Вы находитесь на странице: 1из 13

Реферат

,, Сталинский ампир,,

ОГЛАВЛЕНИЕ
ВВЕДЕНИЕ
ОСНОВНАЯ ЧАСТЬ
1. СТАЛИНСКИЙ АМПИР – ОТДЕЛЬНОЕ ЯВЛЕНИЕ АРХИТЕКТУРЫ XX ВЕКА
1.1 История возникновения стиля
1.2 Общие особенности стиля
2. МЕТРОПОЛИТЕН, КАК ЯРКОЕ ВЫРАЖЕНИЕ АРХИТЕКТУРЫ СТАЛИНСКОГО
АМПИРА
3. Административные здания построенные в соответствии со стилем
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ
ВВЕДЕНИЕ

Одна из центральных социокультурных и философских проблем


архитектуроведения в ХХ веке, не теряющая своей остроты и по сей день – это
взаимоотношения современности и культурного наследия, конфликт между
историческими универсалиями, памятью и убыстряющимся ходом времени, новыми
технологиями; между информационным уничтожением пространственных и культурных
границ и постоянными поисками национальной идентичности. Можно сказать, что
впервые эти вопросы были подняты мировой культурой в 1930-1950-е годы ХХ века, в тот
момент, когда, вследствие различных социальных и исторических причин, после первого
подъема модернизма наступило охлаждение к его абсолютному новаторству, техницизму
и утопической устремленности в будущее. Пришла ностальгия по художественной
традиции, тяга к человечному и эмоциональному искусству, укорененному в городской
или природной среде; на смену демиургическому пафосу, культу нового пришло
восхищение и любование мировой культурой, а «сегодня» и «вчера» перестали
противопоставляться между собой.
Проблему отношений инноваций элитарной культуры авангарда двадцатых годов и
исторического наследия, традиции, доступной для массового восприятия, пыталась
решить в эти годы и советская культура. В архитектуре все эти воспринимающиеся
болезненно вопросы так или иначе были затронуты в теоретических дискуссиях 1930-х
годов и в архитектурной практике. Решаемая в тот момент задача «спроектировать»
новый архитектурный стиль, а также применяемые для этого архитекторами методы
(например, поиск архетипических моделей в архитектурном языке прошлого), по мнению
крупнейшего исследователя отечественной архитектуры 1920-30-х годов С.О. Хан-
Магомедова, сейчас вполне может восприниматься как один из ранних примеров
постмодернистского мышления.
.

