Вы находитесь на странице: 1из 49

Вестник ПСТГУ

V: Музыкальное искусство христианского мира

2009. Вып. 2 (5). С. 76–124

СТИХИРЫ-ПОДОБНЫ В БОГОСЛУЖЕБНОЙ ПРАКТИКЕ СТАРОВЕРОВ-СТРАННИКОВ СИБИРСКОГО РЕГИОНА

Т. Г. К АЗАНЦЕВА

В статье рассматривается один из региональных вариантов функционирования системы стихир-подобнов в среде современного сибирского старообрядчества, освещаются про- блемы репертуара самоподобнов и песнопений, исполняемых на подобен; исследуется структурная организация музыкального текста песнопений этой группы на различных композиционных уровнях. В результате сравнительного анализа устной и письменной версий устанавливаются принципы модификации ладомелодической и композиционной структур под влиянием устной формы бытования.

Принцип пения на подобен (по мелодическим моделям), фундаментальный для древнерусского церковно-певческого искусства, неоднократно привлекал вни- мание исследователей. Интерес к этой особой сфере бытования многих текстов православной гимнографии отмечается уже в работах классиков отечественной музыкальной медиевистики 1 . В трудах ученых последних трех десятилетий XX в. данная тема получила основательную научную разработку в историко-культуро- логическом, источниковедческом и текстологическом аспектах 2 . Этапной рабо- той в развитии данного направления следует признать исследование Ю. В. Арта-

* Изучение традиций литургического пения истинно-православных христиан странству- ющих осуществляется в рамках проекта РГНФ № 07–04–00415а. 1 Разумовский Д. В. Церковное пение в России / Публ., предисл. и коммент. И. Лозовой и Н. Гурьевой-Городецкой // Музыкальная академия. М., 1998. № 1. С. 88–92; № 2. С. 181–193. 1999. № 1. С. 22–35; № 3. С. 62–70. 2000. № 1. С. 89–98; № 2. С. 177–183; № 3. С. 74–80; № 4. С. 43–60; Металлов В. М. Богослужебное пение в русской церкви. Период домонгольский: По историческим, археологическим и палеографическим данным. Ч. 1 и 2. 2-е изд. М., 1912; Он же. Очерк истории православного церковного пения в России. Троице-Сергиева Лавра, 1995; Преображенский А. В. Культовая музыка в России. Л., 1924. 2 Успенский Н. Д. Образцы древнерусского певческого искусства: Музыкальный материал с историко-теоретическими комментариями и иллюстрациями. Л., 1971; Владышевская Т. Ф. Музыкальная культура Древней Руси. М., 2006. С. 423–434; Shidlovsky N. G. The Notated Lenten Prosomoia in the Byzantine and Slavic Traditions / Prinston university. Prinston, 1983; Морохова Л. Ф. Подобники как форма музыкально-теоретического руководства в древнерусском певческом искусстве // Источниковедение литературы Древней Руси. Л., 1980. С. 181–190; Богомоло- ва М. В. Моделирование древнерусских песнопений путевого роспева по принципу подобия // Древнерусская певческая культура и книжность : Сб. науч. тр. Л., 1990. С. 49−61 и др.

76

Т. Г. Казанцева. Стихиры-подобны в богослужебной практике староверов-странников

моновой, посвященное исторической эволюции репертуара песнопений-моде- лей (кондаков и стихир) в рамках древнерусской певческой культуры письмен- ной традиции XI–XVIII вв. Ей же принадлежит наиболее детальное рассмот- рение вопросов терминологии, сложившейся вокруг этой системы в певческой практике и исследовательской литературе 3 . В работах отечественных медиевистов, хотя и в меньшей степени, затраги- валась проблема «живого» бытования указанной системы в певческой практике современного старообрядчества, сохранившей принцип пения на подобен в его дореформенном варианте, а также разрабатывался и собственно музыкально- теоретический аспект, где внимание исследователей сосредоточивалось преиму- щественно на композиционной структуре подобнов. Здесь, прежде всего, необ- ходимо назвать работы Т. Ф. Владышевской 4 , которой удалось выявить реперту- ар подобнов, функционирующих в старообрядческой среде, классифицировать данные песнопения-модели на основе композиционного критерия, описать технику пения на подобен на примере некоторых образцов, записанных от ста- роверов двух региональных и субконфессиональных традиций: белокриницкого согласия Нижнего Новгорода и беспоповцев Риги. Кроме того, важную инфор- мацию о стабильности мелодической формы самоподобнов на протяжении ве- ков содержит небольшой по объему раздел ее исследования Кондакаря Типог- рафского устава, посвященный текстологии самоподобна «Доме Ефрафов». Тем не менее, следует признать, что указанные выше аспекты до настоящего времени не исчерпали свой проблемный потенциал: многие, на первый взгляд, очевидные параметры структурной организации этих «простых» форм бого- служебного пения требуют более детальной проработки, а некоторые сведения нуждаются в уточнении. Особенно это касается малоизученных региональных старообрядческих традиций, к каким относится традиция староверов-странни- ков, проживающих на территории Сибири 5 .

3 Артамонова Ю. В. Песнопения-модели в древнерусском певческом искусстве XI– XVIII веков : Дис. … канд. искусствоведения / Рос. акад. музыки им. Гнесиных. М., 1998. Вопросы терминологии также обсуждаются в статье Л. Ф. Мороховой. См. : Морохова Л. Ф. Подобники как форма музыкально-теоретического руководства… Осознавая всю сложность терминологической ситуации, исторически сложившейся как в самой древнерусской певчес- кой культуре, так и в исследовательской литературе по вопросам пения по мелодическим об- разцам, мы, тем не менее, в своем исследовании придерживаемся терминологии, принятой в среде носителей традиции: под подобном подразумевается песнопение-образец; песнопение, распетое на этот образец, обозначено термином на подобен. 4 Владышевская Т. Ф. Музыкальная культура Древней Руси… С. 431–434; Владышевс-

кая Т. Ф. Ранние формы древнерусского певческого искусства :

воведения. М., 1976.

5 Самоназвание согласия — истинно-православные христиане странствующие; в научной литературе также бытуют определения странники-статейники, странники-иерархиты, реже — бегуны. По установленным на сегодняшний день данным, странническое согласие выдели- лось из среды филипповцев в середине 60-х гг. XVIII в. Первоначально его центр располагался в окрестностях Ярославля, но со временем оно значительно расширило географию своего распространения за счет территорий Урала и Сибири, где до настоящего времени сохраня- ет серьезные позиции и значительное число приверженцев. Особенностью согласия является иноческое положение его членов. Об истории формирования и догматике страннического со- гласия см. : Мальцев А. И. Староверы странники в XVIII — первой половине XIX веков. Ново-

канд. искусст-

77

Исследования

Выбор данной субконфессиональной традиции обусловлен следующими причинами. Странническое согласие генетически связано с исконно беспопов- ским староверием старопоморской формации, а, следовательно, ориентировано на сохранение в своей литургической практике наиболее архаичных форм бого- служебного пения, включая систему подобнов. Что же касается общин других беспоповских согласий Сибири (новопоморцев (брачных), федосеевцев, фи- липповцев), то, как показывает опыт экспедиционной работы, в большинстве из них (если не повсеместно) техника пения на подобен оказалась утраченной и была на определенном этапе заменена более простым гласовым пением. В этом смысле странническая традиция является уникальным образцом, всестороннее изучение которого позволит сформировать более полное представление о древ- нейшей составляющей церковно-певческого канона беспоповского старообряд- чества 6 . Кроме того, описываемая традиция является хорошо сохранившейся, что позволяет на основе ее анализа получить достоверные результаты, сведя к минимуму «ложные» выводы, обусловленные такими факторами, как трансфор- мация или утрата традиции. Основными задачами, на решение которых направлено наше исследование, являются определение репертуара бытующих в певческой практике сибирских странников подобнов; установление закономерностей временной (ритмической и композиционной) и ладомелодической организации данных песнопений в их устном варианте; выявление индивидуальных особенностей реализации древней системы подобнов в изучаемой традиции. Однако решение этих частных задач постоянно требует выходов на проблематику более широкого плана, связанную с общей эволюцией системы подобнов в древнерусской певческой культуре, как в репертуарном, так и в стилистическом аспектах. В целом составление списка песнопений, выполняющих в богослужебной певческой практике странников функцию подобнов, не представляет особой сложности. Их репертуар хорошо помнят и безошибочно перечисляют сами носители традиции; в библиотеке общины хранится школьная тетрадь в клетку (12 л.), в которой стилизованным тонким полууставом, чернилами синего цве- та (шариковая ручка) выписаны тексты подобнов. Тексты песнопений не ноти- рованы, но имеют деление на строки. Все палеографические приметы списка свидетельствуют о том, что он выполнен не очень давно (не ранее 70-х гг. XX в.) одним из членов общины, осваивавшим «азы» певческого искусства. Наши ин- форманты не смогли назвать имя переписчика, однако подтвердили учебный ха-

сибирск, 1996. См. также : Казанцева Т. Г. Материалы для изучения традиции литургическо- го пения истинно-православных христиан странствующих // XVIII Ежегодная богословская конференция Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университете: Материалы. Т. 2. М. : Изд-во ПСТГУ, 2008. С. 187–192. 6 Система пения на подобен в литургической практике сибирских старообрядческих общин, исторически связанных с беглопоповским направлением, реализуется с различной степенью полноты. На сегодняшний день можно утверждать, что наиболее активно практи- ка пения на подобен бытует в крупных приходах старообрядцев Белокриницкой иерархии. В общинах сибирских часовенных, в силу их предельной психологической замкнутости, данная традиция пока не зафиксирована, что не позволяет делать относительно нее каких-либо оп- ределенных выводов.

78

Т. Г. Казанцева. Стихиры-подобны в богослужебной практике староверов-странников

рактер рукописи: именно по таким тетрадкам (а вовсе не по крюковой строке) из поколения в поколение происходило освоение техники пения на подобен; по

сходным «учебным пособиям» обучались и сами информанты. Все это свиде- тельствует о том, что система подобнов в изучаемой традиции функционирует исключительно в устной сфере, что, как будет показано ниже, не могло не нало- жить отпечатка на ее облик в сравнении с крюковой версией данных песнопе- ний. Устный и письменный источники сообщают о десяти бытующих в практике странников подобнах; их распределение по гласам следующее:

глас 1

«Небесным чином радование»;

глас 2

«Прехвалнии мученицы»; «Доме Ефрафов»;

глас 4

«Егда от древа»; «Яко добля в мученицех»;

глас 5

«Дал еси знамение»; «Иже званныи свыше быв»; «Радуися живоносныи кресте»;

глас 6

«Совет Превечный»;

глас 8

«О преславное чюдо».

