Вы находитесь на странице: 1из 454

МИНИСТЕРСТВО НАУКИ И ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
ФГБОУ ВО «ДАГЕСТАНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ
УНИВЕРСИТЕТ»

Факультет биологии, географии и химии


Кафедра биологи, экологии и методики преподавания

Материалы докладов
VII Всероссийской научно-практической конференции, с международным участием

Биоразнообразие и рациональное использование природных ресурсов

29-30 марта 2019 г.

Махачкала, 2019
МИНИСТЕРСТВО НАУКИ И ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
ФГБОУ ВО «ДАГЕСТАНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ
УНИВЕРСИТЕТ»

ФАКУЛЬТЕТ БИОЛОГИИ, ГЕОГРАФИИ И ХИМИИ

КАФЕДРА БИОЛОГИ, ЭКОЛОГИИ И МЕТОДИКИ ПРЕПОДАВАНИЯ

Материалы докладов
VII Всероссийской научно-практической конференции,
с международным участием

Биоразнообразие и рациональное использование природных ресурсов

29-30 марта 2019 г.

Махачкала, 2019

2
УДК 28.0 (24)
ББК 574/578 (479)

Отвественный за выпуск:

Зав. каф. биологи, экологии и методики преподавания, доцент,


к.б.н. Магомедова М.А.

Адрес оргкомитета:
36700, Махачкала, ул.Ярагского, 57, ДГПУ, каф.биологии,
экологии и методики преподавания

Биоразнообразие и рациональное использование природных ресурсов.


Материалы докладов VI Всероссийской научно-практической конференции, с
международным участием. Махачкала, 29-30 марта 2019 года. - Махачкала: АЛЕФ,
2019. – 454 с.

В сборник включены материалы докладов VII Всероссийской научно-практической


конференции, с международным участием «Биоразнообразие и рациональное
использование природных ресурсов».
В материалах конференции представленны результаты научных исследований,
обсуждается широкий круг вопросов посвященных проблемам современного состояния:
биологии и экологии; фаунистических и флористических комплексов; биологического и
экологического образования в образовательных учреждениях; перспектив развития
современного образования; природопользования и охраны окружающей среды;
агротехники сельскохозяйственных культур; физиологии растений и животных;
социально-экономических и социально-политических аспектов биологии и экологии.

Материалы конференции публикуются в авторской редакции.

ISBN 978-5-00128-094-1

© ФГБОУ ВО «ДГПУ», 2019


© Авторы статей, 2019

3
СЕКЦИЯ 1.
Проблемы флористических и фаунистических комплексов России

1.1. Растительные ресурсы и их охрана

УДК 581.9
Владимирова Т. Г., Ефремова А.А.
К ВОПРОСУ ИЗУЧЕНИЯ ФЛОРЫ ОЗЕРА МАЛОЕ ЛЕБЕДИНОЕ
(ЧУВАШСКОЕ ЗАВОЛЖЬЕ)
МБОУ «СОШ №16», МБОУ «Лицей №18», г. Новочебоксарск, Чувашия
Tatianazmeelov@mail.ru; lina.efremova2589@yandex.ru

Vladimirova T. G., Efremova A. A.


TO THE QUESTION OF STUDYING THE FLORA OF THE LAKE
SMALL SWAN (CHUVASH TRANS-VOLGA)
MBOU "SOSh No. 16", MBOU "Lyceum No. 18", Novocheboksarsk, Chuvashia
Tatianazmeelov@mail.ru; lina.efremova2589@yandex.ru

Аннотация: Данная работа посвящена изучению флористического состава озера Малое


Лебединое, которое является особо охраняемой природной территорией Чувашской
республики. Была обследована территория водной и прибрежно-водной части озера,
площадью 18,5 га. Обнаружены растения, занесѐнные в Красную книгу Чувашии.
Summary: This work is devoted to the study of the floristic composition of the lake Small Swan, which
is a specially protected natural area of the Chuvash Republic. The territory of the water and coastal-water
part of the lake was examined, with an area of 18.5 hectares. Discovered plants listed in the Red Book of
Chuvashia.
Ключевые слова: флора, болотная растительность, гидрофиты
Keywords: flora, marsh vegetation, hydrophytes

В Чувашском Заволжье находятся (единственные в республике!) два озера


междюнного происхождения. Наш проект продолжает многолетний мониторинг одного из
них. Это озеро Малое Лебединое. В настоящее время оно является частью особо
охраняемой природной территории регионального значения «Заволжский». Новая ООПТ
создана с целью сохранения лесных и озерных природных комплексов, а также объектов
растительного и животного мира, занесенных в Красную книгу Российской Федерации и
Красную книгу Чувашской Республики.
Самые ранние исследования озера Малое Лебединое относятся к 1916 году и
принадлежат профессору Томского государственного университета М.П. Рузскому, где он
рассматривает морфометрические характеристики озѐра. В 1997 году выходит работа Л.
П. Тепловой «Динамика растительности Большого и Малого Лебединого озера за 20 лет»,
где проанализирован видовой состав растений и поясов зарастания [7]. В рамках
мониторинга особо охраняемых природных территорий Чувашской Республики (ООПТ) в
июле 2004 года О. В. Глушенковым и Н. А. Лукичевой (в 2008 году О. В. Глушенковым)
исследовалась гидрофильная растительность озѐра Малое Лебединое [2,4]. В 2007 году О.
В. Глушенковым и Е. Ю. Виноградовой были изучены особенности сукцессионных
процессов озера [3]. Нельзя не отметить работы Маргариты Мстиславовны Гафуровой,
кандидата биологических наук, которая изучала флористический состав озѐр Чувашского
Заволжья.
4
В 2010 году озеро и вся прилегающая территория сильно пострадали от лесных
пожаров. В тот год от него практически ничего не осталось. В настоящее время
происходят интенсивные процессы восстановления. В том же году мы стали свидетелями
уникального события. Как отметили орнитологи, спустя 95 лет! (с 1919 года) у нас в
Чувашии на Заволжских озѐрах вновь появились лебеди – кликуны. Пара белоснежных
лебедей загнездилась и вывела потомство. А осенью вся семья благополучно поднялась на
крыло и улетела. С тех пор на заволжских озѐрах обитают лебеди.
Площадь озера Малое Лебединое 7,5 га. В настоящее время находится в стадии
дистрофирующего озера с растущими сплавинами. Слой донных отложений сложен
сапропелем мощностью 0,3-2 м, берега покрыты слоем торфа, образующимся при
отмирании водно-болотной растительности. Форма озера вытянута с запада на восток,
непроточное, питается грунтовыми водами и атмосферными осадками. Берега топкие,
сильно заросшие травянистой и кустарниковой растительностью. Береговая линия сильно
изрезана, подход к озеру затруднен. Вокруг озера переувлажненные почвы. Озеро
окружено сосновым лесом, который в настоящее время восстанавливается после лесных
пожаров 2010 года [6].
Как показали исследования 2014 года, прибрежная зона озера характеризуется
поясным типом зарастания. Авторы выделили 3 зоны: 1- зона осоки, 2 – зона рогоза и ивы
(1и 2 составляют заболоченную зону), 3 – зона сухостоя молодых берѐз и 4- лесную зону.
В настоящее время в лесной зоне растут берѐзы, травянистые растения. Третью
зону уже нельзя назвать таковой, так как подросли берѐзы, в некоторых местах осины, в
юго-восточной части стали появляться молодые сосны. Там же обнаружили крушину
ломкую - Frangula alnus MILL. (сем. Крушиновые (Rhamnaceae)).
Зона осоки по – прежнему занимает обширную территорию. Этот пояс представлен
осокой волосистоплодной - Carex lasiocarpa EHRH., осокой пузырчатой - Carex vesicaria
L., осокой вздутоносой - Carex rhynchophysa С. A. Meyer. Наряду с осоками важную роль
здесь играет вейник наземный - Calamagrostis epigeios L. и вейник седеющий -
Calamagrostis canescens WEB. ROTH, образующие куртины среди осок. Появилось больше
сабельника болотного - Comarum palustre L. В непосредственной близости к воде, в
понижениях между куртинами осок, произрастают 3 вида пузырчатки: пузырчатка
средняя - Utricularia intermedia HAYNE, пузырчатка обыкновенная - Utricularia vulgaris L.
и пузырчатка малая - Utricularia minor L.
Согласно данным исследований О. В. Глушенкова и Е. Ю. Виноградовой (2007), в
западной прибрежной зоне на сплавинах сформировалось верховое болото с бедным
питанием слабоминерализованными атмосферными осадками. Среди сфагновых мхов
произрастает пушица влагалищная - Eriophorum vaginatum L., росянка круглолистная -
Drosera rotundifolia L., хамедафне обыкновенная или мирт болотный - Chamaedaphne
calyculata (L.) Moench, подбел многолистный - Andromeda polifolia L. Площадь
произрастания этих видов значительно увеличилась по сравнению с данными 2014 года.
Эти виды являются редкими и охраняемыми у нас в республике, и до пожаров
произрастали в достаточно большом количестве.
В зоне болота обнаружены виды растений, которые не упоминаются в
исследовании 2014 года. Это клюква болотная - Oxycoccus palustris PERS., и осока острая -
Carex acuta L. Надо отметить, что до пожаров 2010 г. клюква болотная здесь произрастала
в большом количестве. Осока острая произрастает в зоне болота совместно с осокой
волосистоплодной. Среди осок, как и в 2014 году, встречаются «пятна» осоки топяной -
Carex limosa L. и несколько экземпляров очеретника белого - Rhynchоspora аlba (L.) VAHL.
По данным М. М. Гафуровой (2014 г.) эти растения являются редкими для Чувашии, в
особенности очеретник белый, который «считался, возможно, «исчезнувшим» видом» [1].
Ещѐ одно растение, которое мы обнаружили в западной части озера в зоне болота –
это горичник болотный - Peucedanum palustre (L.) MOENCH из семейства Зонтичных. Это

5
новый вид для данной территории, так как авторами прошлых лет исследований он не
отмечен.
Из древесных растений в зоне болота произрастает берѐза бородавчатая - Betula
pendula ROTH и берѐза пушистая - Betula pubescens EHRH и, что самое главное, появились
молодые сосны, которых в исследованиях 2014 г. ещѐ не было. Возраст этих сосен 4 – 6
лет. Этот факт порадовал нас, т. к. до пожаров здесь произрастали сосны (был сосняк).
Наличие молодых сосен мы также отмечаем и в южной части прибрежной зоны озера, в
зоне леса.
По данным М. М. Гафуровой (2004) водную зону озера формируют виды с
плавающими и погружѐнными листьями: кувшинка чисто – белая - Nymphaea candida J.
Presl & C. Presl, кубышка жѐлая - Nuphar lutea (L.) SM., рдест плавающий - Potamogеton
nаtans L. и блестящий - Potamogeton lucens L, элодея канадская - Elodea
canadensis MICHX. В настоящее время, как показали наши исследования, водная
растительность озера представлена кубышкой (пп = 39,4 %), кувшинкой чисто – белой (пп
= 26 %), рдестом плавающим (пп = 20,6 %). Кубышка жѐлтая занимает в основном
центральную часть водоѐма и его северную часть, также как и в 2014 году. Кувшинка
чисто – белая сконцентрирована ближе к северо-восточной части озера (пп = 25,96 %), в
центральной части озера произрастает с кубышкой жѐлтой. Вся водная акватория покрыта
рдестом плавающим (пп = 20,6 %), но не так плотно, как в 2014 году (пп = 58,8 %). Рдест
образует большие скопления в юго-восточной части озера. Что же касается элодеи
канадской и рдеста блестящего, начиная с 2006 года, они так и не были обнаружены.
Анализируя материалы (2016г) обследования флоры и фауны особо охраняемой
природной территории в двух озерах Большое и Малое Лебединое и в прилагающих лесах
выявлено 178 видов сосудистых растений из 56 семейств (в сравнении: до пожаров 2010 г.
– 222 вида из 62 семейств)[8]. В ходе наших исследований было обнаружено 43 вида
растений из 20 семейств (без учѐта видов в прилегающих лесах). Самым многочисленным
семейством в видовом отношении является семейство Осоковые (13 видов). 8 видов
растений занесены в Красную книгу Чувашской Республики: росянка круглолистная, мирт
болотный, подбел многолистный, пузырчатка средняя, пузырчатка малая, кувшинка чисто
– белая, пушица влагалищная, камыш укореняющийся.
После пожаров совместно с авторами исследований 2014 года мы отметили
появление нескольких новых семейств. Это Астровые (Asteraceae) – череда поникшая -
Bidens cernua L.; сем. Ситниковые – ситник скученный - Juncus coglomeratus L.; сем.
Кипрейные – кипрей болотный - Epilobium palustre L.; семейство Первоцветные
(Primulaceae) – кизляк кистецветный - Lysimаchia thyrsiflоra (L.) Rchb; сем.
Шейхцериевые (Scheuchzeria) – шейхцерия болотная - Scheuchzeria palustris L.
Следует отметить, что в процессе наших исследований были найдены виды, ранее
не произраставшие на данной территории. Этих видов даже нет в списках 2004 и 2016 гг!
Это семейство Зонтичные – Горичник болотный - Peucedanum palustre (L.) Moench;
семейство Рогозовые (Typhaceae) – ежеголовник малый - Sparganium minimum Wallr. ;
семейство Мятликовые (Poaceae) – лисохвост равный - Alopecurus aequalis Sobol. и
болотница сосочковая - Eleocharis mamillata Lindb.f.
В 2001 году О. В. Глушенков и Е. Ю. Виноградова, проводя свои исследования,
высказали предположение, что этому озеру, как природному объекту, осталось
существовать ориентировочно до 2015 – 2020 года. В настоящее время, как показали наши
исследования, озеро Малое Лебединое ещѐ не скоро перейдѐт в стадию болота, если,
конечно, в ближайшем будущем не будет повторение аномального жаркого лета 2010
года. Мы считаем, процесс зарастания озера будет происходить в южной его части, так
как здесь небольшая глубина (30 - 40 см), хорошо прогреваемая солнцем, наличие
органики - всѐ это создает хорошие условия для активного заселения территории осоками,
камышом укореняющимся и другими гелофитами.

6
Благодарность
Авторы статьи выражает огромную благодарность Маргарите Мстиславовне
Гафуровой, кандидату биологических наук, за помощь в определении растений;
Александру Алексеевичу Яковлеву, научному сотруднику за помощь в обработке данных.

Литература
1. Гафурова М. М. Сосудистые растения Чувашской Республики. – Флора Волжского
бассейна. Т. III. – Тольятти: Кассандра, 2014.– 33 с.
2. Глушенков О.В. Новые для Среднего Поволжья ассоциации и формации водных
макрофитов на озерах Чувашской Республики. О.В. Глушенков, Н.А. Лукичева //
Материалы 6 Всероссийской школы-конференции по водным макрофитам
«Гидроботаника 2005». – Рыбинск, 2006. С. 233-236.
3. Глушенков О.В. Особенности первичной сукцессии на озере Большое Лебединое в
Чувашском Заволжье. О.В. Глушенков, Е. Ю. Виноградова.//Научные труды
государственного природного заповедника «Присурский». Т. 15. – Чебоксары - Атрат.
2007. С.17-22.
4. Глушенков О.В. Геоботанические профили озер Большое и Малое Лебединое как
снова мониторинга. / О.В. Глушенков. // Материалы Всероссийской научно-практической
конференции «Изучение растительных ресурсов Волжско-Камского края»: сборник
научных трудов конференции. г. Чебоксары, 3-5 октября 2008 г. – Чебоксары. 2008. С. 27-
32.
5. Особо охраняемые природные территории и объекты Чувашской Республики.
Материалы к Единому пакету кадастровых сведений. – Чебоксары, 2004. – 444 с.
6. Ступишин А. В. и др. Физико-географическое районирование Среднего Поволжья. –
Казань: Изд – во КГУ, 1964. – 197 с.
7. Теплова Л. П. Динамика растительности Большого и Малого Лебединых озѐр
Чувашской республики за 20 лет//Экол. Вестн. Чуваш. Респ. – Чебоксары, 1998.-Вып. 19.-
С. 69-70.
8. http://minpriroda.cap.ru/. Материалы обследования флоры и фауны предлагаемой к
охране природной территории и придания статуса особо охраняемой природной
территории регионального значения государственного природного заказника
«Заволжский»

УДК 634.21: 58.02 (581.4)


Гаджиатаев М.Г. Абдурахманова З.И.
РОСТ И РАЗВИТИЕ СЕЯНЦЕВ PYRUS CAUCASICA FED. В УСЛОВИЯХ ГОРНОГО
ДАГЕСТАНА
Федерального государственного бюджетного учреждения науки Горный ботанический
сад ДНЦ РАН, РФ, г. Махачкала
gadzhiataev@mail.ru

Gadzhiataev M.G. Abdurakhmanova Z.I.


GROWTH AND DEVELOPMENT OF SEEDLINGS OF PYRUS CAUCASICA FED. IN
THE CONDITIONS OF MOUNTAIN DAGESTAN
TheFederalStateBudgetaryInstitutionofScienceTheMountainBotanicalGarden of the Dagestan
Scientific Centre of Russian Academy of Sciences; Russia, Makhachkala
gadzhiataev@mail.ru

Аннотация: В данной работе приведены сведения изучения ростовых особенностей


сеянцев Pyrus caucasicaFed. в Горном Дагестане. Наибольшая ростовая активность
7
приходится с мая на июнь месяц со средним приростом 3 см. Наибольшим
коэффициентом вариации по итогам ростовой активности характеризуется признак длина
побега с СV – 50,5%. Наибольшая, достоверная корреляционная связь была выявлена
между признаками «длина побега» и «число листьев» в августе – 0,78.
Abstract: This paper provides information on the study of growth characteristics of seedlings of
Pyrus caucasica Fed. in the Mountain Dagestan. The highest growth activity falls from May to
June with an average growth of 3 cm. The largest coefficient of variation according to the results
of growth activity is characterized by the sign of the escape length from CV – 50.5%. The
highest, significant correlation was identified between the signs "length of the escape" with the
"number of leaves" in the month of August is 0.78.
Ключевые слова: морфологические признаки сеянцев, Pyrus caucasica Fed., Горный
Дагестан.
Key words: morphological characteristics of seedlings, Pyrus caucasica Fed., Mountain
Dagestan.

Pyrus caucasica Fed. является одним из важнейших плодовых культур Дагестана.


Здесь имеется не только богатый набор интродуцированных и местных сортов, но и
крупные массивы природных популяций. В литературе приводится много работ по
изучению структуры изменчивости листьев, цветков, плодов, семян, их формы и других
особенностей, о которых известно больше чем о побеговой системе. Формирование
побеговой структуры плодовых культур можно рассматривать в рамках генетического,
популяционного, экологического и географического аспектов, с практической стороны –
для целей экологической селекции [1].
Кроме этого, возможна прогнозная оценка связей между морфологическими
признаками ювенильных растений с признаками устойчивости и продуктивности
взрослых растений.
Изучение Pyrus caucasica в Дагестане важно, как в качестве ресурсного вида, так и
для сохраненияи размножения форм и культиваров для дальнейшей селекционной работы.
Важным этапом в разрешении этого вопроса и проверки адаптивного потенциала
культурных растений в условиях интродукции является изучение роста и развития груши
на начальных стадиях [2].
Целью исследования явилось изучение роста и развития сеянцев Pyrus caucasica в
условиях горного Дагестана.
Материал и методика
На экспериментальном участке Горного ботанического сада ДНЦ РАН
(Цудахарской экспериментальной база – 1100 м н. ур. м.) нами велись фенологические
наблюдения за ростовой активностью сеянцев Pyrus caucasica. Материалом для данного
эксперимента послужили образцы семян Pyrus caucasica собранные на Гунибском плато
(Гунибский район) в 2017г.
В течении вегетационного периода проводилось ежемесячное измерение
биометрических показателей сеянцев Pyrus caucasica: «высота сеянца», «число листьев», а
также был выведен индекс «облиственность», как отношение числа листьев к длине
побега. Посев семян и фенологические наблюдения были проведены в соответствии с
Программой и методикой…. (1999). Измерения проводились линейкой с точностью до 1
мм (высота). Для математической обработки данных были использованы методы
описательной статистики, дисперсионный и корреляционный анализы[4-6].
Статистическая обработка полученных результатов выполнена с использованием
программы Statistica v. 5.5.
Результаты и обсуждения
При анализе ростовой активности сеянцев Pyrus caucasica выявились следующие
закономерности. Посев был произведен в апреле. В мае появились всходы высотой около
1см. Всхожесть семян – 40 %. Рост сеянца останавливается в сентябре месяце.
8
Таблица 1
Характеристика морфологических признаков сеянцев P. caucasica в условиях
Цудахарской экспериментальной базы ГорБС

Признаки Длина побега Число листьев Облиственность


n
Месяцы Х±Sx CV,% Х±Sx CV,% Х±Sx CV,%
Июнь 30 4,3±0,31 39,2 9,0±0,40 24,2 22,9±1,52 36,1
ЦЭБ
Июль 28 6,2±0,44 37,9 11,3±0,77 36,3 18,8±0,92 25,8
Август 24 7,6±0,71 45,6 15,3±1,05 33,8 21,1±0,93 21,5
Сентябрь 23 8,6±0,81 45,0 13,2±0,89 32,5 16,4±1,01 29,7
Итого 105 6,5±0,32 50,5 11,9±0,45 38,2 19,9±0,63 32,1

Наибольшая ростовая активность приходится с мая на июнь месяц со средним


приростом 3 см. Высоким коэффициентом вариации по итогам ростовой активности
характеризуется признак длина побега с СV – 50,5%(табл.1). Наибольшее среднее число
листьев (15,3) на побеге в августе месяце с коэффициентом вариации (CV) 33,8%.
Максимальной облиственностью побеги характеризуются в июне месяце (22,9) с высоким
показателем CV 36,1%, когда число листьев на длину побега больше всего. Большое
количество листьев на такую малую длину может быть связано с тем, что в апикальной
зоне побега на начальных этапах развития сеянца закладываются листочки. Высокий
показатель облиственности в августе месяце (21,1) со средним CV – 21,5 показывает,
развитие максимального числа листьев (15,3) на среднюю длину побега 7,6см.
Таблица 2
Однофакторный дисперсионный анализ сеянцев P. caucasica по месяцам

df MS df MS
Признаки F h 2, %
Effect Effect Error Error
ДП 3 93,9149 101 8,33222 11,27 25,1***
ЧЛ 3 187,7874 101 15,92560 11,79 25,9***
Об 3 215,8946 101 35,94550 6,01 15,1***
Примечание: ДП – длина побега, ЧЛ – число листьев, Об – облиственность, *- Р <
0,05; ** - Р < 0.01; *** - P < 0,001.

По итогам дисперсионного анализа видно, что наибольший вклад в общую по


дисперсии вносит признак число листьев (25,9%), длина побега 25,1% и облиственность
15,1% (табл.2). Показатели всех признаков достоверны на высоком уровне значимости.
Таблица 3
Корреляционный анализ признаков сеянца P. caucasica на ЦЭБ

Месяцы
июнь июль август сентябрь Общее
Признаки
ДП:ЧЛ 0,63*
ДП: Об -0,66*
ЧЛ:Об -0,12
ДП:ЧЛ 0,72*
ДП:Об -0,25
ЧЛ:Об 0,46*
ДП:ЧЛ 0,78*
ДП:Об -0,57*
ЧЛ:Об 0,01
ДП:ЧЛ 0,47*
9
ДП:Об -0,53*
ЧЛ:Об 0,45*
ДП:ЧЛ 0,70*
ДП:Об -0,50*
ЧЛ:Об 0,05
Примечание: ДП – длина побега, ЧЛ – число листьев, Об – облиственность, *- Р <
0,05; ** - Р < 0.01; *** - P < 0,001.

Проведен корреляционный анализ, который выявил некоторые достоверные связи


между признаками сеянцев в динамике (табл. 3). Достоверными корреляционными
связями с остальными признаками характеризуется признак «длина побега».Достоверная
высокая положительная корреляция наблюдается между признаками «длина побега» и
«число листьев» в августе – 0,78 на низком уровне значимости. Также высокие
положительные корреляционные связи наблюдаются между признаками «длина побега» и
«число листьев» в июле в суммарной корреляционной связи со значениями 0,72 и 0,70
соответственно на низком уровне значимости.
Наибольшей отрицательной корреляционной связью характеризуется признаки
«длина побега» и «облиственность» в июне со значением – 0,66 на низком уровне
значимости.
Средние положительные корреляционные связи наблюдаются у признаков «длина
побега» и «число листьев» в июне (0,63)и в сентябре (0,47), а также у признаков «число
листьев» и «облиственность» в июле (0,46) и в сентябре (0,45) с низким уровнем
значимости.
Выводы
Наибольшая ростовая активность приходится с мая на июнь месяцы со средним
приростом 3 см. Наибольшим коэффициентом вариации по итогам ростовой активности
характеризуется признак длина побега с СV – 50,5%. По итогам дисперсионного анализа
видно, что наибольший вклад в общую дисперсию вносит признак «число листьев»
(25,9%), а не «длина побега» – 25,1% на высоком уровне достоверности.Наибольшая,
достоверная корреляционнаясвязь была выявленамежду признаками «длина побега» и
«число листьев» в августе– 0,78.
Работа выполнена с использованием уникальной научной установки «Система
экспериментальных баз, расположенных вдоль высотного градиента» (УНУ СЭБ ГорБС
ДНЦ РАН).

Литература
1. Османов Р.М. Анатов Д.М. Асадулаев З.М. Морфологические и ростовые
особенности сеянцев Prunus armeniaca L. природных форм и культиваров в условиях
Горного Дагестана // Материалы XVII международной научной конференции
«Биологическое разнообразие Кавказа и Юга России». Нальчик. – 2015. – С.184-186
2. Программа и методика сортоизучения плодовых, ягодных и орехоплодных культур.
(Под об-щей редакцией академика РАСХН Е.Н, Седова и доктора сельскохозяйственных
наук Т.П. Огольцовой.) Орел: Изд-во Всероссийского научно-исследовательского
института селекции плодовых культур. – 1999. – 608 с.
3. Мамаев С.А. Основные принципы методики исследования внутривидовой
изменчивости древесных рас-тений // Индивидуальная и эколого-географическая
изменчивость растений. Тр. Институ-та экол. раст. и жив. УНЦ АН СССР. Свердловск. –
1975. – Вып. 94. С. 3–14.
4. Лакин Г.Ф. Биометрия. М.: Наука. –1980. – 291 с.

10
УДК 58
Гамидова Н.Х., Mагомедова М.А.,
Магомедов У.М., Тажудинова З.Ш.
ПРЕДСТАВИТЕЛИ СЕМЕЙСТВА FABACEAE ВО ФЛОРЕ ХАСАВЮРТОВСКОГО
РАЙОНА РД
Дагестанский государственный педагогический университет, г. Махачкала, Россия;
ya-gamidova2012@yandex.ru, мanadi.60@mail.ru, umalat-77@mail.ru, tazhudinova76@mail.ru

Gamidova N.H., Magomedova M. A.,


Magomedov U.M.TazhudinovaZ.Sh.
REPRESENTATIVES OF THE FABACEAE FAMILY IN THE FLORA OF THE
KHASAVYURT DISTRICT OF THE REPUBLIC OF DAGESTAN
Dagestan State Pedagogical University, Makhachkala, Russia;
ya-gamidova2012@yandex.ru, мanadi.60@mail.ru, umalat-77@mail.ru, tazhudinova76@mail.ru

Аннотация: В статье приведены результаты исследований бобовых растений


Хасавюртовского района Дагестана. Изучено 45 видов растений, относящихся к 16 родам.
Представлены результаты систематического, эколого-биологического и хозяйственного
анализов.
Annotation: The article pretents the results of the study fabaceae plants of the Khasavyurt
district of Dagestan. Studied 45 species of plants belonging to 16 genera. The results of
systematic, ecological, biological and economic analyzes are presented.
Ключевыеслова: бобовые растения, Хасавюртовский район,семейство.
Key words:fabacea plants, Hasavurtovskey region, family.

Главной задачей при изучении любой флоры является исследование наиболее


крупных ее таксонов. Во флоре Дагестана Муртазалиева Р.А. семейство Fabaceae
представлено 29 родами и 225 видами [7]. Также оно является одним из самых значимых
семейств для человека наравне с Poaceaeи Asteraceae.
Район нашего исследования относится к низменному Дагестану,а по
геоморфологическому районированию входит в состав Терско-Сулакской низменности
[3].
Сбор и анализ собранного материала проводился по известной методике
гербаризации [1,2]. На территории Дагестана произрастает 225 видов семейства
Fabaceae, относящихся к 29 родам [7]. По полученным нами данным в Хасавюртовском
районе произрастает 45 видов семейства Fabaceae,относящиеся к 16 родам (табл.1).Это
составляет 20% от всех представителей семейства Fabaceae (225 видов), произрастающих
на территории Дагестана).
Таблица 1
Систематический анализ семейства Fabaceae Хасавюртовского района
№ Роды Число видов %
1. Ononis- Стальник 1 2,2
абс.
2. Trigonella - Пажитник 2 4,4
3. Medicago- Люцерна 7 15,5
4. Melilotus- Донник 2 4,4
5. Trifolium- Клевер 6 13,3
6. Lotus-Лядвенец 3 6,6
7. Astragalus- Астрагал 5 11,1
8. Glycyrrhiza- Солодка 1 2,2

11
9. Coronilla- Вязель 3 6,6
10. Onobrychis- Эспарцет 2 4,4
11. Alhagi– Верблюжья колючка 1 2,2
12. Vicia- Горошек 6 13,3
13. Robinia- Робиния 1 2,2
14. Lathyrus- Чина 3 6,6
15. Amorha- Аморфа 1 2,2
16. Pisum- Горох 1 2,2
Итого 45 100

Как видно из таблицы 1, преобладающим по количеству видов является род


Medicago– 7 видов, что составляет 15,5% от общего числа видов. Роды Trifoliumи Vicia
занимают второе место и представлены 6 видами (13,3%). Небольшим числом видов (по
2-3) представлены 6 родов: Trigonella(2 вида), Melilotus(2 вида), Lotus(3 вида), Coronilla(3
вида), Onobrychis (2 вида), Lathyrus(3 вида). Одновидовыми родами являются: Ononis,
Glycyrrhiza, Alhagi, Robinia, Amorha и Pisum. Доля каждого из них составляет 2,2% от всех
бобовых района исследования.
По жизненным формам Раункиера бобовые района исследования подразделяются
на гемикриптофиты, геофиты, хамефиты, терофиты и фанерофиты (табл.2).
Таблица 2
Спектры жизненных форм видов семействаFabaceae Хасавюртовского района
№ Жизненная форма Число видов %
1. Гемикриптофиты 23 51,1
2. Терофиты 14 31,1
3. Геофиты 5 11,1
4. Хамефиты 2 4,4
5. Фанерофиты 1 2.2
Итого 45 100

Анализ жизненных форм показал доминирование гемикриптофитов, что является


вполне характерным для бобовых [5]. Гемикриптофиты составляют половину всех видов
флоры бобовых района исследования – 23 вида, или 51,1%. Это все представители родов
Lotus, Coronilla,Onobrychis и Melilotusи ряд видов из родов Trifolium, Astragalus и др. На
втором месте по количеству видов стоят терофиты – 14 видов, или 31,1%. К ним относятся
виды рода Trigonella, большинство видов родаViciaи др.Небольшим числом видов
представлены геофиты – 5 видов, или 11,1%. Всего два вида являются хамефитами. Это
Astragalus cornutusи Аmorpha fruticosa.Единственным фанерофитом является Robinia
pseudoacaciaкоторый составляет 2,2% от всех видов.
По результатам фитоценотического анализа было выделено 6 характерных для
района исследования типов фитоценозов: кустарниково-опушечный, лесной, луговой,
степной, водно-болотный и синантропный. Фитоценотические спектры видов семейства
Fabaceae представлены в таблице 3.
Таблица 3
Фитоценотические спектры видов семейства Fabaceae Хасавюртовского
района
№ Фитоценотические группы Число %
видов
1 Синантропные 20 23,5
2 Луговые 18 21,1

12
3 Степные 16 18,8
4 Кустарниково-опушечный 15 17,6
5 Лесные 11 12,9
6 Водно-болотные и прибрежные 5 5,8
Итого 85 100

Фитоценотический анализ семейства показал, что большинство видов бобовых


обладают широким экологическим спектром и встречаются в двух и более
фитоценотических группах. Однако многие из видов предпочитают синантропные (20
видов), луговые (18 видов), степные (16 видов) и кустарниково-опушечные (15 видов)
группировки. Как видно, на нарушенных территориях произрастает больше всего видов
семейства бобовые, что составляет 23,5% от всех видов. Это связано с тем, что в районе
исследования осталось мало мест с естественным растительным покровом [5]. Причем
среди бобовых синантропных сообществ есть виды, которые являются злостными
сорняками садов и огородов. К ним относятся: солодка голая, чина клубненосная, донник
лекарственный и горошек мышиный [4].
Наименее представлены виды лесных и водно-болотных группировок (11 и 5 видов
соответственно).
К семейству бобовые относится много полезных для человека растений – пищевых,
кормовых, декоративных, красильных, лекарственных [6]. На сегодняшний день для
большинства видов бобовых, установлено их практическое значение в деятельности
человека. Можно выделить следующие направления их использования: растения,
применяющиеся в лекарственных целях, медоносы, технические, пищевые, кормовые,
декоративные растения (табл.4).
Таблица 4
Результаты хозяйственного анализа видов семействаFabaceae
Хасавюртовского района
№ Хозяйственное значение Число видов %
1 Кормовое 38 34,5
2 Медоносное 31 28,2
3 Лекарственное 15 13,6
4 Декоративное 9 8,2
5 Пищевое 8 7,3
6 Техническое 6 5,4
7 Ядовитое 3 2,7
Итого 110 100

Из таблицы 8 видно преобладание среди бобовых района исследования кормовых


(38 видов, или 34,5%) и медоносных (31 вид, или 28,2%) растений. Кормовые растения –
ценный источник для заготовки сена, силоса, кормовой витаминной муки. Таковыми
являются наибольшее количество видов бобовых: все виды родов Medicago, Melilotus.
Vicia, Onobrychis, Trifolium и др.Множество видов семейства бобовые можно отнести к
числу хороших медоносов. Среди них можно назвать Astragalus cornutus, Medicago sativa,
Trifolium prаtense, виды рода Vicia и др.

Литература
1. Абакарова Б.И., Магомедова М.А., Рамазанова А.И. Сбор и гербаризация растений.
Махачкала. 2008. - С. 5-7.
2. Абакарова Б.И., Магомедова М. А., Рамазанова А. И. Полевая практика по ботанике.
Махачкала: ДГПУ, 2007. - С 6-7.
3. Абасов Н.А. География Дагестана. Махачкала: НИИ педагогики, 2002. 216с.

13
4. Гамидова Н.Х. Сорная флора Южного Дагестана: таксономический, экологический,
флорогенетический и хозяйственный анализы. Автореферат канд. диссертации.
Махачкала, 2002. 24c.
5. Гамидова Н.Х., Магомедова М.А., Магомедов У М. Анализ дикорастущих полезных
растений Хасавюртовского района Республики Дагестан: Материалы докладов VI
Всероссийской научно-практической конференции, с международным
участием.Биоразнообразие и рациональное использование природных ресурсов, 29-30
марта 2018 г., г.Махачкала. Махачкала: ДГПУ, 2018. 14-16с.
6. КолчановР.А., КолчановА.Ф., Нго Тхи Зием Киеу. Семейство Бобовые (Fabacea) во
флоре Белгородской области //Научные новости. Серия Естественные науки, 2012, №3,
Вып.18. С.36-49
7. Муртазалиев Р.А. Конспект флоры Дагестана. В 4-х тт. Махачкала: Издательский дом
«Эпоха», 2009. Т.1, 320 с.; Т.2, 304 с.; Т.3, 248 с.; Т.4, 232 с.

УДК 582.572
Дрожжина В.Н., Фомина М.В.
ИЗУЧЕНИЕ ПЕРВИЧНОЙ СТРУКТУРЫ КОРНЯ НА ПРИМЕРЕ
КОМНАТНЫХ РАСТЕНИЙ ПОРЯДКА LILIALES
Воронежский государственный педагогический университет, г. Воронеж, Россия
o.drozhzhin@gmail.com

Drozhzhina V. N., Fomina M. V.


STUDYING PRIMARY ROOT STRUCTURE BY EXAMPLE ROOM PLANES ORDER
LILIALES
Voronezh State Pedagogical University, Voronezh, Russia
o.drozhzhin@gmail.com

Аннотация: В работе рассматриваются особенности строения корня комнатных


однодольных растений, принадлежащих к порядку лилиецветные. Выделены общие черты
и видовые особенности. Основные отличия заключаются в строении стелы, ее центр
может быть занят крупными полостями, запасающей паренхимой, либо иметь типичное
полиарктное строение.
Abstract: This paper discusses the structural features of the root of room monocotyledonous
plants belonging to the order of the li-black plant. You have shared common features and
specific features. The main differences are in the structure of the stele, its center can be occupied
by large cavities, the sealing parenchyma, or have a typical polyarctic structure.
Ключевые слова: мезодерма, центральный проводящий цилиндр, экзодерма, эндодерма.
Key words: mesoderm, central conductive cylinder, exoderm, endoderm.

Изучение особенностей анатомического строения вегетативных и генеративных


органов различных систематических групп растений обязательная составляющая при
освоении дисциплины «Ботаника». Готовые микропрепараты по первичной и вторичной
структуре корня обычно ограничиваются корнем ириса и тыквы. Мы предлагаем
использовать для приготовления временных препаратов комнатные растения, наиболее
часто встречающиеся в интерьерах практически любого типа. Объекты исследования
всегда под рукой, препараты просты в изготовлении и наглядно демонстрируют все
особенности анатомического строения. В качестве объектов исследования нами выбраны
представители порядка лилиецветные, которые на протяжении всей жизни сохраняют
первичную структуру корня. Это: Aloe arborescens, Asparagus plumosus, Chlorophytum
comosum, Dracaena fragrans, Dracaena marginata, Dracaena sanderiana, Haworthia
14
margaritifera, Hymenocallis caribaea, Sansevieria hahnii, Sansevieria trifasciatа, Yucca
elephantipes. Срезы готовили от руки и помещали в глицерин, анализ микропрепаратов
проводили с помощью микроскопа Микромед 1 вар. 3 LED и видео окуляра.
В ходе исследования были получены следующие результаты.
Aloe arborescens Алоэ древовидное. На поперечном срезе можно выделить
следующие компоненты. Первичная кора корня включает в себя первичную покровную
ткань экзодерму, состоящую из 5 слоев довольно крупных опробковевших клеток.
Мезодерма первичной коры представлена 5-6 слоями клеток у молодых корней, до 10-11 у
старых корней. Эндодерма двухслойная. Центральный проводящий цилиндр (ЦПЦ) у
молодого корня пентарктный или гексарктный, занимает небольшую площадь на
поперечном сечении. У взрослых корней ЦПЦ полиарктный, площадь его значительно
больше.
Asparagus plumosus Аспарагус перистый. В корневой системе аспарагусов
встречаются корни двух типов: утолщенные корни или корневые шишки и обычные.
Простые корни имеют типичное строение. Покрыт корень 3-5 слоями экзодермы, за ней
следует мощная (до 18-20 слоев) мезодерма. В центре расположен проводящий цилиндр.
Он полиарктный с так называемой ярко выраженной «сердцевиной» в корне. Ее клетки
возможно одревесневают. Эндодерма на границе с цилиндром двухслойная. Утолщенные
корни выполняют запасающую функцию и могут работать как контрактильные. В таких
корнях очень сильно развита мезодерма, ее протяженность может составлять до 57% от
общего объема тканей. Центр запасающего корня занят центральным цилиндром.
Chlorophytum comosum Хлорофитум хохлатый. Первичная покровная ткань
однослойная. Мезодерма первичной коры состоит из 15-16 слоев клеток. Эндодерма
однослойная. Центральный проводящий цилиндр полиарктный, занимает небольшую
площадь на поперечном сечении корня. У Хлорофитума, как и у Аспарагуса, в корневой
системе присутствуют корневые шишки. Центр такого корня занят центральным
проводящим цилиндром, мезодерма очень мощная и представлена 17-20 слоями
запасающей паренхимы. Мы можем предположить, что эти корни выполняют и роль
втягивающих корней и помогают побегам находить наилучшую глубину залегания в
почве. Как Хлорофитум, так и Аспарагус имеют тенденцию к выпиранию из почвы по
мере разрастания куста.
Dracaena fragrans Драцена душистая, Dracaena marginata Драцена окаймленная,
Dracaena sanderiana Драцена Сандера. Как и у большинства представителей корень имеет
типичную первичную структуру. Снаружи он покрыт однослойной ризодермой в зоне
всасывания. Первичная кора состоит из 1-2 слоев экзодермы, за которой следуют 18-20
слоев мезодермы и однослойная эндодерма. Паренхима первичной коры содержит
большое количество рафид и включений. Центральный проводящий цилиндр у взрослых
корней полиарктный. В центре корня выделяется зона, которая некоторыми авторами
называется сердцевиной, другие просто называют это зоной паренхимных клеток, которые
нередко одревесневают. У Драцены душистой в центре корня появляются хорошо
различимые полости, располагаются они очевидно беспорядочно. Первичная кора корня
Драцены Сандера отличается довольно рыхлым сложением с большим количеством
межклетников. Интересны отложения дубильных веществ в покровной ткани у этого вида,
причем наибольшее их скопление наблюдается в третьем слое (Рис. 1).

15
Эк
М

Эн

ЦПЦ

А Б
Рис. 1. Схема строения корня А – Драцены окаймленной; Б – Драцены Сандера
М – мезодерма, ЦПЦ – центральный проводящий цилиндр, Эк – экзодерма, Эн –
эндодерма.

Haworthia margaritifera Хавортия жемчужная. Первичная покровная ткань состоит


5-6 слоев опробковевших клеток. Мезодерма первичной коры представлена 13-14 слоями
клеток и занимает наибольший объем корня. Эндодерма состоит из одного слоя клеток.
Центральный проводящий цилиндр полиарктный, количество лучей ксилемы достигает
16. Особых отличительных черт в строении корня Хавортии не выявлено.
Hymenocallis caribaea Гименокаллис карибский. Молодой корень в зоне
всасывания имеет довольно внушительные размеры. Под оставшейся ризодермой, видна
однослойная экзодерма. Мезодерма представлена 17-19 слоями клеток, далее следует один
ряд клеток эндодермы. Доля проводящего цилиндра в зоне всасывания не велика. Стела
имеет 10 лучей, с возрастом она скорее всего станет полиарктной. Гименокаллис
относится к тем растениям, у которых центр корня занят крупными отверстиями. Ни в
корне, ни в листе рафид не обнаружено (Рис. 2).
Sansevieria hahnii Сансевиерия Хана, Sansevieria trifasciatа Сансевиерия
трехполосая. Корень имеет типичное строение для первичной структуры. Снаружи
расположена однослойная ризодерма, которая несет корневые волоски. Далее следует
однослойная крупноклетная экзодерма. В ней встречаются вкрапления фенольных
соединений, ярко-оранжевого цвета. Мезодерма состоит из 10 слоев округлых клеток. За
ней идет однослойная эндодерма. Количество лучей ксилемы – 8.
Yucca elephantipes Юкка слоновая. Первичная покровная ткань состоит из 8 слоев
округлых клеток экзодермы. Мезодерма первичной коры сложена из 23 слоев клеток.
Эндодерма из 2 слоев. В центре располагается очень мощный проводящий цилиндр, его
площадь на поперечном срезе составляет 43,5%. Ксилема представлена очень широко-
просветными сосудами, занимающими большой объем. На границе между первичной
корой и центральным цилиндром располагается первичная меристема перицикл он
двухслойный. Очевидно, именно он принимает участие во вторичном утолщении корня у
однодольных древесных растений. Центр проводящего цилиндра занимают равномерно
рассеянные полости (Рис. 2). Протяженность тканей на поперечном срезе корня в
процентах представлена в таблице.

16
Р

ЭК

ЭН

ЦПЦ

А Б
Рис. 2. Схема строения корня А – Юкки слоновой; Б – Гименокаллиса карибского
М – мезодерма, Р – ризодерма, ЦПЦ – центральный проводящий цилиндр,
Эк – экзодерма, Эн – эндодерма.
Все избранные представители имеют типичную первичную структуру корня.
Структура включает три компонента: ризодерма с корневыми волосками, первичная кора,
ЦПЦ.
Таблица
Относительная протяженность тканей корня избранных представителей порядка
Лилиецветные
Ткань
Представитель Экзодерма Мезодерма Эндодерма ЦПЦ (%)
(%) (%) (%)
Алоэ древовидное 10,7 38,8 3,5 47
Аспарагус перистый 18,7 56,3 2,5 22,5
Хлорофитум хохлатый 7,1 71,4 4,3 17,2
Драцена душистая 6,7 41,7 3,3 48,3
Драцена окаймленная 7,9 71,4 5,7 15
Драцена Сандера 9,6 51,9 3,8 34,7
Хавортия жемчужная 8,3 66,7 1,7 23,3
Гименокаллис карибский 5,6 73,6 1,4 19,4
Сансевиерия трехполосая 16 60 4 20
Сансевиерия Хана 12,2 59,7 5,1 23
Юкка слоновая 11,3 41,7 3,5 43,5

Первичная покровная ткань представлена 2-8 слоями клеток экзодермы. У


некоторых видов 1 слой – виды рода Алоэ. Мезодерма наиболее развита в молодых
корнях и корнях травянистых жизненных форм. У древесных растений она занимает
намного меньший объем. В среднем состоит из 5-6 слоев клеток в молодых корнях и 17-25
слоев паренхимных клеток в старых корнях. Эндодерма выражена очень ярко и у
большинства представителей и состоит из 1-2 слоев. ЦПЦ представляет собой
полиарктную ксилему с участками флоэмы между ней. Количество лучей колеблется от 5
до 11-13. У растений с так называемым «вторичным» утолщением четко выделяется
меристематическая зона. Вторичным утолщением обладают корни лишь у очень немногих
древесных однодольных. Кольцо утолщения закладывается обычно в перицикле. У

17
некоторых видов Драцен в области первичной коры может закладываться другое кольцо
утолщения. ЦПЦ у исследуемых видов может быть трех типов. У одних представителей в
центре корня развивается так называемая сердцевина. Ее клетки часто одревесневают и
могут запасать воду. У другой группы видов в центре располагаются крупные полости,
скорее всего, они образуются на месте крупных сосудов. Третья группа видов имеет
типичную полиарктную стелу. Таким образом, на примере комнатных растений порядка
лилиецветные можно изучить типичные черты в первичной структуре корня, а также
некоторые особенности свойственные древесным однодольным и определенным родам
данной систематической группы.

УДК 581.55
Зиганшин И.И.¹, Зиганшина Д.И.²
ЛЕКАРСТВЕННЫЕ РАСТЕНИЯ ОСТРОВОВ КАЗАНСКОГО РАЙОНА
ПЕРЕМЕННОГО ПОДПОРА КУЙБЫШЕВСКОГО ВОДОХРАНИЛИЩА
¹Институт проблем экологии и недропользования Академии наук Республики
Татарстан, г. Казань, Россия
²Казанский национальный исследовательский технологический университет, г.
Казань, Россия
irek_ziganshin@mail.ru

Ziganshin I. I. 1, Ziganshina D. I. 2
MEDICINAL PLANTS OF THE ISLANDS OF KAZAN AREA OF THE
VARIABLE SUBPROPT OF THE KUIBYSHEVSK RESERVOIR
¹Institute of Problems of Ecology and Subsoil Use of the Academy of Sciences of the
Republic of Tatarstan, Kazan, Russia
²Kazan National Research Technological University, Kazan, Russia
irek_ziganshin@mail.ru

Аннотация: Приводятся результаты распространения лекарственных растений на


островах Казанского района переменного подпора Куйбышевского водохранилища. Дана
оценка сырьевой базы лекарственных растений, произрастающих на островах.
Abstract: The results of the distribution of medicinal plants on the islands of the Kazan region of
the variable backwater of the Kuibyshev reservoir are presented. An assessment of the raw
material base of medicinal plants growing on the islands is given.
Ключевые слова: лекарственные растения, сырьевая база, острова Куйбышевского
водохранилища, экологический туризм.
Keywords: medicinal plants, raw materials base, islands of the Kuibyshev reservoir, ecological
tourism.

В настоящее время лечение лекарственными растениями (фитотерапия) приобрело


особую актуальность. В России отмечается возросший спрос на натуральные
растительные препараты. При этом в условиях масштабного техногенного загрязнения
значительной территории страны, а также повсеместном закрытии государственных
специализированных хозяйств и экспериментальных станций, выращивающих
лекарственные растения, проблема экологической безопасности лекарственного
растительного сырья становиться весьма важной.
В результате заполнения ложа Куйбышевского водохранилища, в его акватории
образовались многочисленные островные экосистемы, представляющие наиболее высокие
пойменные и террасные геоморфологические структуры долинного ландшафта.
Наибольшее количество островов (более 300) приходится на Казанский район
18
переменного подпора Куйбышевского водохранилища (рис.). Их площадь при
нормальном подпорном уровне достигает свыше 100 км². Столь обширные сухопутные
территории, сохранившиеся после затопления долин рек, представляют большой научный
и хозяйственный интерес. В научном плане – как резерваты генофонда растительного и
животного мира бывших пойменных грив и террас, функционирующие в режиме кратко-
или долговременной географической изоляции. В хозяйственном отношении – как
высокопродуктивные природно-территориальные комплексы (острова и их литорали),
перспективные для потребительских и рекреационных нужд населения.
Рассматриваемые острова не имеют на своей территории выходов минеральных
источников, лечебных грязей, соляных растворов (рап). В качестве лечебного природного
ресурса (используемого для лечения и профилактики заболеваний), имеющегося на
рассматриваемых островах следует отметить произрастание на их территориях
лекарственных растений, разрешенных для использования и включенных в
Государственную фармакопею Российской Федерации XIII [1-3] и XIV выпусков [4], а
также в Государственный реестр лекарственных средств [5].
Островные экосистемы р. Волги в пределах Республики Татарстан можно отнести к
уникальным, экологически чистым (не загрязненным) территориям, минимально
подверженным техногенному воздействию [6-7]. Вероятность загрязнения лекарственных
растений гербицидами, радионуклидами, металлорганическими соединениями и другими
высокотоксичными веществами здесь минимальна.

Рис. Острова Казанского района переменного подпора Куйбышевского


водохранилища.
19
Островные экосистемы обладают достаточными запасами натурального
растительного лекарственного сырья. Здесь имеется значительный потенциал для
развития нового направления экологического туризма ‒ туристских поездок, имеющих
целью сбор натурального (экологичного) растительного лекарственного сырья.
В зависимости от объема сырьевой базы, лекарственные растения, произрастающие
на изучаемых островах, можно разделить на три группы. В первую группу входят
лекарственные растения с обеспеченной сырьевой базой (имеющие значительный объем
лекарственного сырья). На рассматриваемой территории к ним можно отнести четыре
вида растений: шиповник майский (Rosa majalis Herrm), одуванчик лекарственный
(Taraxacum officinale Wigg.), тысячелистник обыкновенный (Achillea millefolium L.) и хвощ
полевой (Equisetum arvense L.). Ко второй группе относятся растения, заготовка которых
возможна лишь небольшими партиями для местных нужд в силу ограниченной сырьевой
базы. Она включает 5 видов лекарственных растений: девясил высокий (Inula helenium L.),
зверобой продырявленный (Hypericum perforatum L.), мать-и-мачеха обыкновенная
(Tussilago farfara L.), подорожник большой (Plantago major L.) и чистотел большой
(Chelidonium majus L.)/ Третью группу составляют лекарственные растения, сырьевые
запасы которых крайне малы, поэтому их заготовка в настоящий момент нецелесообразна.
На рассматриваемых островах выявлено три таких вида: ландыш майский (Convallaria
majalis L.), пустырник пятилопастный (Leonurus quinquelobatus Gilib.) и черника(
Vaccinium myrtillus L.).
Таким образом, островные экосистемы р. Волги в пределах Республики Татарстан
имеют различную сырьевую базу лекарственных растений, которую необходимо
учитывать при организации заготовок растительного сырья.

Литература
1. Государственная фармакопея Российской Федерации. Издание XIII(13). Том 1. - М.:
ФЭМБ, 2015. – 1470 с.
2. Государственная фармакопея Российской Федерации. Издание XIII(13). Том 2. - М.:
ФЭМБ, 2015. –1400 с.
3. Государственная фармакопея Российской Федерации. Издание XIII(13). Том 2. - М.:
ФЭМБ, 2015. –1294 с.
4. Государственная фармакопея Российской Федерации. Издание XIV(14). Том 2. - М.:
ФЭМБ, 2018. – 1449 с.
5. Государственный реестр лекарственных средств [сайт]. URL:
ttps://grls.rosminzdrav.ru/default.aspx
6. Экологическая оценка состояния Куйбышевского водохранилища в районе Казанского
переменного подпора. ‒ Казань: Каф. инженерной экологии и рационального
природопользования КГЭУ, 2015. ‒ 9 с.
7. Экологические системы островов Куйбышевского водохранилища. Казанский район
переменного подпора. – Казань: Издательство «Фэн», 2002. – 360 с.

УДК 665.528.4
Казымов И.М., Алиев С.И.
ХЕМОТАКСОНАМИЯ ВИДОВ РОДА ZIZIPHORA L. РАСПРОСТРАНЕННЫХ ВО
ФЛОРЕ АЗЕРБАЙДЖАНА
Институт Зоологии НАН Азербайджана1
i_kazimov2017@mail.ru alisaleh56@mail.ru

Kazimov I. M., Aliyev S. I.


20
CHEMOTAXONOMY SPECIES OF THE GENUS ZIZIPHORA L. COMMON IN
THE FLORA OF AZERBAIJAN
Institute of Zoology of NAS of Azerbaijcan
i_kazimov2017@mail.ru alisaleh56@mail.ru

Аннотация: С статье рассматривается полиморфных видов родов зизифора. На основание


изученных компонентные состава эфирного масла было характеризовано хемотаксономия
родов зизифора.
Abstract: the article discusses the polymorphic species of the genera zizifora. Based on the study
of the component composition of the essential oil was characterized by the birth chemotaxonomy
zizifora.
Ключевые слова: хемотаксономия, компонентный состав, владеющие компоненты,
эфирное масло, идентицированные компоненты, видов зизифора.
Key words: chemotaxonomy, component composition, owning the components of essential oil
identified components, types zizifora.

Одной из мер принятых для преодоления экологических проблем в наше время,


является защита сохранение биоразнообразия. Для этой цели важно использовать
результаты химических исследований в качестве вспомогательного таксона при
определении полиморфных видов различных родов растений в Республике.
Род зизифора является одним из сложных родов сем Иснотковых (Lamiaceae).
Трудности при систематической обработке рода связаны с полиморфностью его
представителей, особенно с группой многолетних видов, далеко не всегда органиченные
друг от друга достаточно резкими морфологическими признаками.
Изучение ботанической литературы показывает, как по-разному трактуются
систематиками таксоны этого рода, принимая во внимание различный подход к объему
рода и вида. Так, еще Э.Р.Траутфеттер в 1840 г. выделил из Ziziphora L. род Faldermannia
Trautv. В состав которого вошли только однолетние. Г. Бентам в 1948 г. разделили род на
три секции: Serpyllaceae Benth, Aconidae Benth, Appendiculatae Benth.
В первую секцию вошли многолетние виды, а во вторую и третью однолетние, и
другие кавказские ботаники признали род фальдермания, но по-разному трактовали виды
рода. Для флоры Кавказа А.А.Гроссгейм приводит 15 видов, а Е.И.Албуташвили 11 видов.
В выяснении спорных вопросов систематики рода немалую роль может сыграть и
вспомогательный, в частности, хемотаксономический . Сравнительно недавно
исследователи обратили внимание на возможность использования содержания и
компонентного состава эфирных масел в освещении хемотаксономи. Принимая во
внимание указанные противоречивые данные по систематике и таксономии рода, в задачу
нашего исследования входило изнекание дополнительных диагностических признаков по
анатомии и морфологии, а также фитохимических данных по эфирномасличности всех 8-
ми азербайджанских видов этого рода с целью выяснения спорных вопросов.
До сих пор различными авторами (литературный обзор) более или менее изучен
компонентный состав масел 14 видов зизифоры. Из них 7 видов впервые исследованы
азербайджанскими специалистами. Всего в представителях рода обнаружено 60
компонентов, относящихся к различным классам органических соединений.

21
Рис.1. Зизифора тимьяниковая – Z.serpyllaceae Bieb.
1-α-пинен, 2-камфен, 3-β-пинен+сабинен, 4-α-терпинен, 6-лимонен, 7-цинеел, 8-η-цимен,
9-терпинолен, 11-ментон, 12-ментел, 16-пулегон, 17-пиперитон, 18-цис-пиперитол, 20-
пиперитенон, 21-окись пиперитенона, 23-тимол, 24-карвакрол/5,10, 19, 22-
неццентифицированные соединения/.

Рис.2. Зизифора Биберштейна – Z.bibersteiniana Grossh.


1- α- пинен, 2-камфен, 3-β-пинен, 4-сабинен, 5-мирцен, 6-α- терпинен, 7- лимонен, 8-
цинеол, 9-γ- терпинен,10-η- цимен, 12-изоментон, 13-ментон, 14-метилацетат, 15-ментол,
16-неоизометилацетат, 17-пулегон, 20-цис-пиперитол, 22-пиперитенон, 23-
тимол,/11,18,19-неидентифицированные вещества/.

22
Рис.3. Зизифора жесткая – Z.rigida (Boiss.) Stapf.
1-α-пинен, 2-камфен, 3-β-пинен, 4-сабинен, 5-β-мирцен, 6-α-терпинен, 7- лимонен, 8-
цинеол, 9-η- цимен, терпинолен, 12-ментон, 13-изоментон, 14-уксусный эфир
неоизоментола, 16-неоизоментол, ментол, 17-пулегон, 18-пиперитон, 19-цис-пиперитол,
22- пиперитенон, 23-окись- пиперитенона, 24-тимол, 25-карвакрол, 26-сесквитерпеновый
спирт./10,11,15,20,21- неидентифицированные соединения/.

Рис.4. Зизифора мелкозубчатая – Z.denticulata Juz.


1-α-пинен, 2-камфен, 3-β-пинен, 4-сабинен, 5-β-мирцен, 6-α-терпинен, 7- лимонен, 8-β-
jübvty, 9-γ-терпинен, 10-п-цимен, 16-ментон, 17-изоментон, 18-уксусный эфир
неоизоментола, 19-неоизоментол, 20-ментол, 21-пулегон, 22-пиперитон, 23- цис-
пиперитол, 25- пиперитенон, 26-тимол, 27- карвакрол,/11,12,13,14,15,24-
неидентифицированные соединения/.

Рис.5. Зизифора Пушкина – Z.puschkinii Adams


1-цинеол, 2-п-цимен, 3-α-терпинен, 6-ментон, 7-изоментон, 8-неоизоментон, 9-ускусный
эфир неоизоментола, 10-ментол, 11-пулегон, 12-пиперитон, 13-цис-пиперитол, 16-
пиперитенон, 18-тимол,/4,5,14,15,17- неидентифицированные вещества/.

