Вы находитесь на странице: 1из 291

sf_fantasy

Валентина
Ким

Настоящий мужчина

Меня звали Мариной, и я умерла. Бывает, причем с лучшими из нас. А одному туманному
богу вздумалось, понимаете ли, умыкнуть в отсутствие хозяина редкую душу из чужого
мира и поместить ее в тело наследного принца магической расы дуо.
В моем новом (очень даже магическом) мире живут и эльфы, и тролли, и дроу, и…
драконы. Вот с них-то, а точнее, с одного проницательного лорда-дракона, внезапно
почувствовавшего свою истинную вторую половину в моей женской ипостаси, и начались
мои мучения.
Ох, а ведь мне уже почти понравилось быть мужчиной: биться на мечах с друзьями,
дружить с огромным льдистым лисом, спасать мир от гибели.

ru

Kaya

FictionBook Editor Release 2.6.7


14 February 2019
A9C4ABAF-0C5B-4D90-B7E9-619DC8045DA4
1.0

1.0 — создание файла (Kaya)

Валентина Ким «Настоящий мужчина»


Альфа-книга
Москва
2019
978-5-9922-2822-9

ББК 84(2Рос=Рус)6-445я5 К40 Художник О. Бабкин Настоящий мужчина: Роман. — М.:


«Издательство АЛЬФА-КНИГА», 2019. — 378 с.: ил. — (Романтическая фантастика). Заведующий
редакцией В. Н. Маршавин Ответственный редактор Т. А. Стельмах Художественный редактор Л.
В. Меркулова Технический редактор А. А. Ершова Корректор Н. А. Карелина Компьютерная
верстка Л. С. Федерякиной Подписано в печать 12.12.18. Формат 84x108/32. Гарнитура
«Петербург». Печать офсетная. Бумага газетная. Усл. печ. л. 20,16. Тираж 3000 экз. Изд. № 8417.
Заказ №12148.
Валентина Ким
НАСТОЯЩИЙ МУЖЧИНА

ГЛАВА 1

Мир Земля

Глубокий вдох. Начали!


— Манюня, ты надолго, дорогая? — остановила я свое великовозрастное дитятко на пороге.
Дочурка явно не хотела показываться мне на глаза после вчерашнего.
— Часикам к двенадцати буду, мам. Виталик обещал подбросить меня домой на машине.
Извини за вчерашнее. Больше это не повторится — клянусь своей косметичкой!
Вчера моя Машулька пришла домой в четыре утра, как говорится, нетвердой походкой. «Ага,
походка „по-пластунски“ — тренд сезона. Вся молодежь нынче так делает», — усмехнулась я
про себя. Это я несколько утрирую, конечно. Но Маше уже двадцать два, пора бы и за ум
взяться. И в кого она у меня такая гулена? Ну, красотка — это понятно в кого, в меня, конечно,
но я всегда избегала легких отношений, не видя в них ни смысла, ни перспективы — тратить
себя на человека, который видит в тебе лишь развлечение, нет уж, увольте. Но это моя и только
моя точка зрения, чадушко ее не разделяет, увы и ах. М-да… Машенька с легкостью кружит
мужчинам головы — серьезным, умным, обеспеченным, но замуж совсем не торопится. Уже
третьего развернула. Говорит, мол, мой мужчина меня не отпустит, а эти громко вещают о
чувствах, но расстаются легко. Что ж, возможно, она нрава. Какие же мы все-таки разные.
Проводив свое единственное ненаглядное Дитятко, я вернулась к делам насущным. Привести
себя в порядок после тяжелого трудового дня и успеть в новый ресторан «Квитерра», где мы с
давними подругами договорились о встрече.
Расскажу-ка я вам о себе. Зовут меня Марина Германовна Зоннер, я вдова сорока трех лет от
роду. Работаю персональным стилистом наших юных эстрадных звездочек за крупные суммы в
зеленых хрустяшках. Выгляжу всегда на отлично — подтянутая стильная брюнетка с длинными
прямыми волосами, собранными обычно в аккуратную строгую прическу. Были у меня раньше
и рыжие волосы, и белые, и даже синие, но за последние несколько лет как-то прижился темно-
каштановый. Высокий рост, стройная, но не плоская фигура, красивые длинные ноги.
Небольшой тонкий нос с пикантной горбинкой, пухлые губы, вытянутое скуластое лицо. Глаза
большие редкого орехового цвета. Помнится, покойный супруг Володя очень любил говорить,
что, когда солнечные лучи пронизывают их до самого дна, становятся видны спрятанные там
золотые искорки души. Совсем как сокровища дракона из той сказки о хоббите. Говорить
комплименты он умел, хотя и идеальным не был. Наверное, безупречных людей нет, зато есть
любимые. Я скучаю по нему. Сейчас уже не так сильно, все-таки десять лет прошло, но до сих
пор вспоминаю его голос и улыбку. А в первые недели после страшной автомобильной аварии,
унесшей его жизнь, вообще дышала с трудом. Казалось, что в сердце образовалась зияющая
черная дыра, куда стремительно утекают все мои силы и желание говорить, что-либо делать,
есть, думать… Да, не все в нашей семейной жизни было гладко и сахарно, но все-таки супруг
был бесконечно дорог мне. Маша меня тогда вытянула. Двенадцатилетняя девчонка с
растрепанными косичками тихонько подошла ко мне, положила голову на колени, как в раннем
детстве, и зареванным голосом попросила не оставлять ее одну на этом свете. Пришлось взять
себя в руки и задуматься о будущем.
И я как будто проснулась, увидела себя со стороны — всю свою жизнь. Поняла, где могла бы
свернуть, да побоялась, где можно было преуспеть, да вечная неуверенность помешала, и четко
осознала, как мне теперь стоит поступить. Тогда я работала в одном из многочисленных
женских журналов не известным никому дизайнером. В любой задаче я всегда неуклонно
следую своему собственному золотому правилу: за что бы ты ни взялась — старайся всегда
исполнить это в самом лучшем виде, так что в редакции меня очень ценили, но… На копейки,
что там платили, я точно не смогла бы содержать дочь и оплачивать квартиру. Уволилась.
Начала активно искать человека, имеющего связи и возможность порекомендовать меня в
качестве имиджмейкера тем, кто хорошо за это заплатит. И нашла. Пусть я отдам ему половину
заработанного, зато оставшееся вдвое превысит мой прежний годовой доход. Не все получалось
так просто, как казалось на первый взгляд, но я справилась.
С первой счастливой и довольной клиенткой понемногу пришло признание. Я взялась за себя.
Страшно сказать, но сейчас, десять лет спустя, я выгляжу куда более молодо и привлекательно,
чем тогда. Похорошела, сбросила килограммов десять, подтянула фигуру в тренажерном зале,
сделала себе модную стрижку, маникюр, обновила гардероб. Машутка смеялась, когда я таскала
по салонам и ее, не понимая, что одной мне соваться туда в первое время было несколько
страшновато.
Не то чтобы мы жили с Володей бедно, но я никогда не шиковала и не тратила на дорогой уход
за собой семейный бюджет. Почему-то тогда это казалось чем-то постыдным, да и приоритеты
были иные — запастись продуктами, оплатить услуги ЖКХ, приготовить домашним вкусный
ужин, купить новые покрышки для автомобиля, поставить скобочки дочке на зубки, да мало ли
чего еще. Понимаете, не то чтобы я не готовила сейчас или не платила за свет, просто все это
перестало давить на меня и заслонять остальную жизнь. Да и лишних денег никогда не было.
Даже на старость почти не откладывали. Такая сложная штука — семейная жизнь. Когда она
есть — ты часто чувствуешь себя запертым в тесную клетку собственных принципов и чужих
нужд. Когда ты ее лишаешься — не можешь забыть счастливых минут, проведенных рядом с
любимым человеком.
О характере своем могу сказать многое, но предпочитаю быть краткой. Имею аналитический
склад ума, основательная, неглупая, несклонная к истерикам и беспочвенным выбрыкам,
вполне адекватная, рациональная и… добрая. Да, добрая, но это совсем не значит, что я
ежедневно бомжей подкармливаю на улицах и раздаю им воздушные шарики. Детям могу
помочь без вопросов, животных очень люблю, родственников, друзей, просто хороших людей.
Но когда взрослый мужик денег просит на опохмел или чернявая баба с чужим дитем в
подземке сутками седалище просиживает, выжаливая подаяние, — дайте мне дрын в руки — я
первая от всей широты своей доброй русской души распишу красавцев под хохлому и на
красочные комментарии не поскуплюсь. Ибо грешна, да.

Итак, проводив мою звездочку на свидание с очередным ухажером и взяв с нее твердое слово не
повторять вчерашнего, я со спокойной душой навела марафет и встала перед нелегким выбором
каждой женщины. Что надеть?
Открыв массивные створки шкафа, ненадолго застыла в раздумье. Та-а-ак… На улице довольно
жарко. Пожалуй, сегодня я надену новенький приталенный сарафан в пол из струящегося
белого шелка, к нему тонкий бежевый поясок с вытянутой золотистой пряжкой и остроносые
лодочки в тон на изящной удобной шпилечке. Белая шляпка с неширокими, закругленными
книзу полями и длинными летящими концами золотистого шифонового шарфа, закрепленного
на ней, гармонично дополнила мой сегодняшний образ романтичной хрупкой нимфы. Надев
неброские золотые украшения, подходящие к общему ансамблю, я растерла капельку любимых
духов на запястье и за ушком, взяла сумочку и взглянула на себя в большое настенное зеркало.
Готова!
Губы непроизвольно растянулись в довольной улыбке. «Очаровательна, просто очаровательна!»
— вспомнилась цитата из веселой детской книжки Астрид Линдгрен про Пенни Длинныйчулок.

Такси уже ждало у подъезда. Каждый день, за редким исключением, именно эта серебристая
иномарка возит меня на работу. Знакомый шофер — крупный лысеющий мужчина средних лет
— даже вышел из салона и дверку приоткрыл. Чувствую себя просто английской королевой!
Как чудесно жить, дышать, чувствовать себя красивой! Пока машина размеренно катилась по
широким душным улицам большого города, мое лицо не покидала легкая безоблачная улыбка.
Сегодня мои давние подруги по университету Ольга и Рига ждали меня на ежегодную сходку.
Мы спелись еще на первом курсе, когда трех зеленых девочек с большими амбициями поселили
в общагу, в убогую комнатенку с потрескавшимися крашеными стенами. Мы, конечно, тут же
единогласно решили отремонтировать там все и жить красиво. Ха! Наивные — привести ее в
порядок нам дали, а заселили туда вскоре совсем других личностей. Комендант —
шикарнейший дядька, ага. Предложил нам очередную развалюху на смену. Жизнь… Тем не
менее совместный труд, общая цель и постоянные трудности спаяли нас в крепкую тройку. В
дальнейшем мы стали просто снимать одну на всех маленькую квартирку у одной бабушки. Вот
ее со временем привели в порядок и прекрасно прожили там несколько безоблачных лет.
Столик в ресторане был заказан Олей еще за несколько недель до этого ежегодного
мероприятия. Отвечая на ваш невысказанный вопрос, сразу скажу — да, мы можем не видеться
целый год, но в июле или августе непременно встречаемся, делимся новостями, мнениями,
радостями и проблемами. И я, и девочки твердо уверены друг в друге — случись у одной беда,
две другие обязательно прибегут и подставят плечо. Такая вот дружба.
Когда в моей семье случилось несчастье, подруги были рядом, не давая окончательно ухнуть в
омут. А после того, как три года назад сын Риты разбился на байке, мы всей нашей компанией
попеременно дежурили в его палате. Обеспечили лучшее лечение, лекарства, условия и уход.
Две недели он пробыл в коме. Рита с ума сходила, но мы с Олей были рядом, дружески
поддерживали ее, и она ради нас старалась держаться и не раскисать. Сейчас Олежек уже в
полном порядке, собирается вскоре порадовать маму внучкой.
Воспоминания давно минувших лет существенно скрасили мне дорогу к месту встречи. Вот мы
уже и приехали!

Девочки ждали меня за одним из угловых столиков. Красотки! Оля — золотистая блондинка с
ярким макияжем и умопомрачительной грудью, а Рита — рыжеволосое чудо с прозрачной
мраморной кожей и веселой россыпью солнечных веснушек на озорном носике. В свое время
парни едва ли не штабелями укладывались у ее ножек, но наша солнечная дива остановилась на
не примечательном ничем очкастом ботанике. Выбрала и немало поспособствовала тому, что
сейчас этот импозантный мужчина занимает нехилый пост второго заместителя министра по
экономическому развитию страны. И супругу свою до сих пор на руках носит.
А у Ольги, напротив, с мужьями дело обстояло ахово. Первый муж со скандалом был выставлен
из ее квартиры спустя год после свадьбы, когда она обнаружила в своей кровати соседку. Как в
том анекдоте, только тут совсем не смешно. Со вторым прожила четыре года, родила сынишку
и… развелась, утверждая, что лучше уж быть одной, чем пресмыкаться перед этим
эгоистичным домашним деспотом и себя ломать. И вот уже несколько лет наша Мэрилин
Монро, как мы частенько называем ее в шутку, находится в активном поиске своего и только
своего мужчины и попутно содержит весьма дорогой свадебный салон.
— Девчонки, как у вас получается так хорошо выглядеть?! Год от года все хорошеете! —
искренне восторгалась я ими, обнимая и целуя каждую.
— Маринка, ты сама-то не скромничай! Выглядишь лет на двадцать пять — от силы! —
радостно вторили моим восторгам подруги.
Рита сделала огромные круглые глаза и заговорщицким шепотом поведала мне страшную тайну
Ольги:
— Ты представляешь, она снова замуж собралась! За того самого коллегу, который ей помог
сына в «ГосАтом» на работу пристроить! Оль, ну ты расскажи нам уже все поподробнее!
…Мы засиделись в ресторане допоздна. Поужинав и получив при этом массу
гастрономического удовольствия, Ольга с Ритой вовсю дегустировали легкое игристое вино
недешевой марки, я же наслаждалась свежезаваренным кофе латте с корицей и пирожными.
Как-то так сложилось, что алкоголь я не употребляю абсолютно. Мне не нравится эффект.
Чувствовать себя несколько не в своем уме и терять контроль над собственным телом
нерационально, с моей точки зрения. Я, напротив, всегда стараюсь держать свой разум
незамутненным и работоспособным. Впрочем, девочки к моим пунктикам давно привыкли и не
обращают на них внимания. Веселиться, шутить и радоваться жизни мне это нисколечко не
мешает, зато есть кому потом распихивать этих милых хихикающих выпивох по машинам.
Сегодняшний вечер получился таким ярким и приятным, что расходиться совершенно не
хотелось. Так легко и весело нам было вместе! Вспоминая веселые студенческие деньки, мы
снова чувствовали себя юными и беззаботными. Свет в зале притушили, молодая красивая
девушка очень чистым голосом пела что-то безумно грустное на французском. Душа буквально
плыла и отдыхала.
Маргаритку, конечно, забрали первой. Сын позвонил, проинформировал маму, что заедет за ней
через минуту. Бурно обещая не теряться, она попрощалась с нами и упорхнула. Первый пошел.
Порядком захмелевшую Олю забрал, заботливо придерживая ее шаткое тело за талию,
вежливый немногословный мужчина, представившийся Валерием Андреевичем, будущим
мужем Оленьки. Симпатичный и воспитанный. Только бы у них все сладилось, и подруга
наконец-то обрела свое долгожданное счастье! Второй пошел.
Что ж, пора и мне направить свои стопы в сторону дома.
Набираю привычный номер и жду. Не берут. Снят, что ли? Еще раз. Гудок… два… пять…
Наконец заспанный голос диспетчера вяло ответил мне. Отлично, минут через двадцать я уже
буду дома.
Привычная машина, постоянный, но донельзя усталый водитель, гул шин, трущихся о нагретый
за день асфальт. Взглянув на темные тени, глубоко залегшие под его глазами, поняла, что
мужик явно перерабатывает. Хм, торопится выплатить кредит? Ох, зря он так относится к своей
безопасности — нельзя же целый день без передышки колесить по городу: мозг отказывает,
внимание снижается. Вон как бедняга зевает и глаза трет — бегемот от зависти удавится. Этак в
перерыве между титаническими усилиями поднять слипающиеся веки можно проморгать и
собственную жизнь. Успела еще подумать, что водитель не только свою жизнь подвергает
риску, но и мою, как вдруг он резко вывернул руль, пытаясь уклониться от выскочившего из-за
поворота на нашу полосу черного джипа. Не вышло…
Вот так пришла беда, откуда не ждали. И нашу участь решил не усталый работяга, тяжелым
честным трудом зарабатывающий крохи на прокорм семье, а нетрезвый горбоносый мальчик,
решивший показать своей гламурной кисе, что значит прокатиться с ветерком. Их
перекошенные лица на мгновение мелькнули перед глазами. Впрочем, тут уж, как говорится,
хрен редьки не слаще. Собственный крик, суровый водительский мат, запах паленой резины и
скрип тормозов сопровождали оглушающий по своей силе удар и боль… океан боли. Фенита ля
комедия, господа.

ГЛАВА 2

Мир Земля

Сознание пылало, темнота, словно живая, давила со всех сторон, стараясь уничтожить разум,
выдавить душу из разбитого, изломанного тела. Я не сдамся! Буду держаться зубами, ногтями,
руками, да чем только можно, но буду жить! Не хочу оставлять дочку одну. Нет, я сказала! Вот
упрямая! Дай хоть попрощаться!
Темнота будто задумалась ненадолго и милостиво отступила.
В небольшой больничной палате горел неяркий свет, попискивали приборы, к которым было
подключено то, что осталось от некогда красивой цветущей женщины. Врачи накануне провели
серию длительных операций, но все они и каждый из них в отдельности до сих нор никак не
могли понять — как? Как и почему она еще жива. Да, голова почти не задета, мозг цел, за
исключением глубокого сотрясения, но вот все остальное… Ноги и таз так раздробило — не
соберешь, сломанные ребра прошили легкие и другие внутренние органы, пострадал
позвоночник, ключица… На пассажирское место при развороте пришелся основной удар. Это
тело спасатели буквально выпиливали из той консервной банки, в которую превратился салон
автомобиля. С такими травмами не живут. Но оно упорно продолжало цепляться за жизнь. Три
молчаливых скорбных тени тихонько всхлипывали на кушетке. Маша, Оля, Рита.
Внезапно дыхание больной участилось. Показания запрыгали, следящие приборы запищали
интенсивнее. Рита и Оля тут же побежали искать персонал, в панике позабыв о кнопке
экстренного вызова медсестры. Маша рысью кинулась к маме, тревожно вглядываясь в бледное
дорогое лицо. Вот голубоватые веки вздрогнули, приподнимаясь, ресницы затрепетали. Тихий
болезненный хрип вырвался из груди:
— Маша… Машенька моя милая… что же ты… не плачь… не надо… больно говорить.
— Мам, нельзя тебе говорить, молчи. Ты только живи, слышишь, родная, пожалуйста, живи.
Слезы, не останавливаясь, текли. Маша никак не могла представить себе жизни без этого
необходимого и обожаемого человека, неизменно дарившего ей тепло и заботу многие годы.
— Маш… я только… попрощаться… — Марина ненадолго замолчала, чувствуя, как время,
отпущенное ей, истекает, будто сверкающие на летнем солнце песчинки сквозь пальцы. Собрав
последние силы, она твердо посмотрела в глаза дочери и шепотом произнесла: — Благословляю
тебя, моя милая… будь счастлива. Закончи учебу… добейся того, о чем мечтаешь. Я… тебя
очень люблю и горжусь… тобой… а теперь… отпусти меня, доченька… я ухожу.
Бороться с подступающей темнотой сил уже не осталось, серая пелена потихоньку затяга вала
глаза, когда теплая ладошка нежно коснулась ее щеки. Последним, что Марине Германовне
Зоннер довелось услышать в этой жизни, были тихие слова всхлипывающей дочери:
— Не беспокойся, мамочка, у меня все будет хорошо. Я обещаю. Я люблю тебя очень сильно…
Спи спокойно… Сладких тебе снов.
— Спаси…бо.
Последний вздох вылетел легко. Слабая улыбка навеки сковала холодеющие губы.

Темнота мягко обступила меня, но на разум уже не покушалась. Ощущала я себя все той же
прежней Мариной Германовной. Словно раздумывая над тем, как со мной поступить, темная
субстанция заколебалась.
— Так ты и есть — смерть? Я как-то иначе тебя представляла. Покостлявее, что ли, — не
выдержав возникшего напряжения, брякнула я наугад.
— А ты забавная… И такая сильная! — пришел мне рокочущий ответ из темноты. — Жить-то
хочешь?
— Определенно — да.
Жить хотелось.
Темнота уплотнилась, стала напоминать огромного рептилоида с крылъ… Да это же дракон!
Черный дракон, сотканный из клочьев мрака, накрепко обвился вокруг маленькой хрупкой
меня, что, впрочем, никак не ощущалось. Огромная шипастая морда нависла сверху, янтарные
глаза с чудными вертикальными зрачками вплотную приблизились.
Полный мощи рокочущий голос произнес:
— Хм… Ты меня совсем не боишься. Что ж, это к лучшему — не люблю пугливых. Меня
можешь звать Гозар. Я творю миры и приглядываю за ними. Не тратя лишних слов, скажи — ты
согласна жить в другом мире и в другом теле? Видишь ли, один ключевой персонаж мировой
истории вздумал чудить и только что умер раньше срока, чего мне допускать очень не хотелось
бы.
— А какой у меня выбор? — несколько выпала в осадок я.
— Собственно, невеликий, — признал Гозар. — Или отправиться назад на перерождение в
земной мир, или, сохранив память и опыт, жить на Таинаре. Ограничивать или выставлять тебе
непосильные задачи не буду. Подумай — что ты теряешь? На крайний случай — умереть всегда
успеешь.
Мастер уговоров, ага. Ну, просто дракон-искуситель. Что ж, попытка, как говорится, не пытка.
— Согласна!
Торжествующий блеск янтарных глаз навел меня на нехорошие подозрения, но паниковать
было поздно — тьма захлестнула с головой.
Божественный дракон хитрил. Тайком умыкнув сильнейшую душу из чужого мира в отсутствие
законного владельца, он надеялся с ее помощью существенно подправить ситуацию в своем
собственном.
Эта попытка первой не была, а если говорить начистоту, то и второй — тоже. Шанс, что на этот
раз удастся хоть немного выправить положение дел, был невелик, да и душа попалась женская,
но за неимением лучшего…
ГЛАВА 3

Мир Таинар

Открыть глаза не получалось совершенно. Тело казалось неподъемным, болела голова, во рту
разверзлась пустыня. Разбитость, слабость, бессилие. Что со мной? Может, тот странный
дракон приснился мне и я в больнице? Тогда понятно, отчего мне настолько тошно. О! И
вправду тошно! Так, дыши глубже, Маринка, иначе захлебнешься в… дыши.
Рядом раздался неожиданный шорох и звук быстрых удаляющихся шагов.
— Он приходит в себя! — послышался взволнованный женский голос в отдалении.
Он?! Интересно, кто — он?
Так, хватит думать и гадать, надо открыть глаза. «Ну, хотя бы один на треть», — внес поправку
на курс внутренний голос, оценив мои бесплодные попытки. Тем временем непонятная суета
вокруг продолжалась. Моего обоняния коснулся чрезвычайно приятный запах летнего луга и
цветущих садов. В груди разлилось тепло, боль отступила. Надо снова попробовать открыть
глаза, возможно, сейчас сил хватит. Попыталась поднять свинцовые веки, и в конце концов у
меня получилось.
«Так. Чуда не произошло. Дракой не лгал. Это точно не Земля», — мелькнуло в голове, так как
стоило мне слегка сфокусировать взгляд, как он натолкнулся на склоненное ко мне едва ли не
вплотную лицо незнакомого… э… нечеловека. Таких круглых янтарных глаз, щедро
опушенных ресницами, острых ушей и заметно выпирающих верхних клыков ни один из моих
прежних соплеменников не имел — это точно. Добавьте очень смуглую, практически черную
кожу, непокорную копну длинных сероватых волос, узкий вытянутый череп, тонкие губы, и вы
поймете, какую образинушку мне довелось узреть. Хотя некая чуждая красота и грация в нем
все-таки присутствовала. Дыхание перехватило, сердце пропустило удар. Так, стоп! Спокойно,
Мари. Дави панику. Потом, наедине с собой попсиховать успеешь. Пока смотри и анализируй.
Существо тем временем склонилось ниже, руки его, источая голубоватые потоки света, плавно
двигались надо мной, даря облегчение и бодрость.
«Ага, кажется, мне повезло повстречать целителя, — сделала я очевидный вывод, еле заметным
кивком поблагодарив зубастика за помощь и откидываясь на подушку с облегченным
выдохом. — Как же хорошо». Отвесив мне ответный поклон, мой добрый немногословный
доктор торопливо удалился, пропуская внутрь новую особу.
Наблюдая за своими посетителями, я краем глаза отметила, что лежу на огромной кровати.
Свежайшее белоснежное белье источает тонкий цветочный аромат. Огромные эркерные окна
пропускают яркие косые лучи местного светила, прекрасно освещая просторную комнату, где я
очнулась. Местный интерьер отличался строгостью и элегантностью. Королевский темно-синий
перемежался с кипенно-белым цветом и неяркими серебристыми элементами декора.
Лаконично и вместе с тем роскошно. Строгой формы стулья с мягкими сиденьями и высокими
спинками, большой камин с затейливой кованой решеткой, тяжелые темно-синие портьеры…
Неплохо.
Кроме того, с этого ракурса мне стало совершенно очевидно то, о чем я уже начала
догадываться — я мужик. М-да… Ну и черт с ним, мелочи жизни. Сейчас, конечно, сложно
оценить, но это может быть даже интересно. А пока жива — и отлично. Проблемы будем
решать по мере их поступления. Вот, кстати, о них…
Стремительно вошедшим оказался внушительный мужчина в богатом серебристом камзоле и
подбитой белым мехом мантии. Уверенными размашистыми шагами он подошел к моему ложу.
Его голову поверх темных волнистых волос венчал широкий серебряный венец с крупным
топазом посредине. Правильные черты лица, тяжелый волевой подбородок, напряженный
взгляд серых грозных глаз. Вот это да! «Настоящий полковник», — подумала про себя.
— Безголовый мальчишка! — с ходу набросился он на меня. В тишине спальни его голос
прозвучал громко и раскатисто. — Твой поступок граничит с безумием! Какого шкера ты
творишь?! Неужели жизнь настолько опостылела тебе, что ты решил так изощренно с ней
проститься? Это же надо — провести древний запрещенный ритуал вызова Черного Бога! Нет,
сын, я понимаю — в нашем обществе отличаться от всех, быть черной вороной среди белых —
тяжело, но… ты ведь принадлежишь к правящему роду де ла Ренов, и я всегда учил тебя
держать удар, принимать поражение с достоинством. Своей детской выходкой ты и брата
подставил. Вермаль еще слишком юн. Он довольно раним и доверчив, придворные будут
всячески манипулировать им, да что я тебе объясняю! Ты и сам должен все это понимать! Мы в
любом случае нашли бы выход, еще немного времени, и… Ингмар, тебе нельзя так вести себя,
особенно сейчас нельзя. Слишком опасно. Ты мог умереть… — На последних словах голос его
сорвался.
Мужчина устало присел на стоящее рядом кресло, большими ладонями потер лицо.
Молча смотрю и перевариваю. Несмотря на ужас положения, мне стало жаль его. Как
родительница, я прекрасно понимала мужика. Еще свежи были в памяти Машуткины выбрыки
в переходном возрасте, когда она полезла на башенный кран с разбитной компанией друзей
делать селфи и навернулась оттуда. Благо очень высоко забраться не успела и упала метров с
семи — сломала ногу да гематомой отделалась, но пережитый тогда страх за собственное чадо
еще долго не давал мне спокойно жить. Поэтому я на автомате, превозмогая остаточную
слабость, дотянулась ладонью до его руки и слегка пожала в знак поддержки. Кажется, зря. М-
да… думать надо. Надо думать.
Мужчина ошеломленно замер. Внезапно он резко подался ко мне и внимательно вгляделся в
мои глаза. Ужас и осознание исказили его черты. Вся фигура напряглась, словно перед
прыжком.
— Кто ты? — Резкий требовательный тон не оставил мне лазейки, и словно что-то заставило
меня сказать следующее:
— Я — не он. — Видя зарождающуюся ярость в грозных глазах, я торопливо продолжила: — Я
не из вашего мира. Была человеком. Умерла. Огромный дракон из клубящейся тьмы,
назвавшийся Гозаром, отправил меня в это тело. Мне очень жаль, но… тот, кто занимал его
раньше, умер еще до моего появления.
Боль до краев наполнила серые глаза незнакомца. Отчего-то мне стало мучительно стыдно,
будто это я своими руками отняла у него сына. Хотелось как-то утешить, но, если честно, я
побоялась сделать хуже. Прошлого раза вполне достаточно. Через пару минут мужчина взял
себя в руки, длинно выдохнул и заговорил:
— Гозар… Бог драконов?! Что ж, это вполне в его духе. Не впервой. В древних хрониках
упоминается нечто подобное. Я подумаю, как поступить с тобой. А пока ответь на мои вопросы.
Вопросов было множество. Саннар де ла Рен, как представился мне этот выдающийся тип,
интересовался буквально всем, начиная с того, каков был мой прошлый мир внешне, его
политическое устройство и принципы построения человеческого общества, до сугубо личных
— мои занятия, навыки, увлечения, дети, семья, образование. Очень подробно расспрашивал о
Гозаре и нашем непродолжительном разговоре. Я старалась отвечать обдуманно, четко, сжато и
по существу. На длинные монологи сил не было, но и обманывать Саннара ни в чем не стала.
Ненавижу врать, да и что-то внутри подсказывало, что этому субъекту лгать точно не стоит —
почувствует, потом доказывать обратное замучаешься.
Разговор чрезвычайно утомил меня. С каждым ответом язык становился все неповоротливее, и
мой собеседник явно заметил это, так как прервал на полуслове и попросил помолчать. Только
слушать. Мне вдумчиво и детально начали рассказывать о том месте, куда проказница-судьба
занесла меня. «Хотя, скорее уж, послала», — ворчливо добавил внутренний голос.
Из длинного и неспешного монолога я узнала следующее. Этот мир называется Таинар, что с
затертого временем языка древних можно перевести как «великий» или «величественный».
Основная часть суши здесь — два довольно крупных материка Родос и Нейрос, разделенных
Единым океаном. Нейрос больше Родоса в несколько раз, на нем находятся разные небольшие
государства, где живут темные и светлые эльфы, гномы, тролли, людены. От привычных людей
последние отличаются куда более продолжительной жизнью и исключительной магической
одаренностью. Умны, изобретательны и очень доброжелательны со всеми, кто не несет
окружающим зла. В общем и целом эти существа заслуженно снискали славу мудрого и
сильного народа. Думаю, за одного из них и принял меня Саннар. Эх, знал бы он… Впрочем, к
делу это не относится. Продолжим.
Родос же поделили между собой два больших государства: Сеон со столицей в городе Тималь и
Рогал, столица которого звучно именовалась Сольменой. В Сеоне обосновались драконы, в
Рогале — мы.
В данный момент Рогал представляет собой огромную процветающую страну, которой,
собственно, и управляет его величество Саннар де ла Рен. Супруга его скончалась из-за
несчастного случая несколько лет назад, оставив правителю двух сыновей. Старшего, в теле
которого я сейчас пребываю, зовут Ингмар де ла Рен и соответственно младшего — Вермаль де
ла Рен. Он еще совсем юн — всего-то сорок лет. По местным меркам, детство голоза… э…
попое, что при продолжительности жизни в несколько тысячелетий представляется весьма
логичным. Абсолютный рекорд составил семь с половиной тысяч лет. И вот мы наконец
подобрались к самому интересному и насущному. Наша раса.
Вообще наша раса имеет исконное название дуо, но среди всех остальных давно и прочно
укоренилось иное обозначение представителей нашего народа — двуликие. Что в полной мере
отражает их суть. Каждый дуо до определенного возраста растет и развивается как совершенно
немагический организм. Но на рубеже совершеннолетия, то есть к тремстам годам, открывает в
себе удивительную способность обрести духа-партнера, чей полный или частичный облик и
возможности сможет использовать впредь по собственной воле. Обычно это звери, птицы или
крупные морские млекопитающие, порой даже магические. Хотя это — большая редкость.
Однако правящая семья, как наиболее сильная, всегда традиционно выбирала воплощенных
элементалей. К примеру, самому владыке Саннару в свое время посчастливилось заполучить
дух огненного феникса, а его дед умудрялся партнерствовать с сущностью водной саламандры.
И вот старший наследник рода Ингмар де ла Рен как раз недавно подошел к трехсотлетнему
возрасту и одновременно к долгожданному обретению духа-побратима. Ледяной красавец-
ирбис, воплощенный элементаль, уже был изловлен ловчими, но… неожиданно для всех
слияния не произошло. Бесплодно проходила попытка за попыткой, но не помогало ничего.
Попробовали с водным, с огненным, с воздушным элементалем — результат один. Побратимы
отторгались. Причем никаких внятных объяснений не было, маги и целители разводили руками,
утверждая, что никаких энергетических или физических сбоев у старшего принца нет.
Единственное вменяемое объяснение было у советника Веллора де ла Хора, состоящего в
отдаленном родстве с правящим родом. На экстренном заседании Совета министров он
громогласно предположил, что, возможно, королева зачала первого наследника не от супруга, а
от иного дуо с более слабой кровью. Закономерно, что по высочайшему повелению бывший
советник вскоре отправился на дальние рубежи Рогала жить и радоваться, ага. Но мысль тем не
менее была высказана, и многие тогда ее подхватили.
В итоге Совет в полном составе потребовал прилюдного испытания принца артефактом
правящего рода в центре столицы. Артефакт представлял собой огромную дымчатую
полусферу из хрусталя, установленную прямо на площади. Каждый правитель, перед тем как
занять престол, неминуемо был обязан войти в нее и выйти. Живым. Тот, в чьих жилах не
оказывалось крови рода де ла Ренов, исчезали в ее недрах безвозвратно.
Его величество бушевал. Рвал и метал, а над раздавленным всем случившимся принцем нависла
реальная угроза. Хочешь не хочешь, а испытание ему пройти пришлось. Вся аристократия,
народ и министры, собравшиеся на центральной площади столицы, собственными глазами
убедились, что Ингмар по закону занимает высокое положение в обществе. Но! Это не
изменило ровным счетом ничего. Ущербный принц так и не смог привязать вторую сущность,
значит, путь к трону был ему заказан.
Молодой, упорный, амбициозный наследник, издавна мечтавший о полноценной власти, места
себе не находил и безустанно пытался найти выход. Перерыл все архивы, обращался к магии,
целительству и даже предпринял дальнее путешествие на Нейрос, где навестил известного
слепого провидца в тролльей пещере. Тот в свою очередь отправил Ингмара в забытый всеми
ныне живущими храм, построенный еще лиеррами, — давным-давно исчезнувшей из этого
мира расой. Само здание давно обрушилось, но упрятанные глубоко под землей архивы
прекрасно сохранились. Там-то принцу и попалось описание древнего ритуала призыва
Великого Черного Бога, который якобы должен будет исполнить одну просьбу взывающего. И
наследный принц Ингмар решил, что это — его единственный шанс сохранить свое положение.
Не говоря никому ни слова, он тщательно подготовил все необходимое, включая несколько
жертвенных животных, наспех заучил тарабарщину, именуемую заклинанием призыва Черного
Бога, дождался глухой безлунной ночи и тайком пробрался в пустующую северную башню
дворца. Эх, не подумал принц, отчего же хороших магов так ничтожно мало в мире Таинара, а
ведь говорили ему многочисленные учителя, говорили. Малейшая ошибка приводит к
мгновенной смерти. Так что результат оказался предсказуемым. Магия не терпит дилетантства.
Один мертвый глупый принц и я в его теле — наглядное тому доказательство.
Саннар ненадолго прервался, с тоской и некоторым сожалением посмотрел на меня и
продолжил:
— Ингмар был не только моим сыном, но и значимой фигурой в государстве. Тебе придется
заменить его, пока не подрастет и не вступит в права наследования мой младший сын Вермаль.
Иначе мы поставим его под удар. За последние несколько сотен лет от различных несчастных
случаях погибло неоправданное количество наших близких и дальних родственников. Наш род
целеустремленно уничтожают. Ты теперь, хочешь того или нет, находишься на самом виду, в
самом центре атаки, увы.
Его величество помолчал, потом устало вздохнул.
— Ингмар не был добрым, осмотрительным или справедливым юношей. Он был порывистым,
мечтал о завоеваниях, власти и воинской славе. Возможно, страна даже выиграет от… Слишком
алчным, властолюбивым и… жестоким он был бы правителем, но мне все же необходимо
время, чтобы пережить потерю. Дитя… я всегда видел в нем лишь своего ребенка, особенно
после гибели супруги. Многое прощал, закрывал глаза на его жестокие поступки и жалобы слуг,
платил щедрые отступные пострадавшим девушкам. Сейчас понимаю больше, многое хотел бы
изменить, но поздно.
— Я постараюсь не разочаровать вас, правитель Саннар, — выдала наконец я. — Но вы ведь и
сами понимаете, что мне будет необходима помощь в адаптации к вашему миру, культуре,
обычаям. Мне незнаком ваш этикет и порядки. Как поступим?
Внимательный взгляд задержался на моем лице. Что-то молча обдумав, он хмыкнул и озвучил
свое решение:
— Чем меньше народа знает о произошедшем, тем нам спокойнее. Никому больше не говори об
этом. Тебе придется вести себя так, чтобы все окружающие были уверены, что перед ними
истинный принц Ингмар. В крайнем случае некоторые странности всегда можно объяснить
последствиями ритуала, но чем меньше их будет, тем лучше. Если что — я прикрою и всегда
помогу, так что обращайся. Сегодня я навестить тебя больше не смогу. Только что мне
доложили, что к нам неожиданно прибывает владыка драконов Даррен ван Шарот с братом, и я
буду вынужден отлучиться для их встречи. Ты тоже должен будешь присутствовать завтра на
официальном приеме в их честь, Мар. Да-да, привыкай. Сейчас ты мужчина и никто более. Мой
истинный сын, богоданный. Я принимаю тебя в семью и клянусь блюсти твои интересы наряду
с интересами принца Вермаля и своими собственными.
У меня челюсть отпала. Саннар откровенно заржал от выражения моего лица и объяснил:
— Тебя нам боги послали на замену Ингмару. Значит, имелись причины. Кто я, чтобы спорить с
волей богов? Да и нравишься ты мне, есть что-то… родное. Это странно, но уверен, истина со
временем откроется, а пока я принимаю тебя в сердце и семью, Мар.
Неожиданный поворот, но…
— Я не подведу тебя… отец, — решила я принять его щедрое предложение.
В самом деле — мне ли крутить здесь носом? А так я займу высокое положение, пусть не
правителя, но это даже и лучше. Меньше ответственности, больше свободы. И жизнь долгая, и
обеспечение соответствующее, и возможности. Пребывание в мужском теле отчего-то
совершенно не пугало меня. То ли это божественное влияние, то ли я сама такая пофигистка, но
после смерти на некоторые вещи смотришь совершенно по-другому.
Мой новый родственник довольно кивнул и продолжил:
— Я попрошу твоего младшего брата помочь тебе с информацией. Не считаю нужным
раскрывать ему всей правды, достаточно будет просто сказать, что ты после ритуала… что?! Ах
ты, шкер бесхвостый! Вермаль!!! Выходи, проказник!
За дверью послышался легкий шорох, отчетливый обреченный вздох, и медленно, уныло
повесив голову на грудь, в спальню вошел мальчонка лет десяти на вид. Волнистые темные
волосы до плеч, любопытные карие глазенки, худенькие плечи. От среднестатистического
человеческого мальчишки его отличали только богато расшитые серебром одежды и слегка
заостренные ушки. Интересно, у отца они скрыты под волосами, а у меня они такие же? Рука
тут же потянулась проверить — да. Со-вер-шен-но. Но стоило вернуться к происходящему.
Глядя на виновато опустившего головенку сынишку, Саннар строго спросил:
— Что ты слышал, принц Вермаль?
Парнишка еще ниже склонился под напором родительского гнева и тихонько ответил:
— Я не намеренно, отец. Целитель Шейн сказал, что брат наконец пришел в сознание, и я
решил навестить его. Я услышал только, что ты принял в род того, кто находится сейчас в теле
Ингмара, и пообещал поговорить со мной.
Любопытные глаза мальца стрельнули взглядом из-под длинной темной челки. Хмыкнула. Тот
еще пройдоха растет у правителя. Он бы еще носочком ковер поковырял. Сама невинность, ага.
— Хм, значит, ты все знаешь, — медленно проговорил Саннар. — Надеюсь, ты не запятнаешь
честь нашего рода тем, что будешь болтать об этой тайне во дворце? Твой брат все так же
остается твоим старшим братом, но он не все помнит после ритуала. Это общая версия,
большего никому знать не надо. Ты будешь неотлучно находиться рядом с ним, помогать,
подсказывать, обучать. Я доверяю тебе важнейшее дело государственной важности, сын мой
Вермаль. Не подведи.
Малец посмотрел на отца серьезным долгим взглядом и кивнул:
— Я оправдаю твое доверие, отец. Положись на меня.

ГЛАВА 4

Мир Таинар

Когда Саннар с сыном ушли, я провалилась в сон. Сил на дальнейшее обдумывание ситуации не
оставалось. Мне снились странные вещи. Теплые и добрые руки не моей матери, боль от ее
потери, горе отца и брата, учеба юного принца: захватывающие воображение лекции по
истории, географии, языкам, расоведению, этикету и прочему. Кажется, во сне моя память и
память тела объединились, становясь единым целым. И это было просто замечательно, но
досмотреть сон про детство Ингмара мне не дали.
— Ваш завтрак, ваше высочество.
Тихие слова, сказанные испуганно дрожащим голоском, разбудили меня. Открыв глаза, я
поразилась тому, что чувствую себя полной… хм… нет, пора привыкать даже думать о себе в
мужском роде — полным сил и энергии. У кровати стояла симпатичная миниатюрная девушка
дуо в белоснежном чепчике и фартучке, держащая огромный увесистый поднос, заставленный
разнообразными тарелками и кувшинчиками. Тяжело, наверное. Надо помочь. Недолго думая я
откинул покрывало и начал вставать с намерением взять поднос, как девица побелела, словно
мел, и экстренно удалилась, лепеча что-то о срочных делах.
Что такое?! Чего это она… а? О! Какого… меня раздели? Хоть бы штаны какие натянули, в
самом деле! Да еще и утренние физиологические особенности мужского тела проявились во
всей красе. Немудрено, что девчонка сбежала с квадратными глазами. Теперь, должно быть,
рассказывает обо мне жуткие вещи остальной прислуге с не менее жуткими подробностями. М-
да. С другой стороны — это мужская спальня. Моя. И я имею полное право спать так, как мне
заблагорассудится.
Кстати, а потребности справить будет нелишним. Да и на себя интересно взглянуть. Должно же
здесь быть зеркало? Главное, сильно не расстраиваться, если увижу вдруг скошенный
подбородок, огромный нос-клюв и маленькие заплывшие глазки. Во всем нужно искать плюсы.
Принцы все красивые, как говорила моя бабушка, а так меньше соискательниц будут вешаться
на шею — как-то я пока не готов(а) уделять внимание представительницам женского пола.
Потом — не знаю, а сейчас — точнее точного. Итак, где тут у нас уборная?
Две одинаковые небольшие дверцы обнаружились в дальнем углу комнаты. Одна оказалась
уборной с довольно приемлемыми удобствами, пусть несколько непривычных форм, но не
горшок золотой — и то хлеб. Вторая порадовала чрезвычайно, оказавшись просторным
помещением для одежды. Быстро сориентировавшись с новым… хм… инвентарем моего тела, я
справил все естественные нужды, умылся, привел себя в порядок и направил стопы в огромную
гардеробную.
Большое настенное зеркало в изящной серебристой раме отражало высокого обнаженного
молодого человека. Крепкие мускулы красивым рельефом проступали на его смуглом теле.
Длинные черные волосы, серые льдистые глаза, тонкий длинноватый нос и идеальный
аристократический подбородок на узком лице с высокими скулами. Охренеть… Мужик
ошеломленно замер напротив. Как-то не сразу до меня дошло, что это мое собственное
отражение. Да… Хотела тут одна ушлая дама, а точнее — дам, не привлекать к себе внимание
противоположного пола. Не выйдет, однако. На месте недавней беглянки я бы пожалела, что не
в том направлении побежала.
Аполлон напротив повернулся и так, и эдак, скорчил рожицу, высунул язык и подмигнул.
Ладно, посмотрим, во что тут принято одевать наследных принцев.
Белье новым фасоном не поражало, напоминая земные боксеры, только на мягком тонком
шнурке вместо резинки. Так, тут норма. Что дальше? Тончайшие рубашки различных
расцветок, да еще и в огромном количестве. Берем белую с неброской серебристой вышивкой
на манжетах и воротнике-стойке — это классика, она ко всему подходит. О! А тут у нас
костюмы, камзолы, брюки, бриджи, жилеты и прочее и прочее. Мм! Здорово! Профессионал
внутри меня взвыл в припадке рабочего экстаза и с азартом принялся перебирать и изучать
содержимое собственного гардеробчика.
Минут через двадцать женщина во мне наслаждалась зрелищем сказочно красивого мужчины в
зеркале. Черный камзол с богатой серебристой вышивкой по бортам и рукавам, свободная белая
рубашка, жилет и брюки в тон камзолу, заправленные в черные высокие сапоги. Волосы я
забрал в затейливую мужскую косу, надеясь, что тут с заплетенными волосами не связано
никаких традиций. Отлично выгляжу!
В приподнятом настроении я решил отправиться на поиски моего сбежавшего завтрака. Но
стоило только выйти из гардеробной, как уже знакомая девушка снова появилась в дверях.
Пунцовый цвет лица, бегающие глаза и слегка подрагивающий поднос в руках вызвали желание
утешить бедняжку, но, памятуя о результатах прошлого своего доброго намерения, я лишь
предложил ей оставить поднос на столе, поблагодарил и отпустил восвояси. Этак вообще без
завтрака остаться можно.
Итак, с утра особам королевского рода подавали крохотные свежеиспеченные булочки с
корицей и маслом, тарталетки с нежнейшим паштетом, бутерброды с копченым окороком,
ароматную кашу, напоминающую по вкусу молочную с рисом и абрикосами, и много еще чего.
Вместо чая здесь пили местный напиток под названием чаре. Его делают из чрезвычайно
вкусных ягод чаромники, произрастающей тут в изобилии. Это меня Вермаль просветил.
Братишка, словно заводной ураганчик, ворвался ко мне в покои, когда я с аппетитом поедал
пятую булочку, непринужденно увел у меня из-под носа последнюю и, быстро засунув ее в рот,
промычал:
— Отец просил меня подготовить тебя к торжественному вечеру, который состоится в честь
прибывшей вчера делегации чешуйчатых из Сеона. — Быстро прожевав, он принялся уплетать
мои тарталетки с паштетом и кашу, не переставая болтать при этом. — Что-то эти драконы
задумали. То сотни лет к нам и носа не совали, кроме посла да советника, то целый владыка их
с братом собственными царственными зад… хм… персонами пожаловали, выискивают что-то,
вынюхивают. Странные они. И обычаи у них странные.
— Расскажи мне об их обычаях, брат, — с доброй улыбкой поощрил его я.
О драконах послушать было интересно, особенно если учесть, что через несколько часов мне
предстояло в качестве одного из хозяев местной лавочки принимать их предводителей на
торжественном приеме. От осознания этого становилось несколько… нет, кого я обманываю —
сильно не по себе, но нужно было держаться. Никому нельзя показывать слабость или
нервозность. Ты же теперь мужик, Маринка. Держись и слушай.
Парень тем временем вплотную занялся моим завтраком. Голодает он тут, что ли? Ладно,
растущий организм и все такое, пусть лопает. Вон какой худыш.
Вышеупомянутый худыш сыто отвалился от стола через пару минут, довольно похлопывая себя
по животу. Еды больше не осталось. Ну и скорость. Я по-доброму улыбнулся и спросил, выгнув
бровь дугой:
— Жертва принята? Ну, так как насчет драконов?
— А ты добрый, Мар, — неожиданно серьезно выдал мальчишка. — Брат меня уже в пол
вколотил бы, вздумай я его еду таскать. Извини, что без завтрака оставил. Мне хотелось самому
проверить, правда ли, что ты — не он. И с такой добротой он не улыбался никогда. Жестокий
был, злой. Издевался и… бил, когда не видел никто.
О, у нас тут намечается слезорозлив. Мне внезапно стало пронзительно жаль этого озорного
мальчишку с беззащитным взглядом. Что ж, пусть поплачет, видимо, ему надо.
Подойдя, я притянул его к себе и крепко обнял.
— Теперь все закончилось, Вермаль. Я с тобой и в обиду тебя никому не дам. Мы ведь со
вчерашнего дня истинные братья — помнишь?
Из-под опущенной головы донеслось сдавленное всхлипывание:
— Помню, брат… и принимаю тебя… Ох, как же живот теперь болит! Я сейчас лопну.
Когда Вермаль несколько успокоился, то рассказал мне о драконах все, что знал. Не то чтобы
много, но за неимением большего… Итак, государство их называется Сеон, столица — Тималь.
Сами крылатые живут несколько обособленно, любят селиться в горах и в удаленных от
городов замках. Жизнь дракона так же, как и дуо, длится в течение нескольких тысяч лет. Пары
они создают один раз и на всю жизнь. Берегут друг друга сверх меры. Дети рождаются редко и
только исключительно в истинном союзе. За ними бдят пуще глаза. Потеря супруга — верная
смерть второго от черной тоски. Любят сокровища и комфорт, непревзойденные мастера в
артефактной работе с драгоценными камнями. Магией одарены сверх меры. Все четыре стихии
в их распоряжении, так что ссориться с ними никто не рискует. Порталы, опять же, умеют
открывать на раз. Иногда слышат зов.
Тут несколько туманно, но суть в том, что порой, крайне редко, один из драконов слышит зов
родственной души, которому не в силах противиться. Его, словно магнитом, притягивает к
другому существу, причем в этом случае совершенно не важно — какой он или она расы. Дети
в таких союзах всегда рождаются полноценными драконами с небывалым магическим даром.
Но зов приходит настолько редко, что многие склонны принимать его за красивую сказку.
Грустно улыбаюсь… Это ж надо — попасть в сказочный мир, где существует вечная преданная
любовь, эльфы, драконы, людены опять же, и такой мощный облом… я мужик.
«Зато ты — живой мужик, да еще и наследный принц, — одернул я мысленно сам себя. — И
прекрати жалиться. Тебе это не идет».
Все оставшееся до обеда время мой новый братишка подковывал меня в этикете. Многое я
помнил из сна, так что сейчас скорее вспоминал, чем учился. Дело продвигалось очень быстро и
чрезвычайно успешно. Старательно обрисовав мне весь регламент предстоящего приема,
причем раза три — не меньше, Вермаль предложил нам прогуляться, а заодно незаметно для
окружающих ознакомиться с расположением залов, столовых и прочих помещений.
Потрясающе. Другого эпитета просто не подобрать. Дворец правящей династии поражал
воображение размерами и очевидной роскошью. Не то чтобы это мой стиль, но здесь, наверное,
так принято. Тем не менее размах дизайнерских задумок поражал воображение. Коридоры были
отделаны в едином стиле, отличаясь только цветовыми решениями, а залы, галереи и переходы
настолько разнились, что, входя в каждый следующий, я уже предвкушал новую феерию. Один
был настолько величественным и запоминающимся, что я долго не хотел его покидать. Стены в
нем были полностью выложены топазами различных оттенков, причем свет проникал под
строго рассчитанными искусными мастерами углами, создавая ощущение тронного зала
Снежной королевы. По обеим сторонам выстроились стройные белоснежные колонны,
переходящие в ажурные арки под высоким потолком. Пол тоже был белоснежным, с едва
заметными серебристыми узорами. Казалось, мы заглянули в огромную снежинку. Волшебно!
Как сказал Вермаль, этот зал так и называется — «снежный» и действительно является
тронным. Тут и будет происходить прием. Но вечером, а пока он пустует.
Другим поразившим мое воображение помещением оказалась огромная и чрезвычайно длинная
галерея с живыми цветами и деревьями, накрытая прозрачным куполом заклинания вечного
цветения. Так Вермаль меня проинформировал. Шагая с ним по выложенным белыми
продолговатыми камнями дорожкам, у меня возникло полное ощущение прогулки по дивному
цветущему саду. Освещение ничем не отличалось от естественного. Разнообразные ароматы
кружили голову, тут легко дышалось. Звуки заливисто поющих птах, перелетающих с одного
дерева на другое, льющихся с красивых каменных горок ручейков и мини-водопадов наполняли
душу спокойствием и благодарностью к миру. Внезапно до моего слуха донеслись чужие слова,
сказанные далеко неблагодушным тоном: «…Никак не могу определить. Она точно где-то во
дворце, но сколько ни хожу по этим бесконечным лабиринтам — бесполезно. Зов идет от…»
В этот момент мы с Вермалем дошли до поворота аллеи довольно высоких гибких деревьев с
переплетенными ветвями, образующими уютный живописный туннель, и столкнулись нос к
носу с парочкой весьма харизматичных субъектов. Длинные волосы, заплетенные в сложные
тугие косы, черные брови вразлет, немного хищные узкие лица и совершенно потрясающие
глаза с вертикальными зрачками. Одежда отличалась богатой вышивкой из драгоценных
камней, но по крою особо примечательной не казалась. Однако от фигур веяло некой
чуждостью.
«Драконы!» — дошло до меня сразу, стоило только немного их разглядеть.
Застывшая от неожиданности пара быстро пришла в себя. Чуть склонив головы, они
поочередно представились:
— Даррен ван Шарот, владыка драконов, — скупо выдал первый. Волосы у него были очень
необычного цвета — черные, как мрак, но золотящиеся на свету отдельными прядями.
Насыщенно-янтарные бездонные глаза с черной каймой и вытянутым зрачком с легким
интересом разглядывали меня и Вермаля.
— Валдор ван Шарот, советник владыки и его младший брат, — буквально гипнотизируя меня
ультрамариновыми глазищами, как-то заторможенно проронил второй.
Отчего-то мне сделалось холодно… жарко… странно. Так, берем себя в руки, Мар. Интересно,
но у этого персонажа чернота волос отливала темно-синим, нередко перемежаясь с белыми
прядками. Может, они волосы красят? Ага, сидят два брутальных мачо в чугунной ванне и
окрашивают друг друга. Юмор помог прийти в себя и оторвать наконец взгляд от затягивающих
омутов, переведя ниже. И тут надо заметить, что дракону просто до неприличия шел
удлиненный камзол глубокого синего цвета, богато расшитый серебром и бриллиантами. Эх,
будь я женщиной, я бы… Ух!
«А ты — мужик, — уныло прогундел внутренний голос. — Так что давай уже проблей этим
чешуекрылым что-нибудь в ответ, а то у них скоро нервный тик случится из-за твоей
неадекватности». Сказал так сказал, м-да.
— Наследный принц Рогала Ингмар де ла Рен и его младший брат Вермаль де ла Рен к вашим
услугам, уважаемые гости. — Мы оба в знак приветствия с королевским достоинством
синхронно наклонили головы.
— Благодарю, но помощь в данный момент нам не требуется, — официальным гоном заявил
владыка драконов. — Валдор?
Владыка заметил странное поведение брата.
Тот все так же неотрывно продолжал впиваться в меня взглядом. Под таким пристальным
вниманием нечеловеческих глаз я невольно поежился, внутри начала закипать злость. Это уже
переходит все рамки приличия, в самом деле!
— Что с вами, сиятельный лорд Валдор? Приболели? — опередил мой вопрос хитрюга
Вермаль, при этом он исхитрился задать непосредственный и непринужденный детский тон.
Понимает, что с ребенка взятки гладки, вот и пользуется.
— Мой брат действительно немного не в себе в последнее время, принц Вермаль. Прошу нас
извинить, — торопливо проговорил владыка драконов, с недоумением поглядывая на
побледневшее и несколько потерянное лицо брата. Тот в прострации кивнул и, не глядя по
сторонам, стремительно понесся в обратном от нас направлении. Сбежал?! Вот это номер.
— Вермаль, мы нарушили дворцовый этикет? — в сомнении относительно странного поведения
драконов проговорил я.
— Нет… Ты хорошо держался, — в задумчивости протянул братец. Подумав, он закончил уже
куда более жизнерадостным тоном: — Драконы вообще странные. Пошли на обед. Отец, скорее
всего, нас уже ждет.
И то правда. Драконы — драконами, а обед по расписанию, тем паче что благодаря одному
мелкому пройдохе завтрака у меня, почитай, что и не было.

