Вы находитесь на странице: 1из 6

УДК 534.

231
Ю.И. Папкова, к.ф.-м.н., доцент
Севастопольский национальный технический университет
ул. Университетская 33, г. Севастополь, 99053

АКУСТИЧЕСКОЕ ПОЛЕ В ВОЛНОВОДЕ


С ЖИДКИМ ПОГЛОЩАЮЩИМ ГРУНТОМ

Строится модель неоднородного по профилю скорости звука волновода на жидком


поглощающем полупространстве. Получена асимптотическая формула для вертикальных
волновых чисел в водном слое и основании. Приводятся результаты численных расчетов.
Табл. 1, рис. 1, библ. 7.

Введение. В настоящее время в основу теории распространения звука в жидкости


положены модели неидеальных волноводов [1-5]. В данных волноводах определяют
толщины слоев и скорости звука в них, измеряют коэффициент затухания каждой моды,
для того, чтобы определить абсолютный уровень звукового поля, относительную роль
различных мод, а также интерференционную картину звукового поля. Результаты
модельных и теоретических исследований для гидроакустического волновода, состоящего
из двух слоев, приведены в работе [1]. Было показано, что измеренные значения затухания
отличаются от теоретических исследований, так как геологические разрезы в прибрежных
водах обычно показывают более сложную структуру подводного грунта, в результате чего
помимо диссипативных потерь, происходит утечка энергии в грунт. Дополнительные
осложнения, возникающие при натурных экспериментах, например, наличие поглощения
в жидком грунте, приводят к тому, что вычисление затухания мод представляет более
сложную задачу, так как в этом случае спектр собственных мод волновода состоит из
захваченных и диссипативных. В данной статье проведено исследование звукового поля в
гидроакустическом волноводе, состоящем из двух слоев, с дном в виде поглощающего
полупространства, где при расчетах учитывалось затухание отдельных мод.
Коэффициенты затухания для каждой моды определялись из полученного дисперсионного
уравнения.
Основной материал исследования. Волновод представляет собой однородный слой
воды со скоростью звука c1(z) и плотностью 1, лежащий на жидком поглощающем
полупространстве со скоростью звука c2> c1(z), плотностью 2 и коэффициентом
затухания γ. (рисунок 1).
r
O
z0 с1(z), ρ1
h O'

c2, ρ2, γ
z

Рисунок 1- Гидроакустический волновод

Акустическое поле точечного гармонического источника с частотой ω,


расположенного в точке О  с координатами (0; z0) цилиндрической системы координат, в
данном волноводе выражается контурным интегралом:
1
Ф( r , z )   G ( z, z0 ,  ) H 0 ( r )d ,
2 (1)
(1)
4 C
где G(z, z0,  2 ) – функция Грина следующей краевой задачи:
2
G1  ( 2   2 )G1   ( z  z 0 ), 0  z  h, (2)
c1 ( z )

G2  (k 22   2 )G2  0, z  h, (3)

G1 (0)  0, 1G1 (h)  2G2 (h), G1 (h)  G2 (h) , (4)

где  (z) - дельта функция Дирака, k 2  k 2 (1  i ) , k 2  , γ – коэффициент затухания
c2
(«тангенс угла потерь»).
Путь интегрирования C выбирается так, чтобы охватить все особенности функции
Грина G на подходящем листе комплексной ξ - плоскости горизонтально-волновых чисел.
Разбив двухслойное пространство [0; ∞) на две части, построим функцию Грина
исходной задачи (2)-(4) на двух слоях [0; h] и (h; ∞). В жидком однородном
полупространстве с постоянным профилем скорости звука c2 функцию Грина G2 ищем в
виде:
G2  L exp( i 2 z ) ,
где L – константа, определяемая из условий (4);  2  k 22   2 очевидно должны
удовлетворять условию затухания в жидком полупространстве Im(  2 )  0 .
Для построения функции Грина G1 в слое [0; h] представим соответствующую
краевую задачу в виде системы дифференциальных уравнений:

 X   P( z )  X  Q( z ),
 (5)

 A  X (0)  B  X (h)  0,
0 0   0 1
 G1  1 0   
B   1 2 ;  
2
где X     ; A   ; P( z )      2  0 ;
 G1  0 0   i 1  2

   
 
2
  c1 ( z )  
 0 
Q( z )    .
   ( z  z0 ) 
 s1 s 2 
Зная фундаментальную матрицу S    однородной системы (5), определяем
 s1 s 2 
~
функцию Грина G ( z , p ) данной системы по формуле:

~ S ( z )  [( A  S (0)  B  S (h)) 1  A  S (0)  E 2 ]  S 1 ( p), 0  z  p



G ( z, p)   1 1

 S ( z )  [( A  S (0)  B  S (h))  A  S (0)]  S ( p), p  z  h,

где Е2 – единичная матрица второго порядка.


