самопроверки:


1) Перечислите три достаточных условия экстремума функции.
2) Сформулируйте определение точки перегиба.
3) Сформулируйте необходимое и достаточное условия перегиба графика в
точке.
4) Дайте определение вертикальной и наклонной асимптот графика функции.
5) Сформулируйте схему построения графика функции.

177
Модуль II. Интегральное исчисление.
2.12. Лекция 12. Неопределённый интеграл. Основные
методы интегрирования.

Первообразная и неопределённый интеграл. Таблица неопределённых интегралов


от элементарных функций. Замена переменной в неопределённом интеграле, формула
интегрирования по частям.

2.12.1. Понятие первообразной функции.

К числу важных задач механики относятся задача об определении


закона движения материальной точки по заданной ее скорости, а также
задача об определении закона движения и скорости материальной точки по
заданному ее ускорению. Эти задачи приводят к математической проблеме
отыскания функции по заданной производной этой функции.
Определение 12.1. Функция F(x) называется первообразной функцией
(или просто первообразной) для функции f(x) на интервале (a, b), если в
любой точке x интервала (a, b) функция F(x) дифференцируема и имеет
производную F'.(x), равную f(x). W
Аналогично определяется первообразная для функции f(x) на
бесконечной прямой и на полупрямой.

Пример 12.1. Функция F ( x) = 1 − x 2 является первообразной для


x
функции f ( x) = − на интервале (-1,+1), ибо в любой точке x этого
1 − x2

интервала ( 1 − x2 )=
′ −x
1 − x2
.W

Пример 12.2. Функция F ( x) = sin x является первообразной для


функции f ( x ) = cos x на бесконечной прямой ( −∞, +∞ ) , ибо в каждой точке x

бесконечной прямой ( sin x )′ = cos x . W

178
Если F(x) является первообразной для функции f(x) на интервале (a, b),
то, очевидно, и функция F(x)+C, где C - любая постоянная, является
первообразной для функции f(x) на интервале (a, b) .
Теорема 12.1. Если F1 ( x ) и F2 ( x ) - любые первообразные для функции
f(x) на интервале (a, b), то всюду на этом интервале F1 ( x) -- F2 ( x) = C, где C
— некоторая постоянная. W
Другими словами, две любые первообразные для одной и той же
функции могут отличаться лишь на постоянную.
Следствие. Если F(x) - одна из первообразных функций для функции
f(x) на интервале (a, b), то любая первообразная Ф(x) для функции f(x) на
интервале (a, b) имеет вид Ф (x) = F (x) + C, где C - некоторая постоянная. W

2.12.2. Неопределенный интеграл.

Определение 12.2 Совокупность всех первообразных функций для


данной функции f(x) на интервале (a, b) называется неопределенным
интегралом от функции f(x) (на этом интервале) и обозначается символом

∫ f ( x)dx. (12.1)

Если F(x) - одна из первообразных функций для функции f(x) на


интервале (a, b), то в силу следствия из теоремы 12.1

∫ f ( x)dx = F ( x) + C, (12.2)

где C — любая постоянная. W


Подчеркнем, что если первообразная (а значит, и неопределенный
интеграл) для функции f(x) на интервале (a, b) существует, то
подынтегральное выражение в формуле (12.1) представляет собой
дифференциал любой из этих первообразных: f ( x) dx = F ′( x) dx = dF ( x) .

179
2.12.3. Основные свойства неопределенного интеграла.

Прежде всего отметим два свойства, непосредственно вытекающие из


определения неопределенного интеграла:

10. d ∫ f ( x) dx = f ( x).

20. ∫ dF ( x) = F ( x) + C.
Следующие два свойства обычно называют линейными свойствами
интеграла:

30. ∫ [ f ( x) ± g ( x)] dx = ∫ f ( x)dx ± ∫ g ( x)dx.


40. ∫ [ Af ( x)] dx = A∫ f ( x)dx ( A = const ).
2.12.4. Таблица основных неопределенных интегралов.

Известная таблица производных простейших элементарных функций


устанавливает, что та или иная функция F(x) имеет производную, равную
f(x). Это приводит нас, в силу определения неопределенного интеграла, к
следующей таблице основных неопределенных интегралов:

10. ∫ 0 ⋅ dx = C.
20. ∫1 ⋅ dx = x + C.
xα +1
3 . ∫ x dx =
0 α
+ C.
α +1
dx
40. ∫ = ln x + C ( x ≠ 0).
x
50. ∫ a dx = a / ln a + C (0 < a ≠ 1), ∫ e dx = e + C.
x x x x

60. ∫ sin xdx = − cos x + C.


70. ∫ cos xdx = sin x + C.

180
 π 
= ∫ (1 + tg 2 x ) dx =tgx + C
dx
80. ∫ cos 2
x
 x ≠ + π n, n = 0, ±1,...  .
 2 

= ∫ (1 + ctg 2 x )dx = −ctgx + C


dx
9 0. ∫ 1sin 2 ( x ≠ π n, n = 0, ±1,...).
x
dx
100. ∫
1 − x2
= arcsin x + C = − arccos x + C ( −1 < x < 1).

dx
110. ∫ = arctgx + C = − arcctgx + C.
1 + x2
dx
120. ∫ = ln x + x 2 ± 1 + C (в случае знака минус x>1, либо x<-1).
x2 ± 1
1 1+ x
+ C ( x ≠ 1) .
dx
130. ∫ = ln
1− x 2
2 1− x
140. ∫ shxdx = chx + C.
150. ∫ chxdx = shx + C.
dx
160. ∫ ch x = thx + C.
2

dx
17 0. ∫ sh x = −cthx + C
2
( x ≠ 0).

Отметим, что интегралы от некоторых элементарных функций уже не


являются элементарными функциями. Примерами таких интегралов могут
служить следующие:

∫ cos ( x )dx, ∫ sin ( x )dx, ∫


cos x sin x dx
∫e dx, x ≠ 0, ∫ ∫ ln x ,0 < x ≠ 1.
− x2 2 2
dx, dx,
x x

2.12.5. Интегрирование заменой переменной (подстановкой).

Замена переменной — один из самых эффективных приемов


интегрирования.
Утверждение 12.1. Пусть функция t = ϕ ( x) определена и
дифференцируема на множестве {x}, представляющем собой либо интервал,
либо открытую полупрямую, либо бесконечную прямую, и пусть символ {t}

181
обозначает множество всех значений этой функции. Пусть, далее, для
функции g(t) существует на множестве {t} первообразная функция G(t), т. е.

∫ g (t )dt = G (t ) + C. (12.3)

Тогда всюду на множестве {x} для функции g ϕ ( x )  ϕ ′ ( x ) существует


первообразная функция, равная G ϕ ( x )  , т. е.

∫ g ϕ ( x ) ϕ ′( x ) dx = G ϕ ( x ) + C. (12.4)


W
Пример 12.3. Вычислить ∫e Легко видеть, что этот
cos x
sin xdx .
интеграл вычисляется путем замены t = cos x . В самом деле, при этом
dt = − sin xdx и
∫e
cos x
sin xdx = − ∫ et dt = −et + C = −ecos x + C. W

2.12.6. Интегрирование по частям.

К числу весьма эффективных методов интегрирования относится метод


интегрирования по частям.
Утверждение 12.2. Пусть каждая из функций u(x) и v(x)
дифференцируема на множестве {x} и, кроме того на этом множестве
существует первообразная для функции v ( x )u′( x ) . Тогда на множестве {x}
существует первообразная и для функции u ( x )v′( x ) , причем справедлива
формула

∫ u ( x)v′( x)dx = u ( x)v( x) − ∫ v( x)u′( x)dx. (12.5)


W
Замечание. Определение дифференциала и свойство инвариантности
его формы позволяют записать формулу (12.5) в виде

∫ udv = u ( x)v( x) − ∫ vdu. (12.6)

182
Пример 12.4. Вычислим I = ∫ x n ln xdx ( n ≠ −1). Полагая

dx x n+1
u = ln x, dv = x n dx и используя формулу (12.6), получим du = ,v = ,
x n +1
x n +1 1 x n +1  1 
I= ln x − ∫ x dx =  ln x −  + C. W
n

n +1 n +1 n + 1 n +1

Вопросы для самопроверки:


1) Дайте определение первообразной функции.
2) Дайте определение неопределенного интеграла.
3) Перечислите основные свойства неопределенного интеграла.
4) Опишите метод замены переменных при интегрировании.
5) Укажите формулу интегрирования по частям.

183
2.13. Лекция 13. Интегрирование рациональных
выражений.

Интегрирование простейших дробей. Теорема о разложении правильной


рациональной дроби на сумму простейших дробей. Теорема об интегрируемости
рациональной дроби в элементарных функциях. Интегрирование рациональных
выражений от тригонометрических функций.

Неопределенный интеграл от элементарной функции может не


выражаться через элементарные функции, все же существуют широкие
классы функций, неопределенные интегралы от которых выражаются через
элементарные функции. Наиболее важным среди указанных классов функций
является класс рациональных дробей, представляющих собой, отношение
двух алгебраических многочленов.

1. Разложение правильной рациональной дроби на сумму


простейших дробей.

Рациональной дробью называется отношение двух алгебраических


многочленов. Будем рассматривать рациональную дробь, являющуюся
отношением двух алгебраических многочленов с вещественными
коэффициентами.
P ( x)
Рациональная дробь называется правильной, если степень
Q ( x)
многочлена Р(x), стоящего в числителе, меньше степени многочлена Q(x),
стоящего в знаменателе. В противном случае рациональная дробь называется
неправильной.
P ( x)
Теорема 13.1. Пусть -- правильная рациональная дробь с
Q( x)
вещественными коэффициентами, знаменатель которой имеет вид

Q( x) = ( x − b1 ) k1 ( x − b2 ) k2 ...( x − bm ) km ( x 2 + p1 x + q1 ) s1 ...( x 2 + pn x + qn ) sn . (13.1)

184
Тогда для этой дроби справедливо следующее разложение на сумму
простейших дробей:

P ( x) B11 B21 Bk11 B1m B2 m Bkm m


= + + ... + + ... + + + ... +
Q( x) ( x − b1 ) ( x − b1 ) 2 ( x − b1 ) k1 ( x − bm ) ( x − bm ) 2 ( x − bm ) km
M11 x + N11 M 21 x + N 21 M s11 x + N s11
+ 2 + + ... + 2 +
( x + p1 x + q1 ) ( x 2 + p1 x + q1 ) 2 ( x + p1 x + q1 ) s1
M 1n x + N1n n M 2n x + N 2n M sn n x + N sn n
+ 2 + + ... + 2 . (13.2)
( x + pn x + qn ) ( x 2 + pn x + qn ) 2 ( x + pn x + qn ) sn

В этом разложении B11 , B21 ,..., Bkm m , M 11 , N11 ,..., M sn n , N sn n — некоторые


вещественные постоянные, часть из которых может быть равна нулю. W
Замечание. Для конкретного определения указанных постоянных
следует равенство (13.2) привести к общему знаменателю, после этого
сравнивать коэффициенты при одинаковых степенях x в числителе.

Пример 13.1. Разложить на сумму простейших правильную дробь

2 x3 + 4 x 2 + x + 2
. (13.3)
( x − 1) ( x 2 + x + 1)
2

Убедившись в том, что квадратный трехчлен x2 + x + 1 имеет комплексные


корни, ищем, согласно теореме 13.1, разложение дроби (13.3) в виде

2 x3 + 4 x2 + x + 2 B1 B2 Mx + N
= + + . (13.4)
( x − 1)
2
(x 2
+ x + 1) ( x − 1) ( x − 1) 2 x 2 + x + 1

Приводя равенство (13.4) к общему знаменателю, получим

2 x3 + 4 x 2 + x + 2 B1 ( x3 − 1) + B2 ( x 2 + x + 1) + ( Mx + n)( x 2 − 2 x + 1)
= .
( x − 1)
2
(x 2
+ x + 1) ( x − 1)
2
(x 2
+ x + 1)

185
Сравнивая в числителях коэффициенты при x0 , x1 , x 2 , x3 , придем к системе
уравнений B1 + M = 2, B2 + N − 2 M = 4, B2 + M − 2 N = 1, − B1 + B2 + N = 2.
Решая эту систему, найдем B1 = 2, B2 = 3, M = 0, N = 1. Окончательно получим
2 x3 + 4 x2 + x + 2 2 3 1
= + + 2 .W
( x − 1)
2
(x 2
+ x + 1) ( x − 1) ( x − 1) 2
x + x +1

Проиллюстрированный метод отыскания разложения правильной


рациональной дроби называется методом неопределенных коэффициентов.
Этот метод приводит к цели всегда; доказывать разрешимость полученной в
результате применения этого метода системы уравнений не нужно —
разрешимость вытекает из теоремы 13.1.

2. Интегрируемость рациональной дроби в элементарных


функциях.