ГЛАВА 5

Мир Таинар
В небольшой уютной столовой, выполненной в виде летней беломраморной беседки в
эльфийском стиле, где обычно собирались только самые близкие родственники и проверенные
друзья правящей семьи, нас с братом уже ждал накрытый разнообразнейшими
гастрономическими яствами стол. Повелитель Саннар, сидя во главе, задумчиво барабанил
кончиками пальцев по столешнице.
Стремительно влетев и притормозив лишь для того, чтобы спешно поклониться отцу, Вермаль
занял свое место по левую руку от него и, не мешкая, набросился на еду. Вот ведь проглот
мелкий. Похоже, у этого парня вместо желудка черная дыра.
Я же куда более спокойно проследовал к единственному пустующему месту по правую руку от
Саннара. Дождавшись его поощрительной улыбки и приглашающего жеста, приступил к еде.
Мм! Чистое блаженство! Нужно будет познакомиться с местным поваром и лично выразить
свое восхищение. Если, конечно, прямо сейчас язык не проглочу! Вот где настоящее
волшебство!
За столом отец с удовлетворением отметил мои манеры. Хотя какие там манеры, если у них из
столовых приборов две ложки: столовая и десертная, и две вилки: с двумя зубцами — для рыбы
и с тремя — для всего остального. Небольшие чаши с ароматной водой для омовения рук тоже
сюрпризом не стали и были кстати. Вермаль же правилами столового этикета вообще
заморачиваться не стал, периодически подхватывая мясо пальцами. Ребенок, что с него взять.
Сорокалетний.
— Как проходит твое знакомство с дворцом, Мар? Тебе понравился новый дом? — негромко
спросил Саннар, аккуратно отправляя в рот очередную ложку чрезвычайно вкусного супа-пюре
с мелко порубленными грибами и зеленью.
Опасаться, что нас подслушает прислуга, не приходилось, так как повелитель активировал
полог тишины. Кстати, отличное заклинание. Обозначаешь персон, речь которых хочешь
услышать, активируешь и оп! Даже если рядом топчется пара сотен различных сторонних
индивидов, ты можешь вполне приватно поговорить с любым избранным. Надеюсь, что в этом
мире вражеские шпионы пока не научились читать по губам.
— Дворец поразил меня величием и красотой. Он уникален и удивителен, — честно признал я,
но не преминул добавить: — Однако сегодня произошла одна незапланированная встреча в
зеленой галерее, о которой, по моему мнению, вам стоит знать.
Тут вмешался неугомонный Вермаль и очень эмоционально, в лицах, рассказал отцу обо всем
произошедшем. Мне оставалось лишь вставлять реплики и кивать.
Правитель задумался.
— Удивительно… вы говорите, наши крылатые соседи упоминали зов? Так вот почему драконы
активизировались. Что ж, в любом случае их приезд — неплохой шанс улучшить имеющиеся
торговые отношения и заключить новые. Любопытно только — кто же избранница? Если об
этом узнают придворные, им прохода не дадут разного рода соискательницы счастья. Впрочем,
им и сейчас уже несладко приходится.
Наслаждаясь нежнейшими кусочками белой морской рыбы, запеченной на углях и политой
необыкновенно вкусным ореховым соусом, я неторопливо анализировал его слова. То-то я
смотрю, что маловато девиц нам попалось по пути, пока мы с братом осматривали дворцовые
переходы. Значит, почти все они трутся у покоев гостей. Ха! Свезло крылатикам, однако.
Саннар тем временем продолжал:
— Вермаль, ты просветил брата, как ему должно вести себя на королевском приеме? Я надеюсь
на вас обоих. Слух о ритуале и болезненном состоянии наследного принца пресечь, увы, не
удалось, так что к тебе будут особенно пристально присматриваться все — и гости, и недруги, и
друзья. Все должно быть исполнено безукоризненно. Сомнений и подозрений относительно
подлинности персоны наследного принца Ингмара де ла Рена возникнуть не должно. —
Помолчав, он отложил вилку в сторону и добавил уже более мрачным тоном: — Что-то
беспокоит меня в последнее время подковерная возня некоторых глав старых
аристократических родов. И начальник безопасников совсем разленился — мышей не ловит.
Будь готов к тому, Мар, что со временем ты сменишь его. Неспокойно мне.
Нормальная государственная обстановочка. Ладно, они приняли меня в семью, дали кров, и я не
отвечу неблагодарностью. Твердо кивнув правителю, без экивоков ответил:
— Я согласен, отец. На этот счет вы можете быть спокойны.
Переглянувшись, наше трио в молчании закончило обед.

До часа X оставалась уйма времени. Братишка помог мне выбрать костюм, подходящий для
приема, и умчался по своим делам, пообещав зайти через пару часов. Славный он парнишка.
Кажется, я уже начал воспринимать его как родного брата. Уф! Можно наконец расслабиться.
Посетив уборную, на выходе я зацепился взглядом за что-то мелкое, ярко блеснувшее у
кровати. Подойдя ближе, в недоумении застыл. Очуметь! В мягком ворсе синего ковра лежала
некрупная бриллиантовая капля с отверстием для иглы вышивальщицы. Совсем такая же, как
те, что я видел совсем недавно на камзоле одного странного дракона. Хорошо, что мне пришло
в голову спросить о вышивках Вермаля. Он еще сказал, что дуо и другие расы камни в этих
целях не используют, только драконы и высокопоставленные гномы. В Сольмене гномов можно
увидеть лишь изредка, и то только в посольстве — они не любят покидать свои пещеры и
подземные города.
Нервно побарабанив по столу, потихоньку начал кипятиться. Драконяка однозначно побывал в
моих личных покоях. Что ему тут понадобилось? Р-р-р! Проходной двор какой-то!
В негодовании, подняв драгоценную находку, прячу ее в потайной карман на груди и иду на
поиски одного чешуйчатого гада. Мне срочно нужно взглянуть на его одежду. Предлог найду
— поинтересуюсь здоровьем в крайнем случае, но если моя догадка подтвердится, будем
плясать отсюда уже с Саннаром. Правитель должен иметь понятие, как поступать в таких
случаях.
Надо сказать, Вермаль провел для меня отличную экскурсию, а может, это память у меня такая
замечательная. Сейчас в голове выплыл четкий план переходов и гостиных дворца. В гостевые
покои вели две красивейшие галереи, отделанные розоватым перламутром. Тонкие ажурные
колонны восхищали строгим изяществом линий и уровнем мастерства строителей.
По пути мне попались несколько разодетых до приторности придворных дам. Причем чем
ближе к покоям гостей из Сеона, тем их становилось все больше. Пышные платья, золото и
перья, натянутые улыбки, реверансы. Вот последние меня особенно нервировали. Юные и не
очень красотки низко приседали и с готовностью демонстрировали мне э… ну, пусть будут
выкатывающиеся с подносов фрукты. Не то чтобы, будучи Мариной, я была ханжой, но
глубина декольте местных кокеток вызывала откровенное недоумение. Как оно там держится?
На пластыре, не иначе. Не знаешь, куда глаза деть от красоты такой неприкрытой. Но я же
мужик. Пялься и делай вид, что глаз оторвать не можешь. Тьфу! Сдержанно кивая очередной
грудастой блондинке, у которой от усердия один фрукт практически выпал, не смог сдержаться
и злорадно прокомментировал:
— Леди, у драконов в чести женская скромность. Я склонен согласиться с ними в данном
вопросе.
— Поддерживаю, ваше высочество, — раздался рядом смутно знакомый голос.
Дама густо покраснела, отчего-то очень недружелюбно зыркнула исподлобья и, сбивчиво выдав
извинения, умчалась, смею надеяться, переодеваться. За ней поспешно проследовали остальные
любительницы выставлять сладкое напоказ.
Поворачиваясь, я уже знал, кого увижу. На ловца и зверь бежит. Тот самый странный
драконяка, которого я искал, стоял в метре от меня и загадочно улыбался.
— Вы хорошо осведомлены о жизни моих соплеменников, ваше высочество? — с интересом
спросил он.
Я же несколько замешкался с ответом, рассматривая пустующее место в густой драгоценной
вышивке на бортах его камзола. Бинго! Спохватившись, откровенно признался:
— Честно говоря, нет. Как это ни прискорбно признавать. Просто надоели глупые курицы,
пытающиеся недостаток ума замаскировать своими сомнительными прелестями. Причем
настолько безыскусно.
Мой собеседник понимающе усмехнулся, но тем не менее продолжил:
— Странно именно от вас слышать такие слова. По всему континенту ходят громкие слухи о
том, что наследный принц дуо — страстный поклонник этих самых женских прелестей.
М-да. Нарвался на гранату. Что ж, как-то надо выкручиваться.
— Прелести люблю. Откровенный блуд — не очень, — с насмешкой ответил. — Это как
вкуснейший деликатес подать в ночной вазе. Пробовать желания не возникает. — И тут же, не
давая собеседнику опомниться, резко перевел тему беседы в нужное мне русло: — Вам
нездоровилось с утра, лорд Валдор. Смею надеяться, вам уже лучше? Вы порадуете нас своим
присутствием на сегодняшнем приеме? — Вежливая улыбка, прямой сочувствующий взгляд и
напряженная, словно железный кол, спина.
Этот индивид отчего-то мгновенно вывел меня из равновесия. Надо поскорее заканчивать с
этим и искать Саннара. Все, что мне нужно, я уже выяснил.
Кажется, дракон мою хитрость раскусил, но так просто оставлять меня в одиночестве
совершенно не намеревался. Зараза…
— Да, в последнее время у меня случаются стихийные всплески силы, и я вынужден ужесточать
контроль за источником. Сейчас все уже в норме. Благодарю за беспокойство. Однако я, увы, не
слишком хорошо ориентируюсь в вашем великолепном дворце, ваше высочество. Не будет ли
слишком назойливым с моей стороны попросить вас проявить радушие и сопроводить меня в
библиотеку. О ней ходят настоящие легенды. Говорят, там собраны практически все сочинения
каждого из некогда живущих писателей.
Вот же… дракон. Издевается. Медленно выдыхаю и елейно произношу:
— Разумеется, сиятельный лорд, разумеется. Мне будет приятно показать вам гордость нашего
рода. Слухи не обманывают — библиотека действительно уникальна. Прошу за мной.
По пути мы проходили все те же залы и галереи, где водил меня утром Вермаль. Он много
рассказал об их строительстве, мастерах, некоторые забавные случаи, произошедшие здесь. Все
это было настолько ярко и свежо в памяти, что я решил, пока мы шли, пересказать их своему
спутнику. Отдать долг вежливости, так сказать. Некоторое время спустя дракон расшевелился,
мало того, он и сам поведал мне пару чрезвычайно забавных историй, над которыми мы
смеялись уже в оба горла. Сдержаться было нереально. Придворные шарахались в стороны,
встречные слуги ошеломленно озирались. Оказывается, чешуекрылые не такие уж и снобы. С
лордом Валдором мне внезапно стало легко настолько, что настроение взлетело до небес. И я
снова почувствовал себя странно — совсем как утром. Будто что-то в душе с радостным
удовольствием откликалось на его присутствие. Это казалось… правильным и даже
необходимым.
— Признаться, вы приятно удивили меня, принц Ингмар, — дружески улыбаясь, произнес
сиятельный лорд Валдор. — Я никак не ожидал встретить такого интересного собеседника. О
наследном принце де ла Рене, знаете ли, по всему Родосу ходит довольно сомнительная слава,
но моим глазам предстала совершенно иная картина. Я надеюсь, что привезенный нами в дар
вашему роду ледяной лис успешно сольется с вашей сущностью и Рогал в будущем обретет
достойного и великого правителя. — Голос дракона звучал искренне. Это подкупало.
Распрощавшись еще не друзьями, но уже хорошими знакомыми до вечера, я поспешил на
поиски правителя Саннара. Доверяй новым замечательным знакомцам, но посоветуйся со
знающими предками.
О чем там упоминал Валдор? Хм… Ледяной лис? Отец не говорил. Не хочет огорчать? Или
меня ждет очередное испытание? Разберемся.

ГЛАВА 6

Мир Таинар

Валдор ван Шарот пребывал в смятении. Меряя шагами свои просторные покои, гостеприимно
выделенные ему двуликими, он непрестанно перебирал в голове недавние события и искал
выход.
Два дня назад он услышал зов. Тот самый, будь он трижды неладен! Тоскливый, пока еле
различимый, невнятный, но уже ощутимо тянущий непонятно куда. Осознание глубины
проблемы, как водится, пришло не сразу. Честно говоря, сначала доблестный дракон грешил на
любовные чары какой-нибудь из своих прежних пассий, но, тщательно обследовав себя
внутренним зрением, ничего подобного не обнаружил. Зато там было кое-что иное. Крепчайшая
золотая нить божественной привязки исходила напрямую из его сердца, постепенно истаивая в
пространстве. Вот теперь оно пришло. Понимание того, насколько глубоко он попал. Ночь
прошла без сна, зов креп. Он мешал думать, дышать, жить. Мысли в голове повернули во
вполне предсказуемое русло. Скорее найти ее, ту, кого боги определили ему в спутницы жизни,
ту, что станет его светом, надеждой, миром.
Разбудив брата, он спешно поведал ему о случившемся. Владыка драконов переполошился не
на шутку. В последний раз зов слышал его далекий предок, родоначальник их династии. Его
нареченной оказалась знатная эльфийка, помолвленная с не менее родовитым ушастым.
Дракону пришлось умыкнуть девушку прямо из храма и буквально вынудить бедняжку
согласиться на брак. Но сердце красавицы быстро оттаяло, и пара прожила в любви и согласии
долгие-долгие годы. Их сын родился с зашкаливающим магическим даром. Войдя в зрелый
возраст, он объединил разрозненные и воюющие в то время кланы драконов в единое
государство и дал начало правящей династии ван Шаротов.
Если судить по древним записям предка, скрупулезно исследовавшего свой и произошедшие
ранее случаи, можно сделать несколько однозначных выводов: зов никогда не приходит просто
так, противиться ему совершенно невозможно, объект симпатии зачастую практически не
чувствует его.
Итак, для начала братья решили попробовать поискать нареченную у ближайших соседей —
дуо. В срочном порядке порталом был отправлен гонец к их правителю — Саннару де ла Рену с
высочайшим оповещением о скором прибытии владыки драконов. Повод тоже особо долго
выдумывать не стали, благо пересмотр существующих торговых договоров и заключение новых
всегда был отличным предлогом заявиться в гости к соседям.
Кроме того, резвящийся молодняк на днях поймал в горах и подарил своему владыке в качестве
ручного зверька особо вредного ледяного элементаля, принявшего личину огромного
белоснежного лиса. Милая такая зверушка — метра два с половиной в холке, с редкостно
пакостным характером. Уж непонятно, как ее ухитрились скрутить, не иначе как во сне
сдерживающую петлю накинули, а то и две. Но даже с ними на шее лис, запертый сейчас в
силовую клетку, умудрился подморозить весь дворец вкупе с его обитателями.
Как бы то ни было, за подарок этот белоснежный красавец вполне сойдет. Особенно если
учесть отторжение сущностью принца двуликих всех остальных претендентов. «Заодно и от
проблемы избавимся», — потирая руки и пытаясь их отогреть, довольно подумал владыка
драконов Даррен ван Шарот. Ну а они, драконы, всего лишь хотят проявить добрососедское
участие — ничего более. Пусть наследничек попробует еще разок, а если его этот лис,
освободившись из плена сдерживающего заклинания, под снег закатает — так то не их вина.
Улыбаемся и машем. Мы ведь от всей широты души и с благими намерениями.
Мстительно вспоминая о неудачных попытках принца Ингмара слиться душой с благородными
существами, Даррен даже головой покачал.
Ха! Ничего удивительного. Тут кто угодно отказался бы делить сущность с этим мерзким
червем. О наследнике ходили исключительно негативные слухи. Да и подкупленные
информаторы, обитающие во дворце правителя Рогала, единогласно подтверждали их, добавляя
от себя много чего еще. М-да. Вседозволенность при воспитании губительна для личности.
Судя по всему, Саннар умудрился вырастить беспощадного и безнравственного монстра.
Нужно будет пристально приглядеться к этому парню — такой агрессивный властолюбец на
троне не принесет пользы ни своему народу, ни соседям. Вполне возможно, придется со
временем его убрать. Но это так, скучные и обыденные размышления. А им пока важнее решить
проблему с зовом. Бедняга Валдор, вон как его ломает.

По прибытии делегацию драконов с комфортом разместили в шикарных гостевых покоях,


состоящих из целой анфилады комнат и залов. Отделка комнат поражала. Ванная комната с
огромным бассейном, выложенным белым морским галечником, производила полное
впечатление пребывания на дне морском, небольшой цветник, источающий нежные ароматы,
трехуровневый фонтан в центральной гостиной и много еще чего. Да что там, дворец правителя
дуо вообще повсеместно славился безудержной роскошью. Один тронный зал, все стены
которого были выложены чистейшими топазами, чего стоил. У драконов все намного
рациональнее и не в пример скромнее. Строгие очертания, традиционно спокойные интерьеры.
Но не восхищаться конкретно этим шедевром искусства было невозможно всякому, у кого
наблюдалась хоть капля тяги к прекрасному. Дворец был настоящей жемчужиной столицы
Рогала Сольмены.
Как только сопровождающие откланялись, Валдор в нетерпении кинулся на поиски своей
нареченной. Зов в землях двуликих многократно усилился, во дворце интенсивность еще более
возросла. Валдор с трудом сдерживался, чтобы не перейти на бег среди этого цветущего и
сверкающего великолепия переходов, залов и анфилад. Очевидно, что они подобрались очень
близко к цели, но к зову, увы и ах, стрелка не прикручена, так что понять, куда он ведет, весьма
проблематично. Ночь снова прошла без сна. Единственное, чего добился дракон, это сужения
области поиска. Теперь становилось совершенно очевидно, что цель находится в крыле
повелителя Саннара. Кто она здесь? Любовница? Прислуга? Придворная дама? От таких
мыслей кулаки, челюсти и прочие интересные части тела сами собой сжимались, скрежетали,
поджимались. Дракон бесился от беспомощности.
Если бы не общий запрет на использование магии в пределах дворцовых стен, он давно отыскал
бы свою женщину, используя поисковик, но тут везде стояли сигналки, реагирующие на
магические выплески. Да и с каждого члена делегации традиционно было взято добровольное
слово дракона о том, что он не будет использовать магию во дворце, кроме тех случаев, когда
дело касается спасения собственной жизни либо жизни кого-либо из драконьего племени.
Свободно пользоваться магией здесь могли только целитель-дроу Шейн, сам повелитель
Саннар и те, у кого было на это специальное разрешение главы службы безопасности,
например, у магички-экономки, постоянно обновляющей магпотоки, отвечающие за
уничтожение мусора, грызунов, насекомых, пыли, полив растений, нагрев воды и прочее.

Утром Даррен вызвал меня для разговора. Выхаживая по пустующей в этот час оранжерее и
громогласно возмущаясь здешними запретами, я подробно рассказал ему о том, как обстоят
дела с поиском. Зов с каждой секундой все крепчает, потребность обрести свою единственную
скоро достигнет такого накала, что будет очень проблематично держать себя в руках. Но есть и
плюсы. Скорее всего, объект нашего поиска находится в…
Свернув к узкому туннелю, искусно созданному витыми стволами эльфийских дивных ив, мы
внезапно натолкнулись на странную парочку. Наследного принца сложно было не узнать —
наши информаторы довольно точно описывали его внешность, а вот второй — мальчишка, не
иначе как его младший брат — принц Вермаль. Хм, и что они забыли здесь в это время суток? К
тому же я был уверен, что наследник серьезно болен и не покидает пока своих покоев. Ходили
упорные слухи о том, что этот самоуверенный болван хотел лично провести какой-то древний
ритуал и сильно пострадал при этом. Пфф! Пострадал. Чудо, что он вообще остался жив после
такого! Бестолочь безголовая! На месте его папаши я бы так отодрал сыночку, чтобы впредь о
таких запредельных глупостях ему и думать неповадно было.
Мы с братом синхронно кивнули молодым дуо и степенно представились. Со мной
происходило что-то очень странное. Стоило лишь взглянуть в глаза наследного принца, как
сознание затопило ощущение безграничного облегчения. Зов исчез. Осталась лишь светлая
радость и полная уверенность в том, что рядом с этим существом мое место, что именно оно —
моя истинная половина, родная душа. Стоит покинуть его или потерять, и света в жизни больше
не будет вовеки — только вечная тьма и отчаяние.
Кажется, от всего этого я слегка подвис. В себя пришел, когда Даррен крайне удивленным
тоном назвал меня по имени. А затем на мою головушку свалилось четкое осознание всего
ужаса моего положения. Это не укладывается в голове: моя долгожданная половинка —
мужчина. Мало того, он еще и тот самый, печально известный наследник двуликих, хотя на
фоне первого это так — мелочи жизни, с кем не бывает. Кровь отлила от лица, руки мелко
задрожали. Не помню, как брат умудрился уволочь меня от этих двоих. От этих мыслей я
находился в полнейшем ауте. Мужчина… Ингмар дела Рен?! Вы серьезно?! Что теперь делать?!
Кинуться с разбега головой вниз на камни? Мужчина…
Брат, кажется, понял все правильно. Очень уж ошарашенное и одновременно сочувствующее
было у него лицо. Я же пока просто не мог ничего внятного сказать, пытаясь найти
рациональное и вменяемое объяснение происходящему. И эта его жалость… Р-р-р! Я же
дракон! Мне ничья жалость не требуется! Разберусь!
На том и расстались.
О! Какая прелесть! Проклятая тысячекратно тяга к обретению пары вернулась с новой силой,
буквально впиваясь в сердце, выворачивая сознание и сводя с ума. А может, это все-таки
действие какого-то артефакта? Точно! Что, если таким оригинальным способом жадный до
власти Ингмар де ла Рен решил приобрести персонального ручного дракона из правящей
династии, чтобы потом… что? Ну, к примеру, ослабить Сеон, уничтожив род его правителей на
корню, почему бы и нет? Судя по слухам, от этого мальчишки еще и не того можно ожидать.
Ну, нельзя же всерьез думать, что…
Так, значит, надо в ближайшее время отыскать этот предмет. Тут два варианта. Первый —
коварный принц носит его с собой или на себе, что займет несколько больше времени, и второй
— искомая вещица где-то в недрах берлоги принца.
Что тут сказать. Разумеется, я понимал, что цепляюсь за призрачную соломинку, но иных
разумных объяснений мне в голову не забредало. Ну, не могли боги так поступить со мной. Не
верю! Все, хватит хандрить, надо версии проверять. Когда наступит время обеда, то есть уже
совсем скоро, я, пожалуй, навещу покои этого местного ферзя.

Нет, я все-таки умиляюсь этими наивными дуо. Простенькая стандартная защита от взлома — и
это на покоях наследника! Нелепица какая-то. Его что — специально подставляют? Мол,
берите, други добрые, нам этого добра и не жаль совсем. Если возьмете первого претендента на
трон, второго не забудьте. Проникнуть сюда любой воришка сможет или… убийца. От этой
мысли сердце екнуло. Шкер! Как же бесит вся эта ситуация! Так, нельзя поддаваться паранойе.
Это не я, не мои мысли, это все какой-то артефакт, да и мы в тихой мирной стране, оттого и
защита такая пустяковая. Вот сейчас найду вредоносную вещичку, уничтожу, и все будет…
Стоп!!! Что это? На белоснежной подушке лежала весьма знакомая мне вещь. «Тихий убийца»
— именно так назывался этот тончайший, практически прозрачный шнурок. Отличается тем,
что незаметно скользит на шею спящей жертвы, благополучно удушая ту во сне.
Поворот…
Когда-то я находил такие подарки по пять раз на дню в своей комнате. Отец очень переживал за
нас с братом и намеренно учил выявлять и обезвреживать опасные предметы, какие бы формы
они ни принимали. Каждый раз, укладываясь спать, я тщательным образом осматривал
комнату, кровать и даже самого себя на предмет смертельно опасного приветика от
предполагаемых неизвестных доброжелателей. Яд в графине, усыпляющая пыль на рукаве,
жалящая тень за балдахином, черный демон под кроватью, отравленные простыни, такие вот
прелестные удавочки — список можно продолжать и продолжать целую вечность. Фантазия у
отца всегда работала блестяще.
Вот и сейчас я исхитрился и подцепил удушающую пакость кончиком кинжала, что
неожиданно не только не обезвредило ее, но и заставило напасть. Странно, обычно при
соприкосновении с заговоренным металлом они сразу же сгорают. Ловушка в ловушке?
Интересно… Кто же так страстно хочет лишить этот мир наследного принца Ингмара?
Тихо ругаясь сквозь зубы, я пытался отодрать от себя намертво вцепившийся шнурок
магического убийцы. Он же неуклонно подтягивался к моему горлу, так и норовя захлестнуться
на нем. «Ну уж это у тебя не выйдет, резвая милашка», — мстительно усмехнулся я и воззвал к
внутреннему огню. Придется поторопиться, но я успею уйти еще до того, как по сигналу
следилки сюда примчится охрана дворца. Пусть потом доказывают. Ладони тут же раскалились,
но за пределы тела язычки пламени я предусмотрительно не выпускал — не хватало еще
спалить тут все. Что странно — защита комнаты и магическая сигналка совершенно никаких
признаков активности так и не проявили. Хм… Все чудеснее… Опасный артефакт тем
временем буквально плавился в моих руках и исчезал без следа. Сильная штука. По как же мне
все это не нравится!
Вспомнив о цели своего прихода, я, полный мрачных предчувствий, принялся за сканирование
покоев наследника на предмет хоть какого-нибудь артефакта. Ничего, кроме родового оружия,
заговоренного на увеличение сил владельца и ускорение его реакции.
Впрочем, кто обещал, что будет легко?
На выходе я все же несколько замешкался. Непреодолимое желание найти свою пару,
вызванное зовом, притихло и, казалось, будто слегка скреблось изнутри. Что же получается?
Сейчас я предотвратил неминуемую смерть наследника двуликих и мне ощутимо полегчало?
Возможно… Шкер! Возможно ли, что зов, а сейчас я практически уверен, что это он, а вовсе не
действие какого-то артефакта, удовольствуется лишь защитой или нахождением рядом с
объектом, если он моего пола? Если так, то жить еще можно.
Надежда на лучший исход подняла настроение. Я вспомнил, что голоден ну просто зверски!
Надеюсь, тут не принято морить гостей голодом?

ГЛАВА 7

Мир Таинар

Гостевые покои владыки драконов Даррена ван Шарота

Отправив всех членов своей команды — профессиональных дипломатов и талантливейших


добытчиков информации разведывать обстановку во дворце, братья-драконы переглянулись, и
старший тут же активировал артефакт приватности. Так надежнее, а то в оранжерее уже
лопухнулись разок, хватит. Встроенное в массивный перстень заклинание не распознавалось
простенькой дворцовой сигнализацией, так что можно было не беспокоиться.
— Ну, чем порадуешь, братишка? — издалека зашел Даррен, задавая осторожный вопрос
брату. — Признаться, я не ожидал увидеть тебя в ближайшее время настолько жизнерадостным.
Возможно, мы все-таки ошиблись с объектом зова и твоя половинка — местная знойная
красотка, а не… принц Ингмар?
После своей вылазки Валдор вернулся подозрительно спокойным и с неудержимым аппетитом
тут же набросился на предложенные хозяевами яства. Хороший знак. Продолжая работать
челюстями, он отрицательно мотнул головой и поднял палец вверх.
— Нет, объект все тот же, — прожевав, пояснил владыке брат. — Но я имею оптимистичное
предположение, что мой случай существенно отличается от описанных нашим с тобой общим
предком. В записях мы читали о том, что всех, отмеченных зовом драконов, неудержимо тянуло
сделать их женщину своей, слиться с ней физически, единолично владеть, трогать, целовать и
прочее. Я же, проанализировав собственные чувства, понимаю теперь, что никакого плотского
желания к наследнику двуликих, слава всем богам звездного круга, не испытываю. Только
необходимость защищать, оберегать и находиться рядом. Хранить жизнь. Это тоже не мед, но
ты не представляешь себе, брат, какая глыба свалилась с моей души, когда я это понял.
Даррен поднял бровь и испытующе вперил взгляд в беззаботно обгладывающего аппетитные
бараньи ребрышки Валдора.
— Ты уверен? — Дождавшись утвердительного кивка, он продолжил: — Что ж, если так, то все
не настолько мрачно, как мне показалось сначала.
Он ненадолго замолк, обдумывая что-то, и снова заговорил:
— Значит, так. Твоя первостатейная задача сейчас — уберечь наследника. Я помогу чем смогу.
Если не сможем защитить — ты загнешься, Валдор, прецеденты были. Единственное… Ты ведь
помнишь отзывы доносчиков о… хм… личных качествах и пристрастиях объекта? С таким
типом и рядом находиться тошно, тем паче беречь и защищать. Крепись, брат, и… постарайся
приглядеться. Вероятность ошибки информаторов мизерная, но есть. Это раз.
Второе — мы ведь с тобой уже давненько следим за странной чередой случайностей,
смертельных для членов правящего рода дуо. Очевидно, кто-то очень хочет отнять у Саннара
его теплое местечко в тронном зале и тщательно убирает всех возможных претендентов.
Работает неторопливо, с выдумкой. Словом, творческая личность. И Саннар, совершенно точно,
догадывается об этом, так как всех своих оставшихся родственников на неопределенное время
отправил в посольства разных стран, включая Сеон. А сыновей отослать не вышло — Совет
министров поднял бучу, мол, будущий повелитель должен жить в столице. Есть в этом толика
правды, но этим решением под удар неизвестного врага подставили обоих наследников. А
недавно мне донесли о срочном поручении Саннара усилить охрану и магическую защиту во
дворце. Что, впрочем, хорошо, но… как-то я не слишком доверяю местным магам. По
сравнению с драконами и теми же дроу они явно слабоваты. Работают топорно. Возможно,
предвосхищая следующий ход врага рода де ла Ренов, стоит объяснить всю ситуацию этому
старому Фениксу и предложить свои услуги в обеспечении безопасности наследного принца?
Он — мужик разумный, сметливый. Поймет, что отказать нам в этом вопросе не получится. Все
серьезно. И выгоду от сотрудничества сразу увидит, может, даже благодарен будет. А мы под
это дело льготы своим торговцам выбьем и еще чего-нибудь по мелочи. Вино вон у них
удивительно вкусное — почему бы не наладить поставки к нашему столу. Мы поможем
боевыми магами из числа тех, кто всецело верен нашему роду. Артефактами физической и
ментальной защиты. Спеца по охранке можем прислать, опять же.
Даррен перестал ходить в размышлениях по гостиной и неторопливо занял соседний с братом
стул. Налив себе прекрасного белого вина в изящный бокал, он посмаковал его вкус, покатав
немного на языке. И вино у этих двуликих хорошее, и дворец распрекрасный, а порядка в
государстве нет.
Валдор тем временем отложил вилку в сторону, промокнул белоснежной салфеткой рот и тоже
налил себе вина.
— Тот снежный лис, которого мы привезли в подарок якобы для поддержания добрососедских
отношений, теперь тоже видится мне очередной проблемой, — задумчиво добавил он. —
Слишком силен. Смертельно опасен. Уже сейчас во дворце стало куда прохладнее, а ведь он тут
меньше суток пробыл. Что же это за скотина такая? Мне подобные твари еще не попадались.
Если Ингмар решится и рискнет пойти на объединение, со зверя снимут блокирующие чары и
он просто уничтожит мальчишку. Вот шкер! Раньше я не видел в этом причины огорчаться, а
теперь от благополучия наследника напрямую зависит моя жизнь и даже рассудок. Пожалуй,
другого выхода, кроме как попытаться сблизиться с ним и следовать повсюду тенью, у меня
пока нет. Вопрос о белом лисе нам нужно решить в самые кратчайшие сроки с повелителем
Саннаром, теперь это его собственность, но думаю, что он, выслушав наши аргументы, сам
поскорее избавится от зверюги. Не в его интересах терять старшего сына, особенно сейчас. Да и
холод двуликие терпеть не могут.
Разговор ненадолго прервался. Каждый из собеседников обдумывал и анализировал ситуацию.
Потом Валдор снова подал голос:
— Кстати, когда будешь говорить с Саннаром об усилении защиты его дворца нашими магами,
можешь обмолвиться, что сегодня я, разумеется, исключительно для того, чтобы проверить
надежность их стражей, магической сигналки и защиту покоев, обследовал комнаты наследного
принца. Результаты: заклинание на входе самое простейшее, его, танцуя, преодолеет любой
необученный маг-новичок. Далее. Непосредственно на подушке Ингмара мною был обнаружен
смертельно опасный артефакт, известный под названием «тихий убийца». Причем конкретно
этот экземпляр был сработан с применением нестандартной магической матрицы —
прикосновение заговоренного клинка не только не уничтожило его, а стимулировало к
нападению. — На этом месте Даррен удивленно присвистнул, приподняв брови, а Валдор
кивнул. — Пришлось вызвать внутренний огонь и буквально плавить его до полного
уничтожения. У Ингмара, столкнись он с этой гадостью, не было бы ни единого шанса остаться
в живых. До объединения с нами дуо совершенно амагичны. Третье. На применение магии их
хваленая сигналка не сработала. Чихать она хотела на то, что в покоях наследного принца кто-
то посторонний пользуется магией огня. Соответственно ни одного охранника в коридорах по
пути назад я не встретил. Делайте выводы, ваше высокопоставленное высочество, — поддел он
брата шутливым детским титулом.
Тот молча обдумывал все услышанное, действительно делая выводы.
— Ты нашел то, что искал? — наконец спросил он. Владыка Даррен ван Шарот прекрасно знал
ход мыслей и повадки своего единственного брата и ближайшего соратника.
— Ничего не было. Чисто. Более того, зов практически исчез, когда я уничтожил «тихого
убийцу».
Прищурившись, Даррен слегка побарабанил пальцами по столу.
— Боги играют в свои игры, и мы в них — лепестки цветов, гонимые беспечным ветром, —
медленно повторил он строчку из красивой старинной песни своего народа. — Нам с тобой,
дорогой брат Валдор, нужно крепко подумать над тем, как разрешить эту ситуацию, и
желательно в нашу пользу. Задачка…
В это самое время Валдор внезапно почувствовал родственное присутствие рядом. Ингмар? Что
этому парню понадобилось в гостевом крыле? Кстати, а ведь это хороший шанс встретиться и
узнать принца получше. Надежда, что многочисленные информаторы ошибались в оценке
личности и деяний наследника, была ничтожна, но она была. «Дадим парню шанс», —
торопливо ретируясь из общей гостиной, подумал дракон. Нетерпение от встречи уже нарастало
в груди. Оно буквально требовало от него оказаться рядом и сделать все, чтобы заслонить,
согреть, защитить.
Вот высокая фигура наследника мелькнула среди разряженных местных девиц. Советник
владыки драконов несколько поморщился. Он не привык к тому, что женщины столь бесстыдно
демонстрируют свое тело. Во всем всегда необходимо соблюдать меру. «Оголяться нужно
красиво и со вкусом» — так всегда говорила его последняя пассия Дарлетта. Роман с ней был
быстротечным, захватывающим и совершенно ни к чему не обязывающим.
Как раз в этот момент принц Ингмар, несколько нервно кивнув особенно одаренной природой
пышными формами блондинке, произнес весьма неожиданную для него фразу:
— Леди, у драконов в чести женская скромность. Я склонен согласиться с ними в данном
вопросе.
— Поддерживаю, ваше высочество, — вырвалось уже у Валдора.

Спустя час, дружески распрощавшись с Ингмаром, Валдор в глубокой задумчивости вышагивал


вдоль бесконечных стеллажей обширной библиотеки повелителя двуликих. Книги в данный
момент не интересовали его абсолютно, но вот встреча… Впечатление от общения с
наследником оказалось двояким. Дракону безгранично импонировал молодой человек, с
которым его связала судьба. Сдержанный, воспитанный, юморной. Порой колкий, немного
язвительный, открытый и закрытый одновременно. Он не играл роль — фальшь и ложь драконы
чувствуют на раз, — ему и в самом деле было весело, легко и… хорошо в обществе Валдора.
Значит, тут связь работает в обе стороны. Это вдохновляет.
В то же время этот юноша никак не мог быть принцем Ингмаром. Настолько информаторы
ошибиться не могли. Все они, а их было немало, в один голос утверждали, что наследник
вспыльчив, резок, амбициозен и жесток как со слугами, так и с девушками. Недавний же
знакомец обладал холодным разумом, легким нравом, выдержкой. В нем ощущалась стальная
воля, он производил впечатление полноценной яркой личности.
Никакого заклятия на ауре или внешности наследника нет. Следовательно, это просто другой
дуо. Но кто он? Почему Саннар и Вермаль молчат? Ведь разница очевидна. Или они вполне
довольны заменой? Может, у Ингмара был брат-близнец? Тогда где тот?
А впрочем, это в данный момент не столь важно. Куда более значимо, что его родственной
душой оказался чистый и правильный парень. Такого не стыдно взять под крыло. За такого не
жалко пролить кровь.
Под аккомпанемент этих мыслей прошла пара часов. Валдор ван Шарот поспешил к брату.
Нужно поведать ему об этой встрече и своих выводах. Да и прием уже скоро, нужно
подготовиться.

Покои повелителя двуликих Саннара де ла Рена

— …Это очень странно, но в итоге лорд Валдор показался мне вполне искренним и приятным
собеседником. Если бы я совершенно точно не знал о том, что этот «искренний и приятный»
внаглую пробрался ко мне в апартаменты с неустановленной целью, о чем свидетельствует эта
милая вещица, — Мар продемонстрировал Саннару найденную бриллиантовую каплю, — то,
пожалуй, не отказался бы завязать с ним дружеские отношения. Весьма интересная личность.
Собеседники сидели в мягких уютных креслах небольшого рабочего кабинета правителя,
блаженно вытянув ноги поближе к источающему живое тепло камину. Обычно он служил
скорее дополнением к интерьеру, но сегодня что-то в схеме магической регулировки
температуры сбилось. Во дворце ощутимо похолодало, причем магиня, долгие годы
отвечающая за магическое обеспечение, недоуменно руками разводила — ее заклинания четко
работали, как и прежде, просто их перебивало нечто куда более сильное. Брр!
— Дракон обмолвился о снежном лисе, которого они привезли нам в подарок. Ты готовишь мне
новое испытание, отец?
Саннар насмешливо приподнял брови:
— Ты слишком плохо думаешь обо мне, Мар. Я вовсе не хочу терять вновь обретенного сына.
Как только драконы покинут нас, я планирую открыть портал и вернуть зверя на родину. Никто,
даже сильнейший из нас, не сможет разделить сущность этого порождения льда. Зверь слишком
силен. Я даже подозреваю, что его стараниями нас сейчас подмораживает. И это посредине
самого жаркого лета за последние несколько лет! Вот так силища. Но для наших целей она не
подходит. Увы.
А все почему? Драконы не знают наших древних приданий, меж тем предки дуо глубоко
изучили этот вопрос, это был, так сказать, их шкурный интерес. Так вот, эта красивая белая
шкурка принадлежит далеко не обычному ледяному элементалю, а льдистому коррагу. Уже
много тысяч лет они считаются вымершими, да вот поди ж ты, свалили на мою бедную голову
крылатые соседи это чудо! — Видя мое недоумение, Саннар доходчиво пояснил: — Корраги не
относятся к элементалям. Элементали, по сути своей, есть сущности энергетические, а корраги
— боевые магические животные, искусственно созданные древней расой для ведения
разрушительных войн. Сила и выносливость их многократно превышают возможности любого
элементаля. — Взгляд его несколько затуманился, голос зазвучал глуше.
— Подумать только, как нами порой играет судьба. Тех магов, что породили это творение, их
городов, расы, цивилизации давно нет, а самое мощное оружие — вот оно, пожалуйста. Ходит
на четырех лапах, смотрит умным взглядом голубых глаз. Корраги живут неопределенное
количество времени, умирают, лишь когда их физическое тело уничтожат. Тут надо очень
постараться. Огромный резерв дает им возможность практически к вечному существованию.
Размножаться эти искусственно созданные существа не могут. Что не может не радовать.
Возможно, что наш экземпляр — последний в своем роде. Вот поэтому нам эта животинка не
подойдет. Стоит только снять с нее блоки, она просто уничтожит тебя и всех, до кого сможет
дотянуться. К тому же это самка, а традиционно принято использовать существ своего пола, так
проще привыкать к новым изменениям. Думаю, через некоторое время мы подберем тебе
нужного зверя, сын.
О посещении одним из гостей твоих комнат пока молчи и не подавай вида, что тебе что-то
известно. Постарайся завести с ним приятельские отношения и не выпускай из вида. Сегодня
после приема мы пригласим владыку с братом на обсуждение совместных вопросов в мой
кабинет. Там уже можно будет поговорить в более приватной обстановке. Посмотрим, о чем
нам поведают чешуйчатые соседи. А сейчас тебе пора, Мар. Скоро прием.
Согласно кивнув, наследник с достоинством покинул кабинет отца. Тот задумчиво улыбнулся
ему вслед. Хороший парень. Ответственный, умный, благодарный. Нужно непременно его
сохранить… живым.

ГЛАВА 8

Мир Таинар

Мар

Да что ж так холодно! Еще с прошлой жизни я ненавижу холод дома. Особенно то время,
знаете, когда весной, чуть солнышко пригреет, наши заботливые коммунальщики повсеместно
отключали отопление, а следом неминуемо приходили заморозки. И вот тут бы в котельных
подтопить слегка, но нет! Согласовать нужно, кучу бумажек заполнить. Перебьетесь, люди
добрые! Вот и закутывались продрогшие граждане в сто одежек, откапывали теплые шерстяные
носки с начесом, благополучно забытые на зиму в шкафу, включали обогреватели. Брр! Как
вспомню — так ежусь. А нет, это, пожалуй, от холода. Эх, мне бы сейчас мой любимый
плюшевый халат и теплые тапочки со смешными собачьими мордочками, подаренные когда-то
заботливой Машкой.
Во дворце явственно веяло зимой. Температура падала, приводя всех в недоумение. Те
немногие дамы, что не были заняты подготовкой к приему, уже не щеголяли с голыми плечами
и открытыми шейками, а все больше заворачивались в изящные теплые пелерины. Ну, хоть
какой-то плюс от ситуации. Я стремительно шел по дворцу. Скоро час X, пора переодеваться.
Вермаль, опять же, обещал заглянуть. Кстати, его покои располагаются недалеко. Может,
самому за ним зайти? Ему будет приятно. Не похоже, что у братишки здесь много друзей.
Мне подумалось, что это неплохая идея, и я тут же сменил маршрут, направившись к его
комнатам.
На стук послышался придушенный детский вскрик и подозрительный шум. Моя реакция была
мгновенной — распахнув дверь, я кинулся внутрь и застал там вопиющую картину. Мальчишка
лежал на полу, цвет его лица мог бы посоперничать с белоснежной простыней, губы и нос
жестоко разбиты в кровь, рука окровавлена, одежда местами порвана. В глазах плещется
непонимание и ужас. Он пытался ползти ко мне, но выходило плохо. Рядом с ним никого не
было.
Пулей подлетев к брату, я только и успел аккуратно взять его на руки, бормоча что-то
успокаивающее, как вокруг нас закрутилась воронка перехода. Ловушка?!
Секунду спустя я обнаружил себя с братом на руках, стоящим в огромном темном подвале
перед открытой клеткой. Она была пуста. И здесь было воистину холодно. Пар густыми
клубами шел изо рта. Так, из плюсов — я знаю, где мы оказались, из минусов — лучше бы мне
ошибиться.
Родной забористый русский мат полился неудержимым потоком, принося ощутимое
облегчение. Громко выражать свои эмоции я не стал, но даже шепотом вышло весьма
впечатляюще и колоритно. Поаплодировал бы себе, да руки заняты. Слава богу, Вермаль,
кажется, потерял сознание при переходе. Ребенку такое слышать не надо. Исполнит потом
нечто похожее при Саннаре — не расхлебаешь. Но какой же гад мог так мальчонку отделать?
Узнаю — лично на ленточки порву. «Ага, будет потом чем помидоры на даче подвязать, —
вмешался внутренний голос, — давай уже, Аника-воин, ищи выход, а то вы в этом
морозильнике скоро дуба дадите. Оба».
Подвалы дворца были поистине огромными. Шершавые каменные стены держали высокие
сводчатые потолки, теряющиеся во мраке. Прямо пещеры Мории. Бесконечные залы и
переходы были крайне скудно освещены крохотными тусклыми светлячками, закрепленными
на равных промежутках вдоль стен. Кому понадобилось тут такие катакомбы возводить?
«Точно! Нет бы, как нормальные люди, понаставить кучу кладовочек-клетушек с замочками,
чтоб Саннару картошку и банки с заготовками удобно было хранить». Когда я нервничаю,
ирония так и прет.
Вот уже минут десять я двигался по подвальным помещениям дворца, руки совершенно
потеряли чувствительность, голову сдавило ледяным обручем. Вермаль не просыпался.
Становилось все холоднее. На полу и стенах образовалась скользкая ледовая корка.
Сложность заключалась в том, что я абсолютно не представлял, куда идти, следовательно,
скорее всего, когда нас кинутся искать и найдут, живыми мы уже давно перестанем быть. Так, я
крепкий мужик, еще немного потерплю, а братишка может при такой температуре не
проснуться уже никогда. Оберну-ка я его своим камзолом. С этими мыслями я аккуратно
положил свою ношу на одну из каменных скамеек, периодически встречающихся в залах, и
непослушными руками стал стягивать камзол. Внезапно позади послышалось… дыхание!
Прямо над ухом. О! Дайте угадаю, кого мне посчастливилось встретить в этом прекрасном
местечке — лисичку! Застыв на секунду, я отстраненно рассудил, что справиться с таким
зверем на его территории, да еще и с братишкой на руках — дело неподъемное. Значит, надо
постараться сбить его с толку, нарушив общепринятую форму поведения. Проще говоря,
оказавшись рядом с таким впечатляющим экземпляром местной фауны, все наверняка бы
кричали и бежали, я же просто не буду обращать на него внимания. Будь что будет.
Животные чувствуют наш страх. Так что я спокойно и неторопливо доделал начатое дело,
завернул в свой просторный камзол бессознательное тельце братишки, поднял его на руки и,
внутренне обмирая от осознания собственной бесшабашности, зашагал вперед как ни в чем не
бывало. Огромная белая тень следовала сбоку, периодически скрываясь в полумраке. Оценив
размеры навскидку, я мысленно присвистнул: метра три в высоту, в длину около семи, не
считая хвоста.
«Может, вам потеплее сделать? — раздался незнакомый женский голос прямо в моей голове. —
Мне, конечно, так комфортнее, но ваш вид любит, когда совсем жарко».
Сказать, что я выпал в осадок, значит ничего не сказать. Или у меня бред начинается? А! Была
не была! Чего нам терять?
— Если вас не затруднит, уважаемая, — с трудом протолкнул я слова из застывшего горла. Уже
мысленно присматривая местечко, куда упасть и «склеить ласты». Утрирую, конечно, но
ощущения были именно такие.
«Надо же! Как приятно встретиться и поговорить с воспитанным существом. — В сочном
густом голосе чувствовалась улыбка и одновременно грусть. — Буквально все, лишь только
завидев меня, бросаются наутек. Кричат. Руками машут. Или, что еще обиднее, стараются убить
или ранить. Неужели я такая страшная?»
Во время ее монолога — а лис на самом деле оказался особой женского пола — холод стал
стремительно уходить из помещений, будто втягиваясь в белоснежное тело лисицы. Наконец
температура практически пришла в норму. О! Какое облегчение! Можно перевести дух.
Я присел на очередную каменную скамью и аккуратно положил рядом брата. Лисичка меж тем
продолжала жаловаться мне на жизнь: «А с драконами я вообще больше связываться не
собираюсь — у каждого из них ментальная защита стоит, и они меня не слышат совсем.
Приняли за какую-то неразумную зверушку, ошейник вот надели. Хамы. Я к ним со всей
душой: сама вышла, позволила себя увести, в клетке противной сидела…»
Изящная белая мордочка с ярко-синими глазами, острым черным носиком и очень пушистыми
ушками поникла.
— Позвольте спросить — с какой же целью вы все это проделали? — задал я осторожный
вопрос снежной красавице, заглядывая в ее невероятно умные глаза.
Глубоко вздохнув, она поведала мне о своей печали.
Уже очень долго снежная красотка жила в одиночестве, облюбовав бесконечные лабиринты
ледяных пещер, что находятся на самом краю огромного государства драконов. В них много
подземных озер, так что перебоев с едой никаких. Рыбку лисичка очень уважала. И рыбалку
любила. Долгие годы это было едва ли не основным развлечением этой ушастой прелести.
Температура привычная, врагов никаких. Живи и радуйся. Жить получалось, а вот радоваться
— не очень. Последнего собрата она потеряла много сотен лет назад, с тех пор никто не
тревожил ее ментальный фон. Забредали несколько раз любопытные звери, охотники. Кто-то
бежал без оглядки, кто-то пытался наброситься с оружием. Последние до сих пор украшают ее
пещеры, застыв неподвижными ледяными статуями. А потом стало настолько тошно, что лиса
решила выйти наружу и посмотреть — как изменился мир за время ее отсутствия. Ну и
напоролась на драконий молодняк. Убивать их было жалко — все равно что детей заморозить.
Уйти нереально — очень уж настырные. Вот и решила выказать покорность и готовность к
диалогу, спокойно ожидая их на скале. Диалога не вышло — из-за амулетов, защищающих от
ментальных атак, драконы просто не слышали ее и приняли за воплощенного элементаля льда.
Без предупреждения, накинув на шею лисице сразу несколько парализующих заклинаний, они
спокойно надели ошейник-блокиратор на не способную пошевелиться жертву, практически
отрезав ее от источника силы. Посадили в клетку, а потом вообще подарили двуликим. Вот и
вся история.
Повздыхав вместе с пушистой подружкой, я решился спросить о том, кто сегодня выпустил ее
из клетки. Ведь, судя по всему, гад, который избил Вермаля, закинул нас сюда, выпустил зверя
— одно лицо. Но она немногое смогла сказать по этому поводу. «Это существо вышло из
портала. Внешность его слегка подергивалась и постоянно менялась, словно текла. Быстро
открыв замок, оно снова нырнуло в портал. Да! От него очень странно пахло. Морглами».
— Простите мне мою неосведомленность, уважаемая, но кто такие…
«Морглы? — тут же подхватила мой вопрос лиса. — Это нечисть. Мерзость. Мертвые оболочки
разумных рас, поднятые темным ритуалом. Ходят, жрут всех без разбора, воняют. Особо
сильные при жизни маги, став морглами, имеют разум и умеют создавать заклинания. — Она
тяжело вздохнула и продолжила: — Как раз для сражения против таких тварей мы и были
некогда созданы. Но я не слышала о них уже довольно давно. Нескольких тысяч лет. С тех пор,
как был уничтожен последний жрец Белой Госпожи».
Спину и мое царственное седалище изрядно холодили камни подземелья, но по сравнению с
недавним морозом это казалось незначительной мелочью. Где-то слышалась звонкая капель —
таяли сосульки. У ног уютно устроилась огромная белоснежная лиса. Положив голову на
массивные лапы, она лениво прикрыла глаза. Я расслабился, насколько это позволяла
неширокая скамья, и задумался о том, как поступить дальше. Подземелья не знаю — скорее
заблужусь, чем выйду на свет. Вермаль вроде пригрелся в моем камзоле и действительно спит.
Дыхание выровнялось, нормальный цвет лица вернулся. Бедняга. Бережно гладя его по
волосам, я решил не покидать этот зал. Поисковик в замке должен быть. Если мы останемся на
месте, нас найдут быстрее. И лиса, как бы это странно ни звучало, откровенно офигенная.
Столько интересного знает. А может…
«Давно пора спросить, — раздался в голове ее насмешливый голосок, — может. И даже нужно.
Я согласна».
— А-а-а? — недоуменно вырвалось у меня. — Так мне необязательно вслух говорить? Ты
мысли мои читаешь?
«И мысли, и память, Марина… или Ингмар? Как тебе удобнее? — не открывая глаз,
промурлыкала эта довольная собой особа. — А ты забавный. Преданный. Сильный. И очень
добрый. Ты мне понравился. Я так подумала: с тобой будет намного интереснее, чем в ледяных
пещерах. Ух, и натворим мы с тобой дел! Весь Таинар перевернем!» — «А ты оптимистка, —
заметил я, мысленно улыбаясь. — Сейчас я мужчина, так что зови меня просто Мар. Так будет
правильнее. Для меня большая честь, что ты согласилась на слияние душ. Единственная
загвоздка — я и понятия не имею, как это осуществить. Прежний Ингмар знал, а я пока не
успел осветить для себя этот вопрос». — «В этом я могу помочь. Всего-то нужно открыть
память тела. Сиди ровно и не двигайся. Глаза закрой».
Я решил довериться судьбе. Сижу, веки прикрыл, расслабился. Бах! Перед глазами раскрылся
объемный шар чужих воспоминаний. Бах! Бах! Бах!
В себя я пришел от тонкого тоскливого воя братишки. Тот вжимался в меня лицом, намертво
обхватив ручонками шею. Лиса квадратными глазами смотрела на него.
«Уф! Я уже решила, что случайно убила тебя, Мар! Слава всем богам звездного круга — ты
жив! Твой брат только что проснулся. Испугался меня, а потом, как тебя увидел — скулить
начал. Не знала, что вы тоже так своих мертвых провожаете».
Я слегка пошевелился. О! Моя бедовая головушка нещадно гудела от чужих воспоминаний.
Ясно, что слияние придется отложить до того времени, пока все не уляжется. Ибо сейчас
выудить оттуда подробности ритуала будет весьма проблематично.
Вермаль все так же надрывался, когда я положил руку ему на голову и пригладил непокорные
вихры.
— Все нормально, брат. Я жив. — Свой хриплый голос я даже не сразу узнал. — Мы живы.
Обошлось.
Парнишка неверяще приподнял голову. Миг — и детские глаза затопило облегчение и радость,
вылившиеся в одно-единственное слово.
— Брат! — Он обнял меня с новой силой.
— Я с тобой, Вермаль, я с тобой, — шептал я, обнимая мальчонку в ответ, слегка покачиваясь
из стороны в сторону, стараясь успокоить. Шок от пережитого начал понемногу отпускать его,
слезы уже не лились рекой, всхлипывания становились все реже. Какой же он еще ребенок.
Немного погодя я решил перевести его внимание на новое действующее лицо.
— Кстати, братишка, мы невежливы. Тут дама. — Он недоуменно поднял голову и
огляделся. — Хочу представить тебе одну мою хорошую знакомую. Прошу любить и жаловать
— самая добрая и воспитанная лисица на свете. Зовут ее… э?
«Нет у меня имени. Лиса, и все», — раздалось в голове.

— …Зовут ее Л

и
сса, — увидев падающую со звоном челюсть снежной лисицы, довольно закончил я.

— Зд

рово. Лис-са, — восхищенно протянул Вермаль, мигом позабыв обо всех своих страхах и
проблемах. — А можно мне ее погладить?

