Вы находитесь на странице: 1из 475

Государственный институт международных

отношений Молдовы
Ассоциация историков и политологов
«Pro-Moldova»
Молдавское историко-географическое общество

Библиотека молдавского дипломата

Гросул В.Я.

Бессарабия в международных
отношениях нового времени

Кишинев, 2018
CZU 94 (478)

Компьютерная вёрстка – Назария Елена.

Данная книга является плодом многолетних исследователь-


ских поисков известного российского и молдавского историка,
автора около 600 научных работ (включая 15 индивидуальных и
16 коллективных монографий), профессора Владислава Якимо-
вича Гросула, доктора исторических наук, главного научного
сотрудника Института российской истории РАН, кавалера орде-
на ООН им. Авиценны «За выдающиеся заслуги в деле развития
мировой науки». Она выполнена на обширной документальной и
историографической основе и является одновременно исследова-
тельской работой, представляющей интерес для научных сотруд-
ников и преподавателей, пособием для студентов-историков и
политологов, а также для всех тех, кто интересуется вопросами
международных отношений и различными проблемами молдавс-
кой и российской истории.

© Grosul Vladislav, 2018.


СОДЕРЖАНИЕ

Предисловие..................................................................................4
1. Пруто-Днестровское междуречье на стыке
XVIII-XIX веков.................................................................................6
2. Русско-турецкая война 1806-1812 гг. и присоединение
Бессарабии к России........................................................................46
3. Управление Бессарабии в составе России............................88
4. Иностранные переселенцы...................................................132
5. Восточный кризис 20-х гг. XIX столетия и его
последствия.....................................................................................181
6. Бессарабия и проблемы внешней торговли........................231
7. Роль Бессарабии в международных церковных связях.....273
8. Эпоха Крымской войны........................................................321
9. Восточный кризис 70-х гг....................................................376
10. В конце XIX – начале ХХ столетий..................................414
Заключение................................................................................469

3
Предисловие

25 января 1975 г. я защитил докторскую диссертацию на Ученом


совете Института истории СССР АН СССР. Сразу после того как бы-
ли объявлены результаты защиты ко мне подошёл председатель это-
го совета известный историк Л.Г. Бескровный и, произнеся несколь-
ко слов обычных в таких случаях поздравлений, предложил мне учас-
твовать в написании монографии по проблемам формирования гра-
ниц России с Турцией и Ираном. Эта работа предназначалась в ка-
честве пособия для будущего Исторического атласа. Я сразу же от-
ветил согласием на обращение маститого ученого, поскольку у меня
уже имелись некоторые исследовательские заделы в этой области. К
концу того же, 1975 г. я подготовил три раздела по формированию
границ России с Турцией после Бухарестского, Адрианопольского,
Парижского и Берлинского трактатов, естественно, остановившись и
на той международной обстановке, которая сопровождала заключе-
ние этих мирных договоров и на их последствиях.
Но наша книга, отпечатанная в двух частях на ротапринте тира-
жом всего лишь в 100 экземпляров, вышла только в 1979 г. и поче-
му-то заслужила гриф «для служебного пользования»1. Получить
разрешение для работы в спецхране Библиотеки им. В.И. Ленина, как
тогда называлась главная библиотека СССР, нынешняя Российская
государственная библиотека, не представляло особого труда, но я так
и не знаю, пользовался ли кто-нибудь этой книгой. В конце 80-х гг.
ХХ в. гриф секретности был снят и читатели получили свободную
возможность с нею ознакомиться, чем и воспользовался ряд авто-
ров. Во всяком случае мне известны ссылки на эту книгу в совре-
менной литературе2.
Материалы этих разделов я включил в спецкурс, который озаг-
лавил следующим образом: «Бессарабия в международных отноше-
ниях XIX века». Его я читал на историческом факультете Кишинёв-

1
Формирование границ России с Турцией и Ираном. XVIII – начало
XX вв. T. I-II. М., 1979.
2
См.: Орешкова C.Ф., Ульченко Н.Ю. Россия и Турция (проблемы фор-
мирования границ). М., 1999; Формирование территории Российского
государства XVI – начало ХХ в. (границы и геополитика). Отв. ред.
Е.П. Кудрявцева. М., 2015.
4
ского государственного университета в начале 80-х гг. Ещё тогда у
меня мелькнула мысль о необходимости написания отдельной мо-
нографии на эту тему. Но если в спецкурсе я обращал основное вни-
мание на проблемы внешней политики и истории дипломатии, то в
специальной монографии, как я понимал ещё тогда, следовало обра-
титься и к другим проблемам – международным экономическим
связям, вопросам демографии и миграций, к роли церкви, культуры
и другим сюжетам, связанным с международными отношениями.
Будучи занят написанием других книг, я на протяжении почти
сорока лет лишь подбирал материал, поскольку уже сама поставлен-
ная задача к этому предрасполагала. Я решил несколько расширить
хронологию и остановиться, кроме XIX столетия, также на конце
XVIII (после Ясского мира 1791 г., в результате которого Россия
вышла на реку Днестр) и начале ХХ вв., вплоть до 1918 г., когда
Бессарабия оказалась в составе уже другого государства – Румынии.
Бóльшую же часть периода, который отражается в этой книге, Бес-
сарабия находилась в составе России поэтому напрашивается воп-
рос, о каких международных отношениях можно говорить в таком
случае? Но это только на первый взгляд. Бессарабия находилась на
границах с Австрией (затем Австро-Венгрией), Турцией и Румы-
нией. Она имела выход к Чёрному морю, а также к такой междуна-
родной реке как Дунай, важнейшей судоходной реке Европы. Был и
ряд других важных вопросов, которые выводили Бессарабию в сфе-
ру международных отношений. Обо всём этом и рассказывается в
данной книге.

5
1. Пруто-Днестровское междуречье на стыке XVIII-XIX веков

Термин «Бессарабия» существует по меньшей мере несколько ве-


ков. Во всяком случае это название фигурирует на средневековых
европейских картах с XVI века и им обозначалась небольшая терри-
тория на Юго-Западе Пруто-Днестровского междуречья, там где ре-
ка Прут впадает в Дунай. Когда этот термин появился и что он на са-
мом деле означает, в литературе точно не решено и на этот счёт име-
ется ряд различных предположений. Существует даже специальные
работы, где эти предположения рассматриваются довольно подроб-
но3. Мы не станем все эти версии разбирать, поскольку они не име-
ют прямого отношения к нашей книге. На мой взгляд наиболее близ-
ко к истине утверждение о том, что оно связано с валашскими гос-
подарями Басарабами.
На стыке XIV-XV вв. за преобладание в районах Нижнего Дуная
вели борьбу несколько сил. К ним относились Венгрия, Венеция,
Генуя, княжество Добротица, а также Валахия и Молдавия. В самом
начале XV в. На небольшой территории в том районе, где Прут впа-
дает в Дунай, на некоторое время обосновались валахи, господарём
которых тогда был Мирча Старый из династии Басарабов. Продол-
жалось это очень недолго, но, тем не менее, несмотря на то, что эти
земли затем вошли в состав Молдавского княжества, название Бес-
сарабия сохранилось. Бессарабия тогда не была ни государством, ни
просто какой-либо административной единицей. Это была местность
ничем особым не отличавшаяся. Сейчас это округа таких городов как
Рени и Джурджулешты. Несколько позднее Бессарабия станет частью
так называемого Буджака, что в переводе с турецкого языка означа-
ет угол.

3
О книге измаильского историка С.В. Паламарчука «Забытая земля:
историческая область Бессарабия» см.: Грек И.Ф. Есть ли будущее у
Республики Молдова? Сб. ст. Кишинев, 2014. С. 410-416; К происхож-
дению названия «Бессарабия» проявляют интерес и некоторые совре-
менные зарубежные историки // См.: King Ch. Moldovenii. România, Ru-
sia și politica culturală. Chiș., 2002. P. 19-20. О мнении на этот счёт А.
Болдура писал недавно румынский историк И. Агригороаей: Agrigo-
roaiei I. Basarabia în acte diplomatice 1711-1947. Iași, 2012. P. 28.
6
Если говорить о всём Пруто-Днестровском междуречье, то на
протяжении тысячелетий оно было своеобразными воротами для пе-
реселения народов. Сколько племён и народов прошло через эти «во-
рота» сказать трудно. Во всяком случае, конечно, много. Как прави-
ло, переселения осуществлялись с Востока, но известны переселения
и с других направлений. С Севера пришли славяне, с юга древние
греки, армяне, древние евреи и византийцы, да и болгары, первона-
чально осевшие в междуречье ещё в VII в. в целом переселившиеся
с Северо-Востока. С Запада мигрировали древние римляне и молда-
ване. Точнее, если говорить о молдаванах, которые станут здесь або-
ригенами, то они пришли из Марамуреша, то есть с Северо-Запада.
В Пруто-Днестровском междуречье они стали оседать в конце XIV
в., когда в одном из документов времени господаря Петра Мушата
было записано, что он владеет территорией от гор до моря, до моря,
естественно Чёрного. Тогда в состав Молдавского княжества вошли
такие важные города-порты как Килия и Белгород.
Своего предела Молдавское княжество достигло в XV в., а затем
начинает терять одну территорию за другой. Уже в 1484 г. турки-ос-
маны захватили Белгород и Килию и создали там первые райя – тер-
ритории непосредственно подчинённые турецким султанам. Затем в
1538 г. после восстания молдавского господаря Петра Рареша турки
отторгли от княжества Бендеры с округой. В Бендерах была постро-
ена крупная крепость, остатки которой сохранились и в наше время.
Южнее Бендер турки передали ногайцам значительные территории,
где они обитали с некоторыми перерывами почти триста лет. Но на
этом турецкие захваты не прекратились. После 1591 г. они присое-
диняют к себе Смил с округой, где впоследствии построят мощную
крепость Измаил. А в 1621 г. турки захватывают местность, где сей-
час расположен город Рени. Молдавия, таким образом, была оторва-
на от Чёрного моря и Дуная, за исключением порта Галац, но и он
находился не в Пруто-Днестровском междуречье, а за его предела-
ми – между Прутом и Сиретом.
И в дальнейшем Молдавия продолжала терять свои территории.
После 1711 г. от неё была отторгнута северная часть междуречья,
где создаётся так называемая Хотинская райя, а после 1774 г. Мол-
давия потеряла также и Буковину, которая отошла к Австрийской
империи. Получилось так, что к 70-м гг. XVIII в. Молдавия владела

7
21646 кв. км4. из 45,6 кв. км всей территории Пруто-Днестровского
междуречья, что составляло всего лишь 47,5% всего пространства
междуречья. В середине XVIII столетия оно делилось как бы на че-
тыре зоны. На Севере располагалась Хотинская райя, затем шли
земли, входившие в состав Молдавского княжества, далее, южнее
этой территории, находились турецкие райя – Бендерская, Аккер-
манская и Измаильская и земли Буджакского ногайского ханства,
подчинявшегося Крымскому ханству. Соответственно менялась и
численность, и национальный состав всего междуречья. Нередко но-
гайцев называли татарами, но это не соответствует действительнос-
ти. Ногайцы отличались от татар даже по языку и имели свою
собственную историю и культуру. Ногайская Орда имела некогда
своё государство, возникшее после распада Золотой Орды и распо-
лагавшееся на территории современной России и Казахстана. Госу-
дарство это прекратило своё существование в первой трети XVII в.,
после чего ногаи расселились по всем направлениям от своего госу-
дарственного ядра5. Заметную роль они играли в Северном Причер-
номорье, в том числе и в Пруто-Днестровском междуречье6.
Территориальные переделы оказали заметно влияние и на изме-
нение этнического состава населения междуречья. Например, в XVIII
– начале XIX вв. мусульманское население Бендер, Килии и Аккер-
мана более чем в два раза превосходило население всех остальных
этноконфессиональных общин этих городов7. Турки, татары и ногай-
цы оказались очень беспокойными соседями молдаван, совершая
массовые набеги и бесчисленное количество других проникновений
на территории княжества. Особенно страдали те населённые пункты
Молдавии, которые находились на территории междуречья, как на-
иболее близкого к мусульманским поселениям. В XVIII столетии

4
Хайдарлы Д.И. Население Пруто-Днестровского междуречья и юж-
ных районов Левобережья Днестра в XVIII в. Этнодемографические и
исторические аспекты. Кишинев, 2008. С. 179.
5
Трепавлов В.В. История Ногайской Орды. М., 2001. С. 652.
6
См.: Гiзер С. М. Ногайськi племена на Пiвденному Заходi Украiни (кi-
нець XV-XVII ст.). Автореф. дис. канд. iстор. наук. Одесса, 2002.
7
Киртоагэ И.Г. Численность и этнический состав населения городов
Бендеры, Килия и Аккерман в XVIII – начале XIX вв. // Известия АН
МССР. Серия общественных наук. №1. Киш., 1977. С. 40.
8
насчитывают семь крупных вторжений ногайских и крымско-татар-
ских орд на территорию Молдавского княжества, шесть из которых
пришлись на долю цинутов, располагавшихся между Прутом и Днес-
тром. Такие набеги зафиксированы в 1699-1703, 1727-1729, 1758 гг.,
в период ногайских бунтов, а также в период русско-турецких войн
1710-1711, 1735-1739 и 1768-1774 гг. Лишь один набег в период ав-
стро-турецкой войны 1716-1718 гг. пришёлся на молдавские цинуты
располагавшиеся между рекой Сирет и Карпатами.8 Последнее круп-
номасштабное турецко-ногайское нашествие пришлось на январь-
март 1770 г. и оно привело к угону в рабство 16 тыс. человек9.
На протяжении веков, начиная с 1484 г. не только расширялись
территории, находившиеся под контролем турецких пашей и ногай-
ских ханов, но и заметно возрастала численность мусульманского
населения. Например, количество мусульманских семейств в Килие
увеличилось с 18 в 1529 г. до 298 в 1569-1570, а христианских умень-
шилось до 150. В Аккермане в тоже время отмечено 113 христиан-
ских домов по сравнению с 550 очагами приверженцев Аллаха. В
дальнейшем количество мусульман продолжалось увеличиваться.
Так, в 1659 г. в Килие насчитывалось 500 жилищ татар (около 3 тыс.
человек) и 400 домов православных, где обитало примерно 1600 че-
ловек10. По данным В. В. Трепавлова, обобщившего всю имеющую-
ся литературу, численность всего тюркского населения на юге меж-
дуречья Прута и Днестра доходила до 35 тыс. во второй половине
XVI в. и до 45 тыс. в середине XVII в11. Впоследствии их число за-
метно увеличилось и на середину XVIII в. в литературе приводятся
цифры от 150 до 250 тысяч12. Вообще, стратегические цели турец-
ких властей заключались в том, чтобы сомкнуть северные турецкие
райя с южными и превратить все Пруто-Днестровское междуречье в
пашалык, оторвав, таким образом, от Молдавского княжества все
земли этого региона. Это особенно стало заметно после 1711 г., ког-
да молдавское население с энтузиазмом встретило пришедшие сюда

8
Хайдарлы Д.И. Указ. соч. С. 44.
9
Там же. С. 106.
10
Булгар С., Димчогло Ю. История гагаузов Украины. Одесса, 2017. С.
8, 12.
11
Трепавлов В.В. Указ. соч. С. 452-453.
12
Там же. С. 453.
9
русские войска, а молдавский господарь Дмитрий Кантемир вместе
со своей армией перешёл на сторону Петра I.
Ногайцы Буджака, по-существу, создали своеобразное государ-
ство в государстве. С одной стороны, они подчинялись Крымскому
ханству, в свою очередь вассального от Османской Турции. С дру-
гой, они имели собственное административное устройство и во внут-
ренних делах обладали довольно значительной свободой. Они сфор-
мировали собственный господствующий класс – систему мурз, вы-
биравших своих представителей в государственный совет Крымско-
го ханства. Крымские власти направляли сюда своих наместников –
сераскеров, которые управляли этим регионом совместно с местны-
ми мурзами. Столицей буджакских ногайцев стал город Каушаны,
где обитал и сераскер. Вместе с тем, необходимо учитывать тот
факт, что местное ногайское население не было однородно, как не
было однородно ногайское население в целом. Ногайцы обитали на
огромном пространстве между Дунаем и Сырдарьей и делились на
крупные этнические группы – улусы или орды. Наиболее известные
из них – эдисанцы, едишкульцы, джембайлукцы и буджакские но-
гайцы, тоже по преимуществу эдисанцы. Итак, ногайцы подразделя-
лись на несколько орд. Кроме того, между Прутом и Днестром оби-
тали не только ногайцы. Ещё в 1528 г. на юге междуречья, ещё под-
чинявшегося молдавскому господарю отмечено проживание людей,
принадлежавших к различным верованиям и сектам. Отмечены ру-
тены (русины), сербы, армяне, болгары, татары и даже заметное ко-
личество саксов-католиков13.
В конце XVIII столетия в Пруто-Днестровском междуречье от-
мечено 61 селение Едисанской орды, 75 поселений Орумбей-оглу,
30 – Оракоглу, 6 селений киргизов, 2 рода келеш, 18 селений Джам-
булет-оглу. По некоторым данным, как уже отмечалось, количество
мусульманского населения в Буджаке достигло 150-200 тыс. чело-
век14. Рост численности населения требовал расширения террито-
рии, а это влекло за собой постоянные конфликты между мусульман-
ским населением и соседним Молдавским княжеством. Пришлось
ещё в середине XVII в. пойти по пути специального разграничения,
которым руководил силистрийский бейлербей Халил-паша. По его

13
Там же. С. 8.
14
Там же. С. 9.
10
имени и была названа ничейная территория между Молдавией и буд-
жакскими ногайцами – граница Халил-паши в два часа пути. То есть,
та территория, которую никто не должен был нарушать, определя-
лась двумя часами езды на лошади пешим шагом15.
Знание национального состава этой территории позволяет лучше
понять и хозяйственные занятия этих людей. Ногайцы обычно пред-
ставляются как кочевники-скотоводы. Действительно, их экономика
прежде всего основывалась на сезонных передвижениях по степям
Северного Причерноморья и Прикаспия. Кочевание осуществлялось
родовыми общинами – казанами, путём передвижения от пастбища
к пастбищу на двухколёсных кибитках во время сезона травостоя, а
на зиму они собирались в селения (кишла), где заранее заготовля-
лось сено и топливо. Австрийский торговец и путешественник Кле-
еман, прибывший из Вены в южную часть Пруто-Днестровского
междуречья осенью 1768 г., оставил подробное описание ногайско-
го жилища, которые называл палатками, в действительности являв-
шихся просторными юртами. Он отметил отсутствие в ногайской
Татарии дров и то, что вместо них жгли торф, тросник и сено16.
Никаких хаотических кочевий, как это кажется на первый взгляд,
в XVIII в. не существовало. Кочевья чётко распределялись на сове-
щаниях знати и представляли собой выработанную веками систему.
Маршруты кочевий и пастбищ закреплялись за соответствующими
аулами и улусами (общинами). Земля считалась общей и делилась
по аулам на равные части по числу улусников. Семьи, населявшие
эти аулы, свободно перемещались по выделенному пространству в
поисках кормов.
Значительные трудности выпадали на долю кочевников зимой,
когда особенно острой становилась проблема кормов. Существова-
ла специальная система охраны скота от стихии. Стада овец и та-
буны лошадей ограждали плетнями из бурьяна и камыша для защи-
ты от метелей. Причём для корма рубили тот же камыш, ветки и
стволы молодых деревьев и карагача17.

15
Năstase Gh. «Hotarul lui Halil pașa» și «cele 2 ceasuri». Schițarea unei
probleme de geografie istorică și politică moldoveneasсă // Viața Basarabiei.
№4-5. Chișinău, 1933. P. 243-257.
16
Клеманово путешествие в Крым. СПб., 1783. С. 73.
17
Трепавлов В.В. Указ. соч. С. 514.
11
Ногайские стада состояли из коней, овец, крупного рогатого ско-
та, а также верблюдов и мулов. Скот у рядовых кочевников нахо-
дился в следующем соотношении – 1 лошадь, 1 корова, 6-7 овец.
Для скудного существования достаточно было иметь стадо из 50 го-
лов, 500 голов делали человека зажиточным, а тысяча и более – бо-
гатым18. Скот был главным богатством ногайцев. Но представление
о том, что они занимались только скотоводством не соответствует
действительности. Ногайцы Буджака более чем кто-либо из ногай-
цев приобщились и к другим занятиям, в том числе и к земледелию.
Имеются многочисленные сведения о занятиях ногайцев земледе-
лием, но как подсобным занятием19. Уровень его был не высок. Как
правило, весной засевались незначительные площади, а в конце лета
или осенью производилась жатва, когда возвращались после коче-
вий. Клееман писал, что «хлеба там весьма сыскать можно редко»,
то есть, хлеб всё-таки был и, далее он продолжает, вместо него упот-
ребляют обычно просо, которым, если нет ячменя, кормят также сво-
их лошадей. Клееман отметил употребление ногайцами и татарами
лошадиного мяса и непонятный обычай втыкать лошадиные головы
на копья20.
Просо и ячмень были важнейшими земледельческими культура-
ми у ногайцев. Но в Буджаке они возделывали и другие культуры.
Довольно активно они занимались добычей соли, а также охотой и
рыболовством. Они занимались также загоном антилоп-сайгаков,
охотой на мелких животных и даже соколиной охотой. К рыбной
ловле эдисанцы пристрастились ещё обитая на Волге. Истолочен-
ную в муку сушеную рыбу они употребляли как хлеб21. Вообще для
буджакских ногайцев уже были характерны земледельческо-ското-
водческие поселения. Ещё турецкий путешественник середины XVII
в. Евлия Челеби доводил их численность до 20022. Впоследствии их

18
Там же. С. 509.
19
Гросул В.Я. Особенности хозяйственной деятельности населения Се-
веро-Западного Причерноморья на стыке XVIII-XIX веков // Двухсто-
ронняя комиссия историков Российской Федерации и Румынии. Cons-
tanța, 2005. С. 86.
20
Клеманово путешествие. С. 73.
21
Трепавлов В.В. Указ. соч. С. 516.
22
Челеби Евлия. Книга путешествия. Вып.1. М., 1961. С. 40.
12
число увеличилось. Тунманн уже в конце XVIII в. подчёркивал, что
буджакские ногайцы ведут земледельческое хозяйство лучше, чем
другие ногайцы23. Интересно, что для пахотных работ они исполь-
зовали и двугорбых верблюдов, применявшихся также и для перево-
зок. Причём ездили на них без седла. Турецкий автор описания 1740
г. подчёркивал изобильное произрастание в Буджаке пшеницы, яч-
меня и других злаковых, которые на тех же верблюдах вывозили на
продажу в ближайшие города – в Килию, Аккерман, Измаил. Он же
указывал на изобилие овечьей шерсти и её дешевизну, а также ши-
рокое производство топленоговяжего сала, снятого с костей на бой-
не, так называемое червиш. Это сало смешивали с салом курдюч-
ных овец, заливали его в банки и бурдюки и отправляли в Стам-
бул24.
Ногайцы Буджака довольно активно участвовали в международ-
ной торговле. Прежде всего они известны были торговлей лошадь-
ми и продуктами животноводства. Но они, например, поставляли в
Стамбул и значительные партии масла и мёда25. Весьма распрост-
ранена была среди них и работорговля. Постоянные набеги, прежде
всего в Молдавию и Украину, давали им значительное число плен-
ников, которых они продавали преимущественно в Крыму и Стам-
буле. Набеги обычно осуществлялись зимой, когда реки покрыва-
лись льдом. Но у них был и довольно своеобразный способ форси-
рования рек летом. Для этого они устраивали плоты из тросника,
складывали на них свой багаж и привязывали эти плоты к хвостам
лошадей, на которых садились голыми верхом и, используя бич, пе-
реплывали на другой берег. Торговля приводила к развитию товар-
но-денежных отношений, которым способствовала и система нало-
гов, хотя и очень неразвитая, но, например, христианское население
платило ногайским мирзам десятину и не только продуктовую. Крым-

23
Тунманн. Крымское ханство. Пер. с нем. издания 1784 г. Н.Л. Эрнста
и С. Белявской. Примеч., предисл. и прилож. Н.Л. Эрнста. Симферо-
поль, 1991. С. 56.
24
Губоглу М. Турецкий источник 1740 г. о Валахии, Молдавии и Ук-
раине // Восточные источники по истории народов Юго-Восточной и
Центральной Европы. Т. 1. М., 1964. С. 142-143.
25
Челеби Эвлия. Указ. соч. С. 40.
13
ский хан ежегодно получал от 200 деревень буджакской орды 30
тыс. левков и десятую часть военной добычи26.
В целом буджакские ногайцы отличались от других ногайцев
довольно состоятельным уровнем жизни. В упомянутом турецком
источнике 1740 г. прямо писалось: «Буджак – плодородная низмен-
ность. Там живут татары, они очень зажиточны». Автор называет но-
гайцев татарами, поскольку они относились к Крымскому ханству.
И далее он пишет о том, что в начале татар-колонистов было не
больше 10000 человек. «Теперь Буджак даёт контингент в 30000 че-
ловек, способных носить оружие, а ногайская степь – 40000»27. Глав-
ный город буджакских ногайцев – Каушаны – Клееман называет не-
большим, но нашёл он там «много сортов товаров», которым торго-
вали армяне и евреи, а приобретали его по его словам буджакские
татары, которые приезжали туда каждый день для покупки нужных
для себя вещей28. За татар путешественник, видимо, принял ногай-
цев. Он отметил заметные противоречия между татарами и турками,
вплоть до того, что между ними происходили довольно частые кон-
фликты. Более того, он даже подчёркивал, что татары, «сохраняя на
всегда тайную ненависть к туркам, и часто во время войны преда-
ваясь на сторону неприятельскую, разоряют как свои, так и турец-
кие земли»29.
Собственно, самих татар в интересующем нас регионе было нем-
ного. Ближе всех к ногайцам был один из шести (по Клееману –
семь30) татарских родов – Мансуры или Мангыты. Татары больше
занимались земледелием и ремеслом. Ремесленники делились на це-
хи и артели. Например, если кожевенное производство составляло
цех, то седельники составляли свои артели, башмачники свои и т.д.
Татары чаще чем ногайцы проживали в городах, поставляли кадры
духовенства. Вообще, у татар было немало грамотных людей. Вид-
ным татарским историком конца XVIII в. был Шейх-Мухамед-Риза,

26
Грек И.Ф. Буджак. История земли и населения (VII в. до н.э.-XXI в.).
Кишинев, 2016. С. 87.
27
Хартахай Ф. Историческая судьба крымских татар // Вестник Евро-
пы. СПб., 1867. VI. С. 172.
28
Клеманово путешествие. С. 55.
29
Там же. С. 215.
30
Там же.
14
написавший всеобщую историю Крыма на основе письменных ис-
точников31.
Накануне войны 1787-1791 гг. в данном регионе турецкое насе-
ление было более многочисленным, чем ногайское или татарское.
Это объясняется прежде всего наличием довольно значительных ту-
рецких гарнизонов в Бендерах, Измаиле, Аккермане, Килие, а так-
же, вообще, располагавшихся в разных районах турецких вооружён-
ных сил. Было здесь и постоянное турецкое население, проживав-
шее прежде всего в городах. Турки активно занимались земледели-
ем, например, огородничеством и садоводством. Также турки зани-
мались ремеслами и торговлей. Было среди них немало мореходов,
в том числе и судовладельцев32.
Турки довольно активно занимались судоходством как морским,
так и речным. Морские порты были в Очакове, Хаджибее, а также в
Аккермане, располагавшемся на Днестровском лимане и бывшем и
морским, и речным портом. Заметную роль также играла навигация
по Дунаю, где значительными портами были Измаил и Килия, а так-
же Томарово (ныне Рени) и Вилково. Клееман, оставивший описа-
ние городов этого региона, прибыл в Измаил 26 ноября 1768 г. По
поводу Измаила он писал: «Сей город весьма велик, в котором отп-
равляется знатный торг, от приезжающих из Леванта с товарами»33.
30 ноября Клееман был уже в Килие. В этом городе он нашёл
«великое множество мечетей», а также две армянские церкви34. Это
ещё одно подтверждение того, что армянское население было здесь
довольно заметным. Другой путешественник – П. Сумароков, при-
бывший в эти места в 1799 г., описывая Григориополь, подчеркнул,
что он был населен армянами, прибывшими из Каушан, Бендер,
Килии и Аккермана35.
По Дунаю ходили не только турецкие торговые суда, но и суда
австрийские и некоторых немецких государств. Ещё в 1943-1944 гг.