Очевидно, что данный список ограничен, поэтому небезынтересным ста- новится вопрос о месте, занимаемом перечисленными песнопениями, в об- щей системе подобнов древнерусской гимнографии. Опираясь на исследование Ю. В. Артамоновой 7 , мы можем заключить, что система стихирных подобнов знаменного распева, с одной стороны, демонстрирует достаточно стабильное функционирование на протяжении веков; с другой — состав образцов в разные периоды претерпевает определенные изменения. Также важным для нас является наблюдение исследователя, касающееся различия списков подобнов в теоретических руководствах и реальной певчес- кой практике, устанавливаемой ею по рядовым певческим книгам различного времени. Так, например, Ю. В. Артамонова подвергает сомнению изложенную

в ряде трудов 8 точку зрения о статусе «Подобьниц» — наиболее раннего и про- странного их списка, имеющегося в Кондакаре Типографского устава — как те- оретического руководства, включающего образцы, используемые в певческой

практике. Исследователь утверждает, что эта подборка не могла «служить спра- вочным пособием для певчих» в силу того, что выявленное ею по спискам Сти- хирарей общее количество моделей стихир вдвое превышает состав подборки Типографского Устава, при этом восемь из сорока текстов «Подобьниц» вообще

в Стихирарях не используются 9 . По меньшей мере, модели, отмеченные ею как общие для Минейного и Триодного Стихирарей XII–XIV вв., а также наиболее употребительные в Минейных Стихирарях того же времени, составляют лишь половину списка Типографского Устава и не во всем с ним совпадают.

7 Артамонова Ю. В. Песнопения-модели… 8 Владышевская Т. Ф. Музыкальная культура Древней Руси…; Морохова Л. Ф. Подобники как форма музыкально-теоретического руководства… 9 Артамонова Ю. В. Песнопения-модели… С. 48.

79

Исследования

Теория и практика функционирования системы подобнов в период XII–

XIV вв. естественным образом могли не вполне совпадать. Внесенные последние

«коррективы» нашли отражение в составе песнопений-моделей, составивших списки нотированных Подобников, появившихся в певческих рукописях XV–

XVI в. в виде теоретических руководств нового для древнерусского певческого

искусства периода. Данные Подобники, несомненно, ориентированы на состав древнейшего списка Типографского Устава. Так, в частности, в нем сохранились образцы, не имевшие широкого распространения в певческой практике. Однако часть моделей оказалась исключенной из списка, а также появились новые об- разцы. К середине XVII в., то есть к моменту глобального реформирования отечес- твенной церковно-певческой традиции список подобнов значительно сокраща- ется и стабилизируется. Рукописи этого времени содержат всего четырнадцать образцов, что составляет половину репертуара Подобников XV–XVI вв. и ме-

трети от древнейшего их списка. Думается, что такая стабилизация не была следствием естественного, стихийного процесса эволюции системы подобнов

нее

под

влиянием только певческой практики. Она, скорее всего, явилась результа-

том

теоретического ее осмысления и, возможно, отразила один из этапов рефор-

мы богослужебного пения, которая, как известно, началась задолго до радикаль-

ных мероприятий патриарха Никона и его сподвижников. В связи с этим встает вопрос, почему одни песнопения сохранили свою роль моделей-образцов, а другие ее утратили? Можно предположить, что в Подоб- никах середины XVII в. сохранились образцы, предназначенные для наиболь-

шего числа распеваемых на них текстов, либо образцы, используемые для текс-

тов стихир всех служебных книг, то есть наиболее востребованные в певческой

практике и имеющие универсальное значение. Но эти, казалось бы, лежащие на поверхности предположения в любом случае требуют доказательств. Для ответа на поставленный вопрос нами были проанализированы предна- значенные для пения тексты из дореформенный печатных изданий служебных (ненотированных) Октоиха 10 , апрельской Минеи 11 , Триоди постной 12 . В этих книгах были выявлены все песнопения, имеющие указание «на подобен»; их ин- ципиты (с указанием жанровой разновидности песнопений) сведены в таблицы в соответствии с принадлежностью к тому или иному подобну. Данные таблицы ввиду их объема в настоящей статье не приводятся, отметим только, что предпо- ложенный нами количественный критерий оказался не показательным и, скорее всего, вторичным. Так, например, подобен 1-го гласа «Прехвальнии мученицы» указан в качестве модели в названных книгах около семидесяти раз, подобен «Доме Ефрафов» (глас 2) — всего 6 раз и только для одной службы 13 , тогда как

10 Октоих (служебный) : Гласы 1–4. М., 1638; Октоих (служебный) : Гласы 5–8. М., 1594.

11 Минея служебная. Апрель. М., 1625. Выбор Минеи данного месяца, в сущности, носил произвольный характер и был обусловлен лишь тем, что основной массив песнопений в тех- нике пения на подобен был исполнен странниками именно по этой книге.

12 Триодь постная (служебная). М., 1593.

13 Минеи зимних месяцев, конечно, дали бы иную картину.

80

Т. Г. Казанцева. Стихиры-подобны в богослужебной практике староверов-странников

подобен 3-го гласа «Велия мучеников Твоих», вообще не вошедший в списки

XVII в., предназначен для восемнадцати текстов.

С другой стороны, материалы сводных таблиц обнаруживают весьма любо- пытные закономерности, непосредственно приближающие нас к ответу на пос- тавленный вопрос о причинах удержания в традиции конкретного набора пес-

нопений-моделей. Для наглядности обратимся к табличной форме представле- ния (см.: приложение 1, таблица 1). В четырех колонках этой таблицы приведены инципиты песнопений, вошедших в Подобники середины XVII в., и инципиты подобнов, на которые даются указания в Октоихе, Минеи, Триоди постной. Очевидно, что число моделей, требуемых Уставом для распевания текстов служебных книг, значительно превышает список из четырнадцати подобнов. Наибольшее число указаний на разные модели содержатся в Триоди, при этом, данные указания далеко не полностью совпадают с составами Подобников не только позднего, но и более ранних периодов истории знаменного распева. Су- ществуют модели, общие для всех книг и закрепленные только за одной или дву- мя из них (как правило, совпадают подобны Октоиха и Триоди). Напомним, что сходная ситуация была зафиксирована Ю. В. Артамоновой уже по отношению к репертуару подобнов рядовых певческих книг эпохи Студийского устава: 1) спи- сок моделей рядовых певческих рукописей не совпадает с составом «Подобь-

ниц» Типографского устава; 2) существует два круга образцов — для Минейного

и Триодного Стихирарей, соответственно; 3) большинство подобнов постного

цикла связано с песнопениями Октоиха 14 . Единственное отличие — количест-

венное: в студийскую эпоху численно преобладали подобны минейного цикла. Все это, с одной стороны, свидетельствует о предельной стабильности, по край- ней мере, фундаментальных основ функционирования системы подобнов, с дру- гой, — о том, что богослужебная певческая практика всегда обладала определен- ной степенью самостоятельности, точнее, Устав допускал некую зону свободы действия для стихийно складывавшейся непосредственно в клиросной практике традиции. В связи с этим возникает предположение, что многие тексты стихир уже в эпоху Студийского устава не исполнялись в соответствии с указаниями служебных книг, а сами указания сохранились в ней лишь в силу традиции и, возможно, действительно как дань византийским протографам 15 . Однако, помимо наблюдений самого общего эволюционного плана, для нашего исследования более значимым является факт практически полного сов- падения репертуара универсальных (общих для трех типов книг) подобнов из первопечатных служебных Октоиха, Миней и Триоди (рубеж XVI–XVII вв.) с составом Подобников, появившихся в певческих книгах несколько позднее (се- редина XVII в.). Более того, он вполне адекватен списку общих для минейного

и триодного циклов подобнов, выявленных Ю. В. Артамоновой по рукописям

XII–XIV вв. Вывод, который следует из этих наблюдений, по всей вероятности, может быть сформулирован таким образом: в списках XVII в. зафиксирован ре-

14 Артамонова Ю. В. Песнопения-модели… С. 43–44. 15 Данное предположение высказано Ю. В. Артамоновой. См. : Артамонова Ю. В. Песно- пения-модели… С. 46.

81

Исследования

пертуар реально используемых в богослужебной певческой практике на протя- жении веков и универсальных в жанровом отношении песнопений-моделей. Тем не менее, данный вывод кажется нам не вполне окончательным. Мы предполагаем, что в этот репертуарный список были внесены модели, предна- значенные только для текстов Минейного цикла. Для выдвижения этого пред- положения сами списки дают, по крайней мере, два основания: 1) из состава подобнов XVII в. (за несколькими исключениями, требующими дальнейшего осмысления 16 ) исключены все модели осмогласного и триодного циклов, не сов- падающие с минейными; 2) напротив, включен подобен «Доме Ефрафов», не используемый для текстов Октоиха или Триоди. Косвенным доказательством может служить и современная старообрядческая практика (в том числе и стран- ническая), ориентированная, как известно, на позднюю дораскольную («пред- раскольную») традицию. Стихирная часть Октоиха (включая стихиры воскрес- ные, имеющие распевный вариант и зафиксированные в певческих Октоихах знаменной нотацией) 17 на старообрядческой службе поется исключительно на гласовую модель (силлабический самогласен), за исключением богородичнов, допускающих два варианта распева на выбор певчих: на самогласен и по крю- ковой строке («в роспев», «по солям») 18 . Сами носители традиции ассоцииру- ют технику пения на подобен исключительно с текстами стихир неподвижного цикла и на нашу просьбу исполнить что-либо на подобен обращаются именно к Минеям, а не к каким-либо иным книгам. Ответ на вопрос, каким образом и к какому времени сложилась подобная практика, выходит за рамки нашей компетенции: эта проблема требует самосто- ятельного исследования. На данном этапе мы можем лишь констатировать факт ограничения действия системы подобнов рамками стихир неподвижного цикла

и утверждать, что указанное ограничение возникло не в старообрядчестве, а су- ществовало еще в дораскольный период. Что касается старообрядческих певческих рукописей, то подборки подоб- нов в них непосредственно ориентированы на списки середины XVII в. Из осо- бенностей следует отметить включение в Обиход поморской редакции двух пес- нопений, давно утративших функцию моделей: «Велия креста Твоего» (глас 3)

и «Не к тому возбраняемы» (глас 7) 19 . Эти песнопения существенно отличаются от подобнов остальных гласов. Их развитая мелодика с включением неразведен- ных фитных формул противопоставлена стилю остальных подобнов, тяготею-

16 Так, например, подобен «Хотех слезами» (глас 4), вошедший в состав Подобников, предназначен для особого цикла из 24-х стихир «по азъведи» Андрея Критского в среду вечер Пятой седмицы Великого поста. Подобен «Преподобне отче» (как и «Кими похвальными» Стихираря Минейного), являющийся избыточным по отношению к спискам Подобников, вышел из употребления к началу XVII в. Об этом свидетельствует запись в рукописи РГБ ф. 379 № 22. См. : Артамонова Ю. В. Песнопения-модели… С. 81.

