Вы находитесь на странице: 1из 790

love_sf

network_literature

Виктория
Дмитриевна
Свободина

Новые правила

Теперь я второкурсница в лучшей Академии магии. Особенность моего дара – я не вижу


магические иллюзии и уничтожаю их. Первый курс научил меня видеть сквозь иллюзии, но
не магические, а те, которые я создаю сама в своей голове. Посмотрим, чему еще научат
меня в моей академии новые преподаватели и однокурсники. В любом случае, я постараюсь
больше не играть по чужим правилам, а создам для всех свои совершенно новые правила.

Самиздат,магическая школа,магия и волшебство,приключенческое фэнтези,романтическое


фэнтези
2017

ru
ru

Виктория
Свободина

calibre 3.26.1, FictionBook Editor Release 2.6.6


2017
d7baa496-a2a8-49e3-b050-7fd420447cf6
1.0

SelfPub
2019

84(2)6
82-311.3
С25

Глава 1

Крайне вежливо постучала в дверь кабинета одного из своих «любимых» преподавателей.


Испытываю небольшой страх, а в крови кипит адреналин. Покрепче сжала бутылку дорогущего
напитка, что привезла с родины. Здесь такая бутылка будет стоить еще дороже, поскольку это
эксклюзив из закрытого мира, да еще и напиток, изготовленный без единой толики магии –
настоящее чудо.
– Войдите, – глубоко вздохнула и открыла дверь.
– Так-так. Кого я вижу. Ветрова. С чем пожаловали? – Декван умудрился выказать изумление и
презрение одним взглядом.
– С этим, – подошла и поставила на рабочий стол мастера бутылку. – Привезла вам сувенир из
своего мира. Очень качественный и крепкий напиток. Такого вы больше нигде не попробуете.
Декван смерил бутылку скептическим взглядом.
– Допустим, – мой подарочек был убран под стол. – Но если вы думаете, что этим сможете меня
задобрить, то сильно ошибаетесь. Как, кстати ваша работа у аирафе Вейтара? Все хорошо? –
коварно улыбаясь поинтересовался преподаватель. Похоже, Декван знает, что я у Неша больше
не работаю.
Ослепительно улыбнулась.
– Все чудесно. У нас с аирафе свои внутренние договоренности, – смело блефуя, я и
выкладываю на стол козырь. – Мастер, ну вы же понимаете, что про уважаемого Кмера я не
могла вам рассказать. Да вы и сами, будь на моем месте, поступили бы наверняка так же.
Давайте мириться. Я уже поговорила с мастером Кмером, и он готов с вами встретиться и
побеседовать. Возможно даже, обменяться кое-каким опытом. Вы же понимаете, какая это
уникальная возможность для вас и академии наладить сотрудничество?
Декван весь подобрался, и даже привстал со своего места.
– Вы не шутите Ветрова?
Да! Попался! Я – гений! Ну и ребята из силовой поддержки, с которыми я летом вместе
работала в своем мире – именно они посоветовали набрать «сувениров» всем, с кем нужно
наладить отношения.
– Я более чем серьезна, но встреча будет всего одна, дальше все зависит только от вас.
– Я понял, – мужчина вновь полез куда-то под стол, зашуршали открываемые ящики.
На столешнице вновь появилась бутылка, два бокала и даже какая-то закуска в виде
копчёностей в аккуратной упаковке. Бутылка явно попроще, да и подешевле, чем моя, к тому же
местного производства.
– Ну что же, студентка Ветрова, так и быть, давайте мириться, – мужчина приглашающе махнул
на накрытый за минуту стол.
Неожиданно. Пить с мастером, который мне глубоко неприятен, то еще удовольствие, но
придется. И бдительности терять нельзя.
Присела напротив Деквана и незаметно проверила одним своим артефактом, не отравлена ли
пища, а то с преподавателя, станется. Так… все нормально.
Мастер разлил свой напиток по бокалам и поднял свой фужер.
– Ну что, Ветрова, за дружбу и дальнейшее успешное сотрудничество!
Чокнулись. Сделала скромный глоток.
Где-то спустя час, полтора, слышу, как дверь кабинета мастера отворяется, хотя Декван вроде
бы закрыл кабинет на ключ. Мы с мастером отрываемся от чертежей нового современного
артефакта защиты от огня. Меня немного штормит, и голова кружится, но в целом, жизнь
прекрасна. С Декваном мы помирились, что очень для меня важно, поскольку мало того, что
планирую остаться в академии подольше, так еще и решила избрать артефактологию
профилирующим предметом – все же эта наука, которую пока сильно недооценивают в этом
мире, а у меня столько разных идей за лето возникло для новых артефактов…
– О, магистр Неш! Какими судьбами? – заплетающимся языком, благодушно поинтересовался
мастер у вошедшего без приглашения мужчины.
– Зашел узнать, почему вы заперлись с моей студенткой в кабинете. А теперь еще хочу знать,
почему вы распиваете запрещенные на рабочем месте напитки, да еще и в компании
второкурсницы, – холодно поинтересовался магистр, подходя и вставая рядом со мной.
– А это уже не ваша студентка, – довольно отметил Декван. – В администрацию пришли копии
документов о разрыве контракта со студенткой академии.
– Это моя студентка, я ее куратор, – голосом магистра можно воду замораживать. Я бы на месте
Деквана поостереглась нарываться, явно же, что Неш не в духе. – К тому же не забывайте, что я
отвечаю за порядок в академии. Вставайте, студентка и идите к себе, с вами потом будет
отдельный разговор.
Ну вот, пришел один злой дядя и испортил все веселье. Когда вставала, заметила, что Декван
мне хулигански подмигнул, как бы давая знать, что работу над чертежами мы еще как-нибудь
продолжим.
Неш стоит слишком близко, а у меня ноги, как выяснилось, совсем чуть-чуть заплетаются…
– Осторожно, студентка Ветрова, – мягко произнес магистр и поддержал, приобняв за талию,
когда я запнулась.
Рука мужчины, словно случайно скользнула по спине, и это было очень похоже на
поглаживание. Все так знакомо и приятно. Я задержалась, прислушиваясь к своим ощущениям.
А как магистр пахнет. Повеяло чем-то родным и вместе с тем очень желанным. Неш тоже
замер, внимательно за мной наблюдая.
Раздался громкий кашель.
– Простите, я вам не мешаю? – насмешливо поинтересовался мастер Декван.
Я отошла от Неша, с улыбкой попрощалась с Декваном и отправилась к себе.
По пути глубоко задумалась о том, как стала реагировать на магистра. Почему Неш мне кажется
таким близким, почти родным. Могло ли быть так, что я во время своей работы у преподавателя
все-таки переспала с ним на каком-нибудь столе? Мужчина упорный, да еще и
привлекательный, так что не исключено. А уволил меня Неш потому что надоела и решил
отвязаться? Вернувшийся с каникул Ким вот, когда мы вчера с ним встретились в столовой, так
и предположил. Вообще мне капитан много чего интересного рассказал, из того, что я не
помню. Особенно мне понравилось про годовые испытания и мою отчаянную борьбу за того
чтобы перейти на второй курс. И ведь прошла же. Да, я молодец.
Так задумалась, что не успела среагировать, когда незнакомый мужчина, идущий по коридору
мне на встречу, вдруг резко сменил курс и заступил мне дорогу. На полном ходу уткнулась
носом в мужскую грудь.
– Вероника! Ну, вот мы и встретились!
– Простите, мы знакомы? – ничего себе, какой красивый эльф!
– Вероника, я могу предположить, что при первой нашей встрече вы не знали кто я, но чтобы
забыли… мне всегда казалось, что на женщин я оставляю незабываемое впечатление, – с
улыбкой произнес незнакомец и, поймав мою руку, зажал ее между своих ладоней, поднес к
губам и поцеловал кончики моих пальцев. Какой необычный способ приветствия.
Выдернула свою конечность из цепких рук эльфа. Очень внимательно осмотрела мужчину,
задумчиво подергала одну из длинных тонких косичек, что эльф заплел себе на висках.
– Простите, но я вас действительно не знаю, – произнесла прохладно и двинулась дальше,
обойдя удивленного эльфа по дуге. Вновь слегка покачнулась, но удержалась на ногах.
Иду, а сама с интересом жду, как отреагирует незнакомец. Эльф, признаться, мне понравился и
заинтересовал.
Мужчина не разочаровал. Догнал, вновь преграждая мне путь, и очень серьезно посмотрел мне
в глаза.
– Вы, правда, ничего не помните?
– А должна? – так, похоже, эльф из того отрезка времени, что мною забыт. Надо пообщаться.
Вдруг что интересное выведаю.
– Поразительно, – пробормотал мужчина и вдруг ослепительно улыбнулся. – Что же, тогда нам
просто обязательно нужно вновь познакомиться! Приглашаю вечером вместе погулять в городе
и поужинать.
– Извините, но нет.
– Отчего же? – эльф вдруг подошел ко мне совсем близко, наклонился совсем близко и… стал
принюхиваться. – Ника, вы что, пьяны?!
– Если только немного и исключительно в целях установления мира и взаимопонимания. Шучу.
А вас я в первый раз вижу. Даже имени вашего не знаю. Куда-то идти с незнакомцем это, знаете
ли…
– Артан. Меня зовут Артан. Ваше имя мне известно. Что еще вы хотите узнать?
– Просто Артан? – что-то не верится, что у такого презентабельного эльфа нет какого-нибудь не
менее презентабельного титула.
– Да.
– А что вы делаете в этой академии?
– Я новый преподаватель. Так сложились обстоятельства.
– О, как интересно, – про себя же разочарованно вздохнула. В этой академии я пока не
встретила ни одного нормально преподавателя, так что не уверена, что эльф станет
исключением.
– В таком случае, мне следует обращаться к вам магистр Артан, верно? Какой же предмет вы
будете вести и на каком курсе? – мы с мужчиной неспешно двинулись вперед по коридору.
Артан, видимо, совсем забыл, что куда-то направлялся. Мужчина подставил мне локоть, и я на
него оперлась. Впечатление, словно мы не в академии, а на променаде. Впрочем, занятия еще не
начались, так что ладно.
– Я буду вести эльфийскую магию. Если точнее, то скорее ее особенности, поскольку от
классической она мало чем отличается. Разве что больший упор на взаимодействие с природой.
А еще у меня будет спецкурс для всех желающих по построению речевых подчиняющих
арканов – это мое увлечение.
– Подчиняющих кого? – заинтересовалась я.
– В основном животных. Но возможно и неодушевленные предметы, если в них заложена магия
– так создаются големы.
– Да? Как интересно. А на людей действует?
Эльф помедлил с ответом.
– В некоторых случаях. Но это не этично и этому я учить не стану.
– Да, весьма любопытно. Мне уже хочется записаться на ваш спецкурс, – улыбнулась я.
– Буду весьма рад, если это сделаете.
Так, общаясь, мы с эльфом дошли до моего блока. Ну или вернее Артан меня довел, поскольку
меня то и дело вело куда-то в сторону. Хорошо, что пока лето вход в жилой студенческий
корпус свободен.
– Ну, так что? Теперь вы достаточно обо мне узнали, что отважится вечером со мной
прогуляться, – лукаво прищурился Артан.
– Хорошо, буду рада, – конечно, у такого красавца наверняка множество поклонниц, и кому-то
конкретному эльф принадлежать вряд ли будет, но почему бы и не провести приятно вечерок,
другой в обществе во всех отношениях приятного кавалера. Знакомство, опять же полезное. Да
и я, как выяснилось благодаря Киму, совершенно свободный, не обремененный никакими
обязательствами человек.
– А как я рад! Только хотел уточнить. С вами будет ваше животное? Просто не во все места
пускают с питомцами…
– Какое животное? – недоуменно поинтересовалась я.
Эльф просто-таки ослепительно улыбнулся.
– Никакое. Лишь уточнял. Вдруг у вас есть питомцы. Тогда до вечера! Я за вами зайду.
Примерно через час раздался мелодичный звон – кто-то жаждет меня видеть, поскольку пока в
блоке я живу одна. Неужели Антар? Так еще не вечер.
Открыла дверь. Вот, черт, пришел все-таки отчитывать.
– Магистр Неш, – едва сдержалась, чтобы не скривиться. – Вы что-то хотите?
– Верно. Разрешите зайти?
Я посторонилась.
– Конечно, помнится, когда-то вы говорили, что я обязана встречать вас с радостью и без
лишних вопросов.
– У вас прекрасная память, Ника, – произнес магистр загодя в гостиную и усаживаясь в одно из
кресел.
– Я бы так не сказала. Представляете, у меня появились солидные пробелы в памяти. Не помню,
например, как провела первую половину лета.
– В этом вы виноваты сами, Вероника, – почти зло произнес Неш.
– Да? В чем же моя вина, если не секрет?
– Уже не важно, – Неш замолчал, о чем-то задумавшись. Ага, то есть я еще и в чем-то виновата.
Видимо поэтому оказалась без памяти и вещей ночью посреди пустой академии.
Решила поторопить мужчины, а то у меня и свои дела, вообще-то есть.
– Так вы пришли меня отчитать за распитие спиртных напитков с преподавателем в академии?
– Нет. Но надеюсь, что больше вас за этим делом не замечу.
– Тогда что вам нужно?
Неш молчит, и я реально не понимаю, что происходит. Лишь чувствую, что мужчина очень
напряжен, явно хочет что-то сказать, но не решается.
– Магистр?
– Как ваши успехи в освоении контроля силы?
– Гораздо лучше, уже почти дотягиваю до уровня подростка. На своей летней подработке я
тренировалась вместе с боевыми магами, да и часто приходилось использовать боевую магию,
что тоже способствует развитию контроля.
– Это прекрасно. Вы ведь в курсе, что с третьего курса на учеников открывается нечто вроде
охоты? На первом и втором курсе на учеников запрещено воздействовать магией вне дуэльного
поля, но на третьем этото запрет снимается. И вот как раз тогда и начинается естественный
отбор. Если кому-то и повезло каким-то чудом проучиться до третьего курса, то после самых
слабых все равно «уберут» либо свои же, либо кто-то из старшекурсников, для которых это
нечто вроде забавы.
– Знаю. Зачем вы мне это говорите?
– Чтобы вы реально представляли ситуацию и трезво оценивали свои силы.
– Спасибо, я поняла. Это все?
– Да, – Неш встал. – Будут проблемы – можете ко мне обращаться.
– Учту, – почувствовала неизвестно откуда взявшееся раздражение. Вроде бы магистр ничего
такого и не сказал, наоборот, предупредил и вроде как помощь предложил, но я разозлилась.
Едва удержалась, чтобы экспрессивно не захлопнуть за мужчиной дверь. Нет, к Нешу я за
помощью не пойду, это точно. Да и не нужна мне помощь, сама справлюсь, все-таки я уже
более-менее освоилась в этом мире и учебе.
Ближе к вечеру за мной, как и обещал, зашел Артан. Эльф одет очень эффектно. Светло-
бежевый костюм, серо-голубая рубашка, на руках тонкие белые перчатки, волосы убраны назад
в сложную косу. Мужчина держит в руках пышный пестрый букет, с очень сложной
композицией из множества цветов.
– Вероника, это вам. Вы выглядите просто чудесно.
– Спасибо, – принимаю протянутой букет, оказавшийся весьма тяжелым. А у эльфа, похоже,
есть на меня определенные планы, как на девушку, цветы это явно обозначили.
Зашла в свою комнату и поставила цветы в вазу. Прежде чем выйти к эльфу, еще раз взглянула
на себя в зеркало. Нежно-голубое летнее платье без рукавов с широкой летящей юбкой чуть
выше колена и широким серебряным поясом, сидит на мне прекрасно. Серебряные сандалии на
высоком каблуке подают мои ножки в весьма выгодном ракурсе. Волосы я распустила, но при
этом аккуратно их уложила. Очки сегодня ради красоты образа решила не надевать. Придется
быть очень аккуратной, чтобы вновь на улице кого-нибудь не раздеть. Ну, что, в принципе,
рядом с таким мужчиной я должна выглядеть на уровне. И ведь давала себе зарок с эльфами
больше ник сердечных дел не иметь, но кто бы на моем месте устоял против такого образца
красоты и мужественности?
Свидание прошло просто чудесно. Мы с Артаном прогулялись по городу, посетили выставку
экранных изображений (в переводе на понятный мне язык – фотографий) известного
экрохудожника и поужинали в дорогом ресторане. Мужчина вел себя очень галантно,
рассказывал много интересных, а порой и удивительных вещей про этот мир. Например, я не
знала, что здесь есть место, где пустыня, граничит с узкой полоской горной гряды, за которой
начинается царство вечного льда – вот такая аномалия.
Вечер начался хорошо, а вот закончился как-то… странно.
Когда я пришла в общежитие, то решила пригласить Артана на чай – просто захотелось
продлить время нашего общения. И вот я захожу под руку с эльфом в гостиную, а там… Инград
и Стефа вернулись.
Ребята выглядят удивленными. Ну как удивленными – у Инграда при появлении меня и эльфа
натурально отвисла челюсть, а Стефа лишь вопросительно приподняла брови.
– Как вижу, с каникул вернулись ваши соседи и только разбирают вещи, поэтому не буду
навязываться и мешать, тем более, вам пока наверняка есть что обсудить и без меня, – учттиво
произнес Артан, взял мою руку и поднес к своим губам ладонью вверх. Легкий поцелуй, и
слова, произнесенные глядя мне прямо в глаза. Очень внимательно глядя, – Спасибо за
чудесный вечер, Вероника. Смею надеяться, что вы позволите пригласить вас на прогулку еще
раз.
Улыбнулась Артану.
– Конечно. Мне тоже было очень приятно с вами пообщаться.
Эльф ушел, почему-то не став знакомиться с моими друзьями, лишь кивнув им в знак
приветствия и одновременно прощания.
Возникла пауза. Инг и Стефа просто молча стоят и смотрят на меня, я же смотрю на них, и
понимаю, что жутко соскучилась, а все остальное не важно.
С веселым гиком кинулась к Стефе обниматься. К Инграду не решилась, вроде бы мы больше
не пара, да и Стефании такое наверняка не понравится, они же встречаются, а может, даже уже
и поженились.
Стефа в ответ меня очень крепко обняла, чуть ребра не сломав, положив голову мне на плечо.
Сильная девушка.
С Ингом же мы неловко пожали друг другу руки. Парень отвел взгляд, когда я открыто е весело
ему улыбнулась.
Когда эмоции улеглись, мы засели в гостиной, забыв даже о чае.
– Я ничего не понимаю. Ника, почему ты сейчас пришла сюда с ценом Артаном? Что этот цен
делает в академии, и как аирафе Вейтар позволил тебе с ним общаться? Почему ты не отвечала
на мои письма?
– Цен?! – удивилась я. Цен – это некто вроде принца у эльфов. Ничего себе, и Артан умолчал об
этом. Но куда больше меня заинтересовало другое. – А почему Неш должен позволять или не
позволять общаться с мужчинами? Я ведь у него работала, а не была под покровительством.
– Что значит «работала?» – шумно и дружно воскликнули друзья.
– То и значит. Я на магистра больше не работаю. В середине лета контракт был разорван, и я
вернулась в академию.
Глаза Стефы гневно сверкнули.
– Как он посмел? – угрожающим тоном произнесла девушка. Того и гляди сейчас встанет и
отправится разбираться с Нешем.
– Подожди, – успокаивающим тоном обратился Инг к Стефе. – Ника, а из-за чего вы разорвали
контракт?
Пожала плечами.
– Не знаю. Или, вернее сказать – не помню. В договоре был пункт, что в случае разрыва
контракта на мою память устанавливается неснимаемый блок, чтобы я не смогла вспомнить все
время работы у Неша.
– Ужасно, – обескураженно произнесла девушка. Кажется, своим сообщением я окончательно
пробила ее вечное внешнее спокойствие.
– И что, ты оказалась без памяти, летом, в пустой академии? – спросил злой Инград. – Неш
помог тебе адаптироваться?
– Нет. Пришлось самой во всем разбираться. Благо, у меня остались небольшие сбережения…
– Что значит небольшие? – перебил меня демон. – Да с одной только сделки со мной ты на
полжизни была обеспечена.
– Эм… исходя из условий контракта, при его разрыве магистру возвращаются все деньги, что
он мне заплатил в качестве зарплаты, и сумма неустойки, которая где-то в два раза больше уже
выплаченной зарплаты.
Все, я окончательно и бесповоротно ввела своих друзей в ступор.
– Ника, а как ты вообще согласилась подписать такой контракт? – осторожно поинтересовалась
Стефа.
– Как будто у меня на тот момент был выбор. В любом случае, главное, что кабальный контракт
разорван, у меня нет долгов, проблемы свои я частично решила. Так что все в порядке. По мне,
так вышла сухой из воды. Больше Нешу или кому-либо еще меня подловить не удастся. Два
курса академии если отучусь – это уже что-то. Если и отправлюсь на войну, то не не как слепой
котенок, ничего не знающий о мире и ничего не умеющий.
– Сухой из воды? – очень зло поинтересовался Инград. Глаза парня в данный момент стали
насыщенно красного цвета, почти пылают. – Да Неш использовал тебя и выкинул. Судя по
тому, что ты уже не девушка, очень хорошо исп…
– Что? – не девушка? Впрочем, все логично, Неш добился своего. Могла бы даже и не
удивляться. Просто неприятно. Неприятно забывать о важных событиях в своей жизни. А еще
неприятно, что друзья обо всем этом знают.
Наступила тишина. Даже демон сбавил обороты, и больше не торопится продолжать свою
обличительную речь, поняв, что именно сказал. Встала и ушла в свою комнату. Закрылась в
душе и включила воду, чтобы сверхчувствительные демонические уши не смогли ничего
разобрать. Я честно все лето держалась, пытаясь не впадать в уныние и особо не думать, о
ситуации, в которой оказалась. Но то, что сказал Инг…
Почти час проплакала и успокоилась. Ладно, жизнь продолжается. Подумаешь, беда. Просто
теперь буду умнее. А то, что не помню, может даже и к лучшему, мало ли, вдруг все было
ужасно и неприятно. Хотя, если судить о моей реакции на Неша, вряд ли могло быть плохо.
Теперь на меня накатила злость. Пересплю с эльфом. Вот как случится у нас свидание, так и
пересплю. Это же издевательство какое-то. Так долго решаться, и в итоге все забыть. И кто,
главное, воспользовался ситуацией? Неш. Это и обидно.
Ладно, все. Остываю. С Артаном наверстаю упущенное и, наконец, узнаю, что такое близость с
мужчиной. Можно было бы и с Кимом, но он сказал, что еще в том году Неш запретил капитану
любые поползновения в мой адрес.
От принятого решения стало легче и даже веселее. Еще появилось откуда-то ощущение новой
грядущей авантюры. Ну и любопытство. А как это с эльфом? Впрочем, я даже не знаю еще до
конца, как это с человеком происходит.
Ко мне постучались. Открыла. На пороге стоит Стефа. Вышла к девушке. Засели в гостиной за
чаем.
– Ты как? – осторожно поинтересовалась девушка.
– Нормально. А где Инград?
– Пошел разбираться с аирафе.
Я округлила глаза.
– И ты отпустила?
– Не пошел бы он, тогда это бы сделала я, – спокойно ответила девушка.
– Может, стоит пойти и…
– Нет. Пусть мужчины разбираются сами, – не знаю почему, но фраза про мужчин резанула
слух.
– Как знаешь, – мы помолчали. – Ну как у вас дела? Как лето прошло? Ты писала, что артефакт
одобрил вашу с Ингом пару.
– Да, одобрил. Большую часть времени мы провели у моря, побывали у родных Инга в гостях и
у меня во владениях.
– Свадьбу не думаете устраивать?
– Нет. Мы решили отложить с этим до окончания академии.
Почему интересно? Впрочем, спрашивать не стала – не мое дело.
– Понятно. А я летом успела поработать рекрутом в своем мире, представляешь? Привезла тебе
и Ингу сувениры необычные с родины…
Инград пришел где-то спустя полчаса сильно озадаченный.
– Ну что? – поинтересовались мы одновременно со Стефой.
– Неш дал себе врезать, а на дальнейшие вопросы огрызнулся, что это все не мое дело. Я все
равно еще спросил, по поводу денег – неужели у него так их мало, чтобы тебя обирать, магистр
сказал, что ты можешь получить свои деньги, включая заработанные, хоть сейчас, тебе нужно
только зайти к нему и попросить. И вообще Неш вел себя как-то странно.
– Как? – полюбопытствовал я.
– Я бы сказал, что он пьян, но запаха алкоголя я от Неша не учуял. Может, конечно, это какое-
то заклинание, скрывающее запах, не знаю.
Да, Неш такое заклинание точно знает. Проверено на себе.
– Ну что, ты пойдешь к нему? Ты имеешь на это моральное право. Пусть отдаст твои деньги, –
сказала Стефа.
– Нет, конечно! С чего вдруг? Пойти просить, чтобы мне денег дали? Все по контракту. Я знала,
на что шла, подписывая договор. Пусть подавится эти деньгами, я клянчить ничего не стану.
– Правильно, – веско заявил Инград. – Не вздумай идти к нему. Денег я тебе дам, если надо.
– Ничего мне надо. Пока у меня есть все необходимое, даже с запасом. А если не будет, то
постараюсь заработать. Не получится – все равно с голода не умру, в академии иномирян
обеспечивают едой и крышей над головой.
– Почему ты отказываешься от помощи? – поинтересовался Инград. – Я ведь взамен ничего не
прошу и контрактов не предлагаю.
– Я уже ответила. Потому что помощь мне не нужна. Помоги лучше какому-нибудь
обездоленному, если так хочется. Все, закрыли тему. Я привезла из своего мира игру,
напоминает ваш дерб, только попроще. Сейчас научу играть.

Глава 2

Ночью очень-очень тихо вышла из своей комнаты, чтобы не привлечь ненароком внимание
соседей к своей неурочной прогулке, и направилась на выход. Почти уже вышла, как за спиной
раздался грозный голос:
– Ты куда это собралась?
Подпрыгнула от неожиданности и резко обернулась. В гостиной, весь такой нахмуренный, в
одних ночных штанах стоит Инг. Ну, словно папочка застукал. В руках парня заметила…
стакан молока.
– Тебе какая разница? На свидание, – фыркнула я и уже было повернулась, чтобы уйти, но не
успела.
– А посох твой дурацкий тебе зачем? – артефакт в руке возмущенно дернулся, но затих.
– Рано знать тебе еще такие вещи.
– Ника!
– Не кричи, Стефу разбудишь.
– Я и так уже не сплю, – произнесла девушка, выходя из комнаты Инграда. Одета Стефания в
длинную, весьма скромную непрозрачную ночную сорочку, не спорю, выглядящую очень
достойно, но ни капли не соблазнительно. Надо будет поговорить с девушкой по этому поводу
на досуге. – Правда, куда ты, Ник?
Вздохнула.
– На тренировку с посохом.
Недоуменное молчание в ответ. Наконец, Стефа спросила:
– А почему ночью?
– Посох насмотрелся в моем мире фильмов… точнее экранизации, и вообразил, что я ведьма, а
он метла. Теперь рвется летать со мной по ночам. Во всяком случае, мне кажется, что
насмотрелся, ведь раньше летать Сног не рвался.
И новая потрясенная тишина. Видимо сейчас придется объяснять, что за ведьмы и метлы.
– Ника, у тебя все хорошо? – осторожно поинтересовался Инград. – Видимо ты просто устала,
перенервничала. Хочешь, я провожу тебя лекарям? Там тебе дадут лекарство от бессонницы…
Печально вздохнула и попятилась к двери, поскольку Стефа как-то подозрительно стала
надвигаться на меня, да и Инг уже сделал пару шагов вперед.
– Не надо! Я нормальная. Давайте лучше вместо объяснений я вам покажу. Посох особый
артефакт с характером. Одевайтесь быстро, и пошли на улицу.
Друзья послушались и отправились со мной. По пути все же пояснила некоторые моменты. Про
слезы богини рассказать не могу из-за клятвы, поэтому пришлось немного соврать.
– Дело в том, что мы с мастером создали совершенно особый артефакт, с характером, в него
поймана и заложена частичка души. Вначале это проявлялось в том, что посох мог произвольно
кого-то ударить, если ему что-то не понравится, правда, как выяснила опытным путем, Сног
принципиально не бьет белых магов. Проверено на ректоре, магистре Неше и еще парочке
магов, с которыми мне пришлось работать летом. Может, я и ошибаюсь, но вот такую
закономерность заметила. Предполагаю, что частичку души артефакт получил от кого-то… не в
меру светлого, – и капризного, ага, от богини.
– Все что ты сейчас говоришь, очень странно, – перебил меня Инград. – И на проявления магии
совершенно не похоже. Не знаю, как объяснить. Характер, душа… Без заклинаний и формул
такого просто не может быть. Больше похоже на… даже не знаю…
– Чудо? – флегматично предположила Стефа.
– Точно, – кивнул Инград.
– Чудо – понятие растяжимое, – авторитетно заявила я. – Для меня вот сама магия до сих пор –
чудо. А для вас нечто обыденное.
– Ладно, оставим пока эту тему, а то выльется в долгую дискуссию. Так ты утверждаешь, что
посох ни с того сего стал вдруг летать?
– Ну, были предпосылки. Например, когда мы только в первый раз активировали с мастером
посох, Сног отчего-то взмыл вверх, к потолку, и там на какое-то время завис. А вообще посох
пока не летает толком.
– А что он делает? – спросила Стефа.
– Мне кажется, он на до мной издевается.
Все-таки не верят. Нарифе поглядывают на меня с сочувствием. Наверное думают, что у меня
крыша поехала на фоне того, что узнала про Неша.
На улице я прошла дальше, за стадион, в небольшой лесопарк, где мы часто с друзьями
тренировали контроль силы в прошлом году. Вообще посох в принципе и днем летать может,
но пока я не готова демонстрировать свои полеты широкой общественности. Вообще я летать
не люблю, но слишком заманчиво иметь свой транспорт не требующий еды или топлива, да еще
вездеходный.
– Ну что, Сног, давай полетаем, – поставила посох на землю и отпустила его. Сног упал, словно
обычная палка. Гробовое молчание со стороны демонов. – Так, Сног. Хватит придуриваться и
выставлять меня умалишенной.
Артефакт не дрогнул. Инград откашлялся и хотел уже что-то сказать, но я сделала
предупреждающий жест.
– Молчи, – это я Ингу. Набрала в легкие побольше воздуха и командным голосом
выкрикнула. – Ба-а-ать!
Посох тут же подскочил и завис возле меня в горизонтальном положении.
– Ого! – раздалось от Инга.
Стефа подошла ближе.
– Надо же. А я тебе не поверила. Как можно летать на палке? Это же неудобно.
– Нормально. Под тем местом, где сидишь, словно воздушная подушка возникает. Проблема в
другом. Я не летаю на Сноге, а буквально выживаю. Каждый раз посох устраивает мне
настоящую карусель. Это хуже, чем… пытаться удержаться на диком тролле. Как я еще не
поседела, не знаю. Правда, пока ни разу не упала. С каждым разом удается контролировать
посох все лучше и лучше, но все равно, раз пять-шесть за часовой полет Сног взбрыкивает и
«прикалывается» надо мной. Уже думала отказаться от полетов, но посох будто чувствует, и
сразу становится более покладистым. В общем, у нас притирка и борьба характеров
происходит.
Поглубже вздохнула, решаясь, и села на посох. Сног тут же набрал высоту, и со сверхзвуковой
скоростью полетел в сторону луны. Я уже не визжу, привыкла, лишь со всей силы вцепилась в
артефакт.
Посмотрела вниз. Мои друзья трансформировались и в облике демонов пытаются меня догнать,
но куда там, посох быстрее. Этот выверт артефакта я знаю. Сейчас наберет высоту и будет
падать, остановившись только у земли. Когда в первый раз артефакт так сделал, я чуть в мир
иной не отошла.
Готовлюсь к неизбежному, но когда посох начал падать, все равно не выдержала, и тонко
заверещала на одной ноте:
– И-и-и-и! – стоит еще раз порадоваться, что моих фееричных полетов пока не видит широкая
общественность в лице студентов и преподавателей, – Бать! – это я долетела до земли.
Мои коллеги только и делали, что ржали, когда наблюдали за выкрутасами посоха и слушали
мои самые отборные ругательства.
Внизу посох надолго не задержался, и словно ретивый юный тролль, помчался дальше, на облет
спящей академии.
Мои друзья еще какое-то время пытались за мной угнаться – артефакт, похоже воспринял все
как игру в салочки, и шустро уходит от погони. Прошу Снога замедлиться и дать возможность
полетать всем вместе, но куда там.
Стефа с Ингом больше не преследуют посох. Видимо решили дождаться меня в парке. В какой-
то момент Сног вдруг замер. Не успела я обрадоваться, как посох направился в сторону одного
из раскрытых окон академии.
– Стоять! – под мой крик влетаю в узкое окно, едва успев сгруппироваться, чтобы втиснуться в
проем и остаться целой.
К счастью, посадка в этот раз, в отличие от прошлых, когда посох сбрасывал меня на голую
землю, оказалась мягкой – на диван.
– Ну, ты… Бать.
– Вероника?
Огляделась. Да… посох сегодня в ударе, иначе не скажешь. Только не пойму, что они здесь
делают, да еще и вместе? Преподавательское совещание?
– М-м… магистр Неш, магистр Артан. Доброй ночи, – рядом со мной в креслах, с бокалами в
руках сидят два ошеломленных мужчины. – Вы не переживайте, я сейчас улечу и вам мешать не
буду.
Только хотела встать с дивана, подхватив посох, как ко мне шустро пересел эльф, положив руку
на плечо, чтобы не убежала, видимо. А точнее не улетела.
– Ну что вы так быстро? Мы с магистром Нешем рады, что вы залетели к нам на огонек.
Правда, Вейтар?
– Магистр Артан, мне, правда, очень неудобно, что так получилось, я все же не буду мешать
вашему мужскому ночному уединению, – уже почти сбросила руку эльфа и готовлюсь к
стремительному рывку к окну, но тут по другую сторону от меня сел Неш, забирая мой посох и
отбрасывая его на соседнее кресло.
– Ты помнишь Артана? Значит и остальное? Как ты сняла блок? – напряженно поинтересовался
Неш, ухватив меня за подбородок и приблив свое лицо к моему, почти вплотную.
Что-то ситуация, в которую я попала, не нравится. Оказаться ночью, на диване, между двух
подвыпивших весьма могущественных мужчин, явно не к добру.
– Что значит: «помню»? А должна? – спросила я отодвигая от себя Неша и мотнув головой
чтобы освободить и лицо.
Только освободилась от одного мужчины, как меня тут же прижал к себе другой, ухватив за
талию.
– Мы сегодня снова познакомились. А какой приятный вечер вместе провели… – мечтательно
вздохнул Артан.
– Провели вместе вечер?! – прорычал мне на ухо Неш.
Ужом пытаюсь выскользнуть и уползти вниз, но меня возвращают и усаживают обратно в
четыре руки.
– Да, а что такого? – невинно поинтересовался у Неша Артан. – За девочкой больше не ходит по
пятам охрана. Я так понял, вы расстались, Ника свободна, и я могу с ней… познакомиться
поближе. Меня куда больше сейчас интересует, фееричное появление Ники здесь. Вероника, вы
летаете на своем артефакте? Это же невероятно! Я бы даже сказал невозможно, если бы сейчас
все сам не увидел. Как?!
Ответить не успела.
– Она не свободна, – произнес Неш, вновь пододвигая меня к себе, еще и на колени усаживая.
Эльф наклонился, ухватил меня за щиколотки, и поднял их, уложив на свои ноги. Так я
оказалась ну совсем в невыгодном полулежащем положении. С одной стороны я в объятиях
Неша, больше похожих на тиски, с другой – эльф, очень так приятно поглаживающий мои
оголенные ноги. Сейчас пока еще даже ночью жарко, поэтому я в удобных коротких шортах,
маечке и родных любимых кроссовках, на которых, кстати, Артан вдруг стал неспешно
развязывать бантики.
– Вейтар, ты мне друг, но истинна дороже. Ника, скажите лучше вы. У вас есть какие-то
обязательства перед магистром Нешем? Или, может, вы встречаетесь? – спросил эльф.
– У меня ни перед кем нет обязательств! – активировала свой лично усовершенствованный
шокер, который теперь поражает своим разрядом все живое в трех шагах вокруг меня. Под
шумок, пока магистры не пришли в себя от удара, вскакиваю с дивана и хватаю Снога.
Посох притворяется неодушевленным предметом.
– Если ты… Бать, сейчас не заработаешь… – очень угрожающе начала я. Все, довел меня
артефакт. Сломаю. А камни эти волшебные выброшу.
Посох взвился в воздух. Всегда бы так.
Вскочила на артефакт и помчалась на волю. Уже вылетая из окна, слышу крик, заставивший
меня мысленно приказать посоху ускориться:
– Стоять!
Друзья, значит, да? Потерла друг об друга босые ступни. Все-таки успел снять эльф обувь. Ну, я
вам покажу.
Сног стал послушным, больше кульбитов не совершает, летит плавно.
До парка не долетела – мой полет был прерван в результате столкновения. Некто очень
большой и крылатый налетел сзади, схватил, отрывая меня от посоха, и умыкнул.
Мне кажется, посох специально летел спокойно и не очень быстро, чтобы дать себя догнать.
Издевается на до мной, как может.
– Магистр Неш! Вы что, тоже из окна сиганули? – молчание в ответ. – Да… ладно я, но от вас
такого не ожидала. Отпустите, пожалуйста! Меня укачивает от вашего полета. Вас штормит!
Куда мы летим?
Много вопросов от меня, и никаких ответов от довольно злого с виду мужчины.
Мы приземлились на крышу-сад одного из домов в городе. Хотела поинтересоваться, почему
именно сюда сел мой крылатый транспорт, но не успела.
Неш поставил меня на ноги, прижал к себе крепко и начал страстно, безудержно целовать.
Такой… горячий поцелуй. Сейчас я буквально чувствую, как Неж возбужден. Я вырываюсь,
бью мужчину и возмущенно мычу и… плавлюсь от удовольствия. У меня такое ощущение,
словно я создана для того, чтобы принимать и чувствовать этого мужчину, что он имеет какую-
то странную власть надо мной. Магистр, наконец, отрывается от моих губ. На губах мужчины
играет шальная улыбка, глаза лихорадочно горят.
– Ты ведь помнишь, что моя? Верно?
– Не помню, – зло толкаю Неша в грудь. – Что произошло? Почему контракт разорван? Из-за
чего летом я оказалась одна среди академии? Если наигрались со мной, неужели трудно было
хотя бы явиться и все объяснить?
Магистр взял меня в жесткий захват.
– Не наигрался, – чувствую, как мужские руки опускаются со спины вниз, и проникают за пояс
моих шорт. Неш притискивает меня к себе еще ближе, и с удовольствием сжимает. В глазах
мужчины огонь, и вместе с тем азарт. – Ника, ты такая темпераментная, пылкая, чувственная…
Последние слова Неш горячо шепчет мне на ухо, одновременно укладывая на мягкий газон.
Пытаюсь нашарить в кармане свой шокер, но его там не оказывается, Неш вытащил, похоже,
пока летели.
Что же делать?
Становится немного тяжело – это Неш навис сверху, практически обездвижив меня.
– Чтобы никаких больше встреч с Артаном, это ясно? – в приказном тоне, зло произносит
магистр и вновь целует меня, взяв за руки и удерживая их над головой.
Я с готовностью откликаюсь, и мне это все очень не нравится. Такое впечатление, что Неш и
мое тело имеют полное взаимопонимание, но вот мой разум бастует. Почему я должна спать с
магистром? Что вообще Неш себе позволяет?! Он – не мой мужчина, пусть даже таковым и был,
но я этого не помню.
– Ши-и-иб! – едва не плача от обиды, молю я, и… посох слушается.
Сног скользнул мне в руку и направил в нужную сторону, усилив удар в несколько раз.
Неш держась за голову удивленно на меня смотрит. Мужчина откатился сразу после удара.
Произношу зло:
– Не смей ко мне прикасаться, понял?! Встречаться буду, с кем хочу.
Встала, и тут же села на услужливо подлетевший посох. Гордо расправила плечи, тряхнула
волосами и полетела прочь, при этом стараясь не оглядываться на улыбающегося и ласково
глядящего на меня Неша. Похоже, сильно посох магистра приложил.
– Не будешь. Моя, – слышится мне в шуме ветра.
Быстро летя на вновь ставшим послушным посохе, в направлении академии, поинтересовалась:
– Сног, а ты чего это на белого мага напал? – с подозрением интересуюсь я у артефакта.
Естественно, мне никто не ответил. – А то как-то очень уж блаженно магистр улыбался.
Надеюсь, ты ему не волшебного пенделя отвесил? Не надо. Мне лишние проблемы потом не
нужны, понял?
И опять молчание в ответ. Может, мне и правда к лекарям сходить, как советовал Инград?
Возьму средство от бессонницы. А то летаю тут по ночам, нервишки себе расшатываю, с
неодушевленными предметами разговариваю, приключения на одно место ищу… сколько
проблем одним махом решу.
На поляне в парке друзей не оказалось. Видимо решили дождаться меня дома. Возвращаться
пешком домой лень, но пробовать еще раз залетать в окно уже своей комнаты не стану. Во-
первых, окно закрыто, во-вторых, долго искать свое окно придется – точно не скажу где моя
комната, если смотреть со стороны фасада здания, как-то раньше не интересовалась этим
вопросом.
Благо, обратный путь прошел без происшествий. В гостиной меня действительно ждали Инг со
Стефой. Стоило мне войти, и ребята закидали меня вопросами про мой артефакт. Прежде чем
что-то отвечать, навестила уборную и ополоснулась, смывая с себя посторонние запахи.
Незачем ребят смущать и давать лишний повод к себе принюхаться.
Легла спать в итоге почти под утро. Завтрак проспала, а вот ближе к обеду надела
соблазнительное облегающее платье темно-синего цвета и пошла узнавать, где же в академии
личный кабинет магистра Антара. Кроссовки то вернуть надо.
В парадном холле на информационных стендах быстро выяснила нужные мне данные. Судя по
номеру, кабинет эльфа следующий, после Нешевского. Точно друзья. Даже кабинеты
поблизости. Главное сейчас на Вейтара возле кабинета Артана не наткнуться, или вообще
прямо у эльфа.
Неспешно иду по коридорам. Академия сегодня кажется оживленной. Все больше студентов
возвращаются с каникул, появились и первокурсники. Вот трех явно новеньких иномирянок в
скромных платьях, окружила большая компания из парней старшекурсников, тесня девушек в
дальний угол. Явно, что парни решили попугать «свежачок», а может и присмотреть себе кого
для «покровительства». Хорошо, что после троллинга я заработала себе репутацию «своего»
человека, и без особой надобности задирать не будут, даже если я без сопровождения. На днях
должны приехать мои подопечные Ханна и Никита. Очень хочется оградить ребят от всего
этого безобразия, но пока плохо представляю как это сделать. Не просить же Стефу и Инграда
ходить зпо пятам за выбранными мной людьми. Пока ребята еще проходят адаптацию в центре
– мы приехали из экспедиции довольно поздно, да и обучение у землян самое долгое.
Вот и кабинет Артана. Стучусь, слышу дозволение войти. Вхожу. Не могу сдержать
разочарованно вздоха. И Неш здесь. Вейтар с Артаном друзья не разлей вода, что ли?
– Приветствую магистры, – сладко улыбнулась и встала в наиболее выгодную для себя позу,
показывающую все достоинства фигуры и по возможности скрывающую недостатки.
Гипнотизируя призывным взглядом эльфа. Тянет рассхохотаться, но я сдерживаюсь. Смешно от
себя. Флиртовать на публику, да еще и так наигранно мне не приходилось еще. Впрочем, моей
актерской игре, похоже, верят. Вон, эльф расплылся в счастливой улыбке. А вот Неш и не
смотрит в мою сторону. Сидит весь такой холодный и далекий, со строгим лицом. Этакая
высокая шишка, которой нет дела до простых студентов.
– Вероника, здравствуйте! Чем обязан? -эльф тоже посылает в мою сторону такие радушнве
взгляды и улыбки, что можно расстаять.
– О, магистр, я пришла за своим имуществом, – говоря это, медленно, с походкой от бедра,
приближаюсь к столу Артана. Останавливаюсь как раз рядом с креслом Неша, едва не подпирая
бедром руку и плечо Вейтара. Попробуй теперь делать вид, что меня не замечаешь, Неш.
– Это какое? – удивлённо приподнимает брови Артан.
– Ну как же, – опираюсь на стол, тем самым убивая двух зайцев – эльфу демонстрируя в
выгодном ракурсе верхние почти девяносто, а одному нарыщенному аирафе – нижние. – Моя
обувь. Зачем вы, кстати, ее стянули?
– Ах, да, ваша оригинальная обувь… – "вспомнил" эльф, лукаво улыбаясь.
– Если она вам так нравится, то в следующий раз из поездки в роднлй мир, привезу вам
мужской экземпляр. А эта пара на вас все равно не налезет, так что прошу отдать, – слышу, как
Неш отстукивает пальцами какой-то ритм по подлокотнику своего кресла, и это почему-то
нервирует.
Артан фыркнул.
– Конечно же отдам, вот только дело в том, что… Вчера я выходил за территорию академии, и
оставил вашу обувь в своем городском доме, если она нужна вам срочно, то вечером мы можем
зайти ко мне, и вы ее заберете. Как раз и на премьеру новой театральной постановки успеем.
– Чудесно! – поощрительно улыбнулась я эльфу, при этом у меня создалось впечатление, что за
моей спиной сидит дико злой и голодный хищник, в любой момент готовый бросится в атаку,
но пока сдерживающийся. Получаю огромное удовольствие от своей игры и от того, что злю
Неша. Сама не понимаю, почему мне так хочется выводить из себя своего куратора. Хотя, чего
там, знаю. – В таком случае до вечера. А обувь можно забрать и после театральной постановки.
Да, после. Зайти в жилище эльфа, за обувью, а вернуться в академию к завтраку. Кажется,
Артан намек понял, вон глазах бесенята играют. Мне от чего-то кажется, что Артану тоже очень
нравится дразнить Неша.
– До свидания, – плавно двинулась в обратный путь, но в дверях меня настиг холодный приказ
Вейтара:
– Студентка Ветрова, подождите меня в коридоре. Я скоро к вам выйду.
Ну вот, доигралась.

Глава 3

Выйдя за дверь, серьезно раздумываю над тем, не сбежать ли. А смысл? Все равно мне в
академии еще учиться и учиться. Неш по любому выловит, если захочет – это его территория.
Магистр действительно вышел всего минут через пять после меня. Мужчина кивнул на дверь
соседнего кабинета, тем самым предлагая следовать за ним.
Такой строгий неразговорчивый Неш, глядящий на меня, словно на провинившуюся,
замеченную в дебоше студентку. Мужчина сел за свой стол, опять же жестом пригласил меня
сесть на стул напротив. Последовала приглашению. Стоять на высоких каблуках, что сейчас на
мне надеты, то еще удовольствие.
– Итак. Вероника, вот документы на дом в городе, купленный на ваше имя. Я взял на себя
смелость выбрать место лично, поскольку вас летом в этом мире не было, и вы были вне зоны
доступа для магических вестников. Дом куплен на выплаченный вами штраф из-за разрыва
контракта. Заработанные вами деньги за время работы у меня будут переведены вам обратно на
счет в течение трех дней. По остальному…
Круглыми глазами смотрю на магистра. Сказать, что я удивлена, значит ничего не сказать.
– Постойте. Почему вы возвращаете мне деньги? Зачем мне дом?
– Я все-таки не монстр, чтобы лишать вас честно заработанных денег, – прохладно ответил
мужчина.
– Но контракт…
– Забудьте об этом контракте, – жестко отрезал Неш.
– Хорошо… а почему только сейчас вы все возвращаете?
– Вы задаете слишком много вопросов, Ветрова. Видимо, не так уж вам эти деньги и нужны. Я
ведь могу и передумать.
Это мне намекают, чтобы замолкла уже? Да не вопрос. Любой каприз за возвращенные деньги.
Настроение сразу поднялось на неведомые высоты.
– Ладно. Ну, может, хотя бы про дом поясните?
– Дом вам точно пригодится. Полагаю, все приобретенные за время пребывания в этом мире
вещи уже не помещаются в вашей комнате. Будет, где хранить, и не надо ни к кому обращаться
за помощью в этом вопросе.
Это да, в блоке, в моей комнате настоящий склад, а не уютная комнатка молоденькой
студентки. Еще много вещей до сих пор лежит в квартире Миктиля, к которому я то и дело в
последнее время бегаю за чем-нибудь, тем самым напрягая парня. Впрочем, эльф не против, и я
частенько задерживаюсь, довольно весело проводя время с новым кровным родственником.
– К тому же, – продолжил свою мысль Неш. – Это хорошее вложение денег и место, где вы
сможете жить во вне учебное время. Дом находится поблизости от академии и с видом на
городской канал.
Молчу, не зная, что сказать. Благодарить не тянет. Как-то странно все это. Но дом уже не
терпится сходить осмотреть. Интересно, а там есть сад на крыше?
– И еще. Насчет наших занятий. Вы планируете продолжать обучение у меня основам древней
магии или считаете, что это вам больше не нужно?
– Я… как-то не думала над этим вопросом, – я вообще полагала, что с Нешем теперь
контактировать не буду, не то что ходить к нему на уроки.
– Думайте сейчас. Я не против продолжения занятий.
– Вынуждена отказаться, – очень осторожно ответила я. – Дело в том, что со второго курса,
насколько мне известно, занятий прибавится, и времени будет совсем мало, а основной упор я
все же решила делать на артефактологию, – да очень полезный предмет. Сжимаю тоненький
браслетик на руке, что сделала и придумала сама – шумовой артефакт в новой необычной
форме. При активации действует только на определенный объект, оглушая того нереально
громким звуком. Пока объект отходит от шумовой атаки, можно убежать. Шокер возможно
более эффективен, но в моем нынешнем платье прятать просто некуда, поэтому порывшись в
вещах, нашла альтернативу.
– Что же, ваше право. Тогда не смею вас больше задерживать, – ледяным тоном ответил Неш и
сделал вид, что погрузился в изучение каких-то документов у себя на столе. Мне отчего-то
кажется, что мужчина обиделся.
Немного помедлила, а потом все же встала и вышла из кабинета. Что значил это разговор с
магистром? Такое впечатление, что мужчина ясно дал понять, что свои обязательства он
выполнил, даже сверх меры, вернув деньги и уточнив про занятия, и официально признал, что
какое-либо общение между нами закончено. Неужели так повлиял на Неша мой флирт с
Артаном? Обиделся, решив, что на такую ветреную особо точно не надо тратить свое время? Не
знаю. Одни вопросы. Вернуть бы еще память, помимо денег.
По пути домой встретила Инграда, под ручку с незнакомой девушкой.
– Ника, позволь тебя познакомить, это моя младшая сестра Этель. Этель это моя подруга и
соседка по комнате Ника. Помнишь, я рассказывал тебе?
Мне вежливо улыбнулась совсем юная девушка лет пятнадцати на вид. Фамильная черта –
красные волосы, присутствуют, причем волосы длинные и роскошные. А так родственники не
особо похожи, видимо девушка пошла в остальном в маму. У Этель большие глаза серо-
голубого цвета, курносый носик и неожиданно строго поджатые тонкие губы. Даже когда
улыбалась, девчушка выглядела довольно серьезно, несмотря на милый вид.
– Да, помню, – коротко ответила Этель.
– Моя сестра очень талантлива, – вновь не менее гордо произнес Инград. – Досрочно окончила
школу и сдала экзамены в академию.
– Это очень здорово! – только не пойму, что детям делать в этой академии. Дело не в уровне
знаний, а в том, что здесь творятся вещи, которые юным созданиям видеть и знать не стоит.
Впрочем, это опять же не мое дело. Раз глава семейства одобрил поступление дочери сюда,
значит так надо.
– Я сейчас провожаю Этель до ее комнаты и помогая ей освоиться и заселиться. Пойдешь с
нами? – предложил Инг.
– С радостью.
Мы с Инградом проводили его сестру до ее блока, где парень разузнал, кто будет соседками
девушки, вещи, как выяснилось, уже все занесли. После мы посетили столовую и пообедали.
Девушка достаточно быстро освоилась и из столовой уходила уже со своими соседками по
блоку.
Мы с демоном тоже неспешно отправились к себе.
– А где Стефа? – поинтересовалась я.
– В библиотеке. Уже начала подготовку к новому учебному году.
– Это правильно. Тоже пора навестить библиотеку. Только зайду переоденусь.
– Ты чудесно выглядишь, – отметил Инград, как-то очень долго оглядывая мою фигуру. – По
какому поводу так оделась?
– Да, настроение просто сегодня такое, – широко улыбнулась, вспоминая реакцию Артана на
мое появление. – Сегодня вечером, кстати, в театр иду.
– С кем же? Неужели с магистром Нешем? – с нотками язвительности в голосе поинтересовался
парень.
– Нет, конечно. С магистром Артаном.
Инград даже остановился, удивленно на меня посмотрев.
– С ценом Артаном?
– Верно.
– Не стоит.
– Почему это? –огорошил меня демон.
– Извини, но вы с ним совсем не пара. С ценом Артаном ты вряд ли будешь долго встречаться.
Я криво усмехнулась.
– Не мой уровень?
– Если хочешь, то так, – Инг не отвел взгляда. – Вы не пара. К тому же эльфы с людьми могут
иметь отношения, но вот чтобы создать с кем-то прочный и долгий союз – это редкость. Тем
более, речь идет о цене.
– А аирафе Вейтар мне пара?
– Нет.
– Ну а какой-нибудь нарифе? Вот взять тебя, к примеру. Мы же с тобой встречались, ты даже
что-то планировал насчет свадьбы.
– Речь сейчас не обо мне и абстрактных нарифе, а о тебе. Ты уже один раз обожглась. Хочешь
еще?
Фыркнула.
– Хочу, – не хочу, конечно, просто назло ответила. А на Артана у меня и нет серьезных видом.
Так, поиграть на нервах у двух «друзей», попытаться выяснить хоть что-то о своем забытом
прошлом, ведь эльф определенно что-то знает. Ну и, может, все-таки пересплю с ним, правда, в
свете открывшихся обстоятельств это идея не кажется мне такой уж хорошей.
Инг вдруг схватил меня за руку, причем довольно болезненно, и развернул к себе, оказавшись
чересчур близко.
– Вот почему ты такая, а?
– Какая?
Между мной и Инградом повисла напряженная тишина. Инг слишком близко. Буквально
нависает надо мной.
– Забудь. Делай что хочешь, – казалось, спустя вечность, произносит Инград, и отпускает меня,
отходя. Я облегченной выдыхаю, поскольку не представляю, как бы отреагировала, реши
парень меня поцеловать. Скорее всего ударила бы шумовым артефактом, но есть и небольшая
вероятность, что ответила. Я еще помню, как чувственно умеет целоваться Инград, и совсем не
помню, как мы расставались, а потому могло и щелкнуть что-нибудь в сердце, отключая голову.
Но тогда я не смогла бы смотреть в глаза Стефании, так что все к лучшему. Мне кажется, у
Инграда еще до конца не остыли чувства ко мне, иначе этой бы ситуации не произошло. Но
время лечит. По-хорошему, мне бы отделиться от друзей, но куда?
На самом деле, будь сейчас Инград свободен, ни о каких эльфах и речи бы не шло. С демоном
бы еще вчера узнала, как это, быть женщиной. Так и представляю. Пришла бы в каком-нибудь
эротическом бельишке, соблазнила Инга, парень бы конечно, сопротивлялся немного, говорил,
что он не такой, надо сохранить чувства не замутненными до проверки на артефакте, да и
вообще, что я, дрянь такая, с Нешем спала, но потом бы все равно сдался под напором моего
энтузиазма.
Эх, мечты, мечты. Нет, точно надо съезжать. А то идет вот рядом образец сексуальности с
огненным темпераментом. Инг словно нарочно так близко, что мы вот-вот коснемся плечами, и
это тоже… создает напряжение.
Кстати насчет купленного Нешем дома. Жилище ведь вроде рядом с академией. Можно туда
переехать. Раньше ночевки в городе были невозможны, ведь в академию в учебное время
можно войти и выйти только в вечернее время, потому разве что простым студентам подвалами
выбираться, но в них я зареклась лазить после того случая с тварью. Но теперь у меня есть
посох, три-пять минут нормального полета и я на месте. Вот только улетать, и прилетать надо
будет затемно, чтобы не засекла охрана.
Вечером за мной зашел Артан. На этот раз эльф в черном костюме с белой рубашке. С цветом
платья я угадала – надела черное. Платье элегантное, в пол, спереди довольно строгое и
украшено лишь черным кружевом, а вот спина полностью оголена, причем вырез снизу
довольно экстремальный.
– Вероника, вы прекрасны! – сделал мне комплимент Артан, и вручил новый букет на этот раз
ярко-алых цветов.
– Спасибо, – улыбнулась я.
– Здравствуйте магистр, – за моей спиной в креслах сидят Инград со Стефой. Это ребята учтиво
поздоровались с Артаном. Может, я и надумываю себе, но у меня ощущение, что мою
оголенную спину буквально прожигает неодобрительный взгляд демона.
– Приветствую, студенты. Ника, вы готовы идти?
– Да!
Мы с эльфом неспешно идем на выход из академии. На нашу пару оглядываются. Мы вызвали
большое любопытство среди студентов. Наверняка теперь мне будут приписывать новый роман
и нового покровителя. Да, роковая я женщина, оказывается.
В воротах меня неожиданно окликнул охранник.
– Девушка, минутку. Пройдите пожалуйста идентификацию на артефакте.
Странно. Зачем? Проверяют обычно не на выходе, а на входе. Но делать нечего, положила руку
на круглую сферу, та засветилась желтым, тем самым говоря, что все нормально, я студентка
академии, и тут на мгновение мелькнула красным, и на моем указательном пальце появилось
кольцо.
– Что это? – поинтересовалась я у остановившего меня охранника, тот безразлично окинул мою
руку взглядом.
– Кольцо – это артефакт, ограничивающий ваше передвижение территорией академии. Вам
запрещено выходить за ворота, и вы теперь этого не сможете сделать до особого разрешения
главы безопасности академии. Теперь, каждый раз, когда будете планировать выйти, вам нужно
будет согласовывать этот вопрос лично с аирафе Вейтаром.
– Что?! Не может этого быть. Это ограничение прав студентов и их личной свободы! –
возмутилась я. Не ожидала такого от Неша.
– Можете пожаловаться ректору, – равнодушно пожал плечами охранник.
Да, ректор то меня будет очень рад видеть. Нет, к ректору я пойду в последнюю очередь. Или
вообще не пойду.
– Я городским властям пожалуюсь, – угрожающим тоном произнесла я, при этом стала
замечать, что за моей спиной раздаются смешки. Обернулась. Это Артан веселиться.
В то же время охранник скучающим голосом мне ответил:
– Академия является отдельно взятым субъектом, не подчиняющимся городу и его властям.
Вот значит как. Резко развернулась и направилась в сторону академии.
– Ника, вы куда? – нагнал меня все еще чему-то радующийся эльф. По мне, так ситуация совсем
не располагает к веселью.
– К магистру Нешу. Из-за чего вы так веселитесь? Как думаете, какой радиус действия у этого
артефакта? Что если по воздуху перелететь через ворота?
– Думаю, Неш это учел. Не переживайте. Вряд ли Вейтар закрыл вам выход надолго. Скорее
всего, только на этот вечер, все же подобное против правил академии, и мой друг врд ли
захочет, чтобы его обсуждали в академии контексте притеснений одной определенной
студентки. А веселюсь, от того, что поражен. Это совсем не похоже на Вейтара.
– Что именно?
– Такая реакция. Магистр Неш охраняет вас, словно сокровище. После встречи с вами в
академии, мне показалось, что Вейтар охладел к вам и более не заинтересован, но, похоже, я
ошибся.
– И это смешно?
– Я знаю Неша довольно давно. Мы с детства дружим, и могу сказать, что противоположный
пол Вейтара сильно разбаловал своим вниманием, и к девушкам, к сожалению, у моего друга
отношение стало… несколько прохладное. Раньше, надолго его не могла заинтересовать ни
одна особа. Разве что моя кузина Альяра остается для Неша неким абстрактным и
недостижимым идеалом девушки. Недостижимым для остальных особ женского пола,
претендующих на внимание Вейтара.
– Что же тогда ваш друг не с этой…
– Альярой? Так она еще с детства помолвлена с главным советником центавра, и не собирается
своему жениху ни с кем изменять, а помолвку разорвать невозможно, поскольку такова воля
центавра. Да, и моя высокоморальная сестрица вроде бы никогда и не собиралась показывать
характер и идти против навязанного жениха.
– Но ведь аирафе Вейтар был женат. Значит, все-таки нашлась та, что его достаточно
заинтересовала, разве нет?
– О, вы знаете, что Неш был женат? Вообще мой друг старается об этом особо не
распространяться. Пример его женитьбы брать не стоит. Я не буду объяснять, почему, не имею
права.
Как интересно. Еще и эльфийка. Не знаю почему, но информация об этой Альяре неприятно
царапает душу. Ладно, сменим тему. Женщины Вейтара меня нисколько не интересуют.
– Если судить по вашему поведению, Артан, то вы нисколько не расстроены и не возмущены
тем, что друг разрушил ваши планы на вечер.
– О, я, безусловно, очень расстроен. Даже немного возмущен. Но все-таки больше забавляюсь
сложившейся ситуацией. И рад, что мой друг, наконец, вылезает из своего панциря
равнодушия, в который он залез после смерти жены. Если вы ему дороги, то я мешать не стану,
хотя вы и очень мне симпатичны и интересны.
Понятно, эльф, похоже, сливается. Буквально, Антар сейчас сказал, что баб много, а друзья
дороже. Что-то не везет мне с личной жизнью в этом мире.
Ладно, тогда хотя бы разузнаю что-нибудь полезное для себя.
– Вы знаете, по договору с магистром Нешем я забыла все, что произошла в первую половину
лета. У меня сложилось впечатление, что вы мы уже были знакомы. Это так?
– Верно, – кивнул Артан, не став увиливать.
– Скажите, а вы можете мне что-то рассказать об этом периоде моей жизни. То, что можно.
Просто неприятно совсем ничего не помнить.
– Увы, мне известно о вас очень мало. Мы только раз вместе пообедали. Единственное, что
могу сказать, мне показалось, что вы очень ценный сотрудник.
– Что это значит?
Эльф не ответил, лишь таинственно пожал плечами. Вот и разузнала. Только вопросов
прибавилось.
– Артан, а почему все-таки вы вдруг решили стать преподавателем?
– Я изгнан. Ну, или вернее нахожусь в ссылке. За одну провинность перед центавром.
– Да? Какую, если не секрет?
– Плел против отца заговор. Хотел сместить его, и самому стать центавром.
– Ой!
Артан хмыкнул.
– Не удивляйтесь. Это у нас в порядке вещей. Мои братья уже по нескольку раз пробовали
прийти к власти, но пока ни у кого не получилось. Это у нас как игра. Отец позволяет нам
пробовать оспорить его силу, но если разгадывает заговор, наказывает. Центавр считает, что
нам нужно учиться хитрости, умению плести интриги и находить общий язык с подданными.
Меня все это как-то раньше не очень интересовало. Впервые решил попробовать, и вот
закономерный итог. Что касаемо, почему именно преподавателем – просто стало интересно, что
Вейтар нашел такого хорошего в этой профессии и академии. Надо же было мне куда-то
податься, а тут с другом все веселее. Не думаю, что задержусь в академии дольше, чем на год.
Отец отходчив.
Я удивилась.
– А почему вы мне все это рассказываете? Разве можно? – про жизнь центравра и его семьи, про
неудавшиеся перевороты. Уверена, о таком широкой публике не известно.
– Вам можно.
– Почему?
– Не думаю, что Вейтар в ближайшее время откажется от вас, раз столь явно проявил свою
заинтересованность, а значит, вы в ближнем круге и можете знать чуть больше чем остальные.
Как вы своими знаниями и положением распорядитесь – это уже на вашей совести.
Какая странная логика.
Мы дошли до кабинета Неша, но его там не оказалось. А как выяснилось чуть позже, магистра
вообще нет в академии. Сбежал, подлый трус.
– Ну не расстраивайтесь, – попытался утешить меня эльф. – Как только увижу Вейтара, с ним
поговорю, и он обязательно снимет запрет. Хотите, в академическом парке погуляем?
Оглядела парадно одетого Артана, свое длинное платье и отрицательно покачала головой.
Надо было видеть удивленные лица друзей, когда я вся такая мрачная вскоре вернулась
обратно. На расспросы не отвечала. Закрылась в своей комнате и плюхнулась на кровать.
Все. Надоело. Больше никаких эльфов, демонов, магистров и прочих представителей местной
фауны. Не понять мне этих мужчин. Другой мир – другие правила. Вот доучусь, стану
полностью независимой и как Миктиль отправлюсь в мой мир, найду себе там нормального
мужика и вытащу его сюда, предварительно окольцевав. Эх, мечты, мечты.
Пошарила рукой по кровати, позвала. Тамика нет, причем я его еще с лета не видела. Как ни
звала, подарок Лана так и появляется. Судя по письму, что мне отправил мой персональный
маньяк, с тамаком все-таки что-то произошло, иначе бы питомец сейчас исправно таскал
письма от Лана. Жалко. К маленькому почтальону, я успела привыкнуть.
Ладно, раз не удалось хорошо провести вечер, проведу его с пользой. Схватила учебник по
теории заклятий третий степени. До начала учебного года осталось всего ничего.

