Вы находитесь на странице: 1из 12

Russian nationalists who shy away from anti-Semitism

Alexander Verkhovsky

08/04/2003

Russian nationalism is ideologically and genetically closely related to anti-Semitism. This statement is
banal as a statement, but is not an imperative for existing nationalists. Some of them are anti-Semitic.
More precisely - the very imperativeness of anti-Semitism, prescribed by him and his colleagues, and
opponents.

Soviet state anti-Semitism included programmatic internationalism in combination with rather freely
interpreted "anti-Zionism." Of course, this tradition could not disappear immediately. But already in the
years of perestroika, the almost universal craving for the rejection of the entire Soviet spread to the
sphere of anti-Semitism: in “Memory” it became increasingly fashionable to speak boldly not about
“Zionists”, but directly about “Jews.” The safe courage of the perestroika years quickly made overt
public anti-Semitism a common place in the nationalist milieu. So general that the “monuments” in the
eyes of society looked primarily anti-Semitic and not Russian nationalists, which in itself was
unprofitable for the nationalist movement, since it represented it as purely negative, without a positive
program. But the nationalists, in any case - their radical part, were too passionate about their own
rhetoric (the example of Dmitry Vasilyev in this sense is most significant).

The first notable figure in the radical nationalist camp who realized the threat was Nikolay Lysenko. At
the very beginning of the 90s, arguing with the figures of “Pamyat” (from which he was expelled in
1988 on another occasion) and the like, he insistently advanced the thesis that the main enemies of
Russians are Turks and Muslims, and the concentration of propaganda national -patriot on anti-
Semitism only discredits the whole movement. Moreover, Lysenko called for Israel to be considered an
ally of Russia against a common enemy - Muslims.

Lysenko was (and, presumably, remains) an anti-Semite, but he considered this secondary, and he
determined hostility towards Jews rather in accordance with the classical theory of the “small nation”
Igor Shafarevich (1) . A little later, being a member of the first State Duma, Lysenko said that he was
not an anti-Semite, he respects Israel, but he believes that "assimilants who have no sense of homeland
try to impose their own political decisions on us", so "from the point of view of nationalities interests it
is beneficial for us to have close trade, economic and military cooperation with Israel, but it is not
beneficial to have such deputies as Mrs. Gerber " (2) .

Respect for Israel is not such a rarity among Russian nationalists. Of course, within the framework of
Soviet propaganda, Israel acted as the avant-garde part of the hostile West, but the success of the Six-
Day War drew widespread sympathy for it. This is the attitude to this day: Israel is recognized as an
outpost of hostile forces (led by the United States and / or with the world "Zion-Masonic conspiracy"),
but it inspires respect for the successes of its army and intelligence.

The collapse of the USSR and the subsequent conflicts in Central Asia and the Caucasus made
Lysenko’s idea of strategic alliance with Israel against the “Muslim threat” popular. Moreover, this
does not prevent the development of ideas about the "Zion-Masonic conspiracy":

The alliance with Iran and Israel can become the backbone of Russia in the South. The latter alliance
is also important in order to widen the gap between Israel (whatever one may say, the nation state) and
the cosmopolitan Jewish financial diaspora, which is the basis of the global conceptual control center
(western) (3) .

Non-trivially thinking (albeit often by chance), Vladimir Zhirinovsky put forward an even bolder
concept of rapprochement with Israel, more precisely with some part of Israeli society, not only against
Muslims, but also against the United States:

Those who sometimes thought under the influence of alien propaganda that the Liberal Democratic
Party possesses some anti-Semitic sentiments, and even more so I, they must understand that this is a
delusion. We must find the correct position in the Jewish question. Part of world Jewry is afraid that
America will ever refuse to help Israel, and Israel, left alone surrounded by hostile states, may die. The
Sixth Arab-Israeli War in October 2000 confirms this. Therefore, there are national-patriotic forces in
Israeli society and in Jewish communities in all countries of the world. And we can also drag a part of
Jewry to our side (4) .

But still, as anti-Israeli sentiments are not yet, strictly speaking, anti-Semitism, so the rejection of such
sentiments does not lead to the rejection of anti-Semitism. There are two main, and proven, ways to at
least declaratively abandon it - to replace anti-Semitism with anti-Judaism or “anti-Zionism” in the
expanded political sense of the term “Zionism” with varying degrees of good faith.

