Вы находитесь на странице: 1из 150

Взгляд через границу

Политика и общество в Грузии и Армении

View across the Border


Policy and Society in Georgia and Armenia
Взгляд через границу

Политика и общество в Грузии и Армении

View across the Border

Policy and Society in Georgia and Armenia

Тбилиси
Tbilisi
2014
Директор проекта: Торнике Турманидзе
Координатор проекта (Грузия): Давид Апрасидзе
Координатор проекта (Армения): Ара Тадевосян

Данный сборник статей независимых авторов опубликован в рамках проекта «Пересекая


границу: создание сети армянских и грузинских экспертов», при финансовой поддержке
(грант № 3936) Черноморского траста регионального сотрудничества, проекта Германского
Фонда Маршалла США. Мнения представленные в письменных или электронных публикациях
этого проекта не должны рассматриваться как точка зрения Черноморского траста, Германского
Фонда Маршалла, или их партнеров.

Project Director: Tornike Turmanidze


Project Coordinator (Georgia): David Aprasidze
Project Coordinator (Armenia): Ara Tadevosyan

This collection of papers by independent authors is published as part the project “Crossing the Bor-
der: Networking Armenian and Georgian Experts”, funded by The Black Sea Trust for Regional Co-
operation, A Project of the German Marshall Fund of the United States (grant no. 3936). Opinions
expressed in the written or electronic publications of this project do not necessarily represent those
of the Black Sea Trust, the German Marshall Fund, or its partners.

The Black Sea Trust


for Regional Cooperation

© 2014

БТКК - Группа политических исследовании


BTKK – Policy Research Group
www.btkk.ge

Армянский центр трансатлантических инициатив


Armenian Center for Transatlantic Initiatives
www.natoinfo.am

ISBN 978-9941-0-6980-2
Предисловие

Хотя Грузия и Армения являются соседями, общественность этих стран мало знает о
внутриполитической жизни, экономическом развитии, социальных вопросах, гражданском
обществе, СМИ, приоритетах государственной политики и даже о внешнеполитической
повестке дня друг друга. СМИ обеих стран уделяют мало внимания событиям, происходящим
в соседнем государстве, за исключением таких значимых политических событий, как
выборы и визиты высокопоставленных официальных лиц. Поэтому, грузинские и армянские
эксперты/обозреватели недостаточно глубоко понимают события, развивающиеся в соседнем
государстве.
С целью повышения знаний друг о друге в грузинском и армянском обществе, НПО «БТКК
- Группа политических исследований» (Тбилиси) и «Армянский центр трансатлантических
инициатив» (Ереван) осуществили проект под названием «Пересекая границу: создание сети
армянских и грузинских экспертов». Цели проекта состояли в объединении грузинских и
армянских экспертов и НПО, работающих в сферах внешней политики, СМИ, государственной
политики, гражданского общества и экономики, с тем, чтобы повысить уровень и качество их
знаний об основных событиях в политической, экономической и других сферах жизни двух
стран, а также способствовать дальнейшему сотрудничеству между общественностью Грузии
и Армении в целом.
В ходе проекта «БТКК - Группа политических исследований» и «Армянский центр
трансатлантических инициатив» отобрали по четыре эксперта для написания научных статей,
посвященных вопросам внешней политики, СМИ, экономики, государственной политики и
гражданского общества соседней страны. Четверо грузинских экспертов посетили Армению, а их
армянские коллеги отправились в Грузию с двухнедельным исследовательским визитом, в ходе
которого они собрали данные для своих исследований и провели интервью с предстателями
правительства, оппозиции, деловых кругов, НПО, научно-исследовательских центров и научных
кругов.
Результатом этой работы стал данный сборник статей, которые были переведены с
грузинского и армянского языков на русский, а их резюме также были переведены на
английский.
«БТКК - Группа политических исследований» и «Армянский центр трансатлантических
инициатив» выражают признательность Черноморскому трасту регионального сотрудничества,
проекту Германского Фонда Маршалла США, за финансовую поддержку данного проекта, а
также благодарят за гостиприимство, оказанное экпертам, следующие НПО в Грузии и Армении:
Грузинский институт стратегических исследований, Фонд развития медиа, Кавказский
институт мира, демократии и развития и Центр исследования экономической политики в
Грузии, а также информационное агентство «Медиамакс» и компанию «Парадигма Армения»
в Армении.

БТКК - Группа политических исследований


Армянский центр трансатлантических инициатив

Тбилиси-Ереван, сентябрь 2014 г.

1
Foreword

Although Georgia and Armenia are neighboring countries, the two societies tend to know little
about each other’s domestic political life, economic development, social issues, civil society, media
environment, public policy priorities and, sometimes, even foreign policy agenda. Media in both Ar-
menia and Georgia rarely pay attention to the events taking place just across the border – except for
major political events such as elections or visits by high-level government officials. Hence, neither
Georgian nor Armenian experts/commentators have a profound understanding of the developments
in, respectively, Armenia and Georgia.
BTKK – Policy Research Group (Tbilisi) and Armenian Center for Transatlantic Initiatives (Yerevan)
- Georgian and Armenian NGOs - decided to address this issue of the lack of knowledge between the
two societies by implementing a project titled “Crossing the Border: Networking Armenian and Geor-
gian Experts”. The goals of the project were: to establish a new network of Georgian and Armenian
experts and NGOs working or conducting research in such fields as foreign policy, media, public pol-
icy, civil society and economy; to increase awareness and quality of knowledge of Georgian and Ar-
menian experts about major political, economic and other developments in these countries; and to
encourage future cooperation between Georgian and Armenian civil societies in general.
In the course of the project, BTKK – Policy Research Group and Armenian Center for Transatlantic
Initiatives each selected four experts to write research papers on issues related to the neighboring
country’s foreign policy, media, economy, public policy and civil society. The four Georgian experts
traveled to Armenia and, similarly, the four Armenian experts visited Georgia for a two-week re-
search/study tour, during which they gathered data and conducted face-to-face interviews with rep-
resentatives of government, opposition, business, NGOs, think tanks and academia for their research.
The result of their work is this collection of papers, translated respectively from Georgian and Ar-
menian into Russian, with their executive summaries also translated into English.
BTKK - Policy Research Group and Armenian Center for Transatlantic Initiatives would like to thank
The Black Sea Trust for Regional Cooperation, a Project of the German Marshall Fund of the Unit-
ed States for financing this project, as well as the following organizations in Georgia and Armenia for
their generous help in hosting the experts: Georgian Institute for Strategic Studies (GISS), Media De-
velopment Foundation (MDF), Caucasus Institute for Peace, Democracy and Development (CIPDD)
and Economic Policy Research Center (EPRC) in Georgia, Mediamax News Agency and Paradigma
Armenia Company in Armenia.

BTKK – Policy Research Group


Armenian Center for Transatlantic Initiatives
Tbilisi-Yerevan, September 2014

2
Авторы

Давид Баташвили, Политолог (Тбилиси)

Ваграм Тер-Матевосян, Приглашенный профессор Американского университета Армении,


Старший научный сотрудник Института Востоковедения Национальной академии наук Армении
(Ереван)

Тамар Хорбаладзе, Исполнительный директор Фонда развития медиа (Тбилиси)

Анна Барсегян, Редактор вебсайта Media.am Центра медиа инициатив (Ереван)

Тамаз Ахобадзе, Директор Института ненасильственных коммуникации (Тбилиси)

Нарине Данегян, Репортер Информационного агентства  «Медиамакс» (Ереван)

Ирина Гурули, Руководитель программ Центра исследования экономической политики


(Тбилиси)

Сусанна Карапетян, Консультант по вопросам рынка труда и пенсий проекта USAID


«Реформирование пенсионной системы и рынка труда» (Ереван)

Authors

David Batashvili, Political Analyst (Tbilisi)

Vahram Ter-Matevosyan, Visiting Professor at the American University of Armenia, Senior Research-


er at the Institute of Oriental Studies, Armenian National Academy of Sciences (Yerevan)

Tamar Khorbaladze, Executive Director, Media Development Foundation (MDF) (Tbilisi)

Anna Barseghyan, Editor of Media.am, Media Initiatives Center (Yerevan)

Tamaz Akhobadze, Director, Institute for Nonviolent Communications (Tbilisi)

Narine Daneghyan, Reporter, Mediamax News Agency (Yerevan)

Irina Guruli, Program Manager, Economic Policy Research Center (EPRC) (Tbilisi)

Susanna Karapetyan, Labor Market and Pension Advisor at USAID PALM Project (Yerevan)

3
4
Содержание
Table of Contents

Давид Баташвили Армения на пути в Евразийский союз:


причины и перспективы. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 7

David Batashvili Armenia’s Path towards Eurasian Union: Causes


and Prospects. Executive Summary . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 21

Ваграм Тер-Матевосян Турецкая политика в Грузии: социально-


экономические аспекты интеграционных проектов . . . . . . . . . . . 23

Vahram Ter-Matevosyan Turkish Policy in Georgia: Social and Economic


Implications of Integration Projects. Executive Summary . . . . . . . . . 40

Тамар Хорбаладзе Вопросы медиаэтики в Армении: практика и вызовы . . . . . . . . . . 42

Tamar Khorbaladze Media Ethics in Armenia: Practice and Challenges.


Executive Summary . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 58

Анна Барсегян Онлайн СМИ в Грузии: вызовы и перспективы развития . . . . . . . 60

Anna Barseghyan Online Media in Georgia: Challenges and Development


Perspectives. Executive Summary . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 69

Тамаз Ахобадзе Электронное правительство в Армении:


достижения и вызовы . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 71

Tamaz Akhobadze E-governance in Armenia: Achievements and Challenges.


Executive Summary . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 88

Нарине Данегян Гражданский активизм в Грузии: достижения и вызовы . . . . . . . 91

Narine Daneghyan Civic Activism in Georgia: Achievements and Challenges.


Executive Summary . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 103

Ирина Гурули Пенсионная реформа в Армении: возможности и вызовы . . . . 105

Irina Guruli Pension Reform in Armenia: Opportunities and


Challenges. Executive Summary . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 122

Сусанна Карапетян Грузия: зачем и как реформировать пенсионную систему? . . . . 124

Susanna Karapetyan Georgia: Why And How To Reform The Pension


System? Executive Summary . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 142

5
6
Давид Баташвили
Армения на пути в Евразийский союз: причины и перспективы

Резюме
Озвученное президентом Армении Сержем Саргсяном 3 сентября 2013 года решение о
вступлении страны в Таможенный союз оказалось неожиданностью для многих как в Армении,
так и на Западе. Данное решение будет иметь важные последствия для геополитической
ситуации на Кавказе и для национальных интересов самой Армении. Таможенный союз,
который, согласно планам его основателей, превратится в Евразийский союз 1 января 2015
года, представляет собой попытку институционального оформления сферы влияния России.
Соответственно, понятно, почему желает расширения Таможенного/Евразийского союза
Кремль, однако цель данной работы – рассмотреть этот процесс с точки зрения национальных
интересов Армении.
Очевидная цель нынешнего российского руководства – восстановить, в той или иной
форме, контроль над постсоветскими странами. Данная цель касается и государств Южного
Кавказа. Это обусловлено желанием Кремля контролировать проходящий через кавказский
регион транзитный коридор, изолировать от внешнего мира Северный Кавказ, и обладать
геополитическим буфером по отношению к странам Запада и Ближнего Востока.
Интерес России к Армении объясняется ее интересом к Южному Кавказу в целом. Отдельно
взятая Армения не представляет для Кремля большого экономического интереса, но важна для
него с геостратегической точки зрения. А именно, России Армения нужна в качестве военно-
политического форпоста на Южном Кавказе. Поэтому понятно, зачем Кремль стремится
сохранить и закрепить Армению в собственной сфере влияния. В то же время, интересы России
могут в некоторых случаях не совпадать, а то и прямо противоречить национальным интересам
Армении.
Россия обладает разнообразными рычагами влияния на Армению. Среди них – полное
доминирование России в армянской экономике и значительные связи с политической
элитой Армении. Также, Армения зависит от Москвы в вопросах безопасности. Она закупает
российское вооружение и состоит с Россией в одном военном альянсе (ОДКБ). К этому можно
добавить российские военные базы в Армении и контроль российскими пограничниками
армяно-турецкой и армяно-иранской границ. Россия также использует мягкую силу, в виде
влияния на информационное пространство Армении и «культурного сотрудничества».
Все эти рычаги были активно использованы Россией для недопущения оформления
Арменией Соглашения об ассоциации с Евросоюзом, и для того, чтобы Армения объявила о
своем вступлении в Таможенный союз. Армения начала процесс переговоров об ассоциации с
Евросоюзом в 2010 году. После этого её руководители не раз делали заявления, указывающие
на то, что Армения в самом деле намеревалась подписать Соглашение об ассоциации и не
собиралась вступать в Таможенный союз. Серия подобных заявлений продолжилась до августа
2013 года. С учетом этого очевидно, что заявление президента Саргсяна от 3 сентября 2013 года
о вступлении в Таможенный союз явилось радикальным изменением во внешней политике
Армении.
Россия добилась этого изменения путем комплексного применения различных рычагов
влияния. Одним из них было искусственное ухудшение проблем безопасности Армении
в результате продажи Азербайджану значительного количества вооружения с высоким

7
наступательным потенциалом. Азербайджан и без этого ежегодно меняет военный баланс в
свою пользу благодаря своим финансовым ресурсам, которые значительно больше армянских.
С учетом этого, притом на фоне постоянных вооруженных столкновений в Карабахе, понятно,
почему Армению обеспокоила закупка Азербайджаном дополнительного российского
вооружения. Этим шагом Москва увеличила зависимость Армении в плане безопасности.
Россия также максимально использовала рычаги, имеющиеся у нее благодаря связям
с политической и олигархической элитой Армении. В 2013 году в Армении особенно
активизировались различные силы, выступающие против Ассоциации с Евросоюзом и в
поддержку пророссийской политики.
Важную роль играло и экономическое давление со стороны России, явным примером
которого стало повышение цены на газ для Армении в мае 2013 года со 189 до 270 долларов
CША за 1000 кубометров. После согласия Армении вступить в Таможенный союз, цена вновь
опустилась до 189 долларов. Также имели место угрозы, касающиеся запрета армянской
продукции в России, приостановки частных банковских переводов в Армению через российскую
банковскую систему и выселения из России армянских мигрантов.
После вступления Армении в Таможенный и, соответственно, Евразийский союз, возрастет
российский контроль над внешней политикой Армении. В результате, ослабнут связи Армении
с другими международными игроками. В то же время, уменьшатся шансы на урегулирование
Карабахского конфликта, а также проблем в армяно-турецких отношениях.
С внутриполитической точки зрения, вступление в Евразийский союз затормозит процессы
реформ и демократизации в Армении. При этом, торговая политика Таможенного/Евразийского
союза повредит армянской экономике. Все это осложнит быстрое и успешное развитие
Армении, что может усилить имеющиеся там негативные демографические тенденции.
Следует учесть, что Россия находится в глубоком внутреннем системном кризисе и, при
этом, в последнее время вступила в жесткое противостояние с Западом. Сумма этих факторов
ставит под вопрос ее будущие перспективы. А это делает безальтернативную стратегическую
«привязку» к России особо опасной для Армении.
В результате вступления в Евразийский союз и после того, как Россия уже не сможет по-
прежнему продолжать свою геостратегическую активность на Южном Кавказе, Армения
одновременно окажется перед рядом негативных факторов, среди которых: 1) серьезные
внешнеполитические вызовы в виде конфликта с Азербайджаном и сложных отношений с
Турцией; 2) отсутствие достаточно крепких связей с другими государствами, которые могли бы
помочь Армении справиться с названными угрозами; 3) вызванная внутренними проблемами
недостаточность ресурсов самой Армении для борьбы с этими вызовами.
В таком случае, Армения может оказаться перед лицом проблем с Азербайджаном и
Турцией без достаточной внешней поддержки, и в условиях внутренней слабости самой
Армении. С учетом того, что вступление Армении в Евразийский союз является инициативой
скорее России, нежели самой Армении, можно сказать, что сейчас Россия паразитирует на
национальных интересах Армении для достижения собственных геостратегических целей.
Этим она ставит под удар долгосрочную безопасность Армении.

Вступление
Президент Армении Серж Саргсян заявил 3 сентября 2013 года, что Армения вступит
в Таможенный союз. После длительной работы Армении над оформлением Соглашения
об ассоциации с Евросоюзом, это новое решение стало неожиданностью для многих как
в Армении, так и за ее пределами. Однако важнее то, как данное решение армянского

8
руководства повлияет на геополитическую обстановку в Кавказском регионе, а также на
национальные интересы самой Армении.
Согласно планам членов Таможенного cоюза, с 1 января 2015 года он превратится в
Евразийский союз, что должно ознаменовать новый этап более тесной интеграции между
состоящими в нем государствами. Таким образом, вступление в Таможенный союз означает и
членство в Евразийском союзе. Очевидно, что для Москвы весь евразийский проект является
попыткой институционального оформления и закрепления российской сферы влияния.
Интересы России и вектор ее стратегии в этом отношении понятны, однако в данной работе
ситуация рассмотрена с точки зрения интересов Армении.
Вступление в Евразийский союз станет ключевым фактором как для внешней политики
Армении, так и для ее внутреннего экономического и политического положения. Соответственно,
с точки зрения национальных интересов Армении важно, как она пришла к этому решению, и
к чему оно может привести.
В этом отношении, требуется ответить на следующие вопросы. Почему Москва добивается
вступления Армении в Евразийский союз? Каковы российские рычаги влияния на Армению, и
за счет чего Россия добилась решения Армении о членстве в Евразийском союзе? Какими могут
быть непосредственные результаты этого решения Армении, и к чему оно может привести в
долгосрочной перспективе?
Методологически работа основывается на публикациях, использованных в качестве
источников, а также интервью, проведенных автором во время визита в Армению. В число
использованных публикаций вошли статьи армянских и западных авторов, а также ряд
электронных СМИ. Что касается интервью, их респондентами стали:
• Ричард Гирагосян, директор Центра региональных исследований (RSC);
• Степан Григорян, Глава Аналитического центра по вопросам глобализации и
регионального сотрудничества (ACGRC);
• Александр Искандарян, директор Института Кавказа;
• Раффи Ованесян, лидер партии «Наследие»;
• Манвел Саркисян, директор Армянского центра национальных и международных
исследований (ACNIS);
• Давид Шахназарян, руководитель исследовательского центра «Конкорд».

Почему Москва добивается вступления Армении в Евразийский союз


Российская стратегия в условиях правления Путина явно направлена на восстановление
той или иной формы контроля над постсоветскими странами. Это касается и государств,
расположенных к западу от России, и Южного Кавказа, и Средней Азии.
В случае Южного Кавказа, одной из российских целей является контроль над проходящим
по Кавказу транзитным коридором. Подобный российский контроль ограничил бы как
возможность появления альтернативных источников энергоресурсов для Европы, так и шансы
Казахстана и среднеазиатских стран на развитие стратегической коммуникации с Европой.

9
Еще одна цель России – изоляция Северного Кавказа от внешнего мира. Вообще же, в лице
подчиненного Южного Кавказа, Кремль желает обладать геополитическим буфером с Западом
и Ближним Востоком.
Интерес России конкретно к Армении объясняется ее интересом к Южному Кавказу вообще.
В отличие от Казахстана, Украины, или Беларуси, Армения не представляет для Кремля большого
экономического интереса. Тоже самое можно сказать и о Грузии. И, также как и в случае
Грузии, стремление России контролировать Армению основывается на чисто геостратегических
соображениях. А именно, Армения нужна России в качестве военно-политического форпоста
на Южном Кавказе.
Исходя из этого понятно, что Россия максимально старается сохранить Армению в сфере
своего влияния. Необходимо отметить, что ей это нужно исключительно для достижения
собственных геостратегических целей, а не ради защиты интересов Армении. В некоторых
случаях цели России могут не совпадать, а то и прямо противоречить национальным интересам
Армении.
Создание Таможенного, и, на его базе, Евразийского союза является методом политического,
экономического и институционального закрепления российской сферы влияния. Именно
по этой причине Россия оказала максимальное давление на армянское руководство, чтобы
вынудить его согласиться на вступление в этот Союз.

Российские рычаги влияния на Армению


И без вступления Армении в Евразийский союз, Россия располагает там весьма серьезными
рычагами влияния.
Один из подобных рычагов – доминирование России в армянской экономике.
Россия контролирует энергетический сектор Армении, в том числе армянскую атомную
электростанцию и систему трубопроводов. Россия также контролирует армянскую железную
дорогу и доминирует в сферах телекоммуникаций и добывающей промышленности.1 2 Помимо
всего этого, Армения полностью зависит от России с точки зрения поставок природного газа.3
Россия также обладает рычагами влияния на Армению в сфере безопасности. В этом
отношении Москве очень помогает угроза возобновления горячей стадии конфликта между
Арменией и Азербайджаном, так как это позволяет ей выступать в роли гаранта безопасности
Армении. Российское влияние на Армению в сфере безопасности консолидировано членством
Армении в Организации Договора о коллективной безопасности (ОДКБ), поставками
российского вооружения, присутствием российских военных баз в Гюмри и Ереване, и
контролем российскими пограничниками армяно-турецкой и армяно-иранской границ.
Москва также располагает значительными связями с армянской политической элитой.
Важно то, что это касается не только армянского правительства и правящей партии, но и ряда
оппозиционных партий. Согласно оценке армянского эксперта Давида Шахназаряна, ключевую
роль в этих связях играет высокий уровень коррумпированности армянской политической
элиты. По его мнению, Россия (исходя из специфики ее собственной политической культуры)

1
Richard Giragosian, „Armenia’s Strategic U-turn“, policy memo, European Council on Foreign Relations, April 2014
2
„The Next Stage of Russia’s Resurgence: The Caucasus States“, STRATFOR, 10 February 2012, http://www.
eurasianet.org/node/65000
3
“Turkish Relations with Russia Hinge on Iran”, STRATFOR, 13 December 2013, http://www.naturalgaseurope.
com/turkey-russia-relations-iran-resurgence

10
активно использует этот фактор для сохранения и усиления своего влияния на Армению.4
Значительную роль играет и мягкая сила России в Армении. Армения в значительной
степени находится в российском информационном пространстве, что позволяет Москве
воздействовать на настроения среди населения Армении. Российская пропаганда в Армении
включает такие направления, как подчеркивание угрозы, исходящей от Турции, и представление
России в роли единственного защитника Армении от этой угрозы, а также распространение
идеи, что без зависимости от России существование независимого армянского государства
якобы практически невозможно. Российская мягкая сила в Армении также использует русско-
армянское «культурное сотрудничество».5
Российскому влиянию в Армении способствуют и некоторые элементы объективных
геополитических реалий. Состояние войны с Азербайджаном и сложные отношения с
дружественной Азербайджану Турцией помогают пророссийским силам в Армении.
Все эти факторы способствуют зависимости Армении от России и ограничивают свободу
Армении маневрировать во внешней политике.

Как Россия добилась согласия Армении на вступление в Евразийский Союз


Наиболее остро эта ограниченность маневра проявилась в сентябре 2013 года, когда
на встрече с Путиным президент Армении Серж Саргсян неожиданно заявил о намерении
присоединиться к Таможенному союзу. Предыдущие заявления армянских руководящих лиц
о том, что Армения не собирается вступать в Таможенный союз и намеревается подписать
Соглашение об ассоциации с Евросоюзом, лишь подчеркнули тот факт, что это новое решение
Армении в самом деле являлось радикальным изменением.
Количество и последовательность подобных заявлений армянского руководства с 2010 года
по август 2013 года явно демонстрируют, что намерения подписать Соглашение об ассоциации
и воздержаться от членства в Таможенном союзе являлись осознанным выбором Армении.
Ниже приведены некоторые примеры этих заявлений:

• 26 мая 2010 года президент Серж Саргсян, во время совместной пресс-конференции


с председателем Еврокомиссии Жозе Мануэлем Баррозу, заявил, что приветствует
начало процесса переговоров о Соглашении об ассоциации;

• 29 апреля 2011 года правительство Армении и Еврокомиссия приняли совместную


декларацию, в которой приветствовали прогресс, достигнутый в процессе переговоров
о Соглашении об ассоциации;

• 4 апреля 2012 года премьер-министр Армении Тигран Саркисян заявил по поводу


потенциального вступления Армении в российский Таможенный союз, что в мировой
практике нет примера, чтобы страна, не имеющая общих границ, становилось
членом таможенного союза. По его словам, это было бы «бессмысленным» и «в
экономическом смысле нецелесообразным». Премьер-министр еще раз высказал эти
же соображения 7 апреля того же года;

• 4 июля 2012 года президент Серж Саргсян, во время встречи с председателем


Евросовета Херманом ван Ромпеем, заявил, что армянское руководство намерено
4
Интервью автора с армянским экспертом Давидом Шахназаряном (23 апреля 2014 г.)
5
Интервью автора с армянскими экспертами: Давидом Шахназаряном (23 апреля 2014 г.) и Ричардом
Гирагосяном (1 мая 2014 г.)

11
довести до завершения переговоры об Ассоциации с ЕС в ближайшем будущем;

• 4 февраля 2013 года, в интервью газете «Московские Новости», премьер-министр Ти-


гран Саркисян вновь высказался о проблемах, мешающих вступлению Армении в Та-
моженный союз6;

• 25 июня 2013 года, во время армяно-польского бизнес-форума, Серж Саргсян говорил


о перспективах, которые открывало перед Арменией Соглашение об ассоциации;

• 5 августа 2013 года замминистра иностранных дел Армении Шаваш Кочарян заявил,
что проблема с точки зрения вступления Армении в Таможенный cоюз заключалась в
том, что это стало бы препятствием для подписания Соглашения об ассоциации;

• 21 августа 2013 года Кочарян подчеркнул, что «нет такого прецедента, чтобы
государство, не имея общей границы, было членом таможенного союза». Он также
добавил, что членство в Таможенном союзе стало бы ограничением суверенитета.7

Через две недели после слов Шаваша Кочаряна, президент Саргсян, во время неожиданно
запланированной встречи с Путиным в Москве, заявил о намерении Армении вступить в
Таможенный союз. Многое указывает на то, что это решение не было заранее подготовлено
армянским правительством и было принято чрезвычайно быстро.
Армянские официальные лица не предупредили своих европейских партнеров об этом
новом политическом решении. Европейцы не ожидали подобного развития событий, так как
в июле 2013 года они успешно завершили процесс переговоров с Арменией об Ассоциации
и договорились парафировать это соглашение на вильнюсском саммите в ноябре 2013 года.8
Удивление европейцев хорошо выразил министр иностранных дел Швеции Карл Бильдт,
назвавший этот событие во внешней политике Армении «поворотом на 180 градусов»
(“U-turn”).9
Более того, по-видимому, заявление президента Саргсяна стало сюрпризом не только
для европейцев, но и для многих представителей армянской власти. На это указывает то, что
армянские официальные лица начали работу над четким формированием новой публичной
официальной позиции Армении лишь после этого заявления.10
Столь радикальное и неожиданное для всех изменение армянской политики, которое было
озвучено на внезапно запланированной встрече президентов России и Армении, указывает на
то, что это решение стало результатом прямого российского давления на Армению.
Это давление было осуществлено с использованием всех российских рычагов влияния в
Армении.
Как упоминалось выше, одним из этих рычагов является зависимость Армении от России
в сфере безопасности. После заявления Сержа Саргсяна 3 сентября 2013 года, важным
аргументом, которым армянское руководство старалось объяснить населению Армении своё
решение о вступлении в Таможенный союз, было именно нежелание повредить связям с
Россией в сфере безопасности.11
6
Emil Danielyan, “PM Cites Another Hurdle To Armenian Entry Into Russian Bloc”, Radio Free Europe Radio
Liberty (Armenian edition), 4 February 2014, http://www.azatutyun.am/content/article/24892837.html
7
Эмма Габриелян, «Если ты становишься членом Таможенного союза, ты уже не суверенен», «Аравот», 6
сентября 2013 г., http://ru.aravot.am/2013/09/06/172307/
8
Richard Giragosian, „Armenia’s Strategic U-turn“, policy memo, European Council on Foreign Relations, April 2014
9
Ibid
10
Ibid
11
Ibid

12
Следует отметить, что Россия сама усугубила проблемы безопасности Армении, а затем
использовала это для того, чтобы последняя действовала в соответствии с волей Кремля.
А именно, летом 2013 года Россия начала новый этап продаж Азербайджану большого
количества вооружения с высоким наступательным потенциалом.12 Этим она ускорила процесс
изменения армяно-азербайджанского баланса сил в пользу Азербайджана, который и без
того идет вследствие гораздо больших финансовых ресурсов последнего. На фоне постоянных
вооруженных столкновений в зоне карабахского конфликта понятно, что Армения видит
опасность в такой ситуации. Путем масштабной военно-технической поддержки Азербайджана,
Кремль увеличил зависимость Армении от России, причем как раз незадолго до сентября 2013
года.
Россия также максимально использовала рычаги, которыми она обладает благодаря
связям с политической элитой Армении. Значительная часть оппозиции фактически выступила
против Соглашения об ассоциации и с поддержкой про-российской политики.13 Это касается
таких оппозиционных партий, как «Процветающая Армения» и «Армянский Национальный
Конгресс»14, который в течение месяцев критиковал правительство Армении из-за
запланированного им подписания Соглашения об ассоциации.15
К этому добавилась исходящая от России угроза возможной внутриполитической
дестабилизации в Армении. Эту угрозу для армянского руководства Кремль создавал через
контролируемые Россией силы в армянской политической элите и олигархические бизнес-
структуры.16
Вместе с этим сыграли роль и личные интересы членов армянского руководства. Один
из подобных интересов обусловлен проблемой легитимности армянской власти. Армянское
общество не отличается высоким доверием к уровню демократичности политической
системы и степени честности выборов. Это проявляется и в том, что практически после каждых
выборов в Армении проводятся акции протеста, участники которых выражают недоверие к
результатам выборов. Европейская интеграция Армении способствовала бы улучшению уровня
демократии в стране, или, по крайней мере, увеличила бы давление в этом отношении на
армянскую правящую элиту.17 Сближение же с сегодняшней Россией не порождает подобного
давления. Возможно, это стало дополнительной причиной, которая способствовала принятию
президентом Саргсяном решения о взятии курса на Евразийский союз.
Важно было и российское давление с использованием экономических и социально-
экономических рычагов. Среди них был шантаж Армении ценами на газ. В мае 2013 года Россия
повысила цену за 1000 кубометров со 189 до 270 долларов США.18 А в декабре того же года,
вскоре после заявления Армении о вступлении в Таможенный cоюз, Россия вновь понизила
цену до 189 долларов.19 Со стороны Москвы также была угроза запрета экспорта армянской
продукции в Россию, что в данной период имеет место в отношении стран, подписавших

12
Артак Акопян, «Почему Путин не доверяет Сержу Саргсяну и продает оружие Азербайджану?», «Жам», 
4 июня 2014 г., http://inosmi.ru/sngbaltia/20140604/220777617.html
13
Давид Шахназарян, «Неоимперская Россия: захват Армении и региональная безопасность», «Первый
Армянский Информационный», 11 ноября 2013 г., http://ru.1in.am/37295.html
14
Интервью автора с армянским экспертом Давидом Шахназаряном (23 апреля 2014 г.)
15
Richard Giragosian, „Armenia’s Strategic U-turn“, policy memo, European Council on Foreign Relations, April 2014
16
Давид Шахназарян, «Неоимперская Россия: захват Армении и региональная безопасность», «Первый
Армянский Информационный», 11 ноября 2013 г., http://ru.1in.am/37295.html
17
Интервью автора с армянским экспертом Степаном Григоряном (22 апреля 2014 г.)
18
Ирина Джорбенадзе, «Армения и Россия ссорятся из-за газа», «Росбалт», 23 мая 2013 г., http://www.rosbalt.
ru/exussr/2013/05/23/1132194.html
19
“Putin slashes gas price to Armenia amid anti-Russian protests”, Agence France-Presse, 3 December 2013, http://
www.globalpost.com/dispatch/news/afp/131202/putin-slashes-gas-price-armenia-amid-anti-russian-protests

13
Соглашение об ассоциации с Евросоюзом 27 июня 2014 года. Были также угрозы приостановки
частных банковских переводов в Армению через банковскую систему России и высылки
из России армянских мигрантов.20 Также, следует учесть, что у членов политической элиты
Армении имеются бизнес-интересы в России.21 В случае ограничения Москвой экономических
связей с Арменией, эти интересы могли понести ущерб.
Все эти факторы из сфер политики, экономики и безопасности, в сумме, подтолкнули
президента Саргсяна к согласию с требованием России заявить о вступлении в Таможенный
союз. Жесткое давления России на Армению, в данном случае, принесло желаемый для Кремля
результат.

Непосредственные результаты вступления в Евразийский союз для Армении


Растущее российское влияние на Армению и наметившееся, в результате российского
давления, будущее вступление Армении в Евразийский союз, могут ухудшить ее стратегическое
положение.
В первую очередь, возрастет российский контроль над внешней политикой Армении,
который неизбежно будет использован в интересах Кремля, и, в некоторых случаях, может
быть вреден для Армении. Подобное влияние и так очень велико. В значительной степени,
это результат того, что Россия пользуется трудным геополитическим положением Армении,
которое обусловлено конфликтом с Азербайджаном и сложными отношениями с Турцией.
Упомянутое выше принуждение Армении к согласию на вступление в Таможенный союз
является наиболее очевидным проявлением уже существующего влияния России на Армению,
также как и то, что это произошло после срочного «вызова» Путиным в Москву президента
Саргсяна.22
Положение ухудшится, если в результате евразийского курса Армении ослабнут ее
отношения с другими игроками. Россия уже ограничила связи Армении с Западом тем, что
принудила Ереван отказаться от Соглашения об ассоциации после трехлетнего переговорного
процесса между Арменией и ЕС. Это нанесло тяжелый удар по доверию к армянскому
руководству в Европе, тем более, что Ереван изменил свое решение, не предупредив
европейских партнеров.23
Следует отметить, что как западные государства, так и Армения признают необходимость
сохранения отношений после «евразийского» решения Сержа Саргсяна. Этого желают обе
стороны.24 Но, с другой стороны, очевидно и то, что Россия постарается ограничить и эти связи.
При этом, Запад вовсе не является единственным актором, отношениям которого с
Ереваном стремится помешать Москва. Например, Россия также ограничивает отношения
Армении с Ираном.25 Очевидно, цель Кремля – полная «монополия» на влияние на внешнюю
политику Армении.
Понятно, что в результате присоединения Армении к Таможенному и, соответственно,

20
Давид Шахназарян, «Неоимперская Россия: захват Армении и региональная безопасность», «Первый
Армянский Информационный», 11 ноября 2013 г., http://ru.1in.am/37295.html
21
Интервью автора с армянским экспертом Степаном Григоряном (22 апреля 2014 г.)
22
Richard Giragosian, „Armenia’s Strategic U-turn“, policy memo, European Council on Foreign Relations, April 2014
23
Интервью автора с армянским экспертом Ричардом Гирагосяном (1 мая 2014 г.)
24
Richard Giragosian, „Armenia’s Strategic U-turn“, policy memo, European Council on Foreign Relations, April 2014
25
Интервью автора с армянскими экспертами: Давидом Шахназаряном (23 апреля 2014 г.) и Ричардом
Гирагосяном (1 мая 2014 г.)

14
Евразийскому союзу, Россия получит дополнительные механизмы контроля над армянской
внешней политикой. Утвердится статус Армении как «младшего партнера» России.26 Что
касается экономической, а именно таможенной и торговой политики Армении по отношению к
третьим странам, после присоединения Армении к Таможенному союзу она будет определятся
Евразийской экономической комиссией.27 То есть, на деле - Москвой.
Членство в Евразийском союзе негативно скажется и на перспективах урегулирования
Карабахского конфликта. Москве выгодно существование этого конфликта, так как он
предоставляет ей рычаги влияния решающего характера в отношении как Армении,
так и Азербайджана. Соответственно, карабахский конфликт способствует достижению
стратегической цели Москвы контролировать политические процессы на Южном Кавказе. Для
Армении и Азербайджана же это – крючок, не позволяющий им свободно вести внешнюю
политику.
Вступление Армении в Евразийский союз, которое предоставит Кремлю дополнительный
контроль над ее внешними отношениями, вероятно, будет означать, что карабахский
конфликт останется неурегулированным в течение неопределенного времени. Для политики
безопасности Армении этот конфликт останется хронической язвой, радикального обострения
которой можно будет ожидать в любой момент.
Еще одна проблема Армении, шансы на решение которой будут сведены к минимуму
вступлением в Евразийский союз – сложные отношения с Турцией. Также как и в случае
армяно-азербайджанского конфликта, Москву не утсраивает нормализация армяно-турецких
отношений. Ведь это в значительной мере устранило бы те геополитические проблемы,
с которыми приходится иметь дело Армении. Соответственно, Россия уже не смогла бы
эксплуатировать эти проблемы в отношениях с Арменией, и проводить за их счет собственные
геостратегические интересы. Поэтому, дополнительное влияние на внешнюю политику
Еревана, которое Россия получит в результате вступления Армении в Евразийский союз,
непременно будет использовано для блокирования любой инициативы, направленной на
реальное улучшение армяно-турецких отношений.
Вступление в Евразийский союз отразится и на внутренних делах Армении. В первую
очередь, это помешает процессу реформ. В отличие от Европы, пребывание в сфере влияния
России не предлагает руководству страны мотивации проводить реформы. Напротив,
вследствие внутреннего политического и социально-экономического устройства самой
сегодняшней России, Кремль против реформ на постсоветском пространстве.
Поэтому, «евразийская интеграция» ослабит реформаторские силы в Армении. В тоже
время, она усилит те силы, которым легче всего удается находить общий язык с влиятельными
кругами путинской России – коррумпированными чиновниками и криминализированными
олигархами.
Ослабление процессов демократизации и реформирования государственных институтов
осложнит быстрое и успешное развитие Армении.
Причина еще одной потенциальной проблемы – экономическая политика Таможенного/
Евразийского союза. Эта политика основывается на интересах России, в которые входит защита
российского производства от иностранной конкуренции. Поэтому, в России установлены
определенные тарифные барьеры на иностранную продукцию. Таможенный союз
подразумевает барьеры такого же типа со странами, не входящими в Союз. Армению, исходя
из структуры ее экономики, не устраивает подобная торговая политика, так как она вызовет

Richard Giragosian, „Armenia’s Strategic U-turn“, policy memo, European Council on Foreign Relations, April 2014
26

27
Давид Шахназарян, «Неоимперская Россия: захват Армении и региональная безопасность», «Первый
Армянский Информационный», 11 ноября 2013 г., http://ru.1in.am/37295.html

15
подорожание импортной продукции, а это негативно отразится на уровне жизни значительной
части населения.
Различные армянские эксперты соглашаются в том, что экономический эффект вступления
в Таможенный/Евразийский союз будет способствовать снижению показателей уровня жизни
в Армении, что усугубит и без того тяжелое демографическое положение в Армении. Среди
названных ими последствий - рост цен, уменьшение экономических возможностей, ослабление
среднего класса, рост социальной напряженности, и вызванное всем этим увеличение
эмиграции из Армении.28
Исходя из нынешней внешней стратегии России понятно, почему Москва хочет вступления
Армении в Евразийский союз, который задуман, как институциональная форма российской
сферы влияния. Менее понятно, каким интересам Армении служит этот процесс. Самый частый
ответ на данный вопрос состоит в необходимости для Армении иметь тесные отношения с
Россией в сфере безопасности. Однако у Армении в этой сфере уже есть такие отношения с
Россией, которые должны бы подразумевать гарантии безопасности.
Армения является членом ОДКБ, а эта организация представляет собой оборонительный
военный альянс. Соответственно, у России есть обязательства защищать Армению от внешнего
нападения. Эти обязательства подкреплены присутствием в Армении российских военных
баз и российским контролем над армяно-турецкой и армяно-иранской границами. Членство
в Евразийском союзе не будет основанием для гарантий безопасности Армении со стороны
России, так как эти гарантии Россия Армении уже дала. Реальной же новизной, вызванной
вступлением Армении в этот союз, будет более плотный контроль России над армянской
внешней политикой, укрепление российской олигархическо-коррупционной модели во
внутренней политике Армении, а также дополнительные экономические проблемы.

Долгосрочная перспектива и потенциальные угрозы для Армении


Вступление в Евразийский союз стратегически «привяжет» Армению к России. При этом,
Армения потеряет возможность разнообразить свои стратегические опции путем развития
отношений с другими игроками. Из-за этого она станет более зависимой от того, как будет
развиваться судьба самой России.
А Россия находится в тяжелом внутреннем системном кризисе. Ее политическая система
авторитарна. Соответственно, у нее нет демократической легитимации, а это означает, что
стабильность государства зависит от личного рейтинга лидера, в данном случае Владимира
Путина. В случае серьезных неудач правящего режима, трудностей вызванных объективными
условиями, или, скажем, смерти лидера, высокой будет вероятность дестабилизации,
кризиса. Исправить это положение невозможно без демократизации России, однако сегодня
непонятно, когда и как может произойти эта демократизация. Также, возможно, что сам
процесс демократизации приведет к дестабилизации, особенно в Чечне и некоторых других
автономных республиках.
Экономически Россия зависит от мировых цен на нефть. Если по той или иной причине эти
цены значительно понизятся, у России возникнут трудности с наполнением государственного
бюджета, что, в свою очередь, повысит вероятность внутриполитических проблем.
На Кавказе продолжается партизанская война низкой интенсивности. В то же время,
проправительственные правящие элиты Чечни и других северокавказских республик могут
28
Интервью автора с армянскими экспертами: Степаном Григоряном (22 апреля 2014 г.), Давидом
Шахназаряном (23 апреля 2014 г.), Ричардом Гирагосяном (1 мая 2014 г.), и лидером партии «Наследие» Раф-
фи Ованесяном (30 апреля 2014 г.)

16
оказаться менее пророссийскими, когда, в результате внутреннего кризиса в РФ, уменьшаться
возможности Кремля субсидировать эти элиты и жестко контролировать регион с помощью
военной силы.
У России есть и другие структурные слабости. В их числе – демография, социальные
проблемы, состояние инфраструктуры и необходимость модернизации, которая не может
быть удовлетворена без масштабных западных инвестиций. Вместе с этими слабостями,
вышеназванные проблемы из сфер политики, экономики и безопасности являются основой
для серьезных сомнений по поводу будущих перспектив РФ.
Ко всему этому следует добавить обострившиеся в последнее время проблемы с Западом.
Оккупация Крыма и последующая агрессивная политика России, выражением которой стала
война на востоке Украины, принципиально изменили отношения между Россией и Западом.
Даже официально Россия ныне признана не партнером, а оппонентом.29 Едва ли Россия в
близком будущем изменит свою внешнюю политику вообще, и по отношению к Украине
в частности. А это значит, что испорченные отношения между Россией и странами Запада –
не краткосрочный эпизод, а новая тенденция в современной международной политике. Эта
тенденция осложнит положение России.
Внутренние структурные проблемы и критически ухудшившиеся отношения с Западом,
в сумме, делают ожидаемым ослабление России в средне- или долгосрочной перспективе.
В результате, она может потерять возможность сохранения стратегического контроля над
Южным Кавказом.
Подобное развитие событий будет иметь серьезные последствия для национальной
безопасности Армении. Вступление Армении в Евразийский союз станет гарантией того, что
две ее главные внешнеполитические проблемы – карабахский конфликт и сложные отношения
с Турцией – не будут разрешены в течение долгого времени. Соответственно, надо полагать,
что эти вызовы будут существовать и в тот момент, когда Россия уже не сможет играть на
Южном Кавказе столь активную роль, как сегодня.
Вступление Армении в Евразийский союз будет способствовать не только существованию
вызовов в виде карабахского конфликта и неурегулированных отношений с Турцией, но и тому,
что Армения не будет готова к успешной встрече этих вызовов.
С точки зрения внешних контактов, вследствие членства в Евразийском союзе Армения не
будет располагать достаточно крепкими связями с западными и иными государствами, так
как Россия подобные связи будет ограничивать. В плане же внутренней ситуации, Армения
не будет достаточно сильной из-за своего экономического и демографического положения.
А именно, вызванный членством в Евразийском союзе недостаток реформ замедлит темп
развития Армении, что, вместе с экономическими проблемами, негативно скажется на
демографическом положении страны.
Таким образом, после периода членства в Евразийском союзе, вместе с уменьшением
активности России на Южном Кавказе, Армения одновременно окажется перед следующими
негативными факторами: 1) серьезные внешнеполитические вызовы; 2) отсутствие
достаточно прочных связей с другими странами, которые помогли бы Армении облегчить эти
внешнеполитические вызовы; 3) вызванный внутренними проблемами недостаточный ресурс
самой Армении для борьбы с данными вызовами. В совокупности, эти факторы могут серьезно
угрожать национальной безопасности Армении.

29
Лишь два примера выражающих этот факт официальных заявлений НАТО: ”NATO Official Says Russia Now
and Adversary”, Fox News, 1 May 2014, http://www.foxnews.com/world/2014/05/01/nato-official-says-russia-now-
adversary/, Tracy Rucinski, “NATO Says Russia Considers It an Opponent, Prepares Ukraine Aid”, Reuters, 15 June
2014, http://www.reuters.com/article/2014/06/15/us-nato-ukraine-russia-idUSKBN0EQ0G020140615

17
Учитывая, что вступление Армении в Евразийский союз является скорее инициативой
России, нежели самой Армении, можно сказать, что сегодня Кремль паразитирует на армянских
национальных интересах ради достижения своих геостратегических целей. Этим он ставит под
угрозу долгосрочную безопасность Армении.

Заключение
Сохранение Армении в российской сфере влияния является частью стратегической цели
Москвы контролировать кавказский регион. В этом отношении, Армения является для России
лишь геостратегическим форпостом. Подобный подход Кремля не подразумевает учета
национальных интересов самой Армении. Принуждение Россией Армении к вступлению в
Евразийский союз является одним из значительных проявлений именно подобного подхода.
Россия располагает весьма серьезными рычагами влияния на Армению. Для того, чтобы
добиться согласия армянского руководства на вступление в Таможенный (и, соответственно,
Евразийский) союз были использованы все эти рычаги. Москва усугубила внешние угрозы
для Армении продажей оружия Азербайджану. Этим шагом она искусственно увеличила
зависимость Армении от России в сфере безопасности. Россия также активизировала
находящихся под ее влиянием акторов во внутренней политике Армении, которые критиковали
Соглашение об ассоциации с ЕС с пророссийских позиций. К этому добавились шантаж
увеличением цен на газ и прочее экономическое давление.
В результате вступления Армении в Евразийский союз, увеличится российское влияние на
внешние отношения Армении. Благодаря механизмам этого Союза, Россия фактически сможет
контролировать внешнеэкономические контакты Армении. Трудно представить, что это не даст
Москве дополнительные возможности и для контроля над внешнеполитическими связями
Еревана. Это усилит возможности России утвердить себя в качестве безальтернативного
основного партнера Армении. Для последней же это означает дополнительное ограничение
свободы маневра во внешней политике и сокращение числа альтернативных возможностей.
Наряду с прочими последствиями, российский контроль над внешней политикой Армении
практически исключит урегулирование отношений с Турцией и карабахского конфликта.
Существование этих проблем способствует достижению российской цели контролировать
Южный Кавказ. Поэтому Россия будет использовать собственное влияние для того, чтобы
эти проблемы не были решены. Продажа оружия Азербайджану является дополнительной
демонстрацией того факта, целью России является не урегулирование армяно-
азербайджанского конфликта (все равно, в чью пользу), а его сохранение для использования в
своих собственных манипуляциях.
С внутренней точки зрения, членство в Евразийском союзе принесет Армении ослабление
процесса реформ и новые социально-экономические сложности. Существует реальная
опасность, что эти факторы будут способствовать дополнительной эмиграции из Армении. С
учетом геополитических реалий и уже случившейся в последние годы эмиграции, это может
стать серьезной проблемой для национальной безопасности Армении.
Принуждение Россией Еревана ограничить связи с другими партнерами, кроме самой
России, опасно для Армении. Это значит, что когда в будущем, по той или иной причине,
Россия сократит свою геостратегическую активность на Южном Кавказе, Армения может
оказаться неготовой к этой ситуации. В таком случае, она может быть вынуждена иметь дело
с существующими в отношениях с Турцией и Азербайджаном проблемами без достаточной
внешней поддержки, и в условиях внутренней слабости самой Армении.
С учетом этого, можно смело утверждать, что вступление в Евразийский союз принесет

18
Армении больше проблем, нежели пользы. С точки зрения российских гарантий безопасности,
это не принесет ничего нового, так как у России уже есть подобные обязательства по
отношению к Армении. В ином же отношении, нам приходится говорить о негативных, а
не положительных последствиях вступления Армении в Евразийсий союз. Причина этого
вступления – геостратегические интересы России (но не Армении). Ожидаемые результаты
этого процесса рассчитаны на интересы именно России.

Использованные источники

1. Agence France-Presse, “Putin slashes gas price to Armenia amid anti-Russian protests”, 3
December 2013, http://www.globalpost.com/dispatch/news/afp/131202/putin-slashes-
gas-price-armenia-amid-anti-russian-protests

2. Analytical Centre on Globalization and Regional Cooperation (ACGRC). Armenian Foreign


Policy Agenda. Yerevan 2014

3. Danielyan, Emil. “PM Cites Another Hurdle To Armenian Entry Into Russian Bloc”. Radio Free
Europe Radio Liberty (Armenian edition), 4 February 2014, http://www.azatutyun.am/con-
tent/article/24892837.html

4. Danielyan, Emil, and Sargis Harutyunyan. “Russian Arms Sails to Azerbaijan “Painful” for
Sarkisian”. Radio Free Europe Radio Liberty (Armenian edition), 10 July 2014

5. Fox News, “NATO Official Says Russia Now and Adversary”, 1 May 2014, http://www.fox-
news.com/world/2014/05/01/nato-official-says-russia-now-adversary/

6. Giragosian, Richard. „Armenia’s Strategic U-turn.“ European Council on Foreign Relations,


April 2014

7. Rucinski, Tracy. “NATO Says Russia Considers It an Opponent, Prepares Ukraine Aid.” Re-
uters, 15 June 2014, http://www.reuters.com/article/2014/06/15/us-nato-ukraine-rus-
sia-idUSKBN0EQ0G020140615

8. STRATFOR, „The Next Stage of Russia’s Resurgence: The Caucasus States“, 10 February 2012,
http://www.eurasianet.org/node/65000

9. STRATFOR, “Turkish Relations with Russia Hinge on Iran”, 13 December 2013, http://www.
naturalgaseurope.com/turkey-russia-relations-iran-resurgence

10. Акопян, Артак. «Почему Путин не доверяет Сержу Саргсяну и продает оружие
Азербайджану?» «Жам», 4 июня 2014 г., http://inosmi.ru/sngbaltia/20140604/220777617.
html

11. Габриелян, Эмма. «Если ты становишься членом Таможенного союза, ты уже не


суверенен.» «Аравот», 6 сентября 2013 г., http://ru.aravot.am/2013/09/06/172307/

12. Джорбенадзе, Ирина. «Армения и Россия ссорятся из-за газа.» «Росбалт», 23 мая 2013
г., http://www.rosbalt.ru/exussr/2013/05/23/1132194.html

13. Оганисян, Вазген. «О некоторых аспектах армяно-российского культурного


сотрудничества». Научное Общество Кавказоведов, 3 июля 2012 г., http://
www.kavkazoved.info/news/2012/06/03/o-nekotoryh-aspektah-armjano-rossijsko-

19
go-kulturnogo-sotrudnichestva.html

14. Шахназарян, Давид. «Неоимперская Россия: захват Армении и региональная


безопасность.» «Первый Армянский Информационный», 11 ноября 2013 г., http://
ru.1in.am/37295.html

15. Шахназарян, Давид, и Рубен Меграбян. «Южный Кавказ под прицелом Кремля.»
«Первый Армянский Информационный», 24 декабря 2013 г., http://ru.1in.am/38904.
html

16. Интервью автора с армянскими экспертами: Степаном Григоряном (22 апреля 2014
г.), Давидом Шахназаряном (23 апреля 2014 г.), Ричардом Гирагосяном (1 мая 2014 г.)
и лидером партии «Наследие» Раффи Ованесяном (30 апреля 2014 г.)

