Вы находитесь на странице: 1из 354

МИХАИЛ

ШОЛОХОВ
собрание
сочинений
МИХАИЛ
ШОЛОХОВ
собран и~
сочинении
в восьми
тонах

москва
·Художественная
литература·
1985
МИХАИЛ
ШОЛОХОВ
собрание
v
сочинении

том2

тихи и
"'
дон
Роман
в четырех
книгах

Москва
•ХудожественнаR
nитература·
1985
Р2
Ш78

Состав.1ение

М. 11/анохиной

Оформление художника

Ю. Боярского

Шолохов М. А.
Ш78 Собрание сочинений. В 8-ми т. Т. 2. Тихий Дон:
Роман в 4-х кн. Сост. М. Манохиной.- М.: Худож.
лит., 1985.- 352 с., портр.

Во второй том воше.1 роман •Tttxнii Дон• (к1111rа вторая) .

uu 4702010200-127
ПОДПIIСНОС
ББI\ 84Р7
028(01)-85 Р2

© Офор~•лен11е . Издательство ~ ху­


дожественная литература>>, 1985 г
тихий
дон
книга вторая
•t,\C1'1) ЧЕТВЕРТАЯ

т,.,,.,,,,u девятьсот шестнадцатый год. Октябрь. Ночь.


J\щtщt. 11 ветер. Полесье. Окопы над болотом, поросшим
",,,,oii. Впереди проволочные заграждения. В окопах xo-
·IIIJ\111111 слякоть. Меркло блестит мокрый щит наблюдателя.
11 .ti'M JIHIIKax редкие огни. У входа в одну из офицерских
•II'~I JIIIIIOK на минуту задержался приземистый офицер ;
I'ICIIJJJ,:ш мокрыми пальцами по застежкам, он торопливо

I""'I'TPI'нyл шинель, стряхнул с воротника воду, наскоро

III.ПI'J' сапоги о втоптанный в грязь пучок соломы и только


1111'1~" толкнул дверь и, пригибаясь, вошел в землянку.
11\Рлтый стяг света, падавшего от маленькой кероси­
еещюii лампы, маслено блеснул в лицо вошедшему. С дo­
ЩIIтoii кровати приподнялся офицер в распахнутой тy­
iiiYJIIH~, провел рукою по всклокоченным седеющим воло-

1'11"1 , аевнул.

Дождь?
Идет,- ответил гость и, раздевшись, повесил на
11111 :щь у входа шинель и обмякшую от влаги фуражку.­
~· 1111с тепло. Надышали .
·- Мы недавпо протопили. Скверно то, что выступает
II«Щtючвенная вода. Дождь, черти б его нюхали, выживает
IIIH' ... а? Как вы думаете, Бунчук?
llотирая руки, Бунчук сгорбился, сел около печурки на
ICIIJITOЧKИ.

·- Настил положите. В нашей землянке - красота:


r,щ~~о~м можно ходить. Где же Листницкий?
- Спит.
7
давно?
Вернулся с обхода и лег.
Будить пора?
Валяйте. В шахматы поиграем.
Бунчук указательным пальцем смахнул с широк11х
и густых бровей дождевую сырость,- не поднимая головы,
TIIXOIIЬKO ОКЛИИНул:

Евгений Николаевич!
Спит,- вздохнул седоватый офицер.
Евгений Николаевич!
Ну? - Листницкий приподнялся на локте.
В шахматы сыграем?
Листницкий свесил ноги, долго растирал розовой мяг­
кой подушечкой ладони пухлую грудь.
К концу первой партии пришли офицеры пятой сот­
ни - есаул 1\алмыков и сотник Чубов .
Новость! - еще с порога крикнул Калмыков.­
Полк, по всей вероятности, снимут.
- Оrкуда зто? - недоверчиво улыбнулся седоватый
подъесаул Меркулов.
Не веришь, дядя Петя?
- Признаться, нет.
- По телефону передал командир батареи . Оrкуда он
знает? 1\ак же, ведь он вчера только из штаба дивизии.
- В баньке попариться не плохо бы.
Чубов, блаженно улыбаясь, сделал вид, будто хлещет
себя по ягодицам веником. Меркулов засмеядся.
- В нашей землянке остается котел дишь поставить:
воды хоть отбавляй.
- Мокро, мокро, хозяева,- брюзжал Калмыков,
оглядывая бревенчатые стены и хлюпкий земляной пол.
-Болото под боком.
-Благодарите всевышнего, что сидите у болота , как
у Христа за пазухой,- вмешался в разговор Бунчук.- На
чистом наступают, а мы тут за неделю по обойме расстре­
ливаем.

- Лучше наступать, чем гнить здесь заживо.


-Не для того держат казаков, дядя Петя, чтобы
уничтожать их в атаках. Ты лицемерно наивничаешь.
- Для чего же, по-твоему?
- Правительство в нужный момент попытается, по
старой привычке, опереться на плечо казака.
Ересь несешь.- 1\алмыков махнул рукой.
1\ак это - ересь?

8
\ lllli .
1 ~ · """'• 1\ lt JI~• ы ков! Истину нечего опровергать.
ti,tHIIII y;l\ тuм истина ...
i ~~• "''i~l· :!То же общеизвестно. Что ты притворя·
t ...... ••·'

IIIIIIМIIIIIIP, гас-па-да афицеры! - крикнул Чубов


11 11'1' 1р11:11.11о расl\ланиваясь, указал на Бунчука: - Xo-
fl\111111111 liy11'1yк сейчас начнет вещать по социал-демо-
1•f111111'1"''"ому соннику.
llt•трушку валяете?- ломая глазами взгляд Чубо­
lн•. \' t'MI' XIIYJICЯ Бунчук.- А впрочем, продолжайте­
\ 111 111m1·o CIIOC призванье. Я говорю, что мы не видим вой-
111.1 .... •·tн•нины прошлого года. С той поры, как только на­
·•·• t1H'I• 110аиционная война, казачьи полки порассовали по
\ ••t"•мtii.IM местам и держат под спудом до поры до

.. ,... ~1 1'1111.
Л нотом? спросил Листницкий, убирая шахматы.
-
Л потом, на фронте начнутся волнения,­
когда
'' .1111 111'11Збежно: война начинает солдатам надоедать, о чем
1 IIIЩ••тРJiьствует увеличение числа дезертиров,- тогда

11o;~1111JIHTb мятежи, усмирять кинут казаков. Правитель­


• 11111 нсржит казачье войско, как камень на палке. В нyж­
lllolli момент этим камнем оно попытается проломить череп
fH'IШJI ЮЦИИ.

Увлекаешься, милейший мой! Предположения твои


;IOIIOJiьtю-тaки шатки. Прежде всего, нельзя предрешить
\ОН еобытий. Оrкуда ты знаешь о будущих волнениях
11 llfiOчeм? А если мы предположим такую вещь: союзники
р11аr.ивают немцев, война завершается блистательным
но1щом,- тогда какую роль ты отводишь казачеству? -
1111:tр11зил Листницкий.
liунчук скупо улыбнулся .
-- Что-то не похоже на конец, а тем более блиста-
I' Р!IЫIЫЙ.
Кампанию затянули ...
И еще туже затянут,- пообещал Бунчук .
Ты когда из отпуска? - спросил Калмыков.
Позавчера.
l:>унчуi<, округляя рот, вытолкнул языком клубочек
i\IHia, бросил окурок.
Где побывал?
В Петрограде.
Ну, каково там? Гремит столица? Э, черт, чего бы не
IIIIJI, чтобы пожить там хоть недельку.

9
- Отрадного мало,- взвешивая слова, заговорил
Бунчук.- Не хватает хлеба. В рабочих районах голод,
недовольство, глухой протест.
- Благополучно мы не вылезем из этой войн ы. Как вы
думаете, господа? - Меркулов вопрошающе оглядел всех.
- Русско-японская война породила революцию тысяча
девятьсот пятого года,- эта война завершится новой ре­
волюцией. И не только революцией, но и гражданской
войной.
Листницкий, слушая Бунчука, сделал неопределенный
жест, словно пытаясь ирервать хорунжего на полуфразе,
потом встал и зашагал по землянке, хмурясь. Он заговорил
со сдержанной злобой:
- Меня удивляет то обстоятельство, что в среде на­
шего офицерства есть такие вот,- жест в сторону ссуту­
лившегося Бунчука,- субъекты. Удивляет- потому, что
до сих пор мне не ясно его отношение к родине, к войне ...
Однажды в разговоре он выразился очень туманно, но все
же достаточно ясно для того, чтобы понять, что он стоит за
наше поражение в этой войне. Так я тебя понял, Бунчук?
- Я - за поражение.
- Но почему? По-моему, каких бы ты ни был полити-
ческих взглядов, но желать поражения своей родине -
это ... национальная измена . Это - бесчестье для всякого
порядочного человека.

- Помните, думская фракция большевиков агитиро­


вала против правительства, тем самым содействуя пора­
жению? - вмешался Меркулов.
- Ты разделяешь, Бунчук, их точку зрения? - задал
вопрос Листницкий.
- Если я высказываюсь за поражение, то, следова­
тельно, разделяю, и было бы смешно мне, члену РСДРП,
большевику, не разделять точки зрения своей партийной
фракции. Гораздо больше меня удивляет, Евгений Нико­
лаевич, что ты, человек интеллигентный, политически
безграмотен ...
- Я прежде всего преданный монарху солдат. М еня
коробит один вид <<товарищей социалистов>> .
«Ты прежде всего болван, а потом уж самодовольный
солдафон)),- подумал Бунчук и загасил улыбку.
- Нет бога, кроме аллаха ...
- В военной среде была исключительная обстанов-
ка,- словно извиняясь, вставил Меркулов,- мы все как­
то в стороне стояли от политики, наша хата с краю.

10
1 • 11 \' ·1 11 IIJI r.tl.ai\OIJ сидел, обминая вислые усы, остро
""о 1•·• 1111111111 l'еtрн•tими монгольскими глазами. Чубов ле­
•1•11 ·1 1111 IIIIIIIIIITИ и, вслушиваясь в голоса разговаривающих,

1''''' ''''IPIIIIIIJI нрибитый к стене, пожелтевший от табач­


""'" ;tt.tMII р11еунок Меркулова: полуголая женщина, с ли­
''"" MIII'J\IIJIИIII>~, томительно и порочно улыбаясь, смотрит
"'' ' tttllo оriннженную грудь. Двумя пальцами левой руки
""'' ,,,..1.111'111\nет коричневый сосок, мизинец настороженно
"• • ttt/1.'11'11, под опущенными веками тень и теnлый свет
•t••••tнttll. Чуть вздернутое плечо ее удерживает сползаю­
""'"' руri11шку, во впадинах ключиц- мягкий пух света.
1 lltiii.I(O нснринужденного изящества и подлинной правды
rot.l .• lll 11 нозс женщины, так непередаваемо красочны были
1 \'I' I(JII.H' тона, что Чубов, пепроизвольно улыбаясь, зaлю­
rooiiii Jit~ll мастерским рисунком, и разговор, достигая слуха,
, . •111• IIP проникал в его сознание.

Вот хорошо-то! - отрываясь от рисунка, восклик-


11 .\'JI 1111, и очень некстати, потому что Бунчук только что
111111 1 111Л фразоЙ:
- ... царизм будет уничтожен, можете быть уверены!
С1юрачивая папиросу, едко улыбаясь, Листницкий по­
··мrнривал то на Бунчука, то па Чубова.
- Бунчук! -окликнул Калмыков.- Подождите,
.ll11стницкий! .. Бунчу1t, слышите! .. Ну хорошо, допустим,
•1·1·о :)та война превратится в гражданскую войну ... потом
•tто? Ну, свергнете вы монархию ... какое же, по-вашему,
J\олжно быть правлсние? Власть-то какая?
Власть пролетариата.
Парламент, что ли?
Мелко! - улыбнулся Бунчук.
Что же именно?
Должна быть рабочая диктатура .
Вон ка-ак! .. А интеллигенции, крестьянству какая
iiCI' роль?
- Крестьянство пойдет за нами, часть мыслящей ин­
тt•;шигенции тоже, а остальных ... а с остальными мы вот

•сто сделаем ... - Бунчук быстрым жестом скрутил в тугой


il\ryт какую-то бумагу, бывшую у него в руках, потряс ею,
11роцедил сквозь зубы : - Вот что сделаем!
Высоко вы летаете ... - усмехнулся Листницкий.
Высоко и сядем,- докончил Бунчук.
Соломки надо заранее постелить ...
За каким же чертом вы добровольно отправились на
фронт и даже выслужились до офицерского чина? Как это

tt
совместить с вашими воззрениями? Удиви-тель-но! Человек
против войны ... хе-хе ... против уничтожения своих этих ...
классовых братьев - и вдруг ... хорунжий!
Кал:\tьшов, шлепнув ладонями по голенищам сапог,
искренне расхохотался.

- С1юлько вы немецких рабочих извели со своей n у­


леметной командой? - спросил Листницкий.
Бунчук вынул из бокового кармана шинели большой
сверток бумаг, долго рылся в нем, стоя спиной к Л ист­
ницкому, и, подойдя к столу, разгладил широкой, ;ки­
.rшстой ладонью пожелтевший от старости газетный лист .
- Сколько немецких рабочих я перестрелял - это .. .
вопрос ... Ушел-то я добровольно потому, что вес равн о
и так взяли бы. Думаю, что те знания, которые достал тут ,
в окопах, пригодятся в будущем ... в будущем. Вот тут
сказано ... - И он прочитал слова Ленина:
- <(Возьмем современное войско. Вот - один из хо­
роших образчиков организации. И хороша эта организация
только потому, что она - гибка, умея вместе с тем мил ­
.rнюнам людей давать едипую волю. Сегодня эти миллионы
сидят у себя по домам, в разных концах страны. Завтра
приказ о мобилизации - и они собрались в назначенные
пункты. Сегодня они лежат в траншеях, лежат иногда ме­
сяцами. Завтра они n другом порядке идут на штурм. Се­
годня они проявляют чудеса, прячась от пуль и от ш рап­

неЛit. Завтра они проявляют чудеса в открытом бою. Се­


годня их передовые отряды кдадут мины под землей,
завтра они передвигаются на десятки верст по указаниям

детчиков над землеii. Вот это называется организа ци е й,


когда во имя одной цели, одушевленные одной вод о й,
миллионы людей меняют форму своего общения и своего
действия, меняют место и приемы деятельности, мен яют
орудия и оружия сообразно изменяющимся обстоятельст­
вам и запросам борьбы.
То же самое относится к борьбе рабочего класса прот ив
буржуазии. Сегодня нет налицо революционной ситуа­
ции ... »
- Ачто такое <(ситуация)>? - перебил Чубов.
Бунчук пошевелился, как только что оторванный от
сна, н, пытаясь понять вопрос, тер суставом больш ого
пальца шишкастый лоб.
- Я спрашиваю, что значит слово «ситуация)>?
- Понимать- я понимаю, а вот объяснить дельно н е
. cyr.teю ... - Бунчук улыбну.'lся ясной, простой, ребяческо й

12
1 ll.tlil•"ll; t'TJHIIIIIO было видеть ее на крупном угрюмом
11111••. (,~·нто 110 осеннему, тоскливому от дождей полю
"1'"'''''1, н:tfiрыкиная и играя, светло-серый cocyнoк-зaii­
'11111\lill. С11туация - это положение, обстановка, что
111, 11 :tтом роде. Так я говорю?
,!lllt'TIIIЩKИЙ неопределенно мотну.'l головой.
1 111т11й дальше.
"( :I'I'Одня нет налицо революционной ситуации, нет
1• 1111111ii для брожения в массах, для повышения их aк­
''""IIII'TII, сегодня тебе дают в руки избирательныii бюл­
"' t ''" •· бери его, умей организоваться для того, чтобы
0111'1• IlM своих врагов, а не для того, чтобы проводитh
11 IIIIJIJII\мeнт на теплые местечки людей, цепляющихся за
I'I"'''Jio из боязни тюрьмы. Завтра у тебя отняли избира­
"' н. н ы й бюллетень, тебе дали в руки ружье и великолеп-
11\'tо, 110 последнему слову машинной техники оборудо-
11111\Ную скорострельную пушку,- бери эти орудия смерти
11 р11:tрушения, не слушай сентиментальных нытиков, боя­
щн хс~н войны; на свете еще слишком много осталось тако-
1 о, •1то должно быть уничтожено огнем и железом для
оt•tюбождения рабочего класса, и, если в массах нарастает
.1:соба и отчаяние, если налицо революционная ситуация,
т·тnься создать новые организации и пустить в ход столь
1\II Jtc~зныe орудия смерти и разрушения против своего

IIJHIDitтeльcтвa и своей буржуазии ... •>


Вунчук еще не кончил читать, как в землянку, посту­
'1111\IIJись, вошел вахмистр пятой сотни.
- Ваш благородье,- обратился он к Калмыкову,- из
штаба полка ординарец.
f\алмыков и Чубов, одевшись, ушли. Мернулов, на­
•·ннстывая, сел рисовать. Листницкий все так же ходил по
:11•млянке, пощипывая усики, что-то обдумывая. Всиоре,
р11<:11рощавшись, ушел и Бунчук. Он пробиралея по зали­
ТIIМУ грязью ходу сообщения, придерживая левой рукой
IЮJЮтнии, правой запахивая полы шинели. Ветер струею
t'iiiJI по узкому канальцу хода;
цепляясь за уступы, свистал
11 1\ружился. Чему-то смутно улыбался шагавший в тем­
llоте Бунчук. Он добрался до своей землянки, вновь весь
11Jюпитанный дождевой сыростью и запахом изопревшей
о;11.ховой листвы. Начальник пулеметной команды спал.
llн смуглом черноусом лице его синели следы, оставлен­
III.IС бессонницей (три ночи резался в карты). Бунчук по­
рылся в своем оставшемен от прежних времен солдатском

м••шке, возле дверей сжег кучку бумаг, сунул в карманы

13
шаровар две банки консервов и несколько горстей ре­
вольверных патронов, вышел. В распахнутую на секунду
дверь ворвался ветер, разметал серый пепел, оставший­
ся от сожженных у порога бумаг, потушил чадившую лам­
почку.

После ухода Бунчука Листницкий минут пять ходил


молча, потом подошел к столу. Меркулов, косо наклонив
голову, рисовал. Тонко очиненный карандаш стлал дым­
чатые тени . Лицо Бунчука, перерезанное обычной для него
скупой, словно вынужденной улыбкой, смотрело с белого
квадрата бумаги.
- Сильная морда,- отводя руку с рисунком, сказал
Меркулов и поднял на Листницкого глаза.
- Ну, как? - спросил тот.
- Черт его знает! - догадываясь о существе вопроса,
ответил Меркулов.- Парень он странный, теперь объяс­
нился, и многое стало ясным, а раньше я не знал, как его

расшифровать. Знаешь, ведь он огромным успехом поль­


зуется у казаков, в особенности у пулеметчиков. Ты не
замечал этого?
Да,- как-то неопределенно ответил Листниц-
кий .
Пулеметчики - все поголовно большевики. Он их
сумел настроить. Я поразился, что он раскрыл нынче свои
карты. Для чего? Назло говорил, ей-богу! Знает, что
взглядов этих из нас никто не может разделять, а для чего­

то разоткровенничался. Ведь он не из горячих. Опасный


тип .

Рассуждая о странном поведении Бунчука, Меркулов


отложил рисунок, стал раздеваться. Сырые чулки повесил
на печурку, завел часы и, выкурив папироску, лег. Вскоре
уснул. Листницкий сел на табурет, на котором за четверть
часа до этого сидел Меркулов,- на обратной стороне ри­
сунJ<а, ломая остро очиненное жало карандаша, разма­

шисто написал:

((Ваше ВысоJ<облаrородие!
Те предположения, которые сообщал я Вам ранее, се­
годня полностью подтвердились. Хорунжий Бунчук в се­
годняшней беседе с офицерами нашего полка (присут­
ствовали, помимо меня, пятой сотни есаул Калмыков, сот­
ник Чубов, третьей сотни подъесаул Меркулов), с целями,
J<оторые, признаюсь, мне не совсем понятны, разъяснил те

задачи, которые выполняет он, согласно своим полити-

t4
'1"' loll'l у(,.,;tщt•нннм и, наверное, по заданию партийной
'' "" 111 11 р11 III'M был сверток бумаг запретного характера.
1'"'· IIIIIIIIIIMt'p, он читал отрывки из своего партийного
''1" """ оll'оммунист•, издающегося в Женеве. Хорунжий
l•1 11'1\'11, 11Рсомненно, ведет подпольную работу в нашем
"" "'V (1'1'1'1. нредположения, что поэтому он и поступил
'' сс11:111 НОJIЫIОопределяющимся), пулеметчики были пря­
" 1·"' ol'i·l.t'I<Toм его агитации. Они разложены. Вредное
'' 1111111111' Pt·o сказывается на моральном состоянии полка­
fit.l •111 t'Jtyчall отказов от выполнения боевых задач, о чем
11 I'IIIII'IIIH'MtHIIIO уведОМЛЯЛ QQlliД 1, И Т. Д.
Хоруюний Бунчук на днях возвратился из отпуска
( ''"'·'' 11 Петрограде), в изобилии снабженный разруши­
н• .·ll.ноii литературой; тепер1. он с большей интенсивностью
""" 1.1тается развернуть работу.
l't·аюмируя вс е вышеизложенное, прихожу к выводам:
11) ttiiiiOвнocть хорунжего Бунчука установлена (rг. офи-
1\''1""· присутствовавшие при разговоре с ним, моrут под

IIJIII•·m·oй подтвердить сообщаемое мною); б) теперь же


tlсщfiходимо, в целях нресечения его революционной дея­
н• ;tt.tюсти, арестовать ero и предать военпо-полевому су­

;\у; 11) срочно надо перетрясти пулеметную команду, изъ-


111'1• особо опасных, а остальных или отправить в тыл, или
JIIII~ IIЫЛИTЬ ПО ПОЛКаМ .

llpoшy не забывать о моем искреннем стремлении


с'Jiу>кить на пользу Родине и Монарху. Копию данного
1111сьма направляю С. Т. Корп.

Есаул Евг. Листпицкий.


:•11о,.rября 1916 г.
,\'•ш сrок М 7» .

Наутро Листницкий отправил с вестовым в штаб ди­


lllt:IИи донесение; позавтракав, вышел из землянки . За
11склизлой стеной бруствера над болотом качался туман,
хлопья его висели, словно пригвожденные к колючкам
ttроволочных заграждений . На дне траншей на полвершка
с~тояла жидкая rрязь. Из бойн иц выползали коричневые
1•учейки. Казаки, в мокрых, измазанных шинелях, кипя­
тили на щитах котелки с чаем, курили, сидя на корточках,
11рислонив к стене винтовки.

1 ООШД - особый отдел штаба дивизии.

15
- Сколько раз говорено, чтобы на щитах не смели
разводить огня! Что вы, сволочи, не понимаете? - злобно
нрикнул Листницкий, доходя до первой группы сидевших
вокруг дымного огонька казаков.

Двое нехотя вста.1и, остальные продолжали сидеть,


подобрав полы шинелей, покуривая. Смуглый бородатый
казак, с серебряной серьгой, болтавшейся в морщепой
мочке уха, ответил, подсовывая под котелок пучок мелкого
хвороста:

Душой рады бы без щита обойтиться, да как его,


ваше благородие, разведешь, огонек-то? Г.'IЯ, сколь тут
воды! Чуть не на четверть.
Сейчас же вынь щит!
Что же нам, значится, голоднымн сидеть?! Та-а­
ак ... - хмурясь и глядя в сторону, сказа.1 широколицый
рябой казак.
- Я тебе поговорю... Снимай щит! - Листницкий
носком сапога выбросил из-под котелка горевший хворост.
Бородатый казаl\ с серьгой, смущенно и озлобленно
улыбаясь, выплеснул из котелка горячую воду, шепнул:
- Попили чайку, ребяты ...
Казаки молча проножали глазами уходившего по линии
есаула . Во влаашо~I взг.'lяде бородатого дрожали огневые
светлячки.

Обидел, сука!
- Э-э-эх! .. - протяжно вздохнул один, вскидывая на
плечо ремень винтовки.

На участке четвертого взвода Листницкого догнал


Меркулов. Он подошел, запыхавшись, поскрипывая но­
веныюй кожаной тужуркой, от него резко пахло махороч­
ным перегаром. Оrозвав Листницкого в сторону, дыхнул
скороговоркой:
- Слышал новость? Бунчук-то этой ночью дезерти­
ровал.

- Бунчук? Что-о-о?
- Дезертировал ... Понимаешь? Игнатьич, начальник
пулеметной команды,- ведь он в одной землянке с Бун­
чуnом,- говорит, что он не приходил от нас. Значит, кali
вышел от нас, так и махнул ... Вот оно что.
Листницкий долго протирал пенсне, щурился.
- Ты как будто взволнован? - Меркулов испытующе
посмотрел на него.

- Я? Ты что, в уме? Отчего бы это я бьш взволнован?


Просто ты огорошил меня неожиданностью.

t6
11

llн нругой день утром смущенный вахмистр вошел


11 ·••·~1.111111\У Листницкого; помявшись, сообщил:
111.111 чс утром казаки, ваше благородие, нашли
11 111\IIIIHX вот эти бумажонки. Неловко так-то ... Я вот
11 "l''"""л доложить вам. А то как бы какого греха не на-

'''"'''"' 1\акие бумажонки? - приподнимаясь с койки,


11111111'\IЛ Листницкий.
BIIXMIIcтp подал скомканные в кулаке листики. На
'l•·•·•н·ртl\е дешевой бумаги четко рябили размноженные
1111111ущей машинкой слова. Листницкий прочитал залпом:

Пролетарии всех стран, соединяйтиь!

ТОВАРИЩИ СОЛДАТЫ!