Replacing racial anti-Semitism with anti-Judaism does not need substantive comments. It is better to
quote the poems of the popular bard hieromonk Roman (Matyushin):

The Jews are the enemies of Christ and the Church,


Slanderers of Holy Russia.
Covertly aim for a goal
With the Masonic fallen star.
...
To understand me is not so difficult
I will say that the water does not filter:
"It’s not possible to be an anti-Semite
Antijid can not be! " (5)

In relation to Russian realities, only one consideration needs to be added. Radical nationalists in Russia
are markedly different in their religious orientation. Not all of Orthodoxy, many - either to neo-
paganism, or to different ideological hybrids in the spirit of "conservative revolution" (which can and
probably need to be given a religious meaning).

Russian politicized neopagans are the most active and firm anti-Semites. There is no hesitation and no
desire to justify.

Orthodox and "conservative revolutionaries" remain. Leaving the latter aside for the time being, it must
be said that the Orthodox nationalists as a whole are not too much of their anti-Semitism. But almost all
the examples cited below still originate from their environment.

At the same time, outside of the programmatically anti-Semitic part of the so-called "Orthodox
community", the frank program anti-Judaism in the modern Church sounds not quite decent. Not even
from theological considerations, but from the general rejection of direct religious enmity in modern
society, of which the Russian Orthodox Church is a part. Deacon Andrei Kuraev, a relatively liberal
popular theologian, in his famous book, How is made an Anti-Semitic, tries to explain:

Now, I hope it is clearer why Christians are anxious that the Jews remained "in the second year in the
first class," in the class of the Old Testament: in this class they taught quite cruel things. And if the
Jews will remain with their Old Testament "primer" - then from them we can expect the most
unprovoked outbursts of aggression. Well, it's just that someone’s land or wife will like them again -
and again they will start cutting out the “pagans”:

And we have no religious hatred for the Jews.

Having lived through most of my life in the Church, I have the right to testify: non-Christian theology
gives rise to alienation from the Jews. There is no religiously motivated anti-Semitism in the Church
(with the exception of a handful of marginals). But there is another: there is a bitter memory of the fact
that in the pogrom of Russian Orthodox life, stretching for most of the twentieth century, the Jews took
an extremely active influence. And there is a puzzled peering into the faces of modern power (not even
so much banking or political, as journalistic): why every time when Russia breaks the backbone - it is
the Jews who take the most active part and most of all admire them?

... And so strong in the Jews is the revolutionary pathos, the prophetic pathos, which repeats "we are
responsible for everything" that even in baptized Jews, in Jews who have accepted the priesthood and
even monasticism, it continues to flare up. Very often one has to notice that an ethnic Jew who has
become an Orthodox priest becomes a man of the “party” and extremes. He cannot limit himself to the
terms of his parish or monastic duties. He needs to "save Orthodoxy." And he either goes into
experiments, modernism and ecumenism, demanding a “renewal”. Or he conducts a “conservative
revolution”, quite pharisaically demanding the unyielding fulfillment of all the prescriptions of the
Typicon and the ancient canons, and being indignant at the fact that modern church life does not
entirely correspond to them.

... It’s almost impossible for a Jew not to consider himself the measure of truth and Orthodoxy. All that
is even a jot is a threat to democracy, or a threat to humanity, or a threat to Orthodoxy. Sooner or later,
a Jew, at first timidly humble, will nevertheless feel himself a censor. The "Great Inquisitor" of all times
and peoples - Torquemada - was a baptized Jew (6) .

It is remarkable that Kurayev, whom the Orthodox nationalists and fundamentalists do not tolerate for
“modernism” and “liberalism”, returns directly to a completely racist understanding of anti-Semitism.
No exit.

The situation is no better with the replacement of anti-Semitism by "anti-Zionism."

Even in the late 1990s, when the radical nationalists had no serious reason to fear persecution, they
faithfully reproduced this substitution. For example:

The intervention of the pro-Zionist part of the Jewish diaspora in the political and economic life of
Russia becomes unacceptable (7) .

This means that it is not only a matter of fear, but also of one’s own desire to have a more respectable,
including intellectually, concept.
The content of the ideology "Zionism" in the Soviet era and now is different. But its essence is the
same: “Zionists” are “bad people”, “pests”. Usually, the essence is clouded by more or less aligned
ideological reasoning, but sometimes it breaks through.

