Вы находитесь на странице: 1из 141

Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего образования «Южно-Уральский медицинский университет» Министерство здравоохранения Российской Федерации

На правах рукописи

Терентьева Ксения Евгеньевна

АНТИИШЕМИЧЕСКОЕ ДЕЙСТВИЕ 2-ЭТИЛ-6-МЕТИЛ-3-ОКСИПИРИДИНА ГИДРОХЛОРИДА (ЭМОКСИПИНА) И ЕГО ВЛИЯНИЕ НА АФФЕКТИВНЫЕ НАРУШЕНИЯ ПРИ ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНОМ САХАРНОМ ДИАБЕТЕ

14.03.06 – Фармакология, клиническая фармакология

Диссертации на соискание ученой степени кандидата медицинских наук

Научный руководитель:

Волчегорский Илья Анатольевич доктор медицинских наук, профессор Заслуженный деятель науки РФ

Челябинск – 2018

2

Содержание

Введение

5

Глава 1. Обзор литературы

13

1.1. Характеристика производных 3-оксипиридина

13

1.2. Эмоксипин и его применение в медицинской практике

16

1.3. Проблема сахарного диабета и его осложнений в здравоохранении

19

1.4. Применение антиоксидантов в терапии осложнений сахарного диабета

29

Глава 2. Материалы и методы

32

2.1. Экспериментальные животные

32

2.2. Изучаемые лекарственные средства

32

2.3. Моделирование аллоксанового диабета и режим применения эмоксипина

33

2.4. Определение концентрации глюкозы в периферической крови животных

34

2.5. Моделирование острой гипоксической гипоксии у мышей с аллоксановым

диабетом

35

2.6.

Моделирование острой церебральной ишемии у мышей

35

2.6.1

Странгуляционная ишемия

36

2.6.2. Тотальная ишемия

36

2.7. Оценка анксиолитического действия с использованием приподнятого

крестообразного лабиринта в эксперименте на крысах

36

2.8. Оценка антидепрессивного действия в тесте Porsoslt у крыс

37

2.9. Постановка теста «закапывания шариков» на интактных мышах

38

2.10.

Оценка антиангедонического действия в тесте «предпочтения сахарозы» у

крыс

39

2.11.

Оценка поведения животных в тесте «открытое поле»

40

2.12.

Статистическая обработка данных

40

3

3.1.

устойчивость к острой церебральной ишемии при экспериментальном сахарном

диабете у мышей

на

Изучение

антигипоксического

действия

эмоксипина

и

его

влияние

41

3.1.1. Влияние эмоксипина на устойчивость к острой гипоксической гипоксии у

мышей с экспериментальным сахарным диабетом

41

3.1.2. Влияние эмоксипина на устойчивость мышей с экспериментальным

сахарным диабетом к острой церебральной ишемии

43

3.1.3. Влияние эмоксипина на устойчивость к субтотальной ишемии ростральных

отделов головного мозга у мышей с экспериментальным СД

46

3.1.4. Влияние эмоксипина на устойчивость к тотальной ишемии каудальных

отделов головного мозга у мышей с экспериментальным СД

48

3.2. Влияние эмоксипина на концентрацию глюкозы в периферической крови при

экспериментальном сахарном диабете у мышей

50

3.3. Влияние эмоксипина на тревожно-депрессивные нарушения при

экспериментальном сахарном диабете у крыс

52

3.3.1. Оценка анксиолитического и антидепрессивного потенциала эмоксипина в

экспериментах на интактных животных

53

3.3.1.1. Оценка анксиолитического потенциала эмоксипина

53

3.3.1.2. Влияние эмоксипина на поведение крыс в тесте «Открытое поле»

59

3.3.1.3. Оценка антидепрессивного потенциала эмоксипина

62

3.3.1.3.1. Влияние эмоксипина на принудительное плавание в тесте Porsolt

62

3.3.1.3.2. Влияние эмоксипина на показатели теста «предпочтения сахарозы»

64

3.3.1.3.3. Влияние эмоксипина на обсессивно-компульсивную активность мышей

в тесте «закапывания шариков»

69

3.3.3. Оценка анксиолитического и антидепрессивного действия эмоксипина в

4

3.3.3.1.

Оценка

анксиолитического

потенциала

эмоксипина

в

условиях

экспериментального СД

 

71

3.3.3.2.

Оценка

антидепрессивного

потенциала

эмоксипина

в

условиях

экспериментального СД

 

81

3.4. Оценка влияния эмоксипина на уровень глюкозы в периферической крови у

крыс в условиях экспериментального СД

84

Заключение

89

Выводы

106

Практические рекомендации

107

Список сокращений

108

Список литературы

109

5

Введение

Актуальность темы исследования и степень ее разработанности

Сахарный диабет (СД) представляет собой глобальную проблему

здравоохранения и является одним из важных неинфекционных заболеваний

(НИЗ), определяющих качество жизни человека [208]. В течение последних

десятилетий заболеваемость и распространенность диабета постоянно

повышается. По данным ВОЗ, в 2014 году во всем мире сахарный диабет был

зарегистрирован у 422 миллионов человек по сравнению с 108 миллионами в 1980

году [208]. К большому сожалению, в настоящее время сохраняется очевидная

угроза дальнейшего распространения этого заболевания.

Длительное течение СД приводит к закономерным осложнениям этого

заболевания, среди которых наиболее распространенными являются ангио- и

нейропатии [208]. Параллельно развивающиеся ангио- и нейропатии головного

мозга приводят к формированию диабетической энцефалопатии (ДЭ) [71, 97]. ДЭ

рассматривается как патологическое состояние, характеризующееся

субклиническими аффективными расстройствами на начальных этапах и

постепенно формирующимися когнитивными нарушениями с высоким риском

развития деменции. Патогенетической основой формирования ДЭ является

дисциркуляторные и метаболические расстройства на церебральном уровне,

ведущие к нарушению процессов нейротрансмиссии и синоптической

пластичности [19, 90, 91, 136, 173, 174, 261]. Следует подчеркнуть, что ДЭ

способствует развитию такого нейродегенеративного заболевания как болезнь

Альцгеймера [236, 290]. Постепенно прогрессирующая ДЭ нередко осложняется

острыми нарушениями мозгового кровообращения в связи с острым тромбозом

церебральных артерий на фоне эскалации их макроангиопатических поражений

[273].

В настоящее время принято считать, что одним из основных

патогенетических звеньев развития осложнений СД является окислительный

стресс (ОС) [3, 7, 216, 287]. Это делает объясняет большой интерес к роли ОС в

развитии методов лечения неврологической патологии с помощью

6

антиоксидантных средств [9, 52, 141]. Несмотря на положительные данные об

эффективности применения антиоксидантов при СД, такой подход не нашел

широкого применения для целей профилактики и лечения ангио- и

нейропатических осложнений СД [168]. Отсутствие доказательств эффективности

антиоксидантов (витамины Е, С, каротин) при длительном применении не

позволяет включить их в стандартные схемы лечения СД [252]. Более того в

метаанализе последних лет приводятся обоснованные доказательства того, что

применение жирорастворимых витаминов (токоферола) является риском

материальной кумуляции с последующим развитием неблагоприятных

последствий, повышающих риск смертности от любых причин [129].

В последние годы были получены перспективные данные о возможности

коррекции осложнений СД с применением водорастворимых лекарственных

средств (ЛС), которые обладают антиоксидантной активностью, например

производных 3-оксипиридина (3-ОП) [108, 129]. В настоящее время в

клинической практике нашли применение 3 К настоящему производных З-ОП –

эмоксипин, мексидол и этоксидол. Зарегистрированный и разрешенный к

применению в России этоксидол до настоящего времени не продемонстрировал

значимых преимуществ в сравнении с мексидолом и эмоксипином. Важно

добавить, что в отличии от мексидола и эмоксипина, этоксидол не включен в

перечень жизненно необходимых и важнейших лекарственных препаратов. С

2012 года мексидол включен в общероссийские стандарты лечения диабетической

полиневропатии [146, 147]. Использование мексидола приводит к повышению

результативности лечения больных СД, осложненного диабетическим

поражением периферической нервной системы, а также с нарушениями

автономной регуляции сердечно-сосудистой системы [1, 18, 31, 77, 88].

Имеющиеся в настоящее время данные позволяют полагать, что

фармакологические эффекты эмоксипина и мексидола близки (в связи с тем, что

3-оксипиридиновый компонент является общим для этих препаратов), но,

имеются и отличия в спектре фармакологических действий этих препаратов [18,

31]. Одновременно с этим, терапевтический потенциал эмоксипина все еще

7

Было

остается не полностью

эффективности превосходит мексидол в ряде случаев. В частности имеются

существенные различия этих лекарственных средств при действии на симптомы

депрессии и на выраженность эмоционального восприятия жалоб у больших СД

[19]. Эмоксипин более эффективно снижает восприятие боли по сравнению с

мексидолом при хронических заболеваниях органов ЖКТ на фоне

атеросклеротическом поражении брюшной части аорты [65]. Важно добавить,

эмоксипин по

раскрытым.

показано,

что

что относительно низкая стоимость эмоксипина наряду с его высоким

терапевтическим потенциалом иллюстрирует высокую медико-экономическую

эффективность данного препарата.

с уменьшением

проницаемости сосудистой стенки, ингибированием свободнорадикальных

процессов, антигипоксантным и антиоксидантным действием [53]. Наиболее

широкое применение эмоксипин нашел в офтальмологической практике [6, 38, 73,

Фармакологическое

действие

эмоксипина

связано

124].

В последнее время появись сведения о более широком применении

эмоксипина. Так, например, имеются данные о применении эмоксипина в

неонатологии [35, 107], дерматологии [62, 63, 64], гинекологии [24, 25, 26, 27],

фтизиатрии [15], гастроэнтерологии [65] и в нейрохирургической практике [22,

260].

Однако в настоящее время широкий спектр фармакологических эффектов

эмоксипина не нашел должного отражения в перечне показаний для применения

этого ЛС. Клиническое использование эмоксипина ограничено его применением в

офтальмологической практике и значительно реже в соответствии с

официальными показаниями при инфаркте миокарда. Вместе с тем,

общеизвестное влияние эмоксипина на общие патологические процессы, в

частности его антигипоксическое действие, позволяет рассчитывать на его

эффективность при использовании по более широкому кругу показаний.

Совокупность, имеющихся в литературе данных, позволяет считать, что

эмоксипин может оказаться эффективным средством профилактики и лечения

8

дисциркуляторно-метаболических расстройств в ЦНС при СД. В связи с этим

были сформулированы следующие цель и задачи работы.

Цель исследования: изучить влияние эмоксипина на устойчивость к

острой церебральной ишемии и выраженность сопутствующих аффективных

расстройств при экспериментальном сахарном диабете.

Задачи исследования:

1. Изучить влияние экспериментального сахарного диабета на устойчивость к

острой гипоксической гипоксии и острой церебральной ишемии в

эксперименте на мышах.