23
Наши исследования компонентного состава эфирных масел видов зизифора
показывают, что в маслах 7-ми видов, доминирующим компонентом является пулегон (41,
9-75,2%), за исключением масла з.Биберштейна (9,51%)
Таким образом, нами подтвердилось, что цулегон является родовым признаком
химизма масел. Результаты наших анализов также согласуются с данными
А.Д.Дембицкого (1985) о преимущественном образовании соединений П-ментоного типа
в 7-ми казахстанских видах зизифоры.
В маслах азербайджанских видов зизифоры кроме пулегона также были найдены:
ментон (до 16,34%), изоментон (до 10,08%), ментол (до 15,0%). Что касается химизма
масел представителей рода фальдермания то следует отметить следующее: компонентный
состав масел з.тонкой, з.персидской, составляющие этот род, ничем ни отличается от
других многолетных видов зизифоры. Следовательно, обособление этих видов в
самостоятельный род и в отношении хемотаксономии не оправдано.
Характеризуя химический состав эфирных видов, входящих в указанные Г.Бентам
секции, можно отметить, что набор и главные компоненты почти не различаются. Масла
многолетних видов (секции serpyllaceae) характеризуются многокомпонентностью (23-27)
веществ, по сравнению с однолетними (18-20).
Качественный состав эфирных масел некоторых многолетних, явно отличимых
морфологически, не имеет различия. Однако, по содержанию компонентов они имеют
заметные отличия. Так, многолетняя з.Биберштейна, относящаяся к первой секции, и по
содержанию масла (0,37-0,43%) и по содержанию пулегона (всего 9,52%) резко отличается
от других многолетних.
Эндемичные высокогорные многолетние виды характеризуются наличием в масле
высокого содержания пулегона. У з.мелкозубчатой 68,03%, у з.Пушкина – 62,14%.
Самостоятельность з.Биберштейна и эндемиков не вызывает сомнения, как
морфологически, так и по их эфирномасличности. У морфологически весьма близких
видов з.тимьянковой и з.жесткой состав масел и содержание компонентов почти
одинаковы и вполне понятно, что многие систематики иногда объединяют эти виды, то в
з.тимьянковую, то в з.жесткую.
Промежуточным видом между з.тимьянковой и з.жесткой является з.узколистная
Z.snenophylla Juz. Как показали наши анализы состав эфирного масла и количество
компонентов у этого вида не отличается от других отмеченных. И тем самым можно
вполне оправдать не признание з.узколистной в качестве самостоятельного вида и не
морфологическим признакам, не включенного в состав «Флоры Азербайджана» (Ахундов,
1957).
Морфологически явно отличимые однолетние з.головчатая и з.тонкая, которые
относятся соответственно ко второй и третьей секциям, по качественному составу масел
имеют полную идентичность, но по содержанию некоторых компонентов они имеют
заметные отличия. Так, по содержанию пулегона у з. \головчатой в масле 55,0% а у
з.тонкой-75,21%, пиперитона – 2,21 и 11,35%, пиперитенона-0,25 и 5,34, ментона 1,56 и
16,3% соответственно и т.д.
Однолетия з.персидская по своей морфологии является промежуточным видом
между з.головчатой и з.тонкой. по качественному составу масел и по содержанию
компонентов существенной разницы они не имеют, что и было ранее замечено
А.Д.Дембицким (1985). И потому, объединение з.тонкой и з.персидской в секцию в
хемотаксономическом отношении вполне себя оправдывает.
Однако отметим, что наши выводы по хемотаксономии носят предварительный
характер. Окончательное суждение по этому вопросу можно вынести после исследования
химизма эфирных масел и др. биологически активных веществ всех или подавляющего
большинства видов рода.

Литература
24
1. Гроссгейм А.А. Анализ флоры Кавказа. Тр. бот. Ин-та. Аз ФАН СССР, 1, изд-во
АзФАН СССР, Баку, 1936, Т.1, 250 с.
2. Флора Азербайджана, Баку изд-во, АН Азерб. 1950-1961, Т., I-VIII.
3. Албуташвили Е.И. критические заметки о некоторых видах рода Ziziphora L. Заметки
по систем. И геогр.раст.-Тбилиси, Мецниереба, 1984, Вып. 40, С.23-25.
4. Ахундов Г.Ф. род Ziziphora L. Флора Азербайджана. 1957, С.355-359.
5. Горяев М.И. Плива И.В. методы исследования эфирных масел. Алма-Ата//АН КазССР,
1962. 752 с.
6. Гинзберг А.С.//Хим.фарм.пром-сть. 1977. № 8,9. 326 с.

УДК 638.123.56 (520)


Кистанова Р.Р., Шарафутдинов Д.З.,
Сабирджонова М.Р., Саттаров В.Н.
НЕКОТОРЫЕ СВЕДЕНИЯ О РАСПРОСТРАНЕННОСТИ МОРФОТИПОВ APIS
MELLIFERA В РЕСПУБЛИКЕ БАШКОРТОСТАН
ФГБОУ ВО «Башкирский государственный педагогический университет
им. М. Акмуллы», г. Уфа, Россия, cafedra-bibo@yandex.ru

Kistanova R. R., Sharafutdinov D. Z.,


Sabirjanov M. R., Sattarov V. N.
SOME INFORMATION ABOUT THE PREVALENCE OF MORPHOTYPES APIS
MELLIFERA IN THE REPUBLIC OF BASHKORTOSTAN
Bashkir state pedagogical University. M. Akmulla, Ufa, Russia
cafedra-bibo@yandex.ru

Аннотация: Представлены результаты исследований морфотипов медоносных пчѐл


на территории Республики Башкортостан. Проведенные изыскания позволили
зарегистрировать 5 морфотипов рабочих пчѐл и 4 морфотипа трутней. Выявлены
процессы гибридизации, характеризующиеся снижением количества пчѐл среднерусского
подвида.
Abstract: Results of researches of morphotypes of honeybees in the territory of the
Republic of Bashkortostan are presented. Surveys made it possible to register 5 morphotypes of
worker bees and 4 morphotypes drones. Hybridization processes characterized by a decrease in
the number of bees of the Central Russian subspecies are revealed.
Ключевые слова: башкирская популяция, среднерусский подвид, рабочие пчелы,
трутни, морфотипы.
Keywords: the Bashkir population of Central Russian subspecies, the worker bees, the
drones, the morphotypes.

В последние годы многие исследователи в своих публикациях [3, 2, 8] уделяют


внимание уникальности популяций медоносных пчел среднерусского подвида, Apis
mellifera mellifera, в том числе башкирской [1, 2, 5, 6]. Тем не менее, стоит отметить, что
существует ряд работ, в которых специалисты отмечают о наличии процессов изменения
или, как пишут некоторые авторы трансформации и постепенной деградации их
популяционной структуры [2, 6]. Многочисленными изысканиями установлено, что
большую часть популяции охватывает ареал гибридов Apis mellifera mellifera с южными
таксономическими группами [5, 6]. В тоже время, известны исследования [7] по трутням
Apis mellifera, которые позволяют определить наличие «чистых», с точки зрения
таксономического статуса, маток в семьях. Например: выявление трутней на пасеках
административных районов, которые по морфологическим показателям соответствуют
25
стандартам среднерусских пчел, позволяет говорить о наличии некоторого биопотенциала
для восстановления популяционной структур в каком либо регионе [7].
Цель и задачи исследований
Целью работы явилось оценка хитиновых покровов рабочих и трутневых особей
Apis mellifera на территории Башкортостана. В задачи входило проведение выборки
рабочих пчел и трутней для проведения идентификации морфотипов по методу
Ф. Руттнера (2006) и их анализ [4, 9].
Материал и методы исследований
В основу работы положены некоторые данные пасечных и лабораторных
исследований 2016-2018 гг. Камеральная обработка проведена на базе кафедры
биоэкологии и биологического образования БГПУ им. М. Акмуллы. Материалом
исследований послужила выборка медоносных пчел из пасек некоторых
административных районов Башкортостана: Аургазинский, Бакалинский, Гафурийский,
Дюртюлинский, Илишевский, Ишимбайский, Кармаскалинский, Кушнаренковский,
Уфимский, Чекмагушевский и Шаранский. Анализ морфотипов по окраске хитиновых
покровов на брюшке проводили по методу Ф. Руттнера (2006). Статистическую обработку
данных провели в программе Microsoft Office Excel, 2010.
Результаты исследований и их обсуждение
Проведенные изыскания по оценке хитиновых покровов на брюшке рабочих особей
медоносных пчел позволили зарегистрировать пять морфотипов, распространенных на
территории башкирской популяции Apis mellifera mellifera: e, Е, О, 1R, 2R. При этом,
наблюдалось некоторая тенденция ежегодного изменения доли встречаемости особей с
разнообразными морфотипами. Например: выборка 2016 г. характеризовалась наличием
морфотипов: e - 3,06%, E - 20,91%, O - 13,86%, 1R - 38,78%, 2R - 23,39%; 2017 г.: e -
3,33%, E - 22,86%, O - 15,62%, 1R - 38,30%, 2R - 19,90%; 2018 г.: e - 2,20%, E - 24,81%, O -
14,73%, 1R - 35,85%, 2R - 22,40%.
В результате проведенных исследований окраски брюшка трутней по методике
Ф. Руттнера выявлены четыре разновидности классов морфотипов, встречающих в
башкирской популяции Apis mellifera mellifera: О, Is, I, 1R. Стоит отметить, что на долю
трутней с морфотипами, соответствующими среднерусскому подвиду (O и Is), пришлось
30,4 и 30,3 %, соответственно. Трутневые особи с другими морфотипами были
представлены следующими долями: I - 25,0 %; 1R – 14,3 %.
В целом проведенные точечные исследования морфотипов Apis mellifera,
позволили выявить процессы гибридизации, характеризующиеся снижением количества
пчел с морфотипом среднерусского подвида. Однако зарегистрированные трутни с
морфотипом среднерусского подвида – 60,7 %, показывают наличие таксономически
«чистых» пчелиных маток, что в перспективе, при сохранении данной тенденции будет
способствовать некоторым восстановительным процессам, благодаря влиянию трутневого
фона.
Заключение
Таким образом, некоторые литературные данные и результаты наших
исследований свидетельствуют о том, что, не смотря на существующие нормативно-
правовые базы и законодательства по охране аборигенных пчел на территории
Республики Башкортостан, в последние десятилетия наблюдаются процессы изменения
качественного состава популяции. Доказательной базой этому является, прежде всего,
наблюдаемые изменения фенотипа в части классификации морфотипов. Однако, наличие
у трутней в большей степени морфотипов, соответствующих таксономическому стандарту
среднерусского подвида, подчеркивает сохранность биопотенциала, что в дальнейшем,
при правильно проводимых селекционно-племенных мероприятиях позволит
восстановить и поддерживать популяционный баланс.

Литература
26
1. Гиниятуллин, М.Г. Пчеловодство Башкортостана [Текст] / М.Г Гиниятуллин,
Д.Т. Шакиров, И.В. Шафиков и др. // Учебное пособие. – БГАУ, Уфа. – 2008. – 387с.
2. Ильясов, Р.А. Бурзянская бортевая пчела и бортевой пчеловодство на Южном Урале
[Текст] / Р.А. Ильясов, М.Н. Косарев, Ф.Г. Юмагужин // Пчеловодство. – 2015. - №7. –
С.14-17.
3. Кривцов, Н.И. Среднерусские пчелы [Текст] / Н.И. Кривцов // Лениздат, 1995. - 126с.
4. Руттнер, Ф. Техника разведения и селекционный отбор пчел [Текст] / Ф. Руттнер // – М.,
– 2006. – 176с.
5. Саттаров, В.Н. Пути сохранения башкирской популяции среднерусской породы пчел
[Текст] / В.Н. Саттаров // Пчеловодство. – 2012. - №9. – С.12-13.
6. Саттаров, В.Н. Морфотипная структура популяции медоносных пчел Apis mellifera на
территории Республики Башкортостан [Текст] / В.Н. Саттаров, В.Р. Туктаров,
Н.Ф. Мухаметова, Л.Ф. Биглова, Г.Н. Шакирова, Н.Е. Земскова // Фундаментальные
исследования. – 2014. - №5-3. – С.515-518.
7. Скворцов, А.И. Морфометрический анализ трутней Чувашии [Текст] / А.И. Скворцов,
В.Н. Саттаров, В.Г. Семенов, Н.Р. Газизова // Пчеловодство. - 2018. - №2. - С.20-21.
8. Скворцов, А.И. Сохранение среднерусской пчелы – первостепенная задача пчеловодов
Чувашии [Текст] / А.И. Скворцов, В.Н. Саттаров, В.Г. Семенов // Пчеловодство. - 2018. -
№6. - С.13-15.
9. Херольд Э., Вайс К. Новый курс пчеловодства [Текст] / Э. Херольд, К. Вайс // М.: Аст:
Астрель, - 2007. - 368с.

УДК 58
Магомедов У.М., Магомедова М.А.,
Гамидова Н.Х., Джаруллаев Д.Г., Тажудинова З.Ш.,
ФЛОРИСТИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ ВЕСЕННИХ РАСТЕНИЙ ПРЕДГОРИЙ
СУЛЕЙМАН-СТАЛЬСКОГО РАЙОНА ДАГЕСТАНА
Дагестанский государственный педагогический университет
г. Махачкала, Россия, flora_dgpu@mail.ru

Magomedov U. M., Magomedov M. A.,


Gamidov N. X., Djaroullaev D. G., Tarutinov Z. Sh.,
SPRING FLORISTIC ANALYSIS OF PLANTS OF THE FOOTHILLS OF THE
SULEIMAN-STALSKY DISTRICT OF DAGESTAN
Dagestan state pedagogical University
Makhachkala, Russia, flora_dgpu@mail.ru

Аннотация: в статье проводится флористический анализ весенних растений в предгорьях


Сулейман-Стальского района Дагестана. Показана процентное соотношение фоновых
весенней флоры на данной территории, также дана хозяйственное значение видов.
Abstract: the article presents a floral analysis of spring plants in the foothills of Suleiman-stalsky
district of Dagestan. The percentage of background spring flora in this territory is shown, and the
economic value of species is given.
Ключевые слова: флора, видовой состав, гербарий, систематический анализ,
хозяйственный анализ.
Key words: flora, species composition, herbarium, systematic analysis, economic analysis.

Исследование состояния флоры, растений в нынешнее время является одной из


важнейших задач, обеспечивающих возможность их сохранения в условиях быстро
меняющейся окружающей среды.
27
Флора и растительность Дагестана привлекали внимание многих исследователей.
Изучением Предгорного Дагестана занимались такие ученые как Буш Н.А., Лерх
И.,Гмелин С.Г., Паллас П.С.,Маршалл-Биберштейн Ф., Xристиан Стевен и др. [12].
Самые полные сведения о флоре Предгорного Дагестана и Дагестана в целом
можно найти в капитальной 4-х томной сводке Р.А. Муртазалиева «Конспект флоры
Дагестана» (2009), в которой, помимо систематического анализа, имеются данные
экологического и биогеографического характера. Другие публикации этого автора (2008,
2011, 2012 и др.) посвящены инвентаризации и районированию флоры Дагестана [8].
Продуктивно работает в последние годы А.А. Теймуров, в личных публикациях
которого и в работах с соавторами (1983, 1989, 1999, 2000, 2005, 2009,2010а, 2010б) нашли
отражение сведения об отдельных экологических группах растений, обсуждаются
вопросы охраны и истории флоры Дагестана [11].
Несмотря на большое количество работ по экологии предгорных районов,
недостаточно исследований проведено по изучению жизненных форм растений отдельных
регионов Предгорного Дагестана. К одному из таких регионов относится Сулейман-
Стальский район. Исходя из этого, целью нашей работы является рассмотрение весенних
растений в предгорной части района.
Основное свойство весенних растений – то, что они быстро растут и развиваются.
Особенно это следует сказать про генеративный орган - цветок. Ранние весенние
травянистые растения в большинстве выходят из перезимовавших в земле органов –
корневища, луковиц, клубней, представляющих собою подземные видоизменения стебля
[9].
Находящийся в корневищах, луковицах и клубнях значительный запас
органических веществ, представляет необходимое условие быстрого роста ранних
весенних растений, но нельзя говорить, что этот запас делает неизбежным такой рост,
является его исключительной причиной [3].
Среди первоцветов встречаются 2 группы растений с особым циклом развития:
эфемеры и эфемероиды. Эфемероиды - это группа многолетних травянистых растений,
для которых характерна осенне-зимне-весенняя вегетация.Они отличаются необычайной
«торопливостью» - появляются на свет тотчас же после схода снега и быстро развиваются,
несмотря на весеннюю прохладу. Через неделю-другую после появления на свет они уже
цветут, а еще через две-три недели у них появляются плоды с семенами. Сами растения
при этом желтеют и полегают на землю, надземная их часть засыхает. Происходит все это
в самом начале лета. К эфемероидам можно отнести – хохлатку плотную, ветреницы,
перелеску [10].
При изучении флоры весенних растений, использовались классические методы,
принятые при флористических исследованиях: маршрутные экскурсии, сбор и фиксация
полевого материала, определение видов растений, монтирование гербария, анализ
составленных списков. Сборы осуществлялись в сухую, ясную погоду [1,2,5].
Систематическая ревизия видового состава и таксономическая идентификация
собранных растений производилась по «Флоре Северного Кавказа» Галушко А.И. (1978,
1980), «Определителю растений Дагестана» Львова П.Л. (1960) и «Флоре Северного
Кавказа: Атласу-определителю» Литвинской С. А.,Муртазалиева Р. А. (2013) [4, 6, 7,].
После составления списков провели систематический и хозяйственный анализ.
В результате проведенного систематического анализа, нами было выявлено 89
видов весенних растений, относящихся к 30 семействам 69 родам (табл. 1.).
Таблица 1
Систематический анализ
№ Семейство родов % видов %
1 Leguminosae - Бобовые 6 8,7 11 12,4
2 Cruciferae- Крестоцветные 9 13 10 11,2
28
3 Compositae- Сложноцветные 8 11,6 9 10,1
4 Labiatae - Губоцветные 4 5,8 6 6,7
5 Rosaceae - Розоцветные 5 7,2 5 5,6
6 Apiaceae - Зонтичные 4 5,8 4 4,5
7 Ranunculaccae - Лютиковые 3 4,3 4 4,5
8 Poaceae- Злаковые 4 5,8 4 4,5
9 Gerniaceae - Гераниевые 2 2,9 3 3,4
10 Scrophulariáceae– Норичниковые 1 1,4 3 3,4
11 Plantaginaceae- Подорожниковые 1 1,4 3 3,4
12 Violaceae - Фиалковые 1 1,4 3 3,4
13 Liliaceae - Лилейные 2 2,9 3 3,4
14 Orchidaceae - Орхидные 2 2,9 2 2,2
15 Boraginaceae - Бурачниковые 2 2,9 2 2,2
16 Cyperaceae - Осоковые 1 1,4 2 2,2
17 Caryophylláceae - Гвоздичные 1 1,4 2 2,2
18 Hypericaceae -Зверобойные 1 1,4 1 1,1
19 Utricaceae - Крапивные 1 1,4 1 1,1
20 Poligonaceae - Гречишные 1 1,4 1 1,1
21 Rubiaceae - Мареновые 1 1,4 1 1,1
22 Apocynaceae - Кутровые 1 1,4 1 1,1
23 Oleaceae - Масличные 1 1,4 1 1,1
24 Grossulariaceae - Крыжовниковые 1 1,4 1 1,1
25 Asparagaceae - Спаржевые 1 1,4 1 1,1
26 Cornaceae - Кизиловые 1 1,4 1 1,1
27 Corylaceae - Лещиновые 1 1,4 1 1,1
28 Salicaceae - Ивовые 1 1,4 1 1,1
29 Papaveraceae - Маковые 1 1,4 1 1,1
30 Primulaceae - Первоцветные 1 1,4 1 1,1
Итого 69 100 89 100

Систематический анализ показал (табл. 1.), что большинство весенних растений -


это представители семейств бобовых (11 видов, или 12,4%), крестоцветных (10 видов, или
11,2%) и сложноцветных (9 видов, или 10,1 %). Губоцветные представлены 6 видами, или
6,7% от общего количества видов; розоцветные - 5 видами, или 5,6 %. Зонтичные,
лютиковые, злаковые - 4 видами; гераниевые, норичниковые, подорожниковые,
фиалковые, лилейные – 3 видами; гвоздичные осоковые, бурачниковые - 2 видами.
Единично встречаются следующие семейства: зверобойные, крапивные, гречишные,
мареновые, кутровые, масличные, крыжовниковые, спаржевые, кизиловые, березовые,
ивовые, маковые, первоцветные. Всего таковых 13 семейств, что составляет около
половины от всех семейств – 43, 3 %.
В ходе проведения хозяйственного анализа весенних растений в предгорной части
Сулейман-Стальского района выделились растения с различными свойствами: ядовитые,
лекарственные, сорные, пищевые, декоративные, технические, медоносные, кормовые и
редкие, охраняемые виды (табл. 2., рис.1).
К лекарственным относятся такие виды как клевер полевой, клевер гибридный,
клевер средний, клевер луговой, люцерна маленькая, люцерна серповидная, лядвенец
рогатый, гулявник лекарственный и т.д.
К ядовитым относятся такие виды как кардария крупковидная, крестовник
обыкновенный, бутень опьяняющий, лютик кавказский, лютик остроплодный, фиалка
удивительная, румянка обыкновенная и др. Но многие из них в малых дозах можно
использовать в лечебных целях [4, 6,7].
29
Медоносными среди весенних растений являются клевер гибридный, клевер
луговой, люцерна серповидная, лядвенец рогатый, резеда желтая, сердечник луговой,
одуванчик лекарственный и т.д.
К числу технических видов относятся: красильные (резеда желтая, шандра
обыкновенная, гравилат городской, зверобой продырявленный и др.); эфирно-масличные
(клевер луговой, резеда желтая, лещина обыкновенная) и т.д.
Среди весенних растений имеются, в свою очередь, и сорные растения: горох
высокий, клевер шуршащий, гулявник лекарственный, пастушья сумка, капуста полевая,
чертополох крючковатый, чертополох колючий и многие другие виды.
К числу хороших кормовых растений относятся: горох высокий, клевер полевой,
клевер луговой, клевер средний, люцерна маленькая, люцерна серповидная, конские бобы,
лапчатка ползучая, морковь дикая.
Весенние растения имеют не только полезные свойства, но и привлекательный вид.
Поэтому некоторые из них используют для декоративного озеленения - живучка
восточная, поручейник сахарный, лютик кавказский, василисник малый, герань Роберта,
герань плосколепестная и т.д. [4, 6, 7].
К редким, охраняемым растениям относятся: сердечник крупнолистный, ятрышник
шлемоносной, смородина золотистая, хохлатка кавказская, первоцвет крупночашечный.
Проведенный нами хозяйственный анализ показал (табл. 2., рис.1), что
большинство весенних растений имеют лекарственное значение – 68 видов, или 28%.
Затем идут пищевые растения – 33 вида, или 13,6 %. На последнем месте по количеству
видов стоят редкие, охраняемые растения – 7 видов, или 2,8 %.
Таблица 2
Хозяйственный анализ
№ Хозяйственное значение Количество видов
1 Ядовитые растения 9
2 Лекарственные растения 68
3 Сорные растения 30
4 Пищевые растения 33
5 Декоративные растения 28
6 Технические растения 11
7 Медоносные растения 32
8 Кормовые растения 24
9 Редкие и охраняемые растения 7
Итого 242

1 Ядовитые растения
2 Лекарственные растения
3 Сорные растения
4 Пищ евые растения
5 Декоративные растения
6 Технические растения
7 Медоносные растения
8 Кормовые растения
9 Редкие и охраняемые растения

Рис.1. Количественные показатели хозяйственного анализа весенних растений на


изучаемой территории в %

30
Таким образом, все выше изложенное позволяет сделать следующие выводы:
1. Весенняя флора села предгорной части Сулейман-Стальского района характеризуется
большим видовым разнообразием. Нами было собрано и изучено 89 видов растений,
относящихся к 30 семействам и 69 родам.
2. Ведущая роль принадлежит наиболее крупным семействам: бобовые – 11 видов, или
12,4%, крестоцветные - 10 видов, или 11,2% и сложноцветные - 9 видов, или 10,1 %.
3. В результате хозяйственного анализа выявлены следующие группы растений:
лекарственные – 68 видов, 28 %; пищевые – 33 вида, 13,6 %; медоносные – 32 видов,
13,2%; сорные – 30 видов, 12,3 %; декоративные – 28 видов, 11,5 %; кормовые – 24 вида,
9,9 %; технические – 11 видов, 4,5 %; ядовитые – 9 видов, 3,7 %; редкие, охраняемые – 7
видов, 2,8 %.

Литература
1. Абакарова Б. И., Магомедова М. А., Рамазанова А. И. Сбор и гербаризация растений. –
Махачкала: Дагучпедгиз, 2008. С. 5-7.
2. Абакарова Б.И., Магомедова М. А., Рамазанова А. И. Полевая практика по ботанике.
Махачкала: ДГПУ, 2007. - С 6-7.
3. Алексеев Ю. Е., Вахрамеева М. Г., Денисова Л. В., Никитина С. В. Лесные травянистые
растения. Биология и охрана: справочник. - М.: Агропромиздат, 1988. 183 с.
4. Галушко А. И. Флора Северного Кавказа: Определитель: в 3 т. – Ростов-на-Дону: РГУ,
1978. Т.1. 317 с., 1980. Т.2. 350 с., 1980. Т.3. 327 с.
5. Гамидова Н.Х., Магомедов У.М., Магомедова М.А., Тажудинова З.Ш., Паштаев Б.Д.
Сорные растения обрабатываемых земель юго-восточного Предгорья Дагестана:
Проблемы развития АПК региона «Дагестанский Государственный Аграрный
Университет», №3, (35), Махачкала: 2018.-С. 21-30.
6. Литвинская С. А., Муртазалиев Р. А. Флора Северного Кавказа: Атлас-определитель. –
М.: Фитон ХХI, 2013.- 688 с.
7. Львов П. Л. Определитель растений Дагестана. – Махачкала: ДГУ, 1960. 422 с.
8. Муртазалиев Р. А. Конспект флоры Дагестана. в 4 т. / Отв. ред. чл. -корр. РАН Р.В.
Камелин. – Махачкала: Эпоха, 2009. Т.1. 320 с., 2009. Т.2. 248 с., 2009. Т.3. 304 с.,
2009.Т.4.- 232 с.
9. Перминов А. Большая энциклопедия природы. Жизнь растений. Деревья и кустарники.
– М.: Мир книги, 2003. Т. 7. 192 с.
10. Петров В. В. Растительный мир нашей Родины: Кн. для учителя. - М.: Просвещение,
Изд. 2-е, 2006. 207 с.
11. Теймуров А. А. О некоторых нуждающихся в охране видах флоры южного Дагестана /
А. А.Теймуров, М.С. Курбанов, Г.С. Курбаналиева, Р.Ш. Агамирзоева // Известия
Дагестанского государственного педагогического университета: Естественные и точные
науки, 2011. № 4. С. 54-59.
12. http://medbiol.ru/medbiol/botanica/000a66a4.htm

УДК 58
Магомедова М.А., Гамидова Н.Х.,
Тажудинова З.Ш., Магомедов У.М.
СЛОЖНОЦВЕТНЫЕ ВО ФЛОРЕ ГОРОДА КАСПИЙСК
Дагестанский государственный педагогический университет, г. Махачкала, Россия;
мanadi.60@mail.ru, ya-gamidova2012@yandex.ru, tazhudinova76@mail.ru, umalat-77@mail.ru

31
Magomedova M. A., Gamidova N.H.,
TazhudinovaZ.Sh., Magomedov U.M.
ASTERACEAE IN THE FLORA OF THE CITY OF KASPIYSK
Dagestan State Pedagogical University, Makhachkala, Russia;
мanadi.60@mail.ru, ya-gamidova2012@yandex.ru, tazhudinova76@mail.ru, umalat-77@mail.ru

Аннотация: В статье приведены результаты исследований по изучению видового


разнообразия представителей семейства Сложноцветные города Каспийск. Представлены
результаты анализов: систематического, хозяйственного и жизненных форм.
Annotation: The article presents the results of studies on the species diversity of the
representatives of the complex-Color family of the city of Kaspiysk. The results of the analysis
of systematic, economic and life forms are presented.
Ключевыеслова: семейство Сложноцветные, город Каспийск, систематический,
хозяйственный, анализ жизненных форм.
Key words: family Asteraceae, the city of Kaspiysk, systematic, economic, analysis of life
forms.

Растительный покров Дагестана славится богатством и разнообразием. При этом,


видовой состав флоры Дагестана намного богаче, чем в Европейской части России. В
Дагестане произрастает около 3000 видов высших растений. Такое разнообразие
обусловлено сильно расчлененным рельефом, различающимся климатом для разных
районов, сложным составом почвы и сложной геологической историей Кавказа.
В настоящее время флористические исследования, в том числе региональные,
приобретают исключительное значение, так как данные о таксономическом составе
растительного покрова и выяснение истории формирования флоры важны для
комплексного изучения биосферы [10]. Одна из особенностей флоры Дагестана
состоит в том, что почти треть местных видов находятся на границе ареала. Это
делает флору очень чувствительной к антропогенному воздействию. Но, несмотря на
это, растения семейства Сложноцветных продолжают встречаться в различных
ареалах.
Из представленных в Дагестане семейств семейство Сложноцветные - самое
крупное семейство двудольных растений, которые имеют пищевое, медоносное,
кормовое, лекарственное значение [3-6]. Сведения о распространении отдельных
видов семейства Сложноцветных важны для решения теоретических и практических
вопросов морфологии, систематики, ботанической географии. Также благодаря
полученным данным возможна организация научно обоснованного использования
всех растительных ресурсов, охраны ландшафтов, биоценозов, выяснение истории
флоры и прогнозирования еѐ дальнейших изменений.
Целью данного исследования являлось изучение видового разнообразия и
описание морфологических особенностей представителей семейства Сложноцветных
г. Каспийск, Республики Дагестан (РД).
Каспийск - один из самых молодых городов Дагестана и страны, и является
результатом первых советских пятилеток. Название город получил благодаря тому, что
город располагается на западном побережье Каспийского моря
Город Каспийск – расположен на Прикаспийской низменности в 14 километрах от
столицы Дагестана - города Махачкалы, в узкой полосе между горной цепью и
Каспийским морем [12]. Рельеф местности, на которой разместился город, представлен
относительно равнинной поверхностью, весьма разнообразен и своеобразен.
Климат Каспийска, как и всей низменной равнины, кoнтинентальный, засушливый.
Особенностью климата Каспийска являются - продолжительные и сильные ветры.
Каспийск, как и другие южные города России, может похвастаться относительно мягкой
зимой, когда температура в январе-феврале редко опускается ниже -10 градусов, и летом,
32
когда температура воздуха в тени приближается к 30º С. Осадков в Каспийске выпадает
сравнительно мало, в среднем за год не более 450 мм. Море – естественный
термoизолятор. С его поверхности днем дует легкий ветерок – бриз, приносящий в
прибрежную зону, умеренную прохладу.
Почвенный и растительный покров в районе города характерен для всей низменной
части Дагестана. Типичными почвами здесь являются луговые, лугово-болотистые и
солончаковые. По побережью моря – дюнные пески. Здесь произрастает довольно скудная
травянистая растительность. Лесов в окрестностях города мало.
Сбор растений и его анализ проводился по общепринятым методикам [1,2,7,11].
При систематизации, определении, анализе и описании использованы
определители [4, 5,8,9].
Семейство Сложноцветных (Asteraceae) представлено достаточно богато во флоре
города Каспийска. Многообразие родов и видов исследуемого семейства является
показателем их адаптации к разнообразным экологическим условиям района исследования, и
представленный в таблице систематический анализ даѐт представлении о видовом
разнообразии семейства.
В результате проведѐнных исследований в природной популяции семейства
Сложноцветных города Каспийска, анализа собранного гербарного материала выявлено, что
в районе исследования встречаются 62 видов семейства Сложноцветных, относящиеся к
39 родам. Из них наибольшим количеством – 4 вида - представлен 1 род (Полынь –
Artemisia), по 3 вида представлены в 4 родах (Астра -Aster , Василек – Centaurea,
Мелколепестник – Erigeron, Бодяк - Cirsium), по 2 вида - представлены в 9 родах
(Деревей – Achillea, Девясил – Inula, Дурнишник – Xanthium, Козлобородник –
Tragopogon, Крестовник - Senecio, Осот – Sonchus, Пупавка – Anthemis, Сухоцвет
(Бессмертник) – Xeranthemum, Ястребинка -Hieracium). Оставшиеся 23 рода представлены
по одному виду (табл. 1.).
Таблица 1
Систематический анализ представителей семейства Сложноцветных (Asteraceae) г.
Каспийска

№ Род Количество видов


1. Род Астра -Aster 3
2. Род Амброзия - Ambrosia 1
3. Род Бархатцы - Tagetes 1
4. Род
2 Бодяк - Cirsium 3
5. Род Бомбицилена - Bombycilaena 1
6. Род Василек - Centaurea 3
7. Род Деревей - Achillea 2
8. Род Девясил - Inula 2
9. Род Дурнишник - Xanthium 2
10. Род Козлобородник - Tragopogon 2
11. Род Колючник - Carlina 1
12. Род Крестовник - Senecio 2
13. Род Лопух - Arctium 1
14. Род Мать-и-мачеха обыкновенная -Tussilago 1
15. Род Мелколепестник – Erigeron (Conyza) 3
16. Род Молокан - Lactuca 2
17. Род Мордовник - Echinops 1
18. Род Наголоватка - Jirunea 1
19. Род Нивяник - Leucanthemum 1
20. Род Ноготки - Calendula 1
33
21. Род Одуванчик - Taraxacum 1
22. Род Осот - Sonchus 2
23. Род Пиретрум -Pyrethrum 1
24. Род Подсолнечник (топинамбур) - Helianthus 1
25. Род Полынь - Artemisia 4
26. Род Посконник - Eupatorium 1
27. Род Пупавка - Anthemis 2
28. Род Ромашка - Matricaria 1
29. Род Расторопша - Silybum 1
30. Род Скерда - Crepis 2
31. Род Сигезбекия - Siegesbeckia 1
32. Род Сухоцвет (Бессмертник) - Xeranthemum 2
33. Род Татарник - Onopordum 1
34. Род Хондрилла - Chondrilla 1
35. Род Цикорий - Cichorium 1
36. Род Цмин (Бесмертник) - Helichrysum 1
37. Род Череда - Bidens 1
38. Род Чертополох - Carduus 1
39. Род Ястребинка - Hieracium 3
Итого 62

Проведение хозяйственного анализа представителей семейства Сложноцветных


города Каспийск позволило выявить насколько широко могут быть использованы
представители семейства жителями города (тпбл.2).
В районе исследования среди выявленных видов семейства Сложноцветных, нами
выделено пять основных групп полезных растений: пищевые, декоративные, технические
и лекарственные. Часть видов обладают комплексом полезных свойств, сочетая в себе все
или несколько перечисленных (табл. 2).
Таблица 2
Хозяйственный анализ представителей семейства Сложноцветных (Asteraceae) г.
Каспийск

№ Хозяйственное значение Количество видов В%


1 Декоративное 30 15,5
2 Кормовое 14 7,2
3 Лекарственное 44 22,7
4 Медоносное 36 18,6
5 Пищевое 20 10,3
6 Сорное 29 14,9
7 Техническое 9 4,6
8 Ядовитое 12 6,2
Итого 194 100

Хозяйственный анализ растений семейства Сложноцветных позволяет сделать


следующие вывод, что большая часть выявленных видов относится к лекарственным
(22,7%) и медоносам (18,6%). Меньше всего видов имеющих техническое значение
(4,6%).
Проведѐнный анализ жизненных форм представителей семейства Сложноцветных
города Каспийск, изучение биоморфологических параметров в флористическом анализе,
позволил выявить разнообразие жизненных форм видов, составляющих изучаемую
34
флору. В связи с этим анализ жизненных форм в исследуемом семействе Сложноцветных
дал следующие результаты (табл. 3).
Таблица 3
Анализ жизненных форм представителей семейства Сложноцветных (Asteraceae) города
Каспийск

№ Жизненная форма Количество видов В%


1 Многолетники 29 46,8
2 Однолетники 21 33,9
3 Двулетники 12 19,4
4 Деревья -
5 Кустарники -
Итого 62 100

Все изученные представители семейства Сложноцветных подразделены на одно-,


дву- и многолетники. Все изученные виды относятся к травам, в большинстве
представленными многолетниками (поликарпические травы) (29 видов). Однолетников –
21 вид и двулетников -12 видов.
Среди изученных представителей Сложноцветных города Каспийска не выявлено
видов занесѐнных в Красную книгу РД и России.
В медицине активно используется полынь, эстрагон, тысячелистник, некоторые
виды ромашки, арника, череда трѐхраздельная, расторопша пятнистая и т.д.
Таким образом, изучение представителей семейства Сложноцветных в городских
условиях, показало - насколько интересен и разнообразен их мир. Представители этого
семейства не только представлены в дикой-природной популяции, но и достаточно
широко используются как декоративные. Это говорит о том, что растения позволяют нам
понять суть жизни, важность и необходимость заботы о них. Оберегая окружающий нас
растительный мир, преумножая его, мы в первую очередь помогаем себе быть чище,
лучше и заботиться о будущих поколениях.
Изучение флорестического разнообразия РД и, в частности, города Каспийск, будут
продолжены. Мы постараемся провести более детальные исследования флоры наших
городов.

Литература
1. Абакарова Б.И., Магомедова М. А., Рамазанова А. И. Полевая практика по ботанике.
Махачкала: ДГПУ, 2007. - С 6-7.
2. Абакарова Б.И., Магомедова М.А., Рамазанова А.И. Сбор и гербаризация растений.
Махачкала. 2008. - С. 5-7.
3. Алексеев Б.Д. Важнейшие дикорастущие полезные растения Дагестана. Махачкала,
1967. – 141с.
4. Галушко А.И. Флора Северного Кавказа. Определитель. Ростов н/Д: Изд.Ростовского
университета, 1980. Т 3. – 352с.
5. Гроссгейм А.А. Определитель растений Кавказа. М.:Наука,1967.- 703с.
6. Гусейнов Ш.А. Энциклопедия лекарственных растений Дагестана. Махачкала. 2015. –
606с.
7. Иванова Е.В. Руководство по сбору сушке и хранению растений. Минск, 1967. – 243 с.
8. Львов П.Л. Определитель Дагестана. Махачкала, 1960. – 422 с.
9. Львов П.Л. Определитель растений Дагестана. – Махачкала, 1974. –С. 275-299.
10. Магомедова М.А., Магомедов У.М., Гамидова Н.Х. Анализ дикорастущих полезных
растений Хасавюртовского района Республики Дагестан. Биоразнообразие и
рациональное использование природных ресурсов: материалы докладов VI всероссийской
35
заочной научно-практической конференции (с международным участием) 29-30.03.2018г.
-Махачкала, ДГПУ, 2018. –С.14-17.
11. Скворцов А.К. Гербарий (пособие по методике и технике). М.: Изд-во Наука, 1977. -
84 с.
12. http://moikaspiysk.ru/stati/kaspiisk/kaspiisk-skazochnyi-gorod-na-beregu-kaspija.html

574.3:581.4:635·976(470.67)
Магомедова Б. М.
ФЕНОТИПИЧЕСКАЯ ИЗМЕНЧИВОСТЬ РЕДКОГО ЭНДЕМИЧНОГО ВИДА
ATRAPHAXIS DAGHESTANICA В ВЫСОКОГОРНОМ ДАГЕСТАНЕ
ФГБУН Горный ботанический сад ДНЦ РАН, Россия, 367000, Махачкала, ул.
М.Гаджиева, 45, bary_m@mail.ru

Magomedov B. M.
PHENOTYPIC VARIABILITY OF A RARE ENDEMIC SPECIES OF ATRAPHAXIS
DAGHESTANICA IN MOUNTAINOUS DAGESTAN
DIRECTOR of the Mountain Botanical garden, Dagestan scientific center RAS Russia, 367000,
Makhachkala, M. Gadzhieva str., 45, bary_m@mail.ru

Аннотация: Проведено исследование изменчивости признаков побега Atraphaxis


daghestanica (Lovelius) Lovelius в Тляратинском районе Дагестана. Результаты
дисперсионного анализа выявили высокий уровень достоверности влияния высотного
фактора на изменчивость всех учтенных признаков побега.
Abstract: The variability of escape signs of Atraphaxis daghestanica (Lovelius) Lovelius in the
Tlyarata district of Dagestan was studied. The results of the dispersion analysis revealed a high
level of reliability of the influence of the altitude factor on the variability of all the considered
signs of escape.
Ключевые слова: Atraphaxis daghestanica, эндемичный вид, Красная книга, изменчивость.
Key words: Atraphaxis daghestanica, endemic species, Red book, variability.

Исследования фенотипической изменчивости позволяют выявить закономерности


формирования различных признаков и свойств видов в зависимости от меняющейся
климатической и экологической обстановки. Эти данные необходимы для решения
теоретических и практических задач в области систематики, для анализа
микроэволюционных процессов и механизмов адаптации видов, при интродукционных и
селекционных работах [2].
Наиболее перспективный метод изучения редких и эндемичных видов растений –
это исследование их природных популяций. Изучение популяций Atraphaxis daghestanica
(Lovelius) Lovelius актуально как вида, входящего в список эндемиков Восточного Кавказа
и занесенного в Красную книгу Дагестана [1].
Род Atraphaxis L. (сем. Polygonaceae) включает около 25 видов, распространенных
в зонах пустынь, степей и нагорных сухих областях Восточного Средиземноморья,
Передней, Центральной и Средней Азии, Кавказа, Крыма, Поволжья. Во флоре Кавказа
представлено 5 видов, в Дагестане 2 вида – A. replicata и A. daghestanica [5].
A. daghestanica (syn. A. billardieri Jaub. et Spach subsp. daghestanica O. Lovelius, A.
Tournefortii Jaub. Et Spach.) (Сем. Polygonaceae) растопырено-ветвистый кустарник
высотой 30–80 см. с толстым стволом и тонкими удлиненными, прямыми или слегка
извилистыми неколючими, до верхушки облиственными или заканчивающимися
цветками ветвями.

36
Данная работа посвящена изучению закономерностей изменчивости побега A.
daghestanica в Тляратинском районе Дагестана.
МАТЕРИАЛ И МЕТОДЫ
В результате исследования в 2017 г. выявлена популяция вида A. daghestanica в
Тляратинском районе Дагестана (С.Ш. 42°13'84.7" В.Д. 46°21'64.7", h=1293 м над ур. м.).
Для исследования изменчивости использовали количественные признаки,
характеризующие листовую пластинку и годичный побег. Анализировали следующие
признаки: длина годичного побега, длина листа – А, ширина листа – В, листовой
коэффициент – В/А; число метамеров, диаметр побега. Статистический анализ проводился
с помощью лицензионной системы обработки данных Statistica 5.5 и Excel 97.
РЕЗУЛЬТАТЫ И ИХ ОБСУЖДЕНИЕ
Годичный побег относится к фундаментальной категории признаков жизненных
форм растений, важнейшей соподчиненной единицей которого является лист. Лист,
обладая определенной пластичностью в отношении количества, размера, времени и места
возникновения, наилучшим образом обеспечивает сохранение эффективной взаимосвязи
между растением и окружающей средой. При этом размеры листовой пластинки отражают
мощность развития растений.
Все изученные признаки растений A. daghestanica, произрастающих в
Тляратинском районе Дагестана по уровню изменчивости коэффициента вариации (CV)
разделены на четыре группы [4]. В группу со средним CV отнесены признаки «длина
листа», «диаметр побега», «листовой коэффициент», в группу с повышенным CV –
«ширина листа», с высоким – «число метамеров», в группу с очень высоким – «длина
побега».
100

Внутригрупповая
Межгрупповая
80
Компоненты относительной дисперсии, %

60

40

20

0
Длина побега Длина листа Листовой коэффициент
Число метамеров Ширина листа диаметр побега

Рис. Структура изменчивости признаков годичного побега A. daghestanica по


итогам однофакторного дисперсионного анализа в Тляратинском районе Дагестана.

37
Как было сказано выше, наибольшую изменчивость из изученных признаков
побега A. daghestanica имеет признак «длина побега» с размахом значения от 20 до 230
мм. Минимальное значение признака «длина листа» составляет 8 мм, максимальное – 21
мм; по признаку «ширина листа» разброс значений от 4 до 8.5 мм.
Результаты однофакторного дисперсионного анализа показали, что по всем
учтенным признакам побега выражена достоверная межгрупповая разница. Наибольшее
значение F-фактора выявлено по признаку «длина листа» – 34.4; а наименьшее – по
диаметру побега. Значительный вклад в внутрипопуляционную изменчивость, по
результатам однофакторного дисперсионного анализа, вносят признаки длина листа (72%)
и ширина листа (76%).
Результаты дисперсионного анализа выявили высокий уровень достоверности
влияния высотного фактора на изменчивость всех учтенных признаков.
Исследования морфологической изменчивости позволяют выявить закономерности
формирования различных признаков в зависимости от меняющейся климатической и
экологической обстановки. Более высокая изменчивость признаков побега вида A.
daghestanica Тляратинской популяции, по сравнению с ранее изученными
ценопопуляциями [3], указывает на экологический оптимум этого ксерофитного вида в
Высокогорном Дагестане.

Литература
1. Абдурахманов Г.М. Красная книга Республики Дагестан. Махачкала: ИПЭ РД, 2009.
552 с.
2. Банаев Е.В. Фенотипическая изменчивость Alnus fruticosa Rupr. s. l. (Betulaceae) в
Азиатской России // Растительный мир Азиатской России. 2009. № 1 (3). С. 44-52.
3. Магомедова Б. М., Мингажова М. М. Сообщества с участием Atraphaxis daghestanica
(Polygonaceae) в Докузпаринском районе Дагестана. Известия Горского государственного
аграрного университета. 2017. № 54 (Ч. 1). С. 107 – 111.
4. Мамаев С. А. О проблемах и методах внутривидовой систематики древесных растений
// Закономерности формообразования и дифференциации вида у древесных растений.
Свердловск, 1969. С. 3 – 38.
5. Муртазалиев Р. А. Конспект флоры Дагестана / отв. ред. чл.-корр. РАН Р.В. Камелин.
Махачкала: Издательский дом «Эпоха», 2009. Т. 1. 319 с.

УДК 582.734.6:581.45(470.67)
¹Османов Р.М., ¹Анатов Д.М., ²Исмаилова Н.И.
ПРЕДВАРИТЕЛЬНЫЕ РЕЗУЛЬТАТЫ ОЦЕНКИ ФЕНОТИПИЧЕСКОЙ
ИЗМЕНЧИВОСТИ ПРИЗНАКОВ ЛИСТА АБРИКОСА В ГОРНОМ ДАГЕСТАНЕ
¹Горный ботанический сад ДНЦ РАН, г. Махачкала, Россия
ru.osmanov@mail.ru
²Дагестанский государственный педагогический университет,
г. Махачкала, Россия

Osmanov R.M., Anatov D.M., Ismailova N.I.


PRELIMINARY RESULTS OF THE EVALUATION OF PHENOTYPIC VARIABILITY
OF THE LEAF APRICOT IN MOUNTAIN DAGESTAN
¹Mountain Botanical Garden of the Russian Academy of Sciences, Makhachkala, Russia
ru.osmanov@mail.ru
²Dagestan State Pedagogical University, Makhachkala, Russia

38
Аннотация: В статье приводятся результаты оценки фeнотипической изменчивости
признаков листа абрикоса с трех модельных ценопопуляций. Установлено, что по
коэффициенту вариации линейные признаки листа характеризуются относительной
детерминированностью, т.е. низким и средним уровнем варьирования. В число признаков
с повышенным и высоким уровнем варьирования – масса листа и клястероспориоз.
Abstract: The article presents the results of the assessment of the phenotypic variability of the
signs of apricot leaf from three model cenopopulations. It was established that, by the coefficient
of variation, the linear characteristics of the sheet are characterized by relative determinism, i.e.
low and medium level of variation. In the number of signs with increased and high levels of
variation – leaf mass and shot-hole disease.
Ключевые слова: абрикос обыкновенный (Prunus armeniaca L.), лист, морфологические
признаки, фенотипическая изменчивость.
Key words: apricot (Prunus armeniaca L.), leaf, morphological traits, phenotypic variability.

Природные популяции абрикоса обыкновенного (Prunus armeniaca L.) в условиях


горного Дагестана распространенны повсеместно по долинам рек Аварское Койсу,
Андийское Койсу, Казикумухское Койсу и Кара-Койсу, кроме высокогорных районов до
1500 м над уровнем моря, образуя редколесья и небольшие массивы [2, 6, 9].
Изучение закономерностей внутривидовой изменчивости на ценопопуляционном
уровне является весьма важной частью проблемы исследования внутривидовой
изменчивости растения в целом. Особую сложность при этом представляют виды
растений горных местообитаний [8].
Исследования по изучению изменчивости морфологических признаков листа
дикорастущих популяций абрикоса в Дагестане приведены в работах Д.М. Анатова и
других авторов [1]. В 1980 годах М.М. Магомедмирзаевым был поставлен эксперимент
по изучению природных популяций дикорастущих плодовых культур, а именно алычи
растопыренной, где была обозначена научная задача по выявлению высокой степени
генетической нестабильности четко проявляющейся в популяционных фенотипах [4].
Целью данной работы – оценка фенотипической изменчивости признаков листа
абрикоса c трех модельных ценопопуляций (ЦП).
Оценка и анализ фенотипической изменчивости проводилась с 30 деревьев с трех
природных ЦП: Унцукульский район, сел. Майданское 600 м над ур. моря; Гергебильский
район, сел. Гергебиль 800 м; Акушинский район, сел. Кули 1400 м. Было учтено 6
признаков и индекс формы листа. Для математической обработки экспериментальных
данных применяли методы описательной статистики [3, 5]. Учет клястероспориоза
проводили по общепринятой методике [7]. Статистическая обработка полученных
результатов проводилась с использованием программы Statistica v. 5.5.
Сравнительный анализ ЦП по признакам листа показал, что по средним значениям
они мало различаются (табл. 1). Наибольшие средние значения имеют листья майданской,
а наименьшие кулинской. В общем, природные популяции абрикоса характеризуются
мелкими размерами листа, так общая длина в объединенной выборке составляет 8,6 см,
масса которых в среднем составляет 190 мг, варьируя в пределах 64–644 мг.
Таблица 1.
Сравнительная характеристика природных ценопопуляций P. аrmeniaca по
количественным признакам листа

Майданское Гергебиль Кули ∑


Признаки
(600 м) (800 м) (1400 м)
Длина пластинки, см X±Sx 5,9±0,07 5,9±0,04 5,8±0,04 5,8±0,03
lim 4–9 3,8–8 4,1–8,3 3,8–9
CV, % 16,2 12,1 12,0 13,3
Длина черешка, см X±Sx 2,8±0,04 2,8±0,03 2,7±0,02 2,8±0,02
39
Майданское Гергебиль Кули ∑
Признаки
(600 м) (800 м) (1400 м)
lim 1,8–5 1,7–4,2 1,9–4 1,7–5
CV, % 21,1 16,9 13,5 17,0
Общая длина листа, см X±Sx 8,7±0,10 8,7±0,06 8,5±0,05 8,6±0,04
lim 6,3–13 5,8–11,7 6,2–11,6 5,8–13
CV, % 16,1 12,1 10,9 12,9
Ширина листа, см X±Sx 5,0±0,07 5,0±0,04 4,5±0,04 4,8±0,03
lim 3,7–8,5 3,3–7,4 3–6,4 3–8,5
CV, % 19,8 14,1 13,7 16,4
Масса листа, мг X±Sx 195,3±6,40 179,5±3,15 197,7±3,42 190,3±2,38
lim 83–644 83–478 64–404 64–644
CV, % 46,3 30,4 29,9 35,4
Клястероспориоз, балл X±Sx 0,52±0,039 0,62±0,033 0,74±0,049 0,64±0,024
lim 0–2 0–3 0–5 0–5
CV, % 106,6 91,7 114,2 107,5
Индекс формы листа, % X±Sx 85,9±0,59 84,4±0,50 79,0±0,53 82,7±0,33
lim 66,7–110,9 67,3–110,5 55,0–103,9 55,0–110,9
CV, % 9,7 10,3 11,6 11,2

Анализ изменчивости количественных признаков по коэффициенту вариации (CV,


%) между ЦП показал, что признаки линейные признаки: индекс формы листа (%), длина
пластинки, общая длина листа, длина черешка характеризуются относительной
детерминированностью, т.е. низким и средним уровнем варьирования по шкале Мамаева
[5]. В число признаков с высокими значениями относятся масса листа и клястероспориоз.
Одним из факторов, лимитирующих распространение абрикоса, является
поражение их клястероспориозом (дырчатая пятнистость), возбудитель – Clasterosporium
carpophilum (Lev.) Aderh. Это заболевание наносит вред практически всем косточковым
культурам, поражаются надземные органы растений: почки, цветки, побеги и плоды, в том
числе в сильной степени и листья. Выпадение обильных осадков весной и в раннелетний
период, а также места произрастания над уровнем моря усиливают развитие
клястероспориоза. Так наиболее поврежденные были листья с кулинской ЦП (1400 м) где
балл составил – 0,74, менее повреждены с майданской ЦП – 0,52.
Таблица 2.
Достоверность различий между ценопопуляциями P. аrmeniaca
по t-критерию

Признаки майданская / майданская / гергебильская /


гергебильская кулинская кулинская
Длина пластинки 0,35 1,47 2,33*
Длина черешка 1,12 1,96 0,91
Общая длина листа 0,25 1,85 2,04*
Ширина листа 1,07 7,06*** 7,97***
Масса листа 2,43* 0,35 3,90***
Клястероспориоз 2,05* 3,32*** 2,04*
Индекс формы листа 1,91 8,57*** 7,41***
* ** ***
Примечание: - Р < 0,05; - Р < 0.01; - P < 0,001.

40
Результаты сравнительного анализа были подтверждены с помощью t-критерия
Стьюдента (табл. 2). Оценка достоверности различий изучаемых ЦП по t-критерию
показала, что кулинская ЦП в сильной степени обособлена от остальных и в наибольшей
степени от гергебильской ЦП. Наибольшие различия между кулинской ЦП от остальных
вносят признаки ширина листа, индекс формы листа и клястероспориоз. Не выявлены
различия по длине черешка между всеми ЦП. Между гергебильской и майданской ЦП
практически не обнаружены достоверные различия, что подтверждает их эколого-
географическую близость.
Исследование выполнено при поддержке РФФИ (проект «Флорогенетические
связи и ресурсный потенциал вида Prunus armeniaca L. на Северном Кавказе», № 19-016-
00133 А).

Литература
1. Анатов Д.М., Османов Р.М., Асадулаев З.М. Изменчивость морфологических признаков
листа Prunus armeniaca L. в природных популяциях Горного Дагестана // Труды XIV
Съезда Русского ботанического общества и конференция «Ботаника в современном мире»
(г. Махачкала, 18–23 июня 2018 г.). Махачкала: АЛЕФ. 2018. – Т. 3. – С. 134-136.
2. Анатов Д.М., Османов Р.М., Асадулаев З.М., Газиев М.А. Экологические и
исторические аспекты разнообразия форм абрикоса в Горном Дагестане // Вестник ДГУ.
2015. – Т. 30. – № 1. – С. 73-81.
3. Лакин Г.Ф. Биометрия. М.: Наука, 1980. – 291 с.
4. Магомедмирзаев М.М., Магомедова Н.Г. О явлении свервысокой генотипической
изменчивости нестабильных природных популяций растений // Доклады АН СССР. 1985.
– Т. 284, – № 5. С. – 1252-1255.
5. Мамаев С.А. Закономерности внутривидовой изменчивости семейства Pinaceae на
Урале. Дисс. На соискание ученой степени докт. биол. наук. Свердловск. 1970. – 53 с.
6. Османов Р.М. Распространение природных популяций Prunus armeniaca L. в Горном
Дагестане // Материалы II Всероссийской научно-практической конференции
«Биоразнообразие и рациональное использование природных ресурсов». Махачкала. 2014.
– С. 53-55.
7. Программа и методика селекции плодовых, ягодных и орехоплодных культур / Под ред.
Е.Н. Седова. Орел: ВНИИСПК, 1995. – 502 с.
8. Проскуряков М.А., Пусурманов Е.Т., Кокорева И.И. Изменчивость древесных растений
в горах (методические вопросы исследования). Алма-Ата: Наука Каз. ССР, 1986. – 130 с.
9. Asadulaev, Z.M., Anatov, D.M. and Gaziev, M.A. (2014). Genetic resources of Prunus
armeniaca L. natural populations in mountainous Dagestan. Acta Hortic. 1032. – P. 183-190.
DOI: 10.17660/ActaHortic.2014.1032.24

УДК 581.9
Терехова Н.А.
СТРУКТУРНЫЕ ОСОБЕННОСТИ ФЛОРЫ РЕКРЕАЦИОННО-ПАРКОВЫХ
ЛАНДШАФТОВ ГОРОДА ВОРОНЕЖА
Воронежский государственный педагогический университет, г. Воронеж, Россия
terekhova.51@mail.ru

Terekhova N.A.
STRUCTURAL FEATURES OF THE FLORA OF RECREATION AND PARK
LANDSCAPES OF THE CITY OF VORONEZH
Voronezh state pedagogical University, Voronezh, Russia
terekhova.51@mail.ru
41
Аннотация: в статье приведены результаты флористического исследования
рекреационных ландшафтов г. Воронежа
Abstract: the article presents the results of floristic research of recreational landscapes in the city
of Voronezh
Ключевые слова: виды, семейства, жизненные формы, эколого-ценотические группы,
экотипический спектр, ксерофитизация.
Key words: species, families, life forms, ecological-cenotic groups, ecotypic spectrum,
xerophytization.

Исследуемая флора является частью городской и региональной флоры Проводимое


нами флористическое исследование рекреационных ландшафтов городских экосистем,
дает возможность оценить состояние растительного компонента в условиях
антропогенного воздействия, так как подобного детального исследования территорий
урбанизированных экосистем, подверженных интенсивному рекреационному
воздействию, не проводилось. В результате проведенного исследования выявлено 640
видов сосудистых растений, относящихся к 87 семействам. Во флористическом спектре
преобладают семейства характерные для аридных территорий Asteraceae – 84 вида,
Poaceae – 60 видов, Rosaceae – 51 вид, Fabaceae – 40 и Brassicaceae -35 видов.
В спектре жизненных форм выявлены древесные, полудревесные и травянистые
растения (табл.1 )
Таблица 1
Спектр жизненных форм флоры рекреационных ландшафтов г.Воронежа

Жизненные формы Количество % от общего


видов числа видов
Древесные растения:
деревья 66 10,3
кустарники 64 10,0
Полудревесные растения:
полукустарники 4 0,5
полукустарнички 1 0,2
Травянистые поликарпики, том числе 322 51,3
стержнекорневые 129 18,2
корнеотпрысковые 5 0,9
клубнекорневые 7 0,9
корневищные 108 16,9
кистекорневые 70 11,0
луковичные 4 0,5
Травянистые монокарпики, в том числе 168 27,7
многолетние и двулетние 10 1,8
одно-двулетние 50 7,9
однолетние 104 17,3
Паразиты и полупаразиты 5 0,8
Земноводные 5 0,8
Водные 3 0,5

Среди жизненных форм как в региональной и городской флорах преобладают


травянистые растения (490 видов), из которых поликарпики составляют 51,3%,
малолетники и однолетники – 27,7%. Это соотношение совпадает в общих чертах с
таковым в региональной и городской флорах [1,2].

