Вы находитесь на странице: 1из 53

"Объяснение в любви" как сложный

речевой жанр: лексика, грамматика,


прагматика
 Год: 2008
 Автор научной работы: Ползунова, Марина Владимировна
 Ученая cтепень: кандидат филологических наук
 Место защиты диссертации: Екатеринбург
 Код cпециальности ВАК: 10.02.19

Полный текст автореферата диссертации по теме


""Объяснение в любви" как сложный речевой жанр:
лексика, грамматика, прагматика"
На правах рукописи

Ползунова Марина Владимировна

«ОБЪЯСНЕНИЕ В ЛЮБВИ» КАК СЛОЖНЫЙ РЕЧЕВОЙ ЖАНР ЛЕКСИКА,


ГРАММАТИКА, ПРАГМАТИКА

Специальность 1002 19 -теория языка

Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук

003455033

Екатеринбург - 2008

003455033

Работа выполнена на кафедре современного русского языка ГОУ ВПО «Уральский


государственный университета им А М Горького»

Научный руководитель

Официальные оппоненты:

доктор филологических наук, профессор, заслуженный деятель науки Российской


Федерации
Бабенко Людмила Григорьевна

доктор филологических наук, профессор Андреева Кира Алексееьна кандидат


филологических наук, профессор Скворцов Олег Георгиевич

Ведущая организация

ГОУ ВПО «Уральский государственный педагогический университет»

Защита состоится «19»_декабря 2008 г в 14 00 часов на заседании диссертационного


совета Д 212 286 11 при ГОУ ВПО «Уральский государственный университет им А М
Горького» по адресу 620000, г Екатеринбург, пр Ленина, 51, коми 248

С диссертацией можно ознакомиться в Научной библиотеке ГОУ ВПО «Уральский


государственный университет им А М Горького»

Автореферат разослан «12» ноября 2008 г

Ученый секретарь диссертационного совета кандидат филологических наук, доцент

Л А Назарова

Общая характеристика работы

Реферируемая работа посвящена изучению реализации сложного речевого жанра


«Объяснение в любви» в художественном тексте.

Один из существенных параметров любого текста - его принадлежность к определенному


стилю и его жанровая оформленность. Наряду с традиционной концепцией литературных
жанров в лингвистике последних лет активно развивается теория речевых жанров. По
мнению В. В. Дементьева, «понятие речевого / коммуникативного жанра является
центральным теоретическим представлением одного из ведущих направлений изучения
речи / коммуникации последней трети XX века - жанроведения (генрологии, генристики)»
[2000, с.157-158].

В настоящее время проблема речевого жанра, глубоко рассмотренная М. М. Бахтиным,


находится в центре внимания и представляет собой активно развивающееся направление,
объединяющее в себе самые разные подходы (Н. Д. Арутюнова, И. Н. Борисова, А.
Вежбицка, В. В. Дементьев, К. И. Долинин, В. И. Карасик, М. Н. Кожина, Т. В. Матвеева,
К. Ф. Седов, О. Б. Сиротинина, М. Ю. Федосюк, Т. В. Шмелева). Идеи жанроведения
представляются плодотворными и перспективными для анализа литературно-
художественных произведений. В свете теории речевых жанров литературно-
художественное произведение рассматривается как речевой акт, речевая деятельность, что
обусловлено эстетико-познавательной и коммуникативной природой текста. К настоящему
времени в большей степени изучены первичные речевые жанры в типологическом
освещении. Выявлено и описано в структурно-композиционном и содержательном
освещении множество отдельных речевых жанров: ссора, утешение, уговоры, обвинение,
спор, переговоры, лесть, болтовня, комплимент, просьба, совет, приветствие, угроза и мн.
др. (Е. А. Абросимова, А. А. Акишина, В. В. Дементьев, С. Ю. Долинин, М. Я. Гловинская,
К. Сапок, Н. И. Формановская, Т. Шерстинова, Ю. В. Щурина). Большое значение для
исследований речевых жанров, их анализа и классификации имеют работы Дж. Серля, И.
Н. Борисовой и Т. В. Шмелевой. До сих пор не получила развития в полной мере
концепция сложных комплексных речевых жанров, что особенно важно для исследования
литературно-художественных текстов как вторичных сложных жанров, вбирающих в себя
и гармонически организующих в соответствии с авторским замыслом и концепцией
множество разнообразных первичных жанров.

Каждое литературно-художественное произведение является сложным речевым жанром,


который представляет собой уникальную структуру, компонентами которого могут быть
различные простые речевые жанры, единая целостность которых обладает определенной
композиционной оформленностью. По мнению Л. Г. Бабенко, эту целостность можно было
бы обозначить как внутрижанровую речевую структуру [Л. Г. Бабенко, 2004].

Актуальность исследования связана с изучением художественного текста в аспекте теории


речевых жанров. Большинство работ, посвященных исследованию речевых жанров,
выполнены на материале устной речи (семейная беседа, рассказывание анекдота),
естественной письменной речи (объявление, граффити, записка), публицистических
текстов. Художественные тексты в меньшей степени рассматриваются в аспекте теории
речевых жанров, хотя основоположник теории речевых жанров М. М. Бахтин говорил в
том числе и о тексте как материале исследования речевых жанров.

Диссертационное исследование связано с перспективным направлением теории речевых


жанров (ТРЖ). Исследование обращено к изучению конкретного речевого жанра
«Объяснение в любви», репрезентируемого в художественном тексте, в нем осуществлен
многоаспектный подход к его изучению. Теория речевых жанров осмыслена в
диссертационном исследовании в соотношении со смежными теориями -теорией речевых
актов, речевого поведения и речевого поступка. Актуальной представляется и попытка
проанализировать речевое действие не отдельного говорящего, но речевое взаимодействие
коммуникантов.

Впервые проведено исследование сложного речевого жанра «Объяснение в любви» на


материале художественного текста Джона Голсуорси «Сага о Форсайтах».

Теоретическая база проведенного исследования сложилась под влиянием отечественных и


зарубежных работ в области анализа дискурса (Н. Д. Арутюнова, Л. Г. Бабенко, Т. Г.
Винокур, В. В. Виноградов, И. Р. Гальперин, Ст. Гайда, В. Е. Гольдин, В. И. Карасик, М. Л.
Макаров, П. Серио, И. П. Сусов, Л. В. Цурикова и др.); теории речевых жанров (М. М.
Бахтин, Г. И. Богин, В. В. Дементьев, М. В. Китайгородская, Н. Н. Розанова, К. Ф. Седов,
О. Б. Сиротинина, М. Ю. Федоскж, Т. В. Шмелева и др,); теории речевых актов (Дж. Л.
Остин, Д. Франк, А. Вежбицка, Т. А. ван Дейк, В. Г. Гак, D. Hymes, Е. Goffman, S.
Levinson, J. Searle, J. Morgan); теории речевого поведения (Л. И. Анцыферова, В. Н.
Артемов, В. В. Богданов, И. Н. Борисова, Е. М. Верещагин, Л. С. Выготский, А. Р. Лурия,
Н. В. Глаголев, Т. М. Дридзе, Е. А. Земская, А. К. Михальская, Т. М. Николаева, Н. И.
Формановская, Т. Д. Шевеленкова, S. Ervin-Tripp, L. Thayer и др.).

Научная новизна диссертационного исследования заключается не только в привлечении


нового материала, но и в теоретическом обосновании структуры сложного речевого жанра,
в попытке моделирования этой структуры, в выявлении разновидностей речевого жанра.
Особенностью сложного речевого жанра «Объяснение в любви» является его
внутрижанровая структура, представляющая собой комбинаторику простых речевых
жанров, которые в самом общем виде можно классифицировать как информативные,
императивные, этикетные и оценочные. Вышеназванные простые речевые жанры в свою
очередь, присутствуя в различных пропорциях и проявляясь с различной степенью
активности, формируют разновидности сложного речевого жанра «Объяснение в любви».
Проведен комплексный анализ речевого взаимодействия говорящего и слушающего в
рамках конкретной коммуникативной ситуации с учетом избранного коммуникативного
жанра. В исследовании осуществлен интегрирующий подход к описанию сложного
речевого жанра «Объяснение в любви», что позволило не только продемонстрировать
«синтез» прагматического, коммуникативного, грамматического и деятельностного
подходов в изучении речи, но и выработать методологию изучения речевого
взаимодействия в условиях непосредственной коммуникации.

Цель работы - исследование природы сложного речевого жанра «Объяснение в любви» и


особенностей его репрезентации в художественном тексте. Поставленная цель
предполагает решение следующих задач:

— выявление структурных особенностей речевого жанра «Объяснение в любви»;

— обнаружение роли лексики в формировании речевого жанра «Объяснение в

любви»;

— выявление роли грамматики (синтаксис и морфология) в формировании

речевого жанра «Объяснение в любви»;

— описание типологических разновидностей речевого жанра «Объяснение в любви» в


художественном тексте в соотнесенности с типами персонажей и типами передаваемой
литературно-художественной информации;

— выявление внутрижанровой речевой структуры в типологических разновидностях


сложного речевого жанра «Объяснение в любви»;

— описание речевого акта и речевого поступка как разноуровневых единиц в структуре


сложного речевого жанра «Объяснение в любви».

Объектом исследования является сложный речевой жанр «Объяснение в любви»,


репрезентируемый в художественном тексте Джона Голсуорси «Сага о Форсайтах»
(романы «Собственник», «В петле» и две интерлюдии - «Последнее лето Форсайта» и
«Пробуждение») в контексте определенной коммуникативной ситуации.

Предмет исследования - типологические разновидности речевого жанра «Объяснение в


любви» как сложного речевого жанра и особенности его воплощения в художественном
произведении Джона Голсуорси «Сага о Форсайтах».

Материалом для исследования послужили 84 текстовых фрагмента из трилогии Джона


Голсуорси «Сага о • Форсайтах», представляющие собой репрезентацию конкретной
коммуникативной ситуации, организованной определенным событием и выбором речевого
жанра «Объяснение в любви».

Методы исследования: функциональный метод, комплексный метод изучения речи,


многоаспектный анализ взаимосвязи разноуровневых единиц в процессе их
функционирования, контекстуальный анализ лексических языковых единиц, выявленных
из анализируемых текстовых фрагментов, метод семантической и логической
интерпретации текста, описательный метод, метод количественного анализа, включающий
статистическую обработку и графическое представление количественных данных.

Теоретическая значимость. Диссертационное исследование представляет собой


дальнейшую разработку речевых жанров, выявляет соотношение разноуровневых единиц
(речевого жанра, речевого акта, речевого поступка) в художественном тексте, что вносит
свой вклад в теорию жанроведения.

Выявлена и описана внутрижанровая речевая структура сложного речевого жанра


«Объяснение в любви», представляющая собой комбинаторику простых речевых жанров
(описания, повествования, рассуждения, размышления, просьбы, приказа, совета,
комплимента, признания, исповеди и т. д.), а также роль лексики и роль грамматики в
формировании сложного речевого жанра «Объяснение в любви». Исследована природа
сложного речевого жанра «Объяснение в любви», описаны его типологические
разновидности (РЖ «Любовь к прекрасному», «Объяснение в любви к погибшему
возлюбленному», «Неразделенная любовь мужчины к женщине» и «Любовь матери и
ребенка») в соотнесенности с типами передаваемой литературно-художественной
информации.

Практическая значимость работы связана с возможностями использования результатов


исследования в курсах «Лингвистический анализ текста», «Филологический анализ
текста», «Культура речи», «Теория коммуникации», «Риторика», в разработке спецкурсов и
спецсеминаров по коммуникативной грамматике.

Положения, выносимые на защиту: 1. Сложный вторичный речевой жанр «Объяснение в


любви» представляет собой совокупность различных первичных жанров и их
комбинаторику в романе Дж. Голсуорси «Сага о Форсайтах» (РЖ описания,
повествования, рассуждения,
размышления, философского высказывания, повествования-афоризма, повествования-
исповеди, комплимента, сомнения, признания, воспоминания, приказа, просьбы, совета-
поучения, уловки, обмана, эмоционально-оценочного рефлексива, эмоционально-
оценочного регулятива и т. д). В анализируемом сложном речевом жанре доминируют два
простых речевых жанра (с учетом их частных разновидностей): информативный жанр в
авторской речи (речевой жанр описания и повествования) и беседа - в речи персонажей.

2. Для речевого жанра «Объяснение в любви» характерно наличие двух и более


разноуровневых по полу и возрасту субъектов (включая не участвующих непосредственно
в диалоге) различных социальных и интеллектуальных слоев.

3. Большую роль в формировании речевого жанра «Объяснение в любви» в «Саге о


Форсайтах» играет внутренняя речь (аутодиалог, внутренний монолог, несобственно-
прямая речь), используемая для передачи психологического состояния персонажа, для
описания его интеллектуального и эмоционального мира.

4. Основную роль в формировании речевого жанра «Объяснение в любви» играет лексика,


лексические синонимы, эмоциональная и экспрессивная лексика, фразеологизмы, а также
средства словесной образности (метафора, метонимия, синекдоха, олицетворение,
образное сравнение, эпитет, гипербола, анафора, эпифора).

5. Особенности грамматики речевого жанра «Объяснение в любви» заключаются в


обильном использовании однородных членов в составе параллельных конструкций,
стилистически значимых структурно-семантических разновидностей предложений
(усеченные конструкции, эллипсис, антиэллипсис, парцелляция), средств связи, порядка
слов (инверсия).

6. В структуре сложного речевого жанра «Объяснение в любви» РА и первичный РЖ -


разноуровневые единицы: в основе выделения речевого акта лежит интенция говорящего,
тогда как РЖ может быть многоинтенциональным, т.е. включать в себя два и более РА.

7. Понятия речевого поступка и речевого акта в структуре сложного речевого жанра


«Объяснение в любви» являются различными способами описания речевых действий и по
объему и степени абстракции не совпадают: смысл речевого поступка психологичен и
межсубъектен, речевой поступок конкретно адресован и контекстуален.

8. Категория коммуникативной координации как категория диалогического дискурса


основывается на глобальной прагматической связности разговорного диалога. Эта
категория участвует в формировании модуса интегративности текста диалога, а именно
его межличностной коммуникативной модальности, тональности, оценочное™, что
особенно важно для сложного речевого жанра «Объяснение в любви».

Апробация работы. Основные положения диссертации изложены в виде шести


публикаций и представлены в ряде тезисов и докладов на международных научных и
научно-практических конференциях: на международных конференциях «Актуальные
проблемы современной науки» (Самара, 2005 и 2006 г..); на международной конференции
«Язык, литература, ментальность: разнообразие культурных практик» (Курск, 2006 г.); на
нучно-пракгической конференции «Дни науки-2008» (Озерск, 2008). Автор выступал с
докладами на аспирантских семинарах кафедры современного русского языка Уральского
государственного Университета

им. А. Горького. Диссертация обсуждена на заседании кафедры современного русского


языка Уральского государственного Университета им. А. М. Горького.

Структура работы. Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения,


библиографического списка и восьми приложений. В диссертации 230 страниц.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность данной темы, определяются объект и предмет


исследования, дается краткое изложение теоретических предпосылок и основ
исследования, сообщается об основных методах исследования, формулируется цель и
задачи исследования, отмечается ее научная новизна, теоретическая и практическая
значимость результатов, представляется материал исследования. Введение содержит
положения, выносимые на защиту, а также данные об апробации результатов, структуре и
объеме диссертации.

Первая глава «Основные направления исследования дискурса» посвящена целому ряду


вопросов, связанных с проблематикой диссертационного исследования: дискурс как
объект анализа; области социопрагматического анализа дискурса; теория речевых актов;
теория речевых жанров М. М. Бахтина; модель речевого жанра в концепции Т. В.
Шмелевой; соотношение речевого акта и речевого жанра; дискурс и речевое поведение;
единица описания дискурса: речевой поступок и речевой акт; типология речевых
поступков. Изучение научной литературы показало, что становление коммуникативно-
деятельностного подхода в лингвистике значительно способствовало признанию
амбивалентности феномена употребления языка и позволило рассматривать его либо как
процесс, либо как результат.

Во второй главе диссертационного исследования «Речевой жанр «Объяснение в любви» и


его репрезентации в художественном тексте» мы обратились к романам Джона Голсуорси
«Собственник», «В петле» и двум интерлюдиям «Последнее лето Форсайта» и
«Пробуждение». Нами было выявлено 84 текстовых фрагмента, отражающих различные
виды любви, из них неразделенная любовь Сомса к Ирэн - 20, любовь Ирэн и Босини - 15,
любовь Сомса к своей собственности (имущество, деньги) - 15, любовь к прекрасному и
восхищение красотой Ирэн старым Джолионом - 9, любовь старого Джолиона к своему
сыну - 6, любовь старого Джолиона к природе - 3, любовь старого Джолиона к своим
внукам (Джун, Джолли, Холли) - 5, глубокое чувство привязанности Ирэн к молодому
Джолиону - 6, безусловная и бескорыстная любовь Ирэн и ее маленького сына - 5.

В данных фрагментах мы проанализировали репрезентацию сложного РЖ «Объяснение в


любви» с учетом разных типов любви: РЖ «Любовь к прекрасному»; РЖ «Объяснение в
любви к погибшему возлюбленному»; РЖ «Неразделенная любовь мужчины к женщине»;
РЖ «Объяснение в любви матери и ребенка».

Первый параграф посвящен исследованию РЖ «Объяснение в любви к прекрасному».