17 Стихиры седмичных дней не нотированы.

18 Пение стихир Триоди на подобен, вероятно, было оставлено не позднее середины XV в., о чем свидетельствует заглавие раздела одной из рукописей этого времени (РГБ, ф. 304 № 408) «Подобники певаемы от осми гласов по всему году в минеях и ох[тае]». Пример приводится по : Артамонова Ю. В. Песнопения-модели… С. 72.

19 Ю. В. Артамонова отмечает, что уже в рукописях конца XV в. имеются указания на то, что два этих гласа не имеют подобнов. См. : Артамонова Ю. В. Песнопения-модели… С. 75.

82

Т. Г. Казанцева. Стихиры-подобны в богослужебной практике староверов-странников

щих к вокальной силлабике. В вербальных текстах сохраняется значительное раздельноречие. Между тем, в беспоповских традициях, даже ориентированных на раздельноречную версию знаменного распева, силлабические формы (са- могласны и подобны) являются сферой сосредоточения истинноречия, так как богослужебные тексты в этом случае воспроизводятся по ненотированным слу- жебным книгам. Включение данных образцов в Обиходы беспоповской редак- ции можно объяснить разными причинами: попыткой представить систему по- добнов в объеме всего осмогласия, неосознанным воспроизведением архаичной традиции или, напротив, сознательным акцентированием ориентации на нее. В любом случае очевидно, что эти два песнопения вошли в состав поморского Подобника лишь номинально и не предназначены для распевания по их образцу других текстов 20 . Из иных различий между составом Подобников поморского и поповского Обиходов следует назвать отсутствие в первом из них модели «Ангельския пре- дыдут силы» (глас 6), во втором — «Господи, аще и на судищи» (глас 8); разные тексты бесстрочного подобна 5-го гласа, имеющие единый инципит «Радуйся Живоносный Кресте»; варьирование в разделе 8-го гласа в разных списках по- повских Обиходов песнопений-эквивалентов «Что вас наречем» и «Что тя име- нуем». Подобная замена текста еще раз подтверждает ранее высказанную нами мысль о том, что моделью реально является не конкретное песнопение, а му- зыкальная структура (мелодическая организация строк и общая композиция песнопения) и правила адаптации к ней различных текстов 21 . В сущности, лю- бой текст, адаптированный к данной музыкальной структуре, может выполнять функцию образца. Это наблюдение распространяется как на самогласны (име- ются в виду самогласны силлабического стиля), так и на подобны. Наконец, несколько слов необходимо сказать о соотношении устной прак- тики странников с рекомендациями певческих книг. Как отмечалось выше, в их богослужении используются десять подобнов, что на шесть образцов меньше, чем зафиксировано в певческих книгах беспоповской редакции. В нем, естес- твенно, отсутствуют подобны третьего и седьмого гласов, а также такие подоб- ны как «Хотех слезами» (глас 4), «В третий день» (глас 6), «Господи, аще и на судищи» и «Что вас наречем» (глас 8). При обращении к таблице 2 становится вполне понятным их исчезновение из практики: первые три из названных пес- нопений являются подобнами Октоиха и Триоди, последнее же используется преимущественно в Октоихе и Триоди и ведет свое происхождение от подобнов

20 Песнопение «Велия креста Твоего Господи сила» является стихирой на стиховне (тре- тья из покаянных), исполняемых в неделю вечер; она же поется первой в ряду «иных» стихир мученикам на «Господи воззвах» в пятницу вечер; является эквивалентом подобна с инци- питом «Велия мучеников Твоих», наиболее употребимым в указаниях Октоиха. Песнопение «Не к тому возбраняеми» — первое в ряду стихир крестных на стиховне в четверг вечер. Оба песнопения обозначены как «бесстрочны». Поиск первоисточника, из которого могли быть заимствованы эти песнопения, затруднен, так как оба образца относятся к категории обычно ненотируемых стихир седмичных дней Октоиха. 21 Казанцева Т. Г. Силлабические формы богослужебного пения в литургической практике староверов-странников // Вестник Православного Свято-Тихоновского гуманитарного уни- верситета. Серия V : Музыкальное искусство христианского мира. М., 2008. Вып. 2 (3). С. 57.

83

Исследования

осмогласно-триодного цикла 22 . Таким образом, круг используемых странниками моделей, определенный нами в начале статьи как «ограниченный» (по отноше- нию к письменной традиции он таковым и представляется), на самом деле яв- ляется исчерпывающим, абсолютно достаточным для полного списка текстов, имеющих в Минеях месячных уставные указания «на подобен». В заключение раздела о репертуаре бытующих в страннической традиции подобнов следует отметить еще одну важную деталь: в 6-м гласе вместо песно- пения «Всевозложше на небесах упование» в принадлежащем им списке зна- чится стихира «Совет Превечный», распеваемая, согласно указаниям книг, по модели первого. Сами певчие осознают факт замены песнопения-образца. Эту замену они пояснили следующим образом: «так у нас было принято всегда». С Обиходом они не сверялись, разучивали подобны исключительно с голоса, на память. Кроме того, они заметили, что нет никакой принципиальной разницы, какое песнопение будет образцом и пропели «Всеупование» на подобен «Совет Превечный». Последнее замечание очень значимо, оно доказывает, что и сами носители традиции не ассоциируют модель с конкретным текстом, а мыслят ее исключительно как мелодико-композиционную структуру. Обратимся далее непосредственно к характеристике подобнов, бытующих в практике староверов-странников. Прежде всего, необходимо уточнить их пер- воисточники, то есть определить жанровую принадлежность текстов, на кото- рые распеты песнопения, выполняющие функции моделей. Происхождение большинства из них было названо самими исполнителями. Это такие подобны как «Небесным чином» — богородичен на стиховне в неделю вечер, «Доме Ефра- фов» — стихира на стиховне в неделю Святых отец, «Егда от древа» — стихира на стиховне на вечерне службы «Святых страстей Господа нашего Исуса Христа», «Иже званный свыше» — стихира на хвалитех службы апостолам Петру и Павлу, «Радуйся Живоносный Кресте» и «О преславное чюдо» — соответственно стихи- ры на стиховне великой вечерни и на хвалитех праздника Крестовоздвижения, «Совет Превечный» — стихира на «Господи воззвах» великой вечерни Благове- щения. Певчие затруднились определить происхождение только трех подобнов:

«Прехвальнии мученицы», «Яко добля в мученицех», «Дал еси знамение». Подобная «избирательность» памяти исполнителей вполне объяснима: по- добны первой группы преимущественно связаны с великими праздниками и известны певчим не только как модели, но и как песнопения этих дней. Не вхо- дящий в этот разряд подобен «Небесным чином» является не просто стихирой, а именно богородичном: богородичны у странников, как правило, распеваются. Что касается подобнов второй группы, то два из них являются стихирами сед- мичных дней Октоиха: «Прехвальнии мученицы» — стихиры-мученичны, ис- полняемые на стиховне в среду и пятницу вечер, «Дал еси знамение» — стихира на стиховне в среду и пятницу на утрени. Песнопения «Яко добля с мученицех» является стихирой на «Господи воззвах» великомученику Георгию. В связи с этим становится понятной замена текста подобна 6-го гласа: вместо стихиры

22 Первоисточник подобна «Что вас наречем» — покаянная стихира на стиховне в поне- дельник утро, стихира-мученичен на хвалитех в субботу утро, мученичен пятницы первой сед- мицы Великого поста.

84

Т. Г. Казанцева. Стихиры-подобны в богослужебной практике староверов-странников

на «Господи воззвах» святым чудотворцам безсребренникам Козме и Дамиану («Всеупование») поется песнопение двунадесятого праздника. Как отмечалось в начале статьи, структура подобнов, в том числе и старооб- рядческой традиции, уже рассматривалась в работах Т. Ф. Владышевской. Ис- следователь относит их к образцам старого знаменного распева, типологически сходным с самогласнами «малого» распева. Общность с последними устанавли- вается ею на основе следующих признаков: генетическая связь с речитативной интонацией (имеется в виду литургический речитатив), строчная (а не попевоч- ная) форма, сходная организация мелодических строк, формируемых двумя ак- центами в начале и конце строки. Т. Ф. Владышевская также осуществила клас- сификацию подобнов по критерию формообразования: 1) образцы, состоящие только из оригинальных строк; 2) образцы, в которых строки повторяются в оп- ределенном порядке; 3) бесстрочные подобны, композиционно совпадающие с самогласнами малого знаменного распева 23 . Наши наблюдения над системой подобнов, бытующей у странников, в це- лом подтверждают данные характеристики. Тем не менее, ряд исключений, не вписывающихся в вышеприведенную теоретическую систему, заставляет вновь обратиться к этому вопросу и осуществить более детальный анализ интересую- щего нас текста. Обратимся первоначально к анализу принципов внутренней организации минимальных композиционных единиц — мелострок. Общепринятым является мнение об их идентичности принципам организации мелострок силлабических самогласнов. Для подтверждения или опровержения этого положения нами были составлены схемы мелодико-ритмической организации всех строк подобнов уст- ной версии (см.: приложение 2, схемы 1–10). Построение схем осуществлялось на основе текста как самих образцов, так и песнопений, исполняемых на подобен 24 . Последние привлекались с целью уточнения местоположения зон речитации и типов инициальных оборотов (не всегда очевидных в самих моделях), а также вы- явления возможных мелодико-ритмических вариантов тех или иных фрагментов музыкального текста. Принципы построения схем и условные обозначения в них подробно описаны в нашей статье, посвященной самогласнам 25 .