42
Среди травянистых поликарпиков по структуре корневых систем преобладают
стержнекорневые, корневищные и кистекорневые растения. Растения этих биоморф
толерантны к антропогенному воздействию. Менее толерантны – корнеотпрысковые
(0,9%), клубнекорневые (1,0%) и луковичные (0,5%).
На долю древесных растений приходится 20,3% видов, что выше, чем в
региональной (13,5%) и городской (14,5%) флорах [1,2]. Это связано с обогащением
исследуемой флоры древесными экзотами, которые распространены в паркоценозах, а
также высокой толерантностью этих биоморф к рекреационному воздействию.
Таким образом, в составе биоморф в исследуемой флоре преобладают
толерантные к антропогенному воздействию жизненные формы.
Это подтверждается соотношением биологических типов Payнкиepa, среди
которых преобладают гемикриптофиты (31,0%) и терофиты (25,2%). При этом
фанерофиты составляют 20,4% (табл.2). Эти биологические типы в условиях
антропогенного воздействия проявляют высокую толерантность, хамефиты, наоборот,
чаще всего снижают свою численность.
Таблица 2
Спектр биологических типов Раункиера флоры рекреационных ландшафтов
г.Воронежа
Биологические типы Количест % от общего
во видов числа видов
Фанерофиты 130 20,4
Хамефиты 5 0,7
Гемикриптофиты 195 31,0
Криптофиты 117 18,3
Терофиты 154 25,2

В экологической структуре исследуемой флоре выделено 8 эколого-ценотических


групп (табл. 3)
Из ценогрупп по числу видов преобладает, как и следовало ожидать, лесная, т.к.
большая часть исследуемых площадей занята лесными биогеоценозами. В этой группе
неморальные составляют 19,5%, лесные, широкой экологии – 12,6%. Бореальные виды
составляют 4,4% и сорный ценоэлемент включает 12,6% видов. Самое большое число
видов относится к опушечному ценоэлементу – 42,2% .
Кроме видов этих ценоэлементов отмечено небольшое число болотных и
прибрежных видов по 3%.
Кроме этой группы многочисленны виды степной и сорной групп. Сорная группа
включает рудеральные, сегетальные и рудерально-сегетальные виды, обладающие
широкой экологической амплитудой.
Таблица 3
Эколого-ценотические группы и ценоэлементы флоры рекреационных
ландшафтов г.Воронежа
% от
№ Эколого-ценотические группы и Количест
общего числа
п/п ценоэлементы во видов
видов
164 24,1
Лесная
1 Опушечный 65 10,1
2 Неморальный 32 5,0
3 Лесной, широко распространенный 19 3,0
4 Сорный 19 3,0
5 Бореальный или таежный 7 1,1
43
6 Болотный 7 1,1
7 Прибрежный 4 0,6
Степная 129 20,2
1 Опушечно-лугово-степной 74 9,8
2 Опушечный 24 4,3
3 Сорный 26 4,6
4 Луговой 3 0,5
5 Степной 2 0,4
Сорная 81 12,7
1 Рудерально-сегетальный 26 4,1
2 Рудеральный 41 6,5
3 Сегетальный 19 3,0
Куль тивируемая 78 12,2
1 Культивируемый 12 1,9
2 Интродуцированный 66 10,3
Луговая 80 12,5
1 Опушечный 42 6,6
2 Сорный 26 4,0
3 Луговой 8 1,2
Псаммофильная 58 9,1
1 Опушечно-лугово-степной 49 7,5
2 Сорный 6 0,9
3 Прибрежный 3 0,5
Болотная 36 5,4
1 Прибрежный 13 2,0
2 Опушечно-прибрежный 16 2,5
3 Сорный 4 0,6
4 Луговой 3 0,5
Водная 3 0,5

В культивируемой группе интродуцированные виды составляют 84,6% Это


древесные экзоты широко распространенные в паркоценозах города. К культивируемому
ценоэлементу относятся виды, возникшие в культуре, которые в отсутствии ухода быстро
дичают или погибают, они составляют около 15,4%.
Соотношение эколого-ценотических групп и ценоэлементов взаимосвязано с
экологической структурой флоры.
В экотипическом спектре исследуемой флоры преобладают ксеромезофиты и
мезофиты (табл. 4).
Таблица 4
Экологическая структура флоры рекреационных ландшафтов г. Воронежа
Экологические группы Количество % от общего числа
видов видов
По отношению к водному режиму
Эуксерофиты 6 0,9
Ксерофиты 25 3,9
Мезоксерофиты 67 10,5
Ксеромезофиты 157 24,6
Мезофиты 138 21,6
Мезогигрофиты 7 1,2

44
Гигромезофиты 6 0,9
Гигрофиты 29 4,5
Гидрофиты 6 0,9
По отношению к освещенности
Гелиофиты 189 29,6
Сциогелиофиты 188 29,5
Гелиосциофиты 59 9,3
Сциофиты 27 4,3

При этом суммарное участие видов ксерофильных групп составляет 39,9% и


превышает участие мезофильных и гигрофильных видов (29,3%), подчеркивая
значительную ―ксерофитизацию‖ исследуемой флоры. Это подтверждается повышенным
участием гелиофитов и сциогелиофитов (59,1%). Увеличение численности ксерофильных
видов при усилении антропогенного воздействия отмечено во многих региональных и
локальных флорах.
Так пропорции ксерофильных, мезофильных и гигрофильных видов в исследуемой
флоре – 4 : 2,3 : 0,7. Это подтверждает тенденцию ―ксерофитизации‖ флоры при еѐ
антропогенной трансформации.
Таким образом, антропогенное воздействие изменяет соотношение эколого-
ценотических групп в сторону возрастания участия видов ценоэлементов открытых
местообитаний, опушечных и сорных, за счет снижения роли видов лесной, луговой,
болотной групп. Это изменяет экотипический спектр, увеличивая число ксерофильных
светолюбивых видов и свидетельствует о ксерофитизации флоры. Эти изменения
приводят к постепенной утрате флорой основных зонально обусловленных черт.

Литература
1. Григорьевская А.Я.Флора города Воронежа – Воронеж: изд-во Воронеж. гос. ун-та.-
2000.-200с.
2. Камышев Н.С. Флора Ценрального Черноземья и еѐ анализ – Воронеж:Изд-во
Воронеж.ун-та.-1978.-116с.

УДК 582.893.6(470.67)
1
Хабибов А.Д., 2Гаджиев М.И., 1Магомедов М.А.
СРАВНИТЕЛЬНАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ДВУХ ВИДОВ NIGELLA L. В
УСЛОВИЯХ ГОРНОГО БОТАНИЧЕСКОГО САДА ДНЦ РАН НА РАННИХ
ЭТАПАХ ОНТОГЕНЕЗА
1
Горный ботанический сад ДНЦ РАН, РФ, г. Махачкала, Россия
2
Дагестанский государственный университет г. Махачкала, Россия
gakvari05@mail.ru, elmu@mail.ru, msalta@list.ru
1
Habibov, A. D., 2Gadzhiev M. I., 1Magomedov M. A.
COMPARATIVE CHARACTERISTICS OF TWO SPECIES OF NIGELLA L. IN THE
CONDITIONS OF MOUNTAIN BOTANICAL GARDEN DAGESTAN SCIENTIFIC
CENTER OF RAS IN THE EARLY STAGES OF ONTOGENESIS
1
Mountain Botanical garden Dagestan scientific center of RAS, Russia, Makhachkala, Russia
2
Dagestan state University, Makhachkala, Russia
gakvari05@mail.ru, elmu@mail.ru, msalta@list.ru

45
Аннотация: проведѐн сравнительный интродукционный анализ изменчивости семенного
материала Nigella L. (N. sativa и N. damascena). Преимущественно на первых этапах
онтогенеза в Горном ботаническом саду ДНЦ РАН отмечены общие и отличительные
черты семян и проростков этих видов, у которых имели разные направления отбора.
Abstract: a comparative introduction analysis of the variability of seed Nigella L. (N. sativa and
N. damascena) is carried out. Mainly at the first stages of ontogenesis in The mountain Botanical
garden of the DNC RAS, common and distinctive features of seeds and seedlings of these
species were noted, which had different selection directions.
Ключевые слова: Nigella sativa, N. damascena, семя, всходы
Key words: Nigella sativa, N. damascena, seed, seedlings

Как известно, род чернушка (Nigella L.) из семейства лютиковых (Ranunculaceae


Juss.) насчитывает около 20 видов, из которых в бывшем СССР описан 11, для Кавказа в
целом – 6 и для Северного Кавказа и Дагестана – 2 вида этого рода [1]. При этом все
отмеченные виды Nigella представляют однолетние травы с перистыми, реже цельными
или пальчато-рассеченными листьями. Наиболее широкое распространение и применение
в той или иной области из данного рода получили два вида – чернушка посевная, или ч.
обыкновенная (Nigella sativa L.) и ч. дамасская (N. damascena L.). Они представляют
однолетние сходные между собой травянистые растения с прямым, ветвистым,
ребристым, слабоопушенным стеблем высотой 20-50 см. Листья перисто-рассеченные,
цветки одиночные, крупные, с беловатыми, бледно-голубыми, светло-синими или
зеленоватыми лепестками. Плоды содержат до 300 чѐрных, клиновидных граненых семян
[2]. В естественных условиях Дагестана N. sativa и N. damascena не отмечены и впервые
были они описаны К. Линнеем в 1762 и 1753 годах из Средиземноморья (Египет, Крит)
и Южной Франции (Нарбонна), соответственно [3]. Для нашей дагестанской флоры они
являются новыми и известны только в культуре. Они имеют относительно сходные
целебные свойства. Однако первый разводят любителями из-за семян, используемых,
главным образом, для получения масла чѐрного тмина, которое в последнее время нашло
весьма широкое применение в народной медицине. Его с успехом применяют как
пряность в хлебопечении, при солении огурцов, квашении капусты и т.д. Второй –
преимущественно культивируется как декоративное растение, и активно разводят в садах
и палисадниках в качестве декоративного благородного растения, из-за еѐ красивого вида
и сладкого благоухания во время цветения под названием «девица в зелени». Оба вида
являются хорошими медоносами (рис. 1А).
А В

Рис. 1. А – пчела на цветке N. sativa в условиях высокогорья. В – семена N. sativa (справа)


и N. damascena (слева)

46
Однако эти виды отличаются тем, что у N. sativa листовки зернисто –
бородавчатые, дольки листьев линейные и верхние листья не образуют покрывала,
превышающего цветок. В то же время эти оба виды имеют многое общего и сходного,
включая форму и окраску семян. Однако различаются они по размерным и весовым
признакам: у семян N. damascena, хотя и незначительно, они высокие (рис. 1В). Средние
показатели массы ста семян (МСС) у образца № 16118 N. damascena, полученного из
Ботанического сада Поволжского государственного технологического университета и
репродукции Цудахарской экспериментальной базы Горного ботанического сада ДНЦ
РАН, почти в полтора (1,48) раза превышают над таковыми N. sativa, приобретѐнные из
Эфиопии, тоже репродукции 2018 года (табл.).
Таблица
Сравнительная характеристика МСС (мг) видов Nigella
Вид n X  SX Cv,%
N. sativa 10 256,06,08 7,5
N. damascena 5 379,41,69 1,0

Кроме того, семена этих рассматриваемых культивар отличаются и посевными качествами


и свойствами. Лабораторные исследования (пятикратная повторность), проведѐнные в
чашках Петри, показали, что совершенно в идентичных условиях на первых этапах
онтогенеза всхожесть семян N. sativa, хотя и незначительно, превышает таковую N.
damascena (рис. 2 и 3). Если на пятые (17.03. 2019) сутки всхожесть семян N. sativa
составляла в среднем 88,21,77 %, то у второго сравниваемого культивара эта величина
составляла всего лишь 64,41,29 %, превышает в 1, 37 раза.

17.03. 2019 19.03. 2019 21.03. 2019

Рис. 2. Всхожесть семян N. sativa (6, в каждом варианте справа) и N. damascena (3, в
каждом варианте слева) в разные сроки

N. dam asce n a N sati va

100
80
60
%

40
20
0
15 17 19 21 23 25
03 03 03 03 03 03
Сроки

Рис. 3. Сравнение всхожести семян N. sativa и N. damascena по срокам

47
Однако через двое суток разница данного показателя значительно сократилась за
счѐт появления за этот срок большего (81,40,40 %) числа всходов в десять и более
(10,6) раза у N. damascena, чем у N. sativa, у которой превышение составляло всего лишь
в 1,6 раза, хотя всхожестьпоследней ещѐ преобладает (89,81,66 %) в 1,10 раза. Кроме
того, различия между этими близкими культиварами заметны и при ранних стадиях
индивидуального развития, что, на наш взгляд, может быть, связаны с целями и задачами
отбора. Лабораторная всхожесть этих культиваров, как и других видов, обычно высокая,
чем полевая. Как и следовало бы ожидать, в полевых условиях сроки появления всходав
довольно растянутые и появляются они только на восьмые-девятые сутки после посева.
Доля полевой всхожести этих культур в условиях г. Махачкалы значительно низкая,
уступает лабораторному в три и более (3,2 и 3,5) раза и составляет 23 (N. damascena) и 28
% (N. sativa) (рис. 4А). При посеве 17.06.2018 года разница в сроках появления всходов
этих видов не большая и составляет только одни сутки. После посеве вначале, 25.06.2018
года, т.е. через восемь суток появляются всходы N. damascena, а на следующие сутки
(26.06.2018 г) – семядоли N. sativa. Кроме того, в темпах роста этих близких видов также
отмечены различия. Размеры семядолей у N. damascena незначительно превышают, чем
соответствующие N. sativa и быстрее набирает вегетативную массу (рис. 4В).

А В С

Рис. 4. А – ювенильные растения N. damascena (справа), Trigonella foenum-graecum L.


(посредине) и N. sativa (слева). В – эти же виды одного и того же посева. С – в условиях г.
Махачкалы перезимовавшая особь N. damascena

У не больших растений последнего культивара, представленные преимущественно


одним генеративным побегом, генеративные фазы не продолжительны и полный
вегетационный цикл протекает сравнительно в короткие и сжатые сроки. Наиболее
мощные особи N. damascena представлены множеством одиночных, но сравнительно
крупных цветков, которые развиваются на нескольких генеративных побегах или в
боковых ветвях. Генеративные фазы развития у этого вида значительно растянуты за счѐт
образования новых и новых бутонов и в условиях г. Махачкалы весь зимний период
вегетировали (рис. 4С). Однако разные образцы в пределах этой культуры – N. sativa
отличаются и разными сроками наступления фенологических фаз развития (рис. 5А).
Иначе ведѐт N. damascena, у которой имеет преимущественно совсем в другое
направление как декоративной культуры. В результате этого оно обильно плодоносит
(рис. 5В) и взрослой особи обычно характерна высокая семенная продуктивность,
поскольку в большинстве случаев представлена десятью и более генеративными побегами
(рис. 5С). На растении этого вида развиваются множество генеративных побегов с
боковыми ветвями и одиночными цветками, которые закладываются в разные сроки.

48
А В С

Рис. 5. А – неодновременное наступление фенологических фаз у N. sativa.В – обильное


плодоношение и С – многочисленные генеративные побеги на уровне почвы у особи
N. damascena

Кроме того, цветение особи может длиться сравнительно долго за счѐт вступления
новых и новых цветков и иногда в условиях Гунибской экспериментальной базы растения
с единичными цветущими многолистовками идут под снег. Разновременность
наступления генеративных фаз и созревания семян является главной причиной самосева
обоих сравниваемых видов.
Таким образом, в Горном ботаническом саду ДНЦ РАН проведѐн сравнительный
интродукционный анализ изменчивости семенного материала двух новых видов для
культурной флоры Дагестана – чернушки (N. sativa и N. damascena), которые имеют
Средиземноморское происхождение и распространение в арабском мире. В лабораторных
исследованиях и в условиях экспериментальных баз Горного ботанического сада ДНЦ
РАН отмечены общие и отличительные черты семян и проростков этих видов, у которых
имели разные направления отбора, преимущественно на первых этапах онтогенеза.

Литература
1. Гроссгейм А.А. Определитель растений Кавказа, М.: Сов. наука, 1949. 376 с.
2. Сокольский И.Н. Растения из Садов Священного Корана. М.: Изд. группа «Сад», 2008.
376 с.
3. Флора СССР. Т. VII. М.; Л.: АН СССР, 1937. С. 62–73.

49
1.2. Животные ресурсы и их охрана

УДК 577.472 (28)


Алиев С.И1., Гумбатов А.М.2
РАСПРЕДЕЛЕНИЕ РАЗВИТИЕ РУЧЕЙНИКИ (TRICHOPTERА) ВО
ВНУТРЕННИХ ВОДОЕМАХ АЗЕРБАЙДЖАНА
Институт Зоологии НАН Азербайджана1
Бакинский Государственный Университет2
alisaleh56@mail.ru

Aliev S.I.1, Gumbatov A.M.2


THE DİSTRİBUTİON AND DEVELOPMENT OF TRICHOPTERА İN FRESHÜATERS
OF AZERBAİJAN
Institute of Zoology of NAS of Azerbaijcan1
Baku State University2
alisaleh56@mail.ru

Аннотация. В статье даются подробные сведения о распространении во внутренних


водоемах Азербайджана ручейников. В исследованных водоемов выявлены 45 видов
ручейников, большинство видов встречаются в реках.
Abstract: The article gives detailed information about the Trichopterа from the inland waters
basins of Azerbaijan. 45 species of Trichopterа were recorded in the study water basins. The
most species were recorded in rivers.
Ключевые слова: макрозообентос, биомасса, сапробность, индикатор
Key word: Makrozoobenthos, biomass, saprobe, indikator

В Азербайджане имеется большое количество водоемов, где обитает богатая


своеобразная гидрофауна. Известна роль гидробионтов в водных экосистемах, одним
которых являются ручейники. Исследование по ручейникам проводились
А.В.Мартыновым (1958), А.В.Богачевым (1951), А.Г.Касымовым (1972, 1996),
С.И.Алиевым (2010, 2016). Взрослые ручейники не отличаются совершенством строения и
приспособленностью к обитаемой ими воздушной среде. Многим из их органов присущи,
черты атавизма и дегенерации.
В мировой фауне известно 3000 видов ручейников, из них в СНГ-300 видов, на
Кавказе-80 видов, в Азербайджане-45 видов. В Азербайджане более или менее хорошо
изучены личинки ручейников (34 вида), число описанных взрослых форм составляет 18
видов: Rhyacophila talyscbica Mart., Glossosoma uriquiculatus Mart., G.capitatum Mart.,
Hydropsyche gracilis Mart., ,H.ornatula McL., H.pellucidula Curt., H.acuta Mart.,
H.consanguinea McL., Cheutomatopsyche lepida Pict., Psychornia shelkovnikovi Mart.,
Ecnomus teneilus Ramb., Leptocerus sulvicornis Mart., Glyphotaelius selysi, Grammotaulis
nitidus Mull, Limnophilus affinis Curt., L.znojkoi Mart.,Psiloptevna pevzovi Mart., Micrascma
sp., L.znojkoi Mart., Psiloptevna pevzovi Mart., Micrasema bifoliatum Mart. Обнаружены
преимущественно в Нахичеванском АР., Rh.talyschica обнаружена в Лерикском р-не (Кыз-
Юрды) на высоте 2200 м над уровнем моря., Н.pellucidtila, L.fulavicornis, G.selysi, L.affinis-
в низменной зоне Ленкоранского р-на, G.nitidus-около г. Шуши.
Из личинок ручейников в речках, ручьях и родниках Малого Кавказа
встречены Rhyacophila cupressorum Mart., Tinodes wacfleri L.,- Hydropsyche ornatula, H.
gracilis, Grammotaulius atomarius Fabr., Limnophilus fiavicornis Fabr, L.griscus L., a
Большого Кавказа- Lyре rеducta Hag., H. pеllucidula, Hydropsyche instabilis Curt, и др. В
озерах, водохранилищах и временных водоемах Кура- Араксинской низменности часто
50
попадается Е. teneilus, который является фитофилом. В ручьях впадающих в оз.
Маралгель, по численности преобладают P.shclkovnikovi, Cyrnus trimaculatus Curt.,
которые строят тоннели, укрепленные на поверхности камней, ветвей, деревьев и других
предметов. На каменистом, пссчано-каменистом дне рек и ручьев восточной части
Большого Кавказа обнаружены хишные личинки ручейников, такие как Polycentropus
flavomaculatus Piсt, и Hydropsyche pеllucidula. Они строят ловчие сети. Фитофагами и
детритофагами являются Dasystegia obsoleta Hag., Grammotaulis atomarius и G.nitidus,
которые встречаются в мелких водоемах Шеки-Закатальской зоны с богатой
растительностью. В заболоченных водоемах Ленкоранского природного района
зарегистрированы Lirnnophilus suricula Curt., Phryganea grandis L. В предгорных водоемах
указанного района обнаружен Stenophylax permistus McL, приуроченный к жизни в ручьях
с медленным течением и обилием опавших древесных листьев на дне. В Казахском р-не
встречается Leptocerus tineiformis Curt., обитающий среди зарослей стоячих и медленно
текущих вод и в небольших водохранилищах. В пресноводном Малом Кызылагачском
заливе обитают Е.tenellus, Oecetis fulva Ramb. и L.tineiformis.
Из общего числа ручейников 14 видов относятся к эндемикам Кавказа:
Rh.cupressorum, Rh.talyschica, G.capitatum, G.unguiculatum, H.acuta, H.gracilis,
H.subguttata, Lithax incanus Hagen, Ernodes palpata, Mart., L. flаvicornis, G.selysi, L.znojkoi,
P.perzovi, M.bifoliatum, а все остальные к бореальному фаунистическому комплексу.
Личинки ручейников являются источником корма рыб-бентофагов. Некоторые
хищные рыбы, особенно их молодь, также иногда питаются личинками ручейников. В
питании рыб большую роль играют крупные личинки, которые живут среди водных
растений озер, рек, прудов, водохранилищ, ахмазов, карьеров и других водоемов. В р.
Волге ручейниками питается стерлядь, а в Куре-осетр и севрюга. Во многих реках и
ручьях Малого Кавказа и Ленкоранской природной области ручейниками питаются
форель, ангорский голец, куринский усач, иногда шиповки. Около 40% пищи гейгельской
форели составляют ручейники. В оз. Маралгель личинками ручейников питается
севанская форель. Ручейники служат пищей домашним и некоторым диким
водоплавающим птицам. В период их массового вылета ими питаются наземные птицы и
некоторые млекопитающие (Касымов, 1972).
Рыбаки и любители широко пользуются ручейниками в качестве наживки при
переметном лове. Некоторые ручейники (Limnophilus) при постройке своих домов
используют крупные частицы детрита и раковины небольших моллюсков и становятся
таким образом полезными животными в борьбе с переносчиками фасциоллеза-мелкой
улиткой Lymnaea truncatula. Иногда ручейники приносят вред. Так, при массовом вылете
сброшенные ими шкурки, плавая на Поверхности воды, засоряют фильтры городского
водопровода.

Литература
1. Алиев С.И. Макрозообентос каскадных водохранилищ р. Кура // Биология каскадных
водохранилищ р. Кура. Баку. -2010. -С.66-110.
2. Алиев С.И. Изучение макрозообентоса рек южного склона большого Кавказа //
Вестник Запарожского Государственного Университета. 2016. №1. С.28-34.
3. Богачев А.В. Отряд ручейники (Trichopterа), Изд-во. АН Азерб.ССР. –Баку, 1951.
С.370-371.
4. Жадин В.И. Методика изучения донной фауны водоемов и экология водных
беспозвоночных // Жизнь пресных вод СССР. Изд-во АН СССР. -М:Л. -1956. -Т.4. -Ч.1. -
С.279-376
5. Касымов А.Г. Пресноводная, фауна Кавказа // Баку, Элм, 1972. -285 с.
6. Касымов A.Г. Ручейники // В кн. Животный мир Азербайджана. Т.II. Членистоногие.
Баку, - Элм, 1996. -С. 110-112

51
7. Мартынов А.В. О ручейниках (Trichopterа) Нахичеванской АССР и сопредельных
стран // Тр. Зоологического Института. –Баку, 1938. В.42. с.65-74.

УДК 595.371
Алиев Ш.К., Джамалутдинова Т. М.
ЭКОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ GAMMARIDEA КАСПИЙСКОГО МОРЯ
ФГБОУ ВО «Дагестанский государственный педагогический университет,
super.taiba@yandex.ru

Aliyev Sh.K., Dzhamalutdinova T. M.


ECOLOGICAL FEATURES OF THE GAMMARIDEA OF THE CASPIAN SEA
1
FGBOU VO "Dagestan State Pedagogical University,
super.taiba@yandex.ru

Аннотация. Проведена ревизия фауны гаммарид дагестанского прибрежья Среднего


Каспия. Дается экологическая характеристика амфипод. Описано распространение
гаммарид по отношению к грунтам.
Ключевые слова: бокоплавы, ракообразные, гаммариды.
Annotation. An inspection of the fauna of the gammarid of the Dagestan coast of the Middle
Caspian was carried out. The ecological characteristic of amphipods is given. The distribution of
gammarid in relation to soils is described.
Key words: shellfish, crustaceans, gammarids.

Бокоплавы являются важной составляющей биоресурсов водных экосистем.


Обладая большой экологической пластичностью, сумели освоить все мыслимые биотопы,
и им принадлежит важная роль в биоценозах Каспийского моря. Они освоили главные
пищевые ресурсы водоема, и в то же время они сами служат источником полноценных
кормов для многих рыб и их молоди.
Основное ядро таксоцена амфипод составляют гаммариды, которым принадлежит
важная роль в биоценозах Каспийского моря. Длительное существование в условиях
значительных колебаний солености, которые имели место при становлении гидрологического
режима Каспия вплоть до четвертичного периода, привели к возникновению эвригалинности
рачков, что свойство позволило гаммаридам освоить все основные биотопы Каспийского моря.
Среди Gammaridea по отношению к солености выделяют три экологические
группы:
I. Виды, которые заселяют опресненные придельтовые области Каспия и
выдерживают колебания солености от 0 до 13 ‰.
II. Широко распространенные виды, избегающие пресных вод и выдерживают
изменения в солености от 3 до 13‰. Внутри группы они различаются разной степенью
эвригалинности.
III. Стеногалинные виды, обитающие в водах с соленостью выше 8‰. Виды этой
группы встречаются только в Среднем и Южном Каспии.
Основная масса каспийских гаммарид не только эвригалинна, но и эвритермна и
способна переносить колебания температуры.
Наиболее устойчивы к колебаниям температур рачки, которые обитают на
мелководьях, однако экологических групп по отношению к температуре среди гаммарид
выделить не удается, что, очевидно, связано со способностью рачков совершать
сезонные миграции. Тем не менее, воздействие температуры на характер
распространения гаммарид проявляется опосредованно через их отношения к
вертикальной структуре вод, которое определяется двумя водными массами: северо-
52
каспийской и верхне-каспийской.
Анализируя отношения видов к глубинам, в пределах своей водной массы
гаммариды распределяются в зависимости от характера грунта и подвижности вод, так как
эти факторы имеют вертикальную зональность. Особенности рельефа и динамики вод
западного побережья Среднего Каспия способствуют образованию трех поясов, которые
различаются по характеру грунта. Так, на глубинах более 100 м преобладают илистые
грунты; глубины между изобатами 50-100 м заняты илисто-ракушечными и илисто-
песчанистыми грунтами; мелководные участки до глубин 30-50 метров образуют третий
пояс, которые характеризуются разнообразными типами грунтов (песчаные, илистые). В
этом поясе располагается «гаммаридный пояс», где видовое разнообразие и биомасса их
достигают наибольших значений. Отношение к грунту определяется двумя основными
факторами: наличием пищи и убежищ. Различают лито -, псаммо-, пело- и фитофилов.
Образ жизни и принадлежность гаммарид к одной из этих групп в большой степени
определяют габитуальные и морфологические признаки этих ракообразных.
К литофилам относятся такие виды, как Chaetogammarus ischnus, Dikerogammarus
caspius. Виды Dikerogammarus haemobaphes, Amathillina cristata обитают не только на
жестких грунтах, но и в прибрежных зарослях, и поэтому могут быть отнесены к
фитофилам.
К псаммофилам относятся формы, предпочитающие чистый ракушечный песок:
Pontogammarus maeoticus, Stenogammarus compressus, Niphargoides compactus,
Axelbaeckia spinosa. Пелофилы немногочисленны, к ним относятся: Pandorites
podoceroides, Gmelinopsis. Динамика вод в сочетании с рельефом обуславливает не только
тип грунтов, но и определяет кормность биотопов рачков. Основным источником пищи
для гаммарид служит органика из придонной взвеси или осадка на поверхности грунта.
Считается, что биомасса фитопланктона и образованный на его основе
планктоногенный детрит определяют количественное развитие рачков. Гаммаридами не
используются органика, депонированная в толще грунта.
Таблица 1
Трофические группы гаммарид

Животные Макрофиты Обрастания Детрит Детрит


грубозерн. тонкозерн
.
Животные 5. D. haemobaphes 11. Gm. loricatus 18. P. platycheir Семейство
6. N. compactus Lysianassidae
7. N. caspius

Макрофиты 1. Ng. quadrimanus 12. N.corpulentus 19. A. cristata


2. Ng. aequimanus 13. N. grimmi 20. A. affinis
14. Pn.abbreviates 21. P. subnudus
15. Pn. maeoticus
Обрастания 3. Pn. robustoides 8. G. costata 22. Ax. spinosa
9. G. pusilla 23. A. pusilla
24. S. carausui
25. S. compressus
Детрит 4. P. podoceroides 10. A. spinosa 16. S. similis Семейство
грубозерн. 17. Gml. Corophiidae
tuberculata
Детрит Семейство Семейство
тонкозерн. Haustoriidae Corophiidae
Д - дополнительные источники пищи. О - основные источники пищи.
53
Двойственная специализация по отношению к основным источникам пищи
обнаружена нами у гаммарид на родовом и видовом уровне. В таблице 1 все
исследованные виды размещены в соответствии со способностью потреблять все
возможные источники пищи в качестве основных и дополнительных. Все поле таблицы
рассматривается как трофическое пространство таксоцена гаммарид. Часть его,
ограниченная вертикальными и горизонтальными линиями - клетка, рассматривается как
пищевые ресурсы экоморф или трофическое пространство экониш видов, принадлежащих
к данной экоморфе. Как видно из таблицы 1, все трофическое пространство гаммаридного
таксоцена заполнено. Однако степень заполнения клеток не одинакова. Эврифаги
гаммарусы заполняют все клетки таблицы, более специализированные формы заполняют
не более одной клетки. Пищевые ресурсы каждой экоморфы делятся между различным
числом видов. Другими словами, трофическое пространство экониш видов,
принадлежащих данной экоморфе, перекрывается. Наибольшее число видов мы находим
среди фитофагов -обскребывателей и обскребывателей - детритофагов (по четыре в
каждой клетке). Хищники - фитофаги занимают три места в данной клетке, остальные
экоморфы включают в себя 1-2 вида. Все представители семейства гаммарид за
исключением рода гаммарус занимают в таблице более ограниченную территорию
трофического пространства. Отсутствие среди гаммарид тонкосортирующих детрит
собирателей объясняется, очевидно, сильной конкуренцией с корофиидами и
представителями арктического комплекса, которые заняли соответствующее трофическое
пространство. По биомассе и численности у западного побережья Каспия среди гаммарид
выделяют 9 видов, которые доминируют в таксоцене и за счет которых происходит
формирование биомассы. Из этих видов к эврифагам относится два вида: Ch. Ishnus и Ch.
Pauxillus.
Таблица 2
Распределение доминирующих видов гаммарид по экоморфам

Вид Экоморфа Глубина


обитания
(скоплений)
Ch. ishnus эврифаг 50-75
Ch. pauxillus эврифаг 50-100
A. spinosa детритофаг - фитофаг Б 40-60
A. cristata фитофаг А - детритофаг 10-30
D. haemobaphes хищник - фитофаг А 25-50
S. similis детритофаг - обскребыватель (Б) 10-30
Pn. maeoticus фитофаг - обскребыватель (Б) 0-10
Gm. loricatus хищник - обскребыватель (Б) > 100
N. corpulentus фитофаг (Б) - обскребыватель (Б) 20-60

Как следует таблицы 2, экоморфы доминантных видов довольно равномерно


перекрывают диапазон глубин от 0 до 100 м. Среди экоморф преобладают виды, так или
иначе связанные с макрофитами.
Из них большинство принадлежит к группе Б. Таким образом, в процессе
формирования биомассы таксоцена гаммарид Каспия ведущая роль принадлежит потребителям
растительных танатоценозов.

Литература

54
1. Алигаджиев Г.А. Биологические ресурсы дагестанского рыбохозяйственного района
Каспия. //Махачкала. 1989. - 120 с.
2. Атлас беспозвоночных Каспийского моря. М.: Изд-во «Пищевая промышленность»,
1968. – 412 с.
3. Гурьянова Е. Ф. Бокоплавы морей СССР и сопредельных вод. Изд-во Академии наук
СССР, 1951. – 1029 с.
4. Определитель пресноводных беспозвоночных России и сопредельных стран. Т. 2.
Ракообразные / под ред. В.Р. Алексеева. СПб.: Зоол. ин-т РАН, 1995. – 627 с.
5. Павлов В.Я. Планы строения свободноживущих ракообразных // Питание морских
беспозвоночных в естественных условиях.- Москва, И0 АН СССР, 1996.- С. 101-113.

УДК 595.754 (479.225)


Бусарова Н.В. 1, Комаров Ю.Е. 2
БИОРАЗНООБРАЗИЕ ПОЛУЖЕСТКОКРЫЛЫХ HETEROPTERA
(PYRRHOCOROIDEA, LYGAEOIDEA, COREOIDEA) РЕСПУБЛИКИ
ЮЖНАЯ ОСЕТИЯ
1
Нижегородский государственный университет им. Н.И. Лобачевского
(Арзамасский филиал), г. Арзамас, Россия;
2
Северо-Осетинский государственный природный заповедник, г. Алагир, Россия
1
natwik@rambler.ru, 2borodachyu.k@mail.ru

Busarova N. V. 1, KomarovY. E. 2
HETEROPTERA BIODIVERSITY (PYRRHOCOROIDEA, LYGAEOIDEA,
COREOIDEA) OF THE REPUBLIC OF SOUTH OSSETIA
1
The Arzamas Branch of N.I. Lobachevsky State University of Nizhny Novgorod, Arzamas,
Russia
2
North Ossetia State Nature Reserve, Alagir, RNO-Alania, Russia
1
natwik@rambler.ru, 2borodachyu.k@mail.ru

Аннотация: работа посвящена изучению фауны полужесткокрылых Heteroptera


(Pyrrhocoroidea, Lygaeoidea, Coreoidea) Республики Южной Осетии. Впервые приводится
список 56 видов из 40 родов и 6 семейств. Приведѐнный список видов далеко не полон, и
гемиптерофауна данного региона нуждается в дальнейшем изучении.
Resumé: the work is devoted to the study of the fauna of Heteroptera (Pyrrhocoroidea,
Lygaeoidea, Coreoidea) of the Republic of South Ossetia. The list of 56 species from 40 genera
and 6 families is given for the first time. The above list of species is far from complete, and the
hemipterofauna of this region needs further study.
Ключевые слова: Республика Южная Осетия, Heteroptera, поясной спектр.
Key words: Republic of South Ossetia, Heteroptera, belt spectrum.

Республика Южная Осетия занимает южные склоны центральной части Большого


Кавказа и северную часть Внутренне-Картлийской равнины. Почти на 90% территории
представлен среднегорный эрозионно-денудационный (1000–2000 м) и высокогорный
(выше 2000 м) палеогляциальный рельеф. Поясной спектр состоит из вторичного
лесостепья равнины и предгорья, широколиственных лесов, темнохвойных лесов,
субальпийского (без выраженных ксерофитных горно-степных группировок),
альпийского, субнивального и нивального поясов [9]. Природа Республики Южная Осетия
богата и разнообразна. Ее уникальность обусловлена географическим положением и
сложным рельефом территории. Здесь произрастают и обитают многочисленные виды
растений и животных, среди которых много эндемиков. Значительный период времени,
55
этот регион был охвачен военными действиями и его природной среде нанесен
значительный экологический ущерб [8]. Гемиптерологические исследования в целом на
территории Кавказа известны еще с ХVIII в. и в настоящее время накоплен большой
материал по фаунистическому разнообразию данного региона. Целенаправленное
изучение полужесткокрылых (Heterpotera) на территории Республики Южной Осетии
начато авторами в 2013 г. [1,2,3,4], однако фауна остается до сих пор не изученной в
полном объеме. Отрывочные сведения можно найти в работах И.Ф. Зайцевой [6,7].
Материалом для настоящей работы послужили сборы полужесткокрылых
традиционными методами – кошением энтомологическим сачком, ловушками, руками с
травянистой растительности и листьев деревьев и кустарников, в подстилке и у корней
растений [5] в вегетационный период 2013-2016 гг. на территории Республики Южная
Осетия (рис.): 0-500 м – разнотравные луга в неудобьях балок Внутренне-Картлийской
котловины, 500-1500 м – леса: дубовые, грабинники, буковые, ольшанники; 1500-2000 м –
пихтанники, сосновые, берѐзовые; 2000 и выше – субальпийские луга и кустарники,
березняки, скалы, ледники.
В результате было выявлено 56 видов полужесткокрылых из 3 надсемейств:
Pyrrhocoroidea, Lygaeoidea, Coreoidea, относящихся к 40 родам и 6 семействам (табл.).
Наибольшее число видов принадлежит семейству Lygaeidea (32) и Rhopalidae (13), меньше
видов отмечено из семейств Coreidea (7) и Alydidae (2 вида). Из семейств Pyrrhocoridae,
Stenocephalidae зарегистрировано по 1 виду. Наиболее богато фауна представлена в
травянистых и древесных ассоциациях на высотах 500-1500 м нум, в зоне субальпики
2000-3000 м нум обнаружен единственный вид – Rhyparochromus pini (L, 1758).

Рисунок. Места сбора материала в Республике Южная Осетия: 1. г. Цхинвал; 2.


с. Синагур (луг); 3. г. Цхинвал (сосняки); 4. с. Белот (луга); 5. с. Ацрисхев (окрестности,
луга); 6. с. Андорат (луг); 7. с. Прис (сосняк); 8. с. Ацрисхев (лютиковый луг); 9. Окр. г.
Цхинвала (дубовый лес); 10. с. Верх. Бекмар; 11. с. Ацрисхев (грабинниковые леса); 12. г.
Цхинвал (территория бывшего Ж/Д вокзала, пустырь); 13. с. Убиат (луг в грабиннике); 14.
Окр. с. Ацрисхев (высокотравные луга); 15. Окр. с. Зар (буковый лес с полянами); 16.
56
Зарский перевал (луга); 17. Окр. с. Вахтана (луг); 18. Окр. святого места Джеры-Дзуар
(злаковые луга); 19. Окр. с. Салбиар (луга); 20. Окр. с. Ванат (Уанат) (луга); 21. Окр. с.
Закор (вдоль автодороги); 22. ПТБО пос. Ленингор; 23. Окр. с. Зонкар (Цадыкау)
(грабинник); 24. с. Ерман (луг); 25. г. Цхинвал (остепненные луга вершины Згудер); 26.
Окр. с. Белот, Потниское ущ. (ольхово-грабинниковый лес); 27. Окр. с. Зонкар (Цадыкау)
(высокотравье южного склона); 28. с. Мармазет (ореховый сад); 29. Окр. с. Ногкау (луг);
30. Окр. с. Хетагурово (степоидная растительность у оз. Цунар); 31. с. Арчнет
(грабинник); 32. с. Киров (ольшаник); 33. Окр. с. Алибар (дубняк)
Таблица
Видовой состав клопов (Heteroptera: Lygaeoidea, Pyrrhocoroidea, Coreioidea) по
материалам сборов на территории Республики Южная Осетия
Виды Высотный пояс Локалитеты
сбора

1500-2000 м
500-1500 м

2000 м и
материала

0-500 м

выше
Надсемейство LYGAEOIDEA (Schilling, 1829)
Семейство Lygaeidae (Schilling, 1829)
Arocatus longiceps (Stal, 1872) + 1
Lygaeosoma sardeum (Spinola, 1837) + 2
Lygaeus equestris (Linnaeus,1758) + + 3,5,6,26
Melanocoryphus albomaculatus (Goeze, 1778) + + 3,7,8
Melanocoryphus tristrami (Douglas & Scott, 1868) + 9
Spilostethus saxatilis (Scopoli, 1763) + 8,10,11
Tropidothorax leucopterus (Goeze, 1778) + 10
Nysius helveticus (Herrich-SchaefFer, 1850) + + + 5,11,12,13
Nysius senecionis senecionis (Schilling, 1829) + 12
Cymus aurescens (Distant, 1883) + 1
Cymus glandicolor (Hahn, 1832) + 3,9
Cymus melanocephalus (Fieber, 1861) + + 2,3,12,29
Heterogaster urticae (Fabricius, 1775) + 2,12,25
Eremocoris abietis fraternus (Horvath, 1883) + + 14,23
Drymus sylvaticus (Fabricius, 1775) + 8
Scolopostethus lethierryi (Jakovlev, 1877) + 9
Scolopostethus pictus (Schilling, 1829) var. + 1
antennalis Horv.
Pterotmetus staphyliniformis (Schilling, 1829) + 10
Trapezonotus ullrichi (Fieber, 1837) + 4,19
Megalonotus sabulicola (Thomson, 1870) + 12
Megalonotus chiragra (Fabricius, 1794) + 9,12
Aellopus atratus (Goeze, 1778) + 22
Peritrechus geniculatus (Hahn, 1832) + 18
Peritrechus gracilicornis (Puton, 1877) + + 3,5,9,12,19
Peritrechus nubilus (Fallen, 1807) + 23
Raglius alboacuminatus (Goeze, 1778) + 1,7
Raglius confusus (Reuter, 1886) + 3,9,12,19
Rhyparochromus pini (Linnaeus, 1758) + 24
Rhyparochromus vulgaris (Schilling, 1829) + + 1,3,8,12,25,26
Platyplax salvia (Schilling, 1829) + + 23,28

57
Oxycarenus pallens (Herrich-Schaeffer,1850) + 29
Xanthochilus quadratus (Fabricius, 1798) + 30
Надсемейство PYRRHOCOROIDEA(Amyot & Serville, 1843)
Семейство Pyrrhocoridae (Amyot & Serville, 1843)
Pyrrhocoris apterus (Linnaeus, 1758) + + 1,3,28
Надсемейство COREIOIDEA (Leach, 1815)
Семейство Stenocephalidae (Dallas, 1852)
Dicranocephalus albipes (Fabricius, 1781) + 3,9
Семейство Rhopalidae (Amyot & Serville, 1843)
+ + + 1,3,7,8,5,9,10,
Corizus hyoscyami (Linnaeus, 1758)
12,14,17,19,26
Liorhyssus hyalinus (Fabricius, 1794) + 21,22
Brachycarenus tigrinus (Schilling, 1829) + 1,12
Rhopalus maculatus (Fieber, 1837) + + + 9,12,14,29
+ + + 3,5,7,8,11,12,
Rhopalus subrufus (Gmelin, 1790)
14,18,19,22,31
Rhopalus distinctus (Signoret, 1859) + 8
+ + 1,6,8,9,14,15,
Rhopalus parumpunctatus (Schilling, 1829)
19
Rhopalus parumpunctatus var rufus + 8
Rhopalus parumpunctatus var typica + 20
Stictopleurus punctatonervosus (Goeze, 1778) + 6,7,12
Stictopleurus crassicornis (Linnaeus, 1758) + + + 8,12,29
+ + + 1,3,6,8,9,19,21
Stictopleurus abutilon (Rossi, 1790)
29,32
+ + 3,14,18,20,26,
Stictopleurus unicolor (Jakovlev, 1873)
32
Stictopleurus murinus (V.G. Putshkov, 1978) + 8,28
Stictopleurus sericeus (Horvath, 1896) + 8
Maccevethus corsicus corsicus (Signoret, 1862) + + 9,30
Семейство Alydidae (Amyot & Serville, 1843)
+ + + 1,6,7,8,12,13,
Camptopus lateralis (Germar, 1817) 14,15,16,17,18
19,26
Alydus calcaratus (Lnnaeus, 1758) + 20
Семейство Coreidae (Leach, 1815)
+ + + 1,2,3,9,10,12,
Coreus marginatus (Linnaeus, 1758)
19,23,33
Syromastes rhombeus (Linnaeus, 1767) + 12
Centrocoris spiniger (Fabricius, 1781) + 3,12,21
Bathysolen nubilus (Fallen, 1807) + 13
Ceraleptus gracilicornis (Herrich-Schaeffer, 1835) + + 1,8,14
+ + + 2,3,5,8,9,12,17
Coriomeris denticulatus (Scopoli, 1763)
23,26
Leptoglossus occidentalis (Heidemann, 1910) + 1,3

Авторы выражают благодарность заместителю директора Ботанического сада


ННГУ Т.Р. Хрыновой за отзывчивость и помощь при проверке видов.

Литература
1. Бусарова Н.В. Предварительные сведения изучения полужесткокрылых (Heteroptera)
58
Республик Северная Осетия-Алания и Южная Осетия / Н.В. Бусарова, Ю.Е. Комаров //
Горные экосистемы и их компоненты: Материалы V Всероссийская конференция с
международным участием. – Нальчик, 2014. – С. 90-91.
2. Бусарова Н.В. К фауне полужесткокрылых (Heteroptera) Республик Северная Осетия-
Алания и Южная Осетия / Н.В. Бусарова, Ю.Е. Комаров // Труды Ставропольского
отделения Русского энтомологического общества. В.11: Материалы 8
Международной научно-практической интернет-конференции. – Ставрополь:
«Параграф», 2015. – С. 30-33.
3. Бусарова Н.В. К фауне клопов-щитников (Heteroptera: Pentatomidae) Южной Осетии /
Н.В. Бусарова, Ю.Е. Комаров // Горные экосистемы и их компоненты: Материалы VI
Всероссийской конференции с международным участием, посвящ. Году Экологии и 100-
летию запов.дела России (Нальчик, 11-16 сентября 2017) – Махачкала: Алеф, 2017. – С.
91-93.
4. Гапон Д.А. Новые находки американского хвойного клопа Leptoglossus occidentalis
Heid. (Heteroptera: Coreidae) в России и на сопредельных территориях / Д.А. Гапон, Н.В.
Бусарова, Ю.Е. Комаров //Кавказский энтомологический бюллетень. 2016. – Т.12. – В.2. –
С.221-221.
5. Голуб В.Б. Коллекции насекомых: сбор, обработка и хранение материала / В.Б. Голуб,
М.Н. Цуриков, А.А. Прокин – М.: Товарищество научных изданий КМК, 2012. – 339 с.
6. Зайцева И.Ф. Полужесткокрылые насекомые Картлийской равнины / И.Ф. Зайцева //
Материалы по фауне Грузии. 1973. – В. 4. – С. 31-56.
7. Зайцева И.Ф. Обзор видов клопов-слепняков рода Notostira Fieb. (Heteroptera, Miridae)
фауны Кавказа / И.Ф. Зайцева // Энтомологическое обозрение. – 1977. – № 1. – С.116-120.
8. Красная книга Республики Южная Осетия (Базаев Ф.Б., Бестаев А.З., Бусарова Н.В.,
Комаров Ю.Е. и др.). – Нальчик: изд-во М. и В. Котляровых (ООО «Полиграфсервис и Т»),
2017. – 296 с.
9. Соколов В.Е. Млекопитающие Кавказа. Насекомоядные / В.Е. Соколов, А.К. Темботов
– М.: Наука, 1989. – 548 с.

УДК 595.771
Гаджиева С.С.
ИЗМЕНЕНИЕ ФАУНЫ КРОВОСОСУЩИХ КОМАРОВ СЕВЕРНОГО КАВКАЗА
КАК РЕАКЦИЯ НА ИЗМЕНЕНИЕ СРЕДЫ
Дагестанский государственный педагогический университет, г. Махачкала, Россия,
sadaget09@mail.ru

Gadzhieva S. S.
THE CHANGE IN THE FAUNA OF BLOODSUCKING MOSQUITOES OF THE
NORTH CAUCASUS AS A REACTION TO THE CHANGING ENVIRONMENT
Dagestan state pedagogical University, Makhachkala, Russia,
sadaget09@mail.ru

Аннотация: Установлено, что в зависимости от экологических условий формирование


личиночных и взрослых форм кровососущих комаров Северного Кавказа носит
различный характер. Размножение комаров в районе исследования происходит в
искусственных водоемах, составляющие около 73%, естественных (22%) и дуплах
деревьев (5%). Плотность личинок малярийного комара рода Аnopheles в исследуемой
области составляет 109 экземпляра на м2, а других видов комаров (Сulex и Аedes) – 168
особей на м2.

59
Abstract: It was Found that depending on environmental conditions, the formation of larval and
adult forms of blood-sucking mosquitoes in the North Caucasus has a different character.
Reproduction of mosquitoes in the study area occurs in artificial water bodies, constituting about
73%, natural (22%) and tree hollows (5%). The density of larvae of malaria mosquito of the
genus Anopheles in the study area is 109 specimens per m2, and other species of mosquitoes
(Culex and Aedes) – 168 individuals per m2.
Ключевые слова: фауна, комары, ареал, климат, ландшафт, вид.
Key words: fauna, mosquitoes, habitat, climate, landscape, species.

В различных биотопах обитают комары и имеют широкую норму реакции на


основные абиотические факторы внешней среды, значительную расселительную
способность и многие из обнаруженных видов теоретически могли бы занимать более
обширные ареалы, чем реально существующие (Исмаилов, 1990).
На Севреном Кавказе в качественном и количественном составе фауны комаров
выявленные различия мы объясняем антропогенным изменениям ландшафтов: вырубкой
лесов, преобразованием естественных природных биотопов в агроценозы. Важным
фактором антропогенного воздействия на популяции кровососущих комаров является
урбанизация. Некоторые виды фауны кровососущих комаров исчезают при этом с
урбанизированных территорий, другие - наоборот, приспосабливаются к обитанию в
населѐнных пунктах, где могут достигать численности, значительно превосходящую их
численность в природных биотопах [7].
На животных, находящихся на лесных пастбищах нападают комары в период
наибольшей численности и в светлое время суток, тогда как на животных, находящихся на
обширных открытых пространствах лугов комары в дневные часы не нападают.
Особенностями биотопического распределения, степенью урбанизации ландшафта,
погодными условиями. определяется активность нападения комаров на человека и
животных
Согласно данному обстоятельству проблемы соперничества, с кровососущими
комарами и защита от их нападения в естественных условиях станут основными
элементами мероприятий по охране здоровья человека и животных, и имеют
существенное народно-хозяйственное значение. Хотя, в последнее время, в различных
климато-географических участках ареала исследования из-за хозяйственной деятельности
человека происходит реорганизация природы. С автогенным модификацией природных
условий меняются и условия жизнедеятельности кровососущих комаров, на некоторых
участках отмечается уменьшение численности их, а в других участках наоборот массовое
распространение [1].
В результате этого и повышается допустимость контакта человека с переносчиком.
В связи с этим более углубленное исследование кровососущих комаров в регионе
исследования считается весьма злободневной проблемой.
Фауна кровососущих двукрылых (комаров), населяющих на Северном Кавказе
достаточно многообразна. В наибольшей степени многочисленными являются
представители трех родов семейства Culicidae: Anopheles, Aedes и Culex. Все они обладают
различной биологией и достаточно сильно различаются по экологическим
характеристикам их популяций.
Значительную площадь в зоне исследовании занимает лесопарковая область.
Полностью народонаселениями посещается лесопарковая зона региона исследования, тут
они и становятся прокормителями комаров. В период весеннего таяния снега
многократных временных водоемов рельеф ареала исследования создает условия для
появления, где и происходит выплод комаров родов Anopheles и Culex.
МАТЕРИАЛ И МЕТОДИКА
В летние месяцы 2017 г. были проведены исследования по изучению фауны
членистоногих района исследования. В период исследования основное внимание было
60
уделено водоемам обильного воспроизведения кровососущих комаров и в дальнейшем,
которые позволяли осуществить гидромелиоративные работы с оздоровлением
территории района исследования.
Проводили сбор объектов исследования с помощью обычного сачка со съемными
мешочкам [5]. Для выяснения на наличие гидрофитных членистоногих проводили
исследование водоемов при помощи гидрофитного сачка, произведенного из мельничного
газа [6]. Для установления видовой принадлежности пойманных насекомых использовали
определительные таблицы Л. П. Кухарчук [6] с выделением подрода Ochlerotatus в ранг
рода (Reinert, Harbach, Kitching, 2004, 2006: цит. по [3,4]; Определитель насекомых
европейской части СССР [6,8,9]).
ПОЛУЧЕННЫЕ РЕЗУЛЬТАТЫ И ИХ ОБСУЖДЕНИЕ
В регионе исследования в результате проведенных нами исследований были
отловлены личинки, и взрослые особи кровососущих комаров родов Anofeles, Aedes и
Culex.
Фауна кровососущих комаров Северного Кавказа представлена разновидностями
кровососущих комаров семейства Culicidae: из рода Anopheles определены
Anophelesalgeriensis Theob., An. plumbeus Steph., An. maculipennis Meig, An. sacharovi Favre.
An. hyrcanus Pall., An. superpictus Grassi, An. claviger L.; из рода Aedes- Aedesvexans Meig.,
Ochlerotatus pulchritarsis Rond., Ochlerotatus caspius Pall., Culiseta annulata Schrk., Culiseta
longiareolata Maig., Uranotaenia unguiculata Edw.; из рода Culex – Cule xmolestus Fic., C.
apicalis Adams, C. hortensis Fic., C. mimeticus Noe., C. pipiens pipiens L., C. theileri
Theob.(табл.1).
Таблица 1
Видовой состав и встречаемость кровососущих комаров, 2017год

№ Виды (Species) Количество % вида в Число Встречаемость


экземпляров сборах учетов

1 Anopheles claviger L. 466 9,9 98 45,6


2 Anopheles hyrcanusPall. 494 10,5 145 67,4
3 Anopheles 560 11,9 168 78,1
maculipennisMeig.
4 Anopheles superpictus 64 1,4 38 17,7
Crassi.
5 Anopheles algeriensis 214 4,6 73 33,9
Theob.
6 Anopheles sacharovi Favre 116 2,5 54 25,1
7 Anopheles plumbeus Steph. 296 6,3 87 40,5
8 Anopheles stephesni Liston, 121 2,8 45 21,6
1921
9 Anopheles melanoon 241 5,1 83 38,6
Hackett, 1934
10 Culiseta longiareolata Maig. 56 1,2 32 14,9
11 Culiseta annulata Schrk. 108 2,3 49 22,8
12 Culiseta alaskaensis Ludl., 42 0,9 28 12,7
1920
13 Ochlerotatus caspius Pall. 206 4,4 76 35,3
14 Ochlerotatus pulchritarsis 47 1,0 31 14,4
Rond.
15 Ochlerotatus flavescens 121 2,8 45 21,6
Muller, 1764

61
16 Ochlerotatus detritus 87 2,4 64 27,4
Haliday, 1833
17 Aedes geniculatus Olivier, 98 3,8 72 32,9
1791
18 Aedes vexans Meig. 241 5,1 91 42,2
19 Aedes aegypti Linneus, 364 7,8 125 58,1
1762
20 Culex molestus Fic. 247 5,3 97 45,1
21 Culex apicalis Adams 224 4,8 89 41,4
22 Culex hortensis Fic. 123 2,6 69 32,1
23 Culex territans Walker 314 6,7 116 52,4
24 Culex theileri Theob. 311 6,6 108 50,2

На протяжении последних десятков лет отмеченные почти повсюду изменения


атмосферного климата и антропогенная преобразование естественных экосистем
сопровождаются значительными изменениями в географическом распространении и
обилии кровососущих комаров. Достаточно отметить, то, что существенно расширились
граница ареалов ряда видов малярийных комаров, а также комаров-переносчиков
гельминтозов и арбовирусных инфекций. На территории исследования, в связи с
глобализацией экономики и увеличением трансконтинентальных перевозок неоднократно
увеличилась опасность интродукции таких эффективных переносчиков среди
кровососущих комаров [2].
Особую заинтересованность представляют регионы района исследования в свете
изучения динамики состава фаун кулицид в пространстве и во времени, так как, кроме
собственного месторасположения в центральной части района исследования, они
различаются многообразием ландшафтно-климатических зон, высокой дифференциацией
биоты в связи со непростой орографией, мозаичностью растительного покрова,
неравномерностью распределения индустриальных поллютантов. За последние десятки
лет ландшафты и биота большинства территорий подвергались значительному
изменению, которая затронула в первую очередь местообитания личинок кровососущих
комаров (Diptera, Culicidae).
Почти у 80 % видов насекомых, в условиях растущего климатогенного и
антропогенного изменения среды отмечено сокращение ареалов, обеднение и унификация
их региональных фаун. Результаты наших исследований и литературные данные
показывают, что кровососущие комары, несомненно, относятся к той немногочисленной
группе насекомых (около 1 % видов), для которых указанные воздействия на среду не
являются однозначно негативным процессом, хотя в разных природных зонах, биомах и
ландшафтах реакция их популяций и сообществ на происходящие изменения имеет свои
особенности. Важно отметить, что адаптации комаров к обитанию в естественных биопах
с экстремальными климатическими условиями и в экосистемах с высоким уровнем
антропогенных воздействий имеют принципиальное сходство.

Литература
1. Гаджиева С.С. Распределение преимагинальных фаз кровососущих комаров по
биотопам с гидрологической характеристикой водоемов и их зарастанием в условиях
Дагестана //Известия высших учебных заведений. Северо-кавказский регион.
Естественные науки. Ростов-на Дону. РГЮУ. 2006. N10. С. 47-53.
2. Гаджиева С.С. Антропогенные факторы географического распространения
малярийных комаров Каспийского бассейна //Актуальные проблемы охраны здоровья
животных /2-ая международная научно - практическая конференция, посвященная 65-
летию факультета ветеринарной медицины Ставропольского государственного аграрного
университета. Ставрополь-2004. С.65-70.
62
3. Горностаев Р.М. Аннотированный список видовых и подвидовых названий комаров
(Diptera:Culicidae), первоначально описанных с территории бывшего СССР
//Паразитология. 1997. Т 31.Вып.6. С.473-485.
4. Горностаева Р. М. Новый список комаров (Diptera:Culicidae) России //Медицинская
паразитология. 2009.N 1. С. 60-62.
Кухарчук Л. П. Кровососущие комары (Diptera, Culicidae) Сибири.
СистематикаНовосибирск: Наука. 1980. 220 с.
5. Детинова Т. С., Расницын С. П., Маркович Н. Я. и др. Унификация методов учета
численности кровососущих двукрылых насекомых //Медицинская паразитология. 1978.
N5. С. 84-92
6. Дубицкий А.Н. Кровососущие комары (Diptera:Culicidae) Казахстана.Алма-Ата, 1970.
220с.
7. Исмаилов Ш.И. Влияние антропогенных факторов на распределение кровососущих
двукрылых насекомых // Материалы 4-ой научной сессии энтомологов Дагестана.
Махачкала. 1990. С.96-100.

УДК 595.771
Гаджиева С.С.
БИОТОПИЧЕСКОЕ РАСПРЕДЕЛЕНИЕ КОМАРОВ (DIPTERA,CULICIDAE)
НА ТЕРРИТОРИИ СЕВРНОГО КАВКАЗА
Дагестанский государственный педагогический университет, г. Махачкала,
Россия, sadaget09@mail.ru

Gadzhieva S. S.
BIOTOPICAL DISTRIBUTION OF MOSQUITOES (DIPTERA, CULICIDAE) IN
THE TERRITORY OF THE NORTH CAUCASUS
Dagestan state pedagogical University, Makhachkala, Russia, sadaget09@mail.ru

Аннотация. Представлены результаты изучения влияние биотических распределения


кровососущих комаров на территории Северного Кавказа. Установлено, что некоторые
биотические факторы не могут лимитировать распространение малярийных комаров, но
могут через изменение плотности популяций влиять на структуру ареала.
Annotation. The results of the study of the influence of biotic distribution of blood-sucking
mosquitoes in the North Caucasus are presented. It was found that some biotic factors can not
limit the spread of malaria mosquitoes, but can affect the structure of the area through changes in
population density.
Ключевые слова: фауна, гнус, комары, ареал, климат, ландшафт, вид.
Key words: fauna, midges, mosquitoes, habitat, climate, landscape, species.