«Эй, друзья! Я вам не зверушка ручная! Трогать, тискать, тормошить… Ну, ладно, так и быть —
один раз в благодарность за красивое имя», — в явном нетерпении разрешила она, разваливаясь
во всю ширь своего исполинского тела на просторном каменном полу.
Да, как вы могли догадаться, хитрая чертовка лукавила. Она просто обожала, когда ее
благородную голову гладили, почесывали за ушками, пропускали меж пальцев шелковистую
шерсть. Что, кстати, Вермаль и сделал с искренне детским восторгом. А уж когда к брату, не
вытерпев, присоединился Ингмар — блаженству снежной красавицы не было предела.
Жизнь удалась!
На холодном полу мрачного дворцового подвала, весело переговариваясь и счастливо хохоча,
оба потерянных наследника расы двуликих с наслаждением поглаживали ледяную красавицу-
лису, вольготно раскинувшую в стороны мощные лапы. Влажный розовый язык так и норовил
облизать чумазое лицо Вермаля. Тот, смеясь и отфыркиваясь, совершенно не замечал, что боль
давно ушла из разбитого носа и губ. А на месте недавних ранок появилась здоровая новая
кожица.
Если бы здесь присутствовал кто-то из расы создателей этих исполинских снежных зверей, он
бы обязательно рассказал, что слюна коррага может исцелять любые раны.
Даже смертельные.

ГЛАВА 9

Мир Таинар

Дворец повелителя двуликих Саннара де ла Рена

Дворец гудел. Наследник престола и его младший брат бесследно исчезли среди бела дня из
собственных покоев. Служба безопасности стояла на ушах, придворные старались спрятаться
кто куда, лишь завидя разгневанного повелителя, стремительной походкой пролетающего мимо.
Хотя «разгневанный» в его случае — определение, слишком отдаленно отражающее суть.
Саннар де ла Рен пребывал в такой ярости, что вторая суть проявлялась практически
бесконтрольно.
Огненный Феникс действительно производил грозное впечатление: огромные золотые крылья
за спиной, пальцы с острейшими когтями на шипастых лапах, темные волосы исчезли, их
сменили длинные красно-оранжевые перья, плотно прилегающие друг к другу, парадный
доспех украшали возникающие тут и там яркие язычки пламени, частичная трансформация
превратила верхнюю половину лица в подобие хищной птичьей маски. Но самым жутким было
ощущение неудержимой, всеподавляющей мощи стихии огня, исходящей от всей фигуры
правителя.
Драконы с уважением и даже некоторой опаской посматривали на новый облик Саннара. Все,
кроме одного. У Валдора ван Шарота были иные заботы, а потому он искал и бесился, бесился
и искал.
Насколько проще все казалось сначала…

Сверкающий гранями драгоценных камней тронный зал, залитый ярким светом. Прекрасные
дамы, счастливые от того, что холод наконец отступил и им не придется в экстренном порядке
искать замену выбранным платьям, радовали слух звонким серебристым смехом и расточали
ослепительные улыбки своим кавалерам. Игристое вино плескалось в бокалах, совершенно не
пьяня, лишь поднимая настроение. Повара расстарались так, что фуршетные столы буквально
ломились от дичи под различными соусами, рулетов, тарталеток, салатов, деликатесов из рыбы
и морепродуктов. Изобилие фруктов и десертов радовало глаз редким разнообразием. Тут вам и
знаменитые эльфийские конфеты с начинкой из засахаренных лепестков цветов и цукатов, и
нежнейшие кремовые пирожные с настоящими снежными ягодами, и свежайшие ромовые
кексики, политые теплым горьким шоколадом с божественного вкуса посыпкой из тертого
заморского ореха, и много еще чего.
Негромкая приятная музыка звучала в тронном зале, постепенно заполняющемся гостями.
Снабженные артефактами отвода глаз, ибо к чему народ лишний раз нервировать, тут и там
сновали бдительные стражи, наблюдая за порядком. Все с нетерпением ожидали появления
делегации из Сеона. Она запаздывала.

Повелитель Саннар все чаще посматривал на арку входа, восседая на невозможно


прекрасном и столь же невозможно неудобном троне, установленном на полукруглом
белоснежном возвышении с несколькими невысокими ступенями. Этот символ власти
когда-то был изготовлен мастерами-гномами из огромной друзы
[1]
чистейшего хрусталя и подарен дальнему предку его величества главой первой
дипломатической делегации гномов. Хотя, как это ни странно, каждый из последующих
правителей дуо, вынужденных раз за разом мучительно отсиживать на этом холодном
твердом шедевре свой тыл и прочие нужности, утверждал, будто громоздкий хрустальный
булыжник — изощренная месть того самого главы за отказ покупать их знаменитые
огненные опалы по завышенной втрое цене. В очередной раз, поерзав на неудобном
скользком сиденье, Саннар недовольно крякнул.

Вермаль с Ингмаром до сих пор не явились. Вот так и доверяй этим шалопаям ответственное
дело. Как на таких вот наследничков страну оставлять? Ох уж эти детки! Хотя… ведь это
совсем не похоже на них. Вермаль — очень обязательный мальчик, несмотря на юный возраст.
Да и Мар произвел на него самое положительное впечатление. И так подставились, причем
сразу оба.
В груди что-то неприятно и тревожно екнуло. Мелькнувшая в голове мысль заставила Саннара
внутренне подобраться и помрачнеть. Подозвав распорядителя, его величество приказал ему
взять нескольких стражей, отыскать принцев и притащить их, хоть за уши, в тронный зал.
Только бы с ними ничего не случилось.

Делегация уже давно была готова к приему, ждали только Валдора. И вот несколько минут
назад он ворвался в общую гостиную взъерошенный, бледный, с горящими полубезумными
глазами. Да… В таком состоянии всегда собранного и уравновешенного брата владыка еще не
видел.
— Все так плохо? — задал он негромко вопрос, одновременно указывая на выход всем
остальным делегатам. — Рассказывай.
Что тут рассказывать? Сильнейший зов возник настолько внезапно, что чуть было не сбил с ног.
При повторной несанкционированной проверке покоев принца Ингмара выяснилось, что они
совершенно пусты и даже безопасны, но вот самого объекта нигде не было. Ни его, ни, как
вскоре выяснилось, его брата. А в апартаментах принца Вермаля пришедший камердинер
обнаружил кровавые следы на полу. Об этом Валдор узнал, когда услышал крики
всполошенной прислуги и, так сказать, случайно забежал на огонек.
Вот и все.
Владыка на пару секунд завис, а потом негодующе произнес, качая головой:
— Что тут вообще у этих двуликих творится! Наследники! Оба! Среди бела дня пропадают из
дворца. Сигналки у них не работают, защита тьфу, убийцы снуют туда-сюда, прямо в очередь
выстраиваются… — Взглянув на страшное от ужаса лицо брата, он спешно постарался сгладить
свои слова. — Но, может, хоть не каждый день?
Уж лучше бы молчал.
— Так, ладно, — продолжил он уже более спокойно. — На прием идти придется. Ты —
значимая персона, и твое отсутствие будет прямым оскорблением для повелителя Саннара. К
тому же, надеюсь, наследники все-таки окажутся там. Далее. После официальной части
начнутся танцы. Не привлекая особого внимания, мы сможем переговорить с Саннаром.
Придется рассказать ему все, чтобы он дал тебе и нашим спецам разрешение на магические
действия во дворце. Чем скорее мы это сделаем, тем больше вероятность отыскать пропавших
принцев или хотя бы нападавших.
Зов все так же силен? — Получив в ответ несколько нервный кивок, Даррен продолжил: — Это
хорошо. Значит, объект жив. Поспеши привести себя в порядок, брат. Нам нельзя терять время.
Через минуту, задействовав бытовой многоразовый артефакт внешнего вида, Валдор выглядел
просто блестяще. Свежее лицо, безукоризненно сидящий костюм, белоснежная шелковая
рубашка, высокие сапоги и даже аккуратная гладкая коса сложнейшего традиционного
плетения воинов-драконов. Волнение на безупречном лице выдавал только горящий взгляд.
— Идем!

Наконец-то!
Фанфары громко возвестили о прибытии членов делегации из Сеона. Драконы шли красиво,
гордо подняв головы. В каждом их шаге чувствовалась уверенность и сила. Вежливо
отстраненные лица так и притягивали восхищенные взгляды ну очень скромных сегодня
придворных кокеток. Повелитель как раз удивлялся, что случилось с местным курятни… хм…
дамским коллективом, что они все, как одна, похватали веера и шифоновые накидки, прикрывая
ими глубоко декольтированные округлости.
Идя следом за братом, Валдор из последних сил сохранял на лице маску спокойствия. Желание
найти Ингмара и защитить во что бы то ни стало выжигало разум и душу. Захотелось взвыть по-
звериному, когда он увидел, что места по правую и левую руку от повелителя пустовали.
Именно там должны были стоять наследники, демонстрируя всем присутствующим прочную
позицию правящего рода и преемственность власти. Да и Саннар не смог до конца спрятать
беспокойство, периодически кидая взгляды на вход. Так. Нужно лишь еще немного подождать,
сейчас два царственных павлина закончат петь хвалебные оды друг другу и перестанут
расшаркиваться. Минут десять или пятнадцать, и можно будет спокойно поговорить с
повелителем двуликих о возникших проблемах.
Церемония приветствия гостей прошла гладко, если не учитывать факт отсутствия наследников.
После нее повелитель Саннар поднялся со своего хрустального насес… в смысле — трона и
громогласно объявил о начале местного варианта дискотеки. Танцы!
Музыка полилась громче и веселее. И вот уже огромный тронный зал заполнили прекрасные
пары, счастливо кружащиеся в несложных па. Плавные движения, изящные позы, сверкающие
глаза партнеров. Ох, это вечное очарование балов!
Наблюдая за парами, скользящими по белоснежному полу, Саннар вспомнил свою
единственную любовь, мать Ингмара и Вермаля, ее величество Сарину. Как же рано ты ушла,
душа моя…
Потом мысли о принцах вновь вернули его в реальность. Куда, шкер его забери, подевался
распорядитель? Сколько можно ждать? Где дети?
Подошедший лакей с поклоном передал его величеству небольшой запечатанный конверт. Ага,
Даррен решил срочно пообщаться. Ну что ж, это можно.
Поднимаясь, Саннар ощутил небывалое облегчение и еле удержался от того, чтобы потереть
ноющие от длительного контакта с твердой поверхностью места. Как же его достал этот трон!

Пока Саннар, Даррен и сам Валдор прошествовали для разговора в укромный кабинет, пока
владыка быстро и четко вводил повелителя в суть возникшей проблемы, высочайше
испрашивая, хотя скорее требуя для Валдора позволения использовать магию во дворце, тот,
переполненный отнюдь не солнечными эмоциями, едва сдерживался, чтобы не послать все
расшаркивания и всех расшаркивающихся к шкеровой родне и спалить до тла весь
распрекрасный дворец. Потребность отыскать и обезопасить от всего на свете собственную
пару распирала и сводила с ума, будто внутренний зуд, она не давала спокойно мыслить и
дышать. Внешне он все еще держался безэмоционально, но вот внутри ураган чувств достиг
невиданных размеров. Наконец Саннар понял, проникся, прикинул все плюсы от ситуации, а
таковых оказалось немало.
— Вы уверены, что объект зова — мой старший сын? — недоверчиво спросил Саннар у
владыки драконов. — Если все настолько серьезно, то я отменяю для вас запрет на
использование магии во дворце, сиятельный лорд Валдор, а в будущем и для двух, не более,
ваших специалистов по магической охране. Полагаю, вы не будете злоупотреблять
полученными полномочиями.
Слава всем богам звездного круга — не прошло и сотни лет!
Последние слова повелитель договаривал уже в спину скрывающегося в портале дракона.
Кажется, тот кивнул? Ладно. Нужно вызвать главу службы безопасности и срочно организовать
собственные поиски. Распорядитель, отправленный за принцами минут сорок назад, так и не
появился. Стражи, которых он взял с собой, также отсутствовали. Опять же, брат владыки
драконов так нервничал явно неспроста. Хотя, пожалуй, нужно сначала вежливо избавиться от
Даррена ван Шарота. Прием в разгаре — пусть развлекается и не мешает.
Видимо, его мысли секретом для Даррена не стали, так как он понимающе усмехнулся.
— Не выйдет, дорогой Саннар. В этом деле я заинтересован лично, так что предлагаю
сотрудничество и помощь в этом деле.
А ведь и правда не выйдет — понял Саннар и кивнул, соглашаясь. Драконы очень привязаны к
роду. Род привязан к драконам. Личная заинтересованность владыки в благополучии брата, а
следовательно, и наследного принца Ингмара открывала большие перспективы в будущем.
Пока оставим это, но на досуге следует все крепко обдумать.
Терять время не хотелось. Более того, в сложившихся обстоятельствах это казалось
преступным.
Внезапно в кабинет, где все еще находились правители, вслед за торопливым стуком, не
дожидаясь позволения войти, влетел один из дворцовых стражей.
— Повелитель! На подходе к покоям принца Ингмара слугами только что были обнаружены
три мертвых тела. Распорядитель Корин и двое стражей. Убили смертельным заклинанием.
Магическая защита и сигнализация всего дворцового крыла по неизвестным причинам дали
сбой, поэтому шум подняли только после обнаружения тел. Наследного принца найти не
удалось. Начальник стражей сейчас лично осматривает место происшествия, послав меня к вам
с докладом.
— Есть еще кое-что… — Воин дуо опустил глаза. — В покоях принца Вермаля на полу
обнаружены следы крови и вот эта вещь. — Он торопливо протянул его величеству небольшой
круглый предмет серого цвета. Так как, судя по всему, Саннар сейчас был вне себя от новостей
и не отреагировал, предмет принял владыка драконов Даррен.
— Одноразовый переносной портал? — тут же опознал вещицу Даррен. — Производство
неизвестное. Скорее всего — самоделка. Драконы их не делают в принципе — в состоянии сами
перемещаться, дроу создают их многоразовыми и используют несколько иной принцип
построения плетений, эльфы вообще на красоте помешаны такое уродство не в их стиле,
свойственное им чувство прекрасного не даст мастеру сотворить подобную убогость. Я бы
предложил проследить энергетический след владельца… Саннар?!
Саннар с черной яростью в глазах стремительно трансформировался в устрашающего вида
существо. Весть о том, что его мальчиков, как курят, скрутили и… что?! — убили, похитили,
замучили — вызывала желание немедленно найти и уничтожить всех виновных! Лично на
кусочки разорвать! И эта кровь на полу, трое убитых… Он должен прямо сейчас осмотреть все
сам и найти детей во что бы то ни стало. Разобраться с разленившимся безопасником потом
успеет. А может, даже устроит показательную казнь в назидание другим. Совсем расслабились
поганцы! Почему не была усилена защита, как он приказал? Почему сигнализация не
сработала? Как можно было допустить такую халатность?!
Не глядя ни на кого, Саннар в бешенстве вылетел из кабинета, совершенно не заботясь о
соблюдении приличий перед главой другого государства. Даррен и сам прекрасно понимал
чувства отца, на детей которого напал неизвестный враг, да еще в собственном доме. Сами
драконы отличались всепоглощающей любовью к своим детям. Придворные и прочий
дворцовый люд в ужасе разбегались в стороны, боясь попасться его величеству на глаза.
Особенно не повезло тем, кто повстречался с огненным кошмаром в длинном узком переходе.
Силой, исходящей от него, их буквально впечатывало в стены. Такого во дворце двуликих еще
не видели никогда.
Даррен даже слегка удивился, активно поспешая за огненнокрылым.
— А Саннар силен, очень силен. И ведь это всего лишь частичная трансформация. Что же
будет, если он полностью перекинется в Феникса? С такой птичкой один дракон может и не
справиться, если что. А ну как у Феникса с горя совсем кровлю сорвет?

Тела найденных погибших уже уносили. Выглядели они кошмарно — их будто заживо запекли.
Запах горелой плоти раздражал чуткое обоняние драконов и двуликих. На светлых стенах
коридора явственно отпечатались три силуэта в черном ореоле копоти.
Оба правителя, живущие на этом свете уже не одно тысячелетие, с первого взгляда могли
сказать, что здесь абсолютно точно поработал темный маг. На Таинаре после последней
священной войны их практически не осталось. Помнится, тогда, как это принято, столкнулись
силы добра и зла. Темные маги почитали великую Белую Госпожу, светлые — Черного Дракона
Гозара, как бы это противоречиво ни звучало.
Десять сильнейших черных колдунов провозгласили себя жрецами Белой Госпожи и от ее
имени стали творить полнейшее непотребство, повсеместно разоряя захоронения, создавая
морглов и прочих очаровашек, — ядовитых костяных стрекоз с лошадь величиной или
гигантских бронированных многоножек. Последних не брал даже огонь драконов. Зато жар
Феникса превращал в готовые консервы. Саннар даже усмехнулся, вспоминая былое. Его
ярость потихоньку сходила на нет. Тогда лишь объединенной армией всех народов Таинара
удалось победить несметные полчища голодных безобразных тварей и мелких последователей
культа смерти. Жрецов тоже отыскали, лишили магических сил и сожгли. Девятерых. Один, как
позже выяснилось, сумел спастись, выдав вместо себя фанатично преданного адепта.
Затаившись, этот мерзкий паук много лет копил силы и строил каверзы, потихоньку ослабляя
государства и династии правителей, пока не решился снова вступить в открытую
конфронтацию. На этот раз, памятуя о прошлых ужасах, соединенные армии Таинара не дали
ему развернуться в полную мощь, действуя просто молниеносно. И злодей был пойман, лишен
сил, уничтожен. Теперь уже точно. Его новые и старые, из числа недодавленных в первый раз,
приспешники тоже не избежали смерти. Черных магов по всему миру тщательно выискивали,
одного за другим обнаруживая и уничтожая. Вот, казалось бы, и все — конец истории, но… Три
обезображенных трупа только что с мрачными лицами унесли дворцовые стражники. А это
значит — дело куда серьезнее, чем обыденные дворцовые интриги.
Саннар снова впал в буйство, посетив комнаты младшего сына. Кровь на ковре и отсутствие
каких-либо зацепок и предположений у главного безопасника буквально его взбесили. Хотелось
найти детей. Хотелось найти виновных. Даррен все-таки рассказал ему о первой вылазке
Валдора в покои наследного принца, аргументируя этот шаг стремлением брата убедиться в
безопасности Ингмара. То есть если бы не ведомый этим непонятным зовом дракон, Мар сейчас
был бы уже мертв?
— Почему магическая защита дворца не была усилена, как я приказал, Морган? — грозно
вопрошал Саннар, хищно вглядываясь в безопасника. Тот в знак покорности склонил голову
перед своим правителем. — Почему не сработала магическая сигнализация в апартаментах
правящего рода? Какого поганого шкера на входе в покои наследника трона установлена самая
простая защита, которую любой одаренный может преодолеть? Отвечай! — Неудивительно,
если громогласный крик Феникса услышали даже в соседнем крыле дворца.
Морган ла нор Серн занимал свою должность уже очень давно. Некогда сам отец Саннара
повелитель Ридгарн решил выдвинуть подающего большие надежды аристократа на этот
высокий пост. И инициативный дуо изо всех сил старался оправдать его доверие. С тех пор
прошла бездна лет… Инициатива давно исчезла, оставив лишь непробиваемую уверенность в
собственной значимости. Ну как же! Он — глава службы безопасности дворца. Его все боятся и
уважают.
На смену трудолюбию и желанию показать, на что он способен, пришли праздность,
беспорядок в делах, необязательность к поручениям и откровенная лень. В данный момент
перед Саннаром де ла Реном стоял напыщенный индюк — важная птица, причем совершенно не
чувствующий за собой ответственности за произошедшее.

ГЛАВА 10

Мир Таинар

— Так вы сами выслали на границы государства советника Веллора де ла Хора, ваше


величество, — тоном незаслуженно оскорбленного в лучших чувствах пробубнил Морган. — А
всем, что касается вашего крыла… — Морган скосил глаза на сверкающие крылья Саннара и
продолжил: — Э… дворца, традиционно занимался он и только он, как ваш дальний
родственник.
Услышав такое объяснение, владыка драконов даже фыркнул от возмущения и умиленно
закатил глаза — ну, не глава службы безопасности, а сама наивность и простота.
Морган тем временем вещал:
— И защиту, и сигнализацию лучшие наемные маги ставили под его личным контролем,
причем он неоднократно упоминал, что оплатил их услуги по высшему разряду.
— Значит, ты, крыса безмозглая, ровным счетом ничего не предпринял для того, чтобы лично
проверить качество защиты, а мне лишь красиво пел, что она на высшем уровне. И на мой
прямой приказ о ее усилении просто дрын положил и плюнул? — Вот вы могли бы
предположить, что гордые Фениксы умеют шипеть? Что, нет? А вот и умеют! И мастерски так,
с присвистом. Саннара буквально распирало от гнева. Взгляд его жутких птичьих глаз
полыхнул.
Морган ла нор Серн наконец почувствовал, что пахнет жареным. Причем в прямом смысле
слова. Его задница горела. Весело потрескивало яркое пламя, с аппетитом облизывая круглые
потертые булочки нерадивого чиновника.
Мстительно и с удовольствием наблюдали оба правителя за этим мечущимся, дрыгающимся,
ползающим на местах запекания и непрестанно вопящим субъектом. Саннар знал, что его пламя
большого вреда гаду не принесет, максимум — легкие ожоги, да и пожара от него не случится,
пока хозяин не прикажет, так что не очень беспокоился, слыша истошные вопли человека,
которого он некогда искренне уважал, слыша об очередном раскрытом заговоре или
пресеченной диверсии. Только вот незадача — кончилось уважение. Вот прямо сейчас. Так
бывает.
— Этого в силовой карцер. — Обернувшись к стражам, Саннар указал на катающегося по полу
Моргана. Его зверь-побратим — угорд, так что бдите в оба глаза. Позже я с ним еще
пообщаюсь.
Если вам интересно, угорды были крайне редкими магическими пресмыкающимися в мире
Таинара. Гигантских размеров серая змея, эта гадина обладала редким ядом и некоторым
зачатком ментальной магии, способной подчинить жертву на некоторое время. Простейший
приказ, и добыча сама шагает в жуткое земляное логово, где ее медленно и с удовольствием
заглатывает довольная змея. Брр!
Поклонившись повелителю, серьезные стражи подошли к бедолаге. Огонь схлынул, повинуясь
воле хозяина, и оставил от некогда роскошного придворного костюма лишь жалкие обгоревшие
обрывки. Местами под ними проглядывала красноватая воспаленная кожа. Во взгляде больше
не осталось ни напыщенности, ни высокомерия. Их сменило осознание и страх. Морган понял,
что шутки кончились, и, если наследников не найдут в самое ближайшее время, Саннар просто
спалит его в наказание за произошедшее. Все серьезно.
Провожая взглядом воинов, комментирующих вполголоса потешный внешний вид всегда
важного Моргана, Даррен усмехнулся. Или он плохо знает обитателей казарм, или за бывшим
главой службы безопасности Морганом ла нор Серном теперь надолго закрепится прозвище
вроде «Морган Горелый Зад» или «Копченый окорок». Этот веселый народ любит пошутить и
посмеяться, а уж тут сам божественный Гозар велел.
Глянув на Саннара, владыка драконов решил, образно выражаясь, бить в лоб, хотя… как масть
ляжет.
— Поздравляю, дорогой собрат, ты в глубокой… яме. Наследников нет, у кого они и где —
ваши безопасники не скажут и через тысячу лет. Магохрана практически отсутствует, трупы по
коридорам валяются, глава службы безопасности в карцере. Помощь примешь? — в упор
спросил Феникса хитрый дракон, практически снова доведя того до точки кипения.
— Вот! Вот же! Вот… возьму и приму! — психанул Саннар. Потом будто сдулся. — Только
детей верните. Даю твоим драконам карт-бланш на время спасательной операции. В том числе
на магические действия. Со своей стороны могу пообещать две вещи: поддержку средствами и
воинами — раз и совместный с тобой контроль их действий — два. Мешать не стану, но быть в
курсе обязан, сам понимаешь. И… спасибо, дракон. Я не забуду.
Владыка драконов открыто улыбнулся и ехидно протянул:
— Так я и дам тебе забыть об этом, старый петух! Ты меня знаешь, три шкуры сдеру с твоих
торговцев.
— Ха! Да и ты меня давно знаешь, голохвостый, это личный долг, не государственный. Так что
могу тебе перышко подарить — в лес ходить да костры поджигать самое то!
— Иди ты со своим перышком, — шутливо отбрыкнулся дракон. — Знаю я, откуда ты его
выдернешь!
Во время шутливой перепалки Даррен с удовлетворением замечал, что вторая сущность старого
друга понемногу исчезает. Вот уже на знакомом лице азартно горят очи цвета предгрозового
неба, с головы исчезли огненные перья, крылья сложились и словно слились с широкой спиной.
Уф! Миновало.
— Ну-с, какой у нас план? — долетел до него энергичный вопрос Саннара. Ага. Рано
расслабляться.
Даррен, открыв портал в кабинет самого повелителя дуо, жестом пригласил его внутрь и
озвучил свои предложения. План, собственно, был прост. Его дипломаты все до одного маги-
универсалы высокого класса. Работают слаженно, отличные воины.
— Им поручим поиск и вообще полное разбирательство всего этого дела с покушениями.
Контроль осуществлять будем сами. Защиту на дворец и отдельно на покои каждого из членов
правящего рода установит редкий специалист — мастер Корн. Причем для ее поддержки нужно
раз в год накопители подпитывать или менять на новые. Все.
Конечно, Саннар понимал, что драконы таки слупят с него полную бадью льгот и услуг за
помощь, но и иного выхода в данный момент не видел.
Видите ли, дуо — раса, представители которой не обладают абсолютно никакой магией до
совершеннолетия, а после способны владеть ею, но не все и довольно скромно по сравнению с
теми же драконами. Большинство выходцев из этого народа проходили слияние с обычными
животными, а следовательно, были способны только менять облик полностью либо частично,
обладали повышенным чутьем, острейшим зрением, силой. Некоторые отпрыски древних
аристократических родов могли попробовать осилить слияние с магическими животными, и,
если у них это выходило, счастливцы обладали магическими возможностями побратимов. К
примеру, если побратим энок, значит, дуо сможет мгновенно телепортироваться на различные
расстояния и менять размеры собственного тела на меньшие, вплоть до размера кошки.
Выглядят энки как маленькие пушистые шарики. А вот побратим под затейливым названием
горговат дает владельцу возможность летать и усыплять голосом. И прочее, и прочее, и прочее.
И только члены правящего рода де ла Ренов были настолько сильны, что воссоединялись с
элементалями, обретая невообразимую мощь. Поэтому возможностей в магии у них больше, но,
увы, способность проявлялась только к одной стихии. Так что фактически из всех дуо только
Саннар и смог бы стать магом в общепринятом смысле этого слова.
И вот мы вплотную подошли к вопросу о плачевном состоянии защитных и сигнальных
структур дворца. Для того чтобы уметь разбираться в магических плетениях подобных чар,
необходимы не только способности, но и длительное обучение в академиях других государств,
где магический дар распространен повсеместно. Саннар в свое время так и не смог себе этого
позволить, так как слишком рано взошел на трон. В то время как юный наследник проходил
обряд слияния в храме божественного Гозара, на земли дуо как раз шла одна из орд морглов и
прочих черных тварей. В той мясорубке героически погибли его родители и многие, очень
многие воины дуо, но защитники так и не дали нечисти ворваться в Сольмену. Так что к тому
времени, когда усталый Саннар завершил слияние, его семья уже была практически полностью
уничтожена. В ярости Феникс спалил остатки отступающих врагов и понесся во главе своей
армии на помощь драконам. Те, конечно, и сами молодцы, но помощь оценили. С тех самых пор
и установились добрососедские отношения между народами, а между правителями —
нормальная мужская дружба. Как-то, разговорившись, они поняли, что очень похожи. Одни
принципы, одни цели и задачи, одни проблемы, да и особо делить им нечего. Их подданные
живут в полном достатке и процветают. А от сотрудничества выигрывают все.
Но факт остается фактом. Саннар не смог ни начать, ни окончить обучение. Нанимать магов для
этого не казалось хорошей идеей — тащить во дворец почти безмагических дуо сильных
сторонних магов? Увольте от такого счастья. Поехать на обучение в ту же академию дроу —
невозможно. Да и дел всегда было столько, что не знал, за что хвататься. Вот и пришлось для
восстановления и поддержки павшей при нападении защиты дворца нанимать чужестранных
магов, которые быстро поняли, что работодатели никак не смогут оценить качество и объем их
работ. Они прекрасно отдохнули в Сольмене, золота увезли изрядное количество, а вот
работа… Нам с вами должно быть понятно простое русское слово, четко обозначающее то, что
они сделали, — халтура.

Лорд Валдор ван Шарот

Он побывал уже везде. Видел в коридоре тела убитых, осматривал место открытия портала,
даже вырезал заляпанный кровью кусочек ковра из комнаты принца Вермаля. А все почему?
Все потому, что поисковик, как ни странно, не давал внятного ответа, где искать Ингмара,
указывая на дворец, но не более. Осмотрев внутренним зрением покои Вермаля, по
остаточному фону аур дракон сделал однозначный вывод — портал сработал на обоих братьев,
значит, по логике вещей, где один, там и второй. А не попробовать ли поиск по крови? Если
найденная кровь принадлежала младшему де ла Рену, то она выведет на него дракона.
Порталом пройдя в отведенные ему личные апартаменты, энергичный Валдор тут же вытащил
из кармана окровавленный кусочек ковра. Медитативное состояние достигалось с большим
трудом, разум Валдора лихорадило. Но, взяв себя в руки, он все же сумел успокоиться. Огонь
четырех стихий ровно горел в источнике. Золотая нить зова никуда не делась, более того, она
стала толще и крепче. Имея изначально намерение осуществить поиск по крови Вермаля, брат
владыки драконов заколебался. А почему бы не попробовать почувствовать саму нить, пройти
по ней, ведь с того конца… он. Ингмар. Этот умный улыбчивый мужчина. Сердце снова
защемило, и Валдора уже практически вышвырнуло из медитации, но он вовремя сумел взять
себя в руки.
Решено. Полная концентрация на поиске. Ингмар, где ты? Где тебя искать? Откликнись!
Прикосновение разума к золотой нити… Есть! Перед мысленным взором возникло отчетливое
видение просторного зала. Каменные стены, полумрак. Это что — смех? Я и звуки слышу?
Отлично! О! Объект повернул голову. А вот и мальчишка Вермаль. Чешет?! Снежную лису?! За
ухом?!
Не думая, Валдор в панике открыл портал в увиденное только что место. И пораженно застыл.

«О! Смотри, Мар, первым вас нашел дракон! Шустрые ребята. Жаль только, что невкусные». —
С юмором у моей снежной знакомой все обстояло отлично, но вот специфика…
«Этот, кстати, далеко не худший представитель. Нормальный парень. Истории знает забавные.
Его зовут Валдор ван Шарот», — давал я пояснения Лиссе, делая вид, что не заметил появления
у стены нового персонажа.
Ну а Вермаль и в самом деле не заметил лорда Валдора, упоенно почесывая снежной красавице
животик. Дите…
Я поднял голову и иронично выдал:
— А! Сиятельный лорд Валдор! Вы как раз вовремя! Ну, не стойте столбом, присоединяйтесь!
Мы тут чуть не сдохли сначала от холода, а теперь вот очень мило отдыхаем с Вермалем в
теплой компании этой прекрасной белокурой леди.
Леди оскалила десятисантиметровые клыки в вежливой улыбке и приглашающе махнула
мощным пушистым хвостом.
Все-таки выдержка у этого типа просто драконья, я бы от таких улыбок уже сел, где стоял, а он
ничего, бодрячком.
Наконец новоприбывший несколько пришел в себя, подобрал челюсть и соизволил подать
голос:
— Наследник Ингмар, принц Вермаль, вас разыскивают все службы дворца, а вы тут… Как
понять ваше поведение? Там Саннар уже перья отрастил в бесплодных попытках вас отыскать.
В покоях принца Вермаля кровь и следы портала, вблизи ваших комнат, наследник Ингмар,
нашли три обезображенных черной магией тела. И в это самое время вы так беспечно и даже
безответственно…
Чем дольше говорил дракон, чем яростнее и резче звучали его слова, тем более счастливая и
искренняя улыбка освещала его лицо. Ингмар жив! Зов практически исчез, оставив беспокойное
сердце купаться в волнах радости и облегчения. Как хорошо!
Выглядело это более чем странно.
«Кажется, дракон оказался более нежным созданием, чем мне думалось. Нельзя было ему
улыбаться, — мысленно посетовала пушистая прелесть. — Извините, я не хотела. Но он
немножко сошел с ума».
— Может, его стукнуть? — очень вовремя спросил Вермаль.
Молодец парень — правильно соображает.

ГЛАВА 11

Мир Таинар

По переходам дворца двуликих двигалась странная колоритная компания. Самой центральной


фигурой, приковывающей всеобщее внимание, разумеется, оказалась огромная белоснежная
лисица, на спине которой, восторженно посверкивая глазами, возвышался принц Вермаль. По
обеим сторонам от этого очаровательного чуда, порядочно уступая ей в росте, горделиво
вышагивали наследный принц Ингмар и один из приезжих драконов. Зрелище было более чем
впечатляющее, поверьте.
Валдор сурово хмурился. Его вовсе не радовала перспектива тащиться с этой меховой махиной
к кабинету Саннара, минуя все залы и переходы огромного дворца на виду у местного бомонда.
Вот предлагал же открыть портал, но вредная животина уперлась всеми конечностями и ни в
какую! Хорошо хоть зов почти молчит, тихонько скребясь изнутри, значит, опасность сейчас
Ингмару не угрожает.
Вообще, за эти пару часов, что брат владыки драконов провел в странной компании лисы и
принцев, он неожиданно… смирился и принял выбор судьбы. Внутренне с ним согласился. Как-
то очень правильно было находиться рядом, видеть живой проницательный взгляд серых глаз и
ироничную улыбку на благородном лице наследного принца, ощущать внутреннее родство и
знать, что если доведется пролить свою или чужую кровь, чтобы защитить этого парня, то она
будет пролита за достойного. А как хорошо и непринужденно было чувствовать себя в
обществе Вермаля и Мара, который с легкостью попросил его так называть, что стало приятной
неожиданностью, хотя драконы только имена родственников или своей пары сокращают, а
тут… И младший брат Мара, этот непосредственный очаровательный непоседа, бережно
закутанный в испачканный камзол, кроме прочего, оказался добрым и умным малым. Наглым,
конечно, но в меру.
Однако же вопрос, куда делся истинный принц Ингмар и откуда взялся этот, так и крутился в
голове сиятельного лорда Валдора. И он будет не он, если не докопается до сути.
Ну а еще была лиса. Хорошая, как выяснилось, лиса. Лисса, так называли ее братья.
Соприкасаясь плечом при ходьбе с этим исполинским зверем, Валдор пенял самому себе: ну как
можно было так лопухнуться и подарить Саннару вместо обычного неразумного элементаля
боевого снежного коррага? О них, конечно, давным-давно ничего не было слышно, но все же…
Не окажись у ледяной красотки такого неожиданно мирного нрава, оба наследника дуо уже
давно были бы ледяными статуями. На что и был расчет того, кто стоял за покушениями. Но
судьба была благосклонна. Все оказалось к лучшему. Этакая зверюга сможет хорошо охранять
и защищать Ингмара. А что? Улыбнется черному жрецу, и тот вмиг станет белым. А уж если
наследник ухитрится вытянуть слияние, с таким побратимом ему сам шкер будет не страшен.
Придворные провожали процессию квадратными глазами. Звон стоял на весь дворец. Челюсти
падали. Такого тут пока не видели.
«То ли еще будет», — фыркнула про себя Лисса, широко улыбаясь каждому встречному.

В кабинете Саннара наших бравых приключенцев уже давно ожидали. Один из драконов еще
минут двадцать назад доложил Даррену о том, что лорд Валдор нашел обоих принцев, приручил
лису и теперь ведет всю эту компанию прямиком сюда. Владыка горделиво глянул на Феникса.
Молодец Валдор. Настоящий ван Шарот.
Правда, гордость его слегка поубавилась, когда принц Ингмар начал отчитываться перед
Саннаром о произошедших с ним и Вермалем событиях.
— Так, значит, это удивительное существо и есть тот самый грозный корраг, который едва не
превратил мой прекрасный дворец в ледяные горки? Рад познакомиться с вами, леди. — Саннар
вежливо склонил голову, лукаво поглядывая в синие звездочки глаз Лиссы. В ответ та широко
зевнула во всю пасть и учтиво кивнула впечатленному повелителю.
«Этот Феникс больше похож на лиса — хитрохвостый без меры, — мысленно выдала она Мару
и тут же добавила: — Умный у вас вожак. А как любит своих щенков! Вот ты не знаешь, а он за
вашу пропажу одному вредному гаду зад поджарил. Ух, как забавно. Мысли у него интересные.
А еще…»
«Эй! Моя дорогая прекрасная леди, не надо мне его мысли и секреты пересказывать, я Саннара
очень уважаю. Признал отцом и считаю недостойным для себя делом копаться в его личных
мыслях и чувствах», — поторопился с ответом я, одновременно выслушивая торопливый
сбивчивый рассказ Вермаля. Скелеты из родного шкафа я еще готов терпеть, чужие — увольте.
Не люблю грохот костей по ночам. А у Саннара наверняка там целый оркестр с творческой
группой певцов и танцоров затесался. Чур меня.
Братишка, снова забравшись на спину лежащей лисицы и нежно обхватив руками ее мощную
шею, тонким голосом вещал о том, как странное существо в белом балахоне с расплывчатыми
чертами лица внезапно выпрыгнуло из большой черной дыры, возникшей в его комнате. И
принялось больно бить и пинать его. Недолго, потому что в это время как раз послышался стук
в дверь, и Вермаль громко закричал, зовя на помощь. Тогда тот, в балахоне, мигом прыгнул в
черную дыру и исчез, будто его и не было. Дыра затянулась. В следующую секунду Вермаль
увидел, как в комнату влетел Ингмар. Потом брат поднял его на руки, и их обоих куда-то
потащила неведомая сила. Потом был холод и… он не помнит, но, очнувшись, увидел, что брат
сидит рядом весь белый и бездыханный. И лиса была. Хорошая. Дальше вы знаете.
Теперь настала очередь брата владыки рассказать о своих поисках. Четко и технично. Валдор
быстро уложился в пять минут, не упустив ни одной детали. А потом прямо в лоб спросил
Саннара о том, кого они пытаются выдать за наследного принца. И где настоящий.
— Быстро вы… — оторопело выдал повелитель двуликих. — Нет, откуда — это понятно.
Поведение другое, характер. Зов, опять же, возник только несколько дней назад, но как-то я не
ожидал, что вы так скоро догадаетесь о замене.
«Говорю же, драконы — шустрые ребята, — хихикнула Лисса, без всякого зазрения совести
копаясь в мыслях и памяти моего новоявленного отца. — Вот ты меня прервал, а я всего лишь
хотела обрадовать тебя тем, что этот вот драконяка, оказывается, накрепко привязан к тебе
зовом. Ваши души — одно целое. Так что это объясняет, почему он тебя первым отыскал. Зов
— злая штука — ломает, тянет, давит. Не завидую мужику. А вот тебе с ним повезло. Ах, какой
экземпляр!..»
«Зов?» — вычленил мой мозг главное. И это главное напрямую касалось меня. Прямо петлей
затягивало. Хорошо бы только — не на шее. И чем он так примечателен?
На земле я, будучи женщиной с романтичной и страстной натурой, увлекался почитыванием на
досуге фэнтезийных историй о разных Дашках-попадашках. А что? Легко и приятно. Отвлечься
и помечтать о большом и красивом чувстве хотя бы один вечер. Там тебе и эльфы, и орки, и
вампиры. И драконы. Так вот, насколько я помню, зов — это… Только бы не… Только бы не…
Непробиваемое выражение лица сохранить не удалось. А все потому, что на мой
подозрительный прищуренный взгляд один нехороший дракон ответил слегка виноватой
улыбкой.
— Ах ты…
— Мар, тут ребенок. Уймись, — бросил мне непробиваемый Саннар и продолжил: — Так,
господа драконы, сейчас вы дадите мне клятву на крови о неразглашении сведений, которые я
вам готов предоставить. Исключительно из-за личного расположения, естественно. Потом уже
вы, владыка Даррен, подробнейшим образом объясните моему признанному сыну принцу
Ингмару, что такое зов дракона и чем он грозит всем нам и ему в частности. Ну как?
— Согласны, — одновременно произнесли братья-драконы. Поочередно проколов кинжалом
подушечки пальцев, оба выдали стандартную форму клятвы.
— Кровью своего рода мы клянемся хранить тайну наследника Ингмара. Да лишит нас крыльев
Черный Гозар, если дело пойдет вразрез с клятвой!
Вспышка яркого света подтвердила, что божественный Гозар услышал их слова и принял.
Магия, однако.
— Мар, о себе расскажи сам. Так, как посчитаешь нужным. Я дополню. — Видя нервозность
старшего сына, Саннар решил, что так будет правильнее.
Тот благодарно кивнул. Некоторое время он задумчиво молчал, потом откинулся на спинку
кресла и заговорил:
— Тело, которое вы видите перед собой, действительно принадлежало наследному принцу
Ингмару де ла Рену. Ныне же его прежний владелец уже на пути к перерождению, и к этому
факту я лично не имею никакого отношения. — Немного помедлив, Мар все-таки признался: —
Я родом из другого мира, господа. Там осталась моя жизнь, моя семья, любимое дело и друзья.
Смерть забрала меня внезапно, мне не хотелось умирать, но ведь костлявая леди своевольна.
Придет и не спросит.
Вновь помолчав, собираясь с мыслями, наследник продолжил:
— Черный Гозар, огромный дракон из мрака и тумана встретил меня за порогом смерти. И мне
был предложен выбор — заменить некстати умершего в ином мире принца, сохранив свою
личность и воспоминания, либо отправиться на перерождение. Я выбрал жизнь.
— Один вопрос, наследник Ингмар, — сдавленным голосом проскрежетал Валдор. — Кем вы
были в том мире? Мужчиной или женщиной?
Усмехнувшись, — его хитрость не акцентировать внимание на данном вопросе, увы, не прошла,
Мар твердо ответил:
— Женщиной, лорд Валдор. Я был женщиной.
Валдор только кивнул. Его догадка подтвердилась.
Женщина! Так вот в чем дело! Зов возникает между мужской и женской душой. Никогда иначе.
Его не обманешь. И такая подстава…
Мар тем временем вновь заговорил:
— Но сейчас — я мужчина. Наследный принц короны. И если у вас больше нет ко мне
вопросов, господа, я прошу просветить всех нас относительно того, что такое зов дракона,
почему он возникает и чем грозит конкретно мне и всем нам… э… обеим сторонам.
Три пары заинтересованных серых глаз требовательно уставились на владыку. Тот даже
поежился под их напором. Прокашлялся и наконец начал вещать:
— Особой тайны здесь нет. Зов — это неразрывная священная связь, возникающая между
истинными парами. Сами души зовут друг друга, стремясь к воссоединению. Возникает такое
чудо крайне редко. Настолько, что даже многие представители нашего племени склонны
считать его выдумкой, но это не так. Основатель нашего рода был рожден от такой пары. Его
сила была сверхвелика, впрочем, как и у всех детей, появившихся на свет в подобных союзах.
Он объединил разрозненные кланы и фактически образовал нынешнее государство Сеон.
Наш предок постарался всесторонне исследовать зов как явление. Вот что можно сказать: вдали
от пары дракону физически и морально очень тяжело, противиться зову совершенно
невозможно, от него никуда не деться и невозможно закрыться. Кроме того, зов не берется
ниоткуда и не приходит просто так. Теперь, когда мне стали известны подробности вашего
появления в нашем мире, принц, я лишний раз уверился в этом. Гозар — мудрое божество, он
благоволит Таинару и его детям. Если Черный Дракон послал вас сюда, значит, на то были
веские причины. Я поддерживаю решение повелителя Саннара, как правитель соседнего
государства Сеон тоже признаю нас истинным и, насколько могу судить, весьма достойным
наследником расы дуо. — Даррен величаво склонил голову, подтверждая свои слова. — Чем
вам лично грозит зов? Теплыми дружескими отношениями с правящим родом ван Шаротов и
личной заботой моего дорогого брата о вашем благополучии и безопасности. Не более.
Видя мое недоверие, Даррен расхохотался.
— Видите ли, как выяснилось опытным путем, пока ваша душа занимает мужское тело, зов не
подразумевает собственнических чувств или интимной окраски. Только опека и крайнее
расположение. Надеюсь, я сумел успокоить ваши страхи, Мар?
Владыка намеренно назвал принца коротким именем, показывая, что этим практически принял
его в ближний круг.
Неуверенный кивок стал ему ответом. Что ж, это уже неплохо. Такое с первого раза переварить
сложно, а наследник молодец, хорошо держится.
Нарушая всеобщее молчание, только Лисса чуть сопела под непрестанными почесываниями
Вермаля. Саннар веско произнес:
— Так… С этим разобрались. Частности потом сами разберете. Что с темными магами делать
будем, друзья?
— С ними только одним способом договориться можно, — мрачно ответил ему Даррен. —
Убить.

ГЛАВА 12

Мир Таинар

Следующие несколько дней прошли в относительном спокойствии. Жизнь во дворце снова


вошла в привычное русло, даже всеобщее возбуждение вокруг покушений и новой питомицы
наследника Ингмара несколько улеглось.
Улыбчивая лисонька легко покорила местный бомонд и понравилась всем. Не так уж это и
удивительно, если учесть, что у большинства дуо побратимами были именно звери. Животных
тут любили, холили и уважали. А потому едва ли не каждый считал своим долгом
познакомиться с этой красавицей и преподнести ей лакомое угощение. С изящным
царственным кивком эта хитрюга принимала подношения, вызывая умильные улыбки, а особо
усердным почитателям даже разрешала почесать себя за ушком. И ведь никто из придворных
или слуг не подозревал, что в это время расслабленная с виду лисичка по просьбе Саннара
тщательно сканирует их на предмет сотрудничества с темными магами. Некоторые результаты
были, но очень уж неявные и смутные, поэтому решили пока не придавать им значения.
Когда это безобразие просек Мар и возмутился такой беспечности пушистой подружки и отца,
мол, мало ли кто подсунет его любимице отраву, Лисса только зевнула, небрежно
поинтересовавшись, а что, собственно, его высокое высочество знает об особенностях коррагов.
На сей вопрос Ингмар даже несколько растерялся с ответом. Лисса услужливо просветила
своего дорогого друга о том, что существам ее вида совершенно не страшны яды в любых
количествах. Кроме того, они с легкостью проникают в мысли всех разумных, кроме тех, кто
имеет защиту от ментальной магии, в совершенстве владеют магией льда, чувствуют нечисть и
темную магию, ну и как вишенка на тортике — их слюна обладает мощнейшими исцеляющими
свойствами. Мертвого не поднимет, чего нет — того нет, но вот с ранами любой степени
тяжести справится на раз. Да, была еще одна особенность у лисы — она ненавидела жрецов
Белой Госпожи и все, что с ними связано. Именно для борьбы с ними и были выведены
льдистые корраги, но создатели опоздали. Пусть их мохнатые детища и сумели остановить
служителей смерти, это уже ничего не меняло — слишком мало осталось представителей
некогда многочисленного и гордого народа лиерров.
На осторожный вопрос Мара о том, что же это была за раса, Лисса горько усмехнулась, но
рассказала. Лиерры были очень красивой и мудрой расой. Внешне очень напоминали
современных люденов, но в действительности отличались от них так же, как солнце от луны.
Лиерры умели летать. Огромные крылья, сотканные из света, легко носили по небу своих
владельцев. Каждый из представителей этой расы был очень одаренным магом-творцом. Они
возводили прекрасные небесные города, воздушные замки, облагораживали леса, выводили
новые и очень полезные виды растений и магических животных, украшали свой мир, любили
его и заботились о нем. Более молодые расы, например, драконов или эльфов, лиерры брали под
свое крыло, помогая им опериться, раскрыться, почувствовать гармонию и увидеть прелесть
Таинара. Познать себя и мир. Властелины неба были счастливым народом, своим светом они
щедро делились со всеми, пока не настали темные времена. С окраинных серых земель пришла
черная мертвая зараза, грозящая уничтожить весь Таинар. И лиерры первыми осознали
опасность. Своими жизнями они заплатили за любимый мир, уничтожив всех жрецов страшной
богини. Прекрасный мудрый народ.
Но, что удивительно, через десяток тысячелетий черная гниль вылезла снова. И опять с серых
мрачных земель поползла всякая нечисть. И не было теперь пронзительно прекрасных и
самоотверженных властелинов неба, чтобы вновь встать на защиту всего живого. Зато были их
любимые детища — корраги. И они точно знали, что нужно делать, чтобы остановить напасть,
благо опыт был и память никогда не подводила. В тот раз уничтожить жрецов получилось
достаточно оперативно. Многих смертей удалось избежать.
Но спустя время ситуация вновь повторилась. А потом еще и еще. И так происходило раз за
разом, пока ледяных коррагов практически не осталось на этом свете. Способность к
размножению их мудрые создатели так и не смогли осилить, и магическая раса исполинских
снежных лисиц фактически канула в Лету вслед за лиеррами. Так что последние два нападения
уже другим подросшим и окрепшим расам пришлось отражать самостоятельно, неся огромные
потери. Дети выросли, жаль только, что опекунов лиерров, отдавших за них жизнь, позабыли.
Грустная история. И поучительная — не спешите судить зверя по зубам.
Приятным открытием стало то, что память прежнего Ингмара полностью раскрылась перед
Маром настоящим. Ну и кадром же был этот зарвавшийся гаденыш! Уму непостижимо. Ясно
теперь, отчего служанки трясутся и стараются лишний раз не попадаться ему на глаза. Да и
придворные дамы не стремятся искать его расположения. Принц любил очень жестокие игры.
Говорю же — гаденыш. Одного у него было не отнять — отца любил сверх меры и был предан
ему всецело. Наверное, оттого и относился к брату с вечным нетерпением и раздражением —
банальная ревность старшего ребенка к младшему. Однако его репутация ныне сыграла мне на
руку — я не имел ни малейшего желания выдворять назойливых дам из своих покоев. Увольте
меня от таких радостей. С потребностями тела в данный момент мне проще справиться
самостоятельно, не ломая себя. Ничего постыдного в этом нет.
Зато теперь белых пятен не осталось и — ура! Оказывается, у меня отличная боевая подготовка.
Хотя нечто подобное я и предполагал, рассматривая натренированные мускулы собственного
тела, но, согласитесь, первый меч в государстве — это сильно. Правда, когда я заикнулся об
этом лорду Валдору и тот предложил устроить поединок, оказалось, что теперь в Рогале два
первых меча. Это как минимум. Подозреваю, что и Саннар с Дарреном тоже воины не из
последних, просто скромничают наши старички, вот и все.
В памяти вскрылся пласт воспоминаний о ритуале объединения сущностей. Ничего сложного.
Оказывается, есть в Сольмене огромный храм, посвященный великому Черному Дракону
Гозару. М-да, прямо как фраза из «Трех мушкетеров»: «Есть в графском парке черный пруд,
там лилии цветут…» Так вот, в недрах его стоит внушительный, чуть выпуклый алтарь
неровной формы, именуемый не иначе как «колыбель духа». По преданию, алтарь — это
мощный артефакт, реальная чешуйка с хвоста Черного Дракона, которую тот подарил народу
дуо, чтобы дать им шанс обрести побратимов. Все, что требуется от нас с Лиссой, — поудобнее
улечься и крепко проспать на алтаре ночь. Если мой дух окажется достойным и сильным,
слияние совершится и наутро проснусь я уже в одиночестве, несколько истощенный, но с
замечательной соседкой внутри пустующего ранее источника. Смогу обращаться, пользоваться
магией, обрету устойчивость к ядам, получу возможность читать мысли и исцелять. Если нет,
то утром мы просто встанем и пойдем домой — во дворец. Наверное, сейчас меня даже больше
устроил бы второй вариант, как-то очень быстро я привязался к этому забавному
добродушному существу, и отныне мне совершенно не хо… Шлеп! Стоило мне только
подумать об этом, как мощный хвост доброй лисички раздраженно хлестнул меня по ноге.
Больно! Как вы понимаете, лиса была против такого поворота событий. Как она мне заявила,
коррагом снежная прелесть уже побыла, и ей до чертиков это надоело, а побратимом — еще
нет. Что ж, хозяин — барин. Все будет по-честному.
Если вспомнить, во время памятного совещания у Саннара после нашего триумфального
возвращения из холодных подвалов был разработан, обдуман и даже принят единогласно план
дальнейших действий. Первым пунктом стояла задача не допустить повторного проникновения
врага во дворец. За хваленым мастером Корном тут же был отправлен один из драконов
Даррена. Спустя полчаса он вернулся вместе с импозантным черноглазым мужчиной в
элегантном строгом костюме.
Владыка тепло приветствовал прибывшего, а затем четко обрисовал ему суть проблемы, на что
Корн только присвистнул — весь дворец… этакая махина. Огромная работа. Но потом что-то
прикинул и, блеснув маслянистыми глазами, назвал такую сумму, что Саннар чуть было не
подпалил его на эмоциях, а Лисса мысленно предложила мне откусить чешуйчатому прохвосту
голову.
Даррен вовремя вмешался и, в упор глядя на собрата по крыльям, угрожающим тоном
напомнил, что вызвал его сюда именно он — Даррен, что задачу обрисовал ему тоже он и
соответственно цену за работу мастер обязан озвучить именно ему, владыке. Пришлось жадной
ящерице наступить своей жабе на горло и озвучить совсем другие цифры. Тоже драконовские,
конечно, но уже вполне терпимые.
Выяснилось, что полностью обезопасить покои наследников и повелителя Корн сможет уже
завтра. У каждого из нас в специальные флакончики сцедили по нескольку капель крови,
попутно поясняя, что это для того, чтобы установленная защита пропускала и, внимание,
защищала только нас и тех, на кого мы укажем. При появлении угрозы, постороннего портала,
проникновении стороннего лица или животного защита включала местный стазис,
затормаживающий время в местах возникновения возмущений.
Амулеты и щиты против нее бесполезны, так как воздействие идет исключительно на часть
пространства. И только хозяин комнат или сам Саннар может снять стазис незатейливым
мысленным приказом «Отомри!». Гениально! Я так и вижу — выходишь из уборной весь из
себя счастливый, а там тебя дружная компания заторможенных статуэток дожидается во главе
со жрецом Белой Госпожи. Привет! Так сразу и порадуешься, что все дела сделать успел загодя.
Мастер Корн тем временем продолжал описывать заинтересованным слушателям принцип
работы его творения. О! А вот это неожиданно. Оказывается, такая защита может не только
обездвижить нежданных визитеров. Она может их уничтожить. Высосать энергию
удерживаемого объекта в пользу своего накопителя. Но это только с соответствующего приказа
хозяина. Так, если я правильно понял. Яды, опасные предметы и вредная химия будут
подсвечены ярко-красным светом.
На все прочие помещения дворца мастер предложил наложить общую защиту от
несанкционированного проникновения, от нечисти, от пожаров, молний, заклинаний и прочих
малоприятных вещей. Вся работа займет где-то неделю или около того.
Итак, вопрос с защитой был решен! Отправив мастера с провожатым в гостевые апартаменты,
повелитель Саннар вновь взял слово, подняв следующий вопрос:
— Итак, подведем итоги. Ингмар пострадал при ритуале, но не умер. — Он осекся, ненадолго
замолчал, но вскоре продолжил: — И тогда его попытались добить, подложив в комнату
«тихого убийцу». Не вышло. По счастливой случайности лорд Валдор спас наследнику жизнь.
И ловушек стало две — теперь били наверняка. Судя по отчетам твоих драконов, Даррен,
заклинание темного огня было повешено непосредственно на ручку двери, ведущей в комнаты
Мара. Оно сработало, стоило одному из воинов лишь прикоснуться к ней. Отсюда трупы в
коридоре. Но наследник попал в другую западню — как нам теперь известно, привлеченный
криками брата, он ворвался в комнаты Вермаля и вместе с ним был переброшен в подвал.
Прямиком к раскрытой к тому времени клетке с коррагом.
С некоторой толикой любования он уставился на Лиссу, невозмутимо играющую с Вермалем
хвостом.
— Нам безумно повезло встретить вас, прекрасное создание, с такой мирной и тонкой душой.
Всем своим видом выражая согласие, крупная голова с умильной мордахой величаво качнулась,
принимая комплимент.
«Мар! Этот огненный птах мне определенно нравится! Стоило ему прознать, что разумы и
мысли окружающих открыты моему взгляду, как… Нет, ну каков нахал?! — Оптимистичный
комментарий лисы сочился смесью яда и восхищения. — Только что он предложил боевому
коррагу подработать в его государстве дознавателем! Я, конечно, подумаю над его заманчивым
предложением, а потом точно соглашусь! Эх! Вот это жизнь!»
Цирк… песец-дознаватель и драконы-клоуны! Спешите! Спешите!
«Совершенно очевидно, что между двумя этими интриганами идет оживленный диалог», —
подумалось мне, когда Саннар довольно крякнул, благодарно кивнув Лиссе.
— Отсюда делаем вывод: наследников хотят срочно убрать. Могу смело предположить — для
того, чтобы расшатать обстановку в стране и вызвать массовые народные волнения. Возможно,
кое-кто из моих дальних родственников, надеясь заполучить власть и трон, осознанно пошел на
сделку с темными.
Лисса издевательски захихикала и поделилась со мной причиной: «Саннар свой великолепный
хрустальный трон иначе как насестом про себя и не называет, представляешь? Интересно, и
много этот горячий птах там яиц навысиживал?»
«Два», — машинально ответил я, а потом сообразил, что брякнул, медленно заливаясь краской
под оглушительный хохот Лиссы в голове.
Вот мне удивительно — как у нее получается так искренне веселиться, внешне оставаясь с
совершенно безучастной и невинной мордашкой? Может, национальная забава коррагов —
собираться по выходным у друзей, грызть воблу и в покер играть? Таланта ще.
«Лисс, я понимаю, что тебе скучно, — ты ж и так все знаешь, но мне-то просто жизненно
необходимо послушать, о чем Саннар вещает. День был тяжелый, и мне сложно вникнуть в
суть, а уж прыгать мыслями туда-сюда…» — Лисса необидно фыркнула и замолчала.
Усталость давно уже давала о себе знать. Наверное, даже не столько физическая, сколько
душевная. Калейдоскоп событий как-то слишком быстро закрутил меня, не оставляя времени на
обдумывание или передышку. Срочно надо перевести дух и привести в порядок мысли. Каша из
воспоминаний прежнего Ингмара переваривалась моим разумом туго. Покушения, драконы,
трупы…
Минут через десять меня со смехом разбудил Даррен. Оказывается, я храплю. Упс! Сон тут же
слетел, но общим голосованием было принято единогласное решение — за столь недостойное
поведение на секретном-пресекретном заседании глав государств выдворить меня из кабинета и
отправить в кровать — досыпать. Провожатым моей провинившейся персоны назначили лорда
Валдора. Кого же еще?
Вермаля тоже спровадили в его комнату с одним из драконов в качестве постоянной охраны. В
том числе ночной, пояснив нам, что это только на одну ночь, пока мастер Корн не установит
действенную защиту в наших апартаментах. Потом можно будет выдохнуть. Кинув на брата
подбадривающий взгляд, я мельком заметил, что ему еще помыться бы не помешало и
переодеться. Да и мне стоит смыть с себя подвальную грязь. И есть вдруг захотелось страшно.
Так, стоп! Спросонок соображал туго.
Это что? Валдор будет в моей спальне спать? Э… Что-то мне не по себе стало.
— Наследник Ингмар. — Ироничный взгляд синих глаз Валдора не оставлял сомнений, что
мысли мои для него секретом не стали. Тяжелый усталый вздох, приподнятая бровь. — Я что,
похож на любителя мужчин? Уймись и топай. — Портал вспыхнул в метре передо мной. —
Мне, знаешь ли, тоже поспать нужно. Зов этот… Я три ночи без сна. Может, хоть сейчас
отдохну немного. Под бок не полезу — не бойся.
«Иди, иди, мой герой, — с насмешкой прозвучал в моей голове веселый голосок лисицы. — Я
тебе обо всем, что эти многомудрые мужи тут нарешают и даже надумают, завтра подробненько
расскажу. Все — кыш спать!»
Учтиво кивнув остающимся и отдельно — лисичке, я шагнул в портал и оказался в своей
спальне. Ух ты! Как удобно! А вот интересно, если слияние пройдет успешно, смогу ли я со
временем тоже научиться передвигаться таким образом? И сколько на это времени уйдет? Свой
вопрос я тут же адресовал последовавшему за мной дракону.
Валдор хмыкнул, почесал репу… э… свою благородную голову в районе темечка и осчастливил
меня:
— При должном обучении с таким богатым источником, как у коррага, ты быстро научишься
пользоваться порталами не хуже настоящих драконов. И раз уж мне в любом случае никуда не
деться от роли твоей тени, Мар, предлагаю свои услуги по обучению основам магии. Сырая
сила — хорошо, но видеть плетения и разбираться в них тебе просто необходимо. Саннар тому
яркое подтверждение. Но давай об этом подумаем, когда ты пройдешь слияние.
Вот так удача! Искренне поблагодарив и согласившись с разумным замечанием дракона,
первым делом я поспешил в ванную комнату. Горячая вода привычно расслабила тело и
принесла умиротворение. Настроение поднялось настолько, что я даже по давней привычке
напел пару строчек из песни вечно актуальной хеви-метал-группы «Ария». О! А у меня,
оказывается, довольно красивый голос.
Клубы пара, воздушные пузырьки пены, ароматное местное мыло… Хорошо! И сон совсем
прошел.
Свои длинные черные волосы я только промокнул большим пушистым полотенцем и расчесал.
В косе они не высохнут за ночь. С другой стороны, завтра проснусь, как домовеночек Кузенька,
живописно лохматым, тоже приятного мало. Может, остричь их совсем? Нет, это, как
говорится, нельзя. Как подсказывает мне память прежнего владельца этого тела, аристократы
всех рас Таинара, ну, кроме троллей, конечно, традиционно носят длинные волосы. И
женщины, и мужчины. Единственное послабление для представителей сильного пола — бритые
виски, но этим все больше темные эльфы грешат. Придется оставить так, как есть.
Натянув на себя удобные штаны из мягкой ткани и свободную белую рубаху, озираясь, я вышел
из своего персонального прибежища чистоты.
Валдор обнаружился на кресле. Дракон беззастенчиво дрых. Ха! Охрана спит, служба идет. Ну,
да пусть отдохнет — вон кружищи какие под глазами. Умаялся бедняга.
Так, а это у нас что? Ух ты, как здорово! На сервировочном столике мое голодное высочество
ждал большой поднос с горой аппетитных бутербродов и прочими вкусностями: копченым
мясом, сыром, рыбой. Изящный кувшин, к моей бесконечной радости, был полон довольно
приятного ягодного настоя. О да — еда!
Через несколько минут активного поглощения желудок приятно потяжелел. Вредно, конечно,
есть перед сном, но куда деваться. А все-таки отличный мужик этот дракон. Эх, была бы я
Мариной… Но нужно ценить то, что имеешь — в роли товарища он мне тоже очень
импонирует.
Откинув покрывало, я задумался — здесь прохладно. Накрою-ка я своего нового знакомца, чтоб
не замерз во сне. За бутерброды я его расце… нет, пожалуй, не готов. Но одеяла не пожалею.
Негромко хлопнув в ладоши, я затушил магического светляка и мгновенно вырубился, лишь
голова коснулась подушки.