Глава 4

Когда утром проснулась, обнаружила, что кольца, ограничивающего свободу моего


передвижения, на мне больше нет. Ура! Правда, Нешу ничего не мешает сделать подобную
пакость вновь. Отсюда вывод: не злить преподавателя и по возможности с ним не встречаться.
Только последнее трудно будет сделать, поскольку Неш у нас будет продолжать вести боевую
магию.
Оставшиеся до начала учебы дни стали лететь пугающе быстро. Я подготовилась, как могла, к
началу занятий, возобновила свою учебу у мастера Кмера, привела к вампиру, как и обещала,
Деквана. Не знаю, о чем два мастера общались, но, как мне показалось, Декван ушел от Кмера
вполне довольный.
Деньги, как Неш и обещал, пришли на счет через пару дней, причем в таком количестве, что я
действительно начала ощущать себя весьма ценным и высокооплачиваемым работником.
Через несколько дней я сходила посмотреть на выбранный магистром дом. Мне понравилось.
Небольшой особняк песочного цвета, стоит прямо на набережной и действительно совсем
близко к академии. Три этажа. Есть сад на крыше. Внутри все новенькое (даже запах как у
жилища только после ремонта), аккуратное и, главное, чистое. Работают очистительные
стационарные артефакты. Нашла крупный магический агрегат для стирки вещей. С виду –
большая бочка с панелью управления на боку. Заливаешь из крана воду, закидываешь порошок
или что есть в наличии, включаешь нужный режим на панели, и забурлило. Класс. А то с
приезда в этот мир приходится все на руках стирать. Обставлен особняк, на мой взгляд,
довольно дорого, в эдаком классическом сдержанном стиле. В общем, заезжай и живи в любой
момент, только что холодильник пустой.
В саду мне особенно понравилось, ничего особенного, газон да разномастные кусты, некоторые
цветут. Но главное, с крыши открывается вид на реку и красивый мост неподалеку с каменными
скульптурами зверей, отдаленно напоминающих тигров.
Осмотрев дом, наведалась к Миктилю и перетащила от парня свои вещи. Отметили новоселье с
эльфом, который подрядился помогать мне с переездом. Всю ночь я не спала, расставляя по
дому свои охранные заклинания. Ближе к утру вышла передохнуть в сад, села на траву,
огляделась… и поняла, что место мне знакомо. Нет, понятно, что я тут была. Но в темноте все
смотрится по-другому, и, может, я, конечно, и выдумываю, но Неш притащил меня именно в
этот сад, когда поймал ночью в небе.
А и ладно. Откинулась на мягкую траву и с удовольствием любуюсь на постепенно светлеющее
небо до сих пор нового, но уже не чужого для меня мира. Полной грудью вдыхаю свежий
ночной воздух. Хорошо. Только мужчины под боком не хватает для полного счастья. Вот
просто так лежать рядом и смотреть на небо. Надоело одиночество.
– Ты где ночь провела? – вырвал меня из задумчиво-философского настроения голос Инграда.
Утром вернулась в академию и зашла в блок, чтобы поставить Снога в комнату и вместе с
ребятами пойти на завтрак. Демон, кажется, сейчас во мне дырку прожжет своим огненным
злым взглядом, да и Стефа поглядывает на меня неодобрительно, но не в ее стиле меня
отчитывать или осуждать.
– С любовником, – подмигнула я Инграду. Знаю, что уже повторяюсь с этими шутками, но мне
нравится злить Инга. Тем более что демон наверняка что-то такое себе и думает, задавая вопрос
в подобном тоне. Не буду обманывать ожиданий парня. Не оправдываться же – Инг мне друг, а
не муж.
– Ника, я серьезно! – буквально рычит Инград.
– У меня теперь есть свой дом. Вечером приглашаю в гости отметить новоселье, – просто
ответила я, улыбаясь Инграду и Стефе. Все-таки за меня волновались, переживали. А я даже не
предупредила. Просто хотела вернуться на ночь в академию, но так увлеклась установкой
охраны, что забыла обо всем другом. Да и хотелось подольше побыть в своем новом доме.
– Откуда? – с подозрением интересуется Инг. – У тебя же нет денег.
– Магистр недавно вызвал меня к себе и сообщил, что переведет мне заработанные у него
деньги и те, что ушли на штраф.
– Да ну?
– Ага.
– Ты попросила? – поинтересовалась Стефа.
– Нет. Он меня перед фактом поставил.
– Совесть замучила его? – предположил Инград.
– Не уверена, что у магистра она есть.
Повисла тишина. Похоже, мы все дружно задумались, есть ли у Неша эта самая совесть. Ну, во
всяком случае я задумалась именно об этом.
За завтраком к нам присоединился Кимет. Парень в юмористическом ключе рассказал ребятам
о своей летней практике, о том, как его гонял с заданиями магистр, и как храбро Ким сражался с
тварями в составе студенческого спецотряда.
После завтрака, уходить из столовой я собралась вместе с Кимом. Мы договорились, что
капитан встретит вместе со мной прилетащих уже через полчаса Ханну и Никиту. Как сказал
Кимет, ему интересно, я одна такая… оригинальная, или в моем мире все такие.
– Вы куда? – поинтересовался Инград, когда я отправилась под ручку с Киметом в
противоположную от друзей сторону.
– Сегодня в академии появятся двое ребят из моего мира, на первый курс поступили.
– И что? – не понял Инг.
– Ничего. Ты же сестре своей помог обжиться, вот и я хочу помочь.
– Но она моя родственница.
– А это в некотором роде мои подопечные. Все-таки отчасти благодаря мне они теперь здесь, –
ну и к тому же Ханна мне теперь тоже кто-то вроде дальней родственницы.
Стефа с Инградом не пошли, видимо, есть дела поважнее.
Мы с Кимом у ворот встретили сначала Никиту и появившуюся минут через десять со своим
наставником Ханну. С рыженькой девушкой мы радостно обнялись. Правда, девушка, на мой
взгляд, выглядит немного растеряно, но для первокурсницы это нормально. Зато Никита весел и
бодр, с любопытством оглядывается, глаза горят, на лице предвкушающая улыбка. Надеюсь,
парня не станут сильно мучить ночные кошмары с пауками и прочие приятности от зова
эгрегосов. За Ханну-то я спокойна, от привязки к паукам девушке удалось избавиться еще на
Земле.
Весь день я провела с ребятами, причем с пользой не только для них, но и для себя,
перезнакомившись с кучей народа из общежития для иномирян. Теперь знаю многих
первокурсников, да и с теми, кто перешел на второй курс, тоже, наконец, нашла общий язык.
Третьекурсников в общежитии оказалось мало, и все какие-то мрачные, на контакт не пошли.
Студентов с четвертого курса вообще по пальцам пересчитать можно, я уже не говорю про
более старшие курсы.
Я даже заметила, что ко мне, как и к Кимету, народ тянется. К Кимету понятно почему. А ко
мне, видимо, тоже как к примеру успешной иномирянки – участвовала в троллинге, причем не
на последних ролях, покровители разные крутые рядом крутятся, благоволит капитан команды
по троллингу, живу в платных апартаментах. Подумала, что иномирянам и так живется
непросто тут, так что надо больше отдыхать и развлекаться, потому подбила целую толпу
студентов пойти на стадион поиграть в мяч и прочие игры на воздухе. И народ пошел за мной и
Киметом словно за своими лидерами и вожаками. Пока шли к стадиону через академию, пугали
проходящих мимо местных студентов и преподавателей своим количеством и создаваемым
шумом. От нас шарахались и удивленно озирались вслед. Да, первокурсников очень много,
жаль, все быстро отсеиваются.
На стадионе время провели очень здорово. Лучше всего развлекаются те, кто это делает словно
в последний раз. Каждый иномирянин здесь понимает, что его жизнь может круто повернуться
в любой момент, и завтра он окажется либо на войне, либо в качестве игрушки какого-нибудь
местного богача. И не известно, что хуже, хотя большинство, особенно девушки, стремятся ко
второму варианту.
Вечером в новом доме устроила вечеринку. Были Кимет, Стефа с Ингом, Ханна, Миктиль и
Никита. Я одновременно отметила и переезд в новый дом, и окончание каникул, ну и
прошедший уже день рождения – вообще он у меня в конце второго летнего месяца, но когда
попала с экспедицией в свой мир, там оказалась поздняя осень. И если считать по
летоисчислению моего мира, мне исполнилось двадцать лет. Все мои гости, кроме Ханны с
Никитой, данному факту очень удивлялись, ведь остальным уже около тридцати лет, а Киму так
вообще под сорок. Так что мы с Ханной и Никитой смеялись над «старичками», а те
поглядывали на нас с сочувствием, как на слишком рано повзрослевших детей.
Утром первого учебного дня в приподнятом настроении иду на первую лекцию. Инг немного
задержался со Стефой. Свернула в очередной коридор и заметила Неша. Среагировала на
автомате. Быстро сделала шаг назад, уходя из зоны видимости преподавателя.
Сердце быстро колотится от испуга. Сама от себя не ожидала подобной прыти. Придется идти
долгим обходным путем. Встречать Неша, на мой взгляд, это как плохая примета. А уж если
магистр дорогу перейдет, или ты ему, то жди беды.
Не успела далеко отойти. Через пару десятков шагов за спиной раздался вкрадчивый голос
магистра Неша:
– Вероника Ветрова, вы меня избегаете?
Дернулась от неожиданности. Это тело решило, что надо бежать, но разум возобладал.
Обернулась к мужчине.
– Доброе утро, магистр Неш. Нет, что вы.
– Да? А мне показалось наоборот.
– Магистр, не держите меня за руку, пожалуйста, и вы стоите слишком близко. На нас смотрят.
– И что?
– Как что? Что о нас подумают?
– О нас и так много чего думают, – произнес Неш, и не думая меня отпускать и отходить. – Тем
более, вы то с одним преподавателем запираетесь в кабинете, то с другим под ручку пытаетесь
скрыться в неопределенном направлении.
Я прищурилась.
– Вы ревнуете?
– Считаете, не стоит?
– Считаю, что вы на это права не имеете. Так же, как и запирать меня в академии.
Неш еще больше ко мне приблизился, буквально нависнув надо мной. На нас уже неприкрыто
стали озираться.
– Если понадобится, я запру вас не только в академии.
– Где еще? В подвале, как хотели ректор с магистром Декваном когда-то?
– Есть более приятные места.
– Не надо мне угрожать.
– Я не угрожаю, Вероника.
– А что же вы делаете?
– Обещаю, – Неш наконец отошел от меня.
– Магистр, может, объяснитесь? А то я ведь ничего не помню, а с того момента, как оказалась в
середине лета в академии, сделала вывод, что раз контракт разорван, вас нет рядом, то и любое
общение между нами окончено. Я не права?
– Это спорный вопрос, который мы решим с вами в частном порядке.
– Когда?
– Тогда, когда вы будете к этому готовы… или я.
– Магистр, вы говорите загадками.
Неш тяжело вздохнул.
– Вероника, вы на занятие не опаздываете? Идите, и не надо пытаться меня избегать, вам это
все равно не поможет.
Вот это да. Удивленно гляжу вслед уходящему магистру. Хочу вспомнить все, поскольку чего-
то, похоже, не понимаю из-за недостатка данных.
Первое занятие у нас провел уже знакомый преподаватель по теории магии магистр Тормин –
это тот любитель магических шокеров. Кстати, Винардия на лекции не появилась. Надо бы
узнать из-за чего. Не прошла годовые испытания, либо Тормин взял под свое крыло и теперь
ожидает пополнения от отличившейся студентки.
А еще, просмотрев расписание, выяснила, что Артан у нашей группы преподавать не будет, да и
вообще у второго курса, лишь у пятого и шестого. Впрочем, все желающие познакомиться с
ценом поближе наверняка запишутся на его спецкурс.
Следующее занятие у нас на открытом воздухе. Называется «Введение в боевые искусства», и
ведет не физкультурник, а какая-то женщина. Как шепчутся одногруппники –
преподавательница новая, только с этого года начинает свою деятельность, а до этого сражалась
на передовой с тварями. Настроение мое подпорчено, поскольку следующее занятие у нас тоже
тут – боевая магия с Нешем в качестве преподавателя.
Когда мы все вывалили на стадион, заметила странную вещь. Наша заметно поредевшая группа
словно разделилась на два лагеря. Часть ребят собралась возле Глории, причем это самые
крутые и родовитые парни и девушки, а во второй группе я, Инград, все оставшиеся иномиряне
и еще несколько ребят из местных, что на данный момент не в фаворе у златовласки или ее
приспешников. Интересный расклад.
Преподавательница подошла к нам спустя минуту после начала занятия. Высокая, довольно
молодая девушка, чуть прихрамывая, неспешно приблизилась к нам. Что я могу сказать.
Красивая. Молочно-белая кожа, милые веснушки на лице, каштановые волосы убраны назад в
сложную пышную косу. Подтянутая стройная фигура. Одета в облегающий костюм из местной
очень удобной кожи и сапоги на военный лад. Но вся привлекательность девушки уходит на
второй план из-за широкого безобразного шрама, перечеркивающего лицо, и протеза вместо
одной ноги. Не понимаю. Почему не смогли залечить подобные повреждения? Здесь же
благодаря магии возможности медицины просто поражают.
Наша группа затихла. Преподавательница остановилась, осмотрела нас всех строгим взглядом и
гаркнула, приказав построиться. Приказ был выполнен в ту же секунду. Мы все чуть ли не по
струнке вытянулись. Девушка представилась как Аурика Шорен. Далее началась привычная
вводная речь о ценности предмета и о том, что нам будут собственно преподавать. Эта Аурика
оказалась крутой, поскольку владеет в совершенстве разными типами оружия и знает несколько
техник боя. На общих занятиях преподавательница будет знакомить нас понемногу со всеми
видами оружия и управлению с ним, а на спецкурсах желающие могут приходить и углубленно
учиться владеть определенным оружием. На самом деле, не особо важный предмет, но в
академии обучают магов широкого профиля, умеющих не только магическими потоками
оперировать.
Далее преподавательница разрешила задать вопросы ей. Сразу поднялся лес рук.
– Да, я участвовала в войне с тварями.
– Да, раны залечить нельзя из-за особого яда одной из тварей.
– Нет, я не жалею, что участвовала в войне, поскольку считаю, что долг каждого – защищать
свой мир. Это касается даже иномирян, ведь каждый из находящихся здесь иномирян сам
подписал соглашение и захотел жить и учиться в этом мире, а значит и принял этот мир.
Студенты некоторое время переваривали сказанное Аурикой. Местные, наверное, задумались о
том, что, может, действительно надо самим защищать свою родину и идти на передовую, а
иномиряне – что сами знали, на что подписывались, ну и тоже, что нечего увиливать и надо
помогать новой родине.
Новая поднятая рука с вопросом.
– Да?
– Скажите, – поинтересовался один из моих однокурсников. – А вы сами местная или
иномирянка?
– Я иномирянка, но стала кирифе после брака с нарифе. Закончила академию как одна из
лучших и могла бы не идти на войну, но пошла, поскольку посчитала, что обязана это сделать.
Строй выдохнул. Стали раздаваться тихие смешки и шепотки. Все, Аурика потеряла свой
авторитет. Местные уже не считают преподавательницу своей ровней, а значит к ней можно и
не прислушиваться, а иномиряне, особенно иномирянки, видимо, приняли за девушку с
проблемами в голове или просто фанатичную, любящую войну особу. Да, иномиряне народ
практичный, и мало кто, имея возможность «откосить», ею бы не воспользовался. Одно дело,
если бы у Аурики так сложились обстоятельства, и она отправилась на войну и сделала вывод,
что действительно надо туда идти, а так… чудачка.
Руку для вопроса подняла Глория.
– Говорите.
– А вот интересно, – в голосе златовласки яд. – Правда ли оно того стоило? Вы обезображены,
без ноги, вас, по сути, списали. Наверняка и мужу такая красавица уже не нужна. Сколько вы
были на войне? Год? Два? Наверняка нарифе давно нашел ту, что будет согревать ему постель.
Из тех же иномирянок, только более покладистых.
Жестоко. И мне показалось, что Глория определенно знает про Аурику больше, чем мы.
Смешки стали раздаваться еще громче.
Преподавательница ничего не ответила, но и не подала виду, что вопрос ее как-то задел.
Скомандовала разбиться всем на пары и начала свой урок, в первую очередь выбрав для
знакомства клинок. Интересно, Аурика будет Глорию теперь вечером караулить в каком-нибудь
темном закутке для приватной беседы и ответа на заданный вопрос?
В конце занятия приняла для себя решение, что запишусь к Аурике на спецкурс по владению
боевым посохом. Хоть Сног и сам справляется с делом раздачи тумаков, но и мне не помешает
научиться лучше им управлять.
Мы не расходимся, поскольку следующее занятие здесь же. Неш появился вовремя. Вопреки
всему, чувствую, как сердце при взгляде на преподавателя невольно сжимается, а потом бьется
куда быстрее. Темная, идеально сидящая одежда, широкий разворот плеч, несколько мрачный
взгляд и вместе с тем лукавая усмешка на губах – это Неш. Слышу, как в наших рядах
раздаются томные восторженные вздохи. Так и хочется крикнуть всем девчонкам: «Мое! Не
трогать! Не смотреть! И даже не думать!».
Одергиваю себя, отвешивая мысленную оплеуху. Неш гад и тиран.
В то же время гад и тиран улыбнулся шире, глядя на своих студентов, и поздоровался:
– Приветствую, второкурсники! Поздравляю с переходом на новый год обучения. Так, теперь
разбиваемся на пары, посмотрим, кто летом отдыхал, а кто усердно тренировался.
Инград со мной в пару для тренировочного поединка на общих занятиях по привычке не встал –
я слишком слабенькая, и он меня за секунду в том году побеждал. Не интересно было ни мне,
ни ему.
Ко мне подошла одна из девушек-иномирянок, Килайя, у нее с этим предметом тоже не очень,
что, впрочем, не мешало ей в прошлом году всегда выходить победительницей из наших
схваток. Но девушка ведь как-то на второй курс сумела перейти. Жаль, на этом занятии можно
пользоваться только магией, никаких дополнительных средств.
И вот, первый поединок в новом учебном году, и я выхожу из него победительницей. Я
счастлива! Постоянная практика с боевыми магами в родном мире не прошла даром. Для меня
это первый выигранный бой в академии в принципе, ведь как проходила годовое испытание, я
не помню.
Эмоции захлестнули. Килайя же смотрит на меня с недовольством, мол, как это я посмела
победить, я же "двоечница".
Следующий поединок с одним из местных парней был куда тяжелей, но и тут я взяла хитростью
и знанием грязных приемов боевых магов. В магии я за лето достаточно хорошо подтянулась, и
благодаря посоху уже не такая медленная. Надеюсь, к концу этого учебного года уже совсем
подтянусь к своим однокурсникам.
Побежденный парень смотрит на меня шокированно. Тоже не ожидал от меня подобной прыти.
На меня начали оглядываться с любопытством одногруппники, но неладное я заметила
слишком поздно.
– Так-так, – ко мне со спины подошел, или вернее даже подкрался, магистр Неш. – Похоже, кто-
то с пользой для себя провел лето, – сказал мужчина громко. – Брали уроки у боевых магов из
экспедиционного корпуса, насколько мне известно. Что же, посмотрим, чему вы научились.
Удивленно посмотрела на магистра, когда тот вошел в сектор моего дуэльного поля и включил
защиту. Неш хочет со мной сразиться? Да ну, не смешно. Я же против преподавателя буду
смотреться как цыпленок, пытающийся сразиться с лисой.
– Ну что, студентка Ветрова, – с нотками предвкушения в голосе прознес Неш. – Нападайте.
Без особого энтузиазма отправила в сторону магистра простенькое огненное заклинание.
Сейчас отобьет, уложит меня на лопатки и этот поединок закончится. Какой смысл сражаться с
Нешем, если он во много раз сильнее? Показать себя? А надо?
– Ну что же вы? – Неш действительно легко отбил заклинание, но нападать не спешит. –
Ветрова, это не впечатляет.
– А я должна вас чем-то впечатлить?
– Конечно. Порадуйте своего преподавателя, – Неш послал в меня заклинание магического
импульса, по действию напоминающее мой шокер, только заряд гораздо слабее. Но тоже ведь
неприятный.
С легкостью выставила блок. Детские шалости. Тогда Неш создал уже несколько таких зарядов
и увеличил их скорость. Отбивать импульсы стало сложнее, но я справилась, так как получать
жалящие током укусы не хочется.
И вновь Неш увеличил скорость и частоту отправляемых импульсов, и на этот раз заклинания
идут не строго по прямой, а с непредсказуемым уклоном.
Отбила один импульс, второй, третий… пропустила. Ойкнула. Неприятно. Продолжаю
отбиваться, но импульсы на меня идут уже целым роем. В какой-то момент бросила
неблагодарное дело установки быстрых простых блоков и стала уклоняться от заклинаний с
помощью бега и попыток увернуться. То и дело ойкаю. Почему-то большинство зарядов
приходится на мою пятую точку.
Взмолилась:
– Магистр, перестаньте! Я сдаюсь!
– Контратакуйте, студентка.
– Магистр, это же все равно бесполезно.
– Почему же?
– Вы же великий белый маг, – решила я польстить Нешу, одновременно пыхтя от бега и ставя
блок от очередного импульса. Заряды в мою сторону стали лететь медленнее.
– Ну, даже не знаю, студентка… – якобы в задумчивости произнес Неш. В глазах мужчины
пляшут бесенята, – Если только потому, что я великий…
Ага. Усмехнулась и приняла игру. Сделала огромные восхищенные глаза.
– Очень-очень великий! И… могучий!
– Так, – заклинания еще больше замедлили ход. У меня появилась возможность сформировать
ответное заклинание.
– Ну и… впечатляющий, – смех рвется наружу, но я сдерживаюсь и лишь насмешливо фырчу.
– Чем это? – подозрительно интересуется Неш.
– Ну, тем самым… могуществом.
Что лучше всего противопоставить белому магу? Конечно же темное заклинание. Тем более что
заклинания этого цвета с некоторых пор даются мне все легче.
От хищного черного тумана, призванного дезориентировать противника, Неш отбился.
Мне удалось удивить магистра, но, кажется, не тем, чем нужно.
– Ветрова, вы зачем хотели меня раздеть?
Заклинание хищного тумана имеет побочный эффект. Охотится этот туман и поедает ткани.
Помимо того, что противник будет дезориентирован, так еще раздет – туман разъест и
переварит любую ткань.
– Так надо же было проверить, действительно ли стоит восхищаться вашим могуществом, –
сделала серьезное лицо я. – А то может и нечем. Я же не знаю.
– Ах так, да, Ветрова? – хитро прищурился магистр, и мне совсем не понравились
предвкушающие и вместе с тем мстительные нотки в голосе преподавателя.
Ой! Чувствую, надо смываться. Отступаю к границе дуэльного круга, но тут на меня буквально
налетает штормовой ветер, сгибает пополам, ощутимо проходится по моей пятой точке, словно
и не ветер, а какой-нибудь ремень. Распознала сразу два воздушных заклинания: воздушные
путы и ветряная плеть.
– Ма-а-агистр! – не знаю, чего в моем вопле больше – возмущения или мольбы. Неш оставил
меня связанной, и я застыла в неудобной скрюченной позе, выгодно всем демонстрирующую
мою филейную часть.
– Да, студентка Ветрова, – насмешливый голос Неш раздался совсем близко и откуда-то сзади.
– Вы чего к моей пятой точке прицепились? Ведете себя, как ребенок. Отпустите меня
немедленно!
– Ну, если извинитесь, так и быть, отпущу.
– За что мне извиняться?!
– За то, что поставили мое могущество под сомнение.
Я всё-таки не выдержала и хохотнула, параллельно пытаясь выбраться из опутавшего меня
заклинания.
– А, так вас это задело?
– Ветрова, выбирайте: или извиняетесь, или мне придется демонстрировать вам на деле свое
могущество, – по голосу преподавателя слышу, что разговор наш доставляет ему немалое
удовольствие.
Вновь ощутила на себе действие ветряной плети, только на этот раз на болезненное, а такое
поглаживающее и… упругое.
– Ма-а-агистр! – теперь в моем вопле лишь возмущение.
Наконец, мне удается развеять удерживающее меня заклинание. Распрямилась. Атакую Неша
самым сильным в своем арсенале заклинанием, что призвано смять любую защиту противника
на несколько мгновений.
Получилось! Неш не ожидал от меня подобной прыти и не успел правильно среагировать. Все,
магистр открыт, вот только его защита восстановится быстрее, чем я сформирую новое
атакующее заклинание. А значит надо идти напролом и пробовать простую физическую атаку.
По идее, этого магистр тоже не должен ожидать.
Неш близко, слишком близко. И это его ошибка. Делаю подсечку. Удачно. Магистр валится с
ног. Осталось…
Падаю. Это Неш умудрился схватить меня за ногу и повалить на себя. Катаемся в пыли. Я
пытаюсь выбраться из стальной хватки и, главное, освободить руки, чтобы сотворить хоть
какое-то заклинание. Неш успешно препятствует этому и, кажется, еще и посмеивается,
наслаждаясь этой схваткой, что меня ужасно злит.
Остается использовать вербальные заклинания, не имеющие направленности на объект, но
магистр-то рядом. Неш замирает, когда на него падает энергетическая парализующая сеть.
Удивленно гляжу на магистра сверху вниз. В данный момент я сижу на Неше. У меня
получилось? Как-то не верится.
Пользуюсь моментом передышки и оглядываюсь. Одногруппники тренируются и совсем не
смотрят на меня и магистра. Это радует. Скорее всего Неш перед началом боя установил одно
из заклинаний отвода глаз. Неужели предполагал, что сражение выйдет за рамки обычной
дуэли?
– Ну что, Вероника, собираешься делать дальше? – интересуется лежащий подо мной мужчина,
при этом так улыбается, что я совсем не чувствую себя в безопасности.
Я прищурилась. Мы уже на ты перешли?
– Хочу, чтобы вы ответили мне на несколько вопросов.
– Задавай. Но не ручаюсь, что отвечу.
– Мы ведь с вами спали вместе?
– А есть сомнения?
– Ну, может я еще с кем-то успела переспать за время работы у вас.
– Нет, Вероника. Только со мной, – мне показалось, или голос Неша прозвучал зло?
– А… мне хоть понравилось? Ну, это… ваше могущество?
– Хм. Полагаю, что да. Могу напомнить, как все было.
– Не надо. Что произошло летом?
– Что конкретно интересует?
– Из-за чего я оказалась одна в академии без памяти и денег? Если вы наигрались и
пресытились, то зачем было так жестко кидать? И к чему тогда все эти ваши поползновения
сейчас? Еще и запираете в академии, не давая возможности сходить на свидание.
– Все несколько иначе, чем вы представляете.
– Да? – в этот момент чувствую, как мужские руки начинают лапать мою попу. Вот далась
Нешу моя ж… так, минутку. Вообще-то, под заклинанием парализующей сети говорить
невозможно. Я уже не говорю о том, чтобы двигаться. Вот я… забывчивая.
Резко соскакиваю с довольного магистра.
– Так вы расскажете мне, как все обстояло на самом деле? – поинтересовалась я, отряхиваясь от
пыли. – Я хочу знать это сейчас, а не когда-нибудь потом. И еще. Какие у вас намерения в
отношении меня? К чему мне готовиться? Вы так и будете мешать мне встречаться с
противоположным полом?
– Как все было, теперь уже ты вряд ли узнаешь, – сурово произнес Неш, тоже вставая. Секунда,
и с костюма преподавателя исчезла вся грязь. Я тоже так хочу. В этом году у нас будут занятия
по бытовой магии, надо не пропускать. – Готовиться можешь к тому, что встречаться с другими
мужчинами ты не будешь.
– Только с вами встречаться? – полюбопытствовала я.
– Верно.
– И намерения, как видно, у вас самые серьезные?
– Можно и так сказать.
– Замуж звать будете?
– Нет, – сразу ответил Неш, но потом заколебался. – В ближайшее время во всяком случае.
– Чудесно. А про мои намерения вы узнать не хотите?
– Я внимательно слушаю.
– С вами я встречаться или еще что-то делать не буду, хоть вы мне и симпатичны. Знаете
почему? Вы тиран и деспот. Так что хоть навечно запирайте в этой академии. Я решение
приняла.
– Не стоит быть столь категоричной, – вполне мирно ответил Неш. – Я вот уже пришел к тому,
что категоричность мало чего дает, да и обстоятельства могут по-разному повернуться.
Неш подошел ко мне и неожиданно мягко, но крепко обнял, положив подбородок мне на
макушку. Попыталась оттолкнуть от себя магистра, но это все равно что сдвинуть гору. Так, а
где мой любимый шокер?..
– Не трепыхайся. Сейчас отпущу.
– Заклинание какое-то накладываете?
– Нет. Просто соскучился. Хочешь, на море этим же вечером перенесемся? Поплаваем. Я тебе
мороженое куплю. Большое, вкусное. Клубничное, лимонное и с орешками. Как ты любишь.
– Нет, спасибо, – сердце дрогнуло. Но я – кремень. Не хочу однажды снова быть выброшенной
на улицу, словно какая-то надоевшая хозяину кошка.

Глава 5

Выйдя из дуэльного круга, настороженно оглядываюсь, но никто не спешит тыкать в меня


пальцем и осуждающе смотреть. Все заняты своими делами. Удивительно, но одежда на мне
вновь стала чистой, словно и не валялась в пыли. Неш, видимо, постарался. Оставшаяся часть
урока прошла спокойно. Неш в язвительной манере отчитал тех, кто, по его мнению, отлынивал
от тренировок летом, и похвалил тех, кто усердно занимался. Больше всех, на мой взгляд,
отличилась Глория, показав очень высокий уровень владения боевой магией. Да, из златовласки
выходит страшный и сильный противник, не хотела бы я встать к ней в пару на дуэльном поле.
Вторую часть занятия мы не сражались, а отрабатывали несколько новых заклинаний, что
продемонстрировал нам Неш.
Когда мы с Ингом отправились на обед, парень похвалил меня:
– Молодец! Ты очень продвинулась в контроле силы. Того, для чего другим нужны годы, ты
добилась благодаря упорству всего за год. Эх, было бы больше времени, и тебе равных на курсе
бы не было. А сколько новых заклинаний ты продемонстрировала. Мне казалось, что Неш в
вашей схватке вот-вот готов остановиться и начать аплодировать.
– Ты наблюдал за моей схваткой с магистром? – настороженно поинтересовалась я.
– Конечно. Действительно впечатляет. Такие сложные заклинания в твоем исполнении я видел
впервые. Даже Глория насторожилась, по-моему.
– Хм, – отвод глаз или иллюзия? Впрочем, какая теперь разница.
Мы с Инградом помолчали.
– Знаешь, странно это все.
– Что именно?
– Если ты магистру надоела, он тебя кинул, оставив без памяти и поддержки, что значит, что он
не рассчитывал больше иметь с тобой что-то общее, то почему на занятии тебя буквально «ел»
глазами? По-моему, ничьи успехи, кроме твоих, его больше и не интересовали.
Пожала плечами.
– Я не могу знать, что творится в голове магистра. И, мне кажется, ты преувеличиваешь. Ничего
он меня не «ел».
– Ты просто внимания не обращала. Мне со стороны видней.
– Ну-ну. Кстати, хотела спросить. У Стефы я уже интересовалась, она не против. Ничего, если я
вечером к нам в блок приглашу Кимета и Ханну с Никитой? Вместе позанимаемся, чай попьем.
У ребят из моего мира ведь те же проблемы с контролем силы, что и у меня. Хочу помогать им
на первых порах.
– Я не против.
Учебный день прошел для меня весьма насыщенно. Ни капли не постаревшая дриада оставила
одного из парней в нашей группе на дополнительное занятие после лекций. Парни прямо на
лекции громогласно поздравили «счастливчика» и пожелали тому как следует отработать уже
пройденный большинством материал.
Следующий предмет новый – бытовая магия. Эту лекцию в нашей группе многие из местных
предпочли прогулять. Вела занятие довольно симпатичная улыбчивая женщина с пышными
формами и горящим в глазах энтузиазмом.
Ну и напоследок нас загрузил преподаватель по социомагии. Я полтетради успела расписать
формулами заклинаний психомагического воздействия на человеческие массы.
После занятий, пока гости не пришли, засела за учебники и разбор нового материала.
Приблизительно через час кто-то вытащил из моего уха наушник.
– Эй, я несколько раз стучал и звал тебя, – Инград с интересом прислушивается к льющейся из
черного наушника музыке. – Это что? – полюбопытствовал парень, улыбаясь, и вставил черную
капельку себе в ухо.
– Плеер. Вещичка из моего мира. Можно прослушивать в записи любую музыку.
Представляешь, в моем ведь мире эта штука работает совсем без магии, но я научилась
подзаряжать плеер при помочи заклинания тока. Так забавно. Подзаряжаю плеер при помощи
пальца. Хотя тебе, как жителю другого мира, этого не понять.
Инград сел на пол возле моей кровати.
– Какая необычная музыка. Мне нравится, – сказал Инг, кивая в такт одной очень мощной и в
то же время заводной мелодии. – А читать не мешает? – Демон вопросительно посмотрел на
учебник в моих руках.
– Нисколько, – я пододвинулась к краю кровати, а то провод коротковат, и едва не стукнулась
головой с макушкой Инграда. – Про теорию большого магического взрыва только под такую
музыку лучше читать.
– А-а, тогда да, – парень вновь улыбнулся и заправил мне прядь волос за ухо. Жест получился
слишком интимным, а уж теплый взгляд демона тем более. Замерла, не зная, что делать. Если
резко отпряну, парень наверняка обидится. – Я чего зашел. Там Ханна с Никитой пришли. Этот
твой капитан еще не явился.
– Иду! – обрадовалась, что появился повод смыться, и бодро соскочила с кровати.
Первым делом мы засели за учебники. Для ребят сделала больший упор на контроль силы,
рассказав подробно все способы тренировки этого самого контроля.
– Инг, подай, пожалуйста, учебник по контролю, – попросила я парня. Книга как раз лежит на
том краю заваленного бумагами и учебниками стола, где сидит демон. Вставать лень.
Парень без вопросов передал мне книгу, только когда я брала учебник, схватилась не очень
удачно, поскольку в этот момент Никита отвлек меня своим вопросом. Книга раскрылась, чуть
не упав, но я крепко схватилась за обложку. Из учебника выпал листок. Не обратила на
исписанную бумагу особого внимания. Наверное, часть лекций. Потом подберу. Увлеклась
разговором с Никитой.
В это время выроненную бумажку поднял Инград. Парень раскрыл листок, задумчиво глянул на
то, что там написано, и уже потянулся, чтобы отдать бумагу мне, но вдруг передумал, став
более внимательно вглядываться в текст.
Наблюдаю удивительную метаморфозу. Цвет лица парня становится таким же, как и его
волосы, а глаза расширяются. Трансформация в демона? Да нет, вроде.
– Инг, ты чего?
– А? – парень поднял на меня шокированный взгляд. – Нет, ничего.
Помедлив, Инград вдруг решительно разорвал бумагу, а потом и вовсе сжег заклинанием.
– Точно? – подозрительно интересуюсь я. – Ты зачем это сжег?
– Да там ерунда какая-то про… потоки силы. Наверное, кто-то из студентов, кто держал у себя
учебник раньше, оставил.
– А чего ты тогда весь раскраснелся? – на демона обратили внимание все присутствующие,
отчего Инг вновь стал краснеть.
– Там много ругательств еще было. Видимо, студент некультурный попался.
– И что? Ты же не барышня, чтобы краснеть из-за этого.
– Ника! Отстань, – рыкнул Инг.
Ну и ладно.
Когда дело после занятий дошло до отдыха и чая, все как-то дружно решили, что чаем тут не
обойдется. В ход пошли уже другие напитки, разговоры стали веселее.
Достали привезенные мной с родины карточные игры, но и это быстро наскучило. Я оглядела
нашу компанию. Инг и Стефа, я и Кимет, Ханна с Никитой. И тут в мою шальную голову
пришла мысль. Надо добавить в игру перчинки.
– А давайте играть пара на пару на раздевание? Проигравшая пара снимает с себя по предмету
одежды.
Мою инициативу поддержали. Игра пошла куда как веселее и напряженнее. Больше всех
проигрывали благородные Стефания с Инградом, совершенно не умеющие или не желающие
жульничать. А вот не имеющие ни стыда ни совести иномиряне мухлевали вовсю. Только и
успевала бить по рукам Никиту и наступать парню на ноги, чтобы не слишком наглел.
На данный момент больше всех раздеты Инг и Стефа. Парень красуется своим голым
накачанным торсом, а подруга стыдливо прикрывает солидных размеров грудь в закрытом
бюстгальтере, больше похожем на майку. Нет, определенно надо поговорить со Стефой по
поводу ее нижней одежды, а то Инг пялится не на свою девушку, а на меня, следя за тем, как я
снимаю летние легкие брюки, показывая телесного цвета чулки с кружевной каймой. Одно
хорошо – сегодня на мне надета длинная туника, которая сойдет за платье. Шулер Никита все-
таки обыграл нас с Киметом уже во второй раз. Ну ничего, у нас с капитаном сильная команда –
мы у остальных уже по три раза выиграли.
Веселье, продолжилось. Мы с Кимом больше дурить себя не давали, потому пока на данный
момент так и сижу без обуви и штанов, за что готова расцеловать своего бравого капитана. Если
что, у меня есть запас еще на два проигрыша – буду снимать по одному чулку за раз. Зато как
мы с Киметом отомстили Никите и Ханне! Ребята сидят почти голые, но, кажется, совсем не
против такого расклада. Ник уже по-хозяйски закинул руку на плечо Ханны, и девушка
данному факту не возмущается. Ай-яй, Ханна! А как же твой жених и по совместительству мой
новый родственник? Да и Кимет жмется ко мне все ближе. Того и гляди рукой начнет гладить
коленку. Капитан действует осторожно и практически незаметно, но я все замечаю, и от этого
меня тянет хихикать.
В какой момент в гостиной появились с мрачными выражениями на лицах Неш и Миктиль, я
совершенно не поняла. Так, мне сегодня больше не наливать, а то и не такое привидится. А
вообще на всякий случай отодвинулась от Кимета. Просто видения в виде двух злых мужчин
никак испаряться не хотят.
– Миктиль? А что ты здесь делаешь? – вдруг спросила у одного из моих глюков Ханна. О, либо
у нас коллективные глюки, либо нас застукали. Только все равно не понятно, как Миктиль так
оперативно узнал про карточную вечеринку и тут появился. Про Неша молчу.
– Пришел узнать, почему моя невеста обнимается с другим.
В комнате повисла тишина. Не выдержала. Достала плеер и включила для всех мелодию
похоронного марша, чем спасла Ханну, перекинув внимание на себя. На мне скрестились
осуждающие взгляды. А что, всем драмы захотелось, а я, такая нехорошая, момент испортила?
– Так, все расходитесь по своим комнатам, – строго приказал магистр. – И носу оттуда не
показываете. Миктиль, у вас есть полчаса, чтобы поговорить со своей невестой, затем вы
должны покинуть академию. Кимет, идешь за мной.
Ну вот, пришел один злой дядя и всех разогнал. Встаю с кресла, иду в свою комнату. Голова
немного кружится.
– Вероника! – оглядываюсь на магистра. Кажется, мужчина обескуражен. – Вы почему так
выглядите?
– Как?
– Раздето, – Неш гипнотизирует взглядом мои ноги.
– Так вообще-то, если вы не заметили, все так выглядят. Я что, хуже других?
– Быстро в свою комнату!
– Не надо на меня кричать, – обиделась я, при этом нисколько не испугавшись. Видимо, еще не
выветрились местные напитки.
– Еще хоть слово и…
– Отшлепаете?
Взгляд Неша мне совсем не понравился. Благоразумие, наконец, взяло вверх над игривым
настроением, и я поспешила зайти в свою комнату.
Посидела какое-то время на кровати, а потом приняла решение, что нужно уходить. Ну, или
вернее улетать. Домой. В по-настоящему свою комнату. Все как и сказал Неш. Надела брюки и
захватила куртку – ночи постепенно становятся прохладнее.
Единственное, что из окна вот так сразу на посохе прыгать не решилась – страшно. В прошлый
раз меня адреналин подстегивал. У меня до сих пор нет полного доверия к своенравному посоху
– а вдруг возьмет, да и не полетит. Поэтому спущусь хотя бы на первый этаж и выйду на улицу,
а там рвану из ближайших кустов ввысь.
На всякий случай, чтобы не привлекать к себе внимания, создала заклинание отвода глаз.
Вышла из комнаты и наткнулась на ругающуюся парочку.
– Ты – моя невеста! – зло цедит Миктиль.
– Фиктивная! – это Ханна. – Обручение нужно было, только чтобы вытащить меня из лап
родного мира. Ты сам так говорил.
– Пока ты носишь кольцо моего рода, будь любезна вести себя прилично. Из-за нашей связи я
чувствую, если к тебе прикасается другой мужчина, и это очень неприятно.
– Между прочим, я тоже чувствую, как к тебе прикасаются другие женщины, и это происходит
постоянно!
Миктиль замолчал, видимо, поняв свою ошибку.
– И забери свое кольцо, – Ханна сорвала с руки красивый перстень с дымчатым камнем и
швырнула украшение в эльфа. – Я лучше буду сходить с ума из-за пауков, чем от ощущений,
что передает связь.
– Ханна, я…
Не стала слушать дальше. Нехорошо подслушивать чужие разговоры.
Вышла из блока и тут же встретила новую парочку, с нарастающим накалом конфликта – Кимет
и Неш.
Магистр схватил капитана за воротник, толкнул к стене и приблизился сам.
– Я ведь тебя предупреждал, – низким, едва ли не рычащим голосом произнес Неш. Не знаю,
как Кимета, но меня проняло.
– Магистр, но ведь после лета Вероника оказалась без памяти. И вы не показывали свою
заинтересованность. Я подумал, что…
– Мои приказы должны исполняться в точности и действуют до тех пор, пока я сам их не
отменю. За то, что ты…
Неш вдруг резко замолчал и застыл, а потом начал подозрительно озираться. Поняла, что надо
делать ноги.
Стратегическое отступление в моем исполнении выглядит как-то криво. Стараюсь идти прямо,
но получается зигзагами.
– Я разве не говорил, чтобы вы сидели у себя в комнате и не смели носа оттуда показывать? –
меня подхватил под руку Неш. Опс.
– О, магистр. Я иду в свою комнату, к себе в дом. Вы запамятовали? Сами же недавно передали
документы о покупке недвижимости на мое имя. Мне там понравилось. У вас хороший вкус, –
похвалила я, и без перехода начала совершенно иную тему. – Не ругайте, пожалуйста, Кимета,
он хороший. Такой добрый, ответственный, веселый, красивый… и совсем-совсем ко мне не
пристает. Правда.
Судя по лицу Неша, я Кимету не помогла, а еще больше усугубила ситуацию парня.
– Нет, я не то имела в виду… – лучше в моем состоянии молчать.
– Ника, получается, ты решила переселиться в дом? – магистр решил проигнорировать мои
откровения, видимо. – Судя по посоху в твоих руках, еще и тайно покидать академию.
– Ну…
– Я выпишу тебе спецразрешение на выход вечером.
Ого!
– Это потому, что я была вашей любовницей? – полюбопытствовала я.
– Ника, – по тяжелому вздоху магистра я поняла, что опять сказала что-то не то. – Я провожу
тебя. На посох тебе сейчас садиться точно нельзя. Как, кстати, ты управляешь своим
артефактом?
– Мысленно. Правда, не всегда работает. Я мысленно требую повернуть направо, а посох летит,
куда ему вздумается. Своенравный.
Неш взял меня под руку и повел неспешно на выход из академии. Моя интуиция вопит, что с
магистром никуда идти не надо, но отступать некуда.
– То, что посох своенравен, я уже почувствовал на себе. Ты встроила в него Слезы богини,
верно?
– Да.
– Хорошая идея, – похвалил мужчина.
– А что вы сделали со своими камнями? – полюбопытствовала я.
– Лежат в спецхранилище, в антимагической среде. Иногда я достаю камни для изучения в
лаборатории.
– А использовать не хотите?
– Нет. Их действие хаотичное и непредсказуемое. Я предпочитаю все контролировать.
– Ясно, только вы не ответили – почему вы решили дать мне возможность ночевать вне
академии?
– На это есть несколько причин. Одна из них – мне не нравится твое совместное проживание с
неженатым парнем, не являющимся твоим родственником. Еще одна причина, – Неш
остановился и огляделся. В этот момент мы как раз вышли за ворота академии в город. – Вот
видишь мерцающие огоньки в листве вот этого дерева?
Мужчина показал на дерево, что стоит ближе всего к выходу. Я пригляделась.
– Да, вижу. Заклинание с очень сложной структурой. Нужно подойти ближе, чтобы разобрать.
– Не стоит. Это именное самонаводящееся заклинание. Еще пару шагов, и от тебя бы остался
только пепел. Пока я экранирую твою ауру щитом.
– На меня подготовили покушение? – я поражена и испугана. Даже, кажется, протрезвела.
– Да, и не одно.
– То есть, стоило мне выйти одной из академии…
– Нет. Во-первых, на тебе мой защитный амулет, а во-вторых, специальные люди постоянно за
тобой присматривают и обезвреживают любые ловушки. Это заклинание не деактивировали,
поскольку есть надежда, что тот, кто поставил ловушку, придет проверить результат, ну или
точнее, почему заклинание не сработало.
– Кто на меня охотится?
– Это пока еще неизвестно, но я уже почти подобрался к ответу на данный вопрос.
– За что? Кому я так помешала?
– Лично ты – никому. Предполагаю, что тут дело во мне.
– В вас?
– Да. Кто-то очень упорно желает оставить меня без наследников. Ну, или хочет подложить
свою кандидатку на роль матери и жены. Раньше подобных прецедентов с покушениями не
было, но и я ни на ком надолго не акцентировал свое внимание.
Я на некоторое время замолчала, переваривая услышанное. Неприятно чувствовать себя
мишенью.
– Может, мне лучше тогда лишний раз не выходить из академии?
– Мои люди все контролируют. Только если ты на посохе будешь каждую ночь улетать в
неизвестном направлении, тогда могут возникнуть проблемы, потому и лучше, если ты
официально будешь выходить в город в определенное время. Да и ловля на живца тогда
возможна.
– Хм.
– Ну и еще потому, что ты была моей любовницей. И будешь.
– Что? – Мысль Неша я не поняла, став раздумывать о покушениях и своей незавидной участи.
– Ты спрашивала, причины на разрешение для выхода. Твое предположение было верно.
Ущипнула Неша за руку.
– Вы издеваетесь?
– Пытаюсь разрядить обстановку и отвлечь от тяжелых мыслей. Не волнуйся, ты в
безопасности. Я обещаю, что ты не пострадаешь, – серьезно закончил магистр этот разговор.
Мы дошли до моего дома. Очень быстро. От ворот академии до особняка всего пять минут
неспешной ходьбы. Поднявшись по невысокой парадной лестнице, застыла на пороге.
– Спасибо, что проводили, магистр.
– Не за что, Вероника, – Неш наклонился и, не спрашивая, обнял за талию и запечатлел на моих
губах быстрый легкий поцелуй. – До завтра.
Магистр отошел, но уходить не спешит, взглядом показывая, что должен проверить, что я
зашла домой, а не отправилась искать себе приключений по ночному городу. Новая игра в
почти благородного кавалера? Почти, потому что разрешения на поцелуй Неш у меня не
спрашивал, впрочем, это в его стиле.
– Магистр.
– Да?
– Из-за чего все-таки был разорван контракт?
– Я немного вспылил. Ты меня разозлила своим поведением.
Немного? Немного?! Да…
Не попрощавшись, зашла в дом, тщательно заперев за собой дверь. Не дождется Неш
приглашения сюда войти. Войдет только если решит взять дом штурмом.
Перед тем, как идти спать, зашла в уже обжитый кабинет. Хотя скорее не кабинет, а личное
логово – все максимально удобно и подобрано по моему вкусу. Ворсистый ковер, на котором
так приятно будет полежать с учебниками, массивный стол, на котором уместится все
необходимое для занятий, комфортное большое кресло, уютный диван. Стены заставлены
стеллажами с учебниками и купленными мной книгами. Камин…
Подошла к столу и обнаружила на нем новое письмо от Шона. Своему таинственному другу я
уже сказала новый адрес для вестников. В этот раз присланное письмо оказалось грустным.
Шон пишет, что расстался со своей девушкой. Она предпочла другого, как раз того, кого Шон
старался активно отгонять от своей пассии. Девушка до последнего предпочитала Шона, а с
соперником просто дружила, причем с детства. Кончилось все тем, что Шон застукал парочку
за просмотром большого летнего экрана. Возлюбленная говорила, что это лишь дружеская
встреча, а соперник нагло ухмылялся и заявлял, что это свидание, в итоге он еще и в драку
полез, попытавшись ударить Шона по лицу, за что мой друг сломал сопернику руку. Тогда
возлюбленная Шона заплакала, сказала, что он плохой и никогда не исправится, после чего
ушла в закат вместе с коварным поклонником.
В общем, сердце Шона разбито, мой друг страдает и сетует, что меня нет рядом – он уверен,
что, окажись я рядом, смогла бы охладить его пыл и нашла бы нужные слова, чтобы успокоить
девушку, отговорив от опрометчивых решений. Сейчас Шон думает, как возвращать девушку, и
уже планирует, как будет устранять соперника.
Да, жаль Шона. И, похоже, этот парень очень мне доверяет, раз считает, что я могу на него как-
то влиять. Ответила другу, чтобы не переживал и забыл про не оценившую его девушку –
найдет себе кого получше, ту, что примет его таким, как есть, пусть и таким вспыльчивым, ведь
характер уже не поменяешь. В идеале Шону нужна та, что как раз-таки сможет влиять на парня
и умерять его гнев.
Следующим утром встала очень рано, поскольку сегодня у меня первое дополнительное занятие
на спецкурсе у Артана. Надела красивое платье. Нет, не эльфа соблазнять, а просто позлить
одного самоуверенного магистра. После завтрака зайду в блок и переоденусь во что-то более
удобное.
В академию меня пустили без вопросов. На первое занятие с Артаном пришла в просто
огромную аудиторию, самую большую из всех имеющихся в академии. Внутри уже находится,
наверное, не меньше трех сотен студентов, процентов семьдесят из которых – девушки. Да,
учитывая, что в академии девушек много только на первом курсе, то скорее всего сейчас сюда
пришли абсолютно все студентки, что учатся на данный момент. Увидеть настоящего цена, а по
возможности и познакомится поближе, тут захотели все, от самой простой иномирянки до
самой крутой нарифе. Я со своим, пусть и красивым платьем, но вполне обычным платьем
теряюсь на фоне разодетых девушек. Хотя большинство не столько разодеты, сколько раздеты.
Я даже заметила одну юную эльфийку в платье, больше похожем на купальник.
В первые ряды не пробиться, но я села именно туда – Стефа заняла мне место, и никто не
посмел оспорить решение моей подруги, даже старшекурсницы, – вот что значит репутация
опасной неадекватной нарифе.
Неподалеку, тоже на первом ряду, заметила Глорию. Инград не пришел, демон вообще как-то
Артана невзлюбил, на мой взгляд. Зато сестричка Инга – Этель – появилась, нагло подвинув
меня и умостившись со мной на одном стуле. Какая молодежь нынче дерзкая пошла.
И вот, прозвенел звонок, и в переполненную аудиторию зашел цен. Да, умеет себя Артан
подать. Просто король-лев вошел, не иначе. А как идеально на мужчине сидит его светло-серый
костюм. Рубашка настолько белоснежная, что хочется зажмуриться. Аудитория, которая до
появления эльфа гудела, вмиг затихла. Все с жадным интересом рассматривают нового
преподавателя.
– Он шикарен! – авторитетно заявила мне на ухо Этелька. – Лучший. Не понимаю, как ты могла
его кинуть и променять на Вейтара? Нет, Вейтар тоже ничего, характер только подкачал, бука и
вредина еще тот, но цен…
– С чего ты взяла, что я кинула цена? – так же шепотом поинтересовалась я у Этель.
– Об этом все говорят. Вы с Артаном начали встречаться после того, как ты с Вейтаром
рассталась. Аирафе об этом узнал и отбил тебя у цена, и теперь вы вместе с Нешем живете в
городе.
Да… слухами академия полнится.
– Познакомишь меня с Артаном? Инги такой бука, отказался. Еще и Стефу подговорил мне не
помогать.
– Я, конечно, могу познакомить, но мне потом от твоего брата за это не прилетит?
– Нет, ты что. Да он сохнет по тебе, у нас об этом вся семья знает. До появления Стефы, он твои
изображения на стенах развешивал, а сейчас спрятал их куда-то. Так что уж тебе все спустит.
Стало как-то грустно, но предаться этому чувству толком не успела.
– Я смотрю, моя лекция, вам, юные прелестницы, особо не интересна, раз вы позволяете себе
переговариваться, – надо мной с Этель навис цен. Тишина в аудитории стоит просто мертвая.
Все затаив дыхание ждут развития событий.
Этель молчит словно воды в рот набрала и вообще, кажется, пребывает в полном восторге от
того, что цен обратил на нее внимание и еще к тому же назвал прелестницей. Слово пришлось
брать мне.
– Простите, магистр Артан, этого больше не повторится. Мы обсуждали исключительно вашу
лекцию.
– А вы знаете, студентка, что у моего народа исключительно хороший слух? Впрочем, ладно.
Чтобы я был уверен, что подобного действительно больше не произойдет, разъединю вашу
пару, тем более вам двоим наверняка тесно на одном стуле. Выходите к кафедре, студентка
Ветрова, будете мне ассистировать.
– Может, не надо? – одними губами шепчу я цену. Меня же после занятия на мелкие Вероники
порвет вся женская часть академии. – Возьмите мою соседку, – Этель тоже придется несладко,
но она хотя бы знает, за что будет страдать.
– Я долго буду вас ждать, Ветрова?
Делать нечего, пришлось выходить. Это эльф мне так мстит за что-то? Может, за свою
репутацию отверженного поклонника?

