Вы находитесь на странице: 1из 127

Эмбриология

и Возникновение
мира
Karl König
Карл Кёниг
Э м б р и о л о ги я
и В озникновение
м ира

Антропософский
иентр
социальной терапии

Чебоксары 2001
J
Карл Кёниг
Эмбриология и возникновение мира. Перевод с нем. Виктора
Гончарова. — Чебоксары: Антропософский иентр социальной
терапии, 2001.
В кн и ге п р и в о д я т с я м а те р и а л ы семинара и з в е с т н о го лечебного пе­
дагога и о с н о в а т е л я К э м пхи л л -д ви ж е н ия , где он п р е д л а га е т рас­
с м а т р и в а т ь эм бриологию с о в м е с т н о с а с т р о н о м и е й , п р о е к т и в н о й
ге о м е тр и е й , м н оги м и другим и науками, доходя, в кон ечн о м и т о г е до
к а р т и н ы с о т в о р е н и я мира.

© Гончаров В. — перевод, 2000


© Антропософский центр
социальной терапии, 2001
ПРЕДИСЛОВИЕ:
м а те р и а л ы к биограф ии
Карла К ё н и га
Карл Кёниг родился 25 сентября 1902 года в Вене. Он был един­
ственным ребенком в семье. Родители были связаны с еврейской
обшиной. М ать Карла Кёнига, Берта, правда, не соблюдала строгих
обычаев веры и посещала синагогу только по большим праздникам.
Отеи, Адольф Бер Кёниг, был серьезным, благочестивым и спокой­
ным человеком. Еще будучи подростком, вместе со своим парали­
зованным отиом, раввином и тремя сестрами он переехал в Вену и
начал та м свою трудовую деятельность в качестве ученика са­
пожника. Впоследствие, благодаря своему усердию, он оказался
владельием крупного обувного магазина.
После оккупации Гитлером Австрии магазин был разграблен и раз­
рушен во время погромов. В марте 1938 года родители Карла Кёнига
были арестованы наиионал-соииалистами, но с помощью друзей им
удалось скоро освободиться. Благодаря тем же друзьям Карлу Кёнигу
удалось получить разрешение для себя и для своих родителей на выезд
в Англию. Они нашли убежише в маленьком доме в Ньютон Ли, в
одном шотланском селении Кэмпхилл. Адольф Бер Кёниг там и про­
жил до конца своей жизни. Он умер 14 ноября 1962, в возрасте 90 лет.
Его сестры и брат погибли в кониентраиионном лагере.
Карл Кёниг был для своего юного возраста чересчур интеллекту­
альным и друзей обретал нелегко. Как он сам упоминал в дневнике,
его мышление формировалось благодаря чтению. После Робинзона
Крузо и историй про индейцев он скоро «проглатывает» всю о тц ов­
скую библиотеку. В школьном возрасте он прочиты вает Гёте,
Гейне, Шиллера. В пятнадцать лет ему попадает в руки книга
Ибсена «Наконеи-то современная литература». В ш естнадиать он
начинает ч и т а т ь «Фауста» Гёте. Ему о ткры вается музыка Вагне­
ра, Моиарта.
То, ч т о он превосходил знаниями своих сверстников, не делало
его жизнь легкой. Случались конфликты и с учителями. Он решает-
5
ся даже сменить школу, ч т о указывает на его рано сформировав­
шуюся самостоятельность, которая могла быстро сменяться на
своеволие. В тринадиать лет он становится «обязанным» посе-
ш а ть синагогу, но уже тогда он выбирает свой собственный путь,
ведуший его к постепенному выходу из еврейской религиозной обши-
ны. Еше когда ему было 11 лет, родители обнаружили в его шкафу
спрятанную картину Христа. Он регулярно посещал католическую
церковь, но из еврейской религиозной общины официально вышел
лишь 10 апреля 1921 года, когда ему было 18 лет.
Первая мировая война застала Кёнига, когда ему шел двенадца­
ты й год. Не приходится сомневаться в то м , ч т о труд ности то го
времени, голод, людские страдания оказали на него сильное впечат­
ление. Постоянно ухудшающееся положение пробуждало в нем ин­
тенсивный поиск новых целей и подтверждения смысла собствен­
ного существования. Оставаясь «примерным учеником», он даже
завязывает к о н т а к т ы с социалистическими молодежными группа­
ми, которые, правда, оказываются недолговременными. Незадолго
до окончания войны и начала своего университетского образования
в своих автобиографических заметках он вы ступает уже как впол­
не созревший человек. Он пиш ет: «Конец Первой мировой войны
принес с собой распад австрийско-венгерской монархии. Я ясно
вспоминаю день, когда кайзер Франц Иосиф был погребен в капу-
цинском склепе, а два года спустя — мне исполнилось тогда 16
лет — прорыв фронта и революцию в ноябре 1918».
С 1920 по 1927 гг. Карл Кёниг — с ту д е н т венского университе­
т а . Вначале он учится на философском ф акультете и два семес­
тр а изучает физику, химию и высшую м атем атику, затем перехо­
д и т на Медицинский ф а кул ьте т и в апреле 1927 года зашишает
докторскую диссертацию. Среди учителей Кёнига были некоторые
великие представители старой венской медицинской школы, такие
как Я. Тандлер (J. Tandler), преподававший анатомию, Я. Вагнер-
Яурегг (J. Wagner-Jauregg), преподававший психиатрию, и другие. Уже
в начале клинического семестра Кёниг вы ступа е т как демонстра­
т о р в эмбриологическом и н с т и т у т е венского университета и по­
сещает лекции Е. Лазаря (Е. Lazar), которы й в 1911 году основал в
детской клинике лечебно-педагогическое отделение. После смерти
последнего заведование этим отделением принимает врач Г. Аспер-
гер (Н. Asperger). Таким образом, Кёниг принимет участие в впервые
начавшемся в Вене сведении вместе лечебной педагогики и медици­
ны. Несмотря на э то , сам Кёниг оценивает время, проведенное им
в университете, скорее негативно. Он не встр еча е т учителя, ко­
торый соотве тство вал бы его познавательным потребностям и
моральным иелеполаганиям. Он пиш ет: «На лекциях нам представ­
ляли больных людей; но господствующие взгляды и методы отт-
талкивали меня. Здесь пытались понять человека материалис­
тически, и результаты были соответствующими. Пациенты в
действительности не излечивались, но зато на высоте оказывал­
ся врачебный престиж. Отдельные профессора были хорошими
диагностиками или блестящими хирургами, но куда подевалась
истинная целительская воля? Она превратилась в пустую фра­
зу, употребляемую на поминках да на защитах диссертаций. Свя­
тая клятва Гиппократа стала призраком". И далее: ‘‘Чем глубже
я проникаю в естествознание, тем больше убеждаюсь в своем
незнании. Перед нами — великая, восхитительная, святая загад­
ка, которую мы должны разгадать, чтобы найти путь к Богу. А
мы говорим о высотах нашего развития! Мы стоим лишь в нача­
ле любого познания» (из дневника). П уть ишушего подготавливает
Кёнига ко встрече с Рудольфом Штайнером и Антропософией.
В о т как описывает Кёниг э т у встречу сам:
«Моя первая встреча с именем Рудольфа Штайнера состоялась
где-то в 1921 году. На одной из вы ставок современной живописи я
увидел т р и п т и х известного тогда в Вене художника и графика
Рихарда Тешнера (Richard Teschner). Слева был изображен Конфуций,
справа — медитируюший Будда, а в центре — фигура современного
пролетария. Под изображением Будды стояла надпись из Дхаммапа-
ды, под изображением Конфуиия — выдержка из Лан-Ю. Под ц е н т­
ральной же картиной стояло:

Белой расе новая заря


О ткр о е тся на планете Земля,
Лишь если знаюшие э то й расы
Наполнят душевные связи духом,
7
И в них будет ж и т ь тогда чувство стыда,
Чернящее их, когда в них пробуждается желание
Постичь человеческое существо
С помощью материальных чувств.
Д о кто р Рудольф Штайнер

Э ти слова затронули меня до глубины сердца. Но кем был э т о т


Рудольф Штайнер, ч т о его имя могло с т о я т ь рядом с именами
Конфуция и Будды? Я взял в университетской библиотеке его книгу
“Мировоззрение Гёте" и был ею глубоко удовлетворен. Но я искал
большего, т а к прочитанное было мне по большей части уже изве­
стно. Я продолжал поиски.
И т у т мне в руки — после одной лекции, которую прочел в
университете мой будущий друг, Ойген Колиско (Eugen Kolisko), о
метаморфозе костей — попала книга Рудольфа Штайнера “Филосо­
фия свободы”. Э то было т о , ч т о я искал! Здесь было выражено —
часто тем и же словами — т о , ч т о я сам писал о творческих силах
природы и человеческом мышлении! Потрясение было глубоким и
плодотворным. Неужели я все э т о просто списал? Или э т о была
истина, открывающаяся всякому ищущему мышлению?
Передо мной лежал п у ть в Антропософию. Я начал ч и т а т ь
основополагающие книги Рудольфа Штайнера...».
Между Штайнером и Кёнигом завязался настоящий духовный
диалог. В э то м смысле до самой своей смерти Кёниг считал себя
учеником Штайнера. Но лично познакомиться со Штайнером ему не
удалось. Сожаление об э то м сопровождало Кёнига всю жизнь.
После окончания университета он несколько месяцев работает
в крупной детской больнице. На э т о время приходится его знаком­
с т в о с И той Вегман, которая приглашает его познакомиться с
антропософской клиникой и лечебно-педагогическим интернатом
«Зонненхоф» в Арлесхайме (Швейцария). Уже тогда он начинает
свою лекторскую деятельность.
С осени 1928 года по 1936 год Карл Кёниг работает врачом в
и н с т и т у т е Пильграмсхайн (Pilgramshain), недалеко о т Бреслау на
Одере. Здесь он знакомится со своей будущей женой, Матильдой
Елизабет Маасберг (свадьба состоялась 5 мая 1929 года). Вскоре
8 К арп Кёниг
он становится отиом троих детей. Он продолжает ч и т а т ь лек­
ции, часто совместно с пристероми Христенгемайндшафт Эми­
лем Боком и Рудольфом Майером. Темы лекций, проичтанных им в
Гамбурге и Берлине, например, были следующие: «Медииинские и
религиозные импульсы Антропософии как источник социальной
целительной воли», «Душевно-духовные причины преступности (об­
ман, воровство)», «Проблемы сексуальной жизни», «Семейные кон­
сультации», «Причины и лечение нарушений сознания (наркотики,
алкоголь, медиумизм, душевные болезни)» и др. Э то время сам Кёниг
все же называл переходным периодом. •Лечебно-педагогическую де­
ятельность я там испытал не полностью. Но как врач, я вырос
до определенного понимания индивидуальной природы отдельных
пациентов. Моя врачебная воля укрепилась, и то, что я не мог
достичь из-за нехватки знания, компенсировалось энтузиазмом...»
К 1933 году политическая обстановка обострилась. Карл Кёниг
и многие его сотрудники и друзья регулярно подвергались контролю
и угрозам со стороны националистов. С другой стороны, как о тм е ­
чает Кёниг в своей последней автобиографической попытке, о тн о ­
шения его с ведущими личностями в области лечебной педагогики
в Германии т а к и остались довольно напряженными. 27 февраля
1936 года, в день рождения Рудольфа Штайнера (75-летие), он про­
щается с сотрудниками и н с т и т у т а и 7 марта со всей своей
семьей покидает Пильграмсхайн.
После непродолжительного пребывания в Праге в начале мая он
возвращается в Вену, о ткр ы в а е т та м свой врачебный праксис и
организует педагогический курс для молодых людей.
В марте 1938 немецкие войска вступили в Австрию. Семья
Кёнига перебирается в Италию, затем в Париж, и к осени 1938 года
— в Англию. Через несколько дней после своего прибытия в Англию
вместе со своим другом, Эмилем Ротом, Кёниг выезжает в Вилли-
амстаун (Шотландия), где жили друзья И ты Вегман, м истер и
миссис Хоутон. На земельном участке, которы м они владели, нахо­
дился старый дом священника (Kirkton House), которы й и стал
первым домом обшины. Сюда были приняты первые дети, нуждаю­
щиеся в душевном уходе, и 28 мая 1939 года состоялось его офици­
альное откры тие .
9
Когда началась война, мужчины были интернированы в специаль­
ный лагерь на одном из островов как «враждебные иностранцы». В
э т о же время с помошью издателя МакМиллана (McMillan) был
куплен более крупный дом. Поместье, где он находился, обшая пло-
шадь которого достигала 10 гектар, располагалось на берегу реки
Au (Riwer Dee) в 11 километрах о т Абердеен (Aberdeen) и называ­
лось «Кэмпхилл». Переезд туда осуществлялся женщинами, а имен­
но, Тиллой Кёниг, Алике Р от и Анке Вайс. Таким образом, 1 июня
1940 года можно с ч и т а т ь началом кэмпхильского движения. Когда
к кониу года возвратились мужчины, та м было 12 детей, б ы т
которых был уже относительно обустроенным. Позднее Кёниг опи­
сывает э т о т о п ы т следующими словами: «Прежде всего, самым
важным для этих детей являлось создание настоящего социаль­
ного окружения. Не учреждения с просторными спальнями и клас­
сами, а семьи, состоящей из детей, учителей, помошников, сес­
тер и врачей, в которой собственно семьи составляли бы ядро
большей семьи«. Для Карла Кёнига Кэмпхилл всегда оставался,
прежде всего, социальным явлением.
Группа основателей Кэмпхилля, помимо самого К.Кёнига, со сто ­
яла из:
Тиллы Кёниг (09.03.1902 - 17.07.1983),
Петера Рота и его сестры Алике Р от (24.06.1916 — 25.05.1987),
Томаса Вайса (30.04.1914 — 19.06.1983),
Его жены Анке Вайс (30.06.1914 — 27.08.1987),
Труде Аманн (23.03.1915 - 28.03.1987),
Барбары Липскер,
Марии Корах,
Карло Пиетинера (26.01.1915 — 17.04.1986),
Алекса Баум (31.08.1910 - 04.11.1975).

10 К арп Кёниг
Эмбриология
и Возникновение мира
Чаешь I
С ем инар, со сто я в ш и й ся
15 и 16 о к т я б р я 1 9 6 5 года
Karl König
Embryologie und Weltentstehung
Wochenendseminar 15 und 16 Oktober 1965
Первый доклад

Дорогие друзья!
М очень рад, ч т о у нас появилась возможность провести
э т о т не совсем обычный разговор об эмбриологии и мировом раз­
витии. Ведь сегодня уже само совместное научное рассмотрение
таких вопросов является уникальным. Переход из одной науки в
другую каж ется почти невозможным, поскольку каждая из них
настолько обширна, ч т о едва ли найдется и сотня спеииалистов,
способных обозреть целиком свою собственную область знаний.
Таким образом, т о , ч т о мы здесь начинаем, является уникальным.
При этом я не ставлю задачу д ать вам какие-то новые знания. Я
лишь надеюсь, ч т о благодаря это й встрече у нас с вами родится
совместное понимание возможности некоего нового подхода к рас­
смотрению эмбриологических проиессов. И мне хотелось бы ска­
зать с самого начала: я совершенно убежден, ч т о сегодня из всего,
ч т о действительно сущ е ствуе т в области эмбриологии, выкрис­
таллизовать некую абсолютную и непосредственную истину со­
вершенно невозможно. Мы всегда занимаем лишь одну из многих
возможных позиций, а при изменении э то й позиции меняется и вся
картина. По-другому бы ть и не м ож ет. И потом у дело не в том ,
ч т о мы утверждаем т о или иное, а исключительно в то м , что ,
принимая участие в таком семинаре, мы работаем друг с другом,
пытаемся понять друг друга, начинаем о ткр ы в а т ь новые то чки
зрения. А уже одно э т о в нашем случае не т а к - т о легко, поскольку
примерно половина участников — врачи, коллеги, а половина вооб­
ще не имеет никакого отношения к медииине... Успех зависит о т
того, дорогие мои друзья, насколько нам удастся р а б о та ть сооб­
ща. Не ожидайте, ч т о к т о - т о ска ж е т вам, ч т о верно, а ч т о нет,
— это го как раз не будет.
13
Теперь подойдем, собственно, к эмбриологии. Прежде всего, я
хотел бы сказать пару слов о самом охвате эмбриологического
рассмотрения, а та кж е об истории эмбриологии, поскольку такое
рассмотрение невозможно без установления грании, в пределах
которы х мы должны будем двигаться. Возможностей рассмотре­
ния эмбриологии сущ е ствуе т много. Рудольф Штайнер, например,
сказал однажды, ч т о мы должны взглянуть на эмбриологию по-
новому, рассм отреть ее во взаимосвязях с астрономией. Теперь,
если поразмыслить над его указанием о то м , ч т о каждый человек
в момент своего рождения запечатлевает на поверхности своего
головного мозга (Cortex) соотве тствую щ ую констелляиию1планет,
т а к, ч т о э т у констелляиию планет с момента рождения мы, т а к
сказать, все время носим с собой; если проследить движение пла­
н е т снаружи и развитие органов внутри возникающего эмбриона,
тогда, изучая становление, формирование и преобразование мозга,
р о с т печени, опускание почек (не только микроскопически, но как
нечто целостное), можно обнаружить очень даже необычайные
соотношения. Тогда замечаешь, ч т о т у т скры ты процессы астро­
номического уровня — их нужно лишь обнаружить. И э т о можно
было бы сделать, если бы нашелся какой-нибудь воодушевленный
э то й идеей астроном, которы й помог бы подойти к правильным
представлениям в это й области. Можно было бы свести эмбриоло­
гию не только с астрономией, но, скажем (и э т о было бы чрезвы­
чайно убедительно), со всей областью проективной геометрии.
Вместе с моим, теперь уже умершим, другом Джоржом Адамсом я
уже не раз пытался э т о сделать, и мы действительно обнаружили
множество отправных то че к для та кого рассмотрения; например,
в развитии глаза, развитии печени, развитии почек. Д ействитель­
но, Бог геометризирует не только снаружи, но та кж е и в челове­
ческом эмбрионе, в человеческом зародыше. Э то неимоверно слож­
но, и только гениальный м а те м а ти к и геометр, вместе с неко­
торыми эмбриологами, смог бы взяться за нечто подобное.
С ущ ествует та кж е возможность — и э т о просто замечатель­
но — изучать эмбриологию с то ч ки зрения психологии. То есть
учиться все лучше и лучше понимать развитие сознания ребенка в
теле матери. О тносительно это го уже сегодня имеется большое
количество наблюдений. Например, мы знаем, ч т о ребенок (т о есть
эмбрион, или, вернее, зародыш) тр етьего-четвертого месяца намно­
го живее, имеет гораздо более пробужденное всеохватывающее
сознание, нежели в т о т момент, когда он начинает барахтаться
и с т у ч а т ь ножками в утробе матери. И т о , ч т о поначалу у
эмбриона глаза о т кр ы т ы , и закрываются веками лишь позднее,
является показателем то го , ч т о будущий ребенок вначале погру­
жается в глубокий сон, и только потом уже начинает постепенно
пробуждаться.
Э ти то ч ки зрения я представляю вам для то го , чтобы вы
понимали, ч т о способ нашего рассмотрения не является един­
ственно возможным. Например, всю эмбриологию можно öJdIao бы
рассматривать как процесс чисто физиологический и биохимичес­
кий. В этой области сегодня та кж е имеется д о стато чн о наблю­
дений, Правда, здесь больше спекуляций и гипотез, чем наблюдений,
но и э т у позицию можно было бы полностью пересмотреть и
обосновать. Да, дорогие мои друзья, делалось бы все э т о разумно
— можно было бы обновить всю физиологию целиком; ведь именно
в зародыше как нигде более очевидно наблюдается, что , например,
не сердие приводит в движение кровь, а наоборот — кровь приво­
д и т в движение сердце. В зародыше имеется огромное количество
циркуляций крови еше до то го , как к этим циркуляциям подключа­
ется сердие. Подумайте только о то м , ч т о сердие возникает над
будущей головой, и лишь постепенно опускается в тело через
переднюю часть головы! И даже тогда оно еше долго о ста е тся не
включенным в процесс циркуляции крови. Но кровь, те м не менее,
те ч е т , кровяные сосуды р а с т у т , и все э т о циркулирует, а сердие
хо ть и бьется, но покоится еше в самом себе, совершенно незави­
симо о т втекающей и вытекающей крови.
Теперь я должен о б р а ти ть ваше внимание т а к ж е на т о , ч т о в
продолжении последних 50-55 лет прилагалось немало усилий для
развития т а к называемой экспериментальной эмбриологии. Из этих
экспериментов мы узнали необычайно много. Мы узнали, например,
ч то развитие отдельных органов взаимосвязано, ч т о один клеточ­
ный комплекс, из которого, скажем, должна образоваться опреде­
ленная часть глаза, отнюдь не по воле случая соединяется с
Э м б р и о л о ги я и в о з н и к н о в е н и е м и р а ----------------------------------- 15
другим клеточным комплексом, из которого образуется зачаточ­
ный орган глаза, — они глубочайшим и существеннейшим образом
влияют друг на друга. Были сделаны сотни, тысячи та ких наблю­
дений, которы е описаны во многих книгах об экспериментальной
эмбриологии, и с которыми, если к том у есть интерес, всегда
можно познакомиться. Кроме то го , вполне возможным является
т а кж е изучение эмбриологии в связи с историей развития Земли.
И все э т о — я упоминаю об это м вновь — является лишь неболь­
шим фрагментом т о й истинной всеохватываюшей эмбриологии,
которая м о ж е т со сто яться в будущем.
Теперь же, прежде чем мы сделаем следующий шаг и немного
расскажем об истории эмбриологии, необходимо взглянуть на два
столпа, франкирующие2 врата эмбриологии. Два столпа, представ­
ляющие собой ни ч т о иное, как два направления мысли, с которыми
подходят к рассмотрению проиессов становления и развития. Одно
из э ти х направлений н осит название преформаиия (Präformation).
Другое называется эпигенезом (Epigenese). Коллеги, способные вос­
кресить в памяти свои студенческие годы, знают, ч т о под этим
имеется в виду. Для остальных я попытаюсь д ать некоторые
объяснения.
Становление м ож е т б ы ть рассмотрено с двух точек зрения. Мы
можем рассматривать становящееся с убеждением, ч т о форма
последнего с самого начала заложена в зародыше, ч т о оно только
р а с т е т, формируется в своем росте, уже существуя изначально.
В XVIII веке, например, в неверно понятом пиетизме3 , а та кж е и в
среде естествоиспы тателей, э т о привело к убеждению, ч т о в
яичнике Евы уже содержались все будущие люди, — крошечные, в
зародыше, но в миллионах форм. А затем т о , ч т о заложил добрый
Бог, стало просто развиваться. Э то и есть преформаиия. Другой
столп — эпигенез. В эпигенезе речь идет о то м , ч т о как бы из
ничего, из хаоса, через становление и развитие образуется некий
космос. Будь э т о т космос человеком, мышью, рыбой, плодом — э то
уже другой вопрос.
Таковы э т и две то ч ки зрения. Но мы оказались бы в полном
заблуждении, если бы подумали: конечно же, эпигенез верен, а пре­
формаиия ошибочна. Естественно, в т о м смысле, ч т о в Еве были
заложены все люди будущего, физически, — э т о неверно. Но если
взглянуть с другой то ч ки зрения, т о э т о покажется не та ким уж
и смешным. Подумайте-ка только: ведь сегодня, за последние де­
сять лет, мы скатились в та кую злополучнейшую (хотя и не
распознанную) преформаиионную теорию, ч т о хуже и представить
себе нельзя. Поскольку с те х пор, как мы, согласно нашим пред­
ставлениям, поняли истинную химию хромосом и ген, и не только
химию, но и строение сложнейших генных молекул в виде гениально
сложенных спиральных с т р у к т у р со всевозможнейшими варианта­
ми, которые управляют наследственностью, — с эти х пор мы уже
имеем в яйие и семени преформаиию, и теперь речь идет только о
том , чтобы э т о в какой-либо форме кибернетически верно разви­
лось. Таким образом, нам сегодня нечем гордиться и полагать, ч т о
мы находимся в пространстве эпигенеза. Э то вовсе не та к. Оба
направления должны пересекаться, одно должно дополняться дру­
гим. И если мы продолжим наше рассмотрение' дальше, в область
мирового развития, т о мы увидим, ч т о здесь та кж е сформирова­
лись две основные то ч ки зрения, которы е 130 лет назад во фран­
цузской академии представляли, с одной стороны, Кювье, а с дру­
гой — Жоффруа де Сент-Илер. Так, Кювье говорил о то м , ч т о
становление Земли происходило не постепенно, а эволюционными
скачками, ч т о с каждым таким скачком осущ ествляется новый
а к т творения, и ч т о все окружающее нас животное и раститель­
ное иарство представляет собой ни ч т о иное, как результат
продолжающихся а ктов творения. Э то типичная земно-истори­
ческая преформаиия. Жоффруа де Сент-Илер, с другой стороны,
полагал (и Гёте в своих беседах с Эккерманном с ликованием при­
ветствовал э т у идею), ч т о все возникающее е сть результат
постепенного развития. Но та кж е и здесь, несмотря на ранние
т е к с т ы Рудольфа Штайнера, было бы неверным и преждевремен­
ным в с та в а ть на сторону тол ько эпигенеза и свысока погляды­
вать на преформаиию.
Если мы теперь спросим себя, в каком же году родилась эмбри­
ология, т о можно сказать, ч т о э т о произошло где-то в промежут­
ке между 1522 и 1524 годами. Из курса истории мы знаем, ч т о э т о
время Лютера, Карла V, Параиельса, Николая Кузанского и многих
Э м б р и о л о ги я и в о з н и к н о в е н и е м и р а 17
других. О них здесь, конечно, н е т необходимости рассказывать. Но
следует упомянуть, ч т о в 1522-1524 годах, друг за другом, родились
т р и итальянских исследователя. В 1522-ом — Улисс Альдрованди,
в 1523-ем —• Габриеле Фаллопий, и в 1524-ом — Бартоломео Евста-
хио. Э то в высшей степени интересно, поскольку э т и личности
стали, по сути, основателями исследования зародыша человека и
животных. Альдрованди впервые сделал т о , ч т о для нас стало
теперь повседневностью: разбив куриное яйио, он решил посм от­
реть, как в действительности формируется и развивается эмбри­
он. И т у т он увидел, ч т о никакой маленькой курииы внутри нет, а
п р и с у т с т в у ю т совершенно необычные и неизвестные формы, по­
степенно развиваюшиеся из почти хаотичной массы.
Э т о был величайший шаг в наблюдении. Ч у ть позже Фаллопий,
исследуя человеческий эмбрион, обнаружил, ч т о после рождения
о с т а е т с я плаиента, д етское м есто, ч т о эмбрион обернут в
оболочку, и ч т о д етское м е сто и оболочка плода ка ки м -то
образом (как именно — он то гд а еше не установил) соединены с
кровеносными сосудами будушего ребенка. Э то был второй шаг.
А Евстахио, особо интересовавшийся областью р та , исследо­
вал эмбрионы ж и в о тн ы х, стремясь узнать, как, собственно,
развиваются зубы.

