Вы находитесь на странице: 1из 6

Ну разве нет в нем тайны?

Он так горит на эстраде, так отдается


музыке! Оркестры его обожают. Р. Челетти
Деятельность Л. Бернстайна поражает прежде всего своим
разнообразием: талантливый композитор, известный всему миру как
автор мюзикла «Вестсайдская история», крупнейший дирижер XX в. (его
называют в числе наиболее достойных преемников Г. Караяна), яркий
музыкальный писатель и лектор, умеющий найти общий язык с
широчайшим кругом слушателей, пианист и педагог. Стать музыкантом
Бернстайну было предначертано судьбой, и он упорно шел по избранному
пути, невзирая на препятствия, порой очень значительные.
Ни в коей мере не оспаривая талантов Бернстайна — композитора,
пианиста, лектора, — все же можно сказать с уверенностью, что славой
своей он в первую очередь обязан дирижерскому искусству. И
американцы, и любители музыки в Европе раньше всего признали
Бернстайна - дирижера. Произошло это в середине сороковых годов,
когда Бернстайну еще не было тридцати лет, а его артистический стаж
был ничтожен. Леонард Бернстайн получил разностороннюю и
основательную профессиональную подготовку. В Гарвардском
университете он изучал композицию и игру на фортепиано.
Свое обучение Бернстайн продолжил в Институте музыки Кертиса
(Curtis Institute of Music), занимаясь у Изабеллы Венгеровой по классу
фортепиано, у Фрица Райнера по классу дирижирования и у Рэндалла
Томпсона по классу оркестровки. В 1940 году Бернстайн посещал летний
институт в Танглвуде при Бостонском симфоническом оркестре, где его
наставником стал знаменитый дирижер Сергей Кусевицкий.
Одновременно, чтобы зарабатывать на жизнь, Ленни, как и поныне зовут
его друзья и почитатели, нанялся пианистом в хореографическую труппу.
Но вскоре был уволен, так как вместо традиционного балетного
аккомпанемента заставлял танцоров заниматься под музыку Прокофьева,
Шостаковича, Копленда и собственные импровизации.
Кусевицкий предложил молодому коллеге контракт приглашенного
дирижера Бостонского симфонического оркестра, но Ленни был
вынужден отказаться — Американская гильдия музыкантов, в рядах
которой он состоял, рекомендовала бойкотировать этот коллектив, так
как он один из немногих в стране не входил в ее состав и потому
не подчинялся профсоюзным правилам.
В то же время он получил предложение от Артура Родзинского —
руководителя Нью-йоркского филармонического общества, впоследствии
Нью-йоркского филармонического оркестра. Знаменитый дирижер
пригласил Бернстайна стать его ассистентом, что стало для Ленни полной
неожиданностью. Выяснилось, что Родзинский, находясь в Тангелвуде,
видел, как дирижирует Бернстайн, и когда возникла необходимость
в помощнике, решил его разыскать. 25-летний Леонард Бернстайн занял
пост ассистента в августе 1943 года, а уже в ноябре к нему пришла
национальная слава. (вставить воспоминания Бернстайна
https://leonardbernstein.com/about/conductor/historic-concerts/the-debut-
concert-1943)
Случилось это после того, как он заменил приглашенного дирижера
Бруно Вальтера на концерте в Карнеги-холле, который транслировался
на всю Америку. Динамичная и темпераментная дирижерская манера
Бернстайна поразила и аудиторию, и критиков. Уже через несколько
недель Бернстайн был завален приглашениями из разных оркестров
со всей страны. Благодаря своей энергии, обаянию и таланту Ленни всегда
был в центре внимания, однако теперь он стал настоящей знаменитостью.
С 1945 по 1947 год Бернстайн был музыкальным руководителем
Нью-йоркского симфонического оркестра. После смерти Сергея
Кусевицкого в 1951 году он возглавил оркестровый и дирижерский
факультет в Танглвуде, где преподавал много лет.