Thus, a prominent figure in the nationalist movement, General Albert Makashov, forced to justify
himself for his sensational pogroms against the “Jews”, has repeatedly explained that he, according to
one of the variants of everyday use of the word, does not call Jews, but bad people , meaning by them
"enemies of the people" (and which one is supposedly an anti-Semite, if he is one of the leaders of the
Movement in support of the army, founded and headed by a Jew, General Lev Rokhlin):

We lived together under the Soviet regime, we fought together. And when Maria Ivanovna comes to the
reception at Dora Abramovna in the district clinic, when engineer Moses Yakovlevich designs bridges
or rockets next to engineer Nikolai Petrovich, there is no interethnic hostility. And to transfer ordinary
everyday conflicts to the religious and ideological level is the great masters and apprentices. Another
thing is when Zionist arrogance climbs like a pot from a pan. The government and the darkness of state
officials (deputies, experts, advisers, heads of departments and sectors, clerks) are Jews. The main
riches created by the labor of the entire population of the USSR flowed into the hands of bloodsucking
Jews, of whom four fifths were Jews by nationality. Banks, services, media - everything is under the
control of the Zionists ... (8)

Makashov’s approach is natural enough for the communist wing of nationalism he represents (or the
nationalist wing of communism?). The Communist Party of the Russian Federation, whose leadership
includes Makashov, professes an imperial form of nationalism and, in order not to slip into ordinary
racism, all the time seeks to shift the focus of its criticism of "bad people" - "Zionists" from the ethnic
plane to the socio-political and geopolitical - in terms of confrontation between Russia and the West or
Russian identity and globalization. Frank racial anti-Semitism here can only prevent.

And the cautious Gennady Zyuganov even reprinted his discourse on the Jews when reprinting his own
book Beyond the Horizon (9) . The term "Zionism" is used by the Communists so broadly in meaning
that absolutely wild constructions are possible - as a statement by Communist deputy Yuri Nikiforenko
that retired Governor of Primorye Territory Yevgeny Nazdratenko "were interested in Zionist circles of
China" (10) .

However, the more relaxed radical communists — the Anpilovites and similar groups — speak and
write about “Zionists,” “Tel Aviations,” etc. often and willingly, and most importantly, they are not too
shy to explain this with real or even fictional Jewish surnames. Although they definitely deny anti-
Semitism as such.

Roughly the same can be said about the "pink" nationalists surrounding moderate Sergei Baburin in his
new party, Narodnaya Volya (although there are extreme radicals there too). Let's say Natalya Zhukova,
deputy. Baburin considers the Jews, first of all, as rich people, oligarchs. Other Jews are not interested
in Zhukov - only pro-American capitalists, "agents of influence" and intellectual adherents of the West.
At the same time, she quotes the famous patriotic intellectual Panarin:

“Americans ram up the national strongholds of large sovereign states through their military-industrial,
financial, and diplomatic machinery, and the Jewish diaspora saps them with its all-pervading and all-
defensive" irony "(" A.S. Panarin, "Temptation by Globalism") (11) .
Strictly speaking, the Soviet concept of identifying "Zionists" (the new version is "Yids") and
"enemies", "bad people" is also suitable at times for completely radical and not Soviet in the mindset of
Orthodox nationalists, usually not inclined to shy away from anti-Semitism, for example , for the leader
of the "Black Hundreds" Alexander Shtilmark:

We treat Jews very well, especially Jewish miners, Jewish tillers, machine operators, those Jews who
are standing at open-hearth furnaces, sweep the streets, build roads.

If we blame someone, first of all, we ourselves, and then not the Jewish people, but international
Zionism and Freemasonry. One thing is criminal political doctrine, and another is the people (12) .

But the post-Soviet, communist version of “anti-Zionism” was best formulated by its ardent preacher,
ex-governor of the Krasnodar Territory Nikolai Kondratenko:

I myself think that today Russia is more threatened: political extremism or Zionist terrorism? The trial
of Makashov was broken, which showed that there are Jewish toilers, innocent people, and there are all
kinds of dirty-hearted khanygs. And the Russians completely understood that there is a nation and there
is politics. Jews are a nation, Zionism is a policy, cruel and insidious ... We are carrying out
explanatory work among the people, taking measures so that those Jewish workers who are next to us
do not think anything good that we are idiots, ready, without understanding , beat anyone. But in the
meantime, I firmly believe that there will still be a terrible judgment, in which the truth will be told,
what happened in Russia (13) .