23 Владышевская Т. Ф. Музыкальная культура Древней Руси… С. 338–348. 24 Стихиры на «Господи воззвах» священномученику Артемону (на подобен «Небесным чином»), стихиры на «Господи воззвах» Георгию, митрополиту Митулинскому (на подобен «Прехвальнии мученицы»), стихиры на стиховне Евфимию Суздальскому (на подобен «Доме Ефрафов»), стихиры на «Господи воззвах» Иосифу, творцу канонов и преподобному Евти- хию, Патриарху Константина града (на подобен «Егда от древа»), стихиры на «Господи воз- звах» святым апостолам Иродиону, Агаву, Асигкриту и др. (на подобен «Яко добля»), стихиры на «Господи воззвах» святому священномученику Антипе (на подобен «Даст знамение»), сти- хиры на хвалитех великомученику Георгию (на подобен «Свыше зван»), стихиры на стиховне этому же святому (на подобен «Радуйся»), стихиры на «Господи воззвах» преподобной Марии Египетской (на подобен «Всеупование»), стихиры на «Господи воззвах» преподобному Васи- лию, епископу Парийскому (на подобен «О преславное чудо»). 25 Казанцева Т. Г. Силлабические формы богослужебного пения… С. 57–59. Кратко на- помним данные принципы: все значимые (то есть находящиеся в мелодическом или распев- ном контекстах) элементы напева выписываются полностью в соответствующем ритмическом оформлении; повтор краткой равновысотной длительности в речитативном контексте реду-

85

Исследования

Каждая мелострока имеет также буквенное обозначение. Соответствующие литеры присваивались только оригинальным в мелодическом отношении стро-

кам. С учетом того, что некоторые гласы представлены несколькими подобна- ми, во избежание недоразумений буквенные обозначения в них имеют сквозной характер; каденционные строки в этих условиях также получают обозначение в общем порядке латинского алфавита; с целью выделения их особой функции это обозначение дополнено верхним индексом «k». Устойчивые мелодические вари- анты строк дополнительно снабжены цифровым нижним индексом.

В упомянутой статье структура строк самогласнов описывалась нами как

четырехсегментная (инициальный, срединный, связующий, каденционный), с явно выраженными границами сегментов и их стилистической противопостав- ленностью. В частности, границей инициального и срединного сегментов явля- ется первый акцентный слог строки вербального текста, выделенный в напеве интонационно и ритмически; инициальный сегмент мелодически неустойчив и зависит от интервального соотношения первого акцентного тона и конечного тона предшествующей строки; срединный (речитативный) сегмент, как прави- ло, звуковысотно и ритмически однороден; связующий сегмент, как и иници- альный, выполняет факультативную функцию, в данном случае более органич- ного перехода от речитации к первому звуку каденционного оборота, который совпадает с последним (в особых случаях, предпоследним) акцентным слогом текста и также выделен ритмически; каденционный сегмент наиболее развит ме- лодически и устойчив по отношению к различного рода редукциям и трансфор- мациям; заключительная строка самогласнов (в страннической традиции) имеет двухакцентную каденцию. Рассмотрим с этих позиций мелодико-ритмические структуры строк устных подобнов. Полностью соответствуют всем указанным правилам лишь восемь из поч- ти шестидесяти типов строк и их вариантов: строка Е в подобне 1-го гласа

«Прехвальнии мученицы», строка В 1 в подобне 4-го гласа «Яко добля», строки

С 1 , Е, H в подобне «Дал еси» (при этом в двух последних случаях соответствие не совсем полное, отсутствует мелодическая индивидуализированность инициаль- ного сегмента, первый ударный слог выделен лишь ритмическими средствами, что может быть обусловлено чисто исполнительской потребностью его акценти- ровать); строки В и С в бесстрочне 5-го гласа, строка Е в подобне «Совет Пре- вечный» (глас 6).

В остальных строках нарушено одно или сразу несколько «правил». Эти на-

рушения, затрагивающие все структурные параметры строки и распространяю- щиеся на все без исключения сегменты, сводятся к следующим типологическим группам:

1) отсутствие мелодико-ритмического акцента на первой ударном слоге тек- ста и, как следствие, игнорирование инициалия, размывание границ между ним

цируется, и данный фрагмент строки обозначается знаком «бревис», указывающим на зону речитации; элементы напева, которые при повторах строк могут исключаться или дополни- тельно привноситься, взяты в квадратные скобки; каденционная зона отделена вертикальной чертой; устойчивое расположение акцентов вербального текста относительно того или иного элемента музыкального текста обозначено нами соответствующим знаком.

86

Т. Г. Казанцева. Стихиры-подобны в богослужебной практике староверов-странников

и срединным сегментом: строки A, B, C 1 , D (глас 1), A1, C, G, H, I (глас 2), B, B 1 , C, D, E, J, I (глас 4), D (глас 5), A, D, F, F 2 , H, I (глас 6), A, B, D, E, H(E 1 ) (глас 8); 2) звуковысотные подвижки тона речитации в срединном сегменте: строки A, B, C, C 1 (глас 1), C, C 1 (глас 2), B, G (глас 6), F (глас 8); 3) вкрапления в зону речитации ярких мелодических оборотов, не всегда обусловленных акцентной структурой вербального текста: строки F (глас 1), A 1 , F (глас 2), D, K (глас 4), F 1 (глас 6), F (глас 8); 4) трансформация каденции за счет включения в ее материал дополнитель- ных речитативных микрозон: строки D, C 1 (глас 1), A, A 1 , C (глас 2), A, B, B 1 , J (глас 4), D (глас 8); 5) размывание границы между срединным и каденционным сегментами путем:

– исключения связующего сегмента: строки C, F (глас 8);

– подвижки последнего ударного слога текста с начала каденции на связую-

щий сегмент: строка D 1 (глас 4, подобен «Яко добля»);

– снятия ритмического выделения последнего ударного слога: строки C, C 2 ,

F,

F 1 , D 2 (глас 1), A 1 , C, F, H (глас 2), A, B, B 1 , C, D, D 1 , D 2 , D 3 , H, J (глас 4), A,

D

(глас 5), A, F, F 1 , F 2 , G, H, I (глас 6), A, C, E, G, H(E 1 ) (глас 8).

Но даже без этого перечисления «нарушений» видно, что схемы строк по- добнов принципиально отличаются от аналогичных схем самогласнов обиход- ного распева. В их основе лежит не однотипная четырехсегментная структура, а целостная мелодическая формула, так или иначе адаптированная (или дающая возможность адаптации) к различным текстовым условиям 26 . Объяснение этой особенности построения строк подобнов обнаруживается в письменной их версии, изложенной в поморском Обиходе 27 . Уже при первом приближении письменный текст не производит впечатления ожидаемой мело- дической силлабики. В нем явно «просвечивает» некая невматическая структура. (В скобках заметим, что версия подобнов, содержащаяся в Обиходе поповской редакции, нотированная преимущественно при помощи стопиц и довольно про- извольного набора более сложных знамен, такого впечатления не оставляет 28 ). При ближайшем рассмотрении поморской версии обнаруживается пусть трансформированная и лишенная присущей ей графической однозначности, но все же попевочная структура столпового знаменного распева. Так, в осно- ве строки A подобнов 1-го гласа лежит попевка, производная от архетипа ца- гоша; С возмер, иногда принимающий облик попевки перехват; B грунка; E — встречающаяся в каноне Рождеству Христову редкая безымянная попевка, завершающаяся в высокой зоне «ля» первой октавы (в справочнике В. Метал- лова она имеет название подъезд светлый и помещена в разделе второго гласа 29 );

26 Ладомелодические, ритмические и композиционные характеристики подобнов имеют ближайшее сходство с аналогичными характеристиками ирмолойных строк, детально про- анализированных Н. Г. Денисовым. См. : Денисов Н. Г. Стрельниковский хор Костромской земли: Традиции старообрядческого церковного пения. М., 2005. С. 249–268.

27 Обиход [знаменного пения]. М., 1911. (С рукописи поморского письма).

28 Обиход церковного знаменного пения. 1-е изд. Киев, 1909. (С рукописи Л. Ф. Калаш- никова).

29 Металлов В. М. Осмогласие знаменного роспева. Б.м. : Братство «Вертоград», 2002. С. 64, № 13.

87

Исследования

F подъем; три первых строки подобна «Доме Ефрафов» (глас 2) производны от

попевки паук большой, а одна из них (A 1 ) непосредственно содержит начертание этого знамени в своей графике. Столь же очевидно происхождение ряда строк подобнов других гласов. При желании также можно установить прототипы и более удаленных от первоисточ- ника попевочных образований. Однако для нашего анализа важен сам факт про- изводности письменной версии подобнов поморского Обихода от невматичес- кой структуры столпового знаменного распева. Схемы приложения 2 также дают представление об особенностях формооб- разования в подобнах. Как уже отмечалось, они строятся не на последовании ис- ключительно оригинальных в мелодическом отношении строк, а содержат в себе строки повторяющиеся. Однако характер этого повтора различен, на основании этого композиции подобнов устной версии образуют два класса:

1) композиции, основанные на регулярном повторе группы строк: бесстроч- ны 2-го гласа «Егда от древа» — E(FGH)nI k и 5-го гласа «Радуйся» — A(BACD)nB 1 k ;

подобны 1-го гласа «Небесным чином» — A(BC)2C 1 k ; «Прехвальнии мучени- цы» — DE(CF)3C 1 k . 2) композиции, в которых повтор строк носит нерегулярный характер: «Доме

Ефрафов» (глас 2) — AA 1 A 1 D k ; «Яко добля» (глас 4) — ABCB 1 DD 1 EC 1 G k ; «Дал еси знамение» (глас 4) — C 1 BEHD 1 D 2 EC 1 G k ; «Иже званный свыше» (глас 4) — BJKCB 1 CKBCID 3 G k ; «Совет Превечный» (глас 6) — ABDEFEF 1 GF 2 EHIK k ; «О преславное чудо» (глас 8) — ABCDC 1 EFGH k . Письменная версия дает несколько иную картину, что найдет свое объясне- ние в ходе дальнейшего анализа. На данном этапе важно отметить другое: струк- тура образцов второй группы очень близка к нормативной centon-композиции столпового знаменного распева. Кроме того, в подобнах, принадлежащих одному гласу, также существуют интонационные пересечения. Так, для песнопений первого гласа сквозное зна- чение имеет строка С, выполняющая, в том числе, функцию конечной. Девя- тистрочные подобны 4-го гласа различаются между собой только начальным фрагментом (четыре первых строки), полностью совпадая в заключительном пятистрочном построении. Двенадцатистрочник того же гласа «Иже званный свыше» связан с ними не только одинаковой конечной строкой, но и включени- ем в его композицию, наряду с новыми, общих для всех трех образцов строк B,

C и D. Такое опосредованное взаимоуподобление (через универсальные строки)

всех образцов одного жанра внутри гласа является еще одной приметой, связы- вающей систему подобнов со столповым знаменным распевом, прежде всего со структурой ирмосов. Таким образом, подобны имеют абсолютно иной генезис, чем самогласны обиходного распева: последние, по всей вероятности, производны от осмоглас- ной псалмодии, облик первых сформировался путем трансформации норматив- ной centon-композиции столпового знаменного распева. Тем не менее, многовековая устная форма бытования подобнов наложила свой отпечаток на их интонационный облик и, отчасти, принципы композици- онной организации: при типологическом сходстве письменная и устная версии