Глава 1. Сталинский ампир – отдельное явление архитектуры XX века

1.1 История возникновения стиля

В архитектуре Советского Союза в начале 30-х гг. ведущим продолжает оставаться


конструктивизм, широко использовавшийся для строительства общественных и жилых
зданий. Так, эстетика простых геометрических форм, свойственная конструктивизму,
повлияла на архитектуру Мавзолея Ленина, построенного в 1930 г. по проекту А.В.
Щусева. Однако к концу 30-х гг. функциональная простота конструктивизма начинает
сменяться неоклассикой. В моду входит пышная лепнина, огромные колонны с
псевдоклассическими капителями, проявляется гигантомания и склонность к нарочитому
богатству убранства, часто граничившему с безвкусицей. Это направление, сменившее
рационализм и конструктивизм и получившее распространение в года правления Иосифа
Сталина, принято именовать «сталинским ампиром», хотя с настоящим ампиром, для
которого характерна, прежде всего глубочайшая внутренняя гармония и сдержанность
форм, в реальности его роднит лишь генетическая связь с античным наследием.
Вообще развитие сталинской архитектуры четко делится на два этапа, разделенных
по времени войной. Первый этап – с 1932 года, это первоначальное становление стиля.
Его основные принципы уже продиктованы, однако нет еще конкретики форм и решений.
В то же время, конструктивизм еще достраивается, поэтому начинается декорирование в
новом стиле построенных или еще строящихся зданий, срочная переделка проектов. В
этот период официального названия как такового стиль еще не имеет: Хан-Магомедов
называет его посконструктивизмом, некоторые другие авторы – советским ар-деко,
выразившим усталость от радикальных преобразований. Этот период развития считается
временем угадывания вкусов, поисков новой образности в архитектуре, поскольку
конструктивизм уже был отвергнут, а найти новый, действительно подходящий времени
стиль, как и всегда, было очень трудной задачей.
Далее следует второй этап, послевоенный, когда появилась уже более
конкретизированная послевоенная архитектура, сам «сталинский ампир» он же «стиль
пятидесятых». В этот период уже ясно виден настоящий, четко сформированный стиль с
жесткими канонами, всякое отступление от которых становиться невозможным.
Становится явным контрастное отличие от футуристических настроений
предшествовавшего этому стилю конструктивизма, заметен резкий поворот к
консерватизму и классике.
Как же и из чего появился этот стиль, именуемый «сталинским ампиром»? Новое
направление в архитектуре было создано по заданию самого Иосифа Сталина. Стиль этот
по замыслу базировался на наполеоновском ампире XIX века. Основу смешали с
элементами классицизма и барокко, добавили немного ар-деко – так и получился
своеобразный архитектурный коктейль.
Идеи социалистического реализма воплощались в архитектуре, наглядно
демонстрируя устремленность в светлое будущее. Иерархия ценностей тоталитарной
культуры закреплялась в образе здания. В ноябре 1934 г. советские архитекторы
собрались на всесоюзное совещание и на нем главным архитектором и строителем
социалистической родины, конечно, был назван Иосиф Виссарионович Сталин.
Почему же основой для нового стиля был выбран именно наполеоновский ампир?
Дело в том, что этот стиль был призван нести как можно более ярко выраженную
идеологическую нагрузку, необходимую властям того времени. Вообще, пытаясь оценить
в представлении о сталинском ампире его исторически конкретные формы, а так же его
теоретические принципы, мы неизменно натыкаемся на соответствующую ему
идеологию. Идеология призвана сообщить всем членам общества самые важные (в ее
системе ценностей) представления о мире в целом и о частных его аспектах. А любой
архитектурный стиль – это одна из важнейших частей проявления идеологии.
Сталин же видел себя не только архитектором России, но и строителем ее великого
будущего. В архитектуре ему всегда нравились грандиозность и пышность дворцовых
ансамблей, поэтому все архитектурные проекты должны были отражать величие эпохи
строительства коммунизма, а архитектура - иметь массовый, народный характер.
Массовость вовсе не означала размаха строительства для удовлетворения нужд и
потребностей людей. Декларируемая народность означала приоритетное строительство
общественных зданий и сооружений. Теоретики новой архитектуры не уставали говорить
от имени народа, что архитектура должна не ориентироваться на буржуазные удобства, а
стать летописью в камне великих побед и свершений. С помощью архитектуры
воплощался образ идеального пространства и идеального времени. Как и для всей
художественной культуры, официальным языком архитектуры социалистического
реализма становится по-своему прочитанный классицизм. Но постепенно и в архитектуре
возобладало мнение, что единственный стиль не может вполне соответствовать столь
масштабной задаче. Поэтому круг архитектурных стилей, предлагаемых для
использования, постоянно расширялся. Это вполне соответствовало толкованию
социалистического реализма как наследника всего прогрессивного, что создала мировая
культура. К началу 40-х годов художественный язык советской архитектуры приобрел
невероятную эклектичность, включив в себя элементы множества стилей и приемов
мировой архитектуры, начиная от ее истоков до современности. На этой основе начинал
формироваться ”сталинский ампир”, который часто называют псевдостилем.
Исторический ампир (или неоримский стиль) интернационален и плохо сочетается с
национальными традициями. А сталинское руководство желало иметь уникальный
симбиоз имперства и народности.
Сталинский ампир был изначально запрограммирован на несение мощного
идеологического смысла. К тому же в годы, когда стиль полностью сформировался, то
есть первые годы после войны, страна была занята восстановлением разрушенных
городов, а значит, архитектура стала одним из приоритетных направлений народного
хозяйства. На фоне окончания войны, архитектура так же должна была поддерживать
общий эмоциональный подъем народа, любое архитектурное произведение должно было
внушать зрителям уверенность в скором восстановлении страны. И сталинский ампир
казался наилучшим решением в такой ситуации.
Однако, все же основным замыслом Сталина, а значит и главным назначением
стиля, было подчеркнуть и утвердить визуально существующий в советском обществе
тоталитаризм.
Монументальность, величественность и отсутствие ориентации на человеческие
пропорции роднят здания эпохи сталинизма с древнегреческими и римскими дворцами и
храмами. Основной целью такой архитектурной гигантомании и помпезности было
вызвать у человека трепет и восхищение, чтобы размеры и отделка зданий подавляли
человеческое сознание пышностью и масштабностью. Кроме того, вульгарная
величественность стиля символизировала власть партии и призвана была выразить силу и
мощь тоталитарного государства, а роскошь, имперский размах и надменная помпезность
ампира соответствовали вкусам Сталина, по чьему заданию был создан этот стиль. Сама
идеология стиля - это почти что империализм, в нем проявляется откровенное стремление
к экспансии и созданию нового культа через иконизацию советской символики.

