Вы находитесь на странице: 1из 121

GEODYNAMICS N ГЕОДИНАМИКА

& И
W
TECTONOPHYSICS ТЕКТОНОФИЗИКА

2010. Vol. 1. № 1. 1–2. ISSN 2078-502X

PUBLISHED BY THE INSTITUTE OF THE EARTH’S CRUST

ЖУРНАЛ «ГЕОДИНАМИКА И ТЕКТОНОФИЗИКА»

Институт земной коры Сибирского отделения отношении сопутствующих деформации и напря-


РАН приступает к выпуску электронного журнала женно-деформированному состоянию литосферы
«Геодинамика и Тектонофизика». процессов (сейсмичность, рудоотложение, дегаза-
Новый журнал будет специализироваться на ция недр и др.).
публикации статей ученых, занимающихся изучени- Новый электронный журнал будет служить инте-
ем широкого круга проблем палеогеодинамики, со- ресам широкой читательской аудитории геологов и
временной геодинамики, структурной геологии, тек- геофизиков из разных стран мира, предоставляя им
тонофизики, экспериментальной тектоники и мате- оперативный доступ к новым научным знаниям, а
матического моделирования. Он будет способство- также к информации о современных методах ис-
вать распространению результатов научных иссле- следований.
дований, а также обсуждению современных концеп- Работа редколлегии с авторами будет осущест-
ций и идей, точек зрения и методик, отличающихся вляться на основе правил, принятых в ведущих ре-
новизной и оригинальностью подходов к научным цензируемых журналах, и отличаться большей опе-
исследованиям. ративностью, обеспечиваемой электронным харак-
Наши задачи – своевременное ознакомление тером издания.
специалистов с новыми данными по палео- и со- Периодичность выхода журнала – четыре номе-
временной геодинамике литосферы, обсуждение ра в год.
механизмов развития в ней разноглубинных струк- Просим авторов ознакомиться с «Инструкцией по
тур и сопутствующих процессов, анализ тектонофи- подготовке материалов к публикации», которая по-
зических условий и закономерностей развития гео- может Вам оформить свою статью с учетом требо-
лого-геофизических процессов на разных глубин- ваний Редакции журнала.
ных уровнях и при различных напряженных состоя-
ниях. Уважаемый читатель! Мы будем рады получить
В журнале будут рассматриваться вопросы гене- Ваши комментарии и замечания и готовы учесть их
тической взаимосвязи геодинамических процессов в процессе дальнейшего развития нового электрон-
прошлого и настоящего, строения и эволюции де- ного журнала. Направляйте свои письма по адресу:
формационных структур литосферы и их современ- gt@crust.irk.ru.
ной пространственно-временной организации, обу-
словленности проявлений важных в практическом Редакционная коллегия

GEODYNAMICS & TECTONOPHYSICS JOURNAL

The Institute of the Earth’s Crust, Siberian Branch of expression of differences of opinion.
RAS commences to regularly issue an electronic jour- The journal will serve an international community
nal named Geodynamics & Tectonophysics. that includes scientists, specialists and students thro-
The journal aims to provide a web-based communi- ugh efficient and accessible communication of the sci-
cation medium for researchers and specialists involved ence and associated techniques.
in studies covering a wide scope of scientific challen- Our journal content is intended to communicate new
ges in paleodynamics, recent geodynamics, structural information on paleo- and recent geodynamics of the
geology, tectonophysics, experimental tectonics, and lithosphere, discuss development mechanisms of sub-
mathematical simulation. It will furnish the means of soil structures and associated processes, analyse
publication and prompt dissemination of discoveries technonophysical conditions and regularities in devel-
and researches and provide opportunities for the manly opment of geological and geophysical processes at

1
Editorial

various depths and under variable stresses. the journal in the electronic format, the Editorial Board
Articles published in G & T will consider genetically commits to efficiently review articles according to stan-
inherited relations between geodynamic processes of dards accepted in modern journals and accelerate de-
the past and the present, discuss patterns and evolu- cision making on acceptance of articles.
tion of deformation structures of the lithosphere and The journal will be electronically produced on a
their recent organization in space and time, describe quarterly basis, i.e. 4 issues a year.
processes which accompany deformations and litho- Authors are invited to become aware of the Guide-
spheric stresses, such as seismicity, ore deposition, lines for Authors.
gas drain-out from subsoils etc., with implications for
practical usage. We welcome your comments as we develop and
Having its reach to a wide readership of geologists evolve this and other initiatives for electronic presenta-
and geophysicists, the journal welcomes sharing new tion of journal content. Please send us your comments
concepts and ideas and will initiate and facilitate dis- via email gt@crust.irk.ru.
cussions of all methods and points of view, provided
they contribute something new and original to the ongo- Editorial board
ing scientific debate.
In view of advantages gained from presentation of

2
GEODYNAMICS N ГЕОДИНАМИКА
& И
W
TECTONOPHYSICS ТЕКТОНОФИЗИКА

2010. Vol. 1. № 1. 3. ISSN 2078-502X

PUBLISHED BY THE INSTITUTE OF THE EARTH’S CRUST

От главного редактора Editorial


В августе 2009 года в Институте земной коры СО In August 2009, the Institute of the Earth’s Crust,
РАН состоялось Всероссийское совещание «Раз- Siberian Branch of RAS successfully hosted the All-
ломообразование и сейсмичность в литосфере: тек- Russia Convention with international participation on
тонофизические концепции и следствия» с пригла- «Faulting and seismicity: Tectonophysical Concepts
шением зарубежных ученых. В его работе приняли and Conclusions». The meeting was participated by
участие 160 специалистов из семи стран (Россия, 160 researches representing Russia, Ukrain, Uzbeki-
Украина, Узбекистан, Англия, Китай, Франция, Си- stan, the UK, China, France, and Syria.
рия). На совещание было представлено 215 тезисов Two major subjects of the convention, «Internal
докладов, в том числе от ученых дальнего и ближ- Structure and State of Stresses and Deformation of
него зарубежья. Кроме пленарных и секционных Continental Fault Zones» and «Recent Crustal Defor-
заседаний работало два круглых стола, где состоя- mations, Seismicity, and Trigger Mechanisms in Seis-
лись свободные дискуссии по определяющим про- mic Process», were discussed at plenary and sectional
блемам совещания: «Внутренняя структура и на- meetings and two round-table talks. Abstracts of 215
пряженно-деформированное состояние континен- reports were presented for discussion.
тальных разломных зон» и «Современные дефор- During the Convention, presentations provided for
мации земной коры, сейсмичность, триггерные ме- comprehensive reviewing of problems of faulting and
ханизмы в сейсмическом процессе». seismicity in the lithosphere. Attention was given to is-
В представленных докладах обсуждены наибо- sues of tectonics, particularly problems of plumes, re-
лее актуальные проблемы разломообразования и gional tectonics, ore formation and others.
сейсмичности в литосфере, а также затронуты от- In view of importance of the above mentioned top-
дельные вопросы тектоники (в частности, проблемы ics, the Editorial Board is launching the new journal
плюмов), региональной тектоники, рудообразования named Geodynamics & Tectonophysics with the first
и др. issue which is mainly devoted to tectonophysical prob-
Принимая во внимание актуальность тематики, lems.
Редколлегия журнала решила посвятить большую
часть этого номера тектонофизическим работам. E.V. Sklyarov
Corresponding Member of RAS
Главный редактор журнала, Chief Editor
член-корреспондент РАН
Е.В. Скляров

3
GEODYNAMICS N ГЕОДИНАМИКА
& И
W
TECTONOPHYSICS ТЕКТОНОФИЗИКА

2010. Vol. 1. № 1. 4–23. ISSN 2078-502X

PUBLISHED BY THE INSTITUTE OF THE EARTH’S CRUST REVIEW ARTICLE

TECTONOPHYSICAL RESEARCH AT INSTITUTE OF THE EARTH’S


CRUST SB RAS: MAJOR ACHIEVEMENTS AND ACTUAL PROBLEMS

S. I. Sherman, K. Zh. Seminsky

Tectonophysics
Institute of the Earth's Crust SB RAS, 664033, Irkutsk, Lermontov street, 128, Russia

Abstract: The article presents major results which have been obtained during 30 years of researches conducted by the
Laboratory of Tectonophysics at the Institute of the Earth’s Crust.
General regularities in organization of fault-block structures in the brittle lithosphere are established. Relations be-
tween main parameters of faults are investigated, and their connection with the lithospheric structure and recent crustal
movements is shown. A rheological model of vertical zoning of faults is proposed. Internal structures of faults are stud-
ied; stages in faulting are generally defined in terms of time; regularities of patterns of joints inside faults are described;
and original methods of mapping such joints are proposed to reveal tectonic conditions of faulting.
Based on seismic monitoring, new methods of quantitative assessment of relative activity rates of faults in real time
are developed. Such methods are applied to delineate zones of recent destruction of the lithosphere in the Central
Asian region. The state of stresses of the lithosphere is mapped, and the new map allows us to reveal regularities in the
spatial mosaic of regions differing by types of stress fields.
Our physical experiments conducted in compliance with similarity conditions are aimed at studying faulting mecha-
nisms with regard to variable loads. A special set of experiments is devoted to the Baikal rift system. Cases of applica-
tion of tectonophysical methods to study fault tectonics, the state of stresses and seismicity of the lithosphere are de-
scribed. Prospects of tectonophysical researches conducted in the Laboratory and potentials of integration with studies
of other research teams are considered.

Keywords: tectonophysics, fault, area of dynamic impact of fault, fault zone, stress fields, seismicity, lithosphere,
similarity conditions.

Recommended by E.V. Sklyarov 16 October 2009

Sherman S.I., Seminsky K.Zh. Tectonophysical research at Institute of the Earth’s crust SB RAS: major
achievements and actual problems // Geodynamics & Tectonophysics. 2010. V. 1. № 1. P. 4–23.

ТЕКТОНОФИЗИЧЕСКИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ В ИНСТИТУТЕ ЗЕМНОЙ


КОРЫ СО РАН: ПРИНЦИПИАЛЬНЫЕ ДОСТИЖЕНИЯ И АКТУАЛЬНЫЕ
ЗАДАЧИ

С. И. Шерман, К. Ж. Семинский

Институт земной коры СО РАН, 664033, Иркутск, ул. Лермонтова, 128, Россия

Аннотация: Изложены основные результаты исследований сотрудников лаборатории тектонофизики Института


земной коры СО РАН за тридцатилетний период. Установлены общие закономерности организации разломно-
блоковых структур хрупкой литосферы. Изучены соотношения основных параметров разломов, показана их
связь со структурой литосферы, современными движениями земной коры. Предложена реологическая модель
вертикальной зональности разломов. Детально исследована внутренняя структура разломов, установлены об-

4
Geodynamics & Tectonophysics. 2010. Vol. 1. № 1. P. 4–23

щие временные этапы ее становления, показаны закономерности организации внутриразломной трещиновато-


сти и методы ее картирования для определения тектонических условий формирования разломов. Предложены
методы количественной оценки относительной активности разломов в реальном времени на основе сейсмиче-
ского мониторинга. На базе их применения выделены зоны современной деструкции литосферы в пределах
Центрально-Азиатского региона. Составлена карта напряженного состояния литосферы, и намечены законо-
мерности пространственного расположения на земном шаре регионов с различными типами полей напряжений.
Проведены физические эксперименты с соблюдением условий подобия для выяснения механизма формирова-
ния разломов при разных условиях нагружения, а также комплекс экспериментов для выяснения механизма
формирования Байкальской рифтовой системы в целом. Приведены примеры практического применения ком-
плекса тектонофизических методов при изучении разломной тектоники, напряженного состояния литосферы и
её сейсмичности. Рассмотрены перспективы дальнейших тектонофизических исследований.

Ключевые слова: тектонофизика, разлом, область динамического влияния разлома, разломная зона,
поля напряжений, сейсмичность, литосфера, условия подобия.

ВВЕДЕНИЕ ры. Физическое и математическое моделирование,


как неотъемлемая часть всех выполняемых работ,
Первые тектонофизические исследования в Ин- существенно дополнило геологические наблюдения
ституте земной коры СО РАН относятся к началу динамики разрывов и полей деформаций.
60-х годов XX века. Их развитие и обобщение вы- Значительные результаты были получены вслед-
полнены в монографии С.И. Шермана [1977], в ко- ствие широкого применения соотношений парамет-
торой рассмотрены тектонофизические закономер- ров разломов и дальнейшего развития этого напра-
ности формирования крупных разломов земной ко- вления при исследовании глубины проникновения
ры. Впервые показаны численные взаимоотноше- разломов [Саньков, 1989], в прикладной геодинами-
ния главных параметров разломов – длины и глу- ке [Levi, Sherman, 1995], при изучении структурной
бины, длины и амплитуды смещения, длины и гус- зональности разломов [Лобацкая, 1987], при текто-
тоты, а также оценены определяющие их факторы. нофизическом анализе внутренней структуры раз-
Предложена модель строения разлома, учитываю- ломных зон [Семинский, 1990, 2003], исследовании
щая изменения физических свойств земной коры с областей динамического влияния разломов [Шер-
глубиной (рис. 1) и не потерявшая своей актуально- ман и др., 1983].
сти до настоящего времени. Позже зональное стро- В интегрированной форме следует выделить на-
ение разломов вкрест простирания было детализи- иболее значимые проблемы в области тектонофи-
ровано в работах С.И. Шермана, С.А. Борнякова и зики, решаемые в Институте земной коры.
В.Ю. Буддо [1983] и особенно детально в публика-
циях [Scholz, 2002; и более ранние работы]. Было ОБЩИЕ ЗАКОНОМЕРНОСТИ ОРГАНИЗАЦИИ
показано, что разрывообразование в земной коре РАЗЛОМНО-БЛОКОВЫХ СТРУКТУР ЛИТОСФЕРЫ
происходит по законам деформирования и разру-
шения тела Максвелла. Проанализированы общие На основании большого количества эмпириче-
закономерности, определяющие густоту сетки раз- ских и экспериментальных данных [Шерман, 1977;
ломов, на основе которых разработаны рекоменда- Шерман и др., 1991, 1992, 1994; Sherman, 1977,
ции по использованию соотношений параметров 1992] сделан обобщающий вывод о том, что неза-
при геологосъемочных и поисково-разведочных ра- висимо от вида напряженного состояния литосфера
ботах [Шерман, 1977]. в постоянном поле напряжений разрушается по за-
Развитие этих исследований было продолжено в конам упруговязкого тела Максвелла. Общая зако-
обобщающих монографиях, объединенных общим номерность деструкции литосферы при формирова-
названием «Разломообразование в литосфере» нии разломов описывается уравнением:
[Шерман и др., 1991, 1992, 1994]. Они суммировали
d
результаты целенаправленных полевых и лабора- L р = A / Nр , (1)
торных экспериментальных работ по изучению фи-
зических закономерностей развития разрывов в ус- где Lр – длина разломов, Nр – их количество, A и d –
ловиях преобладающих типов напряженного со- эмпирические коэффициенты, причем d ≈ 0.4.
стояния литосферы: сдвига, растяжения и сжатия. Закономерности разрушения прослеживаются в
Объединяющей нитью через все книги прошла идея характере формирования крупных разломов, разви-
использования меры и числа при анализе тектони- тие которых реализуется стадийно и дискретно да-
ческих процессов и формирования разноранговых же в условиях постоянного тектонического режима.
разрывов. При исследованиях особое внимание Дискретный характер формирования разломов не
всегда обращалось на структуру разломов, их внут- сказывается на соотношении их параметров. Для
реннее строение и количественную характеристику, всех морфологогенетических разновидностей раз-
соотношения основных параметров как между со- ломов четко прослеживается нелинейная связь ме-
бой, так и со структурными параметрами литосфе- жду основными параметрами: длиной и количест-

5
S. I. Sherman, K. Zh. Seminsky: Tectonophysical research…

дняшнего дня остающаяся оригинальным и востре-


бованным изданием.
Регулярность в развитии сетки разломов лито-
сферы находит логическое продолжение в форми-
ровании её разломно-блоковой структуры. Как из-
вестно, М.А. Садовский и другие [1987] первыми по-
казали дискретное распределение средних разме-
ров блоков Lбл по ряду регионов в зависимости от
числа блоков Nбл. Эти исследования были дополне-
ны наблюдениями в регионах с различными режи-
мами геодинамического развития [Шерман и др.,
1999; Шерман и др., 2000б; Sherman et al., 2000].
Результаты математической обработки всех данных
указывают на общую закономерность блоковой де-
лимости литосферы, описываемую уравнением:

Lбл = A / Nбл c (2)

при относительно постоянном с ≈ 0.22–0.35 и вари-


ациях свободного члена А при изменении масшта-
бов выборки. Расчеты показывают, что блоковая
делимость литосферы является закономерным вы-
ражением ее деструкции. Она развивается упоря-
доченно, и система блоков образует закономерно
изменяющийся иерархический ряд с некоторыми
модами преимущественных размеров. Статистиче-
ское распределение всей совокупности блоков по
размерам закономерно и предсказуемо. Сходство
уравнений для блоковой (2) и разломной (1) текто-
ники литосферы позволяет считать, что в основе
деструкции литосферы лежат одни и те же законы,
не зависящие от конкретных форм ее выражения.
Таким образом, деструкция литосферы при разных
геодинамических режимах и полях напряжений опи-
сывается общим математическим выражением:
с
L=A / N , (3)

при этом степенной показатель с изменяется от 0.4


до 0.22 при переходе от разломов к блокам.
Выполненные в течение многих лет полевые гео-
лого-структурные наблюдения, их обобщение и тео-
ретический анализ [Шерман и др., 2000б] позволяют
аргументировать основной вывод: процесс форми-
Рис. 1. Вертикальный реологический разрез зоны генерального рования разломов и разломно-блоковых структур
разлома. литосферы закономерен для всех иерархических
уровней, в своей основе он предсказуем и хорошо
Fig. 1. Vertical profile showing the rheology of the major fault.
корреспондирует с другими геолого-геофизически-
ми явлениями разных масштабных уровней, что
подтверждается физическим и математическим мо-
делированием.
вом, длиной и глубиной проникновения, длиной и
амплитудой смещения, длиной и расстоянием (ша- МАТЕМАТИЧЕСКОЕ И ФИЗИЧЕСКОЕ
гом) между субпараллельными разломами, а также МОДЕЛИРОВАНИЕ И ТЕОРИЯ ПОДОБИЯ
между амплитудой смещения и шириной зоны дро-
бления. Для всех видов указанных зависимостей В настоящее время без этих видов тектонофизи-
установлены эмпирические уравнения регрессии. ческих разработок трудно рассчитывать на глубокое
Существенный вклад в решение проблемы соотно- изучение закономерностей разломообразования в
шений глубины проникновения разломов с другими литосфере. Физическое моделирование требует на-
параметрами (длиной, расстоянием между разло- личия как минимум трех различных составляющих:
мами), а также влияния на эти соотношения скоро- специального оборудования, специально подобран-
сти деформации и неоднородностей разреза коры ных, отвечающих определенным свойствам, компо-
внесла монография В.А. Санькова [1989], до сего- зитных материалов и аргументированных критериев

6
Geodynamics & Tectonophysics. 2010. Vol. 1. № 1. P. 4–23

подобия. сложного структурно-динамического преобразова-


На опытном заводе Иркутского научного центра ния вмещающей их геологической среды. В нем
по заказу Института земной коры была разработана прослеживаются определенные пространственно-
конструкция и изготовлена установка «Разлом» для временные закономерности: ширина формирую-
проведения экспериментов по формированию раз- щейся зоны разлома (М) в каждый момент времени
рывов в упруговязкой среде при различных режи- лимитирована, а её интраструктура развивается
мах нагружения. В качестве модельного материала, стадийно и дискретно-избирательно.
близкого по своим свойствам к телу Максвелла, ис- Как показали многочисленные эксперименты,
пользуется глина одного из располагающихся ря- проведенные при варьировании их граничных усло-
дом с г. Иркутском карьеров. Её свойства, знание вий, параметр М имеет многофакторную природу и
которых чрезвычайно важно для проведения экспе- для каждого морфологогенетического типа разлом-
риментов и последующей интерпретации опытов, ной зоны может быть оценен через уравнения мно-
были детально изучены К.Ж. Семинским [1986а]. жественной корреляции:
Эта работа не потеряла своей актуальности и сего-
дня. Вопросы подобия экспериментов натуральным М1 = а1 Н + а2 lgη + а3 lgV + C1, (4)
геологическим условиям формирования разломов М2 = а4 Н + а5 А + а6 lgη + а7 lgV + С2, (5)
были разработаны С.И. Шерманом [1984], позднее
они были дополнены математической рационали- где Н – толщина разрушаемого слоя; А, V – ампли-
зацией применения [Шерман, Бабичев, 1989]. Ши- туда и скорость смещения крыльев разломной зо-
рокое использование физического [Борняков, 1990; ны; η – вязкость вмещающей среды; а1,2…. и С1,2 –
Шерман и др., 1983; и др.], а впоследствии и мате- коэффициенты. Уравнение (4) отражает максималь-
матического моделирования [Адамович, 1997] су- ные размеры М1, которые при равенстве всех одно-
щественно выделяет ведущиеся в ИЗК СО РАН ра- именных параметров у разных морфологогенетиче-
боты, способствует росту их научного авторитета, а ских типов разломов будут разными [Шерман и др.,
также «выживанию» в экономически сложные теку- 2000б]. Уравнение (5) отражает размеры областей
щие годы. Этому способствовала серия практически активного структурообразования М2 в каждый по-
значимых экспериментальных работ [Борняков и следующий момент реактивизации подвижек.
др., 2004; Борняков и др., 2000]. Наибольшую зна- Интраструктура воспроизводимых в моделях
чимость имеют две выполненные в разные годы крупных разломных зон начинает формироваться с
группы экспериментов: изучение областей динами- заложения в узкой линейно вытянутой области мно-
ческого влияния разломов и моделирование фор- гочисленных изолированных друг от друга мелких
мирования структуры Байкальской рифтовой сис- разрывов. Их дальнейшие разрастания и взаимо-
темы (БРС) [Seminskii, Kogut, 2009]. действие идут по ранговому принципу на фоне рас-
ширения М [Борняков, 1990; Семинский, 1990]. К
ОБЛАСТИ ДИНАМИЧЕСКОГО ВЛИЯНИЯ КРУПНЫХ моменту достижения параметром М максимального
РАЗЛОМОВ ЛИТОСФЕРЫ значения разномасштабные разрывные элементы
зоны разлома представляют собой характерную
Среди характеристик разломов наибольшее зна- кластеризованную систему, исчерпавшую возмож-
чение имеет область их динамического влияния. ности своего развития. Дальнейшее деформацион-
Под ней понимается окружающее разлом во всех ное воздействие на модель приводит к кардиналь-
трех измерениях геологическое пространство, в ко- ной структурной перестройке, сопровождающейся
тором проявляются остаточные (пластические или заложением и развитием генерации разрывов ново-
разрывные) и упругие следы деформаций, вызван- го масштабного ранга. Их появление приводит к пе-
ные формированием разлома или подвижками по рераспределению активности между разрывами:
нему [Шерман и др., 1983]. В плане это эллипсо- одни из них переходят в состояние тектонического
видная по форме площадь, на которой изменяется покоя, другие, наоборот, становятся более актив-
вызванное присутствием дислокаций общее поле ными. При этом количество активных разрывов и их
напряжений. В зависимости от степени тектониче- суммарная длина уменьшаются, а М2 становится
ской и динамометаморфической переработки гор- уже.
ных пород внутренняя часть области динамического Наиболее наглядно стадийность процесса раз-
влияния разлома приобретает зональное строение ломообразования отражается в результатах фрак-
по латерали и на глубину (рис. 2, а, б). Оно не оста- тального анализа, который в последние годы актив-
ется постоянным и изменяется при активизации но используется в тектонофизике. Фрактальные
движений по разлому. размерности могут выступать в роли признака каче-
Для оценки потенциальных размеров областей ственного состояния процесса структурно-динами-
динамического влияния разломов в зависимости от ческих преобразований в зоне разлома [Sherman,
их морфологогенетического типа и реологических Gladkov, 1999].
свойств среды в лаборатории тектонофизики ИЗК Изложенные результаты показывают, что круп-
СО РАН была проведена большая серия физиче- ные разломные зоны являются сложными структур-
ских экспериментов [Борняков, 1990]. Они позво- но-динамическими системами с лимитированными
лили установить, что формирование зон крупных латеральными размерами и с дифференцированно-
разломов в литосфере, независимо от морфолого- неоднородной, дискретно развивающейся интра-
генетического типа, представляет собой процесс структурой. Последняя представлена парагенези-

7
8
а Рис. 2. Области динамического влияния разломов по экспериментальным и геологическим данным.
а – ориентировка напряжений вокруг зоны разлома: 1 – слабое увеличение напряжений; 2 – сильное
увеличение напряжений; 3 – сильное уменьшение напряжений; 4 – слабое уменьшение напряжений;
5 – граница области динамического влияния разлома; 6 – ось разлома. Белое поле – напряжения
практически неизменны (по М.В. Гзовскому [1975] с дополнениями [Шерман и др., 1983]).
б – принципиальная схема симметричной структуры разлома, полученная по экспериментальным и
полевым наблюдениям [Scholz, 2002].

Fig. 2. Areas of dynamic influence of faults according to results of experimental and geological studies.
а – stress orientations around fault zone: 1 – slightly increased stresses; 2 – strongly increased stresses;
3 – strongly decreased stresses; 4 – slightly decreased stresses; 5 – boundaries of areas of dynamic influ-
ence of faults; 6 – fault axis. White field: actually no changes of stresses (according to M.V.Gzovsky [1975],
added by [Sherman et al., 1983]).
б – principal scheme of symmetrical structure of fault, according to results of experimental and field studies
[Scholz, 2002].
1 2 3 4 5 6

Fault structure
б Структура рзалома Experiment

Strain rate
Damage zone
Зона разрушения
Displacement rate
Cataclastic zone Скорость смещений Bulk
Большая часть

Скорость деформаций
Зона катаклазитов
цилиндра
Master fault plane Transition zone
S. I. Sherman, K. Zh. Seminsky: Tectonophysical research…

Плоскость сместителя Зона перехода


Ultracataclastic zone
Зона ультракатаклаза Shear zone
Rough steel cylinder
Зона скола

Fault core

Fault zone
Грубый стальной

Fluid channel

Зона разлома
цилиндр

Ядро разлома
Флюидный канал

Mechanical fault thickness


Мощнось зоны дробления
Geodynamics & Tectonophysics. 2010. Vol. 1. № 1. P. 4–23

сами разноранговых разломов и блоков. Именно деформируемого субстрата и распространением


эти первичные структурные элементы разломных достаточно мелких опережающих нарушений, позд-
зон при благоприятном сочетании различных фак- няя дизъюнктивная – ослаблением субстрата с раз-
торов предопределяют и контролируют процессы витием в сравнительно узкой зоне опережающих и
рудогенеза и сейсмичности. трансформационных разрывов, а дизъюнктивная
Выполненные экспериментальные и полевые стадия полного разрушения – скольжением блоков
наблюдения позволили выделить области динами- по магистральному сместителю, у изгибов которого
ческого влияния разломов, оценить их площадные имеют место активизированные опережающие,
размеры, наметить принципиальную зональную трансформационные и собственно оперяющие раз-
структуру и установить ее дискретное развитие в рывы. Для каждой из стадий характерна опреде-
пространстве и во времени. ленная специфика в проявлениях сопутствующих
деструкции сейсмической активности, магматизма и
СТРУКТУРНАЯ ЗОНАЛЬНОСТЬ КРУПНЫХ РАЗЛОМОВ рудообразования (рис. 3).
Рациональное сочетание экспериментальных и
Области динамического влияния разломов пред- полевых исследований позволило показать и, глав-
ставляют собой значительные пространства. Об- ное, теоретически обосновать неравномерность
щие закономерности структурной организации зон тектонической раздробленности субстрата разлом-
динамического влияния крупных разломов с пози- ных зон, имеющую место в продольном и попереч-
ций количественного анализа распределения более ном направлениях [Семинский, 1986б, 2003]. Эта
мелких разрывов детально исследованы Р.М. Ло- неравномерность выражается не только в различ-
бацкой [1987]. На примерах интраструктур разломов ной степени нарушенности крыльев дизъюнктива,
орогенного пояса Внутренней Азии с позиций ко- но и в существовании участков повышенной и по-
личественного анализа плотности сопутствующих ниженной плотности разрывов, чередующихся по
разрывов установлена принципиальная закономер- простиранию дизъюнктива с определенным шагом,
ность зонального строения области динамического величина которого в ходе структурной эволюции
влияния. Показано, что основными элементами об- возрастает и к концу поздней дизъюнктивной ста-
ластей динамического влияния большинства раз- дии отражает пространственную неоднородность
ломов являются дискретные деструктивные поля и разрушения 1-го порядка.
объединяющий их магистральный разрыв. Деструк- Для крупных разломных зон разработан универ-
тивные поля возникают на самых начальных этапах сальный парагенезис разрывов 2-го порядка, кото-
заложения зоны разлома и длительное время со- рый при учете характера движений и пространст-
храняют стабильным свое положение. Количествен- венного положения объекта позволяет прогнозиро-
ные параметры магистральных разломов, сопут- вать полные наборы систем, составляющих внут-
ствующих разрывов и деструктивных полей описы- реннюю структуру разломных зон сжатия, растяже-
ваются статистическими закономерностями, отра- ния и сдвига в их тектоническом понимании. Пара-
жающими и характер структурной зональности об- генезис включает группы опережающих, оперяющих
ластей динамического влияния разломов, и специ- и сопутствующих нарушений. Однако определяю-
фику разрушения земной коры. щую роль в структуре формирующихся разломных
зон играют опережающие разрывы, которые обра-
ВНУТРЕННЯЯ СТРУКТУРА КОНТИНЕНТАЛЬНЫХ зуют серию частных парагенезисов, в том числе и
РАЗЛОМНЫХ ЗОН тройки-системы трещин, имеющие место вблизи
разломных поверхностей любого масштабного ран-
На базе применения комплекса тектонофизиче- га. Выделение и анализ тройственных парагенези-
ских (полевых и экспериментальных) методов К.Ж. сов трещин, осуществленные для различных по
Семинским [2003] было установлено, что основные степени тектонической активности регионов, имеют
закономерности формирования внутренней струк- важное значение для геологической практики. Уста-
туры разломных зон сжатия, растяжения и сдвига новленный парагенезис трещин лег в основу мето-
(т.е. состав парагенезиса разрывов 2-го порядка, да спецкартирования структуры земной коры [Се-
характер стадийности, виды неравномерности в минский, 1994, 2005], который позволяет опреде-
нарушенности субстрата) являются едиными, так лить местоположение и границы разломных зон, ус-
как определяются видом, кинетикой и способом ловия их образования, важнейшие особенности
распространения реализующейся в их пределах внутреннего строения и может быть эффективно
прогрессирующей деформации скалывания. На реализован в рамках традиционной геологической
большом фактическом материале убедительно по- съемки любого масштаба [Гладков и др., 2008].
казано [Семинский, 2003], что внутренняя структура
разломной зоны любого типа и ранга формируется РАЗЛОМНО-БЛОКОВАЯ ТЕКТОНИКА
в течение трех главных дизъюнктивных стадий, ка- НЕКОТОРЫХ РЕГИОНОВ ЦЕНТРАЛЬНОЙ АЗИИ
ждой из которых соответствуют строго определен-
ные деформационное поведение субстрата, его на- В течение нескольких лет С.И. Шерман и К.Ж.
пряженное состояние, парагенезис разломов 2-го Семинский принимали участие в полевых работах
порядка, пространственные и временные вариации для составления карты разломно-блоковой тектони-
параметров разрывной сети (рис. 3). Ранняя дизъ- ки территории Вьетнама [Шерман и др., 2000а]. Эти
юнктивная стадия характеризуется упрочнением исследования потребовали обобщения материалов

9
S. I. Sherman, K. Zh. Seminsky: Tectonophysical research…

Рис. 3. Обобщенные схемы внутренней структуры и характеристика сопутствующих деструкции процессов для разломных зон, нахо-
дящихся на трех разных стадиях развития.

Fig. 3. Generalized schemes of internal patterns and characteristics of processes accompanying destruction for fault zones in three different
development stages.

по разломной тектонике Азии, изучения внутренней рии Южной и Юго-Восточной Азии, на которой вы-
структуры межблоковых разломов и областей их делены геологические блоки, контактирующие друг
динамического влияния. В результате анализа тек- с другом по крупным деструктивным зонам лито-
тонических схем и карт разного масштаба состав- сферы, являющимся структурным выражением об-
лена карта разломно-блоковой тектоники террито- ластей динамического влияния межблоковых раз-

10
Geodynamics & Tectonophysics. 2010. Vol. 1. № 1. P. 4–23

ломов. В пределах каждой из зон среди множества рующих типов напряженного состояния литосферы,
сопутствующих разрывных нарушений отчетливо четыре из которых главные: нейтральное, растяже-
выделяется главный сместитель (обычно это из- ние, сжатие, сдвиг и два промежуточных: растяже-
вестные разломы региона – Тань-Лу, Айлао-Шан, ние со сдвигом и сжатие со сдвигом. Установлены
Алтынтаг, Главный разлом Гималаев и др.) [Семи- определенные закономерности в расположении
нский, 2001]. Определяющей особенностью внут- главных типов полей напряжений на поверхности
реннего строения межблоковых «пространств» яв- Земли. Одни из них связаны с распределением об-
ляется дискретность проявлений в их пределах ластей напряжений по отношению к оси вращения
геологических и геофизических полей. Она выража- планеты и могут характеризоваться использовани-
ется в присутствии внутри формирующейся в еди- ем сетки географических координат; другие – со
ном геодинамическом режиме деструктивной зоны структурой верхней части литосферы и ее делени-
отдельных участков, существенно отличающихся ем на континентальную и океаническую. Карта за-
типом напряженно-деформированного состояния. полнила пробелы в фундаментальных представле-
Неравномерность внутреннего строения деструк- ниях о типах напряженного состояния литосферы,
тивных зон литосферы отражается в существова- их распространении на поверхности Земли и от-
нии участков, значительно отличающихся по степе- крыла возможности комплексного использования
ни деструкции, что находит отражение в полях рас- напряженного состояния литосферы для геодина-
пределений плотностей эпицентров землетрясений мических построений и долгосрочных геолого-гео-
и активных разломов. физических прогнозов.
Таким образом, для данной территории впервые Дополнительные представления об эволюции
составлена карта, в которой связаны воедино пред- напряженного состояния земной коры Байкальской
ставления о блоковой делимости литосферы и зо- рифтовой системы и всей Монголо-Сибирской под-
нах деструкции как трехмерных геологических те- вижной области были получены в результате ана-
лах. Последние в данном случае представляют со- лиза тектонической трещиноватости, штрихов
бой линейно вытянутые участки повышенной рас- скольжения и смещений по разломам с применени-
пространенности активных разломов и генетически ем кинематических методов реконструкции полей
связанных с ними землетрясений. Они охватывают напряжений [San’kov et al., 1997; Парфеевец, Сань-
территории, более широкие, чем межплитные гра- ков, 2006; Саньков и др., 1991, 2004]. Неотектони-
ницы, т.е. частично распространяются и на внутри- ческие структуры Северной Монголии и Тувы раз-
плитные пространства. Области динамического вивались в условиях режимов сжатия и транспрес-
влияния крупных межплитных границ, структурно сии при сжатии в север-северо-восточном направ-
выраженные интенсивной деструкцией литосферы, лении.
можно рассматривать как тектонические области,
формирование которых отражает одну из стадий ФИЗИЧЕСКОЕ МОДЕЛИРОВАНИЕ ФОРМИРОВАНИЯ
структурного развития литосферных плит – основ- БАЙКАЛЬСКОЙ РИФТОВОЙ СИСТЕМЫ
ного понятия и образа плитной тектоники.
Впервые экспериментальное воспроизведение
НАПРЯЖЕННОЕ СОСТОЯНИЕ ЛИТОСФЕРЫ процесса формирования БРС как целостной струк-
туры выполнено И.В. Лучицким и П.М. Бондаренко
Расширение знаний о закономерностях развития [1967]. Концептуальной основой моделирования бы-
разломов в литосфере взаимосвязано с анализом ло господствовавшее в те годы представление о
её напряженного состояния. Оно является своеоб- развитии рифтовых впадин на вершинах сводов.
разной характеристикой тонуса литосферы, кото- Эта ситуация и была промоделирована. Однако при
рый определяет ее реакцию на различные воздей- сводообразовании на модели не образовалась ха-
ствия и влияет на характер эволюции многих геоло- рактерная для флангов БРС S-образная форма их
го-геофизических процессов. Геолого-структурные и соединения с центральной частью. В заключитель-
тектонофизические методы играют существенную ную стадию эксперимента модель подвергалась до-
роль в оценке напряженного состояния литосферы. полнительному вращению, позволяющему частично
В Институте земной коры СО РАН составлена пер- достичь желаемого эффекта.
вая карта напряженного состояния Байкальской Эти исследования, а также новые представления
рифтовой зоны [Шерман, Днепровский, 1989а; Sher- о комплексном развитии рифтогенеза в Прибайка-
man, 1992] и осуществлены методические разра- лье как результате пассивного и активного воздей-
ботки для исследования напряженного состояния ствия Евроазиатской коллизии и подлитосферных
земной коры геолого-структурными методами [Шер- конвекционных течений [Логачев и др., 2000] дали
ман, Днепровский, 1989б]. Впоследствии эти рабо- основание для новой серии тектонофизических экс-
ты были расширены и составлена новая карта на- периментов [Seminskii, Kogut, 2009] по формирова-
пряженного состояния верхней части литосферы нию БРС как целостной структуры. В этих опытах
Земли (рис. 4) [Шерман, Лунина, 2001]. При работе однослойная модель из упруго-пластичной глини-
над картой был использован новый способ райони- стой пасты накладывалась на два штампа, один из
рования верхней упругой части литосферы по ти- которых смещался по типу простого сдвига в гори-
пам напряженного состояния. Интегрированный зонтальном направлении и на контакте со вторым
анализ всех фактических данных позволил выде- штампом имел изгиб, аналогичный по форме при-
лить в упругой литосфере Земли шесть превали- байкальскому отрезку краевого шва Сибирской

11
120 130 140 150 160 170 180 170 160 150 140 130 120 110 100 90 80 70 60 50 40 30 20 10 0 10 20 30 40 50 60 70 80 90 100 110 120 130 140 150 160 170 180 170 160 150 140 130 120

60

50

0 2000 êì
?

?
40

?
?
30

20
20

10
10

0 0
?

10
10
?

20

20

30

30
?

1 2 3 4 ?

? 40
à
à
áb
5 6 ? 7 8 9

100 90 80 70 60 50 40 30 20 10 0 10 20 30 40 50 60 70 80 90 100 110 120 130 140 150 160 170 180 170 160 150 140 130 120 110

Ðèñ. 4. Êàðòà íàïðÿæåííîãî ñîñòîÿíèÿ óïðóãîé ÷àñòè ëèòîñôåðû [Sherman, Lunina, 2001].
I. Òèïû íàïðÿæåííîãî ñîñòîÿíèÿ ëèòîñôåðû è ñîîòíîøåíèÿ âåðòèêàëüíîãî ? z, ìàêñèìàëüíîãî ? x è ìèíèìàëüíîãî ? y ãîðèçîíòàëüíûõ íàïðÿæåíèé ñæàòèÿ: 1 – îáëàñòè ðàñòÿæåíèÿ ? z >? y >? x; 2 – îáëàñòè ðàñòÿæåíèÿ ñî ñäâèãîì ? z =? y >>? x; 3 – îáëàñòè ñäâèãà
? x >? z >? y; 4 – îáëàñòè ñæàòèÿ ñî ñäâèãîì ? x >>? y =? z; 5 – îáëàñòè ñæàòèÿ ? x >? y >? z; 6 – îáëàñòè òåêòîíè÷åñêè íåéòðàëüíîãî íàïðÿæåííîãî ñîñòîÿíèÿ ? z >? x =? y; 7 – îáëàñòè ñ íåóñòàíîâëåííûì òèïîì íàïðÿæåííîãî ñîñòîÿíèÿ. II. Ãëàâíûå ñòðóêòóðíûå
ãðàíèöû: 8 – ãðàíèöû îñíîâíûõ ëèòîñôåðíûõ ïëèò; 9 – ðàçëîìû êîíòèíåíòîâ (à) è îêåàíîâ (á).

Fig. 4. State-of-stresses map of elastic part of lithosphere [Sherman, Lunina, 2001].


I. Types of states of lithospheric stresses and ratios of vertical ? z, maximum ? x and minimum ? y of horizontal compression stresses. 1 – areas of extension ? z >? y >? x; 2 – areas of extension with shear ? z =? y >>? x; 3 – areas of shear ? x >? z >? y; 4 – areas of compression with
shear ? x >>? y =? z; 5 – areas of compression ? x >? y >? z; 6 – areas of tectonically neutral state of stresses ? z >? x =? y; 7 – areas with undefined state of stresses. II. Main structural boundaries: 8 – boundaries of major lithospheric plates; 9 – continental (à) and oceanic (á) faults.

Sherman S.I., Seminsky K.Zh. Tectonophysical research at Institute of the Earth's crust SB RAS: major achievements and integration issues // Geodynamics and tectonophysics. 2009. Vol. 1. ¹ 1. 4-
23.
S. I. Sherman, K. Zh. Seminsky: Tectonophysical research…

платформы. Данная схема приложения нагрузки в Процессы деформации коры и литосферы, разло-
значительной мере соответствует пассивному ме- мообразования и изменения в связи с этим реоло-
ханизму рифтогенеза, так как разрушение дефор- гических свойств литосферы приводят к возникно-
мируемого слоя происходит вследствие сдвиговых вению сейсмичности. Однако до сего времени, за
перемещений блоков и развития в модели структу- малым исключением в области разломной тектони-
ры пулл-апарт без подъема и температурного воз- ки, не всегда удается найти четкие и однозначные
действия, обусловленных в природе влиянием ман- зависимости между характеристиками тектониче-
тийного астенолита. ских структур и сейсмичностью. По мнению К.Г. Ле-
Моделирование показало, что в экспериментах ви [1991], существующие трудности связаны с тем,
отчетливо воспроизводятся выделенные ранее что параметры сейсмичности в первую очередь от-
главные пространственно-временные закономерно- ражают сейсмичность как процесс, а тектонические
сти развития БРС, причем в отдельных опытах параметры чаще всего отображают геометрию
впервые была достигнута высокая степень подобия структур. В связи с этим было предложено предста-
морфологии и взаимного расположения ее главных вить сейсмичность в виде сейсмоактивных структур,
впадин (рис. 5). Это позволило считать, что упруго- а затем установить связи между сейсмоактивными
пластическая реакция субстрата с закономерной и тектоническими структурами [Леви, 1991]. Эти
локализацией деформации, левосдвиговые пере- связи были подтверждены на примерах изучения
мещения блоков и наличие изогнутой в плане ини- разломной тектоники и сейсмичности района Севе-
циирующей структурной неоднородности являются ро-Муйского тоннеля [Саньков и др., 1991]. Выпол-
определяющими факторами развития БРС. Таким ненный К.Г. Леви тектонофизический анализ нео-
образом, результаты тектонофизического анализа тектонических движений позволил установить об-
подтверждают и углубляют представления, соглас- щие закономерности вертикальных и горизонталь-
но которым Байкальский рифт зародился в преде- ных неотектонических движений в количественной
лах S-образного фрагмента левосдвиговой зоны, взаимосвязи, связь движений с толщиной литосфе-
где в условиях растяжения происходило разруше- ры, корреляцию последней с плотностью разломов,
ние литосферы, которое лишь на заключительной а также ввести в тектонофизику представления о
стадии (последние 3.5 млн лет) ускорилось воздей- сейсмических структурах [Леви, 1991].
ствием аномальной мантии. При этом Индо-Евра- Формирующийся в Институте земной коры СО
зийская коллизия вследствие относительной моло- РАН комплекс представлений об эволюции разло-
дости не может рассматриваться в качестве при- мообразования при растяжении литосферы и син-
чины возникновения блоковых перемещений, так хронно протекающей сейсмичности способствовал
как геологические данные об активизации тектони- развитию новой ветви исследований – изучению зон
ческих процессов у края Сибирского кратона в позд- современной деструкции литосферы и ее сейсмич-
нем мезозое подтвердились результатами модели- ности в интервалах реального времени (десятиле-
рования, свидетельствующими о длительной эво- тия, годы, месяцы).
люции структуры сдвиговой зоны до возникновения
растяжения в ее центральной части. ЗОНЫ СОВРЕМЕННОЙ ДЕСТРУКЦИИ ЛИТОСФЕРЫ
И ИХ СЕЙСМИЧНОСТЬ
РАЗЛОМНАЯ ТЕКТОНИКА ВО ВЗАИМОСВЯЗИ С
НЕОТЕКТОНИЧЕСКИМИ ДВИЖЕНИЯМИ В Параллельно с углубленным и разносторонним
СЕЙСМОАКТИВНЫХ ЗОНАХ ЛИТОСФЕРЫ изучением внутренней структуры разломных зон
были выделены регионы Земли с наиболее интен-
Хорошо известное положение о том, что разви- сивными проявлениями тектонических процессов.
тие разломных зон сопровождается сейсмичностью Анализ их геолого-геофизических параметров дал
и сопряжено с деформациями коры и литосферы, а основание для введения понятия и выделения зон
сами деформации находят отражения в неотекто- современной деструкции литосферы, под которыми
нических движениях, существенно дополнено и раз- понимаются области повышенной раздробленности
вито К.Г. Леви на основе тектонофизического ана- литосферы, интенсивного напряженного состояния,
лиза [Леви, 1991; Levi, Sherman, 1995; и др.]. В ос- высоких скоростей деформирования среды, контра-
нову исследования положены методы математиче- стных вариаций параметров геофизических полей и
ской статистики и многомерного анализа, позволив- сейсмичности [Шерман, 1996].
шие установить зависимости между характеристи- Количественные параметры деструкции лито-
ками вертикальной и горизонтальной компонент сферы и сейсмичности детально изучены на при-
движений литосферы и параметрами геолого-гео- мере Байкальской рифтовой системы и ряда других
физических полей. Удалось выяснить ряд общих за- крупных разломных формирований. С этой целью
кономерностей во взаимоотношениях неотектониче- проведен статистический анализ эпицентрального
ских движений с геофизическими полями и течени- поля землетрясений БРС за 40-летний период. Ус-
ем эндо- и экзогенных процессов. Установлено, что тановлены и оконтурены ареалы площадей долго-
закономерности эволюции внутренней структуры временной концентрации эпицентров, на базе кото-
литосферы связаны с термальной эволюцией ман- рых выделена зона современной деструкции лито-
тии и находят отражение в неотектонических дви- сферы как единая сейсмоактивная тектоническая
жениях, разломообразовании, блоковой делимости структура [Шерман и др., 2004; Sherman et al., 2004].
литосферы и в интенсивности её расслоенности. Выявлены закономерности распределения сильных

12
Geodynamics & Tectonophysics. 2010. Vol. 1. № 1. P. 4–23

Рис. 5. Разломы и впадины Байкальской рифтовой системы на цифровой модели рельефа (А) в сравнении с аналогичными структура-
ми, воспроизведенными в упруго-пластичной модели при сдвиге вдоль инициирующей неоднородности, осложненной изгибом (Б).
Разрывы растяжения (Б) пронумерованы в соответствии с индексацией их природных аналогов (А). Пунктир – примерное положение
края подвижного штампа экспериментальной установки на момент фотосъемки; односторонняя стрелка – направление его перемеще-
ния.