М-да. Удивил Мар, нечего сказать…


Пока хозяин спальни изволил отмываться от подвальной пыли, Валдор ставил по периметру
комнаты и возле кровати наследника собственную сигнальную паутину. При любом
постороннем проникновении она мгновенно даст ему знать и поднимет дикий звон. Тут лучше
перебдеть, чем недобдеть, как говорится. Когда дело было сделано, оставалось лишь
активировать плетение. Вот и все.
Отлично. Теперь можно и об ужине позаботиться. Открыв портал на пустующую кухню своего
замка, еще бы — глубокая ночь за окном, сиятельный лорд, не чинясь, быстренько понаделал
огромную гору разнообразнейших бутербродов. Поставил их на столик, добавил кувшин с
любимым отваром из ромники и спешно вернулся со своей добычей в апартаменты принца.
Эх, если Нанна, их повариха, узнает, кто именно устроил на ее любимой кухне такой хаос, ему
точно еще неделю будут попадаться в супе остринки — крохотные пламенные перчинки,
вобравшие в себя всю горечь и огонь этого мира. И тогда слез не избежать. От этой дико жгучей
штуки даже гномы с их каменными желудками плачут.
Дракон, навернув с десяток бутербродов, добавил в их компанию стакан отвара и довольно
растянулся в кресле. Бессонные ночи, беспокойство и события последних дней давали о себе
знать некоторой разбитостью и усталостью. Глаза слипались. Сейчас, когда зов не выворачивал
душу, а безопасности Ингмара практически ничего не угрожало, Валдору вдруг стало очень
спокойно и уютно в этом мягком удобном кресле, обитом темно-синим бархатом. Ноги утопали
в длинном белоснежном ворсе ковра. За стеной мурлыкающим голосом Мар выводил какую-то
странную, но красивую мелодию…
Стоило чему-то теплому и мягкому прикоснуться к телу, как дракон мгновенно пробудился.
Так, сеть молчит, значит, это не посторонние. Это Мар. Что?! Одеяло? Мне? И даже подоткнул
так… мягко и аккуратно, явно опасаясь разбудить.
Не раскрывая глаз, дракон затаил дыхание. Неожиданная забота этого мальчишки, а по меркам
драконов, триста лет — это так, мелочь, поразила Валдора до глубины души. Пожалуй, так
только мама раньше делала. А это было очень и очень давно. Родители погибли больше тысячи
лет назад во время дворцового переворота, который удалось предотвратить ценой больших
кровавых потерь. Род ван Норнов, претендующий на власть, был полностью уничтожен
Дарреном. Все их сподвижники также понесли аналогичное наказание. Даррен к тому времени
был уже сильным воином и зрелым политиком, он без особого труда взял бразды правления в
свои руки, назначив брата старшим советником. Но отец и мама… Их не вернуть.
Девушки, греющие его постель, тоже никогда не проявляли особой заботы, напротив,
драконицы всегда требовали от своих мужчин полного обеспечения и принимали как должное
проявление внимания к себе.
И вот сейчас, чувствуя, как осторожно, чтобы только не потревожить его сон, руки молодого
дуо плотнее подталкивают мягкую ткань к телу, в сердце всколыхнулась забытая пронзительная
нежность к родному существу.
Свет погас, повинуясь тихому хлопку ладоней Мара. Шорох простыней ненадолго нарушил
тишину, а вскоре спокойное дыхание спящего стало единственным звуком в ночи.
Валдор так и не открыл глаз, но блестящая капелька соленой влаги, оставившая на его щеке
едва заметный след, говорила о многом.
Кто сказал, что драконы не плачут.

ГЛАВА 13

Мир Таинар

Наступившее утро одарило меня совершенно невероятным зарядом бодрости, разбудив


двойным оглушительным визгом. Хотя о чем это я, не только меня, но и, полагаю, вообще всех
обитателей дворца. Первой взвыла потревоженная сигнализация Валдора, оперативно выдернув
его из безмятежных глубин сна, второй была давешняя девушка, вновь принесшая завтрак. Вот
уж не берусь утверждать точно, кто был громче. Верещавшая на ультразвуке дева случайно
выронила поднос из дрожащих рук, щедро украсив мой замечательный ковер разноцветными
кляксами, лужами и битыми тарелками с едой.
Из мгновенно возникшего портала вывалился мокрый полуодетый дракон, с волос которого
ручейками стекала вода. Помыться решил бедолага — понял я, с уважением поглядывая на
широкие мускулистые плечи и шикарный пресс. Я-то в этом отношении похлипче буду, ага.
Валдор мрачно осмотрел сначала мигом замолкнувшую девчушку, потом перевел взгляд на
меня. Вся скорбь мира отражалась в глубине этих грустных синих омутов. «Так, пора разрулить
ситуацию», — решил я, поднимаясь.
— Лорд Валдор, утро доброе. — Я с улыбкой посмотрел на веселую капель, орошающую мой
многострадальный ковер. Скрежет зубов дракона я великодушно предпочел не заметить.
Девушка так и стояла на пороге, в ступоре рассматривая загорелого красавца, так неожиданно
возникшего перед ней. Медитирует она, что ли? Так и захотелось помахать ладонью у этого
прибалдевшего чуда перед глазами.
— Теперь вы, девушка. — Большие карие глаза с ужасом уставились на меня. Я вздохнул.
Сейчас опять сбежит. — Имя?
— Миланта, ваше высочество… — тихонько прошептала девушка, дрожа все сильнее.
— Так вот, Миланта, — с сожалением рассматривая остатки былой роскоши под ногами,
протянул я. — Мчись на кухню за новым подносом. Количество съестного бери с расчетом на
двоих. И кликни там кого-нибудь, чтоб быстро убрали здесь беспорядок. Все!
Миланту как ветром сдуло. Ураганным.
— Не откажетесь позавтракать со мной, сиятельный? — позевывая, задал я вопрос мокрому и
насупленному лорду. — Могу я предложить вам полотенце? Вал, да не сопи ты так, мог бы и
сам догадаться, что утром прислуга завтрак принесет.
Дракоша выдохнул раз, другой и выдал:
— Мог. Ладно. Живите. Я переодеваться. Скоро буду, так что все не съедай.
Вспышка портала. И вот я уже в одиночестве. Так, и чего я стою? Мне тоже пора привести себя
в порядок. Надеюсь, этот день не убьет меня.
Я, справив утренние дела, умывшись и надев свежий костюм, стоял у зеркала в гардеробной и
пытался совладать со своей гривой. Ожидаемо, что после сна с мокрой головой волосы
перепутались и торчали в стороны. Рапунцель, елки. Так, посмотрим, что мне может
предложить в решении данной проблемы магический мир. Во время сна растревоженная память
прежнего владельца практически улеглась в сознании, так что я уверенно взял обычного вида
деревянную расческу. Оказывается, бытовое заклинание, привязанное к вещице, способно
высушить, распутать, распрямить волосы во время расчесывания. И нет проблем! Попробуем…
Вау! Живем!
К тому времени, когда я вернулся в комнату, она уже сияла чистотой. Ничего не напоминало
былого жуткого беспорядка. Белоснежный ковер, заправленная кровать, раскрытые шторы.
Оперативно работают, молодцы. А на столе ожидал аппетитный завтрак, сервированный на две
персоны.
Валдор шагнул из портала через минуту. Безукоризненный внешний вид, узкие брюки, высокие
сапоги, шелковая рубашка. Черный камзол поблескивал алмазной вышивкой по бортам. Денди.
— Так, и чем нас сегодня потчуют? — присаживаясь напротив, потер он руки. Аппетит у парня
оказался истинно драконий.
Угощали нас сегодня пышными оладьями со сметаной, творожными колобками, гренками с
джемом и сырной нарезкой. Горячий чаре из чаромники отлично подходил для завтрака.
Пока мы наслаждались этим праздником жизни, в дверь поскреблись. Затем в проем
просунулась большая белая голова с пушистыми ушками.
— Лисса! Проходи скорее, — искренне обрадовался я визитерше. — Ты завтракала?
«Трижды, — гордо выпятила она свой изрядно округлившийся живот. — Как спалось? Дракон
не брыкался?»
Вот же язва. Но такая очаровашка. Не удержавшись, я потрепал меховую махину за ушком.
«Не знаю. Он в кресле спал. Расскажи-ка лучше, что мы пропустили вчера».
«Ну, слушай…»
Пока дракон ел, я выслушал подробный отчет лисицы о решениях, принятых на вчерашнем
Совете. Если кратко, то правители решили разослать вестников и в экстренном порядке
предупредить глав всех остальных государств о возвращении жрецов Белой Госпожи и их
исчадий в мир Таинара. Предупреждены — значит, вооружены. С этим легко справились
драконы Даррена. Это раз.
Во-вторых, следовало спешно мобилизовать собственные военные структуры и провести
армейскую подготовку и инструктаж для мирного населения.
Далее Саннар предложил играть на опережение и организовать совместно с правителями других
государств новую высшую структуру, называемую Совет Таинара. По опыту прошлых лет все
понимали, что враг общий, и оттого, насколько активно будут работать друг с другом
союзники, вполне может зависеть исход войны в целом.
Следующий вопрос повелителя Саннара был адресован непосредственно Лиссе. Ее официально
попросили поработать на благо всего народа дуо, да и, наверное, всего мира, просматривая всех
без исключения придворных, слуг и посетителей дворца на возможное сотрудничество с
темными.
Была у него мысль проверить с ее помощью преданность советника Веллора, высланного не так
давно из Сольмены за крамольные речи в адрес почившей супруги повелителя, но посланный за
ним гонец дуо-энок, обладающий способностью к телепортации, вернулся с тревожной
новостью — советник Веллор исчез два дня назад.
Открытым оставался вопрос с освободившимся местом главы безопасности государства. Вот
тут Даррен и предложил Саннару назначить на это место его, наследника Ингмара. Совершенно
точно, что в сложившихся обстоятельствах лорд Валдор будет неотступно следовать за Маром,
от зова все равно никуда не деться. Фактически пост будет занят наследным принцем,
практически — за его спиной будет мощная поддержка в лице очень опытного и магически
сильного дракона.

«Так что сейчас маленькая беленькая я нахожусь в обществе самог

главы службы безопасности Рогала, страшного и сурового. — Ехидна таки поддела меня по
этому поводу. — Сами уж разбирайтесь, ребятки, кто из вас страшненький, а кто —
суровенький!»

«Лисса, если продолжишь в том же духе, я тебя переименую в Петросяна до конца дней
своих, — не остался в долгу я. — Что там у нас еще плохого?»
«Кстати, бывшего главу я тоже просмотрела. Купили его. Тот самый Веллор де ла Хор и купил.
Платил, чтобы глава полностью поручил советнику все заботы о магической безопасности
покоев повелителя и наследников и не лез с проверками. Конечно, Веллор говорил, что это
только ради заботы о родственниках, но Морган тоже не вчера родился — сам когда-то немало
заговоров раскрыл, так что прекрасно понимал, чем все это пахнет, но согласился. — Кончик
пушистого хвоста нервно дернулся. — Была у него причина, Мар. Тебе она не понравится, но из
песни слов не выкинешь — не хотел дядька, чтоб старший сын Саннара престол наследовал. По
его мнению, лучше уж Веллор. Тот Ингмар, что был до тебя, такие гнусные поступки порой
выделывал, а расхлебывать их Саннар поручал именно Моргану, вот тот и насмотрелся. Считал,
недостоин ты страной править».
Лисса глубоко вздохнула и покачала головой.
«Знаешь, его сложно винить за предательство. Если бы я была им — сама бы этого наследника
голыми руками задушила. Гад был. Хорошо, что теперь он — это ты!»
— Спасибо… — уже вслух произнес я задумчиво. Настроение мгновенно упало ниже плинтуса.
Над отношением окружающих к себе придется серьезно поработать. Не хватало еще тут кони
двинуть, расплачиваясь за чужие забавы. — И что с ним Саннар решил делать?
— За предательство — одно наказание. Смерть, — это уже Валдор встрял. Похоже, Лисса,
чтобы по два раза не повторять, транслировала новости и ему.
— Я бы не хотел этого. В свете происходящего это и неправильно, и нерационально. Морган —
очень сильный и одаренный дуо. Уникальный. Магический зверь у него один из сильнейших. В
условиях войны он может стать практически незаменимым воином. Оступился — что ж, пусть
отработает на пользу родине. Нужно срочно поговорить с отцом по этому поводу. Когда казнь?
— После обеда. — Дракон неторопливо доел и аккуратно вытер рот белоснежной салфеткой. —
Пошли?
Портальная арка вспыхнула еще до того, как я успел кивнуть. Сработаемся!

Саннар с Дарреном уже давно были на ногах. Это притом, что разошлись они глубокой ночью.
Обсуждение текущих вопросов и договоров с союзниками шло полным ходом. Вернувшиеся
вестники принесли послания от правителей эльфов, дроу, люденов и прочих. Как и следовало
ожидать, в Сольмсну направлялись спешно организованные делегации представителей разных
рас. Уже завтра после обеда ожидалось прибытие люденов и дроу. Светлые эльфы, гномы и
тролли со своими главами обещали прибыть послезавтра с утра. Все понимали, что медлить
нельзя. Кроме того, из ответного сообщения правителя дроу Даймона дор Орше поступили
тревожные новости о непорядках на границе с серыми землями, расположенными за
территорией темных эльфов. Их дозорные все чаще стали пропадать. И если сначала все
списывали на нападения дикого зверья, лезущего из мрачных серых пустошей, то в свете
полученного от Саннара сообщения эти случаи приобрели более логичное и страшное
объяснение.
Диспуты шли полным ходом, посыльные с поручениями к различным министрам то и дело
мелькали перед глазами, когда посреди кабинета возник портал, поочередно выпустивший из
недр своих наследника престола Ингмара, снежную красавицу Лиссу и ближайшего советника
владыки драконов лорда Валдора.
Их немедленно взяли в оборот.
— О! Помощь пришла! Молодежь, где вас шкер носит? Дел по горло, а вы спите до утра. — Это
владыка решил так остроумно нас поприветствовать.
— И вам доброе утро, владыка Даррен, отец, — учтиво склонил я голову перед нашими
«старичками». — Лисса ввела нас в курс происходящего. Я готов заступить на новый пост. Но
прежде мне нужно обговорить с тобой два вопроса, отец.
— Слушаю тебя, сын мой, — отвлекся от чтения очередной бумаги Саннар. — В чем дело?
— Первое. В самое ближайшее время я хотел бы посетить храм Черного Гозара. Если на этот
раз получится пройти ритуал, это существенно облегчит жизнь всем нам. Лисса согласна и даже
настаивает на этом, — сдавленно добавил я, получив тяжелым хвостом под колено.
— Согласен, но пусть сначала просмотрит моих придворных и прислугу. Это тоже важно, —
кивнул Саннар, поглядывая на лисицу с некоторым сожалением. — Что дальше?
— Дальше Морган ла нор Серн. — Грозные глаза повелителя несколько помрачнели, но тем не
менее я продолжил: — Как пострадавшая сторона, я требую отдать его жизнь мне. Оправдывать
предательство не собираюсь, но причины, по которым он пошел на это, мне понятны. Прости,
отец, но убивать сейчас сильнейшего дуо — крайне нерационально и, возможно, даже
преступно. Его возможности уникальны.
— А это может быть интересным, — с легкой улыбкой протянул Даррен, заинтересованно
поглядывая на меня. — Отдай Моргана своему парню, Саннар. Посмотрим, что из этого выйдет.
Ингмар прав, горелый зад еще может очень нам пригодиться в предстоящей войне. Пусть
отработает жизнь.
— Ты отвечаешь за него, сын. Подумай еще раз и откажись. Предатель снова предаст.
— Саннар, с ним Лисса и Валдор. Стоит Моргану дернуться не в ту сторону, и любой из них с
удовольствием отстрижет ему голову по пояс, — фыркнул Даррен.
Феникс недовольно сморщил нос и мстительно выдал:
— Ладно. Тогда поручи ему обучать новобранцев — пусть помучается.
Совещание продлилось еще несколько часов.
В это время во дворце шла активная подготовка к приезду делегаций союзников. Повара с ног
сбились, стараясь приготовить колоссальное количество блюд к завтрашнему обеду. Донельзя
довольная собой Лисса с пользой для своего желудка просматривала разумы обитателей дворца.
Мастер Корн заканчивал тестирование защиты комнат наследников и правителя Саннара под
заливистый смех принца Вермаля, наблюдающего за тем, как забавно его преподаватель этикета
зависает в воздухе каждые пять секунд.
Затишье перед бурей продолжалось.

ГЛАВА 14

Мир Таинар

Морган ла нор Серн угрюмо рассматривал ровную каменную кладку своей камеры. Скольких
преступников он лично отправлял в эти застенки. Им нет числа. Сколько раз он раскрывал
заговоры против короны? Ну да, надо признать, во время правления нынешнего повелителя
плодов его деятельность давала немного. Расслабился старый змей, зубы стер. За дело Саннар
его подпалил, за дело. И это еще очень мягкое наказание. Вот Ридгарн, этот даже и пепла от
него за подобное не оставил бы, за то и уважал прежнего правителя Морган. Суровый был, но
справедливый, а вот сын его, даром что Феникс, наследника своего достойно воспитать не
сумел. Испортил мальчишку. Покрывал все его проделки и попустительствовал во всем, вот и
выросло из него то, чем унавоживали…
Старый лорд поморщился и сплюнул, вспоминая об этом молодом щегле. Это ж надо, такой
молокосос, а сколько в нем подлости, злобы и жестокости. Скольким достойным дуо своими
пакостями жить не давал! Прислугу вообще за людей не считал. А как к барышням относился?
Как к скоту! Очень многих девушек после забав принца приходилось бедняге Шейну латать. А
уж сколько ему приходилось родителей пострадавших успокаивать и давить на них, чтоб
молчали, скандалы постоянно заминать. Это себе на горло наступать нужно было. Руки так и
чесались лично этому куренку его тупую башку свинтить, да клятва преданности правящему
роду не позволяла.
Может, оно и к лучшему, что сегодня его казнят. Поделом. Совесть, будь она неладна. Он ведь,
как ни крути, действительно предал своего повелителя. Понимал, что Веллор де ла Хор задумал
провернуть, и попустительствовал, разочаровавшись в тех, кому верно служил столько лет.
Рано утром его навестил Саннар собственной пернатой персоной, правда не один. Та самая
белоснежная лиса, что драконы привезли в дар повелителю дуо, следовала за ним по пятам. Ох,
и громадина! Но, видно, совсем ручная — так и норовила поближе подойти к Фениксу и голову
ему под руку подставить. Вспомнив об этом, обреченный на казнь светло улыбнулся. Но
улыбка быстро покинула лицо, стоило лишь всплыть в памяти осуждающим словам Саннара о
том, что его, Моргана, предательство чуть было не погубило обоих наследников, что бывший
советник Веллор продался темным магам, а это значит, и Морган, сам того не понимая,
действовал в их интересах. Получается, он не только повелителя подвел, но весь свой народ. За
такое может быть только одно наказание — смерть. Так что жить ему осталось несколько часов.
Не таким видел закат своей жизни старый змей, совсем не таким. И шанса все исправить теперь
никто не даст. А ведь хочется. Нестерпимо хочется, но… Пожалуй, пришла пора вспомнить
всех тех, кого любил, и простить врагов.
Внезапно в дверном замке с тихим скрежетом повернулся ключ. Медленно расширяющаяся
щель явила удивленному Моргану столь ненавистный лик принца Ингмара. Пришел попинать
лежачего? Может, хоть сейчас, на пороге смерти, сделать полезное дело и все-таки спасти свой
народ от такого «чудесного» правителя, которым, без сомнения, станет Ингмар? Или все же
послушать, что скажет тот ему напоследок?
Странно, но брат владыки драконов Валдор ван Шарот, прибывший с делегацией три дня назад,
проследовал в камеру следом за первым визитером. Это уже любопытно…
— Чем обязан, господа? — Поднявшись со своей узкой кровати, Морган несколько
издевательски поклонился. Чего ему теперь терять?
— Морган ла нор Серн, — непривычно вежливым тоном начал наследник, — как вы знаете, вам
предъявили обвинение в предательстве правящего рода де ла Ренов и измене своей стране.
Казнь — ваш официальный приговор. Однако я убедил отца отдать вашу жизнь в мои руки и
взял на себя ответственность за ваши действия. Иными словами, Морган, казнь отменяется, а
вам дается уникальная возможность искупить свои ошибки, послужив своей стране на пороге
грядущей войны с темными магами. Завтра…
— С чего бы вам заступаться за старого индюка, ваше высочество? Тем более по моей вине вы
вчера едва не погибли? Или это очередная жестокая шутка над смертником? — Внезапная
догадка наполнила сердце осужденного яростью. — Да будь на то моя воля, я бы еще и
доплатил за вашу смерть всем темным тварям, вместе взятым! — сорвался наконец Морган. Вот
умом понимал, что сам себе яму роет, но больше жить, как раньше, не хотел. — Высокомерный
наглый мальчишка, даже если все сказанное тобой — правда, я не желаю быть обязанным
жизнью тебе! Я не буду снова вытирать за тобой кровь! Лучше сдохнуть, чем еще хоть раз…
С ненавистью посмотрев Ингмару в глаза, Морган запнулся на полуслове. Чистый спокойный
взгляд, понимающий, сожалеющий — он никак не мог принадлежать тому, кого с такой силой
презирал бывший безопасник. И тон. Обороты речи. Дракон за спиной? Что происходит?
Тем временем наследник продолжал поражать старого тертого змея своим поведением и
искренностью.
— Я прошу вас успокоиться, Морган. Давайте оставим прошлое — прошлому. Поверьте, если
бы я мог исправить произошедшее ранее, я бы не колебался ни секунды. Но это, увы,
невозможно. Вы ведь и сами сожалеете о некоторых своих поступках, но осознаете, что пути
назад нет. Нам обоим остается лишь попробовать впредь жить так, чтобы потом ничего менять
не хотелось, чтобы совесть была спокойна.
Наследный принц Ингмар говорит о совести? Да полно! И как говорит? Рассудительно,
правильно, без всякого сомнения в собственной правоте. Такие слова могут принадлежать
зрелому мужу, цельной сильной личности, но никак не избалованному мальчишке. Принц
никогда не умел так излагать свои мысли, как ни бились многочисленные учителя.
Взрывоопасный и порывистый, он имел привычку очень резко выражаться, но тогда…
— Кто вы? — прозвучал прямой вопрос, адресованный изумленному Ингмару прямо в лоб.
Собеседник замолк, а Морган продолжал: — Я прекрасно изучил принца: его речь, повадки,
привычки, жесты, наклонности. Я знал его с пеленок. Совершенно точно могу утверждать, что
он бы никогда такого не сказал и не сделал. Да и тон, интонации, взгляд. И драконы с таким
индивидом никогда не стали бы миндальничать, тем паче защищать. — Приговоренный
выразительно кивнул на Валдора, который как раз вытягивал нож из-за голенища сапога. — Так
кто же вы?
«А безопасник своей хваленой хватки не растерял. Видно, мышей не ловил, но пристально за
ними наблюдал, — подумалось мне. — Что ж, раз так, можно попробовать переманить его на
свою сторону, слегка приподняв завесу тайны».
— Вы ведь слышали о злосчастном ритуале, который я провел несколько дней назад в одной из
пустующих башен, Морган? — серьезно глядя тому в глаза, спросил я. — Да будет вам
известно, он был посвящен вызову Черного Гозара. Более того, он действительно достиг цели.
Божественный Дракон услышал мое обращение и явил свой лик перед ничтожным мной.
Видимо, то, что он увидел, его не устроило настолько, что великий решил вмешаться. Результат
вы видите перед собой. Фактически я теперь совершенно иной… э… дуо. Мне был дарован
шанс исправиться. Прошу поверить, прошлое тяготит меня не меньше, чем вас. А потому
сейчас я хочу тоже дать шанс вам, лорд ла нор Серн. Именно для этого я здесь.
Во как! И не соврал ни полслова, и всей правды не открыл. Умные люди тем и удобны, что сами
в состоянии додумать непроизнесенное вслух.
Слова принца заставили бывшего главу безопасности серьезно задуматься. Если парень говорит
правду, а за многие годы службы уж что-что, а правду от лжи старый змей научился отличать,
то у государства есть шанс. Реальный шанс получить в будущем отличного правителя. Хотя
такие выводы сейчас делать несколько преждевременно. Жизнь покажет и все расставит по
местам.
Так, что там этот парнишка говорит о последнем шансе вернуть доверие Родины?
Что?! Новобранцев обучать?!
Может, все-таки не поздно вернуть казнь, а?

Возвращаясь из мрачных застенков дворцовой тюрьмы, я думал, что этот старый змей оказался
довольно умным и даже не самым плохим дядькой. Оступился раз, бывает и не с самыми
худшими людьми. Зато теперь он со всем пылом возьмется за новое дело, боясь и на этот раз не
оправдать доверие правителя. Отправив Моргана на полигон пестовать молодежь, я всерьез
задумался о происходящем и предстоящем. Валдор некоторое время назад извинился и сбежал
по делам, предварительно навесив на меня какой-то хитрый маяк. Ухмыльнувшись, он пояснил,
что подобные штуки своим драконятам обычно устанавливают родители, чтоб постоянно знать,
где носятся их чада и все ли с ними в порядке. Оно и к лучшему. Мне безумно хотелось побыть
в одиночестве и без спешки обмозговать ситуацию, а потому недолго думая я направил свои
стопы в библиотеку дворца. Точнее, в Библиотеку — именно так, с большой буквы.
Вот уже пару десятков поколений подряд род де ла Ренов собирал по всему миру экземпляры
редчайших книг и всевозможные труды ученых, магов, историков, политиков, так что
коллекция нашей библиотеки получилась поистине впечатляющей. Она заслуженно
именовалась одной из чудеснейших жемчужин Рогала. Однако стоит отметить, тут сыграло
свою роль не только запредельное количество собранных книг и свитков, но и грандиозное
оформление самого книгохранилища. Лично у меня возникла устойчивая ассоциация со столь
знаменитыми в моем прежнем мире яйцами Фаберже. Только здесь ты находишься внутри.
Высокие округлые стены, отделанные ляпис-лазурью сводчатые потолки, огромные
стрельчатые окна, лепнина, позолота. Повсюду радовала глаз изысканная, на мой вкус, даже
несколько чрезмерная роскошь. К каждому стеллажу прилагалась удобная резная платформа с
высокими бортиками, зачарованная на подъем посетителя к нужной ему полке. На само
помещение было наложено заклинание вечной сохранности, так что выносить что-либо отсюда
было строжайше запрещено, но зато каждый экземпляр был представлен в том виде, в котором
попал в эту своеобразную сокровищницу.
Степенный и медлительный смотритель книг негромко осведомился, не нужна ли мне помощь в
поиске нужной литературы, но я отказался. Сняв с дальнего стеллажа толстенный справочник
по расам Таинара и их обычаям, я с комфортом устроился на одном из удобных мягких
диванчиков, расставленных тут и там как раз для этих целей. Но читать совершенно не
хотелось.
Очень уж кучно все навалилось — смерть, пробуждение, новая память, покушения,
предстоящая война, драконы, Лисса, Валдор… Сейчас вот нужно будет срочно вникать в спектр
обязанностей на новой должности, но с этим Вал как раз обещал помочь. Меня же очень
беспокоило предстоящее объединение — а вдруг получится? И что тогда? Я потеряю свою
милую снежную ехидну? Печалька, однако.
Так, Мар, хватит хандрить и жалеть себя. Времени не так много, скоро я обязательно кому-
нибудь понадоблюсь. Итак, что мы имеем на данный момент? С мужским телом я свыкся,
памятью и навыками былого хозяина тела располагаю — это несомненный плюс.
Идем далее. Драконы теперь наши ближайшие союзники и друзья. Уж коли случилось так, что
пресловутый зов связал нас с братом владыки, то чешуйчатые своих в беде не бросают. Да и
Валдор оказался отличным другом и даже обещал взяться за мое магическое воспитание после
ритуала — все это тоже плюсы. Эх, посмотреть бы на него в образе громадного крылатого
ящера! Всегда мечтал побывать в настоящем парке юрского периода.
Что дальше? Пытались убить меня и Вермаля — тут предположительно все ясно: враг
страшный и неведомый подбил охочего до власти нашего дальнего родственника Веллора де ла
Хора, который сам или с помощью подельников потихоньку убирал ближайших родственников,
а потом взялся и за прямых наследников. С первого раза не вышло, так мне подставили
двузубую вилку: и огненное заклинание на дверь в личные покои навесили, и в гости к
страшному ледяному чудовищу спровадили, сыграв на желании защитить братишку. Тут ничего
удивительного — все, как дома. Теперь, когда мастер Корн поработал над защитой наших
комнат, подобных каверз пока можно не опасаться. Но и расслабляться не следует.
Объединение. Лисса настаивает на том, чтобы пройти его уже сегодня ночью. Мол, за день она
без проблем обследует разумы всех придворных и прислуги, как просил Саннар, а потом — уж
будь готов идти в храм, брат Ингмар. Да мне и самому очевидно, что провести слияние — дело
первостепенной, можно даже сказать, жизненной важности для меня. Ведь без сильного
побратима с его магией я и пары секунд не смогу выстоять против жреца или мага. Будто
куренок бессильный перед тигром буду, но все же… нужно еще раз с лисой поговорить.
Следующим пунктом моих размышлений шла война. На долю принца Ингмара не выпадало
участвовать в каких бы то ни было военных действиях, как бы страстно он этого ни хотел, так
что никакого опыта у меня соответственно тоже нет. Только воспоминания о ежегодных
смотрах и учениях, проводимых совместно с отцом. Знания — сплошь теория. Прямо-таки как
обучение в родных современных профтехникумах — там теперь даже практика теоретическая.
Специалистов высокого класса выпускают, умники. Так что в этом месте у меня существенный
пробел. Мечом технично махать умею — и то хлеб. Кстати, нужно будет проверить, как у меня
получается. Вот Валдор объявится, я его озадачу, пусть делом займется друг дорогой. В
ожидании поединка настроение даже несколько подскочило. Ух, и забурлит в крови
адреналинчик!
Разложив по полочкам все происходящее, я вздохнул с облегчением — в принципе, ничего
нерешаемого нет. В крайнем случае, как сказал один божественный ящер, — умереть всегда
успею. Но вы знаете, как говорится, отчего-то мне еще зачем-то хочется жить.
Если говорить начистоту, этот мир и жизнь здесь начинали мне нравиться. Столько событий,
приключений, знакомств! Столько нового и интересного! В привычном земном мире мой разум
давно уже отвык удивляться, я будто бы раз за разом проживал один и тот же день, пусть и в
тысячах вариаций. Сейчас же все кардинально изменилось. Я не знал, какую похрюкивающую
животинку подложит мне судьба в следующий момент, оттого возникала непреодолимая жажда
остаться и узнать. Хочу дышать, жить, решать проблемы, хочу помогать и оберегать тех, кто
стал здесь моей семьей, хочу завести верных друзей! Да я могу привести тысячи этих
заманчивых «хочу». Этот мир отныне — мой, и я собираюсь сделать все от меня зависящее,
чтобы отвести от него беду.
Обед прошел довольно весело. За стол повелителя были приглашены и Даррен с братом, так что
разговор не затрагивал серьезных тем, дабы не испортить аппетит гостям. Вермаль, счастливо
посверкивая глазами, восторженно рассказывал нам о том, как забавно стали вести себя слуги и
личный камердинер на входе в его апартаменты. Пока система защиты запрашивает у хозяина
разрешение на проникновение новых объектов, они застывают с самыми забавными
выражениями лиц, а главное, когда он дает подтверждение, они приходят в себя и даже не
понимают, что несколько минут простояли с занесенной над порогом ногой или открытым в
приветствии ртом.
Сегодня повара, по своему обычаю, расстарались на славу. Уютная светлая столовая буквально
пропиталась аппетитнейшими ароматами горячих блюд; разнообразные закуски и нарезки,
овощи и морепродукты были поданы в огромном количестве. Одного только мне тут не
хватало, и многие поймут меня, — милые сердцу среднестатистического россиянина японские
рыбные рулетики, именуемые не иначе как суши и роллы. Кухня этого мира никогда не знала
этого шедеврального изобретения жителей Страны восходящего солнца, хотя те же зеленые
водоросли тут в изобилии произрастали, рыбка, тающая во рту, была, рис тоже. А почему бы и
нет? Как-нибудь при случае подарю-ка я жителям этого мира суши. Дома я всегда готовил(а) их
сама, крайне редко доверяя покупным изделиям. Продавцам ведь, главное, денег заработать, а
потому стоит ли удивляться тому, что даже при высокой цене порций рыба в них может быть
несвежая и рис вчерашний. Коммерция. Тут сэкономил, там схитрил и заработал лишний
грошик, а то и два. Мне же в этом вопросе важно из самых лучших и отборных продуктов
приготовить вкусное, полезное и безопасное для употребления блюдо. Вся разница. Кулинария
вообще мое вечное хобби и пожизненная страсть. Можно столько шикарных рецептов
вспомнить, хотя… я ведь теперь высокопоставленная птица — мне положение не позволяет на
кухне возиться. Обидно, товарищи. В любом случае будет время — постараюсь обдумать этот
вопрос.
За поеданием фаршированных кальмаров я предложил сиятельному лорду Валдору устроить
через часок тренировку на мечах, так сказать, размять тело. Дракон не заставил себя ждать и
утвердительно кивнул. Даже Саннар с Дарреном обещали прийти на развлечение. Разумеется,
больше всех энтузиазма проявил Вермаль. Братишка с радостью подпрыгнул на стуле и
восхищенно протянул, что тоже давно мечтает научиться владеть настоящим оружием, а то все
деревянное да деревянное. Скукотища смертная. То ли дело — настоящий бой с реальным
оружием, да еще и в руках таких умелых воинов!
Так что через час я в сопровождении брата направлялся к тренировочной площадке. Конечно,
пришлось переодеться — скакать с мечом наперевес в тесном парадном камзоле то еще
удовольствие, так что сейчас на мне красовалась только свободная белоснежная рубашка с
широкими рукавами и удобные узкие штаны из мягкой ткани, подчеркивающие стройные
мускулистые ноги. Высокие кожаные сапоги отлично держали стопу. Вот знают здесь толк в
удобной обуви.
Стремительно проносясь по галереям и залам дворца, я все чаще ловил заинтересованные
взгляды приседающих в реверансах дам. Понимаю их, сам минут пять назад пялился на себя в
зеркало и думал, что на Земле при виде такого образца мужской красоты девушки сбивались бы
в фангруппы. Оказалось, не только на Земле. К моей нескрываемой досаде, довольно
многочисленная группа разукрашенных местных куколок следовала за мной в некотором
отдалении. Ладно, потерпим, все равно, как только эти кокетки увидят Валдора и Даррена, все
их внимание, ахи и вздохи мигом перекочуют на них.
Народ ждал зрелища. Эх! Надо было билеты продавать — озолотились бы! Большая площадка
для тренировочных ристалищ традиционно располагалась близ дворцовых казарм и была
ограждена невысоким забором. Сейчас по всему периметру он был сплошь облеплен народом.
Придворные, гости, стражи, воины, слуги — все перемешались в этой пестрой гудящей толпе.
Туда же влился и тот ручеек любопытствующих дам, что следовал за мной. Правители стояли
чуть поодаль на свободном пятачке, азартно поблескивая глазами. «С этих двоих станется и
ставки на нас сделать», — мрачно подумалось мне. Вермаль крутился рядом, восторженно
глядя на толпу.
Минуту спустя Валдор вылетел из дворцового коридора, будто за ним черти гнались. Ох ты!
Точно гнались. Такая же банда разодетых в белое и розовое девиц, что сопровождали меня,
следовала за беднягой чуть не впритык. Оглядев соперника, я еле сдержался, чтобы не
присвистнуть, — хорош! Наряд его очень напоминал мой: широкая черная рубашка и
обтягивающие узкие штаны, но внушительная ширина плеч и распахнутый воротник,
открывающий жадным женским взглядам золотистую кожу груди… Ясно, отчего наши курочки
с ума посходили. Впечатление не смог испортить даже кислый взгляд, брошенный на это
разошедшееся не в меру войско взволнованных представительниц слабого пола.
На разминку и предварительный разогрев мы потратили минут двадцать. Потом Саннар,
придавая нашему шутливому состязанию некий официальный статус, провозгласил начало
дружеского поединка между первым мечом Рогала — наследным принцем Ингмаром де ла
Реном и первым мечом Сеона — братом и советником владыки драконов Валдором ван
Шаротом. Да победит достойнейший.
Я решил отпустить контроль и довериться памяти тела. Мягкий неспешный шаг, перетекающие
из одной в другую стойки, техничная четкая атака, обманка, атака, отступление и… есть!
Первая царапина окрасила предплечье дракона. Болельщики подняли ликующий вой, но дракон
в долгу не остался, умудрившись двинуть меня в правую скулу тяжелым навершием своего
меча. Удар получился что надо, хорошо, если сегодня я смогу разговаривать. Удивительно, но
это лишь добавило мне азарта. Станцуем, дорогой друг?
Должно быть, со стороны это и смотрелось как танец. Красивый, стремительный, опасный.
Мечи мелькали с невозможной быстротой, движения противников сливались, удары следовали
один за другим. Незначительные царапины украшали сражающихся то тут, то там, но
существенного перевеса ни один из них так и не добился. Силы были равны. Зрители давно
перестали кричать и говорить вообще, настолько завораживающее зрелище происходило сейчас
на площадке. Стражи с улыбками и гордостью за своего принца посматривали на поединок.
Противостоять дракону не каждый сумеет, а уж стоять с ним наравне… Какие бы там слухи ни
ходили о парне, он — настоящий воин.
В какой-то момент все прекратилось. Противники молча, с глубоким взаимным
удовлетворением пожали друг другу руки и вместе покинули поле боя в поисках целителя
Шейна. Дракон видел мир одним глазом, другой налился синевой и затек настолько, что почти
не открывался; Ингмар не мог говорить, так опухла челюсть, скула и вообще вся правая
половина лица — хорош красавец. Царапины и порезы вяло кровоточили и саднили.
Лисса, отирающаяся неподалеку, приветливо махнула хвостом побитой парочке, мельком
шутливо бросила, что сейчас ребятки больше напоминают морглов, чем сами морглы, и
поспешила в самую гущу толпы — вдруг кто из пособников темных магов затесался именно
там? Нужно успеть прочитать всех.
Оба правителя довольно скалились, поздравляя друг друга с ничьей. Вермаль снова приставал к
начальнику стражи, в который раз прося выдать ему настоящий меч.
Ингмар довольно ухмылялся левой стороной лица, идя бок о бок с Валом, который осторожно
прощупывал огромный синяк, закрывающий смеющийся синий глаз. Эх, отлично провели
время! Нужно как-нибудь повторить.
А теперь самое время найти целителя Шейна и привести себя в порядок. К вечеру обязательно
надо быть в форме. Сегодня ночью в храме великого Черного Гозара они с Лиссой попытаются
пройти ритуал слияния и объединить сущности.
Ох, что-то мне говорит, что не все там так просто…

ГЛАВА 15

Мир Таинар

И вот наступил наконец долгожданный вечер.


Мы с Лиссой и Валдором неторопливо миновали стражей, склонивших в почтении головы, и
вышли из дворца. Несмотря на то что неугомонный дракон настойчиво предлагал нам открыть
портал прямиком к главному входу в храм, мы со снежной красавицей, не сговариваясь,
отказались. Уж очень нам было интересно прогуляться по тихим улочками вечернего города. И
в воспоминаниях прежнего Ингмара Сольмена была прекрасна, неповторима, но сейчас…
Словно самоцветы, повсюду горели и переливались магические фонари. В мягком ночном
полумраке прятались дома самых причудливых форм. Цветущие повсюду сады и цветники
источали волшебные ароматы, кружащие голову. Темно-синий бархат неба прямо на глазах
покрывался яркими, но такими далекими звездами. Попадающиеся нам навстречу запоздалые
прохожие приветливо улыбались Лиссе и учтиво здоровались с нами. Теплый свежий ветерок
доносил запах свежего хлеба, роз и скошенных пахучих трав. Отдых для ума и сердца. Глубоко
вдохнув чудесный воздух Таинара, я вдруг отчетливо понял, что нашел свое место, свой дом.
Храм Черного Дракона Гозара располагался в самом центре Сольмены. Напротив него
раскинулась просторная круглая площадь с целым рядом красивейших фонтанов,
изображающих различных животных и птиц. В беседках, густо оплетенных диким виноградом,
на скамеечках разместились компании молодых и не очень жителей столицы. Некоторые из
них, должно быть для удобства, частично трансформировали тело, так что здесь достаточно
часто можно было встретить полурысь, птицелюда, а то и огромного волка, на котором
восседала красивая смеющаяся девушка.
Мое лицо не покидала улыбка. Сейчас, прямо в этот самый момент, идя по широкой булыжной
дорожке рядом с притихшим Валдором, я был безоблачно счастлив. Чувство было таким
сильным, что мне даже подумалось, будто я, как тот гелиевый шарик, сейчас взлечу под самый
купол неба. Кажется, этот драконяка тоже что-то подобное чувствовал, потому что лицо, до
того хмурое и напряженное, словно разгладилось. Легкая улыбка затронула губы, стоило ему
кинуть взгляд в мою сторону. Понимание в синих глазах заменило слова. К чему они? Все
лишнее, все наносное. Важно лишь то, что душам нашим рядом хорошо, и так будет всегда, кем
бы мы ни были. Ничего не изменить, да и стоит ли?
О! Мы пришли. Храм божественного Гозара возвышался над нами черной монолитной глыбой.
Гротескная резная арка была красиво подсвечена миниатюрными солнышками. Дорога за ней
уводила в полнейшую темноту. Так положено. Стоит лишь ступить в сумрак, завеса его
приподнимется, и все будет видно как днем, но для находящихся по эту сторону мы перестанем
быть видимыми.
Немногословно попрощавшись с драконом, мы с Лиссой одновременно шагнули в кромешную
темноту, оставив его снаружи. Что-то мне говорило, что этот упертый индивид так и простоит
тут всю ночь, и от этого на сердце становилось намного теплее.
Темнота показалась мне знакомой. Вполне такая живая и осязаемая. Через пару шагов она
схлынула, открыв нам со спутницей широкий длинный коридор, вымощенный плитками из
гладкого черного камня с голубоватыми прожилками.
«Пошли, что ли? — В голове внезапно прорезался голос Лиссы. — Пора».
«Лисса, ты хорошо подумала? — в сотый раз спросил я ее, надеясь на отказ. — Я не хочу терять
тебя. Давай мы обычного элементаля вместо… Ай! — Мощный хвост уже привычно хлестнул
меня по многострадальной пятой точке. — Да понял я, понял! Пошли!»
Пушистый нос недовольно сморщился, лиса громко фыркнула, высказывая мне свое фи. Тем
временем коридор закончился просторным круглым залом. Высокий потолок, поддерживаемый
стройными колоннами, все тот же гладкий пол, алтарь. А вот на нем, пожалуй, стоит
остановиться поподробнее. Внушительного размера полукруглый чашеобразный камень,
покрытый по кайме широкой лентой загадочных письмен, стоял прямо посредине зала. От него
во все стороны расходилось мягкое сумеречное свечение и тепло. Шероховатая неровная
поверхность внушала мне довольно неоптимистичные мысли о том, что про удобство ложа на
сегодня можно позабыть. Ладно, чего тянуть змею за хвост — пора начинать.
Сделал надрез на правой руке кинжалом, предусмотрительно захваченным с собой, и
выжидающе поглядел на лису. Та, в свою очередь, небрежно тяпнула себя за лапу. Показалась
кровь. Одновременно мы поднесли свои дары Черному Гозару, смешивая их в специальном
углублении в центре алтаря. Как-то так. Теперь осталось только улечься поудобнее и заснуть.
Уже лежа на неудобном шероховатом камне, я с облегчением подумал, что мне невообразимо
повезло, что мой зверь — умница-лисичка, а не дикий ледяной ирбис. Судя по воспоминаниям
прежнего Ингмара, ему пришлось пережить ту еще ночку, даже если учесть тот факт, что
животное было одурманено специальным зельем и фактически не могло двигаться. Зато орало
— любо-дорого, дай бог каждому такие легкие. А еще оно ощутимо проморозило камень. Так
что наутро бедняга так закоченел, что руки пришлось с кожей отдирать. Брр!
За такими мыслями я не заметил, как мягкие объятия сна обволокли разум. И где это я?
Нескончаемый белый зал без крыши, с толстыми хрустальными колоннами. Ни конца ни края
не видно. Надо мной с медлительной вальяжностью проплывают облака. О! Знакомые все лица!
Мой давний знакомец — туманный дракон задумчиво рассматривал меня, подперев огромную
голову хвостом. Ох ты! Я — снова Маринка! Родное тело, родные руки, привычная легкость
походки! Точно сон. А это кто еще?
Милый пушистый лисенок с огромными глазами буквально висел на ухе гигантского ящера,
азартно порыкивая и явно пытаясь урвать себе кусочек деликатесного драконьего мясца.
— Лисса?!
Синие глазищи уставились на меня. Острые зубки в недоумении разжались, и пушистый белый
клубок кубарем скатился с массивной туши дракона.
— Мар?!

