Вы находитесь на странице: 1из 100

Annotation

Это не совсем ЛитРПГ, но именно оно лежит его основе. История


преданности. История поиска истины, там где ответ выражается не
словами, а поступками. А сам ответ, может оказаться совсем не тем, что мы
ищем. Космос, пришельцы, тюрьмы и магия.

Часть 1 из 4
Часть 2 из 4
Часть 3 из 4
Часть 4 из 4
Слова матрешки
Часть 1 из 4
"Саджи тут нет. Дальше можно не читать =)" Джон Голд
Миром правят маги. Ни один из живых существ, младше двух тысяч
лет, не знает другой истины. Когда у ребенка находят способности эспера,
вся его семья получает повышение ранга гражданства и право переехать в
самый верхний жилой ярус городов с орбитальным лифтом. Если к
восемнадцати годам талант эспера у подростка признается выдающимся,
государство предлагает заключить контракт на обучение в Академии Магии
- пять лет теории и лекции, и еще пять лет жизни с наставником.
По стартовой зоне Испытания шел ничем не примечательный парень.
Белую рубаху и штаны, выданные представителями приемной комиссии,
носили почти все абитуриенты Академии Магии Нелерри. То самое почти,
относилось к людям, воспользовавшимся правом проноса одной вещи на
Испытание - оружие, экипировка, свитки с заклинанием или еда. После
прохождения процедуры Уравнения, игроки теряют все уровни и по
желанию, могут поставить на кон навыки, способности и дары персонажа,
конверсировав их в Очки Потенциала. Их используют для обретения
различных магических талантов, как во время Испытания, так и после него.
Но если само испытание не будет пройдено, абитуриент потеряет все:
уровни, Очки Потенциала, все что было поставлено на кон. Людям дали
возможность обрести магические способности, как в игре, так и в реальной
жизни. Кто откажется от такого предложения?!
Стартовая зона Испытания представляла собой большой квадрат
лесистой местности, огороженный высокими стенами. Само Испытание
состоит в поиске десяти Маяков, спрятанных в лабиринте, населенных
рейд-боссами. Плотоядные растения прячутся на стенах и обстреливают
зазевавшихся абитуриентов. Призраки выходят из-под земли, доводя
особое эмоциональных девушек до нервных срывов. Десятки
представители высшей нежити, один красный дракон, зооморфы всех видов
- основная сложность в том, что Испытание само усложняется по мере
того, как люди находят хотя бы один Маяк.
В итоге, две тысячи абитуриентов четвертый день голодают в
стартовой зоне Испытания, боясь выйти в лабиринт на поиски Маяков.
Аукционных столбов нет. Инвентарь заблокирован. Нельзя проносить с
собой контейнеры с вещами, но можно брать пустые сумки. Игрокам, чьи
ники были заменены двух-трех сложными реальными именами, запрещена
запись и трансляция игрового процесса на время прохождения Испытания,
проходящего с первого по тридцатое мая. Выход был найден! Экипировка!
После процедуры Уравнения, люди получают первый уровень и право
пронести один предмет на Испытание. Место под него выкупается у
абитуриентов богатыми людьми, пожелавшими пройти Испытание и
обрести магические способности.
По стартовой зоне шел ничем не примечательный парень. Белые
штаны и рубаха, черный ежик коротких волос, простые ничем не
примечательные черты лица. Такого человека никогда не заметешь в толпе,
если специально не искать отличия. Например, игровой ник в один симвом
"J". Одним из основных правил при создании персонажа в мире Генезиса,
это длина односложного ника в три и более символов.
Джи терпеливо обходил стартовую зону заглядывая в лагеря
абитуриентов. Миллионеры со своими подручными заняли целый угол,
принимая очередь из людей, приносящих их выкупленные вещи. Сотня
потомков Истинных Магов сидит под активным магическим щитом,
отгородившись от толп любопытствующих. Они в любом случае будут
зачислены, но, если найдут Маяк, смогут увеличить число своих Очков
Потенциала. Эсперы заняли еще один угол и успели создать целую сеть
разведки. В отличие от большого мира, на Испытание они могут свободно
использовать свои врожденные способности, но астральные бури в
лабиринте сильно ограничивают радиус действия их возможностей. Им
также нет смысла бегать в лабиринте.
Храмовниками называли сотню абитуриентов, состоящих, по большей
части, из местных жителей Генезиса. Ордена Веры в богов проплачивают
обучение особо одаренных детей и высших представителей церковной
иерархии. Они будут зачислены - не зачислены независимо от результатов
испытания, но смогут поступить только на факультет Магии Веры.
По результатам осмотра стала понятна общая картина. Три четверти,
постоянно меняющихся жителей стартовой зоны Испытания, - это обычные
люди, желающие обрести способности к магии. Миллиардеры щедро
оплачивают любое возможное преимущество для экспедиционных групп,
посылаемых в лабиринт. При обнаружении рейд-боссов, коих тут нельзя
победить, смертники отвлекают внимание, пока основной состав двигается
дальше. В сложившейся ситуации, подход с закидыванием противника
трупами, остается единственным возможным.
Джи искал нечто выходящее за рамки нормальности. Не молодых
магов, не эсперов, и храмовников, накаченных праной - здесь должен быть
кто-то экстраординарный, способный найти путь в непроходимом
лабиринте. Он остановился, закрыл глаза и прислушался к своим
инстинктам. На юге смерти меньше, чем в других частях. Там осели дети
Истинных Магов, которых с детства учат продлять свой срок жизни. У
лагеря миллиардеров прорва эманаций смерти, но там слишком много
людей. Запад?! Пусто?! Как так?! Нет, не пусто! Там есть нечто
нейтрализующий все возможные эманации. Туда...
Стартовая зона не такая уж и большая. Десять минут ходьбы и перед
Джи предстала крайне необычная картина, даже по меркам Испытания и
всех странностей, которые тут творятся. Примитивная магическая печать,
квадрат в круге, были выложены крупными плитками шоколада в золотой
обертке. По углам лежат обглоданные человеческие черепа с кусками
свежей плоти. Бесполезная печать, без намека на магию, призвана отгонять
назойливых охотников за чужими деньгами.
Внутри печати находятся три человека и один питомец, которого
неведомым образом протащили на Испытание.
Животные, Душевно-больная корова-людоедка, 7 уровень.
Буренка с добрыми глазами, мирно помахивала хвостиком и
механически перемалывая пищу мощными челюстями. Морда в крови, в
кормушке лежит трепыхающееся человеческое тело. Вокруг нее танцует
молодая рыжеволосая девушка, напевая бессмысленное сочетание звуков.
Шаманом и ритуальной магией тут и не пахнет. Скорее второй
показательный акт безумия, призванный отгонять других абитуриентов.
Оставшаяся пара игроков сидела у пары необычайно больших деревьям.
Человек, Рунна Ренно, 1 уровень.
Джи обвел глазами лесной уголок тихой спокойной жизни, и понял,
почему никто не заходит внутрь лагеря с необычным питомцем. Корова,
сотни шоколадок, полный набор экипировки на три человека - кто бы ни
создал лагерь, они богаты и не боятся незваных гостей. Хозяева лагеря
потратили много денег, выкупая места под вещи проносимые
абитуриентами на Испытание.
Танцующая девушка заметила Джи, стоило ему пересечь линию
магической печати. Пышные длинные волосы достают до пояса,
подчеркивают притягательные плавные черт лица с янтарными глазами.
- Значит теперь ты Джи?! - Рунна грустно улыбнулась. - Хорошо, пусть
будет Джи. Когда придет время у тебя выбор, поступить разумно или
правильно. Я заранее прошу простить меня за... такой поступок.
- Оригинальное приветствие для встречи с незнакомцем. Попахивает
будущим предательством, ножом в спину и большим карточным долгом.
- Или приключением. - Довольно улыбаясь, пропела девушку.
- Или приключением. - Пропел Джи, подражая манере речи Руны. -
Опасное и со смертью в финале. Если исключить романтику, получится
крайне кровавое, богатое на трупы путешествие, где каждый член группы
получит хороший урок от жизни. Продираясь сквозь дебри растущих в
уровнях рейд-боссов, команда постоянно сталкивается с дефицитом еды,
трудным моральным выбором, постепенно лишаясь шелухи культурного
налета. Лидера съедят на второй день голодовки, девушку бросят в
ловушке, а выжившие разбредутся по безлопастным углам, ожидая
окончания Испытания.
Девушка довольно усмехнулась, зная нечто, чего не мог знать Джи.
- Ты только что описал приключения из мира богатеньких ублюдков,
использующих людей, как мясо для голодающих рейд-боссов Лабиринта.
Испытание рассчитано не на человеческую удачу, а на людей, обладающих
уникальными наборами Дарами.
- Первые разумные слова из прекрасных девичьих уст. Судя по моим
инстинктам, ты не человек. И ты не так, кто мне нужен.
Рунна расхохоталась, давая окружающим насладиться колокольчиками
девичьего смеха.
- А ты знаешь, кто тебе нужен? - Джи улыбнулся вместо ответа. Рунна
довольно кивнула и указала рукой на последнюю пару обитателей лагеря. -
Ханви и Зулу Холин. Если хочешь в нашу команду, тебе придется заплатить
ту цену, которую они назначат.
- А чем расплатилась ты? Уж точно не деньгами.
- Грубиян! - Рунна, довольно улыбаясь, выгнула спинку, выставляя
грудь в выгодном положении. - Ханви сказал, что во время Испытания, я
буду выполнять его указания... в пределах разумного. А он мастер доводить
людей до белого каления! Б-е-е-е-е!
Девушка показала братьям свой розовый язычок.
- Э-э-э...
- Нет! - Рунна шипела, игриво сверкая янтарными глазками.
- Но я ничего не спросил. - Джи поддержал игривый тон.
- Все равно нет. - Танцовщица хмыкнула и снова начала кружить
вокруг буренки. - Иди уже, любитель инстинктов. Ты все равно не
услышишь ответов, даже если я буду кричать о них. Джи... Джи.. Джи...
Джи... это восхитительно...
Слова из уст Рунны перешли в пение, затем на другой язык, и слух
Джи снова уловил то непонятное бормотание. Она говорила так, что ее
нельзя было не услышать, даже закрыв уши. Может это ее уникальный
Дар? Или некая способность воздействовать на душу через звуки?
Ханви и Зулу Холин - близнецы, разительно отличающиеся друг от
друга. Ханви сидел, закутавшись в одеяло, не смотря на царящую теплую
погоду. Длинные черные волосы, растущие копной во все стороны,
доставали до лопаток. Зулу, напротив, не смотря на первый уровень
игрового персонажа, выглядел, как оружие для убийства всего живого.
Крепкое тело, короткие волосы, натренированная скорость реакция глаз и
зверский аппетит. Джи застал братьев за соревнованием, кто больше съест,
и Ханви явно проигрывал брату. Зулу прогладывал еду, вообще не жуя, не
зависимо от ее размеров. В луженую глотку улетела куриная голень, за ней
мелкий цыплёнок, крупный сочный бифтекс, куски пирога с начинкой,
отдающий паром горшочек тушеного картофеля...
- У нас гости! Прояви толику уважение и ешь, как нормальный
человек. - Ханви оторвал брата от скоростного поедания пирамиды из
мучной снеди.
- И проиграть тебе?!
- Ладно, ты выиграл. Счет, пять-два.
- Шесть-два! Маги сказали, что ищут одаренных, среди обычных
людей. Акрас в приемной комиссии сказал и доказал свои слова. А ты
говоришь, что у них иные цели.
- Пять-два! Магами низкого сословия манипулируют, скрывая
истинные цели Испытания. Рунна со мной согласилась.
- А где доказательства? - Зулу наслаждался самим процессом спора.
- У меня их нет, но и слова Аркаса могут быть неправдой. Поступим
так. Пусть наш ушастый гость нас рассудит.
Зулу кивнул и продолжил уплетать гору еды. Ханви посмотрел на
Джи, ожидая ответа.
- У меня нет ответа.
- Хватит и мнение по этому вопросу.
- Тогда вы оба правы. Игроки ставят на кон Очки Потенциала своих
игровых персонажей, который в случае провала Испытания, якобы
бесследно исчезают. Сомневаюсь, что маги откажутся от дармовой энергии
любого вида. Ваш брат тоже отчасти прав. Среди обычных людей
встречают уникумы, одаренные к контролю над энергиями тела, но не
магическим способностям. Если они смогут обрести способности к магии,
получится маг с высоким потенциалом.
- В смысле полуфабрикат из содержимого унитаза? - Ханви
усмехнулся, а Зулу прервал процесс истребления запасов еды. Видимо, он
представил этот самый полуфабрикат.
- Не любите людей?! - Джи глянул на Рунну, прислушивавшуюся к
разговору.
- Отнюдь, как и ты, и мой дорогой братец, я люблю людей по-своему, и
желаю им только добра. Ладно, у нас ничья. А что до тебя... дай угадаю?!
Ты левша с абсолютной памятью?!
- Левша, сейчас...вроде бы. Память становится лучше, но я не уверен,
что ее можно назвать абсолютной.
Братья удивленно переглянулись. Зулу равнодушно пожал плечами,
давая Ханви вести диалог.
- Дай угадаю, ты хочешь присоединиться к нам? - Джи кивнул. -
Первое, что ты должен запомнить, любые сказанные нами слова несут
сразу несколько смыслов. Слова складываются в предложения, значения
которых меняются в зависимости от контекста. У спора или диалога есть
несколько функций. А черт! Судя по лицу, это пока все это слишком сложно
для тебя.
- Как это связано с тем, чтобы я мог присоединиться к вашей группе?
- Плата. Желая, что-то получить, мы платим. Конкретно ты заплатишь
за право вступить в группу своим рассказом. Историей своей жизни.
Джи задумался. Он стремился к тому, что его присутствие не замечали.
Человек-невидимка, о котором ничего не знают.
- Тебе не понравится моя история. И я ужасный рассказчик.
Братья переглянулись, а Рунна одарила троицу заливистым смехом.
- Ты плохо слушаешь, Джи. Слова складываются в предложения,
значения которых меняется в зависимости от контекста. Солдат убивает
ради страны, но одни называют его героем, а другие убийцей. Кто ты?
Откуда? Сколько тебе лет? Какова твоя цель? Важно, что ты расскажешь.
Как ты расскажешь. И как это впишется в контекст нашей ситуации.
- У меня нет ответов на эти вопросы. - Джи молчал.
- Смерть. - Ханви улыбался. - Ты убивал. Это...видно. Боишься, что мы
отвернемся от тебя, услышав об этом?! Лично я повинен во многих
смертях, но сейчас ни о чем не жалею. Брат?! Подлей соуса в рассказ
нашего нового знакомого.
Зулу тянулся к последней таре с едой, которую Ханви старательно
закрывал руками.
- Тьфу на вас обоих! Перед девкой подвигами красуетесь. Парень, я
точно моложе тебя и успел сделать такие вещи, что у тебя волосы в
подмышках встанут.
- У...
- Не хочу этого слышать! - Зулу отмахнулся одной рукой, устроив финт
второй, и таки смог урвать из рук брата последний кусок еды.
- А если вам не понравиться история моей жизни?
- Ты все равно пойдешь с нами в лабиринт. - Рунна незаметно подошла
к Джи сзади. - Х..Ханви следит за словами. Платой будет история. Не было
речи о том, понравится она ему или нет.
Ханви нарушил все законы логики Испытания, начав доставать из
рюкзака все новую и новую еду. Десятки килограмм свежеприготовленных
блюд. Он уловил взгляд Джи.
- Хочешь узнать, как столько еды помещается в рюкзаке? Скажу сразу,
сумка куплена в игровых яслях и на нее не наложены никакие чары. Или
тебе интересно, зачем мы откармливаем Зулу и нашу любимую коровку? -
Буренка повернулась, перемалывая челюстями оторванную руку.- Почему я
сижу в одеяле и явно слабее брата? Почему Рунна так счастлива и
постоянно смеется? Нам тоже интересно, как так получилось, что у тебя
ник в один символ?! И почему Рунна выбрала тебя?!
Джи почувствовал комфорт в этой донельзя странной компании.
- Это будет длинная история.
- Переживем. Сейчас перекусим и пойдем покорять лабиринт. Думаю,
еще килограмм сто и Зулу будет в форме.
***
На самодельную посадочную площадку тюремной планеты N17
прибыл одноразовый шаттл с преступниками, приговоренными к большим
срокам заключения. Металлическая коробка архаичного конструкции
изготавливалась на миниатюрном заводе в той же звездной системе, что и
сама планета-тюрьма. Ни иллюминаторов, ни нормального шасси для
посадки, ни силовых полей защиты. Крайне примитивная модель с низким
процентом отказов основных систем. Единственной затратой тюремщиков
на заключенных была цена за их транспортировку с родной планеты до
места заключения во Фронтире Содружества.
Стоило шаттлу приземлиться на место, куда указывал приводной маяк,
как ярким пламенем вспыхнул пластиковый кубик, сжигая микросхемы
системы автопилота. Вместо паники в пассажирском трюме раздались
аплодисменты и довольные голоса заключенных.
- Приехали, братва. Пухлый! Чтобы сразу жрачку нашел!
- Кольт, харе боровить! Тут не твоя крысячья хаза.
- Заткнулись дятлы! Ща головняк начнется. Стук слышите?!
Сработал механизм аварийной разблокировки дверей, отделив
крепления от корпуса шаттла. Стоило паре боковых люков упасть на землю,
и десяток людей в пятнистых боевых скафандрах навел стволы винтовок на
вылезающих из трюма заключенных. Вокруг посадочной площадки
образовался охранный периметр.
- Добро пожаловать в ваш новый дом, господа! - Мужчина в скафандре
с нарисованными черепами, стоял в первых рядах встречающих. Темное
забрало закрыто. - Все вышли на свежий воздух и встали в очередь к тому
столику. Оставшиеся сидеть, будут расстреляны на месте.
Планета земного типа встретила пополнение, мягким зеленым ковром
дерна из живых растений. Люди инстинктивно прикрывали глаза от яркого
солнца, а кожа мгновенно покрылась первыми ожогами. Босые стопы
чувствуют знойный воздух у самой земли. Нос щекочет целая гамма
запахов естественной природы планеты.
Заключенные первыми подошедшие к заветному столику, увидели за
ним границу поселения с высокой стеной, и поля, засеянными овощами и
фруктами.
- Мук, сканер! - Лысый стройный мужчина, на вид не больше сорока,
остался сидеть за столом. А двухметровый темнокожий молчун, бесшумно
слез со стула, обошел препятствие и поднес считывающее устройство к
затылку первого заключенного в очереди.
Глаза лысого сузились, пробегая по строчкам на экране графического
планшета.
- Кольто Френкинс. Тридцать семь лет. Уровень интеллекта 106,
социальная полезность 22, безопасность минус 32. Холост, детей нет.
Приговорен к сорока трем годам заключения за двойное убийство
супружеской пары во время разбойного нападения. - Лысый взглянул на
трясущегося Кольто. - Скажи, мужик, почему мы должны принять тебя в
наш город? Учти, сканер связан с имплантом, подключенным к твоей
нейросети и передает информацию ИскИну тюремщиков, летающих на
орбите планеты. Проводится поверхностное ментоскопирование. Солжешь,
пикнет сканер и тебя сразу пристрелят.
Перепуганный бедняга Кольто открыл рот, готовясь принести
извинения за содеянное. И замолчал. Как придумать ложное оправдание за
поступок, о котором на самом деле не сожалеешь?! Да еще с пистолетом у
виска?! Глаза бешено скачут, тело трясет, штаны намокли, и тут пикнул
сканер. Заключенный упал замертво, потеряв сознание от страха.
Лысый довольно хмыкнул и махнул рукой.
- Оставить. Следующий.
Мук дал знак охране перетащить бессознательное тело в специально
отведенный участок слева от стола, и перешел к следующему
заключенному.
- Варос Хара-заран. Тридцать лет. Уровень интеллекта 82, социальная
полезность 37, безопасность 12. Инженер. Разведен, трое детей. Семьдесят
два года заключения за преступную халатность на стройке, повлекшую за
собой смерть семнадцати человек. Ранее не судим, приводов нет.
Лысый властно глянул на трясущегося заключенного. Нет смысла
повторять вопрос.
- Я не отрицаю своей вины, сэр! - Варос нахмурил лоб и выпятил
грудь, приняв стойку смертника. - Хотите убить? Убейте.
Мук хмыкнул, сделал жест выстрела из пальца, а охранники
расхохотались от пафосной речи. Лысый махнул рукой.
- Дурень! Тебя сюда отправили, чтобы мстители не добрались. Так что
молись всем своим доброжелателям и становись в левую очередь. Мук,
следующий!
Сканер снова пикнул, вызвав новую волну страха у заключенных.
- Так, так, так! - Лысый приемщик довольно потер потные руки. -
Арлондо Бранье. Пятьдесят семь лет. Уровень интеллекта 282, социальная
полезность 206, безопасность минус 3. Трижды разведен, двое детей. В
общей сложности приговорен к тремстам тридцати годам заключения за
восемь убийств, изнасилование, хищение имущества работодателя и две
попытки побега во время транспортировки до места отбывания
заключения. Инженер, корпоративный лицедей, профессиональный
военный, техник. - Лысый, довольно улыбаясь, уставился на статного
мужчину с бородкой и властным взглядом. - Господин, Брандье, вам есть,
что сказать?
- Я... - сильный голос.
- Невиновен? Да наплевать! Мук, за стену его! - Лысый махнул рукой,
указывая на место справа от стола.
Сканер не пикнул. Брандье понял, что упустил момент для
использования заготовленной полуправды. Оставшиеся в очереди
заключенные, с момента обморока Кольно, думали примерно об одном и
том же.
- Но как же сигнал! - Брандье был удивлен.
- Хочешь умереть от пули в голову?
- Нет.
- И правильно! За стеной насильников ждут со спущенными штанами.
У вольных, женщины в большом дефиците. - Лысый перевел взгляд на
очередь. - Педофилы и насильники всех мастей могут в очереди не стоять.
Сразу идти за господином Брандье! Мук, давай следующего.
Брандье упирался, не сдаваться без боя.
- Сэр! Я же техник! Вам не хватает людей, разбирающихся в технике!
Охранники шаттла довольно засмеялись, а Лысый с гримасой
недовольства буквально выплевывал слова.
- Тут каждый второй давал взятки, подправляя свое дело. Охрана! Еще
слово и пристрелите его на месте.
Конвоир решил не церемониться и казнил Брендье так, чтобы кровь от
выстрела в голову попала на заключенных, стоящих в очереди. Несколько
секунд спустя несколько отчаявшихся преступников решились на побег, за
что тут же получили очередь в спину из винтовок охранников. Мук, молча
наблюдавших за происходящим, пожал плечами, мол, чем их меньше, тем
лучше, и просканировал следующего человека.
Лысый флегматично указал на труп Брандье.
- Как вы могли заметить, мы не персонал тюрьмы. За моей спиной
находится поселок Тихие Воды, созданный силами заключенных однажды
присланных на эту богом забытую планету. Хотите туда попасть?! Иметь
огнестрел, медпомощь, девок и нормальную еду?! Отвечайте максимально
честно и искренне. Или можете сразу идти в свободное плавание. В лесах
живут крайне агрессивные представители местной ксенофауны и банды
вольных заключенных, не входящие в крупные группировки. Тех, кого не
приняли в города, по тем или иным причинам. Вольные продают нам мясо,
древесину и другие виды сырья, которые можно найти в лесу. Но вход в
наше поселение для них закрыт!
Лысый начертил пальцем крестик на планшете, закрывая дело
Брандте, и перелистнул страницу, переходя к информации по следующему
заключенному.
- Джибрил Ранно. Двадцать два года. Уровень интеллекта 92,
социальная полезность 12, безопасность минус 100. Холост, детей нет...
Лысый молчал, вчитываясь в строчки длинного личного дело молодого
парня в тюремной робе. Его короткая черная стрижка никак не выделялась
в толпе, а оранжевая роба скрывала хорошо натренированное тело. Мук
нервно глянул на Лысого, в надежде понять, что он так долго возится, а тот
недовольно скривился и глянул на заключенного.
- Назови мне хотя бы одну причину не пристрелить тебя прямо сейчас?
Лицо Джибрила выражало полнейшее удивление самому факту
предложения. Было очевидно, место на травке рядом с трупом Брандье уже
забронировано.
- Как насчет спора на мою жизнь?
- Отказано.
- Тогда право на последнее слово?!
- Отказано.
- Воля умирающего?! Последний ужин?!
- Нет. Что встали!? Валите его! - Лысый устало махнул, чиркнул
пальцем по планшету, закрывая дело еще одного заключенного.
Но парень не сдавался.
- Тогда просто выслушайте меня! - Никто не стрелял. Позади
смертника стоял Мук, который знаком одобрил просьбу, при этом наведя
ствол пистолета на затылок парня. - Я знаю, меня сейчас убьют. Потом
будут другие заключенные с мольбами о прощение. Но прошу, когда
очередь закончится, пообещайте еще раз подумать над тем, чтобы принять
в город, человека вроде меня.
- Все? - Лысый был удивлен. Просьба ради других? В такой момент?
- Да, мне... - выстрел... и тело парня падает на землю. Пуля,
выпушенная из пистолета Мука, прошла на вылет, пробив затылок и лоб
заключенного, испачкав кровью одежду лысого приемщика.
Свой первый день на планете-тюрьме поселенцы запомнили в
мельчайших деталях. Все: от запаха крови и сложенных тел убитых до
расцветки бронескафов и внешности лысого человека, решающего их
судьбы. В нем чувствовалась власть, сильная рука способная создать оплот
порядка в обществе, где не действуют законы. Нет космических кораблей,
орбитальных лифтов и всех тех высоких технологий, без которых
современный человек не может представить нормальную жизнь. Сегодня
они увидели одного из богов, их нового мира. Того, кто собрал вокруг себя
людей, построил поселение и заключил контракт со станцией тюремщиков
на орбите. Того, кто не дает заключенным деградировать до примитивного
уровня, помогая адаптироваться к условиям жизни на тюремной планете.
Двенадцать заключенных добровольно ушли в лес, получив
предупреждение, не приближаться к стенам на расстояние выстрела.
Пятерых казнили на месте, за особо тяжкие преступление и потенциальную
угрозу для жителей поселения. Из полусотни прибывших мужчин, только
три десятка получили второй шанс на новую жизнь. Охранники собрали
людей колонной по двое и повели к воротам поселка Тихие Воды. Сегодня
пополнение расселят по казармам, проведут экскурсию и распределят по
рабочим бригадам.
Пара охранников, оставшаяся у шаттла, закопала семь трупов в заранее
приготовленной братской могиле.
Процедура встречи новых жителей планеты была и остается
священной. Преступник должен четко осознавать, что в новом мире живут
такие же люди, как он сам. Здесь нет гражданских, на которых
паразитирует преступность. Как нет и судей, которые станут размышлять о
степени вины и виде наказания. Нападая, будь готов быть убитым.
***
Целостность души: 100%
Завершена репликация базовой версии каркаса ментального тела.
Завершено восстановление материальной оболочки.
Джибрил Ранно никогда не мог понять, где заканчивается сон
послесмертия и начинается новая жизнь. Как долго он смотрит на
прекрасное ночное звездное небо, без следов светового загрязнения?! Там
на орбите, охранявший его камеру тюремщик, рассказывал о теплых
ночных ветрах Марии. О колоколе Плача, в поселение Унно на юге
континента. И чудовище, обитающем в низине каскадного водопада
Скальды.
Пара агрессивного вида грызунов вцепилась в пальцы ног Джибрила,
норовя перед побегом выдрать их с больших куском мяса. Тигрелка,
подсказала память, гибрид белки и тигра - существо с исключительной
агрессивностью, способное прокусить бронированный сапог
космодесантника. Тюремщик говорил, что биосфера планеты состоит из
всеядных гибридов растений и животных, не брезгающих каннибализмом и
поеданием мертвых. Несколько секунд промедления, пара глубоких
вздохов, пробуждение мускулатуры, рывок и руки Джибрила ломают шеи
назойливым грызунам. Раны от зубов тигрелки заживут в течение часа.
Обычно о факте смерти Джибрил узнавал по надписи, появляющейся
сразу после возрождения. Иногда он умирал от отравления или
кровотечения и приходил в себя в том же теле, с сильным истощением
организма. Сейчас он очнулся в новом теле - ни одежды, ни еды, ни
оружия. Значит, головной мозг получил повреждения, с которыми не могла
справиться естественная регенерация тканей организма.