31
Хартахай Ф. Указ. соч. С. 159.
32
Дружинина Е.И. Северное Причерноморье в 1775-1800 гг. М., 1959.
С. 144.
33
Клеманово путешествие. С. 30.
34
Там же. С. 32-33.
35
Сумароков П. Путешествие по всему Крыму и Бессарабии в 1799 го-
ду. М., 1800. С. 233.
15
вошла двухтомная работа немецкого исследователя Ганса Хальма
по истории торгового судоходства по Дунаю, где особенно подроб-
ного рассматривается период после Кючук-Кайнарджийского мира36.
После 1774 г. возрастает транзитная роль данного региона в русско-
турецкой торговле. Точно выяснить его долю не представляется воз-
можности. Но общие обороты торговли России и Турции уже давно
отражены в литературе37. Из Турции в Россию вывозились преиму-
щественно вина (32% стоимости всех вывезенных сюда из Турции
товаров)38. Поскольку сами турки виноделием, практически, не за-
нимались, то есть основания полагать, что значительная часть этого
вина поступала из Молдавии, в том числе и из Пруто-Днестровского
междуречья.
Этот регион играл определённую роль и в торговле с Польшей,
Австрией и другими странами. Например, по Днестру сплавлялись
значительные партии леса, которого так не хватало в Буджаке. Из
Польши поставлялось также большое количество хлеба. Заметную
роль в поставках хлеба русской армии сыграла Польша во время рус-
ско-турецких войн второй половины XVIII в39. Но и между войнами
этот хлеб также поступал в турецкие крепости Приднестровья. Из-
вестны поставки хлеба в Бендеры и Аккерман в 1783 г40.
Особый разговор о христианском населении Буджака. Оно также
не было однородным и отличалось разнонациональным составом.
На первом месте по численности были молдаване, обитавшие и на
юге Бессарабии и, кстати, в Очаковской земле, то есть на террито-
рии между Днестром и Бугом. В Южной Бессарабии были села, пре-
имущественно по берегам Днестра и Прута, основанные ещё до при-
хода сюда турок. Среди них знаменитое село Пуркары, отмеченное

36
Дружинина Е.И. Указ. соч. С. 40.
37
Кривонос В.П. Роль черноморских путей в развитии торговых связей
украинских земель с Балканами (XVI-XVII в.) // Международные от-
ношения в бассейне Черного моря в древности и средние века. Межву-
зовский сборник научных трудов. Ростов-на-Дону, 1986. С. 110-117.
38
Дружинина Е.И. Северное Причерноморье. С. 88.
39
Маркина В.А. Магнатское поместье Правобережной Украины второй
половины XVIII в. (социально-экономическое развитие). Киев, 1961. С.
135, 226.
40
Там же. С. 223.
16
французским путешественником Франсуа до Пави в 1585 г.41, где и
сегодня производятся всемирно известные вина – «Негру де Пур-
карь» и «Рошу де Пуркарь», а также такие села как Копанка, Талма-
зы и др. Но молдаване, нередко, перемещались в Буджак и после то-
го, как там установилось господство мусульманских властей. Порой,
было легче проживать рядом с турками, татарами и ногайцами, где
хоть как-то соблюдалась законность, чем подвергаться необуздан-
ным набегам искателей наживы.
Вплоть до начала XIX в. молдаване преимущественно занима-
лись животноводством. Но животноводство молдаван и соседних но-
гайцев, всё-таки, существенно отличалось. Молдаване уже перешли
на пастбищное и даже стойловое животноводство, ногайцы по-преж-
нему были преимущественно отгонными скотоводами. Естественно,
более интенсивно занимались молдаване и земледелием. Уже тогда
они были известны и как опытные виноделы, производившие вино
не только для собственного потребления. Для молдаван этой облас-
ти было характерно домашнее ремесло. Имеются данные о торго-
вых отношениях молдаван окрестных сёл с Бендерами, Дубоссара-
ми, Очаковым. Вели они также торговлю с Польшей и Россией.
В XVIII в. усиливается перемещение в этот регион русских и ук-
раинцев. Объясняется это усилением крепостного права и в Польше,
и в России. В Польше к тому же добавились гонения на религиоз-
ной почве со стороны католиков и униатов42. Они основали здесь
так называемые «ханские слободы», становясь подданными крымс-
кого хана. Поначалу они не платили никаких податей. Религиозные
проблемы имелись и в России, где наблюдалось преследование ста-
рообрядцев, поселившихся в Дельту Дуная. Были они беглыми каза-
ками, известными как некрасовцы. Бежали в эти места и многие быв-
шие крепостные. Занятия русского населения основательно описа-
ны. В этом отношении следует отметить труды кишинёвского исто-
рика И. А. Анцупова43. Русские крестьяне активно занимались ого-
родничеством, пашенным земледелием. Они выделялись и как мас-

41
Năstase Gh. I. Op. cit. P. 244.
42
Батюшков П.Н. Подолия. Историческое описание. СПб., 1891. С. 157,
173, 193.
43
См.: Анцупов И.А. Русское население Бессарабии и левобережного
Поднестровья в конце XVIII-XIX в. Кишинев, 1996.
17
тера – ремесленники, как кузнецы, плотники, бондари. С упраздне-
нием Запорожской сечи увеличилась в этом регионе и численность
украинцев.
Было в этих местах, особенно в городах, заметное число греков,
армян и евреев. Занимались они прежде всего торговлей, а также ре-
меслом, активно участвовали в различных денежных операциях. Гре-
ки были известны также и как искусные мореходы, занимали значи-
тельные позиции в православной церкви, были связаны с фанариот-
скими властями в Молдавии и Валахии. Греческий капитал сопер-
ничал с армянским и еврейским и был господствующим в этом ре-
гионе вплоть до греческого восстания 1821 г. Впоследствии здесь
возобладает еврейский капитал44.
Проживание в условиях господства турецких пашей и татарских
ханов накладывало свой чёткий отпечаток. Не было полной сохран-
ности личности и имущества, что сдерживало экономическое разви-
тие региона. Приходилось прибегать к разного рода ухищрениям.
Прежде всего скрывать своё имущество. Молдаване, например, ры-
ли глубокие ямы, обмазывали их глиной, затем бросали туда хворост
и поджигали. Таким образом, производился своеобразный обжиг и
получалась яма – сосуд. Туда и засыпалось для хранения зерно и
затем все это покрывалось дерном.
Чрезвычайное влияние на жизнь этого региона оказывали много-
численные войны. На смену некогда продолжительным турецко-
польским войнам в эти края приходят русско-турецкие войны. Счи-
тая Прутский поход 1711 г., их в XVIII веке было четыре, и они при-
вели к радикальным изменениям границ. Кючук-Кайнарджийский
мир 1774 г., а затем и Айналы-Кавакская конвенция 1779 г. способс-
твовали тому, что часть земель между Днестром и Прутом была воз-
вращена Молдавскому княжеству и в результате этого был образо-
ван так называемый Хотарничанский цинут на восточных окраинах
княжества. Цинут этот, непосредственно подчинявшийся господарю
Молдавии, был, однако, небольшим, занимая пространство в 1,6 тыс.
кв. км. Проживало в нём по данным 1803 г. только 7650 человек45.

44
См.: Пятигорский Г.М. Движение за национальное освобождение Гре-
ции и греки Одессы (1814-1830). Автореф. дисс… к.и.н. М., 1985.
45
Хайдарлы Д.И. Указ. соч. С. 154, 175, 272.
18
Таим образом, если взять всё население Пруто-Днестровского
междуречья, то, как указывалось, только в Буджаке обитало 150-200
тыс., а по некоторым данным даже 250 тыс. тюркского населения46.
Тюркское мусульманское население проживало также и на террито-
рии Хотинской райя. Накануне войны 1768-1774 гг. эта райя имела
площадь 4,7 тыс. кв. км. Но точное количество обитавшего там му-
сульманского населения в литературе нам встретить не удалось. Из-
вестно вполне достоверно, что между ситуацией в Буджаке и тем по-
ложением, которое сложилось на Хотинщине имелись заметные от-
личия. В Хотинской райя преобладало молдавское и украинское на-
селение. Но имелось там и некоторое количество турок, особенно в
самом Хотине, где постоянно находился турецкий гарнизон, замет-
но возраставший численно во время военных действий. Во время
переписи 1772 г., когда мусульманского населения здесь не было, в
Хотинском цинуте отмечено 43 тыс. человек, из них молдаванами
помечено 94,5%. Поскольку украинцы здесь не указывались, в отли-
чие от армян, цыган, греков, евреев, то украинцы как православные
здесь были в числе молдаван47.
Что не подлежит сомнению, так это то, что в XVIII в. мусуль-
манское население на территориях Пруто-Днестровского населения
по своей численности превосходило христианское. Всё христианс-
кое население междуречья составляло в 1774 г. только 145 тыс. че-
ловек48. Следовательно, процесс мусульманизации региона продол-
жался и достиг довольно значительных размеров. Вообще, если раз-
делить Молдавское княжество на три зоны, то традиционно наи-
большее количество его населения проживало на территории между
Карпатами и Серетом, далее на втором месте по численности насе-
ления были земли между Серетом и Прутом и только на третьем
месте находилось пространство между Прутом и Днестром, наибо-
лее уязвимое с точки зрения внешней опасности.
В целом, население Молдавского княжества, при всех выселени-
ях с его территории, всё-таки росло. Если в 1591 г. там отмечено ок.
47 тыс. дворов, где проживало ок. 235 тыс. человек, то в 1772 г., уже
было ок. 89 тыс. дворов с 444 тыс. человек, в 1803 г. – 138 тыс.

46
Трепавлов В.В. Указ. соч. С. 452-453.
47
Хайдарлы Д.И. Указ. соч. С. 280.
48
Дмитриев П.Г. Народонаселение Молдавии. Киш., 1973. С. 88.
19
дворов с 692 тыс. населения, а в 1810 г. дворов уже было 164 тыс. и
проживало там 815 тыс. человек49. По переписи 1772 г. во всей Мол-
давии было зафиксировано 1958 населённых пунктов сельского ти-
па. Из них 1430 принадлежало боярам, 395 – монастырям, 16 купцам
и 117 казне. Сельское население подразделялось на две категории
по отношению к уплате налогов – бирники и руфетурь. К бирника-
ми относились те крестьяне, которые платили государству налоги и
несли повинности, а к руфетурь те, которые по различным причи-
нам от налогов были освобождены50.
В начале XIX в. в районах Пруто-Днестровского междуречья, ко-
торое входило в состав Молдавского княжества проживала всего
лишь менее чем четвертая часть населения всей страны. По данным
1803 г. в княжестве проживало 814605 человек при наличии 164052
дворов. Из них в Пруто-Днестровском междуречье имелось 36,6 тыс.
дворов, что составляло 183 тыс. человек.51 Таким образом, получа-
ется немногим больше 22% населения тогдашней Молдавии. И плот-
ность населения здесь была намного меньше, чем в других регионах
Молдавского княжества. По данным 1772-1774 гг. от западной гра-
ницы до Сирета плотность населения заметно превышала плотность
его на территории от Сирета до Прута, а эта последняя была замет-
но выше плотности населения от Прута до Днестра52. Правда, в пе-
риод с 1773-го по 1803 г. численность населения между Прутом и
Днестром росла заметно быстрее, чем в двух других зонах княжест-
ва, соответственно на 20, 50 и 89%53.
Здесь, в междуречье, располагались тогда следующие цинуты
княжества: Сорокский, Ясский, Оргеевский, Хотарничанский, Кодр-
ский и Гречанский. Действительно, это были наиболее уязвимые ци-
нуты княжества и если бы не такое их пограничное положение насе-

49
Котенко И.А., Мохов Н.А., Советов П.В. О тенденции роста народо-
населения Молдавии в эпоху феодализма // Ученые записки Института
истории, языка и литературы. Т. VI. Серия истории. Кишинев, 1957. С.
57.
50
Там же. С. 55-56.
51
Хайдарлы Д.И. Указ. соч. С. 179.
52
Dragnev D. Istorie și civilizație medievală și modernă timpurie în țările
Române.Studii și materiale. Chișinău, 2012. P. 327.
53
Ibidem. P. 328; см. также: Дмитриев П.Г. Указ. соч. С. 112, 148.
20
ление этих мест росло бы значительное быстрее. Грабительские на-
беги на Молдавию со стороны прежде всего буджакских ногайцев не
прекращались вплоть до самого начала XIX в. Не случайно на этот
счёт имеется заключение в литературе, основанное на наблюдениях
иностранных авторов. Они писали: «Белгородские… кочевые ногай-
цы без добычи на одном месте сидеть не могут»; «живут они исклю-
чительно добычею, подобно хищным птицам» и т. П54. То, что они
жили исключительно добычею не соответствовало действительнос-
ти, но не соответствуют реальному положению вещей и заключения
отдельных авторов, которые пишут, что набеги турок и татар после
войны 1768-1774 гг. прекратились.
Один из современных авторов на этот счёт подчёркивает: «После
заключения Кючук-Карнайджийского мирного договора (1774 г.) бы-
ла практически устранена угроза крупномасштабных грабительских
набегов со стороны степняков, вследствие соглашения, заключённо-
го несколько ранее предводителями буджакских ногайцев с предста-
вителями русского военного командования, и переселения части из
них из Буджака на Кубань (некоторые из них мигрировали за Дунай,
другие – в направлении Турции), а также в связи с выходом Крым-
ского ханства из под сезеренитета Османской империи»55. Этот же
автор далее пишет, что во время последнего крупномасшабного
вторжения татаро-ногайских орд, в пределы Молдавского княжест-
ва, которое имело место в январе-марте 1770 г. в рабство было уве-
дено 16 тыс. человек56. Во время этой войны ногайцы были первый
раз выселены российскими властями. Но затем они, как и турки, воз-
вратились и продолжали осуществлять набеги на Молдавию. Прек-
ратились одновременные набеги многотысячных орд, но, вообще,
грабительские походы продолжались в меньших масштабах, но всё-
таки весьма заметных, о чём свидетельствуют конкретные источни-
ки. Это было одной из причин ориентации на союз с Россией боль-
шинства населения Молдавского княжества57.

54
Трепавлов В.В. Указ. соч. С. 453.
55
Хайдарлы Д.И. Указ. соч. С. 40-41.
56
Там же. С. 106.
57
Рашкулев В.И. Российско-молдавские военно-политические связи и
сотрудничество (конец XIV – начало XIX вв.). Автор. дис… к.и.н. М.,
2009. С. 21.
21
Нечего удивляться, что во время русско-турецких войн многие
жители Молдавии вступали добровольцами в вооружённые отряды,
которые присоединялись к русской армии. В одном из списков та-
ких отрядов под названием «Список офицеров и рядовых арнаутс-
кой команды Корнета Зирки», составленном 5 апреля 1790 г. содер-
жался вопрос «Кто какой нации». Ответами были – молдавской, сер-
бской, болгарской, армянской, волосской58. Молдаван в этом списке
было больше всего. Интересно также, что представители молдавс-
кой нации здесь отделялись от нации волосской, то есть, в данном
случае – валашской. Можно привести примеры и другого рода, ког-
да к «роду ромунскому» относили жителей Молдавии (молдавцев)
Валахии и Трансильвании59. Но в XVIII в. такие примеры были чрез-
вычайно редкими.
В.Ф. Малиновский, участник Ясского конгресса 1791 г. отмечал:
«свидетелем я был… сожаления добрых патриотов о возвращении
их отечества прежним врагам»60. В 1799 г. российскому консулу в
Яссах передаются два обращения от молдавского народа. Одно из
них, адресовавшееся руководству России носило название «Плач сей
бедной земли сего княжества Молдавского». В этом обращении со-
держалась просьба оказать Молдавии покровительство, «дабы не
погибнуть нам вовсе». В нём также перечислялись «грабительства,
учирнённые и чинимые определяемыми (Портой – авт.) господаря-
ми и боярами – греками»61. Русский консул И. Северин в своих до-
несениях подчёркивал, что местные жители неоднократно благода-
рили его за защиту их страны, «которая доведена до последней край-
ности, и единую свою надежду полагают на покровительство Рос-
сии»62. Да и сами турецкие власти пытались навести здесь порядок.
Например, к 15 марта 1798 г. относится документ Дивана, где со-

58
Россия и освободительная борьба молдавского народа против осман-
ского ига. 1769-1812. Киш., 1984. С. 154-155.
59
Полное собрание законов Российской империи с 1649 года. Т. XVIII.
1764-1769. СПб., 1830. С. 39-44.
60
Малиновский В.Ф. Избранные общественно-политические сочине-
ния. М., 1958. С. 166.
61
Очерки внешнеполитической истории Молдавского княжества (пос-
ледняя треть XIV – начало XIX в.). Киш., 1987. С. 301.
62
Там же. С. 369.
22
держалось требование к ногайцам соблюдать добрососедские отно-
шения с Молдавией. При этом отмечалось нарушение ими границы
и угнетение жителей Молдавии, вызвавшее жалобу на них господа-
ря, направленную Порте. Господарь жаловался, что из-за этих нару-
шений страдают полевые работы и посевы его подданных63. Но тре-
бования турецких властей не возымели своего действия. Набеги не
только ногайцев, но и турок продолжались.
В 1800 г. вооружённый турецкий отряд, выйдя из Бендерской кре-
пости, напал на Хотарничанский цинут и, изгнав местного исправ-
ника, завладел несколькими деревнями. Далее по приказу бендерс-
кого паши четыреста вооружённых турок захватили ряд, лежавших
по Днестру деревень Пруто-Днестровского междуречья до села Кри-
уляны64. Лишь после вмешательства российских властей эти посе-
ления были освобождены от господства турок. Тревожным оказался
1801 г. Мятежный паша Пазванд-оглу, осевший в придунайской
крепости Видин и отбивший наступление султана65, стал угрожать
соседней Валахии ещё в конце XVIII в., что повлекло за собой ввод
в 1797 г. турецких войск в это княжество, со всеми вытекающими
отсюда последствиями, в том числе грабежами и убийствами. Вооб-
ще, как отмечается в литературе, Пазванд-оглу создал между Сер-
бией и Болгарией некое подобие автономного княжества, ставшего
серьёзной опасностью для его соседей66. В 1802 г. Пазванд-оглу со-
вершает дикий налет на Валахию. Этот налет столь сильно напугал
не только жителей этого княжества, но он напугал и жителей сосед-
ней Молдавии и они, по словам российского генерального консула
В. В. Малиновского, опасаясь как бы «не последовала совершенная
погибель Молдавии», обратились в июне 1802 г. к российскому ру-
ководству с просьбой «или предаться в подданство России, или под
непосредственною её защитою управлять самим свою землею на

63
Catalogul documentelor turcești. Vol. II. Buc., 1965. Doc. 1398. P. 395.
Перевод этого документа на русский язык см.: Хайдарлы Д.И. Указ.
соч. С. 489.
64
Гросул Г.С. Дунайские княжества в политике России 1774-1806.
Киш., 1975. С. 50.
65
История Балкан. Век восемнадцатый. М., 2004. С. 195.
66
Djuvara N. Între Orient și Occident. Țările române la începutul epocii mo-
derne (1800-1848). Buc., 2009. P. 306.
23
прежних правах…»67. Малиновский при этом подчёркивал, что эти
обращения были неоднократными и исходили от молдавского мит-
рополита и «других важных особ»68.
Набегу Пазванд-оглу предшествовало довольно продолжитель-
ное время ожидания этого набега, породившее серьёзную тревогу у
населения и соответствующие действия. Это состояние хорошо пе-
редают материалы российского консула того времени. Уже в марте
1802 г. в этих материалах можно прочитать следующие слова: «Пи-
шут из Видина в Крайов, что Пазвант (sic – В.Г.) -оглу получа све-
жие войска приготовляет к нападению на Валахию. По поводу чего
господарь поручил назыру иметь всевозможную осторожность»69. А
уже в апреле в тех же материалах сообщалось: «Жители Крайовские
бегут оттуда в горы, видя большие приготовления бунтовщиков и
опасаясь из того несчастных для себя последствий»70. В том же ап-
реле один из сподвижников Пазванд-оглу Манаф Ибрагим, восполо-
зовавшись ненастною погодою, переправился через Дунай с 600
кирджалиев в Валахию. К нему примкнула ещё одна партия из 400
человек и все они, напали на ближние деревни. «чиня грабежи, убив-
ства и другие жестокости в народе»71. Действительно, жестокости
были дикими, поскольку как отмечается в донесении русского кон-
сула, «народу обрезывали носы и уши, убивали многих нещадно и
турок, и захватили в полон валахских таможенных и других чинов-
ников…»72. В 1802 г. по некоторым данным Валахию покинуло бо-
лее 30 тыс. человек, обосновавшихся или в Трансильвании, или за
Дунаем73. Но и в следующем году спокойнее не стало. По сообще-
ниям, которые были пересланы российским властям в марте 1803 г.,
в Валахию переправились двести человек из войск Терсеникли-оглу
и прежде возвращения за Дунай «разграбили и разорили все селения
на пути их находившиеся»74. И таких примеров можно привести и

67
Внешняя политика России XIX и начала ХХ века. Документы Рос-
сийского МИД (Далее ВПР). Т. I. М., 1960. С. 238.
68
Там же.
69
АВПРИ, ф. Консульство в Яссах, оп. 575. 1802 г., д. 23, л.19.
70
Там же, л. 26-26 об.
71
Там же, л. 28 об.
72
Там же.
73
АВПРИ, ф. Консульство в Яссах, д. 51, л. 11 об.
74
Там же, л. 27.
24
по более позднему времени. В мае 1806 г. поступили сведения о том,
что господарь Ипсиланти направил часть своих войск к Крайову для
противодействия туркам, часто переправляющимся в Валахию и поз-
волявшим себе «всякие дерзости». Там же сообщалось об умножаю-
щемся числе разбойников по берегу Дуная75. О страхе среди жите-
лей Валахии, начавших разбегаться, сообщалось и в августе того го-
да. Также там отмечалось, что «валахские пандуры, хорваты и каза-
ки разошлись по уходе господаря и вдаются в грабежи по дорогам»76.
В Молдавии набег Пазванд-оглу, как отмечалось, тоже породил
серьёзные опасения, повлиявшие на перемещение населения за её
пределы, прежде всего в Россию. В 1803 г. молдавские бояре и ду-
ховенство направили прошение самому Александру I, где, среди
прочего, писали: «Ежедневно из крепостей сюда приходят турки и,
насилием отнимая имения, убивают поселян наших. Другие же, под
предлогом торга поселившись по двадцати и тридцати человек в тор-
говых местах наших, намерены со временем веру нашу и промыслы
уничтожить»77. В том же 1803 г. молдавские бояре обращались и к
турецкому султану с просьбой возвращения территории Мусаита, то
есть территории в Южной Бессарабии78. Но ещё до этого, 4 (16) июля
1802 г. российский посланник в Стамбуле В.С. Томара направил но-
ту турецкому правительству, где, среди прочего, отметил тот факт,
что и на долю Молдавии выпало немало бед, и она тоже пострадала
и поэтому «должна получить соответствующее облегчение»79. Мол-
давию обязали помочь в отпоре Пазванд-оглу ещё в январе 1801 г.,
для чего господарь посылал туда отдельные отряды, а затем, в силу
фирмана Порты, начал набор вооружённой силы общей численнос-
тью 6 тыс. человек80, часть которых тоже переправлялась в Валахию.
Примечательно, что в эти войска также записывались и русские бег-
лецы, которых, однако, господарь выдавал российским властям по
их требованию81.