Анализируемый нами текстовой фрагмент по формальным признакам представляет собой
диалог, особенностью которого является то, что собственно -прямой речи в нем очень
немного, имеет место некий «молчаливый» диалог, который возможен лишь между
близкими людьми, понимающими друг друга без слов. В основе анализа РЖ «Объяснение
в любви к прекрасному» лежит модель анализа речевых жанров, предложенная Т. В.
Шмелевой. Согласно этой модели, коммуникативная цель участников данного
коммуникативного события (старый

Джолион и Ирэн) - насладиться чувством любви к прекрасному, всецело поглотившем


старого Джолиона. Позиция адресанта (старый Джолион) -побуждение адресата (Ирэн) к
действиям, способствующим достижению цели. Позиция адресата (Ирэн) - непротивление
просьбам адресанта (старого Джолиона), активное участие в достижении
коммуникативной цели. Фактор коммуникативного прошлого - гармония во
взаимоотношениях, обоюдное желание испытать удовольствие от прикосновения к
прекрасному. Фактор коммуникативного будущего - внезапное нарушение гармонии,
вызванное неосторожной фразой, случайно, без злого умысла произнесенной адресантом
(старый Джолион); огорчение обоих персонажей. Диктумное содержание - событие,
участниками которого являются старый Джолион и Ирэн, происходит в Робин Хилле в
гостиной старого Джолиона.

Внутрижанровая структура речевого жанра «Объяснение в любви к прекрасному» и


особенности его воплощения в тексте обобщены и представлены в таблице № 1.

Таблица № 1

Типы первичных жанров Разновидности первичных жанров

Информативный РЖ повествования, РЖ описания (музыка), РЖ описания (поэзия), РЖ


рассуждения, РЖ описания внешности Ирэн через призму восприятия ее старым
Джолионом, РЖ размышления в форме эмоциональной реакции, РЖ описания, РЖ
повествования, РЖ рассуждения в форме аутодиалога, РЖ описания психологического
жеста, РЖ рассуждения в форме внутреннего монолога.

Императивный РЖ просьбы в форме вопроса, РЖ просьбы.

Оценочный РЖ оценочного регулятива (2), РЖ эмоционально-оценочного рефлексива (2),


РЖ оценочоного регулятива в форме внутренней речи.

Языковое воплощение Лексика Лексика крайне эмоциональная, ярко выраженная


любовная: метонимии (5), сравнения (8), эпитеты (22), антитеза (6),
метафоры(20),овеществленная метафора, синекдоха, гипербола, аллюзия (6), аллитерация
(2), персонификация.
Грамматика Эллиптическое предложение, вводные конструкции (6), бессоюзные
предложения (2), соединительные конструкции (7).

По коммуникативной цели это императивный жанр, т.к. присутствуют четко обозначенные


адресант (говорящий) и адресат (слушающий); отношения между персонажами предельно
гармоничны. Доминирующую роль играют РЖ повествования и описания. В данном
текстовом фрагменте дается психологическая характеристика персонажей, раскрываются
внутренний мир героев - как реальных (Джолион и Ирэн), так и «нереальных»,
существующих и живущих в сознании и душе упомянутых персонажей. Так, большую
роль в создании образа старого Джолиона

играют РЖ рассуждения автора в форме аутодиалога, РЖ оценочного рефлексива, РЖ


рассуждения в форме внутреннего монолога, РЖ оценочного регулятива в форме
внутренней прямой речи. «Нереальные» личности (исторические, мифологические)
постоянно незримо присутствуют в данном коммуникативном событии. Благодаря их
ярким образам, являющимся составной частью Джолиона, его «Я», предельно полно
представляется его глубокий внутренний мир. Усиливает впечатление присутствие образа
прекрасной женщины. Этот образ является настоящим катализатором восприятия
прекрасного. Он создается Голсуорси при помощи комплекса РЖ: размышления старого
Джолиона, РЖ прямого описания через призму восприятия Ирэн старым Джолионом, РЖ
психологического жеста, РЖ оценочного регулятива.

Лексика в данном текстовом фрагменте является эмоциональной, ярко выражено


любовной, сказочно-мифологической. Текстовой фрагмент изобилует эпитетами,
сравнениями, метафорами, метонимией.

В формировании речевого жанра «Объяснение в любви к прекрасному» участвует много


восклицательных и вопросительных предложений, усеченных конструкций, глаголов в
повелительном наклонении, т.к. по форме подачи этот диалог представляет собой
императивный РЖ.

Во втором параграфе «Объяснение в любви к погибшему возлюбленному» в качестве


варианта РЖ «Объяснение в любви» мы рассмотрели диалог старого Джолиона и Ирэн,
который относится к данному жанру несмотря на то, что любовной лексики здесь
практически нет. Коммуникативная цель участников коммуникативного события (старый
Джолион, Ирэн и ее погибший возлюбленный) -выразить свои чувства к погибшему
возлюбленному. Позиция адресанта - героиня (Ирэн) признается в любви косвенно, но
однозначно. Позиция адресата - Фил Босини - давно погибший возлюбленный, старый
Джолион - посредник - адресат активный. Фактор коммуникативного прошлого - вся
предшествующая жизнь Ирэн - годы тоскливого одиночества, отсутствие любимого
человека рядом, годы неудовлетворенной жажды общения с родственной душой,
способной все понять и поддержать. Итог - непреодолимое желание излить душу, вслух
выразить свое чувство. Фактор коммуникативного будущего - полное взаимопонимание
между персонажами, следствие - достижение адресантом желаемой цели, чувство
благодарности к адресату (старому Джолиону). Диктумное содержание -коммуникативное
событие происходит в Кенсингтонском саду в Лондоне между старым Джолионом и Ирэн.
Внутрижанровая структура данного текстового фрагмента и его лексико-грамматические
особенности представлены в виде таблицы (см. табл. № 2).

Таблица № 2

Типы первичных жанров Разновидности первичных жанров

Информативный РЖ рассуждения, РЖ внешней высказанной речи в форме прямой


речи(2), РЖ афоризма в форме прямой речи, РЖ размышления в форме аутодиапога (2),
внутренней речи; РЖ описания внешности Ирэн глазами старого Джолиона, РЖ
размышления в форме внутренней речи, РЖ размышления в форме эмоциональной
реакции, РЖ размышления-сомнения, РЖ лести, РЖ повествования-афоризма, РЖ
повествования-исповеди, РЖ комплимента, РЖ размышления в форме несобственно-
прямой речи, РЖ размышления, РЖ размышления-воспоминания, РЖ размышления-
афоризма, РЖ философского высказывания, РЖ описания психологического жеста.

Этикетный РЖ комплимента (2), РЖ этикетного поддержания беседы.

Оценочный РЖ эмоционально-оценочного регулятива.

Языковое воплощение Лексика Эмоционально-экспрессивная лексика: метафоры (18),


сравнения (3), эпитеты (26), литота, аллитерация, аллюзия, антитеза (5), игра слов (3),
анафора (2), синекдоха.

Грамматика Эллиптические предложения (2), параллельные конструкции (6),


восклицательные предложения (5), соединительные конструкции (3), вводные
предложения (16).

Рассматриваемый текстовой фрагмент не вписывается в рамки привычных схем. Здесь


изображена сильная любовь Ирэн к молодому человеку, которого уже много лет нет в
живых, - с одной стороны; и чувство глубокой любви старого Джолиона к Ирэн - с другой.
Джолион, даже обладая большим разумом, работавшим всю жизнь как «тщательно
сбалансированный механизм», оказался неспособным понять это чувство, родившееся в
собственной душе. Его образ Голсуорси передает при помощи РЖ размышления в разных
его формах: внутренней речи, эмоциональной реакции, несобственно-прямой речи,
аутодиапога, внутреннего монолога. Существенную роль в создании образа играют и РЖ
шутки с философским подтекстом, РЖ этикетного поддержания беседы, РЖ философского
высказывания, РЖ описания психологического жеста.

Образ Ирэн передан через РЖ прямого описания ее внешности глазами старого Джолиона,
РЖ рассуждения «от Джолиона», а также через ее внешнюю высказанную речь, которая
представляет собой набор первичных РЖ: лести, комплимента, вопроса, афоризма,
повествования.

Образ возлюбленного создается с точки зрения Ирэн речевым жанром внешней


высказанной речи в форме прямой речи. Со стороны старого Джолиона образ
возлюбленного Ирэн - это РЖ внешней высказанной речи в форме прямой речи, РЖ
размышления в форме аутодиалога, внутренней прямой речи, РЖ комплимента.

Глаголы «loved», «adored» отражают глубину чувств Ирэн. Во фразах, относящихся к


искусству, сквозит обожание самого Фила, его имя рядом со словами о прекрасном, об
искусстве. Как показывает таблица, в текстовом фрагменте много эпитетов, сравнений,
метафор, антитезы.

Джон Голсуорси активно использует вводные предложения, восклицательные и


вопросительные предложения, соединительные и параллельные конструкции,
эллиптические предложения.

Таким образом, мы видим, что полифонизм чувств передается автором при помощи
различных речевых жанров (этикетные, оценочные, информативные). Простые речевые
жанры обобщения, аллегории, афоризма, лести, комплимента, сравнения,
противопоставления и др., представленные репликами персонажей, авторской речью,
трансформируются в составе данного текстового фрагмента как сложного РЖ и
представляют собой совокупность речевых жанров, в данном контексте несомненно
выполняющую функцию «Объяснения в любви».

В РЖ «Объяснение в любви к погибшему возлюбленному» также доминирует


информативный РЖ, а именно речевой жанр описания, рассуждения, размышления,
размышления-сомнения, воспоминания, повествования-афоризма, повествования-
исповеди в различных формах: аутодиалог, внутренняя прямая речь, несобственно-прямая
речь и т.д. Джон Голсуорси предпочитает внутреннюю речь в форме несобственно-прямой
речи.

В данном текстовом фрагменте главным является любовь Ирэн к ее погибшему


возлюбленному Босини. Это страстное чувство объединяет прошлое с настоящим, стирая
временные границы посредством воспоминаний Ирэн. В отношениях старого Джолиона и
Ирэн любовь и симпатия выражаются косвенно, с помощью комплиментов - через
«посредника» (Босини) со стороны Ирэн и через мысли старого Джолиона. Отношения
этих двух персонажей основаны на глубокой искренней симпатии и восхищении душевной
щедростью старого Джолиона.

Все вышеизложенное аргументирует главную мысль текстового фрагмента «Love has по


limit, по age, по death».

Третий параграф посвящен исследованию речевого жанра ((Неразделенная любовь


мужчины к женщине». Анализируемый текстовой фрагмент отличается богатым
жанровым разнообразием, поскольку в нем представлен практически весь спектр
используемых в литературе речевых жанров: информативный РЖ во всех формах
проявления; жанр высказанной речи, оформленный в масках почти всех соответствующих
РЖ (беседа, откровение, оценочный регулятив и рефлексив, шутка, комплимент и т. д.);
императивный жанр (просьба, угроза, приказ); жанр невысказанной речи (размышление,
сомнение, внутренний конфликт и т.п.) в различных формах (монолог, аутодиалог и т.д.);
активно используется такая речевая форма изложения, как несобственно-прямая речь. В
целом отрывок достаточно объемен, поэтому для удобства анализа мы разбили его на три
смысловые части. В каждой из частей доминируют различные РЖ, в зависимости от того,
какие задачи поставлены перед автором: описание места и времени, сопутствующие
событиям обстоятельства, формирование внешнего и внутреннего образа героев, мотивы и
результаты поступков и многое другое. Коммуникативная цель участников данного
коммуникативного события (Соме и Ирэн) двоякая: 1. описание процесса достижения
определенной цели Сомсом (разрешение бракоразводного процесса); 2. описание

обстоятельств достижения цели Сомсом. Позиция адресанта - Соме настроен на твердое,


последовательное решение поставленной задачи, достижение цели путем, не
исключающим любые формы воздействия на адресата. Позиция адресата - Ирэн находится
в равновесном, спокойном состоянии. Она живет своей размеренной жизнью, занимается
любимым делом не подозревает о визите. Фактор коммуникативного прошлого - события,
предшествующие встрече Ирэн и Сомса, являются инициативными. Фактор
коммуникативного будущего - долгая, сложная подготовка самого факта встречи героев
(адресанта и адресата), использование множества простых РЖ предполагает самый
неожиданный поворот событий, их непредсказуемый итог. Днктумное содержание -
коммуникативная ситуация реализуется во вторник вечером возле дома Ирэн.

Внутрижанровая структура данного фрагмента и его лексико-грамматические особенности


представлены в таблице (см. табл. № 3).

Таблица №3

Типы первичных жанров Разновидности первичных жанров

Императивный РЖ уловки, обмана.

Этикетный РЖ вежливого предложения войти в комнату.

Оценочный РЖ эмоционально-оценочного рефлексива, РЖ эмоционально-оценочного


регулятива, РЖ эмоционального жеста.

Языковое воплощение Лексика Эмоционально-экспрессивноя лексика: метафоры (9),


сравнения (3), эпитеты (4).

Грамматика Эллиптические предложения (5), параллельные конструкции (4),


восклицательные предложения (7), вопросительные предложения (5), соединительные
конструкции (3), вводные предложения (7), парцелляция (2), инверсия, бессоюзные
предложения (2).

В первой части, где происходят события, предваряющие встречу Сомса и Ирэн,


доминирует информативный РЖ повествования и описания, усложненный тем, что в ряде
случаев происходит нарастание от высказываний информативного жанра до оценочного
жанра (как оценочного рефлексива, так и оценочного регулятива). Не менее значительная
роль в формировании представления о внутреннем состоянии героя отведена речевым
жанрам сомнения, рассуждения, эмоционального оценочного рефлексива в форме
аутодиалога, внутренней прямой речи персонажа.

Основная часть рассказа, где происходит собственно встреча и разговор действующих лиц,
в жанровом отношении является еще более сложной конструкцией, где, кроме выше
упомянутых РЖ, присутствует диалог персонажей -также сложный РЖ высказанной речи,
являющийся контаминацией многих РЖ (комплимент, просьба, уговоры, обвинение и др.),
сопровождаемый авторским комментарием. Коммуникативная цель - прямым
воздействием на адресата (Ирэн) адресант (Соме) стремится реализовать поставленную
задачу: получить необходимую информацию. Позиция адресанта - Соме лично
заинтересован в результате, о чем свидетельствует применение в рамках диалога сложного
императивного РЖ, причем с

использованием полного спектра простых РЖ. Позиция адресата - Ирэн не готова


произвести необходимые действия, выполнить некие требования, приказания. Адресанту
приходится прибегать к аргументации, вынужденной смене тактики поведения, что
вызвано неожиданной непредсказуемостью адресата. Адресат в процессе диалога
начинает активно влиять на ситуацию. Фактор коммуникативного прошлого - в начале
диалога адресант (Соме) инициирует желаемые ответные действия активно и
наступательно. Фактор коммуникативного будущего - ввиду того, что доминантным
жанром диалога является императивный жанр, то предполагается обязательное наличие
адресата-исполнителя. В процессе развития события «адресат» сам становится
«адресантом». Наблюдается постепенная смена ролей. Диктумное содержание -
коммуникативная ситуация, участниками которой являются Соме и Ирэн, реализуется в
гостиной Ирэн.

Внутрижанровая структура данного текстового фрагмента и его лексико-грамматические


особенности обобщены и представлены в таблице (см. табл. № 4).

Таблица № 4

Типы первичных жанров Разновидности первичных жанров

Информативный РЖ признания, РЖ воспоминания (2), РЖ описания (2); РЖ описания,


осложненный оценкой; РЖ описания в форме аутодиалога (2), РЖ исповеди-отповеди.

Императивный РЖ приказа, РЖ эмоционального давления в форме вопроса, РЖ просьбы,


РЖ совета-поучения,

Этикетный РЖ вежливого поддержания беседы, РЖ светского проявления заботы, РЖ


шутки, РЖ этикетного прощания, благодарности, комплимента, РЖ светской беседы, РЖ
делового разговора.

Оценочный РЖ эмоционально-оценочного регулятива, РЖ эмотивно-оценочного


регулятива в форме внутренней прямой речи.
Языковое воплощение Лексика Метафоры (4), эпитеты (21), сравнения (5), метонимия,
антитеза, аллитерация.

Грамматика Вводные предложения (4), восклицательные предложения (12),


вопросительные предложения (15), бессоюзные конструкции, параллелизм.

В заключительной части, где Соме покидает дом Ирэн «confused, flurried, sore at heart»,
снова доминирует РЖ повествования и описания с позиции автора (сложный
информативный РЖ, по сложности структуры и степени взаимодействия,
взаимопроникновения первичных РЖ не уступающий уровню предыдущих частей) и
эмоциональный внутренний монолог Сомса, представленный речевыми жанрами
сомнения, рассуждения, эмоционального оценочного рефлексива в форме аутодиалога,
внутренней прямой речи персонажа. Коммуникативная цель -описание внутреннего
эмоционального напряженного состояния героя (Сомса).

Позиция адресанта - жесткий самоанализ, граничащий с самобичеванием -следствие


полной подавленности «адресатом». Направленность воздействия на себя, что
подтверждает наш тезис «адресант» превратился в «адресата». Позиция адресата подается
с точки зрения адресанта, сам адресат отсутствует, его позиция незыблема: полное
превосходство во всех смыслах над адресантом. Фактор коммуникативного прошлого -
полный провал планов адресанта, и, как следствие, наступившие смятение, растерянность.
Фактор коммуникативного будущего - частичное восстановление «внутреннего» статуса
Сомса в результате большой внутренней борьбы. Днктумное содержание -
коммуникативная ситуация, участником которой является Соме, реализуется поздним
вечером за пределами дома Ирэн.

Внутрижанровая структура данного текстового фрагмента и его лексико-грамматические


особенности обощены и представлены в таблице (см. табл. № 5).

Таблица № 5

Типы первичных жанров Разновидности первичных жанров

Информативный РЖ описания, усиленный РЖ аллегории; РЖ рассуждения + сомнения,


РЖ размышления, РЖ воспоминания, осложненный оценочным рефлексивом (2) и
оценочным регулятивом;

Оценочный РЖ эмоционально-оценочного рефлексива, РЖ эмоционально-оценочного


регулятива в форме аутодиалога,

Языковое воплощение Лексика Метафоры (12), эпитеты (12), сравнения (3), антитеза.

