Вы находитесь на странице: 1из 31

Часть тиража передается детским домам

и используется в благотворительных целях

В первой книге мы знакомимся с мальчиком Петровичем, его другом Патапумом и Со-


ником, который живет в телевизоре и просыпается, когда заканчивается передача «Спокой-
ной ночи, малыши». Друзья отправляются в сказочное путешествие в Волшебный Лаби-
ринт, где их ожидает множество невероятных и удивительных приключений.

ISBN 5-7340-0002-7

© Р Канушкин, А. Скляр, 1991


© М Воцаев, рисунки, оформление, 1991
© ККК «Бекас», 1991
Маленькому Пете Скляру посвящается

Не успели Петрович и Патапум вернуться из Волшебного Лабиринта,


как в доме появилась новая игра — Космический Тир. Представляете,
Звездный Дворец Принцессы Альфы, космические корабли, настоящее
лучевое ружье — бластер, а это... страшные железные Летучие Мыши—ш
слуги Черного Короля.
Ну разве хватит целого дня, чтобы наиграться в такой чудесный Тир?
Как не хочется закрывать коробку и идти спать. Но не забывайте —
Петрович был послушным мальчиком.
— Эх, Патапум, вот так всю жизнь. Вечно эти родители вспоминают
о тебе в самый неподходящий момент. Ну ничего,— Петрович вздохнул,—
вот вырасту большой и возьму тебя с собой в Космос, на ракете. И разре-
шения у них не спросим.
— Можно и сейчас ни у кого не спрашивать,— в телевизоре что-то за-
шевелилось,— я всегда так делаю,— сказал Соник,— хотя вы можете, ко-
нечно, и подождать.
— Соник, а с тобой мы вообще не разговариваем, правда, Петро-
вич?— пробурчал Патапум и шмыгнул носом.— Кто нас бросил в Лаби-
ринте? Так друзья не поступают.
— Я не бросил, а сделал отходной маневр. Но разговор не об этом.
Сегодня я собираюсь в Космос, а вы, если хотите, обижайтесь дальше.
— Как в Космос? — Петрович сразу забыл обо всех обидах.— А на
чем?
— На чем, на чем? На звездолете! Вон в углу стоит.
— Там же моя машина...
— Кому машина, а кому ракета. До старта осталось пять минут. Ле-
тим?
— Представляю, что скажет мама...
— С мамой будешь общаться по телевизору, а ты, Патапум, захвати
с собой бластер — мало ли что может случиться в Космосе.
— Да, Космическое Путешествие — это уже не игра. Патапумы живут
на Земле.
— Вот ты и будешь первый Патапум — космонавт. Разве не здоро-
во?— Петровича уже было не остановить.
Они затащили в машину телевизор, прихватили лучевое ружье —
бластер. И тогда звездолет бесшумно поднялся, весь переливаясь пуль-
сирующим светом, колесики, на которых он стоял, спрятались под днище,
и они вылетели в открытую балконную дверь. За окном была ночь, и звез-
долет летел над городом, провожающим их своими мерцающими огнями.
Затем город уменьшился, превратившись в искрящуюся гирлянду, и они
летели все дальше. И вот позади осталась голубая планета Земля, потом
и она исчезла, и вокруг уже были другие звезды и другие планеты.
— Как же красиво в Космосе! — восхищенно сказал Петрович. Звез-
дочки улыбались, перемигивались, и Петровичу даже показалось, что они
рассказывают друг другу свои звездные сказки.
— Смотри, Комета полетела! Большущая,— Потапум даже при-
встал.— Не хотел бы я, чтобы она в нас врезалась.
— Подумаешь, они любят в салочки играть,— заявил Соник. Сейчас
он был похож на настоящего командира космического корабля.
Вдруг звездолет вздрогнул, но тут же все прошло.
— Наверное, метеорит,— успокоил их Соник. Но Петровичу показа-
лось, что на мгновение небо закрыла какая-то зловещая тень.
— Что-то здесь не так,— подумал Петрович,— надо быть начеку.
И тогда их качнуло, удар повторился, и звезды в страхе зажмурились:
гигантская Летучая Мышь, расправив свои железные крылья, напала на
звездолет. Раздался страшный скрип, машина перевернулась, удар повто-
рился вновь, и наши путешественники выпали в открытый Космос.
— Мама! Что произошло?—Петрович летел вверх тормашками.—
Что случилось?
— Куда-то падаем,— проворчал Патапум,— ничего себе, Космиче-
ское Путешествие.
Огромная Летучая Мышь с их звездолетом в лапах уносилась прочь,
а они падали на какую-то планету, прямо в кратер вулкана.
— Жаль, что все так быстро закончилось,— проговорил на лету Со-
ник, обняв свой телевизор,— а так все здорово начиналось!
— Мама, наверное, будет переживать...
— Вы бы о себе подумали. У мамы хоть папа есть, а от нас сейчас
и мокрого места не останется.
Они все летели, и под ними разинул свою хищную пасть кратер
огромного вулкана. Прыг-скок, прыг-скок — они закачались на чем-то
мягком и упругом, похожем на огромную сетку.
6

— Вот тебе и на! По-моему, мы целы,— заключил Соник.