труба труба

1 8 -------------------------------------------------------------------------------------- Карл Кёниг


Таким образом, вы м ожете взглянуть на э т о с исторической
перспективы: Коперник революиионизирует нашу картину мира и
видит Солние в центре и планеты, вращающиеся вокруг него. А
трое итальянцев, Альдрованди, Фаллопий и Евстахио, наблюдают
космос с другой стороны, начиная п о с ти га ть его чудеса изнутри.
Дорогие друзья, о та ки х вещах надо бы книгу написать, поскольку
за ними скры ты еще и другие ф акты, о которы х здесь следовало
бы упомянуть. Один из них, например, заключается в следующем.
Все описанное выше произошло потому, ч т о как раз в двадиатых
годах XVI с то л е ти я вступил в свои права архангел Гавриил. С
этим и началась история эмбриологии. Ведь он был тем, к т о
возвестил рождение Иисуса. Духовно научно э т о связано. Но за
этим с т о и т и нечто другое. Дело в том , ч т о Фаллопий (и э т о
известно из анатомии) откры л женскую трубу, т о е сть проход,
ведущий из внутреннего пространства м а тки (Uterus) в область,
прилегающую к яичнику (Ovarium). А Евстахио, в свою очередь,
стал известным благодаря том у, ч т о он откры л другой проход (я
уже говорил, ч т о его больше интересовала область рта), а именно:
проход, ведущий из глотки к уху. И если вы посм отрите теперь на
схему человека (рис. 1.1), т о увидите, ч т о глотка, о т которой идет
вверх слуховая (евстахиева) труба, продолжается дальше до обла­
с т и внутреннего и среднего уха. Если же вы посм отрите на ниж­
нюю область женского организма, вы увидите здесь фаллопиеву
трубу, м атку, вагину, а на месте, со отв е тств ую ш е м расположе­
нию уха — яичник.
Все э т о совсем не пустяк, ведь за тем , ч т о здесь перед нами
выступает, проглядывает некий праобраз, о чем при рассмотрении
эмбриологии нужно помнить постоянно. Мы должны помнить, ч т о
слушание и зачатие представляют собой, по сути, один и т о т же
процесс, поскольку в Начале было Слово. Слово, творящее наше
человеческое слово, и создающее все необходимое для формирова­
ния человеческого зародыша. А в мистериях Эфеса (Ephesus) т о ,
ч то я вам сейчас представил, раскрывали в другой форме, более
образной, более непосредственной, более спиритуальной. Там учили:
«Человек! Говори — и через тебя о ткр о е тс я становление мира».
Становление мира, которое откры вается в эмбриональном разви-
Э м б р и о п о ги я и в о з н и к н о в е н и е м и р а 19
muu; становление мира, которое откры вается, когда человек гово­
р ит. Видите, э т о — рождение эмбриологии. В скрытом виде э то
было заложено (hingeheimnißt) в истории через с т о лет после того,
как начала говорить душа сознательная. Теперь должно осуще­
с т в и т ь с я человеческое самопознание. Последнее же м ож ет осуще­
с т в и т ь с я лишь в т о м случае, если будет познано становление
человека.
Сорок л е т спустя, в 1563 году, впервые возникла секция беремен­
ности, и э т о стало началом нового этапа в развитии эмбриологии,
связанного с применением анатомического исследования беремен­
ных женщин. Конечно, подобные попы тки предпринимались и рань­
ше некоторыми гениальными личностями. Историки искусства
знают, ч т о уже Леонардо да Винни в одну из туманных ночей
пробрался на майландское кладбище и эксгумировал умершую бере­
менную женщину, чтобы посмотреть, ч т о же та м происходит. Но
в официальных кругах, где полиция при этом не принимала участия,
впервые аутопсия и анатомирование беременной женщины были
осуществлены лишь в 1563 году. Э то была первая крупная истори­
ческая волна, которая потянула за собой множество других. При­
ходит XVII век, и т а к же, как телескоп для астрономов, в распо­
ряжении анатомов (эмбриологов тогда еше не было) оказывается
микроскоп. Для тех, к т о в курсе, достаточно назвать такие
имена как Сваммердам и Левенгук.
Левенгук был первым, к т о рассмотрел под микроскопом клетки
спермы. Но тогда, дорогие друзья, н и кто еще ничего не знал о
сущ ности оплодотворения. Тогда еще ничего не знали о человечес­
ком яйце и в основном исходили из представления Аристотеля,
которы й считал, ч т о зародыш человека образуется из смеси муж­
ского семени и менструальной крови. Первые шаги в это м направ­
лении осуществлялись вслепую. Великий Уильям Гарвей, откры ва­
тель замкнутого кровообращения в человеке, открыл та кж е и
плацентарное кровообращение. Но идеи становления мира, идеи
некоего постоянного, скажем т а к , целенаправленного развития не
существовало еше и в помине. И как раз в XVIII веке, после о ткр ы ­
т и й Левенгука, Сваммердама и прочих, снова вернулись к идее
преформации.
20 Карл Кёниг
Продолжалось э т о до т о го момента, когда эмбриолог Каспар
Фридрих Вольф осуществил прорыв к эпигенезу эмбрионального
становления. Вольф был одним из тех, кого высоко иенил Гёте,
кТпо понял прарастение Гёте, и о котором Гёте писал: «я рад
признаться в том , ч т о более 25 лет имел возможность учиться
с ним и у него». И чтобы пойти в нашем рассмотрении дальше,
наряду с этими двумя именами мы должны вспомнить еше об
одном человеке — Хердере, поскольку именно через них в тогдаш ­
нее знание об эмбриологии и развитии мира было внесено нечто
совершенно новое. Правда, в это м случае ведущим был не Гёте, а
Хердер. Именно в нем пробудилась идея об эволюции. В нем была
предрасположенность для этого, и сам он с д е т с т в а был убежден
в своем призвании к свершению чего-то великого. Я не буду описы­
вать вам жизнь Хердера, но хочу рассказать об одной необычайно
важной встрече, состоявшейся в 1770 году в Штрассбурге, в гос­
тинице «К духу», между Хердером и Гёте. Тогда молодой Гёте (ему
было лишь 21 год) встретился с не менее молодым, но все же уже
получившим жизненный о пы т и известным Хердером, работающим
тогда над одним трудом, которы й имеет прямое отношение к
теме нашего дальнейшего разговора. Э то был труд для берлинской
академии, называвшийся: «О возникновении языка». Юный Гёте про­
явил к этой работе необычайный .интерес, поскольку в ней впервые
была представлена идея об эволюции, идея о становлении, идея о
развивающемся, раскрывающемся человеке, рождаюшем из себя, из
своей души, язык. У Хердера э т а идея являлась всеохватывающей
мировоззренческой позииией. И э ту позицию перенимает Гёте, но он
распространяет ее уже на область органического мира. И мы с
полным основанием можем сказать, ч т о истоки гётевского науч­
ного исследования природы нужно и ска ть в Штрассбурге, в это й
встрече с Хердером.
Они вышли из эволюционной идеи. И э т о совершенно ясно видно
из слов Гёте, с которыми он на закате своей жизни, 2 августа 1830
года, приветствовал во французской академии спор между Кювье и
Сент-Илером. Он говорит Эккерману: «Теперь Жоффруа де Сент-
Илер встал на нашу сторону, а вместе с ним та кж е все ученики
и приверженцы Франции. Такой результат представляет для меня
21
совершенно невероятную ценность. И я по праву и с ликованием
встречаю победу то го , чему я посвятил свою жизнь». Никогда Гёте
не говорил т а к экзальтированно. Отсюда видно, насколько глубоко
он был связан с идеей эволюииц, с идеей эпигенеза, насколько эта
идея, благодаря посредничеству Хердера и духу времени, стала для
него чем-то само собой разумеющимся.
Дорогие друзья, в т о время, когда разгорелся вышеупомянутый
спор, имело м есто еше одно очень важное событие. В э т о время,
в возрасте двадцати одного года, на судне «Бигль» совершает
кругосветное путеш ествие Чарльз Дарвин. И как раз э т и годы,
проведенные на «Бигле», приводят его к том у новому взгляду на мир,
которы й в качестве идеи начал рождаться еше в Хердере и Гёте.
Дарвин совершает шаг к рационализации того, ч т о в форме идеи
об эволюции начинало пробуждаться в их воззрениях, он находит
теорию отбора, он находит борьбу за существование. В т о же
время, за год до выхода в море Дарвина, Карл Эрнст фон Баер —
вероятно, значительнейший из всех эмбриологов, которых мы зна­
ем, — опубликовывает в 1828 году основополагюший для всех пос­
ледующих поколений эмбриологов труд «О развитии яйиа кури­
цы». Ч и т а т ь э т у книгу даже сегодня — одно удовольствие. Удо­
вольствие потому, ч т о та м еще объеденены индивидуальное уча­
стие, энтузиазм, душа сознательная и объективное наблюдение.
Без это й книги трудно себе представить дальнейшее развитие
эмбриологии.
Через с т о л е т после рождения Каспара Фридриха Вольфа, два
года спустя после смерти Гёте, родулся Э рнст Геккель, который,
будучи еше молодым человеком и учеником Иоганнеса Мюллера,
увлекается идеями Дарвина и превращает их, в свою очередь, из
рационального воззрения во всеохватывающее мировоззрение. Именно
у Геккеля впервые возникает идея родословной, и в связи с этой
идеей он вновь возвращается к тому, ч т о ранее, в двадцатых
годах, уже зарождалось в качестве идеи анатомом Меккелем и
затем было полностью забыто, а именно: к основному биогенети­
ческому закону.
Дорогие друзья, когда мы слышим об этом законе, для нас э то
звучит уже обыденно. Формулировка того, ч т о онтогенез, т о есть
эмбриональное развитие, является повторением филогенеза, т о есть
родового и мирового развития, довольно привычна. Но связь онтогене­
за и филогенеза, идея о том, ч т о эмбрион, развивающийся в теле
Матери (человека или животного), связан с развитием Земли, и ч то
в развитии любого зародыша мы можем в большей или меньшей
степени наблюдать т о , ч то в продолжении тысяч, миллионов лет
осуществлялось как эпигенез, принадлежит к величайшим идеям чело­
вечества. На э т о постоянно указывал Рудольф Штайнер, и вы може­
т е сами познакомиться с цитатам и из его книг, где он с такой
непременной отдачей говорил о Дарвине, Геккеле и других представи­
телях эволюиионной теории. Он был тем, к т о попытался помочь
осуш ествить прорыв этих идей. И благодаря ему нам постепенно
стало ясно, что, несмотря на возникшие из это го тенденции, такие
личности, как Дарвин и Геккель, несомненно содействовали обновле­
нию христианства. Э то совершенно явно выводится из его первой
лекиии цикла о Пятом Евангелии, прочитанной в Христиании4.

Яйцо Морула Бластула

Гаструла

Рис. 1.2

Э м б р и о л о ги я и в о з н и к н о в е н и е
Э та идея, э та формулировка основного биогенетического закона,
до появления кониепиии «мировой загадки», т о есть до кониа XIX
сто л етия была основной та кж е и для многих других наук, она еще
зажигала сердиа, — пока затем, в начале столетия, не подверглись
исследованию первые эмбрионы человека, обезьян и высших ж и в о т ­
ных. И при этом увидели, ч т о дело, собственно, о б с т о и т не т а к
просто, как э т о себе представлял Геккель. Не т а к, ч т о при разви­
т и и зародыша вначале непременно возникает морула, затем из
морулы развивается гаструла, а из гаструлы постепенно формиру­
ю тся отдельные органы. То есть, если у нас здесь оплодотворен­
ное яйио (Рис. 1.2), т о из э то го яйиа посредством деления клеток,
как полагают, развивается морула: некая форма, напоминающая
ягоду т у т о в н и ка или ежевики. Далее развитие п р оте ка ет таким
образом, ч т о в пределах это й группы кл е ток скапливается вода, а
сами кл е тки располагаются тол ько снаружи, вследствие чего
возникает некое полое пространство — бластула. И далее, посред­
ством выворачивания наизнанку одной из сторон, из бластулы
формируется гаструла, и э та инвагинация5 становится потом
зачатком р та и первичным кишкой.
Такая картина, послужившая в качестве праобраза онтогенеза,
сложилась после первых примитивных исследований, произведенных
Геккелем. И, исходя из э то й картины, он полагал, ч т о вначале
возникают одноклеточные организмы. Из одноклеточных развива­
ю тся простейшие многоклеточные, а в результате выворачивания
— ч т о -т о вроде простейших растений и животных. Однако при
исследовании эмбрионов человека, обезьян и других высших млеко­
питающих выяснилось, ч т о дело о б с т о и т совсем не та к. Все
происходит как раз совсем в другом направлении, и поэтому заклю­
чили, ч т о основной биогенетический закон е сть ни ч т о иное, как
красивая гипотеза. Я сам был свидетелем то го , как все э т о про­
исходило. Тогда я был демонстратором в венском и н с т и т у т е эм­
бриологии. Э то были 1925-1927 годы. Я помню, какое э т о было для
всех нас потрясение: изучать с помощью микроскопа первые чело­
веческие зародыши на второй-третьей неделе эмбрионального раз­
вития. Э то было совершенно непостижимо, ведь нам открывалось
нечто полностью противоположное тому, о чем мы думали рань-
ше. Оказалось, ч т о в первые полторы недели зародыша, как т а к о ­
вого, вообще не видно, он не развивается! Вначале развиваются
лишь полые органы, и только когда они сформируются до опреде­
ленной степени, неожиданно, словно ни из чего, появляется сам
эмбрион! Тогда э т о было потрясением. Сегодня э т о уже привычно,
но привычно только потому, ч т о ни у кого н е т ни мужества, ни
желания, ни потребности спросить: что же все это означает?
Дорогие друзья, сегодня мы продвинулись настолько — и э т о
можно сказать лишь с величайшим уважением и благодарностью,
— ч т о за последние тр и д и а ть лет стал известен весь ход эмбри­
онального развития человека. Нам известно состояние человечес­
кого яйиа, как мы его называем, в возрасте по чти каждого дня:
первого, второго, тр е ть е го и т.д. после оплодотворения. Мы знаем
совершенно точно, сколько клеток образуется на четверты й день,
сколько — на шестой, сколько — на восьмой и т.д. Мы знаем
такж е, когда происходит имплантаиия яйиа в м атку. Нам извест­
но и многое другое; например, т о т ф акт, ч т о человеческий эмбрион
можно развить искусственно, и если бы не вмешался сам Папа
(Иоанн XXIII), эксперимент был бы продолжен и после 28-го дня. Все
э то сегодня возможно. Неизвестно, ч т о из э то го выйдет, но в
любом случае, те х возможностей, какие были сорок лет назад,
больше не осталось, — все стало определенным. И мы э т о знаем.
Начала эмбриологии лежат там , где благодаря деятельности Оска­
ра Гертвига, его учеников и некоторых других было познано яйио,
были даны экспериментальные описания оплодотворения и смысла
оплодотворения, и, наконец, пришли к выводу: теперь мы точно
знаем, ч т о каждый человек начинается как оплодотворенная кл е т­
ка, и больше та м ничего нет. О тносительно э то го суш е ств ую т
еше т е или иные религиозные предубеждения, но для нас, людей
науки, все это , в принципе, не играет никакой роли. Так почему же,
собственно, нельзя экспериментировать с людьми т а к же, как и с
животными? Тем более, ведь сегодня этому уже дан ход, и прежде
всего как раз благодаря исследованиям в области наследственно­
сти.
Таким образом, мы стоим на пороге времен, когда тайна ста н о ­
вится очевидностью, когда ее познают уже не как тайну, а как
25
нечто повседневное, банальное. И в каком же виде откры вается
нам э та тайна? Как клетка с 46 хромосомами. В этих хромосомах
имеется много-много генов, на которые сегодня уже, в большей или
меньшей степени, научились влиять, и чью биохимическую природу
более или менее как бы познали, поскольку нашли их конструкцию
— хо тя и не реальную, но впечатляюшую. И во т, человек представ­
ляет собой не больше, чем это . Э т о т взгляд теперь надо усвоить,
его надо изучить, потом у ч т о простое его отрицание было бы
неразумным. Ему нужно просто противопоставить ч т о -т о другое,
не менее разумное. А противо по ставить ему можно только одно:
развитие иного взгляда на мир, где п ы та ю тся в каждом изученном
явлении еще раз, заново, увидеть тайны становления. Об этом и
пойдет речь дальше.
В т о р о й доклад

Дорогие друзья!
Т о, о чем мы говорили до этого, было не более чем увертюрой.
Теперь же мы попытаемся в с т у п и т ь в истинную «medias res» [лат.
«в самую суть»]. Но сначала рассмотрим процессы, ведущие к
оплодотворению, т о есть предшествующие эмбриональному раз­
витию, как таковому. Здесь, когда речь идет о людях, мы имеем
два плодоносителя: муж чину и женщину. И дело о б с т о и т та к,
ч т о оба они конституционально совершенно различны: у человека
между мужчиной и женщиной лежит глубокая пропасть. Пропасть,
которая о т с у т с т в у е т у животных, за исключением высших мле­
копитающих, получивших ее, в свою очередь, о т человека. Э то —
два полюса человеческого существования, с которыми мы конф-
ронтируем, и которые с момента их возникновения в достаточной
степени стимулирую т нашу деятельность. И положение вещей
таково, ч т о у каждого из эти х двух полюсов различны и сами
плоды; у женщины — яичник, а у мужчины — яички. Как анатоми­
чески, т а к и физиологически, яичник — орган более или менее неиз­
менный. Яички же, начиная с момента полового созревания, пред­
ставляю т собой орган удивительно живой: т о , ч т о они произво­
дят, постоянно обновляется. В них непрестанно производятся
миллионы семенных клеток. Э то стабильный, бьющий ключом ис­
точник постоянно обновляющейся жизненности. Яичник же, напро­
тив, уже с рождением девочки содержит в себе определенное коли­
чество зародышей, которые формируются в процессе жизни по­
степенно (и т о лишь некоторые из них), и из которы х только одно
или несколько оказываются затем оплодотворенными. Видите,

27
с т о и т только взглянуть на э ту полярность, с которой мы, конеч­
но же, знакомы, как т у т же бросится в глаза ее связь с другой.
Яичник располагается внутри тела; он, т а к сказать, в большей
или меньшей степени р а с тя н у т в коние брюшной полости, но при
это м находится в неком взвешенном состоянии. Э то ж е с т женс­
кого пола. Яички, напротив, выступают из тела наружу, они про­
рывают внешнюю форму брюшной полости и опускаются вниз, т о
е сть должны выдвинуться вниз, когда мужчина д о стига ет зрело-

Синтез головы

emu. Благодаря этом у — и э то , вероятно, будет звучать для вас


странно — яички оказываются под влиянием сил тя ж е с ти . Они
становятся, по сути, хо тя и усеченными, но все же п р и сутств у­
ющими конечностями. Э то как бы намек на т о , ч т о в качестве
формообразующих и физиологических сил лежит в основе этих двух
органов. Э то нечто паряшее, постоянное, несущее, хранящее — в
женском организме, и нечто бьюшее ключом, но находящееся под
влиянием сил т я ж е с т и , нечто выделяющееся из тела — у мужско­
го воспроизводящего органа. Можно та кж е сказать, сравнивая
анатомически (вспомните т у картинку, которую я нарисовал вам
ранее в связи с о ткр ы ти ям и анатомов Евстахио и Фаллопия), ч т о
ухо с яичником и яички с глазом им ею т глубокую родственную
28 Карл Кёниг
связь. С ущ ествую т определенные заболевания глаз, встречающие­
ся только у мужчин, например, цветовая слепота (дальтонизм), а
та кж е и многие другие, поскольку глаза определяются мужским, а
уши — сугубо женским. В голове, точнее сказать, в лиие э т и
стороны объединены, но т о , ч т о удается синтетической силе
головы, не удается аналитической силе тела. Я ссылаюсь на изло­
жение Рудольфа Штайнера, данное в первом докладе лечебно-педа­
гогического курса, где указано: т о , ч т о син тетически имеется
вверху, аналитически распадается внизу, и величайший анализ из
всех, имеющихся в мире, — э т о как раз анализ в мужчине и
женщине. Если я таким образом, в общих чертах, изображу с т р у к ­
туру лииа, т о здесь, вверху (рис. 1.3), у нас будут уши, здесь — рот,
а вместе они будут представлять собой нечто лунно-женско-
воспринимаюшее. Внутри э то го мы видим глаза и нос как нечто
солнечно-оживляюшее. Обе э т и составляющие отделяются друг
о т друга, становясь мужской и женской силой.
Я говорю э т о для то го , чтобы мы смогли получить первое
ощущение происходящего в яичнике при подготовке к оплодотворе­
нию. С самого рождения, т о есть с эмбрионального периода, яичник
несет в себе огромное число т а к называемых примордиальных фол­
ликул (Primordialfollikel), или первичных ооиитов (primäre Oozyten).
Таким образом, в тка н и яичника содержится определенное количе­
ство (насколько помню, на каждой стороне по 6000) та ки х яйцек­
леток. Э ти яйцеклетки поначалу очень маленькие, но постепенно
они р а с т у т и зреют. И в о т как раз э т о т процесс роста и созре­
вания, имеющий м есто после пубертета и связанный с женской
менструацией, мы теперь попробуем рассм отреть более внима­
тельно и последовательно.
Мы говорили о примордиальных фолликулах. Э то яйцеклетка с
довольно крупным ядром, вокруг которой образуется скопление
других, более мелких клеток (Рис. 1.4). Все вместе э т о и называет­
ся примордиальной фолликулой. В момент, когда начинается созре­
вание, яйцо (Ovum) немного вы растает, ядро ста н о в и тся менее
заметным, но т о ж е р а с те т, и вокруг э то го яйца кл е тки ста н о ­
вятся более кубическими. То е сть фолликул начинает как бы раз­
бухать. На это й стадии яйцеклетка уже видима. Когда она затем
Э м б р и о л о ги я и в о з н и к н о в е н и е м и р о 29
П р и м о р д и а л ь н ы й ф олликул

Антрум

Граафский фолликул

н е м н о го п о д р а с т е т , она с т а н о в и т с я величиной примерно с иголь­


ное у ш к о , и ее м о ж н о у в и д е т ь невооруженным глазом. Э ти кл е тки
п о с т о я н н о р а з м н о ж а ю т с я , и в дальнейшем образую т довольно
с л о ж н ы й к л е т о ч н ы й слой в о кр уг яйиа. В дальнейшем яйио с ядром
с т а н о в я т с я еш е больше, а окруж аю щ ий ее слой кл е то к, ставш ий
у ж е более ш и ро ки м , нескол ько вы пячивается в одну из сторон. Все
э т о п р о и с х о д и т в яичнике, но в н у т р и него образуется теперь
п о л о с т ь , т а к называемы й а н т р у м . З а те м делается еше один шаг
вперед. А н т р у м р а с ш и р я е тс я т а к и м образом, ч т о образуется сво­
его рода луноподобное п р о с т р а н с т в о с повсюду окружающими его
к л е т к а м и . Его н а з ы в а ю т грааф ским фолликулом (Graafschen Follikel),
и впервы е он был описан еше в VII веке голландием де Граафом.
Т а ки м образом, ф о р м и р уе тся более крупное образование, в котором
о б р а з у е т с я п о л о с т ь , наполненная ж и д ко с т ь ю , и в э т у полость,
наподобие п о л уо стр о в а , в д а е тся яйио, окруженное мелкими клетка-
ми. Э то в высшей степени интересно, ведь в это м образовании мы
неожиданно узнаем примитивные уши и органы равновесия низших
животных6. Снова некая связь, на ко тор ую я хочу о б р а т и т ь
в-аше внимание. По с у ти , любой орган равновесия анатомически
выглядит то ч н о т а к же, как граафский фолликул... Когда затем
давление воды в пределах э то го фолликула н а р а ста е т, яйио вы­
талкивается. П редставьте себе: граафский фолликул прислоня­
ется своим верхним краем к одной из поверхностей яичника,
затем э т о т фолликул лопается, и яйио в с т у п а е т в фаллопиеву
трубу. Как? Об э то м известно не особенно много. Вероятно,
конец э то й трубы , располагаясь вокруг яичника, засасывает
яйио. Во всяком случае, сегодня уверены в т о м , ч т о э т о яйио
леж ит в трубе, ч т о оно способно к оплодотворению (благодаря
чему — мы еше рассмотрим), и ч т о сама э т а предварительная
стадия ведет к оплодотворению.
Дорогие друзья, я должен объяснить вам все э т и веши в то чн о ­
сти, поскольку без это го мы не сможем прийти к верным точкам
зрения. Теперь, когда мы все э т о рассмотрели, давайте подумаем,
о чем же нам э т о говорит? И так, перед нами — клетка, и э та
клетка окружается множеством других клеток, а затем все это,
как иелое, начинает расти. После чего внутри образуется жид­
кость, э та ж идкость принимает некую луноподобную форму, и
наконец, о т т у д а выделяется яйио. Здесь, дорогие мои друзья, перед
нами ни ч т о иное, как отражение подготовительной стадии земно­
го становления, где еше раз в миниатюре повторяю тся этапы
развития на Сатурне, на Солнце и на Луне. Вдумайтесь-ка: однаж­
ды началось становление всего земного, начало творения, когда из
тепла, как древний Сатурн, возник и сформировался человеческий
зародыш. Последний проходит различные стадии развития (вы зна­
ете их по «Тайноведению»), по завершению которы х он впадает в
пралайю7, возникает снова, проделывает вторую, солнечную ин­
карнацию, становясь на э т о т раз воздухообразным, светообраз­
ным, присваивая и усваивая другие, эфирные субстанции. Затем
о т с т у п а е т , сворачивается — и появляется снова. Начинается
лунное развитие, и после его окончания и прохождения состояния
пралайи начинается становление Земли. Рудольф Штайнер в своем
Э м б р и о л о ги я и в о з н и к н о в е н и е м и р а 31
«Тайноведении» описывает э т о следующим образом: «В коние меж-
дувременья (т о есть по завершению состояния пралайи, имеющего
м есто между периодом лунного развития и периодом начинающего­
ся земного развития) существа, принимавшие участие в предыду­
щих, сатурнианских, солнечных и лунных проиессах развития, выс­
т у п а ю т с новыми способностями. Существа, стоявшие над чело­
веком, благодаря своим предыдущим действиям достигаю т способ­
ности развить человека дальше т а к , ч т о в продолжение земного
периода он ста н овится способным д о сти гн уть более высокого
уровня сознания, стоящ его на одну ступень выше то го образного
сознания, которого он д остиг на Луне. Но прежде человек должен
был б ы ть подготовлен к восприятию то го , ч т о ему должны были
дать. В продолжение сатурнианского, солнечного и лунного разви­
т и я он вчленил в свое существо физическое, эфирное и астральное
тела. Но э т и члены содержали в себе только т е силы, которые
делали его способным ж и т ь в образном сознании; у него еще о т ­
сутствовали органы и необходимая форма, позволяющие восприни­
м ать мир внешне чувственных предметов, присущих ступени Земли.
Э то формирование происходит в тр и этапа. На первом этапе преоб­
разуется физическое тело, поднимаясь настолько, ч то оно стано­
вится в состоянии принять форму, которая м ож ет с т а т ь основа­
нием для предметного сознания. Э т о т подготовительный этап зем­
ного развития можно назвать повторением на более высоком уровне
сатурнианского периода. Поскольку в э т о т период, т а к же как в
сатурнианский период, высшие существа работаю т только над
физическим телом. Если последнее продвинулось в своем развитии
достаточно далеко, т о все существа снова должны перейти в более
высокую форму бытия, до того, как жизненное тело получит возмож­
ность развиваться дальше. Физическое тело должно бы ть как бы
заново отлиты м , чтобы при своем повторном проявлении быть в
состоянии принять более развитое жизненное тело. После этого
посвященного более высокой форме бытия промежуточного этапа
происходит своего рода повторение солнечного периода (тож е на
более высокой ступени развития) для формирования жизненного тела.
И снова, после очередного промежуточного этапа, наступает анало­
гичное повторение лунного развития для астрального тела».
32 Карл Кёниг
Дорогие друзья, то л ько взяв э т и слова Рудольфа Штайнера за
основу, мы вообиде сможем понять, почему здесь ид ет речь о
подобных вещах. Поскольку пр осто для понимания процесса вы­
талкивания яйиа во всем э то м вовсе н е т необходимости. Ведь
оно могло бы двигаться прямо у поверхности, б ы т ь принятым
трубой, и все. Но реально происходит вначале одно, по том в т о ­
рое, потом т р е т ь е , и э т о — закон, поскольку за э ти м с т о и т т о
глобальное развитие, котором у мы обязаны нашим сущ ествова­
нием. Т у т начинаешь догадываться, о каких процессах в дей­
ств и те л ь н о с ти идет речь, когда мы изучаем простейшие подго­
товительны е этапы, постоянно происходящие у каждой женщи­
ны в период между п уб ер те том и старением. Но здесь нужно
понять одну вещь. У мужчины т а к о го развития не происходит,

Рис. 1.5
Ооцит I порядка Первый полоцит

Отделение
Солнца=
Ооцит
II порядка
Ооцит
I порядка

Полоцит снова делится

Второй полоцит
Ооцит
I порядка

Ооцит
III порядка =
Отделение Луны

33
потом у ч т о мужчина не является носителем прошлого Земли.
Женщина же, т а к сказать (и я выражаю э т о образно, для доход­
чивости), несет в себе земные воспоминания. История развития
Земли запечатлена в женщине вплоть до уровня физического
тела, э т о записано т а к , ч т о стало эхом прошлого и связало
человеческий организм с те м и праначалами, из которы х он воз­
ник. Но э т о лишь одно. Теперь, спрашивается: как же развива­
е тс я само яйцо? Каким образом э т о происходит, как все э т о
осущ ествляется?
И так, если у нас здесь о оии т (Рис. 1.5), и внутри него ядро, т о
дело о б с т о и т т а к , ч т о в проиессе развития, только ч т о мной
описанного, все сводится к делению. О т начального ооиита перво­
го порядка отделяется одна маленькая самостоятельная, но зна­
чительно редуцированная клетка с ядром, — т а к называемый пер­
вый полоцит. В момент, когда выделился первый полоиит, мы уже
имеем о оии т второго порядка. Затем полоиит снова делится на
две маленькие клетки. О оиит же продолжает свое развитие и еше
раз образует полоиит — уже второй. В э т о т момент мы получаем
ооиит т р е ть е го порядка. И только э т о т ооиит становится уже
способным к оплодотворению, поскольку с образованием второго
полоиита осущ ествляется т а к называемое редукционное деление,
и ооиит содержит тогда не 46 хромосом, а 23. Э то одна сторона,
с которой можно взглянуть на иелое.
И так, мы видим, ч т о в проиессе развития яйцеклетки сначала
образуется первый полоиит, затем второй полоцит, или полярное
тельце. Но ч т о же здесь в действительности происходит? Доро­
гие друзья, взглянув на э т о с несколько иной то ч ки зрения, можно
легко зам етить, ч т о перед нами вновь отражение то го же самого,
о чем говорил Рудольф Штайнер при описании становления Земли.
Он показывал, ч т о вскоре после осуществления повторения разви­
т и я древнего Сатурна, древнего Солнца и древней Луны Земля все
больше и больше ста н о в и тся местом обитания развивающегося,
но еше полностью сверхчувственного человеческого существа.
Человеческие души с м о т р я т на все происходящее еше целиком
через тепловое и световое. С вет еще невидим, тепло еше не вос­
принимаемо; все п р о те ка е т еше в то м астральном мире, в ко то -
34 ------------------------------------------------------------------------------------- Карл Кёниг
рый мы вступаем, переходя через врата смерти. Но на э то й с т а ­
дии становления Земли, когда начинает возникать твердое и жид­
кое, уже происходит первое крупное изменение: э т о отделение
Солнца от Земли. Эмбриологически мы можем сказать т а к: после­
дний отголосок то го , ч т о тогда осуществилось как отделение
Солниа, — э т о образование первого полоцита. Все э т о происходит
в крошечном масштабе, выглядит смехотворно маленьким, но все
же является последним эхом те х великих событий; событий, свя­
занных с тем, ч т о высокие земные существа должны были подой­
т и к следующей ступени развития и со своей собственной суб­
станцией, со световой, звуковой и жизненной субстанцией отде­
литься о т Земли, образовав Солние. Из-за этого, однако, начинает­
ся процесс отвердения, из-за это го происходит т о , о чем Рудольф
Штайнер писал: «Если бы теперь развитие в та ком виде продолжа­
лось бы и дальше, Земля под влиянием твердого элемента затвер­
дела бы окончательно. Направленному в прошлое ясновидящему
взгляду откры вается, как покинутые душами человеческие тела
отвердевали бы все больше и больше. И через некоторое время
возврашаюшиеся на Землю человеческие души не нашли бы никако­
го употребительного материала, с которы м они смогли бы соеди­
ниться. Т у т наступает событие, изменяющее направление всего
развития. Все, ч т о в твердом земном веществе могло способство­
вать необратимому отвердению, было выделено. Тогда наша тепе­
решняя Луна покинула Землю. А т о , ч т о до э то го способствовало
остаточному формообразованию непосредственно на Земле, стало
действовать опосредовано, в ослабленном виде, с Луны». Э то вто­
рой крупный шаг, э т о шаг образования второго полоцита, посколь­
ку теперь произошло редукционное деление, и яйио только теперь
стало способно к оплодотворению. И двумя предложениями дальше
в «Тайноведении» вы сможете прочесть: «Благодаря этом у теле­
сные человеческие формы начинают отличаться друг о т друга,
что, в свою очередь, ста н овится началом разделения на мужской
и женский пол. Тонкоматериальные человеческие существа, жив­
шие на Земле до этого, благодаря совместному действию обоих сил
(зародыша и оживляющих сил) в них самих, позволяют через своих
потомков образовать новые человеческие формы. Теперь э т и по-
35
mOMKu изменили форму. И в это й группе потомков действовала
зародышевая сила (Keimkraft) духовно-душевного».
Зародышевая сила духовного! В о т о чем говорил Рудольф Ш тай­
нер, раскрывая, ч т о теперь на Земле, освобожденной о т Луны,
человеческие тела стали зародышевой силой. И э т и силы (рис. 1.6)
принимают теперь спускаюшиеся души, которые до это го должны
были находить убежише на окружающих планетах, поскольку на
Земле подходящих тел они не находили. К т о когда-нибудь видел в
микроскоп толпы семенных клеток, приближающихся к яйиу, т о т
получит точную картину того, ч т о разыгрывалось когда-то: со т-

Индивидуальность__ Рис. 1.6

Человеческое становление S\
\
Духовный зародыш ч
\
\
Духовная наследственностьч
\
\ Оплодотворение \
Яйцекпетка с роящимися
вокруг семенными клетками. Земное становление
Физическая наследственность
\/- _____ i
Лишь одной из них удается
оплодотворение.