1.2 Общие особенности стиля

Итак, общая стилизация зданий сталинского ампира пыталась соответствовать


архитектуре эпохи Наполеона Бонапарта, так называемому позднему классицизму или
ампиру, однако обладала и собственными отличиями и особенностями.
Какими же были отличительные черты зданий, построенных в этом полном
помпезности стиле? Во-первых, сталинскому ампиру была свойственна ансамблевая
застройка улиц и площадей, то есть здания строились сразу массово, заранее
спроектированными ансамблями. Во-вторых, этому стилю была присуща синтетическая
природа, он совмещал в себе традиции архитектуры, скульптуры и живописи. Так же,
фасады зданий покрывались штукатуркой бежевых, серых и кирпичных оттенков, первые
этажи зачастую зрительно отделяли от остального здания, отделывая их рустованным
камнем. Все это было подражанием классическому ампиру наполеоновской эпохи. Так же,
этому стилю характерно было это обилие лепных и декоративных элементов в
классическом стиле, мощных белых колонн, использование дорического, коринфского
ордеров и портиков, применение мрамора, бронзы и ценных пород дерева в оформлении
общественных интерьеров, как еще один вид подражания. В качестве же подчеркивания
советского происхождения сталинский ампир характеризовало широкое применение
советской символики. Таким образом, практически на любом строении сталинской эпохи
можно найти барельефы с пятиконечными звездами, гербами, лавровыми венками,
портретами вождей, стилизованными сценами из жизни страны (такими как сцены уборки
урожая, стилизованные барельефы рабочих) и прочими подобными проявлениями
советской тоталитарной идеологии.
Помимо внешней отделки зданий, сталинский ампир, разумеется, проявлялся и в
интерьере помещений.
Начнем с того, что потолки в помещениях были достаточно высокими, как
очередное проявление гигантомании стиля: приблизительно 3-3,6 метров. Под потолком
был обязательный лепной карниз упрощенного профиля, а так же на потолках
располагались лепные розетки под люстры.
Двери внутри помещений были белого цвета, в основном полностью или частично
застеклены, что создавало резкий контраст с темной, тяжелой мебелью обстановки, если
таковая имелась. Оконные рамы для интерьера в стиле сталинского ампира изготавливали
из массива дуба и красили темно-коричневой краской, что также способствовало
созданию зрительного контраста. Часто встречалась отделка помещений мраморными
плитами, украшениями из бронзовых лавровых венков с советской символикой,
стилизованными под факелы бронзовыми светильниками.
Проявления стиля присутствовали и в жилых помещениях, то есть в квартирах так
называемых «сталинок»: жилых домов в сталинском ампире, строившихся, как правило,
ансамблями. По большей части, в квартире в сталинском доме было от двух до четырех
изолированных комнат большой площади с высокими потолками. Окна таких квартир
выходили на две или три стороны, во многих имели место трехгранные застекленные
эркеры. Лоджии в сталинских квартирах представляли собой важные акценты фасадов, их
обильно отделывали лепниной, полуколоннами, а иногда и мозаикой.
Наиболее известные сооружения сталинского ампира: так называемые «Семь
сестер» (Р1), (Р2), (здания МГУ, МИДа, гостиниц «Украина» и «Ленинградская», жилые
дома на Котельнической набережной и Кудринской площади, высотное здание на
площади Красных ворот). Они возведены в духе готических замков с элементами
классицизма и ампира, богато украшены как снаружи, так и внутри. Также «сталинками»
в Москве застроены Ленинградский, Кутузовский, Ленинский проспекты. Дух эпохи
заметен в архитектуре многих станций московского метрополитена. В Санкт-Петербурге
наиболее яркими примерами сталинского ампира являются архитектурные ансамбли
Московского проспекта, Площади Победы, Проспекта Стачек, первая ветка
метрополитена от станции Автово до станции Площадь Восстания.

