Вы находитесь на странице: 1из 351

Annotation

Алекс Штрауб, некогда эмигрировавший в Европу из бывшего СССР,


сумел на собственном горьком опыте убедиться, что не так-то легко
повернуть колесо мировой истории и при этом не наделать ошибок,
которые дорого обойдутся человечеству. Первое вмешательство в ход
событий привело к победе Третьего рейха во Второй мировой войне.
Второе – помогло товарищу Сталину сохранить Советский Союз, но Вторая
мировая война про-длилась дольше, и итоги ее были хуже, чем в первичной
для Алекса реальности. Казалось бы, пора остановиться и начать
обживаться в измененном собственными героическими усилиями времени,
в Швейцарии, которая стала совсем родной, но… Алекса совсем не
устраивало то, что у него получилось. Он хотел жить в лучшем будущем…

Содержание

Глава 1
Глава 2
Глава 3
Глава 4
Глава 5
Глава 6
Глава 7
Глава 8
Глава 9
Глава 10
Глава 11
Глава 12
Глава 13
Глава 14
Глава 15
notes
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
32
33
34
35
36
37
38
39
40
41
42
43
44
45
46
47
48
49
50
51
52
53
54
55
56
57
58
59
60
61
62
63
64
65
66
67
68
69
70
71
72
73
74
75
76
77
78
79
80
81
82
83
84
85
86
87
88
89
90
91
92
93
94
95
96
97
98
99
100
101
102
103
104
105
106
107
108
109
110
111
112
113
114
115
116
117
118
119
120
121
122
123
124
125
126
127
128
129
130
131
132
133
134
135
136
137
138

Содержание
Роман Злотников
Швейцарец. Возвращение

– Арам, привет дорогой!


– Добрый день, – осторожно ответили из трубки. – М-м-м… простите,
не узнал…
Алекс улыбнулся. Это было вполне объяснимо. Когда ему делали
пластическую операцию, то поработали и с нижней челюстью. Не то чтобы
это планировалось специально, просто после того удара о камин у него
образовалась трещина в кости, которая заросла немного неправильно,
вследствие чего он стал шепелявить. Вот и пришлось, так сказать,
«пройтись умелой рукой». Плюс вследствие пластики изменились ещё и
формы носовых пазух. Так что голос у него теперь был немного другой.
– Это Александр. Помните ещё такого?
– Александр? – голос стал несколько боязливым.
– Ну да, человек, который сошел к вам с небес, – и Алекс тихонько
рассмеялся…
Саша Штрауб родился на исходе бурного двадцатого столетия от
рождества Христова в Энгельсе, небольшом городке, расположенном на
левом берегу великой русской реки Волги точно напротив Саратова. Отца
Саша не знал, потому что его родитель, одаривший сына столь
«европейской» фамилией, исчез с горизонта ещё до его рождения. Матушка
Саши сына любила, но характер у нее был совсем не сахар. Так что, скорее
всего, у исчезнувшего папочки были некоторые основания для такого
поступка. Что, впрочем, его совершенно не оправдывало… А ещё у нее
была мечта. Она страстно мечтала уехать из России куда-нибудь в
«цивилизованные» страны, то есть в Европу, Америку либо какую-нибудь
Австралию, что, кстати, и послужило одной из основных причин того, что
она выскочила замуж за отца Саши. Дело в том, что Штрауб-старший был
потомком поволжских немцев, когда-то высланных Сталиным в ледяные
казахские степи, и на берегах великой русской реки он появился, уже имея
мысль здесь надолго не задерживаться, а при первой же возможности
проследовать далее в сторону, так сказать, родины предков… Но столь
удачный план отчего-то окончился полным провалом. Поэтому она решила
сделать главным инструментом воплощения этой своей великой мечты
собственного сына. Вследствие чего Саше с раннего детства упорно
вдалбливалось в голову, что его главная цель в жизни – хорошо учиться,
чтобы вырасти и непременно уехать. В Европу, Америку, да куда угодно,
лишь бы подальше отсюда! А там – заработать много денег и перевезти к
себе мамочку… Эта мысль вбивалась ему в голову настолько непреклонно
и упорно, что уже к окончанию школы Саша готов был почти на всё, лишь
бы только это позволило ему покинуть отчий дом. Впрочем, против
центральной идеи – «уехать в Европу» – он особенно не возражал. Жить в
той самой «цивилизованной стране», о которой ему так красиво
рассказывала мама, то есть в такой, в которой всё устроено красиво и
разумно, где все, без исключения, люди живут богато и спокойно, где нет
почти никаких проблем, а те, что есть, решаются быстро, но при этом
исключительно демократично и цивилизованно, представлялось ему
вполне достойной целью… А если человек ставит перед собой какую-то
цель, то есть действительно ставит – по-настоящему, начиная работать на
ее достижение без расслабонов и перерывов на «чисто отдохнуть» и
бесконечных оправданий собственных неудач и слабости в виде обвинения
в них кого угодно – родственников, соседей, начальников, полицию,
чиновников и премьер-министра с президентом, то он ее всегда достигает.
Причем скорее рано, чем поздно. Так что к двадцати трем годам Саша,
который теперь именовался «Алексом» (потому что данное ему при
рождении имя казалось парню недостаточно «европейским»), сумел-таки
покинуть пределы отчизны и оказаться там, где так сильно жаждал, – в
Европе. В Австрии. И, более того, в Вене, столице этой страны. А столицы,
как известно, дают куда больше возможностей, чем провинция. Вот и у
него тоже получилось ими воспользоваться. Так что Алекс сумел и
получить вид на жительство, и найти вполне приличную работу с очень
неплохими перспективами на будущее. Так что всё, казалось, идет согласно
их с мамочкой планам и чаяниям. И надо же ему было в этот момент сунуть
свой нос в те дурацкие развалины…
– А, Алекс! Рад вас слышать… – да уж, радость в голосе собеседника
искать пришлось бы с фонарями и собаками. И то не факт, что получилось
бы. А вот фальши в нем хватало. – Как ваши дела? Смогли решить ваши
проблемы…
– Да, более-менее, – усмехнулся Алекс, после чего продолжил: – Я вам
вот почему звоню. Я свои проблемы в общем и целом решил, но вот мои…
м-м-м… недоброжелатели, как выяснилось, так и не успокоились. И, как
мне сообщили весьма информированные люди, предпринимают очень
интенсивные усилия, чтобы найти меня или хотя бы мои следы. А как вы
понимаете, отыскать мой след в вашей… м-м-м… жизни особенного труда
не представляет. Или вы не согласны?
– Это-о… не очень хорошие новости, – в голосе собеседника
явственно почувствовался страх.
– Я тоже так считаю, – согласился Алекс. – И мой звонок вам вызван
именно тем, что я не хочу, чтобы вы пострадали. В конце концов – вы мне
серьезно помогли, и я чувствую себя обязанным вам за это. – Алекс сделал
паузу, давая собеседнику время проникнуться его словами, после чего
продолжил: – И в связи с этим у меня к вам будет предложение.
– Вот как? – на том конце провода, похоже, крепко задумались, а затем
эдак осторожно уточнили: – И какое же?..
Семь лет назад Алекс, неожиданно для себя, провалился в прошлое. В
тысяча девятьсот двадцать первый год. В полуразрушенную после недавно
закончившейся Первой мировой войны и эпидемии «испанки»[1] Европу,
которую к тому же вовсю трясло ещё и от отголосков невиданного
социального эксперимента, охватившего одну шестую часть суши…
Получив вместе с этим «неожиданно» и всю кучу сопутствующих проблем
– отсутствие документов, денег, незнание текущих реалий и так далее.
Выкарабкаться из этого клубка проблем ему удалось только чудом. Но
удалось. А когда он сумел-таки как-то обустроиться в прошлом, то
вспомнил мудрую мысль о том, что любая проблема это, кроме всего
прочего, ещё и новые возможности. После чего парень решил попытаться
воспользоваться этими самыми возможностями, чтобы слегка улучшить
свое благосостояние. И здесь, в прошлом, и, если получится вернуться, в
будущем. В конце концов, многое из того, чему он учился в своём
университете, будучи прилежным студентом, здесь пока неизвестно даже
академикам и нобелевским лауреатам. Потому что ещё никем и нигде не
открыто!
Ну-у… с благосостоянием всё получилось более-менее. То есть оно
улучшилось. Хотя далеко не так, как он рассчитывал. Да и с доступом к
собственным деньгам тоже нарисовались проблемы. А вот с будущим…
Короче, вернуться в будущее ему удалось. Но в какое… Он попал в
будущее, в котором Гитлер выиграл Вторую мировую войну. Так что
никакого СССР или России в том будущем не существовало.
Алекс никогда не считал себя особенным патриотом, скорее исповедуя
принцип: «Рыба ищет где глубже, а человек – где лучше», но то, что он
увидел во время путешествия «в восточные земли рейха», потрясло его до
глубины души. И зародило желание исправить свою ошибку. Конечно свою
– а чью же? Ведь до попадания Алекса в прошлое Гитлер проиграл, а вот
после… Парень долго искал, где именно он так сильно накосячил, чтобы
история сделала столь крутой поворот, однако, несмотря на все его усилия
– упорное изучение исторических источников и попытки детально
восстановить всё, что он делал и говорил, будучи в прошлом, парень так и
не смог найти ту свою ключевую ошибку, которая единственная и привела
к такому результату. То есть исправить прошлое, устранив всего одну
ошибку, – оказалось невозможным. А значит, вариант вырисовывался
только один – выйти на руководство СССР и помочь этой стране подойти к
войне хотя бы более подготовленной, чем это случилось в новом варианте
реальности. То есть вернуть, так сказать, равновесие сдвинутым чашкам
весов Фортуны, добавив веса теперь уже на другую чашу. Ну и
естественно, что лучшим контрагентом для подобной акции Алекс
посчитал Сталина. А кого ж ещё-то?..
Закончив разговор с Арамом, Алекс поднялся из-за стола и подошел к
окну. Из окна открывался впечатляющий вид на горный склоны Пиренеев,
живописную деревушку Аринсаль и пик Кома-Педроса – самую высокую
вершину Андорр. Этот дом он купил полгода назад и во многом именно из-
за этого вида. А въехал в него только два месяца как. Всего же в этом
будущем он находился уже более полутора лет. А точнее – год и девять
месяцев. Хлопоты с документами, обеспечением доступа к счетам,
пластической операцией, новыми документами, уже с другой физиономией
и личными данными – отняли очень много времени. Да и вообще, куда
торопиться-то было? Он вернулся в тот вполне современный и
технологически развитый мир, из которого уходил. Ну, почти. Нынешний
всё-таки немного отставал от уровня, существовавшего в тот момент, когда
Алекс начал свои путешествия во времени. Причем «немного», это если
иметь в виду только техническую сторону. Но всё же в любом случае не
двадцатые годы… Он – богат. А у богатого, как это говорится в пословице,
везде родина, не так ли? Ну и чего ему ещё надо? Только обустроиться и
жить в свое удовольствие. Вот он и обустраивался…
Второе путешествие в прошлое, предпринятое для устранения
ошибок, оказалось несколько более успешным. Ему… ну, наверное, всё
удалось – и привлечь внимание, и встретиться со Сталиным, и передать
собранную информацию, и… попасть в ОГПУ. Впрочем, он этого вполне
ожидал, так что не слишком удивился. А как иначе-то, если к Сталину? Ну
вот такие у него были представления… Как бы там ни было, вернувшись в
будущее, Алекс уже не застал флагов со свастикой над швейцарскими
муниципалитетами. Хотя результаты войны для СССР всё равно оказались
хуже, чем в «эталонной» (ну, для Алекса) реальности. Так, например, война
продлилась на полгода дольше, Берлин взяли союзники, а столицей ГДР,
которая в этом варианте реальности оказалась раза в два меньше, стал
размолотый в пыль «союзными» бомбардировками (так же, как это было,
кстати, и в «эталонной» истории) Дрезден… Да и в его личной жизни
изменилось не слишком многое. Как выяснилось ещё во время первого
попадания, просто положить деньги на счет в прошлом вовсе не означало
автоматически получить к ним доступ в будущем. Но если во время
первого «возвращения в будущее» парню удалось получить доступ к своим
деньгам, отдав всего половину накопленного, то во второй раз ему
пришлось довольствоваться всего где-то одним процентом. Отдавать свои
собственные деньги всяким жадным ублюдкам и довольствоваться тем, что
«хорошо, что вообще не убили», было очень обидно. И потому парень
решил сделать ещё одну попытку…
Отвернувшись от окна, Алекс подошел к столу и, собрав письма, с
которыми работал до звонка Араму, сложил их стопочкой и убрал в сейф.
Очередной раунд переписки с парочкой швейцарских банков снова
закончился ничем. Ну, с его точки зрения… Швейцарцы-то, скорее всего,
считали этот раунд своим успехом, потому что им снова удалось не отдать
ему его собственные деньги. Алекс усмехнулся. Тот, кто придумал, что
самый надежный способ сохранить свои деньги – это положить их в
швейцарский банк, ничего не знал о швейцарских банках. Слава богу,
Алекс за парочку предыдущих возвращений «назад в будущее» кое-чему
научился. И в первую очередь диверсификации вложений. Вследствие чего
у него на этот раз оказалось достаточно денег не только для того, чтобы
решить самые главные проблемы, преследующие человека, оказавшегося
без документов, связей и какого бы то ни было опыта проживания в данном
социуме в незнакомой стране, но и на жизнь кое-что осталось. Хотя и куда
меньше того, на что он рассчитывал. Впрочем, в этом он по большому
счету оказался виноват сам. Если до него не дошло, что после пожара и его
мнимой смерти все его патенты довольно быстро будут признаны
выморочными, так кто ему доктор?
Возвращение Алекса в очередное «новое будущее» началось с… ну,
наверное, курьеза. Хотя опасность для жизни и здоровья оказалась вполне
реальной. Дело было в том, что дом, который он как раз во время своего
последнего по счёту попадания в прошлое успел построить на месте
расположения портала, во вновь возникшем будущем купили… кто бы вы
подумали – беженцы из Армении! Ну как беженцы… Если беженцы смогли
себе позволить купить дом в Швейцарии, то совершенно ясно, что бежали
они отнюдь не от нищеты и беспросветности. Да и с остальными
причинами, срывающими людей с насиженных мест и заставляющими их
покинуть отчий дом, родной край и свою страну, у них, скорее всего, всё
обстояло не так уж остро. Но… по всем документам они проходили именно
как «беженцы». Впрочем, это выяснилось заметно позже. И самого Алекса
затрагивало не особенно. А вот то, что эти «беженцы» решили слегка
изменить интерьер дома – затронуло его очень сильно… Потому что в
момент перехода Алекс со всего маху приложился о массивный камин,
который новые владельцы пристроили как раз к той стене, за которой и
размещался портал. Так что почти сразу же после перехода парень потерял
сознание. А очнулся только через час. Слава богу, не в полиции, а в кровати
в одной из спален, расположенной на втором этаже его бывшего дома.
Правда, без вещей и золота, которое он нес с собой, и прикованным
наручниками к подводно́й трубе батареи водяного отопления, проходившей
по стене рядом с кроватью…
Парень криво усмехнулся, припомнив, как буквально вертелся ужом,
объясняя свое попадание в гостиную семьи Аракелян… Слава богу, при его
контакте с внезапно возникшим на пути камином произошло нечто типа
взрыва или чего-то вроде сильного энергетического выброса, который не
только очень нехило врезал по нему, но и ещё и заметно повредил крышу
прямо над камином. Так что изложенная парнем весьма сумбурная история
о похищении, схватке с похитителями и прыжке из их самолета, которую он
буквально «сляпал на коленке», при всей недоверчивости новых хозяев его
бывшего дома, как-то прокатила. Возможно, дело оказалось в том, что
Алекс к настоящему времени уже в достаточной мере овладел искусством
многозначительного умолчания и глубокомысленных вздохов, помогающих
собеседникам самим додумывать недостающее, переводя его в
недоговоренное и тайное. Человеку ведь свойственно не только
преувеличивать собственную проницательность, но и получать
удовольствие от несомненных подтверждений ее наличия и глубины. Вот и
на этот раз всё сработало приблизительно так же, как это уже случилось
ранее с фрау Мартой и Бригиттой… К тому же набор странных атрибутов,
обнаружившихся на неожиданном «госте» типа пояса, набитого золотыми
монетами, и старинного, даже где-то антикварного пистолета, производства
аж начала прошлого века, тоже как бы намекал, что его история если и не
полностью совпадает с рассказанным, то как минимум всё равно очень
далека от обыденности. Предположение, что вор и грабитель полез в дом,
предварительно надев пояс с сотней золотых монет, казалось куда менее
вероятным, чем то, что рассказанная история всё-таки может иметь
некоторое отношение к действительности. А подробностей новые хозяева
его дома знать особенно и не захотели, похоже, являясь приверженцами
весьма прагматичного жизненного принципа: меньше знаешь – крепче
спишь…
В общем, переговоры с новыми хозяевами дома, к которым он так
неожиданно и бесцеремонно… ну, можно сказать, ввалился, прошли вполне
удачно. Во всяком случае, на его взгляд… Нет, с золотом, которое было при
Алексе в момент перехода, пришлось распрощаться. И, более того, потом
ещё и добавить. Со счетов, доступ к некоторым из которых, благодаря
мерам, предпринятым им в прошлом, на этот раз оказался заметно более
легким, чем во время его предыдущих путешествий «назад в будущее». Но
зато Аракеляны помогли с начальными документами. А золото, которое он
нес на себе, как раз и предназначалось в первую очередь именно для
подобных целей. Да и последующая «добавка» составила не более пяти
процентов от общей суммы тех средств, к которым он получил доступ на
тот момент. Всё остальное досталось Алексу. Так что в этом очередной раз
обновившемся будущем, он наконец-то стал настоящим
мультимиллионером. Поэтому можно было считать, что главная задача,
которую он ставил перед собой ещё во время своего первого провала в
прошлое, была выполнена. Вот только будущее, в которое он вернулся,
снова оказалось не совсем таким, в котором ему хотелось бы жить…
Алекс снова усмехнулся, после чего поднял телефон и привычно
мазанул пальцем по единичке, активируя сохраненный в памяти номер,
коротко бросил в микрофон:
– Жак, зайди…
Когда секретарь (он же водитель и телохранитель) появился в
кабинете, Алекс молча указал ему на кресло перед столом и, дождавшись,
пока тот сядет, заговорил:
– Завтра вылетаешь в Швейцарию. Из Тулузы. По прибытии возьмешь
машину в рент-каре и доберешься до Люцерна. Там сдашь машину и
возьмешь другую. В новой сети. Потом позвонишь по этому телефону, –
Алекс несколькими движениями пальца скинул ему на мобильник номер,
по которому только что говорил. – Тебе скажут, куда подойти. Затем вы с
человеком, с которым ты встретишься, оформите на тебя дом в лесу,
расположенный неподалеку от деревни Унтершехен. За дом заплатишь
сколько запросят. И как скажут – переводом, наличкой, золотом или чем-то
ещё. Хоть золотом или необработанными алмазами. Я дам тебе доступ к
моей ячейке в Hottinger&Associes[2]. После этого дождешься, пока
нынешние хозяева выедут, подождешь ещё дня два-три и сожжёшь дом.
Всё понял?
Жак молча кивнул. Он вообще был молчаливым…
Самым главным отличием этого будущего от всех предыдущих
являлось то, что здесь случилась ядерная война. В сорок восьмом. И это
отличие наложило на то будущее, в которое он вернулся, свой
неизгладимый отпечаток… Нет, никаких особенных следов ядерных
бомбардировок или взрывов ядерных фугасов, заранее заложенных
американскими саперами на пути советских танковых клиньев, типа
бесконечных радиоактивных пустошей или полчищ мутантов в стиле
Fallout[3] здесь не было. Да и с другими, менее выразительными
физическими, логистическими и топографическими последствиями
применения ядерного оружия к моменту появления Алекса в этом времени
уже всё было в порядке – огромные воронки сгладились и заросли, мосты и
дороги были отремонтированы, а городские кварталы – восстановлены. Ну,
дык и в той же Хиросиме Мемориальный парк мира, построенный на
территории бывшего округа Накадзима, который стал эпицентром ядерного
взрыва, был открыт уже в тысяча девятьсот шестьдесят четвертом году. То
есть всего через девятнадцать лет после ядерной бомбардировки. Здесь же
к моменту попадания Алекса после них прошло более семидесяти. Так что
все раны, нанесенные земле, полностью затянулись. А вот социуму…
Во-первых, здесь не было никакого Шенгена. Даже того весьма куцего
и ущербного, который Алекс застал в предыдущее возвращение. То есть все
страны – от маленькой Словакии и до той же Франции по-прежнему
бдительно стояли на страже своих границ. Причем охраняли они их очень
по-разному. Скажем, границу между Францией и Италией
путешественники, как правило, проходили более чем за час-полтора только
летом. То есть в период отпусков и бешеного трафика. Впрочем, конкретно
в августе этот процесс вполне мог затянуться часов на двенадцать. Ну, так
то в августе… А вот зимой или в межсезонье – минут сорок, час, максимум
полтора, и ты уже по другую сторону… Но чем дальше на восток – тем всё
было сложнее. Скажем, граница между той же Германией и Польшей – это
жуткая нудень в лучшем случае на три-четыре часа. А бывало, что и на
сутки-двое. А между Польшей и Белоруссией – вообще инфернальная
вещь. Преодолеть ее за время меньшее, чем семь часов, считается огромной
удачей… Возможно, скорее всего, подобная жуть на самом деле являлась не
столько следствием той давней войны, сколько не так давно случившегося
и здесь распада СССР, но легче от этого не было. Казалось бы – и хрен бы с
ним, – он-то живет в той самой «старой Европе»… но даже в ней всё было
далеко не так однозначно. И если франко-итальянская или, там, франко-
испанская границы – ещё туда-сюда, то, скажем, для прохода через франко-
швейцарскую или немецко-швейцарскую до сих пор было необходимо
проходить через дозиметр и предъявлять медицинскую карту. А если
погранслужба посчитает карту поддельной – то в лучшем случае ты
застреваешь в санпропускнике аж на те же двое-трое суток, то есть на
время обработки сданных тут же анализов, а в худшем – тебя вообще могут
выпнуть из погранзоны без объяснения причин. Да ещё и с довеском в виде
не только аннулирования визы, но и запрета на посещение Швейцарии в
течение ближайших пяти лет.
С Алексом такое случалось три раза. Потому что сделать себе
швейцарское гражданство ему в этот раз так и не удалось. Пришлось
довольствоваться французским. И видом на жительство в Андорре,
получение которого было для него изрядно облегчено круглой суммой,
накопившейся на его номерном счету в одном из андоррских банков,
доступ к которой, слава богу, оказался для него куда более легким, чем к
другим его деньгам, которые лежали на счетах в банках Швейцарии. С
парочкой из них, в число которых, кстати, входил и Berner Kantonal bank, он
бодался до сих пор…
Вследствие всех этих неприятностей Алексу пришлось трижды делать
новые документы. Слава богу, на юге Франции существенная часть
муниципальных чиновников и служащих МВД, как и в покинутом им
времени, была прикормлена выходцами из Алжира и Туниса. Вернее, она
не столько была прикормлена, сколько в значительной степени напрямую
состояла из выходцев из этой среды, в менталитете которых хорошие
отношения с друзьями и родственниками, пусть и занимающимися
криминалом, были куда важнее интересов государства и служебного долга.
Ну и такие «этнические традиции», как хороший «бакшиш», также
блюлись ими весьма свято… Финансово это всё ударило по нему не сильно,
но ждать месяц, пока тебе сделают надежный новый паспорт и проведут
его по всем необходимым базам данных, да ещё и на фоне столь
неожиданного обрушения собственных планов, было неприятно. Нет,
правду говорят, что не всё можно купить за деньги… Вот он сейчас
мультимиллионер – и что? В этом мире у него куда меньше свободы
передвижения, чем в том, из которого он провалился в прошлое в самый
первый раз. Несмотря на все его миллионы, о таких путешествиях, которые
парень вполне себе позволял, будучи со всех сторон обложенным
кредитами и потому считающим каждый евро лаборантом
нефтехимического комплекса OMV Petrochemie Danubia в Швехате, Алекс
ныне мог только мечтать. Скататься на мотоцикле из Вены в Париж на
выходные или устроить себе недельный тур Вена – Мюнхен – Кельн-
Копенгаген – Стокгольм – Амстердам – Франкфурт – Вена через шесть-
восемь границ – бррр, только не здесь! Да даже с перелетами на
арендованном за весьма солидные деньги «бизнес-джете» и то случались
проблемы. Вследствие которых, например, самый близко расположенный к
Люцерну и потому наиболее удобный аэропорт Эмменфельд для него
теперь закрыт напрочь… Впрочем, не исключено, главная проблема была в
том, что для всех «нынешних» мультимиллионеров он был никем.
Возможно, только пока. Хотя-я-я… насколько Алекс помнил, все русские
или, там, украинские, казахские, а также вроде как вполне себе
евросоюзовские эстонские, латвийские или даже чешские, польские и
венгерские миллиардеры и олигархи в покинутом им «первоначальном»
будущем эту проблему решить так и не смогли. Невзирая ни на яхты
стоимостью в сотни миллионов долларов, ни на дворцы в самых дорогих
районах Лондона и Нью-Йорка, членство в престижнейших клубах или
факты владения футбольными и баскетбольными командами. Даже типа
престижнейшего «Челси»… Для снобистской тусовки Запада они всё равно
оставались чужаками, которых, едва только представлялся первый же
случай, сразу же начинали щемить и раздевать. Не обращая ни малейшего
внимания на «оппозиционность режиму» и клятвы в верности
демократии…
В США, этом «светоче демократии» и благословенной «стране
иммигрантов», в этом будущем тоже был свой геморрой. Америка отчего-то
оказалась довольно-таки ксенофобской страной. Ну, например, законы
расовой сегрегации[4] в ней, как ни странно, были отменены не в
пятидесятых годах прошлого века, а буквально несколько лет назад.
Почему так получилось – Алекс так и не разобрался. Многие публицисты,
которых он читал, когда заинтересовался этим вопросом, вроде бы
обвиняли в этом некую Комиссию по расследованию антиамериканской
деятельности[5] под руководством сенатора со смутно знакомой фамилией
Маккарти[6], которая в тех же пятидесятых годах отчего-то посчитала, что
этнические движения «черных» сплошь «заражены коммунистической
пропагандой». И продолжала упорствовать в этом даже после смерти
мистера Маккарти от последствий алкоголизма[7]. Вследствие чего как раз в
пятидесятых годах на всех, состоящих в этих движениях, началась
жестокая охота, затянувшаяся ажно до середины восьмидесятых, когда
борьба «мракобесов» и «светлых сил» вышла на новый этап. Который,
спустя столько лет, и закончился определениями Верховного суда США,
окончательно похоронившими сегрегацию. Во всяком случае,
юридически… И хотя непосредственно Алекса это вроде как и не касалось
– он же не негр, в конце концов, но зато, как выяснилось, его очень даже
коснулась та самая атмосфера ксенофобии и вообще весьма странный для
него сильный антагонизм между американцами и европейцами, возникший
из-за той самой ядерной войны. Дело в том, что европейцы, на его взгляд,
вполне себе справедливо, считали американцев главными инициаторами
ядерной войны, в которой основные потери понесли они, а основные
приобретения достались на долю «союзничков». Американцы же основным
«разжигателем» войны отчего-то считали Черчилля, который, мол, своей
политикой и втянул Европу в войну, каковую она проиграла, а они,
американцы, очередной раз пришли и спасли ее от коммунизма. А
европейцы – неблагодарные свиньи…
В общем-то на самом деле все эти декларации были далеки от
реальности. Победителей война не выявила. Советские войска сумели
захватить всю Германию, но на Рейне остановились. Русских напугало то, с
какой легкостью противник швырялся ядерными бомбами, разбрасывая их
буквально десятками[8], а НАТО – то, что, несмотря на единоличное
обладание американцами ядерным оружием и активное его применение,
русские довольно быстро вышли к Рейну. Да и наработанный запас
ядерных бомб и фугасов был уже израсходован почти полностью. К тому
моменту, когда русские «ИСы» и «Т-44», поддержанные парой сотен
новеньких «Т-54» и тысячами оставшихся с войны «тридцатьчетверок»,
макнули свои траки в воды Рейна, у американцев на театре военных
действий остался всего один ядерный боеприпас. Ещё два спешно волокли
через океан в утробе американского тяжелого крейсера «Рочестер», хотя к
тому моменту всем было совершенно ясно, что против этих «бешеных
комми» три бомбы – ни о чем. Так что обе стороны, слегка подумав и
попугав сами себя возможными последствиями продолжения эскалации,
решили тихонько отыграть назад, сделав вид, что всё произошедшее – не
более чем недоразумение…
А вот почему эта война вообще состоялась – Алекс так и не понял.
Возможно, ее истоки следовало искать в том факте, что, несмотря на то что
на этот раз Берлин снова взяли русские, война и в этот раз обошлась им
куда тяжелее, чем в его первоначальной реальности. В этом варианте
истории война закончилась не девятого мая, а одиннадцатого июня и стоила
Советскому Союзу почти на полтора миллиона больше жизней, чем в той
реальности, из которой Алекс начал свои путешествия. Впрочем, по
сравнению с прошлой реальностью, где она закончилась четырнадцатого
сентября, Берлин взяли американцы и англичане, а столицей ГДР стал
Дрезден, этот вариант реальности было ещё ничего. В предыдущем потери
– как СССР, так и Германии – превысили те, что были в первоначальной
реальности Алекса на треть!.. Впрочем, и здесь со взятием Берлина тоже
всё оказалось не совсем однозначно. Во всяком случае, с точки зрения
американцев. Дело в том, что аккурат в тот момент, когда Егоров и
Кантария водружали свой флаг над Рейхстагом, в Вустермарк и Потсдам
входили танки Второй танковой дивизии США известной в американской
армии под прозвищем «Ад на колесах». Так что к моменту прекращения
огня, начавшегося менее чем через сутки после этого события,
американские танкисты уже вовсю орудовали на западных окраинах
столицы Второго рейха. Вследствие чего американцы на голубом глазу
утверждали, что взяли Берлин вместе с русскими! Впрочем, это было для
них вполне характерно…
Словом, после долгих размышлений Алекс вывел для себя вот такую
странную последовательность. Когда СССР проиграл – будущее стало
фашистским, когда СССР по итогам войны оказался совсем слабым –
заметно притормозилось развитие цивилизации, когда СССР по итогам
войны оказался просто слабым – разразилась ядерная война… Из чего
следовал вывод – если он хочет вернуть то благословенное время, в
котором ему вместе с его деньгами было бы жить приятно и комфортно, –
надо сделать так, чтобы СССР вышел из войны в тех же силах и мощи, как
и в том варианте истории, из которого он начал свои путешествия в
прошлое. То есть ему хочешь не хочешь, а придется снова отправляться в
прошлое. Правда, времени на подготовку осталось мало – всего три месяца,
но ничего, справится…
Алекс снова окинул взглядом вид из окна. Заснеженные верхушки гор
окрасились золотом и багрянцем заката. Он некоторое время молча стоял,
наслаждаясь прекрасным видом, а затем усмехнулся.
Да чепуха всё! И в этом будущем он со своими деньгами вполне себе
прекрасно устроился. Просто ему хочется вернуться!
Глава 1
– Понимаете, молодой человек, если вы хотите, чтобы в вашем
фантастическом романе соблюдалась хотя бы минимальная достоверность,
то никакие чертежи вам, увы, не помогут.
– В смысле? – озадаченно спросил Алекс. Этому худому и седому до
сизости дедку, недавно разменявшему восьмой десяток, он был
представлен как некий писатель-фантаст, работающий над новым романом.
Дедок был капитаном второго ранга в отставке. Но поскольку оная отставка
с действующей службы состоялась ещё тридцать лет назад, основная его
ценность была отнюдь не в этом, а в том, что последние четырнадцать лет
дедок подвизался на должности старшего научного сотрудника
Центрального музея Военно-морского флота, расположенного в только-
только переименованной обратно в Санкт-Петербург второй (культурной)
столице России… Дедка Алексу порекомендовал лично заместитель
директора музея, представив оного как «нашу легенду». После чего
быстренько удалился. Видимо, чтобы очередной раз насладиться
пересчитыванием купюр во врученном ему Алексом конверте… Капитан
второго ранга в отставке задумчиво пожевал губами, после чего аккуратно
пригладил жиденькие остатки седых волос и наставительно начал:
– Дело в том, что кораблестроение, как и любое другое промышленное
производство, очень сильно зависит от уровня технологического развития
страны. То есть любой серийный корабль – это некий конструктор,
составленный из кубиков, которые способна производить промышленность
этой страны. Кубики эти очень разные. Причем их основа – это даже не
столько имеющиеся или хотя бы разрабатываемые перспективные образцы
вооружения либо котлотурбинные установки. Гораздо важнее вещи куда
менее заметные, но намного более фундаментальные – номенклатура
выпускаемых сталей и сплавов, типоразмеры кабелей и доля
производственных объемов, которые страна может выделить на флот,
номенклатура мощностей и габаритные размеры производящихся
электродвигателей, дизель-генераторов, гидравлических приводов,
элементная база, номенклатура выпускаемых подшипников, наличие и
загруженность станочного парка, способного обрабатывать
крупногабаритные детали сложной формы… – тут дедок грустно
вздохнул. – Так вот, какие бы самые точные и подробные чертежи ваш
главный герой ни принесет в прошлое – советскому кораблестроению это
не поможет. Те технологии, которые ему доступны в… каком вы сказали –
двадцать восьмом году? Ага… так вот – это технологии начала двадцатого
века. Приблизительно тысяча девятьсот десятых-пятнадцатых годов. Нет,
кое в чем модернизированные, конечно… но в очень небольшой степени. И
с большими купюрами. Увы, две революции и Гражданская война сильнее
всего ударили по наиболее высокотехнологичным отраслям
промышленности страны, к которым, несомненно, относится и
кораблестроение… Посудите сами – первенец советского военного
кораблестроения сторожевой корабль типа «Ураган», водоизмещением
всего-то четыреста с небольшим тонн, строился три года, три! В США и
Англии за это время строили линкор! Причем существенную часть
оборудования этого корабля – отливки и поковки для турбозубчатых
агрегатов, комплекты редукторов, зубчатые передачи – пришлось
заказывать в других странах: Англии, Германии, Чехословакии. И, кстати,
существенная часть иностранных поставщиков нас сильно обманула, так
что пришлось спешно налаживать с нуля собственное производство…
Алекс мрачно слушал дедка, уставив взгляд в пустоту. Всё точно так
же, как и у него, когда он выбирал технологии для патентования.
Исходников либо нет, либо они страшно дороги, потому что производятся в
лабораторных условиях… И как быть? Сталин просил «самые лучшие
проекты», и в принципе Алексу ничего не стоило притащить ему,
например, полный комплект чертежей линкора «Айова». Он точно был
хорош, иначе бы американцы не держали линкоры этого типа в составе
своего флота аж до две тысячи двенадцатого года. Или тяжелого крейсера
типа «Орегон». Или легкого крейсера типа «Кливленд». Да-да, прежде чем
отправляться в Питер, он хорошенько посидел на форумах, поэтому был
более-менее в теме. Ну на уровне продвинутого юзера… Но, судя по
рассказу дедка, толку-то от этих чертежей. На стеночку в рамке повесить?
Он вздохнул.
– Ну-у-у-м-м… а что вы можете посоветовать?
– То есть? – дедок окинул его безмятежным взглядом.
– Ну, как можно продвинуть советский военно-морской флот?
– В двадцать восьмом? Никак! – дедок ехидно улыбнулся. – А зачем
вам это? У вас же фантастика. Пусть прилетят инопланетяне и всё сразу
сделают – и станки, и стапеля из воздуха сляпают, и инженерам и рабочим
прямо в мозг знания и умения загрузят, и нужные пушки и торпеды
щелчком пальцев сотворят, а лучше просто возьмут и построят все нужные
корабли.
– С инопланетянами у меня в сюжете плохо… – уныло отозвался
Алекс.
– Ну-у-у, тогда пусть ваш главный герой в первую очередь займется…
электросваркой. И подготовкой персонала. Всякого – и рабочих, и мастеров,
и конструкторов. Чтобы не было хотя бы тех грубых ошибок
проектирования, от которых так страдали лидеры эскадренных миноносцев
проекта один[9]. Ещё неплохо заняться разработкой новых турбин.
Кстати… – дедок слегка оживился, – в конце двадцать девятого в США
разразится Великая депрессия. Отличный шанс получить крайне ценную
техническую помощь, на которую в обычных условиях американские
фирмы вряд ли бы пошли. Причем, если получится, не слишком и задорого.
Во время Великой депрессии с заказами у американских фирм будет о-о-
очень плохо, на чем можно сыграть… Американцам стоило бы заказать
проекты турбин и котлов. Они к тому моменту уже были способны сделать
паротурбинную установку с параметрами даже получше тех, что были у
ГЭУ[10] эсминцев проекта семь, – он замолчал и снова пожевал губами, – с
давлением где-то около тридцати пяти – сорока атмосфер и температурой
пара в районе четырехсот градусов. Более высокие параметры лучше не
закладывать. Немцы, при куда более высокой технической культуре, со
своими турбинами с подобными высокими параметрами всю войну
мучились… А вот те, что я сказал, и через десять-пятнадцать лет будут ещё
вполне себе хороши. Впрочем… – дедок задумался. – Всё равно не в
двадцать восьмом, – он сморщился. – Очень неудобный год…
Выйдя на улицу, Алекс вздохнул и яростно потер лицо ладонями. Да
уж, задачка… Ладно, флот флотом, но главная задача у него совершенно
другая. Актуальность которой только что состоявшийся разговор как раз и
подтвердил. Без серьезного апгрейда промышленности ни прошлое, ни
будущее серьезно не изменишь. А значит, все эти флотские дела пока
отодвигаются в дальний угол. Несмотря на, так сказать, личную просьбу
Иосифа Виссарионовича. Как и вообще вся «военка». Хотя… Алекс
задумался. Этот дедок в принципе натолкнул его на одну интересную
мысль. Стоит составить список наиболее удачных проектов и образцов
вооружения, которые СССР было бы неплохо прикупить на предмет
организовать собственное производство. Ну всякие там «Эрликоны»,
«Бофорсы», пятидюймовые универсалки… что ещё там упоминали на
форумах? И насчет заказов американцам тоже интересная мысль. Хотя
заказы, скорее всего, ещё не в двадцать девятом, поскольку Великая
депрессия началась в самом конце этого года, а в тридцатом или даже в
тридцать первом. Когда финансовый жирок как компаний, так и отдельных
людей будет уже подъеден, а перспективы выхода из кризиса всё ещё будут
размыты. Хм… а ведь таким образом можно ещё и солидный кусок других
технологий зацепить! Это ж сколько людей, умеющих как проектировать,
так и изготавливать всякие станки, автомобили, корабли, двигатели,
самолеты, телефонные станции, паровозы, плотины и мосты, окажутся без
работы. Да и с самими станками и оборудованием тоже открываются очень
большие возможности. Теоретически ничего не помешает буквально за
копейки купить акции разорившегося и остановившегося предприятия,
оснащенного очень дорогим оборудованием, после чего спокойно
демонтировать его и вывезти в СССР… Тут в памяти Алекса возникло
одутловатое лицо специального агента Донахью, и он, злорадно
ухмыльнувшись, поднял руку, останавливая машину. Эти вопросы
непременно стоило обсудить со специалистами…
Сразу после того как он решил совершить ещё один переход в
прошлое, парень в первую очередь занялся изучением того, что изменилось
со времен его прошлых попаданий. Сравнить Алекс мог. За две, так сказать,
«сознательные» попытки изменения прошлого у него в голове отложилось
достаточно информации, чтобы новые цифры не выглядели той самой
пресловутой китайской грамотой.
Ну что сказать – первая пятилетка здесь оказалась выполнена куда
лучше, чем в прошлые разы. В первую очередь из-за того, что сами планы
оказались сверстаны намного более реалистично. Во-первых, общее
количество объектов, включенных в план, здесь оказалось почти на
четверть меньше тех цифр, которые помнил Алекс, – чуть более тысячи
двухсот, а не более тысячи шестисот с половиной, как он помнил. Во-
вторых, и сами контрольные показатели также оказались куда ближе к
реальным возможностям, нежели в тех вариантах истории, которые ныне
остались только в памяти парня. Так, объем производства чугуна к концу
этой первой пятилетки должен был достигнуть по первоначальному плану
восьми, а по скорректированному на пленуме ВКП(б) в конце двадцать
девятого и принятому на состоявшемся в следующем году XVI съезде
партии так называемому уточненному плану – десяти миллионов тонн. В
действительности же, как и в уже исчезнувшей истории, по итогам
недотянули даже до первых показателей, выйдя на объемы в семь целых и
три десятых миллиона тонн. Но, в отличие от «того» раза, сейчас
недотянули совсем чуть-чуть, процентов на десять, а не тридцать-сорок,
как тогда[11]. И остальные цифры почти по всем показателям, которые
парень смог вспомнить (а он вспомнил много, недаром так активно сидел в
DeNetz), также были лучше. По тем же автомобилям, скажем, прирост
получился почти в три раза – их было выпущено шестьдесят восемь тысяч
против двадцати четырех тысяч в старой реальности. А вот тракторов
сумели наклепать даже больше плановых показателей – почти сто
пятьдесят тысяч. Впрочем, когда Алекс порылся в деталях, выяснилось, что
в трактора записали и те самые «мототелеги», чертежи и технологию
производства которых он сам когда-то приволок советскому вождю. И это, с
одной стороны, огорчило, поскольку на трактор эти убожества не сильно
тянули, а с другой – обрадовало. Потому что, судя по тому, что парень
сумел отыскать в Сети, всего из его предложений в жизнь оказалось
воплощено только около половины. Скажем, производство тех же
безопасных бритв до войны так и не освоили… И так как это случилось
уже во второй раз, вполне возможно, что переданная им технология для
промышленности СССР того времени просто оказалась неподъемной. Ну
или денег не хватило. Впрочем, это было объяснимо. Отбирали-то и
планировали весь тот набор технологий в основном недоучившиеся
студенты…
Более всего во всём прочитанном Алекса озадачило то, на хрена
Сталину потребовалось вновь наступать на те же грабли, то есть завышать
плановые задания, хотя уж ему-то должно было быть ясно, что даже уже
принятых показателей достичь вряд ли удастся. Впрочем, вполне
возможно, дело было совсем не в Сталине. Ведь, как помнится, утверждал
Воровский, непосредственно экономикой в СССР занимались совершенно
другие люди. И эти цифры вполне могли быть результатом некоего
компромисса именно с ними. Хотя понятно, что Сталин, так сказать,
«образца двадцать третьего года» от «образца двадцать восьмого» очень
заметно отличается по своим влиянию и возможностям… Или эта
корректировка планов стала итогом некой борьбы за первенство внутри
партии. Ну, типа, кто сделает больший замах – тот получит и большую
поддержку партийных масс… Как бы там ни было – пятилетние планы
опять оказались невыполненными. Но при этом точно так же, как и в
первый раз, на весь мир было объявлено о выполнении первой пятилетки за
четыре года и три месяца, и о перевыполнении ее планов, причем не на
восемь, а ажно на одиннадцать процентов! Ну зачем было врать? И без того
ведь результат получился весьма впечатляющий…
До Кузнечного переулка, где располагалась Санкт-Петербургская
инженерно-финансовая академия, ещё несколько лет назад носившая
название Ленинградского инженерно-экономического института имени
Пальмиро Тольятти, он добрался на… «Скорой». Да-да, той самой – белой
с мигалками. Если честно, он слегка охренел, когда карета «Скорой
помощи» притормозила у обочины, и водитель, с дымящейся сигаретой в
зубах, хрипло спросил:
– Куда? – да уж… реалии «постсоветчины» всё ещё продолжали его
удивлять…
В своей бывшей стране Алекс после своего первого попадания в
прошлое побывал всего один раз. Ну, вернее, не в стране, а-а-а… в
восточных землях Райха. И с того момента ни в одном из «будущих» он
здесь более не появлялся. Так что его новый опыт был… богатым.
Впечатление страна производила жуткое. Вусмерть разбитые улицы и
тротуары с огромными ямами и полуразрушенными бордюрами с торчащей
во все стороны арматурой. Толпы вокруг входов в станции метро и
автобусных остановок, торгующие черт-те чем – от носков и домашних
огурцов в банках и до потертых курток и детских пальтишек,
раскладывающих всё это на ограждениях подземных переходов с
полуотвалившейся плиткой либо побитых молью раскладушках, а то и
прямо на земле, в лучшем случае подстелив под «товар» куски картона от
разодранных коробок. Серые, выцветшие дома с регулярно
обрушивающимися на головы прохожих кусками штукатурки и
перекосившимися и напрочь отказывающимися закрываться дверями
подъездов. Жуткая грязь. Побитые машины с треснувшими стеклами и
бамперами, прикрученными проволокой или, па-ба-бам, самым надежным
фиксатором всех времен и народов – синей изолентой! И липкий страх,
порождаемый практически ежедневными, если не ежечасными,
сообщениями об убийствах, причем как заказных, так и случайных, а также
избиениях, поджогах ларьков и магазинов, массовых драках между
этническими бандами, состоящими из чеченцев, дагестанцев или там
азербайджанцев, за контроль над рынками, магазинами, автовокзалами,
кладбищами… Да уж, после того как Алекс хоть и самым краем, но
погрузился во всё это, ему стало совершенно понятно, почему люди,
прошедшие через подобное, так настойчиво и упорно голосовали за
Путина. Это его, Алекса, ровесники либо вообще полный молодняк, собрав
в кучу всё видимые вокруг недостатки и подзадориваемые так
свойственной молодым нетерпеливостью и бескомпромиссностью, могли
задорно орать: «Всё плохо, тягостно, уныло, хуже быть не может!» Эти же
люди точно знали – что может, и намного… Причем, вот ведь что
интересно, – именно они во многом всё это и устроили. Не менее задорно
крича во времена своей собственной молодости, как всё плохо, гнусно,
безнадежно и хуже уже быть не может. И единственный шанс на лучшее –
это снести всю эту подлую и душащую «командно-административную
систему» и убрать от власти этих одиозных личностей. Так что: «Партия –
дай порулить!» И стоит всё это сделать, как всем очень быстро, считай
сразу же, вот всего за полгода, год, ну максимум пятьсот дней – станет
хорошо… А на трибунах стояли великие вожди, точно способные сделать
всё, что нужно и как нужно, и тем привести всех в новое лучшее и светлое
будущее – солнце и знамя всех честных людей по фамилии Ельцин,
непримиримые борцы с коррупцией Гдлян с Ивановым[12], блестящий
юрист Собчак[13], авторитетный экономист Попов[14] – и все сплошь
умницы, профессионалы, да ещё и честные и порядочные люди со
светлыми лицами, в отличие от этих унылых партократических рож
совершенно точно знающие, что и как нужно делать. Ну не зря же им
присвоили ученые степени докторов наук. Кто же – если не они?
А уже через год-два от всех этих «честных и порядочных людей со
светлыми лицами» народ едва не тошнило. Да и то больше потому, что
тошнить к тому моменту было, считай, нечем. Даже на жратву уже многим
стало не хватать…
Заместитель директора ИНЖЭКОН профессор Ишельман оказался
импозантным громогласным мужчиной, речь которого имела изюминку в
виде явно выраженной картавости, встретил гостя радушно.
– Га-ад, га-ад, очень гад, – громогласно возглашал он, тряся руку
Алекса. – Как добгались? Как устгоились? Коньяк? Водочки? Или, может,
гому? У меня есть настоящий, ямайский!
Столь бурное радушие ученого мужа было вызвано тем, что в этом
средоточии экономической мысли Алекс выступал уже не как проситель,
пусть и такой необычный как писатель-фантаст, а как благодетель. То есть
спонсор. Поскольку объем информации, которую он планировал получить в
этом заведении, был довольно велик, а часть из нее, вполне возможно, до
сих пор состояла под грифом как минимум «для служебного пользования»,
Алекс справедливо рассудил, что выступи он обычным просителем –
результат можно будет ждать до морковкина заговения. Если вообще
дождешься. Поэтому в институт заранее ушло письмо от имени спешно
прикупленного им перед поездкой благотворительного фонда,
подвизавшегося при одном из провинциальных испанских университетов,
который уже лет десять как дышал на ладан, но всё никак не сподобился
помереть. Фонд обошелся в довольно крупную сумму, почти на треть
уменьшив доступные парню средства, так как за эти десять лет умудрился
наделать немало долгов. Но оно того стоило. Выступая от имени фонда,
Алекс сразу же получил почти максимально возможную для него в этот
момент и при данных условиях легитимность.
– В письме говогилось, что вы, кгоме оказания матегиальной помощи
нашему вузу, ещё и планигуете заказать нам какое-то исследование? –
деловито поинтересовался заместитель директора после того, как Алекс
последовательно отказался от всего предложенного.
– Меня интересует экономика СССР довоенного периода, – спокойно
сообщил ему Алекс. Профессор Ишельман озадаченно уставился на него.
– М-м-м, не совсем понял. СССГ?
– Наш фонд проводит большую исследовательскую программу,
посвященную участию СССР в Испанской войне, – пояснил Алекс. –
Одним из важных компонентов этой программы является анализ
довоенного экономического развития СССР. И мне поручено распределение
грантов по данной тематике среди зарубежных исследовательских центров.
Я предлагаю вам поучаствовать в этой программе.
– М-м-м… а почему вы не обгатились в пгофильные НИИ?
– Мы – университетский фонд и можем работать только с учебными
заведениями, – спокойно пояснил Алекс. Хотя всё было не совсем так. Его
заявление имело под собой основание, поскольку полностью
соответствовало уставу фонда, но в этом положении устава имелась сноска,
уточняющая, что исследования, проводимые не за счет средств фонда, а на
собственные деньги жертвователя, не имеют подобных ограничений. Так
что в принципе обратиться в специализированные НИИ или лаборатории
парень вполне мог. И основной причиной того, что он туда не обратился,
было опасение Алекса привлечь к себе лишнее внимание. По его мнению,
профильные институты не могли не быть под колпаком тех органов,
которые обычно принято было именовать компетентными. И хотя в
творящемся вокруг развале был большой шанс проскочить, он всё-таки
решил не рисковать. Да и времени оставалось мало.
– М-м-м… – осторожно начал заместитель директора, – связано ли
обещанное вашим фондом оказание матегиальной помощи нашему вузу с
согласием на участие в этой пгоггамме?
– Нет, – коротко ответил Алекс. – Но должен вам сказать, что грант на
исследование составляет двести тысяч долларов.
– Вот как! – названная сумма профессора явно впечатлила. – Что же
касается вашего пгедложения, то я думаю, что смогу убедить ученый совет
поддегжать…
– Зачем? – довольно бесцеремонно прервал его Алекс.
– Что зачем?
– Зачем убеждать ученый совет?
– Хм… ну как же. Нужно же внести в план исследований.
– Зачем? – снова повторил Алекс.
– Э-э-э… понимаете, деньги ещё не всё. Пги габоте над заказанным
вами исследованием нам, несомненно, потгебуется отпгавлять запгосы в
агхивы, пгофильные министегства и дгугие огганизации. И чтобы мы
могли делать это официально, за подписью дигектога, тгебуется включить
тему исследования в план научной габоты. А для этого…
– Взятки! – довольно бесцеремонно прервал его Алес.
– Что, пгостите? – несколько обескураженно уточнил профессор.
– Я имею в виду, что очень многие проблемы с бюрократией можно
решить небольшой денежной суммой. Причем в этом случае проблема
точно решится куда быстрее, чем при использовании любой, даже самой
высокопоставленной официальной подписи. – Заместитель директора
ИНЖЭКОНа ошеломленно воззрился на него. Алекс усмехнулся.
– Не волнуйтесь, профессор, я – достаточно законопослушный
гражданин и склонен решать любые свои проблемы максимально законным
путем. Но понимаете, в чем дело, – меня в первую очередь интересует
скорость и качество работы. В попечительском совете фонда я – новичок, и
мне требуется показать себя. Причем быстро. А это – мой первый проект.
Так что я крайне, – он специально выделил это слово голосом, –
заинтересован в быстром и качественном результате. И если потребуется
каким-то образом… э-э-э… простимулировать ваших контрагентов для
придания им большего ускорения – я готов на это пойти. В разумных
пределах, конечно… Можете считать это не взяткой, а-а-а… ну точно такой
же спонсорской поддержкой совет… то есть российской науки, в
настоящий момент переживающей не лучшие времена.
– Вот как… – профессор задумался. – А эта… м-м-м… спонсогская
поддегжка будет осуществляться в гамках озвученного вами гганта или… –
похоже, он считал озвученную Алексом сумму уже своей, и-и-и… ему уже
совершенно не хотелось ею ни с кем делиться.
– Несомненно, сверх этих рамок. Но должен заметить, что все
предоставленные доклады будут переданы на рецензии в другие
организации. Как России и, скажем, Украины и Казахстана, так и
крупнейших европейских и американских университетов. Того же
Гарварда, например. Я же сказал – мне нужна именно качественная
работа…
– Вот как… – снова повторил Ишельман с куда более задумчивыми
интонациями.
– Но при этом должен заметить, что по итогам рецензирования будет
выбрано несколько лучших докладов, и коллективы, их подготовившие,
будут дополнительно простимулированы. Причем весьма существенно.
Предполагается, что доклад, занявший первое место, будет поощрен
удвоением гранта, остальные получат увеличение выплат в объеме от
пятидесяти до двадцати пяти процентов.
– Вот как! – профессор заметно приободрился. – В таком случае могу
завегить вас, что я готов всецело поддегжать участие нашего вуза в данной
пгоггамме…
Глава 2
Алекс стоял и тупо смотрел на портал. Он не хотел его пропускать! Ну,
то есть портал работал, потому что свечение было… да вот оно – стоит
только протянуть руку и оно тут же заиграет отсветами на ладони, но вот
пройти через портал не получалось никак. Парень стиснул зубы и,
перехватив чемодан с распечатками поудобнее, яростно прянул вперед…
чтобы тут же шмякнуться на задницу, потирая лоб.
– Уй… чёрт! Больно… Да что ж ты, зараза такая… – а в следующий
миг свечение пропало. Алекс несколько мгновений тупо пялился на серую,
каменную поверхность скалы, а потом с силой врезал кулаком по чемодану.
– Вот зар-раза!..
Три месяца лихорадочной подготовки к переходу привели к тому, что
он набрал много разной разрозненной информации, в отношении которой у
него были сильные сомнения, что она действительно сможет как-то
серьезно помочь. Но так уж получилось… Нет, поначалу все вроде как
было нормально. Кроме Санкт-Петербургского ИНЖЭКОНа он вышел ещё
на шесть экономических вузов и профильных факультетов разных
университетов, посетив ещё и Москву, Казань, Ростов и Екатеринбург. Что
же касается просьбы Сталина, то, пообщавшись с дедком, которому,
похоже, доставляло истинное наслаждение обламывать все его прекрасные
устремления, Алекс решил послать его на хрен и обратиться к «настоящим
профессионалам». То есть воспользоваться уже опробованным с
«экономистами» вариантом с фондом и сформировать через него несколько
грантов, которые предложить кораблестроительным институтам и
факультетам в Питере, Николаеве и Архангельске. Пусть подготовят
предложения, основываясь на своих высоких профессиональных знаниях…
Щаззз! Деньги-то эти уроды взяли с большим удовольствием, а вот
результат… Нет, доклады подготовили практически все. Но если, скажем,
то, что предоставили ИНЖЭКОН и финансово-экономический факультет
Казанского университета, можно было бы с натяжкой каким-то образом
засчитать как исполнение заказа, то вот москвичи и особенно
екатеринбуржцы, похоже, восприняли полученный ими шанс, как
неожиданно представившуюся возможность слинять на счастливый Запад.
Мол, надо только как следует «прогнуться» – и этот неведомый, но,
несомненно, очень добрый западный хозяин (ну, разве западный хозяин
может быть недобрым?) тут же это оценит и немедленно предложит такому
замечательному и просто-таки пропитанному демократическими
ценностями страдальцу-ученому, погибающему тут, в полуразрушенном
«совке», уехать к нему в дальние, но теплые и ласковые страны. Ну или, в
худшем случае, просто будет с ними несколько более щедрым… Алекс
просто охреневал, читая в материалах перлы вроде: «В отличие от любой
другой нормальной экономики, которая, несомненно, построена на
классических принципах „кнута и пряника“, советская экономика могла
работать только на принципах: „кнута и стенки“. Вследствие чего она
требовала крайней степени внешнего, то есть внеэкономического
принуждения, обеспечиваемого лагерями и массовыми расстрелами. А
когда, после падения сталинского режима, это принуждение исчезло,
экономика СССР начала стремительно деградировать[15], к началу
следующего века выродившись в экономику полуколониального типа,
осуществляющую обмен высокомаржинальных видов необработанных
сырьевых ресурсов на всё остальное – от высоких технологий до зерна,
обуви, одежды и колбас. Достаточно вспомнить, каким пиететом в позднем
СССР пользовались финский сервелат, американские джинсы и кроссовки
„Адидас“…» Ребята, даже если всё это действительно было так (в чем
Алекс всё-таки несколько сомневался), вам-то заказывали нечто
совершенно другое. А именно – что лучше всего предпринять, чтобы хотя
бы немного подтолкнуть довоенное экономическое и технологическое
развитие СССР. Причем речь шла как раз о тех самых временах, когда, судя
по вашим же словам, с экономикой СССР ещё всё было более-менее
ничего. Ну, вследствие имеющегося в наличии того самого
«внеэкономического принуждения». Кстати, Алекс его как-то особенно не
замечал. Возможно, оно должно проявиться несколько позже, скажем, во
времена тех самых «сталинских репрессий»… А может, его роль и вовсе
была сильно преувеличена, а подобное словосочетание суть некая «мантра»
или, там, пароль, призванный дать понять «доброму западному хозяину»
(ну исследования же заказывались от имени западного фонда) о том, что
вот здесь страдает и мучается вполне себе «ваш, буржуинский». Хотя
отвергать с порога то, что за подобными заявлениями могла быть какая-то
правда, тоже не стоило. Потому что советская экономика действительно
после Сталина сначала резко снизила темпы развития, а затем впала в
стагнацию, во время которой ВВП СССР более двадцати лет болталась в
районе сорока процентов от ВВП США – год от года то подпрыгивая до
сорока трех – сорока пяти, то падая до тридцати девяти. При Сталине же
наблюдался постоянный и непрерывный рост. Так что до пятьдесят
третьего года СССР стремительно догонял США, «отвоевывая» у него
процентов по десять за пятилетку. Ну, исключая, конечно, годы войны…
Как бы там ни было, в Москву и Екатеринбург полетели по электронной
почте грозные письма с требованием предоставить именно те доклады,
которые и были заказаны, которые, похоже, привели контрагентов в
когнитивный диссонанс. Потому что ничем иным растерянные отписки в
стиле «приведенный анализ базируется на разработках Чикагской школы»
или «сделан полностью в духе воззрений Милтона Фридмана» вызваны
быть не могли…
С кораблестроительными делами ситуация оказалась ещё более
худшей. Потому что один из контрагентов – Николаевский
судостроительный – просто замолчал. Ну, вот так вот… Деньги по гранту
пришли, их получение подтвердили – и на этом всё. Ни материалов, ни
даже ответов на письма. Сеньорина Амайя, исполнявшая в купленном им
благотворительном фонде обязанности секретаря и канцелярии, слала
письма буквально пачками. Но на них никто не отвечал. А телефоны либо
не брали, либо, взяв, сразу же начинали юлить и отговариваться тем, что
взявший трубку не в курсе, а ректора нет, и декана тоже, и вообще она не
знает, кто именно занимается исследованиями, и уточнить тоже не у кого,
потому что «все на обеде», или «на ученом совете», или «ушли на митинг».
Да уж, в отличие от исследований, митингами на территории не так давно и
здесь распавшегося Союза увлекались жарко и искренне… Питер же и
Архангельск вместо докладов прислали какие-то странные отписки,
больше напоминающие студенческий доклад для семинара, в которых были
просто тупо перечислены недостатки конструкции большинства проектов
советских боевых кораблей довоенной постройки. Блин, да в его время в
Википедии можно было вычитать куда больше и с куда лучшими
подробностями!.. Ну а после того как Алекс разослал им гневные письма –
замолчали, как и Николаев… Да уж, похоже, руководство постсоветских
вузов оказалось больше озабочено сдачей учебных площадей в аренду
коммерческим структурам, чем поддержанием должного уровня
исследовательской работы во вверенных их попечению заведениях.
Зато с американскими университетами всё было наоборот. Здесь всё
было четко – заказ, итог, деньги получены – отчет отправлен. Вот только из
почти полутора десятков предложений, отправленных американцам,
положительный ответ дали только двое контрагентов. Остальные
отказались. Объяснив отказ слишком жесткими временными рамками. Да и
два не отказавшихся согласились взяться за работу только после того, как
поставленные задачи были серьезно откорректированы в сторону
уменьшения. Иначе, мол, они не гарантируют качественного результата.
Так что подготовленные ими материалы не закрывали даже трети тех задач,
которые парень надеялся решить с помощью американцев…
Вследствие чего собранная Алексом к моменту перехода информация,
по существу, представляла из себя набор разрозненных «кейсов», сколько-
нибудь заметная полезность которых для экономического и
промышленного развития Советского Союза начала двадцать восьмого года
даже не слишком разбирающемуся в теме Алексу представлялась весьма
сомнительной. Но уж чем богаты… Даже такая информация, по идее, всё
равно лучше, чем ничего. Да и он сам тоже не хухры-мухры – чего-то да
стоит. И кое-какой материал по химии тоже поднакопал. Так что к переходу
Алекс прибыл вполне себе воодушевленным. И тут такой облом!
«Ладно, будем рассуждать логически, – мысленно начал парень, когда
немного успокоился: – Портал был? Был. Свечение я видел. Значит, всё
должно работать! Но не работало. Почему? Слетела привязка конкретно ко
мне? Вариант… – Алекс скрипнул зубами. – Черт, не надо было пропускать
прошлый год! – после чего вздохнул: – А с другой стороны, я в прошлом
марте ещё весь перемотанный ходил после пластической операции – ну и
куда было лезть? Да и Аракеляны здесь тогда сидели – не вышибить. Всё-
таки домик у меня вполне симпатичный получился. И оригинальный. Да и
восстановили его очень неплохо. Так сказать, с изюминкой. Потому-то и
пришлось сейчас решать так радикально – пожаром. Иначе существовала
большая вероятность, что полностью избавиться от присмотра Аракелянов
не удастся… Ладно, ещё варианты есть? Хм-м-м… Есть! Например, этот
портал может быть односторонним. И работать поочередно: один год
открывается возможность перебраться в прошлое, а другой – в будущее. То
есть нынешний работал из прошлого в будущее, как оно всё и получилось
бы, не пропусти я прошлый год, а вот следующий… – Алекс приободрился.
А затем, ещё чуть подумав, понизил вероятность первого из рассмотренных
вариантов: – И версия со слетевшей привязкой конкретно ко мне, пожалуй,
не катит. В прошлые разы портал вполне себе пропускал других людей –
того же гестаповца или „товарища Вернера“… Убивал – это да, но
пропускал же! А меня в этот раз просто не пустил. Значит, скорее всего,
дело не в слетевшей привязке, а в чем-то другом. И самым вероятным
„другим“ кажется именно вот такое поочередное срабатывание портала».
Повеселев от подобных выводов, Алекс выбрался наружу из
полусгоревших развалин и, перехватив поудобнее чемодан с распечатками,
побрел в сторону дороги. В принципе чемодан можно было и бросить. Вся
информация, которая была в чемодане, имелась у него и в электронном
виде. Алекс знал по собственном опыту, что то будущее, из которого он
отправляется в прошлое, неминуемо исчезает, и поэтому не забивал себе
голову всякими мелочами типа очистки жестких дисков на домашнем
компе или какого-то иного уничтожения следов своей деятельности… Вот
только хрен его знает, кто найдет брошенный чемодан? И что дальше будет
с этой находкой? То есть, скорее всего, законопослушные швейцарцы
сдадут чемодан в полицию. А вот дальше – возможны варианты. И если
первый, заключающийся в том, что полицейские, проведя короткое
расследование и пару дней поискав возможного владельца, просто сдадут
найденное в бюро находок и забудут о нем – его вполне устраивал, то вот
любые другие, базирующиеся на том, что швейцарские полицейские
окажутся куда более въедливыми и заинтересуются – а откуда в этих глухих
местах взялся чемодан, наполненный распечатками на русском языке по
вопросам довоенного развития СССР, сулил большие проблемы. Ему же
подобные проблемы на хрен не нужны. Алексу здесь ещё год куковать…
Поэтому парень упорно волок чемодан на себе, несмотря на то, что уже
через полкилометра тот начал изрядно оттягивать ему руки.
До деревни Алекс добрался, уже еле волоча ноги. Всё-таки бумага –
вещь очень тяжелая… Но дальше стало полегче. Потому что из
деревенской таверны удалось дозвониться до Жака. Хотя хозяин и изрядно
удивился, почему одетый хотя и вычурно-старомодно, но точно богато,
господин не имеет мобильного телефона… Слава богу, его слуга и
телохранитель ещё не успел не только выехать из Швейцарии, но и сдать
машину в офис рент-кара. Так что сразу же выдвинулся обратно…
Радовало и то, что и с документами тоже заморачиваться не придется.
Документы и телефон Алекс, не сомневавшийся в том, что скоро пройдет
через портал, оставил в машине. Ну, зачем они ему были бы нужны в
прошлом-то? Тем более что телефон гарантированно сгорит. И в новом
будущем тоже. Вот ни разу за три его возвращения «назад в будущее» не
случалось так, чтобы не то что документы, но хотя бы банковские карточки
оказались не то что идентичны, но хотя бы обладали близкими
протоколами обмена данными с серверами. Вот он и засунул их все скопом
в карман за передним пассажирским сиденьем той машины, которую они с
Жаком арендовали в аэропорту для поездки в эту глушь…
Пока Жак добирался до Унтершехена, Алекс успел снять комнату в
таверне и принять душ. А то после марш-броска с чемоданом от него так
шибало потом, что у окружающих, вероятно, от подобных «ароматов»
дыхание перехватывало. После чего спустился в зал и плотно покушал.
Денег у него при себе, естественно, не было, но вскоре должен был
появиться Жак с документами и карточками. Так что расплатиться будет
чем…
До дома в Андорре они добрались только через неделю. Алекс, все эти
три месяца носившийся из Европы в Россию, а потом в США и обратно,
как «сраный рэкс», решил устроить себе небольшой отпуск и задержался в
Люцерне на пять дней. Погулял. Попил кофе со знаменитым швейцарским
шоколадом. Полюбовался на картины на мосту Капелльбрюкке. Вспомнил,
как в одном из «будущих» жил в этом уютном и красивом городе…
Торопиться смысла не было. Для подготовки к следующему переходу у
него теперь был в наличии целый год. И это была просто уйма времени!
Потому что во время прошлых попаданий существенная часть того года,
который он проводил «в будущем», уходила на то, чтобы легализоваться,
получить доступ к своим деньгам, вжиться в мир, обзавестись связями и
так далее. Сейчас же ему ничего подобного делать уже не требовалось. Всё
было уже сделано. Так что трепещите все! Ох и развернется же он…