Грамматика Позиционно-лекический повтор, вводные предложения (3), восклицательные


предложения (11), вопросительные предложения (3), параллелизм (3), сослагательное
наклонение (7).
Сразу необходимо отметить многослойность и развитость жанровой структуры отрывка в
целом. Некоторые фрагменты при внимательном рассмотрении можно охарактеризовать
как смесь жанровых средств, причем как на уровне первичных, так и на уровне вторичных
РЖ. Подробнее остановимся на способах создания образов главных героев - Сомса и Ирэн.

Для создания образа Сомса ни разу не используется жанр прямого описания.


Представление о нем исчерпывающе дается через внутреннюю речь, реплики, внутренние
монологи, аутодиалоги, описание поведения. Большую роль играет позиция самого автора,
выраженная иногда прямо, чаще косвенно через РЖ описания и РЖ оценки.

В создании же образа Ирэн совершенно отсутствует внутренняя речь и аутодиалог. Вся


нагрузка в этом плане ложится на РЖ описания внешности героини с позиции главного
героя и автора.

Необходимо отметить, что описание внешности дается в динамике, «по нарастающей»:


сначала лица не видно, только слабо освещенная шея, затем при освещении ее «face, eyes,
hair» предстают во всем великолепии «strangely beautiful», чуть позже эта красота уже
поражает воображение, наступает и подчиняет.

Такую же нарастающую динамику наблюдаем и в поведении Ирэн, точнее, в проявлении


реакций на то или иное внешнее воздействие, отображенное РЖ описания: сначала
растерянность, покорность в позе, потребность в поддержке; потом постепенно наступает
настороженное спокойствие; затем описывается поведение, выдающее с трудом
скрываемые героиней эмоции, иногда все-таки вырывающиеся наружу. И, наконец, явное
проявление внутренней силы. То же самое можно сказать о ее репликах (РЖ
произнесенной речи в форме прямой речи): сначала шепот, затем холодная вежливость,
потом Ирэн уже диктует и указывает, задает острые нелицеприятные вопросы, ставит в
тупик и раздражает. Кульминация -эмоциональная и откровенная исповедь-отповедь,
переходящая в прямые указания (характерные для императивного жанра): шкала
эксплицитности использована также достаточно полно.

В РЖ «Неразделенная любовь мужчины к женщине» доминирует информативный РЖ


повествования и описания, осложненный оценочным РЖ (рефлексив, регулятив), а также
этикетный РЖ, состоящий из простых речевых жанров приветствия и прощания,
благодарности, светской беседы, комплимента, присутствует и сложный императивный
жанр, включающий в себя простой речевой жанр поучения, выполняющий функцию
морального давления. Это драматический диалог, когда один персонаж напряжением своей
воли и энергии стремится подчинить себе другого, заставить его принять свою точку
зрения, настоять на своем. Однако сталкивающиеся в таком противоборстве характеры
слишком различны, у них противоположные жизненные принципы, в результате чего - еще
большее расхождение во всем. В данном диалоге переплетаются два разных голоса-
характера: настойчивый, нетерпеливый и упрямый - Сомса, встревоженный и
томительный мягкий в начале - Ирэн. Слова срываются с губ Сомса с необычной для него
поспешностью, словно он не успевает перевести дыхание, в них звучит досада, горькая
обида и в тоже время какое-то невысказанное желание. Ответы Ирэн спокойны, сдержаны,
несколько настороженны, однако всегда очень коротки и непреклонны. Довольно часто
диалог у Голсуорси сопровождается мимикой и жестом. В нашем случае мимика и жест
принимают участие наравне с голосом и нередко становятся выразительнее слов. В начале
диалога говорит почти все время Соме, Ирэн же «говорит» только выражением лица и
движениями, которые становятся ее ответом Сомсу: она пятится, стоит, прижавшись к
стене, ее лицо иронически вздрагивает, она вскакивает с кресла, смеется чуть слышно,
горько - вот ее немые ответы на каждую реплику Сомса, и в каждом таком ответе - страх и
ненависть, которые не хочет замечать Соме.

Таким образом, наблюдая большое жанровое разнообразие в данном текстовом фрагменте,


можно сделать вывод, что сложные психологические перипетии, межличностные
отношения невозможно передать с помощью ограниченного набора четко разграниченных
РЖ. Чем богаче жанровая палитра, чем сложнее взаимодействие и взаимодополнение
жанров (имеется в виду также взаимопроникновение жанровой стилистики), тем
эффективнее результат воздействия произведения на читателя. В этом смысле задача
изучения РЖ представляется крайне важной.

В четвертом параграфе мы исследовали РЖ «Объяснение в любви матери и ребенка». На


примере диалога ребенка с мамой можно еще раз убедиться в многообразии и
разнообразии форм воплощения любви как речевого жанра. Этот разговор, в целом,
бесспорно, является Речевым Жанром «Объяснения в любви» в

форме беседы, динамическое развитие которой происходит по нарастающей. Начинается с


простой беседы, постепенно все более переплетаясь с темой любви ребенка к маме,
доходит до кульминации - эмоциональное взаимное объяснение в любви с использованием
ярко выраженной любовной лексики, затем полное умиротворение и покой.
Коммуникативная цель данного коммуникативного события - ребенок хочет, чтобы мама
оставалась с ним, подольше не уходила. Позиция адресанта - увлечь адресата (маму)
разговором, выразить свою любовь и убедиться во взаимности. Позиция адресата -
желание удовлетворить потребность адресанта (ребенка) к общению и любви. Фактор
коммуникативного прошлого -дискомфорт ребенка, вызванный ежевечерним расставанием
с мамой. Фактор коммуникативного будущего - снятие напряженности, вызванное
дискомфортом, полное взаимопонимание, гармония во взаимоотношениях,
умиротворение. Диктумное содержание - коммуникативная ситуация, участниками
которой являются Ирэн и ее маленький сын Джон, реализуется поздним вечером в детской
комнате.

Внутрижанровая структура данного текстового фрагмента и его лексико-грамматические


особенности обобщены и представлены в таблице (см. табл. № 6).

Таблица № 6

Типы первичных жанров Разновидности первичных жанов

Информативный РЖ описания, РЖ повествования

Этикетный РЖ комплимента
Оценочный РЖ эмоционально-оценочного рефлексива, РЖ эмоционально-оценочного
регулятива в форме высказанной речи,

Языковое воплощение Лексика Метафоры (3), эпитеты (15), гипербола, аллюзия.

Грамматика Гипофора (3), антиэллипсис, анафора (3), позиционно-лексический повтор (4),


параллелизм (7), парентеза (10), эллиптические предложения (13), бессоюзные
предложения (2), соединительные конструкции.

В отличие от проанализированных ранее фрагментов, в этом диалоге не наблюдается


изобилия различных РЖ. Данный диалог интересен тем, что, являясь ярко выраженным
любовным РЖ с часто применяемой любовной лексикой, усиленной повторениями, в нем
присутствует весьма ограниченный набор речевых жанров: РЖ вопрос-ответ. Вопросы и
ответы хоть и краткие, но очень информативные. Бросается в глаза полное отсутствие
описания внутреннего состояния персонажей; нет ни внутренней речи, ни аутодиалогов,
ни как-либо окрашенной позиции автора, ни аллегорий, ни накала страстей. Присутствует
РЖ описания, гармонично вписывающийся в общую картину умиротворенности и
подчеркивающий чистую красоту взаимной любви матери и ребенка; и едва уловимый РЖ
комплимента, звучащий трогательно и наивно из уст ребенка. Вышеперечисленные жанры
все-таки не несут такой функциональной нагрузки, как РЖ повествования, показывающий
КАК ребенок произносит свои реплики, ЧТО в это время происходит: в кратких
предложениях заложена гамма явных и скрытых чувств, здесь и желание казаться старше,
и внутренняя борьба эмоций, порывов,

смена настроений; здесь и постоянная потребность в физическом присутствии мамы. В


отображении внутреннего состояния ребенка основную роль играет его лексика. Ребенок,
который еще не знает элементарных вещей и понятий («What exactly is beauty?),
испытывает сильные эмоции. Он хочет во что бы то ни стало выразить их словами,
поговорить «на равных» с любимой мамой, и для этого иногда применяет лексику
взрослых образованных людей, очевидно для того, чтобы придать максимальную
значимость своим словам: « I - I want to stay with you, be your lover, Мит», выраженным
гиперболой, которая передает силу любви и привязанности ребенка к матери; «Did you rise
from it every day, Мит?» (очевидно, где - то слышал о «Венере, рожденной из пены»,
невольно отождествляя этот прекрасный образ с мамой), что передается аллюзией -
сравнением матери с Венерой - ребенок выражает свое восхищение красотой матери, «
Well, so do I; so it makes it even», выражаемые таким стилистическим приемом, как
парентеза, что формирует разговорный стиль диалога. И говорит это «in a calculating
manner»; « critically».

В данном диалоге отсутствуют сложные выразительные средства Это объясняется тем, что
диалог строится на бытовом уровне, доступном ребенку. Преобладание метафор и
эпитетов в репликах коротких предложений создает динамику повествования, делает язык
более ярким и экспрессивным. Поэтому вполне можно сделать вывод, что обильное
использование разнообразных РЖ не является гарантией полноценного воплощения темы
любви в литературе; любовный РЖ сложен и многообразен в своем проявлении.
В РЖ «Объяснение в любви матери и ребенка» доминирует РЖ беседы в форме вопросов и
ответов. Основная нагрузка здесь ложится на лексику, которая довольно часто повторяется.
Так, глагол «love» повторяется 3 раза, причем указывается его степень «ever so» - 2 раза,
глагол «like» - 2 раза, существительное «lover» - 1 раз. В диалоге много эллиптических
предложений и предложений с параллельными конструкциями, что характерно для
разговорно-бытового стиля, для выражения эмоций собеседников. Глубина чувств
маленького Джона передается посредством такого стилистического приема, как
антиэллипсис. Анафора передает стиль говорения маленького мальчика, который ни под
каким предлогом не хочет расставаться с мамой. Hypophora показывает стремление матери
объяснить ребенку отвлеченные понятия (что такое «красота») наиболее точно и доступно,
а также демонстрирует рассудительность сына. Асиндетон реализует обширную
изменяющуюся палитру эмоций Ирэн в разговоре с сыном, гамму ее лучших чувств и
приятных воспоминаний.

Итак, результаты изучения «Объяснения в любви» как сложного речевого жанра показали,
что Речевой жанр «Объяснение в любви» является сложным, комплексным, состоящим из
определенного набора простых речевых жанров (РЖ описания, повествования,
рассуждения, размышления, философского высказывания, повествования-афоризма,
повествования-исповеди, комплимента, сомнения, признания, воспоминания, приказа,
просьбы, совета-поучения, уловки, обмана, эмоционально-оценочного рефлексива,
эмоционально-оценочного регулятива), границы которых часто бывают размыты. Чем
сложнее межличностные взаимоотношения, чем выше образовательный и духовный
уровень героев, тем ярче палитра речевых жанров, тем сложнее взаимодействие,
взаимопроникновение и взаимодополнение жанров.

В третьей главе «Речевой поступок и речевой акт в структуре речевого жанра «Объяснение
в любви» целью исследования явилось обнаружение различий в интерпретации дискурса,
выявляющегося из сопоставления описательного потенциала речевого акта и речевого
поступка. В первом параграфе данной главы мы проанализировали еще один диалог
между Ирэн и ее маленьким сыном.

Коммуникативная ситуация имеет место в детской комнате между Ирэн и ее сыном


Джоном: ночью ему приснился страшный сон, ребенок проснулся и закричал.

В свете теории речевых жанров в этом диалоге доминирует информативный жанр (к нему
относятся 20 реплик), далее следует императивный жанр (9 реплик), этикетный (2
реплики) и оценочный (1 реплика). Диалог между Ирэн и ее сыном мы разделили на три
логические части. Доминантой первой части выступает Ирэн, ее коммуникативная цель -
успокоить испуганного сына. Во второй и третьей частях доминирующее положение в
разговоре занимает сын, коммуникативная цель которого - перейти спать в мамину
комнату (2 часть) и упросить маму быстрее прийти к нему (3 часть). Во всех трех случаях
коммуникативная цель успешно достигается.

В первой части беседы речь матери построена на таких речевых жанрах, как призыв,
утешение, разъяснение, уточнение и косвенный упрек. Это характеризует ее как
рассудительную женщину, грамотно выстраивающую разговор с сыном от эмоциональных
призывов успокоиться через разъяснение причин кошмарного сна доступными ребенку
лаконичными фразами до легкого косвенного упрека в форме риторического вопроса -
напоминания правил здорового питания. Все это логично дополняется ласковыми
обращениями к сыну. В основе речи сына лежат речевые жанры жалобы, упрека, рассказа
и разъяснения. Здесь проявляется его сущность маленького ребенка, напуганного
кошмарным сном. Но тут же отражена его сообразительность и здравомыслие: он быстро
успокаивается и переходит к анализу своих действий, повлекших плохой сон (в чем
состоит заслуга его матери).

Во второй части в речи матери присутствуют речевые жанры отрицания, согласия и


уточнения. Ирэн отвечает на вопросы и замечания сына; ее реплики так же лаконичны,
однако в них присутствует логичная реакция на просьбы ребенка, каждое высказывание
аргументировано внутренними соображениями и подкреплено ласковой номинацией сына.
Все выше перечисленное характеризует Ирэн как хорошую опытную мать. Речь сына
содержит такие речевые жанры, как вопрос, просьба, комплимент и согласие. Ребенок
добивается поставленной коммуникативной цели вежливо, издалека, логично выстраивая
свою речь, несмотря на пережитый стресс. Отсюда мы можем заключить, что Джон -
воспитанный, скромный, вежливый и рассудительный ребенок.

В третьей части речь матери построена на речевых жанрах подтверждения, утешения,


разъяснения и согласия. Ирэн доводит до логического конца свою цель успокоения сына.
Однако она не излишне эмоциональна и не проявляет неуместную опеку о сыне, сразу
откликнувшись на его просьбу прийти к нему. Как и прежде, мать грамотно аргументирует
свои поступки и отказ подчиниться настояниям сына. С другой стороны, она не дает ему
почувствовать себя покинутым, проявляя нежность к ребенку в ласковых словах. В речи
сына мы встречаем следующие речевые жанры: вопрос-уточнение, бравада и просьба
(эмоциональная, аргументированная и косвенная). Здесь рассудительность Джона уступает
место его детскому желанию видеть маму рядом с собой в ситуации тревоги. Несмотря на
это, он также

аргументирует свои просьбы оригинальными фразами, в чем проявляется его богатое


воображение и выдержка.

В целом нам предстает картина идеальных взаимоотношений матери с сыном,


построенных на четком аргументировании поступков и своевременном исполнении
обещаний, в то же время нисколько не лишенных нежности и ласки.

Интересен тот факт, что каждая часть начинается и заканчивается репликами


доминирующего лица. Кроме того, следует отметить, что в первой части, хотя доминантой
является мать, ее реплики соотносятся с репликами сына как 6:6 (пополам); а в двух
последующих частях, где доминирующее положение занимает сын, его реплики
преобладают (соответственно 4:6 и 3:6). Таким образом, проявляется естественная
разговорчивость маленького Джона, его потребность выражать свои мысли и эмоции
вслух.
Далее мы рассмотрели более подробно этот же диалог с точки зрения речевого поступка и
речевого акта. При анализе дискурса в теории речевых актов мы опирались на
классификацию Дж. Серля [Сёрль Дж. Р., ¡986]. А при интерпретации дискурса с точки
зрения речевых поступков воспользовались типологией речевых поступков, предложенной
И. Н.Борисовой'[Борисова И. Н., 2000]. Проведенное исследование позволило заключить,
что Ирэн очень любит своего маленького сына. Почти все ее речевые поступки являются
гармонизирующими, факультативно вынуждающими, экспрессивно маркированными.
Выражение симпатии и ее любви имеет место в ситуации утешения сына, а также при
непосредственном общении с ним, особенно в обращениях (Darling,darling; treasure;
sweetheart; my ducky; my love). Чувства матери передаются прямо, непосредственно,
однословно - речевыми клише, но данные клише очень разнообразны. Любовь Ирэн к
своему сыну безусловна: она любит его уже потому, что он - ее ребенок. Ирэн
олицетворяет природу и безусловность в любви. Ирэн чуткая, любящая мать. Заметим, что
чувства сына выражаются более полноценно, в логически построенной речевой ситуации
(You look different, mum; ever so younger; I like it, I like you best of all like this), либо
косвенно, в характеристике окружающей обстановки (It's nice, isn't it?). Если внимательно
посмотреть на коммуникатиные партии маленького Джона, можно заметить, что по
нарастающей они становятся более гармонизирующими, факультативно вынуждающими,
что свидельствует о глубоком доверии, привязанности к матери, желании быть рядом с
нею, доставить ей удовольствие, восхититься ее красотой. Говорящим не нужно много
слов, чтобы понимать друг друга и испытывать удовольствие от общения. Все это
подтверждает мысль о том, что Ирэн и ее маленький сын очень любят друг друга.