Глава 6

Иду по проходу к кафедре, чувствуя, как на мне скрестились сотни очень внимательных и даже
враждебных взглядов. Вот она, моя минута антиславы! Если кто-то еще меня не знал после
троллинга, то теперь точно узнают.
Умирать, так с музыкой. Вздернула подбородок повыше, чтобы придать себе гордый смелый
вид, походка от бедра. А вообще, решила для себя, что если выживу, буду отныне садиться
только на последние ряды на лекциях. Там явно безопаснее.
Цен окинул меня наигранно восхищенным взглядом. Мне показалось, или кто-то из девушек в
аудитории зарычал?
– Так, студентка, порадуйте несчастного преподавателя с разбитым сердцем – для начала
возьмите вот этот артефакт для проецирования изображения на экран и, когда я буду говорить,
перещелкивайте изображения.
Пятнадцать минут просматриваем файлы, наглядно демонстрирующие преимущества речевых
арканов в животной среде и системы для создания подобных подчиняющих заклинаний.
Аудитория в полутьме – эльф нажал на панели управления, встроенной в кафедру, пару кнопок,
и окна потемнели, практически перестав пускать солнце.
И в этой довольно интимной атмосфере Артан то и дело подходил ко мне, «помогая» менять
файлы (а то я сама бы не справилась, глупышка) и словно невзначай касался меня. Когда я
отодвигалась, это только усугубляло дело, поскольку цен в этом случае демонстративно
придвигался, не прерывая своей речи. Тогда градус интереса к тому, что происходит на экране
сильно падал, все следили за нашими с эльфом передвижениями.
После кино Артан, дав еще немного теории, приступил к практической части, демонстрируя,
как строить речевые арканы, то и дело вовлекая меня в процесс и требуя повторить его действия
и слова. В общем, не расслабиться.
Как преподаватель мне Артан, в принципе, понравился. Рассказывал все мужчина довольно
образно, то и дело разбавляя информацию примерами из жизни и шутками в тему. Ни на кого
не кричал, показательых порок не устраивал, да и в аудитории, не смотря на многочисленность
студентов, все время занятия стояла полная тишина. Это тоже показатель.
Под конец лекции эльф вновь произвел какие-то манипуляции с панелью управления, и из
стены выплыла платформа, уставленная множеством клеток различной величины. В клетках
галдят самые разнообразные животные и птицы.
– Так, ну и напоследок выучим с вами первое довольно простое, но очень интересное
заклинание. Называется "призыв духа". С помощью этого заклинания вы сейчас сможете
узнать, какой тип животного наиболее близок вам по духу. Конечно, здесь, в клетках,
представлены далеко не все виды животных, но для эксперимента этого достаточно. Если
сейчас не найдется такое животное, не расстраивайтесь. Потом сможете на лоне природы
осуществлять практику. Так называемых тотемных животных у вас может быть несколько.
Радиус действия заклинания около двух километров.
Эльф рассказал, как осуществлять призыв. Во внутреннем зрении «твое» животное должно
подсветиться синим, розовым или белым цветом, а само животное начинает рваться в твою
сторону и всячески демонстрировать дружелюбие какое-то время. Как пошутил Артан, если к
вам подошел некто крупный и зубастый, лучше около него надолго не задерживаться,
поскольку после окончания срока действия заклинания всяческое дружелюбие пропадает.
– Итак, до звонка осталось совсем немного. Пусть первой пробует моя сегодняшняя
ассистентка, вы же запоминайте порядок ее действий, а во время перерыва попробовать смогут
уже все желающие..
Я первая?! Я же ничего не записывала, тетрадка с ручкой остались на столе. Ладно. Вроде бы
кое-что запомнила. Надеюсь, не опозорюсь.
Очень старательно выполнила речевой аркан и стала ждать результатов. Проходит одна минута,
вторая. Ни один зверь в клетках и не посмотрел на меня, я уж не говорю о том, чтобы
засветиться.
– Ну что, студентка? Видите свет от кого-то из животных?
– Нет, – разочарованно произнесла я.
– Странно. Вы вроде бы все сделали правильно. Времени на повтор заклинания у нас уже нет.
Впрочем, не расстраивайтесь, может, здесь просто нет вашего…
Громкий звон от разбитого стекла прервал речь преподавателя. В окно, разбив его на тысячи
осколков, влетело нечто серое и мохнатое и с радостным визгом помчалось в мою сторону.
Запрыгнув в мои руки, мне стал неистово вылизывать лицо тощий, грязный, весь какой-то
потрепанный, но зато очень счастливый… песец. А еще этот обаятельный зверь словно светится
изнутри белым светом, значит, это мое тотемное животное. Неудивительно, слово "песец"
вообще очень хорошо характеризует меня и мою жизнь.
Звук звонка. В аудитории стоим шум, все чуть ли не пальцами тыкают в песца на моих руках,
на лицах многих студентов написана небывалая степень удивления. История со мной и
Артаном, похоже, вообще забыта. Песец продолжает радостно скулить и вылизывать мне лицо.
Свечение вокруг животного спадает постепенно. Надеюсь, мной после окончания действия
заклинания не захотят закусить.
– Вот так и рождаются новые легенды. Студентка смогла на уроке призвать себе легендарное
животное, которое уже давно никто не видел, – ко мне сзади подошел Артан, положив руку мне
на плечо, впрочем, тут же убрал свою конечность, поскольку песец угрожающе зарычал на
эльфа. – Мой вам совет, назовите этого шаха – Балагур, думаю, ему понравится. До следующего
занятия, Вероника.
Эльф ушел, оставив меня наедине с остальными студентами. Первыми ко мне пробились Этель
и Стефа, встав рядом и явно приготовившись к неравному бою против всех. Нас окружили
плотной толпой. Ну, вот и допрыгалась, похоже.
Минуту мы с толпой разглядывания друг друга, а потом вперед выступает незнакомый мне
парень и указывает на быстро уснувшее на моих руках уставшее животное.
– Это действительно шах?
Вспомнила, что только что говорил Артан.
– Есть такая вероятность, – ответила осторожно.
– С ума сойти! – на лице парня написан восторг и неверие, а затем решимость. – Продай мне
шаха!
Вокруг все разом загалдели. В большинстве своем возмущенно. Я так поняла, здесь и сейчас
чуть ли не торги решили устроить за животное, при этом мое согласие никому особо и не
требуется – отнимут, впихнув взамен деньги.
Покрепче сжала Балагура. Никому не отдам. Мой. Не знаю, откуда такая уверенность, но тем не
менее.
Прервались стихийно открывшиеся торги объявлением от зашедшего в аудиторию
представителя администрации, что меня вызывают к ректору.
Иду к ректору. Рядом со мной Стефа, Этель и толпа студентов, не желающих так просто
упустить шанс обзавестись шахом. У меня нехорошее предчувствие. Прошлый мой визит к
ректору мне не понравился.
– Может, позвать аирафе Вейтара на помощь? – тихо интересуется у меня Стефа.
Я хмыкнула.
– Чтобы Неш потребовал в ответ на помощь заключить с ним новый кабальный контракт? Ну
уж нет.
– Может быть, это было бы и неплохо, – тихо ответила Стефа, я даже не уверена, что мне это не
послышалось.
К ректору никого кроме меня не пропустили. Глава академии встретил меня на этот раз вполне
радушно.
– А, студентка Ветрова, проходите, присаживайтесь. Чай будете?
– Нет, спасибо, – ответила я настороженно, присаживаясь на край стула. Еще подлил туда чего.
Сделав глоток чая, ректор задумчиво произнес:
– Должен отметить, студентка, вы становитесь одной из ярчайших учениц нашей академии. Хм-
м. Я даже буду рад, если вы у нас задержитесь подольше. Что ни год, так какой-нибудь
сюрприз. Один ваш посох чего стоил.
И что я должна ответить?
– М-м. Спасибо, – моя благодарность вышла неуверенной и с вопросительными нотками.
– Да… ну вы понимаете, что шаха придется мне отдать. Все равно вам лишние проблемы ни к
чему, ведь на животное начнется в академии охота. Шаха быстро отнимет тот, кто будет
сильнее – слишком редкий и сильный зверь. Но перед этим будет настоящая свара, множество
дуэлей и конфликтов. Мне этого не нужно. Вы понимаете, Ветрова?
Посмотрела на спящего на моих коленях зверя. Печально вздохнула. Да я скорее Нешу отдам
этого зверя, чем ректору.
– У меня есть пара кандидатов, кому можно передать этого шаха без конфликтов, – цену отдам.
Временно. А что, нормальный вариант.
– Вероника, давайте будем говорить откровенно. Да, вам покровительствуют, пусть сейчас и
неофициально. Мне это известно. Но ведь вы учитесь в моей академии, и я могу как усложнить
вам жизнь здесь, так и облегчить. Третий курс будет очень тяжелым, в начале третьего года
обучения академию как раз и покидает большинство студентов, причем в весьма неприглядном
виде.
– Вы мне угрожаете?
– Нет, что вы. Просто намекаю, что ваш покровитель не всегда будет рядом. Вот и сейчас
аирафе Вейтара нет в академии, и появится он сегодня еще не скоро. Я же предлагаю вам
подумать о собственной выгоде. Я прощу вам прошлогодний инцидент с мастером Кмером и
прикажу нашим лучшим преподавателям взять вас на их спецкурсы. К тому же я обладаю
достаточными связями, чтобы после окончания академии оставить вас тут работать
преподавателем без необходимости отправляться на войну. Про денежную компенсацию за
шаха молчу – в обиде не останетесь. Вы же не хотите со мной окончательно рассорится. Так
как, Вероника?
Ректор вновь приступил к чаепитию, давая мне возможность обдумать его слова.
Вновь посмотрела на животное. В принципе, этого Балагура я вижу в первый раз в жизни, и
кроме банального «хочу» мне нет смысла его себе оставлять. Это же дикий зверь, который,
похоже, из-за своей редкости может в будущем принести мне немало проблем. Опять же
ссориться с ректором не хочется.
– А зачем вам шах?
– Престиж. Не волнуйтесь, студентка, это животное обижено мной не будет, наоборот, его
будут холить и лелеять, а я – всячески баловать.
Приняла решение.
– Его зовут Балагур, – сказала я, передавая тощее легкое тельце через стол прямо ректору в
руки. Хочется плакать.
– О, Вероника, самое верное решение. Вы молодец.
Мужчина взял спящего шаха.
– Деньги вам перечислят сегодня вечером. С остальным разберемся в ближайшие дни. Можете
идти, – ректор буквально светится довольством. Глава академии нажал на переговорный
артефакт и приказал своему секретарю. – Сегодня ко мне не пускать посетителей.
Когда вышла из приемной, на меня буквально накинулись с вопросами студенты в количестве
нескольких десятков человек.
– Где шах?!
– Его ректор себе забрал, – якобы равнодушно пожала плечами я. Послышались
разочарованные вздохи и ругательства. Ректор – не студентка-второкурсница, у него игрушку
не отнимешь. Народ стал расходиться. Остались только Стефа и Этель.
Стоило мне и подругам добраться до безлюдного коридора, я все-таки не выдержала и дала
волю слезам. Странно, вроде шаха видела всего ничего, а уже успела так к нему прикипеть
душой.
Успокаиваться пришлось быстро, поскольку надо бежать на следующую лекцию, а не сопли
разводить. Тем не менее, настроение не только на сегодня, но и, по ощущениям, на ближайшие
пару лет испорчено.
Перед завтраком встретила возле столовой мрачную Ханну. Задержалась, чтобы поболтать с
девушкой, чье настроение, похоже, совпало с моим.
– Привет.
– Привет.
– А ты чего на утреннюю лекцию у цена не пришла? Вроде собиралась.
– Проспала. Всю ночь не спала из-за ссоры с Миктилем. Уснула только под утро. Мужики – зло.
Особенно эльфы.
– Да ладно, Миктиль не такой уж плохой. Ветреный немного, это да.
– Ты выгораживаешь его, потому что он твой родственник, – ответила Ханна.
– Он такой же мой родственник, как и твой жених. Ладно, давай вечером на эту тему
поговорим, сейчас не время и не место.
– Хорошо.
Мы разошлись по своим столовым.
Весь день я ходила мрачнее тучи, а под конец поняла, что больше так не могу. Сердце
разрывается по незнакомому для меня зверю. Задействую любые связи, сама предложу Нешу
кабальный контракт для себя, пусть лишь заберет у ректора шаха и вернет мне. Неш же сможет?
Увы, но ни Вейтара, ни Артана я в академии не застала. С Ханной и Стефой поговорю завтра.
Сегодня нет сил.
В самом мрачном настроении пошла домой. Так тяжело, словно за плечами несу целую гору.
Вышла за ворота академии, прошла к своему дому, и, уже закрывая дверь, услышала знакомый
скулеж. Обернулась, и мне в объятия запрыгнул веселый Балагур. Счастье есть. Зарыдала, но на
этот раз от облегчения и радости.
Быстро зашла в дом. Решение пришло мгновенно. Это проблемы ректора, что он не смог
удержать шаха. Балагура я никому демонстрировать не буду и постараюсь всячески
замаскировать. А даже если ректор и узнает, что шах вернулся ко мне, все равно ничего не
сделает – не захочет растерять свой «престиж», а то узнают, что он, такой крутой и сильный, не
смог удержать у себя какого-то зверька.
Вечер я провела, копошась с Балагуром. Для начала покормила вполне спокойного и ласкового
песца, не пожелавшего отходить от меня ни на шаг, затем отмыла. Оказалось, у Балагура не
серая, а белоснежная шерсть. Где же зверь так «пропылился» и почему? После расчесала
колтуны и выгуляла песца в саду на крыше, где мы весело поиграли в догонялки и прятки. К
ветеринару идти не решилась – еще опять ажиотаж поднимется. Да и никаких ран на животном
не нашла, но показаться все равно стоит, мало ли, какие болезни у шаха.
Засыпая вместе с Бали, я чувствовала невероятное облегчение и спокойствие, как будто вместе
с шахом ко мне вернулся кусочек меня самой.

Глава 7

Рано утром я первым делом зашла в свой блок и занесла в свою комнату недавно купленные
мной подарки для Стефы. Когда Инг и Стефания проснулись и собрались уже идти на завтрак,
попросила подругу ненадолго задержаться для личного разговора. Инград не хотел уходить,
поглядывая на нас подозрительно, но все-таки удалось его выставить.
Завела подругу в свою комнату и вытащила из шкафа, кинув на кровать, ворох коробок и
свертков.
– Это тебе, Стеф, от меня в подарок.
– Что это? – поинтересовалась девушка, открывая ближайшую коробку.
Смущенный вздох раздался со стороны подруги, когда она вытащила оттуда кружевной светло-
сиреневый бюстгальтер в цвет ее волос и тоненькие сиреневый прозрачные трусики.
– Это белье. Правильное белье, которое должно быть в гардеробе каждой девушки, которая
встречается с парнем.
Далее я шустро раскрыла остальные коробки, продемонстрировав Стефе черный и белый
комплекты белья – к белому прилагается корсет, а к черному кружевные чулки и… плетка.
Ингу полезно.
– Я такое не ношу.
– Придется.
– Нет, – твердо ответила Стефания, открывая очередной сверток и доставая оттуда короткое
облегающее серебристое платье. И это далеко не одно платье, что я прикупила девушке, а еще
есть обувь, косметика, аксессуары.
– Давай так, в порядке эксперимента ты носишь подаренную мной одежду три дня, если тебе не
понравится, можешь все выбросить. Договорились?
– Зачем это тебе?
– Хочу, чтобы ты была счастлива, получала от жизни удовольствие и попробовала что-то новое
для себя. Ну, так что? Позволишь мне на время сменить твой имидж? Станешь слушать в эти
дни все мои указания?
– Про то, чтобы тебя слушаться, речи изначально не шло.
– Не придирайся к словам. Согласна?
– Да.
Я довольно потерла руки.
Сделала Стефе прическу и легкий макияж. Заставила девушку надеть сиреневое белье и
серебристое платье, а на ноги туфли на высоком каблуке. Знаю, что платье коротковато, но в
академии такое позволено, и многие местные девушки ходят в куда более откровенных нарядах.
Сама я сегодня в брюках и в рубашке, с простым хвостом: не хочу привлекать внимание – это
день Стефании.
Образ получился невероятно сексуальным. Хрупкая девушка больше похожа на статуэтку –
такая изящная и красивая. А как мило краснеет, оглядывая себя в зеркале со всех сторон.
Определенно, у меня талант – вижу истинную сущность людей и демонов под иллюзиями и не
только.
– Вот мое первое задание – разговариваешь и по возможности флиртуешь со всеми парнями,
что окажут тебе достойное внимание, и соглашаешься сходить с ними на свидание.
– Но как же…
– Это уже проблема Инга. Пусть запугивает твоих кавалеров и прячет тебя в свое логово, чтобы
не увели его снежную королеву. Сама же говорила, что кто сильнее и упорнее, тот и получает
главный приз.
К началу завтрака мы с подругой сильно опоздали. По дороге Стефа, честно выполнив свое
обещание, останавливалась поговорить со всеми парнями, что сделают ей комплимент и захотят
пообщаться. Девушка была со всеми спокойна, мила и приветлива. Как-то вдруг окружающие
самцы, завидев новую Стефу, сразу забыли, что она очень опасна.
Как итог, один парень пригласил девушку сегодня на свидание – смелый и при этом хорошо
одетый иномирянин-пятикурсник – еще и попросил взять с собой пару подружек для его
друзей. Стефания на меня умоляюще посмотрела, и я согласилась. Смешная Стефа, пока мы
шли, то и дело пыталась оттянуть подол короткого платья вниз, краснея, когда ей свистели
вслед или жарко оглядывали.
В столовую мы пришли под ручку с двумя кирифе-шестикурсниками.
Увы, сильно поразить Инграда внешним видом Стефании и ее сопровождением не удалось. А
так хотелось, чтобы парень разозлился и отогнал кавалера Стефы, но не судьба. Демон и так
слишком сильно поражен тем, что за его столиком, буквально окружив и зажав беднягу в тиски,
сидят два неразлучных друга – магистр Неш и магистр Артан, которые, кстати, сверлят нашу с
подругой мужскую компанию очень нехорошими взглядами.
Оба кирифе на подходе к столику испарились, как по волшебству – дураков, чтобы близко
общаться с преподавателями, в академии мало.
Неш галантно отодвинул мне стул – его, похоже, уже совсем не волнует, что на нас все смотрят.
Когда я села, магистр умудрился еще и шепнуть мне на ухо:
– Того студента, с которым ты вошла в столовую, я запомнил. Не жалко тебе парня?
Инград в это время сверлит Стефанию недовольным взглядом, забыв обо всем. И, кажется,
лишь Артан наслаждается всем происходящим и словно за спектаклем наблюдает.
– Стефа, ты почему так одета? – буквально прорычал Инг.
Неш сел рядом со мной очень близко, с интересом разглядывая невозмутимую Стефанию.
Захотелось ущипнуть Вейтара, чтобы так пристально не смотрел, но я сдержалась.
Девушка в ответ на вопрос злого демона невозмутимо пожала плечами.
– Это Ника уговорила тебя так одеться? – теперь обвиняющий взгляд нарифе переместился на
меня. Хотела бы я ответить парню, да пожестче, но сегодня я не отсвечиваю. Потому лишь
скромно потупила глаза и сделала вид, что тоже не понимаю, о чем речь. – Я все могу понять,
но почему ты позволила прикасаться к себе чужому парню?
Стефания стрельнула из под ресниц на Инга взглядом.
– Мы не объявляли во всеуслышание себя парой, так что формально я не твоя девушка и ничем
тебя не оскорбили ни мой спутник, ни я сама.
Молодец, Стефа, горжусь! Кажется, девушка быстро уловила новые правила игры.
– Так, – демон решительно встал со стула. – Мы идем в комнату и ты переодеваешься. Я лично
за этим прослежу.
Стефа кинула на меня хитрый довольный взгляд. Инград еще не знает, что процесс
переоблачения Стефы сильно затянется, когда парень увидит, что у девушки под платьем.
Мои друзья ушли, оставим меня наедине с двумя голодными акулами.
– Вы о чем-то хотите со мной поговорить? – я поежилась под двумя внимательными взглядами.
Хотя почему двумя? Сейчас за моим столиком наверняка наблюдает почти вся столовая.
Хочешь, чтобы о чем-то все быстро узнали – приди в столовую.
– Да, – слово взял Неш. – Вчера меня не было – ректор попросил помочь с переездом и обменом
нашей группы студентов с другой группой из другой академии. В ту академию амулет переноса
есть только у меня. Дело затянулось – далеко не все студенты из того учебного заведения
захотели собираться и покидать родные стены…
– Почему? – перебила я магистра.
– Учиться у нас сложно. Так вот, я был занят, магистра Артана ректор тоже сразу услал с
поручением подальше, так что я слишком поздно узнал, что у тебя появился шах.
Я ощетинилась.
– Тоже хотите его заполучить?
– Нет, что ты. Наоборот. Я узнал, что ректор забрал у тебя шаха, но судя по тому, что ректор
сегодня в академии не появился, а секретарь под пытками признался, что глава академии у
лекарей, я сделал вывод, что Бали уже к тебе вернулся.
– Откуда вы знаете, что я называю его Бали?
– Дело в том, что шах появился у тебя в качестве питомца еще в начале лета, и, поскольку в
академии ему было лучше не появляться, он временно остался в моем замке. И все было
нормально до той поры, пока ты не ушла в другой мир. Бали, видимо, перестал чувствовать
связь с тобой. Шах взбесился и сбежал. Найти его не удалось. Я предполагал, что если Балагур
жив, то с твоим возвращением он рано или поздно тебя найдет, что и случилось. Я слышал,
Бали в плохом состоянии? Я могу его осмотреть. К тому же вечером можешь зайти в мой
кабинет, я просвещу тебя… как ухаживать за шахами.
Тут в разговор влез с ехидной репликой Артан.
– Если что, я тоже многое знаю о шахах, так что можешь заходить вечером и в мой кабинет.
Очень качественно… просвещу.
– Артан!
– Ну ладно тебе, Вей. Уже и пошутить нельзя. Ты что-то в последнее время таким серьезным
стал, осунулся. Воздержание?
Закрыла лицо рукой. Куда я попала, а?
– Ты Нику смущаешь.
– Вероника? Ой, да не обращайте на наши дружеские подколки внимания. Чем еще заниматься
двум старикам? Только шутить да ругаться между собой, ну и… молодежь просвещать.
Смешок вырвался у меня сам собой. Из-за этого поперхнулась чаем, чашкой с которым
попыталась закрыться, чтобы скрыть горящие щеки.
Артан заботливо постучал-погладил меня по спине.
– Ну-ну, не надо так переживать.
– Руки убери от нее.
– Все-все.
– Второй вопрос, который я хотел обсудить. Артан жалуется, что мы с тобой испортили ему
имидж покорителя женских сердец.
– И? – я недоуменно посмотрела на магистров. – От меня вы что хотите? Между прочим, образ
цена с разбитым сердцем очень привлекательный и только поднимает вас в глазах поклонниц.
– Не-е-ет. Я – против. Меня дома засмеют. От вас особенно ничего и не требуется. Сейчас мы
просто втроем тут мило посидим, пообщаемся. Все увидят, что конфликта между нами
никакого нет и слухи беспочвенны.
– Хорошо, – равнодушно пожала плечами я.
Мы действительно очень мило посидели. Магистры то и дело подтрунивали друг над другом, я
много смеялась. Оказывается, Неш может быть нормальным, если захочет. Или эльф успешно
стягивает с Вейтара маску циника.
Напоследок эльф в благодарность даже поцеловал мне руку под хмурым взглядом Неша и
поблагодарил за приятную компанию.
Я отправилась на лекцию. Занятие по артефактологии прошло очень хорошо. Декван больше не
вставляет палки в колеса, а наоборот всячески помогает. Инград на занятие так и не явился.
Неудивительно. Что касается белья, у меня хороший вкус.
Стоило выйти из аудитории и пройти всего несколько шагов, как меня чуть не сбила бегущая
навстречу Этель. Девушка вцепилась в меня и с круглыми, восторженно-удивленными глазами
громко поинтересовалась так, что моя не успевшая разойтись группа услышала.
– Я только что узнала! Ушам своим не поверила! Демоны! Ты встречаешься с обоими
магистрами сразу?!
Печально вздохнула. Нет, ну сколько можно? Артану этот вариант, интересно, больше
понравится?
Сразу после лекций отправилась с Никитой и Ханной на стадион, чтобы вместе потренировать
контроль силы. Вечернее свидание все равно обломилось – Инг сильно лютовал по этому
поводу и в итоге чуть ли не запер Стефу в блоке. Правда, пригласивший нас парень со своими
друзьями все равно почему-то не явился, и видится мне в этом промысел Неша.
По пути рассказала ребятам о произошедшем этим утром. И вот уже минут пятнадцать терплю
непрекращающееся лошадиное ржание со стороны Никиты.
– Да… – все еще смеясь, произнес парень. – У тебя, наверное, талант попадать в разные
дурацкие ситуации. И чего ты переживаешь? Да тут большинство девушек перегрызут себе и
другим горло, чтобы о них ходили подобные слухи. К тому же теперь у тебя неофициально
целых два покровителя. Точно никто не полезет. Ни девушки, ни парни, – сказал Никита,
ухмыляясь при этом самым неприличным образом.
– Ха-ха, – кисло ответила я.
– Скажи всем, что это неправда, – внесла предложение Ханна.
– Я вообще хотела бы и сама пошутить над этой ситуацией и объявить, что магистрам меня
одной мало и они объявляют набор девушек и парней к нам треугольник, но не могу. Ни
шутить, ни опровергать информацию. Еще задену авторитет цена или аирафе, мне же хуже
будет. Так что пусть магистры сами решают, что делать со всеми этими слухами.
Сегодня разговора с Ханной у меня так и не получилось, сразу после нашей тренировки я
отправилась к Нешу «просвещаться» и заодно узнать, что он думает по поводу сплетен, и
собирается ли что-то делать ради их пресечения.
В кабинете Вейтара застала своего мрачного куратора и вездесущего Артана, выглядящего
веселым и вполне довольным жизнью.
– О, Вероника! Как раз именно вас нам и не хватало в нашем теплом междусобойчике!
Я подошла и присела на свободный стул рядом со столом магисра.
– То есть вам, Артан, слухи пришлись по душе?
– Ну не то чтобы… но забавно. В подобных ситуациях мне еще не приходилось бывать.
– Слухи мы пресекать не будем, – вмешался в разговор Вейтар. – Так же, как оправдывать или
что-то пытаться переиграть. Хватит. Только еще больше подогреем интерес и разговоры.
Ведите себя как обычно и не обращайте внимание. О нас забудут, как только появится новая
скандальная сплетня.
– Жаль, мне понравилось разжигать сплетни, – ухмыльнулся эльф.
– Артан, мне кажется, тебе уже пора идти.
– Выгоняешь? А еще друг называется. В нашем треугольнике должно быть равноправие!
Вероника, вот вы хотите, чтобы я остался?
– Нет.
– Почему?
– Вдруг кто-то узнает, что мы тут втроем надолго заперлись.
Артан в итоге, посопротивлявшись для приличия, все-таки ушел, напоследок посоветовав
поставить на стены и дверь звуконепроницаемый барьер, а то вдруг кто-то услышит плоды
просвещения и… будет завидовать. В частности сам Артан, у которого кабинет соседствует с
кабинетом Вейтара.
Вопреки ожиданиям Артана, Неш просто рассказал мне несколько легенд о шахах, как
рекомендуется за ними ухаживать и что конкретно любит Бали.
– А откуда у меня появился Балагур?
– Это был мой подарок тебе.
– С чего такие подарки дорогие? Где вы сами нашли шаха и почему не оставили его себе?
– Повод для подарка был, там, где нашел, все равно больше шахов нет. Себе не оставил, потому
что посчитал, что тебе он будет нужнее. Еще вопросы?
– Хорошо было бы проверить Балагура на болезни, хотя выглядит песец вроде неплохо, а еще
придумать что-то с маскировкой. Иллюзии не подойдут, – так не хочется в чем-то быть
должной магистру, а еще впускать в дом, но ради Балагура придется.
– Песец? – удивлённо переспросил Неш.
– Не обращайте внимания. Это так зверь с моей родины называется, что очень на шаха похож.
– Хорошо. Ника. У меня к тебе два вопроса.
– Я слушаю.
– Первый. Ты сейчас согласилась на мою помощь, я так понимаю?
Нехотя согласно кивнула.
– Да, но если вы сейчас будете предлагать за это заключить контракт, я откажусь. Могу
предложить деньги за вашу помощь.
– Чудесно. Денег не надо. Второй вопрос. Когда ты уже перестанешь обращаться ко мне на
«вы»?
– Встречный вопрос. Когда вы станете обращаться ко мне вновь на «вы»?
Нашла коса на камень.
– Никогда, – Неш встал, собрал бумаги со стола и накинул на себя пиджак. – Ну что, идем?
Вейтар, никуда не торопясь, идет на выход из академии со мной под ручку. На нас косятся
встречные студенты и преподаватели. Ладно, я уже поняла, что магистру хочется публичности.
Заходя домой, подозрительно кошусь на довольное лицо Неша. Стоило открыть дверь, и на
меня тут же запрыгнул до безобразия счастливый Бали.
Неш быстро осмотрел Балагура, обнадежив, что с песцом все в порядке, после чего мужчина
приступил к маскировке питомца.
– Жаль, конечно, что иллюзии ты уничтожаешь, с ними было бы проще. Есть в нашем мире
расхи – животные, похожие внешне на шахов, но куда более безобидные и не блещут
интеллектом. На Бали наденем амулет отвода глаз и замаскируем немного под расха. Возможно,
если кто-то из сильных магов и почувствует неладное, деактивировав амулет, то есть шанс, что
обмануться внешним видом. Начинаем.
С помощью магии Балагур был окрашен в рыжий цвет – Неш показал, как создавать
заклинание, и заметил, что обновлять его надо примерно раз в неделю, как только начнет
показываться истинный окрас шаха. Далее, все так же с помощью магии, Балагуру вытянули
уши и распушили сильнее хвост, отчего зверек стал теперь больше напоминать лису.
– Пожалуй, этого будет достаточно, – заявил Неш.
– Спасибо, – поблагодарила я и стала недвусмысленно косить взглядом на дверь с выходом,
намекаю Вейтару, что ему, наверное, пора.
– Советую выгулять Балагура, а то он наверняка засиделся.
– Хорошо, – позвала Бали.
– Для города нужно будет купить поводок. На всякий случай в первую прогулку я пройдусь с
вами. Вдруг установленной маскировки окажется недостаточно.
Хм. Мне кажется, или меня пытаются склонить к дальнейшему совместному
времяпрепровождению?
– Я, наверное, лучше сама. Не стоит беспокоиться.
– Не забывай, что на тебя идет охота. Так будет безопаснее.
– Ладно, – сдалась я… и не пожалела.
Мы с Вейтаром неспешно гуляли по городу. Мужчина спокойно расспрашивал меня, нравятся
ли мне новые предметы и учителя, что нравится, что нет. Когда сказала, что мне тяжело дается
последняя теория по пространственной магии, в частности слишком сложная для моего
понимания информация о построении независимых пространственных точек для переходов
через гибкие личные порталы, Неш устроил мне целую лекцию. При этом так все разжевал, что
непонятных моментов у меня просто не осталось. Правда, лекция вышла долгой, но настолько
увлекательной, что даже не заметила, как мы зашли в одно из летних кафе, сев на уличной
веранде. Впрочем, это не помешало мне заказать себе чашечку чая и душистые сладкие
булочки. Бали улегся под столиком у меня в ногах, то и дело тыкая в меня остренькой
мордочкой, тем самым прося поделиться булочкой.
– Ника, давно хотел у тебя спросить, но все забываю. Как обстаят у тебя дела с цветом силы?
Летом, после одного происшествия, она у тебя практически стала черной, но я до сих пор не
услышал претензий от магистра Эльвины и просьбы что-то с этим сделать.
– Что за происшествие? – очень заинтересовалась я. Летом, когда я впервые после потери
памяти выпустила для тренировки свою силу, была невероятно поражена ее чернотой.
– Извини, я не могу сказать.
Помолчала. Ладно, расскажу.
– Сейчас цвет вернулся к серому, ну, может, чуть темнее.
Неш очень удивился.
– Это невозможно. Наступила точка невозврата в цвете. Это законы магической силы.
– Знаю, но дело обстоит именно так, – понизила голос до шепота, приблизившись лицом к лицу
Неша. – Мне кажется, это из-за посоха. Камни ведь белых магов любят. Сног, по-моему,
старается выбелить мою силу.
Вейтар довольно улыбнулся. Настолько довольно, что я тут же пожалела, что
разоткровенничалась с магистром.
В остальном вечер прошел довольно мило. Неш проводил меня до дома, пожелал хорошего
вечера… приглашения зайти не дождался и ушел, перед этим поймав меня и запечатлев на
губах легкий, но чуть более долгий поцелуй.
Зайдя в дом и прислонившись к входной двери, поймала себя на том, что широко улыбаюсь.
Рано утром, еще в сумерках, отправилась в академию. Все было благополучно до того момента,
пока не вошла в стены академии. Засада меня ожидала всего в нескольких лестничных пролетах
от этажа, где находится родной блок.
Мне прилетело ногой в спину. Отреагировать просто не успела. Полетела на пол. Кто-то
потащил меня за ногу в полутемный коридор. Сгруппировалась и лягнула того, кто меня тащил,
по ноге. Стараясь не замечать боль в спине, вскакиваю. Так, десять девушек и семеро парней.
Тут даже несколько моих одногруппников есть из когорты Глории. Нет, ребята, конечно,
подготовились, надев на себя иллюзии человекоподобных животных, скрывающие как лицо, так
и фигуру, но мало кто до сих пор знает, из-за чего я в действительности ношу очки.
Чего-то подобного я ожидала уже давно. Но что-то все никак не решали наказать одну
выскочку-иномирянку. Потому не паникую, а трезво прикидываю в голове, как буду
действовать. Численный расклад не в мою пользу, но у меня припасены артефакты… у них,
наверное, тоже. Посоха со мной нет, но это не проблема. Мысленный призыв – и Шиб у меня в
руках. Артефакт начал проделывать такой фокус еще летом. Стоило мне подумать о посохе, как
он тут же появлялся… падая мне на голову. В дальнейшем мы с артефактом его фееричное
появление откорректировали.
И все-таки я расслабилась. Совсем отказалась от помощи Кимета, который после нашей игры на
раздевания перестал появляться в принципе в поле моего зрения, ни Инга рядом, ни Стефы…
ни кого бы то ни было еще. Значит, придется держать удар самой. Обнадеживает лишь то, что
нападать на меня магией запрещено уставом академии – я ведь второкурсница. А значит будет
простая драка. Ну как простая… я вот точно буду защищаться с помощью магии и использовать
артефакты. Жизнь дороже учебы.
Несмотря на готовность к драке, села посох и попыталась улететь. Не тут-то было. Кто-то
заботливо перекрыл с помощью заклинания все возможные выходы. Чтобы снять заклинание,
нужно время.
Напавшие смотрят на меня снизу шокированными взглядами. Не знаю, что больше всех
поразило: то ли то, что я летаю на посохе, то ли вид снизу – сегодня как назло решила надеть
расклешённую не слишком длинную юбку и легкие сапожки на каблучке.
– А ну, слезай! – один из парней изловчился и, прервав мои метания под потолком, поймал меня
за ногу и сбросил с посоха на пол. К сожалению, в этом коридоре потолки не слишком высокие.
Я оказалась в окружении. Еще и пятую точку отбила из-за падения с посоха. Шиб отомстил за
меня, упав на голову сбившего меня парня.
Не давая никому опомниться, вновь вскакиваю и активирую все имеющиеся у меня артефакты.
Кое-кто оглушен, кое-кто шокирован. Два человека выведены из строя. Остальные же стоят и
нагло довольно ухмыляются. Хорошая защита.
– Мы знаем, что ты любишь артефактологию, и подготовились, – выкрикнула одна из девушек.
Больше мы не разговаривали. Никто не озвучивал свои ко мне претензии, я не спрашивала
почему. Это жестокая драка не на жизнь, а на смерть.
Применять какие-либо заклинания я не успеваю, мне то и дело мешают, налетая со всех сторон.
Отбиваюсь Шибом, радуясь, что успела взять пару уроков владения боевым посохом.
Чувствую, что Сног то и дело помогает мне, ускоряясь и направляя мою руку в нужном
направлении, но этого не достаточно. Сражаюсь как дикая кошка, стараясь никого не
подпускать близко к себе, но то и дело начинаю получать удары от противников. В какой-то
момент меня достали мечом. Удар пришелся вскользь, но кровь хлынула знатно. Это уже
серьезно. Нет, я уверена, что не умру, амулет Неша поможет, но разукрасить меня могут
сильно.
Когда я совсем отчаялась, поняв, что не справляюсь, неожиданно пришла подмога. В толпу
напавших на меня студентов врезался… Алекс. Неожиданный защитник стал бить парней. Не
то что бы земляк мне чем-то сильно помог этой своей защитой, тем более, что парня быстро
смяли и начали с энтузиазмом мутузить, но кое-кого он отвлек.
Стало чуть легче, появилась надежда. Посох в моих руках заработал с прежним энтузиазмом,
хотя чувствую я себя все хуже, но пока помогает держаться адреналин.
Вряд ли все в итоге закончится для меня хорошо, ведь усталость дает о себе знать. Только и
удавалось, что защищать лицо. А так, я все больше стала пропускать удары. Краем глаза
заметила, что Алекс валяется в углу без движения и весь окровавленный. Плохо. Я буду
сражаться до последнего, чтобы меньше радовались.
– Что здесь происходит?! – громкий женский оклик заставил на время замереть всех нас.
В проходе в коридор, скрестив руки на груди, стоит магистр Аурика, недовольно оглядывая
нашу живописную компанию. Защиту с прохода наверняка снял еще Алекс.
Тишина была ответом Аурике.
– Мы… – неуверенно промямлил один из парней. – Тут тренируемся просто.
От меня начали потихоньку все отходить. Все же у Аурики репутация хоть и чудачки, но и
вместе с тем крутого боевого мага. Магистр еще и иномирянка, значит, по идее, будет за меня.
– Да-а? – насмешливо протянула женщина. – Странная у вас тренировка. Всем скопом на одну
второкурсницу. Да еще и иллюзиями все прикрылись.
– Ничего не странно, нормально. Тренировка как тренировка, – это я. Пользуясь тем, что мои
обидчики смутились, опустив оружие, со всего маху залепила по голове Шибом ближайшему от
меня парню. Еще дотянулась до одной девушки – ей посох попал в живот.
– Тем не менее, я вынуждена обратиться к ректору по поводу этой… тренировки. Я вижу тут,
пусть и косвенно, была использована магия. Вы должны все будете пройти со…
Не успела магистр Аурика договорить, как все человеководобные животные стали разбегаться в
разные стороны.
– Стоять!
Но куда там. Несколько секунд, и коридор опустел.
Устало опустила посох.
– Извини, но про ректора это я соврала, – дружелюбно сказала мне Аурика, подходя к Алексу и
присаживаясь над ним. – Подобного рода драки разрешены. Просто не надо ходить в
малочисленной компании по академии. Второкурсница уже, должна знать. Кстати, посохом
хорошо бьешь, у тебя талант. Хочешь, выкрою время, буду заниматься с тобой раз в неделю
лично?
Я тоже подошла к Алексу. Аурика начала магическое сканирование парня на предмет
повреждений.
– Вообще я зареклась брать частные уроки в преподавателей в этой акдемии, – магистр
понимающе хмыкнула. – Но ваше предложение приму. Как он?
– Плохо, но жить будет. Сегодня же на ноги поднимем. Плохо, что студентам только с третьего
курса начинают давать основы скорой магической помощи, а то помогла бы мне. Защищал?
– Да.
– Вызови, пожалуйста, по магвестнику лекарей. Знаешь координаты? Ты сама как?
– Знаю. Сама более-менее, – сказала я, придерживая рукой кровточащий бок.
Лекари явились довольно быстро. Я уже собиралась уходить с одним из парней в медблок,
когда меня наскоро подлатали, но тут очнулся Алекс.
– Вероника, – позвал парень слабым голосом. Его не решаются пока брать на носилки, все еще
колдуя с лечащими заклинаниями прямо на полу. Подошла к Алексу.
– Спасибо за помощь. Не ожидала от тебя, если честно.
– Вероника… мне нужно с тобой поговорить, – хрипя, слабым голосом произнес парень, взяв
меня за руку.
– Э… ну хорошо, поговорим.
– Сегодня.
– Сегодня? Ладно.
– Встретимся в городе этим вечером в кафе, что у академии.
– Почему в городе? А ты сможешь прийти-то?
– Смогу. Пожалуйста, – парень занервничал, начав привставать, но его тут же уложили обратно
лекари.
– Хорошо-хорошо.
Я ушла, при этом сильно озадаченная, что же хочет от меня Алекс.

Глава 8

Медленно ковыляю через просыпающуюся академию в сторону обители лекарей. У меня почти
все болит, но морально чувствую себя хорошо. Отбилась. Почти самостоятельно продержалась
до прихода помощи. Выстояла против семнадцати человек. Есть чем гордиться.
На меня косятся все рано проснувшиеся проходящие мимо студенты. Наверное, зрелище я
представляю еще то. Одежда окровавлена, кое-где уже начали проявляться следы от ударов,
сама еле иду.
Чинное шествие вместе с молодым лекарем неожиданно прервалось, когда мы проходили через
широкий просторный многолюдный холл, где вывешены расписания занятий. Просто навстречу
из другого коридора вышел Неш и заметил меня.
Мужчина изменился в лице. Быстро подошел, оглядел меня и очень зло посмотрел на лекаря,
отчего тот, кажется, струхнул.
– Это что такое? Почему студентка в таком виде?
– Я не знаю точно. Кажется, нападение. Мне только поручили проводить эту студентку до
лекарского корпуса.
Решила вмешаться и успокоить Неша.
– Все нормально. Сейчас лекари подлечат, да и все дела. Еще на завтрак успею.
– Кто напал?
– Не знаю, на напавших были надеты иллюзии. Да и вообще это обычная академическая драка,
не стоящая вашего внимания, магистр. – Я показала взглядом на лекаря и затем на
прислушивающийся к нашему разговору любопытный народ в холле. Кажется, Неш понял, что
этот разговор не для всех.
– Я сам буду решать, что касается моего внимания, а что нет, – магистр посмотрел на лекаря. –
А вы можете идти по своим делам. Я сам провожу студентку до лекаря.
– Но… – парень попытался возразить, однако замолчал, стоило Нешу грозно на того взглянуть.
– Ай! – это уже я. Просто не ожидала, что Вейтар возьмет меня на руки и понесет в неизвестном
направлении. Тихо зашипела. – Магистр, отпустите. На нас все смотрят.
– Пусть смотрят, – невозмутимо ответил Неш.
– Куда вы меня несете? Лекарский блок в другой стороне. Да даже ваш кабинет не там.
– Спокойно. Сейчас только выйдем в безлюдный коридор. Не хочу при всех перемещаться.
– Куда перемещаться?
– Ко мне. В кабинете будет неудобно.
– А вы моим мнением сначала не хотите поинтересоваться?
– Нет.
– Отпустите меня, иначе я… вас укушу и посохом…
– Хорошо.
– Что хорошо?
Неш нашел тихое место и мы перенеслись. Я оказалась в незнакомой спальне. Магистр бережно
положил меня на кровать.
– Где болит, моя маленькая? – с теплотой, нежностью и сочувствием в голосе, поинтересовался
у меня Неш, одновременно стягивая с меня рубашку.
– Не надо меня раздевать! – я начинаю паниковать. И не понятно, то ли пытаться удержать на
месте рубашку, одновременно прикрывая грудь, ведь Неш уже успел каким-то невероятным
образом расстегнуть все крохотные пуговички, то ли удерживать на месте юбку, к стягиванию
которой в данный момент приступил мужчина.
– Одежда вся в крови, надо снять. К тому же мне необходимо тебя осмотреть. Успокойся. Я все
равно уже не раз все там видел.
– Но я-то этого не помню!
– Прими как факт.
– Магистр!
– Вейтар.
– Магистр!
– Если будешь обращаться ко мне на «ты» и Вейтар, то так и быть, не стану снимать с тебя…
твое красивое черное белье, – сказал Неш, все-таки ловко стянув с меня рубашку и юбку.
Мощным броском мужчина закинул одежду в дальний угол просторной комнаты. – А вот чулки
придется снять.
– Это шантаж!
– Есть немного. Так что? – Неш медленно потянулся к моим трусикам.
– Я согласна! – даже забыла на время, что у меня что-то болит, ужом пытаясь соскочить с
кровати, но магистр быстро вернул меня на место.
– Не делай резких движений, а то рана раскроется, – строго произнес мужчина, приступив к
осмотру. Ладони Вейара засветились.
Застыла, позволив себя просветить сканирующим заклинанием из арсенала лекарей. Мне уже
приходилось видеть работу данного вида магии.
– Бедная моя, – едва закончив, хмурый магистр быстро наклонился, чмокнув меня в губы. – Как
тебе досталось. Ну, ничего, все получат по заслугам. Ты ведь знаешь, кто напал? Сколько их
было?
– Десять девушек и семь парней.
Брови Неша удивленно взметнулись, на лице отразилась злость.
– Так много? Тебе помог кто-нибудь? Ладно, говори дальше.
– Я узнала кое-кого из моих одногруппников, остальные были со старших курсов, кажется, –
как могу прикрываюсь руками, незаметно пытаясь натянуть покрывало с кровати. Хотя Вейтар
действительно меня особо и не рассматривает, вплотную занявшись наложением лечебных
заклинаний.
– Имена одногруппников, – требовательно произнес Неш.
– Я… хочу сама с ними разобраться. Это только мое дело. Ты не мой покровитель, чтобы их
наказывать.
Вейтар тяжело вздохнул.
– Я все равно узнаю, просто это займет чуть больше времени. В любом случае, если не я, то до
них доберутся твои друзья-нарифе с великолепным обонянием. По запаху отыщут. Ты ведь не
хочешь проблем своим друзьям?
Сдалась, подробно рассказав о нападении.
– Странно. А этот Алекс зачем полез?
– Не знаю, – пожала плечами я.
Все время моего рассказа Неш то и дело говорил ласковые утешающие слова, гладил по голове,
а когда закончил лечение, еще и притянул меня к себе, обняв. Мне вдруг так жалко себя стало, в
глазах защипало, а еще приятно, что кому-то небезразлично мое состояние. Одна слезинка,
вторая. И вот я уже плачу на плече магистра, а тот меня успокаивает и гладит по спине. А вот
мы уже лежим на кровати, я всхлипываю, свернувшись калачиком, а Неш обнял меня со спины.
И что главное, не пристает и не домогается, лишь продолжает шептать на ухо какие-то
нежности. Сильной быть приятно, но и слабой иногда не меньше.
Когда я успокоилась, Вейтар зацеловал мне лицо, губами стирая слезы, а потом, завернув в
покрывало, отправил в ванную мыться, пообещав, что новую одежду мне предоставят.
Меня очень поразили размеры ванной, ее декор и огромная чаша посередине комнаты. Не
разобралась, как включать воду, а потому выглянула наружу, попросив о помощи Неша.
Мужчина с большим удовольствием мне все показал и вышел.
Да… шикарная ванная у магистра. Интересно, летом мы ее использовали… не по назначению?
Признаться, в ванной я задержалась дольше необходимого, нежась в воде. Тело довольно
быстро перестало болеть.
Когда вышла в длинном, до пят, мужском халате, на кровати меня действительно поджидал
привычный комплект одежды в виде брюк и блузки. Неш стоит спиной ко мне возле окна и не
поворачивается. Взяв одежду, вернулась в ванную, где и переоделась.
Вновь выйдя, поинтересовалась:
– Можно я вернусь в академию? Не хочу пропускать лекции.
Вейтар обернулся. По лицу мужчины вижу, что мой вопрос ему не понравился.
– Это нежелательно.
– Почему?
– Могут вновь напасть.
– Ну, нападут. Не прятаться же теперь все время.
Неш посмотрел на меня осуждающе.
– К тому же нельзя показывать врагам, что я испугалась.
– Ника…
– Что?
– Ничего.
– А почему ты такой милый?
– Я милый?
– Да. Мне кажется, ты все время сдерживаешься… чтобы не сказать что-то лишнее, или не
сделать. Вот как сейчас.
– Тебе лучше не знать ответа.
Очень удивилась.
– Почему?
– Тебе этот ответ вряд ли понравится.
После недолгого спора, Неш все-таки перенес меня в академию, а еще вновь подрядил
неотступно следить за мной Кимета. Сам же магистр отправился проводить расследование и,
вероятно, мстить моим обидчикам.
– Тебе сильно за меня влетело в тот вечер с игрой на раздевание от Неша? – сочувственно
поинтересовалась я у Кимета при первой встрече.
– Пустяки, – сделав непроницаемое лицо, ответил парень. – Но ты все-таки предупреждай на
будущее, расстались вы с Нешем или нет.
– Да я думала, что расстались, но магистр, похоже, считает, что нет. Ким, меня тут сегодня в
кафе пригласили. Сходишь со мной вечером в город?
– Конечно. Неш наверняка будет занят. А с кем это ты по кафе гуляешь?
– Да есть тут один парень…
Когда меня отыскали взволнованные друзья, узнавшие о произошедшем, и удостоверились, что
все со мной в порядке, то отругали себя и меня за беспечность и постановили, что больше я
одна нигде и никогда не хожу. Слишком много приключений и неприятностей я способна
собрать на одно стратегически важное место.
На первой же лекции, что я посетила, оказалось, что напавшие на меня одногруппники не
явились. Наверняка уже в застенках у Неша. Даже чуть-чуть жалко ребят стало. Совсем чуть-
чуть.
Вечером я с Кимом отправилась на встречу с Алексом. Если честно, до сих пор в недоумении,
что от меня могло понадобиться этому парню.
В кафе соотечественник взглянул на мое сопровождение недовольно, но ничего не сказал. Мы
присели за столик, заказали себе по чашке чая. Все еще бледный после пережитого утром
приключения, Алекс стал ностальгировать по нашей родине, говоря, что там очень хорошо,
попросил меня замолвить за него словечко перед теми, кто ораганизовывает экспедиции на
Землю, чтобы и его туда взяли следующим летом. Ну ,это вряд ли. Защиты от эгрегосов ведь у
парня нет. И не понятно, откуда Алекс узнал о моей поездке. Только узкий круг лиц знал об
этом. В речи парня то и дело проскакивала какая-то чушь про заговор в верхах. В каких верхах?
На Земле? А вообще Алексу надо еще раз показаться лекарям, только тем, что лечат голову.
Поняла, что мне становится скучно, и уже начала сцеживать зевки. Чего только согласилась на
эту встречу?
Закончилось все тем, что Алекс неожиданно схватил меня с Киметом за руки и, склонившись,
надрывным шепотом поделился:
– Они снятся мне каждую ночь. Они издеваются. Они сводят меня с ума. Но… я нашел
решение.
Почувствовала вдруг укол в запястье. На мгновение тело заледенело, но все сразу прошло.
– Спокойно, – в голосе Алекса прорезались металлические нотки. – Улыбайтесь.
Я запаниковала, когда почувствовала, как мои губы растягиваются в широкой неестественной
улыбке.
– Не волнуйтесь. Сейчас вы пойдете со мной в гости к одному важному человеку. Кимет
подождет, а Ника побеседует с моим… начальником. Не переживай, Ника, – Алекс нежно
погладил меня по руке. – Все будет хорошо. Я нашел для нас решение.
Хочу закричать, но губы, да и все тело, не слушаются. Только сейчас, внимательно
присмотревшись к Алексу, я заметила прячущееся в его глазах безумие.

Глава 9

– Встаете и идете со мной. Ведите себя естественно и расслабленно.