Нва года длится проклятая война. Два года вы изнываете в траншеях,


••ищ11щая чуждые вам интересы. Два года льется кровь рабочих
11 ''l"'стьян всех наций. Сотни тысяч убитых 11 1\С~tалеченных, сотни тысяч
о · 11рнт н вдов - вот результаты этой бойни. За что вы воюете? Чьи Иltте-
1"'''.., вы защищаете? Царское правительство поставило под огонь милли­
"'''J rолдат, для того чтобы аахватить новые земли и угнетать население
'''"' земель так, как угнетаются порабощенные Польша и другие 11ацио-
1111:11.ности. Мировые промышленники не поделят рынки, где они могли
I\1J сбывать продукцию своих фабрик и заводов; не подl'лят барыши,­
рnцl'л производится вооруженной силой,- и вы, темные люди, в борьбе
'"' IIX интересы идете на смерть, убиваете таких же тружеников, как и вы
t'HMII.
Новольно пролитой братской крови! Опомшtтссь, трудящиеся! Враг
hlllll не австрийский и немецкий солдат, такой же обманутый, как и вы,
n •·обствениый царь, собственный промышленник и помещик. Против 11их
IIIIO!'pнитe ваши винтовки . Братайтесь с немецними и австрийскими сол-
1\tlтnми. Через проволочные заграждения, которыми, как зверей, отделили
1111r друг от друга, протяните друг другу руки. Вы -братья 110 труду, на
~~~·liax ваших еще не зажили следы кровавых мозолей труда, делить вам
III'ЧI'гo. Долой самодержавие! Долой империалистическую войну! Да
;цраnствует нерушимое еднttство трудящихся всего мира!

Последние строки Листницкий прочитал задыхаясь.


ссВот оно. Начинается!~- подумал он, охваченный нена­
llllстью и сдавленный тяжестью надвинувшихся предчув­
rтвий. Созвонившись по телефону с командиром полка,
Лнстницкий сообщил о случившемся.
Что прикажете сделать, ваше превосходительст-
IЮ? спросил под конец.
17
Сквозь комариное нытье и далекие звонки телефона из
трубки сгустками падали слова генерала:
- Сейчас же с вахмистром и взводными офицерам и
произвести обыск. Поголовный, не исключая и сами х
офицеров. Сегодня запрошу штаб дивизии, когда они ду­
мают сменить полк. Потороплю их. Если при обыск е что­
либо обнаружите - сообщите немедленно.
- Я полагаю, что это - работа пулеметчиков.
- Да? Сейчас же прикажу Игнатьичу обыскать свои х
казаков. Всего доброго.
Собрав в свою землянку взводных офицеров, Листющ­
кий сообщил им о приказе командира полка.
- Что за безобразие! -возмутился Меркулов.- Что
же, мы друг друга будем обыскивать?
- Вас первого, Листницкий! - крикнул молодой бе­
зусый сотник Раздорцев.
Давайте жребий метнем.
- По алфавиту.
- Господа, шутки в сторону,- строго перебил Л ист-
ницкий.- Старик наш, конечно, пересолил: офицер ы
в нашем полку - как жена Цезаря 1• Был один лишь -
хорунжий Бунчук, да и тот дезертировал, а вот I<азаков
надо пощупать. Позовите вахмистра .
Пришел вахмистр - немолодой уже казак, георги ев­
ский кавалер трех степеней. Покашливая, он оглядел
офицеров.
- 1\то у тебя в сотне из подозрительных? 1\то, дум а
ешь, мог бы разбросать эти воззвания? - обратился к н ему
Листницкий.
- Нету таких, ваш бла 'роди е,- уверенно ответил
вахмистр.

- Однако ведь воззвание на участке нашей сот1ш? 1\то


из чужих был в траншеях?
- Никого чужих не было. Из иных сотен не было.
- Пойдемте стричь всех подряд.- Меркулов махну л
рукой, направляясь к выходу.
Обыск начался. Лица казаков выражали разнородн ые
чувства: одни хмурилпсь, недоумевая, другие испуган по

поглядывали на офицеров, рывшихся в скудных казачьи х


пожитках, третьи посмеивались. Молодцеватый урядн ик,
разведчик, спросил:

1 Листницкий имеет в виду ставшие поговоркой слова, которыьш


будто бы ответил Юлий Цезарь на высказанные ему подозрения относи
тельно поведе11ия его ЖСJJЫ: •Жена Цезаря - выше подозрений•.

18
Htt "'"' I'I<B)f<Итe, что ищете? Ежели покража какая -
'''"'"' t. '""" у но го видал.
Clf'lмc·IC 111• дал никаких результатов. У одноГо лишь ка-
'"'"' "''1'11111'0 взвода нашли в кармане шинели скомканный
·• 11 • 1 1111 tюа;шан и я.
1 l11тал? -спросил Меркулов, с комическим испу­
' ""' tipoc·eш вынутый листок.
llн курево поднял,- не поднимая опущенных глаз,
, ....,r... vm·н казак.
'тычему улыбаешься? - запальчиво крикнул
'ltto· t'tttщкий, багровея, подступая к казаку; под пенсне его
""1'""" 1юмигивали короткие золотистые ресницы .
•11 ещо казака сразу стало серьезным, улыбку - как ве­
'''1' е·трнхнул.
llомилуйте, ваше благородие! Да я почти что не­
' рttмотный! Читаю вовсе тупо. А поднял затем, что бумаги
1111 ;••шертку нету, табак есть, а бумажка вышла, вот
11 IЮДIIЯЛ.

I\11:Jaк говорил обиженно-громким голосом, в нотках его


озлобление.
•llty•tltJro
llлюнув, Листницкий отошел. За ним потянулись
офицеры.
1 1срез день полк сняли с позиций и отвели в тыл, верст
,.,. десять. Из пулеметной команды двоих арестовали
11 11рсдали военпо-полевому суду, остальных - часть oт­

IIJtllltили в запасные полки, часть разбросали по полкам


~ ii 1-:азачьей дивизии. За несколько дней отдыха полк
tiJIIIItcл себя в относительный порядок. Казаки вымылись,
ltl.l'lllcтилиcь, побрились тщательно - не так, как в oкo­
IIIIX, 1·де зачастую освобождались от растительности на
щt•t<ax простым, но болезненным способом: волосы под-
11<111' ались спичкой, и едва лишь огонь, слизывая щетину,
доfiирался до кожи,- по щеке проводили заранее смочен­
lllо/М полотенцем. Способ этот именовался !<свинячьим & •
- Тебя по-свинячьи обрить али как? - спрашивал
IСtшой-нибудь взводный парикмахер у клиента.
Полк отдыхал. Казаки наружно стали щеголеватей,
lll'ceлeй, но Листницкий да и все офицеры знали, что ве­
r.солость эта - как погожий день в ноябре : нынче есть,
1t аавтра нет. Стоило заикнуться о выступлении на пози­
ции , как сразу менялось выражение лиц и под опущенны­
ми веками растекались недовольство, угрюмая неприязнь.

Чувствовалась смертельная усталость, надорванность,


и усталость-то эта рождала моральную неустойчивость.

19
Листницкий великолепно знал, как страшен бывает чело­
век, когда в таком состоянии рвется к какой-либо це.'lи.
В 1915 году на его глазах рота солдат пять раз ходи ла
в атаку, неся небывалый урон и получая повторные при­
казы: ~Атаку возобновить,.. Остатки роты само вольно
· снялись со своего участка и пошли в тыл. Листницки й
с сотней получил приказ задержать их, и когда он, JUIС СЫ­
пав сотню цепью, попытался прекратить движение, в ни х

начали стрелять. От роты осталось не больше шестидеся ти


человек, и он видел, с какой бе_зумно-отчаянной хра б.!
ростью защищались эти люди от казанов, никли n од
сабельными ударами, умирали, а лезли наnролом, на Гll ­
бель, уничтожение, решив, что все равно, где принима ть
смерть.

Грозным напоминанием вставал в nамяти этот случа й,


и Листницкий с волнением и по-новому всматрива лся
в лица казаков, думал : -Неужели и эти когда-нибудь во
так же повернут и пойдут, и ничто, кроме смерти, не в си
лах будет их удержать?)) И, сталкиваясь с усталы ми,
озлобленными взглядами, честно решал: «Пойдут!)>
Коренным образом изменилнсь казаки по сравне ни ю
с прошлыми годами. Даже песни - и те были новые,
рожденные войной, окрашенные черной безотрадностью.
Вечерами, проходя мимо просторного заводского сарая, где
селилась сотня, Листницкий чаще всего слышал о дн
песню, тоскливую, несказанно грустную. Пели ее все гда
в три-четыре голоса. Над густыми басами, взлетывая, т ре
летал редкой чистоты и силы тенор подголоска:

Ой , да разродимая моя сторонка,


Не увижу больше я тебя .
Не увижу, голо с не услышу
На утренней зорьке в саду соловья.
А ты, разродимая моя мамаша,
Не печалься дюже обо мне.
Ведь не все же, моя дороган,
Умирают на войне.

Листницкий, останавливаясь, прислушивался и чувст-:


вовал, что и его властно трогает бесхитростная грус ть
песни. Какая - то тугая струна натягивалась в учащающе
удары сердце, низкий тембр подголоска дергал эту стру ну ,
заставлял ее больно дрожать. Листницкий стоял где- ни
будь неподалеку от сарая, вглядывался в осеннюю хма рь
вечера и ощущал, что глаза его увлажняются слезой, ос т~
и сладко режет веки.

20
f<:ду, еду ПО ЧИСТОМУ ПОЛЮ.
Сердце чувствует во мне,
Ой, да сердце чует, оно предвещает -
НР вернуться молодцу домой.

liнсы еще не обрывали последних сдов, а подголосок


' ,,,,, tt;•~н·тывался над ними, и звуки, трепеща, как крылья

r... ,,щ · рудого стрепета в полете, торопясь, звали за собой,


jltlt'C'I>II:\blB3.ЛИ:

Просвистела пуля свинцовая,


Поразила грудь она мою.
Я упал коню своему на шею,
Ему гриву чРрну кровью обливал ...

:1а время стоянки на отдыхе единственный раз услы-


Листницкий подмывающие, бодрящие слова старин­
11111.•1
ltнii 1\азачьей песни. Совершая обычную вечернюю пpo­
I'YJ\1\y, он шел мимо сарая . До него донселись полухмель-
голоса и хохот. Листницкий догадался, что каптенар­
111·'''
мус·. ездивший в местечко Незвиску за продуктами, привез
сt1'Туда самогонки и угостил казаков. Подвыпившие жит­
llctii водки казаки о чем-то спорили, смеялись. Возвраща-
111'1• с прогулки, Листницкий еще издали услышал мощные
IIIH'I\aты песни и дикий, пронзительный, но складный
lljiiiCBI1CT:

На войне кто не бывал,


Тот и страху не видал.
День мы мокнем, ночь дроншм,
Всею ноченьку не спим.

сtФн-ю-ю-ю-ю-ю - ю! Фи-ю-ю-ю-ю-ю-ю! Фю-ю-ю! ~-


с·11лОшной вибрирующей струей тек, спиралью вился вы­
с•ttнст, и, покрывая его, гремело, самое малое, голосов

чнщца т ь:

В чистом поле страх и горе


Каждый день, каждый час.

1\акой-то озорник, видно из молодых, оглушите ..1ьно


11 1\Оротко высвистывая, бил по деревянному настилу пола
1111рисядку. Четко раздавались удары каблуков, заглушае­
мые песней:

Море Черное шумит.


В кораблях огонь горит.
Огонь тушим,
Туро~> душим,
Слава донским казакам!

21
ЛистницJ<ий шел, непроизвольно улыбаясь, норовя
шагать в такт голосам. (СБыть может, в пехотных частях не
так резко ощущается эта тяга домой,- думал он. Но рас­
судок подсовывал холодные возражения: - А в пе хоте
разве иные люди? Несомненно, казаки болезненней реа­
гируют на вынужденное сиденье в ОJ<опах - по роду

службы привы~<ли к постоянному движению. А тут в те­


чение двух лет приходится отсиживаться или топтаться н а

месте в бесплодных попытках наступления. Аръrия слаба,


как никогда. Нужны сильная рука, крупный успех, дви­
жение вперед - это встряхнуло бы. Хотя история зна ет
таJ<ие примеры, J<огда в эпоху затяжных войн самы е
устойчивые и дисциплинированные войска расшатывалос ь
морально. Суворов - и тот испытал на себе ... Но каза1ш
будут держаться. Если и уйдут, то последними. Все же
это - маленькая обособленная нация, по традиции воин­
ственная, а не то что какой-либо фабричный или мужи ц­
кий сброд».
Словно желая разубедить его, в сарае чей-то надтрес­
нутый ломкий голос затянул «Калинушку». Голоса п од­
хватили, и Листnиц~<ий, уходя, слышал вес ту же тоску,
перелитую в песнь:

Офицер молодой боrу молится.


Молодой казак домой просится:
- Ой, да офицер молодой ,
Отпусти меня домой,
Отпусти меня домой
к отцу.
К отцу, матери родной.
К отцу, матери родной
Да к жененке молодой.

* **
Через три дня, после того ка~< бежал с фронта, вечером
Бунчук вошел в большое торговое местечJ<о, лежавшее
в прифронтовой полосе. В домах уже зажгли огни. М оро­
зец затянул лужи тонкой J<оркой льда, и шаги редки х
прохожих слышались еще издали. Бунчук шел, чут ко
вслушиваясь, обходя освещенные улицы, пробираясь по
безлюдным проулкам. При входе в местечко он едва не
наткнулся на патруль и теперь шел с волчьей тороп-

22
'"" tt.lo, 11рижимаясъ к заборам, не вынимая правой руки
"'' ''"l'м1ша невероятно измазанной шинели: день лежал,
., .. llltllltllиcь в стодоле в мякину.
11 м.-стечке находилась база корпуса, стояли какие-то
•tlll ' t tt, Сiыла опасность нарваться на патруль, поэтому-то
llll •tiii' IITide пальцы Бунчука и грели неотрывно рубчатую
11\'tCIIII'ft• нагана в кармане шинели.
ll11 11ротивоположном краю местечка Бунчук долго xo-
1\IIJt 110 пустому переулку, засматривая в ворота, изучающе
I'"•II'JIIII\ЫBaя форму каждого бедного домишка. Минут че-
1"'•1 ннnдцать подошел к угловому неказистому домику,
•IIII JIIIIIYЛ в щель ставни и, улыбнувшись, решительно во-
1111'11 н калитку. На стук ему отворила пожилая, в платке,
1ltl'll щи на.
Борис Иванович у вас на квартире? - спросил
lly11'1yк.
- Да. Проходите, пожалуйста.
t;унчук боком протиснулся мимо нее. Услышал позади
-IIJIII/\ИЫЙ лязг щеколды. В низенькой комнате, ocвeщeн­
lloii крохотной лампенкой, за столом сидел немолодой,
11 ноеиной форме человек. Жмурясь, он вгляделся п встал,
•·о С/\ержанной радостью протягивая Бунчуку руки.
- Оrкуда?
С фронта.
Ну?
Видишь вот ... - улыбнулся Бунчук и, тронув кон-
1\ОМ пальца солдатский ремень человека в военном, нe­
HIIIIтнo сказал: - Комната есть?
- Да, да. Проходи сюда вот.
Он ввел Бунчука в еще меньшую комнату; не зажигая
III'IIЯ, усадил его на стул и, притворив дверь в соседнюю

IСОМ11ату, задернув окно занавеской, сказал:


Ты совсем?
Совсем.
Как там?
Все готово.
Надежные ребята?
О да.
Я думаю, ты сейчас разденешься, а потом мы ооrо­
tюрим. Давай твою шинель. Я сейчас оринесу умыться.
Пока Бунчук умывалея над позеленевшим медным тa­
llnм, человек в военном, поглаживая остриженные ежиком
nолосы, говорил устало и тихо:

23
- .Сейчас они неизмеримо сильнее нас. Наше дело -
расти, расширять свое влияние, работать не покладая рук,
над разъяснением истинных причин войны. И мы рас­
тем,- можешь быть уверен в этом. И то, что отходит ОТ1
них, неизбежно приходит к нам. Взрослый человек . по
сравнению с мальчиком безусловно сильнее, но когда этот
взрослый стареет, становится дряхлым, то этот же хлопец
уберет его. А в этом случае мы видим не только ста р­
ческую дряхлость, но и прогрессирующий паралич все го
организма.

Бунчук кончил умыванье и, растирая лицо черствьн.I


холстинным полотенцем, сказал:

- Я перед уходом высказал офицерикам свои взгля ­


ды ... Знаешь, смешно так вышло ... После моего ухода п у­
леметчиков, несомненно, будут трясти, может бьrть, кто­
либо из ребят под суд пойдет, но раз доказательств нет ,
какой разговор? Я надеюсь, что их рассеют по разны м
частям, а нам это на руку: пусть оплодотворяют почву ...
Ах, какие ребятки там есть! Иремневой породы.
- Я получил от Степана записку. Просит прислат ь
парня, знающего в военном деле. Ты поедешь к нему. Н о
вот как с документами? Удастся ли?
- Какая работа у него? - спросил Бунчук и подНЯJ1 СЯ
на цыпочки, вешая на гвоздь полотенце.

- Инструктировать ребят. А ты все не растешь? -


улыбнулся хозяин.
- Незачем,- отмахнулся Бунчук.- Особенно пр и
теперешнем моем положении. Мне надо быть с горо ховый
стручок ростом, чтобы не так заметно было.
Они проговорили до серой зорьки . А через день Бун ­
чук, переодетый и подкрашенны.й до неузнавае111остн ,
с до"ументами на имя солдата 441-го Оршанекого по.'lка
Николая Ухватова, получившего чистую отставку по с.'l у­
чаю ранения в грудь, вышел из местечка, направляясь на

станцию.

111

На Владимиро-Волынеком п Новельсном направлен н­


ях, в районе действий Особой армии (армия была по сч ету
тринадцатой, но так как ~ 13~ - цифра несчастл ивая,
а суеверием страдали и большие генералы, то армию н а
именоваJJИ <<Особой,.), в последних числах сентября нач а-

24
••1• •· IIIIJ(Io·roнкa к наступлению. Неподалеку от деревни
1 tollllllt \11 номандованием был избран плацдарм, удобный
• '" I"'·II"'Ртывания наступления, и артиллерийская под­
''" IIIIICII 1111'18ЛаСЬ.
llt•(ощщлое количество артиллерии было стянуто
•· 1ooii .IIIIIIIOMY месту. Сотни тысяч разнокалиберных сна­
l"'·'"" 11 тРчение девяти дней месили пространство, занятое
lltl' '"' .1111ниями немецких окопов. В первый же день, как
•" lf,l(tl начался интенсивный обстрел, немцы покинули
''''I'"Y"' линию окопов, оставив одних наблюдателей. Через
111'1 но:11.ко дней они бросили и вторую линию, перейдя на
llll'lloiO,
llн десятый день части Туркестанского корпуса,
, 'III'JII\H, пошли в наступление. Наступали французским
1 oooo· ofioм - волнами. Шестнадцать волн выплеснули рус­
' 11111• окопы. Колыхаясь, редея, закипая у безобразных
1•"" loi'H смявшейся колючей проволоки, накатывались се-
111.11' волны людского прибоя. А с немецкой стороны, отту­
''"· 11:1-за обугленных пней сизого ольшаника, из-за песча­
оtмх tторбленных увалов, рвало, трясло, взметывало ~~ пo­
lloiXaлo густым беспрерывным гулом, трескучим пожаром
lllolt"l'peлoв.

Гууууу ... Гук! Гак! Бууууу-м!


l'yyyyy .. .
Изредка прорывалея залп отдельной батареи и снова
11о.: 1а, подступал, полонил многоверстную округ:у:

l'yyyyy ... Гууууу ... Гууууу ...


Трррррааа-рррааа-та-та-та-та! - безумно спешили не­
~lt'l(ние пулеметы.

lla простран.стве с версту в поперечнике на супесной


11:1уродованной земле вихрем рвались черные столбы paз­
III~IIOB, и волны наступающих дробились, вскипали, брыз­
I' IШИ рассыпались от воронок и все ползли, ползли ...
Все чаще месили землю черные вспышки разрывов,
1 уще поливал наступающих косой, резучий визг шрапне­
:ttt, жестче хлестал ориникающий к земле пулеметный
•••·онь. Били, не подпуская к проволочным заграждениям.
11 не подпустили. Из шестнадцати волн докатились три
,,щ·ледних, а от изуродованных проволочных заграждений,
ноднявших к небу опаленные укреnы на скруч е нной про­
IЮJюке, с.1овно разбившись о них, стекали обратно ручей­
I(IIМИ, каплями ...
Девять с лишним тысяч жизней выплеснули в тот день
1111 супесную невесслую землю неподалеку от деревни

С :IIIIIIIOXИ.

25
Через два часа наступление возобновилось сызнова ..
Пошли части 2-й и 3-й дивизий Туркестанского стрелкб­
вого корпуса. Левее по щелям стягивались к первой лин и~
окопов части 53-й пехотной дивизии и 307-я Си бирска~
стрелковая бригада, на правом фланге туркестанцен шли
батальоны 3-й гренадерской дивизии.
Командир 30-го армейского корпуса Особой армии, ге­
нерал-лейтенант Гаврилов получил из штабарма приказ
перебросить в район Свинюхи две дивизии. Ночью был
сняты с позиций 320-й Чембарский, 319-й Бугульминский
и 318-й Черноярекий полки 80-й дивизии. Их заменили
латышскими стрелками и только что прибывшими оп ол­
ченцами. Полки сняли ночью, но, несмотря на это, один из
полков был еще с вечера демонстративно двинут в проти
воположную сторону и, только сделав переход в двена­

дцать верст по линии фронта, получил приказ повернуть


в обратную сторону. Полки шли в одном направлении, но
разными дорогами. Левее маршрута 80-й дивизии п ере­
двигались 283-й Павлоградекий и 284-й Венгровский пол­
ки 71-й дивизии. По пятам за ними шел полк уральених
казаков и 44-й пластунский.
318-й Черноярекий полк до переброски стоял у реки
Стоход, в районе местечка Сокаль, неподалеку от фоль­
варка Рудка-Меринское. Наутро, после первого же пере­
хода, поJЖ разместили в лесу, в брошенных землян ках,
и четыре дня обучали французскому способу наступлен ия;
вместо батальонов в цепи шли полуроты, бомбометчики
училисъ с нанвозможнейшей быстротой резать провол оч­
ные заграждения, вновь проходили курс метания ручн ых

гранат. Потом опять тронули полк. В течение трех дней


шли по лесам, по прогалинам, по одичалым проселкам,

исполосованным следами орудийных колес. Хлопчатый


редкий туман, движимый ветром, плыл, цепляясь за вер­
хушки сосен, тек над прогалинами и, как коршун над па­

далью, кружился между ольхами над сизой прозелен ью


парных болот. С неба сочилась дождевая мгла. Люди шли
промокшие, озлобленные. Через три дня остановились н е­
подалеку от района наступления - в деревнях Большие
и Малые Порек. Оrдыхали, готовясь к смертной дороге,
сутки.

В это время вместе со штабом 80-й дивизии передвига­


лась к месту близких боев и особая казачья сотня. В сотню
влили казаков-третьеочередников с хутора Татарского.
Второй взвод сплошь состоял из хуторцев: два брата без-

26
1' 1 '"''" ЛJ1енсся Шамиля - Мартин и Про хор, бывший
_.,. .. ,,..,,,,.т моховекой паровой мельницы Иван Аленсеевич,
"'''l'r"нto~it Афонька Озеров, бывший хутореной атаман
~lllttt.щt<lllt, иолченогий чубатый сосед Шамилей- Ев-
11111 111 ii 1\алинин, нескладно длинный назачина Борщев,
'"'l"''· ношсий и медвежковатый Захар Королев, веселая
1 l'l'llll•'tlltнa всей сотни Гаврила Лиховидов - казак на
l"'''""''тt. эвереного вида, известный тем, что постоянно
11 t\е•.еронотно сносил побои семидесятилетней старухи ма-
11'1'" 11 жены - бабы неказистой, но вольного нрава;
11 щtщ·llc другие были во втором взводе и остальных взво-
1111' •·отни. Часть назаков была ординарцами при штабе
•lllllllaии, но 2 онтября их сменили уланы, и сотня, по рас­
""I'IIН<снию начдива генерала Китченко, была послана на
1111;1111,1111.
t'tшним утром 3 онтября сотня вош;1а в деревню Ма;1ые
llt~pt•tc. Оттуда в этот момент выступал первый батальон
.11 К 1·о Черноярекого полна. Солдаты, выбегая из покину-
11>111, нолуразрушенных халуп, строились тут же на улице.

lltcщю головного взвода топтался смуглый молоденький


111111110рщик. Он развертывал, вынимая из планшетки, шo­
IIIIJIIЩ (мокрые ярко-розовые губы его по краям были из­
lollt:IIIIIЬI шоколадом), ходил вдоль колонны, и захлюстан-
111111 длинная шинель с присохшей к подолу грязью бoлтa­
JIIII"I• меж ног, как овечий курдюк. Казаки шли левой cтo­
IIIIIIOЙ улицы. В одном из рядов второго взвода, крайним
I'Нрнва, шагал машинист Иван Аленсеевич. Он тщательно
•·мотрсл под ноги, норовя переступать колдобины лужиц.
Et·o окрикнули со стороны солдат, и он повернул голову,
''"'"tсользил глазами по пехотным рядам.
- Иван Алексеевич! Друг милый! ..
Оторвавшись от взвода, к нему утиной рысью бежал
МIIJtснький солдатишка. На бегу он откидывал назад вин­
rttllнy, но ремень сползал, и приклад глухо вызванивал по

Mllllcpкe.

- Не угадаешь? Забыл?
В nодбежавшем солдатишке, заросшем до скул ежистой
дымчато-серой щетиной, Иван Алексеевич с трудом oпoз­
llltл Валета.
Оrкуда ты, шкалик? ..
А вот ... Служу.
Да ты в каном полку?
В Триста восемнадцатом Черноярском. Не чаял ... не
'IIIJIЛ, что со своими встречусь.

Э.7
Иван Алексеевич, не выпуская пз жесткой ладон11 ма­
ленькой грязной руки Валета, радостно и взволнованн о
улыбался. Валет, поспешая за его крупным шагом, п е рс­
бивал на рысь, снизу вверх засматривал Ивану Алекс е ­
евичу в г.т~аза, и взгляд его узко посаженных злых глазо к

был небывало мягок, влажен.


В наступление идем ... Видишь ...
Мы сами туда.
Ну, как ты, Иван Алексеевич?
Эх, об чем речь-то!
Вот и я так. С четырнадцатого не вылазию из ок о
пов. Ни угла, ни семьи не было, а вот за кого-то пришлос
натдуваться ... Кобыла - за делом, а жеребенок - так .
- Штокмаиа-то помнишь? Ягодка -наш Осип Да
выдович! Он бы теперь нам все разложил. Человек-то .. .
а? Каков был ... а?
- Он бы расшифровал! - в восторге закричал Вал ет,
потрясая кулачком и морща в улыбке крохотную ежин у
мордочку.- Помню об нем! Я об нем более отца понима ю.
Оrец-то мне дешево стоил ... А не слыхать об нем? Н ет
с.1уха?
- В Сибири он,- вздохнул Иван Алеnсеевич.- Or
сиживает.
- 1\ак? - переспросил Валет, синичкой подпрыгива
рядом с большим своим спутником, наставляя остры l
хрящ уха.

- Сидит в тюрьме. А может, и помер теперь.


Валет некоторое время шел молча, поглядывая то на­
зад, где строилась рота, то на крутой подбородок Иван а,
Алеnсе('вича, на глубокую круглую ямку, приходившуюс я
как раз под срединой нижней губы.
- Прощай,- сказал он, высвобождая pyny из холод­
ных мослаков Ивана Алексеевича.- Должно, не свидимсп .
Тот снял левой рукой фуражку и нагнулся, обнима я
сухоньnпе плечи Валета. Поцеловались крепко, прощаяс ь
словно навсегда, и Валет отстал. Он вдруг суетливо втянул'
голову в плечи, так что над серым воротником солдатско~
шине.'lи торчали лишь смугло-розовые острые хрящи уше й ,
пошел, горбатясь и спотыкаясь на ровном.
Иван Алексеевич выступил из рядов, окликн у
с дро;кью в голосе:

- Эй, браток, кровинушка родимая! Ты ить злой бы.'! .. ,


помнишь? Крепкий был ... а?

28
ll11 . 1t'l' нонсрнул
постаревшее от слез лицо, крикнул
" ...,. •·.v••••JI
кулаком по смуглой реброватой груди, виднев-
1111'"1 11 11а 110д распахнутой шинели и разорванного ворота
11 \ •litl \ 11:
t;J,JJt! Был твердым, а теперь помяли! .. Укатали
1 111111 .v 1..
t 111 I'Ще что-то кричал, но сотня свернула на следую-
111\ 111 yJIIщy, и Иван Алексеевич потерял его из виду.
Ить это Валет? - спросил его шагавший позади
111111\0fl Шамиль.
Человек это,- глухо ответил Иван . Алексеевич,
''l"lil\lt губами, пестая на плече женушку-винтовку.
ll11 выходе из деревни стали попадаться раненые, вна­
'"''''' единицами, потом группами в несколько человек,
11 Jtllльшe- густыми толпами. Несколько повозок, до от-
1111;111 набитых тяжелоранеными, еле передвигались . 1\лячи,
r••щ••вшие их, были худы до ужаса. Острые хребтины их
nl.t JIIt освежеваны беспрестанными ударами кнутов, oбнa­
IIIIIJJJt розовые в красных крапинках кости с прилипшими

lllю - t·дe волосками шерсти. Лошади тащили четырехколки,


~ JIIIIIЯ и налегая так, что запененные морды едва не каса­

·'""~ь грязи. Иногда какая-нибудь кобылка останавлива­


·'1111'1>, немощно раздувая ввалившисся остроребрые бока,
нонуря большую от худобы голову. Удар кнута силком
·rшtкал ее с места, и она, качнувшись сначала в одну сто­

ршtу, потом в другую, срывалась и шла. Цепляясь со всех


порон за грядушки повозок, тянулись около раненые.

- 1\акой части? - спросил сотенный командир, вы-


l'iрав лицо подобродушней.
- Туркестанского корпуса, Третьей дивизии .
- Сегодня ранен?
Солдат отвернулся, не отвечая . Сотня, свернув с доро­
t·и, шла к лесу, видневшемуся в полуверсте. Позади тяж­
J<им пехотным шагом чавкали выбравшисся из деревни
роты 318-го Черноярского. Вдали, на вылинявшем от
нождей хмарном небе, желто-серым недвижным пятном
11исел немецкий привязной аэростат.
Гляньте, станишники: какая чуда висит!
Нолбасятин а.
Он оттель зирит, проклятущий, как войска пере-
нвигаются.

А ты думал - зря выперся на такую вышину?


Ох, далеко он!
Да то близко? Снарядом - и то небось не докинешь.

29
В лесу казаков нагнала первая рота черноярцев . До
вечера жались под мокрыми соснами, за воротники текло,

по спинам гуляла дрожь: огонь запретили разводить, да

и трудно было развести его на дожде. Уже перед сумерка-.


ми ввели в щель. Неглубокий, чуть выше человеческого
роста, ров был залит на полчетверти водой. Пахло илом,
прелой хвоей и пресным бархатисто-мягким запахо м
дождя. Казаки, подобрав полы шинелей, сидели на кор­
точках, курили, расплетали серую рвущуюся нить разго

воров. Второй взвод, разделив выданный перед уходом


паек махорки, жался на повороте, окружив взводного

урядника. Тот сидел на брошенной кем-то катушке про­


волоки, рассказывал об убитом в прошлый понедельн ик
генерале Копыловском, в бригаде которого служил еще
в мирное время. Он не докончил рассказа, так как взвод­
ный офицер нрикнул: «В ружье! •- и казаки повсканали;
обжигая пальцы, жадно докуривали цигарки. Из щелей
сотня вновь вылезла в сосновый темнеющий лес. Шли,
подбадривая друг друга шутками. Кто-то насвистывал.
На небольшой прогалипе наткнулись на длинную
стежку трупов. Они лежали внакат, плечом к плечу,
в различных позах, зачастую пепристойных и страшны х.
Тут же похаживал солдат с винтовной и противогазовой
маской, привешенпой сбоку у пояса. Около трупов была
густо взмешапа влажная земля, видпелись следы мн огих

ног, глубокие шрамы на траве, оставленные колесами по­


возки. Сотня шла в нескольких шагах от трупов. От них
уже тек тяжкий, сладковатый запах мертвечины. Ком ан­
дир сотни остановил казаков и со взводными офицерами
подошел R солдату. Они о чем-то говорили. В это время
назаки, изломав ряды, надвинулось ближе к труnам, СIIИ­
мая фуражки, рассматривая убитых с тем чувством скры­
того трепетного страха и звериного любопытства, ноторое
испытывает всякий живой к тайне мертвого. Все убитые
были офицеры. Казаки насчитали их сорок семь человек.
Большинство из них были молодые, судя по виду - в воз­
расте от 20 до 25 лет, лишь крайний справа, с погона ми
штабе-капитана, был пожилой . Над его широко раскрыты м
ртом, таившим немые отзвуки последнего крика, понуро

висели густые черные усы, на выбеленном смертью ли це


хмурились в смелом размете широкие брови. Некоторые из
убитых были в изватланных грязью кожаных тужурка х,
остальные - в шинелях. На двух или трех не было фура­
жек. Казаки особенно долго смотрели на красивую и после

30
• Wl'l"'' фигуру одного поручика. Он лежал на спине, левая
1•~1111 1•1·о l'ito~лa плотно прижата к груди, в правой, кинутой
н 1 '"I'""Y· навсегда застыла рукоять нагана. Наган, види­
•lн, llloiTaлиcь вынуть,- желтая широкая кисть руки бе­
·••• •111 1\ttрапинами, но, знать, плотно вкипела сталь,- не

1"'~'~' 1·апся. Белокурая курчавая голова, со сбитой фypaж­


ttttlt. t'Jюоно ласкаясь, никла щекой к земле, а оранжевые,
'l"щутыс синевой губы скорбно, недоуменно кривились.
1 ....,,1\ f'I'O справа лежал вниз лицом, на спине горбом буг-
1'"'"''''• шинель с оторванным хлястиком, обнажая cиль­
fii,JI•, нанружиненные мускулами ноги в брюках цвета хаки
11 lfltJIIITKИX хромовых сапогах, с покривленными на сто­
I"'"У tшблуками. На 11ем не было фуражки, не было и вер­
' \'IIIft И черепа, чисто срезанной осколком снаряда; в пo­
JIIIII<IIeii черепной коробке, обрамленной мокрыми сосуль­
,,,.,..,, волос, светлела розовая вода,- дождь налил. За ним
н l"''~нахнутой тужурке и изорванной гимнастерке лежал
"'lct-rн ый, невысокий, без лица; на обнаженной груди косо
•JC•IICIIJta нижняя челюсть, а ниже волос белела узкая пo­
•ltlc'l<tl лба с опаленной, скатавшейся в трубочки кожей,
11 t• с•рсдине между челюстью и верхушкой лба - обрывки
1юс··r••й, черно-красная жидкая кашица. Дальше - нe­
nJtt•lttiiO собранные в кучу куски конечностей, шмотья ши­
нc•JIIt, истрощеиная мятая нога на месте головы; а еще

1\IIJir.tue - совсем мальчишка, с пухлыми губами и отро­


•JС•с·tшм овалом лица; по груди резанула пулеметная струя,

11 •сс!тырех местах продырявлена шинель, из отверстий


1нр•tат опаленные хлопья.
-- Этот ... этот в смертный час кого кликал? Матерю? -
olllltltaЯCЬ, клацая зубами, спросил Иван Алексеевич
11, l<руто повернувшись, пошел как слепой.
1\азаки отходили поспешно, крестясь и не оглядываясь.
11 tюслс долго берегли молчание, пробираясь по узким
IIJюгалинам, спеша уйти от воспоминаний виденного.
1\нале густой цепи пустых, покинутых кем-то землянок
с·нтню остановили. Офицеры вместе с ординарцем, при­
•·кuкавшим из штаба Черноярекого полка, вошли в одну из
•1с•млянок; тут только щербатый Афонька Оdеров, лапая
руку Ивана Алексеевича, шепотом сказал:
- Энтот, парнишка ... последний ... гляди, небось за всю
111исть бабу не целовал ... И зарезали, зто как?
- Это где же их так наворочали? - вмешался Захар
l(оролсв.

Зt
- В наступление шли. Солдат, какой охранял мерт­
вююв, гутарил,- помолчав, ответил Борщев.
1\азаки стояли ~вольно». Над лесом замыкалась темь.
Ветер торопил тучи и, раздирая их, оголял лиловые
угольки далеких звезд.

В это время в землянке, где собрались офицеры сотни,


командир, отпустив ординарца, вскрыл пакет и при с вете

свечного огарка, ознакомившись с содержанием, прочитал:

На рассвете 3 октября. немцы, употребив удушливые газы, отравил


три батальона 256-го полка и заняли первую линию наших окопов. П р11
называю вам продвинуться до второй линии окопов и, завязав связ
с первым батальоном 318-го Черноярекого полка, занять участок второ 1
лиюt JI, с тем чтобы этой же ночью выбить противн11ка из первой л нн1в1
На нравом фланге у вас будут две роты второго батальона 11 батал ьо
Фанагор11йс~;ого полка 3-й гренадерской дивизии.

Обсудив положение и выкурив по папиросе, офицер


вышли. Сотня тронулась.
Пока казаки отдыхали возле землянок, первый батал ь
он черноярцев опередил их и подошел к мосту через Сто­
ход. Мост охранялея сильной пулеметной заставой одн ого
из гренадерских полков. Фельдфебель выяснил команди р
батальона обстановку, и батальон, перейдя мост, разде­
лился: две роты пошли вправо, одна - влево, последняя,

с командиром батальона, осталась в резерве. Роты шли,


рассыпавшись в цепь. Жидкий лес был изрытвлен. Солда­
ты шли, осторожно щупая почву ногами, иногда какой­
нибудь падал, вполголоса тихо матерился. В крайней
с правого фланга роте шестым от конца шел Валет. Поел
команды <<изготовься!» он поставил спуск винтовки н
боевой взвод, шел, вытягивая ее вперед, цараnая жал о~
штыка кустарник и стволы сосен. Мимо него вдоль це п
прошли двое офицеров; они, сдерживая голоса, разго ва
ривали. Сочный, спелый баритон командира роты жало
вался:

- У меня открылась давнишняя рана. Черт бы бр а


этот пенек! Понимаете, Иван Иванович, в этой темн от
я набрел на пень и ударился ногой. В результате - ра н
открылась, и я не могу идти, придется вернуться.- Ба
ритон ротного на минуту умолк и, отдаляясь, зазвучал ещ
тише.- Вы возьмите на себя командование первой полу
ротой, Богданов возьмет вторую, а я того ... честное слово
не могу. Я вынужден вернуться.
В ответ хрипло залаял тенорок прапорщика Беликова

32
Удивительно! Как только в бой, так у вас открыва­
"'1''" с·тврыс раны.
Н попрошу вас молчать, господин прапорщик!
llllllloii'JI JI голос ротный.
1>ставьте, пожа.1уйста! Можете возвращаться!
11 1111елушиваясь к своим и чужим шагам, Валет услы­
"'"-'' 11оаuди торопливый треск, понял: ротный уходит нa-
11\JI . Л Чt>рез минуту Бе.1иков, переходя с фельдфебелем на
·lc•ncн• !iрыло роты, бормотал:
... Прохвосты, чуют! Как только серьезное дело, они
''"(юm• вают или у них открываются старые. раны. А ты,
1111\ШIIrнеченный, изводь вести полуроту ... Мерзавцы! Я бы
111101)( ... солдаты ...
l'олоса внезапно смолкли, и Валет слышал лишь
11 .'\lliiШЫЙ XJIIOП собственных шагов да трельчатый звон
11 YlllaX .
· Эй, землячок! - Кто-то слева засипел шепотом.
- Ну?
Идешь?
И-иду,- ответи.1
Валет, падая и задом сползая
" 11нлитую водой воронку.
- Темно-то ... - слышалось слева.
Минуту шли, невидимые друг другу, и неожиданно
у rамого уха Вал ета тот же сипящий голос проговорил:
- Пойдем рядом! Не так страшно ...
Опять молчали, переставляя по влажной земле набух-
1111\С сапоги. Ущербленный пятнистый месяц вдруг вы­
IIJI<'снулся из-за гребня тучи, несколько секунд, блестя
IIII'ЛToii чешуей, нырял, как карась, в текучих тучевых
1юлнах и, выбравшись на чистое, полил вниз сумеречный
•~ост; фосфоричесни блеснули мокрые иглы сосен,- каза­
JIОсь, сильнее при свете запахла хвоя, жестче дохпула хо­

Jюдом мокрая земля. Валет глянул на соседа. Тот внезапно


11становился, мотнул головой, как от удара, разжал губы.
- Гляди! - выдохнул он.
В трех шагах от них у сосны, широко расставив ноги,
1~тоял человек.

- Че-ло-век,- сказал или только подумал сказать


Валет .
- Кто таков? - вдруг вскидывая к плечу винтовку,
крикнул шедший рядом с Валетом солдат.- Ктоii-та?
Стреляю! ..
Стоявший под сосной молчал. Голова его, как шляпка
подсолнуха, висела, склонившись набок.

33 2 М. Шолохов, т. 2
- Он спит! - заскрипел смехом Валет и, сотрясаясь,
бодря себя насильственным смехом, шагнул вперед.
Они подошли к стоявшему. Валет, вытянув шею, гля­
дел. Товарищ его тронул прикладом недвижимую серую
фигуру.
- Эй, ты, пепзинска-а-ай! Спишь? Земляк! .. - на­
смешливо говорил он.- Чудила-а-а, ты что же? .. - голо~
осекся.- Мертвец! - крикнул он, отступая.
Валет, клацнув зубами, отпрыгнул, 11 на то место, где
секунду назад стояли его ноги, спиленным деревом уп а л

стоявший под сосной человек. Они перевернули его лицом


вверх и тут только догадались, что под сосной нашел се бе
последний приют этот отравленный газами, бежавший O't
смерти, которую нес в своих легких, солдат одного из т ре

батальонов 256-го пехотного полка. Рослый, широкоплеч и u


парень, он лежал, вольно откинув голову, с лицом, из

мазанным при падении клейкой грязью, с изъеденны м и


газом, разжиженными глазами; из стиснутых зубов е г о
черным глянцевитым бруском торчал пухлый, мясисты й
язык.

- Пойдем. Пойдем, ради бога! Пусть он себе лежит, ­


шептал товарищ, дергая Валета за руку.
Они пошли и сейчас же наткнулись на второй тру п.
Мертвые стали попадаться чаще. В нескольких местах от­
равленные лежали копешками, иные застыли, сидя на

корточках, некоторые стояли на четвереньках - будто


пасJJись, а один, у самого хода сообщения, ведущего во
вторую линию окопов, лежал, скрючившись калачиком ,

засунув в рот искусанную от муJ\И руку.

Ва.'!ет и солдат, приставший к нему, бегом догнали


ушедшую вп е ред цепь, опередив ее, шли рядом. Они
вместе спрыгнуJJи в темную щель окопов, зиг загами у хо­

дившую в темноту, разошлись в разные стороны.

- Надо пошарить по землянкам. Жратва, может,


осталась,- нерешительно предложил Валету его товари щ.
- Пойдем.
- Ты- вправо, я- влево. Пока наши подойдут, мь
проиерим.

Валет чиркнул спичкой, шагнул в раскрытую две р


первой землянки, вылетел оттуда, будто кинутый пруж и
ной: в землянке крест-накрест лежали два трупа. Он
в безрезультатных поисках пролез три зем.'lянки, пивко м
растворил дверь четвертой и едва не упал от чужого м е­
талЛliЧеского оклика:

34
\Vt•r ist das? 1

llt · r.шaiiiiЫЙ огневым жаром, Валет молча отскочил


11 "'"' ;t.
l>a~ Ьist du Otto? Weshalb Ьist du spiit gekommen? 2-
1 "1"''' II JI немец, шагнув из землянки и ленивым движением
11 ·11"'" 11оправлял накинутую внапашRу шинель.

l'уки! Руни подыми! Сдавайся! - хрипло крикнул


ll~tlo • т 11 присел, как по команде <<К бою!>>.
lt:rумленный до немоты, немец медленно вытягивал
1' \ '' 11, 11оворачпв&лся боком, завороженными глазами глядя
"" щ·т1ю сверкающее жало направленного на него штыка.
lllllllt'JII, упала у него с плеч, под мышками морщинился
1'"'"·'" однобортный серо-зеленый мундир, поднятые
n..111.11111e рабочие руки тряслись, и пальцы шевелились,
1JIIIIIIIO перебирая невидимые клавиши. Валет стоял, не
"''""" положения, оглядывая высокую, плотную фигуру
lll•,.щп, металлические пуговицы мундира , короткие сшив-

'""'' 110бокам сапоги, бескозырку, надетую чуть набок.


ll11том он как-то сразу изменил положение, качнулся, как
ttl.l'rрнхиваемый из своей нескладной шинели; издал
••rptшныii: горловой звук- не то кашель, не то всхлип;
111111'11 у л к немцу .

Беги! -сказал он пустым ломким голосом.- Бегu,


lll'l•tl'ц! У меня к тебе злобы нету . Стрелять не буду.
Он приелопил к стене окопа винтовку, потянулся,
111111110днимаясь на цыпочки, достал правую руку немца.

Уtн•ренные движения его покоряли пленного; тот опустил


руну, чутко вслушиваясь в диковинные интонации чужого

1 IIJIOCa.
Ва.'Iет, не ко.'!еблясь, сунул ему свою черствую, изруб­
II11111Шную двадцатилетним трудом руку, пожал холодные,

tlt•:111ольные пальцы немца и поднял ладонь; на нее, мa­


Jte•tt ы\ую и желтую, испятненную коричневыми бугорками
111111111\Шних мозо,lеЙ, упали сиреневые лепестки yщepб­
Jtt•ttlюгo месяца.

- Я рабочий,- говорил Валет, дрожа как от oзнo­


-
tltl . - За что я тебя буду убивать? Беги! - И он легонько
тщtкал немца правой рукой в плечо, указывал на черную
1111а1 • •'Ieca.- Беги, дурной, а то наши скоро ...
Немец все смотрел на откинутую руку Валета, смотрел,
щ~тро напрягаясь, чуть наклонившись вперед, разгадывая

1 Кто это? (нем..)


7 Это ты, Оrто? Отчего ты так поздно? (неJ/4 . )

35 2'"
за непонятными словами Itx затаенный смысд. Так длилось
секу.нду-другую; глаза его встретились с г.1азами Валета,
и взгляд немца вдруг дрогнул радостной улыбкой. Оrсту­
пив шаг назад, немец широким жестом выброси.'! вперед
руки, крепко стиснул руки Валета, затряс их, сверкая
взволнованной улыбкой, нагибаясь и засматривая Вал ету
в глаза.

- Du entlasst misch? .. О, jetzt hab ich verstandeп! Du


blst ein russischer Arbeiter? Sozial-Demokrat, v;ie ich? So? О!
О! Das ist wie im Traum ... Mein Bruder, wie kann ich ve r-
gessen? Ich finde keine Worte. Nur du Ьist ein wunderba rer
wagender Junge ... 1ch .. _l
Во вскипающем потоке чуждых по языку слов Вал е~
удов1tл одно знакомое, вопрошающее - ~социал-дем о­

крат?•.
- Ну да, я- социал-демократ. А ты беги ... Прощай,
.браток. Лапу-то дай!
Чутьем повявшие друг друга, они смотре.1и друг другу
в глаза - высокий статный баварец 11 маленький русский
солдат. Баварец шепнул:
- In den zukiinftigen Klassenkampfen "'erden wir in
denselЬen Schiitzengt'ЗЬen sein, nicht wahr, Genosse? 2 -
и большим серым зверем вспрыгнул на бруствер.
По лесу зачмокали шаги подходившей цепи. Впере­
ди двигалась команда чешских разведчиков со своим

офицером. Они чуть не застрелили вылезавшего из


·землянки солдата, который шарил там в поисках с ъест­
ного.

- Cвoi.i! Не видишь ... в рот те, в душу! .. - испуганн о


вскрикнул тот, уви.ця направленный на него черный глазок
винтовочного дула.

- Свои тута,- повторил он, прижимая к груди, как


ребенка, черную буханку хлеба.
Унтер, опознав Валета, перепрыгнул через
с усердием толкнул Валета в спину прикладом.
- Изуродую! 1\ровь из носу! Ты где был?
Валет шел, размякший, обессилевший, даже удар
произвел на него должного воздействия . Качнувшись,

1 Ты меня отпускаешь? О, теперь я понял! Ты - русский рабочий?


Со.циа:t-демоират, кatt и я? Да? О! О! Это - как во сне ... Мой брат, ка
Jl:l80ry забыть? .. Я не нахожу слов ... Но ты чудесный, храбрый парень ..
Я ... (неАl.)
2 В будущи~ классавых битвах мы будем в ОА-Х окопах. Не правд
&а,. товарищ.? ( неАl.)

36
11"1'" 11111 унтора несвойст.венным ему добродушным от-
... ''"' llнРрсд шел. А ты не дерись.
Л 1'1.1 не болтайся собачьим хвостом! То он отстанет;
111 IIIII'P~"J\ уходит. Службу не знаешь? Первый год, что
'"' llомолчав, спросид: - Табачок есть?
llомнтый только.
Трнхни.
~·нтРр закурил, отошел к концу взвода.
~· '"'' нсред рассветом чехи-разведчики в упор напоро-
1111 1. 1111 немецкий наблюдательный пост. Немцы раскололи
11111/IIIIY залпом. С ровными промежутками дали еще два.
111 •llllt. Над окопами взвилась красная ракета, зазвучали
11\о\111'11, не успели затухнуть в воздухе багряные искры
t•ltt•l'/'1•1, как со стороны немцев начался артиллериirский
.. n,· ,.,... л.

liyм! бум! - и, догоняя первые гулкие удары, еще два:


n, м! fiyм!
1\:tР-кле-кле-кле-вззи-и-и! - заквохтали с нарастаю-
11\l'ii 1'1\ЛОЙ снаряды, как буравом, высверливая воздух, со
1 lфi'Шстом проносясь над головами солдат первой полу­
\111/'IJ; мгновение тишины - и далеко, возле переправы
'11'1"':1 Стоход, облегчающий гул разрывов: бах! .. бах! ..
1~Рпь, шедшая в сорока саженях позади чехов-развед-:­
'111111111, после первого же залпа залегла. Ракета вскинула
IIJ/ot• аарево; при свете его Валет видел, как солдаты му-
11111\l.нми ползли меж кустов и деревьев, уже не брезгая
11111:111ой землей, а прижимаясь к ней, ища защиты. Люди
l•lllюшились у каждой рытвинки, никли за каждой кро­
\11'/'llоЙ складкой земли, совали головы в каждую ямку.
11 IH'I' же, когда майским ливнем буйно брызнул и затопотал
1111 1н•су стрекочущий пулеметный огонь,- не выдержали:.
llflilaли назад, до предела втягивая головы в плечи, гусе"

111щами влипали в землю, передвигались, не сгибая н11 рук,


1111 110r, ползли по-змеиному, влача за собою по грязи
t'lll'д ... Некоторые вскакивали и бежали. По лесу, осекая
"юю, щепя сосны, с гадючьим шипом зарываясь в землю,

· · нlшали и, чмокая, рвались разрывные пули.

Семнадцати человек недосчитались в первой полуроте,


tсщ·да вернулись ко второй линии окопов. Неподалеку пе...
р1•rтраивались казаки особой сотни. Они шли правее пep­
Jюii полуроты, шли осторожно и, возможно, застали бы
llflмцeв врасплох, предварительно сняв часовых, но, -когда

но ••ехам-разведчикам дали залп, немцы ветреножились на

37
всем участке. Бесцельно стреляя, убили двух казаков, од­
ного ранили. Назаки принесли с собой раненого 11 уби­
тых,- выстраиваясь, переговаривались:

Похоронить надо своих


- Без пас похоронят.
- Тут об живых надо думать, а мертвякам мало на-
до. Из штаба полна через полчаса был по.'lучен при каз :
~после артиллерийской подготовки приказываю ба тальо­
ну, совместно с особой казачьей сотней, атаковать nроти в
ника и выбить его из nервой .'lинип окоnов&.
Жиденькая nодготовка длилась до двенадцати дн я.
Иазаки 11 солдаты, выставив посты, отдыхали в землянк ах .
В полдень nошли в атаку. Левее, па главном участке, гро
мы хала канонада,- там пастуnали вновь.

На самом конце правого фланга были забайка.'lьсн и


казаки, левее - Черноярекий полl\ с особой каза чьей
сотней, за ними - Фанагорийский гренадерский под к,
дальше - Чембарсnий:, Бугульминсl\иЙ:, 208-й пехот­
ный, 211-й nехотный, Павлоградский, Венгровский ;
полки 53-й дивизии развивали настуnление в центре; весБ
левый фланг охватывала 2-я Туркестансl\ая стрелl\оnа
дивизия. Гремело на всем участке,- русские нас туnал и
повсюду.
Сотня шла негустой цепью. Левое крыло ее смыкалось
с nравым черноярцев. Едва nоказался хребет брустве ра,
немцы открыли ураганный огонь. Сотня перебегала без
крика, залегали, опорожняли магазинные коробки вин то­
вок 11 вповь бежали. Окончательно легли в пят 11десят и
шагах от окопов. Стреляли, не подымая голов. Немцы вы­
бросили no всей линии О!юnов рогатки с сетчатой п рово-­
локой. Две гранаты, кинутые Афонькой Озеровым, р азо­
рвались, отс1ючив от сетки. Он чуть приnоднялся, х оте
метнуть третью, но пуля вошла ему ниже левого nл еча

вышла у крестца. Иван Алексеевич, лежавший веподал е


ку, видел, как Афонька мешю засучил ногами и зати х
Убили Прохора Шамиля - брата безрукого Алешки; тре
тьим лег бывший атаман Маныцков, и сейчас же nодце
пила пуля колченогого чубатого соседа Шамилей - Ев
лантия Налинина.
Из второго взвода за nолчаса выбыло восемь че.'lове и
Убили есаула - командира сотни, двух взводных офице
ров, и сотня без команды отползла назад. Очутившись вн
действия огня, казаки стеклись кучкой,- недосчитали с
половины людей. Отошли 11 черноярцы. В первом батал ь

38
""' '1'"'' fi1.rл еще значительней, но, не глядя на это, 11э
1•• • .• 1,,, 1111.'11\U - приказ: <•Атаl\у немедленно возобновить,
"" •1 1 н (,"' то ни стало выбить противника из первой линии
"'"'"""· От успехов восстановления исходного положения
•••llltl' 111· конечный успех операции по всей линии't.
1: щш1 рассыпалась реденьl\оЙ цепью. Пошли опять.
''"" r· щ(рушительным огнем немцев залегли в ста шагах от
111•11111111. Опять стали таять части, и обезумевшие люди
"1'•11111:111 в землю, лежали, не поднимая головы, не двига­

''' •·· щrоснные ужасом смерти.


ll"l"'д вечером вторая полурота черноярцев дрогнула
11 ""(н•н\ала. Крик «обошли!• донесло до казаков. Пoдня­
tllt ' l, , 1\атились назад, ломая кустарник, падая, теряя ору­

'''"'' Выбежав на безопасное место, Иван Алексеевич упал


"'111 с· Jtомленной снарядом сосной, отдышался и тут увидел
lltt:t~OJtившeгo" нему Гаврилу Лиховидова. Шел тот, пьяно
e•IIJ\1111 ногами, уронив глаза, что-то хватал в воздухе рукой,
ЩIYioii словно смахивал с лица невидимую паутину. При
11•••1 IH' было ни винтовки, ни шашки, над глазами низко
11111с·н:ш прямые, мокрые от пота темно-русые волосы.

IIICttJit'CliB прогалину, он подошел к Ивану Алексеевичу.


1:r11:1, вонзив косой, неуловимо-плывущий взгляд в землю.
lle~п1 ('ГО в коленях мелко дрожали, подrибались, и Ивану
ЛJtt'I\Сеевичу казалось, что Лиховидов приседает будто для
I'CII'o, чтобы взлететь.
Вот ... видишь как ... - начал Иван Алексеевич, пы-
111111'1. что-то сказать, но лицо Лиховидона пронизала cy-
1\tlpora.
Стой! - вскричал тот и присел на корточки, топыря
ttee Jti.I(Ы, испуганно оглядываясь.- Слухай! Я зараз песню
•111111·раю. Прилетела господня пташка к сове, гутарит:

Скажи, моя совушка.


Скажи, Купреяновна,
Кто ж тебя больше,
Кто ж тебя старше?
Вот орел - государь,
Вот и коршун - майор,
Вот и лунь - есаул,
И витютен11 - уральцы,
А голуби - атаманцы,
Клиндухи - линейны,
Скворцы - калмыки,
Галки - цыганки,
Сороки - дворянки,
Сера уточка - пехота,
А казарки - молдаванки ...

39
- Погоди! - Иван Алексеевич побледнел.- Л&tхови-
-дов, да чтой-то ты? .. Ты захвора.1? А?
- Не мешай! - Он побагровел и, вновь вытягивая го-
Jiубые губы в бессмысленную улыбку, тем же жутким ре­
'IИтативом продолжа,11:

А казарки - мо.лдаваню1,
Дудаки - дураки,
Кваю1 - забияки,
Вот грачи - аити.лсрия,
Вороны - во.лохи,
Рыбники - скрыпниюt ...

Иван Алексеевич вскочил:


- Пойдем, пойдем к своим, а то немцы заберут н ас!,
Слышишь?
Вырывая руку, торопясь, роняя с губ
·Jiиховидов продолжал выкрюшвать:

Содовушки - муаыканты,
Касатушки - ве.ликанты,
Чернопуз - голопуз,
Синичка - сборщик,
Воробей - десятник ...

И, неожиданно оборвав голос, запел тягуче-хрипло. Не


песня, а вwtчий нарастающий вой рвался из его оскал ен­
tiОГо рта. На острых клыковатых зубах переливалась п ер­
ламутром слюна. Иван Алексеевич с ужасом смот рел
:В безумно-раскосые глаза недавнего товарища, на гол ову
·его с плотно прилегшими волосами и восковым сле пком
ушей. Уже с каким-то ожесточением Лиховидов выл:

Вот гремит слава трубой.


Мы ва Дунаем-рекой
Турк-салтана победttли,
Христинн освободили.
Мы по горочкам летали
Наподобье саранчи,
Из берданочt<ов стрелиди
Все донские казачки_
Как курей, ваших индюшек,
Перведем всех до пера .
А детей ваших, марушек
Зhбсрем все х во п.лена.

- Мартин! Мартин, поди :ко мне! - закричал И ва


ЛJМ:ксеевич, увидя ковылявшего по прогалине
Шамиля.
Тот, опираясь на винтовку, подошел.

40
lloмor11 мне его отвесть. ВидишЬ? - Иван Алексе­
'""'' \' 1111.111:1 глазами на сумасшедшего.- Дошел до i<раю.
1• 1''''"' 11 I'OJIOBY кинулась.
IIIII'I!IJII· перевязал раненую ногу рукавом, оторванным
"• .н 11111\III'Й рубахи; не глядя на Лиховидова, взял его под
,, ~ '' ~ 1' одной стороны, Иван Алексеевич - с другой,
11•1111:111.

Мы по rоро'lкам летали
Наподобье саран'lи ... -

1''"' TIIIIIC вскрикивал Лиховидов. Шамиль, болезненно


''"1'11\"~''·· упрашивал его:
lipocь ты шуметь! Брось, ради Христа. Ты теnерь
"1 11• нt:II'H во взят. Брось!

Нак курей, ваших индюшек,


Пер8едем всех до пера ...

1:умuсшедший вырывался из рук казаков, петь не ne-


I"'I'I'IIIIIIJI и лишь изредка стискивал ладонями виски,
1 llllltiii'JJ зубами и, дрожа отвисшей челюстью, кособочил
tt1 •1o11y, опаленную горячим дыханием безумия.

IV

В••рст на сорок ниже по Стоходу шли бои. Две неде-11и


tll'\''lllлчнo стонал сплошной орудийный гул, по ночам дa­
·II'ICIIt' фиолетовое небо кромсали отсветы прожскторных
,,.,, .. ii, они сияли радужно-тусклыми зарницами, пepeми­
lttlltt JIIICЬ, заражали необъяснимой тревогой тех, кто отсю­
"'' 1111блюдал за вспышками и заревами войны .
lla участке, болотистом и диком, разместился 12-й кa­
·tll'tttii полк. Днем изредка постреливали по перебегавшим
н llt'ГJJyбoки'X:· окопах австрийцам, ночью, защищенные бо­
,.,,,..,м, спали 1rли играли в карты; одни часовые наблюдали
111 орuнжевыми жуткими всплесками света там, где· шли

llotl.
В одну из мороаных ночей, когда далекие отсветы осо­
"•'11110 ярко мережили небо, Григорий Мелехов вышел из
·ll'~t:tJIIIKИ, по ходу сообщения пробрался в лес, торчавший
нщ11д11 окопов седой щетиной на черном черепе невысокого
,щ1мu, и прилег на просторной духовитой земле. В зeм­
•llllll<e было накурено, смрадно, бурый табачный дым бах­
l'"~•tuтой скатертью висел над столиком, за которым че-

-il
ловек восемь назаков резались в карты, а в лесу, на веi
шине холма, наплывает ветерок, тихий, как от крылье
пролетающей певидимой птицы; неизъяснимо грустны
запах излучают умерщвленные заморозками травы. На
лесом, уродливо остриженным снарядами, копится те мн~

та, дотлевает на небе дымный костер Стожаров, Больш а


Медведица лежит сбоку от Млечного Пути, кан опрок инj
тая повозка с косо вздыбленным дышлом, лишь на се вер
ровным мерцающим светом истекает Полярная звезда .
Григорий, щурясь, глядел на нее, и от ледяного с ве1
звезды, неяркого, но остро коловшего глаза, под ресниц ам

выступали такие же холодные слезы.

Лежа здесь, на холме, он почему-то вспомнил ту ноч


когда с хутора Нижне-Яблоновского шел в Ягодное к А
синье; с режущей болью вспомнил и ее. Память вылеп и
неясные, стертые временем беснонечно дорогие и чужды
линии лица. С внезапно забившимен сердцем он попытало
восстановить его таким, каким видел в nоследний раз, И <
каженным от боли, с багровым следом кнута на щеке, н
память уnрямо nодсовывала другое лицо, чуть склон енпо

набок, победно улыбающееся. Вот она поворачивает гот


ву, озорно и любовно, из-nод низу разит взглядом огни ст~
черных глаз, что-то несказанно-ласковое, горячее шеп ч
порочио-жадные красные губы, и медленно отводит взгляJ
отворачивается, на смуглой шее два крупных nушис ты
завитка ... их так любил целовать он когда-то ...
Григорий вздрагивает. Ему кажется, что он на секу нд
ощутил дурноnьянный, тончайший аромат Аксиньин ы
волос; он, весь изогнувшись, раздувает ноздри, но ... не1

это волнующий запах с.'Jежалой листвы. Меркнет, pal


пдывается овал Аксиньина лица. Григорий закрывав
глаза, кладет ладони на шероховатую землю и долго, ~

мигая, глядит, как за подомаиной сосной на окраине н еб


голубой нарядной бабочкой трепещет в недвижимом ш
лете Полярная звезда.
Оrдельные куски несвязных воспоминаний затемн ял
образ Аксиньи. Он всnомнил те недели, которые провел н
хуторе Татарском, в семье, после разрыва с Аксиньей;
ночам - жадные, оnустошающие ласки Натальи, слов
старавшейся вознаградить за свою прежнюю девичес ку
холодность; днями - внимательное, почти заискивающЕ

отношение семьи, почет, с каким встречали хуторн

первого георгиевского кавалера. Григорий всюду, да


в семье, ловил боковые, изумленно-почтительные взгл

42
-411 но J1113r.'Iядывали так, как будто не верили, что он -
1"' 1 lt'l!.lii f'риrорий, некогда своевольный и веселый па­
f" 111. 1: ним, как с равным, беседовали на майдане старики,
'11'" III'I'JH"IC на его поклон снимали шапки, девки и бабы
, 111•• IIJIIolllaeмым восхищением разглядывали бравую, чуть
, , 1' '1111\IITyю фигуру в шинели с приколотым на полосатой
''"1"'"'" 1\рестом. Он видел, что Пантелей Прокофьевич
о1111111 1ордился им, шагая рядом в церковь или на плац.

11 111'1'1, :1тот сложный тонкий яд лести, почтительности,


"'" '"щ"ния постеnенно губил, вытравлял 11з сознания се­
"''"" ·1·ой правды, которую посеял в нем Гаранжа. Пришел
. Ф1ю1па Григорий одним человеком, а ушел другим. Свое,
'"'''"'"·"· всосанное с материнским молоком, кохаемое на
ЩlllllliiCPнии всей жизни, взяло верх над большой челове­
чо•l amii правдой.