Fig. 5. Faults and basins of the Baikal rift system in the digital relief model (А) compared with similar structures in the visco-elastic model simu-
lating strike-slip along the initial inhomogeneity complicated by bending (Б).
Extension faults (Б) are numbered according to indexes assigned to corresponding natural faults (А). The dotted line shows approximate posi-
tioning of the mobile unit of the experimental installation at the moment when the photo was taken; an arrow shows direction of movement of the
mobile unit.

землетрясений по отношению к оси зоны современ- общие закономерности деструкции литосферы при
ной деструкции литосферы (рис. 6), а также силь- рифтовом режиме ее развития. Оценивать взаимо-
ных и слабых событий по отношению к ее фрагмен- связи между разломной тектоникой и сейсмично-
там. Установлены пространственно-временные про- стью надо на сопоставимых уровнях деструкции ли-
дольно-поперечные осцилляции очагов землетрясе- тосферы: редкие сильные события отражают этапы
ний в пределах областей динамического влияния развития всей деструктивной зоны, слабые – ее от-
деструктивной зоны или ее фрагментов. Дискрет- дельных составляющих. Отсюда, прогноз сильных
ность и миграция сейсмических событий и их ранго- сейсмических событий в БРЗ может быть сделан на
вая приуроченность к активным разрывным струк- базе выяснения закономерностей временной мигра-
турам различных иерархических уровней отражают ции сильных событий в зонах конкретных активных

13
S. I. Sherman, K. Zh. Seminsky: Tectonophysical research…

60
0 80 160 km

5.3 M 5.7
5.8 M 6.2
6.3 M 7

7.3 M 7.7

56 M 8

52

15
1

48
2
96 122
120
102 114
108

Рис. 6. Зона современной деструкции литосферы с эпицентрами сильных землетрясений: 1 – изолинии плотности эпицентров с шагом
20 событий (первая изолиния 15 соответствует фону; утолщенные изолинии соответствуют ареалам, у которых повышенная плотность
эпицентров превышает фоновое значение +2σD); 2 – ось деструктивной зоны литосферы.
Справа от рисунка – очаги землетрясений соответствующих магнитуд (1760–1999 гг.).

Fig. 6. Zone of recent deformation of the lithosphere and epicenters of strong earthquakes. 1 – isolines show epicentre densities with level dis-
tance of 20 events (isoline 15 shows background; thick isolines show areas with increased density of epicentres that is above the background
rate of +2σD); 2 – axis of lithospheric destruction zone.
Right-side insert: Earthquake foci of corresponding magnitudes (1760–1999).

разломов. под которым понимается число сейсмических собы-


тий n определенных энергетических классов K, при-
ходящихся на единицу длины разлома L (км) при
НОВЫЕ МЕТОДЫ ОЦЕНКИ АКТИВИЗАЦИИ РАЗЛОМОВ
принятой ширине области его динамического влия-
В РЕАЛЬНОМ ВРЕМЕНИ
ния M (км) за заданный промежуток времени t (го-
ды) [Шерман и др., 2005]:
Результаты исследований современной геоди-
намики литосферы позволили выделить группы ак- ξn= ∑n(M, K, t)/L. (6)
тивных разломов, интенсивность активизаций кото-
рых изменяется в интервалах короткого реального Ширина области динамического влияния разло-
времени и практически не зависит от функциони- ма М определяется по уравнению
рующих геодинамических режимов регионов. Уста-
новлено, что разломы активизируются с изменяю- М=bL, (7)
щейся интенсивностью и чаще, чем фиксируются
изменения в тектоническом режиме и региональном где L – длина разломов, км; b – коэффициент про-
поле напряжений. Вывод получен благодаря введе- порциональности, зависящий от L и по эмпириче-
нию новых параметров численных оценок количест- ским данным изменяющийся от 0.03 до 0.09 со-
венной и энергетической (магнитудной) характери- ответственно для трансрегиональных и локальных
стик разломов. Для оценки интенсивности активи- разломов [Шерман и др., 1983]. В реальном мас-
зации разломов в реальном времени (месяцы, го- штабе времени именно КИСА характеризует неста-
ды) предложено использовать количественный ин- бильность крыльев разломов и даёт основание для
декс их сейсмической активности (КИСА) ξn (км-1), анализа доли участия разнорангового разломного

14
Geodynamics & Tectonophysics. 2010. Vol. 1. № 1. P. 4–23

68
106
67
118
0.7 626
98
0.6
Значение количественного

166
индекса сесмичности

0.5 165

0.4 816
866
0.3
1721
0.2 1719
1284
0.1
1306
0
882
1955 1960 1965 1970 1975 1980 1985 1990 1995 817
Временные интервалы 1296

Рис. 7. Вариации количественного индекса сейсмической активности разломов в Байкальской рифтовой системе во времени.
Справа в цветовой гамме даны номера разломов по каталогу базы данных.

Fig. 7. Temporal variations of quantitative indexes of seismic activity of faults in the Baikal rift system.
At the right, numbers of faults are given according to the database catalogue.

сообщества в сейсмическом процессе. кие интервалы реального времени. Создается впе-


Для определения энергетического потенциала чатление, что активизация разломов в границах
разломов предложено применять магнитудный сейсмоактивных зон происходит хаотично (рис. 7).
(энергетический) индекс сейсмической активности Эндогенные источники развития разломов и генети-
(МИСА) разломов ξk, под которым понимается зна- чески связанной с ними сейсмичности в задавае-
чение класса максимального сейсмического собы- мые, с геологической точки зрения мгновенные, ин-
тия Kmax (K = lg E, Дж), приходящегося на длину раз- тервалы времени остаются пространственно и
лома L (км) при принятой ширине области его ди- энергетически стабильными. Следовательно, про-
намического влияния М (км). МИСА оценивается по странственно-временные закономерности в возбуж-
выражению: дении активизации разломов необходимо искать в
энергетически слабых, но достаточных для наруше-
ξk = Kmax(t) (М, K, t), (8) ния метастабильного состояния разломно-блоковой
среды литосферы триггерных механизмах.
где Kmax(t) – максимальный класс землетрясения
(или его максимальная магнитуда) в области дина- ПРОСТРАНСТВЕННО-ВРЕМЕННАЯ МИГРАЦИЯ ОЧАГОВ
мического влияния разлома М за заданный проме- В РЕАЛЬНОМ ВРЕМЕНИ (МЕСЯЦЫ, ГОДЫ)
жуток времени t [Шерман, Савитский, 2006].
Вариации КИСА и МИСА на примерах разломной Ее вариации не могут быть объяснены измене-
тектоники Центральной Азии свидетельствуют об ниями напряженно-деформированного состояния
отсутствии ясно выраженной пространственной за- среды эндогенной природы. Под этим углом зрения
кономерности в активизации территориально сбли- по разработанной методике изучены пространст-
женных ансамблей разломов в чрезвычайно корот- венно-временные закономерности современной ак-

15
S. I. Sherman, K. Zh. Seminsky: Tectonophysical research…

тивизации разломов, ее источники и механизмы ре- рования векторов вторую и третью группы можно
ализации. рассматривать как переходные между первой и чет-
В основе разрабатываемых построений лежит вертой. Совершенно бесспорно для всех четырех
представление о том, что землетрясение любого групп намечается граница изменений векторов ак-
класса, как единичный акт проявления сейсмиче- тивизаций: она субмеридиональна и проходит при-
ской активности в зоне динамического влияния раз- мерно по 105º в. д., отделяя центральную часть
лома, фиксирует нарушение равновесия в его внут- Байкальской рифтовой системы и ее северо-вос-
ренней структуре, сопровождающееся увеличением точный фланг от юго-западного фланга. Закономер-
интенсивности трещиноватости и, при сильных со- ные согласованности в пространственной направ-
бытиях, смещением крыльев. Частота сейсмических ленности активизации разломов в различных ие-
событий в зоне разлома отражает интенсивность рархических группах свидетельствуют о том, что
нарушений динамического равновесия, их вероят- генераторами описываемого процесса могут быть
ную периодичность, а тенденция в пространствен- медленные деформационные волны разных длин,
ной направленности очагов вдоль оси разлома во чувствительность к которым различна у выделен-
времени воспроизводит макроскопические измене- ных групп разломов, характеризующихся разной
ния зоны разлома и направленность его прораста- длиной.
ния в соответствующем направлении. По представ- Источниками подобных волн, возможно, являют-
лениям С.В. Гольдина [2002], происходит реализа- ся продолжающиеся процессы активного рифтоге-
ция второго механизма развития крупной трещины неза, приводящие к эпизодическим подвижкам всей
(разлома – С.Ш., К.С.): её продолжающееся форми- межблоковой границы между Сибирской и Амурской
рование идет по уже существующей перколяцион- (Забайкальской) плитами, а также более локальные
ной сети более мелких трещин, и скорость развития смещения между блоками других рангов на флангах
(активизации) трещины может быть исключительно и в центральной части Байкальской рифтовой сис-
низкой, сопоставимой с геологическим временем. темы – наиболее геодинамически активной терри-
Была детально изучена Байкальская рифтовая тории рассматриваемого региона. Высокая вероят-
система, и для ее активных в интервалах реального ность возбуждения волн в связи с подвижками бло-
времени разломов построены графики, на оси абс- ков, лежащих на вязком основании, согласуется с
цисс которых откладывались длины разломов с со- расчетами [Николаевский, Рамазанов, 1986; Нев-
ответствующими положениями эпицентров земле- ский, 1999; и др.]. Ранее к близким выводам о вол-
трясений; на оси ординат – время событий (рис. 8) новом процессе, пространственно определяющем
[Sherman, Gorbunova, 2008]. На графиках в коорди- возникновение очагов землетрясений, но с иным
натах время–пространство наклоны линий отража- критерием структурного контроля, пришел В.И. Уло-
ют временны́е тренды сейсмических событий на мов [1993]. В настоящее время факт существования
анализируемых разрывах – суть направления их до- деформационных волн в зонах разломов не вызы-
полнительного «вспарывания», выраженного сейс- вает сомнений [Быков, 2005]. Их можно рассматри-
мическими очагами – эпизодами в долговременном вать как один из классов механических движений,
развитии разломов. Эпицентры землетрясений кон- свойственных земной коре и литосфере в целом
кретных разломов на сводном графике образуют [Гольдин, 2004].
системы параллельных прямых, как если бы вдоль
соответствующих разломов распространялись с по- СЛАБАЯ СЕЙСМИЧЕСКАЯ АКТИВНОСТЬ ВОСТОЧНОЙ
стоянной скоростью серии возмущений, иницииру- ЧАСТИ СИБИРСКОЙ ПЛАТФОРМЕННОЙ ПЛИТЫ
ющих сейсмические события. Каждая прямая соот-
ветствует возмущениям в конкретных разломах, на- Установлены основные особенности простран-
клон прямых определяет скорость, а их отклонение ственного (рис. 11, А) и временного (рис. 11, Б) рас-
влево или вправо от вертикали – направление воз- пределений сейсмических событий в пределах Ир-
мущений по простиранию разрывов – активных пе- кутского амфитеатра: 1) полоса проявления плат-
риодов в их (разломов) развитии. Группирование форменных землетрясений непосредственно при-
разломов по критерию одинаковых скоростей – экс- мыкает к традиционно выделяемой северной гра-
тремальных возмущений (активизаций) разломов – нице Саяно-Байкальского сейсмического пояса и
свидетельствует об идентичных параметрах их ак- повторяет ее очертания; 2) существует общая тен-
тивизации (рис. 9). По вычисленным скоростным ха- денция уменьшения плотности землетрясений от
рактеристикам и векторам движений деформацион- краевого шва в глубь платформы, на фоне которой
ных волн возмущения первых четырех групп прове- имеет место чередование продольных полос пони-
дена новая классификация разрывов, проанализи- женной и повышенной концентрации эпицентров,
ровано их пространственное положение в Байкаль- причем эта зональность закономерно распростра-
ской рифтовой системе и взаимоотношения некото- няется в центральную часть Саяно-Байкалького по-
рых параметров (рис. 10). яса; 3) различие в интенсивности сейсмического
В первой группе превалирует вектор активиза- процесса, свойственное западной и восточной вет-
ции с запада на восток в восточной части площади вям пояса, в полной мере проявляется на плат-
и с востока на запад – в западной; в четвертой – форме в виде узкой присаянской полосы рассеян-
все наоборот. Особо выделяются южные части тер- ной сейсмичности и широкой прибайкало-патомской
ритории, находящиеся в других геодинамических части, характеризующейся наличием серии отчет-
обстановках. По описываемым признакам превали- ливо выраженных скоплений эпицентров и участков

16
Geodynamics & Tectonophysics. 2010. Vol. 1. № 1. P. 4–23

Группа 1
2000
1995
1990
1985
1980
Разлом 66
1975
1970
Разлом 4 Разлом 8
1965
Разлом 58
1960
0 100 200 300 400 500 600 700 800 900 1000
Группа 2
2000
1995
1990
1985 Разлом 192
Разлом 123
1980 Разлом 49
1975
1970
1965
Разлом 24
1960
0 100 200 300 400 500 600
Группа 3 Группа 4
2000 2000
1995 1995 Разлом 139
Разлом 119
1990 1990
Разлом 92
1985 Разлом 121
1985
1980 1980

1975 1975
1970 1970
Разлом 127 Разлом 18
1965 1965
Разлом 20 Разлом 57
1960 1960
0 100 200 300 400 500 0 100 200 300

Рис. 8. Примеры графиков временных трендов сейсмических событий в четырех группах разломов с разными скоростными характери-
стиками активизации.
Оси ординат – годы сейсмических событий; оси абсцисс – длины разломов, км.

Fig. 8. Sample curves showing temporal trends of seismic events in four groups of faults differing by activation velocity rates.
Fault length, km are given in X-axes. Years of seismic events are shown on Y-axes show.

их практически полного отсутствия; 4) на платфор- аналогичными процессами в подвижном поясе; 6)


менной территории и в Саяно-Байкальском поясе активизация сейсмического процесса на платформе
имеет место аналогичный в качественном отноше- опережает или запаздывает на 1–2 года по отноше-
нии вид временных вариаций сейсмической актив- нию к всплеску сейсмичности в поясе [Seminskii,
ности, выражающийся в наличии ее всплесков Radziminovich, 2007].
(1969–1972, 1977–1981, 1987–1988, 1993–1995 гг.) Установленные закономерности свидетельству-
на фоне сравнительно равномерного течения про- ют об устойчивом соответствии пространственно-
цесса; 5) всплески сейсмической активности на временного развития сейсмического процесса в
платформе происходят примерно в одно время с краевой части платформы и окружающем ее под-

17
S. I. Sherman, K. Zh. Seminsky: Tectonophysical research…

Рис. 9. Активные разломы Центральной Азии и их группирование по параметрам современной активизации. 1 – номера групп разло-
мов; 2 – разломы с неопределенными параметрами активизации; 3 – неактивные разломы; 4, 5 – разломы с преобладающими векто-
рами движения волн возмущения: 4 – с востока на запад; 5 – с запада на восток.

Fig. 9. Active faults in the Central Asia and their groups with regard to parameters of recent activation. 1 – numbers of fault groups according to
the table given in the article; 2 – faults with undetermined parameters of activation; 3 – inactive faults; 4, 5 – faults with dominating vectors of
movements of disturbance waves: 4 – from east to west; 5 – from west to east.

вижном поясе. Следовательно, в данном случае внутреннее строение зон разноранговых разломов.
контактирование литосферных блоков осуществля- На основе детальной характеристики сейсмичности
ется в широкой зоне с закономерным внутренним района выявлены закономерности связи гипоцен-
строением, но характеризуется существенным трального поля с современным разломообразова-
уменьшением интенсивности деструктивного про- нием в земной коре. Реконструированы поля па-
цесса на платформе в связи с ее повышенной жест- леонапряжений района на разные этапы геологиче-
костью и удаленностью от источника напряжений. В ской истории. Сделан вывод об изменении типа на-
то же время фиксация землетрясений на столь об- пряженного состояния земной коры в течение этапа
ширной платформенной территории в совокупности неотектонического развития. Разработана тектоди-
с увеличением нагрузки на горный массив в рай- намическая модель формирования разломно-бло-
онах ангарских водохранилищ и интенсивным ос- ковой структуры Северо-Муйского геодинамическо-
воением отдельных регионов выдвигает проблему го полигона как дуплекса в зоне формирующегося
широкомасштабного изучения сейсмоактивных раз- межплитного разлома сдвиговой природы [Саньков
ломов на юге Сибирской платформы в разряд наи- и др., 1991].
более актуальных направлений прикладных текто- Полученные данные о нарушенности горного
нофизических исследований. массива разломами (карты разломов), выводы о его
напряженном состоянии на основе анализа трещи-
ПРАКТИЧЕСКОЕ ПРИМЕНЕНИЕ КОМПЛЕКСА новатости и механизмов очагов землетрясений ис-
ТЕКТОНОФИЗИЧЕСКИХ МЕТОДОВ ПРИ ИЗУЧЕНИИ пользовались производственными организациями
РАЗЛОМНОЙ ТЕКТОНИКИ, НАПРЯЖЕННОГО СОСТОЯНИЯ при проходке выработок Северо-Муйского тоннеля,
ЛИТОСФЕРЫ И ЕЁ СЕЙСМИЧНОСТИ а также при его последующей многолетней эксплуа-
тации и устранении последствий многочисленных
Комплексные тектонофизические исследования природных катастрофических событий различной
разломов и сейсмичности района строительства степени опасности [Быкова, Шерман, 2007].
Северо-Муйского тоннеля трассы БАМ позволили Прикладные аспекты тектонофизических зако-
выявить основные закономерности блоковой текто- номерностей внутреннего строения континенталь-
ники, особенности распределения, кинематику и ных разломных зон, стратегия и тактика их исполь-

18
Geodynamics & Tectonophysics. 2010. Vol. 1. № 1. P. 4–23

А Б
58 58

54 54

50 50

46 46

42 126 42 126
90 122 90 122
94 114 118 94 114 118
98 102 106 110 98 102 106 110

В Г
58 58

54 54

50 50

46 46

42 126 42 126
90 122 90 122
94 118 94 118
98 102 106 110 114 98 102 106 110 114

Рис. 10. Расположение активных разломов Центральной Азии с различными скоростями и векторами деформационных волн возбуж-
дения. А – разломы 1-й группы; Б – разломы 2-й группы; В – разломы 3-й группы; Г – разломы 4-й группы.
Пунктирная линия – вектор активизации разломов направлен с запада на восток; сплошная линия – вектор активизации разломов на-
правлен с востока на запад. Стрелки – примерное направление фронта деформационных волн возбуждения (активизации) разломов.

Fig. 10. Positions of active faults in the Central Asia that differ by velocities and vectors of deformational disturbance waves. А – faults of group
1; Б – faults of group 2; В – faults of group 3; Г – faults of group 4.
Vectors of fault activation from west to east are shown by dotted line, those from east to west by solid line. Arrows show approximate direction
of the front of deformational waves of disturbance (activation) of faults.

зования для решения сейсмологических, металло- тер и впервые адаптированы для платформенной
генических, инженерно-геологических и гидрогеоло- территории, что придает работе методическую на-
гических задач детально рассмотрены в моногра- правленность. Оригинальный полевой структурно-
фии К.Ж. Семинского, А.С. Гладкова, О.В. Луниной геологический материал, собранный авторами в
и М.А. Тугариной [2005]. В книге авторам удалось пределах Далдыно-Алакитского и Мало-Ботуобин-
неформально объединить и представить на совре- ского кимберлитовых районов по единой методоло-
менном уровне существенно разные по масштабу и гии, лег в основу построения разномасштабных раз-
значимости аспекты сложной проблемы разломо- ломно-блоковых схем и общей для них геодинами-
образования в литосфере и контролируемые при ческой модели.
этом разрывами существенно разные процессы и Изложенные в лапидарной форме далеко не
явления, сопутствующие деструкции. полные результаты многолетних тектонофизиче-
Более узкую, но не менее значимую в приклад- ских исследований сотрудников Института земной
ном плане работу выполнили А.С. Гладков, С.А. коры СО РАН дают основание наметить их перспек-
Борняков, А.В. Манаков, В.А. Матросов [2008]. Они тивы.
обобщили опыт комплексных тектонофизических
исследований в пределах Якутской алмазоносной ПЕРСПЕКТИВЫ ДАЛЬНЕЙШИХ ТЕКТОНОФИЗИЧЕСКИХ
провинции, направленных на выяснение структур- ИССЛЕДОВАНИЙ ПРОЦЕССА ДЕСТРУКЦИИ ЛИТОСФЕРЫ
ных факторов контроля пространственной локали-
зации кимберлитовых тел. В основу исследований При изучении собственно процессов разломооб-
положены тектонофизические и геофизические ме- разования особое внимание необходимо уделить
тоды, часть из которых носят оригинальный харак- реологической изменчивости среды с глубиной, ее

19
S. I. Sherman, K. Zh. Seminsky: Tectonophysical research…

Рис. 11. Пространственно-временные особенности проявления землетрясений, произошедших в пределах БРС и смежных территорий
с 1960 по 2005 г.
А. Распределение эпицентров землетрясений на юге Сибирской платформы. 1 – краевой шов Сибирской платформы; 2 – эпицентр
землетрясения; 3 – изолинии плотности эпицентров, рассчитанные с использованием окна палетки размером 0,5×0,5° и проведенные с
шагом 2 (а) и 10 (б); 4 – участки («пятна») высокой сейсмической активности в осевой части Саяно-Байкальского сейсмического пояса;
5 – граница поля рассеянной сейсмичности на Сибирской платформе; 6 – положение (а) (в т.ч. – предполагаемое (б)) и порядковый
номер оси у продольной полосы повышенной плотности эпицентров землетрясений; 7 – положение (а) (в т.ч. – предполагаемое (б))
оси у продольной полосы пониженной плотности эпицентров землетрясений; 8 – линия, соединяющая сейсмические «пятна» осевой
части Саяно-Байкальского сейсмического пояса с участками повышенной плотности эпицентров в платформенном поясе рассеянной
сейсмичности; 9 – крупные водоемы.
Б. Графики изменения во времени логарифма суммарной энергии ночных землетрясений (lgE), произошедших за год в поясе рассеян-
ной сейсмичности платформы (1), и событий, имевших место южнее ее краевого шва в Саяно-Байкальском сейсмическом поясе (2) с
ограничением на западе и востоке по меридианам 99 и 112 (полосами голубого цвета объединены примерно совпадающие по времени
периоды активизации сейсмического процесса на платформе и в сейсмическом поясе).

Fig. 11. Specific features of time-and-space occurrence of earthquakes’ occurrence within the Baikal rift system and its adjacent territories from
1960 to 2005.
А. Earthquake epicentres in the southern Siberian platform. 1 – marginal suture of the Siberian platform; 2 – earthquake epicentre; 3 – epicentre
density isolines calculated with 0.5×0.5° grid and level distances 2 (а) and 10 (б); 4 – sites (“spots”) of high seismicity in the axial part of the
Sayan-Baikal seismic belt; 5 – boundary of the dispersed seismicity field in the Siberian platform; 6 – defined (а) and arbitrarily defined (б) posi-
tions and numbers of axes at the longitudinal belt of higher density of earthquake epicentres; 7 – defined (а) and arbitrarily defined (б) positions
of axes at the longitudinal belt of lower density of earthquake epicentres; 8 – line connecting seismic “spots” of the axial part of the Sayan-Baikal
seismic belt with sites of higher density of earthquake epicentres in the platform dispersed seismicity belt; 9 – large water bodies.

20
Geodynamics & Tectonophysics. 2010. Vol. 1. № 1. P. 4–23

Б. Curves showing temporal changes of logarithm of summary energy of night earthquakes (lgE) which occurred within one year in the platform
dispersed seismicity belt (1), and temporal changes of events which occurred southward from the platform’s marginal suture in the Sayan-Baikal
seismic belt (2), with limits in east and west by meridians 99 and 112. Blue lines connect seismicity activation periods for the platform and the
seismic belt that are roughly coincident in time.

влиянию на внутреннюю структуру разломов и из- позволит разработать ее компьютерную версию для
менению их свойств (псевдовязкости и др.) как по- широкого внедрения в практику геолого-разведоч-
граничных структур. Важно уточнить соотношения ных работ.
параметров для крупных (трансрегиональных) раз- Закономерности деформации литосферы во вре-
ломов литосферы. Длины таких разломов, размеры мени и пространстве тесно связаны с другими син-
областей их динамического влияния, многократно хронно протекающими процессами, в частности с
повторяемые подвижки и накопленные амплитуды сейсмичностью [Ружич, 1997]. В ближайшей пер-
смещений связаны между собою сложными нели- спективе ставится задача комплексными тектоно-
нейными зависимостями. При их оценке фактор гео- физическими методами определять критерии со-
логического времени является одним из определя- временной активизации разломов или их фрагмен-
ющих параметров. Фактическим материалом при тов, следствием которой является сейсмичность.
этих работах должны явиться результаты деталь- При этом комплекс тектонофизических методик,
ных полевых исследований на нескольких тектоно- используемый для оценки тектонической активно-
типах разрывов в сочетании с физическим модели- сти и сейсмической опасности территорий интен-
рованием на многослойных моделях с использова- сивного природопользования, планируется усилить,
нием материалов различной вязкости. с одной стороны, за счет вовлечения в анализ ко-
В центре внимания должны находиться пробле- личественной информации о движениях земной ко-
мы дальнейшего развития представлений о зонах ры, а с другой – проведением физического модели-
современной деструкции литосферы. Здесь необ- рования конкретных природных обстановок. Это
ходимо, во-первых, продолжить выявление анало- позволит в конечном итоге поставить цикл тектоно-
гичных структур на разных иерархических уровнях физических исследований на один уровень значи-
их организации в регионах с отличающимися геоди- мости с применяемыми в настоящее время спосо-
намическими режимами и, во-вторых, исследовать бами оценки сейсмоопасности территорий по све-
особенности их внутреннего строения на основе дениям об уже прошедших сейсмических событиях
сопоставления с установленными закономерностя- [Шерман и др., 2000б].
ми формирования крупных разломов литосферы. В последние годы расширилось представление о
Особый акцент должен быть сделан на изучении роли разломов литосферы в формировании при-
характера взаимодействия зон современной дест- родных и природно-техногенных чрезвычайных си-
рукции литосферы и граничащих с ними блоков, что туаций [Лобацкая, Кофф, 1997; и мн. др.]. Разломы
в значительной степени предопределяет пути акти- и области их динамического влияния являются фак-
визации разрывной структуры и, как следствие это- тором, часто вызывающим нарушение геоэкологи-
го, закономерности проявления сейсмичности. ческого баланса и возникновение чрезвычайных си-
Следующий этап разработки проблемы динами- туаций. С этой точки зрения очень важны монито-
ки разломных зон видится в скрупулезном качест- ринговые наблюдения за активными разломными
венном и количественном изучении влияния от- зонами, в области динамического влияния которых
дельных природных факторов на проявление глав- находятся социально важные объекты. Назрела
ных закономерностей разломообразования, т.е. в необходимость разработать специальные дополни-
приложении теоретических результатов к конкрет- тельные требования к строительным нормам и пра-
ным природным ситуациям. При этом знание наи- вилам, а также пересмотреть некоторые критерии
более общих особенностей динамики структурооб- сейсмических шкал с целью внесения в них допол-
разования в разломных зонах (стадийность разви- нений о требованиях к строительству в областях
тия, зональность внутреннего строения, простран- влияния активных разломов. Важное значение при-
ственно-временная неравномерность развития и обретает проблема разработки региональных шкал
др.) должно быть отправной точкой исследований сейсмической интенсивности, первый опыт созда-
подобного типа. В конечном итоге выявленные тео- ния которых тесно связан с Восточно-Сибирской
ретические закономерности разломообразования в научной тектонофизической школой [Шерман и др.,
литосфере станут реальным инструментом реше- 2003].
ния прикладных вопросов формирования структуры
природных регионов. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
Нельзя считать полностью исчерпанными мето-
дические проблемы тектонофизики. Перспективы Тектонофизическое изучение разломов и раз-
полевого изучения разломно-блоковой структуры ломно-блоковых структур литосферы, начатое М.В.
земной коры связаны с дальнейшей разработкой Гзовским, развиваемое в Восточно-Сибирской тек-
способов ее картирования на основе выявления тонофизической школе Института земной коры СО
трещинных парагенезисов с целью создания еди- РАН, позволило сделать качественный скачок в
ной, полностью формализованной методики. Это знаниях о закономерностях развития этих структур:

21
S. I. Sherman, K. Zh. Seminsky: Tectonophysical research…

от пространственных и временных геологических Саньков В.А., Днепровский Ю.И., Коваленко С.Н., Борняков С.А.,
Гилева Н.А., Горбунова Н.Г. Разломы и сейсмичность Севе-
факторов развития к квантификации параметров и
ро-Муйского геодинамического полигона. − Новосибирск:
физическим закономерностям деструкции литосфе- Наука, 1991. − 111 с.
ры. Это является обоснованием перехода в изуче- Саньков В.А., Мирошниченко А.И., Парфеевец А.В., Аржаннико-
нии разломной тектоники от геологического карти- ва А.В., Лухнев А.В. Позднекайнозойское напряженное со-
стояние земной коры Прихубсугулья (Северная Монголия) по
рования разломов и блоков, через проведение тек-
натурным и экспериментальным данным // Геотектоника. –
тонофизического анализа, к пониманию основопо- 2004. – № 2. – С. 78–90.
лагающих законов процесса деструкции литосферы. Семинский К.Ж. Структурно-механические свойства глинистых
Исследования поддержаны программой 16.8 паст как модельного материала в тектонических эксперимен-
тах. − Иркутск: ВИНИТИ, 1986а. − №5762-В86. – 130 с.
Президиума РАН, Федеральной целевой програм- Семинский К.Ж. Анализ распределения опережающих разрывов
мой в рамках госконтракта 02.740.11.0446, програм- при формировании крупных дизъюнктивов // Геология и гео-
мами ОНЗ РАН 6 и 7, интеграционным проектом СО физика. − 1986б. − № 10. − С. 9−18.
РАН № 61, грантами РФФИ 07-05-00251, 09-05- Семинский К.Ж. Общие закономерности динамики структурооб-
разования в крупных сдвиговых зонах // Геология и геофизи-
12023-офи_м; 07-05-00061 и 08-05-98062. ка. − 1990. − № 4. − С. 14−23.
Семинский К.Ж. Принципы и этапы спецкартирования разломно-
ЛИТЕРАТУРА блоковой структуры на основе изучения трещиноватости //
Геология и геофизика. − 1994. − № 9. − С. 112−130.
Адамович А.Н. Анализ перехода систем фрагментов деструкции Семинский К.Ж. Тектонофизические закономерности деструкции
в магистральный шов // Изв. РАН. Физика Земли. − 1997. − литосферы на примере Гималайской зоны сжатия // Тихооке-
№ 8. − С. 65−69. анская геология. − 2001. − Т. 20, № 6. − С. 17−30.
Борняков С.А. Количественный анализ параметров разномас- Семинский К.Ж. Внутренняя структура континентальных разлом-
штабных сдвигов (по результатам моделирования) // Геоло- ных зон. Тектонофизический аспект. − Новосибирск: Изд-во
гия и геофизика. − 1990. − № 9. − С. 34−42. СО РАН, филиал «Гео». − 2003. − 244 с.
Борняков С.А., Гладков А.С., Матросов В.А., Адамович А.Н., Семинский К.Ж. Картирование разломно-блоковой структуры
Клепиков В.А. Нелинейная динамика разломообразования по земной коры на современном этапе развития тектонофизики
результатам физического моделирования // Геотектоника. – // Геофизический журнал. − 2005. − Т. 27, № 1. − С. 85−96.
2004. − № 5. − С. 85−95. Семинский К.Ж., Гладков А.С., Лунина О.В., Тугарина М.А. Внут-
Борняков С.А., Шерман С.И., Гладков А.С. Многоуровневая са- ренняя структура континентальных разломных зон. Приклад-
моорганизация деструктивного процесса в сдвиговой зоне // ной аспект. − Новосибирск: Изд-во СО РАН, Филиал «Гео»,
Физическая мезомеханика. – 2000. − Т. 3, № 4. − С. 107−115. 2005. – 294 с.
Быков В.Г. Деформационные волны Земли: концепция, наблю- Уломов В.И. Волны сейсмогеодинамической активизации и дол-
дения и модели // Геология и геофизика. − 2005. − Т. 46, № госрочный прогноз землетрясений // Физика Земли. – 1993. –
11. − С. 1176−1190. № 4. – С. 43–53.
Быкова Н.М., Шерман С.И. Северо-Муйский тоннель – из ХХ в Шерман С.И. Физические закономерности развития разломов
ХХI век. – Новосибирск: Наука, 2007. − 186 с. земной коры. − Новосибирск: Наука, 1977. − 102 с.
Гзовский М.В. Основы тектонофизики. – М.: Наука, 1975. – 536 с. Шерман С.И. Физический эксперимент в тектонике и теория по-
Гладков А.С., Борняков С.А., Манаков А.В., Матросов В.А. Тек- добия // Геология и геофизика. − 1984. − № 3. − С. 8−18.
тонофизические исследования при алмазопоисковых рабо- Шерман С.И. Деструктивные зоны литосферы, их напряженное
тах. Методическое пособие. – М.: Научный мир, 2008. – 175 с. состояние и сейсмичность // Неотектоника и современная
Гольдин С.В. Деструкция литосферы и физическая мезомехани- геодинамика континентов и океанов. – М.: ГЕОС, 1996. −
ка // Физическая мезомеханика. – 2002. – Т. 5, № 5. С. 5−22. С.76−79.
Гольдин С.В. Дилатансия, переупаковка и землетрясения // Фи- Шерман С.И. Развитие представлений М.В. Гзовского в совре-
зика Земли. − 2004. − № 10. − С. 37−54. менных тектонофизических исследованиях разломообразо-
Леви К.Г. Неотектонические движения в сейсмоактивных зонах вания и сейсмичности в литосфере // Тектонофизика сегодня.
литосферы. Тектонофизический анализ. – Новосибирск: Нау- − М.: ОИФЗ РАН, 2002. − С. 49−59.
ка, 1991. − 166 с. Шерман С.И., Бабичев А.А. Теория подобия и размерностей в
Лобацкая Р.М. Структурная зональность разломов. – М.: Недра, приложении к тектоническому моделированию // Экспери-
1987. − 128 с. ментальная тектоника. Методы, результаты, перспектива. −
Лобацкая Р.М., Кофф Г.Л. Разломы литосферы и чрезвычайные М.: Наука, 1989. − С. 57−77.
ситуации. – М.: Институт литосферы РАН, 1997. − 196 с. Шерман С.И., Бержинский Ю.А., Павленов В.А., Аптикаев Ф.Ф.
Логачев Н.А., Борняков С.А., Шерман С.И. О механизме форми- Региональные шкалы сейсмической интенсивности. − Ново-
рования Байкальской рифтовой зоны по результатам физи- сибирск: Изд-во СО РАН, филиал «Гео», 2003. − 189 с.
ческого моделирования // Доклады АН. − 2000. − Т. 373, № 3. Шерман С.И., Борняков С.А., Буддо В.Ю. Области динамического
− С. 388-390. влияния разломов. − Новосибирск: Наука, 1983. – 112 с.
Лучицкий И.В., Бондаренко П.М. Эксперименты по моделирова- Шерман С.И., Демьянович В.М., Лысак С.В. Сейсмический про-
нию сводовых поднятий Байкальского рифта // Геотектоника. цесс и современная многоуровневая деструкция литосферы
− 1967. − № 2. − С. 3−20. в Байкальской рифтовой зоне // Геология и геофизика. −
Невский М.В. Геофизика на рубеже веков // Избранные труды 2004. − Т. 45, № 12. − С. 1458−1470.
ученых ОИФЗ РАН. – М.: ОИФЗ РАН, 1999. – С. 124−139. Шерман С.И., Днепровский Ю.И. Поля напряжений земной коры
Николаевский В.Н., Рамазанов Т.К. Генерация и распростране- и геолого-структурные методы их изучения. − Новосибирск:
ние волн вдоль глубинных разломов // Известия АН СССР. Наука, 1989. − 157 с.
Физика Земли. − 1986. − № 10. – С. 3–13. Шерман С.И., Лунина О.В. Новая карта напряженного состояния
Парфеевец А.В., Саньков В.А. Напряженное состояние земной верхней части литосферы Земли // Доклады АН. − 2001. − Т.
коры и геодинамика юго-западной части Байкальской рифто- 378, № 5. − С. 672−674.
вой системы. – Новосибирск: Академическое изд-во «Гео», Шерман С.И., Нгуен Тронг Ием, Семинский К.Ж.Новая карта
2006. – 151 с. разломно-блоковой тектоники территории Вьетнама // Докла-
Ружич В.В. Сейсмотектоническая деструкция в земной коре Бай- ды АН. − 2000а. − Т. 371, № 5. − С. 671−674.
кальской рифтовой зоны. – Новосибирск: Изд-во СО РАН, Шерман С.И., Савитский В.А. Новые данные о квазипериодиче-
1997. − 147 с. ских закономерностях активизации разломов в реальном
Садовский М.А., Болховитинов Л.Г., Писаренко В.Ф. Деформи- времени на основе мониторинга магнитуд сейсмических со-
рование геофизической среды и сейсмический процесс. – М.: бытий (на примере Байкальской рифтовой системы) // Докла-
Наука, 1987. – 102 с. ды АН – 2006. − Т. 408, № 3. − С. 398−403.
Саньков В.А. Глубины проникновения разломов. − Новосибирск: Шерман С.И., Семинский К.Ж., Борняков С.А., Буддо В.Ю., Ло-
Наука, 1989. − 105 с. бацкая Р.М., Адамович А.Н., Трусков В.А., Бабичев А.А. Раз-
ломообразование в литосфере. Зоны сдвига. − Новосибирск:

22
Geodynamics & Tectonophysics. 2010. Vol. 1. № 1. P. 4–23

Наука, 1991. – 261 с. № 2. –P. 435–455.


Шерман С.И., Семинский К.Ж., Борняков С.А., Адамович А.Н., Scholz C.H. The mechanics of earthquakes and faulting. − New York:
Лобацкая Р.М., Лысак С.В., Леви К.Г. Разломообразование в Cambridge University Press, 2002. − 283 р.
литосфере. Зоны растяжения. − Новосибирск: Наука, 1992. − Seminskii K.Zh., Kogut E.I. Governing factors in the development of
262 с. depressions and faults in the Baikal rift zone: results of a physical
Шерман С.И., Семинский К.Ж., Борняков С.А., Адамович А.Н., experiment // Doklady Earth Sciences. − 2009. − V. 424, № 1. −
Буддо В.Ю. Разломообразование в литосфере. Зоны сжатия. P. 15−18.
− Новосибирск: Наука, 1994. − 263 с. Seminskii K.Zh., Radziminovich Ya.B. Seismicity of the Southern
Шерман С.И., Семинский К.Ж., Борняков С.А., Адамович А.Н., Siberian Platform: spatiotemporal characteristics and genesis //
Гладков А.С. Теоретические и практические следствия раз- Izvestiya, Physics of the Solid Earth. − 2007. − V. 43, № 9. − P.
вития идей М.В. Гзовского в исследованиях Института зем- 726−737.
ной коры СО РАН // М.В. Гзовский и развитие тектонофизики Sherman S.I. Faults of the Baikal rift zone // Tectonophysics. – 1978.
/ Отв. ред. Ю.Г. Леонов, В.Н. Страхов. − М.: Наука, 2000б. − – V. 45, № 1. – Р. 31–39.
С. 245−265. Sherman S.I. Faults and tectonic stresses of the Baikal rift zone //
Шерман С.И., Семинский К.Ж., Черемных А.В. Деструктивные Tectonophysics. – 1992. – V. 208, № 1–3. – P. 297–307.
зоны и разломно-блоковые структуры Центральной Азии // Sherman S.I., Dem’yanovich V.M., Lysak S.V. Active faults, seismi-
Тихоокеанская геология. – 1999. – Т. 18, № 2. – С. 41–53. city and fracturing in the lithosphere of the Baikal rift system //
Шерман С.И., Сорокин А.П., Савитский В.А. Новые методы Tectonophysics. – 2004. − V. 380, № 3−4. − Р. 261−272.
классификации сейсмоактивных разломов литосферы по ин- Sherman S.I., Gladkov A.S. Fractals in studies of faulting and seis-
дексу сейсмичности // Доклады АН. – 2005. – Т. 401, № 3. – С. micity in the Baikal rift zone // Tectonophysics. – 1999. − V. 308.
395−398. − Р. 133−142.
Levi K.G., Sherman S.I. Applied geodynamic analysis // Musee Royal Sherman S.I., Gorbunova E.A. Variation and origin of fault activity of
De L'Afrique centrale. V. 100. – Tervuren, Belgique An- the Baikal rift system and adjacent territories in real time // Earth
nales,Sciences Geologiques, 1995. – 133 p. science frontiers. − 2008. − V. 15, № 3. − Р. 337−347.
San'kov V.A., Miroshnitchenko A.I., Levi K.G., Lukhnev A.V., Mel- Sherman S.I., Seminskiy K.Zh., Cheremnykh A.V. Destructive zones
nikov A.I., Delvaux D. Cenozoic stress field evolution in the Bai- and fault-produced block structures of Central Asia // Geology of
kal rift zone // Bull. Centre Rech. Elf Explor. Prod. – 1997. V. 21, Pacific ocean. − 2000. − V. 16. − Р. 231−252.

Шерман Семен Иойнович, академик Российской академии естественных наук,


докт. геол.-мин. наук, профессор, г.н.с. ИЗК СО РАН
Научные работы связаны с тектонофизикой разломообразования в литосфере и
синхронно протекающими процессами. Автор и соавтор более 300 опубликованных
работ.
Институт земной коры СО РАН, 664033, Иркутск, ул. Лермонтова, 128
тел.: (3952) 428261 , e-mail: ssherman@crust.irk.ru

Sherman, Semen I., Academician of the Russian Academy of Natural Sciences, Doctor of Geology
and Mineralogy, Professor, Chief Researcher
Field of research: Tectonophysics of faulting in the lithosphere, and processes synchronous to
faulting. Author and co-author of more than 300 publications.
Institute of the Earth’s Crust, Siberian Branch of RAS
128 Lermontov street, Institute of the Earth’s Crust, Irkutsk 664033, Russia
Tel.: (3952) 428261. e-mail: ssherman@crust.irk.ru

Семинский Константин Жанович, докт. геол.-мин. наук, зав. лабораторией


Институт земной коры СО РАН, 664033, Иркутск, ул. Лермонтова, 128
тел.: (3952) 423027 , e-mail: seminsky@crust.irk.ru

Seminsky, Konstantin Zh., Doctor of Geology and Mineralogy, Head of Laboratory


Institute of the Earth’s Crust, Siberian Branch of RAS.
128 Lermontov street, Institute of the Earth’s Crust, Irkutsk 664033, Russia
Tel.: (3952) 423027. e-mail: seminsky@crust.irk.ru

23
GEODYNAMICS N ГЕОДИНАМИКА
& И
W
TECTONOPHYSICS ТЕКТОНОФИЗИКА

2010. Vol. 1. № 1. 24–35 ISSN 2078-502X

PUBLISHED BY THE INSTITUTE OF THE EARTH’S CRUST RESEARCH ARTICLE

EXPERIMENTAL STUDY OF THERMAL AND STRAIN FIELDS DURING


DEFORMATION OF EN ENCHELON FAULTS AND ITS GEOLOGICAL
IMPLICATIONS

Ma Jin1, Ma Shaopeng2, Liu Liqiang1, Liu Peixun1

Tectonophysics
1Institute of Geology, China Earthquake Administration, 100029, Beijing, China
2Beijing Institute of Technology, 100081, Beijing, China

Abstract: The article presents results of experimental studies using a bi-axial servo-control system to apply load on
samples with extensional and compressional en echelon faults. During the experiments, variations of temperature and
thermal images were recorded synchronously by a multi-path contact-type thermometric apparatus and a thermal image
system, respectively. A digital CCD camera was employed to synchronously collect images of specimens’ surfaces. The
digital speckle correlation method (DSCM) was utilized to analyze the images and to define displacements and strain
fields. Our experimental results show that temperature fields have clear responses to opposite stress states in the jog
areas of both types of the en echelon faults. Prior to failure of the jog area, its temperature is the highest at the com-
pressional en echelon faults and the lowest at the extensional en echelon faults. Records by DSCM give evidence that
mean strain of the jog area is the highest at compressional en echelon faults and the lowest at the extensional en eche-
lon faults. It is revealed that deformation of the en echelon faults occurs in two stages, developing from stress build-up
and fault propagation in the jog area to unstable sliding along the fault. Correspondingly, the mechanism of heating-up
converts from strain heating into friction heating. During the period of transformation of the temperature rising mecha-
nism, three events are observed in the jog area and its vicinity. Analyses of our experimental results demonstrate that
variations of temperatures in the jog area can be indicative of fault sliding and suggest sliding directions. Observations
and studies of temperature changes during transformation of the temperature rising mechanism at sensitive portions of
faults are of great importance for early detection of precursors of unstable slip on active faults.

Keywords: En echelon faults (EEF), fault activity, temperature field, strain field, digital speckle correlation
method (DSCM).

Recommended by S.I. Sherman 20 October 2009

Ma Jin, Ma Shaopeng, Liu Liqiang, Liu Peixun. Experimental study of thermal and strain fields during de-
formation of en enchelon faults and its geological implications // Geodynamics & Tectonophysics. 2010.
V. 1. № 1. P. 24–35.

ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНОЕ ИЗУЧЕНИЕ ТЕПЛОВЫХ И ДЕФОРМАЦИОННЫХ


ПОЛЕЙ В ПРОЦЕССЕ РАЗРУШЕНИЯ ЭШЕЛОНИРОВАННЫХ РАЗЛОМОВ
И ИЗМЕНЕНИЯ ГЕОЛОГИЧЕСКИХ УСЛОВИЙ

Ма Цзинь1, Ма Шаопхен2, Лю Лицъянь1, Лю Пхейксан1


1Институт геологии, Китайская администрация по изучению землетрясений,
100029, Пекин, Китай
2Пекинский институт технологии, 100081, Пекин, Китай

24
Geodynamics & Tectonophysics. 2010. Vol. 1. № 1. P. 24–35

Аннотация: В статье представлены результаты экспериментального изучения эшелонированных разломов


растяжения и сжатия с приложением нагрузки к двуосной автоматически регулируемой модели. В ходе экспери-
мента производились синхронные замеры температур и тепловых сигналов. Для этого были использованы, со-
ответственно, многоканальный термометрический прибор контактного типа и система регистрации тепловых
сигналов. Синхронные снимки поверхностей экспериментальных образцов были получены при помощи цифро-
вой видеокамеры на основе устройства с зарядовой связью. Был применен цифровой метод спекл-корреляции
(DSCM) для анализа снимков и определения смещений и деформационных полей. Была установлена очевидная
реакция тепловых полей на состояния напряжения противоположных типов в зонах сочленения эшелонирован-
ных разломов обоих типов. Перед полным разрушением зоны сочленения самые высокие значения температу-
ры зарегистрированы на эшелонированных разломах сжатия, самые низкие – на эшелонированных разломах
растяжения. С помощью метода DSCM самые высокие значения среднего напряжения в зоне сочленения дис-
локаций зарегистрированы на эшелонированных разломах сжатия, самые низкие – на эшелонированных разло-
мах растяжения. В процессе деформирования эшелонированных разломов выявлены две стадии, развиваю-
щиеся от накопления напряжений и прорастания разлома в зону сочленения дислокаций до неустойчивого
скольжения по разлому. Соответственно трансформируется механизм нагревания – с нагревания напряжением
до нагревания трением. В самой зоне сочленения дислокаций и поблизости от неё в процессе трансформиро-
вания механизма повышения температуры наблюдались три фазы. Анализ полученных нами эксперименталь-
ных данных показал, что вариации температуры в зоне сочленения дислокации могут указывать на смещения по
разлому и позволяют предположить направление смещения. Наблюдение за изменениями температуры и их
изучение в процессе трансформирования механизма повышения температуры на чувствительных отрезках раз-
ломов имеют большое значение в плане раннего выявления предвестников неустойчивого смещения по актив-
ным разломам.

Ключевые слова: эшелонированные разломы, активность разломов, тепловое поле, деформационное поле,
цифровой метод спекл-корреляции (DSCM).

INTRODUCTION mometric apparatus and a thermal image system at the


frequency of 5Hz and a sampling rate of 12.5 frames
In recent years, there have been many efforts of ap- per second, respectively. We observed that rates of
plying satellite observations to search for earthquake thermal radiation «brightness» temperature TB and
precursors, and scopes of studies of thermal anomalies temperature T varied synchronously with stress and
associated with earthquakes and faulting are increasing acoustic emission under the condition of single-axis
[Горький и др., 1988; Ouzounov, Freund, 2004; Mor- cycle loading [Liu et al., 2004]. Variations of TB and T at
zova, 1997, 2000; Tronin, 1996; Tronin et al., 2002; the en echelon fault occurred synchronously with elas-
Nusipov et al., 2003; Tramutoli V. et al., 2004; . Chen et tic deformation, stick-slip, and rupture of the fault under
al., 2003; Shan et al., 2005; Ma et al., 2000]. In terms the condition of bi-axial loading; changes of tempera-
of physics, a relationship between thermal and strain ture increase mechanisms at various deformation sta-
fields during fault deformation is a basis for studying ges were also discussed [Liu et al., 2007]. It was noted
whether satellite data on thermal radiation and/or data that the temperature decrease was related with rupture
on temperature fields observed on the ground can spreading in the jog area, and the subsequent frictional
prove applicable to analyses of earthquakes and/or slip can cause temperature rising [Ma et al., 2007]. In
fault activity. Deformation by heating of metal has been these studies, responses of thermal fields to strain
studied quite well, while heating by deformation, par- fields have been preliminary researched.
ticularly temperature variations caused by rock defor- The above conclusions have been mainly based on
mation, still needs to be more thoroughly studied. In the analyses of thermal image data which has low resolu-
past decade, while discussing a potential relationship tion and high background noise. To conduct a more
between satellite thermal infrared rates and data on through study of the relationship between the meas-
earthquakes, heating by deformation and distribution of ured temperature field and the strain field and to review
thermal fields produced by rock deformation has been results of the previous experiments, we introduced two
paid more attention. Many authors have published re- technical improvements in our experimental procedure.
sults of laboratory observations of thermal radiation First, we use the digital speckle correlation method
variations caused by deformation of rock specimens (hereinafter referred to as DSCM) to measure dis-
[Lockner, Okubo, 1983; Cui et al., 1993; Deng et al., placements and strain at all points on the specimen
1997; Dong et al., 2001; Geng et al., 1992; Geng et al., which is subject to self-heating, and heating spots are
1993; Wu, Wang, 1998; Liu et al., 2003; Qian et al., studied along with strain sensor points. Second, under
2005; Yin et al., 2000; Wu et al., 2006; Wu et al., 2006; the condition close to plane strain, we take measure-
Freund, 2000; Freund, 2002; Freund, 2003; Freund et ments of strain and thermal radiation from the upper
al., 2006]. surface of the specimen, whereas measurements of
In our laboratory, we have performed experiments to temperature are obtained from the lower surface of the
synchronously record variations of temperature and specimen, i.e. such measurements are taken inde-
thermal images by using a multi-path contact-type ther- pendently and without any interference between each

25
Ma Jin et al.: Experimental study of thermal and strain fields…

other. In addition, we arrange more numerous points of area, 32 temperature measurement points are ar-
temperature measurement in a denser pattern on the ranged on each specimen within the jog area and lo-
specimen in order to obtain more detailed information cated parallel (Fr-P, Fl-P) to and across (Fr-A, Fl-A) the
about variations of the temperature field and to ensure faults (see Fig. 1).
higher quality, precision and reliability of experimental The experiments are performed on a biaxial servo-
data. control loading system. A constant pressure is imposed
DSCM (also called digital image correlation method, to the rock specimen in the X direction. Stresses in the
DIC) is a technique applied in experimental solid me- X direction amount to 5 MPa, 6 MPa, and 7 MPa in
chanics to measure deformation fields [Chu et al., three successive stage of stick slipping, respectively. In
1985; Jin et al., 2002]. In DSCM procedures, random the Y direction, a constant displacement rate is main-
spots on speckle images are regarded as carriers of tained (0.5 μm/s).
deformation information; displacements of the points Displacement and strain fields on the upper surface
are traced in digital images by the grey scale matching of the specimens are observed by DSCM in the areas
in order to delineate a field of displacement. Then the shown as dotted boxes in Figure 1. The resolution of
displacement field is smoothed and differentiated nu- displacement measurements by DSCM depends on
merically, yielding the strain field. sizing of pixels in the digital images recorded by the
The measurement system to implement the DSCM hardware system. To enhance the resolution of dis-
procedures includes hardware and software [Ma et al., placement measurements, only the most important part
2006]. The hardware records speckle images and of the specimen’ surface is subject to observation. The
other useful information on the surface of the specimen temperature measurement points are arranged on the
during loading, and the software analyzes the images lower surface of the specimen, their locations being
to obtain data on displacement and strain fields. Before shown respectively on the upper surface along with
the DSCM measurements, the surface of a specimen measurement points for DSCM (see Fig. 1). The reso-
usually needs to be sprayed with a special fluid to pro- lution of the platinum resistance thermometer is 2.053
duce a pattern of random speckles. In our experiment, mk/numeral with deviation ±1 numeral. All the meas-
a rock specimen of granodiorite has a natural speckle urements are conducted synchronously.
pattern on its surface due to differences in colours of its For comparative analyses, experimental data are
mineral grains. Therefore, we have taken advantages processed as described below.
of using a digital CCD camera to directly obtain nu- A rate of the differential stress is calculated as fol-
merical images of the specimen’s surface. All the mea- lows:
surements in this experiment have been adjusted to the
time of loading to maintain the simultaneity of variations Dy = Px − Py ,
of physical data.
In view that the thermal image system has its inher- wherein Dy is the differential stress, Py and Px are
ent background distortion and zero drift, results of stresses in the Y and X directions, respectively. At the
analyses of the thermal images and temperatures were moment of Py=Px, i.e. the differential stress is zero, the
compared and discussed in the previous publications temperature is set at zero. Then other temperatures are
[Liu et al., 2007; Ma et al., 2007]. This study is focused set up, so that variations of the temperature with
on analysing the data on temperature, which have fairly changes of the differential stress become more pro-
good resolution and stability, partial displacement and nounced.
strain fields. Our main objective is to study temperature Temperatures at the points, which are not subject to
variations caused by deformation of the en echelon any impact and located far away from the portions un-
faults. der stress concentration, are taken as background
temperatures for adjustment of temperature measure-
EXPERIMENT DESIGN AND PROCEDURES ment records. The background temperatures are sub-
tracted from the recorded data to estimate relative
En echelon faults (hereinafter referred to as EEF) variations of temperatures at all the points. The tem-
are among most commonly observed fault structures in perature rates of all the measurement points are then
nature. As jog areas of extensional and compressional converted into centigrade degrees, and adjusted step-
EEF have opposite stress states, comparing their ther- wise for every set of 50 measurements to remove
mal and strain fields can provide characteristic implica- noise.
tions for identifying orientations of fault slip. In our ex- After processing, effects of the background tempe-
perimental study, we consider two types of EEF as ob- rature and variable environment are eliminated from the
jects for simulation. Two samples of granodiorite, 500 temperature measurement records, yielding relative
mm × 300 mm × 50 mm in size, were obtained in the variations of temperatures at all points on the specimen
Fangshan county of Beijing. Each sample is cut at an that are caused by deformation.
angle of 31º to the longitudinal axis Y in an en echelon
manner. The produced cuts are filled with gypsum to EXPERIMENTAL RESULTS
simulate faults of low strength. The specimens with
structures of extensional and compressive EEF and an Temperature variations in the jog area
area subject to the DSCM observation are schemati-
cally shown Figures 1, a and b. To detect variations of Figure 2 shows variations of temperature in the jog
temperatures parallel and across the faults and the jog area and differential stress Dy that are observed in

26
Geodynamics & Tectonophysics. 2010. Vol. 1. № 1. P. 24–35

a X

Fr-
32

A
24
23
-P

22

27
Fr

12

26
21

25
11

16

20
10

15
Y

28
14

19
9

13

18
1-P

8
3

17
7
F

6
5
Jog

F1

30
-A

31
b X
Fr-
29

-P
Fr
30

1
6

2
3
7

4
8
17

13

9
18

14

10
28
15
19

Y
11
20

16

12
21
25

22
26
27

23

-P
24

F1
F1

Jog
31
-A

32

Fig. 1. Schemes of specimens cut by extensional (a) and compressional (b) en echelon fault structures.
The left fault, Fl and the right fault, Fr are shown by thick lines. Circles with numbers show positions of temperature measurement points. ‘Jog’
denotes the jog area of the en echelon fault. Fl-A and Fr-A are measurement lines across the left and right faults, respectively. Fl-P and Fr-P are
measurement lines parallel to the left and right faults, respectively. The dotted box shows the area studied by DSCM.

Рис. 1. Схемы образцов, рассеченных эшелонированными разломными структурами растяжения (a) и сжатия (b).
Левосторонний разлом (Fl) и правосторонний разлом (Fr) показаны широкими линиями. Кружки с номерами показывают расположение
точек замера температуры. Участок, обозначенный словом «Jog», показывает зону сочленения эшелонированного разлома. Fl-A и Fr-A
– линии замеров поперек левостороннего и правостороннего разломов, соответственно. Fl-P и Fr-P – линии замеров параллельно ле-
востороннему и правостороннему разломам, соответственно. Участок, изученный с применением метода DSCM, помечен точечной
штриховкой.

experiments with the specimens cut by the extensional the compressional EEF, the process of deformation
and compressional EEF. For both types of EEF, defor- lasts for quite a long time before the jog area gets
mation takes place in two stages, i.e. complete break- completely destroyed, and numerous events of stick-
down of the jog area and stick slipping under low, me- slip occur under low normal stresses, while the tem-
dium and high normal stress. In the experiment with the perature rates are much higher than the initial tempera-
specimen cut by the extensional EEF, stick slipping ture value (Fig. 2, b).
occurs after the jog area gets completely destroyed It is observed (Fig. 2, a) that failure of the jog area at
(Fig. 2, a). In the experiment with the specimen cut by the extensional EEF occurs at low stress, i.e. around

27
Ma Jin et al.: Experimental study of thermal and strain fields…

a 0 . 06 35
4889
0.01
0 . 05 2762

4095 30
0.00

0 . 04

T / oC
2624 2759
-0.01
25
0 . 03 -0.02

3892

Dy/Mpa
2600 2650 2700 2750 2800 2850
0 . 02
t/s 20
T / oC

0 . 01
15

0 . 00
10
- 0 . 01

5
- 0 . 02

- 0 . 03 0
1000 2000 3000 4000 5000
t /s

b 0.16
7181

0.14 6854 50
0.14 0.12

0.10
T / oC

0.08
0.12 40
0.06
6115
0.04
0.10
5811
0.02
5200 5400 5600 5800 6000 6200 5511
t/s 30

Dy/Mpa
0.08
5371
T / oC

5204
0.06
20
0.04
3784-4081

0.02
10

0.00

-0.02 0
1000 2000 3000 4000 5000 6000 7000
t /s

Fig. 2. Variations of temperatures in the jog area and differential stress Dy in experiments with the specimens cut by extensional (a) and com-
pressional (b) en echelon fault structures.
Coloured curves show temperatures at the measurement points which are marked by numbers of the same colours as the curves. Dy is the
differential stress, and Px is the stress in the x direction, plotted by the dark grey and cyan curves, respectively. Black numerals with down-
pointed arrows above curves correspond to timing of events described in the text. The upper left inset shows magnified temperature variations
at the moment of complete failure of the jog area between the faults.

Рис. 2. Вариации температуры в зоне сочленения дислокаций и дифференциальных напряжений (Dy) в экспериментах на образцах,
рассеченных эшелонированными разломными структурами растяжения (a) и сжатия (b).
Цветные кривые показывают температуры в точках замера, помеченных номерами того же цвета, что и кривые. Dy – дифференциаль-
ное напряжение (кривая темно-серого цвета); Px – напряжение в направлении x (кривая бирюзового цвета). Номера в направленных
вниз стрелках над кривыми показывают время событий, описываемых в статье. Врезка вверху слева показывает вариации температу-
ры на момент полного разрешения зоны сочленения между разломами.

28
Geodynamics & Tectonophysics. 2010. Vol. 1. № 1. P. 24–35

24MPa. The stress drops twice, at 2.624 sec and 2.759 Time/s Fra2740-2770
2770
sec, with changes of the temperature which decreases
at 2.624 sec and increases at 2.759 sec, as shown in a o
T/ C
2760
concave curve in Figure 2, a. At 2.624 sec, abrupt tem-
0.006
perature drop occurs at all the measurement points in 0.005
2750
the jog area, and the drop is most pronounced at points 0.004
0.003

14 and 16 on the left fault, which implies tensile defor- 0.002


0.001

mation start-up and rupture in the jog area. At 2.759 2740 0


-0.001
sec, the temperature rises suddenly at points 13 and 15 2650
Fra2612-2650 -0.002

near the right fault, wherein a considerable decrease of -0.003


-0.004

the temperature has been recorded before. Meanwhile, 2640


-0.005
-0.006
at measurement points 14 and 16 close to the left fault -0.007
-0.008
and at point 28 in the middle of the jog area, the tem- -0.009
2630
perature drops first and rises afterwards, yet at a -0.01
-0.011

smaller rate with an evident time lag, which means that -0. 00 5
-0.012
-0.013
2620
sliding occurs first at the right fault. It is interesting that
temperature pulses occur at point 13 before tempera-
ture rising at all other points (see the upper left diagram 17 18 19 20 21 22 23 24

in Fig. 2, a). This phenomenon occurs many times prior A B C


No.of temperature points
to the ensuing stick-slip events.
At the compressional EEF (Fig. 2, b), the tempera- Fig. 3. Temperature variation along profile Fr-A across the right fault
ture of the jog area increases gradually with enhancing during fracturing at the jog of the extensional en echelon structure.
deformation, and a large stress drop occurs at 6.115 Along the abscissa, positions of measurement points from 17 through
24 (see Fig. 1, a) and sections A, B, and C are shown. The ordinate
sec, accompanied with failure of the jog area at a high shows timing (two unstable slip events at 2.624 sec and 2.759 sec).
stress of around 45 MPa. During the failure of the jog Contours denote temperature distribution.
(5.511–6.115 sec), the temperature raises three times
stepwise (Fig. 2, b). Before the first event (5.511 sec), Рис. 3. Вариации температуры вдоль профиля Fr-A, пересека-
ющего правосторонний разлом, в процессе разломообразования
several small events occur, including two events of
в зоне сочленения дислокации эшелонированной структуры рас-
temperature rising pulses at point 15 near the tip of the тяжения.
right fault, then extending toward points 13 and 28. In На оси абсцисс показаны места расположения точек заме-
the second event (5.811 sec), relatively slight variations ра № 17–24 (см. рис. 1, a) и участки A, B и C. На оси орди-
нат показано время (два смещения на 2624 с и 2759 с).
of the temperature are recorded. The third event of
Распределение температуры оконтурено.
temperature rising (6.115 sec) is the most pronounced.
During this event, the temperature rises at point 13 to
the largest rate; at points 15, 16, and 28, the tempera-
ture drops first and then considerably rises. With these
three events of temperature variations, the jog area A (points 17, 18, and 19) is opposite to that in sections
starts to rupture from its right portion, then toward its B and C. While the temperature drops in B and C, it
left portion under the process of failure is complete. rises in A, and, vice versa, as temperature rises in B
and C, it drops in A. Before the unstable slip event at
Temperature variations across the faults 2.759 sec, the temperature of the jog area is the low-
est. Between points 19 and 20, the temperature rates
As shown in Figure 1, profiles Fr-A and Fl-A are two are the highest before the unstable slip event, after-
measurement lines crossing both the right fault and the wards the temperature rises to the maximum.
left fault of the en echelon structures, respectively. Our During breakdown of the jog area, temperatures
study to illustrate temperature variations with time is vary with time across the right fault of the compres-
focused on the right fault, as an example. Figure 3 sional en echelon structure. In the process of tempera-
shows temperature variations with time and location at ture rising, three events are distinguished in the jog
the measurement lines across the right fault in the en area (see Fig. 2, b).
echelon structure around two unstable slip events. Tak- Figure 4 shows temperature variations at the mea-
ing into account that the total experimental time span is surement points across the right fault around the third
relatively long, and variations during the period from event which occurs at 6.115 sec. It is the strongest
2.650 sec through 2.740 sec are recorded as insignifi- event characterised by a considerable temperature rise
cant, this episode is omitted in Figure 3. It is noted that at the right fault (between points 7 and 8). It illustrates
the temperature change can be divided into three sec- that before the moment of 6.115 sec, the temperatures
tions: A, B and C. Section B (points 20 and 21 in the is the highest at point 8 (inside the jog area), and tem-
jog area) shows a concave-shape process with a sig- perature rising at the fault does not happen until the
nificant temperature drop at 2.624 sec, while tempera- temperature pulse with an abrupt increase occurs at
ture rising at points 19 and 20 (the right fault located point 8. This fact suggests that the temperature increa-
between them) is most pronounced at 2.759 sec. In se at point 8 triggers unstable slip of the fault.
section C (points 22, 23, and 24), temperature varia- Our studies give grounds to make the following con-
tions are similar to those in section B, though more clusions regarding temperature changes across the
gentle. The process of temperature variations in section faults in the two types of EEF structures: (1) The pro-

29
Ma Jin et al.: Experimental study of thermal and strain fields…

time/s Fra-6000-6200 Figure 5 displays temperature variations on Fr-P of


6200
the extensional EEF during two unstable events. The
T/ oC process is similar to that shown in Figure 3 (with the

0.1 3
0 .1 0 5
6180 0.145 episode of 2.650–2.740 sec being omitted). It suggests

0 .0 8
0.08
0.135 that the event at 2.624 sec makes the temperature to
6160 decrease synchronously near the right fault. Fast fluc-
0.105
0.125
tuations occur before temperature dropping (2.615 sec)
0.115
6140 at measurement points 15 and 20 close to the jog area.
0.105 Near the second event, the temperature rises first at
6120 0.095 points 13 and 8 near the tip of the right fault, also close
0.085 to the jog area. About five seconds later, the tempera-

0.0 55
ture increases at others points along Fr-P. During the
0.08

6100
0.075
failure of the jog area (the first event), temperature
0.065
6080 variations are more complicated in section A, and the
0.055 rising amplitude of temperature during the second
6060 0.045 event is larger in section B.
0.035 Figure 6, showing the compressional EEF structure,
6040 0.025
illustrates temperature variations with time along Fr-P
during the first and the third events shown in Figure 2,
0 .0 5 5

0.015
0.08

6020 b. During the first event (see Fig. 6, a), the temperature
0.005 rises dominantly at point 15 near the tip of right fault.
6000
Then temperature is subject to large lateral variations
5 6 7 8 9 10 11 12
along the fault. During the third event, temperature
A B C pulses occur at points 4 and 8 near the tip of the left
No.of temperature points fault, and then the temperature rises gradually at the
Fig. 4. Temperature variations along profile Fr-A across the right fault
of the compressive en echelon structure around the third unstable o
slip at 6.115 sec. Time/s Frp2740-2770 T/ C
Along the abscissa, positions of measurement points from 5 through 2770
12 (see Fig. 1, b) and sections A, B, and C are shown. The ordinate
shows timing. Contours show temperature distribution. -0.0
0 1
2760
Рис. 4. Вариации температуры вдоль профиля Fr-A, пересе-
кающего правосторонний разлом, в процессе разломообразова-
ния в зоне сочленения дислокации эшелонированной структуры 2750
сжатия с приближением третьего смещения на 6115 секунде.
На оси абсцисс показаны места расположения точек заме-
ра № 5–12 (см. рис. 1, b) и участки A, B и C. На оси орди- 2740
нат показано время. Распределение температуры оконту- 8 13 15 20 25 26 27
рено. Time/s Fra2612-2650
2650

2640

-0.01
cess of temperature variations in the jog area is more 2630
complicated than that in the sections on its two sides. - 0 .0
1
In the jog area of the extensional EEF structures, the -0.01

temperature is the lowest. It is the highest in the jog


area of the compressional EEF structures. (2) When
2620
the jog area breaks down completely, the temperature 8 13 15 20 25 26 27
rises abruptly on the sliding fault. (3) Temperature No.of temperature points
pulses, i.e. rapid rising and dropping in an instant, often
occur near the fault tip prior to unstable slip. Fig. 5. Temperature variations parallel to the right fault during fractur-
ing in the jog area of the extensional en echelon structure.
Along the abscissa, positions of measurement points along Fr-P from
Temperature variations parallel to the faults under left to upper right are shown (see Fig. 1, a). The ordinate
shows timing (two unstable slip events at 2.624 s and 2.759 s). Con-
As described above, on the inner side of the jog tours show temperature distribution.
area in the extensional and compressional EEF struc- Рис. 5. Вариации температуры параллельно правостороннему
tures, two measurement lines are arranged sub-parallel разлому в процессе разломообразования в зоне сочленения
to the faults (see Fr-P and Fl-P, respectively, on Fig. 1). эшелонированной структуры растяжения.
In this article, we describe Fr-P in detail as a case На оси абсцисс показаны места расположения точек заме-
ра вдоль профиля Fr-P в направлении снизу слева направо
study. The measurement points are aligned from the вверх (см. рис. 1, a). На оси ординат показано время (два
jog area to the middle of the right fault (see Fig. 1). Two смещения на 2624 с и 2759 с). Распределение температу-
sections are distinguished, section A close to the jog ры оконтурено.
area, and section B far from the jog area.

30
Geodynamics & Tectonophysics. 2010. Vol. 1. № 1. P. 24–35

a b
5345-5545 6200
6000-6200
5540

T/OC T/OC
6180
5520
0.155
0.15
0.074 0.145
6160 0.14
0.07
5500 0.135
0.066 0.13
6140 0.125
5480 0.062 0.12
0.115
0.058 0.11
6120
0.105
5460 0.054
0.1
t/s

0.05 0.095
6100 0.09
5440 0.046 0.085
0.08
0.042 0.075
6080
5420 0.07
0.038 0.065
0.034 0.06
6060
0.055
5400
0.03 0.05
0.045
0.026 6040 0.04
5380 0.035
0.022
0.03
0.018 6020
0.025
5360
0.02
0.014
6000
1 2 3 4 8 13 15 20 1 2 3 4 8 13 15 20

No.of measure points

Fig. 6. Temperature distributions along Fr-P during fracturing of the jog area of the compressive en echelon structure.
Along the abscissa, relative positions of measurement points from the jog area (right) to the fault (left) are shown. The ordinate shows timing. (a)
5.345 sec – 5.545 sec; (b) 6.000 sec – 6.200 sec.

Рис. 6. Распределение температуры параллельно профилю Fr-P в процессе разломообразования в зоне сочленения эшелонирован-
ной структуры сжатия.
На оси абсцисс показаны места расположения точек замера от зоны сочленения (справа) до разлома (слева). На оси ор-
динат показано время: (a) 5345–5545 с; (b) 6000–6200 с.

other points along the right fault (see Fig. 6, b). relatively high at point 13, which is very close to the tip
It can be concluded that (1) the temperature vari- of the right fault, on the background of low temperature
ations along Fr-P of the two types of EEF structures (Fig. 7, a), actually presenting a small pulse shown in
during breakdown of the jog area are more complicated the inserted magnified diagram in the upper left corner
in section A than in section B during fracturing of the of Figure 2, a, where the arrows indicate a temperature
jog area; (2) the temperature pulses usually occur be- pulse at point 13 before temperature rising of all points
fore the instable events. on the right fault of the EEF structure. Then at 2.783
sec, the temperature along the right fault rises abruptly,
Pulse of temperature rising and its implications forming a zone of high temperature (Fig. 7, b). It means
that the rupture spreading of point 13 drives slip of the
The pulse of temperature rising mentioned above is right fault. At 3.892 sec, the temperature increases
a phenomenon which has been observed in our ex- relatively at point 13, while there is no zone of tempera-
perimental study after measurement points were ar- ture variations on the fault (Fig. 7, c). Afterwards, at
ranged in a denser pattern on the specimens, as shown 3.914 sec, the temperature rises at all points on the
in Figures 2, a, 4, 5 and 6, b. These pulses occur near right fault, generating a zone of high temperature (Fig.
one of the fault tip and are manifested by rapid rise and 7, d). It implies that propagation of the fault tip is the
fast drop of the temperature. Since stress growth can condition for unstable slip of the fault. The pulse of tem-
generate temperature rising and stress release can perature rising occurs 10–20 sec prior to large slip, thus
cause temperature dropping, the phenomenon of the temperature rising at the fault tip is probably a precur-
temperature rising pulse is presumably associated with sor to unstable slip of a fault.
singular stress concentration at the fault tip and stress
release caused by rupture spreading. Comparison of thermal field and strain fields
Figure 7 illustrates temperature distributions on the caused by deformation of en echelon structure
extensional en echelon faults at four moments, from
which we infer the relationship between temperature For a set of en echelon faults, complete breakdown
pulses and fault slip. At 2.762 sec, the temperature is of the jog area is an essential condition of sliding along

31
Ma Jin et al.: Experimental study of thermal and strain fields…

a 2762-001
b 2783-037

24
24
o
T/ C o
T/ C
200 200

- 0 .0
-0.012

23
23
0.001 0.022

-0.01
0.02

2
01
0.008
0.018

27
-0.

27

22
22
0.006 0.016

12
12

180 180

26
26
0.004 0.014

-0.

21
21
0.012

00
0.002

25
25

2
0.01

11
11

16
16
0 0 0.008

20
20
0
160 -0.002 160 0.006
0.

10
10

15
15
-0.004 01 0.004

28
28 0.002

14
14

-0.006

19
0

19
12 - 0 .0
1
-0.0 -0.008 -0.002
140 140

13
9
13
9

-0.01 -0.004

18
18

4
-0.006
4

0
-0.012

8
0
8

-0.0 02 -0.008
-0.

3
3

-0.014
-0

-0.01
002

0
.0

17
17
120 -0.016 120

7
-0.012
7
02

2
2

-0.014
-0.018
-0.016

6
6

-0.02 -0.018
100 -0.022 100 -0.02

5
5

180 200 220 240 260 280 300 320 180 200 220 240 260 280 300 320

c 3892.718
d
3914.158

24
24

o
T/ C
o
T/ C
200 200

23
0.04
23

0.024

0 .0 2
0.038

01
0
0.022 0.036

0.
0.034

27
22
27 0.02

0.02
22

0.032

12
0.0 1 0.018 180
12

26
0
180
26

0 0.03

21
0.016 0.028
21

25
25

0
0.026
0.014 11
11

0.024

16
0.0
16

20
3
20

0.012 0.022
160 160 0.01
10 0.02
0.01

15
10

15

0.018

28
28

0.008 0.016

14
0.01
14

01
0.014

19
19

0.006

2
0.
0.0

0.0
2 0.012
0.004 140

13
9
0.01
13

140
9

0.008

18
0.002
18

0.02
4
4

0.006
8

0
8

0.004
3
3

-0.002 0.002

17
17

120 0
7

120
7

-0.004
2
2 0.

-0.002
-0.006 -0.004
02

-0.006
6

-0.008
-0.008
-0.01 100 -0.01
100
5
5

180 200 220 240 260 280 300 320 180 200 220 240 260 280 300 320

Fig. 7. Correlation of temperature rising pulses and fault slip: (a) 2.762 sec; (b) 2.783 sec; (c) 3.892 sec; (d) 3.914 sec.

Рис. 7. Корреляция импульсов подъема температуры и смещения по разлому: (a) 2762 с; (b) 2783 с; (c) 3892 с; (d) 3914 с.

faults. In this view, the jog area is a portion which is are displaced leftwards (negative values), and the dis-
sensitive to fault sliding. Under the loading conditions placement field is cut into different domains by two
shown in Figure 1, the jog areas of the compressive faults shown. On the specimen of the extensional EEF,
EEF are subject to compression, and the jog areas of the jog area between the left and right faults has small
extensional EEF are subject to extension. Prior to fail- displacements and big intervals of displacement con-
ure of the jog area, its temperature is decreasing with tours, whereas displacements are large at the outer
increasing stress (see Fig. 2, a). As shown in Figure sides of the faults, and contour intervals are small. It
8a, when approaching the failure (at 2.612 sec), the implies that the outer sides of the two faults are com-
temperature is low and has negative values in the jog pressed in Y direction and the jog area is relatively ex-
area; it is high outside the jog area on the EEF. On the tended. On the contrary, on the specimen of the com-
contrary, the temperature is high in the compressive jog pressive EEF, the displacement contours in the jog
area and low outside the jog area on the specimen area are more closely spaced than those at the outer
(Fig. 8, b), when breakdown of its jog is impending (at sides of the two faults, indicating relative compression
5.371 sec), and the temperature of the jog area is rising of the jog area. The mean strain fields (compressive
with stress growth. strain is positive) prior to failure of jog areas on the ex-
Figures 8, c, and 8, d, illustrate displacements in Y tensional and compressive EEF specimens are shown
direction (toward right is positive) on the extensional in Figures 8e and 8f, respectively. It can be seen that
and compressive EEF at a moment during stable defor- on the extensional EEF the mean strain in the jog area
mation revealed by DSCM. They indicate that all points is lower than that of surroundings, while on the com-

32
Geodynamics & Tectonophysics. 2010. Vol. 1. № 1. P. 24–35

a 539
b 0.056
300 0.03
300
0.028 0.052
0.026
0.048
250 0.024 29

0.018
2

0.02
8
0.0 0.0

0.00
0.022
28 0.044
0.02 250
30
0.018 0.04
200 0.016
0.01 0.036
0.014 0.02
0.012
200
0.032
150 0.01
0.028
0.008
0.006 0.024
100 8
0.004
0.02
0.00 0.008 0.002 150
0
31 0.016
-0.002
50 -0.004 2 0.012
0.0 32
-0.006
-0.008 100 0.008
0 -0.01 0.004
0 50 100 150 200 250 300 350 400 450 500 -0.012
0 50 100 150 200 250 300 350 400 450 500 0
-0.8 -0.78 -0.76 -0.74 -0.72 -0.7 -0.68 -0.66 -0.76 -0.74 -0.72 -0.7 -0.68 -0.66 -0.64 -0.62 -0.6

c d 90
100
80

80 70

60
Y/mm

60 Y/mm
50
40 40

30
20
20

X/mm X/mm
-2 -1 0 1 2 3 4 5 -6 -4 -2 0 2 4 6 8 10 12

e f
90
100 80

80 70

60
Y/mm
Y/mm

60
50

40 40

30
20
20

X/mm X/mm

Fig. 8. Measurements of physical fields of the en echelon fault specimens prior to breakdown of the jog area: (a) and (b) are temperature con-
tours; (c) and (d) are displacements in the Y direction (towards right is positive); (e) and (f) are mean strain; (a), (c), and (e) are for the exten-
sional EEF; (b), (d), and (f) are for the compressional EEF.

Рис. 8. Замеры физических полей на образцах с эшелонированными разломами до разрушения зоны сочленения дислокации.
(a) и (b) – температурные контуры; (c) и (d) – смещения в направлении Y (положительные в направлении направо); (e) и (f) – среднее
напряжение; (a), (c) и (e) – для структур растяжения; (b), (d) и (f) – для структур сжатия.

pressive EEF the average strain in the jog area is hig- with the statement of the thermodynamics on the rela-
her than that of surroundings. Furthermore, in the ex- tionship between material deformation and temperature
tensional en echelon case, the range of mean strain is change under heating dilatation, i.e. the temperature
small (-2~+6 × 10-4), while in the compressive en eche- ascends with increasing pressure and descends with
lon case it is large (-6 ~ +13 × 10-4). Variations of the decreasing pressure, and the temperature is raised by
thermal and strain fields reflect differences of strain sta- compression and lowered by extension [Xie, 1980].
te on the both sides of the fault as well as the proces- The above described experiments suggest that, as
ses of temperature rising by compression and tempera- the scalar variable, temperature is sensitive to deforma-
ture declining by extension. The result is in agreement tion.

33
Ma Jin et al.: Experimental study of thermal and strain fields…

CONCLUSIONS Our experimental results offer new possibilities for


observations of fault activity in the field. In most cases,
Comparison between extensional a fault usually appears as a stepping break zone or a
and compressive EEF band zone rather than a linear fracture. As faults begin
to build up strain, it can be observed that the changing
On the extensional EEF, during failure of the jog trends of the thermal field of two kinds of jog areas are
area, temperature variations occur in two processes, opposite, which provides evidence for analysis of slip
temperature dropping and temperature rising. When sense of faults and stress fields. It is possible to ob-
temperatures decrease, the jog area starts to break; serve change of heating mechanisms and search for
when temperatures increase, the jog area breaks down unstable precursors by analysing thermal images from
completely, and fault sliding occurs. On the compres- satellite databases and temperature measurements ob-
sive EEF, during failure of the jog area, the temperature tained on the ground. We believe that choosing some
rises stepwise. In the compressive case, the amplitude faults and observing their thermal states and behaviour
of temperature variations is up to 170 mK (rising 130 of temperatures at their special portions in the field can
mK during failure), while it is merely 50 mk in the ex- be a challenging, yet promising project.
tensional case (20–30 mk during failure). In the com-
pressional case, the temperature of the jog area is the ACKNOWLEDGMENTS
highest before its failure. On the contrary, in the exten-
sional case, the temperature of the jog area is the low- This work was supported by the National Natural
est before failure. The results of studies by DSCM Science Foundation of China, grants 40872129 and
show that the jog area of the compressional EEF has 40572125. CHEN Guo-Qiang and HU Xiao-Yan partici-
the largest mean strain, while the jog area of the exten- pated in the experimental study. Discussions with GAO
sional EEF has the smallest mean strain, correspond- Xiang-Lin, CHEN Shun-Yun and MA Shengli have been
ing to the relationship of temperature changes with useful for this work.
strain change described above. These differences can
be useful for determining slide manners of en echelon REFERENCES
faults in the field.
Горький В.И. и др. Уходящее инфракрасное излучение Земли –
индикатор сейсмической активности // Доклады АН СССР. –
Features and mechanism of 1988. – Т. 301, № 1. – С. 67–69.
temperature variations Ouzounov D., Freund F. Mid-infrared emission prior to strong earth-
quakes analyzed by remote sensing data // Advances in Space
On the EEF, during failure of the jog area, the tem- Research. – 2004. – V. 33. – P. 268–273.
Morzova L.I. Dynamics of Cloud Anomalies above Faults in Periods
perature undergoes complicated variations, then drops of Natural and Induced Seismicity // Izvestiya, Physics of the
first in the jog area and rises afterwards on the faults. Soild Earth. – 1997. – V. 33, № 9. – P. 778–779.
The boundary of these two processes in time is very Morzova L.I. Satellite meteorological images as carriers of informa-
distinct. The temperature variation is related with ex- tion on seismic processes // Geology of Pacific Ocean. – 2000. –
V. 15. – P. 439–446.
tension or compression of the jog area and its rupture Tronin A.A. Satellite thermal survey – a new tool for the studies of
propagating, and the latter temperature rising is asso- seismoactive regions // International journal of remote sensing. –
ciated with frictional slip on the faults. Two mechanisms 1996. – V. 17. – P. 1439–1455.
generate different variations of temperature. Tempera- Tronin A.A., Hayakawa M., Molchanov O.A. Thermal IR satellite data
application for earthquake research in Japan and China // Journal
ture variations caused by strain (without rupture) are of Geodynamics. – 2002. – V. 33. – P. 519–534.
small. At the early stage of deformation on the EEF Nusipov E., Abakanov T., Ospanov A.B., Ospanov A.M. Lugovskoe
(even if there is singular stress concentration at the earthquake May 23, 2003 // The Fifth Kazakhstan-Chinesse
fault tip), temperature change by strain is less than IEnternaitonal Symposium: Modern Geodynamics and Seismic
Risk of Central Asia. Almaty, September 24–27, 2003 – Almaty,
0.01ºC, while temperature variations caused by friction 2003. – P. 17–18.
slip are several times this value. The temperature varia- Tramutoli V. et al. TIR Satellite Techniques for monitoring the Earth-
tions by early strain are slow, and distributed in planar quake active regions: review of the limits, achievements and per-
or point manners, while those produced by frictional slip spectives // Fall Meeting, AGU, EOS, Nov. 7. 2004, T53C-06.
Chen M.H., Deng Z.H., Jia Q.H. The relationship between the satel-
of faults exhibit a linear distribution. lite infrared anomalies before earthquake and the seismogenic
fault-A case study on the 2001 Kunlun earthquake // Seismology
The jog area is the most favourable portion and Geology. – 2003. – V. 25, № 1. – P. 100–108 (in Chinese).
to detect instability anomalies along a fault Shan X.J., Qu C.Y., Ma J. Satellite thermal infrared observation and
analysis on alternate activity of different segments of seismoge-
nic fault // Journal of Geodesy and Geodynamics. – 2005. –
Around instability, the mechanism of temperature V. 25, № 2. – P. 58–62 (in Chinese).
variations is transformed near the jog area, i.e. from Ma J., Shan X.J. An attempt to study fault activity using remote sens-
strain-related change to friction-related change. There ing technology – A case of the Mani earthquake // Seismology
and Geology. – 2000. – V 22, № 3. – P. 210–215 (in Chinese).
are three kinds of thermal field anomalies: (1) tempera- Lockner D.A.,,Okubo P.G. Measurements on Frictional Heating in
ture dropping with breakdown of the jog area, that is Granite // Journal of Geophysical Research. – 1983. – V. 88,
followed by temperature rising with fault pre-slip, (2) № B5. – P. 4313–4320.
frequent fluctuations of temperature with micro-ruptu- Cui C.Y., Deng M.D., Geng N.G. Study on the features of spectrum
radiation of rocks under different loading // Chinese Science Bul-
ring of the jog area and rupture propagation, and (3) letin. – 1993. – V. 38, № 6. – P. 538–541 (in Chinese).
pulses of temperature rising by stress accumulation Deng M.D., Geng N.G., Cui C.Y. The study on the variation of ther-
near the fault tip and release by propagating ruptures. mal state of rocks caused by variation of stress state of rocks //

34
Geodynamics & Tectonophysics. 2010. Vol. 1. № 1. P. 24–35

Earthquake Research in China. – 1997. – V. 13, № 2. – P. 179– Freund F. Time-resolved study of charge generation and propagation
185 (in Chinese). in igneous rocks // Journal of Geophysical Research. – 2000. – V.
Dong Y.F., Wang L.G., Liu X.F. et al. The experimental research of 105, № B5. – P. 11001–11019.
the infrared radiation in the process of rock deformation // Rock Freund F. Charge generation and propagation in igneous rocks //
and Soil Mechanics. – 2001. – V. 22, № 2. – P. 134–137 (in Chi- Journal of Geodynamics. – 2002. – V. 33. – P. 543–570.
nese). Freund F. On the electrical conductivity structure of the stable conti-
Geng N.G., Cui C.Y., Deng M.D. Remote sensing detection of rock nental crust // Journal of Geodynamics. – 2003. – V. 35. – P.
fracturing experiment and the beginning of remote rock mecha- 353–388.
nics // Acta Seismologica Sinica. – 1992. – V. 14 (Suppl.). – Freund A.A., Takeuchi A., Lau B.W.S. Stimulated infrared emission
P. 645–652 (in Chinese). from rocks: assessing a stress indicator // eEarth Discuss. –
Geng N.G., Cui C.Y., Deng M.D. et al. Remote sensing rock mecha- 2006. – V. 1. – P. 97–121.
nics and its application prospects // Progress in Geophysics. – Liu P.X., Liu L.Q., Chen S.Y. et al. An experiment on the infrared
1993. – V. 8, № 4. – P. 1–7 (in Chinese). radiation of surficial rocks during deformation // Seismology and
Wu L.X., Wang J.Z. Features of infrared thermal image and radiation Geology. – 2004. – V. 26, № 3. – P. 502–511 (in Chinese).
temperature of coal rocks loaded. Science in China (Ser D). – Liu Peixun, Ma Jin, Liu Liqiang, Ma Shengli, Chen Guoqiang. An
1998. – V. 28, № 1. – P. 41–46 (in Chinese). experimental study on variation of thermal fields during the de-
Liu S.J., Wu L.X., Wu Y.H. et al. Analysis of affecting factors and formation of a compressive en echelon fault set // Progress in
mechanics of infrared radiation coming from loaded rocks // Mine Natural Science. – 2007. – V. 17, № 3. – P. 298–304 (in Chi-
Surveying. – 2003. – V. 3. – P. 67–70 (in Chinese). nese).
Qian J.D., Deng M.D., Yin J.Y. et al. A basic experimental study of Ma Jin, Liu Li-Qiang, Liu Pei-Xun et al. Thermal precursory pattern of
earthquake prediction in terms of radar technology // Chinese fault unstable sliding: An experimental study of en echelon faults
Journal of Geophysics. – 2005. – V. 48, № 5. – P. 1103–1109 (in // Chinese Journal of Geophysics. – 2007. – V. 50. № 4. – P.
Chinese). 995–1004.
Yin J.Y., Fang Z.F., Qian J.D. et al. Research on the application of Chu T.C., Ranson W.F., Sutton M.A. et al. Applications of
infrared remote sensing in earthquake prediction and its physical Digital Image Correlation Techniques to Experimental Me-
mechanism // Earthquake Research in China. – 2000. – V. 16, № chanics // Experimental Mechanics. – 1985. – V. 25. – P.
2. – P. 140–148 (in Chinese). 232–244.
Wu L.X., Liu S.J., Wu Y.H. et al. Precursors for rock fracturing and Jin Guanchang, Ma Shaopeng, Pan Yishan. Analysis of local-
failure – Part I: IRR image abnormalities // International Journal of ization in rock materials through DSCM // Proceedings.
Rock Mechanics & Mining Sciences. – 2006. – V. 43. – P. 473– SPIE, – 2002. – 4537. – P. 103–106.
482. Ma S., Wang L., Jin G. Damage evolution inspection of rock
Lixin Wu, Shanjun Liu, Yuhua Wu et al. Precursors for rock fracturing using digital speckle correlation method // Key Engineering
and failure – Part II: IRR T-Curve abnormalities // International Materials. – 2006. – V. 326–328. – P. 1117–1120.
Journal of Rock Mechanics & Mining Sciences. – 2006. – V. 43. – Xie Ruisheng. Principles of Thermodynamics (M). – Beijing: People
P. 483–493. Education Press, 1980 (in Chinese).

Ma Jin Liu Liqiang


Institute of Geology, Institute of Geology,
Earthquake Administration, Earthquake Administration,
100029, Beijing, China 100029, Beijing, China

Ma Shaopeng Liu Peixun


Beijing Institute of Technology, Institute of Geology,
100081, Beijing, China Earthquake Administration
100029, Beijing, China

35
GEODYNAMICS N ГЕОДИНАМИКА
& И
W
TECTONOPHYSICS ТЕКТОНОФИЗИКА

2010. Vol. 1. № 1. 36–54. ISSN 2078-502X

PUBLISHED BY THE INSTITUTE OF THE EARTH’S CRUST RESEARCH ARTICLE

INVESTIGATIONS OF REGULARITIES IN DISTRIBUTION OF TECTONIC


STRESSES IN THE KURIL-KAMCHATKA ZONE

T. K. Zlobin1, 2, A. Yu. Polets1, 2

Tectonophysics
1Institute of Marine Geology & Geophysics FEB RAS, 693022, Yuzhno-Sakhalinsk, Nauka str., 1b, Russia
2Sakhalin State University, 693008, Yuzhno-Sakhalinsk, Lenin str., 290, Russia

Abstract: The article highlights the importance of researching earthquake which occurred in the Sakhalin and Kuril
Islands in combination with studies of seismic dislocations and tectonic movements caused by such earthquakes. It is
shown that seismic dislocations and tectonic movements can be studied from focal mechanisms of earthquakes. Data
on the crustal structure and earthquake sources are valuable for finding solutions of fundamental problems of geotec-
tonic and geodynamics; therefore, it is challenging to juxtapose such data while studying the transition zone from the
Eurasian continent to the Pacific Ocean.
The crustal structure and distribution of earthquake are considered along the Shantar-Matua profile which runs from
the western border of the Tatarsky Strait (the Primorie coast) through South Sakhalin and the Okhotsk Sea up to the
Matua Island. Based on the NEIC catalogue, a depth profile showing earthquake hypocenters is constructed for a zone
which widths on both sides of the Shantar-Matua profile amounted to 200km. This allows us to consider specific fea-
tures of the deep structure of the crust and positions of the earthquake sources in the crust and in the upper mantle
along the uniform profile (Fig. 1, a, b).
Data on catastrophic earthquakes with magnitudes of 8.3 and 8.1 that occurred on 15 November 2006 and 13
January 2007 in the region of the Simushir Island are collated with results of onshore and marine deep seismic re-
searches by DSS, CMRW, MSWE, MEW methods in the region of the Middle Kurils. The structure of the crust and focal
zones of these earthquakes are considered in conjunction (Figures 2–8).
Cyclic changes in the state of stresses of the lithosphere and corresponding seismic dislocations in the focal zone of
the catastrophic Shikotan earthquake of 04 October 1994 (M=8.1, depths 0-150km) are revealed (Table 1, Fig. 9).
We apply the method of cataclastic analysis (MCA) of fractures to assess the state of stresses of the crust in the
area of the Shikotan earthquake. This method is the basis for new experimental studies of the state of tectonic stresses
and deformations and properties of rocks in their natural bedding. The method of reconstruction of tectonic stresses was
designed by Yu.L. Rebetsky. Stresses are reconstructed from Centroid Moment Tensor data (СМТ), i.e. solutions for
earthquakes recorded in NEIC catalogues (Figures 10–15). Based on reconstructed parameters of the recent state of
stresses of the crust and the upper mantle of the Southern Kurils, there are grounds to conclude that spacious areas of
stable stress tensor parameters are present in the region under studies, along with local sites wherein these parameters
are subject to anomalously fast changes.