In the Orthodox version, the idea of a worldwide Jewish conspiracy has been particularly daunting in
recent years, since it directly links globalization and Judaism with the Antichrist (14) . And this
approach has its own internal church opposition. Its essence is not in the denial of the connection
between Jewry and globalization (which is problematic for any kind of ethnically oriented thinking),
but in denial of the malicious role of the Jews. The word again, eloquent Andrei Kuraev:

It is hard not to notice that this process (of globalization - AV) strikingly corresponds to the interests of
the Jewish diaspora in the first place. The people scattered throughout the world are interested in the
fact that state borders and customs do not divide it into difficult-to-communicate islets. A people not
gathered in their own country, unlike all the others, loses nothing when eliminating the independence
of national governments.

... A nation that has been controlling a very large part of the world's financial flows for centuries, is
most inclined to welcome the transfer of power from political centers to financial centers. People
everywhere living in the minority will not object to the mutation of democratic structures into
cryptocratic ones. After all, if democracy is direct, carried out on the principle of "one person - one
vote", if the representation in power is democratically proportional, then the Jews have no chance of
control over the life of the country of residence. But if in the decision-making bodies the voting will be
held on a different principle: “one dollar (one share) - one vote”, then the situation becomes very
favorable for the Jews (15) .

But the most touching attempt in his immediacy to prove (including himself?) The absence of anti-
Semitism was made by the confessor of the newspaper “Tomorrow”, Fr. Dimitri Dudko:

I am also considered an anti-Semite and a fascist, but for what? I have no hatred towards the Jewish
people. Ненавидеть евреев я физически не могу, это выше моих сил, я могу их только пожалеть.
Какой несчастный народ! Кроме золотого тельца, ничего другого не видит (16) .

Более того, Дудко утверждает, что задача рассудить евреев с русскими - не по человеческому
масштабу. И сам же это первый демонстрирует:

Только во Христе нет эллина и иудея, а без Христа этот вопрос не решить, и он будет. И ни
евреи, ни русские его не решат. А вот когда станут на равных у подножья креста Христова
еврей и русский, этот вопрос будет решен. А без этого — недоверие, ненависть и,
естественно, непонимание.

Представим на минутку: еврей и русский сошлись у креста Христова. Сошлись как братья-
грешники, и тем и другим надо раскаяться.

Еврей: — А как мне раскаяться, не евреи распяли Христа, а римские солдаты. Да и что мне
стоять с русским. Я Богом избран, а русский — кто?

Ну, представим себе, что не еврей распинал (впрочем, из кого состоял Синедрион, осудивший
Христа?), просто на еврея навет. Ну раз навет, стану по смирению, как последний. Да и
можно ли считаться у креста Христова?.. Может ли это еврей: не первым, но последним
стать? Предоставляю судить им самим.

... у русских антисемитизма нет. На евреев они говорят от страданий, надо же на кого-то
обиду излить (17) .

Иногда стремление уйти от антисемитизма доводит авторов до самых хитроумных построений.


Вот, известный публицист, профессор Сергей Кара-Мурза почти в одно время напечатал (под
псевдонимом - Сергей Погорельский) две статьи на эту тему с разными "противо-
антисемитскими" конструкциями (мы не знаем, в каком порядке он их писал, но опубликована
раньше та, которую мы рассматриваем во вторую очередь).

Первая конструкция получилась не слишком убедительная:

Одно дело народ - в нем всегда есть "хорошие" и "плохие", причем они друг другу
противостоят. В России "хорошие" люди всех народов противостоят всем "плохим", и не так
уж важно, каково соотношение хороших и плохих в каждом народе. Для А.М. Макашова
бессовестный русский безусловно хуже честного еврея (даже хуже бессовестного еврея -
"жида"). Иное дело - семья. Семья спаяна слишком сильно, и если ее старшие преступны,
младшие не могут против них выступить - или семья разрушается. Против семьи, клана,
наносящего ущерб обществу, приходится выступать как против единой солидарной группы,
хотя кто-то из этой семьи и недоволен старшими братьями. Чтобы оправдаться в мнении
общества, такие члены семьи должны ясно и гласно порвать с семьей, выйти из нее...