— В колодцы я уже падал,— сказал Патапум,— но вот чтоб в вулка-
ны... Да еще с такой высоты!
— Не знаю, какой такой высоты, а Паук мой явно не вовремя отлу-
чился. Он любит таких гостей, с неба.
— Простите, а кто это с нами разговаривает? — вежливо поинтересо-
вался Петрович, глядя по сторонам.
— Как это кто? Поразительная неблагодарность. На ком ты сейчас
покачиваешься? Если б не я — разбились бы.
— Это что, с нами сетка разговаривает?
— Совершенно невоспитанный мальчик. Какая же я сетка. Я—Живая
Паутина.
— Ну уж, если вы такая большущая, то я представляю, какой должен
быть Паук.
— Поссорились мы,— вздохнула Паутина и качнулась,— ему чего —
взял и ушел, а я — виси тут.
И Паутина стала рассказывать свою грустную историю о ссоре с Пау-
ком и о том, как ей теперь одиноко и тоскливо и хочется с кем-нибудь по-
говорить, и чем дальше она рассказывала, тем яснее становилось Петро-
вичу, что конца этой истории не будет.
— Но теперь-то я вас не отпущу,— внезапно отрезала Паутина,—
надо же мне с кем-нибудь болтать.
Возникла неловкая пауза, которую прервал Патапум, почему-то
спросив:
— А чем питался ваш Паук?
— Он у меня не капризный,— добродушно заметила Паутина,— ел
все подряд.
— И Патапумов?
— И Патапумов, и баобабов, и водометов, и даже больших Летучих
Мышей — падает тут всякое с неба. А вы-то вообще откуда взялись? Вро-
де, по виду, вы нездешние.
— Отпустите нас, пожалуйста, бабушка Паутина,— захныкал Со-
ник,— хотите, я вам даже телевизор свой оставлю. С ним весело. Там все
время кто-то болтает,— и Соник включил телевизор.
Бодрый голос диктора читал программу передач на завтра.
— Вот это да! Никогда такого не слышала,— Паутину аж трясло от
хохота,— идите, идите, мне теперь скучно не будет.
— А куда идти-то? — удивился Петрович.
— А вниз, к Калпагосам, они все знают,— заливаясь хохотом ответи-
ла Паутина.— Я-то чего, вишу себе тут, а Калпагосы известны своей со-
образительностью на всю планету.
Путешественники добрались до склона кратера и начали спускаться
вниз. Перед ними простиралась каменистая безжизненная равнина, и над
ней кое-где возвышались странные сооружения с гладкими стенами,
а между ними были в изобилии разбросаны крупные булыжники.
— Может, это и есть Калпагосы? — спросил Патапум.
8

— Глупенький ты мой,—улыбнулся Петрович,— это Пирамиды. Я ви-


дел такие в папиной книжке.
Они еще долго шли по равнине, пока не оказались у подножия одной
из Пирамид.
— Если на этой планете есть Пирамиды, то кто-то их должен был по-
строить,— рассудительно заметил Петрович.
— Совершенно верно! Вы очень точно заметили,— раздалось у него
над ухом.— Подъем! Конец тихого часа! Приступить к работе!
От неожиданности Петрович даже вздрогнул, а повернувшись, похо-
лодел от страха. Перед ним, покачиваясь из стороны в сторону на кенгу-
риных лапах, стояло существо больше платяного шкафа, похожее чем-то
на огромного муравья.
Существо продолжало отдавать команды, и то, что путешественники
приняли за камни, вдруг зашевелилось, и тогда вся пустыня ожила. Суще-
ства, как две капли воды похожие на первого, только чуть меньше разме-
ром, выстроились рядами и начали передавать друг другу огромные ка-
менные блоки. Работа закипела. А главный, внезапно повернувшись к Пе-
тровичу, сурово спросил:
— А вы зачем пришли в нашу страну? Хотите помогать выполнять За-
вет? Тогда пристраивайтесь к остальным. Хотя толку от вас будет немно-
го,—добавил он,— силенок у вас маловато.
— Простите, мы не хотели вам мешать,— вежливо ответил Петро-
вич,— мы случайно оказались на вашей планете. Наш корабль украли,
и Паутина,— он показал рукой на далекий вулкан,— сказала, что вы може-
те нам помочь. А что такое «выполнять Завет»?
— Хотел бы я знать, как это она вас отпустила. Если Калпагос попадет
к Пауку в гости, ему ни за что не выбраться.
— Да Паука там и не было,— сказал Патапум,— они поссорились,
и он куда-то ушел.
— Ну, это их проблемы — ссориться, мириться. Мы, Калпагосы, не
вмешиваемся в чужие дела, нам и своих забот хватает — вот, надо поско-
рее заканчивать десятую Пирамиду и приступать к следующей. Это и есть
наш Завет.
— А сколько еще надо построить пирамид, чтобы выполнить Завет? —
поинтересовался Соник.
— А никто не знает. В Завете об этом ничего не сказано. Великий
Калпагос — наш вождь и учитель — сам построил первую Пирамиду, са-
мую большую — во-о-он там, слева от нас,— и с тех пор мы, его потомки,
все строим и строим. А остальное нас не касается.
— Значит, вы не знаете, кто мог украсть наш звездолет? Ведь если мы
его не найдем, нам никогда не вернуться домой,— расстроился Патапум.
— Ну, кое-что мы, конечно, знаем. Это могли быть железные Летучие
Мыши — слуги Черного Короля... Эх, вам бы повидаться с Принцессой
Альфой,— она добрая и могущественная правительница соседней плане-
ты,— да только мы слышали, что в последнее время что-то у них случи-
10