Как нам известно, что кровососущие комары распространены абсолютно во всех


континентах (кроме Антарктиды). Однако, существенные отличия имеют численность и
видовое многообразие комаров в различных частях региона исследования. Согласно
уровню наносимого ущерба, в условиях Северного Кавказа, комары занимают второе
место после слепней среди компонентов гнуса.
Ареал любого вида организмов представляет собой результирующую влияния
большого количества факторов и стечения обстоятельств. К расширению занимаемого
ими пространства стремится большинство видов. Но при этом на сопротивление
окружающей среды они наталкиваются, а это объясняется правилом ограничивающих
факторов, наиболее удаляющихся от оптимума экологических потребностей вида и
лимитирующих возможности его существования в новых условиях. Любые условия
63
существования вида, как абиотические, так и биотические, в том числе антропогенные
могут относиться к лимитирующим факторам, в свою очередь, В зависимости от его
наследственных особенностей формируется реакция вида на эти условия, и определяет
оптимум экологических потребностей вида и его норму реакции на изменение факторов
среды. Такие биотические условия, как пища, хищники и паразиты, имеют все шансы
посредством изменение плотности популяций влиять на структуру ареала, однако не
могут, вероятно, лимитировать распространение видов.
Материал и методы. В летний период в природных и искусственных водоемах
обычными гидробиологическими методами проводили исследования биотопической
приуроченности и численности преимагинальных фаз формирования кровососущих
комаров [4]. Во всех типах мест выплода комаров, были проведены исследования
биотопического распределения и суточной активности имаго, в связи с довольно часто
наблюдаемыми различиями по обилию, выявляемыми по различным видам личинок, Для
этого использовали метод учѐта числа насекомых, нападающих на предплечье человека в
течение 20 минут в период с 0 до 24 часов [5].
Результаты исследований. Фаунистический состав комаров Северного Кавказа
представлен 24 видами кровососущих комаров: 9 видов из рода Anopheles Mg. – An.
algeriensis Theobald, An. plumbeus Stephens, An. maculipennis Meigen, An. hyrcanus Pall., An.
sacharovi Favre., An. stephesni Liston, An. melanoon Hackett, An. superpictus Grassi, An.
claviger Meigen; 3 вида из рода Culiseta Felt - Cu. annulata Schrank, Cu longiareolata
Maig.., Cu. alaskaensis Ludl., 4 вида из рода Ochlerotatus: Ochlerotatus pulchritarsis Rond;
Ochlerotatus caspius Pall., Ochlerotatus flavescens Muller, Ochlerotatus detritus Haliday; 3
видов из рода Aѐdes - Ae. vexsans Meigen, Ae. geniculatus Olivier, Ae. cinereus Meigen, Ae.
aegypti Linneus; 5 вида из рода Culex- C. pipiens pipiens Linnaeus. C. modestus Ficalbi, C.
apicalis Adams , C. hortensis Fic., C. territans Walker [1].
Исследование количественного соотношения видов кровососущих комаров
показал, что в большей степени на прокормителей в естественных биотопах нападают
представители лесного фаунистического комплекса (Culiseta annulata, Anopheles plumbeus,
An. claviger, Ae. aegypti, Ochlerotatus cantans, Ochlerotatus flavescens), общая доля которых
в сборах составляет 67,5%. По численности на втором месте находятся следующие
представители фаунистического комплекса района исследования (Culiseta alaskaensis, Аѐ.
cataphylla, Аѐ. cinereus, Ae. geniculatus, Ae. dorsalis, Аѐ. excrucians, Ae. cinereus,
Ochlerotatus flavescens, Ochlerotatus detritus) - 37,75%, при этом 72,4% среди всех
представителей фаунистического комплекса комаров района исследования составляет вид
Ae. caspius dorsalis. Таким образом, в естественных биотопах из числа комаров,
нападающих на человека и животных, количественно доминируют виды лесного
фаунистического комплекса.
В открытых биотопах поймы рек обнаружено максимальное количество комаров.
В данных биотопах в большей степени встречаются комары вида Ae. caspius dorsalis (18,3
экз./учѐт). В данном биотопе комары Culex pipiens встречаются в единичных экземплярах
(0,3-0,5 экз./учѐт). Численность комаров Ae. caspius dorsalis в районе индивидуальной
застройки составляет 9,2 экз./учѐт, но численность C. pipiens возрастает до 2,3 экз./учѐт. В
зоне смешанной застройки и многоэтажных зданий численность комаров минимальна -
Ae. caspius dorsalis 1,3 и 1,2 экз./учѐт, а C. pipiens - 2,0 и 2,5 экз./учѐт соответственно.
Наиболее активно в населѐнных пунктах комары рода Culex (64,5%) нападают на
животных и человека, наименьшую долю среди нападающих самок составляли комары
рода Anopheles (5,5%), а доля комаров рода Aedes приравнивается 30%, при этом среди
этой группы доминирует Ae. caspius dorsalis (76%).
Результаты исследования суточной активности нападения комаров на
прокормителей показали два пика - вечерний (в 22-23 часа) и утренний (в 5-6 часов) [3]. В
большей степени в ранние утренние часы нападают самки родов Aedes и Anopheles, их
динамичность прерывается в открытых биотопах с повышением температуры воздуха. В
64
промежуток времени с 22 до 23 часов активны комары родов Aedes, Anopheles и Culex.
Численность комаров достигает максимума к 23 часам (до 50 - 70 экз./учѐт) и сохраняется
на высоком уровне до 24 часов. Уже после 24 часов активность комаров родов Aedes и
Anopheles значительно снижается, а комары рода Culex продолжают свою активность в
населѐнных местах до двух часов ночи [2].
Заключение. Обнаруженные различия в качественном и количественном составе
фауны кулицид Северного Кавказа мы объясняем антропогенным переустройством
ландшафтов: вырубкой лесов, осушением болот и торфоразработками, переустройством
естественных природных биотопов в агроценозы. Быстро протекающая урбанизация с
середины XX века является мощным фактором антропогенного влияния на популяции
кровососущих комаров. В связи с урбанизированных территорий некоторые
разновидности фауны кровососущих комаров исчезают, другие - напротив,
приспасабливаются к обитанию в населѐнных пунктах, где могут достигать численности,
значительно превосходящую их численность в естественных биотопах.
В суточной активности нападения комаров на прокормителей лимитирующим
фактором является освещѐнность. В период наибольшей численности (конец мая - июнь)
комары нападают на животных, выпасающихся на лесных пастбищах и в светлое время
суток, тогда как на животных, выпасающихся на обширных открытых пространствах
лугов комары в дневные часы не нападают. Отличительными чертами биотопического
распределения, степенью урбанизации ландшафта, циклическими колебаниями
различных видов комаров, погодными условиями обуславливается активность нападения
комаров на прокормителей.
Результаты наших наблюдений указывают на то, что роль биотических факторов в
формировании ареалов часто бывает более значительной, чем воздействие общих
климатических и ландшафтных условий. Весь наш опыт изучения местных фаун и
населения комаров конкретных водоемов приводит к такому же выводу, хотя в целом эта
проблема находится на уровне первоначального накопления фактов и далека от
количественно доказанного обобщения.
От наличия подходящих для их личинок водоемов в первую очередь зависит
распространение комаров. Биотические факторы, такие как пища, хищники и паразиты не
могут, вероятно, лимитировать распространение видов, но могут через изменение
плотности популяций влиять на структуру ареала.
Литература
1. Гаджиева С.С. Особенности распределения кровососущих комаров в бассейне реки
Сулак. //Известия ДГПУ. Естественные и точные науки. №3(28) - Махачкала, ДГПУ, 2014.
С. 31-35.
2. Гаджиева С.С. Антропогенные факторы географического распространения
малярийных комаров Каспийского бассейна //Актуальные проблемы охраны здоровья
животных /2-ая международная научно - практическая конференция, посвященная 65-
летию факультета ветеринарной медицины Ставропольского государственного аграрного
университета. Ставрополь-2004. С.65-70.
3. Гаджиева С.С. Сезонная активность и динамика численности кровососущих комаров
(Culicidae) в водоемах Дагестана //«Юг России: экология, развития» Том 12. №1.
Махачкала. 2017. С. 191-198.
4. Гуцевич А.В., Мончадский А.С. , Штакельберг А.А. Комары семейства Culicidae.
//Л.:Наука, Ленинградское отделение,. 1970. 384 С. (Фауна СССР: Насекомые двукрылые;
Т.З, вып. 4).
5. Мончадский А.С. Летающие кровососущие двукрылые гнус: Способы защиты и
методы исследования. //М.-Л.: Наука, 1952. 67с.

65
УДК 597.2/5
Данько Е.К.
САЗАН КАПШАГАЙСКОГО ВОДОХРАНИЛИЩА
СARP KAPCHAGAI RESERVOIR
Научно-производственный центр рыбного хозяйства, г. Алматы, Республика Казахстан.
danko-l@mail.ru

Danko Е.K.
CARP KAPSHAGAI RESERVOIR CARP KAPCHAGAY RESERVOIR
Research and Production Center LLP, Republic of Kazakhstan.
danko-l@mail.ru

Аннотация: Капшагайское водохранилище – один из крупнейших рыбохозяйственных


водоемов Республики Казахстан. Повышение рыбопродуктивности которого, в настоящее
время, возможно лишь с помощью искусственного воспроизводства ценных промысловых
видов рыб (сазана, белого амура и толстолобика) и их зарыблении.
Summary: Kapchagai reservoir is one of the largest fishery reservoirs. The increase in fish
productivity of which is currently possible only with the help of artificial reproduction of
valuable commercial fish species (common carp, grass carp and silver carp) and their stocking.
Ключевые слова: сазан, воспроизводство, вылов, зарыбление
Key words: carp, reproduction, catch, stocking

Впервые в Балхаш – Илийский бассейн сазан попал путем «самодеятельной»


акклиматизации, когда в 1985-1890 гг. в мельничный пруд на окраине г. Верного (ныне
Алматы) были выпущены «на развод» несколько экземпляров сазана. В 1905 г. (1908?)
плотина пруда была размыта и сазан по рекам Малая Алматинка и Каскелен проник в р.
Иле, где широко расселился и к 1913 г. попал в оз. Балхаш [1].
В 1969 г. на реке Иле была возведена плотина, посредством которой образовалось
Капшагайское водохранилище, которое в первую очередь предназначалось для работы
ГЭС. Однако при проектировании водохранилища предполагалось ежегодно вылавливать
в нем не менее 2,8 тыс. т рыбы, треть которой должен был составлять сазан. Однако за
весь период существования водоема фактический вылов не превышал 1,574 тыс. т (1977
г.), причем основу его составлял лещ.
С момента зарегулирования стока р. Иле началась новая эпоха – эпоха наиболее
интенсивного использования водных ресурсов реки. До того времени водные ресурсы р.
Иле использовались в основном для орошения и водоснабжения. Теперь же начали
использовать и энергетические ресурсы реки, а также осваивать, биологические и
рекреационные ресурсы вновь созданного водоема. Таким образом, существенно
расширился спектр использования ресурсов р. Иле.
На территории соседней страны (КНР), где расположены истоки р. Иле начали
интенсивно использовать все возможные экономические ресурсы поверхностных вод
бассейна реки. Ныне на территории КНР сооружены 14 русловых водохранилищ, 10
водозаборов и 58 ГЭС (деривационных и приплотинных). Сумма орошаемых земель
накопленной водой составляет более 568400 га. Кроме этого, практически уже построены
два канала для переброски стока р. Иле в соседние бассейны [2].
На территории Казахстана с момента заполнения водохранилища, сразу начались
проблемы с уровнем воды в водоеме, которые не прекращаются и по сей день, зачастую
после прохождения нереста сазана уровень воды в результате с работки ГЭС, резко
падает, мелководья обсыхают вместе с икрой и личинками. Дело в том, что для
естественного нереста пригодны мелководья правобережья и зона подпора, тогда как
левый берег глубоководный в основном каменистый и не пригоден для естественного
66
нереста сазана. Учитывая данное обстоятельство в 1973 г. на правобережье
водохранилища было построено Капшагайское нересто-выростное хозяйство специально
по искусственному воспроизводству сазана и растительноядных рыб для зарыбления
водохранилища. Площадь выростных прудов хозяйства составляла 140 га (т.е. 10 прудов
площадью 14 га каждый). За короткий промежуток времени на хозяйстве было
сформированы ремонтно-маточные стада казахстанского карпа двух линий НЭМ и ДАБ, а
также маточные стада белого толстолобика и амура. Первые два года зарыбление
проводили сеголетками средним весом 35-40 г в количестве от 9,0 до 10,0 млн. шт.,
выпускали сеголеток из прудов по каналу. Эффективность такого зарыбления была
низкой, и с 1978 г. Министерство рыбного хозяйства издало приказ о зарыблении
водохранилища посадочным материалом в возрасте двухлеток, что и дало положительный
эффект в увеличении уловов РЯР и сазана-карпа. Так, уже в 2003 г. было выловлено 1238
т рыбы, в 2004 г.-1319 т, в 2005 г. - 1216,4 т.
После обретения независимости РК, научное обеспечение с хозяйства было снято,
работы по формированию маточного поголовья прекращены. Вылов рыбы из водоема
сократился: в 2016 г. - 870,0 т, в 2017 г. - 822,7 т, в 2018 г. - 639,7 т. При этом доля сазана
в уловах по годам составляла: в 2003 г - 48,0 т.,2004 г.- 56,0 т., 2005 г. - 42,0 т., 2016 г.-27,7
т., 2017 г.-25,5 т.,2018г.-19,0 т.
В настоящее время «НВХ-1973» приватизировано, но деятельность его не
поменялась. Государство датирует работы НВХ по зарыблению Капшагайского
водохранилища. Исходя из данных по ежегодному сокращению вылова рыбы и особенно
сазана из водоема, сотрудниками ТОО «НПЦРХ» проводиться оценка ремонтно-маточных
стад карпа - сазана, имеющихся в хозяйстве, и оценка зарыблений путем идентификации
сазана-карпа из водохранилища и хозяйства.
Предварительные анализы биологических и морфометрических признаков сазана
из Капшагайского водохранилища и сазана-карпа Капшагайского НВХ не выявили
существенных достоверных отличий. И это вполне объяснимо, так как в период
искусственного воспроизводства в последние годы за неимением достаточного количества
маточного поголовья НВХ используют производителей сазана выловленных в
Капшагайском водохранилище.
В исследованиях 2018 гг. активная молодь сазана в уловах мальковой волокуши
встречалась в очень низкой концентрации – 0,01-0,18 экз./м3. В скате пассивной молоди по
реке Иле личинки сазана не встречались в последние 10 лет исследований Капшагайского
водохранилища. Все это дает основания предполагать, что почти весь сазан в
водохранилище искусственного происхождения.
В период исследований прибрежных мелководий Капшагайского водохранилища в
июле 2018 г. на предмет эффективности естественного воспроизводства в уловах
малькового бредня молодь сазана-карпа была встречена лишь в районе одного
рыбопромыслового участка, где ежегодно проводятся зарыбления из НВХ. Можно
предполагать, что эта молодь искусственного происхождения, так как при зарыблении в
осенний период сеголетки в основном остаются в местах зарыбления и больших миграций
не совершают. Однако, в этих же местах происходит и основной естественный нерест.
Анализ генетического полиморфизма по 5 микросателлитным локусам не показал
различий между выборками сазана из Капшагайского водохранилища и НВХ-1973, что
подтверждает результаты наших исследований. Для увеличения численности сазана в
Капшагайском водохранилище необходимо массированное зарыбление жизнестойкой
молодью сазана. При заготовке на естественных водоемах в большинстве случаев
наблюдается гибель большого числа производителей, многие из них не доживают до
момента взятия икры и молок. Лучшим вариантом в этом случае будет формирование
маточных стад сазана от диких гетерозиготных производителей из естественных водоемов
и в частности из озера Алаколь для пополнения РМС с применением методов
доместикации и формирования ремонтных стад «от икры».
67
Литература
1. Митрофанов В.П.,Дукравец Г.М., Сидорова А.Ф. и др./Рыбы Казахстана: в 5 – ти т. Т.5.
Акклиматизация, промысел/ Алма- Ата: Галым, 1992.- 465 с.
2. Проблемы гидроэкологической устойчивости в бассейне озера Балхаш. Алматы:
Издательство «Каганат», 2003. - С. 37-94, 153-163.

УДК 598.2
Джигерова Ф.М.
К ФЕНОЛОГИИ РАЗМНОЖЕНИЯ ХИЩНЫХ ПТИЦ НА УЧАСТКЕ
ЗАПОВЕДНИКА “САРЫКУМСКИЕ БАРХАНЫ”
Заповедник Дагестанский, Махачкала, Россия
e-mail: f.mirzekulieva@yandex.ru

Dzhigerova F.M.
THE PHENOLOGY OF REPRODUCTION BIRDS OF PREY ON THE SITE OF THE
RESERVE "SARYKUMSKY BARKHANS"
Reserve of Dagestan, Makhachkala, Russia;
e-mail: f.mirzekulieva@yandex.ru

Аннотация. В статье рассматриваются некоторые особенности фенологии размножения


хищных птиц. Приводятся данные о гнездовании европейского тювика, чеглока и
обыкновенной пустельги на ООПТ Сарыкумские барханы.
Annotation. The article some of the features of the phenology of reproduction of birds of prey are
considered. The data on the nesting of the levant sparrowhawk, hobby and kestrel in the
protected areas of the Sarykum barkhans are given.
Ключевые слова: фенология, хищные птицы, Сарыкум.
Key words: phenology, birds of prey, Sarykum.

Большинство видов птиц ежегодно сокращают свою численность в результате


изменения естественной среды обитания. Изучение фенологических особенностей птиц
необходимо для сохранения разнообразия видов.
Исследования проводились нами на участке заповедника «Сарыкумские барханы»
в 2016-2018 гг. В данной работе мы ставили перед собой задачу выявить основные места
встреч и гнездования дневных хищных птиц, предпочтение древесной породе, фенологию
размножения, численность, особенности питания.
Европейский тювик (Accipiter brevipes) является редким видом, занесенным в
Красные книги РФ и РД [4,5].
Гнездовая численность тювика, в пределах охранной зоны участка заповедника
«Сарыкумские барханы», составила 5 пар – в 2016 году и 9 пар – в 2017 году, 4 пары – в
2018 году. В отдельные годы численность тювика колеблется от 1-2 до 5-6 пар [2].
На исследуемой территории первую пару птиц наблюдали 11-22 апреля. В
последующем на каждом маршруте отмечали от 1 до 4 птиц. Все встречи, как правило,
приходились на типичные биотопы – лесополосы и рощицы вдоль долины реки Шура-
Озень.
В период гнездования тювик тесно привязан к одному участку. Причем каждый
год строит новое гнездо на одном и том же участке, только на разных деревьях. Например,
в 2015 году – гнездо на тополе, в 2016 году – гнездо на тутовнике мужском в 5 м от
предыдущего и в 2017 году – гнездо на вязе в 10 м от прошлогоднего, в 2018 году – гнездо
на акации в 5 м от прошлогоднего.
68
Является исключительно дендрофилом. Гнездится на деревьях разных пород: вяз
(n=2), тополь (n=5), акация (n=3), тутовник мужской (n=1).
Высота расположения гнезд (n=10) колеблется в пределах 6-15 м от земли. Гнезда
помещает в развилке главного ствола и боковых ветвей. К постройке гнезда приступает в
конце апреля – первой декаде мая.
По нашим наблюдениям взрослая птица подлетала к гнезду с кормом два раза в
течение часа. В течение светового дня одна взрослая птица может кормить птенцов 38-40
раз. В основной рацион питания тювика (n=3) входят мелкие змеи (слепозмейки, полозы),
ящерицы (ящурки, прыткая ящерица) и крупные насекомые (саранча). Под гнездами
находили остатки хвостов змей и ящериц.
Птенцы покидают гнездо в первой – второй декаде июля. Еще совсем не летные,
птенцы разбредаются по роще, но только в пределах гнездового участка. Взрослые птицы
докармливают птенцов еще около месяца. Полностью летного птенца наблюдали в 2016
году – 18 июля, в 2017 году – 1 июля, в 2018 году – 3 июля. Фенология размножения, с
момента появления кладки до вылета птенцов, занимает около 55-60 дней. На участке
заповедника тювик встречается до конца сентября.
Чеглок (Falco subbuteo). Чеглок распространен в лесной зоне бывшей СССР,
кроме северных участков тайги, от Прибалтики, Белоруссии и Украины до Дальнего
Востока [6]. Малочисленный гнездящийся вид охранной зоны Сарыкума.
Гнездовая численность чеглока, в пределах охранной зоны участка заповедника
«Сарыкумские барханы», составила 1пара – в 2016 году, 1 пара – в 2017 году, 1 пара – в
2018 году. Первые птицы прилетают в конце апреля и первой декаде мая.
Места гнездования чеглока приурочены к лесополосам вдоль сенокосов и окраинам
рощиц. В отличие от тювика предпочитает более открытые биотопы, где одиночные
деревья граничат с сенокосными лугами. Является исключительно дендрофилом.
Предпочитает гнездиться на тополе (n=3). Не имеет привязанности к одному
гнездовому участку. Высота расположения гнезд (n=3) колеблется в пределах 12-15 м от
земли. Гнезда, как правило, не строит, занимает гнездовые постройки врановых птиц. К
насиживанию приступает во второй – третьей декаде мая, реже в июне (в 2018 году
гнездовой цикл растянулся до середины августа). Насиживание длится около 30 дней, в
дневные часы самец ненадолго сменяет самку на гнезде [1].
Первых летных птенцов отмечали 25 июля. Родители докармливают птенцов около
месяца и более. Например, 28 сентября 2018 года наблюдали как взрослая птица кормила
слетка (в течение 30 минут прилетела дважды, с кормом – один раз). В основной рацион
питания чеглока (n=3) входят мелкие птицы, изредка ящерицы и крупные насекомые
(саранча).
Фенология размножения чеглока занимает около 65-70 дней. В условиях
Центрального Предкавказья полный гнездовой цикл чеглока составляет 67-70 дней [3].
Последних птиц на участке заповедника наблюдали в первой декаде октября.
Обыкновенная пустельга (Falco tinnunculus). Гнездящийся вид охранной зоны
Сарыкума.
Гнездовая численность пустельги, в пределах охранной зоны участка заповедника
«Сарыкумские барханы», составила 2 пары – в 2016 году, 1 пара – в 2017 году, 1 пара – в
2018 году.
На местах гнездования появляются в конце февраля – первой декаде марта. В 2016
году первую пару наблюдали 28 февраля. Выраженное брачное поведение наблюдается во
вторую декаду марта.
Данный вид характеризуется наибольшей пластичностью в выборе мест для
гнездования. Гнездится в нишах стен старого вокзала, в дуплах, старых сорочьих гнездах.
Наблюдаемая нами пара пустельги ежегодно гнездится в нише стены, не меняя места
постройки гнезда на протяжении последних трех лет.

69
В конце апреля – первой декаде мая появляется кладка из 4-6 яиц (2016 г. – n=4,
2017 г. – n=5, 2018 г. – n=6). Первых вылупившихся птенцов отмечали 30 мая. Птенцы
покидают гнезда в конце июня – начале июля (20.06 – 5.07).
В основной рацион питания пустельги (n=3) входят мелкие ящерицы и крупные
насекомые (саранча). Фенология размножения обыкновенной пустельги, считая с
момента насиживания до вылета птенцов из гнезда, занимает 57-60 дней. В условиях
Центрального Предкавказья полный гнездовой цикл пустельги составляет 65-73 дня [3].
Последних птиц на участке заповедника наблюдали в первой декаде октября.
Таким образом, в пределах охранной зоны участка заповедника «Сарыкумские
барханы» фенология размножения, с момента откладки первого яйца до вылета птенцов из
гнезд, составляет у европейского тювика 55-60, чеглока – 65-70 и обыкновенной
пустельги – 57-60 дней.
Необходимость подобных исследований возникает для усиления охранной
деятельности ООПТ в особо значимый период жизни редких и уязвимых видов птиц.

Литература
1. Вилков В.С., Зубань И.А. К особенностям гнездовой биологии обыкновенного чеглока
Falco subbuteo в Жамбылском районе Северо-Казахстанской области// Исследования в
области естественных наук. 2012. № 6 [Электронный ресурс]. URL:
http://science.snauka.ru/2012/06/622.
2. Джамирзоев Г.С., Перевозов А.Г., Комаров Ю.Е и др. Птицы заповедников и
национальных парков Северного Кавказа // Труды заповедника Дагестанский. – Вып. 8.
Т.1. – Махачкала, 2014. – 428 с.
3. Ильюх М.П. Фенология размножения соколов в окрестностях Ставрополя // Фауна
Ставрополья. - Ставрополь, 1993. - Вып. 5. - С. 33-35.
4. Красная книга Российской Федерации. Животные. – М., 2001. – 864 с.
5. Красная книга Республики Дагестан. Махачкала, 2009. – 552 с.
6. Степанян Л.С. Конспект орнитологической фауны СССР. М., 1990. 728 с.

УДК 594. (481.67)


Исрапов И.М., Гаджиева У.А.,
Зубаирова П.Ю. ,*Казанбекова А.А.
МОРФОФУНКЦИОНАЛЬНЫЕ ОСОБЕННОСТИ СЕМЕЙСТВА КОРОФИИДЫ
Дагестанский государственный педагогический университет, г. Махачкала, Россия
*Дагестанский государственный университет народного хозяйства, г. Махачкала,
Россия, shahova_patya@mail.ru

Arapov I. M., Gadzhiev A. U.,


Zubairova P. U., *Kazybekova A.
MORPHO-FUNCTIONAL PECULIARITIES OF THE FAMILY OF COROPHIIDAE
Dagestan state pedagogical University, Makhachkala, Russia
* Dagestan state University of national economy, Makhachkala, Russia,
shahova_patya@mail.ru

Аннотация. Корофииды формируют биомассу амфипод Каспийского моря. Наравне с


гаммаридами они образуют скопления в прибрежной зоне до глубины 75-100 См. Семейство
корофиид, включающее в Каспии всего 8 видов.
Annotation. Corophiid form the biomass of amphipods of the Caspian sea. Along with
gammarids, they form clusters in the coastal zone to a depth of 75-100 Cm. The family of
korofiids, including only 8 species in the Caspian sea.
70
Ключевые слова: Средний Каспий, гаммариды, корофииды, мандибулы, максиллулы
Keywords: Middle Caspian gammarids, corophiidea, mandibles, maxillula

Корофиидам принадлежит одна из ведущих ролей в формировании биомассы


амфипод Каспийского моря. Наравне с гаммаридами они образуют скопления в
прибрежной зоне до глубины 75-100 см. Семейство корофиид, включающее в Каспии всего
8 видов представлено среди доминирующих 5-6 видами, тогда как неизмеримо большее по
числу видов (более 40) семейство гаммарид представлено тем же числом. Во многих
случаях районы с повышенной биомассой корофиид и гаммарид совпадают. Поэтому
чрезвычайно важно выяснить, что позволяет корофиидам выдержать конкуренцию и
занимать равное с гаммаридами положение в сообществе. Наиболее вероятное
предположение заключается в том, что корофиды и гаммариды используют разные
источники пищи. Корофииды по способу захвата являются фильтраторами, тогда как
гаммариды - собирателями.
Представление о фильтрационном способе питания корофиид основано, главным
образом, на изучении содержимого желудков[Романова Н.Н. 1953, Осадчих В.Ф. 1965].
Как правило, в содержимом желудков рачков находят фитопланктон и мелкие фракции
детрита. Иногда встречаются фрагменты растений и даже ракообразных, что указывает на
способность рачков к дифференцированному захвату. Если принять во внимание, что
корофииды обитают в трубках, которые сами же себе, строят, то такой способ захвата не
должен вызывать удивления. Само по себе наличие мелкого детрита в желудках корофиид
не обязательно результат фильтрации. Существует возможность его захвата и со дна.
Фитопланктон находят и в желудках собирателей и даже хищников. Нужно учесть также,
что состав взвеси в придонном слое и поверхностном осадке одинаков. Таким образом,
определить, какой именно способ захвата преобладает только на основании анализа
содержимого пищеварительного тракта, достаточно трудно. Поэтому наряду с изучением
состава пищи по содержимому желудков крайне желателен морфологический и
функциональный анализ пищедсбыватсльного аппарата, а также хотя бы самые общие
сведения о конструктивно-морфологических особенностях корофиид.
По общему плану строения корофииды заметно отличаются от гаммарид. В
отличие от них, тело корофиид сплочено в дорзо-вентральном направлении, а
абдоминальный отдел укорочен. Дол [Dohl E.1977]обращает внимание на почти полную
редукцию коксальных пластинок передних пар перейопод, сбразующих у типичных
гаммарид проводящий канал для токов воды, омывающих жабры. Корофииды не имеют
ложных клешней на второй паре гнатопод. Характерной особенностью корофиид является
сильное развитие второй пары антенн.
Наблюдения за рачками в домиках показали, что они занимают такое же
положение, как и в стеклянных трубках. Поэтому мы и считаем, что процесс фильтрации в
стеклянных трубках происходит так же, как и в природе. Положение рачка при
фильтрации показано на рис 1. Обычно рачок закрепляется в трубке с помощью перейопод
и упирается в крышу домика дорзальной поверхностью тела. Положение антенн обычное
на рис 1. Закрепившись в трубке, рачок складывает вторую пару гнатопод, как показано на
рис 1. В таком положении задний край корпуса направлен вперед. Направленные вперед
щетинки образуют своеобразные ловушки, которые перекрывают пространство ниже
антенн так, что почти весь поток воды, входящий в трубку, проходит через ниx. Таким
образом, эти щетинки выполняют фильтрационную функцию, Первая пара гнатопод,
сложенная так же, как и вторая, отведена назад располагается позади фильтра. В
фильтрации она участия не принимает.
Ток воды в трубке создается плаоподами. Взвешенные в воде пищевые частицы,
попадая вместе о током воды в трубку, улавливаются ловушками-фильтраторама на рис 1.
Но мере накопления фильтрата в ловушках или при попадании в них отдельных крупных
частиц гнатоподы несколько сближаются, ловушка закрывается и попавший в них фильтрат
71
вычесывается впереднаправленными движениями щеток передних гнатопод, которые тут
же передают его на максиллипеды. При наблюдении снизу видно, что в момент передачи
фильтрата на максиллипеда они опускаются и расходятся, охватывая придвинувшиеся к
ним щетки ганатопод с двух сторон. Затем максиллипеды сходятся и занимает исходное
положение. Это движение снимает фильтрат со щеток. Встречными
впереднаправленными движениями максиллипед фильтрат передается на вооружение
внутренних лопастей максилл и соскальзывает по нему в канавку парагнат и по ней
поступаем через v - образную щель на мандибулы. Миновав парагнаты, лицевые частицы
оказывается в выемке между инцизивными и молярными отростками. Подвижные пластинки и
щетинка, расположенные здесь, проталкивает их дальше на моляры.
Придонная взвесь содержит, как правило, то ИЛИ иное количество минеральных
частиц. Последние иногда обнаруживаются в содержимом желудка корофиид, но это
скорее исключение, чем правило. При наблюдении за процессом фильтрации было
обнаружено два способа сортировки частиц: пассивный и активней, пассивная сортировка
начинается уже на фильтра. Органические частицы прилипает к фильтру и удерживаются на
нем, даже если отсутствует ток вода, генеральные частицы, хотя и задерживаются
фильтром, при малейшем ослаблении тока воды опадают с фильтра. Это хорошо видно в
тот момент, когда рачок перестает работать птеоподами, снимая фильтрат. Частицы
осыпается с фильтра на дно и при возникновении тока выносятся из трубочки.
Минеральные частицы осыпаются и при счесывании фильтрата и переносе его к ротовым
частям первой парой гнатопод. Дальнейшая активная сортировка производится ротовыми
придатками. Визуально можно наблюдать лишь отсортировку крупных частиц, когда она
(частица) выхватывается из фильтрата вооружением дистальных члеников щупиков
максилл. Так как ротовой отел помещается сзади фильтра,отброшенная частица
подхватывается потоком и уносится.
Все виды корофиид совершают суточный вертикальные миграции, поднимаясь
ночью в толщу воды [Мордухай – Болтовской Ф.Д.1950]. Утром рачки спускаются на дно
и строят домик. Так как миграции совершают разновозрастные рачки, и чаще молодые,
неполовозрелые, то одной из причин их подъемов может быть питание. Строение и работа
фильтрационного аппарата позволяют корофиидам осуществлять фильтрацию при
плавании. При движении рачка в толще воды взвешенные в воде пищевые частицы
улавливаются теми же ловушками на карпопадитах. Иногда даже визуально можно
наблюдать акт фильтрации у крупных особей, изгнанных из домиков и свободно
плавающих в аквариуме.

Рис.1 Схема фильтрации корофиидами.

72
Литература
1. Исрапов И.М. //Докторская диссертация, 1992г.
2. Исрапов И.М.// Автореферат диссертации //«Экологическая структура таксоцена
амфипод Каспийского моря», 1992г.
3. Мордухай- Болтовской Ф.Д. Каспийская фауна в Азово- Черноморском бассейне //
Изд. АН СССР, Москва – Ленинград, 1960, с.288
4. Романова Н.Н., Осадчик В.Ф. Современное состояние донной фауны Каспийского
моря. Сб. Изменение биологических комплексов Каспийского моря. М.: Наука 1965
5. Dohi E. The amphipod Functinal Model and its Bearing upon Systematics and Phylogeny //
Zoologica Scripta. Vol. 6, 1977, p.221-228.

УДК 595.789
Казанбекова А.А., Халимбекова А.М.
ГОЛУБЯНКИ (LEPIDÓPTERA, LYCAENIDAE) БАРХАНА САРЫКУМ
Дагестанский государственный университет народного хозяйства
г. Махачкала, Россия, missis.schaihowa@yandex.ru

Kazanbekova A. A., Halimbekova A. M.


PIGEONS (LEPIDÓPTERA, LYCAENIDAE) OF THE DUNE SARYKUM
Dagestan state University of national economy
Makhachkala, Russia, missis.schaihowa@yandex.ru

Аннотация: В результате специальных исследований на бархане Сарыкум было


обнаружено 11 видов голубянок. Показано преобладание в фауне трофически
специализированных видов. Рассмотрены закономерности пищевой специализации
голубянок к разным таксонам и жизненным формам растений.
Annotation: As a result of the special researches on the barkhan of Sarykum was found out 11
types of pigeons.. Predominance in the fauna of trophic specialiss is rotined. Conformities to law
of food specialization of pigeons. are considered to to raznym of taksonam and life-form of
plants.
Ключевые слова: бархан Сарыкум, чешуекрылые, семейство голубянки, пищевая
специализация.
Keywords: barkhan of Sarykum, scale-winged, family of pigeons, food speci.alization.

Бархан Сарыкум располо.жен у самы.х ворот гор.ного Дагест.ана в долине реки


Шура-озень, у основания предгорного хребт.а Нарат-Тюбе. Это о.дин из самых высоких
изо.лированных песч.аных масси.вов в Евраз.ии. Бархан Сары-кум возвышается на 260
метров над окружающей равнине, а в длину протянулся на 3 к.илометра. Бархан до сих
пор остается малоизуче.нным и загадочным природным объе.ктом. Природная
у.никальност.ь бархана С.арыкум про.является в н.аличии богатого видового состава и
ориг.инальности населяющих его видов семейст.ва голубяно.к (Lycaenidae). В результате
специальных исследований здесь было обнаружено 11 видов голубянок. Показано
преоб.ладание в фауне трофически специализированны.х видов. Р.ассмотрены
з.акономерности пищевой с.пециализац.ии голубянок к разным т.аксонам и ж.изненным
формам растений.
Установление в.идового раз.нообразия, трофической стру.ктуры фаун.ы Голубянок
(Lycaenidae) бархана Сар.ыкум являетс.я важной и а.ктуальной проблемой, так как
чешуекр.ылые являютс.я группами ф.итофагов и дестру.кторов ко.мпонентов
органических веществ и представляют собой важный э.лемент любой трофической
системы. Несмотр.я на двухсот.летнюю историю энтомоло.гических исс.ледований н.а
73
территор.ии бархана в н.астоящее вре.мя экологические ас.пекты фаун.ы голубянок
Сарыкума остаются еще недостаточно изученными. Проанализировав, литературные
источ.ники мы пришли к выводу, что в прикладной энтомологии этот вопрос освещен
слабо [6,.9].
Кроме то.го, полученную информацию, мож.но использовать как отправную точку
для оценки разного рода изменений. Это, в первую очередь, касается характеристик,
обще.принятых при эколого-ф.аунистических исследованиях: видовой сост.ав,
числен.ность, трофическая структура доми.нирования, фе.нологические особенност.и
видов, населяющих биоценозы. Н.а основани.и этих дан.ных возмож.но проектиро.вание
разл.ичных моде.лей природоохранных мероприятий и мониторинга состояния
биогеоценозов.
Материал и методы.
Полученные резу.льтаты, основаны на еженедельных сборах и наблюдениях,
про.веденных в 2017-2018, на территор.ии бархана С.арыкум. Сбор про.водился ка.к на
самом б.архане, бл.ижайших ск.лонах хребт.а Нарат-Тюбе, Ю.жных склон.ах Сарыкум.а
достающи.х подножья Ку.мторкалинс.кого хребта и в пойме ре.ки Шура-Озень. Всего
было собр.ано и обработ.ано 1605 экземпляро.в имаго, л.ичинок и куколок белянок.
Прово.дились ком.плексные исс.ледования пр.и применен.ии традиц.ионных и новых
способо.в ловли и учет.а насекомы.х, с анализом модельных и пробных участков и с
использование.м лаборатор.ных методов по содержанию и в.ыведению чешуекрылых[.2,9].
Определение ви.дового сост.ава голубя.нок проводили с по.мощью «Опре.делителей
н.асекомых Европе.йской част.и СССР» [6,7], которые у.казаны в б.иблиографичес.ком
списке.
Результатом разносторон.них исследований явилось обнаружение н.а бархане
Сарыкум 11 видов голуб.янок:
1. Lycaena vi.rgaureae (Linnaeus, 1758) - Червоне.ц огненный.
Численность и мест.а обитания в з.аповеднике. Вид обычен у подножия бархана,
где обитает на заросших песчаных дюнах, а т.акже был встречен в пойме реки Шура-
Озень.
Распространение. Западная Е.вропа, Сре.дняя Азия, У.краина, Молдавия,
Казахстан. Це.нтр и юг Европейской Росс.ии, Кавказ, Средний и Южный Урал, горы
Южной Сиб.ири [11].
Экология и б.иология. Голубянка встречаетс.я на открыт.ых простра.нствах, в
до.линах рек. В горах встречаетс.я в степны.х и лугово-степных ландш.афтах до 2000 м.
Гусе.ницы зелен.ые с белым.и пятнами. Гусе.ницы предпочитают растен.ия из семейства
кресто.цветных: вайда песч.аная (Isatis sabu.losa Stev.), гулявник дагестанский (Sisymbrium
d.aghestanicu.m Vass.), ярутка по.левая –(Thláspi arvé.nse) [1]. Самки откл.адывают
ов.альные яйц.а по одному н.а бутоны кресто.цветных расте.ний. Первое вре.мя гусениц.ы
могут корм.иться цветками и буто.нами, достигнув второ.го возраст.а - плодами и
л.истьями. К.ак правило, р.азвитие гусе.ниц заверш.ается на чет.вертом возрасте.
В.ырастают до 27-.32 мм. Куколки обычно располагаются на стеб.лях голово.й вверх, ре.же
горизонт.ально. Зиму.ют. Развив.аются в одном поколении. Голубянки первого по.коления
на.ми были встрече.ны в апреле-.мае, второго–июнь - июль.
2. Cupido minimus (Fuessly, 1775) - Голубя.нка малая
Численность и мест.а обитания в з.аповеднике. Вид изредка встречаетс.я в
окрестностях бархана Сарыкум, на с.клонах хребт.а Нарат-Тюбе.
Распространение. Ареал охватывает Западную Е.вропу, Африку, Малую Азию,
Кавказ, Закавказье и Казахстан. [11].
Экология и б.иология. Голубянка является ре.дким для н.аших равнинных и гор.ных
степей с з.арослями су.холюбивых куст.арников. В горах встреч.ается до 1500 м.
Питаются н.а цветущих кресто.цветных. Я.йца отклад.ывают поштуч.но на буто.ны
крестоц.ветных растений: в.айды широко.плодной (Isatis lat.isiliqua Stev.), горчицы полевой
74
(Sinapis arve.nsis), гулявник д.агестански.й (Sisymbrium d.aghestanicu.m Vass) и желтушник
ле.вкойный (Erýsimum c.heiranthoídes) [3] и др. Делает ку.колки в ко.нце июня н.а стеблях
с.воих кормовых р.астениях.. Гусеницы с.ветло-серые с же.лтоватой с.пинной сторо.ной;
в кру.пных и мел.ких черных п.ятнах. В лабораторных ус.ловиях гусеницам по.надобилось
11 д.ней, чтобы в.ылупиться из я.йца и сразу пр.иступить к кор.млению. За год обыч.но
дают од.но поколен.ие, изредк.а два. Лет бабочек н.аблюдается с а.преля по май[7].
3. Cupido osi.ris (Meigen, [18.29]) - Голубян.ка озирис
Численность и мест.а обитания в з.аповеднике. Вид обычен у подножия б.архана,
где населяет от.крытые растительные сооб.щества с пр.исутствием дере.вьев и
куст.арников.
Распространение. Распространена по все.й Европе, Росс.ии; Украине. Экология и
б.иология. Обычный и ш.ироко распростр.аненный ви.д. Населяет степи, луга разны.х
типов, берега ре.к, поляны, обоч.ины дорог, пуст.ыри, сады и п.арки. Взросла.я гусеница
светло-серая и.ли бурая с ш.ирокими кр.асными полос.ками по бо.кам. На бар.хане мы
наб.людали их р.азвитие на бо.ярышнике, гру.ше иволист.ной ( Pyrus salic.ifolia),
шиповнике собачьем (Rósa canína).
Окукливаются н.а стеблях тр.авинок низ.ко над зем.лей [11]. З.а год дают 1
по.коление. Лет бабоче.к наблюдаетс.я с мая по июнь [6].
Куколки, ч.аще всего, бу.гристые зе.леные, но изре.дка встреч.аются и же.лтые.
4. Cupido arg.iades (Pallas, 1771) - Голубянка аргиадес.
Численность и мест.а обитания в з.аповеднике. Обычный и ш.ироко
распростр.аненный ви.д на барха.не. Встреч.ается во все.х открытых л.андшафтах.
Распространение. Вся Европ.а, Африка, Бо.льшой и Ма.лый Кавказ, Росс.ия, на
Север.ном Кавказе, К.алмыкии.
Экология и б.иология. Населяет лесные опу.шки, полян.ы, обочины доро.г, открытые
о.культуренн.ые ландшафт.ы, сады, парки, лесо.полосы вдо.ль железно.й дороги.
Питание бабоче.к отмечаетс.я на одува.нчике лекарст.венном (Taraxacumofficinale
L.), эремоспарто.не безлист.ном (Eremospa.rton aphyl.lum), люцерне мелкой (Medicago
minima L). Встречаютс.я гусеницы д.вух окрасо.к: коричне.вая или синевато-зе.леного
цвет.а, с черными р.азнообразн.ыми пятнами и же.лтыми продо.льными полос.ками на
бо.ках и спине. Гусеница п.итается н.а каперсах (Capparis he.rbacea), катране (Crambe sp.)
и левкое к.аспийском (Matthiola c.aspica). Зимуют куколк.и. За год бе.лянка разв.ивается в
тре.х поколениях. Лет набл.юдается с н.ачала апре.ля до конц.а октября. Яйца желто.го
цвета, конусо.видные, ребр.истые. Кладки р.асполагаютс.я на нижне.й стороне л.истьев
раз.личных кор.мовых расте.ний. Куколка желтовато-зе.леная или бе.ловатая, с чер.ными и
ора.нжевыми точ.ками. Окукливаютс.я в траве и н.а стволах дере.вьев.
5. Plebejus id.as (Linnaeus, 1761) - Голубя.нка идас .
Численность и мест.а обитания в з.аповеднике. Вид обычен у подножия б.архана,
где населяет р.авнинные песч.аные участ.ки с заросля.ми кустарн.иков, а также б.ыл
встрече.н в пойме рек.и Шура-Озень.
Распространение. Европа, Се.верная Афр.ика, Малая Аз.ия, Северная А.мерика,
Россия, К.авказ, Зак.авказье.
Экология и б.иология. Бабочка является об.ычной для н.аших равнинных и гор.ных
степей с з.арослями куст.арников, обитает та.кже в сада.х, лесополос.ах, по обоч.инам
дорог и в н.аселенных пу.нктах [4]. Бабочки кор.мятся нект.аром травя.нистых растений,
пре.дпочитают черто.полохи. Желтые ребристые яйца, бутылковидной фор.мы. Гусени.цы
тѐмно-зе.лѐные, с жѐ.лтой преры.вистой полосо.й по бокам, вс.я поверхност.ь тела несет
п.ятнистые боро.давки с чѐр.ным опушен.ием. Кукол.ка сероват.ая или зеле.новатая,
ребриста.я с чѐрными пят.нами. Кормовыми р.астениями являются,
пастушья сумка обыкновенная (Capsélla bú.rsa-pastór.is), капуста по.левая (Brassica
campestr.is), капуста о.городная (Brassica o.leracea), кардария крупковая ( Cardaria draba),
редька дик.ая (Raphanus r.aphanistrum), ярутка поле.вая (Thlaspi arve.nse) [3].
75
Развиваются голубянки в четырех по.колениях. Лет набл.юдается с ко.нца марта до
н.ачала август.а. Бабочки п.итаются не.ктаром различных тр.авянистых р.астений. Самки
от.кладывают я.йца поштуч.но на нижн.юю сторону л.истьев кор.мовых расте.ний гусени.ц.
Окуклив.аются на стеб.лях или лист.ьях, как пр.авило, на те.х же расте.ниях, котор.ыми
кормил.ись. Зимуют ку.колки. [8].
6. Plebejus m.aracandicus (.Erschoff, 1874) - Голубя.нка самарк.андская.
Численность и мест.а обитания в з.аповеднике Вид изредк.а встречаетс.я на южных
с.клонах бар.хана и в н.изинных рас.падках окрест.ных хребто.в.
Распространение. Южная часть Европе.йской част.и России, Сибирь, Сре.дняя и
Центр.альная Ази.я, Иран [11].
Экология и б.иология. Населяет ба.лки и расще.лины с зарос.лями сухол.юбивых
куст.арников, г.линистые щеб.нистые скло.ны от 600 до 2000 м. И.ногда по ю.жным
склон.ам поднимаетс.я до 2800 м.
Гусеница голубовато-зеленая, с нес.колькими с.ветло-зеле.ными продольны.ми
полоска.ми и желтыми кру.гами. Стадия ку.колки прохо.дит на стеб.лях и лист.ьях.
Гусеницы в.ылупляются поз.дним летом, но кор.миться нач.инают ранне.й весной.
Кор.мовыми растениями яв.ляются раз.личные кресто.цветные. Яйца отклады.вают
поштуч.но на кормо.вые растения гусениц. З.а год разв.ивается два-три по.коления. Лет
бабоче.к происходит с конц.а мая до ко.нца октябр.я [5].
7. Aricia agest.is ([Denis & Sc.hiffermülle.r], 1775) - Голубянка агестида.
Численность и мест.а обитания в з.аповеднике. Обычный, а и.ногда и массо.вый
вид во все.х открытых л.андшафтах.
Распространение. Европа, Северная Афр.ика и Азия, Кавказ, З.акавказье, Украина
и ю.г европейско.й части Росс.ии.
Экология и б.иология. Встречаются т.ам, где ест.ь кормовые р.астения гусе.ниц.
Населяет пре.имуществен.но пустынные, степные и лу.гово-степн.ые сообщест.ва,
засушл.ивые редко.лесья. Гусеница б.ледно- зеле.ного цвета, с про.дольными бе.лыми
линия.ми. Яйца от.кладываютс.я поштучно, на листья кор.мовых расте.ний гусени.ц. Лѐт
наблюд.ается с ко.нца апреля до н.ачала ноябр.я. Яйца от.кладывают по.штучно. Гусе.ницы
питаютс.я различны.ми крестоц.ветными: крепкоплодник с.ирийский (Euclidium sy.riacum
L.), вайды широ.коплодной (.Isatis lat.isiliqua Stev.), горчи.ца полева.я ( Sinapis a.rvensis),
гулявник д.агестански.й (Sisymbrium d.aghestanicu.m Vass) , икотником серым (Be.rteroa
incana). Питаютс.я они и бобо.выми, таки.ми как пажитник го.лубой ( Trigonella caerulea),
горошек (V.icia spp.), ч.ина (Lathy.rus spp.) и к.левер (Tri.folium spp.), а т.акже резедо.й
(Reseda spp.) [5]. Наблюдаются миграции в.ида. Зимуют ку.колки. Лет наблюд.ается с
ко.нца апреля по но.ябрь.
8. Kretania pylaon (Fischer von Waldheim, 1832) - Голубянка пилаон
Численность и мест.а обитания в з.аповеднике. Вид обычен у подножия б.архана,
где населяет р.авнинные песч.аные участ.ки с заросля.ми кустарн.иков, Распространение.
Австрия; Бо.лгария; Че.хия; Турция; Грец.ия; Венгри.я; Польша; Ру.мыния; Росс.ия;
Словак.ия; Украин.а; Югослав.ия.
Экология и б.иология. Предпочитает су.хие открыт.ые биотопы, полупустыни,
гор.ные и равн.инные степ.и и сухолюб.ивые редко.лесья. [4].
Гусеница зе.лѐного цвет.а со светл.ыми точкам.и и короткими тѐ.мными волос.ками,
с бо.ковой продо.льной крас.ной линией. Основным кор.мовым расте.нием являетс.я
люцерна голубая (Medicago caerulea.), но также п.итаются со.лодкой голой (Glycyrrhiza
g.lаbra), донником белым (Melilotus álbus), астрагалом Лемана (Astragalus le.hmannianus),
астрагалом каракугинс.кий (Astragalus k.arakugensis) и другими бобо.выми. Куколка
ли.ловато-зелѐ.ная. Развивается в 3—4 поколения.х. Лѐт бабочек наблюдается с конца
апреля до середины ноября. Самка от.кладывает я.йца поштучно на верхнюю сторо.ну
листьев, на почву и.ли на подст.илку [8].
9. Kretania sep.hirus (Frivalds.zky, 1835) - Го.лубянка зеф.ир
76
Численность и мест.а обитания в з.аповеднике. Вид изред.ка встречаетс.я на
склон.ах бархана, пере.довых хребто.в, а также бы.л встречен в пойме рек.и Шура-Озе.нь.
Распространение. Центральная и Восточ.ная Европа, Северо-западный К.азахстан,
Россия; Ка.вказ; Укра.ина.
Экология и б.иология.
Голубянки встречаютс.я в степях с з.арослями куст.арников, н.а песчаных б.арханах.
Гусеницы с.ветло - зе.лѐного или же.лтоватого ц.вета с тѐмными про.дольными
по.лосками. П.итаются он.и листьями и стеб.лями ракитника русского (Cytisus
rut.henicus Fisch. ex Bess.).
Куколка зеленая, с же.лтоватой бо.ковой полосо.й и редкими темными точками на
бр.юшке. Встречается ку.колка желту.шки на крупностебе.льных трав.ах. Зимует взрос.лая
гусени.ца или куко.лка.
Развивается в 3—4 поколения.х. Лет голубянок наблюдаетс.я с середи.ны мая до
начала о.ктября [8].
10. Kretania mod.ica (Verity, 1.935) - Голубянка модика.
Численность и мест.а обитания в з.аповеднике. Вид обычен и встреч.ается
повсе.местно.
Распространение. Весь умере.нный и субтропичес.кий пояс Е.вразии [12]. Экология
и б.иология. Населяет гор.ные степи, лу.га, сухолюб.ивые редко.лесья, пол.я люцерны,
обочины доро.г, антропоге.нные биото.пы. В гора.х поднимаетс.я до 1500 м. Бабочка
об.ычна на кле.верных и л.юцерновых по.лях и луга.х, питаетс.я на цветках клевер.а
непостоянный (Trifolium ambiguum), люцерна голубая (Medicago caerulea.), донником
белым (Melilotus álbus), и горошке уз.колистном (Vicia angustifolia), а также м.ногих
друг.их растени.й, включая с.ложноцветн.ые, кресто.цветные (к.апустные), розо.цветные.
Самка отклады.вает яйца по.штучно на верхнюю сторону л.иста и на стеб.ли. Яйцо
желтое верете.новидное. Гусеница лу.говой желту.шки темно-зе.леная, с чет.ырьмя
желт.ыми продол.ьными полос.ками и чер.ными пятнами, с.ветлое брю.шко. Гусеницы
пер.вого поколе.ния развив.аются в ию.не-начале и.юля, второ.го – с зимо.вкой, чаще все.го
встреча.ются в сре.днем ярусе тр.авостоя. Т.ам же и оку.кливаются н.а стеблях р.астений.
З.имующая ст.адия – гусе.ница. Иног.да зимует ку.колка. Куколка серовато - зеленоватая, с
же.лтой боково.й полосой. Основным кор.мовым расте.нием гусен.иц являетс.я подковник
хо.хлатый (Hipocrepis co.mosa) , лядвенец ро.гатый (Lotus corn.iculatus) , люцерна посе.вная
(Medicago s.ativa), клевер луго.вой (Trifolium p.ratense) , горошек уз.колистный (Vicia
angustifolia).

11. Polyommatus bellargus (Rottemburg, 1775) - Голубянка красивая. Численность


и мест.а обитания в з.аповеднике. Вид изредк.а встречаетс.я на склонах о.крестных
хребто.в, а также бы.л встречен в пойме рек.и Шура-Озе.нь. Распространение.
Распространена н.а Кавказе, в Тур.кмении, Тур.ции, Греци.и, Иране, Ир.аке, Сирии [11].
Экология и б.иология. Населяет гор.ные склоны, по.крытые тра.гакантовым.и астрагал.ами
(Astracantha au.rea, A. de.nudata) от 600 до 2500 м. Самки откладывают б.ледно-зеле.ные,
верете.новидные я.йца на лист.ья кормовы.х растений гусе.ниц - траг.акантовых астр.агалов
(Astracantha au.rea, A. de.nudata). Молодые гусе.ницы, веро.ятно второ.го возраст.а,
зимуют. Н.а последне.м возрасте и.х иногда мо.жно наблюд.ать кормящ.имися откр.ыто.
Окукл.иваются внутр.и куста астр.агала. Развивается в одном поко.лении. Лѐт
н.аблюдается с н.ачала июня до ко.нца августа. [6]. Заключение. Фауна го.лубянок
уникально.го бархана С.арыкум вес.ьма разнообразна. О.на предста.влена 11 видами, что
сост.авляет 26% всего разнообразия это.го семейства на Север.ном Кавказе. И это еще не
о.кончательн.ые списки. Разнообразие трофичес.ких связей у го.лубянок чрезвычай.но
скудное. Н.аибольшее ч.исло белянок от.мечено для кресто.цветных - (76%), бобовых -
(25%), астраг.аловых - (10%).Все виды гусе.ниц голубя.нок бархана С.арыкум раз.виваются
исключ.ительно на кресто.цветных растениях, я.вляясь по бо.льшей част.и олигофаг.ами
77
(80%), видовое обилие по.лифагов пре.дставлено 3 видами (26,0%). Особе.нно бедны по
сост.аву монофа.ги - 1 вид (11%).

Литература.
1.Абачев К.Ю. Ф.лора и раст.ительность б.архана Сар.ыкум и их охра.на. Махачк.ала, 1995.
- 44 с.
2.Бей-Биенко Г..Я. Общая э.нтомология. – М.: В.ысшая школ.а, 1971. – 47.9 с.
3. Галушко А..И. Флора Се.верного Ка.вказа. Росто.в: РГУ, 1980. Т. 3. - 3.27 с.
4. Ильина Е. В. Ито.ги изучени.я булавоус.ых чешуекр.ылых (Lepidopte.ra, Rhopaloce.ra) в
Дагест.ане, с. 134-1.35. Тезисы до.кладов XII.I съезда Русс.кого энтомо.логического
об.щества, Кр.аснодар, 9-15 се.нтября 2007. - Кр.аснодар, 2007. - 4.20 с.
5. Львовский А. Л., Моргун Д. В. — Булавоусые чешуекрылые Восточной Европы
(Определители по флоре и фауне России), М.: КМК, 2007. - 443 с
6. Медведев Г.С. Определители по фауне СССР. Том 144. Определитель насекомых
европейской части СССР. Том IV. Чешуекрылые. Третья часть.2012. - 254 с.
7. Определитель насекомых Европейской части СССР / отв. Ред. Г.С. Медведев. Л.: Наука,
Ленингр. Отделение, 1987. – Т. IV, ч. 6: чешуекрылые. -200 с.
8. Тихонов В.В., Ильина Е.В. Чешуекрылые (Lepidoptera) Сарыкумского участка
заповедника «Дагестанский» // Труды государственного природного заповедника
«Дагестанский». Вып.2. Махачкала: ДГПУ, 2008. - С. 7-16.
9. Фасулати К.К. Полевое изучение наземных беспозвоночных. М., 1971. - С.317-321.
10. Халилова Э.А., Абдурахманов Г.М. Оценка разнообразия фауны насекомых в районе
бархана Сарыкум Республики Дагестан. Монография. Махачкала. 2006. - 120 с.
11. Bellman H. 2003.Der neue Kosmos Schmetterlingsfurer. Stuttgart. – 445 s.

УДК 595.792 : 591.513


Карцев В. М.
РОЛЬ ОБУЧЕНИЯ ПРИ РАЗЛИЧЕНИИ ИНТАКТНЫХ И ЗАРАЖЕННЫХ ХОЗЯЕВ
ЯЙЦЕВЫМИ ПАРАЗИТОИДАМИ TRISSOLCUS GRANDIS (HYMENOPTERA,
SCELIONIDAE)
Московский государственный университет имени М.В. Ломоносова,
г. Москва, Россия, v-kartsev@yandex.ru

Kartsev V. M.
THE ROLE OF LEARNING WHEN DISCRIMINATING BETWEEN INTACT AND
PARASITIZED HOSTS IN EGG PARASITOIDS TRISSOLCUS GRANDIS
(HYMENOPTERA, SCELIONIDAE)
Lomonosov Moscow State University, Moscow, Russia
v-kartsev@yandex.ru

Аннотация: В эксперименте паразитоидам предлагали на выбор интактные яйца клопа-


хозяина и яйца, зараженные другой конспецифической самкой. Паразитоиды без опыта
заражения (контрольная группа) несколько предпочитали интактных хозяев зараженным,
но различение было несовершенным; в 38% случаев наблюдались перезаражения.
Способность различать интактных и зараженных хозяина достоверно возросла в опытной
группе, в которой паразитоиды перед испытанием имели возможность заразить одно
интактное клопиное яйцо. В этой группе процент перезаражений уменьшился до 13%.
Таким образом, выявлено своеобразное обучение. Обсуждается адаптивность механизма
различения интактных и зараженных особей хозяина.

78
Summary: In laboratory experiments, parasitoids had to choose between intact hosts and hosts
parasitized by another conspecific female. Individuals without parasitization experience (control
group) slightly preferred intact hosts; however discrimination was not perfect; 38% of
superparasitization occurred. Discrimination ability increased significantly after parasitization
one intact host (experienced group). In this group, percentage of superparasitization reduced to
13%. Thus, a sort of peculiar learning is revealed. The adaptiveness of host discrimination
mechanism is discussed.
Ключевые слова: яйцевые паразитоиды, обучение, Trissolcus, Trichogramma
Key words: egg parasitoids, learning, Trissolcus, Trichogramma

Различные наездники-паразитоиды играют значительную роль в ограничении


численности своих хозяев, за счет которых развиваются личинки. Некоторые виды
перспективны как агенты биологического метода борьбы с вредителями. К таким
относится ряд паразитоидов, заражающих хозяина на стадии яйца – «яйцееды».
Наибольшей популярностью пользуется трихограмма (Trichogramma evanescens,
Trichogrammatidae), уничтожающая кладки различных бабочек. На клопов, в том числе на
вредную черепашку Eurygaster integriceps, нападают различные представители рода
Trissolcus. В Росси чаще всего встречается T. grandis, южнее, например, в Турции – T.
semistriatus [5].
Все наездники отличаются сложным поисковым поведением, причем наблюдаются
значительные различия в различных семействах. На начальных этапах, при дальнем
поиске, самки Trissolcus ориентируются по запаху взрослых клопов – по кайромонам.
Кайромон не только служит ориентиром, но и действует на паразитоида на
физиологическом уровне, повышая его активность [1, 2].
Далее самка пальпирует кладку яиц хозяина с помощью антенн (кстати сказать, у
самок антенны булавовидные, а у самцов, которым кладки пальпировать не надо –
нитевидные). Пригодность хозяина определяется только на этой стадии. Самка
откладывает свои яйца даже в пустые оболочки клопиных яиц, заполненных
физраствором, если обработать их экстрактом свежих яиц.
T. grandis можно отнести к достаточно широким олигофагам. Этот вид заражает
клопов щитников (Petatomoidea). Яйца клопов собраны в компактные кладки – от 10 до 40
штук, у вредной черепашки и у второго излюбленного хозяина, щитника линейчатого
Graphosoma lineatum – 14 яиц. Полноценная самка паразитоида, добравшись до кладки,
заражает ее целиком, одно яйцо за другим, затем некоторое время (порядка получаса)
остается на кладке, обследуя ее, затем покидает. При встрече двух самок на одной кладке
они жестоко дерутся.
В клопином яйце может развиться только одна особь паразитоида. Перезаражение
приводит к гибели избыточного потомства. И самка в норме никогда не заражает одного и
того же хозяина дважды. Ориентируется она при этом по феромонной метке, оставляемой
на хозяине после заражения. Нанесение метки – это четко выраженный поведенческий
акт. Вытащив яйцеклад, самка приподнимается на ногах, упирается кончиком яйцеклада в
поверхность клопиного яйца и описывает кончиком яйцеклада восьмеркообразные
движения. При этом она выделяет некий секрет, не боящийся воды, но смываемый
разведенным спиртом.
Казалось бы, реакция на феромон должна быть чисто врожденной и однозначной.
Но оказалось, что система выбора хозяина в определенных ситуациях допускает
некоторую гибкость и включает индивидуальное обучение.
В лабораторных экспериментах паразитоидам предлагали кладки хозяев,
наполовину зараженные другой конспецифической особью (2 интактных и 2 зараженных
клопиных яйца). Соответственно, если бы паразитоид выбирал хозяев случайно – нулевая
гипотеза – соотношение выборов интактных и зараженных хозяев было бы 1:1.