— Ну, как тебе живется в новом мире, девочка? — Знакомый рокочущий голос вывел меня из
ступора. — Все нравится?
Я неторопливо присела прямо на пол, рядом примостился белый комок меха, нервно
вылизывающийся махоньким розовым язычком. Лисса такого размера казалась удивительно
домашней и ручной. Рука так и тянулась погладить мягкую шерстку, что я с огромным
удовольствием и сделала.
— Да, в целом неплохо. Но, разумеется, некоторые сложности есть. Взять хоть тот небольшой
пустячок — череду покушений на мою жизнь некими темными магами. Удивительно
настойчивые ребята попались. Кстати, раз уж мы тут так мило беседуем, сделай милость,
расскажи, откуда на Таинаре вообще взялись жрецы? Со слов Лиссы получается, что в один
далекий от совершенства день они просто возникли на серых пустошах ниоткуда.
Гозар печально вздохнул.
— Они на самом деле именно возникли. В серых землях нестабильное магическое поле, что
изредка дает возможность открывать портал из чужого мира в наш. Звучит не так уж страшно,
но, по сути, это грубый взлом самих границ мироздания. Господствует там, как ты сама можешь
догадаться, — великая Белая Госпожа. Гаада. Пфф! Ничего великого в ней нет! Недалекая
вздорная особа, которая, словно паразит, обожает полакомиться энергией чужих миров и
созданий. Все, что пожрут здесь ее подопечные, придет к ней же в виде энергетической
подпитки. И ведь я уже тысячу раз этой белесой гадине говорил, чтобы перестала засылать ко
мне своих пиявок, так нет же, забавно ей, видите ли, наблюдать, как я и мне подобные
переживаем за свои творения. Из-за нее лиерры вымерли все до одного, а какая это была
чудесная раса.
М-да. Видно, своим вопросом я невольно задела больную мозоль крылатика. Вон как его
корежит. Тем временем Черный Дракон продолжал, активно размахивая кончиком своего
хвоста перед моим лицом:
— Вот и получается, что раз в несколько тысяч лет этой плесени удается накопить достаточно
сил, чтобы открыть новый портал и впустить в мир Таинара с десяток жрецов да магов, плюс
полчища всякой отвратительной гадости типа морглов и паукров. Здесь темные маги уже
местных мертвых поднимают себе на службу, вот армия и набирается впечатляющая. Хотя за
последние пару тысяч лет расы этого мира смекнули что к чему и мертвых своих повсеместно
предают огню, но ведь и в лесах всякой живности мертвой пруд пруди.
Дракоша пригорюнился. Видно было, что он очень близко к сердцу принимает беды,
угрожающие его творениям. Бедняга.
Догадка внезапной вспышкой осветила мой разум, и я поторопилась выдать новый вопрос:
— Так ты меня из моего мира вытащил, чтобы я тут с этим контингентом разбиралась? Так? Но
почему меня, а не какого-нибудь брутального мужика?
Явно решая, говорить мне правду или смолчать, туманный дракон пару раз сморщил нос и,
решившись, несколько виновато прогудел:
— Ладно, отвечу! Ненавижу ложь. Вижу, с тобой нужно в открытую играть, уважаю. —
Огромная морда опустилась на уровень моего лица. Чудные янтарные глаза отражали стройную
женскую фигурку, сидящую на полу. — Правда в том, что я банально выкрал первую
попавшуюся душу из земного мира, Марина.
Видишь ли, один мой огненный собрат устроил там своеобразный заповедник сильнейших и
одареннейших сущностей. А чтобы ледяного коррага впитать, как я планировал изначально,
душа должна быть очень сильной. Уникальной. В моих мирах подобных тебе нет. Пришлось
обратить взор на чужие. Добровольно мне тебя никто не отдал бы, а так… Ох, когда старший
узнает, что я умыкнул такой ценный экземпляр из его коллекции, меня ждет крайне неприятная
процедура. Секир-башка, в общем. А новую отращивать ох как долго. Но если у тебя получится
уничтожить новую волну нападающих, а потом собрать побольше магов и навсегда запаять
пространство между мирами, один вороватый Черный Дракон и весь Таинар наконец смогут
вздохнуть спокойно.
— То есть ты пошел на воровство у более сильного собрата, точно зная, что суровое наказание
не заставит себя ждать, только чтобы иметь призрачный шанс уберечь этот мир от слуг бедовой
госпожи гадины? — недоверчиво спросила я. Дракон, конечно, тот еще прощелыга, но если его
слова правдивы, то он заслужил мое уважение. Никогда не видели, как драконы пожимают
плечами, мол, все это мелочи жизни, и не такое бывало? Нет? А мне вот только что довелось.
— Коллекция сильнейших душ, как странно. Кто бы мог подумать. С другой стороны, земляне
на самом деле поразительно богаты внутренней энергией и неудержимо целеустремленны: им
дан не самый благоприятный мир, плюс отсутствие хоть капли магических сил, но в
относительно короткий срок на Земле возникла довольно развитая цивилизация, способная на
великие открытия, свершения и покорение космоса.
— Вы уникальны и многогранны, — согласно закивал шипастой головой мой собеседник,
пытаясь погладить огромным когтем маленькую пушистую лису, которая нежилась под моими
почесываниями за ушком. Лиса не оценила рвения, постаравшись снова цапнуть Гозара на этот
раз уже за лапу.
— Ясно. А почему Лисса такая мелкая? Ну, прямо настоящий детеныш-лисеныш!
— Так тут, в межмирье, истинная сущность проявляется. Ты вот точно такая, какой была при
жизни на Земле, — ни лучше ни хуже. А она, при всех своих прожитых годах, так и осталась
шаловливым лукавым лисенком. — В голосе Гозара послышались ласковые нотки. Таким
тоном родители говорят о своих любимых чадах. — Кстати, кофе хочешь?
Подо мной возникла удобная мягкая подушка, а рядом — большущая кружка крепкого кофе с
молоком, как я люблю. А какой запах!
Лисса тоже радостно оживилась, увидев появившийся в сантиметре от ее носа огромный кусок
свежайшей красной рыбы. Ух ты! Я тоже такой рыбки хочу, солененькой! Ну, пожалуйста! На
мою просьбу дракон только фыркнул насмешливо и махнул хвостом. Совершенно потрясающие
бутербродики с маслицем и нежной семужкой отлично подошли к кофе и задушевному
разговору.
Вкуснотища! Однако же вспомним о делах насущных. Между вторым и третьим бутербродом я
задала давно мучивший меня вопрос:
— Гозар, послушай, а нельзя ли мне как-то вернуть свое тело? Ну или хотя бы просто
женщиной стать, а? Пусть не сейчас, но, может, потом? Пока-то ладно — война, то да се, но
потом мне обязательно нужно будет жениться и наследников наделать, а я на женщин в этом
смысле и смотреть-то не могу, а про мужчин и думать боюсь — чур меня. Что делать — ума не
приложу. Валдор, опять же, моя истинная половина. И как этот ваш зов подействует, если я или
он остепениться надумаем, захотим создать семью? Все сложно.
Грустно изогнулись в улыбке тонкие губы дракона. Ну, по крайней мере, смотрелось это
именно так. Янтарные глаза словно задернулись поволокой воспоминаний, и Гозар начал
неспешный рассказ.
— Ты многого не знаешь, девочка. Я расскажу тебе.
Удивительна и прекрасна раса двуликих, Марина. И очень стара. О некоторых ее особенностях
сейчас не помнят даже старожилы, которым не одно тысячелетие. Меж тем все просто и
логично. Видишь ли, сливаясь воедино с избранным побратимом, носитель приобретает все его
качества. Может стать сильнее, видеть дальше, слышать отчетливее, чувствовать темную
магию, телепортироваться, током бить врагов и прочее — для этого ему вовсе не нужно
модифицировать тело полностью или даже частично. Звериный лик тоже можно принять, но это
будет лишь одним из приобретенных свойств.
Это сейчас все дуо повально связывают свою сущность с существами исключительно своего
пола. Традиция, как же, и даже не догадываются о том великом и уникальном даре, которым я
благословил своих детей. Но их предки в далекой древности знали об этом и частенько, я бы
даже сказал, преимущественно связывали свои сущности с существами противоположного
пола, чтобы иметь возможность…
— …Становиться мужчиной или женщиной по собственному желанию? — оторопело
продолжила я. — Что, все настолько просто?
— Ну, на самом деле не все настолько уж просто, но общий смысл ты уловила. Нюанс в том,
что, определившись окончательно, ты все-таки должна остаться кем-либо одним. Это в
некоторой степени страховка, в противном случае внутренние противоречия просто сведут тебя
с ума. Такие случаи были. Именно из-за того, что многие двуликие не желали определяться с
полом, привело их к безвозвратному помрачению разума, и правители прошлого приняли
категоричный запрет на слияние противоположностей. В этом вся загвоздка.
— Это же… Это же здорово! Нет! Это замечательно! Я снова смогу стать собой! — От восторга
в моей душе поднялась такая буря чувств, что я вскочила на ноги и закружилась, бездумно
расставив руки в стороны. Вот оно — счастье!
— Эй, эй, Марина! Притормози! — спустил меня с небес на землю громогласный голос
Гозара. — Сейчас нельзя! Грядет война, твоему новому народу нужен сильный наследник,
настоящий мужчина, который будет вести за собой армию и союзников, бить нечисть, а не
вышивающая на пяльцах принцесса! После слияния у тебя будет около года на
самоопределение, так что придется поторопиться с решением военного вопроса.
Все это я прекрасно понимала и сама, но сам факт того, что у меня будет этот волшебный шанс
и выбор, заставил с оптимизмом взглянуть на мир и ситуацию в целом. Ура!
И все же одна мысль все-таки омрачила мою радость.
— А как же Лисса?
Сожалеющий взгляд громадных янтарных глаз обратился к забавному белому зверьку, упорно
добивающему вторую порцию угощения. Мелкие острые зубки азартно трепали явно
великоватый для такой крохи кусочек. Лисса…
Мне показалось или туманный дракон тихонько вздохнул в унисон со мной? Неспешно
проносились в вышине облака. Свежий ветерок несмело шевелил мои волосы. Молчание
продлилось пару минут, и чешуйчатый собеседник негромко пророкотал:
— Увы. Время льдистых коррагов, как и их крылатых создателей, в этом мире миновало. И твоя
подруга прекрасно это понимает, оставшись последней. Одиночество — самая грустная доля
для таких, как она. Снежные лисы во все времена были дружными стайными существами.
Озорные, ребячливые, самоотверженные — они всегда были друг за друга горой, а теперь твоей
лисе тяжело ощущать пустоту там, где было ее сердце. Оттого она и мечтает раствориться в
тебе, подарить достойному свою силу и сущность, перестать быть. Единственное, что я могу
сейчас предложить, — сохранить ее личность в твоем сознании, но это может означать
некоторое неудобство для тебя. Зато, как у вас говорят, одна голова хорошо, а две — лучше. А
корраг — дама крайне прозорливая и опытная. В любом случае решать тебе, Марина.
Я глубоко задумалась, глядя на игривого довольного лисенка, весело пытающегося догнать
собственный роскошный хвост. С одной стороны, было боязно, но вот с другой… Мысленно я
дала себе оплеуху: нечего тут думать — не хочу я терять это чудо и ни в коем случае не
позволю ей исчезнуть.
— Хорошо. Я согласна на твое предложение, Гозар.
Облегчение и одобрение отразилось в янтаре его глаз.
— Я рад, что не ошибся в тебе, Марина. Есть еще вопросы и пожелания или можно уже
приступать к слиянию ваших сущностей? — Ирония явственно проскользнула в последнем
вопросе дракона.
А что? И найдется, чего ж нет?
— Скажи, когда и откуда нам ждать первого нападения темных магов? — Знаю, что это вроде
как не по правилам, но, быть может, Черный Гозар все-таки даст хоть какую-то наводку. Увы,
ход конем не прошел.
— Хитришь?! А вы с этой пройдохой нашли друг друга! — по-доброму рассмеялся мой
собеседник. — Ладно, пора, время не ждет. Возьми лису на руки и прижми к себе. Не выпускай.
Что я и сделала. Меховая подружка в ответ доверчиво приникла к моей груди мягким ушком.
Увесистое тело оттягивало руки, но я лишь крепче прижала лисичку к себе, шепча:
— Ты больше никогда не останешься одна. Теперь я буду с тобой, Лисса. Навсегда.
Плотный золотой кокон окружил нас со всех сторон, накрепко переплетая души и судьбы.
Отныне я — это она, она — это я.

ГЛАВА 16

Мир Таинар

Пробуждение радужным не было. Похоже, это становится моей персональной традицией на


Таинаре. Ох уж мне эти божественные страсти-мордасти и сон на разного рода экзотических
предметах.
Чувствую себя так, будто по мне долго и со вкусом прыгала банда енотов-тяжеловесов,
старательно втаптывая в шершавое каменное ложе. Правую щеку от долгого лежания
нестерпимо кололо и жгло. Каждая клеточка тела ныла на свой лад. Не открывая глаз, я
попытался сесть. Ух ты! Голова…
«Мар? — непривычно неуверенный голосок Лиссы несмело прозвучал в голове. — Кажется,
этот хитрый невкусный дракон снова что-то наворотил. Я ведь уже не должна быть…
чувствовать себя собой?»
«Нет, Лисса… — Вот ведь засада! Предупредить лису мы с Гозаром как-то не удосужились.
Нехорошо вышло. Ой, что сейчас будет! Но горькую чашу испить до дна мне все же
придется. — Это моя вина. Я слишком полюбил тебя и привязался, чтобы позволить твоей
личности бесследно исчезнуть, вот и попросил Гозара о небольшой милости. Так что
располагайся. Эту долгую жизнь мы с тобой проживем вместе. Прости…»
Долгое молчание непредсказуемой лисички заставило меня изрядно напрячься. Наконец она
переварила новость, но реакция ее несколько отличалась от той, что я с ужасом ожидал.
«Ура!!! Мар, я тебе клянусь — ты не пожалеешь! Ух, и наворотим мы теперь дел! А как будет
интересно темных вместе долбить — я морожу, ты мечом машешь направо и налево!
Красотища! Мар, я тебя обожаю!» — Лисий восторженный визг продолжался еще минут
пятнадцать. Бедная моя головушка чуть не лопнула. Я уж было решил, что Лисса таким
оригинальным способом мстит мне за своеволие, но нет. Восторги были вполне искренними.
Просто моя новая соседка очень эмоциональная и многословная дама.
«Лисса, милая моя! Лисенок, — в сотый раз пытался я добиться ее внимания, но
безрезультатно. Все, последняя крупинка моего ангельского терпения исчезла без следа. — А
ну, тихо! Ты боевой корраг или кто?! Верещишь, как пятиклашка зеленая! А ну, приглуши звук,
а то в ушах звенит!»
«А… — остановилась моя прелесть, так и не успев поделиться очередной бесшабашной идеей
по уничтожению всей братии жрецов и их монстров нашим великолепным тандемом. — Ой!
Увлеклась, прости! Больше не повторится! Так, какие у нас планы?»
Вот. Так куда лучше. Планы были встать и доползти до выхода. Там Валдор, он поможет с
порталом. Брести в таком состоянии через полстолицы до дворца мне совершенно не
улыбалось. К тому же сегодня к обеду прибывают первые делегации союзников, так что стоило
бы хоть немного привести себя в порядок.
Попытавшись принять вертикальное положение, я наклонился вперед. Коса выскользнула из-за
спины и легла на грудь. Я замер, ошалело глядя на нее.
— Что это?! Елки! Ах ты ж, розовый фламинго — дитя заката!.. — Не осуждайте меня за эти
выражения, друзья. У меня был достойный повод отвести душу. Как оказалось, я натурально
поседел за эту ночь. В полумраке огромного храмового зала волосы выглядели серебристо-
белыми, жемчужными. Удружил Гозар, нечего сказать.
«Мар, ты чего раскис? Это же очень удобно — белая шерстка! Теперь тебя на снегу видно не
будет. Ну, я имею в виду голову». — Лисса в своем репертуаре. Добрая она у меня, ага.
«А если на снег лечь и лапой нос закрыть… — автоматически продолжил я, вспоминая старый
советский мультик про Умку, — то даже полярники с вертолета не увидят».
Ох ты! А лед здесь откуда?
Под неудержимое хихиканье Лиссы я оторопело рассматривал дело рук своих, точнее — руки.
От моей правой ладони, лежащей на краю алтаря, шла мощная волна холода. Лед
образовывался прямо на глазах, покрывая часть каменной чаши и спускаясь сверкающей
волной на плиты пола. Так, надо это безобразие срочно прекращать. Это ведь храм Черного
Дракона, а не замок Снежной королевы, вряд ли мои будущие подданные обрадуются такому
апгрейду. А ну, назад! Стоило лишь подумать об этом, как в ладонь ласковым ручным зверьком
вернулся холод. Лед стремительно истаял. Вау! Выдыхаем.
Кое-как, местами по стеночке, я все-таки дошел до выхода. О! Наконец-то! Благословенная арка
ярко сияла в лучах утреннего светила. Нереально красивое и захватывающее зрелище, но
отчего-то мне сейчас было не до красот. Ноги подкашивались, сил идти практически не было.
Уже вываливаясь из арки прямо в твердые дружеские объятия бдительного Валдора, я
обреченно выдохнул: «Ну, е-мое!»
Огромная толпа собралась на площади, желая лично убедиться в том, что на этот раз их принц,
наследник Ингмар, сумел-таки пройти ритуал объединения с побратимом, и в случае успеха
поздравить его высочество многократным дружным «Виват! Виват! Виват!».
Разноголосые выкрики чуть не оглушили меня. Опираясь на подставленное плечо дракона, я
горделиво выпрямился, улыбаясь из последних сил. Сейчас сдохну! Разглядев мою поседевшую
шевелюру, передние ряды несколько притихли. Так, надо успокоить народ, а то напридумывают
себе еще чего-нибудь.
Силой заставляю себя отпустить столь надежное плечо. Выхожу вперед. Толпа мигом затихла.
Так, Мар, соберись. Королевская прямая осанка, огонь в глазах, громогласный голос.
— Ритуал пройден! Божественный Черный Дракон счел меня достойным его милости. Мой
зверь — легендарный ледяной корраг был настолько силен, что слияние оставило на моем челе
отпечаток, выбелив его. Это моя цена. Зато теперь я в силах защитить свой народ в битве с
темными тварями серых пустошей! Сочту за честь сражаться рядом с вами и не пожалею
жизни, чтобы подарить спокойствие вам и вашим детям!
Оглушающий рев ликующей толпы был мне ответом. Величественно поклонившись своим
подданным, я с истинно королевским достоинством шагнул в открытый Валдором портал,
покинув площадь.
Секунду спустя мое падающее тело успели подхватить надежные руки товарища. Дальше не
помню…

Очнулся я оттого, что целитель Шейн недовольно высказывал моему отцу, владыке и Валдору
свое отношение к происходящему.
— …А что вы хотели, господа? Его источник был пуст с рождения, а потом в одночасье
наполнился величайшей мощью. Тут любой замертво свалился бы. Вы его шевелюру видели?
Это просто чудо, что наследник сумел самостоятельно выползти из храма, да еще и на публику
поработать. Удивительная сила духа! Знаете, если бы этот мальчик был моим сыном, я имел бы
повод гордиться им сегодня, повелитель Саннар.
— Я вас услышал, целитель Шейн. И поверьте, я очень горжусь своим наследником, однако…
когда же он придет в себя? Делегация ваших соотечественников прибудет через пару часов.
Возможно ли присутствие принца на церемонии представления?
— Не дума…
— Собственно, я так полагаю, наш спящий уже вполне пришел в себя и сейчас, радостно
развесив уши, слушает дифирамбы о себе любимом. — Голос владыки Даррена звучал
весело. — Мар, друг мой, глазоньки-то открой, а то этот Феникс вот-вот снова подпалит кому-
нибудь зад. Вредные привычки нелегко искоренить. Да, Саннар?
— Да уж. К примеру, вот сейчас меня так и тянет прижечь одному наглому ящеру непомерно
длинный язык, — добродушно отшутился Феникс. — Мар, ты как, сынок? Живой?
Пришлось разлепить глаза и принять участие в разговоре.
— Вы даже умереть мне не дадите спокойно, ваши величества. Целитель Шейн, примите мою
искреннюю благодарность. Ваше мастерство выше всяких похвал. Так что там с моим
здоровьем?
Шейн забавно пошевелил длинными жесткими ушами и не слишком уверенно произнес:
— Точный прогноз делать не берусь. Прецедентов объединения с льдистыми коррагами пока не
было. Организм ваш в полном порядке, ваше высочество, но вот энергетические системы и
источник еще должны адаптироваться к новой силе. На это может уйти несколько дней.
Опасность для вас заключается в том, что именно сейчас могут происходить
незапланированные выплески силы или непроизвольная трансформация тела. Полная либо
частичная. — Шейн повернулся к повелителю и продолжил, уверенно глядя ему в глаза: — Так
что для наследника пока крайне желательно спокойно переждать эти дни, находясь в изоляции
от внешнего мира, а то чревато, знаете ли.
Саннар озадаченно потер голову, слегка сдвинув свой царственный венец в сторону.
Центральный топаз игриво сверкнул полированными гранями, пустив по стенам солнечных
зайчиков.
— И все же я предпочел бы уже сегодня представить тебя главам дружественных государств
как будущего престолонаследника, Мар. Как ты сейчас ощущаешь себя? Сможешь с полчаса
простоять возле трона?
Валдор возмущенно рыкнул, что, дескать, он совсем недавно мою тяжелую безжизненную тушу
на себе таскал вовсе не для того, чтобы сейчас… Но владыка жестом велел брату закрыть рот и
не вмешиваться в дела правящей семьи. Оно и правильно, Саннар — птица
легковоспламеняющаяся, а сейчас момент довольно напряженный. Сами разберемся.
— Уж полчаса-то точно выдержу, отец, — прикинув свои силы, дал я честный ответ.
Чувствовал, конечно, себя в данный момент не то чтобы отлично, но уже вполне терпимо.
Бывало и хуже. К примеру, когда приходилось грипп на ногах переносить. Еще там, на Земле.
Шейн обреченно покачал головой, посматривая на меня с изрядной долей сочувствия.
— Я передам вам укрепляющий настой, ваше высочество. Он поддержит ваши силы, но
поостерегитесь пока сильных эмоций и потрясений. Они вполне могут спровоцировать
обращение или выплески силы.
— Буду очень благодарен вам, целитель Шейн, — кивнул я ему и начал неспешно вставать. А
чего разлеживаться, дела сами себя не сделают. Отец с Дарреном тут же направились на выход,
поочередно похлопав меня по плечу. Дроу степенно поклонился мне и тоже ускользнул.
Валдор напряженно подпирал подоконник, поглядывая на меня с тревогой.
— Мар, как все прошло? Я сам чуть не поседел, когда ты вывалился мне в руки из храма в
таком виде. Глаза дикие, волосы белые. А уж когда здесь отключился… Ты уверен, что
сможешь выдержать церемонию приветствия делегаций?
Кто бы мог подумать, какой заботливый дракон. Чудо.
— Вал, все прошло отлично. Лисса стала моим зверем-побратимом, но, как сказал Шейн, она
оказалась слишком сильна, потому и с волосами неизвестно что вышло, пришлось
пожертвовать. Хорошо хоть сам жив. Зато я теперь — полноценный дуо. Самочувствие сейчас
почти в норме, не переживай так. И спасибо тебе, друг. — Слабая улыбка была мне наградой.
Вскоре и Валдор ушел, сказав, что встреча будет через час и ему пора срочно привести себя в
порядок, да и мне душ не помешает. Это да, согласен.
Тщательно вымывшись, я поспешил в гардеробную. Стоило переодеться да посмотреть, что за
пугало теперь будет встречать меня каждое утро в зеркале. Никогда не был поклонником
странной моды на обесцвеченные длинные волосы у мужчин а-ля лесной эльф Леголас, а вот
самому пришлось. Поди ж ты…
В зеркале я увидел высокого и натренированного молодого чело… дуо. Ни жиринки лишней, ни
перекачанных бицепсов. Все гармонично и красиво. Собственно, тут все осталось как прежде.
Изменения были выше. Волосы выцвели до сверкающего серебристо-белого, да существенно
изменился цвет глаз. Если раньше они были грозного серого цвета, то сейчас стали напоминать
прозрачные голубовато-серые льдинки на свету. Очень непривычно, но… неожиданно красиво.
И белая грива до поясницы органично вписалась в общую картину. Ладно, жить можно. Все
равно выбор невелик — или так, или побриться налысо. Натянув кипенно-белый костюм с
золотой окантовкой по краям рукавов и бортов, белую рубашку и неизменные сапоги, я заплел
волосы традиционным мужским плетением и был морально готов явить себя миру. Точнее,
делегациям.
«Все-таки решил идти? — задумчиво протянула моя лисонька. — А ну как там что-нибудь
случится? Обернешься случайно коррагом, улыбнешься вежливо, и все союзники разбегутся по
норам?»
«Или охотнее поведут свои армии в бой. С союзником, способным так лучезарно улыбаться,
любой враг уже не покажется страшным». — Невольно усмехнувшись собственным словам, я
кивнул своему отражению. Эх, какой франт! И направился в тронный зал.

ГЛАВА 17

Мир Таинар

Решительно завернув по пути к братишке, я застал Вермаля на выходе из его собственных


апартаментов. Увидев меня, он даже с шага сбился. Глаза округлились, рот приоткрылся, но
потом Вермаль радостно подскочил ко мне и крепко обнял. Ну вот! Нормальная реакция
любящего чело… ай, черт… дуо. Вот как этого мальца не любить? Сердце нараспашку.
— Лисса передает тебе привет, братишка, — ласково потрепал я его по волосам.
— И ей от меня, — промычал он мне в живот. — Брат… Я так переживал за тебя. Очень больно
было, да? — Вермаль задрал голову и посмотрел мне в лицо. Непривычно серьезный взгляд
мальчишеских глаз тронул меня до глубины души. — Ух ты! Ты так изменился, Мар! У тебя
волосы теперь будто снегом присыпаны. Красиво! — Разумеется, серьезным он долго быть не
мог. Впрочем, оно и к лучшему. — А я, когда вырасту, тоже стану таким? Вот бы мне
воздушного змеея заполучить! Тогда я и летать смогу! И тебя покатаю, и отца!
Звонкий детский голосок то и дело раздавался в коридорах дворца, где неторопливо шествовали
наследники правителя Саннара. Ему вторил приятный спокойный голос старшего брата.
Придворные удивленно застывали при встрече, но потом приходило осознание — наследный
принц Ингмар наконец-то повзрослел и обрел побратима. Глубокие поклоны и реверансы,
искренние улыбки и поздравления существенно скрасили путь братьев до тронного зала. Да
здравствует наследный принц Рогала!

Ярко сверкали голубыми искрами топазов стены огромного зала, ослепляя входящих роскошью
и ледяной красотой. Величественный хрустальный трон привычно холодил многострадальные
косточки Саннара. Его сыновья, как им и должно, стояли по обеим сторонам этого прекрасного
пыточного устройства, олицетворяя незыблемость власти и устойчивые позиции правящего
рода. Владыка драконов Даррен с братом и свитой при полном параде расположились чуть в
стороне.
Любопытные взгляды всех присутствующих в зале были прикованы к наследному принцу. Вся
его фигура буквально источала чрезвычайную мощь. Неторопливый, полный истинно
королевского достоинства взгляд ясных глаз пробирал до костей. Длинная серебристо-белая
коса вызывала кучу пересудов и предположений, интригуя и волнуя очаровательных дам всех
возрастов. Сегодня присутствующие могли убедиться воочию, что отныне вопрос о
наследовании престола принцем Ингмаром более не актуален. Он оказался достоин
божественного благословения Черного Гозара и стал полноценным дуо. Возможно, даже
сильнейшим представителем своей расы.
Наконец торжественные звуки фанфар возвестили о прибытии первой делегации. Дроу.

Мар
Наблюдая за величественным продвижением высоких плечистых фигур в несколько
непривычной одежде, я с удивлением заметил, что целитель Шейн с его субтильным
телосложением, представьте себе, совершенно нетипичный представитель своего народа.
Только цвет кожи, волос и форма глаз роднили его с прибывшими земляками. Или просто в эту
делегацию отбирались сплошь великаны? Группу рослых чернокожих воинов в кожаных
боевых доспехах, с пышными гривами длинных светло-серых волос возглавлял настоящий
исполин. Мощное тело, плавные скуповатые движения, острый взгляд — весь его вид говорил о
хищной натуре и готовности дать достойный отпор любому противнику. Так. Это, скорее всего,
гуру и сэнсэй народа дроу — правитель Даймон дор Орше. Впечатляющий экземпляр, добавить
нечего.
Однако, несмотря на столь грозный внешний вид, его голос, когда Даймон заговорил, показался
мне довольно приятным, а речь — учтивой и рассудительной. Саннар в ответ, традиционно в
подобных случаях, завел лестную для острых черных ушей дроу песню о счастье лицезреть их
здесь. И прочее, и прочее, и прочее. Ну, вы поняли. Все по протоколу. Пятнадцать минут
сплошной ушной амброзии. В общем, все шло без сучка без задоринки, пока в дело не
вмешалась Лисса. Пронырливая, любопытная, совершенно невозможная лиса. Впрочем, без ее
помощи одним союзником у нас стало бы меньше.
Судите сами. Стоило лишь моему новоявленному отцу начать свою хвалебно-медовую песню,
как лисица непринужденно осведомилась у меня:
«Мар, ты чего сардин считаешь? Давай заглянем в их черные головы! Вдруг в черных-черных
головах живут черные-черные мысли?»
Неподвижно стоять, подпирая трон, было откровенно скучно, слушать высокопарный
речерозлив двух «предводителей дворянства» тоже никакого желания не было. Подумав
секунду, я дал Лиссе добро.
«А давай! Только я не слишком понимаю — как? Научишь?»
«О! Это совсем-совсем просто! Посмотри на кого-нибудь и просто захоти. У меня это всегда так
получалось». — В ее голосе прозвучало озорство напополам с нетерпением. Авантюристка.
Ладно. Пробуем… Разноголосый шум оживленного вокзала, где кричат, ругаются, орут и
матюгаются на все лады, заполнил мою бедную головушку.
«А-а-а! Лисса, как это выключить?!»
«Мар, перестань панику разводить! Не читай всех одновременно, дубинушка! На одного
смотри, одного читай. Остальных оставь в покое. А ну, брось, кому сказала!» — Окрик лисы
подействовал и помог мне взять себя в руки.
Усилием воли выдавливаю все голоса, кроме одного. Очень уж он из общей массы выделялся.
Странный. Опасный. Настораживающий. Так, и кто это у нас такой расчудесный? О! Бинго!
Нашел. Мой ищущий взгляд намертво прилип к мужчине невзрачного вида в неброской
коричневой одежде. Хм, и что у нас в голове за мыслишки бродят? Ох ты, ежики запойные!
Надо же, какие думы у мужика интересные, а с виду — моль бесцветная. Ишь, подходит себе
потихоньку к делегатам и, будто невзначай, старается подобраться ближе к их главе. А во рту
трубочка с малюсенькой такой иголочкой на положенном месте до поры скрывается. И острие,
естественно, отравлено редкостно мерзкой гадостью. Ниндзя таинарского розлива, елки!
Разбираться с мотивами, толкнувшими незнакомца на покушение, не было времени. Объект
подобрался на максимально возможное расстояние к правителю дроу, и, судя по опасному
блеску водянистых глаз, сейчас последует резкий выдох. Предупредить никого уже не успею.
Что делать?! Адреналин мгновенно взорвал кровь. Не раздумывая более, я стремительно
выпрыгнул вперед с громогласным рыком, одновременно превращаясь в огромного льдистого
коррага и посылая в сторону незнакомца волну парализующего холода. Саннар с Даймоном
едва успели отскочить.
За долю секунды до этого незнакомец резким выдохом все-таки послал свое смертельное
оружие в цель. Но сейчас на том месте уже стоял большой белый я, полностью перекрывая
доступ к оторопевшему от всего происходящего дроу. Острая игла вонзилась в мое плечо,
опаляя его болью, а застывшая в ледяном панцире фигура несостоявшегося убийцы украсила
собой пространство перед хрустальным троном. Его глаза бешено вращались, но толстая
ледяная корка крепко держала поганца.
Стоит отдать должное дроу, их реакция была профессиональной и молниеносной. Они в
секунду перестроились, беря своего повелителя в ощерившееся саблями кольцо. Да припоздали
парни с защитой.
Вся эта кутерьма заняла от силы секунды две. Никто даже не успел ничего понять. Картинка со
стороны, вероятно, выглядела довольно неожиданной и странной. Торжественная речь главы
государства в секунду прерывается громким рыком спокойно доселе стоящего наследного
принца, который мгновенно оборачивается громадной зверюгой и в прыжке прячет Даймона
дор Орте себе за спину, выдыхая в одного из гостей волну такого жуткого холода, что бедняга
тут же покрывается льдом и застывает.
Подлетевший в следующий миг Валдор спешно выдернул все еще торчащий в моем плече
отравленный подарочек и, высоко подняв его вверх, громогласно объявил всем
присутствующим о том, что наследник рода де ла Ренов только что предотвратил покушение на
жизнь повелителя дроу, подставив под отравленное оружие собственное тело. Что бы я делал
без этого расчудесного дракона? Настоящий друг.
До всех потихоньку начал доходить смысл сказанного и произошедшего. Замершая от
неожиданности толпа придворных и гостей заволновалась, пришла в движение и восхищенно
зашепталась. Ну как же — такая зрелищная демонстрация возможностей наследника. Какая
трансформация! И какая самоотверженность!
Воины дроу уважительно и молчаливо склонили свои черные головы, признавая мой поступок
достойным. Даймон дор Орше, не мудрствуя лукаво, повторил их жест и одобрительно
произнес, обращаясь уже к злому, как сто чертей, Саннару:
— Отлично сына воспитал, Феникс. Добрый воин, достойный наследник, радость для
отцовского сердца. За мной долг жизни. — И вся благодарность.
Это ж дроу. Смерть для них — явление частое и естественное, как-никак граничат с серыми
землями. Привыкли.

Тем временем подоспели наши доблестные стражи. Ледяной кокон я убрал только через
минуту, когда полностью считал память пленника. Трубку изо рта вынули в первую очередь,
после чего наши воины быстро и качественно произвели обыск трясущегося от холода субъекта
и, изъяв все подозрительное, оперативно увели задержанного в силовой карцер. На мой взгляд,
мера была излишней. Его побратимом был камышовый кот. Никакой магией объект не обладал,
хотя когда-то прошел специальное обучение и несколько лет работал профессиональным тихим
агентом. Короче говоря, шпионил. Чем и привлек к себе внимание наших врагов. Надо отдать
ему должное — отошел он от дел довольно давно и никаких каверз до сего знаменательного дня
не замышлял, пока к нему не заявилась в гости парочка темных магов вкупе с бывшим
советником Веллором. О! Нашлась пропажа! Теперь стало совершенно ясно, что именно он
устраивал покушения на меня и прочих более-менее близких родственников в надежде
расшатать ситуацию в стране к началу войны и в дальнейшем заполучить трон.
Но на этот раз его целью стал правитель дроу. Его смерть во дворце двуликих разорвала бы все
добрососедские договоры между двумя народами и существенно ослабила темных эльфов, что,
несомненно, было бы на руку служителям Белой Госпожи. Вот и наведались иномирные маги с
Веллором в отдаленное поместье лорда Брайда, как звали несостоявшегося убийцу, чтобы
наслать темное заклинание на его единственного сына. Парнишка в одночасье лишился
рассудка: перестал узнавать близких и осознавать себя самого. Дальше все предсказуемо.
Выполнишь наше поручение — вернем разум сыну, откажешься или расскажешь о нас стражам
— попрощайся с ним навсегда. Заклятие уничтожит разум мальчика через два дня, а следом
умрет и тело. Как тут быть… Любящий отец выбрал то единственное, что было ему дороже
жизней всех владык этого мира.
Саннар тем временем призвал присутствующих к спокойствию, и прием продолжился. Заиграла
приятная музыка, гости понемногу успокаивались. Взгляды, конечно, нет-нет да и
возвращались к моей скромной семиметровой персоне, но потихоньку атмосфера приходила в
норму. Мы с Вадлором, повинуясь кивку повелителя, направились прямиком к нему.
«Ну, как тебе ощущения? — с живейшим любопытством поинтересовалась у меня лисичка. —
Нравятся? Смотри, какие у тебя теперь лапищи мощные и, согласись, меховая шубка
совершенно шикарная. Не то что ваша куцая шерстка на голове. А какие когти! И не ломаются
совсем! Раз! И полголовы моргла как не бывало! И яды не берут, даже тот мерзостный, которым
была смазана та щепка, что попала в тебя. Дроу от нее сдулся бы за пару минут, а ты совсем
живенький!»
Не могу с ней не согласиться. Последствий от попадания яда в организм я не чувствовал вовсе.
Сильное гибкое тело коррага приводило меня в полнейший восторг. Комфортно, тепло, да и
вообще здорово. Даже стоя, я возвышался над присутствующими. Правда немного непривычно
было находиться на четырех конечностях, но в данном случае это вовсе не значит, что
неудобно, напротив. Обследовав языком зубы в пасти, я мысленно присвистнул — длина меня
порадовала. Ну-ка, проверим арсенал, — широкая улыбка от уха до уха заставила побледнеть
даже некоторых из дроу. Вежливость — наше все!
Длинный пушистый мех покрывал все тело, даря ощущение уюта, тепла, комфорта. Это отчего-
то напомнило мне один случай на парах в вузе, когда мы всей группой дружно стучали зубами в
огромной аудитории, а Володя, мой будущий супруг, не поленился, съездил домой и привез мне
огромное пушистое покрывало. Так что до конца лекций мы с Олей и Ритой провели под этим
теплым чудом и завистливыми взглядами трясущихся соседок. И ведь большинство девчонок
позавидовали нам совсем не из-за покрывала, как вы понимаете, точнее, не только из-за него.
Вот, кажется, мелочь, да и смешно как-то — притащить такой неожиданный предмет на пары в
универ, но… наверное, именно после этого поступка я решилась тогда связать с Володей свою
жизнь. Отсюда мораль: вовсе и не нужны нам, девушкам, отчаянные поступки мужчин. Не надо
сражаться со Змеем Горынычем, чтобы стать героем в наших глазах. Забота — вот тот
волшебный безотказный ключик, которому под силу открыть любое, даже неприступное
женское сердце.
Подойдя к отцу, я вежливо склонил голову, одновременно проникая в его мысли с вопросом:
«Что теперь, отец?»
И тут же получил четкий ответ:
«Сейчас попрошу твоего чешуйчатого приятеля переправить вас в твои апартаменты. Приведи
себя в порядок и возвращайся, сын. Через сорок минут прибудет вторая делегация, так что, сам
понимаешь, ты должен присутствовать в привычном облике. Представлять правителю люденов
Лилиану Венценосному огромную зубастую зверюгу в качестве наследного принца — мысль не
из лучших. — Вот, Саннар в своем репертуаре. В который раз понимаю, что прежде всего он —
политик и правитель, а потом уже отец. — Кстати, как самочувствие? Ты не пострадал?»
«Я в норме, постараюсь прибыть к началу приветствия», — просто ответил я. А чего зря время
на разговоры терять? Как возвращаться в прежнее тело, я пока не разобрался. Надо бы
поспешить.
«Ингмар, от лица всего нашего народа выражаю тебе благодарность. Сегодня ты дал мне
двойной повод гордиться тобой». — Феникс серьезно посмотрел мне в глаза, но потом его
мысли снова заработали в прежнем направлении.
«Да! После прибытия люденов в моем рабочем кабинете состоится предварительное совещание
глав государств. Ты и Валдор тоже должны присутствовать».
Величественно кивнув ему своей огромной головой, я задорно показал кончик розового языка
несколько растерянному братишке, все так же стоящему у трона, и кинул ему великодушное
предложение вечером прогуляться по дворцовому саду. Эх, прокачу! Стоит ли говорить, что
глаза мальчонки зажглись от нетерпения — кто же откажется отсидеть шею старшему брату?
Негромко переговорив с Саннаром и Дарреном, Валдор быстро открыл портал в мои покои.
И вот тут нас ждал новый сюрприз. Вовремя мастер Корн тут с защитой подшаманил, нечего
сказать. На ловца, как говорится…
Черная дыра в пространстве тлела красными искрами, фигура в сером балахоне застыла в шаге
от него. Заглянув в темноту глубокого капюшона, я невольно сморщил нос и чихнул. Пахнуло
ужаснейшей дрянью: гнилью, плесенью, разложением. Видимая часть лица казалась
расплывшейся маской — следствие маскирующих внешность чар. Красавчик!
«Вот так рыбка нам попалась! — восторженно завопила Лисса. — Темный маг собственной
персоной! Давай его прочитаем? Только не ешь — они на вкус еще гаже, чем на запах!»
«Спасибо, что предупредила! А то я уже планировал, какое блюдо приготовить из этой
деликатесной смердятины — фрикасе или ростбиф», — кисло ответил я своей лисичке, пытаясь
удержать на месте содержимое желудка. Фу.
«Пожалуйста, Мар!» — натурально заржала надо мной эта чертовка.
Дракон тем временем нажал на камень экстренного вызова. Несколько секунд спустя в моих
апартаментах стало очень тесно. Что, впрочем, не помешало мне влезть в голову мага и
вытянуть оттуда все, что там было интересного. А было там до прискорбного мало. Сошка
мелкая, разменная. Из плюсов — узнал немного о родном мире этого человека. Я не оговорился
— именно человека, пусть и с магическими способностями в черной магии. Он был одним из
тех, кто сотрудничал с Веллором и подстраивал покушения по его указке, он же недавно
побывал в замке лорда Брайда и наслал заклинание затмения разума на его сынишку. Там, к
сожалению, мы уже ничего сделать бы не смогли при всем желании — в то время как
отчаявшийся Брайд отправился во дворец своего повелителя выполнять условия темных, весь
его замок со всеми домочадцами был в один момент уничтожен страшным заклинанием
черного пламени, чтобы скрыть следы пребывания служителей Белой Госпожи. Спастись не
удалось никому.
Сейчас черный зев портала был открыт к одному из многих тайных убежищ лорда Валдора. Там
о новой дворцовой защите пока не знали и решили снова подослать убийцу к наследнику трона
с внушительным набором смертельных заклинаний. Опасались, что слияние сделало из меня
слишком опасного противника, и поторопились, не желая дать мне возможность освоиться с
приобретенной мощью.
Лорд Валдор четко и уверенно отдавал команды своим подчиненным. Мага с ходу спеленали
дюжиной сильнейших обездвиживающих заклинаний, сверху для надежности набросили сеть
повиновения, после чего отряд опытных магов-драконов с мощнейшими защитными
амулетами, предварительно получив инструкции советника владыки, отправился в застывший
черный портал на разведку. Стоило им скрыться, мне была дана команда убрать стазис.
Сделано! Маг в своем мешковатом сером балахоне, ничего не понимая, хлопает белесыми
глазами на бесформенном текучем лице, спеленатый десятком заклинаний. Портал за его
спиной схлопнулся в тот же миг. Ну да, для прошедших на ту сторону драконов это проблемой
не станет. Они и сами с усами. Пленника, вежливо попрощавшись с нами, куда-то проворно
увели с собой четверо доблестных земляков Валдора, оставив нас наедине во внезапно
опустевшем помещении. А у меня меж тем назрел один насущный вопросец.
Как мне понимать столь множественное несанкционированное проникновение в собственные
комнаты? Положим, Вала я сразу включил в круг допущенных лиц, но остальной табун?
Экстренный случай? Что там Корн нахимичил? Так, надо скорее как-то приводить себя в
человеческий вид и пытать своего дорогого друга Валдора. Возможно, с применением колюще-
режущего инвентаря. И заставить его наконец снять с себя этот дурацкий амулет защиты от
ментальной магии. Как я теперь понимаю Лиссу! Увешавшись своими зачарованными цацками,
драконы совершенно не слышат меня, а я соответственно их. Р-р-р! Бесит.
Стоило разозлиться, как сбылось предсказание целителя Шейна — началась неконтролируемая
трансформация тела. Мощные лапы на глазах уменьшались, шерсть блекла и пропадала, в
целом ощущения были очень странные и отнюдь не самые приятные. Через минуту я оторопело
тряс гудящей головой, сидя на полу.
Внезапно горячие руки обвились вокруг, а знакомый голос Валдора с совершенно
крышесносной интонацией прошептал: «Так вот ты какая, душа моя!»
…Да ладно?!

ГЛАВА 18

Мир Таинар

Советник владыки драконов лорд Валдор ван Шарот


Я сокрушенно качал головой, открывая портал в комнату Ингмара и пропуская вперед своего
подопечного в виде громадной меховой махины, — этот несносный мальчишка в могилу меня
сведет своей неуемной энергией. Стоило ему только немного оправиться от слияния, как он уже
ухитрился спасти самого Даймона дор Орше, прозванного в воинской среде не иначе как
Гора, — слишком уж габаритным он вышел у родителей. Прежний правитель дроу тоже мелким
не был, но сынок перерос всех. И чем его только удобряли…
Бессонная ночь у входа в храм Гозара давала о себе знать. Я так не волновался с тех времен,
когда, будучи студентом, сдавал последний экзамен в родной академии на звание магистра
пространственной магии и не знал, куда меня закинет случайный портал и успею ли я
проложить оттуда вектор, чтобы избежать смерти. Последний экзамен, как вы понимаете, был
на выживание, а потому заканчивали обучение с золотой корочкой магистра немногие.
Остальные предпочитали получить знания и навыки, а затем вовремя отсеяться из вуза. Хотя
нет, все-таки у храма я волновался больше. Намного.
Раз тридцать я порывался войти в злосчастную арку, останавливало только одно — если я
сейчас помешаю слиянию, Мар окажется совершенно беспомощен перед врагом. Так что
пришлось стиснуть зубы и отстоять самую длинную ночь в моей жизни, подпирая стену
спиной. Ладно, хоть зов молчал, значит, жизни Ингмара ничего не угрожает, но как же
тревожно. К утру на площадь начал стекаться народ. Много, очень много двуликих пришли к
огромному зданию храма, желая убедиться воочию в божественном провидении. И откуда они
только узнали?
Когда солнце поднялось на ладонь над городом, а я догрызал свой второй локоть, Мар наконец
показался в проеме. Сердце пропустило удар. О, творец миров звездного круга, что же такого
надо было сделать с парнем, чтобы он за несколько часов настолько изменился?! Длинная, еще
недавно совершенно черная коса полностью побелела и словно покрылась изморозью, глубокие
тени залегли под глазами, а сами они будто бы подернулись льдом. Он медленно брел к выходу,
еле волоча ноги и опираясь о стену коридора, а дойдя, в буквальном смысле вывалился из
проема. Боюсь, если б я вовремя не подставил ему плечо, друг Мар попросту рухнул бы на
каменные плиты площади. Лисицы нигде не было видно, значит, ритуал прошел удачно и его
состояние — откат после божественного вмешательства. Слава Гозару… Облегчение затопило
сознание — один камень с плеч упал. Осталось всего ничего — около пары тысяч.
Увидев собравшуюся толпу, наследник с досадой прошипел себе под нос непонятное мне
ругательство, но тут же выпрямился и с достоинством вышел к народу. Когда он заговорил,
голос его был громогласным, твердым и уверенным, наполненным внутренней силой. Ничего
не говорило о том, что минуту назад его дрожащие от слабости пальцы цеплялись за мое плечо
в поиске опоры. Сейчас перед своим народом стоял будущий повелитель. От его фигуры во все
стороны махнуло арктическим холодом. Народ в восхищении замер, а потом возликовал —
Ингмар де ла Рен получил-таки благословление бога и прошел ритуал объединения.
О-хо-хо… Чувствую, Мар на пределе. Нужно срочно что-то делать, а то как бы мой друг
дорогой не вырубился перед этой многотысячной толпой. Открываю прямо перед его носом
портал во дворец. Чтобы точно не промахнулся. Он благодарно кивает мне с напряженной
улыбкой — или это все-таки гримаса? — и неторопливо делает шаг. Все, можно выдохнуть.
Упс! Зря выдыхал, еле успел поймать оседающее на пол тело. Жив?! Жив. Нет, я все-таки
поседею с этим мальчишкой, чем, кстати, порядком удивлю всех сородичей, ведь
представители моего народа совершенно не подвержены подобным изменениям.
Пока осторожно водружал неожиданно увесистое тело наследного принца на плечо, пока тащил
его порталом в личные апартаменты, я невольно отвлекся и задумался о том, что на самом деле
никогда не видел убеленных сединами драконов.
Мы не теряем окраски даже в глубокой старости. Это не слишком афишируется, но цвет волос у
нашей расы не столько указывает на цвет чешуи, сколько является показателем силы.
Однотонные шевелюры моих соотечественников говорят о среднем силовом потенциале, если
же тона два, как у нас с Дарреном, — потенциал выше нормы. Примерно вдвое. Золото в
волосах брата оповещает о его особой предрасположенности к огню. Белые пряди в моих о том,
что мне охотно подчиняется стужа. И вот вопрос: возможно ли, что поменявшая цвет коса
принца тоже говорит о возможности управлять мощью льда, как у его звериного побратима?
Если так, тогда потенциал его должен просто зашкаливать. М-да. Этакую силищу в парня
запихнули — страшно представить. Понятно, почему его так ломает.
Стоило мне уложить свою ношу на кровать и отойти на пару шагов, потирая натруженное
плечо, как в открывшийся портал влетели оба правителя вкупе с целителем-дроу. Хороший
мужик. Не далее как вчера, ворча, залечивал мне подбитый глаз после дружеского поединка с
Маром.
Воспоминания заставили тревогу отойти на задний план и расслабиться. А мой подопечный,
оказывается, отлично владеет не только мечом, но и кулаками. Глаз-то он мне как раз кулаком
достал. Хороший воин.
Мар очнулся минут через пять, когда Шейн уже поработал над его истощенным организмом.
Слияние — процесс крайне энергоемкий, так что все резервы организма были на нуле, вот и все
объяснение его самочувствия. Собственно говоря, нечто в этом духе я и предполагал. Саннар
же с Дарреном плотно насели на беднягу Шейна, стараясь выудить из того прогноз на
выздоровление Мара. Это и меня самого интересует.
Эй! Какие сейчас ему приемы делегаций? Наследник едва очнулся, а ему теперь еще и на
приветственных мероприятиях из себя несокрушимого строить? Я не понял, у них тут что,
запасные наследники на чердаке пылятся? Этих угробим, потом других достанем, стряхнем
пыль и… Так, что ли? Ну, Саннар!
Под прожигающим взглядом брата мой гнев несколько поутих. Ладно, в конце концов,
церемония приветствия — вовсе не казнь, полчасика выдержит наш доходяга у трона. Пфф!
Пора выдохнуть немного, а то, кажется, Шейну скоро снова придется мне глаз лечить, на этот
раз уже от нервного тика. Хорош тогда будет советник владыки драконов, таинственно
подмигивающий каждому напропалую.

Тронный зал двуликих ослеплял своей сказочной красотой. Сегодня я наконец по достоинству
сумел оценить непревзойденную работу мастеров, создавших этот поразительный шедевр. В
прошлый раз как-то не до того было. Негромко лилась приятная музыка. Собравшиеся блистали
роскошными нарядами и богатыми украшениями. Оба наследника величаво расположились на
возвышении по левую и правую руку от повелителя Саннара, восседающего на великолепном
хрустальном троне. Он идеально вписывался в интерьер тронного зала, где каждая деталь была
стилизована под общую тематику. Даже магические светильники походили на оплетенные
серебряными прутками и листочками драгоценные каменные друзы. Изящные серебристые
столики ломились от пирамид фруктов и напитков. Но все взгляды сегодня неизменно
приковывал наследный принц. И даже не его изменившаяся внешность больше всего бросалась
в глаза. Мощь. Незримая внутренняя сила, перед которой многим инстинктивно хотелось
склонить головы.
Делегация дроу наконец изволила явить себя миру. Даймон дор Орше во главе своих отборных
воинов неторопливо прошествовал мимо Даррена, меня и нашей свиты, незаметно подмигивая
нам, как старым друзьям. По внешнему виду никак не скажешь, что эта суровая гора мышц на
самом деле весельчак, каких поискать. Правда, рубить головы врагам, предателям и разного
рода монстрам это ему совершенно не мешает, даже помогает. Мы с братом в ответ синхронно
кивнули ему, хитро блеснув глазами. Друг молодости. В одной академии зажигали. В прямом
смысле, потому что тушили потом тоже вместе.
Ну, теперь эта наказанная властью парочка — Саннар и Даймон еще долго будут лить всем в
уши, как они друг друга уважают и любят безмерно. Можно расслабиться.
Ага! Расслабился тут один дракон. Ничто, как говорится, не предвещало, как вдруг Ингмар в
мгновение ока преобразился в боевую зверюгу и в длинном прыжке закрыл собой самого Гору,
получив в плечо какую-то гадость. И мужика нападавшего заморозить успел!
Я несся к месту нападения и с присущей мне порой иронией думал о том, что вот же молодежь
пошла — ни поговорить по душам с преступником, ни решить конфликт полюбовно. Сразу —
пык! И невзрачный мужик бешено вращает глазами, будучи намертво упакован в ледяную
глазурь. Один седой волос мне сегодня точно обеспечен. И Саннару тоже — вон как его опять
корежит. Понимает горячий пернатый птах, что, если б сын не успел вовремя вмешаться, сейчас
его гость и к тому же хороший друг уже испускал бы дух.
Оружие нападавшего я определил сразу, таким иногда пользуются наемные убийцы. Тонкая
духовая трубочка с иглообразным снарядом внутри. Если судить по той гадости, что я сразу же
вынул из плеча Ингмара, то могу предположить, что в данном случае использовался очень
редкий и весьма действенный яд болотного жжорба — этакой гремучей помеси змеи и
осьминога, где каждое из щупалец заканчивается ядовитой головой. Достать такое редкое
сокровище практически нереально. И совершенно невозможно найти от него противоядие.
Сердце тревожно екнуло, но я не поддался волнению. Судя по тому, что зов не взорвал мою
голову, Мар перенял от побратима устойчивость ко всем существующим ядам. Какое счастье,
что этой ночью он прошел ритуал в храме!
Даймон, по своему обыкновению, очень коротко высказался на публике. По опыту знаю, при
личной беседе бедняге Мару не избежать его крепких медвежьих объятий. Да и воины, трое из
которых, если мне не изменяет память, приходятся родными сыновьями Горе, стопроцентно
еще помнут мальчонку. В благодарность. И назидание. А может, просто так помнут — в
воинской среде дроу это считается принятием в свои ряды.
Саннар попросил меня порталом провести Ингмара, который до сих пор находился в образе
могучего снежного лиса, до его личных комнат. Кажется, у парня назрели проблемы с
возвращением прежней формы, а до прибытия второй делегации осталось немногим менее часа.
Нужно поторопиться.

Я что-то говорил сегодня про один седой волос на моей голове — забудьте эту чушь. С моим
дорогим другом Маром волосы не только поседеют, но и вылезут напрочь. Видали лысого
дракона? И я нет, а он точно появится, если события будут развиваться в том же духе.
Не успели мы шагнуть в комнату, как нас встретила живая инсталляция под названием «Опять
гости». Точнее, один гость. Да еще и дверь за собой не закрыл. Неровная черная дыра портала,
выполненная явно криворуким, являла нашим недружественным взглядам свой мрачный зев.
Что ж, придется звать свою ударную бригаду спецов и разгребать, скажем так, ситуацию. Ох,
друг Ингмар мне всю плешь проест, когда поймет, что мастер Корн по моему настоянию
привинтил к защите его апартаментов парочку дополнительных пунктиков. Видимо, на этот раз
целителю Шейну придется постараться, чтоб привести меня в норму.
Через несколько секунд после того, как камень экстренного вызова подал тревожный сигнал,
мои парни повыскакивали из порталов и были готовы выполнять поставленные задачи.
Основной отряд отправился в портал темного мага, остальные увели скованного заклинаниями
по рукам и ногам незваного гостя. У нас работают лучшие менталисты — все, что знает этот
текучий гад, узнаем и мы, даже не прибегая к так называемым мерам насильственного
характера. А ведь руки-то чешутся.
Ну, вот и все. В опустевшей спальне наследного принца Ингмара нас осталось только двое. Я и
огромная, страшно злая машина-убийца, если судить по многообещающему взгляду и
ощерившимся клыкам снежного лиса. Все-таки, когда зверюга улыбался, мне определенно
больше нравилось. Что будет…
Неожиданно корраг припал на передние лапы и начал съеживаться прямо на глазах. У меня
немного отлегло от сердца — разборки откладываются. Тут все ясно, Шейн предупреждал о
неконтролируемых сменах ипостасей, но… что происходит? Это не Мар! Это…
Моя вселенная взорвалась мириадами звезд. И снова, и снова, и снова… Душа пела от счастья и
радости при взгляде на нее. Чистый шелк длинных гладких волос по цвету был сравним лишь
со снегом, искрящимся на горной вершине под ярким полуденным солнцем. Безукоризненно
четкий овал лица, тонкий нос, идеальные дуги темных бровей над глубокими омутами глаз.
Глаза… Ничто не смогло бы сравниться для меня с их завораживающим светом, с манящей
влагой ее нежных губ…
Если я не дотронусь до этого волшебного создания, то никогда не смогу поверить в его
реальность. Моя мечта, сказка, сон…
Она растерянно сидела на полу, недоуменно рассматривая свои руки. Одежда Мара, слишком
большая для ее хрупкого тела, сползла с одного плеча. Я же не мог найти в себе силы
противиться сильнейшему притяжению, которое захватило всю мою сущность с первой же
секунды, с первого взгляда, с первого удара сердца.
Так невозможно, так волшебно прекрасна…
Руки сами собой обняли белые, словно выточенные из слоновой кости плечи. Голос не
слушался, дрожал и хрипел.
— Так вот ты какая, душа моя! — Непослушные губы слегка дрожали.
Огромные глаза, обрамленные пушистыми черными ресницами, вопросительно смотрели на
меня. Взгляды встретились, и мир исчез. Навсегда. Перестали существовать вселенные, темные
маги, жрецы, делегации. Все, что занимало разум и тревожило душу, ушло. Остались только две
частички целого. И так близко…
Не знаю, кто потянулся за поцелуем первым. Я или она? Не важно. Но то нежное, невесомое
прикосновение навсегда выжгло клеймо на наших сердцах и соединило сущности. Отныне я —
только ее мужчина, а она — только моя. Жжение на правой половине груди подтвердило — все,
что происходит сейчас, — реально. И нам не нужны громкие слова жрецов и росписи в
храмовых книгах, чтобы принять благословение богов.
Звезды вспыхнули в прозрачных глазах моей истинной супруги, стоило ей увидеть, как на
верхней части груди, практически у основания правого плеча, неспешно проявляется четкий
крылатый силуэт иссиня-черного дракона с яркими белыми чешуйками вдоль хребта — меня.
Быстро расстегнув ворот своей рубашки, я с нескрываемым восторгом наблюдал за тем, как на
том же месте у меня с комфортом усаживается изящный белый корраг.
Слов не было. К чему? Все и так было предельно ясно. И ей, и мне. И то, что произошло
мгновение назад, и то, что в преддверии войны мы не можем лишить государство двуликих
наследного принца, и то, что мы обязательно будем счастливы вместе.
Грустно улыбаясь, мое прекрасное видение прижалось ко мне в долгом томительном поцелуе и,
поднявшись, через секунду превратилось в старого доброго друга Ингмара.
Влечения как не бывало, осталась лишь тоска, но и она рядом с понимающе улыбающимся
Ингмаром, казалось, будто свернулась клубочком и лишь тихонько царапалась в уголке. Жить
можно, но…
Как же это было волшебно!