лось... И потом, как туда добраться? Ни корабля у нас нет, ни летать мы не


умеем. Обидно, ведь и планета совсем рядом.
— Да, построить бы мостик,— мечтательно произнес Соник.
— Точно,— Петрович оживился,— ведь вы — великие строители, мо-
жете мостик?
— Хм... Мостик мы бы построили, да материала жалко. Кто знает,
сколько еще пирамид придется ставить? А на каждый блок уходит столько
сил... Но мостик — это хорошо бы. Подождите здесь, пойду посоветуюсь с
товарищами,— и Калпагос ускакал большими прыжками к работавшим
неподалеку.
Через некоторое время он вернулся.
— Мы тут посоветовались с товарищами и решили — будет вам мо-
стик. Только подождите до вечера, и мы вас доставим на планету При-
нцессы.
— А как?! — воскликнули путники, но Калпагос уже ускакал.
Им ничего не оставалось, как сесть в тени Пирамиды и ждать. Через
некоторое время усталость взяла свое, и путешественников сморил сон.
Первым открыл глаза Петрович и, ахнув, растолкал друзей.
— Да проснитесь же, смотрите! — кричал он, тормоша Патапума
и Соника.
Вся пустыня была залита ровным голубым светом, а над дальней Пи-
рамидой медленно проплывал край огромной планеты.
— Они сблизились! Они сблизились!—закричал проснуйшийся Па-
тапум.
И тогда Калапагосы, быстро взобравшись на дальнюю Пирамиду, на-
чали строить живой мостик! Один цеплялся передними лапками за задние
ноги другого, следующие перебирались по ним и делали то же самое. По-
лучалась живая цепочка. Мостик рос прямо на глазах.
— Скорее, скорее! — раздался знакомый голос.— Надо успеть, пока
планета рядом. Прыгайте на меня. У нас мало времени.
И Калпагос с путешественниками на спине запрыгал к Пирамиде,
вскарабкался наверх и сказал:
— А теперь переходите, только осторожнее, не наступайте им на го-
ловы: голова у Калпагоса — самое слабое место. Желаю удачи! Передайте
привет Принцессе!
— Спасибо вам за все. Патапум, Соник — за мной! — воскликнул Пе-
трович и первым вступил на живой мостик и начал перебираться по Кал-
пагосам, стараясь не задеть их голов.
Со стороны это, наверное, выглядело невероятно — живой мостик над
бездонной пропастью и три маленькие фигурки, уходящие вдаль, к не-
известной планете.
Новая планета оказалась гораздо более уютной и похожей на Землю,
она поприветствовала свою соседку и теперь величаво уплывала прочь.
12

— Как же здесь здорово! — восхищался Патапум.— А может, мы уже


дома, на Земле?
— Может, и дома, но ты когда-нибудь видел, чтобы по земле ходили
ногами вверх? Вон, посмотри-ка!—тревожно сказал Петрович.
Со всех сторон, сверкая голыми пятками из густой травы, к ним при-
ближались ноги. Ноги окружили путников и застыли как бы в нереши-
тельности.
— Чего стоите? Вяжите их! — прямо на Петровича выкатился стран-
ный человечек в совершенно невообразимом наряде — на голое тело был
надет черный фрак с длинными фалдами. Под фраком с трудом уме-
щался огромный живот с множеством складок, свисающих на коротень-
кие штанишки весьма легкомысленной расцветки, а на шее красовалась
ярко-малиновая бабочка.
— Приказ Принцессы Альфы — всех посторонних направлять под
охраной во Дворец. Вы ведь посторонние? — подозрительно спросил
толстяк.
— Мы не посторонние. У нас звездолет украли,— растерянно прого-
ворил Петрович.
— Все равно во Дворец. Приказ есть приказ.
Ноги в густой траве зашевелились, и на поляну, головой вниз, вышли
на руках... стражники, но какие-то чудные, потому что они никак не хотели
перевернуться и встать на ноги, а так и передвигались на руках, задрав го-
ловы.
— Можете их не связывать. От нас еще никто не убегал. Во Дворец! —
скомандовал толстячок.
И странная процессия двинулась по тропинке в чащу леса.
— Какие они смешные,— сказал Петрович,— интересно, почему они
ходят на руках?
— Здесь нет ничего интересного,— отозвался складчатый,— просто
они Руконогие Ногоруки — стража Дворца Ее Всезвездного Высочества
Принцессы Альфы,—тут складчатый почему-то вздохнул,— а я — на-
чальник стражи, Сэр Брюхес.
— Я почему-то так и подумал,— пробубнил Патапум, рассматривая
живот Сэра Брюхеса.
— Простите, пожалуйста,— поинтересовался Петрович,— а «сэр» —
это что, имя?
— Нет, скорее всего,— раздумывая ответил Сэр Брюхес,— скорее
всего, это должность. Хотя в последнее время «сэр» используется как имя.
— А что значит «в последнее время»? — спросил Соник.
— Ну это... Когда ты куда-нибудь спешишь, а времени у тебя очень
мало, и то, что осталось, как раз и называется «последнее время». По-
нятно?— наставительно ответил Сэр Брюхес.
— Не очень понятно,— честно признался Петрович.
— Очень непонятно,— шмыгнул носом Патапум.
16

