Вы находитесь на странице: 1из 15

Министерство образования и науки РФ

Федеральное государственное автономное образовательное учреждение


высшего образования
«СИБИРСКИЙ ФЕДЕРАЛЬНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ»
Гуманитарный институт

Кафедра культурологии
Гуманитарный институт

АНАЛИТИЧЕСКОЕ ЭССЕ
по произведению Габриэля Гарсиа Маркеса
«Сто лет одиночества»

Тема

Преподаватель _____________ А.О.Задорина


подпись, дата инициалы, фамилия

Студент ИК17-06М. ______________ А.В.Ларионова


номер группы, подпись, дата инициалы, фамилия

Красноярск
2019
«Сто лет одиночества» является сравнительно небольшим по объему
произведением-достоянием латиноамериканской литературы, при этом,
однако, исследуемым и обсуждаемым со всех возможных сторон и
ракурсов, в попытках истолковать и объяснить столетнюю историю рода
Буэндиа, обращаясь и к традициям мифологически устроенного западного
романа, и к ветхозаветному сотворению мира, и к апокалипсису, и,
конечно, к античной мифологии с вытекающими из нее пороками, вроде
инцеста и как следствие – трагической судьбой рода. И не обойтись тут без
фрейдизма и аналитической психологии коллективного бессознательного
К.Г,Юнга, а благодаря сквозящей в романе иронии, произведение можно
рассматривать и с позиции концепции карнавализации М.Бахтина. Такая
многомерность исследовательского подхода к пониманию устройства
произведения по отношению к роману, который был задуман автором, по
словам самого Г.Г. Маркеса как «роман, в котором могло произойти все» -
не кажется удивительной.

Однако, все эти подходы можно отнести, пусть и условно, к разбору


устройства романа, к пониманию его принадлежности к архетипическим,
мифологическим структурам, где герои-типажи и маски, а сюжет –
своебразное клише, повторяемое в истории культуры и искусства. При
этом остается в стороне философское переосмысление романа, его
общечеловеческое предназначение. При том, что философствование, тесно
взаимодействующее с остальными видами культурной деятельности, а
особенно с искусством, в том числе и с литературным, формирует развитие
особого типа философского освоения действительности, за счет
которого видение мира характеризуется снятием границ, открывая перед
человеком возможность соотнести свое субъективное восприятие этого
мира с беспредельным внешним миром, позволяя обнаружить выход к
вопросам о мире в целом, к поискам ответов на смысложизненные
вопросы.
Поэтому цель данного эссе – попытаться определить
эгоцентрический, социоцентрический, космоцентрический и
абсолютоцентрический аспекты мироотношения, задаваемые в
произведении Габриэля Гарсиа.Маркеса «Сто лет одиночества».

В повествовательную канву сюжета данного произведения Габриэль


Гарсиа Маркес вплетает историю шести поколений рода
Буэндиа. Используя опыт реалистического «семейного» романа,
обретшего свое распространение в 19-20 веках, а также обращаясь к
своему личному писательскому опыту, он создает действительно
многогранные характеры героев, которые формирются под влиянием и
семейной/родовой наследственности, и окружающего общества, и
биологических законов развития. Чтобы принадлежность членов семейства
Буэндиа к одному роду была более очевидна, автор наделяет их не только
общими чертами внешности и характера, но и
повторяющимися наследственными именами, закрепляя принцип
зеркальности и дублирования сущностей, поэтому род Буэндиа – это род,
где за Аурелиано обязательно следует Аурелиано, а за Аркадио – еще один
Аркадио.

В истории маленького города Макондо, основанного


вышеописанным родом Буэндиа, переплетаются реалистическое и
мифологическое начала, образуя пичудливые хронотопы, характерные
выбранному жанру «магического реализма»: в которых развивается
сложная динамика отношения жизни и смерти, а соответственно – живого
и мертвого, динамика между забвением и памятью, пространством и
временем.

В отношении литературы понятие «магический реализм» был


применен в 30-х годах французским критиком Эдмоном Жалу, который
объяснял, что роль магического реализма заключается в поиске реальности
того, что есть в ней есть странного, непредсказуемого или сказочного, то
есть тех моментов, благодаря которым в повседневную жизнь допускаются
поэтические, сюрреалистические и даже символические элементы.

«Магический реализм» Габриэля Гарсиа Маркеса в основе своей


содержит народное сознание и фольклорно-мифологическое восприятие
действительности.