Отметим, что проблема интегрировании рациональной дроби с


вещественными коэффициентами сводится к проблеме интегрирования
только правильной рациональной дроби. Всякую неправильную
рациональную дробь можно представить в виде суммы алгебраического
многочлена и правильной рациональной дроби.
Напомним, что неопределенный интеграл от многочлена представляет
собой некоторый многочлен степени, на единицу более высокой. В силу
теоремы 13.1 проблема интегрирования правильной рациональной дроби
сводится к интегрированию простейших дробей следующих четырех типов:

B B Mx + N Mx + N
I. ; II. ; III. ; IV. . (13.5)
x−b ( x − b)k x + px + q
2
( x + px + q ) s
2

Здесь k, s, = 2,3,...; B, M, N, b, p, q -- некоторые вещественные числа, причем


p2
трехчлен x + px + q не имеет вещественных корней, т.е. q −
2
> 0.
4
Дроби вида I и II элементарно интегрируются при помощи подстановки
t = x − b . Мы получим

186
B B −B 1
∫ x − b dx = B ln x − b = C; ∫ ( x − b) k
dx = ⋅
k − 1 ( x − b) k −1
+ C.

Для вычисления интегралов от дробей вида III, IV введем обозначения:


p p2
t = x+ , a= q− . Тогда
2 4

Mx + N M 2tdt  Mp  dt
∫ x 2 + px + q dx =
2 ∫ t 2 + a2 
+  N −
2 ∫ t 2 + a 2
 =

p
2 N − Mp x +
= ln ( t 2 + a 2 ) +
M 2 + C;
arctg
2 2a p2
q−
4
M d (t + a ) 
2 2
Mx + N Mp  dt
∫ ( x 2 + px + q) s dx =
2 ∫ (t 2 + a2 ) s
+ 

N −
2  ∫ ( t 2 + a 2 )s
 .

d (t 2 + a2 ) 1 1
Интеграл I s = ∫ =− + C берется элементарно, а
(t 2
+a )
2 s ( s − 1) ( t 2 + a 2 ) s−1
dt
интегралы K s = ∫ вычисляются рекуррентно для s = 1,2,..., опираясь
(t )
s
2
+a 2

dt 1 t
на интеграл K1 = ∫ = arctg = C .
t +a22
a a

3. Интегрирование рациональных выражений от


тригонометрических функций.

Определение 13.1. Многочленом степени n от двух аргументов x и y


n n
называется выражение вида Pn ( x, y ) = ∑∑ aij xi y j , в котором aij -- некоторые
i =0 j = 0

постоянные вещественные числа такие, что среди чисел a( n − j ) j , j = 0,1,..., n


есть хотя бы одно число, отличное от нуля. W

187
Определение 13.2. Рациональной функцией от двух аргументов x и y
Pn ( x, y )
называется выражение вида R ( x, y ) = , в котором Pn ( x, y ) , Qm ( x, y ) -
Qm ( x, y )
- произвольные многочлены от двух аргументов x и у степени n, m. W
Утверждение 13.1. Если R ( x, y ) — рациональная функция от двух
аргументов x и y, а R1 ( t ) , R2 ( t ) , R3 ( t ) — три произвольных рациональных
функции от одной переменной t ,. то выражение вида
R  R1 ( t ) , R2 ( t )  R3 ( t ) (13.6)
представляет собой рациональную функцию от одной переменной. W
Теорема 13.2. Любая рациональная функция вида
R ( sin x,cos x ) (13.7)
интегрируема в элементарных функциях
 x
Доказательство. Подстановка t = tg   дает:
 2
2t 1− t2 2dt
sin x = , cos x = , x = 2arctg (t ), dx = , (13.8)
1+ t2 1+ t2 1+ t2
так что
 2t 1 − t 2  2dt
∫ R ( sin x,cos x ) dx = ∫ R  1 + t 2 , 1 + t 2  1 + t 2 . (13.9)

2t 1− t2 2
Если положить R1 ( t ) = , R ( t ) = , R3 ( t ) = , то в правой
1+ t 1+ t 1+ t2
2 2 2

части (13.) мы получим интеграл от выражения вида (13.6), который


представляет собой интеграл от рациональной функции аргумента t. W

dx
Пример 13.2. Вычислить интеграл I = ∫ , где a > 0, a ≠ 1.
1 + a cos x
 x
Применяя универсальную тригонометрическую подстановку, t = tg   и
2
замену (13.8), получим
dt 2 dt
I = 2∫ = ∫ .
( a + 1) + t (1 − a ) a + 1 1 + 1 − a t 2
2

1+ a
Далее нужно отдельно рассмотреть два случая.

188
В случае 0 < a < 1
2  1− a  2  1− a x
I= arctg  t  +C = arctg  ⋅ tg  + C.
1 − a2  1+ a  1 − a2  1+ a 2
В случае a > 1
a −1 a −1 x
1+ t 1+ ⋅ tg
I=
2
ln a + 1 +C =
2
ln a +1 2 + C. W
a2 − 1 1 − t a − 1 a2 − 1 1 − a −1
⋅ tg
x
a +1 a +1 2

Вопросы для самопроверки:


1) Дайте определение правильной рациональной дроби.
2) В чем состоит метод неопределенных коэффициентов при разложении
правильной рациональной дроби?
3) Перечислите все типы простейших дробей, для которых проводится
интегрирование.
4) Дайте определение рациональной функцией от двух аргументов.

189
2.14. Лекция 14. Методы интегрирование
иррациональностей.

Интегрирование дробно-линейных иррациональностей. Интегрирование


квадратичных иррациональностей, подстановки Эйлера. Интегрирование биномиальных
дифференциалов.

1. Интегрирование дробно-линейных иррациональностей.

Определение 14.1. Функцию вида

 ax + b 
R  x, n , (14.1)
 cx + d 

где a, b, c, d — некоторые постоянные, n — любое целое положительное


число, будем называть дробно-линейной иррациональностью. W
Теорема 14.1. Всякая функция вида (14.1) интегрируема в
элементарных функциях.
Доказательство. Докажем, что интеграл от функции (14.1) при
ax + b
ad − bc ≠ 0 рационализируется подстановкой t = n . В самом деле,
cx + d

t =
n ax + b
, x=
d ⋅ tn − b
, dx =
( ad − bc ) nt n−1
dt ,
cx + d a − ct n ( a − ct )
2
n

Так что

 ax + b   d ⋅ t n − b  ( ad − bc ) nt n−1
∫ R  x, cx + d  dx = ∫ R  a − ct n , t  a − ct n 2 dt ,
n (14.2)
( )

190
Если положить R1 ( t ) =
d ⋅ tn − b
, R2 ( t ) = t , R3 ( t ) =
( ad − bc ) nt n −1
, то в
a − ct ( a − ct n )
n 2

правой части (14.2) мы получим интеграл от выражения вида (13.6), который


представляет собой интеграл от рациональной функции аргумента t. Тем
самым доказано, что интеграл от дробно-линейной иррациональности (14.1)
ax + b
рационализируется подстановкой t = n .W
cx + d

1 + x dx
Пример 14.1. Вычислить интеграл I =∫ . Сделав
1− x 1− x
подстановку
1+ x 1+ x t2 −1 4tdt
t= , t =
2
, x= 2 , dx = ,
1− x 1− x t +1 ( t 2+1 )
2

и учитывая, что 1 − x = 2 /(t 2 + 1), получим


t 2 dt dt 1+ x 1+ x
I = 2∫ + C. W
t2 +1 ∫ ∫ t2 +1
= 2 dt − 2 = 2t − 2 arctg (t ) + C = 2 − 2 arctgt
1− x 1− x

2. Интегрирование квадратичных иррациональностей.

Определение 14.2. Функцию вида

(
R x, ax 2 + bx + c , ) (14.3)

где a, b и с — некоторые постоянные будем называть квадратичной


иррациональностью. При этом, считаем, что квадратичный трехчлен
ax 2 + bx + c не имеет равных корней (иначе корень из этого трехчлена может
быть заменен рациональным выражением). W
Теорема 14.2. Всякая функция вида (14.3) интегрируема в
элементарных функциях.
Доказательство. Сначала рассмотрим случай, когда квадратичный
трехчлен ax 2 + bx + c имеет комплексные корни. В этом случае знак
квадратного трехчлена совпадает со знаком a, и поскольку по смыслу

191
квадратный трехчлен (из которого извлекается квадратный корень)
положителен, то a>0. Таким образом, мы имеем право сделать следующую
подстановку:

t = ax 2 + bx + c + x a . (14.4)

Подстановку (14.4) обычно называют первой подстановкой Эйлера.


Докажем, что эта подстановка рационализирует интеграл от функции (14.3)
для рассматриваемого случая. Возводя в квадрат обе части равенства
ax2 + bx + c = t − x a , получим bx + c = t 2 − 2 atx , так что

t2 − c at 2 + bt + c a at 2 + bt + c a
x= , ax 2 + bx + c = , dx = 2 dt.
2 atx + b 2 at + b 2 at + b

Таким образом,

∫ R ( x, )
ax 2 + bx + c dx =

 t2 − c at 2 + bt + c a  at 2 + bt + c a
= ∫ R , 2 dt. (14.5)
 2 atx + b 2 at + b  2 at + b

Под знаком интеграла в правой части (14.5) стоит выражение вида


t2 − c at 2 + bt + c a at 2 + bt + c a
(13.6) при R1 ( t ) = , R2 ( t ) = , R3 ( t ) = 2
2 atx + b 2 at + b 2 at + b
Таким образом, в правой части (14.5) мы получаем интеграл от рациональной
дроби.
Рассмотрим теперь случай, когда квадратный трехчлен ax 2 + bx + c
имеет несовпадающие вещественные корни x1 и x2 . В этом случае
( )
ax 2 + bx + c = f ( x − x1 ) x − x 2 . Докажем, что в этом случае интеграл от
функции (14.3) рационализируется посредством подстановки

ax 2 + bx + c
t= , (14.6)
x − x1

192
называемой второй подстановкой Эйлера. В самом деле, возводя в квадрат
равенство ax 2 + bx + c = t ( x − x1 ) и сокращая полученное равенство на x − x1 ,
получим a ( x − x2 ) = t 2 ( x − x1 ) , так что

− ax2 + x1t 2 a ( x1 − x2 ) t 2a ( x1 − x2 ) t
x= , ax2 + bx + c = , dx = dt.
t2 − a t2 − a (t − a)
2
2

Таким образом,

∫ R ( x, )
ax 2 + bx + c dx =

 − ax2 + x1t 2 a ( x1 − x2 ) t  2a ( x1 − x2 ) t
= ∫ R ,  dt. (14.7)
− −  (t − a )
2 2 2
 t a t a 2

В правой части (14.7) под знаком интеграла стоит выражение вида


− ax2 + x1t 2 a ( x1 − x2 ) t 2a ( x1 − x2 ) t
(13.6) при R1 ( t ) = , R2 ( t ) = , R3 ( t ) = . Таким
t −a t −a ( )
2 2 2
t −a
2

образом, в правой части (14.7) получаем интеграл от рациональной дроби. W

dx
Пример 14.2. Вычислить интеграл I = ∫ . Поскольку
x + x2 + x + 1
квадратный трехчлен x 2 + x + 1 имеет комплексные корни, сделаем первую
подстановку Эйлера t = x + x 2 + x + 1. Откуда получим
t2 −1 t2 + t +1
x 2 + x + 1 = t 2 − 2tx + x 2 , или x + 1 = t 2 − 2tx , так что x = , dx = 2.
1 + 2t (1 + 2t )
t2 + t +1 A B D 
Таким образом, I =∫ dt = ∫  t 1 + 2t (1 + 2t )2 dt.
 + +
(1 + 2t )
2
 
Неопределенные коэффициенты A, B, D легко вычисляются:
A = 2, B = −3, D = −3 . Окончательно получим

193
3 3
I = 2ln t − ln 1 + 2t + +C =
2 2 (1 + 2t )
3 3
= 2ln x 2 + x + 1 + x − ln 1 + 2 x + 2 x 2 + x + 1 + + C. W
2
( )
2 1 + 2x + 2 x + x + 1
2

Вопросы для самопроверки:


1) Дайте определение дробно-линейной рациональности.
2) Дайте определение квадратичной иррациональности.
3) Дайте определение первой подстановки Эйлера.
4) Дайте определение второй подстановки Эйлера.

194
2.15. Лекция 15. Определенный интеграл. Функции
интегрируемые по Риману.

Определенный интеграл; определение интегральных сумм и их предела;


определение определённого интеграла Римана. Верхние и нижние интегральные суммы
Дарбу и их свойства. Теорема о необходимом и достаточном условии интегрируемости по
Риману функции. Три класса интегрируемых по Риману функций. Теорема о среднем
значении интегрируемой функции; обобщённая теорема о среднем значении.

2.15.1. Определение интеграла. Интегрируемость.