Делать нечего, пошли. Остается только надеяться, что охрана, организованная Нешем,
заподозрит что-то неладное.
Мы прошли совсем немного. Зашли в темно-синего цвета особняк, расположенный не так уж
далеко от моего нового дома. Как близко, оказывается, живет опасность. Хочется закричать от
негодования. Сколько же можно на меня покушаться, а? Еще и Кимет из-за меня и прихоти
Неша попал.
В доме послушного, но наверняка очень злого Кимета куда-то увели, а меня Алекс за руку
привел в гостиную, усадил на диван и продолжил нежно держать, что меня невероятно бесит.
Парень прижался ко мне ближе и, кажется, потянулся губами к щеке. Фу!
– Алекс, мне кажется, девушка недовольна, – насмешливо произнес чей-то мужской голос.
Несмотря на то, что тело я перестала ощущать как свое, каким-то образом подняла взгляд на
вошедшего в гостиную мужчину.
Мне не знаком. Что я могу сказать. Красивый, статный и старый. Благородная седина красит
мужчину, а вот колючие серые глаза не очень. Одет хорошо. Явно кто-то из знати, поскольку
держится весьма аристократично.
– Можете задать свои вопросы, девушка.
– Кто вы? Что вам нужно от меня?
– Скажем так, я представитель… всего лишь представитель некоторых сил этого мира. И ничего
больше. Конкретно от вас нам ничего не нужно, просто, чтобы вы не мешали. Убить вас не
получается, поэтому решено действовать другими методами.
– Скажите, чем же я помешала? Это как-то связано с аирафе Вейтаром? Какие другие методы?..
Значит, это вы подготовили покушение на меня во время троллинга?
– Какое покушение? – удивленно вздернул брови этот… представитель. Такое впечатление, что
действительно не в курсе. Неужели помимо каких-то там «сил» за мной охотится кто-то еще? –
Про троллинг мне ничего не известно. А по поводу остальных вопросов… да, это связано с
аирафе Вейтаром и его повышенным к вам вниманием. Вообще очень странно. Данный аирафе
редко на ком из девушек надолго задерживает свой интерес, и то это исключительно очень
достойные и яркие представительницы женского пола. Хм. Вопрос не о том. У аирафе Вейтара
нет и не должно быть наследников.
– Почему не должно?
– Этого я вам сказать не могу, – покачал головой мужчина. – И я не договорил.
– Другие методы.
– Верно. Зачем убивать такую чудесную девушку (а мы могли бы – яд, что вам ввели,
долгосрочный, и я могу просто приказать вам не дышать, не есть, не спать, никакой артефакт не
поможет). Нет, аирафе Вейтар еще обидится, начнет тщательно искать обидчиков, как это
недавно уже и происходило. Лучше сделать так, чтобы вы ему стали гарантированно не
интересны. Тут советом мне очень помог мой помощник Алекс.
Мужчина создал в руке неизвестное мне заклинание и пустил в мою сторону. Зеленый
светящийся шар впитался в мой живот. Какое-то природное заклинание.
– Что это? – стараюсь, чтобы в моем голосе не проскакивали панические нотки. Нельзя
показывать свой страх.
– Одно очень полезное заклинание. Совершенно безвредное. Наша медицина вообще шагнула
далеко вперед. Это заклинание активизирует все ресурсы женского организма, моментально
подготавливая его к зачатию.
Что-то я совсем перестала что-то понимать.
– И зачем мне это заклинание?
– Все просто. Алекс очень настаивал на том, что отцом вашего будущего ребеночка будет
именно он. Пока в вашем организме действует яд, подчиняющий воле, вы переспите, после
вернетесь в академию, изображая счастливую пару. Думаю, несколько месяцев действие
подчинения продлится, и полагаю, этого срока хватит, чтобы Вейтар окончательно в вас
разочаровался и бросил, узнав про беременность. Алекс у нас рисковый парень, согласился
рискнуть и сыграть все до конца, так вы ему понравились. После мой помощник заберет вас в
родной мир. Проход мы обеспечим, память подотрем. Будете жить долго и счастливо крепкой
дружной семьей. Но даже если что-то пойдет не так и все вскроется, беременная вы все равно
вряд ли сможете заинтересовать как-то такого гордого аристократа, как аирафе Вейтар.
Мне стало плохо и замутило, хотя я еще не беременна. Только не это. Спать под принуждением
с безумным Алексом? Да лучше умереть.
Сам парень смотрит на меня с похотью и вместе с тем с восторгом.
– Ну что же, я все сказал. Оставляю вас, молодежь, наедине.
– Алекс! – стоило только представителю выйти, как парень тут же на меня накинулся. Мой
окрик заставил этого сумасшедшего с неохотой замереть и вопросительно на меня посмотреть.
Надо тянуть время и пытаться заговорить парня.
– Что?
– Я тебе нравлюсь?
– Да.
– А почему ты раньше никак не выказывал своих чувств?
– Ты постоянно с кем-то встречаешься. Ты мне нравишься, но еще больше противна из-за того,
что встречаешься со всеми подряд, а теперь еще и одновременно с несколькими сразу.
Наверное, уже с половиной академии была. Но я нашел решение. Я перевоспитаю тебя, а потом
мы вернемся на Землю. Ты будешь рядом и беременная моим ребенком, меня не будут больше
мучать пауки, я забуду эту ужасную академию, где меня… не важно.
Алекс потянулся своими губами к моим, а руки парня уже стали нащупывать застежки на моих
брюках. Хочу плакать от своей беспомощности. В своей жизни, мне кажется, я еще не попадала
в более ужасную ситуацию.
– Алекс! Подожди…
– Замолчи!
В этот момент парня от меня отшвырнуло. Алекс со всей силы ударился об пол и глухо
застонал.
– Убью. Сначала сгною в подземельях среди пыточных, а потом убью, – ледяным тоном
произнес Неш. И после мужчина обратился уже ко мне, и на этот раз в словах магистра
сквозила тревога. – Ника, как ты?
Молчу. Приказа замолкнуть еще никто не отменял. Вдруг активизировался Алекс.
– Не дыши! – вот и вся любовь.
– Ника, что такое?! – когда я стала задыхаться, воскликнул Неш.
В глазах стало темнеть. Я потеряла сознание.
Очнулась я в кровати, голая и не одна.
– А что ты здесь делаешь? – спросонья пытаюсь быстро понять, что вообще происходит и
почему я сплю в обнимку с Нешем. Не сразу, но воспоминания о недавних событиях вернулись.
Попыталась подскочить, но Вейтар вернул меня на место, строго приказав.
– Лежи и отдыхай. Твоему организму нужно восстановиться.
– После чего?
Ко мне подполз Бали и лизнул руку. В глазах песца написано обожание. До этого шах лежал в
ногах.
– После того, как я его ввел в стазис и провел операцию по магическому выведению яда из
организма.
– Да… а почему я голая, а ты полностью одет? Ты меня раздел и проводил свои… операции?
– Это единственное, что тебя сейчас волнует? Если хочешь, я могу тоже раздеться, чтобы тебе
не было обидно. А вообще я только что пришел и очень устал. Вот и прилег. Ты так сладко
спала, что мне стало завидно.
– Нет, раздеваться не надо, – я плотнее укуталась в одеяло, хотя и так жарко – Неш обнимает,
еще и Балагур сверху на ноги навалился. – И куда больше меня волнует, что произошло, когда я
отключилась.
– Как только понял, что ты задыхаешься, наложил на тебя заклинание стазиса. После
разобрался с Алексом. Затем мне привели на допрос нарифе Гайтама – того мужчину, с
которым ты разговаривала. Не сразу, но, наконец, удалось выяснить, кто именно на тебя
покушался и зачем. Заодно и что хотят от меня. Честно сказать, я до сих пор под впечатлением
от тех новостей, что узнал. Как только освободился, занялся тобой. Когда твое состояние
стабилизировалось, оставил возле тебя охрану и отправился вершить правосудие.
– Расскажешь и мне, из-за кого я страдала?
– Обязательно. Чуть позже. Пока отдыхай.
– А как тебе удалось так вовремя появиться?
– Мое люди передали мне информацию, что ты вошла зачем-то в чужой частный дом в городе и
спросили, как им реагировать. Я заподозрил неладное и решил лично все проверить. Не зря, как
выяснилось.
Неш крепко-крепко прижал меня к себе. Шаловливые руки мужчины полезли ко мне под
одеяло.
– Я уже говорил тебе, что очень по тебе соскучился? Пока не закончено расследование, из
академии будешь выходить только со мной. Поняла?
– Может, ты еще и ночевать у меня будешь ради моей безопасности? – фыркнула я, пытаясь
убрать руки Неша со своей попы, впрочем, безуспешно.
– Безусловно! – Вейтар улыбнулся счастливой и одновременно наглой улыбкой.
– Я против.
– Очень жаль. Но это теперь мало что изменит. Тем более что я уже перевез часть своих вещей
сюда.
Что?!
– А как долго будет длиться расследование?
– Год, не меньше, а то и больше, – серьезно ответил Вейтар, но я вижу, что в глазах мужчины
пляшут смешинки.
– Ты смеешься надо мной?
– Нет, что ты.
– Смеешься.
– Немного.
Так, нужно глубоко дышать. Спокойно. Лучше сменить тему.
– Я пить хочу. И есть. И еще кое-куда. Так что встаю. Чувствую я себя вроде нормально.
– Лежи, – вновь приказал Неш, вставая. – Я все устрою.
Как только мужчина вышел, я поднялась с постели. Уж уборную я точно навещу
самостоятельно. Голова закружилась. Сделала шаг, и меня повело. Балагур тревожно заскулил,
вертясь у меня в ногах.
– Все нормально, Бали, не волнуйся.
Кое-как дошла до ванной комнаты и сделала там свои дела, а вот на обратный путь сил у меня
не хватило, осталась отмокать в ванной, да и Неш пришел, сразу завалившись в ванную и
грозно сверкая очами.
– Я говорил тебе лежать.
– А я вот такая непослушная. Отвернись, – все-таки в ванной я сижу голая, и даже как-то
прикрыться у меня нет сил.
Неш хмыкнул.
– Я тоже сегодня весь такой непослушный, – мужчина подошел и вытащил меня из ванной, взяв
на руки. С меня льется вода, одежда Вейтара моментально промокла.
Через секунду Неш поставил меня на коврик, заботливо обтер полотенцем и, снова взяв на
руки, отнес в кровать. Я так устала, что не то что не возражала, а чуть не уснула, пока Вейтар со
мной возился.
– Так, вот еда, ешь, – мужчина поставил мне на постель поднос со всякими вкусностями. – Я
пока тоже схожу в ванную.
В мою ванную? Тут, вообще-то, гостевые есть.
Неш ушел. Я немного съела какой-то каши и отложила ложку, быстро пресытившись. Выпив
чая, поняла, что все, глаза слипаются. Не стала отказывать себе в оздоровительном сне.
Когда проснулась, моего магистра рядом не оказалось. Теперь я точно почувствовала себя
гораздо лучше и уверенно потопала в уборную. Сколько времени я провалялась в кровати?
Надо срочно в академию, наверстывать пропущенные лекции.
Находясь в ванной, испытала культурный шок. Только сейчас заметила, что зубных щеток в
стаканчике стоит две, а полочки для всяких мелочей заполнили мужские средства гигиены.
Помимо этого нашла в шкафчике новую стопку больших полотенец и несколько мужских
халатов. Это… наглость. Захват чужой территории, пока хозяйка болеет и не может дать отпор!
Одного не понимаю. У Неша в замке такая шикарная ванная, как он может променять ее на эту
мою скромную комнатку?
Отправилась выяснять, насколько серьезно попала дальше. В спальне проверила гардероб.
Присутствует мужская одежда, обувь и прочие аксессуары. Да, Неш серьезно подготовился. Я
впечатлена.
Когда оделась и спустилась на первый этаж, встретила Вейтара и Балагура – мужчина с
питомцем только зашел с улицы. Похоже, магистр ходил выгуливать Бали.
– Ты куда? – удивленно спросил у меня Неш.
– В академию, учиться. Я, кстати, еще хочу узнать, что с Киметом.
– Сегодня у тебя выходной. Не волнуйся, с Киметом все хорошо, он уже вышел на занятия, –
безапелляционно заявил магистр. – Ты пропустила всего три дня, а сегодня день саморазвития.
Твоим саморазвитием я сам займусь.
Последняя фраза лично для меня прозвучала как-то угрожающе.
– Все, идем завтракать. Через час придет Артан, устроим совещание, как будем наказывать
виновных. Заодно и тебе введу в курс дел.
О, чудесно. Даже не буду тогда пока начинать разговор по поводу переезда Неша и моего к
этому отношения.
Вейтар подошел ко мне, приобнял, поцеловал в щеку и потянул на кухню. Бали радостно
крутится у ног. Ну просто семейная идиллия.
Неш усадил меня на стул и лично приготовил завтрак. Я наблюдала за мужчиной, раскрыв рот.
Такого Вейтара я в жизни не предполагала увидеть.
– Вейтар, что произошло? Почему ты ведешь себя так… мило? Это на тебя не похоже совсем.
– А ты уверена, что действительно знаешь, что на меня похоже, а что нет? – улыбнулся мне в
ответ мужчина, ставя на стол тарелки с омлетом.
– Ну… не знаю, – попробовала омлет. Вкусно. – Я вот что еще хотела спросить. Ты в курсе, что
на меня еще наложили заклинание, чтобы я… забеременела. Это заклинание снято?
– В курсе. Нет, заклинание само окончит свое действие примерно дней через пять.
– Это радует.
– А что, ты с кем-то срочно планируешь переспать? – прищурился магистр.
– Ну… кто знает, как жизнь повернется. А вообще нет. Может, ты все-таки не будешь ко мне
переселяться, да еще и в мою спальню?
– Нет. Я должен быть уверен в твоей безопасности полностью.
– И как долго ты намерен меня караулить?
– Дней пять, не меньше, – усмехнулся Неш.
– Ты опять надо мной смеешься?
– Немного. А вообще, посмотрим. Все зависит от того, как сложатся обстоятельства.
Какие такие обстоятельства, Неш не объяснил.
Во входную дверь позвонили.
– Наверняка Артан. Не утерпел, пришел раньше. Сиди, я открою.
Вернулся Неш действительно вместе с эльфом, что выглядит до неприличия довольным
жизнью.
– О, какие у вас тут запахи вкусные. Угостите, прелестная хозяюшка?
– Сегодня не я хозяйничаю на этой кухне, так что спрашивайте не у меня, магистр.
– Да что вы говорите, – эльф удивленно посмотрел на Неша. – Ты нанял прислугу? Не хотел же
ведь.
Я хмыкнула.
– Магистр Неш, выходит, ваш друг тоже не знает, что на вас похоже, а что нет.
– Он просто забыл, – ответил Вейтар, ставя на стол третью тарелку.
После того как все наелись и был разлит чай, я навострила уши.
– Ну что, Вей, теперь ты убедился, что идеальных женщин, впрочем, как и мужчин, не бывает.
– Я убедился лишь в том, что плохо разбираюсь в женщинах, – сказал Неш и с подозрением на
меня взглянул.
– Как думаешь проучить мою кузину Альяру?
– А при чем здесь цен Альяра? – не удержала своего любопытства я и влезла в разговор.
– О, она имеет самое прямое отношение к заговору, – насмешливо ответил мне Артан. – Кузина
не избежала соблазна и подключилась к игре под названием «Завоюй эльфийский престол».
Признаюсь, кузина обошла в хитрости не только меня, но и многих моих братьев и сестер.
Альяра все продумала. Показная покорность, тайный заговор против центавра. Советник отца,
кстати, уже казнен. Вчера привели в исполнение наказание. Это я донес. Альяру и еще парочку
моих родственников отправили в ссылку. На землях нарифе и аирафе ведется чистка. В том
числе и самих нарифе с аирафе.
– Ладно, ну а магистр Неш зачем понадобился?
– У магистра Неша самые обширные земли, во всяком случае, в сравнении с владениями другим
нарифе и аирафе. А уж сколько на его территории полезных ископаемых и уже разработанных
производств. Если учесть, что аирафе Вейтар граничит своими землями со многими нарифе и
эльфийскими территориями, становится понятно, что многие не против урвать себе кусочек.
Альяра так вообще задумала прибрать к рукам большую часть территорий, когда пришла бы к
власти – это сразу бы прибавило ей народной любви, и было бы чем отблагодарить
сторонников.
– Да, мы, женщины, существа коварные, – улыбнулась я.
– Это точно, – хмыкнул Артан. – Вей, ты уже решил, как будешь мстить Альяре за то, что
задумала оставить тебя без наследников? Ну, или с наследниками, но исключительно
остроухими – от ее ставленниц.
– Я полагаю, что Альяру давно пора выдать замуж, – просто ответил Неш.
– Есть кандидат? – демонически усмехнулся Артан, мне даже немного жутко стало от улыбки
эльфа.
– Я думаю, пусть будет простой трудяга из народа. Без денег и положения. И жить будет где-
нибудь на окраинах. Центавр ведь лишил провинившихся средств, чтобы они прочувствовали
реальную жизнь и что такое работа?
– Само собой. Это все возмездие? Пусть покажет свою добродетель и самоотречение в браке,
только не за баснословно богатым советником?
– Хм, ну и еще, пожалуй, в первую брачную ночь в качестве подарка к свадьбе, цен Альяра
получит заклинание для скорейшего зачатия.
С кем я сижу на кухне, а? Страшные нелюди.

Глава 10

Артан долго не хотел уходить, друзья долго обсуждали заговор и его участников, потом
перешли на отвлеченные темы, вспомнили смешные случаи из детства. Я то и дело пыталась
ускользнуть с этих дружеских посиделок, но Неш бдил, каждый раз возвращая меня на место, а
в итоге, когда я в очередной раз попыталась сбежать, усадил к себе на колени и стал
принудительно кормить пирожными, которые доставили из ближайшей кондитерской. Эльф на
издевательства надо мной смотрел весьма благосклонно и на мои просьбы о помощи не
обращал внимания. А мне ведь заниматься надо!
В моем организме образовался переизбыток вкусностей, я стала неповоротливой и рваться
куда-то перестала. Пригрелась в мужских руках и, зевая, слушала беседу двух закадычных
друзей.
Эльфа мы с Нешем проводили вместе.
– Ну что, спать? – поинтересовался Вейтар, беря меня на руки и направившись в сторону моей
спальни.
– Рано еще, я не хочу.
– Значит, не будем спать. Есть более интересные вещи, которыми можно заняться в постели.
– Я против!
– Это пока, – весело заметил Неш, перепрыгивая через две ступени, при подъеме по лестнице.
Несколько шагов по коридору, пинок в дверь, и мы в моей спальне.
– Нет! Ни за что! – так, где мой посох?
– Почему так категорично? – поинтересовался Неш, опуская меня на кровать, а после
навалившись сверху.
– Как минимум, потому что не хочу забеременеть.
– Не волнуйся, я приму все меры предосторожности, – заверил меня Неш.
– Я так поняла, сейчас могу и от мужского пальца забеременеть. Так что руки прочь. Я вообще с
тобой спать не намерена! И встречаться тоже. И жить со мной не надо.
Вейтар очень серьезно на меня посмотрел.
– Это еще почему?
Тяжело вздохнула. Все-таки некоторым действительно проще дать, чем объяснить, почему не
хочешь.
– Уже говорила. Я тебе не доверяю. Не хочу вновь быть выкинутой на улицу, словно
провинившаяся кошка. У тебя слишком властный характер. Я так не смогу. Нам не по пути. К
тому же, как выяснилось, быть с тобой опасно для жизни.
Неш меня отпустил. Я тут же села, свесив ноги с кровати.
– Видишь ли, Ника, я не могу дать тебе гарантий, что в будущем у нас будет все хорошо и
идеально. Не уверен, что так вообще у кого-либо бывает. У меня не самый легкий характер, у
нас с тобой совершенно разные взгляды на жизнь…
Неш замолчал. И что? Все? Такое многообещающее начало было, и прервался. Вывод какой?
Такое впечатление, что Вейтар мне предложение делать собирается. Столько смятения во
взгляде мужчины.
Вейтар слез с кровати и встал передо мной на колени. Нет, только не предложение, пожалуйста!
– Ника… признаю, я во многом был не прав. И…
– Вейтар, что ты делаешь?!
– Признаю свою неправоту.
– Стягивая с меня штаны?!
– Именно, – мужчина невероятно быстро и ловко стянул с меня штаны.
– Вейтар!!! Не надо меня там трогать! Вейтар! Вы… Ты…. Это неприлично. И… дети.
– Ника, от того, что я собираюсь тебе сделать, дети не получаются.
– Зачем вы это делаете? Я не хочу.
– Просто расслабься и получай удовольствие. Как уже сказал, я был не прав и тем самым я
признаю свою ошибку.
– Вейтар, я поняла, ты был не прав, хорошо, ладно. Только не надо целовать меня… там. Это…
– Это, судя по выражению твоего лица, жутко неприлично, но очень приятно. И не мешай мне
больше, пожалуйста, а то если будешь продолжать вырываться, я буду вынужден наложить на
тебя стазис.
Неш передо мной на коленях, вклинившись между моих ног, которые я упорно пытаюсь зажать.
Что собирается делать мужчина, я догадалась почти сразу.
А-а-а! Это еще хуже, чем предложение выйти замуж!
– Вей… Вейтар! Прекрати. Мне это совершенно не нравится и не приятно.
Мужчина невесомо провел кончиками пальцев по моей ноге вверх и вниз, чем вызвал толпы
мурашек на моей коже.
– Ты знаешь, что заклинание, подготовившее тебя к зачатию, как побочный эффект сделало
твое тело сверхчувствительным. Доверься мне.
Довериться Нешу? Смешно. Впрочем, сам Неш уговаривать меня больше не стал.
Сначала мужчина зацеловал до умопомрачения, причем не только нижнюю часть тела, но и
верхнюю. Целовал жадно, со вкусом, неприкрытой страстью и наслаждением. Если я еще
вначале думала о посохе, то полезные мысли быстро выветрились из моей головы. Так жарко и
в то же время нежно меня Неш еще не целовал. Наверное. Кое-чего я ведь могу и не помнить.
Хотя может это все мне лишь кажется. Как там Неш сказал? Гиперчувствительность тела?
Плавлюсь от удовольствия под уверенными мужскими руками. Вейтар очень настойчив.
Несмотря на то, что тело горит от поцелуев и разум мой потерян, я жутко смущаюсь от того,
что делает Неш. Магистр довел меня до невменяемого состояния, заставив забыть обо всем.
Да…
Плаваю в неге, откинувшись на постель. Я расслаблена и устала, хотя ничего такого и не
делала. Наверное, я порочная женщина, раз мне такое могло понравиться.
Неплохо все-таки будет немного поспать. Организм не до конца восстановился…
Сверху на меня навалился и подмял под себя Вейтар, готовый ко всему в прямом смысле этого
слова. В прямом, большом таком смысле. И больше никогда не буду сомневаться в могуществе
Неша.
Пытаюсь выскользнуть из под Неша, но мужчина возвращает меня обратно и мягко и
незаметно, но неизбежно делает то, что нельзя.
– Вейтар! Что ты делаешь!
– Не переживай, я подстраховался, – шепчет мне на ухо Вейтар. – А даже если и не поможет,
ничего страшного. Возьмешь академический отпуск лет на десять… двадцать.
Ударила кулаком со всей силы мужчину в грудь и мысленно зову Шиба, но тот не появляется.
Вейтар сжал лицо ладонями и поцеловал так, что все возражения и мысли вновь меня покинули.
Осталось лишь одно желание. Быстрее.
Неш забирает себе каждый мой вздох. Наслаждаюсь новыми, необычными и в то же время
знакомыми для себя ощущениями. Интересно, это так со всеми мужчинами или только с
Вейтаром?
Уже гораздо позже, когда я кое-как собрала все силы и соскребла свое тело с кровати,
отправилась в ванную. Устала так, словно марафон пробежала. А Неш вроде ничего, довольный
такой лежит. Ух, как я зла. Сама не понимаю, как можно быть готовой одновременно
мурлыкать и рычать? Тело поет, а вот в голове рождаются желания кого-то извращенным
способом убить.
Заперлась в ванной, набрала воды и плюхнулась в нее, оставив открытым кран, чтобы вода
журчала. Дала волю слезам и своему страху.
– Эй, ты чего? – на бортик ванны оперся Неш, присев рядом с той стороны чаши. Видимо,
мужчина все-таки услышал мои всхлипывания, ну а замок не проблема для магистра.
– Вообще-то я дверь запирала. Еще и магически. Мог бы хотя бы постучать, – я обняла руками
колени и опустила лицо, чтобы Вейтар не видел ни слез, ни отражения моих чувств.
– Почему ты плачешь?
– Я не хочу забеременеть.
Неш фыркнул.
– Ты не беременна. Я же сказал, что принял все меры предосторожности.
– Ты в этом абсолютно уверен?
– Нет, есть, конечно, определенный минимальный риск, но такой риск возможен при любой
близости с мужчиной.
– Вот видишь.
Вейтар тяжело вздохнул.
– Ника, ты невозможна. Даже если вдруг ты каким-то чудом окажешься беременна – ничего
страшного, я о тебе позабочусь.
– Можно как-нибудь сейчас уже узнать, беременна я или нет?
– Нет. Самое раннее – дней через семь сканирование что-то сможет показать.
– Тогда я тебя попрошу. Уйди из моего дома и не показывайся поблизости ближайшие семь
дней.
На этот раз мужчина вздохнул устало.
– Я никуда не уйду, Ника.
– Если не уйдешь, я буду кричать и нервничать. А мне, возможно, нервничать уже нельзя.
– Ты и так нервничаешь, причем из-за всякой ерунды.
– Не ерунды. И вообще, я уже говорила, что отношений с тобой не хочу, – даже несмотря на
только что произошедшее и то, что мне это самое произошедшее очень понравилось. Тут важен
принцип. Я свое слово сказала и пока не вижу оснований для того чтобы изменить свои
взгляды. Удовольствие в постели еще не все. Наверное.
Отвесила себе мысленную оплеуху за сомнения. Я – кремень. Да, Неш меня соблазнил, бой
проигран, но не война. Вот если я залечу, тогда да – полная капитуляция, но этого я точно не
смогу простить Вейтару. Наверное. Блин.
– Ника!
– Я начинаю сильно нервничать.
– Это шантаж?
– Это предупреждение.
– Семь дней, Ника, – зло произнес Неш. – А после мы поговорим. Долго и со вкусом.
Громко хлопнула дверь ванной. Я вздохнула глубже. Кажется, до этого и не дышала совсем. Ну
вот, недельку вольной жизни выторговала себе, а то как-то Неша стало сразу слишком много.
Взгляд невольно остановился на синей мужской зубной щетке, что гордо торчит из стаканчика
рядом с моей бело-розовой скромницей.
Мне не спится. Мучают страхи. Переживаю, что забеременела, и в то же время одной в постели
теперь стало как-то одиноко.
Пару раз получалось заснуть, но каждый раз снилась какая-то ерунда, и я просыпалась. То я
воспитываю нашего с Нешем уже взрослого сына – мальчик очень похож на папочку, только
глаза отчего-то цвета как у одного моего знакомого маньяка. То паук вновь родной приснился.
Паук выглядит отощавшим, сгорбленным и уже не таким огромным. Эгрегос держит за…
клешню другого крохотного паучка и укоризненно качает головой. Я так поняла, что мне
пеняют на то, что семью покинула. Сбежала мамка-кормилица в другой мир. Бр-р.
Ближе к полуночи поняла, что так больше не выдержу, надо проветрить голову. Нашла посох,
вышла в сад и полетела. Пусть и рискую, уходя из-под наблюдения, но кто и что мне может
сделать в небе?
Сног ожидаемо устроил мне настоящий воздушный аттракцион, что сейчас пришлось очень
кстати – все плохие и тяжелые мысли напрочь выбило из головы.
Сегодня светит полная луна, я с визгом ношусь над сонным городом, пугая тех, кто в эту ночку
вздумал полюбоваться звездами. Представляю, какие завтра будут обсуждения ходить в стенах
академии и городе. Может, даже в газетах напишут про НЛО.
В какой-то момент, когда посох перестал почти дурить, заметила «хвост»: ко мне с крыши
одного из домов полетел… какой-то неизвестный аирафе. Несмотря на то, что на дворе ночь,
видно, что крылья незнакомца отливают серебром или сталью – как посмотреть. Вот это да.
Раскрыв рот, наблюдаю за приближением аирафе. Хорошо, Сног не спал и дал деру от
незнакомца. А вот аирафе игра в салочки, похоже, понравилась. Серебрянокрылый с азартом за
мной погнался, повторяя почти все виражи Сногшибательного. К счастью, в скорости аирафе
посоху проиграл и в итоге отстал. Мне в спину понеслось заклинание, призванное затормозить
полет, но и тут Сног не сплоховал – пустил незнакомцу магическую сияющую пыль в глаза,
сбив заклинание, и был таков.
Больше мы со Сногом над городом не носились, ушли в горы, там и виды красивые и аирафе
всякие реже попадаются. Только холоднее. А уже не так жарко – я же лишь мантию накинула
на ночную пижаму в виде легкой маечки и шортиков. Еще и во время гонки потеряла один
домашний тапочек.
Домой вернулась только под утро. Уставшая, сонная, но спокойная. Часа три, чтобы поспать, у
меня, к счастью, еще есть.
На рассвете меня разбудил Бали, потребовавший с ним погулять. Оделась и поплелась на
выход. Вот только погулять мне с питомцем не пришлось. Стоило выйти из дома, как дорогу
мне заступил какой-то амбал, пробасил, что сам выгуляет животное и приведет обратно, а мне
велено не опаздывать на учебу. Ну ладно, на учебу так на учебу. Но вообще не нравится мне это
самоуправство Неша, ой, не нравится.
В академии на меня буквально напали взволнованные друзья, требуя ответа, что со мной
произошло, почему я не появлялась несколько дней и почему мой дом охраняли, словно какую-
то сокровищницу, где охрана разворачивала назад всех посетителей, не дав даже в дверь
позвонить.
Очень кратко рассказала о случившемся, все поведать друзьям не могу – как сказал Неш, еще не
все заговорщики выявлены. К тому же не у всех нападений на меня один и тот же организатор,
как выяснилось.
Первое занятие по теории магии внесло оживление в нашу дружную группу – у нас новички.
Магистр представил двоих парней, что поступили к нам по программе обмена между
академиями. Один из парней выглядит зажато, затравленно озирается, да и одежда довольно
простая. Мне кажется, это местный, но из незнатного сословия. Зато второй вполне себе такой
бесстрашный, плечи расправил, скалится довольно, разве что воздушные поцелуи девушкам не
посылает. На внешность второй смазливый такой, черты лица заостренные, весь такой тонкий,
гибкий. Вот только седой отчего-то. Или это такой цвет волос? Темно-серый, стальной.
Когда магистр предложил ребятам присаживаться на любые свободные места, Каян – так зовут
седого, прямым ходом со счастливой улыбкой на устах, направился в мою сторону. Слева сидит
Инг, а вот справа от меня места пустуют.
Подумав, паренек по имени Биртрам, что вел себя нерешительно при представлении, потянулся
вслед за Каяном, видимо,'приняв его за лидера, ну или просто рядом со знакомыми проще.
Эх, надо было видеть, с какой ненавистью на меня оглядывались почти все девушки в группе,
когда поняли, куда хотят сесть новички. А я что? Не виноватая я. Они сами пришли. Лично я в
полнейшем недоумении. Такое впечатление, что это заговор среди мужской части академии. Да,
я теперь во всем вижу заговоры. Кстати, моих одногруппников, из тех, что на меня напали, я не
заметила. Неш отказался отвечать, что с ними сделал, и вернутся ли ребята в академию.
– Приве-е-ет, – растягивая гласные, с эдакой ленцой поздоровался со мной парень. Лукавый
прищур серых внимательных глаз меня заинтриговал.
– Привет, – коротко ответила я и отвернулась. Инг лишь фыркнул недовольно.
Парень сел рядом. Лекция началась, и я довольно быстро забыла о присутствии новых соседей
по ряду и не вспомнила бы, если бы Каян ближе к концу занятия не пихнул меня незаметно
локтем, обращая внимание на записку и какой-то предмет, что сосед быстро положил мне на
колени.
Первым делом настороженно посмотрела на преподавателя. Кажется, не заметил. Наши
магистры очень обидчивые и могут серьезно напакостить, если будешь пренебрегать их
предметом.
Развернула записку.
«Я знаю, что ты делала этой ночью».
Какое многообещающее начало. Может, ты еще знаешь, что я делала этим летом? Особенно в
начале. Я бы не отказалась узнать. Неужели еще один маньяк на мою голову?
Взглянула, что же за предмет мне дал Каян.
Еле удержалась от неприлично громкого смешка. Это же потерянный мной во время катания на
посохе тапочек.
Прозвенел звонок. К новичкам стал подтягиваться народ, чтобы познакомиться.
– Значит, ты аирафе? – поинтересовалась я, быстро запихивая свой тапок в сумку.
– По мне не заметно? – гордо выпятил грудь Каян. В глазах парня прячутся смешинки, похоже,
его ситуация очень забавляет.
– А зачем за мной гонялся?
– Познакомиться хотел. Не каждый же день можно увидеть девушку в пижаме и тапочках,
летающую ночью верхом на посохе. А вообще я тебя сразу узнал – я изначально выяснил все
про тех, с кем буду вместе учиться в группе.
Тут мы были вынуждены прервать разговор – к Каяну подобрались вплотную одногруппники.
Да и Инград уж со слишком большим любопытством на лице прислушивался к моему разговору
с новичком. К слову, Биртрама большинство ребят предпочло проигнорировать – не их уровень,
да и держится слишком неуверенно, так что иномиряне тоже не особо заинтересовались – у нас
в академии тянуться к сильным.
Больше во время перерыва мне поговорить не удалось с Каяном, но когда мы пришли и
расселись в новой аудитории, парень вновь уселся рядом со мной, несмотря на все попытки
наших девушек это предотвратить. Биртрам на этот раз сел рядом с Инградом – к демону
новичок словно приклеился, когда Инг встал на защиту парня на перемене. Биртрама решили
испытать на прочность парочка кирифе, начав его задирать.
– Не против вместе пообедать? – шепнул мне на ухо свой вопрос Каян.
– Хорошо, – да, чувствую, сегодня в столовой будет интересно.
Сейчас у нас пространственная магия, но когда прозвенел звонок, в аудиторию вошла не
магистр Файлин, а Неш.
Аудитория притихла.
– Магистр Файлин не может сегодня присутствовать на занятии и попросила меня ее
подменить, – что-то, как я посмотрю, Неш со всеми эльфами на короткой ноге. – Преподаватель
оставила вам тест, чтобы проверить, как вы усвоили ее материал.
Вейтар положил на первый ряд стопку чистых заговоренных листов, чтобы все разобрали их по
цепочке.
– Будьте внимательны, результаты теста сразу просчитываются и добавляются к очкам вашего
личного рейтинга, запись о котором вывешена на стенде в главном холле. Успехов в написании.
Те, кто на все ответит, могут быть свободны.
Я получила свой личный заговоренный листок. Подписала в верхнем углу свое имя, номер
группы и приложила к бумаге эмблему академии. Мои каракули тут же впитались в бумагу – я
зарегистрировалась. На мгновение лист очистился, но почти тут же всплыли новые надписи.
Первый вопрос теста и варианты ответа. Обвела нужный ответ. Первый вопрос исчез, зато
появилась задачка. Да уж, магия на грани фантастики, но компьютер все равно привычнее.
Я довольно быстро ответила на все вопросы теста. Когда лист снова стал белым и спустя
минуту не всплыло новых вопросов, собралась вставать, сдавать бумагу и уходить, но тут вдруг
на листе появился новый вопрос.
«Моя беременная женщина успокоилась?»
Подняла взгляд на Неша. Магистр вольготно почти разлегся за кафедрой и задумчиво смотрит
куда-то в потолок, на губах мужчины застыла насмешливая улыбка.
Вновь взяла ручку, чтобы вывести ответ.
«Не особо. Я все-таки беременна?»
«Как уже говорил, небольшая вероятность может быть в любом случае. А так слишком ранний
срок, чтобы что-то увидеть. Еще хотя бы дней шесть нужно подождать. Дорогая, что ты имеешь
против детей?»
Чуть не скомкала бумажку в порыве бросить ее в сторону одного наглого ехидного магистра.
«Мне рано становиться матерью, я еще не нагулялась».
«Тут уж как получится. Но, на мой взгляд, мамой ты будешь замечательной. Кстати, по поводу
твоих прогулок. Не надо оставлять свою охрану седой, ребята вчера сильно перенервничали,
когда ты улетела из под их наблюдения ночью. Предупреждай – тебя держать не будут, но
дадут специальный маячок на всякий случай. Сегодня вечером к тебе подойдет начальник
охраны для знакомства».
«Обязательны такие меры предосторожности?»
«Да. И еще мне интересен вопрос. Что это к тебе этот птенчик липнет и заглядывает в нашу
переписку?»
Резко обернулась.
Пихнула локтем в бок Каяна.
– Эй! Драться-то не надо, – прошипел парень.
– Совать свой нос в мои дела не надо.
– Это с кем это ты переписываешься? С Нешем? Моим главным конкурентом?
Подавилась воздухом. Наружу прорывается неприлично громкий смех. На меня начинают
оглядываться.
– Зря смеешься, – шепчет Каян. – Я лучше двух этих старых извращенцев, один из которых еще
и ушастый.
Это конец. Уползла под стол. Из глаз текут слезы, кое-как пытаюсь ржать беззвучно.
Не знаю, каким чудом или чьим умыслом, но на меня никто особого внимания в этот раз не
обратил. Когда выползла из-под парты, на листке всплыло новое сообщение.
«Передай амбициозному птенчику, что ему ничего не светит даже несмотря на закон о личной
неприкосновенности между родами аирафе, а будет упрямиться, вылетит из академии».
– Вот еще, – фыркнул над моим плечом пронырливый Каян. – До итоговых испытаний никто
меня отсюда прогнать не сможет. На то есть устав. Напиши ему, что молодой сильный аирафе
всяко лучше старого и потрепанного жизнью, хоть и легендарного. Пусть тихо сидит себе и
вспоминает о былых подвигах, а не заглядывается на юных студенток.
Еле сдерживаюсь, чтобы вновь не начать хихикать.
– Я вам что тут, передатчик? Будет перемена, и передавайте друг другу что хотите при личном
разговоре.
«А разговор обязательно состоится в ближайшее время».
– Ой, вот только не надо меня пугать. И вообще, это что же, легендарный аирафе конкуренции
испугался?
Да, Каян реально бесстрашный. Или безрассудный.
– Может, вы потом будете свои любовные дела решать? – прошипел вдруг сидящий слева
Инград. – Если сами написали тест, не мешайте другим. И как по мне, зря ты, Каян, лезешь, все
равно у тебя ничего не выйдет – Ника только на Неша и смотрит.
Блин. Моя личная жизнь не такая уж личная. Схватила листок и встала. Перерыв.
Когда сдавала свою бумагу, Неш хитро на меня посмотрел, и я вдруг почувствовала, что в моей
руке что-то появилось. Какой-то круглый небольшой предмет.

Глава 11

Вышла из аудитории и с нетерпением раскрыла ладонь. Это артефакт с записью. Активировала


круглый камушек, над которым тут же возник небольшой полупрозрачный экран. С интересом
просмотрела запись. Похоже на рекламу какого-то шоу. Множество зрителей на парящих над
волнующимся морем платформах, в воде бьются огромные змееподобные монстры с
всадниками на спинах, играет зажигательная музыка. Рев монстров, ликующие крики толпы, а
вечернее море расцвечивают сотни огромных фейерверков. Под конец ролика высвечивается
дата и время проведения этого необычного мероприятия.
И что? Это приглашение, что ли?
Когда прозвенел звонок, все стали подтягиваться в столовую. Я уже обедаю, заодно поджидая
друзей. Первой пришла неприлично красивая Стефа. В последнее время парочка нарифе стала
жить, насколько я могу судить, куда веселее, пару раз случайно слышала обрывки их жарких…
разговоров в комнате. Инг то и дело призывает Стефанию к порядку, послушанию и
скромности, разгоняя появляющихся около девушки ухажеров. Теперь уже демон давит на то,
что они официально объявили себя парой. Стефа лишь загадочно улыбается, со всем
соглашается и продолжает делать по-своему. Моя школа.
Затем пришли Инг и Этель, которая сегодня решила пообедать с братом. Сегодня даже Кимет
подтянулся – сев рядом со мной, парень устало положил мне голову на плечо и закрыл глаза.
Бедняга. Из-за меня все время в передряги попадает, да еще и шестой курс, как говорят,
особенно тяжелый. Последним подтянулся к нашей компании бледный Каян. Интересно, что
Биртрам не появился, получается, ест парень в столовой для бюджетников.
На новичка в нашей компании все взглянули с большим любопытством.
– Ну как с Нешем поговорили? – усмехнувшись, полюбопытствовал Инг.
– Нормально, – мрачно ответил парень. – Он меня не переубедил.
– Каян, а с чего такое упорство? – полюбопытствовала я. – Не хочешь же ты сказать, что вдруг
воспылал ко мне сильными чувствами.
– Интереснее всего ставить трудные цели и их добиваться, – лишь пожал плечами Каян.
– Парень, да ты крут, – это Кимет проснулся. – Уважаю. Сам такой. Вот только против Неша
тебе действительно лучше не идти. Ты бы видел его на летней практике – зверь. А еще у него
воображение хорошее, так что мстить он может очень оригинально. Сейчас еще и цен к Нешу
присоединился, а против них двоих вообще нереально что-то сделать.
– Зато меня запомнят. Не хочу быть в серой массе. Вот я всего первый день, как вышел на
занятия, а уже сижу за одним столом с самыми яркими студентами академии. А знаете, как мне
трудно было пробиться сюда? Моя семья считает, что эта академия – зло в чистом виде, и
отказалась мне проплачивать обучение здесь. Так я мало того, что добился своего и теперь
учусь тут, так еще и сам заплатил за комфортные условия. У меня, кстати, соседний с тобой
блок, – подмигнул мне под конец своей пламенной речи Каян.
– Я жутко рада, только все равно живу в городе. И насчет самых ярких студентов – это, по-
моему, ты нам польстил.
– Я знаю, что в городе. Но это не проблема. У меня же есть крылья, буду сбегать к тебе в гости.
И я не льстил. Если брать только второй курс, без Кимета и Этель, то вы больше всего
обращаете на себя внимание. Стефа слухами вокруг своей персоны и новым внешним видом.
Инград чудесным превращением и своим положением, про тебя вообще молчу. Вам бы только
Глорию еще сюда – лидер по рейтингам среди второкурсников, избалованная красавица с
тяжелым характером.
– И что, – сунула свой любопытный носик в дела взрослых Этель. – Ты, я так поняла, намерен
отбить Нику у магистров Неша и Артана?
– Да!
– Ты отморозок, – вдруг авторитетно заявила Этелька Каяну. – Но мне нравишься. Даже
больше, чем цен. Я буду тебя добиваться, – очень серьезно заявила мелкая удивленному парню.
Почему-то в нашей компании громче всех смеялся Инград, и смех демона был злорадным.
Следующие занятия ничем особо интересным не отличились. Разве что перед последним моим
личным занятием с Аурикой мне пришел вестник от куратора – именно так, официальный
вестник от магистра Неша, где преподаватель вызывает меня к себе в кабинет после лекций.
Не хочется опять видеть Неша, но делать нечего, придется идти. Вызов же «официальный».
После занятия, переодевшись, отправилась к кабинету Вейтара. Если честно, есть у меня
подозрения, зачем меня магистр вызывает. Не просто так у меня в руках оказалось приглашение
на морское представление.
Постучалась в дверь кабинета, но мне никто не ответил. Постучала еще и еще. И что дальше?
Интуиция подсказала постучаться и к магистру Артану. Все же в последнее время я часто
видела Неша в компании цена. Почему-то даже не подумала о том, чтобы просто взять и уйти,
если никто не ждет. Все равно Неш, если надо, меня достанет.
Стучусь к Артану. Дверь щелкает и отворяется. Вхожу и вижу странную, я бы даже сказала
шокирующую картину.
Неш сидит в кресле и пьет, с ним все понятно. Артан стоит возле непонятной конструкции и с
задумчиво-мечтательным видом метает ножи в распятого на этой самой непонятной, пыточного
вида конструкции моего нового соседа по ряду – Каяна. Сам Каян бледный, напуганный и
полуголый. Рядом с парнем воткнуто уже несколько ножей, один из которых между ног юного
аирафе, но, к счастью парня, ниже его очень важной части тела.
Каян смотрит на меня с мольбой, отчаянием и в то же время надеждой на спасение.
– Магистры?
– А, Ника, проходи, что стоишь в дверях, – радушно пригласил меня Артан, улыбаясь
крокодильей улыбкой.
Инстинктивно шагнула назад.
– Я, наверное, позже зайду, – теперь Каян смотрит на меня с искренним возмущением. Только
смотрит, поскольку во рту у парня кляп. А я что? Сам искал себе приключений на одно место.
– Подожди минуту, Ника, – Неш встал. – Это я немного потерял счет времени. Сейчас соберусь
и отправимся на дерриду.
– Ого! – воскликнул Артан. – Я тоже совсем не против посмотреть дерриду. Меня с собой
возьмете?
– Вообще-то я планировал провести вечер со своей беременной женщиной вдвоем.
– Беременной?! О-о! Поздравляю! Что же ты молчал, за это стоит выпить.
Я убью их! Всех.
Каян смотрит на меня круглыми шокированными глазами. Парня уберу, как лишнего свидетеля.
Неш довольно улыбается и, похоже, наслаждается ситуацией. Его убью в состоянии аффекта. У
Артана благостный счастливый вид, чувствую, понимает, что Вейтар шутит, но поддерживает
игру. Пойдет как соучастник. Не аффект, а хладнокровное убийство. Осталось решить, где
прятать тела. Надеюсь, Инг и Стефа мне в деле сокрытия улик помогут.
– Ну чего ты надулась, – Неш приобнял меня за талию. – Артан, я шучу.
– Да-а? – недоверчиво протянул эльф. – Странные у тебя шутки. Но ладно. В общем, меня
подождите пять минут, я сейчас с этим борцом против старых ушастых извращенцев
окончательно разберусь и подойду.
Молча пытаюсь снять со своей талии руку Неша, но куда там, хватка стальная.
Вейтар увел меня из кабинета цена и завел к себе.
– Я просила меня не трогать в ближайшие дни!
– Помню. И предлагаю альтернативу. Я тебя не трогаю, мы просто проводим вместе очень
интересные, а возможно даже незабываемые вечера, ты не расстраиваешься, а только
веселишься, развлекаешься и получаешь удовольствие от жизни.
– Мне надо учиться! Послезавтра возвращается из своей поездки на родину мастер Кмер и мне
вообще будет некогда. И что значит ты меня не трогаешь, если уже сейчас лапаешь, и мне
трудно дышать – так сильно ты меня сжимаешь.
И действительно, стоило нам зайти в кабинет и уединиться, как Неш тут же прижал меня к себе,
стал гладить по волосам, плечам, спине, вот уже до попы добрался. Только что не целует, хотя,
кажется, собирается…
– Только не говори, что тебе это не нравится, не поверю, – спокойно ответил мужчина, все-таки
аккуратно начав целовать меня в щеку, совсем рядом с губами. Да, нравится. Даже эта
напористость и властность, но отступать нельзя. – Дай мне шанс, пожалуйста. Я не стану
занимать много твоего времени.
Я таю в горячих крепких объятиях. Иногда все-таки хочется уступить.
– Что за деррида?
– Бой всадников на дерридах. Впечатляющее зрелище. Если тебе нравится троллинг, то и
деррида понравится.
– Это что-то кровожадное, где все друг друга избивают?
– Часто со смертельным исходом.
Да, могла бы и не спрашивать.
Зашел довольный Артан, и только тогда Неш дал мне относительную свободу, отпустив на
время из объятий. Магистры собрались, Вейтар протянул нам портал для переноса. Мгновение,
и я оказалась совершенно в другом месте.
Какой-то ресторанчик с чудесным видом на море. Правда, море неспокойное, волнуется. Над
горизонтом нависли тяжелые свинцовые тучи. Меня чуть не сдуло – такой сильный ветер.
– О, сегодня просто чудесная погода для дерриды, – произнес Артан, вдыхая свежий морской
воздух полной грудью. Я тоже сделала пару глубоких вздохов. Люблю море, особенно когда
оно синее-синее, но и такое, как сейчас – темно-серое, почти черное, мне тоже нравится.
Мы немного посидели в ресторанчике, в котором оказались. Местечко заняли укромное. Судя
по поведению официантов, Неша здесь хорошо знают.
В основном говорили Неш и Артан, я все больше слушала. Вейтар предпочел место рядом со
мной, все время крепко держал за руку, иногда возьмет да приобнимет. Я же чувствую, что
начинаю сдавать свои твердые позиции по отношению к Нешу. Когда мужчина такой
спокойный, заботливый и мягкий, быстро забывается другая его сторона личности, где он тот
самый диктатор, тиран и язва.
После ресторанчика мы двинулись в неспешном темпе по набережной. Вейтар меня опять
приобнял, и у меня не нашлось сил противиться. Артан же прямо по пути подцепил себе какую-
то красивую девушку и ведет ее под локоток. Судя по виду, девушка просто млеет удовольствия
и не верит в свою удачу. Мы подошли к месту проведения дерриды. У Неша оказалась
забронирована небольшая личная летающая платформа – нечто вроде каменного плота со
стеклянными бортиками и уютными диванами.
Неш и Артан расселись по разным диванчикам. Вейтар увлек меня к своему ложу и, когда я
села, бесцеремонно притянул к себе, а ноги мои уложил к себе на колени.
Платформа плавно взлетела. Вечер прохладный, сильно дует, но я этого почти не замечаю,
любуясь на неспокойное море внизу. В объятиях Неша мне тепло и уютно. Тем более я
заметила вмонтированные в бортики платформы термоартефакты. Думаю, если температура
сильно понизится, они включатся автоматически.
Огляделась. Заметила, что Артан уже страстно целуется со своей спутницей и постепенно
начинает ее раздевать. Ох ты. Смущенно отвернулась и спрятала лицо на плече у Неша. Артан
ведь не знает, что я вижу сквозь иллюзии.
Сама деррида оказалась действительно захватывающим зрелищем. Сотни летающих над морем
платформ разных размеров, заполненные веселящимися людьми. В море же разыгрывается
целое морское сражение и спектакль. Сюжет, как сказал Вейтар, из года в год примерно тот же.
На островах живут два больших клана одного морского народа. Клан черных смелых деррид и
клан зеленых хитрых деррид. Наездники из этих кланов считаются лучшими из всех. И вот,
примерно раз в год находится юноша в том или ином клане, что, влюбившись в девушку из
соседнего клана, похищает ее и прячет в море. Кланы, несмотря на схожесть, друг друга
недолюбливают. Один из кланов, у кого похитили юную прелестницу, требует вернуть девушку
обратно, жених же поднимает родной клан на помощь. Завязывается сражение-соревнование на
силу, скорость и ловкость деррид и их наездников. По итогам же решается, останется девушка в
родном клане или ее отдадут в клан жениха – если отдают, то свадьба играется быстро и прямо
в этот вечер в море. Как правило, деррида все-таки заканчивается свадьбой и фейерверками,
хотя и бывали исключения.
Дерриды – громадные морские змеи, очень эффектно сражаются, того и гляди друг другу горло
перегрызут. Искренне болела за жениха и ликовала, когда клан похитителя выиграл. Свадьбе
быть. Прямо из моря выплыла нарядно украшенная платформа, окруженная защитным
воздушным пузырем.
Свадьба вышла действительно очень быстрой, все веселились, небо над морем окрасилось
яркими цветными огнями, зрители кричали и поздравляли молодых, на многих частных
платформах начались вечеринки. Единственное, что сама невеста, на мой взгляд, как-то не
очень веселилась, а во время обряда так и вовсе была связана. Стоит ли говорить, что
регистратор этой свадьбы – мужчина в одеждах древнего жреца, даже и не спрашивал согласия
молодой?
Под конец обряда довольный жених взвалил отбивающуюя как только можно невесту на плечо
и на своей дерриде уплыл в направлении горизонта.
– А разве можно так? Невеста же явно замуж не хочет, – полюбопытствовала я у Неша.
За время представления мы уже поцеловались и не один раз. Атмосфера вечера очень уж
способствовала поцелуям – море, веселье, парящие платформы, закат на море, магические
салюты и Артан со своей девушкой. Эльф, по-моему, пропустил все представление. И чего так
рвался, спрашивается? Я нет-нет, но бросала любопытные взгляды в сторону страстной
парочки. Что же они вытворяли! Мне порой становилось завидно, а поцелуи с Нешем с каждым
разом становились все более томными и долгими.
– Можно. Кто сильнее, тот и прав, – просто ответил Вейтар по поводу моего вопроса про
невесту.
– Но когда все против воли – это ни к чему хорошему не приведет.
– Кто тебе сказал?
Тяжело вздохнула. Трудно мне с этими нарифе и аирафе.
Платформа неспешно вернулась к берегу и села на набережной. Артан попрощался со своей
девушкой, которая, когда осознала, что ее, похоже, бросают после долгого вечера любви и
страсти, очень расстроилась. Эльф остался ненадолго с девушкой, говоря ей что-то утешающее,
отчего бедняжка только еще громче начинала всхлипывать, мы же с Нешем отправились по
набережной в обратном направлении, держась за руки. Мы ни о чем не разговаривали, просто
шли, вдыхая свежий ночной влажный воздух, и иногда целовались.
Артан вскоре нас догнал. Мы зашли в до сих пор работающий ресторанчик, Вейтар и Артан
забрали заказ – когда мы тут появились, магистры купили отдельно еду, чтобы взять с собой.
Мы перенеслись обратно в академию, оказавшись прямо у выхода. Артан поблагодарил Неша за
то, что взял его с собой, и слинял. А мы с Вейтаром все также неспешно… отправились ко мне
домой. Нет, ничего такого, просто у Неша из свертка с купленной в ресторане едой очень уж
вкусно пахнет, на платформе, когда катались, ничего не ели, и дома у меня готовой еды нет.
Дома Неш поделился со мной своим поздним очень вкусным ужином, затем Вейтар вновь
зацеловал, видимо, чтобы не забывала, как здорово с ним это делать, а после… уложил спать.
Да, вот так отнес в спальню, раздел, завернул в одеяло и лег рядом, крепко обняв.
– Знаешь, а мне понравилась идея с быстрой свадьбой на море, – шепнул мне на ухо Неш и
поцеловал в макушку.
Уснул мужчина очень быстро, а вот я еще долго лежала без сна. Все-таки, похоже, придется
принять тот факт, что Вейтар ко мне переехал. Временно.