как будто с нами ничего не произошло. И стража моя ходит на ногах, а не


вниз головой. Но такие мы остались только в этом Зеркале.
— Много лет назад Черный Король решил сделать мне подарок. Он
явился во Дворец со своими слугами — железными Летучими Мышами —
и преподнес мне это Зеркало. Если бы я знала о его коварстве! Зеркало
оказалось заколдованным. И когда я посмотрелась в него, то мир пере-
вернулся у меня перед глазами, и со мной случилось то, что произошло
сейчас с бедным Патапумом...— Принцесса горько вздохнула.
— Но мы же сейчас смотрим в Зеркало, и с нами ничего не происхо-
дит,— растерянно проговорил Петрович.
— Над Зеркалом было заклятие,— продолжала Принцесса Альфа,—
на того, кто в него посмотрит первым, переходит магическая сила Зерка-
ла. Первой, увы, оказалась я. Мои бедные придворные и слуги смотрели
на меня, перевернутую, и с ними происходило то же самое. Избежал
этой участи только Сэр Брюхес: его тогда не было во Дворце. Поэтому
смотреть на меня можно только через Зеркало. Вот такое страшное за-
клятие Черного Короля,— закончила Принцесса Альфа, и Петрович уви-
дел в Зеркале, как из ее прекрасных глаз потекли слезы.
— Бедный мой Патапум, бедная Принцесса Альфа,— Петрович и сам
готов был расплакаться,— что же нам теперь делать? Ведь должен же быть
какой-то выход?..
— Какой-то выход! Какой-то выход!—услышал Петрович свой голос
откуда-то со стороны и увидел очень странное существо, напоминающее
одновременно курицу, страуса и попугая.
— Заклятие Черного Короля,— заявило существо голосом Принцес-
сы Альфы, а потом прокашлялось и хрипло добавило:
— Сэр Брюхес — дурак!
— Не беспокойтесь,— улыбнулась Принцесса,— это Тица-Птара, лю-
бимица нашего двора. Она повторяет все подряд, но не всегда понимает,
что говорит. Поэтому иногда бывает не очень вежлива.
— Прямо как наш соседский попугай Тихон,— вспомнил Петрович.—
А почему у нее завязаны глаза? А, Зеркало, ну да...
— Ну да! Ну да! Что ты выпучил глаза? — затарахтела Тица-Птара.
— Сэр Брюхес, это ваша школа? — спросила строго Принцесса.
— Что Вы, Прекрасная Принцесса. Как я могу обучать ее таким глу-
постям?
— И вдруг Тица-Птара очень заволновалась, почернела, вытянула
шею и начала говорить страшным голосом:
— Лишь тогда, когда я увижу в Зеркале себя, рассеются чары. Но кто
сможет заставить меня сделать это? Ха-ха-ха!
Дикий хохот, похожий на рев, заметался по просторной зале, и мно-
гократное эхо ответило ему. А Принцесса Альфа помрачнела:
18