ни ты сяч душ снова устремляются к Земле. И теперь состояние


проиесса оплодотворения таково, ч т о эмбриональное развитие
вообще только начинается. Оно начинается только теперь —
понимаете?
Сторонники преформаиии убеждены в то м , ч т о теперь, когда
обе клетки сливаются, уже имеется все необходимое для развития
эмбриона. О т Рудольфа Штайнера мы знаем другое. Мы знаем, ч т о
в т о т момент, когда семя входит в яйио, иелое становится
хаосом, и из э то го хаоса лишь постепенно образуется космос.
Дорогие друзья, теперь мы подошли к том у моменту в развитии
мира, когда человеческие существа благодаря формированию на
Земле пластической телесной субстаниии снова смогли вернуться
на нашу планету. Человеческие души снова смогли проникать в
36---------------------------------------------------------- Карл Кёниг
тела. В «Тайноведении» э т о описано т а к : «Благодаря отделению
Луны, человеческое тело стало на некоторое врелля гибким; но чем
дольше оно находилось на Земле, те м сильнее завладевали им силы
отвердения. Под коней, души все меньше и меньше могли прини­
м ать участие в формировании тела. В т о время как душа восхо­
дила к душевно-духовному образу бытия, последнее приходило в
упадок». То есть, вы видите, что , собственно, и сейчас еше чего-
т о не хва тае т, и должно в с т у п и т ь в силу нечто новое. «Можно
проследить, как силы, которыми шаг за шагом овладел человек в
продолжении сатурнианского, солнечного и лунного развития, по­
степенно в ступ а ю т в действие в вышеописанном проиессе форми­
рования Земли. Поначалу э т о — астральное тело, еше содержашее
в себе в растворенном виде жизненное и физическое тела, которое
воспламеняется земным огнем. Затем э т о астральное тело делит­
ся на более тонкую астральную часть — душу воспринимаюшую,
и более грубую, эфирную часть, которая теперь соприкасается с
земным элементом. Так появляется эфирное, или жизненное тело.
И в т о время как в астральном человеке формируется душа разум­
ная и душа сознательная, в эфирном теле выделяются более гру­
бые части, восприимчивые для звука и света. В момент, когда
эфирное тело уплотняется еше больше, т а к ч т о о т светового
тела оно переходит к огненному, или тепловому телу, начинается
т а ступень развития, когда, как мы описывали выше, в человека
входят части твердого земного элемента». Вы видите: все э т о
находится еще за пределами твердого, в области мира эфирного —
в огне, в свете, в звуке, в жизненном. «Раз эфирное тело уплотни­
лось до огня, т о , благодаря силам физического тела, оно ста н о ­
вится в состоянии соединяться та кж е с тонкими, находящимися
в аналогичном состоянии субстанциями физической Земли. Но, став
при этом более твердым, оно не могло больше самостоятельно
вводить в себя воздушные субстанции. И потому т у т , как было
сказано выше, в с ту п а ю т в действие более высокие существа,
обитающие на Солние, и вдыхают в него воздух. В т о время как
человек, благодаря своему прошлому, обладал силой пронизывать
себя земным огнем, воздушное дыхание направляли в его тело более
высокие существа». Сам человек это го делать уже не мог. В мир
37
в с ту п а е т нечто новое, в развитие вмешиваются высшие суще­
ства. В Библии э т о отражено словами о то м , ч т о Иегова вдохнул
в человека дыхание, или вечную душу (Odem).
Дорогие друзья, мы должны представить себе все это . Ведь, не
правда ли, речь идет теперь о то м , чтобы о т описания подгото­
вительной стадии становления Земли, которым мы занимались до
этого, перейти к описанию становления физического человека. О
нем еше не было сказано ничего. Только теперь мы подходим непос­
редственно к человеку. А подготовка к становлению человека дол­
жна была осущ ествляться т а к, чтобы в него могло в т е к а т ь
дыхание небесного. Э то значит, ч т о человек самостоятельно воп­
лощаться больше не мог. Прибавляется нечто новое, некое боже­
ственное влияние. И мы можем сказать, ч т о первые шаги в разви­
т и и человека заключались в то м , чтобы п о вто р и ть т о состоя­
ние, которое наступало для предотвращения гибели человека на
Земле. И э т о первичное состояние заключается в том , ч т о теперь
его развитие приобретает определенную направленность, а именно:
эмбрион получает плаиенту, детское место. Э то т о , в чем он
теперь нуждается. Ведь эмбрион сам больше не в состоянии вдох­
н у ть в себя дыхание, оно должно войти через представительнииу
те х сил, которые о тв е ча ю т за земное становление. А э т о и есть
беременная женщина. Все развитие должно теперь ориентироваться
только на т о , чтобы возникло детское место, плаиента; не про­
с т о как питательный орган эмбриона, но орган, который примыка­
е т к чему-то более высокому. Можно даже сказать: солнечный
орган. Поскольку только когда э т о произойдет, человек, инкарниру­
ющий человек, см ож е т найти для себя место.
Чтобы сделать еше один шаг вперед, я позволю себе о б р а тить
теперь ваше внимание на очень интересную линию (рис. 1.6), к о т о ­
рую Рудольф Ш тайнер обозначает как «духовный зародыш»
(«Geistkeim»). Духовный зародыш, дорогие друзья, — э т о т о т с т р у к­
турный партнер нашего индивидуального существования, который
в момент оплодотворения соединяется с физическим зародышем.
При это м я должен у то ч н и ть , ч т о духовный зародыш — э т о не
человек, не индивидуальность, не астральное тело и не эфирное
тело, а исходная форма (Grundgestalt) физического тела человека.
38 Карл Кёниг
Это, конечно, тесно связано с кармой, поскольку, например, ивет
моих волос, моих глаз, строение моего тела и т.п . х о т ь и зависит
немного о т наследственности, но э т о зависит та кж е и о т моей
личности. Т у т встречаю тся как бы два типа наследственности:
мое духовное, которое приношу я, и другое — т о , ч т о я получаю о т
моих родителей.
Вообше, только теперь веши начинают усложняться. Ч то такое
духовный зародыш? Дорогие друзья, духовный зародыш — э т о форма
бесконечной величины. Поначалу он т а к же велик, как сам мир. И
э т о т духовный зародыш рождается, формируется и обучается
мной, вернее, т о й индивидуальностью, которая о ста е тся после
перехода мной за порог смерти, когда я просматриваю свою про­
шедшую жизнь, прохожу Камалоку и нижний Девахан0 . И в о т т о ,
ч т о остается после это го как вечная индивидуальность, примерно
в полуночный час между смертью и новым рождением начинает
плести духовный зародыш. В этом процессе уч а с тв у ю т все иерар­
хии, все души, которых мы встретил и в нашей прошлой жизни, и
те, которых мы еше встр етим . Они п л е т у т нашу форму, но э т а
форма — сверхиндивидуальна, она — ни ч т о иное, как человеческая
форма. Если бы не было ничего, кроме духовного зародыша, мы все
были бы совершенно одинаковы. Но э т о не та к. Ведь духовный
зародыш соединяется затем с нашей вечной индивидуальностью и
с астральным телом в лунной сфере. Здесь имеются теперь «Я»,
астральное тело и духовный зародыш. О т т у д а та кж е мы ишем
наших будущих родителей, пытаемся свести их вместе, придать
себе заранее установленную констелляиию. В т о т же момент,
когда происходит физическое оплодотворение, духовный зародыш
спускается вниз и соединяется в своей человеческой форме с
физическим зародышем. Теперь оба, духовный зародыш и физичес­
кий зародыш, нашли друг друга. Но там , где раньше находился
духовный зародыш, образовался вакуум, и в э т о т вакуум устремля­
ются теперь силы, формирующиеся в эфирное тело. Эфирное тело
потом, в свою очередь, индивидуализирует обшую форму челове­
ческого духовного зародыша и раскрывает принадлежащую нам
карму. Э ти трое — «Я», астральное тело и эфирное тело — явля­
ются теми, ч т о спускается затем на семнадиатый день. Но в
39
э т о т день развитие должно д о сти гн уть то го уровня, когда для
э то й троииы уже го то в дом, которы й они м о гут занять.
Вернемся же теперь к оплодотворенной яйиеклетке и исследуем
т о , ч т о происходит внутри материнского организма. Мы знаем,
ч т о примерно спустя один или два дня после оплодотворения яйио
через фаллопиеву трубу погружается в пространство матки. В т о
же время яйцо начинает делиться: вначале на две части, затем на
четыре, и т.д. Весь э т о т процесс называется бластогенезом
(Blastogenese). И э т о т проиесс с самого начала является двояким:
с одной стороны, возникает клеточная стр у кту р а эмбриобласта
(Embrioblast), а с другой стороны — клеточная с тр уктур а тро-
фобласта (Trophoblast) (рис. 1.7). Разнииа между ними в следующем.
Эмбриобласт представляет собой такую клеточную стр уктур у,
из которой постепенно развивается эмбрион. Трофобласт — стр у к­
тура, дающая эмбриону возможность, т а к сказать, расшириться,
чтобы улечься в субстанцию материнской м атки. Об этом обра­
зовании, которое у нас теперь имеется, можно сказать, ч т о оно

Деление клеток

Бластогенез

Эмбриобласт Трофобласт
Ухо Активатор клеток
1 11
5 55
8 88

Рис. 1.7
?2

40 Карл Кёниг
становится активным (поскольку, как выразился Рудольф Ш тай­
нер, оживляющая зародышевая сила т е ч е т через семена). Оно теперь
начинает разрастаться, и снова троф област здесь является ак­
тиватором, а эмбриобласт — прислушивающимся, скажем та к,
ухом. На сегодняшний момент л\ы продвинулись т а к далеко, что ,
например, можем сказать, сколько кл е ток содержится в эмбриоб-
ласте и в трофобласте в т а к о й -т о день. И для то го , к т о облада­
е т минимальным математическим и геометрическим чутьем, здесь
выявляется нечто исключительно интересное. Через 72 часа во
всем образовании имеется не больше 12-ти клеток: 12 бластоме­
ров, как они называются, из которы х 1 эмбриобласт и И трофоб-
ластов. К началу пятого дня имеется уже 5 эмбриобластов и 55
трофобластов. Э то похоже на т о , ч т о сущ е ствуе т постоянное
отношение 1/11, ч т о в сумме составляет 12. Точно ли э то , правиль­
но ли — я сказать не могу; я могу только в ы чи та ть э т о из
документов, которые с научной то ч ки зрения совершенно верны и
справедливы. Таким образом, можно себе представить, ч т о уже в
делении клеток обнаруживается некий строгий закон. Но на этом
дело не кончается, и постепенно между эмбриобластом и трофоб-
ластом возникает явное различие. Оно образуется примерно на седь­
мой день, и примерно в т о же время происходит имплантаиия будущего
зародыша в стенку матки. До этого он еше спит в жидкой области
маточной полости. Но теперь он присасывается, и трофобласт разру­
шает материнскую ткань, проникая в нее все дальше и дальше. Э то
выглядит примерно так: здесь у нас эмбриобласт (рис. 1.8), который уже
также обладает небольшой полостью, а вокруг него образуется трофоб­
ласт. Все это, как иелое, окружено, пронизано, наполнено духовным заро­
дышем. Т у т действует человеческая форма. Несколько дней или даже
несколько часов спустя на одной из сторон клетки эмбриобласта начи­
нают развиваться интенсивнее, полость становится больше, и вокруг
этой полости в виде очень мелких, нежных ворсинок растет трофоб­
ласт. Эту полость, которая здесь возникла, называют полостью хори­
она (Chorionhöhle = ворсиночная область). А вокруг этой полости форми­
руется некое белое образование — хорион. И хотя они теснейшим образом
взаимосвязаны друг с другом, хорион и трофобласт — это все же две
разные веши.
Э м б р и о л о ги я и в о з н и к н о в е н и е м и р о ------------------------------------- 4 ]
Хорион
Аллантоис
Амнион
Желточный
мешок

Астральное тело
Эфирное тело
Волокнистая система Рис. 1.8 Физическое тело

Теперь пойдем дальше. Вы видите, ч т о пока еще о самом эмбри­


оне, о начале эмбрионального развития и речи нет. Пока мы заме­
чаем лишь т о , ч т о эмбриобласт начинает делиться на два ма­
леньких пузырька: верхний пузырек и нижний пузырек. Все э т о т а к ­
же м о ж е т принимать различные формы; главное, вы не должны
упускать из виду иелое. В полости хориона теперь возникает
волокнистая система. И теперь э т о уже не просто полость,
наполненная жидкостью, — в это й ж идкости возникает не кото ­
рая стр уктур а. В ней начинает появляться некая форма, и верхний
пузырек сппановится амнионом. Амнион — э т о т а оболочка, в
которой позднее во взвешенном состоянии будет содержаться
эмбрион. Нижний пузырек развивается в т а к называемый желточ­
ный мешок (Dottersack). При это м об эмбрионе до сих пор еше речь
не идет, а мы ведь уже на тринадиатом, четырнадиатом дне
развития!
Дальше все ста н овится еше больше, и на желточном мешке
образуется выпуклость (Рис. 1.8): из кл еток создается некое уп­
лотнение, и т о , ч т о вокруг аллантоиса уплотняется, образует

42 Карл Кёниг
т а к называемый примитивный канатик — начало то го , ч т о по­
зднее с т а н е т пупочным канатиком (пуповиной). Таким образом, мы
наблюдаем следующее: за короткие недели троф област окруж ает
эмбрион, и зародыш на время как бы исчезает, обнаруживая себя
лишь как плацента, к которой ведет пупочный канатик. О чем
здесь идет речь? Дорогие друзья, посм отрите (рис. 1.8): у нас есть
хорион, аллантоис, амнион и желточный мешок. Они образуют
четыре оболочки эмбриона. Э ти оболочки полностью формируют­
ся на 17-ый день. И формируются для то го , чтобы в э т о т день с
этим выстроенным домом смогла соединиться индивидуальность
человека. Потому ч т о в хорион спускается »Я», в аллантоисе
находит жилише астральное тело, в амнионе ж и в е т эфирное
тело, а желточный мешок образует, т а к сказать, основу физи­
ческого становления, о чем мы еше будем говорить. Э т о нечто
такое, ч т о нужно запомнить прежде всего. Ч т о из это го затем
образуется, как образуется, и как э т о связано с филогенезом и
становлением мира — все э т о мы и будем рассматривать дальше.

Э м б р и о л о ги я и в о з н и к н о в е н и е м и р а 43
Т р е т и й доклад

Дорогие друзья!
И т а к , мы более или менее подходим к предварительному
завершению те х вопросов, которые мы здесь вместе пытались
проработать. И я думаю, э т о действительно всего лишь предвари­
тельное знакомство с данной темой, всего лишь начало, которое,
будем надеяться, когда-нибудь найдет свое продолжение. Ведь вы
уже заметили: все, ч т о я пытался вам здесь представить, в
действительности было лишь попыткой, попыткой более широко­
го рассмотрения за тронуты х вопросов.
Теперь же мне хотелось бы сказать вам об это м еше нечто
личное, поскольку, ведь т а к было принято, ч т о исследователь при
опубликовании своего труда обязательно приводил что-нибудь из
своей жизни. П очитайте Карла Эрнста фон Баера, почитайте
Карла Густава Каруса и прочих великих мужей — и вы увидите, ч то
они всегда приписывали та кж е что-нибудь и о себе. А в этом году
исполняется как раз 40 л е т с т о го момента, как я, будучи в т о
время ассистентом в венском и н с т и т у т е эмбриологии, начал за­
ниматься те м а тико й основного биогенетического закона в связи с
ранним эмбриональным развитием. Можете мне поверить, ч т о эта
те м а ти ка сопровождала меня постоянно, периодически т о уходя,
т а к сказать, в подполье, т о являясь снова, а затем снова исчезая.
Но в продолжение э ти х сорока лет я уяснил для себя одну важную
вешь, и мне хотелось бы э ти м поделиться с вами, мои дорогие
друзья и коллеги, а особенно с теми, к т о еше молод и только
начинает свой творческий путь. Пожалуйста, не думайте, ч то
суш ествует одна единственная интерпретаиия — в действитель-

44 Карл Кёниг
Hocmu всегда имеется множество интерпретаций. И если я вам
сегодня представлю в обших чертах ч т о -т о одно, или другое, или
тр етье , т о э т о вовсе не означает, ч т о первое лучше, чем второе,
а "второе хуже, чем тр е тье . Все зависит о т угла зрения, под
которым веши рассматриваются. И далее, занимаясь органически­
ми формами, нельзя забывать одно основополагаюшее о ткр ы ти е ,
сделанное в начале это го стол етия в Праге. Вначале принадлежав­
шее к области философии, затем оно было отнесено и к психоло­
гии; но, к сожалению, ему не придали должного значения, хо тя оно
актуально и сегодня. Я имею ввиду ге ш тал ьт-теорию 9 . По сути,
э т о скорее даже не теория, а просто о ткр ы ти е мультиплетно-
сти человеческого «Я», способности человека видеть веши явлен­
ного мира самым различным образом в зависимости о т то го , с
какого положения с м о т р и т на веши его «Я». Мы можем с м о тр е ть
на нечто одно и т о же с то ч ки зрения происхождения человека, с
то чки зрения возникновения мира, с то ч ки зрения физического,
эфирного тела или «Я». А ведь т е образы и формы, которые запе­
чатлены в будушем эмбрионе, никак не фиксированы, они представ­
ляют собой лишь как бы некий призыв. Призыв учиться мыслить
в истинном понимании, имагинативно. Э то не значит, ч т о мы
должны фантазировать, — н ет, мы должны учиться см отр е ть, и
из самой стр у кту р ы , из формы увиденного неожиданно услышать,
воспринять т о , ч т о э та форма начинает говорить, петь, выска­
зывать. Об этом нельзя потом больше спорить. Подумайте о том,
как э т о прекрасно! Ведь если к т о - т о ч т о -т о сказал, а мне э т о
видится по-другому, тогда можно лишь улыбнуться: прекрасно, я
снимаю шляпу, потому ч т о прав не я и не т ы ! — просто мир т а к
многосторонен, а человеческое сознание т а к ограничено, ч т о н е т
ничего страшного (это даже прекрасно), ч т о в одном, или в другом,
или в тр е ть е м постоянно отра ж а ется трансформация имагина-
тивного, многообразие имеюшихся интерпретаций и взглядов, но
только лишь именно взглядов, а не возможностей. Сегодня, ведь,
э т о просто катастроф а с т а к называемыми учениками Рудольфа
Штайнера, которые сч и та ю т, ч т о в их руках — догма, и т о т , к т о
э ту догму не признает — глупей. Мол, с таким и не с т о и т даже
говорить. Но как раз э т о и глупо, поскольку э т о идет в разрез с
45
тем, ч т о Рудольф Штайнер действительно о т нас хотел. Ведь он
говорил о то м , чтобы мы из собственного «Я», из собственной
индивидуальности не повторяли ч т о -т о , а творили. И т о т , у кого
для э то го не хв а та е т мужества, не должен называть себя учени­
ком Рудольфа Штайнера. П р о сти те меня, ч т о я говорю т а к резко,
но как раз в отношении эмбриологии э т о чрезвычайно важно. То,
ч т о я предварительно рассказал вам до этого, а именно, о подго­
то в ке к семнадиатому дню, об образовании четырех оболочек —
хориона, амниона, аллантоиса и желточного мешка, — все э т о
было поначалу лишь теологической абстракцией. Но нужно же было
в какой-то форме начать. Я говорил о том , ч т о сначала должны
сформироваться четыре оболочечных органа, образуюших жили-
ше для спускаюшихся физического тела, эфирного тела, астраль­
ного тела и Я-организаиии. Затем я абстрагировался и просто
попытался подойти к цели семнадиатого дня. Между тем, я кое-
ч т о вспомнил об это м семнадцатом дне. Об это м я знал уже
давно, но лишь сейчас я снова наткнулся на т о т самый фрагмент
седьмой главы Первой Книги Моисея, которы й просто взывает к
семнадиатому дню: «В ш е стисо ты й год жизни Ноевой, во второй
месяц, в семнадцатый день месяца, в сей день разверзлись все
источники великой бездны, и окна небесные отворились»[Быт. 7, 11].
А затем, в восьмой главе, когда потоп уже закончился, вновь
появляется э т о число: «И остановился ковчег в седьмом месяие, в
семнадцатый день месяца, на горах Араратских»[Быт. 8, 4]. Здесь
дважды в т е к с т е неожиданно всплывает семнадцатый день, и э т о
очень важно. Я о п я ть -та ки не могу сказать точно, почему именно
семнадцатый день, но если Моисеем в Бытии было упомянуто
такое число, значит, в древних мистериях (к сожалению, мы не
можем в э т о т момент задать вопрос Рудольфу Штайнеру) оно,
вероятно, играло очень важную роль. И наверное, мы еше услышим
о семнадцатом дне во время дискуссии, что , вероятно, та кж е
будет очень интересно.
И так, друзья мои, э т о — абстракция, но она привязана к обсужда­
емому здесь вопросу. Нас интересовало, ч то происходит до семнадца­
то го дня, т о есть до то го дня, когда «Я» вместе с астральным и
эфирным телом последовали за уже спустившимся духовным зароды-
шем. Духовный и физический зародыши уже повлияли друг на друга,
выстроили четырехчленную форму, и теперь со своими сверхчув­
ственными оболочками туда опускается вечная сущность человека,
она заполняет э ту форму, ж и в е т поначалу как эфирное в пределах
амниона, ж ивет как астральное в месте крепления аллантоиса, и как
«Я» вступает в хорион, окружая его. Вокруг же активно внедряется
в материнскую ткань м атки трофобласт. Я пытаюсь сейчас э то
представить образно. Но э т о пока еще только передний план. Все
э то вместе, дорогие друзья, согласно основному биогенетическому
закону, та кж е является повторением того, ч т о уже было однажды.
То есть, если мы смотрим на э т о не как на онтогенетический образ,
а в свете филогенеза, т о в этих клеточных образованиях, в амнионе,
желточном мешке, аллантоисе, экстраэмбриональном мезодерме и
хорионе нам предстанет нечто совершенно иное.
Видите, э т о не просто развивающийся и обусловленный онтогене­
зом образ, но здесь, имея в виду прошлое мира, нужно представить
себе, т а к сказать, прачеловека. Теперь позволительно спросить, как
же выглядел э т о т прачеловек? Оставим пока э т о т вопрос без отве­
та, и попытаемся вначале оживить нашу абстракиию четырех обо­
лочек. Между всеми этими оболочками, или оболочечными органами, в
момент их возникновения и формирования мгновенно и повсюду появ­
ляется кровь. И если бы вы меня спросили, каким же способом эта
кровь появляется, мне пришлось бы снова сказать: разными способа­
ми. Видите ли, у взрослого человека, как и у новорожденного, кровь
возникает почти исключительно в костном мозгу. Это, т а к сказать,
конечное состояние, поскольку, в принципе, даже то , ч то принимает
форму прачеловека, формируется из кровообразования. Вы теперь
спросите, ч т о же из крови возникает в первую очередь? Я должен
буду о т в е т и т ь : т о , ч т о здесь возникает — кровяные тельца, капил­
ляры и кровяные сосуды, сыворотка крови, — все э т о еше неразличи­
мо друг о т друга, все э т о еще настолько подвижно, настолько пре­
бывает в процессе формирования и действует настолько стреми­
тельно, ч т о кровяные сосуды постоянно изменяются, трансформиру­
ются в кровяные тельца, кровяные тельца — в сыворотку, сыворот­
ка — снова в кровяные тельца и в кровяные сосуды. Так ч т о каждая
часть является еше кровообразующей. Вплоть до самого позднего
47
эмбрионального периода печень, мозговые оболочки и прочие органы
с т р о я т кровяные клетки, поскольку они сами, т а к сказать, образо­
вались из крови. Но э ту кровь, о которой я сейчас говорю, вы должны
представлять себе не как органически материальную субстаниию, а
как действие силы крови. И из этой крови, т а к сказать, кристалли­
зуется хорион и все остальное, и т о , ч т о затем воздействует на
материнскую ткань через трофобласт, представляет собой ни ч то
иное, как силу крови.
А теперь представим себе весь э т о т проиесс с самого начала.
И так, здесь у нас яйцеклетка (рис. 1.9), из которой формируются
клетки эмбриобласта и трофобласта, причем в соотношении 1/11. И
мы говорили об этом как о стадии морулы, или стадии Сатурна.
Теперь же мы можем пойти дальше и сопоставить с этой стадией
строки о сотворении мира: «В начале сотворил Бог небо и землю.
Земля же была безвидна и пуста, и тьма над бездною; и Дух Божий
носился над водою»[Быт. 1, 1-2]. Поскольку то , ч то проникнуто духов­
ным зародышем, человеческой формой, безвидно и пусто. Э то день
первый.
Затем звучит призыв. «И сказал Бог: да будет свет. И стал
свет. И увидел Бог свет, ч т о он хорош; и отделил Бог све т о т
тьмы. И назвал Бог св е т днем, а тьм у ночью. И был вечер, и было
утро: день один»] Б ы т. 1, 3-5].
Конечно, все наши усилия установить, ч т о является светом,
окаж утся тщ е тны м и. Однако в т о т момент, когда мы видим
возникновение крови, мы скажем: и стая свет. И возникла кровь...
Дорогие друзья, насколько э т о поначалу м ож е т показаться имаги-
нативным, настолько мы должны сопоставить э т о с фактами. И
т у т мы должны представить себе не т у кровь, которая струится
у нас в жилах, а т у , ч т о находится еше по т у сторону «особенного
сока», т у всеохватывающую кровь, которая лишь позднее оседает
и разделяется на человеческую, животную или растительную; э то
т а кровь, в которой хлорофилл и гемоглобин еще представляют
собой единую субстаниию, которая затем дифференцируется на
магнезия- и железосодержащие части. Э то и есть т а тайна све­
та, в которую мы до сегодняшнего дня еше едва ли проникли;
тайна то го , ч т о св е т превращается в хлорофилл, и ч т о из крови
48 Кард Кёниг
1-й день 2-й день 3-й день