2. Изучить влияние экспериментального сахарного диабета на развитие тревоги

и депрессии в эксперименте на крысах.

3. Изучить влияние эмоксипина на устойчивость к острой гипоксической

гипоксии и острым нарушениям мозгового кровообращения в эксперименте на

интактных мышах и мышах с экспериментальным сахарным диабетом.

4. Оценить анксиолитический и антидепрессивный потенциал эмоксипина в

эксперименте на интактных крысах и крысах с экспериментальным сахарным

диабетом.

5. Сопоставить влияние эмоксипина на проявление тревоги и депрессии с

действием изучаемого лекарственного средства на динамику диабетической

гипергликемии.

Методология и методы исследования

Основным объектом изучения в работе являлось синтетическое химические

соединение 2-этил-6-метил-3-оксипиридина гидрохлорид, зарегистрированное

под генерическим российским названием метилэтилпиридинол (торговое

название эмоксипин).

В работе изучали эффективность эмоксипина для профилактики и лечения

осложнений экспериментального (аллоксанового) сахарного диабета.

Методология исследований представляла проведение экспериментов на

лабораторных грызунах (мыши, крысы). Изучали эффекты эмоксипина на

9

интактных животных и животных с экспериментальным сахарным диабетом. В

экспериментах с экспериментальным сахарным диабетом применяли следующие

схемы введения изучаемого ЛС: 1 раз в сутки на протяжении 1, 7 и 14 дней.

Животных обследовали через сутки после последней инъекции эмоксипина.

В работе использовали следующие методы: определение концентрации

глюкозы в периферической крови; тест «асфиксии утопления»; модель

странгуляционной ишемии; модель декапитационной ишемии; метод оценки

анксиолитического действия с использованием приподнятого крестообразного

лабиринта; метод оценки антидепрессивного действия в тесте Porsoslt; метод

оценки антиангедонического действия в тесте «предпочтения сахарозы»; метод

«закапывания шариков» для оценки тревожности и, связанной с ней, обсессивно-

компульсивного поведения; метод «открытое поле» для интегральной

характеристики аффективного статуса грызунов.

Для изучения возможных механизмов действия эмоксипина сопоставляли

его эффекты с циклическим антидепрессантом амитриптилином, который наряду

с антидепрессивным эффектом обладает выраженным седативным действием.

Проводили статистический анализ полученных результатов для оценки

эффективности эмоксипина на интактных животных и для профилактики и

лечения осложнений экспериментального сахарного диабета, а также зависимости

эффектов от дозы лекарственного средства.

Степень достоверности, апробация результатов, личное участие автора

Достоверность результатов определяется применением современных

методик и большим объемом экспериментальных данных по изучению влияния

эмоксипина и препаратов сравнения на интактных мышах и крысах, а также на

животных с экспериментальным сахарным диабетом. Всего в экспериментах

использовали 795 мышей и 518 белых беспородных крыс. Достоверность

результатов определялась применением нескольких методов для подтверждения

каждого из изучаемых фармакологических эффектов, использованием двух видов

экспериментальных животных.

10

Условия содержания животных соответствовали стандартным требованиям

и требованиям нормативных документов [213, 281, 212, 241, 272, 219, 204, 244,

120, 119, 127], регламентирующих работу с лабораторными животными, что

обеспечивало получение достоверной информации при оценке влияния

исследуемых лекарственных средств.

Анализ результатов выполнен с применением пакетов статистического

анализа (MS Excel 2016, SPSS 17.0.).

Автор принимал непосредственное участие в формулировке целей и задач

исследований, планировании и организации представленной работы, получении

экспериментальных данных. Автором диссертационной работы самостоятельно

выполнены экспериментальные исследования, обработка и анализ данных.

Сформулированы основные положения работы и выводы.

Положения, выносимые на защиту

1. Эмоксипин обладает антигипоксическим и антиишемическим действием и

может быть использован в качестве средства для вторичной профилактики

острых нарушений мозгового кровообращения при сахарном диабете.

2. Эмоксипин обладает антидепрессивным и анксиолитическим действием и

может быть использован для профилактики и лечения аффективных

расстройств при сахарном диабете.

Научная новизна

Новизна работы связана с тем, производное 3-оксипиридина – эмоксипин,

характеризующееся известным ангиопротекторным действием, как средство

коррекции микроциркуляции, как антиагрегант, антигипоксант, антиоксидант,

может быть использовано по ранее неизвестному показанию (для нормализации

экспериментальной диабетической энцефалопатии).

Впервые показано, что эмоксипин благодаря своей антиишемической и

антигипоксической способности оказывать церебропротекторное действие при

аллоксановом диабете, способен нормализовать устойчивость к острой

11

гипоксической гипоксии и субтотальной ишемии при аллоксановом диабете.

Впервые установлено, что способность эмоксипина нормализовать

церебральную устойчивость животных с экспериментальным сахарным диабетом

к острой гипоксической гипоксии и ишемии связана с выраженным

антидепрессивным и анксиолитическим действием исследуемого препарата.

Теоретическая и практическая значимость работы

Теоретическая значимость работы связана с получением новых знаний об

особенностях влияния эмоксипина на различные отделы головного мозга при

острых нарушениях мозгового кровообращения: изучаемое лекарственное

средство оказывает выраженное протекторное действие на уровне больших

полушарий головного мозга и обладает проишемическим эффектом на уровне

каудальных отделов.

Установлена связь между антигипоксическим и антиишемическим

действием эмоксипина и его анксиолитическими и антидепрессивными

эффектами.

Практическая значимость работы связана с тем, что полученные данные о

фармакологической активности эмоксипина могут являться основанием для

проведения дальнейших клинических исследований по оценке возможности

применения эмоксипина с целью нормализации мозгового кровообращения,

дисциркуляторных расстройств и расстройств аффективного статуса при

сахарном диабете.

Внедрение результатов исследования в практику

исследований

фармакологии ФГБУ ВПО ЮУГМУ Минздрава РФ.

Результаты

внедрены

в

учебный

процесс

на

кафедре

Публикации по теме диссертации

Соискатель имеет 12 научных работ, опубликованных по теме диссертации

общим объемом 3,2 печатных листа, в том числе 11 публикаций в научных

12

журналах и изданиях, которые включены в перечень российских рецензируемых

научных журналов ВАК и изданий для опубликования научных результатов

диссертаций, 10 – из перечня международной системы цитирования, 1 работа

опубликована в материалах конференции.

Объем и структура диссертации

Диссертация изложена на 141 странице компьютерного текста,

иллюстрирована 21 таблицами. Состоит из введения, обзора литературы,

материалов и методов исследования, собственных исследований, заключения,

выводов. Список литературы включает 291 источник, из них 166 отечественных и

125 зарубежных авторов.

13

Глава 1. Обзор литературы

1.1. Характеристика производных 3-оксипиридина

В начале 1960-х годов научная группа Смирнова Л.Д. и Дюмаева К.М.

синтезировала и провела оценку свойств ряда оригинальных производных 3-

оксипиридана (3-ОП) [264]. Производные 3-ОП представляют собой структурные

аналоги соединений группы витамина В6 [265] и относятся к группе

гетероциклических ароматических фенолов.

Широкий спектр биологического действия производных 3-ОП обусловлен

особенностью их строения [118, 131, 137]. Алкил- и арилзамещенные 3-ОП и их

2- и 6-алкокси (окси) производные характеризуются выраженной

антиоксидантной активностью [68].

В работе [131] проводили изучение 69 новых производных пиридина и 3-

оксипиридина, имеющих различные радикалы в разных положениях

пиридинового кольца: метилбензилзамещенные производные 3-ОП,

фенилэтилзамещенные, изотиурониевые замещенные 3-ОП, адамантильные

производные пиридина, аминофенильные 3-ОП, другие производные пиридина и

3-оксипиридина. В этих исследованиях было выявлено, что в обычных условиях

актопротекторная активность проявляется наличием метоксифенильного,

диметоксифенильного и фенилэтильного радикалов в соединениях 3-ОП. Это

позволило заключить, что автопротекторные свойства производных 3-ОП связаны

с наличием диметоксифенильного и метильного радикалов в их структуре. Другие

радикалы в их структуре не оказывали на физическую работоспособность

достоверного влияния [137].

Кроме того, производные 3-ОП обладают выраженными антирадикальными

и антиоксидантными свойствами и в этой связи способны снижать проявление

оксидативного стресса и оказывать антигипоксическое действие [45, 123, 150, 152,

166]. Среди механизмов действия производных 3-ОП отмечено их влияние на

функциональную активность мембраносвязанных ферментов, таких как

фосфодиэстераза и аденилатциклаза, ингибирование свободнорадикальных

14

соотношения

простациклин/тромбоксан А2 и торможение образования лейкотриенов (ЛТ В4)

[68]. Производные 3-ОП в микросомах печени подавляют свободнорадикальные

процессы, путем связывания с цитохромом Р-450, образуя комплексы, которые

способны понижать активность микросомальных реакций [116]. Изучение свойств

производных 3-ОП показали, что данные соединения могут служить

потенциальными защитными агентами при воздействии на организм различных

неблагоприятных факторов и выступать в роли универсальных средств

антиоксидантной защиты в терапии [142, 143].

К настоящему времени среди производных З-ОП в клиническую практику

внедрено 2лекарственных препарата - эмоксипин и мексидол. Среди производных

3-ОП первым был зарегистрирован эмоксипин (2-этил-6-метил-3оксипиридина

гидрохлорид), который имеет брутто формулу C 8 H 11 NO, структурную

стадий

синтеза

простагландинов,

изменение

простагландинов , изменение формулу . Эмоксипин был

формулу . Эмоксипин был синтезирован в Институте

биохимической физики РАН научной группой Л.Д. Смирнова, В.И. Кузьмина,

К.М. Дюмаева, С.Б. Гашева на основе производных гидроксипиридина и

эстрогенов путем придания структуре витамина В6 (пиридоксол)

антиоксидантных свойств за счет экранирования алкильными группами

фенольного гидроксила [104].

В ГУ НИИ фармакологии РАМН в начале 80-х годов XX века Л.Д.