75
АВПРИ, ф. Консульство в Яссах, д. 127, л.32.
76
Там же, л. 56.
77
ВПР. Т. I. С. 707.
78
Năstase GH. I. Op. cit. P. 251.
79
ВПР. Т. I. С. 243.
80
АВПРИ, ф. Консульство в Яссах, д.7, л.80 об., 88, 109.
81
Там же. л.109.
25
На борьбу против Пазванд-оглу направлялись и турки из турец-
ких крепостей Пруто-Днестровского междуречья. В марте 1801 г.
сообщалось о посылке из Хотина одного из таких турецких отрядов
численностью 200 человек. Но по дороге, как можно прочитать в
одном из донесений того времени, «великие наглости делали: били
людей, ранили, насиловали женщин и многих грабили»82. Турецкие
войска из бессарабских крепостей использовались и для подавления
сербского восстания. В декабре 1805 г. было велено следовать в Сер-
бию бендерскому Хассан-паше вместе со своими людьми83. Подоб-
ные неурядицы были характерными для всех регионов Юго-Восточ-
ной Европы, входивших в состав Османской империи. В феврале
1804 г., например. поступило сведение о том, что «Карафеизи сжёг
со своими кирджалиями в уезде Татар-Базарджик много селений,
грабил и мучил жителей и наконец занял тот городок, имея при себе
более 1000 человек»84. А в январе 1806 г. сообщалось о подавлении
Пазванд-оглу восстания болгар – «…убил он до 200 болгар и отре-
зав головы возвратился в Видин»85. В ноябре того же 1806 г. фран-
цузский консул в Бухаресте Шарль Ле Дулькс сообщал Талейрану о
том, что все пять журецев Малой Валахии абсолютно опустошены86.
Набеги, таким образом, не прекратились и в начале XIX в. Не
прекратился и тот режим, который называется турецко-фанариотс-
ким. Установившись после 1711 г., этот режим сохранялся вплоть
до 1821 г., а в Бессарабии с ним было покончено с её присоединени-
ем к России. Хотя следует иметь в виду его временные прекращения
в период русско-турецких войн, когда в княжестве гражданскими де-
лами руководили русские гражданские управления. Фактически гос-
подари-фанариоты, то есть греки турецкого района Фанар, покупа-
ли господарские престолы у турецких властей и затем, приехав в
княжество, хорошо зная об ограниченных сроках своего правления,
стремились в кратчайшее время возместить свои потери. По-сущес-
тву, основному населению страны – крестьянству приходилось об-
служивать не только свой господствующий класс, прежде всего мес-

82
Там же, л.102 об.
83
АВПРИ, ф. Консульство в Яссах, д.103, л. 53-53 об.
84
АВПРИ, ф. Консульство в Яссах, д. 73, л.39.
85
АВПРИ, ф. Консульство в Яссах, д. 127, л. 11 об.-12.
86
Jewsbury G.F. Anexarea Basarabiei la Rusia: 1774-1828. Iași, 2003. Р. 16.
26
тное боярство, но и платить дань турецкому султану, а также обслу-
живать пришлых фанариотов, изощрённо эксплутировавших насе-
ление Молдавии. Они откровенно продавали различные чиновничьи
должности, а также откупа основных статей доходов Молдавии. Не
всегда у них складывались нормальные отношения и с местным бо-
ярством и духовенством, богатства которых они стремились обра-
тить в свою пользу.
В связи со сменой формы феодальных отношений, последовав-
шей за установлением фанариотского господства и которая во мно-
гом заключалась в том, что центр тяжести эксплуатации основных
производителей был перенесён с боярских имений на государствен-
ные подати и налоги, изменились и устремления господствующего
класса87. Приезд нового господаря означал перепродажу основных
должностей в княжестве, поскольку богатство определялось не толь-
ко земельными владениями, сколько местом на чиновничьей лест-
нице. Бояре более высоких рангов продавали менее значительные
должности своим подчинённым и т.д. Основную роль в княжестве
стала играть бюрократия, наживавшаяся прежде всего за счёт сбора
налогов и разного рода повинностей. На соответствующие должнос-
ти существовали даже специальные расценки. С годами оплата дол-
жностей всё более увеличивалась. Существовали свои расценки и на
покупку права разного рода откупов. Например, права сбора налога
с вина, овец и т.д., в том числе и сбора с эксплуатации таможен.
Нужно было выполнять и прямые требования турецких властей.
Местных жителей тысячами побуждали участвовать в строительст-
ве или ремонте турецких крепостей. Так получилось, что крупней-
шие турецкие крепости располагались на Днестре или Дунае, то
есть в Пруто-Днестровском междуречье, поэтому именно крестьяне
расположенных рядом молдавских сёл в большей мере, чем кресть-
янство других районов княжества привлекалось для обслуживания
этих крепостей. Даже после Ясского мира 1791 г., когда княжество
было на два года освобождено от уплаты дани, уже в 1792 г. Порта
потребовала от господарей Молдавии и Валахии передать 340 тыс.
пиастров на строительство Бендерской крепости. В 1796 г. в пользу

87
Гросул В.Я. Изменение формы феодальных отношений в Молдавии и
Валахии и ее особенности (первая треть XIX в.) // Гросул В.Я. Труды
по теории истории. М., 2014. С. 49-58.
27
турецких войск было затребовано только с Молдавского княжества
45 тыс. пиастров, а в 1798 г. – 250 тыс. пиастров88.
Но княжество было обязано по сниженным ценам поставлять
Турции зерно, скот, масло, строительный лес, селитру и т. П., в том
числе участвуя в извозе, рубке леса. Рабочие из княжества должны
были выполнять различного рода работы в пользу той же Турции.
Несмотря на благоприятные для Молдавии условия Кючук-Кайнар-
джийского и Ясского мирных договоров требования Порты к кня-
жеству всё более усиливались. Порта была прямо заинтересована в
частой смене господарей, с тем, чтобы получать всё большие, и
большие доходы. За период с 1792 по 1807 гг. в Молдавском кня-
жестве сменилось восемь господарей, причём двое из них – А. Мо-
рузи и К. Ипсиланти – правили дважды, естественно, каждый раз со-
бирая крупные суммы, чтобы получить престол княжества.
В литературе уже давно показано, как и куда шли доходы Мол-
давии в конце XVIII столетия. Распределение их шло следующим
образом. Турция получала примерно 50%, господари и казна – 20%,
а боярство и церковь соответственно 30%89. Весь доход Молдавско-
го княжества составлял перед русско-турецкой войной 1768-1774 гг.
– около 1,4 млн. пиастров, а в 1785 г. он несколько вырос и опре-
деляется в 1,6 млн. пиастров. В 1799 г. доход княжества составил
уже 3,4 млн. пиастров90. Росли доходы, но росли и различного рода
требования от Порты, а также стремления фанариотов побыстрее
возместить свои потери и, кончено, получить максимальный доход.
Вместе с тем, фанариотские господари хорошо понимали необходи-
мость укрепить положение в княжествах, несколько успокоить насе-
ление, поскольку и в начале XIX в. сохранялась неуверенность в зав-
трашнем дне, опасения потерять своё имущество и даже собствен-
ную жизнь.
Первым господарём, правившим в Молдавии после Ясского ми-
ра был А. Морузи. Но на этот раз он пробыл в этом качестве лишь с
марта 1792 по декабрь 1793 гг. и, как отмечал ещё в 1857 г. М. Дрэ-
гич, специально занимавшийся правлением молдавских господарей

88
Гросул Г.С. Указ. соч. С. 45.
89
Гросул Я.С., Советов П.В. Типологические пути позднего феодализ-
ма и переходного к капитализму периода в Дунайских княжествах //
Юго-Восточная Европа в эпоху капитализма. Киш., 1973. С. 134.
90
Гросул Г.С. Указ. соч. С. 42-43.
28
этого времени, не успел сделать на этом посту ничего значительно-
го91. Ему пришлось заниматься расчётами между российской армией
и молдавской казной за соответствующие поставки населением про-
довольствия и других припасов, в чём посредническую роль играла
администрация княжества. Занимался он и проблемой налогов, пос-
кольку по условиям мира княжество временно освобождается от
них, но не всё было так просто. Второй раз он будет править в Мол-
давии в начале XIX в.
А. Морузи сменил М. Суцу, правивший не намного больше, чем
его предшественник. Он стремился предотвратить массовое пересе-
ление молдавских жителей за пределы княжества и даже вернуть
беженцев из других стран, в том числе и из России. Ему удалось
пригласить, к примеру, и колонистов из Трансильвании, а также Бу-
ковины. В это время усиливается напряженность в отношениях меж-
ду Турцией и Россией и турецкие власти предприняли меры по ук-
реплению своих крепостей в Пруто-Днестровском междуречье для
чего были привлечены местные молдавские крестьяне. Увеличение
налогов вызвало недовольство населения, которое подорвало поло-
жение самого господаря. На время правления М. Суцу пришлось в
1794 г. польское восстание, которое возглавил Т. Костюшко. М. Су-
цу под влиянием турецких властей оказывал восставшим опреде-
лённое содействие. Через Молдавию часть поляков направилась в
район восстания, а после его подавления переселилась в княжество,
в том числе и на территории междуречья92. Впоследствии деятели
польского национального движения будут неоднократно посещать
эти места или даже поселялись здесь на более или менее продол-
жительное время, о чём мы ещё будем говорить несколько позднее.
Это станет одной из международных проблем, затронувших Бесса-
рабию, поскольку поляки перемещались сюда не только из России,
но и из Австрии и Пруссии и других стран.
М. Дрэгич даёт негативную оценку господарству М. Суцу, под-
чёркивая что при нём не произошло в Молдавии никаких особых
исторических событий, а сам он ничего доброго не дал этой земле93.
Совсем другую оценку он даёт господарю А. Каллимахи, находив-

91
Drăghici M. Istoria Moldovei pe timp de 500 de ani până în zilele noastre.
Vol. 2. Buc., 1999. P. 222.
92
Domnii Țării Moldovei. Studii. Chiș., 2005. P. 275.
93
Drăghici M. Op. cit. P. 223.
29
шемуся на молдавском престоле с 1 июня 1795 по 7 марта 1799 гг.
М. Дрэгич называет Каллимахи мудрым и добродушным правите-
лем, проявлявшим заботу о всех слоях населения страны. Новый гос-
подарь был в немалом для того времени возрасте (ему было 57 лет)
и до этого являлся великим драгоманом Порты. При этом господа-
ре, который правил несколько дольше, чем его предшественники,
отмечается подъём земледелия и торговли, причём связывались и с
более дальними странами, чем те, с которыми обычно торговала
страна. И это при сохранении турецкой торговой монополии, когда
товары должны были прежде всего поступать в Турцию. Интересно,
что молдавские кони стали поступать не только в Австрию, но и в
Пруссию, где использовались для укрепления тамошней кавалерии.
По приказу Порты с весны 1795 Молдавия должна была участвовать
в ремонте крепостей Пруто-Днестровского междуречья – Аккерман-
ской, Хотинской, Измаильской и Бендерской. Только для заготовки
леса для Аккермана должно было трудиться четыре тысячи человек94.
Правление Каллимахи было, омрачено эпидемией чумы, унесшей
немало жизней. Отмечено оно и более активными международными
связями княжества. Поскольку будучи великим драгоманом Калли-
махи имел личные связи с дипломатами разных стран, он мог их ис-
пользовать и будучи господарём Молдавии.
Каллимахи был известен как сторонник республиканской Фран-
ции и это сказалось на его судьбе, поскольку после заключения со-
юза России и Австрии с Турцией, именно по настоянию Австрии он
был лишён молдавского престола. Известны также связи Каллимахи
с греческим национальным движением и, в частности, с одним из
его руководетелей Ригасом Велестинлисом. Эти связи потом дорого
обошлись уже бывшему молдавскому господарю. С началом гре-
ческой революции 1821 г. он был удалён из Стамбула, а затем пал
от рук мусульманских фанатиков.
Последним молдавским господарём XVIII столетия стал К. Ип-
силанти, который первый раз пробыл на молдавском престоле с 7
марта 1799 по 28 июня 1801 гг. К. Ипсиланти получил хорошее об-
разование и в литературе его даже называют «самым учёным чело-
веком Фанара»95. Он был полиглотом, владел древними, новыми,

94
Domnii Țării Moldovei. P. 277.
95
Арш Г.Л. Ипсиланти в России // Вопросы истории. 1985, №3. С. 88.
30
восточными и западными зыками. Но немногим более чем за два го-
да он не мог оставить значительного следа в истории Молдавии. Он
известен был своим вниманием к строительству в столице княжест-
ва Яссах. Больше никаких особых сведений о его господарстве в не
сообщается даже в специальных работах ему посвящённых96. Он то-
же прежде был великим драгоманом Порты и поэтому обладал ши-
рокими международными связями. Но преимущественно он ориен-
тировался на Россию, и исследователи жизни и деятельности К. Ип-
силанти называют его другом российских посланников В.П. Кочу-
бея и В.С. Томары97. Не случайно после своего второго господарст-
ва, которое завершилось в декабре 1807 г., он получит убежище
именно в этой стране, где и скончался в Киеве в 1816 г.
Международные отношения всегда накладывали значительный
отпечаток на жизнь Молдавского княжества, в том числе и на поло-
жение тех земель Пруто-Днестровского междуречья, которые вхо-
дили тогда в его состав. Усиление позиций Франции в Юго-Восточ-
ной Европе, естественно, не могло не коснуться и Дунайских кня-
жеств. Наполеон проявил интерес к Османской империи ещё во вре-
мя неудачной для него лично и для французской армии Египетской
экспедиции 1798-1801 гг. Несмотря на эту неудачу, политическая
активность Франции в пределах Османской империи продолжает
усиливаться, что вызвало определённое беспокойство в России. В
инструкции новому российскому послу в Стамбуле А.Я. Италинско-
му от 30 августа 1802 г. прямо предписывалось следить за поведе-
нием французской миссии в Турции и разрушать её происки98.
Вскоре беспокойство российской дипломатии ещё более усили-
вается, поскольку в Петербург в ноябре 1802 г. из разных источни-
ков стали поступать тревожные известия о подготовке французских
войск к высадке на Адриатическое побережье с целью занятия ряда
пунктов, расположенных на границах Османской империи. Одновре-
менно поступили сведения о связях французов с мятежными турец-
кими пашами Пазванд-оглу и Али-пашой Янинским99, а затем о про-
96
Mischevca V., Zavitsanos P. Princepe Constantin Ypsilanti 1760-1816.
Chișinău, 1999. P. 60.
97
Арш Г.Л. Указ. соч. С. 88-89.
98
ВПР. Т. I. С. 283-287.
99
Грачев В.П. Балканские владения Османской империи на рубеже
XVIII-XIX вв. М., 1990. С. 23.
31
никновении французских эмиссаров в Белград и Видин и о контак-
тах черногорского митрополита Петра I с французами. Об активиза-
ции французских эмиссаров на Нижнем Дунае сообщал и российс-
кий консул в Яссах А.А. Жерве в январе 1803 г100.
В то время, то есть в самом начале правления Александра I, нет
никаких данных о том, что руководство России стремилось к каким-
либо территориальным приращениям на своих западных границах.
Выдающийся историк С.М. Соловьев в своей работе «Восточный
вопрос 50 лет назад», написанной ещё в 1876 г., приводил слова од-
ного из самых приближённых к императору российских государст-
венных деятелей графа В.П. Кочубея, сказанные в 1802 г. по поводу
усиления французского влияния в Турции и необходимости выра-
ботки Россией необходимой линии поведения. Он подчёркивал: «По-
ведение её (России – В.Г.) не может быть иное, как или приступить
к поделу Турции с Франциею и Австриею, или стараться отвратить
столь вредное положение вещей. Сомнения нет, чтоб последнее не
было предпочтительнее, ибо независимо, чтоб Россия в пространстве
своём не имеет уже нужды в расширении, нет соседей покойнее тур-
ков и сохранение сих естественных неприятелей наших должно дей-
ствительно впредь быть коренным правилом нашей политики»101.
То, что мнение В.П. Кочубея в то время поддерживалось самим
императором Александром I, не подлежит никакому сомнению. Оно
подтверждается таким ценным источником как журнал заседаний
Негласного комитета молодых друзей императора, на котором ре-
шались основные вопросы внутренней и внешней политики России
начала XIX в. На одном из таких заседаний, состоявшихся в августе
1801 г., тот же Кочубей зачитал свою записку о взаимоотношениях
с иностранными державами, в которой предусматривалась мирная
внешняя политика. Эта записка была поддержана самим императо-
ром. Среди прочего в этой записке писалось: «Турки и шведы были
нашими природными неприятелями, но по своей слабости не могли
нам быть опасны, и потому надлежало, оставляя их в нынешнем
положении, наблюдать только, чтобы, в случае раздела Турции,
Молдавия и Валахия не достались Австрии, а составили отдельное

100
Там же. С. 124.
101
Соловьев С.М. Сочинения. Книга XVI. Работы разных лет. М., 1995.
С. 637.
32
государство»102. Через пять месяцев, на заседании 22 января вновь
была обсуждена очередная записка Кочубея по вопросам внешней
политики и опять в этом отношении «предлагал он оставаться в без-
действии». Правда, далее следовала оговорка: «Но если бы Франция
или Австрия задумали усилиться за счёт Турции, то и нам не следо-
вало бы оставаться сложа руки, и мы могли бы сделать приобре-
тения, которые поставили бы нас в выгодное положение (dans une
attitude respectable)»103.
В начале века Турция, действительно, не представляла для Рос-
сии сколь-нибудь значительной угрозы. Но она представляла опас-
ность для своих собственных провинций, покорённых ею в своё вре-
мя. Как раз в 1802 г. совершает дикий налёт на Валахию видинский
паша Пазванд-оглу. Но ещё до этого, в конце 1801 г. его отрядами
был захвачен Белградский пашалык. Янычары устанавливают в стра-
не жесточайший террор. Привилегии, которые сербы получили в
1793-1794 гг. были ликвидированы. В ответ на эти захватнические
действия сербы уже в 1802 г. начинают подготовку к вооружённому
восстанию104. Именно в этих условиях Александр I предписал 16
июня того же года российскому послу в Стамбуле В.С. Томаре до-
вести до сведения султана, что, по его желанию, русские войска мог-
ли бы быть посланы за Днестр «в намерении изгнать из обоих кня-
жеств сих варваров и защитить их от совершенной гибели»105.
Только под давлением русских властей и, в частности, личного
послания Александра I турецкому султану Селиму III 15 августа
1802 г. Порта принимает решение о выводе турецких войск из Вала-
хии. В результате этих действий в Валахию был назначен господа-
рём К. Ипсиланти, а в Молдавию – А. Морузи. Таким образом, имен-
но личное вмешательство российского императора позволило улуч-
шить ситуацию в Валахии, да и в Молдавии тоже, поскольку набег
Пазванд-оглу, как отмечалось, породил опасения и в этом княжест-

102
Богданович М.Н. История царствования императора Александра I и
Россия в его время. Т. 1. СПб., 1869. Приложения. «Извлечения из засе-
даний неофициального комитета». С. 47.
103
Там же. С. 62.
104
История Балкан. Век девятнадцатый (до Крымской войны). М., 2012.
С. 63.
105
ВПР. Т. I. С. 232-233.
33
ве106, повлиявшим, например, на перемещение населения за его пре-
делы, в частности, в Россию. В.С. Томара в ноте турецкому прави-
тельству от 4 июля 1802 г., описав неурядицы коснувшиеся Вала-
хии, среди прочего, подчёркивал: «На долю Молдавии выпало так-
же немало из этих бед; …Молдавия, которая в связи с волнениями в
Видине также пострадала, должна получить соответствующее об-
легчение»107.
В русско-турецких отношениях на стыке двух веков можно выя-
вить две основных линии. Одна из них заключалась в сотрудничест-
ве двух государств, и она прослеживается по русско-турецкому со-
юзу 1799 г., соглашению о статусе Молдавии и Валахии 1802 г., до-
говору 1805 г108. Другая – стала отражением всё усиливавшихся про-
тиворечий, во многом в связи с тем, что Порта пыталась наладить
отношения с наполеоновской Францией. Но и турецко-французские
отношения того времени не были чёткими и определёнными. Порта
опасалась Наполеона, памятуя и его египетскую экспедицию, и за-
игрывание с представителями покорённых Османами провинций. С
другой, понимая всё возрастающую силу наполеоновской Франции
и желая оградить себя от её ударов, турецкие верхи пытаются найти
общий язык с представителями французской дипломатии и, вообще,
с руководящими кругами Франции.
В целом ситуация продолжала обостряться. С января 1804 г. в
различных районах Сербии возникают повстанческие отряды, а с
февраля можно уже говорить о всеобщем восстании сербов, кото-
рых возглавил Георгий Петрович, который станет известен как Ка-
рагеоргий109 и судьба которого будет несколько позднее непосред-
ственно связана с Бессарабией, о чём ещё будет специальный разго-
вор. Россия поддержала сербов и наладила с ними непосредственные
контакты через своих дипломатических представителей в Турции и
Австрии, а также через валашского господаря К. Ипсиланти110.

106
Селях Г.Н. Русско-турецкое соглашение 1802 г. о Дунайских кня-
жествах // Вопросы истории. 1961, №12. С. 196.
107
ВПР. Т. I. С. 243.
108
Орешкова с. Ф., Ульченко Н.Ю. Россия и Турция (проблемы форми-
рования границ). М., 1999. С. 47.
109
История Балкан. Век девятнадцатый. С. 64.
110
Грачев В.П. Сербы и черногорцы в борьбе за национальную незави-
симость и Россия (1805-1807). М., 2003. С. 122; Семенова Л.Е. Констан-
34
Пресбургский мир, заключённый Францией и Австрией в декаб-
ре 1805 г., приведший к распаду III-ей антинаполеоновской коали-
ции, среди прочего, способствовал захвату Наполеоном Истрии и
Далмации, то есть укреплению наполеоновской Франции на Запад-
ных Балканах. Было ясно, что этим Наполеон не ограничится и будет
добиваться дальнейшего проникновения и в другие регионы Юго-
Восточной Европы. Вскоре эти опасения России подтвердились. Ещё
в 1804 г. Наполеон заявил о необходимости сближения с Турцией,
которая на это предложение ответила согласием111. Турецкий султан
Селим III признаёт Наполеона императором и, более того, приветст-
вует в его лице «самого давнего, самого верного и необходимого со-
юзника» Турциии112. И это при том, как отмечалось, что существо-
вал союзный договор России с Турцией от 1799 г., который сама
Турция предложила в 1804 г. возобновить и гарантировать сохране-
ние существующих границ. Далее члены Дивана, ориентировавшие-
ся на Россию, заменяются сторонниками Франции113. А затем при-
бывший в августе 1806 г. в Стамбул французский генерал Г.Ф.-Б. Се-
бастиани, в соответствии с полученными предписаниями, составлен-
ными в июне 1806 г., повёл политику, направленную на обострение
русско-турецких отношений и создание союза Франции, Турции и
Персии, прямо направленного против России114. С помощью Себас-
тиани в турецкую армию были отправлены французские офицеры-
инструкторы115. Усилилась подготовка к войне и в турецких крепос-
тях Пруто-Днестровского междуречья. Но паши этих крепостей не
очень-то прислушивались к указаниям центральных турецких влас-
тей. Измаильский паша Пегливан, например, вообще относился к ка-
тегории мятежных и чувствовал себя маленьким царьком, руково-
дивший своей крепостью и округой, которую в литературе назы-
вают измаильской райя, как собственной вотчиной. Он, как о нём

тин Ипсиланти и Первое сербское восстание (1804 – август 1807 г.) //


Балканские исследования. Вып. 9. М., 1984. С. 50-63; Mischevca V., Za-
vitsanos P. Op. cit. P. 73.
111
Lebel G. La France et les Principautés danubiennes.Paris,1955. P. 95.
112
История дипломатии. 2-ое изд. Т. I. М., 1960. С. 469.
113
Lebel G. Op. cit. P. 114-115.
114
Goșu A. Rusia la Dunărea de Jos. Pacea de la București (mai 1812) // Stu-
dii și materiale de istorie modernă. Vol. X. Buc., 1996. P. 28.
115
Богданович М.Н. Указ. соч. Т. II. СПб., 1869. С. 318.
35
пишут некоторые исследователи, был польского происхождения и в
молодом возрасте переехал в Турцию. Личностью Пегливан был
весьма энергичною и с целью привлечения к себе султан возвёл его
в звание трёхбунчужного паши, но с условиями, чтобы он делился
частью богатств, которые он сумел награбить116.
К числу непослушных пашей относился и Таир-бей аккерманс-
кий, не признававший власти султана. Комендантом Хотина являлся
Мегмет-паша, а бендерским пашей был Гуссейн – человек уже в до-
вольно пожилом возрасте и не отличавшийся крепким здоровьем117.
Но противоречия пашей с султаном, их стремление к самостоятель-
ности от центральных турецких властей ещё не означало, что они в
надвигавшейся новой русско-турецкой войне не будут оказывать со-
противления армии России. Так оно и получилось, хотя сопротив-
ление пашей было разным и как раз наиболее непокорным из пашей
междуречья оказался измаильский паша.
Что касается тех районов междуречья, которые входили в состав
Молдавского княжества, то заслуживают внимания несколько из
давно опубликованных источников. Речь идёт прежде всего о доне-
сении В.С. Томара Александру I от 16 июля 1802 г. В нём российс-
кий посланник в Стамбуле прежде всего сообщил, что он отослал
обратно ноту рейс-эфенди, поскольку там шла речь только о Вала-
хии, тогда как он, то есть Томара, ходатайстовал не только за Вала-
хию, но за оба княжества, то есть и за Молдавию118. Далее он упо-
мянул о том, что препятствует сборам старых и новых налогов с
княжеств, которые противоречат положениям русско-турецких до-
говоров119. Следующий примечательный источник, который датиру-
ется 21 июля 1802 г. представляет собой ноту того же В.С. Томара
турецкому правительству. В ней, среди прочего, содержалось требо-
вание о возвращении Валахии территорий, захваченных со стороны
Брэилы, Джурджу, Куле и по ту сторону Олта. И далее Томара под-
чёркивал, что российский император «требует также возвращения
Молдавии территорий, на захват которых она может принести жа-