79
Когда протестировали самок, которые не имели опыта заражения (контрольная
группа), соотношение особей, выбравших интактного и зараженного хозяина составило
86:53. Процент перезаражений составил 38%. У паразитоидов, заразивших незадолго до
тестирования одного интактного хозяина, это соотношение составило 104:16, 13%
перезаражений. Это распределение достоверно (P<0.001) отличается от распределения в
контроле, то есть процент перезаражений в контроле достоверно выше.
Следовательно, для надежного различения интактных и зараженных хозяев T.
grandis требуется личный опыт заражения. Происходит своеобразное обучение.
Но и никогда не контактировавшие с хозяином особи из контрольной группы все
же выбирают интактных хозяев достоверно чаще, чем зараженных. Распределение
выборов 86:53≠1:1, P<5%. Следовательно, яйцееды различают феромонную метку от
рождения, однако для неопытных самок она редко служит препятствием для
перезаражения.
В отдельной серии экспериментов мы выяснили, что при попадании на целиком
зараженную клопиную кладку неопытные самки T. grandis в отсутствие выбора чаще
всего начинают перезаражать (чаще, чем опытные самки). Однако число перезараженных
яиц бывает значительно меньше, чем в случае попадания на интактную кладку хозяина
[3].
У других видов яйцеедов (T. simoni, T. victorovi) мы тоже обнаружили обучение.
Самки Telenomus chloropus без опыта заражения выбирали интактных и зараженных
хозяев в наполовину зараженных кладках в соотношении 14:11 (44% перезаражений).
Несомненно, и у теленомуса при различении хозяев должно присутствовать обучение.
Роль обучения мы обнаружили и у представителя совсем другого семейства паразитоидов
– Trichogramma evantscens (Trichogrammatidae) [4]. Интересно, что механизм
распознавания хозяев устроен у трихограммы совершенно иначе, чем мы описывали
выше. Трихограмма тоже пальпирует кладку хозяина, однако решение о принятии или
отвергании хозяина принимает в основном после введения в него яйцеклада.
Полученные экспериментальные данные гипотетически можно объяснить в свете
отношений между паразитоидом и хозяином на популяционном уровне. В начале сезона,
весной зараженность мала, но к концу сезона может превышать 90%. В такой ситуации у
неопытной самки паразитоида велика вероятность попасть на уже зараженную кладку
хозяина. Перезаражая, паразитоид снижает свою плодовитость, что способствует
сохранению популяции хозяина.

Литература
1. Булеза В.В. Механизмы поиска и распознавания хозяина у яйцевых паразитов
(Hymenoptera, Scelionidae) // Зоологический журнал. 1985. – Т. 64. – № 9. – С. 1310-1317.
2. Булеза В.В., Михеев А.В. Факторы, определяющие выбор и заражение хозяина у
Trissolcus grandis и T. victorovi // Зоологический журнал. 1978. – Т. 57. – № 8. – С. 1162-
1167.
3. Карцев В.М. Механизм распознавания зараженных яиц хозяина яйцеедами рода
Trissolcus (Hymenoptera, Scelionidae) // Зоологический журнал. 1985. – Т. 64. – № 9. – С.
1318-1327.
4. Kartsev V.M., Timokhov A.V., Mazokhin-Porsnyakov G.A. Discrimination between
parasitized and unparasitized hosts by egg parasitoids. // Sensory Systems and Communication in
Arthropods. / Wiese K., Gribakin F.G., Popov A.V., Renniger G, ed. Basel, Boston, Berlin:
Birkhäuser Verlag. 1993. – P. 640-647.
5. Köse S., Kivan M. An evaluation on host discrimination and superparasitism in Trissolcus
semistriatus (Nees, 1834) (Hymenoptera: Scelionidae), egg parasitoid of Eurygaster integriceps
Put., 1881 (Hemiptera: Scutelleridae) // Türk. entomol. derg. 2018 – V. 42. – № 4. – P. 287-294.

80
УДК 598.1
Королькова К. А.
К ВОПРОСУ ИЗУЧЕНИЯ ЗЕМНОВОДНЫХ НА НЕКОТОРЫХ УЧАСТКАХ ООПТ
ЗАКАЗНИКА «ЗАВОЛЖСКИЙ» В ЧУВАШСКОЙ РЕСПУБЛИКЕ
Химический институт им. А.М. Бутлерова Казанского Федерального Университета,
г. Казань, Россия, korolkova-ksyusha@mail.ru

Korolkova, K. A.
TO THE QUESTION OF STUDYING OF AEROPHICANTS IN SOME PLOTS OF THE
SPECIALLY PROTECTED NATURAL TERRITORY OF THE ORDER
“ZAVOLZHSKY” IN THE CHUVASH REPUBLIC
Chemical Institute. A.M. Butlerov Kazan Federal University, Kazan, Russia
korolkova-ksyusha@mail.ru

Аннотация: Данная работа посвящена изучению морфометрических и фенотипических


признаков земноводных на территории заказника «Заволжский» в Чувашской Республике.
В ходе работы был проведен сравнительный анализ флуктуирующей асимметрии
билатеральных признаков у зеленых лягушек (Rana ridibunda и Rana lessonae) для оценки
стабильности их развития, также были изучены подробно некоторые популяции
чесночниц обыкновенных (Pelobates fuscus).
Summary: This research is devoted to studying morphometric and phenotypic signs of
amphibians in the Zavolzhsky reserve of the Chuvash Republic. During the research comparsion
analysis of fluctuating asymmetry of the bilateral signs of the green frogs (Rana ridibunda and
Rana lessonae) was held for evaluation stablity of their development, some populations of
common garlic mites (Pelobates fuscus) were also studied.
Ключевые слова: амфибии, фены, флуктуирующая асимметрия, стабильность развития
Keywords: amphibians, hairdryers, fluctuating asymmetry, stability of development

Амфибии входят в состав батрахофауны. Значение этих животных в природе и


жизни человека огромно. Изучение морфологических признаков является неотъемлемой
частью многих направлений исследования амфибий, связанных с исследованием
изменчивости, выявлением нормы и патологии развития, характера проявляемых
адаптаций к условиям окружающей среды др.
Земноводные являются удобным объектом при проведении биомониторинга,
состояние их организма в полной мере отражает состояние окружающей среды. По
состоянию их популяций в природе можно судить о здоровье экосистемы, частью которой
они являются.
Исследования проводились с июня по август 2019 года на особо охраняемой
природной территории заказника «Заволжский» в Республике Чувашия.
Отлов лягушек проводился на 2-х временных водоѐмах, находящихся в
окрестностях озера Малое Лебединое. Также животные отлавливались в озере Изъяр,
которое подвержено рекреационной нагрузке.
Отлов чесночниц проводился на 3 биотопах: первый биотоп – окрестности озера
Малое Лебединое (дорога на озеро Большое Лебединое). В окрестностях озера горелый
березняк с примесью сосны. Береговая линия сильно изрезана, подход к озеру затруднѐн.
Второй биотоп – это не горелый смешанный лес (дорога на ХБК). Третий биотоп -
горелый сосняк с примесью березы (дорога на Липшинские торфоразработки).
Всего было изучено 146 зеленых лягушек (83 озерных - Rana ridibunda, Pallas, 1771
и 63 прудовых - Rana lessonae, Camerano, 1882), 73 чесночницы обыкновенной (Pelobates
fuscus, Laurenti, 1768), 12 серых жаб (Bufo bufo, Linnaeus, 1758), 17 остромордых лягушек
(Rana aterrestris, Nilsson, 1842) и 13 травяных лягушек (Rana temporaria, Linnaeus, 1758), а
81
также 21 особь тритона гребенчатого (Triturus cristatus, Laurenti, 1768). У отловленных
животных определялась видовая принадлежность, пол особей [5]; измерялись
морфометрические показатели, рассматривались фенетические признаки. Для оценки
здоровья окружающей среды была использована методика Захарова [3]. Статистическая
обработка данных проводилась с помощью компьютерной программы Excel. Данная
первичная обработка производилась по общепринятым методикам и включала расчет
средних значений для каждого показателя (x), ошибку (m) и критерий достоверности
Стъюдента (t).
В ходе работы было отловлено 23 озѐрных лягушки в 1 водоѐме. Длина тела в
целом для популяции – 51, 65 мм ± 1,637 (44 – 65 мм). Во втором водоѐме было поймано
33 особи, длина тела 49 мм ± 1,22 (48 – 71 мм). В озере Изъяр поймали 27 особей, длина
тела – 50,4 мм ± 1,8 (49-58 мм).
Прудовой лягушки в первом водоѐме было поймано 20 особей. В общем для
популяции длина тела составляет 47,45 мм ± 1,377 (38 – 54 мм). Во втором водоѐме было
поймано 21 лягушка. Длина тела в среднем для популяции – 48,2 мм ± 1,457 (43 – 67 мм).
В озере Изъяр было поймано 22 представителя данного вида. Длина тела в среднем 47,9
мм ± 1,3 (39 – 52 мм).
У бесхвостых амфибий большинство фенетических исследований основаны
преимущественно на таких признаках, как окраска (цвет и рисунок) и строение кожных
покровов [7].
Для земноводных выделяют несколько комплексов фенов дорсальной (спинной) и
вентральной (брюшной) стороны тела [1].
На дорсальной стороне тела у озѐрных лягушек в 2-х водоѐмах преобладают фены
S1 - полоса прямая, от морды до клоаки (47,8% и 66,6% соответственно) и М1 – пятна
крупные, ровные (73,9% и 51,5% соответственно). На озере Изъяр – фены S4 – полоса
зигзагообразная (37,1%) и М2 - пятна крупные, неровные (40,7%). Фен hS (нечеткость
контуров) присутствует только у особей из второго водоѐма. На вентральной стороне тела
во всех водоѐмах доминируют фены AC и NV (горло белое и пигментированное брюхо
соответственно).
На дорсальной стороне тела у прудовых лягушек также преобладают фены S1 в 2-х
водоѐмах (50% и 52,4% соответственно) и М1 (75% и 76,2% соответственно). В озере
Изъяр – фены S4 (45,4%) и М2 (46,4%). На вентральной стороне тела во всех водоѐмах
доминируют фены AC и AV (белое горло и брюхо).
Мы сравнили выборки в 3-х аспектах (водоем 1 – водоем 2, водоем 1- озеро Изъяр,
водоем 2- озеро Изъяр). Анализ показал, что водоем №1 и водоем №2 достоверно
различаются между собой по 2-м критериям (p>0,05, p>0,1) в размерах стопы, и пяточного
бугра при p>0,05, пяточного бугра при p>0,01 у Pelophylax ridibundus, у Pelophylax
lessonae – в размерах глаза, передней лапы и расстоянием между ноздрей и глазом при
p>0,05, передней лапы и глаза – при p>0,01. При сравнении выборок 1 водоѐма и озера
Изьяр у озѐрных лягушек различия проявляются в размерах стопы, длины глаза, головы,
передней лапы при p>0,05, передней лапы и размера головы при p>0,01 и p>0,001; у
прудовых – размера стопы, головы, передней лапы при p>0,05, размера стопы и передней
лапы при p>0,01 и размера глаза при p>0,001. При сравнении 2 водоѐма с озером Изъяр у
озѐрных лягушек различия проявляются в размерах глаза, расстоянием между век и длине
головы при p>0,05 и p>0,01, также в размерах глаза и головы при p>0,001; у прудовых – в
расстоянии между ноздрей при p>0,05 и в размерах глаза при всех критических значениях.
Чтобы оценить здоровье окружающей среды был рассчитан интегральный
показатель стабильности развития в исследуемых водоѐмах.
Наименьший балл наблюдается в окрестностях озера Малое Лебединое в 1 водоѐме
– 0,08 для обоих видов, во 2 водоѐме балл больше в связи с рядом проезжей дорогой
(0,163 и 0,224 соответственно для Pelophylax ridibundus и Pelophylax lessonae); самый
большой балл наблюдается в озере Изъяр для озѐрной и прудовой лягушки (0,514 и 0,523
82
соответственно) – II балл (незначительные ухудшения). Такой показатель мы связываем с
тем, что озеро Изъяр подвержено рекреационной нагрузке.
В сравнении с 2017 годом, интегральный показатель на 1 временном водоеме для
обоих видов лягушек остался прежним (0,08), что свидетельствует о том, что состояние
среды вокруг него осталось стабильным [2].
Обыкновенная чесночница (Pelobates fuscus Laurenti, 1768) - один из наиболее
распространѐнных видов семейства Pelobatidae северной части России и Евразии. Внесена
в Красную Книгу Чувашской Республики (IV категория – вид с неопределенным
статусом) [4].
На территории природного Заказника «Заволжский», по нашим данным,
обыкновенная чесночница достигает максимальной длины тела 57 мм.
Сравнение выборок в трѐх аспектах (озеро Б. Лебединое – ХБК, озеро Б. Лебединое
– Торфоразработки, Торфоразработки – ХБК) показало; что больше всего они
различаются в сравнение дороги на озеро Большое Лебединое с дорогой на ХБК при 2-х
критических значениях (p>0.05, p>0.1). Различия проявляются в больших значениях
длины тела (46.76±1.38 и 39.67±2.25), длины головы (13.43±0.41 и 12±0.43), размер глаза
(4.5±0.1 и 3.7±0.26), расстояния между век (4.28±0.1 и 4.56±0.01) при p>0,05, в размерах
тела, головы и расстоянием между век при p>0,01. При сравнении выборок с дороги на
ХБК и дороги на Липшинские торфоразработки различия проявляются в размерах бедра
при p>0,05 и p>0,01 (19,9±1,02 и 18,4±1,34 соответственно). А при сравнении дороги на
озеро Большое Лебединое с дорогой на Липшинские торфоразработки, различия
проявляются в размерах глаза при p>0,05 и p>0,01 (4,5±0,1 и 4,1±0,1 соответственно).
Общий план спины у чесночниц из 3-ѐх серий серовато-коричневый [6]. На
спинной стороне тела чесночниц располагаются крупные темные пятна, которые
принимаются за морфу Maculata, была встречена в 100% случаях во всех популяциях.
Кроме того, у большинства особей спина покрыта мелкими крапинками,
рассматриваемыми как морфа Punctata, выраженной в 100% случаев на дороге на
Липшинские торфоразработки, тогда как дорогах на озеро Большое Лебединое и на ХБК-
97.62 % и 89 %-соответственно. При этом, были встречены чесночницы, у которых из-за
обилия крапчатости не было видно рисунка спины. Фен hS присутствовал у особей из
дорог на озеро Большое Лебединое и на ХБК (2.38% и 11% соответственно). Также были
встречены 2 особи, у которых не было фенов.
У всех особей Pelobates fuscus вдоль спины проходят три полосы [6]. В ходе наших
исследований была обнаружена чесночница, имеющая четыре полосы. Во всех
популяциях доминирующим феном из комплекса Striata является фен- S1-средняя полоса
прерывистая, так же, как и в 2017 году. Из комплекса Striata` доминирующим феном
является на всех дорогах является фен- S`3-боковые полосы прерывистые. На вентральной
стороне тела преобладают фены (пигментированности горла и брюха).
Все данные совпадают с 2017 годом, следовательно, мы предполагаем, что это одни
и те же популяции. Кроме этого, была встречена чесночница, имеющая нетипичную
окраску тела – розовую, в прошлом году также была встречена такая особь [2].
В ходе исследований нам попадались особи с повреждениями на теле, в частности
чесночницы, не имеющие лап, что связываем с прессом хищников на вид. В 2017 году
исследования по наличию повреждений не проводилось, но в работе было отмечено, что
была встречена чесночница, не имеющая глаза, что возможно, связано с генным аспектом,
либо же с прессом хищников [6].
Таким образом, на территории Чувашской Республики по результатам наших
исследований обитает 7 видов земноводных. Зеленые лягушки, обитающие в районе с
рекреационной нагрузкой, имеют наибольшие проценты асимметрии билатеральных
признаком. Отклонений в развитии морфометрических признаков особей не было
выявлено. Кроме того, важно изучение популяций чесночниц обыкновенных на данной

83
территории, так как в Чувашии работы по изучению данного вида практически не
проводилось, особенно в Заволжье.
В ходе исследований мы смогли отловить травяных лягушек лишь по дороге на
ХБК. Длина тела варьирует от 23 мм до 47 мм (35,3±2,9). Остромордых лягушек мы
отловили в окрестности 2 временных водоемов, длина тела варьирует от 20 мм до 29 мм
(30±0,87). Серых жаб мы отловили в окрестностях озера Малое Лебединое, длина тела
которых – 62-87 мм, в среднем – 77,3±2,4). Тритон гребенчатый встречался нам в
окрестностях озера Большое Лебединое. Длина тела в целом достигает от 36 мм до 64 мм
(51,5±2,2).

Литература
1. Боркин Л.Я., Тихенко Н.Д. Некоторые аспекты морфологической изменчивости,
полиморфизма окраски, роста, структуры популяции и суточной активности Rana lessonae
Camerano на северной границе ареала. - В кн.: Экология и систематика амфибий и
рептилий. Л.: ЗИН АН СССР, 1979, С. 118—120
2. Владимирова Т.Г., Королькова К.А. К Вопросу изучения герпетофауны Чувашской
Республики. // Материалы докладов VI Всероссийской научно-практической
конференции, с международным участием, Махачкала: 2018, С. 84-87
3. Захаров В. М., Баранов А. С., Борисов В. И., Валецкий А. В., Кряжева Н. Г., Чистякова
Е. К., Чубинишвили А. Т. Методическое руководство для заповедников. - М.: Центр
экологической политики России, 2000. - 68 с
4. Исаев ИВ (ред), Дмитриев АВ (2010) Красная книга Чувашской Республики. Т. 1. Ч. 2.
Животные». - Чебоксары: РГУП «ИПК Чувашия», 2011 (2010) - 372 с
5. Олигер И.М.Краткий определитель позвоночных животных средней полосы
Европейской части России. -Чебоксары, 2003. - 138с.
6. Шляхтин Г.В., Сторожилова Д.А. Морфологическая изменчивость и полиморфизм
окраски обыкновенной чесночницы на севере Нижнего Поволжья. Современная
герпетология. Саратов 2003. Том 2. С. 137 – 142
7. Яблоков А.В., Ларина Н.И. Введение в фенетику популяций. М.: Высшая школа, 1985,
159 с.

УДК: 599.323.4:591.54 (478)


Ларион А. Ф., Нистряну В. Б.,
Зубков Н. И., Савин А. И., Сытник В. Л.
ВЛИЯНИЕ КЛИМАТИЧЕСКИХ УСЛОВИЙ НА ЧИСЛЕННОСТЬ ВИДА MUS
SPICILEGUS В АГРОЦЕНОЗАХ РЕСПУБЛИКИ МОЛДОВА
Институт Зоологии Республики Молдова
alinalarion68@gmail.com

Larion A.F., Nistreanu V.B.,


Zubcov N. I., Savin A.I., Sitnic V.L.
INFLUENCE OF CLIMATIC CONDITIONS ON THE NUMBER OF SPECIES MUS
SPICILEGUS IN AGROCOENOSES FROM THE REPUBLIC OF MOLDOVA
Institute of Zoology, Republic of Moldova, alinalarion68@gmail.com

Аннотация. Исследования вида Mus spicilegus проводились в агроценoзах центральной


части Молдовы. Были проанализированы литературные данные, начиная с 1979 года и
собственные данные за последние 20 лет. Была установлена отрицательная корреляция
зависимости плотности курганчиков от засушливости климата. Повышение аридности
климата в следующие десятилетия незначительно повлияет на плотность курганчиков.
84
Abstract. The studies of Mus spicilegus were conducted in the agrocenoses of the central part of
Moldova. Were analyzed literature data, and own data. Literature since 1979 and personal data
for the past 20 years were analyzed. A negative correlation was found between the density of the
mounds and the aridity of the climate. The increase of aridity in the next decades will have an
insignificant effect on the density of the mounds.
Ключевые слова: курганчиковая мышь, плотность, аридность, прогноз
Key words: mound-building mouse, density, aridity, prognosis

Введение
Курганчиковая мышь (Mus spicilegus Petenyi) один из самых распространенных
видов грызунов Молдавии, очень хорошо адаптировался к жизни в агроценозах и
натуральных биотопах, приспособился к меняющимся условиям окружающей среды и к
влиянию антропогенных факторов, в условиях полной обеспеченности кормом и
защищенности от неблагоприятных погодных условий [1, 2; 3]. По характеру питания
курганчиковые мыши семеноядные, то есть в их рационе преобладают семена
культурных (кукуруза, пшеница, подсолнечник) и дикорастущих растений (мышей,
чертополох, полынь, щетинник) [4], но весной они поедают и зелѐные части растений
(всходы злаков, осок) [2]. По данным Государственной Гидрометеорологической Службы
Молдовы в последние два десятилетия засухи формируются чаще и интенсивнее.
Несмотря на то, что засухи могут отмечаться в течение всего года, чаще всего они
наблюдаются в конце лета - начале осени. Именно в этом периоде M. spicilegus
приступают к сооружению курганчиков, которые распределены по агроценозам
неравномерно, занимая определѐнные стации.
Целью данной работы было выявить влияние климатических условий на
распределение и плотность курганчиков вида M. spicilegus в агроценозах Республики
Молдова.
Материалы и методы исследования
Исследования проводились в различных агроценозах центральной части Молдовы.
Были проанализированы литературные данные, начиная с 1979 года и собственные
данные за последние 20 лет. Плотность курганчиков вычислялась путѐм подсчѐта числа
курганчиков на единицу площади (1 га). Для выявления влияния климатических условий
на популяцию курганчиковых мышей были использованы многолетние архивные данные
Государственной Гидрометеорологической Службы Молдовы. Сухость климата или
относительную влажность определяли по индексу засушливости Волобуева (Hf-
hydrofactor) вычисляемого по формуле Hf = 43,2 x lgR–T, (1) где R – среднее годовое
количество осадков (мм); T — среднегодовая температура воздуха (°С). С целью
прогнозирования изменений динамики численности до 2099 года были выбраны две
модели глобальных климатических сценариев: НаdCM3 (Великобритания, Хадли
Метеорологический Центр) и ЕСНАМ5 (Германия, Институт Макса Планка).
Результаты исследования и обсуждение
В конце лета – начале осени M. spicilegus начинают сооружение курганчиков со
сложной системой подземных ходов, с запасами корма, состоящих из семян культурных и
дикорастущих растений, и гнездовой камерой, расположенной довольно глубоко [1; 2; 3],
что так же зависит от климатических условий региона [5]. В курганчиках мыши
переживают неблагоприятные зимние условия, с относительно постоянным
микроклиматом. Если они не разрушаются, то используются мышами как убежище и
весной. В некоторых случаях и осенью на залежах они не сооружали другие курганчики, а
использовали прошлогодние, если они были сухие. Собирались только новые запасы
корма, так как прошлогодние обычно весной прорастают. Размещение и численность
курганчиков лимитируется двумя основными факторами: сроками созревания семян и
обилием корма. Первые курганчики появляются на полях озимых зерновых, затем в
сентябре-октябре – на полях пропашных культур (кукурузы, подсолнечника). Массовое
85
сооружение курганчиков на полях зерновых культур было зарегистрировано в первой
половине августа, на полях с многолетними культурами – во второй половине сентября и на
полях с пропашными культурами – в октябре-ноябре. Самая высокая плотность
регистрировалась осенью, после завершения сооружения курганчиков.
Для курганчиковых мышей значение местообитания определяется не только
возможностью сооружения курганчиков, но и их сохранением. Агротехнические
мероприятия, проводимые на полях (распашка полей, сев и сбор урожая) оказывают
определяющее значение на размещение курганчиков в различные сезоны года и на
миграцию особей.
Для того чтобы выявить влияние климатических условий на популяцию
курганчиковых мышей вычислилось многолетнее соотношение плотности курганчиков и
индекса засушливости климата по Волобуеву (рис. 1).

120 35

100 30

число курганчиков/га
индекс аридности

25
80
20
60
15
40
10
20 5

0 0
1979 2004 2009 2011 2012 2013 2014 2015 2016 2017 2018

Hf Волобуев число курганчиков

Рис. 1. Соотношение числа курганчиков вида M. specilegus и индекса засушливости


климата в весенне-осенние периоды по годам

На протяжении многих лет идет волнообразный процесс, за исключением 2011 г.,


когда неблагоприятные климатические условия характеризовались повышенным
температурным режимом и значительным недобором осадков и привели к возникновению
катастрофической засухи, которая охватила около 80% территории страны. Такой
феномен был зарегистрирован второй раз за последние 60 лет. Несмотря на это плотность
курганчиков на 1га была высокая, хотя индекс засушливости по Волобуеву – самый
низкий. Была также установлена отрицательная корреляция зависимости плотности
курганчиков от засушливости климата по индексу Волобуева (рис. 2). Курганчиковая
мышь - степной вид и повышение аридности климата незначительно влияет на
трофические ресурсы этого вида. На основании представленных данных получается, что с
ростом влажности климата плотность курганчиков уменьшается, а с увеличением
аридности она повышается до определенного уровня.
Был разработан прогноз изменения плотности курганчиков M. spicilegus, исходя из
колебаний температуры и количества осадков до 2099, по двум глобальным
климатическим сценариям, по три варианта каждый: А2, А1В, В1 (рис. 3).
До 2039 года наблюдается незначительное снижение плотности курганчиков на 1
га, а с 2040 года она начинает расти. Это объясняется тем, что курганчиковые мыши
семеноядные, в рацион которых входят семена дикорастущих ксерофитных видов и
культурных растений, и повышение аридности незначительно повлияет на их численность
и, соответственно, на плотность курганчиков.
86
Число кург. vs. Hf
Число кург. = 89,741 - ,7422 * Hf
Correlation: r = -,5242
55

50

45

40
Число курганчиков

35

30

25

20

15

10
75 80 85 90 95 100 105 110
Hf Волобуев

Рис. 2. Зависимость плотности курганчиков вида M. spicilegus


от засушливости климата

16

15

14

13

12

11

10
1991-2010 2010-2039 2040-2069 2070-2099
A2 ECHAMS A2 HadCM3 A1B ECHAMS A1B HadCM3 B1 ECHAMS B1 HadCM3

Рис. 3. Прогноз плотности курганчиков вида M. spesilegus в Молдове


согласно глобальным климатическим сценариям

Итак, особенности размещения и число курганчиков в основном зависят от степени


засоренности полей сорняками. Повышение аридности незначительно повлияет на
численность мышей и, соответственно, на плотность курганчиков. Отрицательно влияет
на популяцию и повышает смертность курганчиковых мышей нестабильность
метеорологических условий (ливневые дожди, весенние оттепели) и агротехнические
мероприятия, применяемые на полях.
Выводы
Особенности распределения и число курганчиков в разных типах агроценозов в
основном зависят от степени засоренности полей сорняками. Была установлена
отрицательная корреляция зависимости плотности курганчиков от засушливости климата.
87
Повышение аридности климата в следующие десятилетия незначительно повлияет на
плотность курганчиков.
Работа была выполнена в рамках фундаментального проекта 15.187.0211F.

Литература
1. Мунтяну, А.И. Адаптивные особенности зимующих поколений Mus spicilegus в
агроценозах (Muridae, Rodentia) / А.И. Мунтяну, А.Ф Ларион / Териофауна России и
сопредельных территорий: Мат. Межд. Совещания (31января – 2 февраля). – Москва,
2007. – с. 313.
2. Соколов, В.Е. Биология домовой и курганчиковой мышей / В.Е. Соколов, Е.В.
Котенкова, С.И. Лялюхина. - Москва: Наука, 1990. – 208 с.
3. Larion, A. Peculiarities of mound building in Mus spicilegus Petenyi 1882 in Republic of
Moldova / A. Larion, A. Munteanu, V. Nistreanu, N. Corcimaru / Actual problems of protection and
sustainable use of the animal world diversity: VIII International Conf. of Zoologists (13-14
October), Chisinau, 2011. – с. 39-40.
4. Larion A. Specific features of the food supply composition in Mus spicilegus Petenyi, 1882
(Rodentia, Muridae) in the Republic of Moldova / A. Larion, А. Munteanu, V. Nistreanu, A.
Savin, V. Sîtnic, N. Corcimaru // Известия АНМ. Науки о жизни. №. 3(315) 2011. Chişinău.
P. 106 – 112.
5. Simeonovska-Nikolova, D. Variations in the mound size of mound-building mouse, Mus
spicilegus between Bulgaria and Moldova / D. Simeonovska-Nikolova, M. Beltcheva, A. Larion,
V. Nistreanu, R. Metcheva // Bulg. J. Agric. Sci. – 2014. Supplement 1. – Р. 125-128.

УДК: 639.1.05
Леонтьев Д.Ф., Рыков В.П., Глызина А.Ю.
РАЗНОЗАСЕЛЁННОСТЬ СОБОЛЕМ (MARTES ZIBELLINA L., 1758) БАССЕЙНА Р.
ГОЛОУСТНАЯ (ЮЖНОЕ ПРЕДБАЙКАЛЬЕ)
Иркутский государственный аграрный университет им. А.А. Ежевского, п. Молодѐжный
Иркутского района Иркутской области, Россия, ldf@list.ru

Leontyev D. F., Rykov V. P., Glyzina A. Yu.


THE DIVERSE POPULATIONS SABLE (MARTES ZIBELLINA L., 1758) R.
GOLOUSTNAYA'S POOL (SOUTHERN PREDBAYKALYE)
Irkutsk state agricultural university to them. A.A. Ezhevsky, item. Youth Irkutsk district of the
Irkutsk region, Russia, ldf@list.ru

Аннотация. На материалах послепромысловых учѐтов за 2013-2016 гг., проводимых по


методике зимнего маршрутного учета (ЗМУ), с использованием критерия Уилкоксона-
Манна-Уитни доказаны различия заселенности соболем бассейна р. Голоустная.
Выполненной работой показано, что заселѐнность соболем северной части бассейна реки
достоверно отличается от заселѐнности южной его части.
Abstract.In the materials of post-field surveys for 2013-2015, conducted according to the winter
route accounting (WRA) method, using the Wilcoxon-Mann-Whitney criterion, differences in
sable population of r. Goloustnaya. The work performed shows that population of sable in
northern part of river basin is significantly different from population of its southern part.
Ключевые слова: соболь, численность, размещение, маршрутные учѐты, разнозаселѐнные
территории, непараметрическая статистика.
Key words: sable, number, location, route censuses, diverse populated areas, non-parametric
statistics.
88
Совершенствование учетов численности охотничьих животных является
актуальной задачей современного охотоведения, т. к. оно может обеспечить более точную
количественную оценку состояния охотничьих ресурсов. Обширные пространства
охотничьих угодий нашей страны исключают возможность установления численности
животных без экстраполяции полученных на пробах данных. Поэтому особую значимость
в методологии учѐтов охотничьих животных приобретает совершенствование
экстраполяции. Одну из таких возможностей предоставляет выделение разнозаселѐнных
территорий [3]. Только их выделение может исключить ошибку учѐта за счѐт
диспропорции выборки, которая может быть весьма существенной.
Предварительное выделение разнозаселѐных территорий с использованием
критериев непараметрической статистики в регионе выполнялось [4, 5, 6]. Для бассейна р.
Голоустная выделение разнозаселѐных территорий на примере соболя ранее не делалось.
В качестве материалов для выполнения работы использовались данные учѐтов
плотности населения охотничьих животных, выраженные числом односуточных следов на
каждые десять километров учѐтных маршрутов. Эта информация была получена по
методике зимнего маршрутного учета (ЗМУ) за период времени с 2013-го по 2016-й год.
Эти данные группировались отдельно для севера и юга бассейна реки, площадь которого
составляет 180 тыс. га, и наносились по принадлежности к территории на картосхему.
Границей между северной и южной частью бассейна взята р. Илга, левобережный приток
р. Голоустная.
С использованием непараметрической статистики [1, 2, 7] проводилась оценка
достоверности различий полученных учетных данных по северной и южной части
площади бассейна реки.
При оценке достоверности различий использовался непараметрический U-
критерий Уилкоксона-Манна-Уитни, позволяющий в данном случае установить
достоверность различий заселенности.
Плотность населения соболя, выражаемая в числе односуточных следов на учетных
маршрутах по югу и северу бассейна реки предположительно различна.
На 2013-й год на севере бассейна минимальное значение – 0 односуточных следов,
а максимальное – 32 односуточных следа на 10 километров маршрута, в то время как на
юге: минимальное – 0 следов, максимальное – 16 односуточных следов, т. е. в два раза
меньше, чем в северной части бассейна. За 2014-й год в северной части бассейна минимум
составлял – 0 следов, максимум – 5,5 односуточных следов; на юге минимум – 0 следов,
максимум – 15,8 односуточных следов, т.е. в южной части амплитуда была большей. За
2015-й год в северной части бассейна минимум числа учтѐнных следов равнялся – 0
односуточных следов, максимум – 28; в южной части бассейна р. Голоустная число следов
варьировало в диапазоне от 0 до 5,5 односуточных следов на 10 км маршрута. В северной
части вариабельность была представлена в большем пределе. За 2016-й год в северной
части бассейна число односуточных следов на 10 км маршрута варьировало от 0 до 6,6, а
южной – от 0 до 13,7, т.е. амплитуда вариант была большей в южной части.
В табл. 1 приведены средние значения показателей учета соболя для северной и
южной части бассейна р. Голоустная.
Таблица 1
Средние значения плотности населения соболя, выраженной числом учтѐнных
односуточных следов на 10 км маршрутов, отдельно по северной и южной частям
бассейна р. Голоустная за 2013-2016 годы

Годы Средние значения плотности населения


север бассейна юг бассейна
2013 3,32 2,35
2014 2,00 2,98
89
2015 3,20 1,48
2016 2,44 4,71

Из данных табл. 1 следует, что в разные годы средняя плотность заселения


бассейна р. Голоустная соболем была различна, а в целом варьирует от 1,48 односуточных
следов (юг бассейна в 2015-м г.) до 4,71 (юг бассейна в 2016-м г.).
В 2013-м году северная часть имела более высокую плотность расселения, чем
южная. На 2014-й год размещение соболя изменилось: южная часть бассейна р.
Голоустная стала более плотно заселена, чем северная, в следующем году ситуация
изменилась в обратную сторону: северная часть снова стала более заселѐнной. В 2016 г.
большая заселенность отмечена по южной части бассейна.
Возможно, причина повышенной плотности населения по югу бассейна слишком
большой и успешный промысел соболя в северной части хозяйства в предыдущие годы.
Табл. 2 содержит результаты расчѐтов при статистическом анализе учѐтных данных
с использованием непараметрического U –критерия Уилкоксона-Манна-Уитни.
Таблица 2
Значения U - критерия Уилкоксона-Манна-Уитни для северной и южной
части бассейна р. Голоустная и его стандартное значение

Год U – эмпирический Табличное значение критерия U


(фактический) критерий для данной выборки при
выборок вероятности 0,95

2013 174 226


2014 150 180
2015 107 119,5
2016 115 102

Судя по данным табл. 2, фактический критерий за 2013 год составляет 174.


Табличное значение для выборки этого года составляет 226. Сравниваем фактический
критерий его с табличным значением для выборки получается неравенство 174 < 226, что
говорит, о статистической достоверности выборки.
Такова же ситуация и с 2014 –2015 годами. Составляя неравенства получаем
150 < 180 для 2014-гого года, и 107 < 119,5 для 2015-го. Недостоверные различия
заселѐнности дал лишь 2016-й год, что не исключает принципиальной возможности
различий в заселѐнности как в пределах выделенных частей бассейна в последующие
годы.
Анализируя данные табл. 2, следует отметить, что по данным за 2013-2015 годы 0
гипотезу можно отвергнуть, это указывает на статистическую достоверность различий
данных учета по северной и южной частям бассейна.
Разнозаселѐнность соболем бассейна р. Голоустная можно будет использовать для
организации пропорциональной площадям северной и южной частей бассейна выборки
при проведении абсолютных учетов численности. На перспективу после определения
средней плотности населения соболя на учетных плошадках по выделенным частям
бассейна можно будет экстраполировать эти данные в пределах разнозаселѐнных
территорий.

Литература
1. Закс Л. Статистическое оценивание /Л Закс - М.: Статистика. – 1976. – 600 с.
2. Коли Г. Анализ популяций позвоночных. М.: Из-во «Мир». – 1979. – 362 с.

90
3. Лакин Г.Ф. «Биометрия» / Г.Ф. Лакин - Учебное пособие для биол. спец. вузов, 4-е
изд., перераб. и доп.- М.: Высшая школа, 1990. – 352 с.
4. Леонтьев Д.Ф. Влияние лесопромышленного освоения на состояние численности
соболя и белки Предбайкалья./Д.Ф. Леонтьев // Автореф. дисс. на соискан. учен. степени
канд. сельскохоз. наук. М. – 1990. – 20 с.
5. Леонтьев Д.Ф. Ландшафтно-видовой подход к оценке размещения промысловых
животных юга Восточной Сибири./ Д.Ф, Леонтьев // Автореф. дисс. на соискан. учен.
степени доктора биол. наук. Красноярск. – 2009. – 32 с.
6. Леонтьев Д. Ф. Структурирование территории и точность учета численности
промысловых животных/ Леонтьев Д.Ф // Вестник КрасГАУ. – 2009. Вып. 8. –С. 76-79.
7. Psychol-ok.ru/statistics/mann…Автоматический расчѐт U-критерия Манна-Уитни.
Время обращения 20.03.2019. 12.40.

УДК 574.52+595.713(478:282.247.314.6)
Мунжиу О.В., Бушмакиу Г.Н., Шубернецкий И.В.
БЕНТОСНЫЕ И ПОЧВЕННЫЕ БЕСПОЗВОНОЧНЫЕ БАССЕЙНА РЕКИ РЕУТ
Институт зоологии, ул. Академией 1, MD 2028, Кишинев, Молдова
munjiu_oxana@mail.ru, bushmakiu@yahoo.com

Munjiu O., Buşmachiu G., Șubernețkii I.


BENTIC AND SOIL INVERTEBTATES OF THE RAUT RIVER BASIN
Institute of Zoology, Academiei st.1, MD 2028, Chișinău, Republic of Moldova
munjiu_oxana@mail.ru, bushmakiu@yahoo.com

Аннотация: В результате проведенных исследований за период 2005 — 2018 гг., были


выявлены и определены 116 таксонов беспозвоночных из которых 57 бентосных и 59
коллембол, относящихся к 4 типам (Mollusca, Annelida, Nemathelminthes и Arthropoda).
Наибольшим колличеством видов были представлены классы Collembola (59), Insecta
(29), Bivalvia (5) и Gastropoda (9).
Abstract: As a result of investigations carried out during 2005 - 2018, 116 invertebrate taxa were
identified, of which 57 are benthic invertebrates and 59 pedobiont collembolans related to 4
types (Mollusca, Annelida, Nemathelminthes and Arthropoda). The largest number of species
were revealed and determined in the classes Collembola (59), Insecta (29), Bivalvia (5) and
Gastropoda (9).
Ключевые слова: ногохвостки, зообентос, река Реут, Молдова.
Key words: Collembola, Raut, zoobentos, water ecosystem, Moldova.

Изучение таксономического состава беспозвоночных имеет важное значение для


понимания общего биоразнообразия, и разработке мероприятий по его сохранению для
нормального функционирования водных экосистем. Река Реут – это правый приток
Днестра и самая большая внутренняя река Республики Молдова, ее длина составляет 286
км, а площадь бассейна — 7760 км².
Материалы и методы
Пробы зообентоса отбирались в русле реки Реут в 2018 г. возле населенных
пунктов Бельцы, Оргеев, Устье, а ногохвостки были собраны возле сел Требужены,
Бутучены и Машкэуцы.
Сбор и обработка проб бентосных беспозвоночных проводились авторами согласно
общепринятым в гидробиологии методам [1], для фиксации проб использовали формалин
(4%) и спирт (75%). Определение видов осуществлялось с использованием микроскопа

91
Axio Imager А.2 (Zeiss) и бинокуляра SteREO Discovery V8 (Zeiss), и определителей
[2,3,4,5,6].
Ногохвостки отбирались в 2005 — 2017 гг. вдоль русла реки Реут и выделяли из
субстрата методом флотации [8], а фиксацию осуществляли в 96° спирте. Видовую
принадлежность устанавливали используя микроскоп LEICA 2500 и серию определителей
«Synopses on Palaearctic Collembola» [7,9,10,11].
Результаты и обсуждение
В результате проведенных исследований выявлено 116 таксонов беспозвоночных
из которых 57 бентосных и 59 коллембол, относящихся к 4 типам (Mollusca, Annelida,
Nemathelminthes и Arthropoda). Наиболее распространенными из них оказались виды
класса Collembola (59), Insecta (29), Bivalvia (5) и Gastropoda (9).
Ногохвостки (Collembola). В результате проведѐнных исследований выявлено
всего 59 видов коллембол, относящихся к 35 родам и 12 семействам: Entomobryidae (15
видов), Isotomidae (10), Hypogastruridae (7), Neanuridae (7), Tullbergiidae (6) и Onychiuridae
(5). Семейства – Cyphoderidae, Neelidae и Dicyrtomidae были представленны 2 видами, а
Sminthurididae, Arropalitidae și Katiannidae, одним видом соответственно.
Из известняка, покрытого травостоем и из подстилки собранной под кустарниками
боярышника, шиповника и лоха, растущего на склонах известковых каньонов,
расположенных на берегу реки, были выделены следующие виды ногохвосток:
Ceratophysella succinea (Gisin, 1949), Schoettella ununguiculata (Tullberg, 1869), Xenylla
brevisimilis brevisimilis Stach, 1949, Pseudachorutes dubius Krausbauer, 1898, Endonura
gracilirostris Smolis, Skarzynski, Pomorski, Kaprus, 2007, Neanura muscorum (Templeton,
1835), Micranurida pygmaea Börner, 1901, Lathriopyga nistru Bușmachiu, Deharveng, Weiner,
2010, Pseudachorutes dubius Krausbauer, 1898, Thalassaphorura tovtrensis (Kaprus, Weiner,
1994), Protaphorura fimata (Gisin, 1952), Protaphorura sakatoi (Yosii, 1966), Protaphorura
subarmata (Gisin, 1957), Micraphorura uralica (Khanislamova, 1986), Doutnacia xerophila
Rusek, 1974, Doutnacia xerophila Rusek, 1974, Mesaphorura critica Ellis, 1976, Mesaphorura
italica Rusek, 1971, Mesaphorura krausbaueri Börner, 1901, Metaphorura affinis (Börner,
1902), Folsomides angularis (Axelson, 1905), Folsomides marchicus (Frenzel, 1941),
Entomobrya atrocincta Schött, 1896, Lepidocyrtus lignorum (Fabricius, 1775), Entomobrya
multifasciata (Tullberg, 1871), Pseudosinella octopunctata Börner, 1901, Willowsia
nigromaculata (Lubbock, 1873), Cyphoderus albinus Nicolet, 1842, Cyphoderus bidenticulatus
(Parona, 1888) и Neelus murinus Folsom, 1896.
В почве и подстилке лесного массива обнаружены такие виды как: Xenylla andrzeji
Buşmachiu & Weiner, 2008, Xenylla boerneri Axelson, 1905, Xenylla brevicauda Tullberg,
1869, Xenylla maritima Tullberg, 1869, Pseudachorutes subcrassus Tullberg, 1871, Neanura
moldavica Buşmachiu, Deharveng, 2008, Marcuzziella tripartita Rusek, 1975, Folsomia
penicula Bagnall, 1939, Isotomiella minor (Schäffer, 1896), Proisotomodes bipunctatus
(Axelson, 1903), Entomobrya quinquelineata Börner, 1901, Pseudosinella moldavica Gama &
Buşmachiu, 2002, Heteromurus nitidus (Templeton, 1835), Megalothoras minimus Willem,
1900 и Pseudosinella imparipunctata Gisin, 1953.
Прибрежную растительность и влажный луг предпочитают Isotomurus palustris
(Müller, 1776), Entomobrya handschini Stach, 1922, Lepidocyrtus paradoxus Uzel, 1890,
Pseudosinella ioni Gama & Buşmachiu, 2002, Sminthurinus elegans (Fitch, 1863), Ptenothrix
leucostrigata Stach, 1957 И Ptenothrix atra (Linnaeus, 1758).
Для части видов характерно нахождение в нескольких местообитаниях включая
лесную, кустарниковую подстилку, травяную растительность на склонах каньона и
пастбища, среди них Folsomides parvulus Stach, 1922, Isotoma viridis Bourlet, 1839,
Parisotoma notabilis (Schäffer, 1896), Orchesella multifasciata Stscherbakow, 1898,
Pseudosinella horaki Rusek, 1985, Heteromurus major (Moniez, 1889) и Sphaeridia pumilis
(Krausbauer, 1898).

92
Характерными для известковых экосистем каньонов Днестра, являются
Thalassaphorura tovtrensis (Kaprus, Weiner, 1994), Folsomides angularis (Axelson, 1905) и
Folsomides marchicus (Frenzel, 1941).
Зообентос. В результате проведенного в 2018 г исследования бентофауны реки
Реут были определены 57 таксонов макробентосных беспозвоночных: Gordius sp.,
Nematoda; Oligochaeta: Branchiura sowerbyi (Beddard, 1892), Limnodrilus hoffmeisteri
Claparede, 1862, Stylodrilus heringianus Claparède, 1862, Tubifex sp.; Hirudinea: Erpobdella
octoculata (Linnaeus, 1758); Bivalvia: Dreissena polymorpha (Pallas, 1771), Dreissena
rostriformis bugensis Andrusov, 1897, Pseudoanodonta complanata (Rossmässler, 1835), Unio
longirostris Rossmässler, 1836, Unio tumidus Retzius, 1788; Gastropoda: Gyraulus (Armiger)
crista (Linnaeus, 1758), Galba truncatula (O. F. Müller, 1774), Lithoglyphus naticoides (Pfeiffer
1828), Lymnaea (Stagnicola) palustris (O. F. Müller, 1774), Physa acuta Draparnaud, 1805,
Planorbarius corneus (Linnaeus, 1758), Planorbis carinatus O. F. Müller, 1774, Theodoxus
fluviatilis (Linnaeus, 1758), Viviparus viviparus (Linne, 1758); Crustacea: Asellus (Asellus)
aquaticus (Linnaeus, 1758), Gammarus kischineffensis Schellenberg, 1937, Gammarus sp.,
Collembola: Isotomurus sp., Podura aquatica Linnaeus, 1758; Ephemeroptera: Baetis sp.,
Caenis sp., Cloeon dipterum (Linnaeus, 1761), Cloeon (Similecloeon) simile Eaton, 1870,
Cloeon sp.; Odonata: Erythromma najas (Hansemann, 1823), Platycnemis pennipes (Pallas,
1771); Coleoptera: Dytiscus sp. (larvae), Haliplus sp. (larvae), Platambus sp. (larvae);
Hemiptera: Ilyocoris cimicoides (Linnaeus, 1758), Plea minutissima Leach, 1817;
Trichoptera: Ecnomus tenellus (Rambur, 1842), Trichoptera gen. sp., Ceratopogonidae;
Culicidae: Anopheles sp., Culex sp.; Chironomidae: Ablabesmyia sp., Corynoneura sp.,
Chironomidae gen. sp., Chironomus (Chironomus) plumosus (Linnaeus, 1758), Chironomus
(Chironomus) riparius Meigen, 1804, Chironomus sp., Cricotopus (Isocladius) sylvestris
(Fabricius, 1794), Cryptochironomus defectus (Kieffer, 1913), Glyptotendipes gripekoveni
(Kieffer, 1913), Tanypus punctipennis Meigen, 1818, Tanypus vilipennis (Kieffer, 1918),
Tanytarsus sp.
Согласно полученным результатам, наибольшее количество бентосных
беспозвоночных было отмечено выше города Бельцы - 29, из которых 4 - это поденки,
чувствительные к загрязнению воды. Наименьшее количество видов было
зарегистрировано выше Оргеева - 5 таксонов. Ниже города Бельцы было отмечено -14
таксонов, ниже Оргеева-15 у села Устье (возле впадения Реута в Днестр) – 13 таксонов.
Наблюдается снижение биоразнообразия видов вниз по течению реки в 2 раза, что
отражает увеличение уровня антропогенного воздействия. Однако, необходимо отметить,
неожиданно высокую численность поденки C. dipterum в пункте отбора ниже Оргеева -
1760 экз/м2 или 28% от общей численности, что требует дополнительных исследований.
Наибольшие показатели численности беспозвоночных были отмечены у с. Устье –
16960 экз/м2, где преобладали виды устойчивые к загрязнению, такие как C. (Chironomus)
plumosus и C. (Chironomus) riparius, которые составили 87% общей численности (12200
экз/м2).
Согласно индексам сапробности рассчитанным по Зелинке – Марвану и Пантле–
Букку, исследованный водоем можно охарактеризовать как α-мезо – полисапробный, а
качество воды - от умеренно загрязненной до сильно загрязненной.
Исследования проводились в рамках проектов №15.817.02.12F, 15.817.02.27 A и
IFSP/GRT-2/T-C.2.

Литература
1. Абакумов В.А. Руководство по методам гидробиологического анализа поверхностных
вод и донных отложений. Л.: Гидрометеоиздат, 1983. – 239 с.
2. Кутикова Л.А., Старобогатов Я.И. Определитель пресноводных беспозвоночных
Европейской части СССР. Ленинград, 1977. – 510 с.
3. Цалолихин С. Я. Определитель пресноводных беспозвоночных России и
93
сопредельных стран. Том 1. Низшие беспозвоночные. 1994. СПб. "Наука", – 394 c.
4. Цалолихин С. Я. Определитель пресноводных беспозвоночных России и
сопредельных стран. Паукообразные. Низшие насекомые. Т. 3. СПб. "Наука", 1997. –
439с.
5. Цалолихин С. Я. Определитель пресноводных беспозвоночных России и
сопредельных стран. Двукрылые насекомые. Т. 4. Спб. "Наука", 2000. – 997c.
6. Цалолихин С.Я. Определитель пресноводных беспозвоночных России и сопредельных
стран. Том 5. Высшие насекомые. СПб. "Наука", 2001. – 836 c.
7. Bretfeld G. Symphypleona// In: Dunger W. (Ed.) Synopses on Palaearctic Collembola.
Abhandlungen und Berichte des Naturkundemuseum. Görlitz. 1999. – V. 71 (2). – 318 p.
8. Buşmachiu G. Collembolan species diversity of the calcareous canyons of the Republic of
Moldova/ G. Buşmachiu, A. Bedos, and L. Deharveng// ZooKeys. 2015.– V. 506.– Р. 95-108.
9. Dunger W. Synopses on Palaearctic Collembola. Tullbergiidae/ Dunger W. and B. Schlitt//
Soil Organisms. 2011. – V. 83(1). – 168 p.
10. Potapov M. Synopses on Palaearctic Collembola. Isotomidae. Abdhandlun-gen und Berichte
des Naturkundemuseums. Görlitz. 2001.– V.73(2). – 603 p.
11. Thibaud J.-M. Synopses on Palaearctic Collembola. Hypogastruridae/ JM. Thibaud, H-J.
Schulz, and MM. Gama Assalino// Abhandlungen und Berichte des Naturkundemuseums.
Görlitz, 2004. – V.75(2).– 287 p.

УДК 598.115.31
Новрузов Н.Э.
СРАВНЕНИЕ ПРИЗНАКОВ ПОЛОВОГО ДИМОРФИЗМА NATRIX TESSELLATA
(LAURENTI, 1768) МАТЕРИКОВОЙ И ОСТРОВНОЙ ПОПУЛЯЦИЙ ЗАПАДНОГО
ПОБЕРЕЖЬЯ СРЕДНЕГО КАСПИЯ
Институт зоологии НАН Азербайджана, г. Баку, Азербайджан,
niznovzoo@mail.ru

Novruzov N. Е.
COMPARISON OF SIGNS OF SEXUAL DIMORPHISM NATRIX TESSELLATA
(LAURENTI, 1768) IN MAINLAND AND ISLAND POPULATIONS OF THE WESTERN
COAST OF MIDDLE CASPIAN
Institute of Zoology of the Azerbaijan National Academy of Sciences, Baku, Azerbaijan
niznovzoo@mail.ru

Аннотация. Сравнительное изучение метрических и меристических признаков особей


водяного ужа (Natrix tessellata) материковой и островной популяций выявило различия по
длине тела и хвоста, длине и ширине головы, количеству брюшных, подхвостовых и
заглазничных щитков. У особей водяного ужа выборки островной популяции длина тела и
хвоста, длина и ширина головы, количество брюшных и подхвостовых щитков больше
чем в выборке материковой популяции. Отмечены достоверные половые различия особей
в обеих популяциях по 5 признакам и 2 индексам.
Abstract. A comparative study of the metric and meristic features of specimens of dice snake
(Natrix tessellata) of the mainland and island populations revealed differences in body and tail
length, length and width of the head, the number of abdominal, tail and occipital shields. In
individuals of dice snake island population body length, length and width of the head, the
number of abdominal and tail shields significantly more than the mainland. Reliable sexual
differences of individuals in both populations on 5 signs and 2 indices were noted.
Ключевые слова: водяной уж, Natrix tessellata, половой диморфизм, материковая и
островная популяции.
94
Keywords: dice snake, Natrix tessellata, sexual dimorphism, mainland and island populations.

ВВЕДЕНИЕ
Водяной уж Natrix tessellata (Laurenti, 1768) один из самых широко
распространѐнных и многочисленных видов змей в Азербайджане. Встречается в
низменных и горных местностях до высоты 2200 м н.у.м., возле больших и малых
водоѐмов, на морском побережье и прибрежных островах Каспийского моря [1, 2].
Исследование метрических и меристических признаков водяного ужа, позволяет выявить
их адаптационные возможности при самых разных условиях существования. В
имеющейся литературе рассматриваются морфологические характеристики материковых
популяций этого вида [3–6, 8]. Особый интерес вызывает морфологическая изменчивость
змей островных популяций на протяжении длительного периода времени существующих
в отрыве от основного ареала обитания вида. Изучение расхождения морфологических
признаков у самцов и самок разных популяций позволяет лучше понять направления и
закономерности в формировании полового диморфизма, а также адаптивную ценность тех
или иных морфологических признаков для конкретного вида. Ввиду этого целью нашего
исследования стало изучение признаков полового диморфизма водяного ужа Natrix
tessellata (Laurenti, 1768) материковой и островной популяций западного побережья
Среднего Каспия.
МАТЕРИАЛ И МЕТОДИКА
Материал был собран в результате полевых исследований, проведѐнных в 2017-
2018 гг. Обследованы окрестности больших и малых водоѐмов, а также острова
Пирсагатского архипелага расположенного у западного побережья Среднего Каспия.
Анализ проведѐн на 88 особях островной и 75 особях материковой популяций N. tessellata.
В ходе исследования проанализирована изменчивость змей по 12
морфометрическим и меристическим признакам, а также 4 индексам: 1) длина тела без
хвоста – (L.); 2) длина неповреждѐнного хвоста – (L.cd.); 3) общая длина тела вместе с
хвостом (L.tot.); 4) длина головы (L.cap.); 5) наибольшая ширина головы (S.cap.); 6)
количество верхнегубных щитков (Lab.); 7) количество нижнегубных щитков (Sub Lab.);
8) количество предгазничных щитков (Pre orb.); 9) количество заглазничных щитков (Post
orb.); 10) количество брюшных щитков (Ventr.); 11) количество подхвостовых щитков
(S.cd.); 12) количество чешуй вокруг середины тела в одном ряду (Sq.); 13) соотношение
длины тела с длиной хвоста (L./L.cd.); 14) соотношение общей длины тела с длиной хвоста
(L. tot./L.cd.); 15) соотношение длины тела с длиной головы (L./L.cap.); 16) соотношение
длины головы с наибольшей шириной головы (L.cap./S.cap.). Статистическая обработка
данных проводилась в программе Statistica 6.0.
РЕЗУЛЬТАТЫ И ОБСУЖДЕНИЕ
Результаты сравнительного анализа метрических, меристических признаков и
индексов представлены в таблице (табл. 1). При рассмотрении признаков выявлены
внутрипопуляционные и межпопуляционные половые отличия. Установлены достоверные
различия по длине тела (L.) и хвоста (L.cd) у особей обоих полов в материковой и
островной популяциях. Длина хвоста у самцов и самок внутри каждой популяции также
достоверно отличалась. Сопоставление двух индексов – отношение длине тела к длине
хвоста (L/L.cd) и отношение суммарного значения длины тела и длины хвоста к длине
хвоста (L.tot./L.cd) выявило достоверные отличия. Самцы в исследуемых популяциях
обладали более длинным относительно длины тела хвостом, нежели самки. Наиболее
значительно это отличие проявлялось у особей ужей материковой популяции.
Длина и ширина головы у особей обоего пола островной популяции больше чем у
материковой, следовательно, относительные размеры головы у них более крупные.
Половой диморфизм по длине и ширине головы в обеих популяциях достоверно выражен,
чего нельзя сказать об индексах соотношения этих двух признаков. Анализ изменчивости

95
числа щитков на брюшной поверхности тела N. tessellata выявил достоверные половые
различия только у особей островной популяции.
Изучение асимметрии четырѐх показателей фолидоза головы справа и слева также
не выявило достоверных половых отличий. Межпопуляционные отличия по асимметрии
фолидоза головы у особей разных полов также были не достоверны. Все же следует
отметить, что в островной популяции асимметрия фолидоза несколько выше у самцов, а в
материковой – у самок.
Таким образом, можно отметить проявления полового диморфизма N. tessellata по
длине хвоста и отношению суммарного значения длины тела и длины хвоста к длине
хвоста. У самцов водяного ужа островной популяции хвост относительно длиннее, чем у
самцов материковой.
Таблица 1.
Морфометрические и меристические данные N. tessellata островной (n=88) и
материковой (n=75) популяций
Материковая популяция Островная популяция
Признак ♂♂ ♀♀ ♂♂ ♀♀
t t
M±m M±m M±m M±m
L. (см.) 60,12±2,03 83,47±1,74 8,73 94,68±2,76 121,52±3,22 6,33
L.cd. (см.) 18,21±0,52 16,18±0,56 2,66 29,15±0,86 25,13±0,98 3,08
L.tot. (см.) 81,32±3,59 99,64±2,94 3,95 115,09±4,77 145,13±5,42 4,16
L.cap. (см.) 2,59±0,11 3,35±0,13 4,46 3,26±0,08 3,83±0,15 3,35
S.cap. (см.) 1,90±0,05 2,14±0,05 3,39 2,48±0,06 2,80±0,09 2,96
Ventr. 173,25±1,53 176,92±2,31 1,32 183,50±1,18 188,0±1,41 2,45
S.cd. 61,79±1,13 60,48±0,47 1,07 65,21±0,70 59,43±1,12 4,38
Lab. 7,86±0,07 7,89±0,11 0,23 7,86±0,09 7,96±0,13 0,63
Sub Lab. 8,20±0,09 8,40±0,14 1,20 8,10±0,07 8,40±0,16 1,72
Pre orb. 2,29±0,10 2,67±0,19 1,77 2,29±0,10 2,76±0,14 2,73
Post orb. 2,92±0,14 3,38±0,15 2,24 3,31±0,22 3,54±0,15 0,86
Sq. 18,10±0,25 18,70±0,22 1,80 18,60±0,23 18,90±0,25 0,88
L./L.cd. 3,76±0,09 4,51±0,08 6,23 3,74±0,07 4,87±0,13 7,65
L.tot./L.cd. 4,33±0,15 5,29±0,13 4,84 4,16±0,25 4,77±0,27 1,66
L./L.cap. 21,37±1,02 21,95±0,78 0,45 22,51±1,31 27,15±1,47 2,36
L.cap./S.cap. 1,55±0,07 1,63±0,05 0,93 1,41±0,05 1,46±0,05 0,71

N. tessellata обитающие на обследованных островах Каспийского моря с большей (t


≥ 2) или меньшей достоверностью (t ≥ 1) отличались от ужей материковой популяции 5
метрическими, 3 меристическими признаками и двумя индексами. В среднем общие
размеры ужей (L. tot.) островной популяции составляли у самок – 145 см., у самцов – 115
см. Максимальная общая длина самок N. tessellata материковой популяции составляла у
самцов 116 см., у самок 136,4 см., островной – у самцов 132,4 см., у самок – 168,6 см.
Изменчивость меристических признаков в исследуемых популяциях также имела свои
особенности, что проявлялось в различиях средних значений признаков и в диапазоне их
изменчивости. Количество чешуй вокруг середины тела в одном ряду (Sq.) было самым
стабильным признаком в обеих популяциях (табл. 1). Пределы изменчивости этого
признака у особей N. tessellata островной популяции несколько шире (17–19), чем у
особей материковой популяции – (18 –19).
Анализ данных также показал, что для признака Sq. наиболее типичными являются
показатель – 19 чешуй, отмеченный у 89,2 % всех особей, и 18 чешуй, выявленный у 6,4 %
змей. Исследуемые популяции различались и по характеру изменчивости количества
брюшных щитков (Ventr.). При более низком среднем значении признака пределы его
изменчивости все же выше в выборке островной популяции. Число пар подхвостовых
96
щитков (S.cd.) ещѐ более изменчиво, чем количество брюшных щитков. Для популяций
вида из южных частей его ареала по свидетельству литературных источников
морфологические изменения, в частности увеличение подхвостовых щитков являются
признаками географической изменчивости [9, 10].
Сравнение двух выборок N. tessellata показало, что особи ужей островной
популяции характеризуются большими значениями длины тела (L.) и хвоста (L.cd.), а
также и низкими значениями индекса соотношения этих признаков (L./L.cd.). Количество
брюшных щитков (Ventr.) в среднем имело большие значения, как у самцов, так и самок, в
выборке островной популяции. Количество пар подхвостовых щитков (S.cd.) в островной
выборке значительно выше только у самцов, а количество чешуй вокруг середины тела
(Sq.) недостоверно выше у особей обоих полов, чем в материковой популяции. Оценка
межпопуляционных различий отдельных признаков полового диморфизма представлена
на диаграмме (рис.).