Народное сознание, которое не позволяет роману превратиться в


сказку, транслируется Г.Г. Маркесом, как уже известно из
многочисленных интервью с писателем, через, по сути, биографическую
историю своей малой родины и одного рода ее обитателей, предлагая
читателю, по сути, семейную хронику, где местом действия становится
поселение Макондо, со сложившейся собственной историей, традициями,
географией и топографией, являющееся символом всей Колумбии. В
романе четко прослеживается почти ее вековая история 19-20х веков со
всеми значительными социальными потрясениями этой страны:
гражданские войны, банановая кампания из Северной Америки,
вторгнувшаяся в неторопливую жизнь Колумбии и т.д.
Однако, заслуга, оригинальность и притягательность данного
романа в том, что то самое народное сознание, реальность, взятая только
лишь за основу пропитаны мифическим, фантастическим элементом или
тем, что выше названо «фольклорно-мифологическим восприятием
действительности».
Конечно, в романе можно отыскать и библейские сюжеты и
античные мифологемы, но миф Маркеса - особенный, преломленный через
призму мирового литературного опыта, в связи с чем образует
собственный нефольклорний миф, который становится моралью
общественной жизни, благодаря философской насыщенности и
проблематике романа, в котором поднимаются общечеловеческие вопросы
из категории «вечного»: вопросы смерти, любви, одиночества,
общественного устройства и развития.
Таким образом, соединяя в романе два этих основных мотива мы
получаем философскую сказку/притчу, смыслообразующий посыл которой
которой разворачивается перед читателем через судьбы ее персонажей.
Итак, рассмотрим основных действующих героев романа «Сто лет
одиночества» Г.Г. Маркеса:
Хосе Аркадио Буэндиа
Отец-родоначальник семейства Буэндиа, основатель города
Макондо - волевой и упрямый персонаж, обладающий большим
интересом к вопросу устройства мира, испытывающим влечение к наукам,
техническим новинкам, а также алхимии. Хосе Аркадио Буэндиа сошёл с
ума в своем поиске философского камня, забыв в свой родной
язык,перейдя на латынь, почти никому не известную в Макондо. Хосе
Аркадио представляет собой природу и экстравертный путь развития, а его
история с Пруденсио Агиляром задает на пути развития первого поколения
идею всепрощения. Речь идет об истории народного увлечения «Боя
петухов», в одном из таких поединков победу одержал петух Хосе
Аркадио Буэндиа,а разгневанный Пруденсио Агиляр, оскорбил при всем
народе Хосе и его жену, и их взаимоотношения, за что, собственно и
получил от Хосе Аркадио копье в шею. В скором времени, после того, как
мертвеца похоронили, призрак Пруденсио стал являться в доме Буэндиа.
Сам брак Хосе Аркадио с Урсулой был инцестом (двоюродные брат и
сестра), что уже задет греховное начало рода Буэндиа, но теперь это
усугубляется нарушением заповеди «не убий». Так, жизненный путь рода
Буэндиа, уже с самого своего начала, обреченный на смерть, можно
охарактеризовать как жизнь в смерти», поскольку в основании этого
супружеского союза заложено преступление.
Агиляр устрашился существования в состоянии «смерть во смерти»,
поэтому он прощает своего злейшего врага Хосе Аркадио Буэндиа. Но как
гласит народная традиция, контакты и общение мира живых и мира
мертвых не приводит ни к чему хорошему, поэтому Хосе Арадио меняется,
становится буйным, по причине чего был привязан во дворе к старому
каштану. Но при всем этом Пруденсио, возлюбивший врага своего,
ухаживает за ним, навещает и заводит с ним общение. Так роман
транслирует и доносит до его читателя христианская идею всепрощения в
ее соотношении народно-мифологическими представлениями о состояниях
«жизнь в смерти» и «смерть в смерти».
Урсула
Жена Хосе Аркадио Буэндиа и мать всего рода, на долю которой пало
воспитание большинства членов семьи от собственных детей до
правнуков. Женщина была твердого и строгого характера, склонная к
трудолюбию и будучи целеустремленной, благодаря ее заработкам с
продажи изготовления леденцов, выпечки хлеба, был построен и
перестроен дом. Урсула – стержень семьи Буэндиа, именно она, а не Хосе
Аркадио является ее главой Однако, данный персонаж вскрывает другой
пласт бездуховности данной семьи: Урсула, поглощенная заботами о
доме, муже, дочерях, сыновьях и внуках, ограничила свой духовный мир
традициями, забыв про всякое душевное тепло, которого она не проявляет,
как женщина, ни в общении с мужем, ни в общении с дочерьми. Ее,
конечно, нельзя упрекнуть в отсутствии чувства любви к своим и не только
детям, но эта любовь слепа и автоматична. Когда ее гулящий и на время
пропавший сын Хосе Аркадио рассказывает ей про то, как ему
приходилось есть тело мертвого товарища, для того, чтобы выжить
самому, Урсула лишь вздыхает с репликой: «А здесь у нас такой огромный
дом, сынок, и столько еды мы выбрасывали свиньям». Трагедия в том, что
она не задумывается над тем, что ел ее, вроде бы любимый сын, ее лишь
беспокоит тот факт, что он недоедал. То есть кроме физического состояния
( в данном случае «голод»), у нее не вызывает переживания его душевное
состояние в тот момент. И так во всем и со всеми.