Keywords: crustal structure, seismotectonics, earthquake, Sakhalin, Kurils.

Recommended by K.Zh. Seminsky 22 October 2009

Zlobin T.K., Polets A.Yu. Investigations of regularities in distribution of tectonic stresses in the Kuril-
Kamchatka zone // Geodynamics & Tectonophysics. 2010. V. 1. № 1. P. 36–54.

ИССЛЕДОВАНИЯ ЗАКОНОМЕРНОСТЕЙ РАСПРЕДЕЛЕНИЯ


ТЕКТОНИЧЕСКИХ НАПРЯЖЕНИЙ В КУРИЛО-КАМЧАТСКОЙ ЗОНЕ

Т. К. Злобин1, 2, А. Ю. Полец1, 2
1Институт морской геологии и геофизики ДВО РАН, 693022, Южно-Сахалинск, ул. Науки, 1б, Россия
2Сахалинский государственный университет, 693008, Южно-Сахалинск, ул. Ленина, 290, Россия

36
Geodynamics & Tectonophysics. 2010. Vol. 1. № 1. P. 36–54

Аннотация: Указана важность исследований землетрясений на Сахалине и Курилах, а также вызванных ими
сейсмодислокаций и тектонических подвижек. Показано, что они могут быть выполнены на основе изучения
механизмов очагов землетрясений. Поскольку большое значение при решении фундаментальных вопросов гео-
тектоники и геодинамики имеют данные об очагах землетрясений и о глубинном строении земной коры, особый
интерес представляет их совместное рассмотрение и сопоставление в зоне перехода от Евроазиатского конти-
нента к Тихому океану.
По профилю «Шантары – Матуа» рассмотрено строение земной коры и распределение землетрясений, он
проложен от западного борта Татарского пролива (побережья Приморья), через Южный Сахалин и Охотское
море до о. Матуа. На основе каталога NEIC в полосе шириной 200 км в обе стороны от профиля «Шантары –
Матуа» был построен глубинный разрез гипоцентров землетрясений. Это позволило совместно рассмотреть
особенности глубинной структуры земной коры и положения очагов землетрясений в земной коре и верхней
мантии по единому профилю (рис. 1, а, б).
Данные о катастрофических землетрясениях с магнитудой 8.3 и 8.1, произошедших 15.11.2006 г. и
13.01.2007 г. в районе острова Симушир, сопоставлены с результатами наземно-морских глубинных сейсмиче-
ских исследований методами ГСЗ, КМПВ, МОВЗ и МОВ в районе Средних Курил. На основе этого совместно
рассмотрено строение земной коры и очаговые зоны этих землетрясений (рис. 2–8).
Установлена цикличность в смене характера напряженного состояния литосферы и соответствующих ему
сейсмодислокациях в очаговой зоне катастрофического землетрясения (Шикотанского 4.10.1994 года с магниту-
дой 8.1) на глубинах 0–150 км (табл. 1, рис. 9).
Для оценки напряженного состояния земной коры в районе Шикотанского землетрясения нами был приме-
нен метод катакластического анализа (МКА) разрывных нарушений, лежащий в основе нового направления экс-
периментального изучения тектонического напряженно-деформированного состояния и свойств массивов гор-
ных пород в их естественном залегании. Реконструкция напряженного состояния выполнялась на основе дан-
ных СМТ (тензоров моментов центроидов) – решений для землетрясений, взятых из каталогов NEIC (рис. 10–
15). Выполненная реконструкция параметров современного напряженного состояния земной коры и верхней
мантии Южных Курил позволила установить, что для этого района, с одной стороны, характерно наличие об-
ширных областей устойчивого поведения параметров тензора напряжений, а с другой – присутствие локальных
участков аномально быстрого изменения этих параметров.

Ключевые слова: строение земной коры, сейсмотектоника, землетрясение, Сахалин, Курилы.

ГЛУБИННОЕ СТРОЕНИЕ И СЕЙСМОТЕКТОНИКА ПО Изучение механизмов очагов землетрясений в


ПРОФИЛЮ ШАНТАРЫ – ПОДНЯТИЕ АН СССР – МАТУА разломах позволило установить, что в Восточно-
Сахалинском разломе в верней части земной коры
Исследование землетрясений, сейсмотектоники на глубине 10 км имели место первоначально
и глубинного строения в Охотоморском регионе, на- (18.12.1995 г.) взбросовые подвижки, а затем
ходящемся в зоне перехода от Евроазиатского кон- (08.01.1996 г.) на глубине около 12 км – сбросовые.
тинента к Тихому океану, имеет большое значение Сейсмодислокации были знакопеременными, т.е.
для решения фундаментальных вопросов геотекто- смещения блоков были вверх, а затем – вниз. Воз-
ники основных тектонических элементов Земли. можно, с этими подвижками связаны современные
Особый интерес представляет совместный анализ движения земной коры прогиба. Магнитуда самого
структурных построений (глубинных сейсмических крупного землетрясения (27.05.1995 г.) М=7.0. Гипо-
разрезов земной коры) и изучение тектонических центр его находился в шовной зоне Западно-Дерю-
напряжений, сейсмодислокаций в земной коре и гинского разлома. Тип сейсмодислокаций – взброс.
верхней мантии. Очевидно, взброшено было северо-западное под-
В связи с этим нами были построены глубинные нятое крыло разлома, ограничивающее западный
разрезы земной коры по профилю Шантары – Ма- борт прогиба Дерюгина.
туа с гипоцентрами землетрясений в полосе шири- В центральной части профиля практически не
ной 200 км и механизмами их очагов (рис. 1, а, б) наблюдается энергетически значимых землетрясе-
[Злобин и др., 2008, 2009]. ний. Они исключительно редки, и нет возможности
В южной части этого профиля под о-вом Саха- оценить по их механизмам особенности сейсмотек-
лин и центральной частью Охотского моря (рис. 1, тоники.
а) были установлены глубинные зоны нарушений, В восточной части профиль (рис. 1, б) пересека-
соответствующие следующим разломам: 1 – Севе- ет Курильскую глубоководную котловину, Куриль-
ро-Западно-Сахалинскому, 2 – Западно-Шмидтов- скую островную дугу, сопряженный с ней глубоко-
скому (Хоккайдо-Сахалинскому), 3 – Восточно-Саха- водный желоб и выходит в Тихий океан.
линскому, 4 – Западно-Дерюгинскому, 5 – Западно- Анализ глубинного разреза земной коры в вос-
Охотскому, Восточно-Дерюгинскому. точной части (рис. 1, б) и полученных данных пока-
Четыре (1, 3, 4, 5) из шести – разломы сквозько- зывает следующее. Все семь разломов, установ-
ровые и доходят до верхней мантии. Первый и тре- ленные в этой части профиля (№ 7–13) по сейсми-
тий разломы ограничили Северо-Сахалинский про- ческим данным, соответствуют зонам, которые вы-
гиб, четвертый и шестой – прогиб Дерюгина. деляются по положению гипоцентров землетрясе-

37
T. K. Zlobin, A. Yu. Polets: Investigations of regularties of tectonic stresses…

Рис. 1 (Продолжение на следующей странице).

ний. разрез земной коры от Шантарских до Курильских


При этом сейсмологические данные о гипоцен- остров (о-в Матуа), положение гипоцентров земле-
трах очагов землетрясений позволяют не только трясений по этому профилю и механизмы очагов.
подтвердить наличие выделенных разломов в зем-
ной коре, но и проследить их положение ниже, т.е. в ГЛУБИННОЕ СТРОЕНИЕ ЗЕМНОЙ КОРЫ СРЕДНИХ КУРИЛ И
мантии. Это зоны № 7, 8, 9, 12 и 13. ОЧАГОВЫЕ ЗОНЫ КАТАСТРОФИЧЕСКИХ СИМУШИРСКИХ
В верхней части коры под морское дно выходит ЗЕМЛЕТРЯСЕНИЙ 15 НОЯБРЯ 2006 Г. (М=8.3) И
уникальная глубинная структура – сейсмофокаль- 13 ЯНВАРЯ 2007 Г. (М=8.1) (МЕХАНИЗМЫ
ная зона землетрясений (СФЗ). ОЧАГОВ, СЕЙСМОДИСЛОКАЦИИ)
Возможной причиной возникновения ряда очагов
землетрясений в верхней части разреза является Были проведены исследования уникальных ка-
не только погружение океанической литосферной тастрофических землетрясений 15.11.2006 г. и
плиты, но и непосредственно разломы в земной ко- 13.01.2007 г., произошедших в районе Средних Ку-
ре или верхней мантии вне СФЗ. Последнее хорошо рил к востоку от острова Симушир с моментными
проявляется в зонах № 7, 8, 10, 11. Они явно рас- магнитудами (Мw) для первого землетрясения 8.3 и
положены вне СФЗ. 8.1 для второго [Злобин и др., 2008; Полец и др.,
Анализ механизмов очагов землетрясений в вос- 2008].
точной части профиля показал следующее. Опре- Повышение сейсмической активности в центре
деленные механизмы отвечают подвижкам двух Курильской гряды началось в конце сентября 2006
типов – взбросам и пологим надвигам. Взбросам г. С 24 октября по 14 ноября события практически
соответствуют землетрясения № 6, 8, 5, надвигам – отсутствовали, наблюдался период сейсмического
№ 7, 9, 4. При этом положение взбросов и надвигов затишья (рис. 2, а). После этого краткого периода
не приурочено к какой-то определенной части СФЗ затишья произошло катастрофическое землетрясе-
или глубине. Они имеют место на разных глубинах ние с Мw=8.3, сопровождаемое большим количест-
и не приурочены только к одной или другой (внеш- вом афтершоков. Из рис. 2, б, видно, что фиксиро-
ней или внутренней) стороне СФЗ. вались два периода основной активности – с 15 по
Таким образом, и проанализирован глубинный 30 ноября и с 13 по 19 января, после 19 января

38
Geodynamics & Tectonophysics. 2010. Vol. 1. № 1. P. 36–54

Рис. 1. а – глубинный разрез земной коры, построенный по сейсмическим данным и совмещенный с разрезом гипоцентров землетря-
сений в западной и центральной части по профилю Шантары – Поднятие АН СССР – Матуа; б – глубинный разрез земной коры, по-
строенный по сейсмическим данным и совмещенный с разрезом гипоцентров землетрясений в восточной части по профилю Шантары
– Поднятие АН СССР – Матуа.
1–5 – сейсмические границы: в осадочном чехле по данным МОВ ОГТ (1), связанные с подошвой осадочных отложений – кровлей
фундамента (2), по данным КМПВ (3) и ГСЗ (4) в земной коре и связанные с подошвой земной коры, поверхностью Мохо (5); 6, 7 – гра-
ничные и средние сейсмические скорости, км/с; 8, 9 – положение разломов в земной коре по сейсмическим и геологическим данным,
согласно [Злобин и др., 2009; Объяснительная записка…, 2000] (8) и субвертикальные зоны гипоцентров землетрясений (9) и их но-
мера; 10 – стереогамма механизмов очагов землетрясений; 11 – предполагаемые границы сейсмофокальной зоны.
На вставке на разрезах кружками показаны гипоцентры землетрясений и значения их магнитуд.

Fig. 1. a – The crustal cross-section based on seismic data juxtaposed with the cross-section showing hypocenters of earthquakes for the west-
ern and central parts of the Shantary - Uplift of Acad.Sci. of USSR – Matua profile. b – The crustal cross-section based on seismic data juxta-
posed with the cross-section showing hypocenters of earthquakes for the eastern parts of the Shantary - Uplift of Acad.Sci. of USSR – Matua
profile.
1–5 – seismic boundaries: according to MEW CDP data, in sedimentary cover (1), connected with the bottom of sediments – roof of the base
(2), according to CMRW (3) and DSS (4) data, in the crust and connected with the crustal bottom, Moho surface (5); 6, 7 – boundary and me-
dium seismic velocities, km/sec; 8, 9 – positions of faults in the crust, according to seismic and geological data as given in [Злобин и др., 2009;
Объяснительная записка…, 2000] (8), and sub-vertical zones of earthquake hypocenters (9) and their numbers; 10 – stereogram of earth-
quakes focal mechanisms; 11 – estimated boundaries of seismo-focal zone.
Circles in the insert show earthquakes hypocenters and magnitudes.

2007 г. число толчков постепенно убывало. ноября по 5 декабря 2006 г.) и после главного толч-
Интерес представляет анализ распределения по ка землетрясения 13.01.2007 г. (с 13 января по 1
глубине афтершоков Симуширских землетрясений февраля 2007 г.) (рис. 3, а, б).
после главного толчка первого землетрясения (с 15 В распределении афтершоков по глубине следу-

39
T. K. Zlobin, A. Yu. Polets: Investigations of regularties of tectonic stresses…

Рис. 2. Изменение количества землетрясений в сутки: а – с 1 июня по 15 ноября 2006 г.; б – с 15 ноября 2006 г. по 30 июня 2007 г.

Fig. 2. Variations of daily quantities of earthquakes: a) from 01 June 2006 to 05 November 2006; b) from 15 November 2007 to 30 June 2007.

ет отметить два момента (рис. 3). Наибольшее ко- Положение главных толчков землетрясений
личество толчков произошло на глубине 10 км. От- 15.11.2006 г. и 13.01.2007 г. практически полностью
мечены глубины, на которых отсутствуют толчки. совпадает с областью глубинного сейсмического
Это объясняется, видимо, наличием астеносфер- разреза по профилю II (рис. 5).
ных слоев на этих глубинах, впервые выявленных и Это позволило рассмотреть совместно особен-
подтвержденных Р.З. Таракановым [Тараканов, ности глубинного строения земной коры (слои, ре-
1967]. льеф и скорости в них) и положения очагов назван-
Ранее, в 1983 г., под руководством Т.К. Злобина ных землетрясений.
на Средних Курилах были выполнены глубинные Анализ данных о землетрясениях и результаты
сейсмические работы ГСЗ-КМПВ и МОВЗ [Злобин, исследования глубинного строения земной коры
1987; Злобин и др., 1998; Аносов и др., 1988]. Средних Курил позволяют установить следующее.
Сейсмическими методами было отработано два 1. Гипоцентр главного толчка землетрясения
ортогональных профиля. Один из них был пройден 15.11.2006 г. располагался в нижнем гранулито-ба-
вдоль, другой – вкрест Курильской островной дуги зитовом («базальтовом») слое коры. Здесь под при-
(КОД) (рис. 4). островным склоном желоба на ПК 110–150 ско-

Рис. 3. Распределение количества землетрясений по глубине: а – с 15 ноября по 5 декабря 2006 г.; б – с 13 января по 1 февраля
2007 г.
Fig. 3. Depth distribution of earthquakes: a) from 15 November 2006 to 05 December 2006; b) from 13 January 2007 to 01 February 2007.

40
Geodynamics & Tectonophysics. 2010. Vol. 1. № 1. P. 36–54

Рис. 4. Схема расположения профилей ГСЗ.


1 – сейсмическая станция «Симушир»; 2 – наземные, автономные станции МОВЗ «Черепаха»; 3 – положение эпицентров землетрясе-
ний 15.11.2006 г. и 13.01.2007 г. Прямыми линиями показано положение профилей ГСЗ. На врезке – район работ.

Fig. 4. Location plan of DSS profiles.


1 – «Simushir» seismic station; 2 – «Cherepakha» autonomous stations; 3 – location of earthquake epicentres of 15 November 2006 and 13
January 2007. Routes of DSS profiles are shown by straight lines. The insert show a schematic map of the area under studies.

рость по поверхности, залегающей на глубине 8 км, островами (Черные Братья, Кетой, Ушишир, Рас-
аномально увеличилась до 7.1 км/с против 6.4–6.7 шуа) на глубинах около 30 км [Злобин и др., 1991;
км/с на большей части профиля. Восточнее ПК 150 Злобин и др., 2001; Злобин, 2002]. Однако под ост-
на разрезе поверхность М круто поднимается и на- ровом Симушир (140–170 км профиля I) выявлено
блюдается резкий перегиб этой основной структур- аномальное строение земной коры: граница М не
ной границы. прослеживается и наблюдается 30-километровое
2. Гипоцентр главного толчка землетрясения «зияние», ее «размыв», после которого северо-вос-
13.01.2007 г. расположен на границе верхнего слоя точнее, на 145-м километре профиля, наблюдается
со средней скоростью 3.7 км/с и нижнего гранулито- резкое смещение границы до глубин 20 км. Эта зо-
базитового («базальтового») слоя коры с Vг=6.7 на, соответствующая блоку III, отличается в скоро-
км/с. стном и, по-видимому, литологическом отношении
3. Землетрясение 15.11.2006 г. произошло под (рис. 7).
приостровным склоном глубоководного желоба, Сопоставление разреза земной коры и положе-
13.01.2007 г. – практически в его осевой части (рис. ния гипоцентров землетрясений 15.11.2006 г.,
5). 03.03.2008 г. и 07.04.2009 г. показало, что они нахо-
По результатам исследования механизмов дятся на траверзе разреза названной аномальной
главных толчков землетрясений 15.11.2006 г. и зоны и юго-восточнее нее (рис. 7). Очаг землетря-
13.01.2007 г. установлено, что первый явился поло- сения 07.04.2009 г. расположен под проливом Бус-
гим надвигом, второй – сбросом, что говорит соот- соль в блоке II по разрезу (рис. 7) в переходной зо-
ветственно об обстановке горизонтального сжатия в не от коры к мантии (границе М). При этом, соглас-
первом случае и горизонтального растяжения во но полученным нами данным [Злобин, 2002], над
втором. ним находится мощный слой пониженной (6.5 км/с)
Вскоре после этих катастрофических событий в скорости толщиной 15–20 км, подстилаемый поро-
районе Средних Курил вновь произошли сильные дами верхней мантии со скоростью 8.0 км/с и пере-
землетрясения: 03.03.2008 г. (Мw=6.5), 15.01.2009 г. крытый тонким (5 км) высокоскоростным (7.0–7.7
(Мw=7.4) и 07.04.2009 г. (Мw=6.9) (рис. 6). км/с) слоем. Таким образом, очаг приурочен к неод-
Глубинный разрез земной коры вдоль Средних нородному блоку с резко дифференцированными
Курил по профилю Уруп-Расшуа (рис. 7) [Злобин, скоростями и, видимо, плотностями, а также лито-
2002] показал, что подошва земной коры (граница логией.
М) установлена под о-вом Симушир и соседними Анализ региональных разломов и мегасдвигов в

41
T. K. Zlobin, A. Yu. Polets: Investigations of regularties of tectonic stresses…

Рис. 5. Сейсмический разрез земной коры по профилю II.


1 – пункты постановки буйковых станций; 2, 3 – пункты постановки донных станций при исследованиях КМПВ (2) и ГСЗ (3); 4, 5 – пре-
ломляющие границы, построенные по данным КМПВ (4) и ГСЗ (5) (цифры сверху границы – значение эффективной скорости, снизу –
значения граничной скорости); 6, 7 – поверхность Мохоровичича, построенная по результатам исследований 1983–1984 гг. (6) и 1957–
1959 гг.(7); 8 – поверхность акустического фундамента океанического склона желоба; 9 – участки интерполяции преломляющих границ;
10 – глубины залегания сейсмических границ по данным ГСЗ и МОВЗ в местах пересечения с профилем I; 11 – зоны тектонических
нарушений; 12–15 – местоположение на разрезе очагов землетрясений различной магнитуды; 16, 17 – фокальные механизмы очагов
землетрясений 15.11.2006 г. и 13.01.2007 г. (16) и положение на разрезе их гипоцентров (17); 18 – границы сейсмофокальной зоны.

Fig. 5. Crustal seismicity in Profile II.


1 – sites of buoy stations; 2, 3 – sites of benthonic stations for CMRW (2) and DSS (3) studies; 4, 5 – refracting boundaries designed from of
CMRW (4) and DSS (5) data (figures above boundary lines show values of effective velocities, those below show values of boundaries veloci-
ties); 6, 7 – Moho surface reconstructed from research results of 1983–1984 (6) and 1957–1959 (7); 8 – surface of the acoustic base of the
oceanic trench slope; 9 – areas of interpolation of refracting boundaries; 10 – depths of seismic boundaries from DSS and MSWE data at cross
points with Profile I; 11 – zones of tectonic disturbance; 12–15 – earthquakes foci of different magnitudes; 16, 17 – focal mechanisms of earth-
quake foci for 15 November 2006 and 13 January 2007 (16) and locations of hypocenters I the cross-section (17); 18 – boundaries of the
seismo-focal zone.

земной коре в районе Средних Курил и под приле- зоне расположения двух параллельных разломов
гающими акваториями на тектонической схеме Охо- северо-восточного направления (рис. 8). Поскольку
томорского региона [Структура…, 1996] (рис. 8) глубина гипоцентров обоих землетрясений согласно
показал следующее. Южнее о-ва Симушир под каталогу NEIC оценивается в 10 км, можно считать,
проливом Буссоль и далее в Тихий океан по напра- что они расположены в земной коре, и их уместно
влению, ортогональному простиранию Курильской связывать с ослабленной тектонической зоной этих
дуги, предполагается разлом в земной коре, сопро- разломов.
вождаемый серией оперяющих нарушений (рис. 8), Интересно отметить, что согласно данным NEIC
с одним из которых, видимо, можно связывать зем- гипоцентры сильных землетрясений 13.01.2007 г. и
летрясение 07.04.2009 г. 15.01.2009 г. расположены прямо под осью глубоко-
Дальнейший анализ разрывной тектоники и по- водного желоба, причем первое из них произошло
ложения эпицентров сильных землетрясений на глубине около 12 км, а второе – около 31 км.
[Структура…, 1996, 2004] показал следующее. Че- Анализ механизмов очагов всех рассматривае-
рез полтора года после главного толчка катастро- мых землетрясений показал, что подвижки были
фического землетрясения 15.11.2006 г., 03.03.2008 трех видов: пологий надвиг, сброс и взброс. Перво-
г. в этой же очаговой зоне вновь произошло силь- начально при землетрясении 15.11.2006 г. произо-
ное сейсмическое событие. Оба они оказались в шел пологий надвиг в западной, внешней прику-

42
Geodynamics & Tectonophysics. 2010. Vol. 1. № 1. P. 36–54

Рис. 6. Карта эпицентров землетрясений в 2006–2009 г. в районе Средних Курил. На врезке землетрясения: 1 – 15.11.2006 г.,
2 – 13.01.2007 г., 3 – 03.03.2008 г., 4 – 15.01.2009 г., 5 – 07.04.2009 г. и значения магнитуд.

Fig. 6. Map of epicentres of earthquakes which occurred in 2006-2009 in the Middle Kurils region. The insert shows earthquakes and magni-
tudes: 1 – 15 November 2006, 2 – 13 January 2007, 3 – 03 March 2008, 4 – 15 January 2009, 5 – 07 April 2009.

рильской, части СФЗ. Практически в той же очаго- оне Средних Курил после многолетнего (с середины
вой зоне примерно на удалении около 10 км через прошлого столетия) затишья.
год и четыре месяца, 03.03.2008 г., вновь произош-
ло сильное землетрясение. Это, безусловно, гово- ВАРИАЦИИ ПОЛЯ УПРУГИХ НАПРЯЖЕНИЙ И
рит о том, что описываемые события были следст- ОСНОВНЫЕ СЕЙСМОДИСЛОКАЦИИ В ОЧАГОВОЙ ЗОНЕ
вием одного и того же движения блоков земной ко- ШИКОТАНСКОГО ЗЕМЛЕТРЯСЕНИЯ 4(5) ОКТЯБРЯ 1994 Г.
ры, начавшегося 15.11.2006 г. и продолжавшегося
как минимум до 3 марта 2008 г. В связи с изложенным большой интерес пред-
Таким образом, в очаговых зонах этих толчков ставляет изучение напряженного состояния и сейс-
блоки испытывали пологий надвиг (с 15.11.2006 г. модислокаций в очаговых зонах катастрофических
по 03.03.2008 г.) на глубинах около 10 км, позже землетрясений. Нами было рассмотрено упругое
произошел сброс (13.01.2007 г.), а через два года поле и его вариации в очаговой зоне Шикотанского
(15.01.2009 г.) был отмечен взброс на глубинах 30– землетрясения 1994 г. с М=8.2, произошедшее вос-
40 км. Следовательно, имела место релаксация в точнее Южных Курил [Злобин, 1987]. В результате
блоках литосферы в СФЗ. исследований была установлена цикличность в
Таким образом, в работе рассмотрены основные смене характера напряженного состояния литосфе-
особенности серии катастрофических и сильных ры на глубинах 0–150 км.
землетрясений 2006–2009 гг., произошедших в рай- В рассмотренный период времени (1991–1994

43
T. K. Zlobin, A. Yu. Polets: Investigations of regularties of tectonic stresses…

Рис. 7. Скоростной разрез земной коры по профилю I Уруп-Расшуа.


1 – изолинии скорости; 2 – сейсмические границы и значения скорости над границей и под ней, км/с; 3 – границы скоростных блоков,
отождествляемые с границами структурных несогласий и разломами; 4 – поверхность Мохоровичича (М); 5, 6 – слой повышенной (5) и
пониженной (6) скорости. Звездочками показаны гипоцентры землетрясений.

Fig. 7. High-velocity cross-section of the crust along Profile I Urup-Rasshua.


1 – velocity isolines; 2 – seismic boundaries and velocities above and under the boundary, km/sec; 3 – boundaries of high-velocity blocks re-
ferred to as boundaries of structural discontinuities and faults; 4 – Moho surface (М); 5, 6 – layers of increased (5) and decreased (6) velocities.
Hypocenters of earthquakes are shown by stars.

Рис. 8. Схема расположения профилей ГСЗ, разломов (согласно тектонической схеме Охотоморского региона [Структура…, 1996]) и
эпицентров землетрясений.
1 – сейсмическая станция «Симушир»; 2 – наземные, автономные станции МОВЗ «Черепаха»; 3 – положение эпицентров землетрясе-
ний 15.11.2006 г., 13.01.2007 г., 03.03.2008 г., 15.01.2009 и 07.04.2009 г.; 4 – мегасдвиги; 5 – региональные разломы. Прямыми линиями
показано положение профилей ГСЗ. На врезке – район работ.

Fig. 8. Location plan of DSS cross-sections, faults according to the tectonic scheme of the Okhotsk Sea region [8], and epicentres of earth-
quakes.
1 – «Simishir» seismic station; 2 – «Charepakha» autonomous stations; 3 – location of epicentres of earthquakes 15 November 2006, 13 Janu-
ary 2007, 03 March 2008, 15 January 2009, and 07 April 2009; 4 – megashifts; 5 – regional faults. Routes of DSS profiles are shown by straight
lines. The insert show a schematic map of the area under studies

44
Geodynamics & Tectonophysics. 2010. Vol. 1. № 1. P. 36–54

Характер напряженного состояния и типы сейсмодислокаций в очагах землетрясений, предшествовавших


главному событию
State of stresses and types of seismic dislocations in foci of earthquakes which preceded main seismic events

№ № по Дата Время Глубина Сейсмодислокация Типы Главное


п/п рабочему (Гринвич) очага Н, км сейсмодислокаций напряжение
каталогу час. мин.
1 3 20.01.1991 11 07 59 взброс 1 Р
2 19 4.04.1991 09 00 39 пологий надвиг 3 Р
3 21 13.04.1991 01 38 73 пологий надвиг 3 Р
4 37 10.07.1991 05 52 97 поддвиг 2 Т
5 40 21.07.1991 14 20 47 сдвиг 3 Р=Т
6 7 07.02.1992 00 06 51 взброс 1 Р
7 17 18.03.1992 16 25 32 сброс 2 Т
8 24 06.04.1992 03 35 95 сброс 2 Т
9 28 05.05.1992 08 55 38 взброс 1 Р
10 32 23.05.1992 09 48 58 поддвиг 2 Т
11 61 07.12.1992 02 11 48 взброс 1 Р
12 62 07.12.1992 05 49 44 поддвиг 2 Т
13 66 21.12.1992 18 43 80 пологий надвиг 1 Р
14 18 08.03.1993 08 01 72 взброс 1 Р
15 8 12.04.1994 00 17 128 пологий надвиг 1 Р
16 16 25.06.1994 08 38 65 сдвиг 3 Р=Т
17 41 31.08.1994 09 07 78 сдвиг 3 Р=Т
18 45 04.10.1994 13 23 26 взброс 1 Р
19 51 04.10.1994 15 24 32 взброс 1 Р
20 67 05.10.1994 04 00 36 сдвиг 3 Р=Т

гг.) формировались пять видов сейсмодислокаций, пило равновесное состояние среды с дислокацией в
для удобства анализа они объединены в три типа очаге типа сдвиг.
(таблица): в условиях преобладающего сжатия (Р) – Такая обстановка наблюдалась в течение 3.5
взбросы и пологие надвиги (тип 1); в условиях пре- месяца, после чего 04.10.1994 г. в 13 час 23 мин
обладающего растяжения (Т) – сбросы, поддвиги произошел взброс, явившийся главным толчком
(тип 2); в условиях равнодействия сжатия и растя- разрушительного Шикотанского землетрясения. В
жения (Р=Т) – сдвиги (тип 3). дальнейшем через 2 часа (в 15 час 24 мин
За начало цикла принято состояние равновесия 04.10.1994 г.) взбросовые движения повторились, а
поля упругих напряжений, действующих в очаге зе- через сутки после главного толчка, 05.10.1994 г.,
млетрясения (Р=Т). вновь установилась обстановка равновесия (Р=Т) и
Впервые за период наблюдений 1991–1994 гг. снова был отмечен сдвиг (событие № 67). Затем
равновесное состояние среды отмечено 21.07.1991 наблюдалось большое число афтершоков, которые
г. (событие № 40 на рис. 9 и в таблице). Дислокация происходили преимущественно в условиях сжатия
в очаге – сдвиг (тип 3), глубина гипоцентра Н=47 км. [Землетрясения…, 2000].
Следующая по времени подобная ситуация в Таким образом, в цикле, предшествовавшем
очаговой зоне Шикотанского землетрясения главному толчку, выделяется две фазы. В первой
4(5).10.1994 г. отмечалась только через 3.5 года – фазе цикла длительностью 1.5 года наблюдались
25.06.1994 г. (событие № 16 на рис. 9 и в таблице). только дислокации типа 1-2, что соответствовало
Дислокация в очаге – сдвиг (тип 3), глубина гипо- постоянному чередованию условий сжатия и растя-
центра Н=65 км. жения. Во второй фазе, длительностью 1 год и 9
Между этими событиями на всех глубинах на- месяцев, наблюдались дислокации типа 3-1 в усло-
блюдалось постоянное чередование условий сжа- виях сжатия, после чего произошел сдвиг в услови-
тия и растяжения (типы дислокаций 1 и 2). Этот пе- ях равновесия Р и Т и затем главный толчок.
риод наблюдений, в течение которого поле упругих Сравнительный анализ типов сейсмодислокаций
напряжений было нестабильным, закончился и глубин гипоцентров землетрясений показал, что
21.12.1992 г. перед наступлением равновесного состояния поля
С 21.12.1992 г. (событие № 66 на рис. 9 и в таб- напряжений происходит толчок на существенно
лице), то есть за 1 год и 9 месяцев (21 месяц до ос- большей глубине. Так было перед началом цикла
новного события), сменился характер дислокаций. (сдвигом 21.07.1991 г., событием № 40 на рис. 9 и в
Далее вплоть до главного толчка и позже наблюда- таблице): 10.07.1991 г. (т.е. за 11 суток) произошло
лась смена дислокаций только типов 3 и 1, то есть землетрясение, гипоцентр которого был определен
сдвиг или пологий надвиг и взброс. Это говорит о на глубине 97 км, при средних глубинах предшест-
том, что с 21.12.1992 г. в очаговой зоне Шикотанско- вующих землетрясений 57 км. На еще большей глу-
го землетрясения поле напряжений стабилизирова- бине (Н=128 км) произошло землетрясение (№ 8 на
лось и имели место условия только преимущест- рис 9. и в таблице), предваряющее следующий
венного сжатия (Р). Причем эти условия сохраня- цикл, приведший к катастрофическому Шикотанско-
лись до 25.06.1994 г. (событие № 16), когда насту- му землетрясению 1994 г. [Злобин и др., 2008].

45
T. K. Zlobin, A. Yu. Polets: Investigations of regularties of tectonic stresses…

ческих данных производилась в пределах области


40°–48° с.ш. и 143°–153° в.д. в узлах сетки 0.25°×
×0.25° в латеральном направлении для разных глу-
бинных срезов: 0–30, 30–60, 60–120 км.
По результатам реконструкции в большинстве
случаев проекции осей максимального девиаторно-
го сжатия σ3 и растяжения σ1 для всех глубинных
уровней ориентированы почти ортогонально про-
стиранию Курильского желоба с погружением под
океаническую плиту – оси сжатия и под субконти-
нентальную плиту – оси растяжения (рис. 10, 11).
Оси максимального девиаторного растяжения σ1
имеют более крутое погружение, а оси максималь-
ного девиаторного сжатия σ3 – более пологое. Бо-
лее всего изменяются ориентации осей алгебраи-
чески максимального напряжения σ1.
Подобная ориентация осей главных напряжений
является типичной для субдукционных зон. Ось
промежуточного главного напряжения направлена
вдоль простирания основных тектонических струк-
тур Курильского желоба, Курильской островной ду-
ги. В соответствии с подобной ориентацией осей
главных напряжений характер поля напряжений для
всех глубинных интервалов в коре и мантии – гори-
зонтальное сжатие (рис.12).
С глубиной наряду с основным типом напряжен-
ного состояния появляются локальные участки с
Рис. 9. Очаги землетрясений 1991–1994 гг., предшествующих преимущественным тем или иным режимом поля
Шикотанскому землетрясению 4 октября 1994 г.
1–5 – основные сейсмодислокации: 1 – сдвиг, 2 – взброс, напряжений. Наиболее ярко это отражается для
3 – сброс, 4 – поддвиг, 5 – пологий надвиг; 6–8 – классификация глубинного интервала 60–120 км. Здесь помимо
по глубине (Н) залегания гипоцентра: 6 – Н < 30 км, 7 – Н=30–70 преимущественного типа горизонтального сжатия
км, 8 – Н>70 км; 9 – катастрофическое землетрясение 4(5) ок- появляются локальные участки горизонтального
тября 1994 г.
растяжения, горизонтального сдвига, горизонталь-
Fig. 9. Foci of earthquakes which occurred in 1991-1994 and pre- ного сжатия в сочетании со сдвигом и участки, для
ceded the Shikotan earthquake of 04 October 1994. которых тип напряженного состояния – поддвиг. В
1-5 – main seismic dislocations: 1 – strike-slip, 2 – upthrust, 3 – fault, основном изменение характера поля напряжений
4 – underthrust, 5 – low angle overthrust; 6-8 – classification by
hypocenter depths (Н): 6 – Н <30 km; 7 – Н=30-70 km; 8 – Н >70 наблюдается вблизи о. Хоккайдо. Как правило, об-
кm; 9 – catastrophic earthquake of 4(5) October 1994. ласти локальных аномалий приурочены к сегментам
сочленения крупных литосферных плит или участ-
кам резкого изменения простирания границ плит,
т.е. к участку сопряжения Японской и Южно-Куриль-
ской сейсмофокальных областей района [Ребецкий,
Поскольку глубина последующего главного толч- 2007].
ка была определена в 26 км, можно говорить о пе- Однородными выглядят распределения значе-
редаче упругой деформации с больших глубин в ний коэффициента Лодэ-Надаи, определяющего
верхние части литосферы. вид тензора напряжений (рис. 13). Для исследуемой
области основной вид тензора напряжений – чис-
НАПРЯЖЕННОЕ СОСТОЯНИЕ ЗЕМНОЙ КОРЫ И ВЕРХНЕЙ тый сдвиг. Вблизи о. Хоккайдо наблюдается соче-
МАНТИИ ДО И ПОСЛЕ ШИКОТАНСКОГО ЗЕМЛЕТРЯСЕНИЯ тание чистого сдвига с одноосным сжатием, когда
4(5) ОКТЯБРЯ 1994 Г. значения коэффициента Лодэ-Надаи смещены в
сторону положительных значений. При этом в рай-
В целом для оценки напряженного состояния оне островов Кунашир и Итуруп на разных глубин-
земной коры и верхней мантии исследуемого ре- ных интервалах отмечается область с напряжен-
гиона нами был применен метод катакластического ным состоянием, близким к одноосному растяже-
анализа разрывных нарушений (МКА), предложен- нию, при котором значения коэффициента Лодэ-
ный Ю.Л. Ребецким [Ребецкий, 2007]. Нами пред- Надаи близки к –1.
ставлены результаты реконструкции до (рис. 11, а, Типичная для субдукционных зон ориентация
– 15, а) и после (рис. 11, б, – 15, б) Шикотанского осей главных напряжений отражается в устойчивой
землетрясения 4(5) октября 1994 г. ориентации касательных напряжений, действующих
Реконструкция напряженного состояния выпол- на горизонтальных площадках с нормалями к цен-
нялась на основе данных СМТ (тензоров моментов тру Земли, в направлении от океанической плиты к
центроидов) – решений для землетрясений, взятых континентальной. Подобная ориентация показывает
из каталога NEIC. Обработка исходных сейсмологи- направление воздействия активных сил со стороны

46
Geodynamics & Tectonophysics. 2010. Vol. 1. № 1. P. 36–54

Рис. 10. Ориентация проекции на горизонтальную плоскость осей погружения главных напряжений максимального девиаторного сжа-
тия.

Fig. 10. Projection of the plunging axes of principal stresses of maximum deviational compression, σ3 to the horizontal plane.

47
T. K. Zlobin, A. Yu. Polets: Investigations of regularties of tectonic stresses…

Рис. 11. Ориентация проекции на горизонтальную плоскость осей погружения главных напряжений максимального девиаторного рас-
тяжения.

Fig. 11. Projection of plunging axes of principal stresses of maximum deviational extension, σ1 to the horizontal plane.

48
Geodynamics & Tectonophysics. 2010. Vol. 1. № 1. P. 36–54

Рис. 12. Тип напряженного состояния.

Fig. 12. Schemes of states of stresses.

49
T. K. Zlobin, A. Yu. Polets: Investigations of regularties of tectonic stresses…

Рис. 13. Вид тензора напряжений и значения коэффициента Лодэ-Надаи.

Fig. 13. Schemes of stress tensors (the Lode-Nadai coefficient).

50
Geodynamics & Tectonophysics. 2010. Vol. 1. № 1. P. 36–54

Рис. 14. Ориентация осей поддвиговых касательных напряжений τz на горизонтальных площадках с нормалью в глубь Земли, вместе с
их относительной величиной τz/τ, где τ – максимальные касательные напряжения.

Fig. 14. Orientations of axes of underthrusting tangent stresses on the horizontal plane, and relative valuesτz/τ, where τ is maximum tangent
stress.

51
T. K. Zlobin, A. Yu. Polets: Investigations of regularties of tectonic stresses…

Рис. 15. Распределение относительного эффективного всестороннего давления p*/τf.

Fig. 15. Distribution of relative effective all-around pressure p*/τf.

52
Geodynamics & Tectonophysics. 2010. Vol. 1. № 1. P. 36–54

верхней мантии (рис. 14). 15.01.2009 г. находятся на продолжении внутренней


В целом для района исследований распределе- юго-восточной границы. Установлена цикличность в
ние эффективного всестороннего давления носит смене характера напряженного состояния литосфе-
мозаичный характер. Для всех глубинных уровней ры и соответствующих сейсмодислокаций в очаго-
повышение значений относительных величин эф- вой зоне катастрофического Шикотанского земле-
фективного давления p*/τf наблюдается в направ- трясения 4.10.1994 г. с магнитудой 8.1, выразив-
лении с юго-запада на северо-восток (рис. 15). С шаяся в закономерном чередовании условий сжа-
глубиной увеличивается число областей минималь- тия и растяжения. Реконструкция напряженного со-
ного значения этих параметров, при этом они рас- стояния земной коры и верхней мантии Южных Ку-
положены достаточно мозаично. Для всех глубин- рил показала, что для этого района характерно, с
ных уровней имеются довольно крупные участки, в одной стороны, наличие обширных областей устой-
пределах которых параметр эффективного всесто- чивого поведения параметров тензора напряжений,
роннего давления принимает значения отвечающие а с другой – присутствие локальных участков ано-
среднему уровню от 4–12. Большая эффективность мально быстрого изменения этих параметров.
хрупкого разрушения наблюдается в областях
среднего уровня девиаторных и изотропных напря- ЛИТЕРАТУРА
жений. Здесь отмечается максимум снимаемых на-
пряжений [Ребецкий, 2007]. Аносов Г.И., Аргентов В.В., Петров А.В., Злобин Т.К., Снегов-
Анализ области подготовки Шикотанского земле- ской С.С., Киктев Ю.В. Новые сейсмические данные о
трясения 4(5) октября 1994 г., в интервале глубин строении земной коры центрального звена Курило-Камчат-
ской островной дуги // Тихоокеанская геология. – 1988. – № 1.
0–30 км, показал, что она достаточно однородна и – С. 10–18.
соответствует среднему уровню напряжений. Очаг Землетрясения Северной Евразии в 1994 году. – М.: ГС РАН,
землетрясения находится в области наименьших 2000. – С. 292–297.
величин относительного эффективного давления, Злобин Т.К. Строение земной коры и верхней мантии Курильской
островной дуги (по сейсмическим данным). – Владивосток:
это согласуется с методикой Ю.Л. Ребецкого по вы- ДВНЦ АН СССР, 1987. – 150 с.
явлению областей повышенной сейсмоопасности Злобин Т.К. Западная граница Охотской литосферной плиты //
[Ребецкий, 2007]. Общие вопросы геотектоники: Тезисы докладов 7-й между-
Напряженное состояние земной коры и верхней народной конференции по тектонике плит им. Л.П. Зонен-
шайна. – М., 2001. – С. 373–374.
мантии до и после Шикотанского землетрясения Злобин Т.К. Строение земной коры Охотского моря и ее нефте-
4(5) октября 1994 г. указывает, с одной стороны, на газоносность в северо-восточной (прикамчатской) части (по
наличие обширных областей устойчивого поведе- сейсмическим данным). – Южно-Сахалинск: Изд-во СахГУ,
ния параметров тензора напряжений, а с другой – 2002. – 97 с.
Злобин Т.К., Бобков А.В. Встречные сейсмофокальные зоны
на присутствие локальных участков аномально бы- Охотской литосферной плиты // Доклады АН. – 2001. – Т. 381,
строго изменения этих параметров. № 5. – С. 677–680.
Злобин Т.К., Злобина Л.М. Строение земной коры Курильской
ЗАКЛЮЧЕНИЕ островной системы // Тихоокеанская геология. – 1991. – № 6.
– С. 24–35.
Злобин Т.К., Костюкевич А.С., Злобина Л.М. Структура земной
Особенности тектонических напряжений, про- коры Средних Курил по данным сейсмического моделирова-
явившиеся в сейсмодислокациях и тектонических ния // Тихоокеанская геология. – 1998. – № 2. – С. 115–121.
подвижках в земной коре, рассмотрены совместно с Злобин Т.К., Левин Б.В., Полец А.Ю. Первые результаты сопос-
тавления катастрофических Симуширских землетрясений 15
результатами исследований глубинного строения ноября 2006 г. (М=8.3) и 13 января 2007 г.(М=8.1) и глубинно-
земной коры по профилю «Шантары – Матуа» с го строения земной коры Средних Курил // Доклады АН. –
разрезом гипоцентров землетрясений в 200-кило- 2008. – Т. 420, № 1. – С. 111–115.
метровой полосе от Евроазиатского континента до Злобин Т.К., Полец А.Ю. Сейсмодислокации и разломы земной
коры в западной части Охотского моря по профилю Шантары
Курил (о. Матуа). Выявлены их закономерности в – Северный Сахалин – Поднятие АН СССР // Тектоника и ак-
зонах глубинных разломов. Положение гипоцентров туальные вопросы наук о Земле. К 40-летию создания М.В.
и сейсмодислокации в очагах катастрофического Гзовским лаборатории тектонофизики в ИФЗ РАН: Тезисы
Симуширского землетрясения 15.11.2006 г. (М=8.3) докладов всероссийской конференции. – М., 2008. Т. 2. – С.
255–257.
и сильного землетрясения 13.01.2007 г. (М=8.1) со- Злобин Т.К., Поплавская Л.Н., Левин Б.В., Сафонов Д.А., Полец
поставлены с глубинным строением земной коры по А.Ю., Рудик М.И. Вариации поля упругих напряжений и ос-
данным ГСЗ, КМПВ, МОВ-ОГТ и МОВЗ района новные сейсмодислокации в очаговой зоне Шикотанского
Средних Курил. Установлены их особенности в глу- землетрясения 4(5) октября 1994 года // Доклады АН. – 2008.
– Т. 419, № 6. – С. 820–823.
бинных структурах коры и в сейсмофокальной зоне Курильские острова (природа, геология, землетрясения, вулка-
(СФЗ). Пологий надвиг 15.11.2006 г. произошел в ны, история, экономика) / Под ред. Т.К. Злобина и М.С. Вы-
районе западной приостровной границы СФЗ, а сокова. – Южно-Сахалинск: Сах. кн. изд-во, 2004. – 227 с.
сброс 13.01.2007 г. – в районе ее восточной при- Объяснительная записка к тектонической карте Охотоморского
региона масштаба 1:2500000. – М.: ИЛОВМ РАН, 2000. –
океанической границы. Анализ последующих силь- 193 с.
ных землетрясений с магнитудой 6.5–7.4, произо- Полец А.Ю., Злобин Т.К. Анализ разрезов гипоцентров афтершо-
шедших в 2006–2009 гг. в этом районе, подтвердил ков Симуширских землетрясений 15.11.2006 и 13.01.2007 гг //
выявленную закономерность. Гипоцентры земле- Природные катастрофы: изучение, мониторинг, прогноз: ма-
териалы Третьей Сахалинской молодежной научной школы.
трясений 15.11.2006 г., 03.03.2008 г. и 07.04.2009 – Южно-Сахалинск: Ин-т морской геологии и геофизики ДВО
соответствовали северо-западной внешней границе РАН, 2008. – С. 80–81.
СФЗ, а гипоцентры событий 13.01.2007 г. и Полец А.Ю., Злобин Т.К. Глубинный разрез земной коры, гипо-

53
T. K. Zlobin, A. Yu. Polets: Investigations of regularties of tectonic stresses…

центры землетрясений и их механизмы по профилю Шанта- Структура и динамика литосферы и астеносферы Охотомор-
ры – Матуа // Тектоника и глубинное строение востока Азии. ского региона / В.В. Харахинов, И.К. Туезов, В.А. Бабошина и
Четвертые Косыгинские чтения: доклады всероссийской др. – М.: Национальный геофизический комитет РАН, 1996. –
конференции. – Хабаровск: ИТиГ им. Ю.А. Косыгина ДВО 337 с.
РАН, 2009. – С. 268–271. Тараканов Р.З., Левый Н.В. Полиастеносферная модель верхней
Ребецкий Ю.Л. Тектонические напряжения и прочность природ- мантии Земли по сейсмологическим данным // Доклады АН
ных горных массивов. – М.: ИКЦ Академкнига, 2007. – 406 с. СССР. – 1967. – Т. 176, № 8. – С. 571–574.