Последующие годы отмечены для Бернстайна сотнями концертов,
гастролями на разных континентах, премьерами новых его сочинений и
непрерывным ростом популярности. Ему первому среди американских
дирижеров довелось встать в 1953 году за пульт «Ла Скала», затем он
выступает с лучшими оркестрами Европы, а в 1958 году возглавляет
оркестр Нью-йоркской филармонии и вскоре совершает с ним
триумфальное турне по Европе, во время которого выступает в СССР;
наконец, немного спустя, он становится и ведущим дирижером
«Метрополитен-опера». Гастроли в Венской государственной опере, где
Бернстайн в 1966 году произвел настоящую сенсацию своей трактовкой
вердиевского «Фальстафа», окончательно закрепили мировое признание
артиста.
Бернстайн много путешествовал по миру. В 1946 году
он дирижировал в Лондоне и на международном музыкальном фестивале
в Праге. В 1947 году он выступал в Тель-Авиве — это положило начало
связи Леонарда с Израилем, продолжавшейся до конца его жизни. В 70-
е композитор записал большую часть своей симфонической музыки
с именно с Израильским филармоническим оркестром. В 1953 году
Леонард Бернстайн стал первым американским дирижером,
приглашенным в миланский театр Ла Скала. Его дебютом за пультом
оркестра прославленной оперной площадки стала «Медея» Керубини
с Марией Каллас в заглавной партии.
В 1958 году Бернстайн возглавил Нью-йоркский филармонический
оркестр. Он занимал этот пост до 1969 года — дольше, чем кто-либо
из его предшественников, но и после того как покинул должность,
продолжал сотрудничать с коллективом.
В промежутке между 1956 – 1979 годами Леонард Бернстайн записал
более 500 произведений с звукозаписывающей компанией Columbia
Masterworks Records (сейчас Sony Music Entertainment), 455 из которых было
записано с оркестром Нью-Йоркской филармонии. 2 Апреля 1956 заключил
свой первый долгосрочный контракт с Columbia Masterworks Records как
дирижёр, пианист и лектор, а 11 мая 1979 года подписал свой последний
контракт, это была запись 5-й Симфонии Прокофьева с Израильким
филармоническим оркестром.
Больше половины из четырехсот с лишним записей, сделанных
Бернстайном, была осуществлена с Нью-йоркским филармоническим
оркестром. Среди них девять симфоний Густава Малера, в то время редко
исполняемого автора. Записи имели огромный успех, породив волну
увлечения творчеством немецкого композитора как в Америке, так
и во всем мире.
Бернстайн дважды записывал полные циклы
симфоний Бетховена (для Sony и Deutsche Grammophon), участвовал в
записи цикла фортепианных концертов Бетховена с Кристианом
Циммерманом. Бернстайн — единственный дирижёр, дважды
осуществивший запись полного цикла симфоний Густава Малера (тоже
для Sony и Deutsche Grammophon). Бернстайн сыграл важную роль в
популяризации музыки Малера и А. Брукнера, так американский
композитор Филип Гласс писал: «Стоит напомнить, что в начале 50-х
школа Брукнера и Малера была практически неизвестна за пределами
Европы. Только в 60-х она приобрела колоссальную популярность в
Штатах благодаря дирижерам — прежде всего Леонарду Бернстайну».
Он записал также полный цикл симфоний П. И. Чайковского,
сочинения американских композиторов XX века (в том числе, свои
собственные), произведения Карла Нильсена, Дариюса Мийо (трижды — в
1945, 1951, 1976 — записал его балет «Сотворение мира»). Из музыки
добетховенского времени выделяются записи произведений Йозефа
Гайдна. В апреле 1962 года исполнял Концерт для фортепиано
№ 1 Брамса вместе с Гленном Гульдом.
Также он осуществил премьеру симфонии «Турангалилы» Оливье
Мессиана (не записана).
Во время работы в студии сотни моментов были запечатлены на фотоплёнку,
большая часть фотографий были сделаны Доном Хунштейном, эти снимки
представлены в нашей медиапрезентации.
Впечатлениями о Бернстайне делится его ученица, Марин Олсоп,
которая является сейчас музыкальным руководителем Симфонического
оркестра Балтимора и музыкальным руководителем Государственного
симфонического оркестра Сан-Паулу:
„Я никогда не забуду визит на репетицию Нью-Йоркской
филармонии, когда Леонард Бернстайн дирижировал Пятой симфонией
Чайковского. Я представляла, сколько сотен раз он должен был исполнить
эту симфонию, и старалась представить, какой подход он выберет.