Н знал, Гришка,- подвыпив, на прощанье говорил
llllll'l'l'iiCЙ Прокофьевич и, волнуясь, гладил серебряные
о ••••рш.ю волосы,- знал давно, что из тебя добрый казак
111о1ltд••т. Год от рождения тебе сравнялся, 11 по давнишнему
''"''"'аа.сму обычаю вынес я тебя на баз - помнишь, стару­
, .. ~ и посадил верхом на коня. А ты, сукин сын, цап его
~" I'JIIIDY ручонками! .. Тогда ишо смекнул я, что должон из
11•1\11 толк выйтить. И вышел.
Jtобрым казаком ушел на фронт Григорий; не мирясь
м /I)' IIIC с бессмыслицей войны, он честно берег свою кa­
~ll'll•lo славу ...
Тысяча девятьсот пятнадцатый год. Май. Под деревней
IIJII,xoичик по ярко-зеленой ряднине луга наступает в пe­
IIINI rтрою 13-й немецкий Железный полк. Цикадами зве-
11111' нулеметы. Тяжеловесно стрекочет станковый пулемет
oiiiJII'I'ШCЙ над речкой русской роты. 12-й казачий полк
IIJIIIIIIIмaeт бой. Григорий перебегает в цепи вместе с ка­
·••м••ми своей сотни и, оглядываясь, видит расплавленный
Mlo'l\ со.тiНца на полуденном небе и другой такой же в реч­
""" ааводи, опушенной желтобарашковой лозой. За реч­
аюli, :ш тополями скрываются коноводы, а впереди - не­
'IIЩIШЯ цепь, желтый глянец медных орлов на касках. Ве­
'''1'шевелит сизый, полынный, дымок выстрелов.
l'риrорий не спеша стреляет, целится тщательно
11 ~н·жду двумя выстрелами, прислушиваясь к команде
lloiiiiiДitoгo, выкрикивающего прицел, успевает осторожно

"'~•щить выползшую на рукав его гимнастерки рябую


nщка.ю коровку. Потом атака ... Григорий окованным при­
tсJIIЩом валит с ног высокого немецкого лейтенанта, берет

t,З
в плен трех немецких солдат и, стреляя над их rоловамн
вверх, заставляет их рысью бежать к речке.
ПодРавой-Русской со взводом 1\азаков в июле 1915 го·
да отбивает казачью батарею, захваченную австрийцами,
Там же во время боя заходит в тыл противника, открывае1
огонь из ручного пулемета, обращая наступление авст·
рийцев в бегство.
Пройдя Баянец, в стычке берет в плен толстого авст­
рийского офицера. 1\ак барана, вскидывает его попере!
седла, скачет, все время ощущая противный запах чедо·
веческого кала, исходивший от офицера, и дрожь полного,
мокрого от страха тела.

И особенно выпукло вспомнил Григорий, лежа на ч е р ·


ной плешине холма, случай, столкнувший его с лют ыМ
врагом - Степаном Астаховым. Это было, когда 12-й поЛ
сняли с фронта и кинули в Восточную П руссию. 1\аза чы1
кони копытили аккуратные немецкис поля, казаки жгл11

немецкие жилища. По пути, пройденному ими, стлалсJI


рудный дым и дотлевали обугленные развалины сте~
и черепичные потрескавшиеся крыши. Под городом Сто­
лыпином полк шел в наступление вместе с 27-м Донск им
казачьим полком. Григорий мельком видел похудевш е г~
брата, чисто выбритого Степана и других казаков-одно ху­
торянцев. В бою полки понесли поражение. Немцы ок ру
жили их, и, когда двенадцать сотен, одна за другой, устре­
мились в атаку с целью прорвать сомкнувшесся в ражескоЕ

кольцо, Григорий увидел, как Степан спрыгнул с убитог~


под ним вороного коня и закружился волчком, Григор ий
обожженный внезапной и радостной решимостью, с трудо
удержал коня и, когда последняя сотня, едва не растопт а
Степана, промчалась мимо, подскакал к нему, крикнул :
- Хватайся за стремя!
Степан сжал ремень стремени в руке, с полверсты бе­
жал рядом с конем Григория.
- Не скачи шибко! Не скачи, ради Исуса Христа!
просил он, задыхаясь.

Прорыв они миновали благополучно. До леса, где с пе


шивались вырвавшисся сотни, оставалось не больше ст
саженей, но тут пуля хлестнула Степана по ноге, и о
оторвавшись от стремени, упал навзничь. Ветер сор ва
с Григория фуражку, кинул на глаза чуб. Григорий от
бросил волосы, оглянулся. Степан, хромая, подбежа
к кусту, швырнул в него казачью фуражку, сел, торопл ив
стягивая алевшие лампасами шаровары. Из-под бугра пе

44
1..""'"'
"' .., ·111 .1111'11 ья немецкой цепи, и Григорий понял: хочет
IIIIIТI.,- для того рвет с себя казачьи шаровары,
, , ''"'·' o·oiiпt за солдата: казаков не брали тогда немцы
" 11 '''" .. llодчиняясь сердцу, Григорий крутнул коня
11 ""'''' 11111\IIJJ к кусту, на ходу спрыгнув.
1:11/{IICЬ! ..
11·· :нtfiыть Григорию короткого вз!'tfаха Степановых
1 •·•1 llощщ· Степану сесть в седло, сам бежал, держась за
'11"·'111, рндом с облитым потом конем.
ltt.1o1oyyy ... - цедила горячий свист пуля и, вылетая из
, 1' '"· р11нла свист: юууть!
llнн t·оловой Григория, над меловым лицом Степана, по
n"'"' \1 :Jтот нижущий сверлящий высвист: цьюю-уу-уть,
111·"'\ у уп., а сзади - хлопки выстрелов, как треск пере­

'1"''1"'"' стручков акации:


1/ун-пак! Пум-па к! Та-тах-ах-ах!
ВJIPry Степан слез с седла, кривясь от боли; кинул пo­
llot;tloll, :шхромал в сторону. Через голенище левого сапога
"'''·"' нровь, и при каждом шаге, когда наступал на ране-
11\ ~~ ttol·y, из-под отставшей подошвы била вишнево-крас-
111t11 тонкая струя. Степан прислонился к стволу paзлa­
lllll'lltt·o дуба, поманил Григория пальцем. Тот подошел.
llолон сапог натекдо крови,- сказал Степан.
l'pttropий молчал, глядел в сторону.
Гришка ... как шли мы ныне в наступление ... Слы-
111111111., Григорий? - заговорил Степан, ища ввалившимися
1 III.IIIМit глаза Григория.- Как шли, я сзади до трех раз
м t••liн стрелял ... Не привел бог убить.
с 111 и столкнулись глазами. Из запавших глазниц не­
НI'I"'"мо блестел остро отточенный взгляд Степана. Сте-
111111 t·оворил, почти не разжимая стиснутых зубов:
Ты меня от смерти отвел ... Спасибо ... А за Аксинью
llto ~югу простить. Душа не налегает ... Ты меня не неволь,
l'rшt·орий ...
Я не неволю,- ответил тогда Григорий.
Они разошлись по-прежнему непримиренные ...
И еще... В мае полк, вместе с остальными частями
ni'YI'IIJIOвcкoй армии, прорвал у Луцка фронт, каруселил
"l'loiJIY, бил и сам принимал удары. Под Львовом Григорий
1'1\МIIIюльно увлек сотню в атаку, отбил австрийскую гау­
ntt•щую батарею вместе с прислугой. Через месяц ночью
14111< то плыл через Буг за ~языком&. Сбил с ног стоявшего
1111 110сту часового, и он, здоровый, коренастый немец,
долго кружил повисшего на нем полуголого 1 ригориl!

порывалея кричать и никак не хотел, чтобы его связали


Улыбаясь, вспомнил Григорий этот случай.
Мало ли таких дней рассорило время по полям недав
них и давнишних боев? Крепко берег Григорий каэачы
честь, ловил случай выказать беззаветную храброст1
рисковал, сумасбродничал, ходил переодетым в тыл к ав
стрийцам, снимал без крови заставы, джlfгитовал каэа 1
и чувствовал, что ушла безвозвратно та боль по человек)
которая давила его в первые дни войны. Огрубело сердцЕ
зачерствело, будто солончак в засуху, и как солончак в
впитывает воду, так и сердце Григория не впитывало жа
лости. С холодным презрением играл он чужой и свое:
жизнью; оттого прослыл храбрым - четыре Георгиевски
креста и четыре медали выслужил. На редких парада
стоял у полкового знамени, овеянного пораховым дымо1

многих войн; но знал, что больше не засмеяться ему, ка


прежде; знал, что ввалились у него глаза и остро торча

скулы; знал, что трудно ему, целуя ребенка, открыто гля


путь в ясные глаза; знал Григорий, какой ценой заплати.
за полный бант крестов и производства.
Он лежал на холме, подвернув под бок полу шинеш1
опираясь на локоть левой руки. Память услужливо воо
крешала пережитое, и в скупые отрывочные воспомина нИJ

войны тонкой голубой прядью вплетался какой-ниб уд


далекий случай из детства. На минуту Григорий с любовы
и грустью останавливал на нем мысленный взгляд, пото1
снова переходил к недавнему. В австрийских окопах кто
то мастерски играл на мандолине. Тоненькие, колеблем ы
ветром звуки спешили оттуда, перебираясь через Стохо~
легко семенили над землей , многократно политой людско
кровью . В зените пламенней горели звезды, плотнела те м 1
и уже горбатился над болотом полуночный туман. Гри го
рий выкурил две цигарки подряд, с грубоватой лаской u
гладил ремень винтовки,- опираясь на пальцы левой p)i
ки, приподнялся с гостеприимной земли; побрел к окопа
В землянке все еще играли в карты. Григорий упал
нары, хотел еще блуждать в воспоминаниях по исхож е
ным, заросшим давностью тропам, но сон опьянил его; о

уснул в той неловкой позе, которую принял лежа, и во с


видел бескрайнюю выжженную суховеем степь, розовато
лиловые заросли бессмертника, меж чубатым сирен-евы
чабрецом следы некованых конских копыт ... Степь бы
пустынна, ужасающе тиха. Он, Григорий, шел по твердо

46
, 1 111 • ltttll IIO'IIIC, но шагов своих не слышал, и от этого
""·11 1ptotil I'Tpax... Проснувшись и приподпав голову,
1 ' ' " ' .., "11 рубцами на ще1;:ах от неловко го сна, Григорий

1 · •'" '''''IIHJI 1·убами, как лошадь, на минуту ощутившая


11 1 '1"'
IIIIIIIIIIЯ необыкновенный аромат какой-то травки.
lf,., ••• t'IIHJI нспросыпно, без снов.
ll11 IIJIYI'OЙ день Григорий встал с необъяснимой сосу-
111• 11 1 щ• aщii.
т,,, чего постный ныне? Станицу во сне видал? -
1 "1"" 11.'1 1'1'0 Чубатый.
У •·а дал. Стеnь приснилась. Та~; замутило на душе ...
"'"''' 11оriывал бы. Осточертела царева службица.
'1 \'fiнтый снисходительно посмеивался. Он жил все
"1"'''" одной землянке с Григорием, относился к нему
11
• '''" увlliкением, какое сильный зверь испытывает к столь
,,,,, •· 11~11.ному; со времени первой ссоры, в 1914 году, между
'"""1 "" было стычек, и влияние Чубатого явно сказыва­
...... 1. 1111 характере и психике Григория. Мировоззрение
11\'1't11тщ·о сильно изменила война. Он туго, но неуклонно
ttlll IIJIC:н к отрицанию войны, подолгу говорил об измен­
" 111111 х - 1·снералах и германцах, засевш••х в царском дворце.
l'111 как-то обмолвился фразой: •Добра не жди, коль сама
"'''""''' германских кровей. В подходимый раз она нас за
fl/11111 •юх могет продать... »
Однажды Григорий высказал ему суть гаранжевского
''lt'llllll, но Чубатый отнесся к этому неодобрительно.
Песня-то хорошая, да голос хриповат,- говорил он,
"'"'МI'Шливо улыбаясь, шлепая себя по сизой лысине.- Об
·•tшt Мишка Кошевой, как кочет с плетня, трубит. Толку­
'" llt'TY от этих революций, баловство одно. Ты пойми то,
•но 11ам, казакам, нужна своя власть, а не ииая. Нам нy­
otн•ll твердый царь, наnодобие Миколая Мшrолаича 1, а
,, rосужиками нам не по дороге,- гусь свииье не товарищ.

Мушики землю норовят оттягать, рабо11иii жалованье себе


мtм"ет прибавить,- а нам чего дадут? Земли у вас - ого!
Л щ;ромя чего надо? То-то и ба, что пустая торба. Царек-то
w 11ас хреновый,- нечего греха таить. Папаша ихний был
IIIITIIepжe, а этот достукается, что взыграет, как в пятом
I'CJДt\ революция, и к едрене-Матрене п-ойдет все колесом

1 Н и кол в й Н и кол ве в и ч (1856-1929) -великий кннаь,


••'IIJнвный главнокомандующий русской армии с начала миропой войны.
"" 11ремя гражданской воiiны бежа.11 ва трвккцу, где, поддерживаемый
IIIJINГeJJeJII • больmеi частью коnрхистов, был одним кз •претендентов•
111 I'Усский престол.

47
с горы. Нам это не на руку. Коль, не дай бог, прогонят ца·
ря, то и до нас доберутся. Тут старую злобу прикинут
а тут земли наши зачнут мужикам нарезать. Ухи надс
востро держать ...
- Ты завсегда одним боком думаешь,- хмурилс1
Григорий.
- Пустое гутаришь. Ты молодой ишо, необъезженный
А вот погоди, умылят тебя дюжей, тогда узнаешь, на чьеi
делянке правда.

На этом обычно разговоры кончались. Григорий умол·


кал, а Чубатый старался заговорить о чем-либо посто·
ронне~1.

В тот день случай втянул Григория в неприятную ис


TOj)IIIO. В полдень, как всегда, с той стороны холма оста
повилась подъехавшая полевая кухня. К ней по ходам со
общения, обгоняя друг друга, заторопились казаки. Дш
третьего взвода за пищей ходил Мишка Кошевой. Н1
длинной палке он принес снизку дымящихся котел ко
и, едва лишь вошел в землянку, крикнул:

Так нельзя, братушки! Что ж это, аль мы соба к иi


- Ты об чем? - спросил Чубатый. 1
- Дохлиной нас кормят! - возмущенно крикнул Ко
шевой.
Он кивком откинул назад золотистый чуб, похожий н
заплетенную гроздь дикого хмеля, и, ставя на нары ко

телки, кося на Чубатого глазом, предложил:


- Понюхай, чем щи воняют.
Чубатый, нагнувшись над своим котелком, ворочаJ
ноздрями, кривился, и, невольно подражая ему, так ж

дв1на.'1 ноздрями, морщил тусклое лицо Кошевой .


- Вонючее мясо,- решил Чубатый .
Он брезгливо отставил котелок, глянул на Григория
Тот рывком поднялся с нар, сгорбатил и без того ви
лый нос над щеками, откинулся назад и ленивым дви ж
нием ноги сбил передний котелок на землю.
- На что так-то? - нерешительно проговорил Ч
батый.
- А ты не видишь- на что? Глянь. Аль ты подсл
пый? Это что? - указал Григорий на расползавшуюся п о
ногами мутную жижу.

- ~о-о-о! Черви! .. Мама стара ... А я и не видал! .. Во


так обед. Это не щи, а лапша... Замест потрохов
с червями.

48
lt• nnлy, возле -суwровично~красного куска мяса,
11 МI•Унсо•tках жировых пятен лежали, вяло распластав-·

""'' •·· llldllapившиecя, белые пухло-коленчатые черви.


О;щн, другой, третий, четвертый ... - почему-то ше-
""''''' •·•штал Кошевой.
С: шшуту молчал н. Григорий плевал сквозь зубы. Ko-
""'lmli оl'iнажил шашку, сказал:
:{11раз арестуем эти щи и - к сотенному.
1\о! Дельно! - одобрил Чубатый.
С lн :1асуетился, отвинчивая штык, говорил:
Мы будем гнать щи, а ты, Гришка, должон следом
"'' 1 нтt .. Сотенному отрапортуешь.
штыке Чубатый и МиШI{а Кошевой несли полный
lla
''""':11>1\ щей, шашки держали наго.'lо. Позади сопровождал
'" l'рш·орий, а за ним сплошной серо-зеленой волной
,,,,,., . II:IIICЬ по зигзагам траншей выбежавшие из землянок
ltll .1111\11.
Что такое?
Тревога?
Может, насчет мира что?
Какой там... мира тебе захотелось, а сухаря не
'111111.':1
- Щи червивые арестовали!
У офицерской землянки Чубатый с Кошевым ocтaнo­
""JIItcь. Григорий, пригибаясь, придерживая левой рукой
фуражку, шагнул в е< лисью нору».
- Не напирай! - зло оскалился Чубатый, оглядыва­
"'''• 11а толкнувшего его казака.
Сотенный командир вышел, застегивая шинель, недо­
\'МI'tlающе и чуть встревоженно оглядываясь на Григория
"мходившего из землянки последним.

-- В чем дело, братцы? - командир заскользил глаза­


•ttl 110 головам казаков.

l'ригорий зашел ему наперед, ответил в общей тишине:


Арестованного пригнали.
- Какого арестованного?
- А вот ... - Григорий указал на котелок щей, cтoяв-
lltttii у ног Чубатого.- Вот арестованный ... Понюхайте,
'lttм ваших казаков кормят.

У него неровным треугольником изломалась бровь


11, мелко подрожав, выпрями·лась. Сотенный пытливо cлe­
/IIIJI за выражением Григорьева лица; хмурясь, перевел
tt;ti'JIЯД на котелок.

/о!)
- Падлом зачали кормить! - запальчиво выкрикнул
Мишка Кошевой.
Каптера сменить!
Гадюка! ..
Зажрался, дьявол!
Он из бычиных почек щи лопает ...
А тут с червями! - подхватили ближние.
Сотенный, выждав, поиа улегся гуд голосов, сказал
резко:
- Ти-ш-ше! Молчать теперь! Все сиазано. Каптенар­
муса сегодня же сменяю. Назначу иомиссию для того,
чтобы обследовать его действия. Если недоброиачественное
мясо ...
- К суду его! - громыхнуло сзади.
Голос сотенного захлестнуло новым валом вскриков.
Каnтенармуса сменять пришлось в дороге. Через не-
сиольио часов nосле того, иаи взбунтовавшисся иазаии
арестовали и пригнали и сотенному щи, штаб 12-го пол ка
nолучил приказ сняться с позиций и по приложеино му
к ориназу маршруту походным порядком двигаться в Ру­
мынию. Ночью казанов сменили сибирские стрел ки .
В местечке Рынвичи nолк разобрал лошадей и на утро
форсированным маршем nошел в Румынию.
На помощь румынам, терпевшим поражение за по ра­
жением, перебрасывались ируоные войсковые соединен ия.
Это видно было уже по одному тому, что в первый же ден:ы
nохода квартирьеры, высланные перед вечером в деревн ю

где по маршрутному расписанию была указана ночевка,


верну.'lись ни с чем: деревня была до отиаза забита пехото~,
и артиллерией, тоже передвигавшейся к румынской гра
нице. Полк вынужден был сделать лишние восемь верст
чтобы обеспечиться квартирами.
Шли семнадцать дней. Лошади отощали от бескорми
цы. В разоренной войной прифронтовой полосе не б ыло
кормов; жители или бежали внутрь России, или скрыва
лись в лесах; раскрытые халупы пасмурно чернели наги м

стенами, редио на обсз.1юдевшей улице встречали казак


хмурого напуганного жителя, да и тот, завидя вооружен

ных, спешил скрыться . Казаки, разбитые непрестанны


походом, назябшисся и злые за себя, за лошадей, за все
что приходилось терпеть, раскрывали соломенные кры ши

построек; в деревнях, уцелевших от разгрома, не сrесня

лись воровать скудный кормишко, и нииакими угрозами с


•'"1"'"'" 1\Омандного состава нельзя было удержать их от
"1"'" 111111111 и воровства.
~· ttil' неподалеку от румынской территории, в какой-то
,.. '''"'"''ной деревушке, Чубатый ухитрился выкрасть из
,.,,r-... рн с меру ячменя. Хозяин поймал его с поличным, но
1 11 nn rмii избил смирного, ирестарелого бессарабца, а яч­

'''''"' унРr-таки коню. Взводный офицер застал его у ко-


11111111 .111. Чубатый навесил торбу J<оню, ходил, оглаживая
''l"'''i"щими руками его заnавшие мослаковатые бока, как
"''''щ"'"У· засматривал ему в глаза.
Урюпин! Оrдай ячмень, сукин сын! Тебя же, мер-
'"''"'"· расстреляют за это! ..
'1 убатый глянул на офицера задымленным J<осым
II~IJIIIi\OM и, хлопнув под ноги фуражку, в первый раз за
1 1111111 fiытность в полку разразился истошным 1<ри1<ом:
Судите! Расстреляйте! Убей меня тут, а ячмень не
ttii\IIM! .. Что, мой конь с голоду должен сдыхать? А? Не
11•м 11чмень! Зерна одного не дам!
<)н хваталея то за голову, то за гриву жадно жевавшего
11111111, то за шашку ...
Офицер постоял молча, поглядел на чудовищно oгo­
llflllllыc конские J<острецы и, J<ивнув головой, сJ<азал:
- Что же ты горячему-то даешь зерно?
В голосе его явственно сквозило смущение.
·- Не, он остыл уж,- почти шепотом ответил Чyбa­
l'l.tll, собирая на ладонь упавшие из торбы зерна и вновь
t't'I.JIIaя их туда же.

• **
В первых числах ноября полк был уже на позициях.
ll11д ТрансильвансJ<ими горами вились ветры, в ущельях
1\у•·tнtлся морозный туман, крепко пахли сосновые леса,
llllltJieнныe заморозJ<ами, и на первом чистом снегу в горах

•1nще попадались на глаза людям следы зверей: волки, ло­


I'М, дикие J<озы, вспугнутые войной, покинувшие дикие
)'fЮЧища, уходили в глубь страны.
7 ноября 12-й полJ< штурмовал высоту «320t. Накануне
щюпы занимали австрийцы, а в день штурма утром cмe­
IIIIJtll их саксонцы, тольJ<о что переброшенные с француз­
••коrо фронта. КазаJ<и в пешем строю шл.и по J<аменистым,
rлt•rкa запорошенным снегом сJ<лонам. Из-под ног осыпа-
1111<'1• мерзлая 1<рош1<а камня, ~<урилась мелJ<ая снежная

51
цыль . Григорий шел рядом с Чу.батым и виновато, небы­
вало застенчиво улыбаясь, говорил ему:
- Я чтой-то ноне робею ... Будто в первый раз иду на­
ступать.

- Да ну? .. - дивился Чубатый.


Он нес свою отерханную винтовку, держа ее за ремень;
обсасывал с усов ледяные сосульюr.
Казаки двигались в гору неровными цепями, шли без
выстрела . Гребни вражеских окопов угрожающе молчали.
Там, за увалом, у немцев, лейтенант-саксонец, с красным
от ветра лицом и облуnившимен носом, откидываясь всем
корпусом назад, улыбаясь, кричал задорно солдатам:
- Kaшeraden! Wir haben die Blaumiintel oft genug ge-
droschen! Da wollen wir's auch diesen einpfeffern, was es
hei6t mit uns'n Hiihnchen zu rupfen! Ausharren! Scllie6t
noch nich 1•
Шли в штурм казачьи сотни. Сыnалась из-под ног
рыхлая каменистая порода. Подтыкая концы порыжелого
башлыка, Григорий нервно улыбался. Впавшие щеки е го ,
усеянные черным жнивьем давно не бритой бороды,
11 вислый нос отливали желтой синевой, из-nод заипевш их
бровей тускло, как осколюr антрацита, светили глаза..
Обычное спокойствие покинуло ero. Ломая в себе внезапн о
вернувшесся проклятое чувство боязни, он говорил Чуба­
тому, щуря неверный взгляд на седой, притрушенн ый
снежком гребень окоnов:
- Молчат. Подпущают поближе. А я боюсь, и не со­
вестно мне ... Что ежли зараз повернуться и - назад?
- Чего ты галдишь ноне? - раздраженно допы ты­
вался Чубатый.- Тут, милый, как в картежной игре: не
веришь себе - голову снимут. Ты из лица пожел тел,
Гришка ... Ты либо хворый, либо ... кокнут нынче тебя. Г.1 Я­
ка! Видал?
Над окопами на секунду встал во весь рост и вновь
упал немец в короткой шинели и острошипой каске.
Левее Григория красивый светло-русый казак Ела н
ской станицы на ходу то снимал с правой руки перчатк у,
то надевал опять. Он повторял это движение бесnрерывно ,
торопливо шагая, трудно сгибая ноги в коленях и n реуве­
личенно громко nокашливая. «Будто один ночью идет ...

1 Друзья! Мы били не раз синешинельннков! Давайте же покаже'


и этим, что значит иметь дело с нами. Больше выдержки. Не стреляйт
пока! ( н.еi!С.)

52
''"' 11111.11n кашляет,- веселит себя•,- подумал про него
11•111 нp11ii. За этим казаком видпелась веснушчатая щека
'I''IJIIIIIIiil Максаева, дальше шагал Емельян Грошев,
• '"'1111" ныставив винтовку с завернутым на сторону жалом
''''"'1"'· l'ригорий вспомнил, что Емельян несколько дней
"'' 1111t на походе украл у румына мешок кукурузы, взломав
""' .н11м штыком замок у чулана. Почти рядом с Максае­
м•·••• 1111'.11 Кошевой Мишка. Он жадно курил, часто смор­
''"'"'"· нытирая пальцы о наружную сторону левой полы
"' 1111 1' Jlll.
llить хочу,- говорил Макоаев.
Мне, Емельян, сапоги тесные. Нету через них хо-
•1\', ;1шловался Мишка Кошевой.
l'рошев прервал его озлобленно:
Не об сапогах тут речь! Держись, зараз из пулемета
"''•"''' полосканет.
llor.лe первого же залпа, сбитый с ног пулей, Григорий,
"'"У"· упал. Он хотел было перевязать раненую руку, пo-
111/I)'JICЯ к подсумку, где лежал бинт, но ощущение горячей
''1"'1111, шибко плескавшей от локтя внутри рукава, обес-
1 IIJIIIJIO его. Он лег плашмя и, пряча за камень затяжелев-

111)'111 •·олову, лизнул разом пересохшим языком пушистый


•IRIIIITOK снега. Он жадно хватал дрожащими губами рас­
' lolll'luтyю снежную пыль, с небывалым страхом и дрожью
III'Jtушиваясь в сухое и резкое пощелкивание пуль и во

IН ' Рflfiъемлющий грохот выстрелов. Приподняв голову,


\ llltдcл, как казаки его сотни бежали под гору, скользя,
lltЩIIH, бесцельно стреляя назад и вверх. Ничем не oбъяc­
ltltмt.til и не оправдываемый страх поставил его на ноги
11 ·r11юке заставил бежать вниз, туда, к острозубчатой про-
111111' соснового леса, откуда полк развивал наступление .

l'р11rорий опередил Грошева Емельяна, увлекавшего за


e·orioii раненого взводного офицера. Грошев бегом сводил
IIII'O по крутому склону; сотник пьяно путал ногами

11, редко припадая к плечу Грошева, блевал черными


•·•· устками крови. Сотни лавиной катились к лесу. На се-
1''"" скатах остались серые комочки убитых; раненые, ко­
"'l""х не успели захватить, сползали сами. Вслед резали
11~ нулеметы.

У -у-у-ка-ка-ка-ка! .. - рвался хлопьями сплошной по­


' 111\ выстрелов.
l'ригорий, опираясь на руку Мишки Кошевого, входил
n m•c. На пологой площадке у леса рикошетили пули. На
111'1101\1 фланге у немцев дробно стукотел пулемет. Казалось,

53
будто по первому .'lомкому льду скачет, вызванивая, ка­
мень, nущенный сильной рукой.
У -у-у-у-ка-ка-ка-ка-ка! ..
- Насыпали нам! - словно радуясь, выкрикнул Чу­
батЫJ'f.
Прислонясь к рыжему стволу сосны, он лениво по­
стреливал по nеребегавшим над окопами немцам.
- Дураков учить надо! Учить! - вырывая у Григория
руку, задыхаясь, закричал Кошевой.- Сука народ! Хуже!
Rровью весь изойдет, тогда nоймет, за что его по голове
гвоздют!
- Ты к чему это? - Чубатый сощурился.
- Умный сам nоймет, а дураку ... дураку что? Ему
си.т1ком не вдолбишь.
- Ты об присяге nомнишь? Ты присягал аль нет? -
привязывался Чубатый .
Rоше вой, не отвечая, припал на колени, трясущими ен
руками сгребал с земли снег, глотал его с жаднос ть ю,
мелко дрожа, кашляя.

v
Сбочь хутора Татарского, по небу, изморщенному седой
облачной рябью, колесило осеннее солнце. Там, вверх у,
тихий ветерок лишь слегка nодталкивал тучи, сплавляя и х
на запад, а над хутором, над темно-зеленой равниной Д о­
на, над голыми лесами би.'l он мощными струями, гн ул
вершины верб и тоnолей, взрыхдял Дон, гнал по ул ица ~
табуны рыжих листьев. На Христонином гумне взлохм а~
тился nлохо свершенный скирд пшеничной соломы, ве
тер, вгрызаясь, подрыл ему вершину, свалил тонку ю

жердь и вдруг, подхватив золотое беремя соломы, как н


навильнике, понес его над базом, завертел над ул ице й
и, щедро посыпав пустую дорогу, кинул ощетиненный во
рох на ~>рышу куреня Степана Астахова. Христонина же
на, простоволосая, выскочила на баз, зажимая ко;•Iенка м
юбку, поглядела, как ветер хозяйничает на гумне, и опя т
ушла в сенцы .

Третий год войны заметно сказывался на хозяйств


хутора. Те дворы, где не осталось казаков, щерились рас
крытыми сараями, обветшалыми базами, постепенн о
разрушение оставляло на них свои неприглядные сл ед ы

Христонина жена хозяйствовала с девятилетним сыни ш

54
'"'''· Л11111<ушкина баба совсем не хозяйствовала, а по
'''" l~l''l"'нoмy своему положению усиленно ухаживала за
',,n.. it : румянилась, наводила красоту и за недостатком
'' '1"" :11о1х казаков nринимала ребятишек лет по четырна­
''"" 111 11 liольше, о чем красноречиво св11детельствовали до­
"'"''"'' 11орота, в свое время обидьно измазанные дегтем
11 н•н·t•:JJ, хранившие бурые обличающие следы. l\урень
1 tt•lllttlll Астахова пустовал, окна перед уходом забил хо­
''""" носками, крыша местами ввалилась, поросла лопу­
'"""'щюм, на дверях ржавел замок, а в раскрытые ворота
''"'"'· IIРНролазно заросшего бурьяном и лебедой, заходила
м lllttl'ioc время поблудная скотина, 11ща приюта от жары
11•111 "'' "огоды. У Томилина Ивана падала на улицу стена
'tttl.t, держала ее врытая в землю рогатая подпорка,­
llllltllo, мстю1а лихому артиллеристу судьба за те немецкие
11 руt· ские домики, которые разрушил он, будучи навод-

'""''щ.
11 так по всем улицам и переулкам хутора. В нижнем
''"'"'" лишь у Пантелея Прокофьевича по-настоящему
IIIHJнщeл баз: все исправно, целостно. Но и то не во всем.
tln t<рыше амбара попадали от ветхости жестяные петухи,
1 ноrобочился амбар, некоторую бесхозяйственность мог
ЩIIIМРтить опытный глаз . Не до всего доходили руки ста­
l'"к". посев уменьшился, а про остальное уж и говорить
IIC"IC'I·o; лишь семья мелеховекая не уменьшилась числом:

1111 :шмену Петру и Григорию, таскавшимен по фронтам,


11 IIH'Iaлe осени прошлого года родила Наталья двойню.
tl111tтрилась угодить свекрам, родив мальчика и девочку.
llt•рРменность Наталья переносила болезненно, иногда
''''JII.atи днями нельзя было ходить из-за мучительных бo­
lll•ii в ногах, двигалась, приволакивая ногу, морщась, но
/\щ11. терпела стойко,- на смуглом, лохудевшем и cчacт­
IIIIIIOM лице никогда она не отражалась. В минуты, когда
щ•оfit•нно сводило ноги, на висках бисером проступал пот;
11111111.. по этому догадывалась Ильинична; качая головой,
IIYI'I\,IJacь:

·-- Ляжь ты, окаян -на-я! Что ты себя мордуешь?


В ясный сентябрьский день Наталья, почувствовав
Щlltб.1ижение родов, выш.1а на улицу.
- Ты куда это? - спросила свекровь.
- В займище. Проведаю коров.
Наталья торопливо вышла за хутор, оглядываясь, cтo­
llnн, придерживая руками низ живота, забралась в густую
t1n1юсль дикого терна и легла. Уже стемнело, когда она

55
задами пробралась домой. В холщовой завеске принесла
двойнят.
Милушка моя! Проклятая! Что ж ты это? .. Где ж ты
была? - заголоси.1а Ильинична.
- Я от стыда ушла ... Батю не смела ... Н чистая, м-а­
маня, и их искупала ... Возьмите ... - бледнея, оправдыва~
лась Наталья.
Дуняшка кинулась за бабкой-повитухой. Дарья сует·и­
лась, застилая решето, а Ильинична, смеясь и плача, вы­
нрикивада:

- Дашка! Брось ты решето! 1\отята они, что ди, что ты


их в решето? .. Господи, да двое их! Ой, господи, парнишка
один! .. Натальюшка! .. Да постелите ей! ..
Пантелей Прокофьевич, услышав на базу о том, что
· сноха разрешилась двойней, вначале руками развел, потом
обрадованно, потурсучив бороду, з аплакал и ни с то го ни
с сего накричал на подоспевшую бабку-повитуху:
- Брешешь, канунница! - он тряс перед носом ста­
рухи ногтистым пальцем.- Брешешь! Ишо не зараз пе­
ревсдется медсховская порода! 1\азака с девкой подарила
сноха. Вот сноха - так сноха! Господи, бож-же мой! За
такую-то ми.'lость чем я ей, душеньке, отхвитаю!
Урожайный был тот год: норова отелила двой н ю,
н Михайлову дню овцы окотиди по двойне, нозы ... Паи т е­
лей Прокофьевич, дивясь такому случаю, сам с собо ю
рассуждал:

«Счаст.1ивый ноне год, накладистый! 1\ругом


Теперича приплоду у нас ... ого-го!»
Натадья кормила детей грудью до года. В сентябре от­
няла их, но не оправилась до глубокой осени; на похуд ев
шем лице молочно блестели зубы да теплым, парн ы
блеском светились , от худобы казавшисся чрезмер н о
большими, гдаза. Всю жизнь вбивала в детей, стала н е
ряшдивей к себе, в с е время, свободное от работы по до
машности, тратила на них: мыда, стирала, вязада, штоп ал

и часто, примостившись боком к кровати, свесив но гу


брала из люльни двойият и, движением пл еч высвобож да
нз просторной рубахи туго налитые, больши е бедо-желт ые
как дыни, груди, кормила сразу двоих.

- Они тебя и так вытянули всю. Часто дюже н ор


мишь! - и Ильинична шлепада по.:шые, в складках, н о
жонки внучат.

56
1\орми! Не жалей молока! Тебе его не на каймак
· ""fl'l' ''· с ревнивой грубоватостью ветупалея Нантелей
lljllllllll\lloi'IIIIЧ.
11 ,,.,, r·оды шла жизнь на сбыв- как полая вода в До~
"1 1:ri\''llrыe, томились дни и, чередуясь, проходили
,,, ••1•11 \II'TIIO, в постоянной толчее, в работе, в нуждишках,
~ ,,,. 11.r \ радостях и большой неусыпной тревоге за тех, кто
• н r 1111 войне. Or Петра и Григория приходили из дей­
, '"' 11111\l'ii армии редкие письма в конвертах, измусленных
" """'тrrанных почтовыми штемпелями. Последнее письмо
1 1'1" "1'1111 побывало в чьих-то руках: половина письма бы­
''' '"'"уратно затушевана фиолетовыми чернилами, а на
''" 111' сРрой бумаги стоял непонятный чернильный значок.
llo· 11111 1111сал чаще Григория и в письмах, адресованных
1•11''·''· грозил ей и просил бросить баловство,- видно,
• t\'' 11 о вольном житье жены доходили и до ·него . Грнго-
1'"" ll~rPcтe с письмами перссылал домой деньги - /KaJJO-
'"""·'' 11 ~крестовые•>, сулил в отпуск прийти, но что-то не
lllt• ·r. Нороги братьев растекзлись врозь: гнула Григория
1'""""· высасывала с лица румянец, красила его желчью,
"'' '11111:1 конца войны дождаться, а Петро быстро и гладко
111r•.1 11 гору, получил под осень шестнадцатого года вах­
'"''' r1•a, заработал, подлизываясь к командиру сотни, два
IIIII'I'Пt и уже поговаривал в письмах о том, что бьется над
1•• ... •rтобы послали его подучиться в офицерскую школу.
'lнo~t с Аникушкой, приходившим в отпуск, прислал до­
'"''' 11емецкую каску, шинель и свою фотографическую
''"I''"'IКy. С серого куска картона самодовольно глядело
trttr·r·rtpcвшee лицо его, торчмя стояли закрученные белесые
1'"'· под курносым носом знакомой улыбкой щерились
'"''l'дыс губы . Сама жизнь улыбалась Петру, а война pa-
r\IIIIIIJta, потому что открывала перспективы необыкновен-
111.11': ему ли, простому казаку, с мальства крутившему
•nm · ты быкам, было думать об офицерстве и иной сладкой
С одного лишь края являла Петрова жизнь
tllll;lttrt?
111'111111Глядную щербатину: ходили по хутору дурные про
•l•t'll у с.1ухи. Степан Астахов был в отпуске осенью этого
r""" 11, вернувшись в полк, бахвалился перед всей сотней
•1 rrщ, что славно пожил он с Петровой жалмеркой. Не вe­
IIIIJt [Jетро, слушая рассказы товарищей; темнея лицом,
v~мfiался, говорил:
Брешет Степка! Это он за Гришку мне солит.
llo однажды, слу'!айно ли или нарочно, выходя из
tttmiiiiOЙ землянки, обронил Степан вышитую утирку;
следом за ним шел Петро, поднял кружевную, искуси(
расшитую утирку и узнал в ней рукоделье жены. Внов1
в кадмьщкий узелок завязалась злоба меж Петром и Сто
паном. Случай стерег Петро, смерть стерег.11а Степана,­
лежать бы ему на берегу Западной Двины с Петровой от
метшюй на черепе. Но вс1;оре так случи.11ось, что пошеJ
Степан охотником снимать немецкую заставу и не вер
нулся. Рассказывали казаки, ходившие с ним, будто ус
лыхал немецкий часовой, что режут они проволочные за
граждения, кинул гранату; усnели казаки прорватьс1

к нему, кулаком сшиб с ног Стеnан немца-часового, а под


часок выстрелил, и упал Стеnан. Казаки закололи под
часка, обесnамятевшего немца, сбитого Стеnаном кулачноi
св1шчаткой, уволокли, а Стеnана подняли было, хотед1
унести, но тяжел оказался казак,- пришлось бросить
Просил раненый Стеnан : «Братцы! Не да йте nропасть
Братцы! Что ж вы меня бросаете? .... Но брызнуда тут 01
проволоке nулеметная струя, и уползли казаки. «Ста
нишники! Братцы!,.- кричал вслед Степан, да где yl!
там - своя рубашка, а не чужая к телу липнет. После тог1
каl\ услышал Петро про Степана, полегчало, словно ссад
ную болячку сурчиным жиром смазали, но все же решил
•Пойду в отпуск - кровь из Дашки выну! Я не Степан
так не спущу ... ,.- подумал было убить ее, но сейчас ж1
отверг эту мысль: «Убей гадюку, а через нее вел жизн 1
спортится. В тюрьме сгниешь, все труды пропадут, вcert
л1tшпшься ... ,. Просто решил избить, но так, чтобы на вен
жизнь отбило у бабы охоту хвост трепать: «Глаз выбью е й
змее,- черт на нее тогда позавидуен. Так придума
Петро, отсиживаясь в окопах, неподалеку от крутогл и
нистого бер е га Западной Двины .
Мяла дере вья и травы осень, жгли их утре нники, хо
лодела земля, чернели, уддиняясь, осенние ночи. В око па
отбывали казаки наряды, стреляли по неприятелю, руг
лись с вахмистрами за тешюе обмундирование, в проголод
ели, но не выходила ни у кого из головы далекая от н

ласковой польской зем.•ш: Донщина.


А Дарья М елехова в эту осень наверстывала за всю г
лодную безмужнюю жизнь. На первый день покрова П а
телей Прокофьевич проснулся, как и всегда, раньше все
вышеJI на баз и за голову ухватиJiся; ворота, снятые с n
тель чьими-то озорными руками и отнесенные на серед и н

улицы, лежали поперек дороги. Это был позор. Воро


старик сейчас же водворил на место, а после завтрака п

58
..... 1 :t•1р1.ю в .1етнюю стряпку. О чем он с ней говорил­
" · " •ttl••· 1110, но Дуняшка видела, 1\ак спустя несколыю
•41111' 1 :tщ11.я выскочила из стряпки со сбитым на плечи
•• . ...., .. ,1, рнстрепанная и в слезах. Проходя мимо Дуняш­
н• 111111 е•аоJЛа плечи, крутые черные дуги бровей дрожали
11>1 t•t• ,11\II."IIIKaHHOM И ЗЛОМ ЛИЦе.

ll oд жди, прокллтый! .. Я тебе припомню\ - цедила


·lllt 1 1 llll.lh вспухшие губы.
1 оф очка на спине ее была разорвана, виднелся на бе­
' 11••• багрово-с иний свежий подтек. Дарья, вильнув
11 111 1, взбеж ала на крыльцо куреня, скрылась в сенях,
е 1 рнак и прохромал Пантелей Прокофьевич, злой, как
111 11 па ходу складывал вчетверо новые ременны е

11/lшка услышала сиповатый отцов голос:


... Тебе, сучке, не так надо бы ввалить! .. Потаскуха! ..
llорндок в курен е был водворен . Н ес колько дней Дарья
t 111 111 тише воды, ниже травы, по вечерам раньше всех

1 IIJII\c ь спать, на сочувственные взгляды Натальи хо-


1111 улы балась, вздергивая плечом и бровью. ((Ничего,
t •IIITI>, посмотрим)>, - а на четвертый день и произош ел
11 rл учай, о котором знали лишь Дарья да Пантелей
р111 нфьевич. Дарья после торжествующе посмеивалась,
1 lltpttк целую нед елю ходил смущенный, растерянный,
111 нашкодивший кот, старухе он не сказал о случив­
IС'/1 и даже на исповеди утаил от отца Виссариона
rу•1а й этот и гр еховные свои мысли после него.
~ ··ло было так . Вскоре после покрова Пантелей Про­
lttiiЫ' вич, уверовавший в окончательное исправле ние
JllоН ,' говорил Ильиничне:
Ты Дашку н е милуй! Нехай побольше работы несет.
1t 1 дам и н е когда будет блудить - то, а то она - гладкая
•·•ла ... 'У ней только что па уме - игрища да улица.
11
<:
этой целью он заставил Дарью вычистить гу шо,
11111 рать на заднем базу старые дрова , вместе с ней чистил
111 111шик . 'Уже пер ед вечером надумал перенести веялку
1 r 1 рая в мя Jшнник, по з вал сноху:

Да рья!
- Чего, батя.? - откликнулас ь та из мякинника.
Иди, веялку пе ренесе м.
Он равл яя платок , отряхиваясь от ияки1rной трухи, нa­
lllfnвшeiicя з а воротник 1\Офты , Дарья вышла из дверей
1/IНitнн ика и ч е р ез гум е нные воротца пошла к сараю.

II111 Тсл ей Прокофьевич, одетый в ватную расхожую курт-


1\У 11 рваные шаровары, хромал вперед11 нее. На базу былr
пусто. Дуняшка с матерью пряли осенней чески шерсть,
Наталья ставила тесто. За хутором рдяно догорала заря,
звонили к вечерне. В прозрачном небе, в зените стоял~
малиновое недвижное облачко, за Доном на голых веткаJ
седоватых тополей черными горелымн хлопьями висел11
грачи. В ломкой пустозвучной тишине вечера был чето~
11 выверенно-строг 1\аждый звук. Со скотиньего база те~
тяжкий запах париого навоза и сена . Лаптелей Прокофье·
вич, покряхтывая, внес с Дарьей в мякинник вылинявшуJ(
рыже-красную веялку, установил ее в углу, сдвинул граб·
лям11 ссыпавшуюся из вороха мякину и собрался вы ·
ХОДIIТЬ.

- Батя! - низким, пришептывающим го.тюсоr;


окликнула его Дарья.
Он шагнул за веялку; ничего не подозревая, спросил :
- Чего тут?
Дарья в распахнутой кофте стоя .1а лицом к нему; за·
кинув за голову руки, поправляла волосы. На нее из щеш
в стене мя1шнника падал кровяной закатный луч.
- Тут вот, батя, что-то ... Подойди-ка, глянь,- гово·
рила она, перегибаясь набок и воровски, из-за плеча свек
ра, поглядывая на распахнутую дверь.

Старик подошел к ней вплотную. Дарья вдруг всюшут


руки и, охватив шею свекра, скрестив пальцы, пятилась

увлекая его за собой, шепча:


- Вот тут, батя .. . Тут ... мягко ...
- Ты чегой-то? - испуганно спрашивал Пантелеi
П рокофьевич.
Вертя головой, он попытался освободить шею от Дарь
иных рук, но она притягивала его голову к своему лицу ВС!

сильнее, дышала в бороду ему горячим ртом, смеясь, что'


то шепча.

- Пусти, стерва! - старик рванулся и вплотн у


ощутил тугой живот снохи.
Она, прижавшись к нему, упала на спину, повалила е г
на себя ...
-Черт! Сдурела! .. Пусти!
-Не хочешь? - задыхаясь, спросила Дарья и, разж а
руки, толкнула свекра в грудь.- Не хочешь? .. Аль, може
не могсшь? .. Так ты меня не суди! .. Так-то!
Вскочив на ноги, она торопливо онравила юбку, обм ел
со спины мякинные ости и в упор выкрикнула оша.1ев ш

му Пантелею Прокофьевичу:

60
'1'1о1 :1u что меня надысь побил? Что ж, аль я старуха?
! " '" ""·'lодой не таиовсиий был? Мужа - его вон год
•t 1 Л Мlll', что ж, с иобелем, что ли? Шиш тебе, хромой!
11 •t 1111, llloll\ycи!
ltttti,JI l'дслала непристойное движение и, играя бровя­
,, .. lltllll:1н " дверям. У дверей она еще раз внимательно
. , ,,,,,, .. .,, ,... бя, стряхнула с кофты и платка пыль, сказала,
'" ' "'''" нu свекра:
\t .... без этого нельзя ... Мне казак нужен, а не хо-
,, '"'' 11 найду себе, а ты помалкивай!
111111 1111ляющей быстрой походкой дошла до гуменных
"''1'"', •·н рылась, не оглянувшись, а Пантелей Прокофье­
"'''' 111'1' поял у рыжего бока веялки, жевал бороду и недо­
• •••·111111 11 виновато оглядывал мякинник и концы своих
ootttllll·l' ч11риков. ~Неужели на ее стороне правда? Может,
""'' 1111110 бы было с нею грех принять?»- оглушенный
•lfiiiiii'IIIPДШIIм, растерянно думал он в этот миг.

\ 1

18 11оябре в обним жали морозы. Ранний перепадал


''"'lltllli. На колсне против верхнего конца хутора Татар­
''''''" пал Дон. По хрупкому сизому льду перебирались
,... \11111' нешеходы на ту сторону, а ниже одни лишь окраин-
''"' 1111дернулись пузырчатым ледком, на середине бугри­
'"' •· I ' Трсмя, смыкалисьи трясли седыми вихрами зеленые
.... ....,. На яме, против Черного яра, в дрямах 1, на один­
tt•t ;ЩitТltсаженной глубине давно уже стали на зимовку
''"'"'· 11 головах у них - одетые слизью сазаны, одна бель
IIIHII:mcь по Дону да на перемыках шарахалея судак,
•••lltiiii'Ь за калинкой . На хрящу легла стерлядь. Ждали
l"~tilll\11 морозов поядреней, покрепче,- чтобы по первому
llo;\V 1юшарить цапками, полапать красную рыбу.
\1 ноябре получили Мелеховы письмо от Григория.
11111'11.'1 из 1\увински, из Румынии, о том, что ранен был
м ttt•pвoм же бою, пуля раздробила ему кость левой руки,
tlttottttмy отправляют его на излечение в свой округ, в cтa­
tttщy 1\аменскую. Следом за письмом проведала мелехов­
, Nttii курень другая беда; года полтора назад подошла
lltlll'rPлeю Прокофьевичу нужда в деньгах, взял у Мохова
Платоновича сто рублей серебром под запродажное
1 ''III'I'H

' it р я м - хворост, ва.1ежник.

(j\
письмо. Летом в этом году вызва11и старю\а в магази
и Атепин-Цаца, ущемив нос в золотое пенсне, гЛядЯ п
верх стекол на 1.\rелеховскую бороду, заявид:
- Цто же ты, Пантелей Прокофьиц, будешь п.1ати·
или как?
Оглядел Пю~телей Прокофьевич пустующие ПОJП
и глянцевитый от старости прилавоl\, помялся.
- Погоди, Емельян 1\онстентиныч, обернусь троu
юr - заплачу.

На том кончился разговор. Обернуться старику 1


пришлось,- урожай не указал, а из гулевой скотины н
чего было продавать. И вот тебе, как снег на темя,- пр 1
ехал судебный пристав, прислал за неплательщиком -
в два оборота:
- Вынь да положь сто целковых.
На въезжей, в комнате пристава, на столе длинная б
мага, на ней читай - не перечь:

ИСПОЛНИТЕЛЬНЫй ЛИСТ

По указу ЕГО ИМПЕРАТОРСКОГО ВЕЛИЧЕСТВА 1916 го


октября 27 дня, я, Донецкого окрута Мироаоi судья 7-ro участка, C.llflll
rражданское .цело по веку мещанива Сергея Мохова с урядника Пав1
леймона Мелехова 100 pyii. по запродажному письму и, руководствуя
ст. ст. 81, 100, 129, 133, 145, Уст. Гр. Суд., заочно

определил:

Взыскать с ответчика, урядника Пантепеймона Прокофьева Mene1


ва в пользу истца, мещанина Сергея Платоновича Мохова, сто рубпей
запродажному письму от 21 июня 1915 года, а так же три рубля судебНI
и за ведение дела и издержек. Решение не окончательное ; объявить к
заочное.

Решение это, на основании 3 пункт. 156 ст. 1fстава Граждан. Су до~


подлежит немедпенному исполнению, как вошедшее в закон н J

силу. Донецк. Окр. Мировой судья 7-ro участка, по Укаау EJ


ИМПЕРАТОРСКОГО ВЕЛИЧЕСТВА, приказал: всем местам и nu цs
до коих сие может относиться, исполнкть в точности настоящее реше н

а властям местным, поnицейским 11 военным оказывать uспопняющ


решение Приставу надлежащее по аакону содействие беа мадеiiшеrо
пагатепьства.

Пантелей Прокофьевич, выслушав пристава, поп рос


разрешения сходить домой, пообещав сегодня же вн ес
деньги. Со въезжей он прямо направился к свату Кор
нову. На площади повстречался с безруким Алешкой
миле м.

62
Прокофьич? - приветстаовал его

1 " '·
ll o 1аленечку.
Ннm.!КО ли бог несет?
1\ снату. Дельце есть.
)! А у них, брат, радость. Не слыхал? Сынок Mи­
l'pttr рича с фронта пришел. Митька ихний пришел,
1111 о

11 1·амом деле?
:Jt ы хал такую брехню, - мигая ще.кой и глазом,
111111111 кисет и подходя :к Пантелею Про:кофьевпчу, гово­
t lll н шль.- Давай закурим, дядя! Бумажка моя, тaбa­
tttoii
l111 ур ивая, Лаптелей Прокофьеnич :колебался - идти
' 1 111 т; в конце :концов решил пойти и, попрощавшись
• 111 1шм , захромал дальше.
Митька-то тоже с :крестом! Норовит твоих сынов
11 t rt •. У нас теперь по хутору кавалеров этих
- как во­
' ,,,щ 11 хворосте! - горланил вслед ему Шамиль.
ll ннтелей Про.кофьевич не спеша вышел n конец хуто­
' 11 оr·л ядывая на окна коршуновекого нуреня, подошел
1 t 111 т ке. Встретил его сам сват. Веснушчатое лицо ста-
1\оршунова словно вымыла радость, казался он и чи­
' не таким уж конопатым.
Прослыхал про пашу радость? - ручкаясь со сва­
• t , r nрашивал Мирон Григорьевич.
Дорогой от Алеш.ки Шамиля узнал. Я к тебе, сваток,
'' 1 ругому делу ...
Погоди, какие дела! Пойдем в куреня - служивого
tjl н ешь. Мы, призпаться, на радостях троmки подпи­
, У моей бабы блюлась бутылка царской про свят
1 '11\ Й .
Ты мне не рассказывай, - шевеля ноздрями горба­
tl 11 носа, улыбнулся Лаптелей Прокофьевич: - Я ишо
1\ JI Я почуял !
Мирон Григорьевич распахнул дверь, пропуская свата
111• р д. Тот шагнул через порог и сразу уперся взглядом
1н тьку, сидевшего за столом в переднем углу.
Вот он, наш служивый! - плача, воскликнул дед
lр11111 ака и припал :к плечу вставшего Митьки.
Н у с прибытьем, казачон!
1[ u нтелей Прокофьевич, подержав длинную ладонь
111 ыш, отступил шаг назад, дивясь и оглядывая его.

1\З
Чего смотрите, сват? - улыбаясь, хриповато пр·
басил Митька.
Гляжу - и диву даюсь: провожали вас на служl
с Гришкой - ребятами были, а теперь ишь ... казак, пря~
хочь в Атаманский!
Лукинична, заплаканными глазами глядя на Митьк
наливала в рюмку водку и, не видя, лила через край.
- Ты, короста! Такую добро через льешь! - пр:
крикнул на нее Мирон Григорьевич.
- С радостью вас, а тебя, Митраtй Мироныч, с счас
ливым прибытием!
Нантелей Прокофьевич поворочал по сторонам сии
ватыми белками и, не дыша, дрожа ресницами, выцед1
пузатую рюмку. Медленно вытирая ладонью губы и ус1
он стрельнул глазами на дно рюмки,- запрокинув голов

стряхнул в раззявленный чернозубый рот сиротинку-ка


лю и только тогда перевел дух, закусывая огурцом, бл
женно и долго щурясь. Сваха поднесла ему вторую, и ст
рик как-то сразу смешно опьянел. Митька следил за ни .
улыбаясь . .Кошачьи зрачки его то суживались в зелены
как осокой прорезанные, щелки, то ширились, темнел
Изменился он за эти годы неузнаваемо. Почти ничего 1
осталось в этом здоровенном черноусом казачине от то
тонкого, стройного Митьки, которого три года назад пр
вожали на службу. Он значительно вырос, раздал1
в плечах, ссутулился и пополнел, весил, наверное, ник:

не меньше пяти пудов, огрубев лицом и голосом, выгляд1


старше своих лет. Одни глаза были те же - волну ющ1
и беспокойные; в них-то и тонула мать, смеясь и плача, н
редка трогая морщеной, блеклой ладонью прямые, корот1
остриженные волосы сына и белый его узкий лоб.
- .Кавалером пришел? - пьяно улыбаясь, спраш ив:
Лаптелей Прокофьевич.
- .Кто теперь из казаков крестов не имеет? - на хм
рился Митька.- .Крючкову вон три креста навесили за
что при штабе огинается.
- Он, сваточек, гордый у нас,- спешил дед Гри
ка.- Он, поганец, весь в меня, в деда. Он не могет с пи
гнуть.

- .Кресты кубыть не за это им вешают,- насуп ил


было Пантелей Прокофьевич, но Мирон Григорьевич увл
его в горницу; усаживая на сундук, спросил:

-Наталья с внуками как? Живы-здоровы? Ну, ела


богу! Ты, сват, никак сказал, что по делу зашел? l\ a~

64
, 11 fltt .tlllll'лocь дело? Говори, а то ишо выпьем - и за-
' Lll ' •11'1 1llllo,
Ht\11 1'1' дай. Дай ради бога! Выручи, а то бедствую
111 .. Дf'ньгами.
1
11 11 н• й Прокофьевич спрос11л с размашистой пьяной
1 1 11110 . тью. Сват перебил его:
1:1 лько?
1:то бумажек.
li 1ш их? Бумажки-то - они разные бывают.
1:то целковых.
Так и говори.
М IIJIOH Григо р ьевич, порывшись в сундуке, достал за-
1' 1 11 11.1Й платок, развязал его; шелестя хрусткой бумагой,
1111 11:1 десять «красненьких*.

Спасибо, сваток ... отвел от беды!


lly, о чем гутарить. Свои люди - сочтемся!
l11 тька пробьш дома пять дней; ночи проводи.1 у Ани-
1111 11ной жены, сжалившись над горькой бабьей нуждой
11 щ ам ой над ней, безотказной и простепькой бабенкой.
111 111 бродил по родне, по гостям. Высокий, одетый
11 11 у легонькую защитную тужурку, попирал раскачкой
11•рс кие улицы, сдвинув фуражку набекрень, хвастая
111 1111 тью своей на холод. Как-то перед вечером заглянул
1 Мелеховым. Принес с собой в жарко натопленную
11 ю запах мороза и незабываемый едкий дух солдатчи-
11 ll осидел, поговорил о войне, о хуторских новостях,
щщу рил на Дарью зеленые, камышовые глаза и собрался
ttJ( Jtть. Дарья, глаз не сводившая со служивого, качну­
' '1,, как пламя свечки, когда Митька, уходя, хлоnнул
"''III•IO, туго поджимая губы, накинуда было платок, но
1 llоlши чна спросила:
Ты куда, Дашка?
До ветру ... по нужде.
-
Пойдем вместе.
-
llа нтелей Прокофьевич сидел, не поднимая опущенной
1111 вы, будто и не слышал разговора. Мимо него прошла
1 (ltе рям Дарья, тая под опущенными векамп лисий блеск ;
"' 11ей кряхтя, увалисто катилась свекровь. Митька, no-
lltriJЛИ вaя, скрипел сапогами у калитки, курил в горсть. На
111111\ щеколды он шагнул было к крыльцу.
- Это ты, Митрий? Либо заблудился на чужом ба-
1 ?- ехидно окликнула его Ильинична.- Ты уж калllт­
то за собой засовом запри, а то ветер, хдопать будет
Ветер-то 11шь какой ...

65 3 М . Шолохов, т. 2
- Ничего, не заблудился ... Запру ... - помолчав, до
садливо сказал Митька и, кашлянув, прямо через улищ
потянул к Аникушииному базу.
Жил Митька nтичьей, бездумной жизнью: жив ныв
че - хорошо, а назавтра - само дело укажет. Служил 01
с nрохладцей и, несмотря на то, что бесстрашное сердц•
гоняло его кровь, не особенно искал возможности выслу
житься,- зато послужной сnисок Митьки явллл некоторо•
неблагополучи~: был хозяин его два раза судим - по об
винению в изнасиловании русскоподданliоЙ польки 1
в грабеже, за три года войны подвергалсн бесчисленны~
наказаниям и взыскам: однажды военно-полевой суд чут1
не прилепил ему даже расстрела, но к~ш-то умел Митью
выкручиваться из бед, и, хотя и был в лолку на последне~
счету,- любили его казаки за веселый улыбчивый нрав, з1
похабные песни (на них был Митька мастер не из пос.'lед
них), за товарищество и простоту, а офицеры - за ра3
бойную лихость. Улыбаясь, топтал Митыш землю лег.юu11
вол•1ьимн ногами, было много в нем от звериной этой по
роды: в походке уналистой - шаг в шаг, в манере глядет1
исподлобьn зелеными зрачкастыми глазами; даже в пово
роте головы: нико1·да не вертел М итьnа контуженоi
шеей - поворачивался всем корпусом, коли надо был•
оглянуться. Весь скрученный из тугих ·мускулов на ши
роком костяке, G1..1л он легок и скуп в движениях, терnкиъ
запахом здоровья и силы веяло от него,- так пахнет под

нлтый лемехами чернозем в логу. Бы.1а для Митьки не


сложна и nряма жизнь, тянулась она нахотной бороздой
и он шел по ней полноправным хозяином. Так же прими
тивно просты и несложны были его мысли: голоден -
можно и должно уирасть, хотя бы и у товарища, и крап
когда был голоден; · износились сапоги - проще простог1
разуть пленного немца; проштрафился, надо исиуnит.
вину - и Митька исJ>упал: ходил в разведиу, nриноси;
снятых им полузадушенных немецких часовых, oxoтJHIКOJ

шел на рискованпейшие предприятия. В 1915 году попалс1


в плен, был избит и изранен тесаиами, а ночью, изломав д1
корней ногти, продрал крышу сарая и бежал, захватив в ;
память обозную упряжь. Поэтому-то многое и сходил1
Митьие.
На шестые сутки отвез Мирон Григорьевич сына Bl
Миллерово, проводил его до вагона, nослушал, иаи, уда
ляясь, тарахтят звенья зеленых иоробои, и долго иовыр~
инутоnищем насыпанный у платформы шлаJ<, не поднимаJ

66
11 1 нных посоловевших глаз. Плакала по сыну Луки­
'" 1, ' рлхтел дед Гришака, трубил в горнице, сморкаясь
1111 1,, вытирая ее о замасленную полу ч екме нька.
1 1t и Аникушкик а жалмерка, вспоминая большое,
1 1111 на ласки тело Митьки и мучаясь от триппера, ко­
' 1 ннделил ее служивый.
11 Jll' :lfll за плетал о дни, как ветер конскую гриву. Перед
' 1•1 1 оом внезапно наступила оттепедь; сутки шел

1 1,, 1· обдо нскоii горы по ерикам, шалая, н есл ась вода;


1 11 ' " '' жи вшихся от снега мысах зазеленелl! прошлогод­

'' 1 ра вка и мшистые плитняки мела; на Дону заедями


111 11 1rь окра инцы, лед, трупво синея, вздувадся. Н евы-
11 10 слад кий запах и злучал оголенный чернозем. По
1 111 11r кому шл яху, по прошлогодним ко леям пузыри.rrась

н 1:
веж ими обвалам н зияли глинисты е за хутором яры.
11 11 1~ii ветер нес с Чира томленые запахи трав ного тлена,
11 н щщни на горнзон те уже маячили, как в ес ной, голу­
' ', н е жнейшие тени. По хутору оiюло бугров высыпан-
11111 плетней золы стояли рябые лужины. На гум нах от-
1111 1 '!а у скирдов земля, колола в нос прохожего притор­

н 1· ладость подопр е вшей соломы. Днямп по карнизам


III ' II I'Й с соломенны х сос ульчатых крыш стекала де гтяр-
11 11ода, надрывно чечека.111 па пл е тнях сороюr, 11, обуре-
н tt.t й прежде временн ым томдением весны, р е вел ;зимо-
1 111 1\Й на базу у Мпрона Григорьевича общественный
Он раскидывал рогами плетни, терся о дубовую
1 11i .
'"·••де нную че рвоточиной соху, мотал ш елковистым п од-
1'~/\ 1\ОМ, копытил на базу рыхлый, напитанный талой
"'1 oir снег.
второй день рождества взломало Дон. С мощным
lla
1• t•том и скрежетом шел посредине стор. На берег, как
• 11ны е чудовищные рыбы, вылезали льдины. За Доном,
н• н ttаем ые южным волнующим ветром, стремюшсь в нe­

lllllt' II OM зыбком беге тополя.


/Uшшшшууууууу ... - плыл оттуда сиповатый, при-
1 1/I СН ВЫЙ гул.
llo к ночи загудела гора, взголчились на шrощади вo­
tlllllol , мимо мелеховекого куреня прокатила Христонина
111111.л с клочком сена в пасти, и Пантелей Про1юфье вич
• 11111л : «Прищемило весну, завтра саданет мороз>> Ночью
11•р повернул с востока, легонький моро зе ц кристальн ым
• 11 ом латал изорванные оттепелью лужины. К утру дул
1• московс1шй в етер, тяжхо давил мороз. Вновь водво­
•11 '' rь зима. Лишь посреюrне Дона, напоминая об оттепе-
fi7 з•
ли, большими белыми листьями nлыли шматки льдин, ц
на бугре морозно дымилась обнаженная земля.
Всиоре после рождества Пант елею П рокофьевичу н
станичном сходе сообщил nисарь о том, что видел в Н
мененой Григория и что тот nросил уведомить родны
о скором своем nриезде.

VII

Маленьними с муглыми руками , nоирытыми редки 1


глянцем волоса, щупал Сергей Платонович Мохов жизн
со всех сторон. Иногда и она с ним заигрывала, иногд
висела, каи камень на шее утоnленнииа. Многое перевида
Сергей Платонович на своем веку, в разных бывал пер
дрягах. Давненько, когда работал еще по ссыnие, np11
шлось ему за гроши скупить у казаков хлеб, а потом вы
везти за хутор и ссыпать в Дурной яр четыре тысячи п удо
сгоревшейся пшеницы. Помнил 11 1905 год, - и в нег
осенней ночухой разрядил кто-то из хуторских дробовн•
Богател Мохов и лроживался, nод конец сиолотил ш ест1:
де<:ят тысяч, положил их в Волго-Намский банн, но дал1:
ним нюхом чуял, что неот~ратимо подходит время вел11

кого потрясения. Ждал Сергей П атонович черных дне


11 не ошибся: в январе семнадцатого года учитель Баланд1
исnодволь умиравший от тубернулеза, жаловался ему:
- Революция на носу, а тут изволь издыхать от ГЛ)
лейшей и сентиментальнейшей болезни. Обидно, Серге
Платонович!.. Обидно, что не придется логлядеть, на
распотрошат · ваши иапиталы и вас вспугнут из теnлоr