Хосе Аркадио
Старший сын Хосе Аркадио Буэндиа и Урсулы, унаследовавший от
отца упрямство и импульсивность. Урсула увидела его обнажённым перед
сном и была удивлена, что он «так хорошо снаряжён для жизни».
Любовницей Хосе Аркадио становится знакомая семьи Пилар Тернера,
которая беременеет от него. В конечном счёте он оставляет семейство,
вступает в связь с молодой цыганкой и отправляется вслед за цыганами.
Возвращается Хосе Аркадио через много лет, в течение которых он был
моряком и несколько раз совершил кругосветное путешествие. Хосе
Аркадио превратился в сильного и угрюмого человека, чьё тело с ног до
головы изрисовано татуировками. По возвращении он сразу же вступает в
брак с дальней родственницей, Ребекой (воспитывавшейся в доме его
родителей, и успевшей вырасти, покуда он бороздил океаны), но за это его
изгоняют из дома Буэндиа. Он живёт на окраине города у кладбища, и,
благодаря махинациям сына — Аркадио, является владельцем всей земли в
Макондо. Во время захвата города консерваторами Хосе Аркадио спасает
брата, полковника Аурелиано Буэндиа, от расстрела, но вскоре сам
загадочно погибает от огнестрельного ранения. Подозрения в том, что его
убила его жена Ребека, ничем не были аргументированы или доказаны.
«Впоследствии Ребека уверяла, что, когда муж вошел туда, она мылась в
купальне и ничего не знает. Её версия казалась сомнительной, но никто не
мог придумать другой, более правдоподобной, — объяснить, зачем
понадобилось Ребеке убивать человека, сделавшего её счастливой. Это
была, пожалуй, единственная тайна в Макондо, так и оставшаяся
нераскрытой.» Во взрослом возрасте Хосе Аркадио Буэндиа автор
иронично воплотил черты сверхмачо: помимо половой силы он был
богатырски силён и брутален, «…мальчик, уведенный цыганами, и есть
этот самый дикарь, съедающий за обедом полпоросенка и испускающий
ветры такой силы, что от них цветы вянут».
Аурелиано Буэндиа
Аурелиано, который представляет собой культуру, познание и
интровертный путь, в противоположность Хосе Аркадио. Аурлиано – брат
Хосе Аркадио, второй сын Урсулы. Аурелиано с детства был
предрасположен к интуитивному восприятию действительности, он
нутром чувствовал опасность, был задумчивой натурой с философским
складом ума. Аурелиано – тонкая и творческая личность, он мастер
ювелирного дела, ему свойственно восприятие и чувство прекрасного, он и
влюбляется как свойственно художнику-романтику, влюбляется в совсем
еще юную красоту Ремедиос и любовь эта пробуждает в нем поэта. Когда
девочка приходит в возраст, они женятся. Но их браку, при всем, казалось
бы удачном жизненном раскладе, не суждено было быть долговечно
счастливым. Ремедиос погибает при родах. Не суждено этому роду
разродиться в любви. Потеряв супругу, Аурелиано отправляется на войну,
сражаться на стороне либералов, не потому что вдруг его заинтересовала
политика, а просто потому, что он видел и чувствовал, что тот
консерваторский уклад уже аморален и лжив. Но и война не спасает душу
Аурелиано, только еще больше ранит, пробуждая в нем лишь жажду
власти. Стал он со временем жить замкнуто и отделился от всех, все, что
его держало в этой жизни – это труд и ирония.
Ремедиос
Ремедиос - младшая дочь алькальда Макондо Дона Аполинара
Москоте. С персонажем Ремедиос связан мотив «святости» в
произведении. Ремедиос можно считать святой не потому, что она
понимает греховные помыслы свои и стремится избегать их, а потому что
сама природа греховности ей чужда. «Ремедиос Прекрасной были чужды
всякие страсти, и особенно страсти, волновавшие других». Ее
бесстрастность к жизни, ее умиротворенное к ней отношение - не
позволяет ей проявлять ей активную позицию по отношению к чему-либо,
не говоря уже о неправедных поступках. Она была, что называлось - не от
мира сего, она ничем не привязана к людскому миру, и люди обращают
внимание на неё только потому, что она невероятно красива и потому
обладала способностью возбуждать любовную жажду у мужчин, которая, к
слову, всегда заканчивается смертью. И это стихийное, беспощадное,
почти языческое чувство, которое Ремедиос неосознанно вызывает у
мужчин, это чувство – единственное, что связывает Ремедиос Прекрасную
с людьми, с человеческим миром. Но эта связь была непрочной, потому
что в основе её не было истинной любви: не нашлось ни одного человека,
который бы любил Ремедиос чистой и высокой любовью. Поэтому мир
людей – мир без любви – не был миром Ремедиос Прекрасной, и её
переход в иные сферы закономерен и неизбежен.
Ребека
Ребека – девочка, пришедшая в семью Буэндиа в десятилетнем
возрасте с мешочком, где находились кости ее родителей,двоюродных
родственников Урсулы Буэндиа. Пришедшая в дом девочка оказалась
довольно робкой, имела дурные привычки – есть землю и сосать свой
палец. Повзрослев, Ребекка влюбляет в себя итальянца Пьетро Креспи, в
которого, к слову была влюблена и Амаранта, третий ребенок Урсулы и
Хосе Аркадио Буэндиа, в связи с чем они становятся врагами. Но
истинной ее любовью был не Пьетро Креспи, а сын Урслы – Хосе
Аркадио, за которого она вышла замуж, по возвращении Хосе домой. Но и
этой любви не суждено было реализоваться.
Мелькиадес