Определение 15.1. Будем говорить, что задано разбиение сегмента


[a,b], если заданы точки {xn } такие, что a = x0 < x1 < ... < xn −1 < xn = b . W
Рассмотрим функцию f(x), определенную в каждой точке сегмента
[a,b]. W
Определение 15.2. Интегральной суммой по данному разбиению {xn }
n n
называется число σ ( xk ,ξ k ) = ∑ f (ξ k )( xk − xk −1 ) или σ = ∑ f ( ξ k )∆xk , где ξ k --
k =1 k =1

некоторая точка сегмента [ xk −1 , xk ] , ∆xk = xk − xk −1 . Число d = max ∆xk ,1 ≤ k ≤ n


называется диаметром разбиения {xn } . W
Определение 15.3. Число I = lim σ ( xk , ξ k ) называется пределом
d →0

интегральных сумм σ ( xk ,ξ k ) при стремлении диаметра d разбиений {xn } к


нулю, если для всякого ε > 0 существует такое число δ = δ ( ε ) > 0 , что из
условия d < ε при любом выборе промежуточных точек ξ k следует
неравенство I − σ < ε . W
Определение 15.4. Функция f(x) называется интегрируемой по Риману
на сегменте [a,b], если для этой функции на указанном сегменте существует
предел I ее интегральных сумм σ при стремлении диаметра d разбиений {xn }
к нулю. W
Число I называется определенным интегралом Римана от функции f(x)
b
в пределах от а до b и обозначается символом ∫ f ( x )dx = limσ ( x ,ξ ) , число
a
d →0
k k

195
а называют нижним пределом, а число b -- верхним пределом
интегрирования.

Утверждение 15.1. Если функция f(x) не является ограниченной на


сегменте [a,b], то эта функция не интегрируема на этом сегменте. W
Однако, функция Дирихле D(x), равная нулю в иррациональных и
единице в рациональных точках сегмента [a,b], представляет собой пример
ограниченной и неинтегрируемой на этом сегменте функции.

2.15.2. Верхние и нижние суммы Дарбу и их свойства.

Определение 15.5. Утверждение 15.1 дает основание рассматривать в


дальнейшем только ограниченные на данном сегменте функции (ибо
неограниченные функции заведомо не являются интегрируемыми по
Риману). W
Пусть f(x) - ограниченная на сегменте [a,b] функция и {xn } —
произвольное разбиение этого сегмента. Так как f(x) ограничена на сегменте
[a,b] , то она ограничена и на любом частичном сегменте [ xk −1 , xk ] , а поэтому
у функции f(x) существуют точная нижняя грань mk = inf f ( x ) и точная
верхняя грань M k = sup f ( x ) на частичном сегменте x ∈ [ xk −1 , xk ] .
n n
Определение 15.6. Суммы S = ∑ M k ∆xk и s = ∑ mk ∆xk называются
k =1 k =1

соответственно верхней и нижней суммами функции f(x) для данного


разбиения {xn } сегмента [a,b] . W
Рассмотрим основные свойства верхней и нижней сумм.
Лемма 15.1. Пусть σ ( xk , ξ k ) - интегральная сумма, отвечающая
данному разбиению {xn } . Тогда при любом выборе промежуточных точек ξ k
всегда справедливы неравенства

s ≤ σ ≤ S,

где s и S — соответственно нижняя и верхняя суммы, отвечающие тому же


разбиению. W

196
Лемма 15.2. Пусть {xn } — произвольное фиксированное разбиение
сегмента [a,b] , ε — произвольное положительное число. Тогда можно
выбрать промежуточные точки ξ k так, чтобы интегральная сумма σ ( xk , ξ k ) и
верхняя сумма S удовлетворяли неравенству 0 ≤ S − σ ( xk ,ξ k ) < ε .
Промежуточные точки η k можно выбрать и таким образом, чтобы для
интегральной суммы σ ( xk ,ηk ) и нижней суммы s выполнялись неравенства
0 ≤ σ ( xk ,ξ k ) − s < ε . W
Следствие. Для любого фиксированного разбиения {xn } справедливы
следующие соотношения: S = supσ ( xk ,ξ k ) , s = inf σ ( xk ,ηk ) , где точные
верхняя и нижняя грани берутся по всевозможным промежуточным точкам.
W
Лемма 15.3. При измельчении данного разбиения верхняя сумма может
только уменьшиться, а нижняя сумма — только увеличиться. W
Лемма 15.4. Для двух произвольных и, вообще говоря, различных
разбиений сегмента [a,b] нижняя сумма одного из этих разбиений не
превосходит верхней суммы другого разбиения. W
Следствие. Множество верхних сумм данной функции f(x),
отвечающих всевозможным разбиениям сегмента [a,b] , ограничено снизу.
Множество нижних сумм ограничено сверху. W
Определение 15.7. Верхним интегралом Дарбу от функции f(x)
называется число I * , равное точной нижней грани множества верхних сумм
{S} данной функции f(x) для всевозможных разбиений сегмента [a,b] .
Нижним интегралом Дарбу от функции f(x) называется число I * , равное
точной верхней грани множества нижних сумм {s} данной функции f(x) для
всевозможных разбиений сегмента [a,b] . W
Лемма 15.5. Нижний интеграл Дарбу всегда не превосходит верхнего
интеграла Дарбу, т. е. I* ≤ I * . W
Пусть M = sup f ( x ) , m = inf f ( x ) , x ∈ [ a, b ] , a {xk } — произвольное
разбиение сегмента [a,b] , d — диаметр этого разбиения. Обозначим через
{xk '} разбиение, полученное из разбиения {xk } путем добавления к нему l
произвольных новых точек. Пусть S и s — верхняя и нижняя суммы

197
разбиения {xk } , а S ' и s ' — верхняя и нижняя суммы разбиения {xk '} .
Справедливо следующее утверждение.
Лемма 15.6. Для разностей S − S ' и s − s ' выполняются следующие
неравенства: S − S ' ≤ ( M − m ) d , s ' − s ≤ ( M − m ) d . W
Определение 15.8. Число A = lim S называется пределом верхних сумм
d →0

S при стремлении к нулю диаметра разбиений d, если для любого


положительного числа ε можно указать положительное число δ такое, что
при условии d < δ выполняется неравенство S − A < ε . W
Аналогично определяется предел B нижних сумме при стремлении d к
нулю.
Лемма 15.7(основная лемма Дарбу). Верхний интеграл Дарбу I *
является пределом верхних сумм S при стремлении диаметра d разбиений к
нулю, т. е. I * = lim S . Аналогично I* = lim s . W
d →0 d →0

2.15.3. Необходимые и достаточные условия интегрируемости функций.


Классы интегрируемых функций.

Теорема 15.1. Для того чтобы ограниченная на сегменте [a,b] функция


f(x) была интегрируема на этом сегменте, необходимо и достаточно, чтобы
выполнялось paвeнcтвo I* = I * . W
Теорема 15.2(основная теорема). Для того чтобы ограниченная на
сегменте [a,b] функция f(x) была интегрируемой на этом сегменте,
необходимо и достаточно, чтобы для любого ε > 0 нашлось такое разбиение
{xk } сегмента [a,b] , для которого S − s < ε . W
При описании классов функций, интегрируемых по Риману на сегменте
[a,b] , важную роль играет класс непрерывных функций.
Теорема 15.3. Непрерывные на сегменте [a,b] функции интегрируемы
на этом сегменте по Риману. W
Следующая теорема дает достаточное условие интегрируемости
некоторого класса разрывных функций. Будем говорить, что точка x покрыта
интервалом, если она содержится в указанном интервале.

198
Теорема 15.4. Пусть функция f(x) определена и ограничена на сегменте
[a,b] . Если для любого числа ε > 0 можно указать конечное число
интервалов, покрывающих все точки разрыва этой функции и имеющих
общую сумму длин, меньшую ε , то функция f(x) интегрируема по Риману на
сегменте [a,b] . W
Следствие теоремы 15.4. Ограниченная на сегменте [a,b] функция
f(x), имеющая лишь конечное число точек разрыва, интегрируема на этом
сегменте. В частности, кусочно-непрерывная на данном сегменте функция
интегрируема на этом сегменте. W
Замечание. Пусть функция f(x) интегрируема на сегменте [a,b] , а
функция g(x) совпадает с функцией f(x) во всех точках сегмента [a,b], кроме
быть может, конечного числа точек. Тогда функция g(x) интегрируема на
сегменте [a,b]
b b

∫ f ( x) = ∫ g ( x).
a a

Теорема 15.5. Монотонная на сегменте [a,b] функция f(x) интегрируема


по Риману на этом сегменте. W
Имеет место теорема об интегрируемости суперпозиции двух функций.
Теорема 15.6. Пусть функция f(x) интегрируема по Риману на сегменте
[a,b] , M и m - ее точные верхняя и нижняя грани на [a,b] . Пусть, далее,
функция ϕ ( x ) определена на сегменте [ m, M ] и удовлетворяет условию
Липшица: существует неотрицательное число С , такое что для любых x1 , x2
из сегмента [ m, M ] выполняется неравенство

ϕ ( x1 ) − ϕ ( x2 ) ≤ C x1 − x2 ,

тогда сложная функция h ( x ) = ϕ ( f ( x ) ) интегрируема по Риману на сегменте


[a,b] . W

199
2.15.4. Свойства интеграла Римана.

a) Пусть функции f ( x ) и g ( x ) интегрируемы на сегменте [a,b] . Тогда


функции f ( x ) ± g ( x ) также интегрируемы на этом сегменте, причем

b b b

∫ ( f ( x ) ± g ( x ) ) dx = ∫ f ( x ) dx ± ∫ g ( x ) dx.
a a a

б) Если функция f ( x ) интегрируема на сегменте [a,b] , то функция


cf ( x ) , где c = const , также интегрируема на этом сегменте, причем

b b

∫ cf ( x ) dx = c ∫ f ( x ) dx.
a a

n
Следствие. Линейная комбинация ∑c f ( x)
i =1
i i интегрируемых функций

f i ( x ) является интегрируемой функцией.


в) Пусть функции f ( x ) и g ( x ) интегрируемы на сегменте [a,b] . Тогда
f ( x ) g ( x ) также интегрируема на этом сегменте.
г) Пусть функция f ( x ) интегрируема на сегменте [a,b] . Тогда эта
функция интегрируема на любом сегменте [c,d] , содержащемся в сегменте
[a,b]. W

Будем по определению всегда считать, что интеграл Римана от


функции, взятый в пределах от точки а до точки а, равен нулю, т. е.
a

∫ f ( x ) dx = 0. Это свойство следует рассматривать как соглашение. Считаем


a
a b
также, что при a < b , по определению, ∫ f ( x ) dx = − ∫ f ( x ) dx
b a
для любой

интегрируемой функции. Эту формулу следует также рассматривать как


соглашение.

200
д) Если функция f ( x ) интегрируема на сегментах [a,c] и [c,b] , то
функция f ( x ) интегрируема и на сегменте [a,b] , причем

b c b

∫ f ( x ) dx = ∫ f ( x ) dx + ∫ f ( x ) dx.
a a c

2.15.5. Оценки интегралов.

а) Если функция f ( x ) интегрируема на сегменте [a,b] и f ( x ) ≥ 0 для


всех x из [a,b] , то интеграл от функции f ( x ) по этому сегменту
неотрицателен.
б) Интегрирование неравенства. Если функции f ( x) и g ( x)
интегрируемы на сегменте [a,b] и f ( x ) ≤ g ( x ) для всех x из [a,b] , то

b b

∫ f ( x ) dx ≤ ∫ g ( x ) dx.
a a

в) Пусть функция f ( x ) непрерывна и неотрицательна на сегменте


[a,b] . Если существует хотя бы. одна точка x0 сегмента [a,b] , в которой
f ( x0 ) > 0 , то найдется положительное число α .такое, что

∫ f ( x ) dx ≥ α > 0.
a

г) Если функция f ( x ) интегрируема по Риману на сегменте [a,b] , то


функция f ( x ) интегрируема на этом сегменте и

b b

∫ f ( x ) dx ≤ ∫ f ( x ) dx.
a a

201
д) Первая формула среднего значения. Пусть каждая из функций
f ( x ) и g ( x ) интегрируема на сегменте [a,b] и функция g ( x ) ,. кроме того,
неотрицательна (или неположительна) на этом сегменте. Обозначим через M
u m точные грани f ( x ) на сегменте [a,b] . Тогда найдется число µ ,
удовлетворяющее неравенствам m≤µ≤M и такое, что справедлива
следующая формула:

b b

∫ f ( x ) g ( x ) dx = µ ∫ g ( x ) dx.
a a
(15.1)

При дополнительном предположении о непрерывности f ( x ) на сегменте


[a,b] можно утверждать, что на этом сегменте найдется точка ξ такая, что
справедлива формула

b b

∫ f ( x ) g ( x ) dx = f (ξ ) ∫ g ( x ) dx.
a a
(15.2)

Формулу (15.1) и (15.2) принято называть первой формулой среднего


значения.
Следствие. Сформулируем отдельно доказанную нами теорему для
частного случая g ( x ) ≡ 1 .
Пусть функция f ( x ) интегрируема на сегменте [a,b] , а символы M u
m обозначают точные грани f ( x ) на указанном сегменте. Тогда найдется
число µ , удовлетворяющее неравенствам m≤µ≤M и такое, что
справедлива формула
b

∫ f ( x ) dx = µ ( b − a ).
a

При дополнительном предположении о непрерывности f ( x ) на [a,b] можно


утверждать, что на этом сегменте найдется точка ξ такая, что справедлива
формула

202
b

∫ f ( x ) dx = f (ξ )( b − a ).
a
(15.3)

Формулу (15.3) обычно также называют формулой среднего значения.