20
David Batashvili
Armenia’s Path towards Eurasian Union: Causes and Prospects

Executive Summary
Armenian President Serzh Sargsyan’s statement on 3 September 2013 about Armenia joining the
Customs Union was unexpected for many people both in Armenia and in the West. This decision is
going to have serious implications for the geopolitical environment in the Caucasus, as well as for the
national interests of Armenia. The Customs Union which, according to its creators’ plans, is going to
become the Eurasian Union on 1 January 2015, is an attempt to institutionalize the Russian sphere of
influence. It is, therefore, clear why the Kremlin wants to enlarge the Customs/Eurasian Union, but
the present work aims to review this process from the point of view of Armenian interests.
The obvious goal of the Russian government is to re-establish some form of control over the
post-Soviet states, which concerns the nations of the South Caucasus, among others. The reason
for this is the Kremlin’s will to control the transit corridor running through this region, to isolate the
North Caucasus from the rest of the world, and to gain a geopolitical buffer with the West and the
Middle East.
The Russian interest towards Armenia in particular is explained by its interest towards the South
Caucasus as a whole. Armenia is of no great economic interest to Moscow, but it is important from
the geostrategic point of view. More specifically, Russia needs Armenia as its military-political outpost
in the South Caucasus. Thus, it is clear why the Kremlin wishes to keep Armenia in its own sphere of
influence. The Russian interests, however, may, in some cases, not coincide or even directly contra-
dict the national interests of Armenia.
Russia has numerous levers in Armenia. Among them are Russia’s total domination in Armenian
economy and important ties with the Armenian political elite. Besides, Armenia depends on Russia
for its security. It buys Russian weapons and is a member of the same military alliance – the Collective
Security Treaty Organization (CSTO). There are also Russian military bases in Armenia, as well as Rus-
sian border guards controlling Armenian-Turkish and Armenian-Iranian borders. In addition, Russia
is using soft power in Armenia - through influence over Armenian media and “cultural cooperation”.
All these levers were aggressively used by Russia in order to prevent Armenia from signing the As-
sociation Agreement with the EU and make it declare its intention to join the Customs Union. Arme-
nia started the process of negotiations on the Association Agreement with the EU in 2010. Since then,
Armenian officials made numerous statements to the effect that Armenia was really going to sign the
Association Agreement and was not going to join the Customs Union. The series of such statements
continued through August 2013. Considering this, it is quite obvious that President Sargsyan’s state-
ment of 3 September 2013 about joining the Customs Union constituted a radical change in the for-
eign policy of Armenia.
Russia achieved this change by simultaneous employment of various levers. One of them was in-
tentional worsening of Armenia’s security problems by selling a large amount of Russian weapons to
Azerbaijan. The latter, due to its greater financial resources, has been constantly changing the mili-
tary balance in its favor even without that. Considering this as well as regular fighting in Karabakh, it
is clear why the sales of additional Russian arms to Azerbaijan became a cause of concern for the Ar-
menians. By this move, has Russia increased Armenia’s dependence on it in security issues.
Russia also actively used the levers it has thanks to its close ties to the Armenian political and oli-
garchic elite. In 2013, various forces in Armenia became more active in opposing the signing of the

21
Association Agreement with the EU and supporting pro-Russian policies.
Russian economic pressure was also important. Its obvious example was blackmailing Armenia
with the natural gas prices. In May 2013, the price for 1000 cubic meters went from $189 to $270. Af-
ter Armenia agreed to join the Customs Union, the price went back to $189. This was combined with
the threats to ban Armenian products in Russia, stop private transfers to Armenia through the Rus-
sian banking system, and deport Armenian expatriates from Russia.
After Armenia’s entrance into the Customs Union, and, therefore, the Eurasian Union, Russian
control over Armenian foreign policy will grow. Armenia’s ties with other international players will
weaken as a result. At the same time, the chances of solving the Karabakh conflict and the problems
in the Armenian-Turkish relationships will decrease significantly.
Internally, the membership in the Eurasian Union will hinder the processes of reforms and democ-
ratization in Armenia. At the same time, the trade policy of the Customs/Eurasian Union will harm
Armenian economy. All of this will complicate rapid and successful development of Armenia, which
could make the existing negative demographic tendencies there even worse.
It must be considered that Russia is in a deep internal systemic crisis. It has also engaged in a con-
flict with the West during the last several months. The sum of these factors makes future prospects
of Russia questionable. And this makes being strategically tied to Russia without any alternative par-
ticularly dangerous for Armenia.
As a result of membership in the Eurasian Union, Armenia will have to face three negative factors
simultaneously, once Russia is no longer able to continue its current geostrategic activities in South
Caucasus. These factors are: 1) serious foreign challenges in the form of the conflict with Azerbaijan
and bad relations with Turkey; 2) the lack of strong ties with states other than Russia that would help
Armenia neutralize these foreign challenges; 3) the lack of internal resources to withstand these chal-
lenges as a result of internal problems and weaknesses.
In such a case, Armenia may have to face the problems with Azerbaijan and Turkey without suffi-
cient foreign support and in the situation when Armenia itself is weak internally. Taking into consid-
eration that Armenia’s entrance into the Eurasian Union is obviously a Russian initiative rather than
an Armenian one, it can be said that today Russia parasitizes on the national interests of Armenia in
order to achieve its own geostrategic objectives. By doing so, it puts long-term security of Armenia
under risk.

22
Ваграм Тер-Матевосян
Турецкая политика в Грузии: социально-экономические аспекты
интеграционных проектов

Резюме
6 мая 2014 года в Тбилиси состоялся саммит президентов Грузии, Азербайджана и Турции.
В ходе встречи обсуждался ряд вопросов трехстороннего измерения, которые касались стра-
тегического сотрудничества. Мероприятие также предоставило возможность политическим и
общественным кругам в Грузии возобновить дискуссию об особенностях турецко-грузинских
отношений и об их перспективах. Эти обсуждения показали, что наряду с очевидными дости-
жениями в двусторонних отношениях существуют и некоторые проблемные аспекты, которые
необходимо урегулировать.
Целью данного исследования является изучение динамики турецко-грузинских отношений
с особым акцентом на период, последовавший за сменой власти в Грузии в итоге поражения
на выборах Единого национального движения (ЕНД) коалицией «Грузинская мечта» (ГМ).
В исследовании обсуждается ряд вопросов, в частности: какими факторами обусловлено
углубление отношений между Турцией и Грузией, относятся ли они лишь к наблюдаемым (гео)
политическим факторам или существуют другие, менее исследованные факторы, определяющие
интенсивность и сложность этих отношений. В исследовании также рассматриваются
проявления в Грузии турецкой политики «мягкой силы», обсуждаются различные проекты,
реализуемые в культурной и образовательной сферах, а также их восприятие в грузинском
обществе. В исследовании затрагиваются всплывающие время от времени в двусторонних
отношениях вопросы, связанные с Аджарией. В исследовании также обсуждаются спорные
вопросы, которые делают турецко-грузинские отношения проблемными и шаги центральных и
местных властей Грузии, а также Грузинской Православной церкви, по их решению.
Первая часть исследования изучает турецкие политические приоритеты в Грузии и
ожидания Тбилиси от Турции. В ней отмечается, что, несмотря на некоторые антитурецкие
и антирегиональные заявления в выборный и пост-выборный период, новое правительство
коалиции «Грузинской мечты» в основном продолжает политику ЕНД в отношении Турции.
Конечно, в некоторых случаях в двусторонних отношениях, администрация Михаила Саакашвили
была откровенным сторонником и протагонистом еще большего турецкого присутствия в
грузинской экономике и во всем регионе. В ходе своего президентства Саакашвили отметился
несколькими заявлениями, превозносящими Турцию и турецких политических и исторических
лиц, которые до сих пор остаются непревзойденными. Он также известен открытием дверей
грузинской экономики для турецких инвесторов, которые привнесли капитал и возможности
развития для Грузии. Правительство коалиции «Грузинской мечты», пытается демонстриро-
вать более осторожное отношение к Турции, признавая, тем не менее, что, по крайней мере,
в видимом будущем Турция имеет неоспоримо значительную роль в грузинской экономике и
«Грузинская мечта» не может позволить себе потерять турецкий капитал.
Вторая часть исследования касается турецкой политики «мягкой силы» в Грузии. В ней
утверждается, что с 2003 года (т.е. после «Революции роз»), Турция неуклонно увеличивала
свое присутствие не только в грузинской экономике, но также в сферах культуры и образова-
ния. По товарообороту и прямым иностранным инвестициям Турция стала одним из важней-
ших партнеров для грузинского правительства более чем на 10 лет. Приводятся примеры тех
сфер грузинской экономики, где доминируют турецкие бизнесмены. В свете этих отношений
Турция стала важным местом для грузинских сезонных мигрантов, которые работают в Турции
и высылают регулярные денежные переводы своим семьям в Грузии.

23
В во второй части исследования также обсуждаются шаги предпринятые институтами,
аффилированными с правительством Турции, в религиозной, образовательной и культурной
сферах Грузии. В качестве примера рассматриваются те проекты, которые были запланированы,
профинансированы и реализованы турецким правительством. Также затрагиваются случаи,
когда неправительственные институты оказывались вовлечены в образовательные программы
в Грузии.
В исследовании также приводятся взгляды и идеи различных политических и экспертных
кругов Грузии относительно турецких политических, экономических и культурных проектов. Эти
мнения важны, поскольку они проливают свет на доминирующие политические и социальные
дискурсы в Грузии по поводу вышеотмеченных проблем.
В исследовании делается вывод, что при углублении двусторонних отношений Турция
и Грузия преследуют различные цели, вытекающие их разных (гео)политических реалий и
амбиций. Утверждается, что в целом грузинская политическая и социальная элита имеет
позитивный взгляд на турецкую политику в их стране. Тем не менее, существует также видная
и увеличивающаяся оппозиция со стороны некоторых политических сил и церковных кругов
относительно существующих проблем, с которыми сталкивается Грузия, поощряя большее
турецкое доминирование в стратегически важных для Грузии сферах.

Введение
6 мая 2014 года в Тбилиси состоялся саммит президентов Азербайджана, Грузии и Турции, в
ходе которого был обсужден ряд ключевых вопросов, касающихся трехстороннего сотрудниче-
ства. Этот случай стал удобным поводом для того, чтобы в политических и общественных кру-
гах Грузии вновь начали обсуждаться вопросы об особенностях и тенденциях развития турец-
ко-грузинских отношений.
Были озвучены разные мнения как со стороны властей, так и оппозиции и внепарламентских
сил, сопоставление которых показывает, что наряду с достижениями в турецко-грузинских
отношениях есть также нерешенные вопросы.
Цель данного исследования – проанализировать динамику развития турецко-грузинских
отношений, основные тенденции, особенно после смены власти 2012-2013 годов, обществен-
но-политическое восприятие этого процесса. В работе представлены итоги проведенного в
Грузии в мае 2014 года исследования.
В исследовании рассматривается ряд вопросов, в частности: какими факторами
обусловлены турецко-грузинские политические и экономические отношения, действуют ли
только обусловленные видимыми обстоятельствами и логикой (гео)политических процессов
факторы, или в деле формирования проводимой в отношении Турции политики есть такие
инструменты и принципы, которые существенно отличаются от известных механизмов
формирования внешней политики.
В исследовании рассматриваются также применение в Грузии турецкой «мягкой силы» и
восприятие властями и обществом проводимой Турцией политики. На примере Аджарии автор
касается противоречий, существующих в турецко-грузинских отношениях.

24
Политические приоритеты Турции в Грузии. Взаимодополняющие приоритеты
Существующие исследования политики Турции в отношении стран Южного Кавказа1 условно
можно разделить на несколько групп. По мнению группы исследователей, Турция разработала
и проводит на Южном Кавказе четкую и всеобъемлющую региональную политику, в результате
которой ей удалось стать региональным фактором, во многих случаях превзойдя Россию.
Другая группа аналитиков считает, что политический вектор по отношению к каждой стране
определяет всеобщие геополитические приоритеты, следовательно, нет смысла говорить об
одной общей южнокавказской политике и исполнении Турцией роли регионального фактора. В
частности, по утверждению аналитика Института внешних исследований Филадельфии Майкла
Чечире, Турция уже стала кавказской державой и уже действует «Кавказская система Турции»,
где Турция воспринимается как «имеющее торговое превосходство государство». Более того,
по его мнению, трехстороннее сотрудничество с Азербайджаном и Грузией является вызовом
всеобщей уверенности в том, что регионом управляет Россия2.
По мнению профессора Университета Кадыр Хас Митата Челикпалы и аналитика Фонда
Карнеги Байрама Балджи, для Турции Грузия важна в первую очередь тем, что является самой
короткой и стабильной дорогой в Центральную Азию, а вовлечение Грузии в каспийские
энергетические транзитные программы и инвестиции Турции в грузинскую экономику
бесповоротно связали обе страны3.
В дополнение к фактору энергетической безопасности, Бюлент Арас и Пынар Акпынар,
анализируя политику Турции в Грузии, отмечают важные обстоятельства региональной
стабильности и пограничной безопасности4. Таким образом, большинство аналитиков сходят-
ся во мнении, что политические приоритеты Турции в Грузии обусловлены преимущественно
отведенной Грузии ключевой ролью в экспорте каспийских и центральноазиатских энергоре-
сурсов в Европу. Иными словами, успешный ход геополитических мегапроектов Турции и Азер-
байджана прямо пропорционален предсказуемому и стабильному существованию Грузии.
В оценках относительно интересов Турции в Грузии также ставится акцент на экономическую
целесообразность. Согласно этим оценкам, политику Турции в Грузии следует обуславливать
проводимой властями Грузии открытой и комплексной экономической политикой. Другими
словами, Грузию и Турцию объединяет концепция обусловленной геополитическими реалиями
экономической сопоставимости. Согласно этим оценкам, политика России не оставила Грузии
иного выбора, и Грузия вынуждена сближаться в Турцией, которая рассматривалась как самый
удобный и самый близкий мост для проводимой в европейском и западном направлении
политики.

1
Ahmet Davutoğlu, Stratejik Derinlik: Turkiye’nin uluslarasi konumu, Küre Yayinlari, Istanbul, 2001; Bülent Aras
and Pınar Akpınar, The Relations between Turkey and the Caucasus, Perceptions, 2011, v. 16, n. 3, pp. 53-68; Bülent
Aras, Turkey’s Policy in the Former Soviet South: Assets and Options, Turkish Studies, 2000, v. 1, n. 1, pp. 36-58;
Ahmet Davutoğlu, Turkey’s New Foreign Policy Vision, Insight Turkey, 2008, v. 10, n. 1, pp. 77-96; Kemal Kirişçi,
The Transformations of Turkish Foreign Policy: The rise of the trading state, New Perspectives on Turkey, 2009, vol.
40, no. 36, pp. 29-57; Hakan Yavuz, The Turkish Identity and foreign policy in flux: The rise of Neo-Ottomanism,
Critique: Critical Middle Eastern Studies, 1998, v. 7. n. 12; Mitat Çelikpala, Turkey as a Regional Power and the
Caucasus, Insight Turkey, 2007, vol. 9, no. 2, pp. 25-30; Bayrarm Balcı Strengths and Constraints of Turkish Policy
in the South Caucasus, Insight Turkey, v. 16, n. 2, 2014, pp. 43-52.
2
Mickael Hikari Cecire, The Merchant Hegemon: Georgia’s Role in Turkey’s Caucasus System in Georgian Foreign
Policy: The quest for Sustainable Security, eds. K. Kakachia and M. Cecire, Tbilisi, Konrad Adenauer Stiftung e.V,
2013, p. 111
3
Mitat Çelikpala, Turkey as a Regional Power and the Caucasus, Insight Turkey, 2007, vol. 9, no. 2, p. 27-28 և Bayrarm
Balcı, Strengths and Constraints of Turkish Policy in the South Caucasus, Insight Turkey, v. 16, n. 2, 2014, p. 49
4
Bülent Aras and Pınar Akpınar, The Relations between Turkey and the Caucasus, Perceptions, 2011, v. 16, n. 3, p. 63

25
Б. Балджи, повторяя сделанное однажды Саакашвили сравнение5, утверждает, что для Гру-
зии Турция является окном в Европу, благодаря которому Грузия может выйти из Кавказского
анклава6.
Чечире также подчеркивает, что преследуемые Турцией интересы и основная цель на
Южном Кавказе – реализация энергетической политики, способствующей экономическому
росту и стабильности7. То есть, по мнению автора, в основе политики Турция-Кавказ лежит эко-
номическая выгода. Этот поход, конечно же, минималистский.
В случае такого подхода множество факторов и обстоятельств попросту игнорируются, и в
результате суждения о проводимой в Грузии политики Турции представляются неполными. В
то же время Чечире прав, отмечая, что для понимания сути двусторонних отношений между
Турцией и Грузией необходимо рассматривать их в контексте трехстороннего формата (Турция-
Грузия-Азербайджан), что позволит осознать, что турецко-грузинские отношения по большому
счету являются ответвлением от турецко-азербайджанских отношений8. Таким образом, пода-
вляющее большинство аналитиков, рассматривая политику Турции в Грузии, не обращают не-
обходимого внимания на факторы, влияющие на двусторонние турецко-грузинские отношения
и на первый взгляд кажущиеся второстепенными - они будут представлены ниже. А тем време-
нем в основе сформированных грузинской политической элитой подходов к Турции лежит ряд
сложных и комплексных факторов, в случае полноценного изучения которых можно составить
всестороннее представление о политической, экономической, социально-культурной роли Тур-
ции в Грузии и о ее последствиях.
В деле разработки и реализации политики в отношении Турции подходы как предыдущего,
так и нынешнего руководства Грузии обусловлены рядом геополитических, экономических,
инфраструктурных и просто практических факторов.
В интервью изданию «Turkish Policy Quarterly» президент Грузии Михаил Саакашвили
свой период двусторонних турецко-грузинских отношений назвал «золотым веком»9. Более
того, подчеркнуто положительное отношение грузинского лидера к Турции, ее политической
системе и руководству, культуре, даже основателю Турецкой республики было неоднократно
проявлено в разных случаях10.
Говоря об интересах Турции в Грузии и в регионе, Саакашвили отмечает, что «Турция
особенно заинтересована идеей создания пояса безопасности, в который будут вовлечены
мирные и дружественные страны. С точки зрения известной политики “ноль проблем с
соседями” Грузия, пожалуй, самый успешный пример»11. Он неоднократно высказывал эту
мысль в годы своего президентства и в этом смысле, вероятно, повторил аналогичные заяв-
ления турецкой элиты. Например, Ахмед Давутоглу еще 2 января 2008 года, в бытность совет-
ником премьер-министра, в интервью CNN Türk отметил: «Политика “ноль проблем соседя-
ми” успешно реализована в последние четыре года, и “ошеломляющим примером” являются
отношения с Грузией (и Сирией)»12.
5
“Saakaşvili Gürcistan’ın Yeni Elçilik Binasını Açtı”, Chveneburi, at http://www.chveneburi.net/tr/default.
asp?bpgpid=1370&pg=1
6
Bayrarm Balcı, Strengths and Constraints, p. 50
7
Cecire, The Merchant Hegemon, pp. 115-116
8
Ibid, pp. 119, 123
9
Interview with Mikheil Saakashvili: Georgia’s Westward March, Turkish Policy Quarterly, 2013, v. 12. no. 1. , p. 21
10
Saakashvili Speaks of Importance of Close Ties with Turkey, Civil Georgia, 14 March 2006, http://www.civil.ge/
eng/article.php?id=12061
11
Interview with Saakashvili, Turkish Policy Quarterly, p. 19
12
Это утверждение Давутоглу сделал в должности советника премьер-министра Турции. Расшифровка этого
интервью была опубликована как статья, см. Turkey’s Foreign Policy Vision: An assessment of 2007, Insight
Turkey, 2008, v. 10, n. 1, p. 80

26
По мнению турецкого аналитика Гексела, в «Восточной Европе Турция и Грузия представляют
собой эталон интеграции»13.
Бывший министр иностранных дел Грузии и бывший секретарь Совета национальной
безопасности Эка Ткешелашвили отметила в ходе интервью, что «для составления полного
представления о политике Турции в Грузии следует уточнить преследуемую Грузией цель, и
только в случае сопоставления интересов обеих сторон (Турции и Грузии – ТМ) мы сможем
обобщить политику сторон». Она также сформулировала интересы Грузии: используя
геополитическое положение Грузии, стать «экономическим узлом» и при этом использовать
элементы либеральной экономической идеологии14.
Как в принятой в 2005 году Концепции национальной безопасности Грузии, так и в ее
пересмотренной версии 2011 года (оба документа были приняты при Саакашвили), Турции
и сотрудничеству с ней уделена важная роль, и, в то же время, есть некоторые различия в
акцентах. Например, в документе 2005 года Турция выделена формулировками «стратегический
партнер», «ведущий региональный партнер», «важный торговый партнер», «ценный военный
партнер»15. А в пересмотренной версии 2011 года Турция характеризуется лишь как «ведущий
партнер Грузии в регионе», «крупнейший торговый и экономический партнер», «региональный
лидер», «важный военный партнер»16. Таким образом, в пересмотренной версии формулиров-
ка «стратегический партнер» отсутствует, что может быть обусловлено позицией Турции во вре-
мя российско-грузинской войны 2008 года.
Казалось, что после смены власти в 2012-2013 годах новые власти Грузии – коалиция
«Грузинская мечта» - уступят недовольству некоторых групп и пересмотрят турецкий вектор
политики, принятый при Саакашвили. Действительно, в период до парламентских выборов в
октябре 2012 года, во время предвыборной кампании, а также в первые месяцы премьерства
Иванишвили, были некоторые заявления, которые вызвали беспокойство как бывших властей,
так и внутри турецко-азербайджанского альянса. Тем не менее, новые власти продолжили
диверсификацию стратегического партнерства с Турцией, не обратив внимания на критику
со стороны некоторых политических, общественных и духовных кругов, соответственно,
предыдущая политика мало изменилась.
Следующая формулировка министра обороны Грузии Ираклия Аласаниа отражает подход
нынешних властей к Турции: «Находясь на перекрестке сильных и энергетически богатых
стран, адаптивная и реалистичная внешняя политика Грузии не только желательна, но и
стратегически необходима. Мы привержены европейской идентичности и заботимся о ней,
однако мы не можем игнорировать и геополитические реалии»17.
В том же духе И. Аласаниа называет отношения с Турцией «примерными и быстро
развивающимися, так как наши интересы взаимосвязаны»18.
В ходе интервью один из вопросов, заданных собеседникам, касался того, отличается
ли политика нынешних властей Грузии по отношению к Турции от политики предыдущих? В
озвученных мнениях превалирует тенденция, что, хотя есть преемственность, новые власти
проявляют больше осторожности и меньше энтузиазма относительно некоторых турецких
проектов. Наиболее часто повторяющимся примером был вопрос премьера Иванишвили
13
Diba Nigar Göksel, Turkey and Georgia: Zero-Problems?, On Wider Europe, Black Sea Trust for Regional
Cooperation, GMF, June 2013, p. 2
14
Интервью с Экой Ткешелашвили, 7 мая 2014 г., Тбилиси
15
National Security Concept of Georgia, 2005, http://www.parliament.ge/files/292_880_927746_concept_en.pdf
16
National Security Concept of Georgia, 2011, http://www.mfa.gov.ge/index.php?lang_id=ENG&sec_id=12
17
Irakli Alasania, Forward in Georgian Foreign Policy: The quest for Sustainable Security, eds. K. Kakachia and M.
Cecire, Tbilisi, Konrad Adenauer Stiftung e.V, 2013, p. 7
18
Ibid

27
в декабре 2012 года относительно целесообразности железной дороги Карс-Ахалкалаки и
строящегося ТЭЦ, который вызвал беспокойство как Турции, так и Азербайджана.
Профессор Кавказского университета, бывший замминистра иностранных дел Серги
Капанадзе отмечает, что в последнее время как в Аджарии, так и в ряде других регионов
Грузии, среди населения наблюдался рост антитурецких настроений19. Так, например, это
проявилось во время парламентских выборов 2012 года, когда кандидат «Грузинской мечты»
свою предвыборную кампанию в Аджарии построил на антитурецких настроениях, что сыграло
важную роль в определении итогов выборов. Говоря о предвыборной кампании «Грузинской
мечты» в Аджарии, директор Центра исследовательских ресурсов Кавказа (CRRC) Коба
Турманидзе отмечает, что был зафиксирован довольно интересный факт: хотя в Аджарию была
направлена большая часть внешних инвестиций, и она стала одним из успешных примеров
грузинских экономических реформ, однако оппозиции удалось нацелить общественное
мнение против турок, турецкого капитала и, конечно, властей, добившись успеха на выборах20.

Способы проявления турецкой «мягкой силы» в Грузии


Для властей Турции очевидно, что преследованием только своих геополитических интересов
невозможно удержать Грузию на своей орбите, и в долгосрочном плане такой подход -
рискованный. Поэтому нужно было обеспечить вовлеченность Грузии, соответствующую ее
геополитической и транзитной важности, в ряд стратегически важных сфер экономики.
Позднее к политическим и экономическим слоям добавились инициированные Турцией
культурные, образовательные, гуманитарные и религиозные программы, целью которых
является формирование в грузинском обществе, среди исповедующих ислам граждан страны,
положительное отношение к Турции. Применением компонентов «мягкой силы» власти
Турции имеют целью преодолеть существующие в сознании и памяти грузинского общества
исторические параллели с Османским негативным прошлым.
Турция и Азербайджан по очереди принимают лавры первенства во внешней торговле
Грузии. По понятным причинам, в статистике существенное место занимают объемы импорта
и экспорта энергетического сырья, однако помимо этого, турецкие инвестиции и торговый
оборот в ряде сфер показывают, что за последние годы турецкое экономическое присутствие
неуклонно растет.
Анализ данных Национальной статистической службы21 показывает произошедшие в
последние годы изменения и динамику. Во-первых, если в случае 1995-2003 годов объемы
торговли не превышали планку 200 млн., то с 2004-го по 2007 год наблюдается почти двойной
рост, который обусловлен не только экономической политикой властей после «Революции
роз», но и активной экономической политикой Турции.
В 2006 году российский рынок стал недоступен для грузинских товаров, за этим последовал
шаг в направлении интенсификации торговли со стороны турецких властей. После вступления
в силу Договора о свободной торговле, заключенного в ноябре 2007 года, объемы турецко-
грузинской торговли стали стремительно расти, достигнув беспрецедентных показателей.
Очевидно, что рост объемов торговли был связан не только с вступлением этого соглашения в
силу, но и с закрытием российско-грузинской границы в результате войны в Южной Осетии, а
также полным запуском энергетических проектов и рядом сопутствующих факторов.
19
Интервью с Серги Капанадзе, 7 мая 2014 г., Тбилиси.
20
Интервью с Кобой Турманидзе, 8 мая, 2014 г., Тбилиси.
21
Национальная статистическая служба Грузии, экономика, http://www.geostat.ge/index.php?action=page&p_
id=137&lang=eng

28
Подобный рост объемов был зарегистрирован также в результате исследования прямых
инвестиций Турции в Грузии22. Как в случае внешней торговли, так и с точки зрения инвестиций,
мы сталкиваемся с некоторой закономерностью. Например, сделанные в течение 1997-2003 го-
дов инвестиции составляют всего 103 млн. долларов и довольно скромны в годовом разрезе,
однако ситуация резко изменилась после 2004 года. В ходе последующих девяти лет турецкие
инвестиции значительно выросли, составив 864 млн. долларов.
Добавим, что турецких инвесторов преимущественно интересовали такие отрасли
экономики Грузии, как текстильная промышленность, сельское хозяйство, строительство и
энергетика. В проекты в сфере строительства (ТЭЦ, дороги, железная дорога) вовлечено свыше
80 турецких строительных компаний, общий объем работ превышает 1 млрд. долларов23.
Таким образом, для углубления торгово-экономических отношений важную роль сыграли
события 2006-2007 годов, после чего грузинский рынок стал более открытым для турецкого
капитала и инвестиций. Этот период совпал с процессом поиска турецкой бизнес-элитой -
«анатолийскими тиграми» и «зеленым капиталом» - новых рынков.
В результате, ряд турецких организаций стал активно проникать на грузинский рынок. Для
населения особенно заметным было строительство новых терминалов аэропортов Тбилиси и
Батуми компанией TAV Urban Georgia, принадлежащей турецкой TAV Group (Tepe-Akfen-Vie)24.
Последней принадлежит также эксклюзивный долгосрочный договор по эксплуатации и обслу-
живанию полетов указанных аэропортов25.
Установленные компанией высокие цены неоднократно подвергались критике со стороны
грузинского правительства, о чем вслух высказалось особенно правительство Иванишвили26.
Появление TAV в Грузии стало поводом для входа пяти авиаперевозчиков на грузинский рынок
(Turkish Airlines, Atlas Jet, Pegasus, Anadolu Jet, Bora Jet). Турецкие авиаперевозчики осуществля-
ют регулярные рейсы из двух грузинских аэропортов как в Стамбул, так и Анкару, в результате
чего Стамбул стал важным транзитным пунктов для поездок в Грузию и из Грузии.
Более примечателен договор, заключенный 14 марта 2006 года между правительствами
Турции и Грузии о совместном использовании Батумского аэропорта, по которому
несуществующий аэропорт турецкого города Хопа был включен в систему полетов внутренних
рейсов Турции27. Иными словами, отмеченный на сайтах турецких авиакомпаний (в турецких
версиях сайтов) аэропорт Хопа на самом деле – Батумский аэропорт.
В Тбилиси и Батуми действуют филиалы двух турецких коммерческих банков («T.C. Ziraat
Bankası» и «Türkiye Iş Bankası»). Первый банк основал свой филиал в Тбилиси в 1998 году, и,
изначально, был зарегистрирован под названием «Emlak Bank Tbilisi Branch», однако в 2001

22
Национальная статистическая служба Грузии, прямые иностранные инвестиции http://www.geostat.ge/
index.php?action=page&p_id=140&lang=eng
23
Подробнее - Ivane Chkhikvadze, Zero Problems With Neighbors: The Case Of Georgia, Turkish Policy Quarterly,
2011 Summer, p. 6
24
Последняя построила 20 аэропортов не только в Турции, но и за ее пределами.
25
Батумский аэропорт будет эксплуатирован TAV до 2027 г., а срок эксплуатации Тбилисского аэропорта с
2027 года был продлен до 2037 г.
26
Goksel, p. 4
27
Оформление документов уезжающих из Хопы проходит в офисе турецких авиалиний, расположенном в
порту Хопа. Затем на автобусах, принадлежащих компании HAVAS, их перевозят в Батумский аэропорт, что
длится минут 30, при этом автобус не останавливается на турецко-грузинской границе, затем заезжает на
территорию Батумского аэропорта, а пассажиры отправляются в зал вылета и ждут посадки на самолет. В
случае прибытия, пассажиров ждут те же самые автобусы HAVAS, которые перевозят их в Хопу, вновь не
останавливаясь на пограничном пункте. При этом номера рейсов, вылетающих из Батуми и Хопы – одни и те
же, а цена билетов довольно разная, так как в случае Хопы действуют внутренние цены и не выплачиваются
сборы Батумского аэропорта.

29
году был переиминован в«JSC Ziraat Bankasi A.Ş. Tbilisi Branch». Второй банк был открыт в
Тбилиси в июле 2012 года и тоже имеет статус филиала одноименного турецкого банка (JSC
«Turkey Iş bank A. Ş. Batumi branch»)28. Интересно то, что оба банка имеют только один офис каж-
дый и не открыли на территории Грузии других пунктов обслуживания, их показатели финансо-
во-кредитных сделок довольно скромные в отличие от азербайджанских банков.
Углубление сотрудничества в турецко-грузинских экономических отношениях в 2004 году,
рост макроэкономических показателей в Турции способствовали тому, чтобы грузинский
трудовой рынок с высоким уровнем безработицы начал мигрировать в Турцию. Показатели
особенно выросли после упразднения визового режима в 2006 году - был зарегистрирован
беспрецедентный рост числа уехавших из Грузии на заработки. В последующие годы Турция
стала одной из трех основных стран, куда грузины отправлялись на выездные работы (наряду с
Грецией и Германией). Большая часть отправляющихся в Турцию трудовых мигрантов не имеет
разрешения на работу и работает в качестве сезонных мигрантов на чайных, мандариновых и
ореховых плантациях, а на грузинок есть спрос в качестве нянь29.
Банковские переводы уехавших на заработки грузин на родину также являются важным
показателем в плане влияния рабочих мигрантов на микроэкономические показатели Грузии30.
Из этих данных становится ясно, что, как и в случае торгового оборота и внешних инвестиций,
так и в случае денежных переводов, 2004 год был переломным по тем же причинам, которые
указаны выше.
Вместе с тем, некоторые общественные и экспертные круги в Грузии считают, что хотя
власти Грузии проделали крупномасштабную работу в деле привлечения турецких инвестиций,
«крупный турецкий капитал так и не пришел в Грузию», как отметил председатель Грузинского
фонда стратегических и международных исследований Александр Рондели31. С этим мнением
были согласны почти все собеседники: они утверждают, что приложенные усилия и видимые
результаты во многом несовместимы. В то же время они объясняют, почему этого не произо-
шло. По их мнению, грузинский рынок, каким бы открытым он ни был для турецкого капитала,
неэластичен и не мог быть привлекательнее сверх существующего спроса.
Хотя грузинские политические силы в целом положительно настроены к турецкому
капиталу и распространению турецкого бизнеса в Грузии, некоторые силы время от времени
открыто выражают обеспокоенность растущим влиянием Турции.
Хотя мы уже отметили ряд острых вопросов, озвученных в ходе предвыборной кампании
«Грузинской мечты», однако из внепарламентских сил особо резкими суждениями по этому
вопросу отличаются «Свободная Грузия» и «Альянс патриотов Грузии». В частности, лидер партии
«Свободная Грузия» Каха Кукава сказал в интервью, что они конечно «приветствуют инвестиции,
однако во многих случаях поведение турецких предпринимателей непонятно, например,
продающие шаурму на центральных проспектах Тбилиси и Батуми ставят рядом с шаурмой
турецкий флаг. Непонятно, какую цель они преследуют, и зачем нужно ставить над шаурмой
турецкий флаг? Эти проявления недружественно воспринимаются в Грузии, это однозначно»32.
Он также добавил, что его партия «рассматривает Турцию как угрозу национальным
интересам, однако, в то же время, она за то, чтобы радикализм отвергался и предотвращение

28
Financial Indices of Commercial Banks, https://www.nbg.gov.ge/index.php?m=404
29
Case Studies: Germany, Greece and Turkey: Country background and research hypotheses, A report prepared
by the Enhancing the Role of Georgian Migrants At Home project (ERGEM project), Danish Refugee Council and
International Centre of Migration Policy Development, 20/9/2013
30
Национальный банк Грузии, статистика, https://www.nbg.gov.ge/index.php?m=306#monetarystatistics
31
Интервью с Александром Рондели, 6 мая 2014г., Тбилиси
32
Интервью с Кахой Кукава, 11 мая 2014 г., Тбилиси

30
экспансии Турции в Грузию удалось дипломатическими способами »33.
Параллельно с ростом экономического влияния, турецкие власти придают особую важность
образовательной, религиозной, культурной и гуманитарной политике и формированию
положительного отношения к Турции в Грузии на общественном уровне.
Как и в десятке других стран, в Грузии также начали формироваться рычаги распространения
религиозно-идейного и культурного влияния, работу которых координируют три структуры при
премьер-министре Турции: Турецкое агентство сотрудничества и координации (Türkiye Işbirliği
ve Kalkınma Idaresi - TIKA), Центры турецкой культуры имени Юнуса Эмре и Управление по де-
лам религии (Diyanet)34.
TIKA, действующее при правительстве Турции, начало широкомасштабную деятельность
в Грузии еще в 1994 году. Реализованные в Грузии в прошедшие годы программы включили
следующие сферы: улучшение социально-экономических инфраструктур и услуг, организация
культурных программ (по специальному, языковому обучению), ремонт и оснащение учебных
заведений, здравоохранение, улучшение санитарных условий и качества питьевой воды. В 2012
году, согласно годовому отчету TIKA, Грузия получила 4,23% финансовой, профессиональной и
технической помощи этой организации, что является 7-ым показателем35. Следует констатиро-
вать, что бенефициарии TIKA - это в основном регионы Грузии с преимущественно исламским
населением, и лишь несколько программ было реализовано в Тбилиси и Гори.
Турецкие власти в 2007 году решили основать Центры турецкой культуры имени Юнуса
Эмре, целью которых было сбалансировать влияние гюленистских школ, в основном преследуя
цель распространения языка, литературы, истории Турции, ее культуры и искусства. Эти центры
были созданы по примеру Института Гете, Британского совета, Института Сервантеса и других
похожих институтов36.
В Тбилиси открытие Центра турецкой культуры Юнуса Эмре провел вице-премьер Турции
Бюлент Арындж в мае 2012 года. Директор фонда Али Фуат Билкен в своей речи отметил,
что политические и экономические отношения между Грузией и Турцией достигли «уровня
совершенства, следовательно, открытие Центра турецкой культуры Юнуса Эмре послужит
мостом между грузинским и турецким языками с целью углубления культурного обмена и
сотрудничества между двумя странами»37.
К слову, указанный центр был открыт в Тбилисском государственном университете
имени Иванэ Джавахишвили, ректор которого во время церемонии открытия отметил, что
деятельность Центра «окажет неоценимую услугу культурной и образовательной жизни
Грузии»38.
Согласно информации, предоставленной посольством Турции в Грузии, Центр турецкой
культуры Юнуса Эмре открыл отделения тюркологии в Кутаисском университете имени Акакия
Церетели и Ахалцихском государственном образовательном университете39.
33
Интервью с Кахой Кукава, 11 мая 2014 г., Тбилиси
34
Подробнее - Kerem Öktem: Projecting Power: Non-conventional Policy Actors in Turkey’s International
Relations in Another Empire? A Decade of Turkey’s Foreign Policy under the Justice and Development Party, eds.
Kerem Öktem, Ayse Kadioglu and Mehmet Karsli, Istanbul, Bilgi University Press, 2012, pp. 77-108
35
TIKA 2012 Annual Report, Turkish Cooperation and Coordination Agency, ed. N. Yildiz, http://store.tika.gov.tr/
yayinlar/faaliyet-raporlari/tika2012AnnRep.pdf, pp. 158-165
36
Ayhan Kaya, Yunus Emre Cultural Centers: The AKP’s Neo-Ottomanism and Islamism, http://www.tr.boell.org/
web/51-1725.html
37
The Tbilisi Yunus Emre Turkish Cultural Centre Opened, http://www.yev.org.tr/turkiye/index.php?lang=en&pag
e=7&newsCat=1&newsID=297
38
The Tbilisi Yunus Emre Turkish Cultural Centre Opened, http://www.yev.org.tr/turkiye/index.php?lang=en&pag
e=7&newsCat=1&newsID=297
39
Türkiye-Gürcistan Kültürel İlişkileri, 24.10.2012, http://tbilisi.emb.mfa.gov.tr/ShowInfoNotes.aspx?ID=164753

31
Деятельность третьей государственной структуры - Управление по делам религии в Грузии
- также включила в себя несколько сфер, которые преимущественно касаются религиозных,
духовных вопросов. Совет предоставляет гражданам Грузии помощь в организации хаджа,
проповедников для обучения имамов в мечетях, выделяет стипендии для подготовки теологов,
для распространения исламской литературы на грузинском языке, координирует работы
по ремонту мечетей, оказывает финансовую помощь и консультацию в деле строительства
новых40. Руководство Управление по делам религии посетило Грузию в 2009 году, а духовный
лидер Грузии встретился с лидером Управление в Турции в мае 2014 года.
В 1995 году Совет основал Евразийский Исламский Совет (ЕИС) (Avrasya Islam Şurası), кото-
рый стал важной площадкой организации работы с исламскими общинам Балкан и стран СНГ41.
ЕИС уже организовал восемь конференций, в которых приняли участие руководители
исламских общин Грузии, в том числе муфтии Аджарии.
В дополнение к указанным госструктурам, в Грузии действует также ряд учебных
заведений, принадлежащих сети Фетуллаха Гюлена. В частности, активны «турецкие школы»,
которые действуют под эгидой организации «Учебные заведение Чаглар», основанной в
феврале 1993 года. На сегодняшний день, в разных частях Грузии созданы и действуют семь
школ, принадлежащих этой организации, один университет и одна специальная школа42.
Годы основания этих школ показывают, что, за исключением первых двух и университета,
основанные в Тбилиси и Батуми в 1993 и 1995 соответственно остальные пять школ были
созданы после «Революции роз» – в годы президентства Саакашвили. Управляют школами
Гюлена и преподают в них граждане Турции. Эти школы отличаются хорошими условиями и
передовым техническим оснащением. Особое внимание уделяется участию в олимпиадах,
проводимых в Турции, благодаря которым школьникам предоставляется возможность
посетить Турцию, познакомиться с организаторами программы и установить связи.
Примечательно, что между школами и университетом создана гибкая и взаимодополняющая
связь: выпускники начальной и средней школы при обучении в университете получают скидку.
В годы обучения в университете студенты также получают возможность периодически
участвовать в турецких культурных мероприятиях и часто посещать образовательные и
научные заведения Турции. Для выпускников школ объявляются конкурсы на стипендии, и
многие уезжают на учебу в Турцию, а также в Европу и США.
Тем не менее, как отметил в интервью один из профессоров того же университета, хотя
эти школы основаны по турецкой инициативе и в соответствии с системой, характерной для
турецких учебных заведений, никакой открытой пропаганды гюленизма и Турции не ведется43.
Вместе с тем, перед всеми корпусами рядом с грузинским флагом поднят и турецкий, а
на логотипах школ изображены турецкий и грузинский флаги, пожимающие руки. Иными
словами, учащиеся ежедневно сталкиваются с символами, ассоциирующимися с Турцией.
40
Şenol Korkut, The Diyanet of Turkey and Its Activities in Eurasia after the Cold War, Acta Slavica Iaponica, 2010,
Tomus 28, pp. 117-139
41
Öktem, Projecting Power, p. 89
42
Школы, принадлежащие этой сети: Тбилисский частный колледж имени Демиреля, основанный в 1993 г.
(Private Demirel School), Батумская начальная и средняя школа дружбы имени Р. Шахина, осн. в 1994 г. (R.
Sahin Friendship Primary Secondary School), Кутаисская начальная и средняя школа имени Нико Николадзе,
осн. в 2004 г.(Kutaisi Niko Nikoladze Primary Secondary School), Тбилисская начальная школа «Схиви», осн. в
2011г. (Primary school “Skhivi”), Тбилисская международная школа Николоза Церетели», осн. в 2006 г. (Tiflis
Nikoloz Tsereteli International School), Начальная и средняя школа имени Руставели в Рустави, осн. в 2007 г.
(Rustavi Rustaveli Primary and Secondary School), Начальная школа Агмашенебели в Марнеули, осн. в 2011 г.
(Marneuli Agmashenebeli Primary School) и действующий в Тбилиси Черноморский международный универ-
ситет (International Black Sea University), осн. в 1995 г.
43
Интервью с Никой Читадзе, Тбилиси, 10 мая 2014 г.

32
Посольство Турции в Грузии реализует ряд программ, которые не отмечены на официальном
сайте; например, «Курсы лидерства Ататюрка» . В ходе четырех месяцев реализации этой
программы, около 20 сотрудников разных министерств слушали лекции на разные темы, а в
ходе последней недели, один из турецких дипломатов прочел серию лекций под названием
«Роль Ататюрка в деле создания нового государства». На эту программу было выделено
несколько десятков тысяч лари44.
Учитывая вышеизложенное, чем обусловлена разница в восприятии турецкого присутствия
у властей и общества Грузии? В упомянутом интервью Саакашвили выражает сожаление, что в
ходе его правления не отправил многих представителей молодежи в Турцию для ознакомления
или учебы.
«В моей стране на самом деле мало людей, которые знают Турцию. Этим обусловлено
то, что по сей день есть предубеждения. На правительственном уровне эти предубеждения
преодолены…, однако мы не думали, что они продолжают бытовать среди населения»45.
Гексель добавляет, что, в отличие от результатов, зарегистрированных в экономике и
стратегической интеграции, связи между представителями гражданского общества, лицами,
формирующими общественное мнение, аналитиками, аналитическими центрами и СМИ
довольно слабые. В результате этого ни достижения, ни взлеты и падения в двусторонних
отношениях не получают должного внимания в публичных обсуждениях46.
На самом деле, отношение грузин к Турции и туркам продолжает формироваться
под влиянием ряда факторов. Во-первых, с исторической и культурной точки зрения, в
собирательном восприятии грузинского общества все еще преобладает память о столкновениях
при Османской империи. Кроме этих факторов, результаты47 исследования общественного
мнения, проведенного Кавказским барометром, показывают еще одну интересную тенденцию.
Для выяснения общественного мнения о турках, было задано два вопроса: «Как вы
относитесь к совместному бизнесу с турками?» и «Вы за или против брака грузинок с турками?».
Следующая таблица показывает динамику изменения общественного мнения за последние
пять лет.

Год Как вы относитесь к совместному Вы за или против брака грузинок с


бизнесу с турками?» турками?

2009 75 % за 19 % за
2010 66 % за 19 % за
2011 66 % за 21 % за
2012 65 % за 20 % за
2013 72 % за 23 % за

Комментируя данные ответы, директор проводившего этот опрос Центра исследовательских


ресурсов Кавказа (CRRC) Коба Турманидзе отметил, что на самом деле грузинское общество
больше выступает за развитие межгосударственных отношений с Турцией, чем за углубление

44
Интервью с Александром Рондели, 06 мая 2014, Тбилиси
45
Interview with Saakashvili, Turkish Policy Quarterly, pp. 20-21
46
Goksel, p. 5
47
Cross-country datasets, http://caucasusbarometer.org/en/cross-country/

33
отношений между обществами и людьми48.
Александр Рондели утверждает, что «если бы не поддержка Турции в первые годы
независимости, то очень вероятно, что сейчас Грузии бы не существовало»49. Челикпала также
подчеркивает, что «Турция не позволила Грузии стать несостоявшимся государством, помогла
ей стать сильной и эффективной страной»50.
«В то же время, - продолжает Рондели, - историческая память в любом случае работает, и
часть населения с осторожностью относится к туркам. Конечно, идет крупная антипропаганда
против Турции, особенно со стороны прицерковных кругов, иногда они (турки – ТМ) этого
заслуживают, иногда – нет»51.
Согласно Серги Капанадзе, проводимая Турцией культурная политика не очень заметна
среди общества. Общество не становится протурецким, грузинские традиции не заменяются
турецкими - да, Турция играет важную роль, однако не такую как ЕС или США52. Часто в публич-
ных обсуждениях, по словам Капанадзе, сравниваются Россия и Турция и отмечается, что «на
самом деле Турция захватила у Грузии больше территорий, чем Россия…»53, и на этом строится
логика антитурецких настроений.