88

Т. Г. Казанцева. Стихиры-подобны в богослужебной практике староверов-странников

подобнов имеют ряд показательных разночтений. Эти разночтения наиболее от- четливо видны в текстологических «партитурах», где в соответствие приведены строки обеих версий. Объем статьи не позволяет привести их полностью, поэто- му ограничимся здесь некоторыми наиболее показательными для того или иного типа разночтений примерами. В дальнейшем следует также учесть, что в «партитурах» и построенных на их основе буквенных схемах, используемых в тексте статьи, однотипные стро- ки письменной и устной версий получили одинаковые литерные обозначения. Однако эти обозначения имеют условный характер. Их условность определяет- ся тем, что сравнительному анализу подвергались два типологически близких, но далеко не во всем совпадающих варианта музыкального текста. В связи с этим использование одних и тех же букв в схемах, отражающих композици- онную структуру подобнов каждого из двух вариантов, означает не полное их мелодико-ритмическое тождество, а только типологическое сходство, иными словами, производность от одного и того же интонационно-ритмического ин- варианта. Анализ текстологических «партитур» показывает, что ладомелодическая структура письменных подобнов в устной версии в целом воспроизведена до- статочно точно: кроме исключительных случаев, требующих самостоятельного осмысления, сохраняются заданное «первоисточником» звуковысотное положе- ние опорных тонов всех видов (конечный тон, тон речитации, временные опо- ры), основные контуры мелодической линии. Непосредственно наблюдаемые расхождения в плане ритмической органи- зации в большинстве случаев являются мнимыми. Они преимущественно оп- ределяются условным характером записи ритмических структур в поморском Обиходе, при котором актуально противопоставление кратких и долгих ритми- ческих единиц на определенном участке формы, а не абсолютная длительность каждой из них 30 . С точки зрения степени модификаций строки делятся на две зоны — бо- лее устойчивую каденционную и предкаденционную, интерпретируемую до- статочно свободно. Эти две зоны также претерпевают различные виды моди- фикаций. Так, в предкаденционной зоне преобладающим является замещение

30 Условность такого рода записи показана Т. Ф. Владышевской на примере стопицы. См. : Владышевская Т. Ф. Музыкальная культура Древней Руси… С. 329–331. Но она проявляет- ся и в трактовке других знаков нотации, особенно при их использовании не в органичном формульно-попевочном контексте столпового знаменного распева, а для записи песнопений Обихода, большинство из которых не обладает попевочной структурой. При переводе та- ких песнопений в пятилинейную нотацию по «азбучным правилам» часть невм оказывается адекватной по длительности и ритмическому рисунку реальному звучанию, другая — вдвое большей. В результате механическое преобразование ритмического рисунка песнопения, то есть его запись более мелкими длительностями не решает проблему: здесь необходим инди- видуальный подход к каждому участку песнопения, желательно, с опорой на слуховой опыт исследователя. Но и в этом случае нет полной гарантии абсолютно верного прочтения всех ритмических единиц и их групп в напеве. Поэтому в своей работе мы ограничиваемся рас- шифровкой ритмики «по азбучным правилам», но при сравнительном анализе учитываем ее условность.

89

Исследования

индивидуализированной (пример 1). мелодической линии
индивидуализированной
(пример 1).
мелодической
линии
речитативным
Пример 1

фрагментом

Помимо равновысотной речитации достаточно часто в строках подобнов разных гласов встречается прием перемещения начального тона речитации в определенный момент на терцию вниз; причем во всех случаях этот терцовый ход звуковысотно закреплен: g–e (см., например, строки подобна «Небесным чином» в приложении 3). Часто в результате такого замещения нивелируется инициальный сегмент, а первый ударный слог текста, как уже отмечалось выше, либо утрачивает качество акцентности, либо выделяется только ритмическими средствами. Другие виды модификаций предкаденционной зоны носят единичный ха- рактер. К ним относится силлабизация распева, при которой мелодический контур письменной версии сохраняется, но текст распределяется относительно него таким образом, что имевшиеся в письменной версии слогораспевы исче- зают (пример 2); данный прием распространяется лишь на локальные участки предкаденционной зоны.

Пример 2
Пример 2

Столь же редко смещение тона речитации (относительно письменной вер- сии) на соседние ступени, так как это вступает в противоречие с ладовой струк- турой первоисточника и может расцениваться как принадлежность строки к другому типу (пример 3).

90

Т. Г. Казанцева. Стихиры-подобны в богослужебной практике староверов-странников

Пример 3
Пример 3

В отдельных строках, напротив, можно наблюдать бóльшую (по сравнени-

ем с письменным источником) мелодизацию предкаденционной зоны (преиму-

щественно это относится к конечным строкам) (пример 4).

Пример 4
Пример 4

Частным случаем этого приема является акцентирование первого ударного слога ярким мелодическим оборотом, возникающим как свободная, но устой- чивая в повторах интерпретация стрелы крыжевой с тихой пометой и оттяж-

кой, которая в устной версии преимущественно разводится как вариант с зевком и сорочьей ножкой (строки E в подобне «Прехвальнии мученицы», D в подобне «Доме Ефрафов», A в подобне «Яко добля»).

В целом же наблюдается тенденция к своеобразной унификации предкаден-

ционных зон в рамках песнопения, при которой различительная функция от- водится не всей формуле, а только ее каденционному участку. Показательной является строка С в подобне «Иже званный свыше»: в письменной версии она представлена тремя вариантами мелодического оформления предкаденцион- ной зоны, в устной — им соответствует один, неизменно повторяющийся (при- мер 5а–в). Модификации, которым подвержены каденционные зоны, можно разде- лить на две группы: вариант и замена каденции. Границы между группами до- статочно прозрачны. В условиях монодии, предельно узкого объема звукоряда, в котором развивается мелодическая линия, а также однотипного, преимущес- твенно поступенного и волнообразного ее движения, все модифицированные каденции воспринимаются как более или менее далекие варианты письменной версии и друг друга. С другой стороны, даже незначительные редукции, в ре- зультате которых возникает ход на широкий интервал, ярко контрастирующий общему контексту, могут сформировать слуховое ощущение абсолютно новой каденции, каковой этот вариант вовсе не является.

91

Исследования

Пример 5

Исследования Пример 5 В связи с этим, для различения варианта и
Исследования Пример 5 В связи с этим, для различения варианта и
Исследования Пример 5 В связи с этим, для различения варианта и

В связи с этим, для различения варианта и замены каденции вводятся допол- нительные формальные критерии. Под вариантом мы понимаем такой вид ка- денции, в которой сохранены опорные тоны и основной мелодический контур, допустимы лишь минимальное изъятие мелодических элементов в зоне ладовой неустойчивости (проходящие, вспомогательные тоны, тоны опевания устоев), силлабизация распева, а также привнесение распева в местах, соответствующих крупным длительностям в письменной версии (примеры 6а, 6б). Пример 6

длительностям в письменной версии ( примеры 6а, 6б ). Пример 6 92
длительностям в письменной версии ( примеры 6а, 6б ). Пример 6 92

92

Т. Г. Казанцева. Стихиры-подобны в богослужебной практике староверов-странников

Некоторые варианты носят устойчивый характер, распространяясь на стро- ки песнопений разных гласов: например, каденция, производная от архетипа подъем (пример 7).

Пример 7
Пример 7

Заменой каденции является такая ее модификация, при которой, прежде всего, изменяется высота конечного тона. При сохранении высоты конечного тона новой (для данной строки) считается такая каденция, которая устойчиво повторяется в других строках песнопения, соответствуя в письменной версии каденции строки иного типа. Например, в подобне 2-го гласа «Доме Ефрафов» каденции первых двух строк являются вариантами каденций письменной вер- сии, в третьей строке наблюдается замена каденции (пример 8).

Пример 8

каденции ( пример 8 ). Пример 8 Примеров замены каденций
каденции ( пример 8 ). Пример 8 Примеров замены каденций
каденции ( пример 8 ). Пример 8 Примеров замены каденций

Примеров замены каденций немного, но они требуют отдельного рассмот- рения, так как этот фактор непосредственно влияет на более высокий уровень

93

Исследования

формообразования — композицию в целом, в то же время он сам обусловлен особенностями парадигматики композиции того или иного песнопения. Начнем с последнего замечания. Очевидно, что все замены нацелены на кристаллизацию формы путем унификации некоторых ее элементов. Так, в по- добне «Небесным чином» все строки, кроме первой в письменной версии, имеют

конечный тон е, тон речитации реализуется на двух уровнях — е и g. В результате формируется довольно жесткая ладовая структура, построенная на регулярной переменности двух ладовых опор. Первая строка, имеющая в качестве конечно- го тон d, нарушает это правило, поэтому в устной версии данное «нарушение» устраняется посредством замены строки А строкой более соответствующего об- щей логике развертывания ладовой системы песнопения типа.

В подобне «Прехвальнии мученицы» на предпоследнем месте появляется

строка F, вместо С письменной версии. Здесь замена также обусловлена инер- цией становления лада и формы в целом: срединный раздел этого песнопения строился на двукратном повторе строк СF, при этом чередование конечных опор также приобрело регулярный характер: e–g. Согласно этой логике, за третьим проведением строки С с конечным е неизбежно «должна» последовать строка F, конечный тон g которой составляет ладовую антитезу конечным как предшест- вующей, так и заключительной строкам песнопения. В подобне «Доме Ефрафов» в качестве третьей композиционной единицы ис- пользуется не новая строка (как в письменной версии), а уже ранее отзвучавшая. В данном случае замещение определено однотипностью первых двух строк в самой

письменной версии (А А 1 ) и интонационным сходством с ними третьей строки В. Стремлением ограничить степень разнообразия элементов композиции, по всей видимости, продиктована замена новой, однократно используемой стро- ки L в подобне «Иже званный свыше» с нетипичным для его ладовой системы конечным тоном f, универсальной для подобнов 4-го гласа строкой В. При этом любопытно отметить, что каденции этих строк совпадают в деталях, принципи- ально различаясь лишь высотой конечного тона.