Таким образом, решение неоднородной системы (5) может быть получено в
следующем виде:
  [G~
 h~  ( z, z 0 )]1, 2 
X   G ( z, p)  Q( z )dp   ~ 
  [G ( z , z )] 
0  0 2, 2 

В результате G1 в интервале [0; h] может быть найдено как:


~
G1  [G ( z, z0 )]1,2 .
Основную сложность при построении функции Грина G1 в слое [0; h] представляет
нахождение фундаментальной матрицы однородной системы (5), так как скорость звука в
водном слое, в первом приближении, зависит от глубины z. Пусть профиль скорости звука
c1(z) определен системой опорных точек c( zi )  ci , тогда отрезок [0; h] разбивается на N
частей системой точек z k kN0 ( z0  0, z N  h) , на каждой из которых профиль скорости
звука допускает аппроксимацию c( z)  ck ( z) , z  z k 1; z k  , обеспечивающую
существование аналитических решений дифференциального уравнения (2). Линейно
независимые решения уравнения (2) для аппроксимации вида [5]:

  1 1 
2
   2 z z  2
   ak  bk z  ak    k 21  2k  ; bk   2  2  ,

 ck ( z )   zk 1  zk  ck ck 1  zk 1  zk  ck 1 ck  

при bk  0 выражаются через функции Эйри:

2  a  2  a 
1k ( z; )  Ai  k
 3 bk  z  ;  2k ( z; )  Bi  k
 3 bk  z  ;
 3 b2   3 b2 
 k   k 

при bk = 0 через показательную и тригонометрические функции:

cos( a   2  z ), a   2  0, sin( a   2  z ), a   2  0,
 k k  k k
 ( z;  )  
k
 2 ( z;  )  
k
1
 2 ak z   2 a  z
 e , ak   2  0;  e k
, ak   2  0.

Таким образом, на отрезке аппроксимации z  zk 1; z k  профиля скорости звука


общее решение однородного дифференциального уравнения (2) имеет вид:

 k  1,k C1,k   2,k C2,k , k  1,2..., N .

Для построения непрерывных со своей первой производной линейно-независимых


решений для всего водного слоя в точках z1, z2,…, zN-1, получим однородную систему
линейных алгебраических уравнений относительно C1,k и C2,k (k=1,2,…,N):

1,1 ( z1 )  C1,1   2,1 ( z1 )  C 2,1  1, 2 ( z1 )  C1, 2   2, 2 ( z1 )  C 2, 2 ,


  ( z )  C    ( z )  C    ( z )  C    ( z )  C ,
 1,1 1 1,1 2,1 1 2,1 1, 2 1 1, 2 2, 2 1 2, 2
1, 2 ( z 2 )  C1, 2   2, 2 ( z 2 )  C 2, 2  1,3 ( z 2 )  C1,3   2,3 ( z 2 )  C 2,3 ,

1, 2 ( z 2 )  C1, 2   2 , 2 ( z 2 )  C 2, 2  1,3 ( z 2 )  C1,3   2 ,3 ( z 2 )  C 2,3 ,
. . .

1, N 1 ( z N 1 )  C1, N 1   2, N 1 ( z N 1 )  C 2, N 1  1, N ( z N 1 )  C1, N   2, N ( z N 1 )  C 2, N ,
 
 1, N 1 ( z N 1 )  C1, N 1   2 , N 1 ( z N 1 )  C 2, N 1  1, N ( z N 1 )  C1, N   2 , N ( z N 1 )  C 2, N .