Проведенный нами анализ дискурса с точки зрения речевого поступка и речевого акта в
структуре речевого жанра «Объяснение в любви», в данном случае «Объяснение в любви
матери и ребенка», позволил сделать вывод о том, что иллокутивная сила речевого акта
полностью совпадает с коммуникативным смыслом речевого поступка только в двух
репликах, а в остальных высказываниях они различаются. Анализ показал, что речевой акт
не дает представления о социально-коммуникативном содержании конкретного речевого
действия, о его направленности к адресату, о связи речевых действий в интеракции и более
широком коммуникативном контексте. Интерпретация же речевых действий в терминах
речевых поступков более конкретна, в ней абстрактный речевой акт приобретает
ситуативно и контекстно обусловленный коммуникативный смысл, мотивированность и
адресованность. Мы считаем, что именно поэтому описание

дискурса как речевого поведения более точно отражает реалии непринужденного


общения, чем описание дискурса в терминах теории речевых актов.

Второй параграф посвящен анализу речевого акта и речевого поступка в структуре


речевого жанра «Неразделенная любовь мужчины к женщине». Мы проанализировали
основную часть текстового фрагмента (часть № 2), где собственно и происходит диалог
между Сомсом и Ирэн.

Анализ показал, что иллокутивная сила речевого акта не всегда совпадает с


интерсубъектным коммуникативным смыслом речевого поступка в конкретной ситуации
(в данном случае полностью совпадают иллокутивная сила речевого акта и
коммуникативный смысл речевого поступка в 5-ти из 16-ти репликах).

За авторским описанием того, как Ирэн реагирует на реплики Сомса (he heard her whisper;
a faint smile came on her lips; she echoed it - faintly, bitterly; he .saw her shrug those white
shoulders, heard her murmur■) кроется ее неприязнь, антипатия к Сомсу, глубокое
сожаление о том, что она когда-то была его женой.

Что касается реплик Сомса, то иллокутивная сила речевого акта и коммуникативный


смысл речевого поступка полностью совпадают в 5-ти из 18-ти реплик. Стоит заметить,
КАК Соме произносит свои реплики и какие воспоминания вызывают у него слова Ирэн:
«А thousand memories of her... stirred», «he said bitterly», «he uttered a little sad laugh», «Said
Soames as bitterly», «Stung by that retort, Soames...». Уязвленный репликами Ирэн, Соме
печально смеется, говорит горько, желчно, с обидой. Он так и не хочет, не может понять,
почему Ирэн его никогда не любила.

С точки зрения коммуникативной координации речевого поведения участников диалога


этот текстовой фрагмент можно отнести к полемичному типу. Приведенный пример не
демонстрирует согласованность коммуникативных интенций, не отличается
солидарностью модально-оценочных смыслов речевых поступков, унисонной
тональностью общения (большое количество облигаторно вынуждающих речевых
поступков: Ирэн- 7, Соме - 14), наблюдается заинтересованность только одного из
коммуникантов в продолжение контакта, следовательно, нет положительного
гармоничного результата. Жанровая доминанта разговора - уговоры, но в целом
интеракция характеризуется пониженной кооперативностью Ирэн: наличие переспросов
(No?), присутствием возражений (¡have none to give you that you don't know of; I don't
suppose you will believe anything I say, but it's truth), отрицательной оценкой своего
жизненно важного поступка в жизни (It was a crime to marry you. I have paidfor it), а иногда
и просто нежеланием отвечать (a faint smile came on her lips; but she didn't answer) или
неспособностью произнести что-либо вслух, демонстрацией своих отрицательных эмоций
через какое-либо физическое действие (...stood for a moment perfectly still looking at him. He
could see her bosom heaving. Then she turned to the window and threw it open) Таким образом,
данный диалог можно отнести к полемическому разговору с вторжением в личностную
сферу одного из коммуникантов.

В третьем параграфе мы проанализировали структуру речевого жанра «Объяснение в


любви к погибшему возлюбленному» с точки зрения теории речевых актов и теории
речевого поведения. Мы рассмотрели реплики Ирэн, что позволило заключить, что
иллокутивная сипа речевого акта полностью совпадает с интерсубъектным смыслом
речевого поступка в 3-х из 7-ми реплик.

Анализ реплик-высказываний старого Джолиона позволил сделать вывод о том, что


иллокутивная сила речевого акта полностью совпадает с интерсубъектным смыслом
речевого поступка также в 3-х их 7-ми реплик. На основе проведенного
анализа считаем, что данный диалог можно отнести к консентному типу коммуникативной
координации, так как наблюдается согласованность речевых поступков в интеракции,
кооперативность речевого поведения, солидарность модально-оценочных смыслов
речевых поступков, заинтересованность коммуникантов в продолжение контакта и их
активность во взаимной поддержке коммуникативных инициатив, в итоге -
положительный, гармоничный коммуникативный результат.

В четвертом параграфе мы провели анализ диалога между старым Джолионом и Ирэн (РЖ
«Объяснение в любви к прекрасному») с точки зрения речевых актов и речевых поступков.
В репликах старого Джолиона полностью совпадает иллокутивная сила речевого акта и
интерсубъектный смысл речевого поступка в 2-х из 4-х реплик. Реплик Ирэн в данном
диалоге совсем немного, ибо она является исполнителем, но исполнителем не по
принуждению, а по большому собственному желанию. В ее коммуникативных поступках
нет реплик, которые бы полностью совпадали по иллокутивной силе речевого акта и
интерсубъектному смыслу речевого поступка в конкретной коммуникативной ситуации.

По степени коммуникативной координации этот диалог мы также отнесли к консентному


типу, так как в этом текстовом фрагменте наблюдается согласованность коммуникативных
интенций речевых поступков, кооперативность речевого поведения, солидарность
модально-оценочных смыслов речевых поступков, унисонная тональность общения,
заинтересованность коммуникантов в продолжение общения (несмотря на внезапное
нарушение идиллии между коммуникантами случайно произнесенной фразой одного из
них), демонстрируется не только стремление к кооперации, но и умение реализовать это
стремление.

Мы рассмотрели структуру речевого жанра «Объяснение в любви» в 4-х вариантах (РЖ


«Объяснение в любви матери и ребенка», РЖ «Объяснение в любви к прекрасному», РЖ
«Объяснение в любви к погибшему возлюбленному», РЖ «Неразделенная любовь
мужчины к женщине») с точки зрения теории речевого поведения и теории речевых актов,
что позволило сделать вывод о том, что коммуникативный смысл речевого поступка
интерсубъектен и определяется всем контекстом и жанром коммуникативного события, а
именно мотивирующими состояниями Ирэн и ее сына, Ирэн и старого Джолиона, Ирэн и
Сомса, их коммуникативными целями и их способами языкового воплощения.

Наблюдение за динамикой взаимной ориентации речевого поведения участников диалога


сделало возможным выявить степени коммуникативной координации речевого поведения
участников коммуникативной ситуации «Объяснение в любви», на основании которых
выделяются базовые координативные типы диалогов: консентный, конформный,
полемичный и конфликтный. Мы проанализировали данные текстовые фрагменты с точки
зрения коммуникативной координации, т.е. согласованности речевых поступков в
интеракции и речевых партий в данном диалоге как целом. Это позволило сделать вывод о
том, что коммуникативные интенции Ирен и маленького Джона, Ирэн и старого Джолиона
согласованы, их речевое поведение можно назвать кооперативным, модально-оценочные
смыслы их речевых поступков - солидарными, тональность общения -унисонной
(эмоциональное отношение к друг другу), их коммуникативную активность -
симметричной, так как они поддерживают коммуникативные инициативы друг друга. Все
вышеизложенное позволило оценить коммуникативный результат как положительный,
особенно в модальной и практической сферах, а это, в

свою очередь, дает основание назвать координативный тип данных диалогов консентным.

Что касается РЖ «Неразделенная любовь мужчины к женщине», то с точки зрения


коммуникативной координации его следует отнести к полемическому типу, так как данная
коммуникативная координация, проявляющаяся в «прекословных» разговорах,
характеризуется несогласованностью коммуникативных интенций речевых поступков в
интеракции, ослабленной кооперативностью речевого поведения, отсутствием
солидарности модально-оценочных смыслов, нейтральной, с возможными отклонениями
от унисонной тональностью общения, а также взаимной поддержки коммуникативных
инициатив, нейтральным или не вполне гармоничным коммуникативным результатом. Все
вышеперечисленное имеет место в диалоге между Ирэн и Сомсом. Кроме того, в данном
диалоге наблюдается и интерперсональная модальность - отношение к партнеру
коммуникации (к Сомсу), о чем ярко свидетельствуют речевые партии Ирэн.

Данное исследование, выполненное в русле прагмаграмматического подхода, представляет


собой изучение сложного комплексного речевого жанра «Объяснение в любви»,
репрезентированного в художественном тексте «Сага о Форсайтах». Мы
проанализировали речевой жанр «Объяснение в любви» в четырех вариантах: РЖ
«Объяснение в любви к прекрасному», РЖ «Объяснение в любви к погибшему
возлюбленному», РЖ «Неразделенная любовь мужчины к женщине», РЖ «Объяснение в
любви матери и ребенка», а также описали речевые поступки и речевые акты в структуре
вторичного речевого жанра «Объяснение в любви», а именно РЖ «Объяснение в любви к
прекрасному», РЖ «Объяснение в любви к погибшему возлюбленному», РЖ «Объяснение
в любви матери и ребенка» и РЖ «Неразделенная любовь мужчины к женщине». Это
позволило сделать вывод о том, что в основе выделения РА лежит интенция говорящего,
тогда как РЖ может быть многоинтенциональным, а, следовательно, включать в себя более
двух РА. Поэтому мы рассмотрели РА и РЖ как разноуровневые единицы.

Речевой акт описывает интенциональное значение, а в основе выделения речевого


поступка лежит коммуникативный смысл высказывания, который выявляется в его
взаимодействии с другими речевыми поступками, а также с мотивами и установками
коммуникантов в контексте целого коммуникативного события. Речевой поступок может
выражать несколько коммуникативных смыслов, некоторые из последних не находят
вербального выражения. Речевые поступки как контекстуально связанные речевые
действия коммуникантов обнаруживают коммуникативные смыслы, которые не могут
быть выражены иллокутивным значением изолированного от контекста высказывания, то
есть коммуникативные смыслы, не свойственные речевым актам.

Что касается сложного вторичного речевого жанра «Объяснение в любви» в литературно-


художественном произведении, то он представляет собой совокупность различных
первичных жанров и их комбинаторику. В анализируемом сложном речевом жанре
доминируют два речевых жанра (с учетом их частных разновидностей): информативный
жанр в авторской речи (речевой жанр описания и повествования) и беседа - в речи
персонажей. Авторские описания целиком посвящены описанию психологического
состояния персонажей, их портретным характеристикам, окружающей их обстановки. Речь
персонажей в жанровом отношении более разнообразна и отражает развитие сюжета. В
совокупности они отображают характер мышления персонажей (старый Джолион, Ирэн,
Соме),

склонных к философским размышлениям, в сознании которых одновременно существует


настоящее и прошлое, которое не отпускает их и заставляет возвращаться к событиям,
чувствам, зрительным и осязательным ощущениям вновь и вновь. Для отображения
подобного уникального состояния автор использует несобственно-прямую речь, где
границы речевых жанров размываются, формально никак не маркируются.

Особенностью сложного речевого жанра «Объяснение в любви» является его


внутрижанровая структура, представляющая собой комбинаторику простых речевых
жанров, которые в свою очередь, присутствуя в различных пропорциях и проявляясь с
различной степенью активности, формируют разновидности сложного речевого жанра
«Объяснение в любви».

Для РЖ «Объяснение в любви» характерно наличие двух и более субъектов, включая не


участвующих непосредственно в диалоге, но являющихся одновременно связующим
звеном, органично вплетенным в ткань художественного текста. Эти субъекты, в свою
очередь, могут представлять собой разноуровневых персонажей различных социальных и
интеллектуальных слоев. Основную роль в раскрытии сильных любовных переживаний
играет внутренняя речь персонажей: аутодиалог, несобственно-прямая речь, внутренний
монолог, а также психологический жест и эмоциональная реакция.

Следует отметить огромную роль лексики в формировании РЖ «Объяснение в любви».


Это средства словесной образности (метафора, метонимия, синекдоха, олицетворение,
образное сравнение, эпитет, гипербола, анафора, эпифора), лексические синонимы,
эмоциональная и экспрессивная лексика, фразеологизмы. Рассматриваемые текстовые
фрагменты изобилуют лексической стилистикой.

Безусловно, стоит подчеркнуть и значение грамматики в формировании речевого жанра


«Объяснение в любви», к которой могут быть отнесены особые случаи использования
главных и второстепенных членов предложения, однородных членов в составе
параллельных конструкций, стилистически значимых структурно-семантических
разновидностей предложений, средств связи, порядка слов и т.д. Особую экспрессию
создает дистантное расположение обособленного определения или приложения
относительно определяемого слова. Велико стилистическое значение порядка слов
(инверсия). В РЖ «Объяснение в любви» много предложений с придаточными места и
времени, поскольку они связаны с повествовательной манерой изложения, типичной
именно для художественных произведений. Большую художественную нагрузку несут
специальные конструкции, функционирующие в речи как средства экспрессивного
синтаксиса: неполные и эллиптические предложения, антиэллипсис, усечение,
позиционно-лексический повтор, парцелляция.
В заключении диссертационного исследования «Объяснение в любви» как сложный
речевой жанр: лексика, грамматика, прагматика» обобщаются основные результаты,
намечаются перспективы дальнейшего исследования.

Перспективы данной проблематики - дальнейшее изучение речевого жанра «Объяснение в


любви» на материалах литературно-художественных произведений как отечественных, так
и зарубежных авторов. Предлагаемая в диссертационном исследовании модель анализа
сложного речевого жанра «Объяснение в любви» может быть применена к анализу других
речевых жанров.

Статьи, опубликованные в ведущих рецензируемых научных журналах, определенных


ВАК:

1. Ползунова М.В. Изучение речевого жанра «Объяснение в любви» (объяснен в любви к


прекрасному) в контексте художественной речи (на матери; художественного произведения
Джона Голсуорси «Сага о Форсайтах») Вестник Южно-Уральского государственного
университета №1 (101) 200 Лингвистика, выпуск 6. Челябинск: Изд-во Южно-Уральско
государственного университета, 2008. С. 79-82 (0,4 п. л.).

2. Ползунова М.В. Изучение речевого жанра «Объяснение в любви» (объяснен в любви к


погибшему возлюбленному) в контексте художественной речи (I материале
художественного произведения Джона Голсуорси «Сага Форсайтах») // Вестник
Челябинского педагогического университета №3 200 Челябинск: Изд-во «Прессто», 2008.
С. 241-254 (0,75 п. л.).

3. Ползунова М.В. Речевой поступок и речевой акт в структуре речевого жан «объяснение
в любви» на материале художественного произведения Джон Голсуорси «Сага о
Форсайтах» // Вестник Южно-Уральского государственног университета №16[116]2008. С.
13-19 (0,65 п. л.).

Другие публикации:

4. Ползунова М.В. Основные направления в современных исследования дискурса И


Актуальные проблемы современной науки. Труды 1-г Международного форума (6-й
Международной конференции) молодых учены Гуманитарные науки. Ч. 34. Языкознание.
Самара, 2005. С. 62-63 (0,01 п. л.)

5. Ползунова М.В. Проблемы типологии речевых жанров // Актуальные проблем


современной науки. Труды 2-го Международного форума (7-о Международной
конференции) молодых ученых и студентов. Гуманитарны науки. 4.37. Языкознание.
Самара: СГТУ, 2006. С. 74-75 (0,01 п. л.)

6. Ползунова М.В. Соотношение речевого жанра и речевого акта прагмалингвистической


концепции российских и зарубежных ученых // Язы литература, ментальность:
разнообразие культурных практик. Материалы 1-о Международной научной конференции.
Курск: КурскГТУ, 2006. С. 229-23 (0,03 п. л.).
Подписано в печать 07.11.08. Формат 60 х 84/(6. Бумага для множ. ап.

Печать на ризографе. Уч.-изд. л. 1,0. Тираж 110 экз. Заказ № 85. Печатно-множительная
лаборатория ОТИ МИФИ г.Озерск, пр.Победы, 48.

Оглавление научной работы автор диссертации —


кандидат филологических наук Ползунова, Марина
Владимировна
Введение

Глава I. Основные направления исследования дискурса

1.1 Дискурс как объект анализа

1.2 Области социопрагматического анализа дискурса

1.3 Теория речевых актов

1.4 Теория речевых жанров М.М.Бахтина

1.5 Модель речевых жанров в концепции Т.В.Шмелевой

1.6 Соотношение речевого акта и речевого жанра

1.7 Дискурс и речевое поведение

1.8 Единицы описания дискурса: речевой поступок и речевой акт

1.9 Типология речевых поступков 64 Выводы

Глава II. Речевой жанр «объяснение в любви» и его репрезентация в художественном


тексте

2.1 Речевой жанр «объяснение в любви к прекрасному» (приложение №1)

2.2 Речевой жанр «объяснение в любви к погибшему возлюбленному» (приложение №3)

2.3 Речевой жанр «неразделенная любовь мужчины к женщине» (приложение №6) 102 2.4.
Речевой жанр «объяснение в любви матери и ребенка» (приложение №7) 124 Выводы

Глава III. Речевой поступок и речевой акт в структуре речевого жанра «объяснение в
любви»
3.1. Речевой акт и речевой поступок в структуре речевого жанра «объяснение в любви
матери и ребенка» (приложение №8)

3.2. Речевой акт и речевой поступок в структуре речевого жанра «неразделенная любовь
мужчины к женщине» (приложение №6)

3.3. Речевой акт и речевой поступок в структуре речевого жанра «объяснение в любви к
погибшему возлюбленному» (приложение №3)

3.4. Речевой акт и речевой поступок в структуре речевого жанра «объяснение в любви к
прекрасному» (приложение № 1) 179 Выводы 183 Заключение 185 Библиографический
список 189 Приложение №1 208 Приложение №2 210 Приложение №3 212 Приложение
№4 215 Приложение №5 218 Приложение №6 220 Приложение №7 226 Приложение №

Введение диссертации2008 год, автореферат по


филологии, Ползунова, Марина Владимировна
Одним из существенных параметров любого текста является его принадлежность к
определенному стилю и его жанровая оформленность.