Смирнов и В.И. Кузьмин синтезировали мексидол (2-этил-6-метил-3-

оксипиридина сукцинат), который одновременно является производным 3-ОП и

янтарной кислоты. Различия между мексидолом и эмоксипином определяются

наличием сукцинат-аниона. Имеющиеся на сегодняшний день научные данные

позволяют полагать, что фармакологические эффекты эмоксипина и мексидола

довольно близки (в связи с тем, что 3-оксипиридиновый компонент является

общим для обоих препаратов), одновременно с этим эти препараты имеют

Мексидол характеризуется

15

поликомпонентным спектром

фармакологических эффектов и мультифакторным (Multi-targets) механизмом действия [43, 96, 135, 154]. Это лекарственное средство способно ингибировать свободнорадикальное окисление липидов, реагировать с перекисными радикалами липидов, при этом повышая активность супероксиддисмутазы (СОД) и других антиоксидантных ферментов [40, 56, 57]. Мексидол обладает выраженным гиполипидемическим действием: он способен снижать уровень общего холестерина, липопротеинов низкой плотности, а также повышать уровень липопротеинов высокой плотности [40, 39]. Антигипоксическое действие

мексидола связано с его влиянием на энергетический обмен [102]. Антигипоксические и антиоксидантные свойства препарата приводят к включению одновременно нескольких защитных механизмов при гипоксии и, таким образом, что повышает эффективность. В ряде работ было выявлено, что мексидол влияет на холинэргические, серотонинергические, дофаминергические, ГАМК- и NMDA-рецепторы и регулирует нейромедиаторный баланс [42, 49, 112, 125, 134, 165]. Мексидол нашел широкое применение в различных областях медицины. В кардиологии мексидол может использоваться в комплексной терапии различных форм ишемической болезни сердца (ИБС) [110, 109]. В акушерстве и гинекологии препарат применяют при лапароскопических операциях, после операции кесарева сечения, при хронической гипоксии плода [100]. В хирургии и травматологии мексидол применяют системно для коррекции активности перекисного окисления липидов (ПОЛ) при ожогах, в комплексной терапии больных с ингаляционной травмой [51, 160], а также для местного лечения гнойных ран [75]. Имеются данные об улучшении состояния больных поясничным остеохондрозом после удаления грыж межпозвонковых дисков [23], при осложненной спинальной травме [145] при применении мексидола в комплексной терапии. В стоматологической практике это ЛС используется для лечения пародонтита и в качестве премедикации [11]. Мексидол успешно применяется в неврологии и способен оказывать выраженный лечебный эффект при острых нарушениях

 

16

мозгового

кровообращения,

в

том

числе

у

пациентов с ишемическим и

геморрагическим инфарктом головного мозга, при расположении зоны поражения

в области в вертебробазилярном бассейне и бассейне внутренней сонной артерии

[41]. В научной литературе имеются данные об успешном применении мексидола

при ревматоидном артрите [29]. Мексидол с 2012 года внесен в национальные

стандарты лечения диабетической полиневропатии [146, 147]. В ряде работ была

показана эффективность мексидола для лечения неврологических осложнений

периферической нервной системы при СД, а также нарушений вегетативной

регуляции сердечной деятельности [1, 31, 18, 77, 88].

В настоящее время мексидол существенно более широко представлен на

российском рынке фармакологических препаратов, по сравнению с

эмоксипином. Отчасти это обусловлено наличием таблетированной формы

мексидола, более выраженным антиоксидантным эффектом за счет сукцинат

аниона, а также более эффективной маркетинговой политикой производителей

мексидола. Одновременно с этим, терапевтический потенциал эмоксипина все

еще остается не полностью раскрытым. Было показано, что эмоксипин по

фармакологической эффективности превосходит мексидол в ряде случаев. Так

эмоксипин более эффективен с точки зрения влияния на депрессивную

симптоматику у больных СД [19, 106]. Эмоксипин более эффективно снижает

субъективное восприятие боли по сравнению с мексидолом [65]. Кроме того,

эмоксипин в настоящее время существенно дешевле мексидола, что может

служить дополнительным фактором для более широкого его применения.

1.2. Эмоксипин и его применение в медицинской практике

В настоящее время лекарственный препарат эмоксипин зарегистрирован

под генерическим российским названием Метилэтилпиридинол [53].

Фармакологическая группа вещества Метилэтилпиридинол [53]:

• Ангиопротекторы и корректоры микроциркуляции

• Антиагреганты

• Антигипоксанты и антиоксиданты

17

• Офтальмологические средства

Фармакологические свойства эмоксипина были изучены научной группой под руководством Н.М. Эммануэля [69, 68]. Фармакологическое действие эмоксипина связывают с уменьшением проницаемости сосудистой стенки, ингибированием свободнорадикальных процессов, антигипоксантным и антиоксидантным действием [53]. В качестве механизмов действия данного лекарственного средства отмечено, что оно способствует уменьшению вязкости крови и агрегации тромбоцитов, приводит к повышению содержания циклических нуклеотидов (цАМФ и цГМФ) в тромбоцитах и тканях головного мозга, обладает фибринолитической активностью, снижает проницаемость сосудистой стенки и уменьшает степень риска развития кровоизлияний, способствует их рассасыванию [53]. Кроме того, препарат расширяет коронарные сосуды, в остром периоде инфаркта миокарда способен ограничивать величину очага некроза, улучшать сократительную способность миокарда и функциональную активность проводящей системы сердца. Эмоксипин в дозе 50 мг/кг способен оказывать кардиопротекторное действие при острой ишемии головного мозга, которое сопоставимо с эффективностью пропранолола в дозе 0,1 мг/кг, однако преимуществом эмоксипина, является отсутствие у него отрицательного хронотропного эффекта [148]. При повышенном АД эмоксипин способен оказывать гипотензивное действие [148]. Эмоксипин также используют для лечения последствий нарушений мозгового кровообращения ишемического и геморрагического характера, ЧМТ, послеоперационного периода эпи- и субдуральных гематом; острого инфаркта миокарда, для профилактики синдрома реперфузии, нестабильной стенокардии [87, 50, 89, 128]. Эмоксипин в настоящее время наиболее широкое применение нашел в офтальмологической практике: он обладает выраженными ретинопротекторным действием, защитным действием по отношению к сетчатке при действии света высокой интенсивности, ускоряет процессы рассасывания внутриглазных кровоизлияний, приводит к заметному улучшению микроциркуляции глаза и оказывает на роговицу выраженное антигипоксическое действие [155, 70, 95, 72].

18

Препарат применяют местно

этиологии, в том числе диабетической; используют для защиты и лечения

роговицы и сетчатки при хориоретинальной дистрофии, глаукоме,

дистрофических кератитов; тромбоза сосудов сетчатки; осложнений миопии; для

защиты роговицы (при ношении контактных линз); при травмах, воспалении и

ожогах роговицы; для лечения катаракты (в т.ч. профилактики у лиц старше 40

лет); при оперативных вмешательствах на глазах [38, 124, 6, 73].

Следует отметить, что в последнее время в научной литературе появились

сведения о более широком применении эмоксипина. Так, например, имеется ряд

публикаций о применении эмоксипина для лечения заболеваний кожи [64, 63,

62], гинекологических заболеваний [26, 27, 24, 25], туберкулеза [15],

заболеваний органов ЖКТ [65], в нейрохирургической практике [260, 22], в

неонатологии [35]. Применение эмоксипина существенно снижало смертность

новорожденных с полиорганной недостаточностью [35, 167]. Такой эффект

связан со способностью эмоксипина оказывать положительное инотропное

действие, которое также было показано у взрослых больных СД [31].

Выявлено благоприятное действие эмоксипина при лечении расстройств

высших интегративных функций ЦНС при СД. Применение этого ЛС приводило

к снижению выраженности симптомов депрессии и тревоги, к уменьшению

выраженности когнитивного дефицита у больных СД [19, 106, 20]. При

ангиоретинопатии различной

для

лечения:

включении эмоксипина в схему комплексной терапии СД наблюдалось развитие

клинически значимого тимоаналептического эффекта [18]. Показано

антидепрессивное действие ЛС при его применении в послеоперационном

периоде по поводу микродискэктомии у больных с поясничным остеохондрозом

[23].

Кроме клинических исследований, эмоксипин демонстрировал широкий

спектр благоприятных эффектов в экспериментах на животных. Выявлены

иммуномодулирующее действие препарата [79, 101], высокая эффективность при

использовании липосомальной формы ЛС для лечения панкреатита [114],

снижение выраженности симптомов интоксикации при применении цитостатиков

19

[138, 80, 139]. В обобщающей работе, в которой описаны эффекты эмоксипина

как в экспериментальных, так и в клинических исследованиях, показано успешное

применение изучаемого ЛС для комплексного лечения бронхиальной астмы,

хронических неспецифических заболеваний легких, гестозов, ювенильных

кровотечений [164].

Таким образом, показания, которые приведены для эмоксипина в РЛС

могут быть существенно расширены, препарат, несомненно, обладает большим

потенциалом для лечения широкого спектра заболеваний, что определяется его

влиянием на типовые патологические процессы, такие как воспаление, гипоксия,

нарушения микроциркуляции. Особого внимания заслуживает применение

эмоксипина в комплексном лечении СД [108, 129, 18, 31].

1.3. Проблема сахарного диабета и его осложнений в здравоохранении

СД представляет собой важную проблему здравоохранения и является

одним из приоритетных неинфекционных заболеваний (НИЗ) в настоящее время

[208]. В течение последних десятилетий распространенность СД неуклонно

растет. По данным ВОЗ, в 2014 году диабетом страдали 422 миллиона взрослых

во всем мире по сравнению с 108 миллионами в 1980 году [208]. Глобальный

уровень заболеваемости диабетом (стандартизованный по возрасту) почти

удвоился с 1980 года, увеличившись с 4,7% до 8,5% среди взрослого населения, и

в настоящее время сохраняется угроза дальнейшего распространения этого

заболевания. В соответствии с текущим прогнозом предполагается, что к 2030

году число больных СД составит 552 миллиона человек.

Выделяют несколько типов СД: СД 1 типа, 2 типа, гестационный и др

Наиболее распространенными являются СД 1 и 2 типа. Развитие СД 1 типа

обусловлено формированием абсолютной недостаточности инсулина, а СД 2 типа

связывают с относительной недостаточностью гормона [261, 232]. При

прогрессировании заболевания недостаточность инсулина вне зависимости от

типа СД приобретает смешанный характер. Это обусловлено развитием

вторичной инсулинорезистентности при СД 1 типа, которая сопровождается

20

снижением эффективности заместительной инсулинотерапии [247]. Длительное

течение СД 2 сопровождается вторичным поражением β-клеток поджелудочной

железы, что приводит к снижению секреции инсулина и также требует включения

инсулинотерапии в комплексное лечение болезни [251, 190].

В настоящее время ключевыми звеньями патогенеза развития осложнения

при СД 1 и 2 типа считают инсулинорезистентность (ИР), нарушение секреции

инсулина, повышение продукции глюкозы печенью, а также наследственную

предрасположенность и особенности образа жизни и питания, ведущие к

ожирению [60]. Развитие ИР в большей степени связывают с нарушением

действия инсулина на пострецепторном уровне, в частности со значительным

снижением мембранной концентрации специфических транспортеров глюкозы

(ГЛЮТ-4, ГЛЮТ-2, ГЛЮТ-1). Последствиями ИР являются дислипопротеинемия,

гиперинсулинемия, и гипергликемия. Эти метаболические отклонения являются

пусковым механизмом активации различных патогенетических звеньев, которые в

свою очередь приводят к окислительному стрессу, эндотелиальной дисфункции и

развитию атеросклеротических изменений. Такие изменения способствуют

развитию осложнений СД [3].