U 60

40

20

материковая островная
Рис. Оценка различия отдельных признаков полового диморфизма в выборках
материковой и островной популяций (критерий Манна-Уитни)

Для оценки тесноты корреляционной связи между метрическими и


меристическими признаками производился расчѐт коэффициента корреляции Пирсона.
Проведѐнный анализ корреляционной связи 5 метрических и 3 меристических признаков
выявил в некоторых позициях среднюю и сильную прямую корреляционную связь, что
указывает на некоторую линейную зависимость признаков. Наиболее сильно эта связь
проявилась у самок материковой и самцов островной популяций водяных ужей (табл. 2).
Таблица 2.
Корреляционная связь метрических и меристических признаков N. tessellata
материковой и островной популяций
Меристический признак
Метрический признак Пол Ventr. S.cd. Post orb.
М О М О М О
♂♂ 0,517 0,197 0,409 0,910 0,322 0,180
L.
♀♀ 0,557 0,382 0,763 0,195 0,204 0,513
♂♂ 0,119 0,203 0,148 0,310 0,112 0,046
L.cd.
♀♀ 0,963 0,135 0,759 0,162 0,691 0,117
♂♂ 0,646 0,274 0,645 0,735 0,021 0,409
L.tot.
♀♀ 0,114 0,329 0,196 0,136 0,134 0,442

97
♂♂ 0,096 0,364 0,021 0,355 0,286 0,173
L.cap.
♀♀ 0,007 0,223 0,052 0,379 0,007 0,233
♂♂ 0,346 0,147 0,048 0,558 0,152 0,220
S.cap.
♀♀ 0,293 0,143 0,022 0,663 0,568 0,045
Примечание: М – материковая, О – островная

В целом, морфологические отличия и асимметрия некоторых признаков фолидоза


N. tessellata островной популяции, видимо, обусловлены их экологической
дифференциацией, особенностями условий обитания и носят адаптивный характер [7].
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
Анализ морфометрических и меристических признаков выборок N. tessellata
островной и материковой популяций выявил половой диморфизм в обеих выборках.
Половой диморфизм достоверно проявлялся в следующих признаках и индексах: 1) длина
тела (L.); 2) длина хвоста (L.cd.); 3) общая длина тела (L.tot.); 4) длина (L.cap.) и ширина
(S.cap.); 5) индекс соотношения длины тела и длины хвоста (L./L.cd.); (L.tot./L.cd.). У
самок отмечена большая максимальная длина тела (L), а у самцов большая длина хвоста
(L.cd.). Индекс отношения длины тела к длине хвоста (L./L.cd.) у самцов меньше, чем у
самок. Особи N. tessellata выборки островной популяции превосходили особей
материковой популяции по длине тела и хвоста, длине и ширине головы, индексу
отношения длины тела к длине хвоста (L/L.cd.), индексу отношения длины тела и длины
головы (L/L.cap.). У особей материковой популяции в среднем меньше брюшных (Ventr.)
и подхвостовых (S.cd.) щитков. Асимметрия и количество предглазничных (Pre orb.),
заглазничных (Post orb.), верхнегубных (Lab.) и нижнегубных (Sub Lab.) щитков в
большей степени выражены у особей N. tessellata островной популяции.

Литература
1. Алекперов А.М. Земноводные и пресмыкающиеся Азербайджана. Баку: Элм, 1978, 264
с.
2. Ананьева Н.Б., Орлов Н.Л., Халиков Р.Г. и др. Атлас пресмыкающихся Северной
Евразии (таксономическое разнообразие, географическое распространение и
природоохранный статус). ЗИН РАН, СПб., 2004, 232 с.
3. Бакиев А.Г., Маленѐв А.Л., Зайцева О.В., Шуршина И.В. Змеи Самарской области.
Тольятти, 2009, 170 с.
4. Банников А.Г., Даревский И.С., Ищенко В.Г., Рустамов А.К., Щербак Н.Н.
Определитель земноводных и пресмыкающихся фауны СССР. М.: Просвещение, 1977, 414
с.
5. Ермоленко С.В., Гагут А.Н., Гассо В.Я. Изменчивость морфометрических признаков
водяного ужа Natrix tessellata (Reptilia, Colubridae) Центрального и Южного Приднепровья
// Вісник Дніпропетровського університету. Біологія, екологія. 2016. 24(2), С. 526–530.
6. Прилипко С.К. Анализ изменчивости морфологических признаков водяного ужа (Natrix
tessellata) Волгоградской области // Вестник Волгогр. гос. ун-та, Сер.11: Естеств. науки,
вып. №2 (8), 2014, С. 6-12.
7. Салманов М.А., Гасанов Г.Ф. Экология акваторий вокруг островов Каспийского моря //
Юг России: экология, развитие, №3, 2014, С. 133-136.
8. Чугуевская Н.М. Ужи (Serpentes, Cjlubridae, Natrix) Волжского бассейна: экология и
охрана / Дис… канд. биол. наук, 2005, Тольятти, 179 с.
9. Mebert K., 2011. Geographic variation of morphological characters in the dice snake (Natrix
tessellata). Mertensiella 18, P. 11-19.
10. Tuniyev B., Tuniyev S., Kirschey T., Mebert K. Notes on the Dice snake (Natrix tessellata)
from the Caucasian isthmus. Mertensiella 18, 2011, P. 343-357.

98
УДК 619:616.995.128.095
Пашаев В.Ш., *Биттиров А.М.
АНАЛИЗ БИОРАЗНООБРАЗИЯ ПАРАЗИТОФАУНЫ ИНДЕЕК В
ПРИУСАДЕБНЫХ ХОЗЯЙСТВАХ ДАГЕСТАНА
ФГБОУ ВО «Московский государственный университет пищевых производств», г.
Москва, Россия, vagidpashaev@mail.ru
*ФГБОУ ВО «Кабардино-Балкарский государственный аграрный университет им. В.М.
Кокова», г. Нальчик, Россия, bam_58@mail.ru

Pashayev V. S., *Batirov A. M.


THE ANALYSIS OF THE BIODIVERSITY OF THE FAUNA OF PARASITES OF TURKEYS IN
THE FARMLANDS OF DAGESTAN
Moscow State University of Food Production, Moscow, Russia
vagidpashaev@mail.ru
*Kabardino-Balcarian State Agricultural University named after V.M. Kokov, Nalchik, Russia
bam_58@mail.ru

Аннотация. В Дагестане в паразитофауне индеек по показателям экстенсивности и


интенсивности инвазий преобладают 5 видов простейших: Eimeria meleagrimitis, Eimeria
meleagridis, Eimeria gallopavonis, Histomonas meleagridis, Cryptosporidium meleagris; 14
видов гельминтов: Echinostoma revolutum, Hypoderaeum conoideum, Notocotylus attenuatus,
Prosthogonimus ovatus, Prosthogonimus cuneatus, Raillietina tetragona, Raillietina
echinobothrida, Skrjabina caucasica: Capillaria caudinflata, Capillaria obsignata, Thominx
meleagridis, Ascaridia galli, Heterakis gallinarum и Dispharynx nasuta.
Abstract. In Dagestan, 5 species of protozoa: Eimeria meleagrimitis, Eimeria meleagridis,
Eimeria gallopavonis, Histomonas meleagridis, Cryptosporidium meleagris and 14 species of
helminthes: Echinostoma revolutum, Hypoderaeum conoideum, Notocotylus attenuatus,
Prosthogonimus ovatus, Prosthogonimus cuneatus, Raillietina tetragona, Raillietina
echinobothrida, Skrjabina caucasica: Capillaria caudinflata, Capillaria obsignata, Thominx
meleagridis, Ascaridia galli, Heterakis gallinarum and Dispharynx nasuta predominate in the
parasitic fauna of turkeys in terms of the extent and intensity of invasion.
Ключевые слова: индейка, фауна, эндопаразит, экстенсивность, смешанная инвазия.
Key words: Dagestan, turkey, fauna, internal parasite, extensiveness, mixed invasion.

Введение
В Дагестане биоразнообразие и эпизоотологическая оценка паразитофауны индеек
представляет слабо изученную проблему [1-3].
Целью работы является эпизоотологическая оценка паразитарного комплекса
индеек в приусадебных хозяйствах Дагестана.
Материалы и методы исследований
Видовой состав и эпизоотологию паразитофауны индеек в Дагестане изучали в
лаборатории паразитологии Прикасп. ЗНИИВИ методами прижизненной и посмертной
диагностики. При этом использовали копрологические методы (овоскопия, ларвоскопия,
гельминтоскопия) – флотационные (по Фюллеборну), седиментационые – (промывания) и
комбинированные флотационно-седиментационные (Демидов) [2].
Всего с целью изучения биоразнообразия фауны эндопаразитов индеек в Дагестане
обследовали 300 голов молодняка и взрослых особей методами полного и не полного
гельминтологического вскрытия [3].
Результаты обрабатывали с использованием программы «Биометрия».
Результаты исследований
99
При анализе биоразнообразия паразитарного комплекса индеек в приусадебных
хозяйствах определены 32 вида эндопаразитов (Eimeria E. meleagrimitis, Eimeria E.
adenoides, Eimeria E. meleagridis, Eimeria E. dispersa, Eimeria E. gallopavonis, Eimeria E.
subrotunda, Trichomonas gallinae, Histomonas meleagridis, Cryptosporidium meleagris,
Plasmodium griffithsi, Haemoproteus meleagridis, Echinostoma revolutum, Echinostoma
robustum, Echinoparyphium recurvatum, Hypoderaeum conoideum, Notocotylus attenuatus,
Brachylaemus fuscatus, Postharmostomum gallinum, Plagiorchis laricola, Prosthogonimus
ovatus, Prosthogonimus cuneatus, Raillietina tetragona, Raillietina echinobothrida, Skrjabina
caucasica, Capillaria caudinflata, Capillaria obsignata, Thominx contorta, Thominx
meleagridis, Syngamus trachea, Ascaridia galli, Heterakis gallinarum, Dispharynx nasuta),
которые регистрировались с экстенсивностью инвазии (ЭИ), соответственно, 13,0; 8,0;
17,0; 6,0; 10,0; 3,0; 5,0; 14,0; 19,0; 4,0; 3,0; 13,0; 9,0; 6,0; 10,0; 15,0; 3,0; 5,0; 7,0; 18,0; 13,0;
19,0; 14,0; 20,0; 16,0; 23,0; 8,0; 10,0; 9,0; 18,0; 24,0; 11,0% и ИИ, соответственно, 27,5±3,2;
16,3±2, 1; 40,8±5,4; 13,1±1,2; 24,9±2,7; 8,8±0,6 ; 15,3±1,4; 32,7±3,5; 50,6±4,8; 9,8±0,7; 7,1±0,5;
22,4±3,0; 11,6±1,8; 8,4±0,6; 14,7±2,3; 23,5±3,4; 6,2±0,5; 8,0±0,7; 10,6±0,9; 28,4±3,7; 15,2±2,6;
21,7±3,5; 17,3±2,8; 26,9±3,7; 33,2±4,4; 42,7±6,0; 19,4±2,3; 25,2±2,7; 16,8±1,9; 30,6±3,4; 37,4±5,1;
22,7±4,3 экз./особь.
Как видно, видовой состав паразитофауны индеек в Дагестане представлен из 11
видов класса Protozoa и 21 вида био- и геогельминтов.
Заключение. В Дагестане в паразитофауне индеек по показателям экстенсивности
и интенсивности инвазий преобладают 5 видов простейших: Eimeria E. meleagrimitis,
Eimeria E.meleagridis, Eimeria E.gallopavonis, Histomonas meleagridis, Cryptosporidium
meleagris; 8 видов биогельминтов: Echinostoma revolutum, Hypoderaeum conoideum,
Notocotylus attenuatus, Prosthogonimus ovatus, Prosthogonimus cuneatus, Raillietina
tetragona, Raillietina echinobothrida, Skrjabina caucasica и 6 видов геогельминтов:
Capillaria caudinflata, Capillaria obsignata, Thominx meleagridis, Ascaridia galli, Heterakis
gallinarum и Dispharynx nasuta.

Литература
1. Алиев Ш.К. Эколого-фаунистическая и эпизоотологическая характеристика
паразитарного комплекса охотничье-промысловых птиц Северного Кавказ: Автореф. дисс.
докт. биол. наук. – М., 2006. – 50 с.
2. Маржохова Л.Х., Жигунова А.А., Биттиров А.М. Биоразнообразие паразитофауны
домашних уток Северного Кавказа//Вестник КрасГАУ. – №1. – Красноярск. – 2008. – С.
151-155.
3.Маржохова Л.Х., Жигунова А.А., Биттиров А.М. Фауна гельминтов уток и
эпизоотологический анализ паразитоценозов в регионе Центрального Кавказа//Вестник
Бурят. ГСХА.– №1 (10).–Улан-Удэ. – 2008. – С. 17-23.

УДК 619:616.995.128.095
Пашаев В.Ш., *Биттиров А.М.
ЭНДОПАРАЗИТЫ ГУСЕЙ КРУПНОЙ СЕРОЙ ПОРОДЫ И ЕГО
ЭПИЗООТОЛОГИЧЕСКАЯ ОЦЕНКА В ДАГЕСТАНЕ
ФГБОУ ВО «Московский государственный университет пищевых производств», г.
Москва, Россия, vagidpashaev@mail.ru
*ФГБОУ ВО «Кабардино-Балкарский государственный аграрный университет им. В.М.
Кокова», г. Нальчик, Россия, bam_58@mail.ru

Pashayev V. S., *Batirov A. M.

100
INTERNAL PARASITES OF GEESE OF LARGE GRAY ROCKS AND EPIZOOTIC
ASSESSMENT IN DAGESTAN
Moscow State University of Food Production, Moscow, Russia
vagidpashaev@mail.ru
*Kabardino-Balcarian State Agricultural University named after V.M. Kokov, Nalchik, Russia
bam_58@mail.ru

Аннотация. В Дагестане видовой состав эндопаразитов гусей крупной серой породы включает
24 вида классов Protozoa, Trematoda, Cestoda, Nematoda и Acanthocephala. В протозоофауне
доминировали виды Eimeria anseris, Eimeria nocens и Cryptosporidium baileyi.
Максимальные показатели экстенс- и интенсинвазированности гусей крупной серой
породы гельминтами отмечены в середине осени.
Abstract. In Dagestan, the species composition of internal parasites of large gray geese include
24 species of classes Protozoa, Trematoda, Cestoda, Nematoda and Acanthocephala. In the
fauna of protozoa Eimeria anseris, Eimeria nocens, and Cryptosporidium baileyi dominated.
The maximum indicators of the extensiveness and intensity of invasion of geese of large gray
breed by helminths were noted in the middle of autumn.
Ключевые слова: Дагестан, гусь, порода, крупная серая, фауна, эндопаразит,
эпизоотология, распространенность, анализ, экстенсивность, инвазия.
Key words: Dagestan, goose, breed, large gray, fauna, endoparasite, epizootology, prevalence,
analysis, extensiveness, invasion.

Введение
В Дагестане биоразнообразие и эпизоотологическая оценка паразитофауны гусей
крупной серой породы не изучена [1-3].
Целью работы является эпизоотологическая оценка паразитарного комплекса гусей
крупной серой породы в Дагестане.
Материалы и методы исследований
Видовой состав и эпизоотологию паразитофауны гусей крупной серой породы в
Дагестане изучали в лаборатории паразитологии Прикасп. ЗНИИВИ методами
прижизненной и посмертной диагностики. При этом использовали копрологические
методы (овоскопия, ларвоскопия, гельминтоскопия) – флотационные (по Фюллеборну) и
комбинированные флотационно-седиментационные методы (Демидов) [2].
Всего с целью изучения биоразнообразия фауны эндопаразитов гусей крупной
серой породы обследовали 200 голов молодняка и взрослых особей методами полного и
не полного гельминтологического вскрытия [3].
Результаты обрабатывали с использованием программы «Биометрия».
Результаты исследований
Паразитологическими исследованиями 200 особей гусей крупной серой породы
разного возраста установлен видовой состав эндопаразитов, который включает 8 видов класса
Protozoa и 16 видов гельминтов.
Классы Protozoa, Trematoda, Cestoda, Nematoda и Acanthocephala в структуре
эндопаразитарного комплекса гусей крупной серой породы (Anser erythropus L)
представлены видами: Eimeria E. nocens, Eimeria E. stigmosa, Eimeria E. anseris, Eimeria E.
truncata, Tyzzeria parvula, Cryptosporidium baileyi, Plasmodium gallinaceum, Aegyptianella
pullorum, Notocotylus attenuatus, Paryphostomum novum, Plagiorchis laricola, Prosthogonimus
anatinus, Prosthogonimus rarus, Catatropis verrucosa, Tschertkovilepis setigera,
Drepanidotaenia lanceolata, Raillietina echinobothrida, Variolepis farciminosa, Skrjabina
caucasica, Amidostomum anseris, Streptocara crassicauda, Ganguleterakis dispar, Capillaria
anseris, Filicollis anatis и встречаются с экстенсивностью инвазии, соответственно, класс
Protozoa – 9,52; 4,76; 14,29; 4,76; 4,76; 19,05; 4,76; 4,76%: класс Trematoda – 28,57; 4,76;
4,76; 19,05; 9,52; 14,29%: класс Cestoda – 9,52; 14,29; 19,05; 21,43; 14,29%: класс Nematoda
101
– 19,05; 11,91; 14,29; 23,81%: класс Acanthocephala – 9,52% и интенсивностью инвазии,
соответственно, класс Protozoa - 3-42; 1-8; 2-53; 1-5; 1-4; 4-65; 1-10; 1-6 экз./особь: класс
Trematoda – 2-37; 2-10; 1-14; 5-26; 2-12; 3-22 экз./особь: класс Cestoda – 1-17; 2-23; 1-30; 3-
19; 1-12 экз./особь: класс Nematoda – 19,05; 11,91; 14,29; 23,81 экз./особь: класс
Acanthocephala – 1-10 экз./особь.
В протозоофауне доминировали виды Eimeria E. anseris, Eimeria E. nocens и
Cryptosporidium baileyi. Максимальные показатели экстенс- и интенсинвазированности
гусей крупной серой породы гельминтами отмечены в середине осени видами Notocotylus
attenuatus, Prosthogonimus anatinus, Variolepis farciminosa, Raillietina echinobothrida,
Amidostomum anseris, Capillaria anseris. Все виды био- и геогельминтов специфичны для
всех представителей орнитофауны, ведущей водно-болотный образ жизни.
Заключение. В Дагестане видовой состав эндопаразитов гусей крупной серой породы
включает 24 вида классов Protozoa, Trematoda, Cestoda, Nematoda и Acanthocephala. В
протозоофауне доминировали виды Eimeria anseris, Eimeria nocens и Cryptosporidium
baileyi.

Литература
1. Алиев Ш.К. Эколого-фаунистическая и эпизоотологическая характеристика
паразитарного комплекса охотничье-промысловых птиц Северного Кавказ: Автореф. дисс.
докт. биол. наук. – М., 2006. – 50 с.
2. Маржохова Л.Х., Жигунова А.А., Биттиров А.М. Биоразнообразие паразитофауны
домашних уток Северного Кавказа//Вестник КрасГАУ. – №1. – Красноярск. – 2008. – С.
151-155.
3. Маржохова Л.Х., Жигунова А.А., Биттиров А.М. Фауна гельминтов уток и
эпизоотологический анализ паразитоценозов в регионе Центрального Кавказа//Вестник
Бурят. ГСХА.– №1 (10). –Улан-Удэ. – 2008. – С. 17-23.

УДК 595.783 (470.67)


1
Полтавский А.Н., 2Ильина Е.В.
К ФАУНЕ РАЗНОУСЫХ ЧЕШУЕКРЫЛЫХ (LEPIDOPTERA, HETEROCERA)
ДАГЕСТАНА
1
Ботанический сад Южного Федерального Университета, г. Ростов-на-Дону, Россия,
poltavsky54@mail.ru
2
Прикаспийский институт биологических ресурсов Дагестанского научного центра РАН,
г. Махачкала, Россия, carabus@list.ru
1
Poltavsky A.N., 2Ilyina E.V.
TO THE MOTH'S FAUNA (LEPIDOPTERA, HETEROCERA)
OF DAGESTAN
1
Botanical garden of Southern Federal University, Rostov-on-Don, Russia, poltavsky54@mail.ru
2
Caspian Institute of Biological Resources of the Dagestan Scientific Centre of the Russian
Academy of Science, Makhachkala, Russia, carabus@list.ru

Аннотация. В 2018 г. в Дагестане были продолжены сборы разноусых чешуекрылых


(Heterocera) в 10 пунктах. Всего учтено: Noctuoidea − 163 вида, Pyraloidea − 96 видов,
Geometridae − 80 видов; из них 40 видов − новые для республики. Общее видовое
разнообразие изученных таксонов в фауне Дагестана достигает: Noctuoidea − 670,
Pyraloidea − 186, Geometridae − 149.
Summary. The Heterocera moth's collection in Dagestan was continued during 2018 in 10
localities. It is considered in total: Noctuoidea − 163 species, Pyraloidea − 96 species,
102
Geometridae − 80 species; 40 species of them are the new to republic. The general specific
variety of the studied taxons in the fauna of Dagestan reaches: Noctuoidea − 670, Pyraloidea −
186, Geometridae − 149.
Ключевые слова: республика Дагестан, фауна Heterocera, Noctuoidea, Pyraloidea,
Geometridae, систематический список.
Keywords: Republic of Dagestan, fauna of Heterocera, Noctuoidea, Pyraloidea, Geometridae,
systematic list.

Введение
Сборы разноусых чешуекрылых (Heterocera) в разных природных зонах Дагестана
проводятся нами с 1998 г., а их результаты представлены во многих публикациях [1-8, 10]
В 2018 г. нами были собраны новые для региона виды совкообразных (Noctuoidea),
огнѐвкообразных (Pyraloidea) и пядениц (Geometridae), всего 40 видов. В том числе, 2
новых для региона вида совок были собраны в 2017 г. В настоящей публикации мы
представляем новые данные о фауне разноусых чешуекрылых в виде аннотированного
списка видов.
Материалы и методы исследований
Материал был собран в различных пунктах, в том числе новых, а также на
заповедных территориях в рамках программы по инвентаризации фауны насекомых
заповедника. Сборы проводились традиционным способом – на световую ловушку, в
течение 28 ночей. Всего учтено: Noctuoidea − 163 вида, Pyraloidea − 96 видов, Geometridae
− 80 видов.
Пункты учѐтов чешуекрылых, указанные в списке: бархан Сарыкум, окр. с. Алмало
(Кумторкалинский р-он); природный парк «Сосновка» (Ногайский р-он); Самурский
заказник и Самурский хребет (старый Кчун) (Магарамкентский р-он); Аграханский
заказник − кордон Чаканный (Бабаюртовский р-он); окр. с. Дылым (Казбековский р-он);
окр. с. Салда (Тляратинский р-он); турбаза Терменлик (Буйнакский р-он); пос. Старый
Бирюзяк (Тарумовский р-он).
Обозначения зоогеографических ареалов видов: Г − голарктический, Т −
транспалеарктический, ЗП − западно-палеарктический, ЕС − евро-сибирский, С −
средиземноморский, ВС − восточно-средиземноморский, Е − европейский, ЕК − евро-
казахстанский, ЕА − евро-азиатский, ИТ − ирано-туранский, МС − монголо-сибирский, П
− понтический.
Систематический список чешуекрылых
Семейство Erebidae
Подсемейство Erebinae
1. Anumeta cestina Staudinger, 1884 − ИТ − Сосновка, 21.06.2018 (6 экз.), 22.06.2018
(2 экз.).
2. Anumeta dentistrigata (Staudinger, 1887) − ИТ − Сосновка, 22.06.2018 (1 экз.).
3. Arytrura musculus (Menetries, 1859) − МС − Самурский заказник, 12.07.2018 (1
экз.).
4. Gonospileia triquetra (Denis & Schiffermüller, 1775) − ЗП − Аграханский заказник,
30.04.2018 (1 экз.).
Семейство Noctuidae
Подсемейство Hadeninae
5. Orthosia gracilis (Denis & Schiffermüller, 1775) − ЗП −Аграханский заказник,
30.04.2018 (8 экз.).
Подсемейство Xyleninae
6. Photedes captiuncula (Treitschke, 1825) − ЕС −Дылым. 15.07.2017 (1 экз.).
7. Xanthia togata (Esper, 1788) − Г − Салда, 17.10.2017 (2 экз.).
Семейство Phycitidae
Подсемейство Phycitinae
103
8. Acrobasis fallouella (Ragonot, 1871) − Е − Самурский заказник, 19.05.2018 (4 экз.),
13.07.2018 (4 экз.).
9. Ephestia parasitella Staudinger, 1859 − С − Сарыкум, 29.06.2018 (1 экз.).
10. Ancylosis rhodochrella (Herrich-Schäffer, 1855) − Е − Сарыкум, 6.07.2018 (1 экз.).
11. Oncocera faecella (Zeller, 1839) − Т − Сосновка 22.06.2018 (2 экз.); Сарыкум,
1.07.2018 (1 экз.); Сарыкум, 4.06.2018 (1 экз.), 15.08.2018 (1 экз.).
12. Epischnia cretaciella Mann, 1869 − ВС − Сосновка, 22.06.2018 (1 экз.).
13. Ancylodes dealbatella (Erschoff, 1874) − ИТ − Терменлик, 4.07.2018 (1 экз.).
14. Psorosa dahliella (Treitschke, 1832) − П − Сарыкум, 13.05.2018 (1 экз.).
15. Neopempelia hieroglyphella (Ragonot, 1887) − ИТ − Сарыкум, 1.07.2018 (1 экз.).
16. Pempelia amoenella (Zeller, 1848) − ЕК − Старый Бирюзяк 14.06.2018 (1 экз.).
Семейство Crambidae
Подсемейство Crambinae
17. Euchromius superbellus (Zeller, 1849) − Е − Алмало, 17.07.2018 (1 экз.).
18. Euchromius jaxartellus (Erschoff, 1874) − ИТ − Самурский заказник, 12.07.2018
(5 экз.); Сарыкум, 29.07.2018 (1 экз.), 15.08.2018 (3 экз.).
19. Metacrambus carectellus (Zeller, 1847) − ИТ − Алмало, 25.06.2018 (4 экз.);
Терменлик, 4.07.2018 (1 экз.).
20. Mesocrambus candiellus (Herrich-Schäffer, 1848) − С − Самурский заказник,
12.07.2018 (3 экз.).
21. Platytes cerussella ([Denis & Schiffermüller], 1775) − ЕС −Сосновка, 22.06.2018
(1 экз.).
Семейство Geometridae
Подсемейство Ennominae
22. Abraxas sylvata (Scopoli, 1763) − Т − Терменлик, 4.07.2018 (3 экз.).
23. Stegania cararia (Hübner, 1790) −Е − Самурский заказник, 21.06.2018 (1 экз.).
24. Cabera pusaria (Linnaeus, 1758) − Т − Самурский заказник, 25.05.2018 (1 экз.).
25. Eilicrinia trinotata (Metzner, 1845) − П −Самурский заказник, 21.06.2018 (3 экз.);
Сарыкум, 29.07.2018 (1 экз.).
26. Heterolocha laminaria (Herrich-Schaffer, 1852) − ЕС − Терменлик, 4.07.2018 (4
экз.).
27. Campaea margaritaria (Linnaeus, 1761) − С − Самурский заказник, 10.05.2018 (1
экз.); Самурский хребет, 15.07.2018 (1 экз.).
28. Dyscia malatyana Wehrli, 1934 − Е − Сарыкум, 24.08.2018 (1 экз.).
Подсемейство Geometrinae
29. Chlorissa viridata (Linnaeus, 1758) − ЕА − Сарыкум, 29.07.2018 (1 экз.).
30. Microloxia herbaria (Hübner, [1813]) − Т −Сарыкум, 19.05.2018 (1 экз.); Алмало,
17.07.2018 (1 экз.); Сарыкум, 1.07.2018 (3 экз.); Сарыкум, 4.06.2018 (1 экз.),
15.08.2018 (1 экз.).
Подсемейство Sterrhinae
31. Idaea biselata (Hufnagel, 1767) − Т − Терменлик, 4.07.2018 (7 экз.).
32. Cyclophora linearia (Hübner, [1799]) − Т − Самурский хребет, 15.07.2018 (1 экз.).
Подсемейство Larentiinae
33. Catarhoe cuculata (Hufnagel, 1767) − ЕА − Терменлик, 4.07.2018 (1 экз.).
34. Epirrhoe rivata (Hübner, [1813]) − Е −Терменлик, 4.07.2018 (3 экз.).
35. Anticlea derivata ([Denis & Schiffermüller], 1775) − ВС −Терменлик, 4.07.2018 (1
экз.).
36. Protothera firmata (Hübner, [1822]) − Е −Терменлик, 4.07.2018 (1 экз.).
37. Asthena ochrifasciaria Leech, 1897 − Т − Сарыкум, 24.08.2018 (2 экз.).
38. Hydrelia flammeolaria (Hufnagel, 1767) − Т − Терменлик, 4.07.2018 (2 экз.),
4.07.2018 (1 экз.).
39. Hydria undulata (Linnaeus, 1758) − Т − Терменлик, 4.07.2018 (1 экз.).
104
40. Eupithecia pimpinellata (Hübner, [1813]) − ЕС − Терменлик, 4.07.2018 (1 экз.).

Общее число видов изученных таксонов в фауне Дагестана в настоящий момент


достигает: Noctuoidea − 670, Pyraloidea − 186, Geometridae − 149. Выявленные новые для
республики виды имеют широкий спектр биогеографических ареалов, среди которые
доминирует бореальный комплекс − 25 видов (Г, Т, ЗП, ЕС, ЕК, Е, МС).
Средиземноморский комплекс (С, ВС, П) включает 6 видов и азиатский комплекс (ИТ,
ЕА) − 9 видов.
Ирано-туранская группа представляет наибольший интерес с точки зрения
возможных изменений в фауне региона. Если совка A. cestis уже была известна из
восточного Предкавказья, то A. dentistrigata отмечена впервые. Огнѐвка N. hieroglyphella
на юге России была собрана только в Ростовской и Астраханской областях, а также
гораздо северо-восточнее − на южном Урале [9]. Сходное Волго-Донское распространение
на юге России имеет огнѐвка A. dealbatella, которая также собрана впервые в северо-
восточном Предкавказье. Тогда как огнѐвки E. jaxartellus и M. candiellus гораздо шире и
обильнее представлены по всему югу России.
Разнородность видового состава новых для республики видов Heterocera не
позволяет однозначно утверждать, что происходит обогащение фауны извне, за счѐт
иммиграций бабочек. Выявление новых видов является результатом достаточно высокой
интенсивности сборов за один сезон в разных пунктах. Инвазивными видами можно
уверенно считать лишь несколько совок и огнѐвок, отмеченных нами в предыдущих
публикациях: Glyphodes pyloalis Walker, 1859 G. perspectalis (Walker, 1859), Hellula undalis
(Fabricius, 1794), Acontia candefacta (Hübner, [1831])) [6]. Очевидно, что аборигенная
лепидоптерофауна Дагестана ещѐ недостаточно изучена.

Литература
1. Ильина Е.В., Полтавский А.Н., Матов А.Ю., Гасанова Н. М.-С. Каталог совок
(Lepidoptera: Nolidae, Erebidae, Noctuidae) Дагестана. Махачкала: Наука-Дагестан, 2012. −
192 с.
2. Ильина Е.В., Полтавский А.Н. Дополнения к каталогу совок Дагестана (Lepidoptera:
Nolidae, Erebidae, Noctuidae) // Эверсманния. 2014. − № 37. − С. 50-51.
3. Полтавский А.Н., Ильина Е.В. Термофильные виды огнѐвкообразных и совкообразных
чешуекрылых (Lepidoptera: Pyraloidea, Noctuoidea) в фауне Дагестана // II Межд. н.-практ.
конф. "Совр. пробл. биол. и экол.". Махачкала: ДГПУ, АЛЕФ. − 2016а. − С. 56-57.
4. Полтавский А.Н., Ильина Е.В. Материалы к фауне огнѐвкообразных (Lepidoptera,
Pyraloidea) республики Дагестан // Изв. Даг. гос. пед. ун., 2016б. − № 1 (34). − С. 53-50.
5. Полтавский А.Н., Ильина Е.В. Новые и редкие виды совкообразных (Lepidoptera:
Noctuoidea) Дагестана // Межд. н.-практ. конф. "Биол. разн. – основа устойчивого разв.".
Грозный. − 2017. − С. 61-66.
6. Полтавский А.Н., Ильина Е.В. Новые виды огнѐвкообразных (Lepidoptera: Pyraloidea) в
фауне Дагестана // Всер. конф. "Биоразн. и рац. исп. прир. рес.". −Махачкала. − 2018. − С.
145-148.
7. Matov A.Y., Ilyina E.V., Poltavsky A.N. Records of some rare noctuid moths (Lepidoptera:
Noctuidae) in Daghestan republic (Russia) in 2009 // Phegea. 2012. − № 40 (2). − P. 56-60.
8. Poltavsky A.N., Artokhin K.S. The Pyraloidea (Lepidoptera) of the Rostov-on-Don Province
of Russia, III. Family Pyralidae // Entomologist’s Gazette. 2018. − № 69 (3). − P. 186-209.
9. Poltavsky A.N., Ilyina E.V. New records of some rare Noctuoidea and Pyraloidea in
Daghestan Republic (Russia) // Entomofauna. 2016а. − B. 37. − H. 16. − S. 265-280.
10. Poltavsky A.N., Ilyina E.V. New records to the Pyraloidea fauna of the Republic of
Daghestan (Russia) (Lepidoptera: Crambidae, Pyralidae) // SHILAP Revista de lepidopterologia.
2016б − 45 (175). − P. 447-454.

105
УДК 595.789
Романчук Р.В.
К ФАУНЕ ДНЕВНЫХ ЧЕШУЕКРЫЛЫХ (LEPIDOPTERA: HESPERIOIDEA,
PAPILIONOIDEA) ОХРАНЯЕМОГО ПРИРОДНОГО ОБЪЕКТА «КАМЕННАЯ
БАЛКА» МЯСНИКОВСКОГО РАЙОНА РОСТОВСКОЙ ОБЛАСТИ
Южный федеральный университет, г. Ростов-на-Дону, Россия;
roma.romanchuk.95@bk.ru

Romanchuk R. V.
TO THE FAUNA OF THE DIURNAL BUTTERFLIES (LEPIDOPTERA:
HESPERIOIDEA, PAPILIONOIDEA) OF THE PROTECTED NATURAL OBJECT
«KAMENNAYA BALKA» OF THE MYASNIKOVSKY DISTRICT OF THE ROSTOV
REGION
Southern Federal University, Rostov-on-Don, Russia.
roma.romanchuk.95@bk.ru

Аннотация: в работе представлены сведения о фауне дневных чешуекрылых охраняемого


природного объекта «Каменная балка», расположенного в Мясниковском районе
Ростовской области. Приведен список видов, отмеченных на исследованной территории.
Проведена оценка плотности популяций 20 видов дневных бабочек из 6 семейств.
Abstract: the paper presents information about the fauna of diurnal Lepidoptera of the protected
natural object «Kamennaya balka», located in the Myasnikovsky district of the Rostov region. A
list of species noted in the study area is presented. The density of populations of 20 species of
diurnal butterflies from 6 families was estimated.
Ключевые слова: фауна чешуекрылых, Hesperioidea, Papilionoidea, охраняемый природный
объект, особо охраняемые природные территории.
Key words: lepidoptera fauna, Hesperioidea, Papilionoidea, protected natural object, specially
protected natural territories.

Введение. Охраняемые природные объекты (ОПО) представляют собой особо


охраняемые природные территориии (ООПТ) областного значения. Данная категория
ООПТ установлена постановлением Правительства Ростовской области от 12.05.2017 №
354 «Об охраняемых ландшафтах и охраняемых природных объектах». На территории
Ростовской области (РО) расположено 20 ОПО, общей площадью 1,07 тыс. га.
ОПО «Каменная балка» является действующей комплексной ООПТ регионального
значения, площадью 59,3 га. Имеет природоохранное, рекреационное и научно-
просветительское значение. Представляет собой резерват степного биоразнообразия и
образец типичного природного ландшафта правого коренного борта дельты Дона [3]
(Рис.).
В Каменной балке находится стоянка древнего человека, относящаяся к так
называемой «Каменнобалковой культуре» [1]. Ценность находящихся на данной
территории природных экосистем заключена в их высоком биологическом разнообразии,
ландшафтных, геологических (например: выходы сарматских известняков на
эродированных склонах) и геоморфологических особенностях, особой средоохранной и
средостабилизирующей функции для прилегающих антропогенно-трансформированных
территорий [3]. «Каменная балка» является эталонным участком «Недвиговского
энтомологического рефугиума» [6]. Во флоре ОПО зарегистрировано 234 вида
сосудистых растений, из которых 11 отнесено к редким, подлежащим охране. Зональные,
интразональные и азональные ландшафты определяют своеобразие орнитофауны и состав
беспозвоночных [3].
106
Рис. – Ландшафт ОПО «Каменная балка» (фото Романчука Р.В)

Цель исследования: сбор актуальных данных о фауне и плотности популяций


булавоусых чешуекрылых ОПО «Каменная балка» на основании полевых маршрутных
исследований.
Материал и методы. Сбор материала проводился в весенний и летний периоды.
Календарные даты полевых выездов: 06.07.2017, 09.07.2017, 23.07.2017, 24.07.2017,
28.04.2018, 05.05.2018, 06.05.2018. Учет насекомых осуществлялся маршрутным методом
с использованием воздушного энтомологического сачка. Учитывались бабочки,
пролетавшие в поле зрения перед учетчиком в условном створе 5 м. Маршрут состоял из
трех участков длиной 200 метров и включал три постоянные площадки учета.
Определение бабочек проводилось как визуально (непосредственно в полете), так и с
помощью справочных материалов при камеральной обработке собранного материала.
Отдельные экземпляры чешуекрылых монтировались в коллекцию. Плотность популяций
дневных бабочек определялась пересчетом числа учтенных особей на 1 га. При
определении насекомых использовалась номенклатура чешуекрылых в соответствии с
«Каталогом чешуекрылых России» [2]. В качестве справочника по региональной фауне
дневных бабочек использовалось пособие «Булавоусые бабочки Ростовской области и юга
России (Lepidoptera: Rhopalocera)» [5].
Обсуждение. Систематический список видов булавоусых чешуекрылых.
Отряд Lepidoptera
Надсемейство Hesperioidea
Семейство Hesperiidae: Erynnis tages (Linnaeus, 1758), Carcharodus alceae (Esper, [1780]).
Надсемейство Papilionoidea
Семейство Papilionidae: Iphiclides podalirius (Linnaeus, 1758).
Семейство Pieridae: Pieris rapae (Linnaeus, 1758), P. napi (Linnaeus, 1758) Pontia daplidice
(Linnaeus, 1758), Colias hyale (Linnaeus, 1758).
Семейство Nymphalidae: Argynnis paphia (Linnaeus, 1758), Melitaea trivia (Denis &
Schiffermuller, 1775), Inachis io (Linnaeus, 1758), Vanessa atalanta (Linnaeus, 1758), V. cardui
(Linnaeus, 1758).

107
Семейство Satyridae: Melanargia galathea (Linnaeus, 1758), Coenonympha pamphilus
(Linnaeus, 1758), Maniola jurtina (Linnaeus, 1761).
Семейство Lycaenidae: Polyommatus icarus (Rottemburg, 1775), Plebejus argus (Linnaeus,
1758), P. argyrognomon (Bergstrasser,1779), Lycaena tityrus (Poda, 1761), L. thersamon
(Esper, [1784]).
Таким образом, выявленный видовой состав булавоусых ОПО «Каменная балка»
по сборам 2017-2018 гг. составил 20 видов из 6 семейств – около 14 % от известной фауны
дневных бабочек Ростовской области. Новых видов для РО не выявлено.
В результате проведенной оценки плотности булавоусых чешуекрылых, были
получены следующие результаты:
Erynnis tages – 10 экз./га., Carcharodus alceae – 10-30 экз./га.
Iphiclides podalirius – 10 экз./га.
Pieris rapae – 20-70 экз./га., P. napi – 10 экз./га., Pontia daplidice – 30 экз./га., Colias hyale –
20-40 экз./га
Argynnis paphia – 10 экз./га., Melitaea trivia – 30-80 экз./га, Inachis – 10 экз./га., Vanessa
atalanta – 20 экз./га., V. cardui – 10 экз./га.
Melanargia galathea – 10-20 экз./га., Coenonympha pamphilus – 10-30 экз./га., Maniola
jurtina – 30 экз./га.
Polyommatus icarus – 10 экз./га., Plebejus argus – 10-40 экз./га., P. argyrognomon – 20
экз./га., Lycaena tityrus – 30 экз./га., L. thersamon – 20 экз./га.
Заключение. Полученные сведения о видовом составе и плотности популяций
представителей рассматриваемого отряда демонстрируют равномерное распределение
дневных бабочек по ландшафту, что, очевидно, связано с обилием цветущих трав в период
проведения полевых исследований. Фаунистический состав булавоусых чешуекрылых
ОПО «Каменная балка» схож с видовым составом дневных бабочек охраняемого
ландшафта (ОЛ) «Чулекская балка», расположенном примерно в 3 км к северо-западу [7].
Сборы представлены преимущественно полизональными видами, адаптированными к
жизни в агроландшафтах, что обусловлено расположением крупного населенного пункта
(хутор Недвиговка) и возделываемых полей вблизи исследованной ООПТ.
Данные об уникальности природных комплексов ОПО «Каменная балка»
раскрывают необходимость постоянного мониторинга объектов охраны и определяют
природоохранное значение данной ООПТ. В отношении же конкретно энтомофауны
«Каменной балки» рекомендуется проведение комплексных энтомологических
исследований для получения актуальных данных о видовом составе и численности
представителей основных отрядов насекомых, в том числе и чешуекрылых.

Литература
1. Медведев С.П. Клад из верхнего культурного слоя позднепалеолитической стоянки
Каменная Балка II // Новые материалы и методы археологического исследования:
Материалы II Международной конференции молодых ученых. М.: Иа РАН, 2013. С. 18-20.
2. Каталог чешуекрылых (Lepidoptera) России / Под ред. С.Ю. Синѐва. – СПб.; М.: Т-во
научных изданий КМК, 2008. – 424 с.
3. Официальный портал Правительства Ростовской области. URL: http://www.donland.ru
(дата обращения: 21.01.2019).
4. ООПТ России. URL: http://oopt.aari.ru (дата обращения: 22.02.2019).
5. Полтавский А.Н. Булавоусые бабочки Ростовской области и юга России (Lepidoptera:
Rhopalocera). Методическое пособие. Ростов-на-Дону. ООО Изд. «Артель». 2009. – 72 с.
6. Полтавский А.Н., Артохин К.С. Энтомологические рефугиумы и их значение при
ведении Красной книги Ростовской области. Ростов-на-Дону: ИП Кубеш, 2012. 184 с.
7. Романчук Р.В. К фауне чешуекрылых (Insecta: Lepidoptera) охраняемого ландшафта
«Чулекская балка» Мясниковского района Ростовской области // Актуальные проблемы
экологии и природопользования: Сборник материалов / отв. ред. К. Ш. Казеев; Южный
108
федеральный университет. – Ростов-на-Дону – Таганрог: Издательство Южного
федерального университета, 2018. – С. 79-82.

УДК 597.2/5
Садырбаева Н.Н., Абжанов Т.С.
СОСТОЯНИЕ ИХТИОФАУНЫ ВОДОЕМА ПЛОТИНА КЕНЕНБАЙ
Балхашский филиал ТОО «Научно-производственный центр рыбного хозяйства», г.
Балхаш, Республика Казахстан, natasadyr@mail.ru

Sadyrbaevа N. N., Abzhanov T. S.


CONDITION OF THE IHTIOFAUNA OF THE WATER OF THE DAM OF KENENBAY
Balkhash Branch of Fisheries Research and Production Center LLP, Balkhash,
Republic of Kazakhstan, natasadyr@mail.ru

Аннотация. На современном этапе особое внимание уделяется рыбохозяйственному


освоению малых водоемов, которые дают существенную долю рыбной продукции и
оценка их рыбохозяйственного значения имеет большое значение как в плане сохранения
рыбных запасов на оптимальном уровне, так и в сохранении биоразнообразия малых
водоемов.
Summary. At the present stage, special attention is paid to the fishery development of small
reservoirs, which provide a significant share of fishery products and the assessment of their
fisheries value is of great importance both in terms of maintaining fish stocks at an optimal level
and in preserving the biodiversity of small reservoirs.
Ключевые слова: численность, возрастной состав, упитанность, темп роста.
Key words: number, age composition, fatness, growth rate.

Исследования водоема плотина Кененбай или, как его еще называют, озеро
Амангельды были проведены летом 2017 г. Водоем расположен в 170 км к северо-западу
от г. Жезказгана и возник в начале шестидесятых годов прошлого века в результате
перекрытия русла временного водотока Айбас, стекающего с гор Улытау. Дамба
возводилась хозяйственным способом для сохранения запаса воды для водопоя скота.
Образовавшийся водоѐм заполнил не только русло реки Айбас, но и наиболее
пониженные естественные участки рельефа.
Существование этого водоѐма полностью зависит от количества воды,
поступающего по реке Айбас. Площадь водной поверхности водоема составляет 267,0 га,
максимальная глубина составляет 7,0 м, средняя – 2,75 м. Длина водоема 2,8 км, средняя
ширина – 1,0 км.
Значительная часть водоема (вдоль южного и юго-восточного берегов)
мелководная, зарастает тростником и камышом. Ниже располагаются заросли рдестов.
Северный берег более крутой, полоса тростников очень узкая и не сплошная. Дно покрыто
небольшим слоем ила на гравелисто-галечной основе. У северного берега водоема
местами наблюдается выход коренных (скалистых) пород.
Вода в достаточном для развития рыб объеме сохраняется даже при 80 %-ной
обеспеченности стока воды р. Айбас. При 90 % ной обеспеченности стока, если она не
повторяется 2-3 года подряд, в водоеме также не возникает угроза замора рыб. По
основным показателям гидрохимический режим является оптимальным для развития
низшей и высшей водной растительности, кормовых организмов и ихтиофауны, кроме
того, вода используется в технических целях.
Кормовая база в водоеме достаточно развита, остаточная биомасса фитопланктона
колеблется в пределах 1,1-2,1 г/м3, зоопланктона – 0,5-5,5 г/м3, зообентоса – 2,2-65,5 г/м2.
109
Ихтиофауна Кененбая в период исследования представлена 6 видами рыб: плотва,
щука, окунь, сазан, карась и линь. Численность и хозяйственное значение отдельных
видов не равнозначны (табл. 1).
Таблица 1
Количественное и весовое соотношение видов рыб в научных орудиях лова в
водоеме плотина Кененбай
Вид рыбы
Единица карась окунь
Всего
измерения плотва серебря- карп линь обыкно- щука
ный венный
экз. 73 3 3 7 10 22 118
% 61,9 2,5 2,5 5,9 8,5 18,6 100
кг 5,098 2,037 8,75 1,79 1,308 16,047 35,030
% 14,6 5,8 25,0 5,1 3,7 45,8 100

Как видим, в научных уловах более 60 % занимает плотва, щука и окунь


соответственно 18,6 и 8,5 %, крась, карп и линь в водоеме единичны.
Плотва Rutilus rutilus (Linne, 1758) по численности в водоеме наиболее
многочисленный вид, является основным кормом щуки и окуня. Возрастная структура
представлена особями от 2+ до 6+ лет. Основу стада составляют рыбы 2+ летнего возраста
(71,2 %) (таблица 2). Половозрелой плотва в водоеме становится в возрасте 2-3 года при
длине тела 10-14 см. Половая структура стада, в основном, характеризуется значительным
преобладанием самок. Плотва – всеядная рыба, обладающая высокой пластичностью, в
рацион еѐ питания входят фито- и зоопланктон, донные беспозвоночные, высшие
растения. Упитанность плотвы держится на достаточно высоком уровне, что вполне
объяснимо, учитывая достаточно широкий спектр питания этого вида.
Таблица 2
Биологические показатели видов рыб водоема плотина Кененбай
Параметры
Возраст упитан-
длина, %в ♀♀, ♂♂, юв., N,
масса, г ность по
см улове % % % экз.
Фультону
Плотва
2+ 10,9 29 2,2 71,2 90,4 9,6 - 52
4+ 16,0 99 2,4 16,4 91,7 8,3 - 12
6+ 20,5 222 2,6 12,4 88,9 11,1 - 9
Итого 12,4 64,3 2,3 100 90,4 9,6 - 73
Карась
8+ 24,5 521 3,5 66,7 50 50 - 2
9+ 30,0 995 3,7 33,3 - 100 - 1
Итого 26,3 679 3,6 100 33,3 66,7 - 3
Окунь
1+ 10,2 26 2,5 40 - 25 75 4
3+ 16,0 99 2,4 10 - - 100 1
4+ 19,0 159 2,3 20 50 50 - 2
5+ 22,0 234 2,2 10 100 - - 1
6+ 23,0 261 2,1 10 100 - - 1
7+ 28,0 289 1,3 10 100 - - 1
Итого 16,8 131 2,3 100 40 20 40 10
Линь
110
2+ 9,0 20 2,7 28,6 - - 100 2
3+ 21,3 282 2,9 42,8 66,7 33,3 - 3
6+ 26,0 451 2,6 28,6 100 - - 2
Итого 19,1 255 2,8 100 57,1 14,3 28,6 7
Карп
5+ 40 2075 3,2 33,3 - 100 - 1
6+ 47 2785 2,7 33,3 - 100 - 1
7+ 55 2890 2,3 33,3 - 100 - 1
Итого 47,3 2583 2,7 100 - 100 - 3
Щука
3+ 26,0 167 0,9 4,6 - 1 - 1
4+ 41,3 713 1,0 81,8 14 4 18
5+ 46,3 1014 1,0 13,6 3 - 3
Итого 41,3 729 1,0 100 77,3 22,7 - 22

Запасы плотвы в водоеме могут быть использованы для развития спортивно-


любительского рыболовства.
Карась в уловах представлен гибридной формой китайского Carassius auratus
(Linne, 1758) и серебряного карася C. gibelio (Bloch, 1782). Численность карася в водоеме
низкая (таблица 2), в уловах присутствовали только караси в возрасте 8+-9+ лет.
Отсутствие молоди и средневозрастных особей указывает на наличие в водоеме в
большом количестве щуки.
В популяции преобладали самцы, что, в общем, характерно для китайского карася
и его гибридов. Упитанность карася в среднем составляет 3,6, достаточно хорошая, что
говорит о наличии доступного корма.
Окунь обыкновенный Perca fluviatilis (Linne, 1758). Высокопластичный
полиморфный вид. Предпочитает водоемы с большими глубинами, где газовый режим
более благоприятный для жизнедеятельности. В научных уловах окунь встречался в
возрасте от 1+ до 7+ лет, при доминировании самок. Пополнение стада молодью довольно
высокое (таблица 2). Половозрелым окунь в водоеме становится в возрасте 3+-4+.
Линейно-весовые показатели и упитанность окуня в водоеме пл. Кененбай
хорошие, что обусловлено, по-видимому, хорошим развитием бентофауны и обилием
молоди плотвы.
В питании окуня отмечаются объекты животного происхождения. По мере
наращивания длины и массы тела, особи этого вида переходят к более крупным кормам –
от зоопланктона к зообентосу и от последнего к рыбе. Окунь имеет достаточный
промысловый потенциал для развития рыбного хозяйства и особенно перспективным
данный вид является для спортивно-любительского рыболовства.
Линь Tinca tinca (Linne, 1758). Достаточно широко распространен в водоемах
Центрального Казахстана. Но редко достигает промысловой численности. Линь оседлая
рыба, передвижения его крайне ограничены. Половозрелым становится в возрасте 3+-4+
лет. Икру откладывает на растительность. Нерест проходит порционно и продолжается до
3 месяцев. Обычно соотношение самок и самцов близко 1:1, но в водоеме пл. Кененбай
преобладали самки в соотношении 1:4 (таблица 2).
В водоеме линь встречался в возрасте 2+, 3+ и 6+ лет. Темп линейно-весового роста
линя в водоеме пл. Кененбай высокий. Питается линь водорослями, надводной
растительностью и бентосными организмами, при этом в рационе преобладают животные
корма.
Имея небольшие размеры, линь в пищевом отношении достаточно жирная и очень
вкусная рыба. Поэтому данный вид очень привлекателен для любителей-рыболовов.

111
Карп Cyprinus carpio (Linne, 1758). Несмотря на довольно частые рыбоводные
мероприятия по вселению карпа, в водоеме пл. Кененбай карп встречен единично, в
возрасте от 5+ до 7+ лет (таблица 2). Отсутствие младше и средневозрастного карпа
говорит о достаточно высоком прессе как со стороны хищников (щуки), так и рыболовов-
любителей.
Темп линейно-весового роста карпа в водоеме достаточно высокие, что говорит о
хорошей обеспеченности кормом.
Щука Esox lucius (Linne, 1758). По своей хищности, повсеместному
распространению и величине, щука, несомненно, составляет одну из наиболее
замечательных пресноводных пород рыб. Щука относится к рыбам с полицикличным и
единовременным икрометанием, но содержимое яичника выметывается не в один прием.
Половозрелой она становится в 2-3 года. Возрастная структура щуки в водоеме пл.
Кененбай была представлена рыбами в возрасте от 3+ до 5+ лет, где доминировали 4-
летние особи (81,8 %). В популяции преобладали самки. Темп линейного роста щуки
водоема достаточно высокий (таблица 2).
Исходя из проведенного анализа ихтиофауны, водоем пл. Кененбай рекомендуется
использовать в режиме озерно-товарного рыбоводного хозяйства (ОТРХ), которое
предусматривает улучшение видового состава ихтиофауны водоема и наиболее
эффективное его использование путем введения более ценных видов рыб, таких как карп-
сазан и растительноядные рыбы. Завоз посадочного материала следует производить
только после мелиоративного отлова нежелательных видов (щука, карась, линь, плотва,
окунь). Учитывая, что в водоеме присутствуют хищные виды рыб, зарыбление
рекомендуется проводить крупными сеголетками не ниже 30-35 г или двухлетками карпа.

УДК 574.583
Садырбаева Н.Н.
ВИДОВОЙ СОСТАВ И СТРУКТУРА ЗООПЛАНКТОНА НАУРЫЗБАЙСКОЙ
СИСТЕМЫ ОЗЕР ДЕЛЬТЫ РЕКИ ИЛЕ
Балхашский филиал ТОО «Научно-производственный центр рыбного хозяйства», г.
Балхаш, Республика Казахстан, natasadyr@mail.ru

Sadyrbaevа N. N.
SPECIES COMPOSITION AND STRUCTURE OF ZOOPLANKTON OF MARKOV
TION OF THE SYSTEM OF LAKES OF THE RIVER DELTA SILT
Balkhash Branch of Fisheries Research and Production Center LLP, Balkhash,
Republic of Kazakhstan, natasadyr@mail.ru

Анотация. Наурызбайская система озер является одним из основных нерестилищ


промысловых видов рыб Иле-Балхашского бассейна. Представлены данные о видовом
составе и количественных характеристиках зоопланктона озерной системы за весенний
период 2016-2018 гг.
Summary. The Nauryzbay lakes system is one of the main spawning grounds for commercial fish
species in the Ile-Balkhash basin. The data on the species composition and quantitative
characteristics of the zooplankton of the lake system for the spring period 2016-2018 are
presented.
Ключевые слова: зоопланктон, численность, биомасса, таксон.
Key words: zooplankton, abundance, biomass, taxon.