Злобин Тимофей Константинович, докт. геол.-мин. наук, с.н.с., зав. лабораторией


Институт морской геологии и геофизики ДВО РАН, 693010, Южно-Сахалинск, а/я 53

тел.: 89147527290, e-mail: t.zlobin@mail.ru

Zlobin, Timofei К., Doctor of Geology and Mineralogy, Senior Researcher, Head of Laboratory
Institute of Marine Geology and Geophysics, Far East Branch of RAS
P/o box 53, Yuzhno-Sakhalinsk 693010, Russia
Tel.: 89147527290. e-mail: t.zlobin@mail.ru

Полец Анастасия Юрьевна, м.н.с.


Институт морской геологии и геофизики ДВО РАН, 693022, Южно-Сахалинск, ул. Науки, 1 б
Тел.: (4242) 793335, e-mail: polec84@mail.ru

Polets, Anastasia Yu., Junior Researcher


Institute of Marine Geology and Geophysics, Far East Branch of RAS
1b Nauki street, Yuzhno-Sakhalinsk 693022, Russia
Tel.: (4242) 793335. e-mail: polec84@mail.ru

54
GEODYNAMICS N ГЕОДИНАМИКА
& И
W
TECTONOPHYSICS ТЕКТОНОФИЗИКА

2010. Vol. 1. № 1. 55–74. ISSN 2078-502X

PUBLISHED BY THE INSTITUTE OF THE EARTH’S CRUST REVIEW ARTICLE

PALEOEARTHQUAKES IN THE PRIBAIKALIE: METHODS


AND RESULTS OF DATING

O. P. Smekalin, A. V. Chipizubov, V. S. Imayev

Recent Geodynamics
Institute of the Earth's crust SB RAS, 664033, Irkutsk, Lermontov str., 128, Russia

Abstract: In the Pribaikalie and adjacent territories, seismogeological studies have been underway for almost a half of
the century and resulted in discovery of more than 70 dislocations of seismic or presumably seismic origin. With com-
mencement of paleoseismic studies, dating of paleo-earthquakes was focused on as an indicator useful for long-term
prediction of strong earthquakes. V.P. Solonenko [Solonenko, 1977] distinguished five methods for dating paleo-
seismogenic deformations, i.e. geological, engineering geological, historico-archeological, dendrochronological and
radiocarbon methods. However, ages of the majority of seismic deformations, which were subject to studies at the initial
stage of development of seismogeology in Siberia, were defined by methods of relative or correlation age determination.
Since the 1980s, studies of seismogenic deformation in the Pribaikalie have been widely conducted with trenching.
Mass sampling, followed with radiocarbon analyses and definition of absolute ages of paleo-earthquakes, provided new
data on seismic regimes of the territory and rates of and recent displacements along active faults, and enhanced validity
of methods of relative dating, in particular morphometry. Capacities of the morphometry method has significantly in-
creased with introduction of laser techniques in surveys and digital processing of 3D relief models.
Comprehensive seismogeological studies conducted in the Pribaikalie revealed 43 paleo-events within 16 seismo-
genic structures. Absolute ages of 18 paleo-events were defined by the radiocarbon age determination method. Judging
th
by their ages, a number of dislocations were related with historical earthquakes which occurred in the 18th and 19
centuries, yet any reliable data on epicenters of such events are not available. The absolute and relative dating methods
allowed us to identify sections in some paleoseismogenic structures by differences in ages of activation and thus pro-
vided new data for more accurate definitions of epicenters and magnitudes of the paleo-earthquakes. In some cases, it
was revealed that neighboring dislocations of seismogenic structures, which were previously considered independent,
had been subject to simultaneous opening.
The article presents a new approach to selecting regression equations to estimate paleo-magnitudes with regard to
specific geodynamic conditions as well as to levels of available knowledge on seismodislocations and reliability of avail-
able data parameters.

Keywords: paleoseismology, paleoseismicity, paleoearthquake, morphometry, trenching.

Recommended by E.A. Rogozhin 15 October 2009

Smekalin O.P., Chipizubov A.V., Imayev V.S. Paleoearthquakes in the Pribaikalie: methods and results of
dating // Geodynamics & Tectonophysics. 2010. V. 1. № 1. P. 55–74.

ПАЛЕОЗЕМЛЕТРЯСЕНИЯ ПРИБАЙКАЛЬЯ: МЕТОДЫ


И РЕЗУЛЬТАТЫ ДАТИРОВАНИЯ

О. П. Смекалин, А. В. Чипизубов, В. С. Имаев

Институт земной коры СО РАН, 664033, Иркутск, ул. Лермонтова, 128, Россия

Аннотация: За полувековую историю сейсмогеологических исследований в Прибайкалье и сопредельных тер-


риториях в зонах активных разломов выявлены более 70 дислокаций сейсмического или предположительно

55
O. P. Smekalin et al.: Paleoearthquakes in the Pribaikalie…

сейсмического происхождения. С начала палеосейсмических исследований определению возраста палеоземле-


трясений уделялось особое внимание как одному из признаков долгосрочного прогноза сильных землетрясений.
В.П. Солоненко [Солоненко, 1977] выделял пять методов датирования палеосейсмогенных деформаций: геоло-
гический, инженерно-геологический, историко-археологический, дендрохронологический и радиоуглеродный.
Однако возраст большинства сейсмодеформаций, изучаемых на начальном этапе развития сейсмогеологии в
Сибири, был получен с использованием методов относительного или корреляционного датирования.
С конца 80-х годов XX столетия в Прибайкалье для изучения сейсмогенных деформаций стал широко при-
меняться тренчинг – метод изучения сейсмодеформаций в разрезах канав. Массовый отбор проб на радиоугле-
родный анализ и получение абсолютных возрастов палеоземлетрясений позволили не только получить данные
о сейсмическом режиме территории, современных скоростях перемещений по активным разломам, но и повы-
сить значимость методов относительного датирования, и прежде всего морфометрического. Сами возможности
морфометрического метода значительно возросли с внедрением лазерных технологий съёмки местности с по-
следующей цифровой обработкой трёхмерных моделей рельефа.
Комплексные сейсмогеологические исследования, проводимые в Прибайкалье, позволили установить 43
палеособытия в пределах 16 сейсмогенных структур, в том числе для 18 палеособытий установлен абсолютный
возраст по результатам радиоуглеродного датирования. В результате определения возраста было установлено,
что ряд дислокаций был связан с историческими землетрясениями XVIII и XIX веков, достоверных сведений об
эпицентрах которых не существует. Благодаря методам абсолютного и относительного датирования некоторые
палеосейсмогенные структуры были дефрагментированы на отрезки с различным временем активации, что
позволило уточнить эпицентры и магнитуды палеоземлетрясений. Отмечены случаи единовременного вскрытия
дислокаций сейсмогенных структур, расположенных рядом, но считавшихся самостоятельными.
В статье предложен новый подход к выбору уравнений регрессий определения палеомагнитуд в зависимо-
сти не только от конкретных геодинамических обстановок, но и от степени изученности сейсмодислокаций и
достоверности имеющихся данных об их параметрах.

Ключевые слова: палеосейсмология, палеосейсмичность, палеоземлетрясение, морфометрия, тренчиинг.

ВВЕДЕНИЕ следнего обновления, если речь шла о многоактной


структуре. В.П. Солоненко [Солоненко, 1977] выде-
Определение возраста доисторических земле- лял пять методов датирования палеосейсмогенных
трясений является одной из приоритетных задач деформаций: геологический, инженерно-геологиче-
палеосейсмологии [Солоненко, 1977; Paleoseismol- ский, историко-археологический, дендрохронологи-
ogy, 1996; Yeats et al., 1997]. В настоящее время ческий и радиоуглеродный. До конца 80-х годов XX
для датирования сильных землетрясений прошлого столетия в Прибайкалье для изучения сейсмоген-
возможно применение около 25 видов данных: от ных деформаций не применялись работы, связан-
сведений из исторических летописей до содержа- ные с их вскрытием. Это вносило определённые ог-
щихся в осадках изотопных материалов. В класси- раничения в использование целого ряда методов
фикации методов четвертичного датирования при- датирования деформаций. Основным источником
менительно к палеосейсмологии, предложенной С. данных, используемых с целью оценки возраста,
Колманом и впоследствии модифицированной Дж. была морфология деформаций, их пространствен-
Мак-Калпином [Colman et al., 1987; Paleoseismology, но-генетическое соотношение со структурами иного
1996], все виды анализа возраста разделены на генезиса и связь с геолого-тектоническим строени-
шесть типов (табл. 1). Получаемый в результате ем, геодинамическими и географо-климатическими
применения того или иного метода возраст может особенностями территории. Получаемые оценки
быть представлен одним или несколькими из четы- возраста соответствовали относительному или кор-
рёх типов. Теоретические основы применения ме- реляционному типу.
тодов датирования в палеосейсмологической прак-
тике и результаты их использования широко из- МЕТОДЫ ПОЛУЧЕНИЯ ОТНОСИТЕЛЬНОГО И
вестны по работам таких ученых, как D.J. Andrews, КОРРЕЛЯЦИОННОГО ВОЗРАСТА
T.C. Hanks, R.C. Bucknam, R.E. Anderson, G.A. Car-
ver, K.R. Lajoie, R.E. Wallace, J.P. McCalpin и др. В отечественных публикациях 60–70-х годов
Не все из приведённых в табл. 1 методов в рав- прошлого столетия возраст сейсмогенных дислока-
ной степени используются с целью датирования ций оценивался по степени их сохранности. В осно-
сейсмодислокаций или палеоземлетрясений. Ниже ве исходного материала использовались результа-
в историческом аспекте приведён обзор основных ты полевых наземных исследований, аэровизуаль-
из используемых в Прибайкалье методов датирова- ного наблюдения и дешифрирования космо- и аэро-
ния и представлены результаты по определению снимков. В некоторых случаях для расчётов ис-
абсолютного возраста палеоземлетрясений Южного пользовались значения скоростей денудации, опре-
Прибайкалья. деляемые экспериментально для современных кли-
В первые десятилетия использования палео- матических условий. Никакой речи не шло о калиб-
сейсмогеологического метода [Солоненко, 1962; ровке значений возраста в зависимости от измене-
Флоренсов, 1960] возраст палеоземлетрясения тес- ния тех же климатических условий. Приближённые
но увязывался с возрастом сформированной им значения возраста, даже в приводимых диапазонах
палеосейсмогенной структуры или временем её по- в сотни лет, часто оказывались неверными для тех

56
Geodynamics & Tectonophysics. 2010. Vol. 1. № 1. P. 55–74

Таблица 1. Классификация методов возрастного датирования, применяемых в палеосейсмологии


по Дж. МакКэлпину [Paleoseismology, 1996]
Table 1. Classification of dating methods in paleoseismology, according to J. McCalpin [Paleoseismology, 1996].
Типы методов Методы Типы результатов
Абсолютный Калиброван- Относитель- Корреляцион-
возраст ный возраст ный возраст ный возраст
Календарный Исторические сводки ▲ – – –
Дендрохронологический ▲ – – –
Сезонно-слоистый ■ – – –
14
Изотопный Радиоуглеродный ( С) ▲ ○ – –
39 40
K-Ar и Ar- Ar ■ ○ – –
Урановая серия ▲ ○ – –
210 36
Космогенные изотопы Pb, Cl и др. ■ ○ – –
Радиоактивный Люминесцентный ▲ ▲ ○ –
Электронно-резонансный ■ ■ ○ –
Химико-биологический Аминокислотный ○ ■ ■ ○
Обсидиан и тефра-гидратный ○ ■ ■ ○
Лихенометрический ○ ▲ ▲ ○
Почвенно-химический ○ ■ ■ ○
Химический ○ ■ ■ ○
Геоморфологический Развитие почвенных горизонтов – ○ ■ ■
Выветривание пород и минералов – ○ ■ ■
Морфометрия – ○ ▲ ▲
Скорость осадконакопления – ○ ■ ■
Соотношение геоморфологических элементов – ○ ▲ ▲
Корреляционный Литостратиграфический – – ○ ▲
Тефрохронологический – – ○ ▲
Палеомагнитный – – ○ ■
Палеонтологический – – ○ ▲
Археологический – – ○ ▲
Стабильные изотопы – – ○ ■
П р и м е ч а н и е. ▲ – адаптированные к датированию палеоземлетрясений в голоцене и наиболее часто используемые методы, ■
– наиболее подходящие методы для получения соответствующего результата, ○ – менее подходящие методы.
N o t e. ▲ – methods adapted to dating of paleoearthquakes in the Holocen and most common methods; ■ – most suitable methods; ○ – less
suitable methods.

структур, для которых впоследствии было прове- другие задачи, стоящие перед палеосейсмологией.
дено определение абсолютного возраста. Это яв- Среди последних можно назвать: определение сум-
ляется закономерным следствием невозможности марных и разовых амплитуд смещения; выделение
сколько-нибудь точного определения возраста, ес- на протяжении всего комплекса сейсмодислокации
ли за точку отсчёта берутся динамически разви- участков (отрезков её длины), характеризующихся
вающиеся формы рельефа или такие формы, раз- одновременным вскрытием; установление самого
витие которых прекратилось задолго до их дефор- факта импульсности подвижки и определение её
мирования в результате сейсмической подвижки. И кинематики и некоторые другие, более частные,
хотя полученные подобным образом временные задачи, например выделение этапов активизации
оценки нельзя использовать в сейсмопрогностиче- роста уступа в случае вспарывания разрыва при
ских целях, они необходимы для определения нескольких разновозрастных подвижках не строго
уровня современной сейсмической активности не- по одной линии [Чипизубов, 1982; Чипизубов и др.,
отектонических структур. С помощью данных об от- 2000].
носительном возрасте, определённом для боль- Для районов с преимущественным развитием
шинства сейсмодислокаций, открытых в 60-70-х го- рыхлых аллювиальных и эоловых отложений, часто
дах, в Байкальской рифтовой зоне установлено че- не содержащих органического материала, который
тыре вспышки сейсмической активности [Солонен- может быть датирован, морфометрия зачастую ос-
ко, 1977]. Определение возраста по степени со- таётся единственным способом получения прибли-
хранности или молодости структуры следует отно- зительной оценки возраста тектонических уступов.
сить к геоморфологическому типу методов, а полу- В основе морфометрического метода оценки
чаемый возраст – к корреляционному. возраста дислокации лежат представления об из-
Среди морфологических методов датирования менении во времени первоначального облика сфор-
наиболее широкое развитие получила морфомет- мировавшихся при землетрясении отдельных эле-
рия (Progressive landform modification). Благодаря ментов рельефа. С помощью детальных исследо-
своей универсальности, доступности и простоте, ваний для похожих структурных элементов (усту-
этот метод стал одним из основных в палеосейсмо- пов, рвов и пр.) с известным временем их возникно-
логических исследованиях. Различные модифика- вения определяются эмпирические параметры ско-
ции данного метода, кроме получения относитель- рости изменения крутизны уступов, степени запол-
ного и корреляционного возраста, решают и многие нения трещин раскрытия, заполнения осадками

57
O. P. Smekalin et al.: Paleoearthquakes in the Pribaikalie…

подпруженных котловин и т.д., которые могут быть ние конкретных формул уравнений диффузии и
применены в сходных геолого-географических ус- корреляционных зависимостей невозможно для ус-
ловиях для палеосейсмогенных структур. тупов различных географических областей, в то же
За рубежом морфологические методы датирова- время выведенные Р. Букнемом и Р. Андерсоном
ния сейсмодислокаций начали активно развиваться принципы могут быть применимы для любых текто-
с началом палеосейсмологических исследований. В нических уступов. На этих принципах также основан
1960–1961 годах Н. Каллинг и А. Шайдеггер первы- один из приёмов определения участков уступа, об-
ми опубликовали материалы по аналитическим мо- новлённых при разновозрастных подвижках. Здесь
делям эрозии применительно к склонам уступов в в основе концепции лежит представление о том, что
целом. Морфологические методы количественной более древние, обычно верхние, части уступов бу-
оценки возраста сбросовых уступов были описаны дут более выположенными, тогда как последняя
многими исследователями [Bucknam, Anderson, подвижка будет выражена более крутым участком у
1979; Colman, Watson, 1983; Machette, 1982; Mayer, основания или в его середине. На возможность вы-
1984; Nash, 1980; и др.]. деления количества палеособытий по заметным
Р. Букнем и Р. Андерсон описали метод датиро- перегибам (bevels crest) в поперечных профилях
вания для получения относительного возраста, ос- сейсмогенных уступов указывалось более двадцати
нованный на сравнении разновозрастных уступов. лет назад [Vittori et al., 1991; Wallace, 1977]. Для
Они вывели статистическое соотношение между сегментации палеосейсмогенных дислокаций на
логарифмом высоты уступа и максимальным на- приблизительно одновозрастные отрезки достаточ-
клоном уступа. Ими было установлено, что линия но и относительного возраста. Уступы равной высо-
регрессии, связывающая максимальный уклон усту- ты и с одинаковыми углами откосов, сформировав-
па и логарифм его высоты, будет ниже для более шиеся в отложениях одного типа, должны быть од-
древнего уступа, чем для более молодого. Расчёты, новозрастными. В последние годы анализ морфо-
сделанные Р. Букнемом и Р. Андерсоном, подтвер- логии сейсмогенных уступов для выделения коли-
ждают тот факт, что при одинаковой высоте уступов чества палеособытий стал широко применяться в
наиболее молодым из них будет тот, чья поверх- практических целях [Deng, Liao, 1996; Sanders,
ность круче. Slemmons, 1996].
Д. Нэшем [Nash, 1980] предложена диффузион- Важную роль в развитии уступов играет состав
ная модель деградации сбросовых уступов. Метод дислоцированных пород и климат. Только при сход-
датирования сбросовых уступов, основанный на ных характеристиках этих параметров различие их
уравнении диффузии, является одним из наиболее воздействия на изменение морфологии от одной
простых и доступных методов получения численных точки уступа к другой будет минимальным, а оценка
значений возраста дислокации. Основные погреш- зависимости формы уступа от его возраста будет
ности датирования этим методом (как и другими оправдана для целей сегментации уступа. Меньшее
морфологическими методами) связаны с ошибками значение в этом плане имеет величина начального
измерений, различием в литологии и возможной наклона уступа, так называемой свободной поверх-
неоднократной повторяемостью разрывообразова- ности уступа, обычно составляющая 50–90°. Как
ния. правило, в рыхлых отложениях уступ быстро дости-
Кроме диффузионного, в аналитической морфо- гает угла естественного откоса (около 35°), после
метрии нашёл применение метод, использующий чего его выполаживание замедляется. По мнению
линейный дискриминантный анализ. Этот метод да- Р. Уоллеса [Wallace, 1977], для уничтожения сво-
тирования уступов основан на морфологических бодной поверхности уступа в слабосцементирован-
различиях между уступами разного возраста, то ном материале требуется несколько сотен лет и,
есть рассматривается случай, когда возраст явля- возможно, тысячи лет в хорошо уплотненном. Нами
ется единственным отличием между двумя уступа- установлено, что в делювиально-пролювиальных
ми и морфологические различия обусловлены толь- покровах предгорий Прибайкалья свободная по-
ко возрастом. И хотя это допущение вряд ли может верхность денудируется менее чем за одну тысячу
быть выполнимо с практической стороны, метод лет. На скорость выполаживания уступа также ока-
линейной дискриминантной функции, как и метод, зывает влияние изначальная морфология дислоци-
использующий диффузионную модель, может быть рованной поверхности.
применен для выявления факторов, не связанных с Определение возраста уступов морфометриче-
возрастом изменений морфологии уступа [Mayer, ским методом вкратце сводится к следующему.
1984]. Вначале определяется относительный возраст ус-
Теоретические основы морфологических мето- тупа по наличию или отсутствию свободной поверх-
дов и полученные практические результаты отра- ности, по возрасту датированных форм рельефа и
жены в большом числе публикаций [Andrews, погребённых геологических тел, дислоцированных
Hanks, 1985; Hanks, Andrews, 1989; Nash, 1980; и уступом и перекрывающих его. Далее проводится
др.]. В частности, для провинции Бассейнов и Хреб- статистический анализ с целью выявления корре-
тов установлено, что у одновозрастных уступов угол лятивных связей параметров уступа (высота, на-
наклона пропорционален логарифму высоты уступа клон) и его возраста. При сходстве геолого-кли-
и угол наклона для уступов данной высоты с воз- матических условий полученные корреляционные
растом уменьшается [Bucknam, Anderson, 1979]. уравнения применяются для определения возраста
Хотя по причинам, изложенным выше, использова- уступа. Ясно, что такой метод даёт лишь прибли-

58
Geodynamics & Tectonophysics. 2010. Vol. 1. № 1. P. 55–74

Рис. 1. Схема становления террасового комплекса устья долины р. Кынгарга, осложнённого сбросовым уступом.
А – более 55 тыс. лет назад были сформированы 4-я и 3-я террасы. В – в течение временного отрезка, продолжительностью не менее
50 тыс. лет, 4-я и 3-я террасы были сброшены на 7.5–8.0 м в результате нескольких сильных палеоземлетрясений. С – в период между
6.5 и 1.2 тысячами лет назад формируется 2-я терраса. D – около тысячи лет назад происходит сброс террас на 1.3 м

Fig. 1. Scheme showing evolution of terraces in the valley of the Kyngarga River outlet. The terraces are complicated with fault benching.
А – Terraces 4 and 3 were formed over 55 thousand years ago. В – By several strong paleoearthquakes, which occurred within a period of at
least 50 thousand years, terraces 4 and 3 were shifted down by 7.5–8.0 m. С – Terrace 2 was formed in a period between 6.5 and 1.2 thousand
years ago. D – Around one thousand year ago, the terraces were shifted down by 1.3 m.

жённую оценку возраста уступа, однако для рай- на основе морфометрических данных по точкам пе-
онов с повторяемостью разрывообразующих земле- региба и террасам, развитым вдоль оврагов, пере-
трясений в тысячи лет морфометрический метод секающих склоны гор, а также по крутизне различ-
применим и для сегментации уступов, и для опре- ных частей сбросовых уступов. Авторы выделили
деления многоактности их формирования. восемь крупных голоценовых землетрясений, по-
Под морфометрией сейсмодеформаций следует следнее из которых привело к смещению Великой
понимать не только исследование развития сейсмо- Китайской стены.
генных уступов в зависимости от их возраста и на- Среди отечественных учёных С.В. Ласточкин
чальных параметров (высоты и крутизны уступа). [Ласточкин, 1981, 1982] первым вывел функцио-
Это, прежде всего, анализ всех морфологических нальную зависимость возраста сейсмогенной де-
изменений, связанных с сейсмичностью. Сущест- формации от скорости изменения угла наклона по-
вуют различные подходы к решению палеосейсмо- верхности стенок раздвигов в средних и близких к
логических задач с применением морфометриче- ним грунтах. Работы С.В. Ласточкина интересны
ского контроля сейсмогенных деформаций элемен- тем, что они основаны на результатах полевых на-
тов рельефа. Вот лишь три характерных примера. блюдений разрывов сдвигового и взбросо-сдвиго-
Р. Уоллес [Wallace, 1980] для расчёта повторяе- вого типа, образовавшихся в двадцатом столетии
мости сильных землетрясений в зоне разлома Сан- при Болнайском (1905 г.), Гоби-Алтайском (1957 г.),
Андреас детально исследовал связь между сейсмо- Могодском (1967 г.), Тахин-Шарском (1974 г.) и дру-
генными смещениями речных русел и длиной рек, гих землетрясениях.
пересекающих в 130 местах разлом Сан-Андреас. Практически все выделенные в Прибайкалье
Широко используются возможности разделения сейсмогенные структуры имеют яркую морфологи-
многоактных сейсмотектонических уступов в местах ческую выраженность. Отсутствие данных о возрас-
пересечения сейсмогенными разрывами долин рек те палеоземлетрясений, основанных на радиоугле-
и ручьев с террасовыми комплексами (рис. 1) [Ни- родном датировании, а также о числе сильных па-
конов, 1981; Paleoseismology, 1996]. Здесь разно- леоземлетрясений, сформировавших или обновив-
возрастные импульсные подвижки отражены в ко- ших каждую из сейсмогенных структур, не позволя-
личестве и высоте террас, обусловленных врезами ло до недавнего времени применять данные мор-
в результате изменившегося базиса эрозии от этих фометрии для датирования сейсмогенных уступов.
подвижек. По результатам изучения террас было Первая работа в этом направлении была проведена
установлено четыре–шесть фаз разрывообразова- в процессе изучения Восточно-Саянской палеосейс-
ния по разлому Ферейс-Крик и три фазы или более могенной структуры [Чипизубов, Смекалин, 1994].
по разлому Долины смерти в Калифорнии [Brogan et Массовое морфологическое профилирование сейс-
al., 1991]. По количеству террас на поднятом крыле могенных уступов вместе с опорными абсолютными
разлома Хелан в Китае (эпицентральная область датировками позволило дифференцировать выра-
землетрясения 1739 г. с М=8) устанавливается три женные в рельефе палеосейсмогенные дислокации
разрывообразующих палеособытия [Deng, Liao, на отдельные разновозрастные фрагменты и, на-
1996]. оборот, иногда объединять изолированные отрезки
Интересный подход к определению возраста па- в единую дислокацию. В последнем случае для кон-
леоземлетрясений применён китайскими учеными. троля, исключающего объединение палеосейсмо-
Ц. Ян и др. [Ян и др., 1985] изучали голоценовую дислокаций, связанных со сближенными во време-
активность передового разлома хребта Хэланьшань ни палеоземлетрясениями, используются соотно-

59
O. P. Smekalin et al.: Paleoearthquakes in the Pribaikalie…

Рис. 2. Фрагмент центрального участка Кичерского сброса.


Показаны профили, выполненные программой обработки трёхмерной цифровой модели поверхности. Профили А-Б и В-Г пройдены
через сейсмогенный уступ, деформирующий конус выноса р. Неручанда. Амплитуда вертикального смещения выдержана на всём
протяжении дислокации в пределах пролювиальных отложений. Профиль Д-Е пройден поперёк комплекса речных террас. Линия про-
филя А-Б совпадает с местом проходки одной из канав.

Fig. 2. Fragment of the central part of the Kichera normal fault.


Profiles reconstructed by 3D digital modeling of the surface are shown. Profiles А-Б and В-Г go across the seismogenic bench which deforms
the alluvial cone of the Neruchanda River. Vertical displacement amplitudes are within the proluvial deposits. Profile Д-Е goes across the river
terraces. Profile А-Б coincides with a trench.

шения между протяженностью и амплитудой сме- каций используют материалы лазерного сканирова-
щения, характерные для современных сейсмодис- ния земной поверхности различного уровня деталь-
локаций [Чипизубов, 1998]. Даже при массовом от- ности. В сравнении с традиционной аэро- и космо-
боре проб на радиоуглеродный анализ точность фотосъёмкой они обладают рядом несомненных
абсолютных датировок (в лучшем случае ±(25–100 преимуществ, позволяющих получить более надёж-
лет) не разрешает проблемы сближенных во вре- ную и удобную в использовании (обработке и де-
мени палеоземлетрясений. За период в 50–200 лет шифрировании) цифровую модель местности. При-
может произойти несколько разрывообразующих менение средств фильтрации по последнему откли-
событий, наращивающих зону новообразованных ку освобождает изображения поверхности от расти-
разрывов по длине, что неоднократно наблюдалось тельного покрова, что являлось основной помехой
в последнее столетие. для выделения и определения параметров сейсмо-
Морфометрический метод постоянно развивает- дислокаций при дешифрировании аэрофотоснимков
ся, как совершенствуется и применяемая в полевых и при аэровизуальных наблюдениях (рис. 2). Высо-
условиях измерительная техника. Мерные линейки кая точность отображения рельефа – 0.2 м по вер-
и угломеры заменены комбинацией теодолита и ла- тикали – даёт возможность построения профилей
зерного дальномера (прибор Precision Total Station сечения и определения геометрических параметров
Wild TC 2002), позволяющих в машиночитаемой дислокаций, на что раньше уходила значительная
форме получить пространственное положение на- часть времени полевых исследований. Использова-
блюдаемых точек земной поверхности. В результа- ние снимков лазерного сканирования уже на этапе
те компьютерной обработки полученных данных внедрения их в практику сейсмогеологического ме-
(используется программа «Surfer») создаются про- тода позволило выделить ряд ранее не известных
фили и топографические карты небольших участков фрагментов сейсмогенного вскрытия в зонах палео-
местности и их трёхмерные изображения [Дислока- сейсмогенных структур, а также линеаменты по-
ции…, 1998]. верхности, интерпретируемые как возможно сейс-
Сегодня всё чаще для изучения строения дисло- могенные [Смекалин и др., 2007]. Лазерную съёмку

60
Geodynamics & Tectonophysics. 2010. Vol. 1. № 1. P. 55–74

рельефа поверхности и дешифрирование цифро- сти дислокаций с активными тектоническими раз-


вых моделей рельефа необходимо включить как ломами (рис. 3).
элемент в сейсмогеологический метод, наряду с Первые работы по исследованию геологических
дешифрированием аэро- и космоснимков и аэрови- проявлений сильных землетрясений были проведе-
зуальным наблюдением. Подобные работы должны ны американцем Г.К. Жилбертом. Работая во внут-
предшествовать полевым исследованиям, что зна- ренних бассейнах Американского Запада, он более
чительно повысит их качество, результативность, 130 лет назад первым из геологов определил, что
сократит необходимое для их проведения время. уступ в основании горного сооружения является
Полезным может быть использование любых видов доказательством роста хребта в результате движе-
лазерного и радарного сканирования наземного, ний по ограничивающему хребет разлому во время
авиационного или спутникового базирования. сильных землетрясений [Gilbert, 1875]. Зона Уо-
сатчского разлома, особенно вблизи Солт Лэйк
МЕТОДЫ ПОЛУЧЕНИЯ АБСОЛЮТНОГО ВОЗРАСТА Сити, сыграла главную роль в сформулированной
Г.К. Жилбертом теории о горных сооружениях и
Важным моментом современных палеосейсмо- землетрясениях. В одной из своих работ [Gilbert,
геологических исследований должна стать их на- 1890] он приводит классическое описание молодого
правленность на получение конкретных параметров разломообразования, прослеживающегося вдоль
палеоземлетрясений, включающих их место, воз- Уоасатчского разлома, и впервые выделяет уступ
раст, периодичность и силу. Данные о палеоземле- сбросового типа как самостоятельный морфотекто-
трясениях и о строении палеосейсмогенных струк- нический элемент. По оценке американских палео-
тур должны иметь ту достоверность, которая бы сейсмологов, Г.К. Жилберт показал экстраординар-
позволила использовать их как для решения задач ное понимание геологических процессов и принци-
долгосрочного сейсмического прогноза, так и для пов, на основе которых впоследствии развивались
тектонофизических, геодинамических и других по- исследования по прогнозу сейсмической опасности.
строений. В одной из газетных статей 1883 г. Г.К. Жилбертом
Оценивая достоверность получаемого возраста было сделано заявление о том, что землетрясение
палеоземлетрясений методами абсолютных дати- угрожает городу Солт Лэйк Сити. Интервалы повто-
ровок, Дж. Мак-Калпин [Paleoseismology, 1996] на ряемости, время, прошедшее с момента последнего
первые места ставит исторический и дендрохроно- разрывообразующего события, сегментация разло-
логический методы. Исторический метод, а также ма, структура разломной зоны, деформации грунтов
его полевое дополнение – археосейсмология – осо- и параметры землетрясений – все основные вопро-
бенно эффективны на территориях, обжитых древ- сы современной палеосейсмологии в той или иной
ними цивилизациями, например в Центральной форме рассматривались Г.К. Жилбертом [Lund,
Азии, на Кавказе, Ближнем Востоке [Корженков, 1991; Wallace, 1987].
Мазор, 2001; Никонов, 1977, 1981; Трифонов, Кара- Одной из ранних палеосейсмологических работ
ханян, 2004]. Однако эти методы сильно ограниче- можно считать также исследования Имамура Аки-
ны небольшим временным диапазоном их приме- цунэ, который изучал распределение многослойной
нения. Для Прибайкалья этот интервал не превы- осадочной толщи, пронизанной ходами и отвер-
шает первые сотни лет. В Прибайкалье первые стиями, оставленными древними организмами, в
данные абсолютного возраста сейсмодислокаций плейстосейстовой области только что произошед-
были получены в конце 70-х годов дендрохроноло- шего Токийского землетрясения (1923 г.). По рас-
гическим методом. Для дислокаций Муйского зем- пределению слоёв учёный определил колебания
летрясения (1957 г.) ошибка определения возраста поверхности моря в прибрежной зоне Японии. Ос-
составила 1–2 года. Для наиболее поздней активи- новываясь на изменениях уровня поверхности мо-
зации Таксимской палеосейсмодислокации уста- ря, он пришёл к выводу о том, что в Токийском ре-
новлен возраст 253–256 лет [Ружич и др., 1982]. гионе в прошлом произошло четыре сильнейших
Большим шагом вперёд в развитии палеосейс- землетрясения, подобных катастрофическому толч-
мологии можно считать начало систематического ку 1923 г. [Гоюй, 1982]. Значительно позже другая
изучения сейсмодеформаций в разрезах канав, ко- величайшая сейсмическая катастрофа – Гоби-Ал-
торое позволяет подтвердить их сейсмогенность тайское 12-балльное землетрясение – послужила
путём вскрытия сместителя и приуроченных к нему толчком к возникновению и развитию палеосейсмо-
сейсмогенных фаций осадков. Применение методов геологического метода в СССР, а впоследствии и
определения абсолютного возраста погребённых во всём мире.
почв и других видов осадков дает возможность да- На рубеже 60-х и 70-х годов ХХ столетия начи-
тировать сейсмодеформации и, следовательно, па- нается современный этап в развитии палеосейсмо-
леоземлетрясения. Определение возраста и кине- логии. В Советском Союзе и Соединённых Штатах
матики подвижек на отдельных участках активных Америки практически независимо одно от другого
разломов стало одним из методов их детальной формируются и развиваются самостоятельные на-
сегментации. Возможности сейсмогеологии значи- учные направления. В США вскрытие дислокаций и
тельно расширены применением методов малоглу- изучение их строения в разрезах канав (метод
бинной геофизики, которые позволяют проследить «trenching») стали неотъемлемым элементом па-
сейсмогенные разрывы на глубину до 100 м и бо- леосейсмологических исследований уже в пору ста-
лее, установить связь наблюдаемых на поверхно- новления палеосейсмологии. Среди первых работ,

61
O. P. Smekalin et al.: Paleoearthquakes in the Pribaikalie…

Рис. 3. Структура сейсмогенного сброса Кичерской структуры по результатам геофизических исследований и тренчинга.

Fig. 3. Structure of the seismogenic Kichera normal fault according to results of geophysical studies and trenching.

в которых были даны оценки возраста сейсмодис- диоуглеродное опробование показало, что между
локаций по результатам их изучения в разрезах ка- горизонтальными смещениями и возрастом слоёв
нав, можно упомянуть следующие. имеется хорошо выраженная линейная связь. Уста-
После Южно-Калифорнийского землетрясения новлено, что за последние 3000 лет движение
1968 г. в горах Боррего (М=6.4) М. Кларк с соавто- крыльев разлома сопровождалось сравнительно
рами [Clark et al., 1972] проанализировал деформа- сильными землетрясениями, происходившими при-
ционные явления в голоценовой толще, вскрытой мерно один раз в 200 лет. Открытая М. Кларком
разведочной канавой в зоне дробления сброса. Ра- чёткая повторяемость землетрясений является

62
Geodynamics & Tectonophysics. 2010. Vol. 1. № 1. P. 55–74

первой установленной закономерностью сейсмиче- единому реперу сейсмического смещения, относи-


ской деятельности в Южной Калифорнии. тельно которого возможна корреляция отложений
Дж. Симс, проводя исследования нарушений в периодов сейсмического покоя.
толще ила в водохранилище, находящемся в эпи- Среди основных типов сейсмогенных деформа-
центральной зоне землетрясения, произошедшего в ций наиболее простым для датирования является
1971 г. в Сан-Фернандо, пришёл к выводу о неодно- случай сбросовой подвижки на горизонтальной или
кратности землетрясений в этом районе в прошлом слабонаклонной поверхности (речные террасы, ко-
[Sims, 1973, 1975]. нусы выноса). При такой подвижке образуется уступ
В 1978–1980 годах К. Си [Sieh, 1978, 1981], изу- с так называемой «свободной поверхностью» [Wal-
чив разрезы нескольких разведочных канав и вы- lace, 1977], который начинает интенсивно разру-
полнив датирование радиоуглеродным методом, шаться, особенно в верхней части, вблизи бровки.
первым осуществил системное палеосейсмогеоло- Продукты разрушения уступа в виде обломков раз-
гическое исследование разлома Сан-Андреас в Ка- личной величины скапливаются на поверхности
лифорнии. Он выявил остаточные деформации па- опущенного блока в основании уступа. Часть сво-
леосейсмической деятельности в болотных отло- бодной поверхности захороняется в ненарушенном
жениях позднего голоцена в зоне Портеси северо- состоянии, образуя резкий контакт между породами
восточнее Лос-Анджелеса. К. Си выявил восемь лежачего блока и коллювиального клина (рис. 3). По
сильных сейсмических событий, произошедших в мере выполаживания уступа и денудации его сво-
данном районе начиная с VI в. Радиоуглеродным бодной поверхности завершается формирование
методом определено приблизительное время этих обломочной фации коллювиального клина и начи-
землетрясений, а анализ амплитуд деформаций нается накопление продуктов размыва склоновых
дал возможность оценить силу событий. отложений, представленных, как правило, суглин-
Как видно из приведённых примеров, задачи оп- ками, супесями, песками. При благоприятных усло-
ределения возраста и повторяемости палеоземле- виях формируются почвенные горизонты. Накопле-
трясений являлись приоритетными уже на заре раз- ние осадков верхней фации коллювиального клина
вития палеосейсмологии. Со временем расширяет- происходит при активном участии склоновых про-
ся география сейсмогеологических исследований, цессов, таких, как плоскостной смыв, солифлюкция
увеличивается число методов, применяемых для и др. На скорость этих процессов, а также на мощ-
решения сейсмогеологических задач, в том числе и ность отложений данной фации осадков, вероятно,
для определения возраста палеоземлетрясений. оказывают влияние и криповые движения по сбро-
Принципы датирования палеоземлетрясений по су. При незначительном наклоне исходной поверх-
данным вскрытия сейсмогенных деформаций осве- ности граница между двумя фациями коллювиаль-
щены в работах [Forman et al., 1988; Machette, 1987; ного клина устанавливается довольно точно.
McCalpin, 1989; Paleoseismology, 1996; и др.]. Они Значительные перерывы между сейсмическими
являются общими для палеоземлетрясений с лю- подвижками способствуют развитию на выположен-
бым генетическим типом сейсмогенной подвижки и ной поверхности уступа достаточно мощных поч-
приповерхностного геологического строения. Лю- венных горизонтов, которые могут быть датированы
бые вариации методов датирования обусловлива- по 14С. Большинство тектонических уступов претер-
ются индивидуальными особенностями строения певают неоднократное обновление, что приводит к
дислокаций в каждом конкретном случае. Возраст формированию новых коллювиальных клиньев. Та-
палеоземлетрясения определяется как начало фор- ким образом, определение возраста палеоземле-
мирования сейсмогенных фаций осадков, генетиче- трясения сводится к выделению и датированию со-
ски связанных с палеоземлетрясением, на различ- ответствующего ему коллювиального клина. Кол-
ных участках разлома, в виде временного интерва- лювиальные клинья характерны для сейсмодефор-
ла, продолжительность которого отражает степень маций любого типа, имеющих вертикальную со-
достоверности данных и погрешности в датирова- ставляющую подвижки или образующих свободные
нии образцов. В настоящее время в большинстве поверхности (например, сдвиги по резко расчле-
случаев в качестве материала для датирования ис- нённому рельефу).
пользуют гумусированные слои, что предопределя- В общем случае количество коллювиальных
ет следующий общепринятый подход к интерваль- клиньев соответствует числу сейсмогенных подви-
ной оценке возраста палеоземлетрясения. Возраст жек по разлому. Как уже указывалось, полный цикл
палеособытия выражается в виде временного ин- развития коллювиального клина включает три ос-
тервала, ограниченного, с одной стороны, возрас- новных фазы: формирование фации обломочного
том самого молодого из датированных слоёв, дис- материала, частичные разрушение и захоронение
лоцированных подвижкой (нижняя граница интер- свободной поверхности уступа, накопление страти-
вала), и с другой – возрастом наиболее древнего из фицированной тонкообломочной толщи. По данным
датированных горизонтов, перекрывающих сейсмо- Р. Уоллеса [Wallace, 1977], свободная поверхность
генные осадки (верхняя граница интервала). В ка- большинства уступов нормальных сбросов подвер-
честве наиболее распространённой формы сейсмо- гается денудации в течение нескольких сотен лет, а
генных осадков в разрезах канав выступают отло- уступы в скальных породах – нескольких тысяч лет,
жения коллювиального клина (the colluvial wedge). то есть при достаточно низком периоде повторяе-
Общий принцип датирования палеособытия осно- мости землетрясений цикл развития коллювиально-
ван на отношении к коллювиальному клину как к го клина будет неполным, а граница между двумя

63
O. P. Smekalin et al.: Paleoearthquakes in the Pribaikalie…

коллювиальными клиньями неясной (повышается 1987; McCalpin, 1989]. Важную роль в формирова-
вероятность пропуска сейсмического события). Кро- нии взбросовых деформаций играет угол падения
ме того, необходимо иметь в виду, что для сбросо- сместителя в приповерхностном слое и амплитуда
вых деформаций, расположенных в основании зна- смещения при отдельных подвижках. Дж. Мак-Кал-
чительных по высоте сейсмотектонических уступов, пин считает, что для выделения и датирования от-
а также в основании крутых горных склонов, отло- дельных событий в разрезах взбросовых деформа-
жения коллювиальных клиньев могут соседствовать ций приемлема модификация способа, основу кото-
с коллювиальными осадками несейсмогенного про- рого составляет выделение из разреза циклов осад-
исхождения. К ограничивающим применение трен- ков, соответствующих коллювиальным клиньям.
чинга факторам среди прочих можно отнести и сле- При анализе разрезов взбросовых дислокаций в
дующие. С каждым последующим событием услож- Южной Исландии и Новой Зеландии [Hull, 1987] бы-
няется строение деформаций, связанных с предше- ло отмечено широкое развитие изгибовых дефор-
ствующими событиями. Практика показывает, что маций непосредственно у земной поверхности
число поддающихся интерпретации палеособытий в вблизи границы сместителя.
разрезе канавы не превышает 2–3. Также техноло- При датировании сейсмодеформаций в разрезах
гически невозможно в разрезе канавы проследить канав за рубежом используют также термолюми-
строение сместителя и перемещение опорных гори- несцентный метод, который по своей популярности
зонтов на глубины более 4–5 м. среди палеосейсмологов уступает лишь радиоугле-
В случаях, когда сейсмогенная деформация родному. В то же время Дж. Мак-Калпин и С. Фор-
вскрыта одной канавой или для её датирования ис- ман указывают на сложности, связанные с надёж-
пользуется одна-две радиоуглеродных пробы, за ностью применения этого метода, вызванные преж-
возраст палеоземлетрясения принимают датировку де всего тем, что времени формирования коллювия
погребённой почвы, разорванной сейсмической оказывается недостаточно для светового облучения
подвижкой. Проведённые нами исследования пока- осадка [McCalpin, Forman, 1988]. В практике отече-
зали, что на разных участках разлома почвы, де- ственных сейсмогеологических работ термолюми-
формированные единым событием, имеют различ- несцентный метод практически не использовался.
ный возраст формирования, так как консервация
почвенных горизонтов может происходить вследст- ТРЕНЧИНГОВЫЕ РАБОТЫ В ПРИБАЙКАЛЬЕ
вие активизаций склоновых процессов, не связан-
ных с сейсмическими проявлениями. Возможны си- В конце 80-х годов по инициативе В.С. Хромов-
туации (например, когда исходная поверхность сла- ских в Южном Прибайкалье началось планомерное
бонаклонна или горизонтальна, а амплитуда под- систематическое изучение сейсмогенных деформа-
вижки незначительна), при которых деформирован- ций в разрезах горных выработок методами трен-
ные почвы ещё длительное время остаются на по- чинга, ставшими к этому времени основными прие-
верхности. Поэтому при использовании радиоугле- мами палеосейсмологических исследований за ру-
родных датировок необходимо самым тщательным бежом [McCalpin, Khromovskikh, 1995]. В.С. Хромов-
образом изучать и учитывать условия формирова- ских в русскоязычном варианте предложен термин
ния, деформирования и захоронения почвы. Весьма «тренчинг» для определения всего комплекса ра-
полезной бывает реконструкция разреза для вре- бот, связанных со вскрытием сейсмогенных дефор-
мени, предшествовавшего палеоземлетрясению. маций горными выработками [Хромовских и др.,
Сейсмогенные сбросы часто осложнены грабе- 1993]. Тренчинг (англ.) – проходка траншей, канав;
нами в основании уступов, редко на их склонах. Та- применительно к палеосейсмологическим исследо-
кие грабены (сейсмогенные рвы) представляют ес- ваниям термин используется с конца 70-х годов
тественную преграду для плоскостного смыва и для (например, в названии работы [Hatheway, Leighton,
временных водотоков. Часто грабены в виде отри- 1979]). Сегодня практически во всех зонах сейсмо-
цательных микроструктур сохраняются в течение активных разломов проводятся подобные тренчин-
всего промежутка времени, разделяющего палео- говые работы. Горные выработки используют для
землетрясения. В них формируются относительно изучения плоскостей сейсмотектонических смеще-
мощные почвенные горизонты, удобные для дати- ний и приуроченных к ним сейсмогенных фаций
рования по 14С. Во время землетрясения дно гра- осадков.
бена покрывается коллювиальными осадками, про- В Прибайкалье в конце 80-х – начале 90-х годов,
исходит захоронение почвенного горизонта, а в пе- в период наиболее активного применения тренчин-
риод стабилизации склоновых процессов формиру- га, было пройдено около 100 канав в зонах разло-
ется новая почва. Таким образом, датирование по- мов: Главного Саянского (Восточно-Саянская па-
гребённых почвенных горизонтов, вскрытых в теле леосейсмодислокация и активизированный фраг-
грабена, также используется для определения воз- мент вблизи г. Байкальска), Тункинского (Торская и
раста палеоземлетрясений. Аршанская палеосейсмодислокации), Обручевского
К более сложному по строению и интерпретации сброса (Сарминская палеосейсмодислокация),
типу сейсмогенных деформаций относятся дефор- Дельтового (структуры, контролирующие развитие
мации, связанные со взбросовыми подвижками и заливов Провал, Посольский и Истокский на вос-
близкими к ним по генезису взбросо-сдвигами. Рас- точном берегу Байкала), а также Танхойской струк-
сматривается несколько видов взбросовых дефор- туры в привершинной части хребта Хамар-Дабан. В
маций и схем их постадийного формирования [Hull, последующие годы география применения тренчин-

64
Geodynamics & Tectonophysics. 2010. Vol. 1. № 1. P. 55–74

га в Прибайкалье расширялась. Были вскрыты ак- дополнительного изучения.