В настоящее время многие авторы рассматривают окислительный стресс

(ОС) как один из основных патогенетических звеньев развития осложнений при

СД [3, 7, 216, 287]. Экспериментальные и клинические исследования

показывают, что окислительный стресс играет важную роль в патогенезе и

развитии осложнений обоих типов СД [237]. ОС является результатом

нарушения баланса между прооксидантами и компонентами системы

антиоксидантной защиты, при котором скорость продукции свободно-

радикальных метаболитов превосходит темп их устранения [66]. В патогенезе

ОС наиболее чувствительной системой является ЦНС [32, 129]. Это связано с

тем, что нейроны головного мозга характеризуются более высоким уровнем

окислительного метаболизма по сравнению с нервными клетками других

локализаций. С этой точки зрения наиболее чувствительными являются

нейроны, расположенные в поле СА1 гиппокампа. Этот участок головного мозга

21

активно участвует в когнитивных процессах, а также в процессах регуляции

аффективных статуса [214].

Патогенез ОС в головном мозге у больных СД существенно не отличается

от механизмов ОС в других органах и системах при других патологических

процессах [46, 3, 32]. Хроническая гипергликемия и неферментное гликирование

белков являются основными патофизиологическими механизмами формирования

ОС в ЦНС при СД [2, 129, 223]. Абсолютный или относительный дефицит

инсулина являются другим механизмом, определяющим развитие ОС при СД.

Важно отметить, что при СД 2 типа развивается относительный дефицит

инсулина, который связан со снижением чувствительности клеток и тканей к

этому гормону и регистрируется даже на фоне гиперинсулинемии [103].

Коррекция физиологического уровня инсулина является фактором,

предотвращающим развитие ОС, и, соответственно, препятствующим

формированию гликированных белков. Кроме того, известно, что инсулин сам

обладает антиоксидантными свойствами [279].

Было показано, что в эксперименте длительная гипергликемия приводит к

развитию целого ряда неблагоприятных эффектов у экспериментальных

животных: снижение двигательной активности, уменьшении числа сердечных

сокращений, повышение потребности в кислороде [217].

Высокая медико-социальная значимость СД связана с проблемой его

поздних осложнений, которые затрагивают практически все органы и системы

организма человека и очень часто снижают качество жизни пациентов с СД, а

также могут приводить к фатальным последствиям [7].Все осложнения диабета

делятся на 2 большие группы [84]:

1) острые осложнения (кетоацидотическая, гиперосмолярная, гипогликемическая,

лактоацидотическая комы).

2) хронические (поздние) осложнения:

1. Микрососудистые осложнения:

- диабетическая ретинопатия;

- диабетическая нефропатия.

22

2. Макрососудистые осложнения:

- ишемическая болезнь сердца;

- ишемическая болезнь мозга;

- хронические облитерирующие заболевания периферических артерий.

3. Диабетическая нейропатия:

- периферическая (симметричная, ассиметричная);

- автономная (кардиоваскулярная, гастроинтерстициальная, урогенитальная и др.). Длительное течение СД приводит к закономерным развитием ангио- и нейропатий [208]. Одной из важнейших проблем является развитие дистальной симметричной сенсомоторной полинейропатии (ДСПП), которая является одним из факторов риска развития синдрома диабетической стопы (СДС) [47, 58, 59]. Диабетическая нейропатия является одним из существенных факторов, оказывающих влияние на качество и продолжительность жизни пациентов с СД [113, 133, 202, 226]. Следует подчеркнуть, что длительное течение СД приводит к поражению парасимпатического и симпатического отделов вегетативной нервной системы [7]. Симпатическая дисфункция у больных СД проявляется нарушением прессорных постуральных рефлексов с развитием выраженной ортостатической гипотензии [182]. Поражение вегетативной нервной системы при СД обуславливает широкую распространенность бессимптомной ишемии миокарда и бессимптомной гипогликемии, являющихся жизнеугрожающими состояниями у больных СД [7]. Важно отметить, что одним из рисков сосудистых осложнений является острый тромбоз церебральных артерий, что приводит к развитию инсульта с общеизвестными фатальными или инвалидизирующими исходами, которые являются одними из самых распространенных и неблагоприятных осложнений ДЭ [5, 273]. Развитие СД предрасполагает к острым нарушениям мозгового кровообращения (ОНМК), которые являются одной из важнейших причин

23

инвалидизации и смертности населения [82, 206]. СД относится к числу основных

факторов риска развития инсульта. В эпидемиологических исследованиях в

финской популяции было показано, что относительный риск инсульта для

мужчин с СД составляет 6, а для женщин - 8,2. В этой же работе было показано,

что 16% смертей от инсульта связаны с СД у мужчин и 33% у женщин [271].

Существует несколько возможных механизмов развития инсультов при СД.

К ним относятся сосудистая эндотелиальная дисфункция, преждевременная

повышенная артериальная жесткость, системное воспаление и утолщение

капиллярной базальной мембраны [183]. Аномалии в раннем диастолическом

наполнении левого желудочка обычно наблюдаются при диабете II типа.

Предлагаемые механизмы застойной сердечной недостаточности при СД 2 типа

включают микрососудистые нарушения, метаболические расстройства,

интерстициальный фиброз, гипертонию и вегетативную дисфункцию [183].

Состояние эндотелия при СД имеет решающее значение для поддержания

структурной и функциональной целостности стенок сосудов, а также для

вазомоторного контроля. Уровень оксида азота (NO) контролирует

вазодилатацию, а его снижение может вызвать нарушение функционирования

эндотелия и приводить к развитию атеросклероза. Так, NO-опосредованная

вазодилатация нарушается у людей с СД из-за повышенной инактивации NO либо

пониженной реактивности гладких мышц для NO. У лиц с СД 2 типа

наблюдаются снижение эластичности и повышение жесткости артерий по

сравнению с людьми с нормальным уровнем глюкозы [183]. При диабете 1 типа

чаще наблюдается изменения в стенке общей сонной артерии, что обычно связано

с повышением толщины сосудов, и является ранним признаком атеросклероза.

Повышенная воспалительная реакция часто наблюдается у людей с СД, при этом

воспаление играет важную роль в патогенезе образования атеросклеротической

бляшки. При этом у людей с СД регистрируется повышение уровня С-реактивный

белка, цитокинов и адипонектина в периферической крови [183].

ОС является одним из основных звеньев в патогенезе ишемического

поражения головного мозга, в том числе при инсультах [167, 254, 259].

24

мишенью ОС, играющего

решающую роль в патогенезе ишемического повреждения головного мозга после

инсульта. Показано, что супероксид, первичный реакционноспособный вид

кислорода, и его производные вызывают вазодилатацию через открытие каналов

калия и измененную сосудистую реактивность, разрушение

гематоэнцефалического барьера и очаговые разрушающие поражения на

животных моделях ишемического инсульта [167, 254, 259]. В связи с этим, в ряде

работ рассматривается применение антиоксидантов как компонент

патогенетической терапии инсультов [254, 259].

В отечественной лечебной практике в настоящее время все большее

применение находит препарат мексидол в комплексном лечении инсультов [74].

В исследовании М.М. Одинака и соавт. [121] было показано, что применение

мексидола в остром периоде ИИ значительно уменьшает содержание лактата и

инозитола в клетках по сравнению с группой контроля, что способствует

восстановлению баланса между аэробным и анаэробным механизмами окисления

и благоприятно сказывается на реабилитационных возможностях пациентов. В

этом же исследовании выявлены положительная корреляция между содержанием

лактата в зоне ишемической полутени и значениями по шкале NIHSS и

отрицательная корреляция между содержанием лактата в зоне ишемической

полутени и степенью функционального восстановления, оцениваемой по индексу

Бартел, что подтверждает связь между нарушением метаболизма глюкозы в

условиях гипоксии и степенью повреждения нервной ткани [121].

В рандомизированном двойном слепом плацебоконтролируемом

исследовании В.И. Скворцовой с соавт. [140] мексидол применяли в комплексной

терапии ИИ в остром периоде. Была установлена его эффективность при

атеротромботическом и кардиоэмболическом вариантах. В клинических

исследованиях [130, 86] установлено, что мексидол достоверно улучшает

результаты реабилитации больных после инсульта, способствуя как увеличению

степени восстановления неврологических функций, так и повышению уровня

бытовой адаптации пациентов. В работе Г.И. Ижбульдиной [81] показано, что

Церебральная

сосудистая

сеть

является

основной

25

нейропротективная терапия с применением мексидола привела к повышению

выживаемости больных. У них наблюдалось более быстрое восстановление

сознания, и возникала возможность ранней активизации. При тяжелом ИИ

отмечалось более быстрое уменьшение неврологического дефицита, в частности

улучшение речи.

Ж.Ю. Чефранова и соавт. [157] показали, что комбинированная терапия

создает условия не только для восстановления неврологических функций, но и

предотвращения вторичного повреждения головного мозга. Раннее применение

мексидола может способствовать предупреждению развития инфаркта и

увеличивать число положительных исходов.

Современное понимание патогенеза ИИ указывает на необходимость

обязательного назначения таким пациентам антигипоксантов и антиоксидантов

для увеличения устойчивости жизненно важных органов (миокард, головной

мозг) к гипоксии [74]. Следует отметить, что данных об использовании

эмоксипина в комплексном лечении инсультов в научной литературе на

обнаружено.

Другой не менее важной проблемой осложнений СД является развитие

центральных диабетических нейропатий [225]. В первую очередь, это касается

параллельно развивающихся ангио- и нейропатий головного мозга, которые

приводят к развитию диабетической энцефалопатии (ДЭ) [71, 97].

Данные о влиянии СД на ЦНС, значительно выросли за последнее

десятилетие [185, 238, 253, 168, 256, 225]. Эти нарушения связаны с

выраженными изменениями уровня сахара в периферической крови, а также

сосудистыми осложнениями и называются ДЭ- термин, который охватывает

функциональные нарушения когнитивных способностей, нейротрансмиссии,

синаптической пластичности и сопровождается субклиническими аффективными

расстройствами [174, 19, 91, 90, 136, 173, 261]. В официальных классификациях

эта позиция не выделена, однако ДЭ вносит существенный вклад в снижение

качества жизни больных СД и является одной из причин инвалидизации этих

пациентов [168]. На ранних стадиях ДЭ сопровождается аффективно-

26

когнитивными нарушениями, развитие которых носит поградиентный характер и

является предрасполагающим фактором в развитии деменции и болезни

Альцгеймера [236, 290]. Более часто такие осложнения развиваются при СД 2

типа [215]. Таким образом СД 2 типа является одним из существенных факторов,

определяющих повышение заболеваемости деменцией в горизонте до 2050 г.

[249, 283].