е) Вторая формула среднего значения. Пусть функция f ( x)
интегрируема, а функция g ( x ) монотонна на сегменте [a,b] . Тогда на этом
сегменте найдется число ξ такое, что

b ξ b

∫ f ( x ) g ( x ) dx = g ( a ) ∫ f ( x ) dx + g ( b ) ∫ f ( x ) dx.
a a ξ

Вопросы для самопроверки:


1) Дайте определение интегральной суммы.
2) Дайте определение интегрируемой по Риману функции.
3)Перечислите основные свойства верхней и нижней сумм Дарбу.
4) Перечислите классы интегрируемых по Риману функций.
5)Перечислите основные свойства интеграла Римана.
6) Указать первой формулой среднего значения.

203
2.16. Лекция 16. Формула Ньютона – Лейбница. Замена
переменной в определённом интеграле.

Определённый интеграл как функция верхнего предела. Теоремы о непрерывности


и дифференцируемости и, как следствие, теорема о существовании первообразной для
любой непрерывной функции. Формула Ньютона – Лейбница. Интегральная форма
остаточного члена в разложении Тейлора. Замена переменной в определённом интеграле.

2.16.1. Определённый интеграл как функция верхнего предела.


Формула Ньютона – Лейбница.

Рассмотрим интегрируемую на сегменте [a,b] функцию f ( x ) . Пусть p


принадлежит [a,b] . Тогда для любого x из [a,b] функция f ( x ) интегрируема
x
на [p,x] , и поэтому на сегменте [a,b] определена функция F ( x ) = ∫ f ( t ) dt ,
p

которая называется интегралом с переменным верхним пределом.


Аналогично определяется функция F ( x ) на интервале ( a,b ) при условии, что
f ( x ) определена на интервале ( a,b ) и интегрируема на любом сегменте,
принадлежащем этому интервалу.
Теорема 16.1. Если функция f ( x ) интегрируема на сегменте [a,b] , p --
x
любая точка этого сегмента, то производная функции F ( x ) = ∫ f ( t ) dt
p

существует в каждой точке xo непрерывности подынтегральной функции,


причем F ′ ( xo ) = f ( xo ) . W
Следствие. Любая непрерывная на сегменте [a,b] функция f ( x ) имеет
на этом сегменте первообразную. Одной из первообразных является функция
x
F ( x ) = ∫ f ( t ) dt . W
p

Замечание 1. Теорема остается справедливой, если f ( x ) непрерывна


на интервале ( a,b ) . В этом случае в качестве нижнего предела надлежит
взять любую точку p этого интервала.

204
Замечание 2. Можно рассматривать и функцию нижнего предела
q

интеграла от f ( x ) , т. е. функцию Φ ( x ) = ∫ f ( t ) dt . Для такой функции


x

Φ′ ( x ) = − f ( x ) .
Замечание 3. Если функция f ( x ) интегрируема на любом сегменте,
содержащемся в интервале ( a,b ) , то интеграл с переменным верхним
пределом есть непрерывная на ( a,b ) функция верхнего предела.
Замечание 4. Интегралы с переменным верхним (или нижним)
пределом можно использовать для определения новых функций, не
выражающихся через элементарные функции.
x

∫e
−t 2
Так, например, интеграл dt называется интегралом Пуассона,
0
x
dt
интеграл ∫ ,0 < k < 1 называется эллиптическим интегралом,
0 (1 − t 2 )(1 − k 2t )
x x
sin t cos t
интегралом, ∫ dt -- интегральным синусом, ∫ dt -- интегральным
0
t 0
t
косинусом.
Теорема 16.2(основная теорема интегрального исчисления). Для того
чтобы вычислить определенный интеграл по сегменту [a,b] от непрерывной
функции f ( x ) , следует вычислить значение произвольной ее первообразной
в точке b и в точке a и вычесть из первого значения второе.
Доказательство. Известно, что любые две первообразные функции
f ( x ) , заданной на сегменте [a,b] , отличаются на постоянную. Поэтому если
x
F ( x ) = ∫ f ( t ) dt , а Φ ( x ) -- любая другая первообразная непрерывной
a

функции f ( x ) , то Φ ( x ) − F ( x ) = C = const . Положим в последней формуле


a
сначала x = a , а затем x = b . Как мы условились (см. лекцию 15), ∫ f ( t ) dt = 0
a

205
для любой функции, принимающей конечное значение в точке а, поэтому
a
Φ ( x ) = C , Φ ( b ) = ∫ f ( x ) dx + C. Отсюда
a
a

∫ f ( x ) dx = Φ ( b ) − Φ ( a ) ≡ Φ ( x ) | . W
b
a (16.1)
a

Определение 16.1. Формула (16.1) называется основной формулой


интегрального исчисления или формулой Ньютона - Лейбница. W

2.16.2. Правила вычисления определенных интегралов.

Лемма 16.1. Пусть функция x = g (t ) имеет непрерывную


производную на сегменте [ m, M ] и min g ( t ) = a, max g ( t ) = b, t ∈ [ m, M ] ,
причем g ( m ) = a, g ( M ) = b. Тогда

a M

∫ f ( x ) dx = ∫ f  g ( t )g ′ (t ) dt (16.2)
a m

(при условии, что функция f ( x ) непрерывна на сегменте [a,b] ). W


Указанная формула (16.2) называется формулой замены переменной
под знаком определенного интеграла.
Лемма 16.1. Пусть функции f ( x ) и g ( x ) имеют непрерывные
производные на сегменте [a,b] , тогда

a b

∫ f ( x ) g ′ ( x ) dx = f ( x ) g ( x ) |ba − ∫ g ( x ) f ′ ( x ). W (16.3)
a a

Формула (16.3) устанавливает правило интегрирования по частям.

206
2.16.4. Остаточный член формулы Тейлора в интегральной форме.

Пусть функция f ( x ) имеет в некоторой ε -окрестности точки a


непрерывную производную ( n + 1) -го порядка. Пусть x принадлежит
указанной окрестности. Рассмотрим равенство

x
f ( x ) − f ( a ) = ∫ f ′ ( t ) dt.
a

Полагая u (t ) = f ′(t ) , v (t ) = − ( x − t ) , применим к интегралу


x x

∫ f ′( t ) dt = ∫ u ( t )dv ( t ) формулу интегрирования по частям (16.3). Получим


a a

x x
f ( x ) − f ( a ) = ∫ f ′ ( t ) dt = −  f ′ ( t )( x − t )  |ax + ∫ f ′′ ( t )( x − t ) dt =
a a
x
= f ′ ( a )( x − a ) + ∫ f ′′ ( t )( x − t ) dt.
a

Таким образом, последовательно интегрируя по частям, получим

x x
f ( x ) − f ( a ) = ∫ f ′ ( t ) dt = f ′ ( a )( x − a ) + ∫ f ′′ ( t )( x − t ) dt =
a a
x
1 1
= f ′ ( a )( x − a ) + f ′′ ( a )( x − a ) + ∫ f ′′′ ( t )( x − t ) dt = ...
2 2

2 2a
n
1 (k )
=∑ f ( a )( x − a ) + Rn+1 ( x ) ,
k

k −1 k !

где
x
1
Rn +1 ( x ) = ∫ f ( ) ( t )( x − t ) dt.
n +1 n
(16.4)
n! a

207
Определение 16.1. Выражение Rn +1 ( x ) в (16.4) является остаточным
членом разложения Тейлора для функции f ( x ) в окрестности точки a. Эта
форма остаточного члена называется интегральной формой. W
Если применить первую формулу среднего значения (см. свойство
(15.2)), то

f ( ) (ξ ) x
x n +1
1
Rn +1 ( x ) = ∫ f ( n +1)
( t )( x − t ) dt = ∫ ( x − t ) dt =
n n

n! a n! a

n +1 x
f(
n +1)
(ξ ) ( x − t ) f ( ) (ξ )
n +1

( x − a) ,
n +1
=− = (16.5)
n! n +1
a
( n + 1)!

где ξ - некоторая точка сегмента [a,x] .


Определение 16.2. Выражение Rn +1 ( x ) в (16.5) называется остаточным
членом разложения Тейлора для функции f ( x ) в окрестности точки a в
форме Лагранжа. W

Вопросы для самопроверки:


1) Приведите примеры интегральных функций, не выражающихся через
элементарные функции.
2) Укажите формулу Ньютона - Лейбница.
3) Укажите некоторые правила вычисления определенных интегралов.
4) Представление остаточного члена разложения Тейлора в интегральной
форме.

208
2.17. Лекция 17. Приближённое вычисление интегралов.

Приближённое вычисление интегралов. Метод прямоугольников и его


обоснование, формулы Симпсона.

2.17.1. Приближённое вычисление интегралов.

При решении ряда актуальных физических и технических задач


встречаются определенные интегралы от функций, первообразные которых
не выражаются через элементарные функции. Кроме того, в приложениях
приходится иметь дело с определенными интегралами, сами
подынтегральные функции которых не являются элементарными. Это
приводит к необходимости разработки приближенных методов вычисления
определенных интегралов.
Наиболее употребительными приближенными методами вычисления
определенных интегралов являются: методом прямоугольников, методой
трапеций и методом парабол. Основная идея этих методов заключается в
замене подынтегральной функции f ( x) функцией более простой природы --
многочленом, совпадающим с f ( x) в некоторых точках.
c
Рассмотрим при малых c интеграл
−c
∫ f ( x)dx , представляющий собой
площадь узкой криволинейной трапеции, лежащей под графиком функции
y = f ( x) на сегменте [ −c, c] .
Для метода прямоугольников заменим функцию f ( x) многочленом
c
нулевого порядка, а именно константой f (0) . При этом интеграл ∫ f ( x)dx
−c

приближенно заменится площадью прямоугольника шириной 2c и высотой


f (0) .
Ошибка, совершаемая при такой замене имеет порядок c3 .
Заменим, далее, функцию f ( x) многочленом первого порядка, а
именно, линейной функцией y = kx + b , совпадающей с f ( x) в точках −c и

209
c
c . При этом интеграл ∫ f ( x)dx
−c
приближенно заменится площадью

прямоугольной трапеции. Ошибка, совершаемая при такой замене, также


имеет порядок c 3 .
Заменим, наконец, функцию f ( x) многочленом второго порядка, т. е.
параболой y = Ax 2 + Bx + C , совпадающей с f ( x) в точках −c,0, c . При этом
c
интеграл ∫ f ( x)dx
−c
приближенно заменится площадью, лежащей под

параболой. При определенных требованиях на функцию f ( x) ошибка,


совершаемая при такой замене, имеет порядок c 5 .
c
Если потребуется вычислить интеграл ∫ f ( x)dx
−c
по любому сегменту

[a, b] , естественно разбить этот сегмент на достаточно большое число малых


сегментов и к каждому из этих сегментов применить изложенные выше
рассуждения. При этом мы и придем к методам прямоугольников, трапеций и
парабол в их общем виде
Определение 17.1. Пусть λ1 , λ2 ,..., λn -- какие угодно положительные
числа. Любое число c вида

λ1 f ( x1 ) + λ2 f ( x2 ) + ... + λn f ( xn )
c=
λ1 + λ2 + ... + λn

называется усреднением n чисел f ( x1 ), f ( x2 ),..., f ( xn ) . W


Очевидно, что если все числа f ( x1 ), f ( x2 ),..., f ( xn ) заключены между
числами m и M ( m ≤ M ) , то и любое усреднение c этих чисел удовлетворяет
неравенствам m < c < M .
Предположим далее, что функция f ( x) непрерывна на сегменте [ a, b]
и все значения x1 , x2 ,..., xn лежат на этом сегменте. Тогда, какое бы
усреднение n чисел f ( x1 ), f ( x2 ),..., f ( xn ) мы ни взяли, на сегменте [ a, b ]
найдется точка ξ такая, что это усреднение равно значению f (ξ ) в точке ξ ;

210
λ1 f ( x1 ) + λ2 f ( x2 ) + ... + λn f ( xn )
= f (ξ ) (17.1)
λ1 + λ2 + ... + λn

или в виде

λ1 f ( x1 ) + λ2 f ( x2 ) + ... + λn f ( xn )
( b − a ) = f (ξ ) ( b − a ) . (17.2)
λ1 + λ2 + ... + λn

С другой стороны, для непрерывной на сегменте [ a, b] функции f ( x) ,


согласно (15.3), найдется точка ξ ′ из сегмента [ a, b] такая, что справедлива
формула среднего значения

∫ f ( x)dx = f (ξ ′)(b − a) .
a
(17.3)

Сопоставление формул (17.2) и (17.3) позволяет сделать


предположение о том, что при некотором разумном выборе чисел λ1 , λ2 ,..., λn
b
и точек x1 , x2 ,..., xn вычисление интеграла ∫ f ( x)dx
a
можно с большой

точностью заменить вычислением суммы, стоящей в левой части формулы


(17.2). Именно на этой идее разумного выбора чисел λ1 , λ2 ,..., λn и точек
x1 , x2 ,..., xn и основаны приближенные методы вычисления интеграла.

2.17.2. Метод прямоугольников.