Глава 2. Метрополитен как яркое выражение архитектуры сталинского ампира

Неоспоримым фактом является то, что значительная часть станции московского


метрополитена была построена в стиле сталинского ампира, так как строительство его
было начато в 1930-х годах, и до смерти Сталина было построено несколько самых
крупных веток метрополитена. Постройка Санкт-Петербургского метрополитена( Р3), так
же была начата еще при Сталине, но из-за войны была заторможена, поэтому в стиле
сталинского ампира были построены только станции первой ветки от Автово до станции
Площадь восстания. Многие теоретики архитектуры считают, что оформление станций
метро, построенных в 1930-50-е годы, является наиболее ярким выражением сталинского
ампира в архитектуре. Собственно говоря, именно станции метро сочетают в себе
абсолютно все характерные для сталинского ампира черты, все возможные сочетания
стилей и приемов в оформлении.
Оформление станций метрополитена, построенных в соответствии с
рассматриваемым стилем, поражает своей масштабностью: как правило, это чрезвычайно
просторные помещения, украшенные массивными колоннами, пышной лепниной,
крупными барельефами советской тематики (которые, как правило, выполнены из бронзы)
и соответствующими общей стилистике бронзовыми светильниками в форме различных
цветов. Кроме того, оградительные решетки на станциях, отделяющие вестибюли от
входов в технические помещения, а так же сами двери помещений, выполнены с
соответствующими помпезными украшениями в форме стеблей, бутонов и цветочных
лепестков.

3 Административные здания построенные в соответствии со стилем

Если говорить о проявлениях сталинского ампира на улицах, то это в первую


очередь огромное количество административных зданий. В первую очередь это высотки
из числа известных «Семи сестёр» в Москве.
В 40-50-е гг. в Москве развернулось строительство зданий, которые должны были
выразить идею торжества победившего социализма. Так называемые ”высотки” Москвы -
странное соединение американских небоскребов с пародийными элементами готики,
барокко, нагруженные реалистической скульптурой, мозаикой, псевдонародным
натуралистическим декором и ампирной орнаментикой. По замыслу их создателей, они
должны были оживить силуэт Москвы, в котором недоставало вертикалей после
разрушения многих церквей и колоколен. Одновременно они должны были ответить на
вызов мирового высотного строительства и продемонстрировать мощь государства-
победителя. Столь сложное сочетание задач уравновешивалось не менее сложным
художественным – языком сталинского ампира, который был, скорее историческим,
нежели эстетическим феноменом.
В 1948-52 гг. было возведено первое высотное здание в Москве – Министерства
иностранных дел на Смоленской площади, а потом еще шесть. Самое удивительное, что
они действительно создали силуэт нового города, хотя и ценой потери его
художественного облика. Эти здания также стали частью иерархического пространства
архитектуры социалистического реализма.
В первую очередь среди «Семи сестёр» стоит выделить главное здание
Московского Государственного университета, расположенное на Ленинских горах. Это
здание – ярчайший пример гигантомании сталинского ампира, довольно долгое время оно
оставалось самым высоким в Москве. Его высота со шпилем – 236 метров, максимальная
этажность – 36 этажей. Главное здание МГУ представляет собой огромное здание,
отделанное серым, коричневым и кирпичного цвета камнем. Оно украшено различными
относительно небольшими барельефами, некоторые участки поддерживаются
массивными колоннами с фигурными капителями. Территория вокруг здания украшена
соответствующими стилю бронзовыми фонарями с каменным основанием и небольшими
каменными стелами, частично отделанными мрамором и бронзой. Это здание, как и
другие вошедшие в проект семи московских высоток, увенчано массивным
металлическим шпилем, который украшен звездой. Интересен тот факт, что внутри
самого здания перед залом заседаний Учёного совета на 9 этаже размещены четыре
колонны из цельной яшмы, уцелевшие при сносе Храма Христа Спасителя, долгое время
сохранявшиеся на складах НКВД и использованные при строительстве главного здания
университета. Позднее, при восстановлении храма было решено оставить подлинники
колонн в университете.
Еще одна административная сталинская высотка – здание Министерства
иностранных дел. Так же построенная по плану семи высотных зданий, она имеет 27
этажей и высоту 172 метра, зрительно завершая панораму обзора с Бородинского моста.
Характерной особенностью и главной отличительной чертой этой высотки является
огромный герб СССР на её фасаде. Герб этот смонтирован из железобетона, расположен
на высоте 114 метров и занимает 144 квадратных метра, что в очередной раз подчеркивает
гигантоманию сталинского ампира. Здание это, как и главный корпус МГУ, отделано
серо-желтым и коричневым камнем, украшено различными скульптурными элементами с
изображением советской символики, однако на фоне размеров зданий это не слишком
бросается в глаза. Стоит отметить, что это единственное здание из «Семи сестёр», проект
которого изначально не предполагал шпиля. Из-за того, что шпиль был доработан позднее
и сооружен не из камня, а из листовой стали, увенчать его пятиконечной звездой стало
невозможным. Таким образом, здание Министерства иностранных дел – единственная из
сталинских высоток, не имеющая пятиконечной звезды на шпиле.
ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Делая выводы из всего вышесказанного, из всех приведенных описаний и