В двух оставшихся случаях — строки I (не соотносящаяся ни с одной стро-

кой письменного подобна) в песнопении «Иже званный» и D (вместо С в пись- менной версии) в песнопении «Совет Превечный» — причины замены строк не поддаются объяснению, исходя из вышеизложенной идеи стремления к унифи- кации строк в песнопении. Но они вполне могут свидетельствовать о проявле- нии локальной традиции в прочтении отдельных элементов текста. Впрочем, интонационный аналог строке I обнаруживается в Обиходе поповской редакции (где, по нашему мнению, осуществлена постфиксация одного из устных вари- антов системы подобнов) в том же песнопении, но в иной функции, что может быть признаком расхождения между письменной и устной версией подобнов в целом. А отсутствие повторов строк С и D и в той, и в другой версии подобна «Всеупование» / «Совет Превечный» не позволяет с абсолютной уверенностью сказать, являются ли каденции двух версий обращенными вариантами друг дру- га или относятся к разным типам. Замены строк приводят к кардинальному переосмыслению композицион- ной структуры подобнов. Так, композиция подобна «Доме Ефрафов», имевшая

94

Т. Г. Казанцева. Стихиры-подобны в богослужебной практике староверов-странников

в письменной версии структуру АА 1 ВС — D (трехчастная композиция, первые

два раздела которой противопоставлены по принципу сходства — контраста эле- ментов, третий выполняет замыкающую функцию), оказывается представлен- ной как АА 1 А 1 СD (двухчастная композиция, первый раздел которой построен на одноэлементном повторе (теоретически — неурегулированном), второй — стабильное двухстрочное замыкание). Подобен «Прехвальнии мученицы», благодаря замене только одной строки

в устной версии приобретает композицию, аналогичную бесстрочнам: DE —

(CF)3 — C 1 . Устная версия демонстрирует и другие виды трансформации композици- онной структуры. Они касаются общего количества композиционных единиц, соотношения оригинальных и дублетных строк, порядка их следования. Так, на- пример, в устной версии подобна «Небесным чином» произошла перестановка второй и третьей строк, в результате чего зеркальная симметрия формы пись- менной версии трансформировалось в симметрию-трансляцию: АCB — BCC 1 A — (BC)2 — С 1 , характерную для бесстрочнов. Более сложный вариант представляет собой композиция устного образца подобна «Совет Превечный». Она образуется путем следующих преобразова- ний: шестая композиционная единица (строка А 1 ) письменной версии подлежит изъятию, на ее место перемещается строка E, освобождая место для строки F 1 , дополнительной по отношению к письменному тексту песнопения. В результа- те также формируется структура, содержащая в себе тенденцию к циклизации срединных строк песнопения: ABC — EF-EF 1 -GF-E — HIK. В ее возникновении, вероятно, свою роль сыграл выбор текста, с которым этот подобен существует у странников: зона циклического повтора мелострок приходится на начало раз- дела хайретизмов в тексте стихиры, и анафора в поэтическом тексте влечет за собой сходную организацию музыкальной композиции. Таким образом, в подобнах со строго закрепленным количеством строк воз- никают образцы, либо имеющие тенденцию к переходу в категорию бесстроч- нов, либо полностью в нее перемещенные (оба подобна первого гласа). Отме- тим, что это качество композиции для данных песнопений не актуально, так как они используются только в основной своей функции шести- и девятистрочна, а также то, что во всех названных случаях возможность к переходу в категорию бесстрочнов потенциально содержится в самой форме таких подобнов, в той или иной степени содержащей «идею» периодичности повтора композиционных элементов. Что касается общего числа строк в том или ином подобне устной версии, то она выглядит следующим образом: помимо двух бесстрочнов система странни- ков включает один пятистрочный («Доме Ефрафов», глас 2), один шестистроч- ный («Небесным чином», глас 1), четыре девятистрочных («Прехвалнии мучени- цы», глас 1; «Яко добля в мученицех», «Дал еси знамение», глас 4; «О преславное чюдо», глас 8), один двенадцатистрочный («Иже званныи свыше», глас 4; один тринадцатистрочный («Совет Превечный» / «Всеупование», глас 6). Такое распределение песнопений по критерию количества строк не вполне совпадает с аналогичными наблюдениями Т. Ф. Владышевской над практикой

95

Исследования

нижегородской белокриницкой и рижской поморской старообрядческих об- щин 31 . Помимо не вошедших в приводимый ею список подобнов «Дал еси зна- мение», пополнивших репертуар девятистрочнов, «Иже званныи свыше» и «Со- вет Превечный», образовавших самостоятельные классы двенадцати- и тринад- цатистрочнов, обращает на себя внимание перемещение подобна «Яко добля» из разряда десятистрочнов в девятистрочные образцы. Все это заставляет усомниться в общепринятом утверждении о том, что по- добны, в отличие от самогласнов, имеют строго определенное число строк, ко- торое должно воспроизводиться при пении других текстов по его модели. Это сомнение возрастает при обращении к письменным источникам, которые не опровергают, а, напротив, подтверждают композиционную нестабильность на- званных образцов. Так, подобны 4-го гласа «Яко добля» и «Дал еси знамение» в поморском Обиходе имеют указание «на 9 строк», подобен того же гласа «Иже званный» — «на 12 строк». Реально текст всех образцов содержит по одиннад- цать строк. Подобен «Всевозложше» имеет указание «на 12 и 14 строк», при этом текст самого подобна по невменной графике делится на 14. Обиход другой старо- обрядческой деноминации — поповский — указывает для этих «нестабильных» подобнов соответственно десять («Яко добля», «Дал еси знамение»), одиннад- цать («Иже званный») и двенадцать («Всевозложше») строк, что вполне находит отражение в невменной структуре их текстов. Подчеркнем, что речь в каждом случае идет об одном и том же тексте, имею- щем различную сегментацию в разных источниках. Иными словами, некоторые фрагменты вербального текста этих песнопений распеваются либо одной, либо двумя мелостроками. Для выявления данных фрагментов нами была составлена

текстологическая таблица (см.: приложение 1, таблица 2), отражающая результа- ты сравнительного анализа сегментации текстов структурно «нестабильных» по- добнов по четырем типам имеющихся в нашем распоряжении источников. Это нотировки фонограмм, невменные тексты поповской и беспоповской редакций Обихода, ненотированные тексты соответствующих стихир из служебных Минеи

и Октоиха. Последний источник привлечен в связи с тем, что именно ненотиро- ванный текст задает основной принцип сегментации, которого певчие должны придерживаться при распевании моделируемых песнопений. Наглядным спосо- бом сегментации в этом случае выступают особые знаки — «звездочки», а при их отсутствии данную функцию выполняют знаки препинания (петь «по точкам

и запятым», по выражению староверов). Тексты подобнов из служебных книг

были поделены нами на строки в соответствии с указанными правилами. Текстологическое сравнение разных источников показывает, что устная версия полностью ориентирована на ненотированный вариант текста, то есть странники действительно строго следуют указанным правилам. В двух текстах,

снабженных «звездочками» («Яко добля» и «Иже званный») соблюдается девяти-

и двенадцатистрочная структура, что соответствует указаниям, данным в загла- виях этих песнопений в поморском Обиходе. Более сложная ситуация складыва- ется по отношению к подобну «Дал еси знамение». Его ненотированная версия не имеет разделительных «звездочек», а синтаксические приметы указывают на

31 Владышевская Т. Ф. Музыкальная культура Древней Руси… С. 342.

96

Т. Г. Казанцева. Стихиры-подобны в богослужебной практике староверов-странников

его шестистрочную структуру. В данном случае исполнители дробят отдельные строки (первую, вторую и последнюю), ориентируясь на указание Обихода — «девятистрочен» и собственное интуитивное ощущение смысловой закончен- ности фраз, а также их соразмерности 32 . Письменные версии, напротив, во всех неоднозначных случаях дают вари- анты сегментации. Прежде всего, это подобны, не имеющие деления с помощью «звездочек». В этих вариантах, вероятно, нашло отражение то же интуитивное ощущение соразмерности фрагментов поющегося текста певчими прежних поколений, что зафиксировано в рукописях на определенном этапе эволюции письменной версии песнопений. Нарушения правил в сегментированных образцах также находят объяснение. Так, в подобне «Яко добля» шестая строка в ненотированных и нотированных источниках имеет разный текст («И прият от Бога победный венец» — «И при- ят от Бога венец своея победы»). Второй вариант является более архаичным и, очевидно, содержит в себе (в отличие от более позднего) потенциальную воз- можность к распадению на две самостоятельные строки. Что же касается сле- дующей, седьмой строки, то ее деление на две обусловлено наличием запятой, единственный раз не сопровождаемой в печатных изданиях «звездочкой». Мож- но предположить, что в ранних списках указанные фрагменты распевались на две самостоятельные мелостроки и в такой версии оказались зафиксированны- ми в певческих рукописях. Из приведенных выше наблюдений следует актуальный для нашего дальней- шего исследования вывод: не все подобны обладают стабильностью музыкаль- ной формы в равной мере, часть из них допускает определенную подвижность строкового объема. Подтверждением данной мысли является цитата из коммен- тариев к «Указу» подобнов певческой рукописи конца XV в., имеющаяся в дис- сертации Ю. В. Артамоновой: «Званыи свыше. На 12 или на 10 за нужу строк мало. А боле 12 или менши 10 не красно поетца. Да крылошаномъ смутно» 33 . Следующим этапом будет анализ собственно музыкальной композиции этих образцов с целью установления

степени ее «жесткости» в каждом конкретном случае,

границ возможной ее трансформации,

механизма адаптации музыкальной формы к различным текстовым усло- виям,

способам сохранения ее целостности.

Для решения поставленной задачи потребовалось расширение объема ана- лизируемого материала. Помимо трех версий самих подобнов были привлечены тексты, распеваемые на подобен. Такую возможность дают фонограммы, а также печатное издание Обихода поморской редакции, в котором наряду с подобнами приводятся исполняемые по их образцу песнопения.

32 Подобен 6-го гласа «Всеупование» нами не рассматривался в связи с полной заменой текста в устной версии. 33 Цит. по : Артамонова Ю. В. Песнопения-модели в древнерусском певческом искусст- ве… С. 75–76.

97

Исследования

В нижеследующих схемах верхняя строчка соответствует тексту Обихода по- повской редакции, средняя — поморской, нижняя отражает устную странничес- кую традицию.

