Вы находитесь на странице: 1из 7

Евгений Головин

Антарктида синоним бездны

Об Эдгаре По

Античный мир не знал бездны, грозящей абсолютной гибелью; античная бездна — Аид,
Гадес, инферно опасных органических формаций — это пейзаж испытаний героя.

Опыт бездны — опыт новой эпохи.

Падение в бездну — детерминированный процесс, и результат известен точно: фиксация,


неподвижность, смерть. Эдгар По любил помещения, где результат результируется
навечно. Тюрьма инквизиции в «Колодце и маятнике»: камера квадратная, стены
железные, пол каменный, в центре — круглый провал. Точно над головой фиксированного
пленника — скелет Времени, вместо косы — маятник в виде отточенного полумесяца,
маятник движется направо, налево и вниз. Парадигма ясна: механическое время, смерть и
бездна — одно и то же. Почти одно и то же.

Эдгару По этого мало: слишком динамична агония, слишком эффектны страдания


обреченного. Картина Родерика Эшера («Падение дома Эшеров») несравненно спокойней:
«Это был интерьер далеко уходящего в трехмерную перспективу подвала или склепа.
Низкий потолок, ровные белые стены — ни выступов, ни надписей. Помещение
расположено, судя по некоторым особенностям, глубоко под землей. Никакого выхода.
Факелы или иные источники света отсутствуют, тем не менее, интерьер озарен холодным
призрачным сиянием». Отсюда выйти нельзя. Но здесь никого нет.

Герои Эдгара По не достигают полюса смерти — последним усилием они одолевают


крышку гроба, тяжкие двери склепа и выходят — живые? — Маделайн, Беренис,
Лигейя… В последнюю секунду благодетельная рука удерживает пленника инквизиции от
падения в кошмарный колодец, сердце рассеченного на куски, запрятанного под половицы
старика стучит, обвиняя убийцу («Сердце — свидетель»).

Эдгар По в поисках еще более жестоких катастроф уходит от земли в мировой Океан.
Здесь, в необозримой бурной воде, сосредоточенное ожидание гибели расцветает
энергично и колоритно. Рыбак рассказывает о «Низвержении в Мальстрем»: «С
восторженным ужасом я обводил глазами бешеный круг. Шхуна каким-то волшебством
повисла посредине бездонной воронки — совершенно ровные склоны казались прямо-
таки эбеновым деревом… если бы не дикое коловращение, если бы не призрачная пляска
отражений. Полная луна сияла из круглого провала в тучах, рассеивая золотой ореол до
самой глубины бездны».

В рассказе «Манускрипт, найденный в бутылке» акватический делириум еще более


фантастичен: немыслимый ураган в южных широтах близ острова Ява, двое бедолаг на
палубе агонизирующего корабля, волны — яростные пенистые хребты, фосфоресцентные
бездны… «Мы были на дне такой бездны, когда отчаянный крик моего спутника вонзился
в кипящий кошмар ночи: “Смотрите, смотрите, Боже, что это!” Я поднял голову — по
краю бездны расползался угрюмый багровый свет, пятная тусклыми отблесками нашу
палубу. Кровь заледенела: на ужасающей высоте прямо над нами, готовый вот-вот
рухнуть в бездну, застыл гигантский корабль, не менее четырех тысяч тонн…»
Нарратор невероятным образом попадает на этот корабль старинной постройки, где
бродят древние старцы, никого и ничего на замечающие, — люди экипажа в странной
одежде давно минувших времен. И судно бредет, не замечая урагана. И вдруг: «Корабль
внезапно восстал из моря, словно собираясь взлететь. О ужас сверх всякого ужаса! Лед
трещал и ломался и справа, и слева, и корабль ринулся вниз, по концентрическим кругам
невероятной ширины амфитеатра, края которого пропадали в напряженной тьме… Круги
сужались, сжимались, нас неодолимо влекло в головокружительную глубь ревущего
океана». Беспощадная, затягивающая навсегда турбуленциями воды и вакуума бездна —
это нечто постсредневековое, романтическое, современное. В конце «Манускрипта,
найденного в бутылке» очень любопытное авторское примечание: «Несколько времени
спустя я познакомился с картами Меркатора, где океан обрушивается в четыре горловины
(северной) полярной бездны и абсорбируется земным нутром. Полюс на этих картах
представлен огромной черной скалой». Такие карты действительно существуют[1] , и это
наводит на разного рода предположения.