Турецко-грузинские противоречия
Помимо прогресса, достигнутого в результате турецко-грузинского сотрудничества, есть
также некоторые сложности, которые время от времени дают о себе знать в двусторонних
отношениях. Не имея целью рассмотреть все противоречия, мы коснемся только проблемы
Аджарии.
Турецкое присутствие и культурное проникновение наиболее заметны в Аджарии, где, по
данным 2002 года, проживало свыше 120 тыс. мусульман. Они в основном проживали в горных
регионах Кеда и Хуло, а также в Батуми, а по утверждению местных жителей, в Аджарии нет
сел, где проживают только мусульмане или только христиане54. В докладе, опубликованном в
2013 году, отмечается, что в горной Аджарии социально-экономические условия более слож-
ные, из-за чего местное мусульманское население легко подвергается манипулированию (со
стороны турок) и дискриминации (со стороны органов местного самоуправления)55.
Турецкие религиозные организации имеют несколько десятков школ-интернатов на
территории Аджарии, в которых детям неимущих семей предоставляется бесплатное
образование, после чего многих отправляют в Турцию для получения религиозного образования.
Отмечается, что начиная с 1993 года, для получения религиозного образования (как высшего,
так и специального) и на курсы изучения Корана в Турцию отправилось значительное число
граждан56 Грузии, в основном из Аджарии и Квемо Картли.
Часть из них вернулась и поступила на работу в качестве служителей в мечетях в разных

48
Интервью с Турманидзе
49
Интервью с Рондели
50
Çelikpala, p. 28
51
Интервью с Рондели
52
Интервью с Капанадзе
53
Ibid
54
Political Aspects of Islam in Georgia, Irakli Menagarishvili et al., Strategic Research Institute, 2013, p. 107
55
Islam in Georgia, pp. 107-108
56
Дарья Асламова, Аджария: между крестом и полумесяцем, http://www.kp.ru/daily/adjara

34
регионах Грузии. По данным на май 2014 года на территории Грузии действовало 311 мечетей57,
большая часть которых –молитвенные дома, однако официально зарегистрированы как мече-
ти. По данным на 2009 год, 184 из этих мечетей действуют в Аджарии, 140 из которых постро-
ены в последние годы58.
В последние годы в Грузии идут особенно острые дискуссии в связи с рядом реализованных
Турцией проектов, в частности по строительству и реконструкции мечетей. Наиболее
решительную борьбу против турецкого присутствия в Аджарии ведет Грузинская православная
церковь, которая ратует за возвращение мусульман Аджарии в христианство и реконструкцию
грузинских церквей на территории Турции.
Несколько грузинских священников особо отличились в политике против турок, даже во
время проповедей говоря о детюркизации Аджарии. Они проводят церемонии массового
крещения «с целью возвращения к вере предков»59.
Грузинское духовенство и общественно-политические круги крайне обеспокоены
существованием публичных домов, действующих в разных частях Аджарии - особенно в Батуми
и Гонио - основными посетителями которых являются турки.
Еще одним интересным процессом является демонтаж минаретов мечетей, расположенных
в ряде поселений с мусульманским населением (Чела, Самтацкаро, Нигвзиани, Цинцкаро и
др.), а акции протеста против пятничной молитвы, по некоторым данным, координируются
Православной церковью.
Следует отметить, что разные аналитики и политические круги намекают на возможное
возникновение очагов напряжения в Грузии на религиозной почве. По этой причине часть
общества считает, что активность Турции в Грузии и помощь грузинам-мусульманам имеет
целью создать в Грузии форпост. Между тем, именно грузины-мусульмане и, в меньшей
степени, мусульмане других этнических групп считают эти утверждения беспочвенными, так
как из-за этих обвинений они воспринимаются как неполноценные граждане и чужие грузины.
Они уверены, что Турция в Грузии преследует преимущественно экономические интересы, а
мусульмане Грузии не обладают влиятельными рычагами, чтобы служить Турции в качестве
пятой колонны60.
Другая проблема в турецко-грузинских отношениях касается сохранения в обеих
странах культурного наследия. Параллельно с турецко-грузинскими межгосударственными
отношениями, особенно начиная с 2005 года, Грузинская православная церковь с растущей
настойчивостью поднимает вопрос реконструкции ряда церквей и храмов на северо-востоке
Турции (Ошки, Ишхан, Хандзта, Отхта, Ардашен, Хахули). В то же время турецкая сторона
требует разрешить реконструкцию мечети Азизье в Батуми, мечети Квирике в Кобулети и
Ахмадия и Закела в Ахалцихе. Необходимо добавить, что условия сторон и списки религиозных
сооружений, вокруг которых ведутся переговоры, время от времени меняются61.
Учитывая, что, по утверждению лидеров Грузинской церкви, в Аджарии есть сотни мечетей
в то время как число церквей не превышает 40, прежде чем говорить о строительстве или
реконструкции новой мечети в Аджарии, нужно говорить об охране церквей, принадлежащих
епархии Тайка (Тао-Кларджети), и получении права на проведение в них церемоний и служб.
Грузинское духовенство требует также, чтобы наряду с армянами, греками и евреями,
57
Diyanet İşleri Başkanı Görmez, Gürcistan Ortodoks Kilisesi Patriği ll. İlia’yı kabul etti, 02.05.2014 http://www.
diyanet.gov.tr/tr/icerik/diyanet-isleri-baskani-gormez-gurcistan-ortodoks-kilisesi-patrigi-ll-ilia
58
Islam in Georgia, pp. 119
59
Ibid, pp. 122-123
60
Ibid, pp. 128
61
Beka Mindiashvili, Decisive battle for Oshki, Tabula, 2012, no. 16

35
грузинам также дали права меньшинств, что позволит им получить правовой статус, за которым,
по их мнению, последует возвращение грузинских церквей и храмов Грузинский православной
церкви62. Турецкая сторона возражает, отмечая, что даже если исходя из растущей численности
грузин им будет предоставлен статус религиозных меньшинств, он не будет иметь обратной
силы и не может повлиять на конфискованные в 1936 году и предположительно принадлежа-
щие грузинам церковные земли и имущество.
При сопоставлении представленных реалий в Аджарии, может сложиться впечатление,
что все слои грузинского населения молча или вслух выражают свое несогласие относительно
турецкой политики. На самом деле, однако, по утверждению Эки Ткешелашвили, «если быть
честными…. в реальности Турция не сыграла в Аджарии деструктивной роли и не сделала
ничего, что могло кому-то не понравиться. Для тех, кто живет в Аджарии, соседство с Турцией
по сути очень выгодно, активное сотрудничество в экономической, туристической и торговой
сфере не доставляет никакого неудобства»63. Она также раскритиковала организации и группы
населения, которые осуждают Турцию и восславляют Россию, назвав их «деструктивными и
антидемократическими силами»64.

Заключение
Политику Турции в Грузии можно разделить на несколько этапов, каждый из которых имеет
свою динамику и логику. Важность Грузии для Турции более чем очевидна, и свидетельством
тому является нарастающее с каждым годом экономическое влияние. Анализ динамики
политических и экономических отношений показывает, что и Грузия и Турция в деле налаживания
двусторонних отношений преследуют довольно разные цели. Если Турция в Грузии преследует
геополитические, экономические, религиозные, социально-культурные интересы, то политика
Грузии по отношению к Турции строится преимущественно на основе торгово-экономических
и социальных факторов.
Часть общественно-политических деятелей Грузии и подавляющее большинство экспертов в
целом положительно относятся к присутствию Турции в экономических и стратегических сферах
Грузии. Однако среди определенных кругов населения существует осторожность по отношению
к целям, преследуемым Турцией: они особенно обеспокоены политикой, проводимой Турцией
в мусульманских общинах Аджарии, Абхазии, и остальной Грузии.
Ряд политических сил, организаций, а также Грузинская православная церковь на основе
отрицательного общественного мнения формируют политическую повестку дня, которая
воспринимается как антитурецкая или антиисламская. Тем не менее, возрастающее с 2004
года влияние Турции на экономику Грузии, вовлечение Грузии в координируемые Западом
энергетические проекты, продолжающаяся неопределенность в грузино-российских
отношениях создали основы для политического влияния Турции и системной деятельности
с ее стороны, а Грузия оказалась в какой-то мере в благоприятных, но неоднозначных в
долгосрочной перспективе геополитических условиях.

62
Georgian Patriarchate Suggests Turkey Allow Services In Christian Churches In Return For Allowing A Mosque
To Be Built In Georgia, http://www.pravoslavie.ru/english/60586.htm
63
Интервью с Экой Ткешелашвили
64
Ibid

36
Список респондентов

• Корнели Какачиа, профессор Тбилисского государственного университета имени


Иванэ Джавахишвили, директор Грузинского института политики

• Георгий Канделаки, депутат парламента Грузии от партии «Единое национальное


движение»

• Серги Капанадзе, профессор Тбилисского государственного университета имени


Иванэ Джавахишвили и Кавказского университета, директор Ассоциации реформ
Грузии (GRASS)

• Каха Кукава, председатель партии «Свободная Грузия», член Тбилисского городского


совета

• Майя Манчхашвили, профессор Тбилисского государственного университета имени


Иванэ Джавахишвили

• Бека Миндиашвили, руководитель Центра толерантности при аппарате Народного


защитника Грузии

• Гиа Нодиа, председатель «Кавказского института мира, развития и демократии»,


профессор Университета Илии, директор Международной школы кавказских
исследований

• Ираклий Порчхидзе, вице-президент Грузинского института стратегических


исследований (GISS)

• Александр Рондели, президент Грузинского фонда стратегических и международных


исследований (GFSIS)

• Эка Ткешелашвили, президент Грузинского института стратегических исследований


(GISS)

• Коба Турманидзе, президент Центра исследовательских ресурсов Кавказа (CRRC)


Грузии

• Ника Читадзе, профессор Международного черноморского университета, президент


Центра исследований по вопросам международной безопасности.

Использованные источники

1. Aras Bülent and Akpınar Pınar, The Relations between Turkey and the Caucasus, Percep-
tions, 2011, v. 16, n. 3, pp. 53-68; Bayram Balcı Strengths and Constraints of Turkish Policy in
the South Caucasus, Insight Turkey, v. 16, n. 2, 2014, pp. 43-52.

2. Aras Bülent, Turkey’s Policy in the Former Soviet South: Assets and Options, Turkish Studies,
2000, v. 1, n. 1, pp. 36-58;

37
3. Ayhan Kaya, Yunus Emre Cultural Centers: The AKP’s Neo-Ottomanism and Islamism, http://
www.tr.boell.org/web/51-1725.html

4. Асламова Дарья, Аджария: между крестом и  полумесяцем, http://www.kp.ru/daily/


adjara

5. Case Studies: Germany, Greece and Turkey: Country background and research hypotheses,
A report prepared by the Enhancing the Role of Georgian Migrants At Home project (ER-
GEM project), Danish Refugee Council and International Centre of Migration Policy Devel-
opment, 20/9/2013

6. Cecire Mickael Hikari, The Merchant Hegemon: Georgia’s Role in Turkey’s Caucasus System
in Georgian Foreign Policy: The quest for Sustainable Security, eds. K. Kakachia and M. Ce-
cire, Tbilisi, Konrad Adenauer Stiftung e.V, 2013, pp. 65-78

7. Chkhikvadze Ivane, Zero Problems With Neighbors: The Case Of Georgia, Turkish Policy
Quarterly, 2011, v. 10, n. 2

8. Çelikpala Mitat, Turkey as a Regional Power and the Caucasus, Insight Turkey, 2007, vol. 9,
no. 2, pp. 25-30;

9. Cross-country datasets, http://caucasusbarometer.org/en/cross-country/

10. Davutoğlu Ahmet, Stratejik Derinlik: Turkiye’nin uluslarasi konumu, Küre Yayinlari, Istanbul,
2001;

11. Davutoğlu Ahmet, Turkey’s New Foreign Policy Vision, Insight Turkey, 2008, v. 10, n. 1, pp.
77-96;

12. Diyanet İşleri Başkanı Görmez, Gürcistan Ortodoks Kilisesi Patriği ll. İlia’yı kabul etti,
02.05.2014, http://www.diyanet.gov.tr/tr/icerik/diyanet-isleri-baskani-gormez-gur-
cistan-ortodoks-kilisesi-patrigi-ll-ilia

13. Financial Indices of Commercial Banks, https://www.nbg.gov.ge/index.php?m=404

14. Interview with Mikheil Saakashvili: Georgia’s Westward March, Turkish Policy Quarterly,
2013, v. 12. no. 1. , pp. 17-25

15. Irakli Alasania, Forword in Georgian Foreign Policy: The quest for Sustainable Security, eds.
K. Kakachia and M. Cecire, Tbilisi, Konrad Adenauer Stiftung e.V, 2013, pp. 7-8

16. Georgian Patriarchate Suggests Turkey Allow Services In Christian Churches In Return For
Allowing A Mosque To Be Built In Georgia, http://www.pravoslavie.ru/english/60586.htm

17. Göksel Diba Nigar, Turkey and Georgia: Zero-Problems?, On Wider Europe, Black Sea Trust
for Regional Cooperation, GMF, June 2013

18. Kirişçi Kemal, The Transformations of Turkish Foreign Policy: The rise of the trading state,
New Perspectives on Turkey, 2009, vol. 40, no. 36, pp. 29-57;

38
19. Kerem Öktem, Projecting Power: Non-conventional Policy Actors in Turkey’s International
Relations in Another Empire? A Decade of Turkey’s Foreign Policy under the Justice and De-
velopment Party, eds. Kerem Öktem, Ayse Kadioglu and Mehmet Karsli, Istanbul, Bilgi Uni-
versity Press, 2012, pp. 77-108

20. Mindiashvili Beka, Decisive battle for Oshki, Tabula, 2012, no. 16

21. National Statistics office of Georgia, Economy, http://www.geostat.ge/index.php?ac-


tion=page&p_id=137&lang=eng

22. National Statistics office of Georgia, Foreign Direct Investments, http://www.geostat.ge/in-


dex.php?action=page&p_id=140&lang=eng

23. National Bank of Georgia, Statistics, https://www.nbg.gov.ge/index.php?m=306#mone-


tarystatistics

24. National Security Concept of Georgia, 2005, http://www.parliament.ge/


files/292_880_927746_concept_en.pdf

25. National Security Concept of Georgia, 2011, http://www.mfa.gov.ge/index.php?lang_


id=ENG&sec_id=12

26. “Saakaşvili Gürcistan’ın Yeni Elçilik Binasını Açtı”, Chveneburi, at http://www.chveneburi.


net/tr/default.asp?bpgpid=1370&pg=1

27. Saakashvili Speaks of Importance of Close Ties with Turkey, Civil Georgia, 14 March 2006,
http://www.civil.ge/eng/article.php?id=12061

28. Şenol Korkut, The Diyanet of Turkey and Its Activities in Eurasia after the Cold War, Acta
Slavica Iaponica, 2010, Tomus 28, pp. 117‒139

29. Political Aspects of Islam in Georgia, Irakli Menagarishvili et al., Strategic Research Institute,
2013, p. 107

30. The Tbilisi Yunus Emre Turkish Cultural Centre Opened, http://www.yev.org.tr/turkiye/in-
dex.php?lang=en&page=7&newsCat=1&newsID=297

31. TIKA 2012 Annual Report, Turkish Cooperation and Coordination Agency, ed. N. Yildiz,
http://store.tika.gov.tr/yayinlar/faaliyet-raporlari/tika2012AnnRep.pdf, pp. 158-165

32. Türkiye-Gürcistan Kültürel İlişkileri, 24.10.2012, http://tbilisi.emb.mfa.gov.tr/


ShowInfoNotes.aspx?ID=164753

33. Yavuz Hakan, The Turkish Identity and foreign policy in flux: The rise of Neo-Ottomanism,
Critique: Critical Middle Eastern Studies, 1998, v. 7. n. 12;

39
Vahram Ter-Matevosyan
Turkish Policy in Georgia: Social and Economic Implications of Integration
Projects

Executive summary
On 6 May 2014, Tbilisi hosted a trilateral summit of the Georgian, Azerbaijani and Turkish pres-
idents. During that meeting, a set of questions of trilateral dimensions was discussed pertaining to
the issues of strategic cooperation. That event also served as an opportunity for the political and so-
cial circles in Georgia to revitalize discussions about the peculiarities of the Turkish-Georgian relations
and about their future prospects. Those discussions indicated that, along with obvious achievements
in bilateral relations, there are also some problematic aspects which need to be addressed.
The aim of this paper is to explore the dynamics of Turkish-Georgian relations with a particular
emphasis on the period that followed the most recent change in power when the United National
Movement (UNM) was voted out by the Georgian Dream coalition (GD). The paper discusses a num-
ber of questions, including: which factors are responsible for deepening relations between Turkey
and Georgia, are they related only to observable (geo)political factors or are there more unexplored
factors which define the intensity and complexity of those relations? The paper also looks at the man-
ifestations of the Turkish “soft power” politics in Georgia, discusses various projects that have been
carried out in the cultural and educational spheres and touches upon political and social perceptions
of those projects in Georgia. The paper also addresses the question of Adjara which emerges from
time to time in Turkish-Georgian bilateral relations. The paper discusses the disputed issues which
make Turkish-Georgian relations problematic, and shows how central and local governments as well
as the Georgian Orthodox Church deal with emerging challenges.
The first part of the paper explores Turkish political priorities in Georgia and views the expec-
tations Georgia has with regard to Turkey. It argues that, despite some election and post-election
statements of anti-Turkish nature and those directed against regional projects, the new government
formed by the Georgian Dream coalition largely continues the policy of the UNM in relation to Turkey.
Of course, in some instances of bilateral relations, the previous administration of Mikheil Saakash-
vili was an outspoken supporter and a protagonist of even greater Turkish presence in the Georgian
economy and in the whole region. During his presidency, Saakashvili authored a few statements ex-
pressing great admiration for Turkey and Turkish political and historical figures and, so far, these
statements remain unmatched. He is also known for opening the doors of the Georgian economy to
the Turkish investors who brought capital and opportunities for Georgia. However, the government of
the Georgian Dream coalition, albeit trying to display more cautious attitude towards Turkey, accepts
that, at least in the foreseeable future, Turkey will continue playing an undeniably significant role in
the Georgian economy and the Georgian Dream cannot afford alienating Turkish capital.
The second part of the paper deals with the Turkish “soft power” politics in Georgia and argues
that since 2003, i.e. after the Rose Revolution, Turkey has steadily increased its presence not only in
the Georgian economy but also in the cultural and educational spheres. In terms of trade turnover
and FDI, Turkey has been one of the top partners of the Georgian government for more than a de-
cade. The paper exemplifies this claim by indicating those spheres of the Georgian economy where
Turkish businesses dominate. In light of these relations, Turkey has become an important destination
for Georgian seasonal migrants who are employed in Turkey and send regular remittances to their
families in Georgia.
This part also discusses the steps that the institutions affiliated with the Turkish government un-

40
dertook in religious, educational and cultural spheres in Georgia. It cites examples of the projects
which have been designed, financed and implemented by the Turkish government. It also touch-
es upon the instances when non-governmental institutions are engaged in educational programs in
Georgia.
The paper also brings views and insights from different politicians and expert groups in Georgia
concerning Turkish political, economic and cultural projects. These perspectives are important as
they shed light on the dominant political and social discourse in Georgia concerning the aforemen-
tioned problems.
The paper concludes that, by building closer bilateral relations, Turkey and Georgia pursue dif-
ferent objectives deriving from different (geo)political realities and ambitions. The paper also argues
that, generally speaking, the Georgian political and social elite have a positive view of Turkish policy in
Georgia, however, there is a visible and increasing opposition on the part of some political forces and
circles affiliated with the Georgian Orthodox Church with regard to inherent problems that Georgia
faces by allowing greater Turkish presence in strategically important domains of Georgia.

41
Тамар Хорбаладзе
Вопросы медиаэтики в Армении: практика и вызовы

Резюме
На сегодняшний день в мире начитывается свыше 350 кодексов этики средств массовой
информации (СМИ). Некоторые СМИ, такие как Рейтер и Би-би-си, имеют собственные руко-
водящие принципы журналистской деятельности. В разных странах существуют медиа-советы
и институты медиа-омбудсменов, а также кодексы поведения и этики вещателей, которые яв-
ляются обязательными документами саморегулирования (например, в Великобритании). Как
следует из международной практики, чем ниже уровень свободы в стране, тем выше вероят-
ность того, что вопросами достоверности информации, распространяемой СМИ, добросовест-
ного использования ими своих полномочий и соблюдения прав человека будет заниматься го-
сударство (а не сами журналисты). Это может привести к установлению строгого контроля над
прессой.
Целями настоящего исследования являются: оценка ситуации в Армении с точки зрения
медиаэтики; анализ основных проблем, стоящих перед СМИ в этой сфере, а также того,
используются ли в Армении модели саморегулирования, апробированные на международном
уровне, и если да, то насколько успешно; насколько медиа-сообщество Армении готово
к действенным шагам в этом направлении; существуют ли признаки внедрения в стране
законодательной практики и/или государственного контроля с целью регулирования вопросов
медиаэтики.
В труде использована методика первичного и вторичного исследования. Вторичное
исследование включает в себя анализ материалов по указанным выше темам, подго­
товленных международными донорскими организациями, а также анализ имеющихся
статистических данных. В рамках первичного исследования была проанализирована
существующая в Армении практика саморегулирования, изучена структура и тематика дел,
а также судебная практика и аспекты действующего законодательства; были проведены
13 глубинных, полуструктурированных интервью с представителями СМИ, экспертами и
юристами, работающими в данной области, а также представителями научных кругов и
неправительственных организаций.
В ходе исследования было установлено, что в Армении, также как и в остальных странах,
пресса, а отчасти и телевидение, постепенно уступают позиции электронным СМИ. В то же вре-
мя, согласно исследованию, проведенному в 2013 году, 79% населения получает информацию
из телепередач, а по состоянию на 2014 год, интернетом пользуется 43,57% населения. Это оз-
начает, что телевидение в Армении все еще сохраняет значительное влияние, будучи представ-
ленным 18-ю каналами на национальном и 9-ю каналами на региональном уровнях. Лишь два
из этих каналов могут считаться более или менее оппозиционными. Интернет-издания свобод-
ны как в плане специальных правил, так и в плане контента. Это создает новые проблемы в сфе-
ре медиаэтики, так как, по результатам исследования, значительная доля нарушений этических
норм приходится на электронные СМИ (данный вывод основан на конкретных случаях и отве-
тах респондентов; точной статистики в этой области не существует).
Армянские СМИ крайне редко освещают темы национальных и религиозных меньшинств,
а язык вражды составляет 1% от общего медиа-контекста. Одной из причин редкого осве-
щения тематики меньшинств является этнический и религиозный состав населения (этниче-
ское и религиозное большинство составляет более 90% населения республики). Однако при

42
освещении взаимоотношений с Азербайджаном и Турцией довольно часто используется не-
корректная терминология. Тема ЛГБТ-сообщества также освещается крайне редко, а в 80%
случаев ее подача носит дискриминационный характер (термины искажаются, представляется
мнение лишь одной стороны и т. д.). Изредка встречается дискриминация на национальной
и религиозной почве. Эта тема в основном используется в предвыборном политическом
контексте.
Из основных проблем медиаэтики представители этой области и эксперты выделяют:
плагиат, проблемы, связанные с освещением конфликтов, случаи распространения личной ин-
формации, вопросы, связанные с гражданской активностью журналистов и т.д.
В 2010 году Национальное собрание (парламент) Армении приняло закон о
декриминализации клеветы. Согласно результатам мониторинга, осуществленного Комитетом
по защите свободы слова, в 2010-2013 годах, в судах Армении было возбуждено всего 97 дел в
связи с деятельностью СМИ, в частности, в связи с клеветой (статья 1087 Гражданского кодекса
Армении). Более четверти заявителей составляли политики, а значительную часть – представи-
тели бизнеса. Согласно статистическим данным, количество удовлетворенных исков было зна-
чительно ниже количества отклоненных. Несмотря на это, на основании полностью и частично
удовлетворенных исков, все респонденты, опрошенные в ходе исследования, отмечали, что
решения суда создали серьезную угрозу свободе СМИ в Армении, так как штрафы достигали
10-15 и 20 тысяч евро. По словам респондентов, эти штрафы нанесли серьезный удар по СМИ.
Согласно решению Конституционного суда, принятому в ноябре 2011 года на основании докла-
да Уполномоченного по правам человека, а также пояснению к данному решению, размеры
штрафов значительно сократились и в настоящее время колеблются в пределах трехзначных
цифр. Указанная судебная практика доказывает, что суд может быть использован против СМИ.
За последние годы на тему этики или связанных с ней вопросов были подготовлены две
парламентские инициативы. Одна была разработана группой журналистов и предусматривала
ужесточение ответственности за плагиат. Парламент поддержал соответствующие законода-
тельные изменения. Авторами второй законодательной инициативы, связанной с выявлением
так называемых «фейков», были парламентарии. Инициатива была отозвана в связи с позици-
ей СМИ. В медиа-сообществе не существует единого мнения в отношении законодательных из-
менений, связанных с плагиатом.
В Армении действуют следующие институты саморегулирования СМИ: Кодекс поведения
представителей СМИ, разработанный в 2007 году по инициативе Ереванского пресс-клуба и
группы журналистов, а также Декларация о принципах освещения выборов и референдумов.
На сегодняшний день эти документы подписали 45 субъектов, представляющих 48 средств мас-
совой информации, а также 9 медиа-организаций. Большинство подписавших документы субъ-
ектов составляют газеты и оппозиционные телеканалы, а также почти все региональные СМИ.
Наблюдательный совет по этике СМИ (MEO), избранный подписавшими документы субъекта-
ми, рассмотрел шесть жалоб в 2007 году; по пять жалоб в 2008-2009 годах; восемь жалоб в 2010
году, три в 2011; четыре в 2012; и одну жалобу в 2013 году. Ввиду малого количества жалоб, с
целью усиления активности Совета, по инициативе его членов были организованы четыре от-
крытые дискуссии на тему этики, которые транслировались в прямом эфире. Представители
СМИ и сами участники процесса признают, что Совет на практике не справляется с функцией
саморегулирования.
В качестве инструментов саморегулирования в Армении также пытаются использовать
такие средства как дискуссии с участием профессионалов (Центр медиа инициатив), закрытые
группы для профессионалов в Фейсбуке, заключения экспертов по вопросам этики СМИ и су-
дебным делам (Центр свободы СМИ).
Общественная телевизионная компания Армении не имеет кодекса этики. Исполнительный

43
директор компании подтверждает намерение принять кодекс, однако не называет конкретной
даты.
Исследование показало, что с 2007 года в Армении были предприняты шаги с целью
активизации механизмов саморегулирования СМИ, однако общественность более интенсивно
использует судебную практику, чем системы саморегулирования. Это обусловлено пассивно-
стью общества и представителей СМИ; отсутствием основной части телевизионных компаний и
интернет-изданий среди субъектов, подписавших Кодекс и Декларацию; тем, что решения Со-
вета не всегда сказываются на содержании публикаций в СМИ (медиа-контенте), нарушающих
стандарты этики и т.д. Существующее положение свидетельствует о том, что, несмотря на на-
личие этических проблем в СМИ, практическая реализация идеи саморегулирования будет за-
труднена без разработки новых концепций и идей. С этой точки зрения большое значение име-
ет разработка кодекса поведения Общественной телевизионной компании и задействование
органа саморегулирования, что может оказаться интересной практикой для СМИ.
Исследование также показало, что армянские СМИ больше готовы к разработке
редакционных кодексов поведения, чем к использованию единого органа саморегулирования.
Было бы также полезно поддержать эту готовность.

Введение
Достоверность информации, распространяемой СМИ, является одним из важнейших
вызовов в современном мире, с учетом того, что засилье сетевых изданий на медиа-рынке
ставит новые задачи, как перед профессиональными журналистами, так и перед потребителями
их продукции. Сегодня любой человек может быть журналистом, опубликовав отснятые
им видео- или фотоматериалы и сделав их доступными для миллионов. Разобраться в этом
информационном потоке становится все сложнее. Зачастую, информация не заслуживает
доверия, содержит элементы языка вражды, личные данные, нарушает права отдельных лиц
и групп лиц, иногда ставит под угрозу жертв насилия, часто используется в качестве средства
манипуляции и т. д. Поэтому особое значение приобретает существование профессиональных
СМИ, которые гарантируют достоверность информации, соблюдение прав человека,
ответственно относятся к своему делу и заслуживают доверия со стороны общества.
Эта проблема, в большей или меньшей степени стоит перед всеми странами. Согласно
Рейтингу свободы прессы, опубликованному организацией «Freedom House» в 2014 году1, 60%
стран в мире являются странами с частично свободной или несвободной прессой. В то же вре-
мя, в мире почти не осталось стран, в которых информация была бы закрытой или полностью
контролируемой. Армения, с 62 баллами, находится в данном рейтинге на самой границе меж-
ду странами с несвободной и частично свободной прессой2 (позиции Армении ухудшились за
последние годы), что еще раз доказывает, что путь к свободе СМИ является довольно трудным
и противоречивым процессом. Однако с точки зрения свободы интернета Армения находится в
списке свободных стран, что усиливает влияние сетевых СМИ в стране3.
Возможно, на этом фоне многие сочтут, что вопрос о том, как добиться свободы СМИ, более
важен, чем те ограничения, связанные с саморегулированием и этикой, к идее о необходимости
которых журналисты в демократических странах пришли самостоятельно.

1
Организация «Freedom House», Map of Freedom2014 http://www.freedomhouse.org/sites/default/files/
MapofFreedom2014.pdf
2
Организация «Freedom House», Рейтинг свободы прессы: http://freedomhouse.org/report/freedom-press-2014/
press-freedom-rankings#.U--dM_mSxqV
3
http://www.freedomhouse.org/country/armenia#.U--iIPmSxqU

44
Однако еще во второй половине XX века, наряду со свободой СМИ, требованием времени
стала необходимость обсуждения вопросов медиаэтики: после освобождения от давления
со стороны государства и ограничений по мере развития демократии, СМИ оказались перед
проблемами, связанными с доверием, квалифицированностью и этичностью. Ответом на эти
вызовы было создание журналистами механизмов саморегулирования. На сегодняшний день
в мире существует свыше 350 кодексов этики СМИ. Некоторые СМИ, такие как Рейтер4, име-
ют собственные руководящие принципы журналистской деятельности; руководящие прави-
ла редакторской деятельности также имеются у Би-би-си5 и других изданий. В разных странах
существуют медиа-советы и институты медиа-омбудсменов (например, в Швеции действует
успешный институт с довольно жесткими правилами)6. Также существуют кодексы поведения
и этики вещателей, которые являются обязательными документами саморегулирования, на-
пример, в Великобритании7. Журналистские общества, в состав которых входят журналисты,
работающие в разных СМИ, отвечают за выполнение этих правил. Одной из таких организаций
является Общество профессиональных журналистов8, основанное в 1909 году. Учитывая совре-
менные вызовы, данная организация считает одним из приоритетов пересмотр Кодекса этики.
Как показывает международная практика, чем ниже уровень свободы в стране, тем выше
вероятность того, что вопросами достоверности СМИ, добросовестного использования ими
своих полномочий и соблюдения прав человека будет заниматься государство (а не сами
журналисты). Это может привести к установлению строгого контроля над прессой. Похожими
примерами могут быть попытки принятия дополнительных регуляций для СМИ; использование
действующего законодательства (к примеру, статьи о клевете) против СМИ представителями
власти; использование механизмов уголовного права против журналистов и т.д.
Именно поэтому, авторы исследования попытались ответить на следующие вопросы:
насколько сообщество профессиональных журналистов Армении осознает важность
медиаэтики в их стране? Какие механизмы саморегулирования существуют в стране и насколько
успешно они функционируют? Какие вызовы стоят на пути внедрения стандартов медиаэтики?
Играет ли государство какую-либо роль в этом процессе и если да, то какую?
В труде использована методика первичного и вторичного исследования. Вторичное
исследование включает в себя анализ материалов по указанным выше темам, подготовленных
международными донорскими организациями, а также анализ имеющихся статистических
данных.
В рамках первичного исследования была проанализирована существующая в Армении
практика саморегулирования, изучена структура и тематика дел, а также судебная практика и
аспекты действующего законодательства; были проведены 13 глубинных, полуструктурированных
интервью с представителями СМИ, экспертами и юристами, работающими в данной области,
а также представителями научных кругов и неправительственных организаций. Каждое
интервью длилось от 50 до 60 минут. Респонденты были отобраны на основе принципов
целевого отбора и «снежного кома». Местом проведения интервью был г. Ереван, Армения.
Список респондентов представлен в приложении.

4
Справочник по журналистике агентства «Рейтер»: http://handbook.reuters.com/index.php?title=Main_Page
5
Редакторское руководство Би-би-си: http://www.bbc.co.uk/editorialguidelines/
6
Шведский Совет по прессе: http://www.rjionline.org/MAS-Press-Councils-Sweden
7
Независимое управление по вопросам регулирования и конкуренции в отрасли связи: http://stakeholders.
ofcom.org.uk/broadcasting/broadcast-codes/broadcast-code/
8
Кодекс этики Общества профессиональных журналистов (Society of Professional Journalists (SPJ)): http://
www.spj.org/ethicscode.asp

45
Обзор проблем в сфере СМИ и медиаэтики в Армении

СМИ в Армении
Двадцать первый век полон новых вызовов и перспектив для СМИ всего мира, включая
Армению, где лицензией цифрового вещания обладают 18 телевизионных компаний и 12
радиостанций. Количество телекомпаний, чья зона покрытия охватывает всю территорию
республики, сократилось до 18 при переходе на цифровое вещание: трем телекомпаниям
не хватило пространства на трех созданных властями мультиплексах, на каждом из которых
будет функционировать по шесть телекомпаний. Что касается регионов, то здесь на одном
мультиплексе в цифровом формате будут вещать девять телекомпаний и четыре радиостанции9.
На сегодняшний день телевидение остается наиболее популярным источником информации в
Армении. В соответствии с исследованием, проведенным организацией CRRC в 2013 году, 79%
населения получают информацию через телевидение10. Это, несомненно, высокий показатель,
однако, учитывая тот факт, что в 2011 году этот показатель достигал 90%, можно сделать вывод,
что телевидение постепенно теряет свою популярность.
Респонденты в большинстве случаев отмечали более или менее проправительственный
характер большинства телекомпаний, за исключением телекомпании «Еркир Медиа», которая
находится под влиянием партии «Дашнакцутюн», и телеканала «Кентрон», принадлежащего
армянскому бизнесмену Гагику Царукяну, которые можно отнести к разряду умеренной
оппозиции. Некогда известная оппозиционная телекомпания «A+» не смогла получить
лицензию на цифровое вещание и ведет вещание через интернет.
Печатные СМИ Армении переживают довольно трудные времена. По разным сведениям,
тираж печатных изданий оставляет от 3000 до 5000 экземпляров. В то же время, по словам
респондентов, в Армении достаточно успешно развиваются электронные СМИ. В стране
функционируют онлайн медиа-группы (например, группа агентства «Медиамакс»11), количе-
ство пользователей которых, по данным представителя группы Давида Алавердяна, достигает
50 000 человек в день. Остальные респонденты подтверждают эту информацию.
Соответственно, часть экспертов, участвовавших в опросе в рамках настоящего
исследования, связывают свои надежды в отношении свободы СМИ, именно с интернетом.
По данным на 2014 год, число интернет-пользователей в Армении достигает 1.3 миллиона
человек, что составляет 43,57% всего населения страны (около 3 миллионов человек). Темп
ежегодного роста количества интернет-пользователей составляет 10%12. Согласно результа-
там социологического опроса, проведенного организацией «Интернет сообщество Армении»
в 2012 году и марте 2013 года, 60,5% опрошенных пользуются интернетом, в том числе 48% в
регионах, в то время как средний показатель в масштабе республики составляет 56,9%13.

9
«Карта цифровых СМИ: Армения»: http://www.osf.am/wp-content/uploads/2013/11/OSF-Media-Report-
Armenia-04-17-2014-RU-final-WEB.pdf გვ.18
10
Исследование мнения и предпочтений медиа-сообщества Армении, организация CRRC: http://www.crrc.
am/hosting/file/_static_content/projects/armedia%202013/ARM_PPT_ENG.pdf
11
http://www.mediamax.am/am/
12
http://www.internetlivestats.com/internet-users/
13
«Интернет-сообщество Армении»: http://www.isoc.am/publ/penetration_en.pdf

46
Проблемы медиаэтики

1.2.1 Соблюдение прав меньшинств в СМИ


Согласно результатам переписи населения Армении за 2011 год, армяне составляют 98,1%
населения страны; езиды - 1,2%, русские - 0,4%, представители остальных национальностей -
0,3%14. Доля религиозных меньшинств в составе населения не превышает 5%, в которые входят
представители следующих конфессий: католики, армянская католическая конгрегация (мхита-
ристы), православные христиане, армяне-евангелисты, молокане, пятидесятники, адвентисты
седьмого дня, баптисты, свидетели Иеговы, мормоны, езиды, евреи, мусульмане сунниты (кур-
ды), мусульмане-шииты и т.д.15
В соответствии с количеством этнических и религиозных меньшинств, количество
информации о них, публикуемой СМИ, как в позитивном, так и в отрицательном контексте,
минимально. Медиа-организации также проявляют пассивность с точки зрения мониторинга
освещения этой темы в СМИ.
Почти 90% респондентов считают, что у армянских СМИ нет серьезных проблем с точки
зрения освещения вопросов этнических и религиозных меньшинств. Они также считают,
что масштабы использования языка вражды не представляют опасности. Так, президент
Комитета по защите свободы слова Ашот Меликян заявил, что, согласно проведенному ими
исследованию, лишь 1% контента армяноязычных СМИ содержит язык вражды.
В то же время респонденты подчеркивают, что язык вражды в основном направлен против
политиков, а также азербайджанцев и турок, а не против представителей национальных
меньшинств, проживающих в Армении.
Исследование «Глоссарий языка вражды в СМИ Азербайджана и Армении», проведенное
Ереванским пресс-клубом и Журналистским объединением Азербайджана «Ени Несиль» в
2008-2013 годах,16 показало наличие серьезных проблем в этой области в СМИ Армении (и
Азербайджана). Терминология, использованная СМИ двух стран, не способствует снижению
напряженности между ними, а напротив, провоцирует вражду.
В отношении других национальностей респонденты смогли припомнить лишь несколько
случаев оскорбления на почве национальности, которые были освещены в СМИ. В частности:
говоря на абсолютно нейтральную тему, депутат Национального собрания Армении произнес
следующее: «Какие вы непонятливые. Вы, случайно, не езиды?» Этот случай стал предметом
обсуждения в журналистской среде, а Национальное собрание принесло публичные извинения.
Респонденты также упоминали случаи негативного освещения действий иранских туристов в
СМИ.
Существуют факты использования национальной принадлежности, вероисповедания или
сексуальной ориентации в контексте политической борьбы, особенно, в предвыборный период.
Например, организация «Орден армянских арийцев» дважды публиковала списки лиц, якобы
являющихся гомосексуалистами. В ток-шоу на Общественном телевидении, которое состоялось
накануне выборов 2008 года, оппонент выдвинул против Левона Тер-Петросяна тот аргумент,
что он женат на еврейке. Периодически в прессе появляются материалы политического
содержания против религиозной организации «Слово жизни», в которых тех или иных
политиков или общественных деятелей записывают в последователи этой организации и т.д.

14
«Карта цифровых СМИ: Армения»: http://www.osf.am/wp-content/uploads/2013/11/OSF-Media-Report-
Armenia-04-17-2014-RU-final-WEB.pdf стр.10
15
«Международный отчет о свободе вероисповедания: Армения – 2012»: http://www.state.gov/documents/
organization/208498.pdf стр.1
16
Ереванский пресс-клуб, «Глоссарий языка вражды в СМИ Азербайджана и Армении»: http://www.ypc.am/
upload/GLOSSARY_eng.pdf

47
В ходе исследования выяснилось, что 80% респондентов, представляющих журналистские
круги, менее чувствительны к нарушению прав ЛГБТ в СМИ. Один из случаев, которые удалось
припомнить респондентам, относился к высказыванию дискриминационного характера,
которое представитель Армении на конкурсе «Евровидение» сделал в адрес победителя
конкурса – Кончиты.
Более детальную информацию о нарушениях прав представителей ЛГБТ-сообщества можно
почерпнуть из отчета НПО «PINK Armenia»17 «Мониторинг нарушений прав человека ЛГБТ в
Армении – 2013 г.». Отчет не содержит отдельной главы, посвященной роли СМИ, однако в
нем рассматривается практика освещения отдельных случаев, связанных с нарушением прав
представителей ЛГБТ-сообщества. В частности, в нем говорится, что во время общественных
дискуссий в связи с погромом в клубе «DIY» (известном как место, где терпимо относятся к
лицам нетрадиционной сексуальной ориентации), обсуждение в основном касалось тематики
ЛГБТ, а не недопустимости самого факта насилия. В отчете подчеркивается, что телекомпания
«Еркир Медиа» пригласила в качестве респондентов двух участников погрома, которые
говорили, что представителям ЛГБТ-сообщества не место в Армении, что они являются членами
гей-сообщества Турции и т.д. В отчете речь также идет о «Марше разнообразия», который был
организован 21 мая 2013 года НПО «PINK Armenia» и Женским ресурсным центром18, и кото-
рый в социальных сетях ошибочно называли гей-парадом19.
Пресс-секретарь организации «Женский ресурсный центр» Эльвира Меликсетян рассказала
об организованном их центром спектакле, посвященном гендерным ролям, в котором приняли
участие ученики детского дома. По ее словам, многие СМИ освещали данный спектакль в
контексте пропаганды нетрадиционной сексуальной ориентации. Также следует отметить,
что представители организации отказались от выступления по телевидению, в том числе
в эфире Общественной телекомпании Армении, где обсуждался этот вопрос, и согласились
побеседовать лишь с представителями нескольких СМИ.
На данный момент мониторинг освещения вопросов различных меньшинств в СМИ не
проводится. Подача информации носит фрагментарный характер: не существует точной
статистики освещения тематики меньшинств. Несмотря на то, что Ереванский пресс-клуб
осуществил достаточно профессиональный мониторинг в связи с тематическими и жанровыми
предпочтениями армянских СМИ20, тема меньшинств в данном исследовании вовсе не затраги-
валась, что подтверждает недостаток интереса к ней.

1.2.2 Личная информация и СМИ


Тиражирование информации личного характера является одной из основных проблем
медиаэтики. Защита такой информации является обязанностью государства, однако это не ос-
вобождает СМИ от ответственности. Согласно международным стандартам этики, обнародова-
ние информации в СМИ не должно создавать угрозу здоровью и жизни человека. Кроме того,
СМИ не должны распространять личную информацию без обоснованно высокого интереса со
стороны общества (например, в случае уличения лица в серьезном преступлении и т.д.).
Закон «О персональных данных» был принят в Армении еще в 2002 году. В 2012 году закон

17
«Мониторинг нарушений прав человека ЛГБТ в Армении», отчет НПО «PINK-Armenia»: http://www.
pinkarmenia.org/en/publications / стр. 36-38
18
Вебсайт Женского ресурсного центра, Армения: http://www.womenofarmenia.org/en/
19
http://www.pinkarmenia.org/en/publications/ стр. 36
20
«Тематические и жанровые предпочтения армянских СМИ», отчет Ереванского пресс-клуба: http://www.
ypc.am/upload/YPC%20Monitoring_Thematic%20and%20Genre%20Preferences_eng.pdf

48
был обновлен21. Специалист по безопасности информации Самвел Мартиросян рассказал о не-
скольких случаях нарушения данного закона. Так, перед парламентскими выборами 2013 года
были распространены аудиозаписи переговоров между представителями двух оппозиционных
партий. Было возбуждено уголовное дело (естественно, не против СМИ), однако, никто не по-
нес ответственности. Те же СМИ распространили записи телефонных разговоров перед выбо-
рами 2008 года. Если в этом случае действия СМИ можно оправдать повышенным обществен-
ным интересом, то в случае с публикацией материалов, посвященных сексуальной ориентации
одного актера, распространенных его партнером, можно говорить об этической ответственно-
сти СМИ. Материалы довольно широко освещались сетевыми изданиями и телевидением. Од-
нако ни в одном случае вопрос этической ответственности СМИ или источника информации не
поднимался.

1.2.3. Гражданская активность журналистов


В 2013 году в журналистских кругах Армении активно обсуждался вопрос о том, имеют
ли журналисты право на гражданскую активность. Актуальность темы была обусловлена
конкретным фактом: Национальное собрание приняло решение о передаче оставшихся 20%
акций государственной газораспределительной компании российской газовой корпорации
Газпром22. За рассмотрением вопроса последовал протест со стороны журналистов. Группа
журналистов, присутствовавших в здании Народного собрания в целях получения аккредита-
ции, устроила акцию протеста у входа в зал заседаний. Этот факт вызвал противоречивую ре-
акцию в медиа-сообществе Армении и стал одой из наиболее обсуждаемых этических тем.
Мнения респондентов, принявших участие в настоящем исследовании, разделились поровну.
Одни считают такое поведение неприемлемым, так как по их словам, оно мешает журналистам
объективно освещать события, другие же полагают, что в отсутствии альтернативного мнения
в парламенте, журналисты должны были взять на себя функцию гражданских активистов. Од-
нако сторонники этого мнения заявляют, что в таком случае эти журналисты не должны были
сами освещать данную тему. Эта этическая дилемма обсуждалась как в органе саморегулиро-
вания СМИ, также и в медиа-клубе и медиа-группах, о которых более подробно рассказывается
в главе, посвященной вопросам саморегулирования.

1.2.4 Плагиат
В ходе исследования выяснилось, что на протяжении последних лет, особенно в свете
распространения электронных СМИ, в Армении стала актуальной тема плагиата. Журналистские
сообщества различных стран уделяют этой теме особое внимание в документах, посвященных
этике СМИ. Например, Ассоциация профессиональных журналистов посвятила данной теме
специальный документ23. Против плагиата направлено законодательство о защите интеллек-
туальной собственности, к примеру, закон «Об авторском праве и смежных правах», который
был принят в Армении в 2006 году, однако, почти не работал на практике.
Армянские СМИ попытались решить данную проблему при помощи механизма
саморегулирования, подготовив заявление, которое состояло из девяти правил и содержало
принципы саморегулирования. Заявление подписали следующие информационные агентства:
21
Закон Республики Армения «О персональных данных»: file:///C:/Users/HOME/Downloads/Armenia_Law_on_
personal_data_2002_am2012_en.pdf
22
http://aniarmenia.ru/novosti/a-w-news/politic/625-2013-12-20-17-26-53
23
«Позиция Комиссии по этике в отношении плагиата», Ассоциация профессиональных журналистов: http://
www.spj.org/ethics-papers-plagiarism.asp

49
Aravot.am, Armlur.am, Armversion.am, Asekose.am Galatv.am Haynews.am, Irates.am, Panorama.
am, Report.am, Shamshyan.com, Tert.am, Times.am, Yerkir.am, 168.am и 1lur.am. От подписания
документа воздержались агентства: Mediamax.am; News.am и Armenpress, а также популярные
интернет-ресурсы 1plus.am, 1in.am, Lragir.am и армянская служба радиостанции «Свобода»24.
Часть этих СМИ стала инициатором законодательных изменений, в частности, изменений к ста-
тье 22 закона «Об авторском праве и смежных правах», которые обозначали границы плаги-
ата и условия использования материалов, и определяли (ужесточали) связанные с плагиатом
штрафные санкции. Национальное собрание Армении рассмотрело и приняло законопроект
осенью 2013 года.
Следует отметить, что и в отношении данного вопроса у армянского медиа-сообщества
нет единой позиции. Несмотря на то, что все СМИ поддержали идею ужесточения борьбы
с плагиатом, критики заявляют, что авторы принятого закона практически выступили с идеей
монополизации информации, что СМИ, которые имеют больше доступа к информации,
пытаются ограничить дальнейшее освещение фактов другими СМИ. Даже сторонники данной
идеи, например, армянская служба радиостанции «Свобода», столкнулись с определенными
проблемами при подготовке медиа-обзора.
Соответственно, критики закона говорят о более активном использовании механизмов
саморегулирования, а авторы планируют предпринять шаги для того, чтобы закон заработал
на практике.
Одним из вопросов, ставших актуальным в процессе исследования, был иск
информационного агентства Hetq.am против сайта pressident.am. Согласно истцу, одной из
основных проблем в данном случае была идентификация реальных владельцев сайта для
того, чтобы адресовать иск конкретному лицу. Для идентификации владельца агентству
пришлось провести целое расследование. Данное дело завершилось полюбовно после того
как pressident.am принес Hetq.am извинения за перепечатку информации.
Следует заметить, что с момента принятия закона по июнь 2014 года, когда было проведено
данное исследование, по этому вопросу было подготовлено всего два иска, однако, по словам
инициаторов изменений, ужесточение закона сыграло своего рода превентивную роль.

1.2.5 Законодательные инициативы: попытка борьбы с «фейками»


Весной 2014 года группа депутатов Народного собрания Армении выступила с инициативой
о внесении изменений в статью 1087.1 Гражданского кодекса с целью борьбы против
анонимных пользователей и сайтов (так называемых «фейков»). Медиа-сообщество Армении
выступило против этой инициативы. НПО обнародовали совместное заявление25, в котором
речь шла о том, что борьба с этими явлениями должна проходить в рамках действующего зако-
нодательства и этического саморегулирования. В результате, депутаты сами отозвали собствен-
ную инициативу. Этот случай подтвердил, что СМИ могут оказать влияние на законодательные
изменения в том случае, если они фиксируют единую позицию.

1.2.6 Клевета – особенности судебной практики


В 2010 году Национальной собрание (парламент) Армении приняло закон о
декриминализации клеветы. Согласно результатам мониторинга, осуществленного Комитетом
24
http://media.am/en/armenian-online-media-statement
25
Заявление неправительственных организаций об инициативе группы депутатов: http://khosq.am/en/2014/03/14/
statement-of-journalistic-associations/

50
по защите свободы слова26, в 2010-2013 годах, в судах Армении было возбуждено всего 97 дел
в связи с деятельностью СМИ, в частности, в связи с клеветой (статья 1087 Гражданского кодек-
са Армении). Отсюда, 17 дел было возбуждено в 2010 году, 37 в 2011, 17 в 2012 и 26 в 2013 году
(16 в первой половине и 10 во второй половине года).
Ара Газарян, юрист, специализирующийся на медиа праве, сообщил, что 43% дел были
возбуждены против печатных изданий, 28% - против интернет-изданий, 12% - против
телевизионных СМИ и 19% - против отдельных журналистов. В 32 делах истцами выступали
граждане и/или частные компании, в 25 делах – политики, в 9 – юристы, в 7 – НПО, еще в 7 –
знаменитости, и т.д.
На момент проведения исследования решения были вынесены по 59 делам, в том числе,
24 иска против СМИ были отклонены, 12 были частично удовлетворены, 10 дел завершились
соглашением сторон, в 9 случаях иски были отозваны, 3 дела были возвращены в судебное
производство, и 1 иск был полностью удовлетворен.
Согласно статистическим данным, количество удовлетворенных исков было значительно
ниже отклоненных. Несмотря на это, на основании полностью и частично удовлетворенных
исков, все респонденты, опрошенные в ходе исследования, отмечали, что решения суда,
принятые в 2010, 2011 и 2012 годах, создали серьезную угрозу свободе СМИ в Армении, так
как штрафы достигали 10-15 и 20 тысяч евро и, по словам респондентов, нанесли серьезный
экономический удар по СМИ.
С учетом этих угроз, на основании доклада Уполномоченного по правам человека, в ноябре
2011 года Конституционный суд Армении сделал специальное пояснение в связи со статьей
1087.1 Гражданского кодекса27. Суд постановил, что данная статья не противоречит Конститу-
ции Республики Армения, однако пояснил, что штрафные санкции в отношении СМИ должны
соответствовать их возможностям. В результате этого, размеры штрафов значительно сократи-
лись и, на сегодняшний день, колеблются в трехзначном диапазоне.
По словам респондентов, после принятия этого решения иски, связанные с клеветой,
в большей степени приобрели ту функцию, которую они должны выполнять, а именно,
опровержение неверной информации и моральное удовлетворение истца, что само по себе
важно с точки зрения соблюдения прав человека.
Несмотря на это, данный опыт еще раз показал, что правовое регулирование может быть
использовано в качестве рычага давления на СМИ.