У больных СД одним из наиболее частых симптомов аффективных

нарушений является депрессия, которая в 2 – 4 раза превышает

распространенность этого синдрома у людей без СД и составляет от 20 до 90 %

[8, 48, 149, 184, 191]. Депрессия может диагностироваться в течение первого года

развития СД [262]. Также отмечено быстрое нарастание симптомов депрессии от

субклинических форм до развития симптомокомплекса большой депрессии [258].

Важно заметить, что развитие депрессии у больных СД является фактором,

существенно ухудшающим течение основного заболевания, что связано с

повышением смертности пациентов [181, 192]. Еще более распространенным

симптомом аффективных нарушений при СД является тревожность,

распространенность которой у больных СД близка 100% [67, 78].

Одним из патогенетических механизмов в развитии церебральной

патологии при ДЭ является развитие относительной и абсолютной

недостаточности инсулина. Инсулиновая недостаточность приобретает

смешанный характер вне зависимости от типа СД [7].

Недостаточность инсулина в последние годы рассматривается как один из

наиболее важных факторов эндокринного обеспечения когнитивных функций,

церебральной регуляции эмоций и поведения. В течение длительного времени

головной мозг рассматривался как инсулиннезависимый орган [151]. Однако, в

последние годы было показано что в различных отделах ЦНС экспрессируются

инсулиновые рецепторы: особенно интенсивно эти рецепторы экспрессируются в

neocortex, структурах гиппокампа, зубчатой извилине гипоталамуса [274].

Инсулиновые рецепторы (ИР), локализованные в гипоталамусе, учувствуют в

регуляции энергетического обмена, а ИР, расположенные в корковых и

27

гиппокампальных

когнитивных функций [288].Также было выявлена экспрессия

инсулинозависимых переносчиков глюкозы GLUT– 4 в головном мозге

экспериментальных животных [175]. Более того, установлена существенная

активизация потребления глюкозы головным мозгом человека при

гиперинсулинемии [172].

Отдельного внимания заслуживают данные о вкладе

инсулинорезистентности в развитие болезни Альцгеймера [280]. Было показано

что данное заболевание связано с увеличением содержания инсулина в ликворе

пациентов [201]. В связи с этим особенно важным является изучение

терапевтической эффективности препаратов инсулина при развитии сенильной

деменции [268].

Абсолютный дефицит продукции инсулина может рассматриваться в

качестве основного патогенетического механизма церебральной дисфункции при

СД [289]. В первую очередь, это касается СД 1 типа, при котором когнитивный

дефицит характеризуется существенными отличиями от этого состояния при СД

2 типа [225]. Возможно, что дефицит функции эндокриноцитов при СД 1

вызывает когнитивные расстройства не только из-за недостаточности самого

инсулина, но и в связи со снижением уровня С-пептида [230]. В ряде

экспериментальных работ в условиях экспериментального моделирования

инсулинзависимого диабета на крысах было показано, что именно С-пептид

ограничивает процессы апоптоза в гиппокампе больных животных и за счет этого

препятствует развитию СД-ассоциированных когнитивных нарушений [230].

Отдельного анализа заслуживает вероятное влияние острого снижения

сахара крови в повреждение церебральных структур при длительно текущем СД

[282]. Имеющиеся в литературе данные носят разноречивый характер. Часть

опубликованных работ свидетельствует о существенной роли повторяющихся

эпизодов гипогликемии в развитии церебрального повреждения, а другие работы,

напротив, свидетельствуют о том, что гипогликемия, индуцированная

в обеспечение

отделах,

вносят

существенный

вклад

инсулином, оказывает только временное неблагоприятное влияние на

28

функционирование головного мозга [129]. В целом, можно сделать вывод о том,

что повторные эпизоды гипогликемии могут вызывать функционально значимое

повреждение головного мозга лишь у детей младше 7 лет [198], т.е. на этапе

онтогенетического формирования церебральных структур [34].

Выделяют несколько патогенетических механизмов развития церебральной

дисфункции при СД. К числу таких механизмов относятся активация

полиолового пути метаболизма глюкозы, накопление продуктов неферментного

гликозилирования белков, активация полифосфатидилинозитольного пути с

сопутствующим ростом активности протеинкиназы С, а также усиленное

шунтирование глюкозы на образование гексозаминов [234, 176]. Активация

полиольного метаболизма глюкозы связана с нарастанием концентраций

шестиатомного спирта сорбитола в нервной ткани [179]. Накопление

гликозилированных белков в нервной ткани у больных СД считается важным

фактором воспалительного повреждения ЦНС, приводящим к нарушениям её

функции. Усиленное гликозилирование белков сопровождается нарастанием

экспрессии RAGE S рецепторов на мембранах нейронов и глиальных клеток [270].

В результате взаимодействия RAGE S рецепторов с продуктами гликозилирования

белков усиливается экспрессия факторов свертывания крови и синтез АФК [242].

Потенциальная роль такого взаимодействия в развитии ДЭ иллюстрируется

данными о корригирующим влиянии ингибитора неферментного

гликозилирования (аминогуанидина) в отношении экспериментального

ишемического поражения головного мозга [291].

Существенным патогенетическим моментом развития диабетической

нейропатии являются сосудистые осложнения СД [169, 284]. Развивающаяся при

этом диабетическая нейропатия рассматривается как микроангиопатическое

осложнение СД. Не меньшего внимания заслуживает роль макроангиопатических

расстройств церебрального уровня [276]. Это иллюстрируется нарастанием риска

ишемического инсульта при СД с общеизвестными негативными последствиями

в отношении когнитивных функций и аффективного статуса больных [232].

Некоторые авторы расценивают хронические осложнения СД, включая

29

когнитивные

гибкости и другие симптомы, как ускоренное старение головного мозга [240].

Общая теория старения и патогенез церебральной дисфункции при СД связывает

гибель нейронов с ОС и воспалением [240, 266].

умственной

нарушения,

психомоторное

замедление,

снижение

1.4. Применение антиоксидантов в терапии осложнений сахарного диабета

Важное внимание к роли ОС в развитии неврологической патологии

позволяет объяснить интерес к использованию антиоксидантных средств при

лечении СД [237, 141, 52, 9]. Общие антиоксиданты включают витамины A, C и

E, глутатион и ферменты супероксиддисмутазы, каталазу, глутатионпероксидазу

и глутатионредуктазу [237].

При использовании витамина Е при СД было выявлено снижение частоты

катаракты у крыс с диабетом [255]. В клинических исследованиях, оценили

эффективность перорального приема витамина Е (900 мг/день) у пациентов с СД

2 типа. В этой работе было показано, что применение витамина Е уменьшает

сниженную резистентность к инсулину и улучшает усвоение глюкозы [245].

Кроме того, в этой работе авторы пришли к выводу, что витамин Е может быть

включен в комплексную терапию у больных с СД 2 типа для снижения

неблагоприятных последствий ОС.

Применение другого антиоксиданта - витамина С предотвращает

хрупкость капилляров при СД [196], оказывает благотворное влияние на

метаболизм глюкозы и липидов у пациентов с СД 2 типа [186], снижает уровень

холестерина и триглицеридов [196].

В плацебо-контролируемом, рандомизированном клиническом

исследовании Reaven P.D., 1995 исследовал влияние α-токоферола 1600 МЕ/день

в течение 10 недель на профиль липидов у больных с СД. Результат

исследований показал нормализацию уровня ЛПНП у пациентов с СД,

получавших α-токоферол [252]. Эти результаты подтверждаются другими

аналогичными клиническими исследованиями [257].

Несмотря на положительные данные о применении антиоксидантов при

30

СД, такой подход широко

осложнений СД [169, 284, 237, 168]. Применение антиоксидантов, таких как

витамины Е и С и каротин, например, не рекомендуется американским

сообществом диабетологов из-за отсутствия доказательств эффективности при

профилактики

не

используется

для

лечения

и

длительном применении [257]. Кроме того, было показано, что высокие дозы α-

ТК приводят к повышению риска смерти, в том числе за счет повышения

сердечно-сосудистой заболеваемости у больных СД [231]. Этот факт

свидетельствует от том, что включение α-ТК в комплексную терапию СД не до

конца обоснован и требует большой осторожности при длительном назначении

этого препарата в больших дозах. Длительные курсы применения аскорбиновой

кислоты в высоких дозах может оказывать поражающее действие на β-клетки

островков Лангерганса и таким образом утяжелять состояние больных СД [229].

Синтетические антиоксиданты (N-ацетилцистеин, α-липоевая кислота),

являются средствами, используемыми для снижения проявлений осложнений

СД. Однако, несмотря на данные о положительном действии этих средств в

лечении осложнений, безопасность и их эффективность в комплексном лечении

осложнений СД остается все еще не до конца ясной [170, 243].

В последние годы были получены перспективные данные о возможности

коррекции ДЭ с помощью отечественных ЛС, в частности производных 3-

оксипиридина и α-липоевой кислоты [108, 129].Совершенствование схем

профилактики ОНМК при СД позволило сократить госпитализацию больных по

поводу цереброваскулярных расстройств, но не повлияло на общую смертность

пациентов [206]. Это говорит о необходимости дальнейшего поиска подходов к

эффективному предотвращению ОНМК и минимизации их летальных исходов у

больных СД. Один из перспективных путей решения данной задачи связан с

включением в схемы комплексного лечения СД оригинального отечественного

производного 3-оксипиридина (эмоксипина). Важно подчеркнуть, что эмоксипин

обладает известным терапевтическим потенциалом при остром нарушении

коронарного кровотока [162].

Спектр фармакологических эффектов эмоксипина позволяет предположить,

31

что включение этого соединения в комплексную терапию СД может оказаться

эффективным подходом к вторичной профилактике и/или лечению ДЭ,

клинические проявления которой в значительной степени связаны с развитием

тревоги и депрессии [19]. Такая постановка вопроса нуждается в

целенаправленной экспериментальной верификации. В связи с этим, в

представленной работе была сформулирована цель - изучить влияние эмоксипина

на устойчивость к острой церебральной ишемии, выраженность тревожно-

депрессивных расстройств и поведения при экспериментальном СД. Изложенное

свидетельствует о необходимости проведения целенаправленного исследования

церебропротекторного потенциала эмоксипина при экспериментальном СД.

32

Глава 2. Материалы и методы

2.1. Экспериментальные животные Работа выполнена на 795 половозрелых белых беспородных мышах массой 18-25 г в возрасте 3 – 4 мес. и 518 белых беспородных крысах массой 200-250 г. в возрасте 3 – 5 мес. В работе были использованы животные, обоего пола, полученные из вивария ЮУГМУ. Условия содержания и кормления животных осуществлялись в соответствии с приказом №742 от 13.11.1984 «Об утверждении Правил проведения работ с использованием экспериментальных животных», приказом Министерства здравоохранения и социального развития РФ от 23 августа 2010 г. № 708н «Об утверждении Правил лабораторной практики». Организация исследований была гармонизирована с отечественными и международными этическими нормативами экспериментов на животных [213, 281, 212, 241, 272, 219, 204, 244, 120, 119, 127].