***

Бог — истина и жизнь, хорошо, так и должно по замыслу быть, парадигма платонического
«первоединого» не допускает дуализма. Одно жизненное средоточие, один принцип
распространяет круговые живые эманации, сперматические эйдосы, чья организованная
энергия постепенно распадается в предвечном Хаосе. Это натуральный процесс при
отсутствии так называемого зла, демиурга уничтожения, Врага. Ересь христианских
неоплатоников — Оригена, Пелагия, раннего Августина. Догма не желала принять Бога
без сатаны, Христа без антихриста, жизнь без смерти. В результате — бескомпромиссная
борьба двух полюсов: света и тьмы, средоточий жизни и смерти, центробежной эйде-
тической экспансии и центростремительной абсорбции.

В политеизме, где земля живой организм в живом космосе, географии в нашем понимании
быть не могло. В стремлении стоиков, пифагорейцев, неоплатоников к схематическому
единству и, следовательно, к той или иной системе координат, некоторые географические
представления появились. Впоследствии арабские ученые сблизили небесное единство и
солнце, земное единство и Ориент. И поскольку географические карты составлялись
согласно религиозной системе соответствий, в картографии доминировали два
направления, основанные на признании либо непризнании смерти как второго
экзистенциального полюса.

В эпоху ренессанса солнце и Ориент постепенно заменили полярной звездой и северным


полюсом (компасное направление на Nord). На многих картах Ренессанса, начертанных в
духе неоплатонизма, северный полюс располагался где-то в Гиперборее или в Гелиодее
(«материк неподвижного солнца» за Гипербореей). Меридианы веерообразно уходили на
все стороны и пропадали во вселенском Океане, в космосе «воды», в недоступных
систематике метаморфозах. Реформация со своим акцентом на Библию представила
земной рай как меридиональную парадигму: на севере — древо жизни и творение Адама,
на юге — древо познания добра и зла и, соответственно, двойная женская ипостась —
Ева-Лилит. Аббат Иоганн Тритем фон Спонгейм в сочинении «Steganografia» (тайнопись)
сравнил все это с пространственной ситуацией Палестины и религиозно санкционировал
идею земного юга как целенаправленности меридиана. Почему? Эта страна вытянута
точно по вертикали, Иордан, река жизни, берет начало в снегах горы Гермон и впадает в
Мертвое море — символ смерти. В пролонгации подобная вертикаль дойдет до Южного
Креста, вселенской Голгофы. Таким образом, земной мир оказался стянут к южному
полюсу — средоточию Сатаны-Лилит.
Библейский дуализм определил европейский географический принцип. В самом деле:
сороковой градус северной широты и северней: Мадрид, Греция, расцвет цивилизации;
сороковой градус южной широты и южней: практически ничего, далее необозримый
океан. От севера к югу: жизнь — смерть, дух — материя, добро — зло. Заметим: смерть
уже не простая утрата жизненной энергии, зло не «умаление суммы добра», материя не
«рецептивность духовных форм» или «чистая потенция». Это автономные и активные
принципы. Нарастает давление «небытия», вздымается «черное солнце ночи», луна
отравляет душу и тело собственным светом. Кровью, тленом, «тщетой усилий
человеческих» веет от эпохи барокко, которая изобрела механические часы и жуткую
эмблему Времени. Но тогда еще была определенная проблематичность: гармонией,
эстетическим достижением считалось «соединение противоположностей» (conjunctio
oppositorum), в сущности, немыслимое сочетание жизни и смерти. Два-три века спустя
романтики — Жан Поль, Эдгар По, Жерар де Нерваль — воспели триумф «негативного
первоединого».

Я искал Божье Око и увидел

Орбиту черную и бездонную,

Там излучалась ночь,

постоянно концентрируясь,

Странная радуга окружала это небытие,

это преддверие

Древнего Хаоса, эту спираль,

Пожирающую Миры и Дни.

В этих строках Жерара де Нерваля чувствуется ледяное дыхание нового божества —


смерти, ничто, абсолютного ноля. Это «перевернутый платонизм»: вместо эйдетической
экспансии — равномерное материальное сжатие, абсорбция, вместо избытка —
лишенность, вместо расточения — беспрерывная консумация. Жизнь совершенно
утратила легкомыслие, упоение, восторг, зато приобрела массу теорий о смысле жизни,
где темнеют жесткие слова: опыт, борьба, сопротивление, выживание и т. п. После
романтизма — нигилизм, потом констатация Александра Блока в поэме «Возмездие»:

Век девятнадцатый, железный,

Воистину жестокий век!