1.3 Механизмы саморегулирования СМИ

1.3.1 Инициатива саморегулирования СМИ – Наблюдательный совет по этике СМИ


Первые серьезные шаги в направлении саморегулирования были сделаны в Армении в 2007
году. Весной 2007 года по инициативе Ереванского пресс-клуба и группы журналистов были
разработаны Кодекс поведения представителей СМИ и Декларация о принципах освещения
выборов и референдумов28. На сегодняшний день эти документы подписали 45 субъектов,
представляющих 48 средств массовой информации, а также 9 медиа-организаций. Большин-
26
Мониторинг дел о клевете и оскорблении достоинства в СМИ, Центр защиты свободы слова: http://khosq.
am/en/2014/03/14/statement-of-journalistic-associations/
27
Решение Конституционного суда Армении в связи со статьей 1087.1 Гражданского кодекса Армении: http://
www.concourt.am/english/decisions/common/doc/english_codices/997.htm
28
Инициатива по саморегулированию СМИ, Ереванский пресс-клуб: http://www.ypc.am/self_regul/ln/en

51
ство подписавших документы субъектов составляют газеты и оппозиционные телеканалы, а
также почти все региональные СМИ.
В настоящее время функционирует Наблюдательный совет по этике СМИ (MEO), состоящий
из 14 членов (изначально в Совет входили 7 членов), который уполномочен рассматривать
жалобы против СМИ на основании указанных документов.
Так, в 2007 году Совет рассмотрел шесть жалоб; в 2008-2009 годах по пять жалоб; в 2010
году - восемь жалоб, в 2011 - три; в 2012 - четыре и в 2013 – одну жалобу.
Как видно из статистических данных и как следует их пояснений представителей Ереванского
пресс-клуба, пик активности Совета пришелся на начальный период его деятельности. Далее
интерес к этому органу постепенно ослабел.
Президент Ереванского пресс-клуба Борис Навасардян называет следующие причины этого
явления:

• Журналисты и редакторы не хотят иметь дополнительные обязательства помимо


обязательств перед редакционной коллегией и владельцами.

• Общественность не осознала роль данного Совета и, следовательно, не проявила


активность, несмотря на проведенную Ереванским пресс-клубом информационную
кампанию, которая включала в себя и теледебаты. По словам г-на Навасардяна, многие
решили поучаствовать в дебатах лишь для того, чтобы выступить по телевидению, а не
для того, чтобы реально обсудить вопросы журналистской этики.

• Армянское общество смирилось с нынешним состоянием прессы. Существует практика


публикации ответа через другое средство массовой информации.

Респонденты также отметили несколько причин. По их словам, большинство СМИ,


подписавших Кодекс поведения представителей СМИ, и так ориентированы на соблюдение
этических норм, следовательно, деятельность Совета не отразится на СМИ, нарушающих эти
нормы. Респонденты также отметили пассивность общественности, которая, среди прочего,
вызвана тем, что решения Совета часто не влияют на поведение СМИ. Часть респондентов,
представляющих субъекты, не подписавшие Кодекс, заявили, что наиболее приемлемым
механизмом регулирования этики СМИ является наличие редакционного устава.

1.3.3. Медиа-дискуссии в клубе Интерньюс


Одной из попыток журналистского общества обсудить проблемы журналистской этики
является дискуссионный клуб, организованный Интерньюс-Армения в Центре медиа
инициатив29. Первое заседание клуба состоялось в мае 2012 года. Организаторы приглашают
представителей СМИ и медиа-экспертов для обсуждения проблем СМИ «без камер». Часть ре-
спондентов (в основном представители сетевых СМИ и экспертных кругов) подтвердили, что
они периодически принимают участие в данном клубе, однако данных о том, насколько эффек-
тивна деятельность клуба, не существует.

1.3.4. Медиа-группы в сети Фейсбук


По информации респондентов, в Фейсбуке действуют две закрытые профессиональные
группы, в рамках которых обсуждаются презентации в СМИ. Одной из наиболее часто
обсуждаемых тем является плагиат.
29
Вебсайт Центра медиа инициатив: http://www.mediainitiatives.am/

52
1.3.2. Центр свободы информации
Центр свободы информации не является механизмом саморегулирования. Это своего рода
клуб экспертов в области журналистики, чьи заключения фигурируют в ряде судебных дел в
качестве экспертных заключений30.

1.3.5. Общественный вещатель


Отдельной темой для разговора является общественный вещатель, с которого во всех
странах требуют наиболее строгого соблюдения стандартов этики.
На момент проведения исследования Общественная телевизионная компания Армении
(ОТК) не имела какого-либо кодекса поведения. По словам исполнительного директора
компании, Маргариты Григорян, на данный момент почти готова первая часть правил
поведения, которая устанавливает стандарты поведения для телеведущих и лиц телевидения.
На втором этапе будут разработаны правила поведения для всех сотрудников ОТК. Что касается
редакционных норм, то есть норм, связанных с медиа-контентом, г-жа Григорян заявила, что
работа над этим кодексом будет поручена информационной команде телевидения, хотя, этот
процесс еще не начинался.

Результаты исследования

• Согласно Рейтингу свободы прессы, опубликованному организацией «Freedom House»,


Армения находится на границе между странами с несвободной и частично свободной
прессой. Однако, СМИ Армении довольно разнообразны. В стране функционирует до 27
республиканских и региональных телекомпаний, радиостанции и газеты, которые явно
уступают позиции электронным СМИ.

• По состоянию на 2014 год, интернетом пользуется 43,57% населения, однако темп


ежегодного роста количества интернет-пользователей составляет 10%, что дает
дополнительный стимул развитию электронных СМИ.

• Практически моноэтнический и монорелигиозный состав населения (большинство


превышает 95% населения) обусловил тот факт, что армянские СМИ крайне редко
освещают темы религиозных и национальных меньшинств (как в положительном, так и
в отрицательном контексте). Однако, в то же время, в СМИ довольно часто встречаются
антитурецкие и антиазербайджанские тенденции. Согласно результатам мониторинга,
терминология, используемая при освещении темы конфликтов, не способствует снижению
враждебности.

• Согласно исследованию, проведенному армянскими НПО, язык вражды составляет 1% от


общего медиа-контента. Однако по данным НПО, ориентированных на группы меньшинств,
язык вражды, а также игнорирование и непропорциональное и несбалансированное
освещение часто имеют место в отношении прав представителей ЛГБТ-сообщества. Точных
статистических данных освещения темы меньшинств не существует, так как в настоящее
время в СМИ не проводится мониторинг в этом направлении.

30
Вебсайт Ценра свободы информации: http://www.foi.am/

53
• Из основных проблем медиаэтики представители СМИ выделяют: плагиат, тиражирова-
ние информации личного характера, использование темы меньшинств или языка вражды
в политическом контексте, достоверность фактов и т.д.

• Часть представителей СМИ пытаются решить проблемы медиаэтики при помощи изменений
в законодательстве. Примером этого может служить ужесточение законодательства
в отношении плагиата весной 2014 года. Хотя по данной статье на сегодняшний день
было представлено всего два иска, представители СМИ считают, что внесенные в
закон изменения сыграли своего рода превентивную роль. Существует и отличное
мнение, согласно которому, введение дополнительных регуляций ограничило свободу
распространения информации. Следует отметить, что правительство поддерживает
подобные инициативы без каких-либо проблем.

• Как видно из судебной практики 2012-2013 годов, дела о клевете могут быть использованы
для ограничения прав СМИ. Следует отметить, что Народный защитник Армении и
Конституционный суд адекватно отреагировали на эту проблему, в результате чего, суд
сократил размеры штрафов для СМИ, таким образом, снизив этот риск. Этот опыт должен
быть интересен при рассмотрении инициатив, предусматривающих урегулирование
вопросов этики путем изменения законодательства.

• Начиная с 2007 года, в Армении были предприняты шаги для активизации таких механизмов
саморегулирования СМИ, как Кодекс поведения представителей СМИ и Наблюдательный
совет по этике СМИ. На основании семилетнего опыта можно сказать, что Совет выполняет
функцию саморегулирования формально. Несмотря на то, что Кодекс подписали 48 меди-
а-организаций, Наблюдательный совет не оказывает большого влияния на стандарты эти-
ки, существующие в сфере СМИ. Одной из причин этого является отсутствие крупных теле-
компаний и интернет-изданий среди подписавших Кодекс субъектов. Решения Совета не
отражаются на медиа-контенте. В обществе отсутствует понимание функции и роли Совета.

• Представители СМИ используют различные платформы (интернет, закрытые встречи


или прямые трансляции) для обсуждения проблем медиаэтики. Однако этот процесс
не носит структурированного характера и больше зависит от доброй воли отдельных
СМИ. Аудитория СМИ, то есть широкая общественность, практически не участвует в этом
процессе.

• Большинство респондентов заявили, что наиболее приемлемой формой


саморегулирования является принятие редакционных кодексов поведения. Большинство
из них не согласны с идеей о разработке кодекса вещателей, аналогичного кодексам,
действующим в Великобритании, Швеции или Грузии. Исследование также показало, что
лишь у небольшого числа СМИ имеются собственные редакционные кодексы поведения.
Общественная телекомпания Армении не относится к их числу.

54
Выводы

• Исследование показало, что попытка урегулирования этических вопросов или


вопросов, связанных с медиаэтикой, путем изменения законодательства, может
негативно сказаться на качестве свободы СМИ в стране. Примером этого может служить
практика использования статьи о клевете в Армении, которая подробно описана выше.
Поэтому, такие инициативы, как кампания по борьбе с так называемыми «фейками»,
могут быть опасны. Также небезопасны любые инициативы, направленные на защиту
прав человека за счет ущемления прав СМИ. Поэтому для установления разумной
границы между правами человека и правами прессы, армянским СМИ следует более
активно использовать системы саморегулирования СМИ.

• Среди представителей СМИ в Армении нет единой позиции в отношении существования


и важности системы саморегулирования СМИ. Более того, любой иск против СМИ
воспринимается в обществе негативно, несмотря на то, насколько он обоснован.
Поэтому важно, чтобы профессионалы в области СМИ чаще организовывали дискуссии
на эту тему, в том числе в формате, открытом для общественности.

• Работники СМИ в настоящее время не готовы к созданию каких-либо новых


органов саморегулирования. Нигилистическое отношение к Наблюдательному
совету по этике СМИ заметно и со стороны самих участников процесса. С
целью идентификации этических проблем необходим инновационный подход,
финансовая и интеллектуальная поддержка процесса, поддержка исследований и
мониторинга. В противном случае, будет достаточно сложно актуализировать тему
саморегулирования.

• Согласно результатам исследования, СМИ Армении можно условно разделить на


две категории с точки зрения этики. К первой категории относятся СМИ, у которых
имеются амбиции в связи со стандартами этики, а ко второй категории – СМИ, которым
такие амбиции чужды. Следует заметить, что значительная часть СМИ, относящихся
к первой категории, никоим образом не декларирует стандарты публичной этики.
Полагаем, что лица, заинтересованные вопросами медиаэтики, могут ориентировать
свою деятельность на эту категорию.

• Поскольку электронные СМИ на сегодняшний день представляют одну из самых


быстро развивающихся сфер в Армении, было бы полезно организовать дискуссии по
вопросам международных этических норм, связанных с «новыми медиа», что должно
придать новый импульс и нагрузку теме медиаэтики.

• Серьезной задачей является принятие кодекса поведения Общественной


телевизионной компанией Армении, а также создание прецедентов с тем, чтобы
побудить общественность к защите собственных прав.

• Важно проводить кампании по защите общественного сознания, которые помогут


населению лучше узнать о своих правах в отношении СМИ и будут способствовать
реализации этих прав путем использования систем саморегулирования. Даже в случае
существования соответствующего законодательства, желательно, чтобы проблемы
решались до суда, так как в условиях, когда правительство так или иначе контролирует
суд, всегда существует риск для СМИ.

55
Список респондентов

• Гегам Варданян – продюсер вебсайта Центра медиа инициатив Media.am, медиа


эксперт, инструктор по новым СМИ

• Артур Папаян – редактор армянской службы радиостанции «Свобода», медиа эксперт,


инструктор по новым СМИ

• Самвел Мартиросян - медиа эксперт, специалист по безопасности информации

• Ара Газарян - юрист, специалист по медиа праву

• Лиана Саядян – заместитель директора сайта Hetq.am, профессор Ереванского


государственного университета

• Шушан Дойдоян – президент Центра свободы информации

• Сурен Дегерян - выпускник GIPA, председатель НПО «Журналисты во имя будущего»,


профессор Ереванского государственного лингвистического университета

• Давид Алавердян – заместитель директора компании Медиамакс, профессор


кафедры журналистики Ереванского государственного университета

• Ашот Меликян - председатель Комитета по защите свободы слова

• Эльвира Меликсетян – пресс-секретарь Женского ресурсного центра

• Мамикон Овсепян – председатель НПО «PINK Armenia»

• Маргарита Григорян - исполнительный директор Общественной телевизионной


компании Армении

• Борис Навасардян – президент Ереванского пресс-клуба

Использованные источники

1. Организация «Freedom House», Map of Freedom 2014, Рейтинг свободы прессы: http://
www.freedomhouse.org/sites/default/files/MapofFreedom2014.pdf

2. Справочник по журналистике агентства «Рейтер»: http://handbook.reuters.com/index.


php?title=Main_Page

3. Редакторское руководство Би-би-си: http://www.bbc.co.uk/editorialguidelines/

4. Шведский Совет по прессе: http://www.rjionline.org/MAS-Press-Councils-Sweden

5. Независимое управление по вопросам регулирования и конкуренции в отрасли связи:


http://stakeholders.ofcom.org.uk/broadcasting/broadcast-codes/broadcast-code/

56
6. Кодекс этики Общества профессиональных журналистов (Society of Professional
Journalists (SPJ)) http://www.spj.org/ethicscode.asp

7. «Карта цифровых СМИ: Армения»: http://www.osf.am/wp-content/uploads/2013/11/


OSF-Media-Report-Armenia-04-17-2014-RU-final-WEB.pdf , стр. 18

8. Исследование мнения и предпочтений медиа-сообщества Армении, организация


CRRC, 2013 г.: http://www.crrc.am/hosting/file/_static_content/projects/armedia%20
2013/ARM_PPT_ENG.pdf

9. Вебсайт интернет-группы «Медиамакс»: http://www.mediamax.am/am/

10. «Уровень проникновения и использования интернета в Армении», исследование НПО


«Интернет-сообщество Армении»: http://www.isoc.am/publ/penetration_en.pdf

11. «Международный отчет о свободе вероисповедания: Армения – 2012»: http://www.


state.gov/documents/organization/208498.pdf , стр. 1

12. Ереванский пресс-клуб, «Глоссарий языка вражды в СМИ Азербайджана и Армении»:


http://www.ypc.am/upload/GLOSSARY_eng.pdf

13. «Мониторинг нарушений прав человека ЛГБТ в Армении», отчет НПО «PINK-Armenia»:
http://www.pinkarmenia.org/en/publications / стр. 36-38

14. Вебсайт Женского ресурсного центра, Армения: http://www.womenofarmenia.org/en/

15. «Тематические и жанровые предпочтения армянских СМИ», отчет Ереванского пресс-


клуба: http://www.ypc.am/upload/YPC%20Monitoring_Thematic%20and%20Genre%20
Preferences_eng.pdf

16. Закон Республики Армения «О персональных данных»

17. Вебсайт Центра медиа инициатив: http://www.mediainitiatives.am/

18. Вебсайт Центра свободы информации: http://www.foi.am/

19. Решение Конституционного суда Армении в связи со статьей 1087.1 Гражданского


кодекса Армении: http://www.concourt.am/english/decisions/common/doc/english_
codices/997.htm

20. «Позиция Комиссии по этике в отношении плагиата», Ассоциация профессиональных


журналистов: http://www.spj.org/ethics-papers-plagiarism.asp

21. Медиа-сайт Центра медиа инициатив: media.am http://media.am/en/armenian-online-


media-statement

22. Заявление неправительственных организаций об инициативе группы депутатов:


http://khosq.am/en/2014/03/14/statement-of-journalistic-associations/

57
Tamar Khorbaladze

Media Ethics in Armenia: Practice and Challenges

Executive Summary
Over 350 codes of media ethics exist in the world today. Media outlets have in-house guidelines
for their journalists (for example, Reuters, BBC). There are media councils and institution of media
ombudsman operating in various countries, as well as the broadcasters’ codes of conduct and eth-
ics which are binding self-regulatory documents, for example, in the United Kingdom. International
practice shows that the lower the degree of freedom in a country, the higher the risk of government
(not journalists) stepping in to ensure trustworthiness of media, to prevent media from abusing its
own power, to act as a watchdog of human rights violations by media. This may lead to press coming
under strict government control.
The goal of the research was to evaluate the situation in terms of media ethics in Armenia and
identify the challenges which media face in this respect; to find out whether Armenia uses - and how
successfully - internationally tested self-regulation models; how prepared the Armenian media-com-
munity is to take steps in this direction; whether there are any signs of enacting legislation and/or ap-
plying government control to regulate issues of media ethics in the country.
Primary and secondary research methodology was used to prepare the paper. The secondary
research involved the analysis of materials prepared on this topic by international and local orga-
nizations as well as available statistical information. Within the framework of the primary research,
self-regulation practice in Armenia was analyzed; structure and topics of cases, the practice of court
cases, details of existing legislation were studied; in-depth, semi-structured interviews were conduct-
ed with media representatives, experts and lawyers working on this topic, representatives of academ-
ic circles and non-governmental organizations – in total, 13 respondents.
The research has showed that Armenia, much like the entire world, sees the start of print media
and partially broadcasting media ceding their position to online media. However, according to 2013
survey, television was a primary source of information for 79 percent of Armenia’s population. As of
2014, some 43.57 percent of the population uses the internet. This means that TV media, with 18 na-
tional broadcasters and nine regional broadcasters, still retains much influence in Armenia, though
only two of those channels are more or less critical of the government. Online media are free in terms
of both special regulations and content. This poses new challenges to media ethics as, according to
the research, internet-media account for most of the violations of ethics (the conclusion has been
drawn from complaints and respondents’ opinions; no accurate statistics exist).
Armenian media rarely report about ethnic and religious minorities, while hate speech makes up
only one percent of the entire media content. One of the reasons of rare coverage of monitories is
the ethnic and religious composition of the population (the majority comprises more than 90 percent
of the population). However, the use of incorrect terminology prevails in reporting on the relations
with Azerbaijan and Turkey. LGBT groups are also rarely covered whilst, when covered, around 80 per-
cent of reporting is of discriminatory nature (misuse of terms, lack of balance and diverse opinions, et
cetera). Discriminatory language is also rare towards different religious and ethnic groups. The latter
topic is especially exploited in pre-election political context.
Among the main challenges to media-ethics in Armenia, media and media experts emphasize
the following: plagiarism, problems related to the topic of ethnic conflicts, dissemination of personal

58
data, issues concerning civil activity of journalists, etc.
The Armenian parliament decriminalized defamation in 2010. According to the monitoring con-
ducted by the Committee for the Protection of Freedom of Speech, Armenia’s courts, over the peri-
od from 2010 to 2013, considered the total of 97 cases against media, mainly concerning defamation
(under Article 1087 of the Civil Code of Armenia). Over one fourth of complainants were politicians;
a substantial share of complaints was filed by businesses. The number of upheld complaints is sig-
nificantly fewer than of those that were rejected. Nevertheless, each and every respondent in the
research which was conducted on the basis of fully or partially upheld complaints noted that court
rulings posed a significant threat to media freedom in Armenia as fines imposed by courts on media
outlets were as high as 10,000 15,000 and even 20,000 euros. Media representatives declared that
those amounts delivered hard economic blows on media. After the Constitutional Court of Armenia,
in November 2011, issued a decision and explanation on the complaint filed by the ombudsman, the
amount of fines was reduced significantly, now ranging within the limit of three-digit numbers. The
court practice proved that it can be used against the freedom of media.
In the past few years, two legislative initiatives were drafted concerning ethics or a neighboring
topic: one was drafted by a group of journalists, envisaging toughening of punishment for plagiarism.
The parliament adopted the amendment. Another initiative designed to expose so-called fakes was
drafted by legislators themselves, though the initiative was called off because of the position of the
media. The media community’s stance on the amendment regarding plagiarism is mixed.
The following self-regulation institutions operate in Armenia: the Code of Conduct of Media Rep-
resentatives elaborated on the initiative of Yerevan Press Club and a segment of media in the spring
of 2007, and the Declaration on Election and Referendum Coverage Principles. As of now, these doc-
uments are signed by 45 entities representing 48 media outlets of Armenia, as well as nine media or-
ganizations. The signatories are mainly newspapers and opposition TV channel as well as all regional
media outlets. The Media Ethics Observatory (MEO), which was elected by the signatories, consid-
ered six complaints in 2007, five complaints in 2008-2009, eights complaints in 2010, three in 2011,
four in 2012 and only one in 2013. Given the declining number of complaints, an effort was made to
invigorate the MEO: four open discussions on ethical issues were held on the initiative of the Obser-
vatory, all four were streamed live. Media and participants in the process themselves admit that the
MEO actually fails to perform the function of self-regulation in reality.
Armenia tries to apply other means as media self-regulation tools as well, for example, roundta-
ble discussions among professionals (jointly with Media Initiatives Center); closed Facebook groups
for professionals; expert conclusions on media ethics and court cases (Media Freedom Center).
The Public Broadcaster does not have its code of conduct. The executive director confirms the in-
tention to adopt the code of conduct, but fails to specify the timeframe for the adoption.
The research showed that since 2007, Armenia has undertaken steps towards the implementa-
tion of media self-regulatory mechanisms, though so far the society tends to rely more on court prac-
tice than self-regulatory systems. Among the reasons for such tendency are: the passivity of society
and representatives of the media; a bulk of TV channels and online media not being among signa-
tories; MEO decisions often failing to influence the media content of violators of ethical standards,
et cetera. The existing situation shows that regardless of ethical problems existing in the media, the
translation of self-regulation idea into practice will be difficult unless new concepts and ideas are cre-
ated. In this regard, we consider the development of a code of conduct of the Public Broadcaster and
establishment of a self-regulatory body in it important. This may prove to be an interesting practice
for the media.
The research also revealed a higher degree of readiness of the Armenian media for drawing up
editorial codes of conduct than using a self-regulatory body. Supporting this readiness will also be
important.

59
Анна Барсегян

Онлайн СМИ в Грузии: вызовы и перспективы развития

Резюме
Параллельно с ростом доступности Интернета, в Грузии решительными шагами развиваются
онлайн СМИ, хотя в стране с населением в 4, 477 миллионов телевидение продолжает
оставаться основным и ведущим источником новостей и информации для большей части
населения (для девяти жителей страны из десяти).
Сегодня Интернет является самым свободным медиапространством как с точки зрения
отсутствия политического вмешательства, так и наличия плюрализма. Не было зафиксировано
каких-либо случаев цензуры, давления или преследования со стороны властей за какие-либо
публикации или свободное выражение мнений. И хотя в онлайн медиа цензуры в классическом
смысле нет, тем не менее, самоцензура является одной из проблем в грузинских СМИ.
Темой для самоцензуры становятся Грузинская православная церковь, а также
национальные, сексуальные и религиозные меньшинства. Многие журналисты избегают
критики в адрес Грузинской православной церкви, а также проявления к национальным,
сексуальным и религиозным меньшинствам какого-либо отношения, помимо критики.
Кроме публикации непроверенных фактов, преднамеренно искаженной информации,
клеветы и статусов из соцсети Facebook, самая крупная этическая проблема онлайн медиа Гру-
зии связана с плагиатом и языком вражды.
Свобода онлайн медиа иногда используется против представителей СМИ. Разные
политические деятели мстят журналистам и политическим активистами именно посредством
онлайн СМИ, рассматривая Интернет как благоприятный ресурс для обнародования
компромата. В ответ на нежелательные публикации о себе, должностные лица используют
онлайн медиа для дискредитации представителей СМИ.
Социальная сеть Facebook сегодня является самым серьезным конкурентом онлайн медиа
не только с точки зрения оперативности новостей. Значительная часть Интернет-рекламы
направляется именно в эту соцсеть. Доступность Facebook, низкие цены на рекламу и возмож-
ность таргетирования аудитории являются для рекламодателей более привлекательным пред-
ложением.
Онлайн медиа в Грузии вступают в новый этап развития, однако скромные финансовые
возможности замедляют шаги онлайн медиа в этом направлении.
Хотя некоторые сайты технически и технологически обновляются, создают свои мобильные
приложения, а на замену текстам, сопровождаемым фотографиями, постепенно приходят
мультимедийные материалы, инфографика и визуализация данных, большая часть онлайн
СМИ сталкивается с проблемой человеческих и финансовых ресурсов, чтобы следить за
всемирными тенденциями в области медиа.
У редакций нет финансовых возможностей, чтобы покрыть расходы по обеспечению
журналистов новыми медиа инструментами и обучению новым навыкам. Журналисты,
в свою очередь, не заинтересованы в самосовершенствовании, так как дополнительные
профессиональные навыки не сказываются на размере заработной платы.

60
Финансовые проблемы онлайн медиа обусловлены не только фактором маленького рынка,
но и несовершенством отделов маркетинга и продаж средств массовой информации. У СМИ
нет специалистов по маркетингу и продажам, которые обеспечили бы продвижение медиа,
разработали бы маркетинговую стратегию, а также вовлекли бы новых рекламодателей.
Исходя из социального положения, аудитория также пока не готова платить за потребляемую
журналистскую продукцию.
Одним из самых крупных проблем, волнующих представителей СМИ, является
неограниченный доступ Министерства внутренних дел Грузии к инфраструктурам мобильных
и Интернет-операторов, что позволяет МВД без решения суда в режиме реального времени
прослушивать телефонные разговоры любого гражданина, читать его личные письма и
сообщения. Это создает благоприятную среду для самоцензуры в СМИ.

Введение
Интернет освободил ранее контролируемый традиционными медиа информационный
поток и создал благоприятные условия для формирования альтернативных медиа.
Немногочисленные препятствия на пути создания Интернет-СМИ, доступность распространения
информации, минимальная законодательная регуляция и разнообразные компьютерные
технологии стали заманчивой предпосылкой для перехода из среды традиционных СМИ в
среду новых медиа. Доступность Интернета поспособствовала созданию многочисленных
онлайн СМИ, которые со временем смогли выдержать конкуренцию с традиционными СМИ и
занять устойчивое и ведущее положение на медиаполе.
Параллельно с ростом доступности Интернета, в Грузии решительными шагами развиваются
онлайн медиа, хотя для страны с населением в 4, 477 миллионов1 телевидение продолжает
оставаться основным и ведущим источником новостей и информации для большей части
населения (для девяти жителей страны из десяти2). По данным на 2011 год, 82%3 населения
получает информацию посредством телевидения.
Согласно Международному союзу по телекоммуникациям ООН, по состоянию на 2012
год, только 45% населения Грузии4 имело доступ к Интернету. А по данным исследования
«Кавказский барометр 2013», проведенного Центром исследовательских ресурсов Кавказа,
45% населения страны5 никогда не пользовалось Интернетом.
Несмотря на тенденцию роста, ограниченный доступ в Интернет остается одним из
основных вызовов на пути развития и влияния онлайн медиа.
Данное исследование представляет анализ и оценку состояния онлайн медиа в Грузии
и основано на докладах и отчетах грузинских и международных организаций, проводящих
мониторинг медиа, другой открытой информации, а также детальных интервью, проведенных
с 18 специалистами сферы в ходе визита в Грузию в рамках исследования.

1
Всемирный банк, http://www.worldbank.org/en/country/georgia
2
Transparency International Georgia, «Медиасреда накануне президентских выборов 27 октября» http://
transparency.ge/en/node/3501
3
Фонд сотрудничества «Евразия», «Грузинские медиа: оценки и перспективы развития» http://www.epfound.
ge/files/media_report_final_eng_print_1.pdf
4
Институт развития свободы информации, «Доступность Интернета в Грузии», https://idfi.ge/en/internet-
freedom-in-georgia-report-n2-54
5
Центр исследовательских ресурсов Кавказа – Грузия, «Кавказский барометр- 2013», http://caucasusbarometer.
org/en/cb2013ge/FRQINTR/

61
Были проведены подробные интервью с редакторами, журналистами, экспертами,
блогером, юристом, социологом и депутатом. Все опрошенные специализируются в вопросах
социальных медиа, проблемах свободы слова, этики и законодательства в области медиа.

Положение онлайн СМИ


По разных оценкам, в последние годы уровень свободы СМИ в Грузии повысился. В
настоящее время Интернет в Грузии является самым свободным медиапространством как с
точки зрения отсутствия политического вмешательства, так и наличия плюрализма.
Не было зафиксировано каких-либо случаев цензуры, давления или преследования со
стороны властей за какие-либо публикации или свободное выражение мнений. Не было
зарегистрировано также попыток блокирования какого-либо сайта или вмешательства в
редакционную политику СМИ.
Тот факт, что онлайн медиа не подвергаются давлению со стороны властей, часть экспертов
обуславливает влиянием онлайн медиа: ввиду небольшой по сравнению с традиционными СМИ
аудитории, власти не считают влияние онлайн медиа на общественное мнение существенным.
И хотя в онлайн медиа цензуры в классическом смысле нет, самоцензура, тем не менее,
является одной из проблем в грузинских СМИ. Темой для самоцензуры становятся Грузинская
православная церковь, а также национальные, сексуальные и религиозные меньшинства.
Многие журналисты избегают критики в адрес Грузинской православной церкви, а также
проявления к национальным, сексуальным и религиозным меньшинствам какого-либо
отношения, помимо критики.
Среди журналистов самоцензура часто воспринимается не как ограничение, а как
соблюдение норм профессиональной этики.
Нет отдельного закона, регулирующего только онлайн медиа. Есть ряд правовых актов,
регулирующих контент в Интернете. Согласно Статье 24-й Конституции Грузии, любой человек
имеет право получить и распространить информацию в письменной или иной форме, а
ограничение медиа и цензура запрещены.
Статья 13-я УК Грузии также гарантирует свободу распространения информации. Принятый
в 2004 году закон «О свободе слова и выражения» определяет критерии свободы слова и
выражения и те обстоятельства, при которых эта свобода может быть ограничена.
Интернет-контент регулируется также законами «О свободе СМИ и слова»,
«Об интеллектуальной собственности и сопряженных правах», а также «О защите
несовершеннолетних от отрицательного влияния».
В отличие от вещательных СМИ, которые в предусмотренном законом порядке обязаны
иметь кодекс поведения и механизмы саморегуляции, онлайн медиа не носят подобных
обязательств.
Онлайн медиа не имеют также каких-либо установленных законом обязательств6
публиковать информацию о владельцах и доходах, в отличие от вещательных СМИ, информация
о собственниках и доходах которых по закону прозрачна и известна.
Для того, чтобы открыть онлайн медиа, нет необходимости получить лицензию: это
означает, что любой человек может беспрепятственно войти на рынок и заняться журналистской
деятельностью. Это становится особенно очевидным во время определенных политических
6
Transparency International Georgia, «Кому принадлежат грузинские медиа?» http://transparency.ge/en/post/
report/who-owns-georgian-media-power-networks-and-corporate-relationships

62
событий (например- выборов), когда появляется сразу большое количество сайтов неизвестного
происхождения, не публикующих о себе никакой информации и закрывающихся по завершении
политических событий.
Такая свобода онлайн медиа иногда используется против представителей СМИ. Разные
политические деятели мстят журналистам и политическим активистами именно посредством
онлайн СМИ, рассматривая Интернет как удобный ресурс для обнародования компромата. В
ответ на нежелательные публикации о себе, должностные лица используют онлайн медиа для
дискредитации представителей СМИ.
Один из самых громких случаев использования онлайн СМИ для публикации компромата
против журналиста был связан с бывшим заместителем министра внутренних дел Гелой
Хведелидзе, который обвинялся в причастности к яичному бизнесу. Расплата с обвинившим
замминистра журналистом Георгием Паресишвили последовала именно в онлайн пространстве:
на созданном с этой целью сайте был обнародован видеоматериал, нарушающий право
частной жизни, где журналист был запечатлен во время гомосексуального полового акта.

Проблемы онлайн СМИ

I. Этические проблемы
Помимо публикации непроверенных фактов, преднамеренно искаженной информации,
клеветы и статусов из соцсети Facebook, самая крупная этическая проблема онлайн медиа Гру-
зии связана с плагиатом и языком вражды. Медиакомпании пытаются бороться с этими явле-
ниями путем саморегуляции.
Большая часть жалоб-обращений, поступающих в Хартию журналистской этики Грузии,
касается именно непроверенных материалов и языка вражды. Основанная в 2009 году
Хартия является органом саморегуляции и состоит из 250 членов-журналистов. Совет Хартии
из 9 человек, принимает и обсуждает жалобы, связанные с публикациями в СМИ. Жалобу-
обращение может представить любой человек, независимо от того, касается опубликованной
материал лично его или нет. Можно представить жалобу также относительно материалов
журналистов, не являющихся членами Хартии. Журналисты, подписавшие состоящий из 11
пунктов Этический кодекс Хартии, обязуются выполнить решение органа саморегуляции –
принести извинения в случае нарушения этики и опубликовать извинение в своих СМИ.

Плагиат
Одной из этических проблем, наиболее часто встречающихся в онлайн медиа, является
плагиат. Перепечатка статей, фотографий и видеоматериалов как местных, так и иностранных
коллег без предварительного разрешения или гиперссылки на первоисточник является широко
распространенной практикой.
Нарушенные коллегами авторские права СМИ предпочитают восстанавливать путем личных
звонков или сделав запись в специально созданной с этой целью группе в Facebook. Привле-
чение к ответственности в судебном порядке также является вариантом, но пока не реальным.
У редакций чаще всего нет ни времени, ни средств быть вовлеченными в судебную волокиту,
так как судебные и юридические расходы в итоге обходятся дороже, чем доход, полученный от
украденного материала.
Хотя представители сферы выступают за саморегуляцию, тем не менее они находят, что

63
для решения проблемы нужна хотя бы минимальная регуляция на законодательном уровне.
Закон об авторских правах регулирует этот вопрос, однако по утверждению некоторых
представителей онлайн медиа, есть необходимость в уточнении многих вопросов на уровне
закона.

Язык вражды
Гомофобия и ксенофобия, а также язык вражды в отношении национальных, сексуальных
и религиозных меньшинств является одной из крупнейших этических проблем грузинских
онлайн медиа. Представители сферы обеспокоены углублением этого явления. Большая часть
жалоб-обращений, поступающих в орган саморегуляции, связана именно с языком вражды.
Муссируется информация об инициативе по криминализации применения языка вражды.

II. Финансовые проблемы


Еще одной проблемой, с которой сталкиваются онлайн медиа, является финансовая
нестабильность.
В Грузии онлайн медиа не являются самодостаточным бизнесом, а существуют за счет
грантов международных организаций. В отличие от входящих в медиахолдинги сайтов,
которые имеют преимущество перед другими сайтами благодаря тому, что их финансовые
проблемы решаются при помощи холдинга, сайты, не входящие в состав медиахолдингов, в
случае финансовых проблем оказываются в затруднительном положении.
Некоторые СМИ, с целью стабилизации финансового положения, пытаются найти
дополнительные источники дохода: создают пресс-клубы, которые сдают в аренду.
Финансовые проблемы онлайн медиа обусловлены не только фактором маленького рынка,
но и несовершенством отделов маркетинга и продаж средств массовой информации. У СМИ
нет специалистов по маркетингу и продажам, которые обеспечили бы продвижение медиа,
разработали бы маркетинговую стратегию, а также находили новых рекламодателей.
Исходя из социального положения, аудитория также не готова платить за потребляемую
журналистскую продукцию. Кроме того, существует восприятие Интернета как открытого и
свободного пространства, где любую информацию можно найти бесплатно. В этом случае
аудитория предпочитает найти пути получения бесплатной информации вместо того, чтобы
платить.

Реклама в онлайн СМИ


Интернет-реклама стремительно развивается в Грузии, но, тем не менее, большая часть
рекламы, размещаемой в СМИ, приходится на телекомпании. Согласно докладу Transparency
International7, в 2012 году общая сумма, потраченная на рекламу, составила около 54 млн дол-
ларов, из которых 72% пришлось на телевидение.
Около 11% общих расходов на рекламу пришлось на внешнюю рекламу, 10% - на рекламу
на радио. На печатные медиа пришлось 5% общих расходов. И хотя обьем размещаемой в
Интернете рекламы растет с каждым годом, в 2012 году на Интернет-рекламу пришлось всего

7
Transparency International Georgia, «Рекламный рынок Грузии» http://transparency.ge/en/advertising-market

64
1,2 млн долларов, что составляет около 2% общего бюджета.
Однако потраченные на Интернет-рекламу 1,2 млн долларов не были полностью
направлены в бюджет онлайн медиа. Эта сумма была потрачена на рекламные кампании в
социальных медиа.
Социальная сеть Facebook сегодня является самым серьезным конкурентом онлайн медиа
не только с точки зрения оперативности новостей. Значительная часть Интернет-рекламы
направляется именно в эту соцсеть. Доступность Facebook, низкие цены на рекламу и возмож-
ность таргетирования аудитории являются для рекламодателей более привлекательным пред-
ложением. Кроме того, грузинская аудитория Facebook на 1,380,0008 пользователей больше,
чем аудитория грузинских онлайн медиа.

Влияние онлайн СМИ


Телевидение продолжает оставаться основным и ведущим источником информации для
большинства жителей Грузии, следовательно - самым влиятельным.
Тем не менее, разные исследования, проведенные за последние годы, показали, что
параллельно с ростом доступности Интернета растет и влияние онлайн СМИ, ставя их на второе
место после телевидения по влиянию и важности.
О растущем влиянии онлайн медиа свидетельствует также отношение должностных
лиц к публикациям в онлайн СМИ. Они начали считать себя обязанными комментировать
информацию о себе, опубликованную онлайн медиа.
За публикацией любого материала или фотографии, которые так или иначе указывают
на злоупотребление чиновником должностного положения или какое-либо другое
правонарушение, немедленно следует комментарий данного лица относительно публикации
и фактов.
Хотя сложно говорить об ощутимом влиянии онлайн медиа на широкие массы, по оценке
экспертов, они имеют косвенное влияние на аудиторию: любая тема, возникшая в онлайн СМИ
и получившая огласку, переходит в традиционные СМИ, тем самым опосредованно влияя на
аудиторию.

Влияние социальных медиа на онлайн СМИ


Социальные медиа являются основным источником, подпитывающим онлайн медиа в
Грузии. Темы, возникающие в социальные сетях и получающие огласку, часто перетекают в
онлайн медиа, обеспечивая СМИ материалом для статей. Некоторые онлайн СМИ в основном
существуют за счет записей в Facebook, которые они публикуют на своих сайтах.
С другой стороны, социальные сети изменили значение оперативности для СМИ. В случае,
когда тысячи пользователей являются потенциальными политическими журналистами и могут с
помощью своих мобильных устройств передавать информацию на своих страничках в соцсетях,
первоочередной функцией СМИ становится верификация, то есть проверка переданной этими
людьми информации.
Социальные сети, помимо источника информации для медиа, являются также эффективной
площадкой для распространения журналистской продукции сайтов и привлечения новых

8
Статистика Facebook

65
читателей. Значительная часть траффика онлайн медиа Грузии обеспечивает именно Facebook
– самая распространенная в стране соцсеть.
Однако, наряду с положительным влиянием на онлайн медиа, социальные сети имеют также
отрицательный эффект. Facebook в настоящее время является самым реальным и серьезным
конкурентом для онлайн медиа в финансовом плане. Существенная часть финансовых средств,
затрачиваемых на Интернет-рекламу, приходится именно на эту социальную сеть.

Возможные отрицательные факторы, влияющие на онлайн СМИ


Одной из самых больших проблем, волнующих представителей медиа, является
неограниченный доступ Министерства внутренних дел Грузии к инфраструктурам мобильных
и Интернет-операторов, что позволяет МВД без решения суда в режиме реального времени
прослушать телефонные разговоры любого гражданина, читать его личные письма и сообщения.
Это создает благоприятную среду для самоцензуры в СМИ, так как журналисты, стоящие
перед угрозой прослушки, будут остерегаться критических публикаций с целью избежать
возможных проблем со стороны правительства.
В настоящее время разрабатывается проект закона, которым будет предпринята попытка
определить, какого рода информацию и в течение какого срока можно прослушать по решению
суда.
Еще одна тревожная тема связана с техническими возможностями произвольной фильтрации
и блокировки9 сайтов со стороны государства, регулятора или Интернет-провайдера, что
недостаточно регулируется государством.

Перспективы развития
Онлайн медиа в Грузии вступают в новый этап развития, однако скромные финансовые
возможности замедляют шаги онлайн СМИ в этом направлении.
Хотя некоторые сайты технически и технологически обновляются, создают свои мобильные
приложения, а на замену текстам, сопровождаемым фотографиями, постепенно приходят
мультимедийные материалы, инфографика и визуализация данных, большая часть онлайн
СМИ сталкивается с проблемой человеческих и финансовых ресурсов, что не позволяет им
следить за всемирными тенденциями в области медиа.
У редакций нет финансовых возможностей, чтобы покрыть расходы по обеспечению
журналистов новыми медиаинструментами и обучению новым навыкам. Журналисты,
в свою очередь, не заинтересованы в самосовершенствовании, так как дополнительные
профессиональные навыки не сказываются на размере заработной платы.
Кроме того, доступные в Интернете бесплатные курсы - на английском языке, что является
препятствием для не владеющих языком журналистов. В самой же сфере мало специалистов,
владеющих новыми медиаинструментами, которые могли бы поделиться с коллегами своими
знаниями.

9
https://idfi.ge/en/internet-freedom-in-georgia-report-n2-54

66
На рынке действует несколько компаний, предоставляющих услуги по подготовке
визуализации и инфографики, которыми могут воспользоваться только финансово
обеспеченные сайты, так как эти услуги стоят довольно дорого.

Результаты исследования

• Онлайн медиа – самое свободное медиапространство в Грузии. Оно не подвергается


политическому вмешательству, давлению или преследованиям.

• Случаи цензуры в онлайн медиа отсутствуют, однако самоцензура является тревожным


фактом в грузинской реальности. Основные темы самоцензуры связаны с Грузинской
православной церковью, а также религиозными, национальными и сексуальными
меньшинствами.

• Самыми распространенными проблемами грузинских онлайн медиа являются плагиат


и язык вражды.

• Онлайн медиа пока не превратились в самодостаточный бизнес. Онлайн СМИ


не могут обеспечить свое существование и развитие только продавая свою
журналистскую продукцию. Они существуют в основном за счет международных
грантов. Ограниченные финансовые возможности не позволяют развивать онлайн
медиа, следуя за тенденциями технологического развития, и готовить журналистов,
владеющих новыми медиаинструментами.

• Хотя Facebook ялвяется важным инструментом для онлайн медиа, так как подпитывает
их новыми темами и является эффективной площадкой для распространения
журналистских материалов, тем не менее, эта сеть является самым большим
конкурентом онлайн медиа, так как большая часть расходов на Интернет-рекламу
приходится на рекламу в Facebook из-за более низкой цены и более высокой
эффективности.

• Неограниченный доступ Министерства внутренних дел к инфраструктурам сотовых


и Интернет-операторов и возможность без решения суда прослушать телефонные
разговоры любого гражданина создают среду для самоцензуры в СМИ.

Список респондентов

• Дачи Грдзелишвили, IREX Georgia, руководитель программы Новые медиа

• Диана Чачуа, Transparency International Georgia, медиа-аналитик

• Давид Мчедлидзе, «Интерньюс-Грузия», руководитель медиапрограмм

• Майя Циклаури, «Интерньюс-Грузия», главный редактор сайта media.ge

• Тамар Хорбаладзе, исполнительный директор Фонда развития медиа

67
• Тамар Кинцурашвили, председатель совета Фонда развития медиа

• Гига Пайчадзе, «Джампстарт Грузия», член совета

• Нино Джапиашвили, Институт общественных дел Грузии (GIPA), преподаватель

• Тамар Рухадзе, председатель Хартии журналистской этики Грузии

• Звиад Коридзе, журналист

• Гиоргий Меладзе, директор Юридического центра Государственного Университета


Илии

• Натия Купрашвили, председатель Ассоциации региональных вещателей

• Софо Британчук, член Национальной комиссии по коммуникациям Грузии

• Нестан Цецхладзе, главный редактор Netgazeti.ge

• Тамар Иакобидзе, аналитик Института развития свободы информации

• Теона Турашвили, аналитик Института развития свободы информации

• Тамар Кордзая, депутат парламента Грузии от партии «Грузинская мечта»

• Флора Эсебуа, социолог

Использованные источники

1. http://www.worldbank.org/en/country/georgia

2. http://transparency.ge/en/node/3501

3. https://idfi.ge/en/internet-freedom-in-georgia-report-n2-54

4. http://caucasusbarometer.org/en/cb2013ge/FRQINTR/

5. http://www.epfound.ge/files/media_report_final_eng_print_1.pdf

6. http://transparency.ge/en/post/report/who-owns-georgian-media-power-net-
works-and-corporate-relationships

7. http://transparency.ge/en/advertising-market

68
Anna Barseghyan
Online Media in Georgia: Challenges and Development Perspectives

Executive Summary
Along with increased internet access, online media are steadily evolving in Georgia, though in
a country with a population of 4.477 million, television continues to remain the main and primary
source of news and information for the majority of the population (for 9 out of every 10 inhabitants).
Despite the growth trend, limited internet access remains one of the main challenges for the de-
velopment and impact of online media.
According to the UN’s International Telecommunication Union, based on the data from 2012, only
45% of Georgia’s population has internet access. While according to the Caucasus Barometer 2013
survey carried out by the Caucasus Research Resource Centers – Georgia, 45% of the country’s pop-
ulation has never used the internet.
The internet today is the most free media space in Georgia in terms of both the absence of polit-
ical interference and the existence of pluralism.
There have been no recorded cases of persecution, pressure or censorship on freely expressing an
opinion or publishing anything online by the ruling authorities.
The authorities not putting direct pressure on online media is due, to some extent, to the impact
of online media: unlike traditional media, the authorities are skeptical of the likelihood of online me-
dia having a great impact on public opinion given its small audience.
Though there is no censorship in the classic sense in online media, self-censorship is one of the
problems that prevail in the Georgian media.
The Georgian Orthodox Church and ethnic, sexual and religious minorities tend to become topics
where self-censorship is exercised. Many journalists avoid criticism of the Georgian Orthodox Church
and do not express in their articles any attitude other than critical towards ethnic, sexual and reli-
gious minorities.
Apart from publishing unverified facts, deliberately distorted information, defamation and Face-
book status updates, the biggest ethical problem of Georgia’s online media is tied to plagiarism and
hate speech.
Unlike broadcast media, which is required by law to have a code of conduct and self-regulatory
mechanisms, online media has no such obligation.
Operating in the country is the Georgian Charter of Journalistic Ethics which tries to solve existing
problems through self-regulation of the media.
The 250 journalists who signed the Charter’s 11-point code of ethics are obliged to comply with
the decision of the self-regulatory body: to apologize and publish this apology in their news outlet
when violating ethics.
There is no need to obtain a license to establish an online media outlet, which means that anyone
can enter the market unimpeded and engage in journalistic activity. This becomes especially evident
during certain political events (for example, elections), when, suddenly, a large number of new web-
sites of unknown origin appear, containing no information about themselves and shutting down once
the political event ends.

69
Online media also have no obligations under the law to publish information about its owners and
revenues — in contrast to broadcast media, information about the owners and revenues of which is
transparent and known as prescribed by law.
The freedom of online media is sometimes used against media representatives. Different political
figures seek revenge on journalists and civil society activists through online media, viewing the inter-
net as a resource favorable to publishing compromising materials. In response to negative publicity
about them, public officials use online media with the purpose of discrediting media representatives.
Social media are a source of information for online media as well as an effective platform to dis-
seminate websites’ journalistic output and to attract new readers. A significant part of the traffic of
Georgia’s online media comes from Facebook, the most prevalent social network in the country.
However, along with having a positive effect on online media, social media also adversely affect
them: Facebook is online media’s most serious competitor today — and not only in terms of the
speed at which it shares news. A significant part of online advertising is directed to this social net-
working site. Facebook’s accessibility, low advertising costs, and the possibility of a more targeted au-
dience represent a more attractive offer for advertisers.
Online media in Georgia are entering a new development stage, but modest financial capabilities
slow down the steps online media have taken in this direction.
Though some sites are technically and technologically updated and create their own mobile ap-
plications, while multimedia materials, infographics, and data visualization are gradually coming to
replace text-based content accompanied by photographs, the majority of online news outlets do not
have the human and financial resources to keep up with global media trends.
Newsrooms do not have the financial means to cover the costs of journalists acquiring new media
tools and skills, and journalists, in turn, are not interested in self-improvement, since additional pro-
fessional skills do not have an effect on the amount of their remuneration.
The financial problems of online media are due to not only the factor of a small market, but also
the gaps in news outlets’ marketing and sales departments: many news outlets do not have market-
ing and sales experts who would ensure the media’s advancement, develop a marketing strategy and
attract new advertisers.
Given the social situation, the audience, in turn, is not yet prepared to pay for the journalistic
product it consumes.
One of the biggest concerns of online media representatives today is the Georgian Ministry of In-
ternal Affairs’ unrestricted access to mobile and internet providers’ infrastructure, which allows the
ministry without a court ruling, in real-time to wiretap the phone calls and read personal letters and
messages of any citizen, thus creating a favorable environment for self-censorship in the media.

Another concern is tied to the technical opportunities by the state, regulatory body, or internet
providers to arbitrarily filter or restrict websites, which is not sufficiently regulated by law.