* * *

Судный день для ректора Николаевского кораблестроительного


института, вопреки всем приметам, наступил не в понедельник и не в
пятницу тринадцатого, а в четверг. Хотя ещё накануне ничего не
предвещало неприятностей. В институте вовсю шла подготовка документов
на получение статуса университета, прохождение которых через
Минобразование было почти гарантированно. Так как и авторитет
возглавляемого им учебного заведения ещё с советских времен был
достаточно высок, и-и-и… что даже более важно, все требуемые суммы
были уже давно занесены куда надо. Слава богу, доходы от сдачи в аренду
коммерческим фирмам площадей, находящихся на балансе института,
приносили неплохую копеечку. Да и другими способами заработка ректор
отнюдь не ограничивался. Той же обналичкой[16]. Слава богу, статус
главного учебного заведения одной из кораблестроительных столиц
бывшего СССР в городе всё ещё был вполне уважаем, так что уже также
вовсю встраивающиеся в рынок «менты» пока не очень сильно совали нос
в бухгалтерию вверенного его попечению учреждения. И появившиеся
благодаря этому гешефтмахингу «неподотчетные средства» позволяли
значительно ускорить продвижение подобных, сулящих ещё большие
барыши, решений. А как вы думали? Скачок статуса это и куда более
щедрое госфинансирование, подразумевающее не только увеличение
возможностей напрямую пополнить собственный карман, но и построить за
госсчет ещё некоторое количество тех самых площадей, которые
пользуются таким спросом у «коммерсов», и землеотвод – новому
университету ведь надо расширяться, и много иных не менее вкусных
плюшек…
Так что директор с утра пребывал во вполне благодушном настроении.
Ну до того момента, пока в его кабинет не влетела секретарша и,
захлебываясь от испуга, не выпалила:
– Там менты… милиция… ОМОН то есть…
– Кто-о-о? – недоуменно протянул ректор.
– Ну, я же говорю, – нервно повторила секретарша, – ОМОН! Они
уже… – но что там «они уже» ректору узнать было не суждено. Потому что
дверь в кабинет распахнулась от мощного пинка, и внутрь нагло ввалились
именно те, о ком ему сообщила секретарша…
И начался ад, затянувшийся на шесть часов. Полтора десятка дюжих
парней в черной омоновской форме, профессионально «успокоивших»
нанятых ректором больше для пущего спокойствия арендующих площади
«коммерсов», чем для защиты студентов, охранников, рассредоточились по
этажам, контролируя ситуацию. Четверо в штатском засели в бухгалтерии,
принявшись активно рыть, поднимая договора и бухгалтерские документы
и выворачивая наизнанку все счета-фактуры и накладные, вплоть до
закупки туалетной бумаги для комнаты отдыха ректора. Ещё трое таких же
по-хозяйски разместились в его собственном кабинете. После чего
омоновцы принялись таскать к ним на допросы сотрудников института – от
деканов до преподавателей и лаборантов, выдергивая некоторых прямо с
лекций и семинаров.
Попытки ректора путем звонков «нужным людям» разузнать, чем
вызван подобный беспредел, долго не приносили результата. А когда он
сумел наконец-то докопаться до истины… то мысленно застонал… Черт, ну
какого хрена он повелся на те испанские деньги?! Нет, всё на первый взгляд
выглядело очень перспективно. Ректор прошёл хорошую школу
«хозяйствования» и потому не полез наобум, а предварительно пробил тот
испанский фонд по всем доступным ему каналам. И везде ему сообщили,
что фонд – это некий «мусорник» какого-то богатого француза,
захотевшего «поиграть в меценатство», за которым не стоит никого
серьезного. Так что процесс естественного перехода дензнаков от
иностранного лоха к умным и ловким людям, по всем расчетам, должен
был пройти совершенно безболезненно. И вот на тебе! Как же это не
вовремя…
То, что лицо, организовавшее этот наезд, настроено весьма серьезно,
выяснилось довольно быстро. Потому что сумасшедший дом, частично
даже сорвавший педагогический процесс, четвергом не закончился. И
пятницей тоже. Только в понедельник измученному ректору, у которого
напрочь сорвались все планы на выходные, положили на стол акты выемки
документов, означавшие как минимум перерыв всего этого ада.
Собственные показания он подписал ещё в субботу… После чего полиция
наконец удалилась с территории вверенного ему учебного заведения. Зато
уже через полчаса после их ухода в его кабинете нарисовалась не менее
неприятная фигура…
– Мсье Ожеро! – ректор, осознавший, что перед ним сидит то самое
лицо, которое и организовало ему все эти неприятности, рассыпался перед
гостем буквально мелким бесом. А что вы хотите – с людьми, способными
организовать нечто подобное тому, что ректор имел возможность
наблюдать в последние четыре дня, ссориться ни в коем случае нельзя! А
если это уже по каким-то причинам (например, по собственному
скудоумию) случилось, умный человек приложит все усилия, чтобы как
можно быстрее купировать подобную глупость. Вот только чем и как? Ну
не деньги же этому французскому мультимиллионеру и крупному
испанскому благотворителю предлагать? – Прежде чем перейти к тому
делу, которое привело вас ко мне, считаю своим долгом принести самые
глубокие извинения за крайнюю нерасторопность, проявленную моими
подчиненными. К сожалению, я был совершенно не в курсе…
– Не надо, – русский у француза был с небольшим акцентом, но
вполне понятный. – Ваших извинений мне вполне достаточно. Перейдем
сразу к делу. Когда я могу получить материалы заказанных и оплаченных
мной исследований?
– О-о-о, не сомневайтесь, все наши обязательства будут непременно
выполнены в самое ближайшее время. Я лично…
– Не надо, – снова негромко повторил француз, заставив ректора
недоуменно уставиться на него.
– В самое ближайшее не надо. Должен вам сказать, что подобные же
«маски-шоу» в самое ближайшее время пройдут в заведениях, схожих с
вашим профилем, ещё в Санкт-Петербурге и Архангельске. Хотя они, в
отличие от вас, и представили в мой фонд свои доклады, но вот их качество
меня совершенно не устроило, – француз сделал короткую паузу и
закончил как припечатал: – Я готов платить. И платить хорошо. Но только
за качественную работу. А за некачественную наказывать. Серьезно
наказывать. Даже если это потребует значительных финансовых затрат. Вы
меня понимаете?
– Д-да… – хрипло протянул ректор. Черт! Вот почему менты были
такими настойчивыми. Да их просто «зарядили». Блин-блин-блин… что
делать-то, что делать?!

* * *

Здание Николаевского кораблестроительного института имени Степана


Макарова Алекс покинул спустя час после того, как в него вошел. И во
вполне хорошем настроении.
С ректором они договорились почти полюбовно. Ну, то есть он
приостанавливает «наезд», а ректор прилагает все усилия для получения
Алексом устраивающего его результата. Непосредственное исполнение
ректор, перебрав все кандидатуры, предложил возложить на «старейшего
преподавателя нашего института». Который был немедленно выдернут с
одной из лекций для собеседования с будущим работодателем. После
какового Алекс понял, что общения с дедком из питерского Военно-
морского музея ему избежать не удастся. «Старейший преподаватель»
оказался вполне в теме и с ходу выдал довольно длинный список вопросов,
без ответов на которые требуемого Алексом результата получить не
удастся. А когда парень спросил, где эти ответы искать, архив питерского
музея был назван в первой пятерке адресов… Кроме того, ректор клятвенно
пообещал, что все запросы согласованного «научного руководителя» будут
удовлетворяться им немедленно и в самом полном объеме. Ну, абсолютно
все! От немедленного выделения личного директорского автомобиля до
привлечения к исследованиям любого требуемого количества студентов и
аспирантов…
Приведение «в рабочее состояние» всех контрагентов фонда на
территории бывшего СССР у Алекса заняло около полутора месяцев и
почти три миллиона долларов. Причем даже не везде потребовалось
задействовать ОМОН… Но зато после этого пошла вполне серьезная и,
похоже, плодотворная работа. Потом он около недели занимался
прикупленным им фондом, разбираясь с результатами заказанного перед
отъездом аудита, а затем вылетел в США. Потому что благодаря
материалам, которые сделала та парочка согласившихся сотрудничать ещё
до первой попытки перехода американских университетов, у него
появилось понимание, что задачи, которые он ставил американцам, были
сформулированы не совсем правильно. Но обратного понимания, то есть
как именно их нужно сформулировать, у него, увы, пока так и не
появилось. Вследствие чего он решил сначала хотя бы немного повысить
свой уровень образования в области экономики, ну и обсудить свои
«хотелки» с умными людьми. Тем более что особенной организации это не
требовало. Большинство американских «экономических гуру» вполне
практиковало то, что именовалось «консультациями» или «приватными
лекциями», беря за них вполне приемлемую почасовую оплату. Ну, для него
приемлемую…
Из этого своего американского вояжа Алекс вернулся в середине лета.
Слегка охреневшим. От сделанных им самых невероятных открытий. Он-то
предполагал, что, поскольку экономическая наука развивается уже не одну
сотню лет, у нее уже есть вполне корректные и наработанные правила. Ну
как в химии. То есть типа подаешь в реактор одно вещество, нагреваешь
его до определенной температуры, добавляешь к нему второе – и, хоть
усрись, результат будет однозначным. Хрена! Одни и те же финансово-
экономические действия, предпринятые в приблизительно одних и тех же
экономических условиях, в разных странах давали совершенно разные
результаты. Причем зачастую прямо противоположные! Да, возможно, при
принятии решений на их осуществление были учтены не все исходные
данные и переменные, но, черт возьми, если вы занимаетесь наукой –
извольте проанализировать все полученные результаты и сформировать
расширенный пул исходников и переменных, которые необходимо
учитывать. Да черта с два! Подобные попытки либо просто не
предпринимались, либо напрочь вязли в остервенелых спорах
представителей различных экономических школ. Причем приверженцы тех
из них, из постулатов которых и было выведено неудачное решение, как
правило, настаивали на «эксцессе исполнителя», то есть, типа, выданные
рекомендации были абсолютно верными, но воплощались в жизнь
недостаточно настойчиво, без должной поддержки государства, либо
слишком недолго, чтобы стал заметен благотворный эффект, вследствие
«исчерпания политической воли к продолжению реформ»… ну и всё такое
прочее. В ответ их оппоненты категорично заявляли, что ничего хорошего и
ждать было нельзя. Потому что сама теория – полное фуфло… Вследствие
чего Алекс решил по возвращении из путешествия дать себе хотя бы пару
недель отпуска. Ну, чтобы его буквально вскипающие мозги за это время
пришли хотя бы в какой-то порядок. А уж потом начать формулировать
задания…
Но запланированного отпуска не получилось. Потому что уже через
восемь дней его вызвонил тот дедок из Военно-морского музея, с которым
он по возвращении из Николаева полностью восстановил сотрудничество
(что стоило ему почти полутора часов весьма ехидной выволочки), связав
его напрямую сначала со «старейшим преподавателем» из Николаевского
кораблестроительного, а затем и с группами, сформированными в Питере и
Архангельске. Дедок весьма категоричным тоном заявил, что у них
«сложился некоторый консенсус» по трём вариантам возможного развития
РККФ[17] в начале тридцатых годов, так что теперь «уважаемому
заказчику» надо выбрать один из этих трех вариантов, чтобы они занялись
более детальной проработкой именно его. Для чего просто необходимо его
личное присутствие…
К удивлению Алекса, на этот раз дедок сильно ехидничать не стал.
Только окинул его прищуренным взглядом и, хмыкнув, протянул:
– Значит, говоришь, писатель-фантаст…
Парень несколько смущенно улыбнулся. Да уж, с этим моментом он
протупил. Ну откуда у неизвестного писателя-фантаста деньги на подобные
исследования…
Разговор затянулся часа на три. Дедок явно получал удовольствие от
того, что может в свое удовольствие, так сказать, «возить носом по столу»
тупенького неумеху, который к тому же ещё за это и платит. Впрочем, делал
он это вполне добродушно. К тому же Алекс ещё во время своего
американского вояжа вполне себе освоился с ощущениями «ученика-
первоклашки», параллельно практически восстановив все те навыки и
приемы обучения, которыми пользовался ещё во время учебы в «Губке».
Так что особенного дискомфорта не испытывал. Да и тупеньким неумехой
тоже себя не сильно-то и ощущал. Поскольку с момента прошлой встречи
успел немного посидеть на пока ещё редких флотофильских форумах и
почитать кое-что. Так что был более-менее в теме. И оказался способным
как минимум задавать не совсем глупые вопросы.
– Э-э… что-то я не понял, – прервал он очередной дедов спич. – Я тут
читал, что американские легкие крейсера типа «Атланта» сами американцы
считают неудачными проектами, показавшими себя в войне крайне слабо.
Зачем же нам брать их в качестве образца легких крейсеров?
Дедок окинул его снисходительным взглядом и, ткнув локтем
сидящего рядом с ним «старейшего преподавателя», ради этой встречи
прилетевшего из Николаева, с которым они плотно «спелись»,
ухмыльнулся:
– Соображает!
– Дело в том, молодой человек, – вступил в разговор гость с
Украины, – что как состав флота, так и характер боевых действий на море у
нас и у американцев очень сильно отличались. И нашим действующим
флотам категорически не хватало кораблей, которые, скажем, англичане
квалифицировали как крейсера ПВО. В то же время Советский Союз
просто и финансово, и физически не сможет построить к войне столь много
крейсеров, чтобы какую-то существенную часть из них почти
исключительно заточить под задачи ПВО. Так что нам нужен легкий
крейсер, с одной стороны, в первую очередь нацеленный на задачи ПВО, а
с другой – способный при этом с достаточной эффективностью закрыть и
весь остальной спектр задач, возлагаемых на легкие крейсера – от
рейдирования к вражеским берегам до поддержки десантов. И здесь тип
«Атланта» с его шестнадцатью пятидюймовками главно-универсального
калибра в качестве образца вполне неплох. При том, что подобный набор
вооружения ещё позволит стандартизировать набор вооружения с
остальными классами кораблей, без чего, увы, никакого более-менее
приемлемого флота у СССР к войне не получится. Не хватит ни сил, ни
технологических возможностей, ни финансов… Хотя, конечно, его
требуется довольно значительно переделать и модернизировать. Особенно
в области систем управления огнем…
К концу третьего часа обсуждения Алекс уже поплыл. Хотя и изо всех
сил старался, так сказать, «держаться в теме». Время от времени «радуя»
собеседников вопросами:
– Так – стоп! Я не понял – а почему вы предлагаете первыми строить
именно тяжелые крейсера? Где тут принцип – «от простого к сложному»?
Или: не вы вот полчаса тому как утверждали, что СССР к концу двадцатых
утратил все компетенции в кораблестроении?
– Ну, во-первых, не все, иначе он и сторожевики типа «Ураган» не
потянул бы, но многие. А во-вторых – в том-то и дело! Первыми будут
строить те корабли, которые уже кем-то были построены. То есть
технология их постройки уже отработана, а сами они успели наработать
кое-какую историю эксплуатации. Типа «Атланта»-то к двадцать девятому
году даже в проекте нет… Потому что большая часть компетенций в
области кораблестроения, которыми обладала Российская империя, в СССР
к концу двадцатых годов была практически утрачена. Сами посудите – все
первые образцы советского кораблестроения – и сторожевые корабли типа
«Ураган», и лидеры эскадренных миноносцев проекта один, – тут Алекс
кивнул, поскольку по поводу последних дедок его просветил ещё в
прошлый раз, – и подводные лодки типа «Декабрист» с их просто никакой
остойчивостью в подводном положении оказались весьма неудачными. Да,
они выполнили очень важную задачу, дав возможность РККФ подготовить
личный состав, а советским конструкторам – пройти хорошую школу, но
сами конструкции были откровенно слабыми и с массой врожденных
недостатков. Поэтому, если перед нами ставится задача избежать подобных
проблем, путь у нас один – копирование. Впрочем, как я уже говорил, не
абсолютно идентичное. Упомянутый вами проект всё-таки существенно
отличается от прототипа. Например, имеет абсолютно другую, так сказать,
более традиционную главную энергетическую установку. Другой набор
вспомогательного и зенитного вооружения. Совершенно другие системы
управления и связи, которые, кстати, тоже ещё только предстоит создать…
И по водоизмещению он у нас получился почти на две тысячи тонн тяжелее
прототипа. Но в основе будет проект именно что уже созданных и к
моменту закладки наших образцов уже активно эксплуатируемых кораблей,
технологии постройки которых были отлично отработаны при
строительстве целых трех единиц серии…
Когда Алекс наконец-то покинул обоих старичков, бывший капитан
второго ранга несколько мгновений молча пялился на закрывшуюся за
спиной парня дверь, а затем наклонился и привычным движением вытащил
из стоящей в углу тумбочки бутылку водки с парой граненых стаканов.
Молча разлив водку по стаканам, он взял свой в руку и задумчиво
произнес:
– А скажи мне, Тарасик, ты веришь, что вот это вот всё наш юный друг
делает именно по тем причинам, которые нам были озвучены?
Гость из Николаева несколько мгновений помолчал, потом наклонился
и, вытянув руку, стукнул ободком своего граненого стакана о емкость
хозяина, после чего залпом опрокинул водку себе в рот. Выдохнул.
Крякнул. И негромко произнес:
– Нет.
– И-и-и? – поинтересовался бывший капитан второго ранга. – Есть
какие-нибудь предположения?
– Есть. Только фантастические, – усмехнулся николаевец. – И я тебе
так скажу – я молиться готов на то, чтобы они оказались правильными. И
пахать как шахтер. Ночами не спать!
– Это-то – да, – задумчиво кивнул хозяин. – И, значит, что?
– Что?
– Значит, надо подумать, как и чем ему ещё помочь! Понял мысль?
– Так о то ж! – его собеседник расплылся в понимающей улыбке. А
дедок между тем озабоченно насупился.
– Вот только неосторожный он. Если даже два таких старых пня, как
мы с тобой, начали кое о чем догадываться, то и кто-то ещё может…
Глава 3
– Сеньор Ожеро! Сеньор Ожеро!.. – До Алекса как-то даже и не
дошло, что зовут именно его. За шесть с лишним месяцев, прошедших с
момента того неожиданного фиаско у портала, Алексу удалось довольно
сильно расширить свой собственный кругозор. И не только в области
экономики. Технологии производства стержневых ламп, виды оптического
стекла и используемые для этого присадки и микродобавки, чем
отличаются дизеля с вихревым и пленочным смесеобразованием, рабочие
режимы крекинговых реакторов… его бедная голова постепенно
заполнялась таким количеством разной информации, что ночами он
частенько часами не мог заснуть. Потому что стоило ему прикрыть глаза,
как перед его взором начинали вертеться всякие формулы, графики,
таблицы, технологические карты и всё такое прочее… И вовсе не потому,
что он занимался всем этим самостоятельно, нет. Да он бы от этого уже
через месяц головой двинулся! Но вот читать или хотя бы бегло
просматривать всё, что присылали ему специально нанятые для поиска
всех этих вещей люди, парню приходилось. Ибо как иначе понять, что
присланные ему материалы не полное фуфло, которым от него тогда
пытались отделаться его бывшие сограждане (ну во время того
трехмесячного периода лихорадочной подготовки к переходу), а
действительно чего-то стоят… Так что днем Алекс иногда чувствовал себя
этакой сомнамбулой. И потому на всякие внешние раздражители
реагировал с большой задержкой.
– Сеньор Ожеро, подождите же! – в этот момент парень, наконец,
осознал, что его зовут, и, остановившись, развернулся. Догнавшая его
сеньорита Амайя была дамой… м-м-м… выдающихся достоинств. И его
единственной сотрудницей. Не считая Жака, конечно. Но Жак – это же
совсем другое дело… Когда он в прошлом году прикупил дышащий на
ладан благотворительный фонд, то поначалу не стал заморачиваться
никаким аудитом. Всё равно фонд нужен был ему только в качестве
прикрытия. Да и в качестве него – всего лишь на три месяца… Так что
когда в марте, то есть перед самой его поездкой в Швейцарию, к порталу на
имя Алекса пришло грозное уведомление из испанской королевской
налоговой службы, в котором в очередной раз был перечислен весь букет
задолженностей и нарушений, допущенных прикупленным им фондом, а
также содержалось грозное требование наконец-то навести во всем этом
порядок, парень решил на него просто забить. До перехода оставалось
всего чуть больше недели – так что хрен с ним! Перейдёт – и все подобные
проблемы развеются как дым… Но когда переход не удался, стало
очевидно, что что-то делать с фондом всё-таки придется. На простом
игнорировании требований структур, подобных королевской налоговой
службе, ещё год никак не протянуть. Уж они-то быстро сумеют заставить
себя уважать. Налоговики в нормально организованном государстве – дело
жутко мощное. Они вон когда-то самого Аль Капоне посадили, с которым
всё ФБР во главе с легендарным Гувером годами справиться не могло… Но
чтобы это «что-то» поправило, а не, наоборот, усугубило ситуацию,
следовало сначала разобраться, какие у него действительно имеются
проблемы и каковы пути их решения. Так что, ещё собираясь в Николаев,
Алекс заказал аудит, по итогам которого поувольнял на хрен всю прежнюю
верхушку фонда и большую часть технического персонала. А сеньориту
Амайю оставил. Потому что она оказалась единственной не замешанной ни
в чем предосудительном… Впрочем, довольно скоро до Алекса дошло –
почему… И это знание его совершенно не обрадовало.
Дело в том, что, несмотря на то, что сеньорита Амайя внешне была
жгучей брюнеткой, во всем остальном она представляла из себя
классическую блондинку из анекдотов. Ну, прям один в один! Поэтому
задействовать её в какой-либо из махинаций или коррупционных схем, на
которые, как выяснилось по итогам аудита, прежнее руководство фонда
оказалось мастерами, было бы весьма чревато в первую очередь именно
для этих махинаций и схем. Потому-то её никто в них и не втягивал.
Вследствие чего она и оказалась единственной сотрудницей фонда с, так
сказать, незапятнанной репутацией… Но это же и послужило причиной
определенных проблем. Потому что то, что Алекс не уволил ее, как всех
остальных сотрудников фонда, включая и самого директора, было
расценено сеньоритой Амайей как лучшее подтверждение собственной
неотразимости, поразившей нового «главного спонсора» в самое сердце. А
что у людей могут быть какие-то другие побудительные мотивы для каких-
то поступков, нежели желание переспать с кем-то, просто не укладывалось
в ее очаровательной головке… И всё бы ничего – ну мало у кого какие в
голове тараканы, но это коренным образом изменило её поведение, которое
до всех этих перипетий выглядело вполне адекватным…
– Как я рада, что увидела вас! Я пыталась вам дозвониться, но вы
опять были недоступны.
Алекс мысленно усмехнулся. Сеньорите Амайе до сих пор было
неизвестно, что в мобильном телефоне имеется такая фишка, как «черный
список». Алекс активировал её после того, как она умудрилась в течение
одного дня набрать его номер раз двадцать пять. Причем ни один из
звонков не нес в себе никакой адекватной информации, а был всего лишь
попыткой очередной раз донести до этого тупого молодого человека, что
она вовсе не против с ним переспать. Для чего ему нужно всего лишь быть
чуть-чуть понастойчивей. Потому что не может же столь великолепная
сеньора сама проявлять подобную инициативу. Это же просто неприлично!
А Амайя – девушка приличная, что, однако, совершенно не исключает… ну
вы поняли, короче… Да и вообще лишь процентов пять ее звонков несли
хоть какую-то полезную информацию. Однако испанское законодательство
оказалось устроено таким образом, что уволить сеньорину было
совершенно невозможно. Просто не за что. Она вовремя приходила на
работу, старательно отвечала на все звонки, вовремя вставляла в принтер и
факс закончившуюся бумагу, как положено выключала свет в туалете – то
есть увольнять её было вот совершенно не за что! А если бы он попытался
это сделать – парня ждали бы очень большие проблемы с профсоюзами…
Вследствие чего Алекс решил плюнуть на несбыточные мечты и просто
максимально ограничить общение. В конце концов, у него не пожарная
часть и не «Скорая помощь», в работе которой порой важны даже секунды,
так что эти пять процентов полезной информации вполне могут потерпеть
до «контрольного звонка», который он собирался делать раз в сутки. Ну, на
всякий случай. Мало ли, кто позвонит и что предложит? Впрочем,
установив это правило, он почти сразу же начал его беспардонно
нарушать…
– Слушаю вас, сеньорита Амайя, – испанским он уже овладел, хотя и
на начальном уровне. Сотен пять слов. Общаться в быту вполне хватало, но
тонкости терялись. Впрочем, с французским было ещё хуже… Поэтому с
сеньоритой Амайей он разговаривал в основном по-английски.
– Сеньор Ожеро, – сеньорита сделала паузу, призывно колыхнув
внушительным бюстом, минимум четвертого размера, затем весьма
зазывающе облизнула губки и продолжила: – Сегодня в офисину приходил
один весьма представительный мужчина и интересовался вами…
– Вот как? И зачем же? Он хочет стать благотворителем нашего фонда?
– Нет.
– Он хочет предложить проект?
– Нет, что вы! – сеньора Амайя окинула Алекса возмущенным
взглядом. Типа как он вообще мог сказать такую глупость! – Он из СЕСИД!
[18]
Оп-па. У Алекса засосало под ложечкой. Черт, где он вляпался?
Почему испанские спецслужбы им заинтересовались? Он практически не
вел никакой деятельности в Испании. Ну, кроме этого фонда. Но с этой
стороны, по идее, к нему не могло быть никаких претензий. Наоборот,
после той ревизии он решил не жмотиться и покрыл все долги и недоимки
по налогам и, более того, ещё и влил в спонсируемый университет
солидную сумму. А чего жадничать? Всё равно после его перехода в
прошлое это будущее исчезнет (непонятно, вообще или только для него –
но ему-то какая разница), а при возвращении в новое будущее все деньги на
счетах снова восстановятся и даже если он, в прошлом, не будет полным
лохом и слегка напряжётся, то даже и приумножатся. Потому что после
каждого его перехода в прошлое обратно он уже переходил в то будущее,
которое образовалось уже после его перехода. Без него. То есть если он
крайний, так сказать, раз ушел в будущее и более его в прошлом не было…
Так откуда проблемы?
– Вот как? И что же было нужно этому господину?
– Поговорить с вами. Вот, он оставил визитку, – и сеньорита протянула
ему маленький белый кусочек бумаги, не забыв при этом ещё раз призывно
колыхнуть бюстом. Но Алексу в настоящий момент было совсем не до её
прелестей.
– О, спасибо, сеньорита Амайя, – рассеянно произнес он, взяв
визитку. – Вы мне очень помогли…
Сеньор Руи-Новайо Бесерра оказался полным и весьма
жизнерадостным мужчиной. Он вполне благосклонно отнесся к
предложению Алекса провести их встречу не у него в кабинете, а в каком-
нибудь уютном кафе, где, придирчиво изучив меню, отдал предпочтение
традиционной паэлье, присовокупив к ней бутылочку «Риохи Гран Резерва»
одного из наиболее удачных годов. Встреча, или, скорее, обед, также
прошла весьма непринужденно. Сеньор Бесерра сыпал шутками, весьма
остроумно прошелся по собственной тещё и последней, прямо-таки
бездарной игре «Реала». То есть вел себя весьма по-дружески и не очень-то
демонстрируя желание переходить к главному предмету встречи. Так что
когда сесидовец насытился, Алекс решил взять инициативу в свои руки.
– Не подскажете ли, сеньор Бесерра, чем моя скромная персона могла
заинтересовать СЕСИД?
– О-о, сеньор Ожеро, нашу контору ваша скромная персона
совершенно не интересует, – добродушно отозвался сесидовец, осторожно,
но умело разливая по бокалам остатки вина из бутылки. – За мой визит в
ваш фонд, как и, кстати, за нашу сегодняшнюю встречу можете благодарить
наших коллег из-за океана.
У Алекса снова засосало под ложечкой. И на этот раз куда сильнее, чем
в тот момент, когда он только услышал о том, что им заинтересовались
секретные службы. Вот как раз в США он развернулся во всю ширь. Да и
вообще американцы – это было куда серьезнее…
– Вот как? И чем же я их так заинтересовал?

Сесидовец пожал плечами.