Считаем, что функция f ( x) имеет на рассматриваемом сегменте


непрерывную вторую производную. Начнем с рассмотрения интеграла в
c
симметричных пределах ∫ f ( x)dx . В формулах (17.2) и (17.3) положим n = 1 ,
−c

a = −c , b = c , x1 = 0 , λ1 = 1 . Тогда, очевидно, ξ = 0 и правая часть (17.2) равна


f (0) ⋅ 2c . Таким образом,

211
c

∫ f ( x)dx = f (0) ⋅ 2c + R ,
−c
(17.4)

где символом R обозначен остаточный член. Оценим величину остаточного


члена R. Обозначим через F ( x ) первообразную функции f ( x) . По формуле
c
Ньютона - Лейбница ∫ f ( x)dx = F (c) − F (−c) , поэтому
−c

R = F (c ) − F ( −c ) − f (0) ⋅ 2c . (17.5)

Разложим по формуле Маклорена функцию ψ ( x ) = F ( x) − F ( − x) . Беря


остаточный член в форме Лагранжа, получим

f ′′ (ξ ) 3
ψ ( c ) = F (c) − F ( −c) = 2 f (0) + 2 c ,
3!

где ξ ∈ ( 0,c ) . Сопоставляя последнюю формулу с формулой (17.5), получим

f ′′ (ξ ) 3 f ′′ (ξ )
R=2 c = ( 2c ) , −c < ξ < c .
3

3! 24

Из полученной оценки остаточного члена видно, что формула (17.4)


тем точнее, чем меньше величина 2c . Поэтому для вычисления интеграла
b

∫ f ( x)dx удобно разбить сегмент [ a, b] на достаточно большое число n


a

частей и к каждой из этих частей применить формулу приближенного


интегрирования (17.4).
Считая, что функция f ( x) имеет на сегменте [ a, b] непрерывную
вторую производную, разобьем этот сегмент на 2n равных частей; при
помощи точек a = x0 < x1 < ... < x2 n = b . Обозначим через x2 k +1 среднюю точку
сегмента [ x2 k , x2 k +2 ] . Тогда

212
b−a
b

∫ f ( x)dx =  f ( x1 ) + f ( x3 ) + ... + f ( x2 n−1 )  + R , (17.6)


a
n 
где
(b − a ) 3 (b − a ) 3
R = R1 + R2 + ... + Rn =  f ′′ ( 1)
ξ + f ′′ ( 2)
ξ + ... + f ′′ ( n )
ξ  = f ′′ (ξ ) ,
24n 3  24n3

a < ξ < b . Здесь воспользовались формулой усреднения (17.1) для f ′′( x ) при
λ1 = λ2 = ... = λn = 1 , ξ ∈ ( a, b ) .
Формула (17.6) называется формулой прямоугольников.

2.17.3. Метод парабол.

Предположим, что функция имеет на рассматриваемом сегменте


непрерывную четвертую производную, и снова начнем с вычисления
c

интеграла ∫ f ( x)dx .
−c

Как и выше, будем исходить из формул (17.1) -- (17.3), но при этом


положим в этих формулах n = 3 , a = −c , b = c , λ1 = λ3 = 1 , λ2 = 4 ,
x1 = −c, x2 − 0, x3 = c . Тогда

f ( −c ) + 4 f (0) + f (c )
c


−c
f ( x) dx =
3
c+R

где R -- остаточный член. Вычисления показывают, что

f ( ) (ξ )
4

R=− ( 2c ) ,
5

2880

где ξ -- некоторое значение аргумента из сегмента [ −c, c ] .

213
b
Для вычисления интеграла ∫ f ( x)dx разделим сегмент [ a, b ] на n
a

x2 k + x2 k + 2
равных частей точками a = x0 < x1 < ... < x2 n = b и положим x2 k +1 = .
2
Получим

b n −1 x2 k + 2 n −1
 f ( x2 k ) + 4 f ( x2 k +1 ) f ( x2 k + 2 ) 
∫ f ( x )dx = ∑ ∫ f ( x )dx = ∑ ( x2 k + 2 − x2 k ) + Rk  =
a k = 0 x2 k k =0  6 
b−a n −1 n −1

=
6n 
f ( a ) + f (b ) + 2 ∑
k =1
f ( x2 k ) + 4∑k =0
f ( x2 k +1 )  + R,

(17.7)

где
f(
4)
(ξ 0 ) + f(
4)
(ξ1 ) + ... + f(
4)
(ξn−1 ) f ( ) (ξ )
4

R=− ( − ) = − ( − )
5 5
b a b a , (17.8)
2880n5 2880n5
a <ξ <b.

Формула (17.7) называется формулой Симпсона или формулой парабол.


Формула Симпсона имеет следующий геометрический смысл: площадь
криволинейной трапеции, лежащей под графиком функции f ( x) на сегменте
[a, b] , приближенно заменяется суммой площадей криволинейной трапеции,
лежащих под параболами на интервалах разбиения сегмента [ a, b] .

Пример 17.1. Применим формулу Симпсона для вычислению


x0

интеграла I ( x0 ) = ∫ e− x dx , ограничиваясь для простоты значениями x0 из


2

0 ≤ x ≤ 1. f ( x) = e− x
2
сегмента Полагая и вычисляя производную
f(
4)
( x ) = 4 ( 4 x 4 − 12 x 2 + 3) e− x
2
без труда убедимся в том, что для всех x из

сегмента 0 ≤ x ≤ 1 во всяком случае f (


4)
( x ) < 20 . Исходя из оценки (17.8),
1
можем утверждать, что R < . Значит, разбив сегмент [0, x0 ] всего на 5
144n4
равных частей и заменив рассматриваемый интеграл суммой, стоящей в

214
правой части формулы Симпсона, мы вычислим этот интеграл с точностью
1 1
до < .
144 ⋅ 5 90000
4

Вопросы для самопроверки:


1) Изложите основную идею методов приближённого вычисления интегралов
2) Дайте определение усреднения n чисел
3) Определить порядок остаточного члена в формуле прямоугольников.
4) Определить порядок остаточного члена в формуле Симпсона.

215
Модуль III. Несобственные интегралы и ряды.

3.1. Лекция 1. Несобственные интегралы I рода и их


свойства.

Несобственные интегралы I рода. Критерий Коши сходимости интеграла, общий


признак сравнения для несобственных интегралов I рода; замена переменных.
Определение абсолютно сходящихся интегралов I рода. Определение главного значения
несобственного интеграла (интеграл Коши).

3.1.1. Понятие несобственного интеграла первого рода.

Перенесем; понятие определенного интеграла на случай, когда область,


по которой производится интегрирование, является бесконечной. На прямой
−∞ < x < +∞ существует три типа бесконечных связных, замкнутых
множеств: 1) полупрямая a ≤ x < +∞ ; 2) полупрямая −∞ < x ≤ b ; 3) вся
бесконечная прямая −∞ < x < +∞ . Рассмотрим первое из указанных
множеств.
Предположим, что функция f ( x ) определена на полупрямой
a ≤ x < +∞ и что для любого числа A, удовлетворяющего неравенству A ≥ a ,
A
существует определенный интеграл Римана F ( A) = ∫ f ( x )dx .
a

Возникает вопрос о существовании предела функции F ( A) , A → +∞

A
lim F ( A) = lim ∫ f ( x )dx. (1.1)
A→+∞ A→+∞
a

Определение 1.1. Предел (1.1) в случае, если он существует,


называется несобственным интегралом первого рода от функции f ( x ) no
полупрямой [a, +∞ ) и обозначается символом

+∞

∫ f ( x )dx
a
(1.2)

216
При этом говорят, что несобственный интеграл (1.1) сходится, и пишут
равенство
+∞ A

∫ f ( x )dx = lim ∫ f ( x )dx. W


a
A→+∞
a

Символ (1.2) употребляют и в случае, если указанного выше предела


(1.1) не существует, но в этом случае говорят, что несобственный интеграл
(1.2) расходится.
Совершенно аналогично определяются несобственные интегралы по
полупрямой −∞ < x ≤ b и по всей бесконечной прямой −∞ < x < +∞ и
b +∞
обозначаются: ∫ f ( x )dx , ∫ f ( x )dx .
−∞ −∞

Пример 1.1. Изучим вопрос о сходимости несобственного интеграла


+∞
dx
∫ 1+ x
0
2
.

1
Поскольку функция f ( x) = при любом A > 0 интегрируема на
1 + x2
сегменте [ 0, A] , причем для нее
A
dx
F ( A) = ∫ = arctgx |0A = arctgA,
0
1+ x 2

то
lim F ( A) = lim arctgA = π / 2.
A→+∞ A→+∞
+∞
dx
Поэтому несобственный интеграл ∫ 1+ x
0
2
сходится и для него

+∞
dx π
справедливо равенство ∫ 1+ x
0
2
=
2
.

217
+∞
dx
Пример 1.2. Рассмотрим несобственный интеграл ∫x
a
λ
, где a и λ --

произвольные вещественные числа, ( a > 0) .


1
Так как функция f ( x) = при любом A > 0 интегрируема на сегменте

+∞ A
dx x1− λ A1−λ − a1−λ
[ a , A] , причем F ( A) = ∫ = = при λ ≠ 1, то при λ > 1
a
xλ 1 − λ a
1− λ
a1−λ
предел F ( A) при A → +∞ существует и равен , а при λ ≤ 1 указанный
λ −1
предел не существует. Таким образом, при λ > 1 несобственный интеграл
+∞ +∞
dx a1−λ dx
∫a

сходится и равен
λ −1
, а при λ ≤ 1 интеграл ∫x
a
λ
расходится.

3.1.2. Критерий Коши сходимости несобственного интеграла


первого рода. Достаточные признаки сходимости.

Вопрос о сходимости несобственного интеграла 1-го рода


эквивалентен вопросу о существовании предельного значения функции
A
F ( A) = ∫ f ( x )dx при A → +∞ . Для существования предельного значения
0

функции F ( A) при A → +∞ необходимо и достаточно, чтобы она


удовлетворяла следующему условию Коши: для любого ε > 0 можно указать
такое B > a , что для любых A1 , A2 , превосходящих B , выполняется
неравенство

A2

F ( A2 ) − F ( A1 ) = ∫ f ( x )dx < ε .
A1

Таким образом, справедливо следующее утверждение.


Утверждение 1.1 (критерий Коши сходимости несобственного
интеграла). Для сходимости несобственного интеграла (1.2) необходимо и

218
достаточно, чтобы для любого ε > 0 можно было указать B > a , что для
любых A1 , A2 , превосходящих B ,

A2

∫ f ( x )dx < ε . W
A1

Замечание. Отметим, что из сходимости несобственного интеграла не


вытекает даже ограниченность подынтегральной функции. Например,
интеграл с функцией f ( x) равной нулю для всех нецелых x и равной целому
числу n при x = n , очевидно, сходится, хотя подынтегральная функция не
ограничена.
Будем считать, что функция f ( x) задана на полупрямой a ≤ x < +∞ и
A
для любого A > a существует обычный интеграл ∫ f ( x )dx .
a

Утверждение 1.2 (общий признак сравнения). Пусть на полупрямой


a ≤ x < +∞

f ( x) ≤ g ( x) .

+∞
Тогда из сходимости интеграла ∫ g ( x )dx
a
вытекает сходимость интеграла

+∞

∫ f ( x )dx . W
a

Утверждение 1.3 (частный признак сравнения). Пусть на полупрямой


a ≤ x < +∞ функция f ( x) удовлетворяет соотношению f ( x) ≤ c / xλ , где c и
+∞
λ -- постоянные, λ > 1. Тогда интеграл ∫ f ( x )dx
a
сходится. Если же

существует такая постоянная c > 0 , что на полупрямой 0 < a ≤ x < +∞


справедливо соотношение f ( x) ≥ c / xλ , в котором λ ≤ 1 , то интеграл
+∞

∫ f ( x )dx
a
расходится.

219
Утверждение этой теоремы вытекает из утверждения 1.2 и примера 1.2,
рассмотренного в предыдущем пункте (достаточно положить g ( x) = c / x λ ). W
Следствие (частный признак сравнения в предельной форме). Если при
+∞

∫ f ( x )dx
λ
λ > 1 существует конечный предел lim f ( x) x = c , то интеграл
x→+∞
a

сходится. Если же при λ ≤1 существует положительный предел


+∞
lim f ( x ) x λ = c > 0 , то интеграл
x →+∞ ∫ f ( x )dx расходится.
a

3.1.3. Абсолютная и условная сходимость несобственных


интегралов.

+∞
Определение 1.1. Несобственный интеграл ∫ f ( x )dx
a
называется

+∞
абсолютно сходящимся, если сходится интеграл ∫ f ( x ) dx . W
a
+∞
Определение 1.2. Несобственный интеграл ∫ f ( x )dx
a
называется

+∞
условно сходящимся, если он сходится, а интеграл ∫ f ( x ) dx расходится. W
a

Замечание. Положив в утверждении 1.2 g ( x) = f ( x) , получим, что из


абсолютной сходимости несобственного интеграла вытекает его сходимость.
Утверждение 1.4 (признак Дирихле-- Абеля).. Пусть выполнены
следующие три условия:
1) функция f ( x) непрерывна на полупрямой a ≤ x < +∞ и имеет на
этой полупрямой ограниченную первообразную F ( x ) ;
2) функция g ( x ) определена и монотонно не возрастает на полупрямой
a ≤ x < +∞ и имеет равный нулю предел при x → +∞ ;
3) производная g ′( x) функции g ( x) существует и непрерывна в каждой
точке полупрямой a ≤ x < +∞ .