70
Тамаз Ахобадзе
Электронное правительство в Армении: достижения и вызовы

Резюме
Целью настоящего исследования является анализ и оценка развития электронного
правительства в Армении. Начиная с середины XX века, демократические государства
приступили к активному развитию системы электронных услуг. Цель усилий, которые достигли
наибольшего размаха в конце 90-х годов прошлого века, состояла в улучшении доступности
государственных услуг для граждан. Помимо простоты, система электронного правительства
обладает и другими положительными качествами, среди которых следует отметить сокращение
расходов, повышение скорости и качества предоставляемых услуг, а также более активное
участие общественности в планировании государственных расходов, разработке и реализации
программ, то есть в деятельности правительства. Это позволяет снизить риск ненадлежащей
реализации государственной политики и коррупции в государственных структурах.
В ходе визита в Армению, состоявшегося в рамках исследования, были проведены
глубинные интервью с лицами, участвующими в развитии системы электронного правительства,
и заинтересованными сторонами. Помимо интервью, в целях исследования был использованы
существующие интернет-ресурсы, результаты предыдущих исследований и публикации,
предоставленные армянскими коллегами.
Усилия по развитию электронного правительства в Армении активизировались в 2000-
х годах. Особое значение в этом плане имело присоединение Армении к международной
инициативе Партнерство «Открытое правительство» в 2011 году. В рамках этой инициативы
правительство Армении взяло на себя обязательства по развитию электронного правительства
в стране. Была создана рабочая группа из представителей государственных органов и непра-
вительственного сектора. Координатором группы стал Аппарат премьер-министра Республики
Армения. Группа разработала план действий, и правительство Армении приступило к выполне-
нию своих обязательств. Через два года после присоединения к «Партнерству» Армения пере-
шла на новый этап и разработала новый план действий, который предусматривал завершение
выполнения ранее принятых и принятие новых обязательств.
Также как и другие страны, в ходе этого процесса Армения столкнулась с определенными
трудностями, связанными с необходимостью усовершенствовать нормативные акты, развить
инфраструктуру и подготовить кадры. Как и другие новшества, электронное правительство
сталкивалось с неприятием со стороны определенной части общества. Особенно трудное по-
ложение было в регионах.
В 2000-х годах началось развитие электронных услуг, в первую очередь, в контексте
борьбы с коррупцией. Главная задача состояла в том, чтобы представить услуги как единое
целое. Для этого были созданы веб-сайт и интернет-портал правительства Армении, где
собраны все электронные услуги, которыми могут воспользоваться граждане. Кроме того,
министерства и местные органы власти начали создавать, подводить под единый стандарт,
а главное, использовать собственные веб-сайты. На правительственном сайте публикуются
все постановления правительства, что позволяет гражданам и заинтересованным сторонам
оперативно знакомиться с решениями правительства, а в случае возникновения вопросов,
обращаться к представителям правительства непосредственно через данный сайт.
Создание абсолютно открытого сайта электронных закупок имело особое значение в плане
борьбы с коррупцией. Правительство Армении обязалось осуществлять закупки любого вида

71
продукции и услуг путем проведения тендеров, открытых для всех заинтересованных лиц. По-
мимо снижения уровня коррупции, электронные закупки способствовали значительному со-
кращению государственных расходов. Еще одним новшеством в сфере борьбы с коррупци-
ей было обязательное заполнение должностными лицами имущественных деклараций и их
опубликование. В соответствии с новым обязательством, правительство Армении увеличило
список должностных лиц, обязанных заполнять имущественную декларацию, до восьмисот
человек. Принятие закона «О свободе информации», а также инициатива правительства Ар-
мении об опубликовании министерствами своих планов действий и бюджетов на собственных
веб-сайтах способствовали повышению прозрачности деятельности государственных структур.
Такая интерактивная форма взаимодействия позволяет населению принимать участие в плани-
ровании бюджета.
Отдельно следует отметить успех, которого Армения добилась в сфере лицензирования и
регистрации бизнеса. Сокращение сроков выполнения необходимых процедур, а также свя-
занных с ними затрат привело к активизации местных и иностранных инвесторов. Также упро-
стилась процедура регистрации недвижимого имущества. Кроме того, Армения добилась
значительных результатов в плане простоты начала бизнеса, заняв шестое место в мире в соот-
ветствующем рейтинге. Республика также занимает лидирующее (5-е) место в рейтинге просто-
ты регистрации недвижимого имущества.
Введение системы электронного документооборота в 2008 году способствовало упрощению
и повышению оперативности работы государственных органов. Благодаря этой системе граж-
дане могут проследить, в какой именно госструктуре и у какого чиновника находятся поданные
ими заявления, а в случае неполучения своевременного ответа, требовать соответствующего
реагирования. В 2013 году система была полностью задействована в 45 из 48 муниципалитетов,
а также внедрена в 179 сельских общинах.
Особенно быстро популярность среди населения обрела система электронных платежей,
которая объединяет свыше 40 государственных органов. Это удобный, быстрый и экономный
способ осуществления платежей для граждан и организаций.
Отдельно следует отметить использование системы электронного правительства в школах.
В 1358 школах Армении ведутся электронные журналы, в которых отражается информация об
оценках, посещаемости и заданиях. На основе результатов составляются рейтинги школ, наи-
более успешные из которых поощряются. Такая конкурентная среда обеспечивает заинтересо-
ванность школ в улучшении своих показателей. С начала проекта, показатели успеваемости и
посещаемости улучшились у 13% и 22% учеников соответственно.
Особо следует отметить роль неправительственного сектора в развитии открытого
правительства в Армении. Неправительственная организация «Центр свободы информации»
проводит различные информационные кампании для повышения осведомленности
общества в сфере направления запросов на информацию, а также активно контролирует
деятельность правительства. Организация периодически запрашивает информацию у разных
государственных органов и анализирует полученные ответы, которые публикует на своем
веб-сайте. «Центр свободы информации» также публикует на своем сайте «черный список»
госслужащих, которые нарушают право на свободу информации. В то же время, НПО награждает
государственные органы, которые способствуют развитию свободы информации.
Армения столкнулась с рядом проблем, связанных с развитием электронного правительства,
которые можно преодолеть совместными усилиями правительства Армении, неправитель-
ственного и частного секторов, а также международных организаций. В настоящее время в сфе-
ре электронного правительства существуют следующие проблемы:

72
Недостаточная распространенность интернета
Несмотря на то, что за последние годы количество интернет-пользователей в Армении
выросло, оно не превышает 60% населения. Правительство Армении, частный сектор и теле-
коммуникационные компании работают над тем, чтобы обеспечить доступ к интернету во всех
регионах и селах. Вторая проблема состоит в отсутствии у населения знаний и навыков работы
с интернетом. Министерство образования старается решить эту проблему со школьного воз-
раста, а правительство, при помощи неправительственного сектора, стремится привить насе-
лению навыки использования электронных услуг при помощи специальных обучающих курсов.

Низкий уровень участия населения в системе электронного правительства


Армения занимает крайне слабые позиции в плане участия отдельных граждан и
общественности в целом в системе электронного правительства, находясь на 135-м месте
среди 170 стран. Для повышения участия населения необходимо проводить более активные
информационные кампании, а также сделать интернет-порталы ориентированными на
население и более простыми в использовании (user-friendly).

Защита личных/персональных данных


Простота использования и оперативность являются преимуществами системы электронного
правительства. Однако эти преимущества не должны оказывать негативное воздействие на
безопасность персональных данных. Для этого правительству Армении необходимо соблюдать
баланс между открытостью и защитой персональных данных. В Армении на сегодняшний день
не существует службы по защите персональных данных.

Кибербезопасность
В Армении еще не создана национальная группа реагирования на киберинциденты, вслед-
ствие чего правительству трудно справляться с кибератаками. Новый план действий предусма-
тривает создание центра по кибербезопасности.

Введение
Благодаря современному уровню технического развития и развитию интернет-
коммуникаций появились новые возможности, которые существенно упрощают и ускоряют
использование государственных услуг и, повышая их прозрачность, в том числе благодаря
участию граждан, способствуют развитию страны, сокращению коррупции и достижению
максимального уровня комфорта и удовлетворения для граждан и предпринимателей.
Электронное правительство (e-governance) способствует повышению эффективности, сниже-
нию расходов (за счет сокращения потребности в материальных и человеческих ресурсах) и
участию населения, а также предоставляет обществу механизм контроля над деятельностью
правительства. Именно поэтому электронное правительство ассоциируется с демократическим
правительством. Так называемая «цифровая демократия» основывается на свободе распро-
странения и доступности информации и подразумевает: а) размещение информации и б) обе-
спечение доступности государственных услуг на общенациональном и местном уровнях путем
создания веб-сайтов и электронных программ.
С целью поддержания открытого правительства, 20 сентября 2011 года восемь государств
(Бразилия, Индия, Мексика, Норвегия, Филиппины, ЮАР, Великобритания и США) основали
инициативу Партнерство «Открытое правительство». С тех пор к инициативе присоединились 56

73
государств, включая Армению.1 Также как и другие государства-участники, Армения стремилась
к усилению открытого правительства и достижению его прозрачности путем максимального
вовлечения населения, что подразумевает развитие электронного правительства.
Для развития электронного правительства, в первую очередь, требовалось
усовершенствовать соответствующую нормативно-правовую базу. Кроме того, следовало
обеспечить развитие информационных технологий и повысить уровень информированности
населения, ознакомив его с преимуществами электронного правительства. Также необходимо
было выработать технические навыки. Как выяснилось в ходе исследования, важную роль в
этом процессе сыграли правительственный, неправительственный и частный сектора.
Для оценки развития электронного правительства используется специальный
пятиуровневый индекс.
На первом, так называемом примитивном уровне, оценивается наличие правительственных
веб-сайтов. Однако следует отметить, что эти сайты не пользуются популярностью среди
населения, что приводит к отсутствию взаимодействия.
Второй уровень подразумевает незначительный шаг вперед со стороны правительства, что
выражается в более активном информировании населения.
На третьем, интерактивном, уровне, правительство предоставляет населению возможность
пользоваться электронными услугами.
На четвертом, трансактном, уровне правительство предоставляет электронные услуги
населению в круглосуточном режиме, имеет обратную связь с населением и стремится к
повышению качества предоставляемых услуг.
Пятый, наивысший, уровень подразумевает взаимное сотрудничество между
правительством и населением.
Цель настоящего исследования состояла в изучении ситуации с развитием электронного
правительства в Республики Армения.
Как упоминалось выше, в 2011 году Армения присоединилась к инициативе Партнерство
«Открытое правительство» и приняла на себя обязательства по развитию электронного
правительства. В том же году была сформирована рабочая группа под руководством
Аппарата премьер-министра Республики Армения, состоявшая из представителей различных
министерств, а также международных и национальных неправительственных организаций.
Группой был разработан план действий, который предусматривал улучшение ранее полученных
результатов, разработку новой законодательной базы и внедрение соответствующих
государственных услуг и программ. В 2014 году Армения перешла на новый этап, разработав
новый план действий, которые предусматривал принятие новых обязательств.
Для обеспечения доступности услуг был создан двуязычный – армяно-английский -
правительственный интернет-портал https://www.e-gov.am/en/, через который можно по-
лучить доступ ко всем государственным услугам. Кроме этого портала существуют веб-сай-
ты различных министерств и местных органов власти, популяризацией которых занимаются
правительство и НПО. Хотя по положению на 2014 год почти ни в одной точке Армении не
существует проблем с доступом к интернету, население (особенно в регионах) недостаточно
активно пользуется электронными услугами, и правительство республики интенсивно работает
над решением этой проблемы.
В основной части настоящего исследования оценивается существующая в Армении
ситуация с электронным правительством. В ней рассматриваются два уровня электронного

1
http://www.opengovpartnership.org/country/armenia (27.06.2014)

74
взаимодействия: 1) взаимодействие между правительством и обычными гражданами - G2C
(Government to Citizen - «государство-граждане»); 2) взаимодействие между правительством и
предпринимателями - G2B (Government to Business – «государство-бизнес»).
В исследовании была использована методика глубинных интервью, которые были
проведены с представителями правительственных организаций, а также международных и
местных НПО. В рамках исследования также состоялись встречи с представителями частного
сектора, которые принимают участие в развитии электронного правительства в качестве
заинтересованных лиц.
Помимо этого, в исследовании были использованы интернет-ресурсы, а также результаты
нескольких исследований и публикации, которые были любезно предоставлены армянскими
коллегами.
К сожалению, в ходе полевых исследований в мае 2014 года не удалось провести глубинные
интервью с представителями правительства Армении, так как к тому моменту в республике
произошла смена правительства, и продолжался процесс передачи дел.
В рамках исследования состоялись интервью со следующими лицами:

• Давид Саргсян, бывший министр финансов Армении, с именем которого связано


внедрение и развитие многих видов электронных услуг в Армении;

• Ваагн Мхитарян, заместитель руководителя транснациональной организации


«Развитие электронного правительства в Армении»;

• Ральф Йирикян и Андрей Пятахин, генеральные директора ведущих


коммуникационных компаний Армении – MTS и Beeline;

• Артур Запросян, директор ереванской академии Microsoft;

• Нарек Варданян, глава Отдела развития компании электронных платежных систем


Idram;

• Хайк Чобанян, заместитель директора Союза информационных технологий;

• Лиана Дойдоян, эксперт Центра свободы информации;

• Анна Енгибарян, административный директор Армянского виртуального колледжа;

• Сурен Алоян, один из основателей и председатель неправительственной организации


«Классная комната» (Dasaran.am);

• Самвэл Мартиросян, эксперт по социальным медиа.

Электронное правительство в Армении: описание и анализ

I.I. История развития электронного правительства


Технический прогресс, начавшийся во время Второй мировой войны, в основном исходя
из военных нужд, дал толчок к развитию электронного правительства. Создание первых
вычислительных машин (Colossus, ENIAC, UNIVAC) положило начало разработке компьютеров
IBM в 50-х годах прошлого века, а уже в 60-х годах были сделаны первые шаги в развитии спут-
никовой связи.

75
Отдельные компоненты электронного правительства существовали в США уже в 50-х годах
XX века, а развитие электронного правительства началось с 80-х годов (появилась голосовая
почта, компьютеры, электронные бюллетени). В 1993 году президент и вице-президент США
впервые в истории обменялись сообщениями по электронной почте.
Если до 1990 года интернет в основном выполнял научно-познавательную функцию, с
1993 года началась его активная коммерциализация. Правительство США создало первый
правительственный интернет-портал (FirstGov.Gov) и начало оказывать поддержку распростра-
нению интернета. При помощи портала граждане США получили доступ к миллионам докумен-
тов. Позже портал был соединен с веб-сайтами различных штатов и местных органов власти,
таким образом, превратившись в виртуальный офис по обслуживанию населения.
Начиная с 2000 года, целью правительства стало предоставление гражданам круглосуточных
услуг электронного правительства. Более того, сформировались четыре типа электронного
взаимодействия, а именно, взаимодействие между: правительством и гражданами - G2C
(Government to Citizen – «государство-граждане»); 2) правительством и предпринимателями -
G2B (Government to Business – «государство-бизнес»); 3) правительством и государственными
служащими - G2E (Government to Employee  – «государство-служащие»; 4) правительством и
органами власти в различных сферах и на различных уровнях (национальном, административно-
территориальном и местном) - G2G (Government to Government – «государство-государство»).
Быстрое распространение так называемых умных телефонов – «смартфонов», которое
наблюдается сегодня, способствует еще более интенсивному развитию электронного
правительства.

I.II Электронное правительство как путь к демократии


Развитие электронного правительства в значительной степени обеспечивает надлежащее
управление (good governance). Согласно Организации экономического развития и сотрудниче-
ства (ОЭСР), электронное правительство способствует:

• повышению эффективности;

• увеличению количества услуг и улучшению их доступности для населения;

• усилению демократических процессов;

• повышению доверия населения к правительству;

• увеличению доходов путем сокращения расходов (включая расходы, связанные с


персоналом государственных структур);

• достижению большей прозрачности деятельности правительства;

• сокращению коррупции.2

Для достижения вышеуказанных целей, в 2011 году по инициативе восьми государств


(Бразилии, Индии, Мексики, Норвегии, Филиппин, ЮАР, Великобритании и США) был основан
форум Партнерство «Открытое правительство». В настоящее время форум объединяет 68
государств, в которых идет активный процесс правительственной реформы.3

2
http://www.oecd.org/mena/governance/36853121.pdf (29.06.2014)
3
http://www.opengovpartnership.org/countries (29.06.2014)

76
I.III Армения – член инициативы Партнерство «Открытое правительство»
В сентябре 2011 года Армения присоединилась к инициативе Партнерство «Открытое
правительство», вновь подтвердив свое стремление к созданию более открытого и прозрачного
правительства и предоставлению большего количества электронных услуг населению.
В январе 2012 года теперь уже бывший премьер-министр Армении Тигран Саргсян
сформировал Рабочую группу, цель которой состояла в разработке плана действий для
инициативы Партнерство «Открытое правительство».
В состав Рабочей группы входят следующие лица:

• Тигран Геворкян – заместитель главы Аппарата правительства, координатор Партнер-


ства «Открытое правительство», председатель Рабочей группы;

• Армен Худавердян – член Комиссии по этике;

• Ашот Гилоян – Министерство территориального управления;

• Макар Гамбарян и Григор Арамян – Министерство финансов;

• Артак Багдасарян – Министерство экономики;

• Арман Акопян и Вардух Асатурян – Министерство иностранных дел;

• Георгий Давтян – Комитет государственных доходов;

• Арам Асатрян и Роза Варданян – Аппарат правительства;

• Аревик Акобян – Министерство юстиции;

• Лиана Дойдосян – Центр свободы информации;

• Варужян Хоптанян – «Трансперенси интернешнл»;

• Леван Барсегян – журналистский клуб «Аспарез».

I.IV История развития электронного правительства в Армении

Следует отметить, что и до присоединения к инициативе Партнерство «Открытое


правительство» в 2011 году в Армении наблюдался определенный прогресс в плане
развития электронного правительства. Начиная с 2000 года, особое внимание уделялось
борьбе с коррупцией, и немалую роль в этом процессе играло именно развитие открытого
правительства и электронного правительства. Благодаря этим усилиям были достигнуты
следующие результаты:

• Была разработана политика, согласно которой высокопоставленные должностные


лица были обязаны заполнять имущественные декларации. С целью искоренения
коррупции и обеспечения прозрачности деятельности правительства, список
чиновников, обязанных заполнять декларации, был расширен до 800 человек.

77
Комиссия по этике публикует заполненные декларации на вебсайте http://www.eth-
ics.am/hy/, где с ними может ознакомиться любой желающий. Индикаторами успеха
данного проекта являются: количество пользователей сайта Комиссии по этике, коли-
чество опубликованных имущественных деклараций, а также наличие обратной свя-
зи с гражданами, высказывающими свое мнение по поводу опубликованных декла-
раций. Количество потенциальных пользователей составило 70 000 человек.

• С целью регулирования государственных закупок (тендеров) был создан вебсайт


http://www.armeps.am/epps/home.do. Цель этого проекта состояла в создании эф-
фективной и прозрачной системы государственных закупок, а количество потенци-
альных пользователей составило 1 миллион человек.

• Были упрощены процедуры лицензирования и регистрации бизнеса путем внедрения


принципа «одного окна», что позволило сэкономить средства и время (https://ww-
w.e-register.am/am/). Бывший министр финансов Армении Давид Саргсян заявил во
время интервью, что одним из приоритетов правительства было упрощение процедур
и сокращение сроков регистрации бизнеса. Сегодня регистрация бизнеса занимает 15
минут и осуществляется по принципу «одного окна». В результате, в 2011–2012 годах
10% бизнеса было зарегистрировано электронным способом.

• Сроки регистрации недвижимого имущества сократились с 7 до 3 дней. В нынешнем


году системой воспользовалось свыше 5000 человек.

• Упростилась регистрация рождений, смертей, браков и разводов, и соответствующая


информация стала доступна для всех государственных учреждений;

• В 2003 году был принят закон «О свободе информации». 4

• Был создан единый механизм трудоустройства и продвижения по службе


государственных служащих.

• Веб-сайты государственных учреждений были усовершенствованы, и их структура


была унифицирована. Началось активное обнародование публичной информации,
в том числе информации по бюджету, вакансиям, контактным данным чиновников.
Количество потенциальных пользователей составило 60 000 человек.

• Государственные учреждения обязались публиковать свои планы действий. К 2011


году были опубликованы 80% отчетов о выполнении планов действий.

• В 2008 году была внедрена система электронного документооборота «Mulberry»,


которая связывает между собой 35 государственных учреждений. Преимуществами
данной системы являются: простота ведения документооборота, централизованное
хранение документов и простая система поиска документов (в том числе текущих дел).
Индикаторами успеха развития системы электронного документооборота в местных
органах власти были: связь всех городских муниципалитетов с системой электронного
документооборота, сокращение объема бумажного документооборота в регионах.
Количество потенциальных пользователей достигло 960 000 человек. В 2013 году, си-
стема была полностью задействована в 45 из 48 муниципалитетов, а также введена в
179 сельских общинах. В 2014 году было запланировано внедрение системы электрон-
ного документооборота во всех муниципалитетах и сельских общинах.

4
http://www.opengovpartnership.org/sites/default/files/legacy_files/country_action_plans/OGPAP_Armenia_English.
pdf (1.07.2014)

78
• С 2008 года началась работа над внедрением электронных подписей.

• Появилась возможность электронной регистрации собственности.

• Появилась возможность электронной регистрации факта правонарушения (http://


www.azdarar.am/).

• Была внедрена судебная информационная система «Datalex» (http://www.datalex.


am/), которая предоставляет возможность электронного ведения дел и получения до-
ступа к определенным делам в качестве публичной информации.

• Был создан единый налоговый портал (https://www.e-payments.am/hy/), объединив-


ший все государственные платежи (лицензии, услуги, подоходный налог), что дало
гражданам возможность осуществлять платежи при помощи кредитных карт или тер-
миналов. Работа над порталом началась в 2012 году. На сегодняшний день он объе-
диняет более 40 государственных учреждений. За показатель успеха взято количество
пользователей и транзакций. Количество потенциальных пользователей составило
500 000 человек. В настоящее время система электронных платежей считается одной
из наиболее успешных электронных систем обслуживания. В результате, единой
системой электронных платежей в 2012–2013 годах воспользовалось более 40 000 че-
ловек. Несмотря на небольшое количество пользователей, можно считать, что обяза-
тельство было выполнено на удовлетворительном уровне.

• Электронный интерактивный бюджет дает гражданам возможность контролировать


расходование бюджетных средств различными органами и структурами.

• С 2010 года все решения правительства и премьер-министра публикуются на


правительственном портале (http://www.gov.am/en/), через который с правитель-
ством ежедневно связываются в среднем 10 000 граждан.

• Был упрощен процесс прохождения техосмотра, регистрации автомобилей и выдачи


водительских прав. Также была внедрена система электронных штрафов. Для
получения всех этих услуг был внедрен принцип «одного окна». Отслеживать ход
процесса стало возможно при помощи уникального 12-цифрового кода. Показателем
успеха стало сокращение срока регистрации автомобилей с двух дней до 40 минут.
Количество потенциальных пользователей составило 75 000 человек.

• Была разработана электронная система консульского обслуживания. Показателями


успеха стали: количество заявителей, сокращение сроков предоставления услуг и
числа ошибок. Количество потенциальных пользователей составило 300 000 человек.
На данном этапе в систему объединены 24 из 45 консульств. Продолжается работа над
усовершенствованием системы.

• Правительство поставило перед собой задачу по внедрению сети MailArmenia, кото-


рая предусматривает создание ящиков электронной почты для всех граждан с целью
рассылки информации. Ящики электронной почты должны предоставляться гражда-
нам при получении паспортов. Показателями успеха проекта должны быть: полноцен-
но функционирующая электронная почта с интегрированной электронной подписью,
которая придает законную силу электронным письмам. В данную систему должны
быть объединены все государственные учреждения. Количество потенциальных поль-
зователей составляет 1,5 миллиона. человек. Датой выполнения обязательства был
конец 2013 года, однако на сегодняшний день обязательство не выполнено, и работа
в этом направлении все еще продолжается.

79
• Началась работа над созданием электронной статистической системы, которая
упростит процесс предоставления информации предпринимателям и гражданам.
Количество потенциальных пользователей составляет 150 000 человек. Датой выпол-
нения обязательства был конец 2013 года, однако на сегодняшний день обязательство
не было выполнено и работа в этом направлении все еще продолжается.

• С 2010 года граждане получили доступ к различным видам электронных услуг на сайте
https://www.e-gov.am/. Данный сайт дает гражданам возможность обратиться с пись-
мами в правительственные структуры, а также проследить, в какой именно структуре
находятся их письма. В случае неполучения своевременного ответа, граждане могут
обратиться в соответствующие структуры для надлежащего реагирования. При помо-
щи этого сайта граждане могут получать различные государственные лицензии и раз-
решения, участвовать в электронных аукционах, получать визы, контролировать рас-
ходование бюджетных средств правительством, а также знакомиться с различными
инициативами правительства. В среднем, сайтом ежедневно пользуются 20 000 граж-
дан, из них 20% получают на нем необходимые услуги.

• Большое значение имело внедрение элементов электронного правительства в


систему образования. Министерство образования, при консультативной поддержке
организации dasaran.am и финансовой поддержке компании MTS Viva и организации
USAID, осуществляет проект «Классная комната». Проект подразумевает переход го-
сударственных школ на модель электронного управления. Портал http://www.dasa-
ran.am/ связывает между собой учителей, учеников и родителей. В рамках проекта
прошли подготовку учителя, обязанные вести электронный журнал, в который
вводится информация о посещаемости, успеваемости учеников и заданиях. На
сегодняшний день в проекте участвуют 1358 школ. Количество пользователей портала
достигло 843  000 человек. Помимо информации о школьных мероприятиях, портал
предлагает пользователям много интересного, в том числе социальную сеть, интел-
лектуальные игры, консультации психолога, полезную информацию об университетах
для учеников выпускных классов, а также различные интересные блоги. Около 65% ар-
мянских школ используют возможности портала на 100%, 15% используют их на 90%,
а оставшиеся 20% школ (в основном школы, расположенные в регионах) используют
возможности портала на 50%. О безусловном успехе проекта свидетельствуют следу-
ющие факты: с начала проекта, показатели успеваемости и посещаемости улучшились
у 13% и 22% учеников соответственно. На основе результатов составляются рейтинги
школ, наиболее успешные из которых поощряются. Такая конкурентная среда обеспе-
чивает заинтересованность школ в улучшении своих показателей.
Несмотря на достигнутые хорошие результаты, правительству Армении еще многое
предстоит сделать для развития электронного правительства. С этой целью непрерывно
продолжается работа в рамках Рабочей группы.
Рабочая встреча по разработке второго плана действий, в который включены цели и
обязательства на 2014–2016 годы, состоялась в Армении 5-6 апреля 2014 года. Мероприятие
было организовано Армянским центром свободы информации, армянским представительством
USAID и Программой развития ООН (ПРООН). Основная цель встречи состояла в поиске путей
для расширения участия гражданского общества в системе открытого правительства. Участники
встречи обсудили показатели выполнения обязательств в рамках предыдущего плана действий
и цели нового плана действий. Неправительственный сектор представил 15 рекомендаций,
среди которых следует отметить обязательную прямую трансляцию заседаний местного
совета - шаг, направленный на повышение прозрачности деятельности правительства.5

5
http://www.ogp.am/en/news/item/2014/04/15/workshop/ (1.07.2014)

80
I.V Роль неправительственного сектора в развитии электронного правительства в
Армении
Необходимо отметить роль, которую неправительственный сектор играет в развитии
открытого правительства в Армении, способствуя достижению прогресса путем выдвижения
различных инициатив и осуществления постоянного контроля над деятельностью
правительственных структур.
Одна из неправительственных организаций, участвующих в этом процессе - Центр свободы
информации, который был основан в 2001 году журналистами и юристами. Основными
направлениями деятельности организации являются: защита прав, поддержка реформ,
мониторинг, организация обучения и повышение информированности общества.
С 2001 года Центр свободы информации распространяет бюллетень под названием «У тебя
есть право знать» (http://www.foi.am/en/bulletin/). Также крайне интересна инициатива Цен-
тра, которая предусматривает публикацию на своем веб-сайте информации о государственных
служащих, нарушающих право на свободу информации (http://www.foi.am/en/years/). Однако
организация следит и за положительными фактами и ежегодно награждает государственные
учреждения за вклад в свободу распространения информации (http://www.foi.am/en/about-
award/).
Одним из успешных проектов Центра свободы информации является веб-сайт givemeinfo.
am (http://givemeinfo.am/en/), который призван показать реальное положение дел в вопросе
получения информации от госструктур.
В 2012 году Центр свободы информации затребовал от соответствующих структур
информацию о расходах на снегоуборочные работы, проведенные в 49 муниципалитетах в
период с 2001 по 2012 годы включительно.
В 34 из 49 случаях был получен полный ответ. В 22 из 34 случаев сроки предоставления
ответа (пять рабочих дней) были соблюдены, а в 12 случаях эти сроки были нарушены. В шести
случаях был предоставлен неполный, в одном случае – неверный ответ; восемь обращений
были оставлены без ответа. 6
В 2013 году Центр обратился за предоставлением публичной информации к 30
государственным учреждениям при помощи электронной почты. Запрошенная Центром
информация касалась количества заявлений, полученных данными учреждениями по
электронной почте. Таким образом, Центр выяснил, как данные учреждения реагируют на
информацию, запрашиваемую по электронной почте, а также, насколько этот метод получения
информации популярен в обществе.
Следующие 9 из 30 учреждений не ответили на запросы, полученные по электронной почте:
Аппарат Президента, Национальное собрание, Министерство территориального управления,
Министерство защиты окружающей среды, Министерство сельского хозяйства, Министерство
экономики, Министерство энергетики и природных ресурсов и два региональных органа
правительства.
Из ответов выяснилось, что в 2012 году в государственные учреждения поступило более 30
000 электронных писем с просьбой о предоставлении информации. Хоть 30 000 и не слишком
большая цифра, однако, она достаточно красноречиво свидетельствует о необходимости
внедрения и развития электронного правительства. 7
Необходимо отметить роль частного сектора в развитии электронного правительства
в Армении. Для телекоммуникационных компаний развитие электронного правительства
6
http://www.ogp.am/en/FOI/item/2012/10/17/minicipalities/ (1.07.2014)
7
http://www.ogp.am/en/FOI/item/2013/03/12/EFOI/ (1.07.2014)

81
важно с точки зрения бизнеса. Тот факт, что информационные каналы распространены во всех
регионах объясняется заинтересованностью самих компаний и поддержкой правительства.
В рамках исследования состоялись встречи с генеральными директорами двух ведущих
телекоммуникационных компаний Армении - «MTS Viva Cell» и «Телефонной компанией
Армении» (Armenia Telephone Company, Beeline). Обе компании, исходя из своих бизнес инте-
ресов, планируют ввести новые услуги и повысить качество уже существующих услуг.
Помимо предоставления электронных услуг, компании участвуют в организации и
финансировании различных проектов, включая школьные и студенческие мероприятия, что
способствует развитию электронного правительства в республике.
Помимо этих двух компаний, в развитии электронного правительства участвуют другие
компании и образовательные учреждения. Так, компания электронной платежной системы
«Idram» (idram.am), исходя из своих бизнес интересов, проводит определенные меропри-
ятия, направленные на повышение уровня информированности общества, тем самым спо-
собствуя популяризации электронных услуг. Армянская академия «Microsoft» участвует в
подготовке государственных служащих, Союз информационных технологий заботится об
инфраструктурном развитии, а Армянский виртуальный колледж (Armenian Virtual College)
предлагает армянской диаспоре первую лицензионную программу электронного обучения.

I.VI Проблемы, связанные с развитием электронного правительства


Одной из основных проблем, препятствующих развитию электронного правительства в
Армении, является недостаточное распространение интернета и отсутствие навыков работы с
интернетом у населения. Это в первую очередь касается жителей регионов и представителей
старшего поколения. Исходя из вышесказанного, электронные услуги не пользуются большой
популярностью в Армении.
Согласно международным статистическим данным, за последние годы количество
интернет пользователей значительно увеличилось, однако оно все еще не превышает 60%
населения. Что касается пользователей социальной сети Facebook, их число составляет 12% на-
селения республики,8 что может быть вызвано лингвистическими и культурными факторами.
Русскоязычные социальные сети все еще пользуются большей популярностью в Армении.
Следует отметить, что в популяризации электронных услуг заинтересовано не только
правительство, но и неправительственный и частный сектора, которые осуществляют
совместные мероприятия и проекты с этой целью. Одним из успешных проектов, направленных
на повышение информированности общества, стала кампания «Я знаю», осуществленная в 2012
году. На протяжении двух месяцев общественности предоставлялась информация о реформах,
осуществленных правительством Армении в сфере электронного правительства. Кампания
получила положительный отклик в обществе. На номер горячей телефонной линии поступило
до 12 000 звонков. Эта кампания также получила широкую огласку в социальной сети Facebook.
Страницу кампании «Я знаю» в Facebook посетило более 40 миллионов пользователей. 9
Несмотря на это, Ваагн Мхитарян, заместитель руководителя транснациональной
организации «Развитие электронного правительства в Армении», заявил в интервью,
что одним из основных препятствий на пути развития электронного правительства в
Армении остается низкий уровень участия общественности. Г-н Мхитарян заявил, что в
некоторых случаях повышение активности неправительственного сектора имело результат
прямо противоположный ожидаемому повышению активности граждан. Так, если ранее
8
http://www.internetworldstats.com/asia.htm#am (2.07.2014)
9
http://www.ega.ee/files/Raport16_dets2013_08012014.pdf стр.12

82
общественность активно обсуждала публиковавшиеся материалы, посвященные вопросам
госбюджета, то после того как информация о расходовании бюджетных средств стала
открытой, общественный интерес пошел на убыль. Он также отметил, что обществу не достает
взаимодействия в вопросах, касающихся деятельности правительства, и что общество, в
основном, находится «в режиме ожидания результатов».
Существенную проблему представляет кибербезопасность. По словам эксперта в области
медиа Самвэла Мартиросяна, Армения постоянно находится под угрозой кибератак. Зачастую
эти атаки неорганизованны, но иногда происходят умышленные атаки против конкретных
государственных учреждений.
В Армении еще не создана национальная группа реагирования на киберинциденты.
Поэтому с киберпреступлениями борются Министерство внутренних дел и прокуратура, что не
очень эффективно.10 В 2012 году было зафиксировано 40 кибератак, а в 2013-м – 22 кибератаки.
Новый план действий предусматривает создание центра кибербезопасности.
Основными механизмами, при помощи которых Армения пытается добиться
кибербезопасности, являются организация обучения в данной области и распространение
информации международными организациями. Отдельно следует отметить учения,
организованные посольством США, а также проект безопасного интернета для детей,
реализованный организацией World Vision.
По мнению Всемирного банка, основным препятствием для экономического развития
Армении остается коррупция. Согласно «Барометру мировой коррупции», опубликованному
международной организацией «Трансперенси интернешнл», Армения занимает 94-е место
из 177 стран,11 что является довольно низким показателем. Поэтому, в своем новом плане
действий правительство Армении уделяет большое внимание борьбе с коррупцией, успех
которой в значительной степени зависит от активности населения.

Результаты исследования
В 2000-х годах правительство Армении приступило к активному развитию электронного пра-
вительства. Появились законодательные инициативы, за которыми последовали шаги в обла-
сти инфраструктурного и технического развития. Заслугой правительства Армении является то,
что в 2011 году страна присоединилась к инициативе Партнерство «Открытое правительство»,
что ускорило развитие электронного правительства в республике. После довольно успешного
выполнения обязательств в рамках первого плана действий, правительство Армении
разработало второй план действий, согласно которому к 2015 году в Армении предусмотрено
внедрение целого ряда инновационных электронных государственных услуг.
Исходя из существующего положения, можно сказать, что план действий, разработанный
Арменией под эгидой Партнерства «Открытое правительство», полностью отражает
потребности, связанные с развитием электронного правительства в стране. Армения обозначила
следующие приоритеты в этой сфере: снижение уровня коррупции, прозрачность деятельности
государственных органов, экономия ресурсов и времени путем внедрения электронных услуг,
обеспечение максимального участия общественности. Для достижения этих целей необходимо
развитие инфраструктуры. Результаты исследования показывают, что правительство Армении
обладает политической волей для развития электронного правительства.
Однако, несмотря на прогресс, достигнутый за последнее время, Армения получила довольно
10
http://www.ega.ee/files/Raport16_dets2013_08012014.pdf стр.36
11
http://www.transparency.org/country#ARM (3.07.2014)

83
низкий рейтинг по индексу готовности к электронному правительству, опубликованному ООН,
набрав всего 0.41 балла из максимально возможных 1.00, и заняв 103-е место из 192 стран.
Согласно данным Всемирного банка, с 2003 года Армения повысила свой индекс простоты
ведения бизнеса, поднявшись на три ступени и заняв 37-е место среди 189 стран. Среди
факторов, препятствующих ведению бизнеса, следует отметить коррупцию, налоговое
законодательство, недоступность финансовых средств, государственную бюрократию и
неразвитую инфраструктуру.
В то же время, необходимо подчеркнуть существенный прогресс, которого Армения
достигла согласно индексу простоты начала бизнеса, поднявшись на шестое место в мире.
Республика также занимает лидирующее пятое место в рейтинге простоты регистрации
недвижимого имущества. В Армении существуют проблемы в сфере электронизации системы
налоговых платежей, в которой страна добилась незначительного прогресса, поднявшись на
девять позиций и заняв 103-е место в мире в 2014 году.12
В ходе исследования выяснилось, что в процессе исполнения некоторых обязательств возник
ряд трудностей, вызванных различными причинами. Развитие электронного правительства
связано с определенными проблемами, которые возникают как на этапе разработки проектов,
так и на этапах, связанных с их реализацией и приятием со стороны общества. Среди целого
ряда проблем особо следует выделить следующие:

• Недостаток финансовых средств в государственном бюджете, необходимых для


внедрения, разработки и реализации проектов. Финансовую поддержку правительству
Армении оказывают международные доноры.

• Недостаток кадров, обладающих знаниями в области информационных технологий,


в государственных учреждениях. Правительство Армении, при поддержке междуна-
родных и местных НПО, организует курсы подготовки для государственных служащих.

• Низкий уровень участия населения. Армения занимает крайне слабые позиции в


плане участия отдельных граждан и общественности в целом в системе электронного
правительства, находясь на 135-м месте среди 170 стран.

Помимо этого, в ходе исследования были выявлены проблемы, на которых правительство


Армении не заострило внимание в рамках первого плана действий, а именно: кибербезопасность,
защита персональных данных, более интенсивное использование электронных услуг в сферах
образования и культуры, внедрение электронных услуг в сфере здравоохранения. Это те
вопросы, над которыми Армении предстоит серьезно работать в последующие годы.

Выводы

На основании вышесказанного можно сделать вывод, что развитие электронного


правительства напрямую связано с экономическим развитием и демократическими
процессами, а, следовательно, с общим уровнем развития страны. Ниже перечислены
преимущества электронного правительства:

• Электронные услуги упрощают и ускоряют деятельность, а также сокращают расходы


рядовых граждан и предпринимателей.

12
http://www.doingbusiness.org/rankings (4.07.2014)

84
• Населению предоставляется уникальная возможность оперативно и беспрепятственно
получить любую публичную информацию, а также участвовать в процессе принятия
решений, тем самым, способствуя демократизации.

• Электронный способ облегчает процесс получения услуг, а также способствует


сокращению коррупции.

• Электронные услуги обеспечивают максимальную прозрачность деятельности


правительства, что также способствует снижению риска коррупции.

• Так как бюджеты и планы действий государственных структур публичны, что дает
гражданам возможность свободно контролировать их, государственные служащие с
большей ответственностью относятся к своим обязанностям.

• Электронное правительство устанавливает связь между правительством и


гражданами, упрощая процесс получения информации для граждан и способствуя
надлежащему планированию будущих проектов.
Как показало исследование, перечисленные положительные результаты постепенно
претворяются в жизнь. Показатель распространения электронных услуг в Армении неуклонно
растет. Повышению эффективности электронного правительства будет способствовать
выполнение Арменией своих обязательств. В ходе исследования были разработаны следующие
рекомендации:

• Правительство Армении взяло на себя обязательства в рамках инициативы Партнерство


«Открытое правительство». Как показало исследование, республика выполнила
большую часть своих обязательств в рамках первого плана действий. Однако качество
выполнения обязательств оценивается при помощи соответствующих индикаторов,
и часть из них оказалась ниже запланированных показателей. Это замедляет темп
развития электронного правительства в Армении, поэтому правительству республики
следует уделить особое внимание указанным индикаторам, которые должны быть
измеримыми, а также с максимальной точностью выполнять взятые обязательства.

• Как не раз отмечалось в ходе исследования, проблемой остается недостаточный


уровень участия населения в процессе развития электронного правительства в
Армении. Развитию электронного правительства способствуют активные граждане,
поэтому необходимо обеспечить повышение информированности граждан при
помощи информационных кампаний, курсов подготовки и других мероприятий.
Кроме того, для повышения уровня участия населения, электронные порталы должны
быть ориентированы на пользователя и просты в использовании (user-friendly).

• В регионах существует ряд проблем в плане технического развития. Неравный уровень


развития и подготовленности населения препятствует быстрому распространению
и развитию электронного правительства. Для решения этих проблем правительство
Армении обязалось предпринять меры, способствующие быстрому и эффективному
распространению электронного правительства в регионах.

• Страны, которые делают первые шаги в направлении электронного правительства,


часто сталкиваются с таким препятствием как бюрократический консервативизм,
который подразумевает неприятие нового вида правительства со стороны
государственных служащих. Как следует из результатов исследования, это явление
существует и в Армении. Задача правительства республики состоит в том, чтобы
следить за исследованиями, проводимыми неправительственными организациями,
а при наличии жалоб со стороны граждан, принять их к сведению и с максимальной

85
эффективностью отреагировать на правонарушения со стороны государственных
служащих.

• Защита личных/персональных данных является одной из проблем системы


электронного правительства. Электронное правительство ускоряет и упрощает
процесс использования электронных услуг. Простота использования и оперативность
являются преимуществами данной системы, однако эти преимущества могут
отрицательно сказываться на безопасности персональных данных. Для того чтобы
предотвратить это, правительство Армении должно соблюдать баланс между
открытостью и защитой персональных данных, чему будет способствовать создание
службы по защите персональных данных.

• Кибератаки являются еще одной угрозой для открытой информации. Как


отмечалось в ходе исследования, в Армении не существует органа по обеспечению
кибербезопасности. Правительству Армении следует как можно скорей сформировать
структуру по борьбе с киберпреступлениями.

Использованные источники

1. http://www.opengovpartnership.org/country/armenia

2. https://www.e-gov.am/en/

3. http://www.oecd.org/mena/governance/36853121.pdf

4. http://www.opengovpartnership.org/countries

5. http://www.ethics.am/hy/

6. http://www.armeps.am/epps/home.do

7. https://www.e-register.am/am/

8. http://www.opengovpartnership.org/sites/default/files/legacy_files/country_action_
plans/OGPAP_Armenia_English.pdf

9. http://www.azdarar.am/

10. http://www.datalex.am/

11. https://www.e-payments.am/hy/

12. http://www.gov.am/en/

13. http://www.dasaran.am/

14. http://www.foi.am/en/bulletin/

86
15. http://www.foi.am/en/years/

16. http://www.foi.am/en/about-award/

17. http://givemeinfo.am/en/

18. http://www.ogp.am/en/news/item/2014/04/15/workshop/

19. http://www.ogp.am/en/FOI/item/2012/10/17/minicipalities/

20. http://www.ogp.am/en/FOI/item/2013/03/12/EFOI/

21. http://esgitem.am/

22. http://www.internetworldstats.com/asia.htm#am

23. http://www.ega.ee/files/Raport16_dets2013_08012014.pdf

24. http://www.ega.ee/files/Raport16_dets2013_08012014.pdf

25. http://www.transparency.org/country#ARM

26. http://www.doingbusiness.org/rankings

87
Tamaz Akhobadze
E-governance in Armenia: Achievements and Challenges

Executive Summary
Research represents analysis and evaluation of the development of E-governance in Armenia. As
you know, since the mid-twentieth century, especially from late 90s, democratic countries, for the
simplification of access to public services, have started working on the development of electronic ser-
vices. In addition to the simplicity, E-governance has many other advantages. Among them are: the
cost reduction, quality of services, shorter time needed for receiving services, community involve-
ment in developing public programs and budgeting them. As a result, the government gets a society
that is actively involved in its activities, which reduces the risk of improperly conducting the public
policy and the risk of corruption in public institutions.
For the purpose of conducting this research, the author visited the Republic of Armenia. Inter-
views were held with individuals involved in the development of E-governance as well as with other
stakeholders of E-governance in Armenia. In addition to the interviews, resources available online,
previous studies and publications - courtesy of Armenian colleagues - were studied.
The development of E-governance in Armenia started in 2000s. The most important step forward
for Armenia was joining the Open Government Partnership (OGP) in 2012. As a result, the Armenian
government has made certain commitments to develop E-governance in the country. The Armenian
government established a working group which is composed of governmental agencies and repre-
sentatives of the NGO sector. The Prime Minister’s Office took the responsibility of coordinating the
working group. Immediately after joining the OGP, the working group has developed an action plan.
Armenia’s government moved quickly to meet its commitments. As a result, within two years Arme-
nia has moved to a new level and developed a new action plan which included a commitment to fi-
nalize the old obligations and undertake some new ones.
Armenia, as any other country, has experienced difficulties in the process of development of
E-governance. The country had to improve its regulations, develop infrastructure and train human
resources. Like all innovations, the electronic government has been received with reluctance within
some segments of the society. The situation was especially difficult in rural areas.
In 2000s, mostly in the context of combating corruption, Armenia slowly began to develop e-ser-
vices. The main task was to unify these services. For this reason, Armenia has launched government
websites and portals which include all electronic services for the citizens. Also, the ministries and lo-
cal authorities have begun to create their own web pages, making them comply with common stan-
dards and, most importantly, using them in everyday working processes. Governmental web pages
publish all government decisions so that citizens and interested parties can have an opportunity to
learn about these decisions as soon as possible. If citizens have questions, they can write a letter to
government officials by using the portals.
For the purpose of effectively fighting against corruption, it was especially important to introduce
a completely transparent e-procurement web site. The Armenian government has made ​​a commit-
ment to announce a tender for the procurement of any product or service needed by the government
and to open such tenders to everyone. Electronic procurement not only reduced corruption but also
sharply decreased government spending. Another notable innovation in the fight against corruption
was the public disclosure of the property declarations submitted by public servants. In accordance
with the new Armenian government commitment, the number of public servants required to fill out
a financial declaration has been increased to 800. As a result of introducing the Freedom of Informa-

88
tion Law, the government structures have become more transparent. The government transparen-
cy improved due to the initiative to promote action plans and budgets of governmental agencies on
websites. Interactive budgets give citizens an opportunity to participate in their planning.
Armenia showed a very remarkable progress in terms of simplification of business licensing and
registration procedures. Reduction of time and expenses motivated local and foreign investors to
start business in Armenia. The simplification of real estate registration procedures is also notewor-
thy. With regard to the easiness of starting business index, Armenia had a notable progress and ranks
6th in the world. Armenia also has an advanced position (5th) in easiness of registration of real estate.
The work of the State agencies became simple and quick as a result of the introduction of elec-
tronic document management system (Mulberry) in 2008. In addition to the comfort for public offi-
cials, the system enables citizens to track their appeals and, in case of questions, directly contact the
responsible body of the government. As of 2013, 45 out of 48 municipalities are equipped with a fully
operational system. The system was introduced in 179 rural communities as well.
The electronic tax system became very popular among the citizens of Armenia. The system unifies
more than 40 state agencies. This is a simple and fast way to pay taxes and to send tax reports from
anywhere through the internet.
The use of e-governance in Armenian schools is very interesting. Armenia’s 1358 schools run elec-
tronic journals where marks, attendance and homework are being entered. The success of the system
has proved fundamental: since the beginning of the project, 13% of the pupils have improved their
marks and 22% have improved their attendance rate. Based on the results, the Ministry of Education
establishes an approval rating of schools. Schools are encouraged to become more successful. It is
a competitive environment that guarantees that schools will use this opportunity more productively
and successfully.
Armenia’s non-governmental sector’s role in the development of open government is very signifi-
cant. The Freedom of Information Center NGO promotes public awareness in freedom of information
through various campaigns. The organization actively monitors the government of Armenia: it sends
FOI requests for public information to different government agencies, analyzes the received data and
publishes them on its own website. The Freedom of Information Center has a “black list” which con-
sists of those public officials who violate the right to the freedom of information. On the other hand,
however, the organization rewards the agencies that are most transparent with regard to the free-
dom of information.
There are several major challenges related to the development of E-governance in Armenia. How-
ever, with the efforts of the Armenian government, NGOs, the private sector and international orga-
nizations these challenges can be overcome. The challenges of E-governance development in Arme-
nia are as follows:

Small number of Internet customers


Although the Internet usage in Armenia has grown in recent years, only 60% of the population are
using the internet. The Armenian government and the private sector represented by the communica-
tions companies are working in order to increase access to the internet in all regions and villages of
Armenia. The second problem is the lack of knowledge of how to use the internet among the citizens
of Armenia. The Ministry of Education works to educate pupils in information technologies in schools,
and the government, with the help of the non-governmental sector, provides trainings to develop the
skills required to use electronic services.

Low rate of citizens’ participation in electronic governance


Armenia has a very weak position in terms of society’s participation in E-governance - 135th place

89
among 170 countries. In order to increase citizens’ involvement in electronic governance, the gov-
ernment has to implement more intensive campaigns. Also, electronic portals have to be simpler, cus-
tomer-oriented and easy to use (user-friendly).

Private / Personal data protection


Simplicity and speed are the advantages of E-governance but this entails the risk of vulnerability
of personal data. To avoid this risk, the Armenian government has to find a balance between trans-
parency and personal data protection. We should note that Armenia has not yet established a per-
sonal data protection office.

Cyber ​​Security
Armenia has not yet established a national cyber security response team. Accordingly it is hard
for the government to fight against cyber attacks. The new action plan includes the establishment of
a cyber security center.

90
Нарине Данегян
Гражданский активизм в Грузии: достижения и вызовы

Резюме
Несмотря на то, что гражданское общество в Грузии сформировалось уже давно, явление
гражданского активизма начало широко развиваться только с 2000-х годов.
Одним из самых первых достижений гражданского активизма можно считать «Революцию
роз» 2003 года, в осуществление которой гражданского общество было вовлечено на довольно
серьезном уровне.
После революции власть была в основном сформирована из тех же гражданских активистов,
получив название «правительство общественных организаций»/«соросовское правительство».
В настоящее время гражданский активизм в Грузии особенно развивается в следующих
направлениях: защита национальных/этнических меньшинств, защита сексуальных меньшинств
и женщин, активизм в области защиты окружающей среды, политический активизм и пр. В
настоящем исследовании подробно раскрывается каждое из этих направлений.
Гражданский активизм в Грузии сталкивается с рядом проблем. В исследовании
предпринята попытка собрать воедино все проблемы и вызовы, с которыми борются
грузинские гражданские активисты. В частности, раскрывается тема чрезмерной зависимости
групп активистов и неправительственных организаций от международных доноров, а также
отсутствия локальных источников финансирования.
Это важная проблема ввиду того, что в тех случаях, когда гражданские активисты и
общественные организации всецело полагаются на международные фонды, они попадают в
непосредственную зависимость от этих фондов, и, в отсутствие финансирования с их стороны,
становятся пассивными или же вовсе прекращают деятельность.

Исследование затрагивает также возможность создания местных источников финан­сирования,


а также гражданского активизма по волонтерскому принципу.