— Это голос Черного Короля: Тица-Птара запомнила и его. Теперь вы


знаете, как снять заклятие — нужно, чтобы Черный Король увидел себя
в Зеркале, но сделать это нам не под силу.
— Почему же,— вдруг вмешался Соник,— в технике я разбираюсь,
недаром живу в телевизоре. Дайте нам звездолет, и мы мигом доставим
Зеркало прямо к Черному Королю.
— Звездолет мы вам дадим, чтобы вы вернулись домой,— грустно
сказала Принцесса.— К планете Черного Короля лететь нельзя: его охра-
няют хищные Летучие Мыши. Они не живые. Это гигантские машины-
роботы. Черный Король их делает сам. И самое страшное — это желтый
свет их глаз. Железные Летучие Мыши умеют сжигать взглядом.
И тогда Петрович посмотрел в Зеркало, прямо в глаза Принцессы.
— Ваше Всезвездное Высочество,— торжественно сказал он.— Мы
не можем бросить вас в беде. И потом — Патапум,— Петрович посмотрел
на друга,— как я оставлю его в таком виде. Мы сразимся с Черным Коро-
лем. А на страшный сжигающий взгляд Летучих Мышей у нас есть луче-
вое ружье — бластер. Недаром я столько тренировался, играя в Космиче-
ский Тир.
— Ваше Высочество,— подхватил Сэр Брюхес,— по-моему, малень-
кий рыцарь прав, и если у нас теперь есть оружие, значит, пришло время
сразиться.
— Но ведь это очень опасно, Мышей множество,— сказала Принцес-
са.
— Ваше Высочество, разрешите вам напомнить, что Тица-Птара где-
то подслушала предсказание, согласно которому по Радуге с неба спустя-
тся Звездные воины, и чары Черного Короля рассеются,— сказал Сэр
Брюхес.— А что если мостик из Калпагосов и была та самая радуга? Что,
если Звездные воины уже здесь,— Сэр Брюхес указал на Петровича, Со-
ника и перевернутого Патапума.
— Не очень-то я похож на Звездного воина,— растерянно пролепе-
тал Патапум.— Ничего себе воин — под головой сразу начинается пол,
а над головой — сразу начинаюсь я.
— Пора готовить звездолет,— продолжал Сэр Брюхес.— Наш герои-
ческий Патапум сегодня несколько не в форме, поэтому с Вашего Высо-
чайшего позволения третьим полечу я,— Сэр Брюхес принял очень ва-
жный вид.— Вот если бы Тица-Птара понимала, что она говорит. В пред-
сказании было что-то насчет воды... Тица-Птара, хоть раз скажи чего-
нибудь к месту.
— Что значит «к месту»? — спросил Патапум.
— «К месту»,— Сэр Брюхес принял еще более значительный вид,—
это, когда говоришь что-то важное и правильное на том месте, где
стоишь.
— Сэр Брюхес — дурак, он ходит как рак,— сказала Тица-Птара.
— Говорить такие вещи неприлично,— прервала ее Принцесса Аль-
фа.
Что прилично, то отлично,— сказала Тица-Птара.
Сэр Брюхес посмотрел на нее с сожалением:
— Одно слово «Тица-Птара»... Готовим звездолет.
Через некоторое время скоростной звездолет ждал их. Соник
сел у штурвала. Петрович положил на колени бластер, а из-за огром-
ного Зеркала выглядывала взволнованная физиономия Сэра Брюхе-
са. Говоря по правде, всем им немножко было страшно.
— Не беспокойся, милый Патапум, мы скоро вернемся,— сказал
Петрович, а Патапум отвернулся и побрел на своих руколапках по
дворцу—он не хотел, чтобы Петрович видел слезы на его глазах. Ру-
коногие Ногоруки провожали их в путь, а на балконе Звездного • -,
Дворца никем не замеченная стояла прекрасная Принцесса Альфа.
На планете Черного Короля видели старт звездолета, и войско
гигантских железных Летучих Мышей было выстроено над обрывом. Другая половина
войска находилась в замке Черного Короля и ждала своего часа. Придворным и слу-
гам Черного Короля — железным Летучим Мышам — не требовались стулья: они ви-
сели вниз головой, обхватив когтистыми лапами металлические жерди, протянутые
вдоль потолка тронного зала. В самом центре зала, перед массивным троном, нахо-
дился бассейн, и Черный Король любил плескаться в нем. И прямо над бассейном, на
отдельной крестовине, тускло отливая сталью, висела самая огромная и страшная Ле- — К нашей
тучая Мышь—Первый Министр Черного Короля. планете прибли-
Несмотря на то, что Король был огромных размеров, почти квадратный и весь жается враже-
закованный в стальные латы, иногда он чем-то напоминал обычную утку. Судите сами: ский звездолет.
Черный Король был настолько грузный, что даже не мог сам ходить, и его переносили Приказываю
две Летучие Мыши — носильщики, но в бассейне он не тонул, а с удовольствием уничтожить его.
скользил по его поверхности, как какой-нибудь неуклюжий пароход. И все стальное войско Летучих Мы-
Черный Король, закончив с Первым Министром, приказал посадить себя на трон, шей сорвалось с обрыва и, выстроив-
и тогда в замке прогремел его страшный голос: шись клином, полетело навстречу Пе-
тровичу, Сонику и Сэру Брюхесу.
Они напали сразу. Окружив звездолет, Мыши решили протаранить его. Но Сони-
ку удалось отклонить штурвал и вывести ракету из круга. Несколько Летучих Мышей
столкнулись и рассыпались на мелкие кусочки.
Соник уходил от погони. И тогда в пустых отверстиях глаз Летучих Мышей вспых-
нул зловещий желтый свет—Мыши готовили лучевую атаку.
— Петрович, видимо, у них в глазах лучевые пушки,— сказал Соник.— Ну что ж,
давай, теперь твое время.
И Петрович поднял бластер, прицелился и спустил курок. Черноту неба прорезал
яркий луч, и одна из Мышей вспыхнула и взорвалась. Через секунду то же произошло
с другой Мышью. Войско Черного Короля разделилось и атаковало теперь звездолет
с двух сторон. Но Соник ловко уворачивался от лучевых стрел, а Петрович меткими
выстрелами поражал железных Летучих Мышей. Планета Черного Короля приближа-
лась.
— Все планеты были круглые, а эта какая-то квадратная,—удивился Петрович.
— Это искусственная планета,— сказал Сэр Брюхес.— Вон на горе замок Черного
Короля, а со всех сторон его — крутые обрывы. Давай, Соник, нам туда!
Они уже кружили над замком, отбивая атаки Летучих Мышей, в то время как две-
ри замка медленно распахнулись, и Петрович почувствовал, как мурашки пробежали
по его телу: громадная Летучая Мышь готовилась к старту, хищная ее пасть с мощной
лучевой пушкой смотрела прямо в небо. Планета Черного Короля вздрогнула, раз-
дался страшный рев—Первый Министр отправился навстречу звездолету.
— Значит, он доделал его,— простонал Сэр Брюхес.— Здесь нам не поможет да-
же бластер. Бедная Принцесса Альфа...
24