– А мне откуда знать? – он легкомысленно взмахнул рукой: – Да не


напрягайтесь вы так. Ребята из ФБР плавают в золоте[19], не то что мы. Так
что, скорее всего, это обычная «отработка флажка».
– Отработка флажка? – озадаченно спросил Алекс.
– Ну да, – сесидовец поднял бокал, поднёс его к носу, с явным
удовольствием принюхался, после чего сделал большой глоток и пояснил: –
Вы никогда не задумывались, почему вполне себе средним людям,
служащим в правоохранительных органах, практически всегда удается
поймать любых, даже самых умных, талантливых и изощренных
преступников? Ведь гениальные сыщики типа того же Шерлока Холмса
или комиссара Мегрэ на самом деле существуют только в романах. А в
жизни разбираться с преступлениями приходится таким вот серым,
скучным и унылым типам без особенных физических и интеллектуальных
достоинств типа меня.
– Ну, уж так-таки без особых достоинств? – улыбнулся Алекс.
– Увы – истинно так, – усмехнулся сеньор Бесерра. – Просто я умею
хорошо притворяться… Так вот, могу вам сказать, что нам удается ловить
любых умников благодаря особому секретному оружию, которое
называется… – тут сесидовец сделал многозначительную паузу, окинул
своего собеседника горделивым взглядом и торжественно произнес: –
ЗАПРОС!
Алекс несколько мгновений озадаченно пялился на него, а затем, не
выдержав, расхохотался. Его собеседник, добродушно улыбаясь, дождался,
пока он успокоится, а затем продолжил:
– Зря смеетесь. Всё именно так и есть. Ни один одиночка, каким бы
умным, талантливым и гениальным он ни был, неспособен сколько-нибудь
долго противостоять «машине». Потому что, пусть даже «машина» и
состоит из весьма серых и примитивных «винтиков», – она неумолима,
всеобъемлюща и никогда не спит. Так что обычный более-менее умелый
«винтик», знающий, как именно работает эта система, способен изловить
любого гения. Вот, например, представьте такую ситуацию – преступник
действительно гениален и не оставляет практически никаких следов. С чего
начинается работа сыщика? С составления запроса на обход всех
окрестных квартир, офисов и магазинчиков. После чего десятки унылых
серых людей, и в подметки не годящихся нашему гениальному
преступнику, начинают день за днем, упорно стучаться в двери разных
людей и задавать им одни и те же, крайне скучные и однообразные
вопросы. И вот, спустя пару недель, появляется несколько зацепок.
Преступник мог быть одет в синий макинтош, или в зеленую куртку, или в
старую шляпу. Что делает наш унылый и скучный сыщик? Правильно – он
составляет следующий запрос. Даже несколько. На поиск людей, одетых в
синий макинтош. Или в зеленую куртку. Или, там, с большой бородавкой
на носу… А потом, получив очередную порцию информации и
проанализировав ее, он снова составляет запрос. Например, на владельцев
синих макинтошей, которые с пятого по двадцатое июля могли находиться
в Алкала де Энарес. А потом ещё пять-шесть, да даже двадцать или
тридцать запросов – и всё! Преступник опознан, загнан в угол, и ему
ничего не остается, как сдаться. Слышали выражение: «Система бьет
класс»?
Алекс согласно кивнул.
– Вот то-то и оно… – наставительно произнес сеньор Бесерра.
– Но при чем здесь «флажки»?
– Ну-у-у… у нас так называют неперсонифицированные запросы,
запускающиеся автоматически. Вы же, как мне сообщила великолепная
сеньора Амайя, – при воспоминании о ней сесидовец аж причмокнул, –
кроме спонсорской помощи нашему университету ведете и какие-то
исследовательские программы в США?
– Ну да, но ничего такого я не…
– Ну, вот – скорее всего, на какой-нибудь из тем этого вашего «ничего
такого» в какой-нибудь канцелярии и архиве и стоял подобный «флажок»,
то есть требование – в случае проявления интереса к данному вопросу
немедленно проинформировать ФБР. А у них сразу же запустился унылый
канцелярский механизм по формированию очередного запроса, – и сеньор
Басерра весело рассмеялся. А Алекс поежился. Блин, полученная
информация весьма полезна, но осознавать, что буквально случайное
движение пальцем может привести в движение неумолимую махину,
способную размазать тебя слоем толщиной едва ли больше миллиметра,
было… пугающе.
– Ну, так во что такое вы вляпались, сеньор Ожеро? – отсмеявшись,
перешел к делу сесидовец. – Мне же надо будет писать отчет. Судя по
запросу, вы интересовались какой-то весьма замшелой историей,
случившейся десятки лет назад. Это убийство Кеннеди? Нет? Или ваши
исследования затрагивали американскую атомную программу? Опять нет?
Тогда, может быть, ракетную? Хм-м… А вы не интересовались
интернированием японцев[20] во время Второй мировой? Хотя бы краем.
Тоже нет? Странно… – сеньор Бесерра задумался. – Может, инцидент в
Паламаресе?[21] И снова нет? Ну тогда я не знаю… А какие именно
исследования вашего фонда связаны с нашим заокеанским союзником?
– Наши исследования затрагивают куда более давнее время. Мы
интересуемся периодом Великой депрессии.
– Бинго! – сесидовец довольно откинулся на спинку диванчика и вновь
сделал большой глоток.
– Вы серьезно? – удивился Алекс. – ФБР отслеживает исследования,
связанные с Великой депрессией?
– А как вы думали? – усмехнулся сеньор Бесерра. – Никакому
государству не понравится, когда кто-то будет копаться в их грязном белье,
а уж этому нашему «Сияющему граду на холме»… – да-да, в этой
реальности американцев не любили ничуть не менее, чем во всех прошлых.
В том числе и в его «изначальной». Даже их собственные союзники. Нет,
речи официальных лиц были крайне… м-м-м… «верноподданными» и,
если можно так выразиться, слащавыми, но вот простые люди в
подавляющем большинстве европейских стран относились к США весьма
негативно. Вне зависимости от того, где они жили и кем работали. И,
прожив в Европе даже весьма недолго, парень начал понимать почему…
– Но что там можно накопать? – озадаченно спросил Алекс. – По
Великой депрессии написаны тысячи книг и сотни тысяч статей. Ее
исследованием занимались сотни различных фондов. Этот период уже
давно полностью препарирован и разложен по полочкам…
– Думаете? – усмехнулся сесидовец. – А вы часто встречали в этих
исследованиях информацию о том, что в период Великой депрессии в
стране погибло от голода от пяти до восьми миллионов человек? Причем
все они погибли именно в тот момент, когда оптовики, чтобы поддержать
цены на продовольствие, массово уничтожали продукты – мясо и зерно
сжигали в топках, а молоко просто выливали на землю или сливали в
канализацию.
– Сколько? – изумленно выдохнул Алекс. – Но… как же… – раньше он
считал, что подобные цифры имеют отношение только к «преступлениям
сталинизма». Всякие там «голодающие Поволжья»[22] или тот же
«голодомор»[23], который, помнится, активно продвигали на Украине. Но в
«благословенных» США, буквально лопающихся от золота, выкачанного из
Европы в период и после Первой мировой войны… сесидовец, улыбаясь,
молча пожал плечами.
– Но-о-о… почему же я никогда… это же невозможно скрыть!
– А это и не скрывается, – спокойно пояснил сеньор Бесерра. – Потому
что бессмысленно. Нет ничего тайного, что рано или поздно не стало бы
явным. Но вот сделать так, чтобы те, кто озвучивает нечто подобное,
считались широкой публикой и большей частью раскрученных и
находящихся в центре публичного поля исследователей жалкими
маргиналами, – в этом они мастера. А если некую информацию озвучивает
жалкий маргинал, от которого, ну понятное же дело, ничего, кроме всяких
глупых бредней, а то и откровенных фейков и ждать нечего – то,
соответственно, любая озвученная им информация в глазах подавляющего
большинства также становится маргинальной. И уже никого не интересует
– насколько она правдива на самом деле.
Алекс задумался. Интересно, и какие из его запросов, которые он
отправлял в американские университеты и исследовательские центры от
имени фонда, привлекли подобное внимание. Биржевые спекуляции тех
времен? Вряд ли… Ну кого могут заинтересовать стратегии игры на бирже
в условиях биржевого кризиса, произошедшего много десятков лет назад?
Это же чистой воды виртуал! Составление списка наиболее
высокотехнологичных предприятий из числа не переживших Великую
депрессию или испытывавших во время ее наибольшие трудности? Тоже
мимо. Списки разорившихся компаний нефтяного сектора? Судя по тому,
что нарыл уже сам Алекс, СССР практически до начала пятидесятых
испытывал перманентный дефицит как геологоразведочного оборудования,
так и персонала, подготовленного для работы на нем. Так что имущество
разорившихся компаний этого сектора совершенно точно будет ему в тему.
Как и их сотрудники. Ну-у-у… хрен его знает. Перечень предприятий-
разработчиков и производителей военной техники и вооружения, также
испытывавших самые большие трудности в этот период? Ведь многие из
них являются производителями оружия и военного оборудования и сегодня.
Да тоже бред! Ну, кому придет в голову искать какие-нибудь современные
секреты и тайны в сведениях многодесятилетней давности. Или нет? А
может, тут некие личные побудительные мотивы? Он заказал студенческим
исследовательским фондам нескольких американских провинциальных
университетов списки инженеров, конструкторов и мастеров все тех же
высокотехнологичных предприятий, которые потеряли работу в те времена.
Таковых оказалось довольно много. И часть из них позже стала довольно
известными профессионалами в своей области, отметившимися
серьезными инновациями и изобретениями… Возможно, кто-то из их
потомков стал весьма влиятельным лицом, и ему очень не понравилось, что
некто посторонний копается в прошлом его семьи? Но вроде как сесидовец
говорит о некой, так сказать, «автоматической» реакции. Бррр, да тут
голову сломать можно…
– М-м-м… должен вам сказать, сеньор Бесерра, что мне даже в голову
не приходит, какие из исследований по тем далеким временам,
профинансированных нашим фондом, могли бы привлечь внимание. Уж
чем-чем, а демографическими потерями мы точно не интересовались…
Они проговорили больше часа, в конце которого сесидовец вполне
дружески посоветовал ему свернуть все исследования фонда в
«дружественной стране», и Алекс заверил его, что непременно так и
сделает. Тем более что к настоящему моменту к нему уже поступили
практически все заказанные им доклады, которые, правда, ещё предстояло
обработать. Например, свести все предложенные стратегии игры на бирже
во время Великой депрессии, которые он заказал ажно шести контрагентам
– от Гарвардского университета и Дартмутского колледжа до Лондонской
школы бизнеса и Стокгольмской школы экономики. Конечно, можно было
заказать нечто подобное и профессиональным аналитическим центрам типа
того же Блумберга, Института Брукингса или Института Гувера при
Стэнфордском университете, и результат, скорее всего, оказался бы даже
как бы не лучше. Но Алекс изначально пытался представить свои заказы
как некие «университетско-студенческие» исследования, опасаясь привлечь
излишнее внимание. И, как стало понятно после сегодняшнего разговора,
совсем не зря…
До своего дома неподалеку от деревеньки Аринсаль в Андорре он
добрался уже в темноте. Сначала перелет «бизнес-джетом», а потом ещё
два с половиной часа по горным дорогам на «Дэймлере», на котором Жак
приехал за ним в аэропорт Барселоны. Так что когда Алекс, приняв душ и
поужинав, заперся наконец-таки в своем кабинете, было уже далеко за
полночь.
Устроившись за столом, он открыл почту и быстро просмотрел
сообщения, скопившиеся за неделю его отсутствия. Черт, как бы всё было
проще, если бы это можно было сделать с телефона. Но увы, ни о 5G, с
которыми он распрощался ещё после первого провала в прошлое, ни даже о
каком-нибудь плохоньком 2G пока невозможно было мечтать… Почему так
произошло – Алекс не знал, но предполагал, что дело в сильно
понизившемся, вследствие слабости СССР после войны, уровне мировой
конкуренции. Казалось бы, в этой реальности США смогли подгрести под
себя даже больше ресурсов, чем в той, из которой Алекс начал свои
прыжки «назад в будущее». То есть уровень развития технологий, которые
зародились и распространились по миру из самих США, должен был бы
оказаться куда выше, чем в другой истории. Ан нет – ни хрена! Всё было
хуже. Намного или на немного – но хуже…
Сообщений накопилось масса. Алекс уныло вздохнул и занялся
сортировкой. Вообще, чем дальше, тем больше ему становилось очевидно,
что взваленная им на свои плечи задача существенного апгрейда экономики
СССР оказалась для него совершенно неподъемной. Даже с учетом того,
что он задействовал в подготовке материалов почти три десятка
университетов и других исследовательских структур из шести стран мира.
Зачем так много? Ну, так ведь увеличение выборки всегда повышает
достоверность исследований, не так ли? Как выяснилось – не так. Ну, или
далеко не всегда. И, как позже выяснилось, Алекс со всего размаху
вляпался как раз в эти самые «не всегда».
Идея была следующей – несколько групп исследователей из различных
университетов и исследовательских фондов готовят собственные доклады,
а также рецензируют доклады коллег, после чего Алекс собирает их вместе
на некую конференцию, которая и вырабатывает самые точные и верные
совместные рекомендации. Ведь в споре, то бишь в научной дискуссии, и
рождается истина! Хрена! Как выяснилось, если в одном месте собрать
парочку-тройку ученых, исповедовавших различные экономические
теории, они тут же вцепятся друг другу в глотки! Так что уже через пару
дней работы итоговой конференции, организованной им в отеле Seminar-
und-Wellnesshotel в Штоссе, у него стал дергаться глаз и напрочь пропал
аппетит. А как иначе-то, если вся эта ученая братия только что в
рукопашную не сходилась… Одни орали, что массовая коллективизация
является настоящей бомбой, заложенной под сельское хозяйство страны,
закономерным итогом которой стала полная деградация этого самого
сельского хозяйства, самым ярким признаком чего стало то, что Россия, до
Первой мировой войны «кормившая всю Европу», в семидесятых-
восьмидесятых годах плотно села на иглу закупок зерна в США и Канаде,
без которых «стране победившего социализма» грозил натуральный голод.
И главным признаком этой деградации стало начавшееся немедленно по
проведении коллективизации и затянувшееся ажно до самой войны падение
валового сбора зерна и производства мяса[24]. Причем всё это несмотря на
массовое вливание в колхозы тракторов и иной сельскохозяйственной
техники, коим эта самая коллективизация во многом и оправдывалась. Мол,
на узких крестьянских наделах ни трактору, ни комбайну не развернуться, а
их применение ух как сразу же подбросит производительность труда и
повысит урожаи! Ну и где, скажите на милость, эти урожаи?.. Другие же
отбивались тем, что да, валовое производство-то упало, но вот товарного-то
хлеба стало больше в разы! Да и упало ненадолго, а в тридцать седьмом
опять возросло. И росло всё время существования СССР. На что оппоненты
ехидно замечали, что это не производство возросло, а просто считать стали
по-другому. Мол, до тридцать второго года считали сухое зерно в амбарах,
а после – сырое и на корню, то есть в поле, просто вычитая из полученного
результата десять процентов на потери, реальный процент каковых, кстати,
в колхозах и совхозах никогда не падал ниже двадцати, а то и двадцати
пяти. А в тридцать седьмом и эти несчастные десять процентов перестали
учитывать. Отсюда и скачок бумажных показателей. При жутком дефиците
и регулярном введении карточек в реале… На что первые категорически
заявляли, что всё это ложь и инсинуации, и воинственно интересовались, а
как их оппоненты без колхозов собираются пережить войну? Или хотя бы
бороться с новыми «хлебными стачками»[25], которые в
неколлективизированном сельском хозяйстве будут просто неизбежны…
При этом обе стороны регулярно апеллировали к Алексу как некоему
третейскому судье, а он отчаянно плавал даже в терминологии! Ну вот
скажите, что такое «денежный агрегат М2»? И почему одни считают, что он
должен быть куда важнее, чем «денежный агрегат М0», притом что вторые
настаивают, что всё наоборот. И ведь есть ещё и третьи, считающие, что
первые две группы оппонентов сильно недооценивают «денежный агрегат
М1», а также и четвертые, которые настаивают, что в условиях
существовавшей в СССР кредитно-банковской системы с жестким
разделением наличных и безналичных денег значение всех этих
«агрегатов» оппонентами сильно переоценивается…
Впрочем, по кое-каким вопросам мнения оппонентов совпадали. Так,
например, все дружно критиковали правительство СССР, летом тысяча
девятьсот двадцать девятого года напрочь отвергнувшее все предложения
компании «Де Бирс»[26] и заявившее, что само справится с продажей
алмазов, добытых на вновь открытом месторождении в Якутии,
координаты которого, кстати, Алекс когда-то лично передал Сталину. Мол,
сами с усами – справимся… Ну что сказать – какой-то объем ювелирных
алмазов высшего качества Союзу продать, конечно, удалось, но по столь
заниженной цене и в результате таких усилий, что ни о какой прибыли и
речи быть не могло. Да и с использованием технических алмазов также
получились большие сложности. «Де Бирс» приложила все усилия, чтобы
максимально затруднить СССР покупку оборудования, позволяющего
наладить собственный выпуск алмазного инструмента, вследствие чего его
производство до начала войны страна развернуть так и не смогла. А на
импортный инструмент «Де Бирс» смогла так взвинтить цены, что он стал
для СССР практически золотым. Ну, или реально алмазным… То есть
вследствие всего одного неправильного управленческого решения якутские
алмазы вместо того, чтобы стать источником дополнительного валютного
дохода и средством повышения технологического уровня промышленности,
почти на пятнадцать лет стали для страны настоящей чёрной дырой,
вытягивающей из неё массу сил и средств и почти ничего не дающей
взамен. Увы, довоенный СССР не обладал достаточными силой,
авторитетом и влиянием, чтобы так вести себя с мировым монополистом…
Короче, послушав всё это, Алекс взвыл, проклял всё на свете и просто
сбежал из отеля, категорически заявив, что требует непременного
составления совместного доклада, простимулировав возможные потуги к
сотрудничеству всех непримиримых сторон обещанием, в случае появления
такового, выписать всем участникам исследований дополнительную
премию в размере половины уже полученного гранта. Ибо после
нескольких дней личного пребывания на конференции четко понимал, что
без подобной стимуляции ничего удобоваримого получить не удастся от
слова совсем… Они старались. Честно. Но докладов, в результате
немыслимых всеобщих усилий, всё равно оказалось два. Впрочем, и это
Алекс посчитал огромным достижением. Хотя не преминул мстительно
срезать обещанную сумму премиальных на треть. А что – он был в своем
праве! Деньги-то он обещал за единый совместный доклад, а такового не
получилось…
После этого Алекс категорически отказался от очных встреч групп
исследователей и перешел на прием и перекрестное рецензирование
докладов от всех остальных исключительно по электронной почте. Но это
помогло не очень. Потому что вал информации был настолько большим,
что даже на простое прочтение полученной информации уже перестало
хватать времени…
Большая часть сообщений после короткого просмотра улетела в папку,
названную «Для чтения». А вот парочкой он решил заняться прямо сейчас.
Раскрыв первое, он углубился в текст. Потом залез в Сеть. Никакой
Википедии здесь пока не было, да и общий объем доступной в Сети
информации был на пару-тройку порядков меньше того, к которому он
привык ещё в те времена, когда и не думал ни о каком «попаданстве», но
кое-что накопать можно было и в этой Сети. А если не хватало и этого, то
все полки в его кабинете были заставлены массой энциклопедий и
справочников, которые он скупал чуть ли не контейнерами. Ну, вернее,
последнее время уже не столько он, сколько Жак, имевший задачу во время
отсутствия Алекса раз в неделю наведываться в книжные магазины
Барселоны и Тулузы и закупаться там всеми новинками в этой области…
Спустя десять минут Алекс прервался и, вскочив с кресла, быстро подошел
к полке и вытянул один из томов. Потом задумчиво окинул взглядом
соседние полки и вытащил ещё парочку потоньше. После чего вернулся к
столу. Ему предстояло разобраться, что из предложенного – бред, а что
реально, ну или как минимум его стоит рассматривать хотя бы как
предложение. А там пусть господин-товарищ Сталин со товарищи сами
разбираются…
– Та-ак… – удовлетворенно пробормотал парень себе под нос, спустя
полчаса открывая одну из своих запароленных папок. – Первое – в топку, а
эту идейку, пожалуй, добавим сюда-а-а…
В этом файле у него хранились предложения по образцам оружия,
лицензии на которые следовало бы закупить СССР, чтобы сразу начать
производить те образцы, которые будут очень полезны для страны во время
войны. Например, знаменитые шведские зенитные автоматы «Бофорс»,
калибра сорок миллиметров. Первые их образцы были разработаны как раз
в двадцать восьмом – двадцать девятом годах. Или те же не менее
знаменитые немецкие «ахт-комм-ахты». В том же двадцать девятом калибр
совместной шведско-немецкой зенитки с индексом м/29 был увеличен с
семидесяти пяти миллиметров до тех самых восьмидесяти восьми. Что и
привело к рождению того самого «ахт-ахта»… Ограничиться только
чертежами после того, что он узнал и услышал за последние полгода,
Алекс посчитал бессмысленным. Всё равно по одним чертежам
производство не развернуть, а вот если купить лицензию, да ещё и
включить в договор оказание технической помощи в освоении – то
перспективы вырисовывались куда более радужные. Но для этого
требовалось как минимум знать, что и у кого покупать…
Поначалу Алекс попытался минимизировать «военку», ограничившись
одним флотом. И первые несколько месяцев всё вполне себе шло в
соответствии с этими планами. Ну почти… Но вскоре после того, как он
очередной раз вернулся из Питера, это желание полетело вверх
тормашками… Началось всё с того, что ему снова позвонил отставной
капитан второго ранга из питерского Военно-морского музея и
категоричным тоном заявил, что Алексу необходимо срочно приехать.
Только почему-то не в Питер, а в Москву. Где он познакомит парня с одним
«очень знающим человеком», способным сильно помочь. Где и в чем
помочь – старший научный сотрудник Центрального музея Военно-
морского флота до личной встречи конкретизировать отказался.
«Очень знающим человеком» оказался такой же дедок, местом работы
которого оказался Центральный музей Вооруженных сил. А когда
ошеломленный Алекс попытался вякнуть что-то насчет того, что он как-то
не собирался углубляться в военное дело настолько глубоко, бывший
капитан второго ранга категорически заявил, что это никак не получится.
Мол, РККФ-то в Испанской гражданской войне участвовал очень
ограниченно[27], только обозначал присутствие и иногда охранял конвои,
зато РККА[28] проявила себя в полной красе. К тому же вот-вот скоро, в
течение буквально года-двух после указанного им как новая отправная
точка двадцать девятого года, СССР будет закупать новые лицензии и
образцы в области вооружения, боевой техники и авиационного
двигателестроения. И заметная часть денег, выделенных на эти закупки,
была потрачена бездарно. Так что если гипотетически рассматривать
варианты, при которых эти деньги можно было бы потратить более
разумно, а, как ему кажется, задачи заказанного исследования подобного не
исключают, то лучшего консультанта, чем «уважаемый Семён Лукич»,
просто не найти. Аргументация Алекса встревожила. Как-то не очень это
коррелировало с только что озвученными целями относительно Испанской
гражданской войны, но поскольку отставной капитан второго ранга не стал
в это углубляться, парень решил не усугублять ситуацию неосторожными
вопросами. Тем более что до перехода оставалось уже не так много
времени…
В Москве Алексу пришлось провести более двух недель. И всё это
время он послушно таскался за «уважаемым Семёном Лукичом» по залам и
уличным выставочным площадкам его родного музея, слушая
увлекательные рассказы человека, реально влюбленного в свое дело.
Впрочем, одним музеем дело не ограничилось. Четыре дня они потратили
на Кубинку[29]. Три дня на Монино[30]. А перед самым отлетом на два дня
они с «экскурсоводом» смотались в Питер, где весь световой день лазали
по Артиллерийскому музею[31]. Впрочем, в последнем они занимались не
столько артиллерией, ее и в Музее Вооруженных сил было предостаточно, а
связью, инженерным делом и системами разведки. Всё это «уважаемый
Семён Лукич» почему-то ставил куда выше, чем любое оружие и боевую
технику.
– В бирюльки вы играетесь, – ворчал он. – Оружие, корабли, танки…
Для победы в войне и той техники и оружия, что и так на вооружении были
– вполне достаточно. Так что ежели ты, писатель (похоже, Алекса ему
представили именно в этой ипостаси), хочешь реально что-то хорошее
описать – так не надо никаких этих ваших «вундерваффей»[32] описывать.
Удешеви производство того, что и так производили, да какие образцы на
год-другой раньше в производство запусти – и всё! С головой хватит! И
тем, что было, знаешь сколько можно полезного сделать… Но даже и это
необязательно, если одну только связь и разведку улучшить. И тактику. Да
что там говорить – даже если вообще ничего не делать, а просто
истребительную авиацию на «пару»[33] перевести и успеть новую тактику
до двадцать второго июня освоить, то потери истребителей в первую же
неделю процентов на десять сократить можно, – потом подумал и нехотя
поправился, – ну, минимум, на пять… но и это знаешь как помочь может!
Раздражение Алекса испарилось ещё в первый день. Уж больно живо и
интересно ему всё рассказывали. Нет, всё сказанное на веру он не
принимал. Например, все эти сентенции насчет неважности оружия и
сильной важности связи, разведки и тактики. Ну есть же логика! Сами
подумайте – если против солдата с мушкетом времен какого-нибудь «Луя
XIV» выйдет солдат с автоматом Калашникова, то кто из них победит? То-
то же… Но старичка явно было не переубедить. Так что Алекс, не споря,
под предлогом того, что «это будет интересно читателям», всё время
старался аккуратно развернуть разглагольствования «уважаемого Семёна
Лукича» на уже через пару дней страшно увлекшее его всё это брутальное
стреляюще-грохочущее железо. Недаром же считается, что оружие
магически действует на любого мужика… Нет, после столь короткого, так
сказать, «посвящения в тему» специалистом во всем этом он, конечно, не
стал, но и полным профаном уже не являлся.
А вообще он диву давался тому, сколько всего нового ему удалось
узнать за прошедший год! Да, черт возьми, – текущий период пребывания в
будущем стал для него какими-то сплошными университетами. Учись он
так в своем прошлом университете – точно закончил бы его за пару лет…
Так что с «уважаемым Семёном Лукичом» они расстались вполне по-
приятельски. И выказанная ему Алексом благодарность была вполне себе
искренней. Финансово это выразилось не только в весьма щедрой сумме,
врученной столь неожиданно нарисовавшемуся «гиду» по всякому
стреляющему сухопутному железу, но и в открытии целой, так сказать,
кредитной линии, которая должна была дополнить и конкретизировать уже
полученные Алексом знания целым пулом докладов, справок и чертежей,
подготовленных как самим Семёном Лукичом, так и теми специалистами,
которых он сочтет нужным привлечь к работе.
– Чё уж там, – смущенно бормотал старик, неловко засовывая в карман
торжественно врученный ему Алексом конверт с гонораром. – Придумаем
чёнть, чтоб, значить, читателю вашему поинтересней было…
«Вудерваффу» какую, ага… Но я вот серьезно говорю – главное связь,
разведка и тактика. Хотя-я-я… на двадцать девятый год ни хрена ещё здесь
не сделаешь. Даже полевых телефонов и то жуткая недостача, а уж
радиостанции… – и он сокрушенно махнул рукой.
Ну а ещё одним итогом этого вояжа стал как раз вот этот файл,
который он завел после возвращения из Москвы… Нет, совершенно
понятно, что в подготовленных Семёном Лукичом материалах всё это
непременно тоже будет, но Алексу было интересно подготовить подобную
справочку самому. А потом сравнить с тем, что сделают профессионалы. И
вообще, всё, связанное с оружием, теперь стало для него уже не столько
работой, сколько увлечением. Формой отдыха. И он иногда, вечерами,
открывал присланные из Питера, Москвы или Николаева файлы и
увлеченно читал их, чувствуя, как у него в голове начинают выстраиваться
некие логические цепочки, а информация, ранее казавшаяся комком
сумбура, начинает постепенно раскладываться по полочкам… Нет, давать
какие-то рекомендации, основываясь только на своем собственном мнении,
он всё равно бы не рискнул, но внятно изложить чужие предложения и
ответить хотя бы на часть возникших после этого вопросов Алекс уже был
вполне способен. Ну, ему так казалось…
Та идейка, которую он решил сегодня добавить в файл, являлась
развитием уже записанного им предложения насчет того, чтобы, не
дожидаясь, пока Дегтярев допилит свой «ДШК», купить у американцев
лицензию на производство «браунинга М2». Судя по отзывам на
«железячных» форумах, это была вполне годная машинка. Одно то, что
этот самый М2НВ стоит на вооружении американской армии, авиации и
флота аж с тысяча девятьсот тридцать второго года и до сих пор – говорило
само за себя. Нет, судя по тому, что Алекс вычитал на разных оружейных
форумах, «ДШК» также был весьма неплох. Вот только «допиливали» его
из пулемета Дрейзе и дегтяревского же ручника «ДП-27» почти десять лет.
И «допилили» до окончательно годного варианта только к тридцать
восьмому. Вследствие чего всю войну в РККА ощущался жуткий дефицит
крупнокалиберных пулеметов. А в случае с покупкой «браунинга» был
шанс получить в войска ничуть не худший агрегат уже в году эдак тридцать
третьем – тридцать пятом. И к сорок первому можно было вполне успеть
насытить им войска. Да и снабжение боеприпасами по ленд-лизу очень бы
сильно упростилось… Новое же предложение заключалось в том, чтобы не
ждать тридцать второго года, пока инженеры «браунинга» проведут
модернизацию и наконец-то сделают тот самый знаменитый «браунинг
М2НВ», а прямо в двадцать девятом году закупить лицензию на
производство его немодернизированного варианта. Это, по идее, могло не
только заметно уменьшить сроки разворачивания производства
крупнокалиберных пулеметов, да ещё и существенно сэкономить. Дело в
том, что, несмотря на то, что предшественник «браунинга М2НВ»
крупнокалиберный пулемет «браунинг М1921» был создан ещё в начале
двадцатых, на начало тысяча девятьсот двадцать девятого года он даже не
находился в серийном производстве и, по существу, лежал на фирме
мертвым грузом. Так что покупка лицензии на него в этот момент должна
была обойтись куда дешевле. В то же время по принципу работы,
основному устройству и большинству частей и механизмов «браунинг
М1921» был почти идентичен своему знаменитому потомку. Самым
главным отличием старого образца был толстый ствол с кожухом водяного
охлаждения, напоминающий сильно увеличенный в размерах ствол
пулемета «максим». То есть его модернизация в тот вариант, которым
американцы пользовались до сих пор, по идее, не должна была составить
особенных затруднений. Особенно с учетом того, что Алексу не составляло
особенного труда приволочь и чертежи модернизированного варианта.
Причем в разных модификациях – от пехотной до зенитной и авиационной.
Как уже упоминалось, «браунинг М2» во Второй мировой войне
использовался американцами в очень широкой номенклатуре ипостасей.
Так что, наладив производство старого образца, перейти на новый уже не
представляло бы особенных затруднений. Уж если не создание
производства с нуля, то модернизацию на основе представленных чертежей
советские оружейники того времени должны были потянуть… Тем более
что накатывающая Великая депрессия вполне позволяла при
необходимости нанять пару-тройку американских инженеров-оружейников
или, там, технологов, причем даже, при удаче, из числа тех, кто делал
модернизацию М1921 до варианта М2 в реальности. Ну, чтобы они не
только модернизировали М1921 в М2, но ещё и «допилили» этот новый,
модернизированный вариант под имеющуюся в СССР технологическую
базу. Или помогли с ее необходимым апгрейдом. Лучше заплатить деньги за
новые станки и работу конструкторов и технологов, чем переплачивать за
лицензию «новейшего» образца вооружения…
Закончив с редактированием файла, Алекс откинулся на спинку кресла
и устало потер глаза. Скорей бы тридцатое марта… Но тут же встрепенулся
и одернул себя. Блин, да что он такое говорит! Он же совершенно не готов!
Взять хотя бы те же «чертежи лучших линкоров и линейных крейсеров».
После того трехчасового обсуждения в «закутке» отставного капитана
второго ранга из Музея Военно-морского флота, Алекс согласился, что при
создании программы развития РККФ лучше не замахиваться ни на какие
линкоры, а ограничиться кораблями класса максимум тяжелых крейсеров.
Ну не нужны СССР линкоры от слова совсем. Тем более что до войны он
их построить не успеет, а после войны они очень быстро станут
практически бесполезны. Потому что от противокорабельных ракет и
мощных дальноходных торпед с неконтактными взрывателями никакая
броня им уже не поможет, а чудовищные четырнадцатидюймовые орудия
не слишком эффективны против главной ударной силы послевоенных
флотов – авианосцев и подводных лодок. Да даже против эсминцев с
противокорабельными ракетами они уже тоже не тянут… А вот средств и
ресурсов на разработку и начало строительства эти весьма дорогие
«игрушки» могут оттянуть ой как много. Та же «Айова» имеет
водоизмещение почти в шестьдесят тысяч тонн. А танк «КВ» весит чуть
больше сорока. И это «КВ», а тот же «Т-34» в полтора раза легче! То есть
даже если считать грубо по весу, вместо одного линкора можно было
сделать почти полторы или даже две тысячи танков. И что в войне для
СССР будет нужнее?
Но вот проработка проектов тех самых тяжелых, а также легких
крейсеров и эсминцев пока была в самом разгаре. Да и по остальному
корабельному и катерному составу шел активный отбор вариантов. И что-
то более-менее законченное должно было появиться только месяца через
три-четыре… А сколько ещё было вопросов по промышленности? Да и со
стратегией работы на американском фондовом рынке тоже ещё далеко не
всё гладко. Вернее, исходники-то уже все в наличии, но вот всё
остальное…
Короче, спать Алекс отправился только через три часа с больной
головой и в некотором раздрае.
Глава 4
– Может быть, мне всё-таки остаться? – угрюмо уточнил Жак. – А то
мало ли? Будет как в прошлый раз…
Алекс улыбнулся и отрицательно покачал головой.
– Не волнуйся, я уверен – на этот раз всё будет хорошо. Но на всякий
случай задержись на сутки в Люцерне. Если я не отзвонюсь в течение этих
суток – значит, всё нормально…
Жак молча кивнул, ещё пару мгновений потоптался возле
полусгоревшей стены, в которой они пробили довольно большой проход,
после чего забрался в фургон и, развернувшись, осторожно двинулся в
сторону дороги. Подъезд к дому был изрядно поврежден ещё пожарными
машинами во время устроенного Жаком более года назад пожара, ну а
остальное доделали время и погода. Так что разгруженному фургону
добраться до асфальта было непросто. Но Жак справился. Алекс молча
проводил взглядом автомобиль, скрывшийся за деревьями, и,
развернувшись, двинулся внутрь обгоревших остатков своего дома. Что-то
он как-то часто стал гореть. Только на его памяти третий раз. И два из них –
его собственная заслуга. Пожалуй, стоит прекратить эту практику. Ну, если
этот его очередной прорыв в прошлое в этот раз увенчается успехом…
Та встреча с сесидовцем оказалась только началом его проблем. Хотя
Алекс узнал об этом лишь через полтора месяца после разговора с
сеньором Бесерра. То есть как раз в тот момент, когда находился в жутком
аврале.
Короче – всё пошло привычно. То есть через задницу! А конкретно –
его просто завалило информацией. И виноват в этом был он сам. Нет,
изначально все его «хотелки» выглядели вполне терпимо. Но как только он
начал разбираться с ними предметно, так объем информации, необходимой
для того, чтобы, как говорил последний генсек – процесс пошел, сразу же
начал расти как снежный ком. Потому что одна проблема тут же тянула за
собой другую, другая – третью и так далее… да-да, почти по каждому
направлению начинали вылезать те самые «кубики», о которых Алексу
рассказывал отставной капитан второго ранга из Музея Военно-морского
флота во время их первой встречи. Причем, для того чтобы планируемые
процесс или технология оказались реально достижимы – большинство этих
«кубиков» требовалось освоить с нуля. Например, взять ту же сварку, с
каковой ему порекомендовал начать тот дедок – едва только Алекс
приступил к предметному изучению вопроса, как тут же выяснилось, что
для того, чтобы внедрить ее в кораблестроение в достаточно широком
масштабе, требуется заложить ещё парочку рудников (а лучше заодно и
построить город Норильск), а также возвести два-три завода или как
минимум крупных цеха – для организации производства не только
совершенно новых сплавов, необходимых для изготовления сердцевинного
прутка электродов, способных варить специальные, нержавеющие,
броневые и марганцовистые стали, но ещё и их обмазки. Или та же связь,
чью непременную важность так настойчиво подчеркивали и дедок из
Военно-морского музея, и «уважаемый Семён Лукич». Как вам такой факт,
что для того, чтобы только начать заниматься полупроводниками, требуется
сначала организовать производство исходных материалов для них? Ну не
умеют в СССР пока ни выделять германий и галлий из полиметаллических
руд, ни очищать кремний до требуемого уровня! И это только первая
проблема из почти дюжины, которые требовалось решить для налаживания
производства даже самых примитивных полупроводников типа диодов и
триодов. С лампами – свои заморочки. Даже с обычными, не говоря уж о
стержневых. Там вообще мрак… Вследствие чего начать производство
чего-то, подобного первой советской переносной станции типа А-7[34],
образца сорок второго года, даже при условии успешного освоения всех
передаваемых технологий, Советский Союз должен был не раньше
тридцать пятого года. С самолетными и танковыми было получше, но – это
если не внедрять какие-то новые образцы, а ограничиться теми, которые
СССР и так начал производить в уже описанной истории. Да и в этом
случае, если удастся исполнить все рекомендации, то, скажем, ту же 71-
ТК[35] в производство должны были запустить ничуть не раньше, чем и в
уже состоявшейся реальности. Никак раньше не получалось… Выигрыш
же мог получиться только в более быстром наращивании объема их
производства. Ну а на новые образцы переход мог состояться никак не
ранее тридцать шестого года. И только в том случае, если
сформулированные предложения удастся воплотить в жизнь… Нет, самому
лично копаться в материалах и выстраивать подобные технологическо-
производственные цепочки парню не пришлось – их, естественно,
разработали другие. Но ведь всю подготовленную ими информацию
требовалось хотя бы бегло просмотреть. Ну, как минимум, чтобы в тексте
не оказалось явных анахронизмов[36] типа: «Данный метод сварки был
впервые применен в тысяча девятьсот шестьдесят четвертом году при
строительстве моста Веррацано-Нарроуз…» Каково будет какому-нибудь
инженеру или технику прочитать нечто подобное в двадцать девятом? Ведь
подобные материалы, скорее всего, пойдут напрямую исполнителям,
совершенно точно не погруженным в главную тайну. И тогда – прощай
секретность, со всеми вытекающими негативными последствиями как для
него лично, так и для СССР в целом… То есть объем информации, с
которой ему требовалось ознакомиться, очень быстро превысил все
мыслимые пределы. Так что Алексу пришлось даже наступить, так сказать,
на горло собственной песне и резко сократить все свои «хотелки» в области
химии. Изначально он собирался принести в прошлое «в клювике»
довольно большой пакет информации, начиная с изомеризации и
платформинга и заканчивая технологиями производства капрона и нейлона.
Однако в итоге пришлось ограничиться только усовершенствованием
технологии производства искусственного каучука и ректификационными
установками. Поскольку, как выяснилось, у первого советского каучука
были проблемы с износостойкостью, вследствие чего советские шины
ходили в два-четыре раза меньше западных. Нет, во многом это было
вызвано тем, что на Западе в состав резинотехнических изделий в заметных
объемах добавлялся натуральный каучук, чего СССР в промышленных
масштабах не светило от слова совсем, но кое-какие технологии более
поздних времен способны были серьезно сократить подобный разрыв… А
те образцы ректификационных установок, которые имелись и строились в
СССР в двадцатые и тридцатые годы, с современной точки зрения иначе
чем жуткими черными дырами назвать было нельзя – высокие попутные
потери, жуткое количество сырья, уходящего в отход, и крайне низкий
процент выхода товарного топлива. Ну по собственными критериям
Алекса… При этом, в отличие от тех же нейлона и капрона, без крекинга
СССР точно было не обойтись. А для его совершенствования, то есть
увеличения КПД и срока службы этих установок, нужен был не только
гигантский объем расчетов, но ещё и наработанные многолетние
статистические базы. То есть то, на чем считать. Вследствие чего без
прямой помощи «попаданца» даже интенсификация собственных
исследований ничем советской химической промышленности помочь не
могла. Между тем при применении технологических решений хотя бы
времен шестидесятых, освоение каковых, кстати, особых затруднений для
СССР начала тридцатых не должно было составить больших проблем,
поскольку они были просто результатом массы накопленных небольших, по
сути, технологических изменений, скачок параметров получался
впечатляющий… И на этом химия закончилась. А вот всё остальное – нет.
Вот вследствие всего этого несложно догадаться, что когда утренний
звонок в дверь поднял его с постели, Алекс выглядел похожим на зомби.
Поэтому не следовало удивляться тому, что первый вопрос, который задал
ему ранний гость, прозвучал так:
– Мистер Ожеро? Э-э-э… с вами всё в порядке?
– Д-да-а-а, – озадаченно протянул Алекс, автоматически ответив на
том же языке, на котором был задан вопрос, то есть на английском,
недоуменно уставившись на подтянутого мужчину в отлично сидящем на
нем темном пальто и-и-и… не очень-то уместной зимой в Пиренеях
шляпе. – А вы кто?
Неожиданный гость окинул его недоверчивым взглядом, а затем
растянул губы в типично американской улыбке и представился:
– Специальный агент Феликс Литман, ФБР, США. Вам удобно
общаться по-английски?
– Э-э-э… кто?! – ошарашенно переспросил Алекс. И мужчина в пальто
и шляпе повторил ещё раз:
– Специальный агент Феликс Литман, ФБР, США. Мистер Ожеро, у
меня к вам несколько вопросов, – после чего сделал паузу и
многозначительно спросил: – Я могу войти?
– А-а-а… да-да, конечно, – забормотал Алекс, – проходите,
пожалуйста. Прошу прощения, я не одет, вчера поздно лег, вот и… я сейчас.
– Ничего, я подожду, – вполне доброжелательно улыбнулся
специальный агент Литман. Ну, совсем как герр Обервеер или этот, сеньор
Бесерра. Что ж ему так везет-то на подобных доброжелательных…
Разговор со специальным агентом Литманом прошел… нервно.
Несмотря на то, что тот изо всех сил старался создать непринужденную
атмосферу. Учат их этому, что ли?.. И не задал ни одного вопроса, который
бы Алекса серьезно напряг. Похоже, его основной задачей на первую
встречу было просто познакомиться с «мсье Ожеро» и начерно его оценить.
То есть определить его образовательный и интеллектуальный уровень,
общий тезаурус[37], а также психотип и уровень психологической
устойчивости. На предмет последующего подбора стратегии воздействий.
Типа, какой способ воздействия будет наиболее эффективным – давление,
подкуп или, там, взывание к морали и нравственности, либо некие их
сочетания. Ну как в той детской песенке: «на хвастуна не нужен нож, ему
немного подпоешь, и делай с ним что хошь/на жадину не нужен нож, ему
покажешь медный грош – и делай с ним что хошь/на дурака не нужен нож,
ему с три короба наврешь – и делай с ним что хошь». Вот специальный
агент и определял, кто перед ним – хвастун, жадина или дурак… И, похоже,
Алекс не сумел ничего этому противопоставить, раскрывшись практически
полностью. Уж больно сильно он нервничал… Так что первое, что сделал
парень, проводив своего гостя, это поднялся в кабинет и выпил таблетку
«Напроксена»[38]. После чего уселся в кресле поудобнее и, уставив взгляд
на стену, попытался обдумать сложившуюся ситуацию. Да уж,
неожиданность… И что этому фэбээровцу надо? Алекс же ещё два месяца
назад свернул все свои операции в США. И с тех пор сидел тихо, не
рыпаясь. Даже окончательный обсчет рыночной стратегии заказал делать в
Италии. В Миланской SDABOCCONI[39]. Эта престижная бизнес-школа
вот только-только сильно проапгрейдила собственный вычислительный
кластер, который местные айтишники ещё вовсю обкатывали. Так что за
задачу с уже известными начальными и конечными итоговыми суммами
ухватились с радостью… Ну чего ещё этим американцам надо? И ведь даже
не намекнул никак! Всё ходит вокруг да около…
Весь день у Алекса всё валилось из рук. Его мучили страхи и разные
бредовые идеи типа того, что ФБР каким-то образом вычислила, что у него
имеется работающий портал в прошлое. А что? Вон, в том покинутом им
будущем регулярно писалось, что у американцев имеются готовые планы
действий на почти любые кризисные ситуации – от прилета инопланетян
до зомби-апокалипсиса. Неужто на подобный случай ничего не имеется? Да
и вообще, американцы – очень креативные ребята. Алекс как-то читал, что
DARPA[40] нанимает директоров своих программ из числа писателей-
фантастов. Типа, у подобных людей точно не будет излишней
зашоренности. И если подобная креативность считается необходимой даже
в рамках Министерства обороны, то уж ЦРУ с ФБР сам бог велел… И что
ему теперь ждать?
Следующие несколько дней прошли довольно нервно. Алекс
лихорадочно «подбивал бабки», вычитывая и форматируя всё присланное
по более-менее крупным блокам, а также перебрасывая всё, что уже
накопилось, вкупе с тем, что ещё продолжало приходить, на дискеты и
внешние жесткие диски. Что было той ещё работёнкой, поскольку объем
нынешних внешних носителей пока был не очень-то и большим. До
флешек с объемом памяти в сотни или хотя бы десятки гигабайт текущему
варианту цивилизации, увы, было пока очень далеко… Вследствие чего для
переброски одной лишь «военки» понадобилось почти восемьдесят дискет.
И это ещё учитывая, что он решил не тащить в прошлое никаких уставов и
наставлений. Хотя оба его престарелых консультанта по, так сказать,
«военным и морским делам» настойчиво проповедовали ему, что именно в
них и только в них содержится главный ключ к победам. Но Алекс по
здравом размышлении решил, что даже если оно и так (в чем он
окончательно всё-таки был не слишком уверен), в настоящий момент этого
делать не стоит. Во-первых – бесполезно, потому что, как он понял из всех
рассказов своих консультантов, уставы пишутся не просто так из головы, а
исходя из господствующих представлений о характере современного боя,
используемых вооружений, средств связи, инженерного, медицинского
обеспечения и так далее. В двадцать девятом же году и с представлениями,
и с вооружениями, и со средствами связи, да и со всем остальным всё пока
было довольно бледно. А во-вторых – ещё и вредно. Потому что уставы и
наставления – целостные системные документы. И если передать их
напрямую исполнителям, у них сразу возникнет вопрос – кто, где, когда и
на основании анализа каких боев и сражений их разрабатывал? А это опять
чревато его разоблачением. Чего Алексу ну совсем не нужно. Так что
никаких уставов. Вместо этого был составлен весьма ограниченный в
объеме текст под названием «Предложения по тактике и оперативному
искусству будущей войны», основанный не столько на опыте уже
состоявшихся на конец двадцатых годов войн, сколько, так сказать, на
анализе развития техники и технологий в области военного дела и их
перспективах в ближайшее десятилетие. Ну, типа… В принципе
обоснование его было весьма жидким, так что почти любым грамотным
военным времен конца двадцатых – начала тридцатых годов он
раскритиковывался, так сказать, на раз. Но, увы, ничего лучшего пока
тащить в прошлое было нельзя. Ну, если Алекс не собирался
поспособствовать разворачиванию тотальной охоты за своей тушкой…
Впрочем, и без уставов объем был о-го-го! В основном потому, что по
«военке» имелся большой объем чертежей.
Слава богу, никаких неприятных гостей в этот период больше не
появилось. Так что, несмотря на нервы, практически всё запланированное
удалось закончить. И лишь после этого специальный агент Литман
появился вновь…
Встреча опять началась подчеркнуто непринужденно. Но именно
началась. Похвалив чай и бисквиты, улыбчивый американец, наконец,
решил перейти к конкретике, задав давно ожидаемый вопрос:
– Скажите, мистер Ожеро, насколько я знаю, вы серьезно
заинтересовались периодом Великой депрессии в США. А чем был вызван
ваш интерес?
– Да, было дело, – несколько скомканно улыбнулся Алекс, у которого
от этого вопроса пересохло во рту. Нет, у него были кое-какие наработки
насчет того, как выстроить этот разговор, но он даже близко не мог себе
представить, чего они стоят против собеседника такого уровня… – Дело в
том, что наш фонд, в рамках подготовки к памятным мероприятиям по
случаю девяностолетия начала Гражданской войны[41], ведет обширную
программу исследований по тому периоду. И все страны, которые так или
иначе принимали в ней участие, представляют предмет нашего интереса.
– США принимали участие в Гражданской войне в Испании? –
удивился мистер Литман. – Вы просто переворачиваете мой мир!
– Ну, не непосредственно, конечно, – притворно смутился Алекс. – Но
только на стороне республиканцев воевало более двух с лишним тысяч
американских добровольцев. Среди которых были и вполне известные
личности.
– Да-да, мистер Хемингуэй, я знаю, – прервал его американец. – Но
каким боком это касается Великой депрессии?
– Великой депрессии это касается сильно опосредованно. Поскольку
именно она во многом поспособствовала промышленному рывку СССР,
ставшему главной опорой республиканского правительства.
Мистер Литман несколько мгновений озадаченно смотрел на Алекса.
И тот не выдержал и добавил:
– Ну, так мы считали…
– И после всех ваших исследований по-прежнему продолжаете так
считать? – уточнил мистер Литман.
– Теперь уже нет, – Алекс делано сокрушенно вздохнул. – Наоборот,
теперь нам кажется, что «красные» в этот период просто бездарно просрали
практически все открывающиеся возможности. А с другой стороны – что
они могли сделать? Их главный экспортный товар – зерно – как раз в этот
момент резко упал в цене, да и в самом Советском Союзе приблизительно в
это же время разразился очередной голод, вынудивший их серьезно
сократить поставки хлеба на внешний рынок. Им даже кредиты, взятые во
второй половине двадцатых, под заказ оборудования на первую пятилетку,
отдавать было нечем… Впрочем, мы попытались смоделировать ситуацию,
при которой они сумели бы воспользоваться трудностями США в этот
период. Но, увы, ничего не получилось, – Алекс развел руками. – Для
более-менее успешной игры у них не было ни инструментов – то есть
аффилированных банков, торговых и брокерских контор, ни достаточного
количества свободных денег. К тому же в тот момент СССР уже был deber a
cadasan tounavela[42], а даже для начального вхождения в игру с надеждой
на более-менее значимый положительный итог нужно было не менее
пятидесяти миллионов долларов. А лучше сто. Ну, если мы, конечно, не
будем делать фантастических допущений типа наличия у руководства
СССР точной и достоверной информации о будущих колебаниях рынка. Но
это уже, как вы понимаете, из области фантастики…
– То есть эти ваши стратегии вложений и игры на бирже… –
американец замысловато махнул рукой, – это всего лишь попытка
моделирования из, так сказать, любви к искусству?
Алекс сыграл смущение.
– Можно сказать и так. Мой ближайший помощник – Жак Дефлангель,
человек, обладающий множеством достоинств. И всего одним недостатком
– он любит играть на бирже. Из-за этого он, в конце концов, и попал в ту
жуткую ситуацию, из которой мне пришлось его вытаскивать. Именно этим
и объясняется его преданность… Так вот Жак мне как-то сказал, что если
бы он вдруг оказался в США во время Великой депрессии – он бы там ух
как развернулся. Так что, когда мы занялись данными исследованиями, я
вспомнил эти слова и решил проверить. Ну а поскольку это как бы
официальные исследования фонда и они должны были быть в русле
официально утвержденных целей и программ, я и придумал подобное
обоснование. В конце концов, эти исследования шли на мои деньги…
После подобных откровений разговор не затянулся. Мистер Литман
задал ещё несколько уточняющих вопросов, сделал заключительный
комплимент бисквиту и откланялся.
В принципе Алекс не надеялся, что фэбээровец реально поведется на
подобную пургу, ну, хотя бы потому, что задания на разработку «стратегий»
игры на бирже Алекс сформулировал именно исходя из точных знаний о
колебаниях рынка, но он рассчитывал, что, для того чтобы установить
подобные детали, мистеру Литману потребуется время. Как минимум пара-
тройка дней. Пока сформулирует запрос на экспертизу, обратится к
профессионалам, получит ответ… вряд ли всё это будет исполнено
быстрее. Скорее даже речь может идти о пяти-шести днях. С учетом скорых
выходных… Ну нет пока у американца никакого цейтнота, чтобы как-то
ускоряться! Потому что, несмотря на всю свою лихорадочную
деятельность, Алекс едва ли не демонстративно не предпринимал ничего
такого, что могло бы натолкнуть возможных наблюдателей на то, что он
собирается куда-то уезжать, – не снимал деньги со счетов и никуда не
переводил крупных сумм, не общался с риелторами по поводу продажи
имеющейся недвижимости, не заказывал билеты и не обращался в
агентства по поводу найма бизнес-джетов… Слава богу, с деньгами у него
особых проблем не было. Алекс ещё после того разговора с сесидовцем
подготовил себе финансовый резерв на крайний случай, сняв со счета
довольно крупную сумму и переведя большую её часть в доллары и
швейцарские франки. Никаких евро здесь вследствие отсутствия такой
организации, как Евросоюз, не имелось, так что доллар в данной
реальности царствовал безраздельно… Короче, парень изо всех сил
создавал видимость того, что всё идет как обычно, и он, вот лично он,
никуда не собирается. Лихорадочная же деятельность осуществлялась
исключительно внутри дома. Даже внутри кабинета. Без каких бы то ни
было внешних признаков…
В Княжество Лихтенштейн Алекс с Жаком въехали через неделю
после разговора с фэбээровцем, причем не на поезде, самолете или
машине, а на… стареньком итальянском мотороллере «Веспа» и по узкой
горной дороге, скорее даже козьей тропе, ведущей в княжество со стороны
австрийского Гарфренчевальда. До Австрии же им с Жаком пришлось
добираться довольно сложным путем. Сначала они на пароме по билетам
третьего класса с сидячими местами доплыли из Барселоны до Майорки,
где, переночевав одну ночь в студенческом хостеле с абсолютно
беспорядочной регистрацией, уже на следующую ночь на рыбачьей лодке
перебрались на Менорку. Рыбак, как и почти все встреченные ими до этого
жители Майорки, считал себя не столько испанцем, сколько майоркцем, ну,
или майорком, поэтому ко всяким требованиям центральных властей
относился откровенно наплевательски. А вот к возможности заработать
лишнюю тысячу песет – наоборот, с живейшим интересом… Ну а уже с
Менорки перелетели на Сардинию. Пилот и одновременно владелец
«Сессны» по менталитету был полной копией рыбака с соседнего острова.
Только ещё и, похоже, активно подрабатывал контрабандой. И, скорее
всего, не только ею… Потому что сразу же после того, как они