тивные и предположительно активные фрагменты в Ко второй группе палеосейсмогенных деформа-
зонах Окино-Жомболокского, Баргузинского, Ангар- ций относятся деформации, у которых имеются од-
ского, Северо-Байкальского, Кичерского и Хамбин- ноактные фрагменты. Среди последних имеются
ского разломов. как те, которые, возможно, представлены двумя
Результаты сейсмогеологических исследований различными палеосейсмодислокациями, так и от-
в Прибайкалье с применением тренчинга отражены дельные дислокации, являющиеся фрагментами
в целом ряде работ [Дельянский, 1993; Дельянский единой. Например, не исключено, что Солонцовая,
и др., 1992; Дельянский, Хромовских, 1994; Ружич и Среднекедровая (рис. 4, 5) и Хибиленская палео-
др., 1997; Смекалин и др., 2007; Хромовских и др., сейсмодислокации образовались при одном палео-
1996; Чипизубов и др., 2007; Чипизубов и др., 2000; землетрясении, на что указывалось ранее [Сейсмо-
Чипизубов и др., 1994; Чипизубов, Смекалин, 1999; тектоника…, 1968]. Подобное предположение вы-
Чипизубов, Смекалин, 1994; McCalpin, Khromov- сказывалось относительно Аршанской и Торской
skikh, 1995; и др.]. дислокаций [Хромовских и др., 1993]. Велика веро-
За последние 35–40 лет в Прибайкалье было ятность того, что двойные сейсмогенные уступы
выделено и с разной степенью детальности изучено баргузинских палеосейсмодислокаций (Нестериха,
73 сейсмотектонических палеосейсмодислокации. Саранхур, Алла+Сухитке и южный фланг Дырен)
Однако из-за отсутствия достаточных данных о образовались при двух мощных палеоземлетрясе-
сейсмогенности (в том числе полученных с помо- ниях [Чипизубов и др., 2000], возраст которых по
щью современных методов исследования) в по- недавно полученным радиоуглеродным датировкам
следний уточненный каталог палеосейсмодислока- составляет 4.5 и 9.0 тыс. лет.
ций не вошло более половины из них [Хромовских, Таким образом, палеосейсмогенные дислокации,
1995; Хромовских и др., 1993]. включённые в первые две группы, состоят из фраг-
Параметры этих палеосейсмоструктур (амплиту- ментов, каждый из которых образовался, опреде-
ды смещения до 10–20 м и более при протяженно- ленно, при одном землетрясении. Поскольку повто-
сти от 1.2 до 20–31 км), приведенные в первоисточ- ряемость разрывообразующих землетрясений прак-
никах [Сейсмическое районирование…, 1977; Сейс- тически в одних и тех же местах очень редка (сотни,
мотектоника…, 1968], не согласуются с характе- а то и тысячи лет), то дислокации со специфической
ристиками сейсмодислокаций исторического перио- плановой структурой, образовавшиеся при разных
да и прежде всего с соотношением амплитуд и про- землетрясениях, будут очень заметно отличаться
тяжённостей разрывов. Согласно современным одна от другой по сохранности. Такие случаи отме-
представлениям [Стром, 1993, 1998; Чипизубов, чались при изучении прибайкальских палеосейсмо-
1998], это может быть объяснено как различной сте- дислокаций [Геология…, 1985; Чипизубов, Сереб-
пенью сохранности отдельных фрагментов дисло- ренников, 1990; Чипизубов и др., 1994], а также во
каций (занижение параметра «длина»), так и отсут- многих регионах мира [Хромовских, 1989]. В случае
ствием данных о многоактности их активизации (за- же, когда дислокации наращиваются по длине ак-
вышение параметра «амплитуда»). тивного разлома при близких по времени землетря-
Палеосейсмологическими исследованиями за сениях, общая длина вскрывшегося разлома будет
последние годы нами было выявлено несколько приниматься за одноактную подвижку. Однако при
новых палеосейсмодислокаций (Кичерская, Дзе- этом протяженность дислокаций и их амплитуды
линдинская, Устьдзелиндинская, Котельниковская, смещений будут находиться в большом несоответ-
Окинская, Восточно-Саянская и другие – без назва- ствии, так же, как и магнитуды (M) палеоземлетря-
ний), а также уточнены параметры многих извест- сения, рассчитанные по длине (L) и по амплитуде
ных. В зонах Тункинского, Баргузинского, Северо- (D) дислокаций.
Байкальского и Приморского разломов сейсмотек- Магнитуды палеоземлетрясений, связанных с
тонические деформации обнаружены на значитель- палеосейсмодислокациями первых двух групп, рас-
ных отрезках в перерывах между известными па- считывались как по длинам, так и по амплитудам
леосейсмодислокациями. При этом вновь выявлен- смещения сейсморазрывов по формулам:
ные палеосейсмодислокации в большинстве случа-
ев хорошо дешифрируются на аэрофотоснимках 1) М=0.96LgD+6.7;
(табл. 2). 2) M=1.86LgL+4.16;
В первой группе содержатся палеосейсмодисло- 3) M=0.93LgD+6.86;
кации, с которыми однозначно связаны историче- 4) M=0.91LgL+5.52;
ские землетрясения. Дислокации Окинской структу- 5) M=1.1LgD+7.0;
ры, возможно, связаны с землетрясением 3 марта 6) M=1.07LgL+5.65 (табл. 2).
1859 г. [Чипизубов, Серебренников, 1990], а тако-
вые Таксимской – с землетрясением 25 февраля К третьей группе (табл. 2) относятся палеосейс-
1725 г. [Ружич и др., 1982]. Ранее землетрясение модислокации, у которых отсутствуют или не зафик-
1725 г. связывалось с Чино-Вакатской палеосейс- сированы одноактные фрагменты, и палеосейсмо-
модислокацией [Новый каталог…, 1977; Сейсми- дислокации, вызывающие сомнения и требующие
ческое районирование…, 1977] без какой-либо ее дополнительных исследований. Эти сомнения обу-
абсолютной датировки. Однако данная дислокация словлены тем, что микроформы рельефа почти у
в лучшем случае является многоактной, требующей всех этих дислокаций прослежены только в местах

65
O. P. Smekalin et al.: Paleoearthquakes in the Pribaikalie…

Таблица 2. Палеосейсмодислокации Прибайкалья


Table 2. Paleoseismic dislocations in the Pribaikalie.
№ п/п Название ПСД Координаты центра Амплитуда смещения Длина (L) в км Магнитуда Источники
широта долгота (D) в м (М) по
φ λ верт. гор. D L
1 2 3 4 5 6 7 8
Группа I. Дислокации, связанные с землетрясениями исторического периода
3) 4)
1.* Окинская I (1859) 52.8 100.0 1.5 Л2 24 7.3 6.7 14
5) 6)
2.* Восточно-Саянская 51.82 103.32 4–5 Л 10 60 8.0 7.6 15
1) 2)
3.* Котельниковская 55.05 108.91 1.5 – 3 6.8 5.0 2
1) 2)
4.* Ковоктинская 56.12 113.03 7(4) – 28 7.5 6.9 2.3.8
3) 4)
5. Верхнеянчуканская 56.15 112.87 3 Л 9 7.3 6.4 2.6
1) 2)
6.* Янчуканская 56.17 112.59 4 – 13 7.3 6.2 2.8.6
1) 2)
7.* Таксимская (1725) 56.42 114.95 4–8 – 15 7.4 6.3 5.6
1) 2)
8. Ульто 56.30 114.83 3 – 1.5 7.3 4.5 2
Группа II. Дислокации, имеющие одноактные фрагменты
3) 4)
9. Окинская II 52.85 100.15 5-6 Л 90 7.8 7.7 14
3) 4)
10.* Аршанская 51.90 102.36 9(4.5) Л7.5 15 7.7 6.6 6.8.9
3) 4)
11.* Торская 51.84 102.80 4.5 Л7.5 48 7.7 7.0 8.10
1) 2)
12.* Сарма 53.1 106.85 2 – 3 6.9 5.0 8.10
3) 4)
13.* Солонцовая 54.10 108.25 9(3-6) П 30 7.7 6.9 6.8
1) 2)
14.* Среднекедровая 54.43 108.51 9 – 8-10 7.6 6.0 6.8
1) 2)
15. Хибиленская 54.77 108.81 8 – 22 7.6 6.6 6.8
1) 2)
16. Наледная 55.53 108.89 2 – 4 6.9 5.0 2
1) 2)
17.* Нестериха -Улюн 53.67 109.69 6.5 – 33 7.5 7.0 6.8.13
1) 2)
18.* Тун-Саранхур-Сахули 54.17 110.14 6.5 – 55 7.5 7.4 6.8.13
2)
19.* Шаманка 54.53 110.43 9 – 5 5.5 6.7
1) 2)
20.* Алла+Сухитке - Олос 54.74 110.74 6.5 – 45 7.5 7.2 6.7
3) 4)
21.* Олня 55.76 113.43 5–6 Л6-7 29 7.7 6.8 2.6
1) 2)
22.* Тилишминская 55.75 115.25 15 (2) – 15 6.9 6.3 2.6
1) 2)
23.* Амнунда 55.92 114.03 3.5 – 12 7.2 6.2 2.6
1) 2)
24.* Кичерская 56.02 110.09 4-6 – 26 7.4 6.8 2.11
1) 2)
25.* Дзелинда 56.09 110.62 6 – 20 7.4 6.8 2.11
1) 2)
26 Устьдзелиндинская 56.0 110.6 5-8 – 4 7.4 5.0 12
1) 2)
27.* Итыкит 56.27 113.45 5 – 10 7.4 6.0 2
1) 2)
28.* Муяканская 56.15 113.80 2–5(4) – 31 7.3 6.9 2.6
1) 2)
29. Усмун 56.17 115.50 3-4 – 12 7.2 6.2 2.6
1) 2)
30.* Парамская 56.63 115.43 20 (5) – 21 7.4 6.8 2.6
1) 2)
31. Верхнесакуканская 56.75 117.78 2 – 5 6.9 5.2 3.6
3) 4)
32. Среднесакуканская 56.86 117.94 4–6 Л 2.5 7.4 5.0 3.6
1) 2)
33.* Нижнеингамакитская 56.56 118.29 1.5 – 1 6.8 4.2 3.6
1) 2)
34.* Гусиноозерская 51.13 106.25 4 – 2-3 7.3 5.0 4.8
1) 2)
35. Ядрихинская 50.16 110.35 3 – 1.5 7.1 4.5 6
Группа II. Дислокации многоактные
36. Китой-Кинская 52.08 102.48 6–17 – 4 – 6.9
37.* Истокская 52.15 106.25 10–12 – – – 6
38. Намаракитская 56.17 116.83 10 – 18 – 3.6
39. Кемен 56.72 118.65 12.5 – 4 – 2.6
Группа III. Дислокации предполагаемые, требующие дополнительного изучения
40. Сархой 52.20 99.42 2 – 2 – 6
41. Тустук 52.35 100.40 4 – 6 – 6
42. Шумакская 52.08 102.10 25 – 4 – 6.9
43. Ихэ-Ухгунь 51.77 101.08 8? Л 8? 3.5 – 1
44. Олокитская 56.53 110.26 – – 2.2 – 2
45. Баронка 56.45 117.05 8–10 Л 12 7.5 – 2.3.6
46. Сюльбанская 56.61 117.22 8 – 7 – 2.3.6
47. Довачан 56.36 117.38 7 Л 12 12 – 2.3.6
48. Чина-Вакатская 56.49 118.50 8–9 П? 43 – 2.3.6
49.* Эбгахлир 57.28 119.30 4.5 – 7 – 2.6
50.* Медведь 56.52 119.46 5.0 – 4 – 2.6
51.* Читкандинская 56.98 119.57 2 1 – – 8
52. Аргукан 57.36 119.96 0.5–1 Л1 3.5 – 2.6
П р и м е ч а н и е. Серой заливкой выделены палеосейсмодислокации, которые, вероятно, являются отдельными фрагментами еди-
ной сейсмогенной структуры; звездочкой в первом столбце отмечены палеосейсмодислокации, вошедшие в последний ревизованный
список [Хромовских и др., 1993]; в пятом столбце буквами Л и П обозначены направления горизонтальной составляющей подвижки,
соответственно левая и правая, прочерками отмечены дислокации, для которых горизонтальные перемещения не установлены; в
седьмом столбце верхним индексом обозначены номера уравнений регрессий, по которым рассчитана соответствующая магнитуда; в
восьмом столбце приведены ссылки на печатные источники: 1 – Аржанникова, Аржанников, 1999; 2 – Геология…, 1985; 3 – Живая
тектоника…, 1966; 4 – Ласточкин, 1981; 5 – Ружич и др., 1982; 6 – Сейсмическое районирование…, 1977; 7 – Сейсмогеология…,
1981; 8 – Сейсмотектоника…, 1968; 9 – Сейсмотектоника…, 1975; 10 – Хромовских, 1995; 11 – Хромовских и др., 1978; 12 – Чипизу-
бов, 1982; 13 – Чипизубов и др., 2000; 14 – Чипизубов, Серебренников, 1990; 15 – Чипизубов, Смекалин, 1999.
N o t e. Paleoseismic dislocations shown in grey are most likely to present individual fragments of the uniform seismogenic structure. Stars in
the first column show paleoseismic dislocations included in the latest revision of the list published in [Khromovskikh et al., 1993]. In column 5,
letters Л and П refer to horizontal sinistral and dextral displacement, accordingly; boxes of dislocations with no horizontal movements identified

66
Geodynamics & Tectonophysics. 2010. Vol. 1. № 1. P. 55–74

are marked with dashes. In column 7, superscripts show numbers of regression equations used to calculate the corresponding magnitudes.
Column 8 gives reference numbers to the following sources: 1 – Arzhannikova, Arzhannikov, 1999; 2 – Geology …,1985; 3 – Live …, 1966;
4 – Lastochkin, 1981; 5 – Ruzhich et al., 1982; 6 – Seismic …, 1977; 7 – Seismogeology …, 1981; 8 – Seismotectonics …, 1968; 9 – Seis-
motectonics…, 1975; 10 – Khromovskikh, 1995; 11 – Khromovskikh et al., 1978; 12 – Chipizubov, 1982; 13 – Chipizubov et al., 2000; 14 –
Chipizubov, Serebrennikov, 1990; 15 – Chipizubov, Smekalin, 1999.

выхода коренных пород и совсем не затрагивают должен соответствовать величине разрывообразу-


рыхлые отложения с молодым возрастом заложе- ющего землетрясения. Корреляционные зависимо-
ния. Выделение одноактных и приблизительно од- сти между вышеприведенными параметрами, осо-
новозрастных подвижек для палеосейсмодислока- бенно между магнитудой и длиной, приводились
ций этой группы является трудной, но выполнимой после Д. Точера многими исследователями [Луни-
задачей [Чипизубов, 1998]. Она может быть успеш- на, 2001; Стром, Никонов, 1998; Чипизубов, 1998;
но решена при проведении работ с массовым Bonilla et al., 1984; Wells, Coppersmith, 1994].
вскрытием сейсмогенных микроформ рельефа В настоящее время M досейсмостатистических
траншеями и отбором проб на радиоуглеродный землетрясений определяется преимущественно по
анализ, совместно с проведением детальных иссле- протяженности палеосейсмодислокаций. Один из
дований структурно-геологическими, геоморфологи- основоположников палеосейсмогеологического ме-
ческими и геофизическими методами. тода В.П. Солоненко [Сейсмическое районирова-
ние…, 1977] даже указывал, что амплитуды смеще-
ОПРЕДЕЛЕНИЕ МАГНИТУД ПАЛЕОЗЕМЛЕТРЯСЕНИЙ ПО ний для оценки М палеоземлетрясений неприемле-
ПАРАМЕТРАМ ПАЛЕОСЕЙСМОДИСЛОКАЦИЙ мы, так как они резко изменяются на коротких рас-
стояниях и зависят от времени. Действительно, ам-
Исходя из самых общих представлений, мас- плитуды смещений испытывают значительные из-
штаб сейсмотектонических деформаций (L, D, LD и менения, но они не зависят от временного фактора,
размер отдельных элементов сейсмодислокаций) как их поверхностное выражение в виде высоты

Рис. 4. Идеализированная модель развития сейсмотектонического уступа в результате трёх палеособытий сбросового типа. Каждое
новое разрывообразование устанавливается по сформированному коллювиальному клину C1, C 2 и С3, [Paleoseismology, 1996].

Fig. 4. Ideal model of seismotectonic benching, resulting from development of three paleofaults of normal type. Episodes of faulting are distin-
guished by shaped colluvial wedges C1, C 2 and С3 [Paleoseismology, 1996].

67
O. P. Smekalin et al.: Paleoearthquakes in the Pribaikalie…

Рис. 5. Внешний вид палеосейсмодислокации Среднекедровая (полуперспективный аэрофотоснимок).

Fig. 5. General view of the Srednekedrovaya paleoseismic dislocation (semi-isometric aerial photograph).

Рис. 6. Фрагмент палеосейсмодислокации Среднекедровая.

Fig. 6. Fragment of the Srednekedrovaya paleoseismic dislocation.

68
Geodynamics & Tectonophysics. 2010. Vol. 1. № 1. P. 55–74

о о о о о о о о о о
98 100 102 104 106 108 110 112 114 116

о 8
56 16,30,40
31
я Ангара
3,41 хня 1
15
ер 12,38 56
о

В
Уда

Витим
23,35
32
Ия

26

ин
о
54 14

уз
4 34

рг
Ба
13
25 42 о
22 18 54
Ока
21
м
ти
7 Ви
Белая 37

44

и то й
24,28 К
Ан

о
52 33
гар

10 Уда
а

9
Иркут 5 27,43 о
52
6,17 11
19,36,39
а

2
нг
ле
Се

ок
Хил да
20,29 го
Ин
Джида
о
Онот
50
о о о о о о о о
100 102 104 106 108 110 112 114

Рис. 7. Карта палеоземлетрясений Прибайкалья. Номера палеоземлетрясений приведены согласно табл. 3. Длинная ось эллипса со-
ответствует протяженности вскрывшегося фрагмента разлома. Площадь эллипса оконтуривает район возможного проявления вторич-
ных сейсмогенных деформаций.

Fig. 7. Map of paleoearthquakes in the Pribaikalie. Numbers of paleoearthquakes are given according to Table 3. The long axis of the ellipse
corresponds to the length of the opened fault fragment. The ellipse’s area contours the region where secondary seismogenic deformations may
occur.

уступа. Параметр D можно установить даже у пол- эффициентом корреляции. Что же касается палео-
ностью уничтоженной и не выраженной в рельефе сейсмодислокации, представленной отдельными
сейсмодислокации. Резкие и значительные измене- фрагментами, то ее сохранившаяся общая длина
ния D не препятствуют определению M, так как у определенно и значительно меньше возникшей при
менее сильных землетрясений они варьируются от палеоземлетрясении. Поэтому параметр D должен
нескольких сантиметров до десятков сантиметров, отражать величину палеоземлетрясения намного
а у сильных и сильнейших – от нескольких метров ближе к истинной, поскольку в сохранившихся фраг-
до 10–15 м. Главное заключается в том, чтобы ментах палеосейсмодислокации его можно устано-
пользоваться однотипными (максимальными или вить. По данным А.Л. Строма и А.А. Никонова
средними) значениями амплитуд. Для определения [Стром, Никонов, 1998], протяженность части со-
М палеоземлетрясений использование максималь- временных сейсмодислокаций с Dmax составляет в
ных амплитуд более приемлемо, так как именно их среднем менее 5 % всей ее длины. Из этого оче-
мы находим в сохранившихся фрагментах и они же видна ущербность оценки М палеоземлетрясений
позволяют найти остатки палеосейсмодислокаций. по L связанных с ними палеосейсмодислокаций.
В отрезках палеосейсмодислокаций, утративших Судя по каталогу землетрясений Северной Евразии
морфологическую выраженность, и были минималь- и накопленной статистике палеособытий, большин-
ные D. ство палеосейсмодислокаций Прибайкалья образо-
По данным ряда исследователей [Никонов, 1977; валось при палеоземлетрясениях с М в пределах
Bonilla et al., 1984], для современных сейсмодисло- 6.0–6.5 и 7.0. Однако в Монголо-Байкальском ре-
каций соотношение вида M=f(D) не менее надежно, гионе достоверные сейсмотектонические дислока-
чем M=f(L), а соотношение типа M=f(LD), по [Bonilla ции при таких землетрясениях, как правило, не об-
et al., 1984], характеризуется наиболее высоким ко- разовывались (при Мондинском 9-балльном земле-

69
O. P. Smekalin et al.: Paleoearthquakes in the Pribaikalie…

Таблица 3. Список палеоземлетрясений Прибайкалья


Table 3. List of paleoearthquakes in the Baikal Region
№ п/п Возраст события, лет Координаты центра Амплитуда смещения (D) в м Длина (L) Магнитуда
(крутизна уступов в градусах) широта долгота вертикальн. гор. интеграл. в км (М)
φ λ
1 2 3 4 5 6 7 8
1 1725 г.? 56.42 114.97 6 – – 15 7.4–7.9
2 1742 г.? <438; 40° 51.75 103.55 0.5 1 1.1 40 7.1
3 38–40° 55.77 109.57 6.5 – – >30 7.6
4 38–43° 54.47 108.57 6.5 – – 75 7.9
5 508–1071; 37° 51.75 103.55 1 5 5.1 46 7.7
6 497–654 51.68 100.95 ? – – ? –
7 679–797 52.80 100.00 1.5 2 2.3 24 7.4
8 37° 56.62 115.32 5 – – 21 7.4
9 1315–1742; 44° 51.90 102.37 0.9 1.8 2.0 10 7.3
10 1406–2056; 30° 51.80 103.40 5 8 8.6 46 8.0
11 2464–2809 51.85 102.97 0.7 2.1 2.2 23 7.4
12 34° 56.17 112.59 4 – – 13 7.3
13 31–36° 54.17 108.37 6 – – 70 7.8
14 31–36° 54.73 108.80 6 – – 50 7.7
15 32–35° 55.97 109.98 6.5 – – 60 7.8
16 30–33° 56.60 115.40 7.5 – – >21 8.0
17 <3360 51.68 100.95 ? – – ? –
18 3574–3730 54.17 110.14 ? – – ? (7.0)
19 3271–4435 51.87 103.87 3–4 7–8 8.3 60 8.0
20 <4299; 31° 51.13 106.18 2 – – 2-3 7.3
21 3990–4840; 32–36° 53.75 109.13 6.5 – – 45 7.7
22 3990–4840; 32–36° 54.17 109.81 6.5 – – 58 7.8
23 3990–4840; 32–36° 54.61 110.58 6.5 – – 33 7.6
24 5257–5907 51.92 102.47 0.45 1.35 1.5 34 7.2
25 30° 54.10 110.10 5.5 – – ? 7.5
26 30° 54.80 110.53 7 – – 20 7.6
27 6482–7681 51.87 103.87 3–4 7–8 8.3 95 8.0
28 7091–7385 51.92 102.47 0.9 1.8 2.0 10 7.3
29 >7668; 22–27° 51.13 106.18 4.5 – – 2-3 7.5
30 24–30° 56.60 115.40 10–20 – – >21
31 (30°) 55.87 109.77 20–30 – – 95 10
32 24–29° 54.43 108.42 24 – – 150
33 8522–9500 51.87 102.87 3–4 7–8 8.3 95 8.0
34 9116–9305; 24° 54.83 110.58 6.5 – – 124 8.1
35 9116–9305; 24° 54.61 110.08 6.5 – – 33 7.6
36 8720–10074 51.88 102.73 4.1 7.1 8.1 70 8.0
37 20–24° 53.33 107.28 5 – – 25 7.5
38 22° 56.17 112.59 – – – 13 7.3
39 10386–11187 51.88 102.73 4.1 7.1 8.1 70 8.0
40 20° 56.60 115.40 3–4 – – ? –
41 20–22° 55.87 109.77 6.5 – – ? 7.6
42 20° 54.61 110.31 9.5 – – 180 8.2
43 12095–13049 (51.87 103.87) ? – – ? –
44 15–19° 53.27 107.10 5 – – 95 7.9
П р и м е ч а н и е. В пятом столбце буквами Л и П обозначены направления горизонтальной составляющей подвижки, соответствен-
но левая и правая, прочерками отмечены дислокации, для которых горизонтальные перемещения не установлены.
N o t e. In column 5, letters Л and П refer to horizontal sinistral and dextral displacement, accordingly; boxes of dislocations with no horizontal
movements identified are marked with dashes.

трясении в 1950 г. с М=7 возникла система припо- ды палеособытий можно получить из соответст-
верхностных трещин в рыхлых отложениях террас вующих соотношений с учетом стандартной ошиб-
р. Иркут общей протяженностью 2.5 км и с амплиту- ки. Подтверждением этому может служить тот факт,
дами вертикальных смещений, не превышающими что при Муйском землетрясении 1957 г. (МS=7.6;
0.3–0.8 м [Сейсмогеология…, 1981]). Поэтому в ус- MB=7.5; MR=7.8) интегральная амплитуда смещения
ловиях Прибайкалья палеосейсмодислокации были не превышала 3.6 м, а протяженность разрыва со-
связаны с палеоземлетрясениями, М которых была ставляла только 30 км. Такие параметры сейсмо-
равна 7.0 или превышала это значение [Чипизубов, разрыва по соотношениям для сдвигов соответст-
1998], а в большинстве случаев в реальности обна- вуют землетрясению с MD=7.3 и ML=6.9. Подобный
руживаются дислокации, связанные с более силь- прием можно применять для определения магнитуд
ными (М≥7.5) палеоземлетрясениями. палеособытий со сбросовым, взбросовым и сдвиго-
Поскольку в Прибайкалье поверхностное разры- вым разрывообразованием. При определении маг-
вообразование начинает проявляться при земле- нитуд палеоземлетрясений в Прибайкалье, сопро-
трясениях с М≥7.0, наиболее достоверные магниту- вождавшихся разрывообразованием взбросо-сдви-

70
Geodynamics & Tectonophysics. 2010. Vol. 1. № 1. P. 55–74

Ю
С А

. . . . .
. .
. . . .
. .
. . . . .
. . . . .
. . ГИН- 9600
. . . . .
. . . . 750
. . . . . .
1м . .
. . .
.
ГИН- 9599
. . 5440
. . . .
.
.
. .
. ..
.
. ..
ГИН- 9598
8400
ЗТ-2
1м . . .
.

А . А
. .. Б
1 2 3 4 5 6 Б 7 8 9

Рис. 8. Разрез стенки канавы ЗТ-2, Торская палеосейсмодисло-


кация.
1 – современный почвенно-растительный покров; 2 – погребен-
ные почвы; 3 – слабо гумусированные суглинки; 4–6 – составные
части делювиально-пролювиальных отложений: 4 – суглинок (А) Б
и суглинок с дресвой (Б), 5 – супесь, песок, 6 – щебень; 7 – рых-
лый (А) и уплотненный (Б) галечник; 8 – разрывные нарушения;
9 – места отбора проб на радиоуглеродный анализ.

Fig. 8. Cross-section of the wall of Trench ЗТ-2 in the Torskaya pa-


leoseismic dislocation.
1 – recent soil cover; 2 – buried soil; 3 – low-humous clayey soil; 4–6
– components of deluvial and proluvial deposits: 4 – clayey soil (А)
and clayey soil with debris (Б), 5 – sand loam and sand, 6 – crushed
stone; 7 – loose (А) and consolidated (Б) gravel; 8 – loose (А) and
consolidated (Б) crushed blocky deluvium; 9 – fractures; 10 – sam-
pling points for radiocarbon studies.

гового типа, можно использовать регрессионные


соотношения, полученные для активизированных Рис. 9. Зачистка взбросового уступа в левом борту конуса выно-
платформ [Чипизубов, 1998]. са р. Шартлай в зоне Северо-Байкальского разлома (фото, А) и
схема разреза зачистки (Б).
ML = 1.07logL+5.65 s=0.11, n=11, r=0.95; 1 – современный почвенно-растительный покров; 2 – дресвяно-
суглинистые образования; 3 – дресвяно-щебенистые образова-
MD = 1.10logD+7.0 s=0.23, n=11, r=0.84, ния; 4–6 – байкальские стратифицированные галечниковые (4),
супесчаные (5) и суглинистые (6) отложения; 7–9 – делювиально-
где r – коэффициент парной корреляции, s – стан- пролювиальные отложения белесого (7), коричневатого (8), си-
дартная ошибка определения зависимой перемен- невато-серого (9) цветов; 10 – смесь из отложений 8, 9 и гумуси-
рованных образований с большим количеством древесных уг-
ной, n – число коррелируемых пар. лей; 11 – погребенные гумусированные образования и пробы на
Для определения М палеособытий с неустанов- радиоуглеродный анализ. Жирный пунктир предполагаемые
ленным типом разрывообразования использова- разрывные трещины.
лось соотношение для разрывов всех типов с
Dmax>3 [Стром, 1993]: Fig. 9. Cross-section of the stripping site wherein a thrust fault plane
was discovered in the alluvial cone of the Shartlai River. The North-
2
Baikal fault.
М=0.689LND+6.35; R =0.489. 1 – recent soil cover; 2 – debris-clayey deposits; 3 – debris-loamy
clay deposits; 4–6 – baikalian stratified pebble (4), sandy loam (5)
К настоящему времени в Прибайкалье установ- and clayey (6) sediments; 7–9 – whitish (7), brownish (8), and blue-
grayish (9) deluvial and proluvial sediments; 10 – mixture of sedi-
лено более 40 палеоземлетрясений с М=7.1–8.0, из ments 8, 9 and humous deposits with abundant charcoal; 11 – buried
которых только 24 датировано по 14С (всего отобра- humous deposit, and samples for radiocarbon studies. Thick dotted
но и датировано более 140 проб). В табл. 3 приве- lines show possible fractures.
ден список датированных на настоящее время па-
леоземлетрясений Прибайкалья. Такие палеособы-
тия выделены в зонах Окино-Жомболокского, Бар-
гузинского, Главного Саянского, Тункинского, Па-
рамского, Приморского, Северо-Байкальского, Укол- силу отсутствия тренчинговых работ на них), веро-
китского и Хамбинского разломов (рис. 6). ятно сейсмогенные уступы находятся в зонах Тун-
кинского, Уколкитского, Северо-Байкальского, Ки-
ЗАКЛЮЧЕНИЕ черского и Баргузинского разломов. Симптоматич-
но, что в зонах этих разломов, а также в зонах При-
Палеосейсмологическими исследованиями уста- морского и Главного Саянского наиболее мощные
новлены палеособытия с амплитудами смещения палеоземлетрясения происходили 9–10 тыс. лет на-
от 2–3 до 6–7 м. Мощные и пока не расчлененные (в зад [Чипизубов и др., 2002].

71
O. P. Smekalin et al.: Paleoearthquakes in the Pribaikalie…

Палеосейсмологические данные, помимо выяв- соотношения параметров сейсмогенных разрывов и магнитуд


землетрясений // Геология и геофизика. – 2001. – Т. 42, № 9.
ления сильнейших досейсмостатистических земле-
– С. 1389–1398.
трясений с определением их возраста и магнитуд, Никонов А.А. Голоценовые и современные движения земной
дают прямые свидетельства и о возможных кине- коры. – М.: Наука, 1977. – 240 с.
матических типах активизированных разломов. Так, Никонов А.А. Датирование сейсмотектонических подвижек и
древних землетрясений с помощью радиоуглеродного ана-
в зонах Тункинского и Северо-Байкальского разло-
лиза и археологических данных (на примере гор Средней
мов выявлены палеосейсмодислокации взбросо- Азии) // Доклады АН СССР. – 1981. – Т. 257, № 2. – С. 440–
сдвигового и взбросового типов (рис. 7, 8, 9), не- 444.
обычные для структур Байкальской рифтовой зоны. Новый каталог сильных землетрясений на территории СССР с
древнейших времен до 1975 г. / Отв. ред. Н.В. Шебалин, Н.В.
Взбросо-сдвиговые смещения по зоне Тункинского Кондорская – М.: Наука, 1977. – 535 с.
разлома находят приемлемое объяснение с геоди- Ружич В.В., Леви К.Г., Дельянский Е.А., Смекалин О.П. Оценки
намических позиций (субширотная ориентировка повторяемости сильных землетрясений Прибайкалья по ма-
разлома и северо-восточное направление сжимаю- териалам сейсмогеологических исследований // Геологиче-
ская среда и сейсмический процесс: Материалы Всероссий-
щих напряжений) и не противоречат сейсмологиче-
ской межрегиональной конференции. – Иркутск: ИЗК СО
ским данным о механизмах очагов землетрясений. РАН, 1997. – С. 144–147.
Несомненно, что прогресс в понимании причин и Ружич В.В., Саньков В.А., Днепровский Ю.И. Дендрохронологи-
механизмов позднекайнозойского разломообразо- ческое датирование сейсмогенных разрывов в Становом на-
горье // Геология и геофизика. – 1982. – № 8. – С. 122–126.
вания Прибайкалья, сопровождавшегося мощными
Сейсмическое районирование Восточной Сибири и его геолого-
сейсмическими процессами, будет во многом зави- геофизические основы. – Новосибирск: Наука, 1977. – 304 с.
сеть от дальнейшего развития и сохранения тради- Сейсмогеология и детальное сейсмическое районирование
ций сибирской школы палеосейсмогеологии, воз- Прибайкалья / Под ред. В.П. Солоненко. – Новосибирск: Нау-
ка, 1981. – 169 с.
никшей в свое время как новаторский метод изуче-
Сейсмотектоника и сейсмичность рифтовой системы Прибай-
ния сейсмогенных структур. калья / Под ред. В.П. Солоненко. – М.: Наука, 1968. – 220 c.
Работа выполнена при финансовой поддержке Сейсмотектоника и сейсмичность юго-восточной части Восточ-
РФФИ (гранты 06-05-64492-а, 07-05-00760-а) и Си- ного Саяна / Под ред. В.П. Солоненко. – Новосибирск: Наука,
1975. – 134 с.
бирского отделения РАН (интеграционный проект
Смекалин О.П., Имаев В.С., Чипизубов А.В., Семёнов Р.М. Изу-
СО РАН ИП-87). чение сейсмогенных сбросов Кичерской структуры в разрезах
канав // Тихоокеанская геология. – 2007. – Т. 26, № 2. – С.
82–92.
ЛИТЕРАТУРА Солоненко В.П. Определение эпицентральных зон землетрясе-
ний по геологическим признакам // Известия АН СССР. Серия
Аржанникова А.В., Аржанников С.Г. Сейсмотектонические де- геологическая. – 1962. – № 11. – С. 58–74.
формации в западной части Тункинских гольцов и современ- Солоненко В.П. Сейсмогенные деформации и палеосейсмогео-
ная экзодинамика // Геология и геофизика. – 1999. – Т. 40, логический метод // Сейсмическое районирование Восточной
№ 2. – С. 231–234. Сибири и его геолого-геофизические основы. – Новосибирск:
Геология и сейсмичность зоны БАМ. Сейсмогеология и сейсми- Наука, 1977. – С. 5–47.
ческое районирование / В.П. Солоненко, В.В. Николаев, Р.М. Стром А.Л. Оценка амплитуд сейсмогенных подвижек по текто-
Семенов и др. – Новосибирск: Наука, 1985. – 191 с. ническим нарушениям в основаниях гидротехнических со-
Гоюй Д. Краткий обзор последних исследований в палеосейсмо- оружений // Гидротехническое строительство. – 1993. – № 3.
логии (перевод с китайского) // Шицянь дичжень юй дисыцзы – С. 13–17.
дичжи вэньцзи. Сб. ст. 1982. – С. 3–7. Стром А.Л. Количественные характеристики сейсмогенных раз-
Дельянский Е.А. Следы сейсмогенных деформаций в рыхлых рывов и их использование в палеосейсмогеологии и инже-
отложениях плейстосейстовой зоны Цаганского землетрясе- нерной геологии: Автореф. дис. … канд. геол.-мин. наук. – М.:
ния // Геология и полезные ископаемые Восточной Сибири: Гидропроект, 1998. – 26 с.
Тезисы докладов научной конференции. – Иркутск: ИГУ, Стром А.Л., Никонов А.А. Распределение смещений вдоль
1993. – С. 7–8. сейсмогенных разрывов и учет неравномерности подвижек
Дельянский Е.А., Макаров С.А., Белоусов О.В. Сейсмичность при палеосейсмологических исследованиях // Современная
Приморского разлома по результатам тренчинга // Геология и сейсмология: Достижения и проблемы: Тезисы научной кон-
геофизика Восточной Сибири: Тезисы докладов. – Иркутск: ференции. – М., 1998. – С. 23–24.
ИГУ, 1992. – С. 16–17. Трифонов В.Г., Караханян А.С. Геодинамика и история цивили-
Дельянский Е.А., Хромовских В.С. Циклическое развитие сейс- заций. – М.: Наука, 2004. – 668 с.
могенных структур в зоне разлома Черского (Южное Прибай- Флоренсов Н.А. Неотектоника Прибайкалья в связи с его сейс-
калье) // Всероссийское совещание по изучению четвертич- мичностью // Бюллетень совета по сейсмологии. № 10 (Во-
ного периода. – М., 1994. – С. 79. просы сейсмотектоники Прибайкалья и смежных террито-
Дислокации Гоби-Алтайского (Монголия) землетрясения 1957 г. / рий). – М.: Изд-во АН СССР, 1960. – С. 11–20.
П. Молнар, Р.А. Курушин, А. Баясгалан, К.В. Хаднат. – Ново- Хромовских В.С. Главные признаки и способы выявления сейс-
сибирск: Изд-во СО РАН, 1998. – 148 с. модеформаций // Современная динамика литосферы конти-
Живая тектоника, вулканы и сейсмичность Станового нагорья / нентов. Методы изучения. – М.: Недра, 1989. – С. 229–235.
В.П. Солоненко, А.А. Тресков, Р.А. Курушин и др. – М.: Наука, Хромовских В.С. Использование палеосейсмогеологических дан-
1966. – 231 с. ных при составлении карты очаговых зон землетрясений (на
Корженков А.М., Мазор Э. Структурная реконструкция сейсмиче- примере Байкальской рифтовой системы) // Сейсмичность и
ских событий: руины древних городов как окаменевшие сейсмическое районирование Северной Евразии. Вып. 2–3. –
сейсмографы // Известия МОН РК, НАН РК. – 2001. – № 1. – М.: ОИФЗ РАН, 1995. – С. 300–307.
С. 108–125. Хромовских В.С., Дельянский Е.А., Смекалин О.П. Палеосейсмо-
Ласточкин С.В. Определение возраста палеосейсмогенных геология на новом этапе развития // Геофизические исследо-
структур по морфометрическим показателям // Геология и вания в Восточной Сибири на рубеже ХХI века. – Новоси-
геофизика. – 1981. – № 1. – С. 91–94. бирск: Наука, 1996. – С. 99–101.
Ласточкин С.В. К сейсмогеологии Западного и Центрального Хромовских В.С., Солоненко В.П., Чипизубов А.В., Жилкин В.М. К
Забайкалья // Поздний плейстоцен и голоцен юга Восточной сейсмотектонической характеристике Северного Прибайка-
Сибири. К XI Kонгрессу INQUA в СССР, Москва, 1982. – Но- лья // Сейсмичность и глубинное строение Прибайкалья. –
восибирск: Наука, 1982. – С. 136–145. Новосибирск: Наука, 1978. – С. 101–107.
Лунина О.В. Влияние напряженного состояния литосферы на Хромовских В.С., Чипизубов А.В., Курушин Р.А., Смекалин О.П.,

72
Geodynamics & Tectonophysics. 2010. Vol. 1. № 1. P. 55–74

Дельянский Е.А. Новые данные о палеосейсмодислокациях Gilbert G.K. Report on the geology of portions of Nevada, Utah, Cali-
Байкальской рифтовой зоны // Сейсмичность и сейсмическое fornia, and Arizona examined in the years 1871 and 1872 // Re-
районирование Северной Евразии. Вып. 1. – М.: Наука, 1993. port on U.S. Geographical and Geological Surveys West of the
– С. 256–264. 100th Meridian. – 1875. – № 3. – Pt. 1. – P. 17–187.
Чипизубов А.В. Сейсмогеология Северного Прибайкалья (зона Gilbert G.K. Lake Bonneville // U.S. Geological Survey. 1890. Mono-
БАМ): Автореф. дис. … канд. геол.-мин. наук. – Иркутск: ИЗК graph 1. – 438 p.
СО РАН, 1982. – 17 с. Hanks T.C., Andrews D.J. Effect of far-field slope on morphologic
Чипизубов А.В. Выделение одноактных и одновозрастных палео- dating of scarplike landforms // Journal of Geophysical Research.
сейсмодислокаций и определение по их масштабам магнитуд – 1989. – V. 94, № B1. – P. 565–573.
палеоземлетрясений // Геология и геофизика. – 1998. – № 3. Hatheway A.W., Leighton F.B. Trenching as an exploratory method /
– С. 386–398. Eds. A.W. Hatheway, C.R. McClure Jr. // Geology in the Siting of
Чипизубов А.В., Аржанников С.Г., Семёнов Р.М., Смекалин О.П. Nuclear Power Plants. Geol. Soc. Am. Rev. Eng. Geol. – 1979. –
Палеоземлетрясения и палеосейсмодислокации в зоне Бар- IV. – P. 169–196.
гузинского разлома // Геология и геофизика. – 2007. – Т. 48, Hull A.G. Paleoseismic slip at reverse faults // U. S. Geol. Survey.
№ 7. – С. 753–766. 1987. Open-File Report, 87-673. – P. 262–270.
Чипизубов А.В., Аржанников С.Г., Семёнов Р.М., Смекалин О.П., Lund W.R. Introduction to paleoseismology of Utah // Paleoseismol-
Серебренников С.П. Палеосейсмодислокации и палеоземле- ogy of Utah. – 1991. V. 1. Utah Geological and Mineral Survey.
трясения Прибайкалья // Геология, геохимия и геофизика: Special studies. 75. P. 1–9.
Материалы Всероссийской научной конференции, посвящён- Machette M.N. Quaternary and Pliocene faults in the La Jencia and
ной 10-летию Российского фонда фундаментальных иссле- southern part of the Albuquerque-Belen basins, New Mexico //
дований. – Иркутск: ИЗК СО РАН, 2002. – С. 535–537. Evidence of fault history from fault-scarp morphology and Qua-
Чипизубов А.В., Семенов Р.М., Аржанников С.Г., Смекалин О.П. ternary geology. N. M. Geol. Soc. 1982. 33rd Field Conf. Guide-
Новые данные о палеосейсмодислокациях в зоне Баргузин- book. Albuquerque Country II. – P. 161–169.
ского разлома (Байкальская рифтовая система) // Доклады Machette M.N. Changes in longterm versus short-term slip rates in an
АН. – 2000. – Т. 372, № 3. – С. 393–396. extensional environment. U.S. Geol. Survey. 1987. Open-File
Чипизубов А.В., Серебренников С.П. Сдвиговые палеосейсмо- Report, 87-673. – P. 228–238.
дислокации в Восточном Саяне // Доклады АН СССР. – 1990. Mayer L. Dating quaternary fault scarps formed in alluvium using
– Т. 311, № 2. – С. 446–450. morphologie parameters // Quaternary Research. – 1984. – V.
Чипизубов А.В., Смекалин О.П. Периодичность сейсмогенного 22. – P. 300–313.
вскрытия Главного Саянского разлома по палеосейсмогеоло- McCalpin J.P. Current investigative techniques and interpretive mod-
гическим данным // Всеросийское совещание по изучению els for trenching active dip-slip faults // Engineering Geology and
четвертичного периода: Тезисы докладов. – М., 1994. – С. Geotecnical Engineering. – Balkema, Rotterdam, 1989. – P. 249–
254. 258.
Чипизубов А.В., Смекалин О.П. Палеосейсмодислокации и свя- McCalpin J.P., Forman S.L. Chronology of paleoearthquakes on the
занные с ними палеоземлетрясения по зоне Главного Саян- Wasatch fault zone by thermolluminescence (TL) dating // U.S.
ского разлома // Геология и геофизика. – 1999. – Т. 40, № 6. – Geol. Survey. 1988. Open-File Report, 88-434. – P. 506–511.
С. 936–947. McCalpin J.P., Khromovskikh V.S. Holocene paleoseismicity of the
Чипизубов А.В., Смекалин О.П., Белоусов О.В., Дельянский Е.А., Tunka fault, Baikal rift, Russia // Tectonics. – 1995. – V. 14, № 3.
Щеголев Ю.В. Взбросо-сдвиговые палеосейсмодислокации – P. 594–605.
по зоне Главного Саянского разлома // Доклады АН. – 1994. – Nash D.B. Morphological dating of degraded normal fault scarps //
Т. 338, № 5. – С. 672–674. Journal of Geology. – 1980. – V. 88. – P. 353–360.
Ян Ц., Го Ч., Цао Ц. Исследование голоценовой активности пе- Paleoseismology / Edited by J.P. McCalpin – San Diego: Academic
редового разлома хребта Хэланьшань с использованием press, 1996. – 585 p.
геоморфологических методов // Дичжэнь дичжи (Seismology Sanders C.O. Slemmons D.B. Geomorphic evidence for holocene
and Geology). – 1985. – Т. 7, № 4. – С. 23–31 (перевод с ки- earthquakes in the Olinghouse fault zone, Western Nevada //
тайского). Bulletin of Seismological Society of America. – 1996. – V. 86, №
Andrews D.J., Hanks T.C. Scarp degraded by linear diffusion – In- 6. – P. 1784–1792.
verse solution for age // Journal of Geophysical Research. – Sieh K.E. Prehistoric large earthquakes produced by slip on the San
1985. – V. 90, № B12. – P. 10193–10208. Andreas fault at Pallet Creek, California // Journal of Geophysical
Bonilla M.G., Mark R.K., Lienkaemper J.J. Statistical relations among Research. – 1978. – V. 83, № B8. – P. 3907–3939.
earthquake magnitude, surface rapture length, and surface fault Sieh K.E. A review of geological evidence for recurrence times of
displacement // Bulletin of Seismological Society of America. – large earthquakes // Am. Geophys. Union. 1981. Maurice Ewing.
1984. – V. 74, № 6. – P. 2379–2411. Ser. 4.
Brogan G.E., Kellog K.S., Slemmons B., Terhune C.L. Late Quater- Sims J.D. Earthquake-induced structures in sediments of Van Nor-
nary faulting along the Death Valley – Furnace Creek fault sys- man Lake, San Fernando, California // Science. – 1973. – V. 182.
tem, California and Nevada // US Geological Survey Bulletin. – – P. 161–163.
1991. – № 1991. – P. 1–23. Sims J.D. Determining earthquakes recurrence intervals from defor-
Bucknam R.C., Anderson R.E. Estimation of fault scarp ages from a mation structures in young lacustrine sediments // Tectonophys-
scarp height-slope angle relationship // Geology. – 1979. – V. 7, ics. – 1975. – V. 29. – P. 141–152.
№ 1. – P. 11–14. Vittori E., Labini S.S., Serva L. Palaeoseismology: review of the
Clark M.M., Grantz A., Rubin M. Holocene activity of the Coyote state-of-the-art // Tectonophysics. – 1991. – V.193, № 1–3. – P.
Creek fault as recorded in sediments of Lake Cahuilla // The Bor- 9–32.
rego Mountain earthquake of April 9, 1968. – U.S. Geological Wallace R. E. Profils and ages of young fault scarp, North-Central
Survey Professional Paper 787. – 1972. – P. 112–130. Nevada // Geological Society of America Bulletin. – 1977. – V.
Colman S.M., Pierce K.L., Birkeland P.W. Suggested terminology for 88. – P. 1267–1281.
Quaternary dating methods // Quaternary Research. – 1987. – V. Wallace R.E. Degradation of the Hebgen Lake fault scarps of 1959 //
28. – P. 314–319. Geology. – 1980. – V. 8. – P. 225–229.
Colman S.M., Watson K. Ages estimated from a diffusion equation Wallace R.E. A perspective of paleoseismology // Direction in paleo-
model for scarp degradation // Science. – 1983. – V. 221. – P. seismology. 1987. Open file report, 87-673. – Denver, Colorado.
263–265. – P. 7–16.
Deng Q., Liao Y. Paleoseismology along the range-front fault of He- Wells D.L., Coppersmith K.J. New empirical relationships among
lan Mountains, North Central China // Journal of Geophysical Re- magnitude, rapture length, rapture width, rapture area and sur-
search. – 1996. – V. 101, № B3. – P. 5873–5893. face displacement // Bulletin of Seismological Society of America.
Forman S.L., Jackson M.E., McCalpin J., Maat P. The potential of – 1994. – V. 84, № 4. – P. 974–1002.
using thermoluminescence to date buried soils in colluvial and Yeats R.S., Sieh K., Allen C.R. The geology of earthquakes. – Ox-
fluvial sediments from Utah and Colorado, U.S.A. // Quaternary ford: Oxford University Press, 1997. – 568 p.
Science Reviews. – 1988. – V. 7, № 3–4. – 287–293.