Решение данной однородной системы будет зависеть от двух свободных


постоянных, так как число неизвестных 2N при ранге системы 2N-2. Действительно,
представим данную систему в виде последовательности матричных уравнений:
~  ~ 
S k 1 ( z k )  C k 1  S k ( z k )  C k , k  1,2,... N  1, (6)
~ 1,k  2, k    С1,k 
где S k ( z )   ;  C k   .
1,k  2 ,k   С 2 , k


Непосредственно из уравнений (6) следуют соотношения:
 
C k  M k  C1 (k  1),
k 1
где M k   S~ j 11 ( z j ) S~ j ( z j ).
j 1
Следовательно, общее решение на отрезке [zk-1, zk] может быть выражено в следующем
виде:
 k  ~1,k  C1,1  ~2,k  C 2,1 ,

где ~1,k  [ M k ]1,11,k ( z )  [ M k ]2,1 2,k ( z ), ~2,k  [ M k ]1, 2 1,k ( z )  [ M k ]2,2  2,k ( z ) .
В качестве линейно-независимых решений однородного уравнения (2) на отрезке [0;
h] возьмем функции s1  ~1,k , s2  ~2,k , при z [ z k 1 , z k ] (k = 2, 3,…, N) и
s1  ~1,1 , s2  ~2,1 , при z [ z 0 , z1 ] , что позволяет построить фундаментальную матрицу S
однородной системы (5).
В результате, функция Грина G1 в слое [0; h] представляется следующим образом:

1 i
G1   [( s1 (h)  2 s1 (h))  ( s1 (0) s2 ( z0 ) s2 ( z )  s2 (0) s1 ( z ) s2 ( z )) 
( )( s1 ( z0 ) s2 ( z0 )  s1 ( z0 ) s2 ( z0 )) 12
(7)
i
 ( s2 (h)  2 s2 (h))  ( s1 (0) s1 ( z ) s2 ( z )  s2 (0) s1 ( z ) s1 ( z0 ))];
12

где ( )  s1 (0)[ s 2 (h)  i 2 s 2 (h)]  s 2 (0)[ s1 (h)  i 2 s1 (h)] , z  min( z, z0 ), z  max( z, z0 ) .
1  2 1  2

Заметим, что при отсутствии затухания γ = 0 и постоянной скорости звука c1 в водном


слое формула (7) дает известное выражение для функции Грина в волноводе Пекериса [2]:

sin( 1 z  )
G1  1 cos 1 h  z    ib12  2 sin 1 h  z  ,
1( )
sin( 1 z 0 )e i2 ( z h)
G2 
( )
2
 
где  j      2 ( j  1,2),. b12  1 , ( )  1 cos 1h  ib12 2 sin 1h .
c  2
 j 

Функции G1 и G2 содержат в знаменателе выражение:

i 2 i 2
( )  s1 (0)[ s 2 (h)  s 2 (h)]  s 2 (0)[ s1 (h)  s1 (h)] ,
1  2 1  2

равенство нулю которого определяет дисперсионное уравнение (дает полюса функции


Грина в комплексной плоскости горизонтально-волновых чисел ξ). В случае мелкой воды
общие решения однородного вертикального волнового уравнения (2) между собой
отличаются мало для различных вариаций профиля скорости звука [5] и могут быть
описаны при помощи следующих асимптотических формул:

 1   1 
s1  sin ~1 z  O ~ , s 2  cos ~1 z  O ~  ,
 1   1 
~ ~  max c1 ( z )  min c1 ( z )
где ~1  k12   2 - вертикальное волновое число, k1  ~ , c~1  -
c1 2
среднее значение скорости звука в водном слое исследуемого волновода.
Рассмотрим гидроакустический волновод, где первый слой характеризуется
непрерывной скоростью звука c1(z), второй слой является жидким однородным
поглощающим полупространством с постоянной скоростью звука c2. Наличие затухания в
жидком грунте, приводит к тому, что в данной модели волновода вертикальное волновое
число, характеризующее жидкое дно, является комплексным числом ( k 2  k 2 (1  i ), γ –
коэффициент затухания) и моды волновода делятся на захваченные и диссипативные
моды.
Дисперсионное уравнение для данного волновода может быть записано как:


~ h cos 
1
~ h  ib
1 12 ~1h 2  h 2 (k 22  k~12 ) sin ~1h  0

При решении дисперсионного уравнения основная сложность состоит в поиске и


отборе корней уравнения на комплексной плоскости. Используя метод определения нулей
квазиполиномов, описанный в работе Беллмана [6], была получена асимптотическая
формула, описывающая решение данного уравнения:

 (2k  1) i b2 1
~1k   ln 12 2 , k  Z .
2h 2h 2(1  b12 )

Дальнейшее уточнение корней осуществляется по итерационному методу Ньютона [5].