В полукилометре от братской могилы видны огни поселка Тихие
Воды, о котором говорил лысый приемщик, проверявший партию
заключенных. Пятиметровая стена периметра отделяет опушку начисто
вырубленного леса от жилых домов местного населения. Джебраил
довольно улыбнулся, предвкушая встречу с будущими соседями и
человеком, задолжавшим ему одно обещание.
Не обращая внимания на ночную прохладу, Джебраил встал у опушки
и начал осматривать поселок. Что известно об охранном периметре?!
Пятиметровая преграда из бетона кустарного производства с
автоматическими воротами и системой обнаружения всех живых объектов
по тепловому электромагнитной следу, в радиусе сорока метров от стены.
Десяток активных антенн военной модели видна во тьме невооруженным
глазом. С их помощью можно заметить теплокровных существ и
противника под термооптической маскировкой. Поселок со стороны
выглядит, как квадрат с длинной грани в пятьсот метров. По три
застекленные вышки часовых на каждой стороне, плюс датчики движения
прямо около стен. Очевидно, организацией защиты периметра занимался
человек с военным опытом, сильно ограниченный в количестве доступных
высокотехнологичных устройств. По меркам армии, у периметра
примитивная защита докомического уровня.
Выкопав из братской могилы труп заключенного, с которым Джибрил
был почти не знакомы, снял с него тюремный комбинезон, вымазал в грязи,
одел на себя и запихивал под одежду холодную землю.
У любой системы безопасности есть недостаток. Датчики тепла можно
обмануть, используя предметы, имитирующие температуру окружающей
среды. Оптика - маскировка и поле невидимости. Датчики
электромагнитной активности - уменьшать собственное ЭМИ или
отказавшись от электроники в экипировке. У датчиков движения
устанавливаемых на улице есть порог чувствительности, ориентированный
на естественные движения, создаваемые колыханием травы и мелкими
животными. В итоге, можно составить набор параметров, с помощью
которых можно обойти большинство защитных систем - это
основополагающие знания при настройке диверсионных бронескафов.
Джибрил перебрался на другую сторону, используя стык ворот и
стены, как упор для подъема наверх. Время за полночь, но город
продолжает жить своей жизнью. У конюшни пара поселенцев из числа тех,
кто прилетел сегодня, сейчас чистит загоны от сена и навоза. Местные,
видимо как-то смогли приручить лошадей и теперь используют их в
хозяйственных целях. Кони вгрызались отнюдь не в овес, а в труп
животного лежащего в их кормушке. Рассказы тюремщик Джибрила
обретали плоть.
Несмотря на поздний час, по улице ходит много людей. Спрятавшись
за одним из домов, Джибрил снял одежду и вытряхнул из нее землю,
придавая внешнему виду более-менее нормальный вид. Он с чумазым
лицом прошел через темный проулок между парой трехэтажных домов,
затем спокойным шагом пересек импровизированную улицу и нырнул в
тень большого здания.
Выйдя на подобие главной городской улицы пошел в сторону
конюшни, как к единственному зданию, где его внешний вид не вызовет
подозрений. Двухэтажная постройка с пристройкой для загонов и
небольшим огороженным участком для выгула лошадей, сильно отличалась
от других домов. Конюх, стоя у денников со скотом, обучал пару выданных
помощников основам ухода за животными, заменяя стандартные термины
блатными аналогами. Послышалось ржание лошадей, почуявших запах
чужаков (свежего мяса). Пока троица возилась с животными, Джибрил
прокрался в подсобку, взял комбинезон чернорабочего и вышел на улице,
где сразу переоделся в чистое. В бочке с водой помыл голову и руки, став
неотличим от других обитателей поселка. Невидимка в толпе.
За конюшней нашлась навозная яма - идеальное место для
кратковременного избавления от улик тайного проникновения на
охраняемый объект. Он закопал в ней грязную одежду заключенного и
намеренно перепачкал "удобрениями" руки и ноги, чтобы вонь
чувствовалась за несколько метров. Теперь ни у кого не возникнет
сомнений в том, что он работник конюшни из последнего пополнения.
Люди не улицах не обращали на Джибрила внимания, пока он
осматривал диковинные дома из самопального бетона. Иногда местные
мастера строительного дела использовали кирпичи, а не их более
совершенные аналоги само возводящихся биополимерных и
керамоплатиковых каркасов. Всю местную архитектуру можно считать
ярким примером культурно-технологического отставания от государств,
входящих в Содружества разумных цивилизаций. Тогда откуда здесь
бронескафы? Оружие? Патроны и энергоячейки к ним?
По мере отдаления от ворот народ с ночных улиц люди начали
расходиться по домам и мелким переулкам. Один из прохожих в одежде
техника-планетарника шел неровной походкой.
Джибрил схватил его за рукав.
- Простите, уважаемый. Я только сегодня прибыл в поселок и не знаю,
как найти лысого мужика, который встречал нас с шаттла.
Техник отдернул руку и его тут же вырвало. В нос ударил запах
третьесортного алкоголя. Собеседник вытер рот рукавом и зажал нос. От
Джибрила несло свежим навозом!
- Ну что за лю-ю-у-ди! Посреди ночи! Да в таком виде! Мля!
- Меня с братками в конюшню послали.
- Твои проблемы! Шаг назад или стреляю на поражение! Вот так. Да
оно и видно, что из конюшни! - Прохожий махнул в противоположную
сторону аллеи. - Ищи Хагеля. Он поселок держит и порядки тут наводит.
Его хата последняя по левую сторону улицы.
- Пасибо, мужик. А звать то его как?
- А он не представился? - Собеседник расплылся в пьяной улыбке. Не
понятно, не то он удивился, не то решил сострить.
- Может и представился, но там наших валили, и голова о другом
думала. Двоим головы посносил. Нас мозгами забрызгало. А сам сидит за
столиком с кровожадной улыбкой.
Едва не упав, техник кивнул с таким выражением лица, словно ему это
дело хорошо знакомо.
- Это он так порядки наводит. Четкий мужик! Хагелем и звать. Он
раньше врачам работал. Типа ковал людскую плоть, а теперь и разумы.
Техника снова вырвало, и он тут же зашелся кашлем, а Джибрил,, не
издав ни звука, растворился во тьме, идя в сторону дома человека, по
прихоти которого, ему прострелили голову.
Апартаменты местного мэра сильно выделяли качеством материалов
используемых для строительства стен. Бронированные окна защищены
решетками, аналогичные двери - парой охранников, а внутренний периметр
системой видеонаблюдения.
Пара охранников, выполнявших роль домофона, больше похожи на
шкафы, чем на людей. Бронескафы, забрала подняты, в руках современное
автоматическое оружие для боя на средней дистанции. Типичный пример
профессиональных военных во время несения службы в зоне боевых
действий.
Джибрил подошел к охране в упор.
- Здорова мужики! Мне с Хагелем поговорить надо.
- Шеф спит. Часы приема с десяти утра и до десяти вечера.
- Тут такое дело. Он, вроде, как обещал рассмотреть мой вопрос вне
очереди, когда принимал с шаттла.
Охранники переглянулись.
- Новенький?
- Да, сегодня прибыл.
- Если соврал, тебя пристрелят на месте. Шеф шуток не любит. Майку,
вон, руку сломал, а потом срастил и снова сломал. И снова срастил.
Второго охранника, очевидно являвшегося тем самым страдальцем,
передернуло от воспоминаний.
- Ага. А я всего лишь про лысину спросил.
Раздался треск коротковолновой рации, встроенной в бронескаф.
- Майк, тебе язык отрезать, а потом пришить? - мэр слышал диалог.
Охранник вытянулся по струнке и инстинктивно отдал честь. У
Джибрила сработали вбитые армейские рефлексы, и он повторил действия.
- Никак нет, сэр. Не надо отрезать язык. Я больше ничего не скажу о
вашей внешности, сэр.
Треск рации.
- Что хотел, служивый? - Хагель наблюдал за происходящим, через
камеру наблюдения у входа.
Охранник, не расслабляясь, ответил.
- Говорит, что сегодня вы согласились рассмотреть его вопрос все
очереди, сэр.
Тишина в рации.
- Не было такого. Прострели ему ногу и отправь к доктору. Пусть
занесет в дело последнее предупреждение.
Охранник достал оружие.
- Я тебя предупреждал, мужик.
Джибрил указал пальцем на рацию бронескафа.
- Передай Хагелю дословно "Сегодня днем, у шатла, вы пообещали
снова подумать о том, чтобы принять в город, человека вроде меня. Снова
станете стрелять, не выслушав?".
Охранник передал послание и навел ствол винтовки на ноги
Джибрила, ожидая ответа начальства. Раздалось мерное жужжание
моторчика поворачивающейся видеокамеры. Джибрил помахал ручкой
мэру на той стороне.
Щелчок рации.
- Обыщите и впусти его, но глаз не спускайте.
В холле, Мук, молчаливый телохранитель Хагеля, спокойно проверил
волосы и целостность черепа Джибрила, проверяя, нет ли маскировки или
слоя грима. Затем указал рукой на дверь в одно из помещений первого
этажа.
До боли знакомый лысый приемщик сидел за столом, какие любят
начальники всех времен и народов. Шкафы, тактический стол-экран и один
стул для гостя. В одном углу персональная медкапсула, в другом - местный
арсенал и пара тяжелых штурмовых бронескафов седьмого поколения
черного и белого цвета. Очевидно для мэра и главы его темнокожего
телохранителя.
- Как тебе удалось выжить?
Джибрил пожал плечами.
- Не имею точного ответа. Обычно я говорю, что мутант и убить меня
не так-то просто, но вам скажу, что клон и если я не получу
положительного ответа, то следующая копия придет за вашей головой.
- Угроза? - Мэр удивлено приподнял бровь, а рука телохранителя легла
на кобуру пистолета, прицепленного к поясу.
- Да. Не люблю играть по чужим правилам. Предпочитаю
взаимовыгодное сотрудничество.
Хагель пожал плечами и указал пальцем на Мука.
- Я могу снова убить тебя и сжечь тело.
- Согласен. Мук стреляй.
Темнокожий охранник не сводил глаз с гостя, ожидая ответа хозяина
комнаты. Телохранитель и Джибрил быстро поняли, как сильно они похожи
друг на друга. Оба исполнительны, невозмутимы и с готовностью
выполняем приказ того, кого сочтут достойным лидером.
- Как ты выжил? - Хагель бесшумно вышел из-за стола и теперь нагло
тыкал пальцем в затылок Джибрила. В место, куда днем угодила пуля его
телохранителя.
Джибрил прикрыл глаза. Смерть не страшна, но однообразные
вопросы надоедают.
- Хагель, я прострелю тебе голову и задам трупу тот же вопрос?! Ты
мне все меньше мне нравишься. Хочешь пристрелить, давай. Но в
следующий раз, я снова незамеченным проберусь в город и убью без
объяснений. Потом Мука и всех, кто меня видел.
Хагель покачал головой и вернулся за свой стол.
- Откуда в тебе столько жестокости? Убить, стрелять, угрозы. Днем я
лишил жизни тех, кто мог отравлять городу жизнь. Брандье изнасиловал
секретаршу конкурента по бизнесу, а потом убил ее, когда та рассказала все
шефу. Затем поджег его офис, расстреливая людей, спасавшихся бегством
из горящего здания. Украл базы данных, подкупал конвоиров и многое
другое. А ты, судя по личному делу, был опасен для окружающих.
Cкучный и предсказуемый ответ человека, в котором чувствуется до
боли знакомый опыт. Сначала демонстрация силы и снижение самооценки
оппонента, затем "пряник". Для Джибрила, привыкшего к иному укладу
жизни, ситуация в поселке становилась понятна все меньше.
- Я ожидал большего, от человека, сумевшего укротить нрав
нескольких тысяч заключенных. Яркий характер у кровожадного маньяка,
держащего подчиненных в страхе. На крайний случай подойдет и боевая
модель киборга. Ты сам, Мук, охрана у двери и конвоиры у шаттла: вы - все
военные с хорошим опытом командной работы, но не более того. У меня
нет чувства, что рядом со мной сильный лидер. Ты точно мэр? Может в
соседней комнате прячется другой человеком?
Хозяин кабинета растянулся в довольной улыбке и развел руки в
стороны, как бы охватывая ими все вокруг. Джибрил запомнил этот жест.
- Подумай, кто еще мог навести порядки в нашем питомнике для
отбросов общества? Политиков режут, как только они начинают качать
права. Под конторской крысой-начальником, будет ходить только офисный
планктон, привыкший подчиняться любому, кто громко рявкает. Святые
отцы сначала собирают паству, гарем из девок и только потом пытаются
лезть в лидеры поселков. Остаются военные, привыкшие к порядку. Те, кто
готов стрелять и отдыхать по команде, пока начальство обеспечивает едой,
жильем и целью в жизни.
Джибрила речь нисколько не впечатлила.
- Бла-бла-бла, восхищение, уважение и все такое. Оставь пышную речь
тем, кто счел тебя достойным уважения. Я ищу человека. Кузан Таленор.
Двадцать три года, военный, прибыл на планету вместе со мной. Тебе
известно, куда его отправили?
Хозяин кабинета удивился.
- С какого перепугу я должен отвечать на вопрос? Да еще и заданный в
таком тоне.
- Считай это компенсацией за выстрел в голову и благодарность за то,
что я не стал тебя убивать.
- Опять агрессия?!
- Я жду ответа, а не пустых слов.
Растянувшись в самодовольной улыбке, мэр еще несколько секунд
думал, как поставить Джибрила в зависимое положение.
- Хочешь рискнуть своей жизнью ради мелочного обмана?
Предложение о клоне и твое отрезанной голове еще в силе.
Вместо ответа взгляд Хагеля расфокусировался. Обычное дело при
выходе в сеть, через нейросетевой интерфейс. Тишина затянулась на
несколько минут.
- Шаттл с Кузаном Таленором был отправлен в поселок Радиоволна.
Выходец с планеты Солано, пепельный цвет волос, последние четыре года
пробыл в армии Либерии. Подожди еще минуту. Надо проверить, то ли это
место, о каком я думаю. - Сознание Хагеля снова провалилось дебри
инфосети. Странно, что она работает на тюремной планете. - Понятно.
Кузан Таленор на другом континенте. Прямо дороги нет. Серьезные суда ни
одна фракция не делает, а через океан по-другому не перебраться.
Радиоволна, это скорее город, чем поселок, и он раз в десять крупнее нас.
Состоит в альянсе Цепей - это два десятка развитых городов, вокруг
который нет ни одного свободного вольного. Рабство на фермах, шахтах и
все такое. Самая низкая смертность по региону. К нам ведь присылают тех,
кто совсем безнадежен для общества, и приговорен к сроку не меньше, чем
на двадцать пять лет. Поэтому чем ниже смертность, тем выше шансы
дожить до освобождения. К Цепям многие идут добровольно. Видать,
много денег отвалит тюремщикам твой Кузан, раз его сразу в Радиоволну
отправили. Считай столицы планеты рукой подать.
Вполне ожидаемый поступок со стороны тюремщиков. Знакомых
людей направляют в разные поселки, уменьшая вероятность образования
новой банды. Будь Кузан в одном шатле с Джибрилом, Хагель был бы уже
мертв.
Джибрил кивнул.
- У меня больше нет претензий за события, произошедшие сегодня у
шаттла. Инцидент исчерпан. Агрессия с моей стороны снижена до
минимума. Если придержишь глупые вопросы, мы можем поговорить о
деле, как взрослые люди, не переходя к взаимным угрозам.
Хозяин комнату устало потер лоб. Время далеко за полночь, а он
вынужден продолжать работать, да еще и с человеком, который ему явно не
нравится. Незаметный жест рукой Муку и телохранители покидают
комнату.
- Напомни, как тебя звать?
- Джи. - Производная от первой буквой от имени Джибрил. В армии
был такой же позывной.
- Путь будет Джи. - Хагель устало махнул рукой. - Мне без разницы.
Доверие к тебе нулевое и на серьёзное дело нельзя поставить. Иди к
зданию ордена Ноландов на противоположной стороне поселка. Найти
Брудо и скажи, что выдан ему в помощники. Он сам определит, на какую
работу тебя поставить и расскажет о местных порядках. Свободен.
***
На орбите тюремной планеты N17 за последние сто семьдесят лет
была сознана передовая система сдерживания, состоящая из нескольких
сотен спутников наблюдения и сканирования поверхности на предмет
допустимого технологического уровня поселений. Орбитальная станция
"Каратель" выступает в роли центра управления полетами во всей звездной
системе и домом для семи тысяч солдат, подчиняющихся непосредственно
Верховному Суду Содружества.
Адмирал Авель Торано с парой адъютантов стоял в доке, где обычно
принимают корабли начальства из Содружества. Несмотря на свой
сорокалетний внешний вид, истинный возраст старого вояки исчислялся
почти двумя полными веками активной жизни в постоянных сражениях на
границе изведанных Фронтира. В далекой молодости, будучи рядовым
солдатом, Авель входил в состав экспедиции открывшей звездную систему
Паскаль с планетой, на которой, была обнаружена искусственно созданной
экосистема с биосферой земного типа. В тот роковой день Содружество
вступило в контакт с цивилизацией Исами и по глупой привычке решило
испробовать на зуб оборону нового знакомого. Ответом стала
демонстрация сокрушительной военной мощи с полным уничтожением
кораблей экспедиции. Крохотный фрегат "Карат", на котором служил
будущий адмирал, был выбран в качестве посланца сообщения
Содружеству - И сами предложили переговоры.
В док станции вошел корабль-пилон серебристого цвета, имеющий
форму вертикально летающего кристалла. Не было ни трапа, ни дверей, ни
орудийных башен с иллюминаторами. Исами создают свои суда из чистой
энергии, придавая ей форму нужного объекта. Вот и сейчас пилон
рассыпался на белые искры, растворяющиеся в пространстве и на борт
станции, мягко опустился человек вполне обычного вида, не считая
серебристых волос и светлой кожи.
- Старый Авель не хочет устать дорогу молодым? У вас, кажется, есть
такая поговорка?!
Адмирал улыбнулся. За двенадцать лет работы на станции он успел
изучить повадки исами, во время их коротких визитов с не понятной
целью. Они говорят, то, что думают, лишены таких вещей, как так и ложь,
читают поведение человека, как открытую книгу.
- Ваши слова ранят меня в самое сердце. - Адмирал сделал шуточный
жест, прикрывая раненое сердце.
Гость отреагировал, как и подобает исами.
- Вы старый прохвост, который умело, пользуется опытом прожитых
лет, создавая нужный образ в глазах подчиненных. Страх, вдохновение,
преободрение, доверие...
- Дисциплина, кодекс, честь.
- Пусть будет так. Значение этих понятий относят к вашей культуре.
Их можно трактовать по-разному.
Со стороны кажется, будто адмирал принимает гостя, но все с
точностью до наоборот. Станция "Каратель" была построена исами за
несколько часов, сразу после успешных переговоров сто семьдесят лет
назад. Она и по сей день принадлежит серебровласым, а не силам
Содружества.
Ворота дока открылись, повинуясь хозяину станции. Авель шел рядом,
не желая давать собеседнику преимущества в ведение диалога.
- Чем обязаны вашему визиту?
- Фраза лишена оригинальности. - Исами указал рукой на стену с
портами бывших руководителей станции, идущую на добрый пятьдесят
метров коридора. - Каждый представитель нашей расы, побывавшей на
станции, получает одни и те же вопросы. Ваши предшественники
опасались недовольства, вызванного их деятельностью на планете. Берите
взятки, убивайте, устраивайте пари и делайте ставки на заключенных. Мой
народ интересует планета под нами и ее составляющие, а не игры
примитивного социума.
Авель удивился не только словами гостя, но и всем их отношением к
действиям сил Содружества. Об играх и махинациях в рядах тюремщиков
планеты знает вся система.
- Я ... - Лицо адмирала выражало полное осознание вины.
- Нет стоит. Нам известно, что все полученные деньги вы вкладываете
в улучшение жизни персонала станции. По-своему благородный поступок.
Один из многих, из-за которого мы выбрали вас на роль руководителя
станции. - Гость глянула на спутников адмирала. - На станции живет много
ваших потомков. Ваше сопровождение из их числа.
- Да. Благодарю... - Авель хотел искренне выразить свою
благодарность, но не знал, как это сделать.
- Торан-сын-Нонаро-и-Мэй. Это мое настоящее имя.
Гость как обычно проигнорировал предложение посетить кабинет
руководителя станции, предпочтя прогулку по жилым помещениям. Зашел
в армейские столовые, полигоны и центр управления, попутно похвалив
научную работу штатного социолога.
Проверка шла в штатном режиме, но дойдя до атриума с оранжереей,
исами решил отклониться от обычной темы для разговора.
- Гость, понятие, недостаточно точно описывающее мое нынешнее
положение. Я наблюдаю за планетой, собираю информацию о ее
составляющих и едином целом. Все это касается интересов моего народа.
Давайте посмотрим на общую картину с новой точки...зрения. То, что мы
оба называем Содружеством, является совокупностью государств,
раскинувших свои просторы по четырем тысячам звездных систем.
Пятьдесят семь цивилизаций пост-космического уровня развития.
Непрерывные войны и всеобщий вооруженный нейтралитет, как рычаг
двигающий развитие разумных в сторону Совершенства.
Технологического, научного, культурного. Много размытых понятий.
Смотря на ваши игры в песочнице, мой народ охватывает ужас от того,
через что, нам всем предстоит пройти в ближайшем будущем. Начнем с
малого. Все сообщество Содружества строится на технологиях
гиперпространственных двигателей и нейросетях. Саму технологию
двигателей представители Содружества взяли с одного из кораблей старых
рас, обнаруженных во время археологических раскопок. Еще есть единая
служба Стандарта, обеспечивающая совместимость оборудования,
созданного разными производителями. Но вернемся к нейросям. Вам
известно, что все они производятся единственной корпорацией
Нейронаро?! Скажите, что лежит в основе технологии нейросетей?
Элементарные знания, которым учат детей еще в школе.
- Передача информации в мозг пользователя.
- Это следствие, а не технологическая основа. Нейросеть - это
коротковолновое устройство для обмена информации между инфосетью и
сознанием пользователя. Функцию процессора и дешифратора информации
выполняет симбиотический биокомпьютер вживляемый вместе с базовой
нейросетью. Представители Содружества меняют нейросети, ставят
импланты, забывая о симбиоте, который вживляется с базовой нейросетью.
Вам не кажется странным, что такое сверх высокотехнологичное
устройство, появилось у корпорации Нейронаро, едва додумавшихся до
нейросетей? Его биотехнологий уровень превосходит все достигнутые
вами инновации на семь-восемь поколений. При правильном подходе к
проблеме, надо задавать два вопроса. Кто поставляет биокомпьютеры
Нейронаро? И каковы их истинные интересы?
Сам предмет обсуждения лежал далеко за пределами компетенции
адмирала, посвятившего свою жизнь военному делу, а не научным
изысканиям.
- Я солдат, а не ученый.
- Нам это известно, Авель. Но каково ваше мнение в этом вопросе?!
- Захват власти в Содружестве?! Все общее порабощение?! Ослабление
возможного противника перед оккупацией?!
Серебровласый покачал головой. Вполне человеческий жест
разочарования.
- Те, кто создал нашу галактику, оставили семена жизни на разных
планетах. Нам неизвестны их интересы, но очевиден тот факт, что они
были заинтересованы в развитие цивилизаций и выходе на некий рубеж за
которым скрывается некое великое знание. Нынешние люди Содружества
относятся к третьему поколению разумных. Примерно пятьдесят тысяч лет
по территории, которую сейчас занимает Содружество, прошла армия
одной высокоразвитой цивилизация, уничтожавшая планеты, а иногда и
звезды, вместе со всеми их обителями. Многие миры вместе с
цивилизациями были стерты из истории. Выжило не больше десятка
цивилизаций, способный оказать врагу достойный отпор. В нынешнее
время, одна из них, поставляет корпорации Нейронаро симбиоты-
биокомпьютеры, желая поднять общий технологический уровень
Содружества до их собственного уровня. Это не гуманитарная помощь, а
прагматичный подход дарителя, рассчитывающего на заслон, массовку из
примитивной военной силы Содружества. Враг мог уничтожать звезды! Ни
одно современное оружие и рядом не стояло с их военным потенциалом.
Авель прикрыл рукой глаза от света солнца, проглядывающего сквозь
большое панорамное окно жилого сектора станции. Он не политик и давно
понял, что нет смысла думать о вещах, которые могут и не произойти за его
жизнь.
- Вы тем самые дарители.
- Глупый поступок. - Исами разочаровано покачал головой. - Нет, мы
считаем, что у каждой цивилизации есть свой собственный путь развития,
учитывающий ее персональные особенности. Ваш сотрудник, отвечающий
за поведение людей в обществе, в своем научном труде, высказывал
несколько интересных идей в этом ключе. - Гость остановился у детского
сада и указал на воспитателей. - Чему они научат потомков? Только тому,
что знают сами. Ребенок учится, совершает ошибки, воспринимая
нынешний технологически и культурный уровень общества, как данность,
норму, истинное положение вещей. Старое поколение, учит старому, что
уже было превзойдено новым поколением. На уровне цивилизаций
возникнет точно такая же проблема. Ваше развитие сильно замедленно.
Детский смех, воспитатель, бегущий в уборную к упавшему ребенку в
унитаз. Несколько взрослых пытаются привлечь внимание оставшейся
группы, пытаясь не допустить слез и плача без причин. У Авеля четыре
сына, две дочери, семнадцать внуков и целая орава правнуков. С
большинством из них адмирал провел минимум неделю, меняя пеленки,
кормя и укладывая спать.
- Вы - исами, а я человек. У нас был один ученный, Тим Криг. Он
доказал, что у людей есть потребность помогать другим людям, не
зависимо от того, попали ли они в плохую ситуацию, или желающему
помочь, так только кажется. Это одна из наших основных потребностей.
Когда ребенок плачет, взрослому семейному человеку хочется, взять его на
руки и успокоить. Мы не можем понять друг друга из-за разницы в
культуре и воспитание. - Авель указал на одного из воспитателей, который
приходился ему пра-пра-пра-правнуком. - Мне много лет и сейчас я нахожу
особое очарование в том, чтобы понянчить внуков и правнуков,
рассказывая им о пережитых сражениях. Помните, как ваш флот разгромил
нашу экспедицию?
Гость кивнул, не отрывая глаз от плачущего дитя.
- Да, я был в его составе, как и все представители народа исами,
посещавшие эту станцию. Сейчас мы говорим не о потомках и сражение
полуторавековой давности. А о выборе расы исами в предстоящем
конфликте.
- Будет война?
- Когда-нибудь, старый враг обязательно вернется вновь. Такова его
природа и выбранный путь к Совершенству. Мы решили к этому моменту
нарастить военные силы и встретить противника всем, что имеем. Сегодня
мой визит носит официальный характер посланца воли исами. Совет Клора
требует от Содружества исполнить свои обязательства по оставшимся
пунктам договора о сотрудничестве и завершить все приготовления в
течение следующих двух месяцев.
Исами разрешили пользоваться их терраформированной планетой.
Создали там биосферу и условия пригодные для жизни людей. Дали
Содружеству станцию "Каратель" и согласились с идеей создания планеты-
тюрьмы. Временно. К несчастью для адмирала срок не был четко указан, и
теперь исами просят выполнить вторую часть дорога - обязательства,
которые должно выполнить Содружество.
Посланец серебровласых смотрел на то, как меняется лицо адмирала,
понимающего размер ответственности, ложащейся на его плечи.
- Авель Торано, член экипажа малого корабля "Карат", участвовавшего
в войне первого контакта. В тот день вы отвечали за управление
орудийными платформами. Ваш бравый капитан Риларон Фока наблюдал
за боем со стороны, разрабатывая тактику, подходящую для манёвренного
фрегата. Именно он заметил и никому не сказал, что истощив свои силы
исами перестают поддерживать корабль-пилон и на короткое время
становятся беззащитными. Ваша команда убила семерых представителей
исами. Таких же успехов добился весь флот, участвовавший в бою. В
общей сложности погибло четырнадцать представителей исами.
Адъютанты приготовились выхватить оружие при первой
необходимости, прекрасно понимая, полное отсутствие шансов на
выживание в случае открытого боестолкновения. Авель не знал, как
реагировать на слова собеседника. Логика мышления отличается от
человеческой.