— Какой гигант,— проговорил Петрович, но тут же добавил: — Давай,


Соник, маневрируй, не дай этой Мыши подбить нас.
И Соник, весь сосредоточившись, начал уклоняться от смертоносной
пушки и железных когтей страшного робота.
Одно мгновение им даже показалось, что они ускользнули от чудови-
ща, но оно, внезапно вынырнув из-за громады утеса, обрушилось всей
тяжестью на хрупкий звездолет.
От удара ракета резко накренилась и стала беспомощно кружиться
в космосе, приближаясь к планете. Соник делал отчаянные усилия, чтобы
выровнять звездолет.
Но и Мышь не выдержала страшного удара. Что-то в ней треснуло,
хрустнуло, и железное чудище начало падать.
— Соник, сделай же хоть что-то! Ведь мы разобьемся,— отчаянно
закричал Петрович.
— Я и так делаю что могу. Это тебе не ручки у телевизора крутить.
Сейчас, еще немного... Держитесь, ребята, мы падаем!
И звездолет, пропахав боком землю, со скрежетом остановился не-
далеко от края обрыва, искореженный и дымящийся.
Рядом со стоном и грохотом упал Первый Министр и забил крылом,
поднимая тучи пыли.
— Теперь надо скорее выбираться, а не то еще взорвемся чего добро-
го,— скомандовал Петрович.— Сэр Брюхес, не забудьте, пожалуйста,
Зеркало.
— Да как его забудешь. Оно мне все ноги отдавило, тяжеленное.
— Быстро, быстро, спрячемся вон за тем камнем, а там что-нибудь
придумаем,— проговорил Соник, первым выбираясь наружу.
Отдышавшись за камнем и придя немного в себя, они осторожно вы-
глянули и увидели невдалеке черную громаду замка с башнями и шпи-
лем, грозно нацеленным в бездонное звездное небо. Рядом дымился
Первый Министр, и у края обрыва лежал их звездолет.
— Какая-то подозрительная тишина,— сказал Соник.
И тогда темное пятно на равнине зашевелилось и пришло в движение.
— Скажите, Сэр Брюхес, что это?
Пятно ползло в их сторону, и на пути его оказался Первый Министр.
Пятно надвинулось на чудовище, и земля под ним заволновалась, погло-
щая железную Мышь. Еще секунда — и огромное чудовище исчезло. Те-
перь дошла очередь и до звездолета. Пятно перемещалось быстро, словно
тень от облака на земле в солнечный летний день. Только никакого солн-
ца не было, кругом светили звезды, а Пятно двигалось как живое. Еще
миг, и звездолет начал таять, будто это был оставшийся на блюдечке ку-
сок мороженого, только гораздо быстрее.
Они в ужасе смотрели на происходящее, и Сэр Брюхес хрипло прого-
ворил:
— Так вот оно какое, Прожорливое Пятно...
25

За ними был крутой обрыв и там головокружительная бездонная про-


пасть, а прямо на них двигалось Прожорливое Пятно.
— Его нельзя победить,— Сэр Брюхес был парализован страхом,—
ему все равно, что свои, что чужие. Вот он — главный страж Черного Зам-
ка...
Пятно приближалось, и они видели, как совсем рядом заволновалась
земля, еще мгновение, и Пятно поглотит их, а шаг назад — и они полетят
в пропасть.
— Вам не следовало являться на мою планету! — прогремел с башни
замка голос Черного Короля.— Вы погубили моего Первого Министра.
Ну что ж, сейчас и вы отправитесь вслед за ним. И унесете с собой тайну
магического Зеркала.
И Черный Король разразился страшным смехом:
— Вы узнали только часть заклятия Зеркала, а есть еще и другая:
«Если Зеркало погибнет не от моих рук, то чары мои станут НЕПОБЕДИ-
МЫ». От чьих рук сейчас погибнет Зеркало?.. Ха-ха-ха!.. Ну ладно,
я добрый, вы можете выбрать: либо быть съеденными заживо, либо прыг-
нуть в пропасть! Ха-ха-ха!.. Ой, я не могу на это смотреть! Это так вредно
для моих чувствительных нервов. Пойду освежусь! Эй, носильщики, отне-
сите-ка меня в бассейн!
И Черный Король исчез.
— Что же нам делать! — в отчаянии закричал Соник.— Пятно совсем
рядом.
И, действительно, до Прожорливого Пятна оставался один шаг. И тог-
да Сэр Брюхес начал что-то вспоминать. Он вспомнил, как мамочка ему
говорила: «Дорогой мой, ты самый красивый из рода Брюхесов, а скла-
дочки на твоем животе — они тебе еще послужат! Если тебя кто-нибудь
обидит, ты, сохранив достоинство, просто надуешься и... улетишь!» Ведь
точно, я же в детстве летал!!! Складочки!
И Сэр Брюхес начал лихорадочно набирать воздух. Удивленный Пе-
трович глядел на приближающееся Пятно и на Сэра Брюхеса, а тот разду-
вался, превращаясь в воздушный шар, готовый вот-вот взлететь.
— Хватайтесь за меня скорее! — крикнул Сэр Брюхес, и в тот же мо-
мент, когда Прожорливое Пятно доползло до края обрыва, они взмыли
в воздух.
Петрович за все время пребывания в Звездном Дворце еще ни разу не
видел Сэра Брюхеса таким счастливым, а Сэр Брюхес набирал и выпускал
воздух и летел, летел вперед, к башне замка Черного Короля.
— Вот так устроены все реактивные самолеты,— сказал грамотный
Соник.
— Наверное, почти так,— отозвался Петрович.— Ну Сэр Брюхес дает!
И они оказались на башне замка. Прямо под ними был тронный зал,
и туда спускалась винтовая лестница.
27