4-й день 5-й день 6-й день

Солнце

Аллантоис■
Звезды носитель
астрального тела «сотворим человека»
= животная душа

Небесное и земное
перекрещиваются Человеческое Я
Рис. 1.9

м ож е т родиться наш собственный свет, внутренний свет. И до


тех пор, пока в крови как в обшедействуюшей силе не будут
видеть света, и во всем, ч т о начинает расти, не будут слышать
отзвуков слов: «Да, будет свет!», — до те х пор нельзя будет
увидеть то го , ч т о происходит в действительности.
«И отделил Бог свет о т тьмы, и назвал Бог с в е т днем, а тьм у
ночью»[Быт. 1, 4-5]. Э то еше не означает их чередования в привыч­
ном для нас виде. Э то лишь образ, где на одной стороне — живая,
Э м б р и о л о ги я и в о з н и к н о в е н и е м и р о 49
парящая, деятельная, постоянно формирующаяся кровь, а на дру­
гой стороне — тьма. И теперь вы можете формировать, с т р у к т у ­
рировать, теперь вы м ож ете рассматривать формирующийся
троф област, формирующуюся эмбриобластную клеточную ткань,
где х о т ь и очень нежно, в жидко-воздушном, но уже проявляется
отвердение. Затем, во второй день, значится: «И сказал Бог: да
будет твердь посреди воды, и да отделяет она воду о т воды. И
создал Бог твердь; и отделил воду, которая под твердью, о т воды,
которая над твердью. И стало та к. И назвал Бог твердь небом. И
был вечер, и было утро»[Б ы т. 1, 6-8]. Хорион — э т о теперь твердь.
Поскольку теперь под этой твердью будет, можно сказать, тка ться
человек; как прачеловек. Над это й твердью, т о есть по т у сторо­
ну этой тверди, находится т о , ч т о древние называли кристаль­
ным небом; здесь проиесс идет в направлении образования небесно­
го, а именно: все рождающей, все согревающей, несущей материн­
ской м атки , которая ста н овится небом.
А теперь, прислушайтесь: «И сказал Бог: да соберется вода,
которая под небом, в одно место, и да явится суша. И стало та к.
И назвал Бог сушу землею, а собрание вод назвал морями. И увидел
Бог, ч т о э т о хорошо»] Б ы т. 1, 9-10]. И посмотрите: т у т внутри, в
особых местах, возникает вода, т о есть амнион, а внизу образует­
ся суша, желточный мешок — э т о земля. Т у т , вверху — амнион, а
внизу — желточный мешок. И теперь у нас есть уже море и суша,
и вся атмосфера вокруг. И все э т о заполняется т о й волокнистой
системой, о которой я уже говорил. А далее повсюду появляется
свет, т о е сть кровь и кровяные сосуды, — идет стремительное,
непрерывное разбухание жизни. И теперь возникает нечто совер­
шенно особенное, поскольку э та кровь начинает образовываться
вокруг желточного мешка. Ч т о же это? — читаем дальше и с т о ­
рию творения тр етье го дня (не забывайте, вы ведь должны учить­
ся думать имагинативно). «И сказал Бог: да произрастит земля
зелень, траву сеюшую семя, дерево плодовитое, приносящее по
роду своему плод, в котором семя его на земле. И стало так»[Бы т.
1, И]. Н ет, э т о не только иветы. Э то весь т о т всеохватывающий
растительный мир, ч т о возникает в т о время, когда в атмосфере,
пронизанной кремнем, появляется и снова исчезает зелень, и где
растительные сущности делают свои первые пробные шаги в об­
разующейся земной атмосфере. Э то еще и кровь, э т о еще и чело­
век, э т о еще и животное, э т о земная всеохватывающая суш-
'Ность, в которой шаг за шагом возникает т о молоко, ч т о всех нас
когда-то насыщало. Видите, теперь все э т о приходит в движение,
и вы поймете, наверное, почему я говорил, ч т о до э то го речь шла
лишь об абстракции. Теперь постепенно э т о ста н ов ится по нят­
ным.
А на четвертый день: «И сказал Бог: да будут светила на тверди
небесной ... чтобы св е ти ть на землю. И стало та к. И создал Бог два
светила великие: светило большее, для управления днем, и светило
меньшее, для управления ночью, и звезды»[Быт. 1, 14-16]. Дорогие друзья,
если вы посмотрите на э ти волокна, о которых я говорил выше, т о
для смотрящего они действительно выглядят как звезды. Позже я
еще покажу, ч т о с этим связано. А теперь необходимо указать на
нечто совершенно необычное, ч то наблюдалось экспериментально
всего лишь несколько раз (я думаю, раз 18 или 20). Из желточного
мешка выделяется небольшой пузырь и становится, т а к сказать,
Луной на этом звездном небе, и на этой стадии образуется такж е все
т о , ч т о становится креплением (Haftstiel), которое все больше при­
ближается своим видом к Солнцу плаценты. Чего вы х о т и т е боль­
ше? Т у т образуются э ти двое.

Эктодерма
Рис. 1.10
Дальше на ступае т пятый день, и здесь мы читаем следуюшее:
«И сказал Бог: да произведет вода пресмыкающихся, душу живую, и
птииы да п о л е тя т над землею, по тверди небесной» [Быт. 1, 20).
Теперь появляются все животные. На э т о можно взглянуть точно
т а к же, как на возникновение растений: здесь появляется аллан­
тоис, которы й является носителем астрального тела, и потому
тесно связан с ж ивотны м миром. И если вы проследите за аллан­
тоисом у эмбрионов животных, например, у птии, у амфибий или
рептилий, т о вы зам етите, ч т о э т о т аллантоис действительно
представляет собой такое образование, в котором мы сможем
обнаружить праобразы всего животного.
Затем приходит шестой день, который начинается как раз
словами о появлении животных. А затем, как пастух среди стада,
в ы ступает одно из эти х животных, и Бог говорит: «Сотворим
человека»[Быт. 1, 26]. И т а к появляется человек. Но э т о т человек,
в тогдашнем состоянии, представляет собой ни ч т о иное, как
праобразную форму, которую мы уже рассматривали. Э то т а двойная
фигура, т а лемниската, в которой соединяются земное и небесное,
пересекаясь в одной точке. И то чка это го пересечения формирует­
ся затем вплоть до физического плана, проявляясь в качестве т а к
называемой примитивной ямки (Primitivgrube), и как раз в э т у ямку
в с ту п а е т затем на семнадцатый день человеческое «Я».
Все э т о — интерпретация то го , ч т о можно рассматривать как
развитие прачеловека, земли, неба и всего бытия. И я не случайно
взял для э то го не «Тайноведение», а Библию, поскольку в «Бытии» в
сж атом виде, образно, можно найти все т о , ч т о постепенно,
ступень за ступенью раскрывается в «Тайноведении».
Дорогие друзья, теперь мы еше раз возвратимся назад к те м
праобразам, которы е мы рассматривали ранее, и я хотел бы здесь
изобразить на доске несколько крупнее амнион и желточный ме­
шок. Мне м о гу т возразить, ч т о во многих учебниках формы этих
органов представлены несколько иначе. Да, э т о т а к , но я изобра­
жаю их именно в та ком виде не потому, ч т о мне об этом не
известно, а потому, ч т о при фиксации та ки х объектов их форма
искажается и м о ж е т предстать в совершенно ином виде. Теперь
же вернемся вновь к том у моменту в Писании, где Бог произносит
52 Карл Кёниг
слова: «Сотворим человека». Ч т о же за э ти м с т о и т ? Представим
себе т у форму примитивного узла, о которой мы говорили. Э ту
формацию мы воспримем здесь как нижнюю стенку амниона. При­
мерно здесь образуется примитивная ямка, которая называется
та кж е бластотор (Blastotorus). Э та примитивная ямка теперь
прорывается и, продолжая развиваться, ста н ов ится неким с те р ­
жнем. Э то — примитивный о т р о с т о к или, как его eine называют,
примитивная полоска (Primitivstreifen). Снизу образуется та кж е не­
которое утолидение. И э та примитивная полоска, вышедшая из
ямки, теперь делается полой, становясь трубкой. Но не думайте,
ч т о она действительно представляет собой трубу; просто вне­
шняя субстанция становится немного плотнее, чем внутренняя.
Так что , по сути, мы имеем здесь следующее: в полости между
амнионом и желточным мешком р а с те т, т а к сказать, некий па­
леи. Э то «Я», э т о Iю. Им определяется человеческая форма. По­
скольку здесь возникнет голова (я изображу э т о т а к , поскольку ее
еше в целом нет), здесь — спина, здесь — ж и в о т. Человек, как
праобраз, формируется исключительно благодаря это й фигуре. И
если вы теперь спросите: ч т о же э т о такое? — т о , о пять-таки,
сущ ествует не один о т в е т , а несколько, поскольку происходящее
здесь представляет собой процесс не односложный, он включает в
себя очень и очень многое. Если вы до кониа дочитаете первую
главу Бытия, а затем наберетесь терпения и начнете вторую, т о
наткнетесь на нечто такое, ч т о для священника, а те м более для
теолога, прозвучит просто убийственно. Там с т о и т следующее:
«Так совершены небо и земля и все воинство их. И совершил Бог к
седьмому дню дела Свои, которые Он делал, и почил в день седьмой
о т всех дел Своих, которые делал ... В о т происхождение неба и
земли, при сотворении их, в т о время, когда Господь Бог создал
землю и небо. И всякий полевой кустарник, которого еше не было
на земле, и всякую полевую траву, которая еше не росла»[Быт. 2,
1-5). То есть, в начале Бог создал все растения, а потом вдруг
оказывается, ч т о деревья и травы еше не росли.
Видите, точно та кж е о б с т о и т дело с тем и вещами, о которых
мы говорим. Я стираю сейчас т е рисунки, которы е мы рассматри­
вали ранее. И теперь, проникая немного глубже, можно сказать:
Э м б р и о л о ги я и в о з н и к н о в е н и е м и р а 53
ведь перед нами прачеловек, в т о м виде, как он предстанет перед
нами позднее. Э то Адам, э т о Ева. Лишь вместе, вдвоем, они со­
ста вляю т целого человека, в котором они еще не отделены друг
о т друга. П оэто м у-то я всегда был против того, ч т о в сегодняш­
ней эмбриологии обозначается уже как эктодерма и энтодерма.
С м отрите, ведь т о , ч т о можно назвать праначалом человека,
возникает только тогда, когда примитивная ямка расширяется до
примитивного канала, и из э то го примитивного канала образуется
хордовый канал (хордовый канал представляет собой ни ч т о иное,
как зачаток позвоночника, т о есть т о , ч т о после рождения дает
нам выпрямляюшую силу). Таким образом, все э т о означает, ч т о в
т о т момент, когда между Адамом и Евой, между аллантоисом и
желточным мешком рождается нечто т р е т ь е (я не настаиваю,
чтобы оно называлось Каином), — с э то го момента в этой двой­
стве нно сти впервые начинает проявляться тройственность. И
э та тр о й стве н н о сть указывает на т о , ч т о мы со временем назо­
вем: эктодерма, энтодерма и мезодерма.
Теперь, если мы говорим об Адаме и Еве, т о естественно, возни­
ка е т вопрос: «А где же тогда Авель?» Само собой разумеется, если
Писание верно, т о вы правы, и Авель уже здесь. Он представляет
собой т о , чье дыхание воспринимается сверху, — т о , ч т о делает
возможным вмеш ательство божественных сил (вспомните, ч т о я
говорил вам ранее). Они присоединяют его к Солниу. Его убивают
только внизу, а вверху он начинает ж и ть . Так на э т о можно
взглянуть. Но можно взглянуть и совершенно по-другому. Ведь вы
знаете, ч т о первое творение сменяется вторым, ч т о в этом
втором творении речь идет о рае, и ч т о в этом рае имеется
четыре реки, четыре потока. Если вы теперь будете изучать
развитие кровеносной системы в эмбрионе, вы снова обнаружите
четыре потока, а именно: по то к, идущий о т хориона, по ток, иду­
щий о т желточного мешка, затем вы обнаружите все потоки,
которые огибают амнион, и затем — первые зачатки непосред­
ственно эмбрионального потока. П очитайте как-нибудь обо всем
этом . Ведь было бы просто замечательно однажды прочувство­
в а ть э т и веши. «Из Эдема выходила река для орошения рая; и
потом разделялась на четыре реки. Имя одной Фисон: она обтека-
54 Карл Кёниг
em всю землю Хавила, my, где золото» [Бы т. 2, 10-11]. Э то как раз
т о т свет, который еше совершенно не дифферениирован, ко тор о ­
му еше только пред стоит с т а т ь кровью, растением, животным,
человеком. «И золото т о й земли хорошее; та м бдолах (Bedellion) и
камень оникс. Имя второй реки Тихон: она о б т е ка е т всю маври­
танскую землю (Mohrenland). Имя тр е ть е й реки Хиддекель: она
протекает пред Ассирией. Четвертая река Евфрат»[Быт. 2, 12-14]11.
И продолжается, дорогие мои друзья, точно т а к же. Нужно только
понять теперь все э т о на языке образов, имагинаиий. Каждый раз
э ти образы можно интерпретировать заново, ведь э т о все только
намеки; я просто выделяю сейчас т о , ч т о мне хотелось бы вам
представить. И я представляю вам э то , поскольку чувствую, ч т о
э т о м ож е т и должно с т а т ь отправной то чко й для дальнейшего
развития темы нашего семинара.
Не правда ли, мы постоянно говорим о трехчленности человека.
Но при этом мы, на мой взгляд, недостаточно ясно осознаем, ч т о
эта трехчленность (в то м виде, как мы ее представляем) имеется
только у уже рожденного человека. А как же в это м смысле
о б с т о и т дело у эмбриона? Ч т о получится, если мы взглянем на
эмбрион и зададимся вопросом: где же его трехчленность? Ведь
здесь мы не сможем сказать, ч т о т у т — голова, т у т — р итм и­
ческая система, а т у т — система конечностей. Э то совершенно
невозможно, и э т о было полностью неверно. Если мы действитель-
но зададимся целью получить картину эмбриона (забудьте сейчас
пока все, о чем мы говорили, и просто возьмите эмбрион в конце
седьмой или восьмой недели), т о , прежде всего, мы увидим, как
мошно раскрылся амнион. Здесь уже возникла плаиента, а хорион
остался голым, поскольку все теперь стягивается сюда. Отсюда
же возникает пуповина, которая вр аста е т в эмбрион, а сам эмб­
рион находится теперь внутри. Начинают развиваться конечнос­
т и , большая голова, громадный нарост сердца, возникла печень,
кровеносные сосуды, — все более или менее пр исутствует. А вокруг
все э т о окружено амнионом и амнионовой жидкостью. Если мы
рассмотрим э т о та ки м образом и еще раз поставим вопрос о
трехчленности эмбриона, тогда мы увидим: сам эмбрион, как фор­
ма, с о о т в е т с т в у е т нервно-чувственной системе, вокруг этой
системы, как сердце, пульсирует амнион. Перед нами теперь не
просто среда, находящаяся в покое; э та среда уже сплошь подвиж­
ная, пульсирующая, постоянно обновляющаяся, и теперь ее можно
назвать дышащей, пульсирующей организацией сердиа и легких. Так
ч т о амнион теперь снова ста н овится чем-то новым — он стано­
вится ритмической системой. А хорион и плаиента, по сути,
представляют собой систему обмена веществ и конечностей.
Почему я э т о говорю? О пять же, для то го , чтобы показать, ч т о
в эмбриологии иарят т е же законы «трехчленности»; просто здесь
э т и закономерности должны б ы ть рассмотрены по-другому.
Представьте себе, ч т о ваша голова с закрытыми еше органами
восприятия, с совершенно иначе функционирующими нервными орга­
нами немного опустилась, т а к ч т о грудная организация расшири­
лась, начала пульсировать вокруг головы, а вокруг стала действо­
в а ть питающая отцовская сила обмена веществ и моторики. И
вы м ожете непосредственно и спы та ть, ч т о т у т должно иарить
совершенно другое сознание, нежели т о , которое мы имеем в своем
обычном бодрствующем состоянии. Видите, здесь внутри не толь­
ко темно, но и н е т воздуха для дыхания, и нельзя п и ть и есть.
Только после рождения св е т разбудит нервно-чувственную систе­
му, и благодаря наличию воздуха и земных веществ ритмическая
система и система обмена веществ вместе с системой конечно­
стей с т а н у т тем , чем они являются для новорожденного. Из
света, воздуха и земли развиваются, со о тв е тств е н но , верхняя,
средняя и нижняя организации. Видите, тол ько начиная с это го
момента становится ясно, ч т о основой нервно-чувственной сис­
темы является эктодерма (эпибласт), ритмической системы —
мезодерма, а системы обмена веществ и конечностей — энтодер­
ма. Как известно, эктодерма в основном концентрируется в голов­
ной организации, в т о время как энтодерма и мезодерма соединя­
ю тся друг с другом.

Рис. 1.12 Грехопадение, змей

Вернемся теперь снова назад к картине: амнион, желточный


мешок и т о , ч т о мы теперь знаем как желточный канал (и к о т о ­
рый можно было бы назвать Каином). С это го момента в круг
нашего рассмотрения попадает следующее: начинает утолщ аться
нижняя сторона амниона, начинает утолщ аться верхняя сторона
желточного мешка, и из примитивного желобка возникает теперь
все более и более разветвляющаяся миомерная система, т о есть
возникают отдельные пра-позвонки. Видите, перед нами теперь
эктодерма, энтодерма и мезодерма. И мы можем сказать, ч т о
когда между Адамом и Евой появляется Каин, «в Начале»12 начинает
формироваться т о т трехчленный человек, которы й после многих
недель эмбрионального бытия благодаря свету, воздуху и земле
становится системой головы, груди, обмена веществ и конечнос­
тей. Тогда из нижней системы вы ступа е т выпрямляющая сила, из
средней системы — речь, а из верхней — мышление. Все э т о начи-

57
нает происходить именно в этом месте. И если вы меня спросите:
в каком же м есте начинает свое происхождение Земля? — тогда
имеется один единственный о т в е т : там, где происходит грехопа­
дение. Там ста н овится видимым змий. И там, где образуется «Я»,
где образуется т о т самый «палеи», сразу же, в т о т же момент,
чтобы его скры ть, у т а и т ь , возникает нервная система. Тогда же
замыкается кишечник. Некоторое время он eine держит ж елточ­
ный мешок. Но затем, когда кишечник замыкается полностью, —
ч т о же происходит с желточным мешком, куда он девается? Он
сгорает в огненной катастроф е Лемурии. И когда все э т о подхо­
д и т к кониу, и все уже сформировалось: и нервная система, и
кишечник, и мезодерма, и позвоночник, когда уже начинает расти
печень и закладывается селезенка, когда здесь, за ушами, образу­
ю тся почки (предпочки), когда извне внедряется сердие, — тогда
э т о т человек повторяет переход к Атлантиде, и вся эмбриология,
следующая за это й стадией, представляет собой ни ч т о иное, как
полное повторение атлантического развития. И когда бьет час
родовых схваток, ребенок, словно новый Ноев ковчег во время исте­
чения вод из матери, появляется на свет. Каждый новорожденный,
по сути, ковчег, в котором человек в проиессе своего становления
м о ж е т собрать себя снова.
В о т т а к , собственно, все э т о и следует рассматривать. Я
думаю, эти м уже задается определенный временной промежуток
для то го , ч т о мы называем «филогенез» и «онтогенез». Мы видим
грехопадение, мы видим гибель Лемурии, мы видим все атлантичес­
кие периоды и их расы. Но т о , ч т о делает Ной, и ч т о происходит
во время потопа, по сути, снова осушествляется при каждом
рождении. И ребенок, начиная свой р ост в древней Индии и являясь
поначалу таким же мудрым, как семь Риш13, постепенно с та н о в и т­
ся та ки м же глупым, как и все мы, ставшие уже взрослыми.

Ф рагм ент ы дискуссии

Д о кто р Кёниг:
— Духовный зародыш поначалу не имеет выраженного пола,
его физическая форма как бы женско-мужская. Но в т о т
момент, когда мы, вступая в жизнь, в с о о т в е т с т в и и с
определенным законом становимся женщиной, мы пр итя­
гиваем к себе эфирно-мужское, т о есть, преимуществен­
но, тепловой и световой эфир. Если же мы вступаем в
мир как мужчина, мы притягиваем к себе эфирно-женское,
т о есть, преимущественно, жизненный и звуковой эфир.

Участник:
— Во время паузы мы кратко коснулись философии. И
можно было заметить, что в рассказанном Вами мы по­
стоянно сталкиваемся с новыми шагами разделения и не­
кой поляризации. Например, мы рассматривали, как «твердь»,
окружая себя хорионом, выделяется из общего, как разде­
ляются небо и земля, свет и тьма. Мне кажется, что
нечто похожее имеет место и в философии, когда одна
закономерность сменяется противоположной, чтобы в ре­
зультате обе смогли взаимодействовать по-новому. В связи
с этим я хотел спросить: существует ли некий процесс,
противоположный процессу мирового развития? Некий воз­
врат, наподобие, допустим, возврата Луны и Солнца на
Землю? Ведь параллельно с эволюцией имеет место и ин­
волюция. Можно ли обнаружить нечто подобное в живом
мире, в эмбриологическом процессе?

Д о кто р Кёниг:
— Мне кажется, э т о интересное дополнение к нашему
рассмотрению. Я бы сказал, на э т о и нельзя взглянуть
никак иначе. Ведь все, ч т о мы привнесли в нашем разго­
воре, — э т о т о ж е мысли и идеи, они пр о сто представ­
лены в образах. Но ведь э т о божественные мысли и
идеи. И они п р и с у т с т в у ю т как раз у философов-идеали-
сто в . Вспомните Гегеля или Шеллинга, вспом ните геге­
левские понятия тезы , а н ти те з ы и синтеза — т а м уже
все э т о есть. Да, естественно, инволюиия осущ ествля­
е тся постоянно. И здесь, в эмбриологических процессах,
она т а кж е имеет место. Ведь ч т о -т о одно м о ж е т сфор-
Э м б р и о л о ги я и в о з н и к н о в е н и е м и р а 59
м ироваться лишь тогда, когда о т с т у п а е т ч т о - т о
другое. Например, аллантоис — э то , т а к сказать, ини­
циатор крепления (Haftstils), если выражаться а б с т ­
р актн о . Он является т а к ж е естественны м праобра-
зом всего ж и в о тн о го становления. Но он ведь исчеза­
е т. Пупочный пузырек, вокруг которого образуется мощ­
ная система собственного кровообращения, исчезает,
полностью растворяется. За с ч е т это го , однако, рас­
ширяется амнион, которы й обволакивает иеликом весь
эмбрион и с та н о в и тс я , т а к сказать, его сердцем, по­
скольку он пульсирует, он проглаты вается, входит в
организм м атери, формируясь заново. И э т о — п о с т о ­
янный приход и уход, где с рождением ребенка приходит
коней э то го процесса. Только животны е т а к умны, ч т о
съедают собственные оболочки. Человек э то го не де­
лает, поскольку он из них выходит. И э т о происходит
непрерывно. Образования закладываются, изменяются,
расформировываются. П осм о трите , например, как об­
разуется систем а кровеносных сосудов. Вначале она
выглядит как лира, здесь т а к много кровяных сосудов,
одинаково располагающихся по правую и по левую с т о ­
рону; затем все они соединяются на одной стороне. И
формируется то л ь ко другая сторона — система с т а ­
но вится асимметричной. Так продолжается непрерыв­
но: кровяные сосуды появляются и исчезают. Э т о нео­
бычайно о тв р а ти те л ь н о , неэкономично, э т о тр ан ж и р ­
с т в о стр оител ьны х материалов и идей, но тол ько
благодаря э то м у ч т о - т о получается.

Участник:
— В самом начале Вы сказали, что геккелевская идея о
связи филогенеза с онтогенезом после более глубокого изу­
чения эмбрионального развития была признана ошибочной.
Однако мы видели, что в результате деления клеток
образуется морула, что весь этот отрезок развития
называется бластогенезом, и потом мы говорили об эн-
60 Карл Кёниг
тодерме и эктодерме. Не указывает ли это, таким обра­
зом, на то, что должна возникнуть и гаструла?

Д окто р Кёниг:
— Она, однако, не возникает. Все э т о на редкость
странно, конечно. Но говорить о повторении филогенеза,
в общем, сложно. Сейчас ведутся разговоры лишь о срав­
нительной анатомии. Но э т о уже нечто совсем другое. То,
ч т о и энтодерма, и эктодерма, и некоторые другие обра­
зования в одинаковой форме п р и с у тс тв у ю т и у человечес­
ких, и у животных эмбрионов — э т о еще не филогенети­
ческое объяснение, э т о просто значит, ч т о имеется оди­
наковая субстаниия, одинаковая форма и одинаковая стр у к­
тура. А в о т почему? — это го мы не знаем.

Участник:
— Я хотел бы внести краткое дополнение к разговору
о математической феноменологии числа 17. Известно,
что правильный треугольник, четырехугольник и шес­
тиугольник можно построить с помощью циркуля и ли­
нейки. А затем, странным образом, этот ряд продолжа­
ет только семнадцатиугольник. Получается ряд чисел,
определяемый формулой 2'\+1, причем числа должны быть
только простые: 3, 5, 17, 257.

Д окто р Кёниг:
— Не правда ли, отсюда в ы те ка е т еще кое-что. 17 = 3
+ 2 х 7, и 17 = 5 + 12. Здесь в первом случае мы имеем
пространственный аспект, связанный с человеком, а во
втором случае — временной аспект. Т у т уже начинает
кое-что проглядываться.

Участник:
— Сегодня существуют вещества, которые в состоя­
нии препятствовать созреванию яйцеклетки. Однако, что
же при этом происходит? Таким образом ведь стирает-
61
ся память (Rück-erinnern). Возникает вопрос: как это
влияет на тело и на человека?

Д о кто р Кёниг:
— Ну, не думаю, ч т о в данный момент я способен ска­
за ть об это м нечто существенное. Но, полагаю, из-за
действия эти х противозачаточных веществ «упражнения
в духовоспоминании», о которы х говорил доктор Вернер,
ста н овятся невозможными, и э та формулировка м ож ет
послужить отправным пунктом для дальнейшего поиска.
Ведь э т о касается нас всех, т а к ч т о мы непременно
должны понять: ч т о произойдет, если прервать эволю-
иию яйиа из первичного фолликула в граафский (везикуляр­
ный) фолликул? И ч т о произойдет, если эволюиия будет
осущ ествляться т а к , как э т о имеет м есто сегодня, ког­
да пятимесячных (Fünflinge), семимесячных (Siebenlinge)
«выбрасывают», и они больше не рождаются? Все э т о
вопросы, перед которыми мы стоим сегодня.

Участник:
— Вследствие стирания памяти в физическом, дости­
гается цель Аримана14. Аоктор Штайнер говорил об этом
в своей пасхальной имагинации, что Ариман привязыва­
ет человека к Земле. Вследствие этого он оказывается
отрезанным. Не только в сознании, но и в земном.

Д о кто р Кёниг:
— Да, э т о очень существенное дополнение. Благодаря
подобным вещам происходят гораздо более глубокие воз­
действия, чем мы полагаем.

62 Карл Кёниг
Эмбриология
В озникновение м ира
Чаешь II
С ем инар, со сто я в ш и й ся
12 и 13 м а р т а 1966 года
Karl König
Embryologie und Weltentstehung
Wochenendseminar 12 und 13 Marz
Первый доклад

Дорогие друзья!
очень рад, ч т о мы теперь имеем возможность продол­
ж и т ь курс, начатый нами ранее. Ведь т о , ч т о я пытался предста­
в ить до этого, является лишь первым этапом уникального проиес-
са, связанного с рождением человека. Э т о т проиесс можно было бы
сравнить с некой великой драмой, состоящей из четырех а ктов; и
т о , ч т о мы рассматривали ранее, является лишь первым а ктом
этой драмы. Но теперь я хочу вместе с вами проработать т о , ч то
представляет собой как раз второй а к т . Впрочем, если мы затро­
нем та кж е и т р е т и й а к т , и даже четверты й, нам все равно не
удастся рассмотреть все нюансы, необходимые для полного пред­
ставления об эмбриональном развитии.
И так, первый а кт , как вы помните, связан с формированием
эмбриональных оболочек. Но э т и оболочки еше ничего не говорят
о самом эмбрионе, они лишь формируют окружение, в котором
последний м о ж е т ж и т ь и развиваться. И э т о ведь вообще общий
закон развития, когда вначале возникает окружение, и лишь затем
благодаря ему формируется центральное, но никак не наоборот. Я
хотел бы э т о подчеркнуть особо, поскольку люди сегодня об этом
постоянно забывают, считая, ч т о они формируют себя сами.
Однако э т о величайшая глупость, ведь не мы формируем себя, а
окружение — нас. И если вы думаете, ч т о эмбриональные оболочки
—■единственное, ч т о нас окружает, т о вы ошибаетесь. Потому
ч т о в момент рождения ребенок, покидая одни оболочки, сразу же
оказывается погруженным в другие: в оболочки социального бытия.
Э то семья, родственники, народ, э т о все человечество. Он должен
во все э т о погрузиться, чтобы с т а т ь человеком. И первый а к т
эмбриологии как раз говорит нам: «О, человек, взгляни на свое

65
окружение и попытайся понять, ч т о именно ему т ы обязан своим
появлением!» Подумайте, ведь э т о просто чудо, ч т о эмбрион чело­
века вовсе не возникает с самого начала, как э т о происходит у
большинства животных. Ж ивотные как будто были слишком по­
спешны, и из-за э то й своей поспешности оказались теперь несо­
вершенными и чрезмерно специализированно вписанными в мир.
Человек же хочет п о д гото вить себя для дальнейшего, для будуще­
го. И теперь из э то го оболочечного организма рождается нечто
новое — н аступает второй а кт .