Наурызбайская система озер, одна из систем составляющих дельту р. Иле,


расположена на северо-восточной окраине Жиделинской сети и полностью зависит от
112
объема поступающей воды по протоку Арыстан, одной из ветви протока Жидели, по
которому протекает свыше 80 % общего стока.
За время рыбохозяйственной эксплуатации, в зависимости от объема стока, озера
системы теряли свое рыбохозяйственное значение и вновь его обретали.
По своим гидрохимическим показателям озера системы (оз. Синее и оз. Белое)
отличаются относительно стабильными химическими показателями водной среды. Озера
не глубокие, в момент отбора проб глубины составляли 2,2-3,1 м, прозрачность воды –
практически до дна. Температура водных масс весной характеризуется значениями 16,6-
24,5°С. Газовый режим оптимальный. Диоксид углерода в водной среде озер
присутствовал в допустимых концентрациях 3,1-20,2 мг/дм3 (оз. Синее) и 5,72-31,7 мг/дм3
(оз. Белое). Содержание кислорода высокое – 9,6-12,0 мгО2/дм3, что соответствует 100-
127% насыщения. Органическое вещество равномерно распределяется по акватории озер.
Величина перманганатной окисляемости в оз. Белое составила 9,4-10,9 мгО/дм3, что в 1,5-
1,7 раза выше параметров оз. Синее (6,1-6,6 мгО/дм3). Концентрации биогенных
элементов не превысили ПДК для рыбохозяйственных водоемов. По сумме растворенных
солей вода оз. Синее, с минерализацией 611-653 мг/дм3, пресная, вода оз. Белое, с
минерализацией 1130-1228 мг/дм3, солоноватая. Межгодовые и сезонные изменения
минерализации воды озер Наурызбайской системы зависят от гидрологического режима.
В период 2016-2018 гг. минерализация воды характеризовалась равнозначными
показателями.
В водоемах дельты р. Иле, в том числе и в Наурызбайской системе, нерестится
большинство промысловых видов рыб Иле-Балхашского бассейна. Протоки дельты
являются миграционными путями для прохода жереха и белого амура к местам нереста на
р. Иле.
Исходя из значимости водоемов дельты р. Иле в воспроизводственном потенциале,
для сохранения рыбных ресурсов Иле-Балхашского бассейна, с 2012 г. промысловый лов в
р. Иле и дельте р. Иле был запрещен, в настоящее время водоемы используются только в
рекреационных целях – ведется спортивный и любительский лов рыбы.
Для определения ресурсов кормовой базы рыб в водоемах дельты ежегодно
проводятся научные исследования. Одним из составляющих является зоопланктон, объект
питания молоди рыб всех видов, обитающих в Иле-Балхашском бассейне.
В статье представлены данные по видовому составу и структуре зоопланктона в
озерах Наурызбайской системы.
Отбор проб зоопланктона осуществлялся в весенний период (вторая половина мая)
2016-2018 гг. на 6 станциях. В весеннем зоопланктоне озер Наурызбайской системы за
рассматриваемый период обнаружено 70 видов, принадлежащих к 2 классам, к 22
семействам и 45 родам.
Основу видового разнообразия составили коловратки (57 %), субдоминировали
ветвистоусые (27 %) и веслоногие (16 %) низшие ракообразные. Наиболее широко по
числу видов представлены семейства Chydoridae (11 % видового состава всего
зоопланктона, 27 % – рачкового зоопланктона и 42 % – разнообразия Cladocera) и
Cyclopidae (13 % видового сообщества всего зоопланктона, 30 % – рачкового
зоопланктона и 82 % – разнообразия Copepoda).
Коловратки (класс Rotifera) представлены 40 видами из 22 родов, 13 семейств, где
наибольшим разнообразием видов и подвидов отличились семейства Lecanidae (9) и
Brachionidae (8). В группе ветвистоусых ракообразных обнаружено 19 видов, относящихся
к 15 родам, 6 семействам. Наиболее часто встречались представители семейств Chydoridae
(8) и Daphinidae (6). Группа веслоногих ракообразных представлена 11 видами,
большинство из которых относится к семейству Cyclopidae (9).
Видовое обилие зоопланктона в озерах системы по годам относительно однородно
– 21-29 таксонов (таблица 1), однако качественный состав существенно отличается. Как
мы уже указывали выше, в оз. Синее, как в более проточном, гидрохимические показатели
113
(органическое вещество, содержание углерода, минерализация) почти в 2 раза ниже
показателей оз. Белое. Фаунистический состав в оз. Синее представили 49 видов и
подвидов из 32 рода, 17 семейств, в оз. Белое – 52 вида и подвида из 30 родов, 15
семейств.
Таблица 1
Видовое обилие, численность, биомасса и процентное соотношение таксономических
групп зоопланктона в озерах Наурызбайской системы

Соотношение по

Соотношение по
численности, %
Rot: Clad: Cop

Rot: Clad: Cop


Численность,

биомассе, %
тыс. экз./м3

Биомасса,
Число

г/м3
Водоем Год
видов, n

2016 28 128,8 1,517 63,2 : 21,3 : 15,5 19,7 : 73,0 : 7,3


Оз. Синее 2017 23 16,150 0,947 1,1 : 63,5 : 35,4 0,1 : 93,6 : 6,3
2018 22 18,007 0,289 26,5 : 26,3 : 47,2 25,6 : 35,3 : 39,1
2016 29 201,283 2,695 48,4 : 16,0 : 35,6 39,0 : 32,5 : 28,5
Оз. Белое 2017 21 4,650 0,035 15,7 : 20,4 : 63,9 2,9 : 42,8 : 54,3
2018 21 61,0 0,774 16,9 : 14,6 : 68,5 24,8 : 20,3 : 54,9

Среди них 21 таксон был определен только для оз. Белое, 18 таксонов только в оз.
Синее, что составило 30 и 26 % от общего числа организмов в системе озер.
Комплекс доминирующих видов (50-100 % встречаемости) озерной системы
представили Sunchaeta pectinata Ehrenberg, Asplancha priodonta helvetica Imhof, A. girodi
Guerne, Keratella cochlearis cochlearis Gosse, K. c. robusta Lauterborn, K. quadrata quadrata
Muller, Daphnia galeata Sars, Chydorus sphaericus Muller, Bosmina longirostris O. F. Muller,
Mesocyclops leuckarti Claus.
Коэффициент видового сходства между зоопланктонными сообществами озер по
Сѐренсену в совокупности за период исследования довольно высок и составил 0,59. Если
рассматривать по годам, то самый низкий коэффициент сходства определен в 2017 г. –
0,27, в 2016 г. – 0,60, в 2018 г. – 0,71, что напрямую связано с гидрологическим режимом.
Уровень развития зоопланктона в целом зависит от количества доступной пищи.
При достаточной обеспеченности пищевыми ресурсами фактически при любой
температуре происходит быстрый рост численности зоопланктона. При этом основными
факторами, сдерживающими увеличение численности планктонных животных, становятся
пресс хищников и дефицит кислорода [1, 2]. Являясь основным местом нереста рыб
бассейна оз. Балхаш, водоемы дельты р. Иле в период отбора проб всегда отличались
низкой численностью и биомассой и редко выходили за рамки низкокормных [3].
Общая численность зоопланктона в озерной системе за период исследования
широко колебалась от 10,40 тыс. экз./м3 (2017 г.) до 165,042 тыс. экз./м3 (2016 г.) (табл. 1).
Флуктуации общей численности следует связать со значительными перепадами
температуры воздуха и воды, отмеченными на протяжении периода исследований в 2016-
2018 гг.
Затяжная весна 2016 г. способствовала более позднему сроку начала нереста
основных промысловых видов рыб, что отразилось на кормовом объекте – зоопланктоне.
Если обычно в зоопланктоне доминировали коловратки, молодь и мелкие формы
ветвистоусых, науплиусы и копеподиты циклопов, то в 2016 г. было отмечено не только
обилие видов, но их большая численность. Среди групп доминировали коловратки
(30,650-193,70 тыс. экз./м3), где наибольшее значение имели рода Asplancha, Keratella,
Polyarthra. Микроракообразные субдоминировали (7,0-78,20 тыс. экз./м3 ветвистоусые и
12,50-159,0 тыс. экз./м3 веслоногие), помимо молоди в пробах в массе присутствовали
114
взрослые особи – Polyphemus pediculus Linne, D. galeata Sars, B. longirostris O. F. Muller,
Eudiaptomus graciloides Lilljeborg, Acanthodiaptomus denticornis Wierzejski, M. leuckarti
Claus, Thermocyclops crassus Fischer.
В среднем по биомассе превалировали Cladocera – 0,168-2,972 г/м3, с меньшей
долей выступали Rotifera (0,264-2,190 г/м3) и Copepoda (0,078-2,079 г/м3).
Как показали трехлетние исследования, зоопланктон озер Наурызбайской системы
сложен весьма богатым фаунистическим комплексом. Соотношение видов и групп, а
также продукционные показатели отличаются в межгодовом аспекте. Отбор проб
зоопланктона в водоемах дельты приурочен к нерестовому сезону, поэтому низкие
количественные показатели характеризуются прессом со стороны молоди рыб. Изменения
гидротермического режима в 2016 г. повлекли изменения сроков нереста, что отразилось
на качественном и количественном состоянии зоопланктона.

Литература
1 Константинов А.С. Общая гидробиология. – Москва: Высшая школа, 1986. – С. 276-283.
2 Гиляров А.М. Динамика численности пресноводных планктонных ракообразных. –
Москва: Наука, 1987. – С. 60-92.
3 Китаев С. П. Основы лимнологии для гидробиологов и ихтиологов. – Петрозаводск:
Карельский научный центр РАН, 2007. – С. 209-2019.

УДК 633.11:581.142
Симонович Е.И. *, Сидельников В.В. **, Сидельников В.В. ***
СОСТОЯНИЕ ПОПУЛЯЦИИ ВОЛКА И ШАКАЛА В РОСТОВСКОЙ ОБЛАСТИ
*Академия биологии и биотехнологии ЮФУ, г. Ростов-на-Дону, Россия
**ФБУЗ «Центр гигиены и эпидемиологии» по Ростовской области, г. Ростов-на-Дону,
Россия
*** ФКУЗ «Северо-Кавказская ПЧС» г. Ростов-на-Дону, Россия
elena_ro@inbox.ru

Simonovich E.I. *, Sidelnikov V.V. **, Sidelnikov V.V. ***


CONDITION OF WOLF AND SHAKAL POPULATION IN THE ROSTOV REGION
* Academy of biology and biotechnology of Southern Federal University,
Rostov-on-Don, Russia
**Federal State Establishment of Health Care «Center of Hygiene and Epidemiology for
Rostov region», Rostov-on-Don, Russia
*** FKUZ "North Caucasian PChS", Rostov-on-Don, Russia, elena_ro@inbox.ru

Аннотация. Проведен анализ численности волка и шакала на территории РО. Основным


хищником, оказывающим воздействие на все виды копытных животных на территории
Ростовской области, является волк. С 2012 г. в области неуклонно растет численность
шакала. Для интенсификации ведения охотничьего хозяйства области необходимо
усиление борьбы с дикими хищными млекопитающими, такими как волк и шакал.
Abstract. The analysis of the number of wolves and jackals in the territory of the RO. The main
predator affecting all species of ungulates in the Rostov region is the wolf. Since 2012, the
number of jackals has been steadily increasing in the region. To intensify the hunting
management of the region, it is necessary to strengthen the fight against wild predatory
mammals, such as the wolf and the jackal.
Ключевые слова: Ростовская область, хищные млекопитающие, волк, шакал
Key words: Rostov region, carnivorous mammals, wolf, jackal

115
Воздействие хищников на состояние популяций диких копытных животных
является одним из основных факторов, лимитирующих их численность и при
определенных обстоятельствах может занимать второе место после антропогенного
воздействия, в том числе незаконной добычи охотничьих видов [1].
Основным хищником, оказывающим воздействие на все виды копытных животных
на территории Ростовской области, является волк [2]. Численность волка в 2017 г.
составила 650 особь (табл. 1).
Таблица 1
Численность и добыча волка на территории Ростовской области

Нормативная численность,

% добычи от численности
Показатель

Численность, особей
максимальной

Добыча, особей
численности

Прирост, %
Площадь охотничьих

особей
Год охотничьих ресурсов
угодий, га (особей) на
1000 га
охотничьих
угодий
2011 9576100 0,05 721 18,6 479 363 50,3
2012 9576100 0,05 829 15,0 479 319 38,5
2013 9576100 0,05 700 -15,6 479 241 34,4
2014 9576100 0,05 690 -1,4 479 174 25,2
2015 9576100 0,05 626 -9,3 479 200 32,0
2016 9576100 0,05 651 3,9 479 175 26,9
2017 9576100 0,05 650 -0,2 479 150 23,1
Средние показатели 1,6 32,9

Из данных таблицы видно, что численность волка колеблется в незначительных


пределах, и выросла за 5-ти летний период в 1,3 раза, с 2017 года численность
стабилизировалась, при этом % прироста колеблется от -0,2% до 18,6% (в среднем (n=5)
1,5%), при этом % добычи колеблется от 23,1 до 50,3 (в среднем (n=5) 36,1%). Таким
образом, средние показатели добычи в 20 раза выше средних показателей прироста, т.е.
добывается больше особей, чем нарождается, в результате наблюдается картина снижения
прироста и как следствие сокращение численности с 829 особей (2012 г.) до 650 особей
(2017 г.).
С 2012 г. в области неуклонно растет численность шакала. В Ростовской области
шакал является инвазивным видом. В отсутствии методики учета численности шакала, его
численность определялась по наблюдениям егерей в закрепленных охотничьих угодьях и
уполномоченных специалистов в районах Минприроды Ростовской области в
общедоступных охотничьих угодьях. Учеты численности шакала в 2018 г. показали
дальнейшее снижение численности до 1422 особей или на 15,4% к показателю 2017 г.
Средние показатели добычи почти в 5 раз ниже средних показателей прироста, т.е.
добывается меньше особей, чем нарождается, в результате наблюдается картина роста
численности с 183 особей (2012 г.) до 1422 особей (2018 г.).
При этом приказом Минприроды России от 30.04.2010 № 138 «Об утверждении
нормативов допустимого изъятия охотничьих ресурсов и нормативов численности
охотничьих ресурсов» (далее - Приказ) установлены показатели максимальной
численности охотничьих ресурсов, в том числе шакала.

116
Кроме того, видно, что численность шакала до 2016 года была ниже максимальной
численности установленной показателем Приказа, а именно 958 особей, а с 2016 года
фактическая численность шакала превысила максимальные показатели (табл.2).
Из данных таблицы видно, что численность шакала выросла за 7-ми летний период
почти в 5 раз, при этом % прироста колеблется от 3,1% до 137,2% (в среднем (n=5) 46,2%),
при этом % добычи колеблется от 0,5 до 24,4 (в среднем (n=5) 8,8%).
Таблица 2
Численность и добыча шакала на территории Ростовской области

Нормативная численность,

% добычи от численности
Показатель

Численность, особей
максимальной

Добыча, особей
численности

Прирост, %
Площадь охотничьих

особей
Год охотничьих ресурсов
угодий, га (особей) на
1000 га
охотничьих
угодий
2012 9576100 0,1 183 - 958 1 0,5
2013 9576100 0,1 434 137,2 958 105 24,4
2014 9576100 0,1 654 50,7 958 62 9,5
2015 9576100 0,1 748 14,4 958 73 9,8
2016 9576100 0,1 963 28,7 958 298 30,9
2017 9576100 0,1 1379 43,2 958 244 17,7
Нет Нет
2018 9576100 0,1 1422 3,1 958
данных данных
Средние показатели 39,6 13,3

Таким образом, средние показатели добычи почти в 3 раза ниже средних


показателей прироста, т.е. добывается меньше особей, чем нарождается, в результате
наблюдается картина роста численности с 183 особей (2012 г.) до 1422 особей (2018 г.).
В целях оптимизации их численности плотоядных видов животных на территории области
в 2017 году добыто: 150 особей волка, 7784 особи лисицы, 256 особей енотовидной
собаки, 244 особи шакала.
Для интенсификации ведения охотничьего хозяйства области необходимо усиление
борьбы с дикими хищными млекопитающими, такими как волк и шакал и в дальнейшем
требуется стабилизация численности данных видов на низком уровне [3].

Литература
1. Симонович Е.И., Миноранский В.А., Сидельников Вик.В., Сидельников Вит.В
Динамика численности основных видов хищных млекопитающих в Ростовской области.
Материалы международной научно-практической конференции «Биологическое
разнообразие: Изучение, сохранение, восстановление, рациональное использование».
Керчь. 2018. С.115-121.
2. Сидельников В.В., Симонович Е.И., Сидельников В.В. Современное состояние и
стратегия развития охотфауны Ростовской области // Международный журнал
экспериментального образования. – 2016.–№4-3.–С.506-507.
3.Симонович Е.И., Сидельников Вик.В., Сидельников Вит.В. Современное состояние
популяций некоторых видов хищных млекопитающих в Ростовской области. Материалы

117
юбилейной XX международной конференции «Биологическое разнообразие Кавказа и
Юга России». Махачкала. 2018.С. 515-517.

УДК 91(479.24) 574.583 (28)


Таптыгова К.А.
ФАУНА НИЗШИХ РАКООБРАЗНЫХ ЛЕТНЕГО И ОСЕННЕГО СЕЗОНОВ,
ВОДОЕМОВ НА ТЕРРИТОРИИ МИНГЕЧАВИРСКОЙ НАУЧНО-ОПЫТНОЙ
СТАНИЦИИ
Институт Зоологии Национальной Академии Наук Азербайджана
konultapdiqova@gmail.com

Taptigova K.A.
FAUNA OF OF SİMPLEST CRUSTACEAN İN THE PONDS OF
MİNGACHEVİR SCİENTİFİC-EXPERİMENTAL STATİON İN THE SUMMER AND
AUTUMN SEASON
Institute of Zoology, Azerbaijan National Academy of Sciences
konultapdiqova@gmail.com

Аннотация: В статье приводятся данные по видовому составу низших ракообразных


водоемов на территории Мингечавирской научно-опытной станции в летний и осенний
сезоны. Летом и осенью 2018 года в водоемах на территории Мингечавирской научно-
опытной станции было отмечено 10 видов низших ракообразных. Четыре, из этих видов
относятся к ветвистоусым ракообразным (S.vetulus, C.affinis, S.mucronata, B.longirostris), 6
- к веслоногим (A.acutulus, M.asiaticus, M.albidus, E.serrulatus, P.fimbriatus, A.viridis).
Abstract: Mingachevir scientific-experimental station is a scientific-experimental station situated
in Mingachevir city, which is a part of the Hydrobiology laboratory of the Institute of Zoology,
Azerbaijan National Academy of Sciences. İn paper recorded species composition of simplest
crustacean in the ponds of Mingachevir scientific-experimental station in the summer and
autumn seasons in 2018 year. During investigation period were found 10 species of simplest
crustacean in the ponds of the Mingachevir scientific-experimental station. Four of them
(S.vetulus, C.affinis, S.mucronata, B.longirostris) belong of Cladocera and six of them
(A.acutulus, M.asiaticus, M.albidus, E.serrulatus, P.fimbriatus, A.viridis) belong of Copepoda.
Ключевые слова: Мингечавирской научно-опытной станция, ветвистоусые раки,
веслоногие раки, видовой состав.
Key words: Mingachevir scientific-experimental station, Cladocera, Copepoda, species
composition.

Мингечавирская научно-опытная станция, расположена в городе Мингечавире и


функционирует в составе лаборатории гидробиологии Института зоологии НАН
Азербайджана. Станция, в качестве опытной базы Института зоологии, была создана в
1953 году, с целью изучения гидрофауны Мингечавирского и Варваринского
водохранилищ [8].
На настоящий момент на территории станции имеется 10 прудов, из которых 6-ой
(2100,2 м2) и 7-ой с площадью (1600,0 м2) превосходят другие, площадь которых
изменяется в пределах от 400 до 800,7 м2. В полноводный период года максимальная
глубина водоемов достигает 1,5 м. В эти пруды вода попадает непосредственно из
нижних слоев Мингечавирского водохранилища. Во время сбора материала 2-ой и 3-ий
пруды были на ремонте, во 2-м и 5-ом - содержались пиявки. В остальных прудах
разводятся, такие виды рыб, как сазан, карп, белый амур, толстолобик белый,
толстолобик цветной.
118
В связи с тем, что планктон, в частности, низшие ракообразные, является основной
частью корма, разводимых рыб, была поставлена задача исследования фауны простейших
ракообразных этих водоемов. Учитывая, что исследование гидрофауны водоемов, на
территории станции, проводилось лишь однажды в 2008-2010 гг., актуальность этого
вопроса не вызывает сомнений. Из планктонных видов, в тот период, было отмечено 6
видов ветвистоусых и 7 видов веслоногих ракообразных [8].
Материал и методика. Материал по низшим ракообразным водоемов на
территории Мингечавирской научно-опытной станции, был собран летом и осенью 2018
года. Сбор проводился в соответствии с общепринятыми в гидробиологии (по планктону)
методами. В зависимости от площади водоема, в каждой из выделенных 2-4
биологических станций, было отфильтровано по 50 л воды. Для этого были использованы
планктонная сеть Апштейна, а также сита разных размеров, для сбора качественных проб
с различных берегов водоемов. Собранный материал фиксирован в 4% растворе
формалина, снабжен этикеткой и подготовлен для последующего анализа [3, 4, 5]. В
лабораторных условиях для проведения видового определения проб были использованы
бинокулярная лупа и микроскоп (MBC-1 и OLİMPUS CX 41 RF), а также определители [1,
2, 6, 7].
Результаты и обсуждение. Летом и осенью 2018 года в водоемах на территории
Мингечавирской научно-опытной станции было отмечено 10 видов низших
ракообразных. Четыре, из этих видов (40%) относятся к ветвистоусым ракообразным
(S.vetulus, C.affinis, S.mucronata, B.longirostris), 6 (60%) - к веслоногим (A.acutulus,
M.asiaticus, M.albidus, E.serrulatus, P.fimbriatus, A.viridis) (таблица). По характеру
обитания большинство видов относятся к типичным планктонным (C. affinis,
B.longirostris, A.acutulus, M.asiaticus, A.gigas), которые распределены в пелегеальной
части водоема. В связи тем, что растительность по берегам водоемов очень скудная, в
рипальной его части и на мелководье, закономерно, в пробах были многочисленны
прибрежные виды: S.vetulus, S.mucronata, M.albidus, E.serrulatus, P.fimbriatus, A.viridis
(рис.).
Таблица
Видовой состав низших ракообразных в водоемах на территории Мингечавирской
научно-опытной станции
№ Виды июль сентябрь
пруды пруды
№1 №6 №7 №8 №9 №10 №1 №6 №7 №8 №9 №10
Cladocera
1 Simocephalus - +++ - ++ ++ - + - - + + -
vetulus ++ ++
(O.F.Müller), 1776
2 Ceriodaphnia affinis - - - - - ++ - - - - - ++
Lilljeborg,1900 +
3 Scapholeberis - - - - ++ ++ - - - - - ++
mucronata ++ ++
(O.F.Müller), 1785
4 Bosmina longirostris - - - - - ++ - - - - - ++
(O.F.Müller),1785 ++
Copepoda
5 Arctodioptomus + - - - - - - - - - - -
acutulus (Rylov),
1972
6 Metadiaptomus - - - - - + - - - - ++ +
asiaticus

119
(Uljanin),1875
7 Macrocyclops + + - - - + + + - - - +
albidus (Jurine),1820
8 Eucyclops serrulatus - - - - ++ - - - - - + +
(Fisher),1838
9 Paracyclops - - + - - - - - - - - ++
fimbriatus
(Fisher),1853
10 Acanthocyclops - - ++ ++ ++ - - + + + ++ -
viridis (Jurine),1820 ++ ++ ++ +
11 Cyclops sp. и ++ ++ ++ ++ ++ ++ ++ ++ ++ ++ ++ ++
Dioptomidaes sp. ++ ++ ++ + + + ++ ++
(личиночная стадия)
Всего: 2 2 2 2 4 5 2 2 1 2 4 7

Примечание: Встречаемость видов указана следующим образом: встречающиеся в


25% образцах – одним плюсом (+), в 50% образцах – двумя (++), в 75% образцах – тремя
(+++), в 100% образцах – четырьмя (++++).

Летом 2018 года (июль), из исследованных водоемов, по числу видов 9-ый (S.
vetulus, S. mucronata, E. serrulatus, A.viridis) и 10-ый (C.affinis, S. mucronata, B.
longirostris, M. asiaticus, M. albidus) были на первом месте. В каждом, из оставшихся
водоемов было отмечено по 2 вида.

S.vetulus S.mucronata B.longirostris A.viridis

Рис. Фотоснимки некоторых представителей низших ракообразных в водоемах на


территории Мингечавирской научно-опытной станции.

Осенью 2018 года (сентябрь) самое большое число видов - 7 низших ракообразных
отмечалось в 10-ом водоеме (C.affinis, S.mucronata, B.longirostris, M.asiaticus, M.albidus,
E.serrulatus, P.fimbriatus), а самое малое число (1 - A.viridis) видов отмечено в 7 водоеме. В
9-ом водоеме отмечено 4 вида низших ракообразных (S.vetulus, M.asiaticus, E.serrulatus,
A.viridis). В остальных водоемах было отмечено по 2 вида в каждом.
В летнем планктонном комплексе прудов доминировали виды: S.vetulus, A.viridis,
S.mucronata. Кроме этого, в летний период отмечалось активное развитие науплиусов и
метанауплиусов циклопов и диаптомид. Проведение анализа осеннего планктонного
комплекса было возможно только в 9-м и 10-м прудах, так как было отмечено выше, в
осенний период в других водоемах число видов не превышало 1 и 2. Среди видов
осеннего комплекса значительно доминировал вид B.longirostris, а C.affinis и A.viridis –
субдоминантные виды. Также многочисленны осенью были науплиусы и метанауплиусы
циклопов и диаптомид.

Литература
120
1. Боруцкий Е.Б. Определитель свободноживуюущих пресноводных веслоногих раков
СССР и сопредельных стран по фрагментам в кишечниках рыб. М.: АН СССР, 1960, 218 с.
2. Касымов А.Г. Ракобразные (Crustacea). Из серии «Фауна Азербайджана», Баку,
«Элм», Т. 4, Вып.1, 1976, 250 с.
3. Kиселев И.А. Изучение планктона водоемов. М.-Л.: АН СССР, 1950, 40 с.
4. Киселев И.А. Методы исследования планктона // Жизнь пресных вод СССР, 1956, Т.
Вып. 1, c. 183-265
5. Kиселев И.А. Планктон морей и континентальных водоемов. Л.: Наука, 1969, 658 с.
6. Касымов А.Г. Определитель веслоногих ракообразных Кавказа. Баку: Элм, 1997, 194
с.
7. Мануйлова Е.Ф. Ветвистоусые рачки фауны СССР. М.-Л.: Наука, 1964, 326 с.
8. Экосистема Кавказа: вчера, сегодня, завтра// Материалы научной конференции «80-
летие зоологических исследований Кавказа», Баку, 2018, С.106-112.

УДК 639.313.034.
Фулга Н.И.,Булат Дм.Е.,Булат Ден.Е.
МОРФО-ФУНКЦИОНАЛЬНАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РЕПРОДУКТИВНОЙ
СИСТЕМЫ ПОЛОВОЗРЕЛЫХ САМОК PERCCOTTUS GLENII DUBOWSKI 1877 В
РЕКЕ ЛОПАТНА
Институт зоологии, Республика Молдова,Кишинѐв
fulganina@yahoo.com

Fulga N.I., Bulat Dm.E., Bulat Den.E.


MORPHOLOGICAL AND FUNCTIONAL CHARACTERISTICS OF THE
REPRODUCTIVE SYSTEM OF SEXUALLY MATURE FEMALES PERCCOTTUS
GLENII DUBOWSKI 1877 IN THE RIVER LOPATNA
Institute of Zoology, Republic of Moldova, Chisinau
fulganina@yahoo.com

Аннотация:В условиях реки Лопатна (приток реки Прут) самки ротана выметывают три
порции икры. Выявлена высокая степень асинхронности в развитии ооцитов, что
обеспечивает порционное икрометание в период репродуктивного цикла. В сезон
размножения у половозрелых самок отмечается более высокое значение
гонадосоматического индекса перед первым икрометанием, по отношению к
последующим генерациям яйцеклеток, подготавливающихся к вымету. Показаны
патологические изменения в развитии половых клеток у самок ротана-голвешки в данном
водоеме.
Abstract: Under the conditions of the Lopatna river the females of chinese sleeper spawn three
portions of eggs. It was revealed the high degree of asynchrony in the development of oocytes,
which provides portion spawning in the period of the reproductive cycle. In the reproduction
season in adult females was registered higher gonadosomatic index value before the first
spawning, in comparison with the subsequent generations of oocytes, preparing for spawning.
Pathological changes in the development of sexual cells in chinese sleeper females in the given
water basin are shown.
Ключевые слова: ротан-головешка Perccottus glenii, оогенез, гонадосоматический индекс
(ГСИ), вителогенез, порционное икрометание.
Key words: Perccottus glenii, oogenesis, gonadosomatic index (GSI), vitellogenesis,degenerative
changes, portioned spawning

121
Самки Perccottus glenii в реке Лопатна становятся половозрелыми в двухгодовалом
возрасте, при длине тела 4см и массе 3,34г. Нерестовый сезон начинается с третьей
декады апреля. Вымет первой генерации яйцеклеток осуществляется с третьей декады
апреля по вторую декаду мая. В этот период, в уловах попадаются как отнерествшиеся
самки, так и особи в преднерестовом состоянии. У особей, перед выметом первой порции
икры, гонады находятся на IV-V стадии зрелости. Старшая генерация половых клеток
представлена поляризованными ооцитами с ядром, несколько сместившимся к
анимальному полюсу, наблюдается слияние желточных гранул и жировых капель,
кортикальные вакуоли лежат у самой оболочки ооцита узким слоем. Имеются также
многочисленные ооциты разных фаз развития периода трофоплазматического роста, что
свойственно ротану-головѐшки, который характеризуется порционным нерестом и
непрерывным оогенезом.
У особей, после овуляции первой генерации яйцеклеток, гонады переходят в VI-
III2-IV2 стадию зрелости. Наряду с освободившимися фолликулярными оболочками, в
яичниках присутствуют ооциты в фазах вакуолизации и вителлогенеза, причем, во многих
вителлогенных клетках желток занимает большую часть цитоплазмы. Вымет первой
порции икры, у ротана продолжается до второй декады мая включительно. В гонадах
некоторых самок, перед первым икрометанием (третья декада апреля), обнаружены
ооциты, близкие к овуляции, с дегенеративными изменениями. В яйцеклетках периода
созревания наблюдается фрагментация гомогенного желтка, некоторое набухание
собственной оболочки ооцита, увеличение высоты клеток фолликулярного эпителия,
исчезновение ядра (рис.1). Самки с гонадами VI -IV2 ,отметавшие икру в апреле и мае
имеют тот же состав половых клеток и небольшую разницу в значениях
гонадосоматического индекса (ГСИ). (таблица).
В дальнейшем, в яичниках происходит быстрый трофоплазматический рост
ооцитов второй генерации. В зависимости от времени первого икрометания, переход
гонад в IV2-V стадию зрелости осуществляется в разные календарные сроки. Величина
ГСИ у ротана на IV2 - V стадии зрелости гонад, в мае и июне, не имеет достоверных
различий (Р ≤ 0,95). Перед вторым икрометанием (первая декада июня), в гонадах
некоторых самок обнаружены не выметанные ооциты первой генерации на разных
стадиях глубокой резорбции (рис.2). Этим процессом затронуты и ооциты второй
генерации.

Рис.1 Дегенеративные изменения яйцеклеток в период созревания


Таблица
Морфо-функциональная характеристика гонад самок Perccottus glenii в период
нерестового сезона.
Стадия
Календарные
зрелости ГСИ,% Фазы развития ооцитов
сроки
гонад

122
Слияние гранул желтка в гомогенную
IV-V 17,82±1,91 массу. Переход к созреванию
Апрель
VI- IV2 6,80±0,41 Опустевшие фолликулярные оболочки,
III декада
вакуолизация, вителлогенез
Слияние гранул желтка в гомогенную
массу. Переход к созреванию
IV - V 18,64±2,58
Опустевшие фолликулярные оболочки,
Май VI- -IV2 6,59±0,53
вакуолизация, вителлогенез
II декада IV2 - V 9,83±0,34
Слияние гранул желтка в гомогенную
массу. Переход к созреванию
Слияние гранул желтка в гомогенную
IV2- V 11,26±0,44 массу. Переход к созреванию
Июнь
VI- -IV3 4,76±0,29 Опустевшие фолликулярные оболочки,
I декада
вакуолизация, вителлогенез
Август Вакуолизация цитоплазмы ооцитов
III декада III 0,59±0,08 генерации будущего года

В яйцеклетках периода созревания наблюдается фрагментация гомогенного желтка,


увеличение высоты клеток фолликулярного эпителия, исчезновение ядра (рис.2).

Рис. 2. Фрагмент яичника на IV2- V стадии зрелости. Ооциты второй и третьей


генераций в процессе резорбции: а- вителлогенные ооциты второй генерации, б-
вакуолизированные ооциты третьей генерации

На процессы гаметогенеза оказывает влияние большой спектр загрязняющих


веществ, попадающих в водоемы. Показано влияние воздействия неблагоприятных
факторов на патологические изменения в развитии половых клеток у самок ротана
Саратовского водохранилища [3].
Из данных, приведенных в таблице видно, что более высокое значение ГСИ у
самок наблюдается перед первым нерестом, с гонадами на IV- V стадии зрелости, тогда
как у особей, с половыми продуктами на IV2- V стадиях зрелости, перед вторым
икрометанием, этот показатель достоверно снижается (Р≥0,95).
Это свидетельствует об уменьшении количества икры и, в результате, о более
низкой относительной массе гонад в период формирования второй и третьей генераций
яйцеклеток данного сезона размножения. После каждого очередного икрометания на (VI-
IV2 и VI- IV3 стадиях зрелости гонад) низкие величины гонадосоматического индекса
связаны с тем, что после вымета очередной порции икры в яичниках остаются, в
123
основном, ооциты в фазах вакуолизации цитоплазмы и небольшое количество яйцеклеток
в фазе вителлогенеза. О снижении количества ооцитов в следующих порциях, у ротана в
приобретенном ареале, указывает в своей работе [5].
В первой декаде июня в контрольные улов попадались самки, отметавшие вторую
порцию икры и особи, в гонадах которых содержались яйцеклетки старшей генерации в
фазе созревания. Гистологические исследования гонад у самок ротана в разных условиях
его обитания (естественном, приобретенном) показывают высокую асинхронность
развития ооцитов, что обеспечивает широкий диапазон числа откладываемых порций
[2;5]. Растянутый нерест определяется не только порционным икрометанием и
неравномерностью созревания гонад в пределах нерестового периода, но и отражает
разнокачественность роста в связи с неблагоприятными кормовыми условиями популяции
[4].
В условиях реки Лопатна самки ротана выметывают три порции икры. Самки,
пойманные в третьей декаде августа, завершие нерестовый сезон содержат в гонадах
ооциты периода протоплазматического роста и единичные яйцеклетки в фазе начала
вакуолизации и спавшиеся фолликулярные оболочки в процессе резорбции. (рис.3)

Рис.3 Фрагмент яичника после завершения нерестового сезона: а- ооциты


протоплазматического роста, б- спавшаяся фолликулярная оболочка

Известно, что для самок в реке Амур характерен порционный нерест, с мая по июль
[1]. Сравнительно детально размножение ротана было исследовано в преобретенном
ареале. В условиях бассейна озера Байкал был отмечен двухкратный нерест, с пиками в
конце мая и в третьей декаде июня [6]. В сорах Байкала первая порция икры выметывается
в течение июня, вторая - в конце июля - начале августа, третья генерация яйцеклеток не
созревает [8]. В водоемах Томска нерест в течении года однократный и протекает с начала
июня до конца июля-начала августа [7]. При создании благоприятных условий самки
данного вида за один нерестовый сезон способны откладывать 10-12 порций икры [5]. При
более благоприятных температурных условиях в приобретенном ареале (более
длительный период высоких температур воды) продолжительность нерестового периода
популяций данного вида и число порций, откладываемой самками икры возрастает.
Выводы:
1. В условиях реки Лопатна самки ротана выметывают три порции икры.
Гистологические исследования гонад у самок ротана указывают на высокую
асинхронность развития ооцитов, что обеспечивает порционное икрометание в период
репродуктивного цикла. Растянутый нерест определяется неравномерностью созревания
гонад в пределах нерестового сезона.
2. Перед первым нерестом отмечаются достоверно более высокие значения
гонадосоматического индекса, чем перед вторым икрометанием нерестовом (Р≥0,95,) что
124
свидетельствует об уменьшении количества икры и, в результате, о более низкой
относительной массе гонад в период формирования второй и третьей генераций
яйцеклеток данного сезона размножения.

Литература
1. Никольский Г.Н. Рыбы бассейна Амура (Закономерности размножения жилых рыб
бассейна Амура) М.: «Изд-во АН СССР. 1956. -С. 483-490.
2. Кудрявцева В.П. Некоторые особенности гаметогенеза ротана (Percottus glenii Dub.)
//Биология рыб Дальнего Востока. Владивосток. 1976.- С.91-95.
3. Минеев А.К. Некоторые гистологические нарушения гонад у ротана-головешка
(Percottus glenii,Dubowski 1977) ибычка-кругляка (Neogobius melanostomus pallas, 1814)
саратовского водохроанидища // Изв. Самарского научного центра РАН.2009.- Т.11. -
№.1.- С. 185-191
4. Спановская В.Д.,Сабаитова К.А.,ПотаповаТ.Л.Об изменчивости ротана (Perccottus
glehni Dyb.)при акклиматизации.// Вопр. Ихтиол.1964.-Т.4 -Вып.49.-.С.632-643.
5. Травкина Г.Л. Особенности оогенеза и динамики развития ооцитов у ротана-
головешки (Percottus glenii Dub.) // Труды Биол. НИИ СПбГУ. 1997. -Вып. 44.- С. 29-38
6. Литвинов А.Г.Экология ротана-головешки (Percottus glenii Dyb.) в бассейне оз. Байкал
и его влияние на промысловых рыб // Автор. дис. На соискание учѐной степени канд.
биол. наук М.1993. -25с.
7. Петлина А.П., Рябова Т.С.. К экологии ротана водоемов окрестности Томска // Тез.
Докл. Сиб. зоол. конф. Новосибирск, 2004. -С.303-304
8. Скрябин А.Г.Экология и морфология (Percottus glenii Dyb.) Восточной Сибири
//Автор. дис.на соискание учѐной степени док-ра биол. наук М.1997.-39с.

УДК 595.78-19 (478)


Цугуля К., Держански В., Цугуля А.
НОВЫЕ ДАННЫЕ О РАЗНООБРАЗИИ ДНЕВННЫХ БАБОЧЕК (LEPIDOPTERA,
PAPILIONOIDEA) В ЮЖНОМ РЕГИОНЕ РЕСПУБЛИКИ МОЛДОВА
Институт зоологии, Кишинев, Республика Молдова
tuguleacristy@yahoo.com

Tugulea C., Derjanschi V., Tugulea A.


NEW DATA ABOUT THE DIVERSITY OF BUTTERFLIES (LEPIDOPTERA,
PAPILIONOIDEA) FROM THE SOUTHERN AREA OF THE REPUBLIC OF
MOLDOVA
Institut of Zoology, Chisinau, Republic of Moldova
tuguleacristy@yahoo.com

Аннотация: В статье представлены результаты исследований, проведенных в период


2013-2015 гг. в нескольких пунктах в южной части Республики Молдова. В результате
исследований были идентифицированы 40 видов дневных бабочек, принадлежащих к пяти
семействам: Hesperiidae – 3 вида, Nymphalidae – 11, Pieridae – 11, Lycaenidae – 14 и
Papilionidae – 1 вид.
Abstract: The paper presents the results of researches carried out during the period of 2013-2015
at several collection points in the southern area of the Republic of Moldova. As a result of
studies, 40 species of diurnal butterflies belonging to five families were identified: Hesperiidae –
3 species, Nymphalidae – 11, Pieridae – 11, Lycaenidae – 14 and Papilionidae – 1 species.
Ключевые слова: Lepidoptera, Papilionoidea, Республика Молдова
Key words: Lepidoptera, Papilionoidea, Republic of Moldova
125
Введение
Антропогенные преобразования лесных экосистем сократили локальное
распространение многих видов бабочек и мест их обитания до глубокой перестройки в
комплексах фауны. Эти последствия повысили уязвимость каждого вида и
биоразнообразия в целом, изменив конкретный состав, структуру и эффективность
животного мира. В то же время, список редких и исчезающих видов увеличился. До
настоящего времени антропогенный фактор остается для территории Республики Молдова
одной из основных причин, определяющих изменения в структуре и составе всей фауны.
Обнаружение ряда редких видов бабочек в определенной области указывает на то, что
природные характеристики области все еще сохраняются. Таким образом, мониторинг
этой группы насекомых позволяет контролировать ситуацию, что особенно важно в
антропогенных условиях.
Материалы и методы
Научные исследования проводились в течение вегетационного периода 2013-2015
годов в следующих пунктах: Археологический памятник "Валул-луй-Траян", недалеко от
села Бурлачень (Кагульский район); с. Буджак (Комратский р-н), степная зона; с. Колибаш
(Кагульский р-н), пойменный луг; с. Кукоара (Кагульский р-н), луг; с. Чумай
(Тараклийский р-н), опушка леса; с. Садаклия (Бессарбский р-н), берега ирригационного
канала; с Рэскэець (район Штефан-Водэ), опушка леса и степной участок; Природный
лесной заповедник "Флэмында", недалеко от с. Пелиней (Кагульский р-н), опушка леса и
поляна.

Рис. 1. Карта пунктов сбора материала.

В работе использовались классические энтомологические методы сбора: ручной и


«кошение» энтомологическим сачком.
126
Результаты и обсуждения
В результате исследований проведенных в южной части Республики Молдова,
были идентифицированы 40 видов дневных бабочек, принадлежащих к следующим
семействам: Hesperiidae – 3 вида, Nymphalidae – 11, Pieridae – 11, Lycaenidae – 14 и
Papilionidae – 1 вид.
Ниже приведены пункты сбора, идентифицированныe виды, а также дата сбора и
количество отловленных особей.
Археологический памятник "Валул-луй-Траян", недалеко от с. Бурлачень
(Кагульский район) – 7 видов
Nymphalidae: Coenonympha pamphilus L., 19.05.13 – 2 ex.; Melitaea phoebe (Den. &
Schiff., 19.05.13 – 2 ex.; Pieridae: Pontia edusa Fab., 19.05.13 – 1 ex.; Papilionidae: Iphiclides
podalirius L., 19.05.13 – 1 ex.; Lycaenidae: Polyommatus bellargus Rott., 19.05.13 – 2 ex.,
Plebejus argus L., 19.05.13 – 7 ex., P. idas L. – 1 ex.
С. Бужак (Комратский район) – 20 видов (степная зона)
Nymphalidae: Melanargia galathea L. 22.06.13 – 4 ex., Coenonympha pamphilus L.,
19.05.13 – 5 ex., 22.06.13 – 2 ex., 24.05.14 – 14 ex., Vanessa cardui L. – 24.05.14 – 1 ex.;
Pieridae: Pontia edusa Fab., 19.05.13 – 1 ex., 13.07.13 – 8 ex., 22.06.15 – 6 ex., Colias
alfacariensis Ribbe, 1905, 22.06.15 – 4 ex., C. croceus Four., 22.06.15 – 1 ex., C. erate Esp.,
13.07.13 – 1 ex.; Pieris napi L., 22.06.15 – 3 ex., P. brassicae L., 22.06.15 – 3 ex., 13.07.13 – 1
ex., P. rapae L. – 5 ex.; Lycaenidae: Plebejus argus L., 19.05.13 – 14 ex., 22.06.15 – 9 ex.,
13.07.13 – 25 ex., P. idas L., 13.07.13 – 1 ex., Aricia agestis Den & Schiff., 22.06.15 – 8 ex.,
Polyommatus thersites Cant., 22.06.15 – 1 ex., P. icarus, Rott., 22.06.15 – 5 ex., 13.07.13 – 2
ex., P. bellargus Rott., 22.06.15 – 1 ex., Satyrium acaciae F., 22.06.15 – 4 ex., Lycaena
thersamon Esp., 13.07.13 – 2 ex., Glaucopsyche alexis Poda, 13.07.13 – 1 ex.; Papilionidae:
Iphiclides podalirius L., 22.06.13 – 1 ex.
С. Колибаш (Кагульский район) – 7 видова (пойменный луг)
Pieridae: Pontia edusa Fab., 26.06.13 – 3 ex., Colias croceus Four., 26.06.13 – 1 ex.;
Nymphalidae: Coenonympha pamphilus L., 26.06.13 – 3 ex.; Lycaenidae: Polyommatus icarus,
Rott., 26.06.13 – 3 ex., P. bellargus Rott., 26.06.13 – 2 ex., Plebejus argus L., 26.06.13 – 5 ex.,
Aricia agestis (Den. & Schiff., 26.06.13 – 4 ex.
С. Кукоара (Кагульский район) – 2 вида (луг)
Pieridae: Pontia edusa Fab., 26.06.13 – 1 ex.; Lycaenidae: Aricia agestis (Den. & Schiff.,
26.06.13 – 1 ex.
С. Чумай (Тараклийский район) – 13 видов (опушка леса)
Hesperiidae: Erynnis tages L., 13.07.15 – 1 ex.; Nymphalidae: Melanargia galathea L.
13.07.15 – 1 ex., Coenonympha pamphilus L., 13.07.15 – 19 ex., Melitaea phoebe Den. &
Schiff., 13.07.15 – 13 ex., Maniola jurtina L., 13.07.15 – 3 ex.; Pieridae: Pontia edusa Fab.,
13.07.15 – 2 ex., Colias erate Esp., 13.07.15 – 1 ex., Pieris rapae L., 13.07.15 – 4 ex.;
Lycaenidae: Plebejus argus L., 13.07.15 – 12 ex., Aricia agestis Den. & Schiff., 13.07.15 – 2
ex., Polyommatus thersites Cant., 13.07.15 – 1 ex., P. icarus, Rott., 13.07.15 – 5 ex., P.
bellargus Rott., 13.07.15 – 1 ex.
С. Садаклия (Бессарабский район) – 4 вида (берега ирригационного канала)
Nymphalidae: Coenonympha pamphilus L., 25.05.14 – 1 ex.; Lycaenidae: Plebejus argus
L., 25.05.14 – 4 ex., Aricia agestis Den. & Schiff., 25.05.14 – 8 ex., Polyommatus icarus, Rott.,
25.05.14 – 1 ex.
С. Рэскэець (район Штефан-Водэ) – 19 видов
Pieridae: Colias alfacariensis Ribbe, 28.06.14 – 1 ex., опушка леса, P. rapae L.,
28.06.14 – 1 ex., опушка леса, Leptidea morsei Fen., 28.06.14 – 4 ex., опушка леса; L. sinapis
L., 28.06.14 – 1 ex., опушка леса, Gonepteryx rhamni L., 28.06.14 – 1 ex., опушка леса;
Nymphalidae: Melanargia galathea L., 28.06.14 – 6 ex.,степной участок, Maniola jurtina L.,
28.06.14 – 1 ex., степной участок, 28.06.14 – 4 ex., опушка леса, Vanessa cardui L., 28.06.14
– 1 ex., степной участок, Argynnis paphia L., 28.06.14 – 2 ex., опушка леса, Melanargia
127
galathea L., 28.06.14 – 2 ex., опушка леса, Boloria dia L., 28.06.14 – 6 ex., опушка леса,
Issoria lathonia L., 28.06.14 – 1 ex., опушка леса; Lycaenidae: Polyommatus icarus, Rott.,
28.06.14 – 1 ex., степной участок, 28.06.14 – 1 ex., опушка леса, Celastrina argiolus L.,
28.06.14 – 1 ex., опушка леса, Plebejus argus L., 28.06.14 – 4 ex., опушка леса, Lycaena
thersamon Esp., 28.06.14 – 1 ex., опушка леса, Cupido alcetas Hoff., 28.06.14 – 1 ex., опушка
леса, Cupido minimus Fues., 28.06.14 – 1 ex., опушка леса.
Природный лесной заповедник "Флэмында", недалеко от с. Пелиней
(Кагульский район) – 31 вида
Hesperiidae: Erynnis tages L., 23.06.13 – 1 ex., опушка леса; 23.06.13 – 4 ex., поляна;
Ochlodes sylvanus Esp., 23.06.13 – 4 ex., 24.05.14 – 2 ex, поляна; 24.05.14 – 1 ex, опушка
леса; Pyrgus malvae L., 24.05.14 – 2 ex, поляна; 24.05.14 – 2 ex, опушка леса; Nymphalidae:
Coenonympha glycerion Bork., 19.05.13 – 2 ex., 24.05.14 – 2 ex, опушка леса; C. pamphilus L.,
24.05.14 – 3 ex, поляна; 24.05.14 – 1 ex, опушка леса; Lasiommata megera L., 24.05.14 – 7
ex, поляна; 24.05.14 – 1 ex, 19.07.14 – 5 ex, опушка леса; Melitaea phoebe Den. & Schiff.,
19.05.15 – 1 ex., 24.05.14 – 5 ex, поляна; 24.05.14 – 5 ex, опушка леса; Maniola jurtina L.,
23.06.13 – 2 ex., опушка леса; 23.06.13 – 1 ex., поляна; Boloria dia L., 23.06.13 – 1 ex.,
опушка леса; 23.06.13 – 4 ex., поляна; 24.05.14 – 1 ex, опушка леса; Argynnis pandora Den.
& Schiff., 23.06.13 – 1 ex., поляна; 19.07.14 – 2 ex, опушка леса; Issoria lathonia L., 24.05.14
– 2 ex, поляна; 24.05.14 – 1 ex., 19.07.14 – 1 ex, опушка леса; Vanessa cardui L., 19.07.14 – 1
ex, опушка леса; Pieridae: Colias alfacariensis Ribbe, 1905, 19.05.13 – 1 ex., 23.06.13 – 3 ex.,
поляна; 24.05.14 – 2 ex, опушка леса; C. erate Esp., 19.05.15 – 1 ex., 23.06.13 – 1 ex., поляна;
Pontia edusa Fab., 19.05.15 – 1 ex., 23.06.13 – 4 ex., опушка леса; Pieris napi L., 19.05.15 – 1
ex., 24.05.14 – 6 ex., поляна; P. rapae L., 23.06.13 – 1 ex., 19.07.14 – 3 ex., опушка леса; P.
brassicae L., 23.06.13 – 1 ex., опушка леса; 23.06.13 – 5 ex., поляна; Gonepteryx rhamni L.,
23.06.13 – 2 ex., 24.05.14 – 2 ex., поляна; Anthocharis cardamines L., 24.05.14 – 2 ex.,
поляна; Leptidea morsei Fen., 25.05.14 – 1 ex., опушка леса; L. sinapis L., 24.05.14 – 1 ex.,
опушка леса; Papilionidae: Iphiclides podalirius L., 23.06.13 – 2 ex., поляна; Lycaenidae:
Polyommatus icarus, Rott., 19.05.13 – 7 ex., 23.06.13 – 2 ex., поляна; 24.05.14 – 1 ex, поляна;
24.05.14 – 2 ex, опушка леса; P. bellargus Rott., 19.05.15 – 9 ex., 24.05.14 – 2 ex, поляна;
24.05.14 – 2 ex., опушка леса; Plebejus argus L., 19.05.15 – 2 ex., 23.06.13 – 1 ex., опушка
леса; 24.05.14 – 3 ex, поляна; 24.05.14 – 3 ex, опушка леса; Aricia agestis Den. & Schiff.,
23.06.13 – 2 ex., опушка леса; 23.06.13 – 9 ex., поляна; 24.05.14 – 3 ex, поляна; 24.05.14 – 5
ex., опушка леса; Satyrium spini Den. & Schiff., 23.06.13 – 1 ex., поляна; S. pruni L., 24.05.14
– 2 ex., поляна; S. acaciae Fab., 23.06.13 – 5 ex., поляна; Glaucopsyche alexis Poda, 24.05.14
– 2 ex., опушка леса.
Bыводы
В результате исследований проведенных в южной части Республики Молдова,
были идентифицированы 40 видов дневных бабочек, принадлежащих к следующим
семействам: Hesperiidae – 3 вида, Nymphalidae – 11, Pieridae – 11, Lycaenidae – 14 и
Papilionidae – 1 вид.

УДК 599.32:574.2(478)
Чемыртан Н., Мунтяну А.И.,
Нистряну В.Б., Ларион А.Ф.
О ВНУТРИВИДОВЫХ ВЗАИМООТНОШЕНИЯХ И ОРИЕНТИРОВОЧНО-
ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКОМ ПОВЕДЕНИИ APODEMUS SYLVATICUS (LINNAEUS,
1758) В РАЗНОКАЧЕСТВЕННЫХ ЗООЦЕНОЗАХ МОЛДОВЫ
Институт зоологии Республики Молдова, г.Кишинев, cemirtannelli@mail.ru

Cemirtan N., Munteanu, A. I.,


128
Nistreanu V. B. Lariоn, A. F.
DATA ON INTERSPECIFIC RELATIONSHIPS AND ORIENTATION-
EXPLORATORY BEHAVIOR OF APODEMUS SYLVATICUS(LINNAEUS, 1758) IN
DIFFERENT TYPES OF ZOOCENOSES OF MOLDOVA
Institute of Zoology of Moldova, Chisinau, cemirtannelli@mail.ru

Аннотация: При изучении поведения лесных мышей, обитавших в различных биотопах


(зона экотона и лесопосадка), выявлено, что индивидуальные этологические
характеристики Apodemus sylvaticus могут изменяться при изменении экологических
условий их местообитания.
Abstract: When studying the behavior of forest mice living in various biotopes (ecotone zone
and forest plantation), it was revealed that the individual ethological characteristics of Apodemus
sylvaticus may change with changing of environmental conditions of their habitat.
Ключевые слова: Apodemus sylvaticus, поведение, зооценозы, экотон
Key words: Apodemus sylvaticus, behavior, zoocenoses, ecotone

Одним из механизмов, поддерживающих устойчивость структуры популяции,


является взаимодействие животных друг с другом [1], а поддержание равновесия в
популяциях и сообществах видов при постоянно меняющихся условиях существования
имеет, в свою очередь, огромное значение для сохранения видового разнообразия. Ранее,
поведение лесной мыши изучалось в агроценозах и лесополосах [2,3,4]. Целью данного
исследования было изучение возможного влияния местообитания на поведение лесных
мышей. Исследования проводили в узком пространстве между полем пшеницы и
лесопосадкой (зона экотона) и в лесопосадке. Методом попарного ссаживания [5] изучали
конкурентное, а методом «открытого поля»[6] - ориентировочно-исследовательское
поведение населявших данные местообитания половозрелых самцов Apodemus sylvaticus.
Всего в экотоне было отловлено 15, а в лесопосадке 40 самцов.
Внутривидовые взаимоотношения. Поведение животных при ссаживаниях было
сложным и разнообразным, выделялись комплексы ознакомительного, агрессивного,
оборонительного, конфликтного, комфортного поведения. Так, с первых секунд
появления на нейтральном поле проявлялось ознакомительное поведение, которое
выражалось в исследовании животными окружающей обстановки, в инициативе контакта,
разных видах ольфакторных контактов. Характеристики ознакомительного поведения у
самцов A. sylvaticus, обитавших в зоне экотона и в лесопосадке, показаны ниже (рис.1).
Выявлена превалирующая роль исследовательского поведения над другими элементами
ознакомительного поведения в целом и у «лесных» обитателей над «экотонными».

1,5 экотон
80 экотон
лес лес
60 1
40
0,5
20
0 0
ин.конт ольф.конт иссл.акт нап схват погони

Рис.1. Ознакомительное поведение Рис.2. Агрессивное поведение

Контакты животных друг с другом иногда носили агрессивный характер, что


выражалось в нападениях, схватках, погонях (рис.2). Погоня иногда приводила к победе
над противником: он ложился на спину и преследование заканчивалось. При сравнении
129
характеристик агрессивного поведения, самцы «лесных» A.sylvaticus значительно
выделялись по количеству нападений, а количество схваток и погонь у них было очень
незначительно ниже. В целом же, общий уровень агрессии при контактах самцов данного
вида был низким.
Агрессия одного из партнеров могла вызвать у другого ответную агрессию или
проявление элементов защитного поведения: бегство до нападения или после него,
слежение за противником с целью поддержания безопасной дистанции, писк, позы
подчинения (лежа на спине, склонение головы перед противником), избегание контакта,
отталкивание, агрессивная стойка (рис. 3). Наиболее многогранный комплекс защитного
поведения выявлен у лесных A.sylvaticus. Он включал в себя все перечисленные выше
компоненты, их величины были значительно выше аналогичных экотонных самцов (за
исключением количества агрессивных стоек), а такой элемент, как слежение за
противником, у самцов из зоны экотона и вовсе отсутствовал.

4 10
9
3,5
8
3
7
2,5 6
2 5
4
1,5
3
1
2
0,5 1
0 0
агрес.ст б-во б/нап бег п/нап изб.конт слежение отталк писк домин подчин игнор разошл

Рис.3. Защитное поведение Рис.4. Конфликтное поведение

При контактах самцовимело место и конфликтное поведение (рис. 4), которое


включало игнорирование контакта, доминирование, подчинение, расхождение по своим
углам. Игнорирование контакта выражалось в том, что один из зверьков при инициативе
контакта со стороны другого, продолжал совершать те же действия, которые имели место
до этого. При превосходстве одного из партнеров наблюдались отношения
доминирования-подчинения. В этом случае подчиненный зверек позволял доминанту
топтать себя ногами, чиститься, ходить, сидеть или лежать на себе, причем при попытке к
бегству доминант старался силой удержать подчиненного. У самцов A.sylvaticus,
обитавших в экотоне, выявлены наиболее высокие показатели доминирования, а у
«лесных» самцов – подчинения и игнорирования контактов, что в комплексе с
показателями защитного поведения позволяет заключить, что эти животные более
осторожны и предпочитают пассивную защиту.
Аллогруминг и чистки также имели место при внутривидовых контактах самцов лесных
мышей. Аллогруминг представляет собой чистку одним животным другого, а чистки
(груминг) – животное располагается где-нибудь в углу и чистит себя самостоятельно.

30

25

20

15

10

чистка аллогр

Рис. 5. «Комфортное» поведение

130
В этих экспериментах аллогруминг и чистку мы отнесли к элементам условно
комфортного поведения (рис. 5), поскольку здесь иногда имели место отношения
доминирования-подчинения, а иногда даже происходил агрессивный груминг:
доминантное животное при чистке подчиненного кусало его. Чистка – элемент как
комфотного, так и конфликтного поведения, поскольку она может быть и проявлением
смещенной активности. Следует отметить, что высокий уровень чисток проявился у
«экотонных» A.sylvaticus, а аллогруминг у них практически полностью отсутствовал. В то
же время показатели чисток и аллогруминга у самцов лесных мышей, обитавших в
лесополосе, были близки. В целом, данный вид поведения был не характерен для
представителей A.sylvaticus.
Ориентировочно-исследовательское поведение Apodemus sylvaticus
В этих экспериментах определяли латентный период выхода мышевидных
грызунов из «домашней» клетки в «открытое поле» ( сек), а также следующие суммарные
(за 15 минут пребывания животного в «открытом поле») показатели: горизонтальную
активность – число пересеченных квадратов, вертикальную активность - число
вертикальных стоек, продолжительность груминга (сек) и эмоциональность по числу
дефекаций и уринаций.
Латентный период выхода у самцов экотона составил 131,71±11,83 сек, и все
самцы самостоятельно вышли в «открытое поле», а 42% «лесных» обитателей не смогли
преодолеть страх перед новым неизвестным пространством и только 58% особей
самостоятельно вышли в «открытое поле», латентный период у них составил
100,13±13,11сек (рис. 6). Эмоциональность у всех самцов A.sylvaticus была низкой (рис.7).

2 600
150
1,5 400
100
1
200
50 0,5

0 0
0 гориз верт грум
эк-100% лес-58% дефек урин
экотон лес экотон лес

Рис. 6 Рис. 7 Рис. 8


Латентный период Эмоциональность Этологические показатели

Суммарные величины горизонтальной, вертикальной активностей и груминга у


обитавших в зоне экотона мышей были значительно ниже таковых обитателей лесополос
(рис. 8).
Вычисление коэффициентов корреляции между различными показателями
ориентировочно-исследовательского поведения выявило наличие сильной положительной
корреляции между горизонтальной и вертикальной активностями у самцов экотона (рис.
9), что свидетельствовало о высоком уровне исследовательской активности у этих
животных, низком уровне страха нового пространства и быстрой адаптацией к нему.
Сильные положительные корреляции между вертикальной активностью и
продолжительностью груминга и горизонтальной активностью и продолжительностью
груминга (рис. 9) обнаружены также у обитавших в экотоне самцов A.sylvaticus.