220
+∞
Тогда несобственный интеграл ∫ f ( x )g ( x ) dx сходится. W
a

+∞
sin x
Пример 1.3. Рассмотрим интеграл ∫ dx, λ > 0 . Полагая f ( x) = sin x ,
1

λ
g ( x) = 1/ x , легко убедиться, что для этого интеграла выполнены все условия
утверждения 1.4. Поэтому интеграл сходится.

Вопросы для самопроверки:


1) Дайте определение несобственного интеграла первого рода.
2) Сформулируйте критерий Коши сходимости несобственного интеграла
первого рода.
3) В чем отличие частного признака сравнения от общего признака сравнения
4) Дайте определение абсолютно сходящегося несобственного интеграла.
5) Дайте определение условно сходящегося несобственного интеграла.

221
3.2. Лекция 2. Интегрирование по частям несобственных
интегралов. Несобственные интегралы II рода.

Интегрирование по частям несобственных интегралов. Определение главного


значения несобственного интеграла в смысле Коши, теорема о главном значении нечетной
функции. Несобственные интегралы II рода. Критерий Коши сходимости интегралов II
рода, признак Дирихле – Абеля

3.2.1. Замена переменных под знаком несобственного интеграла и


формула интегрирования по частям.

Сформулируем условия, при которых действуют формулы замены


переменных и интегрирования по частям для несобственных интегралов
первого рода.
Утверждение 2.1. Пусть выполнены следующие условия:
1) функция f ( x) непрерывна на полуоси a ≤ x < +∞ ;
2) полуось a ≤ x < +∞ является множеством значений некоторой строго
монотонной функции x = g (t ) , заданной на полуоси α ≤ t < +∞ (или
−∞ < t ≤ α ) и имеющей на этой полуоси непрерывную производную;
3) g (α ) = a .
При этих условиях из сходимости одного из следующих
несобственных интегралов

+∞ +∞ α

∫ f ( x )dx и ∫ f ( g ( t ) )g ′ ( t ) dt (или ∫ f ( g (t ) )g ′ ( t ) dt )
a α −∞

вытекает сходимость другого интеграла и равенство этих интегралов. W


Утверждение 2.2. Пусть функции u ( x) и v( x) имеют непрерывные
производные на полупрямой a ≤ x < +∞ и, кроме того, существует
предельное значение lim [u ( x)v( x) ] = L . При этих условиях из сходимости
x→+∞

одного из интегралов

222
+∞ +∞

∫ u ( x)v′( x)dx и
a
∫ v( x)u′( x)dx
a

вытекает сходимость другого интеграла и справедливость формулы

+∞ +∞

∫ u( x)v′( x)dx = L − u(a)v(a) − ∫ v( x)u′( x)dx . W


a a

3.2.2. Несобственные интегралы второго рода.

Определение 2.1. Пусть на полусегменте [a, b) задана функция f ( x) .


Точку b мы будем называть особой, если функция не ограничена на
полусегменте [a , b) , но ограничена на любом сегменте [a, b − α ],α > 0
заключенном в полусегменте [a, b) . Предполагаем, что на любом таком
сегменте функция f ( x) интегрируема. W
При этих предположениях на полусегменте ( 0,b − a ) задана функция
аргумента α
b −α
F (α ) = ∫ f ( x )dx.
a
b −α
Определение 2.2. Правый предел lim F (α ) = ∫ f ( x )dx в случае, если
α →+0
a

он существует, называется несобственным интегралом второго рода от


функции f ( x) по сегменту [a, b] и обозначается символом

∫ f ( x )dx.
a
(2.1)

Говорят, что несобственный интеграл (2.1) сходится и пишут равенство

b b −α

∫ f ( x )dx = lim ∫ f ( x )dx. W


α → +0
a a

223
Символ (2.1) употребляют и в случае, если указанный предел не
существует. В этом случае говорят, что несобственный интеграл (2.1)
расходится.

Пример 2.1. Рассмотрим на полусегменте [ a, b) функцию


1
f ( x) = , λ > 0 . Ясно, что точка b является особой точкой для этой
(b − x )
λ

функции. Кроме того, очевидно, что функция интегрируема на любом


сегменте [a, b − α ],α > 0 , причем

1− λ b −α
(b − x) (b − a )
b −α 1− λ
1 − α 1− λ
∫ (b − x)
a
λ
dx = −
1− λ
=
1− λ
при λ ≠ 1,
a
b −α
1 b −α
∫ (b − x ) λ
dx = − ln ( b − x ) a = ln ( b − a ) − ln α при λ = 1 ,
a

(b − a )
b −α 1−λ
1
Очевидно, предел lim
α →+0 ∫ (b − x )
a
λ
dx существует и равен
1− λ
при

λ < 1 и не существует при λ ≥ 1 . Следовательно, рассматриваемый


несобственный интеграл сходится при λ < 1 и расходится при λ ≥ 1 .

Утверждение 2.3 (критерий Коши сходимости несобственного


интеграла). Для сходимости несобственного интеграла второго рода (2.1)
необходимо и достаточно, чтобы для любого ε > 0 можно было указать такое
δ > 0 , что для любых α ′ и α ′′ , удовлетворяющих условию 0 < α ′ < α ′′ < δ ,
справедливо неравенство

b −α ′′

∫ f ( x )dx < ε , W
b −α ′

Справедливость этой теоремы вытекает из того, что понятие


сходимости интеграла по определению эквивалентно понятию

224
существования предельного значения функции F (α ) , введенной в: начале
этого пункта.
При некоторых ограничениях на подынтегральные функции-интегралы
второго рода сводятся к интегралам первого рода.

Утверждение 2.4. Пусть функция f ( x) непрерывна на полусегменте


[a , b) и b - особая точка этой функции. При этих условиях сходимость
+∞
 1 1
интеграла первого рода ∫
1/( b − a )
f  b −  2 dt влечет сходимость интеграла
 t t
b
второго рода ∫ f ( x )dx ,
a
и наоборот. Также, следует равенство этих

интегралов.
b −α
Доказательство. При данных условиях в интеграле ∫ f ( x )dx,α > 0
a

1 dt 1 1
можно произвести замену переменных: x = b − , dx = 2 , ≤t ≤ . В
t t b−a α
результате этой замены переменных мы получим равенство

b −α 1/ α
 1 1
∫ f ( x )dx = ∫
a 1/( b − a )
f  b −  2 dt.
 t t
(2.2)

b
Пусть интеграл ∫ f ( x )dx
a
сходится. Это означает, что существует

b −α
предел lim
α →+ 0 ∫ f ( x )dx.
a
Обращаясь к равенству (2.2),.видим, что существует

также и предел при 1/α → +∞ выражения в правой части (2.2). Тем самым
доказана сходимость несобственного интеграла первого рода
+∞
 1 1 b


1/( b −a )
f  b −  2 dt и равенство интеграла интегралу
 t t ∫ f ( x )dx. W
a

Отметим, что основные выводы и теоремы для интегралов первого


рода без труда могут быть перенесены на случай интегралов второго рода.

225
Замечание. Для несобственных интегралов второго рода легко
доказываются основные выводы и утверждения для интегралов первого рода,
которые можно объединить общим наименованием «признаки сравнения».
Отметим, что во всех формулировках функция f ( x) рассматривается на
полусегменте [a , b) , где b -- особая точка функции.

Утверждение 2.5. (частный признак сравнения). Если


f ( x) ≤ c ( b − x ) , где λ < 1 , то несобственный интеграл (2.1) сходится. Если
−λ

же f ( x) ≥ c ( b − x ) , где c > 0 и λ ≥ 1 , то несобственный интеграл (2.1)


−λ

расходится. W
Доказательство вытекает из общего признака сравнения и утверждения 2.4.
В полной аналогии с предыдущими пунктами параграфа для
несобственных интегралов второго рода формулируются правила
интегрирования путем замены переменной и интегрирования по частям.

3.2.3. Главное значение несобственного интеграла.

Определение 2.3. Пусть функция f ( x) определена на прямой


−∞ < x < +∞ и интегрируема на каждом сегменте, принадлежащем этой
прямой. Будем говорить, что функция f ( x) интегрируема по Коши, если
A
существует предел lim
A→+∞ ∫ f ( x )dx .
−A

Этот предел будем называть главным значением несобственного


интеграла от функции f ( x) (в смысле Коши) и обозначать символом

+∞ A
V . p. ∫ f ( x )dx = lim ∫ f ( x )dx. W
A→+∞
−∞ −A

226
Пример 2.2. Найдем главное значение интеграла от функции x . В силу
A ∞
нечетности x , ∫ xdx = 0 , поэтому V . p. ∫ xdx = 0 . Точно так же заключаем, что
−A −∞

V . p. ∫ sin xdx = 0 .
−∞

Утверждение 2.6. Пусть функция f ( x) интегрируема на каждом


сегменте прямой −∞ < x < +∞ . Если эта функция f ( x) нечетна, то она
интегрируема по Коши, главное значение интеграла от нее равняется нулю.
Если функция f ( x) четна, то она интегрируема по Коши тогда и
только тогда, когда сходится несобственный интеграл

+∞

∫ f ( x )dx.
0
(2.3)

Доказательство. Первая часть этого утверждения является очевидной.


Для доказательства второй части достаточно воспользоваться
A A
равенством ∫
−A
f ( x)dx = 2∫ f ( x) dx , справедливым для любой четной функции,
0

и определением сходимости несобственного интеграла (2.3). W


Понятие интегрируемости по Коши можно ввести и для несобственных
интегралов второго рода в случае, когда особая точка является внутренней
точкой сегмента, по которому производится интегрирование.
Определение 2.4. Пусть функция f ( x) определена на сегменте [a, b] ,
кроме, быть может, точки c , a < c < b , и интегрируема на любом сегменте,
принадлежащем либо [a, c) , либо (c, b] . Будем говорить, что функция f ( x)
интегрируема по Коши, если существует предел

 c −α b
 b
lim  ∫ f ( x )dx + ∫ f ( x )dx  = V . p.∫ f ( x )dx,α > 0
α →+0
 a c +α  a

называемый главным значением интеграла в смысле Коши. W

227
Пример 2.3. Функция 1/ ( x − c ) не интегрируема на сегменте [a, b] ,
a < c < b , в несобственном смысле, однако она интегрируема по Коши. При
этом
b
dx  c −α dx b
dx  b−c
V . p.∫ dx = lim  ∫ dx + ∫ dx  = ln .
a
x − c α →+0
 a x − c c +α
x − c  c − a

Вопросы для самопроверки:


1) Сформулируем условия, при которых действуют формулы замены
переменных и интегрирования по частям для несобственных интегралов
первого рода.
2) Дайте определение несобственного интеграла второго рода.
3) Сформулируйте критерий Коши сходимости несобственного интеграла
второго рода.
4) Сформулируйте частный признак сравнения для интеграла второго рода.
5) Дайте определение главного значения несобственного интеграла от
функции (в смысле Коши).

228
3.3. Лекция 3. Числовые ряды и их основные свойства.

Числовые ряды и их основные свойства. Ряды с положительными членами и их


свойства; теорема сравнения, признаки сходимости Коши, Даламбера, Раабе, Куммера,
Гаусса, интегральный признак. Знакопеременные ряды, достаточное условие сходимости
знакопеременного ряда. Абсолютно сходящиеся ряды, независимость его суммы от
порядка суммирования; общий признак сходимости. Теорема Римана об условно
сходящихся рядах.
3.3.1. Сходящиеся и расходящиеся ряды.
Рассмотрим произвольную числовую последовательность u1 , u2 ,..., uk ,... и
формально образуем из ее элементов бесконечную сумму вида


u1 + u2 + ... + uk + ... = ∑ uk . (3.1)
k =1

принято называть числовым рядом или просто рядом. При этом отдельные
слагаемые u k принято называть членами ряда (3.1). Сумму первых n членов
ряда (3.1) принято называть n -й частичной суммой ряда и обозначать
символом S n .
Итак, по определению
n
Sn = u1 + u2 + ... + un = ∑ uk . (3.2)
k =1

Определение 3.1. Ряд (3.1) называется сходящимся, если сходится


последовательность { S n } частичных сумм (3.2) этого ряда. При этом предел
S указанной последовательности { S n } называется суммой ряда (3.1). W
Таким образом, для сходящегося ряда (3.1), имеющего сумму S , мы

можем формально записать равенство S = ∑u .


k=1
k В случае, если для данного

ряда (3.1) предела последовательности частичных сумм (3.2) не существует,


этот ряд называется расходящимся. Понятие суммы определено лишь для
сходящегося ряда, причем (в отличие от понятия суммы конечного числа

229
слагаемых ) понятие суммы ряда вводится посредством операции
предельного перехода.
Одним из главных вопросов теории числовых рядов является
установление признаков, позволяющих решить вопрос о сходимости или
расходимости данного ряда.
Пример 3.1. Изучим вопрос о сходимости ряда, составленного из
членов геометрической прогрессии

1 + q + q 2 + ... + q k + ... = ∑ q k −1 (3.3)
k =1

Так как n -я частичная сумма { S n } этого ряда при q ≠ 1 имеет вид


1 − qn
S n = 1 + q + q 2 + ... + q n −1 + ... = (3.4)
1− q

очевидно, что при | q |<1 последовательность частичных сумм { S n } имеет


предел, равный 1/(1—q). Таким образом, при | q|<1 ряд (3.3) сходится и имеет
сумму, равную 1/(1—q). Если | q |>1, то из выражения (3.4) очевидно, что
предела последовательности частичных сумм { S n } не существует, т. е. при
| q |>1 ряд (3.3) расходится.
Для полноты картины остается рассмотреть случай |q|=1, т. е. случай,
когда q равно либо +1, либо --1. В случае, когда q = + 1, все члены ряда (3.3)
равны единице и n -я частичная сумма этого ряда S n равна n . Отсюда
следует, что и в случае q =+l предела последовательности { S n } не
существует, т. е. ряд (3.3) расходится. Наконец, в случае q = - 1 ряд (3.3)
имеет вид 1-1 + 1-1 + ..., так что последовательность { S n } частичных сумм
совпадает с заведомо расходящейся последовательностью 1, 0, 1, 0, . Стало
быть, и при q = -1 ряд (3.3) расходится. W

Отметим два простых свойства произвольного ряда, непосредственно


вытекающие из определения его сходимости:
I. Отбрасывание конечного числа членов ряда ( или добавление к ряду
конечного числа членов) не влияет на сходимость или расходимость этого
ряда.

