Вы находитесь на странице: 1из 2

Быть на высоте рубрика | PART rubric Быть на высоте рубрика | PART rubric

Страна
трёх
династий
Всё французское, будь то моды, нравы,
кулинарные рецепты или научные
достижения, пользуется особой славой.
Есть у Франции ещё одно исключительное
качество: её короли веками занимали
совершенно особое место в
европейской политической иерархии.

Автор:
Михаил
Когда-то крещение Хлодвига, могущественного и пред-
приимчивого варвара, стало вехой в судьбах народов, колос-
The Country Сегодня, после всех исторических опытов,
Медведев
Фото
сальным стратегическим экспериментом  – первым в долгой
череде. На исходе Х века престол, принадлежавший ранее
of Three Франция может похвастаться тремя параллельно
Dynasties
предоставлены
автором Меровингам и Каролингам, достался Гугону Капету, верно- существующими династиями – потомками Бурбонов
му союзнику церкви и успешному основателю новой династии. (прямых наследников Капета), Орлеанов и Бонапартов.
Выше в средневековой иерархии стоял лишь император, но он There are three historical sover-
был выборным, корона Священной Римской Империи не насле- eign houses of France: the Bour-
довалась, так что положение первейшей монаршей семьи като- bons who represent the old multi-
лического мира было занято потомками Гугона, Капетингами. secular monarchy; the Orléans who Сегодня, после всех исторических опытов, Франция может Despite of the republican rule
Отсюда и титул французских королей – «Его Христианнейшее form a house of their own as descen- похвастаться тремя параллельно существующими династия- in modern France, the three dy-
Величество». Именно на них цивилизация век за веком испы- dants of Louis Philippe, the ephem- ми – потомками Бурбонов (прямых наследников Капета), Ор- nasties do belong to the reali-
тывала идеалы симфонии, то есть гармонического сосущество- eral “King of the French”, but also леанов и Бонапартов. ty, and the State’s ability to deal
вания церковного и светского авторитетов и согласия верхов- claim to be the true successors of the Легитимисты верны Людовику ХХ, герцогу Анжуйскому, with them appears to be rath-
ной власти с законами и правами. medieval kings; and the Bonaparts. старшему по первородству представителю испанской ветви. er important. Among the success-
Речь шла, говоря языком наших дней, о международном проек- Meanwhile several branches of the Он унаследовал бы и корону Испании, но его дед предпочёл ful cases of the republican inter-
те: многочисленные французские принцы в разное время воцаря- Bourbons form sovereign houses of отказаться от своих испанских прав (от французских, как вы vention into the French monar-
лись во множестве стран, от Польши, Венгрии и Албании до коло- other states (Spain and Luxembourg помните, отказаться невозможно) в пользу младшего брата; chical affairs, some court rulings
ний Нового Света, и боковые ветви рода Капетингов приобретали as well as a number of former monar- тот, в свою очередь, уступил права сыну – этим сыном и явля- are of particular interest.
дополнительное качество местных династий. Чтобы утвердиться chies, like Two Sicilies, Parma, or Bra- ется нынешний король Хуан Карлос. In 1987 Prince Henri d’Orléans
в новых владениях потомкам Гугона пришлось немало воевать с zil). The French succession of Bour- Людовик ХХ, являющийся гражданином Франции и Испа- brought a lawsuit in the Tribunal of
одними державами и договариваться с другими. Утрехтский до- bons passed through Spanish branch нии, не слишком увлечён политикой; несколько последних лет Paris against the then head of the
говор 1713 года закрепил отказ испанской ветви Капетингов от of the house, which is seen as a prob- он живет в Венесуэле и работает в банке, которым владеет его Bourbons, Prince Alphonse. Henri’s
прав на французский престол. Впрочем, со стороны французской lem by many, because the Treaty of тесть, хотя это не мешает ему появляться в Европе, встреча- aim was to deprive Alphonse of the
дипломатии этот договор был лукавством: древние обычаи, за- Utrecht [1713] deprived the Spanish ясь то с высшей знатью, то с широкой публикой. Как престо- title “Duke of Anjou” and of the
меняющие родовой закон потомкам Капета, не признают ника- Bourbons of the right to the French лонаследник, он «ни на что не претендует и ни от чего не от- plain arms of France – that is, the
ких отречений, никаких нововведений в порядке наследования. throne. The real problem is that this рекается». three lilies without any diminish-
Правила передачи короны восходят к франкскому праву, перео- deprivation never was valid as the Орлеанисты признают нынешнего главу Орлеанской вет- ing addition. Henri believed that
смысленному учёными клириками: по крови, от мужчины к муж- fundamental laws of the House of ви  – Генриха, графа Парижского. Но в этом семействе го- Alphonse cannot claim plain arms
чине, в порядке первородства, в церковном браке… France do not allow such a meddling. сподствуют не старые родовые обычаи Капетингов, а куда and a dynastical title because of the