Глава 12
Утром проснулась со своим новым сожителем почти одновременно. Неш любезно пропустил
меня первой в ванную. Мы перекусили остатками вчерашнего позднего ужина и отправились в
академию. Семейная идилия прямо.
В академии мы с Нешем разошлись по своим делам. Проходя мимо стендов в главном холле,
порадовалась, что мое имя поднялось в рейтинге среди студентов-второкурсников. Видимо,
тест недавний на что-то повлиял. Но так, к сожалению, мне все равно еще очень далеко даже до
середины списка. На первой строчке гордо красуется имя Глории, за ним следует имя Инграда,
потом нарифе Вальди – этот тот капитан, с которым раньше Стефа встречалась, а после Вальди
уже и имя Стефании.
В первую очередь зашла в свой блок за Ингом. Сегодня у нас совместный спецкурс по
статическим заклинаниям.
Блок встретил меня тишиной и спокойствием. Друзья методично собираются на занятия, только
Инг мне кажется сегодня каким-то мрачным.
– Инг, что-то случилось? – интересуюсь я.
– С чего ты взяла? – фальшиво удивляется демон. Инграда я читаю словно раскрытую книгу,
так что меня не обмануть. Прищурилась.
– Рассказывай.
– Да все нормально.
Тут ко мне присоединилась и Стефания, которая осознала, что ее парень чем-то озабочен.
Вместе с девушкой мы все-таки раскололи упорно отмалчивающегося демона.
– Ладно. Но это секретная информация. Даже в газетах ничего пока не пишут.
Мы со Стефанией серьезно покивали, взглядами прося, чтобы не тянул с признаниями. Демон
тяжело вздохнул.
– В общем, дела у нашей армии совсем плохи. Этой ночью случился большой прорыв тварей.
Погибли сотни людей. Несколько отрядов уничтожены полностью. Мы отступаем. Ника… я тут
узнал. Помнишь Дифрана? Он в том году перевелся и возглавил один из отрядов, который
вчера… короче, Дифран со своими людьми попал в окружение. Никто не выжил. Мне жаль. Не
хотел тебе говорить, но посчитал, что это будет неправильно.
Новость огорошила.
– Ника… – Инград смотрит виновато. Наверное, считает, что в некотором роде поспособствовал
смерти Дифа, отправив его в армию, но это не так. Дифран сам захотел на передовую.
У меня шок. Я не верю.
Инг еще что-то говорит, но я не слышу. Холодная рука Стефы – девушка в знак поддержки
сжала мою руку. Вспоминаю Дифа. Наш поцелуй в укромном уголке академии, попытки парня
за мной ухаживать, после того как провалился его «коварный» план стать моим покровителем,
дуэль за меня, последний незавершенный разговор в театре. Вспоминается только самое
хорошее. И так жаль, когда уходят молодые, полные сил и жизни.
По щекам покатились первые слезы. С Дифом как будто бы умерла и часть меня, пусть и
маленькая, но все же. Очень жалко парня. И… я не верю, что он мог умереть.
Весь день прошел как в тумане. На лекциях я присутствовала, но мало что слушала. Мне было
грустно и страшно.
После занятий меня встретил возле аудитории, где была последняя лекция, мрачный Неш. В
душе поселилось плохое предчувствие.
– Идем домой? – как-то устало спросил Неш.
Я лишь согласно кивнула в ответ.
Мы неспешно идем под ручку в сторону особняка. Я уже давно наплевала на общественное
мнение, все равно ничего хорошего обо мне не думают.
– Ника, – после долгого молчания начал разговор Вейтар. – К сожалению, завтра днем я
вынужден буду уехать на неопределенное время.
Я чувствую, как у меня задрожали руки, а ноги стали как ватные.
– К пустоши, да?
– Откуда ты… Инград, верно?
Кивнула.
– Да. У нас все плохо, твари прорываются. Диф умер… Ты нужен там.
– Меня попросили возглавить армию, поскольку новый главнокомандующий был убит этой
ночью.
Я подавлена. Это уже второй удар за сегодня, и куда более тяжелый. Не нашла ничего лучше,
чем тихо спросить:
– А если я и правда беременна?
Неш вздохнул.
– Ника, я почти уверен, что это не так. Но ты обязательно через несколько дней сходишь
лекарям и узнаешь точно. Если беременна, я заберу тебя из академии к себе в замок, там ты
будешь в абсолютной безопасности.
Не выдержала. Громко всхлипнула и прижалась лицом к плечу Неша.
– Я не хочу, чтобы ты уезжал.
– Знала бы ты, как я этого не хочу, – очень мрачно ответил Неш, прижимая меня к себе. Мы уже
почти дошли до дома, остановившись на набережной. – Я устал от этой войны и крови. Не хочу
видеть, как гибнут друзья, знакомые и просто молодые, полные сил люди. Война – это страшно,
особенно такая бессмысленная.
– Бессмысленная? – мои глаза застилают слезы. Даже не представляла раньше, что Вейтар мне,
оказывается, так дорог.
– Да, твари чаще всего убивают не из-за голода – их направляют их хозяева. А вот хозяевам
война нужна ради развлечения. Им нравится кровь, смерть и мучения. Никакой иной цели,
кроме удовлетворения этих желаний, эта война от существ с той стороны не имеет.
Между мной и Нешем установилось тяжелое молчание.
– Идем домой, – наконец просто сказал мужчина.
Не было слов. Было лишь одно желание. Дотронуться, поцеловать, обнять крепко-крепко и
никогда не отпускать.
В доме мы, не сговариваясь, поднялись в спальню. Неш поцеловал меня очень нежно, пальцами
стирая дорожки слез с моих щек.
– Ника, ну перестань. На войне я бывал уже не раз, ничего не случится. Просто я вынужден
буду задержаться там подольше, пока не подыщу нового толкого военачальника себе на замену.
Вейтар вновь и вновь целует меня, и, несмотря на успокаивающие слова мужчины, я плачу все
громче и прижимаясь к Нешу все крепче, одновременно стягивая с него рубашку.
В этот раз Вейтар не напорист, наоборот, очень аккуратен и нежен. С меня мучительно
медленно слетает одежда под опытными руками мужчины. Мне немного страшно от осознания
того, что сейчас должно произойти.
Неш покрывает мое тело невесомыми легкими поцелуями, ласково гладит и бережно
прижимает к себе, укладывая на постель. Мы долго упоительно целуемся. Поцелуи
чувственные, сладкие, но с привкусом горечи близкого расставания.
Этой ночью мы не спали совсем. Большую часть времени провели в саду на крыше, валяясь на
траве и любуясь ночным небом.
Вейтар со смехом признался мне, что это он спалил театр, когда увидел, что мы с Инградом
целуемся. А еще, что летом Неш обиделся, оказывается, на меня за то, что я решила разорвать
контракт, и именно из-за этого я и оказалась одна в академии. Вейтар рассчитывал, что когда я
столкнусь с трудностями, с которыми не смогу справиться, его спецслужбы доложат об этом, и
тогда мужчина предложит мне заключить контракт вновь. Криво улыбаясь, Неш признался, что
узнал о моей новой работе слишком поздно – начальник его охраны не посчитал экспедицию в
мой мир чем-то из ряда вон выходящим и лишь поспособствовал внедрению людей магистра в
экспедицию в качестве наблюдателей и возможных защитников.
На этом месте признаний Вейтара не выдержала и кинулась душить Неша. Мужчина
насмешливо пофыркал над моими попытками, и мы вновь занялись весьма жарким и бурным
«выяснением отношений».
Уже утром, когда я пребывала в полусонной неге, Неш тихо прошептал, что действительно
скучал по мне, на эксперименты с разрывом отношений больше не готов и в категорической
форме потребовал у меня, пока его не будет, вести себя хорошо, с другими мальчиками не
целоваться и не обниматься и вообще, по возможности, ограничить общение с мужским полом.
Я, тихо хихикая, согласно кивала.
Как жаль, что время нельзя остановить.
Новый учебный день вновь прошел для меня как в тумане, а когда я пришла в указанное Нешем
время на академическую взлетную площадку со скрегами, с удивлением обнаружила, что тут
многолюдно. Не менее двадцати студентов с вещами, которых пришли проводить друзья и
знакомые. На площадку прилетела и очень плавно села огромная птица с кабиной для
пассажиров. С еще большим удивлением обнаружила среди невеселых готовящихся к отправке
студентов Инграда, а рядом с ним бледную Стефу с красными глазами. Подошла к ребятам.
– Инг? Ты что, тоже отправляешься на войну?
– Да, по тем же причинам, что и в прошлом году, – ответил мне демон. – Вообще-то, я еще
вчера тебе об этом сказал, но ты, наверное, не обратила внимания.
Какой ужас. Дурацкая война.
Долго в компании ребят я не пробыла – слишком тяжелая, траурная атмосфера, Инг и Стефа
молчат. Чувствую себя третьей лишней.
Вскоре на площадке появился и Неш, к нему подвели уже знакомого мне скрега, к седлу
которого уже прикрепили сумки с вещами. Рядом с Вейтаром Артан. Когда я подходила,
мужчины что-то весело обсуждали и смеялись.
– А, Ника, – стоило мне оказаться рядом, и Неш тут же привлек меня к себе, обняв за талию. На
лице мужчины широкая улыбка, взгляд спокойный. – Я тут попросил Артана за тобой
приглядывать. Не против?
Вейтар настолько доверяет своему другу? Судя по насмешливому хитрому взгляду Артана, мы
с эльфом подумали об одном и том же.
– Конечно, я присмотрю за милой Никой, – Артан буквально выдрал меня из объятий Неша и
поставил рядом с собой, "заботливо" положив руку мне на плечи. – Можешь быть спокоен.
Буду бдить день и ночь, не смыкая глаз.
Неш не проникся, лишь фыркнул насмешливо.
– Не переусердствуй, а то домой после работы в академии вернешься без нескольких ценных
частей тела, – Вейтар посерьезнел. – Мне пора.
Кинулась Вейтару на шею, повиснув на мужчине неснимаемым грузом. Помимо воли слезы
потекли ручьем.
– Ника, ну что ты, – Неш ласково меня обнял и зашептал на ухо. – Время быстро пролетит, ты и
не заметишь. Переживать за меня не надо, умирать я не планирую. Учись хорошо, с мальчиками
не гуляй.
– Я сейчас только и буду делать, что учиться. Наверное, пока, на время, вернусь жить в блок
вместе со Стефой, чтобы ей было не одиноко, а в город буду выходить только к мастеру Кмеру
и Бали.
– Правильно. А я, пожалуй, чтобы особо по тебе не скучать, возьму под покровительство пару
вылетевших из академии иномирянок.
Я не поверила своим ушам.
– Что?! – магический силовой разряд огромной мощности образовался в моих руках нереально
быстро и словно сам собой. Простейшее заклинание сорвалось с пальцев и… впиталось в
ухмыляющегося Вейтара. Испытываю жуткий гнев, слезы высохли сами собой.
– Вот так-то лучше, а то развела сырость, словно хоронить меня собралась. Я пошутил, –
произнес довольный Неш, проверяя крепление на седле скрега.
– Я тебя…
Вейтар схватил и болезненно стиснул меня в крепких объятиях. Тихо, очень серьезно спросил:
– Ненавидишь? Или все-таки любишь? – ответить не смогла – Неш властно и в то же время
очень страстно меня поцеловал.
Целовались мы, на радость зрителям, минут десять, не меньше. После Неш с неохотой все же
отпустил меня, сел на скрега и улетел в сторону горизонта.
Пока была на людях, еще держалась, но стоило мне и Артану оказаться в пустынных коридорах
академии, и я вновь дала волю слезам, от души заревев. Может, я действительно беременна?
Откуда во мне столько эмоций? И ведь правда – Неш не умер, чего так переживать?
Артан, приобняв и говоря что-то утешительное, довел меня до моего блока и слинял. Видимо,
не любит женских слез. Зато в гостиной нашла поддержку в лице печальной Стефы. Не
сговариваясь, мы с подругой пошли на кухню за бокалами и местным аналогом вина.
Неспешно выпили сначала по одному бокалу, обсуждая дела на войне. На втором Стефа
вежливо извинилась, сказав, что ей надо готовиться, и открыла книгу. Да, со Стефанией пить
совсем не интересно. Отставила бокал. Неш уверен, что я не беременна, но на всякий случай
продолжать не буду, тем более, что мне тоже пора налечь на учебу – с Вейтаром я как-то в
последнее время почти забросила самоподготовку.
Утром в столовой мы со Стефанией сели за столик только вдвоем, как в старые добрые времена,
только продлилось наше уединение не долго. Сначала к нам подсели несчастный с виду Каян,
на руке которого повисла довольная жизнью Этель.
– О, вы встречаетесь? – полюбопытствовала я.
– Да! – гордо ответила девушка и теснее прижалась грудью к руке парня.
– Да, – вяло ответил сам Каян, смотря на Этель как на неизбежное зло.
Забавно. Этель действительно очень упорная девушка. А как быстро добилась своего.
Спустя несколько минут нам подсел Кимет, а еще через какое-то время… сам магистр Артан.
После появления последнего на нашу компанию стали все озираться в ожидании, по всей
видимости, новой сплетни.
– Доброе утро, студенты, – очаровательно улыбнулся магистр.
– Доброе утро, магистр, – хором поздоровались мы и наступила неловкая тишина. Впрочем,
Артан, судя по его лицу, никакой неловкости от того, что сидит в компании студентов, не
испытывает. Мужчина спокойно пьет свой чай.
– Магистр, – нарушила, наконец, затянувшуюся тишину я. – Позвольте поинтересоваться, а
почему сегодня вы решили сесть с нами, а не с кем-то из преподавательского состава, к
примеру.
– Это скучно, и мне мало кто там нравится.
– А тут вам кто нравится? – бесцеремонно влезла в разговор Этель.
Артан мило улыбнулся девушке и окинул ее долгим внимательным взглядом. Очень долгим и
очень внимательным. Проходит секунда, другая, и Этель начинает неудержимо краснеть и
смущаться.
– Эй! – возмущенно воскликнул Каян.
За столом все насмешливо зафыркали. Этель виновато взглянула на своего парня и постаралась
больше в сторону Артана не смотреть.
– Ладно, идем уже на занятия, – спустя несколько минут произнес, обращаясь ко мне, злой
Каян, торопливо доедая свой завтрак.
– Я с вами, – произнес Кимет, вставая. – У вас ведь сейчас занятия по магтрансу? Нам по пути.
Поднялись из-за стола. Этель вцепилась на этот раз в мою руку, неразборчиво сказав, что и ей
пора. Стефа молча встала и направилась вслед за нами. В общем, эльфа все ненавязчиво кинули
за столиком одного, но тот, кажется, не сильно расстроился.
Когда вышли из столовой, Ким и Каян пошли впереди, обсуждая свои мужские темы, а мы с
Этель и Стефой чуть приотстали.
– Слушай, поделись секретом, как тебе удалось так быстро окрутить Каяна? – мирно
поинтересовалась я у сестры Инга.
– Ну, сначала я пробовала добиться его внимания своими методами, но выходило не очень, и
тогда я не выдержала, отправилась к магистру Нешу, сказала, что мне очень нравится Каян, но
он не обращает на меня внимания и ухлестывает за тобой. Магистр мне ответил, что
обязательно поможет, – хитро прищурилась девушка. – Вчера вечером мне организовали
свидание с Каяном и… я его очаровала.
Мне показалось, или девушка чего-то недосказала?
На магтрансе заметила странную вещь. Глория смотрит на меня как-то так самодовольно и со
злорадством. С чего бы?
Следующее занятие после магтранса у нас физкультура. Физическая подготовка у меня теперь
на уровне. Во время бега я теперь обычно занимаю третье место. На первом, как правило,
Глория, на втором Инг.
Когда дело дошло до пробежки, златовласка неожиданно встала совсем рядом, оттеснив Каяна,
который тоже сумел пробиться на спецзанятия по физподготовке.
– Ну что, улетел твой покровитель? Кто теперь тебя будет готовить к итоговому испытанию и
подкупать судей? Без Неша ты вообще ничто.
– Посмотрим, – просто ответила я. Спорить с девушкой и что-то ей доказывать посчитала выше
своего достоинства.
– Можешь не рассчитывать, что пройдешь на следующий год. Я размажу тебя на этих
испытаниях, и ты при всех будешь молить меня о пощаде, – тихо и очень уверенно произнесла
девушка.
– Ты так уверена в своих силах?
– Разговоры все прекратили, – грозно прикрикнул на нашу группу физкультурник. – Готовьтесь
к старту.
Прозвучал свисток, и мы все рванули с места.
Сегодня я выложилась на полную. На финише мне показалось, что еще немного, и у меня
остановится сердце – так я неслась, не жалея себя, забыв о боли и усталости, и, наверное, только
благодаря амулету Неша, что висит у меня на шее, я осталась жива после бешеной гонки. В этот
раз я просто обязана была не дать Глории прийти первой.
Спустя несколько секунд рядом со мной упала тяжело дышащая златовласка. Глория пришла
второй. Совсем тихо, на грани слышимости, девушка произнесла:
– Ты – труп.
– Молодцы, девчата, порадовали меня, – громко пробасил над нами веселый довольный голос
тренера. – Установили сразу два новых рекорда по бегу среди студентов нашей академии.
Да, чувствую, бег мне определенно в будущем пригодится. Если на итоговых испытаниях мне в
дуэльную пару попадется Глория – это конец.

Глава 13

Учебные будни потянулись медленно и в то же время быстро – не успела я оглянуться, как


отгремела новая игра по троллингу. Невеселому троллингу с минимальным количеством
зрителей. Дела на войне идут все хуже и хуже, людям не до иги, и так впечатлений хватает. В
этом году Кимет не прошел отбор на большой межакадемический троллинг – парень налег на
учебу – по его же словам, это куда больше пригодится на войне. Да, Киму осталось недолго до
окончания академии, полтора года, и на службу.
Через несколько дней после отъезда Неша я навестила лекарей, и мне сообщили, что я не
беременна, но гормональный и эмоциональный фон у меня не в норме. В тот момент, когда
узнала, что не беременна, не смогла определить для себя, обрадовалась я данному факту или
все-таки огорчилась. Те дни, что я ждала возможности все выяснить, передумала много чего. А
еще уже успела представить себе очаровательную, улыбчивую, почему-то именно девочку с
синими глазами, и образ упорно не желал выходить из головы.
Несколько дней ходила к лекарям на процедуры восстановления организма и спустя какое-то
время нехарактерные для меня чувствительность и эмоциональность прошли. Образ синеглазой
девочки померк под натиском учебы.
Мы с Нешем активно переписываемся. Пока Вейтар не может приехать в академию и мне
категорически запретил выезжать куда-то за пределы академического городка – время
наступило очень неспокойное. Твари то и дело появляются на мирных землях.
В нашу компанию неожиданно прочно влился Биртрам – тихий молчаливый парень неожиданно
оказался очень упорным и прилежным в учебе. Поначалу его пытались задирать мои
одногруппники в отсутствие Инграда, но Бирт очень быстро нашел себе покровителя в лице…
Стефы. Ребята постоянно вместе зависают в библиотеке или у нас блоке. О чем ведут беседы и
что вместе делают Бирт и Стефания, мне не ведомо. Я так полагаю, что учатся и обмениваются
знаниями. Но кто-то предполагает иное. Как-то слишком часто в последнее время можно
застать вместе парня и девушку. Не вовремя Инг уехал, определенно не вовремя.
Вообще, как многие заметили, студенты, что появились в академии по обмену, отличаются
хорошим уровнем подготовки и старательностью в учебе. Видимо, отбирали для нашей
академии действительно лучших студентов.
После того, как уехал Неш, ко мне то и дело подкатывает кто-то из парней-студентов и даже
преподавателей с недвусмысленными предложениями провести вместе пару-тройку ночей или
сходить на свидание. Многие стали вести себя куда развязнее и смелее – вспомнилось сразу
начало моей учебы. Правда, вольные настроения среди студентов были быстро пресечены –
хоть Вейтара и нет, а я так поняла, что раньше в большей степени благодаря именно магистру
меня обходили стороной и не задирали. На место Неша встал Артан. Теперь магистр лично
провожает меня в город, если позволяет время, часто вместе мы завтракаем и обедаем, спецкурс
эльфа для меня обязателен для посещения. Если в «тройничок» между мной, Нешем и Артаном
раньше не очень верили, то теперь слухи только крепнут. Даже друзья, кажется, начали думать,
что у меня с Артаном что-то есть. Да и сам Артан… не знаю, может, это глупость, но, по-моему,
и цену начало что-то казаться – слишком уж он сильно рычит и отпугивает моих «ухажеров».
Сегодня я вместе с Бали подошла к дому своего мастера. Шах уже адаптировался и прекрасно
ориентируется в городе. По вечерам встречает меня у выхода из академии и провожает до
мастера, где дожидается меня в прихожей у входной двери, после мы заходим домой, я кормлю
и ухаживаю за питомцем, а после возвращаюсь под стражей Бали обратно в академию.
Все же Кмер, несмотря на ворчливость и неуживчивость, очень хороший… вампир. Невероятно
благодарна мастеру за то, что дал возможность продолжить у него обучение. Благодаря Кмеру я
продвинулась значительно дальше в артефактологии и, думаю, уже обогнала своих
однокурсников в этом предмете.
– А, пришла? Что-то ты с каждым разом приходишь все позже и позже, – ворчливо заметил мой
любимый мастер.
– Простите, мастер, нам ставят все больше лекций.
– Ладно. Сначала поработаем над моим последним заказом и, если останется время, над твоей
задумкой с легкой автономной защитой. До сих пор не могу привыкнуть к этим твоим
штучкам…
– Технике?
– Да. Довольно любопытно и сколько сразу дает новых идей для совершенствования
классических артефактов.
Это точно. Легкая автономная защита – это одежда с функцией универсального доспеха от
нескольких видов магии. Подобной одеждой особо не пользуются, поскольку она очень
энергоемкая, но мы с мастером нашли способ использовать для подпитки усовершенствованные
солнечные батареи, что способны перерабатывать солнечную энергию в магическую. Если все
получится, то в ясный солнечный денек я буду почти неуязвима для многих заклинаний, и это
мне не будет стоить почти ничего в плане затрат магической энергии, ожидания перезаряда
брони, и по времени можно будет использовать доспех почти бесконечно. Остается только
надеяться, что во время проведения испытаний денек будет солнечный.
Если получится с автономной защитой, то солнечные батареи мы с мастером начнем встраивать
и в другие энергоемкие артефакты.
А вообще, я уже успела подготовить немало интересных артефактов к итоговым испытаниям.
Буду удивлять и шокировать студентов и судей.
Работа у мастера закончилась очень поздно. Дошли до дома вместе с Бали, и в академию не
пошла – устала.
Утром вскочила от удара посоха по голове. Блин, будильник завести забыла! Хорошо, что
Сногсшибательный не дал окончательно опоздать в академию. Собираюсь на бегу, но все равно
не успеваю к первому занятию в спецгруппе, а оно важное – темная материя. Единственный
спецкурс по темной магии во всей академии, да еще и преподавательница – женщина очень
строгая, может за опоздание вообще больше не позвольить к ней ходить учиться.
Приняла решение лететь на посохе. Так есть хоть какой-то шанс успеть, если Сног не будет
выпендриваться по дороге.
Натянула сапоги, теплую меховую мантию и полетела на всех парах к академии.
Нормально, у Снога сегодня, похоже, хорошее настроение, не стал показывать норов.
Перелетела через стену, наблюдая за переполохом среди охраны. Мужики так смешно
выпучивали глаза и показывали на меня пальцами, а еще, кажется, матерились – летела
слишком высоко, чтобы разобрать слова.
У самой академии затормозила. Это что за сборище? Кажется, будто на улицу вышла вся
академия. А еще заметила людей в форме высших военных магов. Что же случилось? Академия
заминирована? Твари прорвались из подземелий?
Кружу над толпой, раздумывая, а стоит ли вообще садиться или безопаснее вообще домой
вернуться. На меня снизу стали обращать все больше внимания.
Заметила призывно мне машущего руками Кимета, а рядом с ним Стефу с Биртрамом, а после
еще и так же ставших мне махать руками военных. Вон и выздоровевший ректор наш глядит на
небо и как-то совсем нехорошо скривился. М-да, ситуация. Что-то к военным меня совсем не
тянет. Раз засветилась и узнана, придется спускаться.
Сделала вид, что знаки от военных не заметила и приземлилась к друзьям. Надо для начала
выяснить обстановку, а те, кому я нужна, пусть сами топают, если так надо.
– Ника, это просто нереально! Ты летаешь?! – сразу накинулся на меня с вопросами Кимет, а я
уже несколько раз успела пожалеть, что приняла решение лететь сегодня в академию на посохе.
Так светиться не планировала. Да на меня сейчас глазеют все окружающие.
– Ким, а по какому поводу сборище? – тихо поинтересовалась я. Нервно кручу посох. Кажется,
ко мне уже направились вооенные, во всяком случае, кто-то точно упорно пробирается ко мне
через толпу. Друзья расположились прямо под стенами академии. Стефа с Биртрамом сидят на
каменном уступе, Битр забавно так обнимает каменную фигуру чудовища, для удобства
положив прямо в его лапы свою раскрытую книгу, и читает, не обращая внимания на то, что
происходит вокруг.
Кимет скривился.
– В армии бойцов стало не хватать. Вот прислали рекрутеров. Будут агитировать студентов
добровольно идти воевать, обещая всякие бонусы за это. Начали говорить про какую-то летнюю
программу еще.
Тут к нам пробились трое военных. Двое в форме попроще, а один явно какая-то шишка, судя
по одежде и виду – коротко стриженые светлые волосы, серьезное строгое лицо почти
квадратной формы, да и фигура… как у шкафа.
Главный шкаф, точнее военный, окинул меня пристальным нехорошим таким взглядом, а после
приказал своим подручным.
– Артефакт изъять, девушку на допрос.
Это что за произвол?! Покрепче сжала посох. Так просто не дамся. И пусть меня потом запишут
в преступницы, но Шиба не отдам, я с артефактом уже сроднилась и давно воспринимаю его не
как неодушевленный предмет, а скорее как самостоятельную и своевольную часть себя.
Ко мне стали осторожно подходить двое военных. Не знаю, чем бы все закончилось, но
наверняка ничем хорошим для меня, но тут мужчинам преградила дорогу выбравшаяся из
толпы магистр Аурика.
– Стоять! – рявкнула преподавательница на двух военных, и те в нерешительности
остановились. – Студенты академии не в вашей юрисдикции, нейр Агердон.
Нейр Агердон – так, видимо, зовут шкафа, который захотел отправить меня на допрос –
недовольно нахмурился.
– Найар Аурика, вы в отставке и не можете приказывать моим людям.
– Как и вы трогать студентов и отправлять их на допросы, – уверенно и бесстрашно парировала
магистр. Аурика крутая, похоже, да и чин найар, насколько мне известно, очень высокий.
Агердон пошел на попятную.
– Но, найар Аурика, у студентки необычный артефакт. Если бы подобные были у наших
бойцов, мы могли бы получить большое преимущество в столь неспокойное время, и я
действую в интересах нашей армии и мира, а значит…
– Если студентка согласится, она покажет вам артефакт и расскажет о принципах его действия,
но только в моем присутствии, и вы не будете использовать силовые методы, – отрезала
Аурика.
Далее магистр с военными куда-то отошла, видимо, не желая привлекать всеобщее внимание,
мне же было велено после этого собрания зайти в кабинет Аурики.
Да уж. Надеюсь, не повториться то, что было когда-то в кабинете у ректора, когда меня привел
туда Декван. Думаю, не должно, я же вроде как встречаюсь с главнокомандующим армии.
Стоит об этом сказать Агердону или лучше сразу написать письмо Нешу с просьбой о защите?
– Пронесло, – ко мне подошел ухмыляющийся Кимет и положил руку на плечо. – Повезло им,
конечно, что Аурика вовремя остановила инициативу этого Агердона. Представляешь, что бы с
ними сделал магистр Неш, если бы узнал, что тебя как-то притесняли. А он узнает. Даже про
эту стычку.
– Почему? Нет, я знаю, конечно, что за мной наблюдают, после того покушения особенно, но
ведь не в академии же.
– Насколько мне известно, и в академии теперь тоже. У меня есть кое-какие свои источники
информации. Знаешь, судя по всему Неш на тебя крепко запал. Раньше постоянно ходили слухи
о той или иной новой пассии Неша, а сейчас ничего, тишина. Только твое имя.
Фыркнула.
– Так Неш на войне, может, ему просто некогда заводить новые романы, – а сама затаила
дыхание. В душе я очень обрадовалась словам парня.
Кимет снисходительно на меня посмотрел.
– У нас в армии полно женщин-магов. Думаешь, не найдется желающих согреть постель
главнокомандующего между боями и военными совещаниями? Да если бы появилась
фаворитка, слухи бы об этом и до нас дошли. Спорим, Артан только и ждет подобной
скандальной новости, чтобы тебя «утешить» и начать подбивать клинья. Просто не хочет
дорогу другу переходить, пока у вас отношения.
– Глупости говоришь, – надулась я.
– О, а вот, кстати, и он. Что-то запоздал сегодня, – желчно заметил Кимет, кивнув на
появившегося на пороге академии Артана, только вышедшего из здания.
Эльф огляделся, а потом прямым ходом направился в мою сторону.
– Мне кажется, ты все-таки не прав, Ким. Ничего Артан не ждет. Просто Неш попросил его
приглядывать за мной, – неуверенно ответила я, наблюдая за высокой фигурой Артана, который
спокойно и уверенно продолжил идти, похоже, именно ко мне. Народ на пути цена почтительно
расступается.
– Ага. Меня Неш за тобой тоже просил приглядывать, но это не означало, что я не собирался
ждать, когда магистр к тебе остынет. Вот только ожидание затянулось.
Минут через пятнадцать на быстро установленную самодельную сцену взошел уже знакомый
мне Агердон и начал вдохновленно вещать о прелестях и выгодах армии, а также о
преимуществах добровольного вступления в нее.
Единственное, что меня заинтересовало из всей речи нейра – это появившаяся возможность
даже для студентов первого и второго курсов отправиться летом на практику туда, где идут
военные действия. У военных набирается особая группа – «практика» на все лето.
Добровольцам положены плюшки. Особенно это касается иномирян – в спецгруппе ты
начинаешь не с батарейки, а с рядового бойца на тех же условиях, что и у местных, и этот
статус бойца останется с тобой и после окончания академии – то есть ты уже точно не будешь
батарейкой, а ведь можно еще и попробовать дослужиться и до более высокого чина на
практике. Главное – это еще выжить на такой практике. А еще в этой спецгруппе пообещали
обучить каким-то хитростям и тонкостям военного дела и в самое пекло не бросать. Так что…
интересно. Надо подумать. И Неша смогу видеть чаще. Нервируют меня что-то все эти
разговоры про услужливых женщин-подчиненных под началом главнокомандующего.
Что удивительно, весь последующий учебный день ко мне любопытствующие студенты и
преподаватели не особо лезли с расспросами о посохе. Видимо, большинство обитателей
академии уже привыкло, что со мной вечно что-то необычное происходит. То в странной
чужемирной обуви ядовитого окраса хожу, то со страшным демоном, что каким-то чудом вдруг
становится красавчиком, встречаюсь. Живу так вообще мало того, что с этим самым
таинственным демоном, так еще и с нелюдимой нарифе, пользующейся мрачной репутацией. То
с каким-то артефактом-посохом появлюсь, то шах ворвется в аудиторию и прыгнет в объятия. И
это ведь далеко не полный список моих «необычностей». Наверняка до сих пор активно
обсуждают, что я заполучила в свои сети легендарного героя войны и крутого магистра по
совместительству, а потом так и вообще цена, и ладно бы встречалась сначала с одним, потом с
другим, а так с двумя одновременно! Троллинг, опять же: девушка на тролле – это до сих пор
считается необычным.
За обедом Стефа тоже не удержалась от вопроса:
– Ника, а зачем ты в академию прилетела на посохе? Я думала, ты не хочешь афишировать его
возможность летать.
– Так сразу и столь широкой публике, особенно военным – нет, но вообще с посохом мы уже
достаточно сработались и особых летных финтов он в обычное время не делает. Так или иначе,
меня ночами замечали летающей по городу, а без регистрации летательного средства или
личного скрега летать нельзя. Меня пару раз пытались ловить, помимо разных аирафе и нарифе,
патрули. Так что я недавно зарегистрировала в городской патентной палате посох как
уникальный летающий личный артефакт, так что про личность ночного НЛО властям известно,
скоро и газеты наверняка пронюхали бы – я лишь чуть опередила события.
После лекций в кабинете Аурики собралась необычная компания. Сама хозяйка кабинета, я,
нейр Агердон с одним из своих подручных, цен Артан и ректор.
У меня создалось ощущение, что я на суде. Ректор – судья, Агердон – обвинение, Артан –
защита, Аурика ведет протокол, а помощник нейра – или конвой, или зритель в зависимости от
того, как ситуация повернется.
Агердон потребовал у меня ответа, откуда у меня подобный уникальный артефакт.
Предоставила военному документы, подтверждающие, что артефакт сделан мной лично под
руководством мастера Кмера, технологию я не имею права разглашать, поскольку та
запатентована. Как только речь зашла о вампире, нейр приуныл. Видимо, Агердон посчитал,
что если на меня еще как-то и можно будет надавить, то с вампирами шутки плохи.
Еще и ректор аккуратно намекнул нейру о том, кто мои покровители. Агердон побледнел, когда
речь зашла о главнокомандующем, но не сдался. Упорный мужчина. Поняв, что угрозы не
сработают, в ход пустил увещевания. Агердон прямым текстом предложил мне идти в армию,
пройти какие-то курсы и стать помощником командира небольшого отряда. Для начала. Я
удивилась, с чего такое предложение, на что мне ответили, что девушка, летающая на посохе,
наверняка сумеет поднять солдатам боевой дух, ну и меня еще можно попробовать
задействовать в разведке. Нарифе и аирафе в разведчики идут неохотно – им не по чину, а птиц
твари замечают быстро и сбивают на подлете, к тому же среди тварей тоже есть крылатые
особи. Мой же посох быстрый и бесшумный, только вот светится в темноте при полете,
оставляя за собой искристую дорожку, которая, правда, быстро тает, но с этим можно
попробовать что-то сделать в будущем при необходимости. Интересно, как воспримет Сног
мою просьбу испускать не белые, а черные искры, а то и вовсе не светится? В крайнем случае
заклинания маскировки придется держать постоянно на артефакте, либо попытаться добавить в
артефакт эту функцию. Завтра же начну работать над последней идей. А что, будет очень не
плохо, если на посох перестанут обращать внимание.
Немедленно покинуть академию я категорически отказалась – недоучкой точно быть не хочу, а
вот о летней практике обещала подумать.
Насколько мне стало известно, летом на войну отправится Кимет – тоже по программе,
поскольку условия выгодные, а так все равно бы пришлось ехать, но всего на месяц, Стефания –
она за Ингом, Каян – зачем парень собрался, мне не известно, но, я так подозреваю, хочет
сбежать от Этель.
– Неш вряд ли одобрит, если ты решишь отправиться на практику к нему, – сказал Артан, когда
провожал меня после посиделок у Аурике в мой блок. – Даже не то что не одобрит, а очень
рассердится. Не советую. В армию после окончания академии ты все равно вряд ли попадешь –
Вейтар не позволит. Лучше отдыхай летом. Хочешь, возьму тебя с собой в путешествие? В этом
мире есть много чего интересного, что можно посмотреть на мирных землях, ты же толком
ничего еще и не видела.
– А Неш одобрит наше совместное путешествие? – полюбопытствовала я.
– Тоже вряд ли, – хмыкнул эльф. – Но и в свой замок без контракта он тебя скорее всего не
отправит, пусть даже там и безопасно.
– Почему? Вейтар хранит в своем замке какой-то страшный секрет, что без стирания памяти не
обходится? – с улыбкой спросила я. – Может у него там дракон ручной на привязи? Или
скелеты замурованы.
– В каждом замке есть свои скелеты, – философски пожал плечами эльф. – А что за дракон
такой?
Рассказала эльфу несколько легенд и сказок про драконов. Разговор получился долгий, потому
Артан не только проводил меня до блока, но и остался на чай – эльфу можно, ведь теперь он
временно исполняющий обязанности Неша в плане обеспечения безопасности в академии. Так
что наведываться и подолгу оставаться в общежитии студентов Артан имеет полное право.
Помимо эльфа у нас со Стефой в гостях оказались еще и Ханна с Никитой, ну и, естественно,
Бирт – без этого парня у нас теперь ни один вечер не обходится.
Драконами вдруг заинтересовались все, так что пришлось брать свой планшет и показывать еще
и картинги драконов и отрывки из фильмов. Такому новшеству, как компьютер, уже никто из
моего близкого окружения не удивляется, в принципе, в этом мире можно найти аналог
компьютера и телевизора, но мне с родной техникой как-то привычнее и приятнее.
У планшета экран маленький, так что на какое-то время все собрались рядом со мной, а когда
закончила показ, разошлись, и только эльф остался сидеть рядом со мной на подлокотнике
кресла, словно не замечая, что находится слишком близко. Я бы отодвинулась, но некуда. Если
только встать, но при этом Артан задумчиво уставился в экран на последнюю картинку с
черным драконом, так что решила подождать чуть, пока эльф насмотрится.
– Знаешь, эти твои драконы очень похожи на… – произнес неспешно Артан и замолчал.
– На кого? – нетерпеливо спросила я.
– На некоторых… тварей пустоши. Вернее, их хозяев.
– Теория, что у тварей есть хозяева, не доказана, – вдруг произнесла Стефа, глядя на Артана.
– Мне не нужно ничего доказывать, я просто знаю, что есть, – равнодушно пожал плечами
эльф. – И не только я. Их многие видели, просто встречу с ними мало кто пережил, вот и многие
не уверены, что это так.
– Инград говорил мне, что некоторые твари просто более разумны, чем остальные, и имеют
человекоподобную форму, – продолжила упрямится девушка.
– Что же, может, и так, – не стал спорить эльф, но, чувствую, каждый остался при своем
мнении.
– Ника, – обратился ко мне Артан. – Меня заинтересовал последний… как ты там говоришь…
фильм. С говорящим драконом, оставшимся последним в своем роде. Не против, если я
посмотрю этот фильм полностью?
Покачала отрицательно головой.
– Простите, но компьютер я вам дать не могу, мне он самой сейчас все время необходим по
учебе. И уже довольно поздно, я планировала идти в свою комнату. Вот после итоговых
испытаний хоть забирайте, у меня большая коллекция интересных фильмов, самой хочется что-
нибудь посмотреть, но некогда.
– Жаль, – произнес эльф вставая. – Может, когда учеба закончится, нам удастся посмотреть
несколько фильмов за чаем.
Артан ушел. В гостиной наступило затишье. Все вновь засели за конспекты и учебники.
Годовое испытание неумолимо приближается. Но тут тихий вечер все-таки испортил мне
Никита.
– Эй, только я, что ли, заметил, что цен намекнул Нике на свидание? – насмешливо произнес
парень. Ханна и Биртрам ухмыльнусь. Стефа сделала вид, что не слышала.
Запустила в Никиту толстой тетрадкой. Парень не успел увернуться, и я попала ему по голове.
– Достали уже с эти подколками!
Когда зашла к себе в комнату после посиделок с друзьями, обнаружила на кровати новое
послание. С нетерпением открыла листок. Немнго разочаровалась, что это не от Неша, хотя и
понимала, что вестники от магистра сейчас приходить не могут, только письма, которые надо
забирать на почте.
А вестник оказался от моего друга Шона. Вообще, в последнее время от Шона приходят письма
все мрачнее. Я для себя сделала вывод, что это достаточно взрослый парень, судя по
рассуждениям, а по оговоркам – что где-то сейчас учится и находится вдали от дома. Учиться
Шону нравится, а вот общение со сверстниками – не очень. Не складывается у парня ни с кем
ни дружбы, ни любви. От последних строчек в письме моего друга у меня и вовсе защемило
сердце:
«…Ника, я скучаю по тебе, по тому лету. Я никогда еще не чувствовал себя таким счастливым,
как тогда. Я хочу домой. Я хочу к нашим друзьям. Хочу… впрочем, это уже не важно. Все
равно мои желания никогда не принимались в расчет.
Я все равно верю, что мы еще с тобой встретимся, Ника, и заново узнаем друг друга.
Скучаю, Шон».
Быстро написала ответ и отправила парню. Конечно, мы встретимся, Шон. Даже не сомневайся.

Глава 14

Довольно засмеялась, когда эльф пропустил удар моего посоха. Еле отскочила с траектории
удара тренировочного меча Артана. Месть не удалась. В меня полетело весьма сильное
заклинание-парализатор. Рассеять успела вовремя и не удержалась от того, чтобы показать
эльфу язык. Настроение у меня сегодня на высоте.
– Бестия! – фыркнул Артан. – Подумать только, что из тебя выросло. Как же жарко!
Эльф скинул рубашку, оставшись лишь в штанах. Да, весна выдалась жаркой. У Артана гибкое
стройное тело. Что там, эльф шикарен. Особенно такой. Раздетый, с мечом в каждой руке,
немного встрепанный. И, кажется, разделся эльф не столько от того, что ему жарко, сколько от
того, что захотел покрасоваться перед некоторыми студентками, что подтянулись на стадион
посмотреть на… учебный бой. Вот, девчонки не зря пришли. День удался.
– Так, давай еще раз, – приказал Артан.
– Не вопрос, – картинно крутанула Сногшибательного в руках и приготовилась к атаке, встав в
боевую позу. Спасибо урокам Аурики, посохом я стала владеть не в пример лучше.
– Ты стала излишне самоуверенной, – недовольно отметил эльф. – До сих пор не понимаю, и
чего я взялся тебя тренировать?
– Может, потому что со мной не скучно и я не смотрю вам в рот, как все остальные. А еще я
красивая, умная, талантливая и совершенно не самоуверенная, и вполне адекватно оцениваю
свои возможности, – меня так и пробивает хихикать. Это весна. Ничего не поделаешь.
– Да ну? – в глазах Артана зажегся знакомый нехороший огонек. Пакость задумал.
Новая дуэль, и цен больше не играет и не поддается, снизив планку до моего уровня. Теперь
Артан бьется в полную силу. Едва успеваю отбивать все новые и новые заклинания. Солнышку
уже не так радуюсь – стало слишком жарко. Всего каких-то пару минут, и меня прибило к земле
заклинанием концентрированной магической бури. В глазах на какое-то время помутнело, а
когда рассеялось, оказалось, что эльф, довольно ухмыляясь, нависает сверху.
– Ну, вот примерно к такому уровню ты и должна стремиться, – сказал Артан, предлагая мне
руку, чтобы подняться.
И это вся пакость? Подумаешь.
Вредности ради запустила в эльфа заклинание-пчелку – яркий жалящий огонек – просто для
отвлечения внимания. Сама же попыталась провести атаку посохом снизу, заехав Шибом
мужчине по ребрам. Военная хитрость не удалась. Мало того, что мечами Артан блокировал
удар и выбил посох из руки, так еще и сам навалился на меня сверху, полностью блокировав все
возможности для маневров. Сжал мне руки, чтобы не было возможности колдовать. Но есть
ведь еще вербальная магия…
– Рот тоже могу закрыть, – насмешливо прокомментировал эльф, словно прочитав мои мысли. –
Догадываешься, каким способом?
– Артан, а ты догадываешься, что за этот способ я могу тебе что-нибудь оторвать, – за меня
ответил кто-то с не меньшим весельем, чем до этого цен.
Душа воспарила к небесам. С радостным криком вырвалась из рук Артана – эльф перестал меня
удерживать – и понеслась к границам дуэльного круга и дальше, на всей скорости влетев в
объятия Вейтара. Наконец-то!
Неш крепко-крепко, почти до боли стиснул меня в своих руках, подняв над землей, и поцеловал
так, что я совершенно потеряла связь с реальность. Вот только поцелуй быстро закончился.
Обняла ладонями ставшее таким родным лицо Неша, рассматривая его. Да, мой мужчина устал,
и очень. Видно, что эти месяцы дались Вейтару тяжело. Неш словно постарел, но не внешне.
Усталость и груз тяжелых воспоминаний поселились в глазах, на кончиках губ, в тенях под
ресницами. Раньше бы я и не заметила, но не сейчас.
Вейтар строго на меня воззрился, хотя в глазах и заплясали знакомые смешинки.
– Так, Ника, этот престарелый ушастый извращенец к тебе приставал?
– Нет, – отрицательно покачала я головой, улыбаясь. Сейчас мне море по колено. Какие там
эльфы.
– А что это за флирт сейчас был?
Покачала головой.
– Никакого флирта, – счастливо вздохнула и, обняв шею Неша, положила голову на грудь
мужчине. Сегодня я с шеи Вейтара точно не слезу, а в перспективе и всю оставшуюся жизнь.
– О, Вей, не знал, что ты возвращаешься, – раздался из-за спины голос Артана. – И Ника ничего
не говорила.
– Я просил ее этого не делать. Сам знаешь, не люблю, когда о моих планах знает много народа.
Взял небольшой отпуск. Не мог же я не появиться на грядущих итоговых испытаниях своих
любимых студентов, – на этих словах Неш обнял меня еще сильнее.
– И надолго ты? – мне кажется, или в голосе Артан я не слышу особой радости?
– К сожалению, нет. На следующий день после того как окончатся испытания, я буду вынужден
уехать, – да, времени у нас с Веем очень мало. Всего каких-то четыре дня. – А теперь извини, я
вынужден уйти… и украсть Нику с занятий. С тобой же мы обстоятельно поговорим вечером…
или завтра.
Ага, или после послезавтра.
Лично я с Нешем начала обстоятельный разговор сразу за воротами академии. Как мы
целовались! Я даже не помню, как мы шли. Или меня нес Вейтар? Помню лишь, что
целовались, а еще кто-то громко на заднем плане возмущался по поводу нашего
безнравственного поведения. Кажется, я пыталась стянуть с Неша рубашку прямо на улице.
Мы все-таки завалились ко мне домой, не став пугать и возмущать горожан, но до спальни уже
дойти не сумели. Как особняк все выдержал, не задымившись и не сгорев от страсти двух
соскучившихся друг по другу людей, не понятно.
В итоге мы с Нешем окопались на кухне. А что, у меня там и диван есть, и еда с напитками
рядом, да и гостевая ванная комната недалеко. Очень удобно, если не хочешь от кого-то
надолго отрываться для занятия другими делами.
Ближе к вечеру, мы с Нешем все-таки совершили подвиг, переместившись в сад на крыше.
Валяемся в обнимку на траве, прямо как несколько месяцев назад, до расставания, и словно не
было разлуки, волнения и томительного ожидания новой встречи.
– Готова к испытаниям? – как-то так лениво поинтересовался Неш, гладя меня по голове.
Да, даже говорить после проведенного в активных физических упражнениях дня лень. Глаза
слипаются. Положила голову на грудь мужчине. Мысленно радуюсь, что над особняком не
проложено линий для ауросебов и можно спокойно лежать на свежем воздухе в центре города
прямо в неглиже.
– Волнуюсь. Но главное, я уже почти перестала чувствовать себя магическим инвалидом.
Контроль силы без посоха у меня слабенький но с если с ним – я практически на одном уровне
со своими однокурсниками.
Неш как-то тяжко вздохнул.
– Тебе нравится учиться в этой академии?
– А у меня есть выбор?
– Да. Я могу забрать тебя к себе. Причем уже сейчас, без необходимости отрабатывать контракт
с академией. Заберу туда, где будет полностью безопасно, не будет никаких волнений и тревог.
И я не буду волноваться, что на тебя хотят совершить покушение или соблазнить.
– Что мне там делать в этой безопасности? Я сюда пришла с целью стать крутым магом,
посмотреть новый для себя мир. Мне не хочется прятаться в раковине и бояться показать
наружу нос и зависеть от чужой милости.
– Дела я тебе найду, учиться ты будешь продолжать, только в домашних условиях. Как только
появится возможность, я приеду и покажу тебе все, что пожелаешь.
– А когда ты приедешь? Ты знаешь, как долго будет длиться война? Почему твари стали так
активно наступать?
Неш еще больше помрачнел.
– На эти твои вопросы у меня пока нет ответа. Но я прошу… соглашайся.
Повернулась к Нешу и посмотрела мужчине в глаза.
– Не могу. И не хочу.
– Не доверяешь мне? – прищурился Неш.
Опустила взгляд вниз, но Вейтар взял меня за подбородок и поднял лицо вверх, вынуждая вновь
посмотреть ему в глаза.
– Не то что бы не доверяю… но стать от кого бы то ни было зависимой я не хочу. Пока. Вот
выучусь…
– Ясно, – кажется, Неш обиделся.
Обняла Вейтара и потерлась щекой о мужскую грудь.
– У нас многие собираются ехать на практику по новой рекрутской программе. На все лето.
Стефа едет… если все нормально будет и я перейду на третий курс, думаю тоже поехать. Там
вроде обещают, что будет достаточно безопасно, еще и обучение военному делу будет вместе с
боевой магией. А главное – буду, можно сказать, у тебя под боком.
Неш взвился.
– Ни в коем случае! Даже не думай.
– Почему?
– Там опасно. Там смерть. Там то, о чем многие мечтают забыть. Нет. Я запрещаю.
– Но Стефа же едет, несмотря на все опасности, и другие тоже.
– Решения нарифе Стефании я также не одобряю.
– Ты не можешь мне запрещать, – настал мой черед подозрительно прищуриться. – Или, может,
ты не хочешь, чтобы я мешала тебе там… общаться с подчиненными женского пола?
Неш фыркнул.
– Ника, что за глупости ты говоришь?
– Хочешь сказать, у тебя все время, что мы не виделись, а это довольно солидный срок, никого
не было?
Мы уже давно с Вейтаром вскочили с травы и, голые, стоим друг напротив друга, сверкая
грозными взглядами.
– Нет. И, между прочим, это я, только вернувшись, застал милую сцену того, как Артан тебя
тискает и зажимает.
– Не зажимает. Мы сражались. Ты сам видел.
– Да. Видел и слышал. Но тут у меня претензии не к тебе, так что ладно.
Мы замолчали. Неш приглашающе распахнул руки, а я сделала два быстрых шага и прильнула
к большому теплому мужскому телу. Вейтар меня обнял и положил подбородок мне на
макушку. Хорошо. Так и стоим, слушая ночь и как бьются наши сердца.
– Я не хочу ругаться. Мы так долго не виделись, – тихо произнесла я.
– Откажись от идеи идти на военную практику, и не будем. Не хочешь ко мне, летом опять
отправишься в свой мир, а еще можешь взять свою подружку, Ханну, и до отправки экспедиции
съездите на море. Переправку, охрану и проживание я организую. Пожалуйста, я не хочу
поседеть раньше времени.
– Хорошо, – тихо ответила я, хотя больше всего мне хочется быть ближе к Нешу, пусть и на
войне. У меня ведь тоже нет никакого желания седеть раньше времени.
– Спасибо, – Вейтар выдохнул, а после поинтересовался. – Что это тебя на войну потянуло, а?
Вроде бы раньше ты туда не рвалась. Наоборот, готова была на все, чтобы там не оказаться.
– Раньше это была не моя война и не мой мир. Теперь там могут умереть мои друзья и близкие.
Это война может разрушить уже мой мир.
Неш очень-очень нежно обнял мою голову руками и заставил посмотреть на него, а затем не
менее аккуратно и нежно поцеловал.
– Знаешь, когда на пустоши станет спокойнее, я найду того, кто решится возглавить армию, и
вернусь, я все-таки женюсь на тебе, хотя и давал себе обещание больше никогда ни на ком не
жениться.
– А с чего ты решил, что я соглашусь? – широко ехидно улыбаюсь. Слова Вейара мне
неожиданно оказались очень приятны и не вызвали никакого отторжения, как это было,
например, когда о браке заговаривал со мной Инг.
– Кто тебя спрашивать будет? – фыркнул в ответ мужчина. – Видела свадьбу в море? Вот
примерно так обряд и проведем.
– На деррах?
– Если захочешь, то и на деррах. Во всяком случае, получится оригинально.

Глава 15

Как бы ни хотелось вновь прогулять, но утром пришлось идти в академию. Неш сказал, что ему
тоже надо решить пару дел, так что в учебное заведение мы отправились вместе.
Когда зашла в блок за своей сумкой, застала скандал. Инград, схватив за шею Биртрама,
буквально пригвоздил его к стене так, что у бедного Бирта даже ноги пола не касаются. Демон
страшно рычит и уже частично трансформировался. Рядом в соблазнительном голубом
пеньюаре стоит Стефа. Лицо девушки отражает непривычно много эмоций, главная из которых
– испуг. Таких круглых удивленно распахнутых глаз я точно не видела у ныне растерянной
девушки.
– Почему он спал здесь? – прорычал Инград. Бирт уже посинел, ему явно не хватает воздуха.
– Инград, отпусти его, я все объясню, – Стефа попыталась оттащить Инга от Биртрама, но своей
попыткой защитить парня, кажется, еще больше разозлила своего демона.
Вот и что делать в такой ситуации? Сейчас Инград слов не поймет, А Бирт может и не дожить
до того момента, как Инг остынет.
Громко засмеялась. Надеюсь, получилось не слишком наигранно.
Ко мне повернулся разъяренный демон. Ух, страшно. У меня сейчас поджилки затрясутся.
– Тебе смешно? – очень низким, все таким же рычащим голосом произнес Инград, на время
забыв о своей жертве и ослабив хватку. Бирт сполз по стене вниз и сделал судорожный глоток
воздуха.
Продолжила нарываться.
– Ситуация прямо как в анекдоте из моего мира. Муж вернулся домой из командировки и застал
жену с любовником. Инг, тебе самому не смешно? Неужели ты правда считаешь, что Стефа
стала бы тебе изменять с Биртрамом? Она за тобой, между прочим, на войну собралась идти, а
ты обижаешь ее недоверием. Они просто друзья. Бирт часто допоздна засиживался у нас за
книгами, и мы оставляли его спать в твоей комнате. Вот и все.
На самом деле я не знаю, как там на самом деле, но главное сейчас успокоить демона и уберечь
от опрометчивого поступка. Знаю Инграда. Потом парень сам будет убиваться и страдать, что
убил в запале человека. Демоны они такие. Сначала вспылят, потом мучаются, что не удержали
свой буйный нрав в узде.
– Ты меня за идиота держишь? – спросил Инград, впрочем, начав понемногу успокаиваться. Во
всяком случае, глаза уже не пылают огнем так ярко, как раньше.
Ну, точно не я. И не надо тут из меня крайнюю делать.
Ответить ничего не успела. За спиной Инграда на колени бухнулся Биртрам.
– Господин! Позвольте сказать! Я восхищаюсь вами и нарифе Стефанией! Вы первые, кто
вступился за меня. И… вы словно древние боги. Сильные, мудрые, добрые.
Я хмыкнула. Молодец, Бирт, хорошо заливает. Талант. Сейчас один из добрых мудрых богов
его чуть не убил, вообще-то. Между тем Биртрам продолжил свою надрывную патетичную
речь.
– Господин, позвольте мне служить вам и нарифе Стефании. Я принесу клятву вассала, – ого,
так парень это все серьезно, что ли, говорит? – Нарифе Инград, я… люблю вас.
Что-то громыхнуло. А, это наши со Стефанией челюсти отпали. Инг так вообще, по-моему,
перестал понимать, что происходит.
– Биртрам, что это значит? – поинтересовалась Стефа.
– Нарифе Стефания, Стефа… я и тебя очень сильно люблю! – горячо заверил парень.
– Бисексуал, что ли? – не выдержала я.
На меня все воззрились с непониманием.
– Ну, это тот, кто и мальчиков, и девочек любит. И в интимном плане тоже.
– Видимо, да, – спокойно ответил Биртрам.
В комнате наступила тишина.
– Я его все-таки убью, – вдруг мрачно и уверенно произнес Инград.
– Инг, я с ним не спала, честно! – быстро произнесла Стефания и достала из пространственного
кармана огромный сияющий ледяной меч.
Девушка задумчиво посмотрела на Бирта. Парень побледнел.
– Но Стефа… мы ведь целовались. Я думал, ты тоже меня любишь, – все, парень точно труп.
Для себя я поняла одно. Сумку с тетрадями и ручками я сейчас точно не заберу. Тихонечко
хихикая и стараясь не привлекать к себе внимания, вышла из блока и только в коридоре
позволила себе расхохотаться в полный голос.
Чем ближе к испытаниям, тем более тихими и мрачными становятся ученики академии. В
нынешние неспокойные времена градус депрессии только возрос.
У нас даже на лекциях перестали задираться друг с другом ребята. Тем не менее, разделение в
нашей группе стало еще более заметным. Ряды аудитории условно разделены напополам.
Задние ряды обычно занимают мои сторонники, первые – друзья златовласки. После той
злосчастной пробежки именно Глория способствовала такому четкому разделению, потребовав
от своих определиться в симпатиях, и те, кто со мной по одну сторону баррикад, стали
подвергаться различным гонениям.
Так что грызня идет полным ходом, и несмотря на то, что моя группировка не нападает, а
только защищается как может, сторонников именно у Глории постепенно становится все
меньше.
На первых лекциях Инград и Биртрам не появились. Наверное, Инг со Стефой сейчас заняты
тем, что труп где-нибудь прячут.
В обед за любимым столиком необычно пусто. Ни Инга, ни Стефы, ни Артана. Каян сегодня
предпочел уединиться за отдельным маленьким столиком вместе с Этель. Воркуют, голубки.
Так что я пока одна.
– Привет, – ко мне неожиданно подсел Кимет, появившись из-за спины.
– Привет. А ты чего так странно улыбаешься? – поинтересовалась я у парня.
– Как?
– Ну… мечтательно. Или, я бы сказала, с предвкушением. И вместе с тем хитро.
– Да я сейчас видел, когда шел сюда, как магистр Неш с магистром Артаном заходили в зал для
дуэлей и там заперлись. То, что заперлись, я проверил – любопытно было. Жаль, не получится
посмотреть на их драку. Наверняка эпический бой.
– Что?! – я подскочила.
– Вот чего ты все время так реагируешь нервно?
– Почему все время?
– А… да, ты же не помнишь. Когда магистр навалял Ингу на дуэльном поле, ты была готова
рвать и метать. Спокойнее. Не будут они убивать друг друга, не будут. А вообще, растешь.
Сначала студенты за тебя бились, потом студент с магистром, а теперь два магистра.
Интересно, что дальше? Ждать дуэли ректора с магистром?
Все это парень говорит мне в спину, едва поспевая за мной. Мчусь к залу для дуэлей. Ответила
на ходу:
– Нет, с ректором точно дуэли не будет. Ректор старый, страшный и с плохим характером.
– Ого, а так все возможно было бы? И кстати, нормальный у нас ректор, да, не первой
молодости, но вполне симпатичный, на мой вкус.
– Это все иллюзия, – остановилась и с подозрением взглянула на Кимета. – Тебе симпатичен
ректор? Ты считаешь его привлекательным мужчиной? Странно. Признавайся, ты тоже любишь
и мальчиков, и девочек в интимном плане?
Глаза Кимета стали круглыми, парень явно шокирован.
– Что? Ты о чем вообще?
– Мужики тебе нравятся?
– Совсем сдурела?!
Двинулась дальше.
– Не обращай внимания. Это мне навеяло из-за одного утреннего инцидента. Просто когда ты
сказал, что на твой вкус ректор вполне себе…
Мы подошли к закрытым дверям дуэльного зала.
Попыталась открыть физическим воздействием и магией. Не получилось.
– Я же говорил. Магистерскую защиту на дверях даже я не смогу пока снять, – сказал Кимет и
вздохнул. – А жаль.
Начала колотить в двери, требуя открыть. Никакой реакции.
– Они скорее всего еще и глушилку на двери навесили, – опять печально вздохнул над ухом
Кимет.
Постояла, подумала и рванула на выход из академии.
– Ты куда? – Ким не отстает от меня. Видимо, не хочет пропустить чего-нибудь интресного.
– Ким, а тебе на лекцию не пора?
– Да ладно, последний учебный день. Можно и прогулять, – беззаботно ответил парень.
Ну-ну.
Вышла на улицу и вызвала Снога. Посох проявился в моей руке почти мгновенно.
– Что задумала?
– Двери магистры закрыли хорошо. А окна?
По опыту знаю, что окна магистры обычно не трогают.
Ким остался стоять не у дел под стенами академии, а я полетела.
Не сразу, но нашла нужные мне окна. Драгоценное время уходит.
Влетела в просторный зал. Все мое внимание сразу привлекли двое мужчин сражающихся
внизу. Хотя, ну как сражающихся…
Артан лежит, прижатый к полу Нешем и его бо-о-ольшим белым мечом. Недавно узнала, что у
всех нарифе и аирафе есть родовое оружие, что окрашивается в цвет силы владельца. Не у всех
это мечи. Вот у Этель, например, в качестве оружия нечто вроде косы. Но сейчас речь не о том.
Эльф распластан на полу, Неш сверху. Тихо снижаюсь )меня пока не заметили) и слышу
обрывок разговора:
– Ну, вот примерно к такому уровню ты и должен стремиться, – повторил Неш фразу, что
недавно сказал мне во время боя эльф. – И больше посвящать времени тренировкам, а не
попыткам соблазнения чужих девушек.
Тут Артан заметил меня – в его лежачем положении это сделать было нетрудно. Мило
улыбнулась эльфу.
– Если Вейтар сейчас еще и закроет рот многоуважаемому магистру способом, о котором я так
и не догадалась, буду чувствовать себя полностью отомщенной, но тогда уже я начну ревновать
Вейтара.
Неш вскочил с Артана, а я опустилась на пол и слезла с посоха.
– С чего я должен Артана целовать?
– Ай, это все я не могу после сегодняшнего утра в блоке прийти в себя. Потом расскажу. А что
это вы здесь делаете? И почему у цена Артана уши красные?
– Тренируемся, – невозмутимо ответил Неш. – Даю Артану частные уроки, повышаю его
квалификацию как преподавателя.
– А уши-то почему красные? – прицепилась я к длинным красивым ушам эльфа, которые в
данный момент приобрели неестественный багрово-синий оттенок.
– Это Вейтар решил, по его же словам, из старого длинноухого извращенца превратить меня…
просто в старого, – невозмутимо ответил Артан, вставая.
О-о-о, серьезно.
– Не получилось, как я вижу? – уши-то на месте.
– Нет, – эльф коварно и вместе с тем лукаво улыбнулся. – Я все тот же старый ушастый
извращенец. Хотя, почему старый? Я же еще вполне молод.
– А ты сама что здесь делаешь? – «грозно» нахмурился Вейтар. – Ты же на лекции уже должна
быть.
– Я… как раз летела на лекцию, пролетала мимо и увидела вас.
– Оригинально, – прокомментировал мое оправдание Артан.
– Быстро на занятие! – приказал Неш.
– А вы драться не будете?
Эльф хитро прищурился.
– Ника, а ты из-за чего больше переживаешь? Что в случае дуэли я сделаю больно Вейтару, или
что он мне?
– Я вообще против дуэлей с кем бы то ни было.
– С таким мировоззрением в этой академии нельзя, – покачал головой Артан. – Как только
первый курс окончила?
– Я тоже поначалу думал, что она слишком мягкая для академии, – ответил за меня Неш,
притянув к себе мое несопротивляющееся тело. – Ударит, а потом сама же из-за этого
переживает, – это Вейтар про случай с магическим шокером вспомнил? – Но ничего. Когда
надо, эмоции берет под контроль. У меня, кстати, возник еще вопрос. Когда и при каких
обстоятельствах вы успели перейти на «ты»?
Мы с эльфом переглянулись.
– Ладно, мне пора, – оторвалась от Неша и быстро села на посох, который с готовностью
поднялся в воздух по моей мысленной просьбе.
– Ника! – в голосе Вейтара послышалась угроза.
Отлетела на безопасное расстояние. С одной стороны, если не скажу, эльф все наверняка
преподнесет в неправильном свете. Артан такой, не поймешь, когда шутит, а когда говорит
серьезно. С другой стороны, не вызовет ли мой ответ нового конфликта?
– Мы играли у нас в блоке в карты на желание. Я проиграла Артану, и тот пожелал, чтобы мы
перешли в общении на более простую форму, – быстро проговорила я.
Бури не грянуло. Неш удивленно воззрился на Артана.
– И все желание? Теряешь хватку, старик.
Настал наш с эльфом черед удивленно смотреть на Неша.
Вейтар самодовольно улыбнулся.
– Я бы на месте Артана загадал что-нибудь куда более… смелое. Да, упустил ты свой шанс,
Арт.
– И отбил бы девушку у друга? – полюбопытствовал эльф.
– Ну, отбил же я Нику у одного студента. Хорошего такого парня. Чувствовал себя при этом,
словно пришел в детскую песочницу и котенка обидел.
Тьфу. Короче, пусть дерутся.
Когда вылетала в окно, чувствовала на себе два очень внимательных взгляда.
Сразу после окончания последней лекции меня около аудитории встретил Вейтар и под
завистливыми взглядами однокурсниц целомудренно поцеловал в щеку, взял под руку и увел.
Да, определенно в наших с Нешем отношениях наступил новый этап. Кто бы мог подумать, что
я стану открыто встречаться с магистром Айараном Нешем, синеглазым красавцем, живой
легендой, героем войны, ехидной, тираном и просто обаятельным мужчиной.
Эх, я так и не заглянула к себе в комнату и не узнала, что там у Инга со Стефанией, но, если
честно, и не хочется. Подозреваю, что там либо бурная ссора, либо не менее бурное
примирение. Не понятно только, что с Биртрамом, выжил парень, или нет. Я сегодня никого
пока так и не увидела из этой тройки. Кстати.
– Вейтар, а что с теми студентами, что напали на меня? На занятиях они до сих пор не
появляются.
– После допроса все отправились на войну. Там как раз нехватка таким смелых отчаянных
ребят, любящих драку, – ответил мужчина как ни в чем не бывало.
Этим вечером, наплевав на учебу, просто отдыхала вместе с Вейтаром. Мы с Нешем валялись
на кровати и смотрели фильмы с моего компютера. Когда наступила ночь, решила немного
пошалить и включила для ничего не подозревающего мужчины эротическое кино. В этом мире
запрещены к показу подобные картины, наказание за распространие и просмотр довольно
строгое, так что данным продуктом местные жители не балованы. Вот и Неш заинтересовался,
когда вдруг сцену после первого поцелуя героев не пропустили, а начали весьма подробно ее
снимать. С героев уже слетала одежда и они практически приступили к самому интересному,
когда Вейтар схватил компьютер и выключил его.
Мужчина грозно на меня посмотрел.
– Это что такое?
– А что? Заниматься этим можно, а смотреть, как это делают другие, нельзя? Можно ведь что-то
полезное для себя узнать.
– Тебя что-то не устраивает?
– Нет, все устраивает, просто мне показалось, что посмотреть вместе такой фильм будет
забавно, – да, Вейтар сам может давать мастер-классы по постельным сценам. Но вот идея с
фильмом, похоже, была не очень. Неш чтит законы, видимо.
– И много у тебя таких фильмов? – продолжил допрос Вейтар.
– Полно.
– Теперь понятно, почему ты такая раскованная и… образованная в интимном плане. Из-за
этого я и думал вначале, что у тебя было много мужчин. Какой развращенный мир у тебя. Как
ты там жила только?
– Вот это да. И это мой мир развращенный?!
– Не этот же, – в глазах Вейтара смешинки. Сняв с уха дорогой артефакт-переводчик,
преобразующий незнакомые языки в родной, мужчина потянулся ко мне, схватил и подмял под
себя.
– Да у вас тут одни товарно-денежные отношения и контракты. «Покровители». Тьфу! – не могу
быстро успокоиться. И понимаю, что Неш шутит, но все равно меня зацепило. – И вообще. У
тебя сколько женщин было? Да тут такое впечатление, что все только и готовы кого-нибудь в
постель затащить.
– У тебя сложилось несколько неправильное представление. В этом мире весьма строгие нравы
и нравственность довольно ценна. Академию многие называют гнездом порока, в нее мечтают и
вместе с тем боятся попасть, отчасти как раз из-за слухов о доступности экзотических
иномирян. Среди местных отбор в академию довольно жесткий, сюда идет учиться и
преподавать только элита. И даже среди элиты отбираются далеко не все.
Я хмыкнула.
– А ты зачем пришел в академию? Случайно не из-за слухов?
Неш улыбнулся в ответ.
– Просто решил сменить род деятельности и отвлечься, а в этой академии всегда что-нибудь
происходит интересное. Скандалы, борьба между лучшими, дуэли, пикантные истории с
иномирянами. Есть с кем пообщаться – дураков среди преподавателей нет. Скучать не
приходится.
– И все? – подозрительно нахмурилась я.
– Если тебя это успокоит, до тебя я со студентками не связывался. Что касаемо твоего
обвинения в том, что у меня было много женщин… скажем так, это не мир рзазвратный, а
некоторые его представители и представительницы. Некие особы желали по тем или иным
причинам получить меня, они получали, но ненадолго.
Решила попробовать воспользоваться тем, что Неш разговорился:
– Но ты ведь был женат. А это никак не назовешь недолгими отношениями.
– Моя жена была… необычной женщиной. И признаю, между нами изначально вспыхнула
сильная страсть, но ненадолго – все-таки мы были слишком разными. Вот только последствия
страсти оказались таковы, что нам пришлось продолжить наше знакомство, что было довольно
непросто.
– Что за последствия?
– Этого я тебе сказать пока не могу.
– А когда сможешь?
– Думаю, тогда, когда ты станешь моей женой. Тебе вновь придется принять все мои
достоинства и недостатки и как-то с этим дальше жить, но на этот раз ты уже так просто не
отвертишься, – произнес Неш, одним быстрым, почти грубым движением сняв с меня трусики.
Черная кружевная сорочка полетела вслед за бельем.
– Так мы фильмы не будем вообще никогда смотреть эротические? – все же поинтересовалась я
напоследок.
– Фильмы пока оставь, подумаю над этим вопросом. Но без меня чтобы их не открывала, –
проговорил Неш и переключился на поцелуи.