договорились с ним о перелете, тот предложил им купить у него
итальянские лиры, пообещав курс даже лучше, чем в официальном
обменнике. А после приземления на весьма живописную лужайку, которая,
кстати, никак не была похожа на официально действующий аэродром,
вполне привычно махнул рукой в сторону небольшой рощицы оливковых
деревьев.
– Дуйте вон в том направлении. Там через полкилометра будет
автобусная остановка. Автобус номер сорок два зет идет прямо в порт
Ольбии, а оттуда ходят паромы до Чивитавеккьи…
Затем были ещё парочка перелетов частными самолетами и переездов
по железной дороге. А также путешествие на такси из Блуденица в Бранд.
После чего они и оказались в предгорьях Ретикона. Ну а там у Алекса
имелись некоторые завязки ещё с того времени, когда швейцарцы
аннулировали ему визу в первый раз…
Так что уже через неделю они с Жаком обустраивались в довольно
большом шале на окраине маленькой лихтенштейнской деревушки Штег,
снятом за весьма кругленькую сумму одним из австрийских контрагентов
Алекса, имеющим солидные завязки уже на этой стороне границы. Эта
деревушка мало подходила для того, чтобы скрываться более-менее долгое
время, – в ней было всего пятьдесят жителей, и потому любой посторонний
бросался здесь в глаза, как прыщ на носу. Но уже начался март, так что до
момента перехода оставалось менее трех недель. И этот срок Алекс
надеялся отсидеться. Отследить его маршрут фэбээровец вряд ли смог, а на
то, чтобы отыскать Алекса в этой горной глуши любыми иными способами
– три недели явно мало. К тому же парень чувствовал, что ему совершенно
необходим хотя бы небольшой отдых. Для успокоения нервов и
восстановления тонуса. А что может быть лучше для подобного отдыха
нежели маленькая и уютная горная деревушка?
За мощным лазерным принтером Жаку пришлось мотаться аж в
Цюрих. Потому что даже в столице княжества – крошечном городке с
каким-то несколько балканским названием Вадуц его не оказалось. Все
фирмы, торгующие офисной техникой, которые в нем удалось отыскать,
имели в наличии только наиболее популярные начальные или в лучшем
случае средние модели с форматом максимум А3. Всё остальное – только
под заказ с поставкой не менее чем через неделю. Алексу же для
распечатки чертежей нужен был формат не менее А2. А по некоторым
чертежам и А0[43] не помешал бы… Впрочем, чего было ожидать от
городка с населением менее шести тысяч человек? Да там даже вокзала не
было! Единственный на всё княжество вокзал располагался в соседнем с
Вадуцем городке Шан, который, кстати, ещё и являлся самым крупным
городом княжества. Потому как его население перевалило за шесть тысяч!
Но в Цюрихе, на их счастье, нужный принтер всё-таки отыскался. Как и
бумага необходимых размеров… Слава богу, между Княжеством
Лихтенштейн и Швейцарией границ не имелось ещё с двадцатых годов
двадцатого века[44], так что никаких серьезных затруднений подобная
поездка не вызвала. Ну дык именно по причине того, что поездка в
Швейцарию из княжества не требовала пересечения каких-нибудь
официальных границ, Алекс и решил выбрать в качестве убежища
Лихтенштейн. Его поездки в Швейцарию американцы вполне могли
отследить, а вот в княжестве он никогда ранее не светился… Хотя это и
немного попахивало паранойей. Ведь никаких доказательств того, что
специальный агент Литман серьезно озаботился непременной его поимкой,
у парня не имелось. Но, как говорится, даже если у вас паранойя – это ещё
не значит, что за вами никто не следит…
Сказать по правде, эти последние две с половиной недели оказались
для Алекса едва ли не самым приятным периодом из всего времени
пребывания в этом будущем. Он впервые никуда не спешил, никуда не
опаздывал и даже не вел себя как идиот под девизом «Дорвался – так
зажигай». Чем немного грешил сразу после того, как обзавелся
документами и получил доступ к большей части своих денег. Даже на
пресловутых Канарах, на которых он в этот раз сумел-таки побывать, ему
не было так покойно и легко, как здесь. Несмотря на то что здесь он не
столько гулял, сколько работал. Так что парню было даже немного жаль,
когда эти девятнадцать дней подошли к своему концу…
Забравшись внутрь обгоревших развалин, Алекс окинул усталым
взглядом два «кубика» со стороной в метр, замотанных в тугую
полиэтиленовую пленку, сверху которых лежал небольшой плотно
увязанный тючок, и тихонько усмехнулся. На этот раз он не вез в прошлое
практически ничего, кроме бумаги. Зато бумаги этой было… Общий вес
«посылочки» уходил далеко за полторы тонны. И это даже если не считать
тючок с «косухой», мотосапогами, мотоциклетными штанами из
натуральной кожи и металлическим шлемом. Всё это парень прикупил вот
только сегодня. Когда они с Жаком по пути заскочили в Вадуц, чтобы
закупить еды. У Алекса как-то совершенно вылетело из головы, что, если
по дороге не случится никаких задержек, ему придется торчать в
развалинах почти полсуток. Так что «пайком» пришлось озаботиться по
пути. И вот когда они завернули за продуктами и водой в Вадуц, ему на
глаза и попался магазин мотоснаряжения и аксессуаров. После чего до
Алекса дошло, что со всеми этими прыжками в прошлое и будущее он как-
то совсем забросил свою прежнюю мечту – мотоцикл. Так что у него сразу
же просто засвербило взять и прикупить себе какой-нибудь агрегат. Нет, не
здесь и сейчас, а в буду… то есть в том прошлом, в которое он в данный
момент собирался. А вот снаряжение стоило купить прямо сейчас. Целее
будет. Текущие-то наработки по безопасности мотоциклиста с тем, что
имеется почти сто лет тому назад, и сравнивать смешно. Что он и сделал,
выбрав вещи из материалов и с дизайном, которые в прошлом не будут
смотреться слишком уж чужеродно…
Парень ещё раз покосился на «посылочку» и хмыкнул, вспомнив, как
они с Жаком поизвращались, затаскивая эти «упаковки» внутрь хаоса из
обгоревших деревянных досок и балок, в которые превратилось сгоревшее
строение. В прошлый-то раз он собирался отнести в прошлое всего лишь
один чемодан, так что проход сквозь развалины тогда был проложен весьма
скромный… Нет, изначально в планах подготовки было скататься сюда
заранее и всё подготовить. Но после появления на горизонте фэбээровца
все планы, естественно, полетели вверх тормашками… А когда затащили,
до Алекса внезапно дошло, что эти два кубометра чертежей и распечаток
ещё надо будет как-то затащить в портал. В своей же способности
достаточно быстро протащить сквозь портал тележку с полутора тоннами
груза он был совсем не уверен… Так что Жаку пришлось срочно прыгать за
руль и нестись в Альтдорф, в памятный Алексу хозяйственный магазин, где
покупать аккумуляторную электролебедку и строительный пистолет, а
затем пристреливать лебедку дюбелями к полу прямо перед стеной с
порталом. В сам портал она, по идее, должна была влететь по инерции…
Ну, вот почему у него опять всё через жопу, а? Ведь планировал, готовился,
рассчитывал – и всё равно в последний момент всё начинает идти
кувырком!
Последние часы ожидания Алекс коротал за просматриванием тех
материалов, которые он скачал со своего удаленного почтового ящика и
распечатал перед самым отъездом. Когда фургон был уже полностью
загружен и стоял с заведенным двигателем. Мощный принтер был способен
выдавать распечатки со скоростью двести листов в минуту, так что печать
последнего пакета заняла не более четверти часа. После чего они сразу же
двинулись в путь… Парень не знал, способны ли современные технологии
помочь американцам отследить и геолоцировать его текущий IP-адрес или
ещё как-то отследить его местоположение по сетевым запросам, но
предпочел перестраховаться. Даже если они на это были способны и,
главное, хотели это сделать, подобный вариант просто не дал бы им
достаточно времени на реакцию. От Штега до портала со всеми заездами и
остановками даже на загруженном до проседания рессор фургоне они с
Жаком добрались часа за три. Так что даже если американцы каким-то
чудом успели бы отреагировать и за сравнимое время добраться до Штега –
им это уже ничем бы не помогло… Что же касается вычитки на случай
возможных анахронизмов, способных разрушить всю секретность, чем он,
кстати, по большей части и занимался все последние две с половиной
недели, помимо распечатывания всего накопленного, то в случае с
конкретно этими материалами она не требовалась. Потому что последний
пакет информации предназначался лично Сталину.
Ну, что сказать… Он совершил несколько удивительных открытий. Во-
первых, в этом варианте прошлого Сталин, к полному охренению Алекса,
оказался одним из самых ярых «троцкистов». Да-да – представьте себе!
Потому что Троцкий здесь, как выяснилось, погиб в двадцать седьмом году.
Причем виновными в его смерти были объявлены Зиновьев и Каменев,
которых обвинили в «ревности» к Троцкому, как главному знамени
оппозиции, и желании через подобное убийство и обвинить «группу
Сталина» в физическом устранении несогласных, хотя бы таким образом
подняв «свой окончательно обанкротившийся авторитет», и выдвинуться в
лидеры «остатков объединенной оппозиции». А самый смак оказался в том,
что эти обвинения озвучил отнюдь не Сталин, а Бухарин «с группой
товарищей»[45], на основании чего сразу потребовавший немедленного
ареста и расстрела предателей. Сталин же выступил этаким миротворцем,
настоявшим на том, чтобы не рубить сплеча, а сначала разобраться. Мол,
товарищи заслуженные, с дореволюционным партийным стажем, нельзя
так… Прочитав всё это, Алекс несколько мгновений молча сидел, уткнув в
стену восхищенный взгляд. Ну, монстр же! Впрочем, версия о том, что на
самом деле за всей этой ситуацией стоит именно Сталин, появилась почти
сразу же. И некоторые «члены партии с дореволюционным стажем»,
пережившие репрессии, потом в своих мемуарах детально разобрали
имеющиеся у них факты и сделанные ими лично на их основе подобные
выводы. Правда, опубликованы эти мемуары были только году в
шестидесятом и не в СССР, но слухи ходили уже в тридцатые…
Как бы там ни было, сразу после смерти Троцкого Сталин в
отношении к нему молниеносно развернулся на сто восемьдесят градусов,
заявив, что какие бы ни были между ними идеологические разногласия, он
всегда признавал значимую роль Троцкого в партии и международном
коммунистическом движении. И что «о мертвых либо хорошо, либо
ничего». А сразу же после этого Политбюро ЦК ВКП(б), по инициативе
Сталина, приняло специальное постановление «Об увековечении памяти
товарища Троцкого». После чего большую часть рядовых «троцкистов»
быстренько «ассимилировали», а всех, обладавших хоть каким-то влиянием
в партии идейных наследников Троцкого, оставшихся и без «знамени»,
столь ловко перехваченного тем, с кем их кумир так долго и упорно
боролся, и без попавших под пресс остальных «вождей», оперативно и
даже демонстративно выдавили из СССР. Что привело к куда более
раннему, чем Алекс об этом читал ранее, появлению Четвертого
интернационала[46], который аж до начала пятидесятых годов считался
непримиримым оппонентом Коминтерна. И только в пятидесятых один из
членов ЦК Четвертого интернационала бельгиец Эрнест Эзра Мандель,
сбежавший в США, раскрыл, что на самом деле всё это время Четвертый
интернационал, по существу, являлся тайной фракцией Третьего
интернационала. И все их жаркие споры и иная на первый взгляд
непримиримая конфронтация были скорее постановкой, чем
реальностью… Чем Алекс восхитился ещё раз. Потому что ребятам
удалось пусть и не столь долго, но всё же и не одно десятилетие,
проворачивать тот же спектакль, который англосаксы с их «непримиримой
борьбой» между тори и вигами, консерваторами и лейбористами или
демократами с республиканцами играют на протяжении столетий! И, как
это ни смешно, сумев-таки убедить этим спектаклем очень много народа в
том, что именно это и есть демократия…
Ещё одной неожиданностью оказалось то, что народным комиссаром
по военным и морским делам в тысяча девятьсот двадцать девятом году
продолжал оставаться вполне себе живой и здоровый Фрунзе, который
умер только в тридцать шестом прямо, так сказать, на своем боевом посту.
Алекс некоторое время обдумывал эту новость, прикидывая, как это может
повлиять на оценку и принятие либо непринятие тех предложений, которые
он с собой вез, после чего тихонько вздохнул. А хрен его знает! Если по
другим персоналиям – от Тухачевского до Ворошилова – у него был
достаточно широкий спектр аналитических материалов, да ещё ко всему
этому он много читал о них в нескольких вариантах реальностей, то с
Фрунзе пока всё было непонятно. Вроде как не дурак и, в отличие от того
же Тухачевского, имеет в загашнике реальные победы – и Колчака сумел
разгромить, и Врангеля, да и туркам помог вернуть Стамбул, но какие у
него тараканы в голове – не ясно. Что ж, как говорится – будем
посмотреть…
Короче, из прочитанного стало совершенно понятно, что Сталин
внимательно ознакомился с принесенным в прошлый раз пакетом
информации по персоналиям и сделал из него некие выводы…
Портал, как обычно, засветился, когда уже совсем стемнело. Алекс к
тому моменту уже часа полтора как находился в полной готовности. И
потому едва всё не прошляпил. Ну кто мог предполагать, что портал
сработает именно в тот момент, когда ему приспичит отлить… Так что
когда портал засветился, Алекс взвыл, после чего торопливо запихнул
«самое дорогое» внутрь ширинки и рванул к тележке с двумя кубометрами
распечаток, не обращая внимания на то, что внутри штанины по ноге
потекло нечто горячее. Прыгнув на тележку, Алекс торопливо вытянул
правую руку вперед, так чтобы кончики пальцев выходили за габариты
тележки, и поспешно надавил левой на кнопку включения лебедки, едва не
сшибив на пол тючок с мотоснаряжением. Лебедка заскрипела, заискрила и
медленно потянула тележку с полутора тоннами бумаги на себя. Алекс
зажмурился. Подобных объемов он пока в прошлое не волок ни разу.
Поэтому очень волновался насчет того, как оно всё пройдет. И столь
нелепую позу занял именно поэтому. Было у него опасение того, что, если
первой портала коснется не часть его тела, а нечто другое – тот мгновенно
схлопнется. А насчет того, что тот схлопнется довольно быстро после его
перехода, имелось даже не опасение, а уверенность. «Товарища Вернера»-
то вон аж напополам разрезало…
Так он и влетел в прошлое – лёжа в «позе супермена» на двух
затянутых в пленку европоддонах с бумагой и в обоссанных штанах…
Глава 5
Когда громыхающая на неровностях тележка с двумя кубометрами
распечаток и лежащим поверх них Алексом в мокрых штанах вылетела из
портала, встречавший его Зорге едва успел отскочить в сторону. Тележка
же, прогромыхав через всю гостиную, с размаху врезалась в стену, сбросив
Алекса.
– Ё-оо… – придушенно выдавил он, больно приложившись плечом и
коленкой, а также получив по макушке тючком с мотоснаряжением, причем
той его частью, в которой находился шлем.
– М-м-м… герр Штрауб?
– Да, Рихард, это я, – пробормотал Алекс, поднимаясь на
четвереньки. – Теперь я буду выглядеть вот так. Заждались?
– М-м-м, да… – всё ещё пребывая в некой прострации, кивнул Зорге.
Ну а что вы хотели? Герру Штра… то есть Хуберу, под каким именем его
знали в Швейцарии, нужно было умереть. Он и умер. Сгорел в собственном
доме. Новым же обликом парень обзавелся в будущем, справедливо
предполагая, что почти сто дополнительных лет развития пластической
хирургии, помноженные на комплект самой современной аппаратуры и
инструментов, дают куда больше гарантий удачного исхода подобной
операции и резко сокращают риск осложнений. Так что в подобном облике
Зорге видел его в первый раз.
Спустя десять секунд Алекс наконец-таки сумел подняться на ноги и
огляделся. Никаких следов пожара вокруг не наблюдалось. Впрочем,
интерьер довольно заметно изменился.
– А уютненько… – с легким смешком оценил парень. – И чье это
сейчас?
– Э-эм… После пожара участок с остатками дома выкупил один
аргентинский скотопромышленник.
– Аргентинский скотопромышленник? – удивился Алекс.
– Да, – кивнул Зорге. – Он вообще-то скупил в Европе около десятка
домов, квартир и замков. В том числе и этот. Хотя изначально совершенно
не собирался его покупать, – на губах Зорге засветилась скромная улыбка. –
И, если честно, очень удивился тому, что стал его владельцем. Так что взять
дом у него в аренду особенного труда не составило. Тем более что ремонт
мы взяли на себя.
– Хм… – Алекс хмыкнул. Похоже, это какие-то игры ИНО[47]. Ну, да и
хрен с ним… Зорге опустил взгляд чуть ниже и вежливо поинтересовался:
– Не желаете ли сменить брюки или сначала примете душ?
Алекс смутился.
– Ну-у… это… душ, конечно…
Следующую неделю Алекс безвылазно провел в доме, распаковывая и
разбирая «посылку из будущего». Поскольку главным при упаковке было
уложиться в наименьший объем, многие «пакеты информации» были из-за
этого разделены и распиханы во все свободные щели, и теперь их
следовало разобрать и снова скомпоновать по темам и отраслям. Зорге же в
это время занимался его легализацией. С этим особенных проблем не было
– все нужные для этого контакты за время пребывания Алекса в будущем
были Рихардом уже установлены. Тем более с момента его ухода прошел не
один, а целых три года. Так что для запуска процесса Зорге нужны были
только фото с новым изображением Алекса, а также имя, которым он бы
теперь хотел называться. Ну Алекс и выбрал. То есть имя он менять не
захотел, привык уже к нему, чего уж там, а вот фамилию… Жаль, что
Роберт Сальваторе ещё не родился и тем более не написал свой знаменитый
цикл по «Забытым королевствам». Он бы точно оценил его… хм-хмм… ну,
наверное, это, пусть и с натяжкой, можно было бы назвать словосочетанием
«тонкий юмор». Да и до выпуска Tactical Studies Rules, создавшей ту самую
настольную игру Dungeons&Dragons, ещё было почти сорок пять лет[48]. Но
самому Алексу его идея понравилась.
Документы появились аккурат к тому моменту, когда Алекс закончил
перелопачивание и разбор материалов. Согласно им, «герр Алекзандер
До’Урден» являлся выходцем из далекой южно-американской страны Перу,
получившим гражданство Швейцарии не так давно – около четырех лет
тому назад. Местом выдачи паспорта являлась Лозанна… Похоже, без
товарища Воровского здесь не обошлось. Впрочем, судя по тому, сколько
времени многие руководители большевиков до революции проводили в
Швейцарии, с полезными контактами в этой стране у бывших
революционеров уже давно всё было хорошо.
– Можно узнать ваши предпочтения по билетам – поезд или корабль? –
с тактичным намеком на необходимость скорейшего отбытия в СССР
обратился к нему Зорге, когда с документами всё было решено. Ну, ещё бы
– в СССР его точно заждались…
– О, нет, Рихард, – предвкушающе улыбнулся Алекс, – я слишком
много нервов и сил угробил на подготовку всего вот этого, – он кивнул
подбородком в сторону настоящего горного хребта из бумаг, почти
перекрывающего всю скальную стену гостиной, в которую превратились
притащенные им из будущего два кубометра чертежей и распечаток. – Так
что теперь я собираюсь взять отпуск.
– Значит, это можно переправлять? – поинтересовался Зорге, ничем не
выдав своего неудовольствия. Впрочем, возможно, его и не было. Уж чего-
чего, а такого объема информации здесь никто точно не ожидал. Так что у
посвященных в тайну портала в будущее в ближайшие пару, а то и тройку
месяцев было чем заняться и без Алекса…
– Да, переправляйте, – кивнул Алекс. – За время моего отпуска как раз
вчерне разберутся и подготовят вопросы… Но завтра мы с тобой едем в
Цюрих.
– Хорошо, понял. А с какой целью?
– Покупать мне мотоцикл, – со счастливой улыбкой заявил Алекс…
Встретивший их представитель фирмы, торгующей мотоциклами,
был… величественен. Роскошные усы, длиной от края до края не менее
двадцати сантиметров, самые кончики которых были ещё и закручены в
щегольские колечки, кожаная кепи с крупными и выглядящими крайне
брутально мотоочками на тулье, кожаные же куртка и галифе, краги,
ботинки со шнуровкой под колено… Весь его вид прямо-таки кричал, что
здесь продают мотоциклы. Причем дорогие!
– Что угодно господам? – произнес он с неизбывным достоинством,
когда Алекс остановился перед выстроенными рядком мотоциклами,
сверкающими начищенными медными, бронзовыми и хромированными
деталями.
– Мотоцикл, – плотоядно улыбнулся Алекс.
– У нас есть все лучшие модели, – представитель горделиво повел
рукой вдоль выстроенных в ряд образцов. – Там – английские, фирмы
«Триумф», тут – немецкие, вот, чрезвычайно надежная модель известной
немецкой фирмы «Цундапп», а это образцы известной моторостроительной
фирмы из Мюнхена под названием БМВ. Мотоциклы они начали
производить всего шесть лет назад, но их техника уже завоевала
достаточный авторитет. Чуть далее – итальянцы. А вот тут, – усач
торжественно повернулся и величественно указал рукой на мотоцикл,
стоявший несколько в стороне, – свежая поставка из Америки. Новейшая
модель! Фирма «Харлей-Дэвидсон»…
Алекс немедленно впился глазами в легенду… каплевидный бак,
двухцилиндровый V-образный движок – черт, все «родовые» признаки
«Харлеев» налицо! Ну и какой тут может быть выбор?
– Этот… – хрипло прошептал парень. Лицо усача озарила
понимающая улыбка, после чего он величественно произнес:
– Тогда давайте оформим покупку. Прошу следовать за мной…
Пока оформляли, местный механик, предварительно уточнив, что
клиент собирается покинуть салон прямо на своей покупке, тщательно
очистил мотоцикл от консервирующей смазки, протер и вкрутил свечи и
залил полный бак. Так что после того, как требуемая сумма оказалась в
кассе мотосалона, Алекс повернулся к Зорге и попросил:
– Рихард, принеси, пожалуйста, из машины баул с одеждой, – после
чего повернулся к усачу и уточнил: – У вас найдется, где переодеться?
– Да, конечно, – кивнул тот, – пройдемте.
Его проводили в небольшую комнатку, в которой имелись только стул,
полка и небольшая конторка. Дождавшись Зорге, Алекс быстро скинул
костюм и начал лихорадочно напяливать на себя штаны, «чопперы» и
«косуху», вовсю предвкушая то, как он сейчас «топтанет» кик-стартер и
запрыгнет в седло. Как же он, оказывается, по всему этому соскучился…
– Фроляйн фон Даннерсберг! Снова к нам? Весьма рад видеть, –
послышался из-за двери голос усача, в котором, однако, к удивлению парня,
не было и тени уже ставшей привычной величественности. Скорее он был
переполнен… восторгом?
– Я тоже рада встрече, Клаус. Проезжала мимо и подумала, почему бы
не заехать и не повидать старых друзей? – а вот этот голос явно
принадлежал девушке. Хм-м-м… девушка на мотоцикле? В эти годы?
Алекс торопливо застегнул молнию, нахлобучил на голову шлем,
пристроил на нем очки и, не натягивая перчаток, вышел из комнатки.
– …и заменит свечи. Старые, в принципе, ещё ничего, но я
направляюсь к тетушке в Регенсбург и не хочу ночевать где-нибудь в поле
под Меммингемом только лишь из-за того, что они меня подведут.
– Вы собираетесь ехать на мотоцикле так далеко?! – ужаснулся усач.
Но его собеседница никак не отреагировала на его испуг. Потому что
заметила Алекса.
– О, какая у вас необычная одежда, герр…
– До’Урден, – тут же подсказал усач, заметив, что Алекс завис. Ну, дык
и было с чего! Стоявшая перед ним девушка казалась воплощением его
самых смелых мечтаний. То есть… ну-у-у… да он даже и не мечтал ни о
чем подобном! Потому что… ну-у-у… э-э-э… да что толку мечтать, если
ты твердо знаешь, что подобным богиням никогда не сможешь быть хоть
чем-то интересен!
– А можно узнать, где вы ее приобрели?
– Э-э-э… что? – отмер Алекс. И сразу же мучительно покраснел. – А-а-
а, вы об одежде? Й-а-а… кхм… ну-у… в СШ… то есть
Североамериканских штатах.
– Вот как? – девушка обворожительно улыбнулась и тут же перешла на
английский. – Вы американец? В таком случае должна сделать вам
комплимент. Вы прекрасно говорите по-немецки.
– Я? Нет, – Алексу наконец-то удалось немного овладеть собой. Ну,
настолько, чтобы начать говорить связными фразами. – Я из Перу. А в
Штатах был проездом. Но последние четыре года живу в Швейцарии.
– Эрика, – соизволила, наконец, представиться и девушка. – И как вам
в нашей старушке-Европе?
– М-м-м… интересно, – Алекс всё больше брал себя в руки, отчего у
него сам собой включился режим «охмуряж». Нет, особенным мастером в
этом он не был, но-о-о… – Я люблю путешествовать. Объехал всё Перу –
был на озере Титикака, поднимался в горы к развалинам Мачу-Пикчу.
Теперь вот решил прокатиться по Европе на мотоцикле. А вы собираетесь в
Регенсбург? – он сделал короткую паузу, слегка охренев от только что
пришедшей ему в голову идеи, а потом решился и выпалил: – Может быть,
вам нужна компания?
Стоявший слева от него Зорге сердито блеснул глазами, а усач,
разместившийся чуть далее, воззрился на него крайне озадаченно. Но
Алексу было плевать на всех. Он молча смотрел в глаза стоящей перед ним
богини. А они сначала изумленно округлились, а затем лукаво сверкнули.
– Что ж, герр До’Урден, должна вам признаться, что я люблю
путешествовать на мотоцикле в одиночку. Но отказаться от вашей
компании… – она задумчиво покачала головой. – Вы ведь обещаете
рассказать мне о ваших удивительных путешествиях?
– Можете быть в этом уверены!
– Если мне позволено будет напомнить, – осторожно влез усач. – Ваш
мотоцикл ещё не прошел обкатку. И до ее окончания я бы крайне не
рекомендовал вам…
– Ничего, мы поедем не торопясь! – оборвал его Алекс.
– Но, господин До’Урден, – тут же вступил Зорге. – У вас есть ещё
неисполненные…
– Основное сделано, Рихард, а с отправкой «багажа» по адресу ты
справишься и самостоятельно.
– Деньги, – привел ещё один аргумент Зорге.
Алекс полез во внутренний карман и вытащил несколько купюр. Денег
на мотоцикл они взяли с запасом, но «Харлей» оказался самой дорогой из
всех представленных в этом салоне моделей. Так что финансов у него
действительно осталось маловато.
– На заправку и дня на три хватит. А потом привезешь мне деньги в
Регенсбург.
Зорге молчал несколько мгновений, а потом… холодно уточнил:
– Где мне вас там искать?
– Ваффнергассе, шесть, – коротко бросила девушка, не отрывая от
Алекса слегка шального взгляда. – Пивная Brauhaus am Schloss. Через три
дня в семь часов вечера.
– Через три дня в семь часов вечера, – повторил Зорге и, быстро
развернувшись, вышел из салона. Заставив Алекса очередной раз
восхититься собой. Он представлял себе, что будет с Рихардом, если Алекс
вдруг исчезнет, будет убит или просто, скажем, передумает сотрудничать с
СССР. Поэтому Зорге вроде как жизненно необходимо было держать его
под постоянным и плотным контролем. Но нет – ни звука, ни движения
бровей. Герр До’Урден решил отправиться в путешествие? Его
управляющий герр Зорге приложит все силы… нет, не для того, чтобы он
передумал, а для того, чтобы герр До’Урден испытал во время этого
путешествия минимальный дискомфорт…
И началось самое удивительное путешествие из всех, в которых Алекс
успел поучаствовать за свою пока ещё не очень длинную жизнь! Нет,
дороги были… м-м-м… российскими. Ну, в их классическом понимании.
То есть по большей части весьма разбитая грунтовка с некоторыми следами
ремонта. На оживленных участках дорога была засыпана утрамбованным
щебнем. Как Алекс смутно припомнил, подобное покрытие называлось
«макадам», по фамилии того англичанина, который его придумал.
Асфальт… встречался. Впрочем, они сначала ехали в основном по мелким
региональным трассам, так что, вполне возможно, на основных
магистралях с покрытием было куда лучше… Так что особенно они не
разгонялись. И не столько потому, что Алексу следовало беречь свой не
прошедший обкатку мотоцикл, сколько потому, что на подобных дорогах
нещадно трясло. Ну и, кроме того, они ещё делали частые остановки.
Первая из них случилась в небольшом городке Фрауэнфельд,
расположенном всего в сорока пяти километрах от Цюриха. В этом городке
они остановились ненадолго передохнуть и выпить кофе. Впрочем,
последний оказался весьма посредственным… Затем была остановка в
Альмансдорфе, небольшой деревушке на берегу Боденского озера, сразу за
Констанцем. Там они пообедали и около получаса ждали паром, который
должен был перевезти их на другой берег. И всё это время говорили,
говорили, говорили… Алекс изо всех сил пушил перья, рассказывая о
своих удивительных путешествиях по Южной Америке… Да не был он в
ней, не был! Но мечтал. Мечтал прокатиться на мотоцикле через весь
континент по Панамериканскому шоссе[49]. Ну как Че Гевара[50]. Поэтому
частенько рассматривал карты и даже как-то составил список
достопримечательностей, которые непременно стоит посетить во время
этой поездки. Ну, мы же часто мечтаем о каких-то вещах, по поводу
которых нам бы хотелось, чтобы они с нами приключились, не так ли? Вот
и Алекс мечтал. Это же так здорово – уметь мечтать… Эрика… Эрика
слушала. Завороженно. О Мачу-Пикчу, городе-университете, построенном
государством, в технологической области, по большей части ещё
находившемся в каменном веке. О Куско, столице этого государства, в
котором даже у самого Великого Инки, императора страны Тауантинсу́йу,
был свой участок террасы, который он лично обрабатывал с мотыгой в
руках. О Типоне – доме отдыха знати инкской империи. Об Ольянтайтамбо
– поместье самого известного генерала Великого Инки Тупака Юпанки по
прозвищу Пачакутек, который, по существу, и создал империю Инков. Об
удивительных рисунках пустыни Наска. О ночевках у костра, змеях,
шиншиллах – зверьках с бешено дорогим мехом, шастающих по зарослям
коки и алоэ…
Заночевали они в уже упомянутом графиней Меммингене, маленьком
и по-кукольному очаровательном швабском городке с населением чуть
более пятнадцати тысяч жителей. Вечер прошел просто очаровательно.
Сначала они поужинали в небольшой, уютной кнайпе на рыночной
площади, а потом долго гуляли по узким уютным улочкам.
– Вы подарили мне удивительный день, герр До’Урден, – сказала ему
Эрика. – Вы так увлекательно рассказывали о вашей родине, что я как
будто побывала на другом континенте. Позвольте, и я вам отплачу чем-то
похожим. Видите вон тот дом? Как вы думаете, что это?
– М-м-м… чей-то дворец?
Эрика звонко рассмеялась.
– Нет. Это Шторехаус, здание гильдии налоговых сборщиков.
– Да-а-а? Если честно, я всегда с недоверием относился к сборщикам
налогов.
– И, похоже, не зря, – весело подтвердила девушка. А Алекс тут же
состроил потешно-глубокомысленную физиономию и эдак величественно-
потешно кивнул в сторону другого дома:
– А вот это что за дом?
– Это – Веберзунд. Дом гильдии ткачей. Самой многочисленной в
Меммингене…
А вот это – дом семи крыш, – Эрика указала ему на ещё один дом, до
которого они дошли через десять минут. – Мемминген поднялся на соли.
Помните то длинное здание, мимо которого мы проходили полчаса назад.
Это – бывший соляной склад. Но соль в Средние века использовали не
только для приготовления пищи, но и для многого другого. Например, для
обработки кожи и меха. Однако мехá требовали хорошей просушки, причем
без прямого доступа солнечных лучей. Вот поэтому в этом доме и сделали
такой многоуровневый чердак. Чтобы на нем можно было развесить много
меха… – и она снова очаровательно рассмеялась.
– Эрика – вы чудо! – дрогнувшим голосом произнес Алекс. И,
смутившись собственных слов, поспешно спросил: – Но откуда вы всё это
знаете?
Девушка ответила не сразу. Похоже, тоже смутилась.
– Дело в том, что мои предки по одной из линий были главными
европейскими почтальонами. Слышали такое слово «такси»?
– Конечно, – обрадованно кивнул Алекс. Так она, несмотря на
фамилию, вовсе не из аристократок, как он решил, когда услышал
приставку «фон» к её фамилии! Отлично!!! Значит, у него есть шанс на…
Но следующие слова девушки разбили его надежды в пух и прах…
– Оно пошло именно от них, – пояснила Эрика. – Турн-и-Таксис –
создатели первой общеевропейской почты. И князья Священной Римской
империи германской нации…
Увы, Эрика фон Даннерсберг оказалась аристократкой в черт знает
каком колене. И самых что ни на есть голубых кровей. Она состояла в
кровном родстве одновременно с двумя великими аристократическими
родами – Турн-и-Таксисами и Виттельсбахами. Причем Турн-и-Таксисы
были едва ли не самыми известными князьями Священной Римской
империи. Потому что увековечили свое имя не только дворцами, парками и
соборами, но ещё и первой общеевропейской почтой, которую создал сам
родоначальник этого рода – Франц фон Таксис ажно в тысяча четыреста
девяностом году. И триста с лишним лет после этого Турн-и-Таксисы
соединяли между собой королей и пап, герцогов и банкиров, купцов и
кардиналов по всей Европе. Нет, у королевских особ и наиболее богатых
владетелей, естественно, были и свои гонцы, но основной поток переписки
в Европе эти триста лет шел именно через Таксисов. «Такси» же появилось
от того, что именно Таксисы начали первыми предоставлять услуги по
перемещению пассажиров за деньги… А Виттельсбахи оказались ещё
круче! Это был самый древний в Европе владетельный род, представители
которого правили Баварией ажно с конца двенадцатого века и до начала
двадцатого. До момента распада Германской империи после поражения в
Первой мировой войне, пока ещё называемой просто Мировой или
Великой войной. Вот, скажем, те же Романовы правили Россией всего
триста лет, Бурбоны Францией – двести, даже Габсбурги, которые
царствовали сначала в Священной Римской империи германской нации, а
затем в Австрии и Австро-Венгрии, – делали это менее шестисот лет.
Виттельсбахи же правили Баварией – более семисот…
– …так что в очень многих городах Германии есть места, напрямую
связанные с историей моей семьи, герр До’Урден, – закончила Эрика свой
рассказ. Алекс благодарно кивнул, хотя на душе у него вовсю скребли
кошки…
На следующий день они выехали не слишком рано и ехали очень
неторопливо, не упустив ни одной возможности остановиться и
насладиться общением. У Алекса даже вновь забрезжила надежда, что он
для Эрики может стать чем-то большим, нежели забавный дорожный
попутчик…
На ночь же они остановились… во дворце! Усадьба Шлайсхайм,
расположенная в десяти километрах от Мюнхена, была заложена
Виттельсбахами ещё в самом конце шестнадцатого века. А в начале
восемнадцатого курфюрст Баварии Максимиллиан II начал постройку
грандиозного дворца, в стиле так популярных в то время среди немецких
князей «малых Версалей». Впрочем, назвать «малым» здание, фасад
которого растянулся больше чем на триста метров, можно было только с
большой натяжкой.
– Не люблю Мюнхен… – вздохнув, пожаловалась Эрика, после того
как они с Алексом, отсидев на весьма помпезном ужине, устроенном
очередным дядюшкой графини, которых у нее, как выяснилось с ее слов,
насчитывалась не одна дюжина, поднялись в библиотеку… На ужине
Алексу пришлось нелегко. Ну не разбирался он ни хрена в той толпе вилок
и ножей, которые выложили рядом с его тарелкой… Впрочем, особенного
внимания на эту его неуклюжесть, к крайнему облегчению парня, никто не
обратил. В отличие от фамилии. Вот тут уж ему пришлось буквально
вертеться ужом… И спасло его, к его собственному удивлению, творчество
Роберта Сальваторе! Устав отбиваться от хоть и завуалированных, но
весьма настойчивых расспросов, Алекс взял и выдал, что, по преданиям,
ходящим в его семье, его предки были выходцами из народа «дроу», когда-
то давно жившего в гигантских пещерах, выходы из которых находились
где-то на Шетландских и Оркнейских островах. О чем вполне определенно
упоминается в местных легендах. Эти существа обладали магией и были
очень жестоки. Потому что поклонялись жестокой паучьей богине Ллос. Ну
и короче, далее всё по сеттингу… Стоило ли говорить, что его спитч
произвел фурор!
– …злой город! – девушка слегка передернула плечами. – Когда я в
него попадаю, мне всегда кажется, что он просто переполнен какой-то
темной энергией, которая скоро выплеснется наружу и затопит всю
Баварию, Остеррайх[51], а может, и всю Европу.
И Алекс аж вздрогнул от такого точного предсказания. Эта девушка
завораживала его всё больше и больше. И дело было не в ее
принадлежности к аристократии. И не во внешности. Хотя сначала он
повелся именно на нее. Ну, дык, ведь и было на что! Графиня фон
Даннерсберг была настоящей красавицей. Причем, скорее, по канонам
покинутого им будущего, чем по тем, которых придерживалась
современная Европа конца двадцатых годов двадцатого века. Для канонов,
которые господствовали здесь ныне, она была излишне высока и несколько
худовата… Зато в будущем ее безупречная фигура, являющаяся отнюдь не
результатом бесконечных диет и скальпеля пластического хирурга, а
закономерным итогом многостолетнего генетического отбора и
правильного и гармоничного физического развития, включающего в себя
жизнь на природе, занятие с младых ногтей конным спортом и псовой
охотой и разностороннего, сбалансированного правильного питания,
совершенно точно произвела бы фурор. Да и лицо, несомненно, привлекло
бы внимание всех фирм, занимающихся производством элитной косметики.
Очень завораживающее сочетание по-детски припухлых губ, больших глаз
и слегка выпуклых скул… Она была чем-то похожа на монакскую
принцессу Шарлотту Казираги, кстати, также с детства профессионально
занимавшуюся конным спортом. Но именно похожа, а не точная копия…
Однако главной причиной того, что Алекс так сильно «поплыл» и вляпался,
оказалось совершенно другое. А именно то, что Эрика фон Даннерсберг
оказалась цельной, сильной и невероятно развитой личностью…
Нет, понятно, что аристократка такого ранга имела все возможности
для получения самого блестящего образования. Но в реальности мы куда
чаще видим, как подобные возможности, вследствие убогости личности
того, у которого они вроде как имелись, оборачиваются полным пшиком. И
вместо умной, образованной и цельной личности с широким кругозором и
безупречными манерами на свет появлялось тупое, хамоватое быдло,
считающее себя пупом земли уже только по факту рождения у
«богатенького» или влиятельного папы. Поэтому и с окружающими они
общаются исключительно через губу, не понимая, что этим лишь
подчеркивают свою «быдловатость». Здесь же генетика и финансовые
возможности сошлись, чтобы явить миру практически идеальный
результат. Графиня фон Даннерсберг была умна, великолепно образованна,
владела шестью языками, среди которых, кстати, отчего-то затесался и
русский, прекрасно разбиралась в живописи, литературе, поэзии,
архитектуре и истории. А кроме этого – гоняла на мотоцикле и умела
управлять аэропланом и яхтой. Черт! Ну почему он встретил ее в этом
долбаном прошлом…
В тот вечер они проговорили почти пять часов, разойдясь по спальням
далеко за полночь. Несмотря на то, что за день изрядно устали. Дороги в
Германии были ещё очень далеки от тех легендарных немецких автобанов,
которые здесь пока даже и не начинали строить…[52]
До Регенсбурга они добрались уже часам к трем пополудни. Хотя
ехали очень неторопливо, останавливаясь едва ли не в каждой деревне,
попадавшейся по дороге. Алексу страшно не хотелось, чтобы эта поездка
закончилась, но он понимал, что сказка не может продолжаться вечно. Даже
в будущем ему с ней, скорее всего, ничего не светило. Несмотря на всё его
деньги. Которых в этом времени у него, кстати, было ещё и не очень-то и
много… Слишком в разных мирах они вращались. Она в том, в котором
вполне обычным было: «на выходных я занята, у тетушки Елизаветы в этот
уик-энд именины», притом что эта тетушка являлась королевой
Великобритании, он же… Но в будущем, возможно, у него ещё и имелся
какой-то шанс. Здесь же, где все эти графы, герцоги и курфюрсты пока ещё
вполне себе помнили ощущение корон на своих головах, и дробный топот
министров, бегом мчащихся исполнять повеление владетеля, и потому
весьма придирчиво относились к тем, кого пускали в свои дома дальше
прихожей, ему не светило ни-че-го… Что, кстати, тетушка Эрики,
обитавшая во дворце Турн-и-Таксисов в Регенсбурге, к которой девушка и
ехала, дала ему понять на обеде в честь прибытия любимой племянницы
очень явственно. Сначала беспощадно раскритиковав Алекса по всем
показателям – от манер до уровня знания французского, а после чего ещё и
попутно попеняв племяннице, которая, как тетушке помнилось, ещё с
детства отличалась тем, что любила таскать в дом из парка жуков, червяков,
слизней и всякую подобную дрянь…
Так что, когда Алекс, который после обеда в полном раздрае двинулся
на встречу с Зорге, разглядел за столиком Brauhaus am Schloss знакомую
фигуру, он испытал даже некоторое облегчение. Потому что находиться
рядом с Эрикой, понимая, что у него нет никаких шансов, было для него
по-настоящему мучительно. И как это его так угораздило-то?!
– Герр До’Урден… – Зорге приветствовал его коротким, выверенным
поклоном.
– Рад тебя видеть Рихард, – Алекс сел напротив. – Должен тебе
сказать, что ты зря мотался.
– Какие-то проблемы? – напрягся Зорге.
– Нет, наоборот, – парень вздохнул. – Деньги у меня ещё остались, – он
усмехнулся: – Расходы на ночлег и питание оказались куда меньше, чем я
рассчитывал. Так что билеты на поезд до Люцерна я взял бы и сам…
Короче, завтра возвращаемся.
Зорге молча наклонил голову. А затем уточнил:
– Вам заказать комнату?
– Не надо, – Алекс криво усмехнулся. – Сегодня у меня уже есть где
переночевать. – Тетушка снизошла к просьбе племянницы предоставить
ночлег своему попутчику, но ясно дала понять Алексу, что более одной
ночи терпеть его присутствие под своей крышей не намерена. По идее, ему
следовало гордо отказаться от подобного предложения, но… где-то внутри
него мерцала безнадежная надежда на то, что Эрике захочется ещё раз
увидеться с ним. Один раз! Последний!!!
– Встречаемся завтра здесь же в десять часов. Постарайся к тому
моменту уже купить билеты.
Глава 6
– Значит, семь миллионов погибших… – тихо повторил Сталин.
– Ну-у-у… разные исследователи называют разные цифры – от около
двух целых и семи десятых миллиона человек и до восьми. А на Украине
некоторые деятели со своим «голодомором» только у себя насчитали чуть
ли не столько же, – осторожно уточнил Алекс. – Но большинство
серьезных исследователей сходится именно на этой цифре.
В кабинете повисла напряженная тишина…
Крак! – Алекс вздрогнул. Карандаш, который Сталин держал в руках,
разломился на две половинки. Хозяин кабинета, зло скрипнул зубами,
недоуменно покосился на обломки и швырнул их в стоящую на столе
пепельницу.
– Так, ещё раз причины, которые привели к голоду, – глухо начал
Сталин. – Во-первых, несознательное крестьянство начало резать скот и
птицу, не желая отдавать их в колхозы. Во-вторых, во многих колхозах
неправильно подошли к организации хозяйственной деятельности, сначала
внедрив уравниловку, вследствие чего опять же многие несознательные
крестьяне, ставшие колхозниками, из ряда вон плохо отнеслись к
проведению полевых работ. Мол, раз не мое, а «дядино» – так пусть «дядя»
работает! Так?
– Ну-у… да, – осторожно кивнул Алекс. – Не совсем согласен именно
с такими формулировками, но где-то так…
– В-третьих – излишнее рвение низовых органов. Многие товарищи,
помня продразверстку, пребывали в убеждении, что хлеб у крестьян есть,
просто спрятанный, и потому выгребали до донышка всё, до чего успели
дотянуться… – Сталин сделал паузу, а потом буквально прорычал: – И мы
имеем семь миллионов умерших от голода во вполне нормальном по
климатическим показателям году!
– И плюс к этому последующее резкое падение технологической
дисциплины и качества продукции промышленности вследствие того, что
более двадцати пяти тысяч наиболее мотивированных и профессионально
подготовленных рабочих, большая часть из которых была коммунистами,
оказались оторваны от своих рабочих мест и отправлены в деревню[53], –
добавил Алекс. – Причем большинство из них в сельском хозяйстве
понимало не лучше, чем свинья в апельсинах…
– Не передергивай! – рявкнул Сталин. Алекс слегка скривился, но
промолчал. Попадать под горячую руку будущего главного тирана и
диктатора всех времен и народов точно не стоило…
До СССР он добрался в начале мая. В состоянии полного
ошеломления. Потому что последняя неделя апреля прошла для него в
каком-то счастливом мареве.
Всё началось той ночью во дворце Турн-и-Таксис, в Регенсбурге.
Вечер не оправдал ни одной из его тайных надежд. Алекс специально
напросился посидеть в библиотеке дворца, надеясь на то, что Эрика захочет
напоследок хоть немного пообщаться. Ну, или просто сказать что-то типа:
«Прощай, всё было круто». Или даже только лишь: «Прощай». Но тщетно.
Она не пришла.
Когда весьма чопорная пожилая служанка, которая не столько
стремилась как-то угодить гостю, сколько, наоборот, изо всех сил
демонстрировала, как этот гость неугоден ее обожаемой хозяйке, проводила
Алекса из библиотеки до предоставленной ему комнатушки,
расположенной чуть ли не на чердаке, парень уныло подумал, что зря
повелся на несбыточное. И, пожалуй, заночевать в каком-нибудь гастхаузе в
городе было бы куда лучшей идеей. А то в выделенной ему комнатушке от
холодного пола едва не сводило пальцы на ногах. Тоже мне – дворец,
называется… Впрочем, судя по интерьеру, его, скорее всего, поселили в
комнате для прислуги… А с другой стороны – заночуй он в гастхаузе, точно
бы полночи валялся без сна, проклиная себя за малодушие. Ведь он бы
тогда не знал, что вечер пройдет впустую…
Как бы там ни было, один положительный результат этого его глупого
поступка всё-таки был. И это определенность! Теперь Алекс может быть
совершенно уверен, что для графини фон Даннерсберг он – всего лишь
забавный эпизод, приятный случайный попутчик, скрасивший дорогу
своими историями. И все его надежды – суть глупые мечтания
распалившегося разума. Впрочем, у влюбленных это бывает сплошь и
рядом. А он точно влюбился. Идиот! С тем парень и уснул…
Его разбудил тихий шепот:
– Алекзандер…
Алекс замер, не в силах поверить в то, что только что услышал.
– Вы спите?
– Акхм… – парень взвился, откидывая одеяло и буквально выпрыгивая
из постели. – Й-а-а-а… Эрика! Нет, я не сплю, что вы! Черт! – он с размаху
заехал себе по физиономии. Блин, что он несет! – Эрика, простите, ради
бога, я просто не ожидал… о боги!
Эрика стояла перед ним, босая, с распущенными волосами и
закутавшись в плед. Алекс несколько мгновений зачарованно пялился на
это божественное зрелище, чувствуя, что его сердце, как это пелось в одной
очень, как выяснилось, прямо-таки медицински точной песне:
«остановилось, постояло немного и снова пошло…», а затем хрипло
выдавил:
– Вы-ы-ы… ноги… мерзнут…
Эрика несколько мгновений смотрела на него испытующим взглядом, а
затем улыбнулась и, сделав шаг вперед, прижалась к нему, спрятав свое
лицо у него на груди. Алекс замер, страшно боясь спугнуть, развеять это
небывалое, немыслимо счастливое мгновение. А девушка подняла голову и,
посмотрев прямо ему в глаза, тихо произнесла:
– Пожалуйста, будь со мной нежен. Я… у меня это будет в первый
раз…
– Вы опять о чем-то мечтаете, господин Штрауб…
Алекс вздрогнул, возвращаясь в настоящее, и покосился на хозяина
кабинета. Сталин смотрел на него с добродушной усмешкой. Да и голос у
него был заметно теплее, чем несколько минут назад. Ну, когда они
обсуждали голод начала тридцатых.
С этим голодом всё случилось как-то неожиданно…
Сталин вызвал его на разговор довольно быстро – уже на следующий
день после того, как Алекс добрался до Москвы. И первым делом очень
тепло поблагодарил за всё присланное. А потом мягко пожурил за то, что
«наш молодой друг» нашел в будущем каких-то странных экономистов.
Сплошь перестраховщиков. Ведь темпы развития страны уже в ближайшем
будущем должны взлететь просто на небывалую высоту. Поскольку, по
всем расчетам, перевод сельского хозяйства на новые, прогрессивные
технологии, связанные с широким использованием тракторов и комбайнов
на колхозных, то есть широких, просторных, не разделенных на мелкие
куски межами[54], и потому наиболее пригодных для машинной обработки,
полях, должен сильно поднять производительность труда в этой отрасли
народного хозяйства. А таких полей в стране теперь будет большинство.
Потому что курс на массовую коллективизацию уже утвержден… Услышав
это, Алекс несколько мгновений недоуменно пялился на хозяина кабинета,
а потом осторожно уточнил, а читал ли его собеседник материалы по
голоду, разразившемуся в СССР в начале тридцатых годов и ставшему
результатом как раз этой массовой коллективизации. Потому что никаких
физических или там климатических причин для подобного голода в этот
год на территории Советского Союза не имелось… Сталин озадаченно
посмотрел на Алекса, потом побагровел и, вскочив на ноги, прошипел:
– Где эти материалы?!
Как выяснилось из последующего разговора, все распечатки по, так
сказать, «технологическим» вопросам Иосиф Виссарионович уже отдал в
работу, а вот с информацией по персоналиям и всяким политико-
экономическим предложениям решил сначала ознакомиться сам.
Информации же той было… Да и текущую работу с него также никто не
снимал. Так что до голода начала тридцатых руки у него пока не дошли.
Поскольку в сложенных, как выяснилось, прямо в комнате отдыха
материалах они, после короткой нервной вспышки, решили всё же не
копаться (ну, чтобы не терять времени, которое Генсек смог выделить на
встречу), Сталин, немного успокоившись, попросил Алекса коротко
изложить то, что тот помнил по этому периоду. Как выяснилось, парень
помнил довольно много. Ну, дык, не зря всё вычитывал…
– Вероятно, снова вспоминаете свою графиню, – между тем
предположил хозяин кабинета. И Алекс расплылся в глупой улыбке…
После той ночи в его жизни началась настоящая феерия счастья.
Он проснулся, когда Эрика тихонько выбиралась из его постели.
Обнаружив это, Алекс испуганно вскинулся и… замер.
– Уходишь? – упавшим голосом прошептал он. Девушка тихонько
рассмеялась.
– А ты хочешь увидеть реакцию тетушки на то, что она поутру
обнаружит меня в твоей постели?
– Хм… пожалуй, нет, – со счастливой улыбкой кивнул парень. Ну а как
ещё он мог отреагировать на ее смех? Эрика протянула руку и погладила
его по щеке. А потом наклонилась и поцеловала.
– Не обижайся на нее. Она меня очень любит и действительно желает
мне только добра… – девушка тихонько вздохнула. – Только она всегда
была категорически против всех моих, как она их называла, новомодных
увлечений – яхты, полетов, мотоцикла. И всё время говорила, что они точно
не доведут меня до добра. – Тут Эрика запнулась, негромко хихикнула и,
окинув Алекса лукавым взглядом, закончила: – И, знаешь, со своей точки
зрения, она таки оказалась совершенно права… – после чего чарующе
рассмеялась…
Из дворца Алекс малодушно сбежал. То есть тихонько исчез ещё до
завтрака. На этом настояла Эрика, заявив, что вскоре сама приедет к нему.
А пока ему лучше побыстрее уехать. И Алекс представлял почему – они с
ней изгваздали в крови простыни в его комнате, так что их ночное
приключение совершенно точно останется тайной не слишком долго.
Служанки у тетушки, по словам девушки, к своим обязанностям всегда
относились весьма добросовестно… А попадать тетушке под горячую руку
Алексу точно не стоило. Характер у нее, судя по вчерашнему обеду, был
ещё тот. К тому же парень совершенно точно не был ее любимой
племянницей…
С билетами Зорге к утру вполне разобрался, так что уже через два часа
поезд увозил их в направлении Мюнхена. Мотоцикл пришлось сдать в
багажный вагон, но с этим справился Рихард. Так что Алексу ничего не
мешало всю дорогу пребывать в блаженном обалдении, не выходя из него
даже во время пересадок.
А потом он принялся ждать…
Сталин ещё раз окинул его этаким лукаво-добродушным взглядом,
после чего посерьезнел и вздохнул:
– Вынужден вернуть вас к нашему разговору. Как выяснилось, я пока
не готов к обсуждению предложений по экономике. Многое упустил и не
успел изучить, – Сталин усмехнулся. – Впрочем, это – ваша вина.
Подкинули нам работы… Но мы не в обиде. Наоборот – крайне
благодарны. Может, у вас есть какие-нибудь вопросы, с которыми мы могли
бы вам помочь? Это помимо оговоренных выплат.
Алекс задумался. Мысли насчет того, что ему нужно от СССР, у него
были, но… нет, рано пока их озвучивать. Да и не факт, что стоит… Ибо
если даже ему и согласятся помочь, в чем он в принципе не сильно
сомневался, это даст в руки Сталину такой мощный рычаг воздействия на
него, что… короче – надо думать.
– Вы подумайте, – настойчиво повторил хозяин кабинета, как будто
прочитав мысли собеседника. – Мы перед вами в большом долгу. А
Советский Союз не привык оставаться в долгу у своих друзей… Но с этим
мы не торопим. А вот ваша помощь нам в кое-каких вопросах ещё
необходима. У нас тут скопилось некоторое количество вопросов.
Например, у наших флотских товарищей возникли вопросы по переданным
им материалам. Более того, скажу честно, они категорически против
большинства тех предложений, которые в них содержатся. Вы не могли бы
разъяснить, на основании чего они возникли?
– В смысле? – не понял Алекс.
– Ну, например, почему вы в качестве образца для тяжелого крейсера
предлагаете взять столь устаревший тип корабля, как броненосец.
Насколько мне разъяснили наши флотские товарищи, этот тип корабля стал
считаться устаревшим ещё после Русско-японской войны.
– Ах, вот оно что… – Алекс усмехнулся. – Ну, так броненосец
броненосцу рознь. То, что понимают под этим ваши флотские товарищи, и
то, что сейчас строится в Германии, это, как говорят в Одессе, – две
большие разницы. На самом деле немцы строят отнюдь не броненосец[55], а
дальний океанский рейдер, способный убежать от любого более сильного
корабля и уничтожить любой более слабый. В принципе, они с ним
просчитаются, но не потому, что построят плохой корабль. Наоборот,
корабль получится уникальный по своим характеристикам. Впоследствии
этот тип кораблей вообще назовут «карманными линкорами»… Просто
основными «прерывателями торговли» в будущей войне станут не
надводные корабли, а стаи подводных лодок. И если бы немцы вместо трех
своих «карманных линкоров» построили пятьдесят подводных лодок –
толку бы было в разы больше!
– Хм… возможно. Но зачем тогда они нам?
– Ну-у… точно не знаю. На самом деле я не очень-то разбираюсь во
всех этих флотских делах, – осторожно отозвался Алекс. А то ещё
мобилизуют его убеждать местных моряков… – Насколько я понял,
основной аргумент заключается в том, что покупка лицензии на эти
корабли позволит нам получить доступ к новейшим немецким технологиям
кораблестроения. Хотя… возможно, массово строить столь тяжелые
корабли в преддверии войны, которая будет идти для вас в первую очередь
и в основном на суше, и не стоит… – осторожно произнес Алекс. Сталин
нахмурился.
– С точки зрения экономики вы, возможно, и правы, – сурово начал
он. – Но с точки зрения политики вы категорически не правы. Флот – это
проекция мощи. Причем не только и не столько военной, сколько
экономической, промышленной, финансовой… И если Советский Союз не
покажет всему миру, что он способен…
Алекс послушно молчал, слушая спич сурового властителя Страны
Советов, который, впрочем, пока ещё был на пути к подобной вершине.
Черт, ну всё точно, как ему говорил бывший капитан второго ранга. Сталин
реально зациклен на больших кораблях. Интересно, а удастся его убедить
ограничиться максимум тяжелыми крейсерами или он всё равно будет
наставить на линкорах…
– Ладно, – оборвал сам себя Генеральный секретарь ЦК ВКП(б), – что-
то я увлекся. Эти вопросы всё равно не в вашей компетенции. А к вам у
меня вот какой вопрос – а немцы согласятся продать нам чертежи своих
новейших кораблей?
Алекс пожал плечами.
– Те, кто готовил эти предложения, считают, что согласятся. Не в этом
году, конечно, и, возможно, не в следующем, но точно согласятся. Потому
что по большому счету подобные корабли всё-таки больше паллиатив,
вызванный тем, что Германия находится под ограничениями Версаля. И
когда немцами было решено эти ограничения отбросить – они стали
строить совсем другие корабли. Более традиционные, так сказать…
– Хм, тогда, может, и нам строить другие?
– М-м-м… можно. Рассматривались варианты взять за основу
итальянские проекты. Но вот предлагаемый проект сильнее почти в два
раза! В конце концов, именно эти корабли в мире именовали пусть и