Тобою в мрак ночной, беззвездный

Беспечный брошен человек!

В ночь умозрительных понятий,

Матерьялистских малых дел,

Бессильных жалоб и проклятий,


Бескровных душ и слабых тел.

Эдгар По также коснулся этой ситуации, но его больше интересовала панорама


колоритной, жестокой, ослепительной гибели: «Маска красной смерти», «Король-Чума».
Слишком романтический интерес, чуждый буржуазной эпохе.

С тобой пришли чуме на смену

Нейрастения, скука, сплин,

Век расшибанья лбов о стену

Экономических доктрин.

Вернемся к нашей теме: в «Манускрипте, найденном в бутылке» и в «Сообщении Артура


Гордона Пима» действует магическая география, основанная на положениях Иоганна
Тритема, Джона Ди и Роберта Фладда. Зюйд, антиподы — средоточие черной демонии,
каннибализма, колдовства.

Действительно, моральный климат за экватором оставляет желать лучшего.


Мореплаватель Авель Тасман писал в середине семнадцатого века: «Южные земли —
антиподы во всех смыслах: что у нас предосудительно, здесь похвально, что у нас
преступление, здесь высшая добродетель. На островах Южного океана процветают
людоедство, разврат, колдовство, предательство, коварство, культы чудовищно жестоких
богов и богинь». Церковные конгрегации после знакомства с отчетами гуманистов-
миссионеров перестали настаивать на распространении слова Божьего в тропиках. С
конца семнадцатого века миссионеры действовали самостоятельно, либо заодно работали
в интересах торговых компаний. Негативная реакция на работорговлю вызывалась не
столько человеколюбием, сколько страхом. Знаменитый теолог Пьер Бейль писал:
«Заселять Новый Свет неграми — этими детьми антихриста, значит готовить пришествие
самого их прародителя». Эти слова имеют определенное основание: африканские негры,
соблюдая внешнюю христианскую обрядовость, распространили на островах Карибского
моря и в южных американских штатах кровавые культы своей родины.

Так что строки Нерваля касательно «поиска Божьего ока» можно понимать совсем по-дру-
гому.

***

Артур Гордон Пим, юноша из приличной семьи города Нантукета, ринулся в морскую
авантюру, долго не раздумывая. Уйти в море, бросив все, — поступок нормально
мужской, вполне в духе «Вояжа» Бодлера: «истинные путешественники уезжают, чтобы
уехать». Но причины все-таки есть: «Погрузиться в бездну — неба или ада, все равно. В
сердце неведомого, чтобы найти… новое».

После злоключений, типичных для морских романов, начинается кошмар Южного океана.
Эдгар По холоден и точен как всегда: «Сообщение Артура Гордона Пима» скорее судовой
журнал, нежели роман: даты, географические координаты призваны как-то упорядочить и
зафиксировать беспредельность Хаоса. Знаменитый прием Эдгара По вообще создает
впечатление, что умные рассуждения и цифровые выкладки суть первые волны безумия.
Корабль с командой мертвецов часто фигурирует в морских повествованиях, но в
«Сообщении» это просто деловая встреча на границе инобытия: «Никого не видно было
на палубе, пока мы не приблизились на расстояние в четверть мили. Тогда показались
трое моряков — голландцев, судя по платью. Двое лежали на кватердеке на старом
парусе, а третий стоял у бушприта, наклонясь вперед, и глядел на нас с любопытством.
Крепкий, высокий, кожа очень темная. Он, казалось, призывал нас не терять бодрости,
монотонно кивал и постоянно улыбался, обнажая ослепительные зубы. Его красный
фланелевый берет неожиданно упал в воду, но моряк, не обратив внимания, продолжал
кивать и улыбаться». Пока А. Г. Пим и его спутники возносили хвалу за близкое спасение,
с корабля пошел ток чудовищной трупной вони. Черный бриг остался позади, только
большая белая чайка взлетела с плеча приветливого моряка, и оказалось, моряк кивал
головой под ударами острого клюва птицы, пожиравшей мертвую плоть.