гн ездыШ I\а .

- Что же тут обидного?


- А иаи же? Все же, знаете, прпятно будет видеть, на
все nойдет прахом.
- Н ет уж, милый мой! Умрп ты нынче, я завтра ! -
т айно злобясь, говорил Сергей Платонович.
В январе еще блуждали по хуторам и станицам от гс
лоски столичных разговоров о Распутине и царской ф2
милин, а в начале марта, кан стрепета сетью, нанрыл

Сергея Платоновича весть о низвержении самодержав ю


Назаки отнеслись к известию о перевороте со сдержанно
тревогой и выжиданием. В этот день у занрытой моховсио
лавин толпилпсь до вечера старики и иазаки помолож

Хуторской атаман Нирюшна Солдатов (преемннк убито


Маньщиова), большой рыжеусый и чуть расносыii казю

68
"1 •1 lllli\llll:tcн, в разговоре, оживленно закипевшем у лав-
1" \ '1111''1'1111 почти не принимал, ползал косыми глазам11 по

• 1·••·••11,
~ изредка вставляя растеряннос воск.'lицание:
ll:шорошиJiи делов! .. Ну и ну! .. Kal\ теперича

1 '
1 1 Jlll' ii Платонович, увидев из окна толпу у лавки, ре-
1 ноiiтн потолковать со стариками Надел енотку
•н нрннс ь на коричневую трость со скромными серебря­
'' 11 111Щиал ами, вышел на парадное крыльцо. Or лавки
111 11' 11 гомон.

lly, Платоныч, ты человек грамотный, расскажи


ТР Мн ым, что тепер ь и как будет? - спроси.'! Матвей'
.'11111, напуганно улыбаясь, собирая у зябкого носа .
111• с· 1шад ки.

11 1 нокJiон Сергея П.1атоновича старики почтительно


н 1 IJIII шапки, расступались, давая место в кругу.

t;ез царя будем жить ... - помялся Серге~1 Плато-


1111'1 .
1: r р нки заговорили все сразу:
Как же без царя-то?
Оrцы наши и деды при царях жили, а теперя не
1 1' 11 царь?
Голову сним и - небось, ноги без нес жить не будут.
Какая же власть заступит?
Да ты не мнись, Платоныч! Гутарь с нами по чи-
1 111, Чего ты опасаешься?
Он, может, и сам не знает, - улыбнулся Aвдeич­
IIJII' ' • и от улыбки ямки на розовых щеках его стали
1~· IЩ С.

C t•pгeii Платонович туnо оглядел свои старые резино­


'"' fiоты, сказал, с болью выплевывая слова :
Г осударственная дума будет править. Республика
I'T у нас.

Достукались, мать те черт!


-
Мы как служили при покойничке Александре Вто­
" 1.. . - начал было Авдеич, но суровый старик Богатырев
pot·o перебил его:
Слыхали! Не об этом тут речь.
- Казакам, значит, концы приходют?
- Мы тут забастовки работаем, а немец тем часом 11 до
lllt~<т- Петербурга доберется.
- Раз равенство - значит, с мужикам11 нас поравнять
ll' l yт ...
Гляди, небось, и до земельки доберутся? ..

69
Сергей Платонович, насильно улыбаясь, оглядел рас·
строенные лица стариков, на душе у него стало сумеречиn

и· гад1ю. Он привычным жестом раздвоил гнедоватую бо


роду, заговори.11, злобясь неизвестно на 1юго:
- Вот, старики, до чего довели Россию. Сравняют ваr
с мужюшми, лишат вас привилегпй, да еще и старые оби·
ды припомпят. Тяжелые наступают времена ... В завиен
J.юсти от того, в какие руки попадет власть, а то и до

окончательной гибели доведут .


- Живы будем - посмотрим! - Богатырев покачаJI
головою и из-под клочкастых хлопьев бровей глянул Hll
Сергея Платоновича недоверчиво.- Ты, Платоныч, сво111
линию гнешь, а нам, могет быть, что и полегчает от этого?
- Чем же это вам полегчает? - язвительно спросюt
Сергей Платонович.
- Войну новая власть, может, кончит ... Могет итt.
быть такое? Ась?
Сергей Платонович махнул руиой и постаревшей по·
ходкой заковылял к своему голубому нарядному крыльцу.
Он шел, разбросанно думая о деньгах, о мельнице и ухуд·
шающейся торговле, вспомнил, что Елизавета теперь
в Mocitвe, а Владимир должен вскоре приехать из Ново·
черкасска. Тупой укол тревоги за детей не нарушил мяту·
щейся бессвязицы мыслей. Так дошел он до крыльца,
чувствуя, как за этот день сразу потускнела жизнь и даж~

сам он словно внутренне вылинял от ноющих мыслей.


Иислым вкусом ржавчины во рту вызвало приток слюны.
Оглянувшись на старикоn у лавки, Сергей Платопови~
плюнул через резные перила крыльца, зашарi{аЛ по тер·

расе n комнаты. Анна Ивановна встретила мужа в столо·


вой, скользнула по лицу его привычно равнодушпы•1
взгJIЯдом пустоцветных глаз, спросила:

- Перед чаем закусишь?


- Да нет ще! Иакая там зюtуска?! - брезгливо от·
махнулея Сергей Платонович.
Раздеваясь, он все чувствовал вкус ржавчины во рт)
и безрадостную пустоту в голове.
- Or Лизы письмо.
Анна Ивановна прошла в спальню снующей иноходы<
(так всегда ходила она, с первого дня замужества придав·
ленная большим хозяйством), вынесла надорваннЫ~
конверт.

<<Пустая и, кажется, недалекая девка»,- в первый ра1


подумал так о дочери Сергей Платонович, морща нос 01

70
1 ду о в, исходившего от плотного конверта. Старик
1111 1 r льно прочел письмо, почему-то остановился на

11 \ троение>> и долго думал, доискиваясь в нем

IШiltl го смысла. В конце письма Елизавета прос ила


Olllo де нег. Сергей Платонович, все еще ощущая ною­
' 11 стоту в голове, прочел последние строки. Ему не-
11 111110 захотелось тихо заплакать. Дыбом вставшая
1111• ноляла в этот миг ему порожнее свое нутро.
1 1 щая она мне,- думал он про дочь. - И я ей чужой.
1 ' IIII'IШыe чувства испытывает - поскольку нушны

11 111 Грязная девка, имеет любовников ... а маленькая


111 1 ло курой и родной ... Боже мой! Как меняется все! ..
· · т~t рости остался дураком , верил в какую-то хорошую

ще м жизнь, а на самом деле одинок, как часовня ...


otc•ro наживал, - да чисто и не наживешь! - жулил,
11 11 , а т епе рь вот революция, и завтра мои холуи могут
11111 путь меня из дома ... Все под такую мать! .. а детн?
\ltмнр глуп ... Да и что толку? Все равно, пожалуй ... >t
11 о 1\акой-то нелепой связи вспомнился давнишю1й
'11 ii на мельнице: завозчик-казак заскандалил по пово­
ltо:lьшого отмола и отказался платить; он, Сергей Пла-
11111\ltЧ, в это время был о машинном отделении, вышел на
1 1 11, узнав в чем дело, приказал весовщику и мирошюt­
• не отдавать сработанной муни. Маленький, невзрач-
111 1\аза чишка тянул мешок за гузырь к себе, мирошник.
1111 ный, грудастый Завар, - к себе. Так случилось, что
11'11\ШК а толкнул мирошни.ка, тот, развернувшись, yдa­

tll 1 ••го в висок большим косо сжатым кулаком. Казачиш-


1 нал, потом вскочiiл на ноги, покачиваясь; на левом

11 1 его кроnянилась ссадина. Он вдруг шагнул к Се ргею


ll1 1 оновичу, выдохн ул стенящим шепотом:
Возьми муку! Жри! -и вышел, дрожа плечами.
Везо всякой ВИАIIМОЙ связ11 вспомнился Сергею Пла­
IIЮо ичу этот случай и nоследствия его: жена казачишки
•JIII одила с просьбой возвра_тить муку; насильно выдав­
lltщlя слезы, ища сочувствия у завозчиков, голосила:

- Что ж это такое, люди добрые? Какие это права?


1 1 \ й муку!
- Иди, тетка, IIДII подобру, а то волосья выщипаю! -
' н· t еивался Завар.
1н.шо неприятно и досадно смотреть, как весовщик
llt Н'Т , такой же слабосильный и мелкорослый, как и тот
11 'IIIШKa, по.'lез на Завара в драку и после, жестоко из-
111.1 Й 11м, приходил оросить расчет. Все это быстролетно

71
мелькнуло в уме Сергея Платоновича, пока он сворачива;
прочитанное письмо, глядя перед собой невидящим•
.глазами.

День этот оставил под исход садную дурную боль


Сергей Платонович спал ночью плохо, ворочался, одолl'
ваемый бестолковыми мыслями и неосознанными жела
ниями; уснул заполночь, а утром, прослышав, что в Ягод
вое приехал с фронта к отцу Евгений Листницкий, реши:
съездить туда, чтобы поговорить, выяснить подлинное по
ложение и снять с души горькую накипь тревожны!

предчувствий. Емельян, посасывая трубку, запряг в гu


родские санки маштака, повез хозяина в Ягодное.
Над хутором оранжевым абрикосом вызревало солнц1·
под ним тлели, дымясь, облака. Резкий морозный возду~
был насыщен сочным плодовым запахом. Под копытам1
маштака хрустел подорожный ледо1<, пар сносился ветро1
от конских ноздрей назад, инеем оседа.1 на гриве. Сергеi
Платонович, умиротворенный быстрой ездой и холодом
подремыва.'l, качался, терся спиной о коверчатый задо1
саней. А в хуторе на площади чернела тулупами толш
казаков, овечьим порядком кучи.'lись бабы, запахнув дон
ские шубы, опушенные бурым поречьем 1.
В середине толпы учитедь Баланда, с платком у позе
леневшего рта и с 1<расной лентой в петличJ<е полушубка
rорячечно блестя глазами, говорил:
- ... Видите, наступил конец прокдятому самодержа
вию! Теперь ваших сынов не пошлют усмирять плетям1
·рабочих, кончилась ваша позорная с.ТJужба царю-кровосо
су. Учредитедьное собрание будет хозяином новой, сво
бодноl1 России. Оно сумеет построить иную, так сказать
светлую жизнь!
Сзади, за сборки полушубJ<а, дергала сожитедьница
шептала умодяюще:

- Митя, оставь! Пойми, что вредно тебе, нельзя


1\ровь ведь опять будет идти ... Митя!
НазаJ<и слушали Баланду, смущенно потупясь, по
кряхтывая, тая улыбки. Речь ему так и не дали докончить
Сочувственный голос из передних рядов произнес ба
·совито :

- Жизня-то, J<ак видать, светлая будет, да вот ты


сердяга, не дотянешь. Шел бы себе домой, а то на базу-т1
свежо ...

1 П о ре '1 ь е - мех выдры или норlСи.

72
ltiiJIIIIIДa скомкал недоговоренную фразу и, увядший,
1111 1 ll;t толпы.
11 Jl1·одное приехал Сергей Платонович в поадень.
llo/111 аа уздцы подвел маштака к плетеным яслям возле

•H IIIIIII II и, пока хозяин вылезал из саней и, откинув полу


1 1111 , доставал носовой платок, успел разнуздать ло­
''• н а кинуть попону. У крыльца Сергея Платоновича
1111' н л высокий , седоватый, в рыжих подпалинах борзой
• н " '· Он встал навстречу чужому, потягиваясь на длин-
11 илистых ногах, зевая; за ним с такой же ленцой
• • IIII JIIfcь и остальные собаки, черными узлами лежавшие
• 1 11 JСрыль ца.

• 1 1Р рт, сколько их! .. & - Сергей Платонович поглядывал


1111 111uo, пятясь задом по сходцам.

с ухой, светлой передней тяжко воняло псиной, ук­


11
IIШ . Над сундуком, на широком размете оленьих рогов,
11 PJI II ка ракулевая офицерская папаха, башлык с сереб-
1'шнii кистью и бурка. Сергей Платонович глянул туда; на
Шl ••му показалось, что кто- то мохнатый, черный стоит на
tщуке, недоумевающе вздернув плечи. Из боковой ком­
' 11,1 вышла полн ая черноглазая ж енщина. Она внима­
' lloii O оглядел а раздевавшегося Сергея Платоновича,
•11111 нла, не мепня серьезного выражения на смугловато­
!' II' IIBOM ЛИЦе :

Вы к Николаю Алексеевичу? Я сейчас доложу.


( на вошла в зал не постучавшись, плотно прикрыв за
'' щ дверь. В этой располневшей черноглазой красавице
1 Сергей Платонович с трудом признал Астахову Aк­
llll l.ю. Она сразу узнала его, плотнее сжала вишневые
1 llol , rюшла, держась неестественно прямо, чуть шевеля

II I'Ouы ми оголенными локтями. Через минуту следом за


111111 11ышел сам старый Листницкий. Он, в меру приветливо
fl,tбаясь, снисходительно пробасил :
- А! Степенство! Накими судьбами ? Прошу ... - по­
IНJ)Онилс я, движением ру~и приглашал гостя в зал.

'е ргей Платонович раеклан илея с давно усвоенной им


отно шении боль ших людей почтит ельностью; шагнул
1 IHJI . Навс тречу ему, щурясь из- под пенсне, ш ел Евгений
lн ·т пицкий.
- Это превосходно, милейший Сергей Платонов11ч!
IJЦНl вствуйте. Что ж это, как будто бы стареете? А?
- Ну, полно, Евгеюtй Николаевич! Я еще думаю вас
н• р жить. Нак вы-то ? В целости и сохранности?

73
Евгений, улыбаясь, поблескивая золотыми коронкам•
зубов, под руку увлекал гостя к креслу. Они сели за не·
бо.1ьшим столиком, персбрасываясь незначительными
фразами, разыскивая в лицах друг у друга те изменения,
которые произошли со времени последней встречи. Рас·
порядившись подать чай, вошел пап. Большая гнутам
1
трубка в зубах его дымилась. Он остановился у креслн
Сергея Платоновича, спросил, положив на стол старчесю1
костлявую, длинную ладонь :

Как у вас на хуторе? Слышали ... хорошие вести-то?


-
Сергей Платонович снизу вверх глянул на выбритыt•
висячие складни на подбородке и шее генерала, вздохнул.
- Как не слышать! ..
- С накой роковой предопределенностью шло к это·
му ... -
генерал, дрогнув кадыком, глотнул дым.- Я пред·
видел это еще в начале войны. Что же ... династия была
обречена. Мне сейчас вспомнился Мережковский... по·
мнишь, Евгений? -«Петр 11 Алексей». Там после пытки
царевич Алексей говорит отцу: «Кровь моя падет на по·
томков твоих ... 1)
- Ведь у нас ничего толкового нет,- волнуясь, заго·
вори.1 Сергей Платонович; поерзав в кресле, он закурил,
продолжал: - Газет не получаем уже неделю. Слухи са·
мые невероятные, растерянность. Беда, ей-богу! Я, услы·
ша, что Евгений Николаевич приехал в отпуск, решил
съездить сюда к вам, расспросить, что там творится, чего

нужно ожидать.

Евгений, уже без улыбки на опрятно выбритом белесом


лице, рассказывал:

Грозные события ... Солдаты буквально все разп:о­


-
жены, воевать не жеп:ают - устали. Собственно, в этом
году уже не стало солдат в общепринятом смысле этого
слова. Солдаты превратились в банды преступников, раз­
нузданных и диких. Вот папа, например... он не может
себе этого представить. Он не может представить, до какой
степени разложения дошла наша армия... Самовольно
уходят с позиций, грабят и убивают жителей, убивают
офицеров, мародерствуют ... Невыполпение боевого прика­
за - теперь обычная вещь.
- Рыба с головы гниет,- вместе с дымом вытолкнул
старый Листницкий фразу.
- Я бы не сказал этого,- Евгений поморщился, жи­
ловатое веко у него подсрга;~ нервчик: - Я бы не сказа.11 ...
Снизу гниет армия, разлагаемая большевиками. Даже ка·

74
1 '' 1rти, особенно те, которые близко соприкасали с ь
111 oii, неустойчивы морально. Си.тtьнейшая усталость
1 н родным куреням ... А тут большевики ...
1 1 го они хотят? -не выте рпел Сергей Платонович .
11! .. - Листницкий усмехнулся,- они хотят ... это
11 олерных бацилл! Хуже в том отношении, что лег•Iе
111/IUeт к ч ел овеку и внедря е тся в самые толщи со.тr-

1 11 х масс . Я говорю про · идею. Тут уже никакими нa-


ltltllu ми не спасешься . Среди большевиков есть, не-
111'11 110, талантливые люди, с некоторыми мне приходи­
'' общаться, есть просто фанатики, но преобладающее
rы11ипство - разнузданные, безнравственные субъекты.
11е интересует сущность большевистского уч ения ,
r111111. возмож ность пограбить, уйти с фронта. Опп хотят
' ,, де всего захватить власть в свои руни, на любы х yc-
IIHII X нончить, как они выра жаются , «империалисти -

1 ю» войну, хотя бы даже путем сепаратного мира,­


' 111 передать крестьянам, фабрики - рабочим. Разуме­
"• :.то столь ж е утопично, сколь и глупо, но подобным
1 '' tttтивом достигается располож ен ие солдат.
Jl ис тницки йговорил, сдерживая глухую 3Jioбy.
1111л ьцах его ходил елоповой кости мундштук. Сергей
l1111' нович слушал, наклонившись вперед, словно соби-
11' '• вскочить на ноги. Старый Листницкий расхаживал
" 11лу, чмыкая черными мохнатыми бурками, покусывая
н но -сединный ус.
l•:оrений рассказал о том, кан еще до переворота он
1111 жден был бежать из полка, опасаясь мести казаков;
• нроисходиnших в Петрограде событиях, свидетелем кo­
''I"•IX был.
Разговор на минуту заглох . Старый Листницкий, глядя
111 реносицу Сергея Платоновича, спросил:
Что же, купишь серого, того, которого смотрел
'' н t.ю,- сыниа « Боярыни>>?
- До этого ли теперь, Николай Алексеевич? - Мохов
1111~0 сморщился н махнул безнадежно рукой.
Н л юдской в это время Емельян, отогревшись, пил чай,
рн ным платком вытирал пот с бурановых щек, расска­
н.tщ\л о хуторе н новостях. Аксинья стояла у кровати,
1• дью навалясь на резную спинку, кутаясь в пуховый
1 III'ГOK.

Небось, наш курень уж развалился? - спрашивала

111 ' ·
7;j
- Нет, зачем же развалился - стоит! Чего ему еде·
лается,- мучительно растягивая слова, отвечал Емельян,
Соседи-то наши, Мелеховы, как живут?
Живут помаленечку.
Петро не приходил в отпуск?
Вроде не приходил.
А Григорий? .. Гришка ихний?
Гришка приходил после рождества. Баба его двой­
ню энтот год родила ... А Григорий ... как же - приходил по
ранению.

Раненый был?
-
А то как же? Ранили в руку. Его всего испятнили,
-
как кобеля в драке: то ли крестов на нем больше, то ли
рубцов.
- Какой же он, Гришка? - давясь сухой спазмой,
спрашивала Аксинья и покашливала, выправляя секу·
щийся голос.
Такой же ... горбоносый да черный. Турка туркой,
как и полагается.

Н не про то ... Постарел аль нет?


А чума его знает: может, и постарел трошки. Жена
двойню родила,- значит, не дюже постарел.
- Холодно здесь ... - подрожав плечами, сказала Ак·
синья и вышла.

Наливая восьмую чашку, Емельян проводил Аксинью


глазами, медленно, как слепой ноги, переставляя слова,
сказал:

- Гнида гадкая, вонючая, какая ни на есть хуже.


Давно ли в чириках по хутору бегала, а теперя уж не ска­
жет «тут>>, а <<здеся>) ... Вредные мне такие бабы. Н бы их,
стерьвов ... Выползень змеиный! Туда же ... <<холодно зде­
СЯ>) ... Возгря 1 кобылья! Пра!
Обиженный, он не допил восьмой чашки, вьшез, пере­
крестился, ушел, независимо поглядывая воl\руг и созна­

тельно грязня сапогами натертый пол.


Всю обратную дорогу он был угрюм, nак и хозяин.
Злобу, вызванную Аксиньей, вымещал на маштаке, на­
хлестывая nончиком кнута по местам маштаковой стыд­
ливости и язвительно величая его «хлынцем >> и «чикlf:Ля.•
ем>). До самого хутора Емельян, против обыкновения, не
перекинулся с хозяином ни одним словом. Напуганhую
тишину хранил и Сергей П.тштонович.

1 В о а гр я -сопля.

76
\ 111

11• J IIIY Ю бригаду одной из пехотных дивизий, находив­


н 11 резерве Юга-Западного фронта, с приданным
11
11 1 '.!.7 -м
Донским казачьим полком, перед февральски-м
1" тtротом сняли с фронта с целью переброски в окрест­
'' t•толицы на подавление начавшихся беспорядков.
111111ду отвели в тыл, снабдили новым зимним обмунди-
1 •111 11 м, сутки превосходно кормили, на другой день,
•t p\'.IIIB в вагоны, отправили, но события опередили
llllllllllиecя к Минску полки: в день отправки уже пе-
11111\Л IIСЬ настойчи вые слухи, что император в Ставке
tiНttО tюмандующего подписал акт об отреченин от
11 11 1 I()Л8.
J:p11raдy с полпути вернули обратно. На станции Раз-
'" :.! 7-й полк получил приказ выгрузиться из вагонов.
11 111 б ыли забиты составами. На платформе сновали сол-
11.1 ,. красными бантами на шинелях, с добротно сделан­
" t 111 новыми винтовt<ами русского образца, но англий-
1 11 1 о проис хождения. Многие из солдат были возбуждены,
llllt'Jtllвo поглядывали на строившихся посотенно казаков.
11 сму рныii иссякал день. С крыш станционных пo­
jiiiiЩ журчилась вода, лущи на путях, nокрытые пефтл -
111 111 блестками, отражали серую мякотную овчину неба.
1' 11 маневрировавших паровазов звучал приглушенно,
111 Jl . За
пакrаузом полк в конном строю встречал
1 •• 11111дира бригады. Мокрые по щетки ноги лошадей
11 l ttл ись nаром . Вороны безбоязненно садились nозади
IJIOH, гребли и клевали оранжевые яблоки конского пo­
ltll\
1 омандир бригады на вороном трехвершковом коне,
1 · опр овождении командира полка, подъехал к казакам.

l tннн ув поводья, оглядел сотни. Заговорил, словно от-


1 ll< ивая обнаженной рукой свои неуверенные, глухие
1 11111а :

· Станичники! Волею народа, царствовавший доныне


1110ратор Николай Второй ... э-э-э ... низJю~~tеп. Власть
III' JII'шлa к Временному комитету Государственной думы.
11 t и я и вы в том числе должны спокойно перенести это ...
• 1 :1 ... известие ... Дело казаков защищать свою Родину от
11111' /lrател ьств внешних и ... э-э-э ... так сказать, внешних
11'111' в. :Мы будем в стороне от начавшейся смуты, предо-
1111\ II М гражданскому населению избирать пути к органи-
1Щt1 11 нового правительства. Мы должны быть в стороне!

77
Война и политика для армии несовместимы ... В дни таки
вот потрясений ... э-э-э ... всех основ мы должны быть твер
ды, как ... - Бригадный, старый и бездарный служака-г
нерал, не привыкший держать речи, замялся, копаяс1
в сравнениях ; на маеленистом лице его в мучительно

немоте двигались брови; сотни терпеливо ждали:- э-э-э .. ,


как сталь. Ваш казачий воинский долг призывает вас под
чиняться своим начальникам. Мы будем биться с врагом
так же доблестно, как и раньше, а там ... - косой плыву
щий жест назад,- пусть Государственная дума решает
судьбу страны. Кончим войну, тогда и мы примем участи
во внутренней жизни, а пока нам ... э-э-э ... нельзя. Арми
мы не можем отдать .. В армии не должно быть политикul
Здесь же на станции спустя несколько дней присягал11
Временному правительству, ходили на митинги, собираяс1,
большими земляческими группами, держась обособленно
от солдат, наводнявших станцию. После подолгу обсуж·
дали слышанные речи, вспоминая, прощупывали недо ·

верчиво каждое сомнительное слово. У всех почему-то


еложидось убеждение: если свобода - значит, Iюнец войне,
и с этим прочно укоренившимен убеждением трудно стало
бороться офицерам, утверждавшим, что воевать Россин
обязана до конца.
Растерянность, после переворота охватившая верхушки
армии, отражалась на низах; про существование 3астряв­

шей на полпути бригады штаб дивизии словно забыл.


Бригада, выгрузившись, доедала выданное на восемь суток
довольствие , солдаты толпами уходили в близлежащие
деревушки, на базаре откуда-то появился в продаже спирт ,
и уже не в диковинку было видеть в те дни пьяных ниж­
них чинов и офицеров .
Вырванные переброской из обычного круга обязан­
ностей, казаки томились в теплушках, ждали отправки на
Дон (слух о том, что второочередников будут распускать
по домам, держался весьма упорно), небрежно ухаживали
за лошадьми, дни насквозь толкались на базарной площа­
ди, торговали запасенными с позиций ходкими предметами
продажи: немецкими одеялами, штыками, пилами, шине­

лями, кожаными ранцами, табаком ...


ПрИiсаз о возвращении на фронт встречен был откры­
тым ропотом. Вторая сотня отказалась было ехать, казаки
не разрешили прицепить к составу паровоз, но команд ир

полка пригроаил разоружением, и волнение пошло на

убыль, улеглось. Эшелоны потянулись к фронту.

78
1 10 что же, братушки? Свобода - свобода, а I<acae-
•1111111 - опять, значится, кровь проливать?
Стuрый прижим начинается!
ll a какой же ляд царя-то уволили?
llaм что при нем было хорошо, что и зараз подхо-
11
lllupoвapы одни, только мотней назад.
Но-во!
:Jто до .каких же пор будет? ..
Третий год с винтовки не слазишь! - шли в вагонах
IIIIJJCipbl.
11 н какой-то узловой станции казаки, как сговорив­
"' t., uыс ыпали из вагонов и, не слушая увещаний и угроз
ндира полна, открыли митинг. Тщетно меж серого
1 1 шн казачьих шинелей метались комендант и пpecтa­
ll.lli начальник станции, упрашивая казаков разойтись
111 11111" нам и освободить пути. Казаки с uеослабuым вни­
н 1111 м слушали речь урлдних<а третьей сотни. После него
lll(lllд небольшой статный I<азачок Манжулов. Из его
1 1 11 Jl вшего, злобно искривленного рта с трудом выметы-
1111' 1• злые слова.

Станишпики! Нельзя так-то! Нас опять же под


•нфуз подвели. Обман хочут исделать! Раз превзошла
1 IIIIJIJOция и всему народу дадена свобода - значится,
" 111 ны войну прикончить, затем что народ и мы войну не
1111 1! Аккуратно я гутарю? По-правильному?
Правильно!
Под хвост кобыле!
- Осточертела всем!
Шаровары вон не держутся ... какал война?!
Не жжжа-лла-ем ! ..
По домам!
Оrчаливай паровоз! Федот, давай-ка!
- Станишпики! Погодите! Ставишники! БратцJ>I!
1 l1 рти, в рот вас, в печенку, в душу! .. Братцы! - надры-
1 1 н· я Манжулоn, стараясь перекричать тысячу глотох<. ­
ll111' дите ! Паровоз не волнуйте! Он нам без надобности,
IIIJIЬKO что обмап ... Пущай нам их высокоблагородие ко-
1 ндир полка документ объявит: на самом деле нас тре-
1 ют на фронт али это по ихней I<апрызности? ..
Нолк только после того погрузился в вагоны, когда
11 щолнован ный, не владеющий собой командир полка,
IJIIIH<a губами , вслух прочитал получепную им из штадива
1 'll'rpaмм y о вызове полна на фронт .

79
В одной теплушке ехали шесть человек татарцев,
хуторян, служивших в 27-м полку: Петро Мелехов, роди
дядя Мишки Кошевого Николай Кошевой, Аник ушю1 1
Федот Бодовсков, Меркулов - цыгановатый с чернок уд
рявой бородой и с шалыми светло-коричневыми гл азам 11 1
и Максимка Грязнов, сосед Коршуновых, беспутный и в
селый казак, по всему станичному юрту стяжавший дn
войны черную славу бесстрашного конокрада. <<Меркулов
уж куда ни подошло бы коней уводить - на цыгана п охо>l
и все такое ... а вот не ворует. А ты, Максим, конский хвое
увидишь - и то в жар тебя шибает!»- постоянно с мея
лись над Грязновым казаки. Максимка краснел, жму·
рю1 голубой, как льняной цветок, глаз, пакостно отш учн
вался: <<С Меркуловой матерью цыган ночевал, а моя,
небось, позавидовала, а то б рази я ... да упаси и не при·
педи! .. >>
Н теплушке ходил сквозной ветер; лошади стоял11
у наскоро сбитых кормушек под попонами; среди вагон а -
на бугорке мерзJюЙ земли - чадили сырые дрова,- еду·
чий дым тяну.1о в дверную ще.'!ь. Казаки сидели на седла
вокруг огня, сушили взвонявшиеся от пота и сы рост11

портянки. Федот Бодовсков грел у огня босые гнутые н оrн.


На калмыцr;ом, углоскулом лице его блудила довол ьная
улыбка. Грязнов наскоро прихватывал дратвой отпоров­
шуюся подметку, продымленным осипшим голосом гово·

рид, обращаясь неизвестно к кому:


- ... Ма.1еньким был, зимой, бывалоча, заберусь на
печку, а бабка моя (ей в те годы за сто перевали ло !)
ощупкой ищет у меня в голове вшу, гутарит: <<Ягодка, мoii
Максимушка! В старину не так-то народ жил - кре пко
жил, по правилам, и никаких на него не было напас тей.
А ты, чадунюшка, доживешь до такой поры времени, что
увидишь, как землю всю опутают проволокой, и будут ле­
тать по синю небушку птицы с железными нос ам и,
будут людей клевать, как грач арбуз клюет ....И будет мор
на людях, глад, и восстанет брат на брата и сын на от ца ...
Останется народу, как от пожара травы>>. Что ж,- по·
молчав, продолжал Максим, - и на самом деле сбыл ось;
телеграф выдумали - вот тебе и проволока! А жел езная
птица - еропланы. Мало они
нашего брата подолб или?
И голод будет. Мои вон спротив энтих годов вполов ину
хлеба сеют, да и каждый хозяин так. По станицам стар да
мал остались, а хлоп неурожай - вот и «глад)) вам.
Л tipaт на брата - это как вр~ брехня? - спросил
llo t 1"' Mt•m!XOB, поправляя огонь.
llщ·оди, и этого народ достигнет.
ll:111сть не установют и забрухаются,- вмешался
'" 1 1iодовсков .
.' ~ шо усмирять чертей придется.
11.1 сначала с германцем расхлебай,- засмеялся
1 11 ttoli.
1 1то ж, повоюем ишо ...
11 11н ушка, деланным испугом морща голощекое, бабье
1111 , носкл икнул:
1~ ари ца наша лохмоногая, до каких же пор все
IIII0 1 M)) ?
Но тех пор, покеда ты, скопец, шерстью об­
' 11 1111., - поддел его Кошевой.
l : щ,свшие у огня дружно засмеялись. Петро поперх-
11 11 дым ом и, кашляя, глядя на Аникушку глазами,
' 11111 м и слез, тыкал в его сторону пальцем.

Uолос - он дурак ... - смущенно бормотал Ани­


''" н : - он и где не надо растет ... Зря ты, Кошевой, но-
111 болтаешь ...
Нет, уж хватит! Хлебнули через край! - вспыхнул
''' ндан но Грязнов. - Мы тут бедствуем, во вшах noпs­
t t, а семьи наши там нужду принимают, да ить как? ..
1 ,, - кровь не потекет.

Ты чего взбугрился? - насмешливо, пожевывая


llll'llllчн ый ус, спросил Петра .
Известно чего ... - за Грязнова ответил Меркулов
11111\ жно захоронил улыбку в курчавой, цыганской бо­
' 1''· - Известно, нудится казак... тоскует... Иной раз
1 1 1 х выгонит табун на зеленку: покеда солнце росу
11 щ рает,- скотинка ничего, кормится, а как станет

111ще в дуб, заюжит овод, зачнет скотину сечь,- вот


1 .. - Меркулов шельмовато стрельнул глазами в каза-
1111, продолжал, повернувшись к Петру : - тут-то, госпо-
1111 11а хмист р, и пападает на скотину бзык. Ну да ты эна-
1111.1 Не из суцких 1, небось! Сам быкам хвосты крутил ...
111\Ковенн о, какая-нибудь телка задерет хвост на спину,
IIIICIIeт - да как учешет! А за ней в ес ь табун. Пастух бе-
1 1: «ая-яй! .. ая-яй ! .. )) Только где ж там? ! Мететел табун
1 нюii, не хуже как мы под Незвиской на немцев лавой
"\IIЛИ . Где ж там, рази удержишь?

1 С у цк о ii ( судской) -чиновник, интеллпrент.

Ht
- Ты к чему это загонаешь-то?
Меркулов ответил не сразу. Намотав на палец завито11
смолистой бороды, дернул его ожесточенно, заговорил уж
деловито и без улыбки:
- Третий год воюем ... так? Третий год, как нас в око
пы загнали. За что и чего? - никто не разумеет ... И том ,
и гутарю, что вскорости какой-нибудь Грязнов али Мет
хов бзыкнет с фронта, а за ним полк, а за полком ар ми я ...
Будя!
- Вон ты куда ...
- Туда самое! Не слепой, вижу: на волоске все де11
жится. Тут только шумнуть: 41 Брысь! •- и полезет в 1 1
как старый зипун с плеч. На третьем году и н.ам СОЛПI\1
в дуб стало.
- Ты бы полегше! - посоветовал Бодовсков.- А 111
Петро ... он ить вахмистр ...
- Я товарищев кубыть не трогал,- вспыхнул П ет ро.
- Не серчай! Шутейно сказал.- Бодовсков смутилсн,
поворочал узловатыми пальцами босых ног и встал, по
шлепал к кормушке.

В углу, у цибиков прессованного сена, вполголоса ра а


говаривали казаки других хуторов. Из них лишь двое был lf
с хутора Иаргинского - Фадеев и Каргин, остальные во·
семь - разных хуторов и станиц.

Спустя немного они запели. Заводил чирский казак


Алимов. Он начал было плясовую, но кто-то шлепнул его
по спине, простушенно рявкнул:

- Оrставить! ..
- Эй вы, сироты, полозьте к огню! - пригласил Ro·
шевой. В костер кинули щепки (остапш разломанного н
полустанке забора). При огне веселее · подняли песню :

Ионь боевой с походвыи вьюком


У церкви ржет, когой-то ждет.
В ограде бабка плачет с внуком.
Жена-молодка слезы льет.
А из дверей святого храма
Иазак в доспехах боевых идет.
Жена коня ему подводит.
Племянник пику подает ...

В соседнем вагоне двухрядка, хрипя мехами, рез ал11


«казачка». По дощатому полу безжалостно цокотали каб
луки казенных сапог, кто-то дурным голосом вякал, го
лосил:

82
Эх вы, горьки хлопоты,
Тесны царски хомуты!
f\азачепькам выи труть -
Ни вздохнуть, ни воадохнуть.
Пугачев по Дону кпнчет.
По низовьям ronи зычет:
•Атаманы, казаки! .. •

11 н1рой, заливал голос первого, верещал несуразно


11111 ко роговоркой :
Царю верой-правдой служим.
По своим жалмеркам тужим .
Баб найдем - тужить не буде м,
А царю ... по.~удим .
Ой, сыпь! Ой, жги! ..
У-ух! Ух! Ух! Ха!
Ха-ха-хи-хо-ху-ха-ха!

1 н. аки давно уже оборвали песню и велушивались


1 с• нtаба шный гомон, разраставшийся в соседнем вагоне,
111 t ан·ивались, сочувственно улыбаясь.
11с тро Мелехов не выдержал и захохотал:
к дьяволы их разымают!
Меркулова в коричневых крапленных желтой искрой
111 замигали веселые светлячки; он вскочил на ноги,

• IIJt ll вaя такт, носком сапога посыпал мельчайшее просо


1''' 11 и, вдруг топнув, легко, пружинисто, кругло пошел
щнасядку. Плясали все по очереди - грелось движе-
1 t . В соседнем вагоне давно уже затихли двухрядные
111 а, - там уже хрипло и крупно ругались. А тут бились
11 1/IС ке, беспокоили лошадей и кончили, только когда
111 сnвш ийся в раж Аникушка, во время одного необы­
" йшего по замысловатости колена, упал задом на
"''"'· Аникушку с хохотом подняли, при свете свечного
1 tpкn долго оглядывали новехонькие шаровары, насмерть
' 1 )1 н ные сзади, и края припаленной ватной теплушки.
Скинь шаровары-то! - сожалея, советовал Мер­
шо .

Ты, цыган, сдурел? А в чем же я?


М Рркулов порылея в саквах, достал холщовую бабью
' 1 111дн ицу. Огонь раздули вновь. Меркулов держал рубаху
:11ш е плечики; откидываясь назад, стопая от хохота,

tiiНIJHIЛ :

Вот! .. Ох! Ох! Украл я ее на станции, с забора ... На


•рtнн ки блюл ... Ох! Пороть не бу-у-ду ... Бери!
l:ttл ком обряжая ругавшегося Аникушку, ржали так
11111110 и густо, что из дверей соседних вагонов повысуну-

t\:.1
лись го.1овы любопытных, в ночной темноте орали завист
ливые голоса:

Чего вы там?
Жеребцы проклятые!
Чего зашлись-то?
Железку нашли, дурочкины сполюбовники?
На следующей остановке притянули из переднего ва
гона гармониста, из других вагонов битком набились ка
заки, сломали кормушки, толпились, прижимая лошадl'ft
к стене. В крохотном кругу выхаживал Аникушка. Белан
рубаха, со здоровенной, как видно , бабищи, была ем~
длинна, путалась в ногах, но рев и хохот поощряли ·
плясал он до изнеможения.

А над намокшей в крови Беларусью скорбно слезилщ·t.


звезды. Провалом зияла, дымясь и уплывая, ночная нt•
беспая чернь. Ветер стлался над землей, напитанноit
горькими запахами листа-падалицы, суглинистой 1\IOЧЛII
вой ржавчины, мартовского снега ...

IX

· Через сутки полк был уже неподалену от фронта. Н 1


узловой станции эшелоны остановили. Вахмист ры р а~
несли приназ : ~ в ыгружаться!>> Торопливо сводили казаю/
лошадей по подмостям, седлали, бегали в вагоны за п оза
бытыми второпях вещами, вьшидывали прямо на м окр ы \
п есчаник путей растреnанные ци бики сена, суетилис ь.
Мелехова Петра позвал ордин арец командира пол ка :
- Иди на вокзал, командир кличет.
Петро, nоправив ремень на шинели, неспешно п ош е.1
к платформе. ·
- Аникей, пригл яди за моим конем, - попросил 011
топтавшегос я у лошадей Аникушку.
Тот молча поглядел ему вслед, на будничном, хм уром
Аникушиином лице озабоченность сливалась с обы чн о •
скукой. Петро шагал, глядя на свои сапоги, забрызга нныt•
ох ровой глин истой грязью, и раздумывая: зачем бы это 011
попадобился командиру полка? Внимание его привл екщ1
небольшал толпа, собравшалея в конце платформы у бак
с кипятком. Он подошел, еще издали вслушиваясь в р а:~·
говор. Человен двадцать солдат окружили рослого р ыже
ватого казака, стоявшего спиной к баку в неловкой, за
травленной позе. Пстро, вытянув голову, поглядел 1111
84
1111 11/НI\ Омое заборадатевшее лицо рыжеватого казака­
''''"• на цифру «52>> на синем урядницl\ом погон е ;
1, •tто где-то и когда-то видел этого человека.
1'tll( же это ты ухитрился ? А еще гайку тебе наши-
' алорадио допы т ывался у рыжеватого казака
1 нсщнредел яющийся с веснушчатым умным лицом.
Ч то такое? - полюбопытствовал Петро, тронув
111 с· о явшего к нему спиной ополчен ца.
l 111 110вернул голову, ответил нехотя:
Низи ртира пымали ... Из ваших казаков.
llt ро, усиленно напрягая память, пытался вспом­
', r·де он видел это широкое рыжеусое и рыжебровое
1111 11таманца. Не отвечая на назойливые вопросы воль­
•сс lll'дсля ющегося, атаманец редкими глотками тянул

1111101 из медной кружки, сделанной из гильзы снаряда,


ыва я черным размоченным в воде с ухарем. Далеко
'' 111олен ные выпуклые глаза его щурились; прожевывая
111 1я, он шевелил бровями, глядел вниз и по сторонам.
* \tl 1 С НИМ, ПрУ-дерЖИВаЯ За ШТЫI\ ВИНТОВI\у , CTOЯJI КОН-
11\11111 вший его пожилой коренастый солдат . Атаманец­
' 11 11 р допил из кружки, повел усталыми глазами по
1111 1 бес церемон но разглядывавших его солдат, и в го­
'·' , по-де тски простых глазах его неожиданно всоых­
'" ожесточение . Торопливо глотнув, он облизал губы,
1111 н ул грубым негпущимея басом:
Д иковина вам? Пожрать не даете, сволочи! Что вы,
1 111ii не видали, что ль?
( :олдаты засмеялись, а Петро, едва лишь услышал го-
1 1\()Зертира, сразу, как это всегда бывает, с поразитель­
•11 nтчетливостью вспомнил, что атаманец этот - с хуто­
Рубежина, Еланекой станицы, по фамилии Фомин,
'' r у него еще до войны на еланекой годовой ярмарке
'1"' вали Петро с отцом трехлетка-бычка.
Фомин! Яков! - окликнул он, протискиваясь
r\1'1\ м анц у.

'l'от неловким, растерянным движением сунул на бак


1 нш у; прожевывая, глядя на Петра смущенными уды­
ltощимис я глазами, сказал:

Не призюiю, браток ...


С Рубежина ты?
Оrтель. А ты либо еланский?
Я-то вёшенский, а тебя помню. С батей лет пять
.,, IIЩ бычка у тебя торговали.

к;,
Фомин, улыбаясь все той же растерянной, ребяч ь •lt
улыбкой, как видно, силился вспомнить.
- Нет, заметило ... не упомню тебя,- с видимым 11
жалением сказал он.

Ты в Пятьдесят втором был?


- В Пятьдесят втором.
- Убег, стал быть? Как же это ты, братец?
В это время Фомин, сняв папаху, доставал оттуда ло
трепанный кисет. Сутулясь, он медленно сунул папаху no
мышку, оторвал косой угол бумажки и только тогда nри
жал Петра строгим, влажно мерцающим взглядом.
- Невтерпеж, братушка ... - сказал невнятно.
Взгляд этот кольнул Петра. Петро крякнул, вобра 1
в рот желтоватый ус. ·
- Ну, землячки, кончайте разговоры, а то через ваr
как бы мне не попало,- вздохнул, вскидывая вин тов ну,
коренастый солдат- конвоир.- Иди-ка, папаша!
Фо11шн, торопясь, сунул в подсумок кружку, nonpo
щался с Петром, гдядя в сторону, и зашагал в коме нда нт
скую увалистой, мсдвежковатой роскочью.
На вокзале, в буфете бывшего первого класса, за ст
ликом гнулись командир полка и два сотенных кома нди р!\ .

- Ты, Мелехов, заставляешь себя ждать,- полков инк


поморгал устало злобными глазами.
Петро выслушал известие о том, что сотня его посту
паст в распоряжение штаба дивизии и что необход юн•
усиленно присматривать за 1\RЗаl\аМИ, СООбЩаЯ О ВСЯ КО"
замеченной перемене в их настроении командиру сотни .
Он, не сморгнув, глядел в глаза полкоиника, слушал вни
мательно, но в памяти неотступно, цепко, как пр ю<леен

ные, держались мерцающий влажный взгляд Фоми н


и тихое: «Невтерпеж, братушка ... ~
Он вышел из парного теплого вокзала, напра вил с11
к сотне. Здесь же, на стапцпи, стоял полковой обоз второr11
разряда. Подходя к своей теnлушке, Петро увидел обо зн ы
каза)(ов и сотенного коваля. При взгляде на коваля у Пет·
ра выветрились из памяти Фомин и разговор с ним , ott
ускорил шаги с целью переговорить относительно nepl!
ковки коня (в этот миг Петром уже владели будн ичны
заботы и тревоги), но из-за красного угла вагона в ыс ту
nила женщина, нарядно nокрытая белым пуховым ша р
фом, одетая не так, как одеваются в этих краях. Странн о
знакомый склад ф11гуры заставил Петра внимател ьн n
вглядеться в женщину. Она вдруг повернулась к нему лtt

86
•• ·•• ,flfi'IH~шидa навстречу, пеуловимо поводя плечами,

1 11 1, н<> бабьим станом . И, еще не различая лица, по


1''" ще йся легкой походке Петро угадад жену. Колкий
111.1ii холодок докатился до сердца. Радость была тем
1 ,.,.,, ••ем неожиданней. Нарочно укоротив шаг, чтобы
1 "'" шш ие за ним обозные не подумали, что он особенно
1' 11\, П етро шел навстречу. Он степенно обнял жену,
1 lctll л е е три раза, хотел что-то спросить, но глубокое
t(IIIIIHee волнение пробилось наружу - мелко задро-
1·убы и словно отнялся язык.
lle ждал ... - заикаясь, выговорил он наконец.
l' олу бок мой! То-то ты да переменился! .. - Дарья
111111 нyJia руками. - Ты как будто чужой ... Видишь,
111 IJJa проведать ... Наши не пускали: (< Куда тебя по-
1 1 ~'~ •• Нет, думаю, поеду, проведаю родимого ... - та­
' JIU она, прижимаясь к мужу, заглядывая в глаза ему
1 Н Рнными глазами.

у вагонов толпились казаки; глядя на них, покряки-

111 , 11 ремигивались, нудились.

П одвалило счастье П етру ...


Моя волчиха не приедет, отроилась .
Там у ней без Нестера десятеро!
М елехов хучь бы своему взводу на ночушку бабу
•• ртвовал ... На бедность на нашу ... 1\х-м! ..
Пойдемте, ребята ! Кровью изойдешь, глядючи, как
1 нему липнет!
11 атот момент Петр не помнил, что собирался бить же-
1 н•ртным боем,- ласкал ее на людях, гладил большим
11 нным . пальцем писаные дуги ее бровей, радовался.
ры1 тоже забыла, что только две ночи назад спала она
111 1 н е с драгунским ветеринарным фельдшером, вместе
111 ехавшим из Харькова в полк . У фельдшера были
li
" 1~ чайно пушистые и черные усы, но ведь все это было
• 11 чи назад, а сейчас она со слезами искренней радости
1111 1 ала мужа, смотрела на него правдивыми ясными

llo возвращении из отпуска есаул Евгений Листницкий


11 l tt.ri назначение в 14-й Донской казачий полк. В свой
11 • 11 котором служил раньше и из которого ему при­

еще до Февральского переворота так позорно бе-

К7
жать, он не явился, а прямо заехал в штаб дивизии, и 11
чальник штаба, молодой генерал с громкой донской до 1
. рянско-казачьей фамилией, легко устроил ему п еревод.
- Я знаю, есаул,- говорил он Листницкому, у едищt
ясь с ним в своей комнате,- что вам трудно будет работа
в старой обстановке, потому что казаки настроены прот11
вас, ваше имя для них одиозно, и, разумеется, будет бл
горазумней, если вы поедете в Четырнадцатый полк. Т
исключите.1ьно с.1авный подбор офицеров, да и казаки 1111
тверже, посерее - большинство из южных станиц "Уст~о
Медведицкого округа. Там вам лучше будет. Ведь вы, 1
жется, сын Николая Алексеевича Листницкого? - 1111
молчав, спросил генерал и, получив утвердительный oтntl f
продолжал: - Со своей стороны могу заверить, что мw
ценим офицеров таких, как вы. В наше время даже ер 1\1
офицерского состава большинство двурушников. Н ич 1
нет легче, как персменить веру, а то и двум богам молить
ся ... - горько закончил начштаба.
Листниц~>ий с радостью принял перевод. В этот же де11
он выехал в Двинск, где находился 14-й полк, а через сут
юt уже представился командиру полка, полковнику Б••
кадорову, и с удовлетворением осознал правдивость слu

начштаба дивизии: офицеры в большинстве - м она11


хисты; казаки, на треть разбавленные старообрядцам
"Усть-Хоперской, Нумылженской, Глазуновекой и дpyrat
станиц, были настроены отнюдь не революционно, н а в
ность Временному правительству присягали неохотнn,
в событиях, кипевших вокруг, не разбирались, да и не xu
тели разбираться: в полковой и сотенные комитеты прn
шли казаки подхалимистые и смирные... С радость
вздохнул Листницкий в новой обстановке.
Среди офицеров он встретил двух сослуживцев 110
Атаманскому полку, державшихся обособленно; остал ын1
были на редкость сплоченны, единодушны, открыто поrо
варивали о восстановлении династии.

Полк около двух месяцев простоял в Двинске, собра11


ный в единый кулак и отдохнувший, подтянутый. До этоr
сотни, прикрепленные к пешим дивизиям, броди и 11
фронту от Риги до Двинска, но в апреле чья-то за ботлив11•
рука слила все сотни,- полк был наготове. Казаки, 911
каемые суровым офицерским надзором, вых одили 111
ученье, выкармливали лошадей, жили размеренной YJIII
точной жизнью, оставаясь без всякого воздействия изnlll'

88
f 111 J\11 них были смутные предположения of!i истинном
1111 . 111ачени и полка, но офицеры говорили, не таясь, что
11 IIJifiiCOM будущем полк в чьих-нибудь надежных руках
• 1101 рути т колесо истории.

1' r н :щий дыбился фронт. Армии дышали смертной ли-


1''' 1 oii, не хватал о боевых пр ипасов, продовольствия;
0111 м ногоруко тянулись к призра чному слову ~мир>>;

1111 по-раз ному встречали временн ого правителя pec-


r 1111 11 Керенского и, понука е мые его истерически ми
111 1и, спо тыка л ись в июньском наступлении, в армиях

•lpt' IIШИЙ гн е в плавился и вскипал, как вода в роднике,


'' flоlвае мая глубинным и ключами ...
в Двинске жили казаки мирно, тихо: желудки л о­
' 1i nерева ривали овес и макуху, память казаков зapa-
111\1\Ji a т яготы, п е р е несенны е на фрон те; офицеры акку-
11111 н осещали офиц е рское собрани е, недурно стодова­
'' lo, I'Орячо спорили о судьбах Росс и и ...
l111t до первых чисел июля . Т р е тьего - приказ: ~не
1111 ни минуты - выступать». Эшелоны полка потяну­
' lo 11 Петроград. Седьмого июля копыта казачьих коней
1 •• 1\ нали по од етым в торцовую чешую улицам столицы.
llc л к раскварти ровали на Невском. Под сотню Лист-
1\111 ого отвел и пустовавш ее торговое помещение. Казаков
111 111 с нетероением и радостью, - об этом красноречиво
11 t1тел ьствовала та за ботливость столичных властей,
1 11 о й были заранее оборудованы пр едн азначавшиеся для
t111 в помещения Заново окрашенные стены блестели
11 I'I'Тно й, глянцем лоснились начисто вымыты е полы, от
1 11ооы х свежих нар - смолистые запахи; почти уютно

'1111 11 светлом, опрятном полуподвале . Листницкий, мор­


' 11, нод п е н с н е, внимательно осмотрел помещени е, по­

" 1\JI под слеnящими белизной стенами, решил, что луч-


11111, в смысле удобств, не остается и желать. Удовлетво-
1 111\ I.IЙ осмотром , он, в соnровождении маленького,
нщ н о одетого представителя городского управления, на

1 1111 кото рого выпало встречать казаков, направился

оду во двор, но тут произошел неприятный казус:


lllol
• р11 nсь за дверную скобку, он увидел на стене мастерски
111 нрап анный каким-то острым предметом рисунок,­
' IIJI иную собачью голову и метлу. Видно, кто-то из ра­
•'111 , трудившихся над оборудованием помещения, знал,
111 1юго оно пр едн азначалось ...
Что это? - подрожав бровями, сп росил Листницк11й
111 11ровождавшеrо его представителя.
Тот обежал рисунок расторопно-мышастыми глазами .
страшно засопел. 1\ровь так густо кинулась ему в л11цо, '111•
даже крахмальный воротничок сорочки словно порозовt•
на нем ...
- Простите, господин офицер. .. злоумышле нн
рука ...
- Надеюсь, без вашего ведома изобразиJIИ здесь эмб
лему опричнины?
- Что вы! Что вы?! Помидуйте!.. Большевистскн
фортель. .. Какой-то негодяй осмелился! .. Я сейчас 11
прикажу вновь выбелить стену. Черт знает что! .. П рост11
те ... такое нелепое происшествие .. . Смею вас увер11ть, м11
совестно за чужую подлость ...
Листницкому стало искренне жаль уничтоже нноr!l,
смущенного гражданина. Он, смягчИв неумо.'IШ\10-х оло
ныii взгляд, сдержанно сказал:
- Небольшой просчет художника - казаюr ведь 11
знают русской истории . Но из этого еще не следует , чт
подобное отношение к себе мы можем поощрять ...
Представитель твердым холеным ногтем выск реба
в известке рисунок, пачкал дорогое английское пальтu
мельчайшей оседавшей на нем белой пылью, тянулся 11
цыпочках перед стеной; Листницкий, протирая пенсн •, 1
улыбался, во горькая, желчная грусть томилась в не
в этот миг.

«Вот как встречают нас и вот что кроется за вне шне ,


показной стороной! .. Но неужели для всей России м ы Яll
ляемся в образе опричнины?»- думал он, шагая по двор
к конюшням и невнимательно, безразлично вслуши ваяс
в слова спешившего за ним представителя.

В глубокий, просторвый колодец двора отвесно п адал


солнечные лучи. Из окон многоэтажных домов ж ильцы,
свесившись, разглядывали казаков, заполнивших ве<'

двор,- сотня размещала в конюшне лошадей. Ос вобо


дившиеся казаки кучками стояли и сидели на корточк

у стен, в холодке.

- Что же не идете, ребята, в


Листницкий.
Успеется, господин есау.ТJ.
- Надопеть ишо и там.
- Коней вот расстановим,- тогда уж.
Листницкий осмотрел склад, предназначенный по
конюшни, строго, стараясь вернуть себе прежнюю н е пр11
язнь к сопровождавшему его представителю, сказал:

90
Воiiдите в соглашение с кем требуется и договори­
' 11 о чем. нам необходимо прорубить еще одну дверь.
111• можем же мы иметь на сто двадцать лошадей три
1'1 :J rак в случае тревоги нам понадобится полчаса для
••·•·оGы вывести лошадей ... Странно! Неужели это об-
11 llоство нельзя было учесть в свое время ? Я вынуж-
1 /tY доложить об этом комапдиру полка.
lltt 1учив немедлепное заверение, что не одна, а две
fllt удут сегодня же пробиты, Листницкий распро-
11 11 с nредставителем; сухо поблагодарив его за хлопо­
" щuл расnоряжение о назначении дневальных и nошел
IIIJIOЙ этаж, no времепную квартиру, отведенную офи-
1 1 1 сотни. На ходу расстегивал китель, вытирая под
1 рыюм nот, он по черной лестнице поднялся к себе,
1 11 t' II O ощутив сыроnатую прохладу комнат. В квартире,
11 1 ючением подъесаула Атарщикова, не было ниного.
l'де же остальные? -спросил Листпицю:~й, падая
1рРзептовую койну и тяжело отваливал поги в зa-
II'II IIЫX саnогах.

На улице. Рассматривают Петроград.


Л ты что же?
Ну, зпаешь ли, не стоит. Не успели ввалиться -
~~разу в город. Я вот почитываю о том, что происхо-
111 ;щесь несколько дней пазад. Занятно!
1нетницкий л~жал молча, чувствуя, как на спине его
1111 rн о холодеет мокрая от пота рубашка, ему лень было
11 ' '' 11 умытьс я, - сказывалась нажитая за дорогу уста­
'''· Перссилив себя, он встал, nозвал вестового. Пере­
""" белье, долго умывален, довольно фыркал, тер лох­
''·' 1 полоте нцем полную, с серым налетом загара шею.
Умойся, Ваня, - посоветовал он Атарщинову,­
'1' с плеч снинешь ... Ну, так что в газетах?
П ожалуй, в самом деле умыться. Неплохо - гово-
11111• ? .. А в газетах что? Описание выступления больше­
" 1111, праnительственные мероприятия ... Почитай!
1!о веселевший после умывания Листн ицкий взялся
щ аа газету, по его пригласили к командиру полка. Не­
' 1 IIОДНЯВШИСЬ, 011 надел НОВЫЙ IШТеЛЬ, U3Х11УЩИЙ МЫ-
1, н е приличио помятый за дорогу, прицепил шашку
1 IIIНI'л на проспект. Перейдя на другую сторону, повер­
tс ·н , разглядывая дом, где расположилась сотня.

ltllt' шнeй стороны , по типу, дом ничем не отличался от


1 11.ных : пятиэтажный, облицованный дымчатым нозд­
"·''' ым камнем, стОЯJI он в ровном строю таких же домов.

Ul
Закуривая, Листницкий медленно тронулся по т ротуар ,
Густая толпа пенилась мужскими соломенными шля памtt,
котелками, кепками, изысканно-простыми и нарядн ы 111
шляпками женщин. В общем потоке изредка мелькала 3
леным демократическим пятном фуражка военного и ис•
чезала, поглощенная переливами разноцветных красок.

Со взморья волной шел бодрящий свежий ветерок, 111,


разбиваясь о крутые громады строений, растекалея ЖИ/1
КIIМИ неровными струями. По стальному, с сиреневым от
тенком, неяркому небу правились на юг тучи. Молочно
белые гребни их зубчатились рельефно и остро. Над гор
дом висела парная преддождевая духота. Пахло нагр етым
асфа.'!ьтом, перегаром бензина, близким морем, вол ну1
щим невнятным запахом дамских духов и еще как ой-тн
разнородной неделимой смесью запахов, присущей всяко
му многолюдному городу.

Листницкий, покуривая, медленно шел правой с торо


ной тротуара , изредка ловил па себе боковые почтител ьныl•
взгляды встречных . Вначале он испытывал нек отороt•
стеснение за свой помятый китель и неевсжую фура жку,
но потом решил, что фронтовику, пожалуй, и нечего сты
диться своей внешности, а тем бо.'!ее ему, только сегоднм
покинувшему вагон.

На тротуарах, ленивые, оливково-желтые, лежали то


невые пятна от парусиновых тентов, натянутых над вхо
дами в магазины и кафе. Ветер, раскачивая, трепа.'! вы
жженную парусину, пятна на тротуарах шсвелил ис1.,

рвались из-под шаркающих ног людей. Несмотря на по


елеобеденный час, проспект кишел людьми. Листни цкиii,
отвыкший за годы войны от города, с радостным удовлет
ворением впитывал в себя разноголосый гул, перев итЫI
смехом, автомобильными гудками, криком газетч ико11,
11, чувствуя себя в этой толпе прилично одетых, сы ты
людей своим, близким, все же думал:
<<Какие все вы сейчас довольные, радостные, счас тлн
вые,- все: 11 купцы, и биржевые маклеры, и чиновн ик11
разных рангов, и помещики, 11 люди голубой крови! А чтн
с вами бы.'lо три-четыре дня назад? l\ак выглядели ~~~.
когда чернь и солдатня расплавленной рудой текли вот 1111
этому проспекту, по улицам? По совести, и рад я в а м' и 11 •
рад. И благополучию вашему не знаю, как радоват ься ... •
Он попробовал проанализировать свое раздвое нн 1•
чувство, найти истоки его и без труда решил: потому 011
так мыслит и чувствует, что война и то, что пришлось n
92
вот этот молодой, упитанный,- думал он,
111щ1нсь глазами с полным, краснощеким и безусым
1 1111110Й, - почему он не на фронте? Наверно, сын за-
11\11 1\ или какого-нибудь торгового зубра, уклониJ1ся,
IIIЩ, от службы,- начхать ему на Родину,- и .,рабо-
1111 оборону•>, жиреет, с удобствами любит женщин ... ))
• 1/о с кем же ты-то в конце Jюнцов? - задал он сам
1 11011рос и, улыбаясь, решил: - Ну, конечно ще, вот
111 111! Б них частичка самого меня,
а я частичка их cpe-
llce, что есть хорошего и дурного
в них, есть в той или
1111 мРре и у меня. Может быть, у меня немного тоньше
1 1, ••ем у этого вот упитанного боровка, может быть,
11 1НМ у я болезненней реагирую на все, 11 наверняка по­
' 1 н - честно на войне, а не ~работаю на оборону>>,
11 1111/ JIO поэтому тогда зимой, в Могилеве, когда я увидел
llll'r мобиле свергнутого императора, уезжавшего 11з
11111 11, и его скорбные губы, и потрясающее, непередава-
111' 110.1ожение руки, беспомощно лежавшей на колене,
11 IJJ на снег и рыдал, как мальчишка ... Ведь вот я по-
• 1 1н о му не приемлю революцию, не могу принять!
'11рдце и разум противятся ... Жизнь положу за старое,
ее, не колеблясь, без позы, просто, по-солдатски .
• ''' 1
1110rие ли на это пойдут?))
I:Ji еднея, с глубочайшей волнующей яркостью воскре-
1 онв памяти февральсний богатый красками исход дня,
1 ••рна торский дом в Могилеве, чугунную запотевшую от
1 tpoaa ограду и снег по ту сторону ее, испещренный чер-
111111,1 ми бликами н изкоrо, покрытого морозно-дымчатым
1 ''ро м, солнца. За нокатым свалом Днепра небо крашено
1 р t.ю, юшоварью, ржавоii позодотоii, каждый штрих на
tpii:J нте так неосязаемо воздушен, что больно касаться
1 111дом.
У выезда небольшал толпа из чинов Ставки, вo-
111/I>IX , штатских ... Выезжающий крытый автомобиль. За
1 I•Jt oм, кажется, Фредерикс 1, и царь, откинувшийся на
11111 11\У сиденья. Осунувшееся лицо его с каким-то фиoлe­
III H I оттенком . По бледному лбу косой черный полукруг
1 111 х и, формы казачьей конвойной стражи .
J l 11стшщкий почти бежал мимо изумленно оглядывав­
•111 1'11 на него людей. Б глазах его падала от края черной
1 111\ХИ царская рука, отдававшая честь, в ушах эвене.1и

1 Фре д ер и к с В.- граф, министр царского двора.


бесшумный ход отъезжающей машины и унизител ын
безмо;Iвие толпы, молчанием проножавшей пос.r1 едн 11
императора ...
По лестнице дома, где помещался штаб полка, Ли ,
ницкий поднимался медленно. У него еще дрожали ще
и кровянисто слезились припухшие заплаканные гл аза . Н
площадке второго этажа он выкурил подряд две паппр о 1J

протирая пенсне, через две ступеньки взбежал на трет 11


этаж.

Командир полка отметил на карте Петрограда райо11


в котором сотня Листницкого должна была нести ox pall )
правительственных учреждений, перечоелил учре жде ю1 11
с мельчайшtfми деталями сообщил о том, какие и в Kai\
время надо ставить и сменять караулы, в закл ючеrнt

сказал:

- В Зимний дворец Керенскому ...


- Ни слова о Керенском! .. - заливаясь сме ртел ьно
б.1едностью, громко прошептал Листницкий.
Евгений Николаевич, надо брать себя в руки ...
Полковник, я вас прошу!
Но, милый мой ...
Я прошу!
Нервы у вас ...
Разъезды к Путиловекому сейчас прикажете вы
слать? - тяжедо дыша, спросил Листвицкий.
Полковник, кусая губы, улыбаясь, пожал плечам и,
ветил:

- Сейчас же! И непременно со взводным офицером .


Листницкий вышел из штаба нравственно опустоше11