Глас 1 «Небесным чином»

CC 1 k CC 1 k CC 1 k

A

A

A

B

C

B

C

B

C

B

B

B

Глас 1 «Прехвальнии мученицы»

DEC

DEC

DEC

2

2

2

F

F

F

C

C

C

2

2

1

F

F

F

C

C

C

2

2

1

F

C

F 1

C 1

C 1

C 1

k

k

k

Глас 2 «Доме Ефрафов»

A 1

B

A 1

A

A

A

A

A

A

1

1

1

D

CD

C

k

k

D

k

C

E

Глас 2 «Егда от древа»

I

FGHFGHFGHI

FGHFGHF

FGHFGHFG

k

k

I k

A

A

A

C

C 1

C 1

1

B

B

B

B

B

B

Глас 4 «Яко добля»

C

C

CB 1

B

B

DD

DD

D

D

1

1

1

E

E

E

C

C

C

1

1

1

F

D 1

B

G

G

G

k

k

k

Глас 4 «Дал еси знамение»

E

E

E

H

H

HD 1

FD

DD

D

1

1

2

E

E

E

C

C

C

1

1

1

F

D 1

B 1

G

G

G

k

k

k

Глас 4 «Иже званный свыше»

I C

B

B

J

J

K

KC

L

KC

G(B 2 )

L

B 1

M

C 1

C 1

LB

KBC

CKBC

K 1

I

K

Глас 5 «Радуйся» ABACDBACDBAC

IG k

KD

D

B 1

k

1

3

G

G

k

k

B

A A

CD

B

A

CD

B

A CDB 1

A

CDB 1

k

B

A A

CD

B

A

CD

B

k

Глас 6 «Всеупование»

A BA 1

EFAE

A FA 1

BCE

E

J

BDE

A F

–EF 1

FAE

E

GF

G

H

F 2

EH

Глас 8 «О преславное чудо»

A CDC

B

E

FC 2

F

H

GH

k

A D

B

C

C

E

k

C

A DC 1

B

E

F

GH

k

98

E 1

I

K k

K k

IK k

Т. Г. Казанцева. Стихиры-подобны в богослужебной практике староверов-странников

Наибольший интерес в схемах представляют средние строки, отражающие письменную версию, изложенную в поморском Обиходе. Именно они дают представление о «гибкости» музыкальной формы подобнов, адаптируемой к различным текстовым условиям. Очевидно, что песнопения четко делятся на две категории: 1) имеющие стабильную музыкальную форму; 2) допускающие определенную ее трансформацию. Ко второй категории относятся бесстрочны второго и пятого гласов, а также все подобны четвертого и шестого гласов. В последнем случае композиция модифици- руется не за счет повтора группы строк, а за счет привнесения или изъятия некото- рых строк, выполняющих вспомогательную функцию (выделены курсивом). Это могут быть используемые в построении основного «каркаса» композиции строки (D и B по подобнах «Яко добля» и «Дал еси знамение», K в песнопении «Званный свыше»), и интонационно самостоятельные (строки D, M в подобне «Званный свы- ше», J и H в подобне «Всеупование»). Обращает на себя внимание устойчивость некоторых строк в данной функции (строки B и D во всех песнопениях 4-го гласа). Дополнительные строки появляются преимущественно в заключительных раз- делах песнопения: в первых двух образцах 4-го гласа это — предконечная и пред- шествующая ей строка; в третьем образце, а также в подобне 6-го гласа — строки, предваряющие предконечную. В двух случаях (в тех же подобнах) дополнительные строки возникают в срединном участке формы. Строки добавляются в порядке следования и редуцируются, соответственно, в обратном: например, в одиннадца- тистрочных подобнах 4-го гласа при их применении к текстам с меньшим числом строк сначала исчезает строка B, затем D. Заключительные строки (в ряде случаев в связке с предконечными, что, несомненно, продиктовано текстовыми условиями) являются стабильными, придавая завершенность всей композиции. Любопытно отметить, что устная версия странников (как и Обиход поповской редакции) не дает аналогичных композиционных вариаций. Музыкальная форма в них предельно стабильна. Такая практика, на наш взгляд, обусловлена исклю- чительно устным бытованием системы подобнов в названной традиции. Подобен запоминается как целостная музыкальная форма с совершенно определенной, ус- тойчивой последовательностью строк. Постоянное употребление данных образ- цов за богослужением (оно, напомним, осуществляется у странников ежедневно) способствует ее кристаллизации, доводя процесс воспроизведения до автоматиз- ма. В результате в памяти исполнителей музыкальная форма подобна удерживает- ся как композиция, в которой осознается связь только между рядоположенными элементами (иными словами, за элементом А неизбежно должен последовать эле- мент В, а не какой-либо иной), парадигматические связи утрачивают свою акту- альность. В этом случае нужно обладать большим мастерством, чтобы преодолеть инерцию линейного развертывания формы: разрушить привычную синтагмати- ческую связь элементов, внедрив между ними дополнительный, или сформиро- вать ситуацию возникновения нового вида синтагматических отношений между элементами, редуцировав ранее существовавшее промежуточное звено. Судя по приведенной выше цитате, распевщики конца XV в. вполне владели этой техникой, однако и в те времена она представляла определенную сложность для клирошан, иначе бы составитель крюкового сборника не оговаривал этот

99

Исследования

момент специально. Впоследствии же она, вероятно, оказалась утраченной. По крайней мере, она была утрачена в изучаемой нами локальной традиции 34 . В результате коренным образом оказываются переосмысленными взаимоот- ношения вербального и музыкального текстов: при использовании подобнов в ка- честве модели не музыкальная форма адаптируется к тексту, а текст по возможности приспосабливается певчими к устойчивой музыкальной композиции. Примерами могут служить стихира на хвалитех великомученику Георгию «Облечен во Христо- во всеоружие», тринадцатистрочный текст которой распет на двенадцатистрочный подобен «Свыше зван», два двенадцатистрочных текста стихир на «Господи воз- звах» Марии Египетской («Тебе убо возбрани» и «Местом поклоньшися»), испол- ненных по модели тринадцатистрочника «Совет Превечный» («Всеупование»). При адаптации вербального текста к музыкальной структуре происходит своеобразное перераспределение его строк относительно напева, то есть один и тот же фрагмент в разных версиях при сохранении общей музыкальной ком- позиции может приходиться на различные мелостроки. Наглядно процесс пе- рераспределения текста демонстрируют следующие ниже примеры, в которых мелостроки синхронизированы не согласно абстрактно-теоретической модели подобнов, а относительно текста конкретного песнопения (верхняя строка со- ответствует письменной версии, нижняя — устной).

Глас 4 «Яко добля», на 9 строк

A B

C

B

DD 1

E

C 1

D 1

B

G k

 

Яко

страсто-

съшедше-

яко со-

веру

и прият

своея

Его-

от тля и

верою

всечест-

добля

носче

ся днесь

верши

соблюл

от Бога

победы

же

бед изба-

творя-

ную

в

муче-

Георгие

восхва-

течение

еси

венец

моли

витися

щим

память

ницех

лим тя

твою

A B

CB 1

D–

D 1

–E

C 1

G k

 

Яко

страсто-

съшедше-

яко со-

веру

и прият

Егоже

верою

всечест-

добля

носче

ся днесь

верши

соблюл

от Бога

моли, от

творя-

ную

в

муче-

Георгие

восхва-

течение

еси

победныи

тля и бед

щим

память

ницех

лим тя

венец

избави-

твою

тися

Глас 4 «Иже званный свыше», на 12 строк

BJK

C

L

Иже с

а

не

егда

помрачи

нечес-

выше

от

земная

очи те-

тия

зван

чело-

тма

лесныя

обличая

быв

век

 

сетова-

 

ния

BJK

C

B 1

C 1

K

B

CD 1

 

G k

тогда

мыслен-

темже

Христа

Егоже

спасти

небес-

нии очи

позна из-

Бога

моли

и

про-

ныи свет

благо-

водящаго

наше-

светити

облиста

честия

свет из

го

душа

открывая

тмы

наша

красоту

C

K

B

C

ID 3

 

G k

Иже с

а

не

егда

помрачи

нечес-

тогда

мыс-

благо-

темже

Христа

Егоже

спасти

выше

от

земная

очи те-

тия

небес-

леннии

честия

позна из-

Бога

моли

и

про-

зван

чело-

тма

лесныя

обличая

ныи свет

очи

открывая

водящаго

наше-

светити

быв

век

 

сетова-

облиста

красоту

свет из

го

душа

 

ния

тмы

наша

34 По отношению ко всей старообрядческой культуре подобный вывод был бы преждев- ременным. Известный нам материал подтверждает данную гипотезу, однако всегда остается перспектива обнаружения такой старообрядческой традиции, в которой принцип пения на подобен реализуется в полном объеме и во всех деталях.

100

Т. Г. Казанцева. Стихиры-подобны в богослужебной практике староверов-странников

Аналогичный процесс перераспределения текста относительно строк напе- ва наблюдается и в бесстрочном подобне «Егда от древа». Исполнители, ориен- тируясь на синтаксис данного текста в служебной книге, укладывают в некото- рые мелостроки больший объем текста. Кроме того, в устной версии исключена инициальная, неповторяющаяся строка. В результате число повторов строчной группы оказывается меньшим по сравнению с письменным образцом, и конеч- ная строка следует после строки другого типа.

Глас 2 «Егда от древа», бесстрочен

E F

G

H

F

G

H

F

GH

I k

Егда от

Ари-

всех

Змирною

Тя Христе

и

лю-

серд-

тело пре-

обаче

радуя-

слава смот-

древа Тя

мафей

жизнь

и плаща-

обвит

бовию

цем и

чистое

одер-

ся во-

рению Твое-

мертва

снят

ницею

подвиза-

усты

Твое обло-

жим

пияше

му Человеко-

 

шеся

бызати

стра-

Ти

любче

 

хом

F _

G

_

H

F

_

G

HF

I k

Егда от

Ари-

Змирною

и

лю-

сердцем и

обаче

радуя-

слава смот-

древа Тя

мафей

и плаща-

бовию

усты тело

одер-

ся во-

рению Твое-

мертва

снят

ницею Тя

подвиза-

пречистое

жим

пияше

му Человеко-

всех

Христе

шеся

Твое обло-

стра-

Ти

любче

жизнь

обвит

бызати

хом

Охарактеризованные выше отличия устной версии от письменной возникли, несомненно, под влиянием особенностей формы бытования песнопений. Так, все виды модификаций мелодико-ритмических структур на уровне минимальных ком- позиционных единиц являются типичными для образцов столпового знаменного распева, перемещенных в устную сферу, то есть исполняемых по так называемой напевке . В качестве доказательства здесь можно привести исследования Н. Г. Дени- сова, показавшего в деталях процесс ее формирования на примере ирмосов 35 . Все композиционные трансформации (замена строк, их перестановка, вы- падение отдельных композиционных единиц) нацелены на более легкое запоми- нание и удержание образцов в памяти. Устная версия как система организована более упорядоченно: ее элементы (мелостроки), по возможности, унифицированы, а число допустимых связей, ими образуемых (то есть возможных сочетаний следующих друг за другом типов строк), имеет тенденцию к сокращению относительно аналогичного показате- ля письменной версии. Например, в подобне первого гласа «Небесным чином» не встречается последовательность строк BB, которая есть в письменной версии (общее число возможных комбинаций строк сокращено с четырех в письменном варианте до трех в устном); во втором подобне того же гласа отсутствует после- довательность CC (четыре типа связей вместо пяти). Сокращение этого показа- теля также наблюдается в бесстрочном подобне второго гласа (с 5 до 4), во всех подобнах четвертого (с 10 до 8 в двух случаях, а также с 13 до 11) и шестого гласа (с 13 до 10). Снижение комбинаторных возможностей отдельного элемента явля- ется естественным следствием стремления формы к кристаллизации в условиях отсутствия письменной опоры в процессе запоминания и исполнения. Из десяти подобнов в устной версии четыре построены по принципу бес- строчнов, а еще один тяготеет к этому типу композиционной организации, в то

35 Денисов Н. Г. Стрельниковский хор… С. 274–353.