2.2. Изучаемые лекарственные средства В работе был изучен препарат эмоксипин (2-этил-6-метил-3-оксипиридина гидрохлорид), являющийся производным 3-оксипиридина (3-ОП) [264]. 2-Этил-3-гидрокси-6-метилпиридин (брутто формула C 8 H 11 NO),

(брутто формула C 8 H 1 1 NO), структурная формула

структурная формула зарегистрирован под генерическим российским названием Метилэтилпиридинол [53]. В наших экспериментах использовали Эмоксипин ФГУП «Московский эндокринный завод», Россия, раствор для инъекций 10 мг/мл в ампулах по 1 мл. Исследуемый препарат разводили в 0,9 % растворе NaСl и вводили внутрибрюшинно. Эмоксипин применяли в трех дозах, экстраполированных из разовых дозировок терапевтического диапазона для человека с учётом различий в величинах относительной площади поверхности тела [163]. Минимальной дозой изучаемого

33

препарата являлась ½ от расчетного эквивалента средней терапевтической дозы

(ЭСТД). В качестве максимальной дозы использовался удвоенный ЭСТД. Разовые

дозы для мышей составили 12,5, 25 и 50 мг/кг, для крыс–6,25, 12,5 и 25 мг/кг.

Животные контрольной группы получали соответствующие объемы 0,9 %

раствора NaCl.

В экспериментах по изучению анксиолитических и антидепрессивных

свойств эмоксипина использовали препарат сравнения- трициклический

антидепрессант – амитриптиллин (Амитриптилин-АКОС; ОАО «Синтез»,

Курган), который применяли в дозе 2,5 мг/кг (ЭСТД).

2.3. Моделирование аллоксанового диабета и режим применения эмоксипина

В экспериментальных исследованиях для воспроизведения

экспериментального СД использовали модель аллоксанового диабета [228, 37].

Аллоксан имеет трехкетонную структуру, сходную по строению с глюкозой. Он

избирательно захватывается переносчиком глюкозы GLUT-2 и транспортируется

в ß-эндокриноциты поджелудочной железы. В процессе окисления аллоксан

продуцирует цитотоксичные свободно-радикальные метаболиты, которые

приводят к обширному некрозуß-клеток островков Лангерганса поджелудочной

железы с последующим развитием абсолютной недостаточности инсулина.

Известно, что глюкоза конкурентно уменьшает интенсивность проникновения

аллоксана в ß-эндокриноциты и за счет этого оказывает протекторное действие в

отношении диабетогенного эффекта аллоксана. В связи с этим моделировали

аллоксановый диабет у животных, подвергнутых предварительной депривации

пищи на сутки при сохранении свободного доступа к воде [12, 13]. Такой подход

был использован во всех экспериментах, связанных с моделированием

экспериментального СД.

Выбор модели аллоксанового диабета основывался на рекомендации

Lenzen., 2008, поскольку работа была посвящена изучению эффектов эмоксипина,

являющимся антиоксидантом [228]. В аналитическом обзоре [228] модель

аллоксанового диабета рассматривается как предпочтительная в исследовании

34

патогенетической роли оксидативного стресса в развитии СД, а также в оценке

терапевтического потенциала средств с антиоксидантной активностью.

Аллоксановый диабет воспроизводили на мышах и крысах.

Экспериментальный СД у мышей вызывали путем внутрибрюшинного введения

аллоксана моногидрата («ДИА Э М», Россия) в дозе 245 мг/кг, у крыс в дозе 163

мг/кг.

Всем животным с экспериментальным СД с 4 дня после введения

аллоксана проводили базисную инсулинотерапию. Животным 1 раз в сутки

подкожно вводили раствор инсулина аспарата двухфазного (НовоМикс 30

Пенфилл, «Novo nordisk», Дания) в дозах 3 IU/кг (для крыс) и 6 IU/кг (для

мышей). Использованные дозы инсулина были рассчитаны из разовых дозировок

для человека с учетом различий в величинах относительной площади

поверхности тела [3].

Во всех экспериментах с экспериментальной терапией при помощи

эмоксипина использовали стандартный режим применения этого препарата:

внутрибрюшинно, 1 раз в сутки на протяжении 1, 7 и 14 дней. Первая инъекция

эмоксипина выполнялась через 72 часа после введения аллоксана.

2.4. Определение концентрации глюкозы в периферической крови животных

Выраженность гипергликемии у экспериментальных животных с

аллоксановым диабетом оценивали по показателям гликемии после 24 часовой

депривации пищи при сохранении свободного доступа к воде глюкозооксидазным

методом с помощью стандартных наборов («Новоглюк - К, М (500)»; ЗАО

«Вектор - Бест», Новосибирск). Уровень глюкозы в периферической крови

животных оценивали после 1,7 и 14-кратного внутрибрюшинного введения

эмоксипина в изучаемых дозах (раздел 2.3). Эффекты эмоксипина были изучены

на 182 мышах и 150 крыс с экспериментальным СД.

35

2.5. Моделирование острой гипоксической гипоксии у мышей с

аллоксановым диабетом

Через 72 часа после индукции СД мышей равномерно распределяли на

группы экспериментальной терапии, аллоксанового диабет-контроля и

интактного контроля. Группа интактного контроля получала соответствующий

объем 0,9 % раствор NaCl вместо аллоксана и изучаемого ЛС. Для моделирования

острой гипоксической гипоксии на мышах применялся тест «асфиксии

утопления» [92]. Всего в эксперименте использовали 159 животных с

экспериментальным СД.

Для проведения эксперимента использовали стеклянную ёмкость круглого

сечения с прозрачными стенками, которую заполняли водой с температурой 18

°С. Мышей помещали в воду под круглую алюминиевую пластину, исключавшую

возможность контакта грызунов с воздухом. Измеряли время с момента

помещения животного в воду до момента его гибели. О гибели судили по

прекращению судорожных движений животного. Время регистрировали с

помощью секундомера. Об антигипоксическом действии препаратов судили по их

способности увеличивать латентность выживания животных в тесте «асфиксии

утопления».

2.6. Моделирование острой церебральной ишемии у мышей

В работе применяли две модели острой церебральной ишемии, одна из

которых (странгуляционная) предназначена для оценки устойчивости

ростральных структур, другая (декапитационная)- бульбарных структур. В

условиях стандартной странгуляции, которая вызывает глубокую субтотальную

ишемию, просвет дыхательных путей снижается всего на 30% [94]. Для

воспроизведения тотальной церебральной ишемии применяли декапитационную

модель тотальной ишемии с оценкой длительности агонального дыхания

(гаспинга), продолжительность которого связана только с функциональным

состоянием нейронов дыхательного центра и не зависит от состояния мозгового

кровотока [93].

36

2.6.1 Странгуляционная ишемия

Об антиишемической активности изучаемого ЛС судили по времени

выживания мышей в условиях странгуляции.

Было изучено влияние эмоксипина на устойчивость к острой гипоксической

гипоксии у интактных мышей и у мышей с экспериментальным СД. В

эксперименте использовали 40 интактных и 162 мышей с экспериментальным СД.

2.6.2. Тотальная ишемия

Мышей подвергали декапитации, и с помощью секундомера

регистрировали время от момента декапитации до прекращения агонального

дыхания (гаспинга). Эксперимент был выполнен на 40 интактных и 162 животных

с экспериментальным СД.

2.7. Оценка анксиолитического действия с использованием приподнятого

крестообразного лабиринта в эксперименте на крысах

Для изучения анксиолитического действия исследуемого ЛС применяли

“приподнятый крестообразный лабиринт” (ПКЛ) [278]. Использованный в работе

вариант ПКЛ представлял две соединенные под прямым углом полосы из

нержавеющей стали, формирующие четыре “рукава” ПКЛ размером 60 × 12 см

каждый и центральную площадку размером 12 × 12 см. Два противоположных

“рукава” ПКЛ имели боковые стенки высотой 50 см и рассматривались как

“закрытые рукава”. Остальные (“открытые”) рукава ПКЛ не имели ограждений.

ПКЛ располагали на полой стальной опоре (диаметр сечения -4,8 см),

обеспечивающей возвышение устройства над уровнем пола на 50 см. В начале

тестирования крысу помещали на центральную площадку так, чтобы морда

животного была ориентирована к одному из открытых рукавов. В течение 5 мин

регистрировали число проникновений тестируемого животного в открытые и

закрытые рукава, а также выходов на центральную площадку. Одновременно

регистрировали суммарное время пребывания крыс в этих отделах ПКЛ.

Полученные показатели оценивали как в абсолютных величинах, так и в

37

процентах от общего числа заходов в отделы ПКЛ и времени, проведенном в них

(от общей длительности тестирования). Проникновение в отделы ПКЛ

фиксировали с момента, когда все 4 лапы животного оказывались на полу любого

из рукавов или на центральной площадке. В соответствии с общепринятыми

рекомендациями [14] о выраженности тревоги судили по количеству заходов в

закрытые рукава ПКЛ и длительности пребывания в них. Число выходов в

открытые рукава и на центральную площадку ПКЛ, а также суммарное время,

проведенное в них, рассматривали в качестве критериев анксиолитического

действия изучаемых ЛС. Дополнительно регистрировали показатель общей

двигательной активности животных, который исчислялся как суммарное число

проникновений в различные отделы ПКЛ, а также параметры “рискованного

поведения”. О “рискованном поведении” судили по числу “заглядываний под

ПКЛ, (когда животное опускало голову ниже пола ПКЛ) и по количеству выходов

на терминальные участки открытых рукавов (в пределах 10 см от края).

Данный объем показателей регистрировали при изучении анксиолитической

активности эмоксипина в эксперименте на интактных крысах. При

экспериментальном СД совокупность оцениваемых показателей была

редуцирована до подсчета заходов в открытые и закрытые отделы ПКЛ и времени

пребывания в них. Данное сокращение числа регистрируемых показателей было

основано на отборе наиболее информативных параметров по результатам оценки

анксиолитической активности эмоксипина на интактных крысах.

В этом разделе использовали 50 интактных животных и 156 животных с

экспериментальным СД.

2.8. Оценка антидепрессивного действия в тесте Porsoslt у крыс

Об антидепрессивном действии судили по изменению длительности

“поведения отчаяния” в тесте Porsolt [248]. В этом тесте крыс подвергали

принудительному плаванию в заполненных водой прозрачных стеклянных

цилиндрах (высота 40 см, диаметр сечения 20 см, высота водного столба 13 см,

температура воды 25 °С) без предварительной адаптации к условиям

38

плавания

составляла 5 мин, в течение которых проводили учет суммарного времени

иммобильности (“поведения отчаяния”), которое проявлялось в неподвижности

животных.

Тест Porsolt проводили сразу после тестирования животных в ПКЛ. Данный

эксперимент проводили на тех же животных, которых тестировали в ПКЛ (раздел

2.7). Такая очередность осуществления тестирования соответствует принципу

«эскалации» стрессогенности этологических методов [132], которая обеспечивают

адекватную оценку тревожно-депрессивных реакций экспериментальных крыс.