Если евреи - семья, то кто в ней сегодня "старшие братья"? Не физик Зельдович и не
авиаконструктор Миль. Они представляли еврейскую семью в советское время, но их время
прошло. Сегодня "старшие братья" - банкиры. По общему мнению, они обобрали Россию и
безжалостно довели половину народа до голода. Неприязнь к этой семье, которая, похоже,
беспрекословно следует за своими новыми "старшими", становится естественной. Для этого
русским не надо даже становиться националистами, ибо евреи - не народ, а клан (18) .
В таком варианте, еврею, чтобы избежать антисемитизма, достаточно перейти на сторону
антисемитов.

Вторая конструкция тоньше и прямо апеллирует к Василию Розанову с его амбивалентным и


эмоционально перенасыщенным отношением к евреям. Погорельский утверждает, что русские и
евреи находятся в симбиотических отношениях, так что и антисемитизма у русских быть не
может.

... неосознанное чувство, что евреи — это порождение самой России. Ее не всегда приятный,
но неизбежный и необходимый продукт. Избавиться от него нельзя, да этого глупо и желать.
Уедут, допустим, все евреи — завтра они сами зародятся в России, как перешла в иудаизм
какая-то деревня в Воронежской области или как русский философ В. С. Соловьев (почти
перешел) (19) .

Правда, симбиоз понимается несколько неравноправно в эмоциональном плане: степень


агрессивности у евреев, мол, выше. А еще:

Еврейский ум на русской почве


обрел подобие души.

Далее автор снова повторяет за Макашовым, что есть, конечно, меньшинство среди евреев
("магнаты" - ср. у коммунистов и бабуринцев), враждебное русским. Тут бы увернуться
окончательно от антисемитизма, но

ведь если бы :жиды; и :евреи; легко разделялись, то не было бы и трудностей .

В этой точке своего рассуждения автор указывает на единство Израиля - и возвращается


фактически к концепции своей статьи, процитированной нами выше.

Кара-Мурза написал и еще статью (20) , в которой обвинил своего оппонента, Дмитрия
Фурмана, в использовании концепции коллективной национальной ответственности (21) . Далее
в этой статье Кара-Мурза утверждает, что русского антисемитизма нет вообще, даже в СССР
антисемитизма не было, но его разжигают, пока тщетно, отдельные еврейские деятели -
расистскими высказываниями о русских и своим активным участием в гибельных для России
деяниях, а именно - в революции и перестройке.

Кара-Мурза рассуждает как полноценный националист, утверждая, что евреи в целом наносят
некий ущерб русским в целом. А вот русские (включая самого автора) все равно ничего против
евреев не имеют, только против отдельных евреев-расистов или евреев-"врагов народа" (наряду с
такими же "врагами" любой национальности). При этом придуманную Фурманом
"антисемитофобию" Кара-Мурза приравнивает к "русофобии", чем создает неравновесную
модель: русские не любят только "плохих" евреев, а остальных любят, а вот евреи, не любя
"плохих" (в смысле антисемитизма) русских, не любят всех русских. Так, ни с того ни с сего
возникает обвинение всего еврейского народа в расизме.

На высший уровень интеллектуальной эквилибристики поднял сразу обе рассмотренные нами


темы - тему объективно конфликтных, но равновесных отношений русских (православных) и
евреев (иудеев) и тему противостояния "плохих и "хороших" в обоих этносах - основоположник
российской "новой правой" Александр Дугин (22) .

Как адепт традиционализма Рене Генона, Дугин считает, что единая примордиальная Традиция
представлена во всех древних религиях. В принципе, иудаизм в смысле традиционности должен
бы быть даже ценнее, чем христианство или ислам, или хотя бы столь же ценен. Но
мировоззрение Дугина достаточно эклектично, а главное, первый русский "консервативный
революционер" ценит идейную динамику саму по себе, поэтому остановиться на геноновской
позиции он не может.

И доказывает, что иудаизм сущностно близок "профанному миру", тем самым принадлежность
иудаизма к Традиции ставится под сомнение. Якобы иудаизм с XIII века (в отличие от прочих
религий, по Дугину) перестал считать историю процессом отпадения от Традиции и
придерживается концепции метафизического прогресса. С другой стороны, иудаизм сам по себе
является антиподом православия (и наоборот) именно в смысле противопоставления
традиционного, инициатического и профанного, контринициатического, так как для каждой
ветви Традиции есть свой собственный враг (23) .

