You are on page 1of 5

Текст под фото:

Некоторые из вернувшихся вчера членов Британской делегации,


бывших участниками Московского фестиваля молодёжи. Слева: Член
делегации, лацканы которого увешены сувенирами в виде значков. Справа:
Юноша в традиционной для жителей одного из северных регионов Советского
Союза «Лапландской» шапке.
Текст в рамке посреди статьи («Back from Moscow»):
На Московском фестивале побывала примерно 1,000 представителей
Великобритании. Наверняка у многих из них сложилось собственное
впечатление касательно изменения в убеждениях и роста свободы слова среди
молодых людей в России. Виктор Зорза был бы признателен, если бы ему кто-
либо из участников фестиваля написал ему... (далее адрес редакции)

Влияние молодежи западных стран на Россию:


Неожиданные изменения в убеждениях после проведения
Московского фестиваля
«Каждое правительство,» — сказал один из молодых представителей
Великобритании, вернувшихся вчера в Лондон с Московского фестиваля
молодёжи, — «будет обеспокоено тем, как повлиял фестиваль на тех молодых
людей, которые принимали в нём участие».
Дружелюбие россиян, их открытое, неподдельное стремление к
прочному миру настолько поражали, что у большинства участников создалось
впечатление, будто Россия никогда не захочет и даже не сможет вести войну с
правительствами западных стран. Он размышлял, что будет нелегко убедить
этих юношей и девушек в том, что какая-либо опасность угрожает Западу с
этой стороны. «Но правительство, которое имеет самые веские причины для
беспокойства и опасений», — добавил он, — «это Советское правительство».
Гости из западных стран смогли так откровенно говорить с молодыми
русскими, внедрить им столько идей, заставить настолько усомниться в их
верованиях, что брожение идей в умах молодых людей значительно
усилилось.
И в самом деле, сведения, полученные от этого молодого человека и от
многих других, с которыми ещё вчера была возможность переговорить,
демонстрирует то, что Россия жаждет знаний, идей, контактов с остальным
миром, демонстрирует молодую Россию, которая чем-то отличается от России
Сталина, как Россия Ленина отличалась от Царской России. Каждый
вернувшийся из Москвы представитель Великобритании, с которым мне
довелось побеседовать, — а многие из них были коммунистами, — слышал,
как молодые русские свободно обсуждали хорошие и плохие стороны
советского коммунистического строя и признавали, что для него,
действительно, были характерны и очень плохие стороны. Некоторые
сталкивались с юношами и девушками, которые свободно делились
информацией о том, что они встречались в дискуссионных группах, но не
открыто, чтобы обсудить прошлое и будущее Советского Союза с той точки
зрения, которая вряд ли будет одобрена партийным руководством и
правительством.
Студенты и рабочие
Судя по полученным вчера впечатлениям, большинство молодых
россиян, как бы критически они ни относились к различным аспектам
советской системы, склонны поддерживать партию и правительство, и их
курс, но хотели бы, чтобы либерализация последних лет продолжалась и была
масштабнее. Такое впечатление, что большинство согласны с этим. Но когда
речь заходит о сути либерализации и о методах ее достижения, появляются
разногласия. Возможно, наиболее радикальными и далеко идущими в своих
планах были студенты, но, в то же время, их методы оказались наименее
эффективными. Впечатление таково, что они не имели ни единого
представления о том, как воплотить свои идеи в действительность.
Судя по всему, молодые рабочие в сфере промышленного производства,
хотя и более консервативные, чем студенты, имеют гораздо больший
потенциал. Об идейных волнениях среди молодых рабочих сообщали мало, но
некоторые вернувшиеся с фестиваля участники нашли тому немало
подтверждений. Более того, эти молодые рабочие, по-видимому, полны
решимости не ограничиваться обсуждениями в подпольно действующих
группах, а добиваются от правительства различных изменений, как
материальных, так и в области политики, поднимая эти вопросы на заводских,
партийных и комсомольских собраниях.
В самом деле, во время собраний, организованных партией на фабриках
и в других предприятиях и учреждениях, чтобы объяснить гражданам смысл
недавних изменений в партии и правительстве, официальная версия
произошедшего, выработанная за закрытыми дверями Центрального комитета
партии, не всегда легко принималась простым народом. В ряде случаев
выступавшие с мест требовали, чтобы работники, сложившие свои
полномочия, имели возможность публично — по радио и телевидению —
разъяснить отстаиваемую ими точку зрения. Эти требования, конечно же,
были оставлены без внимания, но, говорят, что в некоторых районах Москвы,
там, где на людей оказывалось наибольшее давление, на заседаниях выступал
сам Вячеслав Михайлович Молотов.
Как среди студентов, так и среди молодых рабочих был достаточно
большой интерес к развитию марксистских и социалистических идей на
Западе, стремление соотнести их с советским опытом развития в прошлом и
предполагаемым развитием России. В будущем некоторые из студентов
полностью отрицали социалистические идеи или же любые другие
государственные или политические системы, но эти анархические течения,
казалось, менее распространены, а у большинства молодых людей есть
желание улучшить эту систему и чтобы она стала лучшей в мире. Довольно
часто осознание того, что советская система, в ее нынешнем виде, — одна из
худших, существовало с верой в то, что эту систему еще можно подвергнуть
изменениям и сделать лучше.
Некоторые гости фестиваля отметили растущие волнения среди рабочих
по таким вопросам, как зарплатные ставки и производственные нормы,
которые тесно связаны между собой. Выдвигались требования о повышении
заработной платы и снижении производственных норм, и хотя это может
иметь мало общего с тем, что обычно понимается под идеологическими или
политическими волнениями, некоторые из наиболее осведомленных
участников фестиваля считают это, в конечном счете, более важным. Они
видят пробуждение рабочего класса, осознающего свои социалистические,
революционные традиции.
Пути к свободе
Но это, по общему мнению, было бы недостижимым, если бы в
Советском Союзе не стала возможной реальная свобода мысли,
самовыражения и даже свобода личности. Вот к чему стремятся эти молодые
люди, и многие из них довольствуются тем, что выражают эти идеи через
партийные или комсомольские организации, членами которых они являются.
Патриотизм многих из этих молодых людей оказался столь же сильным, как и
«нигилизм» откровенных и, казалось бы, непримиримых критиков режима. Но
будь то нигилист или патриот, едва ли среди них найдется молодой человек,
который бы не выразил огромное желание нанести гостям из Великобритании
ответный визит, если когда-нибудь для русских станет возможным свободное
перемещение по миру. Большинство молодых граждан Советского Союза
твердо верили, что препятствия для того, чтобы путешествовать на Запад,
были созданы правительствами западных стран, а не их собственной страной.
Возможно, подлинным началом для этих волнений была революция в
Венгрии. Русская девушка спросила у молодого англичанина, правда ли то,
что русские военнослужащие расстреливали рабочих в Венгрии. Она не
поверила в это, когда прочитала первые изложения событий западными СМИ,
и хотела, чтобы он развеял её сомнения. Но он подтвердил то, что русские
военнослужащие расстреливали венгерских рабочих.
Девушка, которая к тому времени после долгих обсуждений относилась
доверительно к молодому человеку, была вне себя от стыда и отчаяния. Она
разрыдалась. «Но почему, почему мы должны были так поступить, почему мы
должны были убивать рабочих, почему наши советские солдаты должны были
это делать?» И, всхлипывая, добавила: - «Нельзя допустить, чтобы подобное
повторилось».