116
Петров А. Война России с Турцией. 1806-1812 гг. Т. I. 1806 и 1807
гг. СПб.,1885. С. 45.
117
Там же. С. 45, 46, 88, 115.
118
ВПР. Т. I. С. 246.
119
Там же. С. 247-248.
36
лобу»120. Таким образом, в довольно сложном и тревожном для Мол-
давии 1802 г. российское правительство добивалось возвращения ей
тех территорий, на которые Молдавия в то время могла претендо-
вать. Прежде всего это касалось как северных, так и южных райо-
нов Пруто-Днестровского междуречья. В этих условиях усилива-
лось бегство населения из Молдавского княжества прежде всего на
Восток, в Россию, но, как уже отмечалось, переселялись и в обрат-
ном направлении. Речь идёт о бегстве украинских и русских крепос-
тных, старообрядцев, сектантов. В 1801-1802 г. отмечено бегство ар-
мян из Григориополя, который временно назывался Чорным, в Мол-
давское княжество121.
Интересно, что уже несколько позднее, 16 сентября 1802 г. В. То-
мара сообщал Александру I о своих переговорах с рейс-эфенди и о
том, что «волохи и молдавцы просили возвращения им прежних хат-
ти-шерифов и позволения хранить оные в своих архивах». Далее То-
мара продолжал: «Порта обещает возвратить княжествам захвачен-
ные турками земли…»122. Следовательно, в то время Россия вплот-
ную занималась территориальными проблемами Молдавии, пытаясь
вернуть ей захваченные турками земли. Правда, точно о каких тер-
риториях шла речь конкретно в этих материалах не говорилось. В
этом послании от 16 сентября Томара, однако, далее сообщал: «Тер-
ритории, захваченные в Валахии в районе Браилы, Джурджу, Куле и
по ту сторону Олта и в Молдавии в районе Райя, Хотина, будут воз-
вращены обоим провинциям, и соответствующие фирманы, адресо-
ванные тем, кому следует, установят срок данной реституции»123.
Что разумелось под словом Райя, можно только предполагать, но
несомненно, речь шла о турецких райя, располагавшихся между
Прутом и Днестром.
Однако, решение вопроса о возвращении территорий княжеств
затягивалось. 1 октября 1802 г. В.С. Томара сообщал Александру I:
«Касательно земель, принадлежащих Молдавии и Валахии, присво-
енных турками хотинскими, браиловскими и прочими, то по полу-
чении здесь известия, что Терсеник-оглу и другие сильные аяны хо-

120
Там же. С. 253.
121
АВПРИ, ф. Консульство в Яссах (ф. 93), оп. 575. 1802 г., д. 39, л.6,
20– 23.
122
ВПР. Т. I. С. 301-302.
123
Там же.
37
тят оспорить те земли вооружённою рукою, соглашено было пору-
чить господарям учредиться с Диванами, каким образом приступить
к возвращению оных, дабы места, не подвергающиеся столь вели-
ким спорам, возвратить беспосредственно, а другие мало-помалу
сопрягая справедливое удовольствие княжеств с их спокойством, по
донесениям о сем господарей будут даны надлежащие фирманы с
означением сроков отдачи княжествам разных земель»124.
Посылая это донесение российскому императору, В.С. Томара
уже был знаком с нотой турецкого правительства от 24 сентября
1802 г., где говорилось о сроках возвращения Молдавии и Валахии
отторгнутых от них территорий. В этой ноте сообщалось о султанс-
ких хатти-шерифах для Валахии и Молдавии по поводу возвраще-
ния земель Валахии в районе Брэилы, Джурджу, Куле и Олты и Мол-
давии в районе Райя и Хотина и на это возвращение земель обоим
провинциям были нацелены соответствующие фирманы, адресован-
ные заинтересованным сторонам и где предписывалось установить
срок этой реституции125.
Но вплоть до начала новой русско-турецкой войны вопрос о тер-
риториях так и не был разрешен, поскольку мятежные паши не очень-
то слушались султанского правительства, да и господари княжеств
были бессильны оказать давление на местных начальников. Угроза
со стороны Пазванд-оглу, да и других пашей сохранялась и посто-
янно нарушались известные российско-турецкие трактаты и част-
ные соглашения. На стыке веков имели место частые перемещения
населения. В основном переселения шли с Запада на Восток. Мол-
даване тысячами переселялись в Россию, особенно на территории
между Бугом и Днестром, где и раньше имелись молдавские поселе-
ния. Были переселения и в обратную сторону, но не столь значитель-
ные. В 1791-1793 гг. по Днестру прошла новая российская граница,
что породило и ряд проблем, характерных для такого рода взаимо-
отношений126. Например, в начале 1802 г. тираспольский предводи-
тель дворянства П. Туманов сообщал генеральному российскому
консулу в княжествах о взаимных претензиях, которые имели друг к
другу жители по обеим сторонам Днестра и сложностях в их разре-

124
Там же. С. 304-305.
125
Там же. С. 715.
126
Дружинина Е.И.Южная Украина в 1800-1825 гг. М., 1970. С. 79-83.
38
шении, что усиливалось, как он писал, незнанием «турецкого или
молдавского языка, который соседственными жителями употребля-
ется»127. Кстати, термин «молдавский язык» тогда широко исполь-
зовался в деловой переписке128. Эти пограничные проблемы вызы-
вались, например, бегством скота через Днестр, как с левого берега
на правый, так и наоборот129, а также преступлениями уголовного
характера130.
В самом начале века новым господарём Молдавии стал А. Суцу,
продержавшийся на престоле немногим более года с 18 августа
1801 по 12 сентября 1802 г. Он, который одно время был великим
драгоманом Порты, получил позитивную оценку со стороны М. Дрэ-
гича прежде всего за его человеческие качества131. Но из-за корот-
кого срока своего правления он не смог осуществить никаких замет-
ных преобразований. Местные бояре при этом выражали недоволь-
ство тем, что он заменял их в системе государственного аппарата
греками-фанариотами132. Но с 1 октября 1802 г. Молдавское кня-
жество получило нового-старого господаря, поскольку на престоле
вновь оказался А. Морузи.
На этот раз А. Морузи правил почти четыре года, до 12 августа
1806 г. и смог осуществить некоторые из намеченных им реформ. В
истории княжества он стал прежде всего известен своими преобра-
зованиями в аграрной области. Речь в первую очередь идёт о законе
Морузи от 3 января 1805 г., мимо которого не прошёл ни один исто-
рик-аграрник, изучавший состояние сельского хозяйства Молдавии
этого времени. По этому закону размер крестьянских пастбищ и лу-
гов (пахотная земля пока не ограничивалась) стал законодательно
зависеть от количества рогатого скота у крестьян. Тот, кто имел
бóльшее количество голов скота, получал и большие участки133.

127
АВПРИ, ф. Консульство в Яссах, оп.575, д. 39, л. 2.
128
Там же, л. 17 об.
129
Там же, л.2, 15, 20.
130
Там же, л.13-14, 17-17 об.
131
Drăghici M. Op. cit. P. 226.
132
Domnitorii Țării Moldovei. P. 284.
133
Rosetti R. Pământul, sătenii și stăpânii în Moldova. V. 1. Buc., 1907.
Apendice. P. 494-495; Гросул В.Я. Реформы в Дунайских княжествах и
Россия (20-30 годы XIX века). М., 1966. С. 52, 76, 80, 285.
39
Ещё раньше, 29 мая 1803 г. он подписывает хрисов об открытии
школ греческого и молдавского языков (де лимба Елиняскэ ши Мол-
довеняскэ) в ряде городов княжества134. В число таких городов по-
пал и Кишинёв, городок в самом центре Пруто-Днестровского меж-
дуречья, вскоре ставший главным городом Бессарабии. Кишинёв был
основан в середине XV в. и познал все превратности судьбы этого
региона. В 1641 г. он становится монастырской вотчиной. В 1683 и
1690 гг. подвергается разрушению и сожжению. Вновь город был
сожжён во время русско-турецкой войны 1735-1739 гг. Но город,
занимавший выгодное географическое положение, возродился.
Численность его населения возросла с 600 человек в 1774 г. до 1400
в 1803 г. Город отличался многонациональным составом. В нём про-
живали молдаване, русские, украинцы, армяне, евреи, цыгане, греки,
сербы. На стыке XVIII и XIX веков в городе отмечены 22 кожевен-
ных, 18 свечных, 5 сафьяновых, 3 красильных и 4 мыловаренных
мастерских. В 1774 г. в Кишинёве отмечено 27 лавок, а в 1798 их бы-
ло уже 80. Кишинёвцы занимались сельским хозяйством, ремеслом
(среди ремесленников известны кожевники, скорняки, шорники, ме-
ховщики, бондари). Проживали в нём также служилые люди и свя-
щенники135. В апреле 1790 г. в Кишинёве упоминается почта136.
Но развитие города шло как бы рывками. Во время русско-ту-
рецкой войны 1787-1791 гг. он вновь был разрушен турками. Но за-
тем вновь возрождается. В нём строятся новые дома, а также церк-
ви. Накануне этой войны в Кишинёве было шесть церквей. Самая
старая из известных называлась церковью Св. Николая, носившая
также название господарской. В 1739 г. она была разрушена, но в
1741 г. восстанавливается.137 В Кишинёве не только в XVIII, но и в
самом начале XIX вв. имелся сердарь, что было одной из особеннос-
тей этого города138. Вообще сердари появились в Молдавском кня-
жестве в XVII в. и их главная задача заключалась в охране восточ-
ной границы княжества. В их распоряжении имелись все местные

134
Gazeta de Moldavia, 26 юние 1858, №50. Суплимент; Istoria învăță-
mîntului și a gîndirii pedagogice în Moldova. Chișinău, 1991. P. 98-99.
135
Кишинев. Энциклопедия. Киш., 1984. С. 17-19.
136
Documente privitoare la istoria Țării Moldovei în secolul al XVIII-lea
(1787-1800). Chiș., 2008. P. 68.
137
Chișinău. Enciclopedie. Chișinău, 1997. P. 89.
138
АВПРИ, ф. Консульство в Яссах, оп.575, д.39, л. 15 об.; д. 40, л. 8.
40
вооружённые силы139. В молдавской части Пруто-Днестровского
междуречья в это время известно и несколько других городов и мес-
течек – Сороки, Бельцы, Оргеев (в начале XIX в. известен сердарь и
этого города140), Лэпушна и др. Но они и по своей численности, и по
своему экономическому потенциалу заметно уступали тем городам
этого региона, которые подчинялись мусульманским властям – Ак-
керману, Измаилу, Хотину, Килие, Каушанам.
Тем временем, чем дальше, тем больше чувствовалось прибли-
жение новой войны России с Турцией. Вопреки русско-турецкой до-
говоренности, в соответствии с которой срок правления господаря
должен был продолжаться семь лет, то есть до 1809 г., А. Морузи
правил в Молдавии только до 12 августа 1806. На его место назна-
чается С. Каллимахи, который был известен своей профранцузской
ориентацией141. Эта акция вызвала противодействие России, и её
посланник в Стамбуле А.Я. Италинский потребовал соблюдения рус-
ско-турецкого соглашения. Но лишь 3 октября 1806 г. султан Селим
III возвращает прежнего господаря А. Морузи. Получилось так, что
он третий раз был назначен господарём Молдавии, но править ему
на сей раз уже не довелось. Узнав о переходе русскими войсками
Днестра Морузи вернулся в Стамбул.
Вопрос о введении русских войск в княжества обсуждался уже
давно, но постоянно откладывался. Он, например, разбирался в док-
ладной записке министра иностранных дел России А.Р. Воронцова
императору Александру I от 22 февраля 1803 г. Но тогда было приз-
нано воздержаться от посылки российских войск за Днестр142. Но
проникновение Франции в Юго-Восточную Европу всё более уси-
ливалось и оно вызывало у российских властей всё большие опасе-
ния. Тем не менее, ещё в русско-турецком союзном оборонительном
договоре от 11 (23 сентября) 1805 г. имелась XIII статья, где можно
прочитать следующие слова: «С целью обеспечить наибольшую дей-
ственность этого союза высокие договаривающие стороны взаимно
гарантируют друг другу целостность их владений в их нынешнем

139
Grigoraș N. Instituții feudale din Moldova. I. Organizarea de stat pînă la
mijlocul sec. аl XVIII-lea. Buc., 1971. P. 309-310.
140
АВПРИ, ф. Консульство в Яссах, оп. 575, д. 40. 1802 г., л. 53.
141
Jarcuțchi I., Mischevca V. Pacea de la București (din istoria diplomatică a
încheierii tratatului de pace ruso-turc de la 16 (28) mai 1812). Chiș., 1993. P. 51.
142
ВПР. Т. I. С. 389-390.
41
состоянии»143. Но уже в донесении А.Я. Италинского управляюще-
му Министерством иностранных дел России А.А. Чарторыскому 18
февраля 1806 г. сообщается об опасениях Порты вступлению русс-
ких войск в княжества. Он же сообщал, что Турция опасается рос-
сийского корпуса стоящего на своей границе и носящего название
Молдавская армия и писал о военных приготовлениях в Турции.
Среди прочего там говорилось и об обязанностях поставленных пе-
ред Молдавией по обеспечению снабжения Измаила, паша которого
назначен сераскиром этого района144.
Буквально через несколько дней, 24 февраля 1806 г. Александр I
предписывает А.Я. Италинскому: «…объясниться с турецким пра-
вительством относительно его военных приготовлений в Румелии и
Бессарабии, заявив, что в случае каких-либо враждебных действий
против России русские войска немедленно будут введены в Мол-
давию»145. В этой связи А.Я. Италинский имел встречи с руководи-
телями Османской империи и они, как он сообщал управляющему
Министерством иностранных дел России А.А. Чарторыскому 2 мар-
та, заверили русского дипломата в том, что военные приготовления
Турции, отнюдь, не направлены против России. По их словам цель
их военных приготовлений заключалась в необходимости прежде
всего дать отпор сербам, а также принять меры предосторожности
на случай вторжения французов. При этом, продолжал далее Ита-
линский, турки объясняли свои действия в Измаиле приближением
французских армий146.
Но более чем через две недели, 19 марта того же 1806 г. Ита-
линский направил очередную ноту турецкому правительству. В ней
он обратил внимание на то, что «Валахии вновь грозят несчастья в
связи с действиями видинского паши», то есть Пазванд-оглу, и тре-
бовал от турецкого правительства принять необходимые меры про-
тив возможного вторжения этого паши в княжество. В ответ рейс-
эфенди заверил русского дипломата в том, что турецкое правитель-
ство направит Пазванд-оглу соответствующие приказания147. Но тог-
дашний господарь Валахии Ипсиланти в том же марте месяце давал

143
ВПР. Т. 2. Апрель 1804 г. – декабрь 1805 г. М., 1961. С. 582.
144
ВПР. Т. 3. Январь 1806 г. – июль 1807. М., 1963. С. 72.
145
Там же. С. 76.
146
ВПР. Т.3. С. 82.
147
Там же. С. 102.
42
иную информацию в своём письме направленном Чарторыскому.
Он сообщал об успехах сербских повстанцев и желании турецкого
руководства использовать против сербов силы румелийских, босний-
ских и албанских пашей. По словам Ипсиланти, эти шаги турецких
властей «представляют непосредственную опасность для Валахии и
угрожают её населению уничтожением». Что же касается францу-
зов, то тот же Ипсиланти писал, что «не меньшую угрозу интересам
России представляет распространение французского влияния в Ту-
рецкой империи в результате побед Наполеона в Европе».
Ипсиланти писал о Валахии как арене борьбы двух великих держав
– России и Франции – и подчёркивал, что друзья России в турецких
провинциях ждут от неё освобождения от турецкого ига148. Ипси-
ланти переслал в Россию также описание своей беседы с француз-
ским представителем генералом Себастиани, побывавшем в Буха-
ресте, из которой вытекала явная направленность французских влас-
тей против России149.
Но российское правительство и командующий Молдавской ар-
мией, располагавшейся по левому берегу Днестра, получали инфор-
мацию не только от Италинского и Ипсиланти, но и по другим ка-
налам. Ещё в феврале 1806 г. из Бухареста поступило сообщение о
мерах предпринимаемых турецкими властями для укрепления кре-
постей в Бендерах и Хотине и устройстве армии численностью до
40 тыс. человек «против российской границы». Там же сообщалось
о приготовлениях турецких войск за Дунаем с тем, чтобы отправить
их лодками по Дунаю «для Измаила, Бендер и прочих бессарабских
крепостей»150. Собственно, сведения об укреплении турками своих
крепостей в Пруто-Днестровском междуречье поступали и значи-
тельно раньше. В апреле 1804 г. господарь Ипсиланти объявил в
диване фирман Порты, адресованный на имя обоих господарей и
воеводы Каушанского, «коим повелено доставлять нужные материа-
лы и рабочих людей для поправления Бендерской крепости»151.

148
Богишич В. Разбор сочинения Н.А. Попова «Россия и Сербия». С
приложением некоторых документов, почерпнутых преимущественно
из архива Министерства иностранных дел в С.-Петербурге. СПб., 1872.
С. 41-42.
149
Там же. С. 50-59.
150
Там же. С. 61-64.
151
АВПРИ, ф. Консульство в Яссах, д. 73, л. 37.
43
Постоянно информировал российское правительство дипломати-
ческий его представитель в Молдавии и Валахии К. К. Родофини-
кин. Из его донесений можно представить реальную картину в кня-
жествах, действия Франции, колебания турецких властей, опасав-
шихся и России, и Франции, но видевших усиление позиций пос-
ледней и попадавшей под её влияние. По сообщению Родофиники-
на, направленному очередному руководителю российского Минис-
терства иностранных дел А.Я. Будбергу, французский дипломати-
ческий представитель Паран «ведёт себя яко протектор Валахии и
тщится с обществом колкими насмешками против России, умень-
шить любовь и привязанность валахов»152.
Вообще, о ситуации того времени сохранилось довольно значи-
тельное количество источников, позволяющих сделать выводы о ре-
альном положении вещей. Они свидетельствуют об активной дип-
ломатической деятельности правительств ряда стран и, в частности,
о стремлении укрепиться на Балканах не только России и Франции,
но и таких стран как Англия и Австрия. Естественно, свою полити-
тику проводило и правительство Турции. Россия, конечно, готови-
лась к войне, но она не оставляла попыток воздействовать на Порту
и дипломатическим путём. В этом отношении довольно примеча-
тельно отношение А.Я. Италинского турецкому султану Селиму III
от 10 сентября 1806 г. В нём говорится об интригах французов, о
концентрации на Днестре 120 тыс. русской армии и посылке Анг-
лией в Средиземное море довольно внушительных морских сил, ко-
торые совместно воспрепятствуют проникновению Франции и по-
могут Турции153.
Эти меры увещевания предпринимались в сентябре 1806 г., хотя
ещё 24 апреля А.Я. Италинский доводил до сведения посла России в
Лондоне С.Р. Воронцова то, что Турция запретила русским военным
судам проходить через Черноморские проливы. По словам Италинс-
кого, «эта мера вместе с отказом возобновить союз с Англией дока-
зывает, что Турция окончательно склонилась на сторону Франции и
намерена порвать с Россией». Италинский считал необходимым
ввести русские войска в Молдавию и послать английский флот в

152
Богишич В. Указ. соч. С. 71
153
ВПР. Т. 3. С. 322-324.
44
Дарданеллы»154. Но он же ещё продолжает вести работу с турецким
правительством. 16 августа он направляет Порте свою очередную
ноту, ответ на которую уже в ноте от 17 сентября называет неудов-
летворительным155.
Стало ясным, что войны России с Турцией избежать не удастся.
В этой связи К. К. Родофиникин составляет свою записку, которая
датируется 5 сентября 1806 г. В ней он рекомендует генералу Ми-
хельсону – тогдашнему командующему Молдавской армией, – сох-
ранять строжайшую дисциплину с тем, чтобы породить доверие к
России со стороны местного населения. И, среди прочего, Родофи-
никин подчёркивал: «…должно стараться повсюду доказать, что не
для завоевания, но для отклонения Порты от пагубного союза с
Францией и дабы принудить её к выполнению существующих пос-
тановлений, вступили российские войска». Более того, Родофини-
кин настоятельно рекомендовал не делать каких-либо завоеваний,
считая их вредными до тех пор пока «дела с Францией не примут
желаемого оборота». Он же советовал поскорее заключить мир с
Турцией, если она его пожелает156.
16 (28) октября 1806 г. Александр I предписал командующему
Молдавской армией И.И. Михельсону перейти Днестр и занять Мол-
давию. Ему также был передан план военных действий и дана ре-
комендация соблюдать строжайшую дисциплину в войсках и сохра-
нять хорошие отношения с мирным населением. Так началась новая
русско-турецкая война157. Никто тогда не мог предположить, что
она продлится почти шесть лет и командовать Молдавской армией
будут по очереди семь русских полководцев. Примечательно, что
Порта официально объявила войну России только 18 (30) декабря
1806 г.

154
Там же. С. 132.
155
Там же. С. 330.
156
Богишич В. Указ. соч. С. 72-74.
157
Петров А.Война России с Турцией. 1806-1812 гг. Т. I. 1806 и 1807 гг.
СПб., 1885. С. 377-379.
45
2. Русско-турецкая война 1806-1812 гг. и присоеди-
нение Бессарабии к России

Итак, стремясь не допустить Турцию к захвату выгодных страте-


гических позиций, Александр I приказал занять Молдавию и Вала-
хию. Новая русско-турецкая война началась без официального объ-
явления – вводом русских войск на территорию Дунайских княжеств,
а также в райя Пруто-Днестровского междуречья и земли буджакс-
ких ногайцев. Южную или Молдавскую армию возглавил генерал
от кавалерии И.И. Михельсон, которому было уже 66 лет. В состав
этой армии изначально входили 1-й корпус под командованием ге-
нерал-лейтенанта И.Н. Эссена 1-го, состоявший из 9-й дивизии кня-
зя Волконского и 10-й дивизии Меллера-Закомельского; 2-й корпус
генерал-лейтенанта К. И. Мейендорфа, включавший 11-ю дивизию
генерала М. А. Милорадовича и 12-ю дивизию князя Голицына,
сменённого затем С.М. Каменским 1-ым. Кроме того, в состав армии
входила 13-ая дивизия герцога де Э.О. Ришелье. Общая численность
армии составляла поначалу 50 тыс. человек при 286 орудиях158.
Естественно, сразу же потеряли свои престолы господарь Мол-
давии С. Каллимахи и господарь Валахии А. Суцу, известные свои-
ми профранцузскими симпатиями159. Господарём не только Молда-
вии, но и Валахии стал К. Ипсиланти, приехавший из Петербурга и
обосновавшийся в Бухаресте. Господарём он был до 16 августа 1807
г160. Примечательно, что не все турецкие крепости междуречья ока-
зали вооружённое сопротивление русским войскам. Например, рус-
ская армия вошла в Хотин уже 15 ноября 1806 г. в результате пред-
варительных условий, которые были подписаны русским генералом
Эссеном и комендантом Хотинской крепости Мехметом-пашою.
Эти условия, среди прочего, предусматривали выход из крепости са-
мого паши и всей его свиты и, главное, уход из неё турецкой армии.

158
Богданович М.И. История царствования императора Александра I и
России его времени. Т.2. СПб., 1869. Приложения. С. 45.
159
Ciobotea D., Osiac V. Politica imperiului țarist la Dunarea de Jos (1711-
1878). Craiova, 2008. P. 49.
160
Agachi A. Organizarea administrativă a Țării Moldovei sub ocupația mi-
litară rusă (1806-1812) // Basarabia-1812. Problema națională, implicații in-
ternaționale. Buc., 2014. P. 115-116
46
Уйти должны были в их числе и янычары со всем своим имущест-
вом, причём «уйти куда захотят». Но покинуть Хотин должны были
все турки, то есть и мирное население. Эти последним предлагалось
переселиться в предместье вместе со своим имуществом161.
Хотин пал без какого-либо кровопролития. Примерно также бы-
ли взяты и почти все другие крепости междуречья. 24 ноября пере-
дал ключи от мощной Бендерской крепости её паша Гуссейн. При
этом и гарнизон крепости, и её жители, сдав оружие, «получили пра-
во свободно выступить в Измаил». Ещё через несколько дней 1 де-
кабря незначительный отряд генерала Ришелье «миролюбивейшим
образом» занимает Аккерман, отвоеванный турками у Молдавского
княжества ещё в 1484 г. Таир-паша аккерманский, также, как и хо-
тинский, и бендерский паши, не стал оказывать сопротивления рус-
ским войскам162. Далее, 9 декабря российский генерал Засс занимает
Килию. Генерал-майор Ермолов занял Рени, а генерал Ушаков –
единственный молдавский порт на Дунае – Галац.
В Кишинёве никаких крепостей не было, но он занимал выгод-
ное географическое положение в центре Пруто-Днестровского меж-
дуречья. В этом городе генералу А.Ф. Ланжерону – французскому
офицеру, поступившему на русскую службу после Французской ре-
волюции и участвовавшему в штурме Измаила ещё в 1790 г., и ко-
торому было поручено наблюдение за буджакскими ногайцами, до-
велось расположить свою главную квартиру. Тогда никто не мог
предположить, что в Кишинёве, вскоре ставшему важнейшим город-
ским центром Бессарабии, русские войска будут без перерыва рас-
полагаться 112 лет, до 1918 г.
Встреча русских войск как в Молдавии, так и Валахии была доб-
рожелательной. Столица Молдавского княжества Яссы была занята
16 ноября 1806 г. частями, которыми командовал князь Долгорукий.
Историк русско-турецкой войны 1806-1812 гГ.А. Петров на этот счёт
писал, что «жители Ясс встретили русские войска с восторгом, чему
много способствовала известная прокламация И.И. Михельсона и
строгая дисциплина войск, приобрёвших себе полное доверие жите-

161
Петров А. Война России с Турцией. 1806-1812 гг. Т. I. 1806 и 1807 гг.
Михельсон и Мейендорф. СПб., 1885. С. 88-89.
162
Там же. С. 112, 114.
47
лей»163. В Яссах был арестован и отправлен в Россию французский
консул Рейнгард, известный своими действиями против России. Но
вскоре его пришлось отпустить, поскольку возникла опасность арес-
та в Стамбуле Италинского и других русских дипломатических ра-
ботников там находившихся.
В этой прокламации русский главнокомандующий прежде всего
подчеркнул тщательное выполнение Россией условий Ясского мира
1791 г. и нежелание ею воспользоваться затруднительным положе-
нием Порты. Но, как в ней подчёркивалось, тем временем французы
вторглись в Египет, овладели островами и городами бывшей Вене-
цианской республики в Адриатическом море и в Албании. Турция,
как отмечается далее в прокламации, подпала под влияние Франции
и нарушила свои обязательства по отношению к России. Её главней-
шие лица в правительстве стали поклонниками Наполеона. Тогда
как, пишется далее в прокламации, Наполеон намеревается ввести в
Румелию французскую армию, овладеть местными землями и стать
императором Востока. По этой причине император Александр и
повелел ввести свои войска в пределы Молдавии и Валахии. Импе-
ратор России, по словам прокламации, заверял, его армия «не совер-
шит ни малейшего насилия или притеснения и возвратится в преде-
лы России тотчас, как Его Величество султан уволит тех из своих
министров, которые, по своей преданности к Франции, побудили его
нарушить свои обязательства относительно России».
В этой же прокламации напоминалось об условиях трактата 1791
г. и в силу его требовалось дозволить свободный пропуск русских
торговых и военных судов через проливы, туда и обратно. Говори-
лось там также и о необходимости того, чтобы Турция в союзе с
Россией и Англией приняла энергичные меры для изгнания францу-
зов из Далмации. Михельсон в этой прокламации давал заверение
местному населению не совершать никаких враждебных против не-
го действий. Упоминалось в прокламации и о несоблюдении Тур-
цией конвенции 1800 г. по Республике семи островов (то есть Иони-
ческих), а также Албании и покровительстве оказываемом Али-па-
ше Янинскому, несмотря на все против него жалобы местного насе-
ления. И в заключении этой прокламации вновь подчёркивалось,
что необходимо соблюдать трактаты, заключённые между Турцией