Образ цыгана Мелькиадеса обладает в произведении


основообразующей сюжетной ролью и в значительной мере обусловливает
идейное звучание романа. Г.Г. Маркес делает весомый акцент на
отношении цирка, который был возглавляем цыганом, с желанием
человеческого познания окружающего его мира в разных его формах и
видах. Для автора главным являлась демонстрация каждого нового
открытия, освоенное Мелькиадесом и с его подачей этого открытия как
нечто невероятного, чудесного и магического. Образ Мелькиадеса – это
образ народного ясновидца и целителя, занимающегося спасением
жителей Макондо от бедствий, их настигающих. При этом автором
принята и народная оценкуа Мелькиацеса как колдуна, личности, которой
не чуждо взаимодействие с высшими силами, которые дают ему особое
знание. Однако, несмотря на восприятие его как колдуна, несмотря на все,
сполненные и представленные им чудеса, Мелькиадес является смертным,
как и любой другой человек. После своей физической смерти, в мире
духовном, «тонком», куда он попадает, он отмечает городок Макондо на
«пестрых картах смерти» . Но важно то, что после своей смерти
Мелькиадес продолжает обитать в своей комнате, во владениях рода
Буэндиа, для цыгана смерть, как таковая, в строгом смысле не наступает,
по сути, он продолжает жизнь появляясь в доме Буэндиа, иногда видимым,
иногда – будучи растворенным в солнечном свете. Все это к тому, что
мудрость и духовные ценности - бессмертны, как и человеческая душа.
Интересно и то, что, буду живым, Мелькиадесу было свойственно
познание чужих открытий, то будучи в смертном состоянии (то, что
называется «жизнь во смерти» он начал творить нечто собственное и
индивидуальное, а именно написал книгу о роде Буэндиа, в которой
предсказал будущее их рода. И эта написанная Мелькиадесом книга
предстает как лучшее творение человеческого разума и сопоставимо с
открытием таких вещей как магнит, увеличительное стекло или
фотографический аппарат.