230

II. Если с — отличная от нуля постоянная, u = cuk , то ряд '
k ∑u
k =1
'
k


сходится тогда и только тогда, когда сходится ряд ∑u
k =1
k .

Для обоснования первого из этих свойств достаточно заметить, что в


результате указанного отбрасывания (или добавления) конечного числа
членов все частичные суммы ряда, начиная с некоторого номера, изменятся
на одну и ту же постоянную величину.
Для доказательства второго из указанных свойств обозначим n -е
∞ ∞
частичные суммы рядов ∑ uk'
k =1
и ∑u
k =1
k соответственно через Sn' и Sn и

учтем, что Sn' = cSn где c ≠ 0 . Из последнего равенства вытекает, что lim Sn'
n →∞

существует тогда и только тогда, когда существует lim Sn . W


n →∞

3.3.2. Критерий Коши сходимости ряда.

Так как вопрос о сходимости ряда по определению эквивалентен


вопросу о сходимости последовательности его частичных сумм, то мы
получим необходимое и достаточное условие сходимости данного ряда,
сформулировав критерий сходимости Коши для последовательности его
частичных сумм. Для удобства приведем формулировку критерия Коши для
последовательности:
Для того чтобы последовательность { S n } была сходящейся,
необходимо и достаточно, чтобы для любого положительного числа ε
нашелся номер N такой, что для всех номеров n , удовлетворяющих условию
n ≥ N , и для всех натуральных p (р=1, 2, 3, ...) Sn+ p − Sn < ε .
В качестве следствия из этого утверждения получим следующую основную
теорему.

Теорема 3.1. (критерий Коши для ряда). Для того чтобы ряд ∑u
k =1
k

сходился, необходимо и достаточно, чтобы для любого положительного


числа ε нашелся номер N такой, что для всех номеров n удовлетворяющих
условию n ≥ N , и для всех натуральных чисел p (p=1, 2, ...)

231
n+ p
| ∑u
k = n +1
k |< ε (3.5)

Для доказательства этой теоремы достаточно заметить, что величина,


стоящая под знаком модуля в неравенстве (3.5), равна разности частичных
сумм Sn+ p − Sn . W
Отметим, что критерий сходимости Коши представляет в основном
теоретический интерес. Его использование для исследования сходимости или
расходимости тех или иных конкретных рядов, как правило, сопряжено с
трудностями. Поэтому наличие критерия Коши не снимает вопроса об
установлении других практически эффективных признаков сходимости и
расходимости рядов.
Из теоремы 3.1. легко получить два элементарных, но важных
следствия.

Следствие 1. Если ряд ∑u
k =1
k сходится, то последовательность


rn = ∑u
k = n +1
k является бесконечно малой. W


Принято называть величину rn остатком ряда ∑u
k =1
k .

Чтобы доказать следствие 1, достаточно показать, что для любого ε > 0


найдется номер N такой, что | rn |≤ ε при n ≥ N . Последнее неравенство
непосредственно вытекает из неравенства (3.5), справедливого для любого
p=1, 2, 3, .... W
Следствие 2. (необходимое условие сходимости ряда). Для сходимости

ряда ∑u
k =1
k необходимо, чтобы последовательность u1 , u 2 ,..., u k ,... членов

этого ряда являлась бесконечно малой. W


Иначе следствие 2 можно сформулировать так: для сходимости ряда

∑u
k =1
k необходимо, чтобы lim uk = 0. Таким образом, при
k →∞
исследовании

данного ряда на сходимость следует прежде всего посмотреть, стремится ли

232
к нулю k-й член этого ряда при k → ∞ . Если это не так, то ряд заведомо
расходится.
Отметим, что стремление к нулю k-го члена ряда при k → ∞ является
лишь необходимым, но не достаточным условием сходимости ряда. В
качестве примера рассмотрим ряд


1 1 1 1
∑ k = 1 + 2 + 3 + ... + k + ...
k =1
(3.6)

Этот ряд обычно называют гармоническим рядом. Очевидно, что для


гармонического ряда выполнено необходимое условие сходимости, но
последовательность частичных сумм этого ряда расходится.

3.3.3. Ряды с неотрицательными членами.

Отметим основное характеристическое свойство ряда с


неотрицательными членами: последовательность частичных сумм такого
ряда является неубывающей. Это позволяет нам доказать следующее
утверждение.
Теорема 3.2. Для того чтобы ряд с неотрицательными членами
сходился, необходимо и достаточно, чтобы последовательность частичных
сумм этого ряда была ограничена. W
Необходимость следует из того, что всякая сходящаяся
последовательность является ограниченной .
Достаточность вытекает из того, что последовательность частичных
сумм не убывает и, следовательно, для сходимости этой последовательности
достаточно, чтобы она была ограничена. W

3.3.4. Признаки сравнения.

Установим ряд признаков, позволяющих сделать заключение о


сходимости (или расходимости) рассматриваемого ряда посредством
сравнения его с другим рядом, сходимость (или расходимость) которого
известна.

233
∞ ∞
Теорема 3.3. Пусть ∑p
k =1
k и ∑p
k =1
'
k -- два ряда с неотрицательными

членами. Пусть, далее, для всех номеров k справедливо неравенство

pk ≤ pk' (3.7)

∞ ∞
Тогда сходимость ряда ∑p
k =1
'
k влечет за собой сходимость ряда ∑p
k =1
k ;

∞ ∞
расходимость ряда ∑ pk влечет за собой расходимость ряда
k =1
∑p
k =1
'
k .


Доказательство. Обозначим n -е частичные суммы рядов ∑p
k =1
k и

∑p
k =1
'
k соответственно через S n и Sn' . Из неравенства (3.7) заключаем, что

Sn ≤ Sn' . Последнее неравенство означает, что ограниченность


последовательности частичных сумм { Sn' } влечет за собой ограниченность
последовательности частичных сумм { Sn } и, наоборот, неограниченность
последовательности частичных сумм { S n } влечет за собой неограниченность
последовательности частичных сумм { Sn' }. В силу теоремы 3.2 теорема 3.3
доказана. W

Следствие из теоремы 3.3. Если ∑p
k =1
k - ряд с неотрицательными


членами, ∑p
k =1
'
k - ряд со строго положительными членами и если существует


pk
конечный предел lim
k →∞ pk'
= L , то сходимость ряда ∑p
k =1
'
k влечет за собой

∞ ∞
сходимость ряда ∑ pk , расходимость ряда
k =1
∑p
k =1
k влечет за собой


расходимость ряда ∑p
k =1
'
k .W

234
∞ ∞
Теорема 3.4. Пусть ∑p k =1
k и ∑p
k =1
'
k -- два ряда со строго

положительными членами. Пусть далее для всех номеров k справедливо


неравенство

pk +1 pk' +1
≤ ' (3.8)
pk pk

∞ ∞
Тогда сходимость ряда ∑p
k =1
'
k влечет за собой сходимость ряда ∑p
k =1
k ,

∞ ∞
расходимость ряда ∑p
k =1
k влечет за собой расходимость ряда ∑p
k =1
'
k .W

3.3.5. Признаки Даламбера и Коши.

К признакам сравнения непосредственно примыкают два весьма,


употребительных признака сходимости рядов с положительными членами --
признаки Даламбера и Коши, которые основаны на сравнении
рассматривае­мого ряда с рядом, составленным из элементов геометрической
прогрессии, а именно со сходящимся рядом

∑q
k =1
k
= q + q 2 + ... + q k + ...,| q |< 1, (3.9)

или с расходящимся рядом


∑1 = 1 + 1 + ... + 1 + ...
k =1
(3.10)

Теорема 3.5 (признак Даламбера). I. Если для всех номеров k , no крайней мере, начиная с
некоторого номера, справедливо неравенство

pk +1 p
≤ q < 1( k +1 ≥ 1), (3.11)
pk pk


то ряд ∑p
k =1
k сходится (расходится).

235
II. Если существует предел

pk +1
lim = L, (3.12)
k →∞ pk

то ряд ∑p
k =1
k сходится при L<1 и расходится при L>1. W

Теорему II обычно называют признаком Даламбера в предельной форме.


Теорема 3.6 (признак Коши). I. Если для всех номеров k , по крайней
мере начиная с некоторого номера, справедливо неравенство

k pk ≤ q < 1( k pk ≥ 1) (3.13)


mo ряд ∑p
k =1
k сходится (расходится).

II. Если существует предел

lim k pk = L (3.14)
k →∞


тo ряд ∑p
k =1
k сходится при L<1 и расходится при L>1. W

Теорему II обычно называют признаком Коши в предельной форме.

Пример 3.2. Исследуем вопрос о сходимости ряда


( k )k

k =1 k!
. (3.15)

Применим признак Даламбера в предельной форме. Имеем


( k ) k pk +1 ( k + 1) k +1 k ! 1 1 k2
pk = , = = (1 + ) . (3.16)
k! pk ( k + 1)!( k ) k k +1 k

236
На основании (3.16)

pk +1 1 1 2k 1 1 2k
lim = lim{ (1 + ) } = lim ⋅ lim(1 + ) = 0 ⋅ e = 0
k →∞ p
k
k →∞ k +1 k k →∞ k + 1 k →∞ k

т. е. ряд (3.15) сходится. W

3.3.6. Интегральный признак Коши—Маклорена.

Признаки Даламбера и Коши оказываются непригодными для


выяснения вопроса о сходимости некоторых часто встречающихся рядов с
положительными членами. Так, например, с помощью этих признаков
нельзя выяснить вопрос о сходимости обобщенного гармонического ряда

1
∑k =1 k
α
( α любое вещественное число).

Ранее было установлено, что при α ≤ 1 этот ряд расходится, однако


остается открытым вопрос о его сходимости при α >1. В этом пункте мы
установим еще один общий признак сходимости обобщенного
гармонического ряда с неотрицательными членами, из которого, в частности,
будет вытекать сходимость ряда при α >1.

Теорема 3.7. (признак Коши -- Маклорена). Пусть функция f ( x)


неотрицательна и не возрастает всюду на полупрямой x ≥ m , где m — любой
фиксированный номер. Тогда числовой ряд

∑ f (k ) = f (m) + f (m + 1) + f (m + 2) + ...
k =m
(3.17)

сходится в том и только в том случае, когда существует предел при n → ∞


последовательности
n
an = ∫ f ( x) dx. (3.18)
m

3.3.7. Признак Раабе.

237
Признаки Даламбера и Коши были основаны на сравнении
рассматриваемого ряда с рядом, представляющим собой сумму членов
геометрической прогрессия. Естественно, возникает идея о получении более
тонких признаков, основанных на сравнении рассматриваемого ряда с
другими стандартными рядами, сходящимися или расходящимися
«медленнее», чем ряд, составленный из всех членов бесконечно убывающей
геометрической прогрессии.
В этом пункте рассматривается признак, основанный на сравнении
рассматриваемого ряда с обобщенным гармоническим рядом из
предыдущего пункта


1 1 1
∑k
k =1
α
=1+

+ α + ...
3

Теорема 3.8 (признак Раабе). I. Если для всех номеров k , по крайней


мере начиная с некоторого номера, справедливо неравенство

 p    p  
k 1 − k +1  ≥ q > 1 k  1 − k +1  ≤ 1 , (3.19)
 pk    pk  


то ряд ∑p
k =1
k сходится (расходится).

II. Если существует предел

 p 
lim k 1 − k +1  = L, (3.20)
k →∞
 pk 


то ряд ∑p
k =1
k сходится при L>1 и расходится при L<1. W

Teopeму II обычно называют признаком Раабе в предельной форме.

3.3.8. Абсолютно и условно сходящиеся ряды.