Наряду с традиционной концепцией литературных жанров в лингвистике последних лет


активно развивается теория речевых жанров. По мнению В. В. Дементьева, «понятие
речевого/коммуникативного жанра является центральным теоретическим представлением
одного из ведущих направлений изучения речи / коммуникации последней трети XX века
-жанроведения (генрологии, генристики). Современная антропологическая лингвистика
опирается на понятие жанра как на один из наиболее эффективных объясняющих
механизмов при рассмотрении ситуации использования языка, механизмов порождения и
интерпретации речи. Теория речевых жанров (ТРЖ) является одной из немногих
действующих на практике моделей коммуникации, учитывающих такие важнейшие
параметры, как ситуация и сфера общения, стиль, интенциональный фактор, форма речи, в
том числе способы оформления начала и конца речи, передачи инициативы в диалоге, а
также стратегии и тактики ведения коммуникации» [2000, с. 153]. Размышляя далее о
соотносимости литературоведческого и речевого жанров и опираясь на работы
основоположника теории речевых жанров М. М. Бахтина, В. В. Дементьев так объясняет
их различие: «Главное отличие РЖ в понимании М. М. Бахтина от традиционного понятия
«жанр» (например, в литературоведении) состоит в том, что у Бахтина это не просто тип
однородных (или одновидовых) произведений литературы, а реплика, целое высказывание
в диалоге (даже когда имеется в виду роман, повесть и т.д.). Он рассматривает РЖ в
аспекте речевого общения - как факт социального взаимодействия людей, как
соотношение и взаимодействие смысловых позиций. Именно диалогичность является
определяющим признаком речевого жанра у Бахтина как единицы речевого общения и
деятельности людей» [2000, с. 157-158].
М. М. Бахтин писал, что богатство и разнообразие речевых жанров необозримо, потому
что неисчерпаемы возможности человеческой деятельности и потому что в каждой сфере
деятельности целый репертуар речевых жанров, дифференцирующийся и растущий по
мере развития и усложнения данной сферы. Особо важно нужно подчеркнуть крайнюю
разнородность речевых жанров (устных и письменных). <. .>

Особенно важно обратить здесь внимание на очень существенное различие между


первичными (простыми) и вторичными (сложными) речевыми жанрами (это не
функциональное различие). Вторичные (сложные) речевые жанры - романы, драмы,
научные исследования разного рода, большие публицистические жанры и т. п. - возникают
в условиях более сложного и относительно высокоразвитого и организованного
культурного общения (преимущественно письменного) — художественного, научного,
общественно-политического и т. п. В процессе своего формирования они вбирают в себя и
перерабатывают различные первичные (простые) жанры, сложившиеся в условиях
непосредственного речевого общения. Эти первичные жанры, входящие в состав сложных,
трансформируются в них и приобретают особый характер: утрачивают непосредственное
отношение к реальной действительности и к реальным чужим высказываниям; например,
реплики бытового диалога или письма в романе, сохраняя свою форму и бытовое значение
только в плоскости содержания романа, входят в реальную действительность лишь через
роман в его целом, то есть как событие литературно-художественной, а не бытовой жизни.
Роман в его целом является высказыванием, как и реплики бытового диалога или частное
письмо (он имеет с ним общую природу), но в отличие от них это высказывание вторичное
(сложное) [М. М. Бахтин, 1979 с.241-327].

Идеи жанроведения представляются плодотворными и перспективными для анализа


литературно-художественных произведений. Речевые жанры неразрывно связаны со
стилем. В свете теории речевых жанров литературно-художественное произведение
рассматривается как речевой акт, речевая 5 деятельность, что обусловлено эстетико-
познавательной и коммуникативной природой текста. К настоящему времени в большей
степени изучены первичные речевые жанры в типологическом освещении. Выявлено и
описано в структурно-композиционном и содержательном освещении множество
отдельных речевых жанров: ссора, утешение, уговоры, обвинение, спор, переговоры,
лесть, болтовня, комплимент, просьба, совет, приветствие, угроза и мн. др. (К. Ф. Седов, К.
А. Долинин, М. Ю. Федосюк, В. В. Леонтьев, С. Ю. Данилов, В. Е. Гольдин, Ст. Гайда, О.
Б. Сиротинина и др.). Но до сих пор не получила развития в полной мере концепция
сложных, комплексных речевых жанров, что особенно важно для исследования
литературно-художественных текстов как вторичных сложных жанров, вбирающих в себя
и гармонически организующих в соответствии с замыслом и концепцией множество
разнообразных первичных жанров.

Каждое литературно-художественное произведение является сложным речевым жанром,


который представляет собой уникальную структуру и компонентами которого могут быть
различные простые речевые жанры, единая целостность которых обладает определенным
композиционным смыслом. По мнению Л. Г. Бабенко, эту целостность можно было бы
обозначить как внутрижанровую структуру. Кроме того, Л. Г. Бабенко предлагает
учитывать диалогическую природу литературно-художественных произведений, их
многоголосие, полифонизм (М. М.Бахтин), обусловленные прежде всего двумя
глобальными антропоцентрами текстов: образом автора и образом персонажа (системой
образов персонажей) [Л. Г. Бабенко, 2004, с.80].

В общих чертах теорию речевых жанров можно охарактеризовать как попытку взглянуть
на речь с точки зрения порождающего ее субъекта. Совмещение или синтез
прагматического и грамматического подходов к исследованию речевых жанров, на наш
взгляд, может дать полное представление о речевой деятельности (в том числе и
интерпретационной) говорящего и слушающего, позволит увидеть особенности речевого 6
поведения коммуникантов. В основе нашего диссертационного исследования лежит
именно такой прагмаграмматический подход к описанию РЖ «объяснение в любви».

Следует отметить, что и сам термин прагматика толкуется в филологии неоднозначно: от


исследования РЖ и обстоятельств их протекания до установления правил (стратегий)
интерпретации РЖ в процессе взаимодействия. Кроме того, к прагматике часто относят не
только знание определенных правил ведения разговора, знание ситуации и т.п., но и
знание закономерностей внешнего мира вообще, объясняющее в определенных случаях, к
примеру, успешность / неуспешность коммуникации. В нашем диссертационном
исследовании мы ограничимся изучением прагматических установок говорящего и их
интерпретацией слушающим, а также психологических и поведенческих реакций
коммуникантов. Современная прагматика занимается не просто описанием отношения
знаков к пользователю языком, а изучением такого сложного явления первичной
коммуникации, как дискурс.

Для нашего исследования принципиальным оказывается разграничение понятий текст и


дискурс. Л. М. Лосева считает, что 1. текст - это сообщение (то, что сообщается) в
письменной форме; 2. текст характеризуется содержательной и структурной
завершенностью; 3. в тексте выражается отношение автора к сообщаемому (авторская
установка). На основе приведенных признаков текст можно определить как сообщение в
письменной форме, характеризующееся смысловой и структурной завершенностью и
определенным отношением автора к сообщаемому [Лосева, 1980,с.4]. По мнению И. Р.
Гальперина, текст обладает двойственной природой — состоянием покоя и движения.
Представленный в последовательности дискретных единиц, текст находится в состоянии
покоя, и признаки движения выступают в нем имплицитно. Но когда текст
воспроизводится (читается), он находится в состоянии движения, и тогда признаки покоя
проявляются в нем имплицитно. При чтении текста 7 происходит перекодирование
сообщения. Сигналы кода, рассчитанные на зрительное восприятие, трансформируются в
слуховые сигналы, не полностью утрачивая характеристики первого кода [И. Р. Гальперин,
1981, с. 18-19]. В нашем случае таким текстом является текст художественного
произведения Джона Голсуорси «Сага о Форсайтах» (вторичной формы коммуникации),
послуживший материалом исследования.

Согласно стилистическому энциклопедическому словарю русского языка под редакцией


М. Н. Кожиной, дискурс обозначает конкретное коммуникативное событие, фиксируемое в
письменных текстах или устной речи, осуществляемое в определенном когнитивно и
типологически обусловленном коммуникативном пространстве. Это означает, с одной
стороны, что прототипический характер коммуникативных процессов обнаруживается в
соотнесенности с той или иной инвариантной моделью текстопорождения и восприятия:
текст существует как представитель определенного типа текста. С другой стороны,
коммуникативно-речевая деятельность и продукты этой деятельности — тексты -
соотносятся с соответствующей ментальной сферой, сосредоточивающей в себе
определенные знания [М. Н. Кожина, 2003].

Дискурс в одном из его возможных пониманий обозначает текст в неразрывной связи с


ситуативном контекстом, определяющем все то, что существенно для порождения данного
высказывания / текста, в связи с ситемой коммуникативно-прагматических и когнитивных
целеустановок адресанта, взаимодействующего с адресатом. В этом смысле дискурс, по
мнению М. Н. Кожиной, характеризует коммуникативный процесс, приводящей к
образованию определенной структуры-текста. Становится очевидным разделение понятий
«текст» и «дискурс» и задач традиционного текстового анализа и анализа дискурса.
Анализ текста направлен в первую очередь на внутритекстовые отношения высказываний
между собой, их пропозициональную и иллокутивную структуру, взаимоотношения
текстового целого и его частей. Дискурсивный анализ сконцентрирован на 8 степени и
характере влияния различных факторов коммуникативно-речевой деятельности, как
непосредственного коммуникативного контекста, так и более широкого
экстралингвистического фона на формирование языковых закономерностей конкретного
произведения. В этом случае значение термина «дискурс» близко пониманию его в
русской стилистике как текста, изучаемого в коммуникативно-деятельностном
функционально-стилистическом аспекте [М. Н. Кожина, 2003].

По трактовке Ю. С. Степанова, дискурс - «язык в языке». Дискурс существует прежде


всего и главным образом в текстах, но таких, за которыми встает особая грамматика,
особый лексикон, особые правила словоупотребления и синтаксиса, особая семантика, - в
конечном счете — особый мир [Ю. С. Степанов, 1995, с.44]. По мнению Н. Д.
Арутюновой, одной стороной дискурс обращен к прагматической ситуации, которая
привлекается для определения связности дискурса, его коммуникативной адекватности,
для выявления его импликаций и пресуппозиций, для его интерпретации.Другой своей
стороной дискурс обращен к ментальным процессам участников коммуникации:
этнографическим, психологическим, социокультурным правилам и стратегиям
порождения понимания речи [Арутюнова, 1990, с. 147]. П. Серио советует признать при
этом, что сам термин дискурс получает множество применений. Он означает, в частности:

1). эквивалент понятия «речь» в соссюровском смысле, т.е. любое конкретное


высказывание;

2). единица, по размеру превосходящая фразу, высказывание в глобальном смысле; то, что
является предметом исследования «грамматики текста», которая изучает
последовательность отдельных высказываний;

3). в рамках теорий высказывания или прагматики «дискурсом» называют воздействие


высказывания на его получателя и его внесение в «высказывательную» ситуацию (что
подразумевает субъекта высказывания, адресата, момент и определенное место
высказывания);

4). при специализации значения 3 «дискурс» обозначает беседу, рассматриваемую как


основной тип высказывания;

5). у Э. Бенвениста «дискурсом» называется речь, присваиваемая говорящим, в


противоположность «повествованию», которая разворачивается без эксплицитного
вмешательства субъекта высказывания;

6). иногда противопоставляются язык и дискурс (langue /discourse) как, с одной стороны,
система малодифференцированных виртуальных значимостей и, с другой, как
диверсификация на поверхностном уровне, связанная с разнообразием употреблений,
присущих языковым единицам. Различается, таким образом, исследование элемента «в
языке» и его исследование «в речи» как «дискурсе»;

7). термин «дискурс» часто употребляется также для системы ограничений, которые
накладываются на неограниченное число высказываний в силу определенной социальной
или идеологической позиции.

8). по традиции АД (анализ дискурса) определяет свой предмет исследования,


разграничивая высказывание и дискурс.

Высказывание - это последовательность фраз, заключенных между двумя семантическими


пробелами, двумя остановками в коммуникации; дискурс -это высказывание,
рассматриваемое с точки зрения дискурсивного механизма, который им управляет. Таким
образом, взгляд на текст с позиции его структурирования «в языке» определяет данный
текст как высказывание; лингвистическое исследование условий производства текста
определяет его как «дискурс» [Серио, 2001, с. 549-551].

В нашем диссертационном исследовании мы имеем дело с дискурсом, который связан с


первичной формой коммуникации - взаимодействием (в первую очередь, речевым)
персонажей. Коммуникативная природа таких различных видов речевой деятельности, как
естественная и художественная коммуникация, еще не получила должного изучения и
описания. В художественном тексте оказывается сымитирована первичная коммуникация
(непосредственное общение персонажей). В художественном тексте автор

10 воспроизводит реальную действительность. По мнению О. С. Сапожниковой, «перед


писателем стоит задача сохранить или передать определенную иллокутивную позицию,
симулировать иллокутивный акт, который он реально не совершал»
[Сапожникова,1998,с.85].

В свете современной теории речевых жанров дискурсивный анализ проводится в


соответствии с моделью Т. В. Шмелевой, включающей в модель речевого жанра
следующий набор параметров: коммуникативная цель, противопоставляющая четыре
жанровых типа (информативные, императивные, этикетные, оценочные); образ автора,
отражающий необходимую информацию о говорящем; образ адресата, включающий
важную для формирования жанра информацию о собеседнике; образ прошлого и образ
будущего, обнаруживающие тесную зависимость от предыдущих и последующих
эпизодов общения в условиях коммуникативного континуума; тип диктумного
(событийного) содержания, оказывающий влияние на выбор жанра в рамках данной
ситуации; языковое воплощение («спектр возможностей, лексических и грамматических
ресурсов жанра» [Шмелева 1997]. При анализе дискурса в теории речевых актов мы
опираемся на классификацию Дж. Серля, в которой он выделяет речевые акты на основе
их иллокутивной силы (репрезентативы, рогативы, комиссивы, директивы, декларации). А
при интерпретации дискурса с точки зрения речевых поступков пользуемся типологией
речевых поступков, предложенной И. Н. Борисовой, которая выделяет основные классы
речевых поступков по принципу сходства их коммуникативного смысла.

Говоря о непосредственном речевом взаимодействии, о первичной коммуникации, мы


обращаемся к монологической и диалогической форме общения. Это позволяет увидеть не
только процесс продуцирования речи, но и процесс ее восприятия: РЖ существует в
определенных коммуникативных ситуациях, а кроме того, оказывается включенным в
структуру диалога. В связи с этим перспективы теории речевых жанров видятся в
следующем: в попытке синтеза грамматического и прагматического подходов к их
изучению, что позволит увидеть воплощение намерения посредством определенных
речевых средств; в обращении не только к отдельному речевому действию, но и к
взаимодействию участников коммуникации (к прагматической установке слушающего и к
интерпретации слушающим прагматической установки говорящего).

Объектом исследования является сложный речевой жанр «Объяснение в любви»,


репрезентируемый в художественном тексте Джона Голсуорси «Сага о Форсайтах»
(романы «Собственник», «В петле» и две интерлюдии — «Последнее лето Форсайта» и
«Пробуждение») в контексте определенной коммуникативной ситуации.

Предмет исследования - типологические разновидности речевого жанра «Объяснение в


любви» как сложного речевого жанра и особенности его воплощения в художественном
тексте Джона Голсуорси «Сага о Форсайтах» (романы «Собственник», «В петле» и две
интерлюдии - «Последнее лето Форсайта» и «Пробуждение»).

Актуальность исследования обусловлена тем, что проблема изучения жанров речи в


настоящее время является малоразработанной, статус жанроведения еще недостаточно
определился. Актуальность поставленной проблемы связана с исследованием
художественного текста в аспекте теории речевых жанров. Большинство работ,
посвященных исследованию речевых жанров, выполнены на материале устной речи
(семейная беседа, рассказывание анекдота), естественной письменной речи (объявление,
граффити, записка), публицистических текстов. Художественные тексты в меньшей
степени рассматриваются в аспекте теории речевых жанров, хотя основоположник теории
речевых жанров М. М. Бахтин говорил в том числе и о тексте как материале исследования
речевых жанров.
Диссертационное исследование связано с перспективным направлением теории речевых
жанров (ТРЖ). Исследование обращено к изучению конкретного речевого жанра
«Объяснение в любви», репрезентируемого в художественном тексте, в нем осуществлен
многоаспектный подход к его

12 изучению и теория речевых жанров, осмысленная в соотношении со смежными


теориями — теорией речевых актов, речевого поведения и речевого поступка. Актуальной
представляется и попытка проанализировать речевое действие не отдельного говорящего,
но речевое взаимодействие коммуникантов.

Впервые проведено исследование сложного речевого жанра «Объяснение в любви» на


материале художественного текста Джона Голсуорси «Сага о Форсайтах» (романы
«Собственник», «В петле» и две интерлюдии -«Последнее лето Форсайта» и
«Пробуждение»).

Теоретическая база проведенного исследования сложилась под влиянием отечественных и


зарубежных работ в области анализа дискурса (Н. Д. Арутюнова, JI. Г. Бабенко, Т. Г.
Винокур, В. В. Виноградов, И. Р. Гальперин, Ст. Гайда, В. Е. Гольдин, В. И. Карасик, М. JI.
Макаров, П. Серио, И. П. Сусов, JI. В. Цурикова и др.); теории речевых жанров (М. М.
Бахтин, Г. И. Богин, В. В. Дементьев, М. В. Китайгородская, Н. Н. Розанова, К. Ф. Седов,
О. Б. Сиротинина, М. Ю. Федосюк, Т. В. Шмелева и др,); теории речевых актов (Дж. JI.
Остин, Д. Франк, А. Вежбицка, Т. А. ван Дейк, В. Г. Гак, D. Hymes, Е. Goffman, S.
Levinson, J. Searle, J. Morgan); теории речевого поведения (JI. И. Анцыферова, В. Н.
Артемов, В. В. Богданов, И. Н. Борисова, Е. М. Верещагин, Л. С. Выготский, А. Р. Лурия,
Н. В. Глаголев, Т. М. Дридзе, Е. А. Земская, А. К. Михальская, Т. М. Николаева, Н. И.
Формановская, Т. Д. Шевеленкова, S. Ervin-Tripp, L. Thayer и др.).