ный, раздавленный воспоминаниями пережитого и paзr(l
вором с командиром полка. Почти у самого дома ув ид ~
казачий разъезд стоявшего в Петрограде 4-го Донс ко11
полка. На уздечке светло-рыжего офицерского кон я, з
вядшие, понуро висели живые цветы. На бедоусом лиа~
офицера сквозила улыбка.
- Да здравствуют спасители Родины! .. - кр ик ну
сходя с тротуара и размахивая шляпой, какой-то э кзалlt
торованный пожилой господин.
Офицер любезно приложил ладонь к козырьку. Разъс 1
тронулся рысью. Листницкий посмотрел на взво,11н ованпн
r.юкрогубое лицо приветствовавшего казаков господи на, 11
его тщательно повязанный цветастый галстук и, мо рща
ссутулившись, шмыгнул в подъезд своего дома.

94
ltt ,IJt a чeниe ген ерала Корнилова главноиомандующим
tt• ' ltшадн ого фронта встречено было офицереним
ti iiii M 1 4-го пош<а с большим сочувствием. О нем гово-
111 1· ;r юбовью и уважением, иаи о человеие, обладающем
11 11 11 .1м хараитером и несомн е нно могущем вывести
1 IIY 113 тупика, в иоторый завело ее Временное прави­
!1.1'1110.
1i! • обен но горячо встретил это назначение Лис тнициий.
' '11 11 '3 младших офице ров сотен и близких к не IY каза­
' 11 1.t тался узнать, иак относятся и этому казаки, но по-
11 11 11ые св еден ия его не порадовали. Мол чали r< азаки
" нтделы вались апатичными ответами:
Нам все одно ...
1 аиой он, и то его знает ...
Кабы оп н асчет замиренья постарался, тогда, ко­
!1111 () ...
Нам от его повышенья легше не будет, небось!
11ti(I03 несиольио дней среди офицеров, общавшихся
1111 широиими иругами граждансиого населения и во-
1!1.1 , передавались упорные слухи, что будто бы Корни-
11 1 м ет на Временное правительство, требуя восстанов-
111111 с м е ртной иазни на фронте и проведения многих pe-
t IIIJI ыrых мероприятий, от иоторых зависит участь ар-
111 11 исход войны. Говорили о том, что 1:\еренсиий боится
нр11 t1лова и, наверное, приложит все усилия и тому, что­

н ааменить его на должности главноиомандующего

11111 '1'11 более податливым генералом. Называлось извест-


1' 11 военной среде имепа генералов.
1\) июля всех поразило правительственное сообщение
11 1 .11 1 а чении Корнилова верховным главноиомандующим.
111ре же подъесаул Атарщииов, имевший обширные
111 о мства в Главном иомитете Офицерсиого союза, рас-
111.111ал, ссылаясь на вполне достоверные источники , что
11р11 11.11Ов в записие, приготовленной для доилада Bpe-
IIIIO MY правительству, настаивал на необходимости сле-
111Щи х главнейших мероприятий: введения на всей тер-
111tри и страны в отношении тыловых войси и населения
р111 'J( ИRЦИИ военно-полсвых судов, с применением смсрт-

11 1\азни; восстановления дисциплинарной власти во­


IIШ х начальнниоn; введения в узине рамии деятельности

1 111'1' 'fOB В ВОИНСI\ИХ ЧаСТЯХ И Т. Д.


В этот же день вечером Листницкий в разгоn р
с офицерами своей сотни и других сотен остро и прп1
поставил вопрос: с кем они идут?
- Господа офицеры! - говорил он со сдер жашш
волнением.- Мы живем дружной семьей. Мы зн аем, '''
представляет каждый из нас, но до сей поры многие бoJII
ные вопросы между нами остались невырешенными. И 1111
именно теперь, когда отчетдиво намечаются персп ектищ

расхо/1\дения верховного с правительством, нам необходн


мо ребром поставить вопрос: с кем и за кого мы? Даваii1
же поговорим по-товарищески, не кривя душой.
Подъесаул Атарщиков ответил первый:
- Я за генерала Корнилова готов и свою и чуж ~
кровь цедить! Это кристальной честности человек, и толы 1
он один в состоянии поставить Россию на ноги. С мотрит1
что он делает в армии! Ведь только благодаря ему отча 11
развязали руки военачальникам, а было сплошное заси 1.
комитетов, братанье, дезертирство. Какой может бын
разговор? Всякий порядочный человек за Корнил ова!
Тонконогий, непомерно грудастый и широкоплечн
Атарщиков говорил запальчиво. Видно, трогал его за >101
вое поднятый вопрос. Кончив, он оглядел группи роnt111
шихся у стола офицеров, выжидательно пос тукал 111•
портсигару мундштуком папиросы. На нижнем ве ке 1
правого глаза коричневой выпуклой горошиной сид 11
родинка. Она мешала верхнему веку плотно прикр ывn1
глаз, и от этого при первом взгляде на Атарщикова созд1
валось впечатление, будто глаза его тронуты пос тояннu
снисходительно выжидающей усмешкой.
- Если выбирать между большевиками, Керенск11
и Корниловым, то, разумеется, мы за Корни.1ова.
- Нам трудно судить, чего хочет Корнилов: тол ько 1111
восстановления порядка в России, или восстановления ещ
чего-нибудь ...
Это не ответ на принципиальный вопрос!
Нет, ответ!
А если и ответ, то неумный, во всяком сл учае .
А чего вы боитесь, сотник? В.осстановлен ия Mtl
нархии?
Я не боюсь этого, а, напротив, желаю.
- Так в чем 11\е дело?
- Господа! - твердым, обветрившим голосом заго1111
рил Долгов, недавний вахмистр, получивший за боевtJ
отличия хорунжего.- О чем вы спорите? А вы сте п е 11нц

96
1111 , •1то нам, казакам, надо держаться за генерала
1111 1011 , как дитю за материи подол. Это без всяких
11 1 1111Й, напрямки! Оrорвемся от него- пропадем!
t 1111 1\ОЗо м нас загребет. Тут уж дело ясное: куда он -
11 мы.

lloт это - да!


111рщи ков с восхищением хлопнул Долгова по плечу
11 щщн м ися глазами уставился на Листницкого. Тот,
1111' 1,, волнуясь, разглаживал на коленях складки

Так как ж е , господа офицеры, атаманы? - пpи­


IIIIII•IM голосом воснликнул Атарщиков. - За Корни­
')
lf ol ...
11 у, конечно!
Нолгов сразу разрубил гордиев узел.
Нее офицерство за него!
Мы не хотим быть исключ е ни е м.
}tорогому Лавру Георгиевичу, казаку и герою -

tl'нсь и чокаясь, офицеры пили чай. Разговор, yтpa­


lllllii недавнюю напряженность, в е ртелся вокруг собы-
1111 ледних дней.
Мы-то гужом за верховного, а вот казаки мнутся ... -
1'' 11111тел ьно сказал Долгов .
1 ак это <<мнутся >>? - спросил Листпицкий.
Л так . Мнутся - и шабаш ... Им, суl\иным сынам, по
111 1 " бабам охота .. . Жизня-то нетеплая остобрыдла .. .
Н аше дело - увлечь за собой казаков! - Сотник
1'11111\утов брякнул к улаком по столу. - Увлечь! На то
11 носим офице рсl\и е погоны!
Казакам надо терп еливо разъяснять, с кем им по
11 ,
Jl11 тн ицкий постучал ложечкой о стакан; собрав вни-
1111 1 о фицеров, раздельно сказал:
Прошу запомнить, госnода, что наша работа сейчас
1 1 11 11 с водиться вот именно, как сказал Атарщиков,
1111 IЪJУсн ению казакам истинного nолож е ния вещей. Ка-
111 11 11до вырвать из-под влияния комитетов. Тут нужна
' 1 11 характеров, nримерно, такая же, если не большая,
1111 ю большинству из нас пришлос ь пережить после
11 11р11 ьс кого переворота. В nр е жнее время,- допустим,
IIIJ\С' т надцатом году ,- я мог избить казака, рискуя тем,
" 11 бо ю он мне nустит в затылок nулю , а после февраля
IIIIIII Jtoc ь свернуться, nотому что, если бы я ударил како-

17 4 М. Шолохов, т. 2
го-нибудь дурака,- меня убили бы здесь же, в окопах, 11
дожидаясь удобного момента. Теперь совсем ин ое д 1111
Мы должны,- Листницкий подчеркнул это слово,
сродниться с казаком! Or этого зависит все. Вы знаете, '111
творится сейчас в Первом и Четвертом пол ках?
- Кошмар!
- Вот именно - кошмар! - продолжал Л истНIЩ
кий.- Офицеры отгораживались от казаков прежней т
ной, и в результате казаки все поголовно подпали 011
влияние большевиков и сами на девяносто процентов стм
большевиками. Ведь ясно, что грозных событий нам 111
миновать ... Дни третьего и пятого июля - \Олько су рощ
предостережение всем беспечным . Или нам за Корнило"
придется драться с войсками революционной демократ1111
или большевики, накопив силы и расширив свое влия в 111
качнут еще одной революцией. "У них передышка, н 11 •
центрация сил, а у нас - расхлябанность ... Да разве ; 1
можно так?! Вот в будущей-то перетряске и пригодит1·
надежный казак ...
- Мы без казаков, конешно, ноль без палочк н ,
вздохнул Долгов.
Верно, Листницкий!
Очень даже верно.
Россия одной ногой в могиле ...
Ты думаешь, мы этого не понимаем? Понимаем, 111
иногда бессильны что-либо сделать. «Приказ М 1» 1
и ссОкопная правда& 2 сеют свои семена.
- А мы любуемся на всходы вместо того, чтобы 1щ
топтать их и выжечь дотла! - крикнул Атарщиков.
Нет, не любуемся,- мы бессильны!
Врете, хорунжий! Мы просто нерадивы!
Неправда!
Докажите!
Тише, господа!
«Правду& разгромили... Керенский задним умн
умен ...
- Что это ... базар, что ли? Нельзя же!
Поднявшийся гул бестолковых выкриков nонемн<Н
утих. Командир одной из сотен, с чрезвычайным инт 1'

1 •Приказ М t• (t/111 1917 г. ) Исnолнительного комитета П сr1


градского совета, изданный под давлением ре волюционно н acтpoe tlol lol
масс, вводил выборные организации в войсковых частях и коптроль 3t•
организаций над действиями старого царского командного состава.
2 • О к оп и а я п р а в д а•- боевая болъшевнстская газета.

98
r '"'Jrушивавшийся в слова Листницкоrо, попросил
' tf 11\llllfl.
Н предлагаю дать возможность есаулу Листницкому
1 IIII' II ITЬ .
Jlросим!
J l щ• тн ицкий, потирая кулаками острые углы колен,
1" щr жал:
Н говорю, что тогда, то есть в будущих боях,
11111 аща нской войне, - я только сейчас понял, что она
r \IЩ!ш а, - и понадобится верный казак. Надо биться
••11\ll(loaть его у комитетов, тяготеющих к большевикам.
1111 1 к ровная необходимость! Ведь в случае новых по-
1111 r 11 и й казаки Первого и Четвертоt'О полков перест ре­
" <·ооих офицеров.
Нсно!
Церемониться не будут!
... И на их опыте,- очень горьком, к слову ска­
''• - должны мы учиться . Казаков Первого и Четвертого
1 111 оо - хотя, впрочем, какие они теперь казаки? -
1 1~ущем придется вешать через одного, а то и просто

11r т ь всех ... Сорную траву из поля вон! Так давайте же


1 J l)rc и м своих казююв от ошибок, за которые им придется
11111 Jl де твин нести расплату.

ll ocлe Листницкого взял слово тот самый командир


111 11 , который слушал его с таким исключительным вни-
1111 м. Старый кадровый офицер, служивший в полку
юr •rь лет, получивший за войну четыре ранения, он гo-
IIJIIIJI о том, что в прежнее время тяжело было служить.
1l 'll,и офицеры были на задворках, дерщались в черном
"'• л;в ижение по службе было слабым, и для преоблада­
ЩI ii ч асти офицерски х кадров чин войскового старшины
'' 1 н оследним; этим обстоятельством , но его словам,
11 ълс нялась ин ертность казачьих верхушек в момент

tlll oropжeния самодержавия. Но, несмотря на это, говорил


11 11идо всемерно поддержать Корнилова, прочнее cвя­
ltll l llcь с ним через Совет союза казачьих войск и Глав­
'' 1юм итет Офицерского союза.
Пустъ Корнилов будет диктатором, - для казачьих
•111' 1 это спасение. При нем мы, может быть , будем даже
'1111 жить, чем при царе.
ll рсмя утекло далеко за полночь. Над городом простая,
о ая, в распатлаченных космах облаков стояла ночь. Из
11111 виден был темный шпиль адмиралтейской башни
1 r'Jtтый половодный разлив огней.
Офицеры проговорили до рассвета . Решено бьшо в 1111
дедю три раза проводить с казаt>ами беседы па полит11
ческие .темы, взводным офицерам было вменено в обяз1111
кость ежедневно заниматься со взводами гимнас тш;n
и читкой, для того чтобы заполнить свободное вр 111
и вырвать умы казаков из разлагающей атмосфе ры 1111
литики.

Перед уходом пе.тш <<Всколыхнулся, взволн оваJЮ/


православный тихий Дон», допивали десятый самовар, Л(l
звон стаканов шутливые произносились тосты. И у111
совсем перед концом Атарщиков, пошептавшись с Дoлl'll
вым, крикнул:

-Сейчас, в виде десерта, угостим мы вас ста рин 11 0


назачьей. А ну, потише! Да оношко бы открыть, а то )11
больно накурено.
Два голоса обветреннь,~й, ломкий бас Долгова и мн1
-
кий, необычайно приятный тенор Атарщиtюва - вначат•
сшибались, путались, у каждого был свой темп песни, 111
потом голоса буйно сплелись, звучали покоряюще к расио11

... Нои горд наш Дон, тихий Дон, наш батюшка -


Басурманину он не кланялся, у Москвы, как жить, не спрашивался .
А с Туретчиной - ох, да по потылице шашкой острою век здорова.~ it
А 11з года в год степь донская, наша матушка,
За пречистую мать богородицу, да за веру свою православную,
Да за вольный Дон, что волной шумит, в бой звала со су[lостатам11 ..,

Атарщиков, СI<рестпв на коленях пальцы, на высок 11


тонах вел песню, за все время ни разу не сбился, несмотрн
на то, что, nарьируя, он далеtю оставлял за собой на1111
ристый бас До.1rова; с виду был н еобычайно суров, и ЛИIII
под конец Лн с пшц1·ий заметил, иак через коричн еВ I·I
кургашен родшши на глазу сбежала у него холодно све р1
нувшая слезюша.

После того УШИ офицеры чужих сотен разошл ll (' l•


а оставшиеся улеглись спать, Атарщиков подсел на кoi:ili \
Листпицкого, теребя голубые вылинявшие подт юккн 11
вып уклом заслоне груди, зашептал :

- Ты понимаешь, Евгений .. . Я до чертиi<ов .'J юб 1~1


Дон, весь этот старый, векам и складывавшийся уклад 1
зачьей жизни. Люблю назаков своих, казачеi< - все лю
лю! От запаха степного полынка мне хочется плакат1 ,,
И вот еще, иогда цветет подсолнух и над Дон ом п ах • н•
смоченными дождем винограднииам и,- таи глуб 111
и больно JJюблю ... ты поймешь ... А вот теперь думаю: 1111
100
11111 t чиваем ли мы вот этих самых казаков? На эту ли
1 1. хотим мы их завернуть? ..
О чем ты? - настороженно спросил Листницкий.
11 .1 110д воротника белой сорочки Атарщикова наивно,
1 II I O W ecки трогат ельно смуглела шея. Над коричневой
1 111 11шil тяжко висел синий ободок века, в профиле виден
1 у влаж ненныi>i свет одного полузакрытого глаза.
Н думаю: надо ли казакам это?
Л что же, в таком случае, им надо?
lle знаю ... Но почему они так стихийно отходят от
1 1 11 волюцю1 словно разделила нас на овец и IЮзлищ,
11111 и нтересы как будто расходятся.
В идишь ли, - осторожн о начал Листниц1шЙ, - тут
III>!Oaeтcя разница в восприятии событий. За нами
• JI,IIJ P культуры, мы можем критически оценивать тот

11t 11 110й факт, а у 1111х вес примитивней, проще . Болыuе-


11 11 вдалбливают им в головы, что надо войну кончать,­
JIIН , превращать се в гражданскую. Они натравлипают
1111 1 on на нас, а так как казаки устали, в них больше
IIНI ного, нет того нравственного крепкого сознания

111 и ответственности перед родиной, что есть у нас,­


' 1111 0л не понятно, это находит благоприятную почву.
1 1'• ••то такое для них Родина? Понятие, во всяком слу­
' 11, абстрактное. <<Область Войска Донского от фронта
1111 , и немец туда не дойдет~>,- так рассуждают они.
1 ном-то вся и беда. Нужно правильно растолковать им,
1 11 последствия влечет за собой иревращение этой вой-
111 11 войну гражданскую.
,ll аtстницкий говорил, подсознательно чувствуя, что
111111 ого не доходят до цели и что Атарщиков сейчас зa­
JIIII' перед ним створки своей душевной раковины .
То к и произошло: Атарщиков что-то промычал нe­
lllllll oe, долго сидел молча, и Листницкий хотя и пытался,
1 11 мог разобраться, в каких потемках бродят сейчас
ltt'JI H умолкшего сослуживца.

• Н адо бы дать ему высказаться до конца ... >>- с coжa­


••II IH' M подумал он.
тарщиков пожелал спокойной ночи, так и ушел, не
111111 11 больше ни слова. На минуту потянулся к искрен­
н 1 разговору, приподнял краешек той черной завесы
11 '"'1\О мого, которой каждый укрывается от других,
1 II II ()O Ь ОПУСТИЛ ее.
11 разгаданность чужого, сокровенного досадно волно-
111 Листницкого. Он покурил, полежал немного, на-

\01
прю1 снно глядя в серую ватную темень, и неожидан

вспомнил Аксинью, дни отnуска, заполненные до к раев (1\!t


Уснул, примиренвый думами и случайными, отрывочны i
воспоминаниями о женщинах, чьи nути скрещив а лщ

когда-то с его nутями.

Xll

В сотне Листницкого был казак Буканоnекой


Лагутин Иван. По nервым выборам он прошел в чл 11
полкового военно-революционпого комитета, до прих

nолка в Петроград ничем особым себя не проявлял, 111


в последних числах июля взводный офицер сооб щ11
Листницному, что Лагутип бывает в военной се1щии П о
роградекого Совета рабочих и солдатских депутатов, CIНI
зан, наверное, с Советом, так как замечалось, что ведет щ
частые беседы с казаками своего взвода и влияет на 1111
с отрицательной стороны. В сотне два раза были случu 1
отназа от назначения в караулы и разъезды. Взводю~
офицер nриписывал эти случаи воздействию па каз ако
Лагутина.
Листницкий решил, что ему необходимо как-ни бу)\
nоближе узнать Лагутина, nрощуnать его. Вызвать казаl(•
на откровенный разговор было бы глупо и нeocтopoж tJ II
поэтому Листницкий решил выжидать. Случай предст'
вился скоро . В конце июля третий взвод по наряду долж(• J
был но 'lью нестп охрану улиц, nрилегающих к Путил 11
скому заводу.

Я поеду с казаками ,- предупредил взводного офи


-
цера Листницкий.- Передайте, чтобы мне оседлали в11
роного.

Листницкий имел двух лошадей,- «на всЯI\ИЙ слу чаii •


ка!\ говорил он. Одевшись при помощи вестового, (Щ
спустился во двор. Взвод был на 1\онях . В мглистой , в•~
шитой огнями темноте nроех али несi\ОЛЬI\0 улиц. Ли ·r
ницJ<ий нарочно отстал, ОI\ЛИI\нул сзади Лагутина. Тш
подъехал, поворачивая свою невзрачную лошадепJ<у, сбо t
выжидающе поглядел на есаула.

- Что нового у вас в J<омитете? - cnpocuл Ли


UИЦI\ИЙ.
Ничего нету.
- Ты каJ<ой станицы, Лагутин?
- Букановской.

t02
Х утора?
Митякина.
1 •••н рь лошади их шли рядом. Листницкий при свете
н 1111 ii искоса посматривал на бородатое лицо казака.
lщ· утина из-под фуражки виднелись гладкие зачесы
1111 , на пухлых щеках неронпая куделилась бородка,
111о11 с хитринкой глаза сидели глубоко, прикрытые вы­
' "'' м 11 надбровными дугами.
• 11 ростой с виду, постный,- а что у него за душой?
11 рн ое, ненавидит меня, как и все, что связано со ста-
' 1 l"'жимом, с «палкой капралаt .. ,,.- подумал Лист-
1 1 11 ii, и почему-то захотелось узнать о прошлом Ла-
1\111 :1.
Семейный?
Так точно. Жена и двое детишков.
А хозяйство?
Какое у нас хозяйство?.- насмешливо, с ноткой
111\Jt Рния сказал Лагутин.- Живем ни шатко ни валко.
1 11а казака, а l{азак на быка,- так всю жисть и кру-
1111 ... Земля-то у нас песчаная,- подумав, сурово доба-
11 1111 .
•l l 11стницюtй когда-то ехал на станцию Себряково через
1нн овскую. Он живо вспомнил эту глухую, улеrшуюсв
оrшибе от большого шляха станицу , с юга прикрытую
1111 хоньким неокидным лугом, опоясанную нанризными

•11111ами Хопра. Тогда еще с гребня, от Еланекой грани,


:1а двенадцать, увидел он зеленое марево садов в ни­

белый обглоданный мосол высокой колокольни.


Супесь у нас,- вздохнул Лагутин.
Домой, наверное, хочется, а?
Как же, господин есаул! l\онешно, гребтится по-
1''11 •ii возвернуться. Нуждишки не маJю приняли за
tl н у.

Едва ли, брат, скоро придется вернуться ...


Придется.
Войну-то не кончили ведь?
Скоро прикончут. По домам скоро,- упрямо на-
11111\аЛ Лагутин.
Еще между собой придется воевать. Ты как ду-
11 шь ?
.Ji nryтин, не поднимая от луки опущенных глаз, по­
••••••ав, спросил:
С кем воевать-то?
Мало ли с кем ... Хотя бы с большевиками.

\03
И опять надолго замолчал Лагутин, словно задрема 1
под четкий плясовой звяк копыт. Ехали молча минуты - тр11 ,
Лагутин, медленно расстанавливая слова, сказал:
Нам с ними нечего делить.
А землю?
Земли на всех хватит.
Ты знаешь, к чему стремятся большевики ?
Трошки припадало слыхать ...
Так что же, по-твоему, делать, если больш е вИJ 11
будут идти на нас с цел ью захвата наших земель, с целын
порабощения казаков? С германцами ведь ты воевал , зu
щищал Россию?
Германец - дело другое .
- А большевики?
- Что ж, господин есаул, - видимо, р е шивши с ь, зо
говори л Лагутин, подн имая гла з а, на стойчиво разы с ки.ван
взгJIЯд Листницкого, - больш еn ики п оследню ю зем л иш •tу
у меня не возьмут. У меня в аккурат один пай, им мо11
земля без надобност11 ... А вот, к примеру ,- вы не оби
жайтссь тольно! - у вашего папаши десять тыщев дес11
тин ...
Не десять, а четыре.
-
Ну, все одно, хучь и четыре , - рази мал кусок? На
-
кой же это порядок, можно сказать? А кинь по Росс ии -
таких, как ваш папаша, очень даже много. И так рассуди
те, господин есаул, что каждый рот куска просит. И в1,1
желаете кушать, и другие всякие люди тоже желают истt.. .

Это ить один цыган приучал кобылу не исть, - дес кап,


прнобыкнет uоз корму. А она, сердешная, привы кала ,
привыкала, да на десятые сутки взяла да издохла ... П о
рядt:и-то кривые были при царе, для бедного народа вовс
суковотые ... Вашему папаше отрезали вон, как кр а ю ху
пирога, четыре тыщи, а ить он не в два горла исть, а та.

же, как и мы, простые люди, в одно. Нонешно, обидн о зо


народ! .. Большевики - они верно нацеливаются, а вы г
ворите - воевать ...
Листницкий слушал его с затаенным волнен и ем .
Н концу он уже понимал, что бессилен противопоста ви т••
наной-либо веский аргумент, чувствовал, что нес,ложныщt ,
убиiiственно-простыми доводами припер его казан к с тен (l,
и оттого, что заворошилось наглухо упрятанное сознан и 11

собственной неправоты, Листницкий растерялся, озлился .


- Ты чего же- большевик?

104
11 рознище тут ни при чем ... "'"""'" насмешливо II про-
11 1111 ответил Лагутин.- Дело не в прозвище, а в прав;J,е.
1'"" нравда нутна, а ее все хоронют, ;,акапывают. Гу-
1'1111 , что она давно уш покойница.
Вот чем начиняют тебя большевики из совдеп&. ...
1~~о~ н етс я, недаром ты с нюн1 якшаешься.

:)х, господин есаул, нас, терпс.1ивых, сама жизня


11111/ II Jia, а большевики только фитиль подожгут ...
Ты эти присказки брось! Балагурить тут нечего! -
• 1 с•ордито заговорил Листницний.- Ответь мне: ты вот
1m1111 о земле моего отца, вообще о помещичьей земле;
• 111 1Дь это - собственность. Если у тебя две рубахи, а
11111 11 нет ни одной - что же, по-твоему, я должен отби-
1 '' у тебя?
J l ttетницкий не видел, но по голосу Лагутина догадал-
11'1' тот улыбается.
Я сам отдам лишнюю рубаху. И отдавал на фронте
lltшнюю, а последнюю, шинель на голом теле носил,

1 11r земли цей что-то никто не прошибется ...


Да ты что - землей не сыт? Не хватает тебе? -
'"lllol ил Листницкий голос.
11 ответ, взволнованно задыхаясь, почти крикнул побе­
" 1\IIНIЙ Лагутин:
А ты думаешь, я об себе душой болею? В Польше
11 111 - там как люди живут? Видал аль нет? А кругом нас
• .1 нк и как живут? .. Я-то видал! Сердце кровью закипа­
' Что ж, думаешь, мне их не жалко, что ль? Я, может
1111•, об этом, об поляке, изболелея весь, на его горы<ую
1111 интересуясь.

Jl истн ицкий
хотел сказать что-то едкое, но от серых·
111 1 тых корпусов Путиловекого завода - произительный
1'111 ~держи!~. Грохотом пробарабапил конский топот,
., 111 ,, слух выстре.тr. Взмахнув плетью, Листницкий
• 1 rttл коня наметом.
Он и с Лагутиным одновременно подсi<аl\али ко взводу,
tl' дивше муся возле перекрестl\а. Казаки, звеня шашка-.
tlt, t~ nешивались, в середине бился схваченный ими че-
111111 1(.
Что? Что такое? - загремел ЛистниЦI\ИЙ, врезыва-
' '' t<онем в толпу.
Гад какой-то камнем ...
Шибнул - и побег.
Дай ему, Аржанов!
Ишь ты, сволочь! В шиб-прошиб играешь?

105
Взводный урядник Аржанов, свесившись с седла, д 11
il\aл за шиворот небольшого, одетого в черную распоя 0 11
ную рубаху, человека. Трое спешившихся казаков кру ти 11
ему руки.

- Ты кто такой?- не владея собой, крикнул Ли r


ющкий.
Пойманный поднял голову, на мутно-белом лице, 11 11
кривясь, плотно сомкнулись безмолвные губы.
- Ты кто?- повторил Листницкий вопрос.- Ка 1
нями швыряешься, мерзавец? Ну? Молчишь? Аржанов ...
Аржанов прыгнул с седла, - выпустив из рук ворот п щr
пойманного, с маху ударил того по лицу.
- Дайте ему! - ируто повора•швая коня, п риказ
Листницкий.
Трое или четверо сnешенных казаков, валяя вязан н о r tr
челов ека, замахали плетьми. Лагутин - с седла доло 1
к Листницкому.
- Госnодин есаул! .. Что ж вы это? .. Господин ее
ул! -он ухватил колено есаула дрожащими цеп юн111
пальцами, кричал: - Нельзя так! .. Человек ить ! Ч то 1111
делаете?
Листницкий трогал кон я поводьями, молчал. Рван у11
шись к казахам, Лагутин обхватил Аржанова попер 1
сnотыкаясь, путаясь в шашке ногами, пытался его отт11
щит ь . Тот, сопротивляясь, бормотал:
- Ты не гори дюже! Не гори! Он будет камен ья м
шибаться, а ему молчи? .. Пусти! .. Пусти, тебе добром 1'11
ворят! ..
Один из казаков, изогнувшись, смахнул с себя ви нт011
ку, 6ил прикладом по мягко похрустывавшему тeJIY н о
валениого человека. Спустя минуту низкий, животн о-д11
IШЙ крик пополз над мостовой .
А потом нескол ько сек унд молчани я - и тот же голо 1
но уже ломкий по-молодому, захлебывающийся, ис шм 1
тованный болью, между в ыхриnами nосле ударов з аМ14
кался короткими выкриками:

- Сволочи! .. 1\онтрреволюционеры! .. Бейте ! 0-ох ! .. Л


а-а-а-а! ..
Гак! гак! гак! - хряпали вперемежку удары.
Лагутин подбежал к Листницкому; nлотно пр ижимая
к его колену, царапая ногтями крыло седл а , задохн ул "'
Смилуйся!
- Оrойди!
- Есаул! .. Листницкий! .. Слышишь? Оrвет ишь !

t06
Плевать я на тебя хотел! - засипел Листницкий
' 1ронул коня на Лагутина.
Б ратцы! - крикнул тот, подбежав к стоявшим
'10ро не казакам . - Я член полкового ревкома ... Я вам
tl"" азываю: ослобаните человека от смерти! .. Ответ .. . от-
1 1 дете держать! .. Не старое время! ..
1: эрассудная слепящая ненависть густо обволохла
l111 1' 11 1Щкого . Плетью коня меж ушей - и на Лагутина.
l1 •111 в лицо ему вороненый, провонявший ружейным
t 1 м ствол нагана, прорвался на визг:

Эамолчи-и-и, предатель! Большевик! Застре-лю!


II('.Тш чайшим усилием воли оторвал палец от револь-
рttО I ' О спуска, всtшнув коня па дыбы, ускакал.
ll t·еколько минут спустя тронулись следом за ним три
IНI а. Среди лошадей Аржанова и Jlапина волочился, не
11111 (' Тl\ВЛЯЯ НОГ, ЧеЛОВеК В МОКрОЙ, ПJIOTHO ПрИ.'IИПШеЙ
11 Jt y рубахе. Поддерживаемый под руки казаками , он
•1 о нокачивался, чертил но1·ами булыжник . Между вы­
·11 tl вздернутыми острыми nлечами его болталась, све­
·111111\ЯС Ь назад, белея торчмя поднятым подбородком,
1роuенснная, разбитая в мякоть голова. Поодаль двигался
1" 111 ii каза1с На углу освещенного переулка он увидел
11 110ач ика; привстав на стременах , зарысил к нему. Что-то
lljiiiT KO сказав , выразительно пощелкал по голенищу с а-
111111 н летью, и извозчик с послушной торопливостью по­
" 1 к остановившимел среди улицы Аржанову и Лапину.
lla другой день Листницкий проснулся с сознанием
•11111рше нной им вчера большой непоправимой ошибки.
l111 ус ывал губы, он вспомнил сцену избиения человека,
JIIIC'II BШ e гo в казаков камнем, и то, что после разыгралось

111 у ним и Лагутиным. Поморщился. Раздумчиво пo­


· IIIJifiЛ. Одеваясь, думал, что Лагутина· трогать пока не
11, во избежание обострения отношений с полковым
' 1 11тетом, а лучше выждать время, когда в памяти каза­

""• б ывших при этом, выутюжится вчерашняя стычка


11 ут иным, и тогда потихоньку убрать его с дороги.
• 'lто называется, сроднился с казаком ... >>- горько
ср1111 11аи ровал над собой Листницкий и все последующие
1111 н а ход ился под нехорошим впечатлением проис -
11 ( III C Г O •

. ;ке в первых числах августа, в погожий солнечный


'"''• Листницкий пошел однажды с Атарщиковым по го­
Между ними, после разговора, происходившего
•• 11 1. собрания офицеров, не было ничего, что могло бы

107
разрешить создавшуюся тогда недоговоренность. Ат 11
щиков был замкнут, вынашивал невысказанные размьнн
ления, на повторные попытки Листницкого вызвать его 11
откровенность наглухо запахивал ту непроницае мую :щ

весу, которую привычно носит большинство людей, отr·о


раживая ею от чужих глаз подлинный свой облик. Ли 1
ницкому всегда казалось, что, общаясь с другими людь 111,
человек хранит под внешним обликом еще какой - то ин о
который порою так и остается неуясненным. Он твep)lli
верил, что если с любого человека соскоблить верхний 11 11
кров, то вышелушится подлинная, нагая, не прикраш 11
пая никакой ложью сердцевина. И поэтому ему всегда tio
лезненно хотелось узнать, что кроется за грубой, суров ,
бесстрашной, нахальной, благополучной, веселой вн 111
ностью разных людей. В данном случае, думая об Атnр
щикове, он догадывался лишь об одном - что тот муч11
тельно ищет выхода из создавш ихся противоречий, у1111
зывает каза чье с большевистским. Это предположение 1111
нудило его прекратить попытки к сбл ижению с Атарщll
ковым, держаться отчужденней.
Они шли по Невскому, изредка перекидываясь незн1
чительными фразами.
- Зайдем перекусить чего-нибудь? - предлож11
Листницкий, указывая глазами на двери ресторана .
Пожалуй,- согласился Атарщиков.
-
Они вошли и остановились, оглядываясь с н екоторо
беспомощностью: все столики были заняты. Ата рщи •<о
уже повернулся было уходить, но от столика у окна n 1
нялся внимательно глядевший на них брюзглый, хорош н
одетый господин, сидевший в обществе двух дам, nодош
вежливо nриnоднимая котелок.

Прошу прощения! Не угодно ли занять наш стоЛ111! ?


-
Мы уходим.- Он улыбался, обнажая редкий ряд о
куренных зубов, движением руки приглашал пройти .
Я рад услужить господам офицерам. Вы - наша гордо 1
Дамы , сидевшие за столиком, встали. Одна , высо11111
1
и черная, поправляла nрическу, другая, помоложе, он Н

дала, играя зонтиком.

Офицеры поблагодарили господина, любезно пр 1111


ставившего им возможность воспользоваться стол иJ<ОМ
прошли к окну. Сквозь опущенную штору желтыми иrJIН
ми втыкались в скатерть истрощеиные лучи. Запахи t
шаний глушили волнующе-тонкий аромат расставленнi~
по столикам живых цветов.

108
11 . т ницкий заказал ботвинью со льдом, в ожидании
1 1 I'I\1 BO ощипывал выдернутую из вазы желто-рдяную

' 1 . р ц ию. Атарщиков вытирал платком потный лоб,


нiJIO о пущенные глаза его, часто моргая, следили за

•1111\'IIIЫM зайчиком, трепетавшим на ножке соседнего


1111111(8 .
1 11 н еще не кончили закусывать, когда в ресторан,
1 1110 р аз говаривая, вошли два офице ра.
ll р редний, отыскивая глазами свободный стол ик,
lltiiiiJIIIYЛ к Листницкому ПОI>рытое ровным бурым за-
1'11 1 ли цо. В косых черных глазах его сверкнула ра-
"l l t
Листницкий! Ты JIИ это? .. - направляясь к н ему,
I'JIIIIшo, бе з те ни стеснения I> рикнул офицер.
lloд ч ерными усами его кипенпо сверкнули зубы.
ltн Тllи цкий уг адал е саула Калмыкова, следом за ним по-
1 11111 л Чубов. Они обменяли с ь нрепким рукоnожатием.
l11 1 11 ак омив бывших сослуживцев с Атарщиковым, Лист-
1111 1 и й спросид:
Какими судьбами сюда?
л мыков, покручивая усы, кивнул головой назад, ­
"' 11 гл азами по сторонам, сказал:
Командированы. После рассJ<ажу . Ты о себе по­
' t' 1 нуй . К:ш яшвется в Четырнадцатом полку?
... Нышл и они вместе. Кадмыков и Листницкий отстали,
1 1 t н уди в первый переулок и через полчаса, миновав
11~ tн у ю часть города, шли, вполголоса разговаривая,

1 \IIII 'Jt ивo поглядывая вокруг.

Наш Третий корпус находится в резерве Румын-


1111'0 фронта,- оживленно рассказывал Калмыков . -
11, 1\('Л И подторы назад получаю от командира полка пред-
1111' 1\ Н и е : сдав сотню, совместно с сотником Чубоным oт­
IJIII IJJtятьcя в распоряжение штаба дивизии. Чудесно.
1111 • Приезжаем в штаб дивизии . Подковниl\ М . , из oпe­
IIII II O нoгo отделения, - ты его знаешь, - конфиденциаль-
1•1 м н е сообщает, что я немедленно должен выехать к ге-
1 рнлу Крымову. Едем с Чубовым в корпус . 1-\рымов при-
111 11.1 т меня, а так как он знает, кого из офицеров к нему
fltl ' l>l лa ют, то прямо заявляет следующее: <<У власти люди,
11111 0 ельно ведущие страну к гибельному концу, - нeoб­
IIJ н м а смена правительственной верхушки, быть может,
1 )1 замена Временного правительства военной дшстату-
1111 ~. Назвал Корнилова как вероятного кандидата, потом
1111'1\Л ОЖил мне отправиться в Петроград, в распоряжение

109
Главного комитета Офицерского союза. Теперь зд 1.
сгруппировано несколько сот надежных офицеров. Ты 11с1
нимаешь, в чем заключается наша роль? Главный комит
Офицерского союза работает в контакте с нашим Совето
союза казачьих войск, на узловых станциях и в дивизия
организует ударные батальоны. Все, что в иедалеком б
дущем пригодится ...
Во что же выльется? Rак ты думаешь?
-
Вот тебе раз! Неужели, живя здесь, вы не уясни 11
-
обстановку? Несомненно, будет правительственный пере
ворот, у власти станет Rорнилов. Армия ведь за него r(l
рой. У нас там думают так: две равнозначащих - Э'fl
Норнилов и большевики. Rеренский между двумя жерн
вами,- не тот, так другой его сотрет. Пусть себе спит по1
на постели Алисы 1. Он- калиф на час . - Rалмыков, no
молчав и раздумчиво играя темпяком шашки, сказал:

Мы, в сущности,- пешки на шахматном поле, а пешк11


ведь не знают, куда пошлет их рука игрока ... Я, наприм 111
не nредставляю всего, что творится в ставке. Знаю, ч 11
между генералитетом - Rорниловым, Лукомским, Ром/\
новским, Rрымовым, Деникиным, Rалединым, Эрделч
и многими другими - есть какая-то таинственная свя:Jiч

договоренность .. .
- Но армия ... пойдет ли вся армия за Rорниловым?
спросил Листницкий, все убыстряя шаги.
Солдатня, конечно, не пойдет. Мы поведем ее.
Ты знаешь, что Rеренский под давлением левJ4
хочет сместить верховного?
Не посмеет! Завтра же поставят его на коле1111
Главный комитет Офицерского союза довольно категори
чески высказал ему свой взглнд на это .
- Вчера к нему от Совета союза казачьих войск бы м
делегированы представители,- улыбаясь, говорил Ли
· ницкий.- Они заявили, что казачество не допускащ
и мысли о смещении Rорнилова. И ты знаешь, что он о~
ветил: -«Это- юrсинуации. Н ичего подобного Врем 11
вое правительство и не думает предпринимать~. Ycno11
ивает общественность и в то же время, как прос титутКII ,
улыбается исполкому совдепа.
Rалмыков на ходу достал полевую офицерскую IOIJOI
ку, прочитал вслух:

1 А л и с а - Александра Федоrовпа (до замужества пршщсrt


Amtca Гессенская), жена НИколая Il.
ttO
« Совещание общественных деятелей приветствует
рховного вождя русской армии. Совещание заявля-
'• что всякие покушения на подрыв вашего авторитета

11р нш и России считает преступными, и присоединяет


111111 гол ос к голосу офицеров, георгиевских кавалеров
1 1 1ша ков. В грозный час тяжелого испытания вся мысля-
1\11/1 Россия смотрит на вас с надеждой и верою. Да помо-
11' 1' вам бог в вашем великом подвиге на воссоздание мо­
'11 й армии и спасение России! Родзянко>>. Ясно, кажет-
н ' Не может быть и речи о смещении Корнилова ... Да,
' 1 ти, ты видел вчера его присзд?
- Я только ночью приехал из Царского Села.
1\ алм ыков улыбнулся, разом оголив ровный навес зубов
1 розовые здоровые десны. Узкие глаза его сморщились,
11 1 чи в от углов несчетное множество паутинно тонких

III(IIЦИH.

- Классически! Охрана - эскадрон текинцев. Пуле­


''' ' ыпа автомобилях. Все это к Зимнему дворцу. Довольно
11•1 nусмысленное предупреждение. .. нха-кха-кха. Вндел
111 ты эт и рожи в косматых папахах. О, па ннх стоит по-
lltтреть ! Своеобразное производят впечатление.
((околесив по Моековено- Нарвскому району, офицеры
'н· талис ь.
- Нам, Жепя, надо не терять друг друга из виду, -
•IIIOpил на прощанье Калмыков.- Лихое наступает время.
I'(IЖ Ись за землю, а то упадешь!
В с,1ед уходившему Листницкому 1\рикнул он, став
толобо рота:
- Забыл тебе сказать. Меркулова нашего помнишь?
11 жника-то?
Ну?
Убили в мае.
Не может быть!
Да ведь как убили,- нечаянно. Глупее смерти
11>1ть не может . В рунах у разведчика ра зорвалас ь гра­
н 1 , сам ому ему по локти оторвало руrш, а от М е риулова
11\II I ЛИ мы лишь часть внутренностей да ра зд робле нный
'' 11 ·с 1• Три года щадила смерть ...
1 алм ыков еще что- то крича.тr , но подняв шийся ве­
' р nзвихрил серую пыль, нес лишь безголосые нонцы
111 11 . Листнпцний махнул руной, пошел, изредка огля-
11111 ясь .

1 ''ей с с- эдесь: цейссовский (фабр11к11 Цейсса) бинокль.

111
XIII

6 августа начальник штаба верховного главнокома11·


дующего генерал Лукомский, через первого генерал-квар·
тирмейстера Ставки генерала Романовского, получил par·
поряжение о сосредоточении в районе Невель - Н. Со·
нольпики - Великие Луки 3-го конного корпуса с Тузем·
ной дивизией.
- Почему в данном районе? Ведь части эти в резерво
Румынского фронта? - спросил озадаченный Лукомский.
- Не знаю, Александр Сергеевич. Передаю вам точно
приказание верховного.

- Когда вы его получили?


- Вчера. В одиннадцать часов ночи верховный вызвал
меня и приказал доложить вам об этом сегодня утром.
Романовский, ступая на носки, походил у окна и, оста·
ноnившись перед занявшей полстены в кабинете Луком·
ского стратегической картой Средней Европы, сказал, стон
спиной к нему, с прсувеличенным вниманием разглядываn
карту:

- Ны объяснитесь ... Он сейчас у себя.


Лукомский взял со стола бумаги, отодвинул кресло,
пошел той подчеркнуто твердой походкой, какой ходят вr.l'
полнеющие пожилые военные. В дверях, пропуская вперед
себя Романовского, сказал, очевидно, следя за ходом
собственных мыслей:
- Правильно. Да.
Or Корнилова только что вышел незнакомый Луком·
скому высокий голенастый полковник. Он почтительно
уступил дорогу, пошел по коридору, заметно прихрамы ·

вая, смешно и страшно дергая контуженным плечом.

Корнилов, чуть наклонившись вперед, опираясь о стол


носо поставленными ладонями, говорил стоявшему проти11

него пожилому офицеру:


- ... надо было ожидать. Вы меня поняли? Прошу И:J·
вестить немедленно по прибытии в Псков. Можете идти.
Выждав, пока за офицером закрылась дверь, Корнило•
молодым, упругим движением опустился в кресло; подви·

гая Лукомскому второе, спросил:


- Вы получили от Романовского мое распоряженио
о переброске Третьего корпуса?
- Да. Я пришел поговорить по этому поводу. Почему
вами избран указанный район сосредоточения длн
корпуса?

112
, 1 м ский внимательно смотрел на смуглое лицо
IIJI II 11 лова. Оно было неnроницаемо, азиатсю1 бесстрастно;
11 Щt l l а м, от носа к черствому рту, закрытому негустыми

11 I I •I MИ усами, nривычно-знакомые кривые ниспадали

1 IJIII\ II IIЫ. Жесткое, строгое выражение лица


нарушала
"'"' 1\осичка волос, как-то по-ребячески спускавшаяся на
1111
1 1ло котившись, придерживая маленькой, сухой ла-
111 1· 1 > подбородок, Корнилов сощурил монгольсl\ие с яр­
'' 1 fi:t ecкoм глаза, ответил, касаясь рукой колена Луl\ом-
1110:
Я хочу сосредоточить конницу не специально за
111 11 рным фронтом, а в таком районе, откуда в случае на-
1 110 ти легко было бы ее перебросить на Северный иди
· 111 Нд ный фронты. По-моему, выбранный район наибо­
'' довлетворяет этому требованию. Вы мыслите иначе?
'1111?
.11укомский неопределенно пожал плечами.
Опасаться за Западный фронт нет никаких основа-
111 11 , Лучше сосредоточить конницу в районе Пскова.
Пскова? - переспросил Корнилов, всем корпусом
1 11 JI О пяясь вперед, и, поморщась, чуть ощерив тонкую

11 1\U етшую губу, отрицательно качнул головой.- Нет!


1' 111 0 11 Пскова неудобен.
сталым, старческим движением Лукомский поло­
' 11 11 на ручки кресла ладони; осторожно выбирая слова,
1 IЩilЛ :
- Лавр Георгиевич, я сейчас же отдам необходимые
J1111 ' 11 О ряжения, но у меня создалось впечатление, что вы

11 1()- то не договариваете.. . Выбранный вами район для


•н • р доточения конницы очень хорош на случай, если б ее
IIIIJ\ было бросить на Петроград или Москву, но Северный
I•IIO IIT подобное размещение конницы не обеспечивает уже
111 ндно му тому, что ее трудно будет перебрасывать. Если
1 lt t' ошибаюсь и вы действительно чего-то не договарива­
"'• то nрошу - или отпустите меня на фронт, или nол-
1111' ь ю скажите мне ваши предположения. Начальник
1 1111 ба может оставаться на своем месте лишь при полном
1111 рии со стороны начальника.

1\орнилов, склонив голову, напряженно велушивалея


1 11<' ще своим острым глазом усnел заметить, как холод­
'"" е виду лицо Лукомского волнение испятнило еле вид­
"'' 1, скупым румянцем. Подумав несколько секунд, он
11 1\ (Т ИЛ:

113
- Вы правы. У меня есть некоторые соображен1111,
относительно которых я с вами еще не говорил ... Пр0111
отдать распоряжение о перемещении конницы и сро•1111

вызовите сюда командира Третьего корnуса генер11 1


Крымова, а мы с вами подробно nереговорим после щ\ t
вращения из Петрограда. От вас, Александр Сергеев• '1 1
поверьте, я ничего не хочу скрывать,- подчеркнул ] 011
нилов последнюю фразу и с живостью поnерпулся на т •
в дверь.- Войдите.
Вошли помощник комиссара при Ставке фон Виз1111 ,
с ним низкорослый белесый генерал. Лукомсний nоднящ: 11 ,
уходя, слышал, как на вопрос фон Визина Корнилов ре ;н 11
сказал:

- Сейчас у меня нет времени nересматривать д н


генерала Миллера. Что? .. Да, я уезжаю.
Вернувшись от Корнилова, Лукомсний долго стон
у окна. Поглаживая седеющий клин ·бородки, задумчнt1t1
глядел, как в саду ветер зализывает густые вихры кашт11

нов и волною гонит nросвечивающую на солнце горбат м1


траву.

Через час штаб 3-го конного корnуса получил пpиi(JI


зание от наттаверха 1 изготовиться к перемещеuию. В эт 1
же день шифрованной теJJеграммой командир корпу 1
генерал Нрымов, в свое время, по желанию Корнилоо 11
отказавшийся от назначения на должность командующ 11
11-й армией, срочно вызывался в Ставку.
9 августа Норнилов, nод охраной эскадрона текинц 11
сnециальным поездом выехал в П етроград.
На другой день в Ставке передавались слухи о смещ
нии 11 даже аресте верховного, но 11-го утром Корни 11
вернулся в Могилев.
Сейчас же по приезде он пригласил к себе Лукомского,
Перечитав телеграммы и сводки, он заботливо поnра в11.
безуi<Оризненно белый манжет, сочно оттенявший олив 1 <t
вую узиую кисть руки, коснулся воротника. В этих то ро11
ливо скользящих движениях сказывалось необычайное д1111'
него волнение.

- Сейчас мы можем докончить nрерванный тОГ)\\


разговор, - с казал он негромко.- Я xo•ty вернуться к т 1
соображениям, которые поиудили меня nередвигать Тр!
тий норпус к Петрограду и относительно которых я с в ам 11

1 Н а ш т а в е рх - начальник ш:rаба верховного главнокома н д


ющсго.

··~
1111 111• говорил. Вы знаете, что третьего августа, J<огда
1 1.1 ;1 n Петрограде на заседании правительства, Керен-
111 11 СавинJ<ов предупредили меня, чтобы я не касался
111111 важных вопросов обороны, так как, по их словам,
1" 1 11 министров есть люди ненадежные. Я, верховный
11111 окомандующий, отчитываясь перед правительством,
lot'Y говорить об оперативных планах, ибо нет гаран-
1 н , •1то сказанное не будет через несколько дней известно
р 1 анскому командованию\ И это - правительство? Да
1111• и могу после этого верить, что оно спасет страну? -
111р11 11лов быстрыми твердыми шагами дошел до двери,
111'1' се на ключ и, вернувшись, взволнованно расхаживая

111р 11 :1столом, сказал: - Горько и обидно, что какие-то


tll .н шки правят страной. Безволие, слабохарактерность,
11 М Рние, нерешительность, зачастую простая подлость -
111 •tто руководит действиями этого, с позволения сказать,
11р11в ительства». При благосклонном участии таких гос-
1111, , 1\ак Чернов и другие, большевики сметут Керенско-
11 ,. Нот, Александр Сергеевич, в каком положении нахо-
111 1r и Россия. Руководствуясь известными вам принципа-
11, 11 хочу оградить Родину от новых потрясений. Третий
11111/Ы Й корпус я передвигаю, главным образом, для того,
1 обы к концу августа стянуть его к Петрограду, и если
11 11,ш евики выступят, то расправиться с предателями Po-
tttlы как следует. Непосредственное руководство oпepa­
IIIOii передаю генералу Крымову. Я убежден, что в случае
lll'o х одимости он не задумается перевешать весь Совет
р111'iочих и солдатских депутатов. Временное правительст­
nо ... Ну, да мы еще посмотрим ... Я ничего не ищу. Спасти
l'оl'сию ... спасти во что бы то ни стало, любой ценой\ ..
1\орнилов оборвал шаги; остановившись против Лу­
tсшtекого, резко спросил:

- Разделяете вы мое убеждение, что только подобным


tоlt'lюприятием можно обеспечить будущее страны и ap-
'llllt? Пойдете ли вы со мной до конца?
1\репко, растроганно пожимая сухую, горячую руку
1\орн и лова, Лукомский привстал.
- Вполне разделяю ваш взгляд! Пойду до конца. Надо
обдумать, взвесить - и ударить. Поручите мне, Лавр Гe­
"lll'tteвич.

- План разработан мною. Детали разработают пoл­


ICIIHttик Лебедев и капитан Роженко. Ведь вы, Александр
1:с•t•rеевич, завалены работой. Доверьтесь мне, у нас еще

tts
будет времЯ обсудить все и, если нвится необходимо 1о.
внести соответствующие изменения.

Эти дни Ставка жила лихорадочной жизнью . Е 11 ''


дневно в губернаторский дом в Могилеве с предложен 111• ~
услуг являл и сь с фрон тов из различных частей, в про пыл 11
ных защитных гимнастерках, загор ел ые и обветрен tt tJ
офицеры , nри езжали щеголеватые представители Сою.11
офицеров и Совста союза казачьих войск, шли гоНt\1
с Дона от Каледина - наказного атамана Обда 11
Войсна Донского. Наезж али штатские разные <{визитеры •
Было немало сте рв ят ник ов, дальним нюхом чуявших lНI
па х большой крови и пр ед угадывавших, чья твердая ру1 1
вскроет стране вены, и слетавшихся в Могилев с над 11
дой , что и им уд а с тся урвать кус, если Корнилов захват111
влас ть. Имена Завойко - бывшего корниловекого ордн
нарr~а, богатого помещика, крупного спекулянт 1,
и Ал адьина, заядлого монархиста, вазывались в Став t 1•,
как имена л юдей, имеющих самое близкое отноше нtt tl
к верховному. В военной среде шли слухи, что Корнилоtt
попал в авантюрное окружение. И в то же время в широ
ких кругах офицерства, кадетов и монархистов го с под т
вовало убеждение, что Корнилов - надежное з на~tя в
становления старой, уnавшей в феврале, России. И
знамя стекались отовсюду страстно желавшие реста11

рации . '
13 августа Корнилов выехал в Москву на го сударс1·
в е нное совещани е .

Теплый, чуть облачный день. Небо словно отлито 11.1


голубоватого алюминия. В зените поярчатая, в сиренее
опушке, туча. Из тучи на поля, на стрекочущий по рел ьсэ t
поезд, на СI<азочно оперенный увяданием лес, на дaлeк ll t l
акварельно - чистого рисунка контуры берез, на всю одет ун
вдовьим цветом предосеннюю землю - косой, преломле t t
ныli в отсветах радуги благодатный дождь.
Поезд м е чет назад пространство. За n оездом рудьщ
ш ле йфом дым. У открытого окна вагона маленький в з
щитном иундире с георrиями генерал. Сузив косые
листо-черные глаза, он высовывает в оr<но голову, и п ар

вые каплн дождя щедро мочат его покрытое давни шнн t


загаром лицо и черные вислые усы; ветер шевеJшт, зачt

сывает назад по-ребячески спадающую на лоб пряд t


волос.

116
Xl\.

:la день до приезда Корнилова в Москву есаул Лист-


11111\IШ Й прибыл туда с поручением особой важности от
1 IIIH'Ta союза назачьих войск. Передав в штаб находивше-
1111' 11 н Москве казачьего полка пакет, он узнал, что наэав­
•1'11 вшидается Корнилов.
В полдень Листницкий был на Александровсном вок-
1 1 •н•. В зале ожидания и буфетах первого и второго клас-
1111 - ирутое месиво народа; военные преобладают. На
111 рроне строится почетный караул от Александровского
щ•нно го училища, у виадука - московский женский бa­
II'II>O H смерти. Около трех часов пополудни - поезд. Pa-
HI 1 стих разговор. Зычный, взвих рившийся всплеск
•111 с тра и шаркающий топот множества ног. Взбугрив-
1111\IУСЯ толпа подхватила, понесла, кинула Листницкого на
"'1)\)ОН. Выбравшись из свалки, он увидел: у вагона глав­
цщ маидующего строятся в две шеренги текинцы. Бле­
щ щая лаком стена вагона рябит, отражая их ярко-нрасные
IIJtaты. Корнилов, вышедший в сопровождении несколь-
11 военных, на чал обход почетного караула, депутаций от
Со 1 за георгиевских кавалеров, Союза офицеров армии
1 флота, Совета союза казачьих войск.
Из числа лиц, представлявшихся верховному, Лист­
ощкий узнал донского атамана Каледина и генерала
l tii он чковского, остальных называли по именам окру­
lttоши е его офицеры:
Кисляков - товарищ министра путей сообщеш1я.
- Городской голова Руднев.
Князь Трубецкой - начальник дипломатической
-
lсtllщелярии в Ставке.
Член Государственного совета Мусин-Пушкин.
Французский военный атташе полковник Кайо.
Князь Голицын.
Князь Мансырев ... - звучали подобострастно по­
•tтllтельные голоса.

Листницкий видел, как приближавшеrося к нему Kop-


IIИJtoвa осыпали цветами изысканно одетые дамы, густо

I'Тоявшие вдоль платформы. Один розовый цветок повис,


•IIЩепившись венчиком за аксельбанты на мундире Kop-
llltJювa. Корнилов стряхнул его чуть смущенным, нере-
1111\тсльным движением. Бородатый старик уралец, зaикa­
llt·t., начал приветственное слово от имени двенадцати кa­

tlll'lhiiX войск. Дослушать Листницкому не удалось,- его

117
оттеснили к стене, едва не порвали ремень шашки. Поr1111
речи члена Государственной думы Родичева Норниm11
вновь тронулся, густо облепленный толпой. Офицерw,
взявшись за руки, образовали предохранительную цепь, 1111
их разметали. Н Норнилову тянулись десятки рук. Наю111
то полная растрепанная дама семенила сбоку от него, ст11
раясь прижаться губами к рунаву светло-зеленого мун;,и
ра. У выхода под оглушительный грохот приветственllltl\
криков Норнилова подняли на руки, понесли. Сильны11
движением плеча Листницкий оттер в сторону какого-тса
сановитого господина,- успел схватиться за мелы<нувши•
перед его глазами лакированный сапог Норнилова. Ловма
перехватив ногу, он положил ее на плечо и, не чувствуя н
невесомой тяжести, задыхаясь от волнения, стараяr.•
только сохранить равновесие и ритм шага, двинулся, MI'A•
ленно влеиоt.rый толпой, оглушенный ревом и пролитnl
медью оркестра. У выхода наскоро оправил складки ру•
башки, в давке выбившейся из-под пояса. По ступенh·
ка м - на площадь. Впереди толпа, зеленые шпалеры войск,
казачья сотня в конном строю. Припожив ладонь к ко·
зырьку фуражки, моргая увлажненными глазами, он пw•
тался, но не мог унять неудержную дрожь губ. Смутно
помнил, как клацали фотографические аппараты, бесно·
валась толпа, шли церемониальным маршем юнкер1
и стоял, пропуская их перед собой, стройный, подтянутыll,
маленький, с лицом монгола, генера.'l.

•*•
Спустя день Листницкий выехал в Петроград. Устро­
ившись на верхней полке, он расстелил шинель, курил,
думая о Норнилове:
~с риском для жизни бежал из плена, словно знал, чтс1
будет так необходим Родине. Накое лицо! 1\ак высеченно11
из самородного камня - ничего лишнего, обыденного ...
Такой же и характер. Для него, наверное, все ясно, рас·
считано . Наступит удобный момент - и поведет пае.
Странно, л даже не знаю, кто он - монархист? Нонститу·
ционная монархия ... Вот если б каждый был так уверrи
в себе, как он~.
Примерно в этот же час в Москве, в I<улуарах Большого
театра, во время перерыва в заседании членов Мосиовскоrо
государственного совещания, два генерала - один щytl·

11 н
11, ,. Jtицом монгола, другой плотный, с крепким посадом
1 ратной стриженной ежиком головы, с залысинами на
'1 1 о причесанных чуть седеющих висках и плотно при-
111.1 м н хрящами ушей,- уединившись, расхаживали по
•1111 1юм у отрезку паркета, вполголоса разговаривали:
;)тот пункт декларации предусматривает упраздне­
"' 1\ОМИТеТОВ В ВОИНСКИХ ЧаСТЯХ?
Да.
~диный фронт, сплоченность безусловно необходи­
'j 1;1'з проведения в жизнь указанных мною мероприя-
1111 HI'T спасения. Армия органически неспособна драться.
1 111 11 армия не только победы не даст, но и не сумеет вы­
' 1111 ать сколько-нибудь значительного натиска. Части
н .r~ены большевистской пропагандой. А здесь, в тылу?
'"' 1шдите, как рабочие реагируют на всякую попытку
t 11 rlf меры к их обузданию? - забастовки и демонстра-
11111. Члены совещания должны идти пешком ... Позор!
t II Ji tlтаризация тыла, установление суровой карающей
• 1 11 , беспощадное истребление всех большевиков, этих
''"' 11 телей маразма,- вот ближайшие наши задачи. Могу
' 111 ручиться и в дальнейшем вашей поддержкой, Алексей
!111 и мович?
·- Н безоговорочно с вами .
- Н был уверен в этом. Благодарю. Вы видите, когда
1 ,, 110 действовать решительно и твердо, правительство
111р ничивается полумерами и звонкими фразами - что-де
• l •t'л еэом и кровью подавим попытки тех, кто, tшк

11 11ю.'1ьские дни, посягнет на народную власть~. Нет, мы


11(111/lыкли сначала делать, а потом говорить. Они поступа­
~~т наоборот . Что же .. . будет время - пожнут плоды своей
llllittlтики полумер. Но я не желаю участвовать в этой бсс­
'II'<'ТНОЙ игре! Н был и остаюсь сторонником отнрытого боя,
1'1:1у;~ословие не в моем характере.
Маленький генерал, остановившись против собеседнн-
1'''· •юкрутил металлическую пуговицу на его темно-за­

ЩIIТIЮМ френче, сказал, слегка заикаясь от волнения:


- Сняли намордник, а теперь сами трусят своей ре­
nщtюционной демократии, просят двинуть с фронта к сто­
IIЩС надежные воинские ча сти и в то же время, в угоду

·•T11ii демократии, боятся предпринимать что-либо реаль-


1/СII' . Шаг вперед, шаг назад ... Только при полной консо­
·tllдации наших сил, сильнейшим моральным прессом мы
~ · •tожем выжать из правительства уступки, а нет - тогда

119
посмотрим! Я не задумаюсь обнажить фронт,- пусть '"
вразумляют немцы.

- Мы говорили с Дутовым. Казачество онажет вам,


Лавр Георгиевич, всемерную поддержку. Нам остант·
ел согласовать вопрос о совместных действиях в дальт•ii·
шем.

- После заседания я жду вас и остальных у себя. Н11


строение на Дону у вас?
Плотный генерал, прижимая к груди четырехугольна~il
выбритый до глянца подбородок, угрюмым, исподлобна.а ..
взглядом глядел перед собой. Под его широкими усамn
дрогнули углы губ, когда он отвечал:
- Нет у меня прежней веры в казака ... И сейчас DtJ ·
обще трудно судить о настроениях. Необходим компро·
мисс: казачеству надо кое -чем поступиться для того, чтоб••
удержать за собой иногородних. Некоторые меропри11 ·
тин в этом направлении мы предпринимаем, но за ycпi'JI

поручиться нельзя. Боюсь, что на стыке интересов, ко


зачества и иногородних и может произойти разрыв ...
Земля ... вокруг этой оси вертятся сейчас мысли и тt•JI
и других.

- Вам надо иметь под рукой надежные казачьи части,


чтобы обеспечить себя от всяких случайностей изнутри. rltt
возвращении в Ставку я поговорю с Лукомским, и мы, но ·
верное, изыщем возможность отправить с фронта на До11
несколько полков.

- Буду вам очень признателен.


- Итак, сегодня мы согласуем вопрос о наших cott
местных действиях в будущем. Я горячо верю в благо
получное завершение задуманного, но счастье веролом ·

но, генерал ... Если оно вопреки всему станет ко мне спи·
ной,- могу я рассчитывать, что на Дону у вас я найду
приют?
- Не только приют, но и защиту. Казаки ведь исстар11