- Вы решили отомстить? Убить меня и всех моих близких,
находящихся на станции?
Серебровласый покачал головой.
- Нет. Все выжившие люди с того инцидента, понесли ответственность
за содеянное. Вы и ваши потомки будут выполнять обязанности по
договору сотрудничества с Содружеством. Авель - исами впервые
обратился к адмиралу по имени. - мы будем наблюдать за тем, как рушится
счастливая жизнь, посмотренная на крови наших сородичей. У вас 213
прямых потомков. Считая супругов и последнее поколение детей, будет 404
человека.
Авель дернулся, желая схватить собеседника на воротник одежды, но
возникшее силовое поле не дало ему приблизиться.
- Я был за пультом управления оружиями! Я стрелял! Я виновен и
готов понести наказание. Не надо трогать моих детей!
Гость станции не выражал никаких эмоций.
- Их никто не тронет. Задумайтесь, Авель, вы лишили семерых исами
возможности построить будущее и приблизиться к Совершенству. А затем
спустя полтора века получили предложение возглавить работу станции на
месте боя. Руководство сделало щедрое предложение по социальной
программе для ваших потомков, если они будут работать на этой станции.
Жилье, деньги, программы обучения, присланные инструктора, семьи,
дети, внуки. Чему их научило очень старое поколение? Один вы, создали
массу потомков. А погибших исами было семеро. - Серебровласый
посмотрел на прозрачный пол комнаты для брифингов, под которым парила
тюремная планета. - Задайтесь вопросом, зачем, почти автономной
станции, нужно семь тысяч человек персонала? И передайте Содружеству,
что у них два месяца на подготовку.
Торан-сын-Нонаро-и-Мэй прошел сквозь пол станции, выйдя в
открытый космос. Несколько секунд спустя персональный корабль-пилон
покинул могилу четырнадцати представителей цивилизации исами, чьи
имена были высечены на обшивке.
-- Анималай-сын-Лемарина-и-Терины
-- Ронна-дочь-Грика-и-Рамоны
-- Нонаро-сын-Каранто-и-Лейи
-- Мэй-дочь-Сорано-и-тимы
Могила родителей Торана...
***
Здание Ордена Ноландов станет штурмовать только самоубийца,
решившийся на самый отчаянный поступок в своей жизни. На крыше
двухэтажного оранжево-серого здания, через каждый десять метров
установлены автоматические крупнокалиберные турели с дублированной
системой распознавания целей. Если потенциальный противник отключит
систему, сработает вторичный контур активации защиты. На окнах стоят
решетки и темные бронированные стекла. При строительстве
использовались только военные марки металлов и стройматериалов,
создающих идеально ровную поверхность стен без стыков и ухватов для
подъема на крышу.
В десяти метрах от здания идет яркая желтая линия, обозначающая
границу охраняемой зоны. На первом этаже расположен ряд боксов с
массивными воротами. В паре незапертых помещений стоят вездеходы
военных марок используемых планетарной пехотой. В углах комнат
расположены док-базы боевые роботы в броне, рассчитанной на защиту от
штурма. Вдоль внутренних стен в режиме сна висят четырех-рукие куклы
для кукловодов, специалистов механизированных космопехоты. В случае
атаки на здание Ордена Ноландов, активируются турели и роботы для
создания линии обороны. Затем персонал подключается к куклам и
переходит в нападение. Стандартная линия обороны у военных, если
позволяет финансирование. Судя по количеству датчиков охраны можно
забыть о скрытом проникновении в здание ордена Ноландов.
У одной из стен под навесом сидел мужчина средних лет с высокой
долей кибернатизации тела. Видна замена рук, ног, глаз - они создают
нагрузку на внутренние органы, а это намек на то, что заменено 90%
органических тканей тела.
- Стой, парень! Если жить хочешь - не заступай за желтую линию.
Хочешь войти, расскажи мне то, о чем я не знаю.
- Странная у вас плата за вход.
- Не нравится, иди дальше. Можешь за линию, можешь обратно в
поселок. Это вы к нам приходите, а не мы к вам.
Пустой диалог с человеком, страдающим от скуки.
- Во флоте Либерии, есть негласное правило отправлять призывников в
зону боевых действий, сразу после двух месяцев начальной боевой
подготовки. Тех, кто выжил, продолжают учить на профессиональных
военных. После года службы можно остаться в армии, став контрактником.
- Помню-помню. Страна-корпорация, состоящая из семи
мигрирующих флотов и десятка захваченных планет. Завод по
производству наемников всех военных профессий. Это я и так знал.
Расскажи то, чего я не знаю.
Джибрил довольно улыбнулся! Как пить дать, киборг пользуется
возможностями кибермозга для поиска информации в режиме реального
времени. Значит, члены Орден Ноландов имеют доступ в инфосеть.
Ответом на запрос собеседника, станет то, чего нет в сети и до этого нельзя
догадаться. Киборг проверял входящих на наличие смекалки.
- Вы знаете, какой запах уловила охрана у дома Хагеля, когда я пришел
к ним этой ночью?
Собеседник Джибрила довольно хмыкнул, указав рукой на
открывшуюся дверь четвертого бокса. Брудо Нолан сидел на скамейке
перед скелетным каркасом бронескафа малинового цвета. Такие модели
создают из одного живого кристалла способного гнуться, а не ломаться,
при больших нагрузках.
- Брудо Ноланд?
Мужчина обернулся и Джибрил открыл рот от удивления. А человек
ли это? Голова, шея грудь и даже ноги, были покрыты буйно растущей
шерстью. Не волосами, а именно шерстью, какая бывает только у
животных. Волосатый собеседник перешел в наступление.
- Почему Джи, а не Джибрил Ранно?
- Хорошее приветствие, мистер волосатое чудовище. Хагель передал
вам мое личное дело?
- Да. - Брудо несколько секунд изучал реакцию на свершившийся факт.
- Ты не ответил на вопрос. Почему Джи, а не Джибрил Ранно?
- Я не заслужил столь сильного имени. Имя, это нечто большее, чем
сочетание звуков. Это поступки, навыки, известность. Это вера
собеседника в смысл, вкладываемый в произносимое имя. Поэтому пока он
просто Джи. Имя в одну букву.
Брудо внимательно наблюдает за реакцией на свои вопрос. Не он один.
Джибрил заметил, как верхняя губа представителя ордена слегка
дернулась, выдавая презрение к ответу.
- То есть это Джибрил Ранно, совершил преступления? А ты
страдаешь из-за его поступков?
- Нет. Все они погибли от моей руки. Я Джибрил Ранно и прошу
называть себя просто Джи. У меня нет шизофрении и других
психологических расстройств. Военный психолог должен был указать эту
информацию в личном деле.
- Тогда почему Джи? Почему всего одна буква от настоящего имени?
За что ты себя так сильно не любишь?
- А почему вы Брудо Ноланд? Почему ваша фамилия такая же, как и
название самого ордена?
Совпадений не бывает.
Брудо указал на киборга, стоящего у входа в бокс.
- Это Оскар Ноланд. Все члены Ордена Ноландов носят фамилию
Ноланд. Это наше клеймо на личном деле и главный отличительный
признак. В любом городе у охраны есть сканеры для снятия показаний
нейросетей о биопаспорте. Ноланд имеет право попасть в любой город, не
зависимо от желания охраны и мэра. Других Ноландов на планете нет.
В дальнейшей беседе Брудо рассказывал не о порядках поселка, а о
том, чем занимается сам Орден. Одно из правил тюремной планеты гласит -
лидер банды, собравший под свои крылом двести пятьдесят и более
человек, имеет право создать поселок и с филиалом Ордена Ноландов,
занимающегося технической поддержкой поселения. Чем больше
население, тем больше денег выделяют поселку тюремщики со станции
"Каратель" на покупки товаров из списка разрешенных к продаже.
Брудо указал на подвешенный скелет бронескафа.
- Те же легкие скафы, это третий уровень населения и семьсот
пятьдесят жителей поселка. По мере роста числа жителей поселения,
тюремщики увеличивают допуск технологических решений, разрешенных
к строительству. Откуда у нас электричество? Микрореактор и своя
электрическая подстанция. Откуда для нее топливо? Покупаем у
тюремщиков. Если превысил допуск к строительству, поселок расстреляют
с орбиты. Заключенным продают неликвидную технику со складов
космофлота. К примеру, сломался дрон и его сдали на склад службы
снабжения, по причине невозможности ремонта из-за сильный
повреждений несущего каркаса. Торговые дома, работающие со складами
военных, отказались выкупать техники убитую в ноль. Все осталось после
торгашей и разрешенного к продаже гражданским, сплавляют
заключенным на тюремных планетах, по цене рабочего предмета. А если
хочешь совсем новый, плати цену в пять раз больше.
- А что можно купить?
- Технику, оружие, средства индивидуальной защиты и расходники.
Еду выращиваем прямо на планете. В продаже нет пищевых комбайнов и
картриджей к ним.
- То есть тем, кто организует поселения, тюремщики платят деньги. А
заключенные тратят их на технику, экипировку и расходники. В чем
интерес Ордена Ноландов и самих тюремщиков?
Брад пожал плечами, коварно улыбаясь.
- Орден восстанавливает купленные у тюремщиков вещи. А на
обитателей станции Каратель давит начальство, требующее высокой
продолжительности жизни у заключенных, сосланных на планету-тюрьму.
Без нормальной техники, люди тут мрут, как мухи. Болезни, агрессивная
ксенофауна, банды вольных и постоянные войны. Раньше, до момента
освобождения доживал каждый десятый. Сейчас, каждый третий.
- Понятно. То есть, Орден Ноландов, обладая, самой большой военной
мощью и передовыми технологиями, соблюдает нейтралитет при войнах
между бандами.
Стоящий рядом Оскар довольно кивнул и ради шутки похлопал в
ладоши.
- Браво! Какой смышленый юноша! Как догадался?
- Тогда, на улице, вы предупредили меня об охранном периметре. Если
зайти без разрешения, турели откроют огонь. Это раз. Из услышанного от
вас можно сделать определенные выводы и задаться вопросом "Почему
поселками правят военные, вроде Хагеля, а не люди из Ордена?" Ответ
очевиден. Орден соблюдает нейтралитет, получая долю от доходов
поселения, не зависимо от решения лидера правящей коалиции. - Волосы
на голове Брада разом зашевелилась. - И что у вас волосами?
Киборг молчал, давая Браду самому придумать ответ.
- Считай это причудой моего организма. Вернемся к твоему случаю,
Джибрил Ранно. Двадцать два года. Уровень интеллекта 92, социальная
полезность 12, безопасность минус 100. Холост, детей нет.
Профессиональный военный, диверсант, планетарная пехота, космодесант.
Приговорен к 993 годам заключения и дальше семь страниц слов от
обвинителя. Мне непонятно, почему военный суд не вынес тебе смертный
приговор?
Каждое должностное лицо, прочитавшее личное дело Джибрила,
считало своим долгом задать Джибрилу один и тот же вопрос.
- Суд учел мои военных заслуги перед государством и приговорил к
заключению на планете-тюрьме. Теперь, я могу узнать, какой работой мне
предстоит заниматься?
Киборг успел ответить раньше Брада.
- Что умеешь?
Взгляд Джибрила зацепился за подвешенный к потолку каркас
бронескафа за спиной киборга.
- Из того, чем занимаетесь вы? Ремонт любого оружия и модернизация
бронескафов.
- А не многовато на себя берешь? Это тебе не броню на машину
вешать.
- В армии мы пользовались тяжелыми диверсионными бронескафами с
активной системой маскировки. После них, устройство любого другого
средства индивидуальной защиты кажется примитивным. Позади вас висит
каркас производства инопланетной Империи Минора. Они каркасы для
всего выпускаемого оборудования выращивают по монокристальной
технологии. При больших нагрузках каркас деформируется, но ему можно
вернуть первоначальную форму поместив в специальный раствор-
подпитку.
Брад кивнул.
- Недостаток Минорских скафов?
- Каркас легко уничтожить мощным направленным ЭМИ. В свое время
под эти цели разрабатывали специальный вид вооружения. В случае
попадания ЭМИ заряда боец внутри скафа оказывается заживо погребен
под двумя сотнями килограмм оборудования. Поэтому внешний слой брони
покрывают защитой от электромагнитных излучений. В армии обычно
используют тевлановый сплав, как защиту от ЭМИ и термального урона.
Беседа переросла в спор на предмет наиболее эффективного
управления бионической системой скафа. По мнению Оскара люди с
высокой долей кибернатизации тела лучше управляют скафом, так как
давно привыкли использовать оборудование со сниженной
чувствительностью. Джибрил и Брад выступали в защиту людей с
нейросетью и без нее, считая, что нервная сеть человека обладает большей
точностью в мелких движениях.
Бронескафы делят на три группы по базовым признакам - легкие,
средние и тяжелые. Легкие, для использования гражданскими, не имеют
встроенных средств усиления физических возможностей и не требуют
источника питания. В моделях премиум-класса интегрируют маломощный
генератор защитного поля. По сути это напичканная электроникой
нательная одежда.
Средние, не имеют средств усиления физических возможностей тела.
Как правило, модульная конструкция и множеством магнитных креплений
на поверхности. В таких скафах работают инженеры и техники,
занимающиеся ремонтом оборудования в условиях открытого космоса.
Есть система жизнеобеспечения, питания, регенерации воздуха и связи.
При желании можно изменить набор используемых модулей.
Тяжелые, имеют внутренний каркас, систему псевдомышц и внешний
экзоскелет, скрытый под бронепластинами. Человек, использующий
бронескаф, устанавливает с ним связь, через нейросеть, кибермозг или
специальный нательный костюм пронизанный бионической системой
сенсоров.
Джибрил со всеми своими странностями легко вписался в коллектив
ордена Ноландов, став полноправным протеже Брудо, который отвечал за
настройку и ремонт купленных бронескафов. Оскар с помощником
занимались общественным броне транспортом, курсирующим между
поселками. Брудо обрастал волосами с немыслимой скоростью, и это было
необычным делом. О нем забеспокоились все Ноланды. Во время обеда в
общей столовой, его аппетиту завидовали другие представители ордена.
Каждый Ноланд был уникален по-своему. Оскар стремился к полной
кибернатизации тела и сейчас думал о частичной замене головного мозга
кибернетическими аналогами. Тин Ноланд, девушка из отдела снабжения,
помешана на средствах связи, часами болтает о потенциале персональных
раций и подпростраственной передаче данных. Рукан, главный энергетик
поселка, никогда не снимает бронескаф, так как боится прикосновений и
насекомых. Всего в филиале Тихих Вод работало десять человек. На фоне
остальных Ноландов, Брудо выглядел самым нормальным, и это говорило,
о том, что в действительности все с точностью до наоборот. Но ланд, по
умолчанию, не может быть нормальным!
Раз в неделю в поселок прибывал шаттл с новыми заключенными. Раз
в день пара бронированных десантных машин покидал стены Тихих Вод,
направляясь в соседние города. Один привозил людей и ехал обратно на юг.
Второй выезжал из поселка и ехал за север к Кловеру, другому поселку в
двухстах километрах в глубь континента. Раз в неделю можно было сесть в
проезжающий мимо караван Ноландов, курсирующему по кольцу из
двенадцати самых развитых городов континента. Торговля - двигатель
прогресса, и тюремная планета не была исключением. Иначе заключенные
не смогли бы выжить в столь агрессивном мире.
Не считая ворот, по всему периметру поселка идет ограда под
напряжением, спасающая людей от голодных животных. Ежедневно в
отряде охотников за мясо, приносил с собой раненых. Брудо пояснил, что
их услуги хорошо оплачиваются, но ветеранов способным прожить в лесу
дольше года можно пересчитать по пальцам одной руки. Мясо любят все,
поэтому состав добытчиков постоянно меняется в приказном порядке. Если
человека с шаттла отправили в лес, в большинстве случаев, он умирает в
первый месяц жизни. Вольных, собравшихся в банду, убивают при первой
же попытке налета на поселок или караван.
За два месяца работы Джибрил ни разу не покинул здание ордена, с
утра до вечера работая над восстановлением бронескафов. Мэр намекнул
на ухудшение отношений с ближайшим поселком и предстоящий военный
конфликт. Поэтому работы было в избытке. Брудо редко расспрашивал
Джибрила, но под конец второго месяца задал давно ожидаемый вопрос.
- У тебя на счете скопилась приличная сумма. Ешь и спишь у нас. В
бордель и бар не ходишь. Покупки ствола за тобой не замечено. Доктор
Шталь жаловался, что ты к нему не разу не зашел. Ни следа
акклиматизации, ни одной обычной болячки на тебе нет. Даже лихорадкой
Туки-Туки не болел. Люди думают, что ты второй раз на планету попал, так
спокойно себя ведешь.
Джибрил продолжил настраивать системы бронескафа.
- Мне нужен нормальный бронескаф, а не оружие. Тот мусор, которым
пользуются местные бойцы можно только от животных отбиваться.
Брудо отошел в угол ремонтного бокса и постучал рукой по тяжелому
бронескафу.
- А чем тебе наша фирменная "Лапочка" не нравится. Можно и со
скидкой купить?
Джибрил глянул на этого металлического монстра в тяжелой броне.
Лапочкой Ноланды называли свою фирменную разработку - смесь костюма
техника и бойца в прочной броне. Два слоя активной защиты,
диагностическое оборудование, система жизнеобеспечения и климат
контроля, сниженный расход энергии на псевдо-мышцы, за счет
оптимизации программного обеспечения управления.
- У Лапочки низкая чувствительность бионической сети. Нет
кинетических катализаторов для быстрого бега. Каркас псевдомышц не
рассчитан на использование оружие ближнего боя и защиту от него. Не
предусмотрено скрытие электромагнитного излучения. Нет покрытия
поглощающего радиоволны. Нет полноценного модуля шифрования и
дешифрования связи. Антенна слабая.
Брудо несколько секунд молчал, расчесывая свою пышную шевелюру.
- Удивлен. Почему не упомянул активное маскировочное поле?
- Мне нужен быстрый и эффективный скаф, а не двести килограмм
брони и диверсионного оборудования.
- Зачем?
- Вы и так знаете.
- Пойдешь искать Кузана? - Джирил не ответил. - Ты молод и глуп,
если думаешь, что сможешь преодолеть две тысячи километров воды,
используя бронескаф? Ошибаешься! Ты не видел, какие твари водятся в
местном океане. Знаешь, почему у побережья нет ни одного поселения? Из
всех уничтожают океанические чудовища. По этой же причине над ним
никогда не летают шаттлы, доставляющие заключенных с орбиты.
- Преграда не имеет значения.
- Тогда что имеет значение!? Почему ты работаешь ради него? Почему
убиваешь ради него? Почему идешь за ним, не взирая на все его
недостатки?
Брудо знал много такого, о чем Джибрил никогда не рассказывал.
- Потому что это Кузан. И я за ним иду.
- И все? - Брудо был удивлен. Ответ Джибрила был излишне прост для
такой сильной привязанности.
- Я читал твое личное дело.
- Тогда вы знаете, как многое нас связывает.
- Я читал между строк.
- Тогда вы должны понять, что произошедшее для меня ничего не
меняет.
Брудо покачал своей мохнатой головой. Он прочел в личном деле то,
чего сам Джибрил не хочет признавать.
***
Не выспавшийся мэр Тихих Вод, проснувшись, застал своего
телохранителя у входа в личный кабинет. Мук кивнул в сторону двери,
намекая на раннего гостя.
Хагель прошел к столу, дал сигнал прислуге подать завтрак на троих и
только после этого посмотрел на волосатое чудовище на своем диване.
- Порой мне кажется, что недельная щетина, это почти борода. Но
потом я вспоминаю тебя, и мне становится легче. Будь у тебя внучки, давно
бы входил в косичках и разноцветных резинках для волос.
- Будь у нас внучки, ты бы первым об этом узнал.
Брудо Нирр и Хагель Нирр, были двоюродными братьями со схожими
генетическими отклонениями. Один всю жизнь был абсолютно лыс, а
второй страдал от излишней волосатости. В отличие от брата, Брудо так же
имел уникальный дар псионика-менталиста, не привязанного к уровню
силы. Чем сильнее ментальная защита человека, тем больше жизненных
сил он тратил на ее взлом и чтения мыслей. Братья крайне редко общались,
тщательно скрывая родственные связи между мэром и представителем
ордена Ноландов.
- Узнал? - Хагель намекнул на историю Джибрила.
- Да, но не то, что хотел. Целыми днями я сидел с ним одном боксе,
копаясь в мыслях так глубоко, как только мог. Иногда меня охватывал
страх, и я начинал думать, что потеряюсь в дебрях его сознания. Потом
искать своим собственный поток мыслей и понимал, как сильно отличается
мышление Джибрила от нормального.
- Чем?
- Всем. - Волосатое чудовище развело руки, пытаясь охватить все
вокруг. - С каждой смертью его память становится четче и детальнее.
Контроль над телом улучшается, а преданность лидеру обостряется.
Джибрил воспринимает себя, как оружие, инструмент, дополняющий
своего господина. Он тренируется ради него, живет ради него, развивается
ради него. Если бы Кузан приказал ему убить всех в поселке, Джибрил бы
так и сделал, не задавая лишних вопросов. А потом сказал, что он лишь
инструмент в руках Кузана и потребует от того роста, как личности и
лидера. Нет, не так... - Бруно напряг память, вспоминая точную
формулировку слов. - "Не отказывайся от своих целей и убеждений, Кузан.
И тогда я буду следовать за тобой." Сначала меня это пугало до чертиков.
Руки дрожали так, что инструменты выпадали из рук. Но потом я начал
копать глубже, ища секрет бессмертия.
- Нашел? - Хагель спокойно съел суп и перешел ко второму блюду.
Мук завтракал стоя у входа, следя за теми, кто мог подслушивать
важный разговор.
- Нет. Последние четыре года он служил в армии Либерии, но не
совсем так, как написано в личном деле. Если говорить в общих чертах, то
последние пару лет он постоянно воевал в составе малой диверсионной
группы на линии фронта. Отключал защиту базы противника, подрывал
линии снабжения и много другое. Раньше, до Джибрила, я думал у меня
руки по локоть в крови, после работы дознавателем....
Брудо замолчал и начал смотреть вперед не пустым взглядом. Хагель
знал, как сильно брат не любил свою работу на воле.
- Ну?
- Он убивал, убивал и снова убивал. Кузана и другие члены отряда
радовались исполнительности Джибрила. Командование вешало ордена
пачками, давала щедрые вознаграждения и баллы для магазина наград. А
Джибрил развивал свои навыки диверсанта и давил на Кузана, требуя от
него роста. Чем все закончилось ты и так знаешь.
Хагель протер рот салфеткой. Завтрак в самом разгаре. А на десерт
стоящая история.
- Брудо. Что ты увидел?
Ноланд затих, пытаясь сформулировать свои ощущения. Что он видел
в сознание Джибрила?!
- Отчуждение...отчаяние... одиночество.
- У кого? - Хагель удивленно уставился на брата.
- У Джибрила. Он очнулся двенадцатилетним подростком в большом
городе без воспоминаний. Он не знал языка, норм культуры. Боже, да он не
знал, как сходить в туалет! Вообще ничего! Два года жизни на дне
общества обучили его многому. В четырнадцать лет, служба безопасности
поймала его во время ограбления кондитерской лавки и не смогла
прочитать память с помощью ментоскопирования. Какой-то беспризорник
услышал разговор ЭСБешника и рассказал банде Росана Наездника. Стоило
Джибрилу выйти за свободу из-за нехватки улик, как его взяли в оборот
уличные банды. Росан принял его под свое крыло, назначил чистильщиком
и приказал убить того самого стукача.
- Бруд, я военный, а не уличная шпана. Чистильщик это кто?
Брудо попытался что-то сказать, но закрыл рот. Та самая человеческая
нормальность не позволяла ему говорить такие вещи вслух.
- Джибрил Ранно убивал людей, а потом избавлялся от трупов,
выполняя приказы банды. Возвращался на место преступление и чистил
помещение от следов крови и улик. Росан старался не думать о том, какое
чудовище живет с ним под одной крышей. Три года, брат, три года с
половиной года, Джибрил убивал, возводя Росана на вершину
криминального мира Сан-Солано.
- Бессмертие? - Хагель уже привык к тому, что брат слишком сильно
поддается эмоциям объекта для чтения мыслей.
- Они не знали. У Джибрила есть некий механизм защиты секрета
бессмертия. Если его убивали, он находил убийцу и свидетелей, никого, не
оставляя в живых. Убивал, убивал, убивал. Я слышу звук измельчающихся
костей из дробилки. Слышу, металлический скрежет жерновов о пули,
застрявшие в трупах. Джибрил спокойно жил дальше, но его память с
каждой собственной смертью становилась все четче и детальнее.
Выстрелы, трупы, смерть, избавление от тел, зачистка помещения. Почему
я помню и уделяю этому внимание, а он нет? Потому что я - Брудо Нирр,
нормальный и моя нормальность совпадает с тем, что принято в обществе.
А он нет, и это меня пугает. Как можно жить в... мире, в котором тебя
окружает только смерть?! Когда ты видишь, как люди постоянно умирают
от твоей руки!
Мук не выдавал тревоги, но Хагель давно знал своего телохранителя.
Плечи слегка опущены, взгляд смотрит в одну точку. После встречи с Брудо
мэру предстоит еще один серьезный разговор.
- Признаю. Эта просьба была сложнее всех предыдущих. Но ты
говорил об отчуждении, отчаянии и одиночестве.
Брудо кивнул. Покров шерсти немного приподнялся, словно у гостя
волосы встали дыбом.
- Чем сильнее ментальная защита, тем больше жизненных сил я трачу
на чтение мыслей и памяти. В Джибрила Ранно нет какой-то особенной
защиты, но ядро его сознания раз в двадцать плотнее, чем у обычного
человека. Оно растет, усложняется, становясь непреступной крепостью
разума. У моего дара нет границ, и только поэтому я мог прочитать его
мысли. Ни один маг-менталист не сможет повторить мой подвиг. Ни одно
заклинание не сможет ослабить защиту, которой нет. А лет через пять, не
смогу и я сам.
- Сколько лет жизни ты потерял, читая его память?
- Не знаю. Пять, может десять. Особенность его сознания стала первой
причиной отчуждения. Джибрил с ранних лет не мог пользоваться
нейросетью. Тело отторгало любой имплант, не важно, кибернетического и
бионического, он происхождения. Когда сверстки обсуждали свежие
новости и скидывали друг другу информацию через нейроинтерфейс, он
мог только наблюдать. Когда члены банды ставили импланты для создания
закрытого канала передачи данных, он пользовался планшетом-
коммуникатором. В обществе, построенном на использование нейросетей,
он был изгоем. Система Содружества долгое время не могла изменить
уровень его интеллекта обычным способом. Понимаешь, с точки зрения
Джибрила, его долго отказывались призвать, как человека, как члена
общества нормальных людей. В общественном транспорте он не мог
расплатиться из-за отсутствия счета в банке, привязанного в его
биометрическому паспорту. Для его создания нужны показатели работы
сознания, которые у Джибрила меняются при каждом посещение службы
безопасности. Кафе, рестораны, кинотеатры, в любом месте, где требовался
счет или универсальное удостоверение гражданина, Джибрил сталкивался
с непониманием. Три месяца нервотрепки были переломным моментом в
его жизни. Рядом не нашлось человека, который бы сказал ему "Эй!
Джибрил, ты - нормальный парень. Просто они не знают, что с тобой
делать". Росан рассмеялся, когда Джибрил рассказал ему о своих
проблемах. А потом сказал, что если общество не может его отследить, то
надо это использовать для дела. Бессмертный, не знающий родительской
любви и поддержки, Джибрил опустился на самое дно общества.
Самомнение рухнуло ниже плинтуса, провалившись в темный подвал. И
тогда отчуждение и отчаяние обрели форму служения. Служение лидеру,
которого он сочтет достойным. Джибрил был молод и глуп! Он искал
друга, сам того не понимая. А не лидера, за которым пойдет.
- Сколько лет ему тогда было?
- Семнадцать, может чуть больше. Не видя в Росане лидера, за
которым он был бы готов следовать, Джибрил начал бродить по улицам,
ища знакомства с новыми людьми. Какой народ обитает в первом наземном
городском ярусе?
- Сброд, бедняки, уличные банды.