эксперимента. Общая

продолжительность

сеанса

принудительного

2.9. Постановка теста «закапывания шариков» на интактных мышах

Для оценки влияния исследуемых препаратов на тревожность и, связанную

с ней, обсессивно-компульсивное поведение в экспериментах на мышах

применяли тест «закапывания шариков» [54]. Для постановки теста “закапывания

шариков” в работе использовали изготовленные из поликарбоната открытые

коробки (30 х 30 х 30 см) с дном, покрытым опилками (толщина слоя 5 см), на

которых равномерно располагали 25 прозрачных цветных стеклянных шариков

(диаметром 1,5 см). Расстояние между шариками составляло 5 см. Такое же

расстояние отделяло шарики крайних рядов от боковых стенок коробки. Мышей

индивидуально помещали в один из углов коробки, ориентируя мордочку

животного, на центральную часть покрытого шариками пространства. Через 30

мин животных извлекали из коробки и подсчитывали количество шариков,

покрытых опилками (т.е. закопанных) как минимум на 2/3. Данный показатель

рассматривался как количественная мера ОКР-подобной активности. По

завершении тестирования каждого животного коробку освобождали от

содержимого, тщательно протирали влажной ветошью и покрывали дно слоем

свежих опилок, на которых располагали новую порцию чистых шариков.

В экспериментах использовали 50 интактных мышей.

39

2.10. Оценка антиангедонического действия в тесте «предпочтения

сахарозы» у крыс

Для оценки гедонического потенциала животных и моделирования

ангедонии применяли тест «предпочтения сахарозы» в описании Casarotto et al.

[180]. Использованный методический подход основан на гедоническом эффекте

сладкой пищи у грызунов. До тестирования животных лишали пищи и воды на 24

ч. Затем каждое животное на 60 минут помещали в стандартную

полипропиленовую клетку оборудованную двумя поилками, одна из которых

содержала 100 мл 1 % раствора сахарозы, а вторая равный объем воды. Через 30

минут поилки меняли местами. Потребление жидкостей оценивали по

изменениям веса поилок в течение часа наблюдения за животным. Дополнительно

учитывали количество подходов крыс к поилкам с раствором сахарозы и с водой.

Результаты выражали в виде «коэффициента предпочтения сахарозы» -

[потребление раствора сахарозы (г) / потребление раствора сахарозы (г) +

потребление воды (г)] х 100 %]. Кроме того, оценивали абсолютное потребление

сахарозы в перерасчёте на «сухую массу» поглощенного дисахарида в мг на 100 г

массы тела крыс.

Для изучения антиангедонического действия эмоксипина всех

экспериментальных животных разделяли на две группы по 50 крыс в каждой.

Крысам I-ой группы подкожно вводили 0,9 % раствора NaCI в объеме 2,5 мл/кг.

Для индукции ангедонии животные II-ой группы тем же путем получали

эквиобъемную инъекцию дексаметазона в дозе 5 мг/кг. Затем каждую группу

разделяли на подгруппы экспериментальной терапии и 1 контрольную подгруппу.

Эмоксипин вводили в изучаемых дозах (раздел 2.2) внутрибрюшинно, трехкратно.

Первую инъекцию изучаемых лекарственных средств выполняли

непосредственно после подкожного введения 0,9 % раствора NaCI (в подгруппах

I-ой группы) или дексаметазона (в подгруппах II-ой группы). Через 16 часов

препараты вводили второй раз. Через 3 часа после этого осуществляли

заключительную (третью) инъекцию исследуемых препаратов. В качестве

препарата сравнения использовали трициклический антидепрессант

40

амитриптилин.

использовали 100 интактных крыс.

Амитриптилин

применяли

в

дозе

2,5

мг/кг.

В

эксперименте

2.11. Оценка поведения животных в тесте «открытое поле»

«Открытое поле» представляло собой квадратный манеж (80x80 см), дно

которого разбито на 16 квадратов (20x20 см). В центре каждого квадрата

располагалось отверстие диаметром 3,8 см. Высота боковых стенок составляла 47

см. Примененный подход позволяет получить интегральную характеристику

аффективного статуса грызунов, активность которых в «открытом поле»

формируется как равнодействующая двух противоположных тенденций - страха

незнакомого пространства и мотивации к его исследованию [10, 163].

Поведение крыс в «открытом поле» регистрировали в течение 5 минут по

показателям горизонтальной (количество переходов в новый квадрат),

исследовательской (число заглядываний в отверстия) и ориентировочной (число

вертикальных стоек) активности. Параллельно регистрировали показатели

груминга (количество актов самоочистки) и дефекации (число фекальных

болюсов), считающиеся вегетативными эквивалентами тревоги у крыс [10].

Поведение крыс в открытом поле изучали на 62 интактных крысах.

2.12. Статистическая обработка данных

Статистический анализ выполнен с использованием стандартного пакета

компьютерной программы SPSS 17.0. Данные обработаны методами

дескриптивной статистики и представляли в виде медианы (Me) и диапазона

между «нижним» (LQ, 25 процентиль) и «верхним» (UQ, 75 процентиль)

квартилями. О достоверности межгрупповых различий судили по U-критерию

Манна-Уитни. Проверка статистических гипотез выполнялась при критическом

уровне значимости Р=0,05.

41

Глава 3. Результаты исследования

3.1. Изучение антигипоксического действия эмоксипина и его влияние на устойчивость к острой церебральной ишемии при экспериментальном сахарном диабете у мышей Развитие СД предрасполагает к острым нарушениям мозгового кровообращения (ОНМК), которые являются одной из важнейших причин инвалидизации и смертности населения [206, 82]. СД относится к числу основных факторов риска развития инсульта. В эпидемиологических исследованиях в финской популяции было показано, что относительный риск инсульта для мужчин с СД составляет 6, а для женщин - 8,2. В этой же работе было показано, что 16% смертей от инсульта связаны с СД у мужчин и 33% у женщин [271]. Совершенствование схем профилактики ОНМК при СД позволило сократить госпитализацию больных по поводу цереброваскулярных расстройств, но не повлияло на общую смертность пациентов [206]. Это говорит о необходимости дальнейшего поиска подходов к эффективному предотвращению ОНМК, и минимизации их летальных исходов у больных СД. Один из перспективных путей решения данной задачи связан с включением в схемы комплексного лечения СД оригинального отечественного производного 3- оксипиридина (эмоксипина). Важно подчеркнуть, что эмоксипин обладает известным терапевтическим потенциалом при остром нарушении коронарного кровотока [162]

3.1.1. Влияние эмоксипина на устойчивость к острой гипоксической гипоксии у мышей с экспериментальным сахарным диабетом Устойчивость к острой гипоксической гипоксии в значительной степени отражает церебральную устойчивость к гипоксии, которая вносит общеизвестный вклад в устойчивость к ОНМК, частота которой существенно возрастает при СД [271].Учитывая центральную роль церебральной гипоксии в патогенезе ОНМК,

42

гипоксию в головном мозге у мышей моделировали с помощью теста «асфиксия

утопления» [163]. Об антигипоксическом действии судили по увеличению

продолжительности выживания при «асфиксии утопления» у мышей [30].

В группе интактных животных медиана соответствующего показателя при

однократном введении0,9% раствора NaCl составила 33,5 с, при 7-кратном

введении 0.9% раствора натрия хлорида– 25 с., а при введении 0.9% раствора

натрия хлорида в течение 14 суток - 28.5 с (таблица 1).

У животных в группе «аллоксановый диабет-контроль», получавших на

фоне заместительной инсулинотерапии инъекции 0,9% раствора NaCl через 96

часов после введения аллоксана, продолжительность выживания мышей

достоверно снизилась практически в 1,5 раза (таблица 1) по сравнению с

интактным контролем. В более поздние сроки развития экспериментального

аллоксанового диабета (через 10 и 17 дней после введения аллоксана) на фоне

заместительной инсулинотерапии время выживания животных так же было

достоверно меньше значения показателя в группе интактных животных в 1,8 – 1,7

раза (таблица 1). Полученные данные свидетельствуют о существенном снижении

устойчивости мышей к острой церебральной гипоксии при экспериментальном

СД.

Ведение эмоксипина в дозе 12.5 мг/кг при всех схемах применения

препарата (1, 7 и 14- кратное введение) у животных с аллоксановым диабетом

достоверно увеличивало продолжительность выживания мышей относительно

группы животных с экспериментальным аллоксановым диабетом (таблица1), при

этом данные показатели были практически равны значениям в группе интактных

животных (таблица 1).

Введение эмоксипина в более высоких дозах (25 мг/кг и 50 мг/кг) при всех

схемах применения препарата (1, 7 и 14-кратное введение) также достоверно

увеличивало продолжительность выживания мышей по сравнению с группой

животных «аллоксановый диабет-контроль» в 1,5 – 2,2 раза (таблица1) и были

близки к значениям показателя в группе интактных животных.

43

Таблица 1. - Влияние эмоксипина на устойчивость мышей к острой гипоксической гипоксии при экспериментальном СД [Me (LQ-UQ)]

 

Время,

сут.

 

Острая гипоксическая

Группы

n

гипоксия, время выживания, с

 

1

10

33,5

(28,8 36,3)

Интактный контроль

7

12

25,0

   

(22,3 28,0)

 

14

12

28,5

   

(25,3 30,8)

 

1

10

20,5 * (18,8 25,0)

   

«Аллоксановый диабет-контроль»

7

12

14,0 * (9,8 17,8)

   
 

14

10

16,5 * (14,3 20,3)

   
 

1

10

27,0 ** (26,8 29,3)

Аллоксановый диабет + Эмоксипин, ½ ЭСТД (12,5 мг/кг)

7

10

24,0 ** (20,8 27,5)

   
 

14

10

27,5 ** (26,5 29,3)

   
 

1

10

30,5 ** (29,5 32,3)

   

Аллоксановый диабет + Эмоксипин, ЭСТД (25 мг/кг)

7

10

23,5 ** (20,8 26,0)

   
 

14

11

36,0 ** (33,0 37,0)

   
 

1

10

30,5 ** (29,8 38,5)

   

Аллоксановый диабет + Эмоксипин, 2 ЭСТД (50 мг/кг)

7

12

27,0 ** (24,3 28,8)

   
 

14

10

29,0 ** (26,5 30,3)

   

Примечание:- p ≤ 0, 05 по сравнению с группой «интактный контроль»;  - p ≤ 0, 05 по сравнению с группой «аллоксановый диабет – контроль»; значимость межгрупповых различий оценивали с помощью непараметрического U-критерия Манна-Уитни.

Полученные данные свидетельствуют о том, что применение эмоксипина в изучаемом диапазоне доз у мышей с аллоксановым диабетом значительно увеличивает их устойчивость к острой гипоксической гипоксии в сравнении с группой «аллоксановый диабет-контроль».