Entocyst

А мнион
(Ева)

Желточный мешок
(Адам)

Крепёж
Рис. 2.1

Можно видеть, ч т о зародышевые листки являются первичной


фиксацией эмбриональной субстанции; вместе с ними начинает
формироваться человеческое тело. Т у т еше далеко до образования
отдельных органов. Зародышевые листки являются общими у с т ­
роителями, из которы х затем сформируются специальные органы.
И лишь потом из это го первичного образования возникает крошеч­
ная, едва заметная форма, окруженная оболочечным аппаратом. Об
этом мы уже говорили ранее, и теперь лишь вкратце повторим.
Приблизительно к концу второй недели, т о есть на четырнадца­
т ы й или пятнадцатый день, возникает некая форма, которую
схематически можно изобразить т а к (рис. 2.1): здесь окружность
хориона, здесь мы видим ворсинки, размешенные в маточной ткани
матери, а здесь внутри — инкубационное пространство (Brutraum).
Э то пространство полностью занято мезенхимной субстанцией,
представляющей собой, по сути, т у первичную субстанцию, из

66 Карл Кёниг
которой возникает все остальное. А здесь, внутри — Entocyst, в
котором можно о тчетл иво различить два пузырька: верхний —
амнион, и нижний, более плотный — желточный мешок. Таким
образом, перед нами — внешняя оболочка, которую мы можем
назвать небом, и Entocyst — земля (земной человек). Все э т о обо­
собилось друг о т друга настолько, ч т о верхнее и нижнее являются
теперь раздельными. Если вы будете погружаться в э т о т образ
снова и снова, если вы сделаете его, т а к сказать, материалом для
медитативного, имагинативного мышления, т о вы проникнете в

А мнион

Примитивная впадина

Примитивная полоска

Желточный мешок

Рис. 2.2

становление мира. И т о , ч т о обоих держ ит вместе, — э т о еще


вовсе не пупочный шнур, э т о т о , ч т о обозначается как крепёж
(Haftstiel), соединяющий небо и землю.
Вернемся вновь к амниону и желточному мешку (Рис. 2.2). Теперь
мы уже на шестнадиатом-девятнадиатом дне эмбрионального раз­
вития, и промежуток между ними составляет приблизительно 2
мм. Затем здесь возникает т а к называемая примитивная ямка, из
которой развивается примитивная полоска, тянущаяся между ам­
нионом и желточным мешком. И как раз здесь, как я уже говорил,
67
возникает зародыш. Можно сказать, именно здесь в своей первой
форме закладывается человек. И прекраснейшей имагинаиией того,
ч т о здесь происходит, является картина Микеланджело, на к о т о ­
рой палеи Бога касается Адама, — э т о т ж е с т символизирует
человеческое становление. Человек, т а к сказать, совершает свой
первый ж е с т на эмбриональной стадии — образуется ч»-форма. И
если мы теперь внимательно вглядимся в амнион, мы обнаружим
т о образование, т у форму, которая называется эмбриональным
ш итом (Embrionalschild). И хо тя поначалу э та форма выглядит как
простая полоска, в ней уже заложен праобраз человека, поскольку
после то го , как она с т а н е т толше, из нее образуется т о т ствол

Примитивная полоска
становится дорзальной хордой,
образуя трубу
(«железный жезл»)

Рис. 2.3

(Chorda dorsalis), вокруг которого в дальнейшем будет заложен пер­


вичный позвонок. При это м примитивная ямка преобразуется за­
те м в трубку, т о е сть в полую палочку (Рис. 2.3).
Если перейти на язык образов, э т о — жезл Моисея, который
преврашается в змею, когда т о т грозит фараону, и который
выбивает из скалы воду; э т о т о т стержень, благодаря которому
мы остаемся людьми, и которы й дает нам возможность сказать
себе «я».
В т о т момент, когда человек совершает грехопадение и берет
на себя о т в е т с т в е н н о с т ь за это , завершается первый а к т драмы
человеческого развития. Теперь, в лемурийский период, мы подхо­
дим ко всему том у (и сейчас я возвращаюсь в более ранние времена
земной истории), ч т о осуществляется в связи с грехопадением.
6 8 -------------------------------------------------------------------------------------- Карл Кёниг
Лемурийский ко н тин ен т гибнет в огне, и человек вновь появляется
в Атлантиде. История зародышевых листков — э т о второй а кт ,
э т о история перехода о т Лемурии к Атлантиде. Таковы истори­
ческие параллели. А теперь попытаемся понять, ч т о же представ­
ляют собой зародышевые листки.
Узнать о том , когда появилось э т о название, не т а к - т о легко,
— история эмбриологии об это м умалчивает. Я склоняюсь к тому,
ч т о э т о выражение, вероятно, обязано своему появлению Эрнсту
Геккелю, который в своей Gastraea-meopuu попытался предста­
вить, как в земной истории были образованы э т и зародышевые
листки. Я сразу же хочу о т м е т и т ь , что, как и все теории, Gastraea-
теория имеет сегодня как приверженцев, т а к и противников. Она
представляет собой ни ч т о иное, как просто гипотезу, выражение
те х представлений, которые были в ходу в XIX столетии. В этой
теории Геккель предпринимает попы тку разобрать вопрос, к о т о ­
рый для него является основным (и который, к с т а т и , о ста е тся
актуальным и сейчас), а именно: вопрос о то м , каким образом в
развитии мира из одноклеточных организмов возникли многокле­
точные. И он приходит к идее, ч т о различные кл е тки — т а к же,
как, например, животные-растения (Cölenteraten) — объединяются
в клеточное состояние, образуя, таким образом, единый клеточный
слой. Как раз э т о т переход, на его взгляд, и ведет к образованию
гаструлы.
И та к, у нас уже имеются два зародышевых листка, а именно:
снаружи в качестве основы — эктодерма, и вн утр и в качестве
первичной кишки — энтодерма. В дальнейшем они развиваются
в п р и м и ти в н у ю первичную ки ш ку и те л есн о е п о кр ы т и е
(Körperbedeckung). Э тим характеризую тся оба основных зароды­
шевых листка. У человека они развиваются однако совершенно
иначе. И здесь я должен ска за ть ко е -что очень важное. Дело в
то м , ч т о оболочки, формируюшиеся на первом этапе эмбрио­
нального развития, им ею т м е сто то л ько у высших ж иво тны х;
тогда как у животны х-растений и у беспозвоночных они образу­
ю тся иначе и имею т совершенно другую форму. Но зародышевые
л и стки проходят через все ж иво тн ое иарство и иарство чело­
века. (Рис. 2.4).
69
Впрочем, помимо одноклеточных (которых ведь, по сути, нельзя
назвать животными; э т о нечто вторичное, формы жизни, возник­
шие в земном развитии значительно позже, путем распада), неко­
торые животные та кж е не имеют эктодермы и энтодермы, У них
есть нечто внешнее, покрывающее, охватывающее. Но э т о не обо­
лочка, а скорее кожа, телесное покрытие, — т о , ч т о замыкает.
Замкнутое же развивает внутри некую основу, нечто внутреннее,
и в месте перехода эктодермы к энтодерме возникают клетки, в
которых э т о внешнее и внутреннее встречаются, и из этой поляр­
ности образуется нечто новое. Здесь образуется т р е т и й зароды-

Эктодерма

Энтодерма

Места перехода;
мезодерма

Рис. 2.4

шевый листок — мезодерма. Э то т р и зародышевых листка, нали­


чие которых свойственно большинству животных, и я сказал бы
даже, всем животным, в то м числе и растениям-животным. Мезо­
дерма — э то , т а к сказать, дитя, образующееся из соединения
эктодермы с энтодермой. Если пользоваться языком современной
зоологии и психологии, я сказал бы, ч т о э т о эрогенные зоны, из
которых формируется мезодерма. Э ту то ч ку зрения сегодняшней
эмбриологии и зоологии можно о тн е сти , конечно, только к ж и в о т ­
ным. Но ведь то чн о та кж е можно описывать и все живое. Однако
у человека все э т о происходит не т а к , и у многих высших ж и в о т ­
ных э т о происходит не та ки м примитивным образом, как э т о
повсюду описывается в учебниках по эмбриологии и зоологии. Ко­
нечно, если придерживаться воззрения, ч т о вначале появились низ­
шие животные, т о на примере рыб и рептилий можно проще всего
70 К аря Кёниг
увидеть, как э т о происходит. Но чтобы понять, ч т о происходит
в действительности, нужно сделать следующий шаг.
Если вы вспомните лекиии Рудольфа Штайнера, прочитанные им
в декабре 1923 года, где он говорил об эфесских (ephesischen) мис­
териях и где описывал Землю до грехопадения, т о та м э т о пред­
ставлялось примерно т а к : земной мир был еше полностью а тм ос­
ферным, он был окружен некой плотной субстанцией, которую мы
могли бы описать словом «молоко» или «белок». И э т у субстанцию
словно дождем орошали капельки кремния. Именно в э т о т момент
появилась первая зелень; все начинало зеленеть, затем зелень ис­
чезала, затем снова возникала и снова исчезала. Э то было первое
появление растительного мира. И если вы х о т и т е получить истин­
ный образ амниона, вы должны представить себе э т о кремне-
зеленеюшее бытие. Тогда формировались, однако, и кальциевые
субстанции. Словно дождь, кальиий вторгался в э т у молочно-бел­
ковую атмосферу, конденсируя ее и образуя первые, т а к сказать,
комки животных. Если теперь т о , ч т о мы сейчас описали, взять
не просто как материал для рассмотрения, а как знание о том ,
ч т о был мир, и мир был — человек, и человек был — мир, тогда вы
увидите, как из это го состояния развилась примитивная полоска,
которую мы назвали зародышем.
Теперь на нижней стороне амниона образуется утолшение. На
верхней стороне желточного мешка та кж е образуется утолшение.
И в момент, когда э т о т проиесс уже завершен, мы подходим к
концу третьей недели эмбрионального развития. В э т о т момент в
первый раз позволительно говорить об энтодерме в человеческом
эмбрионе, — э т о верхняя сторона желточного мешка, и об эктодер­
ме — а э т о нижняя сторона амниона. Э тим мы впервые указали на
то , ч т о в человеческом эмбрионе возникает как эктодерма и э н то ­
дерма. Таким образом, э т о нечто совсем иное, нежели т о , ч т о
происходит в гаструле. Гаструла — лишь отображение этого.
Здесь из, т а к сказать, зеленеющего растительноподобного форми­
руется нечто внешнее, и из желточного мешка, утолшаясь, упл от­
няясь кверху, формируется энтодерма, и в ней образуется мезодер­
ма. А мезодерма представляет собой все т о , ч т о образуется в
связи с хордой. Теперь у нас е сть эктодерма, энтодерма и мезодер-
71
ма, а здесь (см. рис. 2.4-25) у нас мезенхима1, т о есть все т о , ч т о
образуется в пределах хориона. И с это го момента у нас теперь в
наличии четыре зародышевых листка. Кроме то го , у нас есть
мезофил (Mesophyl) — т о , ч т о присутствовало в качестве суб­
станции с самого начала формирования эмбриона. Но мезофил —
э т о общее. Из э то го общего в виде слабых контуров возникают
формы, оболочки. И лишь после то го , как э т и формы найдены, из
мезофила, т а к сказать, зачаточно, — все э т о еще текуче, не

дифференцировано, — возникает кровь: белая, красная, общая кровь,


кровяные сосуды, кровообращение. Э то зачаточная жизнь. И в нас
о ста е тся еше многое о т э то й зачаточной жизни. То, ч т о в нас,
например, образуется как кровообращение, как кровь в костном
мозгу, т о , ч т о мы носим в себе в качестве промежуточной суб­
станции, — все э т о еше формирующийся мезенхим. Если образует­
ся рана, мезенхим, представленный миллионами своих составляю­
щих, устремляется туда, поскольку он еше владеет первичными
силами. Он владеет этим и силами как раз потому, ч т о он остался
всеобщим, не специализированным. В самом начале, когда образует­
ся мезофил, возникают амнион, желточный мешок, примитивная
ямка и примитивная полоска. И т о , ч т о эмбриологи преждевремен­
но называют зародышевым листком, представляет собой не заро­
дышевый листок, а еще не специализированный мезофил, несущий в
себе весь потенциал становления до то го момента, пока не все-
лится «Я». В э т о т момент в определенном месте возникают
эктодерма, энтодерма, мезодерма, и о ста е тся сам мезофил — как
мать, родившая трех младенцев. Ч т о же получается из эти х пер­
вичных организаторов, ч т о получается из эктодермы, энтодермы
и мезодермы? Из эктодермы образуется кожа, но она становится
та кж е большей частью органов чувств и, следственно, всей не­
рвной системы. Таким образом, мы можем сказать, ч т о из э к т о ­
дермы возникает телесное покрытие, чувственная организация и
вся нервная организация человека. Э то делает Ева. Из энтодермы
возникает все, ч т о связано с пищеварением; я не говорю «с обме­
ном вешеств». Все, ч т о связано с пищеварением, о т р та до аналь­
ного отверстия, весь кишечник — все э т о образуется из энтодер­
мы. Рот, нёбо, пишевод, желудок, кишечник и задний проход. Сюда
же отн ося тся различные пищеварительные железы, такие, напри­
мер, как поджелудочная железа, та кж е печень и — нечто совершен­
но особое — легкие. Таким образом, вы выберете ложный путь, если
будете полагать, ч т о из энтодермы образуется нижняя система
трехчленного человека, а именно, система обмена вешеств. Э тим
мы бы все слишком упростили, ч т о непозволительно. Мезодерма
формирует, т а к сказать, все, ч т о о стае тся. Из мезодермы обра­
зуется вся костная и мышечная система, все связки, суставы,
кровяные сосуды. Но из мезодермы возникает т а к ж е весь почеч­
ный аппарат, весь сексуальный аппарат. Только пред ставьте
себе, какую важную миссию выполняет мезодерма! Теперь о с т а ­
ется мезофил, которы й, т а к сказать, формирует заново все т о ,
ч т о в нас циркулирует: лимфу и кровь. Мезофил о тв е ч а е т за
возникновение лимфы и возникновение крови. Правда, еше не
совсем установлено, мезодерма или мезофил образует лимфу и
лимфатические узлы. Да, э т о для меня большой вопрос: не мо­
ж е т ли вообще все возникнуть из мезофила? Только представь­
т е себе: у нас теперь здесь один плюс т р и зачаточных листка.
Эктодерма, энтодерма и мезодерма — э т о , т а к сказать, синоп­
тические2 зародышевые листки. И затем о с т а е т с я не что об­
щее, и э т о мезофил, и он с о о т в е т с т в о в а л бы в Евангелии о т
Иоанна — не непосредственно, но примерно — то м у, ч т о указы­
вает на происхождение Слова.
73
Теперь подумайте о то м , ч т о в человеке заложена предпосылка
с т а т ь трехчленным существом. То, ч т о лишь в наше время впер­
вые сформулировано Рудольфом Штайнером, является великой
тайной развития человечества. Раньше это го не замечали; разве
ч т о рассматривали лишь мифологически. Но ведь т о , ч т о человек
с о с т о и т из нервно-чувственной системы, ритмической системы и
системы обмена вешеств или системы конечностей — э т о ведь
величайшая научная формулировка не только нашего столетия,
э т о о тн о си тся ко всем временам. И теперь, в связи с рассмотрен­
ным выше, мы можем сказать; чувственно-нервная система без
сомнения образуется из эктодермы. Эктодерма — э то , т а к ска­
зать, великий организатор формирования кожи, органов чувств и
нервов. Система обмена вешеств происходит, однако, не из э н то ­
дермы, а из некого энто-мезодермального. А ритмическая система,
состоящая из кровяных сосудов, вен и легких, возникает из меэо-
энтодермального. Э то мы должны запомнить; мы должны избегать
упрощений, полагая, ч т о здесь у нас трехчленность, а здесь — тр и
трансформаиии. Э т о как раз неверно, поскольку э т и тр и зароды­
шевых пласта указывают еще и на нечто такое, что , т а к ска­
зать, было божественным замыслом, когда боги только начинали
творение. Тогда еше подразумевался точно разграниченный тр е х­
членный образ человека. Э т о т замысел был одновременно и творе­
нием, поскольку был пронизан волей. И творение было замыслом,
поскольку было пронизано светом божественной мысли. Но э т о
изменилось; изменилось из-за грехопадения, в результате которого
произошло формирование энто-мезодермального и мезо-энтодермаль-
ного. Благодаря этому возникло четкое подразделение на чувствен­
но-нервно-головную организацию, с одной стороны, и телесную орга­
низацию — с другой стороны. Если на э т и веши не обращать
внимания, если из этих перераспределений не суметь вывести того,
ч т о когда-то имело м есто, невозможно прийти к ясному понима­
нию облика земного существа. Мы ведь не только трехчленные
существа, мы та кж е и двухчленные. Мы являемся двухчленными
потому, ч т о у нас, действительно, есть голова, и э та голова
представляет собой ни ч т о иное, как законченную метаморфозу
всей телесной организации. Все, ч т о у нас здесь внутри, в голове,
74 Карл Кёниг
сконцентрировано, закрыто, округлено, — все э т о мы же и сформи­
ровали и вложили в э ту двойственность. И в э т у двойственность
вдвигается трехчленность, вследствие чего и образуется возмож­
ность для того, чтоб мезо-энтодерма стала носителем воли, энто-
мезодерма — носителем чувствования, а эктодерма — носителем
мышления. Таково становление человека.
Дорогие друзья, если бы сегодня был основан университет, пред-
ставляюший нашу то ч ку зрения, — а возможно, наш семинар и
послужит импульсом для его возникновения, — т о в это м универ­
с и т е т е эмбриология должна с т а т ь основным предметом для об­
щего рассмотрения человека. Оно должно тогда, конечно, осуще­
ствляться не кастовыми эмбриологами, а должно опираться на
т о , ч т о представляет собой сам эмбрион, поскольку он то ж е
знает, о чем здесь идет речь, — о т о й замечательной тр о й с тв е н ­
ности.

Чувственно-нервная
Мышление Орел Эктодерма
система

Чувство Ритмическая система Лев Мезо-энтодерма

Система обмена
Воля Телеи Энто-мезодерма
вешеств

Рис. 2.6
Теперь, после то го , как мы со всем эти м познакомились (а э т о
действительно не больше, чем первое знакомство), мы можем
спросить, ч т о же все-таки представляют собой зародышевые
листки? Ведь э т о просто потрясает, ч т о всеобщее отупение
охватило именно специалистов, которые полагают, ч т о эктодер­
ма возникает путем размножения клеток. И поскольку э т и клетки
размножаются, они должны объединяться и образовывать выемку,
из которой получается нервная труба (Neuralrohr). Э то значит,
ч т о вначале клетки решили размножаться, а затем из образовав­
шегося нароста сделать выемку. А затем из выемки каким -то
образом получается труба. И внезапно все э т о — н и кто не знает
как! — начинает мыслить. Э то как раз т о , ч т о в обшем виде
75
представляет нам сегодня наука. Скажешь ч т о -т о другое — и т ы
уже романтик. Но все-таки, представьте себе: в эмбрионе, на
тр е ть е й неделе развития, закладываются зачатки организаторов,
из которых образуются чувственно-нервная система, кожа, кишеч­
ник, железы, легкие, ко сти, мышиы, нервы, кровь.
Взгляните, дорогие друзья, на э т у таблицу (Рис 2.6). Как вы
думаете, ч т о э т о такое? Ни ч т о иное, как т о , ч т о представляли
собой четыре пра-организатора формирования всего человека. Ви­
дите, египтяне э т о т о ж е знали и даже изобразили. Э ти образы —
Орел, Лев и Телец, олицетворявшие принципы формирования четы ­
рех праобразов человека, — были объединены в Сфинксе. А Сфинкс
— э т о просто возвышенный образ четырех зародышевых лист­
ков, поскольку лик, проглядывающий через него, — э т о лик челове­
ка. Т у т с те ка ю тся с небес, излучаются, формируют и образуют
силы Орла, из которы х получаются кожа, перья, чешуя, но та кж е
и органы чувств, глаза и уши, нервная система. Все э т о в нас —
Орел. С противоположной стороны действую т силы Тельиа. Из них
получается все, ч т о является пищеварением. Они становятся
кишкой, печенью, но т а к ж е и легкими, поскольку легкие восходят,
собственно, к животном у виду и занимают его ритмическую сис­
тему, поскольку Земля стала слишком твердой. Затем ритмичес­
ки, формообразующе д е йствует Лев: ко сти, мышиы, система кро­
ви. Но он же несет в себе и т о , ч т о продолжает жизнь: сексуаль­
ную систему. Как все э т о выглядит в деталях, мы будем говорить
дальше.

Обсуждение
Участник:
— Что же во всем этом процессе, который мы рас­
сматривали, представляет собой наследственность?

Д о кто р Кёниг:
— Слово «наследственность» до сих пор мы еше не
упоминали. Но было бы сушим вздором просто заявить,
ч т о наследственности н е т. Мы точно знаем, ч т о наслед-

76 Карл Кёниг
ственность сущ ествует; но вопрос в то м , где она дей­
с т в у е т , и имеет ли она вообще какое-либо отношение к
молекулярной спирали, т а к гениально найденной в составе
хромосом? Ведь э т о уже предубеждение, если мы говорим,
ч т о тайна наследственности заключена в ядре клетки, и
мы э т у тайну уже по чти раскрыли, поскольку раскрыли
сами э т и связи. Я думаю, ч т о лишь отделив наследствен­
ность как явление о т то го , ч т о д ействует в пределах
хромосом, можно прийти к каком у-то реальному пред­
ставлению о происходяшем. И чтобы понять э т о лучше,
мы должны вспомнить следующее. В экспериментальной
эмбриологии последних сорока лет было раскрыто, на мой
взгляд, нечто чрезвычайно существенное и важное. В
момент, когда две тка н и или субстанции, содержание
эмбриона, соприкасаются друг с другом, они начинают
воздействовать друг на друга, и таким образом из э к т о ­
дермы возникает, т а к сказать, становяшееся лиио. Если
глазной бокал изнутри задевает внешнюю стенку, т о э т о
действует непосредственно та к, ч т о эктодерма вдавли­
вается, закрывается и образует железу, как бы загляды­
вая в э т о т глазной бокал. Видите, э т о тол ько один при­
мер, которы й неотвратимо повторяется на всех местах
эмбриона. Вы можете произвести все возможное, ч то -
либо имплантируя в определенные места, в определенные
части, в определенные центры. Вы можете ср а сти ть нерв
и руку, просто присоединив руку к нерву, или же, произ­
вольно меняя местоположение почек руки (Armknospe) или
ноги, сделать т а к , ч т о на месте руки будет нога. Если,
однако, процесс зашел т а к далеко, ч т о рука уже образова­
лась, тогда э т о т нерв, отвечающий за движение ноги,
будет приводить в движение руку т а к , будто она и е сть
рука. То есть, вы можете индуцировать (induzieren) всё.
Э то было доказано экспериментально, на мышах.
Но ведь все э ти веши, на мой взгляд, имеют дело не с
наследственностью, а с формообразующей стр уктур о й
хромосом. Хромосомы представляют собой т е чувстви-
Э м б р и о п о ги я и в о з н и к н о в е н и е м и р а 77
тельные осцилляторы, которые т о , ч т о д ействует в
качестве формообразующей силы, вводят в отдельные
части эмбриона. Э то означает, ч т о в клетках мезенхима
имеется, т а к сказать, раскодированная система, содер­
жащая любые возможности. В т о т момент — я снова
приведу здесь один пример, — когда клетки мезенхима
становятся клетками мезодермы, спектр эти х возмож­
ностей, то чн о т а к же, как и у эктодермы и энтодермы,
сужается, оставляя все же за собой все возможности
организатора, которые позволяют, например, в эктодерме
образовать органы чувств, нервы, кожу и прочее. Если в
образовавшейся кодировке ч т о -т о не та к, т о есть, на­
пример, нерв прирос не к т о й конечности, вся система
снова раскодируется, обобщается, и лишь затем снова
спеииализируется. Только т а к я могу см о тр е ть на все
э то . Наследственность, сама по себе, — э т о совсем не
т о , ч т о можно обнаружить в хромосомах. Извините, ч т о
я говорю об это м т а к радикально. Наследственность —
э т о просто субстанция, которую родители предоставля­
ю т становящемуся эмбриону. Я несу в себе субстанцию
моего о тиа и моей матери. Этим, однако, уже дается
нечто такое, ч т о в это м потоке — который, являясь
лишь субстанцией, соединяет мое индивидуальное и, бла­
годаря этому, расово, семейно и географически воздей­
с т в у е т на него — в т е к а е т в меня, затемняя мое «Я».
Хромосомы же представляют собой т е регуляторы, ко­
торые служ ат мировому развитию и, благодаря этому,
делают человеческий зародыш телом. В этом заключает­
ся первый п у н к т для ясного понимания эти х вещей.

Участник:
— Если взглянуть на все то, что Вы сказали, выявит­
ся одна особенность. В сегодняшней биологии присут­
ствуют, собственно, все феномены, побуждающие мыс­
лить динамически-функционально. Одно воздействует на
другое, и наоборот. Странно, однако, что основная мас-
78 Карл Кёниг
са биологов придерживается чисто механически-логичес-
кого мышления. Выражаясь языком математики, в сво­
ем мышлении они остались в рамках геометрически ог­
раниченной системы, в то время как для действитель­
ного понимания явлений необходима функциональная выс­
шая математика, позволяющая представить явления
реально... Теперь я хотел бы еще раз вернуться к трех-
членности человека. Как Вы здесь уже показали, основ­
ной задачей для разума является не только диагности­
ка болезни, которая становится затем неизменной и
чересчур сложной, но и терапия. Н уж но только доста­
точно далеко вернуться назад, собственно, в эмбриоло­
гию, чтобы получить возможность понять, почему поч­
ка или печень ведет себя через 30-40 лет так или иначе.
К ак мы видим, человек в самом начале представляет
собой еще двухчленное существо. Постепенно развива­
ется эктодерма и энтодерма, и они представляют со­
бой два великих динамических начала. Один формирующе
действует в космосе кварца, в кварцевом процессе, как
эктодермальный принцип. Второй — в энтодермальном,
образующем вещество энтодермальном кальциевом про­
цессе. Один был бы, таким образом, более принципом
Орла, а второй — Тельца. Этим, создаются предпосылки
для двух полярно противоположных групп болезней. Одна
из них формируется еще до рождения, но продолжает и
в дальнейшем нести эктодермальный нервно-чувствен­
ный импульс, сильно влияющий на формообразование.
Точнее говоря, для теперешнего существа человеческо­
го «Я» друг против друга стоят способствующие отвер­
дению, пробуждающие свинцовые процессы и образующие,
вводящие в сон серебряные процессы. Эктодермальные
импульсы — для того, чтобы человек оставался здоро­
вым, — не должны переходить в энто-мезодермальные
процессы, а они должны, так сказать, встречаться в
дыхательном среднем регионе. На одной стороне стоит
группа всех болезней, ведущих к состоянию повышенного
79
бодрствования, артриту, склерозу. На другой стороне
стоит группа болезней, ведущих к различным воспалени­
ям, вплоть до туберкулеза. Если же, напротив, образу­
ющаяся субстанция — так же, как и актуальная ситуа­
ция состояния сознания — разрушает этот мезодер-
мальный дыхательный средний регион (свинцово-кварце­
вым, эктодермальным импульсом сверху, или серебря­
но-кальциевым, мезо-энтодермальным импульсом снизу),
тогда мы приходим к карциноме3 , или мании, как их пони­
мал Рудольф Штайнер. Обе эти болезни, таким обра­
зом, выпадают из процесса обычного развития, как мы
его понимаем здесь, в эмбриологии. Как относительно
образования субстанции, так и относительно ситуации
сознания. В одном случае — повышенная пробужденность
и субстанциональная «твердость», в другом — сонли­
вость и субстанциональная мягкость; заключенное в суб­
станции духовное выходит наружу. Человек становит­
ся подверженным иллюзиям и даже галлюцинаторно-ма­
ниакальным. Он полностью замыкается в своем внут­
реннем мире. Психологи должны ясно представлять эти
связи, если они хотят прийти к действительному ду­
шевному целению. Из этого знания исходит также раци­
ональная терапия.
Между этими двумя полюсами располагается дыхатель­
ная, или ритмическая система. Сегодня легкие постоянно
рассматривают как органы дыхания (parexcellence). Но уже
из представленной классификации отчетливо видно, что
они, во всяком случае, являются не только органами дыха­
ния. Разумеется, легкие соотносятся с дыханием, но они
вполне соотносятся также и с питанием, и это подтвер­
ждается множеством клинических наблюдений, это видно
также из физиологии — вплоть до анатомического развет­
вления сосудов. Печень, почки и голова тоже дышат, хотя
это и недоступно чувственному восприятию. В этом смыс­
ле их можно было бы отнести к области Льва и, учитывая
их различное духовно-субстанциональные строение — мо-
80 Карл Кёниг
дифицированное, благодаря собственно индивидуальному,
— положить в основу наших различных чувственных ка­
честв. В этой области встречаются уже названные полю­
са. Уже в исходном двухчастном членении, которое Вы
описали, в «Адаме» и «Еве«, стоят друг против друга по­
лярные возможности заболеваний. Это, таким образом,
видно уже из эмбриологии. И если после этого рассмот­
реть среднюю часть, из которой позднее образуется по­
звоночник (etcetera), тогда можно приблизиться к понима­
нию того, что затем выступает перед нами — в смешан­
ном, индивидуализированном виде — как больной человек.
Но такой способ рассмотрения должен дать нам и указа­
ния к терапии.