ГЛАВА 19

Мир Таинар

Мар

Снова, стоя у трона отца в ожидании второй серии, я в некоторой прострации обдумывал
непростую ситуацию, в которой оказался. Столько всего произошло за эти дни — и покушения,
и ритуал, и любовь дракона. Кажется, все сложно, но, если подумать, со мной случилось и
много хорошего. Пусть я умер в прежней жизни, но зато мне был дарован уникальный шанс
жить в этом замечательном магическом мире. Да, на мою жизнь покушались, но в итоге я
встретился с чудесной язвительной лисичкой Лиссой и обрел в ее лице доброго друга. Да, после
ритуала самочувствие было плохим, но это ничто в сравнении с возможностью читать мысли,
пользоваться магией и превращаться в льдистого коррага. О! Эти огромные мягкие лапы! А
хвост?! Восторг!
Что дальше? Дальше — больше. Теперь я точно уверен, что после войны снова смогу стать
женщиной, более того — очень любимой, любящей и счастливой. А Валдор… Он — чудо. Эх,
как же хорошо, что сейчас я — Мар, а не Мари. Женские гормоны на этого дракона не просто
стойку делают, а прямо цепи рвут. А так — ничего, норма. Даже мысли разумные в голову
приходят. Иногда.
Совсем как сейчас. Ибо подумать обо всем этом я успею позже, а пока не мешало бы
просканировать собравшийся бомонд и тех же дроу на предмет добрых намерений. Лисса —
умничка. Благодаря ей мне совершенно не нужно читать всех и каждого, она накануне
обработала огромное количество народа во дворце, так что я поработаю лишь с немногими
оставшимися. Практика, практика и еще раз практика. Опять же, для моей дальнейшей
деятельности на посту главы безопасности эта информация будет просто неоценимым
подспорьем. Так-с, приступим.
К моему огромному облегчению, больше убийц среди собравшейся публики не нашлось.
Можно выдохнуть. Нет, конечно, мыслишки у придворных — та еще клоака, за редким
исключением, лишь подтверждающим общее правило. Там интриги, тут интриги. Тот то сделал,
этот — это сказал. Все не то.
В головах наших гостей царил боевой дух и азартное предвкушение войны. Их глава так
вообще уже вовсю просчитывал бюджет, включающий затраты на амуницию, оружие и
провиант. Хороший дядька оказался, веселый такой. Правильно я его спас.
Несколько увлекшись рассматриванием одного небезызвестного вам дракона, стоящего рядом с
владыкой Дарреном, я едва не пропустил появление новых гостей. Громкий торжественный рев
труб возвестил о приезде правителя люденов Лилиана Венценосного со свитой. Рассматривая
вошедших, я мельком успел подумать о том, что хорошо все же иметь места в ВИП-зоне,
отсюда все видно намного лучше, чем из зала.
Лилиан Венценосный — правитель расы люденов был потрясающе красив. Не то чтобы меня
привлекала его мужская красота, но с эстетической точки зрения посмотреть было на что.
«Посмотреть, плюнуть, развернуться и уйти», — подал голос мой неумолимый сарказм.
Здрасте, давно не слышала.
Идеальная белая кожа, черные брови, расходящиеся к вискам ровными тонкими стрелками.
Выщипывает он их, что ли? Длинные ресницы таинственно прикрывали тенями ультра-
голубые, словно весеннее небо, глаза. Блестящая черная волна распущенных длинных волос
навевала навязчивые мысли о рекламе раскрученной марки шампуня. А нос… Вот если бы я
увидела этого идола гламурной мужской красоты где-нибудь на Земле, точно бы записала
красавчика в постоянную жертву пластических хирургов, настолько безукоризненным и
ровным был носик правителя Лилиана. Мужчина казался словно бы искусственным. Дамы,
разумеется, плыли от одного взгляда на это совершенство, но мне с моим земным опытом
дяденька казался пластиковым пупсом. Этаким Кеном, который где-то позабыл свою Барби.
Общий образ несколько стабилизировала высокая атлетическая фигура и вышитая серебром
строгая одежда.
Заглядывал в голову этого щеголя я крайне осторожно — нарвешься еще на сцену
подкрашивания ресничек или выщипывания бровок, так потом развидеть уже не получится. Уф,
кажется, пронесло.
Ха! Вот так сюрприз! А эти правители — забавные ребятишки, как оказалось. Зря я Лилиана по
личику принял. Он тот еще прощелыга и хитрый лис, хотя до моей Лиссы ему, разумеется, как
до луны пешкарусом, намеренно активировал артефакт идеальной красоты, чтобы подразнить
Саннара, который имел за собой грешок периодически подтрунивать над красавчиком-люденом
на тему внешности в юности. Издавна у них с моим огненнокрылым отцом есть некое братское
соперничество и мелкое подтрунивание друг над другом. Вот сейчас, к примеру, повсеместно
известный своим увлечением артефакторикой и очумелыми ручками Лилиан нацепил на себя
уникальный амулет собственного изготовления, доводящий лик владельца до максимально
возможного совершенства. Истинный облик повторяет этот, но он не настолько ослепителен.
Коснувшись мыслей Саннара, я чуть было не нарушил ход церемонии приступом безудержного
смеха. Произнося торжественную, плавную и медоточивую речь в адрес новоприбывших,
Саннар внутренне содрогался от дикого хохота, отлично представляя, какую свинью дорогой
друг Лиль собственноручно подложил самому себе. Местная бандгруппировка соискательниц
семейного счастья только что сменила курс с неконтактных кандидатур из делегации драконов
на более лакомую и перспективную жертву. А нормальных порталов Лиль строить так и не
научился, все время поделки свои мастерил. Ха-ха! Феникс в предвкушении развлечения
мысленно потирал крылья, сладко вещая о крепкой дружбе правителей двух великих
государств.
В общем и целом церемония приветствия прошла спокойно и по регламенту. Благодаря новому
умению проникать в мысли я стал намного лучше понимать ситуацию и власти предержащие.
Не самые плохие личности, надо отметить. Есть минусы и недостатки, но что меня подкупало
— каждый из них сердцем болел за свою страну и свой народ. Они не просто стояли во главе,
они постоянно работали над тем, чтобы сделать жизнь всякого своего подданного лучше,
полнее, обеспеченнее, снижая налоги, поддерживая мелких лавочников, принимая более
совершенные программы развития, открывая новые бесплатные школы и больницы. Попутно
урезались аппетиты чиновников, показательно наказывались особо разошедшиеся аристократы,
которые, по своему обыкновению, считали себя выше простых рабочих пчелок, в то время как
сами, по сути своей, являлись бесполезными трутнями. Законы едины для всех — отличное
кредо, как я считаю. И, к счастью, не только я. М-да. Это тебе не многомиллионная страна,
работающая ради сотни закормленных до икоты олигархов, издыхая и протягивая с голодухи
ноги. Эти истинные, настоящие правители вызывали в моей душе глубочайшее уважение и
неподдельное восхищение.

И вот, примерно час спустя, стоило лишь перешагнуть порог рабочего кабинета отца, как я
сдавленно кряхтел, пытаясь выбраться из слоновьих объятий повелителя дроу. Даймон с силой
стиснул мое тело своими ручищами, громогласно выражая признательность за свое спасение.
Конечно, Валдор предупреждал о привычках дроу, но я как-то не принял его слова всерьез, о
чем теперь жалею.
— Ну, парень, — громогласный бас исполина сотряс стены кабинета, — благодарю тебя за
жизнь! Надеюсь, скоро темные маги или морглы попытаются тебя убить, и тогда я смогу
быстренько вернуть тебе долг жизни! Если успею, конечно!
Шутник, однако. Ребра болели, висеть было откровенно неудобно, изо рта полезли клыки. Вот
говорил же Шейн — нужно переждать в изоляции, но кто будет беречь бедного наследного
принца, когда тут союзников три вагона с прицепом прикатило да мертвяков скоро нелегкая
принесет.
Через секунду моя огромная туша, покрытая пушистым белым мехом, вальяжно перекатывалась
по очень громкой черной горошине.
И что это папуля Саннар так укоризненно покачивает головой, пытаясь спрятать выползающую
ухмылку? Встать, да? Ладно. Я хороший. Ой! Это чья нога? Ух ты! Правитель Даймон! А что
это вы тут делаете?!
Хитромудрые Даррен и Валдор предусмотрительно отошли к стеночке и уже там, совершенно
не скрываясь, ржали над нами, как две заядлые Сивки-бурки у яслей с забродившим овсом.
Стройный Лилиан, занимающий глубокое кресло в дальнем конце кабинета, обессиленно
похрюкивал от смеха, уткнувшись лбом в колени. Потом утер слезы и счастливо проикал:
— Сссан-нар! Твой сын только что раздавил Гору! Теперь будем звать его Бу-гор! Я мечтал об
этой минуте не одну сотню лет — с тех пор, как этот здоровяк впервые вот так же ломал мои
ребра. В благодарность! Боже, ты есть!
— Зато теперь Даймон может похвастаться, что на него упал боевой корраг и великий
правитель дроу смог уползти из-под него живым! — внес свою едкую дружескую лепту Даррен.
Взлохмаченный здоровяк пришибленно выползал из-под моего брюха, то и дело мотая своей
остроухой черной головой, стараясь прийти в себя.
— У-у-у! Нормально так твой сын меня придавил! Нет, добавки не надо, Мар, спасибо. А вот
сыночкам моим можешь повторить при случае, им полезно будет, — с неожиданным
оптимизмом в голосе пробасил Гора. — Ну что? Пар спустили, пора и делами заняться, други.
Перейдем к серьезным вещам. Когда у вас тут обед?
Продолжая посмеиваться, все потихоньку расселись по креслам. Я же быстренько вернул тело в
исходную форму и намеренно показушно стряхнул с плеча несуществующую пылинку, вызвав
тем самым новую волну смешков.
Предварительное совещание Совета глав государств началось.

Пока Саннар с Дарреном методично вводили в курс происходящего новоприбывших глав,


Валдор, занявший соседнее кресло, пододвинул его чуть не впритык с моему и, склонившись
поближе, шепотом спросил:
— Ты как? Ребра целы?
— Все до единого собрались жалобы строчить в вышестоящие инстанции. Стонут, что работа
нервная, неблагодарная, начальство давит, достойных условий и премиальных нет. Если так
пойдет и дальше — рабочего бунта не избежать.
— Жалуются, значит, в порядке. Поплюются и привыкнут, — в тон мне ответил Валдор и
подмигнул.
М-да… хотел тут один наследный принц сумничать. Миры, может, и разные, а вот меры…
Пока шел оживленный диалог между правителями, я предпочитал не вмешиваться, а просто
слушать, анализируя всю ситуацию в целом. Но вот общее обсуждение наконец дошло до
вопроса о сегодняшних событиях в тронном зале и, как та замшелая вишенка на пироге, —
новом покушении на меня любимого.
Саннар, едва услышав об этом, страшно разъярился. Неслыханная наглость — в который раз
средь бела дня, прямо в личных покоях. Сквозь его одежду немедленно поползли маленькие
язычки оранжевого пламени, а волосы частично трансформировались в опасно посверкивающие
красным перья. Повелитель двуликих изволил бушевать и громогласно, совершенно
ненормативно выражать свое мнение о произошедшем. О! А родственник у меня с выдумкой —
творчески к делу подошел.
Валдор, не особо отвлекаясь на пернатого, подробно пересказывал присутствующим все
случившееся и предпринятые им лично меры, разумеется, опуская мое внезапное превращение
в лицо женского пола и последующие за этим события. Оказывается, летучий отряд воинов,
посланный драконом в черный портал мага, уже вернулся и отчитался о своей работе. Это,
кстати, весьма интересный вопрос, надо навострить ушки.
Ну, е-мое! Когда это кончится?! Уши — большие, белые, лопушиные — послушно поднялись
— слушать. Втянуть их назад получилось далеко не сразу. Стоило загнать в домик одно, как
другое потешно выпрыгивало вверх. Да это издевательство!
Пять минут гогота их величеств, и ведь даже Феникс не остался в стороне, существенно
«подняли» мне настроение. Примерно так же, как обнаружение в квитанции по оплате услуг
ЖКХ новых неопознанных циферок и пунктиков. Я так разозлился, что не сразу разобрал среди
общего хохота подозрительно знакомое подхихикивание.
«Лисса? Так это твои проделки!?» — дошло до меня. Вот не удивлюсь. Лисса — она такая.
«Да ладно тебе, Мар! — в довольном голосе лисы не присутствовало ни полкрошки
раскаяния. — Ну, пошалила чуток, зато смотри — Саннар больше не дымится, отлегло у
мужика».
Она права, что есть, то есть, только вот мне не слишком приятно чувствовать себя ушастым
посмешищем для всех глав союзных стран.
«О! А давай им всем отомстим? — с новым энтузиазмом вставила свои пять копеек лиса. —
Страшно и ужасно. Например, пойдем на кухню и слопаем там всю рыбу? Ну или во время
обеда можно еду к тарелкам приморозить».
«А ты кровожадна, подружка! Нет, это будет слишком жестоким наказанием. Мы нанесем этим
малышам тяжелую психологическую травму, после которой они вряд ли смогут оправиться, и
их государства останутся без правителей. Нельзя так делать», — решил я, несколько
приглаживая волосы.
«Все-все, не кипятись! Обещаю впредь быть хорошей и послушной лисичкой! Ну, не обижайся,
Мар, давай лучше слушать, о чем там твой важный дракон вещает».
Обижаться на эту мамзель было совершенно бесполезно. Ладно, она права — надо послушать
Валдора. Интересно ведь, что там нарыли его вояки?
А вояки нарыли много чего интересного. Оказалось, портал нашего пленного мага вел не куда-
нибудь, а в Мирид — один из спокойных маленьких городков на окраине государства люденов.
Просторное полуподвальное помещение, служившее укрытием опальному советнику Веллору и
нескольким темным магам, находилось в обычном городском особняке, выглядевшим снаружи
совершенно обыкновенно. Самих обитателей схватить, увы, не удалось — они воспользовались
телепортационными амулетами раньше, чем наши бравые вояки сумели до них добраться, но
вот несколько их не вполне живых слуг удалось отыскать и ликвидировать. Кроме того,
немного пройдясь по городку, драконы неожиданно для себя обнаружили подозрительно много
пустующих домов, обитатели которых, по словам горожан, либо умерли от внезапной вспышки
непонятной болезни, либо срочно уехали в дальние дали. Так вот, просканировав подвалы этих
домов, воины-драконы обнаружили множественное присутствие там не живых, но довольно
активно передвигающихся объектов. Нечисть.
Молчание длилось несколько минут. Лилиан, так и не отключивший свой синтезатор идеальной
внешности, в этот миг выглядел неподвижной фарфоровой куклой, стоящей на прилавке
магазина элитных игрушек. До него сразу дошел весь ужас ситуации, и в данный момент
правитель Боссии — государства люденов просчитывал и прикидывал предварительный план
возможных мер.
Остальные с ужасом подумывали о возможности нахождения подобных укрытий на
территориях собственных стран. Мрачное молчание решительно нарушил владыка драконов
Даррен ван Шарот:
— Друзья, я думаю так. Первый вопрос — вопрос обнаружения подобных точек локализации
врага во всех населенных землях. В каких странах, в каких городах, в каких концентрациях — с
этим мои воины справятся дня за два-три. Им ведь не воевать нужно, а просто по городу
пройтись, осмотреть все внутренним зрением. Сделаем все тихо. Панику поднимать — то же
самое, что во всеуслышание предупредить противника о том, что нам известно о его
присутствии. Будем принимать меры спокойно и планомерно. Не думаю, что нападение
начнется так скоро, их пока маловато, уж неделя-другая у нас в запасе имеется. Идем далее.
Второй вопрос — аккуратный вывод из наиболее опасной зоны мирного и заведомо
беспомощного населения, не вызывая подозрений врага. Можно попытаться выдать тех же
воинов, ваших, моих — не суть важно, за горожан, горожанок и детей. Переоденем, живую
иллюзию накинем, и даже сильнейший маг с трудом отличит, — тут тоже невыполнимого
ничего нет. Заодно обеспечим охрану оставшихся в городах жителей. Это поможет нам
выиграть время и подготовиться.
— Шаг третий, — вставил мрачный дроу своим раскатистым басом, — быстрая и полная
мобилизация военных структур. В населенных пунктах, где противника не окажется, можно
организовать пункты воинской подготовки. Народное ополчение можно будет смешать с
нестарыми еще ветеранами и сформировать отряды городской охраны. Кстати, магические
академии также должны будут прислать студентов от третьего курса и выше, в идеале — по
одному целителю и одному боевому магу на отряд.
— Шаг четвертый, — Валдор с намеком взглянул на Саннара и Даймона, — установить
максимально возможную защиту на каждого правителя, принца, военачальника, военного
советника. Словом, на труднозаменимых персонажей в предстоящей военной постановке.
Половина победы — толковое руководство и грамотное ведение сражений, этому надо долго
учиться, потому каждая потеря на этом уровне может привести к крайне негативным
ситуациям.
— Кроме прочего, могу предложить услуги своих артефакторов, — заговорил Лилиан. —
Простая, недейственная защита для каждого воина, а гномы и драконы вполне смогут заняться
поставкой заговоренного на нечисть оружия.
— Ну, насущные нужды вроде провианта, амуниции и прочего каждый из нас в состоянии
решить самостоятельно. Если возникнут сложности — оглашайте, — подвел черту под всем
сказанным Даррен.
— Так, давайте быстро разбираться с тем, что еще осталось нерешенным, да нам всем пора
срочно созывать своих собственных советников и генералов, чтобы раздать им полную тачку…
ценных указаний, чтоб разгребать начинали уже сейчас. А то завтра к нашему теплому кружку
по интересам еще трое везунчиков присоединятся, так что надо шевелиться активнее, —
нетерпеливо поторопил всех Лилиан.
Эк припекло красавчика. Понятно, что не каждый день он обнаруживает кучкующуюся нечисть
под собственным носом.
«Да… если бы не наши умненькие драконы, Лиль заметил бы морглов, когда они начали бы у
него на голове хороводы водить и откусывать по кусочку». — Это, как вы могли догадаться,
лиса моя подала голос.
Валдор кивнул и не стал тянуть время, быстро озвучив оставшиеся на повестке мероприятия
вопросы.
— У нас два пленника. Первый — лорд Брайд, выступивший сегодня соло на своем духовом
инструменте в тронном зале. Второй — изловленный не далее чем час назад темный маг. С кого
начнем?
Первым пунктом пошел Брайд. Как аперитив.

Итак, под воздействием магии искусного дознавателя-менталиста, великодушно


предоставленного Дарреном, пленник охотно рассказал все о причинах и личностях,
толкнувших его на попытку убийства правителя Даймона, которому я имел счастье стать
зубастой четвероногой защитой. Ничего нового — я и так знал о лорде Веллоре и вредных
магах, навестивших замок пленника накануне, о страшном выборе, перед которым был
поставлен этот дуо, и о его непреклонном решении спасти сына. Единственное… Когда Брайду
открыли правду о том, какая страшная участь постигла всю его семью и что случилось с
родовым замком сразу после того, как он отправился на задание, лорд более ни слова не
проронил. Ходил, дышал, но будто умер. Жаль его, но… есть у меня одна мысль. И я ее думаю,
как говорится. Пожалуй, чуть позже я наведаюсь в камеру отставного теневика в качестве
начальника службы безопасности государства.
Саннар кивнул, задумчиво побарабанил пальцами по широкому подлокотнику своего мягкого
кресла и выдал:
— Так, с этим все ясно. Перейдем к результатам опроса плененного мага. Валдор?
— По этому вопросу, повелитель Саннар, полный отчет будет готов только к вечеру, пока же с
уверенностью можно сказать следующее: ваш родственник, а именно бывший советник Веллор
де ла Хор, совершенно добровольно пошел на сотрудничество с противником и активно
взаимодействовал с его агентами, имея конечной целью полный и единоличный захват власти в
результате серии якобы случайных смертей. Им же было организовано несколько успешных
покушений на второстепенных членов правящего рода и ряд неудачных — на вашего старшего
сына и на правителя дроу Даймона дор Орше. Намеренно саботировав установку надежных
защитных плетений не только на ваши покои, но и на личные помещения обоих принцев,
бывший советник обеспечил своим сообщникам практически свободный доступ во дворец.
Полагаю, все ваше семейство не уничтожили сразу просто потому, что досточтимый лорд
Веллор не хотел править народом дуо, который возненавидел бы его за кровавый путь к трону.
А плененный маг был всего лишь мелкой сошкой в руках вашего доброго родственника, один
из нескольких таких же. О планах руководства особо ничего не знает, о дислокации основных
войск — тоже. Его задачей было оказание всесторонней магической поддержки лорду Веллору
и проведение подрывных работ во дворце. Собственно, попался он нам просто потому, что вся
их веселая компания считала, что защита на покоях наследника осталась прежней. Вот и
послали этого темного устроить новую ловушку для Ингмара. Таким образом можно было
убить сразу трех зайцев: лишить страну взрослого наследника и опору трона, уничтожить
сильного противника, не дав ему осознать свою силу и привыкнуть к ней, а также поднять
народные волнения и расшатать обстановку в государстве Рогал. Это все, ваши величества.
Четко, собранно и по существу, как всегда.
Пока дракон говорил, я задумчиво разглядывал его гордый профиль и размышлял над тем,
насколько близким за столь короткое время стал мне этот уверенный, строгий и невыразимо
обаятельный тип. Понятно, что пока я — Мари, у меня от одного взгляда на это сокровище
башню сносит под основание, но вот сейчас, когда я в мужском теле, Вал видится кем-то
невыразимо родным, можно даже сказать, крайне необходимым.
Воцарившееся молчание прервал неугомонный Даймон:
— М-да… Саннар, дружище, как у вас тут интересно! Родственники — убийцы, интриги,
предательства! А подарю-ка я тебе топор поувесистее. Отличная штука — и в хозяйстве всегда
пригодится, и дело для него всякое найдется. А как из дурных головушек дурные мыслишки
вырубает — любо-дорогопосмотреть, только щепки летят. Костяные, ага. — Дроу широко
улыбнулся всем и, вернув лицу серьезное выражение, продолжил: — Общая картина
произошедшего всем ясна. Время утекает, друзья, так что хватит царственные афедроны
отсиживать, пора делами заниматься.
— Это да, но не забудьте, что завтра вечером ожидаю вас увидеть на торжественном приеме в
честь дружбы и взаимопомощи всех союзных рас Таинара. Там же и с новыми гостями
встретимся. Потом вновь соберемся здесь уже в полном составе и будем прорабатывать план
защиты и нападения.
Все согласно кивнули и начали спешно расходиться. Лиль торопливо унесся самым первым,
потом драконы поочередно шагнули в порталы, и в комнате сразу стало как-то очень пусто.
Даймон, басисто попрощавшись с нами до вечера, ловко протискивался в дверной проем. И как
он с такими габаритами не застревает? Утрирую, конечно, но, надо отдать должное, Гора
действительно чрезвычайно велик.
— Мар, задержись. — Повелительный голос отца не оставлял сомнений в том, что разговор
пойдет на серьезную тему.
Собственно, даже не заглядывая в его мысли, мне была совершенно ясна суть всех его
вопросов. О моем умении проникать в головы пока было известно только ему, я даже Валдору
ничего об этом не говорил. Собирался — да, но не успел за всем происходящим. И никто из
союзников тоже пока не догадывался об этом. Так вот, Саннара интересовала возможность
проведения мной проверки всех гостей без исключения. Мы не можем позволить себе иметь
крота в своих рядах.
«Всех новоприбывших я уже проверил, отец, — перешел я на мысленное общение, так как это
было и намного удобнее, и быстрее, — так же, как и тех придворных, кого Лисса не успела
прочитать вчера. Здесь все чисто».
Облегченный вздох и признательная улыбка повелителя дуо стали мне ответом. Его вопросы
исчерпаны. Но вот у меня, пожалуй, было еще несколько тем для разговора. Новое о главном,
так сказать.
«Саннар, как оказалось, после объединения с Лиссой я обрел одну интересную возможность.
Теперь я снова могу вернуть себе женский облик. Так что сейчас хочу сразу предупредить тебя
о том, что после всех этих передряг со жрецами и темными магами я решил снова стать
Мариной. Валдор в курсе. В моих апартаментах я довольно сильно разозлился после очередного
покушения и внезапно перекинулся в девушку — буквально на пару минут».
«Так… значит, ты теперь можешь становиться женщиной? Поразительно! — ошеломленно
протянул Феникс, натурально теряя челюсть. — Дракон от счастья там не… э?»
«Нет, отец. „Э“ будет после свадьбы. — Я не ханжа, но ведь мне теперь честь рода придется
блюсти, как ни крути. — А свадьба после войны».

ГЛАВА 20

Мир Таинар

Покинув кабинет отца, я решил совершить варварский набег на дворцовую кухню и наконец
завести там полезное знакомство с шеф-поваром. Есть хотелось неимоверно. Завтрак я
благополучно пропустил, утро, знаете ли, было слишком насыщено событиями, вот и не успел.
А на обеде мы с отцом и гостями отсутствовали — совещание важнее. Так что в данный момент
я окончательно дозрел до того, чтобы пойти на поклон к местному кудеснику кухни.
Вот когда пришлось пожалеть, что мне пока не дано ставить порталы, дворец был огромен.
Желудок обнял позвоночник и пел грустные голодные песни. Хоть не попсу, и на том спасибо.
Прекрасные светлые галереи сменялись затейливо украшенными лестницами, пролетами,
огромными залами и оранжереями. Пир для глаз, но, увы, не для желудка. У меня даже
мелькнула мысль перекинуться в лиса — добежать на четырех лапах получилось бы не в
пример быстрее, чем на двух ногах. Но как-то постеснялся, не успел пока привыкнуть к новым
возможностям, вот и осторожничал. А витающие вокруг запахи становились все сильнее и
многообразнее. Вот и первый этаж, обслуживающее крыло.
Высокий громкий голос, раздавшийся из-за следующего поворота, ворчливо выговаривал кому-
то за то, что мясо закупили чрезвычайно жесткое, прямо подошву. Такое мариновать придется
дня два. А подавать-то уже скоро нужно.
— Да наш добрый Феникс меня самого на ужин запечет, если я ему подам эту жуткую
вепрятину, причем не сходя со своего трона! После всех последних покушений он и так ходит
жутко взвинченным, а вы не можете для своего повелителя и его высоких гостей даже мяса
нормального отыскать! Вот не поест нормально Феникс, вызовет меня пред очи свои грозные, а
я ему скажу, что это вы, олухи, мясо мне такое скверное привезли. Тут он всех вас и скормит
разом своему дружку дроу. Видали его размеры? Он таких, как вы, пачками точит трижды в
день! Эх! Не мясо, а сплошное расстройство. Что мне теперь с этим кошмаром… э… доброго
дня вам, наследник Ингмар! Чем могу быть полезен?
Невысокая, весьма плотная фигура принадлежала немолодому энергичному дуо с красноватым
лицом и крупными руками. Ими он сноровисто срезал с вышеупомянутого мяса жилы и сало.
Красная косынка была повязана на пиратский манер, того же цвета фартук опоясывал
выделяющуюся талию владельца. Чуть подумав, я вспомнил его имя — мастер Оранс. Вокруг
суетились повара и поварята, посверкивающие на меня глазами, полными неприкрытого
любопытства.
Почему-то именно сейчас вспомнился широко известный Кот в сапогах с огромными
просящими глазами. Ой, нет. Я так не умею. Будем действовать как всегда. Я — крутой
наследный принц, они — те, у кого я пришел выпросить крошку еды.
— Мастер Оранс, добрый день. Позвольте выразить вам свое восхищение качеством и
количеством блюд, подаваемых к нашему столу. Ваше мастерство выше всяких похвал. — Я
слегка склонил голову в знак уважения. Удивленный повар даже дар речи потерял, в
растерянности открывая и закрывая рот. Видно, нечасто этого умелого мужчину хвалят за его
нелегкий труд великие мира сего, а тут сам принц Ингмар, славящийся своим резким нравом,
пришел разливать мед по поводу его творений. — О, кстати! Ваши воздушные пирожные с
засахаренными лепестками лилий и дыней — это просто песня. Повелитель Даррен лично
хвалил того кудесника, который их приготовил, и открыто признал, что его повара такого не
умеют! — Это, кстати, чистая правда. Даррен, как оказалось, тот еще сладкоежка.
— Быть того не может! — восторженно выпалил толстяк, глядя на меня счастливыми
смеющимися глазами. Как мало надо нам порой для счастья! — Ох, что же вы стоите, ваше
высочество. Вы же сегодня еще не обедали. Присаживайтесь, присаживайтесь скорее. Сейчас
все будет. Или вам собрать поднос? Миланта отнесет его в ваши комнаты, если…
— Что вы, мастер Оранс! Я с огромным удовольствием пообедаю в вашей компании.
Возможно, вы окажете мне честь и присоединитесь ко мне за чашкой чаре?
Все, пора выносить тело.
Пять минут спустя мы уже сидели с шеф-поваром за столом, который был целиком заставлен
разнообразной выпечкой, мясными и рыбными блюдами и прочими деликатесами. Я же
пытался объять необъятное — прожевать огромный кусок запеченной в яблоках дичи и
раскрыть собеседнику секрет, как из жесткой свинины сделать мягкое сочное мясо. Тут все
просто до гениальности — когда мясо тушится, следует залить его на две трети молоком,
добавить приправ и закрыть плотно крышкой. Так продержать на среднем огне около часа.
Оранс недоверчиво покачивал головой, но пообещал попробовать — делать-то в любом случае
было нечего, но добавлять молоко в мясо… Это казалось ему ну очень странным.
Я же, усмехнувшись, азартно положил на свою тарелку огромный кусок рыбного пирога и
добавил, что в молоке так же очень хорошо замачивать печень, можно даже на ночь оставлять,
мол, на эту тему со мной один из дроу недавно разоткровенничался.
Мастер озадаченно почесал в затылке и решился — тут же отдал приказ ближайшим поварятам
быстренько срезать все пленочки со свежезакупленной воловьей печени, порезать ее крупными
кусками и залить молоком.
О! Как же хорошо! Я сыто отвалился от тарелки и налил себе большую кружку чаре. И мастеру
Орансу подлил, не особо обращая внимание на его круглые глаза. Может, его побратим —
филин? Выражение лица, знаете ли, очень похоже. Ну вот, поели, теперь можно и десерт. О!
Есть идея!
— Вы знаете, а эльфы, те вообще большие выдумщики по части экзотических блюд. Недавно в
библиотеке отца мне попалась редчайшая книга по древнему поварскому искусству рас. Так
вот, там написано, что эльфы некогда умели готовить чрезвычайно вкусный десерт изо льда и
молока. Если вам интересно, мастер, я, пожалуй, могу накидать рецепт по памяти. И льда в
состоянии наморозить в любых количествах. В ваших сохранных кладовках он может храниться
очень долго. Завтра на приеме вы могли бы поразить новым блюдом всех без исключения
гостей и придворных.
Глаза моего собеседника зажглись неудержимым фанатичным огнем влюбленного в свое дело
профессионала. Думается мне, попроси я в данный момент его душу в обмен на вожделенный
рецептик, он не раздумывал бы и секунды. Через полминуты расторопный поваренок со
всевозможным почтением положил передо мной лист толстой белой бумаги и пишущий стилус
— полезнейшее изобретение гномов, куда я аккуратно записал рецепт простого, но очень
вкусного мороженого, которое мы с Машкой частенько делали дома сами.
— Этот десерт, наверное, можно подавать с различными ягодами, джемами и кусочками
фруктов, — как бы между делом заметил я. Смотреть на мастера было одним сплошным
удовольствием. Очевидно, у него уже руки чесались взяться за новый кулинарный шедевр.
Прямо пир для глаз. Я вообще люблю таких искренне увлеченных своим делом типов.
Истинная радость смотреть, как вспыхивает в их глазах нетерпеливый огонь. Это здорово на
самом деле.
Отпустили меня совсем не сразу. Сначала пришлось воспользоваться своей силой в угоду
общего дела и заморозить огромный чан свежего молока, сливок, приготовить лед.
Холодильное помещение здесь тоже имелось, так что смолотые массы можно было хранить там
неограниченное количество времени.
Так! Мысленно я уже жадно потирал ручки, живо представляя, как вкусно будет на приеме
завтра вечером. Ну вот, обед я уговорил, шеф-повару с мясом помог, рецептик мороженого дал.
Пора и честь знать. Проводили меня очень душевно и радушно, настойчиво приглашая вновь
посетить сии гостеприимные стены, и поскорее.
А у нас, оказывается, такой вот мировой мужик кашеварит. Сработаемся!

На выходе из служебного коридора довольного и наетого меня нашел Валдор. Изрядно


позабавила мгновенная смена эмоций на лице дракона — словно солнечные лучики коснулись
яркой синевы глаз, собрав несколько добрых морщинок в их уголках. Широкая улыбка осветила
хмурое, сосредоточенное лицо. И я внезапно почувствовал, как мир будто бы становится
светлее, уютнее.
— Мар, вот ты где! Кто о чем, а лис о еде. Ты собираешься своими обязанностями заниматься
или все на плечи помощников сбросишь? Мне уже брат попенял, что мы с тобой пост главы
оставили фактически без головы. Так что прошу… — взглянув на мою мигом скисшую
физиономию, он осекся. Немного пораскинув мозгами, дракон осторожно продолжил: — М-
да… Жестко мы тебя в оборот взяли. Ни вздохнуть ни выдохнуть.
Внезапно мой замечательный друг расцвел, озаренный какой-то идеей.
— Так! Решено — оставим все насущные дела на утро завтрашнего дня. Ничего неотложного
все равно нет. Указания розданы, меры приняты. Так что сегодня я предлагаю тебе дружескую
прогулку по прекрасному вечернему Тималю — столице драконьего государства.
Вау! Дыхание перехватило. Счастливая гримаса сама собой украсила мое лицо. Единственное…
— Почту за честь принять твое предложение, Вал. Только один момент — можем ли мы
захватить с собой Вермаля? Я пообещал братишке покатать его вечером на лисе, но, полагаю,
перспектива увидеть знаменитый город тысячи башен приведет его в совершеннейший
восторг. — О своих обещаниях я забывать не собирался.
— Детей обманывать нельзя, — вторя моим мыслям, легко рассмеялся дракон, — берем!
Младшего принца двуликих мы без особого труда обнаружили в саду. На парнишку так же, как
и на меня, была накинута простейшая драконья следилка. Такие штуки взрослые драконы
ставят на своих не вставших еще на крыло детишек, чтобы все время знать, где бродит чадушко
и все ли с ним в порядке.
Вермаль нетерпеливо дожидался меня, топчась под огромным раскидистым деревом ропинии.
Честно говоря, на Земле я бы смело причислил его к персиковым. Только плоды были раза в
полтора-два больше и куда ароматнее. Свисающие обильными розоватыми гроздьями, они так и
манили сорвать и попробовать парочку, что мы с драконом с превеликим удовольствием и
сделали. Медовый сок янтарными ручейками потек по рукам, орошая траву, — слишком уж
сочными и спелыми оказались фрукты.
Судя по количеству косточек у ног братишки, он тут уже довольно давно прохлаждается. Под
его выжидающим взглядом я быстренько доел свою добычу, вытер платком руки и объявил
парню, что сегодня мы с ним приглашены в легендарный облачный город. В Тималь с его
древней уникальной архитектурой и чудесными разноцветными туманами.
Как я и ожидал, счастливый визг мальца только глухой не слышал. Из дворца начали
выглядывать стражи и придворные, с удивлением наблюдающие, как Вермаль радостно
подпрыгивает на месте, носится кругами вокруг нас с Валом, хлопает в ладоши и голосит на
весь сад о том, что у него самый лучший на свете брат. Дракон с чрезвычайно довольной миной
попросил нас подождать минут двадцать, пока он смотается и предупредит Саннара с Дарреном
о нашем незапланированном визите в Сеон, открыл портал и скрылся.
Помните старый советский мультик про львенка и черепаху? А сакраментальную фразу
шерстистого террориста: «А теперь покатай меня, большая черепаха!» Вот нечто в том же духе
выдал мне наш мелкий нахаленыш. Ну что ж, раз назвался груздем — хрусти на зубах в чесноке
и специях. Пришлось перекинуться в льдистого коррага и рысить по всему саду, ежесекундно
опасаясь потерять по пути непрерывно крутящегося и подпрыгивающего на моем загривке
мальца. Сорок лет ему, как же… Весит-то он на все пятьдесят!
Шучу! Веса братишки я практически не ощущал, оттого боялся потерять свою ношу и не
заметить. При таком исполинском росте и размерах тоненькая легкая фигурка, сидящая на шее,
совершенно терялась на просторах большого белого меня. Крупные мягкие лапы бесшумно
ложились на траву, мы быстро скользили между цветущими кустами и огромными
плодоносящими деревьями. Когда я решил, что достаточно настрадался, мелкие острые пятки
натурально пришпорили мою шею. Э нет, братан, такие дела со мной не прокатят! Без
предупреждения я резко сел, а мой наездник от неожиданности отпустил руки и скатился по
гладкой спине лицом вниз, смешно растопырив руки с ногами и набив шерстью полный рот.
Вы думаете, это остановило бесенка Вермаленка? Три ха-ха! О! Моя многострадальная спина!
Кажется, неуемный малец решил, что я — большая меховая горка, согласная на все.
Представляете, он начал забираться мне на шею, практически на голову, и, весело хохоча,
скатывался оттуда вниз.
Лисса заливисто хохотала над моим праведным возмущением, добродушно уговаривая
потерпеть еще пару разочков. Много ли у принца счастья в этом каменном мешке, пусть и
красиво украшенном? Постоянная муштра, учеба, придворные, слуги. Матери нет, отец вечно
занят, ведь огромная страна нуждается в его опеке, старший брат, опять же, постоянно шпынял,
друзей нет. Ладно, потерплю как-нибудь.
Спас меня Вал. Ровный овал портала появился недалеко от моей кислой остроносой морды.
Дракон вышел оттуда несколько задумчивым — не иначе как наши правители нагрузили его
вагоном и мал… нет, знаю я их, — большой трехэтажной телегой наказов и предостережений
относительно нашего с Вермалем неофициального пребывания в столице Сеона. Увидев перед
собой совершенно вопиющую картину, дракон в изумлении поднял брови. Как раз в этот
момент меня — здоровенную боевую зверюгу с длиннющими зубищами — довел чуть не до
скулежа и отчаяния один мелкий щуплый малец, беззастенчиво пристраивающий свой чумазый
тыл прямо на мою белоснежную голову и скатывающийся оттуда с громким ребячьим визгом.
Конечно, первым делом надо мной еще и дракон поржал. Потом все-таки сжалился и спросил у
братишки, собирается ли тот на прогулку по облачному городу или решил до конца вышаркать
всю шерсть со спины старшего брата. Сработало! Миг спустя перед нами стоял Вермаль, ну
чисто ромашечка. Весь вид его кричал: я послушный, я воспитанный, я идеальный. Все что
угодно, только возьмите меня с собой!
Уф! Со вздохом небывалого облегчения я бодренько вернул себе былой вид высокого
серебристо-белого блондина. Изрядно растрепанного, надо сказать. Братишка несколько
виновато улыбнулся, говоря:
— Ой, Мар! Прости, увлекся. С тобой так здорово и интересно! Спасибо тебе!
Итак, прямо на месте приведя себя в норму, я торопливо шагнул вместе с драконом и братом в
темный зев перехода, чтобы секунду спустя оказаться на ровнехонькой булыжной мостовой
одного из древнейших городов этого мира.

Вечерний Тималь совершенно был не похож ни на один из виденных мной ранее городов.
Возможно, это оттого, что его населяли в основном драконы — властелины неба. А потому
каждое здание тянулось ввысь, словно прекрасный цветок к солнечному свету. Высокие башни,
повсеместно украшенные затейливыми завитками умелой ажурной ковки, были с гладкими
оштукатуренными стенами преимущественно белых, бежевых, лавандовых цветов, а вот
непривычного вида крыши яркостью и интенсивностью расцветок будто соперничали между
собой. Должно быть, если смотреть на город с высоты птичьего полета, он напоминает
красочный лоскутный коврик. Мимо пролететь — нереально.
Драконы очень одаренная в магическом смысле раса, а уж для своего любимого города
расстараться — тут уж сам божественный Гозар велел. По кронам деревьев были развешены
магические гирлянды световых шаров, тропинки повсеместно подсвечивались фигурками
драконов самых разных размеров. Каждый дом имел некоторое подобие взлетной площадки,
освещенной по периметру аккуратными фонариками. Здесь предпочитали жить красиво, удобно
и с размахом.
Улицы сияли чистотой и благоухали самыми чудесными запахами. За низкими коваными
заборчиками открывались прекрасные виды на цветущие или плодоносящие сады, где пели
свои мелодичные песни удивительные птахи. Тела их были покрыты не перышками, как мне
сначала показалось, а пушистым мягким пухом. Небольшой острый клювик ярко-желтым
пятном выделялся на общем фоне преимущественно синей или зеленой окраски. Крылья и
хвосты были украшены длинными плотными перьями радужной расцветки. Стайки таких
летунов в изобилии кружили над каждым садом и изредка садились на плечи случайным
прохожим. Надеюсь, только садились, а то мне как-то не слишком понравилось, когда стая
столичных голубей, пролетая, однажды одарила меня сверху победным залпом жидкого
счастья. Причем, как видно, там затесалась пара снайперов, так как одно из попаданий было
особо прицельным — прямо на макушку. С тех пор умиления по поводу птах небесных во мне
существенно поубавилось. С другой стороны, здесь от этих певунов никто не шарахался и
сквозь зубы не ругался, так что можно выдохнуть.
Как пояснил Валдор, это вирхи — чрезвычайно редкие на Таинаре летающие существа,
имеющие зачатки разума. В мире осталось всего два-три места гнездования этих птичек.
Однако неожиданно оказалось, что эти удивительные летуны и немалую пользу способны
приносить — привязываются к хозяину, который кормит их с малых скорлупок, а затем служат
надежными охранниками для сада. И от вредителей, которых тут практически нет, и от разного
рода воров. Не то чтобы кто-то здесь пытался лазить по территории соседа без разрешения. В
данном случае это просто дань традиции, да и летунам нужно где-то жить.
Вот уже час или полтора мы шли по прекрасному городу, наслаждаясь видами и запахами.
Каждые двадцать минут нам попадались уютные скверики, парки с фонтанами либо
общественные сады. Как раз в один из них мы завернули по горячей просьбе братишки. Так, и
что тут у нас интересного?
Аккуратная широкая дорожка, выложенная ровными круглыми камнями по краям, вела сквозь
настоящий лес вековых хвойных деревьев. Птахи пели, рыжие летяги проносились с ветки на
ветку, я даже несколько раз увидел зайчат, снующих по своим делам.
На уютных полянках между широченными смоляными стволами то тут, то там располагались
счастливые отдыхающие драконы. Надо сказать, они очень цивилизованно отдыхали. На
мягких пледах в изобилии были набросаны подушки, где удобно сидели прекрасные девушки и
не менее симпатичные мужчины. Кто смеялся, кто разговаривал, кто пил принесенное в
корзинках вино или угощался фруктами.
О! И никакого тебе пьяного ора и оглушающей музыки. М-да. Это вам не Таити, как говаривал
с экрана незабвенный попугай Кеша. Это лучше! Как же хорошо, когда все окружающие
понимают, что они не одни на этом празднике жизни и надо уважать чувства других!
Валдор преобразился. Вечно сдержанный и собранный, сейчас он словно отпустил все
напряжение и просто старался быть гостеприимным хозяином. Рассказывал нам с Вермалем
миллион смешных историй, слегка язвительно проходился по навязчивым привычкам
некоторых своих соотечественников, например, мыть руки до еды, после еды и во время еды.
Или вот еще была история о мастере-ювелире, который настолько заработался над созданием
артефакта невиданной силы, что не спал неделю. В сонном состоянии он не заметил залетевших
к нему в мастерскую вездесущих вирхов, которые в неуемном любопытстве своем, стоило лишь
горемыке отвернуться в сторону, принялись рассматривать и клевать зачарованный камушек. А
потом одна из самых смелых птах и вовсе проглотила вещицу. Визгу было! Всем стражам на
протяжении целой последующей недели пришлось по всему городу отлавливать шебутную
вирху, которая малейшим прикосновением превращала в драгоценные камни все, что попадало
под крыло. Драконы, слава всем богам звездного круга, не пострадали, а пташка ныне живет в
комфортной драгоценной клетке во дворце самого владыки Даррена, исправно пополняя казну
государства. Но и по сей день можно встретить тут или там дерево из драгоценностей,
топазовую скамью или гранатовую крышу одной из башен.
Во дворце хранится бриллиантовый камзол неизвестного счастливчика, который чудом остался
жив. Просто птичка по старой памяти присела ему на плечо. Как мужика вытаскивали из
твердокаменной одежки — это уже иная история, впрочем, тут же с юмором поданная нам
Валом.
Так, разговаривая обо всем подряд, мы дошли до середины парка. Тут было много веселого
народа, и происходило нечто не совсем мне понятное. От нескольких громадных чанов,
подвешенных над огромными жаровнями, исходили умопомрачительные ароматы. Над каждым
из них суетился одетый в белый поварской фартук дракон. В небольшие керамические мисочки
из каждого чана накладывалась еда, а желающие могли подойти, попробовать и оценить
мастерство повара.
Насколько я понял из объяснений друга, сейчас, прямо на наших глазах решалась судьба одного
из драконов-поваров. В самом престижном ресторане столицы освободилось место помощника
шеф-повара, а претендентов на него целых пять. Так что владельцы решили традиционно
предоставить выбор самому заинтересованному в качестве и вкусе блюд контингенту —
посетителям. Кого они выберут, тот и займет козырное местечко под крылышком главного
повара. Это совершенно обычный и логичный способ — дать обывателям право выбрать
лучшего из лучших.
Сейчас каждый желающий мог совершенно бесплатно попробовать предложенные блюда и
положить использованную ложку в корзинку наиболее умелого мастера своего дела.
По загоревшимся глазенкам братишки я понял, что с пустым животом он отсюда не уйдет и нас
с Валом не выпустит, это ведь так здорово — вкусно поесть, а заодно и поучаствовать в судьбе
достойнейшего. Что ж, мне тоже стало интересно принять в этом участие. Да и запахи. Мм…
Если я немедленно не попробую то, что так чарующе пахнет, то спать точно не смогу.
Увидев две пары глаз, смотрящих на него с совершенно одинаковым выражением, дракон
рассмеялся и немедля повел нас вглубь толпы. Кажется, его тут знали и уважали, так как проход
освободили без проблем, а повара аж рты от неожиданности пооткрывали. Только мы с братом
под заинтересованными взглядами чувствовали себя несколько скованно, но не настолько,
чтобы повернуть назад или потерять аппетит. Мы ведь наследники, как-никак привыкли к
повышенному вниманию.
Каждому из нас вручили по увесистому подносу с пятью небольшими тарелочками разных
цветов и одной фигурной ложечкой, после чего мы неторопливо направились к удобным
столикам, установленным прямо под сенью пушистых крон.
Кто там что-то говорил о принцах и их воспитании? Пфф! Как раз один принц крови, сидящий
напротив меня, набросился на предложенную еду с таким энтузиазмом и поспешностью, будто
его год не кормили нормально, а ведь он не так давно обедал, а потом еще и плодами ропинии
закусил. Вот же проглот мелкий! Не прошло и пары минут, как вся его посуда блестела
первозданной чистотой.
— Ты хоть успел распробовать, какое блюдо вкуснее, мистер торопыга? — шутливо спросил я
мальца, пробуя содержимое третьей тарелочки и отодвигая ее подальше от себя. То, что попало
мне на язык, было не совсем тем, что я ожидал. Не то чтобы совсем невкусно, но как-то…
Хрену в нем не хватает, в общем.
Братишка огромными голодными глазами смотрел на то, как я дегустирую одно блюдо за
другим, и я почувствовал себя извергом. Больше того, окружающие начали бросать на Вермаля
сочувствующие взгляды, а нас с Валом явно причислили к служителям сатаны за истязание
малыша.
Вал весело хохотнул, придвинул братишке свой нетронутый поднос и мягко потрепал нашего
обжорку по волосам.
— И как же ты теперь определишь, кто из этих мастеров достойнейший? — лукаво выгнув
бровь, спросил я его, одновременно наворачивая мясное рагу с грибами и томатами. —
Положишься на мой вкус?
— Абсолютно верно. — Синие глаза весело блеснули в наступающих сумерках. — Кстати, не
хотите ли с братом побывать в моем собственном замке? Тут недалеко, а повар у меня готовит
не в пример лучше этих разгильдяев. И сад божественно красив. А еще на сегодня
запланировано катание на драконе. Ну, так как?
— Ура! — успел раньше меня вклиниться в разговор Вермаль. — Мы согласны!
Вот чувствую я какой-то подвох. Что-то этот драконяка задумал, вон как хитро глаза
заблестели. Ну, остерегаться мне его совершенно не стоит — одна душа на двоих. Скорее всего,
наш хитромудрый попробует выманить Мари на свет божий. Не то чтобы я был сильно против,
но как же братишка? Посмотрим.
Когда мой ненасытный братец добил вторую порцию, мы дружно положили свои ложки в
корзинку самого умелого мастера. Тот даже расплылся от удовольствия и радости. Я не
удержался и сказал умельцу, что его рагу было поистине великолепным, и мы покинули сие
прибежище чревоугодия. Толпа с закономерным любопытством перешептывалась, впрочем, без
фанатизма. Мы уже направились было к выходу из парка, как навстречу нам метнулась
стройная женская фигурка с аппетитными верхними формами и довольно откровенным
намерением. Намерением поцеловать моего дракона.
О! Маринка где-то внутри взбрыкнула и забила копытцем, глядя, как настойчиво наматывается
дама на Валдора. Хоть бы мальчонку постеснялась, всемнужка шкерова. Холодная ярость
поднялась изнутри, остужая летний лес ледяной стужей. Покрою-ка я эту креветку ледяной
глазурью. Так в магазине часто делают.
А ну, стоп! До меня дошел весь абсурд ситуации. Я ведь сейчас не Марина. Я — Мар, мужик.
Более того, наследник престола целой расы. Так что пора перестать пускать ледяные кубики из
носа и достойно отвадить назойливую всемнужку от своей законной собственности. Скажете —
не так? А тату дракона на моем плече говорит об обратном.
Валдор и сам пытался всячески избежать прикосновений этой дамочки. Дракону в истинном
браке не может быть интересна ни одна особь противоположного пола, кроме той самой —
единственной. Но Дарлетта, а это была именно она, была слегка пьяна и совершенно не желала
понимать слов.
— Леди, мы с вами расстались, разве вы этого не помните? Более того, я оставил вам более чем
приличное содержание, — сквозь зубы проговорил дракон, пытаясь отлепить от собственной
шеи то одну, то другую цепкую ручку игривой дамы. — Мне казалось, мы выяснили все
вопросы в прошлый раз.
— Ой, Валдор, милый, все это такая ерунда! Я точно знаю, что ты скучаешь по мне и мечтаешь
снова обнять, — не слыша никого и не видя ничего вокруг, шептала настойчивая драконица.
С замиранием сердца Валдор отчетливо почувствовал, что его натурально подмораживает.
Потянуло морозной стужей. По дорожке закрутилась поземка. Мар! Вот только этого не
хватало для полного счастья. Как супруга, пусть и в мужском теле, отреагирует на встречу с
бывшей любовницей, представлять откровенно не хотелось.
Внезапно возникшую тишину, слегка разбавленную настырным пыхтением настроенной на
любовь леди, разрезал громкий язвительный голос наследного принца Ингмара де ла Рена:
— Я так понимаю, эта леди оказывает при дворе услуги определенного плана, раз ведет себя
подобным образом в приличном обществе? Советник Валдор, представьте меня вашей даме.
Возможно, я как-нибудь воспользуюсь ее пышными формами… Разок.
Дарлетта замерла от неожиданности, побагровела и надулась на манер печально известной
рыбки фугу, которую так любят потрошить японские повара.
Валдор же неторопливо поправил воротник и нарочито официальным тоном произнес:
— Ваше высочество, позвольте представить вам леди Дарлетту ван Горт, дочь магистра
Эспиана ван Горта, одного из преподавателей нашей знаменитой академии магии. Леди тоже
там преподает теоретический курс по флоре и фауне Таинара.
— Мне, как представителю великого народа двуликих, эта тема весьма близка. Возможно, леди
не откажется составить мне компанию, где в приватной обстановке поделится своими
знаниями? — На последних словах я обаятельно улыбнулся красотке, позволив себе показать
внушительные верхние клыки. Признаться, всю эту чушь я наплел, преследуя две цели, —
позлить немного Валдора и припугнуть девицу сомнительной перспективой личностного роста,
надеясь на собственную чудесную репутацию.
Получилось! А я, оказывается, довольно известная личность! Леди мгновенно протрезвела,
сделала торопливый нервный реверанс мне и на всякий случай Вермалю, а затем, быстро
пролепетав извинения, поспешила удалиться, опасливо кося на меня то одним, то другим
глазом. М-да, кажется, про протрезвела — это я сильно поторопился с выводом.
Валдор немного нервно теребил воротник собственного камзола. Знаю я, что гложет тебя, друг
дорогой, но такие разговоры нужно вести не при ребенке. У того и так ушки на макушке от
любопытства. Вон как глаза горят, это же так интересно — незнакомая леди, которая ведет себя
так странно… Дите…
— Так мы идем? — суетливо произнес дракон, открывая портал в свой замок. Ага, понятен ход
его мыслей — неизвестно, сколько там по парку еще таких вот Дарлетт ходит, бродит,
колобродит, а я у него один.
ГЛАВА 21

Мир Таинар

Мы вышли из портала, и я пропал. Дыхание перехватило от осознания того, насколько велика и


могуча сила богов, способных по желанию своему создавать такое! Валдор вывел нас прямиком
на длинную песчаную косу, картинно опоясывающую побережье Единого океана. Под ногами
золотился мелкий песок, а впереди, насколько хватало глаз, простирались бескрайние синие
просторы водного царства. Закатное солнце дарило миру яркие лучи. Мощно и завораживающе
упрямые волны катили свои белесые хребты навстречу берегу, щедро вынося к нашим ногам
ракушки и водоросли.
Наблюдая за неспешным бегом волн, я простоял на краю океана довольно долго. Отвлек меня
Вермаль, который, совершенно не комплексуя и не теряясь, снял обувь, закатал штаны и с
радостным визгом мотался по отмели туда и сюда, распугивая всякую водяную мелочь. Вот
ведь счастье у ребенка. Его радость невольно передалась и мне. Ах, если бы можно было
тоже… А кстати, почему нет? Только я вовсе не хочу ходить потом в мокром, так что искупаем-
ка мы лиса. Вот не знаю, любят ли большие страшные корраги купаться, а вот я — очень!
Под прифигевающим взглядом дракона я отошел на пару метров и… Через минуту здоровущий
белый пони… ой, простите — лис со счастливой улыбкой во все сто тридцать два зуба бегает и
резвится по пенным гребешкам волн, выкатывающимся на песок. Язык тряпочкой свешивается
набок и развевается, как памятное красное знамя, глаза бездумно счастливые, брызги летят во
все стороны, а на шее болтается босоногий принц, хохочущий без умолку. Думаю, такую
картинку не забудешь, даже если очень захочешь.
Наш брутальный спутник некоторое время постоял на бережку, любуясь на нас, а потом,
видимо, тоже решил искупаться, так как на белый песок небрежным жестом была скинута вся
верхняя одежда дракона. Оставшись исключительно в узких нательных шортах, этот красавец-
мужчина неторопливо вошел в воду и поплыл уверенным кролем, красиво загребая то одной, то
другой рукой попеременно. А через десять минут меня ждало представление под названием
«Сиятельный лорд Валдор, выходящий из пены морской». Сильно подозреваю, знаменитый
Боттичелли руку бы себе отрубил за такого натурщика.
Маринка во мне забыла, как дышать, когда вблизи рассмотрела все кубики и рельефы
собственного супруга, влажно искрящиеся в закатных солнечных лучах. Эстетически зрелище
было весьма и весьма на уровне. Показушник.
А-а-а… Понятно, что задумал этот чешуйчатый прощелыга. Демонстрирует, как говорится,
товар лицом. Беру, сдачи не надо. Заверните. Пусть полежит в серванте до поры, авось
пригодится.
Вермаль уже напрыгался по мокрому песку и сейчас приводил себя в порядок, вытряхивая из
одежды мокрые песчинки и натягивая обувь. Я тоже давно вернулся к человеческому виду,
дракон, полностью одетый, ждал нас чуть поодаль, увлеченно рассказывая о своем замке,
виднеющемся на далеком утесе. Солнце практически село за горизонт, так что я сумел
разглядеть только общие очертания. Насколько могу судить, строение напоминало широко
известное Ласточкино гнездо, только местного розлива. Белые каменные стены, высокие башни,
острые шпили конусовидных крыш, лесенки, арки и прочая красотень. А какой вид, должно
быть, открывается с верхних этажей!
На этот раз обычными порталами нас никто транспортировать не стал. Валдор просто
перекинулся в огромную крылатую рептилию и в кратчайшие сроки доставил нас с братишкой
до замка. Мелкий так громко вопил от счастья, что у меня чуть было голова не лопнула. Полет
для меня вышел неоднозначным. С одной стороны, высота и ветер заставляли сердце в груди
замирать от восторга, с другой — я только и успевал хватать братишку, когда тот вскидывал
руки вверх, пытаясь взлететь, как птица, или обнять небо. Вот удивляюсь я этому
звонкоголосому вместилищу шалостей и чистого восторга, как он умудряется настолько ярко и
живо радоваться каждому событию?! В такие моменты я невольно завидую ему. Все-таки дети
— это чудо, в них вся радость мира.
Валдор не просто посадил нас на спину, он еще и накинул сверху защитную удерживающую
сеть на всякий случай. Заботливый наш. Но я все равно старался удержать мальчонку, когда тот
весь искрутился на хребте дракона, как-то не слишком доверяя магии в этом деле. Свои руки
надежнее. Эта невыводимая привычка появилась у меня еще с тех далеких времен, когда Машка
была совсем крошкой, которая так и норовила откуда-нибудь упасть. Будь то диван, лесенка на
детской площадке или открытое окно. Брр! Как вспомню, так по всему телу мурашки в
свинцовых лабутенах табунами бегают. Вал только посмеивался над моими потугами удержать
неудержимое, щерясь в довольно устрашающей ухмылке.
Кстати, надо признать, что дракон из него вышел — просто загляденье. Массивное иссиня-
черное тело с четкими серебристыми дорожками вдоль хребта имело мощные лапы и
аккуратную вытянутую голову на длинной подвижной шее. Огромного размаха крылья легко
несли всех нас по бескрайним небесным просторам. Совершив широкий обзорный вираж над
замком, наша ездовая рептилия мягко приземлилась на одну из специальных площадок перед
замком. Ладно, признаю — это было ошеломительно.
Последний солнечный лучик скрылся за неспокойной поверхностью океана, так что
непроглядный ночной мрак не дал нам как следует рассмотреть скромный домик нашего
дракона. Который будто зазывал нас с братом внутрь гостеприимно распахнутыми дверями.
Сразу за ними расположился просторный холл, где дворецкий и несколько слуг с
любопытством разглядывали нас.
Ох ты, а это у нас кто?! Чуть поодаль от всех стоял невысокий паренек чуть старше Вермаля, и,
судя по тому, как у обоих юнцов загорелись глаза при виде друг друга, друзьями они станут
однозначно. М-да… напряженка тут у родовитых мальчишек с компанией, как я погляжу.
— Наследный принц Ингмар, принц Вермаль, я счастлив приветствовать вас обоих в своем
скромном замке. Кроме того, хочу представить вам своего двоюродного племянника Лидара, —
с открытой улыбкой обратился к нам радушный хозяин сего дома. — Его родители живут
довольно уединенно и иногда оставляют мне племянника, чтобы он сменил обстановку и…
начал наконец заниматься военной подготовкой. — Последнюю фразу Вал произнес с таким
нажимом, что вышеупомянутый парень аж голову втянул в плечи по самые уши.
— Ух ты! Военная подготовка — это так здорово! — с неподдельным энтузиазмом протянул
мой братишка. — А можно мне тоже немного подготовиться, а то начальник стражи моего отца
мне пока только деревянный меч в руки дает.
Лидар смерил Вермаля мрачным взглядом и беззастенчиво сдал нам своих родичей с
потрохами:
— Куда там! Если бы на мечах! Они с дядей Дарреном меня сначала пегасни мыть заставляли,
потом бегать кругами вокруг замка по полдня, теперь вот придумали новое средство истязания
для ребенка — полоса препятствий называется. Пфф! Сплошная паутина и ямы с грязюкой,
тоже мне — полоса! Так что я бы сейчас и деревянному мечу порадовался.
Но моего братца так просто с пути не сбить, полоса препятствий — это же еще лучше!
— Да ты не пройдешь ее ни в жизнь! — насмешливо бросил племянник Вала. — Слишком
домашний.
Такого никто из рода де ла Ренов стерпеть не смог бы, и кровь взыграла в жилах юного принца.
— Веди! — сказал он задиристо. — Веди, и я покажу тебе, кто из нас слабак!
Валдор довольно улыбался, глядя вслед двум гордо выпрямленным спинам — все шло по
плану. Мальчишки есть мальчишки и всегда найдут общий язык. Если не подерутся, конечно.
Но это вряд ли, очень уж каждому из них нужен друг. В любом случае на полосе за ними всегда
присмотрят воины из стражи, а в замке — внимательная прислуга. Все будет отлично.
Мар, по-видимому, считал так же, потому что разрешающе кивнул в ответ на вопросительный
взгляд брата и с улыбкой смотрел за тем, как парочка оболтусов скрывается за углом. Хитрый
бес выглянул из его льдистых глаз, когда он ехидно поинтересовался у дракона:
— Ну что, друг Валдор, накормишь наследного принца двуликих ужином или предпочтешь
сэкономить и проведешь подробную обзорную экскурсию по всем этажам и башням этого
чудесного замка?
— Я очень жадный дракон, — не остался в долгу Вал, — и очень злопамятный. Так что сначала
нам предстоит долгая трехчасовая прогулка по всем закуткам замка с подробными
объяснениями, а когда ты начнешь в голос молить о пощаде, — придется, так и быть, накормить
жертву собственного произвола.
Не удержавшись, Мар прыснул первым, его собеседник ненадолго от него отстал, так что
роскошный холл огласил громогласный хохот двух друзей.