характеристик, можно сказать, что созданный советской «империей» стиль, названный
сталинским ампиром, был одновременно и естественным и насильственным явлением в
архитектуре. Выбранное, исходя из политических потребностей правительственной
верхушки, направление неоклассицизма имело, вероятно, под собой и какую-то вполне
естественную основу.
Прав ли был Сталин, избрав неоклассицизм и отвергнув конструктивизм? Как
пишет в своем докладе один из современных теоретиков архитектуры Раппопорт, отвечать
на этот вопрос необходимо, отправляясь не от вкуса или профессиональных привычек, а
исходя из высших политических задач, каковые для Сталина состояли в созидании новой
вечной империи (утопического царства) коммунистических стран.
С этой точки зрения, пожалуй, Сталин был прав. Он лучше других почувствовал,
что в арсенале архитектурных мотивов имперского Рима и имперской же Франции больше
интегративной мощи, чем в рациональном конструктивизме. Ибо техницизм последнего
лишал человека временных измерений большого масштаба. Именно эта его интуиция
позволяет сегодня видеть в сталинском ампире предшественника постмодернизма.
Сходство здесь достаточно очевидное - признание исторической непрочности
символического языка техницизма.
Большое дыхание социальной утопии требовало и героизма более надежного, чем
героизм представителей быстро меняющего свои формы технического прогресса и охвата
исторического прошлого, к которому новая утопия вопреки своим же декларациям тайно
стремилась. Классицизм позволял Сталину сказать людям то, чего он как рационалист и
диалектик, словами выразить не мог.
(Р1),Москва, Министерство иностранных дел, арх. Владимир Гельфрейх

(Р2),Дом Советов, Санкт-Петербург, 1939, арх. Н. А. Троцкий, М. А. Шепилевский


( Р3), Станция «Маяковская» Московского метрополитена

(Р4),Станция «Автово» Петербургского метрополитена


Литература

 Архитектура канала Москва — Волга. — М.: Изд-во Академии архитектуры СССР,


1939.
 Васькин А. А. Сталинские небоскребы: от Дворца Советов к высотным зданиям. —
М.: Спутник+, 2009.
 Володин П. А. Новые жилые дома. — М.: ГИЛСА, 1952.
 Всесоюзная Сельскохозяйственная выставка. Павильоны и сооружения. — М.:
Искусство, 1954.
 Кожев М. П., Прохорова М. И. Архитектура парков СССР. — М.: Изд-во Академии
архитектуры СССР, 1940.