3.1.2. Влияние эмоксипина на устойчивость мышей с экспериментальным

44

сахарным диабетом к острой церебральной ишемии

ОНМК связаны с окклюзией сосудов в головном мозге, кровоснабжение

которого обеспечивается двумя артериальными системами: внутренних сонных

(каротидный бассейн) и позвоночных артерий (вертебробазилярный бассейн).

Кровоснабжение ростральных структур головного мозга происходит

преимущественно из каротидного бассейна, каудальных - преимущественно из

вертебробазилярного бассейна. В связи с этим было целесообразно провести 2

серии экспериментов, одна из которых была направлена на оценку

антиишемического действия эмоксипина при ишемии ростральных структур,

другая - каудальных. Для этого нами были отобраны модели с очевидной

валидностью и высокой чувствительностью, применение которых предельно

минимизировало неизбежные страдания лабораторных животных, что является

краеугольным положением этических норм, регулирующих эксперименты на

животных и отраженных в отечественных и иностранных нормативных

документах [213, 281, 212, 241, 272, 219, 204, 244, 120, 119, 127].

Перспективность изучения антиишемического церебропротективного

действия в условиях СД было проиллюстрировано результатами

предварительного эксперимента, в котором оценивали действие эмоксипина на

острую церебральную ишемию у интактных животных (без экспериментального

СД). В этих исследованиях эмоксипин вводили однократно внутрибрюшинно за

30 мин. до моделирования острой ишемии. В проведенном эксперименте было

выявлено, что эмоксипин обладает выраженной антиишемической активностью.

Этот эффект характеризовался обратной зависимостью от дозы препарата

(таблица 2). Введение эмоксипина в дозе ½ ЭСТД и ЭСТД приводило к

увеличению времени жизни животных практически на 34% и на 22,5%

соответственно. Вместе с тем, повышение дозы эмоксипина до 2 ЭСТД приводило

к утрате антиишемической активности.

В модели декапитационной ишемии, в которой моделировали острую

ишемию и в бассейне каротидной артерии, и в бассейне вертебробазилярной

артерии, было выявлено парадоксальное проишемическое действие эмоксипина в

45

дозах ½ ЭСТД и ЭСТД. В группах животных, которые получали 12,5 и 25 мг/кг

эмоксипина регистрировалось небольшое (на 15-17% по отношению к интактному

контролю), но достоверное уменьшение длительности гаспинга (таблица 2).

Введение эмоксипина в дозе 50 мг/кг не влияло на длительность агонального

дыхания.

Таблица 2- Влияние эмоксипина на устойчивость к острой церебральной ишемии у мышей [Me (LQ-UQ)]

Экспериментальные

Модели острой церебральной ишемии

группы

Странгуляционная ишемия (длительность жизни, с)

Декапитационная ишемия (длительность гаспинга, с).

Интактный контроль

44,5 (38,5-46,8)

17,5 (16,0- 18,0)

Эмоксипин ½ ЭСТД (12,5 мг/кг)

59,5* (57,0-67,0)

15,0* (12,3-15,0)

Эмоксипин ЭСТД (25 мг/кг)

54,5* (49,5-58,0)

14,5* (13,0-15,3)

Эмоксипин2 ЭСТД (50 мг/кг)

44,0 (39,3-56,0)

15,5 (13,5-17,3)

Примечание:- p ≤ 0, 05 по сравнению с группой «интактный контроль»; значимость межгрупповых различий оценивали с помощью непараметрического U-критерия Манна-Уитни.

Таким образом, в предварительном эксперименте было выявлено

разнонаправленное действие эмоксипина на течение острой ишемии головного

мозга у мышей: антиишемическое действие при моделировании ишемии,

преимущественно в ростральных структурах головного мозга и проишемическое

действие при моделировании тотальной церебральной ишемии.

Важно подчеркнуть, что при использовании обеих моделей ОНМК

выраженность влияния эмоксипина снижалась по мере нарастания дозы (таблица

2). Такая форма зависимости соответствует характеристикам немонотонных

кривых «доза-эффект» и позволяет считать, что влияние эмоксипина на

устойчивость к острой церебральной ишемии может быть связана с его действием

на систему дофаминергической нейромедиации, роль которой в регуляции

активности инспираторных нейронов общеизвестна [227].

В дальнейших исследованиях мы оценивали влияние эмоксипина на

устойчивость к ОНМК при экспериментальном СД.

46

3.1.3. Влияние эмоксипина на устойчивость к субтотальной ишемии ростральных отделов головного мозга у мышей с экспериментальным СД Об антиишемическом действии эмоксипина судили по увеличению продолжительности выживания при странгуляционной ишемии. В группе интактных животных после однократного введения 0,9% раствора NaCl при странгуляционной ишемии медиана продолжительности гибели составляла 45 с., при 7-кратном введении физиологического раствора – 22,5 с., и при 14-кратном введении – 24 с (таблица 3). Продолжительность выживания животных при странгуляции в группе «аллоксановый диабет-контроль» во все сроки обследования в наших экспериментах достоверно сокращалось по сравнению с показателем в группе интактных животных практически в 2 раза после 96 часов индукции диабета, в 1,5 раза через10 и 17. дней после введения аллоксана (таблица 3). Полученные данные согласуются с представлениями о снижении устойчивости к ОНМК при СД [97]. Использование эмоксипина в выбранных дозах при всех терапевтических схемах на фоне аллоксанового диабета вызывало достоверное увеличение медианы латентности выживания животных по сравнению с группой мышей с аллоксановым диабетом (таблица 3). Введение эмоксипина в дозе 12,5 мг/кг удлиняло продолжительность выживания мышей на 42% при однократном его введении, при 7-дневном курсе этот показатель был больше также на 42%, а при 14 дневном курсе достоверное превышение составило 56% (таблица 3). Использование эмоксипина в дозе 25 мг/кг вызывало увеличение медианы продолжительности выживания животных при странгуляционной ишемии на 42% при однократной инъекции изучаемого препарата, на 55% при 7-кратном введении и на 25% при 14-ти кратном введении эмоксипина (таблица 3). Инъекции эмоксипина в дозе 50 мг/кг приводили к увеличению длительности выживания при однократном введении на 58%, при 7- кратном введении на 65%, и на 44% при 14-кратномвведении (таблица 3).

47

Таблица 3. - Влияние эмоксипина на устойчивость мышей к острой субтотальной ишемии при экспериментальном СД [Me (LQ-UQ)]

   

Странгуляционная ишемия

Группы

Время, сут.

n

Продолжительность выживания, с

 

1

11

45,0

(40,0 46,0)

Интактный контроль

7

10

22,5

(21,0 25,3)

 

14

11

24,0

(18,0 27,0)

 

1

11

24,0 * (22,0 30,0)

«Аллоксановый диабет-контроль»

7

10

15,5 * (13,8 17,3)

 

14

11

16,0 * (14,0 18,0)

Аллоксановый диабет +

1

11

34,0 ** (32,0 37,0)

7

11

22,0 ** (19,0 24,0)

Эмоксипин, ½ ЭСТД (12,5 мг/кг)

14

11

25,0 ** (22,0 28,0)

 

1

11

34,0 ** (30,0 37,0)

Аллоксановый диабет + Эмоксипин, ЭСТД (25 мг/кг)

7

11

24,0 ** (21,0 25,0)

 

14

11

20,0 ** (16,0 21,0)

 

1

11

38,0 ** (32,0 40,0)

Аллоксановый диабет + Эмоксипин,2ЭСТД (50 мг/кг)

7

10

25,5 ** (23,8 27,3)

14

11

23,0 ** (19,0 25,0)

Примечание:- p ≤ 0, 05 по сравнению с группой «интактный контроль»;  - p ≤ 0, 05 по сравнению с группой «аллоксановый диабет – контроль»; значимость межгрупповых различий оценивали с помощью непараметрического U-критерия Манна-Уитни.

Полученные результаты свидетельствуют о том, что применение эмоксипина в изучаемом диапазоне доз у мышей с аллоксановым диабетом значительно увеличивают их устойчивость к субтотальной ишемии ростральных отделов головного мозга во всех дозах и при всех схемах введения. Данные эксперимента хорошо согласуются с результатами предварительного исследования влияния эмоксипина на устойчивость к странгуляционной ишемии головного мозга на интактных животных (таблица 2).

48

3.1.4. Влияние эмоксипина на устойчивость к тотальной ишемии каудальных отделов головного мозга у мышей с экспериментальным СД В результате проведенного исследования было выявлено, что в группе интактных животных при однократном введении 0,9% раствора натрия хлорида медиана длительности гаспинга после декапитации составила 17,5с, при 7- кратном введении 0.9% раствора натрия хлорида медиана данного показателя составила 18,0 с, при 14- кратном введении – 26 с (таблица 4). У животных в группе «аллоксановый диабет-контроль» регистрировалось достоверное снижение показателя длительности агонального дыхания (таблица 4). Спустя 96 ч. после введения аллоксана медиана длительности гаспинга уменьшилась в 3,5 раза относительно группы интактных животных, спустя 10 и 17 суток после индуцирования развития экспериментального диабета на фоне поддерживающей инсулинотерапии медиана этого показателя сократилась одинаково, практически в 1,5 раза. Полученные данные согласуются с представлениями о снижении устойчивости к ОНМК при СД [97]. Применение эмоксипина на фоне развития аллоксанового диабета в дозах 12,5 – 50 мг/кг приводило к достоверному увеличению продолжительности гаспинга относительно группы мышей с экспериментальным СД (таблица 4). При введении эмоксипина в дозе 12,5 мг/кг при однократном введении, медиана длительности гаспинга увеличилась практически в 3 раза, при 7 и 14-дневном курсе – медиана данного показателя увеличилась в 1,2 раза. Однократное введение эмоксипина в дозе 25 мг/кг вызывало увеличение медианы продолжительности гаспинга относительно мышей с экспериментальным СД в 3 раза, при 7-кратном- практически в 1,5 раза, при 14-кратном в 1,2 раза. Эмоксипин в дозе 50 мг/кг при однократном введении увеличивал медиану продолжительности агонального дыхания в 3 раза., при 7-кратном введении в 1,5 раза, при 14-кратном в 1,3 раза (таблица 4). Полученные результаты свидетельствуют о том, что применение эмоксипина в изучаемом диапазоне доз у мышей с аллоксановым диабетом

49

ишемии

головного

мышей и

свидетельствует о том, что эмоксипин обладает способностью корригировать СД-

ассоциированное снижение устойчивости каудальных отделов мозга к тотальной

ишемии.

эмоксипина на

оказывает значительное

антиишемическое

качественно

действие

от

мозга

при

тотальной

мозга.

Это

отличается

влияния

у

устойчивость к тотальной ишемии головного

интактных

Таблица 4. - Влияние эмоксипина на устойчивость мышей к тотальной ишемии при экспериментальном СД [Me (LQ-UQ)]

     

Декапитационная ишемия

Группы

Время, сут.

n

Длительность гаспинга, с