238
Перейдем к изучению рядов, члены которых являются вещественными
числами любого знака.
Определение 3.2. Будем называть ряд

∑u
k +1
k (3.21)

абсолютно сходящимся, если сходится ряд


∑| u
k =1
k | (3.22) W

Теорема 3.9. Из сходимости ряда (3.22) вытекает сходимость ряда


(3.21).
Доказательство. Воспользуемся критерием Коши для ряда (т. е. теоремой
3.1). Требуется доказать, что для любого ε >0 найдется номер N такой, что
для всех номеров n, удовлетворяющих условию n ≥ N , и для любого
натурального p справедливо неравенство

n+ p

∑u
k = n +1
k <ε (3.23)

Фиксируем любое ε >0. Так как ряд (3.22) сходится, то в силу теоремы
3.1 найдется номер N такой, что для всех номеров n, удовлетворяющих
условию n ≥ N , к для любого натурального p справедливо неравенство

n+ p

∑ |u
k = n +1
k |< ε (3.24)

Так как модуль суммы нескольких слагаемых не превосходит суммы их


модулей, то
n+ p n+ p

∑u
k = n +1
k ≤ ∑ |u
k = n +1
k | (3.25)

Сопоставляя неравенства (3.24) и (3.25), получим неравенство (3.23).


Теорема доказана. W

239
Определение 3.3. Ряд (3.21) называется условно сходящимся, если
этот ряд сходится, в то время как соответствующий ряд из модулей (3.22)
расходится. W

Пример 3.3. Примером абсолютно сходящегося ряда может служить


ряд.

( −1)k −
∞ 1
1 1 1

k =1 k α
=1−

+ α − α + ...,α > 1.
3 4

Этот ряд сходится абсолютно, ибо при α >1 сходится обобщенный


гармонический ряд .
Примером условно сходящегося ряда может служить ряд

( −1)
∞ k −1
1 1 1
∑k =1 k
=1− + − + ...
2 3 4

так как соответствующий ряд из модулей является гармоническим рядом


который расходится. Сам же ряд сходится к числу ln 2 . Это получается из
разложение по формуле Маклорена функции ln (1 + x ) и из оценки
остаточного члена разложения на сегменте 0 < x < 1 .

3.3.9. О перестановке членов абсолютно и условно сходящихся


рядов.

Одним из важнейших свойств суммы конечного числа вещественных


слагаемых является переместительное свойство. Естественно, возникает
вопрос, остается ли справедливым это свойство для суммы сходящегося ряда,
т. е. может ли измениться сумма сходящегося ряда от перестановки членов
этого ряда.
Теорема 3.10 (теорема Коши). Если данный ряд сходится абсолютно,
то любой ряд, полученный из данного посредством некоторой перестановки
членов, также сходится абсолютно и имеет ту же сумму, что и данный ряд. W

240
Теорема 3.11 (теорема Римана). Если ряд сходится условно, то, каково
бы ни было наперед взятое число L, можно так переставить члены этого ряда,
чтобы преобразованный ряд сходился к числу L. W

Вопросы для самопроверки:


1) Дайте определение частичной суммы ряда.
2) Дайте определение сходящегося ряда.
3) Свойства числового ряда.
4) Сформулируйте критерий Коши сходимости ряда.
5) Сформулируйте необходимое условие сходимости ряда.
6) Дайте определение гармонического ряда.
7) Сформулируйте признаки сравнения для рядов.
8) Сформулируйте признак Даламбера сходимости рядов.
9) Сформулируйте признак Коши сходимости рядов.
10) Сформулируйте интегральный признак Коши – Маклорена.
11) Дайте определение абсолютно сходящегося ряда.
12) Дайте определение условно сходящегося ряда.

241
3.4. Лекция 4. Функциональный ряд. Сходимость
функциональных рядов.

Сходимость функциональных рядов, равномерная сходимость. Основные свойства


равномерно сходящихся последовательностей и следующие из них свойства равномерно
сходящихся рядов.

3.4.1. Понятия функциональной последовательности и


функционального ряда.

Предположим, что на числовой прямой E1 или в m-мерном евклидовом


пространстве E m задано некоторое множество {x}.
Если каждому числу n из натурального ряда чисел 1, 2, ..., n, ...
ставится в соответствие по определенному закону некоторая функция f n ( x ) ,
определенная на множестве {x}, то множество занумерованных функций
f1 ( x ) , f 2 ( x ) ,..., f n ( x ) ,... будем называть функциональной

последовательностью.
Отдельные функции f n ( x ) будем называть членами или эле­ментами

рассматриваемой последовательности, а множество {x}, на котором


определены все функции f n ( x ) , будем называть областью определения этой

последовательности.
Заметим, что если область определения {x} является множеством в m-
мерном евклидовом пространстве E m , то каждая функция f n ( x ) является

функцией переменных f n ( x ) = f n ( x1 , x2 ,..., xm ) , где ( x1 , x2 ,..., xm ) -- координаты


точек х. Для обозначения функциональной последовательности мы, как
правило, будем использовать фигурные скобки: { f n ( x ) }.

242
Рассмотрим функциональную последовательность { un ( x ) }, областью
определения которой является некоторое множество {x}. Формально
написанную сумму

∑ u ( x ) = u ( x ) + u ( x ) + ... + u ( x ) + ...
n =1
n 1 2 n (4.1)

бесконечного числа членов указанной функциональной последовательности


будем называть функциональным рядом.
При этом отдельные функции un ( x ) мы будем называть членами

рассматриваемого ряда, а множество {x}, на котором определены эти


функции, будем называть областью определения этого ряда.
Как и в случае числового ряда, сумму первых n членов
функционального ряда (4.1) будем называть n-й частичной суммой этого
ряда.
Отметим, что изучение функциональных рядов совершенно
эквивалентно изучению функциональных последовательностей, ибо каждому
функциональному ряду (4.1) однозначно соответствует функциональная
последовательность

S1 ( x ) , S2 ( x ) ,..., Sn ( x ) ,... (4.2)

его частичных сумм и, наоборот, каждой функциональной


последовательности (4.2) однозначно соответствует функциональный ряд
(4.1) с членами u1 ( x ) = S1 ( x ) ,..., un ( x ) = Sn ( x ) − Sn−1 ( x ) при n>2.

3.4.2. Сходимость функциональной последовательности


(функционального ряда) в точке и на множестве.

243
Предположим, что областью определения функциональной
последовательности (функционального ряда) является множество {x}
пространства Em . Фиксируем произвольную точку
x0 = ( x01 , x02 ,..., x0 m ) множества {x} и рассмотрим все члены функциональной
последовательности (функционального ряда) в этой точке x0 . При этом
получим числовую последовательность (числовой ряд).
Если указанная числовая последовательность (числовой ряд) сходится,
то говорят, что функциональная последовательность (функциональный ряд)
сходится в точке x0 .
Множество всех точек x0 , в которых сходится данная функциональная
последовательность (функциональный ряд), называется областью
сходимости этой последовательности (ряда). В конкретных ситуациях
область сходимости может совпадать с областью определения, являться
подмножеством области определения или вообще быть пустым множеством.
Предположим, что функциональная последовательность { f n ( x ) } имеет

в качестве области сходимости некоторое множество {x}. Совокупность


пределов, взятых для всех точек x множества {x}, порождает множество всех
значений вполне определенной функции f(x), определенной на множестве
{x}. Эту функцию называют предельной функцией функциональной
последовательности { f n ( x ) }.

Аналогично, если функциональный ряд (4.1) имеет в качестве области


сходимости некоторое множество {x}, то на этом множестве определена
функция S(x), являющаяся предельной функцией последовательности
частичных сумм этого ряда и называемая его суммой.

244
3.4.3. Равномерная сходимость на множестве.

Предположим, что функциональная последовательность


f1 ( x ) , f 2 ( x ) ,..., f n ( x ) ,... (4.3)

сходится на множестве {x} пространства E m к предельной функции f(x).


Определение 4.1. Будем говорить, что последовательность (4.3)
сходится к функции f(x) равномерно на множестве {x}, если для любого ε >0
найдется номер N ( ε ) такой, что для всех номеров n, удовлетворяющих

условию n ≥ N ( ε ) , и для всех точек x множества {x} справедливо

неравенство
fn ( x ) − f ( x ) < ε . (4.4)

W
Замечание 1. В этом определении весьма существенно то, что номер N
зависит только от ε и не зависит от точек x, т. е. утверждается, что для
любого ε >0 найдется универсальный номер N ( ε ) , начиная с которого

неравенство (4.4) справедливо сразу для всех точек x множества {x}.


Замечание 2. Отметим, что равномерная на множестве {x} сходимость
функциональной последовательности { f n ( x ) } к функции f(x) эквивалентна

бесконечной малости числовой последовательности { ε n }, каждый член ε n

которой представляет собой точную верхнюю грань функции fn ( x ) − f ( x )

на множестве {x}.
Замечание 3. Из определения 1 непосредственно вытекает, что если
последовательность { f n ( x ) } равномерно сходится к f(x) на всем множестве

{x}, то { f n ( x ) } равномерно сходится к f(x) и на любом подмножестве

множества {x}.

245
Определение 4.2. Функциональный ряд называется равномерно
сходящимся на множестве {x} к сумме S(x), если последовательность { Sn ( x ) }
его частичных сумм сходится равномерно на множестве {x} к предельной
функции S (x). W

3.4.4. Критерий Коши равномерной сходимости


последовательности (ряда).

Справедливы следующие фундаментальные теоремы.


Теорема 4.1. Для того чтобы функциональная последовательность
{ f n ( x ) } равномерно на множестве {x} сходилась к некоторой предельной

функции, необходимо и достаточно, чтобы для произвольного ε >0 нашелся


номер N ( ε ) , гарантирующий справедливость неравенства

fn+ p ( x ) − f n ( x ) < ε . (4.5)

для всех номеров n, удовлетворяющих условию n ≥ N (ε ) ), всех натуральных

p (р=1, 2, ...) и всех точек x из множества {x}. W


Теорема 4.2. Для того чтобы функциональный ряд

∑u ( x)
k =1
k (4.6)

равномерно на множестве {x} сходился к некоторой сумме, необходимо и


достаточно, чтобы для произвольного ε >0 нашелся номер N (ε ) ,
гарантирующий справедливость неравенства
n+ p

∑ u ( x) < ε
k = n +1
k (4.7)

246
для всех номеров n, удовлетворяющих условию n ≥ N (ε ) , всех натуральных
p (р=1, 2, ...) и всех точек x множества {x}. W
Достаточно провести доказательство только теоремы 4.1, так как
теорема 4.2 является следствием теоремы 4.1 (заметим, что в левой части
(4.7) под знаком модуля стоит разность Sn+ p ( x ) − Sn ( x ) частичных сумм с

номерами n+p и n функционального ряда (4.6).


Доказательство теоремы 4.1. Необходимость. Предположим, что
последовательность { f n ( x ) } сходится равномерно на множестве {x} к

предельной функции f(x). Тогда, фиксировав произвольное ε >0, мы найдем


для него номер N ( ε ) такой, что неравенство

ε
fn ( x ) − f ( x ) < (4.8)
2

будет справедливо для всех номеров n, удовлетворяющих условию n ≥ N (ε ) ,

и для всех точек x множества {x}.


Если p — любое натуральное число, то при n ≥ N ( ε ) номер n+p тем

более будет удовлетворять условию n + p ≥ N (ε ) , а по­этому для всех

номеров n, удовлетворяющих условию n ≥ N (ε ) , всех натуральных p и всех

точек x множества {x} тем более будет справедливо неравенство


ε
fn+ p ( x ) − f ( x ) < . (4.9)
2

Так как модуль суммы двух величин не превосходит суммы их


модулей, то в силу (4.8) и (4.9) получим, что

f n + p ( x ) − f n ( x ) ≡  f n + p ( x ) − f ( x )  +  f ( x ) − f n ( x )  ≤

≤ f n+ p ( x ) − f ( x ) + f ( x ) − f n ( x ) < ε (4.10)

247
(для всех номеров n, удовлетворяющих условию n ≥ N ( ε ) , всех натуральных
p и всех x из множества {x}). Необходимость доказана.
Достаточность. Предположим, что для произвольного ε >0
существует номер N ( ε ) такой, что неравенство (4.5) справедливо для всех

номеров n, удовлетворяющих условию n ≥ N (ε ) , всех натуральных p и всех


точек x множества {x}.
Из неравенства (4.5) и из критерия Коши сходимости числовой
последовательности вытекает сходимость последовательности { f n ( x ) } в

каждой точке x множества {x} и существование определенной в каждой


точке x множества {x} предельной функции f(x).
Фиксировав произвольный номер n, удовлетворяющий условию
n ≥ N ( ε ) , и произвольную точку x множества {x}, перейдем в неравенстве

(4.10) к пределу при p → ∞ . Таким образом, получим, что для произвольного

номера n, удовлетворяющего условию n ≥ N ( ε ) , и произвольной точки x

множества {x} справедливо неравенство

f ( x ) − f n ( x ) ≤ ε < 2ε

Это и доказывает, что последовательность { f n ( x ) } сходится к

предельной функции f(x) равномерно на множестве {x}. Достаточность


доказана. W
Вопросы для самопроверки:
1) Дайте определение функционального ряда.
2) Дайте определение сходящегося функционального ряда.
3) Дайте определение равномерной сходимости функционального ряда.
4) Сформулировать критерий Коши равномерной сходимости ряда.

248
3.5. Лекция 5. Равномерная сходимость функциональных
рядов

Равномерная сходимость функциональных рядов, признаки Вейерштрасса, Абеля и


Дирихле.

Наличие критерия Коши не снимает вопроса об установлении удобных


для приложений достаточных признаков равномерной сходимости
функциональных последовательностей и рядов
Теорема 5.1 (признак Вейерштрасса). Если функциональный ряд