славятся гостеприимством и хлебосольством.- В первыil
раз за все время разговора улыбнулся Каледин, смягчиn
хмурую усталь исподлобного взгляда.
Час спустя Каледин, донской атаман, выступал перt'/1
затихшей аудиторией с «Декларацией двенадцати казачt.
их войск~.
По Дону, по Кубани, по Тереку, по Уралу, по Уссури,
по казачьим землям от грани до грани, от станичного юртм

до другого, черной паутиной раскинулись с того дня нити


большого заговора.

120
\V

11 нерсте от развалин местечна, стертого орудийным


t 1111 1 IIЮHЬCIOIX боев, nозле леса причудливо вилюжились
ti . II ПI онопов. YчacTGi\ у самой опушни занимала назачья
11 111 11 сотня.
llo:raди, за зеленой непролазью ольшанюш и березового
111 н щ нлна, ржаn<'.тrо торфяное бо.!Jото, ногда-то, еще до
111111·'· тронутое разработнами, весело, нрасной ягодой
111111 1 нiиповнин. Правее, за выпятившимся лесным мысом,
''" · :tось разбитое снарядами шоссе, напоминая о не нс­
" ,,р н ных еще путях, а у опушни рос чахлый, ощелнанныi:i:
11 11r ми бурьянон, сугорбились обугленные пни, желтел
1 po ii глиной бруствер, далено в стороны по голому nолю
1 с щ или морщины онопов. Позади даже болото, изpыт­
ltlll tloe рябью разработон, даже разрушенное шоссе пахли
1 11 .111 I.ю, нинутым трудом, у опушни же безрадостную
1 IО рr.ную нартипу являла человечесному глазу земля.

В этот день Иван Аленсеевич, в прошлом машинист


111 о всной вальцовни, уходил в близлежащее местечно, где
ttiiiЛ обоз первого разряда, и вернулся тольно перед вe­
"IIOM . Пробираясь н себе в землянку, он столкнулся с За­
' •IJIOM Королевым . . Цепляясь шашкой за уступы мешков,
111 нты х землей, бестолково махая рунами, Захар почти
• 11 о л . Иван Аленсеевич посторонился, уступая дорогу, но
\11 up схватил его за пуговицу гимнастерки, зашептал,
оtроч ая нездорово-желтыми белнами:
- Слыхал? Пехота справа уходит! Может фронт
роса ют?
:~астывшая недвижным потоком, словно выплавленная
11 •1 рного чугуна, борода Захара была в чудовищном бec­
'" Jiflднe, глаза глядели с голодной, тоеиливой жадностью.
Как, то есть, бросают?
Уходют, а как - я не знаю.
Может, их сменяют? Пойдем н взводному, узнаем.
:laxap повернулся и пошел к землямне взводного,
IIIJII,зя ногами по осклизлой, влажной земле.
IJepeз час сотня, смененная пехотой, шла к местечку.
1111 т ро разобрали у коноводов лошадей, форсированным
IJIWCM ДВИНУЛИСЬ В ТЫЛ.
Мелкий накрапывал дождь. Понурыс горбились бере-
11 Дорога вклинилась в лес, и лошади, почуяв сырость
llfшущий, острый и тоскливый запах прошлогодней
111' в ы, зафыркали, пошли веселей. Розовыми бусами

121
мокрела на кустах волчья ягода, омытые дождем, пенистiJII

шапки девичьей кашки неотразимо сияли белизной. НА


рено-тяжеловесные капли отряхал ветер с деревьев 11•
всадников. Шинели и фуражки чернели пятнышкамll,
будто иссеченные дробью. Тающий дымок махорки плw11
над взводными рядами.

Захватили-и - и прут черт-те куда.


Аль не обрыдло в окопах?
А в самом деле, куда нас гонют?
Переформировка какая-нибудь.
Что-то непохоже.
Эх, станица, покурим - все горе забудем!
Я свое горе в саквах вожу ...
Господин есаул, дозвольте песню заиграть?
Дозволил, что ль? .. Заводи, Архип!
Кто-то в передних рядах, откашлявшись, завел:

Ехали каэаченки да со службы домой,


На плечах погоники, на грудях кресты.

Оrсыревшие голоса вяло потянули песню и замолкл11.


Захар Королев, ехавший в одном ряду с Иваном Алекr11
евнчем, приподнялся на стременах, закричал насмешливо:

- Эй, вы - старцы слепые! Рази же так по-нашему


играют? Вам под церквой с кружкой побираться, «Лaзapllt
играть. Песельники ...
А ну, заведи!
- Шея у него короткая, голосу негде помещаться.
Нахвалился, а теперя хвост на сторону?
-
Королев зажал n кулаке черный слиток завшивевшоl
бороды, на минуту закрыл глаза и, отчаянно махнув 1111·
водьями, кинул первые слова:

Ой, да возвесеmJтесь, храбрые донцы-казаки ...

Сотня, словно разбуженная его напевным вскриком,


рявкнула:

Честь и славою своей! -

11 понесла над мокрым лесом, над nросекой-дорогой:

Ой, да покажите всем друзьRм пример,


Как мы из ружей бьем своих врагов!
Бьем, не портим боевой порядок.
Только слушаем один да приказ.
И что нам прикажут отцы-командиры,
Мы туда идем - рубим, колем, бЫ!мl

122
..
н сь nереход шли с песнями, радуясь, что вырвались
111 t~щлчьего нладбища,.. К вечеру погрузились в вагоны.
tщr•лон потянулся к Пскову. И только через три перегона
1 '""'л и, что сотня, совместно с другими частями 3-го кон­
••111" норпуса, направляется на Петроград для подавления
1111 1 111113ЮЩихся беспорядков. После этого разговоры при­
~rих1rи. Долго баюкалась в красных вагонах дремотная
lllllllllla.
Из огня да в полымю! - высказал долговязый
liн11щrв общую для большинства мысль.
Иван Алексеевич -с февраля бессменный пpeдceдa­
- на первой же остановке пошел
fiiJfl, сотенного комитета
11 номандиру сотни.

Казаки волнуются, господин есаул.


Есаул долго глядел на глубокую ямку на подбородке
ll11r111a Алексеевича, сказал, улыбаясь:
Я сам, милый мой, волнуюсь.
- Куда нас отправляют?
·- В Петроград.
- Усмирять?
- А ты думал - способствовать бесп&рядкам?
- Мы ни того, ни другого не хотим.
- А нас, в аккурат, и не спрашивают.
- Казаки ...
Что 4<казакиl)? -уже озлобленно перебил его ко­
''"''дир сотни.- Я сам знаю, что казаки думают. Мне-то
''l"штна эта миссия? Возьми вот, прочитай в сотне. На
1 ·••·дующей станции я побеседую с казаками.

1\омандир подал свернутую телеграмму и, морщась,


• ttидимым отвращением стал жевать оонрытые }(рупками

- rшра куски мясных консервов.

Иван Алексеевич вернулся в свой вагон. В руке, словно


rорнщую головню, нес телеграмму.

-- Созовите казаков из других вагонов.


llосзд уже тронулся, а в вагон все прыгали казаки.
ll~tlipaлocь человек тридцать.
- Телеграмму командир получил . Зараз чита.1.
Ну-кась, что там написано? Давай\
Читай, не бреши!
Замиренье?
Цыцте!
В застойной тишине Иван А.1ексеевич вслух прочитал
nна:tвапие верховного главнокомандующего Корнилова.

123
Потом листок с перевранными телеграфом словами пошм
по потным рукам.

Я, верховный главнокомандующий Корнилов, перед лицом всего 111


рода объявляю, что долг солдата, самоотверженность гражданина rRU
бодной России и беззаветная любовь к Родине заставили меня в эти т•
желые минуты бытия отечества не подчиниться приказанию Временит•
правительства и оставить за собой верховное командование армм'l
и флотом. Поддерживаемый в этом решении всеми главнокомандующ1111•
фронтами, я заявляю всему русскому народу, что предпочитаю смl'р"
устранению меня от должности верховного главнокомандующNtt

Истинный сын народа русского всегда ногибает на своем посту и Hl'rP!


в жертву Родине самое большое, что имеет,- свою жизнь.
В эти поистине ужасные минуты существования отечества, кot·At
подступы к обеим столицам почти qткрыты для победоносного движеаtнR
торжествующего врага, Временное правительство, забыв великий BOIIj~н
самого независимого существования страны, кидает в народ призрачааwl
страх контрреволюции, которую оно само своим неуменьем к упрамо•

нию, своей слабостью во власти, своей нерешительностью в действiiМI


вызывает к скорейшему воплощению .
Не мне, кровному сыну своего народа, всю жизнь свою на глазах Rr~l
отдавшему на беззаветное служение ему,- пе стоять на страже веn~акмt
свобод великого будущего своего народа. Но ныне будущее это - в rn1
бых, безвольных руках. Надменный враг посредством подкупа 11 пpt>I\R
тельства распоряжается у нас, как у себя дома, несет гибель не тол~м•
свободе, но и существованию народа русского. Очнитесь, люди русскм•,
и вглядитесь в бездонную пропасть, куда стремительно идет нattlt
Родина!
Избегая всяких потрясений. предупреждая какое-либо пролитм•
русской крови, междоусобной брани и забывая все обиды и оскорблеttИR
я перед лицом всего народа обращаюсь к Временному правительrт•r
и говорю: приезжайте ко мне в Ставку, где свобода ваша и безопасноrт.
обеспечена моим честным словом, и совместно со мной выработайте и .. n
разуйте такой состаn народной обороны, который, обеспечивая свобо111 .
вел бы народ руесний к ве.~икому будущему, достойному могучего с·моо
бодного народа.
Генерал Kopнu.too•

На следующей станции эшелон задержали. Ожидн•


отправки, казаки собрались возле вагонов, обсуждая тет•
грамму Корнилова и только что прочитанную командир11м
сотни телеграмму Керенского, объявлявшего Корнилщ111
изменником и контрреволюционером. Казаки растеря111111
переговаривались. Командир сотни и взводные офиц!.'рW
были в замешательстве.
- Все перепуталось в голове,- жаловался Март1111
Шамиль. - Чума их разберет, кто из них виноватый!
Сами мордуются и войска мордуют.
Начальство с жиру бесится.
Каждый старшим хочет быть.
Паны дерутся, у казаков чубы трясутся.

124
Идет все коловертью ... Беда!
l ' pynпa казаков подошJiа к Ивану Алексеевичу, пoтpe­
tllil.н a:

Иди к командиру, узнавай, что делать.


То:шой пошлн к сотенному. Офицеры, собравшись
11\ос м вагоне, о чем-то совещались. Иван Алексеевич во-
11• 1 11 вагон.
Господин командир, казаки допытываются, что те-
11 Jll• ;1,елать.

Я сейчас выйду.
1 :отня ждала, собравшись у крайнего вагона. Командир
н•ш <шся с толпой казаков; пробравшись на середину,
lfl.\11 11,1 руку.

Мы подчиня смея не Керенскому, а верховному


1 tiiii iiOKo мaJJдyющeмy и своему непосредственному на-

1 11.ству . Правильно? Поэтому мы должны беспрекословно


II ' II OJшять приказ своего начальства и ехать к Петроt· раду.
11 нрайнем cJlyчae мы можем, доехав до станции Дно, вы-
111 111\ть ПОJ!Ожение у командира Первой ДонскоП диви-
111 11,- там видно бу дет. Я прошу I<а зако в не волноваться.
I 111Юе уж вр емя мы n е реживаем.
отен пый еще долго говорил о воинском долге, родине,
1•1'1\Ол юции, успокаиваJI казаков, уклончиво отвечал на вo­

lljiO ы. Своей ЦеJIИ он достиг; к составу тем временем


11J1 1Щепили паровоз (казаки не знали, что два офицера их
11 11 11 добились ускоренной отправки, угрожая оружием
11 \Чал ьпику станции), и казаки разашлись по вагонам.
Сутки тащился эшелон, приближаясь к станции Дно.
I I 11'IЫO его вновь задержали, пропуская эшелоны yccy-
JIIIii tJ.eв и Дагестанского полка. Казачий состав перевели на
lllllllc ный путь . Мимо, в опаловой ночной темноте, по-
''' ки вая огнями, пробегали вагоны Дагестанского полка .
11>/Шался удаляющийся гортанный говор, стон 3урны,
1 нщ ые мыюдии песен.

Уже в полночь отправили сотню. Малосильный паровоз


IIJirO стоял у водокачки, от топt>и падал на землю искря-

11 нй с я свет огnей. Машинист, попыхивая цигаркой, но-


1 111дывал в оношко, словно чего-то ожидал. Один из каза-
1111 ближнего к паровозу вагона высунулся в дверь,
1 Jlllкнyл:
- Эй, Гаврила, крути, а то зараз стрелять будем!
Машинист выплюнул цигарку, помолчал, видимо, CJie-
111 аа дугообразным ее полетом; сказал, покашливая:
- Всех не перестреляете,- и отошел от окна.

125
Спустя нескольно минут паровоз рванул вагоны, лпа1
нули буфера, зацокотали копыта лошадей, потерявших о
толчка равновесие. Состав поплыл мимо во~окачк и, ыи 111
редких квадратиков освещенных OIIOH и темных, за пол 1
ном, березовых куп. Казаки, задав лошадям корм, cпa J1tt
редко кто бодрствовал, покуривая у полуоткрытых двер
глядя на величавое небо, думая о своем.
Иван Алексеевич лежал рядом с Королевым, глядt'l
в дверную щель на текучую звездную россыпь. За ми11 11
ший день, обдумав все, твердо решил он всячес/\ и пр 11
водействовать дальнейшему продвижению сотни на Л1•1
роград; лежа, размышлял, каким образом с/\лонить ка а 1
ков к своему решению, 1\ак на них подействовать.
Еще до воззвания Корнилова он ясно сознавал, что 1 1
закам с Корниловым не одну стежку топтать, чутье Л(!J
сказывало, что и Керенского защищать не ~ ру/\и; поворо
чал мозгами, решил: не допустить сотню до Петрогр31\11 ,
а если и придется с кем цокнуться, так с Корниловь'Iм, 1111
не за Керенского, не за его власть, а за ту , которая стан '
после него. Что после Керенского будет желанная, п 11
линно своя власть,- в этом он был больше чем увер1•11
Еще летом пришлось ему побывать в Петрограде , в ВО\ЧI
ной секции исполкома, куда посылала его сотня за советt
ПО ПОВОДу ВОЗНИ/\Шего С КОмандирОМ СОТНИ 1\ОНфЛИI\'1'
поглядев работу исполкома, переговорив с нескольни tl
товарищами большевиками , подумал: <<Обрастет :>Tt•
костяк нашим рабочим м ясо м,- вот это будет власт1
Ум ри , Иван, а держись за нее, держись, 1\ак дите за маr11
р ин у сиську!»
В эту ночь, л ежа на поnоне, чаще, чем обычно, в сrю
м ипал с большой, не изведанной доселе горяч ей шобоu1 ' ~ '
человека, под руководством которого прощупал жестк "
свою дорогу. Думая о том, что должен был назавтра ГOII''
рить казакам, вспомнил и слова Што/\мана о казаках, 11
он повторял часто, будто гвоздь по самую шдяпку вбиn t• 1
«Казачество консервативно по своему существу. Когда 11
будешь убеждать казака в правоте большевистски х идсii,
не забывай этого обстоятельства, действуй осторо>J 1111
вдумчиво, умей приспособляться к обстановке. Вначн •t
к тебе будут относиться с таким же предубеждени1• ,
с каким и ты и Мишка 1-\ошевой относились вначал 11
мн е, но пусть это тебя не смущает. Долби упорно, - 1 11
нечный успех за на 1И» .

t26
11 оа нАлексеевич рассчитывал, что, убеждая казаков не
1 '" с Корниловым , он встретит со стороны некоторых
ti i НIЖе ния, но утром, когда в своем вагоне осторожно :3a-
llttt p11Л о том, что надо потребовать возвращения
11а
l •pott т, а не идти на Петроград драться со своими гке , ка-
1 11 о хотно согласилис ь и с большой готовностью решили
t t на а ть ся от дальнейшего следован ия на Петроград. За­
' 11 1\ оролев и казак Чернышевской станицы Турилин
''·1 111 ближайшими сообщниками Ивана Алексеевича. Весь
1' "'· он и, перебираясь из вагона в вагон, говорили с ка3а­
•1 111, а к вечеру , на каком-то полустание, когда по е зд за­

' '\.•tил ход, в вагон, где был Иван Алексеевич, вскочил


111щн ии третьего взвода Пшеничнииов.
На первой же станции сотня сгружается! - взвол-
11111 1.\ нно крикнул он, обращаясь и Ивану Алексее вичу. -
" о й ты председатель комитета, ежели не знаешь, что
1111.11.\И И хотят? Будет из нас дурачиа валять! Не поедем
\lllt. шe ! .. Офицерья на нас удавку вешают, а ты ни в дy­
lll't l\y, ни в сопелочку. Для этого мы тебя выбирали? Ну,
'''1о скалишься-то?
~- Давно бы так , - улыбаясь, проговорил Иван Алек­
t ещJ и ч.

Н а остановке он первый выскочил из вагона . В collpo-


1111 дении Турилина прошел к начальнику станции .
- Поезд наш дальше не отправляй. Сгружаться тут
III'III CM.
- 1\ак это так? - растерянно спросил начальник
'llltщии.- У меня распоряжение ... путевка ...
- Замкнись! - сурово перебил его Турилин.
Они разыскали станционный комитет, председателю,
tlютному рыжеватому телеграфисту, объяснили, в чем
t'JtO, и чер ез нескольио минут машини ст охотно повел
11/"rав в тупик.

Спешно подмостив сходни, ка3аки начали вывод11ть из


1111' н ов лошадей. Иван Алексеевич стоял у паровоза, pac-
l t llo ив длинные ноги, вытирая пот с улыбающегося смуг­
нн·о лица. 1\ немУ. подбежал бледный командир сотни.
~- Что ты делаешь? .. Ты знаешь, что ...
- Знаю! -оборвал его Иван Алексеевич.- А ты,
щ: но д ин есаул, не шуми.- И, бледнея, двигая ноздряыи,
lfiT tiO сказал: - Оrшумелся, парень! Теперь мы на тебя
t tt p rrбopoм кладем. Так-то!
- Верховный 1\орнилов ... - побагровев, заикнулся
loiJtO есаул, но Иван Алексеевич, глядя на свои растоп-
127
танные сапоги, глубоко ушедшие в рыхлый песок, 11/\
легченпо махнув рукой, посоветовал:
- Повесь его на шею замест креста, а нам он без 11•
добности.
Есаул повернулся на каблуках, побежал к своi'И~
вагону.

Час спустя сотня без единого офицера, но в ПOJIIIЩI


боевом порядке выступила со станции, направляясь н•
юго-запад. В головном взводе рядом с пулеметчИКIIМII
ехали принявший командование сотней Иван AлeкcetЧIIIIf
и помощник его, низенький Турилин.
С трудом ориентируясь по отобранной у бывшего 1111
мандира карте, сотня дошла до деревни Горелое, стала нн
ночевку. Общим советом было решено ·идти на фpotlf,
в случае попыток задержания - сражаться.

Стреножив лошадей и выставив сторожевое oxpaнeiiИII,


казаки улеглись позоревать. Огней не разводили. Чувс·т ·
вовалось, что у большинства настроение подавлен11о~,
улеглись без обычных разговоров и шуток, скрытно TIIN
друг от друга мысли.

<<Что, ежели одумаются и пойдут с повиннбй? ~- не б•••


тревоги подумал Иван Алексеевич, умащиваясь под 11111
н елью .
Словно подслушав его мысль, подошел Турилин .
- Спишь, Иван?
- Пока нет.
Турилин присел у него в ногах, посвечивая огоньком
цигарки, сказал шепотом:

Казаки-то мутятся ... Нашкодили, а зараз побюtl\11


ются. Заварили мы кашку ... не густо, ты как думаешь?
- Там видно будет,- спокойно ответил Иван Алекr11
евич. - Ты-то не боишься?
Турилин, почесывая под фуражкой затылок, криво yt•
мехнулся:

- По правде сf\азать, робею ... Начинали - не poбi'JI,


а зараз оторопь берет.
- Жидок оказался на расплату.
- Да ить что, Иван, его сила.
Они долго молчали . В деревне гасли огни. Откуда-то И4
безбрежных заливов болотистой, покрытой ивняком лут
вины несся утиный кряк.
- МатерИка крячет,- задумчиво проговорил Турилин
и снова замолк.

128
l ttп,:aя, ночная, ласковая тишина паслась на лугу.
'" 11 оt"iминала траву. Сl\tешанные запахи мочажинника,
llllj} PBШeЙ куги, болотистой почвы, намокшей в росе
1 011.1 нес к казачьему стану ветерок. Изредка - звяк
•111 1\oii треноги, брызжущее фырканье да тяжелый туп
1 р11 'rl'нье валяющейся дошади. Потом опять сонная ти-
11111 11, налекий-далекий, чуть слышный хрипатый зов ди-
111 ''"лезня и ответный - поближе - кряк утки. Стре-
1 IP JI ЫIЫЙ строчащий пересвист невидимых в темени
lllot i i i.I'B. Ночь. Безмолвие. Туманная луговая сырость. На
IIIIД P у подножия неба - всхожая густо-лиловая опара
•1 , Л посредине, над древней псковской землСI':i, неу с ып-
11 1 ttапоминанием, широким углящ~•мся шляхом выче-

1111' 11 Млечный Путь.


ll a рассвете сотня выступила в поход. Прошли деревню
I"I"'Jtoc, вс.'lед им доJtго смотрели бабы и рсбнтншки, вы -
1 llll lltШIIe коров. Поднялись на кирпично-краеный, oкpa­
llll•llll t.JЙ восходом бугор. Турилин, оглянувшись, тронул
1 11 oii стремя Ивана Алексеевича.
Оглянись, верховые сзади бегут ...
Т ри всадника, окутанные розовым батистом пыли, ми-
1111\1\ 11 деревню, стлались в намете.

· Со-о-отня, стой! - скомандовал Иван Алексеевич.


1 азаки с привычной быстротой построились серым
1111/\ра том. Всадники, не доезжая с полверсты, перешли на
j\l.ll't•. Один из них, казачий офицер, вынул носовой платок,
1111 t нхал им над головой. Казаки не сводили глаз с подъ­
''' ов ш их. Офицер, одетый в защитный мундир, ехал пе-
1"1\ II ИМ, двое остальных, в черкесках, держались немного
111111/\аЛ Ь.

- По какому делу? - выеЗiкая навстречу, спросил


11111111 Алексеевич. ·
- На переговоры,- прикладывал руку к козырьку,
1 !1 111 т ил офицер.- Rто из вас принял сотню?
- я.
-- Я уполномочен от Первой Донской казачьей диви-
''"' • а зто - представители Туземной дивизии,- офицер
11 нзал глазами на горцев и, туго натягивая поводья, по-

1111\ИЛ рукой мокрую глянцевую шею взмыленного ко­


" ' · - Если желаете вести переговоры, прикажите сотне
111 шиться. Я имею передать устное распоряжение нa­
lt JIIJПИKa дивизии генерал-майора Грекова.

129 5 М. Шолохов, т. 2
Казаки спешились. Сошли с коней и приехавu11111
представители. Нырнув в тодпу казаков, они выплыли •••
середине. Сотня расступилась, очистив небольшой круt·,
Первым заговорил казачий офицер:
- Станичники! Мы приехали для того, чтобы yroRII
рить вас одуматься и предотвратить тяжелые последств11н

вашего поступка. Вчера штаб дивизии узнал о том, что 111t1,


поддавшись чьим-то преступным уговорам, самоволь11r1

покинули вагоны, и сегодня направил нас персдать Blllil


распоряжение о немедленном возвращении на стаНI\ИМI
Дно. Войска Туземной дивизии и остальные кавалери/1
скис части вчера заняли Петроград -,сегодня получr11•
тс.'lсграмма. Наш авангард вступил в столицу, занял Rrt'
правительственные учреждения, банки, телеграф, тет•·
фонныс станции и все важные пункты. Временнос пpaRII
те.1ьство бежало и считается низложенным. Одумайтеrlt,
станичники! Ведь вы идете на гибель! В том случае, ecJIM
вы не подчинитесь распоряжен и ю командира дивltЗИII,

против вас будут направлены вооруil>енные силы. Balll


поступок расценивается нак измена, как певьrполне111111

боевого задания. Вы можете только беспрекослов111.1111


подчинением предотвратить пролитие братской крови.
J\orдa подъехаJtИ представители, Иван Алснсеевич,
учитывая пастроение казаков, понял, что избсжать перr•
говоров нельзя, так как отказ от переговоров неминус~е11

должен был вызвать обратные результаты. Подумав, 1111


отдал распоряжение сотне спешиться, сам, неприметtlll

мигнув Турилину, протиснулся поближе к представитr•


.'lям. Во время речи офицера видел, как, nотупив головw,
нахмурясь, слушают казаки, некоторые перешептывали•·•··
Захар Королев криво улыбался, черная борода его Шtавм
л ась по рубахе застывшим чугунным потоком; Борщс•11
играл плеткой, :косился в сторону; Пшеничников, oкpyrJIIItl
раззявленный рот, смотрел в глаза говорившему офицеру;
Мартин Шамиль грязной рукой елозил по щекам, чat~TII
мигал; за ним желтело дурковатое лицо Багрова; nут•
метчик Краеников выжидатс.'lьно щурился; Турилин Cllll
но дышал; веснушчатый Обнизов, сдвинув на затылщ,
фуражку, мотал чубатой головой, словно бык, почуявюнА
на шее ярмо; весь второй взвод стоял, не поднимая голо11,
как на молитве; слитая толпа молчала, люди жарко и тм

ж ко дышали, по лицам зыбью текла растерянность ...


Иван Алексеевич понял, что в настроении казаков 11•
зрел переломвый момент: еще несколько минут ·

iЗО
11 i'раснобаю-офицеру удастся повернуть сотню на свой
•1111\. Uo что бы то ни стало требовалось разрушить впечат­
·14'1111t', произведенное словами офицера, поколебать не­
llldс'lшзаннос, но уже сложившесся в умах казаков реше-

11111'. Он поднял руку, обвел то.1пу расширенными, странно


ltoriPJicвшими глазами.
- Братцы! Погодите трошки! - и, обращаясь к офlf­
нс•ру: -Телеграмма при вас?
- Какая телеграмма? - и~умился офицер.
Об том, что Петроград взяли.
Телеграмма? .. Нет. При чем тут телеграмма?
Ага! Нет! .. - единой грудью облегчающе вздохнула
I ' IITIIЯ.

И многие подняли головы, с надеждой устремили глааа


1111 Ивана Алексеевича, а он, повысив сиповатый голос, уже
IIНI'Мешливо, уверенно и зло кричал, властно греб к себе
lllllfMaHИe.

- Нету, говоришь? А мы тебе поверим? На мякине


''''lешь подсидеть?
Об-ман! - гулом вздохнула сотня.
-
Телеграмма не мне адресована! Станичники! -
-
оф1щер убеждающе прижимал к груди руки.
Но его уже не слушали. Иван Алексеевич, почуяв, что
I'IШnатии и доверие сотни вновь перекинулись к нему, ре­

;111.11, как алмазом по стеклу:

А хучь бы и взяли,- нам с вами не по дороге! Мы


-
111' желаем воевать со своими. Против народа мы· не пой­
Jtс•м! Стравить хотите? Нет! Перевелись на белом свете
дураки! Генеральскую власть на ноги ставить не хотим!
'1'11к -то!
Казаки дружно загомонили, толпа начнулась, рас-
llж•скалась криками .

Вот это да!


В разрез вогнал!
Правильна-а-а! ..
Гнать их, этих благородий, взашей!
Сваты приехали, тоже ...
В Петрограде вон три полка казачьих, 11 что-то они
с·омневаются против народа выходить.

-Слышь, Иван! Налаживай их по чем попало ме-


11111Лкой! Нехай уезжают!
Иван Алексеевич глянул на представителей; казачий
с1фицер, поджав губы, терпеливо выжидал; позади него
IIJit"IOM к плечу стояли горцы,- статный молодой офицер-
131
ингуш, скрестив на нарядной черкеске руки, побдесю11111;1
из-под черной кубанки косыми миндалинами глаз, дру
гой - пожилой рыжий осетин - стоя.'l, небрежно отста1н111
ногу; положив ладонь на головку гнутой шашки, он 1111
смешливыми, щупающими глазами оглядывал казако11 .

Иван Алексеевич только что хотел нрервать переговоры,


но его опередИJI казачий офицер; 1юшептнвшись с офино•
ром-ингушом, он зычно "рикнул:

Донцы! Разрешите сказать слово представИТ(>JI"'


-
Дикоii дивизии?
Не дожидаясь согласия, ингуш, мягко ступая сапогам11
без каблуков, вышел на середину круга, нервно пoпpaoll;l
узенький наборный ремешок.
- Братья казаки! Зачим такой балшой шум? Надо 1'11
ворить без ожистачения. Вы нз хотите генерала Корни:111
ва? Вы хотите войны? Пожалуйста! Мы будем воивать. llм
страшна! Зовсим ни страшна! Сеrодня же мы вас разыд11
вим. Два полка горцев идут за нашим спином. Ва! l\ако~
может быть шум, зачим шум? - Вначале он говорил с Bll
димым спокойствием, но под 1\онец уже с повышенно~
страстностью кидал горячие фразы; в гортанную ломанумt
речь его вплетались слова родного языка.- Вас смущаt•·r
вот этот казак, он - балшевик, а вы идете за ним! Ва! Чтtt
я, нэ вижу! Арзстуйте е го! Абззаружти его!
Смелым жестом указывал он на Ивана Алексееви•111
и металея по тесному кругу, побледневший, cтpacтlltt
жестикулирующий, с лицом, облитым коричневым ру
мянцем. Товарищ его, пожилой рыжий осетин, храни.1
ледяное спокойствие; казачий офицер теребил изноше11
ный темляк шашки. l\азаки вновь приумолкли, вновь 311
мешательство взволновало их ряды. Иван Алексеев11•1
глядел неотрывно на иргуша-офицера, на зв е рино- белыА
оскал его зубов, на косую серую полоску пота, перерезаn
шую левый висок, с тоскою думал, что напрасно ynycTIIJI
момент, когда можно было словом одним кончить перего
воры и увести казаков. Положение выручил Турилин. 011
прыгнул на средину круга, отчаянно взмахнул руками,

обрывая на вороте рубахи пуговицы, захрипел, задергалс/1,


пенясь бешеной слюной:
- Гады ползучие! .. Черти! .. Сволочи! .. Вас уговаривают
как б ... , а вы ухи развесили! .. Офицерья вам свою нужду
навязывают! .. Что вы делаете? Что-о-о вы делаете?! И•
рубить надо, а вы их слухаете? .. Головы им с плеч, кроо11
ну из них спустить. По кеда вы тут муздыкаетесь,- шн·

132
1 1'. н ут! .. Из пулеметов посекут ... Под пулеметом не зa­
IIIIII II'Yeшь! .. Вам нарошно очки втирают, покеда ихнее
ltltl' l о подойдет ... А-а-а-а-з-эх, вы, казаки! Юбошники вы!
На конь! .. - громовым голосом рявкнул Иван
11' 1\ I'СеВИЧ.

l ' рик его лопнул над толпой шрап н ельным разрывом.


1 11 .111 1\И кинулись к лошадям. Через минуту рассеянная
11 111111 уже строилась во взводные колонны.

Послушайте! Станичники! - металея казачий


111\tiЩ('p.
11 uан Алексеевич сдернул с плеча винтовку; тв е рдо
юж ив пухло-суст ав чатый палец на спуске, вонзая в губы
Щll ' равшегося кон я удила, крикнул:

Кончились переговоры! Теперь ежели доведется


-
1\ 1 11р ить с вами, так уж будем вот этим языком. - И он
Nр а зительно потр яс винтовкой .
В звод за взводом выехали на дорогу. Оглядываяс ь, н:а-
1111 11 видели, как представители, сев на коней, о ч ем-то
11111 щаются. Ингуш, сузив глаза, что-то горячо доказывал,
1111 то поднимал руку; шелковая подкладка отвернутого
•n111лага на рукаве его черкески снежно белела .
Иван Алексеевич, глянув в посл едний раз, увидел эту
11'11 nительн о сверкающую полоску шелка, и перед глаза­
'" его почему-то встала взлохмаченная ветром-суховеем
11' дь Дона, зеденые гривастые волны и косо накренив-
1111' ся, чертящее концом верхушку волны белое крыло
•1 tiiки - рыболова.

XVI

Уже 29 августа из телеграмм, получаемых от Крымова,


1\орнилову стало ясно, что дело вооруженного переворота
11оrибло.
В два пополудни в Ставку прибыл от Крымова офицер­
ординарец. Корнилов долго беседовал с ним, после вызвал
l'омановского; нервно комкая какую-то бумагу, сказал:
- Рушится все! Нашу карту побьют.. . Крымов не
•· может вовремя стянуть корпус к Петрограду, момент бy­
llt'T упущен. То, что казалось так легко осуществимо,
llt'тречает тысячи препятствий ... Исход предрешен в отри­
цнтельную сторону ... Вот ... посмотрите-ка, как эшелони­
jЮIIались войска! - Он протянул Романовскому карту
отметками последнего местопребывания эшелонов кор-
t'.
133
пуса и Туземной дивизии, судорог.а зигзагом прошла 1
) 11
его энергическому, измятому бессонницей лицу.- Вен tH
железнодорожная сволочь вставляет нам палки в кол(' l'

Они не думают о том, что в случае удачи я прикажу 111'


шать десятого из них. Ознакомьтесь е донесен ttt•
l\рымова.
Пока Романовский читал, поглаживая большой 1
донью свое одутловатое масленое лицо, Норнилов б •t 111
написал:

Новочеркасск,
войсковожу атажапу Але,;сею Ма~>си.~'овичу Каледину

Сущность Вашей телеграммы Временному nраяительству доведе н n о


моего сведения. Истощив терпение в бесnлодной борьбе с иэменник tl /14
и nредателями, славное казачество, видя неминуемую г11бель Родщщ
с оружием в руках отстоит жизнь и свободу страны, которая росла-,, 1111
рилась его трудами и кровью. Наши отношения остаются в течени 111
которого времени стесненными. Прошу вас действовать в аоглас0 11 11
Jюсти со мной,- так, как вам подскажет любовь к Родине п честь кaao tlt
29.8.17.
Генерал Kopt~u .ttl

- Передайте немедленно эту телеграмму, - доiТИ ~~~


попросил он Романовского.
- Прикажете послать вторичную телеграмму кнл11"'
Багратиону о том, чтобы дальнейшее следование произ111 1
ДИЛОСЬ DОХОДНЫМ ПОрЯДКОм?
- Да, да.
Романовский, помолчав, раздумчиво проговорил:
- По-мое му, Лавр Георгиевич, пока у пас нет tt 1
оснований быть пессимистически настроенными. Вы "''
удачно предвосхищаете ход событий ...
Корнилов, суетливо выкидывая руку, пытался пойм111 1
порхавшую над ним крохотную лиловую бабочку . Палы11
его сжимались, на лице было слегка напряЖенное, O>l 11
дающее выражение. Бабочка, колеблемая рывками в 1
духа, спускаясь, плавировала крыльями, стремилап
к открытому окну. Норнилову все же удалось поймо 1
ее, и он облегчающе задышал, откинулся на спин1
кресла.

Романовсний ждал ответа на свою реплину, но l\op1111


лов, задумчиво и хмуро улыбаясь, стал рассказывать:
- Сегодня я видел сон Будто я - бригадный комt\1
,~;ир одной из стрелковых дивизий, веду паступл 11111
в Карпатах. Вместе со штабом приезжаем на какую ·'ll

134
Ф••JIMY- Встречает нас пожилой, нарядно одетый русин. Он
tmт••ует меня молоком и, снимая войлочную белую шляпу,
Hl"llfHIT на чистейшем немецком языке: ~Кушай, генерал!
lтн молоко необычайно целебного свойства)). Я будто бы
tllolн 11 не удив.11яюсь тому, что русин фамильярно хлопает
"''"" по плечу. Потом мы шли в горах, и уж как будто бы
'''' 11Карпатах, а где-то в Афганистане, по какой-то козьеii
Да, вот именно козьей тропкой: камни и кopичнe­
•JIOIII' ...
lll~ii щебень сыпались из-под ног, а внизу за ущельем вид­
"''JII:н роскошный южный, облитый бе.'IЫМ солнцем .1апд-
111нфт ...
.llсгкий сквозняк шевелю• на столе бумаги, тек между
l"'''нахнутыми створками окна. Затуманенный и далекий
•ш ·;•яд Корнилова бродил где-то за Днепром, по ложби-
111\пым увалам, искромсанным бронзовой прожелтенi>ю
JI~I'OBИH.

Романовский проследил за его взглядом и сам, непри­


"''1"110 вздохнув, перевел глаза на слюдяной глянец за­
t' ТI'I\Ленного безветрием Днепра, на дымчатые поля, по­
IСJIЫтые нежнейшей предосенней ретушью.

XVII

Кинутые на Петроград части 3-го конного корпуса


11Туземной дивизии эшелонировались на огромном про­
rншении восьми железных дорог: Ревсль, Везенбсрг,
IIIIJIBa, Ямбург, Гатчина, Сомрино, Вырица, Чудово, Гдов,
llнuropoд, Дно, Псков, Луга и все остальные промежуточ-
станции и разъезды были забиты медленно передви­
111•11'
lllвшпмися, застревавшими эшелонами. Полки находились
IIIH' всякого морального воздействия старшего командного
с•nстава, расчлененные сотни теряли меж собой связь. Пу­
rиница усугублялась тем, что корпус с приданной ему
Туземной дивизией на походе разворачивался в армию;
требовались известное персмещение и сборка разбросан­
IIЫХ частей, перегруппировка эшелонов. Все это создавало
111•разбериху, бестолковые, зачастую несогласованные
Jlllспоряжения, накаляло и без того напряженно-нервную
1тмосферу.
Встречая на своем пути противодействие рабочих
11 служащих железнодорожников, преодолевая препятст­

"""· эшелоны корниловекой армии тихо стекали к Пет­


Jюrраду, копились на узлах, вновь рассасывались.

135
В красных клетушках вагонов, у расседланных Ш1JI~
гододных лошадей, толпились полуголодные донские, у• ·
сурийские, оренбургские, перчинекие и амурские наза1111,
ингуши, черкесы, кабардинцы, осетины, дагестаtщltl
Эшелоны, ожидая отправки, часами простаивали на стн11
цнях, всадники густо высыпали из вагонов, саранчой ;ш
бисали вокзалы, толпились на путях, пожирали все e·t.l'
добное, что остаnалось от проходивших ранее эшелоно",
под сурдинку воровали у жителей, грабили продоволt.l'l
венные склады.

Желтые и красные лампасы казаков, щеголеватш•


куртки драгун, черкески горцев ... Никогда не видела cl\y
пая на цвета северная природа такого богатого сочета111111
красок.

29 августа около Павловска 3-я бригада Туземной д11


визии, под командой князя Гагарина, уже вошла в сопр11
косноnение с противником. Наткнувшись на разобраннt~il
путь, Ингушский и Черкесский IIO.'JКif, шедшие в голок••
дивизии, выгрузились и походным порядком пошли 1111
направлению на Царское Село. Разъезды ингушей щю
ннкли до станции Сомрино. По.ТJКИ замедленным темпш1
развивали наступление, теснили гвардейцев, выжид1111,
пока подтянутся остальные части дивизии. А те в Д1111
ожидали отправки . Некоторые не доехали еще и до этоll
станции.

1\омандир Туземной дивизии, князь Багратион, нахо


дился в имении неподалеку от станции, ожидая сосредо

точения остальных частей, не рискуя идти походным IICI


рядком до Вырицы.
28-го он получил из штаба Северного фронта копимt
следующей телеграммы:

Прошу комкору 3-й и начальникам дивизий 1-й Донской, УсеурнА


-екой и кавказской Туземной передать приказание главковерха, что er1111
вследствие каких-либо непредвиденных обстоятельств встретится JM
трудпение к следованию эшелонов по железной дороге, то главков•'Р'
приказал дивизиям дальиейшее движение производить походиым ПOJIMJI
ком. 27 августа 1917 rода. М 6411.

Ро.чановСК/11.,

Около 9 часов утра Багратион по телеграфу уведомиJI


Норнилова о том, что в 6 часов 40 минут утра получил Чl'
рез начальника штаба Петроградекого округа, полковни1ш
Багратуни, приказание 1\еренского вернуть все эшeлotllol
обратно и что эшелоны дивизии задержаны по пути о1·

136
ttl l,o ;щa Гачки до станции Оредеж, так как железная до­
"'' 11 , согласно распоряжению Временного правительства,
t 1\1\ т жезлов. Но, несмотря на то, что полученная им
• 111; 1 юция Корнилова гласила:

li ttлз ю Багратиону. Продолжать движение по железной дороге. Если


1 •ti'Jt cз нoii дороге н е представится возможным , походным порядliом до
l1111, t·де постуnить в полное подчин ени е генералу Нрыыову,-

11 ратион все же не решился идти походным порядком

ttrдuл распоряжение о погрузке в вагоны штаба корпу са .


1lолк, в котором когда-то служил Евгений Листницки й,
111 н~с тно с остальными полнами, входившими в состав

1 1 Нонекой казачьей дивизии, пе ребрасывалсн на П ет­


"" рад по линии Ревель - Веземберг - Нарва. 28-го в пять
11111 лудни эшелон из двух сотен полка прибыл в Нарву.
11 tандир эшелона узнал, что в ночь выехать нельзя: меж­
f(арвой и Ямбургом испорчен путь, часть железнодорож-
1111 о батальона послана туда экстренным поездом; к утру,
' '111 успеют восстановить путь, эшелон будет отправлен.
lltl'l й-неволей эшелонному пришлось согласиться. Чер­
' t.t аясь, он влез в свой вагон, поделился новостью с офи­
\1 J lnMИ, засел пить чай.
Ночь пришла пасмурная . С залива дул сырой, прони ­
щна ющий ветер. На путях, в вагонах глухо переговари -
11 11И С ь казаки, да копытили деревянные полы лошади,

' 1 поноенные паровозными гудками. В хвосте эшелона


11111 0до й казачий голос пел, жаловался в темноте неведомо
tHy

Прощай ты, город 11 местеqко,


Прощай, родимый хуторок!
Прощай ты, девка молодая,
Ой, да прощай, лазоревый цветок!
Бывало, от зари до зорьки
Лежал у милки на руке,
А и эх, теперя от зари до аорью1
Стою с винтовкою в руке ...

Из-за серой махины пакгауза вышел человек. Постоял,


l 11tllслушиваясь к песне; оглядел nути, отмеченные жел­
IЩШ запятыми огней, уверенно пошел к эшелону. Шаги
11 > мягко звучали на шпалах, глохли, когда ступал и шел
1111 ут рамбованному суглинку. Он миновал крайний ваtон,
•1н окликнул, оборвав песню, стоявший у дверей казак:
Кто таков ?
- А тебе кого? - нехотя отозвался, уходя.
137
- Чег<> ш:Iяешься по ночам? Мы вас, жулпнов, UIJ11'·
паем! Присматриваеwь, что плохо лежит?
Нн отвечая, человек прошел до средины состава, cnpn
CltJI, просовывал го.rюву в дверную щель вагона:

Какая со1ня?
Арестантская,- хахакнули из темноты.
Делом спрашиваю - какая?
Вторая.
А четвертыii взвод где?
Шестой от головы вагон.
У шестого от паровоза вагона курили трое казак(ln,
Один сидел на корточках, двое стояли около. Они молч•
смотрели на подходившего к ним человека.

- Здорово живете, станичники!


- Слава богу,- ответил один, всматриваясь в ли1111
подошедшего.

- Никита Дугин живой? Тут он?


- А вот я,- певческим тенорком отоавалея сидевш11~
на корточках и встал, каблуком задавил цигарку.- Ht
онознаю тебя. Чей ты? Откель? - Uн вытянул бородатое~
.т1ицо, стараясь разt·лядеть незнакомого человека в шинели

и помятой солдатской фуражке, и вдруг изумленно крнн•


нул: - Илья\ Бунчук? Любезный мой, откель тебя лихо·
манец вытряхнул?
Подержав в шершавой .11адони воло.сатую руку Бунчу
ка, нагибаясь к нему, негромко сказал:
- Это свои ребята, ты их не боись. Откель ты очутилrм
тут? Говори же, е;к тебя наколи!
Бунчук за pyt\y поздоровален с остальными казакам11,
ответил надломленным, чугунно-глухим голосом:

-Приехал из Питера, насилу разыскал вас. Дело ест1•.


Надо потолковать. Н, брат, рад видеть тебя живым и здо
ровым.

Он у.'lыбался, на сером квадрате его большого лобастОI'II


лица белели зубы, тепло, сдержанно и весело поблескивали
глаза.

- Потолковать? -пел тенорок бородатого.- Ты хуч1о


и офицер, а нашим кумпанством, значит, не гребуешь? Ну
спасибо, Илюша, спаси Христос, а то мы ласковое слоаn
и ощуокой не оробовали ... - В голосе его подрагивал•
нотки добродушного, беззлобного смеха.
Бунчук так же приветливо отшутился:
- Будет, будет тебе воду мутить! Ты все играешьr11\
Шутки шутишь, а у самого борода ниже пупка.

138
Бороду мы могем в любой час побрить, а вот ты
· HIIH<И, что там в Литере? Бунты :Jачались?
- Пойдем-ка в вагон,- обещающе предложил Бунчук.
Они влеали в вагон. Дугин коГо-то расталкивал ногами,
••IIOJJ го.тюса говорил:
- Вставайте, ребятежь! Человек нужный прибыл
•• 11ам в гости. Ну, поторапливайтесь, служивые, поско­
l•••и•tа!
Казаки покряхтывали, вставали. Чьи-то большие, пpo­
lltlltнвшиe табаком и конским потом ладони, бережно ка­
щtнеь, ощупали в темноте лицо присевшего на седло Бун­
•tун••; густой мааутный бас спросил:
Бунчук?
Я. А это ты, Чикамасов?
Я, я. Здорово, дружок!
Здравствуй.
Зараа сбегаю, ребят третьего взвода покличу.
Ну-ну! .. Мотай.
Третий вавод пришел почти целиком, лишь двое оста­
лись при лошадях. Казаки подходили к Бунчуку, совали
t~rрствые краюхи ладоней, наклоняясь, вглядывались при
rnl'тe фонаря в его большое, угрюмоватое лицо, нааывали
t•• I>унчуком, то Ильей Митр11чс~1, то Идюшей, но во всех
•·шюсах одним тоном звучал товарищесtшй, теплый врнвст.
В вагоне стало душно. На дощатых стенах танцевали
l'lютовые блики, качались и увеличивались в размерах без­
r~tiразные тени, жирным лампадным светом дымился
фонарь.
Бунчука заботливо усадили к свету. Передние сидели
1111 корточках, остальные, стоя, обручем сомкнулись во­
КJIУГ. Тенористый Дуrин откашлялся.
- Письмо твою, Илья Митрич, мы надысь получили,
сщначе нам хотится послушать от тебя и чтоб ты пocoвcтo­
hiiJI нам, как в дальнейшем быть. Ить двигают нас к Питс­
I'У - что ты поделаешь?
- Видишь, какое дело, Митрич,- заговорил стоявший
у еамых дверей казак с серьгой в морщепой мочке уха, тот
•·uмый казак, которого обидел некогда Листшщкий, не
I'Оарешив кипятить Чай на окопном щите,- тут к нам
IJОдбиваются разные агитаторы, отговаривают - мол, не
kодите на Пстроград, мол, воевать нам промеж себя не из
'lt'ro, и разное подобное гутарют. Мы слухать - слухаем,
•11сры им дюже не даем. Чужой народ. Может, они нас под
wонастырь надворничать ведут,- кто их анает? Оrкажись,

139
а Корнилов черкесов направит - и вот опять кpoвopaaJIII
тие выйдет. А вот ты - наш, казак, и мы тебе веры болы111•
даем и очень даже благодарственны, что письмишки 111114
из Питера писал и газеты опять же .. . тут, признаться, r.y
магой бедствовали, а газеты получим ...
- Чего мелешь, чего брешешь, дурья голова? - 1111;1
мущенно перебил один.- Ты - неграмотный, так дум11
ешь - и всем темно, как тебе? Как будто мы на кypl'l\11
газеты потребляли! Вперед, Илья Митрич, мы их от голо1114
до хвоста перечитаем, бывалоча.
Набрехал, дьявоJI, грызной!
<<На курев01>- рубанул тоже!
Сдуру, как с дубу!
Братушки! Я не в том понятии сказал,- оправд1~
вался казак с серьгой.- l\онешно, спервоначалу мы гаа1•
ты читали ...
- Вы самое читали?
- Мне грамоту не привелось узнать ... к тому говорм1,
что вообче читали, а потом уж на курево .. .
l>унчук, скупо улыбаясь, сидел на седле, посматриtll\11
на казаков; ему неудобно было говорить сидя, он привст1111
и, поворачиваясь к фонарю спиной, медленно, натуж1111
заговорил:

- В Петрограде вам делать нечего . Цикаких бунтu•


там нет. Знаете вы, для чего вас туда посылают? Чтol'iw
свергнуть Временное правительство... Вот! l\то вас 111•
дет? - царский генерал l\орнилов. Для чего ему HBJ\11
спихнуть l\еренского? Чтобы самому сесть на это местн.
Смотрите, станичники! Деревянное ярмо с вас хочут ск11
нуть, а уж ежели наденут, так наденут стальное! Из дву'
бед надо выбирать беду, какая поменьше. Не так ли? Вт
и рассудите сами: при царе в зубы вас били, вашими ру
ками на войне жар загребали. Загребают и при l\еренском,
но в зубы не бьют. Но совсем по-другому будет после 1\1•
ренского, когда власть перейдет к большевикам. Болы111•
вики войны не хотят. Будь власть в их руках,- сейчас ш••
был бы мир . Я не за l\еренского, черт ему брат,- все 01111
одним миром мазаны! - Бунчук улыбнулся и, вытир1111
рукавом пот со лба, продолжал: - Но я зову вас не прн
ливать кровь рабочих. Если будет l\орнилов, то в paбo•tt•li
крови по колено станет бродить Россия, при нем труд111•11
будет вырвать власть и передать ее в руки тpyдящeJ'III'II
народа.

140
Погоди трошки, Илья Митрич! -сказал, выходя из
нщ11н.х рядов , небольшой казак, такой же коренастый, как
11 liунчук; он откашлялся, потер длинные руки, похожие
1111обмытые водой корни дуба-перестарка, и, ГJIЛДЯ на
IIYII'tyкa улыбающимися светло-зелеными, клейкими, как
•ltl;toдыe .тшсточки, глазами, спросил : - Ты вот про ярмо
1 ннptiJI ... А большевики, как загрuбают НJJасть, какую яр­

''" 11а нас наденут?


Ты что же, сам на себя будешь ярмо надевать?
-Как это- сам?
-А так . Ведь при большевиках кто будет у власти?
l'1o1 6удешь, если выберут, или Дугин, или вот этот дядя.
lltdfiopнaя власть, Совет. Понял?
- А сверху кто?
- Опять же кого выберут. Выберут тебя - и ты бу-
' ' 111• сверху .
-- Ой ли? А не брешешь ты, Митрич?
1\азаки засмеялись, заговорили все сразу, даже чaco­
""ii, стоявший у двери, отошел на минуту, вмешался
М fiii:JГOBOp.

А всчет землишки они как?


- Не заберут у нас?
- Войну-то прикончут? Или, может, зараз тольки cy-
:lltтeя, чтоб за них руки подымали .
Ты нам все по совести рассказывай!
Мы тут в потемках блукаем .
Чужим-то верить опасно. Брехни много ...
Вчерась матросик какой-то об Керенском плакал,
11 мы его за волосья да из вагона.
- ~вы,- шумит,- кондры! .. • Чудак!
- Мы этих слов не понимаем, с чем их едят .
Бунчук, поворачиваясь во все стороны, щупал глазами
ICII:taкoв, ждал, пока угомонятся. У него исчезла бывшая
111111чале неуверенность в успехе своего предприятия, и он,

.швладев настроением казаков, уже твердо знал, что во что

то ни стало задержит эшелон в Нарве. Днем раньше,


lltol
нсн·да, явившись в Петроградекий районный комитет пар­
""'· он предложил себя в качестве агитатора для работы
t ' JIPДИ подходивших к Петрограду частей 1 -й Донской ди­
ltllаии, был уверен в успехе, но добрался до Нарвы -
11 уверенность в нем поколебалась. Он знал, что какими-то
1111ыми словами надо говорить с казаками, со страхом чув­

l"rtювал, что, пожалуй, и не найдет общего языка, потому


••·ro, вернувшись девять месяцев назад в рабочую гущу,
141
вновь кровно с росся с ней, - выступая, пр ивык, что''
чувствуют и понимают с riолуслова, а 11 тут, с земляк/\

требоnались иной, полузабытый, черноземный язык, 1111 1


риная изворотливость, какая-то большая сила убе11<1 1
ния,- чтобы не только опалить, но и зажечь, чтобы yнtl
тожи ть напластовавшиiiся веками страх осдушания, J} 1t
давить косность, внуши ть чувство своей правоты и пов 1'
за собой.
Вначаде, когда загово р ил, собственным слухом л IHI 1
в голосе своем спотыкающуюся неуверенность, наигр tll

ность, будто со стороны велушивалея в свои бессочнt~


сдова,- ужасалея неубедительности приводимых доводОI•
мучительно шарил в голове, разыскивал какие-то больш 111 1
тяжелые глыбы слов, чтобы ломать ими, крушип
И вместо этого с неизъяснимой горечью ощущал, 1111
мыльными пузырями срываются с его губ легковес111J
фразы, а в голове путаются выхолощенны~, скользt ш
м ысли. Он стоял, обжигаясь потом, тяжко дьltua. Говор11 1
просверливаемый навылет одной мыслью: <<Мне дoвepi!JIII
такое большое дело - и вот я его поганю собственны 11
руi{ами ... Слова не свяжу ... Да что же это со мной? Друrо
на моем мес те сказал бы и убедил в тысячу раз лучш11,
О, черт, какая же я бездарь!~ ·
Казак с зелеными клейкими глазами, спросивu111
о ярме, выбил из состоян11я дурного пол узабытья; ра з 1 11
вор , поднявш ийся после этого, дал Бунчуку возможн 11
встряхнуться, оправиться , и потом , дивясь самому C{ (\t
чувствуя н еобычайн ый прилив сил и богатейший под Юl
ярких, отточенных, р ежущих слов, он загорелся и, тая 1111/
внешним спокойствием прихлынувшее возбуждение, У"
веско и зло разил ехидные вопросы, вел разговор, .t 11
всадник, усмиривший досель необъезженного, запенен н 111
в скачке коня.

- А ну, скажи: чем плохое Учредительное собраш11


-Ленина-то вашего немцы привезли ... нет? А отк 11
же он взялся ... с вербы?
Митрич, ты своей охотой приехал, аль подослiiJ\1
тебя?
Войсковые земли кому отойдут?
А чем нам при царе плохо жилось?
-Меньшевики ить тоже за народ?
- У нас Войсковой круг, власть народная ..L Па ,,, 11
нам Советы? - спрашивали ка;аки. ·
142
l'uзошлись за полночь. Порешили собраться на следую­
"''''' утро обеими сотнями на митинг. Бунчук остался но-
1''""-r" в вагоне. Чинамасов предложил ему ложиться
, 1111м. Крестясь на сон грудущий, укладываясь, преду-
'1111'/ti!Л:
- Ты, Илья Митрич, может, без опаски ложишься, так
11<1 извиняй ... У нас, дружок, вошки водются. Коли нaбe­
t•rlllьcя - не обижайся. С тоски такую ядреную вшу paз­
"''JIIt , что прямо беда! Каждая с холмоrорскую телку
l"н·том.- Помолчав, тихонько спросил: - Илья М&tтрич,
• 11а каких народов Ленин будет? Словом, где он роди.11ся
11 11роизрастал?
Ленин-то? Русский.
Хо?!
Верно, русский.
Нет, браток! Ты, видать, плохо об нем знаешь,-
1 отте нком собственного пр евос ходства пробаси.1 Чикама-
1110. - Знаешь, каких он кровей? Наших. Сам он из дон­
ни х казаков, родом из Сальского оируга, станицы Вели-
tокняжесиой ,- понял? Служил батарейцем, 1·утарют.
И ;,ичность у него подходящая,- как у низовснох казаков:
11ул ь я здоровые и опять же глаза.

Оrкуда ты слышал?
- Гутарили промеж собой казаки, дове.11ось слыхать .
- Нет, Чикамасов! Он - руссиий, Симборекой гу-
н рн ии рожаи.

- Нет, не поверю. А очень даже просто не поверю!


l l yraч из иазаиов? А Степан Разин? А Ермак Тимофеевич?
1' -то и оно! Все, какие беднеюшчий народ на царей по­
ымали, - все из казаков. А ты вот говоришь- Сибирс1юй
1 уберн ии. Даже обидно, Митрич, слухать такое ...
Ул ыбаясь, Бунчук спросил:
- Таи говорят, что иазаи?
- Он и есть казак, только зараз не объявляется. Я, как
tt a личность глазами кину,- доразу опознаю.- Чинамасов
ншури л и, дыша в лицо Бунчуну густым махорочным за-
111.\ хом, задумчиво кашлянул.- Диву я даюсь, и мы тут до
рани спорили: ежели он, Владимир Ильгич - нашинекий
nзак , батар ее ц, то откель он мог такую огромную науку
11 очерпнуть? Гутарют, будто спервоначалу войны попал ом
к н ем цам в плен, обучался там, а потом все науки прошел,
о каi< начал ихних рабочих бунтовать да ученым очки
тарлять, - они и пере_пужались до смерти. •Иди, гово­
IПТ, лобастый, восвоясы, Христос с тобою, а то ты нам та-

t43
1шх делов напутляешь, что и в жисть не расхлебать!•
и проводили его в Россию, забоялись, как бы он рабочих "''
настропалил. Ого! Он, брат, зубец! - не без хвастливщ~тн
произнес Чинамасов последнюю фразу и радостно засмt•
ялся в темноту.- Ты, Митрич, не видал его? Нет? Жашю.
Гутарют, у него башка агромадная.- Покашлял, выпуст1111
через ноздрину рыжий сноп дыма и, докуривая цигар1<у,
продолжал: - Во каких бабы побольше бы родили. Зyбl'tl,
пра! Он ишо не одному царю перекрут сделает ...
И вздохнул: - Нет, Митрич, ты не спорий со мной: Ищ,
гич-то - казак ... Чего уж там тень наводить! В Сибирск11ll
губернии таких и на кореню не бывает.
Бунчук промолчал, долго лежал, улыбаясь, не закр1~
вая глаз.

Уснул не скоро,- его и в самом деле густо обсыпа11N


вши, расползлись под рубахой огневой, нудной чесоткой;
рядом вздыхал и скреб тело Чикамасов, отпугивала д\11'
моту чья-то фыркающая беспокойная лошадь. Он совсt•м
уже было заснул, но неполадившие лошади подралиrJ,,
затопали, зло взвизжались.

- Балуй, дьявол! .. Тр-р-р! Тр-р-р, проклятый! .. - an


спанным тенорком вскричал вскочивший Дугин и чем-т11
тяжелым ударил ближнюю лошадь.
Бунчук, одолеваемый вшами, поворочался, переве11
нулся на другой бок и, с досадой сознавая, что сон ушt•11
надолго, стал думать о завтрашнем митинге. Пыталr11
представить себе - во что выльется противодейств111•
офицеров, усмехнулся: <<Сбегут, наверное, если каза1<11
дружно запротестуют, а впрочем, черт их знает! На всяк11й
случай договорюсь с гарнизонным комитетом~. Как-т11
непроизвольно вспомнил эпизод из войны, атаку в октябрt•
1915 года, а затем память, словно обрадовавшись, что 1111
правили ее на знакомую утоптанную тропу, настойчи1ю
и злорадно стала подсовывать обрезки воспоминаний: ли
ца, безобразные позы убитых русских и немецких солд11Т,
разноголосую речь, бескрасочные, стертые временем куски
виденных когда-то пейзажей, невысказанные, почему-т11
сохранившисся мысли, внутренне еле ощутимые отзвуки

канонады, знакомый стук пулемета и шорох ленты, бр11


вурную мелодию, красивый до боли, чуть блеклый рисунон
рта любимой когда-то женщины и опять - клочки войш.а:
убитые, осевшие холмики братских могил ...
Бунчук засуетился; приподнявшись, сел, вслух cкaa1tJJ
или только подумал: «До смертl! буду носить вот эти воt··

t44
IIIIMIIIIaния, и не я один, а все, кто уцелеет. Искалечили,
1111/\IIУГались над жизнью! .. Пр01<пятые! Проклятые! Вы
1t С'Мсртью не покроете свою вину! .. ~
И еще вспомнил двенадцатилетнюю Лушу, дочь уби-
1111'0 на войне петроградекого рабочего-металлиста, пpи­
lll'l'.rtH, с которым некогда вместе работали в Туле. Вечером
llll':t по бульвару. Она - зтот угловатый, щуплый под­
рнсток - сидела на крайней скамье, ухареки раскинув
1нщ•нькие ноги, покуривая. На увядшем лице ее - ycтa­
JIIdt' глаза, горечь в углах накрашенных, удлиненных пре­
lliJIСВременной зрелостью губ. <<Не узнаете, дяденька?»­
~рнпло спросила она, улыбаясь с профессиональной за­
У'Н'IIностью, и встала, совсем по-детски беспомощно
11 1·орько заплакала, сгорбясь, прижимаясь головой к лок­
но Бунчука.
Он чуть не задохнулся от хлынувшей в него ядовитой,
1 11к газ, ненависти; бледнея, заскрипел зубами, застонал.
ll ocлe долго растирал волосатую грудь, дрожал губами;
1 • му казалось, что ненависть скипелась в груди горячим

н мком шлака, - тлея, мешает дышать и причиннет зту


~ л ь в левой стороне под сердцем.
Он не уснул до утра. А с рассветом, пожелтевший, уг­
рюм ый больше, чем всегда, nошел в комитет железнодо­
р жн иков, договорился, что казачий эшелон из Нарвы не
ньшустят, и через час вышел на поиски членов гарнизонного

1<0м итета.

Вернулся к составу в восьмом часу. Шел, всем телом


нщущая утреннюю тепловатую прохладу, смутно радуясь

11 вероятному успеху своей поездки, и солнцу, перелезав­


l ll е му через ржавую крышу пакгауза, и музыкальному,

11 в учему тембру доносившегося откуда-то женского голо­


еа. Перед зарей отзвенел дождь, буйный, проливной и ко­
ротки й. Песчаная земля на путях была размыта, изволю­
ж ен а следами крохотных ручейков, пресно пахла дождем
11 еще хранила на своей поверхности, там, где втыкалось
дожде вью капли, густой засев чуть подсохших крохотных
11 мо ч е к - будто оспа изрябила ее.
Обходя состав, навстречу Бунчуку шел офицер в ши­
н ели и высоких обляпанных грязью сапогах. Бунчук узнал
осаула Калмыкова, чуть замедлил шаг, выжидая. Они
ошлись . 1\алмыков остановился, холодно блеснул косыми
чер 1tымп глазами.

- Хорунжий Бунчук? Ты на свободе? Прости, руки


11 тебе не подам ...

t45
Он туго сжал губы, сунул руки в карманы шинел&t.
- Я не собираюсь протягивать тебе руку ... ты пос11u
шил,- насмешливо отозвался Бунчук.
- Ты, что же, спасаешь здесь шкуру? Или ... приех11;1
из Петрограда? Не от душки ли Керенского?
- Это что - допрос?
- Законное любопытство к судьбе некогда дезерта1р11
ваnшего сослуживца.

Бунчук, затая усмешку, пожал плечами .


Могу тебя успокоить: я приехал сюда не от Kept.m
с кого.

Но ведь вы же сейчас, перед лицом надвигающейr11


опасности, трогательно единитесь. Итак, все же, кто тао~?
Погон нет, шинель солдатская ... - Калмыков, шевет1
ноздрями, презрительно 11 сожалеюще оглядел cyтyлonlt

тую фигуру Бунчука . - Политический коммивояже1а?


Угадал? - не дожидаясь ответа, повернулся, размашисто
зашагал.

У своего вагона Бунчука встретил Дугин.


Чего же ты? Митинг уже началсЯ.
- Нак начался?
- А так. Наш сотенный есаул Калмыков в отлучКt•
был, а нынче прикатил из Питера на паровозе, созвал Kll
заков . Зараз только пошел их уговаривать.
Бунчук задержался, выспрашивая о том, с какоа·11
времени был откомандирован в Петроград Калмыков. Со
слов Дугина узнал, что тот отсутствовал почти месяц.