— Как же нам заставить Черного Короля посмотреть в Зеркало,—


задумчиво проговорил Петрович.
— Силой не получится, вы видели, какой у него панцирь,— сказал Со-
ник.
В это время внизу Черный Король плескался в бассейне: он опять был
очень похож на утку.
— Эй, носильщики! — крикнул Черный Король.— Отнесите-ка меня
в соседний зал. Взгляну, что там осталось от моего войска. А из звездоле-
та этих недотеп с Земли,—добавил он,— я сделаю нового Первого Мини-
стра.
И тронный зал опустел.
Сэр Брюхес начал медленно выпускать воздух и спускаться в колодец
башни, прямо в тронный зал. Под ними был бассейн.
— Что там Тица-Птара говорила насчет воды...— силился вспомнить
Петрович.
— Слушай ты ее больше,— отозвался Соник.
Петрович смотрел вниз и видел в приближающемся бассейне себя,
Соника и огромный шар, коим являлся Сэр Брюхес. И тогда Петрович все
понял:
— Мы отражаемся... Ну конечно же... Поэтому она и говорила о воде.
Отражаемся в воде, как в зеркале... Их можно перепутать!
Конечно же, Петрович все понял.
— Сэр Брюхес, спускайтесь с Зеркалом к бассейну. Кладите Зеркало
на воду — оно не должно утонуть, ведь рама-то деревянная. Только спе-
шите. Пожалуйста!
Сэр Брюхес сделал вид, что ему тоже все понятно, хотя, по правде
сказать, он толком ни в чем не разобрался. Однако он не стал расспраши-
вать, а просто надулся, теперь уже не от обиды, а понимая важность мо-
мента, перемахнул через перила галереи и плавно опустился с Зеркалом
на край бассейна. Затем, держа Зеркало в вытянутых руках, весь покрас-
нев от натуги, он бросил его на воду. С громким плеском Зеркало упало
плашмя на воду, подняв тучу брызг, на секунду скрылось под водой и тут
же закачалось на поверхности.
— Что это там за шум? — услышали они далекий скрипучий голос.—
Ну-ка, несите меня скорее в тронный зал.
Взлетать обратно было уже поздно. Сэр Брюхес беспомощно огля-
делся по сторонам, и, не найдя ничего лучше, поспешил спрятаться за
трон Черного Короля.
И в тот же миг слуги вынырнули из черной глубины замка, неся свое-
го хозяина. Он крутил головой во все стороны и был очень возбужден.
— Здесь кто-то есть! Я чувствую это,— раздался его страшный голос.
Петрович с Соником стояли на верхней галерее зала и дрожали. Им
было по-настоящему страшно.
29

— Только бы он не заметил. Только бы не заметил,— прошептал Пе-


трович, прижимаясь к колонне.
— Опустите меня в бассейн, я хочу освежиться, а сами осмотрите
здесь все. Да получше! — и с этими словами Черный Король плюхнулся...
прямо на Зеркало.
— Ой, что это? Почему вода такая твердая? Я ударился, болваны,— и
Король посмотрел вниз, и больше уже ничего не сказал.
То есть он хотел говорить, но не мог. Вместо звуков изо рта у него
раздалось хлюпанье, бульканье, а потом все отчетливей и отчетливей по-
слышалось самое настоящее: «Кря-кря-кря...», и Король начал превращать-
ся в... обыкновенную утку, правда, очень большую. Черные металличе-
ские латы со звоном попадали на Зеркало, шлем слетел с головы, тулови-
ще стало покрываться перьями, а нос — зловещий крючковатый нос —
вытянулся и стал обыкновенным утиным носом, которым только и можно
было, что крякать. В тот же миг тяжелые железные Мыши рассыпались
прямо в воздухе и их обломки упали на мраморные плиты зала.
Все это было так неожиданно, что сначала друзья еще немного подо-
ждали. Первым вышел из своего укрытия Сэр Брюхес. Он был важен
и преисполнен достоинства.
— Друзья мои, посмотрите, что произошло с нашим бедным Коро-
лем,— прокричал он в полный голос,— он уже никому не страшен. Выхо-
дите, полюбуйтесь на этот чудесный утиный экземпляр!
И тогда в чреве искусственной планеты что-то загудело, и мраморный
пол зала начал трескаться. Замок задрожал.
— Что это?! — спросил Петрович.
— Видимо, рассеиваются злые чары... Черной планете приходит ко-
нец,— ответил Сэр Брюхес. И тогда гул начал нарастать.— Скорее, надо
спешить, где ваш звездолет?
Звездолет стоял за каменными колоннами галереи. Он нисколько не
пострадал от недавнего нападения, и Черный Король еще не успел ра-
зобрать его на постройку Первого Министра.
— В путь! — скомандовал Соник.— Скорее по местам!
Звездолет, оторвавшись от земли, вылетел прямо через башню раз-
рушающегося замка. А следом за ними вылетела утка — Черный Король.
И тогда искусственная планета начала осыпаться, раскалываясь на мелкие
кусочки, пока не превратилась в звездную пыль.
— Мы с вами еще встретимся,— прокрякал Черный Король.—
Кря-кря...
— Я знаю, что бывают дикие утки, бывают домашние,— сказал Пе-
трович,— но чтоб были космические утки! Да еще такие вредные...
Вскоре показалась планета Принцессы, и они снова увидели Звезд-
ный Дворец. Не было больше магического Зеркала, и рассеялись злые ча-
ры Черного Короля. На ступеньках Дворца их ждала прекрасная Принцес-
са Альфа, и радостный Патапум кричал им:
30 31