Д окто р Кёниг:
— Да, я думаю, очень важно указать на э т и веши. Э то
не должно повиснуть в воздухе, а должно влиться в осно­
вы врачебного и общечеловеческого знания. Было бы не­
лишним, конечно, поговорить об этом подробнее. Только
тогда мы могли бы закрепить т о , ч т о было представлено
здесь пока схематически.

Участник:
— Я хотел бы указать на то, что в специальной меди­
цинской литературе говорится об образовании отдель­
ных органов уже на третьей неделе.

Д окто р Кёниг:
— То, ч т о говорится об это м в эти х старых книгах,
совершенно неверно. Сердие с самого начала, как я вам
уже показал, развивается снаружи, но э т о еше не сердие.
На 13-ый день начинается невероятный рост, и т о , ч т о
поначалу находилось рядом друг с другом, входит теперь
друг в друга. Здесь начинается второй а к т , и он неверо­
ятно многосторонен. Но Ш тарк в своем учебнике по эм­
бриологии представляет э т о совершенно точно. Вы дол-
Э м б р и о л о ги я и в о з н и к н о в е н и е м и р а 81
жны его прочесть, э т о лучший учебник эмбриологии, к о т о ­
рым мы сейчас располагаем. Там все описано хо тя и меха­
нистически, но очень точно.

Участник:
— Я хотел бы вернуться назад к Вашему описанию
развития животных. В тот момент, когда возникает
энтодерма, Мы имеем «внутри-снаружи». Из этого долж­
но следовать то, что у животных, продолжающих разви­
вать эту полярность, должна быть внутренняя жизнь,
что эти животные, пусть в ограниченной степени, дол­
жны обладать своего рода внутренней жизнью. Поэтому
я хотел бы знать, как обстоит дело с классификацией
органов в процессе развития? Какие органы у каких ж и­
вотных образуются в тот момент, когда возникает эн­
тодерма? Мне кажется, существа, имеющие почки, дол­
жны быть ощущающими животными, поскольку почки
являются теми органами, которые в потоке чисто жи­
вого позволяют зародиться ощущающему. Интересно
также, что если, например, мы возьмем человека с боль­
ными почками, то в тот момент, когда верхний процесс
в почках, а именно, формирующая тенденция, становит­
ся слишком преобладающей, у него наблюдается повы­
шенная чувствительность. Тогда говорят о неврозе, то
есть о повышенной пробужденности такого человека, он
все воспринимает преувеличенно, и результат этого —
повышенное кровяное давление. Те же, у кого почки слиш­
ком живы, напротив, не в состоянии преобразовать это
в ощущение, как раз потому, что они больны. Таким об­
разом, все, что развивается в направлении воспаления
почек, вплоть до туберкулеза, всегда сталкивается с
проблемой выхода из этого водянисто-живого к опреде­
ленному ощущению. Они продолжают спать в нем. Те­
перь, я хотел бы знать, когда в процессе развития ж и ­
вотных эти почки осуществляют переход от чисто био­
логического к ощущающему?
Карл Кёниг
Д окто р Кёниг:
— Прежде всего, я должен сразу же сказать, ч т о в
нашем рассмотрении животных почки являются, вероят­
но, самым сложным органом, с которы м мы знакомы. Как
вы знаете, суш ествует пронефрос (Pronephros), которы й
преобразуется в мезонефрос (Mesonephros) и переходит
затем в т о , ч т о представляют собой почки, а именно, в
метанефрос (Metanephros). И все э т о т о ж е почки. Они
начинают развиваться у человека в голове. А именно, на
уровне уха, шеи возникают крошечные каналы, которые
связаны (я не могу вам э т о сейчас объяснить точно,
поскольку врачи э т о уже не знают, а не-врачи — еще не
знают) с брюшной полостью, и из этой брюшной полос­
т и принимают отходы (переработанные субстаниии). Но
все э т о имеет м есто только в эмбрионе и нигде больше,
а затем мезонефрос опускается — и лишь тогда ста н о ­
вится теми почками, которые мы знаем.
Таким образом, речь идет о неком процессе, осущ еств­
ляемом в направлении сверху вниз. Часть это го образова­
ния мезонефроза становится затем сексуальной органи­
зацией, и об этом я здесь снова лишь упоминаю, поскольку
в деталях представить э т о было бы слишком сложно. Но
все э т о почки, и э ти почки поначалу — а у низших ж и в о т ­
ных, со ответственно, в результате — представляют
собой небольшую, но постоянно повторяющуюся систему
канальчиков, включающую в себя в какой-либо форме ко­
нечный орган, который засасывает и выделяет (Рис. 2.7).
Вам знакомы растениевидные животные (Pflanzentiere)?
Полипы, медузы. У них совершенно н е т почек. Они со сто ­
я т только из эктодермы и энтодермы. Я вам э т о даже
нарисую (см. рис. 2.8), поскольку э т о ведь необычайно
интересно; м о ж е т быть, у вас появится потом желание
прослушать курс по зоологии.
С м отрите, э т и полипы, которые еше крепятся на од­
ном месте, имеют некоторое продолжение, и в нем нахо­
дится кишечник, или энтодерм. Т у т м огут образовывать-
Э м б р и о л о ги я и в о з н и к н о в е н и е м и р а ----------------------------------- 83
ся, но не всегда, половые почки (Geschlechtsknospen), ко­
торые оседают вниз. То есть, т у т оседает вниз иветок
или плод — как вам больше нравится. Но полип из них
никогда не развивается. Полип развивается только в то м
случае, если он начинает давать новые побеги, отделяет­
ся и затем снова крепится. Если же он приходит к пло-
дообразованию, он умирает. И тогда развиваются первые

ощущения системы чувств и системы пищеварения. Т у т


(Рис. 2.8, Ь) больше энтодерма, а т у т (Рис. 2.8, а) больше
эктодерма, поэтому здесь имеет м есто головное образо­
вание, а здесь — нет. Э то, пожалуй, лучшие изображения
для подобной иллюстраиии. Здесь еше н е т никаких почек,
но в т о т момент, когда начинает действовать новое,
здесь, в шипе, впервые зарождается собственное движе­
ние. Полипы этого не делают, потому ч т о прочно прикреп­
лены, а медузы (Рис. 2.8, с) приводятся в движение снару­
жи, точно т а к же, как приводится в движение пыль.
Здесь же зарождается самостоятельное движение. Э то
движение т а к называемой системы водяных сосудов. А
система водяных сосудов представляет собой образ того,
ч т о затем в человеке ста н овится внутренней жизнью.
Движение, почки и внутренняя жизнь — э т о все единое.
Н е т почек там , где н е т движения, и н е т движения там,

Карл Кениг
где нет почек. И конечно, э то еше и выделение (Entäußerung).
Если у меня есть внутреннее, я выделяю э т о внутреннее,
и выделяю я его в форме моторики. А т о , ч т о выделяет
— поскольку э т о распад, — т о функиионирует. В этом
лежит, т а к сказать, корень происходяшего. С это го мо­
мента у всех животных есть почки, е сть система водя­
ных сосудов и т а к далее. Но все э т о еше далеко не такие
почки, как у нас. Последние постепенно образуются лишь
у высших млекопитающих.

а
Рис. 2.8 с

Участник:
— Позвольте мне, как неспециалисту, задать следую­
щий вопрос: не могли бы Вы для ясности картины под­
робнее описать развитие зародыша у растения?

Д окто р Кёниг:
— Я думаю, э т о внесло бы тол ько путанииу. Проиесс
настолько многосторонний, ч т о рассмотрение чего-то
одного было бы недостаточным. Об этом надо было бы
говорить не меньше часа. Тогда нужно было бы говорить
не о то м , ч т о представляет собой семя и яйио, а о
совершенно ином.

Э м б р и о л о ги я и в о з н и к н о в е н и е м и р а 85
Другой участник:
— Я хотел бы еще раз спросить о следующем. Описан­
ная картина развития почек может уже служить основа­
нием для новых начинаний. Картина почек, как процесса,
идущего сверху вниз. Например, при массаже и при симп­
томах различных болезней мы выделяем зоны, здесь ввер­
ху, в области шеи, где мы «обнаруживаем почки снова».
Теперь было бы, наверное, интересно, найти картину,
например, для легких, как процесса, идущего снизу вверх.
К ак это выглядит в этом случае?

Д о кто р Кёниг:
— Я коснусь этой темы пока лишь вкратце. Легкие, вооб­
ще, оказываются в средней зоне лишь потому, ч т о у челове­
ка и высших млекопитающих, хотя и не у всех, образуется
диафрагма, которая разделяет ж и в о т и грудь. У большин­
ства позвоночных корпус, т о есть грудь и живот, представ­
ляет собой нечто единое. У них легкие простираются до
низу, почки — до верху, сердие — вверху, и только с момента,
когда в ходе эволюции образовалась диафрагма, сердие опус­
кается, окружается легкими, и почки остаю тся внизу. Не
думайте, ч т о легкие поднимаются; легким просто нет пути
назад, потому ч т о опускаются почки. Если вы вспомните
эмбриологию почек, как из мочевого пузыря поднимается мо­
четочник и охватывает метанефрос, тогда вы получите
представление о том, ч т о э т о значит, когда из про- и
мезонефроса возникает метанефрос, а мезонефрос опроки­
дывается вниз и становится частью мужских половых ор­
ганов. Все это, ведь, целая драма. Здесь у нас снова есть
нечто, ч т о должно опуститься, и есть легкие как противо­
действие тому, ч т о опускается. Ведь легкие поднимаются
именно потому, ч т о опускаются почки, и есть поразитель­
ные доклады Доктора Штайнера о том, как Яхве предпринял
о тветны й ход по отношению к падению Люцифера. Все э то
о тносится уже к третьем у акту, поскольку происходит в
более поздние атлантические времена.

86 К арп Кёниг
В т о р о й доклад

Дорогие друзья!
В первой части нашего семинара мы старались прояснить
ситуацию с зародышевыми листками, и в результате пришли к тому,
ч т о образование зародышевых листков представляет собой ч т о -т о
вроде второго акта драмы эмбрионального развития. Затем мы попы­
тались описать в обших чертах процесс формирования зародышевых
листков, и из этого описания подошли к следуюшей картине: в э к т о ­
дерме, мезодерме, энтодерме и мезенхиме нам являются т е же форми-
руюшие силы, которые участвую т в обшемировом процессе формиро­
вания человека. Э то силы, которые в оккультизме встречаются как
Орел, Лев, Телец и Человек и представлены в древнем Египте в
образе Сфинкса. Мы говорили об эктодерме-Орле, о мезодерме-Льве и
об энтодерме-Тельие, и потому должны были охарактеризовать мезо-
фил как нечто обшее, нечто постоянно обновляющееся, зарождающе­
еся, ч т о представляет собой собственно человеческое. Все э т о пер­
вый шаг в рассмотрении зародышевых листков, по крайней мере, с
одной точки зрения. Теперь мы пойдем дальше.
Прежде всего, надо попы таться все э т о объединить в одной
картине, поскольку в том , ч т о предоставляет нам сегодня наука,
это го сильно не хв а та е т. Там описываются простые клетки, об­
шее положение клеток, формы, но все э т о никак не приведено к
единому формирующему образу. То, ч т о в большей или меньшей
степени представлено нам как общий клеточный хаос, привести к
единой картине должны мы сами. Но э т о не т а к - т о просто. И я
продвигаюсь с вами т а к медленно как раз потому, ч т о для сегод­
няшнего человеческого мышления ж и т ь в образах стало очень
трудно. Если к т о - т о и возвышается до образа, все говорят о том,
ч т о он в большей или меньшей степени «вымышлен».
Э м б р и о л о ги я и в о з н и к н о в е н и е м и р о 87
Теперь, смотрите: если мы возьмем эктодерму-Орла, т о это ведь
лишь некая абстракция, если не дополнить ее тем, из чего она возник­
ла. И только когда вы все обобщите и действительно попытаетесь
представить, как эктодерма-Орел, в совокупности с мезодермой-
Львом и энтодермой-Тельиом, развивается из чувств, нервов и кожи,
— тогда вы получите некий образ, который теперь становится
действенным в эмбриональном развитии. Я уже не раз указывал на то,
что из тех частей, из которых развивается эмбрион, никогда не
получится иелостность. По сути, эмбрион составлен из сотни раз­
личных частей. И то, что с каждым часом, с каждым днем формиру­
ется некая иелостность, — это величайшее чудо, происходящее в
рамках эмбрионального развития. Ведь э т о т проиесс выглядит так,
будто со всех сторон света, со всех направлений бытия стекаются
сила и вещество, форма и структура, создавая совершенно независи­
мые друг о т друга образования, создавая формы и вещества, поначалу
не имеющие друг с другом ничего общего. И все же из этого многооб­
разия постоянно формируется некая новая иелостность. Одним из
этих формирований является Орел-эктодерма, другим — мезодерма,
Лев, который является иелостностью, только если мы рассматри­
ваем его вместе с аллантоисом. О последнем мы уже говорили; у
человека это поначалу совсем незаметное образование. Но мы знако­
мы с ним из области рассмотрения птии и рептилий, где он развива­
ется и формируется особенным образом. Затем у нас есть энтодер-
ма-Телеи, и эта энтодерма представляет собой иелое только в том
случае, если мы будем рассматривать ее вместе с желточным меш­
ком, из которого она, та к сказать, вылупляется, и о т которого
затем постепенно все больше и больше обособляется. И наконец, у
нас есть нечто общее, постоянно обновляющееся живое, а именно, во
все возможные направления ориентированный мезенхим, окруженный
хорионом. Таким образом, мы здесь находим четыре формирующих
принципа: Орла с амнионом, Тельиа с желточным мешком, Льва с
аллантоисом, Человека с мезенхимом и хорионом. Затем, при просле­
живании эмбрионального развития, дело обстоит так, что эти че­
тыре формирующих принципа развиваются полностью различным
друг о т друга образом. И прежде всего, я хотел бы указать здесь на
следующее: смотрите, через несколько недель после оплодотворения,
8 8 --------------------------------------------------------------------------- Карл Кёниг
уже на 6-8 неделе, обе оболочки полностью исчезают. Они отмирают,
они, т а к сказать, перерабатываются и заглатываются становлени­
ем эмбриона. Вспомните предыдущий рисунок, где видно, как зачаточ-
-но представлен аллантоис, который является, собственно, ни чем
иным, как направляющим образованием для развивающегося пупочного
канатика, как он исчезает, и затем перед нами мезодерма уже без
аллонтоиса. А то , ч т о было аллонтоисом, переходит в мезодерму, и
из мезодермы затем развивается на другой стороне в пуповину и
плаиенту. То есть, мы видим: аллантоис отмирает, но с новой силой
развивается амнион, и вместе с мезодермой возникает пупочный
канатик. Давайте посмотрим на э т о та к, чтобы попы таться ощу­
т и т ь кости, кровеносные сосуды, мышцы, хряши, сердие, связки,
суставы, — во все э т о переходит аллантоис, и затем, т а к сказать,
воскресает, например, в почечной и сексуальной системе. Похожим
образом дело о б с то и т с желточным мешком. Кишка как кишечная
трубка расширяется, и в этом формировании кишечника, становя­
щемся все интенсивнее и интенсивнее, исчезает желточный мешок.
Ранее я уже рассказывал, ч т о в начале развития имелся один более
или менее закрытый кругооборот веществ — кругооборот веществ
желточного мешка. Он та кж е полностью исчезает, но уже можно
понять: т о , ч т о было желточным мешком, преобразуется в т о , ч то
действует как силы пищеварения в кишечнике и окружающих его
железах.
Затем у нас есть еше тр е тье , являюшее собой нечто совершен­
но иное: э т о амнион. Дорогие друзья, с амнионом происходит как
раз противоположное том у, ч т о осущ ествляется в аллантоисе и
желточном мешке. Поскольку ни ч т о другое в пределах эмбриона —
я имею в виду весь зародыш — не р а с т е т т а к мощно, не ста н о ­
вится постоянно все больше и больше, как амнион. К кониу в т о ­
рого месяца дело доходит до того, ч т о э т о т амнион, т а к сказать,
заглатывает все. Представим себе эмбрион т а к — поначалу со­
всем примитивно, — окруженным амнионом (см. рис. 2.9). Э т о т
амнион теперь становится все больше и больше, и лишь одно
избегает его хватки — э т о пупочный канатик. Вокруг, как и преж­
де, располагается хорион. Но хорион полностью заполнен амнио­
ном, т о есть амнионной жидкостью или водой. Сюда же о т н о с и т-
Э м б р и о л о ги я и в о з н и к н о в е н и е м и р о 89
ся и эктодерма. Таким образом, аллантоис исчезает, желточный
мешок исчезает, хорион о ста е тся в качестве оболочки, а амнион
испы ты вает наибольшее и всеохватывающее развитие. Здесь мы
должны спросить себя: ч т о же э т о означает в общем проиессе
формирования? Почему происходит т а к , ч т о равновесность некой
четырехчленности превращается в переразвитость одного из чле­
нов — амниона? И ч т о откры вается нам в то м , ч т о эмбрион
теперь все больше и больше окружается водой, ч т о он находится

во взвешенном состоянии, в те м н о те , без нормального дыхания и


света, но в окружении образующейся и разлагающейся воды?
Дорогие друзья, сегодня мы знаем, ч т о э т о т амнион ни в коем
случае не представляет собой воду в покое, а находится в со сто ­
янии непрерывной ииркуляиии, он не только ритмически пульсиру­
е т , но он та кж е — неизвестно, за какой период, но определенно в
продолжении нескольких дней — полностью обновляется. Как про­
исходит э т о обновление, мы сегодня еше не знаем. Таким образом,
мы должны себе представить образующийся и формирующийся
эмбрион, которы й потерял аллантоис, но мезодерма продолжает
развиваться. З ато все больше и значительнее становится пупови­
на как звено, связующее Землю и Небо, где Небо — э т о хорион, а
Земля — эмбрион. Э т о т эмбрион уже потерял желточный мешок.
Он окружен хорионом. Он практически не изменяется, а остается,
как и мезенхим, вечно юным. Но теперь возникает сильно развитый
амнион.
Обсуждение
Участник:
— Можно было бы себе представить, как это делается
в сельском хозяйстве и медицине, что туда, где вода нахо­
дится в движении, постоянно вливается нечто космичес­
кое. Таким образом, можно было бы себе представить, что
эмбрион, окруженный водой, для своего формирования, на­
верное, нуждается в космическом воздействии.

Д окто р Кёниг:
— Конечно, нуждается. Но, знаете ли, можно было бы
та кж е сказать: для то го , чтобы мы могли за т ы ка т ь
пробками бутылки с вином, Бог создал пробковое дерево. В
принципе, э т о одно и т о же. Но за этим с т о и т гораздо
большее. В одном отношении вы правы: т о , ч т о находит­
ся в воде, являлось космическим и м о ж е т оставаться
таковым до сих пор. Но для э то го не требуется та кого
количества воды; э то го не нужно, э т о действительно
переизбыток.

Участник:
— Вероятно, за этим стоит все лунное развитие?

Д окто р Кёниг:
— За этим с т о и т все лунное развитие, но за этим
с т о и т ешё и Атлантида. Т у т поднимаются воды А тлан­
тиды, э т о сама Атлантида. И э т о происходит в беремен­
ной женшине, потому ч т о в продолжении своей жизни она
становится атлантической, она ста н ов ится способной,
т а к сказать, вернуться на целую земную эпоху назад, и
поэтому космические силы та кж е в состоянии воздей­
с т в о в а т ь т а к, как они воздействовали во времена А т ­
лантиды. Теперь, когда мы начинаем нечто подобное рас­
см атривать, мы можем продвинуться еще на один шаг
дальше.

Э м б р и о л о ги я и в о з н и к н о в е н и е м и р а 91
И так, у нас е сть амнион, которы й р а с т е т и формируется, и
которы й представляет собой, как мы обнаружили, некий образ.
Э то образ Атлантиды , и с ней теперь соединилась эктодерма,
которая в свою очередь связана с древней Луной. Затем, здесь
та кж е д е й ств ую т силы, стоящ ие за образованием всей нервной
системы. А кроме то го , у нас имеется аллантоис. И см отрите,
э т о т аллантоис — родственник Лемурии. Э то вы можете подроб­
но узнать из зоологии, и истории развития животных. Мезодерма
же связана с древним Солнием. Но Лемурия ведь погибла. И как
исчезла Лемурия, т а к должен исчезнуть и аллантоис. И наконец, у
нас е сть желточный мешок. Но исчезает и он, поскольку пред­
ста вл яе т собой образ Гипербореи. Дорогие друзья, я никогда не
забуду момент, когда я впервые (э то было 40 лет назад) получил
возможность раскрыть желточный мешок эмбриона (э то возмож­
но лишь на очень ранней стадии, поскольку только на этой ранней
стадии он и сущ ествует), и та м внутри обнаружил удивительную
жидкость, которая блестела и светилась, как золото. Видите,
здесь человек получает совершенно иные представления об этом
желточном мешке, нежели при рассмотрении лягушек или жаб, где
мы имеем дело только с деградировавшими существами. Здесь же
перед нами — «Гиперборея», и она — просто не перестаёшь удив­
ляться! — связана с энтодермой, с Сатурном.

Теперь, спрашивается: где же мезенхим? Да, он исчез, он являлся


тем , из чего все получилось. Не было бы мезенхима и хориона, не
было бы и Сатурна. Теперь мы, естественно, уже шагнули далеко
вперед. Если мы э т о хотим действительно понять, если мы хотим
увидеть в картине амнион (Рис. 2.10), тогда э т о Атлантида. И в
Каря Кёниг
это й Атлантиде теперь развивается память, формируются пер­
вые мысли — все т о , ч т о непосредственно связано с уже функци­
онирующей нервной системой. А нервная система, в свою очередь,
восходит ко временам древней Луны. А тлантида — э т о ведь ч е т ­
вертая земная эпоха, а Лемурия связана с древней Луной, — в этом
я т а к же убежден, как и вы. Нервная же система как раз и
представляет собой т о , ч т о образовалось на древней Луне и за­
те м стало развиваться на Земле в атлантический период. И как
Солние пронизывает Лемурию, Сатурн пронизывает Гиперборею,
т а к мезенхим ж и в е т в пределах хориона, представляющего собой
пребывающий Сатурн. Все э т о мы рассмотрели для то го , чтобы
получить представление о внутренних силах, действующих в заро­
дыше.
Теперь мы продвинемся еще на один шаг вперед, поскольку сейчас
речь пойдет о следующем: мы узнаем, или пытаемся узнать, лунное
влияние в эктодерме в период атлантического потопа, солнечное
влияние в мезодерме в лемурийский период, и влияние Сатурна в
энтодерме в то м , ч т о было Гипербореей. Вероятно, э т о удастся
нам благодаря изучению тенденций развития эктодермального,
мезодермального и энтодермального образований. Помните, я гово­
рил об эмбриональном щ ите (Embrionalschild) и о то м , ч т о в пре­
делах это го эмбрионального щ ита развивается дорзальная хорда
(Chorda dorsalis). Если мы представим э т о в разрезе (Рис. 2.11), у нас
здесь будет эмбриональный ш и т, а под ним в виде тр уб чато го
разреза — дорзальная хорда. Развитие проходит теперь та к, ч т о
эктодерма (ведь э т о теперь всё эктодерма, т о е сть нижний слой
амниона) начинает утолщ аться в направлении обоих сторон хор­
ды, и т о , ч т о образуется как утолщение, представляют собой
т а к называемые медуллярные валики, или нервные пластинки
(Neuralleisten), и э т и утолщения затем способствую т том у, ч т о
между ними поверхность опускается. Представьте себе, ч т о над
целым эмбриональным щ итом образуется опущение, нервная ямка
(Neuralgrube) . Процесс идет дальше, и э та нервная ямка с та н о в и т­
ся глубже, а книзу продолжает утолщ аться. Проиесс продолжает­
ся до те х пор, пока э т и наросты не соединяются посредине. То,
ч т о было ямкой, замыкается и ста н овится трубкой, которая
Э м б р и о л о ги я и в о з н и к н о в е н и е м и р а 93
Эмбриональный щит

сверху накрывается эктодермой. Теперь из примитивной эктодер­


мы образовались две веши. Лишь теперь образовалось телесное
покрытие, и книзу о т него — нервная трубка (Neuralrohr).
Дорогие друзья, эти м начинается совершенно особый проиесс.
Чтобы не вводить вас в смушение, и чтобы было понятнее, я
должен еще пририсовать хорду, т а к ч т о вы видите теперь и хорду,
и нервную трубку. Развитие продолжается, и теперь мы неожидан­
но замечаем: т о , ч т о та м было снаружи, здесь становится в н у т ­
ри. Внешнее стало внутренним.
Мы можем сказать та кж е следующее: амнионная ж идкость
ста н овится спинномозговой жидкостью (Liquor). Спинномозговая
ж идкость, текущ ая через наш мозг, через позвоночник, а та кж е
вокруг них обоих, — это , по сути, ни ч т о иное, как сохранившаяся
ж ид кость амниона. Такова тенденция развития всей эктордермы
как иелого.
Можно привести и другой пример (см. рис. 2.12). Здесь у нас
внешняя сторона формирующегося лииа. Внутри уже начал разви-
9 4 -------------------------------------------------------------------------------------- Карл Кёниг
ваться мозг. Из это го мозга наружу все больше выворачивается
формирующийся глаз, пока не образуется своего рода чаша. В т о т
момент, когда э та чаша д о стига ет кожи, кусок кожи перетягива­
ется, точно т а к же, как и в описанном мной случае с нервной
системой, и закрывается. Теперь у нас здесь спереди роговица
(Cornea), здесь линза (хрусталик), и э т о у нас как эктодермальный
глаз. Но э т о еше не все. Хрусталик вводится в э т о глазное обра­
зование. Э то значит, ч т о Луна, т о есть т о , ч т о д е йствует в
эктодерме, постоянно имеет тенденцию к перетягиванию, к изоля-

Рис. 2.12
Формирование глаза

иии (Abschnürung). П оэтом у-то она и снаружи, ибо она обособилась


о т Земли, как хрусталик, как нервная система. С т о й лишь разни­
цей, ч т о нервная система вошла в тело, а хрусталик — в глаз. Но
чтобы понимать, ч т о же здесь формируется, надо рассматри­
вать э т у тендениию к изоляции как формообразующую тенденцию
эктодерма. Ведь э т о не просто изоляиия, с это й изоляцией возни­
ка ет т а кж е внешнее и внутреннее.
Давайте рассмотрим и представим себе э т о еше раз медита­
тивно. Здесь у нас внешнее. Из э то го внешнего образуется в н у т ­
реннее. То, ч т о здесь было, и что , т а к сказать, поймано, ч т о
действовало снаружи, теперь находится здесь, внутри. Если вы
х о т и т е создать нервную систему, которая должна б ы ть основой
для мышления и воспоминания, надо действовать следующим обра-
Э м б р и о л о ги я и в о з н и к н о в е н и е м и р а ---------------------------------- 95
зогл. Вначале здесь внешнее, и если я хочу, чтобы т о , ч т о здесь
сияет (а все э т о — свет), возникло во мне внутренне, т о э т о
м о ж е т случиться только благодаря тому, ч т о э т о все начнет
внутри отраж аться. Так возникают все органы чувств, т а к воз­
никает вся нервная система. А кожа о ста е тся снаружи. В каждом
органе чувств мы имеем та кую комбинацию между внешним и
внутренним, будь т о хрусталик в глазу или сенсорный эпителий в
каком-нибудь другом органе чувств. Иначе б ы ть и не м ож е т — они
должны действовать вместе. В нервах, правда, все э т о о тхо д и т
на задний план. А головной и спинной мозг покоятся в нас т а к же,
как эмбрион покоится в утробе.

Мозг И эмбрион

Когда вы см отрите здесь на мозг (Рис. 2.13), ч т о вы видите? Вы


видите ни ч т о иное, как эмбрион, лежаший в материнской утробе.
Точно т а к же располагаются руки, ж ивот, ноги. Поэтому эмбрион и
лежит так, поэтому и мозг лежит так, и он вывернут. Такие карти­
ны вы наблюдаете при каждых родах. Для нас э т о означает, ч т о
нужно учиться рассматривать образы. Этому надо учиться, и т о г ­
да вы увидите: всё, ч т о нас окружает — э т о вариации человека.
Теперь перейдем к следующему: как же развивается и формиру­
ется мезодерма? Дорогие друзья, она развивается совершенно иначе.
Помните, я говорил вам о дорзальной хорде? Так в о т, ее мы пока

96 К аря Кёниг
Рис. 2.14
Первичные позвонки

не можем назвать мезодермой, ведь, по сути, она еще и часть


эктодермы, энтомезодермы, мезоэнтодермы. Но вдоль это й хорды,
на двадиатый-двадиать первый день, начинают образовываться
зачатки позвонков. По четыре на каждой стороне (Рис. 2.14).

(В этом месте запись лекиии была временно прервана. Из косми­


ческих пра-сил Орла, Льва, Тельиа и Человека Д о кто р Кёниг разви­
вал направления верха, низа, переда, зада, правой и левой стороны,
связывая их с ходьбой, речью и мышлением).