«Один из тех душителей революции, которых Корнилоn
посылал в Питер под предлогом изучения бомбометани11.
Значит - надежный корниловец . Ну ладно!•- отрывоч1111
подумал он, направляясь вместе с Дугиным к месту Mll
тин га.

За пакгаузом - серо-зеленый частокол казачьих ГIIM


настерок и шинелей. В средине, окруженный офицерами,
па опрокинутом бочонке стояJI Калмыков, резко, раздельно
кричал:

- ... довести до победного конца\ Нам доверяют -·


и мы оправдаем это доверие! Сейчас я прочту телеграмыу
генерала Корнилова к казакам.
Он с излишней торопливостью вытащил из боковоа·11
кармана френча помятый листок, пошептался с эшо·
лонным.

Бунчук и Дуrин подошли, смешались с казаками.

146
- <<Казаки, дорогие станичники! - выразительно и не
ftt•;t подъема читал Калмыков.- Не на костях ли ваших
щн•дtюв расширялись и росли пределы государства Poc-
c·~tiicкoгo? Не вашей ли могучей доблестью, не вашими ли
1111;\нигами, жертвами и геройством была сильна великая
Россия? Вы, вольные, свободные сыны тихого Дона, кpa­
C"IIIIIЩЫ Кубани, буйного Терека, залетные могучие орлы
р ал ьских, оренбургских, астраханских, семиреченских
11 с ибирских степей и гор и далеких Забайкалья, Амура
11 Уссури, всегда стояли на страже чести и славы ваших
~t намен, и руссl\ая земля полна сказаниями о подвигах вa­
llttfX отцов и дедов. Ныне настал час, когда вы должны
ttр и йти на помощь Родине. Я обвиняю Временное прави­
I'('Л ьство в нерешительности действий, в неумении и не­
С' t tособности управлять, в допущении немцев к полному
з яйничанию внутри страны, о чем свидетельствует
ttа рыв в Казани , где взорвалось около миллиона снарядов
11 сюги бло 12 000 пулеметов. Более того. Я обвиняю неко­
•r рых членов правительства в орямом предательстве Ро-
1\ftН Ы и тому привожу доказательства: когда я был на за­
с• да нии Временного правительства в Зимнем дворце,
:1 августа, министр Керенсtшй и Савинков указали мне,
••то нельзя всего говорить, так как среди министров есть

JIIOДif неверные. Ясно, что такое правительство ведет


с• тр ану к гибели, что такому правительству верить нельзя
11 имеете с ним не может быть спасения несчастной Рос­
си и... Поэтому, когда вчера Временное правительство,
11 угоду врагам, потребовало от меня оставления должности
11 рховного главнокомандующего, я, как казак, по долгу

r овес ти и чести, вынужден был отказаться от исполнения


.tтого требования, предпочитая смерть па поле брани по­
IОру и предательству Родины. 1-\азани, рыцари земли Рус­
<' tю й! Вы обещали встать вместе со мной на спасенье Ро-
1\ИН ы, RОгда я найду это нужным. Час пробил - Родина
11 ак ануне смерти! Я не подчиняюсь распоряжениям Вре­
м е нного правительства и ради спасения свободной России
нду против него и против тех безответственных советников
го, которы е продают Родину. Поддержите, казаки, честь
11 сдаву беспримерно доблестного казачества, и этим вы
пасете Родину и свободу, завоеванную революцией . Слу­
шайтесь ше и исполняйте мои приказания ! Идите же за
шой! 28 августа 1917 года. Верховный главнокомандую­
щи й генерал Корнилов 11.
Калмьнюв помолчал; свертывая листок, выкрикнул:

147
- Агенты большевиков и Керенского препятствуюt
продвижению наших частей по железной дороге. Пoлyчt>ttll
приказание верховного главнокомандующего: в том c.;ty
чае, если не представится возможным совершать пер••

броску по железной дороге, то идти на Петроград похон


ным порядком. Сегодня же мы выступаем. ПриготовьТРI'I•
к выгрузке!
Бунчук, грубовато работая локтями, прорвален на срР
дину; не ПОДХОДЯ К кругу офицеров, ЗЫЧНО, ЛO-MИTIIHJ'OIJII
му крикнул:

- Товарищи казаки! Я послан к вам петроградским11


рабочими и солдатами. Вас ведут на братоубийственную
войну, на разгром революции. Если вам хочется идти про
тив народа, если вам хочется восстановить монархию,

идите! .. Но петроградекие рабочие и солдаты надеютс11,


что вы не будете каннами. Они шлют вам пламенный брат
ский привет и хотят видеть вас не врагами, а союз1111
ками ...
Договорить ему не дали. Подня.1ся н~уемный шум, бу
ря выкриков сдовно сорвада Калмыкова с бочонка. Htt
клонившись, он быстрыми шагами шед к Бунчуку; 111•
дойдя нескольких шагов, крутнулся на каблуках.
- Казаки! Хорунжий Бунчук в прошлом году дезrр
тировал с фронта,- вы зто знаете. Что же, неужели мt~
будем слушать этого труса и предателя?
Командир шестой сотни, войсковой старшина Сук1111,
смял голос Калмыкова басистым раскатом:
- Арестовать его, подлеца! Мы кровь проливали, а 011
спасалея по тылам! .. Берите его!
Погодим бра-атьl
- Пущай говорит!
- На чужой роток нечего накидывать платок. ПущuА
выясняет свою направлевию.

Арестовать!
Дезертиров нам не надо!
Говори, Бунчук!
Митрич! Рубани -ка их до сурепки!
До-ло-о-ой! ..
Цыц, сучье вымя!
Крой их! Крой их, Бунчук! Ты им вспоперl!lсl
Вспопсрек!
На бочонок вскочил высокий, без фуражки, с нагщ111
остриженной головой казак, член полкового ревкома. 011
горячо призывал казаков не подчиняться душителю petto
148
·1~щ11и генералу Корнилову, говорил о гибельности войны
,.1111родом, закончил речь, обращаясь к Бунчуку:
- А вы, товарищ, не думайте, что мы вас, как и гoc­
IIHJtll офицеры, презираем. Мы вам рады и уважаем как
11111'дставителя народа, и ишо за то уважаем, что, бывши вы
щjнщером, не притесняли казаков, а были с нами вроде как
1111 fiратски. Грубого слова от вас мы не слыхали, но не
11\'Mailтe, что мы, необразованные люди, не понимаем об­
'"жденья,- ласковое слово и скотина понимает, не то что
'II'Jювек. Земно вам кланнемея и просим передать питep­
tliiiM рабочим и солдатам, что на них руку мы не подымем!
/)удто в литавры ахнули: грохот одобрительных криков
/IIII'TИГ последней степени напряжения и, медленно спадая,
VПIX.

Вновь на бочонке качнулся, персламываясь статным


rщ•сом, Калмыков. О славе и чести седого Дона, об исто­
l'llческой миссии казачества, о совместно пролитой офи­
ltt•рами и казаками крови говорил он, задыхаясь, мертвен-

1111 бледнея.
Калмыкова сменил плотный белобрысый казак. Злоб­
••ую речь его, направленную против Бунчука, прервали,-
11ратора стянули за руки. На бочонок вспрыгнул Чикама­
с·ов. Будто раскалывая полено, махнул руками, гаркнул:
- Не пойдем! Не будем сгружаться! В телеграмме
щюписано, будто казаки сулились помогать Корнилову,­
" кто нас спросил? Не сулились мы ему! Офицерья из ка­
анчьего союзного Совета сулились! Греков хвостом намо­
тнл,- пущай он и помогает! ..
Все чаще сменялись выступавшие. Бунчук стоял, угнув
1юбастую голову, земляным румянцем чернело его лицо, на
111се и висках во вздувшихся венах стремительно колотил­

С'/! пульс. Сгущалась наэлектризованная атмосфера. Чув­


с·твовалось, что еще немного - и каким-нибудь безрас­
с·удным поступком, кровью разрядится напряженность.

Со станции толпой пришли солдаты гарнизона, и офи­


цt•ры покинули митинг.

Через полчаса заnыхавшийся Дугин nодбежал


1< Бунчуку.
- Митрич, что делать? .. Калмыков что-то удумал.
Сl'ружают зараз пулеметы, гонца верхового куда-то по­
t'llали.

- Пойдем туда. Собери человек двадцать казаков!


)1\ивоl

149
У вагона эшелонного Калмыков и три офицера 1111
вьюч~tвали на лошадей nулеметы. Бунчук подошел "''1'
вый, оглянулся на хазаков и, сунув в харман шинели руну,
выхвати.ТI новеньхий, заботливо вычищенный офицерс1111•
наган.

- Калмыков, ты арестован! Руки!


Калмыков прыгнул от лошади, избочился, лаппул Hll
буру, но вытащить револьвер не успел: выше головы '''"
цвинышула пуля; опережая звук выстрела, глухо неднn
рым голосом хрикнул Бунчук:
- Руки! ..
Курок его нагана, обнажая клювик бойка, медле111111
поднялся до половины. Калмыков следил за ним суз1111
шимися глазами, трудно поднимал руки, пощелкивм.,

пальцами.

Офицеры неохотно сдали оружие.


- И шашки прикажете снять? - почт1tтельно спрос1111
молодой хорунжий-пулеметчик.
-Да.
Казаки развьючили лошадей, внесли пулеметы в ваго11.
- К этим приставить часовых,- обратился Бyн•Jylt
к Дугину.- Чикамасов арестует остальных и доставит "'
сюда. Слышишь, Чикамасов? А Калмыкова мы с тобн~
поведем в ревком гарнизона . Ecay.'l Ка.Тiмыков, изволь идт11
вперед.

- Ловко! Ловко! - восхищенно сказал один из оф11


церов, прыгая в вагон и провожая глазами удалявших1'М

Бунчука, Дугина и КаJiмыкова.


- Господа! Стыдно, господа! Мы вели себя, как дет11l
Никто не сообразил вовремя шлепнуть этого оодлсц11l
Е\огда он направил на Калмыкова револьвер, тут бы ему
раз - и готово бы! - Войсковой старшина Сукин с воа
мущением оглядел офицеров, долго доставал прыгающим11
пальцами папироску из партсигара.

- Ведь их целый взвод ... перестреляли бы,- винов11т11


заметил хорунжий-пулеметчик.
Офицеры молча курили, изредка переглядываЛIН'I•
Быстрота совершившегося их ошеломила.
Калмыков, покусывая кончик черного уса, некоторо1•
время шел молча. Левая скуластая щека его горела, как llt
пощечины. Встречавmиеся жители смотрели изумленtltl,
останавливались, шсптались. Над Нарвой линяло предвс•
чернее пасмурное небо. По путям червонными слиткам11
лежали опавшие ;шстья берез - август растерял уход11.

150
' lt•pt':l зеленый купол церкви перелеть1вали галки. Где-то
''' t' 'ГIШ Цией, за сумеречными полями, дыша олодгом, уже
11 1Jllt ночь, а от Нарвы на Пс1юв, на Лугу небесной целl>l-
11111 , бездоро жьем все еще шли :загр унто ванны е свипцовы-
11 б лилами вечера рваные облака; переходя н евидимую
lltll ll ltЦy , теснила сумерни ночь.

ll одле станции КаJ1мыков круто !lовернулся, плюнул


11 JI IЩO Бунчуку.
- Под-дец! ..
Бунчук, уклонившись от плевка , взмахом nодняд бро­
lнt, долго сжимал левой рукой кисть правой, порывавшей-
111 кользнут ь в карман.
- Иди! .. - насилу выговорил оп.
Калмыков nошел, безобразно ругаясь, выnлевывая
1 рн зн ые сгустки слов.
- Т ы предатель! Изменник! Ты пошtатишься за
tt o! - ВЫI<рикивал он, часто останавл иваясь, наступая на
li. 11чука.
- Иди! Прошу ... -всякий раз уговаривал тот.
И Калмыков, сжимая кулаки, снова срывалея с места,
lll!'л тоJtчками, как запален·ная лошадь. Они подошли
оодоначке. Скрипя зубами, Калмыков кричал:
- Вы не партия, а банда гнусных подонков общества!
1 то вами руt<оводит! - немецкий главный штаб! Больше­
tlll - ки ... x-x-xal Ублюдки! Вашу партию, сброд этот, поку­
ннют как б ... Хамы! Хамы! .. продали Родину! .. Я бы всех
111\С на одной пер еклади не. 0-о-о-о! Время придет! .. Ваш
1rот Ленин не за тридцать немецких марок продал Poc-
l' l!ю?! Хапнул миллиончин - и скрылся ... каторжанин! ..
- Становис ь к стенке! - протяжно, заикаясь, крик-
н ул Бунчук.
Дугин испуганно затомошился.
- И лья Митрич, погоди! Чегой-то ты? Посто-ой! ..
Бунчук с обезображенным яростью, почерневшим ли-
11 м подскочил к Калмыкову, крепко ударил его в висок.
l'опча ногами слетевшую с головы Калмыкова фуражку,
111 тащил его к кирпичной темной стене водокачки.
- Станови-ись!
- Ты что?! Ты! .. Не смей! .. Не смей· бить! .. - рычал
алм ыков, сопротивляясь.

Г л ухо ударившись спиной о стену водокачки, он вы­


нрямился, понял:

- Убить хочешь?

151
Изогнувшись, торопился Бунчук, рвал револьвер, KYI'
ком зацепившийся за подкладку кармана.
Калмыков шагнул вперед, быстро застегивая шинl';ll,
на все пуговицы.

- Стредяй, сукин сын! Стредяй! Смотри, как умеют


уюtрать русские офицеры ... Я и перед сме-е ...
Пуля вошда ему в рот. За водокачкой, взбираясь 1111
ступенчатую высоту, взвилось хрипатое эхо. Споткнуtt ­
шись на втором шагу, Калмьнюв левой рукой обхват1111
голову, упал. Выгнулся крутой дугой, сплюнул на грудl•
черные от крови зубы, сладко почмокал языком. Ед1111
.чишь спина его, выnрямляясь, коснулась влажного щебни,
Бунчук выстрелил еще раз. Калмыков дернулся, nовор11
чиваясь на бок, как засыпающая птш~а nодвернул голо11у
под nлечо, коротко всхлипнул.

На первом перекрестке Дугин догнал Бунчука.


- Митрич ... Что же ты, Митрич? .. За что ты его?
Бунчук сжал nлечи Дугина; вонзая в глаза ему 1111
сталенный, не;юмкий взгляд, сказал странно спокойныч
потухшим голосом:

Они нас, или мы их! .. Середки нету. На кровь


-
кровью. Кто кого ... Понял? Таких, как Калмыков, надо
уничтожать, давить, как гадюк. И тех, кто слюнявит<:n
жалостью к таким, стрелять надо ... понял? Чего слю1111
развесил? Сожмись! Злым будь! Калмыков, если бы еr·н
власть была, стрелял бы в нас, папироски изо рта не вы·
нимая, а ты ... Эх, мокрогубый!
У Дугина долго тряслась голова, nощелкивали зyuw
и как-то нелепо путались большие, в порыжелых сапогuх,
ноги.

По безлюдному руслу улочки шли молча. Бунчук и:t


редка поглядывал назад. Над ними в темноте низко пе1111
лись, устремляясь на восток, черные облака. В просвот,
с крохотного клочка августовского неба, зеленым раскн
сым оком глядел ущербленный, омытый вчерашним до;вс
дем, месяц. На ближнем перекрестке стояли, прижиманс~t.
друг к дружке, солдат и женщина в белом накинутом 1111
плечи платке . Солдат обнимал женщину, притягив1111
ее к себе, что-то шептал, а она, упираясь ему в груд••
руками, откидывала голову, бормотала захлебывающимс'll
голосом: «Не верю! Не верю)>,- и приглушенно, моло11с•
смеялась.

152
XVIII

:н августа в Петрограде застрелился вызванный туда


lit•рснским генерал Крымов.
С повинной потекли в Зимний дворец дедегации и но­
"lшдиры частей крымовекой армии. Люди, недавно шед-
111111' на Временное правительство войной, теперь любезно
р11сшаркивались перед 1\еренским, уверяя его в своих
м"IIIIОподданнических чувствах .
1-'азбитая морально, крымовекая армия еще агонизи­
рнtlала: части по инерции катились к Петрограду, но дви­
•IСt'llие это уже утратило всякий смысл, ибо подходил
11 1юнцу корниловекий путч, гасла взметнувшаяся
бен­
III Jiьским огнем вспышка реакции, и временный правитель
l"'с·нублики, - правда, растерявший за эти дни мясистость
ндутловатых щек,- по-наполеоповски дрыгая затянутыми

" краги икрами, уже говорил на очередном заседании


11рнвительства о <•полной политической стабилизации•.
За день до самоубийства Крымова генерал Алексеев
IIOJiyчил назначение на должность главковерха. Коррект­
IIЫЙ и щепетильный Алексеев, понимая всю неприглядную
/lllусмысленность своего положения, вначале категори­

чс•еки отказался, но потом принял назначение, руководясь

1•динственно желанием облегчить участь Корнилова и тех,


кто был так или иначе замешан в организации антиправи­
rс•льственного мятежа.

С пути он по прямому проводу снесся со Ставкой, пы­


ТIШсь уяснить отношение Корнилова к его назначению
и приезду. Нудные переговоры длились с перерывом до
1111адней ночи.
В тот же день у Корнилова происходило совещание
'lинов штаба и лиц, Корнилову близких. На поставленный
им вопрос о целесообразности дальнейшей борьбы с Вре­
wс•нным правительством большинство присутствовавших
1111 совещании высказалось за продолжение борьбы.
- Прошу вас высказаться, Александр Сергеевич,­
оtiратился Корнилов к Лукомскому, молчавшему на про­
ттнении всего совещания.
Тот в сдержанных, но решительных выражениях воз­
I1111Кал против продолжения междоусобной брани.
- Капитулировать? - спросил, резко прерывая его,
l(нрн илов.
Лукомский пожал плечами.
- Выводы напрашиваются сами собой.

153
Разговоры длились еще в течение получаса. HopнiiJIHII
МОJJЧад, видимо огромным усилием воли удерживая etHIII
обладание. Совещание вскоре распустил, а через час 111~
зnа., к себе Лукомского.
- Вы правы, Аленсандр Сергеевич! - Xpycтll)'ll
пальцами и, глядя куда-то в сторону угасшими, седыми,

словно осыпанными пеплом глазами, устало сказал:

Дальнсilшее сопрот11вление было бы и глупо и престуn1111


Додго барабанил пальцами, велушивалея во что-то
быть может, в мышиную суетню собственных мыслей: 1141
МОJJчав, спросил:

- Н'оrда приедет Михаил Васильевич?


- Завтра.
1 сентября приехал Алексеев. Вечером этого же дня 1111
приказанию Временного правительства он арестовал l\111'
нилова, Лукомского и Романовского . Перед отпра11к••А
арестованных в гостиницу «Метрополь~, где они дo.'IЖIIkl
бы.11и содержаться под стрюt\еЙ, Алексеев с глазу на ГJtl•
о чем-то в течение двадцати минут беседовал с Норнил11
вы м; вышел из его комнаты глубоко потрясенный, по•tти
не владеющий собой, Романовский, пытавшийся пройти
н Корнилову, был остановлен его женой.
- Простите! Лавр Георгиевич просил никого к HNt~
не допускать.

Романовский бегло взглянул на ее расстроенное ЛИI\11


и отошел, взволнованно помаргивая, чернея верхушкамм
щек.

В Бердичеве на другой же день были арестованы ГЛI\1\·


ноl\омандующий Юго-Западным фронтом генерал Де11и
кин, е/'о начштаба - генерал Марнов, генерал ВанновскиА
и командующий Особой армией генерал Эрдели.
В Быхове, в женской гимназии, бесславно закончилоr11
ущемленное историей корниловекое движение, закон•1и
лось, породив новое: где же, как не там, возникли зачатм11
планов будущей гражданской войны и наступления 111
революцию развернутым фронтом?

XIX

В последних числах октября, рано утром, есаул


Листницкий получил распоряжение от командира IIOJI
ка - с сотней в пешем строю явиться на Дворцону111
площадь.

154
Отдав распоряжение вахмистру, Листницкий тopoп­
'llllю оделся.

Офицеры вставали, зевая, поругиваясь.


В чем дело?
- В большевиках!
Господа, кто брал у меня патроны?
Нуда выступать?
- Вы слышите: стреляют?
Накой черт стреляют? У вас галлюцинация с,1уха!
Офицеры вышли во двор. Сотня перестраивалась во
10одн ые колонны. Листницкий быстрым маршем вывел
tо:заков со двора. Невский пустовал. Где-то действительно
1111 туки вали одиночные выстрелы. По Дворцовой площади
(Нi зъезжал броневик, патрулирова.'lи юнкера. Улицы бе­
(IМли пустынную тишину. У ворот Зимнего казаков
111'трет ил наряд юнкеров и казачьи офицеры четвертой
отп и. Один из них, командир сотни, отозвал Листницt<ого
1 еторону:
Вся сотня с вами?
-Да. А что?
-Вторая, nятая и шестая не пошли, отказались, но
11 у.1еметная команда с нами. 1\ак казаки?
Листницкий коротко махнул рукой.
- Горе. А Первый и Четвертый пошш?
- Нет их. Те не пойдут. Вы знаете, что сегодня ожи-
оется выступление большевиков? Черт знает что творит­
н ! - и тоскливо вздохнул: -Махнуть бы на Дон от всей
той каши ...
Листницкий ввел сотню во двор. 1\азаки, составив
111111товки в нозлы, разбрелись по просторному, как плац,
оору . Офицеры собрались в дальнем флигеле. 1\урили.
ll ореговаривались.
Через час пришли полк юнкеров и женский батальон.
1 н кера разместились в вестибюле дворца, втащили туда
н улеметы. Ударницы 1 толпились во дворе. Слонявшисся
nзаJ{ И подходили к ним, грязно подшучивали. Одну, кур­
•·у:зую, одетую в куцую шинель, урядник Аржанов шлеп­
'УJt по спине.

Тебе бы, тетка, детей родить, а ты на мущинском


л е.

1 Ударn и ц ы - здесь: солдаты женского ударного батальона


(с батальона смерти•).

155
- Рожай сам! - огрызнулась басовитая непривс1'.'111
вая ((тетка» .
- Любушки мои! И вы с нами? - приставал к yдiiJI
ницам старовер и бабник Тюковнов.
Драть их, хлюстанок!
Вояки раскоряченные!
Сидели б по домам! Ишь нужда вынесла!
Двухстволки мирского образца!
Спереду - солдат, а сзаду - не то поп, не то ЧI'JI1
его знает что ... Даже плюнуть охота!
- Эй, ты, ударная! Подбери-ка сиделку, а то ло»~t•-.
ахну!
Казаки гоготали, веселели, глядя на женщин. Но к 1111
лудню веселое настроение исчезло. Ударницы, разбивши•·~
на взводы, несли с площади сосновые толстые брусы1,
баррикадировали ворота. Распоряжалась ими дород1111Н,
мужского покроя баба, с георгиевской медалью на хоро11111
подогнанной шинели. По площади чаще стал проезжu·rе.
броневик, юнкера откуда-то внесли во дворец ручнш•
ящики с патронами и пулеметными лентами.

Ну, станишники, держись!


Выходит, что будем сражаться?
А ты думал - как? Ударницев лапать тебя привсJIМ
сюда?
Около Лагутина групппровались земляки - буканов1~14
и слащевцы. Они о чем-то совещались, переходили с местll
на место. Офицеры куда-то исчезли. Во дворе, кроме км
ааков и ударниц, не было никого. Почти у самых ворм
стояли брошенные пулеметчиками пулеметы, щиты иж
мокро тускнели.

К вечеру посыпалась изморось. Казаки заволновалис1 •.


- Что же это за порядки: завели - и держут на баау
без продовольствия?!
- Надо Листницкого найтить.
- Ищи свищи! Он во дворце, а юнкера нашего брат11
туда не допущают.

Надо за кухней посылать человека - пущай везут.


За кухней снарядили двух казаков .
- Валяйте без винтовок, а то посымают,- посоветовал
Лагутин.
Кухню ждали часа два. Ни кухни, ни гонцов не бытt,
Как оказалось, кухню, выезжавшую со двора, вернуJIМ
солдаты-семеновцы . Перед сумерками ударницы, скоюш
mиеся возле ворот, рассыпалось густой цепью; лежа JIIIA

156
''!•vс·ыtми, начали постреливать иуда-то через площадь.
lнt.till\lt участия в стрельбе не принимали, курили, нуди­
, .. ,.,.. Лагутин собрал сотню возле стены и, опасливо по­
' 111;1ывая на оина дворца, заговорил:

Вот что, станишниии! Нам тут делать нечего. Надо


, '"·'нть, а то без вины пострадаем. Зачнут дворец обстре­
"""'тt., а мы тут при чем? Офицеров - и след простыл ...
·ttot ;1\с мы: аль проклятые, что должны тут погибать? Айда
... мoii, нечего тут стены обтирать! А Временное правн­
tt•.оt~.етво ... да на ной оно нам ляд приснилось! Как вы,
• 111111\ШНИКИ?
- Выйди с базу, а красногвардейцы и зачнут из пy.'le­
•lпon полосиать.

- Головы посымают!
- Не должно быть ...
Тогда разбирайся!
Нет уж, будем сидеть до конца.
Наше дело телячье - поел да в занут.
Кому иаи, а наш взвод уходит!
И мы пойдем!
К большакам людей направить - пущай они нас не
rрогают, а мы их не тронем.

Подошли назаки первой и четвертой сотен. Советова­


нн:ь недолго. Три казака, от каждой сотни по одному, вы­
IIIJНI из ворот, а через час вернулись в сопровождении трех

tolltтpocoв. Матросы, перепрыгнув через брусья, навален­


tше у ворот, шагали по двору с деланно развязным видом;

11одошли к казакам, поздоровались. Один из них, молодой


'tРрноусый красавец, в распахнутом бушлате и сдвинутой
1111 затылок шапке, протиснулся в середину казачьей
fСIЛПЫ.

- Товарищи казаки! Мы, представители революцион-


11111'0 Балтийского флота, пришли затем, чтобы предложить
1111м покинуть Зимний дворец. Вам нечего защищать чужое
1111м буржуазное правительство. Пусть его защищают бур­
lt<уазпые сынки, юнкера. Ни один солдат не встал на за­
щиту Временного правительства, и ваши братья - назаки
llt>pвoгo и Четвертого полков - присоединились к нам.
1\то желает идти с нами - отходи влево!
- Погоди, браток! - вперед выступил бравый ypяд­
ttltK первой сотни.- Пойтить- мы с нашим удовольст­
llltем ... а как нас красногвардейцы на распыл пустят?

157
- Товарищи! Именем Петроградекого Военно- рt 1111
люционноrо комитета мы обещаем вам полн ую бе он 11
ность. Никто вас не тронет.
Рядом с черноусым матросом cтaJI другой, корена 111
и рябоватый. Он оглядел казаков, поворачивал тOJJ "1
бычью шею, ударил себя по обтянутой форменкой вы11 1
лой груди:
- Мы вас будем сопровождать! Нече го, брати1111 1
сомневаться, мы вам н е враги, и петроГраДекие пролетщн
вам не враги, а враги вот эти ... - Он ткнул отставлен111.(
большим пальцем в сторону дворца и улыбнулся, oro11
плотные зубы.
Казаки мялись в нерешительности, женщины-уда1111
цы подходили, слушали, поглядывали на 1шзанов и БII Ш\

шли к воротам.

- Эй вы, бабы! Пойдете с нами? - крикнул борода '1


казачина.

Ответа не дождался.
- Разбирай винтовки - и ходу! - решительно с1 а 1\
Лагутин.
Ка за ки др у жно расхватали винтовки , построилисl>.
- Пул еметы брать, что ли? - спросил черноусНt •
матроса казак - пулеметчик.

-Берит е. 1\адетам их не оставлять.


Перед уходом казаков появились в полном со т •н
офицеры сотен. Стояли тесной кучей, глаз не свод\\ 11
с моряков. Сотн и , построившись, тронулись. Впереди 11
леметная команда везла пулеметы. Колесики мелко 1111
скрипывали, тара хтели по мокрым камням. Матt 11
в бушлат е шел рядом с головным взводом п е рвой сот11
Высоний белобрысый казак Федосеевекой станицы дepJJ 11
его за рукав, виноват о- растроганно говорил:

- Милый мой, аль нам охота против народа? Cд y JI


заплюхались сюда, а кабы знали, да рази же мы б 1111
шли? -и сокрушенно мотал чубатой головой .- В 11 р
слову - не пошли бы! Ей -бо!
Четвертая сотня шла последней У ворот, где ГYI' I t
столпился весь женс1шй батальон,- заминка. Здороuщt
ный казак, взобравшись на брусья, убеждающе и значн
т ел ьно тряс е т ногтистым ч е рным пальцем:

- Вы, стрелки, слухайте сюда! Вот мы зараз уход11 11


а вы, по своей бабьей глупости, остаетесь. Ну, так вот, •• 11
без дуростев! Ежели в спину зачнете нам стрелять,- O(l jl

158
н 11'11 и перерубим всех на мелкое крошево. Толково гу-
1 IJIIO? Ну, то-то. Прощепайте покуда.
Он сосканивает с брусьев, рысью догоняет своих, время
11 1 11р мени поглядывает назад.
1 аз аки доходят почти до середины площади. Оглянув-
111111' 1•, один взволнованно говорит:
- Гля, ребята! Офицер нам вдогон!
Многие на ходу поворачивают головы, смотрят. По
1 ннцад n бежит, придерживая шашку, высокий офицер.
<}н машет рукой.
- Это - АтарЩIIКОВ, третьей сотни.
- Какой?
-- Высокий, ишо родинка у него на глазу.
- НадумаJI уходить с нами.
- Он славный парнюга.
Лтарщиков быстро настигает сотню, издали видно, как
Казаки машут руками, смеются.
1111 :1 ице его дрожит улыбка.
Нажми, господин сотник!
-- Шибче!
Or дворцовых ворот - сухой одинокий щелчоt> вы­
с•трсла. Атарщинов широко взмахивает руками и, запро­
нидываясь, падает на спину, мелко сучит ногами, бьется
11 мостовую, пытается встать. Сотни, каl\ по команде, раз­
сшрачиваются лицом к дворцу . Около иоnернувшихся пу­
Jit•метов - на коленнх номера. Шорох лент. Но возле
Аlюрцовых ворот, за сосновыми брусьями - ни души.
t/дарниц и офицеров, минуту назад толпившихся там, вы-
1' рел будто слизал. Сотни опять торопливо строятся, идут,
ще ускоряя шаг. Двое казаков последнего взвода возвра­
щаются от места, где упа;1 Атарщиков. Громко, чтобы
I' Jiышала вся сотня, один кричит:

- Кусануло его под левую лопатку. Готов!


lllaг в ногу авучит гремуче и четко. Матрос в бушлате
1 омапдует:
- Левое ш1ечо вперед ... арш ! ..
Сотни, иэвивая сь, сворачивают. Молчанием провожает
II X nритихший сугорблепный дворец.

хх

Теплилась осень. Перепадали дожди. Над Быховом


р дко показывалось обескровленное солнце. В октябре
111\чался отдет дикой птицы . Даже ночами звенел над про-

159
хладной, черной землей журавлиный горько волнующм/1
зов. Спешили перелетные станицы, уходя от близких •••
морозков, от знобких в вышине северных ветров.
Быховские заключенные, арестованные по делу Нщ•
нилова, ждали суда полтора месяца. За это время жизtн. llt
в тюрьме как-то отстоялась и приняла если не collt'''"
обычные, но все же своеобразно-твердые формы. По yтpttlll
после завтрака, генералы шли на прогулку; возвращ111tс·е.

разбирали почту, принимали навещавших их род111н


и знакомых, обедали, после <<мертвого~ часа порозНJ, ;••
нимались в своих комнатах, вечерами обычно coбиpaJIIIt ~
у Корнилова, подолгу беседовали и совещались.
В женской гимназии, преобразованной в тюрьму, >IШ;tt•
всё же не без комфорта.
Наружную охрану несли солдаты Георгиевского r,tt
тальона, внутреннюю - текинцы . Но охрана эта если 11••
пекоторой степени и стесняла свободу заключенных, 111
взамен являла весьма существенное преимущество: бш111
построена так, что в любой момент арестованные MOJ'JIII ,
при желании, легко и безопасно бежать. За все вре•м"
пребывания в быховской тюрьме они беспрепятстве111111
сносились с внешним миром, давили на буржуазну••
общественность, требуя ускорения следствия и суда, а11
метали следы мятежа, прощупывали настроения офицt•р
ства и на худой конец готовились к побегу.
Корнилов, озабоченный удержанием возле себя ПJII'
данных ему текинцев, снесся с Калединым, и тот, по '''"
настоянию, спешно отправил в Туркестан голодавш11w
семьям текинцев несколько вагонов хлеба. За помощ•.~•
для семей офицеров - участников корниловекого 111~
ступпения - Корнилов обратился с письмом весьма рс•:е
кого содержания к крупным банкирам Москвы и Петрн
града; те не замедлили выслать несколько десятков тыrll'l

рублей, опасаясь невыгодных для себя разоблачениl\.


С Калединым у Корнилова до ноября не прерывалась Дt•
ятельная переписка. В пространном письме, отправленном
Каледину в середине октября, он запрашивал о положе111111
на Дону и о том, как отнесутся казаки к его приезду туд11
Каледин прислал положительный ответ.
Октябрьский переворот колыхнул почву под ногам11
быховских заключенных. На другой же день во все сторн
ны полетели гонцы, и уже через неделю отголоском чьull
то тревоги за участь заключенных прозвучало письмо l\11
ледина, адресованное генералу Духонину, самочинно об·•·

160
11111111\IICMY себя главнокомандующим, в котором он нacтo­
•lfi'JIЫIO просил Норнилова и остальных арестованных на
•lttpyки. С такой же просьбой обращались в Ставку Совет
, щша казачьих войск и Главный комитет Союза офицеров
••f!MIIIt и флота. Духопии медлил.
t ноября Норнилов отправил ему письмо. Пометки
:\ухонина на полях письма - яркое свидетельство того,
11111\ бессильна была Ставка, к тому времени фактически
1 11<1• утратившая всякую власть над армией, доживавшая
м 111юстрации последние дни.

МИЛОСТИВЫЙ ГОСУДАРЬ, НИКОЛАЙ НИКОЛАЕВИЧ!

Вас судьба nncтan11лa n такое положение, что от Вас зависит изме­


нит•· ход событий, nринявших гибельнос для страны направление, глав­
мwи nбразом бJJагодаря нерешительности н nопустительству старшего
•tмnндн ого состава . Для Вас ttacтyr1aeт минута, когда люди должны или
l"iJза ть, или уходить, иначе на них ляжет ответстве нность за гибелt.
lj)R III~ и нозор за оrюпчателыrый развал армии.
По тем неполным, отрывочным сведениям, которые доходят до меня,
iltlnoжeп иe тяжРлnе, но еще не безвыходное. Но оно станет таковым, если
llм доnустите, что Ставка будет захвачена большевиками, или же добро­
IIЛ ЫЮ nризнает(' их власть.

Имсющихся в Нашем распоряжении Георги('вского батальона, нano­


tJOit Hy расnроnагандированного, 11 слабого Текинского нолка далеко не
(<1 та точно .
Предвидя дальнеiiш11Й ход событий, я думаю, Вам необходимо без­
•rлагатrльно nринять такие меры, которые, прочно обссп('чивая Ставку,
IIJIИ бы благопринтную обстановку для организации дальнейшей борt.бы
надвигающсйсн анархией.
Таковыми мерами я считаю:
1. llемедлснный перевод в Могидев одного из Чешских полtюв
11одьского уланскоr·о нолка.
П о м е т к а Д у хон и н а. Ставка не считает их вполне надежны.чи .
lти части одии и а пl'рвых пошли на п ер емирие с большевиками.
2. Заняти е Орши, Смоленсtш, iКлобина и Гомелн частями Польского
ор нуса, усилив диви:~ttи tюсдеднсго артиллерией за счет ка зачt,их бата-
1 й фронта.
П о м с т к а. Для аа11ятия Орши и Смоленска сосредоточена 2-я К у-
nекая дивизия и бригада астраханских казаков. Полк 1-й Польской ди­
ltз и и иа Быхова 11ежелательно брать для беаопасности арестованных.
l(асти 1-й дивизии имеют слабые "адры и потому не представляют реал ьной
11лы. Корпус определенно держится того, чтобы не вмешиваться во внут­
епnие дела России.
З. Сосредоточение на линии Орша - Могилев- Жлобин всех
nете й Чешеко-Словацкого корnуса, Корнидовского полка, под 11редлоt·ом
1 рс воэки их на П етроград и Москву, и од11ой-двух казачьих дивизий 113
нсла наиболее кре11ких.
по м е т к n. Казакrl ааняли /tепри.миримую позицию - не воевать
болыиеоиками.
4. Сосредоточе11ие о том же районе всех английских и бельгийских
рон евых мnши11, с заменой прислуги их исключительно офицерами.

161 6 М . Шолохов, т. 2
5. Сосредоточение в Могилеве и в одном из ближайших к нем~· 11~1111
тов, под наден~ной охраной, эапаса винтовок, патронов, пулемстн11, ••
томатических ружей и ручных гранат для раздачи их офицерам и II<IIIIIM
терам, которые обязательно будут собираться в указанном район•• .
П о м е т к а. Это .может выавать ""сцессы.
6. Установление орочной связи и точного соглашения с атамu11а11а
Донского, Терского и l\убаиского войск и с комитетами польским 11 •1•
хословацким. Казаки определенно выеказались за восстаиовлl'нll<• 1111
рядка в стране, для полЯitов же и чехов вопрос восстановления ПО111111••

в России - вопрос их собственного существования.

***
С каждым днем все тревожнее приходили в•·•·нt
В Быхове нарастало беспокойство. Между Moгилt•lltiW
и Быховом сновали автомобили доброжелателей KOJIIIII
лова, требовавших у Духонина освобождения ааключс•11
ных . Казачий совет прибегал даже к скрытым угрозам
Духонин, подавленный тяжестью надвигавшихся t'll
бытий, колебался. 18 ноября он отдал распоряжение• вfl
отправке заключенных на Дон, но сейчас же отменил •• ,...
На другой день утром к главному подъезду быxoвr.tc••lt
гимназии-тюрьмы подкатил густо забрызганный гриа•·••
автомобиль. Шофер с подобострастной предупредитс•Jtt.
ностью распахнул дверцу, и из автомобиля вышел н••мн
лодой складный офицер. Он предъявил караульному оф11
церу документы на имя полковника генштаба 1\усонсноп•
- Я на Ставки. Имею личное поручение к аресто111111
ному генералу Корнилову. Где я могу видеть комендаtп11.'
Комендант- подполковник Текинского по.'lка :111
гардт - немедленно провел приехавшего к Корнило11~·
1\усонский, представившись, подчеркнуто, с чуть замет11н11
аффектацией доложил:
- Через четыре часа Могилев будет сдан Ставкой rи•••
боя. Генерал Духопии приказал вам передать, что "''''"
заключенным необходимо сейчас же покинуть Быхов.
Расспросив 1\усонского о положении в Могилеве, K''l'
нилов пригласил подполковника Эргардта. Тяжело 01111
раясь пальцами левой руки о край стола, сказал:
- Немедленно освободите генералов. Текинцам иа111
товиться к выступлению к две надцати часам ночи. Я им
с полком.

Весь день в походной кузне хрипели, задыхаясь, MI'XIt,


рдяно горел раскаленный уголь, звенели молотки, у ста11
ков ало визжали кони. Текинцы на полный круг KOBIIJIII
ЛОШадеЙ, ЧИНИЛИ сбрую, ЧИСТИЛИ ВИНТОВКИ, ГОТОВИЛИСiо.

162
Н11()М генералы поодиночке покинули место заключе-
111411. А в волчью, глухую полночь, когда маленький пpo­
llllllltllaльный городишко, затушив огни, спал беспросыпно
"II''IШO, со двора быховской гимназии, по три в ряд, стали
Mloll•:liкaть всадники. Вороненые силуэты их рельефно, как
нlоiJII!НЛенные, маячили на фоне стального неба. Всадники,
tlllxoжиe на нахохленных черных птиц, ехали, надвинув

111о1сокие папахи, зябко горбились в седлах, кутали в бaш­


•lloii(И маслено-смуглые лица. В середине полковой кoлoн­
lllol, рядом с командиром полка, полковником Kюгeльгe­
ltllr.t, на высоком поджаром коне сутуло качался Корнилов.
lltt морщился от холодного, плутавшего по быховским
VJiочкам ветра, щурил узенькие прорези глаз на морозное

ltо~авездившееся небо.
Норкующий чокот свежекованых конских копыт несся
tto улицам и заглох на окраине.

XXI

Полк отступал вторые сутки. Медленно, с боями, но


ttтступал. По возвышенным грунтовым дорогам тянулись
11fio:1ы русской и румынской армий . Объединенные австро-
1'1•рманские части охватывали отступавших глубоким
фданговым обходом, пытались сомкнуть кольцо.
К вечеру стало известно, что 12-му полку и соседней
1' ним румынской бригаде грозит окружение. Противник
ttu закате солнца выбил румын из деревни Ховинески
11 уже продвинулся до высоты сс48011, что граничит с Гол-
111Ским перевалом.

Ночью 12-й полк, подкрепленный батареей конно-гор-


11 го дивизиона, получил приказ занять позиции в низовь-

11 Голшской додины . Полк, выставив сторожевое охране­


ttи е , приготовился к встречному бою.
В эту ночь Мишка Кошевой и хуторянин его, чурбако­
IНlты й Алексей Бешняк, были в секрете. Таились в арке
11 зле покинутого обваливmегося колодца, вдыхая разре­
t<енный морозом воздух . По облачному мохнатому небу
нзредка п ротенала припозднившаяся стайка диких гусей,
1торожки11Iи криками отмечавшая свое направление. Ко­
·ще вой, с досадой вспоминая, что курить нельзя, тихо ше-
1 стел :
- Чудная жизнь, Алексей! .. Ходют люди ощупкой,
t ак слепые, сходются и расходются, иной раз топчут один

163
одного ... Поживешь вот так, возле смерти, и дикон11111111
становится, на что вся эта мура? По-моему, cтpallllll'll
людской середки ничего на свете нету, ничем ты се до 111111
не просветишь ... Вот я зараз лежу с тобой, а не знаю, 11n
чем ты думаешь, и сроду не узнаю, и какая у тебя C:tll/lll
легда жизня - не знаю, а ты обо мне не знаешь ... Mmн••·r,
я тебя зараз убить хочу, а ты вот мне сухарь даешь, ничN•I
не подозреваешь ... Люди про себя мало знают. Был я лt•тшt
в госпитале . Рядом со мной солдат лежал, московскИй 1'"
дом. Так он все дивовался, пытал, как казаки живут, что 1111
чего. Они думают - у казака одна плетка, думают - 1111
кой казак и замест души у него бутылошная склянка, а IITI·
мы такие же люди: и баб так же любим, и девок милуРм,
своему горю плачем, чужой радости не радуемся ... Ты кnrc,
Алешка? Я, парень, жадный до жизни стал - как вспо ..
ню, сколько па свете красивых баб, аж сердце защеМ111I
Вздумаю, что мне их всех сроду не придется облюбит1.,
и кричать хочу с тоски! Такой я нежный до баб стал, 'l'fll
каждую бы до болятки миловал ... Крыл бы и летучум•
и катучую, лишь бы красивая была ... А то тоже с большо111
ума приладили жизню: всучут одну тебе до смерти
и мусоль ее ... нешто не надоисть! Ишо воевать вздумал11,
и так ...
- Мало тебя: в спину кололи, бугай идолов! - бl';l
злобно поругивался Вешняк.
Кошевой, запрокинувшись на спину, молчал, ДOJII'II
глядел в вышнюю пустошь и, мечтательно улыбаясь, BOJI
нующе-нежно ласкал руками нахолодавшую, нспристу11

но-равнодушную землю.

За час до смены взяли их немцы. Вешняк, успевшиil


выстрелить, присел, скрежеща зубами, сгибаясь в смерr
ном поклоне: немецкий ножевой штык искромсал ему
внутренности, распорол мочевой пузырь и туго дрогнуJI,
воткнувшись в позвоночник. Кошевого положили прию111
дом. С полверсты его тащил на себе плотный ландшту11
мист. Мишка очнулся, почувствовал, что захлебываетl'll
кровью, передохнул и, собравшись с силами, без особ0111
труда сорвался со спины немца. По нему ударили залпом,
но ночь и кустарник выручили - бежал.
После того как отступление приостановилось и русс1с11
румынскис части вышли из мешка, 12-й полк был Cltll'l
с позиции, брошен в тыл, левее своего участка на 111•
сколько верст. Был объявлен приказ по полку: нести :111
градитсльную службу, выставлять дозоры на дорог11•,

164
t'II~"JtiiTЬ, чтобы в тыл не уходили дезертиры, задерживать
11 '· не стесняясь применением оружия, и под конвоем на­
щншлять В ШТаб ДИВIIЗИII.
Мишка Кошевой в числе первых попал в наряд. Оп
11 t<Ще трое казаков с утра вышли из деревушки и, по y:кa­

•IIШIIIO вахмистра, расположились в конце кукурузного

lltiJIII, неподалеку от дороги. Дорога, обегая перелесок,


I'Нрывалась в холмистой, исполосованной квадратами па­
•нтl.l равнине. Казюш наблюдали поочередно. Поело no-
1 дня заметили группу, человек в десять, солдат, подви -

1 11 11шуюся по наnравлению на них. СоJrдаты шли, имея


111111 ое намерение обойти видневшуюся под изволоком де­
lll' вушку. Поравнявшис ь с перелесi{ОМ, они остановились,
11\l(урили - очевидно, совещаясь, - лотом пошли, :круто

11.1м ен ив направлени е, под прямым углом свернув влево.

- Шумнуть »м? - поднимаясь из заросJiоЙ нyкypyз-


III>I X будыJiьов, спросил у остальных Кошевой.
- Стрельни вверх.
- Эй, вы! Стойте!
Солдаты, находившиеся от казаков на расстоянии не­
IIЮл ьюtх десятi{ОВ саженей, заслыша крик, на минуту
нстап овились и нновь, СJIОвно н ехотя, тронуJtись вперед.

- Сто-о-ой! - крикнул один из казаков, раз за разом


11ы пуская вверх обойму.
С винтовками наперевес казаки догнали медленно ша-
1'1\ оших солдат.

Черта JlИ не стоите? 1\акой части? Куда идете? До-


-
1уме нты! - nодбежав, крикнул урядниi{ 1\олычев, на­
•tальнИ J( поста.

Солдаты остановились. Трос неспешно снш1и винтовки.


Задний нагнулсн, шматком телефонной лроволо1ш пе ­
р внзыван оторванную подошnу сапога. Все они были не-
11 роятно оборванны, грязны. На полах шинелей щетини­
JIИСЬ коричневые кожуш1ш череды, - видно, валялись эту

110% в лесу, n зарослнх. На двух были летние фуражки, на


остал ьных грязно-серые вязаной смушки папахи, с рас­
l'тегнут ыми отворотами и болтающимися мотузками завя.­
.юк. Последний, - как видно, вожак, - высокий и по-ста­
рнковсни сутулый, дрожа дряблыми сумками щек, закри­
•lал злым гундосым голосом:

- Вам чего? Мы вас трогаем ? Чего вы привя3ывае­


сь-то !
- Документы! - напуская на себя строгость, перебил
('ГО урядник.

t65
Голубоглазый солдат, красный, как cвeжeoбoжжt'IIIIWII
нирпич, достал из-за пояса бутылочную гранату,- lllllltl
хивая ею перед носом урядника, оглядываясь на TOIIIIjtM
щей, зачастил ярославской скороговоркой:
- Вот, малый, те документ! Вот! Это тебе на BC('J, 111/i
мандат! Береги жизнь, а то как ахну - печенки-селе:ti'IIНII
не соберешь. Понял? Понял, что ли? Понял? ..
- Ты не балуй,- толкая его в грудь, хмурился Ylllll\
ник.- Не балуй и не стращай нас, мы и так пуж11111,.11
А раз вы дезертиры,- поворачивай в штаб. Там TIIICII•
суш~ов до рук прибирают.
Переглянувшись, солдаты сняли винтовки. Один м•
них, тсмноусый и испитой, по виду шахтер, шепнул, 111•
реводя отчаянные глаза с Кошевого на остальных казак1111
- Вот как возьмем вас в штыки! .. А ну, прочь! ОтоЙ11111
Ей-богу, сейчас первому пулю всажу! ..
Голубоглазый солдат кружил над головой гран11тv,
высокий, сутулый, шедший впереди, царапнул ржа111~м
жалом штыка сукно урядницкой шинели; похожий 1111
шахтера матерился и замахивалея на Мишку Koшelltlltl
нрикладом, а у того палец дрожал на спуске и прЫI'/11111

прижатое н боку локтем ложе винтовки; один из казакн11.


ухватив небольшого солдатишку за отвороты шинели. 1111
зил его на вытянутой руке и боязливо оглядывался 1111
остальных, опасаясь удара сзади.

Шуршали на кукурузных будыльях сохлые листья. :111


холмистой равниной персливами синели отроги гор. Окщ111
деревушки по пажитям бродили рыжие коровы. Betl'\1
ю1убил за перелеском морозную пыль. Сонлив и мирен tit~ll
тусклый октябрьский день; благостным покоем, TИШИIIctll
веяло от забрызганного скупым солнцем пейзажа. А не11н
далеку от дороги в бестолковой злобе топталось люди, 1'11
товились кровью своей травить сытую от дождей, otil'l'
1\fСitенную, тучную ЗеМЛЮ.

Страсти улеглись немного, и, nошумев, солдаты и 1111


заки стали разговаривать мирнсс.

- Мы трое суток как с позиций снялись! Мы не 1111


тылам ходили! А вы бсгете, совестно! Товарищей кидас•т1•f
f\то же фронт держать будет? Эх вы, люди! .. У меня 01111
у самого товарища под боком закололи - в секрете с 1111114
были, а ты говоришь, что мы войны не нюхали. Понюх11ll
ты ее так, как мы нюхали! - озлобленно говорил l\11
шсвой.

166
- Чего там распотякивать! - персбил его один из
••n;шнов: - Идем в штаб - и безо всяких!
- Ослобонитс дорогу, казаки! А то, видит бог, cтpe­
·lll'fl· будем! - убеждал солдат шахтерского обличья.
УрядНИI( сокрушенно разводил руками:
- Не могсм мы исделать этого, браток! Нас побьете -
"''''одно уйтить вам не придется: вон в деревне наша сотня
t ' 'fOИT •••

Высокий сутулый солдат то грозил, то уговаривал, то


llll'lинaл униженно оросить. Под конец он, суетясь, достал
на грязного подсумка бутылку, оплетенную соломой,
11, ааискивающе мигая Кошевому, зашептал :
- Мы вам, казачки, и деньжонок прикинем и вот ..
1юдка немецкая ... еще чего-нибудь соберем... Оrпуститс,
11111\И Христа ... Дома детишки, сам понимаешь .. . Измота­
'IIIСЬ все, тоской изошли ... До каких же пор? .. Господи! ..
11 уж ели не отпустите? - Он торопливо достал из голе­
ннща кисет, вытряхнул из него две помятые керенки, на­

l"rо йчиво стал совать их в руки Кошевого.- Бери, бери!


у, божа мой! .. Да ты не сомневайся ... мы перебьемся
11 так! .. Деньга - это ничего ... без нее можно ... Бери! Еще
• бе рем ...
Опаленный стыдом, Коше вой отошел от него, пряча :за
rпин у руки, мотая головой. Кровь с силой кинулась ему
11 лицо, выжала из глаз слезы: ((Через Вешняка озлел ...
1 lто ж это я ... сам против войны, а людей держу,- какие
11е права имею? .. Мать честная, вот так набороздил! Эта­
I(&Я я псюрня! •
Он подошел к уряднику и отвел его в сторону ; не глядя
)1 глаза, сказал:

- Давай их пустим! Ты как, Колычсв? Давай, ей­


богу! ..
Урядник, тоже блудя взглядом, будто совершал в этот
м иг что-то постыдное, проговорил:

- Пущай идут ... Черта ли с ними делать? Мы сами


ко ро вокат на такой дистанции будем ... Чего уж греха
аит ь!
И, повернувшись к солдатам, крикнул негодующе:
- Подлюги! С вами, как с добрыми, со всей увежли­
оостью, а вы нам денег? Да что, у нас своих мало, что
,r~ь ? - и побагровел.- Хорони кошельки, а то в штаб no-
lll py! ..
167
Казаки отошли в сторону. Поглядывая на дал••к11••
пустые улочки деревушки, Кошевой крикнул уходи1111111'11
солдатам:

- Эй, кобылка! Куда ж вы на чистое претесь? Вон .•1••


сок, переднюйте в нем, а ночью дальше! А то ить на дру1·нll
пост нароетесь,- заберут!
Солдаты поглядели по сторонам, пожались в нер~11111
тельности и, как волки, гуськом, грязно-серой цепкой 1111
тянулись в залахматевшую осинником ложбинку.

* * *
В первых числах ноября стали доходить до кaзaJ<IIII
разноречивые слухи о перевороте в Петрограде. lllтaб111~•·
ординарцы, обычно осведомленные лучше всех, утверщ
дали, что Временное правитеJiьство бежало в Амери1<у,
а Керенского поймали матросы, остригли наголо и, вым11
зав в дегте, как гулящую девку, два дня водили по y.'IИI,IIM

Петрограда.
Позже, когда было получено официальное сообще11111•
о свержении Временного правительства и переходе власт11
в руки рабочих и крестьян, казаки настороженно прити~
ли. Многие радовались, ожидая прекращения войны, 1111
тревогу вселяли глухие отголоски слухов о том, что

3-й конный корпус вместе с Керенским и генералом


Красновым идет на Петроград, а с юга подпирает Каледи11,
успевший заблаговременно стянуть на Дон казачьи полк11.
Фронт рушился. Если в октябре солдаты уходили раа
розненными, неорганизованными 1\учками, то в конце но

ября с позиций снимались роты, батальоны, полки; инш•


уходили налегке, но больш е й частью забирали полковtн•
имущество, разбивали склады, постреливали офицер011,
попутно грабили и раскованной, буйной, половодной JJII
виной катились на родину.
В сложившейся обстановке было бессмысленно наз1111
чение 12-го полка задерживать дезертиров, и полк - пocJII'
того как его вновь кинули на позиции, тщетно пытаяr1.

затыкать те дыры и прорехи, которые образовывала пехо ·


та, бросавшая свои участки,- в декабре снялся с позициii,
походным порядком дошел до б.Тiижайшей станции и, по
грузив все полковое имущество, пулеметы, запасы патро

нов, лошадей, тронулся внутрь перскипавшей в бо11•


России.

t68
Через Украину двигались эшелоны 12-го полка па Дон.
llt>110далеку от Знаменки полк пытались разоружить
нрасногвардейцы. Переговоры длились полчаса. Кошсвой
11 РЩе пятеро казаков, председатели сотенных ревкомов,

11рuсили пропустить их с оружием.

- Зачем вам оружие? - допытывались члены стан­


ниониого Совета депутатов.
- Своих буржуев и генералов бить! Каледину хвост
Jlомать! - за всех отвечал Кошевой.
- Оружие наше, войсковое, не дадим! - волповались
l<азаки.

Эшелоны пропустили. В Кременчуге вновь пытались


обезоружить. Согласились пропустить, лишь когда казаки­
llулеметчики, установив у открытых дверей вагонов пуле­
меты, взяли под прицел станцию, а одна из сотен, рассы­

llавшись цепью, легла за полотном. Под Екатсринос.'lавом


11е помогла и перестрелка с красногвардейским отрлдом,­
полк вес же частично обезоружили: взяли пулеметы, более
сотни ящиков патронов, аппараты полевого телефона
и несколько катушек проволоки. На предложение аресто­
вать офицеров казаки ответили отказом. За всю дорогу
нотеряли лишь одного офицера - полкового адъютанта
Чирковского, которого приговорили к смерти сами казаки,
а привели в исполнение приговор Чубатый и какой-то
красногвардеец-матрос.

Перед вечером t7 декабря на станции Синельникова


1\азаки вытащили адъютанта из вагона.

- Этот самый предавал казаков? - весело спросил


вооруженный маузером и японской винтовкой щербатый
матрос-черноморец.

- Ты думал - мы обознались? Нет, мы не промахну­


лись, его вытянули! ~ задыхаясь, говорил Чубатый.
Адъютант, молодой подъесаул, затравленно озирался,
гладил волосы потной ладонью и не чувствовал ни холода,
жегшего лицо, ни боли от удара прикладом. Чубатый
и матрос немного отвели его от вагона.

- Через таких вот чертей и бунтуются люди, и рево­


люция взыграла через таких ... У-у-у, ты, коханый мой, не
трясись, а то осыпешься,- пришептывал Чубатый
и, сняв фуражку, перекрестился.- Держись, ГОСIЮДIШ
подъесауJJ!
- Приготовился? - играя маузером и шалой бедозу­
бой улыбкой, спросил Чубатого матрос.
- Го-тов!
169
Чубатый еще раз перекрестился, искоса глянул, """
матрос, отставив ногу, поднимает маузер и сосредоточСJI/111

жмурит глаз - и, сурово улыбаясь, выстрелил первый.


Под Чаолипом полк случайно ввязался в бой, проис·
ходивший между анархистам11 и украинцами, пoтepiiJI
трех казаков убитыми и насилу прорвался, с болышам
трудом прочистив путь, занятый эшелонами какой-те•
стрелковой дивизии.
Через трое суток головной эшелон полка уже выrру
жался на sтанции Миллерово.
Остальные застряли в Луганске.
Полк в половинном составе (остальные разъехались 1111
домам еще со станции) пришел в хутор Каргин. На другоii
день с торгов продавали трофеи: приведеиных с фpoiiTII
отбитых у австрийцев лошадей, делили денежные сумма~
полка, обмундирование.
Кошевой и остальные казаки с хутора Татарского вы ­
ехали домой вечером . Поднялись на гору. Внизу, над б('­
лесым ледяным извивом Чира, красивейший в верховьях
Дона, лежал хутор Каргин. Из трубы паровой мельниц•~
рассыпчатыми мячиками выскакивал дым; на площади

чернели толпы народа; звонили к вечерне. За Каргинеким


бугром чуть виднелись макушки верб хутора Климовскоrо,
за ними, за полынной сизью оснеженного горизонта, ис­
крился и багряно сиял дымный распластавшийся вполнеб11
закат.

Восемнадцать всадников миновали курган, подпираи­


ший три обыневших диких яблоньки, и свежей рысью,
поскрипывая подушками седел, пошли на северо-восток.

Морозная воровски таилась за гребнем ночь. Казаки, ку­


таясь в башлыки, временами переходили на полевой на­
мёт. Резко, звучно до боли щелкали подковы . На юг текла
из-под конских копыт накатанная дорога; по бокам леде­
нистая пленка снега, прибитого недавней ростепелью,
держалась, цепляясь за травяные былки, при свете месящt
блестела и перепивалась меловым текучим огнем.
Казаки молча торопили коней. Стекала на юг дорога.
Кружился на востоке в Дубовеныюм буераке лес . Мель­
кали сбочь конских ног филейные 1 петли заячьих следов.
Над степью наборным казачьим поясом-чеканом лежал
нарядно перепоясавший небо Млечный Путь.

1 Ф 11 л е - адссь: вязаная сеткою (ячейками) работа (напримРр,


рыбо.1овные сети).
ЧАСТЬ ПЯТАЯ

Глубокой осенью 1917 года стали возвращаться


с фронта казаки. Пришел постаревший Христоня с тремя
казаками, служившими с ним в 52-м полку. Вернулись
уволенные по чистой, по-прежнему голощекий Аникушка,
батарейцы Томилин Иван и Яков Подкова, за ними -
Мартин Шамиль, Иван Алексеевич, Захар Королев, не­
складно длинный Борщев; в декабре неожиданно заявился
Митька Коршунов, спустя неделю - целая партия каза­
ков, бывших в 12-м полку: Мишка Кошевой, Прохор Зы­
ков, сын старика Кашулина - Андрей 1\ашулин, Епифан
Максаев, Синилин Егор.
На красивейшем буланом коне, взятом у австрийского
офицера, приехал прямо из Воронежа отбившийся от
своего полка калмыковатый Федот Бодовсков и после
долго рассказывал, как пробиралея он через взбаламучен­
ные революцией деревни Воронежской губернии и уходил
из-под носа красногвардейских отрядов, полагаясь на
резвость своего 1юня.

Следом за ним явились уже из Каменекой бежавшие из


обольшевиченного 27-го полка Меркулов, Петро Мелехов
и Николай Кошевой. Они-то и принесли в хутор известие,
что Григорий Мелехов, служивший в последнее время во
2-м запасном полку, подалея на сторону большевиков,
остался в Каменской. Там же, в 27-м полку, прижился
бесшабашный в прошлом - конокрад Максимка Грязнов,
привлеченный к большевикам новизною наступивших
смутных времен и возможностями привольно пожить. Го-

171
ворили про Максимку, что обзавелся он конем невиданноН
уродливости и столь же невиданной лютой резвости; го11о
рили, что у Максимкипа коня через всю спину пpoтянyJII'tl
природвый серебряной шерсти ремень, а сам конь не11ы
сок , но длинен и масти прямо-таки бычино-красной. П 1111
Григория мало говорили,- не хотели говорить, зная, чтн
разби.!Jись у него с хуторными пути, а сойдутся ли вновt.
не видно .

l{урени, куда вернулись казаки хозяевами или жда11


ными гостями, полпились радостью. Радость-то эта рез•н•,
безжалостней подчеркивала глухую прижившуюся тосt<у
тех, кто навсегда потерял родных и близких. Многих 111'
досчитывались казаков - растеряли их на полях Галици11,
Буковины, Восточной Пруссии, Прикарпатья, l'yмыюtll,
трупами легли они и истлели под орудийную П<lнихину,
и теперь позаросли бурьяном высокие холмы братсюн
могил, придави.1о их дождями, позамело сыпучим снегом.

И сколько ни будут простоволосыс казачки выбегать 1111


проулки и глядетt. из-под ладоней,- не дождаться милых
сердцу! Снолько ни будет из опухших и выцветших гл11:1
ручьиТI.ся слез- не замыть тоски! Сколько ни голосит1.
Н ДНИ I'ОДОВЩИНЫ И ПОМИНОК - не ДОНесет ВОСТОЧНЫЙ BeTI'\1
криков их до Галиции и Восточной Пруссии, до осевших
холминов братских могил! ..
Травой зарастают могилы - давностью зарастает боЛt •.
Ветер зализал с.'lеды ушедших - время залижет и кровн
ную боJtь, и память тех, кто не дождался родимых и 111'
дождется, потому что коротка человеческая жизнь и н••

много всем нам суждено истоптать травы ...


Би.ТJась годовой о жесткую земJtю жена Прохора Ша
миля, грызла земляной под зубами, наглядевшись, как
ласкает вернувшийся брат покойного мужа, Мартин Ш11
миль, свою беременную жену, нянчит детей и раздает им
подарки. Билась баба и ползала в корчах но земле, а oкoJJO
в овечью кучу гуртились детишки, выли, глядя на мат1.

захлебнувшимиен в страхе ГJtазами.


Рви, родимая, на себе ворот последней рубахи! Р1111
жидкис от безрадостной, тяжкой жизни волосы, кусай сво11
в нроВJ, иску с анные губы, ломай изуродованные работоii
руюt и бейся на земJtе у порога пустого нуреня! Нt•т
у твоего нуреня хозяина, нет у тебя мужа, у детttшек тtю