Сами по себе эти рассуждения остаются на уровне констатации все той же объективно
обусловленной вражды между иудеями и православными. Правда, иудаизм, опять же,
рассматривается в этой паре как более агрессивная сторона:

Еврейская эсхатология, взятая на самом глубинном уровне, не только допускает ритуальный


геноцид, но настаивает на нем (24) .

Важно отметить, что так сформулированная позиция Дугина не отталкивает от него некоторых
радикально настроенных ортодоксальных иудеев. Речь идет о раввине Аврааме Шмулевиче и
известном в Израиле радикале Авигдоре Эскине, вступивших в дугинскую "Евразию" еще на
этапе ее организации (весной 2001 года). Очевидно, они не рассматривают Дугина как
антисемита.

Со своей стороны, Дугин рассматривает еврейских союзников как "еврейских евразийцев",


альтернативную и иррациональную (в отличие, по Дугину, от школы Маймонида) ветвь
иудаизма (25) и выступает за союз "евразийцев" (т.е. антизападников) России и Израиля против
"мондиалистов" во главе с США и транснациональной элитой. При этом он подчеркивает, что
"альтернативные евреи" лучше относятся к нееврееям, чем остальные:

... часть евреев стояла на точке зрения универсализации своего внутреннего социально-
мистического опыта, считала своим долгом включить в среду своего бытия все остальные
народы. Проявления этой тенденции, базирующейся на мистической традиции Талмуда и
каббалы, мы видим в саббатаизме и хасидизме. В секуляризированном виде это мессианское
направление породило социализм, марксизм и большевизм...

А вот евреи-мондиалисты, наоборот, перенесли на евреев свои навыки обращениями с "гоями".


Например, Владимир Гусинский - враг России как владелец (тогда) телекомпании НТВ и враг
радикального сионизма как совладелец газеты "Маарив", он - не сионист, а атлантист (26) .

Редкий радикальный ортодокс в Израиле согласится иметь что-то общее с Саббатаем Цви, но
кое-кто может, как видим, оценить явный и основательный отказ Дугина от отвержения в целом
и евреев, и иудаизма. Да и база для сближения предлагается достаточно широкая. Т.е. "противо-
антисемитская конструкция" Дугина может считаться относительно удачной.

Но самой успешной конструкцией можно считать предложенную Константином Крыловым,


набирающим вес автором, однозначно отмежевывающимся от традиционных национал-
патриотов и достаточно респектабельным, чтобы публиковаться в солидных журналах.

При этом Крылов - очевидный антисемит, но публично проявляет это только в своей полу-
литературной деятельности а-ля все тот же Розанов:

Евреи... ближе к чистому злу, чем другие люди. Из этого совсем не следует, что "все они гады"
и "виноваты". Это не так - фактически. Но вокруг них всё время заводится какое-то
"гадство" и "проблемы".

..."Еврейская тусовка", "кагал", вообще сами формы организации еврейской жизни содержит в
себе какое-то сугубое неприличие ... И эта вечная мечта - "всех победить". "Мы вам еще
покажем, мы вам еще покажем... будете нам ещё завидовать ." И "показывают" иногда. И
народы плачут кровавыми слезами - но не завидуют .

... Евреи прекрасно знают, что антисемитизм естественен, более чем естественен - после
всего, что они с нами сделали хотя бы, да и вообще (27) .

Но даже в приведенных цитатах видно, что отношение Крылова к еврейству носит отпечаток
розановской амбивалентности и одновременно - националистической идеи объективного
конфликта разных этносов. Традиционное же для национал-патриотов выпячивание "еврейского
вопроса" Крылова коробит, поэтому в пику концепции "малого народа" он еще в 1993 году
выдвинул иную концепцию - "двух русских народов" (28) .

Крылов утверждает, что на субъективном уровне существует настолько ясное разделение на


"демократов" и "патриотов" и настолько полная несовместимость между ними (даже на уровне
матримониальном), что "демократы" - это представители совершенно нового народа:

На одной и той же территории уже давно живут две разные нации, ошибочно принимаемые
за одну. ... сами представители этих двух русских народов не сознают, что они составляют две
разные нации. Однако они довольно сильно различаются по моделям поведения, этическим
системам, отношению к другим народам, и даже (в последнее время) по самоназванию: одни
предпочитают называть себя русскими, другие - россиянами...