73
O. P. Smekalin et al.: Paleoearthquakes in the Pribaikalie…

Смекалин Олег Петрович, канд. геол.-мин. наук, с.н.с.


Институт земной коры СО РАН, 664033, Иркутск, ул. Лермонтова, 128
e-mail: smekalin@crust.irk.ru

Smekalin, Oleg P., Candidate of Geology and Mineralogy, Senior Researcher


128 Lermontov street, Institute of the Earth’s Crust, Irkutsk 664033, Russia
e-mail: smekalin@crust.irk.ru

Чипизубов Анатолий Васильевич, докт. геол.-мин. наук, с.н.с.


Институт Земной коры СО РАН, 664033, Иркутск, ул. Лермонтова, 128
e-mail: chipizub@crust.irk.ru

Chipizubov, Anatoly V., Doctor of Geology and Mineralogy, Senior Researcher


128 Lermontov street, Institute of the Earth’s Crust, Irkutsk 664033, Russia
e-mail: chipizub@crust.irk.ru

Валерий Сулейманович Имаев, докт. геол.-мин. наук, зав. лабораторией


Институт земной коры СО РАН, 664033, Иркутск, ул. Лермонтова, 128
e-mail: imaev@crust.irk.ru

Валерий Сулейманович Имаев, Doctor of Geology and Mineralogy, Head of Laboratory


128 Lermontov street, Institute of the Earth’s Crust, Irkutsk 664033, Russia
e-mail: imaev@crust.irk.ru

74
GEODYNAMICS N ГЕОДИНАМИКА
& И
W
TECTONOPHYSICS ТЕКТОНОФИЗИКА

2010. Vol. 1. № 1. 75–86. ISSN 2078-502X

PUBLISHED BY THE INSTITUTE OF THE EARTH’S CRUST RESEARCH ARTICLE

LATE CREATACEOUS-CENOZOIC SEDIMENTS OF THE BAIKAL RIFT BASIN


AND CHANGING NATURAL CONDITIONS

Recent Geodynamics
V. D. Mats1, T. K. Lomonosova2, G. A. Vorobjeva3, Е. G. Vologina2
120101, Karmiel, Shaar Hagai str., Ap. 10. 13, Israel
2Institute of the Earth's crust SB RAS, 664033, Irkutsk, Lermontov street, 128, Russia
3Irkutsk State University, 664003, Irkutsk, Karl Marx street, 2, Russia

Abstract: The late Cretaceous-Cenozoic sediments of fossil soils and weathering crusts of the Baikal rift have been
subject to long-term studies. Based on our research results, it is possible to distinguish the following litho-stratigraphic
complexes which are related to particular stages of the rift development: the late Cretaceous–early Oligocene (crypto-rift
Arheo-baikalian), the late Oligocene–early Pliocene (ecto-rift early orogenic Pra-baikalian), and the late Pliocene-Qua-
ternary (ecto-rift late orogenic Pra-baikalian – Baikalian) complexes. Changes of weathering modes (Cretaceous-quar-
ter), soil formation (Miocene-quarter) and differences of precipitation by vertical and lateral stratigraphy are analysed
with regard to specific features of climate, tectonics and facial conditions of sedimentation. Tectonic phases are defined
in the Cenozoic period of the Pribaikalie.

Keywords: Baikal rift basin, sedimentary layer, weathering crust, fossil soil, tectonics, climate.

Recommended by D.P. Gladkochub 29 October 2009

Mats V.D., Lomonosova T.K., Vorobjeva G.A., Vologina Е.G. Late creataceous-cenozoic sediments of the
Baikal rift basin and changing natural conditions // Geodynamics & Tectonophysics. 2010. V. 1. № 1.
P. 75–86.

ПОЗДНЕМЕЛОВЫЕ–КАЙНОЗОЙСКИЕ ОТЛОЖЕНИЯ БАЙКАЛЬСКОЙ


РИФТОВОЙ ВПАДИНЫ В СВЯЗИ C МЕНЯЮЩИМИСЯ ПРИРОДНЫМИ
ОБСТАНОВКАМИ

В. Д. Мац1, Т. К. Ломоносова2, Г. А. Воробьева3, Е. Г. Вологина2


120101, Кармиель, ул. Шаар Хагай, д. 13, кв. 10, Израиль
2Институт земной коры СО РАН, 664033, Иркутск, ул. Лермонтова, 128, Россия
3Иркутский государственный университет, 664003, Иркутск, ул. К. Маркса, 2, Россия

Аннотация: Подведены итоги многолетних исследований позднемеловых–кайнозойских отложений, палеопочв


и кор выветривания Байкальского рифта. Они расчленены на позднемеловой–раннеолигоценовый (крипториф-
товый – Археобайкальский), позднеолигоценовый–раннеплиоценовый (экторифтовый раннеорогенный – Пра-
байкальский) и позднеплиоценовый–четвертичный (экторифтовый позднеорогенный Палеобайкальский – Бай-
кальский) лито-стратиграфические комплексы, связанные с отдельными этапами геологического развития риф-
та. Прослежены изменения характера выветривания (мел–квартер), почвообразования (миоцен–квартер) и раз-
личия осадков по стратиграфической вертикали и латерали, определяемые особенностями климата, тектоники и
фациальных условий осадконакопления. Выявлены тектонические фазы в кайнозое Прибайкалья – Тункинская

75
V. D. Mats et al.: Late creataceous-cenozoic sediments of the Baikal rift basin…

(27–25 млн), Северобайкальская (10 млн), Ольхонская (4–3 млн), Приморская (1.2–0.8 млн), Тыйская (0.15–0.12
млн лет).

Ключевые слова: Байкальская рифтовая впадина, осадочная толща, кора выветривания,


палеопочва, тектоника, климат.

ВВЕДЕНИЕ ПОЗДНЕМЕЛОВОЙ–РАННЕОЛИГОЦЕНОВЫЙ КОМПЛЕКС,


АРХЕОБАЙКАЛ
Байкальская рифтовая впадина (БВ) выполне-
на позднемеловой–кайнозойской толщей, которая Достоверно датированные позднемеловые и па-
представлена на дне оз. Байкал (до 7–8 км мощно- леоцен-раннеолигоценовые отложения известны в
сти в Южно-Среднебайкальской впадине и до 3.0– Предбайкальском предгорном прогибе (ППП) (рис.
4.5 км в Северо-Байкальской) [Хатчинсон и др., 1). Здесь установлены домаастрихтская и поздне-
1993] и на прилегающей суше, главным образом палеоценовая–эоценовая КВ и коррелятные оса-
в области инверсионно поднятых участков былого дочные толщи, на которых развита позднеолигоце-
дна озера и на промежуточных ступенях. Осадочная новая–миоценовая КВ, в свою очередь перекрытая
толща Байкальского рифта (БР; под БР понимается позднеолигоценовыми–раннеплиоценовыми отло-
совокупность внутривпадинных образований и ее жениями [Павлов и др., 1976; Mats et al., 2004]. В БР
горного окружения) расчленена на позднемеловой– все послеюрские допозднеолигоценовые осадки
раннеолигоценовый (крипторифтовый – Археобай- отнесены к позднемеловому–раннеолигоценовому
кальский), позднеолигоценовый–раннеплиоценовый комплексу. Это датирование обосновано лито-стра-
(экторифтовый раннеорогенный – Прабайкальский) тиграфической корреляцией с разрезами ППП и
и позднеплиоценовый-четвертичный (экторифтовый единичными находками окаменелостей [Покати-
позднеорогенный – Палеобайкальский и Байкальс- лов, Николаев, 1986].
кий) лито-стратиграфические комплексы. В состав Позднемеловой–раннеолигоценовый комплекс
комплексов входят коры выветривания (КВ), оса- представлен линейно-площадной КВ каолинового и
дочные отложения и палеопочвы. В экторифтовом каолиново-латеритного типов и коррелятными от-
комплексе выделены образования, соответствую- ложениями, пространственно и генетически связан-
щие ранне- и позднеорогенной стадиям и подстади- ными с реликтами мел-палеогеновой поверхности
ям эволюции БР, зонам различной тектонической выравнивания. КВ развита на породах фундамента
активности, а также фациальным типам осадков и отложениях юры. Реликты площадной КВ имеют
[Мац и др., 2001]. мощность до 20–30 м, линейные зоны достигают
Основным объектом исследований были отло- глубины 100–150 м, следы гипергенных изменений
жения, распространенные на окружающей Байкал пород в виде инфильтрационно-метасоматических
суше. Мы опирались на пионерные исследования выделений алунит-гиббсит-галлуазитового состава
Н.А. Флоренсова и Н.А. Логачева, которые олиго- прослежены до 300–400 м, их возраст по данным
цен-четвертичную толщу впадин Байкальской риф- изотопного анализа – 36–40 млн лет [Домбровская
товой зоны (БРЗ) расчленили на угленосную (впо- и др., 1984]. В ППП выделены позднемеловая и па-
следствии танхойскую), охристую (впоследствии леоцен-эоценовая эпохи выветривания. Позднеме-
аносовскую) свиты, красноцветную формацию, ман- ловая КВ каолинового типа, палеоцен-эоценовая –
зурский аллювий и четвертичные отложения [Лога- латеритная с каолинит-гиббситовым профилем
чев, 1974]. При этом был внесен ряд существенных [Павлов и др., 1976].
уточнений и изменений в стратификацию кайнозой- Коррелятные отложения, имеющие в сухопутной
ского покрова и понимание условий осадконакопле- части БР мощность до 100 м, выполняют впадины,
ния. В итоге разработана детальная стратиграфи- древние речные долины, покрывают реликты скло-
ческая схема кайнозоя БР, скоррелированная со нов и водоразделов и представлены белыми и крас-
стандартной шкалой [Мац и др., 2001]. ноцветными озерными, делювиально-пролювиаль-
Выявленные закономерности изменений харак- ными глинами, озерными и аллювиальными песка-
тера отложений БР позволили на конкретном ре- ми и галечниками.
гиональном материале установить зависимость их Для отложений этого уровня характерны: суще-
состава от эволюции главных природных факторов: ственно каолинитовый, изредка каолинит-гидрослю-
климата, тектоники и фациальных условий осадко- дистый состав глин, иногда содержащих примесь
накопления. В дочетвертичной части разреза на минералов свободного глинозема (гиббсит, алунит),
авторских материалах рассмотрены отложения су- бокситы, железомарганцевые стяжения; обогащен-
хопутной части региона. При характеристике более ность глин оксидами Mn и Fe, вплоть до образова-
молодых отложений частично использованы опуб- ния озерно-болотных и инфильтрационно-метасо-
ликованные данные глубоководного бурения и оп- матических Fe-Mn руд; континентальные остаточно-
робования грунтовыми трубками донной толщи Бай- метасоматические и озерные фосфориты; сущест-
кала [Грачев и др., 1997; Кузьмин и др., 2001; Без- венно кварцевый состав галечного и песчано-алев-
рукова и др., 2004; и мн. др.]. ритового материала. В составе легкой и тяжелой

76
Geodynamics & Tectonophysics. 2010. Vol. 1. № 1. P. 75–86

ра
Анг а
рх.
Ве
Тыя

Т
РЕБЕ
ИЙ Х

Л
К

ЙКА
Ю 1а 1

АЛЬС

Й БА
2а 2

БАЙК

РНЫ
СЕВЕ
АКАДЕМИЧЕСКИЙ ХРЕБЕТ
п-ов СВ.НОС
54°

ИБ

ОГ
ПР
МАЛОЕ МОРЕ

Й
Ы
104° РН 1в

ЕТ

АЛ
ГО

он

ЕБ
ьх

ЙК
Ол
ЕД

ХР
о.
Турка

БА
ПР

Й

И

Й
ИЙ

СК

НИ
ОР
СК

ЕД
ИМ
ЛЬ

СР
КА

ПР
Й
БА
ЕД
ПР

БУГУЛЬДЕЙСКАЯ
ВОСТО Иркутск Сел
ЧНЫЙ Ан ПЕРЕМЫЧКА енг
САЯН
гар а
ут

а
к
Ир

Листвянка

КАЛ
БАЙ
АДИНА НЫЙ
СКАЯ ВП ЮЖ БА
Н
ТУНКИН 2б Р-ДА
2в МА
ХА
БЕТ
Е
ХР
ХРЕБЕТ ХАМАР-ДАБАН

Рис. 1. Схема районирования типов стратиграфических разрезов.


1 – разрезы северного типа: 1а – Горемыко-Тыйский район, 1б – Святоносский район, 1в – Ольхонский район; 2 – разрезы южного ти-
па: 2а – разрезы (N2-Q) впадин-сателлитов (Туркинская и др.), 2б – Танхойский район, 2в – Осиновский район.

Fig. 1. Zonation scheme of stratigraphic cross-sections.


1 – north-type cross-sections: 1а – Goremyko-Tyiskiy region, 1б – Svyatoi Nos region, 1в – Olkhon region; 2 – south-type cross-sections:
2а – cross-sections (N2-Q) of satellite valleys (Turka and others), 2б – Tankhoi region, 2в – Osinovskiy region.

песчано-алевритовых фракций пород преобладают лости (Al2O3/N2O), составляющие 98–73, и степени


минералы, устойчивые к выветриванию (табл. 1). окисленности (Fe2O3/FeO) – 33–22, ничтожно малые
Своеобразен химический состав пород (табл. 2, 3). содержания щелочных и щелочно-земельных эле-
Характерны высокие значения коэффициента зре- ментов. По составу отложения кардинально отли-

77
V. D. Mats et al.: Late creataceous-cenozoic sediments of the Baikal rift basin…

Таблица 1. Минеральный состав кайнозойских отложений Байкальской впадины (среднестатистические данные, %)


Table 1. Mineral composition of the Cenozoic deposits of the Baikal basin (average data, %)

Отложения / минералы q p Kshp m e a pr


Поздний мел – палеоген
Глина (25)* 69 1 12 20 1 1 0.1
Поздний олигоцен – ранний миоцен
Глина крупного озера (59) 50 18 20 10 20 10 0
Пески крупного озера (20) 23 8 2 66 5 1 0.3
Миоценовая глина малого озера (Ольхонский блок) (7) 86 3 11 0 14 2 0.4
Позднемиоценовая–раннеплиоценовая глина
(Ольхонский блок). В том числе:
а) субаэральные отложения (30) 41 45 10 3 10 31 4
б) глина малого озера (29) 65 19 13 2 12 13 2
в) глина крупного озера (20) 50 9 15 26 9 4 1
Поздний плиоцен – эоплейстоцен
Позднеплиоценовая делювиальная глина
(Ольхонский блок). В том числе:
а) харанцинская свита, нижняя часть разреза (12) 75 7 15 1 6 23 4
б) харанцинская свита, верхняя часть разреза (9) 79 3 16 2 17 34 9
Глины, супеси, суглинки. В том числе:
а) раннеэоплейстоценовые (15) 62 6 28 3 43 18 1
б) позднеэоплейстоценовые–раннеплейстоценовые (15) 75 7 17 2 26 38 4
Квартер
Четвертичные пески (167) 49 5 31 9 14 45 11
Делювиально-пролювиальные отложения
В том числе:
а) среднеплейстоценовые (8) 49 18 18 14 19 31 3
б) позднеплейстоценовые (28) 42 10 37 11 15 47 10
Позднеплейстоценовые аллювиальные 48 8 19 8 16 45 14
отложения (50)
Позднеплейстоценовые флювиогляциальные отложения (12) 41 1 58 1 14 46 9
Позднеплейстоценовые морены (6) 42 5 7 2 12 31 14
Озерные отложения. В том числе:
а) раннеплейстоценовые (12) 80 3 14 3 9 39 25
б) среднеплейстоценовые (34) 54 9 24 16 13 41 3
в) позднеплейстоценовые (20) 39 3 55 3 13 58 7
Позднеплейстоценовые–голоценовые глины, супеси, суглинки, турбидиты (10) 42 2 53 3 20 44 9
П р и м е ч а н и е. * – количество проанализированных проб; основные минералы легкой фракции: q – кварц, p – плагиоклазы,
Ksh – калишпаты, m – слюды; основные минералы тяжелой фракции: e – эпидот, a – амфиболы, pr – пироксены; в глинах – минераль-
ный состав легкой и тяжелой фракции песчано-алевритовой примеси.
N o t e. * – quantity of analysed samples; main light-fraction minerals: q – quartz, p – plagioclase, Ksh – K-feldspar, m – mica; main heavy-
fraction minerals: e – epodote, a – amphibole, pr – piroxene; in clays – mineral content of light and heavy fractions of sand-aleurolite substance.

чаются от более молодых. Со второй половины миоцена формировались


красноцветные палеопочвы и КВ с полимиктовым
ПОЗДНЕОЛИГОЦЕНОВЫЙ–РАННЕПЛИОЦЕНОВЫЙ составом глинистых минералов и интенсивной кар-
КОМПЛЕКС, ПРАБАЙКАЛ бонатизацией.
Коррелятные осадочные толщи обнажены в кра-
На КВ и отложениях позднего мела – палеогена, евых зонах бассейна седиментации, вскрыты рядом
а чаще на породах фундамента в БВ и ППП залега- буровых скважин в береговой зоне и на проме-
ет позднеолигоценовый–раннеплиоценовый ком- жуточных ступенях, во внутренних частях Байкала,
плекс, включающий КВ каолинового и монтморил- изучены при подводных геологических исследова-
лонитового типов и осадочные толщи. От нижеле- ниях с помощью подводного аппарата «Пайсис» и
жащих отложений он отделен перерывом и несо- при глубоководном бурении [Зоненшайн и др., 1995;
гласием, обусловленными Тункинской фазой текто- Бухаров, Фиалков, 1996; Кузьмин и др., 2001].
генеза (27–25 млн л.) [Мац и др., 2001]. В естественных выходах на суше выделены юж-
Позднеолигоценовые–миоценовые КВ известны ный (танхойский), северный (сасинский или ольхон-
в ППП [Павлов и др., 1976], на южном побережье ский) типы разрезов осадков озер и ольхонские суб-
Байкала и на п-ове Святой Нос [Мазилов и др., аэральные отложения (рис. 2).
1972; Мац и др., 2001] и в оз. Байкал на подводном Разрезы южного типа (рис. 1, 2) распростра-
Академическом хребте [Зоненшайн и др., 1995], в нены на Хамар-Дабанском побережье Байкала (тан-
Северном Прибайкалье [Риндзюнская, 1977]. В Вос- хойская и осиновская свиты), где они слагают не-
точных Саянах КВ разделяют потоки миоценовых прерывное поле на прибрежной равнине, погружа-
базальтов, в разной степени измененных процес- ются в сторону озера и смыкаются с донными осад-
сами разновозрастного гипергенеза, позднеплиоце- ками, составляя их краевую фацию.
новые–четвертичные базальты не затронуты хими- Возраст отложений позднеолигоценовый–ранне-
ческим выветриванием [Рассказов, 1993]. плиоценовый. Разрез танхойской свиты охарактери-

78
Geodynamics & Tectonophysics. 2010. Vol. 1. № 1. P. 75–86

Т а б л и ц а 2. Химический состав позднемеловых–кайнозойских отложений Байкальской впадины (среднестатистические


данные, %)
T a b l e 2. Chemical composition of the Upper Cretaceous deposits of the Baikal basin (average data, %)
+
Оксиды / породы SiO2 Al2O3 Fe2O3 FeO MgO CaO Na2O K2O H2O СO2
Поздний мел-палеоген
Глины озерные и субаэральные (33)* 60.57 16.97 9.08 0.3 1.25 0.60 0.20 2.04 6.16 0.55
Поздний олигоцен – ранний плиоцен (Южнобайкальская впадина)
Глины озерные (13) 53.67 17.16 4.47 2.29 1.87 1.41 1.69 2.42 8.90 3.45
Пески озерные (23) 66.25 15.95 4.45 1.07 1.38 1.37 2.12 2.58 3.51 -
Миоцен – ранний плиоцен (Ольхонский блок)
Глины крупных озер (15) 62.78 16.88 7.53 0.20 1.28 1.21 0.36 1.18 7.33 0.36
Глины малых озер (35) 52.21 14.95 6.02 0.76 2.09 6.24 0.8 1.97 9.08 2.47
Пески крупных озер (6) 86.75 5.42 2.74 0.17 0.42 0.81 0.51 1.02 1.68 -
Глины субаэральные (41) 57.97 15.13 6.79 0.48 2.65 5.13 1.51 1.63 6.63 2.40
Поздний плиоцен (Ольхонский блок)
Глины субаэральные.
В том числе:
а) харанцинская свита, нижняя часть разреза (17) 52.20 14.95 6.31 0.36 3.22 7.62 0.56 2.26 10.99 2.79
б) харанцинская свита, верхняя часть разреза (19) 58.22 13.87 5.87 0.68 2.13 6.85 1.06 1.79 8.52 1.98
Эоплейстоцен
Суглинки (57) 67.55 12.56 3.94 0.75 1.55 3.36 1.58 2.60 4.04 0.99
Плейстоцен
Глины, суглинки, в том числе глины донных
отложений Байкала (49) 58.71 17.39 5.27 2.39 2.64 2.21 2.58 3.10 4.16 0.09
Пески, турбидиты (36) 69.51 17.70 5.15 2.60 2.62 2.05 2.49 3.12 4.47 -
Голоцен
Донные илы Байкала (25) 60.73 15.69 4.12 2.33 2.44 2.20 2.52 2.42 6.00 -
Пески, турбидиты и алевриты поверхностных слоев
донных отложений Байкала (7) 64.30 15.20 2.64 1.89 2.04 3.20 3.27 2.68 3.53 -
П р и м е ч а н и е. * – количество проанализированных проб.
N o t e. * – quantity of analysed samples.

зован малакофауной, спорово-пыльцевыми ком- ритов и каолинита [Мазилов и др., 1972; Мац и др.,
плексами, находками диатомей [Попова, 1981; Ма- 2001; Mats et al., 2004]. Отмечается низкая степень
зилов и др., 1972; Черняева, 1990]. Мощность тол- окисленности осадков (2–4) и низкие значения ко-
щи до 1000–1500 м. Она представлена зеленова- эффициента зрелости (10–7), повышенные содер-
тыми озерными (Прабайкальскими) глинистыми жания Na2O и K2O, преобладание магния над каль-
алевритами, алевролитами, аргиллитами, песками цием (табл. 2, 3).
и маломощными пластами бурого угля. Мелко- и Отложения осиновской и танхойской свит изме-
тонкозернистые озерные осадки (танхойская свита) нены предпозднеплиоценовым выветриванием [Ма-
по простиранию замещаются песчано-галечными зилов и др., 1972; Иметхенов, 1987; Мац и др.,
отложениями: конгломератами, гравийниками, пес- 2001].
ками речных фаций, прибрежного озерного мелко- Разрезы северного типа (рис. 1, 2) изучены на
водья и конусов выноса (осиновская свита). Осинов- Ольхонском островном блоке (тектонически инерт-
ская свита слагает крупный асимметричный много- ная глыба – внутреннее поднятие в БВ), на п-ове
степенный мегаритм. В нижней части разреза рит- Святой Нос и на северо-западном побережье озера
мично чередуются конгломераты, песчаники, изред- (Горемыко-Тыйская промежуточная ступень).
ка встречаются тонкие прослои бурого угля. В кров- На о. Ольхон мощность миоцен-раннеплиоцено-
ле свиты залегает горизонт глинистых алевролитов. вых отложений достигает 120–150 м. Нижняя часть
Танхойская и осиновская свиты перекрывают одно- разреза (тагайская свита) представлена известко-
типную каолиновую КВ. вистыми монтмориллонитовыми гипсоносными се-
Областью сноса для Танхойского бассейна слу- ро-зелеными глинами, песками малых (средних),
жило тектонически активное Хамар-Дабанское под- бессточных и слабопроточных озер и болот ран-
нятие, а осадконакопление приурочено к Южно- и него–среднего миоцена. Осадки содержат крупные
Среднебайкальской рифтовым впадинам. скопления остатков ископаемых млекопитающих,
Для отложений характерны полимиктовый, оли- земноводных, рыб, птиц, раковины моллюсков,
гомиктовый состав песчано-алевритовой фракции, створки диатомовых и представительные спорово-
высокие содержания минералов, не устойчивых к пыльцевые спектры – Тагайское местонахождение
выветриванию (см. табл. 1). Карбонаты практически [Логачев и др., 1964; Вислобокова, 1990]. Аналогич-
отсутствуют. В низах разреза в цементе песчано- ные отложения известны на западном побережье
алевритовых пород и в собственно глинах преобла- Малого Моря и на п-ове Святой Нос (южносвято-
дает каолинит с примесью смектитов и гидрослюд, носская свита).
в верхах – гидрослюды, смектиты с примесью хло- Верхняя часть разреза (сасинская свита) отде-

79
V. D. Mats et al.: Late creataceous-cenozoic sediments of the Baikal rift basin…

Т а б л и ц а 3. Петрохимические модули кайнозойских отложений Байкальского рифта (среднестатистические данные)


T a b l e 3. Petrochemical modules of the Cenozoic deposits of the Baikal basin (average data, %)

Отложения K2O: Al2O3: Fe2O3: CaO: Al2O3:


Na2O Na2O FeO MgO SiO2
Поздний мел – палеоген
Глины озерные и субаэральные (33)* 10 85 30 0.48 0.28
Поздний олигоцен – ранний плиоцен (Южнобайкальская впадина)
Глины озерные (13) 1.4 10 2 0.75 0.32
Пески озерные (23) 1.2 7.5 4.5 0.99 0.24
Миоцен – ранний плиоцен (Ольхонский блок)
Глины крупных озер (15) 3.3 47 38 0.95 0.27
Пески крупных озер (6) 2 11 27.4 1.9 0.06
Глины малых озер (35) 2.5 19 8.6 2.99 0.29
Глины субаэральные (41) 1 10 16.9 1.9 0.26
Поздний плиоцен (Ольхонский блок)
Глины субаэральные
а) харанцинская свита, нижняя часть разреза (17) 4 27 21 2.37 0.29
б) харанцинская свита, верхняя часть разреза (19) 1.7 13 9.8 3.2 0.24
Эоплейстоцен
Суглинки (57) 1.6 8 5.6 2.2 0.19
Плейстоцен
Глины, суглинки, в том числе плотные глины донных отложений Байкала (49) 1.2 6.7 2 0.84 0.3
Пески, турбидиты (36) 1.25 7.1 2 0.78 0.25
Голоцен
Донные илы Байкала (25) 0.96 6.2 1.8 0.9 0.26
Пески, турбидиты и алевриты поверхностных слоев донных отложений Байкала (7) 0.8 4.6 1.4 1.6 0.2
П р и м е ч а н и е. * – количество проанализированных проб.
N o t e.* – quantity of analysed samples.

лена перерывом, угловым и азимутальным несо- вом песчано-алевритовой фракции, более высоки-
гласием и связана с трансгрессией крупного бассей- ми значениями коэффициентов зрелости и окислен-
на в Северобайкальскую впадину и ее центрикли- ности, резким преобладанием калия над натрием.
наль – Маломорскую впадину. Тектонические дви- Своеобразны и ассоциации глинистых минералов в
жения, обусловившие ее, выделены в Маломорскую бассейнах разных типов. В отложениях Танхойского
тектоническую фазу (около 10 млн л.). Позднемио- и Сасинского бассейнов основная роль принадле-
ценовые–раннеплиоценовые «синие» глины и алев- жит гидрослюдам, менее распространены каолинит
риты с железисто-марганцевыми конкрециями, стя- и смектиты. В малых осолоненных озерах север-
жениями, а также пески и гравийники крупного Са- ного типа (Тагайских) существенна роль терриген-
синского палеоозера, соединявшегося проливом с ных и гидрогенных смектитов и гидрослюды, в каче-
бассейном Южно-Среднебайкальской впадины, вы- стве примеси присутствует каолинит.
делены в сасинскую свиту [Мац и др., 2001]. По пе- Ольхонские субаэральные позднемиоце-
риферии Сасинского озера формировались лагун- новые–раннеплиоценовые отложения слагают
ные глины и субаэральные красноцветы, в которых нижний горизонт [Мац и др., 2001] красноцветной
обнаружены остатки млекопитающих [Мац и др., формации нижнего эоплейстоцена (теперь позднего
1982; Покатилов, 1985] и моллюсков [Попова, 1981] миоцена – плиоцена) [Логачев и др., 1964]. В его
позднего миоцена – раннего плиоцена, а также диа- составе выделены КВ, палеопочвы и продукты их
томеи, остракоды [Черняева, 1990]. ближнего переотложения. Возраст красноцветов
На северо-западе БВ (Горемыко-Тыйская проме- установлен по многочисленным находкам ископае-
жуточная ступень) скважиной в интервале глубин мых млекопитающих, моллюсков и др., а также по
295–192 м вскрыты позднеолигоценовые–плиоцено- палеомагнитным данным. Остатки млекопитающих
вые отложения делювиально-пролювиальных, озер- сопоставлены с фауной понта, туролия, русциния
ных и озерно-болотных фаций, субаэральные пок- позднего миоцена – раннего плиоцена [Мац и др.,
ровные суглинки и ископаемые почвы позднего нео- 1982, 2001; Попова, 1981; Покатилов, 1985].
гена [Кульчицкий и др., 1993], по составу сходные с Неогеновая красноцветная КВ развита на кри-
распространенными на о. Ольхон. сталлических породах фундамента или на отложе-
Позднемиоценовые–раннеплиоценовые осадки ниях палеогена и неогена. От более древних крас-
крупного озера (Сасинского) бескарбонатные, ма- ноцветных КВ отличается полиминеральным соста-
лых, средних озер (Тагайских) и лагун – обычно кар- вом глин (смектиты, гидрослюды, железисто-магне-
бонатные, часто загипсованные. По минеральному зиальные хлориты, примесь каолинита) и наличием
и химическому составу сасинские отложения отли- карбонатов. Роль каолинита значительно возраста-
чаются от близких по возрасту танхойских (табл. ет там, где источником сноса служила каолиновая
1–3) олигомиктовым, иногда мономиктовым соста- КВ, отложения юры или палеогена. Отлична КВ и по

80
Geodynamics & Tectonophysics. 2010. Vol. 1. № 1. P. 75–86

Осиновский
Южный тип разреза вариант разреза

n-10
Qp
Танхойский
вариант разреза Северный тип разреза

>100?
Северобайкальский
м вариант разреза

N2 - Qe shn
м
N2 - Qe shn

n-100
>n-100

2
2

Ольхонский Q

100
вариант разреза

? Fe Mn м

Брюнес

15-30
Qp
1000

P3+ N 2 os
1200

Матуяма

200
Qe
1

N2
15
2
N 2 chr
3

Гаусс Mn
N1
P3- N 2 tn

150

N1 - N2 tg+ss
1

1 1
Fe Mn
P-N
3

>15

300
pro C
pro C

pro C pro C

1 2 3 4 5 6 7 8 9

Fe Mn
10 11 12 Mn 13 14 15 16 17 18

Рис. 2. Типы разрезов кайнозоя Байкальской рифтовой впадины [Мац и др., 2001; Кульчицкий и др., 1993].
1 – валунники с супесчаным заполнителем; 2 – галечники; 3 – гравий; 4 – пески; 5 – алевриты, алевролиты; 6 – лессовидные суглинки;
7 – глины; 8 – турбидиты; 9 – бурый уголь; 10 – торф; 11 – докембрийский фундамент; 12 – палеопочва; 13 – железо-марганцевые кон-
креции; 14 – диагонально-косослоистые текстуры; 15 – растительные остатки; 16 – эрозионное несогласие; 17 – кора выветривания;
18 – перерыв в осадконакоплении. Индексы местных стратиграфических подразделений: tg + ss – тагайская и сасинская свиты объе-
диненные, chr – харанцинская свита, os – осиновская свита, tn – танхойская свита, shn – шанхаихинская свита.
П р и м е ч а н и е. разрезы донных отложений Байкала, вскрытые глубокими скважинами (проект «Байкал-бурение»), приведены в
работах [Кузьмин и др., 2001; Грачев и др., 1997; и мн. др.].

Fig. 2. Types of cross-sections of the Cenozoic period of the Baikal rift basin [Mats et al., 2001; Kulchitsky et al., 1993].
Legend: 1 – boulder rocks with sandy-loam infill, 2 – pebble, 3 – gravel, 4 – sand, 5 – aleurite, aleurolite, 6 – loessial loam, 7 – clay, 8 – turbid-
ite, 9 – brown coal, 10 – peat, 11 – pre-Cambrian base, 12 – fossil soil, 13 – ferro-manganesian concretions, 14 – diagonally laminated textures,
15 – plant fragments, 16 – erosion non-conformity, 17 – weathering crust, 18 – depositional break. Indices of local stratigraphic sub-divisions:
tg + ss – Tagaiskaya and Sasinskaya suites, combined; chr – Kharantsinskaya suite; os – Osinovskaya suite; tn – Tankhoiskaya suite; shn –
Shankhaikhinskaya suite.
N o t e. Cross-sections of sediments of Lake Baikal that were penetrated with deep wells under the Baikal Drilling Project are published in
[Kuz’min et al., 2001; Grachev et al., 1997; and others].

условиям залегания, будучи приурочена к реликтам невые палеопочвы сухого субтропического климата
миоцен-плиоценового рельефа. Особенно показате- с определенной стратиграфической последователь-
лен в этом отношении склон мыса Будун на о. Оль- ностью [Воробьева и др., 1987, 1995]. В верхах раз-
хон. реза залегает красно-коричневая трещиноватая
На протяжении значительной части миоцена и палеопочва, интенсивно карбонатизированная в
плиоцена в Прибайкалье были развиты красные кровле (каличе). Ее образование связано с пред-
ферсиаллитные, черные слитоземы, красно-корич- позднеплиоценовым перерывом. Субаэральные от-

81
V. D. Mats et al.: Late creataceous-cenozoic sediments of the Baikal rift basin…

ложения, разделяющие и подстилающие палеопоч- Квартер. Четкая плиоцен-четвертичная граница


вы в миоцен-плиоценовых разрезах, представлены прослежена на о. Ольхон (рис. 2). Здесь существен-
в основном палево-желтым делювием, нередко пе- но глинистые осадки плиоцена, содержащие остат-
реслоенным красноцветными педоседиментами. ки мелких млекопитающих аналогов хапровского
Делювиальные отложения плиоцена обычно карбо- фаунистического комплекса (средний виллафранк –
натны. Этот комплекс соответствует понятию red верхний плиоцен), сменяются песчаными и лессо-
clay. видными отложениями с ископаемыми фрагмента-
ми мелких млекопитающих аналогов одесского ком-
ПОЗДНЕПЛИОЦЕНОВЫЙ–ЧЕТВЕРТИЧНЫЙ КОМПЛЕКС, плекса: верхний виллафранк – эоплейстоцен [По-
ПАЛЕОБАЙКАЛ, БАЙКАЛ катилов, 1985]. Менее отчетливо плиоцен-четвер-
тичная граница выражена в разрезах южного типа,
Поздний плиоцен. Отделен перерывом и несо- где она предположительно проведена внутри пес-
гласием от подстилающих пород (Ольхонская фаза ков верхней части разреза шанхаихинской свиты.
тектогенеза, 4–3 млн л.) и представлен разрезами В составе квартера – КВ и осадочные толщи.
двух типов – южным и северным. Мощность предчетвертичных выветрелых профи-
Разрезы южного типа наиболее представи- лей колеблется от первых десятков сантиметров до
тельны на Хамар-Дабанском побережье Байкала 10–12 м. Сохранившиеся реликты КВ представлены
(шанхаихинская свита) и известны в небольших дресвяным структурным элювием (рис. 2), перехо-
впадинах-сателлитах, сопровождающих БВ на вос- дящим в бесструктурный, при этом химический и
токе, – песчано-валунно-галечные отложения мощ- минеральный состав пород практически не изме-
ностью несколько сотен метров [Иметхенов, 1987; нялся. Такие профили КВ отмечены на притоках
Мац и др., 2001]. Нижележащие породы интенсивно Южного Байкала в районе г. Байкальска [Мац и др.,
выветрены. В основании разрезов залегают ритмич- 2001]. КВ этого типа была одним из главных факто-
но чередующиеся валунно-галечно-песчаные отло- ров, определивших широкое распространение чет-
жения, сменяющиеся затем песками. Шанхаихин- вертичных песчаных толщ в Байкальской горной
ская свита образует второй самостоятельный мно- области и в БВ.
гостепенный асимметричный мегаритм в разрезе Плейстоценовая КВ формировалась в гляциалы
кайнозоя Южного Байкала. (примитивно-криогенная) и в межледниковья (сла-
Позднеплиоценовый возраст нижней части раз- боразвитая). Примитивно-криогенная КВ в горах
реза установлен по остаткам мелких млекопитаю- представлена щебенчато-глыбовым элювием. Раз-
щих, которые сопоставимы с хапровским комплек- нообразие осадков эоплейстоцена и плейстоцена
сом европейской части СССР [Адаменко и др., определяется расчлененным рельефом, разнооб-
1984]. Верхи, возможно, относятся к квартеру. разными условиями осадконакопления и сущест-
Разрезы северного типа изучены на о. Ольхон венными климатическими флуктуациями (межлед-
(рис. 2). Представлены делювиально-почвенными никовья – ледниковья).
(педоседименты) глинами, мощностью до 12–15 м В разрезе квартера внеледниковой зоны выде-
(харанцинская свита). Возраст отложений установ- лена полигенетическая и полихронная песчаная
лен по остаткам мелких млекопитающих аналога толща – нюрганская, кривояровская, белояровская
хапровского комплекса, моллюскам и по палеомаг- и другие свиты эоплейстоценового–среднеплейсто-
нитным данным [Мац и др., 1982; Покатилов, 1985]. ценового (местами и верхнеплейстоценового) воз-
Среди палеопочв позднего плиоцена снизу вверх раста и верхнеплейстоценовые грубообломочные
по разрезу отмечены: темно-коричневые, серия ко- отложения. В качестве местных фаций можно от-
ричневых и красновато-коричневых почв, криоген- метить почвенно-лессовую серию эоплейстоцена на
но-глеевые и серые лесные почвы. Таким образом, о-ве Ольхон, террасовые отложения Байкала и ком-
во второй половине позднего плиоцена субтропиче- плекс склоновых отложений. В зонах, подвергав-
ские коричневые почвы исчезают, их сменяют поч- шихся оледенениям, распространены комплексы
вы холодного и умеренно холодного климата с син- морен и флювиогляциальные отложения (рис. 2,
генетичной криогенной деформацией, свидетельст- северобайкальский вариант разреза), которые пе-
вующие о существовании в конце плиоцена много- риодически встречаются по всему разрезу четвер-
летнемерзлых грунтов и климате холоднее совре- тичной системы. В ряде разрезов на Северном Бай-
менного [Воробьева и др., 1995]. кале видно взаимопроникновение озерных отложе-
Аналогичные отложения вскрыты скважиной на ний байкальских террас и ледниковых отложений, а
северо-западном побережье БВ на Горемыко-Тый- также айсберговые фации [Мац и др., 2001].
ской промежуточной ступени [Кульчицкий и др., Эоплейстоценовые почвенно-лессовые и сугли-
1993]. нисто-супесчаные отложения – полимиктовые, реже
Нижняя и верхняя части разрезов северного ти- олигомиктовые, с незначительным преобладанием
па различаются по минеральному и химическому кварца над полевыми шпатами. Плейстоцен-голоце-
составу (табл. 1–3), что свидетельствует о смене новые осадки, включая ледниковые, аркозового сос-
характера выветривания и почвообразования со тава, с устойчивым преобладанием полевых шпа-
второй половины позднего плиоцена. Коэффициент тов над кварцем, или полимиктовые (табл. 1). В со-
зрелости меняется от 27 до 13, степень окисленно- ставе глинистых минералов обычны хлорит, сме-
сти – от 21 до 10, резко возрастает содержание ок- шанослойные хлорит-монтмориллонит, гидрослю-
сида натрия – от 0.56 до 1.06 %. ды.