- Джибрил искал зерно среди плевел. И не нашел.
- А Кузан...как его там?!
- Кузан Таленор был на год старше Джибрила и во много раз опытнее.
Сильный, смелый, решительный и с большими амбициями, он приковывал
внимание людей, которых считал полезными. Мелкий избирательный
сукин сын! Его собирались подрезать грабители в подворотне, после
удачной сделки с продажей краденного, как появился Джибрил и спас
своего будущего лидера. Мирно, никого не убил, но произвел нужное
впечатление. Кузан мечтал выбраться с планеты и добиться признания в
высшем обществе. Планета Солано едва выйдя в большое мировое
сообщество вступила в войну с Либерией и проиграла меньше, чем за
месяц активных военных сражений.
- Идиоты. Кто додумался воевать со страной, занимающейся
обучением профессиональных солдат. Последняя Либерская бабушка знает,
как стрелять и попадать в десятку.
- Забудем об их ошибке. После проигрыша в войне из Солано сделали
базу снабжения Либерии. Не смотря на усилия планетарного
правительства, царил послевоенный финансовый кризис. Кузан смог
завоевать доверие Джибрила и убедить того пойти с ним добровольцами в
военные силы Либерии. В ближний круг Кузана входило еще два друга.
Тикса Гарасон, пухлый подросток росший на рынке Сан-Солано. Торговец
до мозга костей. И его знакомый, по кличке Ослик. Парень, в девятнадцать
лет похожий на шкаф с мускулами. Второе прозвище Рой, реальное имя
Тим Кук и его реальный возраст около сорока лет. Курсы омоложения и все
такое. Но это выяснилось только несколько лет спустя.
Хагель вспоминал диалог и никак не мог уловить связь в услышанном.
- Ты сказал, что Джибрил не нашел лидера. Тогда кто Кузан?
Брудо хмыкнул в бороду.
- Ошибка... не знаю чего. Может логики, может пустой образ. Джибрил
следовал не за Кузаном. Не знаю, как объяснить. Он при любом удобном
случае повторял его имя, словно ожидал увидеть другого человека. Увидеть
другую реакцию на свои слова. Да, Кузан был лидером, но Джибрил
следовал за ним, только как за носителем имени. Он всякий раз требовал от
Кузана большего. "Стань лучше, стремись к большему, верь в свои идеалы,
стремись к своей цели". Перед уходом в армию Джибрил перестрелял
банду Росана, банду Виксы-скупщицы краденного и банду Нохаля. За два
дня он убил и уничтожил тела двадцати девяти гражданских. Все ценные
вещи Тикса с Осликом отвезли в соседний регион и продали небольшими
партиями. Не считая самого Джибрила, вся его новая банда поставила себе
новые нейросети и импланты для создания шифрованного канала связи
между собой. С этого дня началась самая счастливая пора в жизни
Джибрила.
- Он нашел друзей?!
- Да, Кузан его боялся, но, тем не менее, делал все возможное, чтобы
всегда держать Джибрила поблизости. Тикса и Ослик приняли его в свой
круг. После установки новых нейросетей и имплантов, Джибрил начал
замечать, что некоторые диалоги Кузан старался вести только между теми,
кого действительно считал друзьями. После двух месяцев начальной
военной подготовки, банду Кузана отправили в зону боевых действий на
планете Монтана. Там он смог грамотно использовать оставшиеся деньги с
продажи вещей убитых, взять под свое командование целую роту и
добиться выдающихся результатов на поле сражения. Используя свои
импланты с персональным каналом шифрования, как приманку, они
поймали в засаду отряд противника, который хотел захватить их самих.
Потом устроил арт-обстрел по выступившей подмоге с базы противника. В
это же время Джибрил с Осликом пробрались на саму базу и устроили
диверсию, обесточив турели защиты и силовые поля. В итоге рота, всего
рота новобранцев захватила укрепленную базу противника с
минимальными потерями в живой силе.
- Впечатляет. Кузан не так уж и плох.
- Да, как военным командир он оказался удивительно хорош. Но для
Джибрила было мало мелкой победы. Он ждал от Кузана большего. Своими
поступками он буквально говорил "Смотри насколько я силен, Кузан!?
Стрельба, рукопашный бой, ножевой бой, настройка бронескафов. Каких
еще достижений ты от меня ждешь?! Что мне сделать, чтобы ты стал
лучше?!". Джибрил получил лицензию диверсанта в девятнадцать, и банда
была вынуждена его нагонять. В двадцать получил лицензию
космодесантника и космопехоты. Кузану снова пришлось его нагонять.
Джибрил поставил его в такое положение, при котором он был вынужден
идти на риск, обретая новые навыки. "Расти, расти...лидер, за которым я
иду." После одной особо удачно боевой операции диверсионная группа
Кузана сорвала куш в виде пачки карт универсальных расчетных средств на
двенадцать миллионов кредитов. Сумма более чем внушительная! Тикса и
Ослик прекрасно знали о том, что Кузан ценит и в то же время боится
Джибрила. По пути на базу Тикса выстрелил в затылок Джибрилу и отвел
шокированного Кузана подальше, пока Ослик выпускал в уже мертвое тело
друга всю обойму из своего дробовика. Да, Джибрил воскрес спустя
несколько минут в десяти метрах от места убийства. Знаешь, что он
почувствовал?
- Гнев от предательства?!
- Разочарование, но никак не гнев. Для него весь мир был Кузаном, а
не его друзьями. Джибрил догнал троицу и расстрел в затылок Тиксу и
Ослика прямо у поста военного лагеря. Кузан не знал о бессмертии
Джибрила и стоял, открыв рот, не зная, как реагировать.
Возможно...подчеркиваю, возможно, он подумал, что никогда не сможет
избавиться от влияния Джибрила. Кузан собственными глазами видел его
труп, видел, как Ослик открыл бронескаф и превращал тело в фарш,
расстреливая из дробовика. И тут перед ним стоит все тот же Джибрил
Ранно, на котором нет ни следа удивления и переживания. Он убил двух
друзей на глаза у того, кого называл лидером. Убил думая, что недостойные
предатели не должны находиться рядом с его лидером.
Хагель кивнул, давая Брудо передохнуть и успокоиться.
- Отдохну, брат. Остальное есть в личном деле. В военном лагере
услышали выстрелы и выбежали посмотреть, что случилось. Джибрил
раздумывал о том, как убить свидетелей, но тут Кузан попросил его сдаться
и рассказать, что на него первым напали. Быстро сообразил, белобрысый
ублюдок! При ментоскопировании выяснилось, что память Джибрила
нельзя прочесть, и они проверили Кузана. Заглянув поглубже, они узнали,
что перед армией Кузан вместе с Джибрилом убили двадцать девять
гражданских, избавились от их тела и продали награбленное. Двадцать
восемь убитых на счету Джибрила, и один- на Кузане. И тот выстрел был
сделан "под давлением Джибрила". Кузана осудили, как лидера банды, а
Джибрила, как убийцу. Обоим удалось уйти от смертной казни, за счет
военных заслуг перед государством.
Брудо тряс головой и морщился, выражая все свое отвращение к
услышанному. Но никто не видел его лица под грудой волос.
- Все было не так! И ты это знаешь, брат!
- Да. -хозяин кабинета кивнул. - Кузан сдал Джибрила с потрохами. Он
сам рассказал об убийствах гражданских, указал на скупщиков краденного
и все криминальные элементы в армии, которые ему известны. Кузан
пошел на сделку с военным следователем, скостив свой срок до двух лет на
планете-тюрьме.
Брудо был стар. Сейчас годы и накопившийся стресс дали о себе знать.
Он начал задыхаться от воспоминаний о пережитых эмоциях.
- Он знает об этом! Джибрил знает, что Кузан его сдал. И меня воротит
от его преданности! Почему он его НЕ ненавидит?! Почему все равно
стремится быть рядом и следовать за своим лидером?! Я... - У Брудо
сбилось дыхание.
- Что? Эй, братец, дыши глубже.
- Все в порядке. Я не могу его понять. Почему?! Почему следует за
ним?! Что он видит в Кузане?! - Брудо вздохнул и упал на пол.
Испугавшихся за брата Хагель, вместе с телохранителем тут же сняли с
него одежду и положили в медкапсулу. Благо, она была в той же комнате.
Автодок сразу диагностировал сердечный приступ и начал оказывать
первую помощь. В полусне Брудо повторял одну и ту же фразу.
- Отпусти его. Дай ему уйти.
Джибрил, сидящий под открытым окном на первом этаже дома мэра,
тихо обошел охранников у входа и побрел в сторону здания ордена. Брудо
был слишком нормальным для Ноланда, и теперь Джибрил знал почему.
Продолжение 09/12 в 12-00
Часть 2 из 4
Ханви лежал рядом с Джи, спрятав голову под одеялом. Время
близилось к полночи, а солнце давно спряталось за высокими стенами
лабиринта Испытания. Рунна, веселясь, ела кусочки рыбы наперегонки с
Зулу.
- Ты тот самый Джи? Джибрил Ранно. - Голос Ханви доносился из-под
одеяла.
- Это не мое имя. Но да, я Джибрил Ранно.
- Хмм, интересно. Какое имя ты бы хотел?
Джи задумался. В голове не было ничего конкретного.
- То, которое бы передавало мою сущность. Поступки, образ, цели.
- Имя, которое описывает своего владельца. Да, это правильный
подход. Моя настоящее имя Хеолас. Переводится как вуаль или незримая
защита. А мой дорогой братец носит имя Йен, что значит "звонкая жизнь".
Знал был ты, насколько он энергичен и жизнерадостен, удивился бы, как он
еще не помер от своей любознательности.
Джибрил посмотрел на ники над головами братьев.
- А разве имена не берутся из данных учетной записи Генезиса?
- А у тебя есть личная запись? Наверняка есть, но в ней написан один
единственный символ J [Джи]. То, что люди называет игровой системой
Генезиса, является настройкой, искусственно созданной информационной
структурой, объединяющей игровой и реальный мир. Почему обучения
магов реала происходит в игре? Потому что законы магии одинаковы в
обоих мирах. Я знаю об именах намного больше твоего. И могу
обманывать многое из того, что считается законами механики Генезиса.
Поэтому меня немного удивил ник в один символ. Сначала подумал, что у
нас схожая природа Даров. Но твой рассказ показал куда более интересную
природу.
Джи нахмурился, не понимая и половины из сказанного Хеоласом.
- Ничего не понял.
- Верно. Просто ты ничего не знаешь обо мне. Помнишь, я говорил,
слова несут разный смысл рамках разного контекста. Ты его не знаешь и
потому не можешь понять моего отношения к своему имени. Кто? Какой у
меня дар? В чем смысл твоего рассказа? Все имеет смысл.
- А ваш брат?
- Наш брат, Джи. Ты один из нас. Мы встретились месяц назад и сразу
признали в друг друге родственные души со схожими проблемами. Он
учился в аэрокосмической школе Бронто и как-то раз решил попробовать
поиграть в Генезис. Его вместе с реальным телом перенесло в мир
Генезиса.
Джи разочаровано вздохнул.
- Не похоже на мою историю.
Из-под одеяла донесся хрюкающий хохот. Рунна, подавилось
вкусняшкой, не в силах сдержать позывы смеха. И только сам Йен
скептически хмыкнул.
- Мне полгода от роду. А чем можешь похвастаться ты?!
Джи открыл рот, уставившись на рослого парня перед ним.
- Но твоя внешность? Ты выглядишь лет на двадцать!
- Я могу менять тело и внешность по своему желанию. Мой настоящий
облик видел только Хеолас. Сейчас я выбрал лицо идентичное его, чтобы
мы могли выдавать себя за близнецов.
- А вы вообще братья?
- Теперь, да. Раньше, я был один, как ты сейчас. Ничего не зная о себе
подобных. Сейчас я физически и духовно ощущаю то, чем является
родственная связь. Это надо почувствовать, чтобы понять. Братец. - Из-под
одеяла показалась рука Хеоласа, показывающая большой палец поднятый
вверх. - Значит, все готовы. Пора идти покорять лабиринт.
В стартовой зоне Испытания есть четыре выхода, три из которых
закрыты. Каждую полночь один выход закрывается и один открывается.
При этом лабиринт всегда перестраивается, никогда не повторяя
комбинацию. Массивный плиты из не разрушаемого камня высотой в
полсотни метров с треском раздвигались, открывая вход с темный проход
лабиринта. Абитуриентам постоянно не хватает еды, которую можно найти
только в Лабиринте. Поэтому с наступлением ночи и открытием новых врат
первая волна будущих студентов идет искать еду в потемках, без факелов и
магических светильников. Как показала практика первых дней, рейд-боссы
ночами снижают свою активность, но на свет слетаются, как мотыльки.
Хеолас вел за собой группу, не обращая внимания на подначки
экспедиций миллиардеров. В первой волне есть несколько ПК-шеров с
дарами к невидимости, которые уменьшают число абитуриентов, которые
могут первыми найти маяк. Число мест для поступающих ограничено, а
богатые люди не привыкли проигрывать, и готовы пойти на все что угодно.
Благо, магам не особо интересны сами деньги.
Впереди Хеолас, закутанный в одеяло, и Йен, резко увечившийся в
массе, но не в животе. За ними невидимка Джи и Рунна, показывающая
окружающим кучу неприличных жестом. Флегматичная корова-людоедка
всем своим видом идет следом, показывая, что ей наплевать на всех
окружающих. И только капающая слюна выдает ее нездоровый интерес к
абитуриентам.
Во тьме ночи с трудом удавалось разглядеть спину идущего впереди
человека. Группа выстроилась в колонну, ложа одну руку на плечо впереди
идущего - Йен, Хеолас, Рунна и Джи положивший свободную руку на рог
облизывающейся коровы.
Пока группа прошла несчастные двести метров от входа, по проходам
непрерывно разносились крики людей попавших в лапы ночных рейд-
боссов.
- Остановка. - Хеолас говорил так, чтобы его слышала вся группа. -
Йен, меняй тело на боевой облик. Я и Рунна, отдадим тебе всю ману. У
персонажа Джи маны ровно ноль.
Джи напряг зрение, уловив, как тело Йена начало излучать едва
заметный синий свет. Естественный телесный цвет кожи сменился черный.
Локти, плечи, колени и кисти рук покрылись костяными платинами.
Раздался легкий хруст разрывающихся связок и Йен начал разминать
суставы нового тела.
- Что он сейчас сделал? - Джи спросил шепотом у Рунны, но ответил
ушастый Хеолас.
- Сначала отъелся, создавая в человеческом теле специальные клетки
для хранения большого количества энергии. И запасся органической
массой. Затем потратил оба накопления на трансформацию, создав себе
тело без внутренних органов. Перед тобой мышцы, кости, нервы и сосуды в
их самой совершенной комбинации. Для усиления и ускорения тратится
манна, которую это тело почти собирает.
- А сам Йен не мог ответить?
- А ты видишь у этого тела рот? - Йен повернулся, показывая лицо с
тремя парами разноцветных глаз. - Мы планировали создать тело,
максимально приспособленное к бою с противником, превосходящим нас
по уровням, силе и возможностям. Дар Йена позволяет создавать тело со
способностями ограничивающимся рамками самосознания. Судя по твоему
лицу, ты снова ничего не понял. Проще говоря, сила тела Йена ограничена
тем, насколько совершенное тело он может себе представить. Нельзя
создать того, до чего ты сам не можешь додуматься. Как-то так.
- Как ты его вообще во тьме видишь?
- Мое тело по своим физическим возможностям находится на минус
первом уровне. Я крайне чувствителен к любым проявлениям энергии.
Звук, это энергия. Свет, это энергия. Мана, это энергия. Поэтому я виду и
слышу, куда больше чем вы все вместе взятые. Поэтому быстро устаю и
много времени прохожу в дреме под одеялом.
- А Рунна?
- Приблуда. - Попытка уклониться от подзатыльника не увенчалась
успехом.
Рунна шутливо укусила Хеоласа за ухо.
- Я - не приблуда, а ценный член команды, о котором ты ничего не
знаешь.
- Знаю многое, но не могу сформулировать, не зная контекста. Как
слова на чужом языке. Джи, она ненормальная, но не такая, как мы.
- Я девушка!
- А я хомяк. И что дальше? Ты прекрасно знаешь, что каждый из нас
троих чувствует тебя по-разному. И никто не видит в тебе человека. Джи,
что скажешь?
- Она не бессмертна, здорова и очень медленно стареет. Намного
медленнее тех магов, которых я видел в стартовой зоне.
Девушка довольно расхохоталась.
- Продолжайте говорить. Мне нравится, когда меня обсуждают такие...
существа.
- Обойдешься. - Хеолас уклонился от очередного подзатыльника. -
Кстати, пока Йен играется с местными ПК-шерами, можно послушать
продолжение истории Джи. Йен нас все равно слышит и слушает.
Джи печально вздохнул. Разговор с такой группой намного лучше
истории его жизни.
***
Посидев пару часов рядом медкапсулой, Брудо, Хагель отправился
готовить речь для выступления. Спустя пару часов мэр собрал всех
жителей поселка на площади для важного объявления. Стояла жаркая
погода, обычный солнечный день для тропических широт Марии. Джибрил
стоял у края толпы в казённом бронескафе, вместе с другими Ноландами.
Хагель взобрался на спешно собранную стойку для выступлений.
- Все заткнулись и слушаем только меня. Кто меня не понял, будет
расстрелян. - Мэр человек слова. И заключенные об этом прекрасно знали.
Воцарила тишина. - Тюремщики со станции Каратель прислали
архиважное сообщение. Во-первых, с завтрашнего дня нас будут снимать
для специального созданного развлекательного канала о выживание
заключенных в условиях крайне агрессивной планеты и постоянных
испытаний на прочность. Девушки, пудрят носики, а мужики чистят стволы
и все время носят их с собой. Во-вторых, тем, кто сможет выжить в течение
следующего года гарантированно освобождение, не зависимо от срока
заключения. В-третьих, с завтрашнего дня, во все поселки планеты,
каждый день будут доставлять по шаттлу с заключенными. Строители,
слышите меня? Будете работать день и ночь, строя новые бараки. Еду будут
присылать со станции. Рассчитываем на еженедельное прибавление по
триста человек. В-четвертых, через три дня, начнется некая игра на
выживание. На поселок будут нападать, а мы отбиваться. Кто будет
противником, не знаю, но точно не люди, не военные и не другие
заключенные. За победу над нападавшими, ИНДИВИДУАЛЬНО будут
начисляться призовые очки, на которые можно будет покупать себе рабочее
оружие, экипировку и некие услуги у наших друзей с орбиты. Будут ТОПы,
призы и все такое. Отражая атаку, поселок получает фиксированную сумму
бонусов, которую можно будет тратить на укрепление, еду, транспорт и
стационарное оружие. Братва! Нас будут конкретно прессовать и, если
выживем, то только вместе. В-пятых, и последних! То, что мы купим на
боевые баллы, привязано к нашим био-паспортам. Никто другой
пользоваться не сможет. Мероприятие планетарного масштаба финансирует
цивилизация исами, решившая устроить демонстрацию своего устаревшего
оружия. Вояки Содружества слюнями обливаются, но дадут его только
заключенным и только на нашей любимой планете. Братва! Ждем,
готовимся и стараемся выжить еще один год! Все сломанные скафы несите
Ноландам. Следующие три дня ремонт за мой счет!
После слов о свободе через год, заключенные перестали мыслить
рационально. Небывалая награда и испытания оружия от расы исами,
говорили о большой опасности. Только бывшие военные поняли, что до
следующего года доживет далеко не каждый. Если вообще кто-то доживет.
Представители телевидения появились за двенадцать часов до выхода
в эфир. Они развешивали в атмосфере планеты дроны-камеры с высоким
разрешением, на антигравитационной платформе. В дело вступила местная
ксенофауна, сбившая и разломавшая всех их попытки наблюдения. За
шесть часов до начала съемки, в небе появилась сеть из белых квадратиков,
парящих в сотне метров над землей. Очевидно, новое съемочное
оборудование предоставила раса исами, так как никакая пуля не могла даже
поцарапать эти белые кубики.
Джибрил рассказал Оскару о сердечно приступе Брудо и попросил
продать ему один из скафов со склада. На счете было около семи тысяч
кредитов, а цена запрошенной конфигурации оборудования оценивалась в
пятнадцать. Киборг предложил взять ссуду на оставшуюся сумму у ордена,
отработав долг в течение следующих месяцев.
Тин Ноланд выкатила со склада массивную конструкцию малинового
цвета.
- О, цифровые боги! Я уж думала, на моем веку эту бандуру никто не
купит. - Девушку вытерла поступивший пот. - Где покупатель?
- Я покупатель.
- Джи? А тебе-то он зачем? Это же раритетная модель. Старье, какое
можно поискать!
- Сколько моделей бронескафов с каркасом из тиорина, ты знаешь?
Шесть, и из них пять в недосягаемом ценовом диапазоне.
Девушка презрительно фыркнула.
- Единственно достоинство тиоринового сплава - это память формы.
Сколько его не бей и не корежь, он разогреется и снова примет исходную
форму. Ни прочности, ни низкого веса, ни нормальных защитных свойств.
Джибрил довольно кинул.
- Мне подходит. Что с модулями и системой псевдомышц? Удалось
найти то, что было в списке?
- Все новое, прямо в ящиках. Нательный саперский бионический
костюм с четвертым классом чувствительности, есть. Саргонская система
псевдомышц с кинетическими катализаторами и дополнительным
экзоскелетом, есть. Расход энергии огромен 377%. Зачем они тебе?
- Вместе с биониками, это дает скорость и точность в движениях. Что с
броней, модулями питания?
- Три больших энергоячейки... а поняла! Ты увеличил расход энергии и
решил компенсировать это увеличением запаса энергии. Но у твоего скафа
нет системы доктора, системы жизнеобеспечения, питания... да много чего
нет. По сути это только силовая броня для быстрого перемещения и
обнаружения противника. Нет ни одного модуля для распознавания цели и
ведения огня. Беговой скаф, однако!
- Все есть?
Девушка указала на ряд запечатанных коробок.
- Все, включая броню шестого класса, но БЕЗ радиопоглощающего
покрытия. От тяжелого оружия не спасет, но в остальном проста и
безотказна. Расцветку менять будешь? Есть картриджи с пигментом под
любой цвет.
- Пусть будет, что есть. Характеристик скафа от цвета никак не
меняются.
- Оставишь малиновым?
- Да.
- КрасавЧЕГ!
Джибрил, воспользовашись отсутствием Брудо, самостоятельно
собрал свой скаф. Среди Ноландов у Джи появилось прозвище Малинка.
Оскар-Кибот, Брудо-Волосатик, Тин-Спец, Рукан-Ведроид. Среди
Ноландов не ни одного нормального прозвища.
После выступления мэра население поселка некоторое время
находилось в состояние эйфории, но потом постепенно пришло к тому же
выводу, что и бывшие военные. Общественный транспорт спешно
переоборудовали в грузовые машины и погнали на карьер, выкупать
стройматериалы для улучшения стен. Появился глубокий ров с кольями,
крепления под тяжелое орущие на крышах домов и несколько дзотов на
случай прорыва периметра защитников.
Как оказалось, в поселке на так уж и много тяжелых боевых
скафандров. Большинство людей носило обычную одежду или легкие
скафы. Техники сами чинили свои скафы, не желая платить ордену
Ноландов. К концу третьего дня у Джибрила появилось свободное время.
Надев скаф, Джибрил закрыл ворота бокса Брудо и начал проводить
разминочный комплект упражнений. В армии Либерии есть так
называемый магазин наград. Контрактники и офицерский состав получают
баллы за участие в боевых действиях. Одна из форм награды, это баллы,
которые можно потратить в магазине наград на военные курсу у лучших
специалистов Либерии. Например, обычный рукопашный бой, и в
бронескафе. Или ножевой бой и использование орудие ближнего боя при
битве в бронескафах. Все ради Кузана. Джибрил все свободное время
тратил на курсы и самостоятельные занятия. После слов Брудо, он начал
понимать, что именно его действия заставили Кузана, Тиксу и Ослика
пойти тем же путем.
Мнение большинства пехотинцев о ближнем бое ограничено ножами,
топорами, плазменными саблями и молотами, усиленными кинетическими
репульсорами. Все это бред. Только дурак бросит винтовку с пустым
магазином, и схватится за нож, пытаясь добить последнего противника.
- Я оружие. Все чего я касаюсь, оружие. Все чего касается мой
противник, оружие. Все, что я могу использовать, станет оружием.
Мантра, простой и незамысловатый набор слов, объясняющий
истинную природу ближнего боя. При пустом магазине и последнем
выжившем у противника, солдат бьет прикладом. А если тот ранен, ломает
шею ударом ноги в бронескафе. Палец скафа куда более
многофункциональное, чем нож или молот. Забрало можно разбить камнем
под ногами, уронив противника лицом вниз. Специалисты ближнего боя
Либерии посвятили душу этому искусству. Душа Джибрила принадлежала
другому, но он многому у них научился.
Хвост - удар в забрало рукой, с размахом на манер движения змеи.
Лезвие - взмах кисти руки, используемый против солдат противника
незащищенных броней. Дробилка - стопа и кинетические катализаторы
создают репульсорный отбойный удар, дробящий любые твердые объекты.
Инструкторы уделяли внимание не столько силе удара, сколько тактике
нанесения повреждений. Выстрелом или ударом можно обесточить скаф,
перебив каналы подачи энергии или шины управления. Любое действие,
любой предмет можно использовать, как оружие.
До начала нападения осталось 00:59:59
Джибрил застыл на месте, увидев надпись, всплывшую перед глазами.
Исами использовали технологией схожей с игровой механикой Генезиса,
показывая сообщения всем "игрокам" планеты-тюрьмы. Даже Джибрил, не
обладающий нейросетью, получал их сообщения. И этот факт его сильно
радовал.
Над поселком появились проекционные часы с двумя таймерами,
отсчитывающие время до начала и конца нападения. Десяток
голографических экранов показывал прямую трансляцию со стен и мест
будущих сражений с самых выгодных ракурсов. Хагель с охраной встал на
передовой, рядом с другими защитниками стен. Здания Ордена Ноландов
находилось в углу поселка и охране не нуждалось. Турели переведены в
боевую готовностью, роботы активированы, девять кукловодов засело в
подвале, ожидая прорыва периметра в своей участке периметра. За угол
охраняемый Ноландами не переживал ни мэр, и ни один другой житель
Тихих Вод.
Джибрил...Джибрил был диверсантом до мозга костей. Если люди
будут охранять стены, он пойдет в поле. Если нападет бронетранспорт, он
затеряется в строе противника. "Используй силу противника против него
самого." - первая заповедь войны. Но зачем ему так поступать?
Преимущество! Первое нападение должно быть показательным, как для
зрителей трансляции, так и для заключенных, спрятавшихся за крепкими
стенами. Оно должно быть умеренно-сильным, но не смертельным,
подогревая накал страстей. Тот, кто сможет использовать эту ситуацию с
пользой для себя, получит преимущество перед другими "игроками" и
противником из следующий нападений. Баллы! Хагель говорил, что за
победу над противником, в индивидуальном порядке, будут начислять
наградные балы. Поэтому, когда к стенам Тихих Вод, выходила первая
волна тварей, Джибрил был уже у них в тылу, создавая тот самое
преимущество.
Тролли - такое имя дали тварям из первого нападения. Лохматые
создания под два метра ростом, с невероятно плотным строением тела,
пользовались примитивным оружием. Чаше всего, копья из костей,
каменные топоры или дубины из древесины. Обычные пули не могли
пробить их шкуру, а бронебойные наносили легкие раны. Наибольшую
эффективность показали тяжелые крупнокалиберные винтовки для
бронескафов, пробивавшие тела троллей насквозь. Лазер и плазма злила
противника, оставляя ожоги, но никак не смертельные ранения. Людям не
хватало оружия с большой проникающей способностью.
Жителей поселка спасла ограда под напряжением, рассчитанная на
агрессивную ксенофауну. Она задержала троллей, давая защитникам с
тяжелым оружием перебить нападавших. От пятиметрой стены,
защищавшей поселок больше десяти лет, осталось одно воспоминание в
виде проломов и руин. Самопальный бетон не выдержал натиска троллей с
их ужасающей силой. Да! Они проламывали стены своим примитивным
оружием, не хуже тарана или выстрелов из гранатомета. Первые погибшие
среди людей появились в первые же минуты нападения. Тролли отменно
владели пращей, метая камни по защитникам без тяжелой брони.