163
Там же. С. 93.
48
и Россией и в рамках их возможно новое сближение между этими
двумя странами164.
Эта прокламация не оставляла сомнений в истинных причинах
новой русско-турецкой войны, и жители Молдавии и Валахии долж-
ны были их понять и спокойно отнестись к новому приходу в их
края русских войск. Никто, естественно, не мог предположить, что
война затянется почти на шесть лет. Сам Михельсон доносил в вы-
шестоящие инстанции о том, что «вступление наше в здешний край
(Молдавию) сопровождается очевидною радостью и удовольствием
народа здешнего и духовенства». Но далее он подчёркивал наличие
среди бояр разных партий и есть среди них такие за которыми необ-
ходимо внимательно следить. В то время господарь Морузи, сослав-
шись на нездоровье, в Яссы не едет и останавливается в Фокшанах,
городке расположенном между Валахией и Молдавией165.
Имеющиеся сведения позволяют говорить не только о благоже-
лательной встрече русских войск в столице княжества Яссах, но
также, например, в Килие, где греки и молдаване встречали русских
с крестами, хоругвами, хлебом и солью166, и во многих других мес-
тах167. Единственная крепость этого региона, которую не удалось
захватить в начале войны это был хорошо укрепленный Измаил, не-
когда взятый Суворовым. Но на сей раз корпус генерала К. И. Мей-
ендорфа, который выступил из Бендер, подошел к Измаилу 16 декаб-
ря. Там находилось от 15 до 20 тыс. турецких войск, которые возг-
лавлялись деятельным Пегливан-пашой. Кроме того, в Измаиле осе-
ли турецкие части под командой Босняка-оглу. В ответ на требова-
ние Мейендорфа о сдаче, Пегливан-паша прислал русскому генера-
лу два султанских фирмана, в которых строго предписывалось не
сдавать Измаила ни под каким предлогом.
Для организации штурма столь мощной крепости как Измаил у
Мейендорфа не было достаточных сил и он отвел свой корпус от
крепости к Гречени. Оставлять Измаил с его крупным гарнизоном в
тылу русских войск было опасно, тем более, что Пегливан-паша

164
Там же. С. 90-92.
165
Там же. С. 93.
166
Крупянский В.Ф. Воспоминания. Екатеринослав, 1912. С. 3.
167
Bezviconi G. Contribuții la istoria relațiilor romîno-ruse. Buc., 1962.
P. 188.
49
всячески стремился к соединению своих сил с буджакскими ногай-
цами, и Мейндорфу со своими частями пришлось прикрывать эту
крепость. Дело ограничивалось относительно мелкими стычками,
хотя турки делали вылазки в Табак и Кубей. К началу 1807 г. на ле-
вом берегу Дуная у турок осталось всего три крепости. Кроме Изма-
ильской также Джуржевская и Браиловская. В 1807 г. Мейендорф
получили новый приказ по овладению Измаилом, куда он подошел
3-го марта этого же года, добившись некоторого успеха у стен кре-
пости. Следующее сражение 12-го июня под Измаилом опять не поз-
волило овладеть этой крепостью. Слишком ещё были сильны защит-
ники крепости и взятие её затягивалось168. Овладеть этой турецкой
крепостью тогда не удалось, а затем было подписано длительное пе-
ремирие, известное как Слободзейское, и вопрос этот был разрешён
лишь в 1809 г., когда новым русским командующим Молдавской
(Дунайской) армией был уже П.И. Багратион.
14 сентября 1809 г. новый комендант Измаила Челеби-паша пред-
ложил сдать крепость генералу Эссену 3-му. Так что на сей раз Из-
маил пал уже без штурма. Весь турецкий гарнизон, который насчи-
тывал уже только 4500 человек получает право переправиться на
правый берег Дуная, а трофеями русских войск стали 21 знамя и 220
орудий169. Осада Измаила стала последним вооружённым столкно-
вением на территории Пруто-Днестровского междуречья в этой вой-
не. Более того, здесь более ста лет, вплоть до Первой мировой вой-
ны, не будет военных действий – небывалое явление в истории меж-
дуречья где столетиями и тысячелетиями происходили бесконечные
войны. Кстати, в период русско-турецкой войны 1806-1812 гг. воен-
ные действия были лишь в районе Измаила, а подавляющая часть
междуречья от военных столкновений была избавлена, что, конеч-
но, имело благоприятные последствия для местного населения.
Благожелательное отношение к русским войскам жителей меж-
дуречья было отражением традиционных симпатий местного насе-
ления к России, отражением надежд на избавление от турецкого гос-
подства, фанариотского режима, от турецко-татарских набегов, как
отмечалось, бывших и в начале XIX в. вопросом дня. Это также бы-

Петров А. Указ. соч. С. 115-116, 195-196.


168
169
Петров А.Война России с Турцией. Т. II. 1808 и 1809 гг. Кн. Прозо-
ровский и кн. Багратион. СПб., 1887. C. 365.
50
ло радостью по случаю того, что на территории края, по-существу,
удалось избежать военных действий, и желанием наладить добрые
отношения с русскими войсками на будущее. Местные жители при-
няли активное участие в снабжении русской армии продовольстви-
ем и фуражем и более 20 тыс. выходцев из Молдавии и Валахии учас-
твует в боевых действиях русской армии в качестве добровольцев170.
Уже на первых этапах этой войны, в феврале 1807 г. в Кишинёве
были сформированы 1-й и 3-й пешие и 4-й конные молдавские
волонтёрские полки171. Всего же в Молдавии в период этой войны бы-
ло сформировано под командою Г. Кантакузино 3 пехотных и 3 кава-
лерийских волонтёрских полка в основном состоящих из молдаван.
Кроме того, специальный волонтёрский корпус создаётся в 1807 г. в
Одессе под командованием майора русской службы Пангало, в кото-
ром также служило много молдаван. Что касается боярства, то оно,
как и прежде, было разделено на различные группировки. Некото-
рые из них ориентировались на Турцию, Австрию, Францию и были
враждебны России. П.И. Багратион усматривал значительное отли-
чие между боярами молдавскими и валашскими: «Первые всею ду-
шою преданы России, усердны и с крайнею попечительностию ста-
раются, по мере сил, способов, возможности, исполнить все требо-
вания правительства для армии»172. В то же время Багратион отме-
чает недоброжелательство валашских бояр, их преданность туркам
и ненависть к русским. Одного из наиболее влиятельных валашских
бояр – Филиппеску, которого поддерживал русский генерал М.И.
Милорадович, не зная о его связях с турками, пришлось выселить из
Валахии в Россию.
Вскоре после занятия Бухареста жители города приняли присягу
Александру I, что, видимо, было сделано без ведома русского пра-
вительства, за что было выражено командующему войсками Ми-
хельсону неудовольствие со стороны тогдашнего министра иност-
ранных дел России А.Я Будберга, писавшего, что «княжества сии

170
Гросул Г.С., Даниленко Р.В. К вопросу об участии волонтеров из
Дунайских княжеств в русско-турецкой войне 1806-1812 гг. // Известия
АН МССР. №2 (80), Киш., 1961. С. 11.
171
Россия и освободительная борьба молдавского народа против осман-
ского ига. 1769– 1812. Киш., 1984. С. 211.
172
Петров А. Указ. соч. Т. II. С. 415.
51
заняли мы временно, не в том намерении, чтоб присоединить оные к
России и не с тем, чтоб отторгнуть их от Порты, но чтоб восстано-
вить их права и доселе существовавший порядок, признавая их, как
и прежде, в подданстве Порты…»173.
Жители Бухареста были приведены к присяге Александру I гос-
подарём К.А. Ипсиланти (как отмечалось, он вновь стал господарём
в декабре 1806 г.), занимавшим прорусскую позицию и ещё накану-
не войны предлагавшим объединить оба княжества под его руковод-
ством в то время, когда в них вступят русские войска174. Как это ни
встревожило русское Министерство иностранных дел, присяга была
принята и факт остаётся фактом. Так же, как и направленный мол-
давским митрополитом Вениамином Костаке 27 июня 1807 г. адрес
«от имени бояр и народа» Александру I, где писалось: «Присоеди-
ни, государь, правление земли сей с богохранимою державою твоею
…Да будет одно стадо и один пастырь»175.
Несмотря на неоднократные заверения русского правительства и
русского командования о том, что Россия не собирается присоеди-
нить к себе княжества, как среди населения Молдавии и Валахии,
так и среди отдельных русских чиновников проявились настроения
в пользу этого акта. Оно отмечено среди болгар, обитавших в Юж-
ной Бессарабии и заявивших Михельсону, «что ежели Молдавия за
ними (за Россией – В.Г.) не останется, то они готовы переселиться в
Россию на вечное подданство»176.
По существу, эти же настроения разделял С.Л. Лашкарев, став-
ший в марте 1807 г. председателем диванов Молдавии и Валахии177.
Говоря о желании молдавских и валашских бояр присоединиться к
России178, Лашкарев доносил Александру I: «Если обстоятельства
воспрепятствуют освободить эти два княжества от турецкого ига и
всевышнему не угодно будет подвести их под благодетельный ски-
петр В.И. Величества, то, по крайней мере, дерзаю предложить об
избавлении сих бедных людей от вышесказанных господарей и наз-

173
Там же. С. 415-417, 468.
174
ВПР. Т. 3. Январь 1806г. – июль 1807. М., 1963. С. 497.
175
Головко Л.В. Краткая история Бессарабии. Бельцы, 1912. С. 19.
176
ВПР. Т. 3, 594.
177
ВПР. Т. 4. Июль 1807 г. – март 1809 г. М., 1964. С. 32.
178
Bezviconi G. Op. сit. P. 194.
52
начить других»179. И далее Лашкарев добавлял, что при мирных пе-
реговорах сравнительно легко можно будет включить в состав им-
перии крепость Хотин и прилегающие к ней земли, то-есть Хотин-
скую райя180.
В процессе войны представители княжеств неоднократно обра-
щались к русским властям с предложением и просьбой о включении
Молдавии и Валахии в состав России. Эти обращения посылались
Александру I, командующим русской армии в княжествах, часто
сменявшим друг друга, различным русским генералам и чиновни-
кам. В одном из писем молдавских бояр, направленных на имя ге-
нерала С.С. Апраксина, и затем переданном Александром I новому
министру иностранных дел Н.П. Румянцеву, отмечалось «всеобщее
желание обоих княжеств о присоединении их к России. Бояре пред-
ставляют, что, ежели княжества останутся на прежнем основании,
то всегда разоряемы будут, с одной стороны окружающими их ту-
рецкими начальниками, с другой же-государями, которые княжест-
вами управлять будут и которые будучи в оных чужды, не о их
благе, а о своём обогащении пещись станут и о том, чтобы поддер-
жать себя в Диване»181.
Сравнительная малочисленность русской армии в княжествах,
связанная с тем, что основные силы пришлось бросить против На-
полеона, а затем держать на центральном участке западной грани-
цы, военные действия с Ираном и Швецией не позволили добиться
решительных успехов в боях за Дунаем182. Во время войны главная
задача местной администрации заключалась в снабжении русской
армии и сражающихся на их стороне добровольцев продовольстви-
ем, фуражом и прочими материальными средствами183. Админист-
рация во главе с русскими чиновниками (Лашкарева сменил брига-
дир Шакалов, затем С.С. Кушников и В.И. Красно-Милашевич) дол-

179
ВПР. Т. 4. С. 33.
180
Там же.
181
ВПР. Т. 4. С. 78.
182
Бескровный Л.Г. Русское военное искусство XIX в. М., 1975. С. 56-58.
183
О материальном снабжении русской армии в княжествах см. подроб-
нее: Agachi A. Țara Moldovei și Țara Româneasă sub ocupația rusă (1806-
1812). Chișinău, 2008; Гросул В.Я. Реформы в Дунайских княжествах и
Россия (20– 30-е годы XIX века). М., 1966. С. 159-160.
53
жна была также регулировать отношения молдаво-валашского насе-
ления с армией, пресекать, с одной стороны, саботаж антирусских
группировок бояр и, с другой, не допускать злоупотреблений со
стороны армейских частей184.
Что касается турецких райя в междуречье Прута и Днестра, а так-
же земель буджакских ногайцев, то их передали под управление мол-
давского дивана. 8 мая 1807 г. Будберг довёл до сведения И.И. Ми-
хельсона, что император Александр I одобрил представление Михе-
льсона «относительно рай Бендерской, Аккерманской и Килийской;
его величество соизволяет, чтобы оные, также, как и Хотинская, бы-
ли в управлении Молдавского дивана, а равным образом и вся часть
Бессарабии, которая войсками нашими занимается…»185. Молдавс-
кий диван отдавал эти территории (затем, в 1809 г. к ним присоеди-
нят и Измаил с округой) на откуп, но средства, получаемые от откуп-
щиков и поступавшие поначалу в вистерию (казну княжества), затем
передавались на нужды находившихся здесь российских войск.
Этот откуп составлял в 1807 г. – 40000 лей, в 1808-145000, в 1809 –
240000, в 1810 – 286000 и в 1811 г. – 310000 левов186.
В 1807 г. почти все буджакские ногайцы покинули Пруто-Днест-
ровское междуречье. Сохранились соответствующие документы об
этом выселении, которые позволяют получить представление как
это происходило. Из этих документов вытекает, что ещё до выселе-
ния ногайцев генерал Мейендорф, заняв Каушаны, в своём рапорте
от 4-5 декабря 1806 г. перечислил селения, в которых обитали ногай-
цы в то время. Всего таких селений уезда Орумбетоглу было 76, уез-
да Орак оглу – 30 селений и уезда Ет-исан (Едисан) 61 селение187.
Последние ногайцы здесь обитавшие в количестве 6353 человека пе-

184
О преобразованиях молдавского дивана во время войны См.: Agachi
A.Organizarea administrativă. P. 120-135.
185
АВПРИ, ф. Канцелярия, д. 188, л 108-111 об.; Енчиклопедия Совети-
кэ Молдовеняскэ. Вол. I. Кишинэу, 1970, паж. 361.
186
Кутузов в Дунайских княжествах (Сборник документов). Киш., 1948.
С. 89.
187
Хайдарлы Д.И. Население Пруто-Днестровского междуречья и юж-
ных районов Левобережья Днестра в XVIII в. Этнодемографические и
исторические аспекты. Киш., 2008. С. 343-344; Булгар С., Димчогло Ю.
История гагаузов Украины. Одесса, 2017. С. 15.
54
реводятся в 1807 г. российскими властями из Буджака в Крым, а так-
же в Екатеринославскую и Херсонскую губернии и Северное При-
черноморье. Многие из них несколько позднее переедут в Турцию188.
Часть ногайцев во время войны, как и весь гарнизон Измаила, до
1809 г. находились в районе этой крепости или, точнее, за крепост-
ными стенами, но вскоре и они покинули Буджак. К концу войны в
междуречье практически не осталось мусульманского населения189.
Это было не первым выселением ногайцев из Буджака, но на сей раз
оно ускорилось попыткой организации их восстания против России190.
Больше ногайцы в Пруто-Днестровское междуречье не возвращались.
Конечно, на них свалились разного рода беды, но был положен ко-
нец их многочисленным набегам на Молдавское княжество.
Важнейшим вопросом войны постепенно становился вопрос о
своевременном и почётном её окончании. Составной частью его яв-
лялись территориальные проблемы, вырисовывавшиеся всё более
рельефно. Первоначально, как уже отмечалось, российское прави-
тельство открыто не ставило перед собой цели присоединения ка-
ких-либо новых территорий на Юго-Западе, хотя имелись довольно
значительные силы, настаивавшие на этом. В конце 1806 г. русское
правительство всячески старалось успокоить общественное мнение
и, прежде всего, европейские и турецкие правительства, опасавшие-
ся укрепления России на Балканах. В инструкции, которую А.Я. Буд-
берг дал К.О. Поццо-ди-Борго, находившемуся на русской диплома-
тической службе, предписывалось заявить венскому двору, что у им-
ператора Александра I «нет ни малейшего намерения завоевывать
что бы то ни было у Турции, а военная оккупация Молдавии и Ва-
лахии имеет единственной целью принудить Порту восстановить
отношения, ранее существовавшие между нею и Россией в силу до-
говоров…»191.
Тот же Будберг писал великому визирю Турции Ибрагиму-паше
26 февраля (10 марта) 1807 г.: Александр I «глубоко убеждён, что
Россия прямо заинтересована в целостности и независимости Отто-

188
Хайдарлы Д.И. Указ. соч. С. 345; Булгар С., Димчогло Ю. Указ. соч.
С. 17.
189
ВПР. Т. 4. С. 334.
190
ВПР. Т. 3. С. 485.
191
Там же. С. 380.
55
манской империи»192. О том, что Россия не стремится к террито-
риальным приобретениям, а к дружбе с Портой И. Михельсон писал
рущукскому паше Мустафе Байрактару 26 апреля 1807 г., а К. Родо-
финикин ещё раньше – 9 апреля того же года193. В это же самое
время, 8 апреля А. Будберг доводил до сведения Михельсона резуль-
таты прохода английского флота в Стамбул, повлиявшие на предло-
жение Портой мирных переговоров. Обрадованный таким исходом
продвижения английского флота, английский посол предложил до
заключения общего мира занять Дарданеллы англичанами, а Молда-
вию и Валахию русскими войсками. Александр I не пошёл и на такой
план, предпочитая восстановление союзного трактата с Портой194.
Это вполне естественно, ибо русскому правительству отнюдь не им-
понировала перспектива укрепления англичан в районе проливов.
Тильзитский мир, заключённый между Россией и Францией 25
июня 1807 г., предусматривал и урегулирование русско-турецких
отношений. 22 и 23 статьи Тильзитского мира предписывали вывод
русских войск из княжеств, но таким образом, чтобы турки не мог-
ли в них вступить до подтверждения мира. Обе статьи предусматри-
вали посредничество Франции для заключения мира. В них говори-
лось: «Франция обязывается действовать заодно с Россией против
Оттоманской Порты и обе договаривающиеся стороны условятся,
чтобы изъять из-под турецкого ига и притеснения все провинции
европейской Турции за исключением Румелии и Константинопо-
ля»195. Эта секретная часть договора по существу означала план раз-
дела Османской империи между Россией и Францией и наложила
свой сильнейший отпечаток на последующие отношения России с
Турцией в период войны и перемирий 1807-1812 гг.
Уже 28 июня 1807 г. Александр I предписывал Михельсону со-
общить турецкому правительству о том, что вывод русских войск из
Молдавии и Валахии будет осуществлён лишь при посредничестве
Франции в русско-турецких переговорах и в том случае, если турки

192
Там же. С. 517.
193
Там же. С. 774.
194
Там же. С. 549; Columbeanu S. Contribuții privind situația internațională
a Țărilor Române între anii 1806-1812 // Revista de istorie. 1976. №5. Р. 664.
195
Кассо Л.А. Россия на Дунае и образование Бессарабской области.
М., 1913. С. 41; Lebel G. Op. cit. P. 136.
56
выведут на время этих переговоров свои войска из Валахии и не
займут Молдавию. Турки должны были назначить уполномоченных
для окончательного заключения мира, который Михельсон должен
был подписать с великим визирем на указанных условиях196. Мир,
однако, подписан не был. 12 августа 1807 г. заключается лишь Сло-
бодзейское перемирие, третья статья которого предусматривала вы-
вод русских и турецких войск из Валахии и Молдавии в течение 35
дней197.
Условия перемирия были неодобрительно встречены Александ-
ром I. Он был против статьи о возвращении захваченных во время
войны турецких кораблей и статьи о прекращении перемирия не
ранее весны следующего, 1808 г.198, которые он считал выгодными
для Порты. Вместе с тем, турки, нарушая договор, стали занимать
оставленные русскими войсками места, вводить там своё управле-
ние, сопровождаемое грабежами и убийствами199. В связи с этим,
хотя перемирие было ратифицировано сменившим Михельсона Мей-
ендорфом, уже в сентябре новому русскому главнокомандующему
А.А. Прозоровскому даётся рекомендация «под всеми предлогами
медлить с выводом русских войск из Валахии и Молдавии»200.
В русских правительственных кругах сложилось довольно чёт-
кое представление о том, что отвод русских войск за Днестр даст
преимущества лишь одной Турции, поскольку при возобновлении
военных действий Турция оказалась бы в более выгодном стратеги-
ческом положении, чем Россия201. Слободзейское перемирие, буду-
чи порождением Тильзита, явно не устраивало Россию, где широкие
слои общества прямо выражали своё недовольство Тильзитским ми-
ром и в том числе условием об очищении Молдавии и Валахии202.

196
РИО (Сборник императорского русского исторического общества).
Т. 89. СПб., 1893. С. 137-139.
197
Петров А. Указ. соч. Т. I. С. 283, 287; Mehmet M.A. Documente tur-
cești privind istoria României. Vol. III. 1791-1812. Buc., 1986. P. 221-223.
198
РИО. Т. 89. С. 134-137.
199
Петров А. Указ. соч. Т. I. С. 283, 287; Hurmuzaki E. Suppl. 1 (2). P.
455-458, 463-465.
200
РИО. Т. 89. С. 137.
201
Там же. С. 86, 134.
202
Виноградов В.Н. Странная русско-турецкая война (1806-1812) и Бу-
харестский мир // Балканские исследования. Вып. 18, М., 1997. С. 169-
57
Слободзейское перемирие Прозоровский назвал постыдным 203и де-
лал всё возможное, чтобы оно выполнено не было. 3 ноября Алек-
сандр I доводит до сведения Наполеона о прекращении по его при-
казу эвакуации русских войск из Молдавии и Валахии ввиду того,
что перемирие его не устраивает, а турецкая сторона не намерена
вносить в него приемлемые для России изменения204.
После Тильзита стало совершенно ясно, что судьба Молдавии и
Валахии будет решаться не на переговорах между Россией и Тур-
цией, а в процессе дипломатических отношений России и Фран-
ции205. Осенью 1807 г. император Александр I заявил о своих пре-
тензиях на Молдавию и Валахию. Первоначально, в середине сен-
тября 1807 г., давая инструкции своему послу в Париже П.А. Толс-
тому о линии поведения в отношении турецких дел, Александр I
предписывал ему на случай, если не удастся добиться от Наполеона
больших уступок, требовать, по крайней мере, перехода к России
одной Бессарабии с крепостями206. Таким образом, в начале осени
1807 г. стремление к перенесению русской границы за Днестр выра-
жал не какой-либо представитель России, не обладавший всей пол-
нотой власти, будь-то министр иностранных дел Чарторыский или
главнокомандующий Молдавской армией Михельсон, а сам русский
император, считавший Бессарабию лишь минимумом своих желаний.
В действительности, в период после Тильзита в его планы входи-
ло включение в состав России также и Валахии, и Молдавии207. 9
октября 1807 г. представитель Наполеона в Петербурге генерал Са-
вари доносил своему императору, что Румянцев доказывал ему же-
лательность присоединения к России Молдавии и Валахии и ссы-
лался при этом на благоприятную международную обстановку и не-
обходимость оправдания Тильзитского мира «перед нацией»208, то

203; Гошу А. К. Молдавия и Валахия во внешней политике России в


контексте европейской дипломатии (1806-1812). Авт. дис… к.и.н. М.,
1998. С. 1-16.
203
Петров А. Указ. соч. Т. 2. С. 8.
204
РИО. Т. 89. С. 726-727.
205
Lebel G. Op. сit. P. 139.
206
РИО. Т. 89. С. 107.
207
Нарочницкий А.Л., Казаков Н.И. К истории восточного вопроса //
Новая и новейшая история. 1969, №6. С. 66; Сироткин В.Г. Дуэль двух
дипломатий. М., 1966. С. 116.
208
РИО. Т. 89. С. 177-180.
58
есть перед русскими господствующими слоями. В подобном же ду-
хе должен был действовать и русский посол в Париже П.А. Толс-
той, которому были направлены 26 сентября соответствующие инс-
трукции, а 18 ноября Александр I официально потребовал у Наполе-
она сохранения за Россией княжеств209.
В течение нескольких последующих лет между французскими и
русскими представителями шёл настоящий торг, в процессе кото-
рого должна была решиться судьба Молдавии и Валахии, а также
ряда других европейских земель. 26 октября 1807 г. Толстой доно-
сил Румянцеву о беседе с Наполеоном, выступившим против расч-
ленения Турецкой империи, но заявившим, что он не против присо-
единения к России Молдавии и Валахии и даже Константинополя,
но сам бы хотел получить вознаграждение не в Албании и Морее, а
в Пруссии. При этом Наполеон предложил также ни что иное как
совместный поход русских, французских и персидских войск в Ин-
дию210. В свою очередь Савари сообщает 6 декабря 1807 г. Наполе-
ону о беседе с Александром I, напоминавшем о том, что в Тильзите
не говорилось о вознаграждении Франции за счёт Пруссии, как ком-
пенсации за приобретение Россией княжеств, а разговор вёлся о ви-
дах Наполеона на Албанию, Морею, Кандию и Ионические острова.
По словам Александра I, именно Наполеон первым затронул в Тиль-
зите вопрос о Молдавии и Валахии, заметив, что «после длительной
войны нужно предстать перед своим народом в выгодном свете, так
чтобы это заставило забыть принесённые жертвы». Александр кате-
горически выступил против расчленения Пруссии, заявив, что на
этих условиях он не согласится даже на все турецкие владения211.
Впоследствии, ещё в течение нескольких месяцев, Наполеон увя-
зывал решение молдавско-валашских дел с уступками России и Прус-
сии212, затем он предъявил претензии на Дарданеллы, на что Россия
также не могла согласиться213. Далее Наполеон выдвинул требова-