Специфика положения россиян состоит в том, что это молодой и достаточно агрессивный
этнос, вынужденный жить на уже заселенной территории... Свойственное "демократам"
отношение к русскому народу с этих позиций легко объяснимо: это обыкновенная ксенофобия,
свойственная молодым, самоутверждающимся нациям. Точно так же объяснимо плохо
скрываемое (а часто и демонстративное) отвращение "демократов" к России и ее истории:
это не их история .

Из этого делается вывод, что вся их политика направлена на изживание "аборигенов" и их


высокоразвитой (как в колонизируемом Китае, например) культуры.

Крылов возводит "россиян" как этнос к дореволюционной левой интеллигенции и даже к


"лишним людям" русской классики. И подчеркивает, что в описываемом им этническом
конфликте нет ничьей объективной правоты, а лучшим его решением была бы полная
территориальная сегрегация.

Важно подчеркнуть, что "россияне" не включают в себя евреев, хотя и находятся с ними в
союзнических отношениях. Евреи в статье упоминаются лишь единожды:

Россияне в течение очень долгого времени последовательно вытесняли русских и в этом вполне
преуспели. Кстати говоря, выраженное присутствие в кругах российской научной и культурной
элиты "третьих наций", например, евреев, является скорее следствием вытесняющей политики
россиян. К тому же представители третьих наций в известной мере компенсируют присущую
россиянам недостаточность в области высокого интеллекта .

Примечание к этой фразе:

... даже на бытовом уровне россияне обычно предпочитают иметь дело с кем угодно, но не с
русскими. Тем более это касается жизни и занятий интеллигенции .

"Россияне" Крылова очень похожи по своей сути на "малый народ" Шафаревича. Но если по
Шафаревичу, в российском "малом народе" евреи составляют самое его ядро (в отличие от
французского Просвещения, применительно к которому и было впервые сформулировано
понятие "малого народа"), и Шафаревич тратит много сил, чтобы доказать, что эта ситуация
прямо вытекает из свойств еврейства, то Крылов "принижает" роль евреев, делает их лишь
младшими союзниками "россиян". И "россияне"-то не виноваты в том, что таковыми уродились,
тем более - их союзники. А значит - не должно быть никакого антисемитизма.

Подводя итог, нельзя не отметить, что существенно различных примеров уклонения от


антисемитизма мы нашли не так уж и много (хотя, что-то наверняка и упустили). Да и попытки
все больше оказываются совершенно неубедительными. С другой стороны, опыты Дугина и
особенно Крылова показывают, что антисемитизм может быть если не изжит внутренне, то
полностью убран с авансцены националистической идеологии.

У Дугина есть немало последователей. Собственно, именно он научил "консервативной


революции" всех русских "консервативных революционеров". Но от антисемитизма избавиться
ученикам не удалось. Вероятно, проблема в первую очередь в чрезмерной сложности и
запутанности дугинских концепций. В качестве исключения можно назвать разве что
выпестованную, а потом брошенную им Национал-большевистскую партию Эдуарда Лимонова:
в НБП антисемитизм осуждается и, действительно, проскальзывает в партийной пропаганде
лишь очень редко и несущественно. С другой стороны, НБП просто слишком сильно уклонилась
влево, чтобы ее можно было без сомнений считать националистической партией.

Крылов тоже не одинок, есть целый круг близких ему идеологов и публицистов (см. на
крыловском сайте "Традиция"), но круг этот мал - не больше дугинского (с которым он, кстати,
пересекается). Изолированность Крылова вызвана явно не недостатками изложения: излагает он
хорошо и вполне ясно. Возможно, дело в отдельных частных, даже личных обстоятельствах: в
частности, художественные вкусы Крылова сотоварищи слишком вычурны для подавляющего
большинства национал-патриотов, а принадлежность некоторых соратников Крылова к
церковной юрисдикции, альтернативной Московской Патриархии, крайне затрудняет общение с
"патриархийными" националистами.

Пока идеологический опыт Крылова и Дугина почти не поддается тиражированию. И вряд ли


этого можно ожидать в ближайшем будущем.

Этот доклад был прочитан Александром Верховским в декабре 2002 г. на конгрессе в Хайфе
"Антисемитизм и филосемитизм в Центральной и Восточной Европе".