Волна, хвост, уклонение, сбить противника с ног и использовать
дробилку. Джибрил просчитался, пытаясь устроить неожиданную атаку по
троллям. Они чувствовали его! Только его и никого другого! Слепой
дракон, копье, лезвие по глазам, использовать канализатор и сбежать от
очередной группы противника. Тролли никогда не ходили по одиночке, а
теперь им представилась возможность загонять добычу, спрятавшуюся в
тылу. Сила и скорость троллей не могла сравниться с возможностями
бронескафа, рассчитанного на быстрые и точные движение. Но у такого
вида защиты, движения ног были ограничены возможностями экзоскелета
и предельными нагрузками на каркас из тиорина. Джибрила загнали и
убили, когда тиорин не выдержал нагрузки от резкого разворота. Перелом
ноги, падение и забивание насмерть.
Воскреснув в лесу, Джибрил оказался в окружении противника. За
четыре часа отражения нападения Джибрил умер и воскрес два десятка раз,
постоянно попадая в эпицентр сражений.
Отражение 1 атаки из 122. Поселок Тихие Воды.
Число нападавший: 2177 / Число защитников: 2177
Победа за Защитниками!
Лучшие игроки.
-- Малинка - 58 очков / 48 убитых.
-- Черный Молчун - 37 очков / 37 убитых.
-- Лысый Слоник- 22 очка / 17 убитых.
-- Миссис Шкафчик - 20 очков / 20 убитых.
-- Кибот - 20 очков / 20 убитых.
Джибрил вернулся к месту своей первый гибели и вытащил из скафа
остатки тела. Каркас отогреется и привет прежнюю форму. Часть псевдо-
мускулатуры придется заменить на новые, а внешний экзоскелет и вовсе не
подлежит ремонту. Скаф выглядел, как груда искорёженного металлолома.
Вернувшись в поселок, Джибрил одолжил Лапочку и дотащил свой
скаф до бокса Брудо. Хагель гордо руководил спасением раненных, отдавая
команды выжившим лидерам групп. Сегодня он занял третье место в
рейтинге лучших бойцов. Его молчаливый телохранитель сегодня убил
почти четыре десятка троллей. Сцены вращений их дуэта транслировались
на всех голографических экранах поселка. Оскар использовал сразу четыре
куклы, как одну боевую машины разделенную на части. Один подрезает
ноги, двое держат, последний наносит смертельные удары. Эта тактика
оказалась малоэффективной в сражение с группой троллей. Кукол
выносили с одного удара каменным топором. О Малинке знали все, но
никто не видел, где и как он сражался с троллями.
Дзоты разрушены. От стен осталось одно название. Трупы складывают
рядами, готовясь к массовому захоронению. Десяток людей Хагеля
отправился встречать шаттл с новыми заключенными. Трупы троллей
складывают в грузовой транспорт и отвозят к карьеру, где их сожгут или
дадут сожрать местной ксенофауне. Скорее всего, второе - горючие
материалы могут пригодиться в другом, более важном деле.
Заключенные быстро поняли, что следующее нападение произойдет
через трое суток. Именно поэтому было записано, что отражено первое
нападение ста двадцати двух. В итоге, ровно через год, выжившие смогут
покинуть планету, получив полную амнистию за совершенные
преступления. Учитывая, что при первом штурме погиб каждый пятый
житель Тихих Вод, шансы крайне малы.
Ситуация не была так плоха, как могло показаться со стороны.
Большинство заключенных Марии приговорены к большим срокам
заключения, и с самого начала были готовый пойти на риск ради
скорейшего освобождения. Преступникам в тюрьмах всего Содружества
предлагалось прожить один год на планете-тюрьме вместо долгих лет
заключения. И они соглашались! Глупые, не имеющие военной подготовки
люди, не знали, в какой ад они согласились отправиться.
Выжившие в первом сражение в полной мере ощутили вкус победы.
Главным блюдом стали вещи, которые исами разрешили приобретать за
наградные баллы. Хагель использовал баллы поселка для покупки
укреплений из сверхпрочных материалов, восстанавливающих и
укрепляющих свою структуру за счет источника энергии. Исами
использовали так называемый волновой мост для доставки покупок до
конечного покупателя. С неба, сверху вниз опускался заказываемый
предмет, размываясь в воздухе, как волна. На месте проломов стен
появились укрепленные бункеры с плашками под стационарные орудия. Но
мэр поступил куда мудрее! В центре поселка появилась высокая башня с
десятью мощными турелями способными прицельно бить по цели на
километр во все стороны. Хагель использовал тактику господствующей
высоты для создания обороны, не зависящей от живой силы
обороняющихся. Всегда найдутся люди, которых можно отправить в бункер
или на стены. А орудия могут безвозвратно уничтожить.
У обычных заключенных в интерфейсе было шесть вкладок - средства
индивидуальной защиты [СИЗ], оружие, апгрейд имущества, ремонт,
поддержка, прочее. Хагель был прав! Вояки Содружества должны
обливаться слюнями при виде возможностей устаревшего вооружения
исами. Вместо огнестрела, лазера и плазмы, цивилизация исами
использовала волновое, гравитационное и лучевое оружие.
Волновое оружие взаимодействовало только с предметами,
попадающими в фокус оптического прицела. Как выстрел из ЭМИ-пушки,
но в тысячу раз сильнее и на основе других законов физики.
Гравитационное оружие всегда бьет сверху вниз некоей плоскостью
пространства. Выглядит так, словно на противника падает невидимая
цистерна, стирающая в пыль, все, что ей попадается на пути. Это не было
метафорой, а реальным фактом. Гравитационное оружие превращало
противника в лужу крови и рваной плоти. Лучевое оружие исами
отличалось от лазерного оружия Содружества. Оно не только прожило
плоть, но и частенько заставляло взрываться место попадания.
В средствах защиты было представлены щиты, обычные и локальные-
энергетические. Механические-экзоскелеты, ценой в один бал.
Неорганические бронескафы исами серии L1, ценой до 50 баллов, своими
характеристиками превосходящие последнее, седьмое поколение СИЗ
Содружества. Серия биороидов L2 выглядела, как одноразовые скафы на
полностью органической основе. Они выглядели, как человеческое тело
высотой в три с половиной метра, в котором вместо внутренних органов
предусмотрена "кабина пилота". Цена от пятидесяти до ста баллов, в
зависимости от "запаса хода". Серия L3 совмещала биологические и
синтетические материалы, в виде самовосстанавливающихся бронескафов,
где вместо энергоячеек используются блоки питания исами. L3 могли
видеть только те люди, чей счет баллов превысил 100 баллов. Их цена
колебалась от 100 до 150 баллов. Никто не знал, сколько на самом деле
уровней у оружия и средств защиты исами, так как мало кто доживал до
получения ста баллов.
У всех предметов предоставляемых исами, была одинаковая ценовая
политика и система уровней. Оружия серии L1, можно было проапгрейдить
до L2 того же типа. А если оно сломалось, отремонтировать после
сражения.
Ханель не соврал и о том, что за баллы можно будет запросить
поддержку. Раненные могли запросить исцеление любой травмы тела до ее
естественного состояния, но не более того. Во вкладке "Поддержка" можно
было приобрести "орбитальный удар", еду, расходники, но не патроны.
Оружия исами в них вообще не нуждалось! Покупатель орбитального
удара получал вещицу внешне похожую на бинокль или пистолет, с
помощью которой указывалась область атаки. Можно было купить док-
стации для своего скафа или рем.набор для самостоятельной замены
поврежденных модулей оружия и средств защиты. В поддержке можно
было найти все, на что тебе хватало баллов. Поэтому люди с десятью
баллами на счете, не видели того, что мог видеть человек с сотней баллов.
И потолка опять же не было видно.
В первый день после нападения на поселок, раздел "Прочее" у
большинства людей был пуст. У всех, кроме Джибрила! Дело в том, что в
разделе "Прочего" было мало предметов, и цена на них начиналась от
пятидесяти баллов. Поэтому их мало кто успевал увидеть до своей смерти.
Анализатор противника давал исчерпывающую информацию о
противнике, и стоил пятьдесят баллов. "Глаз бури" выполнял роль
персонального биоинфомационного радара и не имел физической формы.
По сути, и то, и другое, выглядело в виде покупки нового модуля для
игрового интерфейса исами. Глаз бури показывал число противников,
место появления, скопление сил. А "Оркос" за 150 баллов показывал
количество баллов, которые можно получить, одолев противника. Во время
первого нападения Джибрил встретил и победил огра, за которого дали не
один, а сразу десять баллов. У этого существа было два сердца, быстрая
регенерация, два набора внутренних органов, и в добавок, огр долгое время
оставался в живых после того, как ему раздробили голову вместе с мозгом.
Победа Джибрила была случайностью.
Джибрил не купил ни одной вещи.
В первые пару дней из-за отсутствия Брудо, его протеже пришлось
работать на износ, занимаясь не ремонтом, а простой заменой
поврежденных частей бронескафов. С появлением исами и их технологий,
стало понятно, что орден доживает свои последние дни. Больше нет смысла
работать и копить на скаф. Какой в этом смысл? Исами давали простенький
экзаскелет всего за один балл.
Динн, глава филиала ордена Ноландов в Тихих Водах, понимал, что им
некуда идти. Поэтому он приказал сотрудникам достать все имеющееся
вооружение и укрепить периметр базы. На стенах поселка, примыкающих к
зданию ордена, появились новые мощные лазерные турели постоянного
огня, подключенные прямо к реактору под зданием. На крышу вытащили
куклы, которых отправят в бой, как только начнется следующее нападение.
После первого нападения Джибрил не стал покупать вещи исами, не
видя в них смысла. Зачем брать одноразовый бронескаф, если тебя в нем
все равно могут убить, и ты воскреснешь?! Зачем брать оружие, которое
может быть уничтожено или обладает недостаточно высокой
скорострельностью для твое стиля боя?! Это был главный недостаток всего
вооружения исами. Скорострельность! Можно ударить гравипушкой по
области в десять квадратных метров, но не выстрелить десять раз секунду.
Джибрил восстановил Малинку и приготовился отражать следующую
волну нападения. Отказ от покупки и общее ухудшение потребности в
услугах ордена сыграли на руку Джибрилу. Максимум через месяц на
складе будет куча невостребованных запчастей к бронескафам. Защитники
поселка сменят скафы Содружества на их более совершенные аналоги от
исами.
Во втором нападение были арахниды, двухметровые пауки с куда
очень прочными панцирями. В третьем, орда резвых тараканов. В
четвертом, бронированные сороконожки, сожравшие половину населения
поселка. В первых десяти нападениях участвовали представители только
одного вида, с пяти бальными и десяти бальные боссами. Малинка редко
попадал в ТОП, используя устаревший скаф с катализатором кинетических
репульсоров, как оружие. Но к концу первого месяца он собрал четыреста
баллов и входил в те, десять процентов выживших, что остались от
изначального состава жителей поселка. Джибрил видел оружие и доспехи
из серии L8...
Хагель неправильно истолковал послание исами, сказав, что они дадут
заключенным использовать свое устаревшее вооружение. Оно было не
просто устаревшим, а из другой технологической эпохи. Все равно, что
дать людям Содружества каменные топоры, когда исами используют
плазменные винтовки. В разделе оружия появились мономолекулярные
мечи с низким коэффициентом трения, позволявшие разрезать почти все
что угодно. Устройства, распыляющие энергетические частицы по конусы,
разрывая на части плоть и любые средства защиты. Активные щиты,
искажающие пространство при любой направленной энергетической атаке.
Большие орудийные платформы, совмещающие принципы разгона частиц и
плазменного оружия. Исами могли стереть все цивилизации Содружество с
карты галактики, используя десятую часть того боевого потенциала,
который они давали в руки заключенных. И это было устаревшим
вооружением.
Во время одиннадцатой атаки, половина членов ордена Ноланда
погибла, приняв на себя основной удар роботов. Да-да! Исами добили
Ноландов их же оружием, послав орду штурмовых роботов-колес под
активным полем для маскировки. Хагель потратил все запасы баллов
поселка, стерев орбитальными ударами половину своего городка вместе с
защитниками. Никто не станет винить правителя, спасшего от смерти
оставшуюся половину жителей. Если колесо теряло маскировку, включался
активный энергетический щит, который подпитывал не батареей, а
персональным реактором. Проще говоря, если робота не убить первой
атакой, он переходит в режим отражения нападения и его нельзя
остановить стандартными способами. 11-я, 21-я, 31-я и так далее - в этих
нападениях участвовали только пяти очковые и десяти очковые босы. К
счастью рост силы у нападающих не был линеен и зависел от сил
защищающихся. То есть, чем больше у людей становилось оружия и
средств защиты от исами, тем сильнее становился противник.
Половина здания ордена Ноландов лежала в руинах, и никто не
собирался ее восстанавливать. Из пяти выживших Ноландов, двое сбежали
в другой поселок, присоединившись к каравану. Остались только Оскар-
кибот, Рукан-ведроид и Джибрил. Брудо так и не вернулся из дома мэра.
Малинка потеряла большую часть своего знаменитого окраса, в
процессе постоянной замены поврежденных модулей. Теориновый каркас
все чаще давал сбои, лопаясь в одних и тех же местах. Сказывался
накопленный урон в кристаллической решетке сплава. Но Джибрил
продолжал использовать скаф и таскать к нему запчасти со склада, за
которым уже никто не смотрит. Тин-спец, была одной из сбежавших с
караваном.
Оскар. Киборг был отдельной темой для разговоров. Как и Джибрил
он ни разу не использовал накопленными баллами, защищаясь
оставшимися марионетками и роботами из здания Ноландов. Бедняка
Рукан тронулся умом и не покидал комнату с реактором поселка, обещая
подорвать себя и всех окружающих, если Хагель не справится с очередным
нападением. Поэтому Оскара никто не останавливал, пока она создавал
свой отряд роботов и боевых кукол.
Во время двадцать первого нападения на поселок, напавшие сплошь
состояли из псиоников и тридцати очковым боссом, во главе. Жуткая тварь!
Сколько бы ее не убивали, она перерождалась в новое существо, более
устойчивое к физическому урону. Увеличивалась скорость и сила, но масса
постоянно уменьшалась. Хагель, поняв логику перерождений, приказал
использовать направленный высокомощный удар гравитационным
оружием, пробив колодец на том месте, где был не убиваемый босс.
После набора пятьсот очков у Джибрила в интерфейсе появилась
вкладка "Тело". Исами предлагали везунчикам, добравшимся до L10,
изменить свое тело биологическими, бионическими и кибернетическими
аналогами, которые значительно превосходят естественные человеческие
аналоги. Скелет, кости, мышцы, нервы, части тела или даже биокомьютер с
неограниченными возможностями нейросети. Конечно, Джибрил решил
его приобрести, потратив пятьсот баллов. Конечно же, тело отвергло
изменения, попросту отправив хозяина тела на перерождение. К 21-му
нападению из псиоников Джибрил снова добрался до L10.
Накопление баллов было не прихотью, а надеждой. Брудо и Хагель
говорили о том, что поселок Радиоволна находится на другом континенте,
до которого нельзя добраться. Были упомянуты две тысячи километров
водной глади между материками, которые нельзя преодолеть, так как нет
подходящего транспорта. Именно его искал Джибрил.
При достижении L12, в игровом интерфейсе, во вкладке "Прочее"
появилась персональная боевая машина, леветирующая над поверхностью
земли. В разделе средств индивидуальной защиты, при L10 можно было
увидеть пятнадцатиметровый сухопутный, шагающий боевой конструкт с
тяжелым вооружением. А когда Джибрил набрал 600 баллов в L12
появился органический робот-великан с соответствующим вооружением во
вкладке Оружие.
Сороковое нападение на руины Тихих Вод проходило под лозунгом
"Враги среди нас". Исами послали роботов-допельгангеров, выбрав сотню
самых хорошо вооружённых заключенных, как исходный образец. Сначала
думали, что это массовый бред, потом что массовый кошмар. Противник
использовал оружие исами на сто процентов, показав, как плохо его знают
заключенные.
В тот же день случился давно ожидаемое нападение на Хагеля и Мука.
До заключенных, наконец, дошло, что элита набравшее наиболее
количество баллов, становится причиной усиления сил противника
нападающего на поселок. Чем сильнее ТОПы, тем меньше шансов выжить
у новоприбывших. Вопрос в том, как убить человека, чем уровень защиты
и вооружения превосходит твой собственный минимум на пять
технологических уровней. Надо было не только выжить в самом нападение,
но и в последующей схватке с остатками охраны мэра.
Сороковое нападение стало переломным моментом для всех жителей
поселка. Прошло всего четыре месяца с военных игр исами, а от
первоначального состава населения осталось всего семьдесят два человека.
Почти все были подчитанными Хагеля, который всякий раз ставил своих
солдат в наиболее выгодное положение. Турели защиты, ловушки,
персональные укрытия и многое другое. Стало очевидным, что до финала
доживет в лучшем случае половина из них. Заключенных прибывавших на
планету теперь делили на две группы по их психологическому состоянию.
Первые, были воодушевлены скорым освобождением, жаждали вступить в
бой с большим стволом наперевес. Вторые, подавленные, люди на гране
психологического срыва, которые за время транспортировки до Марии,
успели увидеть прямую трансляции и главное статистку смертности среди
заключенные. Мясо ставили в первую линию обороны. Их
воодушевленных собратьев во вторую. В третьей была основная масса с
элитарными вкраплениями бойцов Хагеля.
Скопилось так много трупов, что их с трудом удавалось собираться и
отвозить на карьер между нападениями. Ксенофауна так обнаглела, что
начала нападать на грузовики с мертвыми телами, игнорирую водителя. А
водители начали игнорировать сами нападения... За четыре месяца карьер
превратился из глубокой ямы в гору из мертвечины, вокруг которой было
не протолкнуться от количества живности. Она лезла под колеса, жрала,
плодилась и забыла об охоте, радуясь неожиданному повороту жизни.
Водители труповозок стали пренебрегать своими обязанностями
выгружаясь на полпути, у первого попавшегося оврага.
Джибрил достиг сначала L15, разблокировав в игровом интерфейсе
новую вкладку "Боевые единицы", где можно было купить био- и техно-
роботов, когда-то используемых исами. Киборги? Нет! Это были машины
для убийства способные в одиночку вскрыть защиту бронетранспорта,
космопехоты и вырезать всех, кому не посчастливилось оказаться внутри.
Способность к псионике, самовосстановлению, ограниченный
саморазвивающийся интеллект, адаптации в повышенной радиации, огню,
голоду и многое другое. Один робот стоил, десятка элитных бойцов Хагеля.
Достигнув L20, стало понятно направление и логика L-уровней. Исами
стремились перейти от неорганических технологий (кибернетика) к
органике (Бионика), способной напрямую энергетическими потоками. L20,
это последний технологический уровень, показанный представителям
Содружества. Во всех разделах игрового интерфейса Джибрила появились
новые товары. "Защита Высших", "оружие Высших", "средства поддержки
Высших", "восстановление Высших", "исцеление оператора Высших",
"восприятие Высших".
"Высший" был автономной боевой машиной, высотой в семьдесят
пять метров, с оружием способным одним выстрелом уничтожить поселок
Тихих Вод. Нет, он стоил не тысячу баллов, а намного-много больше.
Первая ступень защиты, это нательный костюм оператора, который сам по
себе уже находится на суб-энергетическом уровне технологий.
Самовосстановления, умный доктор, спасательная капсула - все в одном.
Выглядит, как тяжелый плотный дым серебристого цвета, которые при
надевании на тело, становится плотным, создавая эффект второй кожи. И
цена в тысячу баллов. Поверх нее надевается "многофункциональная
защита оператора Высших". Эта штука совмещала в себе лучшие
компактные средства вооружения, высокую защиту и была одним большим
интерфейсом для управления Высшим. Оператор управлял боевой
машиной не рычагами и кнопками, а воспринимал его, как собственное
тело, прекрасно понимая поломки, уровень энергии в оружие, длину шага и
показатели сенсоров. Сам Высший, броня и нательный костюм - это три
тысячи баллов и минимальный набор для использования Высшего.
У Высших не были предусмотрены силовые щиты, но они были
сделаны из таких сплавов, что они одно обычное оружие Содружества не
смогло бы нанести им значимого оружия. При наличии лишних баллов
можно было купить генератор стелс-поля или дополнительные бронещиты.
Опять же, исами не использовали стандартного оружия для этой махины.
Волновое орудие могло бить как по области, так на большие расстояния,
меняя фокус распыления энергочастиц. В целом был Богом среди машин,
созданных для ведения войны.
Набрав тысячу сто баллов, Джибрил убедился в том, что Высшие это
последняя технология доступная для заключенных. В интерфейсе так и не
появилось летающих или плавательных средств передвижения. Джибрил
решил использовать все средства защиты Высшего для того, чтобы
преодолеть перешеек океана, разделяющий два материка. Кузан... он был
еще жив. Хагель подтвердил эту информацию, связавшись с лидером
Радиоволны. Но чем дальше, тем сильнее становятся силы нападающих.
Кузан не бессмертен и его шансы на выживание с каждым днем
становились все меньше. Может, Альян Цепей и сильнейшая организация
на планете, но вряд ли у них хватит сил постоянно отражать нападения
противника, чья мощь постоянно растет.
Джибрил выбрал в игровом интерфейсе нательный костюм оператора
Высших... и ничего не получил. Со счета списали тысячу баллов, но
волновой телепортер ничего не прислал. Рядом с Джибрилом раздался
голос.
- Я знал! Я знал, что ты будешь первым, кто сможет набрать тысячу
баллов! Мы поспорили, и я выиграл!
Человек, обратившийся к Джибрилу, выглядел как парень лет двадцати
пяти - тридцати. Животик, короткие черные волосы, крепкое телосложение.
Очки! Да, на нем были очки, которые использовали люди с отсталых
планет докосмического уровня.
- Ты из исами?
- Нет или да? Какой ответ тебя устроит. Лучше скажи, тебе мой облик
ничего не напоминает? Очки, внешность и все такое?
- Нет. Где вещь, которую я купил?
- Тебя вообще не волнует личность инопланетного гостя?
- Нет. Ты не стоишь тысячи баллов. - Джибрил задумался. - Или тебя
надо съесть, чтобы получить желаемого?
- Ты, конечно, отстал от жизни и жил в отсталом обществе, но ведь не
на столько. Ты не получишь нательный костюм Высшего. Во-первых,
тысяча баллов стала платой за нашу встречу. Во-вторых, еще слишком рано
показывать публике высших. В-третьих, одни Высший котируется, как
уникальная единица удвоения числа нападающих. То есть, окажись он в
поселке, будет не тысяча нападающих, а две тысячи. А если окажешься
один в лесу, на тебя нападет враг, чья численность будет равно числу
нападающих на ближайший городок. Как-то так.
- Меня не волнуют жизни местных жителей.
- Знаю. Хагель-Нирр-сын-Тизея-и-Криммы многое о тебе рассказал в
приватной беседе. А исами взамен удвоили вознаграждение поселка за
победу над нападающими.
- Тогда я убью Хагеля и всех его прихвостней. Потом буду убивать
нападающих до тех пор, пока вы не отдадите мне желаемое. ГДЕ! МОИ!
ВЕЩИ!
Последние слова Джибрил перешли в крик гнева.
- Все ради Кузана, да? Убивать ради Кузана, жить ради Кузана,
собирать вещи ради Кузана. Итого, жить ради Кузана. Скажи, это твоей
гнев? Ты уверен, что это чувство принадлежит тебе?
Джибрил вздохнул, успокоился и одним ударом Лезвия оторвал голову
гостю.
- Я не сужу вас. Не прошу судить и мои действия.
- Да, так было всегда. - Гость стоял, как ни в чем не бывало. - Я
материальная проекция. И кроме тебя никто меня не видит...
Отбойнир разорвал голову гостя на мелкие кусочки.
- Хм, низкое сопротивление плоти. Значит твои слова правда. Не знаю,
кто ты, но у тебя есть право на ответ в одно предложение. Услышу не то,
что хочу - посвящу все свободное время тому, чтобы найти твое настоящее
тело и убить. Что вам от меня надо?
- Кровожаден, как всегда. Ни Хагель, ни люди, с которыми ты работал,
никогда не видели твоей настоящей личины.
- Хороший ответ. Мне понравилось. Я предупреждал.
- Имя Карл Эванс тебе о ни о чем не напоминает?
- Нет, да и зачем. Дайка угадаю. Сейчас твое основное тело где-то на
орбите. Либо в корабле исами, либо на станции. Значит, мне нужно найти
способ сбить и то и другое.
- Тебе нет дела до случайных жертв?
- НЕТ! - Джибрил снова перешел на крик. - Когда у меня крадут, я иду
и ломаю им руки. Когда меня решили основательно кинуть, и я иду и
лишаю жизни тех, кто решил позволить себе такую наглость. Я помню
каждую тварь, убитую мной ради этих баллов. Каждую! Не переживай, я
предупрежу тюремщиков о том почему атакую их станцию. А твоих
сородичей исами, за людей можно не считать.
Гость показал головой.
- Все ради хозяина, да. Имя Карл Эванс тебе точно ни о чем не
говорит?
- Нет.
- Тогда выслушай мою историю и подумай, станет ли она достойной
компенсацией за потерянную тысячу баллов. Сейчас сюда переместится
мое временное тело вместе с душой. Если компенсация будет
недостаточной, можешь убить меня.
- Ты считаешь, что жизнь одной букашки стоит тысячу баллов?!
- Все ради хозяина. - Гость улыбнулся, так, словно был бы рад умереть
от руки Джибрила.
- Нет. - Джибрил успокоился. - Твоя жизнь уже принадлежит мне. Но я
все равно выслушаю твой рассказ.
- Да, я знаю. Я ждал этих слов. Слушай...
Продолжение 10/12 в 12-00
Часть 3 из 4
Много лет назад, на одной далекой планете до космического уровня
развития, начались странности. Среднегодовая температура повышалась,
полярные ледники таяли, а растительность начала свой буйный рост в
середине апреля.
Карлу Эвансу едва исполнилось двадцать семь лет. Он работал
менеджером по продажам в одной крупной торгующей компании, которая
принимала звонки с заказами через инфосеть. После пяти лет сидящего
образа жизни у него начались проблемы со здоровьем. Врачи обнаружили у
него ранее неизвестное заболевание, из-за которого у Карла постепенно
отказывали все клетки тела. Он медленно умирал, и жить оставалось не
больше четырех месяцев. Был апрель.
Лечение не помогало. Страховка закончилась и больше не покрывала
счета за лечение. Карл уволился из компании и нанялся курьером к одному
наркоторговцу, прекрасно осознавая риск. Ему было наплевать на тюрьму.
Ни жены, ни детей, а семья живет в другом штате, ничего не зная о его
проблемах со здоровьем. Карл считал, что так будет лучше.
Врачи отрабатывали деньги, делая анализы, консультации, прописали
курс психотерапии, при каждом посещении, ставя новый диагноз. Они не
знали, как вылечить болезнь Карла и потому пробовали все, на что хватало
денег и возможностей медицинского центра.
Отчаявшись получить помощь от современной медицины, Карл
обратился к местным шаманам, которые вообще не обладали магией. И он
быстро это понял. Потом нашел в сети упоминания о сделках с демонами
на перекрестках. Легко догадаться, что демоны не ответили на его зов. А
Карлу становилось все хуже. Тело стало плохо слушаться, и местами
полностью пропала чувствительность.
В сети нашлось упоминание о Вестниках Возможностей, которые
встречаются с людьми в реале, и заключают свой образный контракт. Их
интересовали не души, а определенные поступки. Кому-то давали задание
оказать помощь незнакомому человеку, ночью, посреди пустыни. Кому-то
помочь встретится двум любящим сердцам. Заданий было много и отзывов
еще больше. Вестники, и те, кто за ними стоял, контролировали количество
информации, попадающей в сеть. Искатель должен был собрать по
крупицам информацию о том, как, где и когда можно найти Вестника,
чтобы заключить контракт. В этом деле Карлу помог знакомый хакер его
работодателя. По-другому на Вестника было не выйти.
Встреча прошла не совсем гладко. В тот вечер все инстинкты Карла
буквально кричали о том, что Вестник его обманет. В добавок, случился
приступ, Карла увезли в больницу, а Вестник переместился место встречи с
Просителями на другой адрес. Карл был упрям и снова нашел Вестника.