карманными, но линкорами, – забросил он некую зацепочку, которая, как он
надеялся, может стать той соломинкой, которая переломит упорное
желание Сталина непременно заиметь линкоры. – И, как я уже говорил, у
немцев получится «зацепить» куда больше полезных технологий, чем у
итальянцев. Да и весь пакет предлагаемых к покупке технологий в области
кораблестроения почти полностью немецкий. То есть и с точки зрения
переговорного процесса, и с точки зрения условий кредитования он как бы
ну-у-у… самоподдерживающийся. То есть одна сделка тянет за собой
другую, та – третью, и так далее… А с итальянцами придется
разговаривать отдельно. Но решать вам…
Сталин задумался. После чего спросил:
– А сможем ли мы их построить?
– Полностью такие же – нет, – мотнул головой Алекс. – Например,
уникальную двигательную установку этих кораблей точно не повторите. Но
вам она и не нужна. Вам же не требуется дальность действия более
шестнадцати тысяч морских миль? Вам и пяти тысяч за глаза хватит. Так
что вместо тех уникальных дизелей вполне можно воткнуть обычные
паровые турбины. Конечно, придется заметно переработать конструкцию,
но рекомендации того, как это лучше сделать, в переданных материалах
имеются. Ну и турбины, так же ещё надо будет разработать и внедрить в
производство. Но вам их по любому нужно будет разрабатывать… И
предложения по тому, как с этим справиться наиболее быстро и с
наименьшими затратами, а также кто вам с этим может помочь, в
материалах тоже есть…
– Понятно… – Сталин задумчиво кивнул, а затем задал новый вопрос:
– Но почему такое категорическое требование насчет непременной
универсальности практически всей флотской артиллерии? Ну, кроме
главного калибра тяжелых крейсеров. Ведь универсальные орудия имеют
куда меньшую дальность стрельбы. А весь опыт войн на море последних
десятилетий утверждает, что большая дальность стрельбы едва ли не
ключевой фактор победы в морском сражении. Ну и универсальная
артиллерия куда дороже и сложнее в производстве, чем не универсальная.
Тем более что использовать против самолетов пушки таких крупных
калибров слишком расточительно.
Алекс понимал, зачем Сталин задает ему эти вопросы. Проекты,
разработанные в будущем, были ориентированы на создание флота,
наиболее отвечающего реалиям той войны, которую будет вести советский
военно-морской флот через десять с небольшим лет. Но воззрения на войну
на море, господствующие в настоящий момент не только среди моряков
РККФ, но и вообще в мире, были ещё очень далеки от реалий той, будущей
войны. И базировались на опыте Первой мировой и более ранних войн. То
есть всё как всегда – генералы (ну в данном случае адмиралы) всегда
готовятся к прошедшей войне… Вследствие чего многие привезенные
Алексом предложения в глазах современных моряков выглядели
откровенной ересью. И именно Сталину нужно было как-то убедить тех,
перед кем стояла задача создать к войне боеспособный военно-морской
флот страны (ну не лично же главе СССР этим заниматься?), в том, что
строить его следовало таким, как предлагалось вот в этих выглядевших
ересью материалах, а вовсе не таким, как это представлялось им самим в
настоящий момент. Для чего ему самому требовалось разобраться с тем, на
чем основывались подобные предложения. И как и что отвечать на
высказываемые ими претензии. Сам же он вряд ли успел прочитать
материалы по флоту…
– Дело в том, что, насколько я помню, удары вражеской авиации
являлись основной причиной боевых потерь советского флота во Второй
мировой войне, – пояснил Алекс. О-о, эти вопросы они с дедком обсосали
до косточек. Так что ему было что сказать. – Почти пятьдесят процентов
потерь было именно от нее… На втором месте – мины. Причем в
значительной части свои собственные…
Сталин посуровел.
– …на третьем – подводные лодки. И только процентов пятнадцать
пришлось на артиллерийские схватки между кораблями. Да и тут
неуниверсальная артиллерия как-то не слишком помогла. Ну что тут можно
сделать, если против гражданского ледокола, наскоро вооруженного парой
семидесяти шести миллиметровых зениток выходит тот самый «карманный
линкор» с шестью только двухсот восьмидесяти миллиметровыми
орудиями главного калибра, не считая всего остального. Так что, если
проанализировать статистику, зенитная артиллерия жизненно необходима
оказалась в пятидесяти процентах случаев, в то время как неуниверсальная
– в лучшем случае только в пятнадцати. А много зениток на корабли не
запихнешь. Универсалок же можно напихать много. Причем куда более
впечатляющего калибра, в снаряды которого уже ближе к концу войны
вполне можно будет запихнуть радиовзрыватели. Увы, вряд ли к тому
времени удастся добиться снижения их размеров настолько, чтобы они
влезли в более мелкие калибры… И если в тех пятидесяти процентах
случаев атакующие самолеты встретят отпор не пары зениток, а четырех,
шести или даже десяти-пятнадцати универсалок, да ещё и в первую
очередь «заточенных» именно под ПВО, да со снарядами с
радиовзрывателями, то это точно позволит сократить потери. И, возможно,
даже в разы. Так что ещё надо посчитать, что действительно обойдется
дешевле – неуниверсальная артиллерия или несколько десятков кораблей,
которые в будущую войну останутся в строю и не будут потоплены, –
Алекс замолчал. Хозяин кабинета задумчиво кивнул. Некоторое время в
кабинете стояла тишина, а затем Сталин неожиданно спросил:
– Скажите, Саша, а как вы относитесь к тому, что я введу в круг людей,
знающих о вас ещё… м-м-м… нескольких человек?
Алекс слегка напрягся.
– Ну-у-у… – осторожно начал он, – не очень хорошо. Мне кажется, что
чем меньше людей знают обо мне, тем лучше… нам всем лучше. Потому
что вы, несомненно, прекрасно представляете, что начнется, если где-то
там, – он мотнул головой в сторону окна, – узнают о том, что у СССР есть
возможность получать информацию из будущего.
– Это будет очень плохо, – кивнул Сталин. – Но я могу вас заверить,
что это будут исключительно надежные люди. Беззаветно преданные
партии и стране и прошедшие хорошую школу подпольщика. То есть
понимающие, как надо держать язык за зубами, – и он напряженно
уставился на Алекса. Тот некоторое время молчал, а потом осторожно
спросил:
– Скажите, а начальник управления НКВД по Дальнему Востоку,
причем награжденный орденом Ленина за свои заслуги в борьбе со
шпионами и предателями, – это надежный товарищ?[56]
Сталин замер.
– А заместитель Народного комиссара по иностранным делам СССР и
член РСДРП с момента ее образования?
Сталин побагровел и несколько мгновений сидел молча, стиснув
кулаки. Алекс даже начал опасаться, что его хватит удар. Но тот справился.
Только резко расстегнул воротник френча и сделал глубокий вдох. А потом
глухо спросил:
– Они есть в ваших материалах?
– Да, – кивнул Алекс. После чего, немного поколебавшись, добавил: –
Правда, про замнаркома там скорее предположения…
– Хорошо. Я обещаю, что очень внимательно прочитаю все ваши
материалы. Но-о-о… дело в том, что я сомневаюсь в своей возможности в
одиночку переубедить наших военных в том, что их представления не
совсем отвечают характеру будущей войны и что армию и флот стоит
оснащать и организовывать именно по вашим предложениям, – он сделал
паузу, после чего спросил: – А как себя зарекомендовал товарищ Фрунзе?
Алекс пожал плечами.
– В принципе, очень неплохо. То есть перед моим первым попаданием
он умер в двадцать пятом году. А в этот раз – выжил. Наверное, потому, что
вы что-то сделали, когда я принес вам информацию о нём в прошлый раз…
Сталин молча кивнул. Алекс замолчал, задумавшись, а потом
осторожно произнес:
– Возможно… с ним риск действительно будет не слишком велик.
– А товарищ Киров?
Алекс нахмурился, и Сталин поспешно пояснил:
– В переданных вами материалах очень большая часть информации по
промышленности, которую, скорее всего, придется воплощать в жизнь в
Ленинграде и вообще в Северо-Западном регионе. Там у нас наиболее
развитый промышленный район и сильный куст учебных заведений. Так
что там с ними справятся быстрее и лучше… Но для наибольшего успеха
было бы очень хорошо, чтобы руководитель, отвечающий за этот регион,
также был в курсе того, откуда появились все те технологии, которые ему
требуется реализовать на практике, – хозяин кабинета замолчал,
напряженно уставившись на своего собеседника. На самом деле «Серж»[57]
уже был в курсе наличия «попаданца», но Сталину хотелось, так сказать,
«легализовать» его перед сидящим перед ним человеком, чтобы Киров смог
принимать участие в их совещаниях. А то, что он являлся единственным
связующим звеном, регулярно приводило к неприятным накладкам. Да и
вообще, одна голова хорошо, а две или три лучше. И три комплекта ушей
тоже. Парень, конечно, простоват и весьма наивен, но иное образование и
воспитание и весьма широкий для человека его возраста кругозор
частенько позволяли ему взглянуть на проблемы под очень интересным
углом. Так что обсуждение с ним некоторых вопросов точно будет для
товарищей совсем не лишним…
– Про Кирова я тоже ничего негативного не могу припомнить, – снова
весьма осторожно сформулировал Алекс.
– Тогда, если вы не против, я бы хотел нашу следующую встречу
провести вместе с ними…
Выйдя из Кремля, Алекс не спеша двинулся по Красной площади,
вдоль трамвайных путей[58], вновь погрузившись в приятные
воспоминания…
Эрика приехала через десять дней. Алекс уже места себе не находил,
буквально мечась по дому и едва ли не карабкаясь на стенки. Он дико
скучал по своей любви, и каждый час без нее казался мучительным. А она
всё не ехала и не ехала… Слава богу, кроме Зорге, в доме никого не было.
После «гибели» от пожара «герра Хубера», люди, составлявшие его охрану,
были, как это говорится, «переброшены на другие участки работы». Ну, так
ему сказал Рихард. Мол, «сверху» приняли решение, что лучше всего
сохранность информации о наличии портала в будущее и человеке,
способном через него проходить, обеспечит тайна, а не вооруженная
охрана. Ибо, хотя всей информацией среди всего имевшегося в доме
персонала владел один Зорге, полной гарантии того, что никто из живущих
рядом с Алексом более-менее долгое время не сможет догадаться ни о чем
подобном, дать никто не мог. И потому было принято решение
использовать имитацию его смерти ещё и для того, чтобы серьезно
уменьшить число людей, как-то связанных с герром Хубером и этим домом
в швейцарской глуши. Да, был такой герр Хубер, большой друг СССР, но,
вот беда, дотянулись до него злые люди, и-и-и… нет его больше. Погиб. Во
время пожара… Вследствие чего эти его метания мог наблюдать только
Рихард.
Зато когда за окном послышался знакомый стрекот мотоцикла, Алекс
так рванул из своего кабинета вниз по лестнице, что, споткнувшись, едва не
вышиб лбом входную дверь!
– А-ха-ха-ха… – весело рассмеялась Эрика, стаскивая с головы
кожаный шлем с очками, – Алекзандер, ты так спешил меня встретить, что
чуть не разломал дом!
А парень молча стоял рядом и глупо улыбался, глядя на свою
любовь…
Потом у них начались семь счастливых дней. Они гуляли с Эрикой по
лесу, Алекс охапками рвал полевые и лесные цветы, а графиня фон
Даннерсберг как маленькая девочка плела из них венки и, дурачась,
украшала ими парня. Вечерами они не могли наговориться. А какие у них
были ночи…
В день расставания Эрика с утра долго разглядывала в зеркало свое
лицо, а потом мило сморщила носик.
– Ужас, какие губы. Мама точно спросит – с кем целовалась? Да и
мешки под глазами нарисовались, – после чего девушка счастливо
вздохнула. – Ладно, дома отосплюсь… – а затем погрустнела. – Алекс, я
теперь не смогу приехать к тебе месяца три точно. Скоро свадьба у
троюродной сестрицы, а потом целая череда именин и других скучных
мероприятий, на которых мне придется присутствовать. Причем большая
часть вообще не в Остеррайхе. Тетушка поставила мне жёсткое условие,
что я непременно должна присутствовать на них всех, – тут очаровательное
личико девушки озарила озорная улыбка. – Ой, ты бы слышал, как она
ругалась, когда служанка доложила ей о том, к каком состоянии оказалась
простыня в твоей комнате.
– Сильно досталось? – участливо спросил Алекс.
– Да нет… – пожала плечами девушка. – Я же тебе говорила, что она
меня очень любит. Но зато тетушка объявила, что решила вплотную
заняться моим воспитанием, – Эрика грустно замолчала. Алекс же
несколько мгновений обдумывал пришедшую ему в голову мысль, а затем
осторожно предложил:
– А может, я к тебе приеду? – девушка помрачнела.
– Нет, не надо. Иначе всё так усложнится… – она протянула руку и
погладила его по щеке. – Всё очень сложно, любимый. Я знаю, что ты
чудесный – умный, сильный, добрый и вообще… благородный дроу! Но это
я. Никому из моих родственников этого не объяснить…
Алекс осторожно прижал ее пальчики к своей щеке и потерся о них.
– Ничего, малыш, прорвемся. Есть у меня пара козырей. Вернее… – он
задумался, – будет! Но их ещё надо подготовить.
– Хорошо. Я тоже буду думать, что можно сделать. Но пока тебе
придется три месяца быть без меня…
На следующее утро она уехала. А уже вечером они с Зорге садились на
поезд в Люцерне, направляясь в Москву. За три месяца в этом доме без
Эрики Алекс бы точно сошел с ума. А в Москве была возможность
нагрузить себя работой и отвлечься…
Глава 7
– Коба, откуда эти материалы? – Народный комиссар тяжелой
промышленности СССР Георгий Орджоникидзе ввалился в кабинет своего
старого друга и соратника, с которым он познакомился ещё во время
отсидки в Баиловской тюрьме в далеком тысяча девятьсот седьмом году, в
крайне возбужденном состоянии. Сталин, в этот момент что-то напряженно
писавший за столом, поднял голову и посмотрел на него.
– Что случилось, Серго?
– Нет, ты мне скажи, откуда взялись эти материалы? – горячо повторил
гость, шлепая на стол перед хозяином кабинета туго набитую толстую
папку.
– А почему ты спрашиваешь это у меня?
– Потому что и Рыков, и Менжинский в один голос утверждают, что
эти материалы поступили из твоего секретариата.
– И что?
– Да то, что ко мне буквально прибежал Губкин и, захлебываясь от
восторга, сообщил, что с помощью этих технологий мы можем на треть
увеличить выход рабочего топлива и почти наполовину – авиационных и
высокооктановых автомобильных бензинов. Так откуда ты их взял?
– А зачем тебе это знать, Серго? – усмехнулся Сталин. – Каждый
должен на своем месте делать всё, что в его в силах, для укрепления мощи
и силы нашей страны. И окончательной победы социализма в мире. Разве у
тебя малоответственный участок работы? Вот и занимайся им.
Орджоникидзе несколько мгновений буравил сидевшего перед ним
человека напряженным взглядом, а затем тяжело вздохнул и ссутулился.
– Значит, оттуда… Коба, как же мы от них отстали! И, черт возьми,
продолжаем отставать! Вот это, – он кивнул подбородком на лежащую на
столе папку. – Двадцать лет. Не меньше!
Сталин отложил ручку и, подхватив лежащую на столе рядом с
пепельницей тлеющую трубку, затянулся, после чего упер в старого друга
тяжелый взгляд. Мощный вброс информации о новых технологиях
взбаламутил не только всё партийное и советское руководство, но и
научные и инженерные круги. Хотя к самой информации был допущен
очень ограниченный круг людей, но как только процесс освоения
полученных технологий перешёл в стадию непосредственной реализации,
пусть хотя бы и на экспериментальном уровне, слухи начали
распространяться со скоростью лесного пожара. Так что старый друг
Серго, ввалившийся в его кабинет в подобном возбуждении, был вовсе не
одинок. Здесь уже успели побывать и вышеупомянутый Рыков, и Енукидзе,
и Кржижановский, и многие другие…
– Серго, если все будут причитать, как это делаешь ты, – мы их
никогда и не нагоним! – веско произнес Сталин, рассматривая старого
друга так, как будто увидел его впервые. Впрочем, возможно, так оно и
было на самом деле. Потому что тот молодой, горячий и даже слегка
помешанный на справедливости парень как-то совсем незаметно
превратился вот в этого, немолодого, грузного, хотя и по-прежнему по-
кавказски живого… хм-м… а как его можно назвать? Председатель ВСНХ?
Ну-у-у… не поспоришь. Вот только он как-то постепенно стал
воспринимать этот важнейший для страны орган, который доверили ему
партия и народ, как свою собственную вотчину, в которой только он имеет
право карать и миловать. И яростно набрасывался на любого, кто посмел
как-то покритиковать или, паче того, предложить как-то преобразовать его
уже постепенно становившееся огромным и неповоротливым монстром
«удельное княжество». А как яростно он оберегал свой статус негласного
«куратора» с ЗСФСР[59], требуя любые назначения и перестановки в
Закавказье непременно согласовывать с ним. Когда это у него началось?
Почему он этого в нем раньше не замечал? Или начало вылезать его
происхождение?[60]
– Ты не понимаешь! – несколько патетически воскликнул
Орджоникидзе. – Думаешь, дело только вот в этом? Когда мы заказывали на
Западе станки и заводы, то думали, что получим самое современное
оборудование, а на самом деле, – он яростно взмахнул рукой, – они продали
нам свое старье![61] Нам всё придется переделывать, всё… Кле,
Бозишвили[62], как они, наверное, смеялись, когда подписывали с нами
контракты! За такие деньги сбыть нам своё устаревшее дерьмо…
Сталин встал и, подойдя к окну, некоторое время смотрел на буйную
зелень Старой площади. После чего негромко заговорил:
– Ты не прав. Они действительно в основном продали нам всё самое
современное. Но современное из числа того, что уже находится в серийном
производстве. А вот новые разработки нам никто предлагать не стал.
Между тем эти разработки идут у них постоянно. Непрерывно. Как только
они начинают строить новый стапель, новый проходческий щит, новую
крекинговую колонну, так сразу же, буквально в тот же день, начинают
работать над новым образцом. Не прекращая при этом совершенствовать и
старый, понимаешь, Серго? – Сталин резко развернулся. – А у тебя есть
люди, которые должны заниматься тем же самым, а? У тебя, Серго?
– Ты сам знаешь, какой у нас дефицит кадров, – зло отозвался
Орджоникидзе. – Там, где у них, – он мотнул головой, – сидят три
инженера, у меня, дай бог, – один техник! Где я тебе возьму людей, где?!
– Ты, видно, забыл, что в феврале семнадцатого нас в партии было
всего двадцати четыре тысячи. Двадцать четыре, Серго! На всю страну! А в
октябре нас стало уже триста пятьдесят. Потому что мы работали, а не
жаловались…
– Я не жалуюсь! – горячо вскинулся Орджоникидзе. – Но есть вещи,
которые быстро сделать невозможно! Откуда я возьму тебе инженеров и
техников, откуда? Рожу? Так если собрать в одном месте девять
беременных женщин – всё равно не получится родить ребенка за один
месяц!
– А что ты сделал, чтобы найти их?
– Это ты мне говоришь? – вскипел председатель ВСНХ СССР. – Мне?
Я пытаюсь как можно шире привлекать старых спецов, но ОГПУ
постоянно вставляет мне палки в колеса! И никакой поддержки в этом
вопросе я от тебя почти не получаю! А теперь ты пеняешь мне на то, что я
плохо ищу кадры?
Хозяин кабинета усмехнулся.
– Скажи мне, Серго, ты слышал когда-нибудь такую фамилию –
Макаренко?
– Макаренко? – Орджоникидзе наморщил лоб. – Это ты о завотделом
промышленности из Одесского…
– Нет, – не дал ему закончить Сталин. – Это я о руководителе детской
трудовой колонии ОГПУ имени Дзержинского. И бывшем начальнике
такой же колонии имени Горького, что под Харьковом. Ты знаешь, что
выпускники из его колонии выходят сплошь мастерами высокой
квалификации – токарями, слесарями, инструментальщиками, сборщиками,
техниками-агрономами. В семнадцать лет, Серго! Бывшие беспризорники,
воры, малолетние бандиты… Вот тебе кадровый резерв, из которого ты уже
за три-четыре года можешь получить отличного инженера, конструктора,
проектировщика. Причем прошедшего и через голод, и через холод, и через
тиф, и через разруху, знающего, как подводит живот, когда ты не ешь
третий день. И поэтому преданного советской власти, давшей ему
профессию, позволяющую всегда иметь кусок хлеба и, главное, надежду на
счастливое будущее. А теперь ответь мне, Серго, – почему этим занимается
ОГПУ, а не ты? И почему у нас в стране всего две таких колонии, а?
– Макаренко? – председатель ВСНХ озадаченно покачал головой. – Я
проверю… И если всё это так, то й-а-а… я этим займусь.
– Хорошо, – Сталин сделал паузу. – А ещё ты совсем перестал
заниматься марксистской теорией, Серго. Забросил политучебу…
– Да какая теория?! – вскинулся Орджоникидзе. – Тут на сон дай бог
четыре часа остается. Не поверишь – уже забыл, когда последний раз вино
пил!
– И всё равно зря, – хозяин кабинета направил на своего собеседника
указательный палец со слегка желтоватым от постоянного курения ногтем
и наставительно произнес: – Потому что если бы ты не манкировал теорией
и внимательно отслеживал международное положение, то уже давно бы
знал, что очень скоро – там, – Сталин махнул рукой в сторону окна, –
разразится очередной экономический кризис. И весьма сильный.
Вследствие чего десятки, если не сотни тысяч инженеров, мастеров и
квалифицированных рабочих окажутся на улице, будучи выкинуты туда
капиталистами, закрывающими свои, ставшие в кризис убыточными,
производства. А ведь это те самые кадры, по поводу недостатка которых ты
мне вот только что плакался. Причем они не только окажутся доступными
для найма, но ещё и нанять их можно будет намного дешевле, чем в любое
другое время… И скажи мне, Серго, у тебя есть план, как и где их
использовать? Есть перечень мест и должностей, где они оказались бы нам
полезны, а вот нанести серьезного вреда не смогли бы? Есть программа,
как нашей промышленности подготовиться к их массовому
использованию, – ну, там, как организовать изучение иностранных языков
нашими специалистами, число потребных переводчиков для самих
иностранцев, количество мест на курсах русского языка для тех из них, кто
захочет или кому точно станет необходимо знание языка, и откуда взять для
них нужное число преподавателей?
Орджоникидзе несколько мгновений молча смотрел на своего старого
друга и товарища по подполью, потом опустил глаза и тяжело вздохнул…
Когда дверь за старым приятелем по революционной молодости
закрылась, Сталин подошел к столу и, сняв трубку прямого телефона,
бросил в нее:
– Десять минут никого не пускать.
– Понял, Иосиф Виссарионович… – отозвался секретарь. Хозяин
кабинета положил трубку на рычаг и, повернувшись, вышел в небольшую
дверь, ведущую в его комнату отдыха. Здесь был установлен сейф, в
котором он хранил папки с, так сказать, личными делами тех «персоналий»,
которые попаданец там у себя, в будущем, счел достойными своего и его
внимания. Здесь были многие – советские и зарубежные государственные и
партийные деятели, известные писатели, инженеры и изобретатели,
конструкторы и ученые, кумиры публики из числа актеров и драматургов,
знаменитые летчики, полководцы, полярники, а также шпионы,
перебежчики, предатели, убийцы, уголовные авторитеты и так далее…
Войдя, хозяин кабинета включил свет и, плотно прикрыв дверь, открыл
сейф и достал очередную папку. Следующий посетитель пока был не
слишком известен, а между тем, судя по тому, что содержалось в
переданных материалах, он неплохо проявил себя и на экономическом
фронте, и на службе в органах. Одно то, что он всю войну провел на посту
народного комиссара государственной безопасности СССР, в глазах
Сталина характеризовало этого молодого, но перспективного человека с
самой лучшей стороны. Как раз такого он и искал для того, чтобы поручить
ему одну очень специфическую задачу…
Ну а главная причина всей той бучи, которая сотрясала высшие
советские и партийные круги, а также научную и инженерную элиту СССР,
в настоящий момент торчала в кабинете народного комиссара по военным и
морским делам и была занята тем, что вместе с наркомом разглядывала
некий рисунок.
– Значит, пулеметная танкетка… – задумчиво произнес Фрунзе. Это
была уже восьмая их встреча. Первые две прошли в присутствии Сталина,
причем на второй они обсуждали флот. И именно Фрунзе придумал, каким
именно образом снять большую часть возражений моряков по поводу
непременной «заточености» вооружения кораблей на противодействие
авиации.
– Не вижу проблемы, – усмехнулся он, поглаживая бородку, которую
снова отпустил в больнице, когда лежал после на этот раз удачной
операции язвы желудка. – Возьмем пару авиаполков, потренируем их
против морских целей, а где-то в конце лета или осенью проведем крупные
учения. Там все всё и увидят.
А на первой из тех, что прошли с глазу на глаз, народный комиссар по
военным и морским делам осторожно и так… завуалированно
поинтересовался, почему в качестве главного контрагента в советском
руководстве пришельцем из будущего был выбран именно Сталин. Алекс
тогда мысленно улыбнулся. Потому что буквально за день до этого
подобный же вопрос задал ему и Киров…
– Дело в том, Михаил Васильевич, что, как вы знаете, вашей стране
довольно скоро предстоит вступить в схватку со страшным врагом, который
к моменту нападения на СССР успеет подмять под себя практически всю
Европу. Не знаю, успели вы изучить материалы по той войне…
– В очень небольшой части, – отозвался Фрунзе.
– Ну так вот, можете пока поверить мне на слово – война будет
страшная. И на первый взгляд безнадежная. Но мы ее выиграем. И именно
во главе со Сталиным. Так что, когда, благодаря моей собственной ошибке,
всё пошло кувырком, и я принял решение попытаться как-то исправить
ситуацию, то решил не рисковать… Раз он смог один раз – сможет и
второй. И так и вышло. Так что, возможно, кто-то справился бы и лучше,
но я в этом не уверен. А очередной раз вымостить своими благими
пожеланиями дорогу в ад мне как-то не очень хочется. – Фрунзе несколько
мгновений сверлил Алекса напряженным взглядом, а потом заметно
расслабился и кивнул. Похоже, он только что принял для себя некое важное
решение…
– Нет, понятно, что это очень перспективное направление[63]. Но,
насколько я понимаю, в наиболее развитых странах танкетки считаются
дополнением к танкам, а не заменой их?
– Да, – согласно кивнул Алекс, отвлекаясь от воспоминаний. – Но дело
в том, что более-менее нормальный танк, серийное производство которого
стоит разворачивать, СССР в настоящий момент создать просто не может.
Да он пока и не нужен. Для тех задач, которые стоят перед советскими
танковым войсками в данный момент, танкетка подходит куда лучше, чем
те же «Т-18».
– Вот как? – народный комиссар СССР по военным и морским делам
усмехнулся. – И что же это за задачи, для которых она подходит лучше,
чем, скажем, уже отработанный и производящийся советской
промышленностью пушечный танк «Т-18М»? Не говоря уж о новых, только
разрабатываемых образцах.
– Обучение, – улыбнулся Алекс. – Причем не только танкистов, но и
пехоты, действиям против танков. Час эксплуатации этой танкетки, по
расчетам, должен обойтись приблизительно в три-четыре раза дешевле,
чем у «Т-18». За счет меньшего расхода топлива, меньшей частоты текущих
и средних ремонтов, стоимости боеприпасов для огневого обучения и так
далее… Плюс к этому она будет иметь куда больший ресурс. По
предварительным расчетам раза в четыре-пять. То есть ее спокойно можно
гонять в хвост и в гриву, не особенно опасаясь того, что в острый момент
мы окажемся без бронетехники, потому что она исчерпала ресурс и стоит в
ожидании ремонта…
– То есть для обучения достаточно танкеток? – весьма скептически
спросил Фрунзе.
– Процентов на восемьдесят – да, – кивнул Алекс. – Я ещё в своём
будущем читал, что немцы, когда сбросили с себя версальские ограничения
и энергично занялись созданием армии, вообще поначалу обшивали
фанерой корпус автомобиля, придавая ему вид танка, и учили свои войска
на таких эрзацах… А для оставшихся двадцати процентов пока хватит и
тех «Т-18», которые уже были произведены. Сколько их наклепали? Под
пять сотен штук? Вот пока и достаточно. У поляков и финнов и близко
подобного нет. И в обозримом будущем не будет. А более вам никто пока и
не опасен. Для всего же остального предлагаемая машина подходит куда
лучше. В том числе и потому, что в производстве она должна обойтись
почти в два с половиной раза дешевле, чем «Т-18». Причем освоить ее
производство в данный момент советской промышленности не составит
особенного труда. Подвеска и трансмиссия здесь – от «Т-18». Правда,
серьезно модернизированные, но не полностью новые же… Двигатель – на
первые образцы можно ставить всё тот же мотор, что и на танк. Так как
танкетка будет весить раза в полтора меньше, чем «Т-18», даже этот уже
откровенно устаревший двигатель прослужит на ней куда дольше. Ну а на
последующие пойдет тот, что будет выпускаться на новом автомобильном
заводе в Нижнем Новгороде, который скоро начнет строить Генри Форд. То
есть от обычного серийного автомобиля. А вы, как я думаю, прекрасно
знаете, что чем большей серией выпускается любое техническое
устройство, тем меньше стоит каждый отдельный экземпляр… Оба этих
двигателя одной схемы – рядные четырехцилиндровые, а моторный отсек у
предлагаемой танкетки запроектирован достаточно просторным. Так что
при переходе с одного мотора на другой изменения в нем потребуются
минимальные… И вообще у этой конструкции, по существу, только три
полностью новых элемента – компоновка, гусеницы и необитаемая
пулеметная башня с перископическим прицелом. Все остальные «кубики»,
из которых ее будут собирать, промышленность уже производит или вот-
вот начнет производить. Причем самые важные – вне зависимости от того,
будет производиться эта танкетка или нет. Что же касается нового, то у
гусениц полностью новым будет в первую очередь материал – для танкетки
они будут изготавливаться из стали Гадфильда. Но я думаю, что когда
производство развернется, такие же гусеницы пойдут и на замену для
«Т-18», да и для всех последующих танков. То есть опять же, производство
этой стали всё равно придется осваивать вне зависимости от того, что будет
решено по этой танкетке. Потому что без этого достичь более-менее
внятной «ходимости» гусеничных лент не удастся. В моей истории вы эту
проблему пытались решить, пойдя по пути колесно-гусеничных танков, но
там оказалось много своих подводных камней… Так что единственный
ключевой момент, который напрямую связан именно с этим образцом, – это
производство необитаемых башен с перископическим прицелом. Но тут уж
придется попотеть. Необитаемые башни запроектированы для всей
последующей линейки. К тому же перископические прицелы нам также
скоро сильно пригодятся для всех остальных типов танков – от легких,
являющихся развитием этой линейки, до средних и тяжелых. Ну, когда мы
начнем их производить…
– Поня-ятно… А чем для нас важна новая компоновка?
Скорее всего, Фрунзе уже изучил материалы по бронетанковой
технике. Ну, или как минимум достаточно внимательно просмотрел.
Однако он сразу, ещё перед началом разговора, попросил Алекса
рассказывать ему всё так, будто он ничего не знает.
– Понимаете, Александр, – пояснил он, – мы с вами находимся как бы
на разных полюсах. Я полностью в курсе современных представлений на
роль и место танков и бронеавтомобилей в будущей войне, а также
современного уровня их развития, вы же, ничего не зная про
современность, знаете, как именно проходила та будущая война. Причем,
как я уже успел понять, ваше знание гораздо обширнее того, что имеется в
привезенных вами материалах. Ведь оно основывается не только на
знаниях ваших военных консультантов, но ещё и на субъективных личных
впечатлениях – ну, там, рассказах дедов, просмотренных фильмах,
прочитанных книгах, разговорах с друзьями (компьютерных играх,
«рубиловах» на интернет-форумах – мысленно усмехнувшись, добавил про
себя Алекс). И мне очень интересно, что именно вы будете выделять как
важный параметр, а на что, наоборот, не будете обращать особенного
внимания. То есть что полезно, что второстепенно, что важно, а что не
стоит и выеденного яйца. Я уверен, что подобный перечень важного и
неважного у нас с вами серьезно отличается. Вот, например, когда мы с
вами обсуждали артиллерию, для меня было большим удивлением узнать,
что большинство полевых артиллерийских орудий будущей войны всех
армий будут оснащены дульным тормозом. Даже наша самая массовая
полевая пушка… как её там… «ЗиС-3»! У нас же сейчас оснащение
дульным тормозом орудий считается категорически неприемлемым!
Вследствие того, что вырывающиеся из него газы сильно демаскируют
орудие…
Так что Алекс уже немного освоился с ролью некоего… ну-у-у…
точно не «военного гуру», но как бы более-менее компетентного
комментатора, хотя и всё равно считал своим долгом постоянно
напоминать, что он не столько озвучивает свои мысли, сколько транслирует
чужие. Как и сейчас:
– Вынужден напомнить, Михаил Васильевич, что я всё-таки не
военный и уж тем более не конструктор, и могу только передать вам слова
тех, кто объяснял всё это мне. Так вот, дело в том, что легкие танки с
противопульной броней довольно скоро практически исчезнут. К будущей
войне основные танки воюющих держав будут представлять из себя
мощные, тяжелые машины с толстой броней в десятки, а далее и в сотни
миллиметров толщиной и могучими орудиями калибра от семидесяти пяти
и до ста двадцати двух миллиметров, но при этом с высокой
подвижностью, заметно превышающей таковую у любого современного
легкого танка…
Фрунзе едва заметно охнул.
– Однако делать подобные танки сейчас не только нет никакого
смысла, но ещё и вредно. Причем сразу по нескольким причинам. Во-
первых, дорого. Жутко, бешено дорого! У промышленности Советского
Союза пока ещё нет технологий, которые могут уменьшить стоимость
таких танков до приемлемой для бюджета СССР величины. Во-вторых, и
не нужно. Нет, и ещё лет шесть-восемь не будет целей и тактических задач,
для решения которых понадобятся подобные танки. Потому что все задачи,
которые будут ставиться перед танковыми войсками года эдак до тридцать
шестого, точно можно будет решить куда более легкими и дешевыми
машинами. Ну и, в-третьих, как я уже сказал, ещё и вредно. Потому что
даже напрягись СССР и создай сегодня действительно хороший танк с
характеристиками, которые окажутся вполне достойными в том сорок
первом, о котором знаю я, это приведет лишь к тому, что в вашем сорок
первом страна столкнется с совершенно другой немецкой техникой. Вполне
адекватной подобному нашему танку. А скорее всего, и превосходящей его
по всем показателям. Увы, разведку никто не отменял, а уровень
технологического развития у немцев даже к сорок первому всё равно будет
заметно превышать наш…
– Хм, аргументы веские… – задумчиво произнес Фрунзе.
– Но легкая бронетехника с противопульным бронированием всё равно
будет нужна, – продолжил между тем Алекс. – В качестве
бронетранспортеров, тягачей и транспортеров переднего края, а также как
база для самоходных зенитных, артиллерийских и минометных установок.
А вот для нее подобная компоновка – с двигателем, сдвинутым вперед и
вбок, очень удобна. Нужно тебе увеличить объем десантного отделения –
добавляешь пару катков в подвеску – и пожалуйста, получите. Нужно
разместить габаритное орудие – аналогично. Нужно вместительный кузов
для размещения радиостанций и приборов наблюдения для передовой
штабной группы или команды артиллерийских корректировщиков либо
передовых авиационных наводчиков – опять ничего не мешает поработать
с задней частью корпуса как тебе удобно.
– Вот как? Действительно разумно, – Фрунзе снова окинул рисунок
задумчивым взглядом, после чего отложил его и взял другой. – А это?
– А вот это – следующее поколение, – улыбнулся Алекс. – Несмотря на
то что оба этих варианта очень похожи, новая модель – машина совершенно
другого уровня. Планируется, что к тому моменту, когда будет запущена в
производство эта модель, промышленностью будут освоены несколько
новых ключевых технологий. Во-первых, торсионная подвеска. Во-вторых,
новый двигатель. В переданных мной предложениях есть пункт о закупке
лицензии на новый автомобильный двигатель у фирмы «Додж»[64]. Они
запустили его в производство в прошлом году. Почему именно его? Потому
что СССР купил и сумел успешно освоить производство этого двигателя и
в той истории, которая случилась без моего попадания. Но гораздо позже. В
тысяча девятьсот тридцать седьмом году. А здесь его предлагается купить
уже в следующем. Так что времени для его освоения будет достаточно. В-
третьих, его корпус планируется уже сварным. В-четвертых, так же
планируется, что он уже будет радиофицированным. То есть на нем уже
можно будет отрабатывать тактику управления танками в бою, не сильно
отличающуюся от таковой времен Второй мировой войны.
– Радиостанции будут на каждом танке? – несколько озадаченно
спросил Фрунзе.
– На каждом танке, самолете и желательно в каждой стрелковой роте,
ну, или как минимум батальоне. И вообще, насколько мне объясняли,
вопросы связи, управления, разведки и боевого взаимодействия в целом –
самые ключевые в будущей войне. Лучше сделать вполовину меньше
пулеметов, танков и пушек, но насытить войска радиостанциями,
оптическими приборами и системами разведки. Толку будет гораздо
больше, а потерь, наоборот, меньше… Но пока не создана промышленная
основа хотя бы для выпуска требуемой элементной базы – об этом можно
только мечтать. Так что пока мы с вами занимаемся, так сказать, «грубым
железом». Ладно, вернемся к нашему танку – ещё у него будет более
мощное вооружение, состоящее из крупнокалиберного пулемета и
спаренного с ним пулемета винтовочного калибра. И – да, подобный танк
был построен в моей изначальной реальности[65]. Но в сороковом. А здесь,
у нас, я рассчитываю на то, что его построят максимум в тридцать
четвертом. И на него сразу же сядут отлично подготовленные на тех первых
танкетках танкисты. Это будет уже полноценный пулеметный танк,
способный бороться и с пехотой, и с артиллерией, и даже с бронетехникой
вплоть до легких танков. Что обеспечит превосходство танковых войск
СССР в боестолкновениях со всеми противниками, с которыми нам
придется воевать, на период где-то до тридцать седьмого года. И ещё на его
базе можно будет сделать вполне приличную плавающую машину…
– Хм… – Фрунзе задумчиво кивнул. – Хорошая перспектива. А
третий?
– Третий? – Алекс улыбнулся. – Третий – это вершина этой линейки.
Он станет базовым для следующей серии, в которой, кстати, легкий танк
уже будет совсем не основной машиной. Основными здесь будут легкие
самоходные орудия, зенитные самоходные установки, бронетранспортеры,
самоходные минометы и так далее. Танк же планируется выпустить
небольшой серией и, скорее, в качестве маскировки. Мол, тенденция
советского танкостроения остается неизменной и предусматривает
дальнейшее совершенствование легкого пулеметного танка… Ну и как
экспортный товар. От предыдущего варианта он будет отличаться только
более крупными размерами, чуть более толстой броней и дизельным
двигателем. Да-да, именно на нем и будет нарабатываться опыт
эксплуатации в войсках машин с дизельными двигателями.
– Дизельным? На танке? – удивленно произнес народный комиссар по
военным и морским делам.
– Более девяноста процентов танков, которые были построены после
Второй мировой войны, имели дизельные двигатели. Ещё небольшая часть
– газовые турбины. Бензиновые двигатели на бронетехнику в будущем
практически не ставятся. Даже на легкую.
– Хм, – снова хмыкнул Фрунзе. – Ну-у-у… вам лучше знать. А какой
двигатель у него будет?
– Этот вопрос требует проработки. Есть вариант закупить лицензию на
двигатель у швейцарской фирмы «Заурер». Поляки именно их двигатель,
выпускаемый в Польше по лицензии, поставили на свой 7ТР,
лицензионную копию шеститонного «Виккерса», который англичане
представят в будущем году. Кстати, довольно популярная модель.
Построенные англичанами машины, а также образцы, созданные по
лицензии и-и-и… ну-у-у… так сказать, «по мотивам», состояли на
вооружении более чем у десятка стран. Только в СССР их наклепали более
одиннадцати тысяч… Так вот, использование этого дизеля сделало
польский танк первым дизельным танком в мире. Но у швейцарского
двигателя вертикально расположенные форсунки. Поэтому у него довольно
большой вертикальный габарит. Так что, возможно, лучше будет купить
лицензию у «МАН». У них довольно широкая линейка дизелей разной
мощности. Ну, или заказать швейцарцам разработать специальную,
танковую головку блока цилиндров. Но это вы уже будете прорабатывать
сами… И сначала эти двигатели будут ставиться на грузовики и
артиллерийские тягачи. А вот уже после получения опыта эксплуатации и
устранения всех выявленных замечаний их можно будет воткнуть и в эту
линейку.
– Разумно, – кивнул нарком и, встав, несколько раз прошелся по
кабинету. – Но мне вот что непонятно. В кораблестроении вы активно
ратуете за покупку лицензий и всемерную опору на, так сказать, мировой
опыт. А в танкостроении я вижу совсем другое. Почему?
– Ну-у-у… – этот вопрос поставил Алекса в тупик. Нет, с дедком из
Военно-морского музея он что-то подобное тёр, а вот с «уважаемым
Семёном Лукичом» они этот вопрос предметно не обсуждали. Так, всякие
оговорки и упоминания были, но не более. Парень задумался. – Знаете, эти
вопросы мы как-то в таком разрезе не обсуждали, но-о-о… я сейчас
попробую скомпилировать… – тут брови Фрунзе, услышавшего незнакомое
слово, изогнулись домиком, но Алекс этого не заметил, продолжив, – то что
я слышал по этому поводу, но не просто, а так сказать, через призму того,
чему меня учили как инженера-химика, – парень сделал короткую паузу,
собираясь с мыслями, и начал: – Дело в том, что кораблестроение нам без
иностранной помощи не поднять от слова совсем. Да и с нею… ну, в том
объеме, в котором Советский Союз её получил в уже состоявшемся для
меня варианте истории, тоже получилось не очень-то. Посудите сами – у
нас умудрились принять на вооружение три варианта сто тридцати
миллиметровых орудий с разными видами нарезов – мелким, нарезами
АНИМИ, нарезами, разработанными НИИ-13. Три! Одного калибра и
близкие по своим тактико-техническим показателям. И для каждого
требовались свои снаряды, свои таблицы стрельбы и так далее…
– Не может быть?! – поразился Фрунзе.
– Увы, – Алекс развел руками. – Вот такой у нас с флотом творился
бардак… Более-менее нормальные корабли мы научились строить только
после войны. Но именно более-менее. Лидерами мы в кораблестроении так
никогда и не стали. Как минимум в надводном. А вот с предлагаемым
объемом «вливания», во-первых, куда большим, чем было, и, во-вторых, из
несколько других источников, есть хороший шанс и успеть к войне
получить именно те корабли, которые для нее и требуются, и вообще дать
нашему кораблестроению хорошего пинка, чтобы оно и после войны не
сильно отстало от лидеров. А флот после войны будет очень важным
инструментом в игре за глобальное доминирование, – тут Михаил
Васильевич сделал брови домиком во второй раз.
– Что же касается бронетехники, то, помнится, Семён Лукич… ну, то
есть тот человек, который меня консультировал, упоминал, что покупать-то
пока особенно и нечего. Нет, в тот раз купили действительно лучшее из
имеющегося на тот момент. Но всё это к началу войны устарело от слова
совсем. Так что главным, на что пригодилась построенная на основе
закупленных лицензий и образцов техника, было – наработка заводами и
конструкторскими бюро опыта адаптации иностранной конструкции под
возможности советской промышленности и внедрения в производство
новых образцов, а также получение опыта эксплуатации бронетехники в
войсках и обучение личного состава. Но с предлагаемой линейкой всё это
можно сделать ничуть не хуже и куда дешевле! И без затрат дефицитной
валюты. Ну и зачем тратиться?
Фрунзе задумчиво кивнул.
– Ну да, не поспоришь. А что насчет средних и тяжелых танков?
– Тут предложение одно – не торопиться. В моей истории где-то через
год в СССР прибыл немецкий инженер Эдвард Гротте, которому было
поручено подготовить проект среднего танка. Разработанный им образец,
конечно, будет совершенно не тем, что можно запускать в производство, но
если ему подкинуть в группу ещё пару-тройку наших толковых ребят, их
фамилии, кстати, есть в материалах… то вот уже они, по прикидкам тех,
кто готовил эти материалы, смогут году к тридцать шестому выдать первый
приемлемый образец. С торсионной подвеской и неплохим набором
вооружения. Вот где-то такой, – Алекс выудил из стопки бумаг рисунок, на
котором было изображено нечто, похожее на смесь того самого танка
Гротте и-и-и… «Т-44». – И вот его уже можно запускать в малую серию. А
после того как будут устранены все выявленные недостатки и допилен под
него дизельный двигатель, то есть года с тридцать восьмого – тридцать
девятого, то и в большую.
– Чертежи на него тоже имеются? – деловито поинтересовался Фрунзе.
– На этот – нет, только набор спецификаций… ну, как бы техзаданий
на каждый этап. То есть каких характеристик желательно достигнуть
опытным образцам году к тридцать четвертому, каких к тридцать шестому
– и так далее. Саму конструкцию вы будете делать сами. Потому что иначе
школы конструирования не наработать…
Очередная беседа с народным комиссаром по военным и морским
делам затянулась на четыре с половиной часа. Впрочем, это был ещё не
рекорд. С Кировым они как-то проговорили одиннадцать. Ну, когда ещё и,
кроме всего прочего, обсуждали ситуацию с «Де Бирс». Благодаря
принесенной Алексом информации жёсткой конфронтации с этим
монополистом на этот раз не случилось, поскольку Сталину, несмотря на
все вопли «революционно озабоченных» товарищей, удалось продавить
заключение соглашения, но в настоящий момент переговоры по нему всё
ещё были в самом разгаре. Поскольку каждая сторона хотела побольше
получить и поменьше отдать. А курировать их от Политбюро Сталин,
опасаясь, что ретивые переговорщики из числа «непосвященных» закусят
удила и снова завалят дело, поручил именно Кирову. Тот же отнесся к делу
крайне ответственно и потому буквально выпотрошил Алекса, выдавив из
него всю имеющуюся у того информацию. Да и хрен с ним – лишь бы на
пользу было…
Выйдя из здания наркомата, Алекс глубоко вдохнул терпкий,
переполненный запахами увядающей листвы и горячего асфальта
московский воздух и… зажмурился от удовольствия. Всё! Все долги
отданы, обязательства исполнены, и-и-и… три месяца подошли к концу.
Так что его ждет Швейцария и Эрика!
Глава 8
Они лежали на кровати, тесно обнявшись, будто некое волшебное
существо с двумя головами и четырьмя ногами и руками. Причем это
существо было очень счастливым…
Эрика появилась в его доме тринадцатого сентября и ровно за день до
того, как до дома добрался сам Алекс. Вследствие чего, когда он выбрался
из машины, на которой Зорге встретил его на вокзале в Люцерне, и,
поднявшись по пандусу, открыл дверь собственного жилища, его ждал
восхитительный сюрприз. И ведь Зорге за всю дорогу от Люцерна до дома
ни слова не сказал, сволочь такая!.. Когда Алекс ввалился в дверь и
принялся стягивать с плеч новенький классический английский тренчкот,
который парень прикупил в Штеттине за то время, пока он, сойдя с
корабля, ждал отправления поезда, его глаза оказались неожиданно
накрыты двумя прохладными ладошками. Парень замер, а потом счастливо
выдохнул:
– Эрика… – после чего резко развернулся и, как и был, в тренче на
одно плечо, подхватил на руки свою драгоценность, после чего уже
восторженно взревел во весь голос: – Эрика, ты приехала… Черт! Как
давно ты здесь? Вот баран! И надо же мне было задержаться в Питере ещё
на целую неделю…
Девушка засмеялась.
– Не стоит так уж сильно страдать, господин Алекс До'Урден – вы
почти ничего не потеряли. Я приехала вчера вечером, причем в таком
состоянии, что господину Зорге пришлось приводить меня в чувство
ванной, грелкой и горячим грогом. Так что даже если бы ты приехал вчера,
я бы всё равно не показалась на глаза до того момента, пока не пришла бы в
себя.
– Ха, – смеясь возразил Алекс, – ты ещё меня не знаешь! Я – дикий и
упрямый варвар, и, можешь мне поверить, стоило мне узнать, что где-то в
этом доме скрывается прекрасная леди, я бы немедленно ворвался к ней в
комнату и жестоко принудил бы её…
– К чему? – тут же заинтересованно уточнила «прекрасная леди»,
уставившись на него лукавым взглядом.
– О-о… к самому страшному, – дурачась, проревел совершенно
счастливый «дикий варвар», – что только может прийти в голову.
Например… к совместному ужину!
В тот вечер они очень много дурачились и хохотали, а когда, наконец,
добрались до спальни…
– Я тебя люблю, – тихо прошептала Эрика, чуть повернув голову и
едва коснувшись губами его уха. Алекс зажмурился от счастья и столь же
тихо выдохнул:
– Я тебя тоже…
Вот ведь интересно – были же у него отношения с девушками. И,
случалось, вполне себе серьезные. С той студенткой-блондинкой из Питера
они пожениться собирались. Даже заявление уже подали… Но вот до
встречи с Эрикой для того, чтобы произнести эти слова, ему всегда надо
было преодолеть какой-то внутренний барьер, как-то напрячься, что ли…
Всегда! Хотя иногда он сам его не замечал… Ну, сразу. Потом-то – да… А
вот с Эрикой всё не так! Нет никакого барьера – только счастье от
осознания того, что эти слова – сущая правда! И ведь не мальчик уже –
тридцатник давно разменял со всеми этими скачками в прошлое-будущее, а
встреча с ней так по мозгам ударила, будто он пацан на самом пике
пубертатного периода. Впрочем, возможно, это и есть любовь…
– Алекс, – девушка задумчиво потерлась щекой о его плечо, – мне
иногда кажется, что ты действительно из тех самых дроу, о которых ты так
интересно рассказывал. Потому что таких, как ты, просто не бывает…
Алекс недоуменно хмыкнул.
– Да-да, так и есть! – воодушевленно возгласила Эрика и, гибко
извернувшись, легла на него, уставившись на Алекса своими
завораживающими глазами. – Сдавайся, я тебя раскусила! Ты умело
скрывал свою иную сущность, но так и не смог полностью замаскировать
её от меня!
Алекс поперхнулся, но затем сумел поспешно взять себя в руки и
попытаться «отыграть» шутку.
– О, да, моя королева, ты оказалась невероятно проницательна. Мне
нечем тебе возразить. Ты узнала мою страшную тайну, и теперь я должен
подвергнуть тебя… – но чему он теперь должен подвергнуть её, девушка
слушать не захотела. Так что грозный спич Алекса был остановлен самым
радикальным и подлым приемом…
– А знаешь, – задумчиво произнесла девушка, когда они снова немного
отдышались. – Меня не покидает мысль, что в этой моей шутке есть что-то
от правды. Ты действительно какой-то другой, не похожий ни на кого
вокруг.
Алекс напрягся. Ему ну вот совсем не хотелось углубляться в эту тему.
Так что он поспешно попытался перевести всё в шутку, на автомате ляпнув:
– Ага, непохожий, просто так прохожий, парень чернокожий…
– Во-от! – Эрика возбужденно вскинулась и гибко развернулась,
обласкав его своей голой грудкой, отчего парень почувствовал, что его
вновь охватывает возбуждение, после чего продолжила: – Все эти твои
словечки, выражения, незнакомые пословицы… Часть из них я потом
отыскала в словарях. Они русские. Хотя некоторые и очень смешно
переделаны. Но ты мне никогда не говорил о том, что жил в России. А ещё
ты совершенно по-другому ведешь себя с людьми. Я это давно заметила. И
не только я, – девушка хихикнула, – ещё моя тетушка заявила, что ты
неотесанный болван и совершенно не знаешь своего места.
Алекс криво усмехнулся. Ну да, ну да… он, конечно, регулярно
терялся и слегка тупил, но по сравнению с людьми этого времени никакого
врожденного пиетета перед родовой аристократией у него не было. И
страха тоже. Но в случае со страхом, скорее всего, сказывалось не его
происхождение из будущего, а, так сказать, местный опыт. На фоне такого
монстра, как Сталин, все эти уже потерявшие власть, но всё ещё
продолжающие кичиться своим происхождением и древностью рода графы,
герцоги и курфюрсты смотрелись намного бледнее… Так что да – они
могли поставить его в тупик каким-нибудь вопросом, чего уж там,
образование у него было чисто техническим, и всякие музеи и
консерватории он посещал с куда меньшим энтузиазмом, чем рок-концерты
или байк-тусовки, для нынешнего же «высшего света» было характерным
именно хорошее гуманитарное образование, могли «поймать» его на
отсутствии манер, незнании этикета, том, что он запутается в длинной
линейке вилок и ножей, но свойственного людям этого времени
благоговения перед аристократией (или, наоборот, возникшей именно из
этого пиетета истеричной ненависти) в нем действительно не было.
– Но она не видела того, что видела я, – продолжила между тем
Эрика, – а именно – что ты точно так же, как и с ней, обращался с
обычными людьми, например с подавальщицами в придорожных
трактирах.
– В смысле? – удивился парень. Вроде как он со всеми общался вполне
себе вежливо. И-и-и… ну вот точно с тетушкой Эрики он обращался ну
никак не так же, как с подавальщицами в трактирах! Не говоря уж о том,
что она – пожилая женщина, она ж ещё и тетушка Эрики!
– Ай, ты сам этого не замечаешь… Нет, конечно, не идентично так же,
но-о-о… знаешь, до меня это дошло не так давно. Где-то месяц назад. Как
молнией ударило… – девушка, немного поерзав (от чего Алекс вынужден
был неловко дернуться… ну, чтобы не-е… хм-м-м… пробить нежное
девичье тело своим… ну-у-у… короче, чтобы не сбить графиню с мысли
самым что ни на есть радикальным образом), уютно устроила свою головку
на его груди и тихо продолжила: – Я тогда очень долго не могла заснуть.
Этот чертов бал в Балморале[66] вымотал у меня все нервы. Тетушка
очередной раз попыталась подобрать мне «достойную пару», так что весь
вечер пришлось «sich winden wie ein Aal»[67]. Поэтому, когда всё
закончилось, я была так раздражена и напряжена, что для того чтобы
уснуть, мне требовалось нечто большее, чем ночь и постель. И я стала
думать о тебе…
Алекс замер, чувствуя, как откуда-то из той точки, где у человека
расположено сердце, на него стала накатываться какая-то непонятная,
теплая волна.
– …вспоминать наше путешествие, твою улыбку, истории, которые ты
мне рассказывал, твои шутки… и вот тогда меня будто прострелило! –
Эрика подняла голову и заглянула Алексу в глаза. – Понимаешь, всё
сошлось – Англия, Балморал, бал и эти напыщенные рожи. И до меня вдруг
дошло, что ты почему-то и к подавальщицам в трактирах, и к семье
дядюшки, во дворце которого мы ночевали, ну Шлайсхайм, помнишь?
Алекс молча кивнул.
– Ну вот, и к тетушке относишься как… как… как… ну-у как те же
англичане к каким-нибудь индусам! Нет, они вполне различают, кто раб, а
кто махараджа, отдают должное таланту искусного ювелира или, там,
резчика по камню, воина или полководца, более того, благодаря
воспитанию они с ними вполне себе вежливы, но-о-о… для них они все –
дикари и варвары! – глаза девушки полыхнули, после чего она обвиняюще
ткнула Алекса пальчиком в грудь и грозно произнесла: – Признавайся – ты
шпион дроу!
Парень несколько мгновений ошеломленно пялился на это голенькое
гневное чудо, а затем громко расхохотался. Эрика некоторое время
смотрела на него крайне лукавым взглядом, а затем вдруг резко ухватила
его за-а-а-а… ну короче, заставила его поперхнуться и замолкнуть.
– А что это у нас тут такое, господин До'Урден, – хищно проворковала
проказница, – не объясните?
Алекс слегка покраснел.
– Хм, поскольку вы мне не ответили, а предмет моего интереса явно
неординарен, я думаю, необходимо немедленно произвести его самое
тщательное исследование, – взгляд девушки стал немного шалым. – Ита-а-
ак… он, несомненно, тверд, горяч, имеет цилиндрическую форму, и-и-и… я
думаю, его непременно следует исследовать на вкус. Не так ли, господин
дроу? – Эрика хищно усмехнулась и, гибко извернувшись, медленно
опустила голову…
Из спальни они выползли только вечером следующего дня. Вернее,
Алекс пару раз покидал это помещение – часа в три ночи и где-то в
одиннадцать утра. Поскольку с таким расходом энергии у них регулярно
просыпался жуткий голод и он, по-мужски, взвалил на свои плечи задачу
его утоления. Ну там копье, мамонт, шкуры… Слава богу, мудрый Зорге,