82
Geodynamics & Tectonophysics. 2010. Vol. 1. № 1. P. 75–86

Непрерывный разрез донных неоген-четвертич- ные отложения сравнительно крупных озер рифта.
ных отложений вскрыт скважинами, пробуренными Водоразделы, в частности водораздел Археопри-
в акватории озера по проекту «Байкал-бурение». морского хребта, были покрыты чехлом делюви-
Осадочная толща представлена чередованием пес- альных глин, вдоль подножий водораздельных воз-
чано-алеврито-глинистых, алеврито-глинистых (в вышенностей формировались ленты песчано-галеч-
том числе диатомово-глинистых) илов и диатоми- ного аллювия и пятна озерных и озерно-делювиаль-
тов, ледниковых глин и турбидитов. Ее детальная ных каолиновых глин небольших впадин.
характеристика приведена в многочисленных пуб- Климат был влажный субтропический – тропиче-
ликациях [Кузьмин и др., 2001; и мн. др.]. ский с оптимумом в эоцене. Это способствовало
образованию каолиновой КВ предмаастрихта и ла-
ПРИРОДНЫЕ ОБСТАНОВКИ ОСАДКОНАКОПЛЕНИЯ теритных профилей в палеоцене–эоцене [Павлов и
др., 1976; Занин, 1975; Mats et al., 2004]. Выявлен-
Комплексное изучение кайнозоя Байкальского ный в Предбайкалье оптимум коррелируется с кай-
региона позволило установить связь изменений ве- нозойским глобальным максимумом температур в
щественного состава отложений с климатическими эоцене [Будыко, 1984; Синицын, 1967; Ясаманов,
и тектоническими флуктуациями и следующими за 1982].
ними преобразованиями других компонентов при- Вполне очевидно, что столь длительный отрезок
родного комплекса. Следует отметить и такие ха- байкальской истории не был однородным. Меня-
рактерные компоненты кайнозойской истории БРЗ, лись климатические, тектонические и другие при-
как базальтовый магматизм и низкотемпературный родные характеристики региона. Это нашло отра-
гидротермальный метасоматоз, а также выявлен- жение в литологических особенностях отложений, а
ная в последние годы газонасыщенность осадков. также в неоднородностях поверхности пенеплена,
Они контролировали направленность вторичного разделенной уступами склонов на ряд денудацион-
минералообразования в осадочных толщах и поро- ных ступеней.
дах фундамента. Кайнозойские палеотермальные
проявления известны на дне озера и в окружающем Поздний олигоцен – ранний плиоцен –
горном обрамлении, где они приурочены к восточ- экторифтовый этап, раннеорогенная стадия,
ной береговой зоне и к поднятым плечам рифта Прабайкал
[Ломоносова, Кашик, 2000; Lomonosov, Lomonosova,
1997; Кашик и др., 1999]. Поздний олигоцен – ранний плиоцен – экториф-
Рассмотрим основные этапы развития косных товый этап охватывает временной интервал от 27
элементов природы Байкальского региона. до 3.5 млн лет. От предшествующего этапа отделен
Тункинской тектонической фазой [Мац и др., 2001].
Поздний мел – ранний олигоцен – В позднем олигоцене началось усиление верти-
крипторифтовый этап, Археобайкал кальных тектонических движений, которое сопрово-
ждалось дифференциацией рельефа, ростом под-
Поздний мел – ранний олигоцен – крипторифто- нятий и углублением впадин. Произошло образова-
вый этап включает предмаастрихт – ранний олиго- ние крупных глубоководных (первые сотни метров)
цен (70–27 млн л.). Для тектонического режима это- рифтовых озер во впадинах, ограниченных разло-
го этапа характерны вялые вертикальные движе- мами, сохранившими свою активность до наших
ния, которые одновременно были свойственны ог- дней. Древний пенеплен подвергся начальному
ромным пространствам Евразии и отнесены к кате- расчленению. В области Хамар-Дабанского плато
гории глобальных событий [King, 1967; Николаев, установлены эрозионные врезы глубиной до 100–
1984; Цеховский и др., 1996]. В Южной и Средней 400 м.
впадинах Байкала происходило интенсивное раз- В крупных пресноводных озерах накапливались
движение литосферы, сопровождавшееся форми- бескарбонатные отложения, в малых бессточных и
рованием впадин рифта. За пределами впадин ос- слабопроточных высокоминерализованных озерах –
лабление вертикальных движений привело к фор- биогенно-хемогенные карбонатные и сульфатно-
мированию пенеплена, за счет преобразования карбонатные осадки. Это обусловлено разной сте-
которого был сформирован современный морфо- пенью влияния климата на водные массы крупных и
структурный комплекс БР [Логачев, 1974]. Рельеф малых водоемов.
представлял невысокое, слабо расчлененное пла- Южный тип разреза связан с зоной высокой тек-
то, которое существовало в течение 35–40 млн л. тонической активности пра-Хамар-Дабана. В бас-
Его реликты сохранились и в Байкальском регионе. сейн седиментации поступали продукты размыва
Тальвеги водотоков не прорезали плащ КВ, что оп- неизмененных кристаллических пород, они быстро
ределяло тесную связь состава КВ и коррелятных захоронивались в приглубом бассейне и сохраняли
отложений. исходный полимиктовый состав.
Пространственное распределение литолого-ге- Северный тип бассейна седиментации характе-
нетических типов осадков было подчинено крупным рен для сравнительно стабильных Ольхонского
морфоструктурным элементам БР, сохранившим блока и Котельниковско-Тыйской краевой ступени.
наиболее общие черты до новейшего времени. В Здесь в условиях резко выраженного автохтонного
контуре низин будущей Байкальской впадины были осадконакопления снос терригенного материала
распространены глинистые и песчано-мелкогалеч- был обеспечен главным образом плоскостным смы-

83
V. D. Mats et al.: Late creataceous-cenozoic sediments of the Baikal rift basin…

вом, поэтому в бассейн седиментации поступали ными отложениями береговой зоны БР. Сток вод
преимущественно продукты размыва КВ, что опре- озера осуществлялся в систему р. Лены.
деляло олигомиктово-мономиктовый состав осад- Приморская фаза (1.2–0.8 млн л. н.) вновь уси-
ков. лила рост положительных морфоструктур и углуб-
В неогене на Ольхонском блоке, в связи с арид- ление впадин. В конечном итоге поднятия Примор-
ностью климата, широкое распространение получи- ского хребта, обусловленные этими движениями,
ли карбонатсодержащие отложения, характерные привели к разрыву ленского направления стока вод
для малых бессточных или слабопроточных озер, Палеобайкала. Признаки тектонических движений
тогда как в крупных озерах Ольхонского блока, в Приморской фазы по данным глубоководного буре-
Южной и Средней впадинах Байкала накаплива- ния установлены также в разрезе донных отложе-
лись зеленоцветные бескарбонатные осадки. ний Байкала по несогласию в залегании слоев. Оно
В середине миоцена началась трансгрессия вод обнаружено на глубине 190 м и датировано в 1.2
Южно- и Среднебайкальской впадин в Северобай- млн л. [Безрукова и др., 2004], что с высокой степе-
кальскую, что позволяет выделить Северобайкаль- нью точности подтвердило данные наземных на-
скую фазу тектогенеза, подразделяющую этап на блюдений. Высота гор, окружавших БВ, и ее глуби-
два подэтапа. на (вероятно, порядка 1000 м) приблизились к со-
Климат в позднем олигоцене был влажный суб- временным величинам.
тропический со среднегодовыми температурами от Тектонические процессы квартера привели к
+15 до +20 °С [Попова и др., 1989], на фоне посте- резкому расчленению исходной поверхности вы-
пенного похолодания шло снижение интенсивности равнивания и возрастанию потока грубообломочно-
химического выветривания. КВ каолинового и лате- го материала в краевые зоны БВ. Денудация поло-
ритного типов, характерные для предыдущего эта- жительных структур в конце плиоцена – начале
па, сменились КВ монтмориллонитового типа. квартера сопровождалась накоплением аркозовых
Со второй половины миоцена происходило по- песков. Распространению песчаных толщ способст-
следовательное снижение температуры и влажно- вовал разрыв ленского направления стока вод Бай-
сти климата [Белова, 1985]. Аридизация привела к кала и поднятие его уровня вследствие тектониче-
формированию красноцветных КВ, палеопочв сухо- ского подпора [Мац и др., 2001]. Образовался новый
го субтропического климата средиземноморского канал стока в систему р. Енисей через р. Иркут. С
типа, пестроцветных склоновых отложений, карбо- этого момента рационально именовать бассейн
натизации элювия и осадков [Воробьева и др. 1995]. Байкальского рифта Байкалом.
Тыйская фаза (0.15–0.12 млн л. н.) привела к но-
Поздний плиоцен – квартер – экторифтовый вому оживлению денудационных процессов в позд-
этап, позднеорогенная стадия, Палеобайкал, нем плейстоцене, что способствовало уничтожению
Байкал реликтов исходной поверхности выравнивания (со-
хранились лишь ее фрагменты, главным образом
Поздний плиоцен – квартер – экторифтовый этап ее базальной поверхности) и абсолютному господ-
охватывает промежуток времени от 3.5 млн л. н. до ству грубообломочного материала в составе отло-
современности, отделен от предшествующего этапа жений верхнего плейстоцена в областях рифтовых
Ольхонской тектонической фазой. Двумя тектони- поднятий и краевой зоне БВ. Во внутренних рай-
ческими фазами (Приморской и Тыйской) позднео- онах БВ накапливались глубоководные осадки
рогенный этап разделен на ранний, средний и позд- [Кузьмин и др., 2001; и др.]. По-видимому, с Тыйской
ний подэтапы [Мац и др., 2001]. фазой связано образование субвертикальных тек-
Ольхонская фаза (4–3 млн л. н.) привела к под- тонических уступов, которые зафиксированы при
нятиям плечей Байкальского рифта и внутририфто- геологических исследованиях подводного Академи-
вых поднятий (Ольхонский и Святоносский блоки). ческого хребта, в районе Листвянского залива и на
Во внутренних частях впадин продолжались интен- склонах береговых поднятий. Окончательно сфор-
сивные опускания дна. Поднятия плечей рифта при- мировался современный тектонический рельеф, в
вели к формированию в береговой зоне грубооб- том числе максимальные глубины Байкала (до 1637
ломочных отложений (шанхаихинская свита), кото- м).
рые образуют асимметричный тектоно-седимента- Перечисленные особенности отложений БВ в
ционный ритм – валунно-галечные отложения в большой степени зависели от климатических флук-
верхней части разреза сменяются песками. Это, по- туаций. В начале позднего плиоцена произошло
видимому, свидетельствует о значительной дену- значительное похолодание, с которым ряд авторов
дации поднятий к концу плиоцена – началу квар- [Кузьмин и др., 2001] связывают древнейшее (2.82–
тера. В глубь впадины грубообломочные отложения 2.48 млн л.) оледенение гор Прибайкалья. Красно-
верхнего плиоцена сменяются пелагиальными коричневые делювиально-почвенные образования
осадками. Их разрезы вскрыты глубоководными сменились красновато-коричневыми и бурыми. Но,
скважинами. несмотря на заметное похолодание, продолжалось
Поднятия Ольхонского блока были умеренными. формирование почвенно-делювиальных покровов,
Здесь озерные отложения предшествующих стадий характерных для субтропического климата среди-
осадконакопления (сасинская свита) сменились земноморского типа [Воробьева и др., 1995], что
мелкоземистыми субаэральными осадками (харан- ставит под сомнение вывод о начале оледенений в
цинская свита), одновозрастными с грубообломоч- Прибайкалье в это время.

84
Geodynamics & Tectonophysics. 2010. Vol. 1. № 1. P. 75–86

Во второй половине позднего плиоцена (моложе терригенного стока, характера водных бассейнов и
инверсии Гаусс-Матуяма – 2.4 млн л. н., но древнее форм жизни в них и на окружающей суше. Наши
эпизода Харамильо – 1.8–1.9 млн л. н., а по хроно- представления о палеогеографических сценариях
логии глубоководного бурения – 1.75–1.45 млн л.) прошлого БР приведены в работе [Мац и др., 2001].
засушливый субтропический климат сменился уме- Геологическая история региона фазами тектоге-
ренным, влажным, с фазами глубоких похолоданий. неза расчленяется на ряд этапов и подэтапов.
Красноцветные почвы сменились криогенно-глеевы- Крипторифтовый (Археобайкальский) этап отделен
ми и серыми лесными [Воробьева и др., 1995]. Это от экторифтового реннеорогенного (Прабайкальско-
привело к периодическим оледенениям, изменению го) этапа Тункинской фазой. Она датирована 27–25
типов выветривания и почвообразования. Прекра- млн л. и близка Савской фазе канона Г. Штилле.
тилось образование субтропических почв и красно- Маломорской фазой (около 10 млн л.; близка Шти-
цветных глинистых толщ. Их размыв и переотложе- рийской фазе) раннеорогенный этап делится на
ние обусловили формирование своеобразных охри- ранний и поздний подэтапы. Позднеорогенный (Па-
стых отложений, характерных для позднего плиоце- леобайкальский и Байкальский) этап отделен Оль-
на. Следы этого, второго в плиоцене, похолодания хонской фазой – 4–3 млн л. Она близка Ронской
запечатлены не только в общем изменении типов фазе Г. Штилле. Позднеорогенный этап Примор-
осадков, но и в прямых свидетельствах отрица- ской (1.2–0.8 млн л.) и Тыйской (0.15–0.1 млн л.)
тельных среднегодовых температур в виде синге- тектоническими фазами подразделяется на три
нетичных криогенных деформаций в верхнеплиоце- подэтапа. Приморская фаза близка Валахской, а
новых отложениях. Тыйская – Рисской тектоническим фазам канона
Предчетвертично-раннечетвертичная КВ при аб- Г. Штилле.
солютном преобладании в области сноса гранитои- Таким образом, позднемеловые-кайнозойские
дов и некотором снижении энергии рельефа в конце отложения Байкальского рифта в сопоставлении с
плиоцена – начале квартера обусловила широкое изменением природной среды свидетельствуют, на
распространение песчаных толщ в Байкальском региональных данных, о зависимости состава осад-
рифте и в Саяно-Байкальской горно-складчатой об- ков от всей совокупности природных факторов.
ласти. Морозное выветривание в ледниковые эпо-
хи, наряду с тектоническими процессами среднего– ЛИТЕРАТУРА
позднего плейстоцена и голоцена, привело к массо-
вому образованию грубообломочных толщ. Адаменко О.М., Адаменко Р.С., Белова В.А. и др. О возрасте
Оледенения оказали глубочайшее влияние на молассовых толщ Байкальской рифтовой зоны по фауне
процессы выветривания, почвообразования, хими- мелких млекопитающих // Среда и жизнь на рубежах эпох
кайнозоя в Сибири и на Дальнем Востоке. – Новосибирск:
ческий и терригенный снос, состав осадков, харак- Наука, 1984. – С. 89–193.
тер седиментации, жизненные процессы в озере. Безрукова Е., Бухаров А., Бычинский В., Вильямс Д. и др. Высо-
коразрешающая осадочная запись по керну глубоководного
ЗАКЛЮЧЕНИЕ бурения на Посольской банке в озере Байкал (BDP-99) //
Геология и геофизика. – 2004. – Т. 45, № 2. – С. 63–193.
Белова В.А. Растительность и климат позднего кайнозоя Восточ-
Заложение Байкальского рифта и связанных с ной Сибири. – Новосибирск: Наука, 1985. – 160 с.
ним крупных озерных бассейнов началось в позд- Будыко М.И. Эволюция биосферы. – Л.: Гидрометиздат, 1984. –
нем мелу. В Южной и Средней впадинах условия 388 с.
Бухаров А.А., Фиалков В.А. Геологическое строение дна Байка-
осадконакопления, сходные с обстановкой, устано- ла: Взгляд из «ПАЙСИС». – Новосибирск: Наука, 1996. – 112
вившейся в позднеплиоценовое–четвертичное вре- с.
мя (глубоководное пресное озеро рифтового типа), Вислобокова И.А. О парнопалых нижнего миоцена бухты Тагай о.
по-видимому, существовали уже в конце олигоцена. Ольхон (Байкал) // Палеонтологический журнал. – 1990. –
№ 2. – С. 134–138.
За длительный период существования природа Воробьева Г.А., Мац В.Д., Шимараева М.К. Плиоцен-плейстоце-
Байкальского региона претерпела кардинальные новое почвообразование на Байкале // Геология и геофизика.
изменения всех своих косных и живых компонентов. – 1987. – № 9. – С. 20–28.
Ландшафтно-климатические условия менялись от Воробьева Г.А., Мац В.Д., Шимараева М.К. Палеоклиматы позд-
него миоцена, плиоцена и эоплейстоцена Байкальского ре-
свойственных влажным тропикам – субтропикам к гиона // Геология и геофизика. – 1995. – Т. 38, № 8. – С. 82–
влажным, а затем сухим (средиземноморского типа) 96.
субтропикам, к условиям, свойственным умеренным Грачев М.А., Лихошвай Е.В., Воробьева С.С. и др. Сигналы па-
и арктическим зонам; от ландшафтов приподнятых леоклиматов верхнего плейстоцена в осадках озера Байкал //
Геология и геофизика. – 1997. – Т. 38, № 5. – С. 957–980.
равнин (пенепленов) к слаборасчлененным подня- Домбровская Ж.В., Арагильянц А.А., Волков В.Н. О радиологиче-
тым плато и, наконец, к предельно контрастным ском возрасте эпигенетически измененных серицитизирован-
альпинотипным высокогорьям; от областей с ослаб- ных и алунитизированных пород байкальской серии Западно-
ленным ритмом вертикальных движений и преиму- го Прибайкалья // Литология и полезные ископаемые. – 1984.
– № 3. – С. 69–73.
щественной ролью горизонтального растяжения к Занин Ю.Н. Вещественный состав фосфатоносных кор выветри-
областям с напряженным режимом вертикальных и вания и связанных с ними месторождений фосфатов. – Но-
горизонтальных тектонических движений. Преобра- восибирск: Наука, 1975. – 210 с.
зования климата и тектоники вызвали изменения Зоненшайн Л.П., Казьмин В.Г., Кузьмин М.И. Новые данные по
истории Байкала: результаты наблюдений с подводных оби-
всех прочих компонентов природной среды: геохи- таемых аппаратов // Геотектоника. – 1995. – № 3. – С. 46–58.
мии ландшафтов, характера и степени процессов Иметхенов А.Б. Позднекайнозойские отложения побережья оз.
выветривания и почвообразования, химического и Байкал. – Новосибирск: Наука, 1987. – 150 с.

85
V. D. Mats et al.: Late creataceous-cenozoic sediments of the Baikal rift basin…

Кашик А.С., Ломоносова Т.К., Мац В.Д. Гидротермальный турма- С. 1203–1206.


лин в каолинитовой коре выветривания в Западном Прибай- Попова С.М. Кайнозойская континентальная малакофауна юга
калье // Доклады АН. – 1999. – Т. 369, № 5. – С. 671–673. Сибири и сопредельных территорий. – М.: Наука, 1981. –
Кузьмин М.И., Карабанов Е.Б., Каваи Т. и др. Глубоководное бу- 185 с.
рение на Байкале – основные результаты // Геология и гео- Попова С.М., Мац В.Д., Черняева Г.П. и др. Палеолимнологиче-
физика. – 2001. – Т. 42, № 1–2. – С. 8–34. ские реконструкции: Байкальская рифтовая зона. – Новоси-
Кульчицкий А.А., Кривоногов А.А., Мишарина Л.А. и др. Опорный бирск: Наука, 1989. – 111 с.
разрез позднего кайнозоя Северного Байкала // Геология и Рассказов С.В. Магматизм Байкальской рифтовой зоны. – Ново-
геофизика. – 1993. – № 2. – С. 3–10. сибирск: Наука, 1993. – 287 с.
Логачев Н.А. Стратиграфия. Кайнозойская группа // Геология Риндзюнская Н.М. Древние россыпи Северного Прибайкалья //
СССР. Т. 35. Бурятская АССР. – М.: Недра, 1974. – С. 258– Древние и погребенные россыпи СССР. – Киев: Наукова дум-
281. ка, 1977. – С. 2–90.
Логачев Н.А., Ломоносова Т.К., Климанова В.М. Кайнозойские Синицын В.М. Введение в палеоклиматологию. – Л.: Наука, 1967.
отложения Иркутского амфитеатра. – М.: Наука, 1964. – – 232 с.
196 с. Хатчинсон Д.Р., Гольмшток А.Ю., Зоненшайн Л.П. и др. Осо-
Ломоносова Т.К., Кашик С.А. Эпигенез и глинистые минералы бенности строения осадочной толщи озера Байкал по ре-
кайнозойских отложений Байкальской рифтовой зоны // Гео- зультатам многоканальной сейсмической съемки // Геология
химические процессы и полезные ископаемые. – Вестник Гео и геофизика. – 1993. – Т. 34, № 10–11. – С. 25–36.
ИГУ. Вып. 2. 2000. – С. 253–261. Цеховский Ю.Г., Муравьев В.И., Музылев Н.Г., Ахметьев М.А.
Мазилов В.Н., Ломоносова Т.К., Климанова В.М. и др. Литология Раннекайнозойское осадконакопление на древних и молодых
третичных отложений юго-западной части Байкальской риф- платформах центральной части Евразии в обстановках рас-
товой зоны. – М.: Наука, 1972. – 120 с. тяжения земной коры и пенепленизации рельефа // Бюлле-
Мац В.Д., Покатилов А.Г., Попова С.М. и др. Плиоцен и плей- тень МОИП. Отдел геологический. – 1996. – Т. 71. Вып. 1. –
стоцен Среднего Байкала. – Новосибирск: Наука, 1982. – С. 14–26; Вып. 3. – С. 31–41.
192 с. Черняева Г.П. История озер по данным о диатомовой флоре //
Мац В.Д., Уфимцев Г.Ф., Мандельбаум М.М. и др. Кайнозой Бай- История Ладожского, Онежского, Псковско-Чудского озер,
кальской рифтовой впадины: строение и геологическая исто- Байкала и Ханки. – Л.: Наука, 1990. – С. 213–217.
рия. – Новосибирск: Изд-во СО РАН, филиал «Гео», 2001. – Ясаманов Н.А. К вопросу о глобальных изменениях температур-
252 с. ного режима земной поверхности в кайнозое // Известия АН
Николаев Н.И. Закономерности тектонических движений и осад- СССР. Серия геологическая. – 1982. – № 10. – С. 106–110.
конакопления в позднем кайнозое // Доклады 27-й сессии King L.C. The mophpology of the Earth. A study and synthesis of
МГК. – М.: Наука, 1984. Т. 3. – С. 98–105. world scenery. – New-York: Hafner, 1967. – 560 p.
Павлов С.Ф., Кашик С.А., Ломоносова Т.К. и др. Кайнозойские ко- Lomonocov I.S., Lomonosova T.K. Hydrotermal lithogenesis in the
ры выветривания и осадочные формации Западного Прибай- Baikal rift zone // IPPCCE Newsletter. – 1997. – № 10. – P. 31–
калья. – Новосибирск: Наука, 1976. – 160 с. 39.
Покатилов А.Г. Геология и фауна позднекайнозойских отложе- Mats V.D., Lomonosova T.K., Vorobyova G.A., Granina L.Z. Upper
ний в Прибайкалье // Известия АН СССР. Серия геологиче- Cretaceous – Cenozoic clay minerals of the Baikal region (East-
ская. – 1985. – № 9. – С. 52–64. ern Siberia) // Applied Clay Science. – 2004. – V. 24, № 3–4. – P.
Покатилов А.Г., Николаев В.Г. Палеогеновые отложения Сред- 327–336.
него Байкала // Доклады АН СССР. – 1986. – Т. 291, № 5. –

Мац Виктор Давыдович, Воробьева Галина Александровна,


докт. геол.-мин. наук, пенсионер канд. биол. наук, доцент
Последнее место работы: Иркутский государственный
Лимнологический институт СО РАН университет, биолого-почвенный
Домашний адрес: 20101, Израиль, г. факультет
Кармиель, ул. Шаар Хагай, д.13, кв.10 664003, г. Иркутск, ул. К. Маркса, 2;
e-mail: matsvic@netvision.net.il e-mail: tengri@irk.ru

Mats, Viktor D., Doctor of Geology and Vorobjeva, Galina А., Candidate of
Mineralogy, retired from the Institute of Biology, Associate Professor, Biology and
Limnology, Siberian Branch of RAS. Soil Department, Irkutsk State University.
Home address: Ap. 10, 13 Shaar Hagai 2 Karl Marx street, Irkutsk 664003, Russia
street, Karmiel 20101, Israel e-mail: tengri@irk.ru
e-mail: matsvic@netvision.net.il

Ломоносова Тамара Константиновна, Вологина Елена Геннадьевна,


канд. геол.-мин. наук, пенсионер. канд. геол.-мин. наук, с.н.с.
Последнее место работы: Институт земной коры СО РАН,
Институт земной коры СО РАН, 664033, г. Иркутск, ул. Лермонтова, 128
664033, г. Иркутск, ул. Лермонтова, 128. e-mail: vologina@crust.irk.ru

Lomonosova, Tamara К., Candidate of Vologina, Elena G., Candidate of Geology


Geology and Mineralogy, retired from the and Mineralogy, retired from the Institute of
Institute of the Earth’s Crust, Siberian the Earth’s Crust, Siberian Branch of RAS.
Branch of RAS. 128 Lermontov street, Institute of the
128 Lermontov street, Institute of the Earth’s Crust, Irkutsk 664033, Russia
Earth’s Crust, Irkutsk 664033, Russia e-mail: vologina@crust.irk.ru

86
GEODYNAMICS N ГЕОДИНАМИКА
& И
W
TECTONOPHYSICS ТЕКТОНОФИЗИКА

2010. Vol. 1. № 1. 87–102. ISSN 2078-502X

PUBLISHED BY THE INSTITUTE OF THE EARTH’S CRUST REVIEW ARTICLE

DEEP-LEVEL GEODYNAMICS: BOUNDARIES OF THE PROCESS ACCORDING


TO GEOCHEMIC AND PETROLOGIC DATA

Recent Geodynamics
A. V. Ivanov

Institute of the Earth's crust SB RAS, 664033, Irkutsk, Lermontov str., 128, Russia

Abstract: Geochemical features for volcanic rocks and petrologic data for deep-seated inclusions, which can be used to
infer mass transfer between different geospheres, are reviewed. It is typically believed that slabs can subduct as deep
as the core-mantle boundary with the following recycling by plumes coming up to the sublithospheric regions of magma
generation. However, the petrologic evidence of the deepest accessible material is limited by the depth of the upper-
most lower mantle (~650–700km), i.e. by the depth of the deepest earthquakes. Ferropericlase inclusions in some dia-
monds do not exclude involvement of deeper mantle horizons, yet do not unambiguously support it. No unambiguous
confirmation of involvement of the lower mantle into magma generation underneath volcanically active regions is ob-
tained from geochemical data either, while the geochemical data suggest complete chemical isolation of the Earth’s
core from the upper mantle processes.

Keywords: mantle, subduction, recycling, deep-level geodynamics.

Recommended by E.V. Sklyarov 18 October 2009

Ivanov A.V. Deep-level geodynamics: boundaries of the process according to geochemic and petrologic
data // Geodynamics & Tectonophysics. 2010. V. 1. № 1. P. 87–102.

ГЛУБИННАЯ ГЕОДИНАМИКА: ГРАНИЦЫ ПРОЦЕССА ПО


ГЕОХИМИЧЕСКИМ И ПЕТРОЛОГИЧЕСКИМ ДАННЫМ

А. В. Иванов

Институт земной коры СО РАН, 664033, Иркутск, ул. Лермонтова, 128, Россия

Аннотация: Проведен анализ геохимических характеристик вулканических пород и петрологических данных по


глубинным включениям, которые могут быть использованы для оценки обмена веществом между различными
геосферами Земли. Несмотря на то, что обычно рассматривается возможность субдуцирования слэбов вплоть
до границы ядро–мантия и последующего возвращения материала в область подлитосферной магмогенерации
в форме мантийных плюмов, петрологические доказательства самого глубокого поступления вещества на по-
верхность ограничиваются верхними горизонтами нижней мантии (~650–700 км), т.е. глубиной самых глубоких
землетрясений. Включения ферропериклаза в некоторых алмазах не опровергают вовлечение и более глубоких
горизонтов мантии, однако не дают этому однозначного подтверждения. Геохимические данные также не дают
однозначного подтверждения вовлечения вещества нижней мантии в процессы магмогенерации под вулканиче-
ски активными районами. В то же время они свидетельствуют о полной вещественной изоляции ядра от верх-
немантийных процессов.

Ключевые слова: мантия, субдукция, рециклинг, глубинная геодинамика.

87
A. V. Ivanov: Deep-level geodynamics…

ВВЕДЕНИЕ них, позволяющие судить о процессах обмена ве-


щества между различными геосферами.
Вопрос о том, до какой глубины протягиваются
тектонические процессы, является одним из ключе- СТАНДАРТНАЯ ГЕОХИМИЧЕСКАЯ МОДЕЛЬ
вых для понимания глубинной геодинамики. До по-
явления сейсмической томографии нижняя граница Начиная с середины 70-х годов прошлого столе-
тектоносферы проводилась по уровню наиболее тия допускается, что мантия Земли имеет хондри-
глубоких землетрясений (~650–700 км) [Белоусов, товые соотношения редкоземельных элементов
1962]. В настоящее время глубокофокусные земле- [Wasserburg, DePaolo, 1976]. Это допущение широко
трясения ассоциируются с субдуцирующими плита- используется в геохимии, например посредством
ми (слэбами). Глубина погружения плит до глубин нормализации измеренных концентраций редкозе-
650–700 км не вызывает сомнения, однако более мельных элементов к хондриту, а также использо-
глубокое проникновение плит остается дискуссион- вания параметра «эпсилон-неодим» для измерен-
ным. Основанием для интерпретации проникнове- ных изотопных отношений неодима (εNd = [(143Nd/
144
ния плит в нижнюю мантию вплоть до границы яд- Ndобразец)/(143Nd/144Ndхондрит)–1]×104). Базальты сре-
ро–мантия являются данные сейсмической томо- динно-океанических хребтов характеризуются поло-
графии [Grand et al., 1997]. Такая интерпретация жительными значениями εNd (в среднем +10 еди-
разделяется большинством, но не всеми геофизи- ниц), тогда как коровые породы – разнообразными
ками. Например, Д.Л. Андерсон считает, что слэбы, отрицательными значениями, что указывает на
после частичной задержки на глубине фазового Sm/Nd меньше и больше хондритового отношения в
раздела ~650 км (глубина этого раздела варьирует- мантийном и коровом резервуаре, соответственно
ся в зависимости от температуры и вещественного (144Nd является продуктом радиоактивного распада
147
состава мантии), не проникают глубже раздела Sm с периодом полураспада 106 млрд лет). Это
1000 км, известного под названием раздела Репет- наблюдение является основой так называемой
ти [Anderson, 2002]. Кажущаяся протяженность слэ- стандартной геохимической модели, согласно кото-
бов на сейсмотомографических разрезах может рой кора выделилась при плавлении хондритовой
быть вызвана эффектом «термального связыва- мантии. Мантия, в свою очередь, деплетировалась
ния» (thermal coupling). Иными словами, слэбы, ос- (истощилась) несовместимыми элементами (в част-
танавливаясь в верхней мантии, охлаждают ниже- ности, Sm в большей степени, чем Nd, а также ра-
лежащее мантийное вещество и вызывают в нем диоактивными элементами, такими, как Rb, Th, U и
нисходящие конвективные течения, которые и фик- К). В стандартной геохимической модели считается,
сируются сейсмической томографией как протяжен- что нижняя мантия не была существенно вовлечена
ные слэбы (см. моделирование этого процесса в в процесс фракционирования Земли на деплетиро-
работах [Cizkova et al., 1999; Cizkova, Matyska, ванную мантию и обогащенную кору и, таким обра-
2004]). Если слэбы проникают в нижнюю мантию, то зом, она по-прежнему соответствует составу пер-
это указывает на полномантийную конвекцию, если вичной недифференцированной мантии. Базальты
нет – то на раздельную конвекцию. Среди геохими- океанических островов характеризуются трендами в
ков также не существует единого мнения о стиле сторону отрицательных значений εNd, что послужи-
мантийной конвекции. Обычно считается, что гео- ло аргументом в пользу того, что вулканизм океа-
химические данные говорят о наличии раздельных нических островов подпитывается веществом плю-
нижне- и верхнемантийных резервуаров. При этом мов, зарождающихся в нижней мантии. Стандарт-
допускается частичный перенос вещества от ядра в ная геохимическая модель неоднократно подверга-
нижнюю мантию, а оттуда достаточно интенсивный лась сомнению. Ниже приводятся аргументы «за» и
перенос в верхнюю мантию в виде локализованных «против» с позиции различных изотопных систем.
токов вещества, называемых плюмами [Morgan,
1971]. Некоторые авторы полагают, что стиль ман- Изотопы неодима
тийной конвекции мог меняться в ходе геологиче-
ской истории. Однако на вопрос – каким именно об- Существует две Sm-Nd изотопные системы. Од-
разом менялся – дают прямо противоположные от- на использует радиоактивный распад 147Sm в 144Nd
веты. Например, К.Ж. Аллегр [Allègre, 1997] считает, и является традиционной в изучении базальтового
что в геологическом прошлом верхняя и нижняя магматизма. Другая основывается на вариациях
142
мантия конвектировала изолированно друг от друга, Nd в метеоритах и земных породах. Этот изотоп
а в настоящее время конвекция полномантийная. В неодима образовался в результате распада полно-
работе Н.Л. Добрецова и др. [2001] делается проти- стью исчезнувшего 146Sm, имеющего период полу-
воположный вывод, что мантия перешла от режима распада ~100 млн лет. Рассмотрим последователь-
полномантийной конвекции в геологическом про- но каждую из них.
шлом к режиму двухъярусной конвекции в настоя-
щее время. Цель данного обзора заключается в Вариации 142Nd в метеоритах и породах Земли
том, чтобы рассмотреть ключевые геохимические
данные по вулканическим породам, а также петро- Короткий (относительно времени Земли) период
логические данные по мантийным включениям в полураспада 146Sm позволяет изучать процессы

88
Geodynamics & Tectonophysics. 2010. Vol. 1. № 1. P. 87–102

дифференциации в планетах земной группы и ас- Затем при взаимодействии с солнечными лучами
тероидах в первые ~0.5 млрд лет по относительным эти частицы теряли свою орбитальную скорость и
вариациям 142Nd, выражаемым как отклонение по спирали падали на Солнце. Истощенные же экс-
142
Nd/144Nd от земного стандарта (ε142Nd). Развитие плозивной вулканической активностью протопла-
масс-спектрометрической техники позволило уста- неты притягивались друг к другу и формировали
новить, что ε142Nd в земных породах (базальтах сре- Землю, равно как и другие планеты внутренней час-
динно-океанических хребтов, кимберлитах и карбо- ти Солнечной системы [Warren, 2008].
натитах) на 20 единиц выше (142Nd/144Nd отличается Еще позднее появились данные о том, что среди
на 0.0002 %), чем ε142Nd в хондритовых метеоритах раннедокембрийских пород с возрастом ~4.3 млрд
[Boyet et al., 2003; Boyet, Carlson, 2005]. Это отличие лет в провинции Супериор (Канада) встречаются
было проинтерпретировано следующим образом – необычные куммингтонитовые амфиболиты со сме-
щенными в сторону хондритов значениями ε Nd
142
протокора Земли с фракционированными Sm/Nd
отношениями, образовавшаяся на стадии магмати- [O’Nail et al., 2008]. Эта находка возвращает дискус-
ческого океана менее 30 млн лет с момента обра- сию об изначально хондритовом составе Земли в
зования солнечной системы, субдуцировала и захо- исходную точку. Остается неясным, в какой мере
ранивалась в глубоких частях мантии на самых эти данные указывают на глобальную дифферен-
ранних этапах ее эволюции и с тех пор не была циацию хондритового вещества на ранней стадии
доступна для непосредственного изучения (см. [Wil- эволюции Земли (интерпретация, к которой скло-
son, 2005]). Или фракционирование земной мантии няются в работах [Boyet et al., 2003; Boyet, Carlson,
было неполным, и где-то в ее глубоких частях, воз- 2005; O’Nail et al., 2008]), а в какой мере могли зави-
можно на границе между ядром и мантией, суще- сеть от падения крупных хондритовых метеоритов и
ствует резервуар, позволяющий состыковать зем- связанных с ними эпизодов плавления раннедокем-
ной и хондритовый балансы по Sm-Nd изотопной брийской коры и мантии [Hamilton, 2003].
систематике [Bennet et al., 2007].
Позднее было показано, что не только Земля, но Вариации 143Nd/144Nd в океанических
и Луна, Марс и крупный астероид Веста также не и континентальных базальтах
согласуются по своим значениям ε142Nd с хондри-
тами, указывая на то, что все они формировались За более чем 40-летнюю историю изучения ва-
из вещества, имевшего Sm/Nd на 5 % выше, чем в риаций 143Nd/144Nd в океанических и континенталь-
хондритах [Caro et al., 2008]. Логичное объяснение ных базальтах накопился большой объем аналити-
этому (еще до выхода статьи [Caro et al., 2008]) бы- ческих данных. Одна из достаточно полных компи-
ло дано в работе [Warren, 2008], согласно которой ляций данных была представлена в работе Ю.А.
строительное вещество протопланет (планетезима- Костицына [Kostitsyn, 2004]. Он заметил, что в изо-
лей) все-таки соответствовало хондритовым метео- хронных координатах практически все базальты, за
ритам, но претерпело фракционирование за счет исключением некоторых базальтов срединно-океа-
эксплозивного вулканизма до их аккреции в более нических хребтов и океанических островов с εNd >
крупные планеты. На ранней стадии эволюции Сол- +7, находятся левее изохронной линии как с воз-
нечной системы было достаточно энергии для су- растом Земли 4.56 млрд лет, проходящей через
щественного разогрева протопланет, например за состав углистого хондрита, так и с возрастом 1.7
счет радиоактивного распада изотопа 26Al, имеюще- млрд лет, соединяющей хондрит и валовый состав
го период полураспада около 1 млн лет. Частичное континентальной коры (рис. 1). Исходя из этого, им
плавление хондрита приводило к появлению ба- было сделано три основных заключения: (1) океа-
зальтовой магмы, при этом легкоплавкие компонен- нические и континентальные базальты не образо-
ты переходили в магму, а тугоплавкие оставались вывались из смеси деплетированной мантии и ре-
в рестите. Элементы-примеси также не избежали циклированной коры, (2) такие мантийные резер-
фракционирования из-за различной степени совме- вуары, как деплетированная мантия и примитивная
стимости с плавящимися минералами-хозяевами. хондритовая мантия, не существуют, (3) мантия,
Если бы базальтовая магма терялась c поверхно- обычно рассматриваемая в качестве деплетиро-
сти, то впоследствии это позволило бы планетам, ванной, на самом деле является примитивной ман-
формирующимся при столкновении протопланет, не тией. Следует отметить, что положение примитив-
соответствовать по составу хондритам, в частности ной мантии, по Ю.А. Костицыну [Kostitsyn, 2004],
по Sm/Nd отношениям. Хондриты, особенно их уг- на этой диаграмме соответствует 5%-ному завыше-
листая группа, характеризуются существенным ко- нию Sm/Nd относительно хондрита, полученному по
личеством углерода и содержат до нескольких про- данным изучения ε142Nd в земных породах и метео-
центов углерода [Соботович, Семененко, 1984]. ритах (рис. 1). С учетом того, что ~5%-ное завыше-
При плавлении в протопланетах углерод преимуще- ние Sm/Nd для примитивной мантии относительно
ственно переходил в магму, окислялся и провоциро- хондрита получено совершенно независимо в трех
вал эксплозивный характер извержений. В условиях работах на основании разных подходов [Kostitsyn,
безвоздушной среды при таких извержениях магма 2004; Caro et al., 2008; Warren, 2008], выводы (2) и
фрагментировалась на частицы размером меньше (3), весьма вероятно, соответствуют действитель-
1 мм, начальная скорость которых оказывалась до- ности. Однако вывод (1) базируется на ошибочном
статочно высокой, чтобы покинуть гравитационное посыле, что Sm/Nd в базальтах должны соответст-
поле протопланет, имевших до 100 км в диаметре. вовать отношению этих элементов в источнике

89
A. V. Ivanov: Deep-level geodynamics…

105%Х
143 144
Nd/ Nd eNd
ПМ (Костицын) БСОХ

0.5131 БОО
ДМ +10

HIMU +5
1%

0.5127 В ЮЗИХ 39-41 oВ.Д.


0
Х
DUPAL
5% -5
0.5123
10% -10
F=0.1 1 3 5 10%
т
ле

т
рд

д ле
мл

0.5119 Источник -15


млр
7
1.

плавления
СКК
4.56

ЩБК
Частичный Остаточная -20
0.5115 F=1 10 2050% НКК расплав мантия

0.1 0.2 0.3 0.4 0.5

Sm/Nd
143 144
Рис. 1. Диаграмма Nd/ Nd – Sm/Nd для океанических и континентальных базальтов. Фигуративные поля базальтов срединно-
океанических хребтов (БСОХ) и океанических островов (БОО), включая HIMU тип базальтов, показаны по данным обзора [Kostitsyn,
2004]. Поле щелочных базальтов континентальных областей (ЩБК) дополнено составами типа не-DUPAL Афара и Эфиопии [Schilling
et al., 1992; Deniel et al., 1994; Stewart, Rogers, 1996]. Поле базальтов южного полушария типа DUPAL по Ю.А. Костицыну [Kostitsyn,
2004] дополнено данными по Эфиопии, Афару, Красному морю, Аденскому заливу (все Северо-Восточная Африка), Разорванному
Хребту, Плато Натуралиста, Сан Пауло, Амстердаму и Кергулену (все Индийский океан) [Schilling et al., 1992; Deniel et al., 1994; Ma-
honey et al., 1995; Stewart, Rogers, 1996; Deniel, 1998; Doucet et al., 2004]. Базальты DUPAL-типа определены как имеющие Δ8/4 > 60
[Hart, 1984], где Δ8/4 = 100×[( Pb/ Pb)/(1.209×( Pb/ Pb) + 15.627)]. Черные точки представляют базальты DUPAL-типа, отобранные
208 204 206 204

между 39° и 42° вост. долготы с юго-западной части хребта Индийского океана (ЮЗИХ). Также показаны отдельные поля базальтов
DUPAL-типа вулканического поля Вирунга (В) Западного рифта Восточно-Африканской рифтовой системы [Rogers et al., 1992, 1998].
Жирными линиями показаны изохроны с возрастом 4.56 и 1.7 млрд лет. Другие сокращения: Х – хондрит [McDonough, Sun, 1995]; СКК
– суммарная континентальная кора; НКК – нижняя континентальная кора; ДМ – деплетированная мантия; ПМ – примитивная мантия по
143 144
Ю.А. Костицыну [2004]. Nd/ Nd в СКК получены путем пересечения изохроны с возрастом 1.7 млрд лет, проходящей через хондрит,
143 144
с Sm/Nd отношениями, принятыми для СКК [Taylor, McLennan, 1985]. НКК расположена в месте пересечения Nd/ Nd для рецикли-
рованной НКК Индийского океана [Escrig et al., 2004] и Sm/Nd отношений, принятых для НКК [Taylor, McLennan, 1985]. Sm/Nd для ДМ
143 144
получены по пересечению изохроны с возрастом 1.7 млрд лет, проходящей через хондрит, со средними значениями Nd/ Nd для
БСОХ. Эта изохрона также используется в качестве линии смешения между ДМ и СКК. Цифрами указана процентная доля СКК в этой
смеси. Тонкими горизонтальными линиями показано изменение Sm/Nd из-за частичного плавления различных смесей между СКК и
ДМ. Расчет степени частичного плавления осуществлялся по уравнению [Shaw, 1970]: Cm = Cs/(D + 0.01F – 0.01DF), где Cm и Cs –
концентрации в частичном расплаве и источнике плавления, соответственно, F – степень частичного плавления (%) и D –коэффициент
распределения. Цифры рядом с модельными линиями указывают на степень частичного плавления. Минералогия перидотитового
источника принята следующей: 55 % оливина (ol), 25 % ортопироксена (opx), 15 % клинопироксена (cpx) и 5 % граната (gt). Минерало-
Sm
гия источника НКК принята следующей: 15 % opx, 20 % cpx, 30 % gt. Коэффициенты распределения приняты следующими: Dol –
Sm Sm Sm Nd Nd Nd Nd
0.0009, Dopx – 0.0037, Dcpx – 0.291, Dgt – 0.15, Dol – 0.0003, Dopx – 0.0023, Dcpx – 0.187, Dgt – 0.027. Похожие значения приво-
дятся в литературе (например, [Green, 1994]). Тонкими пунктирными линиями соединены модельные расплавы одинаковых степеней
частичного плавления. На врезке показано относительное изменение Sm/Nd в расплаве и остаточной мантии в результате частичного
плавления. Вертикальной стрелкой показано Sm/Nd на 5 % выше хондритового резервуара, предполагаемого в модели исходно “не
идеально хондритовой” Земли [Caro et al., 2008; Warren, 2008].

143 144
Fig. 1. Nd/ Nd versus Sm/Nd for oceanic and continental basalts. Figurative fields of midocean ridge basalts (БСОХ) and ocean island ba-
salts (БОО), including those with high μ, i.e., high U/Pb mantle (HIMU) isotopic anomalies are shown after [Kostitsyn, 2003]. The field of conti-
nental alkaline basalts (ЩБК) is complemented by the non-DUPAL (Dupré and Allègre) basalts of Afar and Ethiopia [Schilling et al., 1992;
Deniel et al., 1994; Stewart, Rogers, 1996]. DUPAL basalts are defined as those with Δ8/4 > 60 [Hart, 1984], where Δ8/4 is Δ8/4 =
208 204 206 204
= 100×[( Pb/ Pb)/(1.209×( Pb/ Pb) + 15.627)]. The DUPAL field of the southern hemisphere, after [Kostitsyn, 2003], is complemented by
data from Ethiopia, Afar, the Red Sea, the Gulf of Aden (northeastern Africa), Broken Ridge, Naturaliste Plateau, Saint Paul, Amsterdam, and
Kerguelen (Indian Ocean) [Schilling et al., 1992; Deniel et al., 1994; Mahoney et al., 1995; Stewart, Rogers, 1996; Deniel, 1998; Doucet et al.,
2004]. The black dots represent DUPAL samples from the Southwest Indian Ridge (ЮЗИХ) between 39° and 41°E [Mahoney et al., 1992].
A separate DUPAL field for Virunga [В] from the Western Rift of east Africa is also shown after [Rogers et al., 1992; 1998]. The thick lines repre-
sent reference isochrons for 4.56 and 1.7 b.y. Х – chondrite [McDonough, Sun, 1995]; КК – total continental crust; ЛК – lower continental crust;
143 144
ДМ – depleted mantle; ПМ – primitive mantle of [Kostitsyn, 2003]. The Nd/ Nd ratio for КК is obtained as the intersection of the 1.7 b.y. ref-

90
Geodynamics & Tectonophysics. 2010. Vol. 1. № 1. P. 87–102

erence isochron with the Sm/Nd ratio of the КК [Taylor, McLennan, 1985]. ЛК is located at the isotopic value suggested by [Escrig et al., 2004]
and the Sm/Nd ratio of ЛК [Taylor, McLennan, 1985]. The Sm/Nd ratio for ДМ is obtained as the intersection of the 1.7 b.y. reference isochron
143 144
with the average Nd/ Nd ratio of MORB (БСОХ). The 1.7 b.y. isochron is also used as a mixing line between ДМ and КК. Numbers close to
the mixing line represent the percentage of КК in the mixture. Thin horizontal lines show change in the Sm/Nd ratio due to equilibrium partial
melting of the ДМ-КК mixture: Cm = Cs/(D + 0.01F – 0.01DF), where Cm and Cs are the elemental concentrations in partial melt and the
source, respectively; F is the degree of partial melting (%); and D is the bulk distribution coefficient [Shaw, 1970]. Numbers close to the thin line
reflect the degree of partial melting. The mineralogy of the source of melting is arbitrarily set to 55% of olivine (ol), 25% of orthopyroxene (opx),
Sm Sm Sm
15% of clinopyroxene (cpx), and 5% of garnet (gar). Distribution coefficients are as follows: Dol – 0.0009; Dopx – 0.0037; Dcpx – 0.291;
Sm Nd Nd Nd Nd
Dgar – 0.15; Dol – 0.0003; Dopx – 0.0023; Dcpx – 0.187; and Dgar – 0.027. Similar values can be found elsewhere in the literature (e.g.,
[Green, 1994]). Thin dashed lines connect modeled partial melts at the same degree of partial melting. The solid dashed line shows the change
in the Sm/Nd ratio due to equilibrium partial melting of ЛК. The mineralogy of ЛК is set as opx (50%), cpx (20%), and gar (30%).

плавления. Это в действительности не так. Sm/Nd в ные) отношения изотопов Pb. В действительности
базальтах всегда ниже этого отношения в источни- наблюдается противоположная зависимость (рис.
ке плавления из-за более низкого коэффициента 2). Сдвиг базальтов срединно-океанического хребта
распределения для Sm в сравнении с Nd для ман- Северной Атлантики в сторону изотопно-обогащен-
тийных минералов [Green, 1994]. В работе [Ivanov, ных составов Pb известен под названием второго
Balyshev, 2005] было показано, что своеобразное свинцового парадокса (обзор первого свинцового
«Г-образное» распределение подавляющего боль- парадокса см. в статье [Murphy et al., 2003]).
шинства фигуративных точек на диаграмме 143Nd/ Традиционное объяснение второго свинцового
144
Nd-Sm/Nd вполне удовлетворительно объясняет- парадокса заключается в следующем. Предполага-
ся источником, представляющим собой смесь меж- ется, что в мантии существует вещество субду-
ду мантийным (примитивным по Ю.Д. Костицыну) и цированной океанической коры (в виде эклогита или
коровым компонентом (рис. 1). Исключение состав- пироксенита), которое было изолировано от процес-
ляют некоторые базальты, относимые к так назы- сов вулканизма на протяжении 1.0–2.5 млрд лет,
ваемой аномалии DUPAL, происхождение которых после чего это вещество рециклировалось плю-
будет рассмотрено ниже. Наличие точек правее мами [Dickin, 2005]. Это объяснение принимается
компонента примитивной мантии, по Ю.Д. Костицы- в первую очередь для крайне радиогенных составов
ну [Kostitsyn, 2004], при сопоставимо высоких зна- в базальтах океанических островов HIMU-типа
чениях εNd указывает на предшествующие эпизоды (базальты с наиболее высокими значениями
206
частичного плавления в некоторых регионах мантии Pb/204Pb > 20 называются HIMU (от high μ, где μ
незадолго