Вместо ожидаемой просьбы "Исцеления от болезни " Карл попросил
возможность исцелить любой недуг поразивший его тело. Формулировка
была абстрактной, но Вестник ее принял, назначив заданием
собственноручно лишить жизни одно разумное существо. Нельзя было
использовать огнестрельное, и любое другое стрелковое оружие. Удавить,
отравить, загрызть - способов было много.
Карл знал наркомана, живущего по соседству. Пропащий человек с
кучей недостатков, идеально подходящего на роль жертвы для Вестника.
Карл следил за ним неделю, узнал маршрут и примерный график
передвижений, подготовив западню в темном переулке рядом с домом.
Ночь, тихий переулок, руки в перчатках сжимают струну, которая через
несколько секунд окажется на шее наркомана, и тут у жертвы раздается
звонок. Ребенок позвонил отцу, который души не чаял в своем чаде. За
время разговора Карл узнал, что наркоман живет отдельно от матери
ребенка, чтобы тот не видел, что наркота делает с нормальным человеком.
Карл отказался от идеи убийства и решил прожить оставшееся ему
время, так как он всегда мечтал. Съехал с квартиры в городе, в
арендованный домик в лесу. Дизельный генератор, куча продуктов и
чистый природный воздух. Но этого было мало. Карл чувствовал страх и
одиночества. Не с кем было разделить свои переживания. Рядом не было
того, что мог его подбодрить.
На следующий день после переезда Карл посетил приют для
бездомных животных. В них есть специальная комната, где содержат
смертельно больных собак и кошек, которых должны усыпить в течение
недели, если не найдется подходящего хозяина. Знаешь, каково это,
находится в комнате, в которое все знают, что умрут в скором времени?!
Такую атмосферу мог понять только тот, кто сам находился в такой
ситуации. Карл был таким! Когда ветеринар спросил его, зачем он берет
смертельно больных собак, если сам скоро умрет, Карл ответил "Я хочу
чтобы у них тоже был шанс насладиться нормальной жизнью перед
смертью." Собаки не понимают человеческой речи, но смысл этих слов
дошел и до них. Знаешь, как чувствует себя ветеринар, внезапно
оказавшийся в тихой комнате?! Ни лая, ни скулежа, ни рычания. И перед
тобой стоит умирающий человек с несгибаемой воле. Отказ был
неприемлем.
Карл забрал из приюта десять собак. Самая старой была Бриби - ей
был уже двадцать один год по человеческим меркам. Гасси Сью -
пятнадцать. Почти слепой путделихи Эми - восемнадцать. Маленькие
собаки живут дольше крупных. Эбби и Чампу по девять лет. Лохматой
дворняге Карли - четырнадцать. У братьев овчарок Мэйсона и Бэйли было
генетическое заболевание сердечно сосудистой системы. И было вроде лет
тринадцать или четырнадцать. Старушке Ратзу двадцать один. И
голубоглазый засранец Пикассо, который все время вызывал смех Карла
выражением своей мордочки. Пес выглядел так, словно показывает свою
самую безумную улыбку.
С того дня, каждое утро было наполнено счастьем. Карла заставляли
просыпаться, раскладывать корм по мискам, делать уколы, даже если сами
собаки были против. Потом часовая прогулка и игры с собаками. Каждый
день Карл выбирал новый маршруты для прогулок по лесу. Каждый день
Карл шел на работу привозя домой лакомства для собак. Его встречали, его
любили, ему напоминали, о том, как важен каждый прожитый день.
Во время прогулок старушка Ратзу следовала позади всех остальных,
не давая собакам разбредаться. Всю свою жизнь она прожила на ферме по
разведение овец. Сказывались привычки пастушьего пса. Пикассо шел
рядом с Карлом, заставляя того постоянно смеяться над своей улыбкой.
Тем временем весь остальной мир сходил с ума. С ростом
температуры, увечился рост растительности, который в свою очередь
увеличил количество кислорода в атмосфере. Пес Мэйсон умер от укуса
гигантской ядовитой сороконожки. Ночью, не выдержав разлуки с братом,
сдало сердце Бэйли. Их похоронили за домом, на небольшой полянке. За
следующие два месяца умерло еще шесть собак по различным причинам.
Двоих усыпил сам Карл, прекращая страдания.
Первого августа Карл посетил своего лечащего врача, показал
неприличный жест и сказал, что он ничего не понимает в медицине.
Прошло четыре месяца, а он все еще жив и доктор не может это как-либо
объяснить. Правда в этот раз врач сказал, что до сентября Карл точно не
доживет.
В тот же день Карл взял еще семь собак из приюта. Таксу Пуппи,
вредную Джинджер, дворнягу Леди, молчаливого Джоуи, костлявую
борзую Рози, бродягу Купера и слепого пса Джуна. Доктор был прав. К
концу августа Карл едва мог передвигаться по дому, забыв о ежедневных
прогулках. Двадцать пятого числа он вызвал скорую, попросив медбрата
перед уходом оставить входную дверь дома открытой и вскрыть все
упаковки с собачьим кормом. Последним живым псом был Пикассо.
На зло доктору, Карл терпел до первого сентября, затем подписал
донорскую карту на все органы, и покончил жизнь самоубийством, приняв
смертельную дозу аспирина.
***
Джибрил жевал паек, ежедневно присылаемый исами.
- Не знаю, как тебя зовут, но тебе не кажется, что рассказ в тысячу
баллов должен быть чуточку интереснее?!
- Вестники никогда не лгут! Совершив самоубийство, Карл выполнил
условия договора и получил желаемого.
- Дай угадаю! Карл восстал из мертвых.
- Нет. Он умер. В середине сентября Пикассо нашел его тело в морге.
- Тогда в чем смысл рассказа?
- Хороший вопрос. Ноосфера планета, на которой жил Карл,
подключалась к общему информационному пространству Древа Миров
Тальзеура. Температура начала повышаться, электроника отказывать,
пространство меняться. В мире появилась магия и вместе с ней пошли
изменения в биосфере планеты. В сентябре на города человечества начали
нападать гигантские насекомые. Почти все люди вымерли в течение
следующих нескольких лет. Появление Вестников Возможностей было
первым шагом к созданию рукотворных энерго-информационых структур в
астральном плане планеты. Случай Карла, это... стечение обстоятельств. В
его доме погибло шестнадцать собак, и каждая из них, находясь на пороше
смерти, желала хозяину только добра. Сам Карл стоял одной ногой в
могиле. Его дом стал местом естественного локального астральным
разлома. Добавь к этому заключенный контракт с Вестником.
- Он воскрес?
- Нет. Если тебя это беспокоит, его труп сожрали вместе с мертвым
телом Пикассо.
- Тогда какой смысл мне все это рассказывать.
- Я тот самый Пикассо.
- Поздравляю.
- А ты тот самый Карл Эванс.
- Хватит с меня бредней сумасшедшей собаки.
- Ты Карл Эванс, заключивший контракт с Вестником. Ты хозяин
семнадцати погибших собак.
- Меня зовут Джибрил Ранно.
- Но ты и сам знаешь, что это не твое имя.
- Да, как и то, что я не Карл Эванс.
Пикассо молчал, пытаясь найти правильный ответ. До сорок первого
нападения на поселок осталось чуть больше получаса. Из-за угла вышел
Оскар.
- С кем ты разговариваешь?
Джибрил подумал, как он сейчас выглядит со стороны.
- С невидимой сумасшедшей собакой в человеческом обличии,
которую исами прислали вместо покупки за тысячу баллов.
- Слушай, а что будет после роботов? Есть смысл копить дальше?
В словах Оскара не было и намека на сарказм.
- То есть тебя не смущает услышанное?
- Я видел три твоих трупа. Видел, как ты свое мертвое тело
выковыривал из Малинки. На фоне этого невидимая собака кажется вполне
правдоподобной. Та, что с роботами?
Недавно Оскар стал последним из Ноландов Тихих Вод. Рукан
подорвал себя вместе с реактором, разрушим дом мэра и медкапсулу с
Брудо. Кукол и роботов больше нет.
- Роботы исами хороши, но учти, они отличаются от наших. По сути
это идеальные солдаты. На L16 и выше у них повышается живучесть и
способность к самовосстановлению. Оскар, меня терзают смутные
сомнения. Почему ты не заметил киберимпланты Содружества на то, что
предлагают исами? Баллов у тебя хватает.
- А где гарантия, что они останутся со мной после освобождения?
Сильно сомневаюсь, что нам дадут что-то забрать с собой. Ладно, не буду
больше оттягивать твое свидание с духом мертвой собаки.
- А я не говорил, что она мертвая.
- Угумс. А я не говорил, что у нас все еще работает видеонаблюдение.
Бывай.
Пикассо проводил взглядом Оскара.
- У тебя нет имени, поэтому ты просишь называть Джи. Безликое
бессметное создание, чья сущность и смысл существования описывается
одной, ничего не значащей буквой.
- Слушай, мне просто было нужно имя. И я выбрал Джи. Может,
свалишь обратно на станцию. Я все еще жду свой костюм!
- Да, я скоро покину эту звездную систему. Выслушай меня. Выполняя
свои обязательства по контракту, Вестник и впрямь обманул тебя, даровав
дар, не имеющий четкой формы. Поэтому у тебя нет полноценного
игрового интерфейса Генезиса. Это как создать безымянную учетную
запись с запасом нераспределенных очков характеристик. В понимание
обычных людей, это не возможно, но Генезис поддерживает и
мнемонические имена. Именем может быть воспоминанием, запах, набор
качеств характера, то есть в принципе все, что угодно. Поскольку ты не
можешь осознать себя и свой дар, ты не можешь использовать все
возможности Генезиса.
Джибрил нахмурился.
- Недо-игрок?
- По меркам Содружества, да. Но в глазах исами, ты, скорее, игрок
другого Плана. Мы назвали твой дар Немертвым. Основополагающая идея
дара в том, что, если уничтожить физическую оболочку, душа уйдет в
ближайший слой астрала, но не разрушится, как это бывает с обычными
человеческими душами. Она соберет свободную энергию и создаст себе
сначала ментальное тело, а потом его материальную проекцию. Даже если
тебя отправить сгорать в пламени звезды, ты воскреснешь в ближайшей
точке пространства с пригодными для жизни условиями. Твоя душа может
бесконечно долго находиться в астрале, не разрушаясь на элементарные
энергоинформационные структуры. Но, как и любого другого, тебя можно
убить в астрале, когда ты потеряешь материальную оболочку.
- Это возможно! Я могу умереть!
Пикассо печально покачал головой.
- Астрал территория духов и идей. В нем сложно найти обычную
душу, не говоря уже о том, кто не имеет имени и формы. Твоя душа,
должно быть, выглядит, как облако, сливающееся с энергетическим фоном
астрала. Чтобы тебя убить, надо сначала уничтожить материальную
оболочку, потом локализовать кусок астрала с твоей душой, и только потом
ее уничтожить. Даже для представителей народа исами это была бы очень
сложная задача.
- Грусть, печаль, тоска.
Пикассо поправил очки, довольно улыбаясь.
- Лгун! Ты больше не стремишься умереть. За последние четыре
месяца ты погибал больше сотни раз, и это повлияло на форму твоего дара.
Сначала мы не могли понять, откуда такая преданность Кузану. Потом
проследили за душой после смерти и увидели нечто невероятное. Твоя
душа, это контейнер, который может хранить души других существ. Ты мог
бы быть живой тюрьмой для богов Генезиса, навсегда запечатав их внутри
себя. Но нет! Выбор хранимых душ производится по неизвестной логике.
Знаешь, что сидит внутри тебя?
- Тут я должен сказать, что?!
- Души четырнадцати собак. Они влияют на твою собственную душу.
Твоя преданность Кузану была следствием их влияния. Когда ты умирал,
они отдавали частичку себя, меняя форму твоего дара.
- Я ем чужие души?
- Скорее взымаешь с них плату за проезд, улучшая свой собственный
дар. Несколько нападений назад мы наблюдали занятную картину. Бойца
Малинку из числа Защитников вместе со скафом превратили в груду
искорёженного металла. Сорок два перелома, разрыв сердца и большинства
внутренних органов. Рваная рана на шее, вмятина на шлеме, мозг в кашу.
Исами ищут камерами точку возрождения, но тебя нигде нет. И тут
искорёженный скаф начинает выправлять вмятины, вправляет выгнутые
коленные суставы, и ты поднимаешься на ноги. Источник питания не
работает, внешняя мускулатура пришла в негодность, на шлеме так и
красуется вмятина. Как?! Подумали нежить, но эманаций смерти нет. Да и
как ты мог двигаться при дополнительной нагрузке в двести килограмм?!
Оказалось, нечто высосало энергию из трех больших источников питания
скафа, преобразовав ее в столь необходимое тепло. Локальный случай
некротрансфорамции тела, которое отказалась покидать душа. В желудке
твоей души осталось не так много свободных духовных частиц, и ты
прибег к другому способу возрождения. Свободное воскрешение
преобразовалось в некротрансформацию после смерти. Мы были
удивлены! Сначала ты выглядел, как смесь органики и металла, используя
каркас скафа, как внешний скелет для истинного тела. Но как только бой
закончился, некроорганика снова начала перестраиваться, став обычной
органикой. Из скафы вылез похудевший Джибрил Ранно. Интересно, какие
пределы у твоего бессмертия?
- А в туалете вы за мной тоже следите? Хотя, зачем я спрашиваю?!
Если вам хватило возможностей заглянуть в искорёженный скаф, то, о
каком уединение может быть речь?!
- Ты должен был это почувствовать. Как только влияние чужих душ
ослабла, проявилась твоя истинная натура. Ты все еще хочешь встретиться
с Кузаном, но уже не так сильно.
- Пикассо или как там тебя. Ты мне реально надоел! Я покупал
средство индивидуальной защиты последнего поколения, а собаку-болтуна.
Бла-бла-бла. Я человек, ясно! Может у меня есть недостатки, но я стараюсь
их не замечать. Лети к своим исами, и пусть они пришлют мне заказанный
товар.
- Хорошо. Ты получишь, желаемого.
- Тогда зачем был нужен этот бесконечно длинный диалог?
- Задумайся. Куда могли деться две души собак, если ты сам их точно
не стал бы съедать?
- Сбежали от плохого хозяина?
- Нет, собаки редко сбегают. Поверь опыту пса, прожившего
множество жизней. Один раз ты умер, и Ратзу провела тебя в другой мир.
Там нашелся некто, понявший твою суть, и пошел убить тебя. Лулу
вытащила твою душу из ловушки и помогла спастись бегством, показав
путь в другой мир. Я говорю это к тому, что ты НЕ Бессмертен, а просто
трудно убиваем. Помни об этом.
- Поэтому вы назвали этот дар Немертвым?
- Да.
- Может, скажешь перед уходом, кто ты такой?
- Я Ктуц. У народа исами домашние питомцы занимают определенную
ступень общества. Ктуц своего вида передает духовное послание от
умершего питомца, его приемнику. Если прежний пес любил хозяина и
помнил все его привычки, то эти знания будут переданы духовным
посланием тому, что займет место старого пса после смерти. Я похож на
тебя, Джи. Только я храню чужую память, а не души. Наша встреча в одной
из наших прошлых жизней была случайностью. Но ты был тем, кто снова
объяснил мне значение слова дом. Дарил любовь, ничего не прося взамен.
Мы все любили тебя, Карл. И все думали о том, как тебя отблагодарить.
Души, спрятанные в тебе, это и есть наша благодарность. Я взял на себя
обязательства рассказать правду о произошедшем. Теперь ты знаешь, кто
ты. Как обрел дар и откуда взялась твоя преданность.
Джибрил обдумал услышанное и хотел было что-то спросить, но
Пикассо пропал так же неожиданно, как и появился. На том месте, где он
стоял, лежала горка из серебристого тумана - нательный костюм оператора
Высших.
***
Хеолас жадно припал к фляге с вырезанными рунами, утоляя жажду
после восьмичасового перехода. Одеяло на его теле те только само по себе
шевелилось, но и всем своим видом показывало, что не даст себя оторвать
от хозяина без боя.
Рунна остановилась по середине прохода. Со стен спадают лианы,
укрывая закуток, в котором десять минут назад был еще живой рейд-босс.
- Девушка хочет отдохнуть, устроив лагерь в этом месте.
- Может девушка поможет найти хотя бы один Маяк?
Рунна смотрела в светлеющее небо. Она сильно вымоталась за время
поисков.
- До Маяка не больше двух часов ходу. Там будет два рейд-босса.
Первый, активный, нападает на того, кого видит. Второй сидит в засаде,
ожидая игроков, который пересекут последний периметр Маяка. У Йена
намного раньше закончится запас питательных веществ и маны. Если
продолжим путь сейчас, то у Маяка встретимся сразу трех рейд-боссов,
включая того, который ходит по внешнему периметру.
Хеолас несколько секунд молчал, думая о словах Рунны. Из-за
поворота показалась голова коровы, на рогах которой висел окровавленный
труп очередной ПК-шер. Уже четвертый за последний час.
- Если устроим лагерь здесь, придется задержаться до следующей
перестройки лабиринта. Мне потребуется двенадцать часов на
установление связи с аукционом Антарии. Еще нас точно найдут рейд-
боссы, и другие группы исследующие лабиринт.
За спиной Йена пронесся ветер и показал фигура Йена. Он сильно
похудел, на коже проступила сеточка почерневших сосудов, а голова начала
перестраивалась, создавая рот, органы дыхания и голосовые связки.
- Мы сейчас в окружение. Я чувствую четырех рейд-боссов, но их
может быть и больше.
- Сейчас утро, мобы просыпаются и все они двигаться от нас в другую
сторону. - Рунна продолжала устало смотреть на него. - Я не учу вас
обходить засады и убивать рейд-боссов. Так и вы не сомневайтесь в моем
выборе. Привал на восемнадцать часов в той каморке, что осталась от рейд-
босса. За это время отдыха нас потревожит один или два рейд-босса и пара
групп исследователей. Йен едва стоит на ногах, после восьмичасового
марафона с битвами один на один. Пусть поспит и восстановит тело. А я и
Хеолас пока дослушаем рассказ Джи.
Рунна продолжала устало смотреть небо, словно видела в нем ответы
на все вопросы. Хеолас вздохнул, не вольно соглашаясь на привал. В
каменной стене заросшего лианами лабиринта, была небольшая ниша, в
которой раньше прятался рейд-босс. Йен зашел первым и устроился на
ночлег так, чтобы все время видеть вход. Хеолас, не снимая одеяла, лег
лицом к стенке, и тут же заснул. Железная выдержка! Рунна, ничего не
говоря, устроилась на полу, используя тело Хеоласа, как подушку. Тот был
вынужден проснуться, увидел нахалку, и, достав из рюкзака покрывало,
укрыл девушку.
Джи, зевая, устроился в последнем свободном углу. Стоянка
напоминала о службе на Монтане, когда им две недели к ряду пришлось
жить в пещере, ожидая, когда противник, наконец, сообразит устроить
засаду.
- В одном ты был прав, Джи. - Хеолас, прижавшись спиной к стене,
открывал нечто похожее не старинную книгу. - Из тебя вышел ужасный
рассказчик. Сначала я думал, что моя история страннее некуда. Потом
услышал рассказ Йена и понял, что у меня не все так уж плохо. Но ты
совсем другой! Странный дар и сразу несколько прожитых жизней в других
мирах. Еще эти исами и их возможность создавать игровой интерфейс в
реале.
- Любая достаточно развитая технология, выглядит, как магия. -
Джибрил помнил, что эти слова любил повторять Кузан.
Книга Хеоласа оказалась персональным аукционным столбом,
которому требовалось двенадцать часов на установление связи с сетью
аукционных столбов. Генезиса.
- Согласен. Исами - яркий пример, доказывающий верность
высказывания. Они смогли частично совместить базовую и игровую
реальность. Кстати, не думай, что Йен у нас молчун. Он адаптирует тело и
управляемое им сознание под определенную ситуацию. Будь мы сейчас в
городе, он бы трещал без умолку, доставая прохожих, продавцов, нарывал
на драки, в общем, искал проблемы на пятую точку.
- А Рунна? Кто она?
- Хороший вопрос. Мы с Йеном пришли на собеседование
одновременно, но копали в разные приемные комиссии. Когда я только
появился в стартовой зоне Испытания, Рунна нашла меня и привела к Йену,
заявив, что знает, как использовать наши способности для поиска Маяков в
лабиринте. Знала, что меня зовут Хеолас, а не Ханви. У Йена та же
история.
Рунна кулачком ударила ногу Хеоласа.
- Дай человеку закончить рассказ! Это важно! Особенно для тебя.
Лицо Хеоласа на миг стало крайне серьезным.
- Со мной ты говоришь иначе. - Джибрил понял, что речь идет о Йене
и нем самом.
Рунна отмахнулась от замечания.
- Ты все слышишь и видишь, но обращаешь внимание на не те вещи.
- Так мог ответить я.
- Потому я и говорю подобным образом. Так будет проще донести до
тебя нужный посыл. А теперь дай Джи закончить свой рассказ. Цена
должна быть уплачена.
***
Работа нательного костюма оператора Высших была выше
человеческого понимания. Он мог гасить направленные энергетические и
псионические атаки, локально создавать прочную псевдо-энергетическую
структуру, защищающую владельца от балистического урона, гася инерцию
против направленных выбросами гравитонов. Если в оператора попадает
пуля, костюм сведет на ноль силу удара и урон. При необходимости
нательный костюм лечить хозяина, продляет ему жизнь и может на долгое
время заменить естественное питание. Как обычно все умирает в запас
энергии. С той лишь разницей, что костюм сам ее постепенно
восстанавливает. Оператора можно убить, истощив запасы энергии, а потом
нанеся непоправимый урон.
Сила, скорость, выносливость и даже повышение чувствительности в
движениях. Казалось, костюм мог дать бойцу любое необходимое
преимущество. Месяц спустя поселок Тихие Воды был полностью
уничтожен. Защитники победили, если так можно сказать. Джибрил был в
числе двенадцати, выживших переехавших на север в Кловер. В город
вошло только десять человек.
Перед Джибрилом , уже получившим вторую броню Высших, стоял
Оскар с парой роботов исами.
- Пойдешь дальше на север до Редмон-Сити, а оттуда переправишься
на Моатику?
- Если верить Хагелю, это кратчайший путь до Радиоволны.
- Понятно. - Киборг развернулся, смотря на высокие стены Кловера. -
Могу я пойти с тобой?
- Тебе жить надоело? - Оскар хмыкнул, уставившись в землю. А
Джибрил прислушался к своим инстинктам. - Ты умираешь?! С головой
что-то не так.
- У людей, использующих кибермозг в одном проценте случаев,
возникает отмирание кибернетизированных частей мозга. К примеру,
ставишь мелкий имплант на ускорение реакции, а нервные клетки вокруг
него через некоторое время начинают отмирать. За семнадцать лет
использования кибермозга у меня не было ни одного признака болезни. А
как началась это игра на выживание, доктор Штать прислал инфу о
повышение числа лейкоцитов в крови. К пятому нападению был поставлен
точный диагноз. Полгода жизни при самом оптимистичном прогнозе.
- А исами не могут тебя вылечить?
- Думаешь, я не пробовал?
- Значит, не могут. Почему ты хочешь идти со мной? Только не говори
о помощи другу и крепких узах Ноландов.
Оскар постучал пальцем по своей голове.
- Я киборг до мозга гостей и никакая медкапсула мне поможет. Перед
смертью мне хочется увидеть самое крутое оружие и доспехи исами, и как
будет пользоваться самый опасный тип из всех, кого я знаю.
- Может, стоит водить меня за нос?
- Мне стыдно просить о помощи. - Оскар снова постучал пальцем по
голове. - Помнишь, как ты встретил сумасшедшую невидимую собаку?
Картинки видеозаписи ты был один, но на аудиодорожке было два голоса.
Пикассо говорил, что твоя душа может хранить души других живых
существ. Когда я умру, попытайся сохранить мою душу. Ну, или сделать
так, чтобы она не сильно страдала от тела, искалеченного кучей
киберимплантов. Во мне от органики только мозг и остался.
Утром следующего дня Оскар покончил собой, боясь, что Джибрил во
время битвы может не успеть забрать его душу.
Вплоть до шестьдесят первого нападения, можно было считать
противника обычным. Исами ничего не делали просто так. С одежды и
брони спала привязка к биопаспорту. Теперь заключенные могли брать и
пользоваться экипировкой погибших. Вторым нововведением стало
изменение принципа появление противника во время нападений. Раньше
Нападающие появлялись как бы из воздуха, переходя из одного мира в
другой. Теперь же противник всегда был нежитью. Трупы! Вся планета
была завалена миллиардами трупов, которые разом восстали и начали
пожирать расположишься представителей ксенофауны. Во время
нападений, поселок становился центром притяжение для нежити, и был
вынужден держать оборону следующие четыре часа.
По мере поглощения пищи у нежить, происходило два важных
изменения. Первое, их тела имели некое подобие системы пищеварения и
выведения отходов, которыми они щедро поливали землю под ногами. Это
серая жидкая субстанция несла в себе всеядные микроорганизмы. Если еды
не было, микробы впадали в спячку, создавая у поверхности земли толстую
пленку. Проблема в том, что и землю они тоже ели. Единственными
неприкосновенными участками почвы стали поселки и примерно пятьсот
метров от их стен.
Вторым изменением в самой нежити стал каннибализм. Когда
ксенофауна закончилась, восставшие из мертвых начали поедать друг
друга, при этом эволюционируя в более опасных противников. К
восьмидесятому нападению жители поселков могли наблюдать целый
зоопарк из нежити всех видов и размеров, не найдя ни одного совпадения.
Рога, челюсти, щупальца и многорукие твари, с проблесками интеллекта.
Как обычно на вершине их иерархии стоял не убиваемый босс с
псионическими способностями, которого лучше заметить заранее и убить
высокомощным ударом из орбитальной пушки.
Джибрил двигался в одиночку на север континента, зарабатывая
больше баллов, чем кто-либо в этом мире. Получив броню и нательный
костюм Высших, он, помня предупреждение Пикассо, начал набирать себе
группу самых лучших роботов из серии L19. В зачет шли убийства нежити,
совершенные как самим игроком, так и его подручными. Можно было
предположить, что по задумки исками, роботы должны были противостоять
бесконечному потоку нежити.
К тому моменту, когда Джибрил добрался самой северной точки
континента, на его счете было около семи тысяч баллов, восемнадцать
роботов и набор лучшего вооружения для брони Высших.
Задумка с пересечением океана состояла в том, чтобы его переплыть,
используя возможности боевого комплекса Высшего. К нему можно было
докупить модуль транспортировочного поля, который судя по
голографической демонстрации, приводил Высшего в горизонтальное
положение и вез в нужном направлении, за счет левитации работающей на
неизвестной технологии. Проще говоря, Высший летел над землей в
нужном направление со скорость в десять километров в час.
Две тысячи баллов ушло на самого Высшего и транспортировочный
модуль. Оставшиеся деньги пошли на вооружение способное работать под
водой. Да! Левитация работала только над землей или дном, в случае
океана.
Прожить двенадцать дней путешествия по океаническому дну
оказалось куда сложнее, чем тоже время на суше. Отбившись на берегу от
очередной волны нападающих Джибрил, перевел Высшего в режим
транспортировки и погрузился в толщу воды. Благодаря нательному
костюму и броне оператора Высшего, Джибрил мог прожить месяц без еды
и воды, и неделю без сна.
Исами решили подшутить над Джибрилом, рассказав журналистам
историю о любви и таинственной девушке, ждущей своего принца в Кионе,
столице планеты. Стоило Джибрилу войти в океан, как специально для него
был создан голографический экран, прикрепленный к положению
Высшего. Оказывается, две недели назад поселок Радиоволна был
уничтожен нежитью, а выжившие переехали в Кион, воспользовавшись
линией скоростного подземного транспорта, проложенного между
посёлками, входящими в Альянс Цепей.
На тюремной планете, включая Джибрила, нашлось еще восемь
человек собравших комплект Высших. Трое погибли, когда робота
опрокинули самые крупные представители нежити. Два других,
уничтожены вместе с поселками своим третьим собратом, который купил
оружие массового поражения. Умника убили заключенные из его родного
поселка. Аналогичная судьбы была у оставшихся двух обладателей
Высших. Слова Пикассо были правдой, с небольшой поправкой на нежить.