Еще одна проблема на пути развития гражданского активизма в Грузии – это проблема опыта
и лидеров, а также отсутствие инструментария консолидации масс.
Под «проблемой лидеров» не следует понимать их нехватку: среди гражданских активистов
в Грузии много лидеров, однако у них мало рычагов консолидации людей.
Не наблюдается активности среди национальных меньшинств с точки зрения участия в
гражданских движениях, что обусловлено закрытостью как общин нацменьшинств, так и
грузинского общества.
Исследование касается также концентрации политического активизма в столице и крупных
городах. На данный момент гражданский активизм сконцентрирован в столице Грузии - Тбилиси
и ряде больших городов, что образует водораздел между ними и регионами и становится
причиной изоляции регионов от гражданского активизма. Тем не менее, в этом направлении
предпринимаются шаги как со стороны местных НПО, так и иностранных доноров.
Что же касается трудностей перехода онлайн активизма в оффлайн пространство, то,
несмотря на обстоятельство, что Facebook и другие социальные сети играют важную роль в
деле развития гражданского активизма в Грузии, в настоящее время число ставящих Like в

91
Facebook существенно превосходит число предпринимающих реальные действия.
Примеров, демонстрирующих достижения гражданского активизма, немного, но они есть.
Например, борьба против эксплуатации золотого месторождения Сакдриси.
Успехи регистрирует и движение в защиту парка Ваке. Активисты этого движения добились
того, что кандидаты, представлявшие разные партии во время выборов в органы местного
самоуправления, соперничали в том, кто посадит больше деревьев.
Во властных кругах также резко возрос интерес к проблемам защиты окружающей среды.
Следует отметить, что в недавнем прошлом в этом направлении предвыборных обещаний
не давалось, в то время как в последние два года в этой сфере проделано много работы.
Сегодня в обществе много людей, для которых защита окружающей среды играет важную
роль, следовательно, вокруг этого вопроса можно консолидировать большое количество
единомышленников.
Многие эксперты связывают результаты парламентских выборов 2012 года с ростом роли
гражданского активизма. Речь идет об известном видеоматериале, где видно, как в одной из
грузинских тюрем унижают арестантов. Видеозапись была распространена за несколько дней
до выборов, подняв огромную волну протеста и серьезно повлияв на итоги выборов.
Но, несмотря на приведенные примеры, достижений гражданского активизма недостаточно
для того, чтобы получить статус принимающего решения а главная задача активистов в этом
контексте заключается в том, чтобы доказать, что они тоже принимают решения, и в случае
необходимости могут повлиять на процесс принятия решений. Это заставит власти считаться с
гражданскими активистами и, в некоторых случаях, выполнять их требования. Факт в том, что
этот процесс уже можно считать начавшимся, и, если не будет дополнительных препятствий,
то, по всей вероятности, уже через несколько лет мы сможем говорить о существующем и
состоявшемся гражданском активизме в Грузии.

Введение
В последние годы прилагается много усилий для еще большего развития гражданского
активизма в Грузии, вовлечения масс и превращения активизма в явление, основанное на
решении конкретных задач.
В исследовании гражданский активизм разделен на основные направления: защита
национальных/этнических меньшинств, защита сексуальных меньшинств и женщин,
экологический активизм, политический активизм и пр.
Исследование проведено в Тбилиси, путем интервью с гражданскими активистами и
неправительственными организациями, а также с десятком экспертов данной области. При
проведении исследования много внимания уделено практическим шагам, выполненным в
сфере, посему работа построена на конкретным практических примерах.

Основные направления гражданского активизма


Наиболее распространенными в Грузии направлениями гражданского активизма являются:

А. Защита прав национальных/этнических меньшинств


Число организаций, занимающихся защитой прав нацменьшинств в Грузии, не превышает

92
10. Самая старая из них - гражданское движение «Многонациональная Грузия»1. Организация
была создана в 1999 году. Она объединяет граждан Грузии, представляющих разные этнические,
религиозные и языковые группы, и занимается защитой прав этих групп.
Организация действует на всей территории Грузии, имеет постоянные представительства в
Тбилиси и в пяти регионах, где налицо самые большие культурные различия.
Движение сотрудничает с общественными организациями, политическими партиями,
международными организациями и СМИ.
По словам главы организации Арнольда Степаняна, кроме защиты прав национальных
меньшинств, они также выступают в качестве посредника между нацменьшинствами и
правительственной элитой. Степанян отмечает, что нынешние власти терпимы к ним, чего
нельзя сказать о предыдущих властях.
«Это было как дурной сон. Для нас и многих других НПО в те годы крайне трудно было
работать. Блокировались донорские организации, создавались искусственные преграды,
против нас велись кампании посредством СМИ. Невозможно было реализовать совместные
программы с правительством. Оказывалось давление на меня, хотели арестовать в качестве
российского шпиона. В те годы для меня было серьезной проблемой посетить Джавахети, так
как полиция всюду преследовала меня, а люди боялись встречаться с членами организации.
Это началось в 2007-ом и продолжалось до смены режима»,- рассказывает Арнольд Степанян.
Сейчас ситуация изменилась, и, по мнению Степаняна, власти, понимая силу общественных
организаций, открыты для сотрудничества.
Проблемами национальных меньшинств занимается также Грузинская ассоциация ООН2.
Эта неправительственная организация была основана в 1995 году с целью развития
демократии и гражданского общества в Грузии и на Южном Кавказе. Она реализует ряд
программ по интеграции национальных меньшинств в гражданское общество.
В рамках программы «Развивая национальную интеграцию» 3 (2011-2015 гг.), которая фи-
нансируется USAID, разрабатываются шаги, которые должны способствовать повышению уров-
ня гражданской интеграции на всей территории Грузии. Программа позволяет местным НПО
эффективно реализовать шаги, нацеленные на углубление гражданской интеграции.
Одной из целей является установление активной связи между юношами и девушками,
принадлежащими к этническим меньшинствам и проживающими в разных регионах страны. А
телевизионное ток-шоу «Наш двор» направлено на развитие идеи интеграции нацменьшинств
в гражданское общество.
Программа «Гражданское образование для молодежи Самцхе-Джавахети» (2011) органи-
зует курсы по навыкам гражданского активизма для молодых людей региона Самцхе-Джавахе-
ти. Целевые молодежные группы посредством тренингов и семинаров получают информацию
о демократическом развитии, гражданском активизме, региональной вовлеченности, граж-
данском обществе Грузии и других важных вопросах.

Б. Защита прав сексуальных меньшинств


Грузинское общество по-прежнему нетолерантно относится к сексуальным меньшинствам.
Об этом свидетельствуют события, произошедшие за последние годы в ходе акций, организо-
ванных активистами ЛГБТ-сообщества.
1
http://pmmg.org.ge/index.php?m=1
2
http://www.una.ge/eng/
3
http://una.ge/admineng/citizen.php

93
Адвокат Нино Болквадзе, занимающаяся вопросами сексменьшинств, рассказывает, как
17 мая 2012 года, в день борьбы с гомофобией, сексуальные меньшинства решили выйти на
шествие в Тбилиси, а группа из 100 человек вышла против них.
«Мы получили разрешение на проведение этой акции, однако нам перекрыла путь группа
религиозных фанатиков и не дала дойти до места назначения. Наши активисты подверглись
физическому насилию, доказательством чего являются медицинские документы, а также виде-
оматериалы, демонстрирующие, что полицейские не вмешались и не защитили нас», - отмеча-
ет Нино Болквадзе.
Аналогичная акция была организована и в 2013-м. На сей раз в контр-акции принимали
участие тысячи людей (по некоторым данным – около 20 тыс.).
«Нас было 50 человек, по крайней мере столько активистов смогло дойти до места
назначения – площади Свободы. Эту контр-акцию можно считать пропагандой церкви, к
которой заранее подготовилось большое число спортсменов, радикалов, а в домах были
распространены листовки», - рассказывает Нино Болквадзе.
Поняв, что жизни активистов грозит непосредственная опасность, их с большим трудом
эвакуировали на автобусах.
Тем не менее, по словам эксперта Марины Элбакидзе, если несколько лет назад было
нереально говорить на темы ЛБГТ, то сегодня тема стала более видимой: с участием
представителей сексуальных меньшинств проводятся конференции, телешоу.
В этом году, 17 мая сексуальные меньшинства провели молчаливую акцию на площади
Свободы в Тбилиси: оставили там обувь и ушли. Контр-акция не была организована, однако, по
словам Элбакидзе, это не означает, что общество стало более толерантным к ЛГБТ-сообществу.
К слову, Элбакидзе рассказывает, как в прошлом году представители ЛГБТ-сообщества
попытались помочь одному из детских домов Грузии, на что грузинское общество отреагировало
отрицательно, призвав соответствующие органы запретить это.

В. Защита прав женщин


Нарушение прав женщин достигло тревожных масштабов, особенно за последние месяцы.
Координатор программ «Кавказского института мира, развития и демократии»4 Тико
Ткешелашвили говорит, что многие женщины в Грузии считают, что они бессильны что-то
изменить, другие даже не думают, что может быть иначе, и что у них тоже есть права.
«Соседи, общество не вмешиваются, когда в семье женщина подвергается насилию, считая,
что это сугубо семейный вопрос. Полиция также не реагирует адекватно», - отмечает Тико Тке-
шелашвили, вспоминая нападение на 13-летнюю девочку в городе Гори в июне, чья жизнь
долгое время была в опасности.
Путем различных акций свою поддержку девочке оказали активисты не только из Гори, но и
других регионов Грузии. Однако картина продолжается оставаться тревожной.
Согласно статистике, в период с апреля по июнь 2014 года, в Грузии 14 женщин были убиты
мужем или бывшим мужем5.

4
http://www.cipdd.org/
5
http://www.ekhokavkaza.mobi/a/25429846.html

94
Г. Защита окружающей среды

• ПАРК ВАКЕ
Начиная с января 2014 года и по сей день, активисты движения Guerrilla Gardening борются
против строительства отеля стоимостью в 20 миллионов долларов на территории парка Ваке.
Можно сказать, что впервые в истории гражданского активизма люди борются за охрану
природы, не будучи связанными ни с одной политической партией. Самым младшим членом
движения является 11-летний Никита, а самому старшему активисту 77 лет. Подавляющее
большинство членов движения – молодые люди.
По словам активиста Наты Перадзе, вначале борьба собрала в парке 10-20 человек, а теперь
их число достигает 1000.
Перадзе говорит, что они в первую очередь защищают природу, что также способствует
тому, чтобы активисты поверили в свои силы, в возможность что-то изменить.
«Мы не является зарегистрированной организацией, у нас нет финансового интереса. Если
нам что-то нужно, мы платим за это из своего кармана или пишем в Facebook, и люди приносят
то, что необходимо»,- отмечает она.
По словам Перадзе, строительство гостиницы на данный момент приостановлено, однако
не потому что закон обязал.
«Мы не знаем конкретную причину. Может они ждут момента, когда мы устанем и уйдем,
но этого не произойдет»,- заверяет Перадзе.
По словам активиста движения, для них сложно вести борьбу на всей территории Грузии,
следовательно, они призывают защитников окружающей среды в других городах инициировать
подобные движения.

Д. Политический активизм
Движение «Свободная зона»6 является одной из самых известных антироссийских
организаций. Оно было сформировано в мая 2013 года. Среди основных целей движения
также – помочь бывшему правительству, так как многие из участников являются членами
партии «Единое национальное движение».
В движении состоит свыше 3000 членов, из которых активны 300-400 человек. Около
90% членов движения – молодые люди. Демократия, свобода, защита прав человека,
евроатлантическая интеграция – в случае поддержки этих идей можно стать членом
«Свободной зоны».
Учредитель движения Гела Васадзе описывает деятельность организации как
предотвращение «антигрузинской», «антинациональной» политики нынешних властей и
борьбу против возвращения в область влияния пророссийской политики. По словам Васадзе,
выход на улицы не является основным методом борьбы движения. Они ведут борьбу и на
медиаполе, в Интернете – путем записей, видео- и аудиоматериалов.
Движение не считает себя ветвью партии «Единое национальное движение». Они
независимы, несмотря на то обстоятельство, что многие являются членами этой же партии.
Васадзе замечает, что они не получают финансирования откуда-либо, помимо доходов от
собственных бизнесов. От партии они получили офис.
6
http://www.szona.org/%D0%BE-%D0%BD%D0%B0%D1%81/

95
У движения есть филиалы в регионах, офисы которых находятся там же, где офисы партии.
Это позволяет собирать информацию со всей территории Грузии.
По словам Васадзе, многие НПО утверждают, что они не политические и не связаны с
партиями, что не является правдой.
«Я считаю, что в Грузии любая общественная организация связана с политическими
силами. Однако не многие в этом признаются. Нейтральных НПО на самом деле нет»,- отмечает
активист.
Что касается потока гражданских активистов в политическое поле, то это постоянный
процесс. Учитывая ограниченные человеческие ресурсы в стране, иногда возникает
необходимость вовлечь в политическое поле специалистов в своих сферах. Вот почему партии
часто вынуждены привлекать людей из гражданского сектора.
Важно, чтобы гражданское общество не закрывало двери перед новыми людьми, а
ушедших в политику можно побудить работать с более высокой ответственностью, напоминая
им, что они, будучи частью гражданского общества, знали, как нужно работать.

Е. Другое

• Безопасное уличное движение


Согласно статистике, по уровню смертности в ДТП Грузия входит в топ-пятерку, а основная
часть людей, погибающих в ДТП - в возрасте от 5 до 29 лет.
В направлении снижения числа ДТП в стране и обеспечения безопасности движения в
Грузии действует организация «За безопасность на дорогах»7, которой несколько лет назад
удалось успешно осуществить проект по повышению информированности об использовании
ремней безопасности в автомобилях. Информационная кампания поспособствовала принятию
Парламентом Грузии в 2010 году поправок к закону, обязывающему пристегивать ремни
безопасности во время езды на автомобиле. В итоге, число использующих ремней безопасности
в Грузии перевалило за 90%, став частью культуры движения на дорогах.
Учредитель организации Гела Квашилава, тем не менее, отмечает, что наблюдается
нехватка внимания к вопросам уличной безопасности.
«Говорят, что да, это проблема, но в стране есть более серьезные социальные проблемы.
А мы, в свою очередь, пытаемся объяснить, какой важной проблемой является безопасность
на дорогах, и что большая часть молодежи погибает именно в результате ДТП. Например,
только за прошлый год в Грузии 600 детей получили травмы в результате аварий на дорогах»,
- отмечает Квашилава, поясняя, что очень важно довести важность вопроса до правительства,
представителей бизнеса, а также СМИ.
Организация в настоящее время реализует еще один проект - «Благоприятные дороги»,
который позволит людям во всех регионах Грузии получать информацию посредством SMS-
уведомлений и сайта8 об опасных участках автодорожной инфраструктуры и ДТП в регионе. На
сайте все сообщения вместе с официальными данными о ДТП показаны на интерактивной карте.
Цель – создать целостную карту Грузии с метками опасных для движения пунктов на дорогах.

• Декриминализация марихуаны

7
http://www.safedrive.ge/en/home
8
http://www.megobruligzebi.ge/

96
Использование или хранение марихуаны в Грузии считается уголовным преступлением.
Трехкратное нарушение закона грозит наказанием в виде лишения свободы сроком от семи
до 14 лет, что примерно равно наказанию за убийство – от семи до 15 лет. В настоящее время
группа активистов проводит акции в Грузии, требуя декриминализовать использование
марихуаны.

По мнению эксперта Марины Элбакидзе, не все активисты, участвующие в этих акциях,


используют марихуану. Они присоединяются к акциям, так как видят, что имеет место
несправедливость, что за хранение марихуаны можно быть осужденным на такой же срок, что
и за убийство человека. Это способствует росту числа участников акций.

A. Проблемы гражданского активизма


Зависимость от международных доноров и отсутствие локальных источников
финансирования
Одним из важнейших условий развития гражданского активизма является обеспечение
стабильного финансирования.
Местных фондов, которые поддерживают гражданское общество, существует немного. Если
гражданские активисты и общественные организации всецело полагаются на международные
фонды, они попадают в непосредственную зависимость от этих фондов, и в случае прекращения
финансирования, активисты становятся пассивными или же вовсе прекращают деятельность.
Старший аналитик Transparency International в Грузии Ираклий Урушадзе считает, что
если международные доноры прекратят финансирование, сложно сказать, как грузинское
гражданское общество будет действовать дальше.
Во избежание подобного развития событий, он предлагает создать локальные источники
финансирования, а также развивать волонтерскую деятельность.
О чрезмерной зависимости от международных доноров говорит и эксперт, член совета
«Кавказского института мира, развития и демократии»  Давид Лосаберидзе. По его словам,
международные доноры стараются создать в стране гражданское общество, однако на самом
деле просто создаются общественные организации.

«Местный бизнес, правительство не оказывают финансовой помощи неправительственным


организациям, а та незначительная помощь, которая оказывается, крайне политизирована.
Очень слабо развита работа на добровольной основе, так как в этих условиях очень трудно
мотивировать людей работать без оплаты»,- отмечает эксперт.
Исполнительный директор НПО «Агентство гражданского развития»9 Звиад Девда-
риани одной из основным проблем гражданского активизма считает то, что каждая из
действующих НПО считает это бизнесом, имеет прямую связь с донорами и очень слабые связи
с действующими в этой области другими организациями. Причиной тому является крайне
высокий уровень конкуренции.
«Мы пытаемся убедить доноров, что следует изменить инструменты финансирования, то
есть важно, чтобы в Грузии начало развиваться не финансирование, основанное на проектах,
а финансирование распространения идеи. В любом случае всегда будет необходимость
в гражданском активизме, нужно много работать с молодежью, интегрировать вузы в
гражданское общество, так как студенты, кроме теоретических знаний, в случае занятия
общественной деятельностью, получают и практические навыки»,- отмечает он.
9
http://www.cida.ge/

97
Б. Проблема опыта и лидеров/ отсутствие инструментария консолидации масс
Тот факт, что в области гражданского активизма в Грузии есть нехватка опыта, не отрицает
также председатель «Кавказского института мира, развития и демократии» Гиа Нодиа. Тем
не менее, он отмечает, что «…конечно, организовывая что-то, учишься, и в следующий раз
делаешь то же самое лучше. Практика помогает обрести опыт. Прогресс очевиден».
Представитель НПО «Гражданский совет по вопросам обороны и безопасности» Шорена
Лорткипанидзе не согласна с мнением, что в гражданском обществе Грузии есть нехватка
лидеров.
«Лидеры есть, и их много. У них есть проблема поиска соратников и вовлечения в свои ряды
еще большего числа людей. Проблема именно в том, что все лидеры. А лидеры в одиночку, без
соратников, ничего не могут», - сказала она.
Гиа Нодиа в свою очередь замечает: «…Сегодня мы все еще зависим от императива момента
и задачи, и создания в Facebook групп по тому или иному вопросу недостаточно. Участником
гражданского активизма пока что является лишь малая часть общества».

В. Пассивное участие национальных меньшинств в гражданских движениях


Национальные меньшинства Грузии, будучи в основном закрытыми общинами, в настоящее
время не активны с точки зрения участия в гражданских движениях.
Гиа Нодиа в этом контексте значимым моментом считает 2012 год, когда многие армяне
и азербайджанцы во время парламентских выборов впервые проголосовали за оппозицию.
По его словам, до этого нацменьшинства как правило принимали провластные решение, и
не имело значения, какая сила на тот момент была у власти. Нодиа подчеркивает, что отныне
власти не могут быть уверены, что во время выборов нацменьшинства Грузии единогласно
проголосуют за них.
В свою очередь эксперт Давид Лосаберидзе считает грузинское общество, а также
проживающие в Грузии национальные общины закрытыми обществами. Он полагает, что
нацменьшинства не интересуются развитием грузинского гражданского активизма, так как
уверены, что грузинское правительство не позволит им что-либо изменить.
«Они говорят, что являются этническими армянами или азербайджанцами, и не являются
частью гражданского общества. Ситуация хуже в Квемо Картли, где проживает крупная
азербайджанская община – полностью закрытая. Если сравнить эту общину с армянонаселенным
регионом Самцхе-Джавахети, то активисты Джавахети более активны», - считает он.
Причину пассивности нацменьшинств эксперт Марина Элбакидзе видит и в безразличии
грузинского общества к проблемам нацменьшинств. Она считает неверной точку зрения, что
меньшинства не хотят быть активными. Более того, по мнению Элбакидзе, национальные
меньшинства готовы участвовать в этих процессах, просто ждут приглашения большинства.
«Проблем на стороне большинства больше, чем на стороне меньшинства. В грузинском
обществе все еще есть часть, которая дифференцирует общество по религии, национальности
и т.д.», - отмечает Элбакидзе.

Г. Концентрация активизма в столице и больших городах


В больших городах Грузии гражданский активизм развит. Более того, наблюдается разрыв в
плане уровня активности между крупными городами и остальными регионами. Эта проблема

98
находится в центре внимание международных доноров. Они обычно поощряют крупные
НПО сотрудничать с местными организациями небольших городов. Иногда для региональных
НПО упрощен порядок представления документов для получения грантов от международных
фондов.
Transperency International в Грузии10 организует курсы для журналистов, активистов и малых
НПО в разных регионах Грузии и обучает тому, как собирать информацию.
«Когда борешься против незаконного строительства отеля, ты должен уметь находить
информацию о том, кто строит это здание. В Грузии подобного рода информация довольно
открыта, просто люди часто не знают, как ее найти», - говорит старший аналитик организации
Ираклий Урушадзе.

Д. Онлайн активизм часто не переходит в оффлайн плоскость


Facebook и другие социальные сети играют важную роль в развитии гражданского активиз-
ма, однако факт в том, что в настоящее время число ставящих Like в Facebook существенно пре-
восходит число предпринимающих реальные действия.
Еще при правительстве Саакашвили парам запретили целоваться в парках Тбилиси.
Активисты решили провести акцию протеста против этого решения. Было запланировано, что
пары придут в парк и будут целоваться у всех на глазах. Многие пары в соцсетях отметили, что
непременно придут. Настал день акции, в парке собралось свыше ста журналистов, но пришла
всего одна пара, которой пришлось в одиночку целоваться перед камерами.
Этот случай в очередной раз показывает, что во всех странах действует неписаный закон:
если в Facebook кнопку «приду» под мероприятием нажало 1000 человек, то из них придут в
лучшем случае 100.
Одной из основных причин, по которым онлайн активизм не переходит в оффлайн, можно
считать то, что акций, проводимых в Грузии разными группами, так много, что люди устают.
Даже вокруг одной и той же идеи организовываются разные акции, и люди не знают, на какую
из них пойти.
Представитель НПО «Гражданский совет по вопросам обороны и безопасности» Шорена
Лорткипанидзе считает, что акции протеста проводятся в основном под влиянием конкретных
случаев. Она добавляет, что в случае правильных действий это помогает повысить уровень
информированности о данном вопросе и предотвращает повторение подобных инцидентов.

Достижения гражданского активизма


В последние годы предпринимается много шагов для развития гражданского активизма
в Грузии, вовлечения еще больших масс и превращения активизма в явление, основанное на
решении конкретных задач. Примеров достижений гражданского активизма немного, но, тем
не менее, они есть.
Среди таких примеров – борьба против эксплуатации золотого месторождения Сакдриси11.
Еще весной 2013 года распространилась информация, что горнодобывающая компания
RMG начнет эксплуатацию месторождения Сакдриси в южной части Грузии.
Экологи, студенты и общественные организации начали проводить акции протеста,
10
http://transparency.ge/en
11
http://www.eurasianet.org/node/68161

99
утверждая, что месторождение имеет 5400-летнюю историю и является частью культурного
наследия Грузии.
Немного позднее Министерство культуры Грузии заявило, что, в результате специального
исследования было сделано заключение, что информация о том, что Сакдриси является древ-
ним месторождением, не соответствует реальности, и что это не культурный памятник обще-
человеческого значения. Таким образом, закрепленный за Сакдриси статус исторического
памятника был отменен.
Однако, последовавшие за этим акции протеста привели к тому, что в июне 2014 года
городской суд Тбилиси обязал Министерство культуры и охраны памятников Грузии вернуть
месторождению статус памятника, а горнодобывающие работы были прекращены.
Продолжается движение в защиту парка Ваке, и уже сейчас можно говорить о результатах.
Гиа Нодиа, говоря об этом движении, отмечает, что борьба привела о тому, что теперь
кандидаты, представляющие разные партии во время выборов местного самоуправления,
соперничают в том, кто посадит больше деревьев.
«Раньше в ходе предвыборной кампании кандидаты не давали обещаний экологического
характера. А в последние два года в области защиты окружающей среды проделана большая
работа. Сегодня много людей, для которых деревья имеют большое значение, и вокруг этого
вопроса можно консолидировать большое число людей», - отметил Нодиа.
Одной из самых ярких побед гражданского активизма Грузии считается «Революция роз»
2003 года, в осуществление которой гражданского общество было вовлечено на довольно
серьезном уровне
После революции власть была в основном сформирована из тех же гражданских активистов,
получив название «правительство общественных организаций»/ «соросовское правитель-
ство».
Многие эксперты связывают результаты парламентских выборов 2012 года с ростом роли
гражданского активизма. Речь идет об известном видеоматериале, где видно, как в одной из
грузинских тюрем унижают арестантов. Видеозапись была распространена за несколько дней
до выборов, подняв огромную волну протеста и серьезно повлияв на итоги выборов.
Несмотря на зарегистрированные успехи, достижений гражданского активизма
недостаточно, чтобы получить статус принимающего решения
Задача гражданский активистов - доказать, что они тоже принимают решения, и в случае
необходимости могут повлиять на процесс принятия решений. Это заставит власти считаться
с гражданскими активистами и в некоторых случаях выполнять их требования. Процесс уже
начался и, если не будет дополнительных препятствий, то, по всей вероятности, уже через
несколько лет сможем говорить о существующем и состоявшемся гражданском активизме в
Грузии.

Результаты исследования

• В Грузии в настоящее время гражданский активизм получил еще большее


распространение и основан на конкретных задачах. Это новое явление.

• Гражданский активизм особенно развивается в следующих направлениях: защита


национальных/этнических меньшинств, защита сексуальных меньшинств и женщин,
экологический активизм, политический активизм.

100
• Группы гражданских активистов и общественные организации находятся в чрезмерной
зависимости от международных доноров, а в случае отсутствия финансирования
становятся пассивными или прекращают деятельность.

• Есть необходимость в создании локальных источников финансирования, а также


развития волонтерства в гражданском обществе.

• Среди участников гражданского активизма в Грузии много лидеров, однако в то же


время мало рычагов консолидации масс вокруг этих лидеров.

• Среди национальных меньшинств не наблюдается активности с точки зрения участия


в гражданских движениях, что обусловлено закрытостью как грузинского общества,
так и общин нацменьшинств.

• Гражданский активизм сконцентрирован в столице и больших городах, что становится


преградой между большими городами и остальными общинами, перерастая в
причину изоляции гражданских движений.

• Есть проблемы с переходом онлайн активизма в оффлайн пространство.

• Нескольких достижений гражданского активизма пока недостаточно для получения


статуса принимающего решений.

• Задача гражданских активистов - доказать, что они тоже принимают решения и, в


случае необходимости, могут повлиять на процесс принятия решений. Это заставит
власти считаться с гражданскими активистами и в некоторых случаях выполнять их
требования.

Список респондентов

• Гиа Нодиа, председатель «Кавказского института мира, развития и демократии»,


профессор Университета Илии, директор Международной школы кавказских
исследований

• Тико Ткешелавшили, координатор программ «Кавказского института мира, развития


и демократии» 

• Давид Лосаберидзе, эксперт, член совета «Кавказского института мира, развития и


демократии» 

• Шорена Лорткипанидзе, представитель НПО «Гражданский совет по вопросам


обороны и безопасности»

• Гела Квашилава, учредитель организации «За безопасность на дорогах»

• Звиад Девдариани, Исполнительный директор НПО «Агентство гражданского


развития»

• Арнольд Степанян, председатель движения «Многонациональная Грузия»

• Гела Васадзе, соучредитель движения «Свободная зона»

• Ираклий Урушадзе, старший аналитик Transparency International Georgia

101
• Марина Элбакидзе, эксперт «Кавказского института мира, развития и демократии» 

• Русудан Чантурия, координатор программ Грузинской ассоциации ООН

• Ната Перадзе, активист движений Guerrilla Gardening и парка Ваке

• Нино Болквадзе, адвокат

Использованные источники

• «Развитие гражданского общества в Грузии. Достижения и вызовы», Гиа Нодиа, 2005


г., Тбилиси, http://www.novisa.ge/upload/files/civil_society_development_in_georgia_-_
text_eng.pdf

• http://transparency.ge/en

• http://www.cipdd.org

• http://pmmg.org.ge

• http://www.una.ge/eng/

• http://www.szona.org

• http://www.safedrive.ge

• http://www.megobruligzebi.ge/

• http://www.cida.ge/

• http://www.eurasianet.org

102
Narine Daneghyan
Civic Activism in Georgia: Achievements and Challenges

Executive Summary
Though civil society has long been formed in Georgia, the phenomenon of civic activism started
intensively developing only from the 2000s.
Rose Revolution in 2003 can be considered one of the first achievements of civic activism when
the civil society was involved in its implementation at a rather serious level.
After the revolution, the ruling power was mainly formed by the same civic activists and was re-
ferred to as the “government of public organizations”/“Soros government”.
Civic activism in Georgia is developing especially intensively in the following areas: protection of
national/ethnic minorities, protection of sexual minorities and women, environmental activism, po-
litical activism etc. The research dwells upon each of the areas.
Presently, civic activism in Georgia faces a number of problems. The research tries to bring to-
gether all the problems and challenges that Georgian civic activists fight against. Particularly, it touch-
es upon the subject of excessive dependence of activists and NGOs on international donors and the
lack of domestic funding sources.
It is an important problem as, when civil activists and NGOs fully rely on international funds, they
become directly dependent on these funds and, in the event the funding is no longer available, activ-
ists become passive or stop their activities altogether.
The research also touches upon the option of creating local funding sources as well as promoting
civic activism on volunteering basis.
The issue of experience and leaders as well as lack of instruments of consolidation of masses is
another problem on the path of development of civic activism in Georgia.
The problem of leaders does not imply the lack thereof. Moreover, there are many leaders among
civic activists in Georgia but they have few levers for consolidating people.
National minorities do not appear to be active in civic movements in Georgia, which is condi-
tioned by the closed nature of both the communities of national minorities and the Georgian society
as a whole.
The research also touches upon concentration of political activism in the capital and major cities.
Currently, civic activism is concentrated in the capital of Georgia, Tbilisi, and a number of major cit-
ies, which forms a dividing line among them and the regions and becomes a reason for isolation the
regions from civic activism. However, local NGOs and foreign donors are taking steps to remedy this
situation.
As for the difficulties related to shifting from online activism to offline space - even though Face-
book and other social networks play an important role in the development of civic activism in Georgia
- the number of those who press “Like” buttons on Facebook is considerably greater than the number
of those taking real actions.
There are very few examples demonstrating the achievements of civic activism but they do exist.
For instance, combating the operation of a gold mine in Sakdrisi.

103
The Vake Park movement has also been successful. The actions of the movement activists result-
ed in the candidates of various parties running for local self-government elections competing on who
will plant more trees.
The authorities also started taking interest in environmental issues. It should be noted that elec-
tion campaigns did not make any environmental promises in recent past while much work has been
done in the area over the past two years. There are many people in the society now for whom envi-
ronment plays an important role. Consequently, a large number of like-minded persons can be con-
solidated around the issue.
Many experts link the results of the 2012 parliamentary elections to the role of civic society gain-
ing greater prominence. Thus, the footage showing humiliation of prisoners in one of the Georgian
jails that was disseminated a few days before the elections evoke a large wave of protest and had a
considerable effect on the results of the elections.
However, despite the aforementioned examples, the achievements of the civic activism are not
sufficient to secure for it the status of a decision-maker and the main goal of the activists in this con-
text is to prove they also make decisions and can affect the decision-making process if needed. It will
prompt the authorities to reckon with civic activists and meet their demands in some cases. But it is
clear that the process has begun and, if there are no extra obstacles, we will probably be able to talk
about a well-established civil society in Georgia in a few years’ time.

104
Ирина Гурули
Пенсионная реформа в Армении: возможности и вызовы

Резюме
Цель настоящего исследования состоит в изучении пенсионной реформы, осуществленной
в Республике Армения. В рамках исследования анализируются вызовы, которые стояли перед
правительством Армении на этапах планирования и осуществления реформы, то, насколько
успешной будет пенсионная реформа, будет ли она способствовать стимулированию
экономики, созданию дополнительных рабочих мест и экономическому росту. В настоящем
труде представлен обзор экономической ситуации в Армении и анализ существующей
пенсионной системы, дана оценка налоговой системы и инвестиционных возможностей,
представлена схема и особенности осуществленной пенсионной реформы.
В труде использована методика первичного и вторичного исследования. Вторичное
исследование включает в себя анализ материалов по указанным выше темам,
подготовленных международными донорскими организациями, а также анализ имеющихся
статистических данных. В рамках первичного исследования были проведены 13 глубинных,
полуструктурированных интервью на заданную тему с экспертами, представителями
государственных структур, научных кругов и неправительственных организаций.
Необходимость в проведении пенсионной реформы в Армении была обусловлена
рядом факторов. В частности, существовавшая ранее система была неустойчива, содержала
определенные риски и системные проблемы. Наряду с увеличением в населении доли лиц
старше трудоспособного возраста, положение усугублялось миграционными процессами. В
результате усилилось давление на бюджет, наметилась тенденция роста социальных расходов
в отношении ВВП. Для решения указанных проблем, правительство Армении, при поддержке
международных организаций, приступило к созданию новой многоуровневой пенсионной
модели. Работа над реформой пенсионной системы продолжалась в течение десяти лет.
В 2010 году Национальное собрание Армении приняло пять законов, заложивших основу
новой многоуровневой (многоколонной) пенсионной системы. Закон «Об обязательной
накопительной пенсии» вступил в силу 1 января 2014 года. Согласно этому закону, обязательные
пенсионные взносы распространяются на граждан в возрасте до 40 лет (рожденных после
1974 года). Лица старше 40 лет имеют право участвовать в этой схеме добровольно. Приняв
решение об участии в данной системе, гражданин не имеет права вносить в пенсионную схему
какие-либо коррективы, даже в случае перемены или потери работы. Согласно этой схеме,
вступившей в действие 1 января 2014 года, пенсионные взносы составляют 10% от начисленных
доходов. Взносы в пенсионный фонд выплачивают трудоустроенные граждане. Следует
отметить, что участники схемы обязаны перечислить в пенсионный фонд 5% от начисленных
доходов, в то время как оставшиеся 5% финансируются государством. Однако размер доли,
финансируемой государством, ограничен 25 000 армянских драмов (около 62 долларов США).
Мобилизованными суммами распоряжаются две компании по управлению активами, которые
осуществляют инвестирование аккумулированных средств. Параллельно с этими инициативами
была проведена реформа систем налогообложения, был внедрен единый подоходный налог,
а также упразднен фонд социального страхования, который занимался сбором социальных
платежей и выплатой пенсий на основе этих платежей.
Наряду с введением данного закона в стране сформировалось движение протеста
– гражданская инициатива «Я против!». Основными причинами протеста участников

105
движения стало сокращение месячного дохода в рамках пенсионной реформы и недоверие
к правительству. Параллельно протесту четыре оппозиционные парламентские партии
обратились в Конституционный суд, заявив, что новый закон противоречил Конституции. Это
был единственный случай в истории независимой Армении, когда гражданская инициатива
принесла плоды. Решением от 2 апреля 2014 года, Конституционный суд Республики Армения
признал некоторые статьи закона «Об обязательной накопительной пенсии» незаконными и
обязал правительство внести в закон соответствующие поправки до 30 сентября 2014 года.
Антиконституционными были признаны статьи закона, ограничивающие право человека
распоряжаться собственным имуществом, в частности, зарплатой. В соответствии с законом,
трудоустроенные лица обязаны были перечислять взносы в частные пенсионные фонды.
Именно это положение было признано антиконституционным. Президент Серж Саргсян 27
июня 2014 года подписал поправки к закону, согласно которым, с 1 января 2014 года, сотрудники
государственного сектора, рожденные после 1973 года, обязаны осуществлять ежемесячные
«целевые социальные платежи» в размере 5% от заработной платы. Эти платежи придут на
смену пенсионным взносам и, вместо частных пенсионных фондов, будут направлены в
государственный бюджет, и только после этого перераспределены в пенсионные фонды. До
июля 2017 года, для лиц, трудоустроенных в частном секторе, участие в пенсионной реформе
будет добровольным. После этой даты они будут обязаны осуществлять социальные платежи
наравне с остальными.
Согласно внесенным в закон изменениям, был установлен максимальный размер
социальных взносов. В частности, с 1 июля 2014 года по 1 июля 2020 года максимальный
размер ежемесячных социальных взносов для граждан составит 500 000 армянских драмов
(приблизительно 1250 долларов США) с зарплаты и 300 000 армянских драмов (примерно
750 долларов США) с прибыли, полученной в результате предпринимательской деятельности.
Начиная с 1 июля 2020 года, максимальный размер ежемесячных социальных взносов
будет равен размеру пятнадцати установленных законом минимальных заработных плат,
а максимальный размер ежегодных социальных взносов будет достигать размера 180
минимальных заработных плат.
Кроме того, если граждане, рожденные в период с 1964 по 1974 годы, добровольно
присоединятся к пенсионной схеме до 1 июля 2017 года, софинансирование со стороны
государства составит 100% от осуществленного взноса.
В результате реформы ожидается увеличение инвестиционного портфеля и
институциональных инвестиций, развитие бизнеса, создание дополнительных рабочих мест и
экономический рост.
В ходе исследования были выявлены основные факторы, препятствующие реализации
обязательной пенсионной схемы, внедренной в январе 2014 года. Основные трудности
были связаны не с самой моделью пенсионной реформы, над которой в течение десяти лет
трудились армянские и международные эксперты, а с недостатками в законодательстве и
другими проблемами.
Среди этих проблем было отсутствие эффективной и целенаправленной информационной
кампании, недоверие к правительству со стороны населения, а также недостаток прозрачности
процессов в целом. Учитывая сложность пенсионной схемы, необходимо было доходчиво
разъяснить населению некоторые из ее аспектов. Кроме того, схеме не хватало гибкости,
так как она не предусматривала возможность выхода из нее на определенном этапе и не
обеспечивала соблюдение интересов высокооплачиваемых сотрудников.
Одной из причин недоверия к пенсионной реформе со стороны населения было
отсутствие полной информации о компаниях по управлению активами. Возникали сомнения
в их профессионализме и надежности, а также продуктивности их планов по инвестированию
мобилизованных средств в государственные облигации, так как это лишь способствовало бы росту

106
внутреннего долга. Еще одну серьезную проблему представляли неразвитые рынки капитала.
Для того чтобы лучше использовать инвестиционные возможности, в Армении необходимо
осуществить глубокие структурные преобразования в сферах борьбы с коррупцией и реформы
налоговой системы, что обеспечит более безопасные условия ведения бизнеса и надежную
инвестиционную среду.

Введение
Правительство Армении работало над пенсионной реформой на протяжении последних
десяти лет. Сроки начала реформы откладывались несколько раз в связи с мировым
финансовым кризисом. Наконец, в 2010 году Народное собрание Армении приняло решение о
внедрении многоуровневой (многоколонной) пенсионной системы. Обязательный компонент
системы вошел в силу 1 января 2014 года. С февраля текущего года, после того как население
ощутило сокращение своих доходов, в республике начались массовые акции протеста.
В апреле 2014 года Конституционный суд Армении признал разработанный правительством
законопроект незаконным и дал правительству Армении срок до 30 сентября 2014 года для
приведения законопроекта в соответствие с Конституцией и законодательством республики.
Президент Серж Саргсян подписал изменения к закону 27 июня 2014 года.
Цель данного исследования состоит в том, чтобы ответить на следующие вопросы: чем
были вызваны подобные проблемы в осуществлении пенсионной реформы в Армении? С
какими трудностями столкнулось правительство Армении при планировании и осуществлении
реформы? Насколько успешной будет указанная реформа и будет ли она способствовать
достижению запланированных целей (в частности, мобилизации дополнительных ресурсов,
инвестированию в местный бизнес, созданию дополнительных рабочих мест, экономическому
росту, экономическому благополучию пенсионеров).
В настоящем труде использована методика первичного и вторичного исследования.
Вторичное исследование включает в себя анализ материалов по указанным выше темам,
подготовленных международными донорскими организациями, а также анализ имеющихся
статистических данных.
В рамках первичного исследования были проведены глубинные, полуструктурированные
интервью на заданную тему с экспертами, представителями государственных структур,
научных кругов и неправительственных организаций. С целью получения ответов на вопросы,
поставленные в рамках исследования, был разработан специальный вопросник. Всего в опросе
участвовало 13 респондентов. Интервью продолжались от 30 до 60 минут. Респонденты были
отобраны на основе принципов целевого отбора и «снежного кома». Местом проведения
интервью был г. Ереван, Армения. Список респондентов представлен в приложении.

1. Существующее положение и обзор экономической ситуации в Армении


С момента обретения Арменией независимости экономика страны претерпела масштабные
изменения. Был осуществлен ряд амбициозных реформ, вырос объем иностранного капитала в
виде инвестиций и денежных переводов, наметился устойчивый экономический рост. Однако
мировой финансовый кризис отрицательно сказался на макроэкономических показателях. Так,
в отличие от двузначного показателя экономического роста, зафиксированного до кризиса, в
2013 году рост валового внутреннего продукта (ВВП) составил всего 3,2%. Также наблюдался
значительный спад показателей частного потребления и государственных инвестиций. По
состоянию на 2013 год показатель ВВП на душу населения составлял 3870 долларов США.

107
Согласно этому показателю, Армения относится к группе стран с доходом ниже среднего
уровня1.
Важную роль в экономике страны играют денежные переводы из-за рубежа. За последние
пять лет денежные переводы составили приблизительно 16% от ВВП. За счет переводов
финансировалось 40% импорта. Армения входит в число первых пятнадцати стран в мире по
количеству получаемых денежных переводов. Абсолютное большинство переводов (89%)
поступают в Армению из России2.
По данным за 2013 год объем прямых иностранных инвестиций составил 271 миллион
долларов США. Основным инвестором была Франция (36,5% от общего объема инвестиций). В
отраслевом разрезе 41,7% инвестиций приходится на сферы коммуникаций и информационных
технологий3. Согласно отчету, подготовленному Бюро по экономическим вопросам и вопро-
сам бизнеса Государственного департамента США, основным стимулом для инвестирования в
экономику Армении является наличие квалифицированных кадров в сферах информационных
технологий и науки. Основным же препятствием являются закрытые границы с соседними стра-
нами и высокий уровень коррупции, как в государственных, так и в частных структурах. Кроме
того, препятствиями являются высокие налоговые штрафы, недостаток гласности, а также низ-
кая степень независимости судей, что все еще остается проблемой, несмотря на осуществлен-
ные реформы4.
Уровень безработицы в Армении составляет 17,3%. По количеству рабочих мест лидирует
сельское хозяйство, в котором занято 37% работающего населения. Половина трудоустроенных
граждан работает в неформальном секторе (самозанятое население). Средний доход
населения составляет 85 812 армянских драмов (приблизительно 210 долларов США)5, а по
положению на 2014 год, стоимость потребительской корзины равна 58 404 армянских драмов
(около 143 долларов США)6.
Наряду с высоким показателем самозанятости, широко распространен двойной
бухгалтерский учет, соответственно, в ряде организаций существует практика частичного
декларирования заработной платы, которая, по оценкам экспертов, выходит за пределы
неформального сектора.
Наиболее острыми проблемами, стоящими перед Арменией, являются безработица,
бедность и миграция. На фоне мирового кризиса (2008-2012 годы) в Армении был
зафиксирован один из самых высоких в мире показателей оттока населения - 3,2%. Основные
причины миграции - это: безработица, геополитические угрозы, неопределенные перспективы
экономического развития. Наряду с оттоком работоспособного населения меняется
демографическая картина. Согласно прогнозам, к 2100 году доля трудоспособного населения
(от 15 до 64 лет) сократится с нынешних 68-69% до 54% от общего числа населения7.

1
Всемирный банк. Обзор по Армении. http://www.worldbank.org/en/country/armenia/overview. Последнее
обновление 17 февраля 2014 года. Последнее посещение 23.06.2014
2
Ghazaryan, A., Tolosa, G. Remittances in Armenia: Dynamic Patterns and Drivers. International Monetary Fund.
Последнее посещение 23.06.2014
3
Armenian Development Agency. FDI Statistics 2013. http://www.ada.am/eng/for-investors/fdi-statistics/
Последнее посещение 23.06.2014
4
US Department of State. 2013 Investment Climate Statement-Armenia. http://www.state.gov/e/eb/rls/othr/
ics/2013/204593.htm Последнее посещение 23.06.2014
5
1 доллар США = 400 армянских драмов (данные на июль 2014 года)
6
Государственная статистическая служба Республики Армения. Показатели рынка труда. 2013. http://www.
armstat.am/en/?nid=82&id=1516
7
US Department of State. 2013 Investment Climate Statement-Armenia. http://www.state.gov/e/eb/rls/othr/
ics/2013/204593.htm Последнее посещение 23.06.2014

108
Значительное влияние на инвестиционную среду оказывают иностранные инвестиции. Доля
иностранного капитала в корпоративном секторе составляет 60%. Несмотря на экономическую
неопределенность и нестабильность, а также небольшие размеры рынка, опрошенные
компании планируют расширить свою деятельность в направлении развития производственных
возможностей, поиска новых рынков сбыта и предложения новой продукции. Соответственно,
потребность в инвестициях существует, и местный рынок готов к освоению дополнительного
капитала. Однако у компаний отсутствует культура долгосрочного планирования, а одна пятая
часть компаний вовсе не планирует будущие инвестиции. Максимальные сроки планирования
составляют от одного года до трех лет. Планирование ориентировано на меры, способные
принести прибыль за короткое время. Основными факторами, препятствующими расширению
бизнеса в Армении, являются: небольшие размеры рынка, недостаток квалифицированной
рабочей силы и низкий уровень доступности финансовых ресурсов.
Инвестиционный бум, который наблюдался в Армении до 2008 года, оказался
недолговременным, так как инвестирование в меньшей степени осуществлялось с целью
формирования продуктивного капитала. Отсутствие справедливой конкуренции и высокие
показатели теневой экономики препятствуют притоку инвестиций в страну и созданию
компаний и предприятий.
Причинами макроэкономических рисков для бизнеса являются дискриминационные
системы налогообложения и таможни, а также фаворитизм при исполнении налогового
законодательства и проведении государственных тендеров.
На фоне резкого ухудшения макроэкономических параметров после кризиса 2008 года
курс армянского драма по отношению к доллару США снизился на 31%. Нестабильность
национальной валюты обусловила рост показателя долларизации с 40 до 60% (2012 г.).
Внутренний долг Армении имеет тенденцию к росту. К 2013 году внутренний долг
достигал 6,5% от ВВП. Правительство сформировало прозрачную, надежную систему выпуска
казначейских облигаций. К 2013 году основными покупателями облигаций были банки (50% от
общего объема обязательств), которые используют их для операций РЕПО. Центральный банк
Армении владеет 40% государственных облигаций. Размер процентной ставки по облигациям
равен 9,8%.

1.1 Финансовая система Армении


Краткосрочная структура сбережений и отсутствие долгосрочных финансовых ресурсов
привели к вложению кредитных средств в краткосрочные проекты. Срок действия 66%
существующих в стране депозитов не превышает одного года. В 2006 году объем сбережений
по отношению к ВВП достиг рекордного показателя в 20%. На сегодняшний день этот
показатель колеблется между 8 и 10%. Доля сбережений домашних хозяйств в общем объеме
сбережений незначительна, что в основном обусловлено их низкой прибыльностью. Размер
средней процентной ставки равен 17%.
Путем размещения активов в пенсионных фондах планируется создание так называемых
«длинных денег». К 2012 году размер пенсионного фонда составил 2,5% от ВВП.
Реальная процентная ставка в Армении составляет приблизительно 19%. Банковская
система республики представлена 21 коммерческим банком и одним банком развития. Ввиду
высокой фрагментации системы, большинство банков отличаются малыми масштабами и, как
следствие, несут высокие операционные расходы, что отражается на размере процентной
ставки. Недостаток прозрачности и низкая корпоративная культура в банковском секторе
влияют на высокие премии за риск. Для оценки реального финансового положения компаний

109
сектору необходима ощутимая поддержка, без которой он работает в условиях высокого риска,
что повышает административные расходы. Это в свою очередь ведет к высоким процентным
ставкам и большому спросу на ипотеку. Кредиты под залог движимого или недвижимого
имущества составляют 72% всего кредитного портфеля.
Доля банковского сектора в финансовой системе Армении составляет 60%. Кредитные
организации превосходят банки в количественном отношении, однако на их долю приходится
лишь малая часть активов. Банки не приостанавливали кредитование даже во время
финансового кризиса. Кредитование экономики со стороны банков выросло в четыре раза и
достигло 40% от ВВП в 2013 году. Доля проблемных кредитов составляет всего 4,4% кредитного
портфеля.
Рынок капитала развит сравнительно слабо. Основным средством привлечения капитала
для бизнеса являются займы, а акционерный капитал фактически не используется. Основными
факторами, препятствующими развитию рынка, являются внедренные после обретения
независимости приватизационные модели, малые масштабы ранка, теневая экономика и
отсутствие институциональных инвесторов. Пенсионная система рассматривается в качестве
одного из средств для привлечения таких инвесторов в Армению и стимулирования спроса на
финансовые инструменты, что будет способствовать развитию рынка капитала в стране.
В 2009 году в Армении начала свою деятельность международная группа NASDAQ-OMX,
которая приобрела фондовую биржу и центральный депозитарий. За этим последовало
техническое и институциональное развитие торговых платформ. Компании, участвующие в
фондовой бирже, получили налоговые льготы, однако, несмотря на подобное поощрение,
данная политика не оказала влияние на акционерный рынок8.