Последующие два часа стали абсолютным откровением и позволили мне
заглянуть внутрь и понять, кем на самом деле был дирижер Леонард
Бернстайн. Это был человек, чьим основным и всепоглощающим
обязательством было созидать, быть автором, композитором. Он был
неумолим в своей преданности и настойчиво пытался раскрыть истинные
намерения композитора. Представьте мое удивление, когда он вышел на
трибуну и объявил Нью-Йоркской филармонии, что все время «ошибался»
по поводу Пятой симфонии Чайковского! Эта готовность и желание
пересмотреть каждое музыкальное произведение, привнести новый
подход и новое понимание каждого исполнения произведения, отличает
Бернштейна от всех остальных. Одной из важнейших истин, которой
Бернстайн поделился со мной, было значение истории музыкального
произведения. У каждого произведения есть своя история и каждый
композитор пытается сформулировать свою личную историю, ответить на
важные для него экзистенциальные вопросы и выразить через музыку. Я
был в восторге, когда он останавливал репетицию и спрашивал: «Должен
ли я рассказать вам историю этой симфонии Гайдна?». И 70 музыкантов
волшебным образом превращались в 4-х летних детей с искрой
предвкушения в глазах, говорящей: «Да, пожалуйста, расскажите нам эту
историю!» Для меня Бернстайна отличало от других не только его
понимание истории, но и его представление о том, что в каждой истории
есть мораль, которая связывает всех нас на самом базовом человеческом
уровне. Бернстайн - дирижер, был абсолютным творцом, стремившимся
передать каждый слой произведения композитора, и у меня часто
возникало ощущение, что его связь с музыкой настолько сильна, что
стирает грань между дирижером и создателем”.
В чем заключаются причины его успеха? Тот, кто хоть однажды
слышал Бернстаина, без труда ответит на этот вопрос. Бернстайн —
художник стихийного, вулканического темперамента, который увлекает
слушателей, заставляет внимать музыке, затаив дыхание, даже тогда,
когда его трактовка может показаться вам необычной или спорной.
Оркестр под его управлением музицирует свободно, непринужденно и
вместе с тем необычайно интенсивно — все происходящее кажется
импровизацией. Движения дирижера чрезвычайно экспрессивны,
темпераментны, но вместе с тем совершенно точны — кажется, что его
фигура, его руки и мимика как бы излучают музыку, которая рождается на
ваших глазах. Один из музыкантов, побывавших на спектакле
«Фальстафа» под управлением Бернстайна, признавался, что уже спустя
десять минут после начала он перестал смотреть на сцену и не спускал
глаз с дирижера, — так полно и точно отражалось в нем все содержание
оперы. Конечно, эта безудержная экспрессия, этот страстный порыв не
бесконтролен — он только потому и достигает своей цели, что воплощает
глубину интеллекта, позволяющую дирижеру проникать в замысел
композитора, передавать его с предельной цельностью и подлинностью, с
высокой силой переживания.
Эти качества Бернстайн сохраняет и в тех случаях, когда выступает
одновременно как дирижер и пианист, исполняя концерты Бетховена,
Моцарта, Баха, «Голубую рапсодию» Гершвина.
(https://youtu.be/cH2PH0auTUU). Репертуар Бернстайна огромен. Только
на посту руководителя Нью-йоркской филармонии он исполнил
практически всю классическую и современную музыку—от Баха до
Малера и Р. Штрауса, Стравинского и Шёнберга.
Трудно назвать такое сочинение американской музыки, которое не
исполнил бы Бернстайн со своим оркестром: в течение нескольких лет он,
как правило, включал в каждую свою программу одно американское
произведение. Бернстайн — превосходный интерпретатор советской
музыки, особенно симфоний Шостаковича, которого дирижер считает
«последним великим симфонистом».
(https://www.youtube.com/watch?v=jiaiS4nupYc)
Перу Бернстайна-композитора принадлежат произведения разных
жанров. Среди них три симфонии, оперы, музыкальные комедии,
мьюзикл «Вестсайдская история», обошедший сцены всего мира. В
последнее время Бернстайн стремится больше времени уделять
композиции. С этой целью он в 1969 году оставляет свой пост
руководителя Нью-йоркской филармонии. Но он предполагает и в
дальнейшем периодически выступать с коллективом, который, отмечая
его замечательные достижения, присвоил Бернстайну звание
«пожизненного дирижера-лауреата Нью-йоркской филармонии».