Когда в городе появлялся Высший, нападение слилось не четыре часа, а все
восемь. Джибрил оставался единственным живым обладателем Высшего.
Покрывавшую почти всю планету пленку, заключенные прозвали
плеврой. Какой-то биолог сказал, что некро-бактерии не впадают в спячку,
а меняют образ жизни, собирают солнечный свет и дышат углекислым
газом или кислородом(50/50), постепенно усложняя свой организм.
Журналисты показывали, как из плевры, разрывая пленку, вылезает
несколько некроморфов, идентичных друг другу. Серая слизь стала
инкубатором, производящим нежить.
Во время путешествия по дну океана на Джибрила нападали самые
чудные представители нежити. Стая нежить-китов таранила и кусала
высшего, не обращая внимания на бока, разорванные волновыми пушками.
Гравитационное и лучевое оружие под водой было низкоэффективным, а
волновое снижало на порядок свою эффективность, но, тем не менее, в
большинстве случаев оказывало смертельный эффект. После второго
подводного нападения Джибрил купил стационарные орудия для
дополнительных операторов, посадив за них роботов. Лежа на дне с
отключенным транспортировочным полем, Высший стал источником
энергии для пушек, которыми отстреливать восемь роботов. Оставшиеся
занимали оборонительную позицию, убивая нежить прорвавшуюся огневой
заслон.
Поверхность воды стала затягиваться плеврой. Некроморм, состоящий
из пучка щупалец, мог после уничтожения, восстановить свое тело, если от
его тела оставался кусок больше локтя длинной. Трупы крупных рыб
растворялись в одной точке и восстанавливались в другой. Когда Джибрил
был в двухстах километрах от материка Моатику, он фактически плыл в
серой слизи, своими глазами видя, как рождаются тысячи некроморфов.
Когда Джибрил вышел на берег, журналисты на весь эфир заявили, что
в их руки попала информация о Высших и об удвоения числа нападающих,
если Высший оказывается на территории города. Малинке, стоящей на
вершине планетарного рейтинга, исами присвоили коэффициент
двенадцать, за лучшее вооружение, полсотни роботов, вдобавок
опубликовав весь список вооружения, модулей Высшего и брони, которыми
владел Джибрил. Другими словами, Джибрилу был закрыт вход в любой
поселок на планете, и он стал самым злым врагом для еще живых
заключенных. В новостях Джибрила прозвали человеком-катастрофой,
несколько за реальные грехи, сколько за возможные последствия встречи с
ним.
Шло легендарное сто первое нападение высших, практически
бессмертных некроморфов на все поселки планеты. Журналисты с
бешеными глазами, наперебой рассказывали о числе погибших, новом
оружие, героях среди защитников. Канал Роуф решил все свое эфирное
время посвятить наблюдением за Малинкой, лица оператора которого не
видел еще ни одних репортер. Джибрил подливал масла в огонь, не снимая
броню даже на время сна.
Территория Альянса Цепей это двенадцать крупных городов, стоящих
в форме неровного кольца. И как назло, Кион находился ближе к центру
континента, и, следовательно, дальше от береговой линии. Исами, вместо
увеличения числа нападающих на Джибрила, сократили время между
самими нападениями, давая раз в шесть часов команду "Фас!". Яркий
пример битвы на истощение.
Зная точное время начала атаки Джибил, останавливался за полчаса до
отведенного времени, переводя Высшего в лежачее положение. Таким
образом, удавалось полностью восстановить запас энергии к назначенному
времени. Руки Высшего, лежащего на спине, скрещивались на груди, таким
образом, сокращая место возможной атаки по телу, и давая навесить на
цель мощным волновыми орудиям, встроенным в правую кисть, и
минометно-гравитационной пушке в левой запястье. Там кисти не было.
Восемь роботом занимали стационарные орудийные платформы на теле
Высшего, восстанавливая заряд во встроенном накопителе энергии. По
сути Высший перестал быть Богом Робо-Войны, став передвижной
орудийной платформой с высшей степенью защиты.
Чем больше на Джибрила нападали, тем более высокий коэффициент
умножения нападающих у него становился. Когда он достиг отметки в
тридцать единиц, некроморфы со всего континента сразу после рождения
неслись к противнику, которого они и в глаза не видели. Наведение на цель,
создаваемое исами для цели нападение, стало видно невооружённым
глазом, как северное сияние в тебе. Журналисты передавали снимки из
космоса, сравнивая этот феномен с очертаниями розы, на которую были
похожи линии сияния. А вояки с оком бури, самым тихим местом, которое
раз в два часа превращалось в озера из трупов.
Когда Джибрил проходил меж двух городов, нежить их либо огибала,
либо сносила сплошным потоком.
Шло 118-ое из 122-ух нападение, когда Джибрил максимально быстро
вошел в кольцо из городов Альянса Цепей, стараясь не дать нежити повода
для нападения на поселки. Заключенные точно рассчитали место, которое
Джибрил выберет для отражения очередного нападения. Идеально плоская
равнина, ранее занимаемая глубоким озером, стала полем для битвы,
вошедшим в историю Марии, как битва Тринадцати.
Джибрил занял оборонительную позицию, равномерно распределив
своих роботов по границе равнины, и стал ждать нападения. Вместо
положенных тридцати минут на подзарядку и накачку орудий оставалось
чуть больше десяти, как по Высшему Джибрила ударила мощная волна
гравитационного излучения. Каждый из городов входящих в Альянс Цепей
выставил по одному Высшему, посадив в кресло оператора своего
человека. Всем двенадцати, была дана простая команда - убить Джибрила,
Ранно не даст его машине покинуть равнину.
Сенсоры "Видения Высшего" показали траекторию удара и место
стрелка, спрятавшегося за горой. Обычный минометный удар из такой же
пушки, какая встроена в левое запястье Джибрила. Вместо ответного
выстрела, Джибрил забрался в игровой интерфейс, покупая сразу три щита
защиты от энергетического оружия. Теперь было ясно, что исами с самого
начала предполагали вражду между Высшими и специально для этого
продавали массивные энергетические щиты искажения с запасом
прочности на насколько ударов. Снайпер, выстреливший из лучевой пушки
Высшего, угодил как раз в щит, а Джибрил перенаправил удар в томе, где
под стелс полем шел еще один Высший. Ранен.
Высшие хоть и были большими машинами с оружием массового
поражения, при равном противнике разрушались так же просто, как и
обычные роботы. Не обращая внимания, на нежить раздирающую обшивку
борота, Джибрил, лежа все на том же месте, начал отстреливаться из
минаметно-гравитационной пушки, отбиваясь своей волновой-левой, от
тех, кто вошел в зону прямой видимости.
Четверо выживших Высших, исчезли с радаров, когда сдвоенный
выстрел сверхбольших волновых орудий превратил ноги машины
Джибрила в груду расплавленного металла. Противник перешел в стелс-
режим и затих. Нежить вокруг поврежденного Высшего выкосило ударной
волной, а число подконтрольных роботов сократилось полутора сотен до
сотни. И те находились не в лучшей форме.
Противник был умен! Вместо того, чтобы жертвовать высшими, они
начали использовать "Поддержку" вызывая высокомощные направленные
удары гравипушки по Высшему Джибрила. Лопнули два оставшихся щита.
После десятого удара сама машины превратилась в груду металла с
большой вмятиной на месте кабины пилота. После пятнадцатого отказали
все резервные контуры питания, а в небе пропало знаменитое северное
сияние. Но нежить! Она все стремилась к кускам искореженного металла,
не обращая внимания на ударные волны и тысячи мертвых тел,
устилающих всю равнину. Пилота был жив и Альянс Цепей прекрасно это
понимал.
Пара Высших отключила стелс-поля и выстрелила из лучевой пушки
по Высшему Джибрила. Ударная волна от взрыва сошла на нет в толпе
нежити, начисто игнорируя Высших Альянса. Второй и Тритий выстрел
дали тот же эффект. Большая часть тела искореженного Высшего, после
двух десяток орбитальной атак гравипушкой, была погружена в плевру,
сильно снижавшую эффективность лучевого оружия. Все равно, что
стрелять лазером сквозь воду.
Альянс выкупил из "Поддержки" еще пять направленных выстрелов из
орбитального волнового орудия, вложив пять тысяч баллов и свою
финальную атаку. Равнина дрожала, а каждый удар сопровождался ударной
волной убившей разом всю нежить на милю вокруг. Не осталось вообще
ничего, от куска металла, некогда бывшим лучшим орудием войны.
После пяти направленных орбитальных ударов максимальной
возможности в плевре над озером появился самый настоящий кратер.
Нежить, продолжавшая стекаться внутрь кольца Альянса Цепей, начала
забираться внутрь кратера яростно разгребая остатки некропочвы. Один из
журналистов, наконец, заметил кусок голографического экрана, точащего
из земли. После разрушения ног Высшего, Джибрил выбрался через люк на
спине и пробил путь на дно озера, покрытого прочной крышкой из плевры.
Когда ноги ступили на затвердевший ил, он открыл игровой интерфейс и
выкупил себе нового Высшего с комплектом самого разрушительного
гравитационного оружия.
Журналисты, щедро освещавшие знаменательную победу над
человеком-катастрофой, показывали на голографическом экране героев,
спасших города от нашествия нежити. Четырех-семидесятиметровые
фигуры массивных роботов с самым совершенным оружием, когда-либо
виденным человечеством, стояли по колено в ордах нежити, которая
продолжала стекаться в кратер на озере.
Используя положение Высших противника, указанных на
голографическом экране, Джибрил использовал тактику противника против
него самого, заказав четыре орбитальных удара максимальной мощности то
тем местам, где предположительно были силы противника. Трое погибли,
но один оказался достаточно умен и заранее поставил себе щит искажения,
прикрывшись от удара с неба.
Нет смысла воевать с безграничным бюджетом двенадцати городов,
прекрасно знающим расположение противника. На этом роль Высшего
заканчивалась и начиналась игра в салочки. Джибрил вылез из боевой
машины и пошел по дну в сторону берега, попутно капаясь в интерфейсе в
поисках диверсионного оборудования для брони Высшего.
Нежить отреагировала вполне здраво, давая заключенным понять, в
какую сторону направился Джибрил, прикрытый стелс-полем. Город Кион
закрыл ворота, активировал турели и посадил защитников на
многоуровневую конструкцию с бойницами. Но Джибрил и не собирался с
ходу лезть на укрепленные позиции противника. Вместо этого он закопался
в земле не далеко от стен, таким образом, стравив защитников с ордой
нежити.
Кем бы ни были хозяина Киона, они обладали поистине безграничным
бюджетом. Город был выстроен в большой скале посреди равнины, некогда
заросшей лесом. Но сейчас это Кион стал сплошной стеной защиты с
неограниченным боезапасом и пополняемой живой силой. Поняв, что
Джибрил либо уже в городе, либо рядом с ним, правители столицы планеты
использовали свои деньги укрепление защиты периметра и поставили
восемь Высших на каждом ярусе города-скалы.
Прошло шесть дней, а город и не думал сдаваться. В радиусе
полукилометра от стен Киорна земля была завалена двумя метрами трупов,
которых то и дело уничтожали орбитальными гравитационными ударами,
не давая перекрывать линии огня бойниц нижних ярусом.
Происходило нечто непонятное, и Джибрил ощущал это всем своим
неумирающим естеством. Броня и нательный костюм Высшего позволяли
видеть и чувствовать все вокруг. Можно было разглядеть булавку на кофте
девушки с двух километровой дистанции, просто сосредоточив на этом
внимание. Услышать и расшифровать любые радиопередачи за пятьсот
километров вокруг. Или почувствовать изменения и энергетических
потоках, возникающих при смещении литосферных плит. За шесть дней
бездействия Джибрил от скуки пытался найти границу возможностей
костюма, обостряя свои чувства, настолько это было возможно. Кузан! Он
был жив и сидел на самом верхнем ярусе Киона. Совет правления города
обсуждал, время начала эвакуации жителей, стараясь сберечь избежать
паники и прошенных огневых позиций. Тюремщики начнут эвакуацию за
шесть часов до 122 волны нападения.
Кузан не знал, что преждевременная эвакуация начнется только в том
случае, если его самого запрут на сутки в хорошо охраняемой камере. Со
стороны это выглядело так, словно исами сделали Джибрилу подарок,
оставляя пустой город вместе с человеком, которого он так долго искал. Но
не это волновало Джибрила.
Костюм обострил все чувства и помог увидеть картинку того, как
земля под Кионом растворяется, а где-то там, в глубине некропочвы, бурлят
стремительные потоки светящейся серой жидкости. Они разъедают камни,
поглощают воду, превращая живую планету в нечто страшное. Рядом с
Кионом потоки сходятся, создавая некий перекресток путей, которым нет
числа. Чем глубже могла заглянуть броня Высшего, тем больше
перекрестий потоков становится видно.
За шесть часов до начала последней атаки нежить разом исчезла на
всей планете. Некроморфы погрузились в плевру и больше на поверхность
не появлялись. В то же время с неба начали спускаться большие
транспортные корабли исами, почтившие планету своим присутствием.
Заключенные бросали оружие и со слезами счастья бежали к кораблям
эвакуации.
Люди были рады, обретенной свободе и тому, что смогли выжить на
этой проклятой планете. Никто не обратил внимания на одинокую фигуру в
черной броне, спокойно вошедшую в Кион через главные городские ворота.
Кузан сидел один в просторной камере, и плакал от горя, обиды и того, что
его бросили умирать. Он нисколько не изменился. Все те же черты лица и
пепельный цвет волос.
Джибрил отключил стелс-поле, снял с головы шлем и дал стечь
нательному костюму, открывая лицо.
- Давно не виделись, Кузан.
Вместо ответа лидер выстрелил в лицо Джибрила, затем в замок
камеры и открыл дверь решетки.
- Может, сначала поговорим. - Джибрил не умер и даже не потерял
сознание. Пуля застряла в голове. - Все-таки целый год не виделись, Кузан.
- Да, что тебе от меня надо! Да! Это я сдал тебя следакам! Доволен!
Там на Монтане, я видел, как тебе прострели голову! Видел, твое тело
разорвало выстрелами дробовика. И знаешь! Я был рад, что, наконец,
избавился от тебя!
- Да, я знаю. И нисколько тебя не виню за содеянное.
- Я готов умереть. Да! С той самой минуты, когда попросил тебя
сдаться и рассказать патрульным, что ты защищался. Я... я думал, ты
убьешь на месте и этот кошмар закончится. Но твоя чертова преданность
граничила с безумием.
- Я бросил оружие и сдался. Как ты и сказал, Кузан.
- И теперь пришел отомстить.
- Нет, Кузан. Я все еще жду от тебя большего. Стань лучше, стремись к
большему, верь в свои идеалы, и прикладывай больше усилий к
достижению своей цели. Что еще мне надо сделать, чтобы ты стал лучше?!
Кузан поник, опустив плечи.
- Убей меня. Лучше умереть, чем пытаться вновь и вновь оправдывать
твои ожидания. Четыре года назад я был мальчишкой мечтающем о
богатстве и использовал всех вокруг ради своих целей. Ты был особенным!
Всегда делал грязную работу, прося взамен лишь моего личностного роста.
Казалось бы, двойная выгода. И кем я стал? Заключенным, без друзей, без
будущего, без цели. И ты! Может ты демон?
Джибрил посмотрел на нагревающуюся стену за спиной Кузана.
- Я человек и жду от тебя большего, чем карьера мелкого военного.
- Зачем? Зачем я тебе!
- Потому что ты - Кузан.
- Опять?! Я начинаю ненавидеть собственное имя. Если я сменю его,
ты, наконец, оставишь меня в покое.
Стена позади Кузана сломалась, и в тот же миг Джибрил бросился на
появившегося противника, оттесняя его в соседнее помещение.
- Беги на верхний ярус! Там челнок эвакуации.
Начало нападения 122 атаки из 122. Город Кион (Альянс Цепей).
Число нападавший: 1 / Число защитников: 337
Существо, напавшее на камеру Кузана, было гуманоидом с серой
кожей. Полностью лысый, половые признаки отсутствуют, пара карих глаз,
неестественно крупное телосложение с развитой мускулатурой.
Максимум сила! Джибрил уклонился от псионической атаки огнем, и,
схватив противника за пояс, понесся сквозь стены, ломая тонкие каменные
перегородки волновым распылителем, встроенным в правую ладонь брони
Высшего.
- Понимаю-понимаю. Кажется, так. Нет, вот так. - Существо изменило
внешний вид тела, создав копию брони Джибрила. Высший против
Высшего.
"Это Лик! - В голове Джибрила раздался голос Оскара. - Он - идея во
плоти. Его нельзя убить."
"Оскар?!"
"Не сейчас. Не дай Лику добраться до плевры! Это бесконечный
источник энергии и биоматериала. Он идея, обретшая форму - самый
совершенный некроморф."
Лик использовал оружие в левом запястье, имитируя действия
Джибрила, и тут же лишился руки.
- Понимаю-понимаю. Вот так. - Тело противника снова изменилось,
дополнив тыльную сторону запястья правой руки откидным лезвием.
Тело некроформа нельзя было уничтожить. Джибрил оторвал Лику
голову, и из нее, нарушая закон сохранения массы, появилось новое цело
тело, приспособившееся к атакам. Стоило один раз использовать щит
искажения псионической атаки, как Лик создал сразу два щита и начал
отклонять энергетические атаки. Адаптация, изменение, приспособление.
Нельзя было использовать один и тот же трюк дважды. Лик учился на ходу,
не повторяя допущенных ошибок.
- Понимаю-понимаю. Да-да. Вот так. - В разрушенном проходе лежали
десятки детей из серой слизи. Два существа в одинаковых комплектах
брони стояли напротив друг друга.
Джибрил наклонился, уходя от атаки лезвием, и тут же получил удар
смертельный в корпус, пробив своим телом пол и потолок двух уровней
под собой. Лик, потеряв интерес к битве, отправился на крышу, где исами
забирали последних выживших заключенных.
Кузан бежал со всех ног к взлетающему транспортнику, а за ним не
смеша шел Лик. Разница в скорости их передвижений была так велика, что
у пилота эвакуационного транспорта не возникло сомнений в
необходимости взлета. Некроморт двигался сверхъестественно быстро,
игнорируя законы физики, и явно нацелился на людей, спрятавшихся
силовым щитом исами.
В ту секунду, когда рука Лика тянулась к голове Кузана, нечто очень
быстрое врезалось в последнего выжившего, силком закинув его в
улетающий транспортник. Перед Ликом было нечто, ранее бывшим
человеком в броне Высшего. Куски позвоночника, торчат из сквозной дыры
в броне, а некроплоть пульсирует от ударов нового выращенного сердца.
Исами, стоящий на палубе отлетающего корабля, не смог скрыть своей
улыбки.
Лик, увидев нечто новое, на секунду застыл на месте, а потом одним
ударом оторвал голову появившейся помехе. Тело покойника конвульсивно
дернулось, обмякло, встало на колени и замерло. На месте шее появилось
голова твари даже отдалено не похожей на человеческое.
- Понимаю.... Ты, наконец, отбросил свою человечность ради этого
существа.
Тварь взывала и, вскочив на ноги, развила такую скорость, что Лик на
несколько секунд потерял ее из виду. Хлопок от удара, звук рассекаемой
плоти и треск ломаемого черепа, слились воедино, пока руки Джибрила
рвали плоть противника. Лик выскочил из оторванной руки, приняв форму
ламой, и в тот же мир набросился на жертву, оплетя ее змеиной частью
своего тела.
- Это поле боя нам больше не подходит. - Едва коснувшись
чешуйчатой кожей каменной платформы взлетной полосы, Лик напряг все
тело и взмыл в воздух. Раскрутив себя в воздухе, он метнул тело Джибрила
в верхний ярус Киона, в очередной раз, нарушив законы физики. Жертва
пробила несколько этажей и вылетела наружу, разрушив большой кусок
бронированной стены. От скалы отделился большой кусок горной породы
и, падая вниз, похоронил под собой покинутые укрепления.
Ноги Лика мягко ступили на приветливую плевру, покрывающую всю
планету. Самый совершенный противник получил доступ к энергии и
запасам плоти, о которых человек не может и мечтать. Джибрил, напротив,
выглядел словно кукла, вылепленная плоти и обломков костей.
- У тебя нет сердца, но ты жив. Нет мышц, но ты стоишь. Нет костей,
но есть точка оборы в обломках брони. Одна нога, одна рука и почти
половина тела.
- Крах-х-х-х... - существо, стоящее перед Ликом, давно лишилось
разума.
"Выпусти нас. - Оскар заставил проснуться частичку личности
Джибрила. - Выпусти и мы поможем."
"Как? Он бессмертен, копирует навыки и возможности брони, а теперь
восстанавливает тело еще быстрее, чем раньше."
"Выпусти нас."
"Как?"
"Представь, что выдыхаешь, но не телом, а разумом."
Выдох, и четырнадцать частичек покидают Джибрила, пропадая где-то
глубоко под плеврой. Вдох, и тело Джибрила мгновенно меняется, обрастая
некроплотью, буквально разрывает от стремительного потока энергии.
Лик ждал несколько секунд, наблюдая за преображением жертвы.
- Да-да. Прикоснись к источнику силы. Дай потоку энергии напомнить
свое бессмертное тело. Да-да. Вот так.... А теперь умри.
Мигом позже голову Лика открывает от шеи мощный удар. Прошло не
больше десяток доли секунды, пальцы Джибрила меняются на костяные
лезвия, прекращая голову, а затем и тело Лика в мелкие кубики плоти.
"Он идея обретшая форму."
Новое тело, удар в ускорение и добивание, разрубанием на мелкие
кусочки.
"Он - идея, обретшая форму."
Псионический удар гравитационной волной вгоняет в плевру тело
Джибрили и половину Киона, ломая скалу. Лик не ограничился одним
ударом, атакую с интервалом в полсекунды. Где-то рядом с полем боя
появляется голографический экран, демонстрирующий то, как целый город
уходит под землю, а рядом с ним, на дне огромной воронки едва заметное
красное пятно никак не хочет пропадать. Удар и некропочва расходится
кольцевидными волнами. Удар и обломки скалы пропадают с слизи. Особо
мощный удар и вся территория столицы планеты превращается в одну
большую воронку.
Оператор канала делает крупный кадр, показывая на экране, как из
лужи крови на дне кратера вылезает человек, не обращающий внимание на
удары гравитации. Джибрил изменил клеточную структуру тела,
адаптировав организм к атакам противника. Небывалая силы, небывалая
ловкость, небывалая скорость передвижений, заставляет Лика воспарить в
небе, уменьшая интервал между атаками. Вот появилось первое поколение
некроморфов поддержки, тут же попавшее под дружеские огонь. Пропали
горы, пропали поселки, пропали все выступы на земной поверхности,
превратив поле боя в один бушующий океан некроплоти. Мертвые
умирают и снова возрождаются в бесконечной битве двух бессмертных
существ.
"Он - идея, обретшая форму."
Лик делает несколько движений рук, к которым ранее никогда не
прибегал. В небе появляется абсолютное черное пространство в форме
лезвия.
"Уклоняйся. Это астральная атака, наносящая урон душе противника."
Джибрил принял стойку наиболее устойчивого положения и напитал
тело всей доступной ему силой. Оператор заснял крохотный мир того, как
лезвие сверкнуло в небе и тут же оказалось зажато между ладоней
Джибрила. Легендарный прием мечников "Последний хлопок".
"Он - идея, обретшая форму."
Лик не показал ни капли удивления, ответив на защиту черным
копьем, не в пример больше лезвия и десятком его младших собратьев.
Джибрил отбросил кусок материальный тьмы и снова принял стойку
наиболее устойчивого положения. Стоило ожидать повторения приема, но
вместо этого Джибрил напитал тело энергией, искажая пространство
вокруг себя на несколько метров. Левая рука пошла серебристой дымкой и,
растаяв, пропала в бушующем океане некроплоти.
Лик сделал несколько движений ладонями, давая копьям команду на
сверхзвуковую атаку. В этот же миг, за спиной Лика, из плевры появляется
гигантская рука, прибивая к земле "идею обретшую форму".
Оператор успевает заснять несколько кадров с тем, как однорукая
фигура зигзагом бежит к месту падения Лика.
"Оскар! Он идея обретшая форму. Это значит, что он, как и я
бессмертен в реальном мире. И смертен в астрале."
"Да. Если тебе хватит сил поглотить и укротить его бесконечно
сложную душу, этот кошмар наяву закончится."
Лик взрывает руку гиганта псионической атакой по большой области,
обращая некроплоть в прах, но в ту же секунду сам становится
показательно слаб. Недостаточно показательно! Джибрил, измерив радиус
поражения, меняет траекторию движения, проходя по самой границу
второй атаки, и ту же бросается на противника, отрывая голову одним
плавным движением. Лик чувствует приближающийся финал и вытворяет
нечто выходящее за все грани разумного. Пространство дрожит исходя
видимыми волнами, разрывающими все, к чему прикасается. Два
бессмертных существа рвутся на куски и тут же срастаются вновь, в какой-
то миг, сливаясь воедино. Камера оператора следует за единым телом,
погружающимся в пучину бушующего океана некроплоти.
Камера движется вниз, как во тьме раздается слышимый удар новой
волны псионической энергии, и на экране во вспышке синего света
показывается, как единое существо преображается в Лика. Единое
сердцебиение продолжается и на экране появляется Джибрил в позе
эмбриона. Такт и асинхронные удары показывают в кадре тело-шар с двумя
половинками тел разных существ. Яркий свет затопил экраны зрителей,
показывая непрерывно пульсирующий шар, покрытый иголками,
испускающими волнообразные искры. Он продолжает опускаться на дно
бесконечного океана некроплоти, но уже не меняет своей формы. Битва
закончилась.
Оператор продолжает съемку, показывая, как шар плывет мимо
образующихся сосудов внутри планеты.
"Оскар"
"Оскар мертв, Карл. Прости, но иначе ты бы меня не послушал."
"Пикассо. А-а-а, не важно. Что со мной?"
"Лик это идея обретшая форму. Пока есть люди верящие в него, он
бессмертен. Ты смог поглотить его основу и попытался перекрыть доступ к
энергии, но твоих сил, в любом случае был, не хватило. Энергетической
подпитки четырнадцати собачьих душ, пусть и в океане энергии, не хватит
на то, чтобы справиться с верой нескольких тысяч представителей исами."
"Тогда какой смысл рассказывать мне способ победить Лика? В чем
твой интерес?"
"Я - часть цивилизации исами. Прости, но интересы народа - прежде
всего."
"То есть моя победа над Ликом, это часть хитрого плана."
"Кто сказал, что ты победил?! Правильней будет сказать, что исами
дали твоей душе поглотить Лика, преследуя свои цели. Ментальное тело
является контейнером для души всех живых существ. Планета Мария после
преобразования стала одним большим физическим и ментальным телом,
обладающим высокой схожестью с твоей естественной оболочкой. И
сейчас ты как корабль, погружаешься в ее недра, в итоге оказавшись в
глубинах искусственно созданного астрального разлома."
"Я могу просто избавиться от Лика, выдохнув его."
"Нет. Ты как непробиваемый шарик, внутри которого лик выставил
свои иголки, не давая выплюнуть тебя наружу. Пусть наше знакомство в
прошлой жизни, было случайностью, я не желаю тебе зла, Карл."
"Ради чего все это? Вы целый год заставляли меня сражаться с ордами
разных тварей. И что с Кузаном?"
"Кузан жив. Ему уже дали полную амнистию, а исами подарили новую
личность. Послушай меня, Карл. Это не тот Кузан, которого ты ищешь.
Имя Кузан буквально вырезано у тебя на душе, вместе с образом некоего
лидера, за которым ты когда-то шел. Ты им восхищался, был верным
другом и следовал за его мечтой. Тот, кого ты встретил в этом мире, не
тянет и на блеклое подобие того Кузана."
"А где он? Где тот, кого я ищу? Я готов помочь, если ты скажешь мне,
как найти настоящего Кузана?"
"Он остался в твоей прошлой жизни. В другом мире. Прости, но мы с
самого начала составляли план так, чтобы от твоего желания в нем ничего
не зависело. Когда Лик достигнет заданной точки, он сменит свою форму и
заставит выпустить себя наружу."
"Вы погубили целую планету и миллионы людей. Ради чего?"
"Ради будущего, Карл. Планета Мария до нашего вмешательства была
безжизненным куском камня, летающим в межзвёздном пространстве.