Понятно и очевидно, что, в соответствии с названием романа, и через


анализ некоторых героев сквозит самая основная тема – тема одиночества.
Несмотря на то, что герои живут в многочисленной семье, каждый из них
– неприкаян и одинок. Взять к примеру, полковника Хосе Аркадио
Буендиа, в юном возрасте врач сказал ему, что тот имеет
предрасположенность к одиночеству, недоверие, мнительность и
подозрительность, отчужденность от общества и людей – все это было
свойственно характеру полковника. И жизнь его также заканчивается – в
одиночестве. Одинокой пошла в иной мир и Урсула,которая так и не
доверила никому тайну местонахождения сокровища.

Вот лишь некоторые высказывания Хосе Аркадио Буендиа об


одиночестве героев: о Пруденсио Агиляра: «Вероятно, ему очень тяжело.
Наверное, он ужасно одинокий». О Мелькиадесе: «Он в самом деле
побывал на том свете, но не выдержал одиночество и вернулся назад. О
Амаранте: «Она надеялась иметь его за сына, который разделил с ней
одиночество и смягчил страдание...» О Хосе Аркадио Втором и Аурелиано
Втором: «...единственное, что сохранилось у близнецов общее, был
одинокий вид, присущий всей семье». О Ребекке: «Весьма много лет она
страдала и бедствовала, завоевывая себе привилегии одиночества». О
Маурисио: «Он умер старым, в полнейшем одиночестве».

Одиночество выступает в произведении неким психологическим


заболеванием, которое подтачивает нервы и отнимает жизненные силы,
сводя его, в итоге, в могилу. Особенно хорошо это прослеживается в
судьбе героев второго поколения Буендиа, которым свойственна
замкнутость в себе и оторванность от реальности, что приводит их к
одинокому существованию, по началу, а затем – к смерти.

Одиночество смерти, о котором поведал Мелькиадес («Он


действительно побывал на том свете, но не мог вынести одиночества и
возвратился назад»), одиночество власти, подчинившее себе одного из
самых одаренных в роду Буэндиа — Аурелиано («Заплутавшись в пустыне
одиночества своей необъятной власти»), одиночество старости, в которое
на долгие годы погрузилась самая обаятельная из героинь —
прародительница Урсула («в лишенном света одиночестве своей глубокой
старости»), одиночество неприступности, жертвой которого стала
Амаранта («Амаранта заперлась в спальне, чтобы до самой смерти
оплакивать свое одиночество»), — каждый из героев романа настолько
неповторим и ярок, что оказался способным на свой путь и свою долю.
Пустыня одиночества, по которой они бесцельно бродят, твердая его
скорлупа, которую они пытаются продолбить — ключевые мотивы романа
и постоянные напоминания об их неспособности к теплу и солидарности.

Вторая проблема, затрагиваемая в романе – это проблема войны,


неразделимости людей и эпохи. Поэтому пока длятся войны, именуемые
«освободительными» преобладают люди, крайне верующие в правоту
своей мысли и своих деяний, люди, которым свойственна сила, а всместе с
ней и жестокость, а жестокость совмещенная с целеустремленностью
помогает добиться желаемого, не останавливаясь ни перед чем и ни перед
кем. Цель, зачастую, оказывалась выдуманной, не истинной, призрачной и
заданной «сверху», власть имущими людьми. За жестоко-содеянным
обязательно следует разочарование, а за ним и попытки исправить все
свершенное, прибегая вновь к не менее кровопролитным решениям.
Получаем, в итоге проблему цикличности войны, человеческих ошибок,
свершенных на почве страсти, желание власти, и даже любви. Но любовь
не завоевывается таким образом, поэтому вновь возращаемся к теме
бездуховного и неплодотворного одиночества.

Жажда наживы и желание все новых открытий зачастую ходят рука


об руку, а истинные знания основываются на подлинных трагедиях.

Так на рубеже веков, смены поколений, когда мораль приобретала


все новые изменения, на свет рождались люди от кровосмесительных
связей, а это естественно не могла поспособствовать здравому развитию
рода и нации, что дает нам третью проблему романа – проблема проклятия
всего рода.