1.2 Пенсионная система Армении до реформы


Пенсионная система, существовавшая в Армении до реформы, состояла из двух
компонентов: 1) социальная пенсия (для пенсионеров по возрасту) и 2) застрахованная пенсия
(пенсия, основанная на взносах).
Государственная, так называемая социальная пенсия – это пенсия, которая выплачивается
физическим лицам в возрасте 65 лет и старше (лица без трудового стажа или со стажем менее
10 лет составляют около 10% от общего числа пенсионеров). Социальная пенсия была крайне
низкой и составляла около 6% от средней начисленной заработной платы, следовательно,
чистый коэффициент замещения составлял около 36%9. Размер так называемой застрахован-
ной пенсии, существовавшей до реформы, зависел от трудового стажа, однако в реальности
рост пенсии распространялся только на лиц, чей стаж составлял 25 лет и более.
Перед президентскими выборами 2008 года пенсии повысились на 60%. В то же время,
в соответствии с государственной программой на 2008-2012 годы, размер средней пенсии
должен был быть равен прожиточному минимуму, а к 2012 году средняя пенсия должна была
достичь по крайней мере 150% от прожиточного минимума. На фоне финансового кризиса роста
пенсий не произошло. В 2010 году, по решению правительства, размер минимальной пенсии
увеличился до 10 500 армянских драмов (приблизительно 25 долларов США). Среднемесячная

8
National Competitiveness Report of Armenia 2013-2014. Growth Imperative and Constraints. EV Consulting.
Economy and Values Research Center, 2014.
9
Коэффициент замещения - это уровень доходов после выхода на пенсию в сравнении с доходом в
период работы. Gross Pension Replacement Rates, OECD, 2011. http://www.oecd-ilibrary.org/docserver/
download/8111011ec015.pdf?expires=1404823864&id=id&accname=guest&checksum=84EC756EBABF0D163761B1
4BEFE802B7

110
зарплата в 2013 году составляла 158 239 драмов (387 долларов США)10. Количество пенсио-
неров в Армении составляет примерно полмиллиона человек, то есть 17% от общего числа
населения. По сравнению с другими странами, это не слишком высокий показатель. Так, на-
пример, в странах Центральной и Восточной Европы этот показатель равен 26%.11 Количество
трудоустроенных граждан составляет 1 164 000 человек, а количество экономически пассивного
населения равно 800 000 человек12.

1.3 Система платежей


До реформы, в частности, до конца 2013 года, в Армении существовала следующая система
платежей13:
Социальные взносы, которые выплачивались работодателями на регулярной основе:

Размер зарплаты Размер социального взноса


20 000 армянских драмов Фиксированные 7 000 армянских драмов
20 001-100 000 армянских драмов 7 000 армянских драмов + 15% не более 20 000 ар-
мянских драмов
100 001 и более 19 000 армянских драмов + 5% не более 100 000 ар-
мянских драмов

Налог на прибыль был прогрессивным и выглядел следующим образом:


Размер зарплаты Налог на прибыль
До 30 000 армянских драмов Освобождается от налога на прибыль, но выплачива-
(минимальная зарплата) ет социальный взнос в размере 3 %
30 001-80 000 армянских драмов 10% после вычета социального взноса в размере 3%
80 000-2 000 000 армянских драмов Социальный взнос в размере 3%, 30 000 армянских
драмов, далее облагается налогом в 20% (если раз-
мер зарплаты превышает 80 000 армянских драмов)
Свыше 2 000 000 армянских драмов 392 000 армянских драмов +25%
Социальные взносы носили регрессивный характер для того, чтобы способствовать
официальному оформлению заработной платы, т.е. искоренению так называемой двойной
бухгалтерии. Однако прогрессивный характер подоходного налога способствовал частичному
сокрытию размеров заработной платы.
По решению Национального собрания Республики Армения, в конце 2013 года началась
реформа системы налогообложения и была введена единая налоговая ставка. В частности, при
заработной плате ниже 120 000 армянских драмов (294 долларов США) налог составляет 24,4%;
при заработной плате размером в 120 000 драмов и выше налог равен 26%. Кроме того, в 2008
10
Государственная статистическая служба Республики Армения. Среднемесячная номинальная заработная
плата. http://armstat.am/en/?nid=126&id=08001&submit=Search
11
Stanic, K., Karapetyan, S. Armenian Pension System Overview. 2010. Multi-pillar Pension System: Implementation
Challenges and the International Practice. USAID. Pension and Labor Market Reform Project (PALM) http://www.
epension.am/__vfs/106
12
Государственная статистическая служба Республики Армения. 2014. http://armstat.am/en/?nid=126&id=080
12&submit=Search
13
Stanic, K., Karapetyan, S. Multi-pillar Pension System: Implementation Challenges and the International Practice.
USAID. Pension and Labor Market Reform Project (PALM) http://www.epension.am/__vfs/106

111
году был упразднен фонд социального страхования, который аккумулировал социальные
взносы и отвечал за выплату пенсий на основании этих взносов.14
Необходимость в проведении пенсионной реформы в Армении была обусловлена ря­
дом факторов. В частности, существовавшая ранее система была неустойчива, содержала
определенные риски и системные проблемы. Наряду с увеличением в населении доли лиц старше
трудоспособного возраста, положение усугублялось миграционными процессами. В результате
усилилось давление на бюджет, наметилась тенденция роста социальных расходов в отношении
ВВП. Для решения указанных проблем, правительство Армении, при поддержке международных
организаций, приступило к созданию новой многоуровневой пенсионной модели.

2. Пенсионная реформа 2014 года


Пенсионная реформа стояла на повестке дня правительства Армении более десяти лет.
Помощь в ее осуществлении оказывало Агентство международного развития США (USAID). На
первом этапе, в 2003 году, был принят закон «О государственной пенсии», который создал
законодательные основы для так называемой солидарной пенсионной системы15. Закон также
заложил основу для перехода на национальную систему пенсионных взносов16, что способство-
вало созданию базы данных по индивидуальным взносам.
Вопрос пенсионной реформы и необходимости внедрения обязательной пенсионной схемы
вновь встал на повестку дня в 2006 году. В 2010 году Национальное собрание Армении приняло
пять законов, заложивших основу новой многоуровневой (многоколонной) пенсионной
системы. Это были законы: «О негосударственном пенсионном страховании и пенсионном
обеспечении», «О государственной пенсии», «О сборе персонифицированных данных», «Об
инвестиционном фонде» и «О едином подоходном налоге».
Была разработана многоуровневая пенсионная система, которая обладала следующей
структурой:
Нулевой уровень: социальная пенсия для граждан, чей трудовой стаж не превышает десяти
лет; размер пенсии составляет 80% от пенсии первого уровня;
Первый уровень: фиксированная пенсия для граждан, чей трудовой стаж превышает десять
лет;
Второй уровень: обязательные пенсионные взносы для граждан моложе 40 лет (рожденных
после 1974 года). Лица старше 40 лет вправе принять участие в данной схеме добровольно. После
присоединения к системе граждане не имеют права корректировать пенсионную схему, даже в
случае перемены или потери работы. Именно эта схема вступила в силу с 1 января 2014 года.
Третий уровень: добровольное участие. Для участников схемы предусмотрены налоговые
льготы; схема работает с января 2011 года, однако количество участников невелико.17

14
Stanic, K., Karapetyan, S. Fiscal Effects on the Tax and Pension Reform. 2010. Multi-pillar Pension System:
Implementation Challenges and the International Practice. USAID. Pension and Labor Market Reform Project
(PALM) http://www.epension.am/__vfs/106
15
Pay as you go (PAYG)
16
National Defined Contribution
17
Stanic, K., Manukyan A., 2010. Introduction of Mandatory Funded Pillar in Armenia and Possible Risks. 2010.
Multi-pillar Pension System: Implementation Challenges and the International Practice. USAID. Pension and Labor
Market Reform Project (PALM) http://www.epension.am/__vfs/106; Мирзаханян, А. 2010, «Приближаемся к
Европе?» Экономическая и социальная политика в Грузии, Армении и Азербайджане. Пенсионная система
в Республике Армения. http://www.nplg.gov.ge/gsdl/cgi-bin/library.exe?e=d-01000-00---off-0ekonomik--00-1-
-0-10-0--0-0---0prompt-10--.%2e-4----4---0-0l--11-en-10---10-about-50--00-3-1-00-0-00-11-1-0utfZz-8-10-0-1-
1-1-0utfZz-8-10&a=d&c=ekonomik&cl=CL4.2&d=HASH01102d428fe5f220a31b5580.7.2

112
2.1 Обязательная пенсионная схема
В соответствии с обязательной пенсионной схемой, пенсионные взносы составляют 10% от
начисленных доходов. Взносы в пенсионный фонд выплачивают трудоустроенные граждане.
Следует отметить, что участники схемы обязаны перечислить в пенсионный фонд 5% от
начисленных доходов, в то время как оставшиеся 5% финансируются государством. Однако
размер доли, финансируемой государством, ограничен 25 000 армянских драмов (около
62 долларов США), что соответствует зарплате в 500 000 армянских драмов (1224 долларов
США). Это значит, что участники схемы, чья месячная зарплата превосходит 500 000 драмов,
покрывают пенсионные взносы полностью за свой счет. Более того, взносы, осуществляемые
государством, не индексируются, что приводит к снижению софинансирования со стороны
государства.
У каждого участника схемы имеется индивидуальный счет, на который начисляются его/
ее взносы. Счетами управляет Центральный депозитарий, принадлежащий группе NASDAQ.
Участник пенсионной схемы имеет доступ к личному счету и может проверить текущий
баланс. Базы данных, управляемые налоговыми органами, подлежат реформированию.
Вне зависимости от участия в пенсионной схеме, лицо, осуществляющее взносы, может
контролировать собственный счет и проверять размер выплаченных им/ею взносов.
В соответствии с законом, в республике был создан гарантийный фонд, который
предоставляет гарантию размером в 20% от накопленных сбережений, а оставшиеся 80%, в
случае необходимости, покрывает государственный бюджет. Менеджеры пенсионного фонда
обязаны регулярно перечислять гарантийные взносы на счет фонда в Центральном банке
Армении. Несмотря на то, что гарантии, взятые государством, могут лечь тяжким бременем на
государственный бюджет, эксперты считают, что такие гарантии необходимы для повышения
доверия со стороны участников пенсионной схемы18.
Осуществление пенсионной реформы потребует от государства определенных финансовых
средств, особенно, во время так называемого «переходного» периода. По оценкам экспертов,
до 2014 года, размер сумм, подлежащих оплате на основе софинансирования, колеблется от
0,2 до 1,5%. Также следует учесть то, в какой форме будет происходить возвращение взносов
гражданам после выхода на пенсию – в форме одноразовой выплаты или как-либо еще.

2.2 Инвестиционные возможности


Согласно предварительным расчетам, осуществленным при помощи международных
организаций, в 2014 году посредством обязательного компонента будет мобилизовано
107,3 миллиона долларов США, а к 2018 году количество привлеченных средств составит 322
миллиона долларов США19. Мобилизованными средствами распоряжается компания по управ-
лению активами. Участник схемы имеет возможность однократно сменить управляющую ком-
панию и перевести собственные средства в другую компанию. За каждую последующую смену
на участника будет налагаться дополнительный штраф.
С учетом слаборазвитого рынка капитала, а также ограничений, налагаемых на
инвестиционные проекты, финансируемые за счет пенсионного фонда, существует
вероятность сокращения количества инвестиционных проектов. Инвестиционная политика
18
Stanic, K., Karapetyan, S. Guarantees within Pension Systems. 2010. Multi-pillar Pension System: Implementation
Challenges and the International Practice. USAID. Pension and Labor Market Reform Project (PALM) http://www.
epension.am/__vfs/106
19
Singlatery, R., Investable Instruments For Pillar II. 2010. Multi-pillar Pension System: Implementation Challenges
and the International Practice. USAID. Pension and Labor Market Reform Project (PALM) http://www.epension.
am/__vfs/106

113
пенсионных фондов строго регулируется во многих странах. Список проектов, финансируемых
за счет средств, собранных подобным образом, крайне мал. В этих странах выбор, в основном,
останавливают на инвестировании в государственные облигации, что ведет к увеличению
внутреннего долга и является малопродуктивным с точки зрения экономического развития,
так как при более низких рисках доходность государственных облигаций ниже корпоративных.
Как отмечалось выше, доля банковских и небанковских финансовых институтов в
финансовом секторе составляет 92%. Суммы, аккумулированные при помощи обязательного
компонента накопительной пенсии, составляют 10% всех банковских депозитов. По мнению
экспертов, дополнительно аккумулированный капитал может быть использован для
финансирования ипотечных кредитов и других кредитов, выдаваемых под залог имущества. С
точки зрения продуктивности, возможно, было бы разумней разместить капитал за рубежом,
однако это также влечет за собой определенные риски, связанные с иностранной валютой,
фискальными аспектами и обменным курсом20.
Информационные технологии – это одна из наиболее успешных сфер с точки зрения
инвестирования. С начала 2000-х годов, в данной сфере начали работать транснациональные
компании. Прямые иностранные инвестиции в данную сферу сыграли важную роль в обмене
технологиями.

2.3 Осуществление пенсионной реформы


Закон «Об обязательной накопительной пенсии» официально вступил в силу 1 января
2014 года. Наряду с введением данного закона в стране сформировалось движение протеста
– гражданская инициатива «Я против!». Основными причинами протеста участников
движения стало сокращение месячного дохода в рамках пенсионной реформы и недоверие
к правительству. Параллельно протесту четыре оппозиционные парламентские партии
обратились в Конституционный суд, заявив, что новый закон противоречил Конституции. Это
был единственный случай в истории независимой Армении, когда гражданская инициатива
принесла плоды. Решением от 2 апреля 2014 года, Конституционный суд Республики Армения
признал некоторые статьи закона «Об обязательной накопительной пенсии» незаконными и
обязал правительство внести в закон соответствующие поправки до 30 сентября 2014 года.21
Антиконституционными были признаны статьи закона, ограничивающие право человека
распоряжаться собственным имуществом, в частности, зарплатой. В соответствии с законом,
трудоустроенные лица обязаны были перечислять взносы в частные пенсионные фонды.
Именно это положение было признано антиконституционным. Президент Серж Саргсян 27 июня
2014 года подписал поправки к закону, согласно которым, с 1 января 2014 года, сотрудники
государственного сектора, рожденные после 1973 года, обязаны осуществлять ежемесячные
«целевые социальные платежи» в размере 5% от заработной платы. Эти платежи придут на
смену пенсионным взносам и, вместо частных пенсионных фондов, будут направлены в
государственный бюджет, и только после этого перераспределены в пенсионные фонды. До
июля 2017 года, для лиц, трудоустроенных в частном секторе, участие в пенсионной реформе
будет добровольным. После этой даты они будут обязаны осуществлять социальные платежи
наравне с остальными.22

20
Singlatery, R., Investable Instruments For Pillar II. 2010. Multi-pillar Pension System: Implementation Challenges
and the International Practice. USAID. Pension and Labor Market Reform Project (PALM) http://www.epension.
am/__vfs/106
21
Armenia: Deems Pension Reform “Unconstitutional”, Eurasianet, April 2, 2014. Retrieved on July 14, 2014. http://
www.eurasianet.org/node/68222
22
Pay Time: Public Sector Employees to Start Making New “pension” payments after July 1 rise in Salaries,
ArmeniaNow.com, http://www.armenianow.com/society/pensions/55687/armenia_pension_law_application_
public_sector. 01.07.2014. Retrieved on July 14, 2014.

114
Согласно внесенным в закон изменениям, был установлен максимальный размер
социальных взносов. В частности, с 1 июля 2014 года по 1 июля 2020 года максимальный
размер ежемесячных социальных взносов для граждан составит 500 000 армянских драмов
(приблизительно 1250 долларов США) с зарплаты и 300 000 армянских драмов (примерно 750
долларов США) с прибыли, полученной в результате предпринимательской деятельности.
Начиная с 1 июля 2020 года, максимальный размер ежемесячных социальных взносов
будет равен размеру пятнадцати установленных законом минимальных заработных плат,
а максимальный размер ежегодных социальных взносов будет достигать размера 180
минимальных заработных плат.
Кроме того, если граждане, рожденные в период с 1964 по 1974 годы, добровольно
присоединятся к пенсионной схеме до 1 июля 2017 года, софинансирование со стороны
государства составит 100% от осуществленного взноса.
Размер минимальной заработной платы был определен 1 июля 2014 года (закон «О
минимальной заработной плате»); он равен 50 000 армянских драмов (122 доллара США).
Лица, получающие заработную плату в минимальном размере или ниже, освобождаются от
обязанности платить социальные взносы23.
Пока неясно, насколько внесенные в закон изменения повлияют на существующее
положение. С этой точки зрения особый интерес представляет мнение экспертов,
представителей правительственных и неправительственных организаций. В следующей главе
настоящего труда представлены результаты исследования - проблемы, возникающие в ходе
реализации реформы, а также возможные пути их решения.
Результаты исследования – проблемы, связанные с реализацией реформы, и пути их
решения
Все респонденты согласились с тем, что пенсионная реформа была необходима для
обеспечения макроэкономической стабильности страны, сокращения бюджетного дефицита
и государственного долга. В результате исследования были выявлены основные факторы,
препятствовавшие реализации реформы.
Артак Казарян, директор программы USAID по реализации пенсионных реформ в Армении,
заявил, что для осуществления системных изменений, которые создали необходимую
основу для пенсионной реформы, потребовалось более десяти лет. По его словам, одними
из наиболее трудоемких процессов являются: внедрение электронного правительства,
проведение переписи населения и присвоение личных номеров, реформа социального
обслуживания, создание базы данных персонифицированного учета, а также внедрение
персонифицированного подоходного налога. По мнению г-на Казаряна, пенсионная реформа
будет способствовать сокращению объемов теневой экономики
На протяжении десяти лет проводился анализ влияния, которое пенсионная реформа
может оказать на экономику страны. По предварительным расчетам, рост инвестиционного
портфеля и институциональные инвестиции будут способствовать увеличению ВВП до 1,5–3%.
Расходы переходного периода составят приблизительно 25 миллиардов армянских драмов
(61 209 999 долларов США), однако рост инвестиционных возможностей будет способствовать
развитию бизнеса, что создаст дополнительные рабочие места и принесет дополнительные
доходы в государственный бюджет.
Правительство Армении проделало большую работу для привлечения европейских
компаний по управлению активами с тем, чтобы повысить доверие со стороны населения.

Личная беседа. Сусанна Карапетян – пенсионный консультант, специалист по пенсионному моделированию


23

и статистике, Программа USAID по реализации пенсионных реформ в Армении.

115
Г-н Казарян считает, что реализации пенсионной реформы до некоторой степени
препятствовали высокооплачиваемые граждане. Как отмечалось выше, максимальный
размер софинансирования социальных взносов со стороны государства составляет 25 000
армянских драмов (62 доллара США), следовательно, лица, получающие высокую зарплату,
обязаны выплачивать пенсионный взнос самостоятельно. С учетом подоходного налога, им
приходится ежемесячно выплачивать в госбюджет до 36% от зарплаты. Г-н Казарян считает
отсутствие эффективной информационной кампании одной из основных проблем, с которыми
столкнулась пенсионная реформа.
Астгик Мирзабекян, глава Отдела по социальным вопросам при Аппарате премьер-
министра Республики Армения, считает, что разработанная модель пенсионной реформы
была достаточно эффективной. По ее словам, протест в основном исходил от молодых людей,
занятых в сфере информационных технологий и получавших высокую зарплату, которые
не желали платить деньги в госбюджет. Однако она считает, что было бы нецелесообразно
устанавливать максимальный размер пенсионных взносов для нанятых сотрудников, как это
было сделано в случае с государством. По ее словам, рынок и без того мал, и это привело
бы к еще большему сокращению объема инвестиций, что, в свою очередь, затруднило бы
привлечение опытных компаний для управления активами.
В то же время, она не исключает существование недостатков в законодательстве, так как
законодательная база пенсионной реформы довольно обширна и состоит из 5 законов и 55
подзаконных актов. Г-жа Мирзабекян также заострила внимание на том факте, что с 1 июля
2014 года зарплата государственных служащих будет повышена на 40% (зарплата госслужащих
не повышалась на протяжении последних десяти лет).24 Кроме того, 90% частных компаний
также повысили зарплату своим сотрудникам, минимум, на 5%. Она не согласилась с
утверждениями об отсутствии информационной кампании, заявив, что правительство Армении
специально наняло эстонское PR-агентство. В то же время, она признала, что было неправильно
полностью ориентировать пиар на сотрудников, и что следовало сделать основной акцент на
работодателей.
О недостатках информационной кампании беседует профессор Хачатур Цоколакян, лектор
Американского университета Армении. По его мнению, особое внимание следовало уделить
пользе, которую должна была принести пенсионная реформа. В то же время он отметил, что
сама по себе реформа не подразумевает повышение пенсий. Она скорее является гарантией
стабильности, чем роста пенсий, что довольно трудно объяснить гражданам.
На реализацию самой реформы, выполнение предписаний Центрального банка компаниями
по управлению активами и создание необходимого программного обеспечения было
потрачено до миллиона долларов США. Г-н Цоколакян считает, что компании по управлению
активами могут принять решение о выходе из проекта ввиду того, что реформа неоднократно
откладывалась и была приостановлена вновь. Он также полагает, что в законодательстве
существуют недостатки, и что ряд вопросов необходимо урегулировать.
Доктор экономических наук Айк Мнацаканян считает, что исходя из роста внутреннего
долга и существовавшей демографической ситуации, пенсионная реформа представляла
собой насущную необходимость. Однако он полагает, что планы компаний по управлению
активами в отношении капиталов, полученных из пенсионного фонда, были не слишком
продуктивными. По его словам, компании планировали разместить 10% от аккумулированных
сумм в виде банковских депозитов, 50% потратить на приобретение государственных
облигаций, а оставшиеся суммы инвестировать за рубежом. Г-н Мнацаканян считает, что
основными причинами неприятия пенсионной реформы со стороны населения были недоверие
24
Личная беседа. Корюн Саргсян - исполнительный директор Информационного центра пенсионной системы

116
по отношению к правительству и недостаточная прозрачность процессов в целом. Кроме
того, существовавшей схеме недоставало гибкости. Так, граждане, принимавшие участие в
пенсионной схеме на добровольной основе, не имели права отказаться от участия в ней по
собственному желанию. Кроме того, он считает, что можно было предоставить гражданам
возможность снять накопившиеся в пенсионном фонде средства раньше срока, например,
по истечении десяти или пятнадцати лет, что создало бы сравнительно более предсказуемую
среду для них.
С 2011 года в Армении действует схема частного добровольного пенсионного страхования.
Айк Восконян, исполнительный директор «Капитальных фондов», заявил, что их компания
активно сотрудничает с работодателями, так как государственным компаниям, которые
осуществляют пенсионные взносы для сотрудников в частные фонды, предоставляются
налоговые льготы. В частности, выплачиваемый ими налог на прибыль ниже на 7,5%. Сами
участники также пользуются льготами: подоходный налог, выплачиваемый сотрудниками,
участвующими в подобных схемах, ниже на 5%. Частные пенсионные фонды гибче
государственных. Они предоставляют участникам возможность снять накопленную сумму
через два года, а также не устанавливают ограничений на минимальный взнос.
По словам г-на Восконяна, основным вызовом пенсионной реформе является
консервативный подход. Тот факт, что за рубежом можно инвестировать лишь 40%
привлеченного капитала не является выигрышным. Для того чтобы увеличить прибыль и
повысить качество инвестиционных проектов, необходимо, по крайней мере, снять подобные
ограничения на начальном этапе и, в случае поступления хорошего предложения, размесить
за рубежом весь фонд целиком. В то же время, по его словам, для снижения риска инфляции,
индексированию подлежит лишь часть пенсионного взноса, выплачиваемая частным лицом,
а не та часть, что выплачивается государством на основе софинансирования. По словам
Восконяна, несмотря на сравнительно стабильную макроэкономическую политику, в стране
необходимы глубокие структурные реформы, направленные на создание более предсказуемой
бизнес среды и инвестиционного климата.
О необходимости структурных реформ и глубокой реформы налоговой системы также
говорит профессор, доктор экономических наук Татул Манасерян. Он связывает проблемы,
возникшие в ходе реализации пенсионной реформы, с неподготовленностью общества. По
его словам, следовало провести более эффективную информационную кампанию, которая
бы лучше раскрыла положительные стороны пенсионной реформы. Например, следовало
представить конкретные инвестиционные проекты. Недоверие со стороны общества также
вызвано отсутствием полной информации о компаниях по управлению активами. Население
сомневается, что руководитель компании будет принимать решения об инвестировании
средств в тот или иной проект вне зависимости от собственных интересов или интересов
чиновников. Манасерян предлагает четыре рекомендации с целью усовершенствования
пенсионной системы: 1) выдаваемая на руки зарплата не должна быть ниже прожиточного
минимума; должно существовать понятие необлагаемого налогом минимума; 2) необходимо
усилить диалог с населением, уделить больше внимания информационно-образовательным
программам; 3) компании по управлению активами должны принимать решения о
финансировании инвестиционных проектов только после консультаций с общественностью и
правительством; 4) необходимо более продуктивно размещать инвестиции в промышленном
секторе, а не в государственных облигациях, которые лишь увеличивают внутренний долг.
Представители Информационного центра пенсионной системы не видят проблем в плане
повышения информированности населения о пенсионной реформе. По их словам, проводится
интенсивное обучение бухгалтеров, сотрудников частного и государственного секторов, а так-
же студентов университетов. Кроме того, работает телефон круглосуточной «горячей линии»,
по которому граждане могут получить исчерпывающую информацию по вопросам пенсий. Не-

117
правительственная организация «Парадигма Армения» предоставляет консультационные ус-
луги. По словам представителей НПО, ввиду сложности пенсионной схемы, существует необхо-
димость в предоставлении населению информации о ней в упрощенном виде.
Особого внимания заслуживает мнение о пенсионной реформе представителя гражданского
движения «Я против!» Давида Манукяна. Для него принципиально неприемлема сама форма
проведения пенсионной реформы без учета прав граждан, которым приходится осуществлять
дополнительные выплаты из минимальной зарплаты. Безусловно, сбережения - вещь хорошая,
но для них должны существовать финансовые возможности. Сотрудники государственного сек-
тора получают крайне низкую зарплату, которая остается низкой даже после недавнего повы-
шения на 40%.
Гражданское движение началось в социальных сетях. Это был единственный случай в
истории независимой Армении, когда гражданская инициатива принесла плоды. Манукян
отметил, что достижению этой победы, возможно, способствовала смена правительства
в 2014 году. Кроме того, после того, как пенсионный взнос получил статус платежа, он
автоматически стал собственностью государства. В новом законе также могут быть положения,
противоречащие конституции, в частности, дискриминация по месту работы и возрасту.
Представители гражданской инициативы считают, что вопрос инвестирования пенсионных
взносов также лишен определенности, особенно, если учесть, что присоединившись к системе
в 18 лет и оставаясь ее участником до 63 лет, человек на протяжении 45 лет предоставляет
государству в долг определенную сумму денег. Трудно предсказать, какой покупной
способностью будут обладать подобные сбережения в будущем, и в какую отрасль они будут
инвестированы. Период времени должен быть прогнозируемым. Гражданин должен иметь
возможность снять свои сбережения по истечении десяти или пятнадцати лет, а также должен
быть вправе выйти из системы по собственному желанию. Нельзя принуждать граждан
осуществлять пенсионные взносы до наступления пенсионного возраста. Также возникает
вопрос о том, почему социальные вопросы курирует Центральный банк. Не означает ли это, что
у данной инициативы есть только денежная нагрузка? Кроме того, международные компании
по управлению активами обладают не слишком богатым опытом. Согласно имеющимся
данным, они были основаны около года назад.
Несмотря на то, что целый ряд частных компаний компенсирует своим сотрудникам
пенсионные взносы, участники гражданского движения все равно не одобряют эту инициативу.
При этом г-н Манукян считает, что вероятность приостановки пенсионной реформы довольно
мала, так как в процессе активно участвуют международные организации.

Заключение
Необходимость в проведении пенсионной реформы в Армении была обусловлена
рядом факторов. В частности, существовавшая ранее система была неустойчива, содержала
определенные риски и системные проблемы. Наряду с увеличением в населении доли лиц
старше трудоспособного возраста, положение усугублялось миграционными процессами. В
результате усилилось давление на бюджет, наметилась тенденция роста социальных расходов
в отношении ВВП. Для решения указанных проблем, правительство Армении, при поддержке
международных организаций, приступило к созданию новой многоуровневой пенсионной
модели. Работа над реформой пенсионной системы продолжалась в течение десяти лет.
В результате реформы ожидается увеличение инвестиционного портфеля и
институциональные инвестиции, развитие бизнеса, создание дополнительных рабочих мест и
экономический рост.

118
В ходе исследования были выявлены основные факторы, препятствующие реализации
обязательной пенсионной схемы, внедренной в январе 2014 года. Основные трудности
были связаны не с самой моделью пенсионной реформы, над которой в течение десяти лет
трудились армянские и международные эксперты, а с недостатками в законодательстве и
другими проблемами.
Среди этих проблем было отсутствие эффективной и целенаправленной информационной
кампании, недоверие к правительству со стороны населения, а также недостаток прозрачности
процессов в целом. Учитывая сложность пенсионной схемы, необходимо было доходчиво
разъяснить населению некоторые из ее аспектов. Кроме того, схеме не хватало гибкости,
так как она не предусматривала возможность выхода из нее на определенном этапе и не
обеспечивала соблюдение интересов высокооплачиваемых сотрудников.
Одной из причин недоверия к пенсионной реформе со стороны населения было
отсутствие полной информации о компаниях по управлению активами. Возникали сомнения
в их профессионализме и надежности, а также продуктивности их планов по инвестированию
мобилизованных средств в государственные облигации, так как это лишь способствовало бы
росту внутреннего долга. Еще одну серьезную проблему представляли неразвитые рынки
капитала.
Для того чтобы лучше использовать инвестиционные возможности, в Армении необходимо
осуществить глубокие структурные преобразования в сферах борьбы с коррупцией и реформы
налоговой системы, что обеспечит более безопасные условия ведения бизнеса и надежную
инвестиционную среду.

Список респондентов

• Артак Казарян – директор программы, Программа USAID по реализации пенсионных


реформ в Армении;

• Сусанна Карапетян – консультант по вопросам пенсий, специалист по пенсионному


моделированию и статистике, Программа USAID по реализации пенсионных реформ
в Армении;

• Астгик Мирзабекян - глава Отдела по социальным вопросам при Аппарате премьер-


министра Республики Армения;

• Аарон Чилингарян – эксперт, основатель консультационно-исследовательской


компании «Парадигма Армения»;

• Наира Петросян – ведущий юрист, Отдел трудового законодательства, «Парадигма


Армения»;

• Айк Мнацаканян – доктор экономических наук, профессор, глава Управления


финансов и бухгалтерского учета Ереванского государственного университета;

• Хачатур Цоколякян – профессор, лектор Американского университета Армении;

• Татул Манасерян – профессор, доктор экономических наук, основатель и директор


центра политических исследований и экономического анализа «Альтернатива»;

• Айк Восконян – исполнительный директор, компания «Капитал асет менеджмент -


Капитальные фонды Армения»

119
• Соня Григорян – директор, советник по инвестициям, неправительственная
организация EV Consulting;

• Корюн Саргсян - исполнительный директор Информационного центра пенсионной


системы;

• Арамаис Шахбекян – пресс-секретарь, Государственная служба социального


обеспечения Министерства труда и социальных вопросов Республики Армения;

• Давид Манукян – гражданское движение «Я против!».

Использованные источники

1. Armenian Development Agency. FDI Statistics 2013. http://www.ada.am/eng/for-investors/


fdi-statistics/

2. Armenia: Deems Pension Reform “Unconstitutional”, Eurasianet, April 2 2014. http://www.


eurasianet.org/node/68222

3. Ghazaryan, A., Tolosa, G. Remittances in Armenia: Dynamic Patterns and Drivers. Interna-
tional Monetary Fund.

4.  National Competitiveness Report of Armenia 2013-2014. Growth Imperative and Con-


straints. EV Consulting. Economy and Values Research Center, 2014.

5.  Pay Time: Public Sector Employees to Start Making New “pension” payments after July 1
rise in Salaries, ArmeniaNow.com. http://www.armenianow.com/society/pensions/55687/
armenia_pension_law_application_public_sector

6. Singlatery, R., Investable Instruments For Pillar II. 2010. Multi-pillar Pension System: Imple-
mentation Challenges and the International Practice. USAID. Pension and Labor Market Re-
form Project (PALM) http://www.epension.am/__vfs/106

7. Stanic, K., Karapetyan, S. Armenian Pension System Overview. 2010. Multi-pillar Pension
System: Implementation Challenges and the International Practice. USAID. Pension and La-
bor Market Reform Project (PALM) http://www.epension.am/__vfs/106

8. Stanic, K., Karapetyan, S. Fiscal Effects on the Tax and Pension Reform. 2010. Multi-pillar
Pension System: Implementation Challenges and the International Practice. USAID. Pension
and Labor Market Reform Project (PALM) http://www.epension.am/__vfs/106

9. Stanic, K., Manukyan A., 2010. Introduction of Mandatory Funded Pillar in Armenia and Pos-
sible Risks. 2010. Multi-pillar Pension System: Implementation Challenges and the Interna-
tional Practice. USAID. Pension and Labor Market Reform Project (PALM) http://www.epen-
sion.am/__vfs/106;

10. Stanic, K., Karapetyan, S. Guarantees within Pension Systems. 2010. Multi-pillar Pension Sys-
tem: Implementation Challenges and the International Practice. USAID. Pension and Labor
Market Reform Project (PALM) http://www.epension.am/__vfs/106

120
11. US Department of State. 2013 Investment Climate Statement-Armenia. http://www.state.
gov/e/eb/rls/othr/ics/2013/204593.htm

12. Всемирный банк. Обзор по Армении. http://www.worldbank.org/en/country/armenia/


overview.

13. Государственная статистическая служба Республики Армения. Показатели рынка


труда. 2013. http://www.armstat.am/en/?nid=82&id=1516

14. Государственная статистическая служба Республики Армения. Среднемесячная


номинальная заработная плата. http://armstat.am/en/?nid=126&id=08001&submit=-
Search

15. Мирзаханян, А. 2010, «Приближаемся к Европе?» Экономическая и социальная


политика в Грузии, Армении и Азербайджане. Пенсионная система в Республике
Армения. http://www.nplg.gov.ge/gsdl/cgi-bin/library.exe?e=d-01000-00---off-0ekonomik-
-00-1--0-10-0--0-0---0prompt-10--.%2e-4----4---0-0l--11-en-10---10-about-50--00-3-1-00-
0-00-11-1-0utfZz-8-10-0-11-1-0utfZz-8-10&a=d&c=ekonomik&cl=CL4.2&d=HASH01102d-
428fe5f220a31b5580.7.2

121
Irina Guruli
Pension Reform in Armenia: Opportunities and Challenges

Executive Summary
The purpose of the research is to analyze the implementation of the pension reform in Armenia.
More specifically, to examine those challenges that the Government of Armenia (GoA) faced during
the planning and implementation phases. The research at hand assesses the success of the pension
reform and evaluates the degree to which it shall stimulate the economy, ensure job creation and ul-
timately economic growth in the country. The study consists of three chapters, six subchapters and
ends with conclusions. The paper presents economic overview of Armenia, analyzes existing pension
system, evaluates the taxation system and investment opportunities, and examines the scheme and
characteristics of the implemented pension reform.
The study applied both primary and secondary research methods. The secondary research com-
prised the study of materials prepared by international donor organizations on the topic as well as
the analysis of relevant statistical information. Within the primary research, 13 in-depth semi-struc-
tured interviews were conducted with the experts working on the issue, representatives of the gov-
ernment, academia and non-governmental organizations.
The necessity of implementing the pension reform in Armenia was dictated by a number of fac-
tors: the existing system was unstable and risky, and was characterized by systemic problems. More-
over, against the background of aging population, the ratio of active labor force and the number of
pensioners changed significantly. The migration processes exacerbated the existing picture. As a re-
sult, the budgetary burden was increased; the social expenditures to gross domestic product (GDP)
ratio was gradually increasing. Ultimately, the international donor organizations together with the
GoA started working on the creation of a new pension model. The goal of the project was to estab-
lish a multi-pillar pension scheme in the country. The working process on the pension system reform
took 10 years.
In 2010, the Armenian National Assembly adopted five laws that created the basis for the
multi-pillar pension system. The Law on Funded Pensions officially entered into force starting from 1
January 2014. According to this law, the mandatory pension contributions apply to all citizens of 40
years and younger (born after 1974). Those who are older than 40 can participate on the voluntary
basis. Once a citizen joins the system, he/she is unable to change the pension scheme, even in case
of job loss. According to the new scheme, the amount of contributions is 10 percent of gross income.
Pension contributions are made by employees. At the same time, a participant’s contribution is
5 percent, while the remaining 5 percent is a cost-share contribution provided by the government.
However, there is an upper cap for the contribution provided by the government – 25 000 Armenian
Drams (AMD). The mobilized sums shall be managed by two asset management companies that shall
invest the accumulated amount. In parallel with the above-mentioned initiatives, a taxation reform
was conducted, a unified income tax was introduced; the social insurance fund was abolished that
was responsible for distributing the insured pensions.
The governmental initiative caused a protest movement to surge in the country – Dem.AM (“I am
against!”). The protest of the participants was prompted by a decrease in their monthly disposable
incomes due to the mandatory pension contributions and by the mistrust towards the government.
In line with the protests, four opposition parliamentary parties turned to the Constitutional Court,
since, in their view, the newly adopted law was anti-constitutional. This was the very first case in the
history of independent Armenia when a civil society initiative succeeded in its endeavor. According

122
to the decision made on 2 April 2014 by the Constitutional Court of the Republic of Armenia, certain
provisions of the Law on Funded Pensions were considered unconstitutional and the government was
given time until 30 September 2014 to make the necessary amendments.
Those provisions in the law that were in conflict with a person’s right to administer his/her pos-
session, i.e. salary, have been recognized anti-constitutional and invalid. According to the law, a per-
son was to make pension contributions to the private pension funds; this was the very provision that
was recognized as anti-constitutional. On 27 June 2014, President Serzh Sargsyan signed the amend-
ments to the law. According to the amendments, starting from 1 June 2014, public sector employees
born after 1973 have to provide 5 percent of “targeted social assistance”. These payments shall sub-
stitute the term pension contributions and, instead of the private pension funds, shall be directed
to the state budget and only after this shall be distributed among the pension funds. Participation
shall be voluntary for those employed in the private sector up until July 2017, after which date all em-
ployed including the private sector shall be obliged to make social payments.
According to the amendments made to the law, an upper cap for social contributions has been in-
troduced. More specifically, starting from 1 July 2014 until 1 July 2020, the upper cap for the citizens
on social assistance in 500,000 AMD (from salaries), and the annual limit is 300,000 AMD (for the in-
come from entrepreneurial activity). Starting 1 July 2020, the monthly upper limit is defined as 15-
fold minimum monthly wage defined by the Law, the annual upper limit will be 180-fold minimum
wage as of 1 January of the reported year.
Moreover, if a citizen born between 1964-1974 voluntarily engages in the pension reform before
1 July 2017, the co-funding from the state shall equal 100 percent of his/her pension contribution. It
is expected that the reform shall increase the investment portfolio and institutional investments, fos-
ter business development, job creation and economic growth.
The study has revealed major hindering factors that have been disrupting the implementation
process of the pension reform starting from 1 January 2014. The pension reform model itself that
took 10 years of hard work on the part of Armenian and international experts is viewed as less prob-
lematic. However, minor legislative loopholes and challenges remain an issue.
The research has showed that the major problem was the lack of a correct, targeted information
campaign, the lack of trust towards the government, low level of transparency in the entire process.
The pension reform scheme is so complex that there was a need to present it to the citizens in an un-
derstandable way. Moreover, the proposed system lacked and still lacks flexibility – it is impossible to
withdraw from the system at any time. At the same time, the interests of highly paid citizens are not
properly protected.
The mistrust of the citizens towards the pension reform was caused by the obscurity of the asset
management companies, doubts with regard to their professionalism, reliability and productivity of
their plans to invest the attracted sums in the government treasury bills, which would only increase
the domestic debt. Underdeveloped capital markets have been identified as a challenge as well.
In order to better utilize investment opportunities in Armenia, it is necessary to undertake struc-
tural reforms directed towards the alleviation of corruption and reforming the taxation system so that
a more predictable business and investment environment is created in the country.

123
Сусанна Карапетян
Грузия: зачем и как реформировать пенсионную систему?

Сокращения

ВОЗ Всемирная организация здравоохранения


НСС Национальная статистическая служба
ЕС Европейский Союз
ВНД Валовый национальный доход
ВБ Всемирный банк
ВВП Валовый внутренний продукт
МПК Минимальная потребительская корзина
ИПЦ Индекс потребительских цен
УП Установленная пенсия
УВ Установленные выплаты
НБГ Национальный банк Грузии
ОЭСР Организация экономического сотрудничества и развития
ПИИ Прямые иностранные инвестиции

Резюме
Предоставление пенсионного дохода - это одна из самых актуальных и чувствительных, в
социальном отношении, задач, с которой сегодня сталкивается почти каждая страна в мире.
Факторы, обуславливающие реформирование пенсионных систем, могут варьироваться от
страны к стране, но цель в конечном итоге одна: обеспечение краткосрочной и долгосрочной
финансовой устойчивости пенсионной системы и предоставление адекватного пенсионного
дохода.
Поддержание баланса между адекватностью пенсий и финансовой устойчивостью
пенсионной системы является сложной задачей, особенно в случае старения населения.
Существует конфликт между адекватностью пенсий и финансовой устойчивостью пенсионной
системы: предоставление щедрых государственных пенсий является дорогостоящим и может
угрожать финансовой устойчивости пенсионной системы.
Как обеспечить адекватный пенсионный доход, не угрожая финансовой устойчивости
пенсионной системы? Международная практика предлагает три основных решения: продление
трудовой жизни путем повышения пенсионного возраста; предоставление государственных
пенсий более уязвимым группам; и, наконец, поощрение пенсионных накоплений для того,
чтобы сократить разрыв между государственными пенсиями и адекватным уровнем пенсий.
Цель данного исследования - представить читателям действующую в Грузии пенсионную
систему, поговорить о задачах, стоящих перед этой системой, представить направления
пенсионной политики и подходы к реформированию системы.
Для того, чтобы понять социально-экономическую ситуацию в Грузии, проанализировать
проблемы пенсионной системы, и провести параллели с международной практикой, были

124
задействованы методы так называемого «desk» исследования существующей литературы,
также было проведено 15 интервью с пенсионными экспертами, представителями
государственных структур, ответственных за разработку и осуществление пенсионной политики,
с представителями частного сектора и гражданского общества, политических партий, а также с
независимыми экспертами.
Тема исследования делится на несколько подтем для того, чтобы сделать материл легким и
интересным для чтения. Каждый подраздел предоставляет анализ, объяснения и разъяснения
о пенсионной терминологии и подходах к проведению той или иной пенсионной политики.
С 2004 года, радикальные либеральные реформы в Грузии были направлены на создание
стабильной макроэкономической среды: налоговая политика и администрирование
существенно улучшились, факторы, препятствующие свободной и справедливой конкурентной
предпринимательской деятельности, в основном устранены, предпринимаются усилия
по созданию предпосылок для региональной диверсификации предпринимательской
деятельности, и созданию новых рабочих мест, что в свою очередь, как ожидается, приведет к
всеобъемлющему экономическому росту.
Низкое, эффективное и простое налогообложение способствовало увеличению поступлений
в бюджет: доля налоговых поступлений в общем объеме доходов бюджета составила 93,2% в
2013 году по сравнению с 70% в 2004 году; дефицит бюджета существенно сократился: в 2013
году он снизился до 2,8% с 9,2% в 2009 году. Однако глобальный финансово-экономический
кризис, безусловно, повлиял на экономическое и социальное развитие Грузии: в 2009 году
был зарегистрирован экономический спад в 3,8%. Экономика начала восстанавливаться с 2010
года.
Несмотря на усилия правительства по поддержанию экономического роста и на некоторые
успехи, результаты в сфере рынка труда в Грузии являются неудовлетворительными: 60%
занятого населения работает в неформальном секторе экономики - в основном в сельском
хозяйстве.
Бедность по-прежнему серьезнейшая проблема для страны. Несмотря на то, что ВВП на душу
населения в 2013 году составил 3663 американских долларов (по сравнению с 1188 долларами
в 2004, а в результате такого роста, в соответствии с классификацией Всемирного банка, страна
переместилась из категории стран с «низким уровнем доходов» в категорию стран с «низким
средним уровнем доходов»), экономический рост не был распределен равномерно: так,
потребление 21,4% населения в 2013 году было ниже 60% от медианного потребления, а доля
населения, находящаяся за чертой бедности, составила 9,7% по сравнению с 6,7% в 2007 году.
После обретения независимости, Грузия, как и все бывшие советские республики,
унаследовала обязательную «pay-as-you-go» пенсионную систему, основанную на принци-
пе солидарности поколений. Тем не менее, не было возможности предоставить «щедрые»
пенсии, как это было до независимости. Начиная с середины 1990-х годов, сменяющие друг
друга правительства в Грузии, инициировали и реализовали пенсионные реформы. Можно
выделить несколько этапов реформирования пенсионной системы в Грузии:

• С середины 1990-х по 2002 год – это первый этап реформирования пенсионной


системы: в основном это параметрическое реформирование с некоторой попыткой
осуществить системные изменения: страховые и социальные пенсии были заменены
одной универсальной фиксированной пенсией (1995), установленный законом
пенсионный возраст был увеличен на 5 лет как для мужчин так и для женщин (в 1996
году), были устранены правовые основы досрочного ухода на пенсию (1998), и, что
самое примечательное, в 1998 году был принят вступивший в 2001 году в силу закон
«О негосударственном пенсионном страховании«, который обеспечивал возможность
делать добровольные пенсионные накопления;

125
• В 2002-2003 годах было объявлено еще об одной попытке реформирования
пенсионной системы с целью внедрения многоуровневой пенсионной системы.
Целью этой инициативы было введение условно-накопительной системы (NDC) и
увеличение пенсионного возраста до 65 лет как для мужчин и так и для женщин.
Парламентом страны даже был принят пакет законов, и планировалось, что
законы начнут действовать с 1 января 2004 года. Однако, в связи с политическими
изменениями в 2003 году, инициатива была сначала отложена, а позднее была
признана утратившей силу;

• Следующим этапом реформирования системы можно считать 2004-2008 годы, когда


снова стал обсуждаться вопрос о переходе к частной пенсионной схеме. В 2008 году
были приняты законопроекты, предполагающие постепенное снижение ставок подо-
ходного налога, предоставление налоговых льгот для поощрения различных типов
сбережений. Власти считали это шагом в сторону системного реформирования пенси-
онной системы, так как принятые законопроекты сделали все виды накоплений, в том
числе и пенсионные накопления прибыльными. Однако, в результате изменений в На-
логовом кодексе, все виды налоговых льгот были устранены, тем самым препятствуя
развитию добровольных пенсионных схем;

• Нынешний этап пенсионных реформ: размер универсальной фиксированной пенсии


достиг уровня прожиточного минимума, а адекватность пенсий, с точки зрения
удовлетворения основных минимальных потребностей, считается достигнутой;
Правительство находится на подготовительной стадии проектирования и внедрения
обязательной накопительной пенсионной схемы с целью устранения разрыва
между пенсией, предоставленной государством, и уровнем пенсионного дохода,
необходимого для поддержания предпенсионного уровня жизни.
Необходимость системных пенсионных реформ в Грузии объясняется теми же факторами,
что и в развитом мире: низкие показатели рождаемости, повышение продолжительности
жизни, миграционные процессы и, в результате, старение населения и финансово неустойчивая
пенсионная система.
Каким будет сценарий пенсионной реформы в Грузии, трудно сказать. Тем не менее, на наш
взгляд, два основных подхода в области пенсионной политики и реформирования пенсионной
системы, по крайней мере сегодня, являются бесспорными: внедрение обязательной
накопительной пенсионной схемы - необходимость; обязательные накопительные пенсионные
взносы не должны быть дополнительной нагрузкой для участников: на индивидуальные
пенсионные счета должна быть направлена часть подоходного налога.
Независимо от того, каким будет выбор грузинского правительства и общества, следующие
соображения должны быть приняты во внимание, так как они могут повлиять на дизайн
и имплементацию реформы, размер пенсионного рынка (количество участников, ставки
отчислений и размер официальных зарплат), уровень неформальности на рынке труда
(проблемы охвата), уровень развития финансового рынка, и достижение политического
консенсуса по отношению к сценарию реформы.

I. Введение
Выделение пенсионного дохода в современном мире является одной из самых важных и
крайне чувствительных социальных проблем. Едва ли найдется страна, на повестке дня которой
не стоит реформирование пенсионной системы. Стареющее население, высокий уровень
государственного долга, низкие темпы экономического развития – таковы причины пенсионных
реформ в развитых странах. В развивающихся странах или странах с низким уровнем доходов,

126
в дополнение к перечисленному, определяющим фактором реформ являются также низкий
уровень собираемости налогов, высокий уровень неформальной экономики, слаборазвитость
управленческих функций.
Несмотря на разнообразие предпосылок, конечная цель всех пенсионных реформ одна –
обеспечить адекватный пенсионный доход параллельно с обеспечением финансовой стабиль-
ности (краткосрочной и долгосрочной). Это означает выплату соразмерных текущих и будущих
пенсий в условиях заявленных окладов без неожиданных «взлетов» и «падений» размера пен-
сии, или финансирование дефицита пенсионной системы за счет иных бюджетных поступле-
ний.
Достижение этой цели представляет собой серьезный вызов особенно в условиях стареющего
населения. Существует очевидный компромисс между соразмерностью пенсионного дохода и
финансовой стабильностью. С одной стороны, высокие государственные пенсии обеспечивают
высокий пенсионный доход, однако и стоят больше. С другой стороны, если государственные
пенсии не обеспечивают адекватный пенсионный доход, то возникает необходимость в
постоянном единовременном повышении пенсий или выделении дополнительных пособий
(что и произошло в Грузии).
Итак, как обеспечить соразмерный пенсионный доход без риска для финансовой стабиль-
ности системы? В мире известно три основных подхода к решению этой дилеммы.
1.Повышение пенсионного возраста. Например, во многих странах-членах ОЭСР этот
возраст уже повысили (средний пенсионный возраст для мужчин в этих странах – 63 года, для
женщин – 62) или предпринимают шаги в этом направлении (планируется к 2015 году довести
средний пенсионный возраст до 65 как для мужчин, так и для женщин ). В Грузии пенсионный
возраст в настоящее время для мужчин – 65 лет, для женщин – 60 лет. Для сравнения отметим,
что в Армении пенсионный возраст как для женщин, так и для мужчин – 63 года.
Некоторые страны в качестве альтернативы повышения пенсионного возраста ввели в фор-
мулу расчета размера пенсии компонент автоматического уточнения – в зависимости от ожи-
даемой продолжительности жизни. В случае такого подхода размер пенсии будет снижаться
параллельно с повышением ожидаемой продолжительности жизни. То есть, в результате обе-
спечения финансовой стабильности системы в долгосрочной перспективе принцип соразмер-
ности пенсий ставится под угрозу.
А в ряде стран ужесточены или устранены условия выдачи преждевременной пенсии
(к примеру, в Грузии еще в 1998 году были устранены все привилегии, дающие право на
преждевременную пенсию).
2..Вторым способом обеспечения баланса между пенсионной системой и выдаваемыми
пенсиями является выдача государственных пенсий наиболее уязвимым группам населения1 -
усиление механизмов перераспределения.
3. Третий путь – поощрение пенсионных накоплений для заполнения разрыва между уров-
нем государственной пенсии и уровнем, обеспечивающим соразмерность пенсии.
Цель данного исследования – представить действующую в Грузии пенсионную систему (ка-
кой пенсионной модели она соответствует, какой уровень пенсий обеспечивает для своих бене-
фициариев, каково бремя пенсий для госбюджета, стабильна ли система в финансовом плане
и так далее), определить вызовы, стоящие перед пенсионной системой, понять и представить
читателю направления реализации пенсионной политики и реформирования системы.
1
Три страны, имеющие наиболее низкий уровень бедности среди пожилых людей – Новая Зеландия, Канада
и Нидерланды, тратят на финансирование государственных пенсий всего 4-5% ВВП, в то время как в Греции и
Испании, где на финансирование госпенсий направляется 9-13% ВВП, из каждых пяти пожилых людей один
беден. (OECD: Pensions at a Glance 2013, OECD and G20 Indicators, page 171; http://www.oecd.org/pensions/
public-pensions/OECDPensionsAtAGlance2013.pdf)

127
II. Методология выполнения исследования
Для того, чтобы проанализировать и оценить нынешнее социально-экономическое
положение Грузии и исходящие из него пенсионные вызовы, а также провести параллели с
международной практикой, мы использовали метод «исследования за письменным столом»
и интернет-исследования. Это дало возможность собрать статистические данные, а также
аналитическую информацию относительно пенсионной политики, которые были использованы
нами для обоснования выводов и вопросов.
В деле проведения исследования по вопросам пенсионных проблем в Грузии бесценна
роль принимающей организации – экспертов Центра политический исследований.
С активной поддержки последних стало возможно встретиться с экспертами,
представляющими как сферу пенсионного обеспечения, разработки и реализации пенсионной
политики, так и правительство, оппозицию, частный сектор и гражданское общество, провести
около 15 личных интервью (список участников – в приложении). Эти интервью позволили
более полноценно понять контекст текущей пенсионной политики, регулирующее сферу
законодательство, вызовы, стоящие перед системой, общности и различия в подходах к
возможным реформам.
Чтобы сделать этот аналитический документ более доступным и интересным для читателя,
тема исследования разделена на несколько подтем, а текущая ситуация представлена по от-
дельным подтемам.
В разделах, касающихся пенсионной системы, представлены вызовы, динамика пенсионной
политики в плане решения этих проблем. Относительно некоторых пенсионных терминов дано
краткое объяснение, где это возможно – международный опыт решения конкретной проблемы,
сделаны некоторые международные сопоставления.