Исами провели терраформирование и создали всеядную биосферу
постепенно увеличивающую совокупный объем биомассы планеты. Мария
была проектом длинною в триста лет. Скоро вернутся нибелунги,
техногенная цивилизация, способная предвидеть будущее. Шестьдесят
тысяч лет назад они уничтожали планеты, а то и целые звезды, населенные
цивилизациями опасными для будущего галактики. Исами, норока, гвалтир,
и еще шесть цивилизаций смогли дать им отпор, доказав свое право на
существование. Нам нужно было оружие способное противостоять из
немыслимой боевой мощи. Наши исследователи предложили идею
создания объекта, который одновременно будет оружием и средством для
возрождения народа исами. Проект "Воскрешатель". Мария была третьей
пробой и дала первый успешный результат. Научный Совет Клора смог
понять часть логики работы системы Генезиса, пронизывающей нашу
галактику до таких субпространственных составляющих, что тебе их
никогда не понять. Совет пришел к выводу, что для успеха проекта нужен
уникум, некая сверхединица Генезиса, призванная вести население
галактики к развитию. Уникумы создают хаос или порядок, сеют смерть
или разбрасывают семена жизни. Они могут быть великими лидерами, ведя
за собой других людей. Или быть теми, кто разрушает устоявшийся
порядок вещей. Всех уникумов объединяет ряд общий черт - они все
левши, обладают абсолютной памятью, бездетны и имеют одну из форм
условного бессмертия. Когда эта информация стала известна исами, они
начали поиски таких людей. Ты был случайностью и случайностей,
которую никто не мог предвидеть. Человек, путешествующий между
мирами. Тот, кому пребывание в астрале наносит никакого урона.
Идеальный кандидат на роль активатора Воскрешателя."
"Короче, я вам для чего-то нужен."
"Да. Когда ты погрузишься в глубины астрала недоступные ни одному
другому живому существу, Лик создаст подобие дерева, где корни уходят в
астрал, а ветками и листьями будет сама Мария. Воскрешатель собирает
разрозненные кусочки души одного живого существа в единое целое и дает
ему новое материальное тело. Мы открыло бессмертие, Карл. И ты стал к
нему ключом. Знаю, тебя терзает вопрос, что же будет дальше. Казан
начнет новую жизнь, и ты его больше никогда не увидишь. Твоя душа
выплывет в каком-нибудь мире и обретет новую плоть. Мария станет
Воскрешаталем и энергетическим орудием невыделанных размеров.
Содружество уже получило информацию возможных векторах развития
своих военных технологий. Посмотрим, чего они добьются."
"Значит, это конец?"
"Мне жаль, что пришлось так с тобой поступить."
"Все хорошо, мой старый друг. Сейчас я чувствую себя полезным и
чуточку человечнее, чем раньше. Мой дар, мое проклятье кому-то. наконец,
пригодилось."
Оператор, круживший камерой вокруг объекта, перешедшего из
материального мира в астрал, застал момент, когда иголки шара сложились
внутри, приняв форму капли. Душа Джибрили выплюнула росток
Воскрешателя и полетела дальше по тьму астрала, куда никому не было
ходу.
Часть 4 из 4
В каморке рейд-босса царила спокойная атмосфера. Йен, приняв
форму шара с одной большой пастью, употреблял больше еды, чем мог
себе позволить бездонный кошелек и сумка Хеоласа. Надо сказать, что сам
Йен стал ничуть не меньше бывшего обладателя комнаты - древнего
драконида Цурукиндзи. Хеолас покупал жареных поросят, Рунна доставала
их из сумки и закидывала в открытую пасть. Одно движение шершавым
языком и рот снова открыт, готовясь принимать новую порцию пищи.
Когда Джи закончил свой рассказ, Хеолас выглядил потрясенным, а
Йен непонятно щурился, пытаясь передать свое подозрение. Рунна
тактично отошла в уголок, не желая оказываться в центре шторма.
- И все? - Хеолас разочарованно покачал головой. - Не понимаю. Как
ты можешь таким как мы?!
- А что не так?
Йен облизнул пересохшие губы огромной пасти и начал принимать
человеческую форму.
- Ты не завершен, Джи. Хеолас и я столкнулись с непреодолимой
смертью и прошли сквозь нее. Нечто невообразимое, необратимое, с чем
нельзя бороться и нельзя победить. После нее ты обретаешь некий дар и
форму свою условного бессмертия. К примеру, я жив, пока жива хотя бы
одна клетка моего тела. В счет идут и частички кожи, отпадающие от моего
тела. Слюна, волосы, кровь, в принципе все, что является или было частью
моего тела. Хеолас возрождается, пока есть хотя бы один человек,
помнящий о нем. У тебя нет дара, который делал бы тебя уникумом. Ты
просто бессмертен, но Рунна, почему-то, выбрала именно тебя. - Йен
закончил трансформацию и глянул на угол каморки. - Девушка ничего не
хочет нам рассказать?
Лицо Рунны выражало серьезность. Она посмотрела в глаза Йена.
- У тебя есть сомнения в моих решениях?
- Сомнений нет. Скорее недопонимание. И кто ты такая?
Хеолас махнул головой, выходя из раздумий.
- "Я - Рунна Ренно, та, что укажет тебе и Йену путь к Маяку." Так ты
сказала при нашей первой встрече.
- Тогда обращаюсь ко всем троим. У вас есть сомнения в моих
решениях? - Никто не ответил. - Тогда примите, как должное мои слова и
действия. Джи самое место среди нас.
- Но кто ты такая? - Джи прислушался к инстинктам. - Я могу сказать,
что мы взрослеем, а потом наши тела перестают стареть. Ты другая. Не
человек, но и не такая, как мы.
Рунна молчала, когда не хотела отвечать. Сейчас был как раз один из
таких случаев. Хеолас нахмурился и посмотрел на Джи.
- Третий раз ты говоришь о возрасте и старение. Это твоя новая
способность?
- Скорее старая. Она появилась незадолго до первой встречи с
Пикассо. Я чувствую скорость старения организма человека и его близость
смерти по естественным причинам. Например, о болезни Оскара я знал
задолго до того, как он мне сам об это сказал.
- А сердечный приступ Брудо, нет.
- Тот приступ был случайностью вызванной волнением, а не
естественный ход вещей.
Йен обнял корову и секунду спустя слился с ней воедино, став
крупным пузатым мужиком. Рунна выразительно приподняла бровь и
тыкнула его в живот, намекая на некрасивую выпуклость. Хеолас
продолжал хмуриться.
- Что-то не сходится. С Джи понятно. Очнулся, устал о поступление в
Академию Магии и на Испытании встретил нас. Но у меня нет чувства
законченности, завершенности его истории. Словно я упускаю целого
слона из виду. Рунна?
- Молодец.
- Это твой ответ?
- Тот факт, что ты чувствуешь и осознаешь незавершенность, говорит о
твоей... зрелости. Твое одеяло-симбиот выкачивает из тела ману, леча
своего хозяина. В результате у тебя повысилась чувствительность
ментального тела к тонким энергиям и скорость восстановления маны.
Разве ты не этого хотел?
Хеолас нахмурился еще сильнее.
- И как это связано с неполнотой картины?
- Неполнота, да?! - Руна довольно ухмыльнулась и посмотрела на
Хволеса. - Хорошее слово. Ответ на твой вопрос лежит за пределами твоей
нынешней компетенции. Вот мой ответ. А еще Йен хочет что-то сказать
Джи. Нечто очень важное по его мнению.
Пузатый мужик давно превратился в трехметровый силуэт, от которого
разило силой. Йен одарил девушку многозначительным взглядом, в
котором было все, кроме романтики.
- Ты все время читаешь меня, как открытую книгу.
- Только твою добрую натуру и желание помочь ближнему. Еще твое
неукротимое желание поставить жизнь на кон, при любом стоящем поводе.
Как-то так. Ах-да, в остальном ты полная загадка.
Йен махнул рукой на довольно улыбающуюся занозу.
- Джи, однажды ты столкнешься с проблемой, от которой нельзя будет
уйти. Никто не придет тебя спасать, и не явится на твой зов о помощи.
Тогда ты встретишься лицом к лицу со смертью и найдешь свое истинное
Я. - Йен несколько секунд молчал, подбирая слова. - Я умер один раз, и
тогда понял, кто Я на самом деле. У Хеоласа был аналогичный жизненный
путь. Хм... кажется, я понял, что хотела сказать Рунна, Хеолас, у нашего
братца нет имени.
- И поэтому он встретил меня. Тогда какова роль Рунны и тебя?
- Сначала закончи с этим делом. Потом переходи к следующему. У нас
не так много времени до перестройки лабиринта.
Хеолас задумался, посмотрел на Рунну, которая улыбалась,
подтверждая правильность слов Йена.
- Я дарую тебе истинное имя Ро Холин.
Вам присвоено истинное имя: Ро Холин.
Джи задумался, не понимая в чем смысл. Хеолас прочитал все это по
лицу.
- Ро - это производная от слова Хиро, то есть "герой". Игра героев есть
две ключевые черты. Первое, они безличны и могут быть кем угодно.
Второе, они бессмертны. В мескарском языке Ро называют одиноких
волков. У маджаредов Ро значит солнечный день. У ревано Ро называют
самурая не имеющего хозяина. Чем больше ты о себе рассказывал, тем
больше я думал, что это имя тебе идеально подходит. Кстати, мое истинное
имя - Руэ Холин, а он Йен Холин. С этого момента мы названные братья.
Джи никак не мог описать свои чувства. Они менялись! Вдобавок, у
всех, кроме Руны, отображалось сразу по два имени. Хеолас улыбнулся.
- Твое мироощущение должно было измениться. Когда получаешь
истинное имя и узнаешь о родстве, возникает связь, которой я пока не в
силах дать объяснение. Теперь ты всегда будешь знать, где нахожусь я и
Йен.
- А не многовато ли доверия? И что с Рунной?
- Слова имеют значения в рамках определенного контекста. Твой
рассказ, не смотря на свою незаконченность, идеально вписывается в
нашу... ненормальность. Насчет имен не переживай. При желании, я могу
дать нам другие имена и фамилии. А что с Рунной? Не знаю. Она не
выглядит, как человек, который знает говорить о подобном на права и
налево. Так говорят мне мои ощущения.
- Ро Холин... Ро Холин, Ро Холин, Ро Холин, Ро Холин. - Джи улыбался
сам того не замечая.
Хеолас с Йеном переглянулись, а Рунна, уловив намек, двинулась к
выходу.
- Наиграешься еще. Пойдем. Надо найти сегодня, хотя бы один маяк.
Следующие два часа группа с поредевшим составом убивала рейд-
боссо злобными взглядами в спину и подбадривающими криками в спину
Йена, забивающего до смерти очередное бедное животное. Один лич
стушевался и припустил при виде очередной боевой трансформации Йена.
От груди и головы стали идти видимые глазу синие линии по коже,
покрывая все тело сложным рисунком.
- Решил раскраситься? - Джи дотронулся до сверхплотного тела Йена.
- Нет. Во время вчерашних битв с рейд-боссами я понял, что ману
можно использовать, как аналог реактивной тяги, выпуская ее в нужном
направление. Это выброс сырой, не оформившейся силы, по своему
принципу схожий с телекинезом. На деле, пока получается только снизить
потерю скорости от сопротивления воздуха.
Йен стал двигаться куда быстрее и на спор мог запрыгнуть на
семидесятиметровую стену. Как и говорила Рунна, к вечеру число
абитуриентов резко сократилось, и группы их ни разу не встретила. Мало
кто мог зайти так далеко, да еще и решиться на ночевку в лабиринте.
- Маяк! - Рунна указала на высокую колонную бьющую в него желто-
зеленым светом. - Маяк магии жизни.
Колонна стояла в пустом зале, рассчитанном на то, что игрокам не куда
будет прятаться от противника значительно сильнее их самих. Три входа.
Через один вошла группа Хеоласа и два других рядом с Маяком, в
основание которого встроена овальный драгоценный камень, размером с
две человеческие головы.
- Рунна? - Хеолас окинул взглядом пустой зал.
- Он или они находятся в проходах у колонны. Помните о втором,
который реагирует на пересечение последнего охранного периметра.
Йен сорвался с места, используя максимальное ускорение. Когда две
идентичные статуи вылетели из проходов, Хеолас открыл рот в немом
крике ужаса. Они выглядели, как две прекрасные девы, у которых из-за
спины растет еще десяток рук, держащих металлический обруч.
Не поддается определению, Временно заблокировано,
Неопределимо.
Расовая принадлежность не поддается определению, название
заблокировано, уровень не определим - вот что гласила эта надпись. Перед
глазами Хеоласа всплыла аналогичная картина из мрачной гробницы с
черепом под островом Утопца. Один в один! Две статуи были одним
живым организмом, о чем и говорила всего одна надпись.
Свиста воздуха, три смазанных силуэта двигаются на такой скорости,
что человеческий глаз не может за ними уследить. Рунна, молчит,
спрятавшись в тени прохода. Хеолас несколько минут смотрит на
противника, безмолвно шевеля губами, и кричит Йену.
- Йен! Это противо-направленные близнецы! Когда ты оказываешься
между статуями, они проводят анализ противника на предмет
восприимчивости к урону, запасу маны, здоровья, выносливости. Они так
же оценивают тип наносимого урона, а потом укрепляют защиту атакуемое
тело от этого урона, пока второе тело собирает ману. Время переключения
одна секунда. Когда удары перестают действовать, быстро переходишь к
атаке на вторую статую. У тебя будет меньше секунды!
Вместо ответа Йен увеличил выброс маны и скорость, выйдя за
пределы возможностей своего тела. Статуи услышали слова Хеоласа
первыми и отреагировали незамедлительно, резко взвинтив скорость
вращения вокруг противника.
Бой на больших скоростях не занимает много времени, но кем бы ни
были статуи, они продержались больше трех часов. Сначала в ход пошли
одноразовые щиты, потом телепортация статуи, попавшей под атаку и
открытие порталов на пути следования Йена. Противник был умен,
правильно оценив характер дара Йена, и не призвал ни одного живого
существа. Еда! Наконец по статуям нанесли последний удар, и они разом
обратились в пыль.
Когда бой закончился Йен был похож на высушенное человеческое
тело с поблекшими узорами. Казалось бы, неизбежная победа едва не
обернулась крахом. Запасов Йена должно было хватить на сутки
непрерывных битв с рейд-боссами, а не на одну скоротечную схватку.
- Рунна! Какого...
Хеолас был не напуган, а сильно зол. Девушка напротив, вела себя
отстраненно голодно.
- Второй рейд-босс. - В небе над залом образовался пространственный
разлом, из которого выбралось нечто невообразимо безобразное. Угольно
черное гуманоидное тело, состоящее только из костей, гибкими плавными
движениями выползло на половину корпуса, ни на секунду не свозя
светящихся красных глаз с группы игроков. Оно пугало, внушая ужас
одним своим присутствием.
Джи привыкший к виду кошмарных тварей удивленно приподнял
бровь.
-Я так понимаю, эта тварь и по свое силе и рядом не стоит с теми
хлипкими статуями. И чтобы ты знал, Хеолас, она имеет бессмертное тело.
- Группа молчала, и у каждого молчание было своим. Хеолас напряженно
думал, как спастись и никак не мог найти выхода. Рунна вела себя все
также холодно и отстранено, слонов смирившись с неизбежным. Йен
тяжело дышал, готовясь к битве. Он был единственным, кто не потерял
надежду.
Не поддается определению, Временно заблокировано,
Неопределимо.
Противник продолжал буравить своими красными глазами, смотря на
группу, как на еду или муравьем под ногами. Гигант! Даже находясь в небе,
он должен был быть виден из стартовой зоны Испытания. Левая рука твари
встала на верхнюю кромку стен лабиринта, погрузив в тень от когтистой
ладони насколько проходов. Существо засунуло в рот палец и отделило
одну фалангу от указательного пальца. Вторая рука накрыла проходы
лабиринта.
Гигант, не сводя красных глаз с группы, начал надувать свое туловище.
При этом общий энергетический фон подскочил до такой отметки, что
разом заныли все кости тела, а по ушам ударил противный звон. Со стен
начали опадать лианы, а тварь все надувалась и надувалась.
- Он создает магическую бомбу! Если попадет, мы все трупы! Сейчас
зал с Маяком стала местом соединения реального-игрового и астрального
ми...
Тварь плюнула светящимся куском своей плоти, словно выстрелила из
пушки ядерным снарядом, снеся добрую треть не разрушаемых стен
лабиринта. По проходам прошлась ударная волна, убившая всех, кто не
успел спрятаться. И не важно, человек это или рейд-босс. По контракту, ее
задача уничтожить тела и души всех существ, дошедших до зала с Маяком.
Но атака прошла не так, как того хотел черный гигант. Один из муравьев
прыгнул в небо, навстречу снаряду, за сотую долю секунды до выстрела. На
месте четырех человек, лежало три с половиной лужи из крови и
изломанной плоти.
Эпилог
Часть 1.
Древо миров Тальзеура=> Миры третьего порядка => Ветвь
миров "Генезис Ваальбара" => Базовая реальность Генезиса.
В кабинете, заставленном экспонатами глубокой древности, стоял
старый лысый маг в коричневом халате. Лицо, испещренное глубокими
морщинами, выражало глубочайшее расслабление, а не задумчивость или
самоуверенность, свойственную большинству магов.
В комнату влетел Леам Харчет, помощник главы отдела
стратегического развития.
- Господин Закари! Господин Закари! У нас ЧП! Уже тринадцать
случаев появления ранее неизвестных рейд-боссов в лабиринтах
Испытаний! Во всех филиалах Академии царит паника, игроки жалуются
на неадекватный уровень сложности.
- Мне плевать на не-магов. - Закари Уэльс всегда говорил то, что
думает. - Все было подстроено мной с самого начала, и только я несу за это
ответственность. Даже ты, мой дорогой Леам, ничего не знаешь об
истинных проблемах, угрожающих магократии. Наш разговор записывается
десятком устройств, которые помогут тебе доказать правдивость
услышанных слов. Знал ли ты, Леам, что в нашем мире становится все
меньше маны? За каких-то сто лет ее количество снизилось на тринадцать
процентов, а в последние годы темп падения резко увеличился. Среди
обычных не-магов стали появляться люди, обладающие уникальными
дарами и способностями. Твой совокупный потенциал мага можно оценить
в две-три тысячи Очков Потенциала. А их начинается от миллиона.
Леам всегда выглядел, как двадцати летний юнец, а теперь, стоя с
открытым ртом, и вовсе сопливым мальчишкой.
- Ваш потенциал оценивали в семьсот тысяч...
- Потому-что я один из них! И я ненавижу себе подобных! Тех, кто
призван нарушить естественный баланс Генезиса. Героев и злодеев,
стоящих на перекрестках эпох! Лидеров и их тайных покровителей,
ведущих мир к краху, под лозунгами новых веяний и приспособления к
ухудшающейся действительности! Я маг и не дам погибнуть делу,
которому посвятил шестьсот лет своей жизни! Испытание, смерти - все это
мелочи. Истинный смысл Лабиринтов в том, что их нельзя пройти с
помощью удачи и обычных Даров или способностей. Но эти монстры! Эти
чудовища в человеческом обличии, могут найти обходной путь или лазейку,
в правилах позволяющую им добраться до Маяка. Там они найдут свою
смерть, в лице противника, с которым нельзя справиться. Не тут, но за
пределами привычного для тебя мира, обитают создания, которые легко
превзойдут твои самые смелые фантазии. Они легко убивают богов и могут
сожрать человеческую душу, лишив ту бессмертия. Да! Эти...существа
могут уникумов, наделенных необычными Дарами.
- И вы убили их, сэр? Заманили на Испытание под предлогом доступа
магии обычным людям, а потом дали зайти в ловушку?!
Закари был все также расслаблен и спокоен.
- Да. Я заплатил нужным специалистам, для того, чтобы информация
об их смерти доходила до Совета Магов, как можно дольше. Чем больше их
умрет, тем больше маны вернется в наш мир.
- Не вижу связи, сэр!
Закари улыбнулся, впервые за весь диалог.
- Ты молод и тебе предстоит еще много открытий, мой дорогой Леам.
Мир устроен не так, как тебе говорят наставники и учителя в Академии.
Всего несколько сотен магов знают, тоже, что и я, и ни кто из них, после
увиденного, не считает себя достойным звания архимага. Задумайся, откуда
я взял существ, способных уничтожать души игроков?! Не знаешь.
Информации о них нет ни учебниках, ни в самых старых библиотеках. А
когда ты о них узнаешь, больше не сможешь жить той счастливой жизнью с
погоней за очередными десятью процентами могущества.
- Зачем вы все мне это говорите?
- Прощай дитя. - С плеч Закари упал халат. - Все ради магии!
Душа старого мага отделилась от бездыханного тела и отправилась в
глубины астрала. Со стороны это выглядело, как самоубийство. Но на деле
таковым не являлось.
Часть 2.
Астральный мир простирается не только вширь и ввысь, но и вглубь.
Когда маг посылает в него свою астральную проекцию, он входит в
сравнительно не глубокую часть астрала и там взаимодействует с его
обитателями. Чем больше духовных сил и выше степень самосознание, тем
глубже можно погрузиться в астрал. В его глубинах обитают существа,
облик и силы которых люди не в силах даже вообразить... как и все, что
выше человеческого понимания. Боги, демоны, ангелы, высшие духовные
существа. За пределами самой глубокой точки астрального, мир лежит
хаос, оказавшись рядом с которым, никому не под силу вернуться обратно.
Но некоторые знания ослепляют, не давая увидеть то, что лежит за
пределами привычного понимания.
В астральный пласт богов со стороны абсолютного хаоса двигался
объект колоссальных мощи, даже по меркам сильнейших обитателей
астрального мира. Вторженец выглядел, как зернышко-гигант, летящее за
чем-то крохотным, умирающим по мере движения в мире высших
сущностей. Вниз, к реальному миру!
Жители глубин астрала знали, чем обернется появление новой
сущности такой колоссальной мощи. Объединив в группу самых сильных
своих представителей, они начали погоню за вторженцем, которые тут же
начала лавировать по темных закоулкам астрала, стравливая высших, с
потенциальными революционерами, противниками и просто теми, кто не
любит не званых гостей. Но все было тщетно! Высшие сущности не знают
понятий терпения или нетерпения, голода, страха, сомнений... они
планомерно достигают поставленной цели.
Когда стало очевидным, что вторженцу не уйти от расставленной
ловушки, произошло то, чего никто не ожидал. Зернышко-гигант
раскрылось, выпуская наружу колоссальный объем неструктурированных
частиц ментальных тел, тысячи душ сравнимых по самоорганизации с
ангелами и демонами, и некую квинтессенцию жизни, заставившую всю
эту массу стать непробиваемым щитом. Пока верховные сущности астрала
искали способ обойти препятствие, оно само распалось на сотни
миллионов безымянных душ, отбредших ментальное тело. Уменьшившееся
зернышко на их фоне стало невидимым. Вместо того, чтобы сразу
выходить в реальный мир, вторженец завис в разломе неглубокой части
астрала, давай противнику потерять себя из виду.
Пока его появление искали в реальном мире, он тихо спал в
астральном разломе. Но что-то шло не так. Зернышко не просыпалось и не
стремилось выйти в материальный мир. Прошли года, затем десятилетия и
зернышко снова раскрылось и выпустило из себя сущность, которая силком
оттащило свое бывшее убежище к выходу в реальный мир и сбросило его
туда.
Где-то в реальном мире на ночной поляне, появилось три фигуры. Два
парня, которым на вид можно было дать не больше пятнадцати лет и
плачущий младенец.
- Ахренеть!
- Отстань!
- Она знала все с самого начала! Слова меняют смысл в зависимости
от контекста! Но также они приобретают новый смысл по мере
поступления новой информации. Слова, вложенные в матрешку. Помнишь
перед тем, как мы вошли в лабиринт, Рунна сказала Джи, что однажды ему
придется делать выбор, поступив разумно или правильно. Он мог бросить
нас этим тварям, а сам под шумок смыться. Но вместо этого он выбросил в
астрал все свои, мои и твои свободные Очки Потенциала, создав некую
хренотень, которая точно будет иметь колоссальные последствия для этого
мира. Йен! Я поглотил две тысячи душ сильнейших рейд-боссов Генезиса,
чтобы стать человеком! Джи в свою душу напичкал херову тучу
свободными структурами ментальных тела, а ты дал им всем жизнь! Рунна
собрала нас всех в одном месте. Она точно знала, когда и как нас атакую.
Когда и как мы сможем пережить эту атаку. О ловушке, о рейд-боссах, об
атаке этих тварей в астрале, о том, что мы будем в безопасности, находясь в
душе Джи. Ахренеть!
- Отстань!
- Нет, ты послушай! Когда-то я заключил контракт с сущностью
Жизни, и у меня было Задание. Я вывел экономику острова, региона,
страны и Океании в большой плюс, а потом понял, что не знаю, как
выглядит мое Задание. Что я должен сделать, чтобы стать лучше? Ты не
понял? Жизнь мне ответила, переслав сюда! Мое Задание это изменить этот
мир... нет, не так. Я буду частью того, что должно изменить этот мир.
- Отстань, Хео. Дай мне минутку подумать.
- Надо буде найти Рунну. Интересно, кто она? Ахренеть! Я понял, кто
мы! Мироздание базируется на шести основах, балансирующих между
собой - Хаос и Порядок, Жизнь и Смерть, Боги и Демоны. Я воплощение
хаоса, создающее свой порядок. Ты, Йен, воплощение Жизни, идущее к
смерти. Черт! Ро! Он - воплощение смерти, стремящееся к жизни. Наш
способ развития самих себя, это стремление к противоположному! Черт!
Черт! Черт! Йен, знаешь, почему тебя в больнице назвали Четвертым?
Кажется, что случайно, но случайностей не бывает. Ты был четвертым
среди нас. Я - третьим, а Ро - шестым. Его имя можно прочитать, как Року,
что значит шесть. Принцы Хаоса, принц Жизни и принц Смерти. Это мы!
А еще должен быть Принц Богов, Принц Демонов и Принц Порядка. Я
понял, кто я, Йен! Точнее саму свою суть и причину дара имен. Я слушаю
хаос и, управляя им, создаю свой порядок. Твой дар изменчивой жизни
позволяет "слушать жизнь" и создавать наиболее эффективное орудие для
сеяния смерти.
- Слушай, давай потом погорим. У меня реально плохое настроение.
- Йен! Я слушаю хаос! Мы не в Генезисе! Мы вообще в другом мире!
И тут нет игровой системы. Ро! - Хеолас прислушался к плачу младенца. -
Он пожертвовал всем, что имел. Душами собак, частью своей души и всеми
воспоминаниями. Ты дал нам тела, Йен. Я имена, а он пронес наши души в
этот мир. Рунна спланировала все, вплоть до этого момента. Джи встретил
нас, не пройдя свою инициацию. Просто человек с одной из форм
бессмертия. Но тут, в астрале, он встретился с неотвратимой Смертью и
прошел через нее. Я уверен, он обрел, какой-то дар и стал одним из нас. Он
станет основой изменения будущего этого мира. Интересно, какой будет его
жизнь обычного человека? Йен, да что с тобой! Дай хотя бы один
нормальный ответ!
Во тьме раздался шорох и Йен принял сидячее положение.
- Мы перешли на третий уровень бытия. Не спрашивай, я сам не знаю,
что это такое.
- И как это связано с твоим плохим настроением? Кстати, малютку Ро
надо чем-то кормить. Надо найти какой-нибудь город или деревню
поблизости.
Йен шумно выдохнул.
- У меня разблокировалась генетическая память предка. Того, кто был
отцом Гезихта. Меня звали Адам Кедар, и за свою жизнь я натворил
столько дерьма, что все страдания Гезихта были оправданы. Теперь еще ты
говоришь, что Ро переродился в новорожденного. Понимаешь, к чему я
веду?
Хеолас задумался.
- Что в этой жизни он ответит за все свои грехи?!
- Что ты об это думаешь?
- Судьба... или проделки Рунны. Перед Испытанием и встречи с тобой,
я использовал имя Грекхэма Арка, героя войны. Последними его словами
была фраза, которая теперь обретает смысл "Эй, парень! Я - Грекхэм Арк
стану тем, кто проводит тебя в будущее."
- Понятно. Может, Ро на лбу молнию нарисуем? Герой, как-никак.
- Да или ты!
Слова матрешки. Конец.

Оценить