Делались попытки алхимического объяснения романа, что, вообще говоря, оправдано —


текст насыщен тремя цветами opus magnum — черным, белым и красным. Встреча с
голландским бригом, понятно, означает нигредо, обскурацию, путрефакцию, которая
далее усиливается фосфоресценцией трупа Августа — друга нарратора. Парацельс
называл такую фосфоресценцию «проблеском во тьме натурального света». Однако
несмотря на точность в датах и координатах, нельзя ожидать от художественного
произведения точной последовательности герметических операций: те или иные символы,
описания веществ там и сям разбросаны по тексту. Что касается географических аналогий
магистерия, насколько нам известно, в «Сообщении» впервые использован вояж в
антарктический океан.

Эдгар По, разумеется, в курсе знаний своего времени об Антарктиде. В первой половине
девятнадцатого века знания эти блистали несовершенством. Нельзя сказать про
сегодняшний особый прогресс. Многие географы до сих не уверены, материк ли
Антарктида или архипелаг, ибо толщина ледового щита препятствует однозначному
ответу. Так же неопределенно дело обстоит геофизически: является ли Антарктида частью
Гондваны — «великого южного материка», Антихтониуса греков? Поскольку Эдгара По
все это не интересует, нам тоже ни к чему. Он, правда, упоминает о пещере, где стены
покрыты странными письменами, но не делает далеко идущих выводов.

После разных мытарств в пустынном океане, Артура Гордона Пима и его спутника Питера
подбирает шхуна «Джэн» под командой капитана Гая. Этот странный и меланхоличный
капитан совершает смутный южный рейс, к полюсу, быть может. Миновав обозначенные
на картах острова принца Эдуарда, Крозе, Кергелена, шхуна пересекает антарктический
круг, исчезая в медлительной неведомости, где иногда появляются ледяные поля и
необычная фауна: белый медведь в пятнадцать футов роста с кроваво- красными глазами,
грызун фута три длиной, покрытый совершенно белыми шелковистыми волосами, с
когтями и зубами коралловой субстанции ярко-красного цвета…

Проблематичное инобытие проступает альбиносами, недвижной, тревожной тишиной,


снегом цвета лепры и неестественными колоритами в туманно-землистом веществе суши
и воды. Остров Отчаяния поражает роскошной зеленью, но, увы, его склоны покрыты
ядовитым лишайником саксифрагом. Последний остров, известный мореплавателям.
Капитан Гай отмечает дни и координаты, но что это дает в необозримой чуждости этих
пространств?

В этой сомнамбулической атмосфере решимость, целеустремленность, способность


суждения растворяются в безразличии, что обнаруживается при встрече с дикарями, у
которых даже зубы черные. Как и полагается, внешнее дружелюбие туземцев обернулось
изощренным коварством. Капитан Гай дает заманить себя в ловушку и гибнет со всей
командой. Артур Гордон Пим и его друг Питерс остаются одни в ужасной ситуации. Все
это излагается так же спокойно, как и встреча с кораблем мертвецов. Энтузиазм Эдгара По
вызывают другие моменты: при взрыве шхуны «Джэн», когда погибает не менее тысячи
дикарей, на берег падает труп диковинного белошерстного животного. Оказывается,
туземцы испытывают непреодолимый ужас перед белым цветом. Намек ли это на
герметический подтекст романа? Путешественники наблюдают явление еще более
поразительное — ручей невероятной воды: «Жидкость струилась лениво и тягуче, словно
в простую воду вылили гуммиарабик… Эта вода прозрачная, но не бесцветная,
переливалась всеми оттенками пурпурного шелка. И вот почему: вода слоилась, словно
распадаясь минеральными венами, и каждая фасета светилась своим колоритом… Лезвие
ножа наискось рассекало эти вены, но они тотчас стекались. Если же лезвие аккуратно
скользило меж двух вен, они смыкались не сразу».