III. Пенсионная система и необходимость ее реформирования

1. Предыстория. Макроэкономическая ситуация


Начиная с 2004 года радикально либеральные реформы были нацелены на создание
стабильной макроэкономической среды, в результате чего улучшились налоговая политика
и администрирование, в основном устранены факторы, препятствующие свободной и
конкурентной предпринимательской деятельности, созданы предпосылки для развития
диверсифицированного в территориальном плане и способствующего созданию рабочих мест
предпринимательства и обусловленного этим инклюзивного экономического роста.
Экономический рост. В 2004-2007 годах в Грузии был зарегистрирован среднегодовой
экономический рост в 9.3%, затем, в связи с финансово-экономическим кризисом, темпы роста
замедлились, составив в 2008 году 2.3%, а в 2009-м был зафиксирован 3.8%-й спад экономики.
Экономика, с некоторыми колебаниями, начала восстанавливаться в 2010-2012 годах, в
2013 году вновь было зарегистрировано замедление темпов роста – в 2013 году темп роста
реального ВВП составил 3.2% по сравнению в 7.2% в 2011-м и 6.2% в 2012 году.2
В связи с экономическим ростом вырос также показатель национального богатства на душу
населения, составив в 2013 году 3663 долларов США против 1188 долларов в 2004 году3. В ре-
зультате Грузия переместилась из списка стран с «низким доходом» в перечень стран с «низким
2
Источник՝ Geostat, «ВВП и другие показатели национальных счетов», http://www.geostat.ge/index.
php?action=page&p_id=119&lang=eng,
3
Источник:՝ Министерство финансов Грузии, http://www.mof.ge/en/Reports;

128
средним уровнем дохода»4.
Налоговая политика в стране направлена на создание благоприятной и привлекательной
среды как для инвестиций частного сектора, так и для иностранных инвестиций, а также для
создания и развития новых бизнесов. В результате реализованных в 2004-2009 годах налоговых
реформ упрощено и усовершенствовано налоговое администрирование. В 2004-2008 годах
число видов налогов сократилось с 21 до 6, по линии ряда налогов были сокращены ставки
налогообложения.
Так5,

1. налог на добавленную стоимость сократился с 20% до 18% в 2006 году;

2. в 2008 году подоходный налог и социальный налог были объединены, и начал


действовать подоходный налог в размере 32%, который в том же году был снижен до
25%, а начиная с 2009 года ставка по подоходному налогу составляет 15%6;

3. ставка по налогу на прибыль с 2008 года снизилась с 20% до 15%;

4. ставка по подоходному налогу на дивиденды и процентный доход в 2009 году была


снижена с 10% до 5%;

5. ставки налога на импорт (import tax) - 0%, 5% или 12%.


Для поощрения малого и микробизнеса установлен специальный/ привилегированный
налоговый режим.

- Миркобизнес: если оборот не превышает 30 тыс. лари, то бизнес освобождается от


налогов.

- Малый бизнес: если оборот не превышает 100 тыс. лари, то ставки по налогам
составляют 3% или 5% налогооблагаемой базы.
Бюджетная политика. С точки зрения количественного и качественного
усовершенствования налогового администрирования, благодаря увеличению зоны покрытия
и прозрачности, заметно повысились налоговые поступления в бюджет: с 70% в 2004 году доля
в поступлениях увеличилась до 93.2% в 2013 году. Существенно сократился дефицит бюджета:
с 9.2% ВВП в 2009 году показатель дошел до 2.8% в 2013-м7.
Инфляция. Экономический рост 2004-2008 годах в Грузии сопровождался высоким уровнем

4
Всемирный банк (ВБ) классифицирует страны по размеру валового национального дохода на душу населения,
используя метод Атлас. Согласно данной классификации, 214 стран, зарегистрированных в базе данных ВБ,
разделены на 4 группы: а) страны с низким уровнем дохода, где ВНД в 2013 году был ниже 1045 долларов;
б) страны с низким средним доходом, где указанный показатель был в районе 1046-4125 долларов; в) стран
с высоким среднем уровнем, где показатель составил 4126 – 12745 долларов; и г) страны с высоким уровнем
дохода, где указанный показатель превышает 12746 долларов. http://data.worldbank.org/about/country-and-
lending-groups#Low_income
5
Министерство экономики и стабильного развития (http://www.economy.ge/en/economic-review), Министер-
ство финансов (http://www.mof.ge/en/RevenuePolicy)
6
В 2013 году был установлен низший порог по взысканию подоходного налога для работников некоторых ка-
тегорий: так, с тех, чья ежемесячная зарплата не превышает 600 лари, не взыскивается налог 1800 лари с годо-
вой зарплаты (источник – Министерство финансов http://www.mof.ge/en/Reports).
7
Источник - Geostat и Министерство финансов http://www.geostat.ge/index.php?action=page&p_
id=314&lang=eng; http://www.mof.ge/en/Reports

129
инфляции, особенно в 2008 году, когда в некоторые месяцы инфляция доходила до 12-13%8. В
перспективе это могло помешать экономическому росту страны. По этой причине Националь-
ный (Центральный) банк Грузии принял стратегию целевой инфляции, чтобы стабилизировать
цены, в результате чего за последние два года в стране даже была зафиксирована дефляция
(снижение цен): в 2012 году была зарегистрирована 0.9%-я дефляция, а в 2013 году – 0.5%9.
Привлечения прямых иностранных инвестиций (ПИИ) является одним из приоритетов
грузинского правительства. Либеральная инвестиционная среда, вместе с осуществляемыми
реформами, делают страну интересной для ПИИ: в период с 2005 по 2012 год ПИИ составили
8.3 млрд. долларов. Поток прямых инвестиций зафиксировал тенденцию роста до 2007 года,
когда и был зарегистрирован самый высокий уровень – 19,8% ВВП, затем, в связи с российско-
грузинской войной и финансово-экономическим кризисом, ПИИ значительно сократились,
составив в 2008 году 12.2% ВВП, а в 2013-м – 5.7%10.
Занятость и безработица. Влияние реализованных экономических реформ на занятость,
создание рабочих мест можно считать незначительным. Существенного улучшения уровня и
структуры занятости за последние 10 лет в стране не наблюдалось. По-прежнему на высоком
уровне находится безработица.
Уровень занятости (удельный вес занятого населения в общем числе людей в возрасте 15
лет и старше) с 2008 года проявляет слабую тенденцию к росту и с 52.3% повысился до 56.6%
в 2013-м.
Уровень безработицы в 2013 году составил 14.6% (против 16.5% в 2008 году)11.
Одной из особенностей трудового рынка является то, что большинство занятого населения
(61%) в 2013 году имело статус «работающего на себя» (против 66.2% в 2004 году), из которых
основная часть занята в области сельского хозяйства. Этот показатель отражает уровень
неформальной занятости в Грузии12.
Бедность. Уровень зарегистрированной абсолютной бедности (удельный вес населения,
живущего ниже порога бедности) в Грузии в 2013 году составил 9.7% (против 6.4% в 2007 году)13.
В 2013 году относительно бедным в Грузии14 было 21.4% населения – потребление со стороны
этой группы не превышало 60% среднего уровня потребления, в том числе потребление 8.4%
было ниже 40% среднего уровня потребления15. Это значит, что хотя уровень жизни населения
и доходы в Грузии в последние десятилетия улучшились в результате достигнутого экономиче-
ского роста, однако распределение созданных богатств и доходов не было равномерным.

8
Источник – Министерство финансов , http://www.mof.ge/en/Reports
9
Национальный банк Азербайджана, https://www.nbg.gov.ge/index.php?m=549
10
Источник - Министерство экономики и стабильного развития, (http://www.economy.ge/uploads/ek_
seqtorebi/FDI-2013-eng-1.pdf)
11
Источник - Geostat, http://91.208.144.188/Table.aspx?rxid=c8ca81e9-2824-4c5b-a46a-c80202913531&px_
db=Database&px_type=PX&px_language=en&px_tableid=Database%5cSocial+Statictics%5cLabour%5cLFS_by_
sex_and_urban-rural_areas.px&layout=tableViewLayout1
12
Ibid
13
Порогом бедности считается стоимость минимальной потребительской корзины на одного со‑
вершеннолетнего мужчину (на основе фактического потребления домашних хозяйств). Абсолютная бедность
показывает, каково число населения, имеющего доход ниже необходимого для удовлетворения минимальных
потребностей.
14
Относительная бедность показывает, сколько недостает данной группе населения для обеспечения среднего
уровня жизни. В Грузии для подсчета относительной бедности применяется два порога – 60% и 40% среднего
уровня потребления.
15
Geostat, http://91.208.144.188/Menu.aspx?rxid=c8ca81e9-2824-4c5b-a46a-c80202913531&px_db=Database&px_
type=PX&px_language=en&AspxAutoDetectCookieSupport=1

130
2. Пенсионная система

2.1. О развитии пенсионной политики


После обретения независимости Грузия унаследовала пенсионную систему СССР- обя-
зательную пенсионную систему на основе схемы «установленных пенсий»16 и принципе
солидарности поколений. До конца 1990-х годов выдаваемые государством пенсии носили
символический характер: потоки финансовой системы больше не позволяли выдавать прежние
«щедрые» пенсии. По этой причине в 1990-е годы был реализован ряд параметрических и
принципиальных изменений.

- В 1995 году страховые17 и социальные пенсии были заменены на другой вид пенсий –
«уравненные пенсии».

- В 1996 году в Грузии был повышен пенсионный возраст: для мужчин он был повышен
с 60 до 65 лет, а для женщин- с 55 до 6018.

- В 1998 году были отменены условия, дающие право на преждевременные пенсии,


то есть пенсионерам нового поколения больше не выдавались пенсии по льготным
условиям, пенсии за долголетнюю службу или частичные пенсии.

- В 1998 году был принят и вступил в силу в 2001 году закон «О негосударственном
пенсионном страховании», что дает возможность гражданам сделать добровольные
пенсионные сбережения, чтобы получить накопительную пенсию19.
Период до 2002 года можно считать первым этапом пенсионных реформ в Грузии, в
ходе которого пенсионная политика проводилась в двух направлениях:

1. Изменение параметров государственной пенсионной системы: повышение


пенсионного возраста, отказ от компонента, обеспечивающего связь с зарплатой,
устранение правовых оснований для выдачи преждевременных пенсий. На этом
этапе цель заключалась в предотвращении бедности среди пожилого населения.

2. Внедрение частного добровольного пенсионного компонента с целью смягчения


сокращения потребления в пенсионном возрасте.

Еще на этом этапе пенсионных реформ (а точнее – в 1998 году) проводящие


пенсионную политику начали обсуждать трехступенчатую пенсионную систему, как
16
Основополагающий принцип модели «Установленных пенсий» (УП) заключается в следующем: во-
первых, устанавливается размер пенсии (на основе формулы), затем на основе расчетов определяются
ставки пенсионных взносов. Государственная пенсионная система, основанная на принципе солидарности
поколений (pay-as-you-go), является системой модели УП. Пенсионные взносы делаются в госбюджет, что-
бы выплатить текущие пенсии, а делающим взносы дается «обещание» будущей пенсии за счет взносов бу-
дущих поколений.
17
Пенсия, предоставление которой обусловлено трудовым стажем и взносами в пенсионную систему за эти
годы.
18
EU and Institute of Social Studies and Analysis’ (ISSA): Social Protection and Social Inclusion in Georgia, page 121.
19
Другая распространенная пенсионная модель – «Установленные выплаты» (УВ) или накопительная
пенсионная модель, которая внедрена относительно недавно и широко распространена в странах Латинской
Америки и Центральной Европы, а также в странах Балтии. По крайней мере половине стран-членов ОЭСР за
последние два десятилетия внедрили обязательную или добровольную пенсионную составляющую на основе
принципе УВ. Основной принцип модели состоит в том, что ставка пенсионных взносов устанавливается, а
размер пенсий обусловлен объемом накоплений и прибыльностью сделанных вложений.

131
лучший вариант для Грузии, и возможность ее внедрения. Предлагаемая модель
предусматривала обязательный государственный пенсионный компонент (который
обеспечил бы выдачу минимальной возрастной пенсии), внедрение обязательного и
добровольного накопительного компонента. Выполнение реформ было отложено,
так как правительство направило ресурсы на широкомасштабные политические и
экономические реформы.
В 2002-2003 годах было заявлено о еще одной инициативе системных реформ, и
правительство вновь объявило о внедрении многоступенчатой пенсионной системы. При
поддержке ВБ были подготовлены соответствующие законопроекты, были разработаны
те налоговые привилегии, которые должны были быть предоставлены с целью поощрения
добровольных пенсионных сбережений. В подходах данного этапа примечательным было то,
что речь шла о условно-накопительных счетах и повышении пенсионного возраста до 65. Пакет
законов был даже принят парламентом Грузии и должен был вступить в силу с 1 января 2004
года, однако в результате политических перемен 2003 года реформы сначала были отложены
до 2005 года, а затем – аннулированы.
Следующий этап пенсионных реформ приходится на период 2004-2008 годов когда на
повестку дня вновь был поставлен вопрос перехода на частную пенсионную схему. В 2008 году
даже были приняты проекты закона, которые предполагали постепенное снижение ставок по
подоходным налогам, предоставление налоговых привилегий с целью поощрения разного рода
сбережений. Власти считали это шагом навстречу пенсионным реформам, так как принятые
законы делали любые вложения, в том числе и пенсионные накопления, прибыльными.
Однако в результате внесенных в Налоговый кодекс изменений были устранены все виды
налоговых привилегий, что нанесло удар по развитию добровольных пенсионных систем.
Текущий этап развития. Нынешняя правящая партия20 в своей предвыборной социально-
экономической платформе придает важность реализации пенсионных реформ: «Создание
накопительной пенсионной системы является необходимостью, что означает, что пенсия,
которую получит гражданин страны, будет соразмерна тем накоплениям, которые он сделает
в ходе своей трудовой жизни…Радикальное реформирование пенсионной системы – создание
накопительной схемы, будет основано на принципе принуждения»21.
В 2013 году под эгидой Министерства экономики и стабильного развития была создана
«Пенсионная группа». Начальник Управления по пенсионным реформам министерства коор-
динирует работу Группы с Министерством здравоохранения, труда и социальным дел, Мини-
стерством финансов, налоговыми органами и другими партнерами22. В настоящее время ведут-
ся работы по актуарным расчетам и прогнозам, с целью уточнения подходов в связи с дизайном
обязательного накопительного пенсионного компонента: какова должна быть ставка накопи-
тельных взносов, какие возрастные группы обязательно должны участвовать (по предвари-
тельному подходу – лица до 40 лет, однако возможен и другой подход), каким должен быть
КК (коэффициент компенсации), какой должна быть инвестиционная политика пенсионных
активов, в каком виде будут получены накопительные пенсии (требование обязательного
аннуитета) и так далее. На данный момент представители органов, реализующих пенсионную
политику, затрудняются говорить о каком-либо конкретном сценарии.
Обобщая результаты проведенных нами интервью, можем утверждать, что на данный
момент политического согласия относительно обязательного пенсионного компонента нет.
Более того, подходы правительства еще не ставились на публичное обсуждение.
20
«Грузинская мечта» (Georgian Dream)
21
EPRC, The Social and Economic Platforms of the Political Parties and their Expert Review, page 73.
22
Отар Дзидзикашвили, руководитель Службы пенсионной реформы Министерства экономики и стабильного
развития. Из интервью автора, Тбилиси, июнь 2014 г.

132
Однако по одному принципиальному вопросу точки зрения как должностных лиц, реа-
лизующих пенсионную политику, так и частного сектора, бизнес-сообщества и гражданского
общества совпадают23: обязательные пенсионные взносы не должны стать дополнительном
бременем для участников, взносы на индивидуальные счета должны быть сделаны из выпла-
чиваемого 20%-го подоходного налога, однако на данный момент пока неясно, сколько про-
центов (ставка по накопительным взносам обусловлена тем уровнем КК, который наметят
реализующие реформы)24. Такой подход, безусловно, поспособствует формированию положи-
тельного отношения общества к реформам и облегчит процесс их внедрения25. На наш взгляд,
однако, нужно учесть, что такой подход имеет также налогово-бюджетные последствия: он
вызовет сокращение финансовых поступлений в госбюджет и долгосрочную финансовую
нестабильность26. Сокращение финансовых потоков неизбежно, и его размеры в Грузии будут
обусловлены следующими двумя факторами:

- установлением возрастного порога, до которого участие в накопительном компоненте


будет обязательным. Этот порог определяет число участников;

- размером ставки по обязательным накопительным пенсионным выплатам.


Расходы, связанные с внедрением накопительного элемента, оцениваются как переходные
расходы и в среднесрочной и долгосрочной перспективе имеют тенденцию снижения, так
как постепенно снижается роль компонента «1», основанного на принципе солидарности
поколений, и пенсии начинают выплачиваться из обязательного накопительного компонента.
В случае Грузии необходимо помнить, что государственные пенсии в своем роде являются
базовой пенсией, направленной на удовлетворение минимальных нужд (см. Раздел 3.2) и
выдаются всем.
Это означает, что расходы по финансированию государственных пенсий, независимо от
внедрения обязательной накопительной системы, снижаться не будут27.

2.2. Действующая пенсионная система


В Грузии, согласно классификации пенсионных систем ВБ, в настоящее время действует три
23
На основе обобщений интервью автора, Тбилиси, июнь 2014 г.
24
Размер накопительной пенсии обусловлен рядом факторов: с какого возраста индивид начинает делать
пенсионные накопления, как часто он делает пенсионные взносы, какова ставка этих взносов, прибыльность
вложений и так далее. Тем не менее, по расчетам, сделанным для стран-членов ОЭСР, по некоторым
предположениям, в случае непрерывного взноса в размере 5,2% от зарплаты в течение 40 лет можно
обеспечить 25% КК. Для обеспечения 50% КК необходимо установить ставку вместо 5.2% в 10.3% (Источник
- OECD Journal: Financial Market Trends, Vol. 2009 – Issue 2, Pablo Antolin, Private Pensions and the Financial
Crisis: How to Ensure Adequate Retirement Income from DC Pension Plans, page 4)։
25
Например, в Армении, на этапе внедрения пенсионных реформ общественное сопротивление и, как
следствие, решение Конституционного суда о внесении ряда принципиальных изменений в закон «О
накопительных пенсиях» были обусловлены (вдобавок к высоким ставкам подоходного налога) именно
необходимостью дополнительных выплат со стороны участников.
26
Государство должно продолжить выполнение своих обязательств – выплатить пенсии нынешним
пенсионерам, а завтра тем, кто не будет участником обязательного компонента.
27
В Армении, например, компонент «1», действующий на основе принципа солидарности поколений,
выдает своим бенефициариям компенсацию, обусловленную трудовым стажем. Согласно сценарию реформ,
участники обязательного накопительного компонента в будущем будут получать из компонента «1» только
базовую пенсию для удовлетворения минимальных нужд, а часть, нацеленная на смягчение сокращения
потребления, будет выдаваться из обязательного накопительного компонента. Это означает, что со временем
роль государственных пенсий, а, следовательно, и расходы по их финансированию будут сокращаться.

133
из пяти компонентов, присущих многоступенчатой пенсионной системе:

- Компонент «0». Социальные пенсии - носит повсеместный характер, финансируется


из госбюджета, цель – предотвращение бедности в старости;

- Компонент «3». Добровольные накопительные пенсии - финансовый источник –


индивидуальные пенсионные взносы, цель – смягчение сокращения потребления в
пожилом возрасте;

- Компонент «4». Неформальная поддержка, программы формальной социальной


поддержки, индивидуальные финансовые и нефинансовые активы; цель -
предотвращение бедности в старости и смягчение сокращения потребления.
Согласно принятому в декабре 2005 года закону «О государственных пенсиях»28, право на
получение пенсии имеют:

- все граждане Грузии;

- иностранные граждане, которые на законных основаниях прожили в Грузии минимум


10 лет;

- не являющиеся гражданами Грузии лица определенной категории.

Государственная пенсия выдается в следующих случаях:

- по достижении установленного законом пенсионного возраста;

- в случае получения статуса инвалида, а также детям, инвалидам с рождения;

- в случае потери кормильца – находившимся под опекой умершего несовершеннолетним


детям до достижения 18-летнего возраста.
Государственная пенсионная система в Грузии, хотя и не в классическом виде, но по-
прежнему основана на принципе солидарности поколений и выдает «уравненную» пенсию
без каких-либо критериев (размер зарплаты, сделанных из нее взносов или трудового стажа).
Согласно закону, если пенсионер продолжает получать зарплату из госбюджета, то выдача
пенсии прекращается. Если у человека есть более одного условия, дающего право на получе-
ние пенсии, то пенсию выдается только на одном основании – по выбору индивида.
Бенефициарии пенсионной системы: в 2013 году 19.1% населения Грузии или 857 тыс. че-
ловек считались бенефициариями пенсионной системы, при этом возрастные пенсионеры со-
ставляли 78.9% населения старше 60 лет или 686.7 тыс. человек29.

28
Закон «О государственных пенсиях» вместе с законом «О государственных ассигнованиях и стипендиях»
являются основным законом, регулирующим сферу.
29
Источник - Geostat, http://91.208.144.188/Menu.aspx?rxid=c8ca81e9-2824-4c5b-a46a-80202913531&px_
db=Database&px_type=PX&px_language=en&AspxAutoDetectCookieSupport=1

134
Соразмерность пенсий30: соотношение среднемесячной пенсии и минимальной
потребительской корзины (МПК) показывает, насколько государству удалось достичь постав-
ленной цели – предотвращения бедности среди пожилых людей.
С 2004 года среднемесячная пенсия была постепенно повышена, и в 2013 году соотношение
средняя пенсия/МПК составляла 100.7% против 16.6% в 2014 и 66.2% в 2012 годах. Такой уро-
вень пенсий, однако, с точки зрения смягчения сокращения потребления, остается очень низ-
ким, коэффициент компенсации пенсий (КК)31 не достигает и 20%.
Финансирование пенсионной системы реализуется за счет общих поступлений в
госбюджет32. Средства, выделяемые из бюджета с целью финансирования пенсий, составляют
большую часть средств, выделяемых на социальное обеспечение – свыше 50%33. Средства, на-
правленные именно на финансирование пенсий, в 2013 году составили 4.3% ВВП против 3.1%
в 2005 году, а абсолютная величина пенсионных расходов по сравнению с 2005 годом увеличи-
лась в 3.2 раза, по сравнению же с 2012 годом – в 1.1 раз.
В общем объеме бюджетных расходов в 2011-2013 годах доля средств, направленных на
финансирование пенсий, осталась почти неизменной – в среднем 13.3% 34.
Добровольные накопительные пенсии. С 2001 года граждане Грузии имеют возможность
делать добровольные пенсионные накопления и смягчить сокращение потребления в старо-
сти.
Закон «О негосударственном пенсионном страховании», на наш взгляд, довольно либе-
ральный: с одной стороны он определяет, когда можно получить накопительную пенсию (при
достижении установленного законов пенсионного возраста), а с другой стороны, так как не
предусматривает никаких налоговых привилегий35 (для поощрения добровольных пенсионных
накоплений), много случаев преждевременного - до достижения пенсионного возраста -
извлечения активов36.
Согласно «Годовому отчету» Национального банка за 2012 год, по состоянию на конец 2012
года число пенсионных схем, созданных страховыми компаниями Грузии, составляло шесть, из
которых только две активно внедряли пенсионное страхование. Число участников пенсионной
схемы – 18397, а находящиеся под управлением активы на конец 2012 года составили 11.3
млн. лари (0.04% ВВП).

30
Соразмерный пенсионный доход: по сей день нет единого определения, однако специалисты разделяют два
подхода. А) Насколько пенсия позволяет индивиду удовлетворить свои основные нужны – предотвращение
бедности. Сравнение в этом случае проводится с МПК, и б) насколько пенсионный доход позволяет индиви-
ду сохранить свой прежний, допенсионный уровень жизни. В этом случае сравнение проводится с индивиду-
альной зарплатой или присущей данной стране средней зарплатой – расчет КК.
31
КК является соотношением среднемесячной песни и среднемесячной зарплаты и говорит о том, насколько
индивид при переходе на пенсию был вынужден сократить потребление (разумеется, если потребление
обусловлено только пенсией,).
32
До 2008 года выплата пенсий в Грузии финансировалась только за счет социального налога. В 2007 году
Государственный фонд единого социального страхования был упразднен, а в 2008-ом был упразднен также
социальный налог: занятые граждане теперь платят подоходный налог по ставке 20%.
33
EPRC Georgia, Do We Need a Pension Reform?, page 17, http://www.eprc.ge/admin/editor/uploads/files/
sapensio%20reporma_NEW_ENG_WEB_2.pdf
34
EU and Institute of Social Studies and Analysis’ (ISSA): Social Protection and Social Inclusion inGeorgia, page
130 և EPRC Georgia, Do We Need a Pension Reform?, page 18, http://www.eprc.ge/admin/editor/uploads/files/
sapensio%20reporma_NEW_ENG_WEB_2.pdf
35
В результате изменений, внесенных в Налоговый кодекс в 2005 году, все налоговые привилегии были
упразднены.
36
Деви Хечинашвили, председатель Ассоциации страховщиков Грузии. Из интервью автора. Тбилиси, май
2014 г.

135
По мнению специалистов пенсионной сферы, компонент «3» добровольной накопительной
системы с точки зрения диверсификации источников пенсионных доходов и обеспечения
соразмерной пенсии пока не состоялся. Одним из основных препятствий становления этого
компонента является отсутствие каких-либо видов налоговых привилегий и сдерживающих
факторов преждевременного использования сбережений37.
Неформальные программы по поддержке семьи, формальные программы социальной
поддержки, индивидуальные финансовые и нефинансовые активы. Роли этого пенсионного
компонента придается важность с точки зрения предотвращения бедности путем семейных
связей и помощи в сохранении уровня жизни. В результате проведенных интервью мы пришли
к выводу, что многие эксперты, участвующие в процессах разработки и реализации пенсионной
политики, большое значение придают именно семейным связям, в частности, вложениям в
образование детей и получению от них поддержки в дальнейшем 38.
Что же касается формальных программ социальной поддержки, то в дополнение к
выделяемой всем пенсии, с сентября 2012 года в стране внедрена программа страхования
здоровья, финансируемая государством (помимо уже действующих целевых программ по
социальному обеспечению), которая включает всех граждан пенсионного возраста39.

3. Необходимость реформирования пенсионной системы


Пенсионные реформы в течение последних 20 лет были и остаются одной из ключевых
задач правительств разных стран. Грузия, естественно, не осталась в стороне. Каковы вызовы,
стоящие перед пенсионной системой Грузии?

Краткосрочные вызовы
1. Проводимую в Грузии политику по повышению пенсий можно охарактеризовать как
единовременные повышения, обусловленные возможностями бюджета. Пенсионные расходы
в 2005-2009 годах проявили тенденцию непрерывного роста: с 3.1% ВВП в 2005 году они
были повышены до 4.7% в 2009-м; в 2010-2012 годах относительный показатель оставался
неизменным – 4.1%; в 2013 же году он составил 4,3% (в связи с поствыборным повышением
пенсий в 1.5 раза). Несмотря на это, уровень пенсий далек от того, чтобы считаться смягчаю-
щим сокращение потребления в пенсионном возрасте. После перехода на пенсию, пенсионер,
в случае средней месячной пенсии, вынужден сократить потребление примерно в пять раз (в
2013 году КК составил 18.8%, против 13.7% в 2005-м и 14% в 2012 году)40. Получается, что пенси-
онные расходы растут, а пенсии остаются несоразмерными.
2. Финансирование пенсионной системы в Грузии реализуется за счет общих бюджетных
поступлений, что не позволяет прямо судить о финансовой стабильности системы. Специалисты,
при оценке финансовой стабильности системы, используют другой показатель зависимости
37
Деви Хечинашвили, председатель Ассоциации страховщиков Грузии. Из интервью автора. Тбилиси, май
2014 г.
38
Зураб Джапаридзе (депутат парламента Грузии, член партии «Единое национальное движение»), Зураб
Чиаберашвили (бывший министр здравоохранения, член партии «Единое национальное движение»), Вахтанг
Лежава (бывший советник премьер-министра по экономическим вопросам), Из интервью автора. Тбилиси,
июнь 2014 г.
39
Грузия-ВОЗ, Country Cooperation Strategy at a Glance, http://www.who.int/countryfocus/cooperation_
strategy/ccsbrief_geo_en.pdf
40
Источник – Министерство финансов, Georgian Economic Outlook, http://www.mof.ge/en/Reports и EU and
Institute of Social Studies and Analysis’ (ISSA): Social Protection and Social Inclusion in Georgia, page 130, EPRC,
Do We Need a Pension Reform?, page 18.

136
системы (соотношение числа пенсионеров к выделяемым пенсионным средствам). Показа-
тель зависимости демонстрирует, сколько пенсионеров приходится на одного работающего. В
2004-2013 годах этот показатель в Грузии оставался почти неизменным: на одного пенсионера
приходилось двое занятых граждан. Однако если учесть, что 61% занятых имеют неформальную
занятость (см. Раздел 2), то есть не делают соответствующих взносов, то можно утверждать,
что на 1.3 пенсионера приходится один платящий подоходный налог гражданин41.
Согласно базовой арифметике стабильности пенсионной системы42, для обеспечения КК
18.8%, при нынешнем числе формально занятых (658.2 тыс. человек в 2013 году) и числе пенси-
онеров (857 тыс. человек в 2013 году), а также при нынешнем уровне зарплат (в 2013 году сред-
няя зарплата составила 798,2 лари или 455 долларов), ставка по подоходному налогу должна
была составить не 20%, а 24.5%, для обеспечения баланса доходов и расходов43. По этой причи-
не действующая пенсионная система финансово нестабильна.

Долгосрочные (демографические) вызовы


Меняющийся образ жизни, сокращающийся уровень рождаемости и улучшение ожидаемой
продолжительности жизни ставят перед пенсионными системами определенные вызовы.
Суммарный коэффициент рождаемости44 в Грузии десятилетиями проявлял тенденцию к
стабильному снижению, а с середины 1990-х годов общество перестало себя воспроизводить.
СКР в 1970-1971 годах составлял 2.68, в 1990-м – 2.16 (уровень, обеспечивающий простое вос-
производство), затем начал снижаться, и хотя с некоторыми колебаниями, однако в 2000 году
составил 1.4645.
Параллельно с ухудшением рождаемости наблюдается улучшение ожидаемой продолжи-
тельности жизни: в период с 1990 по 2013 годы ожидаемая продолжительность жизни при
рождении увеличилась на 3.8 года, а сегодня средняя ожидаемая продолжительность жизни
при рождении составляет в Грузии 75.2 лет против 71.2 в 1980-м и 74 в 2005 году.46.
В современном мире, в том числе и Грузии, демография пенсионной системы ухудшается
не только под влиянием вышеуказанных факторов, но и по той причине, что а) в ближайшие
10-20 лет в пенсионный возраст вступает поколение так называемого «baby-boom»-а47, кото-
рое по численности гораздо больше, чем поколение, перешедшее на пенсию до них, и б) в ре-
зультате улучшения ожидаемой продолжительности жизни каждое следующее поколение еще
дольше будет получать пенсию, чем предыдущее поколение.
В результате реализованных параметрических реформ (почти во всех странах мира) нынеш-

41
В то время как о стабильности финансовой системы можно говорить только в том случае, если минимум три
занятых человека, делающих взносы, поддерживают одного пенсионера.
42
Доходы и расходы пенсионной системы должны быть сбалансированы. Доходы системы обусловлены
числом делающих взносы (в случае Грузии – платящих подоходный налог), уровнем зарплат и ставкой взносов
или подоходного налога. Расходы системы обусловлены числом бенефициариев и уровнем выделяемых
пенсий.
43
Расчеты автора.
44
Суммарный показатель рождаемости или фертильности характеризует среднее число детей, которых
родит одна женщина за свою жизнь в случае сохранения показателя рождаемости данного года. Уровень
рождаемости, обеспечивающий простое воспроизводство – 2.1.
45
Источник - Geostat, Статистический ежегодник, 2009, страница 28, http://www.geostat.ge/index.
php?action=page&p_id=644&lang=eng и http://www.indexmundi.com/g/g.aspx?c=gg&v=31
46
Geostat, , Статистический ежегодник, 2009, страница 28,
(http://www.geostat.ge/index.php?action=page&p_id=644&lang=eng)։
47
Это поколение, рожденное после Второй Мировой войны, с 1946-го по 1964 год. Этот период отличается
высокой рождаемостью, в результате чего велико число пенсионеров этого поколения.

137
нее молодое поколение уйдет на пенсию позже, сделает больше взносов, и по всей вероят-
ности, в будущем получит более низкую пенсию. Для компенсации разрыва между опосре-
дованно снижающимся уровнем государственных пенсий и уровнем пенсий, необходимым
для смягчения сокращения потребления в старости, многие страны направили усилия на
поощрение индивидуальных пенсионных накоплений.
Более того, некоторые страны даже внедрили обязательный накопительный компонент48.
Это означает, что, для обеспечения соразмерности пенсии в широком смысле, источники пен-
сионных доходов в мире диверсифицируются.
Сложно сказать, каким будет сценарий ожидаемых пенсионных реформ в Грузии. Однако
хотелось бы представить ряд соображений по поводу дизайна реформ и процесса внедрения,
с которыми нужно считаться.
Потенциал пенсионного рынка. Малый размер рынка (маленькое число участников и
низкий уровень зарплаты) и низкие ставки по пенсионным взносам могут сделать управление
пенсионными активами дорогим, тем самым существенно снизив уровень накопительных
пенсий. В Грузии маленький пенсионный рынок: 658 тыс. наемных работников, только часть
которых (из-за возрастных ограничений), может стать участников накопительного компонента.
Маленькое число участников и низкий уровень зарплат может быть серьезным вызовом также
в вопросе привлечения профессиональных управляющих активами.
Рынок труда и уровень неформальной занятости. Уровень формальной и неформальной
занятости, занятости в городских и сельских местностях, сезонных и семейных предприятиях –
один из тех важных факторов, который нужно учесть при оценке числа участников, способных
сделать взносы для накопительного компонента. В Грузии, где уровень неформальной
занятости составляет 61%, а уровень безработицы - 14.6%, следует учесть, что число делающих
взнос для накопительной системы может быть ниже ожидаемого и тем самым стать серьезным
препятствием как для жизнеспособности пенсионных фондов, так с точки зрения обеспечения
содержания системы.
Рынок капитала. Хотя в Грузии приложены определенные усилия в направлении развития
рынка капитала, он все еще слабо развит.
В Индексе глобальной конкурентоспособности, составляемом Всемирным экономическим
форумом, странам присуждаются баллы, основанные на оценке 12 компонентов. Одним из этих
компонентов является уровень развития финансового рынка. Согласно этому рейтингу, Грузия
занимает 99-ое место из 142, и балл, присужденный стране за этот компонент, составляет 3.749.
Целесообразно ли внедрять в стране со слабо развитым финансовым рынком обязательный
накопительный пенсионный компонент? Этот вопрос является одним из наиболее обсуждаемых
и не получивших однозначного ответа. В странах, реализовавших реформы, находящихся
на этапе реализации или готовящих реформы, разрабатывающие политику ожидают, что
постепенное внедрение обязательного накопительного компонента может способствовать
развитию финансового рынка в результате создания благоприятных условий для формирования
48
Впервые переход на обязательный накопительный компонент был сделан в Чили в 1981 году, затем
накопительные (обязательные или добровольные) системы были внедрены в разных странах мира: в 1990-е
годы в Австралии, ряде стран Латинской Америки, Таиланде, Венгрии, Польше, в 2000 году в таких странах
как Гонконг, Япония, Австрия, Бельгия, Германия, Франция, Ирландия, Соединенное Королевство, Болгария,
Хорватия, Словакия, Румыния, Латвия, Эстония и др. Армения находится на этапе внедрения накопительного
пенсионного компонента (сначала с 1 января 2014 года, затем в результате общественного сопротивления и
решения Конституционного суда – с 1 июля по существенно измененному сценарию).
49
Согласно Индексу глобальной конкурентоспособности, для компонента «Уровень развитости финансового
рынка» странам присуждается балл от 1 до 7-и, где 1 – самый низкий балл, а 7 - самый высокий. Для сравнения
отметим также, что Армения занимает в рейтинге 95-ое место, и балл за этот компонент составляет 3.8. World
Economic Forum, The Global Competitiveness Report 2011–2012, page 182.

138
долгосрочных сбережений и институциональных вложений.
Формирование политического консенсуса в вопросе реформ. Пенсионные реформы
представляют собой долгий процесс и часто требуют последовательности со стороны
нескольких правительств, сменяющих друг друга. По этой причине формирование
политического консенсуса важно для успешной реализации реформ вне зависимости от
изменения политических сил.

IV.Выводы
Таким образом, резюмируя вышеизложенное, можно заключить, что:

1 Действующая пенсионная система, основанная на принципе солидарности поколений,


не гарантирует адекватной компенсации личного дохода индивида. Она направлена
на удовлетворение минимальных нужд. Пенсионные расходы, составляющие
крупнейшую статью социальных расходов, не могут смягчить резкий спад потребления
при уходе на пенсию.

2 Есть определенный разрыв между уровнями государственной пенсии и пенсии,


необходимой для смягчения сокращения потребления в пожилом возрасте. Путем
устранения этого разрыва является диверсификация пенсионного дохода, чего страны,
в том числе и Грузия, пытаются достичь посредством внедрения добровольных и
обязательных накопительных пенсионных компонентов.

3 Функционирование внедренного с 2001 года добровольного накопительного


компонента было бы эффективнее в случае внедрения определенных, установленных
законом налоговых привилегий и сдерживающих преждевременное использование
сбережений факторов.

4 Низкий уровень занятости, сопровождаемый низким удельным весом наемных


работников и стабильно высоким уровнем неформальной занятости расшатывают
основы финансовой стабильности пенсионной системы, а в будущем могут стать
серьезным препятствием с точки зрения содержания обязательной накопительной
системы, ее жизнеспособности и становления.

5 Несмотря на осознание необходимости реформирования пенсионной системы,


политические решения для реализации этих реформ от выборов к выборам
претерпели существенные изменения и не были последовательны из-за отсутствия
согласия по данному вопросу между разными политическими силами.

Список респондентов

• Отар Дзидзикашвили - руководитель Службы пенсионной реформы Министерства


экономики и стабильного развития

• Георгий Какачиа – начальник Отдела социального обеспечения, Министерство труда,


здравоохранения и по социальным вопросам

• Деви Хечинашвили - председатель Ассоциации страховщиков Грузии

139
• Ирина Гурули – руководитель программ, Центр исследования экономической
политики

• Ирина Квахадзе – заместитель исполнительного директора, Ассоциация


предпринимателей Грузии

• Иракли Мурцхваладзе – советник ректора, Тбилисский государственный университет


имени Иванэ Джавахишвили

• Вахтанг Чарайа - советник ректора, Тбилисский государственный университет имени


Иванэ Джавахишвили

• Сандро Кикнадзе - член Совета директоров GPI Холдинг

• Тинатин Стамболишвили – начальник отдела маркетинга, GPI Холдинг

• Иракли Киртава – генеральный директор, BG Капитал

• Джемал Тодуа – руководитель отдела сделок по акциям, BG Капитал

• Зураб Джапаридзе – депутат парламента Грузии, член партии «Единое национальное


движение»

• Зураб Чиаберашвили – бывший министр здравоохранения, член партии «Единое


национальное движение»

• Вахтанг Лежава - бывший советник премьер-министра по экономическим вопросам

• Георгий Журули – эксперт, в 2001-2007 годах директор Пенсионного фонда, GPI Хол-
динг

Использованные источники

1. OECD: Pensions at a Glance 2013, OECD and G20 Indicators (http://www.oecd.org/pensions/


public-pensions/OECDPensionsAtAGlance2013.pdf)

2. EU Institute of Social Studies and Analysis’ (ISSA): Social Protection and Social Inclusion in Geor-
gia, 2011

3. EPRC Georgia: The Social and Economic Platforms of the Political Parties and their Expert Re-
view, 2013

4. EPRC Georgia: Do We Need a Pension Reform? 2013

5. EPRC Georgia: Analysis and Recommendations on 2013 year Draft Budget of Georgia, 2012

6. EPRC Georgia: Issues in Focus, 5th Report: Inflation in Georgia – Causes and Cures, 2012

7. Грузия-ВОЗ, Country Cooperation Strategy at a Glance, http://www.who.int/countryfocus/co-


operation_strategy/ccsbrief_geo_en.pdf

8. Министерство финансов Грузии, Georgian Economic Outlook, 2013г. http://www.mof.ge/en/


Reports

140
9. World Economic Forum: The Global Competitiveness Report 2011–2012

10.OECD: Capital Markets in Eurasia: Two Decades of Reforms, Expanded Draft, Prepared for the
Expert Meeting of Eurasia Group on Corporate Governance of Capital Market Development, Jun 2012

11. Alexi Gugushvili: Political Economy of Old -age Pension Reforms in Georgia, Caucasian Review
of International Affairs, Vol. 3, 2009

12. www.gbpi.org, Georgia Budget Primer 2014

13. Robert Holzmann and Richard Hinz: Old-Age Income Support in the Twenty-first Century: An
International Perspective on Pension Systems and Reform, 2005

14. Irina Guruli: Employment and Unemployment Trends in Georgia, 2011 http://dfwatch.net/em-
ployment-and-unemployment-trends-in-georgia-40249

15. ETF: ENPI 08-14, Black Sea labour market reviews Georgia country report, Working Document,
2010

16. Nicholas Barr, The role of the public and private sectors in ensuring adequate pensions – the-
oretical considerations, 2012

17. Edward Whitehouse, Life-Expectancy Risk and Pensions: Who Bears the Burden? 2007

18. Edward Whitehouse, Pension Panorama: Retirement-Income Systems in 53 Countries, 2007

19. World Bank Pension Reform Primer: The World Bank Pension Conceptual Framework, http://
siteresources.worldbank.org/INTPENSIONS/Resources/395443-1121194657824/PRPNoteConcept_
Sept2008.pdf

20. Inter-American Development Bank, Carolon A. Crabbe, Edito: A Quarter Century of Pension
Reform in Latin America and the Caribbean: Lessons Learned and Next Steps, 2005

141
Susanna Karapetyan
Georgia: Why And How To Reform The Pension System?

Executive Summary
The pension income provision is one of the most topical and socially sensitive challenges faced
by nearly every country in the world. Factors behind reforming the pension systems may vary from
country to country, but the goal of reforms is the same: the assurance of short-term and long-term
financial sustainability of the pension system and provision of adequate retirement income.
Maintaining the balance between the adequacy of pensions and the financial sustainability of the
pension system is a challenge, especially in case of aging population. There is a trade-off between ad-
equacy and financial sustainability: provision of generous state pensions is costly and may threaten
the financial sustainability of the pension system.
How do we ensure adequate retirement income without jeopardizing financial sustainability of
the pension system? International practice offers three main solutions: extend the working life by
increasing the statutory retirement age, provide state pensions to the most vulnerable groups and,
finally, encourage the pension savings to close the gap between the state pensions and the adequa-
cy level.
The current study intends to describe to the readers the current pension system in Georgia,
demonstrate the challenges faced by the pension system, present the directions of pension policy
and approaches towards reforming the system.
In order to understand the socio-economic situation in Georgia, analyze the challenges of the
pension system, and draw parallels with the international practice, both primary and secondary re-
search methods were employed: the desk research during which the existing literature was studied
was combined with 15 face-to face interviews with pension experts, representatives of state agencies
responsible for the pension policy development and implementation, representatives of private sec-
tor and civil society, political parties and independent experts.
To make the paper easy and interesting to read, the research topic has been divided into several
sub-topics. Each sub-section provides situation analysis and explanations and clarifications of pen-
sion terminology and policy approaches.
Since 2004, radical liberal reforms in Georgia were directed towards the creation of a stable mac-
ro-economic environment: the tax policy and administration have been significantly improved, the
factors hindering the free and fair competitive entrepreneurial activity have been essentially elimi-
nated, and preconditions have been created for regional diversification of entrepreneurial activities
and generation of new jobs, which in turn, is expected to result in an inclusive economic growth.
Low, efficient and simple taxation contributed to the increase in budget revenues: the share of
tax revenues in total budget revenues constituted 93.2% in 2013 compared to 70% in 2004; the bud-
get deficit has improved substantially as well: in 2013 it declined to 2.8% from 9.2% in 2009. Howev-
er, the global financial and economic crisis certainly has impacted the economic and social develop-
ment of Georgia: in 2009, economic decline of 3.8% was registered. The economy started to recover
in 2010.
Despite the efforts of the Government to maintain the economic growth and a certain degree of
success achieved as a result, the labor market outcomes in Georgia are unsatisfactory: 60% of em-
ployed are engaged in the non-formal sector of economy, mostly in subsistence agriculture.

142
Poverty remains a challenging issue for the country. Despite the fact that GDP per capita com-
prised 3,663 USD in 2013 (compared to 1,188 USD in 2004, and, according to the World Bank’s classi-
fication, the country has moved from the category of “low income” countries to the category of “low
middle income” countries), the economic growth was not distributed evenly: 21.4% of the popula-
tion had consumption below 60% of the median consumption in 2013, and the registered share of the
population under poverty threshold was 9.7% compared to 6.7% of 2007.
After gaining independence Georgia, like all former soviet republics, inherited a mandatory de-
fined-benefit, pay-as-you-go pension system. However, the provision of “generous” pensions, the
way it was before independence, was no longer possible and, starting in mid-1990s, successive gov-
ernments in Georgia initiated and implemented pension reforms. Several stages of reforming the
pension system can be identified in Georgia:

• From mid-1990s to 2002 - the stage of mainly parametric pension reforms with some
attempt to implement systemic changes: the insurance and social pensions were replaced
by one “flat rate” universal pension (1995), the statutory retirement age was increased by
five years for both men and women (1996), legal entitlements for early retirement were
eliminated (1998), and, what is most noteworthy, the Law on Non-State Pension Insurance
was passed in 1998 and enacted in 2001, providing Georgians with an opportunity to make
voluntary pension savings;

• In 2002-2003, another attempt of reforming the pension system was initiated with the aim
to implement a multi-pillar pension system in Georgia. The idea of this initiative was to
introduce the notional defined contribution system (NDC) and increase the retirement age
to 65 both for men and women. The package of laws was even adopted by the Parliament
and was to be enacted starting 1 January 2004. However, due to political changes in 2003,
it was first postponed and then declared invalid;

• The next stage of reforming the pension system can be attributed to 2004-2008, when
again the transition to private pension scheme was put on the agenda. In 2008, things went
as far as the adoption of draft bills, foreseeing gradual decrease in income tax rates and
introduction of tax privileges to encourage savings. The authorities considered this a move
towards systemic reformation of the pension system, as the Laws made profitable all types
of investments, including pension ones. However, due to the changes in the Tax Code, all
types of privileges were eliminated, undermining further development of private pension
schemes as a result;

• The current stage of initiated reforms, when the universal “flat rate” pension has been
increased to the subsistence minimum level: the adequacy in terms of meeting basic minimal
needs is considered to have been obtained and the Government is in the preparatory
stage of designing and implementing a mandatorily funded pension pillar to close the gap
between the state pension level and the level of retirement income needed to maintain
preretirement standard of living.
The need for systemic pension reform in Georgia is explained by the same factors as in the devel-
oped world: low fertility rates, improved life expectancy at birth, migratory processes and, as a result,
an aging population and a financially unsustainable pension system.
What would be the pension reform scenario in Georgia is difficult to say. However, our under-
standing is that two main approaches, at least for the state policy makers, are definite: implementa-
tion of the mandatorily funded pillar is a must and the mandatory contributions should not become,
by any means, an additional burden for the participants - a portion of the existing income tax should
be diverted to individual pension accounts.

143
Whatever the choice made by the Georgian Government, the following considerations should be
taken into account, as they may impact the design and implementation of the reform: the size of the
pension market (number of participants, contribution rate and size of formal wages), level of labor
market informality (coverage challenges), level of development of the financial market, and the polit-
ical consensus in terms of reform scenario.

144
www.btkk.ge www.natoinfo.am