похоже, вполне просчитал данную ситуацию. Поэтому в первую вылазку
Алексу не пришлось делать ничего, кроме как подхватить стоявший на
кухонном столе поднос с уже приготовленной едой, накрытый легким
льняным полотенцем, и притащить его в-в-в… ну, скажем так, семейную
пещеру. Во второй раз пришлось потрудиться немного больше, нарезав
хлеб, ветчину и сыр и выбрав новую бутылку в винном шкафу… Но
окончательно свою семейную «берлогу» они покинули именно вечером
следующего дня, и всё равно в страшно голодном состоянии.
Зорге, встретивший их на пороге столовой, едва заметно усмехнулся и
подчеркнуто безразличным тоном поинтересовался:
– Ужин?
– О, да! – воскликнула Эрика. – Кажется, я готова съесть жареного
слона!
– К сожалению, данной дичи я вам предложить не могу, – невозмутимо
отозвался Рихард. – Она не слишком распространена в окрестных лесах, а
господин До'Урден не сделал предварительного заказа… Так что, к моему
крайнему огорчению, я могу предложить вам только оленину,
фаршированных фазанов, форель и медальоны из телятины, – Зорге сделал
паузу, а затем почтительно уточнил: – Мне готовить жареного слона к
следующему приему пищи?
Следующие несколько мгновений Алекс откровенно наслаждался
совершенно обалделым выражением на личике Эрики, а затем не выдержал
и расхохотался…
Следующие несколько дней прошли в каком-то счастливом мареве.
Они занимались любовью, в промежутках разговаривая на множество тем.
Эрика, как выяснилось, вполне уверенно владела карандашом и кистью, так
что уговорила его попозировать ей. Несколько раз они выбирались
побродить по лесу, но, к сожалению, сентябрь в горной Швейцарии в этом
времени отличался довольно переменчивой погодой. Так что после того,
как они в третий раз попали под неожиданный дождь, было решено больше
не рисковать. Алекс реально потерял счет часам и дням, наслаждаясь
буквально каждым мигом происходящего… Но всему когда-нибудь
приходит свой конец.
– Через три дня мне нужно будет уехать, – сообщила ему Эрика, когда
они очередной раз отдыхали, лежа на мокрых и скомканных простынях.
Алекс замер. Чё-ё-ёрт… Он специально не поднимал этой темы. Не задавал
вопросов. Не пытался выяснить этого даже косвенно. Ему подсознательно
казалось, что если её не касаться – их счастье никогда не закончится. Типа
они просто вот так, чудесным образом, выпадут из внешнего мира и как-то,
так сказать, «закуклятся» в своем собственном. Маленьком, уютном и
просто переполненном счастьем…
– Понятно, – потерянно произнес Алекс. Девушка повернулась к нему,
улыбнулась и чуть вытянув губы едва ощутимо прикоснулась ими к его
векам.
– Любимый мой, счастье не может длиться вечно. Мы с тобой и так
урвали для себя очень большой кусочек. Наступает пора возвращаться в
обычную жизнь…
– Зачем? – угрюмо спросил парень.
– В смысле? – удивилась Эрика. – Что ты имеешь в виду?
– Ровно то, что сказал. Зачем тебе возвращаться куда-то ещё, если тебе
хорошо здесь?
На этот раз девушка долго молчала, прежде чем ответить. Минуты три.
И когда напряжение в комнате стало едва ли не осязаемо, тихо заговорила:
– Я выросла в счастливой семье. Моя мать искренне любит отца и
смогла занять в его сердце подобающее ей место. Хотя познакомились они
уже на свадьбе. Женой папы должна была стать старшая сестра мамы. Они
были помолвлены с детства. Брак был политический и для обеих семей
очень важный. Но за полгода до свадьбы мамина сестра умерла от
туберкулёза. Это сейчас в Красной России появилось лекарство, которое,
как говорят, справляется с этой болезнью едва ли не мановением руки[68], а
тогда от неё спасенья не было. Однако, поскольку этот брак был очень
важен для двух семей, папе подобрали другую невесту. Ею и стала моя
мама, – она сделала короткую паузу, потерлась щекой о его плечо и
продолжила: – Алекс, я выросла в очень счастливой семье. У меня с
детства было всё, чтобы расти и развиваться, – любящие родители, теплый
и уютный дом, хорошая одежда, вкусная еда, лучшие учителя, породистые
лошади для занятий паркуром, лучшие кисти, краски и холсты, чтобы
учиться рисовать. Но с самого раннего детства мама всегда говорила мне,
что всё это – в кредит. В мире очень много людей, у которых нет и сотой
части того, что имею я, но всё это предоставлено мне только потому, что
потом, когда от меня потребуется, я должна буду сковать сердце долгом, –
Эрика как-то по-особенному произнесла эти три слова, – и стать женой
того, кого изберет моя семья. Для того чтобы стало лучше и моим родным,
и всем, кто живет на нашей земле. Неужели ты предлагаешь мне наплевать
на этот долг и жить исключительно для себя. Разве так можно?
Алекс замер. Чёрт! Ну да-а-а… он вырос в той среде и в том времени,
когда именно так было не только можно, но и нужно. Только так! Какие
долги́, бро? Ты – свободный человек и никому ничем не обязан. Никому!
Совсем. Потому как главное – свобода! Твоя. И плевать на всех. Ты –
личность, целый мир, вселенная, и тебя нельзя ограничивать. Ты должен
развиваться свободно. А в слове «долг» явно есть что-то рабское,
зависимое, и вообще, когда это ты успел кому-то задолжать, а? Ты никогда
и ничего ни у кого не занимал, не так ли? Ты вообще появился из воздуха,
рос на Луне, питался светом и какал бабочками. И потому, наоборот, тебе
все обязаны. А всё, что ты, такой неординарный, талантливый и свободный,
соизволишь-таки сделать для других должно железно оплачиваться звонкой
монетой и по самому высшему курсу! И никак иначе. Остальное – рабство
и отстой!
– Кхм… Эрика, а как же я? – хрипло просипел Алекс.
– Я тебя люблю, – тихо ответила девушка. – Это так. Но я не могу
пренебречь долгом, – она вздохнула и жалобно прошептала: – Давай не
будем говорить об этом. Это так меня мучает. Просто будем счастливы
здесь и сейчас, хорошо?
Алекс сглотнул комок, застрявший у него в горле, и сипло произнес:
– Дха…
Этот разговор что-то надломил в их отношениях. Нет, они продолжали
всё так же гулять и заниматься любовью, но то состояние незамутненного
счастья, которое как Алекс, так и, как ему хотелось думать, Эрика
испытывали раньше, куда-то исчезло. Зато появился какой-то надрыв,
который они пытались хоть как-то замаскировать постельным
неистовством. Алекс, казалось, задался целью доказать, что Эрике никогда
и ни с кем не будет лучше, чем с ним. Он, как в том фильме со
Шварцнеггером, «вспомнил всё». Даже то, чего никогда и ни с кем в
постели не делал. Эрика изжевала зубами несколько наволочек, разодрала
парочку простыней, но раз за разом не удерживалась и оглашала спальню
диким животным криком… Впрочем, она оказалась великолепной
ученицей. Так что и Алекс, раз за разом, рычал диким зверем объявляя
всем, что очередной раз достиг высшего пика… Но счастья в этом, увы,
уже не было. Лишь страсть и-и-и… горечь. Во всяком случае, со стороны
парня.
В последний вечер перед отъездом девушки он попытался ещё раз
поговорить с Эрикой.
– Послушай, долг, это, конечно важно, но подумай вот о чем. Твоя мать
выходила замуж за твоего отца в те времена, когда ваша семья… м-м-м…
скажем так, несла бремя ответственности за людей и землю, которой она
правила. Реально правила. То есть могла, там, издавать законы, отдавать
приказы, и потому личные и родовые связи с разными правящими семьями
были действительно важны и нужны. Но сейчас-то всё по-другому!
– В смысле? – удивилась девушка. – Что ты имеешь в виду?
– Ну, аристократия же больше в Германии и Австрии ничем не правит.
Всё. Монархии нет.
Девушка несколько мгновений удивленно смотрела на парня, а потом
тихонько рассмеялась.
– Нет, Алекс, ты точно дроу. При чем здесь форма?
– В смысле, какая форма? – не понял парень. Девушка окинула его
насмешливым взглядом, а потом негромко произнесла:
– У-у-у, как всё запущено… Ладно, начнем с самого начала. Любимый,
скажи мне, а что такое в твоем понимании власть?
Только через три часа, после того как утомившаяся после долгой
лекции и последовавшего затем бурного вознаграждения голенького
лектора Эрика тихонько заснула у него на груди, Алекс сумел слегка
привести в порядок мозги, буквально вскипевшие после того, что
рассказала ему девушка.
Он всегда считал себя демократом. Ведь это же самый правильный и
честный вид политического устройства государства, при котором все люди
равны и могут сами разумно и правильно решать свою собственную
судьбу… Нет, идиотом он не был. И прекрасно видел, что из себя
представляет на самом деле то, что называется демократией в его мире. Но
это ж просто пока… Просто люди ещё не доросли, одержимы страстями, их
дурят плохие вожди и продажные политики. А вот когда они исчезнут… ну
куда-нибудь… сами собой… ну как это поется в гимне Украины – «как роса
на солнце»… вот тогда-то и наступит та самая настоящая, правильная
демократия. Так что когда Эрика ехидно прищурилась и спросила, а почему
тогда за те две с половиной тысячи лет, прошедшие со времен Платона[69],
этого таки не произошло, и сколько ещё, по его мнению, осталось времени
до того, когда, наконец, случится то, на что он так надеется, – ответить ему
оказалось нечего. Тем более что он точно знал, что вполне, на её
собственный взгляд, риторическое предположение девушки о том, что
«даже через сто лет и, не дай бог, ещё одну мировую войну ничего всё
равно не изменится», было убийственно точным. Уж кто-кто, а он-то знал
это наверняка! Ну а потом пошла конкретика… И сейчас он лежал и
вспоминал, что и сам когда-то читал о чем-то подобном. Ну, когда ещё был
тем веселым и беззаботным молодым парнем, у которого в жизни не было
почти никаких забот, кроме того, как познакомиться с девушкой и
побыстрее закруглить неприятный ему разговор с мамой. И поэтому у него
было полно времени на то, чтобы лазать по Интернету и читать всякую
белиберду, не относящуюся напрямую к технологии разложения
полипептидов или режимов обработки поверхностей зеркала орудийных
затворов. Вот тогда он как-то и вычитал, что среди американских
президентов тридцать процентов являются теми или иными
родственниками друг друга. Нет, такие случаи, когда президентами
становились отец и сын или, там, когда едва не случилось, что сначала в
этом кресле посидел муж, а потом его начали усиленно подпихивать под
его жену, случались редко. Но вот те или иные родственные связи весь этот
слой просто пронизывали. Более того, если взять всю американскую
верхушку, то есть конгрессменов, сенаторов, судей Верховного суда,
министров, губернаторов и прокуроров вкупе, то там эта цифра
родственников вообще доходила до семидесяти или восьмидесяти
процентов. Точную цифру он не помнил… Не все они были именно
кровными родственниками. Многие, как, например, тот же Арнольд
Шварценеггер, который вошел в клан Кеннеди, женившись на родной
племяннице Джона Кеннеди – Марии Шрайвер, попали в правящие кланы
США через браки. Но – родственниками. Ибо только вхождение в клан
гарантировало вхождение во власть. Шварценеггер это прекрасно понимал.
Не войди он в клан – хрен бы ему что обломилось, несмотря на всю его
популярность! И то, что он почти сразу после окончания своей
политической карьеры развелся с «любимой супругой», пусть и косвенно,
но очень весомо подтверждало все эти мысли… А как вам такой факт, что
начиная со Средних веков список тысячи самых могущественных и
влиятельных семей Европы обновился всего лишь на тридцать процентов?
То есть более двух третей подобных семей сохраняли свое могущество на
протяжении пятисот лет. Несмотря на все войны, бунты и революции! Так
что, похоже, если покопаться в родственных связях современных
премьеров, канцлеров и президентов, то даже у самых «демократичных» из
них где-то там, в тайной глубине, точно отыщется какой-нибудь дядюшка,
дедушка или свёкор двоюродной сестры жены троюродного брата, через
которого все они окажутся связаны с той самой тысячей… А от рассказа
Эрики о том, как из демократических Афин был изгнан герой Саламина и
спаситель Греции от персидского нашествия Фемистокл[70], на Алекса прям
его временем повеяло. Как, блин, всё знакомо! А ведь это случилось две с
половиной тысячи лет назад. Две. С половиной. Тысячи. Лет. Назад! Это
что же, значит, Эрика права и всякий там черный пиар, манипулирование и
закулисная борьба элитных группировок с массовым подкупом избирателей
– неотъемлемая черта демократии? А сама демократия – это никакое не
народовластие, а всего лишь один из «стандартных» механизмов
осуществления власти всё той же элитой? Наряду со всякой там монархией,
олигархией и иже с ними. Не точно такой же, как они, нет, но один из… Ну,
типа, как всякие пятерка «БМВ», «Мерседес» Е-класса и «Ауди А6»,
конечно, отличаются всякими там «уникальными наборами опций» и
«эксклюзивным дизайном», но, по сути, являются типичными седанами
немецкой «большой тройки». И их предназначение заключается в том,
чтобы с комфортом доставить жопу своего обеспеченного владельца из
одной географической точки в другую. То есть никакой принципиальной
разницы… Иначе почему все эти системы регулярно меняют друг друга на
протяжении двух с половиной тысяч лет? А реально, скорее всего, и куда
более. Иначе почему народ, первым «доросший», как это пафосно
утверждалось в его изначальной реальности, до демократии, не вцеплялся
обеими руками и ногами в неё, такую правильную и хорошую, а раз за
разом «ввергал себя во тьму» монархий, олигархий и так далее?
Заснул он уже под утро. А утром Эрика уехала…
Глава 9
Алекс толкнул дверь и вошел внутрь кнайпы. После улицы в зале было
темновато, но почти пусто. Так что герра Циммермана он обнаружил сразу.
Тот сидел в дальнем углу, за небольшим столиком, лицом к стене, сгорбив
спину и опустив плечи. На столе перед ним лежала шляпа, отсутствие
которой на её законном месте открыло окружающим всё так же коротко
стриженные, но ставшие уже совершенно седыми волосы. Да уж, за
прошедшие с момента их расставания три с половиной года старый
адвокат, похоже, изрядно сдал. Парень почувствовал, как у него запершило
в горле. Ему в жизни встретилось не так уж много людей, к которым он
испытывал теплую душевную привязанность, и герр Циммерман был из их
числа… Поэтому он не стал сразу подходить к его столику, а устроился за
соседний, буркнув подскочившему подавальщику:
– Кружку Klosterbräu[71], – для разговора нужно было успокоиться.
В этой кнайпе он появился не случайно. Ещё когда Алекс планировал
свой переход в прошлое, то составил некий план того, что ему в этом самом
прошлом нужно сделать, чтобы устранить «косяки» и ошибки,
доставившие в покидаемом им будущем столько неприятностей. Дело было
в том, что идея с «гибелью во время пожара», добившись главной цели –
«обрубить хвосты», убрав, так сказать, с «доски истории» такую фигуру,
как «герр Хубер», создала и целый сонм проблем. И как раз вследствие них
у него, в покинутом им будущем, во многом и возникли все неприятности,
связанные с доступом к некоторым счетам, на которых хранилась весьма
существенная часть его денег. Но время заняться устранением этих
трудностей у Алекса появилось только сейчас. Да и желание этим
заниматься тоже, если честно. Потому что ещё месяц назад Алекс был
совсем не уверен в том, что вернётся в будущее. Несмотря на то, что
подобное решение сулило ему большие проблемы. Да и вообще не до того
ему было… Но в настоящий момент подобная уверенность у него уже
появилась. Ну после того разговора с Эрикой… Вследствие чего он
наконец-таки и собрался вплотную заняться решением всех имеющихся
проблем. В чём ему и должен был помочь герр Циммерман…
Уполовинив кружку и немного успокоившись, Алекс поднялся и,
подойдя к столику, за которым сидел герр Циммерман, негромко спросил:
– Можно присесть, старина?
Старый адвокат поднял на него тяжелый взгляд и несколько мгновений
удивленно разглядывал незнакомца, затем недоуменно покосился на почти
пустой зал, после чего пожал плечами и буркнул:
– Я не купил этот стол.
Алекс присел, отхлебнул из кружки и негромко произнес:
– Тяжелые времена…
Владелец адвокатского бюро «Мориц Циммерман и партнеры» утрюмо
покосился на него. Эх, что этот совсем ещё молодой (ну, по сравнению с
ним) человек может знать про тяжелые времена? Вот его поколению они
достались по полной. Несмотря на то что Швейцария не участвовала в
Великой войне[72], ужасы, творившиеся во время её, потрясли самые
основы человеческого сознания во всей Европе. Чудовищные мясорубки
Вердена и Соммы, в которых, будто в чудовищных гекатомбах,
перемалывалось по четыре-пять тысяч жизней в день! А ведь они тянулись
неделями… Боевые газы, после которых даже выжившие выглядят
выходцами из ада – с выжженными глазами, кровавыми язвами,
превращающими лицо в маску из голого мяса, и хрипящими звуками,
исторгаемыми из сожжённых легких. Смерть с небес, обрушивавшаяся на
мирно спящие города из чудовищных утроб огромных небесных Всадников
апокалипсиса под названием «дирижабли». Вследствие чего теперь ни
один, даже самый далекий от театра военных действий уголок даже самой
большой европейской страны не мог считать себя в безопасности… Да и у
многих швейцарцев были друзья, родственники и знакомые как в Германии
и Австро-Венгрии, так и во Франции и Италии. И многие из них не
пережили этой чудовищной бойни. Да и кое-кто из швейцарцев успел и
повоевать, вступив волонтером в одну из воюющих армий… Старик
вздохнул. Сидящий перед ним неожиданный собеседник явно не воевал.
Слишком молод. И потому осознать всю чудовищность того, что творилось,
вряд ли способен. Юность – наивна и гибка. Так что даже попытайся он
ему что-то объяснить, из этого, скорее всего, ничего не получится. Потому
что юность воспринимает даже самое страшное и ужасное, но творящееся
где-то далеко и давно, а не рядом с ним, ну, или, во дворе либо на соседней
улице, всего лишь как очередную страшную, но увлекательную сказку,
наподобие тех, что ещё совсем недавно, несколько лет назад, читала мама,
укладывая спать…
– Один мой друг, – негромко продолжил Алекс, – человек, у которого я
очень многому научился, за что ему безмерно благодарен, как-то сказал
мне: «Будущее – темно, и хорошего в нем будет мало. Мир меняется и в
худшую сторону. Ну, кто ещё десять лет назад мог представить себе
отравляющие газы и дирижабли, заваливающие бомбами мирные города?»
– он замолчал, поднял кружку и, демонстративно не торопясь, сделал из
неё большой глоток, после чего поставил кружку на стол и с легкой
улыбкой окинул взглядом… м-м-м… вероятно, открывшаяся ему карти…
то есть скульптура была лучшим претендентом на победу в номинации
«Полное охренение».
– Гхы… – первый звук герр Циммерман сумел выдавить из себя спустя
долгие десять секунд: – Гхырр… Кхым… – Он схватился за свою кружку,
как утопающий за соломинку, и сделал большой глоток, после чего шумно
выдохнул и изумленно прошептал: – Герр Хубер, это вы?
– Я, старина, я, – улыбнулся Алекс и, отсалютовав ему своей кружкой,
добавил: – Но теперь меня зовут герр До'Урден.
– Кхм… – старый адвокат шумно вздохнул, после чего прочувственно
произнес: – А я знал, верил! Я вот как чувствовал, что вы живы. Поэтому и
не стал инициировать аннулирование патентов… – и тут же поспешно
добавил: – В конце концов, о факте вашей смерти меня никто официально
не уведомлял.
Алекс улыбнулся и кивнул, подозревая, впрочем, что нежелание герра
Циммермана аннулировать его патенты вызвано не столько выказанной
уверенностью в том, что он не погиб, сколько тем процентом, который
адвокатское бюро «Мориц Циммерман и партнеры» получало с каждого
поступившего на его счёт платежа. Тем более что в последнее время эти
суммы совершенно точно начали расти. Вследствие того, что именно в
последние год-полтора в строй начали вступать очередные предприятия,
построенные по запатентованным Алексом технологиям…
– Я понимаю, старина, – парень слегка наклонился вперед и похлопал
старого адвоката по плечу. – Успокойтесь. Я – жив, так что вы всё делали
правильно.
Спустя ещё пять минут герр Циммерман сумел-таки взять себя в руки
и успокоиться настолько, чтобы перейти к деловым вопросам.
– То есть теперь вы можете не опасаться тех отвратительных людей,
которые так упорно преследовали вас после того происшествия с этим
эмигрантом из России? – деловито уточнил и, дождавшись от Алекса
утвердительного кивка, продолжил: – И, я надеюсь, вы заранее озаботились
получением всех необходимых документов, которые удостоверяют ваше
право на владение патентами.
– А вот здесь есть некоторые проблемы, старина, – вполне естественно
скривился Алекс. Потому что далее пошла чистая игра. Ибо ничем
подобным он ни хрена не озаботился. Потому что не собирался
возвращаться… Нет, кое-что за прошедшее время сделать удалось. Пока он
активничал в СССР, Зорге (ну, или, скорее всего, ИНО) поднял связи и
сумел найти нужных людей, способных изготовить вполне достоверно
выглядящие фальшивки. Впрочем, судя по всему, это было не так уж и
сложно. В конце концов, Швейцария ещё до революции стала настоящей
Меккой для эмигрировавших из Российской империи революционеров.
Недаром именно эта страна стала отправной точкой того самого
«пломбированного вагона»[73], в котором весной семнадцатого полторы
сотни политэмигрантов во главе с самим Владимиром Лениным
отправились прямо через воюющую с Россией Германию устраивать в
своей сражающейся стране социалистическую революцию. Так что связи
здесь у большевиков точно имелись. И нужные люди нашлись… Вот только
эти документы были именно «вполне достоверно выглядящими». И не
более. Потому что ни по каким учётам они, увы, не проходили. И внести их
туда не было никакой возможности. Ибо оформлены они должны были
быть ещё до дня зафиксированной смерти правообладателя. А с того
момента прошло уже слишком много времени, чтобы шансы влезть в
архивные записи выглядели сколько-нибудь реальными.
– Вот как? – старый адвокат мгновенно подобрался, а его взгляд
сделался колюче-недоверчивым. – И какие же?
– Понимаете, старина, – вздохнул Алекс, – в тот день меня снова
попытались убить, это произошло…
Врал он вдохновенно. Нет, не наобум. Легенда была тщательно
разработана и обкатана с помощью Зорге и-и-и… скорее всего, далеко не
его одного. Во всяком случае, парень сильно сомневался в том, что столь
многоходовую комбинацию его, фигурально выражаясь, столь глубокого
внедрения в, так сказать, юридическую ткань текущей реальности, которую
Рихард ему изложил, немец разработал в одиночку. За предложенным
планом сразу чувствовался как минимум опыт долгой подпольной работы и
тщательного планирования. А может, и вообще многолетней деятельности
на ниве разведки. Алекс когда-то читал, что на сторону большевиков во
время революции перешло много народу из числа тех, кто занимался этим в
русской армии. Вроде даже какой-то генерал был… Так почему бы им не
приложить к этому руку? В конце концов, задачи типа «внедриться» и
«получить доступ к документам» для разведки вполне типичны и
совершенно никак не связаны ни с какой фантастикой типа портала в
будущее.
– Хм… вы мне рассказали весьма увлекательную историю, герр Ху-у-
м… До'Урден, – старый адвокат усмехнулся. – Прям повеяло теми
забавными историями о вашей жизни с той вдовушкой во Фрибуре. Как
там, то бишь, её звали?
– Мадемуазель Фавр, – усмехнулся Алекс. – И это было в Базеле. Да и
рассказывал я вам не так уж и много. И совсем неинтересно. Вы просто
деликатно поинтересовались, почему я такой измученный, вот я вам и
поплакался. Потому что находился уже на грани истерики.
– Кхм… да-да, точно, – герр Циммерман слегка смутился. –
Припоминаю, – он помолчал ещё некоторое время, а потом вздохнул: – И
всё равно, исходя из изложенного, я ничем не смогу вам помочь. Я просто
обязан дать запрос…
– Старина, – Алекс протянул руку и, накрыв ею лежащую на столе
ладонь старого адвоката, слегка сжал её. – Я всё понимаю. И свою
глупость, и вашу честность, и профессиональные требования, но, чёрт
возьми, есть же ещё и логика и простая человеческая порядочность! Это же
мои патенты! Моя собственность… – ну-у-у, по большому счету это было
не так. Практически всё, что парень записал на своё имя, было когда-то, в
другой реальности, открыто совершенно другими людьми. Но в рамках той
правды, которую знал герр Циммерман, дела обстояли именно так. Правд
же всегда много. Это истина одна. Но она – категория Бога, и человеком
непознаваема по определению… И вот в рамках известной старому
адвокату и принадлежащей текущей реальности правды именно Алекс
являлся владельцем всех тех патентов, к оформлению которых и
приложило руку адвокатское бюро «Мориц Циммерман и партнеры».
– Да, но… – несколько растерянно начал тот. Однако Алекс не дал ему
продолжить.
– Послушайте, Мориц, друг мой… надеюсь, я могу вас так называть, а
если я предоставлю вам ещё одно и очень веское доказательство того, что я
и есть тот самый герр Хубер, которого вы так хорошо знали? В таком
случае вы поможете мне?
Герр Циммерман на мгновение задумался, а затем раскрыл рот,
собираясь что-то сказать, но Алекс, повинуясь странному наитию, прервал
его, выкатив несколько неожиданный даже для самого себя аргумент:
– Вспомните, именно люди, которые предпочли законность истине, и
распяли Христа.
После этих слов герр Циммерман, похоже, всё-таки собиравшийся
отказаться от озвученного парнем предложения, замер, потом прикрыл рот
и нахмурился, затем задумчиво потер подбородок, покосился на Алекса,
снова потер подбородок, а затем решительно хлопнул ладонью по столу.
– Вы правы, герр… х-х-м… До'Урден, – он слегка смутился и
пробормотал: – Извините, пока не привык… – после чего продолжил уже
твердо: – Вы – правы. Господь велел нам стремиться к истине, а не
скрываться от своей ответственности за принятыми самими людьми
законами и установлениями. Так что если вы предоставите мне очень
веское доказательство того, что вы именно герр Хубер, хотя особых
сомнений в этом у меня уже нет, но пусть будет так… так вот, я пойду на
преступление и помогу вам!
– Ну, я бы этого так не назыв… – поспешно начал Алекс, но старый
адвокат прервал его, сурово заявив:
– Позволить уж мне самому решать, как правильно назвать то, что я
собираюсь сделать… – несколько пафосно, но твердо заявил старый
адвокат. И по этой реакции парень понял, что не стоит становиться на пути
у охватившего того приступа самоуничижения, а посему лишь молча
склонил голову. После чего владелец адвокатского бюро «Мориц
Циммерман и партнеры» торжественно закончил:
– Ведь именно мне отвечать перед Господом за свои деяния, – и
горделиво уставился на Алекса.
– Хорошо, герр Циммерман, я понял, – уважительно произнёс
парень. – Извините. Что же касается доказательства… вы сможете оставить
свою практику на срок от недели до десяти дней?
– Хм… – герр Циммерман задумался. – Сейчас нет. Для этого нужно
кое-что предпринять и раскидать текущие дела на младших партнеров. Да и
это сделать можно будет не ранее чем через месяц. На следующей неделе у
меня важное слушанье в суде и через три недели ещё одно… Как я понял,
нам с вами нужно будет куда-то съездить?
– Да, – кивнул Алекс, – не очень далеко. В Андорру.
Каждая профессия накладывает на человека свой неизгладимый
отпечаток. Это называется профессиональной деформацией. У опытного
врача при взгляде на красивую девушку может промелькнуть мысль: «А
под глазами опухлости, почки шалят…», архитектор, рассматривая
изумительный по красоте средневековый собор хмурится, думая:
«Конрфорсы поплыли и углы уже не симметричны, блин, куда архнадзор
смотрит?», опытный водитель, усаживаясь в автобус, цокает языком:
«Баллоны пневмоподвески – того, на последнем издыхании», и ничего
плохого в этом нет. Потому что все мы видим мир через призму
собственного жизненного опыта. Просто не замечая этого… И план,
которому парень следовал в настоящий момент, был составлен с учётом
того, что для проработавшего всю жизнь адвокатом герра Циммермана
самым достоверным доказательством на подсознательном уровне будет
считаться правильно юридически оформленный документ.
– Хм, хотел бы я знать, что тогда для вас далеко… – усмехнулся
старый адвокат.
– Герр Циммерман, я же приехал из САСШ, – широко улыбнулся
Алекс, прекрасно понявший, что старик не упустил возможности
очередной раз «проверить» собеседника. Тот усмехнулся и, подтверждая
это понимание, заявил тоном, весьма далеким от смущения:
– Ах да, простите, запамятовал…
До Андорры они добрались только в начале ноября, сначала доехав
дневным поездом до Лиона, затем пересев на ночной поезд до Тулузы, в
которой Алекс нанял таксомотор, на каковом они с герром Циммерманом
почти три дня трюхали до Андорры-ла-Велья. Несмотря на то, что до неё
от Тулузы было в два с половиной раза ближе, чем до Тулузы же от Лиона.
Ну такие тут пока были дороги. И автомобили… Впрочем, это время
прошло не зря. Они провели это время в беседах и воспоминаниях. Так что
к тому моменту, когда старенький «Рено», натужно ревя мотором, начал
взбираться по горной дороге к перевалу д'Энвалира, старый адвокат уже
окончательно уверился: рядом с ним на заднем диване автомобиля сидит
именно его старый знакомый герр Хубер. Вследствие чего справку,
выданную банком Banc Sabadell Credit Andorra[74] и увенчанную
заслуживающими уважение печатями и всем набором соответствующих
подписей, подтверждающую то, что данный счет открыт был именно
герром Хубером и что его нынешний пользователь владеет им совершенно
законно, герр Циммерман принял с достоинством, но при этом всем своим
видом подчеркивая, что для него это уже простая формальность…
По возвращении из Андорры Алекса ждал сюрприз. Зорге, заранее
предупрежденный телеграммой, встретил его на автомобиле, на вокзале в
Люцерне. Перехватив у Алекса его роскошный, винтажный, дорожный
саквояж из шикарной телячьей кожи с массивными бронзовыми
застежками, он вежливо поприветствовал Алекса:
– Рад видеть вас в добром здравии, господин До'Урден. Всё прошло
хорошо?
– Да, спасибо, Рихард, всё отлично.
– Рад за вас, – коротко кивнул Зорге и молча протянул ему бланк
телеграммы. В которой было всего пять слов: «Буду через четыре дня.
Эрика».
– Когда пришла телеграмма? – взволнованно уточнил Алекс,
почувствовав, как у него мгновенно пересохло во рту.
– Позавчера, – коротко отозвался тот. Алекс нервно потер лоб. За
полтора месяца, прошедшие после отъезда Эрики, он много думал об их
взаимоотношениях и пришёл к выводу, что народная мудрость насчет того,
что всё, что ни случается, – к лучшему, имеет глубокий смысл. Сами
посудите – даже если бы у них всё было хорошо и их будущее казалось
совершенно безоблачным, через четыре месяца ему по-любому придется
уйти в будущее. Ну вот как ни крути… Сталин и компания совершенно
точно не дадут ему жить спокойно. А как иначе-то, имея в руках такую
«золотую палочку», как он? Вон уже у них какой пухлый пакет пожеланий
и просьб накопился. А ведь основной поток пойдёт перед самым
переходом… Правда, эффективность работы этой самой «палочки», судя по
уже случившимся косякам и пролётам, пока ниже всякого разумного
предела, но даже и при таком низком уровне нельзя отрицать, что
нынешний СССР по сравнению не только с любой из прошлых
реальностей, но даже и с его изначальной прибавил очень заметно. И это
пока. По окончании первой пятилетки прибавка станет ещё более
существенной. Как вам, например, такой «довесочек» – почти шесть
дополнительных миллионов тонн стали, которые СССР получит до тысяча
девятьсот сорок первого года? Да на весь флот, буде он, естественно,
окажется построен именно в тех объемах, каковые были запланированы в
тех предложениях, которые он привез, нужно максимум миллион тонн! Так
что остальные пять с половиной уйдут на танки, артиллерию, авиа… хм…
чего это он в милитаризм ударился? То есть в первую очередь, конечно, на
автомобили, мосты, паровозы, крекинговые колонны, турбины
электростанций и всё такое прочее. А вооружение… ну, на вооружение
тоже хватит… Так вот, возвращаясь к нашим баранам, Сталин ему
сачковать не даст. Не мытьем так катаньем, но заставит пахать на себя,
любимого, и на весь Советский Союз в целом. И лучше ему продолжать это
делать добровольно, чем начинать кочевряжиться, после чего получить по
мозгам и всё равно этим заняться. А возвращаться ему всё равно пришлось
бы. Эрика же осталась бы здесь… Так что идти в будущее ему пришлось
бы по-любому. Ну и как ему об этом рассказать Эрике? Нет, можно,
конечно, не рассказывать, но тогда как объяснить девушке, что влюбленный
в неё и, что гораздо хуже, любимый ею человек вот так взял и куда-то исчез
на год с лишним? Что она подумает? Кем будет его считать? Как
отреагирует на его внезапное появление через год? Или даже не внезапное.
Допустим, он скажет, что ему надо уехать по делам домой в Перу. А если
бы она захотела поехать с ним? Ну, там, познакомиться с его родителями,
например… А что – если у них всё нормально и дело идет к свадьбе, так
вполне вероятный вариант. И что делать? Всё рассказать? Тоже не лучший
вариант. Потому что это значит превратить Эрику в мишень. Ну вот не
верил он в то, что она сможет не выдать такую тайну ни словом, ни
жестом. Да и даже если сможет – сам факт того, что она после его
исчезновения будет вести себя спокойно, скажет всё уважаемому Иосифу
Виссарионовичу лучше любых его жалких уверений в чем бы то ни было.
Нет, оставим в стороне его, уже непонятно настоящую или мнимую
кровожадность и рассмотрим ситуацию непредвзято. Может ли Сталин,
зная всё то, что он теперь знает, – и о войне, и последующем
противостоянии и распаде страны, позволить себе оставить лицо, знающее
про портал в будущее, который даёт значимые шансы всё это изменить, без
жесткого контроля? Нет, как честный и порядочный человек оно, конечно,
понятно… но как руководитель огромной страны, потерявшей в войне с
государством, в элиту которого вот этот самый внезапно образовавшийся
носитель подобного секрета входит априори, по праву рождения, так
сказать, может? То-то и оно… А уж что будет с будущим, если Эрика, узнав
всё, решит исполнить свой долг «перед семьёй и страной», обеспечив
австрийской и немецкой элите, которая вот буквально через несколько лет,
после того самого «аншлюса»[75], кстати весьма горячо поддержанного
австрийцами, станет элитой нового единого государства под названием
Третий рейх и почти вся в будущей войне будет на стороне своего земляка
Гитлера (хотя, возможно, кто-то нехотя или, там, скрепя сердце), доступ
если не к порталу, то хотя бы к знаниям, которые хранятся в его башке, –
вообще страшно представить. Да та реальность, в которой его встретили
флаги со свастикой над швейцарскими муниципалитетами покажется
доброй детской сказкой… Так что ему не страдать, а радоваться надо тому,
что у них с ней ничего не сможет сложиться! «Прости, но продолжать
встречаться с тобой, зная, что мы всё равно никогда не сможем быть
вместе, для меня слишком тяжело» – и всё! Все проблемы решены. Но…
как-то не радовалось.
Эрика приехала около четырех часов вечера. Алекс услышал её
мотоцикл ещё на подъезде и успел спуститься из кабинета в холл. Когда
она вошла, его сердце пропустило удар, а потом бешено заколотилось.
Девушка обворожительно улыбнулась и, подбежав к нему, спрятала голову
у парня на груди и замерла… Спустя бесконечно долгие полминуты она
подняла голову и, обдав его жарким взглядом своих чудесных глаз, тихо
прошептала:
– Здравствуй, любимый. У меня есть пять дней. Ты рад?..
Пять дней пролетели как один миг. Но когда Эрика уехала, Алекс впал
в депрессию. Он не понимал, что ему нужно делать! Вернее, не так –
понимал. Мозгами. Но душа всеми силами противилась подобному
пониманию… Через два дня после её отъезда он впервые в жизни напился.
Нет, парень и раньше, бывало, позволял себе, так сказать, излишества.
Студенческая жизнь, она такая. Многогранная, так сказать. Но вот так:
вдрызг, в умат, в хлам – первый раз… А потом полночи блевал и приставал
к Зорге, рассказывая о том, как ему плохо, какая Эрика хорошая, и слезно
прося объяснить, что же ему делать. Снизошёл ли Зорге до объяснений,
Алекс не помнил, но с утра Рихард был, как обычно, безупречно выдержан,
а на прикроватном столике жертву вчерашних излишеств ждал стакан
холодной воды и таблетка фирменного байеровского аспирина[76].
Как бы там ни было, но наиболее распространенный в России способ
релаксации вполне себе сработал. Хотя, скорее, по принципу лечения
кашля слабительным. Помните такой анекдот? В котором практикант
говорит изумленному подобной «терапией» врачу: «Так сработало же! Вон,
стоит в углу – кашлянуть боится». Вот и Алексу следующие три дня было
совсем не до депрессии. Он с трудом отходил от жестокой интоксикации. А
когда отошел – то решил, что лучшее средство от подобного – работа. Тем
более что ему было чем заняться. Да и, в конце концов, если… ну, или,
вернее, когда он окончательно расстанется с… мм-м… ну-у-у… графиней
фон Даннерсберг, смысл возвращаться в прошлое у него окончательно
исчезнет. Так что надо озаботиться тем, чтобы в будущем у него более не
возникало ситуаций, когда он не смог получить доступ к своим
собственным деньгам. Или как минимум, чтобы максимально уменьшить
вероятность их возникновения. Чтобы ну вот никаких, даже самых
логичных причин отправляться в прошлое не осталось. Совсем.
Визит в Berner Kantonal bank прошёл на удивление мирно. То ли в этом
времени в банке ещё не действовали те самые «высокие корпоративные
стандарты», которые так попили ему кровь практически во всех
«будущих», в которых он успел побывать, то ли подействовало присутствие
герра Циммермана, но все изменения по счетам и новым условиям
перечислений удалось сделать быстро и без малейших проволочек.
Согласно сделанным изменениям, данный банк становился теперь уже не
основным держателем его денег, а в первую очередь агрегатором,
осуществляющим накопление указанных в новом договоре объемов
денежных средств с последующим их перечислением на счета в других
банках. Часть денег Алекс решил всё равно оставить в Швейцарии, но при
этом озаботился, чтобы будущие «высокие корпоративные стандарты»
новых банков не помешали ему получить к ним доступ. Это потребовало
разработки некоего несколько замудренного механизма, включающего в
себя участие ещё нескольких адвокатских бюро и нотариальных контор, но
зато обещало в будущем избавить парня если не от всего, то от большей
части геморроя. Обещало… поскольку, как оно там повернется на самом
деле, пока сказать было нельзя… Вследствие чего следующие полтора
месяца Алекс мотался по Европе, открывая счета, заключая договора и
оформляя у нотариусов доверенности.
А потом в его жизни снова возникла Эрика…
Это произошло сразу после Крещения[77].
За время своих путешествий парень успел всё разложить по полочкам.
Ну когда вечерами ложился в холодную кровать в номере очередного отеля
и потом часа три-четыре не мог заснуть, пытаясь разобраться с тем, что же
ему делать… Во-первых, совершенно понятно, что надо разрывать
отношения. Тем более что всё складывается одно к одному. До перехода
осталось всего ничего, так что это вскоре придется делать по-любому. И
лучше сделать это честно, а не просто трусливо сбежать в будущее. Во-
вторых, возвращаться в прошлое больше не нужно. И прагматичных
причин для этого теперь, дай бог, не будет, и на хрен ему знать, что у его
любимой совершенно другой муж, дети и вообще всё в ажуре? Ну почти…
В той-то семье, в которой она родилась и выросла, тоже, как выяснилось,
всё отнюдь не так идеально, как она рассказывала. Алекс как-то порылся в
старой светской хронике и обнаружил, что папаша Эрики оказался ещё тем
ходоком. Да и характерец у него, как писалось, также был не приведи
боже… Недаром когда Эрика рассказывала про свою семью, то очень
изящно обошла этот вопрос, заявив, что мама отца «полюбила», а вот сама
в сердце отца всего лишь «смогла занять подобающее место». Но, несмотря
на всё это, их семья, по меркам «высшего света», считалась почти
образцовой. Да и детей папаша, похоже, любил искренне… Так что
графиня фон Даннерсберг явно хорошо подготовлена к подобной
«семейной жизни». Вон как про «долг» втирала. Ну, если мыслить
логически… В конце концов, сейчас не какое-то там Средневековье. Алекс
читал, что даже всякие там великие князья ещё перед революцией вполне
себе женились на разных актрисках и разведенках и ничего, даже если и
были какие-то скандалы, потом всё равно всё с рук сходило. Или с
актрисками это какой-то английский король? Его вроде как из-за этого даже
от престола заставили отречься… М-да, похоже, кому-то сходило, а кому-то
и нет… Ладно, идём дальше – в-третьих, дураку ясно, что всё всегда в
жизни решают деньги. Алекс знал это совершенно точно. Вот за ними ещё
можно было вернуться. Но теперь-то с ними у него будет намного лучше,
чем прежде. Так что деньги есть – и всё остальное будет. И любовь, и
приключения… да и вообще, в будущем точно жить интереснее. Вот купит
он себе личный самолёт и будет летать по разным интересным местам. В то
же Перу слетает. А то вон сколько Эрике рассказывал, а сам… Так, всё,
выкинули из головы всякие эмоциональные заморочки, выкинули, я сказал!
Любовь придумали, чтобы за секс не платить. А он может и заплатить. У
него, гы-гы-гы, есть теперь чем. Благодаря всему тому, что он сделал за
последнее время, в новом будущем Алекс совершенно точно получит
доступ почти ко всем своим деньгам. Если не вообще ко всем… Тем более
что их ещё и будет куда больше, чем раньше. За время этого цикла его
пребывания в прошлом им со старым адвокатом удалось пристроить
патенты ещё нескольким фирмам, которым в другом варианте истории герр
Циммерман совершенно точно ничего продавать бы не стал. Ибо в том
положении неопределенности, которое образовалось после «гибели» герра
Хубера, старый адвокат вряд ли бы решился на что-то ещё, нежели сидеть
тихо и «стричь купоны» с уже имеющегося. Так что Алекс там, в будущем,
скорее всего, миллиардером станет. И таких баб он теперь миллион купит,
если захочет… Так что рвать, рвать отношения, однозначно!
Так что когда парень, заслышав треск мотоциклетного мотора,
спустился в холл – он был спокоен и уверен в себе. Всё обдумано, взвешено
и решено. Так что он будет холоден, логичен и непреклонен… Но едва
только в проеме открывшейся двери возник стройный девичий силуэт, как
все эти взвешенные и логичные мысли мгновенно вылетели из его головы.
И Алекс замер, а потом просто шагнул вперед и, притянув Эрику к себе,
крепко обнял…
Глава 10
– Дах-дах, дах-дах, дах-дах-дах, – последняя мишень упала, «поймав»
сразу три выстрела. Алекс зло скривился и, слегка согнув руку с
пистолетом, затвор которого встал на затворную задержку, опустил
большой палец и надавил им на кнопку фиксатора магазина. Тот с еле
слышным щелчком выпал в подставленную ладонь другой руки.
Алекс чуть повернул руку, бросил взгляд на патронник, дежурно
зафиксировав отсутствие в нём патрона или гильзы, после чего снял затвор
с затворной задержки, щелкнул предохранителем и положил пистолет на
столик. Эти три действия, совершаемые по окончании стрельбы – извлечь
магазин, осмотреть патронник и, сняв затвор с затворной задержки,
поставить оружие на предохранитель, – за последние полтора месяца стали
для него уже настолько же привычными, насколько привычной является
работа ложкой при поедании супа.
– Хм-м-м… отличный результат, – довольно произнес подошедший
инструктор. – Скажи мне кто, что ты занимаешься практической стрельбой
всего лишь полтора месяца, – не поверил бы.
– Спасибо, мастер, – коротко бросил Алекс и, подхватив магазин,
начал размеренно набивать его патронами из открытой пачки. Инструктор
ещё некоторое время постоял рядом, наблюдая за своим странным
учеником, после чего повернулся и двинулся к следующей стрелковой
позиции. Этот парень был странноватым. Явно не беден. Да что там – судя
по машине, скорее богат. Но никакой легкости и вальяжности в общении.
Скорее угрюмость. Приехал, отстрелял положенное, получил замечания,
если они появлялись, – стреляет дальше. И так почти восемь часов по
кругу. С часовым перерывом на обед, на который он отъезжал к Пабло, в
маленькую таверну «для своих», славящуюся своей бараниной. И откуда он
только о ней узнал? Короче – как к войне готовится. Но сегодня воевать
наперевес с пистолетом… Да и не воюют такие «золотые мальчики» в
первых рядах. И вообще никак не воюют! Если что – просто нанимают
профессионалов. Почему «золотые»? А как ещё назвать человека, который
приезжает в единственный в этих краях тир на «Бентли»? Да и пистолет у
него о-очень непростой. Сделан на базе классического «кольта» сорок
пятого калибра, но из совсем других материалов и с измененной формой
рукоятки, вмещающей пятнадцатизарядный магазин. Причем, благодаря
широкому использованию в конструкции титана, из которого изготовлены
ствол, рамка и некоторые другие детали, общий вес оружия в снаряженном
состоянии остался практически прежним. Индивидуальный заказ! Такая
машинка может стоить, как приличный автомобиль… И, несмотря на это,
напрочь отвергает все советы по экипировке. Ну куда это годится –
выходить на огневой рубеж в «цивильном»?! Короче, странный он какой-то.
Ладно: он платит, мы – учим. А всё остальное – побоку.
Объект же всех этих размышлений закончил набивать уже третий,
последний из опустошенных магазинов, и с легким щелчком загнал его в
рукоятку пистолета. После чего перевел взгляд на закрепленный рядом
планшет, на котором призывно горели иконки выбора программ управления
мишенной обстановки, и задумался. Снова пройти шестую программу или
рискнуть и запустить седьмую? Алекс покосился по сторонам. Стоявшие
справа и слева от него стрелки представляли из себя верх милитари-стиля.
Дорогие тактические брюки, тактические ботинки, тактические перчатки с
обрезанными пальцами, тактические очки, наушники, подвесные системы с
кобурами и держателями для магазинов. И всё это от самых дорогих и
продвинутых производителей. Алекс в своих обычных брюках, пиджаке и
накинутом сверху макинтоше выглядел здесь не просто чужаком, а полным
идиотом. Но ему было плевать. Он сюда не «релаксировать» пришел и не
тешить свое ЧСВ[78], а стать способным защитить свою семью. Для чего
требовалось научиться попадать в цель в любых условиях, а не только вот
тут – в теплом и светлом тире, в хорошей, удобной и специально
приспособленной для этого одежде и полностью здоровым и целым…
День переходов оказался богат на сюрпризы. Хотя ещё утром ничего
не предвещало подобное.
Несмотря на все свои логические рассуждения, Алекс в последний
момент струсил и так и не нашел в себе силы хоть что-то рассказать Эрике.
Вследствие чего последняя неделя перед переходом прошла для него очень
нервно. Он боялся, что появится очередной мальчишка из Унтершехена с
телеграммой, в которой будут всё те же четыре слова, боялся, что ему
придется всё-таки что-то говорить Эрике, вообще боялся посмотреть ей в
глаза. И ведь не сбежишь уже никуда! Но обошлось… За два дня до
перехода Алекс начал потихоньку успокаиваться и-и-и… усиленно
изображать подготовку к выполнению пожеланий Сталина и его команды,
которые в последний месяц пошли просто потоком. То есть принялся с
глубокомысленным видом просматривать присланные материалы, на самом
деле не особенно вникая в их суть. Зачем? Он же уже решил не
возвращаться.
Первый сюрприз случился в обед дня перехода. Алекс как раз с
аппетитом умял порцию жареной оленины под брусничным соусом, как
вдруг за окнами столовой послышался рокот мотора подъезжающего
автомобиля, а затем послышались и голоса. Алекс замер. Кого это там
принесло? И так не вовремя! Быстренько допив клюквенный морс, он
сорвал с шеи салфетку и, выскочив из столовой, сбежал по лестнице…
чтобы едва не налететь на выходящего из прихожей Фрунзе.
– М-м-э-э… – ошарашенно проблеял Алекс, – э-э-э… Михаил
Васильевич, вы?!
– Я – широко улыбнулся тот. – Вот, приехал пожелать тебе счастливого
пути. Не рад? И мы же вроде как договорились на «ты», – несмотря на
весьма заметную разницу в возрасте и положении, Фрунзе оказался весьма
лёгок в общении. И первым предложил подобное общение.
– Й-а-а… – Алекс судорожно сглотнул, потом потряс головой. – Ну-у-
у… рад… наверное. Просто не ожидал.
– Понимаю, – усмехнулся Фрунзе. – Я тоже не думал приезжать. К
сожалению, появился один вопрос, решать который без тебя мы посчитали
никак не возможным, – Фрунзе сделал паузу и кивнул подбородком на
лестницу. – Может, лучше поговорим в кабинете?
Алекс слегка вытянул голову, пытаясь рассмотреть, где там Зорге, но
Фрунзе, поняв, чем вызвано это движение, тут же пояснил:
– Рихард уехал с моими сопровождающими. Их надо разместить. Ты
же не хочешь, чтобы в твою тайну были посвящены совсем посторонние
люди? Если успеет – вернется до твоего перехода. Ну а нет – я сам тебя
провожу, – и он обезоруживающе улыбнулся.
– А-а-а… Да, тогда конечно. Идемте.
В кабинете Фрунзе устроился в кресле у камина, с удовольствием
вытянув ноги к огню. Ну да, погодка-то была та ещё. С утра было
пасмурно, а буквально за час до приезда народного комиссара СССР по
военным и морским делам зарядил дождь вперемежку со снегом. Сначала
мелкий, но к настоящему моменту заметно усилившийся.
– Я слушаю, – вежливо сообщил Алекс, устроившись в своем рабочем
кресле.
– Дело вот в чем, Саш. Ты привез нам очень большое количество
материалов. Очень важных и нужных материалов. И за это тебе огромное
спасибо. Но в связи с этим у нас народилась некоторая проблема: несмотря
на то что большая часть из них носит, так сказать, прикладной,
инженерный характер, некоторые из них вполне себе затрагивают вопросы
науки. Причем как прикладной, так и фундаментальной. Потому что, как
выяснилось, некоторые технологические приемы основаны на физике
процессов, о которой даже в фундаментальных лабораториях и институтах
ещё имеют весьма смутное представление, – Фрунзе вздохнул. – И потому
нам уже начали задавать весьма неприятные вопросы. Причем как ученые,
так и товарищи по партии.
Алекс напрягся. Бли-и-ин, началось… но затем резко успокоился. А
это должно его волновать? Да через пять-шесть часов он шагнет в портал и
навсегда забудет и об этом времени, и о любых его проблемах. Главное
сейчас – ничем не выдать, что он не собирается возвращаться…
– И что вы предлагаете в качестве решения данной проблемы? –
нейтрально поинтересовался парень.
– На самом деле предложение не слишком хорошее, – вздохнул
Фрунзе, – но другого мы не нашли, – он бросил на Алекса испытующий
взгляд, после чего продолжил: – Мы хотели бы попросить тебя дать нам
разрешение на расширение «круга посвященных» ещё на одного
человека, – нарком замолчал, воткнув в парня испытующий взгляд. Алекс
мысленно фыркнул: всего-то лишь… да хоть на десять! Этот этап его
жизни закрыт, причем окончательно и навсегда… Так что он уже открыл
рот, собираясь радостно согласиться, но затем осекся. Потому что ему
пришло в голову, что его неожиданная покладистость может насторожить
Фрунзе. Нет, сразу соглашаться нельзя. Никак.
– Мне бы этого очень не хотелось, – с нарочитым сомнением произнес
парень, после почти двухминутной паузы, во время которой он старательно
изображал напряженные размышления.
– Нам тоже, – согласно кивнул Фрунзе. – Но нам очень нужен человек,
который будет прикрывать получаемую нами от тебя информацию в, так
сказать, научной среде. То есть примет на себя большую часть вопросов от
ученых и сможет на часть из них ответить, а остальные как-то купировать.
Потому что ни у меня, ни у товарища Сталина, ни у товарища Кирова в
среде ученых нет достаточно научного авторитета. Действовать же чисто
командно-административными методами, как они именуются в твоих
материалах, – тут Фрунзе снова улыбнулся, – нам бы в этой среде не
хотелось.
– Это Сталину-то не хотелось… – усмехнулся Алекс и тут же прикусил
язык. Ну да, так и есть, придурок ты этакий. Начитался всякой мути и
забыл, что на дворе ещё начало тридцатого! И Сталин тут пока скорее
миротворец, чем кровавый маньяк. Постоянно охолаживает то Зиновьева,
то Бухарина, которые, как выяснилось, те ещё деятели. И все время
требуется кого-то арестовать, а то и расстрелять. Уж как там оно было в,
так сказать, эталонной истории, неясно, может, и совершенно не так, но
здесь и сейчас пока дело обстоит именно таким образом[79]. Да и вообще,
как там дальше повернется, ещё неясно. С Троцким-то в этом варианте
истории всё разрулилось куда как легче, чем в тех, о которых он читал. И
потому в партии нет столь сильного внутреннего противостояния, и
ставшего следствием его ожесточения. Да и безоговорочная поддержка
Сталина выжившим здесь Фрунзе точно переводит их «группу» в
супертяжеловесы. Ну нет среди военных Советской России фигуры
масштаба, сравнимого с полководцем, разгромившем и Колчака, и
Врангеля…
Фрунзе на его пассаж ничего не ответил, продолжая молча ждать
ответа. Парень выдержал ещё полминуты, после чего спросил:
– И кого вы предлагаете?
– Товарища Вавилова.
– Кхм… – Алекс аж поперхнулся. Если в тех материалах, которые он
собрал на наиболее значимые фигуры современности, Киров и Фрунзе
числились однозначными сторонниками Сталина (даже сын и дочь Фрунзе,
после его смерти, входили в близкий круг, хотя в первую очередь это была
заслуга Ворошилова, который усыновил их после смерти их бабушки), то
вот Вавилов в них однозначно идентифицировался как представитель
другого лагеря. Жертва сталинских репрессий. И тут такой пассаж…
– Вавилова?
– Да, – кивнул народный комиссар СССР по военным и морским
делам. – Хотя я понимаю твою реакцию. Мы изучили привезенные тобой
материалы. Но, можешь мне поверить, там очень многое неправда. Николая
Ивановича в руководстве страны любят и ценят. Как, кстати, судя по тем же
материалам, было и в-в-в… другом варианте истории, – эти слова Фрунзе
произнес с некоторой заминкой. – Я имею в виду, в эти же годы[80]. Что же
касается того, что произошло позже… – Фрунзе сделал короткую паузу,
после чего продолжил, – то тут во многом наша вина. Товарищ Вавилов – в
первую очередь академический ученый, а мы требовали от него
прикладных результатов. Так что нам нужно было просто более чётко
ставить ему задачи и более строго разграничивать финансирование… А
пока он – лучшая кандидатура! – убежденно произнёс Михаил Васильевич
и пояснил: – Понимаешь, Николай Иванович – наша самая большая
научная величина, причем признанная во всём мире. Ну, если выбирать из
тех, кто, скорее всего, будет сохранять дееспособность ещё более-менее
долгое время… Нет, у нас были и другие кандидаты. Но, рассмотрев их все,
мы остановились именно на Вавилове, – Фрунзе замолчал.
– А то, что он не старый товарищ с дореволюционным стажем и
опытом подпольной работы и вообще не член партии, вас не
останавливает? – подбавив в голос толику сарказма, поинтересовался
парень.
– Нас – нет, – Михаил Васильевич улыбнулся. – Мы хорошо изучили
истинную натуру товарища Вавилова и имеем все основания предполагать,
что за новые знания он душу дьяволу продаст, – тут улыбка Фрунзе стала
несколько иезуитской. – Особенно если они станут блестящим
подтверждением его собственной гениальности и помогут избежать
допущенных им в… ну-у-у… других условиях ошибок. А получить эти
знания он сможет только от… нас. Ты с ним вообще не будешь
контактировать. Никак. Более того, сейчас мы начали осуществление некой
операции прикрытия, которая поможет нам ещё больше запутать
возможных… интересантов. И для её осуществления Николай Иванович
очень в тему.
– Ну, хорошо, – как бы решаясь, кивнул Алекс, – делайте, как считаете
нужным.
Дальнейший разговор с народным комиссаром СССР по военным и
морским делам перешел уже на более близкие гостю темы. В которых
Алекс откровенно поплыл. Потому что Фрунзе начал интересоваться его
мнением по разрешению тех трудностей, которые были изложены в уже
переданных Алексу материалах. Но, блин, он-то листал их только для виду!
Ну, на хрена ему забивать себе голову всем этим, если он не собирается
возвращаться?!
Так что, когда внизу раздался звонок, Алекс обрадованно вскочил и
бросился к двери.
– Пойду – открою. Это, наверное, Рихард…