Время в романе - еще одна важная компонента. Время в нем


обладает сложным поступательно-возвратным характером, в котором
совмещаются два типа времени: линейное и циклическое. Цикличность
художественного времени романа вполне ясна, об этом напрямую
говорится в тексте. «…история этой семьи представляет собой цепь
неминуемых повторений, вращающееся колесо, которое продолжало бы
крутиться до бесконечности, если бы не все увеличивающийся и
необратимый износ оси» . Движение времени по кругу подчеркивается и
использованием одних и тех же имен в разных поколениях семьи Буэндиа,
причем каждое имя обладает своим собственным набором
гипертрофированных качеств, присущих его носителям, и каждый вояка
Аурелиано не похож на каждого мечтателя Хосе Аркадио. Время не
линейно, а циклично: люди обречены вновь и вновь отвечать на вечные
вопросы.

В романе совершенно очевидно представлена и такая черта


мифологического времени, как деление времени на мифологические эпохи,
которые могут завершаться грандиозными катастрофами, уничтожающими
мир. Жизнь Макондо выстраивается как смена эпох (эпоха первотворения,
исхода, эпоха дождя, засухи, владычества банановой компании и т.д.), а
завершается космический цикл, как и положено в мифологии, катастрофой,
стирающей Макондо с лица земли.

Концепция времени, воплощает в себе и тему одиночества и хаоса.


Важность этой концепции заявлена уже в названии романа: «СТО ЛЕТ
одиночества». Представив в названии именно эту, «круглую» цифру (сто
лет - век - привычная всем единица отсчета исторического времени),
Маркес будто утверждает программу событий романа: речь пойдет о
времени и одиночестве. При этом назван конкретный временной отрезок
(сто лет) абсолютно неконкретного понятия (одиночества), что указывает
на первоосновы стабильности, точности и хаоса. В процессе развития
романа оказывается, что совершенно конкретное историческое понятие
«сто лет» имеет тоже странный «синтетический» смысл: оно обобщается и
даже приобретает некий дополнительный, сказочный, «волшебный»
оттенок. Т.о., речь идет о времени, одиночестве и о волшебстве (магии),
которое тоже осуществляется через временной поток.

Итак, в романе «Сто лет одиночества» представлены три «временных


потока»: время для Колумбии (сто лет из истории Колумбии), в котором
Маркес показывает своё видение общества и его проблем; время для
человечества (совокупность важнейших явлений в истории человечества,
интерпретированных Маркесом в аспекте экзистенциальной философии);
время для Макондо с его добровольным вечным одиночеством, магией и
фантастичностью. Итак, возникает взаимосвязанная логическая цепочка:
время для Макондо - «кусочек» истории Колумбии, а время для Колумбии -
часть времени для человечества. Но время для человечества - это лишь
часть времени, что течет в Макондо (и так можно продолжать бесконечно).
Мы имеем время внутри времени, которое создаёт «бесконечный
временной смерч». Его легко представить физически, достаточно
поставить друг перед другом зеркала, от чего возникнет «эффект
бесконечных зеркальных отражений». Это закреплено и композиционно:

Таким образом, роман «Сто лет одиночества» предстает перед


читателем во многих ракурсах и измерениях, поэтому и понимать его не
исключено по-разному. «Сто лет» как период исторический, культурный,
жизненный, метафизический.

Поэтому, если говорить о социо-центрическом аспекте


произведения, то внимание обращается на сто лет новой Колумбийской
истории : от мерной четверти прошлого столетия, когда страна
освободилась от испанского владычества, до конца первой трети нашего
века, когда проходят массовые расстрелы забастовщиков.

Есть в этом романе и эгоцентрический аспект, которым выступает


парабола долгой человеческой жизни, чарующе-беспечной и мятущейся
одновременно, и в последнюю минуту прозревающей собственное
предназначение, заложенное в самом рождении.

Что касается космоцентрического аспекта, то он состоит в антично-


библейский подбое, мифологически бездонном и карнавально
травестированном. Мотивы рока, ключевого в древнегреческой трагедии,
инцеста, грехопадения, потопа, апокалипсические ноты последних страниц
романа несут огромную нагрузку, тем более что каждый из них как бы
удваивается, поскольку подвергается смеховому переосмыслению. Даже в
таком, казалось бы, сочиненном и органичном для романа эпизоде, как
истребление семнадцати сыновей Буэндиа, оживает древнегреческий миф
о Ниобе, ставшей символом надменности и в то же время невыносимого
страдания, на глазах у которой Аполлон и Артемида поражают стрелами
всех ее детей.