Опубликован в сборнике "Anti-Semitism and Philo-Semitism in the Slavic World and Western Europe",
составившем номер 13 альманаха "Jews and Slavs". Haifa and Jerusalem, 2004.

1 Шафаревич И.Р. Русофобия // Кубань, 1989. № 5-7.


Эта большая статья писалась, минимум, с середины 70-х и вышла в "самиздате" в 1980 г. Подход
Шафаревича является одной из магистральных попыток избегнуть антисемитизма, но
"Русофобия" так много обсуждалась в свое время, что мы здесь позволим себе на ней не
останавливаться.
2 Материалы парламентских слушаний 14 февраля 1995г. "О предупреждении проявлений
фашистской опасности в Российской Федерации".
Имеется в виду Алла Гербер, один из руководителей фонда "Холокост", активная антифашистка,
в то время - тоже депутат Государственной Думы.
3 Е.Морозов (Агентство "Славянский мир"). Россия в будущем // Русский вестник. 1996. №43-45

4 Владимир Жириновский. Иван, запахни душу! М., 2000. с.50


5 Я антижид! // Русь Православная. 1999. № 4 (22)
6 А.Кураев. Как делают антисемитом. Москва, "Одигитрия", 1998. Цит. по:
http://www.kuraev.ru/oglhow.html
7 Заявление православно-патриотической общественности // Русский Вестник. 1998. №16-17
8 :Огонь на себя; (диалог Александра Проханова и генерала Альберта Макашова ) // Завтра.
1998. №51(264).
9 Как отметил Вячеслав Лихачев в: Российские политические партии и антисемитизм //
Антисемитизм и ксенофобия в Российской Федерации. 2002. №17 (30).
Бюллетени "Антисемитизм и ксенофобия в Российской Федерации" доступны на сайте Центра
"Панорама"
10 Комсомольская правда. 2001. 22 февраля
11 Н. Жукова, зам. председателя Партии "Народная Воля". К вопросу о русском национализме //
Время. 2002. №35
12 Черносотенцы в Дзержинске. Выступление Александра Штильмарка // Черная Сотня. 1995.
№25
13 Николай Кондратенко. Мой взгляд // Завтра. 1999. №14
14 Подробно об движении православных антиглобалистов см: Александр Верховский.
Радикальный православный антиглобализм .
15 А.Кураев. О нашем поражении. Quoted по: http://www.kuraev.ru/poraj.html
16 Причина всему - золотой телец // Русь Державная, 1999. № 1(57)
17 Отец Дмитрий Дудко. "Благослови..." // Завтра. 2000. №20(50)
18 Сергей Юрьевич Погорельский. Евреи: народ или клан? // Русский дом. 1999. №7
19 Сергей Погорельский. Без антисемитизма и юдофилии; Единство и разделение Израиля //
Завтра. 1999. №5(270); Русские и евреи - шанс диалога // Завтра. 1999. №6(271), 7(272)
Эти статьи включены в книгу: Сергей Кара-Мурза. Евреи, диссиденты и еврокоммунизм. М.,
Алгоритм, 2002.
20 Сергей Кара-Мурза. Миф о русском антисемитизме // Дуэль. 1996. №12
21 Он обсуждает статью: Дмитрий Фурман. Массовое сознание российских евреев и
антисемитизм // Уроки Холокоста и современная Россия. М., 1995. (Но обсуждает ее по
публикации в журнале "Свободная мысль".)
22 Концепции Дугина являются даже более популярным предметом для изучения, чем
концепции Шафаревича, поэтому подробно останавливаться на них мы считаем излишним.
23 Александр Дугин. Контринициация // Сайт "Алистер Кроули" . Без даты.
24 Александр Дугин. Мессианство Каббалы // ( Сайт "Арктогея"
25 Александр Дугин. Евреи и Евразия // Арктогея
26 Александр Дугин. Обреченный Израиль // Интернет-журнал "Вторжение". 2000. №42 )
27 Константин Крылов. Перед белой стеной // Сайт "Традиция". 2002. 22 февраля
28 Константин Крылов. Россияне и русские // Философская газета. 2001. №1-2.
Как видно по дате публикации, от старой статьи Крылов не отказывается и сейчас. Статья
доступна также на сайте : "Традиция"

This report was read by Alexander Verkhovsky in December 2002 at the congress in Haifa "Anti-
Semitism and Philosemitism in Central and Eastern Europe".