Глава 16

Весь следующий день провела на трибунах в качестве зрителя – в первый день испытания
исключительно для первокурсников. День вышел грустным. Как Ханна с Никитой ни старались,
они не смогли пройти отбор. Теперь я с Ханной точно не поеду на море. Сумевший прийти
поболеть за свою невесту Миктиль как мог утешал девушку и успокаивал, говоря, что
отправится на войну вместе с ней и ничего с Ханной не случится. В этот момент девушка, до
этого жестко держащая оборону против Миктиля после случившейся когда-то ссоры, казалось,
смягчилась и позволила парню себя обнять и утешить. И вот тогда эльф неожиданно сделал
девушке повторное предложение – не то, что было на Земле – фиктивное, для разрыва связи с
миром, а настоящее, чтобы Ханну не забрали на войну.
Девушка помолчала, подумала и ответила:
– Нет, спасибо тебе за все, что ты для меня сделал, но я с тобой жить не смогу, согласиться
сейчас – значит продолжить пользоваться твоей добротой, ничего не давая взамен. А дать что-
то я не смогу.
– Почему? – Миктиль так расстроился. При этом эльф стал выглядеть очень мило. Большие
грустные глаза, а кончики ушей словно опустились. Да, Ханна кремень, я бы от одного такого
вида эльфа расстаяла и простила все измены, наверное.
– Ты не изменишься. Тебе никогда не будет хватать одной девушки, верно? – в словах Ханны
горечь, безнадежность и… надежда.
Миктиль ничего не ответил, хотя уверена, пообещай он сейчас девушке, что изменится, и она
бы на все согласилась, даже зная, что он соврал. Но эльф промолчал.
– Эх, а я бы согласился, – мрачно произнес Никита, так же как я наблюдающий за
драматической сценой между Ханной и Миктилей. Эх, с настроя сбил. Я уже хотела поплакать,
но теперь не получится.
С подозрением взглянула на Никиту.
– Согласился бы вступить в брак с Миктилем? А ты это, случайно не тот кто и мальчиков, и
девочек любит? – знаю, знаю, опять я со своими подозрениями, но после вчерашнего я теперь,
кажется, везде буду видеть подвох.
Никита хмыкнул.
– Нет, я не из этих. Но вообще эльфы красивые ребята, что мужчины, что женщины. Уж если
бы мне сделала предложение эльфийка, пусть и гулящая, я бы не раздумывая согласился. Вон,
магистр Файлин – просто шикарна, ожившая мечта, – парень провел руками в воздухе,
обрисовав песочные часы. – И скажи, что не так.
Да, Ник не унывает. Скоро на войну отправится, а все мысли только об эльфийках.
На следующий день пришло и мое время показать, чего добилась за этот год. Вытянула жребий
и через какое-то время подошла посмотреть к специальному табло, кто мне достанется в
дуэлянты. Так, ну первого парня я немного знаю, кирифе из параллельной группы, учится
вместе со Стефой. Середнячок. Второй… хмыкнула. Каян. Это будет интересно. Третье имя.
Сердце на какой-то миг испуганно замерло. Глория.
Я даже не стала смотреть, кто там дальше. Все равно после дуэли с Глорией, если жива
останусь, я вряд ли осилю бой еще с кем-нибудь.
– Ника, ты чего такая бледная, – ко мне подошел Неш. Мужчина смотрит на меня удивленно.
– Мне Глория досталась в противницы.
– И что? Даже если и проиграешь, не убьет ведь. Судьи такого не допускают.
– Она просто зверь.
– Я знаю, что на частных дуэлях с теми, кто ей не нравится, эта студентка может поступать
довольно жестко… – Неш нахмурился. – У вас с ней конфликт?
Да… Вейтар, похоже, внимательно следит только за моими взаимоотношениями с мужским
полом.
– У нас с ней война. И, между прочим, это все с тебя началось. Она положила на тебя глаз еще
на первом курсе, когда узнала кто ты, – просветила я мужчину. – Ладно, мне нужно немного
побыть одной и собраться с мыслями. Я отойду?
Я просительно посмотрела на хмурого мужчину.
– Не надо было тогда снимать иллюзию с себя. Как знал, что это ни к чему хорошему не
приведет, а я еще и усугублял ситуацию, – вздохнул Вейтар. – Я постараюсь сейчас сделать так,
чтобы тебе сменили противника.
– Не надо. Наш конфликт с этой кирифе затянулся. Пора уже встретиться лицом к лицу и во
всем разобраться.
– У вас разный уровень. Не стоит, – непреклонно ответил Неш.
Я прищурилась.
– Считаешь меня совсем слабой?
– Нет, но…
– Тогда не вмешивайся. Не надо. Я хочу понять, на что способна, а с Глорией я точно выложусь
до конца.
И пусть мне страшно, но надо иногда встречаться со своими страхами, иначе так и будешь
продолжать бояться.
Моя первая дуэль. После того, как узнала, что буду биться с Глорией, по поводу остальных
дуэлей переживать перестала. Все познается в сравнении. Сняла перед боем все артефакты не
собственного производства – браслет Инга и кулон Неша. Теперь чувствую себя уязвимой и
незащищенной.
Покрепче сжала посох и шагнула в дуэльный круг. Главное, Сног со мной. А еще невидимую
поддержку чувствую с трибун зрителей. Где-то там за мной наблюдает и переживает за меня
один очень важный мне синеглазый мужчина – я чувствую это.
Сегодня я не поражаю соперников соблазнительным костюмом участницы троллинга, но чем
удивить есть. Сама себе напоминаю эдакого ниндзя из родного мира. Цвет косюма из-за жары,
правда, не черный, а белый. Ткань костюма легкая и дышащая, одежда плотно прилегает к телу
и не стесняет движений. Стоило войти в круг, и я одела на лицо повязку – на самом деле это
артефакт, защищающий от различных токсичных зелий и воздушных заклинаний. Благодаря
этой повязке у меня не будет никаких проблем с дыханием. Идея этого артефакта не моя, в этом
мире ткань любят использовать при создании защитных артефактов, вот только на лицо пока
еще никто подобные маски не надевал. Они используются в медицине и в случаях болезней, а
вот для боя их почему-то еще никто использовать не додумался. Я лишь чуть
усовершенствовала свойства ткани и изменила набор заклинаний, от которых должна защищать
ткань. Накинула капюшон. Тоже защита. Вообще, вся моя одежда – это, по сути, мягкая броня,
питающаяся от солнечной энергии. День сегодня ясный, в этом мне повезло, поскольку энергии
такой костюм ест много. Я буквально увешана различными артефактами. Только на шее
различных кулонов, которые можно легко сорвать и кинуть в противника, не меньше
пятидесяти штук. На мне три ремня: два поперек груди – в них в основном колбы с зельями,
готовыми заклинаниями. Еще один ремень на поясе – это для мелкого оружия и артефактов.
Мои руки и ноги также увешаны браслетами и цепочками с артефактами – не так много, как
мне хотелось бы, поскольку мне еще надо творить заклинания и бегать, уклоняясь от атак
противника, а с большой тяжестью особо не побегаешь. Посох в руках – на всякий случай у
меня на спине есть специальный чехол, чтобы носить артефакт там, но, думаю, мне это пока не
понадобится.
И только одна деталь выбивает меня из образа ниндзя-мага – белые стильные кроссовки. Они
теперь у меня тоже стали артефактом – навесила на них заклинание скорости. Теперь буду
бегать куда как быстрее.
Соперник меня не недооценивает, несмотря на мой достаточно низкий общий рейтинг в списке
среди второкурсников. По глазам кирифе вижу, что парень напряжен.
Прозвучал сигнал к началу дуэли. Мы не тратим время на приветствия и лишние разговоры.
Парень только начал формировать атакующее заклинание, я же предпочла ближний бой
удаленной атаке заклиниями.
Такой скорости кирифе от меня не ожидал. Благодаря улучшенным кроссовкам, я буквально в
мгновение ока оказалась возле противника. Пользуюсь артефактом, уже неоднократно
доказавшим свою эффективность в последнее время – контактное заклинание, на несколько
мгновений снимающее любую защиту. Затем удар Шибом в живот противника. Кирифе даже не
успел достать свое оружие или еще что-то сделать. Парень дезориентирован, согнулся, руками
схватившись за живот. Еще пара ударов Шибом, я сбиваю кирифе с ног, и напоследок, пока
противник пытается собраться с силами, формирую сложное и достаточно долгое для меня
заклинание, отправляя кирифе в нокаут. Почему предпочла сложное заклинание? Ну так надо
же очки зарабатывать.
Прозвучал сигнал об окончании дуэли. В этот раз среди группы дуэлянтов я первая закончила
бой, еще и победой.
Приятно, просто слов нет. В голове играет победная музыка с родной земли. Хочется прыгать и
кричать: «Оле!». Сдержалась. Перед поверженным кирифе неудобно.
Когда вышла с дуэльного поля, меня подошли поздравить Стефа с Инградом. С парочкой я
общалась еще вчера, вроде помирились, во всяком случае, виду не показывают, что у них что-то
не в порядке. Даже Биртрама вчера видела. Парень вполне живой, только ходит весь такой
несчастный, побитый, и всех сторонится.
После ко мне подошел Неш, обнял, приласкал, нашептал на ухо, какая я замечательная, и
пообещал, что вечером, какой бы исход испытаний ни был, меня ждет какой-то подарок. В
общем, и без того хорошее настроение после боя поднялось до немыслимых высот, и я
растаяла, словно шоколадка на солнце. Но расслабляться пока рано. Это только первый бой.
Соперники не дремлют, особенно Глория.
Спустя какое-то время я вновь вхожу в дуэльный круг, чтобы встретится с новым противником.
Каян. Пока парня нет в общем рейтинге, но я знаю, что он хорош, видела его тренировочные
бои, а еще аирафе очень хорошо подкован в теории и почти никогда не пропускает лекции.
Каян встретил меня хитрой усмешкой. Прозвучал сигнал к началу дуэли. Мы стоим не двигаясь.
Я жду первого хода аирафе, внимательно следя за парнем, чтобы сразу определить, какое
заклинание или артефакт он применит.
– Я вообще-то тебе планировал уступить первый ход, – правильно понял мои намерения парень.
Что-то Каян излишне веселый. Улыбка до ушей.
– Так и быть, – продолжая внимательно следить за так и не шелохнувшимся парнем, неспешно
сформировала довольно сложное заклинание, направленное на то, чтобы дезориентировать
противника, а после сделать так, чтобы земля под его ногами стала словно зыбучий песок и
жертва заклинания застряла за несколько секунд в почти полностью во вмиг отвердевшей
земле.
Парень заклинание, естественно, отбил – у него было время подготовиться. В ответ Каян
сформировал и запустил в мою сторону не менее сложное заклинание. К счастью, удалось
поставить защиту даже без использования артефактов.
Решила попробовать повторить прошлый трюк. Отвлекая внимание, создала простое, но весьма
яркое заклинание и понеслась в сторону парня, приготовившись к физической атаке посохом.
Опять не вышло. Каян на удивление проворно смог от меня уйти, воспользовавшись
заклинанием мгновенной личной телепортации на небольшое расстояние, а потом еще и
применил отвод глаз. Впрочем, теперь большинство видов неприятного заклинания,
заставляющих взгляд и внимание расфокусироваться, мне не страшны – на пятом курсе
обучают, как делать артефакт, усиливающий контроль над органами чувств. Я решила не ждать
пятого курса и сделала себе этот артефакт сейчас. Не зря.
Каян удивился, когда я вновь напала на него, кинув в парня сразу несколько заготовок с
одноразовыми артефактами, заряженными разнообразными стихийными заклинаниями.
Противник выкрутился, а потом с самодовольным видом встал как вкопанный, сложив руки на
груди. И?
Ничего не происходит. Вот только время идет, и Каян теряет свой довольный вид.
Сформировала перед лицом тончайшую стеклянную гибкую пленку. А, ну понятно. Иллюзия.
Каян окружил себя якобы очень крутым заклинанием, с виду напоминающим каменную
полупрозрачную стену. Такое заклинание, пожалуй, только семикурсник осилит. Видимо,
парень ждал, что я начну обстреливать стену заклинаниями, потрачу силы, которые уйдут в
никуда, а я просто стою спокойно и ничего не предпринимаю.
Запустила свою линзу, что на самом деле является атакующим заклинанием, в Каяна. На этот
раз одногруппник хоть и отбил заклинание, разбив затвердевшую во время полета острейшую
линзу, но зато сотни осколков все-таки задели и ранили парня.
Вот теперь игра пошла по-серьезному. Улыбка с лица Каяна пропала.
В целом, как и ожидала, бой с Каяном вышел действительно интересным. Порой парень
немного замедлялся, делая скидку на мой уровень владения контроля силы, но все равно мне
приходилось очень туго, при этом удалось показать много сложных заклинаний, за которые
начисляют очки и ему, и мне. Мы продержались почти до самой сирены об автоматическом
окончании дуэли из-за ограничения времени. Под конец Каян неожиданно слил бой и поддался
мне, подставившись под заклинание.
– Зачем? – поинтересовалась я у Каяна, когда мы выходили из дуэльного круга.
– Для меня победа бы ничего особо не дала, я за рейтингом не гонюсь, все равно займу
приличное место, а вот тебе может пригодиться. Желаю тебе удачи в поединке с Глорией, –
невозмутимо ответил парень.
На время перерыва Неш утащил меня при помощи портала к себе в спальню – ту, что находится
в замке и имеет чудесную ванную комнату. Там меня мужчина как мог настроил для
следующего боя и под конец восстановил силы с помощью лечебного массажа с
использованием магии. Правда, почти все время, что мы были в гостях у Неша, мужчина
странно фыркал и хмыкал. Когда я поинтересовалась, что же так смешит Вейтара, магистр
ответил, что просто кое-что вспомнил, а еще рад, что я больше не… в общем, что мы уже спали
вместе. Так и не поняла, что же смешного, и стало даже обидно и грустно, что Неш все помнит,
а я нет.
И вот, как бы ни хотелось оттянуть момент, настало время поединка с Глорией. Вошла в черту
дуэльного круга и встретилась взглядом с довольной златовлаской, в глазах которой читается
торжество, ликование и предвкушение скорой расправы.
Впечатлена, но виду, надеюсь, не подала. Несмотря на ситуацию, невольно залюбовалась
Глорией. Красивая девушка, что ни говори. Роскошные золотые волосы развеваются на ветру,
девушка собрала их в высокий хвост. Идеальная фигура, правильное лицо, пухлые губы,
большие глаза. Красивый бронзовый загар. И одета классно. Ну, или вернее почти раздета –
короткие белые шорты, золотого цвета топ, на руках и шее множество украшений-артефактов,
преимущественно золотого цвета. На ногах достаточно удобные сандалии на небольшом
каблучке. Все в девушке хорошо, вот только, как и раньше, картину портит выражение лица –
идеальные черты то и дело кривятся в некрасивых гримасах, отражающих злобу, ненависть,
презрение и отвращение, казалось бы, ко всему окружающему.
Стоило прозвучать сигналу к началу поединка, и Глория ударила первой. Быстро, очень быстро.
Златовласка знает мои слабые места.
Отразила с помощью одного из артефактов заклинание и, не тратя времени на красивые
сложные заклинания, сорвала с шеи горсть своих артефакто, начав активировать их одним за
одним и направлять в сторону противницы, стараясь не дать ей возможности вновь атаковать.
Сорвалась с места. Надо подобраться к Глории ближе, ближний бой дается мне лучше.
Златовласка к себе не подпустила. Отразив все мои домашние заготовки, девушка вновь
атаковала мощным заклинанием, и на этот раз я увернуться не сумела – слишком хитрое
заклинание в виде роя жалящих светлячков. Уже приходилось не раз подобное испытывать на
себе, и я могу закрыться, но не когда этих светляков столько, что заполнилось, кажется, все
дуэльное поле.
Если бы не защитная одежда, меня бы уже можно было отправлять в лазарет с ожогами по
всему телу. Прикрыла руками глаза, пережидаю, когда заклинание закончит свое действие.
Двигаться вслепую нет смысла.
Плохо то, что на хозяина его заклинание не действует… Получила в спину каблуком.
Ожидаемо.
Упала, продолжая закрывать лицо руками. С ожогами на лице я долго не повоюю. Надо
продержаться около минуты.
На меня беспорядочно сыпятся удары, уворачиваюсь, как могу. Глория наверняка тоже плохо
видит в этом световом рое, так что шансы уйти без особых последствий у меня есть.
Вскрикнула. Больно. Прилетело каким-то неприятным новым неприятным заклинанием.
Защитная одежда в этот раз не особо помогла. Еще и еще удары ног и заклинаний.
Рискнула, открыла глаза. Нормально. Резко отскочила от очередного удара Глории, но после
болезненно согнулась. Хорошо златовласка на мне оторвалась.
Раны буду лелеять позже. Мысленно призвала куда-то откатившегося Снога. Посох в руке.
Вскочила и ушла вверх от очередной атаки Глории. Сверху, словно бомбы, сбрасываю на
девушку склянки с зельями.
Несмотря на напряженность ситуации, захохотала, когда одна из склянок, разбившись, окатила
Глорию вонючей субстанцией. Одно из зелий, из-за которого я и надела маску. Златовласка
зажала нос рукой, но долго без воздуха она не продержится. А хохочу я потому, что из-за
побочного свойства зелья волосы и лицо девушки окрасились розово-коричневый цвет, при
этом шевелюра Глории встопорщилась и зажила собственной жизнью – в волосах стали быстро
осваивать новый дом паразиты, и вот уже у бывшей златовласки волосы шевелятся, словно
змеи, а но самом деле это скорее черви, ну или волосяные глисты. М-да. Но ничего, выведет за
пару дней, а естественный цвет волос Глория вернет уже после первого похода в душ.
Несмотря на веселье, не отвлекаюсь и как можно скорее формирую заклинание собственного
светового роя. Посмотрим, как сама Глория справится с подобным заклинанием.
Да-а, хорошо справилась, не то что я. Глория окружила себя защитной воздушной сферой с
легким синим оттенком. Я такого заклинания и не знаю даже.
В ответ девушка прицельно запустила в меня самоноводящимися ледяными стрелами. Отбить
отбила, вот только за посох не держалась и слетела с него, чувствительно приложившись о
землю. Заметила, как на меня несется разъяренное розово-коричневое нечто со вздыбленными
волосами. Страшно.
Но и смешно.
Глория в этот раз сама навязала ближний бой. Я уже изрядно побита, и потому отвечаю не
лучшим образом. В руках девушки парные мечи. Удар, еще удар, блокирую верным посох, что
материализовался в руке сразу, как девушка начала нападать.
Бой вышел жесткий, я даже толком артефактами не успевала пользоваться, только защитными.
Физические атаки сменялись магическими, Глория теснила меня все больше. Скорость, с
которой девушка формирует заклинания, просто поражает. Златовласка очень крута.
В какой-то момент я поняла, что все, у меня больше нет сил. Я ранена в нескольких местах,
истекаю кровью и вновь валяюсь на земле, а Глория то и дело пытается нанести последний
завершающий удар, нет, не чтобы убить, а чтобы лишить меня возможности двигаться. Целится
в основном в руки и ноги. Отбиваюсь уже не я, а скорее посох, направляя меня.
Глория остановила на время атаку и формирует еще одно заклинание. Что-то серьезное, судя по
довольному лицу девушки. Я вижу, что Глория уже ликует, предчувствуя скорую победу.
Пытаюсь нащупать на шее и руках что-нибудь из артефактов и с ужасом понимаю, что у меня
закончились все мои заготовки.
Что же делать? Глория формирует любое заклинание быстрее, чем я. До технического
окончания дуэли осталось не так много, наверное. Пора выкладываться до последнего. Иначе
мне конец. Надеюсь, это хоть немного поможет, поскольку если нет, я стану беспомощной, как
котенок.
Древнее заклинание из тех, которым когда-то обучил меня Неш. Самое сильное, самое
энергозатратное. Зато быстро сформировавшееся.
Мы ударила с Глорией друг в друга почти одновременно. Зажмурилась, когда два мощных
заклинания столкнулись друг с другом. В таким случаях сделала так, как велит техника
безопасности – упала на землю и закрыла голову руками.
Тишина.
Аккуратно отнимаю руки от головы и, кряхтя, поднимаюсь. Между мной и Глорией глубокая
дымящаяся воронка. Златовласка в отключке. Звук окончания дуэли.
Да ладно. Я выиграла?

Глава 17

Буквально выползла с дуэльного поля. Физически чувствую себя просто ужасно, но в душе я
ликую, и сейчас мне глубоко плевать на раны и усталость. Я победила. И кого? Глорию! До сих
пор не могу поверить в этот факт. Нереально.
Меня подхватил на руки Неш.
– Умница! Я тобой горжусь, – мужчина запечатлел на моих губах легкий поцелуй. – А сейчас
срочно надо лечиться.
И тут со стороны поля раздался леденящий душу вопль. Обернулась посмотреть, что там. К
покрашенной златовласке после окончания поединка подбежало сразу несколько лекарей,
сейчас девушку привели в чувство, она очнулась и, видимо, осознала, что проиграла. Глория с
лютой ненавистью смотрит прямо мне в глаза и продолжает кричать словно раненый,
загнанный в угол зверь. Еще не побежденный зверь.
– Идем, – Неш отвернул меня так, что Глорию я больше не вижу, и понес на выход.
– Мне надо подлечиться во время большого перерыва и забрать запасные артефакты из
домашней мастерской. Еще и переодеться надо, эта одежда никуда уже не годна, – я
расстроилась. – Эх, а запасного такого костюма у меня нет.
– Ты что, больше никаких дуэлей. Три победы у тебя уже есть, так что ты автоматически
переходишь на третий курс.
– А как же рейтинг? – возмутилась я. – У меня тогда опять он будет низкий, и с третьего курса
могут отчислить за низкие показатели.
– Ерунда. Как правило, отчислять не успевают. Действует естественный отбор. Слабых убирают
сами студенты. Ты же не слабая, это теперь и так всем понятно. Так что даже не проси, больше
никаких дуэлей на сегодня. Здоровье важнее.
– Тиран! – улыбнулась я.
– Еще какой.
Неш на скорую руку подлечил меня и ненадолго оставил у камер хранения, а сам пошел
уладить формальности с моим техническим выбыванием из испытаний. Ко мне тут же подошли
поздравить с такой серьезной победой друзья. Стефа утешила, сказав, что за последние два боя
мне наверняка начислят хорошие очки, так что самой последней в рейтинге я точно не буду.
Достаю из камеры хранения артефакты, которые запрещено было брать на дуэли, не спеша
надеваю на себя.
Вдруг за спиной стали раздаваться предупреждающие крики. Оборачиваюсь и с удивлением
наблюдаю, как на меня несется настоящий светящийся золотом ураган.
Сделать ничего не успела, как и надеть кулон Неша, защищающий от смертельно опасных для
жизни ситуаций.
Меня попытались одновременно закрыть Стефа с Инградом, но у них ничего не вышло,
заклинание прошло мимо, словно и не заметив нарифе и их попытки что-то сделать. Ураган
вонзился прямо мне в грудь.
– Умри! – послышался громкий властный приказ. Я узнала голос. Глория.
Согнулась пополам. Меня словно начало сжигать изнутри.
Все закончилось, так и не начавшись. Горячая агония быстро сменилась приятной прохладой.
Осознала, что лежу в мужских, ставших родными руках, которые болезненно сильно меня
сжимают. Рядом со мной надрывно рыдает Стефа, где-то далеко хохочет Глория и орет Инг.
Чувствую себя нормально, только жутко болит запястье. Открыла глаза и взглянула на руку.
Браслет, когда-то подаренный мне отцом Инграда. Этот артефакт я надела самым первым.
Сейчас браслет уже браслетом не выглядит, просто обугленная черная полоска. Кожа под
артефактом и рядом тоже обуглилась. Ожог страшный, но это не так важно, главное, что жива.
Посмотрела на Вейтара, что так и держит меня молча в своих руках. Мужчина крепко
зажмурился и словно окаменел. Как… странно.
Протянула руку и погладила Вейтара по щеке. Неш открыл глаза. Боль, горечь и…удивление –
вот что отразили за одно мгновение эти невозможные синие глаза. Я люблю Неша. Очень
люблю. Как я раньше этого не понимала?
Несколько секунда ничего не происходит, а потом Неш резко прижимает меня к себе.
– Живая, – произнесено очень тихо.
– Не так-то просто от меня избавиться, – хмыкнула в ответ я. – Я тебя люблю.
Я это сказала! Хотя, скорее, само вырвалось. Что-то не дает мне оставить эту истину в себе.
– Я тебя больше.
А-а-а! От счастья хочется кричать, но я лишь крепче прижимаюсь к Вейтару и прячу лицо у
него на груди. По лицу бегут мокрые дорожки. Это слезы облегчения и радости.
– Она жива! – неожиданно очень громко вскрикнул знакомый голос. Каян.
Почти сразу в ответ на этот крик послышался другой, женский:
– Нет! Невозможно! – Глория.
Рыдания Стефы над ухом сразу прекратились. Вообще необычно сильные эмоции для моей
подруги – снежной королевы.
Меня и Неша обняли нежные женские руки. Стефания, всхлипывая, прижалась к моей спине.
– Я так испугалась! – призналась подруга, помолчала, подумала, а потом гневно произнесла, – Я
убью ее!
Дальше начался цирк. Глория рвалась ко мне, мои друзья рвались к Глории. Особенно
усердствовали Инг, Кимет и Стефа. Капитан по троллингу появился, видимо, уже после
нападения Глории. К моей сопернице, которую всячески пытаются удержать и увести
преподаватели, стали подтягиваться сторонники, чтобы освободить и защитить, к моим
друзьям, в качестве поддержки, тоже начали подходить однокурсники. Происшествие стало
грозить вылиться в массовую драку, но, к счастью, этого удалось избежать.
Утихомирил в итоге всех Неш, командным голосом построил студентов и преподавателей, при
этом во время разбора полетов таскал везде меня с собой на руках, не доверяя никому, даже
подоспевшим лекарям. Глорию под конвоем из магистра Аурики и еще нескольких
преподавателей уже собирались увести в местные академические казематы, чтобы там девушка
дожидалась прихода городской стражи, но тут на сцене появился сам ректор.
Иллюзия главы нашей академии как всегда безупречна, вот только под иллюзией мне открылся
совершенно другой мужчина – старый, уставший, взволнованный.
– Приказываю отпустить студентку Глорию Двига, – командным голосом произнес ректор. – Я
сам с ней разберусь и накажу.
– Боюсь, многоуважаемый ректор, вопрос о наказании студентки Глории Двига уже не в вашей
компетенции, – ядовито произнес Неш, и приказал в ответ, – Увести.
Ректор Трош заколебался. Видимо, не хочет выносить конфликт с Нешем на всеобщее
обозрение, но глаза нарифе сияют грозно, впрочем, Вейтар тоже смотрит весьма угрожающе.
Преподаватели вокруг Глории замешкались, не зная, чей приказ выполнять, и только Аурика
положила руку на плечо девушки, направляя ту в сторону академии. Это действие повлекло
роковую ошибку Глории.
– Папа, скажи своей любовнице, чтобы не притрагивалась ко мне! – вскричала девушка и
обратилась уже к Аурике. – Рада, что у меня проблемы, да?
Раскрыла в удивлении рот. Даже не знаю, чему больше удивляться. То ли тому, что Глория дочь
ректора, то ли что магистр Аурика с ректором «дружат».
Ректор покраснел и опустил глаза, перед этим бросив нежный извиняющийся взгляд в сторону
бывшей воительницы.
– Глория, магистр Аурика моя жена, и тебе нужно обращаться к ней уважительно. Она такая же
кирифе, как и ты.
Ох ты! Вот это дела! Теперь многое становится понятным. И почему Глория пыталась задирать
Аурику на занятиях, и почему та это игнорировала. Мачеха и падчерица, причем не с таким уж
большим различием в возрасте.
– Бедная Аурика, – прошептала я Нешу на ухо. – Попасть в такую семейку врагу не пожелаешь.
Одного не пойму, как Аурика согласилась выйти замуж за ректора? Ладно внешность, все равно
настоящую не видно, но характер ведь не скроешь.
– Любовь слепа, – ответил мне Вейтар, лукаво прищурившись. – У меня ведь тоже тот еще
характер, но видишь, никуда ты не делась от меня. А что касается Аурики, еще не известно, как
там дело было. Я тогда, когда она училась, в академии не работал, так что ничего сказать не
могу, но, зная характер ректора, предполагаю, что у девушки и выбора особого не было.
Удивлен только, что Аурика стала женой, а не очередной пассией.
Тем временем разборки в семье ректора набирают обороты. Уже все преподаватели, что
пытались конвоировать Глорию, предпочли отойти подальше на всякий случай. Даже
молчаливая магистр Аурика, как я заметила, начала постепенное тактическое отступление, но
не тут-то было. Ректор схватил свою жену за руку, попытался точно так же сцапать и свое
сменившее имидж чадо, видимо, чтобы увести родню с глаз долой и решить все вопросы
наедине, однако не удалось.
Глория довольно резво отскочила от папочки.
– Нет! Мне не нужна твоя помощь. И не надо делать вид, что тебя хоть сколько-то волнуют мои
проблемы. Ты только и думаешь, как затащить в постель очередную иномирянку. А на меня и
на маму тебе всегда было плевать. Она умирала, рожая тебе сына, а ты в это время проводил
время с ней, – Глория обличительно ткнула пальцем в Аурику. – А что мама с братиком умерли,
ты только и рад был. Года не прошло, как ты женился на этой лицемерной уродине, что на
самом деле тебя ненавидит. Даже на войну сбежала от тебя.
Глория вдруг посмотрела на меня с Нешем. Точнее, только на Неша, а затем обвела неожиданно
спокойным взглядом притихших зрителей.
– И все здесь такие. Гоняются за этими иномирянками, словно на них весь свет клином
сошелся. Я так старалась показать тебе, пап, что я лучше, я твоя дочь, твоя кровь. Но тебе ведь
все равно, верно? Наверное, мечтаешь о детях с этой уродиной?
Ну, вообще, сейчас сама Глория далеко не красавица моими стараниями.
– Дочь, что ты такое говоришь, – нахмурил брови Трош. – Я всегда и во всем тебе помогаю,
исполняю любые твои капризы. Ты мне очень дорога.
– Неправда. Ты лишь откупаешься. Все-таки чувствуешь за собой вину, верно? – ядовито
произнесла Глория. – Деньгами и подарками ты лишь свою совесть успокаиваешь. Думаешь,
раз прикрывал меня и закрывал глаза, когда я организовывала покушения на эту дрянь, – на
этот раз пальчик девушки ткнулся в мою сторону, – я всю жизнь тебе должна быть благодарна.
Нет, если мне плохо, то пусть и тебе тоже будет. И ей, – ненавидящий взгляд в сторону
Аурики. – Такая якобы гордая, а посмотрю я на нее, что она будет делать без твоих денег и
постоянного дорогостоящего лечения. Я знаю, что яд в ее организме остался и не только не
выводится, но пытается разрастись и докончить начатое.
После обличительной речи златовласки на поляне наступила мертвая тишина. Чувствую, что
Неш сделал стойку. Да, вот и еще нашелся ответ на вопросы о том, кто на меня покушался,
чувствую, теперь Вейтар всю душу из Глории вытрясет, пока не узнает всю правду.
Ректор устало сгорбился.
– Глория, какая же ты…
– Кто, пап? Это ведь ты меня такой сделал, – мрачно хмыкнула девушка. – Я твоя плоть и кровь.
Лично для меня драматическая сцена была испорчена, когда за спиной Неша раздался голос
Артана.
– Эх, что-то у меня такое чувство, что я опять все самое интересное пропустил.
– А где ты был? – поинтересовался у друга Вейтар, когда Артан встал рядом с Нешем.
– Да так. Утешал одну бывшую первокурсницу, которая не прошла вчера испытания. Горячая
штучка. Не отпускала меня всю ночь и утро.
– И что? Она утешилась? – хмыкнул Вейтар.
– Ну… во всяком случае, больше не плачет. Так и быть, помогу ей, договорюсь, чтобы ее
распределили служить к практикантам в обучающем лагере Агердона, там безопасно.
Чувствую, что больше не выдерживаю нагрузку. Голова кружится, перед глазами все
расплывается, тело болит.
– Вейтар, мне плохо, – тихо прошептала я.
Тревожный взгляд синих глаз.
– Артан, присмотри, пожалуйста, чтобы Глория и ректор никуда не скрылись. Мне нужно
допросить обоих.
Мгновенный переход в знакомую спальню.
У себя Неш меня полностью раздел, осмотрел, подлечил, как мог, искупал, а затем… снова одел
и отправил к лекарям, признав, что для полной диагностики моего состояния нужны
специалисты разного профиля и врачебные артефакты.
Судя по взглядам лекарей после их оценки моего состояния – дела мои не очень и не светит мне
романтический вечер и ночь с Нешем перед его отъездом.
Диагноз: сильное истощение организма, нарушение проводимости магпотоков и еще какая-то
труднопроизносимая ерунда – последствия последней атаки Глории. Лечение: покой и
специальные восстановительные процедуры у лекарей в течение трех дней. А еще у меня,
похоже, останется шрам на запястье от сгоревшего браслета, только почему-то не в виде
полоски, а тонкой черной вычурно изогнутой линии. Как мне сказали лекари, что
присутствовали на испытаниях, Глория, собрав остатки сил, запустила в меня самое мощное
родовое заклинание. Золотое, потому что цвет магии у Глории такой. Как ни удивительно, но
сила Глории тяготеет к солнечной энергии. В моем представлении солнечный свет
ассоциируется с добром, а не с всепоглощающей ненавистью. Заклинание Глории должно было
сжечь меня изнутри. И, как сказал лекари, это чудо, что я осталась жива. Даже такой сильный
артефакт, как этот древний браслет, не смог бы помочь, хотя его задача как раз и ограждать от
смертельных заклинаний. О том, что браслет не должен был помочь, говорит то, что он
перегорел в попытке закрыть меня от заклинания златовласки. Возможно, конечно, мне еще
частично помог мой драный костюм, забрав на себя часть солнечной энергии, что несло в себе
заклинание, но тоже сомнительно. Сног? Чудеса это по его части. Не знаю.
Сделала для себя вывод, что со светом нужно быть осторожнее, и в тени, возможно, куда
безопаснее.
Во время моего осмотра и лечения Неша рядом не было. Мужчина отправился разбираться с
Глорией, но сказал, что заберет меня от лекарей через пару часов. Вейтар свое обещание
выполнил. Несмотря ни на какие протесты и негодования местных врачей, Неш вырвал меня из
их лап под свою ответственность, пообещав обо мне тщательно заботиться, не напрягать и
вернуть в их обитель утром.
Неш активировал портал.
Мы оказались в незнакомом мне доме.
– Здесь ты будешь жить этим летом. Я перенастроил портал. Это курортный городок, где
проходила деррида. Раньше я мог приходить сюда, появляясь в ресторане, а теперь здесь. Это
твой дом, он куплен на твое имя. Можешь появляться здесь, когда захочешь.
О, это потрясающе. Дом у моря. В окна уже разглядела синие волны. Вода так близко!
– Спасибо! Это нереально! – обняла и поцеловала Вейтара. – Не надо было так тратиться.
– Ерунда. К тому же я все равно планирую быть у тебя здесь частым и очень наглым,
бессовестным гостем, которого тебе выгнать никак не удастся.
Фыркнула.
– Сейчас проведу тебе небольшую экскурсию, а потом предлагаю устроить пикник на пляже.
– С удовольствием. Расскажешь, что там с Глорией?
– Конечно. Оказывается, покушение в том году во время троллинга было по ее инициативе, но
сама бы она такого не организовала. Помог папочка. Пока я тщательно ректора не допрашивал,
но, как понял, помог дочурке Трош из соображений выгоды – род Стефании приходится
родственным ему. Родство весьма дальнее и условное, но в случае отсутствия наследников
Трош смог бы урвать солидный кусок большого состояния нарифе Стефании. Сомнительное
право, а также влияние и сила – вот на что рассчитывал ректор. Так что покушение было
двойное. Ну и когда тебя подкараулили большой компанией студенты – тоже дело рук Глории,
но тут ее вина косвенная, девушка задействовала исключительно свой авторитет и влияние, и то
не на всех.
– И какое будет наказание за все это? Или не будет? Все же ректор персона важная и
влиятельная. Да и глава академии это некто вроде главы отдельного государства. Кстати, хотела
спросить, почему Глория кирифе, если ее отец нарифе?
– Брак ректора был договорным. Политика, деньги, связи. Трош женился даже несмотря на то,
что будущую супругу не одобрил артефакт – как итог, ребенок все-таки родился, милая
девочка, только обычный человек, пусть и с более хорошими показателями здоровья и силы, но
не нарифе. Что по остальному. Наказание будет. Слишком многих не менее влиятельных людей
успел задеть ректор за время своего главенства. Троша сместят и сошлют… далеко, перед этим
ректор ответит по счетам всех, кого обидел. Почти все имущество будет конфисковано в пользу
пострадавших. Тебе, кстати, тоже кое-что достанется в качестве компенсации. Глории же
прямой путь на войну.
– А как же Аурика? Глория сказала…
– Магистр герой войны. Ее не бросят на произвол судьбы, не волнуйся.
Неш провел мне экскурсию по светлому просторному дому. Я все время хихикала про себя,
думая о том, что постепенно, благодаря Вейтару, обрастаю недвижимостью в этом мире, что, в
принципе, хорошо. Мне кажется, всеми этими домами Неш хочет привязать меня к
определенным местам – местам, которые нравятся ему самому.
Неш вынес меня на руках к берегу. Видимо, домик где-то на окраине, поскольку кругом одна
зелень и никакого намека на шумную набережную.
Пикник успел кто-то подготовить – расстелен широкий плед, на котором стоят две большие
корзины, полные еды. Шикарный закат на море придает вечеру особую романтичность. У меня,
наверное, опять какие-то проблемы с гормонами, поскольку так и тянет всплакнуть. Никогда не
думала, что смогу быть настолько счастлива. До сих пор не верится. А еще становится очень
тревожно, что такое хрупкое долгожданное счастье вдруг разрушится. Эта война. Как я не хочу,
чтобы Вейтар уезжал.
Неш бережно усадил меня на плед, но браться за корзины не торопится. Мужчина очень
внимательно смотрит мне в глаза и, казалось, пытается найти там для себя какой-то ответ. Неш
напряжен и серьезен, а еще, похоже, волнуется. Волнение передается и мне.
Вейтар встал передо мной на колени. Ой-ей. Сердце екнуло.
– Ника, я разузнал об обычаях твоей родины и хочу сделать тебе предложение по твоим
правилам.
Мужчина протянул мне красивую серебряную коробочку и открыл ее. Кольцо. Красивое,
золотое с виду, украшенное россыпью мелких мерцающих камней сиреневого цвета,
подозрительно похожих на слезы богини. Камни образуют причудливый узор, похожий на
цветок.
– Ника, ты выйдешь за меня? – знаю, что не о том думаю, но сейчас в голове крутится одна
мысль. Вейтар делает и говорит все так, как в одном из фильмов, что мы недавно вместе
смотрели. Даже закат, пикник и море там были. Что-то подсказывает мне, что Неш повторил все
детали только из-за того, что точно не знал, какие именно атрибуты этих обычаев обязательны.
Как же приятно! И главное, никакого волнения или сомнений.
Широко улыбнулась и буквально завалилась в объятия Неша.
– Да!
Почти полночи мы просидели у моря. Разворошили корзинки со съестным, нашли бутылки с
бокалами, отметили нашу помолвку, окончание учебного года, мой переход на третий курс.
Происшествие с Глорией быстро забылось. Я действительно настолько счастлива, что даже
страшно становится.
– Это ведь слезы богини, верно? – поинтересовалась я во время наших посиделок. Уютно
устроилась в кольце рук Вейтара, любуясь отражением моря в глазах своего мужчины.
– Верно.
– А как же твое желание все контролировать?
– С тобой я понял, что это слишком скучно. К тому же, мне почему-то кажется, что эти камни
мне симпатизируют и направляют тебя ко мне.
Мне кажется, что я уже не могу столько улыбаться.
– Ника, утром мне придется тебя вернуть к лекарям. Будь все время на территории академии,
как бы там ни было, но это самое безопасное место. Артан за тобой там присмотрит. Как только
лекари тебя отпустят и ты захочешь переехать, подойти к главному выходу с территории
академии, там постоянно дежурят мои люди, тебя проводят домой и помогут собрать все
необходимое, а потом тебя отправят сюда вместе с охраной. Телепорт пока тебе не даю – твой
личный пока не готов, но у начальника охраны все есть. Все понятно?
Я кивнула.
– По остальным вопросам. Я постараюсь как можно быстрее покончить со всеми делами и
вернуться к тебе. Тогда спокойно поженимся и отдохнем.
– А если у тебя не получится быстро расправиться с делами?
– Тогда в любом случае я ближе к концу лета возьму небольшой отпуск. Сейчас это почти
невозможно. Даже эти дни я вырвал с трудом, осознавая, что там без моего присмотра гибнет
постоянно множество людей. Я не могу спокойно праздновать свадьбу, зная, что творится там,
понимаешь?
– Понимаю, – покрепче обняла Вейтара. – Там все так плохо.
Неш вздохнул.
– Более чем. Такое впечатление, что в период затишья твари только и делали, что размножались
и копили силы, а сейчас активизировались.
Да, жутко.
Во второй половине ночи Неш отнес меня в дом, и мы все-таки нарушили предписания лекарей
о соблюдении моим организмом полного покоя. Правда, Неш действовал очень нежно и
аккуратно, и я нисколько не напрягалась, лишь получала удовольствие.
Все хорошее быстро заканчивается, вот и закончилась моя волшебная ночь. Утром Вейтар
перенес меня к лекарям и там же попрощался, запретив себя провожать.
Прощались мы долго. Один поцелуй следовал за другим. Как же я не хотела отпускать Вейтара.
Но пришлось.
Пока Неш был со мной, я держалась, чтобы не расстраивать мужчину, но стоило ему уйти, как я
разревелась в три ручья. Во мне словно обострилась женская интуиция. Какое-то плохое
предчувствие поселилось в душе.

Глава 18

Как и положено, провела в лекарском крыле три дня. Меня отчего-то никто не навещал, кроме
Артана, но, может, остальные просто не знали, где я, а я к общению особо не стремилась,
валялась на выделенной мне койке, развивала свои магические каналы и думала про недавние
события.
Первым делом наведалась в свой блок, собрала в сумку часть своей одежды и другие
необходимые вещи. Пока жила со Стефой все самое важное держала здесь, так что в дом я
сейчас зайду только за кое-какими мелочами, все остальное оставлю в городе, а в новый дом на
море заполню новыми вещами. Деньги есть.
Комнаты Стефы и Инграда пустуют. Личных вещей нет. Наверное, уже уехали. Жалко, что не
успела попрощаться. Сейчас к воротам, искать охрану Неша.
На выходе из академии оказалось неожиданно многолюдно и шумно. Периметр небольшого
парка, что тянется от главных ворот до здания академии, оцепили военные. Рядом с некоторыми
из служивых организованны очереди из молодых парней и девушек. Обстановка довольно
нервная. Многие плачут. Кто-то ходит спокойный, но мрачный.
– Не задерживайтесь, – меня подтолкнул в спину какой-то молодой военный, стоящий на входе.
В руках мужчины стопка бумаг. – Имя! – произнес мужчина требовательно.
– Вероника Ветрова.
Военный сверился со списками в своих руках и довольно кивнул.
– Такое имя есть. Вы в списках добровольцев на практику. Так, третий курс. Вам положено
спецдовольствие, пройдите к пункту четыре для получения вещей. После пройдете к шестому.
Нейр Агердон выделил ваше имя для обучения в командный состав, так что вам должны еще
выделить восемь батареек. Либо сами выберете, кого хотите, либо вам запишут кого-то
автоматически.
– Это какая-то ошибка, я не…
– Ника! – ко мне пробираются через толпу заметившие меня друзья. Здесь все – Инг, Стефа,
Кимет, Каян, Ханна с Никитой и даже Этель.
Встреча получилась бурной и неожиданно веселой. Сначала на мне повисли девчонки, а после и
парни не погнушались меня немного помять в крепких объятиях.
– А мы боялись, что не успеем с тобой попрощаться до отъезда, – произнес Каян. – Да и вообще
предполагали, что тебя уже Неш где-то упрятал.
– Какое красивое кольцо, – произнесла Этель, беря меня за руку. Все тут же обратили внимание
на недавно подаренное мне Нешем украшение. Не успела я порадоваться, что в этом мире никто
помолвки с кольцами не связывает, как вдруг вскрикнула Ханна:
– О! Я глазам своим не верю! Магистр Неш сделал тебе предложение?!
Теперь на меня посмотрели не только друзья, но, кажется, и все, кто услышал Ханну.
Густо покраснела под удивленными взглядами.
– Да.
Смотрю за реакцией друзей. Девочки рады, только Этель, кажется, немного завидует. Из парней
Ник хмыкнул, Каян вроде рад, а вот Инг с Киметом нахмурились.
– И что, когда свадьба? – якобы безразлично поинтресовался Инград.
– Еще не известно, но есть надежда, что в конце лета.
– Понятно.
Мы еще немного поговорили о кольце и помолвке. Ханна выспрашивала детали о том, как Неш
делал предложение, а Этель со Стефой больше интересовались самим обычаем дарить кольцо.
Парни больше слушали.
– Значит, сейчас всех выбывших иномирян и практикантов забирают в лагерь Агердона?
– Да, но не всех иномирян. Только тех, кому удастся попасть к кому-нибудь в отряд. Вот
Кимета, Инга и Стефу, например, выделили для обучения в командный состав и каждому
положено по восемь ребят изначально под командование. А дальше как себя покажут. Если
хорошо, то звание получат первое и больше подчиненных, если плохо, их людей кому-нибудь
отдадут, а их самих переведут в рядовые. Меня на обучение в командование пока не
выделили, – с досадой отметил Каян. – Не успел себя проявить. Ох, сейчас скоро должны
объявить, кто будет в элите и начнется драка среди иномирян за возможность попасть в лагерь.
На лице Каяна написано предвкушение и ожидание развлечения. А вот Кимет, Инг и Стефа
наоборот скисли. Еще бы. Всех ведь не возьмешь. Придется говорить кому-то «нет», смотря в
глаза, полные надежды и отчаяния.
– Ребят, а вы ведь записывались на практику? – поинтересовалась я.
– Да, а что, – спросил Ким.
– Да тут меня тоже кто-то записал в желающие пройти практику. Я так предполагаю, что это
нейр Агердон, так скажем, авансом.
– Ничего себе, – удивился Никита. – А что ты?
– Не знаю. Сообщу сейчас, наверное, об ошибке. На войну что-то не тянет.
– Этель, а тебя тоже Агердон в добровольцы записал? – вдруг недовольно поинтересовался
Каян у повисшей на его руке девушки. – Вроде бы в твоем возрасте на войну не берут. Как
только семья позволила?
– А мы и не позволяли, – мрачно ответил Инград за радостно улыбающуюся сестру. – Ее никто
брать не собирался. Тайком записалась. В лагерь принимают и в более юном возрасте.
– А почему все мои родственники, друзья и возлюбленный на войне, а я должна в тылу
отсиживаться, словно крыса, – и Этель кинула на меня презрительно-обвиняющий взгляд.
Не поняла. Это мне малявка в вину ставит, что я не собираюсь на эту практику идти?
– Внимание! Оглашаем список студентов принятых для обучения в командование, – вдруг
перекрыв шум в парке с помощью усиливающего голос артефакта объявил один из военных. –
У названных студентов есть час, чтобы определиться, кого из выбывших иномирян они возьмут
под свое крыло. Если не определитесь, иномиряне будут выбраны случайным образом.
Стало тихо. Все с интересом слушают, кого же выбрали в будущую элиту военного лагеря.
Всего только десять имен, и среди них мое. Первыми на меня удивленно обернулись друзья, но
спросить ничего не успели. Поднялся шум. Ко мне, Киму, Ингу и Стефе стали подбегать
иномиряне и просить, умолять, плакать. Это было ужасно. Хуже всех в нашей компании
приходилось Кимету и мне. Кима буквально осадили девушки. Попасть к свободному красавцу-
капитану захотели многие, тем более понимая, что с этим парнем не пропадешь. Мне же
приходилось туго от того, что приходилось объяснять, что я на практику не собираюсь и
наверняка потом объявят кого-то другого. Надо было видеть разочарование в глазах многих
знакомых ребят – в основной массе именно первокурсников и второкурсников. Меня ведь
знают, я такая же, как они, иномирянка, пример. Та, что поймет лучше, чем какой-либо нарифе.
И по сути, я сейчас отнимаю шанс у восьми человек, поскольку нового человека для
командования здесь могут уже и не объявить вообще.
Уже начала подумывать, а не улететь ли мне отсюда на Сноге. Хочется закрыть глаза и уши, а
еще забыть про эту войну.
Оглянулась на друзей. На Ханну с Никитой, что держаться вместе и никого ни о чем не просят.
Почему Стефа отправляется на войну? Почему не хочет подождать Инга в безопасности?
Достала и крепко сжала посох. Понимаю, что надо улететь, но не могу себя заставить. Этель все
же в чем-то права. Отсиживаться в безопасности, пока твои друзья и возлюбленный воюют,
тяжело. И если сейчас улечу, то могу потерять часть себя, и это буду уже не я. Это будет,
безусловно, весьма разумная девушка, но не Вероника Ветрова. В конце концов, как говорят, в
лагере достаточно спокойно.
Посох в моих руках нагрелся, словно поддерживая меня.
Неш меня убьет.
Подняла глаза на толпящихся вокруг меня иномирян.
– Я беру Ханну и Никиту, остальные шесть человек, прошу никого не обижаться, я возьму из
тех, кто быстрее решит несколько задач из дисциплин первого и второго курса, что я сейчас
задам.
Вот так. Двоих по блату, остальные – самые шустрые и сообразительные. Сильные мне не особо
нужны. Меня ведь в разведчики хотят готовить, а не на передовую отправлять биться с тварями.
Спустя полчаса определилась со своей группой, а еще через минут двадцать получила свои
вещи. Скоро вылет. Осталось решить, что делать с Балагуром. Песца можно и здесь оставить,
думаю, охрана присмотрит, вот только не хочется бросать шаха, и наверняка между мной и
Бали все же есть какая-то связь. Если со мной что-то случится, он ведь тут с ума сойдет от
тоски, будет рваться ко мне.
Быстро слетала на посохе домой, добрала все необходимые вещи, объяснилась с охраной, что
было шокирована моим заявлением о том, куда именно я решила отправиться на практику.
Меня не хотели пускать, но я аргументировала тем, что все документы уже подписаны и
вообще у них нет прав меня удерживать.
Очень серьезно поговорила с Бали. Не знаю, насколько шах меня понимает, но делал вид, что
слушает. Попросила Балагура остаться здесь и подождать меня. Шах посмотрел мне в глаза и…
отрицательно покачал головой.
У нас с Бали завязался спор. Ну как спор. Я аргументировала, шах отрицательно качал головой
и жался к ногам, начав поскуливать.
Итог. Я с вещами взобралась на посох. Сног поднялся в воздух, а Балагур с разбегу запрыгнул
мне на плечи. Согнулась от тяжести. Не знаю, как я там буду с песцом и как на шаха
отреагируют окружающие, но ничего не поделаешь. Балагур тоже принял решение, и с этим
приходится считаться.
По возвращении в академию меня встретил злой Артан.
– Ника, ты что творишь? Что это за блажь с этой практикой? Зачем записалась туда?
– Это не я, меня уже кто-то записал. А так, я подумала и решила поехать. Это ведь только на
три месяца и не в горячую точку. Я слышала, что лагерь очень далеко от границы. После этих
испытаний я поняла, что нужно иногда смотреть своим страхам в лицо, и тогда, возможно,
окажется, что все лучше, чем ты предполагал. Мои друзья и Неш там. Я не хочу отсиживаться
здесь и умирать от беспокойства за них. Во всяком случае, буду рядом.
– Ты никуда не летишь, – отрезал Артан.
– Ты не можешь мне запретить.
– Проверим?
Артан приблизился ко мне почти вплотную. Опасно близко. Хочет задавить своим авторитетом.
Балагур зарычал.
– Ты еще и шаха с собой тащишь? – отвод глаз работает хорошо. Эльф только сейчас заметил
перекрашенного песца.
– Он сам так решил. И я уважаю его желание. Мои желания, кстати, тоже надо уважать.
– Там опасно. Ты расстроишь Вейтара. Впечатления, что ты вынесешь оттуда, тебе вряд ли
понравятся.
– Я понимаю и осознаю риски.
– Ладно, – вдруг сказал Артан и отошел от меня. – Хочешь искать себе приключения, ищи,
действительно, что я, папочка тебе? Только не плачь потом и не говори, что тебя не
предупреждали. Неш меня убьет.
– А тебя почему?
– Потому что не переубедил.
Пришла на взлетную площадку для скрегов и подошла к друзьям. Скоро отправка. Вместе
погрузились в себ одной из птиц. Инг сказал, что будет три пересадки – птицы устают долго
лететь. Всего путешествие займет дня три.
Села у окна, Бали спрятался под сиденьем, пока на него еще тут никто не обратил внимания.
Рядом присел Ким и взял за руку. Парень улыбнулся мне, но в глазах его заметила грусть.
– Хочу, чтобы это лето прошло как можно быстрее, – сказал Кимет. – Я думаю, что ты
правильно сделала, что решила ехать с нами. Эта война так или иначе касается нас всех. Рано
или поздно тебя все равно послали туда на практику, если только ты не забеременеешь или Неш
не запретит, конечно. Только в этот раз мы сможем быть не исполнителями, которых просто
ставят сражаться куда надо, а будем делать что-то более важное, чем просто рубить и
уничтожать бесконечно тварей.
Крепко сжала руку Кима. Чем мне нравится парень, так это тем, что с ним я на равных, и он
понимает меня лучше многих.
Посмотрела в окно. Удивилась. Артан седлает сизого скрега.
– Куда это магистр Артан собрался? – поинтересовалась я вслух.
– За тобой, наверное, – послышалось ехидный голос Никиты сзади. – Не бросит же эльф свою
любимую на произвол судьбы.
Не смешно. Но все-таки встала и выбежала из себа, пока есть такая возможность. Подскочила к
скрегу цена.
– Артан, ты куда?
– В лагерь твой.
– Зачем?!
– Если я тебя просто так отпущу, Вей меня действительно убьет, а так хоть будет шанс
небольшой выжить.
– Артан, не надо!
– Ника, ты сделала свой выбор, так не мешай его делать другим, – сурово ответил эльф, а потом
лукаво прищурился. – Хочешь, вместе полетим? Уверяю, тебе понравится.
Не сомневаюсь.
Вернулась в свой себ. Минут через пять мы плавно взлетели. Наблюдаю в окно, как академия
уменьшается и все больше отдаляется. Сверху города почти и не видно – из-за садов на крышах
создается впечатление, что внизу один большой парк. Надеюсь, я сюда еще вернусь.
Три дня путешествия прошли спокойно и весело. Мы с друзьями резались в карты, болтали,
дурачились.
Чем ближе мы подлетали к месту назначения, тем пустыннее становилась земля под нами, были
и зеленые оазисы, и черная выжженная земля.
Наконец, показался и лагерь. Наш себ стал опускаться, и чем ниже опускались птицы, тем
лучше можно было рассмотреть встречающих нас на площадке военных и… сердце замерло.
Еще довольно далеко, но фигуру Неша я не могу не узнать.
Главнокомандующий весь в черном. Такого Неша я еще не видела. В строгой военной форме с
серебряными нашивками Вейтар… впечатляет.
Рядом с моим женихом две знакомые фигуры – Артан и шкаф, точнее нейр Агердон. Чем ниже
мы садились, тем лучше мне видны выражения лиц встречающих. Артан ухмыляется, Агердон
бледный и напряженный, а Неш жутко злой. То, что Вейтар злой, я могу понять, поскольку уже
достаточно его знаю. С виду Неш вполне спокоен, но я буквально одним местом чувствую, что
мужчина разозлен. У нас все студенты, у кого вел Вейтар, знают, когда лучше не привлекать к
себе внимание магистра Неша.
Увы, но в этот раз мне избежать бури не удастся.
Когда восемь больших птиц с себами стали садится, Вейтар повернул голову в сторону именно
того себа, в котором сидела я. Он знает. Он все знает. Артан на своем скреге опередил нас и
успел доложить обо всем своему другу.
– Ты попала, – заявил Кимет, что так же, как и я, следил за происходящим за окном. –
Конкретно попала.
– Он убьет тебя, – подтвердил Инг, сидящей на ряд впереди.
Ко мне перевалилась через сиденье Стефа, что сидела рядом с Ингом, и тихо-тихо, на грани
слышимости прошептала в ухо:
– Сходи в туалетную кабинку сейчас быстро, пока не спустили лестницу, надень белье
пособлазнительнее.
Удивленно взглянула на Стефанию. И это она мне советует? Вообще совет дельный.
Я буквально чувствую, как Неш прожигает меня своим взглядом. Мы уже сели, и Вейтар,
похоже, нашел, где я.
Давно мне не было так страшно. Какие там твари и пауки. Неш в гневе страшнее.
Взяла сумку с верхней полки и отправилась в туалет, сопровождаемая шуточками студентов.
Новость о том, кто мой жених благодаря Ханне и Этель уже давно ушла в массы.
Время неумолимо быстро закончилось. Студенты стали выходить из себов, нестройная толпа
заполнила площадку. Строгие военные тут же разделили нас на группы. Все, кто нас встречает,
неразговорчивые и серьезные. Мне кажется, присутствие главнокомандующего сказывается.
Нашу пеструю толпу в итоге погнали в сторону длинных корпусов военного городка. Мы все
проходили мимо командования и нестройно здоровались с встречающими. Кто-то по старой
памяти, я слышала, называл Вейтара магистром Нешем.
Когда я поравнялась с женихом, Вейтар поманил меня к себе рукой, глядя весьма
многообещающе. Печально вздохнула и поплелась к Нешу. Мне тихо шептали в спину
пожелания удачи и просили держаться.
Подошла к Нешу, повинно опустила голову. Смотреть Вейтару в глаза страшно.
– Дер Ветрова, – холодно обратился ко мне Неш. Так непривычно. Дер – младший армейский
чин. Да, это армия, детка. – Вы признаете, что нарушили указание главнокомандующего и
самовольно приняли решение отправиться в распоряжение нейра Агердона?
– Признаю, фейрад Вейтар, – хорошо, пока летели, сопровождающий нас военный просветил
насчет армейских чинов.
– Дер Ветрова, вы наказаны. Сутки ареста и выговор, – ого, а под трибунал меня Неш отправить
не собирается? Или тут нет трибуналов? – Следуйте за мной, дер Ветрова.
Неш развернулся и пошел, не оборачиваясь и не сомневаясь, что за ним последуют. Пошла,
куда деваться. Артан смотрит на меня с ехидцей. Украдкой показала эльфу язык.
Если кто-нибудь мне еще в начале учебного года сказал бы, что я буду дразнить живого цена и
стану невестой одного небезызвестного аирафе, я рассмеялась бы тому в лицо.
Бали, предатель, крутится у ног Вейтара и радостно вертит хвостом.
Пока идем, перед Нешем почтительно расступаются военные и отдают честь, склоняясь и по-
особому скрещивая руки, главнокомандующий отвечает всем царственным кивком.
Мы пришли в кабинет, по всей видимости, начальника лагеря, но там Вейтар не задержался,
прошел дальше, открыл дверь и оказался… в спальне. Честно, я даже не сомневалась.
Комната обставлена аскетично, но в то же время видно, что комната не для простого солдата.
Мебель хоть и простая, но дорогая. Интересно, Неш Агердона отсюда вытеснил или велел себе
отдельные комнаты выделить?
За моей спиной щелкнул замок на двери. Вот я и осталась наедине с голодным злым тигром.
Не успела оглянуться, как оказалась лежащей на кровати начальника.
– Все Ника, ты меня довела. Я тебя выпорю. Кто-то должен был рано или поздно это сделать, и
лучше, если это буду я.
Наблюдаю за тем, как Неш расстегивает ремень на брюках.
– Может, не надо? – интересуюсь осторожно.
– Надо, Ника, надо.
Отодвигаюсь в угол кровати, прикрывая стратегические места.
– Не виноватая я.
– А кто?
– Так записал меня уже кто-то сюда.
– А ты и рада?
– Нет.
Неш опасно приблизился ко мне с ремнем в руках на изготовке. Ищу пути отступления.
Страшно, и в то же время того и гляди у меня начнется нервный хохот.
– Ника, я ведь тебя по-хорошему просил.
– Так получилось.
Зажмурилась и сжалась в комок. Все-таки больше страшно, чем смешно. Почувствовала руку на
своей голове. Вейтар погладил меня по волосам и притянул к себе.
– Какая все-таки ты у меня… непоседа.
– Домой отправишь? – крепко-крепко прижалась к Нешу, вдыхая родной запах кожи мужчины.
Всего несколько дней прошло, а я так соскучилась.
– Нет. Будь уж здесь. Тут достаточно безопасно, к тому же от меня недалеко. Смогу пока
прилетать сюда несколько раз в неделю. Все-таки целое лето это тяжело.
– А как же ты почти весь учебный год без меня был?
– Не спрашивай. Пришлось в совершенстве освоить магическую медитацию, но больше я на
такие подвиги не способен.
Улыбнулась и чмокнула Неша в щеку.
– Я тут подумал, – задумчиво произнес Вейтар, словно и не ко мне обращаясь, а к себе, но глаза
мужчины при этом хитро блестели. – Ситуация, студентка – преподаватель у нас была,
секретарь – начальник тоже, хотя этого ты не помнишь. А вот провинившаяся подчиненная –
командир, еще не было.
Да… сделала себе пометку в голове, что мой жених любит ролевые игры. На будущее
пригодится. Что же, действительно провинилась, надо заглаживать свою вину.
– О, фейрад Вейтар, я так виновата, прошу, не наказывайте меня.
Неш сделал вид, что сильно задумался. Уголки губ мужчины подрагивают в намеке на улыбку.
– Вы очень сильно провинились, дер. Боюсь, вам уже ничто не поможет.
– Фейрад, вам так идет эта форма, – сама начинаю ловко расстегивать пуговички на кителе
расслабленно откинувшегося на бортик кровати мужчины. Неш смотрит на меня из-под
полуприкрытых век. – Я очень-очень хочу загладить свою вину. Вам не жарко? Давайте снимем
с вас этот китель.
– Дер Ветрова, что вы делаете? – якобы строго вопросил мой фейрад, а сам при этом уже
задумчиво поглаживает меня ниже спины, притягивая к себе все ближе и ближе.
– Хочу делом загладить свою вину, мой фейрад.
– Ладно, так и быть, заглаживайте, – Неш закинул руки за голову и задумчиво уставился в
потолок. И? Мне что делать?
Ну ничего, что-нибудь придумаю. Китель расстегнула, принялась за рубашку. Добралась до
тела. Поцеловала Неша в шею, затем ниже, ближе к ключице. Как же мой мужчина потрясающе
пахнет. Проложила дорожку дразнящих поцелуев вниз. Добралась до пояса. Ремня нет, этот
хорошо. Расстегнула брюки… а дальше перешла непосредственно к заглаживанию и
наглаживанию своей вины. Кажется, командир доволен и уже все мне простил.
В течение суток ареста дер Ветрова как только не отдавала честь фейраду, вставала по стойке
смирно, маршировала в неглиже перед главнокомандующим и была наказана за провинности,
настоящие и выдуманные. В общем, хорошо провели с Нешем время, весело, с выдумкой.
Белье, которое надела на себя, Вейтару очень даже понравилось, но большую часть времени я
провела без него.