131
500 r=0,85 r=0,95 r=0,89
500 500

0 0
0
1 2 3 4 1 2 3 4
5 6 5 6 7 1 2 3 4
7 5 6 7
гориз вертик гориз груминг
вертик груминг

Рис. 9. Положительные корреляции между показателями ориентировочно-


исследовательского поведения

У этих же животных имелись низкие отрицательные коррелятивные связи между


горизонтальной активностью и латентным периодом и очень низкие отрицательные между
вертикальной активностью и латентным периодом (рис. 10).

r= - 0,56 r = - 0,34
500 500

0 0
1 2 3 4 1 2 3
5 6 7 4 5 6 7
гориз лат.пер вертик лат.пер

Рис. 10. Отрицательные корреляции между показателями ориентировочно-


исследовательского поведения «экотонных самцов»

У самцов A.sylvaticus, отловленных в лесополосе, каких-либо корреляций между


изученными этологическими параметрами ориентировочно-исследовательского поведения
не было обнаружено. По всей видимости, существующая постоянная напряженность в
экотонном сообществе способствует лучшей адаптации животных к условиям
существования.
Таким образом, поведение самцов A.sylvaticus многогранно, включает в себя
комплексы ознакомительного, агрессивного, оборонительного, конфликтного,
комфортного поведения. Оно также видоспецифично и характеризуется низким уровнем
агрессивности внутривидовых контактов. Изученные качественные этологические
показатели самцов A. sylvaticus могут изменяться количественно при изменении
экологических условий местообитания животных.
Исследования выполнены в Институте Зоологии в рамках фундаментального
проекта 15.187.0211F.

Литература
1. Монтейфель Б. П. // В кн.: Экологические и эволюционные аспекты поведения
животных. – М., Наука, 1987. – 312 с.
2. Чемыртан Н., Нистряну В., Ларион А., Савин А., Сытник В. Некоторые этологические
характеристики видов рода Apodemus агроценозов Молдовы. Материалы IV-й
Международной научно-практической конференции «Геологические и биоэкологические
проблемы Северного Причѐрноморья». Тирасполь, 9 ноября 2012 года. С.338-341.

132
3. Cemirtan N., Nistreanu V., Larion A., Savin A. Ethological relations in the communities of
two species of wood mice Apodemus uralensis and Apodemus sylvaticus .Oltenia Journal for
Studies in Natural Sciences, 2011, p. 145-148.
4. Cemîrtan N.; Nistreanu V.; Larion A.; Caraman N.; Savin A.; Sîtnic V. Ethological
peculiarities of Apodemus genus species in the ecosystems from the Republic of Moldova.
Oltenia Journal for Studies in natural Sciences. 2014, 30(1), 161-166.
5. Coirns C. &Scholz P. Fighting in mace: dyadic escalation and what is earned.// J. Comp. and
Physiol. Psychol.1973. – V. 85(3) - P. 540-550.
6. Hughes C.W. Observer influence on automated open field activity.// Physiol. and Behavior.
1978. – V. 20(4) – P. 481-485.

УДК 594.3
Шиков Е.В. 1, Комаров Ю.Е.2
ПЕРВОЕ ОБНАРУЖЕНИЕ EUXINOLAURIA (CAUCASIPUPA) SUPERSTRUCTA
(MOUSSON, 1876) (MOLLUSCA, GASTROPODA, ORCULOIDEA) НА СЕВЕРНОМ
КАВКАЗЕ.
1
Калинина 37-21, Люберцы, Московская область, 140002, Россия.
E-mail: e_v_schik@mail.ru
2
Чабахан Басиевой 3-3, Алагир, Республика Северная Осетия-Алания, 363245, Россия.
E-mail: borodachyu.k@mail.ru

Schikov E.V. 1, Komarov Y.E. 2


THE FIRST DETECTION OF EUXINOLAURIA (CAUCASIPUPA) SUPERSTRUCTA
(MOUSSON, 1876) (MOLLUSCA, GASTROPODA, ORCULOIDEA) IN THE NORTH
CAUCASUS.
1
Kalinina, 37-21, Lyubertsy, Moscow Region, 140002, RUSSIA.
E-mail: e_v_schik@mail.ru, corresponding author;
2
Chabahan Basievoi 3-3, Alagir, North Ossetia-Alania, RUSSIA,
E-mail: borodachyu.k@mail.ru .

Резюме. В сентябре 2018 г. Комаровым Ю. Е. на Осетинской равнине была найдена


Euxinolauria (Caucasipupa) superstructa (Mousson, 1876). Это первое обнаружение вида
рода Euxinolauria на Северном Кавказе. Ранее E. superstructa был зарегистрирован только
на Западном Кавказе: Сванетский и Сурамский хребты и в Закавказье, в окрестностях
Аджарисцкали, Бакуриани, Батуми, Боржоми, Кутаиси, Натанеби, Сухуми, Цагери.
Abstract. In September 2018, Yu. E. Komarov on the Ossetian Plain found the Euxinolauria
(Caucasipupa) superstructa (Mousson, 1876). This is the first detection of a species of the genus
Euxinolauria in the North Caucasus. Earlier, E. superstructa was registered only in the Western
Caucasus: Svanetsky and Suramsky ranges, in the vicinity of Adjaristskali, Bakuriani, Batumi,
Borjomi, Kutaisi, Natanebi, Sukhumi, Tsageri.
Ключевые слова: Euxinolauria (Caucasipupa) superstructa (Mousson, 1876), фауна Северной
Осетии, вяхирь (Columba palumbus Linnaeus, 1758).
Key words: Euxinolauria (Caucasipupa) superstructa (Mousson, 1876), fauna of North Ossetia,
wood pigeon (Columba palumbus Linnaeus, 1758).

Введение
Род Euxinolauria Lindholm, 1924 на Кавказе насчитывает 9 видов. Они населяют
влажные биотопы на южных склонах Большого Кавказа, на Малом Кавказе и в Аджарии.
В сентябре 2018 г. Комаровым Ю. Е. на Осетинской равнине была найдена Euxinolauria
(Caucasipupa) superstructa (Mousson, 1876). Это первое обнаружение вида рода
133
Euxinolauria на Северном Кавказе (Рис. 1, 2). Ранее E. superstructa был зарегистрирован
только на Западном Кавказе: Сванетский и Сурамский хребты и в Закавказье, в
окрестностях Аджарисцкали, Бакуриани, Батуми, Боржоми, Кутаиси, Натанеби, Сухуми,
Цагери [3].
Материал и методика
Одна раковина E. superstructa была обнаружена в зобе вяхиря (Columba palumbus
Linnaeus, 1758) (Рис. 2). Вяхирь был добыт 23. 09. 2018 г. в 10 км северо-западнее г.
Дигора у подножья южного склона Кабардинского хребта в балке Дальняя в месте, с
координатами 43014ʹ12ʺ с.ш. и 44003ʹ30ʺ в.д. Кроме E. superstructa в зобе находилось 148
раковин Monacha (Paratheba) caucasicola (Lindholm, 1913) и 15 экземпляров молодых
моллюсков сем. Buliminidae. Все моллюски были проглочены вяхирем живыми. Об этом
свидетельствуют положения их тел. Они были втянуты в раковины и у всех из устья был
выдвинут конец ноги. Такое положение тела характерно для животных погибших от
перегрева.
Район г. Дигора входит в Атлантико-континентальную степную область,
Восточную подобласть, Северо-Осетинский климатический район. Климат близок к
умеренному, системой Кеппен-Гейгера классифицируется как Cfa. Средняя годовая
температура +7,5о-8,60С. Общее количество осадков - 670 мм, наибольшее количество в
весенне-осенний период, максимум в июне – 109 мм. Период с температурой воздуха
выше +10оС длится с апреля до октября. Средние значения летних температур в июне-
августе в пределах 19,6-22,2о С, максимальные – 25,7-28,1о С. [1]. Снеговой покров в
последние годы практически не устанавливается и, если появляется, то толщиной 1-2 см и
быстро сходит.

Рис. 1.
Карта Северного Кавказа. Треугольником обозначено место обнаружения Euxinolauria
(Caucasipupa) superstructa (Mousson, 1876)
Fig. 1. Map of the North Caucasus. The triangle indicates the place of detection of
Euxinolauria (Caucasipupa) superstructa (Mousson, 1876)

Результаты
Учитывая, что все виды рода Euxinolauria живут во влажных биотопах, был
произведѐн осмотр местности, в которой был добыт вяхирь. Вокруг балки были
кукурузные поля, а по еѐ днищу пролегала просѐлочная дорога. Всѐ это степные
ландшафты или производные от них (антропогенные). Нигде в них не были найдены
моллюски M. caucasicola и молодые Buliminidae , собранные вяхирем одновременно с E.
superstructa. Лишь на дне балки Дальней был обнаружен участок сырого луга с теми же
134
видами моллюсков, которые были в зобе птицы. Наиболее вероятно, что именно в этом
месте вяхирь мог найти E. superstructa. Это интразональный биотоп среди степного
ландшафта. Он характеризуется постоянно повышенной влажностью за счѐт увлажнения
грунтовыми водами.
По южному склону балки Дальняя произрастает луговая (разнотравная)
растительность с отдельными кустами шиповника, северный склон занят
широколиственным лесом (Рис. 3). Ручьев в балке нет, но после обильных весенне-летних
дождей по низу балки течѐт поток воды. Прилегающие склоновые луга пропитываются
влагой и становятся похожими на долго не высыхающие мочажины. Найденные улитки E.
superstructa по внешнему виду соответствуют описаниям этого вида из Закавказья, но
меньше по размерам: высота раковины 3,5 мм, ширина – 2,3 мм, высота устья 1,45 мм,
ширина – 1,37 мм.

Рис. 2. Схема расположения балки Дальняя в Чиколинском районе Северной


Осетии-Алании. Место добычи вяхиря отмечено треугольником. В левом углу схемы
раковина Euxinolauria (Caucasipupa) superstructa (Mousson, 1876). Рисунок раковины по А.
А. Шилейко [2. 1984]
Fig. 2. Location of the Far Beam in the Chicola District of North Ossetia-Alania. The
location of the catch of the wood pigeon is marked by a triangle. In the left corner of the scheme
is the sink Euxinolauria (Caucasipupa) superstructa (Mousson, 1876). Figure shell of A. A.
Schileyko [2. 1984]

Обсуждение
Обнаружение E. superstructa на Северном Кавказе показывает, что ареал этого вида
гораздо шире, чем считалось ранее.
Популяции E. superstructa обитают как в зонах с субтропическим климатом в
Аджарии, Абхазии и Колхидской низменности, так и в зонах с умеренно-холодным
климатом в Бакуриани и Боржоми . В последних среднегодовые температуры +4,5 - +11,30
С и общее количество осадков 766-1185 мм в год [2]. Это вполне сравнимо с
климатическими условиями Осетинской равнины, поэтому более мелкие размеры раковин
E. superstructa нельзя объяснить только климатическими условиями жизни.
Вероятно, во влажные климатические периоды ареал E. superstructa простирался до
западной части Большого Кавказского хребта, огибал его и соединялся с основным
ареалом в Закавказье.

135
Рис. 3. Балка Дальняя. Фото Ю.Е. Комарова
Fig. 3. Gorge Dalnyaya. Photo by Yu.E. Komarov

Литература
1. Авраменко А.Г., Афанасьева Г.А., Вагин В.С. и др. 2002. Климат. Природные ресурсы
Республики Северная Осетия-Алания. Владикавказ, Проект-Пресс, 224 с.
2. Джавахишвили Ш. 1988. Характеристика климата Грузии по месяцам. Тбилиси:
Ганатлеба, 157 с.
3. Шилейко А. А. 1984. Наземные моллюски подотряда Pupillina фауны СССР (Gastropoda,
Pulmonata, Geophila). Фауна СССР. (Нов. сер. №130). Моллюски. Т. 3. Вып. 3. Л.: Наука,
399 с.

УДК 599.363:574.34(282.256.3)
Якушов В.Д.
СТРУКТУРА СООБЩЕСТВА ЗЕМЛЕРОЕК СРЕДНЕЙ ЕНИСЕЙСКОЙ ТАЙГИ В
2017-2018 ГГ.
Пензенский государственный университет, г. Пенза, Россия.
e-mail: bio.yakuschov@gmail.com

Yakushоv V. D.
COMMUNITY STRUCTURE OF SHREWS OF THE MIDDLE YENISEI TAIGA
IN 2017-2018
Penza State University, Penza, Russia
e-mail: bio.yakuschov@gmail.com

Аннотация. В работе рассмотрен видовой состав и структура доминирования сообщества


землероек средней Енисейской тайги в 2017-2018 гг. В 2018 году наблюдалось
значительное увеличение численности сообщества. В оба года доминировали средняя и
обыкновенная бурозубки.
Abstract. In the work, the species composition and structure of domination of the community of
shrews of the middle Yenisei taiga in 2017-2018 are considered. In 2018, there was a significant
increase in community size. Both years were dominated by the average and common shrew.
Ключевые слова: землеройки, Енисейская тайга, структура сообщества.
Key words: shrews, the Yenisei taiga, community structure.

136
Насекомоядные как потребители огромного количества беспозвоночных животных,
особенно насекомых, играют существенную роль в переносе вещества и энергии в
экосистемах, оказывают значительное влияние на почвенный покров. Многие виды
служат прокормителями ряда паразитов – переносчиков возбудителей опасных инфекций,
и сами бывают спонтанными носителями инфекций и с этой стороны представляют
интерес для паразитологов и медицинской службы. Поедание ими многих вредных видов
имеет существенное практическое значение для хозяйственной деятельности человека [1].
Отсюда возникает необходимость изучения экологии этой группы животных.
Целью работы является описание структуры сообщества землероек средней
Енисейской тайги в 2017-2018 гг.
В работе анализируются данные, полученные в результате исследований 2017–2018
гг. Сбор материала проводился в районе Енисейской экологической станции «Мирное»
ИПЭЭ РАН им. А.Н. Северцова. Станция расположена на берегу р. Енисей в среднем
течении (120 км ниже устья Подкаменной Тунгуски, 62°18′ с. ш. 89°01′ в. д).
Исследованиями были охвачены основные местообитания обоих берегов Енисея.
Землеройки отлавливались с помощью ловчих канавок, а там, где вырыть канавки
невозможно, ставились заборчики [2-3]. В оба года исследований работало 28 ловушек.
Отловы проводились два раза за сезон, в июне и в августе по 10 дней. Июньский отлов
показывает численность перезимовавших животных (кроме того, в это время появляются
первые сеголетки), а августовский – численность мелких млекопитающих, вступающих в
зимовку. Общая площадь территории исследований составила около 7 км2. Всего
отработано 2140 цилиндро-суток: 1040 цилиндро-суток в 2017 г. и 1100 цилиндро-суток в
2018 г. Канавки проверялись через день, последовательно на правом и левом берегах. Все
пойманные экземпляры подвергались стандартной зоологической обработке [4].
Всего за период исследований отловлено 938 экз. 8-ми видов землероек. Видовой
состав землероек (сем. Soricidae) включал следующих представителей: обыкновенная
кутора (Neomys fodiens), обыкновенная бурозубка (Sorex araneus), средняя бурозубка
(S. caecutiens), равнозубая бурозубка (S. isodon), плоскочерепная бурозубка (S. roboratus),
тундряная бурозубка (S. tundrensis), малая бурозубка (S. minutus), крошечная бурозубка
(S. minutissimus).
Видовой состав сообщества землероек в 2017-2018 гг. идентичен и в целом
характерен для данной местности [5].
По сравнению с 2017 годом в 2018 году наблюдалось резкое (в 3 раза) увеличение
численности землероек. В 2017 г. отловлено 211 экз. землероек, в 2018 г. – 727 экз.
Численность обыкновенной бурозубки увеличилась в 6 раз, малой – в 4 раза, средней,
равнозубой и тундряной – в 3 раза. Численность плоскочерепной бурозубки увеличилась в
15 раз, однако такое большое различие обусловлено небольшим количеством пойманных
экземпляров в годы исследования (1 экземпляр в 2017 г. и 16 экземпляров в 2018 г.).
Численность крошечной бурозубки и обыкновенной куторы практически не изменилась
(см. табл. 1).
Таблица 1
Численность землероек в 2017-2018 гг. (экземпляров на 100 цилиндро-суток)

2017 2018
S. araneus 2,4 15,0
S. caecutiens 12,0 30,6
S. isodon 0,9 2,8
S. minutus 1,9 7,8
S. minutissimus 0,4 0,5
S. roboratus 0,1 1,5
S. tundrensis 2,4 7,8
137
Neomys fodiens 0,2 0,1
Общая численность 20,3 66,1

В оба года исследований общая численность землероек выше на правом берегу


Енисея. Это касается практически всех видов, кроме тундряной бурозубки, численность
которой в оба года исследований выше на левом берегу; равнозубой бурозубки, которая в
отловах 2018 года чаще встречается на левом берегу. Напротив, крошечная бурозубка на
левом берегу в оба года исследований отмечена не была (см. табл. 2).
Таблица 2
Численность землероек на левом и правом берегах Енисея в 2017-2018 гг.
(экземпляров на 100 цилиндро-суток)

2017 2018
R L R L
S. araneus 3,1 1,1 20,8 3,9
S. caecutiens 13,4 9,4 32,5 27,1
S. isodon 1,2 0,3 1,9 4,5
S. minutus 2,2 1,4 8,6 6,3
S. minutissimus 0,6 - 0,7 -
S. roboratus 0,1 - 0,1 3,9
S. tundrensis 1,3 4,4 4,7 13,7
Neomys fodiens 0,3 - - 0,3
Общая численность 22,2 16,7 69,4 59,7

Наиболее многочисленный вид обоих лет исследований – средняя бурозубка (около


50% пойманных землероек), на втором месте обыкновенная бурозубка (12% и 23% в
отловах 2017 и 2018 гг. соответственно). Несколько ниже численность бурозубок
тундряной и малой (около 10% пойманных зверьков) (см. рис. 1). Такая же ситуация
характерна и для каждого берега по отдельности.

Рис. 1. Сравнение численности землероек в 2017 и 2018 гг.

138
Таким образом, сообщество землероек средней Енисейской тайги в 2017-2018 гг.
состояло из 8 видов, доминировали средняя и обыкновенная бурозубка В 2018 году
наблюдалось значительное увеличение численности землероек по сравнению с 2017
годом. Исследуемый период характеризуется нестабильными колебаниями численности,
сильно зависящими от климатических условий, пищевых ресурсов и т.д. (Якушов, 2018).

Литература
1. Гуреев А. А. Млекопитающие. Насекомоядные (Mammalia, Insectivora). Фауна СССР. –
1979.
2. Наумов Н. П. Изучение подвижности и численности мелких млекопитающих с
помощью ловчих канавок // Вопросы краевой, общей и экспериментальной паразитологии
и медицинской зоологии. – 1955. – Т. 9. – С. 179-202.
3. Новиков Г.А. Полевые исследования экологии наземных позвоночных животных / Г.А.
Новиков – Л.: Советская наука, 1949. – 602 с.
4. Тупикова Н.В. Изучение размножения и возрастного состава популяций мелких
млекопитающих // Методы изучения природных очагов болезней человека.– 1964. – С.
154–191.
5. Шефтель Б. И. Зональные особенности населения насекомоядных млекопитающих
Енисейской тайги и лесотундры // Животный мир Енисейской тайги и лесотундры и
природная зональность. – 1983. – С. 184–203.
6. Якушов В. Д. Динамика численности мелких млекопитающих средней енисейской
тайги в 2016-2017 гг. //Известия высших учебных заведений. Поволжский регион.
Естественные науки. – 2018. – №. 1 (21).

139
Секция 2. Проблемы и перспективы развития биологического и экологического
образования в современном образовательном учреждении

УДК 372.857
Анистратова А.П., Романова О.В.
К ВОПРОСУ ПОДГОТОВКИ ШКОЛЬНИКОВ К ИТОГОВОЙ АТТЕСТАЦИИ ПО
БИОЛОГИИ ВРа УСЛОВИЯХ ФГОС
Южный федеральный университет, Ростов-на-Дону, Россия
студентка 5 курса Химического факультета
аnistratova-1995@mail.ru

Anistratova A. P., Romanova O. V.


TO THE QUESTION OF PREPARATION OF SCHOOLBOYS TO FINAL
CERTIFICATION ON BIOLOGY IN THE CONDITIONS OF FGOS
Southern Federal University, Rostov-on-don, Russia
5th year student of the faculty of Chemistry,
аnistratova-1995@mail.ru

Аннотация: В статье представлено содержание контроля в соответствии с требованиями к


предметным результатам освоения курса биологии базового уровня. Приведены
методические рекомендации учителям по эффективной подготовке школьников к ЕГЭ.
Abstract: The article presents the content of the control in accordance with the requirements for
the subject results of mastering the course of biology at a basic level. The methodological
recommendations for teachers on the effective preparation of pupils for the exam are given.
Ключевые слова: контроль, ФГОС, итоговая аттестация, тест, КИМ.
Key words: control, FGOS, final certification, test, KIM.

Контроль всегда являлся одним из главных компонентов управления качеством


образования. Для того, чтобы управлять образовательным процессом необходимо иметь
разнообразные фактические данные о различных сторонах процесса образования. Процесс
управления качеством образования становится невозможным без постоянной обратной
связи, без информации о промежуточных и итоговых результатах [4]. Сегодня перед
всеми участниками образовательного процесса стоит проблема повышения качества
образования, его адаптации к новым стандартам, поэтому данная тема весьма актуальна.
Одной из главных составляющих элементов всей образовательной деятельности –
контроль соответствия уровня достижений обучающегося государственному стандарту
(ФГОС). В ФГОС в первую очередь и указываются требования к результатам освоения
основной образовательной программы обучающимися. В стандарте нового поколения они
делятся на предметные, метапредметные и личностные [3]. Особенно внимание уделяется
контролю соответствия предметных результатов стандарту выпускников образовательных
учреждений. ФГOC среднего (полного) общего образования по предмету биология
(базовый уровень) указывает следующие требования к результатам обучения:
1) иметь представление о роли и месте биологии в естественнонаучной картине
мира;
2) владеть основными биологическими понятиями, символикой и иметь
представление о живой природе, ее организации и эволюции;
3) владеть основными методами научного познания, используемыми при
биологических исследованиях живых объектов и экосистем: описание, измерение,
проведение наблюдений; выявление и оценка антропогенных изменений в природе;
140
4) сформировать умения объяснять результаты биологических экспериментов,
решать элементарные биологические задачи [6].
Объектами контроля согласно основной образовательной программе по биологии
среднего (полного) общего образования являются знания основных разделов биологии,
предметные умения и учебные навыки. Содержание контроля результатов обучения
предмету, в данном случае по биологии, зависит от дидактических задач, специфики
предмета, и конечно, от индивидуальной степени подготовки и развития учащихся.
Педагогический контроль важен на всех ступенях образования. Особое внимание
уделяется итоговому контролю выпускников образовательного учреждения – ЕГЭ. С его
помощью можно объективно оценить качество подготовки выпускников, которые освоили
образовательную программу среднего (полного) общего образования в соответствии с
требованиями ФГОС. ЕГЭ предоставляет возможность продолжить образование по
избранной специальности в высшей школе.
Многолетний опыт проведения единого государственного экзамена показывает, что
не все выпускники успешно справляются с такой формой экзамена. Для улучшения
результатов необходима дополнительная подготовка учащихся [2, с. 68]. Она может
осуществляться в рамках урока и на факультативных занятиях.
Подготовка учащихся к ЕГЭ в рамках урока очень сложная, планомерная
многоаспектная работа. Ее необходимо начинать с планирования. Нами был разработан и
апробирован на базе МБОУ СОШ № 97 г. Ростова-на-Дону в 10 классе следующий план:
1) разделение материала на тематические блоки;
2) подготовка конспектов уроков, которые отражают все аспекты изучаемого
вопроса по теме;
3) разработка и использование тестов различных типов, заданий разного уровня
сложности, блиц – опросов;
4) проведение контрольных срезов, «мини экзаменов»;
5) осуществление контроля домашнего задания;
6) составление совместно с учащимися их индивидуальных планов [1].
При составлении конспектов мы планировали уроки с обязательным повторением
содержания разделов курса, пройденных в предыдущие годы. Применяли новые
информационные технологии на уроке, что позволило разнообразить и комбинировать
средства педагогического воздействия на учащихся, усилить мотивацию учения и
улучшить усвоение нового материала. Это дало возможность качественно изменить
самоконтроль и контроль над результатами обучения, а также более качественно готовить
учащихся к ЕГЭ.
Особое внимание уделяли разработке тестовых заданий различного уровня
сложности по типу ЕГЭ, что значительно повысило качество подготовки. Использовали
тесты на различных этапах урока: на этапе проверки домашнего материала, на этапе
изучения новой темы, закреплении материала. Кроме этого, нами были проведены
различные формы текущего контроля, контрольных срезов, «мини – экзаменов с
использованием заданий, аналогичных заданиям ЕГЭ. Особое внимание уделяли заданиям
2 части экзаменационной работы, особенно заданию линии 28 на решение генетических
задач, т. к. они вызывают наибольшие затруднения у учащихся.
После проведения нескольких занятий по разделу генетика был сделан текущий
срез, включающий тестовые задания первой части и задачи второй части КИМ ЕГЭ. Из 27
учащихся 7 учащихся получили оценку «5», что составляет 26% обучающихся в классе.
Оценку «4» получили 13 человек, что составляет 48%. Остальные учащиеся – 7 человек
выполнили тест на «3», что составляет 26%. Никто из учащихся не получил
неудовлетворительную оценку. Это говорит о том, что предложенная нами методика
эффективна.

141
Важную роль в системе подготовки школьников к ЕГЭ по биологии выполняют
факультативные курсы. Факультатив направлен на углубление, расширение и пополнение
знаний обучающихся по биологии и подается на более высоком уровне [3, с. 58].
Нами был проведен анализ программы и проанализирована эффективность
факультативного курса «Избранные вопросы биологии» для 10 классов школы № 97 в
подготовке к итоговой аттестации. Он рассчитан на 34 часа (1 час в неделю). В курсе
рассматриваются следующие темы: «Система и многообразие органического мира»,
«Организм человека и его здоровье». Эти 2 раздела указаны в кодификаторе в перечне
элементов содержания, проверяемых на едином государственном экзамене по биологии
под кодом раздела 4 и 5. Данные темы соответствуют 9, 10, 11, 12, 13, 14, 20, 22, 25
заданиям в КИМ ЕГЭ, что составляет примерно 1/3 заданий. Качественная работа учителя,
всесторонний контроль и добросовестная подготовка обучающихся по темам позволит
ученику выполнить 30 % работы.
Анализируя задачи факультативного курса, мы пришли к мнению, что он
полностью направлен на подготовку к сдаче экзамена по биологии. Информационный
материал занятий сочетается с разнообразными формами работы, такими как:
самостоятельная работа обучающихся (наблюдения, анализ, выводы), самостоятельный
отбор материалов по биологии, работа в группах, решение заданий КИМ ЕГЭ, написание
диагностических работ. Все это, безусловно, позволяет повысить уровень знаний и
умений, необходимых для успешной сдачи экзамена по биологии.
В рамках факультативного курса нами было разработано 2 занятия по темам:
«Царство бактерий» и «Царство растений». Они, согласно имеющемуся плану, включают
работу учащихся по поиску необходимой информации, ее анализу, а также групповую
работу с тестовыми заданиями различных типов.
Чтобы проверить эффективность и результативность данного факультативного
курса нами был подготовлен контрольный тест и апробирован на экспериментальной
группе – учащихся 10 класса МБОУ СОШ №97 г. Ростова-на-Дону и на контрольной
группе – обучающихся 10 класса МБОУ СОШ №92 г. Ростова-на-Дону. Тест включал
некоторые задания 1 и 2 части КИМ. Время выполнения тестовых заданий рассчитано на
один урок. Экспериментальная группа показала следующие результаты: 17% учащихся от
общего количества получили оценку «отлично», 52% оценку «хорошо» и 31%
обучающихся данного класса – «удовлетворительно». В контрольной группе, в которой 24
человека, результаты значительно хуже: только 5% получили оценку «5», оценку «4»
получили 36%, оценку «3» – 46% и 13% учащихся оценку «2».
Таким образом, можно сказать, что данный курс благотворно влияет на подготовку
учащихся к итоговой аттестации. Обучающиеся, которые посещали занятия факультатива
«Избранные вопросы биологии» достигли относительно высокого уровня знаний,
возросла успешность решения различных биологических задач, что говорит об
эффективности факультативного курса.

Литература
1. Ковалева Г. С. О новой модели оценки образовательных достижений в действии
[Электронный ресурс] // URL: http://docplayer.ru/29543842-Sistema-ocenki-obrazovatelnyh-
dostizheniy-uchashchihsya-v-shkole-v-sootvetstvii-s-fgos-g-s-kovaleva.html (дата обращения
18.10.2018).
2. Мишакова В. Н. Оценивание учащихся 10-11 классов на уроках биологии при
подготовке к ЕГЭ: монография. – М.: Флинта, 2014. – 160с.
3. Романова О.В. Опыт обучения будущих учителей биологии формированию
универсальных и предметных учебных действий школьников // Право и образование,
2019. - № 2. – С.46-55.
4. Романова О.В., Шевцова Е.В., Делог Н.В. Роль и место в учебном процессе
142
внеурочной работы по химии в условиях внедрения ФГОС // Проблемы современного
педагогического образования. Серия: Педагогика и психология, 2017. - №57(7). – С. 149-
155.
5. Семчук Н. М., Бримова А. К. Методика подготовки школьников к ЕГЭ по биологии//
Альманах современной науки и образования. – Тамбов: Грамота, –2014. – № 11–С.165–
168.
6. Федеральный государственный образовательный стандарт (с изменениями 2017 года).
[Электронный ресурс] // URL https://минобрнауки.рф/документы/10650 (дата обращения
20.10.2018).

УДК 37.091.3
Белякова Е.И.
СОДЕРЖАТЕЛЬНОЕ НАПОЛНЕНИЕ СИСТЕМЫ ПОНЯТИЙ
КАК КОМПОНЕНТ ОРГАНИЗАЦИИ ПРОЦЕССА ИЗУЧЕНИЯ
ШКОЛЬНОГО КУРСА БИОЛОГИИ
Южный федеральный университет, г. Ростов-на-Дону
estdek@mail.ru

Belyakova E. I.
CONTENT SYSTEM CONCEPTS AS A COMPONENT ORGANIZATION OF THE
LEARNING PROCESS HIGH SCHOOL BIOLOGY
Southern Federal University, Rostov-on-Don
estdek@mail.ru

Аннотация: в работе рассматриваются вопросы формирования в процессе изучения


школьного курса биологии важнейших понятий и их систем
Abstract. The paper deals with the formation of the most important concepts and their systems in
the process of studying a school biology course
Ключевые слова: школьный курс биологии, система биологических понятий
Key words: biology school course, system of biological concepts

В настоящее время общепринятым мнением является то, что основной


дидактической единицей содержательного наполнения школьного курса биологии
выступают понятия, которые находятся между собой в тесной взаимосвязи и развиваются
в строго определенной логической последовательности [6].
Курс биологии, изучаемый в средней общеобразовательной школе, включает в себя
систему научных понятий, которая определяется теоретическими основами многих
биологических наук. При этом успешное освоение обучающимися знаний по основам той
или иной биологической науки, напрямую зависит от умений школьников оперировать
соответствующими биологическими понятиями и их системами.
Как известно, реализация школьной дисциплины «Биология» в системе общего
образования предусматривают определенную очередность в изучении биологических
курсов (ботаника – зоология – человек – общая биология), которая служит не
только отражением концептуальной идеи постепенного усложнения учебного материала,
но обеспечивает его доступность для учеников с учетом их возрастных особенностей [4].
Ботаника, как наука об организмах растительного мира, представляет собой
совокупность основ важнейших разделов данной области научного знания: морфологии,
анатомии тканей растений, физиологии, систематики и т.д. Среди специальных
морфологических и анатомических понятий, которые подлежат усвоению учащимися при

143
ознакомлении с курсом ботаники, выделяют биологические понятия, иллюстрирующие
соответственно особенности внешнего и внутреннего строения растений и их отдельных
форм вегетативных органов, цветов, плодов и семян различных растительных организмов.
Раздел ботаники – физиология растений – вооружает школьников знаниями о
дыхании органов растений, их водном, минеральном и воздушном питании, передвижении
питательных веществ в растительном организме. Учебный материал по систематике
растений формирует у школьников понятия о многообразии растительного мира,
классификации растений (вид, род, семейство, класс и т.д.). Ученики знакомятся также и с
понятиями, описывающими особенности связей и отношений, которые устанавливаются
между отдельными растениями в местах их обитания. Это так называемые экологические
понятия. Например: среда обитания, экологические факторы, воздействие организма на
среду обитания, биологические связи, растительное сообщество, биогеоценоз,
естественные и искусственные сообщества, охрана растений и ряд других.
Наряду со специальными понятиями, при усвоении школьного курса ботаники,
закладываются и основные общебиологические знания. Это, например, клеточное
строение, обмен веществ, единство организма и окружающей среды обитания; рост
организма растений, историческое и индивидуальное развитие растений, жизненные
процессы растительного организма (дыхание, фотосинтез), размножение и ряд других
понятий.
После изучения основ ботанической науки учащиеся преступают к рассмотрению
курса зоологии. Причем сначала обучающиеся знакомятся с низшими формами животных.
Вслед за этим школьники переходят к изучению форм организмов животного мира с
более высокой организацией. Подобная очередность в подаче учебного материала
школьного курса зоологии – это отражение процесса исторического развития
органического мира.
Содержательное наполнение данного раздела включает в себя знания (понятия) о
морфологии, анатомии, физиологии, систематики, палеонтологии, экологии животных,
относящихся к разным уровням организации: начиная с одноклеточных организмов и
заканчивая млекопитающими. Иными словами, педагог, представляя царство животных,
формирует у учащихся систему знаний о закономерностях жизнедеятельности каждого
животного, многообразии животного мира, взаимоотношениях животных с окружающей
природой. Одновременно происходит развитие знаний об историческом усложнении
организмов (эволюционное изменение строения и функций органов и их систем у
представителей животного мира).
Помимо перечисленных специальных (зоологических) понятий в школьном курсе
зоологии предусматривается также дополнение и углубление ряда общебиологических
понятий. Это организм и его клеточное строение, единство форм и функций, обмен
веществ и энергии, историческое и индивидуальное развитие, жизненные процессы
(питание, дыхание, выделение, размножение и т.д.) и другие [3].
После изучения системы знаний о растениях и животных учащиеся приступают к
усвоению более сложного учебного материала, включающего в себя теоретические
понятия о строении и функциях человеческого организма.
В содержательном наполнении раздела «Человек» представлены анатомические,
морфологические, физиологические и цитологические понятия, а также понятия,
связанные с обоснованием необходимых человеку гигиенических знаний, а именно:
санитарно-гигиенические и медицинские понятия. Причем ряд простых понятий из групп
выше перечисленных видов, объединяясь, образуют в курсе систему сложных
биологических понятий. Последние понятия предназначены для описывания особенностей
анатомического строения каждого отдельно взятого органа организма человека. С другой
стороны, необходимо отметить, что данный комплекс сложных биологических понятий
содержательно связан с понятиями о функциональных процессах, которые идут в клетках,
тканях, отдельном органе, а также в той системе органов, элементов которой он служит. В
144
последующих темах раздела понятия об органе превращаются в еще более сложные
анатомо-физиологические понятия о системе органов.
Кроме того, в учебном материале данной части школьного курса биологии ряд
общебиологических понятий по мере продвижения с темы в тему расширяются и
углубляются, как по содержанию, так и по их объему. Это понятия о целостности
организма, связи организма и окружающей средой (знания о влияния на человека, как
природных факторов, так и социальных условий его жизни), происхождении человека от
животных, взаимосвязи строения и функций, нейрогуморальной регуляции процессов
жизнедеятельности и особенностях высшей нервной деятельности человека [1].
На последнем этапе изучения школьного курса биологии учащиеся знакомятся с
содержанием раздела, который условно носит наименование – «Общая биология». Цель
данного раздела, как в системе общего основного образования, так и на ступени среднего
общего образование, сводится к обобщению биологических знаний с последующим
перенесением их на уровень идей жизнедеятельности природы, законов, закономерностей
и теорий.
В концептуальном построении курса представлены базовые биологические знания
таких наук, как: эволюционное учение, генетика, цитология, молекулярная биология,
селекция, биогеоценология и учение о биосфере. При этом отличительной чертой
понятийного аппарата раздела является присутствие в нем основных общебиологических
понятий, которые, в частности, отражают строение, функционирование и развитие
биологических систем разных форм жизни. В качестве примеров понятий,
иллюстрирующих особенности функционирования отдельных уровней организации
живого, формируются знания о популяции, биогеоценозе и биосфере. Кроме того, в
содержание раздела включен и учебный материал, раскрывающий суть важнейших
биологических теорий: клеточной теории, теории эволюции, теории антропогенеза,
теории происхождения жизни и хромосомной теории наследственности.
Уделяется в разделе должное внимание и формированию знаний о роли, месте и
значении физико-химических процессов в живых системах. Одновременно здесь же
представлена и система понятий о специфических проявлениях жизни как формы
движения материи, о балансе в природе человека социальных и биологических факторов,
а также об областях практического использования человеком выработанных им
биологических знаний.
Вместе с тем необходимо отметить тот факт, что в разделе «Общая биология»
наблюдается также, с одной стороны, расширение состава экологических понятий, а с
другой – укрупнение содержания отдельных понятий по сравнению с аналогичными
знаниями, но ранее изученными [2, 4, 5].
В заключение, можно сказать, что важнейшей задачей современной
общеобразовательной школы по-прежнему является повышение качества обучения и
воспитания школьников, передача подрастающему поколению глубоких и прочных
знаний основ наук, а также социального опыта, накопленного человечеством в течение
многих веков. В решении этой задачи, как показано нами выше, особая роль принадлежит
теоретическим понятиям, которые следует рассматривать в практике преподавания
учебного предмета, в том числе и школьного курса биологии, в качестве единицы знаний,
формы мышления, объекта учебных действий и фактора умственного развития
обучающихся. А потому, овладение учеником системой основных понятий данной
предметной области знаний, как показателя эффективности учебно-воспитательного
процесса, играет заметную роль в формировании мировоззрения школьника, его взглядов
и убеждений, а, значит, обуславливает активное участие индивидуума в жизни общества.
Вот почему образовательная деятельность, направленная на усвоение и развитие
биологических понятий, относится к числу чрезвычайно важных видов работы любого
педагога [4].

145
При этом связующим звеном в деятельности учителя и обучающихся при
формировании систем биологических понятий выступают учебные задания как формы
реализации учебно-познавательных задач. Для педагога они являются средством
управления процессом усвоения обучающимися биологических понятий и способов
деятельности, а для учащихся – это средство овладения в процессе действий
соответствующими умениями и навыками, без которых успешность формирования
биологических понятий и их систем невозможна.
Литература
1. Колесов Д.В. Биология: Человек. 8 класс: учебник. – Москва: Издательство «Дрофа»,
2017. – 416 с.
2. Крыткина Л.А. Формирование и развитие общебиологических понятий у школьников
при обучении курсу «Общая биология» // Вестник Красноярского государственного
педагогического университета им. В.П. Астафьева. – 2016 . – № 4 (38) – С. 252-254
3. Латюшин В.В. Биология: Животные. 7 класс: учебник. – Москва: Издательство
«Дрофа», 2016. – 304 с.
4. Наливайко И.В., Боброва Н.Г. Содержание и развитие биохимических понятий в
школьном курсе биологии // Самарский научный вестник. – 2016. – № 1 (14). – С. 180-185.
5. Павлов И.И. Яковлева А.В. Развитие популяционно-экологических и
биогеоцентоических понятий в школьном курсе биологии //Вестник ЯГУ. – 2007. – Том 7.
– № 1. – С. 108-113.
6. Усова А.В. Условия успешного формирования у учащихся научных понятий // Наука
и школа. – 2006. – № 4. – С. 57–59.

УДК 504:37.03
Брянцева Ю. Д.
ПРЕДМЕТ ЭКОЛОГИЯ В СОВРЕМЕННОЙ ШКОЛЕ
Южный федеральный университет, г. Ростов-на-Дону, Россия;
BYD_23@mail.ru

Bryantseva Yu. D.
EDUCATIONAL SUBJECT ECOLOGY IN THE MODERN SCHOOL
Southern Federal University, Rostov-on-Don, Russia.
BYD_23@mail.ru

Аннотация: В работе рассмотрено место экологического образования в средней


общеобразовательной школе. Главной задачей экологического образования в школе
предлагается установить формирование у учащихся экологического мировоззрения.
Предложены пути и условия становления экологии как отдельного предмета в школе.
Abstract: The paper considers the place of environmental education in the secondary school. The
main task of environmental education in schools is to establish the formation of environmental
outlook among students. The ways and conditions for the development of ecology as a separate
subject in school are proposed.
Ключевые слова: экологическое образование, экологическое воспитание, экологическое
мировоззрение, экологическая культура.
Keywords: environmental education, environmental education, environmental outlook,
environmental culture.

Начать стоит с того, что необходимо рассмотреть тему экологии и образования в


Российском законодательстве, и упомянуть, что в Законе «Об охране окружающей среды»

146
экологической культуре населения посвящена целая глава, в которой есть упоминание о
системе всеобщего и комплексного экологического образования. [2]
В госстандарте среднего общего образования присутствует предмет Экология, но
выступает он как интегрированный и необязательный для изучения.
Взаимодействие школьников с окружающей средой в процессе обучения
затрагивали в своих трудах Выготский, Эльконин, Зинченко и многие другие.
Конечно, в процессе обучения различные темы по экологии встречаются в
школьной программе, например, в таких предметах как биология, химия, география, ОБЖ,
а также обществознание. Но на этих предметах не предусмотрено никакой практики, а все
затрагивания данной темы сходятся к тому, что разбрасывать мусор нельзя, в России есть
серьезные проблемы с переработкой мусора и т.д.
Возможно, отсутствие Экологии, как школьного предмета обуславливается
наличием недостаточно эффективной методической базы, а также нехваткой учителей,
которые специализируются на данном предмете.
Так как же должна выглядеть Экология в современной школе?
Получение информации об экологии из учебников и рассказов преподавателей, без
подкрепления новых знаний с помощью практики, никак не сможет должным образом
замотивировать школьников, и они вряд ли будут воспринимать важность материала на
должном уровне. Самым главным обучающим фактором должен стать личный пример.
Итак, можно выделить два мнения, как же должно выглядеть присутствие
Экологии в общеобразовательной школе. Первый вариант – экология должна быть
отдельным предметов, а второй – экология должна быть интегрированной и пронизывать
весь школьный курс. [1]
Вне зависимости от выбора пути, по которой должно происходить изучение
экологии в школе, главным результатом должно стать формирование у молодого
поколения нового экологического мировоззрения. Школа должна готовить детей так,
чтобы в случае возникновения экологических вопросов, они смогли как можно грамотнее
их решить.
В целом в содержании экологического образования можно выделить следующие
аспекты: [4]
 Научный – позволяет развить познавательный интерес к окружающей среде, с
научной точки зрения.
 Ценностный – происходит становление нравственного и эстетического
отношение к природной среде.
 Нормативный - ориентирован на систему норм и правил, предписаний и
запретов экологического характера.
 Деятельностный - формирует познавательные, практические и творческие
умения экологического характера, учит проявлять активность в решении экологических
проблем.
Воспитание экологического мировоззрения не может ограничиваться только
школой, оно также должно быть поддержано в кругу семьи, ведь дети перенимают образ
мысли и поступки, в первую очередь, именно у родителей. В связи с этим, стоит отметить,
что экологическое просвещение должно касаться всех возрастов, а не только молодого
поколения.
Итак, для того чтобы развить больший интерес у школьников, занятия по экологии
следует совмещать с основами сортировки и переработки мусора, так, как это происходит
в ряде других стран, с высоким уровнем воспитания экологического мировоззрения.
Примерами таких стран могут быть следующие:
 Швеция – В школах еженедельно проходят уроки по сортировке бытового
мусора. На этих урока школьники узнают какие вещи могут быть переработаны, и
получить вторую жизнь, а какие нуждаются в особой утилизации; [5]

147
 Финляндия – Roskisnalle («мусорный медвежонок») приходит в школы и
детские сады, чтобы познакомить детей всех возрастов с тонкостями процесса
утилизации; [5]
 Япония – В этой стране, в городских школах, для помощи ученикам в
исследовании природе, а также постановки экспериментов, вместе с детьми создаются
биотопы. [3]
Можно так же производить другие исследования и наблюдения. Понаблюдать за
деятельностью дождевых червей, изучить влияние нефти на перьевой покров птиц, а
также влияние нефти на рыб различных водоемов, можно определить степень загрязнения
в определенном помещении, или на улице, или чистоту водоема, сравнивать загрязнение
воздуха по снежному покрову в зависимости он места его сбора, а также многие другие
исследования.
В завершении, хотелось бы сделать вывод, что такой предмет, как Экология
является очень важным, для становления у школьников экологического мировоззрения, и
правильного понимания окружающего их мира. Не важно, в каком варианте предстает
экология для учащихся, важно подкреплять материал интересными исследованиями, что
повысит познавательный интерес, а в следствии, приведет к более глубокому изучению
данного предмета.

Литература
1. Мамедов Н. М. Основания экологического образования // Философия экологического
образования. - М.: Логос, 2001. – 390 с.
2. Мисенжников В. В. Экологическая культура и государственная политика //
Формирование экологической культуры и развитие молодежного движения. - М.:
Акрополь, 2008. – 37с.
3. Свистак-Яроцкая О. Л. Практика экологического образования в школах японии. –
журнал Вести БДПУ - №4/2016. – 43 с.
4. Степанова С. А. Стратегия экологического образования в Российской Федерации. -
М.: МНЭПУ, 2001. – 56 с.
5. Тайлакова Е. А. «Воспитание экологической культуры детей и молодежи в финляндии
и швеции». – журнал Вестник Башкирского университета - №3/2012. – 13 с.

УДК: 372
Власова Е.А., Морсова С.Г.
ФОРМИРОВАНИЕ ЭКОЛОГИЧЕСКОЙ КУЛЬТУРЫ УЧАЩИХСЯ ПРИ
ОРГАНИЗАЦИИ ВНЕУРОЧНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
* Ярославский государственный педагогический университет имени К.Д. Ушинского,
к.п.н., доцент кафедры медицины, биологии, теории и методики обучения биологии, г.
Ярославль, Россия; sqvolen@yandex.ru
**Ярославский государственный педагогический университет имени К.Д. Ушинского,
аспирант; учитель высшей категории МОУ «Средняя школа №33 им. К. Маркса», г.
Ярославль, Россия; morsovasvetlana@gmail.kom

Vlasova E.A., Morsova S.G.


FORMING ENVIRONMENTAL CULTURE OF PUPILS THE ORGANIZATION OF
EXTERNAL ACTIVITY
*Yaroslavl State Pedagogical University after K.D. Ushinsky,
Candidate of Pedagogical Sciences, Associate Professor of the Department of Medicine,
Biology, Theory and Methods of Teaching Biology, Yaroslavl, Russia; sqvolen@yandex.ru

148
** Yaroslavl State Pedagogical University after K.D. Ushinsky, graduate student, Yaroslavl,
Russia, teacher of the highest category, Yaroslavl, Russia; morsovasvetlana@gmail.kom

Аннотация: статья посвящена формированию экологической культуры у учащихся


основной школы посредством организации внеурочной деятельности. Для формирования
экологической культуры предлагается использовать разнообразные методы и приѐмы
вовлечения школьников к участию в разнообразных конкурсах, имеющих экологическую
ориентацию.
Abstract: The authors of the article share their experience in the formation of ecological culture
among students of the main school during the course and after-hour activities. For the formation
of an ecological culture, the authors propose using a variety of methods and techniques for
attracting schoolchildren to participate in various competitions that have an environmental
orientation.
Ключевые слова: экологическая культура, компоненты экологической культуры, основная
школа.
Keywords: ecological culture, components of ecological culture, basic school.

В связи с обострением экологических проблем, спровоцированных деятельностью


человека, образовательным учреждениям необходимо усилить экологическую
направленность образования, воспитания и просвещения школьников.
Анализ нормативных документов показал, что в учебных планах большинства
современных школ отсутствует учебный предмет «Экология», имеется лишь раздел
«Экология» в содержании курса биологии основной и старшей школе. На его изучение, в
среднем, отводится 13 часов в основной и 12 часов в старшей школе. Этого недостаточно
для полноценного формирования экологической культуры. Поэтому перед учителями
встаѐт задача не только экологизировать содержание учебных предметов, но и
организовывать внеурочную деятельность таким образом, чтобы большее число учащихся
было вовлечено в мероприятия экологического характера.
Под экологической культурой принято понимать культуру разумного потребления,
здорового образа жизни и реальной экологической деятельности на основе понимания
опасности потери природной средой жизнепригодных качеств. С позиций экологической
культуры человек и биологическое разнообразие становятся единой универсальной
ценностью, с которой должны соотноситься все виды социокультурной деятельности [1,
3].
Федеральный государственный образовательный стандарт основного общего
образования указывает на необходимость формирования экологической грамотности так:
«способности оценивать последствия деятельности человека в природе, влияние факторов
риска на здоровье человека; выбирать целевые и смысловые установки в своих действиях
и поступках по отношению к живой природе, здоровью своему и окружающих, осознание
необходимости действий по сохранению биоразнообразия и природных местообитаний
видов растений и животных» [4]. Примерная программа ООО содержит следующее
требование: «ученик получить возможность научиться осознанно использовать знания
основных правил поведения в природе…; выбирать целевые и смысловые установки в
своих действиях и поступках по отношению к живой природе …» [4].
В связи с этим знакомить учащихся с биологическим разнообразием, проблемами
родного края и путями их решения – важнейшая задача формирования экологической
культуры. Анализ практики проведения мероприятий экологической направленности, в
которых участвуют школьники Ярославской области, показал, что их, во-первых,
недостаточно, а, во-вторых, их содержание не отражает в полной мере аспекты
формирования экологической культуры.
Формирование экологической культуры учащихся в большей степени основано на
вовлечении учащихся в мероприятия экологической направленности, среди которых:
149
1. Экскурсии. В программу основной школы включены экскурсии как один из
обязательных элементов организации процесса обучения биологии. Например, экскурсии
по темам: «Многообразие животных», «Осенние (зимние, весенние) явления в жизни
растений и животных», «Разнообразие и роль членистоногих в природе родного края»,
«Разнообразие птиц и млекопитающих местности проживания (экскурсия в природу,
зоопарк или музей)». В ходе экскурсий необходимо обращать внимание не только на
ответственное поведение в природе, но и редкие и исчезающие виды растений, животных,
грибов, лишайников, а также пути их сохранения. После проведения экскурсий и
выполнения определенных заданий, учащиеся готовили отчеты и защищали их. При этом
они могли использовать стихотворения о природных явлениях, описанных А. Пушкиным,
И. Буниным, Б. Пастернаком, Н. Некрасовым.
Проектно-исследовательская деятельность. В разработанной методике особое
место мы уделяли проектной деятельности, так как согласно ФГОС ООО учащимся
необходимо выполнять и защищать проекты. В школах Ярославской области учащиеся 9-
х классов допускаются к сдаче государственной итоговой аттестации на основании
выполненного и защищенного исследовательского проекта. Кроме того, в соответствии с
разработанным ФГОС СОО, отметка за выполненный индивидуальный проект будет
включена в аттестат о среднем образовании. Работа над выполнением проекта сложная,
поэтому проектную деятельность необходимо начинать с начальной школы и развивать в
основной и старшей. В 6-м классе при изучении темы «Строение и жизнедеятельность
живых организмов» школьники ежегодно проводят самостоятельное (индивидуальное или
групповое) исследование природных объектов на территории города и области,
оформляют его результаты в виде отчѐта по предложенному плану [2]. Важным пунктом
плана мы считаем определение наличия повреждений растительных объектов и выявление
возможных причин этого. Данный прием позволяет акцентировать внимание учащихся на
роли человека в жизни растений и необходимости бережного отношения к ним. Темы
экологических проектов: «Анализ экологического состояния реки Волги в районе г.
Ярославля»; «Утилизация бытового мусора в г. Переславль-Залесский»; «Мониторинг
Угличских ручьев, впадающих в Волгу»; «Оценка экологического состояния парка
«Нефтяник» г. Ярославля методом флуктуирующей асимметрии листьев»; «Изучение
состояния памятника природы – Николо-Бабаевского монастыря»; «Исследование
качества питьевой воды»; «Изучение влияния выхлопных газов автомобилей на
окружающую среду методом лихеноиндикации» и другие.
Участие в мероприятиях экологической направленности: конкурсах, акциях,
викторинах вкладывает свою роль в формировании экологической культуры. Так, в 2016–
2019 годах для учащихся 5–6-х классов разработана и проводилась экологическая
викторина, в ходе которой школьники развивали экологические знания, получая
информацию о причинах сокращения численности различных видов растений, грибов,
животных и мерах по их охране. Для учащихся 7–8-х классов был разработан и проведѐн
конкурс экологического плаката «Они не должны исчезнуть» по материалам Красной
книги Ярославской области. Анализ работ показал, что многие учащиеся данного возраста
понимают роль человека в исчезновении видов животных на территории области (часто на
плакатах присутствовал образ человека с ружьѐм).
Для обучающихся 9–11-х классов организовано участие в конкурсе эссе
«Экологические проблемы Ярославской области и пути их решения». В своих эссе
участники показали понимание ответственности человека за состояние природной среды
на территории нашей области. В качестве иллюстрации приведѐм некоторые фразы из их
работ: «Мы ведѐм себя как террористы-смертники по отношению к природе» (Роман М., 9
класс, призѐр конкурса); «Что же делать? Чем старше я становился, тем чаще задавал себе
этот вопрос. Я стал чаще обращать внимание на то, как люди сами разрушают места, в
которых они живут или любят отдыхать. Часто можно заметить, как кто-то выкидывает

150
мусор куда угодно, но не в мусорный контейнер, забывает прибрать за собой место после
пикника в лесу» (Андрей В., 9 класс, победитель конкурса) [2].
Кроме того, отметим, что ежегодно школьники основной школы принимают
участие в акциях «Покорми птиц зимой», «Пернатая радуга», «Мы – дети Волги» и
другие.
В заключении следует отметить, что экологическая культура – часть
общечеловеческой культуры. Она формируется постепенно на основе вовлечения
учащихся в деятельность экологического характера.

Литература
1. Власова Е.А. Экологизация содержания профильного курса биологии на основе
изучения биологического разнообразия. – Диссерт. канд. пед. наук / Ярославль, 2009. –
165 с.
2. Дмитриева Е.А., Морсова С.Г. Методические условия формирования экологической
культуры учащихся основной школы. Znanstvena misel journal. The journal is registered and
published in Slovenia. 38 с.
3. Шахмарданов З.А., Разаханова В.П. Экологическое образование - фактор устойчивого
развития общества // Известия Дагестанского государственного педагогического
университета. Психолого-педагогические науки. - 2014. - № 4 (29). - С. 91-93.
4. http://минобрнауки.рф /документы.938 – официальный сайт Министерства образования
и науки Российской Федерации. Федеральный государственный образовательный
стандарт основного общего образования (5–9 кл.) (Дата обращения: 06.11.2017).
5. http://fgosreestr.ru/ – реестр примерных основных общеобразовательных программ.
Примерная основная программа основного общего образования. 1.2.5.11. Биология (Дата
обращения – 06.11.2017).

УДК 374
Гаматаева Б.Ю., Магомедова М.А.,
Омарова М.А., Гаматаева У.О.
ОСОБЕННОСТИ ПОДГОТОВКИ И ПРОВЕДЕНИЯ УРОКА-ЭКСКУРСИИ НА
ТЕМУ «СЕРА И ЕЕ СОЕДИНЕНИЯ В ДАГЕСТАНЕ» И РЕАЛИЗАЦИЯ
МЕЖПРЕДМЕТНЫХ СВЯЗЕЙ ЕСТЕСТВЕННОНАУЧНЫХ ДИСЦИПЛИН
Дагестанский государственный педагогический университет,
г. Махачкала, Россия; gamataeva.bariyat@mail.ru, flora_dgpu@mail.ru

Hamаtaevа B. Yu. Magomedov M. A.,


Omarova M. A., Gamataeva W. O.
FEATURES OF PREPARATION AND CARRYING OUT A LESSON-EXCURSIONS ON
A SUBJECT "SULFUR AND ITS COMPOUNDS IN DAGESTAN" AND REALIZATION
OF INTERDISCIPLINARY CONNECTIONS OF NATURAL SCIENCES
Dagestan State Pedagogical University, Makhachkala, Russia;
gamataeva.bariyat@mail.ru, flora_dgpu@mail.ru

Аннотация: В статье рассматривается проблема подготовки и проведения урока-


экскурсии на тему «Сера и ее соединения в Дагестане», а также реализация
межпредметных связей естественнонаучных дисциплин. Указывается, что при подготовке
такого урока необходима хорошая разработка и план, которые рассматриваются и
предлагаются в данной работе.
Abstract: The article deals with the problem of preparation and conduct of the lesson-tour on
"Sulfur and its compounds in Dagestan", as well as the implementation of interdisciplinary
151
connections of natural Sciences. It is indicated that the preparation of such a lesson requires a
good development and plan, which are considered and proposed in this work.
Ключевые слова: урока-экскурсия, межпредметные связи, естественнонаучные
дисциплины, урок химии.
Keywords: lesson-excursion, interdisciplinary connections, natural Sciences, chemistry lesson.

Экскурсия – форма организации обучения, которая объединяет учебный процесс в


учебном заведении с реальной жизнью и обеспечивает учащимся через их
непосредственные наблюдения знакомство с предметами и явлениями в их естественном
окружении. Ни рассказы о производстве, сопровождаемые демонстрационными опытами,
ни показ таблиц и кинофильмов не могут дать таких ярких и живых представлений и
впечатлений, как экскурсия [1-3].
Методика проведения экскурсий была тщательно разработана, определены этапы
ее подготовки и проведения, выявлены основные компоненты деятельности учителя и
учащихся, предложены эффективные методические приемы организации учебно-
познавательной деятельности учащихся во время проведения экскурсии и подведения ее
итогов [1-6].
В зависимости от дидактической цели экскурсии бывают: вводные – при изучении
нового материала, сопровождающие его изучение; итоговые – при закреплении
изученного. По своему содержанию они разделяются на производственные (на
конкретные химические производства) естественно-научные (например, в
Политехнический музей), научные (исследовательские лаборатории химического
профиля), прикладные (различные лаборатории – агрохимические, на водоочистных
станциях, санитарные, пищевые и пр.). . Нами ранее разработаны тематика и выявлены
возможные объекты для проведения уроков – экскурсий на примере химических
предприятий и природных ресурсов Республики Дагестан [7-14].
Экспериментальная часть
С учетом требований по теме «Сера. Серная кислота» для 9 класса нами разработан
и реализован урок – экскурсия.
Тема урока: «Сера и ее соединения в Дагестане».
Тип урока (вид экскурсии): урок систематизации и обобщения (итоговый).
Цели урока-экскурсии:
Личностные: создать условия для самостоятельного обучения, продолжить
формировать коммуникационную компетентность, развитие навыка адаптации к
различным действиям во время урока, способствовать развитию умений оценивать свою
работу на основе заданных критериев.
Метапредметные: развитие умений: выделять и формулировать усвоенный
материал; выделять, то, что необходимо усвоить, устанавливать соответствие полученных
результатов поставленной цели, вести диалог, слушать собеседника, задавать вопросы,
необходимые для организации собственной деятельности; развивать способности
обучающихся: анализировать полученную информацию, обобщать, делать выводы.
Предметные: способствовать формированию и усвоению знаний о строении и
свойствах серы и его соединений, их биологической роли, влиянии на экологию на
примере конкретного природного объекта.
Методы обучения: объяснительно-иллюстративные.
Учебно-методическое обеспечение и оснащение: наглядный объект –
сероводородный источник.
Организационно-мотивационная часть. «Лучше один раз увидеть, чем сто раз
услышать».
Объект экскурсии. Учитель: ребята, мы изучили с вами тему «Сера и ее
соединения», которая включает в себя применение, получения, физические и химические

152
свойства и сегодня проведем экскурсию к Сероводородному источнику в п. Талги. Цель
нашей поездки ознакомиться и увидеть своими глазами воду минерального источника.
Актуализация опорных знаний. Учитель предлагает вспомнить, всѐ, что учащиеся
знают о сероводороде. В частности, напоминает следующие сведения:
1. Сероводород - это бесцветный газ.
2. С не приятным запахом тухлых яиц.
3. Очень хорошо растворим в воде.
4. Газообразный сероводород ядовит.
5. Длительное вдыхание воздуха, содержащего газообразный сероводород
даже в небольших количествах, вызывает тяжѐлые отравления.
6. Сероводородная вода при стоянии на воздухе, особенно на свету, скоро
становится мутной от выделяющейся серы. Это происхо