Научная новизна диссертационного исследования заключается не только в привлечении


нового материала, но и в теоретическом обосновании структуры сложного речевого жанра,
в попытке моделирования этой структуры, в выявлении разновидностей речевого жанра.
Особенностью сложного речевого жанра «Объяснение в любви» является его
внутрижанровая структура, представляющая собой комбинаторику простых речевых
жанров, которые в самом общем виде можно классифицировать как информативные,
императивные, этикетные и оценочные. Вышеназванные

13 простые речевые жанры в свою очередь, присутствуя в различных пропорциях и


проявляясь с различной степенью активности, формируют разновидности сложного
речевого жанра «Объяснение в любви». Проведен комплексный анализ речевого
взаимодействия говорящего и слушающего в рамках конкретной коммуникативной
ситуации с учетом избранного коммуникативного жанра. В исследовании осуществлен
интегрирующий подход к описанию сложного речевого жанра «Объяснение в любви», что
позволило не только продемонстрировать «синтез» прагматического, коммуникативного,
грамматического и деятельностного подходов в изучении речи, но и выработать
методологию изучения речевого взаимодействия в условиях непосредственной
коммуникации. Цель работы - исследование природы сложного речевого жанра
«Объяснение в любви» и особенностей его репрезентации в художественном тексте.
Поставленная цель предполагает решение следующих задач:

- выявление структурных особенностей речевого жанра «Объяснение в любви»;

- обнаружение роли лексики в формировании речевого жанра «Объяснение в любви»;


выявление роли грамматики (синтаксис и морфология) в формировании речевого жанра
«Объяснение в любви»;

- описание типологических разновидностей речевого жанра «Объяснение в любви» в


художественном тексте в соотнесенности с типами персонажей и типами передаваемой
литературно-художественной информации.

- выявление внутрижанровой речевой структуры в типологических разновидностях


сложного речевого жанра «Объяснение в любви»;

- описание речевого акта и речевого поступка как разноуровневых единиц в структуре


сложного речевого жанра «Объяснение в любви». Положения, выносимые на защиту:

1. Сложный вторичный речевой жанр «Объяснение в любви» представляет собой


совокупность различных первичных жанров и их

14 комбинаторику в литературно-художественном произведении Дж. Голсуорси «Сага о


Форсайтах» (РЖ описания, повествования, рассуждения, размышления, философского
высказывания, повествования-афоризма, повествования-исповеди, комплимента,
сомнения, признания, воспоминания, приказа, просьбы, совета-поучения, уловки, обмана,
эмоционально-оценочного рефлексива, эмоционально-оценочного регулятива и т. д). В
анализируемом сложном речевом жанре доминируют два простых речевых жанра (с
учетом их частных разновидностей): информативный жанр в авторской речи (речевой
жанр описания и повествования) и беседа - в речи персонажей.

2. Для речевого жанра «Объяснение в любви» характерно наличие двух и более


разноуровневых по полу и возрасту субъектов (включая не участвующих непосредственно
в диалоге) различных социальных и интеллектуальных слоев.

3. Большую роль в формировании речевого жанра «Объяснение в любви» в «Саге о


Форсайтах» играет внутренняя речь (аутодиалог, внутренний монолог, несобственно-
прямая речь), используемая для передачи психологического состояния персонажа, для
описания его интеллектуального и эмоционального мира.

4. Основную роль в формировании речевого жанра «Объяснение в любви» играет лексика,


лексические синонимы, эмоциональная и экспрессивная лексика, фразеологизмы, а также
средства словесной образности (метафора, метонимия, синекдоха, олицетворение,
образное сравнение, эпитет, гипербола, анафора, эпифора).
5. Особенности грамматики речевого жанра «Объяснение в любви» заключаются в
обильном использовании однородных членов в составе параллельных конструкций,
стилистически значимых структурно-семантических разновидностей предложений
(усеченные конструкции, эллипсис, антиэллипсис, парцелляция), средств связи, порядка
слов (инверсия).

6. В структуре сложного речевого жанра «Объяснение в любви» РА и первичный РЖ —


разноуровневые единицы: в основе выделения речевого акта лежит интенция говорящего,
тогда как РЖ может быть многоинтенциональным, т.е. включать в себя два и более РА.

7. Понятия речевого поступка и речевого акта в структуре сложного речевого жанра


«Объяснение в любви» являются различными способами описания речевых действий и по
объему и степени абстракции не совпадают: смысл речевого поступка психологичен и
межсубъектен, речевой поступок конкретно адресован и контекстуален.

8. Категория коммуникативной координации как категория диалогического дискурса


основывается на глобальной прагматической связности разговорного диалога. Эта
категория участвует в формировании модуса интегративности текста диалога, а именно
его межличностной коммуникативной модальности, тональности, оценочности, что
особенно важно для сложного речевого жанра «Объяснение в любви».

Теоретическая значимость. Диссертационное исследование представляет собой


дальнейшую разработку речевых жанров, выявляет соотношение разноуровневых единиц
(речевого жанра, речевого акта, речевого поступка), что вносит свой вклад в теорию
жанроведения.

Выявлена и описана внутрижанровая речевая структура сложного речевого жанра


«Объяснение в любви», представляющая собой комбинаторику простых речевых жанров
(описания, повествования, рассуждения, размышления, просьбы, приказа, совета,
комплимента, признания, исповеди и т. д.), а также роль лексики и роль грамматики в
формировании сложного речевого жанра «Объяснение в любви». Исследована природа
сложного речевого жанра «Объяснение в любви», описаны его типологические

16 разновидности (РЖ «Любовь к прекрасному», «Объяснение в любви погибшему


возлюбленному», «Неразделенная любовь мужчины к женщине» и «Любовь матери и
ребенка») в соотнесенности с типами передаваемой литературно-художественной
информации.

Практическая значимость работы связана с возможностями использования результатов


исследования в курсах «Лингвистический анализ текста», «Филологический анализ
текста», «Культура речи», «Теория коммуникации», «Риторика», в разработке спецкурсов и
спецсеминаров по коммуникативной грамматике.

Апробация работы. Основные положения диссертации изложены в виде шести


публикаций и представлены в ряде тезисов и докладов на международных научных и
научно-практических конференциях: на международных конференциях «Актуальные
проблемы современной науки» (Самара, 2005 и 2006 г.); на международной конференции
«Язык, литература, ментальность: разнообразие культурных практик» (Курск, 2006 г.); на
нучно-практической конференции «Дни науки-2008» (Озерск, 2008). Автор выступал с
докладами на аспирантских семинарах кафедры современного русского языка Уральского
государственного Университета им. А. Горького. Диссертация обсуждена на заседании
кафедры современного русского языка Уральского государственного Университета им. А.
М. Горького.

Материалом для исследования послужили 84 текстовых фрагментов из трилогии Джона


Голсуорси «Сага о Форсайтах» (романы «Собственник», «В петле» и две интерлюдии
«Последнее лето Форсайта» и «Пробуждение»), представляющие собой репрезентацию
конкретной коммуникативной ситуации, организованной определенным событием и
выбором речевого жанра «Объяснения в любви».

Методы исследования: функциональный метод, комплексный метод изучения речи,


многоаспектный анализ взаимосвязи разноуровневых единиц в процессе их
функционирования, контекстуальный анализ лексических

17 языковых единиц, выявленных из анализируемых текстовых фрагментов, метод


семантической и логической интерпретации текста, описательный метод, метод
количественного анализа, включающий статистическую обработку и графическое
представление количественных данных. Структура работы. Диссертация состоит из
введения, трех глав, заключения, библиографического списка и восьми приложений. В
диссертации 230 страниц.

Заключение научной работыдиссертация на тему


""Объяснение в любви" как сложный речевой жанр:
лексика, грамматика, прагматика"
В данной главе мы проанализировали еще один диалог между Ирэн и ее маленьким сыном
с точки зрения теории речевых жанров. Что касается теории речевых жанров, то в этом
текстовом фрагменте доминирует информативный жанр, включающий в себя речевые
жанры разъяснение, жалоба, разъяснение-уточнение, повествование, комплимент,
согласие, подтверждение, утешение.

Второй по значимости - императивный жанр, представленный речевыми жанрами


призыва, жалобы, утешения, просьбы, эмоциональной просьбы, косвенной просьбы.

Мы рассмотрели структуру речевого жанра «Объяснение в любви» в 4-х вариантах (РЖ


«Объяснение в любви матери и ребенка», РЖ «Объяснение в любви к прекрасному», РЖ
«Объяснение в любви к погибшему возлюбленному», РЖ «Неразделенная любовь
мужчины к женщине») с точки зрения теории речевого поведения и теории речевых актов,
что позволяет сделать вывод о том, что иллокутивная сила речевого акта не всегда
совпадает с коммуникативным смыслом речевого поступка, так как коммуникативный
смысл интерсубъектен, он определяется не только иллокуцией высказывания, но всем
контекстом и жанром коммуникативного события, а именно мотивирующими состояниями
Ирэн и ее сына, Ирэн и старого Джолиона, Ирэн и Сомса, их коммуникативными целями и
их способами языкового воплощения.

Наблюдение за динамикой взаимной ориентации речевого поведения участников диалога


сделало возможным выявить степени коммуникативной координации речевого поведения,
на основании которых выделяются базовые координативные типы диалогов: консентный,
конформный, полемичный и конфликтный. Мы проанализировали данные текстовые
фрагменты с точки зрения коммуникативной координации, т.е. согласованности речевых
поступков в интеракции и речевых партий в данных диалогах как целом. Это позволяет
заключить, что, например, коммуникативные интенции Ирен и маленького Джона, а также
Ирэн и старого Джолиона согласованны, их речевое поведение можно назвать
кооперативным, модально-оценочные смыслы их речевых поступков -солидарными,
тональность общения - унисонной (эмоциональное отношение к друг другу), их
коммуникативную активность - симметричной, так как они поддерживают
коммуникативные инициативы друг друга. Все вышеизложенное позволяет оценить
коммуникативный результат РЖ «Объяснение в любви матери и ребенка», РЖ
«Объяснение в любви к погибшему возлюбленному» и РЖ «Объяснение в любви к
прекрасному» как положительный, особенно в модальной и практической сферах, а это, в
свою очередь, дает основание назвать координативный тип данных диалогов консентным.

Что касается РЖ «Неразделенная любовь мужчины к женщине», то с точки зрения


коммуникативной координации его следует отнести к полемическому типу, так как данная
коммуникативная координация проявляется в прекословных» разговорах, характеризуется
согласованностью коммуникативных интенций речевых поступков в интеракции, но
ослабленной кооперативностью речевого поведения, отсутствием солидарности модально-
оценочных смыслов, нейтральной, с возможными отклонениями от унисонной
тональностью общения, а также взаимной поддержки коммуникативных инициатив,
нейтральным или не вполне гармоничным коммуникативным результатом. Все
вышеперечисленное имеет место в диалоге между Ирэн и Сомсом. Кроме того, в данном
диалоге наблюдается и интерперсональная модальность — отношение к партнеру
коммуникации (к Сомсу), о чем ярко свидетельствуют речевые партии Ирэн.

Заключение

Данное исследование, выполненное в русле прагмаграмматического подхода, представляет


собой изучение сложного комплексного речевого жанра «Объяснение в любви»,
репрезентированного в художественном тексте. Мы проанализировали речевой жанр
«Объяснение в любви» в четырех вариантах: РЖ «Объяснение в любви к прекрасному»,
РЖ «Объяснение в любви к погибшему возлюбленному», РЖ « Неразделенная любовь
мужчины к женщине», РЖ «Объяснение в любви матери и ребенка», а также описали
речевые поступки и речевые акты в структуре вторичного речевого жанра «Объяснение в
любви», а именно РЖ «Объяснение в любви к прекрасному», РЖ «Объяснение в любви к
погибшему возлюбленному», РЖ «Объяснение в любви матери и ребенка» и РЖ
«Неразделенная любовь мужчины к женщине». Это позволяет сделать вывод о том, что в
основе выделения РА лежит интенция говорящего, тогда как РЖ может быть
многоинтенциональным, а, следовательно, включать в себя более двух РА. Поэтому мы
рассмотрели РА и РЖ как разноуровневые единицы. Речевой акт описывает
интенциональное значение, а в основе выделения речевого поступка лежит
коммуникативный смысл высказывания, который выявляется в его взаимодействии с
другими речевыми поступками, а также с

185 мотивами и установками коммуникантов в контексте целого коммуникативного


события. Речевой поступок может выражать несколько коммуникативных смыслов,
некоторые из последних не находят вербального выражения. Речевые поступки как
контекстуально связанные речевые действия коммуникантов обнаруживают
коммуникативные смыслы, которые не могут быть выражены иллокутивным значением
изолированного от контекста высказывания, то есть коммуникативные смыслы, не
свойственные речевым актам.

Что касается сложного вторичного жанра «Объяснение в любви» в литературно-


художественном произведении Джона Голсуорси «Сага о Форсайтах», то он представляет
собой совокупность различных первичных жанров и их комбинаторику. В анализируемом
речевом жанре доминируют два речевых жанра (с учетом их частных разновидностей):
информативный жанр в авторской речи (речевой жанр описания и повествования) и беседа
- в речи персонажей. Авторские описания целиком посвящены описанию
психологического состояния персонажей, их портретным характеристикам, окружающей
их обстановки. Речь персонажей в жанровом отношении более разнообразна и отражает
развитие сюжета. В совокупности они отображают характер мышления персонажей
(старый Джолион, Ирэн, Соме), склонных к философским размышлениям, в сознании
которых одновременно существует настоящее и прошлое, которое не отпускает их и
заставляет возвращаться к событиям, чувствам, зрительным и осязательным ощущениям
вновь и вновь. Для отображения подобного уникального состояния автор использует
несобственно-прямую речь, где границы речевых жанров размываются, формально никак
не маркируются.

Итак, характеризуя данные текстовые фрагменты в целом, мы рассмотрели их


внутрижанровую речевую структуру, проанализировали структурированность сложного
речевого жанра «Объяснение в любви», который, как и любой вторичный речевой жанр,
обладает спецификой композиционного сцепления различных простых речевых жанров.

Особенностью сложного речевого жанра «Объяснение в любви» является его


внутрижанровая структура, представляющая собой комбинаторику простых речевых
жанров, которые в свою очередь, присутствуя в различных пропорциях и проявляясь с
различной степенью активности, формируют разновидности сложного речевого жанра
«Объяснение в любви». В заключение следует сказать, что для РЖ «Объяснение в любви»
характерно наличие двух и более субъектов, включая не участвующих непосредственно в
диалоге, но являющихся одновременно связующим звеном, органично вплетенным в ткань
художественного текста. Эти субъекты, в свою очередь, могут представлять собой
разноуровневых персонажей различных социальных и интеллектуальных слоев. Основную
роль в раскрытии сильных любовных переживаний играет внутренняя речь персонажей:
аутодиалог, несобственно-прямая речь, внутренний монолог, а также психологический
жест и эмоциональная реакция.

Хочется отметить огромную роль лексики в формировании РЖ «Объяснение в любви».


Это средства словесной образности (метафора, метонимия, синекдоха, олицетворение,
образное сравнение, эпитет, гипербола, анафора, эпифора), лексические синонимы,
эмоциональная и экспрессивная лексика, фразеологизмы. Рассматриваемые текстовые
фрагменты изобилуют лексической стилистикой.

Безусловно, стоит подчеркнуть и значение грамматики в формировании речевого жанра


«Объяснение в любви», к которой могут быть отнесены особые случаи использования
главных и второстепенных членов предложения, однородных членов в составе
параллельных конструкций, стилистически значимых структурно-семантических
разновидностей предложений, средств связи, порядка слов и т.д. Особую экспрессию
создает дистантное расположение обособленного определения или приложения
относительно определяемого слова. Велико стилистическое значение порядка слов
(инверсия). В РЖ «Объяснение в любви» много предложений с придаточными места и
времени, поскольку они связаны с повествовательной

187 манерой изложения, типичной именно для художественных произведений. Большую


художественную нагрузку несут специальные конструкции, функционирующие в речи как
средства экспрессивного синтаксиса: неполные и эллиптические предложения,
антиэллипсис, усечение, позиционно-лексический повтор, парцелляция. При этом
экспрессивность синтаксиса следует понимать как отражение в предложении
эмоциональных проявлений и волевых усилий говорящего; как средство логического
усиления изобразительности, выразительности, оценочности - одним словом,
прагматического потенциала высказывания; как способность синтаксической конструкции
к акцентированному выражению образности и новизны мысли.

Безусловно, данная проблематика заслуживает более полного и подробного рассмотрения


и описания.

Источник

Джон Голсуорси Сага о Форсайтах (на английском языке)/ М., 1974.-Ч. 1,2.

Список научной литературыПолзунова, Марина


Владимировна, диссертация по теме "Теория языка"
1. Аллен, Перро 1986 Ален Дэ/с. Ф., Перро Р. Выявление коммуникативного намерения,
содержащегося в высказывании // Новое в зарубежной лингвистике. Вып. 17. Теория
речевых актов. М.: Прогресс, 1986. С. 322-363.
2. Анцыферова 1969 — Анцыферова Л.И. Принцип связи психики и деятельности и
методология психологии // Методологические и теоретические проблемы психологии. М.:
Наука, 1969. С.57-117.