Пока Валдор показывал мне основные достопримечательности замка, в частности, поразительно


обширную коллекцию драгоценных камней и украшений или шикарную обсерваторию,
оборудованную в одной из самых высоких башен, он то и дело бросал на меня пристальные
взгляды. О, я совершенно точно знаю, о чем он хочет поговорить и с кем. Ладно, времени у нас
не так много, чтобы играть в молчанку. Скоро нужно будет возвращаться во дворец Саннара,
так что, если мы хотим выяснить все сейчас, похоже, придется самостоятельно брать козл…
дракона за рога.
Дождавшись паузы в затянувшемся монологе вышеупомянутого индивида, я, как всегда, в лоб
задал висящий в воздухе вопрос:
— Так, дорогой мой друг, все это, безусловно, интересно. Твой замок прекрасен и совершенно
чудесен, но вот мне все-таки хотелось бы поточнее узнать о той… хм, прекрасной леди, что
совершенно случайно повстречалась нам в парке, и о подобных ей дамах. Чего мне стоит ждать
впредь?
Как раз сейчас мы находились в обсерватории, разглядывая в нечто, похожее на огромный
телескоп, далекие звезды. Отчего-то у меня сложилось впечатление, что здесь расположено
любимое место хозяина этого огромного дома. Тут было как-то очень тихо и спокойно. Стены,
искусно отделанные светлым деревом, давали отдых глазам, вдоль них располагались мягкие
бежевые диванчики и кресла, пол покрывал пушистый ковер. Полукруглая крыша, повинуясь
хитроумному механизму, отползала в сторону, давая возможность любоваться открытым
звездным небом.
Дракон поперхнулся. Натурально так, с душой. Чуть позвоночник не выкашлял. Пришлось даже
похлопать беднягу по спине. Каюсь, хлопал я его с большим энтузиазмом и рвением. Ну,
перестарался чуток, что же так укоряюще смотреть на бедненького маленького лиса. Про свои
два метра с гаком я предпочел в данной ситуации не вспоминать. Это сути дела не меняет, я тут,
понимаешь, его ящерицу на плече поселил на веки вечные, а супружника моего по паркам
разные девицы обжимают слева и справа?! Р-р-р! Непорядок, непорядок!
— Мар… кхе… кхе… Да оставь же мой хребет в покое! Э… Позволь мне пообщаться с Мари.
Мне как-то очень не по себе становится, когда приходится объясняться по такому делу с
мужиком, пусть он и мой самый близкий друг.
— Знаю я все ваши объяснения тина: «Ой, милая, представляешь, в парке на меня напала
озабоченная маньячка и чуть не утащила в кусты. Хорошо, что мимо как раз проходил
наследник дуо, страшный и ужасный принц Ингмар с братом. Они вдвоем, прилагая
титанические усилия и рискуя жизнью, вырвали меня из цепких рук той спятившей дамочки.
Ах, подумать страшно, что стало бы со мной, если бы эти достойнейшие мужи не
вмешались», — насмешливо выдал я длинную тираду, но вид послушно сменил, сразу ощутимо
теряя в росте и весе.

Марина

Ну вот, теперь прежняя одежка болтается на мне, как любимые мамины туфли на маленькой
ножке. Раздраженно спрятав оголившееся из-за широкой горловины плечо, я кинула хмурый
взгляд на замершего рядом дракона и утонула… или все-таки поплыла?
Черные волосы, еще влажные после купания, настойчиво манили прикоснуться к ярким
серебристым прядям. Перед глазами очень живо встала увиденная накануне картина
обалденного мокрого торса Валдора, выходящего из пенных волн. Сочные губы на загорелом
лице слегка подрагивали, резкие скулы… Яркая синева радужки глаз стремительно
затягивалась черным зрачком.
Хотя имею подозрение, что мои глаза темнели еще быстрее. Вот это мужчина! Елки
новогодние! Ну, чисто мороженко! Я сейчас просто его съем! Всего! Боже, как же он смотрит
на меня — будто не пил неделю, а я — тот самый живительный ручеек, к которому жизненно
необходимо припасть, только бы коснуться его губами, только бы втянуть в себя хоть глоток
его влаги. Какие тут объяснения или обсуждения?
Я и глазом не успела моргнуть, как хитрый драконяка одним слитным движением сграбастал
меня, пересадив к себе на колени, и начал жадно целовать горячими губами шею, плавно
переходя в зону декольте. Руками он нетерпеливо пытался стянуть с меня все лишнее, когда в
комнату громко постучали. А ведь Валдор только-только… Эх! Обидно, да?
Не мне одной, как оказалось, так как недовольный рев моего супруга наполнил все помещение.
У меня даже закралось подозрение, что в телескопе лопнули одна-две линзы. Звук был очень
похожим.
— Кто там?! — очень громко и очень-очень недовольно спросил он. — Я занят! Уносите
отсюда свои крылья, пока целы!
За дверью что-то упало и разбилось, послышалось лепетание неловкой служанки. Следом
донесся степенный голос дворецкого. Снова зарычал Валдор, пытаясь взять себя в руки. За
дверью опять что-то уронили.
Нет, не выйдет у него сейчас с собой справиться. Да и время… Нужно помочь. Гормональное
цунами мгновенно улеглось внутри уже привычного мужского тела. О, как здорово — одежка
снова впору! Дракону оставалось лишь скрипеть от досады зубами и тихонько рычать,
осознавая, что и на этот раз он остался в пролете. Се ля ви, друже. Такова жизнь, увы и ах…

Когда мы с братом вернулись во дворец отца, с небес уже давно спустилась прекрасная и
загадочная дева — ночь. Вал решил провести ее в родных стенах, а наутро прибыть ко двору
двуликих. Он вообще очень расстроился, что «объяснения» с Мари не получилось, но вида
старался не подавать и держался молодцом.
Очень долго пришлось оттаскивать Вермаля от Лидара и наоборот. За какие-то несколько часов
мальчишки так сдружились, что оторвать этих оболтусов от очередной увлекательной игры
было ну очень сложно. Да и совместный проход сквозь грязевые преграды, где Вермаль показал
себя настоящим драконом, по словам Лидара, существенно сблизил их. Расставаться
парнишкам ни в какую не хотелось. Подействовало только обещание Валдора поскорее
привезти племянника к нам в Сольмену погостить.
От позднего ужина в гостях у дракона мы с братом дружно открестились, но зато добрейшей
души и необъятного охвата повариха по имени Нанна, никого и ничего не слушая, надавала
братишке с собой огромную кучу всяких сластей и ватрушек, аргументируя сие тем, что
бедненького цыпленочка недокармливают жадные злые родственники. Эх, знала бы она,
сколько всего этот вечно голодный цыпа слопал накануне. Да он в состоянии лошадь в себя
незаметно утрамбовать и голодными глазами на слона таращиться!
Отправив непрестанно зевающего братишку в кровать, я сонно побрел к себе. О, моя
прекрасная мягонькая постель, поскорее бы! Сил едва хватило на быстрое омовение и уход за
зубами. Дальше сон мгновенно затянул мое сознание в свои сети. Как я доплелся до
вожделенной поверхности — не помню.
Да и доплелся ли?!

ГЛАВА 22

Мир Таинар

Валдор ван Шарот.

Обсерватория замка
Мягкий полумрак окружал со всех сторон. Сквозь раскрытый купол башни можно было
рассмотреть темный бархат ночных небес с яркими скоплениями знакомых созвездий. Сидя в
любимом мягком кресле и потягивая из изящного бокала редчайшее эльфийское вино, Валдор с
легкой полуулыбкой мечтательно вспоминал вкус сочных губ любимой. Влажный блеск ее
несравненных прозрачных глаз, где неожиданно скрывалось столько внутреннего огня.
Мари… Марина… Какое красивое и звучное имя носит его загадочная женщина-мечта. А какой
характер! То она — пламя, то — вода, то заботливая душа, то остряк-самоучка, то хитрохвостая
лисица. Но даже когда она в мужском теле, как же с ней хорошо и свободно. Прямо душа поет.
Отпив немного золотистой жидкости, дракон вновь углубился в свои переживания
сегодняшнего дня. Этот вечер принес ему больше счастья, чем долгие годы, прожитые впустую.
Настолько ярко он никогда не жил, даже не знал, что так можно. Привычные и обыденные вещи
воспринимались нынче совершенно иначе.
Ну как можно было представить, что он, ближайший советник владыки, пойдет на дегустацию в
парк как городской обыватель? Или полезет свой голый филей мочить в океан? Такого за ним
уже несколько сотен лет не водилось, все время находились другие, более важные дела.
Государственные. О-о-о! А какой непревзойденный коктейль чувств возник в груди, когда до
него дошло, что Мари, даже будучи Ингмаром, уже считает его своим и ревнует к Дарлетте!
Она. Его. Ревнует! Подумать только! Восторг снова затопил душу.
Взгляд неторопливо скользнул по стенам и мебели, невольно задерживаясь на угловом
диванчике. А здесь… В этой самой комнате, на этом самом месте она так страстно отвечала ему
взаимностью! Его единственная, истинная, неповторимая…
Хитринка промелькнула в глубоких глазах дракона, лишь стоило ему вспомнить, как ловко Мар
отбрил Дарлу в парке. Если учесть, что он сначала непроизвольно выпустил стужу, то можно
смело предположить, что чувства, бушевавшие внутри лиса, были куда более горячи, чем его
ледяной тон.
Зато какие вышли пылкие объяснения с Мари! Не то чтобы он не хотел разговаривать с ней или
побоялся ее гнева и осуждения, просто осознание того, что сейчас они наедине в его замке…
Искушение было слишком велико. А ее откровенный провокационный взгляд послужил
спусковым крючком. Эх, если б не одна из служанок с полным подносом снеди и отваром из его
любимой ромники, отправленная к ним вездесущей Наиной, он бы сейчас уже был
счастливейшим из мужчин. Ничего, ожидание лишь делает желанную победу весомее и полнее.
Подождем.
Эх, как же не вовремя эти поганцы-жрецы решили выползти из своих серых нор. Не будь их,
Мари уже завтра могла бы быть здесь полноправной хозяйкой и госпожой. Дракон и лис
проявились на телах, значит, истинный брак заключен и обратного пути нет — это аксиома на
Таинаре. Саннару пришлось бы смириться и отдать свою белую лисичку в надежные лапы
Валдора.
Синие глаза задумчиво изучали звезды. Новый хитроумный план по завоеванию сердца
собственной супруги зрел в голове, приобретая все новые штрихи и детали. А что, если завтра
на приеме…

Ингмар де ла Рен

— Ваше высочество, позвольте войти. Я принесла вам завтрак, — донесся до меня сквозь сон
звонкий голосок Миланты. Каюсь, у меня возникло искушение повторить вчерашний подвиг
Вала и громогласно зарычать — очень уж спать хотелось.
С момента активации защиты моих апартаментов прислуга стала сначала стучаться и просить
позволения войти, очень уж показательно зависал при тестировании аналогичной защитной
сети один из преподавателей Вермаля. Многие из персонала видели это чудо своими глазами и
другим рассказали. Все намотали на ус. Что меня лично вполне устраивает.
Проверил наличие на себе штанов и, удостоверившись, что они на месте, а сам я на автопилоте
вчера вечером все операции произвел правильно, доведя свое усталое тело до кровати, дал
разрешение девчушке:
— Входи, Мили!
Дверь открылась далеко не сразу. Сначала появилась небольшая щель, да так и осталась. М-да,
переваривает она долго или снова боится?
— Миланта, хватит уже трястись. Понимаю, что раньше я вел себя не слишком подобающим
для принца образом, о чем сейчас очень сожалею, но ритуал в храме божественного Гозара
изменил меня и мое мировоззрение коренным образом. Даю слово наследника престола, что не
собираюсь причинять тебе вред и покушаться на что-либо, кроме еды на твоем подносе. Входи
смело!
Я намеренно так подробно и красиво обосновал смену своего поведения и образа жизни перед
этой шустрой пугливой пташкой. Если не ошибаюсь, через час вся прислуга будет в курсе
относительно странного поведения принца Ингмара в последнее время. Пора работать уже над
сменой репутации. А то все шарахаются, многие шипят за спиной и ненавидят, противно.
Версия с Черным Гозаром показалась мне весьма жизнеспособной и реалистичной. В самом
деле, ну не о зеленых же человечках и летающих тарелках ей рассказывать, которые, как
водится, прилетели, украли бедного принца, вскрыли ему черепушку и, небрежно покопавшись
внутри, шумно захлопнули крышку. Заварили шов и усвистали назад в родные иноземные
пенаты. Ага, в закат на конях, сурово вглядываясь куда-то за горизонт. Неуловимые зеленые
мстители… О, что-то я отвлекся. У нас тут свои барашки… в смысле — Миланты.
Девушка с солнечной улыбкой вплыла, держа огромный поднос. Так, что у нас тут? О,
творожный пудинг со сладкими сливками, фруктовый салат и свежие ягоды вкупе с чаре! Это я
люблю. Видно, у шеф-повара Оранса сегодня боевое настроение, раз он так расстарался на
завтрак. Это хорошо!
Живенько вскочив с кровати, я легко принял ношу у улыбающейся тихони и аккуратно
водрузил ее на стол. Так, не будем мешать Мили заниматься своим делом — заправлять
кровать, раздвигать шторы, проветривать спальню, словом, приводить комнату в божеский вид.
Навещу-ка я уборную, да и одеться бы не мешало, а то щеголяю тут с голым торсом, мускулами
поигрываю. О красные щечки Мили скоро можно будет обжечься.

Завтрак был божественно вкусным. Надо будет улучить минутку и заглянуть на кухню к шеф-
повару. Выразить, так сказать, свое восхищение и одобрение. Или не сбивать уже его сегодня
визитом? Прием вечером и все такое… Ладно, разберемся по ситуации. А пока у меня найдутся
куда более неотложные дела. Все никак из головы не идет вчерашний неудачливый убийца.
Жалко мужика. С одной стороны, вина его, безусловно, велика, с другой — и думать не хочу,
как бы я сам поступил на его месте. Выбор страшный, никому не пожелаешь.
Решительно отодвинув от себя посуду, я энергично поднялся из-за стола. Так, ладно, нечего
рассиживаться — скоро Вал придет и потащит за шиворот к профессиональному росту на посту
главного безопасника страны. Собственно, он ведь пока не в курсе, что я, в принципе, уже
довольно свободно ориентируюсь во всех делах бывшего главы. О своей возможности
проникать в незащищенные мысли и память окружающих я ему пока ничего не говорил. Будет
сюрприз!
Дело в том, что Морган давненько уже скинул практически все свои обязанности на плечи
помощника, которому я уделил пристальнейшее внимание на вчерашней церемонии
приветствия люденов. Не самое приятное занятие, хочу вам сказать. Этот самый помощник
оказался той еще скользкой личностью. Но дело свое знал неплохо. У него было чему
поучиться. А вот, кстати, интересно — как там у Моргана дела? Пару дней назад его выпустили
из карцера, и он, по идее, уже должен был начать дрессир… тренировку новобранцев. Надеюсь,
я все же не ошибся в старом змее, и на этот раз мужик покажет себя во всей былой красе.
Нужно будет навестить его через недельку-другую, проверить.
Так, раздумывая над делами насущными, я пересекал коридоры и галереи дворца. Придворных
в этот ранний час практически не наблюдалось, редкие позевывающие тени — не в счет.
«Мар? — внезапно подала встревоженный голос Лисса. — А ну-ка, навостри ушки, дорогой!
Что за писк?»
Я прислушался. Действительно, всецело занятый своими мыслями, я не обратил внимания на
тихий болезненный вскрик и подозрительное отчаянное мычание, идущее из совершенно
пустого бокового коридора. Он, насколько мне известно, вел в редко используемое помещение
резервной резиденции для гостей. Именно туда сегодня планировалось поселить членов
делегации эльфов. Гномы и тролли будут занимать схожие покои, но в другом крыле дворца.
Стоило мне заглянуть в первый же арочный проем, как кровь бросилась к лицу, а изо рта
стремительно полезли клыки. Кажется, сила понемногу привыкает к новому хозяину, так как
полной трансформации в зверя не произошло. Лисса разъяренно и опасно зарычала в голове,
вторя моим собственным мыслям.
Так, похоже, разговор по душам с лордом Брайдом придется отложить. В просторной светлой
гостиной разыгрывалась грязная сцена насилия над двумя служанками с участием веселой
компании развязных молодых щеголей из числа моих бывших приятелей. Ну, не моих, конечно.
Принца Ингмара, чья память и репутация перешли ко мне по наследству вкупе с телом.
Сомнительное такое наследство. К чести принца нужно признать, что в подобных мероприятиях
он не участвовал. Все его грехи остались за плотно запертыми дверьми его личных покоев и
были номинально согласованы с обеих сторон. Ну а с этими индивидами парень проводил
иногда досуг.
Несложно предположить, как тут было дело. Видимо, пользуясь тем, что эта часть дворца
обычно пустует, компания решила развлечься. В данный момент пятеро мужчин низко
глумились над испуганными девочками, явно до того наводящими тут порядок к приезду
высоких гостей. Меня упыри пока не заметили, увлеченно обрывая оставшиеся лоскуты одежды
со своих жертв и брезгливо зажимая им рты. До самого надругательства дело пока не дошло, но
и теперь уже картина была резко отталкивающей и мерзкой. Взглянув на широко распахнутые
глаза жертв, до краев наполненных ужасом, паникой и отчаянием, я счел, что каждая секунда
моего бездействия в данном случае преступна.
Поговорим для начала.
— Господа! Кто из вас объяснит мне, какого шкера вы тут творите? — Сила рвалась наружу,
угрожая превратить гадов в нелепого вида вешалки для шляп.
Мое неожиданное появление несколько остудило пыл этих сволочей, но выпускать бьющуюся
добычу из рук никто не торопился. Самый смелый и соответственно самый глупый из них по-
свойски обратился ко мне:
— А! Ингмар! Вашество… Ты поспел как раз к главному блюду — первым будешь… те? —
Только сейчас ребятки поняли, что их ноги намертво приморожены к полу, и отчего-то
заволновались, начиная оправдываться. — Эй! Эти дуры сами во всем виноваты! Мы им
сначала вежливо предложили, а они мало того, что отказали, так еще и угрожали на нас
начальнику стражи пожаловаться. Пришлось учить уму-разуму, а то чернь распоясалась совсем!
По мере того как мужчина говорил, голос его звучал все более и более взволнованно. Еще бы!
На подошвах лед не остановился, поднимаясь все выше. Когда ледяной панцирь дорос до груди,
я решил, что с этих пока хватит. Мне не нужны были их слова. Я предельно четко видел мысли
каждого из находящихся здесь подлецов.
Эти две бедняжки не были первыми жертвами шебутной компании золотой молодежи. Странно,
что их дела до сих пор не всплыли, хотя… Папик одного — министр экономики, другого —
судья в арисуде. Этот суд обычных граждан не судит, только представителей знати. Третьего…
О, друзья, да тут у нас все как на подбор. А какая уверенность в высокой родительской защите
— они ведь и сейчас совершенно не сомневаются, что ничего им за очередную пакость не
будет. М-да, подвели сыночки своих отцов. Вместе и расхлебывать будут. А какие перемены
ждут страну… Дел предстоит много, но дела сии — праведные. Руки так и чешутся.
Перейдем к девушкам. Эти просто молчаливо стояли в сторонке и пытались сдержать горючие
слезы. Не слушая больше пустого лепета золотых мальчиков, я внимательно взглянул на
бледные женские лица, аккуратно заглядывая в мысли. О! Та, что справа, недавно замуж
выскочила и малыша ждет, даже мужу пока ничего не говорила — хотела, чтоб любимый сам
догадался. Вторая давно и прочно влюблена в соседа, вчера он ее на прогулку пригласил, и
сколько же у нее по этому поводу счастья внутри было. А эти нечистоплотные чуть все не
растоптали. Хорошие светлые девчушки, честным трудом зарабатывающие себе на жизнь,
оказались совершенно беззащитны перед обыкновенным богатеньким бычьем. И, что самое
страшное, в который раз эти круинорогатые ушли бы от наказания благодаря связям и постам
своих родственников, не услышь моя чуткая лисичка тихие женские мольбы в пустом коридоре.
Миры, миры… сплошные параллели. Подгнивший плод можно золотой фольгой покрыть, но от
этого он испорченным быть не перестанет, да и запашок пробьет себе путь даже через три слоя.
А гнилые яблочки у нас от гнилой яблоньки нападали. Рубить пора старый сад.
Ровный овал портала возник чуть поодаль. О! Как раз вовремя! Валдор торопливо вышел и
сокрушенно вздохнул.
— Опять?
— Да вот, понимаешь, проходил мимо, а тут эти господа хорошие девушек зря обижают.
Пришлось вмешаться.
Упомянутые молодчики наперебой принялись возмущаться моим произволом, но Вал просто
рукой махнул, и звуки перестали исходить из их открывающихся ртов.
— Так, этих друзей я сейчас к дознавателю отправлю, он менталист, причем из числа лучших,
так что наши птички все свои песенки ему сами напоют. Если вина их подтвердится и всплывут
аналогичные этой ситуации, будем действовать по закону и традиции. Привяжем субчиков на
главной площади в чем мать родила с подробным списком провинностей и дадим право
женщинам решать их судьбу. Прежде всего, матерям и родственницам потерпевших. — После
этих слов закованные в лед мужики аж затряслись и лицами посерели, по-прежнему беззвучно
раскрывая рты. А, дошло, однако. Поздно.
Да-да, именно поэтому в нашем мире насилие над женщиной — крайне редкое преступление.
Разгневанные женщины — страшная сила. Пережить подобное наказание практически
нереально, но конкретно эти скоты заслужили его. В этот раз не пронесет.
Вал деловито нажал на один из перстней, и в гостиной послышался голос:
— Слушаю!
— Лорд Диног, приветствую! Тут у нас веселая компания решила позабавиться над двумя
девчушками, да кое-что пошло не так. Пришлите ко мне нескольких ребятишек, чтобы мусор
вынесли. — Вал задержал сочувствующий взгляд на остатках оборванной одежды на
девушках. — И пусть захватят с собой пару камзолов.
Повторное нажатие на камень прекратило разговор. О! Мне тоже срочно нужна такая вот
штучка. Это же настоящая рация!
Новый портал возник через полминуты, оттуда вышли брутального вида воины-драконы,
которые быстренько утащили отсюда ошеломленную всем происходящим компанию друзей.
Один из драконов деликатно вручил пострадавшим девушкам по простому серому камзолу и
откланялся.
— Дамы, вы все слышали. С этими мужчинами будут разбираться по закону. Они — члены
весьма состоятельных родов, и я лично прослежу, чтобы вам обеим были выплачены солидные
компенсации. Пока же, до оглашения официального приговора, попрошу сохранять молчание
касательно произошедшего. На этом все. Вы можете быть свободны.
Девушки спешно поклонились нам и дружно понеслись переодеваться.
Тут, похоже, разгребли немного, но чую, в ближайшем будущем мне, как главе службы
безопасности, предстоит провести несколько не самых приятных разговоров с родственниками
сих великовозрастных детишек. Так, сначала поговорю-ка я все-таки с нашим заключенным.
Беспокойно мне. В предстоящей кутерьме его навыки, цепкий ум и подготовка могут оказаться
очень и очень полезными.
Мы с драконом уже подходили к камерам, когда я решился:
— Вал, как бы мне тоже заполучить пару-тройку подобных артефактов, — алчно поглядывая на
заветный перстенек, осторожно поинтересовался я. — Они мне просто необходимы.
Хитрая усмешка промелькнула в синих глазах друга. Ох, задумал что-то этот чешуйчатый
прохвост, не иначе. Ну да, так и есть. Судите сами.
— Я охотно предоставлю с десяток таких вещиц в твое полное пользование, Мар, причем
совершенно безвозмездно. Заодно добавлю кольцо экстренного переноса и прочее, но… только
в ответ прошу о сущей мелочи. — Счастливая улыбка на его лице поселила в душе
обоснованные подозрения о характере ответной услуги. — Один-единственный танец с моей
несравненной Мари на сегодняшнем вечере.
Ну, в принципе, ожидаемо.
— Не то чтобы она была против, но, согласись, Вал, гардеробчик принца мало подходит для ее
фигуры, а для танцев на подобном мероприятии — особенно. Да и как ты вообще
представляешь ее появление там вместо наследника?
— О, насчет платья и всего прочего волноваться вообще не стоит. Это приятные хлопоты, и я с
радостью беру их на себя. А появиться на приеме ей будет достаточно просто. Ближе к середине
бала наследник просто незаметно нажмет на перстень переноса, который я ему как раз сейчас
презентую, — перед моим носом возник симпатичный серебряный перстень с огромным
дымчатым опалом, — и перенесется в собственную гардеробную, где уже Мари найдет все
необходимое для того, чтобы затмить своей красотой всех дам на балу. Стоит ей снова
использовать перстень, как он перенесет ее обратно в тронный зал к изнывающему от
нетерпения супругу. Один танец.
«Мар, соглашайся, дракон такой лапочка, просто с ума сойти!» — подкинула свой пучок
хвороста в костер моих размышлений Лисса.
— Будет вам танец, лорд Валдор, а может, и два. — Я покачал головой, наблюдая за несколько
поплывшим от радости взглядом дорогого друга. — Но при условии, что вы будете вести себя в
рамках приличия. А не как в прошлый раз.
— Всенепременно, — практически пропел донельзя довольный собой дракон и первым
подошел к камере Брайда, — всенепременно.

ГЛАВА 23

Мир Таинар

Ну, е-мое! Да что ж такое-то?! Что ни день — все не ладушки!


Открывая дверь камеры Брайда, я тут же слитным движением кинулся вперед, дабы придержать
подергивающиеся в воздухе ноги арестанта, пока дракон технично вытаскивал мужика из
самодельной петли, перекинутой через потолочную балку. Профессионально скрутил, надо же,
умелец. Вот где бы в хорошем деле свои навыки использовал, а то…
Ладно, успели, и то — хлеб.
Синева неохотно покидала раздутое лицо претендента в покойнички, красный след от жгута
вздулся на шее. Лорд Брайд дышал с хриплым присвистом, не открывая глаз. Эх! Очень не
хочется этого делать, а придется.
Мысли лежащего передо мной мужчины я просматривал очень осторожно, его боль была
настолько острой, что буквально разрывала мою сущность на части. Ну, хоть не выжженная
дотла пустыня, а живой огонь чувств. Признаться, я боялся обнаружить тут мертвую душу, но
камышовый кот на самом деле оказался из тех горячих сердцем личностей, которые
максимально ярко проживают каждое событие в своей жизни и дорожат счастливыми
моментами. Сколько их в памяти… Мама… папа… учеба… работа… любимая жена… сын —
наследник рода… увлечения… добрые друзья… родной дом. Больше ничего нет. Все
уничтожено черным огнем за какие-то несколько минут. Друзья и те после его поступка
наверняка отвернулись.
Что ж, свои выводы я сделал. Брайд достоин шанса на жизнь.
Окидывая взглядом неброские черты широкого лица и редкие русые волосы узника, я только
головой качал. Надо же, какое несоответствие блеклой внешности и такого насыщенного
внутреннего мира. Помнится, в тронном зале меня привлекли его мысли. Была в них не только
твердая решимость уничтожить дроу, но и планы, как спастись потом самому, как вернуться к
сыну и как отомстить Веллору и темным магам за все произошедшее. У мужика явно очень
острый, сильный ум, четкость в голове, нестандартный подход к разбору ситуаций и выходу из
них. Он не подлый, не мелочный, не гнилой. Именно такой помощник мне нужен, просто
необходим, как говорится, до зарезу. Было бы хорошо, если Брайд согласится.
Меж тем наш спасенный начал подавать признаки жизни — застонал, открыл светло-голубые
глаза и неловко попытался сесть. В последнем мы с драконом ему осторожно помогли,
прислонив к одной из стен.
— Зачем? — Сиплый голос кота выдавал отчаяние и разочарование в жизни. — Палачу работы
меньше, а мне… с каждой минутой все нестерпимее дышать. — В уголках покрасневших глаз
блеснула влага.
Я понимал его. Потеря любимых и родных — самая глубокая и страшная боль. Врагу не
пожелаешь. Но вслух сочувствовать Брайду сейчас — значит дать новый повод для жалости к
себе и лишь подстегнуть его в желании уйти из этой жизни. Что там у нас является самой
лучшей и действенной причиной жить? Это конечно же месть. Она, родимая.
А повесим-ка мы перед носом этого камышового кота жирную крысу, читай, опального
советника Веллора. Глядишь, поживет-поживет, да и найдет себе новые ориентиры для
существования. Натура у мужика живая и непоседливая, надо лишь дать ему время пережить
трагедию. Конечно, боль из сердца никуда не денется, но к ней можно прибавить пару-тройку
других ингредиентов и получить на выходе нечто вполне удобоваримое.
Так, сначала придется привести страдальца в чувство. Когда я заговорил, мой хлесткий голос
гулко отражался от каменных стен камеры. Каждое слово тяжелым камнем падало между нами.
— Лорд Брайд… Поразительно… Здоровый умный мужик, а ведете себя, как тряпка. Неужели
вы настолько бесполезны и слабы, что все, к чему можете прийти, — это жалеть себя и убегать
от жизни по петельке. — Я брезгливо пнул сапогом остатки самодельного жгута, валяющиеся
на полу.
Голубые глаза уставились на меня. Так, работа пошла, а теперь завлекалочку подбросим.
— Когда тот, кто заставил вас пойти на позорное предательство и, не раздумывая, уничтожил
всех тех, кто был вам дорог, безнаказанно наслаждается жизнью? Вы так просто спустите
Веллору де ла Хору безжалостное убийство сына и жены? — Подпустив в голос
проникновенных ноток, я продолжил: — Знаете, я был несравнимо более высокого мнения о
том, кому в одиночку практически удалось покушение на Даймона дор Орше, могучего
правителя дроу, повсеместно славящегося тем, что он лично раскусил и обезглавил несчетное
количество профессиональных убийц, подсылаемых к нему врагами.
О! Искорка пошла! Если я правильно понимаю несколько сумбурный поток мыслей моего
собеседника, он однозначно начал догадываться, куда ветер дует. И глаза его отразили
бешеную надежду.
— Но… разве у меня есть шанс отплатить этому мерзавцу? — Отчетливый страх ошибиться в
своих выводах прозвучал в тихом, замирающем от напряжения шепоте Брайда. Видя мое
молчаливое размышление, он подобрался и с жаром произнес: — Умоляю вас, ваше
высочество! Я все готов отдать за призрачную возможность повстречаться с ним. Я душой сына
клянусь, что не предам вас и не обману ваше доверие, что жизнь положу на услужение вам,
только…
Одобрение сквозило в брошенном мне взгляде Вала. Этот ушлый тип прекрасно разобрался в
ситуации и с ходу оценил мои маневры.
Сделав вид, что всерьез обдумываю слова Брайда, я намеренно тянул время, чтобы рыбка
плотнее села на крючок. Мой пристальный оценивающий взгляд заставил его поежиться. Так,
пора.
— Что ж, я обладаю подобными полномочиями. Да будет вам известно, с недавнего времени
приказом его величества Саннара я назначен на пост главы безопасности нашего государства.
Если вы, лорд Брайд, дадите мне магическую клятву пожизненной верности на крови и станете
моим личным помощником, правой рукой, пожалуй, в этом случае я подарю вам реальный шанс
на дружескую встречу с моим коварным родственником. Разумеется, для всех прочих вы
умрете. Покушение на жизнь нашего высокопоставленного гостя, да еще в преддверии войны,
это однозначно прилюдная казнь. У вас больше не будет прежнего рода, имени, друзей. Ваше
лицо и фигуру придется изменить качественной постоянной иллюзией. Те, кто будут знать о
вашей истинной личности, — повелитель Саннар, я и лорд Валдор. Вы станете тенью.
Я выдержал небольшую паузу, чтобы узнику было легче уложить в голове услышанное, и
добавил:
— Признаться, я считаю нерациональным убивать вас, лорд Брайд. Но окончательный выбор
оставляю за вами. Подумайте хорошенько, взвесьте все «за» и «против», назад пути не будет.
Да, вы останетесь живы и будете в курсе всех военных событий и решений. Да, в данном случае
ваши шансы обнаружить и уничтожить Веллора многократно повышаются. Но! — Я
убедительно поднял вверх палец, жестом прося оживившегося собеседника дослушать мои
слова. — Вы должны понимать огромную ответственность, которую накладывает принятие
моего предложения, тут вам и риск для жизни, и полнейшая личная преданность, и
неограниченный срок действия нашего соглашения.
Что-то я себя прямо демоном-искусителем почувствовал, совесть громогласно проквакала о
том, что я бедняге на свежие раны давлю и выбора не оставляю, но у меня был железный
аргумент — это единственный шанс сохранить коту жизнь. Приходится быть жестким и
честным.
Несколько секунд Брайд напряженно думал, но в конце концов, решительно взглянул мне в
глаза и твердо произнес:
— С великой благодарностью приму от вас эту милость, принц Ингмар.
Я мысленно выдохнул. Получилось. Вы можете сказать, что на месте узника согласились бы
многие, а некоторые и убили бы за возможность стоять настолько близко к правящей верхушке,
но конкретно этот дуо был не таким, как все. Не мечтал о власти, от правителей всегда
держался в сторонке, с иронией относился к запредельной заносчивости собратьев-
аристократов. Понимал, что служивым, как и правителям, частенько приходится мараться в
грязи — работа такая, ничего не попишешь. Грязное это дело.
А еще, просматривая мысли Брайда, я понял, что он, в сущности, оказался куда благороднее и
благодарнее многих. Вот сейчас, принимая судьбоносное для себя решение, он, кроме прочего,
руководствовался еще и тем, что должен мне за жизнь. Как ни крути, а наследник ведь его
сейчас из петли вытащил, дал надежду, шанс на восстановление справедливости — это
огромный долг, а долги тертый кот отдавал всегда и врагам, и друзьям. Говорю же, стоящий
мужик.
— Отлично. Вот это уже разговор. — Я слегка приподнял уголки губ и убрал холод во взгляде,
демонстрируя доброжелательность и расположение. Искреннее.
Минут через десять кровавая клятва камышового кота о готовности пожизненно и верно
служить мне, сопровождаясь яркой вспышкой света, была принята божественным. Так, с этим
все.
— Лорд Валдор, — обратился я к своему соратнику, — можно ли как-то тихо решить проблему
со сменой внешности моего нового помощника, а то ходят по дворцу всякие, смотрят, того и
гляди признают в нем нашего недавнего арестанта?
Шкодная улыбка легла на лицо дракона, когда он потянулся к внутреннему карману сюртука и
выудил оттуда овальный плоский камень. Янтарь.
— Вот не поверите, ваше высочество, — довольный тон Вала навевал на мысли о новом
суперпредложении от крылатого, — как раз этой ночью никак не мог заснуть, думал о… разном
и решил тряхнуть стариной, камушек какой-нибудь из бесполезной блестяшки превратить в
довольно полезную в хозяйстве вещь. Каюсь, было у меня подозрение, что сегодня с утречка
вам как раз нечто в этом духе и пригодится.
Лисса подначивающе протянула: «Хозяйственный дракон, Мар, подумать только! Ты
приглядись — замком управляет, слуг в строгости держит, камушки может полезными делать,
может, он еще и вышивать умеет? Кто знает, чему их там, в академиях благородных драконов
обучают?!» — Вот же ехидна неистребимая.
«Предлагаешь немедля дать ему по башке дубиной, перекинуть через плечо и тащить в
пещеру?» — ей в тон спросил я, попутно наблюдая, как дракон сцеживает каплю крови на
камень из порезанной для прошлого ритуала ладони Брайда и прикладывает его к предплечью
лорда.
«Вообще, течение твоих мыслей мне нравится, — пропела моя добрая лисонька. — Только
дракона с одного удара не вырубишь. Добивать придется. Ох ты! Смотри, что творят!»
Посмотреть, и правда, было на что — камень будто расплавился и потек на кожу, бесследно
впитываясь. Одновременно с этим внешность бывшего узника стала разительно меняться. Глаза
слегка сменили разрез на более вытянутый к вискам и приобрели насыщенно-зеленый оттенок,
волосы потемнели и густой смоляной волной спустились до талии, которая теперь была на
довольно внушительном и мощном теле. Ого! Вот так разворот плеч! У Даймона теперь
найдется конкурент на эксклюзивное прозвище Гора. Густые брови, ястребиный нос, тонкие
губы очень гармонично смотрелись на скуластом лице. Вау! Шедеврально!
Хмыкнув, я вопросительно выгнул бровь на Валдора, удовлетворенно оглядывающего
блестящий результат собственного гения. Он правильно понял мой немой вопрос и начал
объяснения:
— Этот уникальный артефакт не просто нанес плотную иллюзию, он натурально срастил ее с
телом. Можно сказать, теперь это и есть истинная внешность лорда. Кроме того,
пропорционально усилилась мышечная сила, ловкость, подвижность. Повышенная регенерация
уже заживила все повреждения нашего нового друга и наполнила его тело бодростью.
Взгляните только, ваше высочество, какой развитый мышечный каркас приобрел наш опытный
образец!
Как красиво рассказывает. Эх! На Земле Валу цены б не было — все «магазины на диване» за
него точно передрались бы. Хотя, безусловно, такой полезный камушек — это вам не яйцерезки
и чоп-чопки из дендро-фекальных материалов нахваливать.
И все-же, что запросит от меня дракон на этот раз? Видя, как моя вторая бровь поднимается
вслед за первой, хитрый дракон торжествующе озвучил свою цену:
— О! Не благодарите меня, наследник! Это все моя несравненная пара. Ее действие на меня
столь благотворно, что я готов такие вот чудесные вещицы десятками зачаровывать и
совершенно безвозмездно одаривать ими своих дорогих друзей! Я — счастливейший из
живущих, ведь Мари на сегодняшнем приеме подарит мне целых три танца подряд!
Шипение само собой вырвалось сквозь зубы.
«Вот зря он так с нашей нежной подружкой, — хихикнув, прокомментировала Лисса. — Как бы
она чугунные туфельки на бал не надела, чтоб своего ухажера радовать три танца подряд.
Интересно, выдержит он все три или сбежит раньше, попеременно дуя на оттоптанные пальцы
ног?»
Посмеявшись над лисьими рассуждениями, я согласно кивнул донельзя довольному
чешуйчатому другу. Ладно, помощь действительно была оказана как нельзя кстати. Мари с
удовольствием потопчется на ногах любимого супруга лишних пять минут. И даже попрыгает
от счастья!
Обсудив наши дальнейшие действия за последующие несколько минут, мы с моим
новоиспеченным помощником и драконом перешли по любезно открытому Валом порталу
прямиком в мой новый кабинет. Завалы, завалы, завалы… Морган оставил после себя
полнейший беспорядок в делах и бумагах, нам предстояло во многое вникнуть и разобраться.
Работы непочатый край, а времени всегда будет мало.
В камере нам уже делать было совершенно нечего, тут ребята дракона справятся сами. Нами
было решено инсценировать самоубийство лорда Брайда. Самодельный жгут из нательной
рубахи так и валялся на полу, взять в городской мертвецкой свежий труп преступника,
приготовленный для сожжения, и наложить на него иллюзию внешности узника — дело для них
простое. Справятся.
Кстати, бывший лорд Брайд взял себе новое имя. Хотя, скорее уж, мы с Валдором именовали
его. Дезерот. Мою верную тень отныне зовут лорд Дезерот де ла Мор.

ГЛАВА 24

Мир Таинар

Дезерот де ла Мор
Я стоял в кабинете Моргана… хотя нет… Ингмара — ведь теперь он по праву принадлежит
наследнику, слушая последние инструкции того, кому поклялся служить до конца своих дней, и
тихо отъезжал. Мозг с трудом пытался поспеть за событиями последних часов: моя глупая
выходка с петлей, неожиданное спасение в лице принца и его более чем странного спутника,
предложение, клятва, смена внешности, новое имя, этот кабинет. В который раз рука
самопроизвольно взметнулась к лицу, которое сейчас украшал крупный тонкий нос с
горбинкой.
Когда часа полтора назад я узрел свое отражение в огромном настенном зеркале, дар речи
покинул меня. Нет, не то чтобы внешность настолько уж шокировала или была отталкивающей,
напротив. Сейчас я был таким, каким в подростковом возрасте долгое время мечтал стать —
статным могучим красавцем с суровым лицом настоящего воина, но… очень уж я привык быть
неброским и незаметным, непривлекательным.
В моей профессии это стало неоспоримым плюсом, и я научился ценить такой своеобразный
дар природы, а тут такое… С этим нужно заново учиться жить, но оно и к лучшему — чем
больше забот и трудностей, тем меньше времени на самокопание, жалость к себе и думы о…
нет, не нужно сейчас о мертвых. Пусть спят спокойно. А я позабочусь о том, чтобы убийца
сполна заплатил за их загубленные жизни. Правильно меня наследник пристыдил, пусть и в
минуту крайней душевной боли, но я поступил, как слабый, как трус, — решил поддаться
отчаянию и сунуть голову в петлю, а не принять заслуженное наказание.
Хорошо, что его высочество сумел подобрать тогда правильные и нужные слова, и что жалеть
не стал — тоже хорошо. Жалость мужчины к мужчине — плохое чувство, оно унижает. Ее
женщинам можно простить — они добрые, порывистые, отзывчивые создания, жалеют всех без
разбору. Настоящий мужчина с понятием воинской чести и достоинства себе такого не
позволит. Сочувствие еще можно стерпеть, а вот жалость недопустима.
Но как все-таки странно наблюдать за этим резко возмужавшим мальчишкой. Ингмар сегодня
не единожды удивил. Мне ведь доводилось встречать наследного принца и раньше, но
ощущения от этих встреч оставляли в душе только горькое сожаление, что когда-нибудь этот
мелкий поганец будет править моей страной, где будет жить мой сын и рождаться мои внуки, а
вот поди ж ты, как жизнь повернулась. Но каков Ингмар?! Будто совершенно другая личность
поселилась в прежнем теле, хотя… Объединение с такой легендарной животиной, как огромный
снежный лис, говорит о могучей внутренней силе, несгибаемом характере и воле. Выходит, я…
нет, все мы ошибались на его счет, принимая подростковые протесты и выбрыки за проявления
истинной натуры? Хм… не похоже, но мне бы очень и очень этого хотелось. Ладно, чего сейчас
голову ломать, надо исходить из того, что есть.
Тем временем оживленный разговор в кабинете главы продолжался. Дракон только что
закончил давать своим парням четкие инструкции насчет «моего» трупа через артефакт связи.
Кстати, мне и принцу пообещали организовать подобные украшения в самое ближайшее время.
Наследник смерил меня проницательным взглядом сейчас уже вовсе ледяных глаз и
безапелляционно заявил:
— Лорд Дезерот, вам предоставляются прежние покои лорда Моргана в северном крыле дворца,
я уже распорядился принести туда обильный обед. Ежемесячное содержание, поверьте, будет
назначено весьма и весьма достойное. В настоящее время вы можете быть свободны, но
настоятельно рекомендую заняться насущными делами, на которые потом может просто не
остаться времени. Работы много, дела не ждут. — Наследник задержал мрачный взгляд на
ворохе бумаг, неровным многоярусным слоем покрывающих громоздкий стол. Помолчав с
секунду, он продолжил: — Итак, от вас требуется приобрести одежду, оружие, обувь и вообще
все, что вы считаете необходимым для комфортной жизни во дворце, — корона оплатит все в
счет будущего жалованья. А с завтрашнего утра сразу после завтрака вы должны прибыть в
этот самый кабинет для того, чтобы принять дела у вашего предшественника — помощника
прежнего главы.
О да, помню я этого перца — тот еще надутый тип, скажу я вам, под стать своему бывшему
начальству. Хорошо, что нам не придется работать вместе. Не жалую крыс. Кот я или где?
А вот с моим непосредственным руководством, пожалуй, работать будет в удовольствие. Чем
дальше, тем больше мне начинал импонировать этот молодой трезвомыслящий мужчина с
вдумчивым взглядом. Грамотный подход к делам, логичные решения, да и дышится с ним
легче. Не знаю, как пока это объяснить, время покажет, но у меня внезапно возникло чувство,
что мне сегодня несказанно повезло попасть под достойное крыло. Тут свои — они не бросят,
подумают, позаботятся совсем как… в семье.