209
Lebel G. Op. cit. P. 143.
210
РИО. Т. 89. С. 177-180.
211
РИО. Т. 8. С. 241– 245.
212
РИО. Т. 89. С. 460-462.
213
Трачевский А.С. (ред.). Дипломатические сношения России с Фран-
цией в эпоху Наполеона I. 1808-1812. Т. I. СПб., 1890 (РИО. Т. 70). С.
195-202, 211-216.
59
ния территориального удовлетворения Австрии и начался торг в но-
вом направлении214. Каждый раз появлялись новые комбинации, и
посол России Толстой посылает донесения одно тревожнее другого.
Ещё 2 января 1808 г. в донесении Н.П. Румянцеву он пишет о невоз-
можности договориться с французами, о нежелании их покинуть
стратегически важные позиции в Пруссии, где французская армия
содержалась за счёт местного населения, поскольку всё это увязыва-
лось с придунайскими делами, предлагал ограничиться только сог-
ласием Наполеона на присоединение к России Мингрелии и Бесса-
рабии215.
Ограничиться Бессарабией, о которой шла речь в Тильзите, Тол-
стой предлагает и в следующем донесении Румянцеву, посланном 3
января 1808 г.216 Но иной уже была точка зрения императора Алек-
сандра I, вроде бы забывшего свои планы, которые он развивал в
1806 г.: теперь он категорически настаивал на проведении новой
границы по Дунаю. Толстой между тем продолжал посылать тревож-
ные донесения. 25 апреля 1808 г. он прямо предлагает заключить мир
с Англией, развеять опасения Австрии на счёт желания России при-
обрести княжества и т.д., поскольку видел, что Наполеон после вой-
ны с Испанией приступит к осуществлёнию новых захватнических
планов217.
Менее чем через месяц тот же Толстой со всей настоятельностью
пишет о бесперспективности союза с Наполеоном, обещания кото-
рого никогда не будут выполнены, настаивает на скорейшем заклю-
чении мира с Турцией и прямо отмечает, что приобретение Молда-
вии и Валахии не окупит огромных жертв, ожидающих Россию в
будущем218. Позиция Александра I оставалась однако непреклонной,
да и позиция других держав, казалось благоприятствовала его видам
на княжества. 28 февраля Румянцев в письме А.А. Прозоровскому
отмечал: «Из Парижа получили мы полное удостоверение, от импе-
ратора Наполеона, о согласии его, чтобы с одной стороны шведская
Финляндия, с другой же княжества Молдавии и Валахии на вечные

214
Трачевский А.С. Указ. соч. С. 195-202; ВПР. Т. 4. С. 650.
215
РИО. Т. 89. С. 352-354.
216
Там же. С. 354-359.
217
Там же. С. 519-525.
218
Там же. С. 564-567.
60
времена были присоединены к России»219. Более чем через полгода
17 сентября 1808 г. тот же Румянцев доносил Александру I о своей
беседе с французским министром иностранных дел Шампиньи, ко-
торый «не оставил мне желать ничего лучшего, говоря о справедли-
вости сохранения за В. В.-ом Молдавии и Валахии, коими вы уже
овладели»220.
Австрия внешне также не была против присоединения к России
княжеств221. В письме Н.П. Румянцева послу России в Вене А.Б. Ку-
ракину от 27 июня 1808 г. даётся ссылка на венский двор, который
«близок даже к мысли помочь нам получить Молдавию и Валахию,
если мы согласимся владеть этими провинциями на условиях неко-
торой модальности»222. Не совсем, впрочем, было ясно, что следова-
ло понимать под термином «модальность», но была важна и такая
расплывчатая оговорка. Что касается Англии, то, по словам Румян-
цева, сказанным им Шампини, английское правительство «благоже-
лательно отнесётся к приобретению нами Молдавии и Валахии»223.
Нам не удалось проверить истинность слов русского министра,
но уже после Эрфурта новый французский посол в Петербурге Ко-
ленкур сообщал 22 ноября 1808 г. Шампиньи о распространении в
Петербурге копии письма Стретфорда Канинга Новосильцеву, кото-
рое противники союза с Францией всячески использовали, чтобы
показать его (союза) невыгодность для России и то, что Англия луч-
ше, нежели Франция, сможет обеспечить присоединение Молдавии
и Валахии к России224. Думается, что Англия согласилась бы на по-
добное приобретение России при условии её разрыва с Францией;
условия выставлялись и Австрией, и Францией, но ни одно из пра-
вительств этих стран в то трудное время не высказалось категори-
чески против перенесения русской границы в районах Нижнего Ду-

219
Петров А. Указ. соч. Т. 2. С. 48.
220
ВПР. Т. 4. С. 349.
221
О тогдашних планах Австрии в районах Нижнего Дуная см.: Goșu A.
Rusia la Dunarea de Jos. Pacea de la București (mai 1812) // Studii și mate-
riale de istorie moderne. Vol. X. Buc.,1996. P. 65-70.
222
О согласии Австрии на присоединение княжеств к России см.: ВПР.
Т. 4. С. 390-391; Кассо Л.А. Указ. соч. С. 59.
223
ВПР. Т. 4. С. 362-363.
224
Трачевский А.С. Указ. сб. Т. II. С. 368-373.
61
ная. Оставалось уломать Порту, которую те же правительства тайно
противопоставляли России. Но, казалось, что и с Портой удастся до-
говориться, поскольку 30 сентября (12 октября) 1808 г. в Эрфурте
подписывается новая франко-российская союзная конвенция.
В восьмой статье этой конвенции говорилось, что российский
император «перенёс уже границы своей империи с этой стороны до
Дуная и присоединил к своей империи Молдавию и Валахию, не на-
ходя возможным признать целостность Оттоманской империи иначе,
как под этим условием»225. Далее говорилось о признании Францией
этого приобретения, об отказе её от посредничества в русско-турец-
ких отношениях, о сохранении в целостности прочих владений Отто-
манской империи и пр. Заслуживает особого внимания и пятая ста-
тья конвенции, где говорилось: «Высокие договаривающие стороны
обязываются считать непременным условием мира с Англией приз-
нание ею Финландии, Валахии и Молдавии, как входящих в состав
Российской империи»226. Конвенция, однако, предусматривала сох-
ранение в тайне восьмой статьи и последующее решение вопроса о
княжествах непосредственно между Россией и Турцией – мирным
или вооружённым путем227.
Заручившись поддержкой Франции, хотя и сомнительной, ибо
последняя продолжала тайно противопоставлять Турцию России,
царское правительство решило первоначально пойти на переговоры
с Портой, но на условиях определения границы между империями
по Дунаю228. Турция согласилась на переговоры, но Александр I счи-
тал, что Порта лишь хотела выиграть время и подготовиться к лет-
ней кампании. Русский император предписывал Прозоровскому пот-
ребовать от великого визиря скорейшего начала переговоров на ус-
ловиях границы по Дунаю, независимости Сербии под покровитель-
ством России и Турции и признании присоединения к России Гру-
зии, Имеретии и Мингрелии. В случае непринятия этих условий
предлагалось возобновить военные действия229.

225
ВПР. Т. 4. С. 362-363.
226
Восточный вопрос в конце XVIII в. – начале XIX в. Документы и ма-
териалы внешней политики Российской империи. Бендеры, 1999. С. 46.
227
ВПР. Т. 4. С. 363.
228
Там же. С. 368.
229
Петров А. Указ. соч. Т. 2. С. 544-546.
62
Русскими уполномоченными на переговорах, которые должны
были начаться в Яссах, были назначены генералы М. А. Милорадо-
вич и И.М. Гартинг и сенатор С.С. Кушников, получившие инструк-
ции от главнокомандующего А.А. Прозоровского. Непременным ус-
ловием переговоров называлась граница по Дунаю, причём к России
должны были перейти все острова, примыкающие к левому берегу
реки и всё его устье до середины Георгиевского гирла. Прозоровс-
кий даже составил проект разделения княжеств на четыре русские
губернии, первую из которых должна была составить Бессарабия,
вторую Молдавия, а третью и четвертую – Валахия230.
Турецкая делегация, возглавлявшаяся рейс-эфенди Галибом –
видным турецким дипломатом, ещё с 1801 г. выезжавшим в Париж
и затем возглавлявшим переговоры с Россией в Слободзее231, выеха-
ла из Стамбула 2 декабря и прибыла в Яссы почти через три месяца
– 24 февраля 1809 г. Александр I, отмечая затяжку мирных перегово-
ров Портой, предписывал Прозоровскому возобновить военные дей-
ствия на Дунае, несмотря на трудности, которые может породить
зимняя кампания232. 21 марта Прозоровский объявил о прекращении
давно просроченного, затянувшегося на полтора года перемирия. Ре-
шение вопроса о новых границах было переведено на военные рель-
сы. 1809 г. ознаменовался активными военными действиями русских
войск. Преемнику Прозоровского на посту командующего Молдавс-
кой армией генералу П.И. Багратиону удалось добиться значитель-
ных успехов. Как отмечалось, пали такие крупные турецкие крепос-
ти на левом берегу Дуная, как Измаил и Браилов, капитулировав-
шие перед русскими войсками в сентябре и ноябре 1809 г. Таким об-
разом, к зиме 1809-1810 гг. вся Бессарабия была очищена от турец-
ких войск и на левом берегу Дуная у турецких войск не осталось ни
одной крепости, что означало и полное овладение русскими войска-
ми Молдавии и Валахии233.
Как и прежде, в 1809 г. Россия настаивала на присоединении к
ней обоих княжеств, а также Бессарабии. Это подтверждается как
предписаниями армейских властей, так и документами российского

230
Кассо Л.А. Указ. соч. С. 68.
231
Миллер А.Ф. Мустафа паша Байрактар. М., 1946. С. 185.
232
Петров А. Указ. соч. Т. 2. С. 559-560.
233
Бескровный Л.Г. Указ. соч. С. 59-60.
63
МИДа, в частности отражающих взаимоотношения России с Авст-
рией и Францией234. Примечательно, что 8 декабря 1809 г. в речи пе-
ред Законодательным собранием Франции Наполеон громогласно за-
явил о присоединении к России Молдавии и Валахии следующими
словами: «Мой союзник и друг, российский император, присоеди-
нил к своей обширной империи Финляндию, Молдавию, Валахию и
один округ Галиции. Я не завидую ничему, что может послужить ко
благу этой империи»235. Подобные заверения французского импера-
тора были в то время довольно частыми. Он, например, подчеркнул
в мае 1810 г., что дал французскому послу в Константинополе инст-
рукции поддерживать права России на Молдавию и Валахию236, и
при всём этом, французские агенты активно действовали как в кня-
жествах, экономическое положение которых было крайне тяжёлым,
так и за Дунаем, и всячески распространяли и поддерживали анти-
русские настроения237.
Военные действия, однако, продолжались и конца им видно не
было, а влияние Наполеона продолжало всё укрепляться как в Евро-
пе в целом, так и в районах близких к княжествам. В конце 1809 г.
посылают курьера к Мармону сербы, а в начале 1810 г. они отправ-
ляют через Валахию депутатов в Париж238. Ощущается влияние фран-
цузов среди греков и черногорцев. Ещё раньше, как писал П.И. Бог-
данович, «французские агенты в Константинополе старались посе-
лить в турках недоверие к России и поставить Диван в зависимость
от Бонапарта»239. Всё больше чувствовалось приближение конфлик-
та России с Францией. В этих условиях необходимо было уладить
отношения с Турцией.
7 февраля 1810 г. новому, уже пятому по счёту русскому коман-
дующему Молдавской армией генералу Н.М. Каменскому, числен-
ность армии которого составляла тогда 84 тыс. человек240, пересыла-

234
Трачевский А.С. Указ. сб. Т. IV. С. 125-133; ВПР. Т. 5. Апрель 1809
г. – январь 1811. М., 1962. С. 307, 311 и др.
235
ВПР. Т. 5. С. 364.
236
Русский архив. 1877. Кн. III. Вып. 3. С. 237-240, 252-256.
237
Кассо Л.А. Указ. соч. С. 74-75.
238
Богишич В. Указ. соч. С. 228.
239
Богданович М.Н.История царствования императора Александра I и
России в его время. Т. 1. СПб., 1869. С. 329.
240
Там же. Т. 2. Приложения. С. 66, 71.
64
ется Проект мирного трактата с Портой, четвёртая статья которого
предусматривала присоединение «на вечные времена к Российской
империи Молдавии, Большой и Малой Валахии и Бессарабии»241.
Подробно оговаривалось даже какие острова на Дунае отойдут к
России, какие к Турции242. Но несмотря на установление контакта
Каменского с лагерем великого визиря243, несмотря на попытки пос-
редничества Пруссии, благожелательно относившейся к России и
желавшей скорейшего окончания русско-турецкой войны и переб-
роски русских дивизий для последующего их использования против
Наполеона, 1810 г. также не завершился ликвидацией русско-турец-
кого конфликта. Более того, в этом году по вопросу о княжествах
усилились австро-российские противоречия244, а Каменский по-преж-
нему настаивал на том, что непреложным условием всякого согла-
шения о перемирии с Турцией является граница по Дунаю, как и
ряд других условий245. В октябре 1810 г. Н. Румянцев пишет послу
России в Вене П.А. Шувалову, что «…при нынешнем состоянии ту-
рецких дел, и поскольку Франция уже признала Дунай нашей грани-
цей с Турцией, Е. В-во льстит себя надеждой, что мир будет заклю-
чён и даже с меньшей задержкой в результате прямых переговоров,
которые начнутся между графом Каменским и великим визирем»246.
В ответ Шувалов доносил Румянцеву о неблагожелательном от-
ношении Австрии к установлению русско-турецкой границы по Ду-
наю и к включению Молдавии и Валахии в состав России, хотя на
словах Меттерних вроде бы был не против подобного акта и согла-
шался на признание прав России, если Турция уступит их по дого-
вору. Шувалов при этом добавлял: «Я сильно сомневаюсь, чтобы Ав-
стрия искренне сблизилась с Россией, если не уступить ей безвозмез-
дно Малую Валахию и, весьма возможно, Сербию, хотя этот двор и
делает вид, что не желает увеличения Австрии за счёт Турции»247.
Но и в самом начале 1811 г. Александр I не хотел идти ни на какие

241
ВПР. Т. 5. С. 364.
242
Там же.
243
Кассо Л.А. Указ. соч. С. 76.
244
ВПР. Т. 5. С. 452, 498, 508, 511, 530.
245
Там же. С. 539.
246
Там же. С. 557-558.
247
Там же. С. 575.
65
уступки. 5 января 1811 г. он указывал Н.М. Каменскому: «Мир же
заключить, довольствуясь иною границею, нежели Дунай, я не нахо-
жу ни нужды, ни приличия»248. Действительно, трудно сказать, что
было важнее для Александра I в начале 1811 г. нужда или приличие,
скорее может быть даже последнее, ибо в этот период успехи Рос-
сии и её влияние на ход европейских дел были не большими или не
намного большими, чем в момент начала русско-турецкой войны.
Сложилась довольно интересная картина. Если в 1806 г. многие
из приближённых императора Александра I стояли на позициях при-
соединения княжеств, а сам он был другого мнения, то через пять
лет положение изменилось. Александр I категорически требует гра-
ницу по Дунаю, а многие из видных сановников начинают понимать
невозможность подобной границы, ибо война с Наполеоном приб-
лижалась, и часть русских войск была переброшена с Дунайского
театра, заметно ослабив Молдавскую армию. П. Шувалов вновь, на
сей раз 28 января 1811 г., пишет о желании Австрии сблизиться с
Россией, но, подчёркивал он, на такое сближение она не пойдет,
если Россия по крайней мере не откажется от Валахии249. Но, нес-
мотря на такие предостережения, Александр I, также считавший, что
Россия должна значительно расширить свои владения250,в начале
1811 г. не собирался идти ни на какие уступки. В инструкции, ко-
торые были даны А.Я. Италинскому Румянцевым 27 февраля 1811 г.
на случай русско-турецких мирных переговоров, опять непремен-
ным основанием для мирного договора было согласие Порты на
границу по Дунаю и иные условия не признавались, ибо, как писал
Румянцев, «относительно границ высочайшая воля Вашему Превос-
ходительству уже известна»251.
Тем временем пришлось произвести новые перемены в русском
командовании и на место заболевшего молодого Каменского 2-го,
умершего в мае 1811 г., назначается М.И. Кутузов – шестой коман-
дующий Молдавской армией, прибывший в Бухарест 1 апреля252. Ку-

248
Там же. Т. 6. 1811-1812 гг. М., 1962. С. 10.
249
Там же. С. 47.
250
Кассо Л.А. Указ. соч. С. 104.
251
ВПР. Т. 6. С. 85.
252
Петров А. Указ. соч. Т. III. 1810, 1811 и 1812 гг. Гр. Каменский 2, кн.
Голенищев-Кутузов и Чичагов. СПб., 1887. С. 250.
66
тузову, уже принимавшему участие в этой войне при Прозоровском,
правой рукой которого он считался, было суждено завершить затя-
нувшийся русско-турецкий конфликт и добиться долгожданного ми-
ра. Тогда (с 4 марта 1808 г.) Кутузов командовал в Молдавской
армии Главным корпусом. С Прозоровским у него поначалу были
хорошие отношения, но затем они испортились. Одной из причин
был неудачный штурм Браиловской крепости253. Но в литературе
также отмечается, что Кутузов стал играть при престарелом Прозо-
ровском большую роль, причём до такой степени, что офицеры ста-
ли обращаться за указаниями к Кутузову, а не к главнокомандую-
щему. Это привело к отправке Кутузова генерал-губернатором в
Вильно254. На сей раз он вернулся полноправным командующим и
должен был добиться перелома в войне и заключить почётный мир.
Произошло это, однако, на иных основаниях, нежели те, которые
выдвигались в начале 1811 г. У Кутузова остались силы почти в два
раза меньшие, чем те, которыми располагал Каменский в 1810 г. 255
Всё более ухудшавшаяся международная обстановка требовала про-
ведения новой, боле гибкой чем прежде, линии. В начале июня впер-
вые промелькнуло упоминание о возможности проведения границы
по Сирету,256 представлявшему удобную в стратегическом отноше-
нии преграду. Несколько позднее, но в этом же месяце Кутузов до-
вольно чётко излагает Румянцеву пожелание изменить позицию в
вопросе о княжествах, считая, что Россия должна оставить за собой
лишь Молдавию257. Это было ещё сравнительно оптимистическое
предложение, поскольку посол в Париже А.Б. Куракин требовал «как
можно скорее заключить, чего бы это нам не стоило, мир с Портой,
чтобы получить возможность сосредоточить только на Франции всё
наше внимание и все усилия»258. Предложения М.И. Кутузова, по-
нятно, больше импонировали правительству, и в новых инструкци-

253
Троицкий Н. А. Фельдмаршал Кутузов. Мифы и факты. М., 2002. С.
120.
254
Брагин М. Кутузов. М., 1975. С. 99.
255
Бескровный Л.Г. Указ. соч. С. 60.
256
ВПР. Т. 6. С. 129.
257
М.И. Кутузов. Сборник документов пол редакцией Л.Г. Бескровного.
Т. III. С. 452-454.
258
ВПР. Т. 6. С. 145.
67
ях на случай мирных переговоров, одобренных Александром I и под-
писанных Румянцевым отмечалось: «Приобретения наши ограничить
одною Молдавией и Бессарабиею. Ежели турецкие министры будут
крайне затрудняться уступкою всего княжества, то довольствовать-
ся определением границы по реке Сирету, продолжа оную по Ду-
наю до впадения его в Чёрное море»259. За уступку Турции Валахии
требовалась денежная сумма, а также предусматривались внутрен-
ние преобразования в этом княжестве, с тем, чтобы облегчить его
положение.
Но к мирным переговорам турок ещё нужно было принудить, че-
го и добился М.И. Кутузов в результате блестящих побед под Рущу-
ком и Слободзеей летом и осенью 1811 г. В начале октября этого
года верховный визирь, покинувший армию, заманенную Кутузовым
и окруженную на левом берегу Дуная, предложил русскому коман-
дованию пойти на переговоры. Первоначально он заявил, что имеет
полномочия только на уступку России Хотина с округою или воз-
мещение определённых издержек России на войну260, но Кутузов
категорически отказался пойти на подобные условия, сославшись на
предписание Александра I: «Дунай положить границею своей импе-
рии»261. Через несколько дней турецкие представители уже предло-
жили уступить России не только Хотинщину, но и Бендеры, Аккер-
ман, Каушаны, то есть Бессарабию до Прута262. Это уже было су-
щественной уступкой со стороны турок, ибо ещё несколько месяцев
тому назад, в июне Италинский, предпринявший попытку пергово-
ров с великим визирем, выслушивал постоянные отказы турецкого
представителя, заявлявшего, что Турция не уступит ни одной пяди
земли263.
Таким образом, в октябре 1811 г. турки пошли на заметные ус-
тупки, но Кутузов чувствовал возможность дальнейшего наращива-
ния требований и оставался непреклонным. Сам он, руководствуясь
инструкцией, настаивал на принятии в качестве основы для перего-
воров границу между Валахией и Молдавией, пытаясь добиться даль-

259
Там же. С. 172.
260
М.И. Кутузов. Указ. сб. Т. III. С. 651.
261
Там же. С. 658.
262
Там же. С. 654-655, 750.
263
Кассо Л.А. Указ. соч. С. 104.
68
нейших уступок со стороны турок264. 10 октября визирь послал но-
вое предложение, заключавшее согласие на уступку России Молда-
вии до Сирета265. Большего, по-видимому, ожидать не приходилось,
ибо не только турецкое руководство, но и греки-фанариоты боялись
полностью потерять для себя Молдавию, господарский престол ко-
торой был драгоценной кормушкой для фанариотов в течение мно-
гих десятилетий, и они шли на всё, пытаясь сохранить эту золотую
жилу. Но турецкая армия была окружена, силы её таяли на глазах и
визирь должен был делать одну уступку за другой. Граница по Си-
рету дозволялась и инструкциями, имевшимися у Кутузова, и он
принял последнее предложение турок. Результатом был созыв 19 ок-
тября 1811 г. в маленьком городке – Журже (Джурджу) новой рус-
ско-турецкой конференции266.
Когда начались переговоры в Журже ничто, казалось, не предве-
щало осложнений и будущего оттягивания умиротворения на целых
семь месяцев. И та, и другая делегация к моменту первой встречи
сходились в главном, в установлении новой границы России по р.
Сирет, но это была лишь кажущаяся согласованность. В первый же
день русская сторона предложила включить в состав России Бесса-
рабию, всю Молдавию и дельту Дуная, то есть Килийское, Сулинс-
кое и левый берег Георгиевского гирла267, что встретило резкое про-
тиводействие турецких уполномоченных. Последние согласились
уступить Бессарабию, Молдавию по р. Сирет и часть дельты на се-
вер от Сулинского гирла268. Требования русских делегатов носили
характер чисто дипломатической разведки и не соответствовали ре-
альным видам России. Это стало ясно уже 20 октября, когда Италин-
ский сообщил о согласии Кутузова принять Сирет в качестве гра-
ницы, и в результате обмена мнений участники конференции приш-
ли к единому выводу о границе по Сирету и Сулинскому гирлу269.
Казалось, что главные разногласия уже позади, ибо установление
границы по Сирету, как писал Румянцев Кутузову 26 октября, явля-

264
Кутузов М.И. Указ. сб. Т. III. С. 750.
265
Кассо Л.А. Указ. соч. С. 107.
266
Mehmet M. Documente turcești privind istoria României. Vol. III. P. 293.
267
Кутузов М.И. Указ. сб. Т. III. С. 684.
268
Там же. С. 685.
269
Кассо Л.А. Указ. соч. С. 112.
69
лось бы главной статьёй будущего мирного трактата270,тогда как
границы в Азии, больше интересовавшие турок, не представляли
для русского правительства столь значительного интереса.
Новые осложнения начались на заседании 31 октября, когда вы-
яснилось явное желание турецкой стороны затянуть продвижение
переговоров, ради чего они пошли на усложнение самых простых
вопросов271. Это было, однако, лишь началом трудностей. Через нес-
колько дней выяснилось, что делегация не получила полномочий от
султана Махмуда II и что он отказывается от установления русско-
турецкой границы по р. Сирет. Более того, несмотря на уже сделан-
ную визирем уступку части Молдавии до р. Сирет, султан выразил
желание сохранить за собой не только Галац, но и Измаил с окру-
гой272. Когда, наконец, прибыли полномочия и 17 ноября они были
оглашены, стало ясно, что до окончательного урегулирования воп-
роса о границах ещё далеко. Руководитель турецкой делегации офи-
циально заявил о несогласии султана на установление границы по
Сирету273. Переговоры практически зашли в тупик.
В задачу настоящей работы не входит дальнейшее подробное
описание хода переговоров, поскольку они нашли достаточно пол-
ное отражение в литературе274. Нас интересуют лишь основные эта-
пы этого длительного обмена мнениями, продолжавшегося сначала
в Джурдже, а затем в Бухаресте и сопровождавшегося упорной борь-
бой двух делегаций, ни одна из которых не хотела уступать свои по-
зиции. Мира хотела не только Россия, война которой с Наполеоном
неумолимо приближалась, но и Турция, находившаяся в тяжёлом
экономическом положении и раздираемая острейшими внутренни-
ми противоречиями. Но за мир нужно было ещё бороться не только
за столом переговоров, но и на полях сражений. Пытаясь оказать

270
ВПР. Т. 6. С. 215.
271
Кассо Л.А. Указ. соч. С. 112.
272
Кутузов М.И. Указ. сб. Т. III. С. 698.
273
Кассо Л.А. Указ. соч. С. 114.
274
Там же; Казаков Н.И. Из истории Бухарестского мирного договора
1812 г. // История СССР. 1967, №3; Jarcuțchi I., Mischevca V. Pacea de la
București. Chiș., 1993. P. 117-175; Goșu A. Între Napoleon și Alexandru I.
Principatele Dunărene la începutul secolului al XIX-lеa. Buc., 2008. P. 210-
232.
70
давление на султана, Кутузов 25 ноября 1811 г. пленил 12 тыс. ту-
рок, окруженных на левом берегу Дуная, разоружил их и оставил на
зимовку в Валахии275. Сам же он перебрался в Бухарест, где про-
должились переговоры, но, опять-таки, без успеха.
Недовольный таким ходом конференции Александр I в рескрип-
те от 12 декабря предписал разорвать перемирие в случае отказа
верховного визиря принять требования русского правительства, вос-
клицая: «Мир, неприличный достоинства России, будет для неё бо-
лее вреден, нежели полезен»276. Кутузову ничего не оставалось как
прервать переговоры, о чём он сообщает Н.П. Румянцеву 3 января
1812 г.277,и возобновить военные действия. Последнее, четырнадца-
тое заседание конференции в 1811 г. состоялось 31 декабря, причём
на нём турки проявили ещё меньшую уступчивость, чем раньше,
требуя сохранения за султаном части Бессарабии, в частности, Из-
маила и Килии278. Любопытно, что в это же самое время Наполеон,
подстрекавший турок к несогласью с русскими предложениями,
обещал австрийцам Молдавию, Валахию и устье Дуная279, пытаясь
тем самым перед походом на Россию привязать к себе Австрию.
Вместе с тем, Наполеон стремился вовлечь в свой поход на Россию
и Турцию280.
Таким образом, начало 1812 г. было для России ещё более тре-
вожным, чем любой из прежних годов со времени начала войны с
турками. Не было видно перспективы её скорейшего завершения, но
по-прежнему граница по Сирету являлась отправным пунктом русс-
ких требований к своему сопернику на Нижнем Дунае. В первый
день нового, 1812 г. М.И. Кутузов писал визирю: «Действительно,
Вашей светлости небезызвестно, что уступка территории и до р. Си-
рет являлась условием sine qua non перемирия и что условия капи-
туляции, обеспеченные Вашей армии, могли быть лишь её следст-
вием»281.