3. Арнольд 1974 Арнольд И.В. Стилистика декодирования: Курс лекций. Л., 1974

4. Арнольд 1978 Арнольд И.В. Значение сильной позиции для интерпретации


художественного текста // Иностр.яз. в шк., 1978. №4.

5. Арнольд И.В. 1982 -Арнольд И.В. Импликация как прием построения текста и предмет
филологического изучения // Вопр. Языкознания, 1982. №4. С.83-91

6. Арутюнова 1981 Арутюнова Н.Д. Фактор адресата // Изв. АН СССР. Сер. лит. и яз. 1981.
Т.40, №4. С.367-386.

7. Арутюнова 1990 Арутюнова Н.Д. Метафора и дискурс // Теория метафоры. М., 1990.
С.5-32

8. Арутюнова 1990а Арутюнова Н.Д. дискурс // Лингвистический энциклопедический


словарь. М.: Сов. Энциклопедия, 1990.С. 136-137.

9. Арутюнова 1990а Арутюнова Н.Д. Феномен второй реплики или о пользе спора //
Логический анализ языка: Противоречивость и аномальность текста. М.: Наука, 1990. С.
175-189.

10. Арутюнова, Падучева 1991 Арутюнова Н.Д., Падучева Е.В. Истоки, проблемы и
категории прагматики // Новое в зарубежной лингвистике. Вып. 16. М., 1985.

11. Артемов 1958 Артемов В.А. Курс лекций по психологии. 2-е изд. Харьков: изд-во
Харьк. Ун-та, 1958. 421 с.

12. Бабенко 1989 Бабенко Л.Г. Лексические средства обозначения эмоций в русском языке.
Свердловск, 1989

13. Бабенко 2000 — Бабенко Л.Г. Лингвистический анализ художественного текста / Л.Г.
Бабенко, И.Е. Васильев, Ю.В. Казарин. Екатеринбург, 2000.

14. Бабенко 2004 Бабенко Л.Г., Казарин Ю.В. Филологический анализ текста. М.:
Академический проект; Екатеринбург: Деловая книга, 2004.

15. Балли 1961 Баллы Ш. Французская стилистика. М.: Изд-во иностр. лит., 1961. 394 с.

16. Балли 1955 Балли Ш. Общая лингвистика и вопросы французского языка. М.: Изд-во
иностр. лит., 1955.416 с.
17. Баранов, Крейдлин 1992а Баранов А.Н., Крейдлин Г.Е. Иллокутивное вынуждение в
структуре диалога 11 Вопр. языкознания. 1992. №3. С. 84-93.

18. Баранов, Крейдлин 19926 Баранов А.Н., Крейдлин Г.Е. Структура диалогического
текста: лексические показатели минимальных диалогов // Вопр. языкознания. 1992. №3. С.
84-93.

19. Бахтин 1979 Бахтин М.М. Эстетика словесного творчества. М.: Искусство, 1979. 424 с.

20. Бахтин 1986 Бахтин М.М. К философии поступка // Философия и социология науки и
техники: Ежегодник, 1984-1985. М., 1986. С.82-138.

21. Бахтин 1996 Бахтин М.М. Собрание сочинений. Т.5: Работы 1940-х -начала 1960-х
годов. М., 1996.190

22. Беляева 1992 — Беляева Е.И. Грамматика и прагматика побуждения: Английский язык.
Воронеж: изд-во ВГУ, 1992.

23. Бенвенист 1974 Бенвенист Э. Общая лингвистика. М.: Прогресс, 1974. 447 с.

24. Блохина 1990 Блохина И.А. Типологические свойства и коммуникативные смыслы


междометных высказываний: Автореф. дис. . канд. филол. наук. М., 1990. 24 с.

25. Богданов 1983 — Богданов В.В. Иллокутивная функция выказывания и


перфомативный глагол // Содержательные аспекты предложения и текста. Калинин: Изд-во
Калинин, ун-та, 1983. С. 27-38.

26. Богданов 1985 — Богданов В.В. Перформативное предложение и его парадигмы //


Прагматические и семантические аспекты синтаксиса. Калинин: Издательство Калинин:
Изд-во Калинин, ун-та, 1985. С. 1828.

27. Богданов 1986 — Богданов В.В. Молчание как нулевой речевой акт и его роль в
вербальной коммуникации высказывания // Языковое общение и его единицы. Калинин:
Изд-во Калинин, ун-та, 1986. С. 1218.

28. Богданов 1990а Богданов В.В. Коммуникативная компетенция и коммуникативное


лидерство // Язык, дискурс, личность. Тверь: Изд-во Твер. ун-та, 1990. С. 26-31.

29. Богданов 19906 Богданов В.В. Речевое общение: прагматические и семантические


аспекты. Л.: Изд-во С.-петербург. Ун-та, 1990. 88 с.

30. Богданов 1993 Богданов В.В. Текст и текстовое сообщение. СПб.: Изд-во С.-Петербург,
ун-та, 1993. 67 с.
31. Богин 1998 Богин Г.И. Индивидуация по речевому жанру в систеие действий языковой
личности // Языковая личность: жанровая речевая деятельность: Тез. докл. науч. конф.,
Волгоград, 6-8 октября 1998 г. Волгоград: Перемена, 1998. С. 16-18.

32. Богомолова 1991 Богомолова H.H. Социальная психология печати, радио и


телевидения. М.: Изд-во Моск. ун-та, 1991. 126 с.

33. Бондаренко 1998 Бондаренко A.B. О стратификации семантики // Общее языкознание и


теория грамматики. — СПб., 1998. - С.51-63.

34. Борисова 1996 Борисова H.H. Дискурсивные стратегии в разговорном диалоге //


Русская разговорная речь как явление городской культуры. Екатеринбург: Арго, 1996. С.
21-49.

35. Борисова 2000 — Борисова if.//.Замысел разговорного диалога в структуре


коммуникации // Культурно- речевая ситуация в современной России. Екатеринбург: Изд-
во Урал, ун-та, С. 241-272.

36. Булыгина, Шмелев 1994 Булыгина Т.В., Шмелев А.Д. Оценочные речевые акты извне и
изнутри // Логический анализ языка: Язык речевых действий. М.: Наука, 1994. С. 49-59.

37. Вежбицка 1978 — Вежбицка А. Метатекст в тексте // Новое в зарубеж. Лингвистике.


Вып.8. Лингвистика текста. М.: Прогресс, 1978. С. 402425.

38. Вежбицка 1985 Вежбицка А. Речевые акты // Новое в зарубежн. Лингвистике. Вып. 16.
Лингвистическая прагматика. М.: Прогресс, 1985. С. 251-275.

39. Вежбицка 1997 Вежбицка А. Речевые жанры // Жанры речи. Вып. 1. Саратов: Колледж,
1997. С. 99-112.

40. Вендлер 1985 Вендлер 3. Иллокутивное самоубийство // Новое в зарубеж.


Лингвистике. Вып. 16. Лингвистическая прагматика. М.: Прогресс, 1985. С. 238-250.

41. Верещагин 1990 Верещагин ЕМ. Тактико- ситуативный подход к речевому поведению
(поведенческая ситуация «угроза») // Russistik. Русистика. 1990. №1. С. 26-32.

42. Верещагин 1991 — Вереъцагин Е.М. Коммуникативные тактики как поле


взаимодействия языка и культуры // Русский язык и современность: Проблемы и
перспективы развития русистики:192

43. Всесоюз. Науч. Конф., Москва, 20-23 мая 1991г.: доклады. Ч. 1. М., 1991. С. 32-44.

44. Викторова 1999 — Викторова Е.Ю. Коммуникативы в русской разговорной речи //


Вопросы стилистики. Вып. 28. Антропоцентрические речевого поведения. М.: Наука,
1993. 172 с.
45. Винарская 1989 — Винарская E.H. Выразительные свойства текста. М., 1989.

46. Виноградов 1971 Виноградов В.В. О теории художественной речи. М., 1971.

47. Виноградов 1980 — Виноградов В.В. О языке художественной прозы: Избр. тр. М.,
1980.

48. Винокур 1925 Винокур Г. Культура языка: Очерки лингвистической технологии. М.,
1925.

49. Винокур 1991 Винокур Г.О. О языке художественной литературы. М., 1991.

50. Винокур 1993а Винокур Т.Г. Говорящий и слушающий: Варианты аспект. М.: Наука,
1993. С. 5-29.

51. Вольф 1989 Вольф Е.М. Эмоциональные состояния и их представление в языке //


логический анализ анализ языка: Проблемы интенсиональных и прагматических
контекстов. М.: Наука, 1989. С. 55-76.

52. Выготский 1999 Выготский JI.C. Мышление и речь. М.: Лабиринт, 1999.352 с.

53. Выготский, Лурия 1993 — Выготский Л.С., Лурия А.Р. Этюды по истории поведения:
Обезьяна. Примитив. Ребенок. М.: Педагогика-Пресс, 1993. 224 с.

54. Галлямова 1999 Галлямова Н.П. Речевой жанр «объяснение, признание в любви»
(семантико-прагматический аспект) //Руссистика сегодня. 1999. № 1-2

55. Гальперин 1981 — Гальперин И.Р. Текст как объект лингвистического исследования.
М., 1981.

56. Гайда 1992 -Гайда Ст. Стилистика и генология // Статус стилистики в современном
языкознании: Межвуз. сб. науч. тр. Пермь: Изд-во перм. ун-та, 1992. С. 26-41.

57. Гайда 1999 Гайда Ст. Жанры разговорных высказываний // Жанры речи. Вып.2.
Саратов: Колледж, 1999. С. 103-112.

58. Гак 1973а Гак В.Г. Высказывание и ситуация // Проблемы структурной лингвистики.
1972. М.: Наука, 1973. С. 349-372.

59. Гастева 1993 — Гастева Н.Н. Особенности употребления релятивов согласия в


разговорном диалоге: (К вопросу о нормах в разговорной речи) // Вопросы стилистики.
Вып. 25. Проблемы культуры речи. Саратов: Изд-во Саратов, ун-та, 1993. С. 107-114.

60. Гиндин 1994 Гиндин С.И. речевые действия и речевые произведения // Логический
анализ языка: Язык речевых действий. М.: Наука, 1994. С. 59-63.
61. Глаголев 1985 — Глаголев Н.В. Вычленение семантических элементов
коммуникативной стратегии в тексте // Филол. науки. 1985, №2. С. 55-62.

62. Гловинская 1992 Гловинская М.Я. Русские речевые акты и вид глагола // Логический
анализ языка: Модели действия. М.: наука, 1992. С. 123-130.

63. Гольдин 1997 — Голъдин В.Е. Имена речевых событий, поступков и жанры русской
речи // Жанры речи. Вып. 1. Саратов: Колледж, 1997. С. 23-34.

64. Гольдин 1999 — Голъдин В.Е. Проблемы жанроведения // Жанры речи. Вып.2. Саратов:
Колледж, 1999. С. 4-6.

65. Гордон, Лакофф 1985 — Гордон Д., Лакофф Дж. Постулаты речевого общения // Новое
в зарубежной лингвистике. Вып. 16. лингвистическая прагматика. М.: Прогресс, 1985. С.
276-302.

66. Горелов 1980 — Горелов И.Н. Невербальные компоненты коммуникации. М.: Наука,
1980. 104 с.

67. Городецкий 1990 — Городецкий Б.Ю. От лингвистики языка к лингвистике общения //


Язык и социальное познание. М.: Изд-во АН СССР, 1990. с. 39-56.

68. Грайс 1985 — Грайс Г.П. Логика и речевое общение // Новое в зарубеж. лингвистике.
Вып. 16. Лингвистическая прагматика. М.: прогресс, 1985. С. 217-237.

69. Дейк 1978 Дейк Т.А. Ван. Вопросы прагматики текста // Новое в зарубеж. лингвистике.
Вып. 8. Лингвистика текста. М.: Прогресс, 1978. С. 259-337.

70. Дейк 1988 Дейк Т.А. Ван., Кинг В. Стратегии понимания связного текста // Новое в
зарубежной лингвистике. Вып.23: Когнитивные аспекты языка. М., 1988.

71. Дейк 1989-Дейк Т.А. Ван. Язык. Познание. Коммуникация. М., 1989.

72. Демьянков 1981 Демъянков В.З. Прагматические основы интерпретации высказывания


// Известия АН СССР. Серия литературы и языка. 1981 40/4.

73. Дементьев 1997 — Дементьев В.В. Фатические и информативные коммуникативные


интенции: Проблемы коммуникативнойкомпетенции и типология речевых жанров //
Жанры речи.

74. Вып. 1 Саратов: Колледж, 1997. С. 34-43.

75. Дементьев 1999а Дементьев В.В. Антропоцентризм непрямой коммуникации //


Вопросы стилистики: Межвуз. сб. науч. тр. Вып. 28. Антропоцентрические исследования.
Саратов: Изд-во Саратов, унта,1999. С. 48-67.
76. Дементьев 19996 Дементьев В.В. Прагматика речевого жанра // Русский язык в
контексте культуры. Екатеринбург: Изд-во Урал, унта, 1999. С. 99-114.

77. Дементьев 1999в — Дементьев В.В. Светская беседа: жанровые доминанты и


современность // Жанры речи. Вып. 2. Саратов: Колледж, 1999. С. 157-178.

78. Дементьев 1999г — Дементьев В.В. Фатические речевые жанры // Вопр. Языкознания.
1999. №1. С. 37-55.

79. Дементьев 2000 Дементьев В.В. Непрямая коммуникация и ее жанры. Саратов, ун-та,
2000. 248 с.

80. Дементьев, Седов 1998 — Дементьев В.В., Седов К.Ф. Социопрагматический аспект
теории речевых жанров. Саратов: Изд-во Саратов, пед. ин-та, 1998.107 с.

81. Долинин 1985 Долинин К.А. Интерпретация текста. М., 1985.

82. Долинин 1998 Долинин К.А. Проблема речевых жанров через сорок пять лет после
статьи Бахтина // Русистика: лингвистическая парадигма конца XX века. СПб.: Изд-во С.-
Петербург, ун-та, 1998. С. 35-46.

83. Долинин 1999 Долинин К.А. речевые жанры как средство организации социального
взаимодействия // Жанры речи. Вып. 2. Саратов: Колледж, 1999. С. 7-13.

84. Дорошенко 1989 — Дорошенко A.B. Побудительные речевые акты в косвенных


контекстах // Логический анализ языка: Проблемыинтенсиональных и прагматических
контекстов. М.: Наука, 1989. С. 76-92.

85. Дридзе 1984 — Дридзе Т.М. Текстовая деятельность в структуре социальной


коммуникации: Проблемы семиосоциопсихологии. М.: Наука, 1984. 286 с.

86. Дубровская 1999 Дубровская О.Н. Сложные речевые события и речевые жанры //
Жанры речи. Вып. 2. Саратов:Колледж, 1999. С. 97103.

87. Жданова 1996 — Жданова О.П. оценочная лексика в городской разговорной речи //
Русская разговорная речь как явление городской культуры. Екатеринбург: Арго, 1996. С.
71-80.

88. Земская 1985 Земская Е.А. Зарубежная русистика 70-х - начала 80-х годов (Вступ. ст.) //
Новое в зарубеж. лингвистике. Вып. 15. современная зарубеж. русистика. М.6 Прогресс,
1985. С. 5-26.

89. Земская 1994 — Земская Е.А. Категория вежливости в контексте речевых действий //
Логический анализ языка: Язык речевых действий. М.: Наука, 1994. С. 131-137.
90. Земская и др. 1993 Земская Е.А., Китайгородская М.В., Розанова Н.Н. Особенности
мужской и женской речи // Русский язык в его функционировании: Коммуникативно-
прагматический аспект. М.: Наука, 1993. С. 90-157.

91. Зимняя 1984 Зимняя И.А. речевая деятельность и речевое поведение в обучении
иностранному языку // Речевое поведение и речевая деятельность студентов на
иностранном языке: Сб. науч. тр. Вып. 242. М.: МГПИИЯ им. М.Тореза, 1984. С. 3-10.

92. Капанадзе 1988а Капанадзе Л.А. Способы выражения оценки в устной речи //
Разновидности городской устной речи. М.: 1988. С. 151-156.

93. Карасик 1992 — Карасик В.И. Язык социального статуса. М.: Ин-т языкозн. РАН:
Волгогр. гос. пед. ин-т, 1992. 330 с.197

94. Карасик 1998а Карасик В.И. О категориях дискурса // Языковая личность: жанровая
речевая деятельность: социолингвистические и эмотивные аспекты: Сб. науч. тр.
Волгоград; Саратов: Перемена, 1998. С. 41-42.

95. Карасик 19986 Карасик В.И. Типы жанровой компетенции // Языковая личность:
жанровая речевая деятельность: Тез. докл. Науч. конф., Волгоград, 6-8 октября 1998 г.
Волгоград: Перемена, 1998. С. 41-42.

96. Карасик 2000а Карасик В.И. Структура институционального дискурса // Проблемы


речевой коммуникации: Межвуз. сб. науч. тр. Саратов: Изд-во Саратов, ун-та, 2000. С. 25-
33.

97. Карасик 20006 Карасик В.И. Этнокультурные типы институционального дискурса //


Этнокультурная специфика речевой деятельности: Сб. обзоров / РАН. ИНИОН. Центр
гуманит. Науч.-информ. исслед. Отд. Языкознания. М., 2000. С. 37-64.

98. Китайгородская, Розанова 1999 Китайгородская М.В., Розанова H.H. Речь москвичей:
Коммуникативно-культурологический аспект. М.: Ин-трус. яз. им. В.В. Виноградова, 1999.
396 с.