Ингмар де ла Рен

Спровадил своего нового подручного обживаться и принялся скрупулезно и внимательно


разбирать невообразимый ворох всевозможных бумаг, попутно сортируя их и раскладывая по
степени важности. Эх, нужно еще и толковым секретарем обзавестись, только где же его взять-
то? Валдор отлучился по своим драконьим делам, оставив меня на попечение своей охранки.
Смешно. Я ведь теперь практически самый сильный представитель собственной расы, могу
перекидываться в огромную зубастую зверюгу, управляю льдом, нахожусь в собственном
дворце в окружении кучи стражей и прислуги, а он все дрожит, бедолага.
Вообще, надо признать, что кабинет Моргана мне нравился. Все здесь было как-то уместно и
очень удобно. Темная добротная мебель, стены цвета топленого молока с едва заметным
золотистым узором, кожаный диван, стеллажи и полки для бумаг, уборная за неприметной
дверцей, просторная приемная с несколькими кушетками и столом помощника. О лучшем и не
мечталось.
Кстати, о помощниках… Нужно бы разобраться с тем типом, что беззастенчиво дрыхнет сейчас
в одном из кресел, наполняя приемную звучными трелями.
— Хм! — У меня получилось вложить в этот громогласный звук и вопрос, и удивление, и
неудовольствие от увиденного.
Подскочивший на месте был мне знаком. Либен ла Рош — младший помощник старика
Моргана. Этот парень не принадлежал к аристократическим кругам, добившись своей
должности исключительно собственными силами. Отличной учебой, филигранной работой,
упорным трудом. Молодой, исполнительный, шустрый. Может, очень может быть, что я таки
обрету сегодня секретаря. Да какого!
Просматривая мысли молодого дуо, смущенно ерошащего короткий ежик волос, я мысленно
улыбался. Сработаемся. Его зверь — лис, да он и сам несколько напоминает своего побратима
— огненно-рыжая шевелюра, острый нос, умные глаза и поджарое натренированное тело.
Живой подвижный ум, ершистость и незлобивый характер в противовес. Только ко мне
испытывает тщательно скрываемое презрение и гадливость — приходилось сталкиваться с
некоторым самодурством и заносчивостью прежнего обитателя моего тела. Ну, тут уж ничего
не попишешь, придется поработать над своим авторитетом среди подчиненных — сказки-то
мне никто и не обещал.
Не слушая приветственно-оправдательного лепета рыжика, я слегка приподнял брови и выдал:
— Либен ла Рош, с этого момента вы назначаетесь на ответственную должность моего
секретаря. До вечера нам с вами нужно разобрать все накопившиеся за последнее время дела,
так что распорядитесь, чтобы обед на двоих принесли прямо в мой кабинет. — Отвисшая
челюсть парня упала на грудь.
Все просто — раньше его высочество прилюдно шпынял работягу за низкое происхождение,
считая его недостойным и неподходящим для подобной работы. И вот сейчас высокомерный
принц мало того, что оставляет его на работе, так еще и назначает на столь ответственный и
приближенный пост. А уж обедать вместе… Ничего, пусть привыкает. Не хватало здесь еще
китайские церемонии вокруг моей светлой персоны разводить, тогда совсем работать некогда
станет. Нам сейчас важен результат.
Уголки моих губ неотвратимо поползли вверх, и я не удержался от дружеской подначки:
— …А затем не стесняйтесь, прошу вас, смело заходите ко мне и приступайте к работе, заодно
введете свое новое начальство в курс дела.
Спрашивать о причинах столь непозволительного поведения на рабочем месте я не стал и так
видел, что мысли о больной сестренке так и вертятся в голове парня. Мать и сестра — вот и вся
его семья. А малышка недавно упала и сильно головой ударилась. Так и не приходит в себя. Вот
и сидел с ней Либен всю ночь, ловя тихое, почти незаметное дыхание. Целитель есть только во
дворце, но вот чтобы принести сюда малышку, нужно разрешение главы безопасности, а он —
это я. Тот самый тип, который…
Ладно, займемся пока бумагами.
Через полчаса, когда гора бумаг на моем столе превратилась в аккуратные стопки донесений,
жалоб, докладов и ненужного хлама, в дверь негромко постучали, и мой недавний собеседник
вошел вместе с одной из прислуживающих во дворце девушек. Она едва не качалась под
тяжестью огромного подноса и с явным облегчением поставила свою ношу на небольшой
резной столик у камина.
— Благодарю вас, дорогая, можете забрать поднос через час. — Я благодарно кивнул
зардевшейся девчушке. — Да, и прошу передать мастеру Орансу мои восторги по поводу
сегодняшнего завтрака. Он просто волшебник!
Счастливо улыбаясь, показывая очаровательные ямочки на щечках и теребя в руках белый рюш
форменного фартучка, милое создание присело в поклоне и пролепетало:
— Приятного аппетита, ваше высочество! Я непременно передам ваши слова нашему шеф-
повару. Мастер будет счастлив!
Словно свежий ветерок пронесся по кабинету, так торопилась она донести до адресата мои
слова.
Я выразительно взглянул на Либена. Парень оторопело пялился на меня своими серо-зелеными
глазами, явно прикидывая, все ли у меня дома и не пора ли бежать за Шейном. М-да… не
балуют тут народ хорошим отношением, знаю. Но иначе не могу, да и не хочу.
Жестом пригласив его присоединяться ко мне, я неторопливо приступил к обеду. Мм! Восторг!
И печеночный паштет у мастера получился просто божественно!
Тем временем мой новый секретарь бочком подсел на соседнее кресло и несмело
присоединился к трапезе. Давно пора, а то все остывает. Вот интересно, он решится поведать
мне о своей беде или все-таки гордыня окажется сильнее любви к сестренке? Мне не хотелось
бы светить перед всеми и каждым своей способностью проникать в мысли, шугаться начнут и
чураться.
О! Кажется, дозрел. Ай, молодца!
Парень решительно и аккуратно отложил вилку в сторону, промокнул краешек губ
белоснежной салфеткой и негромко спросил:
— Принц Ингмар, могу я обратиться к вашему высочеству с небольшой просьбой? —
Дождавшись моего кивка, Либен продолжил: — Дело в том, что накануне моя маленькая
сестренка споткнулась о камень и, упав, настолько сильно ушибла голову, что так и не пришла
в себя. Если ее не показать целителю, малышка погибнет в самое ближайшее время. — В его
голосе проскользнули нотки неприкрытого отчаяния. — Умоляю вас разрешить мне принести
ее во дворец к целителю Шейну. Только это спасет ее…
Внимательно глядя на молодого дуо, сидевшего напротив меня, я поджал губы в раздумье и
покачал головой, озвучивая собственные мысли:
— Нет… пере…
В глазах собеседника вспыхнула такая дикая ненависть и боль, что я невольно запнулся на
полуслове. Вот же лис торопливый, так глянул, что я чуть язык себе не откусил.
— Нет, перевозить или переносить девочку с подобными травмами крайне опасно, она может
умереть, даже не достигнув дворца. Вы немедленно возьмете Шейна, пару стражников для
охраны и отведете их к малышке. Только не медлите более. Обратись вы ко мне сразу, ваша
сестренка уже была бы полностью здорова. Так, секунду подождите, я дам вам письменное
распоряжение, чтобы ни у кого не возникло вопросов, — добавил я, уже набрасывая несколько
быстрых строк на плотном белом листе гербовой бумаги.
Космос счастья и облегчение в глазах Либена радовали сердце. Здорово, когда можешь чем-
либо помочь ближнему. Не давая ему рассыпаться в благодарностях и тратить время на шелуху
слов, я вложил ему в подрагивающую ладонь листок, а затем буквально вытолкал взашей из
кабинета, крикнув вслед, что жду его тут после того, как они с Шейном вернутся во дворец.
Торопливо закончив обед, я, засучив рукава, с головой зарылся в ворох полезной и бесполезной
информации.
Три часа спустя мое одиночество разбавил счастливый секретарь — одна штука, принесший
радостную весть — все отлично! Они успели в последние мгновения, как сказал целитель, но
ведь успели же! И сейчас его любимая сестренка блаженно спит крепким сном здорового
ребенка, набираясь сил.
— Мама молит божественного Гозара за ваше здоровье и счастье… — тихим, но таким
радостным голосом закончил Либен свое повествование, что невольно вызвал на моем лице
непроизвольную улыбку. Как же я рад за него, за них всех!
— И тебе спасибо. Такие новости дают нам силы и стимул жить, работать, не опускать рук. А
теперь давай-ка, включайся в дело. До приема всего часа четыре осталось, а я все что-то никак
не могу разобраться с вопросом, касающимся нашего пропавшего агента на приграничных
землях. И что за дела с троллями?
Стоит ли говорить, что последующие часы были потрачены мной на то, чтобы как можно
подробнее вникнуть в суть происходящего не только в стране, но и в мире в целом. Отдельно
радовало, что весь негатив по отношению ко мне испарился из души Либена, точно его и не
было. И сейчас парень с фонтанирующим энтузиазмом, очень доходчиво и подробно объяснял
мне тонкости нашей работы.

ГЛАВА 25

Мир Таинар

Я вдумчиво приводил себя в порядок, смыв напряжение первого рабочего дня. Торопиться
особого смысла не было, моего появления в тронном зале ждут не менее чем через час.
Успеется.
Первыми прибудут гномы, потом эльфы, ну а под конец должны нарисоваться тролли.
Последние вообще никогда и никуда не торопятся — менталитет у них такой. Я не так много
знаю о представителях этой расы Таинара, только то, что прежний принц Ингмар сумел
почерпнуть из своего скоротечного путешествия в те земли — сельскохозяйственная страна,
тягловый скот, живут в пещерах, правда весьма комфортабельных и просторных, обожают
чистоту. Пророк слепой ими управляет, его слово нерушимо. Вот и все. Негусто, словом.
Разглядывая в зеркале собственное отражение, я залюбовался изящным черным дракончиком,
оккупировавшим мое плечо. Не удержавшись, ласково провел по его спинке пальцем, как вдруг
услышал отдаленный голос Валдора:
— …Ну а после приема будет организовано совещание, где соберутся все правители рас
Таинара. Так что спать нам сегодня, дорогой братец, не случится. Да и…
Стоило мне убрать палец, как все разом стихло. Выходит, мы с моим дорогим другом теперь
можем слышать друг друга, прикасаясь к татуировкам? Или это только я так могу? Ну-ка, ну-
ка…
Прижав палец к дракоше, я мысленно гаркнул: «Почем опиум для народа?!»
Эмоциональный, поэтичный и душевный такой мат в драконьем исполнении послужил мне
достойным ответом — меня таки услышали на том конце Великой Китайской стены.
«Мар?! Как ты это… — оторопело донеслось до меня, а потом явно в сторону: — Нет, Дар, все
со мной нормально, потом объясню».
И снова ко мне: «Мар? Это ты?»
«Я. Вот проверяю нашу связь. Оказывается, наши татуировки имеют одно очень полезное
свойство — стоит прикоснуться к ним, как можно связаться с партнером мысленно. Я сейчас
именно так с тобой и разговариваю. Пробуй ты».
«Люблю Мари», — тут же прилетела четкая мысль, и Маринка в душе счастливо засмеялась и
запрыгала на одной ножке. Ладно, простим его и чугунные тапочки прибережем на другой раз
— понял я ее настрой.
«Работает! Она, кстати, тоже вопит нечто в том же духе, — передал я и почувствовал
счастливый отклик собеседника, но тут же, вспомнив о насущном, поторопился закончить
разговор. — Так, все, Вал, нам пора. Встретимся на приеме!»
«Ух ты! Мар, у вас же натуральная прямая связь образовалась! — восхищенно протянула
Лисса. — Ты теперь его на раз прочтешь, даже экранирующие артефакты от ментальной магии
не помогут ему спрятать от тебя свои хитрые драконовские мыслишки! Мы его теперь насквозь
видеть будем!»
Не хотелось ее расстраивать, но… не хочу я смотреть его мысли. Как-то это неправильно. Он —
моя истинная пара, часть души, ему я доверяю как себе и вовсе не хочу, чтоб Вал почувствовал
себя обманутым, когда узнает о моих возможностях. Не хочу, и все.
Лисичка в ответ только насмешливо фыркнула и перевела тему на странные традиции двуногих
прятать свое тело под разного рода тряпочками. Да еще и переодевать их по три раза в день,
только время терять. Лучше бы на рыбалку сходили… или совершили тайный набег на кухню.
Посмеявшись с хвостатой подружкой и согласившись с ней, я и занялся облачением в эти самые
тряпочки.
Золотые линии вышивки богатым узором шли по бортам роскошного темно-синего камзола,
тончайшее полотно светлой рубашки холодило грудь, узкие штаны плотно облегали ноги и
талию. Высокие сапоги лаконично дополнили образ. Минут через пять, управившись со своей
гривой, я удовлетворенно осматривал свое отражение. Хорош.
Внезапный хлопок мини-портала привлек мое внимание. В дальнем углу гардеробной возникла
огромная цилиндрическая коробка лавандового цвета. Приколотая к грандиозному
фиолетовому банту записка гласила:

«Моей несравненной супруге Мари на наш первый бал.


С любовью, Валдор».

Приписка ниже явно предназначалась именно мне:

«Мар, не лезь туда своими любопытными хваталками. Пожалеешь. Будь другом, пусть
Мари сама откроет мой подарок».

Вот ведь… Дракон! А еще другом называется. Ладно, потопчусь пока на своем любопытстве.
Старается мужик. Да и время поджимает, а я еще за братишкой зайти хотел. Нечего ему в
одиночку через весь дворец пилить. Вот закончит через денек-другой мастер Корн мудрить с
защитой, тогда уж… да нет, все равно нечего мальцу одному шататься.
Стремительно шагая по коридорам, я раздумывал над тем, что хорошо бы Вермалю найти
верного друга, как вдруг услышал звонкие мальчишеские голоса. Ха! Все-таки это очевидно,
что Вал — моя родственная душа. Мы даже мыслим одинаково.
Я лишь подумал, а он уже выполнил данное мальцам обещание и привел в гости своего
племянника.
Навстречу мне как раз направлялась донельзя довольная жизнью парочка — мой младший
братишка и юный дракон Лидар.
— Вот так-так! Лидар ван Радот, рад видеть тебя, дружище! Твой дядька большой молодец, что
привел племяша к нам в гости! — искренне порадовался я, рассматривая счастливые глаза
Вермаля — первый раз в жизни к парнишке приехал друг. — Ну, рассказывай, как твои успехи
в обучении воинским премудростям?
— Приветствую вас, наследник Ингмар, — совсем по-взрослому поклонился парнишка, но тут
же перешел на более привычный стиль общения.
— Ха! Я заслужил сегодняшний вечер! Мои дядья поставили условие — если я прохожу за две
минуты всю полосу препятствий, то попадаю на этот прием к повелителю Саннару. —
Солнечная горделивая улыбка выползла на озорное лицо, глаза лукаво блеснули торжеством. —
И вот я здесь!
— Что ж, твое упорство в достижении поставленных целей заслуживает уважения, — учтиво
кивнул я дракончику. — Ну а теперь прошу вас проследовать за мной, господа. Всех нас
ожидают в тронном зале. А вы видели когда-нибудь троллей или эльфов, молодые люди?

Тронный зал
Ингмар де ла Рен

Саннар привычно ерзал на злосчастной каменюке, по ошибке называемой троном. А ведь прием
только начался. Мы с Вермалем, как его сыновья, стояли за спиной повелителя, дроу и людены
выстроились у подножия лестницы с правой и левой стороны соответственно.
Гномы величественно шествовали по широкому проходу, образованному придворными,
тщательно проверенными лично мной. На этот раз залетных головорезов тут быть не должно.
Возглавлял процессию суровых коренастых бородачей правитель Баргорот — очень
колоритный тип, прозванный собственным народом не иначе как Угрюмым. И дело тут вовсе не
в неизменном спутнике гнома — гигантском боевом молоте за спиной, а в своеобразных
шрамах, сплошь покрывающих его лицо.
Хорошо иметь возможность читать мысли и намять. Вот сейчас, к примеру, я узнал, что эти
шрамы — след страшного обрушения пещерного свода, где некогда работал юный Баргорот.
Спасти-то жизнь ему сумели, но вот полностью исправить то месиво, в которое превратилось
лицо, увы, не смог ни один целитель. Повезло, что хоть так собрали… по частям. Вот и пугает
теперь хозяин подземелий малых детушек своим зловещим видом.
А в душе мужик оказался весьма терпимым — талантливый артефактор, мастер горного дела,
грамотный и справедливый правитель, искренне радеющий за процветание собственного
народа. Что-то тут у него еще… Елки! Вот так сюрприз! Вы представьте себе только,
оказывается, то самое хрустальное креслице, на котором столь старательно вертелись все
правители нашего народа, включая Саннара, было изготовлено давним предком этого самого
Баргорота. И являлось, по сути, бесценным артефактом, поддерживающим силы и здоровье
хозяина неопределенное время.
Вот только его никто не удосужился активировать и привязать к крови рода, оттого и
воспринимал всех своих владельцев трон как оккупантов законной власти, доставляя им все
мыслимые и немыслимые неудобства. Не активировал его предок нашего низкорослого гостя
исключительно из собственной зловредности — тогдашний правитель двуликих не пожелал
покупать у бородачей драгоценные камушки по завышенной втрое цене, ах он бяка-закаляка
этакий! Получи колючую каменюку под зад! Вот и мучаются с тех пор наши коронованные
бедолаги, отсиживая стратегические места на враждебно настроенном артефакте. И смех и грех.
Активировать же артефакт было довольно просто — следовало капнуть несколько капелек
крови кому-нибудь из рода де ла Ренов в специальную выемку, прятавшуюся между трех
каменных лучей в изголовье. И все! Представляете мой шок?
Все-таки не зря создатель наказал гномов рыжими бородами, чтоб они вечно путались и
скатывались в колтуны, знал он об их натуре зловредной! И ведь даже сейчас, наблюдая, как
Саннар едва заметно ерзает на хрустальном орудии пыток, Баргорот не собирался раскрывать
древний семейный секрет, посмеиваясь про себя. У, змей бородатый!
«А давай заменим ему кровать в апартаментах, принесем самую громадную из всех, какую
вообще можно найти, пускай там потеряется дня на три, клоп мелкорослый», — мстительно
предложила моя добрейшая лисичка-сестричка.
«Идея неплоха, — мысленно посмеиваясь, согласился я, — но тогда он лично Саннару новый
артефакт выточит и подарит неактивированным. Гномы мстительные».
Тем временем приветственная часть для гномов была закончена. Они всем составом
поклонились Саннару, выражая почтение, и слаженно отошли к люденам. Настала очередь
светлых эльфов.
И кто сказал, что они все поголовно прекрасны? Нет, своеобразная красота и грация была, но
насколько же чуждой она оказалась.
В общем, эльфы моих восторженных ожиданий не оправдали. Белая-белая кожа, белые-белые
волосы — подумалось еще, что перекиси у них в стране, должно быть, просто завались, белые
брови, ресницы, даже одежда была чисто белого цвета, кое-где поблескивая неброскими
бриллиантовыми брызгами. Прямо наряд санитаров из психиатрической клиники имени
Кащенко. Уши острые и немного вытянутые. Глаза странные — огромные, завораживающие,
преимущественно голубые, но не у всех. Вот у возглавляющего процессию индивида они были
глубокого черного цвета. Ладно хоть не красные, и то хлеб, а то я не заснул бы этой ночью, не
разрисовав предварительно стены крестами и не раскидав пару-тройку тонн чеснока по дворцу.
Жуть ведь несусветная! Брр! Интересно, а они вообще на солнце загорают… или сгорают
заживо?
Владыку эльфов звали Ликаэль Лучезарный. Мало кто знал, но он обладал редким
наследственным талантом чувствовать окружающих. Ментальный дар позволял ему
распознавать равно как доверие и расположение, так и исходящую от них опасность. Хорошим
отношением к себе дяденька частенько пользовался в свое удовольствие. Были у него еще и
уверенные навыки по внушению нужных ему мыслей и решений в головы собеседников. И
даже твердое намерение использовать их здесь при переговорах с другими правителями. С тем
же Саннаром, к примеру. Ничего особо зловредного, но это как посмотреть, — грабительские
налоги на товары, перевозимые через эльфийские земли, могут весьма пагубно отразиться на
наших торговцах — и казна пострадает, и народ. Надо сказать, что Ликаэль порядком испортил
мое представление о светлых эльфах — надменен, заносчив, мстителен. Обожает
манипулировать окружающими, интриги плести, судьбами подданных играть. Но хоть не
подлый и с темными магами миндальничать не намерен. Понимает, что их победа обернется
смертью всего живого на Таинаре. Ладно, кто из нас не без изъяна.
Признаться, сначала его способности изрядно всполошили меня — мало ли что мужику
захочется вложить в наши незащищенные головы. Что-то мне не очень хочется прыгать по
столице и петь о своей неземной любви ко всему эльфийскому народу. Хорошо, что на этом
месте меня стопорнула Лисса.
«Мар, паника тебе не идет, верни выражение мотыги на морду лица и слушай сюда. —
Поспешно выполнив ее просьбу, я попутно выслушивал объяснения от лисички. — Понимаешь,
тебе совершенно нечего бояться, этот белый перец скорее перепыжится и лопнет от
напряжения, чем сможет заставить тебя хоть мизинчиком шевельнуть по щелчку его пальцев.
Корраги обладают встроенной природной защитой от чужеродного ментального влияния.
Выдохни».
Так, неплохо, но… и снова стоп! А как же Саннар и прочие? Лисса только невнятно крякнула и
обратила мое внимание на левый мизинец отца, там тускло поблескивал камушком перстень
ментальной защиты. У Даймона и Лилиана, насколько я могу судить, похожие украшения
занимали предназначенные для того места.
Драконы? Вот шельмецы, и когда только успели. Но как же своевременно! Обожаю этих ребят!
Так… а это у нас что? В хитроухой белоснежной голове велеречивого соловушки, заливающего
сейчас в наши уши медовые песни о счастье нас лицезреть, промелькнул мой самый дикий
кошмар. Этот шкер белохвостый притащил с собой любимую дочурку. Угадайте, для чего,
точнее — для кого? Мой ледяной взгляд намеренно неторопливо пропутешествовал по лицам и
фигурам делегатов. Ну, по фигурам ничего сказать невозможно, ай, елки новогодние, по лицам
тоже разобрать нереально. Все они гладкие, стройные, волосы длинные, прилизанные. Придется
поскакать по головушкам чужедальних гостей. Это не то… это тоже… дальше… дальше… а!
Вот оно! Точнее — она.
Высокая стройная фигура ничем не выдавала своей принадлежности к женскому роду. Если у
них все девушки грешат подобными формами, то… хнык! Правильные черты лица, голубые
глаза. Смотрит на меня так внимательно, оценивающе. И мысли такие же холодные и унылые,
как свежевыловленные из океана сине-зеленые водоросли. Расчет тут, расчет там… голый
расчет, ответственность перед своим народом и… грусть. Нет у нее радости в жизни — дела,
заботы, теперь вот замуж придется выходить и строить из себя влюбленную в принца дуо
дурочку, тогда как ей в кои-то веки понравился совсем другой мужчина. Промелькнувшая в
белокурой головке мысль несказанно меня порадовала. Звучала она дословно так: «Может,
поговорить с отцом о смене объекта? Брачный союз с правителем люденов мог бы принести
нашему народу большую выгоду, чем с двуликим принцем».
М-да. Лилиан свой артефакт идеальной красоты со шнурком сжует, когда узнает о
привалившем на его долю счастье. Поделом, конечно, но вот девушку мне внезапно стало жаль,
очень жаль. Хоть и зовут принцессу эльфов Дараида, но вот мне ее захотелось назвать царевной
Несмеяной. Печалька.
Приветственные речи эльфов были изрядно затянуты и многословны, но и они наконец
закончились. Делегаты плавно и грациозно поклонились Саннару и ровно перетекли в сторону
более темных сородичей. Ах, какой контраст — огромные мускулистые воины с черной кожей
и кипенно-белые тонкокостные моли в длинных одеждах. Подкачались бы, что ли, мужики?
Вновь зазвучавшие звуки фанфар не дали нам передышки, настала очередь троллей. По живому
коридору придворных пронесся удивленный шепоток. Первая мысль, посетившая мою
головушку при взгляде на новых гостей, была чрезвычайно кратка и по существу — крупные.
Раза в полтора выше самого Горы. Объемные фигуры новоприбывших с булыжнообразными
вздутыми мускулами более всего напоминали слепленных из камней големов. Впечатление
дополняла пористая сероватая кожа гостей. Грубые черты лица, крупные широкие носы,
украшенные золотыми кольцами, низко нависающие над небольшими проницательными
глазами надбровные дуги очарования им не добавляли. Сотня-другая тонких косичек на каждой
круглой голове придавали гостям некоторое сходство с тем самым Хищником из культового
боевика, заставившим некогда дрожать в страхе не одно зрительское сердечко. Вот тебе и
сельхозработники колхоза «Тролльи Пещерки»…
Если все предыдущие делегаты двигались по проходу неким иерархическим клином с наиболее
значимым лицом во главе, то серые тролли предпочитали держать свое самое ценное сокровище
в круговой обороне. Так что знаменитого Слепого Провидца нам удалось увидеть, только когда
процессия вплотную подошла к возвышению, ведущему к трону Саннара, и расступилась
ровным полукругом.
И тут меня ждал новый сюрприз. Слепой Провидец оказался вполне себе зрячим экземпляром.
Просто радужки его глаз были настолько светлыми, что создавалось впечатление их полного
отсутствия. Несколько жутковато, но в общем-то не страшно. Его так же отличал невысокий
рост, разумеется, в сравнении с соплеменниками, обилие тяжеловесных золотых украшений на
груди, руках и ногах и внушительный живот. Или это такая трудовая мозоль?
Звали царственного тролля Ортанг Громоподобный, и, когда он заговорил, мне стала понятна
причина такого прозвища. Голос у вождя был удивительной силы и мощи, как эхо в горах!
Глубокий, звучный, рокочущий… Ортанг даже не говорил, он натурально вещал. И его
хотелось слушать и слушать вечно.

— Здоровья и процветания вам всем, братья мои по защите родного мира. Мы прибыли
сюда для заключения союза военного, и да будет он благотворным для всех наших народов.
Черная напасть угрожает самой жизни на Таинаре, так забудем же на это время старые
распри. — Внимательный взгляд белесых глаз пропутешествовал по лицу Баргорота. Гном
согласно кивнул. — Мелочные и сиюминутные чаяния… — На сей раз Ортанг смотрел
прямо на главу эльфийской делегации и его дочь. Те заметно стушевались. — …Проказы и
торговые выгоды. — Людены, драконы и дроу удостоились его неспешного внимания. —
Единым телом д

лжно нам выступить против угрозы, идущей с серых земель, и мало того, чтобы загнать
назад в нору выползающую змею, так и саму нору мы должны уничтожить. Дабы правнуки
наши не пожинали плодов беспечности своих предков. Нельзя раненого врага за спиной
оставлять — уж сколько раз такое было. Довольно!

Ух! Не знаю, как всех прочих, но меня до мурашек проняло. Все правильно сказал, не тратя
своего и нашего времени на бессмысленную болтологию. Ценный кадр. Кстати, что интересно
— голова тролля оказалась закрыта для меня, то ли артефакт навесил, то ли щит ментальный
задействовал. Сдается мне, знал он о моих умениях и возможностях. Очень уж хитро тролль
посмотрел мне в глаза, закончив говорить. И взгляд такой подначивающий, мол, ну, попробуй-
попробуй, любопытное дитя, только смотри — головушку побереги.
Повелитель Саннар поперхнулся стандартной заготовленной тирадой и даже головой слегка
потряс, чтобы прийти в себя.
— Хм… Поддерживаю. И с радостью приветствую наших серых братьев с дружественного
Нейроса на своих землях. Да будет ваше пребывание здесь радостным и действенным. —
Феникс все-таки молодец. Понял, что тролли говорить понапрасну не любят, и живенько речь
сократил. Учтиво кивнул Ортангу и, искренне улыбаясь, с видимым облегчением поднялся с
трона, давая всем понять, что официальная часть мероприятия закончена.
Теперь начнутся танцы, разговоры и массовое поедание кулинарных шедевров от мастера
Оранса. Музыка словно легким ветерком пронеслась по залу и закружила всех желающих.
О! А вот это ново! Среди сверкающей разнаряженной толпы засновали аккуратные девушки в
белоснежных чепчиках и передничках. В руках у них были большие подносы, сплошь
заставленные небольшими полукруглыми тарелочками с… мороженым!
Так, пока народ не сориентировался и не понял, что к чему, нужно быстренько урвать себе
парочку порций сливочного лакомства. Что-то мне подсказывает, что медлить в таком деле
нельзя! Да и полезные знакомства под это дело можно завести.
Спешно подойдя к одной из разносчиц, я аккуратно подхватил с подноса две тарелочки со
сладким содержимым, обильно украшенным ягодами и фруктами. Куда бы, вы думали, я
направился? В сторону эльфов, конечно. На разведку.
Эльфийская Несмеяна словно ледяное изваяние стояла у стены. Взгляд ее был прикован к
прекрасному лицу Лилиана Венценосного. Правитель люденов что-то увлеченно обсуждал с
Даймоном дор Орше и Саннаром. Видимо, у них там кружок по интересам образовался, ага —
новую миссию в танчиках обсуждают. Отца принцессы и остальных членов делегации
поблизости тоже не наблюдалось. Придется угостить девушку мороженым и развлечь
разговором.
— Милая леди, позвольте наследнику престола дружественного государства развеять вашу
грусть и угостить поразительно вкусным шедевром нашего шеф-повара. — Девушки любят
сладкое, а этой худышке лишние калории явно не страшны.
О! Меня таки заметили! Огромные голубые глаза в изумлении распахнулись. Дараида,
осознавая, кто сейчас склонился перед ней в учтивом поклоне, быстро взяла себя в руки и
грациозно присела, мило склонив головку.
— Ваше высочество, какая честь для меня! — И я поверил бы ее нежному дрожащему голоску,
если бы не услышал мысленный стон эльфийской леди. — «Катись к шкеру, наследник! Дай
хоть посмотреть на него! Вот вы у меня все где! И ты, и отец, и вообще вся ваша политика!»
О! Да у нас тут личная драма назревает. Скольких трудов мне стоило удержать маску учтивости
на лице, а уж улыбаться… Милая такая девушка. Сущий ангел. Только близко не подходите —
кусается. Если сорвется с цепи, первая мера — кинуть в нее Лилианом, а вторая — бежать без
оглядки, ибо сожрет-с.
Галантно подав эльфийской Несмеяне одну из тарелочек, я мстительно предложил ей прогулку
по картинной галерее. Ах, как музыкально эльфы умеют скрипеть зубами! Под лавинообразным
шквалом мысленных проклятий, обращенных в мою сторону, она подала мне тонкую до
прозрачности руку и согласно улыбнулась. Вот это самообладание! Аплодисменты!
Ведя стандартный светский разговор, мы дошли до огромного, богато украшенного зала с
высоченными потолками, одна из стен которого была сплошь увешана портретами моих
покойных и ныне живущих родственников. Остановившись под собственным изображением,
одновременно разительно отличаясь от него, я решительно предложил своей спутнице оставить
пустые разговоры на отвлеченные темы и поговорить откровенно. Благо, что я успел составить
свое мнение о ее характере и предпочтениях. Такой ход сумела бы оценить и правильно
воспринять далеко не каждая девица. И все же я попытался говорить максимально мягко и
вежливо.
— Я ведь не вчера родился, принцесса. Каждый из нас — и вы, и я — прекрасно понимаем,
какие цели преследует ваш венценосный родитель, привезя вас сюда. Поверьте, я искренне рад
познакомиться с такой прекрасной девушкой и намерен стать вам верным другом, если на то
будет ваша воля, но ничего, выходящего за рамки этой дружбы, предложить вам не смогу.
Вот кто разберет загадочную женскую душу? Только что она тряслась от злости, что я оторвал
ее от счастья лицезреть красавчика-людена, а сейчас возмущена тем, что нашей свадьбе
случиться не судьба.
— И что же послужило причиной столь решительного отторжения моей кандидатуры, принц
Ингмар? Лицом не вышла или грудью? — Вот наконец-то слышу ее настоящий язвительный
голосок, а то все слащавый мед да патока. — До нас доходили слухи о ваших предпочтениях в
женской красоте, очень жаль, что за формами вы не стараетесь разглядеть содержание!
О как! Фантомас разбушевался! Ладно, придется добавить в разговор каплю откровенности.
Очень надеюсь, эта капля не станет достоянием общественности. Не то чтобы это было
фатально, но мне было бы крайне неприятно ошибиться в собственном умении разбираться в
душах.
— Для наследницы своего высокого рода вы непозволительно скоропалительно делаете
выводы, принцесса Дараида. — Мой официальный ледяной тон заставил эту горячую
эльфийскую леди мгновенно прикрыть свой ротик и захлопать глазками. — Для начала
дослушайте. Мое видение женской красоты тут не играет ни малейшей роли, поверьте. — Я
доверительно понизил тон, стараясь говорить максимально доброжелательно. — Просто я уже
состою в супружеском союзе, негласном, но и нерасторжимом. И моя истинная пара — моя
единственная любовь.
Расстегнув верхнюю пуговицу сорочки, я продемонстрировал восторженно заблестевшим
глазам Несмеяны небольшой фрагмент спинки дракона. Бинго! Поверила!
Полчаса спустя мы неспешно возвращались к тронному залу, ведя непринужденную дружескую
беседу и доедая нежнейший десерт, которому я не давал растаять своей магией. Дара оказалась
довольно милой и живой девушкой, но слишком уж зажатой этикетом и воспитанием. Вечная
муштра на тему долга перед страной у кого хочешь разовьет кучу комплексов.
Естественно, всей правды я ей рассказывать не стал, с чего бы это вдруг? Но дал понять, что
союз мой до поры негласный, следовательно, я настоятельно прошу о моем небольшом секрете
не распространяться. Она дала мне слово принцессы, и я поверил.
Дальше разговор как-то плавно перетек на предмет ее сегодняшнего восхищения — Лилиана
Венценосного. И тут я задал вопрос, уже некоторое время мучивший меня:
— Дара, ты ведь очень красивая девушка, но почему-то не подчеркиваешь свою красоту ни
косметикой, ни нарядом. Или это дань традициям твоего народа?
Она несколько смущенно улыбнулась мне и ответила:
— Да нет… просто я всегда знала, что отец выдаст меня замуж по своему выбору, не особо
спрашивая моего мнения, вот и решила, что лишний раз украшать себя для… хм… — Голубые
глаза виновато взглянули на меня. — Ну, нелюбимого — глупо. Принцессу и так возьмут в
жены, даже если она похожа на корягу. Поэтому я даже и не уделяла никогда таким мелочам
внимания. Жалею теперь, конечно. — Все горе мира выразил один ее грустный вздох. —
Лилиан на меня и не взглянул сегодня.
Эх, встретить бы ее папашку в темном подъезде да на узкой лестнице и объяснить душевно,
какое должно быть у родителя отношение к собственному ребенку. Гад! Как есть — гад! Ну,
ничего, мы с Лиссой придумаем для него особо страшную месть, а пока…
— Так, значит, завтра после обеда я приглашаю принцессу эльфийского народа на дружескую
прогулку, чтобы показать ей всю красоту столицы Рогала. Заодно нам придется немного
поработать над внешним видом этой непревзойденной красотки. — Видя зардевшиеся щечки
своей собеседницы, мне снова захотелось открутить уши ее белобрысому папаше. — Отказ не
принимается!
Оживший взгляд повеселевших глаз был мне достойной наградой. Мы еще осчастливим
Лилиана эльфийской принцессой по самые ноздри!
Стоит ли говорить, что по второй порции мороженого нам не досталось? Лакомство разлетелось
вмиг, хотя новые партии девушки периодически приносили, однако дежурившие у дверей
предприимчивые барышни расхватывали его прямо с лету по несколько чашечек в одни руки.
Подумалось внезапно, что такие вот ушлые леди на Машкином выпускном еду с детских столов
по контейнерам растаскивали еще до того, как ребята успевали ее попробовать. Миры другие,
типажи — те же.
Помелькав тут, постояв там, поговорив с одними, сделав комплименты другим, я решил, что
достаточно отметился на этом празднике жизни и, подмигнув одному нетерпеливому дракону,
выжидательно не отводящему от меня взгляда, неспешно направился через плотную толпу
увлеченно болтающих придворных, одновременно нажимая на камешек перстенька,
презентованного мне ранее Валом.
Оп! И следующий шаг я сделал уже в собственной гардеробной. Огромная коробка с круглой
крышкой ждала меня на прежнем месте. Потянувшись к ней, я замер. Текст записки изменился.
Теперь она гласила:
«Мар, совесть имей! Я же просил — пусть откроет Мари! Сам же мне еще и спасибо потом
скажешь.
Вал».

Вот же… Дракон! Ладно. Пойду на поводу у этого хвостатого прощелыги.


Аккуратно сняв и развесив одежду, я прикрыл глаза и сосредоточился. Потом подумал и открыл
— интересно же посмотреть, как я превращаюсь в женщину. Отражение в зеркале пришло в
движение, рост плавно уменьшился, ушла излишняя ширина плеч, гармонично выросла грудь и
раздались бедра. Тонкая талия изящными линиями радовала взгляд заядлой сладкоежки. А
какие волосы и глаза! Мечта!

Мари

Потянувшись перед зеркалом, словно довольная кошка, я еще немного полюбовалась на себя.
Как же я соскучилась по женскому телу и самоощущению. Чувство такое, будто вернулась
домой, где была и буду очень счастлива. Приподняв серебристый водопад волос, я бездумно
закружилась и хихикнула. Лисса хихикала в унисон.
«Смешная ты, Маринка! И очень хорошая, — озвучила моя лисонька свои мысли. — Я очень
рада, что осталась с тобой, хотя рыбка у Гозара в гостях была просто нереально вкусной!»
Я прямо воочию увидела маленького пушистого лисенка, яростно расправляющегося с
огромным куском рыбного филе, и нежность затопила мое сердце.
«И я очень рада, что ты теперь всегда будешь со мной, Лисса, — растроганно прошептала в
ответ, но потом вспомнила о важном деле. — Ой! Лис, у меня к тебе просьба — подумай, что
можно сделать с Ликаэлем забавного, уж до чего он собственную дочку довел — уши ему
оторвать мало!»
«О! Мой звездный час настал! — торжествующе пропела лисичка. — Есть у меня одна чудная
идея! Ты же наверняка заметила, какие все эльфы белесые. Видимо, это оттого, что красящего
вещества у них в организме не хватает. Так вот, есть одна вкусная ягодка, которая обладает
весьма специфичным действием на светлых. И только на них. Нет, ты не думай — она не
вредная, даже очень полезная, но ушастые зазнайки никогда не используют ее в еде по одной
простой причине — в состав сока входит мощнейшее красящее вещество, которое способно
выкрасить все волосяные покровы употребившего ее светлого в насыщенный розовый цвет.
Добавь пару капелек сока в вино, и ушастик несколько дней будет радовать всех окружающих
своей неземной красотой».
«Так, и как называется это чудо природы?» — заинтригованно протянул я, прикидывая все «за»
и «против».
«Ромника. Твой дракон очень уважает отвар из ее ягод, он бодрит и освежает». — Я так и вижу
довольную улыбку на мордочке моей хитромудрой подружки. Точно такая же сейчас
расцветала на моем лице. Ходить Ликаэлю кра-си-вым!
Так, об этом я потом подумаю, а пока пора возвращаться на бал. Мой дракон там, наверное,
заждался.
Стоило мне только дотронуться до огромной крышки, как стало понятно, отчего Вал так
настойчиво не рекомендовал лезть к этой вещице Ингмару. Не было там платья, а было
настоящее чудо.
Мягкое свечение окутало фигуру плотным теплым коконом. Меня слегка приподняло, потом
осторожно опустило на пол. Свечение исчезло, а зеркало отразило… меня.
Волосы, уложенные в сложную элегантную прическу, создавали впечатление волны,
закрепленной на затылке сверкающими шпильками; оставленные серебристо-снежные локоны
свободно ниспадали на спину.
Платье… Помните неповторимый перелив молочно-голубого цвета в глубинах лунного камня?
Вот нечто в этом духе пришло мне на ум, стоило увидеть совершенную красоту собственного
наряда. Строгий вырез лодочкой, длинный узкий рукав, доходящий до начала большого пальца.
Невесомая эластичная ткань обтягивала верхнюю часть моего тела вплоть до самого начала
бедер, откуда расходились фиксированные фалды объемной юбки из куда более плотной ткани.
Едва заметные узоры мельчайших бриллиантовых страз, напоминающие морозные завитки на
окнах, покрывали всю верхнюю часть портняжного шедевра, не затрагивая юбки. Милые
бриллиантовые же «гвоздики» в ушках придавали лицу нежности, а аккуратные балетные
туфельки, обтянутые все той же дымчатой тканью, дарили ногам максимальный комфорт.
«Маринка… — ошеломленно выдохнула Лисса. — Ты всех порвешь…»
Согласна. Образ получился настолько нереально красивым, что мне самой захотелось себя
пальчиком потыкать — не пропаду ли? Чудесное видение напротив несмело улыбнулось мне и
непостижимым образом стало еще притягательнее. Вау…
Уже нажимая на заветный камушек в перстеньке, желая поскорее показаться своему мужчине и
увидеть его реакцию на преображение, я краешком глаза успела заметить, что надпись на
записке, лежащей теперь на туалетном столике, снова изменилась. Если я правильно разобрала
слова, то написано там было следующее:

«Мечта моя… Душа моя… Лети ко мне. Я жду тебя».

Так что появилась я посреди танцующих гостей с очаровательной улыбкой напрочь


влюбленной девушки.
Мой дракон стоял в двух шагах от меня, увлеченно разговаривая с братом. Плавная речь
прервалась вместе с дыханием, в синих глазах зажглись звезды. Только для меня.
Даррен тоже остолбенел и пялился то на брата, то на меня, пока до него наконец-то не дошло.
— Мар… и?! — Моя улыбка стала немного шире, ресницы томно опустились, отбрасывая на
щеки продолговатые тени. Он прочистил горло и хрипло прошептал: — Понимаю теперь брата
— есть от чего голову потерять. Вы поистине прекрасны, принцесса! Валдору нелегко придется,
обороняя такое сокровище от загребущих лап наших крылатых сородичей.
Он галантно склонился к тыльной стороне моей узенькой ладони и аккуратно прикоснулся к
ней губами. Как раз в этот момент Вал вышел из ступора и негромко прошипел:
— Дар, ты сначала собственные загребущие ручки от моей супруги убери, а то я не посмотрю,
что ты владыка, — вспомню детство. Будешь потом на Совете всем рассказывать, что на косяк
налетел. — Взгляд его полыхнул неприкрытой мстительностью. — Дважды!
Дар легко рассмеялся и на шаг отошел от меня.
— Как грозен ты, мой дорогой братишка! Ладно, не сходи с ума, я тебя очень боюсь, просто до
жути, так что на Мари не претендую, а лишь высказываю даме твоего сердца искреннее
восхищение ее несравненной красотой. — Короткий учтивый поклон, и владыка, тонко
улыбаясь, оставляет нас наедине.
— Любимая, позволь пригласить тебя на наш первый танец, — глубоким и каким-то
торжественным голосом говорит Вал, подходя ближе.
Мягкий космос в глазах дракона вновь затягивает мой взгляд, ладони уютно ложатся в
надежное тепло его рук. Как хорошо…
Музыка меняется, плавно перетекая в новую, трогательно-медленную мелодию любви. В
огромном зале тускнеет свет, оставляя лишь волшебное подобие искристого сумеречного
освещения. Под потолком магические светлячки тоже танцуют, отбрасывая блики на стены и
выстраиваясь в прекрасные картины цветов, созвездий, драконов. А мое необыкновенное платье
потихоньку начинает испускать свечение. Стоило нам начать двигаться, как следом потянулся
отчетливый шлейф, будто оставленный серебристыми крылышками фей.
Менялась музыка, кружились пары, пели от счастья наши сердца… У меня возникло
непередаваемое чувство легкости и полета. Взглянув под ноги, я нисколько не удивилась,
обнаружив, что мы на самом деле парим примерно в метре над полом — снова Вал чего-то с
магией нахимичил. Выдумщик…
Я не считала количество танцев, хотелось только одного — как можно дольше не расставаться с
тем, кто так осторожно сжимает мою ладошку, а другую положил прямо на собственную грудь
как раз напротив сердца. Тук… Тук-тук…
Но все когда-нибудь кончается. Вот снова загорелся яркий свет, оживилась музыка, и все
вернулось на круги своя. Грациозно ступая по белым плитам пола, мы с драконом подошли к
Саннару. Феникс явно догадался, кто скрывается под этим чудесным платьем, и только
покашливал изредка, будто про себя.
— Рад приветствовать вас на сегодняшнем празднике, прекрасная леди! — учтиво проговорил
он, посверкивая глазами, но затем очень тихо продолжил: — Мари, доча, а знаешь, что согласно
одной из самых древних традиций драконов, ты только что официально вышла замуж за этого
крылатого прохвоста?
Я кивнула, едва сдержав непечатное выражение. Дело-то сделано. Убью его позже.
Вот как вы думаете, мелькнула на лице Валдора хоть капелька раскаяния? Не-а… Лично мне
удалось разглядеть только торжествующий фанатичный блеск глаз дракона-собственника. И
счастье. Много-много счастья.
Ладно, пусть живет. Муж мой.

ГЛАВА 26

Мир Таинар

По возвращении в собственные покои сразу после информативного разговора с отцом я


поспешила осторожненько выползти из платья, наскоро приняла душ и со вздохом сожаления
собралась вновь превращаться в Ингмара де ла Рена. Развлечения окончены, скоро соберется
Большой Совет, а у нас еще пара дел образовалась по плану. Пора поработать на благо себя и
Отечества.
С Валом по поводу его неоднозначного поступка я пока не разговаривала — и время не то, и
место. Успеется. Но мы с Лиссой на него сердиты. Пусть крылатик летает теперь и
оглядывается. Каждая приличная девушка ждет-пождет собственную свадьбу с кучей
слезливых друзей и родных, подарками, тортиками, цветочками, а он… Нет, ребят, так не
пойдет. Лисса согласно пыхтела, явно вынашивая грандиозный план мести.
Оп! И с поверхности зеркальной глади на меня снова глядит его высочество наследный принц
Ингмар, задумчиво посверкивая льдистыми глазами.

Мар

Привычно облачаясь в мужской камзол, я перебирал в уме свои предстоящие действия.


Так, рассиживаться некогда. Совет впереди, а мне еще нужно подготовить все для свершения
акта страшной мести напыщенному эльфу, да и с троном желательно разобраться, чтобы более
к этому не возвращаться.
Я решил, не мудрствуя лукаво, просто распорядиться на кухне, чтобы большой графин
чудесного компотика из ромники доставили прямиком в кабинет отца наряду с другими
напитками. Все прозрачно и подозрений ни у кого не вызовет — все этот напиток любят и не
раз захотят освежить горло после жарких дебатов, а там… пусть судьба сама решит, где
справедливость. Даст Гозар, сегодня мы не просто испробуем вкусного пользительного
отварчика, а совершим акт справедливого возмездия за эльфийскую принцессу Несмеяну. Для
души, так сказать.
Итак, десять минут спустя я уже заворачивал на кухню, чтобы выразить свои искренние
восторги мастеру Орансу. Ибо его мороженое превзошло все мои ожидания.
Куда там! При виде меня шеф-повар чуть не прослезился и, не дожидаясь моих слов, принялся
весьма многословно выражать свои эмоции относительно прошедшего приема. Они
зашкаливали! Кто только сегодня не приходил на его кухню! И высокие гости, и придворные, и
даже сам повелитель Саннар! Некоторые пытались выведать рецепт, кто-то предлагал
высокооплачиваемое место в своем замке, иные просто восхищались и просили добавки. Такого
ажиотажа тут никогда не видели. Мастер благоговейно смотрел на меня и говорил, что этот
день стал одним из самых счастливых и памятных в его карьере.
О! Оказывается, здесь и правитель эльфов успел наследить. Об этом мастер очень тихо
прошептал мне на ухо. Мол, заявился собственной напыщенной персоной и высокомерно
приказал повару сию же минуту выдать ему рецепт холодного десерта. А сам смотрит так
буравяще, аж мурашки по телу побежали… К счастью, Оранса спас вошедший следом за
Ликаэлем Саннар, случайно услышавший подобное обращение к своему шеф-повару. Феникс
ожидаемо взбрыкнул и заявил, что сей уникальный рецепт есть древний, тщательно
охраняемый секрет правящего рода де ла Ренов и рассказывать о нем повар не имеет права.
Иначе секир-башка. После этого мой царственный батюшка учтиво поблагодарил застывшего
от страха Оранса за проявленное усердие и уверенно утянул за локоток красного от возмущения
Ликаэля.
Так… Счет к правителю эльфийских земель растет.
Кроме того, оказалось, что все замороженные накануне запасы молока и льда закончились, а
разошедшийся народ все требует и требует завтра продолжения банкета, поэтому меня,
несколько смущаясь, попросили вновь воспользоваться силой во благо ближних своих и
наполнить дворцовые хладокамеры доверху. А и не жалко! Мороженое я и сам люблю откушать
в любое время.
Во время разговора мне в голову пришла мысль о том, что со временем надо открыть по стране
сеть кафе, где будут подавать различные виды мороженого. И казне прибыток, и жителям
хорошо. А сколько радости будет детишкам! Надо тщательно все продумать и обговорить
детали с отцом.
Итак, поболтав еще некоторое время с поваром, я попросил его через час прислать в кабинет
отца нескольких девушек с освежающими напитками и закусками. Перечень напитков, как вы
понимаете, прилагался. Оранс проницательно взглянул на меня, тонко улыбнулся и согласно
закивал. Мы правильно поняли друг друга. Напыщенный эльф и ему успел запасть в душу.
Так, пора нам навестить царственного батюшку.
Саннара я обнаружил в кабинете. Он перебирал кипу бумаг, обдумывая предстоящее
мероприятие. Проще говоря, пинал воздух ногами. До Совета оставалось еще минут сорок пять,
и пока никто из правителей не появился, так что я рискнул предложить Фениксу прогуляться до
тронного зала, намекнув, что отказываться точно не надо.
По пути я ввел отца в курс того, о чем узнал и что нам с ним сейчас предстоит совершить. Как
истинный повелитель, Саннар превосходно держал себя в руках, выслушивая мои новости. Так,
зубами немножко поскрипел, перышками местами оброс да дым из ноздрей пустил. В общем,
достойно отреагировал. Но чувствую, что гномы еще огребут горючих плюшек за свое
преступное молчание. Ничего-ничего, бородачам полезно будет подумать в углу о своем
поведении.

Лисса сориентировалась мгновенно и внесла свой вариант страшной мести нашим дорогим
низкорослым гостям: «О Мар! А давайте им по мифриловой
[2]
кольчуге подарим с инкрустациями из крупных драгоценных камней на груди. Бороды у
них густые такие, длинные. Цепляться точно будут. Подумай только — каждый раз,
выпутывая свои мочалки из каменюк, они будут проклинать вашу щедрость и
расплачиваться за собственную глупость!»

Лишний раз убеждаюсь, что моя лисонька вне конкуренции. Какой изощренный ум! Какие
изящные решения!
Озвучив ее предложение Саннару, я наблюдал, как постепенно светлеет и разглаживается его
лицо, как счастливым мальчишеским задором наполняются глаза, а хохот рвется наружу. Все-
таки Лисса — умничка. Не сомневаюсь, что уже завтра дворцовые ювелиры получат
интересный заказ от его величества.
Покатывающийся Саннар слегка подтирал уголки глаз, но смех, видимо, все подпирал и
подпирал изнутри, вызывая все новые и новые слезные потоки.
— Понимаешь, Мар, гномы просто обязаны будут не только принять мой щедрый дар, но и
постоянно носить его — того требуют не только их исконные законы гостевания, но и
легендарная жадность подгорных мастеров. Мифриловые кольчуги, да еще и с дареными
королевскими камушками — это же воистину бесценный подарок! Ха! Да они свои бороды
проклянут и выщиплют пучками, плакать будут навзрыд, но носить сие великолепие будут.
Будут!
В приподнятом настроении мы вошли в тронный зал. В это время он пустовал. Очистительные
чары сделали свое благое дело, и все вокруг сверкало чистотой. Злосчастный трон, словно
огромный ледяной еж, стоял на привычном месте, ощетинившись искристыми лучами хрусталя.
Нужную выемку мы нашли без особого труда. Поморщившись, Саннар быстро проколол
кинжалом большой палец руки и сцедил несколько алых капель ровнехонько в углубление.
Несколько секунд ничего не происходило. Феникс только прицелился недоверчиво глянуть на
меня, изогнув бровь, как в месте соприкосновения его кровушки к камню возник тонкий
золотой росток, стремительно пробивающийся в толще хрусталя. Он разрастался, ветвился,
оплетал весь трон изнутри до тех пор, пока солнечное свечение не заполнило собой каждый
миллиметр монолита. Оно очень медленно гасло, неохотно покидая его. А вот тепло осталось.
Крайне осторожно Феникс попробовал угнездиться на своем ненавистном стульчике и внезапно
даже вскрикнул от изумления. Если верить его восторженным словам, ощущение было таким,
словно он присел на мягчайшее перьевое облачко. Более того, порезанный палец мгновенно
перестал кровить и прямо на наших глазах зажил без следа. Артефакт поделился с повелителем
силой и энергией, подарив его телу не выразимую словами легкость. Мощная вещь!
Пожалуй, впервые за всю жизнь Саннар покидал свой сверкающий трон столь медленно и
неохотно.
Вот не удивлюсь, если великий и ужасный птах на своем насесте теперь еще и спать повадится.
На обратном пути я рассказывал отцу последние новости, касающиеся моего нового помощника
по делам безопасности и секретаря. Тот в некотором сомнении покачал головой, но, вовремя
вспомнив о моем умении проникать в головы, согласился с правильностью принятых решений.
Попросил только не терять бдительности. Беспокоится.
Кстати, попутно уже сам Саннар сообщил мне занимательную новость о том, что сегодня к
нему в приемную заявилась донельзя возмущенная и громкая компания из пяти очень
высокопоставленных чиновников с требованием вырвать их юных бедненьких отпрысков из
поганых лап наследника Ингмара и драконов. Помните тех молодцов, которых замели
подручные лорда Валдора не далее как этим утром при попытке использовать силу против двух
девушек, служащих во дворце? Да-да, это их любящие папики пришли искать справедливости у
своего повелителя. И Феникс не подкачал. Пока стража вязала подкопченным мужикам руки и
уводила в камеры на дружескую встречу с менталистом-дознавателем, он твердо обещал им
досконально разобраться в возникшей ситуации и по закону наказать всех причастных и
виновных. Стоит ли говорить, что великолепная пятерка была этому жутко рада? До слез.
Я отправил Саннару донесение о произошедшем еще до обеда, так что к моменту появления
возмущенных чиновников он уже был в курсе всего. Оттого и предпринял настолько крутые
меры. Взбесили они его. Вот что мне дико нравилось в этом горячем парне, так это то, что он
совершенно не терпел превышения должностных полномочий среди своих подчиненных.
Законы железно едины для всех. Каждый обязан отвечать за свои поступки и проступки
независимо от количества припрятанного под матрасом золотишка. Согласен с ним в этом. На
все сто процентов согласен.
Ну и, разумеется, между нами не могла не зайти речь о неожиданном сюрпризе сегодняшнего
вечера — холодном десерте мастера Оранса. Саннар с искренним детским восторгом пел нам
обоим дифирамбы, однозначно определив, откуда у повара взялся лед и сам рецепт. Я же в
ответ к месту озвучил свою идею о создании сети фамильных рестораций, где любой
желающий мог бы попробовать это чудо. Конечно, рецепт придется держать в строгом секрете,
но зато мы сможем подарить своим подданным много радости, причем за их же деньги. И казну
обогатим, и Рогал прославим на весь мир. Сюда будут охотно съезжаться представители всех
рас Таинара, желая не только полюбоваться прекрасной Сольменой, но и попробовать
редчайший деликатес!
Повелителю идея очень понравилась. Можно сказать, она привела его в неописуемый восторг,
так что мне было дано полное и безоговорочное согласие, а также обещана всевозможная
поддержка в новом начинании. Правда, только после того, как мы решим проблему с темными
магами и жрецами. Сначала война, пир потом. Поддерживаю.
Мы вернулись как раз вовремя, чтобы встретить одного за другим всех участников Большого
Совета Таинара. Все правители прибыли точно в срок, так что ждать никого не пришлось.
Отдельно порадовало то, насколько ответственно подошел наш дорогой шеф-повар к
выполнению моей личной просьбы. В центре просторного кабинета отца стоял аккуратный
круглый стол, застланный белоснежным полотном. На нем были красиво разложены
разнообразнейшие закуски и сласти, а помимо этого выставлены запотевшие кувшины с
охлажденными напитками. Девять удобных кресел были расставлены вокруг с тем расчетом,
чтобы каждый из заседающих смог без особого труда дотянуться до приглянувшейся
вкусняшки и промочить пересохшее горло.
Умничка наш мастер, умнички наши девочки. Постарались.
Итак, заседание рыцарей Круглого стола правителя Саннара объявляю торжественно открытым.
Ура, товарищи!

Вот удивляюсь я этим коронованным гоблинам, ей-богу.


Первый, да и второй час правители разных рас этого мира вели себя довольно корректно и
обдуманно. Как хорошие, воспитанные мальчики-зайчики. Присматривались друг к другу,
делились информацией по теме, планами. Ага, как заметила позднее моя пушистая подружка,
видимо, усыпляли наше внимание и бдительность, чтобы неожиданно нанести удар на
поражение.
Они вдумчиво выслушали отчет Валдора относительно того, в каких странах, городах и в каком
количестве сегодня были обнаружены его воинами приспешники великой Белой Госпожи.
Выработали меры защиты населения. Согласились с принятыми на вчерашнем Малом Совете
решениями о формировании сводных отрядов быстрого реагирования, куда непременно
должны входить целители и драконы. Дополнили, исходя из собственных соображений,
предположительный арсенал и оснащение войсковых частей каждого из союзников с учетом
слабых мест той или иной расы. Обсудили прочие экстренные меры и собственные действия
при возникновении внезапных прорывов противника, но вот когда разговор зашел о том, чьи
войска первыми должны нанести удар по врагу, что-то явно пошло не так.
Предсказуемо никто не хотел быть последним. И если уж на то пошло, даже предпоследним.
Это было до жути похоже на очередь за компотом в школьной столовой, где самый последний
— значит, самый слабый. Детский садик «Голубой горшок», а не Большой Совет Таинара.
Каждый из громогласных спорщиков старался перекричать оппонента и доказать, что именно
его воины — самые сильные, умелые, ловкие, обученные, а вот у соседа солдатики так себе —
тьфу. Только и было слышно, что пусть драконы сильны и обладают магией, но их немного, что
эльфы только с силами природы хорошо управляются, а веточки-цветочки на поле брани
никому не нужны, что тролли могучи лишь ростом и мускулами, а в голове у них и одной-то
извилины нет, что дроу — те вообще черные с ног до головы. И все в том же духе.
Не сговариваясь, мы с иронично молчавшим Валом напустили… нет, не то, о чем внезапно
подумалось, напустили… ох, ну вот опять. Холод мы напустили, вот. Настоящую Арктику
локального масштаба устроили.
В кабинете установилось напряженное молчание. Конечно, сложно говорить, когда язык к
зубам примерзает. А хотите мороженко? Так, ладно, поднимаем температуру, а то тут не у всех
присутствующих еще наследники имеются — нельзя так с правящими династиями. Пока
уважаемая семерка слаженно стучала зубами — прямо творческий музыкальный коллектив
«Челюсти», я решил взять слово и напомнить этим государственным деятелям, зачем,
собственно, мы собрались именно здесь, а не на главной базарной площади страны.
— Господа, — мой голос внес изрядную долю морозца в окружающую действительность, —
ваше поведение недостойно и невольно наводит на мысль о том, что посты глав ваших
государств занимают далеко не самые разумные представители. Сейчас я прошу вас задуматься
над собственными словами, но уже с точки зрения ист