275
Бескровный Л.Г. Указ. соч. С. 73.
276
Кутузов М.И. Указ. сб. Т. III. С. 730-731.
277
Там же. С. 764.
278
Кассо Л.А. Указ. соч. С. 123.
279
Там же. С. 130.
280
Goșu A. Rusia la Dunărea de Jos. P. 94.
281
ВПР. Т. 6. С. 257-258.
71
Пришлось возобновить военные действия, имея в своём распоря-
жении значительно уменьшенную армию даже по сравнению с на-
чалом 1811 г. и, понятно, что в зимних условиях нельзя было рас-
считывать на какие-либо значительные успехи. Даже военный ми-
нистр России М.Б. Барклай-де-Толли в письме, относящемуся к ян-
варю 1812 г., писал Александру I о крайней необходимости заклю-
чения мира с Турцией и что «мир с Турцией является, таким обра-
зом, первым шагом, который надлежит сделать, чтобы обеспечить
себе успех в войне против Франции»282. Барклай-де-Толли убеждает
императора в том, что граница по Сирету выгоднее России, чем
обладание Валахией и в плане стратегическом, и в плане возмож-
ного сближения с Австрией и Турцией283. Но установить эту гра-
ницу никак не удавалось.
Чтобы как-то воздействовать на турок, решили начать подготов-
ку к десанту русских войск в Стамбул, о чём Александр I направил
16 февраля 1812 г. рескрипт Кутузову, где, среди прочего, писалось:
«Желая кончить решительную войну с Портою, не нахожу лучшего
средства для достижения сей цели, как произвести сильный удар
под стенами Царьграда, совокупно морскими и сухопутными сила-
ми»284. Экспедицию армии и флота должен был возглавить генерал-
губернатор Новороссии Э. И. Ришелье285. Трудно сказать, рассмат-
ривалась ли она как серьёзное предприятие. Морская экспедиция, да
ещё зимой или ранней весной, да к тому же тогда, когда Наполеон
всё больше стягивал свои силы к русским границам – была делом
трудно осуществимым. Вероятно, подготовка к подобному десанту
должна была больше оказать психологическое воздействие на турец-
кое правительство и заставить его скорее подписать мир. В апреле
1812 г. подготовка к экспедиции была прекращена в связи с начав-
шейся в Стамбуле чумой286, но ещё до этого была предпринята пос-
ледняя попытка к возобновлению дипломатических переговоров.
22 марта Александр I направил Кутузову очередной рескрипт, в
котором говорилось о необходимости скорейшего заключения мира

282
Там же. С. 269.
283
Там же.
284
Кутузов М.И. Указ. сб. Т. III. С. 850-852.
285
Бескровный Л.Г. Указ. соч. С. 74.
286
Там же.
72
и в случае крайней необходимости установить границу по р. Прут287.
Сразу же после получения этого документа Кутузов назначил част-
ную встречу с турецким уполномоченным в Бухаресте. Организо-
вать такую встречу было нетрудно, ибо несмотря на состояние во-
енных действий, Кутузов не удалил турецких уполномоченных из
Бухареста; даже наоборот, в течение трёхмесячного перерыва в пе-
реговорах русские представители в личном плане их лучше узнали
и, в какой-то степени, сблизились. Встреча Кутузова с турецким упол-
номоченным состоялась 3 апреля и на ней русский главнокоманду-
ющий вновь выдвинул требование об установлении границы по Си-
рету288. Несмотря на то, что это требование раньше категорически
отвергалось турками и было причиной срыва переговоров, тем не
менее, 19 апреля они возобновились и состоялось 15-е заседание
делегаций.
Причин возобновления переговоров было несколько. Они объяс-
нялись, по-видимому, и тем, что турецкие представители почувст-
вовали согласие русских пойти на некоторые уступки, и тяжёлым
положением Османской империи, и слухами о франко-австрийском
сближении, и боязнью Наполеона, и деятельностью английской
дипломатии, в частности, английского посла Стретфорда-Каннинга
– впоследствии активно боровшегося против российских интересов
на Балканах, а в 1812 г. всё делавшего ради заключения мира Тур-
ции с Россией и освобождения последней для борьбы с грозным про-
тивником Англии – Наполеоном289. В литературе отмечается и роль
шведских дипломатов, которые сообщили турецкой стороне, что На-
полеон после заключения мира с Россией намеревается захватить
Константинополь и затем направить свои войска в Иран290.

287
Кутузов М.И. Указ. сб. Т. III. С. 850-852.
288
ВПР. Т. 6. С. 877.
289
Кассо Л.А. Указ. соч. С. 130-131, 134-136; Об отношении Англии к
переговорам между Россией и Турцией См.:Lașcu S., Zidaru M. Tratati-
vele ruso-turce și interesele britanice în lumina corespondenței diplomatice a
foreign office-ului cu ambasada britanică din Istanbul din anul 1812 // Ba-
sarabia-1812. Problema națională, implicații internaționale. Buc., 2014. P.
159-167.
290
Безотосный В.М. Разведка и планы сторон в 1812 году. М., 2005. С.
98; О деятельности английских и шведских дипломатов по отношению
73
На заседании 19 апреля ничего не говорилось о секретном реск-
рипте русского императора, но как бы для проформы по-прежнему
требовалась граница по Сирету и сохранение занятых территорий в
Азии. Эта же граница требовалась ещё в инструкции, которую Ку-
тузов дал русским представителям 18 (30) апреля291, но 3 мая, в но-
вой инструкции, предложенной тем же Кутузовым русским уполно-
моченным, было записано: «Границу между двумя империями бу-
дет составлять река Прут, начиная от его истоков в Молдавии, до
Килийского устья и до моря…»292.
После этого дело пошло с молниеносной быстротой. Туркам, ко-
торые не хотели отдавать России крепости Измаил и Килию, обеща-
ли их срытие, и 5 мая они пошли на составление предварительного
текста мирного договора, державшегося первое время в тайне, что-
бы французские агенты не могли помешать дельнейшему его офор-
млению293. Ещё несколько дней были посвящены редакционным
работам и 16 мая были подписаны турецкая и французская редакция
мирного договора294.
Трактат о мире между Россией и Турцией, заключённый в Буха-
ресте 16 (28) мая 1812 г295., состоял из 16 статей, из которых нес-
колько были посвящены вопросам, связанным с установлением но-
вой границы по р. Прут «со входа её в Молдавию до соединения её
с Дунаем, и левый берег Дуная с сего соединения до устья Килийс-
кого и до моря, будут составлять границу обеих империй, для коих
устье сие будет общее»296.

к российско-турецким переговорам см. также: Goșu A. Între Napoleon și


Alexandru I. P. 265-272.
291
Кутузов М.И. Указ. сб. Т. III. С. 869.
292
Там же. С. 891; О роли братьев Морузи на этом этапе переговоров
см.: Кассо Л.А. Указ. соч. С. 137-139; Jarcuțchi J., Mischevca V. Op. cit.
P. 163-166; Drăghici M. Istoria Moldovei pe timp de 500 de ani. Vol. 2.
Buc., 1999. P. 235;Goșu A. Între Napoleon și Alexandru I. P. 232-251.
293
Кассо Л.А. Указ. соч. С. 144.
294
Там же.
295
Разные оценки этого акта получили отражение даже в иностранной
литературе. См.: Nouzille J. Moldova. Istoria tragică a unei regiuni europe-
ne. Chiș., 2005. P. 96.
296
Юзефович Т. Договоры России с Востоком. СПб., 1869. С. 51-52.
74
Далее детализировалось положение о пограничных островах. В
трактате чётко указывалось, что небольшие острова, необитаемые
до войны, и находящиеся напротив Измаила до устья Килийского
гирла вблизи к его левому берегу, переходящему к России, не будут
принадлежать ни Турции, ни России. На них поэтому нельзя возво-
дить никаких укреплений и никаких других строений. Острова эти
должны оставаться необитаемыми и подданные обоих государств
могут на них приезжать только с целью рыбной ловли и рубки леса.
Что касается больших островов, находящихся напротив Измаила и
Килии, то они также должны оставаться незаселенными на час рас-
стояния, начиная от самого ближайшего пункта, находящегося на
левом берегу Георгиевского гирла. Все это пространство должно
быть обозначено соответствующими знаками, а жилища, имевшиеся
до войны, как и населённый пункт Старая Килия, должны остаться
за этой порубежной чертой. Границей по реке Прут устанавливалась
её середина297.
Эта статья также предусматривала то, что купеческие корабли
обеих стран, как и прежде, могут плавать как по Георгиевскому, так
и по другим гирлам Дуная, а военные русские суда получили право
плавать по Килийскому гирлу до впадения р. Прут в Дунай 298. Сле-
дующая, V статья посвящалась Валахии и Молдавии, точнее той её
части, которая располагалась между Карпатами и Прутом и остава-
лась в вассальной зависимости от султана. Эта статья подтверждала
предыдущие трактаты, заключённые между Россией и Турцией от-
носительно княжеств, и предусматривала освобождение её жителей
от всяких налогов на два года и оговаривала особый срок для пере-
селения её жителей в другие места. Последующее налогообложение
в Молдавии устанавливалось соответственно её новому пространст-
ву299, уменьшенному по Бухарестскому мирному договору пример-
но на третью её часть.
К Молдавии и Валахии имели отношение ещё несколько других
статей договора. Статья VII устанавливала восемнадцатимесячный
срок для взаимного переселения жителей территорий, присоединён-
ных к России, в Турцию и, наоборот, из Турции в Россию. Это пра-

297
Юзефович Т. Указ. соч. С. 52.
298
Там же.
299
Там же. С. 53.
75
во переселения получали, например, татары, выселенные из Бесса-
рабии в Россию, и в том случае, если они этим правом желали вос-
пользоваться, то издержки на переселение падали на Порту. Пересе-
литься в области, подчинённые султану, могли не только мусуль-
мане, но и христиане, жившие на землях, отходивших к России, а в
Россию могли переехать христиане, уроженцы этих земель (или име-
ющие владения в этих местах) со своими семьями и имуществом, по
тем или иным причинам очутившиеся вдали от своей родины300. Ста-
тья XI предусматривала вывод русских войск из Молдавии и Вала-
хии в течение трёх месяцев со дня ратификации договора, а в статье
XVI указывалось, что ратификация должна быть произведена русс-
ким императором и турецким султаном301. Кроме того, были подпи-
саны две секретные отдельные статьи, которые не были ратифици-
рованы турецким правительством и потому не вошли в силу302.
Таковы были основные положения Бухарестского мирного дого-
вора, имевшего отношение к формированию новой границы России
на её Юго-Западе. В состав России вошла территория площадью в
45,6 тыс. кв. км., всё течение правого берега среднего и нижнего
Днестра, Днестровский лиман, бессарабское побережье Чёрного мо-
ря от Днестровского лимана до Георгиевского гирла Дуная, левый
берег Георгиевского гирла Дуная до впадения в него р. Прут и до
Чёрного моря, левый берег р. Прут. Россия получила одни из самых
плодородных, по словам выдающегося почвоведа В. Докучаева, зе-
мель в Европе, богатые солью озера Южной Бессарабии и т.д. В сос-
тав России вошли крупные крепости: Хотинская, Сорокская, Бен-
дерская, Аккерманская, Килийская, Измаильская, бывшие ареной
многочисленных сражений, которые приходилось вести в этих мес-
тах русской армии.
Вся эта территория, окаймленная Днестром, Прутом, Чёрным мо-
рем и Дунаем первое время не имела единого названия. Во второй
половине 1812 г. её начали называть Бессарабией, распространив
название её южной части на всё междуречье. А в 1813 г. создаётся
Бессарабская область – новая историческая общность в составе Рос-
сии. Она обладала автономией в её составе, вначале в соответствии

300
Там же.
301
Там же. С. 56.
302
ВПР. Т. 6. С. 416-417, 468, 751.
76
с «Правилами временного правления Бессарабии» 1813 г., а затем
«Уставом образования Бессарабской области» 1818 г. – своеобраз-
ных конституций этого края. Жителям была гарантирована сохран-
ность личности, был положен конец многочисленным ногайско-та-
тарским и турецким набегам.
Бессарабия, прежде являвшаяся ареной бесчисленных войн, более
чем на сто лет была освобождена от каких-либо вооружённых кон-
фликтов и превратилась в один из самых спокойных уголков Евро-
пы. Освобождение Бессарабии от турецкого господства, уничтоже-
ние турецкой торговой монополии, создание внутреннего бессараб-
ского рынка (с 1812 по 1830 гг. Бессарабия находилась между двумя
таможнями) как части общероссийского, ликвидация внутренних та-
можен (в Молдавском княжестве они были отменены только с 1 ян-
варя 1830 г.303) дали сильнейший толчок для развития бессарабской
экономики. Здесь совершается переход от преимущественного заня-
тия животноводством к земледелию, и вскоре Бессарабия занимает
первое место в России по производству винограда и вина, табака,
одно из первых мест по сбору зерна и т.д. Южная Бессарабия с её
дунайскими портами, соляными озерами, выходом к морю, обшир-
ными пастбищами хорошо дополнила центральную и северную Бес-
сарабию, с более развитым зерновым хозяйством, виноградарством,
животноводством, их лесами. Таким образом, в сравнительно корот-
кий период времени Бессарабии удалось преодолеть и ряд тяжёлых
последствий, связанных с русско-турецкой войной и разрывом преж-
них экономических связей. Вскоре, особенно после Адрианополь-
ского мира 1829 г. Бессарабия становится одним из крупных экс-
портёров сельскохозяйственной продукции в Европе.
Если турецкия райя Бессарабии и земли, населённые буджакски-
ми ногайцами, находились на стадии восточного феодализма, а тер-
ритория Молдавского княжества относилась к так называемому пе-
реходному феодализму от восточного к западному, то, включив-
шись в состав России, Бессарабия оказалась в системе европейского
феодализма, более развитого по сравнению с восточным и более спо-
собствовавшему переходу к буржуазным отношениям. Бессарабия
оказалась в системе более развитой цивилизации, с более развиты-
ми производительными силами, уже в значительной степени европе-

303
Гросул В.Я. Реформы в Дунайских княжествах и Россия…. С. 221.
77
изировавшейся. Если произошло отделение центральной части Пру-
то-Днестровского междуречья от остальной части Молдавского кня-
жества, а до этого ещё в 1775 г. от молдаван Буковины, то, в свою
очередь, происходит соединение их с Северной и Южной Бессара-
бией, а также с молдаванами Заднестровья, которых в 1812 г. было
уже довольно значительное число (до 30% молдаван России). Таким
образом, происходит ликвидация Пруто-Днестровской чересполоси-
цы, её деление на две турецкие, татаро-ногайскую и молдавскую зо-
ны304. Утверждение о том, что Молдавское княжество было суверен-
ным государством, иногда встречающееся в современной литерату-
ре305, не соответствует действительности. После 1711 г. европейские
страны не рассматривали Молдавию в качестве суверенного государ-
ства306. Молдавия была лишена права проводить самостоятельную
внешнюю политику, потеряла свою регулярную национальную ар-
мию и подвергалась той же Турцией неоднократным территориаль-
ным сокращениям, начиная с 1484 г. При этом нужно учитывать,
что Россия воевала не с Молдавией, а с Османской Турцией, усту-
пившей России не только те территории, которые входили в состав
Молдавского княжества, но и территории, подчинявшиеся мусуль-
манским властям непосредственно.
Подписание мирного договора в Бухаресте ещё не означало, что
трудностям в русско-турецких отношениях был положен конец. Впе-
реди было ещё много нерешенных проблем и одной из них должна
была стать своевременная ратификация договора, поскольку уже в
начале июня русские государственные деятели выражали глубокое
беспокойство по случаю тех препятствий, которые чинил его рати-
фикации султан307. Драгоман Порты Д. Морузи, который помог Рос-

304
В литературе иногда пишется о потере Молдавским княжеством в
1812 г. 50% ее территории (Никифоров А.А. Русско-румынские отно-
шения и формирование границы // Военно-исторический журнал. 1990,
№12. С. 5). В действительности княжество потеряло примерно 36%
своей территории.
305
Grama D. Caracterizarea juridică a dezmembrării statului Moldova în
1818 // Revista de isorie a Moldovei. 2012, №2. Р. 36.
306
Șevcenco R. Statutul internațional al Moldovei: Aspecte istorico-juridice
(1359-1991). Chiș., 2007. P. 88.
307
ВПР. Т. 6. С. 437.
78
сии заключить Бухарестский мир был казнён турецкими властями.
Его семья (жена его, урожденная княгиня Е.М. Суццо) получила от
российского правительства пенсию 24 тыс. руб. в год, 50 тыс. еди-
новременного пособия, 6 тыс. десятин в Бессарабии и ещё 21 тыс.
десятин в Херсонской губернии308.
Александр I ратифицировал договор 11 июня309, за день до втор-
жения Наполеона в Россию, султан же продолжал проводить выжи-
дательную политику и ратифицировал договор лишь в июле, о чём
Александр объявил с радостью в Москве 8 июля и назвал Бухарест-
ский мир «Богодарованным»310. Мир был весьма желанным и замет-
но поднял дух русских войск, выступивших против наполеоновской
армады. Самое же главное, это то, что была освобождена от войны с
Турцией Молдавская армия, которая во главе со своим новым ко-
мандующим адмиралом Чичаговым была направлена на Север для
борьбы с Наполеоном. Интересно, что в самой Молдавии планы На-
полеона в походе на Россию видели в детронизации Александра I и
разделе большой страны на ряд маленьких государств311.
Чичагов был седьмым командующим Молдавской армией. Он
прибыл в княжества в мае 1812 г., имея особые инструкции, и пытал-
ся изменить в лучшую сторону для России условия Бухарестского
мира. Но все его попытки оказались тщетными. Следуя инструкци-
ям, он строит планы десанта против Стамбула, а после начала вой-
ны с Наполеоном, предполагает направить имевшиеся в его распо-
ряжении четыре дивизии в Далмацию, предпринимает меры для соз-
дания славянского ополчения и пр.312, пока не получает единствен-
но правильное в тех условиях распоряжение Александра I от 18 июля
о переброске Молдавской армии на Север313.
В тот момент численность Молдавской (Дунайской) армии сос-
тавляла 57,5 тыс. человек. В её составе было четыре корпуса, кото-
рыми соответственно командовали генералы А.Ф. Ланжерон, П. К.
Эссен 3-й, А.Л. Воинов, А.П. Засс и резерв под командованием И. В.

308
ГАРФ, ф. 109, 2 эксп., оп. 64 (1834 г.), д. 668, л. 12-26.
309
Петров А. Указ. соч.Т. III. С. 395.
310
Там же. С. 396.
311
Drăghici M. Op. cit. P. 243.
312
ВПР. Т. 6. С. 393, 443, 459, 460.
313
Горяинов С. 1812. С. 89-90.
79
Сабанеева. Для охраны новой Юго-Западной границы по Пруту и
Дунаю было оставлено 30 батальонов и один казачий полк314. Ду-
найской армии предстояло проделать почти тысячекилометровый
переход, который до соединения с армией Тормасова продолжался
полтора месяца. Эта армия сыграла свою заметную роль в разгроме
Наполеона315. За участие в Отечественной войне 1812 г., а также в
заграничных походах русской армии различные награды получили
не менее 237 молдаван316.
Ни Чичагов, ни находившиеся при нём дипломаты – И. Каподис-
трия и А. Стурдза, а также посол России в Турции А.Я. Италинский,
тоже прибывший в эти места и помогавший Кутузову в заключении
мира317, ничего уже поделать не могли, не могли они заключить со-
юз с Турцией, о котором так радел Александр I. Но Турция хотела
занять в период жесточайшей борьбы двух гигантов нейтральную
позицию, желая чтобы они как можно больше друг друга ослабили.
Ряд сложностей обнаружился и при управлении нового края, в кото-
ром большую роль сыграли И. Каподистрия и А. Стурдза – выходец
из омолдаванившихся греков, переселившихся в Россию, отец кото-
рого стал первым гражданским губернатором Бессарабской области.
Организация управления новых территорий, обычно, всегда связана
с трудностями различного характера, но в условиях, когда России
пришлось все свои силы бросить на борьбу с Наполеоном, эти труд-
ности ещё более увеличились. Не обошлось и без недовольных. В
октябре 1812 г. группа бояр Молдавского княжества составила про-
тест против присоединения Бессарабии к России и потребовала вос-
становления прежних границ. Этот протест был направлен султану
новым господарём Скарлатом Каллимахи, отказавшимся, однако,
послать его другим державам, в первую очередь, России318.

314
Подмазо А.А. Большая европейская война 1812-1815. Хроника собы-
тий. М., 2003. С. 8, 37, 219-220.
315
Гросул В.Я. Отечественная война 1812 года и судьба Дунайской ар-
мии // Эпоха 1812 года в судьбах России и Европы. М., 2013. С. 55-72.
316
Țvircun V. Vitralii. Chiș., 2006. P. 238.
317
Гребенщикова Г.А. Андрей Яковлевич Италинский // Вопросы исто-
рии.2018, №3. С. 30-31.
318
Georgescu-Vrancea C. Boerimea basarabiană și pacea din București din
anul 1812 // Arhivele Basarabiei. Chiș., 1934, №2. Р. 173-174; Grama D.
80
Нет ничего удивительного в том, что молдавские бояре, естест-
венно не все, поскольку среди них была сильная прорусская группи-
ровка, были недовольны поскольку они потеряли власть над значи-
тельной частью территории страны, власть, которую им раньше пр-
иходилось делить с фанариотами, не говоря уже о верховной власти
султана. Другая причина заключалась в том, что часть имений бояр
находилась в Молдавии, часть в Бессарабии, и это порождало значи-
тельные трудности, и большинство из них решило переехать в кня-
жество, поскольку их также интересовали высокооплачиваемые дол-
жности, приносившие в то время больший доход, нежели эксплуата-
ция имений. Десятки бояр, а также монастыри княжества имели име-
ния в Бессарабии. Хотя были и такие бояре, которые проживали в
Бессарабии, а владели имениями по правому берегу Прута319.
Особо привлекает внимание время составления протеста – ок-
тябрь 1812 г., то есть протест был составлен не в мае, когда были
подписаны условия договора, не в начале июля, когда он был рати-
фицирован и царём, и султаном, а почти четыре месяца со времени
ратификации, то есть после вывода русских войск из княжеств, ког-
да стало известно о падении Москвы и трудностях, испытываемых
Россией. Не исключено, что здесь не обошлось без подстрекательств
турок, французов и австрийцев, которым молдавские бояре, не имея
поддержки русского правительства, решились пойти навстречу. Ведь
совсем недавно, узнав о заключении мира, молдавский диван выра-
зил свою «невыразимую радость» по поводу увеличения границ Рос-
сии, как это подобает «настоящим и верным патриотам»320. Не иск-
лючено, что в составлении обоих документов были одни и те же бо-
яре. Но необходимо иметь в виду, что всё-таки часть молдавского
боярства осталась в Бессарабии и участвовала в управлении облас-
тью, получив также значительные земельные массивы на террито-
риях покинутых турками и ногайцами. Кстати, уже в декабре 1813 г.