99. Кожина 1999а Коэгсина М.Н. Некоторые аспекты изучения речевых жанров в
нехудожественных текстах // Стереотипичность и творчество в тексте: межвуз. Сб. науч.
Тр. Пермь: Изд-во Перм. гос. ун-та. 1999. С. 6-22.

100. Кожина 19996 Кожина М.Н. Речевой жанр и речевой акт (некоторые аспекты
проблемы) // Жанры речи. Вып.2. Саратов: Колледж. 1999. С. 52-61.

101. Конрад 1985 Конрад Р. Косвенные и гибридные речевые акты // Новое в зарубежной
лингвистике. - Bbin.XVI. - М., 1086. - С.376-380.

102. Крысин 1976 Крысин Л.П. Речевое общение и социальные роли говорящих //
Социально-лингвистические исследования. М.: Наука, 1976. С. 42-52.
103. Кубрякова 2000 Кубрякова Е.С. О понятиях дискурса и дискурсивного анализа в
современной лингвистике. Обзор. // Дискурс, речь, речевая деятельность. - М., 2000а. - С.
7-25.

104. Ленерт 1988 — Ленерт У. Проблемы вопросно-ответного диалога // Новое в зарубеж.


Лингвистике. Вып.23. Когнитивная лингвистика. М.: Прогресс, 1988. С.258-280.

105. Леонтьев 19696 — Леонтьев A.A. Смысл как психологическое понятие //


Психологические и психолингвистические проблемы владения и овладения языком. М.:
Изд-во Моск. ун-та, 1969. С.56-66.

106. Леонтьев 19696 — Леонтьев А.Н. Категория деятельности в современной


психологии // Леонтьев А.Н. Избр. психол. Произведения: В 2 т. Т.2. М.: Педагогика, 1983.
С.243-246.

107. Леонтьев 1983 — Леонтьев A.A. Категория деятельности в современной психологии //


Леонтьев А.Н. Избр. Психол. Произведения: В 2 т. Т.2. М.: Педагогика, 1983. С. 243-246.

108. Леонтьев 19976 Леонтьев A.A. Психология общения. 2-е изд. М.: Смысл, 1997. 365 с.

109. Лурия 1979 Лурия А.Р. Язык и сознание. М.: Изд-во МГУ, 1979. 319с.

110. Макаров 1998 Макаров М.Л. Интерпретативный анализ дискурса в малой группе.
Тверь: Изд-во Тверск. ун-та, 1998. 200 с.

111. Матвеева 1994 Матвеева Т.В. Непринужденный диалог как текст // Человек - Текст -
Культура. - Екатеринбург, 1994.

112. Матвеева 19956 Матвеева Т.В. Об одной лингвокультурологической проблеме в сфере


непринужденного общения // Россия и Восток: проблемы взаимодействия: Тез. докл. конф.
Ч. 4. Русская литература и Восток. Челябинск, 1995. С. 173-176.

113. Михальская 1998 Михальская А.К. Риторика и этология // Предмет риторики и


проблемы ее преподавания.: Матер. I Всерос. конф. по риторике, 28-30 января 1997 г. М.,
1998. С.25-45.199

114. Николаева 1990 — Николаева Т.М. О принципе «некооперации» и/или о категории


социолингвистического воздействия // Логический анализ языка: Противоречивость и
аномальность текста. М.: Наука, 1990. С.225-235.

115. Новак 1989 Новак Е.С. Коммуникативный аспект архаических ритуалов и верований //
Поведение животных и человека: сходство и различия: Сб. науч. тр. / Ин-т эволюционной
психологии и экологии животных. Пущино: Изд-во АН СССР, 1989. С. 76-89.

116. Остин 1986 — Остин Дж.Л. Слово как действие // Новое в зарубеж. лингвистике.
Вуп.17. Теория речевых актов. М.: Прогресс, 1986. С.22-130.
117. ОТВ 1989 Общение. Текст. Высказывание. М.: Наука, 1989. 175с.

118. Падучева 1996 Падучееа Е.В. Семантические исследования: Семантика времени и


вида в русском языке. Семантика нарратива. М.: Языки рус. культуры, 1996. 464 с.

119. Пешков 1996 Пешков ИВ. М.М. Бахтин: От философии поступка к риторике
поступка. М.: Лабиринт, 1996. 176 с.

120. Пешков 1998 Пешков И.В. Введение в риторику поступка. М.: Лабиринт, 1998.288 с.

121. Рытникова 1996а Рытникова Я.Т. Семейная беседа: обоснование и риторическая


интерпретация жанра: Дис. .канд. филол. наук. Екатеринбург, 1996. 212с.

122. Рытникова 19966 Рытникова Я. Т. Гармония и дисгармония в открытой семейной


беседе // Русская разговорная речь как явление городской культуры. Екатеринбург: Арго,
1996. С. 94-115.

123. Рытникова 1997 Рытникова Я.Т. Семейная беседа как жанр повседневного речевого
общения // Жанры речи. Вып. 1. Саратов: Колледж, 1997. С. 177-188.

124. Рябцева 1994 Рябцева Н.К. Коммуникативный модус и метаречь // Логический анализ
языка: Язык речевых действий. М.: Наука, 1994. С.82-93.

125. Серио 1982 Серио П. Анализ дискурса во французской школе (дискурс и


интердискурс) // Семиотика: Антология. М., 2001.

126. Сёрль 1986а Сёрлъ Дж. Р. Что такое речевой акт? // Новое в зарубежной лингвистике.
Вып. 17. Теория речевых актов. М.: Прогресс, 1986. С. 151-169.

127. Сёрль 19866 Сёрль Док. Р. Классификация иллокутивных актов // Новое в зарубежной
лингвистике. Вып. 17. Теория речевых актов. М.: Прогресс, 1986. С. 170-194.

128. Сёрль 1986в Сёрль Дж.Р. Косвенные речевые акты // Новое в зарубежной
лингвистике. Вып. 17. Теория речевых актов. М.: Прогресс, 1986. С. 195-223.

129. Сёрль, Вандервекен 1986 Сёрль Дж. Р., Вандервекен Д. Основные понятия исчисления
речевых актов // Новое в зарубежной лингвистике. Вып. 18. Логический анализ
естественного языка. М.: Прогресс, 1986. С.242-263.

130. Сибирякова 1996 Сибирякова КГ. тематическое структурирование разговорного


диалога: Дисс. . канд. Филол. наук. Екатеринбург, 1996. 224 с.

131. Сиротинина 1999 Сиротинина О.Б. Некоторые размышления по поводу терминов


«речевой жанр» и «риторический жанр» // Жанры речи. Вып.2. Саратов: Колледж, 1999.
С.26-31.201
132. Степанов 1995 Степанов Ю.С. Между «системой» и «текстом»: выражения
«фактов» // Язык - система. Язык — текст. Язык -способность: к 60-летию чл.-корр.
РАНЮ.Н. Караулова. М., 1995.

133. Сусов 1988 Сусов И.П. Деятельность дознание, дискурс и языковая система //
Языковое общение: Процессы и единицы. Калинин: Изд-во Калинин, ун-та, 1988. С.7-13

134. Федосюк 1996 — Федосюк М.Ю. Комплексные жанры разговорной речи: «утешение»,
«убеждение», «уговоры» // Русская разговорная речь как явление городской культуры.
Екатеринбург: Арго, 1996. С.73-94.

135. Федосюк 1997 Федосюк М.Ю. Семантика существительных речевой деятельности и


теория речевых жанров // Русское слово в языке, тексте и культурной среде: Памяти Э.В.
Кузнецовой. Екатеринбург: Арго, 1997. С.60-73.

136. Формановская 1989 Формановская H.H. Вы сказали «Здравствуйте!». Речевой этикет в


нашем общении. — М.: Изд-во «Знание», 1989.

137. Формановская 1998 Формановская Н.И. Коммуникативно-прагматические аспекты


единиц общения. М.: Ин-т рус. яз. им. A.C. Пушкина, 1998. 239 с.

138. Франк 1986 — Франк Д. Семь грехов прагматики: Тезисы о теории речевых актов,
анализе речевого общения, лингвистике и риторике // Новое в зарубеж. лингвистике.
Вып.17. Теория речевых актов. М.: Прогресс, 1986. С.363-374.

139. Хаймс 1975 Хаймс Д.Х. Этнография речи // Новое в лингвистике. Вып. 7.
Социолингвистика. М.: Прогресс, 1975. С.42-95.

140. Храковский, Володин 1986 Храковский B.C., Володин А.П. Семантика и типология
императива. Русский императив. - JL, 1986.

141. Цурикова 2001 Цурикова Л.В. Коммуникативный диапазон вопросительных


предложений в дискурсе. - Воронеж: ВГУ, 2001.202

142. Цурикова 2002 — Цурикова Л.В. Проблема естественности дискурса в


межкультурной коммуникации. — Воронеж: Воронежский государственный университет,
2002. С.8-77.

143. Шевеленкова 1984 — Шевеленкова Т.Д. Методологический анализ поведения как


психологической категории // Речевое поведение и речевая деятельность студентов на
иностранном языке: Сб. науч. тр. Вып.242. М.: Изд-во МГПИИЯ им. М. Тореза, 1984. С.
11-19.

144. Шиленко 1986 Шиленко Р.В. Прямые и косвенные экспрессивные высказывания в


аспекте регулирования межличностных отношений высказывания // Языковое общение и
его единицы. Калинин: Изд-во Калинин, ун-та, 1986. С.49-54.
145. Ширяев 2000а Ширяев Е.Н. Структура интенциональных конфликтных диалогов
разговорного языка // Проблемы речевой коммуникации: Межвуз. сб. науч. тр. Саратов, ун-
та, 2000. С.80-85.

146. Шмелева 1995 — Шмелева Т.В. Речевой жанр: опыт общефилологического


осмысления//Collegium. 1995. № 1-2. С. 57-65.

147. Шмелева 1997а Шмелева Т.В. Модель речевого жанра // Жанры речи. Вып. 1. Саратов:
Колледж, 1997. С.88-99.

148. Шмелева 19976 Шмелева Т.В. Речеведение: в поисках теории // Stylistyka VI.
Opole.1997. С.301-315.

149. Austin 1961 Austin J.L. Performative Utterances // Philosofical Papers. Oxford: Clarendon,
1961. P. 220-239.

150. Austin 1962 Austin J. How to Do Things with Words. — Oxford: Oxford University Press,
1962.

151. Austin 1963 Austin J.L. Performative - Constative // Philosophy and Ordinary Language.
Urbana: Univ. of Illinois Press, 1963. P. 22-54.

152. Brown and Levinson 1978 Brown P. and Levins on S. Universals in Language Usage:
Politeness Phenomena I I Goody E.N. (ed.) Questions and Politeness. - Cambridge: Cambridge
University Press, 1978 - Pp. 56-289.

153. Brown and Yule 1983 Brown B. and Yule G. Teaching the Spoken Language. - Cambridge:
Cambridge University Press, 1983.

154. Clark and Carlson 1982 Clark H.H. and Carlson T.B. Hearers and Speech Acts // Language.
- 1982. - №58. - Pp. 273-332.

155. Dijk 1997 Dijk van T.A. (ed.) Discourse as Social Interaction. -London, Thousand Oaks,
New Delhi: SAGE Publications, 1997.

156. Dijk 1984 Dijk van T.A. Dialogue and Cognition // Hintikka J., Vaina L. (eds.) Cognitive
constraints on communication. Representations and processes. - Dortrecht, Boston, Lancaster: D.
Reidel Publishing Company, 1984.-Pp. 1-17.

157. DuBois 1987 DuBois J.W. Meaning Without Intention: Lessons from Divination // IprA
Papers on Pragmatics. - 1987. - №1. - Pp.80-122.

158. Duranti 1985 Duranti A. Sociocultural Dimensions of Discourse //T.A. van Dijk 9ed.)
Handbook of Discourse Analysis. - Vol. 1 : Disciplines in Discourse — 1985. - Pp. 193-230.
159. Gibbs 1981 Gibbs R. W. Your wish is my command; convention and context in interpreting
indirect requests // Journal of Verbal Learning and verbal Behavior. - 1981. - №20. - Pp. 431
-444.

160. Gofiman 1967 Goffman E. Interaction Ritual: essays in face-to-face behavior. - New York:
Garden City, 1967.

161. Gumperz 1982 Gumperz J.J. Discourse strategies. - Cambridge University press, 1982.

162. Hanks 1995 Hanks W. Language and communicative practices. -Boulder, CO: Westview
Press, 1995.

163. Hymes 1972 — Hymes D. Models of the Interaction of Language and Social Life //
Directions in Sociolinguistics: The Ethnography of Communication. N.Y.: Holt, Rinehart and
Winston, 1972. P.35-71.

164. Hymes 1974 — Hymes D. Foundations in sociolinguistics: an ethnographic approach. —


London: Tavistock Publications, 1974.

165. Ervin-Tripp 1973 Ervin-Tripp S. Language Acquisition and Communicative Choice.


Stanford: Stanford Univ. Press. 1973. 238 p.

166. Grice 1975 . Grice. H.P. Logic and Conversation // Syntax and Semantics. Vol. 3: Speech
Acts. N.Y., 1975. P. 41-58.

167. Irvine 1996 — Irvine J.T. Shadow conversations: the indeterminacy of participant roles //
M.Silverstein and G.urban (eds.) Natural histories of discourse. Chicago, II: University of
Chicago Press, 1996. - Pp.131-159.

168. Jacobson 1960 — Jacobson R. Comcluding statement: Linguistics and Poetics // Sebeok
T.S. (ed.) Style in Language. Cambrig; N.Y., 1960. P. 350-377.

169. Lakoff 1975 Lakoff R. Language and Woman's Place. - new York: Harper and Row, 1975.

170. Lakoff 1973 — Lakoof R.T. The Logic of Politeness; or, Minding your p's and q's. Chicago:
Chicago Linguistic Society. - 1973. - Pp. 292-305.

171. Leech 1976 Leech G.N. Metalanguage, Pragmatics and Performatives // Semantics: theory
and Application / Ed. By C. Rameh. Washington: Georgetown Univ. Press, 1976. P.38-54.

172. Levinson 1992 Levinson S.C. Activity types and language. // P. Drew and J. Heritage (eds.)
Talk at work: interaction in institutional settings. - Cambridge: Cambridge University Press,
1992. - Pp. 66-100.

173. McGregor 1986 McGregor G. Language for Hearers. - Oxford: Pergamon, 1986.
174. McGregor 1990 McGregor G. Reception and Response. - London: Routledge, 1990.

175. Malinovsky 1972 Malinovsty B. Phatic Communion // Communication in Face-to-Face


Interaction. Harmondsworth, 1972. P. 451-511.

176. Morgan 1978 Morgan J. Two types of conventions in indiect speech acts. // P.Cole and
J.Morgan (eds.) Syntax and Semantics 9: Pragmatics. -New York: Academic Press, 1978. - Pp.
261-281.

177. Sapir 1949 Sapir E. Selected Writings. L.A.: Univ. of California Press, 1949. 568 p.

178. Searle 1969 — Searle JR. Speech Acts: An Essay in the Philosophy of Language.
Cambrigde: Cambrigde Univ. Press, 1969. 306 p.

179. Searle 1975 Searle J. Indirect speech Acts. // P.Cole and J.Morgan (eds) Syntax and
Semantics 3: Speech acts. - New York: Academic Press, 1975. -Pp.209-231.

180. Searle 1976 Searle J. Classification of Illokutionary Acts // Language in Society. 1976. V.5,
№1. P.l-23.

181. Searle 1985 Searle J.R. Vanderveken D. Foundations of Illocutionary logic. - Cambridge,
etc., 1985.

182. Searle 1992 Searle J.R. Conversation // Searle" J.R. et al. (On) Searle on Conversation.
Amsterdam, 1992. P 7-29.

183. Shciffrin 1994 Shciffrin D. Approaches to discourse. - Oxford, UK and Cambridge, MA.:
Blackwell, 1994.

184. Sifianou 1992 Sifianou M. Politeness Phenomena in England and Greece. - Oxford:
Clarendon press, 1992.

185. Thayer 1968 Thayer L. Communication and Communication System. Homewood, III, 1968.
278 p.

186. Thomas 1995 Thomas J. Meaning in Interaction: An introduction to Pragmatics. — London


and New York: Longman, 1995.

187. Verschueren 1999 Verschueren J. Understanding pragmatics. -London, New York, Sydney,
Aucckland: Arnold, 1999.

188. Viehwerger 1981 Viehwerger D. Zur Sequenzierang von


Sprachhandlangsfolgen//Lingüistica. Praha, 1981. Bd. 1: Satzsemantische Komponenten und
Relationen im Text. S. 1-20.

189. Wierzbicka 1972 Wierzbicka A. Semantic Primitives. Fracflirt (Main), 1972. 235p.
190. Wiezbicka 1987 Wierzbicka A. English Speech Act Verbs: A Semantic Dictionary. Sydney:
Academic Press, 1987. 397p.1. Словари и справочники.

191. БАС Словарь современного русского языка: В 17 т. М.; JL: Изд-во АН СССР, 1963.
Т.14.

192. ЛЭС Лингвистический энциклопедический словарь. М.: Сов. энциклопедия, 1990.

193. СИС — Словарь иностранных слов. 7-е изд., перераб. М.: Рус. яз., 1979.

194. СЭС Кожина М. Н. Стилистический энциклопедический словарь рксского языка.


Москва Издательство «Флинта», Издательство «Наука», 2003.

195. СОШ Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. М.: «АЗЪ» Ltd,
1992

196. ССИС Современный словарь иностранных слов.

197. ТСИС Крысин Л.П. Толковый словарь иностранных слов. М.: Рус.яз., 1998.

198. The Oxford The Oxford dictionary of Current English / Ed. By R.E.Allen. Oxford:
Clarendon Press, 1989.

Оценить