– Дах-дах, дах-дах, дах-дах, – Алекс закончил последнюю серию и


вытер пот. Получилось-таки. С третьего раза, но получилось. Что ж, он
сегодня молодец! Смог. Осилил… Правда, будет ли от его нынешних
успехов толк там, в прошлом, парень пока сказать не мог. Но лучше уж так,
чем оставаться тем же самым пентюхом, каким он был всё это время. Тем
более что шанс за год подтянуть стрельбу на вполне приличный уровень
имеется. И неплохой. А вот что касается всяких «рукомашеств-
дрыгоножеств», то тут за год особенно много не сделать…
Спустившись вниз, Алекс распахнул дверь и замер, как будто получив
под дых тяжелый удар. На пороге стояла… Эрика. Он, окаменев,
ошеломленно уставился на неё, а она горько улыбнулась и тихо спросила:
– Пустишь?
– А-а? – парень вздрогнул, сглотнул, а затем буквально отпрыгнул от
двери, освобождая проход и суетливо забормотав: – Да, конечно, входи…
Боже! Ты вся вымокла!!! – дождь за порогом лил как из ведра. Именно
поэтому он и не услышал треск её мотоцикла. – Черт! – Алекс заметался.
Всеми «бытовыми» вопросами в доме занимался Зорге, который, вот ведь
дьявол, в настоящий момент отсутствовал! И что делать? – Подожди, я
сейчас! – взревел Алекс, бросаясь вверх по лестнице. В библиотеку. Там
точно был плед. А ещё нужен горячий чай. А плита не растоплена… Чёрт,
вроде на кухне был примус. И бренди, бренди! Первое средство от
простуды… Чёрт, лучше бы горячего грога! Он влетел в библиотеку,
сграбастал плед и понесся обратно, буквально ссыпавшись вниз по
лестнице. Эрика сидела на банкетке, опустив плечи, и от её позы веяло
какой-то печалью и безнадежностью. Алекс подскочил к девушке и
растерянно замер.
– Фрау надо раздеть и растереть крепким алкоголем, – послышался
сверху уверенный голос Фрунзе[81], похоже, вышедшего из кабинета,
услышав беготню. – И побыстрее. Мы так делали в ссылке, в Иркутской
губернии, когда один из товарищей провалился под лед.
– Что? – ошалело выдавил Алекс, разворачиваясь в сторону
говорившего. Он в данный момент мало что соображал.
– Девушка промокла, – мягко произнес Михаил Васильевич, спускаясь
по лестнице. – А на улице – низкая температура и дождь со снегом, – после
чего осторожно, но уверенно отобрал у Алекса плед, который тот так и
продолжал держать в руках, и уверенно приказал: – Снимите с фрау
верхнюю одежду, потом возьмите её на руки и отнесите в спальню. Там
разденьте и разотрите. Где у вас крепкий алкоголь?
– У нас? – растерянно произнес Алекс. – Н-н-не знаю… Этим всегда
заведовал Рихард.
– Ладно, я найду, – махнул рукой Фрунзе и мягко подтолкнул Алекса в
сторону Эрики. – Действуй.
Это действие будто вывело парня из ступора. Он бросился к девушке и
принялся лихорадочно стягивать с неё мотоциклетный шлем и мокрый,
напитавшейся водой реглан…
Когда он уже занес её в спальню и аккуратно положил на кровать,
Эрика подняла на него глаза и тихо произнесла:
– Я – беременна, Алекс. Твоим ребёнком…
– Кхы… – стыдно, но это оказался единственный звук, который он
смог выдавить из себя, услышав эту неожиданную новость. Но, как тут же
выяснилось, это ещё было не всё, что ему предстояло услышать. Потому
что спустя мгновение глаза девушки внезапно наполнились слезами, и она
прошептала:
– А они хотят его убить…
Выйдя из тира, Алекс дошёл до своей машины и, откинув спинку
водительского сиденья, забросил назад сумку с плащом и пиджаком. В
столь «громоздкую» одежду он облачался только на огневом рубеже. А
причиной этому послужил давний разговор с Жаком, его слугой из
прошлого такта, коего он почитал за едва ли не самый большой авторитет в
области бодигардинга[82]. Были возможности убедиться… Так вот тот ему
как-то сказал, что настоящий телохранитель должен уметь выстрелить и
поразить цель будучи «пьян, избит, ранен и одет в touloupe[83]». А умение
стрелять в теплом тире и удобной одежде и снаряжении – это так,
баловство. Релакс и не более. Какие бы ты при этом результаты ни
показывал… К сожалению, на этот раз отыскать Жака ему так и не удалось.
Хотя Алекс очень старался. Тем более что шансы на это, как выяснилось,
были. И неплохие. Потому что неожиданно обнаружилось, что среди тех
марсельских криминальных авторитетов, через которых парень, как и в
прошлом такте, решил снова делать себе документы (поскольку именно
через них получилось быстрее и надежнее всего), существенная часть
оказалась ему вполне знакома. Что весьма ему помогло… Нет, сами они
парня не знали и не помнили. Ведь в этой реальности он только-только
появился. Пропав из неё в далеком тридцатом году… А вот Алекс знал о
них довольно много. Не всё, конечно. Вряд ли их жизнь оказалась
полностью идентичной той, что они прожили в, так сказать, прошлой
реальности. Да и не так уж и подробно он знал о ней в прошлой
реальности. Но даже знание о том, что сидящий перед ним человек вырос в
Фигерасе и очень гордится тем, что является земляком «величайшего
художника всех времен и народов»[84], а другой – ярый фанат «Марселя» и
генерала де Голля, очень помогает при общении. Так что, похоже,
предположение о том, что жизненный путь человека в большей степени
зависит от него самого, то есть его умений, характера, наклонностей, чем
от всяких внешних катаклизмов, можно считать полностью
подтвержденным. Жаль только, что с Жаком это отчего-то не сработало.
Сев за руль, Алекс откинулся на сиденье и прикрыл глаза,
вспоминая…
Когда Эрика оказалась яростно растёрта, напоена солидной порцией
Torres[85] и, наконец, укутавшись в теплый плед, устроилась в мягком
кресле с кружкой горячего глинтвейна, который умудрился приготовить
Фрунзе, отыскавший где-то вино и специи, пришло время подробностей.
Как выяснилось, о том, что она беременна, Эрика узнала ещё перед
своим прошлым приездом. Поэтому в тот раз она приехала прощаться. С
ним. С Алексом. Из-за того, что, по её представлениям, быть им дальше
вместе не было никакой возможности. Потому что, как только признаки её
беременности станут явными, Эрику сразу же запрут в каком-нибудь из
родовых замков – до самых родов. А после них, едва только она окрепнет,
выдадут замуж. Потому-то она и была с ним так нежна и страстна в те
последние дни. Настолько, что у парня просто язык не повернулся сказать
ей то, что он собирался сказать…
– С нашим ребенком всё было бы хорошо, – тихо рассказывала
девушка. – Я собиралась родить его и отдать на время кормилице. А потом,
когда я родила бы ребенка от мужа, то забрала бы нашего малыша обратно.
Как воспитанника. И он бы жил и рос вместе со мной.
Алекс слушал её, буквально онемев. Блин, да что за уродство! Что за
извращенные привычки в этом так называемом высшем свете? Это что –
нормально?
– Так делают довольно часто, любимый, – грустно пояснила ему
Эрика. – Среди тех, кто на вершине, нередко бывает так, что долг
раздавливает любовь. Но немногие из женщин способны отказаться от
счастья родить ребенка от того, кого ты действительно любишь, – и она
тихо улыбнулась. Алекс же уставился на неё ошеломленным взглядом. Она.
Хотела. Родить. От. Него. Ребенка. Потому. Что. Его. Любит?! А потом
выйти замуж за другого?!! Как… ну как, блин, можно понять этот выверт?!
– Но когда об этом узнала семья того, кого выбрали мне в супруги, –
продолжила девушка помертвевшим голосом, – они потребовали
избавиться от ребёнка.
Алекс сглотнул, а затем стиснул зубы так, что заскрипела эмаль.
– Почему? – глухо произнес он. – Ты же сказала, что так делают часто.
– Это Гогеншлиффены[86], – тихо произнесла девушка. – Вот такие они
есть. Поэтому с ними мало кто любит иметь дело. Уж очень мерзкая
семейка. Но после поражения в Великой войне Гогеншлиффены набрали
немалую силу. Успели вовремя переметнуться в стан победителей.
Впрочем, они всегда имели тесные связи с британцами. И, возможно,
сотрудничали с ними с самого начала войны… Как бы там ни было –
сейчас с ними предпочитают не ссориться, – тут Эрика гордо вскинула
голову. – Но я никому не дам убить нашего ребенка. Хотя быть со мной он
теперь точно не сможет, – девушка слегка поникла, а затем бросила на
парня испытующий взгляд. – Скажи, Алекс, а ты готов принять на свои
плечи заботу о своём ребенке?
– Й-а… – Алекс растерянно замер. Бли-и-ин! Все его чёткие
логические расчёты и твердые, выверенные решения в данную секунду с
грохотом обрушивались в небытие.
– Понятно… – тихо отозвалась Эрика потухшим голосом.
– Э-э-э, не-е-е-ет! Стой! – внезапно взревел Алекс, сам не понявший,
отчего вдруг в нем всколыхнулось бешенство. Ну, то есть не то чтобы
совсем не понявший, но с чего бы вот так, резко… – Я никому не отдам
своего ребенка! Подавятся!!! Но почему ты спрашиваешь только о нём? Ты
что, собираешься вернуться к этому… к этим…
– Это неизбежно, Алекс, – девушка тяжело вздохнула. – Иначе он
убьет и меня, и тебя, и нашего ребенка. А так я смогу сдержать его.
Надеюсь… – она тяжело вздохнула. – Пойми, в этом мире нет места, где
Гогеншлиффены не смогли бы нас достать. Ни здесь, в Швейцарии, ни в
Англии, ни даже в Америке. Если Фридрих Гогеншлиффен вобьет себе в
голову отомстить мне, тебе или нашему ребенку – то его никто и ничто не
остановит…
И тут от камина послышался голос Фрунзе, всё это время тихонько
сидевшего в углу библиотеки.
– Есть такое место!
– Что? – Алекс, который, как, похоже, и Эрика, забывший о
присутствии рядом с ними ещё одного человека, резко развернулся и
уставился на народного комиссара СССР по военным и морским делам.
– Я хочу сказать, что есть в мире такое место, где никакие
Гогеншлиффены, Гогенлоэ или Гогенцоллерны[87] не смогут вам ничего
сделать. Вам и вашему ребенку.
– И где же оно? – грустно усмехнулась Эрика.
– На востоке, – Михаил Васильевич резко махнул рукой в сторону
камина. – В первом в мире государстве, в котором сословные, религиозные
и национальные различия ничего не значат. Где даже у тех, кто копили свои
богатства и влияние веками, нет никакого влияния.
– Вы-ы-ы… имеете в виду Красную Россию? – озадаченно уточнила
девушка, а затем перевела удивленный взгляд на Алекса.
– Да, – твердо ответил Фрунзе. Девушка несколько мгновений
ошарашенно переводила взгляд с парня на второго собеседника и обратно,
после чего ненадолго задумалась, а затем горько произнесла:
– Невозможно. Они предложат красным за нас столько, что те просто
не смогут отказаться. И я не о деньгах, нет, а о вещах куда более серьёзных
– влиянии, поддержке, технологиях, преференциях в мировой торговле и
получении кредитов, способствовании в установлении дипломатических
связей и так далее. Сейчас у Гогеншлиффенов такие возможности… Увы,
даже моя семья не рискнула выступить против них. К тому же, – тут она
усмехнулась, – вы что, можете говорить от имени вашего государства? Кто
вы такой, чтобы иметь на это право?
Фрунзе встал, одернул пиджак и, коротко поклонившись,
представился:
– Я – народный комиссар Союза Советских Социалистических
Республик по военным и морским делам. И – да, я имею права говорить от
имени Советского Союза. И я заявляю – герр До'Урден старый и близкий
друг нашей страны. Честный и верный друг. Поэтому Советский Союз
сделает всё, чтобы помочь ему и его семье. Всё. Совершенно, – тут Фрунзе
зло усмехнулся. Да так, что Алекс вздрогнул. И тут же вспомнил
«либероидные» байки о революционерах, которые все сплошь и рядом
кровожадные убийцы, грабители банков и насильники невинных. При
взгляде на подобную улыбку в это верилось безоговорочно… Фрунзе же
между тем продолжил: – И если для этого потребуется, чтобы очень
знатный, влиятельный и богатый княжеский род Гогенштауффен, судя по
вашим словам, обладающий очень впечатляющими влиянием и
возможностями, исчез с лица земли. Весь исчез. До последнего человека.
Что ж – я заявляю, что это будет сделано…
Когда он замолчал, в библиотеке повисла звенящая тишина. Эрика
долгую минуту неотрывно смотрела на Фрунзе, который отвечал ей
твердым и спокойным взглядом, а затем повернулась к Алексу и задумчиво
произнесла:
– Любимый, мне надо будет о многом тебя расспросить… – после чего
напряжённо задумалась, мило прикусив губку. Алекс же вздрогнул. Потому
что заметил, как засветилась скала. Портал включился… Что делать? Что
же дела-а-а-ать?! Идти? Но как оставить Эрику? Нет, он-то вернется… Да,
блин, да-а-а! Он вернется к своей жене и своему ребёнку! Это не
обсуждается! Оставаться? Но-о-о… блин, Эрика права, эти уроды, о
которых она рассказывала, могут предложить Сталину и остальным очень
многое. Так что Алекс просто обязан сделать так, чтобы то, что они могли
бы предложить, на фоне того, что может предложить он сам выглядело бы
просто смешным. А для этого надо идти в будущее. Очередное незнакомое
будущее…
Алекс уставил на Фрунзе вопросительный взгляд, тот успокаивающе
смежил веки и, сделав несколько шагов вперед, осторожно и прямо-таки
нежно положил свои мощные ладони на хрупкие плечи девушки, после
чего твердо заявил:
– Не беспокойтесь, герр До'Урден. С вашей семьёй всё будет в порядке.
Обещаю вам это. Жизнью клянусь…
Алекс бросил отчаянный взгляд на едва заметно светящийся портал.
Блин, ну что бы ему загореться хотя бы на полчаса позже! Хоть что-то
можно было бы успеть разрулить… После чего развернулся к Эрике и
торопливо заговорил:
– Любимая, я расскажу тебе. Всё расскажу. Всё, что ты захочешь
узнать. Но-о… сейчас я вынужден уйти. Ничего не бойся. Всё будет
хорошо, – он шатнулся к ней и, крепко стиснув девушку в объятьях, приник
к её губам, а затем резко оторвался и, развернувшись, бросился в сторону
портала. На самом «пороге» он на мгновение притормозил, обернулся и
бросил прощальный взгляд на свою любовь. Так что последним, что он
увидел в этом прошлом, которое он покинул, были изумленно
округлившиеся глаза Эрики, ошеломленной тем, как её… м-м-м… да чего
уж там – супруг исчезает в скале…
Глава 11
– Значит, русские действовали не очень эффективно? – вежливо
произнес Алекс, едва удерживаясь от сла-а-дкого, выворачивающего
челюсть зевка. А что вы хотели-то? Вызов от профессора Джошуа Маэда,
считающегося этаким «андерграундным[88] экономическим гуру», разбудил
Алекса в четыре утра. Ну, по московскому времени. Потому что Алекс в
настоящий момент как раз пребывал в Москве… Так что парню пришлось
подскакивать с постели и, зевая и чертыхаясь, запускать на ноуте местный
аналог Skype. А куда было деваться? Профессор Маэда, как и любой
признанный гуру, был весьма капризен и эксцентричен. Несмотря всю
свою «андерграундность». А скорее, благодаря ей. Но для планов Алекса он
был не просто самым лучшим вариантом, а едва ли не единственно
возможным. Потому что его «андерграундность» заключалась в первую
очередь в том, что он, являясь одним из наиболее известных экономистов
США, автором множества книг и статей, профессором престижнейшего
Нотр-Дамского университета[89], чьи публикации уже почти пять лет в
рейтинге цитирования в своей области не опускались ниже третьей-
четвертой позиции, был известен тем, что утверждал, будто социализм и
плановая экономика – светлое будущее всей планеты Земля. Алекс же
теперь, как ни крути, должен был разобраться, почему это самое светлое
будущее в СССР очередной раз не случилось. Потому что будущее его
семьи теперь было точно намертво сцеплено с этой страной.
Да-да, Советский Союз здесь опять развалился. Очередной раз.
Несмотря на то что в этой реальности он и войну выиграл с куда лучшими
результатами, чем даже в изначальной реальности Алекса, да и после
войны с экономикой у него всё было в разы лучше, чем там. До
семидесятых годов. А потом снова всё покатилось по наклонной.
То есть сначала он попытался привлечь к решению этой задачи, так
сказать, «местных». Ну кто может лучше всего ориентироваться в
проблемах СССР и местных особенностях развития лучше них? Но ничего
удобоваримого из этой идеи не вышло. Постсоветские экономисты
оказались представлены тремя почти не слышащими друг друга группами.
Первые, так сказать, ортодоксы, утверждали, что всё совершенно очевидно
– надо было всё делать так, как делалось при Сталине. План превыше
всего, выполнение его – долг, перевыполнение – честь, а всех разгильдяев,
бестолочей, расхитителей социалистической собственности и прямых
предателей надо безжалостно ставить к стенке, цены – снижать, удои
повышать… ну и так далее. Тогда ух как мы бы взлетели. Вот только на
вопрос, чего ж, если всё так очевидно, «наследники Сталина», заметной
частью отобранные и выращенные им самим, всё это похерили, причем
практически сразу же после его смерти, следовал набор штампов про
предателей и изменников, после смерти кумира раз за разом
«пробирающихся» на верхушку власти. А на вполне логично вытекающий
из всех этих заявлений вопрос: чего стоит власть, которая «раз за разом»
позволяет занимать верхние позиции в своей системе исключительно
предателям и изменникам, ответа вообще не было. Вторая, самая
многочисленная группа, заявляла, что ничего придумывать не надо, а надо
просто взять «простые и проверенные временем и успехом» рецепты на
Западе и внедрить их у себя. Всё просто – учимся у умных, и когда-нибудь
сами поумнеем. Но на вопросы, почему это все эти абсолютно
универсальные и «проверенные временем и успехом» рецепты в разных
странах срабатывают как-то очень по-разному, и почему уже почти двести
лет находящийся под прямым управлением страны-светоча с «наиболее
развитой экономической наукой» и «наиболее успешной экономической
практикой» континент Латинская Америка как-то не сильно демонстрирует
успешность всех этих «простых и проверенных» рецептов, представители
этого направления раздраженно цедили что-то про «популизм» и
«недостаток демократических свобод». И это при том, что те немногие
примеры стран, в которых использование «простых и проверенных»
рецептов пусть и с натяжкой, но можно было бы «зачесть» как успешные,
типа Чили или того же Сингапура, ну вот уж никак нельзя было назвать
демократичными… Ну а третья группа, так называемые государственники,
была чем-то средним между этими двумя. И потому намного менее
внятным. Ну на взгляд Алекса… Хотя всё это деление, естественно, было
относительным и весьма субъективным. Так одного и того же экономиста в
зависимости от его позиции по конкретному вопросу могли отнести и к
«либералам», и к «государственникам», а другого – и к
«государственниками» и к, так сказать, «сталинистам». Так что в России с
экономикой по большому счету было чёрт ногу сломит. Возможно потому,
что обрушение СССР в этой реальности свершилось не так уж давно, и, как
и в большинстве предыдущих тактов, для всех весьма неожиданно.
Поэтому даже мировые научные авторитеты в области экономики пока ещё
пребывали в некотором ошеломлении. Впрочем, как и всегда. Как он понял
ещё в прошлые такты – экономика это не столько наука, сколько
наукообразное шаманство. Ну, как минимум, пока… Вследствие чего все
его предыдущие попытки отыскать в этом море теорий хоть какие-то
внятные и железобетонно срабатывающие закономерности раз за разом
заканчивались пшиком. Несмотря на все его усилия и немалые затраты. Ни
«вывоз» в прошлое целых томов самых влиятельных и авторитетных
экономистов, ни подготовка специальных докладов, ни даже запуск целой
исследовательской программы, закончившейся крупной научной
конференцией, к приемлемому результату так и не привели. СССР раз за
разом разваливался.
Вот только если раньше ему это было не то что побоку, а даже и
желательно, так как он страстно хотел вернуться именно в тот мир,
который покинул, но только не нищим или, в лучшем случае, просто
бедным, а безоговорочно, а то и даже просто неприлично богатым, то
теперь ситуация изменилась. Алекс не сомневался, что Сталин ну вот точно
ни за что не выпустит из своих рук такой мощный рычаг влияния на него,
как жена и ребенок. А это значит, что теперь СССР стал для них всех новой
родиной на очень долгое время. Если не навсегда. Вследствие чего он был
теперь кровно заинтересован в том, чтобы та страна, в которой они с
семьей будут жить, стала не только самой сильной на планете, способной
обеспечить безопасность его семье и не допустить никаких эксцессов типа
ядерной войны, но и в первую очередь удобным и приятным местом для
жизни. Ну, насколько это возможно…
Так что, помыкавшись очередной раз и не увидев особых различий с
тем набором рекомендаций, которые уже не сработали, Алекс решил, что
раз стандартный путь не срабатывает, надо искать нестандартный. Хуже не
будет, а лучше… вот и посмотрим! В следующих тактах. Ибо ходить ему
ещё в будущее не переходить… Так что раз все его предыдущие попытки
использовать для этого знания и навыки, как, так сказать, аборигенов той
страны, в которой его семье теперь жить, так и западных экономистов,
стоящих на позициях мейнстримных экономических теорий, не смогли
вывести её на траекторию устойчивого развития, значит, надо найти кого-
то, с одной стороны, достаточно авторитетного, а с другой – не
мейнстримного. А ещё лучше, если он будет стоять на позиции некой
синергии двух путей. Ведь читал он что-то подобное в своей изначальной
реальности. О какой-то теории конвергенции[90]. Вот и здесь надо поискать
нечто подобное. Способное создать синергию… И даже лучше, если этот
«немейнстримный» будет «варягом», выросшим в чуждой среде. В конце
концов, славянскую письменность создали греки Кирилл и Мефодий, а
арабский язык – какой-то перс. Да и вообще, недаром говорят, что взгляд со
стороны частенько улавливает такие нюансы, которые напрочь не видны
тем самым аборигенам.
Вот поэтому Алекс так дорожил согласием Джошуа Маэда поработать
на него. Тот оказался едва ли не единственным вариантом,
удовлетворявшим всем граничным условиям. И потому парню приходилось
терпеть все его закидоны. Например, желание поболтать с заказчиком,
разбуженным им в четыре утра, хотя всё, что он рассказывал, и так имелось
в присланном им файле…
– Да как сказать… – усмехнулся его собеседник. – Если быть
откровенным, то их действия в конце двадцать девятого, а также в первой
половине тридцатого можно вносить в учебники. Ну, если ограничиться
только оценкой игры на бирже. Я об этом написал… А вот со всем
остальным у них были большие проблемы. Во всём остальном «комми»
косячили почти по всем направлениям. Покупали акции там, где можно
было бы просто дождаться банкротства и скупить оборудование по цене
металлолома, варварски выдирали станки там, где можно было бы
спокойно и не торопясь снять всю производственную линию, а главное –
они почти не обращали внимания на нематериальные активы.
– Да? И на какие же? – удивился Алекс. Сотрудничество с
профессором Маэда он решил начать с, так сказать, «теста», предложив
профессору дать оценку работы русских на рынках США в период Великой
депрессии. Во всяком случае, сам профессор воспринимал именно как
«тест»…
– Например, на патенты, находившиеся в распоряжении тех
предприятий, акции которых они выкупили. Вследствие чего, например,
«комми» прошляпили замечательную возможность на законных основаниях
заполучить полную технологическую цепочку производства ШРУСов
Вейса[91], – и пожилой американец, в чертах лица которого явно
прослеживались азиатские черты, в настоящий момент находящийся у себя
дома, в Шорхэме, в Мичигане, сокрушенно развел руками, как бы говоря,
да, печально, но что тут сделаешь…
– М-м-м… ШРУСов Вейса? – непонимающе уточнил Алекс.
– Большинство полноприводных машины времен Второй мировой
войны, которые производились в США, были укомплектованы этими
ШРУСами, – усмехнулся его собеседник, – в том числе и те, что шли
русским по ленд-лизу – «Виллисы», «Доджи», «Студебеккеры».
– Вот как… – задумчиво произнес парень. Американец между тем
продолжил: – Да и вообще, русские действовали крайне неуклюже. Я
вообще удивляюсь, как им удавалось грабить нас так долго и беспардонно!
Скорее всего, дело было в том, что от них просто ничего подобного не
ожидали. Ну кто мог себе представить, что та нищая, вечно страдающая от
голода и напрочь отвергавшая частную собственность страна начнет вовсю
играть на бирже и жонглировать акциями, вбрасывая в эту игру десятки
миллионов долларов? Ведь ещё и десяти лет не прошло, как ей всем миром
собирали продовольственную помощь…[92]
Алекс едва заметно поморщился и поспешил уйти от неприятной
темы.
– А что ещё можно было бы отметить?
Американец пожал плечами.
– Да много чего. Я же сказал, что косячили они очень знатно.
Например, «комми» додумались до идеи продавать испанские дублоны и
иное антикварное золото через специализированные аукционы и
антикварные лавки и магазины, но почему-то реализовали подобным
образом только сотую часть добычи своего EPRON[93]. Остальные же
девяносто девять было продано по цене золотого лома. А ведь на этом они
могли бы заработать в разы больше! Нет, понятно, что через какое-то время
рынок оказался бы слишком пересыщенным и цены неминуемо упали бы в
среднем, в зависимости от состояния, с трех-четырех весовых номиналов
до максимум одного с небольшим плюсом. Но уж точно не до цены лома.
Этого антиквары позволить себе никак не могли. После определенного
уровня они бы цену зубами держали. Работая тем самым на русских…
«Комми» же умудрились обрушить даже цену на лом! – американец сделал
паузу, задумчиво пожевал губами, а затем продолжил: – И ещё они почему-
то совершенно игнорировали азиатские рынки. А ведь и в Аравии, и в
Индии, и в Индонезии, и, самое главное, в Китае на их золото нашлось бы
достаточно покупателей. И в первую очередь как раз на антикварное. Но не
только. Да, там пришлось бы провести значительную рекламную
кампанию, вложиться в образцы, например, перелить часть товарного
золота в типичные китайские «лодочки», но в результате давление
антикварного золота на европейские и американские аукционы
уменьшилось бы настолько, что минимальные цены вполне можно было бы
удержать на уровне двух, максимум полутора весовых номиналов. А это,
считай, в два раза больше денег!
– Лодочки? Что это? – удивленно переспросил парень.
Его собеседник небрежно цапнул рукой телефон, несколько раз
мазанул пальцем по его экрану, после чего развернул тот появившимся на
экранчике изображением к Алексу.
– Вот, глядите, один из стандартных золотых слитков времен
императорского Китая. Видите форму? Из-за неё он и называется
«лодочка». Повторить его на имеющейся в Красной России
технологической базе ничего не стоило. Как и потом продать на территории
Китая и Юго-Восточной Азии. За фунты, франки и доллары. С руками бы
оторвали! В Азии к золоту всегда относились с куда большим пиететом,
чем к бумажным деньгам. А уж к «старому» золоту и подавно. За него бы
даже ещё и переплатили…
Парень задумался.
– Но-о-о… это же, получается контрафакт?
– И что? – насмешливо спросил американец. Да уж, похоже он был
совсем уж… андерграундным. – Кто в суд-то подаст? Китайцы? – он
демонстративно фыркнул. – К тому же у Советской России уже был
хороший опыт изготовления контрафактной продукции. Причем и в этой
сфере тоже. Насколько я знаю, «комми» штамповали золотые царские
chervonci аж до конца двадцатых, то есть на протяжении ещё десяти лет
после того, как убили самого царя. И спокойно расплачивались ими с
европейскими контрагентами. А здесь – китайцы!
– А что китайцы? – удивленно уточнил Алекс. Для него Китай был
мощной, современной страной, имеющей и сильную армию, и немалое
влияние в мире. А также древнюю и богатую историю. Он в своё время
столько китайских боевиков пересмотрел… Так что столь открыто
выраженное собеседником пренебрежение к этой стране ему было не
слишком понятно.
– Вы не путайте современный Китай и Китай двадцатых-тридцатых
годов, – спокойно отозвался американец. – Тогда эту территорию не грабил
только ленивый. При активном, кстати, участии самих местных жителей.
Впрочем, в этом китайцы не одиноки. В любой стране всегда найдутся
люди, готовые помогать грабить собственную страну при условии, что им
будет идти твердый процент от награбленного, – тут он ухмыльнулся. –
Хотя чего это я вам об этом рассказываю! Вы же сейчас в России? Вот и
поинтересуйтесь у окружающих, что творилось в их стране сразу после
того, как они страстно и трепетно возлюбили наш «благословенный
Запад»…
Закончив разговор с профессором Маэда, Алекс сладко потянулся и
покосился в окно. Совсем рассвело, да и сон за время разговора совсем
развеялся. Так что ложиться было без толку. Всё равно не заснёт. Вот
только и заняться было особенно нечем. Он прилетел в Москву из Мадрида
вчера вечером, а согласованные встречи в разных институтах и архивах у
него начинались только завтра.
В этом будущем Алекс находился уже почти полгода. И, как назло, оно
оказалось, как по заказу, именно тем, в которое он так жаждал вернуться.
Нет, уровень технологического развития тут пока всё равно отставал от
изначальной реальности Алекса, поскольку… был точно таким же. И
парадоксальность этого утверждения развеивается как дым, если
вспомнить, что первый раз парень «провалился» в прошлое в марте две
тысячи девятнадцатого, а сейчас здесь шёл две тысячи двадцать восьмой.
Но при этом уровень технологий был приблизительно как раз как в том
самом две тысячи девятнадцатом. То есть вай-фай, сети уровня не ниже
четыре, а то и всё пять G, соцсети, покупка билетов и бронирование отелей
по Интернету имелись в полном объеме. Интернет вещей тоже
присутствовал. А вот беспилотные автомобили пока только
тестировались… Хотя называлось всё это по большей части по-другому. И
о лунных базах тоже пока только разговоры разговаривали… Ещё из
заметных отличий стоило отметить гораздо меньшее количество
англицизмов в русском языке и чуть большее число, так сказать,
«русизмов» в большинстве иностранных…
Доступ к своим деньгам Алекс на этот раз получил практически в
полном объеме. Но по сумме это вышло не сильно больше, чем в
предыдущем такте. Потому что несколько банков, в которых он завел счета,
до момента его возвращения «назад в будущее» не дожили. Впрочем,
потерянные суммы на фоне того, что оказалось доступно, выглядели не
очень-то и впечатляюще. И – да, миллиардером он всё-таки стал…
Казалось бы – живи и радуйся. Но Алекс твёрдо знал, что точно вернется в
прошлое. И, скорее всего, так и останется в нём жить. Ну, когда добьется
главного. Если не полностью, то хотя бы в заметной части. Потому что
жизни без Эрики он себе не представлял…
Приняв душ, парень накинул халат и подошел к окну. Гостиница, в
которой он остановился, располагалась приблизительно на том месте, где в
его изначальной реальности был построен спорткомплекс «Олимпийский».
Вытирая голову, Алекс направил взгляд в окно и замер, пораженный
внезапно возникшей в голове идеей.
– Хм, а почему бы и нет, – усмехнулся он, рассматривая в окно
«пятиконечник» Театра Советской армии и торчащую в небо верхушку
установленной перед Центральным музеем Вооруженных сил
баллистической ракеты, – это будет забавно. Заодно и узнаю, почему они
опять выбрали для основной зенитки восьмидесяти пяти миллиметровый
калибр вместо восемь-восемь…
В принципе «военкой» он на этот раз заниматься особенно не
собирался. Потому что после изучения ситуации стало ясно, что ключевой
вопрос отнюдь не в том, какие именно образцы вооружения будут
поставлены в серийное производство к началу войны. Хотя в этом
направлении тоже было не всё гладко. Особенно в кораблестроении,
которым он, по заказу Сталина, так сильно заморачивался во время
прошлого такта…
Война застала РККФ со спущенными штанами. На пятнадцатое мая
сорок первого года, в каковой день началась война в текущем варианте
реальности, в советском флоте имелось всего три новых крейсера. ещё
семь «килей» находились на стапелях в разной степени готовности. По
эсминцам ситуация была схожая – семнадцать в строю и двадцать два на
стапелях. Кроме того, из трех «модернизированных „Светлан“» две –
«Красный Крым» и «Червона Украина» – также находились в доках,
проходя глубокую модернизацию. А «Красный Кавказ» её только ожидал.
Но и это ещё не всё. Из пяти[94] линкоров, которые имелись у Красного
флота на момент нападения фашистов, три также находились на
модернизации, основной целью которой было существенное повышение их
возможностей в области противовоздушной обороны, а для остальных двух
она была запланирована вообще на сорок второй год.
Алекс, когда всё это узнал, от расстройства расколошматил вдребезги
«клаву». Ну как так-то?!! Он же приволок Сталину со товарищи такое
огромное число чертежей и иной информации, а тут получается, что РККФ
вступает в войну едва ли не слабее, чем ранее! Ну что за рок такой над ним
висит?! Всё, до чего он только дотрагивается, сразу становится не лучше, а
хуже!
Впрочем, при дальнейшем изучении ситуации выяснилось, что всё
хоть и плохо, но не настолько, как это показалось на первый взгляд. Так,
два из трех модернизировавшихся линкоров вышли из доков уже в августе-
сентябре, так что к тому моменту, когда немцы, преодолевая куда более
сильное и упорное сопротивление РККА, подошли-таки к Таллину и
Одессе, по их войскам отработали двенадцатидюймовки аж четырех
линкоров. Пятый проходил модернизацию на Севере, в Молотовске, и так
там и остался. А из дока вышел только в октябре. Когда в Белом море уже
установился ледовый покров. Так что дойти до Кольского залива он смог
только весной сорок второго года. Вследствие чего немецкие
бомбардировщики и эскадра во главе с линкором «Тирпиц» за зиму и весну
сорок первого – сорок второго годов успели весьма нехило «порезвиться» в
Северном море. А вот потом как обрезало! Потому что благодаря
модернизации, заточенной, как уже говорилось, прежде всего под
повышение возможностей ПВО, на линкорах установили аж по сорок
стволов МЗА и крупнокалиберных зенитных пулеметов, благодаря чему
воздушные атаки на них стали очень нетривиальной задачей. Немцы даже
прозвали модернизированные линкоры verdammte rote Vulkane[95]. Так что
после пары налётов, ставших для люфтваффе настоящей катастрофой,
немецкие лётчики к конвоям, охраняемым отрядом кораблей во главе с
линкором, более старались не приближаться. Да и до прямого
противостояния линкор на линкор кригсмарине тоже старались ситуацию
не доводить. Несмотря на то что по всем параметрам престарелый русский
линкор, вследствие изношенности механизмов не способный развивать
скорость более восемнадцати-девятнадцати узлов, был для «Тирпица» не
противником от слова совсем, случайностей типа «золотого выстрела»
исключать было нельзя. А ремонтировать корабль здесь, на Севере,
немцам, в отличие от русских, было негде… Кроме того, на начальном
этапе войны неплохо показал себя единственный советский авианосец
«Троцкий», построенный на базе недостроенного корпуса линейного
крейсера «Измаил». Он был сделан крайне криво, косо и ублюдочно,
поэтому нес всего треть той авиагруппы, которую американцы сумели
разместить, скажем, на своём «Йорктауне», который был даже чуть меньше
«Троцкого» по стандартному водоизмещению. Но всё окупил
единственный успешный дальний рейд Балтийского флота к окруженной
Риге. Потому что без тех двух эскадрилий истребителей, которые сумели-
таки на него впихнуть, весь наличный Балтийский флот в Рижском заливе
так и остался бы. Тем более что второй линкор Балтийского флота, с
усиленным зенитным вооружением, к тому моменту всё ещё находился на
модернизации и из дока не вышел… А так – и вернуться смогли, и
притормозить немецкое наступление у Риги почти на две недели. Что
позволило РККА подготовить псковско-холмские оборонительные позиции,
а уже на следующем, Лужском рубеже, остановить немцев окончательно.
Вследствие чего эта реальность оказалась первой, в которой не случилось
блокады Ленинграда. Впрочем, это явно стало заслугой не одного лишь
флота. РККА в этом варианте реальности летом сорок первого также
выглядела несколько лучше, чем в той, в которой Алекс читал ещё даже
такт тому назад. Хотя почти все авторы поголовно отмечали, что главной
проблемой РККА начального периода войны была сильно устаревшая
тактика… Блин, говорил же ему «уважаемый Семён Лукич» об этом,
говорил. Не-ет – он же умный, он же всё лучше знает…
Также перед войной успели серьезно модернизировать и старенькие
«Новики», заметно усилив их противолодочные и противовоздушные
возможности. При этом, правда, серьезно уменьшив общую огневую мощь.
Вследствие чего над РККФ публично поиздевались все военно-морские
специалисты всех государств, обладающих более-менее значимыми
флотами. И большая часть из не обладающих… Ну сами посудите – вместо
четырех, а то и пяти мощных ста двух миллиметровых орудий «тупые
красные» впихнули на модернизированные «Новики» всего одну
среднекалиберную универсальную восьмидесяти пяти миллиметровую
спарку, остальное же вооружение составили две тридцати семи
миллиметровых спарки и две спаренные установки крупнокалиберных
пулеметов. Место для всего этого на верхней палубе появилось после того,
как торпедное вооружение бывших эсминцев, после перевооружения и
модернизации переведенных в большие СКРы[96], заменили одним
пятитрубным торпедным аппаратом. Ну и куда это годится, если даже на
корабли со вдвое меньшим водоизмещением во флотах нормальных стран
стараются поставить артиллерию калибром не менее ста миллиметров?! Да
и вообще, превратить подобный корабль из пусть и устаревшего, но ещё
вполне приличного эсминца в какой-то вонючий сторожевик – это надо
было додуматься! Впрочем, сторожевиками обновленные «Новики» стали
вполне приличными. Потому что противолодочную оборону им также
усилили, оснастив мощной гидроакустической станцией, гидролокатором и
одним бомбометом.
Прочитав всё это в местном аналоге Интернета, Алекс решил, что,
похоже, Фрунзе всё-таки с переданными предложениями разобрался. И то,
что, несмотря на куда большие успехи в первой пятилетке, да и несколько
более успешную вторую, флот в новой реальности оказался несколько
менее многочисленным, чем во всех предыдущих, судя по всему, было
вызвано какими-то чисто объективными причинами. А вот с устаревшей
тактикой ситуация была совсем непонятной. Он же привез пусть и не
уставы, но довольно развернутый документ, в котором излагались
основные принципы той тактики, до которой воюющие страны доросли
только к концу войны или вообще по её итогам. Неужели этого оказалось
мало? Или тот документ просто не приняли во внимание? А почему
предложения по флоту приняли, а по тактике нет? В чем причина такой
избирательности?
Впрочем, были и победы. Например, в этом варианте истории не было
голода начала тридцатых. В первую очередь потому, что не случилось
«сплошной коллективизации». Хотя сама коллективизация вполне себе
состоялась. Причём её пик пришелся почти на те же годы, как и во всех
предыдущих вариантах истории, – на тридцатый – тридцать первый… Дело
оказалось в том, что Сталин, очередной раз подтвердив свою репутацию
«главного монстра всех времен и народов», сумел по полной
воспользоваться резким падением цен на сельскохозяйственную
продукцию в САСШ, ставшим результатом разразившейся Великой
депрессии. Причем ему удалось сыграть, так сказать, аж на нескольких
«шахматных досках» – как внутренней, так и внешней и даже
внутрипартийной…
Операция началась в САСШ с того, что еще летом двадцать девятого
года АМТОРГ[97] назаключал тучу договоров с американцами по закупкам
зерна с условиями оплаты «по ценам на день поставки». Так что, когда в
конце года эти цены покатились вниз, в распоряжении СССР оказались
просто гигантские запасы зерна. Потому что АМТОРГ внезапно оказался
на американском рынке едва ли не единственным крупным покупателем, не
спешившим в новых условиях стремительного падения американской
экономики аннулировать ранее заключенные контракты. И, более того,
вполне благосклонно реагирующим на новые предложения. Вследствие
чего практически все продавцы американского зерна уже к декабрю месяцу
полезли к нему, толкаясь локтями и едва не вцепляясь друг другу в морду.
Валюту же для осуществления столь масштабных закупок удалось
получить вследствие того, что, зная уровень падения цен на зерно в конце
двадцать девятого – начале тридцатого года, советскому руководству
удалось заключить и перехватить массу весьма выгодных контрактов на
поставку зерна в Европу и на Ближний Восток. Спешно выделенный из
Народного комиссариата внешней и внутренней торговли СССР наркомат
внешней торговли, на который Сталин продавил назначение главного
«сталинского наркома всех времен и народов» Лаврентия Берия, вызвав его
из Закавказья, отчаянно демпингуя, сумел заключить контрактов на
поставку почти одиннадцати миллионов тонн зерна. Его контрагенты
оказались просто неспособны отказаться от «премии» почти в сорок
процентов от текущей цены рынка. Пусть даже в контрактах и
предусматривалась непременная предоплата, что было не слишком
распространено на зерновом рынке тех времён… Ведущие издания
экономического толка просто ухахатывались над «бедными, тупыми
красными», вляпавшимися в подобное дерьмо, а довольно вялая до сего
момента внутрипартийная оппозиция, почуяв шанс, начала яростно
атаковать «группу Сталина», истерично обвиняя её в неминуемом
экономическом фиаско, которое «непременно поставит под серьезнейший
удар успешное исполнение планов первой пятилетки»… Вот только когда в
конце двадцать девятого – начале тридцатого закупочная цена на зерно
рухнула в разы – выяснилось, что подобный демпинг принес этим самым
«бедным и тупым красным» едва ли не двухкратную маржу. И это если
посчитать буквально все сопутствующие затраты, включая портовые
расходы и аренду кораблей-зерновозов… Так что, судя по тем цифрам,
которые отыскал Алекс, общий уровень падения цен на зерно в США во
время Великой депрессии в этой реальности всё-таки оказался несколько
ниже, чем в предыдущей. И виновата в этом, похоже, была именно
активность АМТОРГа (то, что на падающем рынке в этой реальности
появился столь крупный оптовый покупатель, просто не могло не
отразиться как на скорости падения цены, так и на остановке её на более
высоких уровнях). Но и того, которое случилось, вполне хватило для
успеха операции… А уж как цинично Иосиф Виссарионович «потоптался»
на своих партийных оппонентах, заявив, что те «ни черта не понимают в
марксизме»!
С коллективизацией же эта изящная комбинация оказалась связана
тем, что к исходу весны тридцатого в распоряжении советского
правительства оказалось ещё около трех миллионов тонн «американского»
зерна, которое то ли не нашли куда пристроить, то ли сразу решили
использовать в игре на внутреннем рынке, сильно уронив и продержав всю
зиму цены на зерно на максимально низком уровне. А главное, введя такое
понятие, как «цена рентабельности», которая в тот год была установлена
почти на треть выше, чем цена, сложившаяся на рынке. И объявив, что
зерно по цене не ниже этой самой «цены рентабельности» впредь будет
закупаться только лишь у совхозов и колхозов! Типа, эти «хозяйствующие
субъекты» идут навстречу государству, добровольно преобразуясь в
соответствии с провозглашённой им экономической политикой, и
государство, также добровольно, берёт на себя обязательство таким
образом оказывать им поддержку. Остальные же – добро пожаловать на
«свободный рынок», где придется не менее свободно конкурировать в том
числе и с «американским зерном», которое, типа, теперь будет закупаться
на внешнем рынке регулярно и в соответствии с текущей
необходимостью… Надо ли объяснять, чем был вызван буквально
взрывной рост числа колхозов летом – осенью тридцатого года?
В музее Алекса ждал сюрприз. Подмеченный им ещё во Франции
«закон повторения криминального жизненного пути» сработал и здесь. И в
совершенно не криминальной области. Потому что, едва зайдя в музей, он
буквально наткнулся на знакомого ему по прошлому «временному такту»
Семёна Лукича. Алекс едва сдержался, чтобы не заорать радостно что-
нибудь типа: «Здравствуйте, Семён Лукич». Старик же, заметив, что какой-
то непонятный посетитель отреагировал на него каким-то странным
образом, наоборот, насторожился и даже как-то ощетинился. Впрочем,
Алекса это не остановило. Он тут же помчался в дирекцию, где снова
представился писателем-фантастом (а зачем что-то придумывать, если уже
придуманное неплохо работает?), где с помощью «доброго слова и
пистолета», то есть, конечно, взятки и собственного красноречия
вытребовал себе «индивидуальную экскурсию со старейшим
сотрудником».
Первое время Семён Лукич вёл себя с «писателем-фантастом»,
которого ему навязало начальство, весьма сдержанно и даже
подозрительно, но к концу второго часа общения, увидев, что «писатель»
относится к нему крайне доброжелательно и уважительно, слегка снизил