— Смотри, Петрович, я снова хожу вверх головой, видишь?! — и Па- нятно чем занимались, мы уж полпирамиды отгрохали! Во как! — и он
тапум даже подпрыгнул.— Ура! Как здорово! Теперь мы больше никогда с гордостью кивнул в сторону пирамиды.— Скажите, а зачем вы развали-
не расстанемся, ведь правда? ли планету Черного Короля? Хотя нам от этого только резон, вон сколько
Не было больше Руконогих Ногоруков, вместо них на ступенях Двор- материала с неба упало,— и он указал на кучу космического мусора.
ца стояли придворные и стража Принцессы, они улыбались и вежливо — Счастливо оставаться! Удачной работы! — крикнули им путеше-
приветствовали победителей. ственники и взяли курс к кратеру вулкана, где жила Живая Паутина.
— Ваше Высочество, я снова научился летать,— восторженно гово- Они еще не долетели до кратера, какуслышали безумный хохот. Толь-
рил Сэр Брюхес,— со мной такого не было с детства. ко, похоже, теперь веселились двое. Огромный мохнатый Паук — они
И чтобы подтвердить сказанное, Сэр Брюхес поднялся в воздух. Тут даже не предполагали, что он будет таких размеров — вместе с Живой
на ступени Дворца вышла Тица-Птара, разумеется, уже без повязки на Паутиной смотрели оставленный им телевизор и покатывались со смеху.
глазах, и, завидев летающего Сэра Брюхеса, она почему-то заявила: — Глядите, помирились,— сказал Патапум.
— Совсем ребенок от рук отбился, и куда няньки смотрят? — а потом, — И теперь мой телевизор смотрят,— ревниво проговорил Соник.
помолчав, добавила: Паук вдруг перевернулся и начал кататься на спине по Паутине: каза-
— Сэр Брюхес, привет! Ты похож на омлет! лось, он сейчас лопнет от смеха, да и Паутину трясло так, что стены крате-
— Оставайтесь у нас,— сказала Принцесса Альфа,— погостите на ра ходили ходуном.
нашей планете. — Это их мой телевизор помирил,— совсем расстроился Соник.
— Благодарю вас, Ваше Высочество,— ответил Петрович,— но нам Они пригляделись: по телевизору шла передача «В мире животных»
пора... Ведь мама будет беспокоиться. и ведущий рассказывал о жизни пауков.
— Да, конечно, я понимаю,— сказала Принцесса. — Не будем им мешать,— предложил Петрович.
Петрович, Патапум и Соник попро- — Оставим телевизор, а то снова поссорятся,— добавил Патапум.
щались с Принцессой Альфой, с Сэром
Брюхесом, Тицей-Птарой и со всеми
обитателями Дворца. И тогда их звез-
долет поднялся в воздух.
— До свидания! — кричал Петро-
вич и махал им рукой.
— До свидания! Счастливого пу-
т и ! — говорила Принцесса Альфа.— Не
забывайте нас. И даже, когда выра-
стешь большой, Петрович, помни, что
где-то далеко-далеко, среди множе-
ства звезд, затеряна планета, так похо-
жая на Землю.
Но они уже летели к планете Кал-
пагосов.
— Телевизор надо забрать,—
резонно заметил Соник,— ведь я к не-
му так привык. А потом, что я за Соник
такой, без телевизора.
Звездолет снизился, чтобы попри-
ветствовать строителей. Калпагосы по-
прежнему складывали свои пирамиды,
а главный Калпагос крикнул им:
— Привет, привет! Пока вы непо-
32

— Я в общем-то был к этому готов,— Соник, казалось, сейчас рас-


плачется.
— Не переживай, Соник,— и Петрович ему подмигнул,— я недавно
закончил модель отличного парусника, настоящей пиратской бриганти-
ны! Поживешь пока в нем, а там что-нибудь придумаем!
— Бригантина?! Пираты?! — оживился Соник.— А я так люблю мо-
ре... Потом, сколько там, наверное, приключений...— глаза Соника хитро
заблестели.
А Петрович с Патапумом переглянулись.
— Я, по-моему, знаю, куда мы отправимся в следующий раз,—
прошептал Патапум.
А их звездолет все летел и летел, и снова вокруг были звезды, только
уже те звезды, под которыми родился Петрович, под которыми просы-
пался оставленный им город, где ждал дом.
— В космосе хорошо, а дома лучше,— проговорил Петрович, когда
звездолет влетел в открытую балконную дверь, встал в своем углу и снова
превратился в машину Петровича.
Вдруг у двери послышались голоса.
— Это, наверное, мама! А то, гляди, и папа! — сказал Петрович.—
Ребята, давайте быстрее по постелям, а то влетит нам... Соник, забирайся
в бригантину!
И тут дверь открылась, и в комнату Петровича высыпалось звездное
сияние.
На пороге стояла Принцесса Альфа.
— Как я рада, что все так хорошо закончилось,— проговорила Прин-
цесса.— До свиданья, Петрович, будь счастлив и никогда не забывай
о том, что произошло...
Петрович тряхнул головой, и наваждение прошло. На пороге стояла
мама.
— Петрович, Петрович, просыпайся быстрее, соня,— сказала мама
и вошла в комнату.
— Ничего не понимаю,— мама была в замешательстве,— а куда по-
девался телевизор?
Петрович зарылся поглубже в подушку.— Ох и попадет!—думал он.
— Ты не знаешь, что случилось с телевизором? — спросила мама
у папы.
— Нет, а что могло случиться за ночь с телевизором! — сказал папа.
И тогда они еще раз услышали смех Паука и Живой Паутины: это
звезды прощались с ними, передавая последний привет.
— Ох, и здорово слетали,— грустно сказал Патапум.
— За телевизор попадет,— вздохнул Петрович.— Они же все равно
не поверят.
Редактор Ю Гудилина
Корректор Ю Чепига

Сдано в набор 08 10 91 Подписано в печать 22 10 91 Формат бумаги 60 х 90 8 Бумага офсетная Печать офсетная
Гарнитура универс Уел печ i 4 Уч-изд л 4 90 Зак 921 Тираж 250000 экi

АО «ККК Бекас »
Москва ул 3-я Фрунзенская 9

Отпечатано на Можайском потаграфкомбинате Министерства печати и массовой информации РСФСР 143200,


Можайск, ул Мира, 93