Глава 19
Под конец Неша срочно вызвали по какому-то делу, а я отправилась к своим однокурсникам.
По пути меня подловил преобразившийся Артан: эльф одет в темно-серую форму с нашивками
найдера – звание на ступень ниже нейра. Артан замом Агердона случайно не стал?
– Ну, как дела? – весело поинтересовался у меня Артан.
– Нормально, – сухо ответила я.
– А что так неприветливо?
– Ты меня Вейтару сдал, да еще мчался, наверное, чтобы поскорее успеть все доложить.
– Это ты мне должна спасибо за это сказать. Я принял, можно сказать, весь первый огонь на
себя, успокоил и подготовил Вейтара. Я прилетел к нему за день, и за это время он подостыл. А
иначе бы Вей прямо при всех бы тебе знаешь какой разгон устроил? Потом бы еще и на все лето
где-нибудь запер. Не ценишь ты меня, определенно не ценишь.
– Тогда извини, – хм, с такого ракурса я на ситуацию не смотрела.
– Ну что, сильно наказывал-то?
– Ага, сильно так, долго, мощно. Только уединились, сразу за ремень взялся. Хожу с трудом. Ты
же ведь знаешь, какой Вейтар могущественный аирафе.
– Это да, – кивнул эльф, а я еле сдерживаю смех. – Наши социальные службы составили
негласный рейтинг самых могущественных магов нашего мира, так вот, центавр и Вейтар делят
первую строчку. Три года назад был поединок между ними с ничейным результатом. Через два
года будут новый рейтинг, может, уже что и изменилось.
Да… а я когда-то сомневалась в могуществе Вейтара.
– Мы, кстати, выяснили, что это не Агердон записал тебя в добровольцы, он тут не при чем,
даже косвенно.
– А кто тогда?
– Ну… свидетели говорят, что ты сама себя и записала.
– Что?!
– Не кричи. Скорее всего, пришел некто под качественной иллюзией.
– Но кому это надо, если не Агердону?
– Хороший вопрос, ответа на него пока, к сожалению, нет. В администрации академии не
проверяют студентов на иллюзии. Пробовали раньше, но бросили это дело – на каждом втором
человеке есть иллюзия. Чаще всего косметическая. У пришедшего был твой идентификатор
личности, так что не исключено, что записал тебя кто-то из твоего близкого окружения, ну или
просто поспособствовал. Идентификатор ты где хранишь?
– В блоке, в своей комнате.
– Вот и подумай, кто мог бы войти и взять его, если только это все-таки не ты сама записалась.
Да… подозрительно это все. Теперь еще и на друзей буду всякое нехорошее думать.
Артан проводил меня до длинного корпуса, где расположились практиканты. Живут тут все
вместе, девочки и мальчики. Но в комнаты, рассчитанные на четырех человек, стараются
заселять все же по половому признаку. Дежурный сказал, в какой комнате я живу. Никаких
ключей не выдал – тут двери не запираются.
Заглянула ради интереса в первую попавшуюся комнату, ойкнув и извинившись, тут же убрала
нос обратно. Застала в комнате переодевающихся парней. А вообще обстановка более чем
скромная и скудная, да… это не в академии в платных апартаментах жить. Привыкла я что-то к
комфорту уже, и отвыкать совсем не тянет.
Оказалось, что я комнате… думала исклчительно с девочками, а нет – с Киметом, Ингом и
Стефой. Как сказали парни – так надежнее. Для кого, интересно?
На вопросы друзей, как мне удалось уговорить Неша оставить меня здесь, лишь таинственно
многозначительно улыбалась и подмигивала Стефе.
Мне рассказали, что график тут жесткий, загружены все с раннего утра и до самого вечера. В
отличие от академии, здесь упор делается на физическую нагрузку, боевую магию и теорию по
военному делу.
Только сейчас рассмотрела выданную мне форму. Светло-серая на каждый день, вполне
обычная. А вот парадная удивила. Синий костюм с золотыми нашивками. Смотрится очень
красиво.
– У меня парадная форма другого цвета, – отметила Стефа. – Белая с красным.
– А Ника у нас на разведчика будет обучаться, это у них синяя, – просветил подругу Кимет. – И
судя по значку с крыльями, ее еще и в летные войска авансом записали. Ты, Стеф, классно
летаешь, твой птенец вроде уже достаточно подрос, не хочешь пойти в наездницы?
– Нет, – покачала головой девушка. – Не хочу больше скрегом рисковать.
Объявили утреннее построение. Толпа серых деров хлынула из корпусов на улицу. Как
заметила, у меня и моих соседей на серой форме черные ярлычки – знаки отличия тех, кто
отобран для обучения в командование.
Общее построение. Нас выстраивают в несколько рядов на плацу и начинается муштра.
День потянулся за днем. Кто-то жаловался, но по мне, так здесь даже проще, чем в академии.
Мозг особо не напрягается, пытаясь переварить тонны новой непонятной информации. Нет,
есть занятия, но что-то пока не особо напряженные. Больше делается упор на развитие
физической силы, выносливости, скорости и боевых магических навыков, но даваемые нам
заклинания тоже особой сложностью не отличаются – в реальном смертельно-опасном бою с
тварями требуется что-то простое и эффективное.
Первая неделя. Знакомство с бытом лагеря, учителями. Пока не практикуем взаимодействие с
подчиненными, а только загружаемся теоретической и практической базой. Дают нам все
быстро и много. Такое впечатление, что куда-то торопятся. Я так подозреваю, что торопятся
поскорее обучить квалифицированных новобранцев и кинуть в реальный бой – обстановка на
фронте до сих пор очень напряженная, нужна любая, даже самая незначительная помочь.
За первую неделю Неш прилетал всего единожды, и мы ничем таким интересным не
занимались. Мужчина прилетел под вечер, всех построил, проверил, как идут дела. После Неш
назначил мне дежурство в его в спальне, затащил к себе, крепко обнял и уснул. Устал мой
командир. Я просто тихо лежала без сна и наслаждалась каждой секундой близости с любимым
мужчиной. Уснула с трудом только под утро и пропустила тот момент, когда Вейтар собрался и
улетел обратно. Как же я волнуюсь за Неша.
Вторая неделя. Нас разделили. Кандидатов в командиры обучают отдельно. Нас не так много.
Всего по лагерю среди студентов разных академий набралось не больше восьмидесяти человек.
Началась новая игра со знакомыми правилами. Игра на выбывание. Нам то и дело устраивают
проверки, выясняя, как мы усваиваем полученные знания и годны ли в командиры. Нарифе и
аирафе вне конкуренции – их с детства обучали быть лидерами и отвечать за людей. Мне
приходится сложно, но друзья очень помогают. Начали учиться командовать, правильно
отдавать приказы на выбранных нами подчиненных. У меня в первый день отняли двух человек
за неправильно исполненную ими же задачу на командном полевом учении.
Третья неделя. Семнадцать человек выбыло из кандидатов в командиры, но на их место взяли
десятерых новых человек. Среди новичков жутко довольный этим фактом Каян.
Начало четвертой недели. У Инграда с Киметом уже по четырнадцать подчиненных, у Стефы с
Каяном как и было – восемь. Я пока удерживаю шестерых. Сегодня нам объявили, что пора
попробовать себя в реальной схватке с тварями. Неподалеку от лагеря были замечены
несколько опасных вражеских особей.
Перед отправкой нас, зеленых, в первое настоящее сражение, появился Неш.
Вейтар отозвал меня, тщательно лично проверил все обмудирование и амулеты. Словно
папочка, честное слово. Не обошлось и без напутственной речи.
– Тварей сильно не обижай. Они тоже в некотором роде живые существа. Не увлекайся. Убила,
трофей себе в виде зубов или когтей взяла и обратно на базу.
– Фу… зачем мне их зубы и когти?
– Значит, по остальному ты согласна? Это хорошо.
Я хмыкнула.
– А если серьезно, будь аккуратнее, на рожон не лезь.
– Да, папуля.
– Это ты сейчас опять намекаешь, что я старый? – грозно нахмурился мой мужчина.
– Что заботливый, – обняла Вейтара.
Неш чмокнул меня в макушку.
– Ладно, иди. Я проверил, как все организовали. Никаких случайностей и оплошностей быть не
должно.
Я и пошла. Куда деваться.
Вместе с Киметом, с которым нас поставили в пару, построили нашу часть деров. Наши с
Кимом мейны – так на местном языке называют тех, кому уготована участь батареек – уже
ушли вперед разведывать местность. Мейны – самое младшее звание, ниже даже, чем деры.
После этого похода, если все будет нормально, все, кто обучался в командиры, официально
получат звание адера – это как старший дер.
Стройными рядами вышли с территории лагеря. Впереди нашего отряда маршируют деры Инга
и Стефы. Понимаю теперь сарказм Неша. Тварей видели всего несколько, а послали охотиться
на них не меньше полусотни практикантов.
В целом поход вышел больше похожим на увеселительную прогулку. День маршировали с
перерывами на небольшие стоянки, ночью встали лагерем в поле рядом с лесом. Жгли костры,
пели песни, веселились. Кимет признался, что пока это самая легкая и веселая практика из всех,
что у него были. Мне же кажется, что если твари еще не испугались и не разбежались от того
шума, что производил ночью наш лагерь на всю округу, это очень странные и упорные твари.
Сопровождающие нас старшие военные чины особую строгость не проявляли, следя только за
тем, чтобы часовые не расслаблялись, а так порой и сами присоединялись к веселью и в кругу
костра рассказывали нам разные военные байки.
К вечеру следующего дня мейны при помощи специального артефакта дали сигнал, что
заметили тварей. Горящие энтузиазмом и желанием совершить подвиг практиканты бодро
устремились в указанном направлении. Началась охота на тварей.
Жертв действительно оказалось не так много. Примерно два десятка. Мы задавили числом, ну и
тем самым энтузиазмом. Желающих показать свою удаль и храбрость нашлось немало. Лично я
до тварей даже не добралась. Не успела. Успели до подхода моей группы их порешить. Тем не
менее, дело сделано. С чувством выполненного долга мы двинулись в обратный путь. Скоро
первый парадный смотр и получение новых званий.
По возвращении меня встретил Неш, вызвал к себе. Обстоятельно всю ночь поздравлял лично.
Сказал, что будет присутствовать на смотре, который назначили на послезавтра и вновь улетел.
Вскоре нам объявили, что по результатам первых недель в лагере некоторых практикантов
вновь разделяют. На этот раз по специализациям. Я попала в группу, где будут обучать
мастерству разведки. Еще мне дали личного наставника, который будет учить лично меня,
поскольку я стану, если так можно выразиться, особым разведчиком – не на скреге или
собственных крыльях, а на посохе, там свои особенности.
И вот, смотр. Надела свою парадную форму. Залюбовалась на себя, когда проходила мимо
большого зеркала в холле. Синий цвет мне идет. Выгляжу старше и серьезнее, но вместе с тем
еще и на удивление соблазнительно. Золотые нашивки придают форме особую красоту.
Поскольку я формально еще и в летных войсках, мне положено явиться на своем транспорте.
Тщательно начистила сегодня Снога. Будет забавно, когда все прилетят на скрегах и лишь одна
я на посохе.
А вообще, все сегодня очень красивые. Невольно заглядываюсь на ребят в форме. Бело-красные
мундиры очень идут нашим парням. Но Неш в своей черном с серебром форме все равно лучше
всех.
Стоило подумать о женихе, как меня вызвали к только что прилетевшему
главнокомандующему.
Мой командир, когда я вошла в его кабинет, окинул меня таким взглядом, что я засомневалась,
что Неш отпустит меня в ближайшее время на смотр.
– Тебе очень идет форма, – вкрадчиво сказал Вейтар, продолжая внимательно меня оглядывать,
и, встав из-за стола, стал медленно приближаться ко мне походкой хищника.
– Вейтар, я только оделась, и скоро начало смотра, – предупредила я мужчину, отступая к
двери.
– Без главнокомандующего смотр не начнут.
– Вейтар! Вейта-а-а…
Смотр начался на час позже.
Лечу на своем посохе в полной тишине вдоль стройных рядов военных практикантов. Меня
провожают до-о-олгими внимательными взглядами. От этих взглядов становится неуютно.
Похоже, стоят здесь все уже этот самый час и ждут запаздывающего главнокомандующего. Да,
нехорошо получилось.
Начальство лагеря стоит на отдельной трибуне. Пролетая мимо, отдала честь высоким чинам.
Артан, который тоже находится на трибуне среди начальства, шутливо погрозил мне пальцем.
А я что? Честно пыталась образумить Неша. Не вышло. А вообще, на эльфе просто
восхитительно сидит белая форма.
Вот странно. Я на войне, я этого так боялась раньше, но тем не менее я счастлива. Нашла среди
бело-красных мундиров своих друзей. Мне украдкой кто помахал, а кто и кулак показал.
Долетела до наших летных войск. Не знаю, куда пристроится. Один из командиров махнул мне
рукой, и я остановила свой посох рядом с его птицей. Оглядела сослуживцев. Практиканты,
одетые в синюю форму, разделены на две части. С серебряными нашивками – боевые
наездники. С золотыми – разведка, и мы в меньшинстве.
Спустя десять минут после моего появления, на трибуне с высшими офицерами появился и
главнокомандующий. Смотр начался.
Порадовалась, когда мне присудили звание адера. Патриотическая речь главнокомандующего,
затем начальника лагеря, после парад и непосредственно смотр. В самом конце началась
церемония с присуждением новых званий. Всех, кому положено повышение, поочередно
называли и подносили к ним новые значки для нашивок.
Вскоре главнокомандующий был вынужден нас покинуть – Неш и так слишком много времени
уделяет этому лагерю и непосредственно мне, пренебрегая остальными обязанностями.
Вечером устроили небольшой праздник в честь новых званий. Гуляли всем нашим корпусом.
Хороший получился день.
После смотра нас все больше стали подготавливать к военной действительности. Наездников
теперь отправляют патрулировать окрестности с воздуха, остальных практикантов
распределили по ближайшим селениям тоже, в общем-то, патрулировать, только на постоянной
основе. Раз в четыре дня всех собирают на общее построение и проверку.
Около двух недель все было достаточно спокойно, но оказалось, что это лишь затишье перед
бурей.
Раньше думали, что твари стали усиленно наступать и прорываться. Это все ерунда. Эти утром
случился настоящий прорыв.
У нас в лагере объявили тревогу и всеобщий сбор. По периметру срочно поднимают всю
имеющуюся магическую защиту. Начальник лагеря, собрав нас всех на плацу, сообщил, что на
границе случился большой прорыв сразу в нескольких местах. Наша армия буквально
захлебывается в крови, тварей столько, что их просто невозможно удержать на безопасном
расстоянии.
Короче, все плохо, и твари очень быстро расходятся по мирным землям. Жителей поселений
вырезают подчистую. Несколько часов, и твари из первой волны прорыва доберутся до лагеря.
Всех организуют для защиты лагеря. Суматохи и истерик нет, хотя можно заметить, насколько
все напряжены и взволнованы. Я же волнуюсь не за себя, а за Неша. Он сейчас там, где опаснее
всего. Хочется плакать, но я держусь. Хоть бы с Вейтаром все было в порядке.
– Адер Ветрова, подойдите! – меня подозвал к себе сам нейр Агердон. Рядом с начальником
лагеря стоит Артан. – По вам особое распоряжение командующего. Фейрад не сможет
придететь и лично вас забрать в безопасное место, поэтому вы сейчас садитесь на свой артефакт
и летите как можно дальше от эпицентра прорыва тварей. Извините, сопровождения я дать вам
не смогу, сейчас каждый боец будет на счету. Лучше всего, если найдете путь обратно в
академию. Карту мы вам сейчас выдадим.
– Но… подождите. Я ведь тоже боец. Сейчас здесь будут сражаться мои друзья. А я трусливо
сбегу? – я глубоко поражена словами нейра.
– Ника, сейчас речь не о тебе, – вступил в разговор Артан. – Важно, чтобы главнокомандующий
был спокоен и думал только о деле. Ты сама должна понимать, что от этого зависят тысячи
жизней, а возможно и исход войны.
Делать нечего, пришлось брать сумку с походным набором и садиться на посох. Бали уже
привычно запрыгнул мне на плечи. Чувствую себя крысой, бегущей с тонущего корабля, даже с
друзьями не удалось попрощаться – их всех отправили на стены.
Взлетаю. Попросила Снога лететь как можно быстрее. Мне дали задание по пути оповестить
мирные селения о надвигающейся угрозе. Пока не поздно, народ может попробовать тоже
улететь или спрятаться в подземных убежищах.
Зря просила быстрее лететь. Мы со Сногом на всей скорости вдруг налетели на невидимую
стену. Чуть не разбилась об землю, но посох вовремя выправил полет. Балагур так за меня
цеплялся, что подрал форму и расцарапал мне спину и плечи. Что Неш подумает, если увидит?
Почему мне не сказали про такую защиту? Проверила. Стена стоит метрах в десяти от форта и
окружает лагерь со всех сторон. Вернулась, нашла нейра и поинтересовалась, почему защита
работает еще и в обратную сторону, не выпуская. Агердон сильно удивился. Нет, кажется, он в
шоке.
– Что? Такого не может быть!
Спустя полчаса выяснилась одна неприятная вещь. Мы все в ловушке. Кто-то поставил стену,
не дающую никому уйти или улететь из форта.
– Так, ее в подвалы, – указал на меня нейр Агердон, только я собралась отправиться на стену к
друзьям. – Там такая защита, что ни одна тварь не прорвется. Запечатаем бункер, он откроется,
только если обстановка будет безопасной. Самое надежное место.
– Там точно безопасно? – уточнил хмурый Артан. Да, весть о том, что кто-то хочет, чтобы из
лагеря не смогли убежать, изрядно всех взволновала.
– Открыть бункер твари не смогут. Только если форт разрушат до основания, поскольку защита
подвалов завязана на фундамент, но такое просто невозможно.
– Может, не надо меня в подвал? – осторожно поинтересовалась я.
– Отлично! – Артан, словно и не услышав моего робкого вопроса, взял за руку и куда-то
потащил.
Через пятнадцать минут мы с эльфом были уже глубоко под землей. Бали с опаской
принюхивается к новому месту обитания.
– Не волнуйся. Бункер всем оборудован и укомплектован. От голода и холода не умрешь, –
утешил меня эльф.
– Артан, будь, пожалуйста, осторожнее.
– Само собой. Не переживай. Прорвемся.
Эльф подошел ко мне, стиснул в объятиях.
– Эй, Артан, ты что делае…
Не спрашивая, эльф поцеловал меня. Быстро, жадно, почти грубо.
– На удачу, – невесело ухмыльнулся эльф, когда отпустил меня. – Вдруг такого шанса больше
не представится.
Секунда, и за Артаном закрывается массивная дверь.
С щелчком замка по двери и стенам стали расползаться светящиеся нити заклинания. И
освещения не нужно. Я так поняла, заклинание будет гореть, пока бункер опечатан.
Осмотрелась. Пять комнат. Кухня, спальня, туалет с душем, нечто вроде кабинета или
переговорной и большая комната-склад с припасами и вещами. Интересно, меня одну только в
бункер запихнули? Все остальные на стенах?
Потянулись тревожные часы ожидания. Схожу с ума от неизвестности. Что там наверху сейчас
творится? Наши держатся?
Долго металась по бункеру. Мне начало казаться, что я уже несколько месяцев тут сижу, но по
часам на планшете выходит, что около двенадцати часов.
В итоге заснула в обнимку с притихшим Балагуром на кровати. Я вижу, что зверь, как и я,
встревожен и то и дело пытается прислушаться к тому, что происходит наверху. Впрочем, это
был даже не сон, а тревожная муть какая-то.
Проснулась от того, что стены и потолок задрожали, словно от удара.
Что за х… ерунда?! Землетрясение?
За первым последовали новые удары, один мощнее другого. Упала на пол. С потолка сыпется
каменная крошка. Вот это да. Что наверху творится?
По настоящему испугалась, когда светящиеся нити заклинаний на стенах и потолке пару раз
мигнули и погасли. Форт разрушен?
Затишье продлилось около минуты. На всякий случай крепко сжимаю посох и готовлю самые
убойные заклинания. Бали рычит, встав на изготовку, и не отрывает взгляда от двери.
Дверь бункера сотряслась от мощного удара. У меня даже волосы на загривке зашевелились от
страха. Как быстро добрались сюда.
Новый удар, и дверь бункера сминается, словно бумага. В проход хлынули твари. Я
растерялась. Сколько же их?
Сделать ничего особо не успела. Вместе с тварями в бункер ворвалась тьма. Какое-то
незнакомое темное заклинание. Почувствовала удушье и потеряла сознание.
Очнувшись, почувствовала, как кто-то нежно водит по лицу костяшками пальцев. Может, все
было страшным сном? Я сейчас открою глаза и окажусь в постели рядом с Вейтаром?
С надеждой распахиваю глаза. Надо мной склонился мужчина. Тот, кого я точно не хотела бы
видеть. Страшные черные глаза с белыми вытянутыми зрачками. Он внимательно меня
рассматривает. На лице мужчины довольная улыбка.
– Ну, вот мы вновь и встретились, моя нежная Вероника. Я же обещал вам.
Ландар. Как? Почему?

Глава 20

Подскочила с ложа, усыпанного бархатными черными лепестками до боли знакомых цветов.


Обнаружила, что на мне надета моя привычная ночная сорочка, вот только я помню, что перед
тем, как отключиться, была одета в форму. Помещение, в котором я оказалась, просторное,
светлое, обставлено современно и красиво. Спальня. Из стрельчатых высоких окон льется
дневной свет.
– Где я?! Что с лагерем? Это вы организовали нападение?!
Ландар поморщился.
– Ника, не кричите, вам это совсем не идет.
Посмотрев на Лана, только сейчас заметила, что под рукой у мужчины, одетого во вполне
современную одежду в виде черных брюк и темно-зеленой рубашки, мой Балагур. Шах
скалится, шерсть на загривке вздыблена, мой питомец весь скукожился – явно, что легкие
поглаживающие прикосновения Ландара ему неприятны, но Бали терпит и не пытается сбежать
или укусить неприятную ему личность.
– Какой у вас милый питомец, Вероника, – также обратил Лан внимание на шаха. – Это его
подарок, верно?
Мужчина поднял несопротивляющегося Бали за загривок. Настороженно наблюдаю за
происходящим. На всякий случай формирую в руке заклинание и призываю посох. На мне нет
ни одного артефакта, даже кулона Неша. Зато Шиб появился без вопросов.
Лан укоризненно на меня посмотрел и покачал головой.
Руки словно кто-то опустил в кипяток. Вскрикнула от боли. Посох с громким стуком упал на
пол, притворившись обыкновенной палкой, а заклинание развеялось. В это же мгновение боль
ушла, словно и не было.
– И теперь так будет каждый раз, когда вздумаете меня чем-либо ударить, – просветил меня
Ландар, снова возвращая свое внимание к моему питомцу. – Безвкусный подарок. От аирафе
Вейтара это ожидаемо. Пожалуй, я кое-что изменю, чтобы сделать тебя лучше, – сказал
мужчина, глядя на Балагура, что продолжает скалиться на Лана. Бали тихо угрожающе рычит,
уши прижаты к голове, а хвост поджат.
Из рук моего похитителя появилось нечто вроде черного клубящегося дымка. Лан неспешно
поднес руку с дымком к носу начавшего панически скулить Балагура.
– Ландар, пожалуйста, не надо! – я подбежала к мужчине, сидящему на кровати, и встала перед
ним на колени. – Не надо менять Балагура, – чтобы это ни значило.
Сама пытаюсь аккуратно вытащить питомца, чье тело дрожит от страха, из рук Ландара, но
пока без особого успеха.
Ландар с интересом на меня взглянул и улыбнулся.
– А вы будете хорошей послушной девочкой, Ника?
– Да, буду.
– И не станете больше кричать?
– Я очень постараюсь.
Мужчина довольно прищурился.
– Ладно, с изменениями можно немного подождать. Но вот цвет я вашему питомцу все-таки
поменяю, а то этот крашеный в рыжий белый просто верх безвкусицы.
Лан все-таки направил дымок заклинания в скулящего Бали. Пара мгновений, и шах из бурого
превратился в черного.
Мужчина отдал мне трясущееся перепуганное животное и как ни в чем не бывало
поинтересовался:
– Как насчет завтрака, Вероника?
Спустя каких-то десять минут села за услужливо отодвинутый Ланом стул. Бали жмется к моим
ногам и скалится в сторону темного, но действий никаких не предпринимает. Столик на двоих
прямо в спальне накрыли монструозного вида слуги Ландара.
Сижу, накручиваю себя все больше.
– Вероника, перестаньте, – произнес Лан, гипнотизируя меня своим взглядом. – Ваш страх
слишком сладкий. Вы меня искушаете.
Так, надо отвлечься. Боюсь представить, что будет, если Лан все-таки «искусится».
– Что с лагерем? Вы всех убили?
– Ну что вы. Я вообще не вижу смысла кого бы то ни было убивать. Это нерационально.
– Не понимаю. Это же ваши… существа напали на лагерь?
– Да, мои. Но, как правило, твари не убивают, а доставляют мне новых сильных магов и просто
людей. Зачем убивать, если можно обратить и поставить на свою сторону?
Продолжаю недоумевать.
– Хотите, на примере вашего питомца покажу?
– Нет! – Лан вновь укоризненно на меня посмотрел. Да, мне же не идет громкий голос.
– Что вам нужно от меня?
– Вы сами, – просто ответил мужчина.
– Для чего?
– Причин немало. Но не все сразу. Наслаждайтесь пока завтраком.
– Я в плену.
– Мне больше нравится формулировка «в гостях». В плену здесь совершенно иные условия.
– Гости могут уйти.
– Нет, Вероника, вы не уйдете. Теперь вы всегда будете только рядом со мной. Смиритесь.
– У меня несколько иные планы.
Лан перегнулся ко мне через стол. Меня начинает раздражать его улыбка. Сначала был мороз
по коже, а теперь остается только раздражение и злость.
– Моя чудесная Вероника, о нем вы тоже можете забыть.
– О нем это…
– Да, о Вейтаре. Я и так позволил ему общаться с вами непозволительно долго. Зато теперь я
точно уверен, что он попался. А вот вам, Ника, повезло, что я совершенно не ревнив.
Когда речь зашла о Неше, мне стало страшно как никогда.
– Вы хотите убить Вейтара?
– Убить – это слишком просто. Но в гости он теперь ко мне обязательно зайдет, а то раньше все
как-то избегал общения с родней.
– Вы – родня?
– Вероника, вы поели?
Не съела ни кусочка вполне обычного на вид завтрака. Вообще убило, что стол украшен
небесно-голубой ажурной скатертью, а посреди накрытого столика стоит вазочка с букетиком
милых таких цветочков.
– Да.
– Отлично. Тогда предлагаю вам экскурсию по моему дому. Уверен, вам у меня понравится.
Заодно навестим ваших друзей.
Не ожидаю ничего хорошего. Одни монструозные слуги, отдаленно напоминающие людей, чего
стоили.
Лан встал, подошел и предложил мне руку, чтобы помочь подняться мне из-за стола. Решила
проигнорировать и встать без помощи. Не хочу дотрагиваться до Ландара.
Стоило мне только подумать о протесте, как Лан тут же надо мной склонился, взял за
подбородок, заставив посмотреть в его страшные глаза. Ландар слишком близко.
– Ника, вы помните, что мне пообещали? Хорошая девочка.
Вложила свою ладонь в свободную руку Лана.
– Ну, вот и замечательно.
Ландар руку не отпустил после того, как я встала. Так и повел.
Обитель темного оказалась просто огромной. Разделила местное население на две категории –
люди, больше похожие на монстров, весьма жуткие на вид. Смотреть противно. Каждый монстр
страшен по-своему. Я так поняла, такие монстры – это обслуга обители, ну и охрана заодно.
Есть и второй тип – такие, как Лан. Почти как люди, но глаза с вытянутыми зрачками. Палитра
цветов глаз весьма разнообразна. Видела мужчину с красными глазами, ону женщину с
оранжевыми, другую с фиолетовыми. А у одного дяди вообще разноцветные глаза были. Но
зрачки у всех вытянутые и черные. Тут Лан отличился.
Все встречные низко кланяются моему спутнику и почтительно расступаются.
Сама обитель выглядит вполне современно и по-человечески. Я бы даже сказала, что тут
красиво. Светлые стены из камня, напоминающего мрамор, высокие узкие окна в три
человеческих роста с цветными витражами на самом верху. Резные колонны вдоль стен кажутся
воздушными. Ладно, признаю, здесь очень даже красиво.
– Когда решил построить себе дом, нашел лучшего архитектора в одном из миров, – просветил
меня Лан.
– Нашли, похитили и обратили?
– Да, примерно так и было, – как ни в чем не бывало ответил Ландар. – Здание считается
довольно новым, ему почти двести лет.
Остановилась.
– Вы же сказали, что сами нашли архитектора для постройки своего дома.
– Верно.
– Тогда вам тоже должно быть не меньше двухсот лет.
– Мне триста семь лет, если быть точным, – спокойно ответил мужчина.
Молчу. Слов просто нет. Ландар, не дождавшись дальнейших вопросов, потянул меня дальше.
А я еще Неша с Артаном дразнила, намекая, что они старые.
Постепенно с верхних этажей мы стали опускаться все ниже, в итоге оказавшись в подвалах.
Вот здесь уже неуютно и не светло. А еще создается впечатление, что подземелья у темного
куда обширнее обители. Мы все идем и идем. То и дело из многочисленных камер раздаются
стоны, крики о помощи и проклятия. Лан с наслаждением щурится и выглядит весьма
довольным.
Наконец, мы пришли.
– Здесь не все ваши друзья, но показывать всех я не вижу смысла, – сказал мой провожатый и
следующие за нами по пятам монстры открыл одну из тяжелых стальных дверей.
Вошла в помещение. Захотелось зажмуриться. Инград, Стефа и Кимет. Ребята висят на цепях
голые и окровавленные. Зрелище не для слабонервных.
Кимет опустил голову и, кажется, без сознания. Инг и Стефа смотрят на меня.
Из моих глаз ручьем текут слезы. Я больше не сдерживаюсь.
– Что вы хотите за их свободу? Не просто же так вы сюда меня привели. Верно? – спрашиваю
Лана. Я раздавлена. Меня тошнит от всего этого. Особенно от Лана. Видеть друзей в таком
состоянии невероятно больно.
– Они уже не будут свободны, – «сочувственно» ответил этот маньяк. – Но вы можете
облегчить их условия пребывания здесь.
– Как? Почему они в таком состоянии?
– Моим подданным надо питаться. Боль, страдания, страх довольно питательны и вкусны. Вы
ошибаетесь. Состояние ваших друзей достаточно хорошее. Хотите, для сравнения я проведу
вам экскурсию в лаборатории?
– Нет.
– Очень зря. По поводу того, как – вы просто продолжаете быть хорошей девочкой. Я сейчас
лишь прибавил вам стимулов для хорошего поведения и послушания.
– Хорошо. Переведите их и всех, кто был в лагере, в другие, более хорошие условия. Снимите
оковы и не пытайте.
– Всех не получится, но десятерых выбранных вами пленных, так и быть, переведут в более
хорошие условия.
– Мне нужно будет навещать друзей, чтобы проверять их состояние.
– Хорошо, но с моего на то дозволения.
– Ника, не иди у него на поводу, это монстр, – хрипит Инград. Не могу смотреть на друзей,
слишком больно.
– Сколько вкусных эмоций, – произнес Ландар. – Ника, поцелуйте меня.
Лан это специально сказал. Этот маньяк действительно питается эмоциями. Инг бьется в цепях,
но безрезультатно.
На ватных негнущихся ногах подхожу к Лану. Мне кажется, что в ситуации ужасней я еще в
жизни не была.
– Ника, не смей, – рычит преобразившийся в демона Инград. Магические цепи могут сдержать
и демона.
Не выдержала. Повернулась к Ингу.
– А как же Стефа, Кимет и остальные? Ты бы на моем месте поступил по-другому? – с горечью
спросила я.
Встала на цыпочки и потянулась к жутко довольному Ландару. Мужчина обхватил меня за
талию и неспешно, наслаждаясь, кажется, каждым мгновением, стал целовать меня под вой
демона. Самый ужасный и горький поцелуй.
Представила, что целуюсь с Нешем. Стало чуть легче.
Ландар оторвался от меня, недовольно прищурился. Не нравятся эмоции?
– Нам пора. Завтра вечером отпущу тебя проведать друзей.
– Можно я сейчас с ними побуду?
– Нет.
Мы вышли из камеры. Всю обратную дорогу, что Лан вел меня наверх, плакала. Темный
утешал – приобняв за талию, шептал на ухо, что уже все, моим друзьям сейчас окажут помощь,
да и вообще все хорошо и замечательно. От утешений Ландара плакать хотелось еще горше, и
это, кажется, вполне устраивало этого маньяка.
Несмотря на слезы, все-таки сумела разглядеть идущую по коридору навстречу знакомую
фигуру. Пригляделась. Каян. Идет, улыбается. Глаза. Его серые глаза стали с вертикальным
зрачком!
Среагировала невероятно быстро.
Вот я в объятиях Лана, а вот я уже повалила Каяна на пол, сев на парня сверху, и душу его
материализовавшимся в руках посохом.
– Предатель!
Каян задыхается, пытается меня сбросить, но это не так просто. Я горю энтузиазмом и пылаю
гневом – в этом состоянии я практически непобедима.
Парень уже побагровел.
– Ника, ну хватит. Каян еще не успел провиниться, чтобы отдавать его на расправу. Подданные
меня не поймут.
Ландар с легкостью снял меня с парня.
Каян кашляет и держится за горло. Эх, еще бы чуть-чуть…
– Как он скрыл глаза?
– Он ничего не скрывал, моя прекрасная воительница. Я сделал его шаэри после того, как он
доказал, что достоин этого, выполнив все мои поручения.
У меня просто нет слов, лишь жажда убийства.
– Ни за что бы не подумала, что такая с… – Лан закрыл мне рот ладонью, так что получилось
лишь неразборчивое мычание. Глубоко дышу, пытаясь успокоиться.
Немного получилось, и тогда Ландар выпустил меня из рук. Меня буквально колотит, но я
стараюсь держать себя в руках.
– Ладно, я, Инг, Стефа и остальные. Но как же Этель? – спросила я у сидящего на полу Каяна.
– А что Этель? – невесело усмехнулся Каян. – Она сама мне на шею повесилась. Тем более я
уже уговорил ее стать шаэри. Этель и рада.
Желание убить Каяна только усилилось.
– Ради чего ты нас предал?
За Каяна ответил Ландар.
– Все как обычно, Вероника. Сила, власть, желание стать уникальным. Мальчик из
обедневшего, но славного по меркам того мира рода. Неоцененность, обида. Быть шаэри значит
получить новые возможности и силу. Стать шаэри не наказание, а награда. А еще я весьма щедр
к своим последователям. Идемте, прекрасная Вероника. Вы еще не раз удивитесь, как много у
меня подданных с той стороны баррикад.
После встречи с Каяном я уже не плачу, я пылаю гневом и жажду разрушений.
Следующим пунктом своей экскурсии была открытая терраса, с высоты которой открылся
головокружительный вид на долину, в которой находится обитель. Как же тут высоко. Я словно
на вершине небоскреба. Неужели обитель такая высокая?
– Я думала, пустошь – это почти пустыня, где ничего не растет.
– Не везде так, но ближе к границе все, безусловно, именно так, как вы представляете.
Внизу раскинулась зеленая долина со множеством озер, в которых отражается небо и облака.
Изумрудные поля тянутся до самого горизонта. Из-за высоты кажется, что долина подернута
дымкой. Тут и там замечаю крохотные домики с красными черепичными крышами. Некоторые
поля не зеленые, поскольку чем-то засеяны. Вот одно ярко желтое, другое бежевое. Множество
двигающихся по зеленым полям точек – это явно какой-то скот. В это место можно было бы
влюбиться.
И почему такая красота принадлежит такому уроду?
– Все не так страшно, как представлялось в начале. Верно? – Лан опять слишком близко – стоит
сзади почти вплотную. У меня мурашки по коже от этого маньяка.
Все еще страшнее.
– За что и как именно вы хотите наказать Вейтара? Это как-то связано с вашей сестрой? Тот, к
кому вы приходили в город – Вейтар, верно?
– Верно, моя сообразительная девочка, – мне показалось, или это был сарказм? – Я очень не
люблю, когда меня пытаются загнать в определенные рамки и когда отнимают моих близких,
особенно если учесть, что сестра оставалась моей единственной родней, и теперь я один в своем
роде. Ну, во всяком случае, пока не надумаю обзавестись потомством. Как наказать? Отнять
того, кто будет дорог самому Вейтару. Мне кажется, данный аирафе догадывался о моих
намерениях, поскольку долгое время не желал проявлять к кому-либо сильной привязанности.
Мне даже иногда до сих пор кажется, что он вас специально подставил, почуяв мое
присутствие.
Что за ерунда? От откровений Ландара стало совсем плохо. А еще сразу возникло море новых
вопросов.
– Ника, я бы с удовольствием с вами еще поболтал, но мне сегодня нужно решить еще пару дел.
Сейчас я отведу вас к искусницам, чтобы подготовили для вас новый гардероб. Вам подберут
платье на вечер. Сегодня вы – хозяйка бала. Подданные должны познакомиться со своей новой
госпожой.
– Что это значит?
– Я решил, что вы станете моей женой.
Да, определенно это день шоковых новостей для меня.
– Моего мнения вы, естественно, спрашивать не будете?
– Ну, вы же обещали быть хорошей девочкой и быть послушной, разве нет?
– Настолько послушной?
– О, это не предел вашего послушания, – улыбнулся Лан. Нехорошо так улыбнулся.
– И когда же вы планируете свадьбу?
– Полагаю, в конце лета. Вам все-таки надо немного освоиться. К тому же, я надеюсь, что к нам
на свадьбу успеет ваш бывший жених.
Окаменела.
– Что же вы так испугались? Наоборот, должны обрадоваться. Я намерен дать Вейтару шанс
помешать нашей свадьбе и не дать превратить вас во время церемонии в шаэри, – Лан
прищурился. – Мне так нравятся моменты, когда кипят страсти. Это будет восхитительно.
За что мне все это?
Спросила не то, чего, похоже, ожидал от меня Лан.
– Наш брак. Это ведь не только месть, верно? Обряд будет на крови.
В глазах Лана я вижу восторг.
– Вот сейчас я действительно поражен вашей прозорливостью. Да, все так. Может, вы еще
скажете, зачем еще мне нужен брак с вами?
– Я полагаю, вам нужна моя способность видеть сквозь иллюзии. При кровных обрядах
принятия в семью, к примеру, брака или братания, происходит временное сплетение аур, и на
какое-то время, пока ауры вновь не восстановятся, происходит обмен способностями и силой.
Могу даже предположить, зачем вам это надо. Я помню, вы говорили, что не можете уйти из
этого мира. По опыту из своего родного мира я сделала вывод, что самый эффективный способ
удержать кого-то в рамках одного места и мира – это иллюзии. Вас держат иллюзии, и именно
этот барьер вы не можете сломить.
Ландар поцеловал мне руку.
– В очередной раз удостоверился, что выбрал для себя прекрасную жену. Да, вы правы во всем,
дорогая. Вейтар мастер в иллюзиях, этого не отнять. Аирафе воспользовался когда-то моей
благосклонностью – я подпустил его слишком близко. Из сказанного вами я тоже делаю вывод.
Вы уже проводили с кем-то обряд единения крови. С кем?
Вот так я и сказала.
– Ника, не вынуждайте меня делать вашим друзьям больно.
– Я принята в эльфийский род. У меня есть кровный брат и… титул кирифе. Обряд проводился
в моем мире, чтобы помочь одной девушке покинуть родной мир.
– Как интересно! Желаю знать эту историю подробно. Ночью расскажете.
Лан повел меня на выход с террасы. Видимо, к тем самым искусницам.
– Почему ночью?
– Во время бала будет не до историй.
– Тогда, может, завтра?
– Нет. Люблю слушать истории перед сном.
А я спать люблю вообще-то.
К искусницам меня Лан проводил, показал им даже иллюзию, какое платье желает на мне
видеть и ушел.
Искусницы со мной возились часа три, не меньше. Я уже даже стала привыкать к
монструозному виду здешних обитателей. «Девушки», что обмерили меня и обложили
каталогами для выбора фасонов одежды, больше напоминали пауков – много мохнатых ловких
конечностей, которыми они шустро перебирали ткани и шили одежду без каких-либо
магических и технических новшеств.
Еще, монстры, оказывается, довольно хорошо разговаривают. От щебета шестерых искусниц у
меня разболелась голова.
Была счастлива, когда молчаливый конвой монстров отправил меня туда, где я и проснулась.
Черные лепестки с кровати еще не убрали. Встряхнула покрывало и они все посыпались на пол.
Взяла на руки притихшего грустного Бали и легла в кровать. Все очень плохо. Надо думать, как
устроить побег, причем вместе с друзьями – страшно представить, что с ними может сделать
Лан, если вдруг мне каким-то образом действительно удастся бежать. Не будь друзей, я бы уже
сейчас села бы на посох и попыталась улететь.
В дверь неожиданно раздался короткий стук, после которого в спальню ввалился новый
посетитель. Какая знакомая манера входить.
– Дифран?!