101

Исследования

время как в письменной версии данная группа представлена лишь двумя песно- пениями. Тем самым формируется тенденция к укрупнению элементов компо- зиции: в этом качестве выступают не отдельные строки, а их устойчиво повто- ряющиеся группы. В результате возникают системы с минимально возможным количеством элементов и их связей. Таким образом, с точки зрения композиционной организации устная версия подобнов оказывается неоднородной, сочетающей в себе принципы различного генезиса: письменной версии столпового знаменного распева и силлабических самогласнов. Все вышеизложенное приводит к выводу об относительной самостоятель- ности, обособленности существования письменной и устной версий подобнов. Письменная версия всегда рассматривалась как некий эталон, отсюда — потреб- ность ее включения почти во все старообрядческие Обиходы. Однако думает- ся, что в реальной певческой практике этот «эталон» если и использовался, то весьма эпизодически (в виде учебного или справочного пособия). Устная вер- сия функционировала более интенсивно, она гибче приспосабливалась к но- вым условиям, а потому изменялась параллельно общим процессам эволюции знаменной монодии. Периодически стихийно складывавшиеся в устной версии новации приводили к определенной корректировке письменной, но в условиях такой постфиксации последняя всегда хранила более архаичный вариант. Это объясняет и расхождения между поморской и поповской редакциями Обиходов, отражающими, по всей вероятности, исторически разные этапы эволюции сис- темы подобнов. В самой старообрядческой среде техника пения на подобен считается более сложной, нежели пение на самогласен. Дело здесь, очевидно, не в стилистике (она сходна в обоих случаях), а в особенностях композиции. В беседах стран- ники упомянули, что к пению стихир на подобен все же необходимо готовиться заранее. Уставщик, решивший включить этот вид пения в службу, должен зара- нее ознакомиться с текстом стихир, посмотреть, «хватает ли звездочек», то есть соответствует ли число текстовых синтагм количеству строк подобна. В отличие от самогласнов, в подобнах недопустимо «произвольное» членение на строки:

«В самогласне можно спеть строку и покороче — по запятым, а можно и под- линнее — по точкам, главное, чтобы смысл сохранялся; а в подобне, если стоит звездочка, то даже если смысл фразы не сохраняется, надо делить строку». Также необходимо отдельно пропеть «неудобные места», например, короткие строки с большим стечением согласных. «Попробуй на два коротеньких слова вывести коленце», — прокомментировали они свои затруднения, возникшие при пении второй строки исполняемой на подобен «Доме Ефрафов» стиховной стихиры Евфимию Суздальскому «сосуд избран». В некоторых наиболее более трудных случаях странники предпочитают пропевать текст на стихирный самогласен, что Устав вполне допускает. Очевидно, что данный вид пения достаточно слож- но освоить лишь на основе клиросной практики, по ходу службы; необходимы специальные занятия, на которых образцы специально выучиваются. Все это объясняет причины постепенной его утраты в тех беспоповских традициях, где клиросная практика сохраняется, но нет специального обучения певчих.

102

Т. Г. Казанцева. Стихиры-подобны в богослужебной практике староверов-странников

Приложение 1

Таблица 1

Система подобнов служебных Октоиха, Минеи, Триоди постной

Подобники

 

Октоих

 

Минея

 

Триодь постная

 

глас 1

 

Небесным чином

Небесным чином

 

Небесным чином

 

Небесным чином

Прехвальнии мученицы

Прехвальнии мученицы

Прехвальнии мученицы

Прехвальнии мученицы

     

Облак Тя света

     

Иже древле

глас 2

Егда от древа

Егда от древа

 

Егда от древа

 

Егда от древа

Доме Ефрафов

 

Доме Ефрафов

   
   

Кими похвальными

   
 

Неначаема жития ради

   
     

Иже паче ума

     

Всех преидох

     

Яко явися

     

Содеянных ми

     

Просветителя нашего

     

О великаго Ти таинства

 

глас 3

 
 

Велия креста Твоего

   

Велия креста Твоего

 

Велия мучеников Твоих

   
 

Крестообразно

   

Крестообразно

 

Поставиша тридесять

 

Поставиша тридесять

     

Доблии мученицы

     

Приидете

     

Велие чюдо

 

глас 4

 

Дал еси знамение

Дал еси знамение

 

Дал еси знамение

 

Дал еси знамение

Яко добля в мученицех

Яко добля в мученицех

Яко добля в мученицех

Яко добля в мученицех

Званыи

свыше

(Иже

Иже званыи свыше

 

Иже званыи свыше

 

Иже званыи свыше

званыи свыше)

   

Хотех слезами

Хотех слезами

   

Хотех слезами

     

Разумнаго

 

глас 5

 
 

Преподобне отче

 

Преподобне отче

 

Преподобне отче

Радуися

Радуися

живоносный

Радуися

живоносный

Радуися постником

кресте

/

Радуися

пост-

кресте

/

Радуися

пост-

ником

ником

     

Господи при Моисеи

 

глас 6

 
 

Ангельския

предыдут

 

Ангельския

предыдут

силы

силы

В третии день

В третий день

     

Всеупование

(Всевоз-

Всевозложше

 

Всевозложше

 

Всевозложше

ложше)

   

103

Исследования

Подобники

Октоих

 

Минея

 

Триодь постная

 
 

Неначаемая жития ради

     
     

Одесную

     

Ангельски воспоим

 
     

Господи на горб Твои

 
 

глас 7

 
 

Днесь бдит Июда

   

Днесь бдит Июда

 
 

Не к тому возбраняеми

     
 

Нерадивше

   
     

Преподобнии Твои

 
 

глас 8

 

Господи аще и на судищи

Господи аще и на судищи

   

Господи аще и на судищи

 
 

Мученицы

Господни

/

Мученицы

Господни

/

Мученицы

Господни

/

Мученицы Твои, Господи

Мученицы Твои, Господи

Мученицы Твои,

Господи

О преславное чюдо

О преславное чюдо

 

О преславное чюдо

 

О преславное чюдо

 

Что вас наречем

Что вас наречем

 

Что вас наречем

 

Что вас наречем

 
     

Иже во Едеме

 
     

Неисчетенна

 
     

Славу и честь

 

Таблица 2

Сегментация текста подобнов в различных источниках

Минея служебная

Обиход поповской

Обиход поморской

Устная версия

 

редакции

 

редакции

   
 

Глас 4

 

Яко добля в мученицех,*

Яко добля в мученицех

Яко добля в мученицех

Яко добля в мученицех

страстоносче Георгие,*

страстотерпче Георгие

страстотерпче Георгие

страстотерпче Георгие

съшедшеся

днесь

вос-

сошедшеся

днесь

вос-

сошедшеся

днесь

вос-

сошедшеся

днесь

вос-

хвалим тя.*

хвалим тя

хвалим тя

хвалим тя

Яко течение соверши.*

Яко соверши течение

Яко соверши течение

Яко соверши течение

Веру соблюл еси.*

 

и веру соблюл еси

 

и веру соблюл еси

 

и

веру соблюл еси

 

И прият от Бога побед- ныи венец.*

и прият от Бога венец

и прият от Бога венец

прият от Бога побед- ныи венец

и

 

своея победы

 

своея победы

   

Егоже моли, от тля и бед избавитися,*

Егоже моли от тли и бед избавитися

Егоже моли

Егоже моли от тли и бед избавитися

   

от тли и бед избавитися

 

верою творящим,*

 

верою творящим

     

всечестную память твою;

всечестную память твою

всечестную память твою

всечестную память твою

Дал еси знамение боя- щимся Тебе Господи,

Дал еси знамение

 

Дал еси знамение

 

Дал еси знамение

 
 

боящимся Тебе Господи

боящимся Тебе Господи

боящимся Тебе Господи

крест Твои честныи.

 

крест Твои честныи

 

крест Твои честныи

 

крест Твои честныи

 

Имже посрамил еси на- чала тмы и власти,

Имже посрамил еси

 

Имже посрамил еси

 

Имже посрамил еси

 

104

Т. Г. Казанцева. Стихиры-подобны в богослужебной практике староверов-странников

Минея служебная

Обиход поповской

Обиход поморской

Устная версия

редакции

редакции

 

начала тмы и власти

начала тмы и власти

начала тмы и власти

и возвел еси нас на пер- вое блаженьство.

и возвел еси нас

и возвел еси нас

и возвел еси нас на пер- вое блаженьство

 

на первое блаженьство

на первое блаженьство

 

Темже Ти человеколюб- ное смотрение славим.

Темже Ти человеколюб- ное смотрение славим

Темже Ти человеколюб- ное

Темже Ти человеколюб- ное смотрение славим

   

смотрение славим

 

Исусе

Всесилне

Спасе

Исусе Всесилне

Исусе Всесилне

Исусе Всесилне

душам нашим;

 

Спасе душам нашим

Спасе душам нашим

Спасе душам нашим

Иже с выше зван быв,*

Иже званный свыше быв

Иже званный свыше быв

Иже званный свыше быв

а не от человек,*

 

а не от человек

а не от человек

а не от человек

егда земная тма*

 

егда земная тма

егда земная тма

егда земная тма

помрачи очи телесныя,*

помрачи очи телесныя

помрачи очи телесныя

помрачи очи телесныя

нечестия обличая сето- вания,*

нечестия обличая сето- вания

нечестия обличая сето- вания

нечестия обличая сето- вания

тогда небесныи свет об- листа*

тогда небесныи свет об- листа

тогда небесныи свет об- листа

тогда небесныи свет об- листа

мысленнии очи,*

 

мысленнии очи благо- честия открывая красоту

мысленнии очи благо- честия открывая красоту

мысленнии очи

благочестия

открывая

   

благочестия

открывая

красоту.*

 

красоту

Темже позна изводящаго свет из тмы,*

темже позна изводящаго свет из тмы

темже позна изводящаго свет из тмы

темже позна изводящаго свет из тмы

Христа Бога нашего.*

Христа Бога нашего

Христа Бога нашего

Христа Бога нашего

Егоже моли,*