Обсуждение
Участник:
— Почему речь связывается с вертикалью, со Львом, а
мышление — с горизонталью, с Орлом?

Д окто р Кёниг:
— Э т о т вопрос указывает на нечто основополагающее,
и думаю, будет мало толка, если я скажу вам. что , как

97
говорил Рудольф Штайнер, мы должны учиться понимать
сами. П опы тайтесь подумать сами, ведь э т о не совсем
хорошо, ч т о я здесь все время поучаю. А как бы вы сами
ответили?

Участник:
— Можно было бы снова оттолкнуться от эмбриональ­
ного развития мезодермы. Что образуется из мезодермы?
В принципе, ведь, это сердце, кровь, кости, кровяные сосу­
ды, мышцы. Необходимо актуализировать (vergegenwärtigen)
эти направления. Что, собственно, представляет собой
скелет? Это то, что располагается между Небом и Зем­
лей, то есть в вертикальном направлении. Кровь, по сути,
если посмотреть на кровообращение, тоже выходит из
сердца и направляется вверх и вниз.

Д о кто р Кёниг:
— Не совсем точно, но можно сказать и та к. Продол­
жайте.

Участник:
— Здесь я уж е застрял. Лругие связи найти не могу.

Другой участник:
— Но речь — это также вроде бы как хождение. М ож ­
но ведь и так посмотреть.

Д о кто р Кёниг:
— Можно, конечно, сказать, ч т о э т о хождение. Но поду­
майте, например, о том, ч т о речь всегда осуществляется
при выдохе, иначе не выходит. Я знал, правда, людей, к о т о ­
рые могли говорить и при вдохе, но э т о уже не речь.

Участник:
— Но ведь мышление в основном состоит в упорядо­
чивании, в систематизации, и эта систематизация про-
9 8 -------------------------------------------------------------------------------------- Карл Кёниг
исходит не в согласовании верха и низа, или того, что
впереди и сзади, а в согласовании правого и левого.

Д окто р Кёниг:
— Э то очень интересно. М ожете Вы э т о немного обо­
сновать?

Участник:
— Я думал, собственно, только в одной определенной
плоскости. Можно также посмотреть на маленьких де­
тей, у которых при мышлении участвуют и руки. Они
сортируют вещи друг рядом с другом, как делаем это и
мы в процессе своих рассуждений. Мы не можем ска­
зать, что мы делаем это вверх и вниз, или вглубь, или
вперед, а мы делаем это рядом друг с другом. А когда
речь идет о словах, то мы всегда думаем о том, что
было в Начале, и что всегда находится там, где имеет­
ся связь между верхом и низом. Это не физические верх
и низ, а, так сказать, медитативно-физические верх и
низ, — то, что как раз создает вертикальную связь.

Д окто р Кёниг:
— Э то одно из возможных направлений, но далеко не
единственное. Мудрые головы присутствую щ их здесь вра­
чей должны были вспомнить при это м многие веши, что ,
я думаю, и случилось.

Участник:
— Как, собственно, обстоит дело с маленьким ребен­
ком, когда он начинает говорить?

Д о кто р Кёниг:
— Вы это го не знаете?

Участник:
— Не точно.
99
Д о кто р Кёниг:
— Обычно ребенок произносит первые слова в коние
первого года, после то го , как он принимает вертикальное
положение. В э т о т момент ребенок начинает говорить, и
я вспоминаю одно указание Рудольфа Штайнера (не помню,
в каком именно докладе), где он сказал, ч т о попугай вооб­
ще м ож ет б о л та ть лишь потому, ч т о у него позвоночник
находится в вертикальном положении.

Участник:
— Я думал, что это связано с гортанью.

Д о кто р Кёниг:
— Ни в коем случае. Попугай ведь никогда не говорит
гортанью. Ни одна птица не говорит и не поет гортанью.
У них е сть совершенно другой орган. П осмотрите, если
здесь у нас воздушная трубка, т о у человека гортань
находится выше. У животных тож е, только гораздо мень-

Лев
Мезодерма
шего размера. Затем эта воздушная трубка разветвляет­
ся, и у nimm здесь развивается орган, похожий на волынку
— Syrinx. Птицы п о ю т именно с помошью э то го органа.
Они дудят. А попугай говорит клювом и языком. Но вы
о п ять-та ки замечаете: э т о верх и низ. Воздух бродит, и
э т о все. Но э т о т о ж е еще не о т в е т , э т о один из многих
ответов.

Участник:
— Связаны ли право и лево с восприятием, с наблюде­
нием?

Д окто р Кёниг:
— Право и лево прежде всего связаны с те м , ч т о
наши глаза способны перекрешиваться, и в э то м на­
правлении мы получаем затем из восприятий представ­
ления. В т о т момент, когда э т о происходит, начинает­
ся процесс мышления. При изучении мозга, являюшегося
органом мышления, видно, ч т о последний не сто л ько
ориентирован на право-лево-симметрическое, сколько на
реализацию связи между правым и левым. В мозге име­
е тся особый орган, т а к называемое мозолистое тело,
задача ко тор о го с о с т о и т лишь в одном: о сущ е ствлять
связь между обеими полушариями мозга. Оба нервных
канатика проходят справа на левую сторону, и с левой
стороны — на правую. Когда вы, например, видите, как
глазные нервы перекрещиваются и затем уходят назад,
т о все э т о связано со взаимодействием между правым
и левым, т о е с т ь с мышлением. В речи дело о б с т о и т
т а к , ч т о здесь (см. рис. 2.15) образуется слово, снизу —
я следую описанию Рудольфа Штайнера — в слово вли­
вается чувство, а сверху в него опускается мышление,
и здесь у нас снова верх и низ. То, ч т о движение вперед
и назад представляет собой хождение — э т о ясно. То,
ч т о переваривание пиши осущ ествляется спереди на­
зад, связано т а к ж е с те м , ч т о р о т у нас находится
Э м б р и о л о ги я и в о з н и к н о в е н и е м и р а ---------------------------- ------ 101
спереди, а заднее о тв е р с ти е — сзади. И величайшим
чудом является положение сердиа, чья ось совершенно
то ч н о гармонизирует все т р и пространственны х на­
правления; ось сердиа проходит в направлении о т зад­
него верхнего правого в сторону переднего нижнего лево­
го. Благодаря этом у, когда человек говорит, Лев, Орел и
Телеи находятся в гармонии.

Участник:
— Мне не совсем ясна другая проблема. Вы соотнесли
эктодерму с правым-левым, а мезодерму с верхом-ни­
зом. Но ведь как раз у органов мезодермы преобладает
параллельность.

Д о кто р Кёниг:
— Вы имеете в виду симметрию?

Участник:
— Собственно, также и право-лево.

Д о кто р Кёниг:
— Да, но я говорил, ч т о э т а симметрия возникает
потом у, ч т о она е сте ств е н н о адаптируется и к э к т о ­
дермальному процессу. Вы должны обращ ать внимание
на процесс формирования, а не на конечный результат.
С м о тр и те , как, например, группируются почечные ка-
нальчики: один за другим, и естестве н н о , справа и сле­
ва, поскольку иначе не выходит. Но здесь сущ ествен­
ным мне ка ж е тся не право и лево, а метамерия. П о э то ­
му я вам рассказывал, как, например, мочеточник рас­
т е т снизу вверх, и затем захваты вает метанефроз,
т.е . почечную тка н ь , — т у т у нас снова э т о направле­
ние. При опускании про- через мезо- к метанефрозу —
снова э т о направление. При опускании яичка — снова
э т о направление. Они в т о же время симметричны, но
не э т о сущ ественно.
Карл Кёниг
Участник:
— Можно сказать, каждая сфера испытывает влияние
другой сферы и благодаря этому изменяет направле­
ние?

Д окто р Кёниг:
— Я полагаю, у человека э т о связано с тем, ч т о мезо­
дерма возникает солнечной, но охватывается и пронизы­
вается эктодермально-нервно-лунным, и в э т о т момент
возникает двухсторонняя право-лево-симметрия. Э то су­
щественно. Поэтому, не правда ли, т а к бросается в глаза
т о , ч т о почки, половые органы, мышцы и ко сти являются
двухсторонне-симметричными, — э т о внедрение того, ч т о
действует в нервной системе. Э то, на мой взгляд, одна из
причин распространения мнения, ч т о нервы приводят в
движение мышиы.

Участник:
— Действительны ли э т и три принципа: эктодермы,
энтодермы и мезодермы, ведущие к определенному рос­
ту, формированию и расширению, в той же форме свой­
ственны и для животного царства?

Д о кто р Кёниг:
— Да, точно т а к же. Только направления различны.

Участник:
•— Но если это так, то человек должен отличаться
от животных лишь тем, что в животном царстве от­
сутствует мезенхим.

Д окто р Кёниг:
— Нет, он п р и с утств уе т.

Участник:
— В чем же тогда разница?
103
Д о кто р Кёниг:
— Видите ли, животное, большей частью, обладает
всем тем, чем обладает и человек. Человек отличается
ведь не из-за того, ч т о у него чего-то больше или меньше,
— человек отличается не благодаря «что», а благодаря
«куда». Без мезенхима не было бы ни одного животного,
поскольку э т о пра-субстаниия. В каждом животном про­
глядывает человек. Но человек проникает в животное не
т а к глубоко для то го , чтобы в последнем пробудилось
мышление, речь и хождение. И мы должны теперь спро­
сить, ч т о же представляет собой мышление, речь и хож­
дение у животного? Э то было бы верным исходным пунк­
то м . А т о мы говорим: они не должны иметь мезенхим, и
думаем, ч т о мы чем-то лучше.

Участник:
— У меня еще один вопрос. Можно ли, рассматривая
эмбрион, вообще говорить о верхе и низе?

Д о кто р Кёниг:
— Ну, да. Знаете, там , где голова, — верх; по другому не
получается.

Участник:
— Сам по себе человек ведь склонен держать голову
опущенной, и только благодаря эволюции он ее выпрям­
ляет. Когда это происходит в эмбриональном развитии?

Д о кто р Кёниг:
— Эмбрион сохраняет э т у форму приблизительно до
второго месяца. Затем он развивается немного, но, в
принципе, о ста е тся тем же. У него н е т ни верха, ни низа,
ни переда, ни зада.
Т р е т и й доклад

Дорогие друзья!
И опытаемся eure раз ко р о тко остановиться на то м , ч т о
говорилось ранее, а затем двинуться дальше и п о ста в и ть заклю­
чительную то ч ку на эмбриональном периоде, рассмотрению к о т о ­
рого мы посвятили нашу встречу. Прежде всего, еше раз просле­
дим, как образование зародышевых листков, действительно, исхо­
дит, изливается и формируется из четырех первоприниипов, о
которых говорил Рудольф Штайнер. Из те х четырех первопринии­
пов, из которых получает свой облик человек: Лев, Телец, Орел и
Человек. И когда мы произносим э т и слова, перед нами в с т а е т
зодиакальный круг, и мы знаем, ч т о из это го зодиакального круга в
четырех противоположных направлениях излучаются на Землю э ти
мировые формы, — образующие, формирующие человека и придаю­
щие ему человеческий облик. Вы понимаете, ч т о в пределах это го
становления они обнаруживаются еше раз. Но чем дальше в своем
становлении продвигается человек, чем больше становится эмбри­
он, превращаясь в зародыш и затем в младенца, те м меньше
остается о т то го , ч т о было изначально, и ч т о мы могли бы верно
описать. И если мы себя спросим, где в человеке сохранились т е
четыре принципа, о которых мы в состоянии говорить лишь наме­
ками, т о сущ ествует лишь один о т в е т : в каждом из нас они
сохранились в виде т а к называемых групп крови. В группах крови —
я не хочу сейчас углубляться в т о , какой группе крови с о о т в е т ­
с т в у е т какой принцип — еше действует о с т а т о к то го , ч т о в нас
когда-то было Орлом, Львом, Тельцом и Человеком. Э то стало
скрытым. Но э т о становится явным как раз в те х формах и
явлениях, которые мы описывали в предыдущий раз, прослеживая их

Э м б р и о л о ги и и в о з н и к н о в е н и е м и ра 105
влияние вплоть до становления органов. Подумайте только о зна­
мении то го , ч т о теперь у нас е сть возможность увидеть дей­
ствие эктодермальных сил Орла в образовании право-лево-симмет-
рии, действие мезодермальных сил Льва в образовании метамерии,
и действие энтодермальных сил Тельиа в направлении перед-зад.
Дорогие друзья, т а к , благодаря четырем зародышевым листкам —
пра-животным, формируется человек. Мы в э т о время, т а к ска­
зать, Сфинксы. Э т о серьезное высказывание. Все, ч т о мы могли
обсудить в прошлый раз, когда описывали мировое развитие на
основании Генезиса при образовании полых органов (Hüllenorgane),
когда грехопадение происходило с образованием примитивной ямки,
и «Я» в форме это го пальиа выражало центральный стержень всего
процесса становления человека, — все э т о еше раз предстает
перед нами в т р е т и й послеатлантический культурный период в
образе Сфинкса, т а к ч т о вы, по меньшей мере, могли получить
образное представление то го , о чем идет речь. Наверное, вы позво­
лите мне здесь немного сказать и в парантезе (Parenthese). В наше
время для людей, которые х о т я т э т о видеть, Сфинкс та кж е
представлен в особой архитектонической форме. Недалеко о т Базеля,
где находится Гётеанум, с т о и т редкостная фигура здания котель­
ной. Не знаю, видели ли вы э т о здание, но если вы посм отрите на
него, т о увидите ни ч т о иное, как современную метаморфозу того,
чем во времена древнего Е гипта являлся Сфинкс. Э то можно уви­
деть — и мы об этом еше вкратце скажем, — только если в ж и т ь ­
ся в процесс формирования растущего и развивающегося эмбриона.
Теперь же мы обдумаем следующее. Дорогие друзья, т о , ч т о
происходит до семнадцатого дня, составляет, единственно и только,
взаимодействие физического зародыша, приготовленного родите­
лями, и т о го , ч т о я в последний раз описывал, представляя выска­
зывания Рудольфа Штайнера, как духовный зародыш. Духовный
зародыш представляет собой ни ч т о иное, как праобраз человечес­
кой формы (Menschengestalt). Э т о т праобраз начинает действо­
в а ть уже с полуночного часа жизни (Mitternachtstunde), чтобы об­
разовать центральный п у н кт для инкарнации развивающейся лич­
ности. Иерархии, человеческие души, связанные с этой личностью,
а т а к ж е ее ангел и архангел, — все они подготавливают теперь ее
1 0 6 ------------------------------------------------------------------------------------ Карл Кёниг
судьбу, вплетая посредством всего мирового космоса э т о т духов­
ный зародыш в ковер жизни и Кармы. И проходя планетные сферы
о т Сатурна через Солнце, Меркурий, Венеру, э т о «Я», первоначально
достигавшее величины вселенной, облаченное в астральное тело и
духовный зародыш, становится все меньше и меньше. Наконец, оно
входит в сферу Луны. Здесь, в момент, когда совершается физи­
ческое оплодотворение, духовный зародыш отделяется о т «Я» и
астрального тела. Благодаря этом у образуется вакуум, ч т о по­
буждает теперь другую группу сушеств, пребывающих на Луне пра-
учителей человечества, из света и тепла, из звука и жизни спле­
с т и эфирное тело и соединить его с эти м человеческим суще­
ством. Мы можем, та ким образом, представить: внизу, на Земле,
в материнской утробе совместно действую т теперь физический и
духовный зародыши. Духовный зародыш несет в себе не индивиду­
альное, он несет в себе общий образ человека. Э т о т образ в виде
духовно-физической формы — т о есть не материальной, а физичес­
ки сотканной из духовного вещества — имплантируется в физи­
ческий зародыш. Э то происходит в теле матери и является по­
вторением Генезиса становления земного человека, при котором
смешиваются земные и небесные субстанции. В т о же время, когда
э т о осуществляется в матке, лунном органе женщины, в те , можно
сказать, священные 17 дней нашего существования, которые как
некая грандиозная увертюра дают начало всякому земному существу,
в лунной области мира с помошью колонии лунных учителей происхо­
д и т объединение эфирного тела, астрального тела и «Я«. И в т о т
момент, когда происходит повторение Шестого Аня Творения, когда
звучит призыв: «Сотворим Человека...», — в э т о т момент на Землю
опускается само существо человека, состоящее из «Я», астрального
тела и эфирного тела. Таким образом, подготавливается первое жилье
для существа, которое, в расчете на земное время, целые столетия
жило в мире, не зная ни пространства, ни времени. Там н е т ни верха,
ни низа, ни права, ни лева, ни переда, ни зада в нашем понимании —
там все находится в постоянном брожении, там есть момент, и
есть вечность, и в них ж и в ут эфирное, душевное и духовное. Но
теперь, внизу, возникает нечто субстанционально-земное, и обе эти
составляющие, небесная и земная, должны теперь соединиться.
107
Дорогие друзья, mo, ч т о мы сегодня можем говорить, ходить,
думать и прочее, ч т о тр е б уе т и не тр е б уе т наше земное бытие,
— всего э то го не было бы, если бы не происходило то го , ч то
осуществляется в короткий промежуток времени эмбрионального
развития между семнадцатым и сороковым днем, т о есть во
втором а кте драмы. С м отрите, мне не нужно пририсовывать сюда
«Я», оно включается теперь в окружение это го материнского дома.
И э т о — хорион. А из «этого хориона постепенно, шаг за шагом,
образуется т а стр уктур а , которую мы называем плацентой. Если
мы попытаемся ее описать и представить, т о с т а н е т очевидным,
ч т о э та плаиента является ни чем иным, как отображением Сол­
нца. И та м внутри о б и та е т существо «Я» инкарнирующей индиви­
дуальности. Подумайте только, дорогие друзья, ч т о бы э т о значи­
ло, если бы э т и образы могло воспринять все большее и большее
количество людей, а именно, ч т о «Я» моего будущего ребенка, всех
будущих детей, ж и в е т в продолжении десяти лунных месяцев бере­
менности, словно в пламени, в солние плаценты. Т о т, к т о знаком
с витражами первого Гётеанума, вспомнит э т о т образ. Ведь, все
э т о та м изображено. Астральное тело ж и в е т в ритмах амниона
— там , где р итм образующейся и распадающейся амнионной жид­
ко с ти вплетает «Я» в солние плаценты, где «Я» не субстанциональ­
но, и астральное тело не субстанционально. «Я» находится в пла­
центе, но не в ее физическом пространстве, а в то м , ч т о из нее
солнцеобразно излучается в виде тепла и пламени; астральное же
тело постоянно окружает формирующийся эмбрион в ритме амни­
онной ж идкости. А эфирное тело вселяется в образующуюся эмб­
риональную форму. Эфирное тело теперь само принимает участие
во всем то м , ч т о является формированием зародышевых листков.
И благодаря этом у создается возможность постепенного преобра­
зования космического бы тия в земное. Видите, т о , ч т о я вчера
такое большое значение уделял теме верх-низ, право-лево и перед-
зад, связано с тем , ч т о здесь теперь возникает возможность
получения пространственного опыта, и прежде всего, для эфирного
тела. Э то эфирное тело начинает вписываться в верх-низ мезо­
дермы, х о тя та м еще н е т никакого верха и низа; оно делает э т о
предчувствуя (ahnend). Оно включается в т о , ч т о когда-то ста-
108 Карл Кёниг
н е т передом-задом энтодермы, которая зачаточно уже несет в
себе нечто о т направления, и начинает та кж е вчленяться в с м у т ­
но-неопределенную форму симметрии эктодермы. Надо п о п ы та ть ­
ся прочувствовать, как э т и силы становления, образованные из
света, звука и жизни, вчленяются в субстаниию, как теперь св е т
познает тьму, как жизнь встречает смерть субстанции, и как все
э то смешивается в измерениях перед-зад, верх-низ, право-лево. Видите,
т а к поступенчато формирует себя эфирное тело. Поскольку во
все т о , ч т о получается из становления субстанции, из сил памя­
т и земной и человеческой эволюции, во все т о , ч т о добавляется
иерархиями, а та кж е Львом, Орлом, Тельиом и Человеком, — во все
э т о должно теперь войти ставшее индивидуальным эфирное тело.
Оно должно вползти во все э т о и с т а т ь земной пространствен­
ной формой. Э то принуждение (Zwang).
Теперь, астральное тело, которое ведь является звездным т е ­
лом, первоначально выработанным всем космосом, — оно, спуска­
ясь на Землю, ста н овится все меньше и меньше, и теперь в
ритмах начинает испы ты ва ть т о , ч т о является переживанием
времени-, не сегодня и завтра, не год и день, а т о , ч т о д ействует
в основе всего временного, — а э т о ритм. В это м образовании и
распаде амнионной жидкости, в это м омывании эмбриона снаружи
и приливах и отливах в области головного и спинного мозга внутри,
именно в ритме, а не в ж идкости, астральное тело входит во
временное. Дорогие друзья, отражая эфирным телом переживания
пространства, а астральным телом — переживания времени, «Я»
начинает пробуждаться для т о й земной школы, которую подгото­
вил для него весь космос.
Вчера я показывал вам картину сомитов (Somiten) (Рис. 2.16).
Как вы думаете, ч т о э т о значит, если начинают рассматривать
такие кубы — ведь э т о просто кубики, расположенные один за
другим, — причем рассматривать в собственном физическом теле?
Видите, э т о уже земная форма, и мезодерма должна приложить
неимоверное усилие для того, чтобы вписать себя в такие кубичес­
кие формы. Э то такие же кубики, с которыми играю т наши дети.
В первый же раз «Я» переживает э т о именно здесь. «Я» чувствуе т,
как из зачатка легких постепенно формируется окружность, оно
109
начинает переживать иентр и периферию. Затем, когда формиру­
ется мозг, оно переживает симметрию это го проиесса формирова­
ния. Теперь мы смотрим не через микроскоп, мы смотрим глазами
покоящегося в плаиенте «Я». И тогда видно: здесь возникают пере­
живания «Я», и э т и переживания — сновидчески, предчувствуюше —
обуславливают т о , ч т о духовный мир перед «Я» закрывается. Свет,
которы й мы переживали в духовном мире, встречи, которые мы
та м переживали, — все'грандиозные впечатления о т окружавшего
нас духовного мира должны исчезнуть, забыться, чтобы человек
смог с т а т ь земным существом.

□ □
□ □
□ □
□ □

□ О
С омиты Р и с. 2.16 Лёгкое

Дорогие друзья! Только изучение эмбриологии м о ж е т дать нам


подобный о пы т. Э то он вводит нас в земное. И после того, ч т о я
попытался вам описать до это го , вы сможете лучше понять т о ,
ч т о я скажу вам сейчас. По сути, мы должны б ы ть музыкантами,
мы должны б ы ть архитекторами, мы должны б ы ть эвритмиста-
ми, геометрами, математиками, чтобы понять т о , ч т о происхо­
д и т в э т о т ко ро ткий промежуток времени, в э т и 23 дня с т а ­
новления зародышевых листков и возникновения органов. Но на
сороковой день, когда э т о т процесс подходит к концу, мы все еше
не имеем дело с человеком. Мы имеем здесь дело лишь с предчув­
ствием человека. Но э т о предчувствие образуется как раз из
вселенской музыки, из вселенской архитектуры , из вселенской эв­
ритмии, из вселенского Логоса, из вселенской м атем атики, из все-
110 Карп Кёниг
ленской геометрии. И см отр ите : эмбриональная форма теперь ле­
пится, поскольку э т о ведь работа гончара, которая видна, напри­
мер, при формировании гортани, при формировании желчного пузы­
ря, осуществляемого на гончарном круге печени, при чеканке бока­
лов и чаш почечной лоханки. Но она не только лепится, она пле­
т е т с я : формируется хрящевая субстанция, пл ете тся костная
субстанция, как ковер выплетается соединительная ткань. Здесь
представлены все ремесла. И лишь когда мы э т о поймем, придет
знание: в э т о т двадцать т р е т и й день закладывается, собственно,
вся последующая деятельность человека в своем теле. Дорогие
друзья! Ведь мы не смогли бы вылепить даже маленький кувшин, не
смогли бы сплести даже маленький коврик, не смогли бы обрабаты­
вать дерево, придавать материи форму, если бы все э т о уже не
было в нас заложено. Отражение э то го вы увидите в библейской
истории рода Каина — в то м , как та м описаны трое сыновей и
дочерей Каина: один ку е т железо, другой делает музыкальные и н с т­
рументы, т р е т и й ж и в е т в доме, т о е сть с т р о и т дома и разводит
животных. Они ведь не являются первыми людьми, которые ввели
э т и ремесла, но все э т о закладывается в зародыше. Так возникает
первый облик т о го предка человека, которого я хотел бы вам
сейчас изобразить.
Если мы взглянем на эмбрион в конце второго а кта драмы, т о
он выглядит как огромная голова с невероятно большим лбом (Рис.
2.17). Все э т о поначалу еше голова. Здесь проходит спинной мозг,
заканчивающийся хвостиком. Здесь располагается первичный вихрь
(Urwirbel), уже достигший середины, и образующиеся костная и
мышечная ткани, формирующие приблизительно 50-60 симметрич­
ных и метамерных с тр у кту р . Лиио здесь еще о т с у т с т в у е т . А
внизу теперь мы находим огромное утолшение. Если бы вы посмот­
рели на него извне, если бы вы его раскрыли, т о увидели бы совер­
шенно редкостное образование, состоящее из нескольких в ста в ­
ленных друг в друга форм, и вы увидели бы, как через э т о образо­
вание с тр у и тс я кровь. Э то — сердце. К нему примыкает другое
мощное образование — печень. А сюда, внутрь, входит пуповина
(у ч ти те , пожалуйста, ч т о э т о изображение схематично). Ну, а
внутри — бурлящая, растущая жизнь. Здесь повсюду начинают
Э м б р и о л о ги я и в о з н и к н о в е н и е м и р а
формироваться кровеносные сосуды: в мозгу, вокруг сердиа, в пече­
ни, вдоль позвоночника. Но вы видите, у нас т у т , т а к сказать,
трое животных: энтодерма, Телеи; мезодерма, Лев в сердие, и э к т о ­
дерма, Орел в э то й форме.
Дорогие друзья, вы видите здесь т о т же приниип, т у же форми­
рующую тендениию, которую мы обнаружили в амнионе, когда т о т
ста н овится все больше и больше, а желточный мешок и алланто­
ис более или менее съедаются. Вы видите та кж е , как мошно
раскрывается эктодерма, которая принадлежит амниону, и, т а к
сказать, принадлежа и с о о т в е т с т в у я амниону, она осуществляет

сердце

т о , благодаря чему затем освобождается м есто для сердиа и


печени. Ч т о э т о значит? Э то значит, ч т о теперь происходит
следующее. Здесь, чи сто схематически, находится плаиента (см.
рис. 2.17). Здесь находится «Я». Ни одно животное не обладает
та кой плаиентой, даже обезьяна. У обезьян, например, есть две
плаиенты по обеим сторонам. У хищников — т а к называемая
кольцевидная плаиента, поскольку они являются промежуточными
животными. Описанию различных форм плаиенты млекопитаюидих-
ся можно было бы п о с в я ти ть иелое занятие. Но в этом солнечно­
подобном, — та м сидит «Я», и астральное и эфирное тела дарят
1 1 2 ------------------------------------------------------------------- Карл Кё
ему первые земные переживания. Теперь, здесь выдается вперед
эктодерма. Дорогие друзья! Вы м ожете видеть, ч т о образующееся
здесь указывает на реинкарнацию, поскольку Рудольф Штайнер
показал нам совершенно ясно: корпус и конечности — не голова —
одной инкарнации преобразуются, метаморфозируются, превраща­
ясь в голову следующей инкарнации. Теперь, в этом огромном голов­
ном существе все наследственные элементы, а именно, т о , ч т о я
вложил в мое эфирное тело в виде пакета наследственности в
лунной сфере, становятся моими собственными. Таким образом,
поначалу я представляю собой ни ч т о иное, как голову, но е сте ­
ственно, начинает в с ту п а ть в свои права и Земля. Поэтому она
добавляет сердце, печень, а на эти х двух местах возникают плав­
никообразные зачатки конечностей. Э то т о , ч т о п ы та е тся т е ­
перь развиться из зачаточных листков. И в это м ж и в е т теперь
т о , ч т о эфирное тело получило о т Луны. Ведь, теперь вы видите
в различных местах человеческого облика и Овна, и Тельца, и
Близнецов, и Рака, и Льва, и Деву, и Весы, и Скорпиона, и Стрельца,
и Козерога, и Водолея, и Рыб. «Я» должно получить еще дальнейший
опыт.
Дорогие друзья, мы сейчас попытались сопережить т о , ч т о
испы ты вает инкарнирующее существо, сталкиваясь с тем и фор­
мами и образованиями, которые выносятся ему навстречу во в т о ­
ром а кте эмбрионального развития. Э то значит, ч т о наше суще­
ство, т о е сть эфирное тело, астральное тело и «Я», должно
теперь иметь дело со всем, ч т о после рождения ста н овится
переживанием пространства и времени. Сейчас в этом инкарнаии-
онном процессе э т о существо все переживает без света, без внеш­
него проникающего через глаза и кожу света, но в каждой клетке
м атки уже п р и сутств уе т духовный свет, — без самостоятельного
управления потоком дыхания, без какого-либо испытывания т я ж е ­
сти. Тяжести, которая обычно пробуждает волю, еще нет, по­
скольку эмбрион парит в матке, подобно парящему в своей капсуле
астронавту. Он не дыш ит, и благодаря этому не разбужено чув­
ство. На него не падает св е т снаружи, и поэтому в нем еще не
пробуждено мышление. Все э т о представляет собой еше процесс,
становящееся видимым воспоминание то го , ч т о когда-то было
1 13
Свет