их -отца, и помни, что никто не приласкает ни тебя, 1111
твоих сирот, нинто не избавит тебя от иеносильной работ•~
и нищеты, никто не прижмет к груди твою голову ночь10,

172
l<ot'дa упадешь ты, раздавленная усталью, и никто не ска­

тет тебе, как когда-то говорил он: ((Не горюй, Аниська!


llроживем!1> Не будет у тебя мужа, nотому что высушили
н издурнили тебя работа, нужда, дети; не будет у твоих
нолуголых, сопливых детей отца; сама будешь пахать,
rюронить, аадыхаясь от непосильного наnряжения, скиды­
•шть с косилки, метать на воз, поднимать на тройчатках
тяжелые вороха пшеницы и чувствовать, как рвется что-то

IIНизу живота, а потом будешь корчиться, накрывшись


лохунами, и исходить кровью.

Перебирая старое бельишко Алексея Бешняка, плакала


мать, точила горькие скупые слезы, nринюхивалась, но

Jiишь последняя рубаха, привезенная Мишкой Кошевым,


таила в складках запах сыновнего пота, и, припадая к ней
головой, качалась старуха, жалостно nричитала, узорила
клейменую бязевую грязную рубаху слезами .
Осиротели семьи Маныцкова, Афоньки Озерова, Ев­
лантия Калинина, Лиховидова, Ермакова и других ка­
:~аков.

Jlишь по одному Степану Астахову никто не плакал -


некому было. Пустовал его забитый дом, полуразрушен­
ный и мрачный даже в летнюю пору. Аксинья жила
в Ягодном, по-прежнему в хуторе о ней слышали мало,
а она в хутор не заглядывала - не тянуло, знать .

Казаки верховых станиц Донецкого округа шли домой


:~емляческими валками. В хутора Вешенской станицы
в декабре почти полностью вернулись фронтовики.
Через хутор Татарский день и ночь тянулись конные,
человек по десять - сорок, направляясь на левую сторону

Дона.
Оrкуда, служивые? - выходя, спрашивали старики.
С Черной речии.
С Зимовной.
С Дубровки.
С Решетовского.
Дударевские.
Гороховские.
Алимовские,- звучали ответы .
Навоева.'lись, что ль? - ехидно пытали старики.
Иные фронтовики, совестливые и смирные, улыбались:
- Хватит, отцы! Навоевались.
- Нуждишки приняли, гребсмея домой.
А те, которые поотчаянней, поалей, матерно ругались,
советовали:

173
Пойди-ка ты, старый, потрепи хвост!
Чего допытываешься? 1\акого тебе надо?
Вас тут много, шептунов!
В конце зимы под Новочеркасском уже завязывалиr1.
зачатки гражданской войны, а в верховьях Дона, в хутор1111
и станицах, кладбищенская покоилась тишина. В курен1111
лишь шла скрытая, иногда прорывавшаяся наружу семей
пая междоусобица; старики не ладили с фронто·
виками.

О войне, закипавшей под стольным градом Области


Войска Донского, знали лишь понаслышке; смутно разб11
раясь в возникавших политичесн:их течениях, выжидали

событий, прислушивались.
До января и на хуторе Татарском жили тихо. Верну11
шиеся с фронта казаки отдыхали возле жен, отъедалис1.,
не чуяли, что у порогов куреней караулят их горшие бед1о1
и тяготы, чем те, которые приходилось переносить на Пt'­

режитой войне.

11

Мелехов Григорий в январе 1917 года был произведен


за боевые отличия в хорунжии, назначен во 2-й запасноii
полк взводным офицером.
В сентябре он, после того как перенес воспаление лег­
ких, получил отпуск; прожил дома полтора месяца, опра­

вился после болезни, прошел окружную врачебную ко­


миссию и вновь был послан в полк. После Оl(тябрьскоrо
переворота получил назначение на должность командира

сотни . 1\ этому времени можно приурочить и тот перелом


в его настроениях, который произошел с ним веледетвин
происходивших вокруг событий и отчасти под влиянием
знакомства с одним из офицеров полка -сотником Ефи­
мом Извариным.
С Извариным Григорий познаномилея в первый ден1.
приезда из отпуска, после постоянно сталковался с ним но

службе и вне службы и незаметно для самого себя подпа­


дал под его влияние .

Ефим Изварин был сыном зажиточного казака Гундо­


ровсRой станицы, образование получил в Новочеркасском
юнкерском училище, по окончании его отправился 1111
фронт в 10-й Донской казачий полк, прослужил в нем
около года, получил, как он говаривал, (СОфицерский Ге-

174
оргий на грудь и четырнадцать осколков ручной гранаты
110 все подобающие и неподобающие места~ и попал для
:швершения недолгой своей служебной карьеры во 2-й за­
нuсной.
Человек недюжинных способностей, несомненно ода­
ренный, образованный значительно выше той нормы, ко­
торой обычно не перерастало казачье офицерство, Изварин
был заядлым казаком-автономистом. Февральская рево­
JIЮЦИЯ встряхнула его, дала возможность развернуться,
и он, связавшись с казачьими кругами самостийного толка,
умело повел агитацию за полную автономию Области
Нойсна Донского, за установление того порядка правле­
ния, который существовал на Дону еще до порабощения
казачества самодержавием. Он превосходно знал историю,
носил горячую голову, умом был ясен и трезв; покоряюще
красиво рисовал будущую привольную жизнь на родимом
Дону - когда править будет державный Круг, когда не
будет в пределах области ни одного русака и казачество,
имея на своих правительственных границах пограничные

посты, будет как с равными, не ломая шапок, говорить


с Украиной и Великороссией и вести с ними торговлю
и мену. Кружил Изварин головы простодушным казакам
и малообразованному офицерству . Под его влияние подпал
и Григорий. Вначале происходили у них горячие споры, но
полуграмотный Григорий был безоружен по сравнению со
своим противником, и Изварин легко разбивал его в сло­
весных боях. Спорили обычно где-либо в углу казармы,
причем сочувствие слушателей клонилось всегда на сто­
рону Изварина. Он импонировал казакам своими рассуж­
дениями, вычерчивая картину будущей независимой жиз­
ни,- трогал наиболее сокровенное, лелеемое большей
частью зажиточного низового казачества.

- Нак же мы без России будем жить, ежели у нас,


окромя пшеницы, ничего нету? - спрашивал Григорий.
Изварин терпеливо разъяснял:
- Я не мыслю самостоятельного и обособленного су­
ществования одной Донской области. На основах федера­
ции, то есть объединения, мы будем жить совместно с Ку­
банью, Тереком и горцами 1\авказа. 1\авказ богат минера­
лами, там мы найдем все.
А каменный уголь?
У нас под рукой Донецкий бассейн!
Но ить он принадлежит России!

t75
- :Кому он принадлежит и на чьей территории нахо
дится -это еще вопрос спорный. Но даже в том случкt•,
если Донецкий бассейн отойдет России, мы очень мaJto
:rеряем. Наш федеративный Союз будет базироваться не 1111
промышленности. По характеру мы - край аграрныii,
а раз так, то для того, чтобы насытить нашу небольшую
промышленность углем, мы будем закупать его в Россив.
И не только уголь, но и многое другое нам придется nоку
пать у России: лес, изделия металлической промышлРII­
ности и прочее, а взамен будем снабжать их высокосортной
пшеницей, нефтью.
- А какая нам выгода отделяться?
- Прямая. Прежде всего избавимся от политичесноii
опеки, восстановим свои уничтоженные русскими царями

порядки, выселим всех пришлых иногородних. В течениt•


десяти лет, путем ввоза из-за границы машин, так подн11

мем свое хозяйство, что обогатимся n десять раз. Зсмюt


эта- наша, кровью наших предков полита, костями их

удобрена, а мы, покоренные Россией, защищали четырестtt


лет се интересы и не думали о себе. У нас естJ, выходы
к морю. У нас будет сильнейшая и босспособнейшая ар··
мия, и не только Украина, но Россия не осмелится посяt··
нуть на нашу независимость!
Среднего роста, статный, широкоплечий, Изварин бы;t
типичным казаком: желтоватые, цвета недозрслого овсu,

вьющиеся волосы, лицо смуглое, лоб покатый, белый, за­


гар тронул только щеки и гранью лег на уровень белесых
бровей. Говорил он высоким пос;tушным тенором, в раа
говоре имел принычку остро ломать левую бровь и как-то
по-своему поводить небольшим горбатым носом; от этоt·о
казалось, что он всегда к чему-то принюхива ется. Энерги·
ческал походка, самоуверенность в осанке и в открытом

взгляде карих глаз отличали его от остальных офицеро11


полка. :Казаки относились к нему с явным уважением, по­
жалуй, даже с большим, чем к командиру полка.
Изварин подолгу беседовал с Григорием, и тот, чувст­
вуя, как вновь зыбится под его ногами недавно устойчива11
почва, переживал примерно то же, что когда-то пережива;t

в Москве , сойдясь в глазной лечебнице Сн ег ирева с 1'11


ранжой.
Венере после Октябрьского переворота у них с Изllа­
риным происходил следующий разговор.
Обуреваемый противоречиями, Григорий осторожttо
расспрашивал о большевиках:

176
-- А вот скажи, Ефим Иваныч, большевики, по-твоему,
нnк они - правильно али нет рассуждают?
Углом избочив бровь, смешливо морща нос, Изварин
tс~шшл:

- Рассуждают? Кха-кха ... Ты, милый мой, будто но­


tюрожденный ... У большевиков своя программа, свои пер­
С'IIективы и чаяния. Большевики правы со своей точки
''I'~'IIИЯ, а мы со своей. Партия большевиков, знаешь, как
11мс•нуется? Нет? Ну, как же ты не знаешь? Российс)(ая
с·сщиал-демократичес)(ая рабочая партия! Понял? Рабо­
'11111! Сейчас они заигрывают и с )(рестьянами и с казаками,
11 основное у них - рабочий класс. Ему они несут осво-
1 жден ие, крестьянству - новое, быть может, худшее по-
1 Нiбощ ение. В жизни не бывает так, чтобы всем равно жи­
rос ь. Большевики возьмут верх - рабочим будет хорошо,
остальным плохо. Монархия вернется - помещикам
1t 11рочим будет хорошо, остальным плохо. Нам не нужно
1111 тех, ни других. Нам необходимо свое, и прежде всего
11. бавление ото всех опекунов - будь то Корнилов, или
1 рен с)(ИЙ, или Ленин. Обойдемся на своем поле и без
1 и х фигур. Избавь, боже, от друзей, а с врагами мы сами
n равимся.

- Но большинство казаков за большевиков тянут ...


111а ешь?
- Гриша, ты, дружок, пойми вот что - это основное:
r йчас казаку и крестьянину с большевиками по пути.
: \н аешь почему?
- Ну?
- Потому ... - Изварин крутил носом, округляя его,
с· меялся: - Потому, что большевики стоят за мир, за не­
tедл енный мир, а казакам война вот где сейчас спдит!
Он звонко шлепад себя по тугой смуглой шее и, вы­
рав нивая изумленно вздыбленную бровь, кричал:
- Потому казаки пахпут боJJьшсвизмом и шагают
r большевиками в ногу. Но-о-о, как толь-ко кон-чит-ся вой­
)lа и большевики протянут )( казачьим владениям руки,
11ут и казачества и большевиков разойдутся! Это обосно­
на шю и исторически неизбежно. Между сегодняшним
кладом казачьей жизни и социализмом - конечным завер-
)uе нием большевистской революции - непереходимая
)l ропасть ...
- Я говорю ... - гJJyxo бурчал Григорий,- что ничего
'' не понимаю ... Мне трудно в этом разобраться ... Блукаю
11, как в метель в степи ...

177
- Ты этим не отделаешься! Жизнь заставит pll;tн
браться, и не только заставит, но и силком толкнет тсr.11 н•
какую-нибудь сторону.
Разговор этот происходил в последних числах окт"''''"
А в ноябре Григорий случайно столкнулся с другим "''"''
ком, сыгравшим в истории революции на Дону неммау ..
роль,- столкнулся Григорий с Федором Подтелко111о1W,
и после недолгих колебаний вновь перевесила в его дУ""
прежняя правда .

В этот день изморосный дождь сеялся с полудня. Пе•а••·•


вечером прояснело, и Григорий решил пойти на квартма•r
к станичнику, подхорунжему 28-го полка Дроздову. 'lм
верть часа спустя он уже вытирал о подстилку саtюt·м,

стучался в дверь квартиры Дроздова.


;11 В комнате,
ставленной тщедушными фикусами и потертой мебеЛI•••·
кроме хозяина, сидел на складной офицерской коilм•.
спиной к окну, здоровый, плотный казак с погонами 111"
мистра гвардейской батареи. Ссутулив спину, он ШИР"""
расставил ноги в черных суконных шароварах, раалотм~

на круглых широких коленях такие же широкие рыт••

волосые руки. Гимнастерка туго облегала его бока, морщ11


нилась под мышками, чуть не лопалась на широче111111А

выпуклой груди. На скрип двери он повернул коротJ<~··


полнокровную шею, холодно оглядел Григория и захпаю
нил под припухлыми веками, в узких глазницах, 111"'
хладный свет зрачков.
- Обзнакомьтеся. Это, Гриша, почти сосед наш, yrтt.
хоперский, Подтелков.
Григорий и Подтелков молча пожали друг другу ру1111
Садясь, Григорий улыбнулся хозяину:
- Л наследил тебе- не будешь ругать?
- Не, не бойсь. Хозяйка затрет ... Чай будешь питt. ·f
Хозяин, мелкорослый, подвижной, I<ак вьюн, щелк11у4
самовар обкуренным охровым ногтем, посожалел:
- Холодный придется пить.
- Л не хочу. Не беспокойся.
Григорий предложил Подтелкову папиросу. Тот дщ11н
пытался ухватить белую, плотно вжатую в ряд тpyбti'IIIY
своими крупными красными пальцами; багровея от oty
щения, досадливо сказал:

- Не ухвачу никак ... Ишь ты, проклятая!


Он наконец-то выкатил на крышку портсигара 1111111t
росу, поднял на Григория прижмурепные в улыбкt•, нt

178
•нн·о еще более узкие, глаза. Григорию поправилась его
"""JНtнужденность, спросил:
- С каких хуторов?
- Л сам рожак с Крутовского,- охотно заговорил
llодтелков.- Там произрастал, а жил последнее время
n ~сть-Калиновском. Крутовский-то вы знаете - слыхал,
tн•liocь? Он тут почти рядом с Еланекой гранью. Плеша­
ЮIIIс.кий хутор знаешь? Ну, а за ним выходит Матвеев,
11 рндом уж нашей станицы Тюковиовекий хутор, а дальше
111 наши хутора, с каких я родом: Верхний и Нижний 1\ру­

IНUс кий.
Все время в разговоре он называл Григория то на «ТЫ~>,
н на «ВЫ», говорил свободно и раз даже, освоившись,
ронул тяжелой руной плечо Григория. На большом, чуть
111боватом выбритом лице его светлели заботливо за­
руче нные усы, смоченные волосы были приглажены рас-
1 ско й, возле мелких ушей взбиты, с левой стороны чуть
р чавились начесом. Он производил бы приятное впе­
щтление, если бы не крупный приподнятый нос да глаза.
' la первый взгляд, не было в них ничего необычного, но,
•J>исмотревшись, Григорий почти ощутил их свинцовую
nжест ь. Маленькие, похожие на картечь, они светлели из
•аки х прорезей, как из бойниц, приземляли встречный
1зrл яд, влеплялись в одно место с тяжелым упорством.
Григорий с любопытством присматривался к нему, от-
1 тил одну характерную черту: Подтелков почти не мигал,
1 tазговаривая, он упирал в собеседника свой невеселый
1зrляд, говорил, переводя глаза с предмета на предмет,

11р и чем куценькие обожженные солнцем ресницы его все


11ре мя были приспущены и недвижны. Изредка лишь он
шус кал пухлые веки и снова рывком поднимал их, наце­

lltвая сь карте чинами глаз, обегая ими все окружающее.


- Вот любопытно, братцы! - заговорил Григорий,
11бращаясь к хозяину и Подтелков у.- Кончится война -
11 по-новому заживем. На Украине Рада правит, у нас -
Во йсковой круг.
Атаман Каледин,- вполголоса поправил Подтелков.
Все равно. Какая разница?
Разницы-то нету,- согласился Подтелков.
России-матушке мы теперя низко кланялись,-
нродолжал Григорий пересказ речей Изварина, желая
1ыведать, как отнесутся к этому Дроздов и этот здоровила
\1 3 гвардейской батареи.- Своя власть, свои порядки.
o x.IJoв с казачьей земли долой, протянем границы - и не

179
подходи! Будем жить, как в старину наши прадеды >1<11.1111
Я думаю, революция нам на руку. Ты как, Дроздов?
Хозяин заюлил улыбкой, резвыми телодвижениям11.
- 1\онешно, лучше будет! Мужики нашу силу ttc•p••
няли, житья за ними нету. Чтой-то за черт - нака:t111о11•
атаманья все какие-то немцы: фон Таубе, да фон Гpatit\c•,
да разные подобные! Земли всем этим штаб-офицерам ре•
зали ... Теперь хучь воздохнем.
- А Россия с этим помирится? - ни к кому не olip11
щаясь, тихо спросил Подтелков.
Небось, помирится,- уверил Григорий.
И будет одно и то же ... Тех же щей, да пож111111•
влей.
Нак это так?
А точно так.- Подтелков проворней заворо•11111
картечинами глаз, кинул лобовой грузный взгляд на 1'11И
гория.- Так же над народом, какой трудящийся, будут
атаманья измываться. Тянись перед всяким их благорн
днем, а он тебя будет селапивать по сусалам. Тоже ... Прс•
красная живуха ... камень на шею - да с яру!
Григорий встал. Оrмеряя по тесной горенt>е шаги, 111•
сколько раз касался расставленных колен ПодтеЛК()R/1,
остановившись против него, спросил:

А как же?
До конца.
До какого?
Чтоб раз начали - значит, борозди до последнt•t·с•
Раз долой царя и контрреволюцию - надо cтapaтt.c'Jt,
чтоб власть к народу перешла. А зто - басни, детишксtw
утеха. В старину прижали нас цари, и теперь не цари, Tllll
другие-прочие придавют, аж запишшим! ..
- Нак же, Подтелков, по-твоему?
И опять забегали, разыскивая простор в тесной горс•11
ке, тяжелые на подъем глаза-картечины.

Народную власть... выборную. Под генеральску~•


-
лапу ляжешь - опять война, а нам это лишнее. Кабы Tll
кая власть кругом, по всему свету, установилась: чтоб 1111
род не nритесняли, не травили на войне! А то что ж?! Х у
дые шаровары хучь наизнанку выверни - все одно те нес•

дыры.- Гулко лохлопав ладонями по коленям, Подтелtснn


зло улыбнулся, раздел мелкие несчетно-плотные зубы.
Нам от старины подальше, а то в такую уnряжку запрягут,
что хуже царской обозначится.
- А править нами кто будет?

180
- Сами! - оживился Подтелков.- Заберем свою
ltiiii!'TЬ - вот и правИло. Лишь бы подпруги нам зараз чy­
Jtcm отпустили, а скинуть Калединых сумеемся!
Остановившись у запотевшего окна, Григорий долго
IJIIIдcл на улицу, на детишеи, игравших в какую-то за­

ма.асловатую игру, на мокрые крыши противоположных

дщюв, на бледно-серые ветви нагого осокоря в пaлиcaд­


llltl(e и не слышал, о чем спорили Дроздов с Подтелковым;
.. учительно старался разобраться в сумятице мыслей,
111Юдумать что-то, решить.

Минут десять стоял он, молча вычерчивая на стекле


1111 нзеля. За окном, над ирышей низенького дома, пpeд­
lll :~tнee, увядшее тлело на закате солнце: словно ребром
11ост авленное па ржавый гребень крыши, оно мокро баг­
р вел о, казалось, что оно вот-вот сорвется, покатится по ту

11 и эту сторону крыши. Or городского сада, прибитые


1\ОЖде м, шершавые катилось листья, и, налетая с Украи­
IIЫ , с Луганска, гайдамачип над станицей час от часу
1 репч авший ветер.

111

Новочеркасск стал центром нритяжения для всех бе­


t<авших от большевистской революции. Стекались в ни-
1 вья Дона боJIЬшие генералы, бывшие вершители судеб
развали вшейся русской армии, надеясь на опору реакци­
о аан ых донцов, мысля с этого плацдарма развернуть и по­

IIСсти наступление на Советскую Россию.


2 ноября в Новочеркасск прибыл в сопровождении
1>от мистра Шапрона генерал Алексеев. Переговорив с Ка­
п ди ным, он принялся за организацию добровольческих
отрядо в . Бежавшие с севера офицеры, юнкера, ударнИJ(И,
чащи еся, деклассированные элементы иа солдатских

частей, наиболее активные контрреволюционеры из каза­


,I(ОВ и просто люди, искавшие острых приключеной и по­
ныш енных окладов, хотя бы и керенками,- составили
1 ост як будущей Добровольческой армии.
В последних числах ноября прибыли генералы Дени­
I(ИН , Лукомский, Марков, Эрдели. К этому времени отряды
Алексеева уже насчитывали более тысячи штыков.
6 декабря в Новочеркасске появился Корнилов, поки­
нувший в дороге свой нонвой тени1щев и переодетым до­
бравшийся до донских границ.

181
Каледин, успевший к этому времени стянуть н11 }tщt
почти все казачьи полки, бывшие на румыuском и ав•··r11'1
германском фронтах, расположил их по железнодоршt<lltll
магистрали Новочеркасск - Чертново - Ростов - '1'11 \11
рецкая. Но казаки, уставшие от трехлетней войны, ""1'
нувшиеся с фронта революционно настроенные, не иа1.11t1
ляли особой охоты драться с большевиками. В cocтllhlll
полков оставалась чуть ли не треть нормального чиc'JII

всадников. Наиболее сохранившиеся полки - 27-й, Н А


и 2-й запасной - находились в станице Каменской. Ту/\1
же в свое время были отправлены из Петрограда л••AII
гвардии Атаманский и лейб-гвардии Казачий полм11
Пришедшие с фронта полки 58-й, 52-й, 43-й, 28-й, 12 1,
29-й, 35-й, 10-й, 39-й, 23-й, 8-й и 14-й и батареи 1\ 11.
32-я, 28-я, 12-я и 13-я были расквартированы в Чертк11111,
Миллерове, Лихой, Глубокой, Звереве, а также в райсщ•
рудников. Полки из казаков Хоперекого и Усть-М<•дnР
дицкого округов прибывали на станции Филоново, Yttlll
пинская, Себряково, некоторое время стояли там, 11отщ1
рассасывались.

Властно тянули к себе родные курени, и не было Tlllllllt


силы, что могла бы удержать казаков от стихийного tiJtt•
чения домой. Из донских полков лишь 1-й, 4-й и 14-й бшtм
в Петрограде, да и те задержались там ненадолго.
Некоторые особенно ненадежные части Каледин ""'
тался расформировать или изолировать путем oкpyжt'llllll
наиболее устойчивыми частями.
В конце ноября, когда он в первый раз попытался д11н
путь на революционный Ростов фронтовые части, каа111111
подойдя к Аксайской, отказалось идти в нacтyпnNtll••
вернулись обратно.
Широко развернувшаяся организация по сколачивu1111••
•лоскутных~ отрядов дала свои результаты: 27 нои~r"
Каледин уже был в состоянии оперировать стойкими д11n
ровольческими отрядами, заимствуя силы и у Aлeкct•c•nll.
собравшего к тому времени несколько батальонов.
2 декабря Ростов был с бою занят добровольческиwм
частями. С приездом Корнилова туда перенесен был ''1'1111'
организации Добровольческой армии. Каледин ост1111111
один. Казачьи части раскидал он по границам облиt• ·t н,
двинул к Царицыну и на грань Саратовской губернии, 1111
для актуальных, требовавших скорейшего разрешешна ;tll
дач употреблял лишь офицереко-партизанские отряды; 111

182
1111х только могла опереться изо дня в день ветшавшая,

tlt•мощная войсковая власть.


Нля усмирения донецких шахтеров были кинуты све­
'"''ttавербованные отряды. В Макеевском районе подви­
,,1\Jtсн есаул Чернецов, там же находились и части peгy­
llltpнoгo 58-го казачьего полка. В Новочеркасске наскоро
формпровались отряды Семилетова, Грекова, различные
щ•ужины; на севере, в Хопереком округе, сколачивался из
щ~tщеров и партизан так называемый «отряд Стеньки Pa-
ltИIIa». Но с трех сторон уже подходили к области колонны
1рnс ногвардейцев. В Харькове, Воронеже накапливались
tt л ы для удара. Висели над Доном тучи, сгущались, чер-
111 л и. Орудийный гром первых боев уже несли ветры
Украины.

IV

Изжелта-белые, грудастые, как струги, тихо проплы-


11 ли над Новочеркасском облака. В вышней заоблачной
нн све, прямо над сияющим куполом собора, недвижно
llltceл седой курчавый каракуль перистой тучи, длинный
оост ее волнами енижался и розово серебрился где-то над
· а ницей l\ривянской.
Неяркое вставало солнце, но окна атаманского дворца,
tтражая его, жгуче светились. На домах блестели покаты
11елезных крыш, сырость вчерашнего дождя хранил на

1 бе бронзовый Ермак, протянувший на север сибирскую


1оро ну.
По :Крещенскому спуску поднимался взвод пеших ка­
.1о.ков. На штыках их винтовок играло солнце . Граненой
ttш ины утра, нарушаемой редкими пешеходами да дре-
11 зжапьем извозчичьей пролетки, почти не колебал чет­
' и й, чуть слышный шаг казаков.
В это утро с московским поездом приехал в Новочер-
1асск Илья Бунчук. Он последним вышел из вагона,
о}\е ргивая на себе полы демисезонного старенького пальто,
•tуnствуя себя в штатском неуверенно и непривычно.
На платформе прохаживались жандарм и две моло-
1\ н ькие чему-то смеявшиеся девушки. Бунчук пошел
11 город; дешевый, изрядно потертый чемодан нес под
мыш кой. За всю дорогу, до самой окраины улицы, почти не
11 падались люди. Спустя полчаса Бунчук, наискось пере­
,. кший город, остановился у небольшого полуразрушен-
183
IЮГО домика. Давным-давно не ремонтированный дor.tllll
этот выглядел жалко. Время наложило на него свою JJIIIIV,
и под тяжестью ее ввалилась крыша, покривились cтt'lll~,

расхлябанно обвисли ставни, паралично перекосилllt'l•


окна . Бунчук, открывая калитку, взволнованно oбt•iJIIIII
глазами дом и тесный дворик, спеша, зашагал к крылЫ\V
В тесном коридорчике половину места занимаJJ :111
валенный разной рухлядью сундук. В темноте Бу11•tум
стукнулся коленом об угол его,- не чувствуя боли, рвu11у11
дверь. В передней низкой комнатке никого не было . 1111
прошел во вторую и, не найдя и там никого, стал на ПOJIII
ге. Or страшно знакомого запаха, присущего только этому
дому, у него закружилась голова. Взглядом охватил tlt'lll
обстановку: тяжелый застав икон в переднем углу гор1111
цы, кровать, столик, пятнистое от старости зеркальце 111111
ним, фотографии, несколько дряхлых венских стулм•м,
швейную машину, тусклый от давнишнего употреблс1111"
самовар на лежанке. С внезапно и остро застучавшJJМ
сердцем,- через рот, как при удушье, вдыхая возду•,

Бунчук повернулся и, кинув чемодан, оглядел кухню; Tllll


же приветливо зеленела окрашенная фуксином лобаст1111
печь, из-за голубенькой ситцевой занавески выгляды111111
старый пегий кот; в глазах его светилось ocмыcлeНJIIII',
почти человеческое любопытство - видно, редки бt.tJIII
посетители. На столе беспорядочно стояла немытая пос·у
да, около, на табуретке, лежал клубок пряденой шерст11,
поблескивали вязальные спицы, пронизавшие с четыр1••
углов недоконченный паголенок чулка.
Н и что не изменилось здесь за восемь лет. Словно BЧI'JIII
отсюда ушел Бунчук. Он выбежал на крыльцо. Из двср••"
сарая, стоявшего в конце двора, вышла сгорбленная, сщ·
путая прожитым и персжитым старуха. 4СМама! .. Да 111•
ужели? .. Она ли? .. ~ Дрожа губами, Бунчук рванулся ••И
навстречу. Он сорвал с головы шапку, смял в кулаке.
- Вам кого надо? 1\ого вам? - встревоженно CЩIII
шивала старушка, прикладыпая ладонь 1< выцветшим брн
вям, не двигаясь.

- Мама! .. - глухо прорвалось у Бунчука.- Что 1111•


ты - не узнаешь? ..
Спотыкаясь, он шел к ней, видел, как мать качнулuс·•·
от его крика, словно от удара,- хотела, видно, бежать, 1111
силы изменили, и она пошла толчками, будто преодоле111111
сопротивление ветра. Бунчук подхватил ее уже падuмt
щую, целуя маленькое сморщенное лицо, потускневШИ!! от

184
ltcltyгa и безумной радости глаза, моргал беспомощно
11 часто.

- Илюша!.. Илюшенька!.. Сыночек! Не угадала ...


l'осноди, откуда ты взялся? .. - шептала старушка, nытa­
IIC't• выnрямиться и стать па ослабевшие ноги.
Они вошли в дом. И тут только, nосле nерсжитых ми­
IIУТ глубокого волнения, Бунчука вновь стало тяготить
111\Jtьто с чужого плеча,- оно стесняло, давило под мышка­

ми, путало каждое движение. Он с облегчением сбросил


c•t·o, nрисел к столу.

Не думала живого повидать! .. Сколько годков не


-
1111дались. Родименький мой! 1\ак же мне тебя угадать,
коли ты вон как вырос, постарел!
- Ну, ты как живешь, мама? - улыбаясь, расспра­
lllивал Бунчук.
Путано рассказывая, она суетилась: собирала на стол,
сыпала в самовар уголья и, размазывая по заплаканному

Jшцу слезы и угольную черноту, не раз подбегала к сыну,


гладила его руки, тряслась, прижимаясь к его плечу. Она
нагрела воды, сама вымыла ему голову, достала откуда-то

со дна сундука пожелтевшее от старости чистое белье, на­


кормила родного гостя - и до полуночи сидела, глаз не

сводила с сына, расспрашивала, горестно кивала головой.


На соседней колокольне пробило два часа, когда Бун­
•tук улегся спать. Он уснул сразу и, засыпая, забыл на­
стоящее: представлялось ему, что он, маленький разбой­
ный ученик ремесленного училища, набегавшись, улегся,
окунается в сон, а из кухни вот-вот откроет мать дверь,

r nросит строго: «Илюша, уроки-то выучил к завтрему? »-


так и уснул с застывшей напряженно-радостной улыбкой.
До зари несколько раз подходила к нему мать, поправ­
ляла одеяло, подушку, целовала его большой лоб с nри­
спущенной наискось русой прядью, неслышно уходила.
Через день Бунчук уехал. Утром пришел к нему това­
рищ в солдатской шинели и новехонькой защитной фу­
ражке, что-то вполголоса сказал ему, и Бунчук засуетился,
быстро собрал чемодан, кинул сверху пару выстиранного
матерью белья,- болезненно морщась, натянул пальто.
Попрощался с матерью комкано, наспех, обещал через
месяц быть.
Куда едешь-то, Илюша?
В Ростов, мама, в Ростов. Скоро приеду ... Ты ... ты,
мама, не горюй! - бодрил он старуху.

185
Она, торопясь, сняла с себя нательный маленt.каlll
крест,- целуя сына, крестя его, надела на шею. Зanpn11
ляла гайтан за воротник, а пальцы прыгали, кололи хо
ЛОДКОМ.

- Носи, Илюша. Это - святого Николая Мирликиll


ского. Защити и спаси, святой угодник-милостивец, yкpoll
и оборони ... Один он у меня ... - шептала, прижимаlll'l•
к кресту горячечными глазами.

Порывисто обнимая сына, не сдержалась, углы •·ytl


дрогнули, горько поползли вниз. На волосатую руку Бу11 ·
чука, как в весенний дождь, упала одна теплая капелыш,
другая. Бунчук розпял на своей шее руки матери, хму
рясь, вырвался на крыльцо.

***
Народу на вокзале в Ростове - рог с рогом. Пол 1111
щиколотки засыпан окурками, подсолнечной лузгой. Jl11
вокзальной площади солдаты гарнизона торгуют казенным
обмундированием, табаком, крадеными вещами. Разин·
племенная толпа, обычная для большинства южных пр11
морских городов, медленно движется, гудит.

- Ас-с-смоловские, ас-с-смоловские рассыпные!


голосит мальчишка-папиросник.

- Дешево продам, господин-гражданин ... - заговор­


щицки зашептал в самое ухо Бунчука какой-то подозр11
тельного вида восточный человек и подмигнул на распух
шую полу своей шинели.
- Семечки каленые, жареные! Л вот семечки! - рва
ноголосо верещат девицы и бабы, торгующие у входа.
Пробиваясь сквозь толпу, громко разговаривая, хохоча,
прошло человек шесть матросов-черноморцев. На них
праздничная форма, ленты, золото пуговиц, широкий
клеш, захлюстанный в грязи. Перед ними почтительно
расступались.

Бунчук шел, медленно буравя толпу.


- Золотая?! Черта с два! Самоварное твое золото ...
Что, я не вижу, что ли? - насмешливо говорил щуплыil
солдат искровой команды 1•

В ответ ему негодующе гудел продавец, размахивам


сомнительно массивной золотой цепкой.

1 И с к р о в а я к о м а 11 д а - так вазывались радиотелеrрафистw.


186
- Что ты видишь? .. Золото! Червонное, коли хочешь
анать, у мирового судьи добыто ... А ну, иди к черту, рвань!
'I'Рбе пробу подавай ... а этого не хочешь?
- Флот не пойдет ... что там глупости пороть! - слы-
аналось рядом.

А чего не пойдет?
В газетах в этих ...
Пацан, неси сюда!
Мы за пятый номер 1 голосили. Иначе нельзя, не
с руки ...
-Мамалыга! Вкусная мамалыга! Прикажите!
-Эшелонный обещал: мол, завтра тронемся.
Бунчук разыскал здание комитета партии, по лестнице
аюднялся на второй этаж. Вооруженный японской вин­
товкой с привинченным ножевым штыком, ему преградил
путь рабочий-красногвардеец.
Вам кого, товарищ?
- Мне товарища Абрамсона. Он здесь?
- Третья комната налево.
Невысокий, носатый, жуково-черный человек, заложив
пальцы левой руки за борт сюртука, правой методически
взмахивая, напирал на собеседника- пожилого железно­
дорожника:

- Так нельзя! И это не есть организация! При подоб­


ных приемах агитации вы будете иметь обратные ре­
зультаты!
Железнодорожник что-то хотел говорить, оправды­
ваться, судя по смущенно-виноватому выражению его ли­

ца, но человек с жуково-черной головой не давал ему рта


раскрыть; находясь, видимо, в степени крайнего раздра­
жения, он выкрикивал, не желая слушать собеседника
и избегая его взгляда:
- Сейчас же отстраните от работы Митченко! Мы не
можем безучастно смотреть на происходящее у вас. Вер­
хоцкий будет отвечать перед революционным судом! Он
арестован? Да? .. Я буду настаивать, чтобы его расстреля­
ли! - жестко докончил он и повернулся к Бунчуку разго­
ряченным лицом; еще не окончательно овладев собой,
резко спросил: - Вам что?
Вы Абрамсон?
Да.

1 Пяты м н о мер о м обозначался список большевистских кан­


дидатов на выборах в Учредительное собрание.

187
Gунчун nодал ему документы и письмо от одного ll:t ••т
ветствепнейших nетроградских товарищей, nрисел онщеtt,
на подоконнике.

Абрамсон внимательно перечитал письмо, хм у ptt


улыбнувшись (ему неловко было за свой резкий окриес 1.
попросил:

- Обождите несколько, сейчас мы с вами поговор11tоt.


Он отnустил взопревшего железнодорожника, выiiii'II,
через минуту привел с собой рослого бритого вoeнliCII'tt,
с голубым проследком рубJiеной раны вдоJiь нижней •11•
люсти, с выправкой кадрового офицера.
- Это член пашего Боенно-революционного комитс•т11.
Познакомьтесь. Вы, товарищ... простите, я забыл Dlllll)'
фамилию.
- Бунчук.
- ... товарищ Бунчук ... вы, кажется, по сnециальнос·т•t
пулеметчик?
-Да.
- Это нам 11 требуется! - улыбнулся военный.
Шрам его на всем протяжении, от кончика уха до nон
бородка, порозовел от улыбки.
- Вы сможете в возможно короткий срок организовt11'1•
нам пулС'метную команду из рабочих-красногвардс•il
цев? - спросил Абрамсон .
- Постараюсь. Дело во времени.
- Ну, а сколько вам необходимо времени? HeдeJIIo,
две, три? - наклоняясь к Бунчуку, спрашивал военнмll
и просто, выжидающе улыбался.
- Несколько дней.
- Оrлично.
Абрамсон тер лоб, сказал с заметной ноткой раздр11
жения:

- Части гарнизона крайне деморализованы, они 111•


имеют реальной ценности. У нас, товарищ Бунчук, IШIC
и везде, полагаю, надежда на рабочих. Моряки - 1111,
а солдаты ... Поэтому, понимаете, и хотелось бы иметь <'lltt
их пулеметчиков.- Он подергал синие кольца борон•~.
сnросил озабоченно: - Вы как в смысле материальнщ·н
обеспечения? Ну, мы зто устроим . Обедали вы сегодня? Jly
конечно, нет!
<(Сколько же тебе пришлось голодать, братон, что Tlol
с одного взгляда отличаешь сытого от голодного, и сколыс••

пережил ты горя либо ужаса, прежде чем у тебя появиJIС'II


вот этот седой нлок?~- с растроганной ласковостью 1111

188
аумал Бунчук, глядя на жуковую голову Абрамсона, бе­
.·tРIIШую справа ослепительно ярким пятном седины. И уже
""''·ая с провожатым на квартиру Абрамсона, Бунчук все
м·мuл о нем: «Вот это парень, вот это большевик! Есть
мой упор, и в то же время сохранилось хорошее, челове­
•t••rкое. Он не задумывается подмахнуть смертный приго-
111111 какому-нибудь саботажнику Верхоцкому и в то же
IIIH'MЯ умеет беречь товарища и заботиться о нем)).
Весь под теплым впечатлением встречи с Абрамсоном,
1111 дошел до его квартиры, где-то в конце Таганрогского,
отдохнул в маленькой, заваленной книгами комнатке, по­
обt•дал, предъявил записку Абрамеона квартирной хозяй-
111', прилег на нровать. Уснул и не помнил как.

v
В течение четырех дней с утра до вечера Бунчук зани­
мался с рабочими, приелаиными в его распоряжение ко­
митетом партии. Их было шестнадцать. Люди самых раз­
llообразных профессий, возрастов и даже националь­
tюстей. Двое грузчиков, полтавский украинец Хвылычко
11 обрусевший грек Михалиди, наборщик Степанов, восемь
металлистов, забойщик с Парамоновского рудника Зелен­
ков, тщедушный лекарь-армянин Геворкянц, квалифици­
рованный слесарь из русских немцев Иоганн Ребиндер,
двое рабочих депо, и семнадцатую путевку принесла жен­
щина в ватной солдатской теплушке, в больших, не по но­
•·е, сапогах.

Принимая от нее закрытый пакет, не догадываясь


о цели се прихода, Бунчук спросил:
- Вы на обратном пути можете зайти в штаб?
Она улыбнулась, растерянным движением поправляя
широкую прядь волос, выбившуюся из-под платка, несме­
ло сказала:

- Я направлена к вам ... - и, преодолевая минутное


смущение, запнулась,- в пулеметчики.

Бунчук густо покраснел.


- Что они там -с ума спятили? Женский батальон
у меня, что ли? .. Вы простите, но для вас это исподходящее
дело: работа тяжелая, необходимо наличие мужской си­
лы ... Ведь это что же? .. Нет, я не могу вас принять!
Он, нахмурясь, вскрыл пакет, бегло пробежал путевку,
где суховато было сказано, что в его распоряжение на-

189
правляется член партии товарищ Анна Погудко, и 111•
сколько раз перечитал приложеиную к путевке запнt'll)'

Абрамсона.

4Дорогой тов. Бунчук!


Посылаем к Вам хорошего товарища Анну ПoryJ\1<11
Мы уступили ,ее горячим настояниям и, посылая ее, IIIIJII'
емся, что Вы сделаете из нее боевого пулеметчика. Я ЭIIIIHr
эту девушку. Горячо рекомендуя ее Вам, прошу об одннм .
она - ценный работник, но горяча, немного экзальтИJIII
вана (еще не перебродила молодость), у держивайте с1• нr
безрассудных поступков, берегите.
Цементирующим составом, ядром у Вас, несомнешщ
эти восемь человек металлистов; из них обращаю DJIII
мание на т. Богового. Очень дельный и преданный р('IШ
люции товарищ. Ваш пулеметный отряд по составу - 1111
тернационален,- это хорошо: будет боеспособней .
Ускорьте обучение. Есть сведения, будто бы Калсд1111
собирается в поход на нас.
С то в. привето м С. А бра.мсо11 ~

Бунчук глянул на стоявшую перед ним девушку (дi'JIII


происходило в подвальном помещении, в одном из домоn

на Московской улице, где производилось обучение). С11у


пой свет тушевал ее лицо, делал черты ero не внятным11.
- Ну что же? - неласково сказал он.- Если это ва111~
собственное пожелание ... и Абрамсон вот просит ... Остn
вайтесь.

•••
Зевпоротого «максима• густо облепляли со всех сторн11,
гроздьями висели над ним, опираясь на спины пepeдtlll-,

следили жадно-любопытствующими глазами, как JICI/t


умелыми руками Бунчука споро распадалея он на част11.
Бунчук вновь собирал его четкими, рассчитанно-медл1111
ными движениями, объяснял устройство и назначение от
дельных частей , учил способам обращения, показыв11 11
правила наводки, прицела, объяснял меры деривации 1 1111
траектории, предельную досягаемость в полете пул11.

Учил , как располагаться во время боя, чтобы не под1ю1•

1 Д е р и в а ц и и - отклоиение вправо во время по.'!ета cнaptrJI"M


н пуль нарезного оружия .

190
I'IIThCЯ поражению под обстрелом противника; сам ложил-
1'11 под щит с обтрескавшейся защитной краской, говорил
н 11рсимущественном выборе места, о расположении ящи­
IЮП с лентами.

Все усваивали легко, за исключением пекаря Гевор-


1о1нца. У того вес не клеилось: сколько ни показывал ему
J;унчук правила разборки,- никак не мог оопомнить, пу­
тал, терялся, шептал смущенно:

- Зачем не получается? Ах, что я ... виноватый ... надо


1ют этого сюда. Опять не виходит! .. - вскрикивал он отча-
1111110.- Зачем?
- Вот тебе и •зачем»! - передразнивал его смугло­
щщый, с синими крапинками пороха на лбу и щеках, Бо-
1·овой.- Потому не получается, что бестолковый ты. Вот
как надо! - показывал он, уверенно вкладывая часть
11 принадлежащее ей место . - Я вон с детства интерес имел
"военному делу,- под общий хохот тыкал пальцем в свои
еинии конопины по лицу: - Пушку делал, ее разорвало,­
нришлось пострадать. Зато вот теперь способности nро­
нвляю.

Он и действительно легче и быстрее всех усвоил nуле­


метное дело. Отставал один Геворкянц. Чаще всего слы­
шался его плачущий, раздосадованный голос:
- Опять не так! Зачем - не знаю!
- Rакой ишек, ка-а-акой ишек! На вся Нахичевань
один такой! - воз~ущался злой грек Михалиди.
- На редкость бестолков! - соглашался сдержанный
Ребиндер.
- Оце тоби нэ бублыки месить! - фыркал Хвылычко,
11 все беззлобно посмеивались.
Один Степанов, румянея, раздраженно кричал:
Надо товарищу показывать, а не зубы скалить!
-
Егоподдерживал Крутогоров, большой, рукастый,
глаза навыкат, пожилой рабочий депо.
- Смеетесь, колотушники, а дело стоит! Товарищ
Бунчук, уйми свою кунсткамеру или гони их к чертям!
Революция в опасности, а им - смешки! - басил он, раз­
махивая кувалдистым кулаком.

С острой любознательностью вникала во все Анна По­


гудко. Она назойливо приставала к Бунчуку, хватала его
за рукава неуклюжего демисезона, неотступно торчала

около пулемета.

- А еслй вода замерзнет в кожухе - тогда что? А при


большом ветре 1\акое отклонение? А это как, товарищ

t9t
Бунчук? - осаждала она вопросами и выжидающ() 111111
нимала на Бунчука большие с неверным и теплым блtч·~ещt
черные глаза.

В ее присутствии чувствовал он себя 1\ак-то нeJIOIIIttt,


словно отплачивая за эту неловкость, относился к llt•M
с повышенной требовательностью, был подчеркнуто Xt/JIII
ден, но что-таtволнующее, необычное испытывал, JIOГДII 1111
утрам, исправно, ровно в семь, входила она в подвал, aJ1Ii1ш
засунув руки в рукава зеленой теплушки, шаркая JHIJ\11
швами больших солдатских сапог. Она была немного ttИHII•
его ростом, полна той тугой полнотой, которая прису11111
всем здоровым, физического труда девушкам,- MOiHI't
быть, немного сутула и, пожалуй, даже некрасива, ecJttl t\
не большие сильные глаза, диковинно красившие всю t•t•
За четыре дня он даже не разглядел ее толком. В JIOJI
вале было полутемно, да и неудобно и некогда было p1tt'
сматривать ее лицо. На пятый день вечером они вышmt
вместе. Она шла впереди; поднявшись на последнюю сту
пеньку, повернулась к нему с каким-то вопросом, и Бу11
чук внутренне ахнул, глянув на нее nри вечернем CBt!Tto.
Она, привычным жестом оправляя волосы, ждала OTBPTII,
чуть откинув голову, сносив в его сторону глаза. Но Бун
чук прослушал; медленно всходил он по ступенькам,

стиснутый сладостно-болезненным чувством. У нее от 1111


пряжения (неловко было управляться с волосами, не ск11
нув платка) чуть шевелились просвечеиные низким coJIII
цем розовые ноздри. Линии рта были мужественны и в то
же время - детски нежны. На приподнятой верхней гylit•
темнел крохотный пушок, четче оттеняя неяркую белиану
кожи.

Бунчук нагнул голову, будто под ударом,- cкaaiiJt


с пафосной шутливостью:
Анна Погудко ... пулеметчик номер второй, ты хо
роша, как чье-то счастье!
- Глупости! - сказала она уверенно и улыбнулась.
Глупости, товарищ Бунчук! .. Н спрашиваю, во сколько мы
пойдем на стрельбище?
От улыбки стала как-то проще, доступней, земнсii.
Бунчук остановился с ней рядом; ошалело глядя в коtнщ
улицы, где застряло солнце, затопляя вес багровым поло
водьем, ответил тихо:

- На стрельбище? Завтра. Нуда тебе идти? Где ты


живешь?

t92
Она назвала накой-то окраинный переулок. Пошли
11месте. На перекрестке догнал их Боговой.
- Бунчук, слушай! Как же завтра соберемся?
Дорогой пояснил Бунчук, что собираться за Тихой ро­
щей, туда Крутогоров и Хвылычко привезут на извозчике
11улемет; сбор в восемь утра. Боговой прошел с ними два
1е11артала, распрощался. Бунчук и Анна Погудко шли не­
с·tюлько минут молча. Она спросила, скользнув боковым
II:IГЛЯДОМ:

Вы - казак?
Да.
Офицер в прошлом?
Ну, какой я офицер!
Откуда вы родом?
Новочеркасский.
Давно в Ростове?
Несколько дней.
А до зтого?
В Петрограде был.
С какого года в партии?
С тысяча девятьсот тринадцатого.
А семья у вас где?
В Новочеркасске,- скороговоркой буркнул он
и просяще протянул руку: - Подожди, дай мне спросить:
ты - уроженка Ростова?
Нет, я родилась в Екатерипославщине, но последнее
время жила здесь.

- Теперь я буду спрашивать ... Украинка?


Она секунду колебалась, ответила твердо:
Нет .
Еврейка?
Да . А что? Разве меня выдаст нзык?
Нет.
А почему догадался, что н - еврейка?
Он, стараясь попасть в ногу, уменьшая шаг, ответил:
- Ухо, форма уха и глаза. А так в тебе мало от твоей
нации ... - Подумав, добавил: - Это хорошо, что ты у нас.
- Почему? - заинтересовалась она.
- Видишь ли: за евреями упрочилась слава , и я знаю,
что многие рабочие так думают, - я ведь сам рабочий, ­
вскользь заметил он,- что евреи только направляют,

а сами под. огонь не идут. Это ошибочно, и ты вот блестя­


щим образом опровергаешь зто ошибочное мнение . Ты
учил ась?

193 7 М . Шолохов, т. 2
- Да, я кончила в прошлом году гимназию. А у n••·
какое образование? Я потому это спрашиваю, что paзa·ottlф
изобличает ваше нерабочее происхождение.
- Я много читал.
Шли медленно. Она нарочно кружила по переуласn ..
и, коротко рассказав о себе, продолжала paccпpaшиt&ntt.
его о корниловеком выступлении, о настроении питерски'

рабочих, об Октябрьском перевороте.


Где-то на набережной мокро хлопнули винтовочtllоlt•
выстрелы, отрывисто просек тишину пулемет. Анна '"'
прсминула спросить:

Какой системы?
- Льюис.
- Какая часть ленты израсходована?
Бунчук не ответил, любуясь на оранжевое, посыпа111111t•
изумрудной изморозью щупальце прожектора, pyкac'fll
тянувшесся от стоявшего на якоре тральщика к верши"''
вечернего, погоревшего в закате неба.
Проходив часа три по безлюдному городу, они рас1:Т11
лись у ворот дома, где жила Анна.
Бунчук возвращался домой, согретый неосознаш•••ll
внутренней удовлетворенностью. 41Хороший товарищ, ум
пая девушка! Хорошо так поговорили с ней - и вот тettJIII
на душе. Огрубел за это время, а дружеское обще11 "''
с людьми необходимо, иначе зачерствеешь, как солдатский
сухарь ... ~;- думал он, обманывая самого себя и сам еоа
навая, что обманывает.
Абрамсон, только что пришедший с заседания вoetttlfl
революционного комитета, стал расспрашивать о под•·••

товке пулеметчиков; между прочим спросил и об A1111t•


Погудко:
- Как она? Если неподходящая,- мы ее можем 1111
править на другую работу, заменить.
- Нет, что ты! - испугался Бунчук.- Очень споеоr1
пая девушка!
Он испытывал почти непреодолимое желание говор1t1'1•
о ней и сдержался лишь благодаря большому усилию во;аи.

Vl

25 ноября в полдень к Ростову были стянуты из Нтю


черкасска войска Каледина. Началось наступление. Вдщtt,
линии железной дороги, по обе стороны насыпи, ШJIII

194
жидкие цепи офицерского алексеевекого отряда. На npa-
IIOM фланге погуще двигались серые фигуры юнкеров.
J~обровольцы отряда генерала Попова обтекали красно­
I'Jшнистый ярок на левом фланге. Некоторые, издали ка­
аnвшиеся крохотными серыми комочками, прыгали в яр;

нсребираясь на эту сторону, подтягивались, останавлива­


Jшсь, вновь текли.

В красногвардейской цепи, рассыпавшейся на окраи­


нах Нахичевани, сказывалось суетливое беспокойство.
fJабочие, многие в первый раз взявшие винтовки, испыты­
вали боязнь, переползали, пачкая свои черные пальто
осенней грязью; иные поднимали головы, рассматривали
далекие, уменьшенные пространством фигуры белых.
Около пулемета в цепи Бунчук, привстав на колени,
глядел в бинокль. Накануне он променял свой несуразный
демисезон на шинель, чувствовал себя в ней привычно,
спокойно.
Огонь открыли без команды. Не выдержали на­
пряженной тишины. Едва лишь жигапул первый выстрел,
Бунчук выругался, крикнул, вставая во весь рост:
- Пре-кра-тить! ..
Нрик его захлестнула дробная стукотуха выстрелов,
11 Бунчук махнул рукой; стараясь перекричать стрельбу,
скомандовал Боговому : «Огонь! t Тот припал к замку
улыбающимся, но землистым лицом, положил пальцы на
ручки затыльника. Знакомая строчка пулемета пронизала
слух Бунчука. Минуту вглядывался в направление залег­
шей цепи противника, стараясь определить попадание,
потом, вскочив, побежал вдоль цепи к остальным пуле­
метам .

Огонь!
- Даем!.. Го-го-го-го! - гремел Хвылычко, повора­
чивая к нему напуганное и счастливое лицо.

Около третьего от центра пулемета были ребята не


совсем надежные. Бунчук бежал к ним. На полпути он,
пригнувшись, поглядел в бинокль: в запотевших окружьях
стекол виднелись шевелившисся серые комочки. Оттуда
ударили четким, сколоченным залпом. Бунчук упал 11 уже
лежа определил, что прицел третьего пулемета не верен.

- Ниже! Черти! .. - кричал он, извиваясь, переползая


вдоль цепи.

Пули тянули над ним близкий смертный высвист.


Правильно, как на ученье, стреляли алексеевцы.

t95 7•
У пулемета, нелепо высоко задравшего нос, пластам11
лежали номера: наводчик грек Михалиди, взяв нecypaatto
высокий прицел, жарил без передышки, растрачивая за11111'
лент; около него квохтал пере пуганный, позеленевши 11
Степанов; позади, воткнув голову в землю, сгорбясь, КIIIC
черепаха, чуть приподнявшись на вытянутых ногах, корн

чился железнодорожник, друг Крутогорова.


Оrтолкнув Михалиди, Бунчук долго щурился, прим••
ривая прицел, а когда рубанул и, содрогаясь, размеренно
зататакал под его руками пулемет,- сказзлись и резулt.

таты: перебиравшаяся перебежкой кучка юнкеров сын11


нула с пригорка назад, потеряла одного на суглинистой
nJJCШИHe.

Бунчук вернулся к своему пулемету. Бледный Боговоii


(ярче синели пороховые пятна на его щеках) леп<ал 1111
боку, выхаркивая ругательства, перевязывал раненную
в мякоть ногу.

- Стреляй, в закон-мать! .. - становясь на четвереl!l.­


ки, орал .тtежавший рядом огнисто-рыжий красногвардu­
ец.- Стреляй! Не видишь, что наступают?!
Цепи офицерского отряда парадной перебежной текли
вдоль насыпи.

Богового заменил Ребиндер. Умело, экономно, нu


горячась, повел стрельбу.
А с левого фланга заячьими скачками вскидывалси
Геворкянц, падал от каждой nролетавшей над ним пули,­
охая, nрыгал к Бунчуку:
- Не виходит! .. Не стреляет! ..
Gунчук, почти не n рикрываясь, бегом скользил вдол •·
изломисто легшей цепи.
Еще издали увидел: Анна на коленях стоит возле пу­
лемета, из-под ладони, отводя нависающую прядь волос,

смотрит на вражескую цепь.

- Ложись! .. - чернея от страха за нее, наливаясь


кровью, крикнул Бунчуi<.- Ложись, тебе говорят! ..
Она глянула в его сторону - и осталась так же стоять.
С губ Бунчука просилось тяжелое, как камень, ругатель­
ство. Он добе»<ал до нее, с сююй пригнул к земле.
За щитом сопел Крутогоров.
- Заело! Не идет! - дрожа, прошепта.тt он Бунчуl(у
и, ища глазами Геворкянца, поперхнулся криком: - Сбе­
жа.тt, проклятый! Ихтизавр твой допотопный сбежал ... Он
мне душу разодрал своими стонами! .. Работать не дает! ..

196
Геворкянц подполз, извиваясь по-змеиному. На черной
щt-тине его небритой бороды засохла грязь. Крутогоров
с·с•f\унду смотрел на него, повернув бычью потную шею,­
:ншопил, покрывая гром стрельбы:
- Ленты куда задевал? .. Ископаемый! .. Бунчук! Бун­
'lук! Убери его - я его уничтожу! ..
Бунчук копалея над пулеметом. Пуля с силой цокнула
11 щит - и он отдернул руки, как от горячего.

Наладив, сам повел стрельбу. Заставил лечь персбегав­


ших бесстрашно алексеевцен и отполз, разыскивая глазами
nрикрытие.

Цепи противника подвигались ближе. В бинокль видно


fiы.'IO, как добровоJIЫ'ы ШJIИ - винтовки на ремнях, редко
;южась. Огонь их стал жестче. В красногвардейской I\епи
у трех уже, подползая, взяли товарищи винтовки и патро­

ны - мертвым оружие не надобно. . . На глазах Анны


и Бунчука, лежавшего рnдом с пулеметом 1-\рутогорова,
11 цепи ерааида пуля молоденького парнишку-красногвар­

нсйца. Он долго бился и хрипел, колотил землю ногами


о обмотках и под конец, опираясь на разбросанные руки,
привстал, покряхтсл, ткнулся лицом, в последний раз вы­
дохнув воздух. Бунчук смотрел сбоку на Анну. Из огром­
ных расширенных глаз девушки сочился текучий ужас.
Она, не мигая, глядела на ноги убитого пария в солдат­
ских, измочаленных временем обмотках, не СJJышала, как
1\рутогоров в упор кричал ей:
- Ленту! .. Ленту! .. Давай! .. Девка, давай ленту!
Глубоким фланговым охватом калединцы оттеснили
красногвардейскую цепь. По улицам предместья Нахиче­
оани мелькали черные nальто и шинели отступавших

нрасногвардейцев. Крайний с правого фланга пулемет по­


пал в руки белых. Грека Михалиди в упор застрелил ка­
кой-то портупей-юнкер, второго номерного искололи
штыками, как учебное чучело; из номерных уцелел один
лишь наборщик Стеnанов.
Оrступление приостановилось, когда с тральщиков по­
летели первые снаряды.

-В цепь! .. За мной! .. - крикнул, выбегая вперед,


:шакомый Бунчуку чл е н ревкома .
Качнулась и, ломаясь, пошла в наступление красно­
гвардейская цепь . Мимо Бунчука и жавшихся к нему Кру­
тогорова, Анны и Геворкянца прошли трое - почти рядом.
Один курил, другой на ходу стукал по колену затвором
винтовки, третий сосредоточенно разглядывал измазанные

t97
полы своего пальто. На лице его, в кончиках усов, 11)'111
лась виноватая усмешка - словно не на смерть ШNI 1111,
а возвращался с товарищеской пирушки домой и, гл11д11 1111
измазанное пальто, определял степень наказания, Kl/1'111111
му подвергнет его сварливая жинка .

- Вот они! - крикнул l\рутогоров, указывин 11•


дальнюю изгородь и копошившихся за ней серых 'II'JIII
вечков.

- Устанавливай! - Бунчук по-медвежьи кpyTIIY•I

пулемет .

Бодрый говор пулемета заставил Анну заткнуть у11111.


Она присела, увидела, как за изгородью стихло дBИil\t'llllt•,
а через минуту оттуда размеренно забились залпы, и, 111о1
сверлиная невидимые дыры в хмарной парусине неба, 1111
текли над головами пули.

l\олотилась барабанная дробь пачечной стрельбы, <'У'"'


выгорали змеившисся у пул е метоо Jtенты. Одиночные "'"
стрелы лопались полнозвучно и зрело. Давил cкpeЖ('IItY
щий, перемешанный с визгом вой пролетавших чере:1 1'11
ловы снарядов, посылаемых черноморцами с тральщИ1сн11

Анна видела: один из красногвардейцев, рослый, в r.tl'l'


лушковой шапке, с усами, подстриженными по-английееси,
встречая и невольным поклоном провожая каждый щю
лета вший с наряд, крича.'! :
- Сыпь, Семен, подсыпай, Семен! Сыпь им гуще!
Снаряды и в самом деле ложились гуще. Моряки, нри­
стреляошись, вели комбинированный огонь. Оrдедые•~~·
кучки медленно отходивших калединцен покрывален·е,

частыми очередями шрапнели. Один из снарядов оруд1111,


бившего на поражение, разорвался среди отступавuн•il
неприятельской цепи. Бурый столб разрыва разметал Jllll
дей, над воронкой, опадая, рассасывался дым . Анна бр11
сила бинокль, ахнула, грязными ладонями закрыла 01111
ленные ужасом глаза - она видела в близком окруш1.1•
стекол смерчевый вихрь разрыва и чужую гибель. Горло 1•1•
nерехватила прогорклая спазма.

- Что? - крикнул Бунчук, наклоняясь к ней.


Она сти с нул а зубы, ра с ширенные зрачки с е пому
тились.

- Не могу ...
- Мужайся! Ты ... Анна, слышишь? Слышишь? .. Нслlо·
зя так! .. Нель-зя! .. - стучался ей в ухо властным окриком.
На правом фланге, на подступах небольшой во:щы
шенности, в балке накапливалась пехота противншш.

198
,унчук заметил это: перебежав с пулеметом на более
д бное место, взял возвышенность и балку под обстрел.
Т а-та-та-та-та!.. Та-та-та-та-та-так! - неровно, обры-
1\ltсто работал пулемет Ребиндера.
Шагах в двадцати кто-то, охриплый, сердитый, кричал:
- Носилки! .. Нет носилок? .. Носилки! ..
- Прице-е-ел ... - тягуче пел голос взводного из
фронтовых солдат, - восемнадцать ... Взвод, пли\
1\ вече ру над суровой землей, снижаясь, эавертелись
11 рвые снежинки. Через час МОI<рый, липкий снег при­
русил поле и суглинисто-черные комочки убитых, никло
в олег ших везде, где, наступая и отходя, топтались цепи

t•ража вшихся.

1\ вечеру отошли калединцы.


В эту мутно белевшую молодым снегом ночь Бунчук
был в пулеметной заставе. Крутогоров, накинув на голову
r·де- то добытую богатую попону, ел мокрое волокнистое
мясо, плевал, ругалея вполголоса. Геворкянц, здесь же,
о воротах окраинного двора, грел над цигар1юй синие,
ведеи ные холодом пальцы, а Бунчук сидел на цинковом
натронном ящике, кутая в полу шинели зябко дрожавшую
Анну, отрывал от глаз ее плотно прижатые влажные ла­
дон и, изредка целовал их. Непривычные, туго сход1ши
гу