Глава 21

Парень улыбается и смотрит на меня ярко-зелеными глазами с вертикальными зрачками. Да что


же такое?
Сил на то, чтобы бурно реагировать, у меня уже нет. Да и надо поберечь нервы до бала.
– Ты тоже, получается, предатель? – вяло интересуюсь я.
– Пришлось стать. Тут либо смерть, либо служба новому господину. Выбор предлагается всем.
И знаешь, мало кто выбирает смерть. Правда, далеко не всем везет стать шаэри, – парень
бесцеремонно плюхнулся на кровать рядом со мной.
– И каково оно?
– Что?
– Быть предателем.
– Нормально. Лично для меня мало что изменилось. Как сражался, так и продолжаю сражаться.
Только сил и власти прибавилось. Я занимаю высокую должность, и здесь я оценен по
заслугам. Ладно, ты мне скажи, ходят слухи, что ты невеста владыки. Мало кто знает, кто ты,
зато многие тебя уже видели. Это правда?
Владыка?! Еле сдержалась, чтобы не расхохотаться. А почему не черный властелин?
– Ты почему хрюкаешь и в подушку лицо прячешь? – подозрительно поинтересовался у меня
Дифран.
– Да так, – повернулась к Дифу лицом. Вообще, парень похорошел. Такой уверенный,
властный, глаза блестят. При первой нашей встрече он был… не то что бы скован… даже не
знаю. Может, дело в прическе? Сейчас Диф не причесан и не уложен тщательно, на голове
творческий беспорядок, словно с волосами играл сильный ветер. Загар, опять же. Лихой пират,
а не мальчик-мажор. – Хотела спросить. Если не секрет. А владыка кому-нибудь
покровительствует?
На меня посмотрели как на не очень умную девушку.
– Конечно. Всем. Он же владыка.
Снова уткнулась лицом в подушку. Я не могу. Лан сюда Дифа специально подослал, чтобы
меня смешить?
– Ника, ты чего опять?
– Диф, я имела в виду, как парни покровительствуют девушкам в академии, – иногда самый
эффективный способ откуда-то сбежать – объединится с теми, кто в этом заинтересован. Вряд
ли пассии Лана захочется терпеть рядом невесту и жену в перспективе.
– Ах, ты об этом. Любовниц нет. Точнее, если есть, то это никому не известно кроме самого
владыки. Он не любит выставлять личную жизнь напоказ. Поэтому все так удивляются, что
объявилась невеста и об этом столь громко заявлено. Правда, появилась в начале лета одна из
наших. Ты, наверное, должна знать – я поспрашивал, она на том же курсе в академии училась,
что и ты. Умница, красавица, с лидерскими качествами и жутким характером. Уже половину
двора под себя подмяла, хотя совсем недавно здесь. Деятельная особа. Так вот, она активно
пытается соблазнить владыку. Глория Двига. Знаешь такую?
Окончательно зарылась головой под подушку. Вот это день у меня сегодня, и главное, что он
еще не закончился.
Диф так никуда и не ушел. Лишь изредка выходил отдать кому-то распоряжения. Как сказал
сам парень, теперь он моя личная охрана, пока отсутствует Ландар. Вообще, якобы очень
почетно быть личным телохранителем будущей владычицы, как отметил Диф, подмигнув мне
при этом. Сдается мне, парень сам напросился и не в почете дело совсем.
Предупредила Дифрана, что с Глорией отношения у меня не самые радужные и что от девушки
ожидаема будет попытка меня убить на радостях при встрече. Диф был впечатлен моим
подробным рассказом об отношениях с Глорией.
Пока было еще свободное время, расспросила парня о том, что же это за шаэри такие, как они
получаются и чем от владыки отличаются.
Шаэри питаются чужими эмоциями, я бы даже сказала, что они от них зависимы. Даже еда
обычная не нужна. А вот владыка нет. Питаться может, но не зависим. Далее. Шаэри чем-то
напоминают нарифе – могут трансформировать свое тело – обрастать чешуей, когтями и
крыльями. Для простого человека невероятная удача стать сильным шаэри с великолепной
регенерацией. Нарифе тоже выгодно стать шаэри, я не совсем поняла, но там как-то сливаются
способности, и получается довольно крутая сущность. Владыка же свою трансформацию
никому не показывал, так что в кого и как превращается он, никому не известно.
Дифран пояснил, что подвалы с пленными потому так обширны в обители, что пленные это
практически еда для остальных. Заложников выводят на эмоции различными способами –
пытки, соблазнение, обещания. Самые вкусные эмоции, по признанию Дифа, – страх и ужас.
Когда парень об этом рассказывал, его глаза словно стали ярче, зрачки расширились и Диф
облизнулся раздвоенным языком.
Диф почувствовал мой страх и внимательно на меня посмотрел, довольно блестя глазами. Все
же парень изменился куда сильнее, чем мне показалось вначале.
– А меняет человека всегда лично Ландар и это… очень неприятный и болезненный процесс. Не
буду подробно описывать, и так все узнаешь на практике.
По спине пробежал холодок.
– Как скоро?
– Я так предполагаю, что на свадьбе, раз ты до сих пор человек.
– Это будет какой-то обряд?
– Нет, там все достаточно просто и быстро.
Вскоре появились монструозные барышни с готовой одеждой в руках. Меня стали тщательно
подготавливать к балу. Дифран даже в ванную свой нос сунул якобы проверить, насколько
тщательно меня намывают и натирают кремами. Нет, он не подглядывал, конечно.
Когда я полностью была готова, Диф сказал, что проводит меня Ландар. От себя же парень
посоветовал мне ничего не бояться, тем самым не кормя своими эмоциями окружающих.
Полное безразличие и сухость.
Хороший совет. Только трудновыполнимый. Тяжело быть в обществе, в котором тебя будут
читать как открытую книгу.
Стою у окна спиной к двери. Я полностью собралась. Слышу звук открывающейся двери.
Медленно оборачиваюсь.
– О, моя темная звезда! Вы великолепны. Увидь я вас сейчас впервые, то наверняка влюбился
бы вновь.
Это Ландар говорит о любви?
Лан подошел ко мне, ни на мгновение не отрывая от меня взгляда. Предложил мне руку.
Вложила свою ладонь в мужскую. Мастерицы у Ландара и правда очень крутые. Платье на мне
невесомое, словно соткано из паутины. Черное и прошито серебряными нитями. Платье длиной
в пол, при этом крой достаточно простой и изящный. Открыта шея, есть небольшое декольте, а
все остальное закрыто. Мне сделали высокую прическу, в волосы вставив мерцающие черным
заколки и серебряную тиару, усыпанную черными камнями. Когда посмотрела в зеркало, даже
не узнала себя поначалу. Словно это и не мое отражение, а какой-то другой, взрослой серьезной
девушки с печалью глазах – той, которой уготована судьба стать женой владыки и потерять
любимого и друзей.
Потерла палец, на котором должно было быть кольцо Неша. Как я рада, что решила все-таки
снять его, когда собиралась перед отправкой в лагерь. Кольцо в безопасном сейфе у меня дома,
и Лан его не заберет, как остальные артефакты и мою привычную жизнь.
– Хочу сделать подарок, – мне на шею Ландар неожиданно надел нечто, напоминающее
ожерелье. – В честь нашей помолвки.
Ощупала камни рукой – похожи на те, что в диадеме. При помощи магического зрения
проверила плетения. Артефакт. Ментальный.
– Другим незачем ощущать эмоции моей невесты. Вы согласны?
О, да. Благодарить только не стану.
Мой первый настоящий бал. Бал монстров.
Неспешно вхожу в невероятно просторный и красивый зал. Передо мной и Ланом склоняются в
низких поклонах сотни, если не тысячи… существ. Я иду по левую руку Лана, держась за
локоть мужчины, а по левую руку от Владыки… его монструозный пес. Впрочем, рядом со
мной тоже есть питомец – Балагура также взяли на бал. Я в смятении. К такому не привыкла.
Тщательно держу спину и высоко вздернула подбородок. Ни на кого не смотрю. Не стоит
больше никому показывать свои чувства.
Только один раз все-таки посмотрела в толпу, почувствовав на себе настолько враждебный
взгляд, что это стало буквально осязаемо.
Мне не пришлось искать долго. Среди выстроившихся в первой линии шаэри стоит Глория.
Золотые глаза с вертикальными зрачками прожигают меня дикой ненавистью.
Неприятно. Но лично мне не страшно. Страшнее существ, чем Лан, тут нет.
Едва сдержалась, чтобы не показать Глории язык. Вот что значит не везет моей «подружке».
Мы с Ландаром дошли до «вип»-ложи и сели на широкий диван. Никакого официоза. Лан
удобно расположился на подушках, практически притянув меня к себе, так что я тоже оказалась
вольготно полулежащей на самом Лане.
Ложа находится на возвышении, и все гости видны как на ладони. Больше таких лож я не
заметила, только что диванчики, кажется, были вдоль стен, но на них никто не сидит.
Никаких церемоний и представлений. Все по-домашнему. Ландар повелительно кивнул и бал
начался. Наблюдаю за весельем монстров. Танцующих не особо много, в основном все
неспешно перемещаются по залу и общаются друг с другом. Довольно культурный
монструозный бал, надо сказать. Ни тебе эпических драк, выяснений отношений, поедания
сырого мяса и прочее.
– Хочешь, пойдем потанцуем? – задевая мое ухо губами, поинтересовался Ландар. Попыталась
отодвинуться, так как неожиданное прикосновение оказалось вдруг приятным и вызвало
мурашки.
Лан отодвинуться не дал, в ответ притиснув к себе еще ближе.
– Когда мы перешли на «ты»? – спросила я.
– С этого момента. Теперь ты официально моя невеста, и, мне кажется, я могу позволить себе
некоторые вольности. Ника, ты живое поплощение искушения… Так что насчет танца?
– А у меня есть выбор?
– М-м-м… пожалуй, нет.
Ландар встал, подняв заодно и меня, и, не выпуская из объятий, повел вниз, к своим
подданным. Перед нами все почтительно расступаются, а когда Лан остановился, на несколько
метров вокруг возникла зона отчуждения. Заиграла новая композиция невидимых музыкантов,
и владыка повел меня в танце, похожем на смесь вальса и танго. Очень близко, очень интимно и
очень плавно.
К движениям я приноровилась быстро, танцевать люблю, и партнер мне попался опытный. Тем
не менее, от души пару-тройку раз наступила Ландару на ногу, но это, кажется, нисколько не
разозлило мужчину.
После танца мы вернулись в ложу и больше вниз не спускались. Небольшой столик рядом с
диваном слуги заставили фруктами, всевозможными легкими закусками и напитками разной
степени крепости.
Лан пытался меня споить и накормить, а я всячески отнекивалась, что очень смешило моего
«жениха».
Через какое-то время музыка смолкла. В полной тишине к ложе владыки подошел Каян и
смиренно опустился на колени.
– Говори, – разрешил Владыка Каяну. Я еще больше напряглась. Что-то подозрительно это все.
– Владыка, позвольте в честь такого большого праздника, как обретение вами невесты, моей
возлюбленной Этель стать шаэри в счет моих и ее будущих заслуг. Воссоедините влюбленную
пару! – патетично закончил свою речь Каян.
Все подстроено. Стоило парню замолчать, и в зал под конвоем ввели красиво одетую и
улыбающуюся сестру Инга.
Вцепилась в руку Лана и, пока девушка еще идет по проходу, взмолилась:
– Не надо ее менять. Пожалуйста! Я сделаю, что захотите.
Ландар поднял свою руку, которую я с силой сжала, и повернул так, что смог запечатлеть на
моем запястье поцелуй.
– Твоя самоотверженность, дорогая, очень вкусная (не думала же ты, что артефакт экранирует
твои эмоции и от своего хозяина, верно?), но вынужден тебя огорчить – твое согласие на
послушание у меня и так есть, а большего мне и не нужно. Что касаемо этой девочки – стать
шаэри она решила сама. И за это в награду получит силу, воссоединится с возлюбленным и
поможет своему брату и его девушке. Я решил отпустить двух твоих друзей на свободу.
Кормиться с них все равно теперь не будут – я ведь пообещал, мою сторону они не примут, а
кормить врагов и держать их поблизости от себя нет желания. Пусть поторопят твоего бывшего
жениха. А то что-то Вейтар ко мне в гости особо не торопится, все армию собирает и готовится
к наступлению. Так и к свадьбе нашей не успеет.
Ландар замолчал, поскольку к нам подошла Этель. Девушка в рубинового цвета платье и
накрашенными губами ярко-красного цвета старше не смотрится, наоборот, создается
впечатление, что это ребенок надел мамино платье поиграть.
Девушка низко поклонилась владыке, затем мне – уже не так низко, еще и презрительный
взгляд в мою сторону бросила. Дура малолетняя. Наверное, думает, что я тут по своей воле,
предала всех и Неша в том числе.
Этель что-то тихо проговорила насчет того, что будет служить верой и правдой владыке, и
встала на колени. Зал поддержал девушку бурными аплодисментами.
Ландар встал, сделал несколько шагов вперед, раскинул руки…
Едва удержалась от вскрика. Из тела Ландара потянулись настоящие черные щупальца.
Невероятно много. Секунда, и хищные щупальца впиваются в Этель, пронзая ее насквозь.
Девушка страшно, нечеловечески кричит. Щупальца поднимают Этель над землей и… кажется,
пьют ее кровь. Жертва пытается сопротивляться, трепыхается, но вот голова Этель
запрокинулась и безжизненно повисла, а я… потеряла сознание.
Проснулась от поцелуя в щеку.
– Ника, приходи в себя. Скоро бал уже окончится, а ты все отдыхаешь. Почти все самое
интересное пропустила.
Нехотя открыла глаза. Надо мной склонился улыбающийся Лан. Шарахнулась в сторону и чуть
не упала с дивана – мужчин вовремя схватил.
Пытаюсь вырваться из рук Ландара. У меня приступ паники. Из глаз брызнули слезы.
– Тихо-тихо. Все хорошо. Вон, смотри, твоя Этель танцует и веселится вместе с Каяном.
Посмотрела в зал. Действительно. Вполне живая и веселая Этель вовсю радуется жизни и
отплясывает рядом с Каяном.
Меня затрясло. И вид счастливой живой Этель меня нисколько не успокоил.
– Не волнуйся. У тебя все будет не так, – обняв и положив свою голову мне на плечо,
промурлыкал Лан. – Полагаю, тебе даже понравится. Все только смотрится страшно. Я войду в
тебя аккуратно, бережно. Я изменю твою структуру в нечто более совершенное, нежели у
остальных, а еще я буду во время этого процесса…
Закрыла уши руками, чтобы не слышать и не видеть Лана.
Бал действительно был вскоре окончен. Точнее, для меня и Ландара окончен – большинство
гостей остались веселиться.
Лан привел меня не в спальню, где я очнулась, а… похоже, в свою.
– Это мое непосредственное обиталище. Располагайся и чувствуй себя как дома, ведь теперь это
действительно твой дом и спать ты будешь здесь.
Это мы еще посмотрим. Надо спасаться как можно быстрее с друзьями – иначе Неш придет в
заготовленную ему ловушку. Конечно, мой Вейтар наверняка знает о том, что его здесь ничего
хорошего не ждет и наверняка должен что-то придумать в ответ, но… страшно мне за Неша. А
как побег осуществить – не представляю. Любая моя ошибка, и будут расплачиваться друзья.
Огляделась. Уютно.
– А где цепи и пыточные приспособления? Ты завтрак в постель не берешь? –
полюбопытствовала я, окончательно переходя на неформальный тон. Какая уже разница.
– По утрам я предпочитаю эмоции иного типа. Ночью не ем. Да и не эстетично держать в
спальне орудия пыток. Но, если тебе нравится подобная идея, цепи могу приказать принесли.
Только если приковать ими не меня, я тебя, маньяк.
– Нет, спасибо.
Подошла к широкому полукруглому окну почти во всю стену. Вид открывается примерно тот,
что с террасы. Штор нет, хозяин, видимо, любит солнце, что для меня странно. Сама спальня
отделана очень современно, в светло-кремовых и черных тонах. Я словно в своем родном мире
оказалась… лет через сто.
– Здесь у тебя… пульты и техника, – высказала я свое удивление. – А еще панели управления
и… что это за странная светящаяся сфера?
– Когда-то я бывал в мирах, о которых тут еще даже не известно. Там давно магия и технологии
существуют неразделимо. Этому миру еще долго к этому идти. А то, что ты здесь видишь, – это
сувениры из разных миров. Сфера – нечто вроде большого пульта управления от всей обители,
при этом наделенного собственным разумом. Я тебе позже все подробно покажу.
Лан подошел, повернул меня к себе спиной и начал расстегивать застежки на платье. Медленно,
явно наслаждаясь своими действиями.
Мелко трясусь и едва сдерживаю слезы. Неужели сейчас Ландар потребует с ним переспать? Я
не выдержу.
– Ну, вот и все, трусишка, – хмыкнул Ландар. – Я в ванную. Хочешь, можешь присоединиться.
Лан ушел. Выждала чуть и рванула искать гардероб, придерживая сползающее платье.
Не сразу, но мне удалось найти комнату с одеждой – дверь открылась сама собой, стоило мне к
ней подойти близко.
Довольно солидных размеров комната поделена пополам. Одна половина – мужские вещи,
другая – женские. Лан подходит ко всему основательно.
Как ни старалась, закрытой пижамы не нашла. Все ночные комплекты исключительно
красивые, открытые и местами полупрозрачные. В итоге нашла легкие бриджи из приятной
легкой ткани и тунику. Лучше так. Конечно, Ландар может потребовать переодеться или
вообще раздеться.
Дождалась, когда мой сосед по спальне выйдет из ванной и прошмыгнула в нужную комнату.
Тут тоже без сюрпризов не обошлось. С трудом разобралась, как включать технику. Везде
скрытые сенсорные панели, есть и автоматические функции. Многое оказалось непривычно, но
здорово. Особенно понравилась ванна с разными режимами подачи воды и возможностью
менять форму. Я выбрала, случайным образом нажав на кнопку, форму, подстраивающуюся под
изгибы тела и создающую эффект парения в струях воды. Сразу стало так хорошо и приятно.
Помимо воли расслабилась. Глаза стали закрываться. И к Лану выходить совершенно не
хочется…
– Дорогая, спать все-таки надо в кровати, хотя я тебя понимаю…
Попыталась резко вскочить, но резко не получилось. Форма ванны не позволила. Распахнула
глаза и смотрю в улыбающееся лицо Лана. Мужчина с интересом, не стесняясь, меня
разглядывает. Попыталась закрыть руками грудь и вновь подняться. Вообще ничего не
получилось. Я словно попала в смолу. Что с водой? Это Лан специально сделал?
– Что ты здесь делаешь?
– Тебя долго не было. Решил проверить, не решила ли ты утопиться из-за выпавшего на тебя
счастья в моем лице.
– Ландар… отпусти меня. Хотя бы из ванны.
Секунда, и вода перестала быть вязкой, а дно ванны гибким. Встала. С трудом сдерживаю
слезы. Вот только же успокоилась.
Быстро вытерлась полотенцем и натянуля взятую с собой одежду. Все под пристальным
наблюдением Лана.
– Ты слишком нервничаешь, Ника. Это уже надоедает. Если тебе будет так спокойнее – спать с
тобой против твоей воли я не собираюсь. В моем возрасте подобное уже скучно. Куда как
интереснее будет, если ты помимо воли и всех обстоятельств сама меня полюбишь и станешь
моей.
Едва не расхохоталась Ландару в лицо. Такого точно никогда не будет.
Считав мои эмоции, Лан не разозлился, лишь хмыкнул.
– Нас рассудит время.
Лан подошел, взял меня за руку и вывел из ванной, затем подвел к кровати и кивнул на нее.
– Ложись.
С неохотой последовала указанию и легла на самый край. Лан лег рядом и, как и на балу в ложе,
сразу прижал меня к себе, обняв. Лежу, а сама невероятно напряжена, ожидая любых
сюрпризов. Слова Лана меня нисколько не обнадежили, и оставаться с ним наедине в одной
постели опасно. Вот Неш бы точно уже распустил руки и ощупал все, до чего рука
дотягивается… я так скучаю по тебе, Вейтар.
– А знаешь, чем тебя зацепил Вейтар? – неожиданно спросил Ландар. Вздрогнула. Словно
мысли читает и знает, о ком я думала. А может и знает. Если можно ощущать эмоции, то
почему бы и мысли не читать?
– Чем? – помимо воли спросила я. Любопытство – это не убиваемо.
– Эмоциями. Вейтар дает тебе эмоции. Сильные, качественные. Это самое важное. Не
внешность или положение. Ты страстная натура, и тебе нужна такая подпитка. А иначе ты
начинаешь скучать и чахнуть. При этом не важно, люди дают эмоции или ситуации. Именно
поэтому ты здесь, а не в своем мире или в замке Вейтара под его крылом. И совершенно не
важно, отрицательные эмоции будут или положительные. Это как зависимость. Вейтар этим и
мою сестру зацепил. Молодой, сильный, талантливый, принципиальный. Очень яркие эмоции.
Ты полюбишь меня, потому что я даю и дам тебе еще больше эмоций, лучше, качественнее.
Жизнь с Вейтаром покажется тебе пресной.
Эмоции, может, и качественнее, но это отрицательные эмоции, а я не мазохист.
– Расскажи про свое возвращение в родной мир и про обряд, – мило так попросил Лан,
прижимая меня к себе покрепче и кладя мою голову себе на грудь.
– Я устала. Хочу спать.
– Ты спала на балу и в ванной. Так что не увиливай.
Печально вздохнула и стала рассказывать Лану сказку на утро грядущее.
Миктиль очень хотел вытащить Ханну. Зная о моей способности, предложил пройти обряд и
стать с ним кровно-магическими родственниками. С Ханной бы у меня не получилось пройти
такой обряд – у нас обеих сильно иссушены магические силовые каналы, а для обряда нужно,
чтобы у одного из участников магический фон был стабилен и достаточно развит.
Я согласилась. И девушке была не прочь помочь, и Миктиль уж очень красочно расписал
перспективу стать его родственницей и получить титул. На этом, в общем, все, но Лану
пришлось рассказывать со всеми подробностями. Мужчина то и дело задавал уточняющие
вопросы, между делом гладил по волосам и нашептывал мне комплименты.
В итоге я так и уснула у Лана на груди, но лучше бы этого не делала, поскольку сон мне
приснился, в связи с последними событиями, более чем провокационный.

Глава 22

Ко мне несутся двое мальчишек, черноглазые, с белыми вытянутыми зрачками. За ребятами,


почти нагоняя, несется мохнатый монстр, похожий на клыкастого волкочеловека. На монстре
надеты почему-то розовая шапочка с рюшами, розовый сарафан и белый передник.
Монстр причитает, что ребята не поели, и несется за ними с какой-то кастрюлей.
– Мама! Спаси! Мы не хотим есть.
Один ребенок, тот, что постарше, спрятался за меня, другой вообще под мою длинную черную
юбку забрался. Монстротетя подбежала, грозно оскалилась… и тут на моих руках запищал
младенец. С удивлением смотрю на кричащий сверток в своих руках. На меня
расфокусированным взглядом умильно моргает черными бусинками-глазками курносый
малютка.
Отреагировать и как-то испугаться не успела. Все на миг потемнело, а когда рассеялось, я
оказалась стоящей на возвышении перед толпой монстров. Их невероятное количество.
– … это моя жена и ваша владычица, – заканчивает Лан свою речь. Мужчина крепко держит
меня за руку.
Радостный рев монстров оглушает. Ландар счастливо улыбается, обнимает меня и целует, а я с
упоением ему отвечаю.
Вновь темнота, но на этот раз она не рассеивается. Я в полутемной спальне, лежу на кровати,
сверху нависает Ландар. Становится тяжело – это мужчина лег на меня, придавив к кровати. Я
полностью раздета, Ландар тоже. Я невероятно возбуждена и тяжело дышу.
– Первая брачная ночь должна быть незабываемой, верно? – провокационно говорит мне
Ландар хриплым голосом. Я буквально ощущаю возбуждение мужчины. Лан властно целует, а
затем входит в меня. Я изгибаюсь, плавлюсь под требовательными мужскими руками. Ландар
задвигался, сейчас он хозяин моего тела. Дыхания не хватает. Выгибаюсь от удовольствия. Лан
двигается все быстрее. Сильно, жестко. Еще немного. – Я хочу большую семью, мое темное
солнце. А ты?
Просыпаюсь и резко вскакиваю. Тяжело дышу то ли от ужаса, то ли от пережитого
возбуждения. Приснится же такое.
Лана рядом нет, к счастью. Если судить по солнцу за окном, сейчас уже день. Быстро встала с
кровати, сходила в ванную. Предпочла воспользоваться для омовений раковиной, поскольку
теперь я не доверяю суперсовременной технике.
Вернулась в комнату. До сих пор не могу отойти от сна. Хорошо, что сны – это только сны. С
любопытством подошла к сфере управления обителью. Вот бы узнать, как эта штука работает,
открыть все камеры, навести шороху и бежать.
В дверь спальни, коротко постучав, вошел монстр. Точнее, вошла.
– Здравствуйте, я ваша личная горничная, – прорычала… волкочеловек в белом чепчике с
рюшами, темно-зеленом платье и белом переднике.
Шок. Вот все, что я сейчас ощущаю. Не стала ничего отвечать «милой» горничной. Пора узнать
подробнее про местных богов и начинать им молится, чтобы сон не стал явью, а то как-то очень
подозрительно. Может, это Лан так развлекается и насылает сны? Не удивлюсь, если он
подобное умеет.
После завтрака, который мне принесли прямо в спальню, ко мне зашел Дифран. Не в спальню, а
в гостиную. Вообще, под покои владыки отведены целых четыре этажа, так что выбор, где
встречать гостей, у меня есть.
Поговорили с Дифом недолго о прошедшем бале. Оказалось, моего обморока никто не заметил.
Отвод глаз, видимо. Еще Дифран сказал, что видел реакцию Глории и поставил наблюдать за
ней своих подчиненных. Парень отметил, что вчера я выглядела шикарно, да и сегодня тоже, и
что новый образ благородной дамы, а не девчонки-студентки, мне идет куда больше. От
заявления Дифрана стало совсем грустно и захотелось вернуться в свою ужасную лучшую
академию.
После Диф сказал, что пора идти, и повел меня к своему владыке на выход из обители. Ну как
повел. Парень протянул мне ключ-портал с комментарием, что выйти из обители можно только
так. Обычного выхода не предусмотрено проектом. Серьезно. Задача по спасению друзей
усложняется.
Переместились на дорогу, ведущую к обители. Здесь уже владыка со свитой и… Стефа с
Инградом.
– Моя невеста захотела попрощаться со своими друзьями перед тем, как они уйдут, не могу не
исполнять ее желание, – ко мне подошел Ландар и по-хозяйски обнял за талию. Но владыка
меня сейчас нисколько не волнует. Неотрывно смотрю на Инга и Стефу. Ребята выглядят
усталыми, но, главное, целыми и невредимыми, и одежда на них новая и чистая.
Мне реально стало легче. Теперь я буду уверена, что эти двое будут жить и будут в
относительной безопасности.
Стефа сделала шаг навстречу ко мне, а Инг с яростью смотрит на владыку и стоящего за его
плечом Дифрана, это Инград еще про Каяна не знает и свою сестру. А может и знает.
– К моей невесте лучше не подходить, – сразу предупредил Ландар, холодно улыбаясь.
– Ребята, уходите быстрее! – не выдержала я. Что же они все стоят? Боюсь, как бы Лан не
передумал.
– Да, вам уже пора, передавайте аирафе Вейтару мои наилучшие пожелания и приглашение на
нашу с Вероникой свадьбу, – сказав это, Лан без спроса поцеловал меня. Не так, как во сне или
даже в камере. Этот поцелуй оказался жестким и болезненным. Пытаюсь вырваться,
трепыхаюсь, словно бабочка, попавшая в паутину.
Лан отпустил меня, только когда послышались звуки борьбы. Мужчина довольно смотрит на
начавшуюся драку между моими друзьями и его поданными.
– У нарифе всегда такие вкусные эмоции, – произнес Ландар. – Пусть выпустят пар и покормят
моих слуг. Не переживай, твои друзья останутся целы. Возвращаемся.
Лан перенес меня обратно в свои покои, поцеловал руку и сказал, что чуть позже, когда
освобдится, за мной зайдет Дифран, чтобы проводить в пыточные для выбора тех, кому я хочу
улучшить условия пребывания в заключении. Ландар расщедрился, сказав, что я могу выбрать
десятерых, несмотря на уход Инга и Стефы. Причем любых людей из любой камеры.
Как только Лан ушел, я села на пол и горько расплакалась, утирая кровь с прокушенной губы.
Одни стрессы.
Чуть позже, как и было обещано, пришел Дифран. Я уже взяла себя в руки, но настроения
общаться больше нет. Диф – враг, как и все остальные.
Спустились вниз. В первую очередь навестила Кимета. Действительно, парня поместили в
относительно-хорошие условия пребывания. Почти как в дешевой гостинице. Кимет выглядит
грустным и задумчивым. Когда с Дифом вошла, Ким жутко удивился.
– Ника?! Дифран…
Реакция у Кимета была примерно такая же, как у меня на Каяна. Капитан бросился на Дифа, не
задумываясь.
Кимет натолкнулся на невидимую стену. Магическая охрана.
– Дифран, я могу наедине поговорить с Киметом?
– Да, но недолго, – произнес мой спутник и вышел.
– Что все это значит?! Про тебя мне успели сказать Инг со Стефой, но как здесь оказался
Дифран? Он изменился. Получается, он предатель?
– Если бы только Диф…
Как смогла за десять минут рассказала Киму обо всем, что со мной приключилось с момента
захвата лагеря.
Больше ничего обсудить не успели, вернулся Диф и повел меня дальше испытывать стресс.
Спросила про Артана, и Дифран, скривившись, сообщил, что цена у них в заключении точно
нет. Я невероятно обрадовалась этой новости. Ханна и Ник. Вот те, кого я хорошо знаю и кто
отправился в гости к Кимету. Ребята были потрепаны, в плачевном состянии, но живы и целы.
Дальше стало куда сложнее. Я проходила мимо камер с людьми, содержащимися в
нечеловеческих условиях. Хотелось освободить сразу всех, но приходилось выбирать.
Нашла пятерых знакомых по лагерю. С трудом, если честно. Люди в камерах настолько
обезображены, лица можно рассмотреть с трудом.
Хотела двоих выбрать наугад, но Дифран, замявшись, вдруг посоветовал посмотреть кого-
нибудь из лабораторий. Почему, я вскоре поняла.
Если мне казалось, что в камерах плохо, то в лабораториях был сущий ад. У меня реально
волосы дыбом встали от того, что я увидела. Теперь я точно не смогу спать по ночам без
кошмаров.
Попросила Дифа выбрать за меня. Парень серьезно кивнул и пообещал, что выберет того, кому
плохо, но еще можно хоть как-то помочь.
Сама я не смогла находиться в лабораториях. Сбежала. Все, что съела на завтрак, вышло
обратно.
Это действительно ужасно, и Ландар монстр и маньяк во всех смыслах этих слов.
Когда меня привели обратно, упала на постель и свернулась калачиком. Раз за разом
прокручиваю в голове то, что увидела.
– Ника, середина дня, а ты в кровати и страдаешь, – раздался надо мной ненавистный голос
Ландара. – Что опять не так? На заключенных смотреть не понравилось?
Ничего не отвечаю. Убила бы.
– Ника, отвечай. Ты же помнишь, что должна быть хорошей девочкой? – в голосе Ландара мне
слышатся издевательские нотки.
– Для чего вам лаборатории? Мучений людей в камерах недостаточно?
– Лично мне всего уже давно достаточно. Я уже прошел через тот возраст, когда меня увлекали
пытки и эксперименты над возможностями живых организмов, но мои порождения – шаэри –
все еще довольно молоды и любопытны. Если не идти навстречу поданным, все быстро
разбегутся, чтобы искать себе развлечения по всему миру и создавать себе собственные
лаборатории.
– Ты монстр. И плодишь монстров, – тихо произнесла я, крепко зажмурилась и сжалась в еще
более компактный калачик.
Лан ничего мне не ответил. Я почувствовала, как мужские руки подхватили и куда-то меня
понесли.
– Без монстров не было бы героев, верно?
– Куда ты меня несешь?
– Тебе нужно развеяться.
Чувствую прикосновение к своей ладони и перенос.
Сильный свежий ветер.
– Может, откроешь уже глаза?
Открыла.
Вокруг туман.
– Мы на крыше обители. За облаками не видно земли. Зови свой посох. Полетаем, – сказав это,
Ландар неожиданно прямо на моих глазах превратился… в огромного черно-золотого дракона.
Сколько можно, а? Ландар поставил цель удивлять и шокировать меня днями напролет?
Призвала Сногсшибательного. Стоило мне сесть на артефакт, как тот рванул вперед с
невероятной скоростью. Посоху здесь определенно не нравится. В лагере я доработала
артефакт, теперь в посох встроены термоартефакт, защита от сильного ветра и маскировочный.
На такой высоте, правда, артефакты могут сбоить, да и все равно холод с ветром ощущаются,
но не так сильно, как могли бы.
Рядом, среди облаков, летит черная тень, ее почти не видно, но я точно знаю, что дракон рядом
и ни капельки не уступает в скорости Сногу.
Летела долго, не разбирая дороги и доверившись посох в выборе пути. На душе действительно
стало немного легче. Черное крупное и вместе с тем изящное тело ящера в какой-то момент
подобралось ко мне слишком близко. Сног едва успел увернуться от крыла Лана, которым
дракон едва меня не задел.
Смотрю на Ландара. Ящер кивнул головой вниз и нырнул, меняя курс и уходя к земле.
Мысленно попросила посох следовать за Ландаром, и Сног нехотя повиновался.
Облака рассеялись и показалась выжженная черная земля. Чем ниже опускалась, тем заметнее
становилось, что там, внизу, идет ожесточенная битва.
Сражаются монстры и люди.
Дракон летит ниже, чем я, но при этом словно ведя меня и давая возможность понаблюдать за
разыгравшимся внизу сражением. Кажется, что Ландар уже опустился так низко, что вот-вот
заденет головы воинов, но никто не замечает над своей головой огромного черно-золотого
дракона.
Масштабы битвы поражают. Сколько же здесь существ.
На мгновение сердце замерло. Неш.
Это точно он, сражается в толпе монстров бок о бок с Артаном. Заметила, потому что вокруг
мужчин мертвая зона – все монстры, что приближаются к двум магам на расстояние ближе
десяти шагов, уничтожаются. Начала быстро снижаться. Быстрее! Сердце бешено бьется в
груди. Я сейчас ни о чем не думаю. Хочу быть рядом с любимым мужчиной. Хотя бы
предупредить и сказать, как сильно…
Под посох поднырнул дракон, сбивая мое крутое пике. Ландар недовольно зарычал и посмотрел
на меня так, что я поняла – продолжу движение вниз, и будет плохо мне и всем окружающим.
Интересно, а Лан огнедышащий?
Вновь набираю высоту под конвоем дракона. Сердце кровью обливается. Пытаюсь рассмотреть,
что внизу, но обзор закрывает черная с золотом туша.
Дракон провел меня дальше, к хребту, и только там приземлился. А за хребтом… свежая армия
монстров. Сколько же этих монстров у Лана?
Ландар перевоплотился обратно в человека, я приземлилась рядом. Меня и владыку до сих пор
никто не замечает. Владыка хмур и недоволен, но мне ничего не высказывает. Огляделась.
Монстры здесь ящероподобные, крупные.
– Ландар, зачем мы здесь? И… откуда столько монстров?
– Мы здесь, чтобы развеяться. К тому же иногда приходится лично все контролировать. Как
показывает печальная практика, без меня подданные быстро начинают сдавать позиции. Что
касается количества – монстры быстро плодятся, к тому же я не разбрасываюсь ресурсами, и
захваченных людей чаще не убивают, а меняют, только без моего непосредственного участия
получаются вот такие недоделки. Наблюдай, Вероника, не каждый день удается побывать в
центре масштабной битвы, в ней не участвуя.
В руках Ландара неожиданно возник черный посох. У него тоже есть такой артефакт?! Хотя
чего я удивляюсь, он же дружит с моим мастером.
– Ландар… пожалуйста, не делай этого, – в первую очередь я боюсь за Вейтара, но страшно не
только за Неша. Реки крови проливаются на поле боя.
К моей просьбе мужчина остался глух. Ландар взмахнул своим черным, хищного вида посохом,
вершина которого украшена наростами в виде гребня дракона. Армия монстров пришла в
движение, послушная чужой воле. Твари стали выстраиваться в ровные ряды.
Лан взмахнул посохом, и монстры отправились в путь. Чтобы контролировать такую армию,
даже дракону, видимо, нужен усиливющий магию посох.
С горечью наблюдаю за монстрами и довольным Ланом, от бессилия становится плохо.
Не знаю, что на меня нашло. Может, Сног, подсказал. Сжала покрепче свой артефакт и с силой
ударила Шибом по посоху Ландара. Удалось выбить артефакт из рук мужчины. Я знаю, что
должна быть послушной девочкой ради своих друзей, но ведь и там сейчас в битве умирают
чьи-то друзья и родные.
Проследила за полетом чужого посоха. Красиво падает, с вращением. Шиб в руке довольно
вибрирует, эх, не знает мой артефакт, как дорого это может обойтись.
Лан спокоен, но смотрит на меня многообещающе. Даже не пытаюсь сбежать. Дракон быстрее,
чем посох, в этом я уже убедилась. Слышу рев, а монстры вокруг начинают срываться с места и
бежать, куда глаза глядят.
Владыка протягивает вперед руку в явном намерении вновь призвать посох, но… тот не
слушается и продолжает валяться на земле. Сног испортил артефакт Лана!
Теперь мне точно крышка. На всякий случай поднимаю вокруг себя защитные магические
щиты, но сама понимаю, как это глупо и бесполезно. Против Лана с его опытом я ничто.
– Дай-ка мне свой посох, – Ландар подозрительно прищурился. Сног вырвался из моих рук и
перенесся к Лану. Владыка взял посох в руки и… обжегся. – Как интересно.
Мужчина кинул посох на землю и наклонился над ним, внимательно разглядывая.
– Очень необычно. Жаль, что я раньше не уделил внимания твоей летающей игрушке, – Ландар
провел кончиками пальцев, которые тут же начали дымиться, по стержню посоха. – Это ведь
Слезы богини. Давно мне не приходилось их видеть.
Лан задержал пальцы на камнях и убрал руку лишь тогда, когда камни стали вдруг сиять, а
кончики пальцев Ландара совсем обуглились. Стоило мужчине убрать руку, как у него все тут
же зажило.
– Я не буду спрашивать у тебя, откуда камни, но посохом тебе пользоваться больше нельзя.
Богиня давно на меня обижена, и часть ее Слез появилось из-за меня. Так что…
Сног стал покрываться черной коростой. Вскрикнув, подбежала к посоху. Взяла в руки, но на
этот раз посох обжег меня.
– Не переживай, дорогая. Артефакт за артефакт. К тому же, твой я просто на время заморозил.
После свадьбы я тебе его верну, причем усовершенствованный. Ну что, летим домой, раз не
получилось сегодня развеяться? Придется теперь тебе лететь на мне, а моя спина для перевоза
пассажиров совсем не приспособлена. Во время пути можешь подумать над тем, кто из твоих
друзей будет расплачиваться за твое плохое поведение. Я приму любое твое решение.
За время возвращения в обитель успела, наверное, поседеть. Лучше б Лан меня собрался
наказывать. Выбирать из друзей, кто мне менее ценен, чтобы именно его и наказали? Врагу не
пожелаешь.
– Ну что, решила? – спросил Лан, перевоплотившись в человека. Мы приземлились на крыше
обители, где я кое-как сползла с дракона, ободрав себе не только одежду, но и кожу. Лан
действительно не предназначен для перевозки – шкура вся в острых шипах, а чешуя шершавая
до того, что можно стесать руки до кости.
– Я… не решила.
– Мне самому выбрать?
– Может быть, я все-таки… смогу предложить что-то взамен наказания друга?
– Предложи.
Долго молчу, собираясь с мыслями. Лан терпеливо ждет.
– Я станцую для тебя.
– Хорошо, – вдруг легко согласился Ландар. – Но танец должен мне понравиться, иначе это не
будет зачтено за наказание.
Слишком легко. Кажется, я продешевила.
День. По моей просьбе мне отдали компьютер. Сижу в почти домашней обстановке рядом с
Ланом, выбираю музыку и просматриваю ролики с танцами. Владыка пожелал тоже
участвовать в выборе.
– Такое сможешь станцевать? – выбор Ландара остановился на восточном танце. Вот кто бы
сомневался. Хорошо, что папочка с уроками стриптанца у меня запрятана после возмущений
Неша по поводу наличия эротики. Никогда не знаешь, что может в жизни пригодиться, скачала,
когда была дома, все что можно.
– Я почти все могу, но по чуть-чуть, я не профессионал.
– Хорошо. Пришлю к тебе своих кудесниц. Я хочу, чтобы ты была вот в таком костюме, – Лан
показал на одну из красавиц на экране, – только черно-золотого цвета.
Ничего спросить не успела, в комнату с визгом ворвался Бали и кинулся мне на руки. В
последнее время песец где-то пропадал. Я так подозреваю, умный шах партизанит в мою
пользу. За Балагуром в комнату вальяжно вплыл питомец Ландара – монструозный пес, давно я
его не видела.
– А вот и Нарт. Похоже, твой зверек пришелся моему псу по душе, – Бали недовольно зашипел,
ощерившись на монстра, а Ландар лишь добродушно усмехнулся. Несмотря на то, что я
сломала мужчине его посох, настроение владыки стало более чем хорошим. – Пусть поиграют.
До вечера, солнце. Готовься. Я буду очень требователен.
Когда Лан ушел, Бали, все-так же возмущенно поглядывая на улегшегося у меня в ногах зверя
владыки, вдруг опустил мордочку мне на руки и незаметно что-то вложил туда, едва разжав
челюсть.
Как можно более незаметно разжала ладонь. Металлически3й шарик и маленькая записка на
защитной бумаге.
"Завтра. Три раза быстро сожму ладонь, сразу активируешь артефакт. Целую".
Сердце тревожно сжалось. Что за шпионские игры? Это не может быть Неш, я только сегодня
видела его на поле боя… или может?
Нарт рыкнул. Посмотрела на монстропса – тот сверлит меня недовольным долгим взглядом.
Знает. Нарт знает про передачу Бали. Или у меня уже паранойя?

Глава 23

Вечер. Я мнусь в костюме востоной танцовщицы перед Ланом. Монетки на поясе то и дело
звенят от любого неосторожного движения. Как сейчас буду танцевать, не представляю. Ландар
осматривает меня взглядом хищника, оценивающего добычу.
Я не смогу.
– Ника, – произносит Лан, голосом змея-искусителя и достает словно из ниоткуда черную
запыленную бутылку и два красивых черных бокала. – Перед танцем, выпей со мной за
компанию. Это не алкоголь, это нечто более совершенное. Леченый напиток. Расслабляет, но
при этом мысли остаются ясными, координация не теряется, и никаких неприятных
последствий в виде боли на следующее утро или привыкания.
Мужчина медленно и торжественно разливает густую черную жидкось по бокалам.
– И что, совсем без подвоха? – не верю я.
– Ну как сказать… Данный напиток помогает убрать барьеры. Многие наши чувства
появляются из-за издержек воспитания. Многие часто оглядываются на общественное мнение.
Иногда же интересно узнать, какой ты на самом деле. Какой твой истинный характер и взгляды
на жизнь.
– А ты тоже будешь пить? – подозрительно смотрю на Лана.
– Конечно.
– Я могу не пить?
– Безусловно. Но танец мне тогда твой вряд ли понравится.
Понятно. Не могу.
Поодошла, взяла из рук улыбающегося Ландара бокал и, под взглядом владыки сделала
осторожный малеький глоток. Ландар последовал моему примеру.
– До дна, Солнце. Это самый дорогой напиток, который существует в мирах. И, поверь, он того
стоит. Пей.
Зажмурилась и выпила залпом. Нет, действительно, очень вкусный напиток. Настолько, что я
даже не могу передать словами, на что похоже. Там есть все. Терпкий, чуть сладкий, душистый,
легкий, нежный, и в тоже время неповторимо… вкусный. Сразу захотелось смеяться и
танцевать. А еще плакать. Излить все свои страхи и переживания.
Кинулась на хохочущего Лана в намерении задушить.
– Солнце, ты не подражаема, – барахтаюсь в объятиях лежащего на кровати Лана и рычу.
пытаясь разодрать тому лицо. – Какая страсть. Я примерно так и думал.
Ландар поцеловал меня. Я не хочу этого поцелуя, но вспыхиваю, словно спичка, с каким-то
животным азартом отвечая на мужской поцелуй. Сама себя ненавижу за это, перед глазами
Неш, и в то же время я на этот раз с удовольствием впиваюсь ногтями в плечи владыки, и хочу
разорвать на нем рубашку. Одежда мешает.
Как же это… от Лана я чувствую странное тепло, он знает, что делает, я таю под его руками.
Это восхитительно приятно и я ничего не могу с этим поделать.
– Все-таки ты хочешь меня, верно? – Лан оторвался от моих губ, лукаво на меня посмотрев. –
Зло манит, а тьма теплая и уютная, так?
– Нет! Ты мне противен, – говоря это, тяну Лана за шею вниз, для нового поцелуя. Тело говорит
одно, разум другое.
Ландар не поддается и, смеясь, расцепляет мои руки и садится.
– Не забывай, тебе еще мне танцевать.
Пытаюсь успокоиться и хоть как-то унять разожженый в крови огонь. Вот, черт.
– Этот напиток. Это все он.
– Нет. Это все ты. Именно ты – Ника.
– Но ты ведь не изменился, но тоже пил, – выражаю мысли сумбурно, сейчас по-другому не
получается.
– Потому что я веду себя, как хочу, не оглядываясь на нормы морали, всегда, – просто ответил
мужчина. – Танцуй, Ника.
Сползаю с кровати. Координация действительно не нарушена.
– Ника.
– Да?
– Ты хочешь остановить войну и освободить всех пленных?
– Хочу.
– Когда я верну себе возможность выходить из этого мира, если ты захочешь, я больше не
вернусь сюда. Без меня мои подданные станут постепенно сдавать позиции, притока новой
крови не будет, и мир, наконец, вздохнет спокойно. Хочешь этого?
– А что хочешь за это ты?
– Ты уйдешь со мной, и больше сюда не вернешься.
То есть, у меня все-таки есть какой-то выбор.
– Лан, а как ты хочешь отомстить Нешу? Понимаю, что через меня, но в итоге… что? Ты
убьешь его? – вот, спросила самое страшное, о чем даже думать боялась.
– Я уже говорил. Убить – слишком просто и скучно. Так что не переживай, твой дорогой Вейтар
будет жить и, даже возможно, здравствовать, впоследствии.
– Но за что?! Не он же убийца твоей сестры, – наверное.
– Он нес за нее ответственность, так что и спрос с него. Все, Ника. Думай. И танцуй.
И я станцевала. Больше мне не мешала ни скованность, ни какие-то моральные устои. Сначала я
танцевала просто для себя, наслаждаясь музыкой и постаравшись выбросить все посторонние
мысли из головы. Неш будет жить. Остальное не важно.
Ландар недолго терпел мои танцы для себя.
– Ника, смотри на меня, – потребовал владыка.
Теперь я танцую, не отрывая взгляда от Ландара, и теперь думать о чем-то постороннем не
получается. Ландар. Красив, но нестандартной красотой. Змей. Гибкий, тонкий, хищный…
искуситель. Мужчина полулежит на кровати, подперев голову рукой. Владика расслаблен, веки
полуприкрыты, но он неотрывно следит за мной. Я чувствую, что невольно начинаю танцевать
медленнее и соблазнительное. Черт.
Остановилась.
– Почему ты перестала танцевать?
– Месть в том, что я уйду с тобой?
– Нет. Это уже не месть. Месть – это наша с тобой свадьба. Остальное, уже мелочи.
– Тогда зачем ты мне это предлагаешь?
– Ты разве не рассматриваешьтакой вариант, что ты мне действительно нравишься, я тебя
люблю и хочу от тебя детей?
– Нет. Так не любят. И почему именно от меня?
– А почему не от тебя? Ты не достойна любви? И как по-твоему любят?
– Если бы ты любил, то тогда не стал бы ждать, когда у меня наладятся отношения с Вейтаром.
– Любовь бывает разная, Ника. У таких, как я любовь тоже… своеобразная. Но, я, признаться,
все-таки начал терять терпение. Даже послал один раз своих подданных в твою академию, дабы
пригласить к себе. А когда Каян сообщил, что ты вероятно беременна от Вейтара, я понял, что
пора уже активизироваться.
– А если бы я действительно была беременна от Вейтара.
– Печально, но месть определенно была бы слаще.
У меня мороз по коже пошел от слов Лана.
– Твой танец окончен?
– А… тебе понравилось?
– Нет. Танцуй еще.
И я вновь танцую, причем такие ощущения, словно танец этот на лезвии ножа. Ландар
отрицательно качает головой, ему не нравится. Плохо.
Тогда подхожу ближе и танцую непостредственно перед Ланом, то и дело задевая мужчину то
бедром, то "случайно" задевая рукой или волсами. Лан довольно улыбается. Все-таки, влыдыка
мужчина, пусть и со своеобразной любовью.
Мужчина хватает меня за руку и опрокидывает на кровать, прямо на себя.
– Не прекращай танцевать, – приказывает владыка, а у меня возникает ощущение, что что-то
подобное со мной когда-то уже было, но ничего подобного я не помню. В прошлой жизни?
Танцую, двигая бедрамии взметнув руки вверх. Выгинаюсь. И снова двигаю бедрами.. Я всего
лишь танцую, но потому, что я вижу в глазах Лана, мне кажется, что я делаю нечто большее.
Ландар берет меня за бедра и прижимает к себе так сильно, что я не могу больше танцеваь.
Музыка резко замолкает.
– Достаточно, – говорит Ландар хрипло. – Мне нравится твой танец.
Выдохнула. Слишком опасно. В этом состоянии, без барьеров, я слишком близка к тому, чтобы
танец… продолжить. Но почему остановился Лан?
Утро. Чувствую спросоня, как разжимаются крепкие объятия владыки, мужчина целует меня в
щеку, встает и уходит.
Еще какое-то время нежусь в постели, выжидая, а после опускаю руку под кровать, Бали
тыкается мордочкой мне в ладонь. Глажу шаха, а после забираю припрятанный умным
питомцем артефакт. Буду держать при себе. Мало ли, когда и кто меня за руку сцапает для
троекратного пожатия.
Откинувшись на подушки, вспоминаю вчерашний день. Как мне теперь в глаза Вейтару
смотреть? Эти танцы и поцелуй… неужели я настолько порочная?
Все утро ходила, как на иголках. Мою руку трижды сжал Диф. Парень пришел проводить меня
в камеры к друзьям и среди темных мрачных коридоров и подал условный сигнал.
Любопытство – вещь неискоренимая. Активировала полученный артефакт простым магическим
импульсом. Послышался щелчок, и вот уже Дифран менякрепко обнимает.
– В этой обители стены все видят и слышат. Мне кажется, что обитель живая. Поэтомуя не мог
свободно с тобой поговорить. Едва удалоь придумать, как это сделать – мне прислали наши
глушилку.
– Дифран, что все это значит? – старательно отодвигаю от себя парня, но делать это невероятно
трудно, Диф от меня не отлипает.
– Я связался с нашими, как узнал, что ты тут. Тебе здесь не нужно находится. Я сделаю все,
чтобы забрать тебя отсюда.
– Как ты связался с нашими? С кем?
– У меня есть возможность выхода из обители. Остальное – не проблема. Вытащить тебя пока
нет возможности. Тебя не выпустит сама обитель. Ты под постоянным наблюдением. Сейчас
веду переписку лично с главнокомандующим – ты наверняка знаешь, что сейчас глава армии
магистр Неш. Готовится захват. Если все получится, то маги на время смогут подчинить себе
обитель и проникнуть внутрь. Во время переполоха мы с тобой сбежим. Здесь неплохо, но
лучше ни от кого не зависеть. Мы найдем тихий и спокойный мир, а сюда возвращаться не
стоит. Владыка будет в бешенстве.
– Зачем ты так рискуешь из-за меня? – я молчу пока про то, что если случится захват обители, я
в первую очередь кинусь в объятия этого самого главнокомондующего. Вот бы передать от себя
весточку.
– Я хотел сказать тебе это уже давно. Я люблю тебя.
Ох. Вот это да! Так всегда. То никого, то сразу все, но это совершенно не радует. Ме нужна
любовь только одного человека.
– Диф, послушай, я…
– Все! Время заканчивается. Ничего не говори. Я понимаю, что вел себя неправильно. Но… ты
ведь не любишь владыку, нет?
– Нет, – сказать или нет? А если тогда Дифран не захочет мне помогать?
– Я передам тебе с питомцем новый артефакт, если понадобится сказать что-то важное.
Щелчок. Диф с невинным видом ведет меня дальше.
Захожу в камеру Кимета, Никиты и Ханны.
– У вас пятнадцать минут, – сурово произносит Дифран и уходит.
– Ну как вы, ребят? – интересуюсь печально.
– Нормально. Не менее грустно отзываются друзья.
– Ника, – слово взял Ким. – Мы знаем, что тебя шантажируют нами. И еще… тут приходили с
нами поговорить… В общем, мы приняли решение, что станем шаэрами. Нам сказали, что для
твоих друзей эту "привилегию" можно будет отработать после превращения.
– Вы думаете, что встав под знамена владыки, он перестанет шантажировать меня вашим
благополучием? К тому же не только не еще семь человек зависят от моего хорошего
поведения. Так что не надо подобных жертв.
– Это не жертва, – сказал Никита. – Для той стороны мы умерли. Лично мне уже там ничего не
светит. А превращение разорвет мою связь с родным миром, и я перестану каждую ночь
постепенно сходить с ума из-за снов. Стану сильнее. Разве плохо?
– Может и нет. Но ты согласен перестать быть человеком? Питаться чужими эмоциями? Пытать
и мучить кого-то ради собственного удовольствия? Я так поняла, это как зависимость.
– Я не думаю, что стану таким уж жестоким и беспощадным. Для меня это выход, Ника.
Посмотрела на Ханну.
– И для тебя?
– А что еще остается? Там ведь мы действительно никому не нужны, а здесь сможем насать
новую жизнь.
– Как же Миктиль?
– Мы с ним уже давно не общаемся, между нами все кончено, – Ханна отвернулась. Кажется,
девушка врет сама себе.
– Ким, как же твоя земля и те, кто тебя ждут? Думаешь, тебя к ним отпустят? Я так поняла, все
шаэри не выходят за пределы пустоши.
– Придумаю что-нибудь, – отмахнулся парень. – Главное, не сидеть здесь, завися от милости
монстров. Я человек действия. Буду рядом с тобой. Вместе мы обязательно выберемся.
– Как знаете, – я не мама, чтобы кому-то что-то запрещать. Что такого в этой силе? Я вот совсем
не хочу себя менять. Меня и так все в себе устраивает. Да, простой человек, не нарифе или
аирафе, и ладно. Главное, что это я. А после превращения в шаэри, мне кажется, меняются не
только физические показатели, но и что-то в голове. А еще это зависимость от чужих эмоций,
жестокость, равнодушие… – А вдруг нас спасут?
– Спасут – хорошо. Но лично мне это как-то сомнительно, – ответил Ким.
А вот у меня выбора нет. Владыка сказал, владыка сделает. Если только Неш не успеет меня
словно светлый рыцарь из лап дракона. Прямо в сказку попала. Только я ни разу не принцесса.
Вышла из камеры. Скоро мои друзья станут монстрами. Куда катится мир?
Диф отвел меня на верхние уровни и проводил… в столовую. За накрытыми столами сидят
шаэри. Наверное, тут все самые приблеженные к владыки. Дифран ловели меня до самого
длинного и помпезного стола и усадил рядом с сидящим во главе Ландаром. Неожиданно. О
подобном завтраке меня никто не предуреждал.
– Дорогая, попробуй булочки. Повар сегодня превзошел сам себя в выпечке.
– А начинка там какая?
– На любой вкус, дорогая.
– Нет спасибо, – вкусы местных мне уже известны. Не хочу случайно съесть пирожок с… нет,
не буду даже об этом думать.
– Ты совсем ничего не ешь, Солнце, – недовольно отметил Лан.
Во вражеской компании – только воду. Ч удивлением обнаружила неподалеку от себя Глорию.
Девушка сидит за главным столом неподалеку от владыки. Да, действительно ныне уже вновб
златовска, хорошо продвинулась в этом обществе. Впрочем, с ее характером, она тут хорошо
вписалась.
Встретилась с заклятой подругой взглядами. С ее сторононы как всегда ненависть, а с моей…
подмигнула девушке.
Глория, кажется, выпала в осадок.
Не отрывая взгляда от златовлски, прильнула к Лану иположила голову ему на плечо,
"счастливо" вздохнув. Глория зарычала и с силой сжала вилку, от чего столовый прибор
согнулся. На девушку стали оборачиваться соседи по столу. Мне кажется, сейчас Глория готова
распрямить вилку и кинуть мне ее прицельно в глаз.
На всякий случай отодвинулась подальше и прикрылась Ланом, якобы нежно обняв своего
женишка. Настроение у меня такое, что хочется с кем-нибудь подраться. Может, немного
подебоширить и строить с Глорией дуэль, прямо на этом столе? Мне кажется, девушка только
за. Да и Лану – маньяку этому с трехсотлетним стажем, забавно будет. Потешу старика.
Драки не вышло, а жаль. Дифран разрядил обстановку. встал и поднял тост за владыку и его
невесту. Поднялись и стальные. Убивательное натроение улетучилось сразу, как Лан поцеловал
меня под местный аналог требования "горько".
Ради разнообразия, в порыве страсти, укусила Лана за губу. Самое ужасное, что поцелуи с
Ланом, после вчерашнего зелья мне стали более чем нравится. Печаль.
Владыка на меня не обиделся и целовать не перестал, но усилил напор. Поцелуй становится все
более захватывающим. Слышу аплодисменты. Глория там, наверное, с ума сходит. А Диф
интересно, что чувствует?
Ландар прервал поцелуй. Владыка доволен. И… владыка жаждет продолжения. Лично я это
очень даже хорошо ощущаю, поскольку до сих пор прижата к Ландару.
– Мне с невестой необходимо уединится. Продолжайте завтрак.
Подданые поднялись со своих мест, провожая меня и владыку. Уходя, посмотрела на Дифрана.
В кулаке парня заметила согнутую ложку. Богат сегодня завтрак оказался на испорченные
приборы.
– Ника ты не даешь о себе забыть ни на минуту, – сказал Лан, когда мы вышли из столовой. – Я
заметил, тебе неприятна моя новая подданная… Глория.
– А тебе разве не доложили? Она хотела меня убить и вообще не любит иномирян и меня в
частности. Причем у нее почти получилось отправить меня на тот свет. Если бы не браслет-
артефакт Инграда, я бы не спаслась.
Показала Ландару руку, где после браслета осталась черная татуировка – иначе я след от
расплавленного браслета уже и не воспринимаю.
Лан взял мою руку и поцеловал черные линии на запястье.
– Это не артефакт тебе помог. Я наложил еще будучи в академии на него свою защиту. Эти
линии, как раз и показывают, что на тебе долг жизни передо мной. Это символы мертового
языка моего племени.
– Что?! – новость ошеломила.
– Не переживай, дорогая. Долг жизни можно искупить служением, но с тебя он снимется после
обращения, ведь мы так и ьак окажемся связанными навеки. Впрочем, простой благодарности
от тебя я тоже не исключаю.
Вот это да. Нет, благодарить не буду, в конце концов, может Лан мне врет. Верно?
– Почему язык мертвый? Ты говорил, что ты последний. Из-за чего?
– Таких как я, всегда старались истребить. Нас и так всегда было немного.
– Мне кажется, убить тебя трудно.
– Меня – безусловно. Но далеко не все мои сородичи были настолько же сильны, как я. Каюсь, я
тоже убивал своих же. Я не переживаю по поводу своей уникальности. По поводу Глории мне
известно было мало, я не выяснял всех подробностей. Пока тебя не было я все больше
занимался делами, чтобы сейчас уделять тебе больше времени. Знаешь, что мне не
понравилось? Ты ее опасаешься, тогда как она тебя нет.
– И что?
– Мою жену должны бояться. А она – никого. Обращение даст тебе дополнительную силу, но
это еще не все. Итак, почему ты опасаешся ее?
– Сейчас она сильнее. Хотя я и победила Глорию на дуэли, но скорее за счет артефактов. У меня
проблемы с контролем силы до сих пор.
Ландар задумался.
– Покажи мне цвет своей магии, – поступил мне приказ.
Выполнила.
– Хм, странно. Твой цвет должен был быть уже черным, а не темно-серым. Впрочем, это легко
исправить. Пора исправить все упущения.
Мир вокруг изменился. Темная сторона.
– Я помогу наладить твои проблемы с магическими каналами, а заодно обучу тебя в владению
темной магией. В этой твоей академии вряд ли много знают про этот вид магии.
Это точно.
– Ландар, зачем тебе нужно это?
– Моя жена должна быть сильной. Не находишь, что куда приятнее, когда бояться тебя, нежели
ты кого-то?
Вот с этим соглашусь.
– Я не планировала становится темным магом, – мой настоящий жених огорчится.
– Прости, дорогая, но здесь я ничем помочь не могу. Рядом со мной все равно все неизбежно
становятся темными магами, я уже про это говорил. Так что лучше смирись.
День прошел на удивление продуктивно. Лан так вымотал меня, что сил на плохие мысли и
грусть просто не осталось. На удивление, мне очень понравилось на темной стороне. Лан учил
меня, как управлять тенями, как входить и выходить из этого пространства. Как самой
становиться тенью и иметь возможность с темной стороны наблюдать за тем, что происходит в
реальном мире. Параллельно с этим, Ландар что-то творил с моей магической структурой,
вливая в нее свою силу и вновь забирая. Каналы, на удивление, стали действтельно расширятся.
Еще несколько дней в таком режиме и о проблеме с каналами можно будет забыть.
Я действительно так утомилась за день, что когда упала в постель, А Лан обнял меня, даже не
обратила на это особого внимания. Все равно, я сейчас полное бревно.
Уснула быстро, пригревшись в объятиях "жениха". А ведь владыка действительно уделяет мне
очень много времени, и это при том, что война идет, как я недавно увидела, полным ходом.
Наверняка Вейтар ко мне пробивается. Во всяком случае, я на это надеюсь. Вот только поймала
себя на мысли, что с маньяками действительно интересно общаться, если закрыть глаза на то
зло, что они причиняют. Я все-таки извращенка.
Ночью мне приснился Неш. Вейтар во сне так сильно меня стиснул в объятиях, что я подумала,
что сейчас сломаюсь. Такие реальные ощущения. Пользуясь возможностью, тоже крепко-креко
обняла и прижалась к любимому родному мужчине.
– Я жутко скучаю, по тебе Вейтар.
– Я тоже. Я верну тебя и убью его. Только дождись.
– Тебя ждет ловушка, – знаю что сон, но даже во сне хочу предупредить Вейтара.
– Знаю. Не танцуй для него, хорошо?
Меня охватило глубокое чувство вины. Если до этого я смотрела прямо в синие омуты, в
которых плескалась тоска и боль, то сейчас опустила взгляд вниз, спрятав лицо у Неша на
груди.
Мужчина словно окаменел.
– Ника, посмотри на меня.
Не могу.
– Ника!
Неш взял меня за подбородок и поднял мое лицо вверх. В синих глазах настоящая ярость.
– Ты танцевала для него?!
Подскочила на кровати, резко проснувшись. Опять мне тут такие реалистичные сны сняться.
Хм, а танец можно считать изменой?

Глава 24

Прошел месяц. Сегодня день моей свадьбы с владыкой.


Стою перед зеркалом в самом идеальном черном платье, какое только можно представить.
Черная блестящая ткань, а сверху дымчатое тончайшее кружево. Я – словно изящный тонкий
ночной цветок. Этакая готическая невеста. Местные кудесницы выбелили мою кожу так, что о
загаре больше ничего не напоминает. Волосы распущены, нежные, словно шелк и блестящие.
Очень красивый макияж. Мне сделали «смоки айз», отчего, что очень идет моим серым глазам
и кажется, будто они таинственно блестят.
Огладила свой ныне очень тонкий, затянутый в корсет стан, потрогала кружево на
куполообразной юбке. Мне еще должны тиару принести и на этом подготовка будет окончена.
Волнительный вышел месяц. Лан постоянно держал меня в тонусе. За этот месяц я редко
оставалась без внимания владыки. Ландар с легкостью выводил меня на разговоры,
оказывается, очень любит философские беседы и еще больше любит переубеждать собеседника
в ошибочности его суждений. Так, за время разговоров с Ланом, я выяснила, что все мои
представления о мире и жизни довольно просты и однобоки.
А еще Лан то и дело играет с моими эмоциями. То до слез доведет, то заставит смеяться.
Поначалу я сильно уставала от подобных качелей, а потом привыкла и мне действительно
начало это нравится. Если Лана долго не было, мне начало становиться скучно и тоскливо, и я
сама начинала способы развлечься и вывести из себя окружающих, сама не осознавая поначалу,
для чего это делаю.
Каждую ночь я засыпала вместе с Ланом. Это стало ритуалом. Мужчина обнимет, поцелует, а
после по обстоятельствам. У нас ничего не было, но иногда, своими легкими почти невинными
ласками Лан доводил меня почти до края. А пару раз, к моему стыду, и довел.
Как-то я все-таки поинтересовалась, почему Ландар не стремится довести дело до конца. Я ведь
понимаю, что захоти он, и я бы вряд ли отвертелась от близости. На мой вопрос Лан усмехнулся
и ответил вот что:
– Ника, я могу с тобой переспать, но я подожду.
– Чего?
– Когда разрешится вопрос с Вейтаром. Иногда куда интереснее предвкушение и ожидание и
то, чего не было. Признайся, ты ведь уже давно хочешь меня. Тебе любопытно. Ты думаешь обо
мне, представляешь, как это может быть. Верно?
Дотронулась рукой до зеркала. Будь эта свадьба с Вейтаром, я уверена, что была бы сейчас в
белом платье. Во мне все еще живет надежда, что Неш успеет. Не скажу, что я не пробовала
сбежать, но делала это очень осторожно. Для начала познакомилась с обителью, затем с ее
духом, или скорее ИИ – искусственным интеллектом. Общий язык нашла быстро с обителью,
ведь оказалось, что ИИ – это цифровая проекция Лана, неразрывно связанная с владыкой. То
есть Ландар, по сути, часть обители и знает обо всем, что в ней происходит.
Надо отдать должное, учитель из владыки действительно вышел хороший. Видимо опыт
прожитых лет сказывается. Я довольно быстро освоилась на темной стороне, да и магия мне эта
нравится. Лан показывает и рассказывает мне такие заклинания, о которых вряд ли кому-то еще
известно.
Новые знания удалось довольно быстро закрепить на практике – у меня состоялось пару раз
нес