Сердце
Люцифер Легкие Яхве

Эктодерма — лето
Мезодерма — весна-осень
Энтодерма — зима
Рис. 2.18
/
космическим переживанием. Но т о образование, о котором я вам
говорил, с т и р а е т теперь воспоминания прошлого, с ти р а е т воспо­
минания о духовном бытии. И теперь должны искаться не время в
ритме и не пространственные переживания в направлениях, а дол­
жна предощущаться Земля как звезда, Земля как планета. Но как
э т о достигается? Ч т о вообще представляет собой Земля? Она
переживается нами благодаря том у, ч т о мы ощущаем нашими
членами т я ж е с т ь , нашей грудью мы ощущаем п о то к дыхания, и
нашей головой мы ощущаем свет, — та м все э т о произойти никак
не м ож ет. Но та м происходит нечто другое, и я хотел бы вам э то
описать, поскольку сюда входит вся шкала переживаний между 17-
ым и 40-ым днем. Ведь мы должны рассматривать не только
формы в их механическом развитии, но мы должны счита ться с
самим существом, которое сталкивается с этим формообразова­
нием.
И так, я еше раз делаю набросок эктодермы-Орла, и затем —
всепронизывающей мезодермы (посмотрите, сердие выглядит в это
время еше по-другому, оно еще не четырехкамерное) (Рис. 2.18).
Здесь у нас будет печень, здесь — кишечник, а здесь начинают
114 Карл Кёниг
разворачиваться легкие. Э то нечто троичное. А здесь, дорогие
друзья, — Земля. Поскольку вся нервная система, головной и спин­
ной мозг пронизаны, в основном, образованиями внутреннего света.
И если попы таться пережить т о , ч т о Рудольф Штайнер описывал
на основании своего собственного внутреннего опыта, можно с
определенным правом произнести: несмотря на т о , ч т о возникшая
нервная система закладывает в нас зерно смерти, здесь о б и та е т
летний свет. Здесь все искрится, здесь все пылает, сверкает,
здесь все стало зрелым, здесь всю Землю охваты вает лето, т а к
ч т о мы можем сказать: в эктодерме мы переживаем не только
право-лево, не только симметрию, — здесь мы переживаем та кж е
Землю летом. Правда, на севере и юге Земли — наоборот, но э т о
ведь не играет никакой роли. Если мы возьмем теперь мезодерму,
т о нетрудно зам етить, ч т о она постоянно несет в себе нечто
двойственное. На одной стороне она соединена с конечностями, но,
в т о же время, она несет в себе энтодерму. Она формирует сердце,
формирует кровяные сосуды, но она содержит в себе та кж е и все
т о , ч т о связано с сексуальной системой. Она представляет собой,
собственно, т у организацию, в которой особенно сильно запечат­
лено воспоминание о грехопадении. Э та мезодерма, сердцем или
конечностями, или всем остальным, вызывает переживание весны
и осени. И теперь уже не т а к сложно о т н е с т и о с т а т о к в виде
энтодермы к зимнему. Конечно, теперь появится м ножество воп­
росов, но я хотел бы сейчас развить э т у тем у только с одной
стороны. В продолжении одного курса невозможно все объяснить
до конца, — я хочу указать лишь на некоторые вещи, чтобы
заложить основы, с которыми можно было бы р а б о та ть дальше.
С м отрите: лето, несущее в себе теперь весь зодиакальный круг,
т а к сказать, окружает т о , ч т о оживает как весна и осень в
мезодерме, а в глубине — зима энтодермы. Ч т о я имею в виду под
этой зимой энтодермы? Здесь трансформируется вещество. Ведь
вся энтодерма представляет собой аппарат для преобразования
веществ. Она полностью, т а к сказать, о тд ае тся том у, ч т о пре­
образует вещество, — все равно, происходит э т о в печени, в
кишечнике или какой-нибудь другой части пищеварительного аппа­
рата. Но э т о все по-настоящему происходит зимой, когда семена
115
растений оплодотворяют землю. Земля — э т о м ать, в которой
зимой преобразуется т о , ч т о попадает в нее до этого. Схожее
зимнее переживание ж и в е т в энтодермальной структуре, которую
мы несем в себе, — о т о р та до заднего отверстия. В о т ч т о важно
при этом. Кишечник, например, в т о м виде, в каком он возникает
поначалу на поверхности желточного мешка, не имеет ни рта, ни
заднего отверстия. Видите, как полярно противоположно такое
становление том у, ч т о я вам вчера описывал как гаструлу, где
о т кр ы т и е рта, являюшегося одновременно задним отверстием,
имеет м есто с самого начала. Здесь закладывается система пре­
образования веществ. Она уже функиионирует. Но она является
лишь второстепенной, поскольку, ведь, в божественные планы
творения не входило т о , ч т о человек должен принимать и выде­
лять пишу. Еше в начале лемурийского периода принятие пиши
являлось одновременно дыханием, осуществляемым без каких-либо
о тв ер сти й в теле. Понимаете, ч т о я имею в виду? Ведь, э то
полное искажение, когда думают, ч т о человек просто жрун (Fresser).
Он стал им, он сам себя им сделал. Но он не должен был им с т а т ь .
Человек ведь не должен был и говорить. Человек должен был при­
слушиваться, выражать себя телом, дышать, т о е сть он должен
был ж и т ь в световых вибраииях бытия, излучая и сплетая ивета.
Э того не произошло, потому ч т о нас искусил змей, которого мы
постоянно в себе носим, и которы й поднял нас до «Я». И впослед­
ствии это го искушения кишечник раскрылся с одной стороны как
р от, а с другой стороны — как заднее отверстие. Но кишечник,
печень, легкие, все э т и органы представляют собой зимние, транс­
формирующие субстанцию процессы. И э т о мы как раз и узнаем,
углубляясь в э т у эмбриональную форму. Мы узнаем та кж е осень и
весну в мезодерме между верхом и низом, в образующейся метаме­
рии, которая весенне пускает ростки мыши. И между ними, то ж е
как мышца — сердце, которое, преобразуясь, приобретает форму
креста, чтобы нести в нас и смерть. И то чно т а к же в форми­
ровании почек мы испытываем спуск. Э то будет осень. Дорогие
друзья, д октор Хиллрингхауз рассказывала нам о внутренних пере­
живаниях, связанных с почками. Я позволю себе к этому кое-что
добавить: т а к , в наше время, около 40 лет назад, писали очень
мало стихов о весне, почти всегда — только об осени. Осень
стала тогда мощным переживанием. Все э т о исходит о т почек.
Э то т а к, потому ч т о почки делают возможным внутреннее про­
буждение. Х отя снаружи темно, в человеке возникает свет. Но в
этом то ж е двойственность — возникает ощущение покинутости.
Но, одновременно, возникает возможность наполнения духом. И мы
обращаемся, т а к сказать, к духу осени, к Михаилу, поскольку в
конечном итоге мы познаем мир как мудрость, которая ж и в е т во
всем, ч т о представляет собой эктодерма. И если мы хотим к
этому добавить еще ч т о -т о , т о , со ссылкой на Рудольфа Ш тай­
нера, мы можем сказать: Земля — э т о кругооборот между летом
и зимой, между весной и осенью, как его осущ ествляю т окружаю­
щие Землю архангелы. Все э т о мы переживаем здесь как Уриила-
Орла, Рафаила-Человека, Михаила-Льва и Гавриила-Тельиа. Э то т е
переживания, которые мы имеем в э т о время. Переживая смену
времен года в наших зародышевых листках, мы начинаем последо­
вательно узнавать четырех архангелов, под воздействием которых
мы живем. В т о же время мы узнаем т о , ч т о та кж е имеет место
в э т о время, и на ч т о я уже указывал вчера, а именно: мы узнаем,
ч т о почки опускаются, а легкие, наоборот, поднимаются, и ч т о в
виде почек мы несем в себе воздействие Люиифера. А т о , ч т о в
противовес этому поднимается в виде легких, является воздей­
ствием Яхве. Таким образом, вместо то го , чтобы иметь легкие
внизу, а почки вверху, мы несем в себе — через диафрагму, как
следствие грехопадения — т о движение, благодаря которому, — и
не раньше, — сердие должно принять четырёхкамерную форму (в
отличие о т того, ч т о я изобразил на предыдущем рисунке, где был
еще своего рода шланг, через которы й протекала кровь). Возника­
е т земной крест, которы й теперь устанавливается т а к , как я
показывал э т о вчера, и который, воздействуя в направлении сзади-
верх-право к лево-вперёд-вниз, гармонизирует пространство и опре­
деляет нашу судьбу. В о т э т о я еще хотел добавить, прежде чем
мы встретим ся в следующий раз.

117
П рим ечания
«Эмбриология и возникновение мира»
Ш есть лекиий, прочитанных в рамках двух субботне-воскресных
семинаров среднеевропейского и н с т и т у т а во Фрайбурге-Брайсгау.
Учебный материал по медицине

(«Embryologie und Weltentstehung»


Sechs Vorträge, gehalten anläßlich zweier Wochenendseminare des Mitteleuro­
päischen Studienwerks Freiburg im Breisgau.
Studienmaterial zur Medizin)

Ч а с ть 1
1. Под «констелляцией» в данном случае понимается определенное
расположение (планет).
2. Франкирующие, означает примерно «обозначающие».
3. Религиозное реформаторское движение кониа XVII - начала XVIII
сто л етия внутри п р о т е с т а н т с т в а .
4. Христиания — прежнее (до 1924 г.) название столицы Норвегии
г. Осло.
5. Инвагинация (мед.) — вдавление частей кишечника друг в друга.
6. Под высшими животным и обычно понимаются млекопитаю­
щие. Остальные, со о тв е тств е н но , — «низшие».
7. Индийский термин, обозначающий «междувременье», когда один
цикл заканчивается и все исчезает, а следующий иикл еще не
начался, т о есть, еще ничего не появилось.
8. Индийские термины, обозначающие планы духовного мира.
9. Gestalt (нем.) = образ, форма.
10. В оригинале: «Das ist das Ich (я), das I (первая буква слова Ich)».
Здесь речь идет о форме, напоминающей палеи, т о е сть букву «I».
11. «Das andere Wasser heisst Githon, das fliesst um das ganze
Mohrenland». Cp. с Б ы т. 2:13 — «Имя второй реки Тихон: она о б те ­
ка е т всю землю Куш».
12. В оригинале употребляются два слова, которые переводятся
одинаково: первое «beginnen» (начинать), второе — «Uranfang» (биб-

Карл Кёниг
лейское Начало, праначало).
13. Великие посвяиденные, положившие начало всей древнеиндий­
ской культуре.
14. Под «Ариманом» в Антропософии понимаются «падшие» ду­
ховные сушества из иерархии Архангелов. Э то вторая сторона
«Зла» (первая: «Люцифер» — падшие духовные суш ества из иерархии
Ангелов). Нель Люцифера — о то р в а ть человека о т Земли (есть
только духовное, материя — иллюзия). Пель Аримана — привязать
человека к Земле (материализм: духа вообиде нет. Все — виды
материи). Обе силы становятся злом только при нарушении рав­
новесия в пользу одной из них (на самом деле, наша жизнь —
метания о т одного к другому. Христос — э т о середина, равнове­
сие).

Ч а с ть 2
1 Соединительная эмбриональная тка н ь (прим. пер.).
2 Рассматриваемые одновременно (прим. пер.).
3 Рак.

119
И м енной у к а з а т е л ь

Адамс (Adams) Д ж орж — 14. ле Грааф, Ренье (de Graaf)


А л ь дров ан ди (Aldrovandi) (1641-1673), нидерландский ана­
Улисс (1522-1605), итальянский т о м и физиолог — 30, 31, 62,
натуралист — 18, 19. Дарвин Чарльз (1809-1882 ),
А р и с то те л ь (384-322), древ­ английский ученый, основополож­
негреческий философ — 20. ник теории естественного о т ­
Баер (Baer) Карл Э р н с т фон бора — 22, 23.
- 22, 44. Е встахио (Eustachio) Б а р то ­
Вернер — 62. ломео (ок. 1510-1574), итальянс­
Вольф (Wolf) Каспар Фрид­ кий анатом — 18, 19, 28.
рих (1734-1794), один из осново­ Иоанн X X III, римский папа
положников эмбриологии, зало­ (1881-1963) - 25.
жил основы учения об индиви­ Карл V (1500-1558), император
дуальном развитии организмов Римской империи в1519-1556 — 17.
- онтогенезе — 21, 22. Карус (Carus) Карл Г у с т а в
Гарвей (Harvey) Уильям (1578- (1789-1869), немеикий. биолог,
1657), английский врач, физиолог, врач, психолог, натурфилософ
эмбриолог — 20. эпохи романтизма, живописец-
Гегель (Hegel) Георг Виль­ п е й за ж и ст. О ткр ы л кровооб­
гельм Фридрих (1770-1831), не­ ращение у ж и в о тн ы х — 44.
мецкий философ, автор си сте ­ К о п ер н и к Николай (1473-
матической теории диалектики 1543), польский астроном, мыс­
- 59. литель — 19.
Г е к к е л ь (Haeckel) Э р н с т Кузанский Николай, средне­
(1834-1919), немеикий биолог-эво- вековый философ — 17.
люиионист — 22-24, 60, 69. Кювье (Cuvier) Ж орж (1769-
Гертвиг (Hertwig) Оскар (1849- 1832), французский зоолог, пале­
1922), немеикий биолог — 25. онтолог — 17, 21.
Г ё т е (Goethe) Иоган Вольф­ Левенгук (Leuvenhoek) А нтон
ганг (1749-1832), немецкий писатель ван (1632-1723), нидерландский на­
и поэт, мыслитель и е сте ств о ­ туралист. Один из основополож­
испытатель — 17, 21, 22, 106, 108. ников научной микроскопии — 20.

120 Каря Кёниг


Леонардо да Винчи — 20 ких образований, в т . ч. яйцево­
Л ю тер М ар ти н (1483-1546), ды человека, т . н. фаллопиевы
религиозный деятель Реформации трубы и канал лицевого нерва —
в Германии. Перевел на немецкий 18, 19, 28, 31, 40.
язык Библию — 17. Хердер (Herder) Иоган Г о т ­
М еккель (M eckel) Иоганн фрид (1744-1803), немецкий фи­
Фридрих (1781-1833), немецкий лософ, кр и ти к, э с т е т и к , друг И.
биолог — 22. В. Гёте - 21, 22.
Микеланджело — 6 8 . Хиллрингхауз — 116.
Мюллер (Müller) Иоганнес Шеллинг (Schelling) Фридрих
П ете р (1801-1858), немецкий ес­ Вильгельм (1775-1854), немец­
те ств о и сп ы та те л ь и физиолог кий философ, представитель не­
- 22 . мецкой классификации идеализ­
Параиельс (1493-1541), врач и ма — 59.
естествоиспы татель, один из Ш тайнер Рудольф (1861-1925),
основателей ятрохимии — 17 австрийский философ, педагог,
Сваммердам (Swammerdam) реформатор-практик, исследова­
Ян (1637-1680), нидерландский на­ тель духовной природы окружа­
тур ал ист — 20. ющего мира. Основатель А н т ­
де Сент-И лер (de St. Hilaire) ропософского общества — 14, 17,
Жоффруа (1772-1844), француз­ 23, 29, 31, 33-36, 38, 41, 45, 46, 62,
ский зоолог, эволюционист, один 71, 74, 80, 86, 98, 100, 101, 105, 106,
из предшественников Чарльза 113, 115, 117.
Дарвина — 17, 21. Ш т а р к — 81.
Фаллопий (Fallopio) Габриеле Э кке р м а н И оган н П е т е р
(1523-1562), итальянский врач и (1792-1854), личный секретарь И.
анатом. Описал ряд анатомичес­ В. Гете — 17, 21.

Э м б р и о л о ги я и в о з н и к н о в е н и е м и р а 121
Б иблиограф ия р а б о т
К а р л а К ё н и га
Karl König / G. Arnim / U.Herberg: Sprachverständnis und Sprachbehandlung
(Понимание речи и лечение дефектов речи). Stuttgart, 1978. Freies
Geistesleben.
Karl König: 14 Gemeinschaftsspiele. Spiele zu den Jahresfesten (14 видов
общественных игр. Игры к праздникам времён года) . Selbstverlag, 1986.
Karl König: Adabert Stiftler und die Heilpädagogik (Адаберт Штифтлер
и лечебная педагогика). Das Seelenpflege-bedürftige Kind. 2.Jahrgang, 1955,
1 /Seite 42-55.
Karl König: Autobiographisches Fragment (Автобиографичекий фраг­
мент). Herausgegeben von Freundeskreis Camphill. Erhältlich durch die
Heimsonderschule Brachenreuthe 7770 Überlingen Privatdruck, 1979.
Karl König: Camphill-Dorfkonferenz (Кэмпхилл-конференция). Selbstverlag,
1979.
Karl König: Das Geistig-Seelische des Kindes und seine Leibeshüllen - Zur
Ursachenforschung (Духовно-душевное ребенка и его телесные оболочки
- к исследованию причин). In: Der frühkindliche Autismus als
Entwicklungsstörung (Аутизм в раннем детском возрасте как нарушение
развития). Herausgegeben von Hans Müller-Wiedemann. Stuttgart, 1981.
Freies Geistesleben.
Karl König: Das Menschenbild in unseren Dörfern (Человеческий образ в
наших подопечных). I. II. Vorträge Newton Dee, Januar 1962. Selbstverlag,
1978.
Karl König: Das Menschenbild in unseren Dörfern (Человеческий образ в
наших подопечных). III. Selbstverlag, 1980.
Karl König: Das Problem der Euthanasie (Проблема эйтаназии). 2 Vorträge
in Föhrenbühl im November 1965. Selbstverlag, 1965.
Karl König: Das Problem der Euthanasie (Проблема эйтаназии). Die Drei.
Zeitschrift für Anthroposophie 33. Jahrgang, 1963, Nr. 5.
Karl König: Dauerlähmungen nach Poliomylitis und Umweltschädigung (Дли­
тельный паралич после полиомиелита и поражение окружающей сре­
ды). Das Seelenpflege-bedürftige Kind. 3. Jahrgang, 1957, 2 / Seite 12-30.
Karl König: Der Mongolismus. Erscheinungsbild und Herkunft (Монголизм.
Явление и происхождение). Mit einem Beitrag über Behandlung und Erziehung
mongoloider Kinder und Jugendlicher. Stuttgart, 1980. Hippokrates.
Karl König: Die Camphill-Bewegung (Кэмпхилл-движение). Das
Seelenpflege-bedürftige Kind. 12. Jahrgang, 1965, 2 / Seite 44-52.

122 Карл Кёниг


Karl König: Die Camphill-Bewegung'(Кэмпхилл-движение). Manuskript-
Druck, 1963.
Karl König: Die Contergan-Katastrophe (Контерган-катастрофа). Die
Frage nach dem verlorenen und Wiederzufindenden Leben. Freiburg, 1963.
Die Kommenden.
Karl König: Die drei Grundlagen der Heilerziehung (Три основания лечеб­
ного воспитания). Weleda-Nachrichten, 1948, Nr. 45.
Karl König: Die Geistgestalt Helen Kellers (Духовный облик Елены Кел­
лер). Das Seelenpflege-bedürftige Kind. 3. Jahrgang, 1956, 1 / Seite 1-18.
Karl König: Die moderne Heilpädagogik als Soziale Frage (Современная
лечебная педагогика как социальный вопрос). Vortrag aus dem Jahr 1963.
Privatdruck, Herausgegeben von W. Kohl, 1967.
Karl König: Ein weiterer Beitrag zum Problem der Anencephalie (Ещё одно
замечание к проблеме анэнцефалии). Beiträge zu einer Erweiterung der
Heilkunst. 11. Jahrgang. 1958, Nr. 3 / 4.
Karl König: Eine heilpädagogische Dorfsiedlung für Jugendliche (Лечебно­
педагогический поселок для юношества). Herausgeber: Dorfgemeinschaft
e.V. Dürren. Dürren, ohne Jahresangabe.
Karl König: Eine heilpädagogische Dorfsiedlung für Jugendliche (Лечебно­
педагогический поселок для юношества). Vortrag in Berlin am 9.3.1962.
Herausgeber: Dorfgemeinschaft Dürren, 1962.
Karl König: Einige Gedanken zum Problem des Mongolismus (Некото­
рые мысли к проблеме монголизма). Das Seelenpflege-bedürftige Kind. 5.
Jahrgang, 1958, 1 / Seite 27-33.
Karl König: Einige Gedanken zur architektonischen Planung von
Heimschulen für Seelenpflege-bedürftige Kinder (Некоторые мысли по по­
воду архитектурного планирования интернатов для детей, нуждаю­
щихся в душевном уходе). In: Aspekte der Heilpädagogik. Aus der Arbeit der
Camphill-Bewegung. Herausgegeben von Carlo Pietzner Stuttgart, 1969. Freies
Geistesleben.
Karl König: Einige Gesichtspunkte für die Behandlung gehirngelähmter Kinder
(Некоторые точки зрения на лечение детей с параличом мозга). Das
Seelenpflege-bedürftige Kind. 2. Jahrgang, 1955, 1 / Seite 12-25.
Karl König: Grundlegende Fragen der heilpädagogischen Diagnostik und
Therapie (Основополагающие вопросы лечебно-педагогической диагнос­
тики и терапии). In: Aspekte der Heilpädagogik. Aus der Arbeit der Camphill-
Bewegung. Herausgegeben von Carlo Pietzner Stuttgart, 1969. Freies
Geistesleben.
Karl König: Heilpädagogik als Aufgabe in unserer Zeit (Лечебная педаго­
гика как задача нашего времени). Drei Vorträge in Berlin. Selbstverlag, 1967.
Karl König: Heilpädagogik im Kindesalter (Лечебная педагогика в детс-

Э м б р и о л о ги я и в о з н и к н о в е н и е м и р а 123
ком возрасте). Beiträge zu einer Erweiterung der Heilkunst. 1959, 2 / Seite 79.
Karl König: Heilpädagogik im Kindesalter (Лечебная педагогика в детс­
ком возрасте). In: Aspekte der Heilpädagogik. Aus der Arbeit der Camphill-
Bewegung. Herausgegeben von Carlo Pietzner Stuttgart, 1969. Freies
Geistesleben.
Karl König: Heilpädagogische Diagnostik und Therapie I (Лечебно-педаго­
гическая диагностика и терапия 1) - Die Stellung des Arztes zu Eltern und
Kind (Позиция врача по отношению к родителям и к ребёнку). Medizin heute.
6 Jahrgang, 1957, Nr. 4. v
Karl König: Heilpädagogische Diagnostik und Therapie II. - Das mongoloide
Kind (Монголоидный ребёнок). Medizin heute. 6 Jahrgang, 1957, Nr. 6.
Karl König: Heilpädagogische Diagnostik und Therapie III. - Das autistische
Kind (Аутичный ребёнок). Medizin heute. 7 Jahrgang, 1958, Nr. 2.
Karl König: Heilpädagogische Diagnostik (Лечебно-педагогическая ди­
агностика) . 6 Vorträge vom 12.-18.5.1965 in Berlin. Arlesheim / Schweiz, 1972.
Natura.
Karl König: Heilpädagogische Diagnostik. Zweiter Teil: Epilepsie und Hysterie
(Лечебно-педагогическая диагностика. Вторая часть: Эпилепсия и ис­
терия). 3 Vorträge vom 8.-10.11.1965 in Berlin. Arlesheim / Schweiz, 1978.
Natura.
Karl König: Leben und arbeiten in der Camphill-Bewegung (Жить и рабо­
тать в Кэмпхилл-движении). Zwei Aufsätze. Selbstverlag, 1966.
Karl König: Leitbilder und Bildungswege der sozialen Arbeit (Ведущие об­
разы и пути обучения социальной работы). Georg Müller, Züricher Forum,
1970.
Karl König: Mignon. Versuch einer Geschichte der Heilpädagogik (Миньо­
на. Попытка истории лечебной педагогики). In: Aspekte der Heilpädagogik.
Aus der Arbeit der Camphill-Bewegung. Herausgegeben von Carlo Pietzner
Stuttgart, 1969. Freies Geistesleben.
Karl König: Sinnesentwicklung und Leiberfahrung (Развитие чувств и
телесный опыт). Heilpädagogische Gesichtspunkte zur Sinneslehre Rudolf
Steiners. Herausgegeben und um ein Kapitel erweitert von Georg von Arnim.
Stuttgart, 1971. Freies Geistesleben.
Karl König: Soziale Arbeit und Heilpädagogik (Социальная работа и ле­
чебная педагогика). Natura, Zeitschrift zur Erweiterung der Heilkunst.
Nachdruck 1981. 4 Jahrgang, 1929/30, Seite 274-287.
Karl König: Spastische Kinder (Спастические дети). Die Drei. Zeitschrift
für Anthroposophie. 28 Jahrgang, 1958, Nr. 5.
Karl König: Sprache und Sprechen (Язык и речь). In: Sprachverständnis
und Sprachbehandlung. Stuttgart, 1978. Freies Geistesleben.
Karl König: Vom Sinn und Wert heilpädagogischer Arbeit (О смысле и цене

Карл Кёниг
лечебно-педагогической работы). Camphill-Brief. Weihnachten, 1965.
Karl König: Von mongoloiden Kindern und Kretinen (О монголоидных де­
тях и кретинах). Die Menschenschule. 32. Jahrgang 1958, Nr. 9.
Karl König: Zum Problem der kindlichen Taubheit (К проблеме детской
глухоты). Beiträge zu einer Erweiterung der Heilkunst. 4. Jahrgang 1951, Nr.
9/10.
Karl König: Zum Problem der Kriminalität. Ein wichtiger Hinweis Rudolf
Steiners (К проблеме преступности. Важное указание Рудольфа Штай­
нера). Das Seelenpflege-bedürftige Kind. 4. Jahrgang, 1957, 1 / Seite 32-36.
Karl König: Zur Musiktherapie in der Heilpädagogik (О музыкальной тера­
пии в лечебной педагогике). In: Aspekte der Heilpädagogik. Aus der Arbeit
der Camphill-Bewegung. Herausgegeben von Carlo Pietzner Stuttgart, 1969.
Freies Geistesleben.
Karl König: Zur Musiktherapie in der Heilpädagogik (О музыкальной тера­
пии в лечебной педагогике) In: Erziehen und Heilen durch Musik.
Herausgegeben von Gerhard Beilharz. Stuttgart, 1979. Freies Geistesleben.
Karl König: Embriologie und Weltentsteheung (Эмбриология и возникно­
вение мира). Studienmaterial zur Medizin. Novalis Verlag, 1986.
Karl König: Vorträge zum Heilpädagogischen Kurs Rudolf Steiners (Лекции
к лечебно-педагогическому курсу Рудольфа Штайнера). Stuttgart, Verlag
Freies Geistesleben, 2000.
Karl König: Die Mission des Gewissens (Миссия совести). Stuttgart, Verlag
Freies Geistesleben, 1992.
Karl König: Auferweckung und Auferstehung (Пробуждение и воскресе­
ние). Vier Ostervorträge. Stuttgart, Verlag Freies Geistesleben, 1997.
Karl König: Der innere Pfad (Внутренний путь). 7 Vorträge über Meditation
und geistige Schulung. Stuttgart, Verlag Freies Geistesleben, 1995.
Karl König: Der Impuls der Dorfgemeinschaft (Импульс деревенской об­
щины). Stuttgart, Verlag Freies Geistesleben, 1994.
Karl König: Über die menschliche Seele (О человеческой душе). Stuttgart,
Verlag Freies Geistesleben, 1992.
Karl König: Bruder Tier (Брат зверь). Stuttgart, Verlag Freies Geistesleben,
1981.
Karl König: Earth and man. (Земля и человек). Cover Design by Carlo
Pietzner, 1982 by P.O. Box 253 Wyoming, Rhode Jsland 02898.
Karl König: Die ersten drei Jahre des Kindes. (Три первых года жизни
ребёнка) Stuttgart, Verlag Freies Geistesleben, 1997

Э м б р и о л о ги я и в о з н и к н о в е н и е м и р о 125
С одерж ание

Предисловие.................................................................... 5

Эмбриология и возникновение мира. Чаешь I 11


Первый доклад..................................................... 13
Второй доклад................-............................................ 27
Третий доклад................. -............................-..............44
Эмбриология и возникновение мира. Ч асть II 63
Первый доклад........... —.......................... 65
Второй доклад............................................................. 87
Третий доклад............................................................. 105

Примечания................................................................... 118
Именной указатель.....................................................120
Библиография................................................................122
Содержание....................-.............................................. 126
Карл Кёниг
Эмбриология и мировое развитие

Перевод В. Гончарова
Отв. за выпуск Д. Николаев
Редактор А. Ильин
Техн. редактор А. Казак
Художник Т. Стебловская

Издательство Антропософского центра социальной терапии


(лицензия ИД № 00726 )

Подписано в печать 18.09.2001.


Формат издания 60x84/16. Печать офсетная.
Бумага офсетная. Уел. п. л. 5,58.
Тираж 1500 экз. Заказ Ns 1784.
Отпечатано с готового оригинал-макета
в РГУП «Чебоксарская типография Ns 1».
428019, г. Чебоксары, пр. И. Яковлева, 15.