Это весьма точное описание редкостной алхимической субстанции, известной адептам как
«белый меркурий», хотя имен у нее предостаточно: «вода, которая не смачивает рук»,
«гумми мудрых мастеров», «наша Диана», «девственное серебро», «молоко девы» и т. д.
Это materia prima, женская субстанция в чистом виде, не затронутая действием формы.
Она устраняет любые дефекты любой композиции и обладает многими удивительными
свойствами. И что же? Подтверждает ли это версию об инициатическом романе? Гастон
Башляр, разбирая это место в книге «Вода и сны», считает, что да. Во всяком случае,
знаменитые заключительные строки Эдгара По звучат вполне инициатически. Артур
Гордон Пим и его спутник продвигаются на каноэ в самое сердце Антарктиды:
«Беспредельный водопад бесшумно ниспадал в море с какого-то далекого горного хребта,
темная завеса затянула южный горизонт. Беззвучие, угрюмая тишина. Яркое сияние
вздымалось из молочной глубины океана, сверху падал густой белый пепел, растворяясь в
воде… Только ослепительность водопада проступала во тьме все более плотной.
Гигантские мертвенно-белые птицы врывались в завесу с криками “текели-ли”. Нас
неотвратимо несло в бездну водопада. И тут на нашем пути восстала закутанная в саван
человеческая фигура — ее размеры намного превышали обычные. И ее кожа совершенной
белизны снега…»

***

В послесловии Эдгар По сообщает: Артур Гордон Пим вернулся домой, но вскоре


скончался, что и понятно: его душа осталась… там. Повторим: живой ход
художественного повествования нельзя разграничить концептуально, наличие четких или
смутных герметических эскизов еще ни о чем не говорит. Эдгар По в принципе разделяет
современные идеи касательно формы и движения планеты Земля, но его мистическая
интуиция привела именно к такой трактовке Антарктиды. Вполне обычный ход морского
повествования прерван тремя странными моментами: появлением зверей-альбиносов,
«белого меркурия», который в сказках именуется «мертвой водой», и великолепным
мистическим финалом. Зловещая атмосфера этого финала позволяет предположить:
Антарктида — страна смерти, после встречи с кораблем мертвецов вояж Артура Гордона
Пима свершается по направлению к закутанной в саван фигуре. Поражает полная
пассивность нарратора и других персонажей: они безвольно плывут навстречу року,
иногда бесстрастно фиксируя любопытные, даже ошеломительные частности. Похоже,
люди вовсе не являются героями повествования в драме белизны. Мы не собираемся
задерживаться на бесчисленных познавательных ассоциациях белого цвета, скажем
только несколько слов. Диапазон белизны идет от жизни к смерти, от белого, таящего
любые цвета, до абсолютно стерильного, от блистающего снега и переходящего в
голубизну горностая до извести, лепроидных ядовитых грибов и… мертвенно-белых птиц
(pallidly white birds). И когда мы читаем: «ее кожа совершенной белизны снега» (perfect
whiteness of the snow), это весьма амбивалентно. Руал Амундсен пишет в «Дневниках»:
«Снег Антарктиды непохож на обычный северный, он почти не блестит, вода из него
получается совсем безвкусная, он безрадостен как и сама Антарктида». Так.

Но классик алхимии Артефиус сказал: «Только в центре смерти ты найдешь фонтан


жизни». В данном случае это напоминает «ручей молока девы».

***

Итак, что можно сказать сейчас касательно постулата, или скорее эвристической
гипотезы, южного полюса небытия? Современный опыт никак сие не подтверждает или,
вернее, ничему такому не учит. Возможно, концепция Иоганна Тритема и Джона Ди
справедлива в своем эйдетическом основании — трудно возразить против «убывания»
жизненной напряженности за сороковым градусом южной широты, равно как против
зловещих ритуалов туземных народов южных морей. Но как расценивать
систематическую эксплуатацию и чуть не поголовное истребление этих народов за
последние два века? Если магические обряды туземцев отличаются жестокостью, что же
сказать об агрессивной прагматике белой цивилизации? Путешественники, миссионеры,
этнографы часто замечали любопытную вещь: первая встреча с белыми людьми почти
всегда ужасала туземцев — они предполагали, что эти существа приплыли из страны
мертвых. Многозначительный момент в контексте данного рассуждения.

В религиозном, мифологическом или магическом аспекте концепция убывания жизни от


неба к земле, от севера к югу безусловно любопытна. Однако в эпоху, когда жизнь —
белковое соединение среди других молекулярных структур, когда географическая
ориентация сводится к определению места назначения, подобный вопрос иррелевантен. В
стране мертвых нет полюсов, нет ориентаций, в стране мертвых всё… едино.

[1] Эдгара По часто и безосновательно упрекали в придумывании разного рода реалий и


названий.