30 светский петербург | май 2010 светский петербург | май 2010 31


Быть на высоте рубрика | PART rubric

Даже став королем, Людовик- Когда-то Людовик XVIII писал Генрих, граф Парижский
Филипп, герцог Орлеанский, графу Панину: «Что такое троекратно пытался поменять
не стал покушаться на король, лишённый трона? Самое фамилию. «Д'Орлеан»
традиционный королевский достойное существо на свете, слишком ясно напоминает
герб (в лазоревом поле если трудится с постоянством о принадлежности к
три золотых лилии), а и отвагой, чтобы восстановить младшей ветви Капетингов,
сохранил собственный – с свои права; самое жалкое, и Генрих хотел стать де
«понижающим знаком», если пребывает в постыдной Бурбоном. Генеалогически
указывающий на праздности». Людовик ХХ, это верно: Орлеанская
принадлежность к младшей герцог Анжуйский и Бурбонский ветвь появилась на свет как
ветви (в лазоревом поле (на фото) не пребывает в ответвление Бурбонов. Но
три золотых лилии и праздности, а подаёт пример родословие – родословием,
поверх всего – серебряный достойной частной жизни. а устоявшаяся фамилия –
турнирный воротник). фамилией. Суд отказал.

более свободные порядки в духе монархии Луи-Филиппа. 1713 restriction. The court’s deci-
Порядок престолонаследия меняется легко и часто. Отец sion was in Alphonse’s favour, tak-
нынешнего графа Парижского в свое время лишил его ста- ing in consideration his genealogi-
туса наследника, потом восстановил в правах; самому гра- cal seniority and various historical
фу тоже довелось менять решение о своем преемнике. Ген- reasons. The Orléans were remind-
рих живёт во Франции, что добавляет ему популярности. Не ed of their true arms: the same lil-
так давно он получил из рук президента Саркози орден По- ies but “debruised” with a silver la-
чётного легиона как ветеранскую награду в память о воен- bel, the mark of a junior branch.
ной службе. Prince Henri appealed only to lose
Нет полной ясности и с Бонапартами. Возглавлявший дина- again. However he neither obtem-
стию до 1997 года Луи, принц Наполеон, завещал фамильное pered the ruling himself (he con-
лидерство внуку Жану-Кристофу, в обход сына, Шарля. По- tinued to sport the plain arms of
следний не согласен с этим; но претенденты сумели решить France, omitting the brisure of Or-
проблему по-родственному, без ссор. Кстати, по матери Жан- léans, and later “created” his neph-
Кристоф происходит из Бурбонов: некогда враждебные дина- ew Duke of Anjou), nor did he gave
стии породнились. up the idea to use the republican
Может показаться, что все эти призрачные титулы и пре- justice in the dynastical affairs.
тензии существуют в некоем воображаемом пространстве, More recently, the same Prince
отдельно от реальности, от той Франции, в которой главным Henri, this time already as the
праздником остаётся День взятия Бастилии. Но нет! Наслед- Head of the House of Orléans, tried
ники разбитых тронов ходят по самой настоящей земле. Ре- to change his family name from
спублика же вынуждена считаться с ними. “d’Orléans” (which name emphasis-
В 1987 году Генрих Орлеан- es his cadet position) to “de Bour-
Em es dolest
rehende llitatem ский (нынешний граф Париж- bon”; this latter would better corre- Раздосадованный Генрих не стал подчиняться
esto essitat ский, тогда  – наследник это- spond to the alleged dynastical au- решению суда; он и теперь пользуется лилия-
го титула и граф Клермонский) thority over all the descendants of ми без орлеанского турнирного воротника, а не-
подал иск в Парижский трибу- Capet. The application seemed to сколько лет назад объявил герцогом Анжуйским
нал, протестуя против того, что be genealogically supported as the собственного племянника. Но старшие Бурбоны
старший из Капетингов пользу- branch of Orléans actually emerged не предъявили встречного иска, считая для себя
ется французским королевским as a cadet line of the Bourbons. невозможным решать династические дела через
гербом без понижающих знаков However genealogy is one thing, республиканский суд.
и титулом «герцог Анжуйский» and established family names is В своё время, в ответ на споры о монархии, Тьер
(Французская республика на- another; three times the applica- заметил, что республика «разделяет нас мень-
ших дней признаёт дворянские tion was submitted and three times ше». Он имел в виду именно такую республику –
титулы). Генрих настаивал на it was rejected by the courts. способную, в конечном счёте, вместить хотя бы
запрете и на штрафе. Ответчи- If the republican judicial accura- частичное правосудие по отношению к королям
ком выступал отец Людовика cy may be useful for keeping dy- и принцам. Монархизм во Франции не слишком
ХХ, Альфонс II, а после его вне- nastical matters in order, the mere- моден и не очень распространён, даже в среде
запной гибели  – сам Людовик, ly titular sovereigns appear useful знати. Но аристократические титулы и ранги су-
бывший в ту пору подростком. for the republican society at least ществуют, о них помнят, им придают значение,
Судья решил, что старшинство as indicators of public tolerance, по крайней мере – как реликвиям и «предметам
есть старшинство и что претен- and as living symbols of history.  роскоши». И на мемориальном богослужении,
зии жалобщика исторически званом вечере или в праздничной толпе человек,
необоснованны. Генрих подал которого тысячи считают государём, оказывает-
апелляцию и снова проиграл. ся более чем кстати.

32 светский петербург | май 2010 33