градус своей подозрительности. А когда Алекс после окончания этой
«обзорной экскурсии» напросился в гости к старику в знакомую ему по
прежнему «временному такту» кладовку, которую Семён Лукич именовал
странным словом «бендюга», где извлек из своего рюкзачка «то шо надо»
(сгонял перед походом в дирекцию), старик окончательно размяк. И вот
здесь уже потек совершенно другой разговор…
– …но ведь «ахт-ахты»[98] лучше! – упрямо настаивал
раскрасневшийся Алекс, затеявший дискуссию про калибры скорее для
установления более доверительных отношений, но затем увлекшийся.
– Лучше, – кивал не менее красный Семён Лукич, – но, можешь мне
поверить, писатель, совсем не настолько, насколько сложнее и дороже. А
перестройка производства на новый калибр обойдется стране в несколько
сотен, а то и в тысячу зениток, которые она недополучит к пятнадцатому
мая сорок первого. Эвон, глянь, – он наклонился и выудил из ящика стола
довольно замусоленную брошюру. – На темпы производства в семь сотен
орудий в год удалось выйти только в сороковом году. Так что за сороковой и
начало сорок первого сделали аккурат тысячу восемьдесят семь штук. Вот
их-то ты и потеряешь… Пока пройдет перенастройка производства, то да
сё… короче, не успеешь раскачаться – как туточки и война! К тому же
эффективность ПВО от тактико-технических характеристик именно орудий
зависит куда в меньшей степени, чем от возможностей систем наведения. И
если уж тебе так нужно по сюжету тратить деньги, то лучше делать это на
совершенствование средств обнаружения, ПУАЗО[99], приводов и всего
такого прочего. А уж орудиями стоит заниматься в последнюю очередь, –
старик усмехнулся и, протянув руку, покровительственно похлопал Алекса
по плечу, после чего закончил: – Поверь моему опыту, характеристик
восьмидесяти пяти миллиметровой зенитки Советской армии хватит на всю
войну. А если так уж сильно захочется что-нибудь помощнее – то лучше не
трогать «ахт-ахт», а просто перед самой войной запустить в производство
новое орудие, сделанное на базе купленной у немцев флотской ста пяти
миллиметровки. Там и дальность, и досягаемость по высоте куда больше,
чем у «ахт-ахтов». Они, в отличие от «ахт-ахтов», при необходимости и до
«В-29» смогут дотянуться, – жёстко усмехнулся старик.
Алекс задумался. Блин, не хотелось ему расставаться с такой красивой
идеей, к которой он буквально прикипел ещё во время прошлого такта. Но,
похоже, его желания вступили в противоречия с реальностью.
– Хм, а вот я ещё чего не понимаю. Ты, Семён Лукич, говоришь, что по
«ахт-ахтам» немцы так долго крутили под маркой того, что, мол, новейшая,
секретная… что наши плюнули и купили семидесяти пяти миллиметровую,
которую запустили в производство сразу же, перестволив под больший
калибр. А почему они тогда такую же новейшую сто пяти миллиметровую
зенитку-то продали?
Его собеседник усмехнулся.
– Так ту зенитку вкупе с остальным пакетом по флоту купили. Там
столько всего было – у-у-у… и проекты тяжелых крейсеров, и
одиннадцатидюймовки для них, и дизеля, и торпедные катера. Под этой
маркой и сто пяти миллиметровка в одной куче пошла. А «ахт-ахты» к
флоту отношения не имели. У флота свои орудия такого калибра были. Но
те ещё сложнее.
Будь Алекс трезвым, он бы, наверное, уже угомонился. Но, так сказать,
за ради установления более теплых и доверительных отношений ему
пришлось тоже изрядно принять на грудь. Поэтому он предпринял ещё
одну попытку «продавить» идею, которая в своё время так его очаровала.
– Ну а если производство сразу перенастроить. В-в-в… ну-у…
тридцать втором году сразу – оп! И начать производить «ахт-ахт»! Или той
же флотской зенитки.
– Так ведь для их производства завод почти полностью переоснащать
надо, – усмехнулся Семён Лукич. – На том оборудовании, которое было,
стволы калибра больше восьмидесяти пяти делать просто не могли. А на
какие шиши? Знаешь, сколько всего в эти года закупали? И на что? По всей
стране собрания шли, где члены партии, знаешь какие, сами для себя
постановления голосовали? Не то что обручальные кольца сдать, а, ты не
поверишь, зубы золотые! Такая игра в Америку шла – у-у-у… – старик
пригорюнился. – Эх, такую страну просрали – люди ради будущего на всё
готовы были, а сейчас… – и он сокрушенно махнул рукой…
С Семёном Лукичом они засиделись аж до закрытия. Алексу даже
пришлось ещё пару раз «сгонять до магазину». И по итогам договорились,
что старик подготовит Алексу развернутый доклад по тем изменениям в
военной области, которые нужно и, главное, возможно было бы сделать
СССР в период с тридцатого по сорок первый год. Если честно, подобный
доклад Алексу был не особенно важен. Просто он решил поддержать
старика… Так что свободный день, начавшийся из звонка профессора
Маэды столь рано, прошел просто отлично.
Глава 12
– А вот здесь павильоны московского метро в этой же стилистике, –
художник перевернул следующий лист. Алекс довольно кивнул.
– Да, отлично получилось…
Художник не менее довольно улыбнулся. Заказчик доволен – значит,
можно рассчитывать на премию. Платит-то заказчик хорошо, щедро.
Деньги, они ведь никогда не лишние…
Этот заказчик появился в жизни уже немолодого графика около двух
месяцев назад. Причем произошло это весьма неожиданно. Сначала на
«мыло» пришло письмо, в котором отправитель во вполне вежливых
оборотах интересовался, не может ли уважаемый мэтр отодвинуть хотя бы
часть своих текущих проектов, дабы выполнить не совсем обычный заказ.
С текущими проектами у «уважаемого мэтра» было не очень. Он работал в
основном в классической манере, сегодня же в моде была
экстравагантность и даже эпатаж, которые ему претили. Так что особой
загруженности не наблюдалось. Что же касается необычности, то художник
за свою жизнь повидал столько разных заказов, что словом «необычный»
его удивить было нельзя. Чего стоили только настенные росписи для
домашних часовен новоявленных нуворишей, в которых хозяин дома и его
домочадцы были представлены в виде Иисуса Христа, его апостолов и
ангелов Господних. Так что он ответил утвердительно… Но заказ и вправду
оказался весьма необычен. Ему предложили «перерисовать» сталинские
здания – вокзалы, высотки, театры, дома и всё такое прочее в, как это было
сказано, «эльфийском стиле». Вот так – не больше и не меньше! Художник
заинтересовался, тем более что оплату предложили весьма щедрую.
Первый вариант заказчик отверг. Так и сказал:
– Не то! – и пояснил: – Понимаете, я хочу, чтобы у людей, которые
будут на это смотреть, мозги сдвинулись.
Столь расплывчатое объяснение никак не помогло. Поэтому и второй
вариант заказчика тоже не устроил. После чего стало ясно, что прежде чем
приступать к ещё одной попытке, нужно хотя бы в общих чертах понять,
что именно нужно столь привередливому заказчику. И художник
напросился на личную встречу.
– Смотрите, все эти здания строили марксисты. То есть материалисты.
Ортодоксальные, так сказать. Вот это можно пощупать, значит – это
существует, это нельзя – значит, этого нет. И всё предельно однозначно, так
как по-другому и быть не может, – начал заказчик разъяснять свою
позицию, после того как художник рассказал ему о своих проблемах. – Я же
хочу добиться эффекта, чтобы как те, кто строил, так и те, кто заказывал
строительство этих зданий, поняли, что даже вполне материальные вещи
могут восприниматься… м-м-м… скажем так, – не совсем однозначно, – он
сделал паузу, досадливо прищелкнул пальцами, потом махнул рукой: – А-а-
а, ладно! Попробую так – вот посмотрите, – заказчик извлек из ящика стола
несколько листов. – Вот, это – сетки Германа. Присмотритесь. Что видите?
– М-м-м… полосы. В виде решётки, – с сомнением произнес
художник. – А в местах пересечения точ… нет, кружки маленькие чёр…
нет белог… нет, всё-таки чёрно… хм-м-м…
Заказчик молча достал лупу и протянул ему.
– Ничего нет! – удивленно произнес художник. Заказчик улыбнулся и
достал ещё несколько рисунков. Эти художник знал – куб Неккера,
иллюзии Понзо…[100]
– Мне кажется, я вас понимаю, – задумчиво произнес он, когда
заказчик убрал рисунки. Сидевший напротив него человек улыбнулся.
– Ну я же не зря сказал именно «в эльфийском стиле»…
– Но-о, они же все давно умерли? – осторожно уточнил художник.
– Кто?
– Ну-у-у… те, кто строил и кто заказывал.
Заказчик досадливо сморщился.
– Вы думаете, я этого не знаю? – насмешливо уточнил он. После чего
пояснил: – Это было фигуральное выражение. Чтобы натолкнуть вас на
понимание того, чего я хочу добиться. Короче – рисуйте так, будто они всё
ещё живы и чтобы на них это подействовало. Тогда у вас получится именно
то, что я и хочу…
Созданный после этого разговора третий вариант был признан
«ограниченно годным». После чего работа пошла. Причём только
«эльфийским стилем в архитектуре» дело не ограничилось. Хотя
последующие задания нельзя было назвать столь экстравагантными, но
даже и их почитать обыденными тоже не получилось бы. Как вам,
например, задача изобразить бойцов Красной армии времен Великой
Отечественной войны в виде эльфов? Эльфы в ватниках, красноармейских
треухах и валенках с «ППП»[101] на груди. Или, они же в расхристанных
гимнастёрках, ведущие огонь из буксируемой спаренной малокалиберной
зенитной артиллерийской установки. При этом, на минуточку, такой
установки у Красной армии в той войне не было. Она была принята на
вооружение только после войны и произведена в количестве меньше сотни
экземпляров[102]. Художник уточнял. Или расчет батальонного миномета на
марше в виде орков? Могучие зеленолицые фигуры в сапогах, хабэ, плащ-
накидках и с вещмешками за спиной, волокущие на плечах и подвесном
снаряжении части миномёта. Либо те же орки в виде расчета интенсивно
ведущей огонь крупнокалиберной пушки-гаубицы также послевоенной
разработки. Почему послевоенной-то? И при чём здесь эльфы с орками?
Приятель-военный, к которому художник обратился за разъяснением, также
был этим сильно озадачен. После чего, поправив в рисунках несколько
деталей, как он сказал «чтобы совсем уж дилетантски не смотрелось»,
рубанул со всей своей военной прямотой:
– Тебе за это нормальные деньги платят? Ну и не заморачивайся –
рисуй, что просят.
И это ещё были не самые необычные задания. Как вам панорама
вполне себе достоверной современной международной орбитальной
станции с фигурами, так сказать, «космических монтажников» на переднем
плане, у которых лица Сталина, Фрунзе и Кирова с Орджоникидзе,
проступающие сквозь стекла гермошлемов?
А ещё один вариант художник предложил сам.
– Вам же нужно, так сказать, «сдвинуть рамки» для людей того
времени? Ну типа… как я понял ваше задание. Так лучше всего просто дать
картинки современной жизни – девочек с розовыми рюкзачками, в мини-
юбках, с голыми животиками, молодых парней на скейтах и BMX-байках,
бабушек на велосипедах и в шортах и кроссовках, дедушек на горных
лыжах, парки, подвесные мосты, малые архитектурные формы на
площадях и в скверах и так далее. Тут даже и рисовать ничего не надо.
Можно подобрать наиболее яркие фотографии и просто перегнать их через
вполне себе обычную программу в рисунки. А при желании могу их даже
тоже сделать эльфами, орками или какими-нибудь там кошколюдьми…
Проводив художника, Алекс встал и прошёлся по кабинету, подойдя к
окну. Из окна пентхауса, который он арендовал в одном из новых
московских небоскребов, открывался впечатляющий вид на столицу. Если
честно, в современной России ему нравилось. В той изначальной
реальности, которая ныне осталась только в его памяти, он был не очень
высокого мнения о своей родине. Про советское время, как, впрочем, и про
пресловутые девяностые, он, по существу, знал только по рассказам мамы.
А мама ничего хорошего об этих годах не рассказывала. Хотя сейчас он уже
понимал, что, скорее всего, существенная часть её злости к тем временам и
стране была следствием её обиды. Обиды на то, как эти времена и
населяющие их люди обошлись с её мечтой. Ну, по её мнению. Она же всё
так хорошо продумала и рассчитала, но вот нашлись же уроды, сволочи и
подонки, которые взяли и всё испортили… Время учёбы запомнилось в
первую очередь хроническим безденежьем и почти постоянным желанием
выспаться. Нет, было много и хорошего – ночной «зажиг» с девчонками в
веселой компании, «гудеж» в общаге по случаю сданной сессии и всё такое
прочее. Но-о… он учился на бюджете, то есть под постоянной угрозой
вылета. Поэтому заниматься приходилось серьезно. Это к «платникам»
экзаменаторы позволяли себе быть снисходительными, а к «бюджетникам»
отношение было совсем другое… К тому же ещё надо было на что-то жить.
Мать ему ничем помочь практически не могла. Она и так едва сводила
концы с концами. Так что, помимо учёбы, приходилось много
подрабатывать… А потом он уехал и о том, что происходит в стране,
узнавал по большей части из австрийской прессы. Которую считал в
принципе вполне объективной… До того, как попал сюда. И здесь
выяснилось, что, несмотря на отсутствие в данной реальности
«авторитариста» или даже «диктатора» Путина, исключительно вследствие
своей тиранской сущности задавившего демократию и гражданские
свободы, вроде как являющиеся главным признаком цивилизованности
любого государства, на что многие, так сказать, «критики режима» в
значительной степени и списывали существенную часть негативного
отношения к России мейнстримной западной прессы в его изначальной
реальности, здесь с подобным отношением также всё было в порядке.
Вследствие чего Россия тут по-прежнему мазалась в первую очередь серо-
чёрной краской. С разными пропорциями черноты и серости, конечно, но
именно в этом колере с редкими вкраплениями цветного. А всё
положительное, что иногда проскакивало, подавалось, как правило, под
соусом: «Ох и ни хрена ж себе, они и на задних лапах ходить умеют?!»
Алекса же, после того как он прожил в этой России несколько месяцев,
угнетала мысль, что после его очередного возвращения в прошлое эта
страна исчезнет. Здесь было… хорошо. А вот как оно будет в
сохранившемся Советском Союзе, буде усилия Алекса увенчаются успехом,
пока было непонятно. С одной стороны, официальная приверженность
коммунистической идеологии как-то не очень мешала развиваться Китаю
даже в его исчезнувшей реальности. Это было видно не только по
количеству миллиардеров, по которому Китай вышел на второе место в
мире к моменту «провала» Алекса в прошлое (уступая только США), но и
по тому, что все мировые бренды основную часть своей продукции – от
джинсов и другой одежды и до электроники и всего такого прочего,
производили именно в Китае. И аргумент насчет низких зарплат к моменту
его попадания уже давно не работал. Средняя заработная плата в Китае
сильно приблизилась к отметке в тысячу долларов в месяц. А на тех
предприятиях, которые производили продукцию мировых брендов, – так и
давно уже перевалила. Да и то, что Китай всего лишь «сборочная фабрика»,
также перестало быть правдой. Иначе новые китайские бренды никогда не
смогли бы составить конкуренцию старым и признанным. А они составили.
Причем даже таким, как «Мерседес», «Рено», «Катерпиллер», «Самсунг» и,
уму непостижимо, самому «Эппл»! Во всяком случае, смартфоны
китайских брендов вполне себе успешно конкурировали по объемам
продаж со знаменитым iPhone… Так что если учесть, когда и с чего
китайцы начали, то можно было сказать, что коммунисты в условиях
рыночной экономики и глобального рынка оказались явно лучшими
хозяйственниками, чем прожженные капиталисты. Вследствие чего Алекс в
своих планах решил ориентироваться именно на китайский опыт. Но вот
насколько он будет употребим в сталинском СССР – пока было неясно. Уж
больно сильна была в той стране вера в изначальный, ортодоксальный
марксизм со всей его «неизбежностью падения капитализма» вследствие
того, «что капитализм сам вырастит своего могильщика – рабочий класс».
Китайский-то эксперимент начали претворять в жизнь уже после того, как
стало понятно, что лозунг «учение Маркса всесильно, потому что оно
верно», мягко говоря, не совсем соответствует действительности. И нужно
как-то искать выход из того тупика, в который он завёл те страны, которые
приняли его как руководство к действию. В СССР же пока ни у кого
подобного опыта не было. Как, впрочем, и вообще ни у кого в том времени.
Более того, наоборот, многими считалось, что выход из любых тупиков
именно в том самом марксизме и его немедленном и наиболее
последовательном и полном воплощении в жизнь…
Алекс вздохнул и вернулся к рабочему столу. В пентхаусе он в
настоящий момент находился в одиночестве. Несмотря на то что тот
состоял из шести комнат, ежедневная уборка входила в цену аренды. А
питался он в одном из кафе и ресторанов, которых в этом небоскребе было
точно больше дюжины. Причем в любом из них можно было заказать и
доставку блюд в апартаменты. И когда его пробивало на жор, а идти никуда
не хотелось, он пользовался этой услугой. Так что особенной потребности
в прислуге не было… А ещё на шестнадцатом-восемнадцатом этажах был
отличный спортивный комплекс, а в подвале располагался тир для
практической стрельбы. Вследствие чего он выходил за пределы здания,
дай бог, раз в пару-тройку недель. Чаще всего тогда, когда надо было куда-
то лететь.
Парень уселся в своё кресло и, развернув поудобнее экран, потер глаза.
Охо-хонюшки… читать ему ещё не перечитать. Несмотря на то что он
решил основные усилия сосредоточить на, так сказать, глобальных
вопросах и том, как побудить руководство СССР вообще решиться на
серьёзные изменения в весьма чувствительных для него вопросах (на что,
кстати, как раз и должны были сработать все те необычные картинки,
которые он заказывал художнику), и никаких особенных новых технологий
везти в прошлое Алекс на этот раз не планировал, совсем от этого
направления «прогрессорства» он отказаться всё-таки не смог. Просто
поставил себе в нём куда более скромные задачи типа «поиска блох» в уже
переданном (ну надо же было разобраться, с чем связан такой провал в
кораблестроении), а также более раннего внедрения разных модернизаций
и усовершенствований, которые и так были сделаны на принятых к
производству технических образцах и в освоенных в тридцатые годы
технологических процессах. Вот, например, завод «Красный пролетарий» в
тысяча девятьсот сорок четвертом году впервые в мировой практике сумел
наладить конвейерное производство станков. Так почему бы то, что сумели
сделать во время тяжелейшей войны, с её дефицитом квалифицированных
кадров и очень ограниченными ресурсами, которые шли в первую очередь
на производство военной продукции, не повторить в году эдак тридцать
четвертом? Или почему бы так слегка – парой вброшенных идей либо
более ранним привлечением к работе неких специалистов, чьи имена здесь,
в будущем, вполне известны, не добиться того, чтобы модернизированный
«ГАЗ-ММ» с на четверть более мощным двигателем пошел в производство
не в тридцать восьмом, а, скажем, в тридцать четвертом или тридцать
пятом году. Либо чтобы «ГАЗ-42» и «ЗиС-21»[103] также появились года на
три-четыре раньше. Это позволило бы резко улучшить транспортную
связность там, где топливная логистика ещё очень долгое время будет
весьма сильно затруднена.
Естественно, поиском подобных «блох» и доступных улучшений
Алекс занимался не сам. У него бы времени на это не хватило. Потому что
в первую очередь он сосредоточился на глобальных вопросах, к которым
пока очень смутно представлял как подступиться. Причем экономика была
ещё хоть как-то понятна. Ну, или, если быть более точным в
формулировках, – в этой области потихоньку начало что-то
вырисовываться… Хотя для этого пришлось не только потратить время и
средства на общение с профессором Маэдой, но и запустить несколько
других проектов. А также специально нанимать переводчиков с китайского.
Поскольку, как выяснилось, западная экономическая мысль как-то не
особенно старалась изучать китайский опыт. Возможно, потому, что он во
многом слишком уж сильно расходился с постулатами большинства
признанных западных «экономических гуру». Так что пришлось
обращаться к китайским источникам… А вот с социальной психологией,
социологией и всем таким прочим вообще был сплошной туман. Ну как
что-то можно объяснить людям, которые, во-первых, жёсткие
материалисты и во-вторых, отвергают любые побудительные мотивы
истории от разности менталитета, типов темперамента, религиозных
различий и всего такого прочего, будучи уверенными в том, что подоплекой
всего являются различия классовые? То есть, согласно их мировоззрению,
норвежцы и итальянцы в одних и тех же условиях, которые, кстати,
стратифицируются именно и только с помощью классового подхода, будут
непременно действовать одинаково! Как и холерики с меланхоликами или
христиане-протестанты и мусульмане-сунниты. То есть ценностной
аппарат, понятия добра и зла, достойного и недостойного, допустимого и
недопустимого побоку – рулит в первую очередь отношение к средствам
производства и классовые интересы. Ну бред же! Однако таковой была не
только официальная точка зрения, но и глубокие убеждения подавляющего
большинства элиты молодого Советского государства… А если к тому же
учитывать, что в тридцатые годы не только в СССР, но и вообще во всем
мире господствовало убеждение, что человек есть существо сугубо
рациональное и что как минимум его действия в экономической сфере
всегда результат некой продуманности и осознанности выбора, то можно
было вообще тушить свет и сливать воду…[104] И вот с этим всем ему и
предстояло… э-э-э… трахаться! Впрочем, ещё один козырь в этой игре он
всё-таки надеялся заиметь. Ну, кроме уже упомянутого Маэды. Если,
конечно, на его предложение, которое он отослал одному из самых
известных китайских экономистов Линь Ифу[105], который, хотя пока и не
был лауреатом Нобелевской премии по экономике, но, несомненно, являлся
реальным кандидатом на её получение, будет получен положительный
ответ.
Кроме того, в настоящий момент специально для Сталина и
посвященных шёл отбор некоего объема текстов как нобелевских лауреатов
и иных известных учёных, так и популярных учёных-публицистов, типа
того же Эрика Берна, чей труд под названием: «Игры, в которые играют
люди/Люди, которые играют в игры»[106] Алекс сам с удовольствием
прочитал. На хрен здесь публицисты? Да потому что именно они, несмотря
на все свои недостатки, обладали даром писать о сложных вещах вполне
понятным языком…
Он ещё не успел открыть следующий рабочий файл, как изображение
на экране сменилось на пиктограмму большой трубки, а из динамиков
зазвучала мелодия вызова. Алекс пробежал глазами ник-нейм абонента,
хмыкнул и кликнул мышкой по пиктограмме. Спустя мгновение на экране
развернулось изображение довольно молодого парня с прической вида
«взрыв на макаронной фабрике».
– Привет, Вадим!
– Добрый день, господин Ожеро (ну да, Алекс снова взял ту же
фамилию – зачем множить сущности сверхнеобходимого), – сразу же
отозвался тот. – Мы закончили со вторым блоком. Найдено шестнадцать
«камешков». Отчет и финальный текст вам отправлен.
– Вот как? Похоже, ребята Дениса стали работать куда лучше, чем
прежде.
– Да, так и есть, – парень на экране вздохнул, – но нам от этого только
хуже.
Алекс рассмеялся.
– Не волнуйся, вы для меня тоже ценны. Так что, дабы повысить вашу
заинтересованность, я, пожалуй, увеличу премии за «камешки» в четыре
раза, – он сделал короткую паузу, а потом несколько ехидно добавил: – Как,
впрочем, и штрафы за их пропуск.
– Ну, это понятно… – парень на экране повеселел. Он был старшим
группы «редакторов», которым Алекс поручил проверять окончательные
варианты материалов по поиску «блох» и повышению эффективности.
Таких групп у него было несколько, и работали они весьма эффективно.
Хотя для этого пришлось изрядно повозиться.
Сначала Алекс решил повторить вариант, который он использовал во
время предыдущего такта. То есть обратиться к профессионалам. К его
удивлению, на этот раз подобный вариант не прошёл. Если в прошлый раз
перед ним только что мелким бесом не рассыпались, стоило ему просто
появиться на пороге и намекнуть на суммы, которые он собирался
потратить на столь экстравагантные «исследования», то сейчас реакция
собеседников разительно напоминала ту, которую тогда демонстрировали
американцы и европейцы. Нет, услышав сумму, все оживлялись, но,
уточнив сроки, с сожалением отказывались.
– Увы, научный план на этот год свёрстан, – пояснил ему заместитель
директора одного из профильных институтов далеко не первой десятки. –
Всё заполнено – палец не пропихнуть. Что же касается следующего года,
так некоторые исследования у нас идут постоянно… да и заданные вами
сроки уж больно малы. Ну что мы сможем сделать за два с половиной
месяца? Филькину грамоту? На такое мы уж точно не пойдем. Авторитет
дороже… – Ну дык Россия в настоящий момент была вполне себе
нормальной и даже благополучной страной, а не очередной реинкарнацией
«девяностых», как во время прошлого такта. Да, со своими проблемами и
недостатками, но так где их нет-то? Алекс в своё время от коллег и
соседей-австрийцев тоже такого наслушался. И правительство у них
идиоты, и депутаты воры или бестолочи, и начальство зажимает, и тёща
жизни не даёт. Как пару-тройку кружек пива примут, так сразу и
начинают…
Так что после некоторого размышления Алекс решил попробовать, так
сказать, информационные технологии. Это выразилось в том, что он создал
несколько сайтов под тегом: «Как мы знаем историю отечественной науки и
техники» и вложился в их раскрутку. Посетителям предлагалось найти
информацию по трудностям освоения тех или иных образцов техники и
технологий, а также каким-нибудь упущенным возможностям и написать
доклад по конкретному образцу. Для «тестового» исследования предлагался
период с тридцатого по начало сорок первого года. Дальше рамки
предполагалось чуть расширить, но не намного. Года до сорок пятого. Всё
равно ему в будущее ещё ходить не переходить, так что будет время
посмотреть и на более поздние времена. К тому же, если удастся быстро
внедрить «накопанное» в этот раз, на следующем такте в те же сороковые
появятся уже новые варианты усовершенствований…
Готовые работы он собирался оплачивать суммой в двести
швейцарских франков. А что – солидно, ну для студента-то, каковых он и
видел в качестве основных «работников»… и для него совсем ненапряжно.
Так что, по идее, ему оставалось только отстёгивать деньги и получать
готовый результат. Наи-и-ивный… Уже через три недели стало понятно,
что из идеи получился пшик! Его просто закидали таким объемом
информации, что разобраться в ней ему стало абсолютно невозможно. То
есть вместо облегчения и уменьшения объема работы всё получилось
ровно наоборот! А когда он попытался хоть немного в ней разобраться,
выяснилось, что присланная информация на девяносто девять процентов
состояла из откровенной мути. Большинство контрагентов действовали
одним и тем же способом – тупо скачав в Интернете какую-нибудь левую
статью, отысканную роботом-поисковиком по тегам «наука и техника
тридцатых/сороковых», они, не озаботившись не то что хоть какой-то
проработкой материала или, там, проверкой достоверности, но даже и
минимальной вычиткой, отправляли её на адрес сайта и тупо получали
денежки. Ну да недаром ушлость студентов воспета в многочисленных
байках и анекдотах…
Впрочем, некий профит от этой неудачной попытки Алекс всё-таки
поимел. Причем такой, который позволил ему уже при следующей попытке
добиться сначала относительного, а потом и твёрдого успеха. Потому что
даже за столь недолгое время работы первого пула сайтов Алекс сумел
найти парочку человек, ставших впоследствии директорами всего этого
проекта. А как говорил один его вполне себе близкий знакомый: «Кадры
решают всё»… Так что, закрыв первый проект, парень связался с ними,
объяснил, чего хочет, и, после нескольких дней переговоров, они составили
для него вполне удобоваримый план, после защиты которого перед
«заказчиком» получили под него финансирование.
Так что к настоящему моменту деятельность вновь запущенных сайтов
выглядела следующим образом: сначала присланные материалы проходили
через «фильтры плагиата», на которых первоначально отсекалось до
девяносто девяти процентов работ, а в настоящий момент процент упал до
семидесяти, после чего прошедший «фильтры» материал поступал к
одному из отобранных и прошедших через испытательный срок
редакторов, который уже окончательно определял, стоит материал оплаты
или нет. Заинтересованность контрагентов удалось сохранить, подняв
оплату принятого материала до пятисот швейцарских франков… После
чего материал переходил на второй уровень «редактирования», в процессе
которого из него удалялись все «камешки», как стали называть различные
упоминания того, что можно было, исходя из поставленной задачи, считать
анахронизмами[107]. Ну и последним этапом, замкнутым уже на самого
Алекса, была «проверка проверяющих», которым выплачивалась премия за
каждый найденный «камешек». В принципе, теоретически существовал и
ещё один этап, когда материал читал уже лично Алекс. Именно он и мог
наложить тот самый штраф, который упомянул в разговоре с Вадимом.
Однако последнее время парень откровенно манкировал этими своими
обязанностями. И времени катастрофически не хватало, да и особенной
необходимости не было. Финальный уровень выходящих материалов стал
устойчиво высоким. Более того, редакторы первого уровня наловчились не
только тупо оценивать входящие материалы, но ещё и работать над
повышением их качества и содержательности. Мол, то, что ты прислал, не
примем, всё в нём упоминаемое уже имеется в других, но если покопаешь в
том и вон в том направлении, то шанс есть…
– Тогда мы сразу же беремся за следующий блок, – обрадованно
закончил Вадим и отключился. Алекс вздохнул. Увы, главная его проблема
подобным не решалась. Впрочем, грех жаловаться. Наоборот, радоваться
надо, что, слава богу, большинство других удалось скинуть, так сказать, на
аутсорсинг.
Так, ещё одним интернет-проектом стала адаптация учебников. Ну да,
после послед… кхм… крайнего разговора с Фрунзе стало понятно, что
таскать в прошлое технологии, основанные на процессах, часть которых
пока не имела объяснения даже в рамках фундаментальной науки того
времени, это палиться громче некуда! Из чего вытекало, что ту науку надо
бы подтянуть. А что для этого может быть лучше, чем привезти учёным
современные учебники. Не школьные, конечно, хотя и насчёт них имелись
кое-какие мысли, а институтские. Потому что именно в учебниках
устоявшаяся на момент их написания научная картина мира излагается
наиболее целостно и последовательно.
Но, опять же, для этого нужно было избавить тексты учебников от куда
более серьёзного палева. Ну сами посудите, как будут реагировать те, кто
будет читать учебники в, скажем, тридцать первом году, если в тексте
встретится, например, упоминание эффекта Черенкова, который, как будет
сказано, был обнаружен только в тридцать четвёртом, а его физическое
объяснение получено лишь в тридцать седьмом. Или вообще в тексте
окажется упомянуто, что Черенков – нобелевский лауреат, притом что это
звание он получил только в тысяча девятьсот пятьдесят восьмом году. А
особенный сюр подобному мог бы придать вариант, когда подобный текст
вдруг прочитал бы сам Черенков. Чего, кстати, совершенно нельзя было
исключать… Вследствие всего этого в практически любом учебнике, как
правило, требовалось не только заменить «фамильные» названия эффектов,
законов и правил на, так сказать, фактологические (для эффекта Черенкова
это звучало как «свечение, вызываемое в прозрачной среде заряженной
частицей, движущейся со скоростью, превышающей фазовую скорость
распространения света в этой среде»), но и зачастую дать краткое описание
теории и сути экспериментов, утвердивших изложенный постулат. Потому
как в тексте часто никаких объяснений не приводилось. Ибо общепринятые
названия эффектов, формул и методик говорили сами за себя.
Ну и, до кучи, Алекс посчитал необходимым «вычистить» любые
упоминания о ядерном оружии. Да и вообще о любых ядерных
технологиях. Рано об этом ещё было говорить, рано…
Кроме того, «на сторону» удалось скинуть и «флотские вопросы»,
разобраться с которыми Алекс посчитал делом чести. Он же так много ими
занимался в прошлый раз – и такой облом…
Вариант подвернулся, считай, случайно. Алекс тогда только прилетел в
Питер и как раз ехал в такси из Пулково в забронированный отель, который
располагался на Пироговской набережной. Его первый, неудачный,
интернет-проект в тот момент как раз был в самом разгаре. Так что, сев в
машину, он расположился на заднем сиденье и почти всю дорогу провел,
уткнувшись в экран планшета и пытаясь разобраться в той мути, которую
ему валом слали в обмен на очередные двести списанных с его счёта
швейцарских франков… И вот как раз в тот момент, когда таксист уже
заворачивал с набережной Невы на набережную Малой Невки, одуревший
от разгребания мути Алекс оторвал взгляд от экрана планшета и посмотрел
в окно. После чего завис на несколько секунд.
– А-а-а… где «Аврора»? – придушенно выдавил он из себя, когда
незнакомый силуэт куда более крупного корабля, увенчанного двумя
трехорудийными башнями с пушками явно куда более крупного, чем
«авроровские», калибра, после того как такси свернуло к отелю, скрылся за
углом дома.
– Да её ж ещё в войну раздолбали! – удивился в ответ водитель. – Сам
Гитлер распорядился. Больше двадцати бомберов тогда фрицы при налёте
потеряли, но утопили. На боевых кораблях-то и в порту или, там, на
вокзалах зенитная оборона очень мощной была, так что они туда уже с
очень большой осторожностью совались, предпочитая по городу работать.
А на «Авроре» даже сраной зенитки не было. Вот они и решили хоть такой
корабль утопить. Ну, тогда ещё немецкий ас Рудель погиб. Не слышали? – а
после паузы добавил: – Да и не здесь она тогда стояла.
На следующий день Алекс прямо с утречка отодвинул все свои дела и
отправился на, как это выяснилось из местного варианта Интернета,
«мемориальный корабль-музей тяжелый крейсер „Василий Чапаев“». Уж
очень ему хотелось, так сказать, «вживую пощупать» то, что до сего
момента он видел только в чертежах.
Тяжелый крейсер впечатлял. Алекс с удовольствием прочитал на
входном стенде, что он был почти на две тысячи тонн тяжелее немецкого
прототипа и отличался от него не только двигательной установкой, но и
средней, а вернее, универсальной артиллерией. Вместо восьми сто
пятидесяти миллиметровок и трёх зенитных спарок калибром, на разных
образцах, от восьмидесяти восьми до ста пяти миллиметров, на этом
варианте крейсеров типа «Чапаев» стояло семь универсальных спарок
калибра сто тридцать миллиметров, базой для которых послужили
американские флотские зенитки 5'/25 mark 10 разработки тысяча девятьсот
двадцать шестого года, самым большим усовершенствованием которых
стало удлинение ствола до тридцати семи калибров. Впрочем, нет, не
совсем так… Судя по тому, что Алекс успел почитать за вечер,
усовершенствовать там пришлось много чего, потому что изначально
орудие оказалось весьма капризным. Впрочем, возможно, это было вызвано
недостаточной освоенностью первоначального этапа производства или,
возможно, общим технологическим отставанием советской
промышленности. Но потом с этим справились. Так что впоследствии
орудие по итогам его боевого применения оценивалось как весьма удачное
и надежное… И вот ведь интересно – американцы свою самую знаменитую
универсалку 5’/38 mark 12 разработали на базе неуниверсального 5’/51
орудия, сделав его ствол как бы средним по длине между неуниверсальным
и вот этим самым 5’/25 зенитным орудиями, и советские конструкторы
пошли, считай, тем же путем, просто приняв за основу «зенитку»…
Алекс бродил по кораблю почти три часа и, похоже, изрядно
намозолил глаза окружающим. Потому что одна из девчушек, одетых в
морскую форму, которые здесь присутствовали практически в каждом
отсеке, вследствие того, что кроме своего музейного статуса корабль ещё и
служил учебной базой нахимовского училища, не выдержала и спросила:
– Может, вам что-нибудь показать?
– Показать? – Алекс, погруженный в свои мысли, окинул задумчивым
взглядом стройную девичью фигурку со вполне себе развитыми женскими
вторичными половыми признаками, после чего, так и не выплыв
окончательно из собственных размышлений, задумчиво заговорил: – Хм-м-
м… а знаете, я бы не отказался от индивидуальной экскурсии.
Эксклюзивной. Для меня одного. Я готов за неё хорошо заплатить. Но она
должна быть… э-э-э… не совсем стандартной.
– Что?!! – девчушка мгновенно густо покраснела и возмущенно
вскинулась. А до Алекса внезапно дошло, что именно он сейчас сказал и
как именно его поняли. Поэтому он поспешно вскинул руки и торопливо
заговорил:
– Девушка, вы не так поняли! Дело в том, что я бы хотел получить
экскурсию не столько по боевому и, так сказать, жизненному пути этого
корабля, сколько по истории его создания, трудностях, с которыми
пришлось столкнуться тем, кто его построил, выявленным недостаткам
конструкции, каким образом и с помощью какой модернизации их удалось
устранить. И ничего более…
Справиться с возмущением девушке удалось не сразу. Так что она ещё
с минуту сверлила «посетителя» недоверчивым взглядом, после чего
буркнула:
– Это вам надо к Надежде Гавриловне…
Надежда Гавриловна обнаружилась за дверью, украшенной табличкой
«Директор экспозиции». Девчушка довела его до двери, боднула
недовольным взглядом и, бросив:
– Ждите, – исчезла внутри.
Под светлые очи «директора экспозиции» парня допустили только
через десять минут. Надежда Гавриловна оказалась женщиной возрастом
немного за пятьдесят, но при этом весьма ухоженной и с умным взглядом.
Выслушав Алекса, она задумалась, после чего несколько нерешительно
произнесла:
– Вообще-то подобных экскурсий мы не проводим. Да и всю подобную
информацию в рамках одной экскурсии не охватить. Крейсер за время
своей службы прошел четыре модернизации, а кроме того, ещё и дважды
ремонтировался после серьезных боевых повреждений. И во время
ремонтов он также подвергался некоторым изменениям, повышающим его
боевые качества и живучесть…
– Ничего страшного, – отозвался Алекс. – Я готов выделить на это
несколько дней. Главное – найти хорошего специалиста. Я согласен даже на
какого-нибудь пенсионера. И если потребуются поездки на верфи или, там,
в архивы, то я оплачу такси. Или, например, можно вообще на несколько
дней нанять машину.
– А зачем вам это?
– Дело в том, что я – писатель-фантаст, – привычно начал Алекс, – и
пишу книгу в жанре альтернативной истории. Но я хочу, чтобы моя книга
была, как это ни покажется вам неожиданным, максимально достоверной.
То есть для меня важно, чтобы все усовершенствования и изменения,
которые я опишу в книге, были реально осуществимы. То есть в моей книге
не будет ничего браться из, так сказать, воздуха или становиться
результатом воздействия неких инопланетян. Я собираюсь ограничиться
допущением, что некоторые удачные находки в деле освоения новых
технологий, технических приемов и ноу-хау произошли несколько раньше,
чем в реальности, понимаете?
Директор экспозиции задумалась.
– Что ж, интересный подход. И, прямо скажем, необычный. А сколько
вы готовы заплатить?
– Я пока слабо ориентируюсь в подобном вопросе. Предложите
вариант сами. Если он меня не устроит – я вам скажу.
Женщина бросила на него этакий несколько застенчивый взгляд, а
затем осторожно спросила:
– Шестьдесят рублей в день вас сильно затруднит?
Алекс внутренне усмехнулся. Шестьдесят рублей в этой реальности
были эквиваленты приблизительно ста долларам. Нет, курс рубля здесь
тоже не сохранился неизменным с советских времен. После разрушения
Советского Союза его кривые скакали и изворачивались не менее
причудливо, чем это происходило в его изначальной реальности. Но в этой
России к настоящему моменту прошла уже вторая деноминация, перед
которой, кстати, курс составлял привычные Алексу по той реальности, что
осталась ныне исключительно в его памяти, шестьдесят с копейками
рублей. Вот так и получился новый курс в шестьдесят копеек за доллар… А
деноминация, кстати, по большинству оценок ещё и оказала на население
страны весьма благотворное психологическое воздействие. Люди отметили,
что курс доллара вернулся к значениям времен СССР, и подсознательно
укрепились во мнении, что теперь страна окончательно укрепилась и
стабилизировалась. Впрочем, так оно, считай, и было. Лучшей
иллюстрацией подобного мнения служило то, что за прошедшие с момента
последней деноминации три с лишним года курс рубля даже слегка
укрепился. И сколько в этой стабильности экономики, а сколько
психологического самоощущения людей, никто точно сказать был
неспособен…
– Нет, всё нормально, цена вполне устраивает.
– Тогда я могла бы сама этим заняться, – заявила Надежда Гавриловна.
– Вы? – изумился парень. Директор экспозиции окинула его строгим
взглядом и сурово произнесла:
– Молодой человек, мой отец был последним капитаном этого
крейсера в составе действующего флота и первым в качестве
мемориального корабля. Никто не знает об этом корабле больше меня.
Никто!..
Так оно и оказалось. Более того – как выяснилось, Надежда
Гавриловна являлась ещё и модератором «группы крейсеров» на самом
популярном российском военно-морском форуме, а кроме того, имела
очень неплохие и служебные, и личные связи с директорами других
мемориальных кораблей-музеев, которых насчитывалось в стране ажно
восемь штук. Ещё один крейсер, на этот раз лёгкий, типа «Свердлов»,
проект которого был разработан на основе американского типа «Атланта»,
стоял на вечной стоянке в Кронштадте, линкор «Марат» имел местом
последней дислокации Мурманск, пара эсминцев «мемориалила» в
Севастополе и Владивостоке, а кроме того, во Владивостоке и
Архангельске на вечной стоянке находилась и парочка подводных лодок
проекта «Щ», в этой реальности выросших из «опытной подводной лодки»,
построенной голландской (а по факту немецкой) фирмой Ingenieurskantoor
voor Scheepsbouw из Гааги, которая разработала её проект на базе
построенной им для Финляндии подводной лодки «Ветехинен». И потому
«Щуки» по факту являлись близкими родственниками знаменитым
немецким «семеркам»… Впрочем, это всё произошло в соответствии с
теми материалами, которые Алекс приволок в прошлый раз, так что
новостью для него не стало. Да и вообще, с подводными лодками,
торпедными катерами, базовые образцы которых также были закуплены за
рубежом, у немецкой фирмы «Люрсен», тральщиками, десантными
паромами и иными вспомогательными судами у РККФ все обстояло
заметно лучше, чем с крупными кораблями основных классов. А кроме
того, она ещё и курировала переработку конструкции единственного
советского ударного авианосца, сделанного на базе корпуса от линейного
крейсера «Измаил». Потому как уж больно кривым и ублюдочным он
получился. А также проработку конструкции нескольких вариантов легких
авианосцев. Потому что даже ещё один ударный СССР не был способен
потянуть ни за какие коврижки, а вот пару-тройку легких «эрзацев» на базе
крупного транспорта или танкера, по типу более поздних американских
«каноэ» – может быть. Ибо насколько такие корабли могут быть полезны
флоту, показал тот самый набег флота под Ригу летом сорок первого. Да и в
качестве противолодочных на Севере они бы тоже были очень не
лишними… Так что Надежда Гавриловна сейчас тянула на себе весь пул по
кораблестроению и военному флоту, освободив Алекса от очень большой
головной боли.
Парень вздохнул и бросил взгляд на экран, фоновый рисунок которого
представлял из себя размытую довоенную фотографию молодой девушки в
цветочном венке посреди цветущего луга, освещенного солнцем. Он с
трудом сумел отыскать фотографию Эрики на каком-то австрийском сайте,
посвященном истории аристократических фамилий. После его перехода её
следы затерялись. Нет, кое-какая информация о том, что она эмигрировала
в Советский Союз, просочилась, как и о том, что она родила ребёнка. Но
вот никаких сведений о том, как его зовут или хотя бы кто он – мальчик или
девочка, отыскать не удалось. Единственное упоминание о графине фон
Даннерсберг относилось ко времени разгара Второй мировой. Весной
сорок третьего года она появилась в нацистской Германии, где смогла
вытащить из фашистских концлагерей почти восемьсот советских
военнопленных и переправить их в Швейцарию, разместив по госпиталям
и больницам, часть из которых развернули в замках, принадлежавших её
родственникам. Что, скорее всего, также было её заслугой… После чего