Таким образом, имеется конечное множество решений m=1,2,…,М дисперсионного
уравнения, удовлетворяющих условию затухания Im(  2 )  0 , Используя формулу [3]
~

~h 1 k12  k 22 h 1
M0  1    , спектр собственных мод волновода можно разделить на M0
 2  2
захваченных мод и М1 = М - М0 диссипативных мод, число которых при различных
параметрах волновода исследуется численно на основе вышеприведенных формул.
Собственные числа найдем из выражения:

~
 m   k12  ~ 21m (m=1,2,…,М),
,

где знак минус перед корнем показывает, что Re(ξm) < 0, так как собственные числа
расположены во второй четверти комплексной плоскости горизонтально - волновых
чисел ξ. Коэффициенты затухания δm для каждой моды могут быть вычислены по
формуле:
 m  Im( m ) .
Таким образом, можно определить коэффициент затухания для каждой моды
отдельно и сделать выводы о потерях при распространении звука в гидроакустическом
волноводе, в частности, для амплитуды давления на больших расстояниях.
Численные результаты. В гидроакустическом волноводе Занга [7],
представляющем собой однородный слой воды h=54 м с усредненной скоростью звука
c~1  1500м / с на жидком полупространстве с затуханием γ и скоростью звука c2=1600 м/с,
с отношением плотностей b12=0,8, проводилось исследование спектра краевой задачи (2)
при варьировании частоты f и коэффициента затухания γ. В таблице 1 приведено
~
численное сопоставление формул для горизонтальных волновых чисел    k 2   ~2
1 1
~ 
( k1  ~ ), полученных с помощью итерационного метода Ньютона, с приближенными
c1
~
формулами для  0   k 2  ( 
m 1
~ 0 ) 2 , полученными на основе асимтотической формулы,
1m

при частоте f=200 Гц и γ=0,0916171. Для данного волновода, характерного для случая
мелкой воды, при достаточно большом затухании имеется большое число мод М = 45,
удовлетворяющих условию Im(  2 )  0 .

Таблица 1 - Собственные значения для волновода Занга


m 0 m
m  2m
1 -0.837503+0.000710i -0.835944+0.000091i 0.166527-0.338912i
2 -0.833454+0.002142i -0.830478+0.000365i 0.171496-0.327767i
3 -0.825298+0.003605i -0.821283+0.000831i 0.180685-0.308997i
4 -0.812909+0.005245i -0.808221+0.001507i 0.195687-0.282559i
5 -0.796098+0.006727i -0.791067+0.002450i 0.219032-0.249167i
10 -0.630171+0.017942i -0.625199+0.012925i 0.480745-0.100746i
20 -0.030327+0.765292i -0.027885+0.767616i 1.09597-0.032034i
30 -0.023440+1.49792i -0.022561+1.49877i 1.69046-0.013428i
40 -0.021970+2.13988i. -0.021461+2.14034i 2.27866-0.004643i

Из представленных в таблице данных следует, что предлагаемая в статье


асимптотическая формула для собственных значений волновода  m , дает
удовлетворительные результаты даже для первых собственных значений, с увеличением
порядкового номера точность улучшается. Из таблицы можно увидеть, что для мод
низких номеров отношение  m / Re( m ) изменяется в пределах от 1*10 3 до 4 *10 3 , что
согласуется с экспериментами, проводимыми Толстым и Клеем [1].
БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК
1. Толстой И. Акустика океана / И. Толстой, К.С. Клей; под ред. Л.М. Бреховских – М.:
Мир, 1969. – 301 с.
2. Stickler D.C. Normal-mode program with both the discrete and branch line contributions /
D.C. Stickler // J. Acoust. Soc. Am. -1975.-№ 57. –P.856-861.
3. Buckingham M.J. On the acoustic field in a Pekeris waveguide with attenuation in the bottom
half-space/ M.J. Buckingham, E.M. Giddens // J.Acoust.Soc.Am. – 2006. – №1. – P. 123 –
142.
4. Papkova J.I. Energy characteristics of the hydroacoustic field in a nonuniform marine medium
with a cylindrical body floating on the surface / J.I. Papkova, S.O. Papkov, A.A. Yaroshenko
// Physical Oceanography–Springer Science + Business Media, 2006. – Vol. 16. - № 3 – P.
168 -176.
5. Бреховских Л.М. Акустика слоистых сред / Л.М. Бреховских, О.А. Годин; под ред.
Бреховских Л.М. – М.: Наука, 1989. – 416 с.
6. Беллман Р. Дифференциально-разностные уравнения / Р. Беллман, К. Кук; под ред.
Беллмана Р. – М.: Мир, 1967. – 548с.
7. Zhang Z.Y. Complex effective depth of the ocean bottom/ Z.Y. Zhang, C.T. Tindle //
J.Acoust.Soc.Am. – 1993. – № 93. – P. 205 – 213.