Impactul raptului Basarabiei din 1812 asupra realizării drepturilor moldoveni


la est de Prut // Basarabia-1812. Problema națională, implicații internaționa-
le. Buc., 2014. P. 323; Nistor I. Istoria Basarabiei. Chiș., 1991. P. 175.
319
Poștarencu D. Contactele între românii de pe ambele maluri ale Prutului
în perioada Țaristă // Basarabia-1812. P. 590-592.
320
История Бессарабии (От истоков до 1998 года). Киш., 2001. С. 36.
81
последовало очередное прошение молдаван к России с просьбой о
покровительстве321.
Недовольные были не только среди господствующего класса, но и
среди части крестьян. Опять-таки, большую роль при этом сыграла
нестабильность управления Бессарабией, а также слухи о возвраще-
нии турок, слухи казавшиеся реальными после падения Москвы и
того, что после предыдущих русско-турецких войн турки, как и тата-
ры, действительно возвращались в Бессарабию. Даже когда францу-
зы были изгананы из России исполняющий должность российского
вице-консула в Галаце Серафиани доносил в декабре 1813 г., «что
многие между турками сих мест говорят о намерении Порты весною
объявить войну России»322. Имела значение и агитация бояр, стре-
мившихся привлечь в свои имения за Прутом как можно больше
крестьян и распространявших слухи о скором введении крепостного
права в Бессарабии. Случаи агитации среди местного населения как
турок, так и запрутских обитателей были зафиксированы русскими
властями и отмечены в специальных нотах, направленных турецко-
му правительству323. Но началось довольно массовое выселение
крестьян за Прут. Л. А. Касcо даже назвал его стадным чувством324.
Выселение части крестьян из Бессарабии чрезвычайно обеспоко-
ило Александра I, опасавшегося не только сокращения числа своих
подданных, но и того, какой эффект это произведёт на население
Балканского полуострова. Дело в том, что молдаване стали первым
православным народом Юго-Восточной Европы, значительная часть
которого вошла в состав России. Его пример должен был повлиять
на остальные народы этого региона, и российское правительство и в
те годы, и позднее всячески стремилось показать плоды своего по-
печительства. 14 апреля 1815 г. Александр I предписывает команду-
ющим войсками в Бессарабии и новому её гражданскому губернато-
ру обратить максимум внимания на упорядочение дел в Бессарабии.
Александр I писал: «Желая устроить участь и благоденствие сего

321
Никифоров А.А. Указ. соч. С. 5.
322
ГАРФ, ф. 1165, оп.1, д. 142, л. 11 об.
323
ВПР. Т. 9. М., 1974. С. 725.
324
Кассо Л.А. Указ. соч. С. 203-204; см. также: Tomuleț V. Exodul popu-
lației din Basarabia în Moldova de peste Prut (anii 1812-1828) // Revista de
istorie a Moldovei. 2012, №2. Р. 55-78.
82
края, основав оное на внутреннем благоустройстве и на местных
обычаях и законах, повелеваю Вам обратить неусыпное попечение
на прекращение злоупотреблений, отягощающих народ бессарабс-
кий, строго взыскивая за малейшее нарушение прав и преимуществ
оному предоставленных»325.
В 1818 г. Александр I посещает Бессарабию и в этом же году
издаётся закон под названием «Устав образования Бессарабской об-
ласти 1818 года», позволивший заметно упорядочить местные дела.
Ещё через два года, в связи с событиями Восточного кризиса 20-х
гг., в Бессарабию началось массовое переселение из Молдавского и
Валашского княжеств как крестьян, так и бояр, воочию убедивших-
ся в преимуществах, которые получила Бессарабия по сравнению с
состоянием крайнего беззакония, охватившего Дунайские княжест-
ва после подавления восстаний этеристов и Тудора Владимиреску и
сопровождавшихся грабежами и убийствами со стороны турецких
войск. Население Бессарабии быстро увеличивалось и по темпам его
роста, в том числе и молдавского, оно значительно опережает Мол-
давское княжество.
Если определённый порядок в Бессарабии удалось навести в те-
чение нескольких лет, то значительно сложнее обстояло дело с уре-
гулированием русско-турецких отношений и, в частности, с разгра-
ничением на Дунае. Время войны с Наполеоном было годами край-
него напряжения сил России. Тревожные слухи то и дело доноси-
лись с разных сторон и о нападениях, которым может она подверг-
нуться со стороны новой её Юго-Западной границы. То, как вполне
реальные, воспринимались слухи о желании французов и австрий-
цев нанести удар по частям Молдавской армии в Валахии и Молда-
вии326, то о стремлении турок вернуть потерянные ими в войнах тер-
ритории, то уже не так, как отражение слухов, а реальных фактов –
русский посол в Стамбуле доносит о конфискации русского хлеба в
Турции. Поскольку Турцию действительно охватил голод, и не же-
лая обострять отношения с ней, русское правительство согласилось
уступить часть хлеба на льготных условиях327. В районе же Дуная
турки пошли на прямое нарушение Бухарестского договора. Не го-

325
ВПР. Т. 8. М., 1972. С. 281.
326
ВПР. Т. 6. С. 528.
327
Там же. Т.:. С. 594; Т. 7. С. 52, 83.
83
воря уже об их ударах по сербам, турки начали возводить укрепле-
ния в тех местах дельты Дуная, в которых это строго запрещалось
мирным договором. Турки требуют незаконных пошлин, а их под-
данные нарушают границу в районе Нижнего Дуная с Россией328.
Вместе с тем, достичь законного размежевания на Дунае никак не
удавалось. Оно затянулось на несколько лет и прошло несколько
этапов.
Для проведения точной границы между Россией и Османской им-
перией была создана смешанная русско-турецкая комиссия, предс-
тавителем в которой со стороны России был бессарабский граждан-
ский губернатор И.М. Гартинг. 19 (31) мая 1813 г. он доносил влас-
тям о трудностях, встретившихся при выполнении IV статьи Буха-
рестского мирного договора, и отказе турок установить границу там,
где этого требовали условия договора329. В связи с этими русский
посланник в Стамбуле А.Я. Италинский посылает 20 августа 1813 г.
ноту турецкому правительству, показывая необоснованность притя-
заний Порты на обладание всеми островами на Дунае, которые в
соответствии с договором должны находиться в общем владении и
оставаться незаселенными. Италинский также указал на необосно-
ванность требований представителя Турции, добившегося проведе-
ния неограниченной линии на расстоянии лишь одного часа пути от
Измаила до Килии, тогда как договор устанавливал границу по боль-
шим островам330. Имели место трёхдневные переговоры бессарабс-
кого губернатора И.М. Гартинга с турецким комиссаром Мустафой
Назир-эфенди в Измаиле, и новые их переговоры в Измаиле в фев-
рале 1815 г.331 Урегулирование затягивалось, и в апреле 1815 г. Алек-
сандр I в специальном рескрипте Гартингу предложил «отложить
окончание сего дела впредь до благоприятнейшего времени»332. Но
время это наступило не сразу.

328
Там же. Т. 7. С. 188; Т. 8. С. 79, 291; Т. 9. С. 334.
329
Там же. Т. 8. С. 89.
330
Там же. 7. С. 363.
331
Чертан Е.Е. Новые данные об установлении государственной грани-
цы России по Дунаю в 1813-1817 годах // Вековая дружба. Киш., 1961.
С. 254-257.
332
ВПР. Т. 8. С. 280.
84
В период Венского конгресса 1814-1815 гг. турецкая сторона
пыталась склонить европейские державы к пересмотру Бухарестс-
кого мира и возвратить земли присоединённые по этому миру к Рос-
сии. Но великие державы не поддержали эти требования Порты и
тем самым признали правомерность присоединения Бессарабии к
России333. 23 июня 1815 г. Италинский посылает довольно резкую
ноту турецкому правительству, где отмечает нарушение границы
турецкими подданными в районе Вилкова и нежелание турок ула-
дить отношения в этом районе. Русский посол также заявил, что де-
ятельность по урегулированию с русской стороны прекращается и
бессарабский губернатор прерывает всякие контакты с турецким
представителем до тех пор, пока Порта не обяжет действовать их в
соответствии с договором334. По требованию Гартинга переговоры с
турецким представителем шли в Кишинёве в октябре 1815 г. и опять
без особых результатов335.
Вскоре Италинский покидает Стамбул и послом России в столи-
це Турции становится Г.А. Строганов, в инструкциях которому, дан-
ных Министерством иностранных дел 20 мая 1816 г., предписыва-
лось урегулировать русско-турецкие отношения и, среди прочего,
положить конец противоречиям в районе Дуная336. В 1816 г. Стро-
ганов посылает ряд нот турецкому правительству о нарушении рус-
ско-турецкой границы турецкими подданными (преимущественно
казаками-некрасовцами). В одной из них он пишет, что Россия «не
может спокойно и равнодушно взирать на постоянное противодей-
ствие Блистательной Порты демаркации дунайской границы и на
вытекающие из этого последствия, относящиеся к выполнению ст. 4
договора»337.
Действительно, русское правительство всячески старалось покон-
чить с неопределённостью, сохранявшейся со времени Бухарестско-
го договора. В середине 1816 г. представителем России в русско-ту-
рецкой комиссии по установлению границы по Дунаю назначается

333
Федоров Г. К. Государственно-административное устройство и мест-
ное право Бессарабии (1812-917 гг.). Киш, 1974. С. 36.
334
ВПР. Т. 8. С. 414-415.
335
Чертан Е.Е. Указ. соч. С. 257-259.
336
ВПР. Т. 9. С. 172.
337
Там же. С. 334.
85
инженер-полковник И.Ф. Богданович, который побывал в Турции и
Молдавии и составил подробную карту дунайских гирл. Разграни-
чительная линия, нанесённая на ней Строгановым, была предметом
русско-турецкой конференции 5 (17) апреля 1817 г., где представи-
телем России был Строганов, а представителем Турции рейс-эфен-
ди, то есть министр иностранных дел. Но обе стороны не смогли
прийти к соглашению338. Рейс-эфенди и впоследствии заявлял о не-
согласии с предложенной русской делегацией разграничительной ли-
нией, которая, по его словам, «слишком расходится с постановле-
ниями Бухарестского договора», более того, он даже намекал на пе-
ресмотр условий договора по вопросам о Старой Килии339.
Урегулирование могло затянуться на неопределённое время, но
на заседании комиссии по разграничению, состоявшемся 21 августа
1817 г., представители Турции согласились, наконец, прийти к об-
щему с Россией соглашению. На переговорах было признано, что
разграничительная линия пройдёт от места разделения Дунайского
устья на два гирла по островам Четал и Лети в часе расстояния от
левого берега Сулинского гирла и до Чёрного моря. После пересе-
ления жителей и перенесения строений, линия эта должна быть
отмечена вехами турецкой стороной. Вся же территория между этой
линией и Килийским гирлом, в соответствии с договором, остава-
лась владением Турции, но не должна была подлежать заселению и
застройкам. Порта должна была также в течение года эвакуировать
Старую Килию и строго следить за тем, чтобы её подданные не на-
рушали границу340.
Таким образом, удалось прийти к определённому соглашению, и
в ноябре того же 1817 г. Александр I утвердил договоренность о раз-
граничении по Дунаю и назначил российским комиссаром в комис-
сию по разграничению И.Ф. Богдановича341. Следовательно, после
заключения Бухарестского мира 1812 г. прошло более пяти лет
прежде чем по вопросу о границе на Дунае была достигнута опре-
делённая договоренность. Столь долгая неурегулированность объ-

338
Чтения в императорском обществе истории и древностей Российс-
ких. Кн. 4. М., 1901. С. 8-18.
339
ВПР. Т. 9. С. 542-543.
340
ВПР. Т. 9. С. 760-761.
341
Там же. С. 761.
86
яснялась не только некоторой расплывчатостью формулировок, от-
меченных в статье IV Бухарестского договора, а прежде всего слож-
ностью русско-турецких отношений того времени.
Таковы были последствия Бухарестского мирного договора, ко-
торые привели к разграничительным работам лишь через пять с
лишним лет после его заключения. Это, понятно, не привело к окон-
чательной ликвидации русско-турецких противоречий, но к периоду
Восточного кризиса 20-х гг. они были сравнительно незначительны-
ми. Их обострение в 20-е гг. привело к тому, что дельта Дуная по
Адрианопольскому мирному договору 1829 г. была передана России
и стала составной частью Бессарабской области342. По условиям
этого последнего договора по настоянию России Валахии были пе-
реданы придунайские города-крепости Брэила, Джурджу и Турну с
округами, а также 88 островов Дуная. Всего, таким образом, Вала-
хия получила примерно 230 тыс. гектаров плодородных придунайс-
ких земель, а Брэила становится крупнейшим валашским портом.
Часть этих земель была превращена в государственную собствен-
ность, которая приносила в самом своём начале валашской казне
доход в 500 тыс. лей343. Таким образом, территориальные прираще-
ния в районах Нижнего Дуная получила в то время не только Рос-
сия, но и Валахия.

342
См.: Гросул В.Я. Формирование русско-турецкой границы по Адриа-
нопольскому миру 1829 г. и Парижскому трактату 1856 г. // Формиро-
вание границ России с Турцией и Ираном XVIII – начало ХХ вв. Т. II.
М., 1979. С. 226-235; Ciobotea D., Osiac V. Op. cit. P. 65.
343
Гросул В.Я. Реформы в Дунайских княжествах и Россия. С. 277.
87
3. Управление Бессарабии в составе России

Сразу же после присоединения Пруто-Днестровского междуре-


чья к России стал вопрос об учреждении нового управления данной
территорией. Как мы уже отмечали, после того как этот регион стал
контролироваться русскими войсками и русской администрацией, во
главе которой последовательно стояли русские чиновники С. Лош-
карев, С. Кушников, а затем В. Красно-Милашевич, непосредствен-
ное руководстово им осуществляли молдавский Диван и соответст-
вующие исправники. Им стали подчиняться и вновь созданные ци-
нуты – Хотинский, а также Бендерский, Аккерманский и Томаровс-
кий, прежде называвшиеся Бессарабией или Буджаком, которые
стали приносить и определённые доходы. Русским военным властям
было запрещено вмешиваться в дела гражданского управления.
Примечательно, что инициатором перевода под управление мол-
давского Дивана бывших райя и ногайских поселений стало россий-
ское Министерство иностранных дел, поддержанное самим импера-
тором. Тем самым произошла молдовенизация этого края и ликви-
дация прежней чересполосицы, явно соответствовавшие тогдашним
взглядам российского правительства. С выселением мусульманско-
го населения, которое раньше, как мы отмечали, составляли боль-
шинство в этом междуречье, процент молдаван заметно повысился.
Происходит создание новой исторической общности – Бессарабской
области, которая начинает жить в новых условиях при новых зако-
нах и новых властях.
Кстати, никакого железного занавеса по Пруту не было и молда-
ване спокойно переселялись в Россию и обратно многие десятиле-
тия после 1812 г., о чём сообщается в отчётах известного III отде-
ления и на чём мы ещё остановимся. В соответствующих русских
материалах того времени молдаване назывались молдаванами и ни-
как по-другому. Один из лидеров декабризма – П.И. Пестель в своей
«Русской правде» – документе, созданном ещё до 1825 г., выделил
специальный параграф под названием «Племя молдавское»344. Пес-
тель довольно хорошо знал и Бессарабию, и Молдавское княжество,
которые называл «частями молдавской земли»345, воспринимал мол-
даван как отдельное племя или народность.
344
Восстание декабристов. Документы. Т. VII. М., 1958. С. 141.
345
Там же.
88
Точно также наиболее распространенным был термин «молдавс-
кий язык» на основе кириллической графики или русского граждан-
ского шрифта. Лидеры бессарабской церкви категорически высту-
пали против латинского алфавита или ввоза книг на этом алфавите.
Митрополит Гавриил своим распоряжением запрещал ввоз в Бесса-
рабию церковных книг, отпечатанных протестантами и униатами в
Трансильвании латинским шрифтом. Один из таких документов за
1816 г. сохранился и был опубликован позднее. Речь там шла о по-
пытке привоза из Молдавского княжества в Бессарабию 53 книг, вы-
пущенных типографией в Блаже, что в Трансильвании. Губернатор
И. Гартинг запросил мнение митрополита, и Гавриил выступил про-
тив пропуска этих книг346. Несколько позднее, против ввоза в Бесса-
рабию пособия по языку, отпечатанного латинскими буквами в Буде
(Венгрия) выступил преемник митрополита Гавриила архиепископ
Димитрий Сулима347, хотя и не бывший молдаванином, но хорошо
владевший молдавским языком. При этом подчёркивалось, что сла-
вянские буквы были издревне признанными «самыми удобнейшими
из всех других для выражения молдавского языка»348. Таким обра-
зом, уже вскоре после присоединения Бессарабии к России вопрос
об алфавите приобрёл международно-идеологический характер.
Итак, была упразднена известная бессарабская чересполосица и
создаётся единый бессарабский рынок, потому что до 1830 г. Бесса-
рабия располагалась между двумя таможнями и по Днестру, и по
Пруту, но внутренних таможен уже не было. Был положен конец
трёхсотлетнему османскому господству и фанариотскому режиму,
турецко-татарско-ногайским набегам, характерными для них убий-
ствами, угоном в рабство и грабежами, и в крае более чем на сто лет
прекратились всякого рода военные действия. Вообще, всё между-
речье было избавлено от возможного превращения в пашалык.
Оторвавшись формально от запрутских молдаван, молдаване цент-
ральной части Пруто-Днестровского междуречья соединились с мол-
даванами северной и южной его части, а также с заднестровскими
молдаванами, поскольку накануне войны 1806-1812 г. в состав Мол-

346
Tomescu C.N. Diferite știri din arhiva cоnsiliului eparhial Chișinău // Ar-
hivele Basarabiei. Chișinău, 1939. P. 62– 63.
347
ГАРФ, ф. 109, 2 эксп., оп. 50 (1830 г.), д. 50, л. 2-2 об.
348
Там же, л. 2.
89
давского княжества Бендеры, Измаил, Аккерман, Рени, Килия, Кау-
шаны, Липканы, Бричаны и многие другие населённые пункты не
входили.
Пруто-Днестровское междуречье в 1812 г. ещё не имело своего
главного города и лишь несколько позднее им стал город Кишинёв.
Он им становится не без дискуссий, поскольку среди русских чи-
новников были такие, которые считали, что пальму первенства сле-
дует отдать Бендерам349. Видный русский дипломат Ф. П. Пален да-
же составил специальную «Записку о преимуществе города Бендер
перед Кишинёвом350.Однако митрополит Гавриил Бэнулеску-Бодо-
ни, переехавший в новую провинцию уже в конце сентября 1812 г. и
устроивший в Кишинёве центр своей епархии351, привёл более весо-
мые доказательства в пользу Кишинёва, указывая прежде всего на
центральное его положение в крае. Большую помощь ему оказал ар-
химандрит Иоасаф, который смог уговорить иерусалимское и синай-
ское духовенство, на землях которых находился Кишинёв, передать
эти земли бесплатно Кишинёву. За это Иоасаф был награждён рос-
сийским орденом Св. Анны 2-ой степени. Впоследствии Иоасаф по-
лучит российское гражданство и переедет из Ясс в Кишинёв352. Так
что в получении Кишинёвом статуса главного города Бессарабии
определённую роль сыграл и международный фактор.
Вообще, в устройстве Бессарабской области митрополиту Гаври-
илу принадлежит весьма заметная роль, что уже давно отмечено в
литературе353. По молдавским обычаям митрополит занимал по сво-
ему положению второе место после господаря, а при отсутствии пос-
леднего, даже первое. То есть митрополит ведал не только церков-

349
Jewsbyry G.F. Anexarea Basarabiei in Rusia:1774-1828. Iași, 2003. P. 151.
350
РГИА (Российский государственный архив в СПб.), ф. 1308, оп. 1, д.
14, л. 114-117.
351
Melinte V., Cernenchi E. Unele aspecte din istoria creării instituțiilor auto-
administrării locale în Chișinău (1812-1918) // Revista de istorie a Moldo-
vei. Chișinău, 2009, №4 (80). Р. 215; Игумен Ириней (Тафуня). Митропо-
лит Гавриил (Бэнулеско-Бодони) основатель Кишиневско-Хотинской
епархии. Издательство Ново-Нямецкого монастыря. 2009. С. 167.
352
ГАРФ (Государственный архив Российской Федерации), ф. 1165, оп.
2, д. 181, л. 2-3 об., 11-11 об.
353
Батюшков П.Н. Бессарабия. Историческое описание. СПб., 1892. С.
150-154.
90
ными, но и светскими делами. Так оно получилось и при образова-
нии новой области. Среди представителей местного боярства не бы-
ло фигуры более крупной и авторитетной нежели митрополит Гав-
риил. Он стал основателем новой митрополии с центром в Кишинё-
ве и способствовал ликвидации церковной раздробленности в меж-
дуречье, о чём мы поговорим подробнее в специальной главе посвя-
щённой церковным вопросам. Получилось так, что северные прихо-
ды междуречья подчинялись Рэдэуцкому епископу, центральные
Хушскому, а приходы южной части, управлявшиеся турками и но-
гайцами, подчинялись Проиловской епархии, не входившей в Мол-
давскую митрополию и напрямую связанную с Константинопольс-
ким патриархом.
После создания новой митрополии в Кишинёве все эти три части
составили в церковном плане единое целое и кроме того ей подчи-
нили приходы по левому берегу Днестра, южнее р. Ягорлык, в том
числе и г. Тирасполь и даже Одессу. Церковная унификация способ-
ствовала и территориальной унификации. Таким образом, создаётся
новая административная единица, над управлением которой задума-
лись сразу после подписания Бухарестского мира 1812 г. Тем более,
что, как отмечалось, в 1812-1830 гг. Бессарабия находилась между
двумя таможнями и. тем самым, сформировался бессарабский внут-
ренний рынок.
Изначально новые власти не собирались превращать эту новую
провинцию в губернию, предлагая учесть местные особенности и
национальный состав населения. Было решено предоставить ей зна-
чительную автономию, которая привлекала внимание многих иссле-
дователей. Наиболее крупными работами по этой теме являются мо-
нографии А. Накко, А. Болдура и Я. Гросула354, написанные в раз-
ное время и с разных позиций. Ей посвящен и ряд других исследо-
вательских работ355.

354
Накко А.Очерк гражданского устройства Бессарабской области с
1812 по 1828 г. // Записки Одесского общества истории и древностей.
Т. XI. Одесса, 1900; Boldur A. Autonomia Basarabiei sub stăpânirea ruseas-
că în 1812-1828. Studii. Chișinău, 1929; Гросул Я.С. Автономия Бессара-
бии в составе России (1812-1828 гг.) // Труды по истории Молдавии.
Киш., 1982. С. 110-234.
355
Кассо Л.А. Россия на Дунае и образование Бессарабской области.
М., 1913; Сурилов А.В. Общественное устройство и управление Бесса-
91
Причины создания бессарабской автономии, её особенности, пос-
ледующая её ликвидация – всё это нашло отражение в этих работах,
где был также мобилизован значительный источниковый материал.
Однако, можно сказать, что ещё имеется немало источников по этой
теме, которые необходимо привлечь и, самое главное, эта автономия
не изучена в плане истории молдавской государственности в меж-
дународном аспекте и в контексте других автономий тогдашнего
времени в составе России. Ещё Ф.Ф. Вигель сравнивал автономию
Бессарабии с автономией Финляндии. Бессарабия поначалу была как
бы южной Финляндией.
Во время войны молдовенизация Пруто-Днестровского междуре-
чья заметно усилилась, и на всю её территорию, как отмечалось,
были распространены как молдавские законы и обычаи, так и дея-
тельность молдавской церкви. Эта сторона в предыдущих исследо-
ваниях как-то уходила на задний план или, вообще, не отмечалась.
Во время войны и вскоре после неё местные бояре захватили 120
тыс. десятин земли. Это не считая того, что правительство России
раздало боярам и русским помещикам – прежде всего крупным
военным деятелям и видным чиновникам – значительные участки
земли, нередко в несколько и более тысяч десятин (всего в течение

рабией первой половины XIX в. Автореф…. Канд.ист.наук. М., 1953;


Анцупов И.А. и Жуков В.И. Реформы в управлении Бессарабией с 1812
по 1828 г. // Ученые записки Кишиневского госуниверситета. Т. 26. Ки-
шинев, 1957. С. 145-159; Морозан В.В. Формирование и деятельность
административных органов управления в Бессарабской области в нача-
ле XIX в. // Клио. Журнал для ученых. СПб., 2005, №1 (28). С. 125-134;
№2 (29). С. 152-161; Федоров Г. К. Государственно-административное
устройство и местное право Бессарабии (1812-1917 гг.). Кишинев, 1977;
Halippa P. Autonomia Basarabiei de la începutul secolului trecut // Viața Ba-
sarabiei. Buc., 1940, №9-10; Cornea S. Organizarea administrativă a Basara-
biei. Cahul, 2003; Lupașcu Z. Instituțiile politice și cele juridice din Basara-
bia (1812-1817). Chișinău, 2004; Ciobanu T. Contribuții documentare privi-
toare la administrația locală din Basarabia în prima jumătate a secolului al
XIX-lea // Revista de istorie a Moldovei. 2010, №3-4; Dragnev D. Evoluția
regimului de dominație a imperiului Rusiei asupra Basarabiei la începutul
anilor 1830 (aspecte din politica economică, socială și administrativă) //
Basarabia-1812. Problemă națională, implicații internaționale. Buc., 2014. Р.
243-260.
92
20 лет после заключения мира дворянам было пожаловано на юге
Бессарабии 300 тыс. десятин земли). Если к началу XIX в. казённый
земельный фонд был сведён к минимуму, то вскоре после 1812 г.
только в Бессарабии он составил 1,5 млн. десятин356.
Чрезвычайно важное значение выселение мусульманского насе-
ления имело для жителей Центральной, да и для Северной Бессара-
бии в плане их ограждения от беспокойных соседей – турок, татар и
ногайцев. А. Накко, выходец из среды молдавских бояр, основатель-
но изучавший историю края, говоря о жизни в молдавской части Бес-
сарабии писал: «…здесь жители находились ещё в худшем сравни-
тельно положении, нежели запрутские братья их, т.к. они имели со-
седями своими с севера турок, от которых избавились в начале вой-
ны, а с юга татар, кочевавших ещё в буджакских степях. Соседство
дикой азиатской орды делало жизнь этих жителей почти невыноси-
мою, подвергая их, сверх внутренних насилий и грабежей, ещё внеш-
ним нападениям разбойничьих шаек, уводивших людей в неволю»357.
Как уже отмечалось, в XVIII в. известно около десяти крупных ту-
рецко-татарских набегов на Молдавию, а что касается мелких, то
они имели место ежегодно, особенно после сбора урожая.
После Бухарестского мира, когда в состав России вошло лишь
Пруто-Днестровское междуречье, стал вопрос об его административ-
ном устройстве. Кстати, Бессарабия была избавлена от фанариотс-
кого господства на 10 лет раньше, чем Запрутская Молдавия и это,
конечно, имело для края позитивное значение. Задача её управления
была поставлена перед новым командующим русской армией адми-
ралом Чичаговым, который пришёл на смену М.И. Кутузову. В ско-
рейшем наступлении Наполеона на Россию не было никакого сом-
нения и этот фактор необходимо постоянно учитывать при оценке
деятельности Чичагова. Прежде всего он способствовал отправке
части русских войск навстречу Наполеону, а затем сам примет учас-
тие в непосредственных сражениях с французской армией.
При устройстве Бессарабии Чичагов должен был руководство-
ваться несколькими основными принципами. Как каждое крупное
государство, Россия проводила политику централизации и унифика-

356
Гросул Я.С., Будак И.Г. Очерки истории народного хозяйства Бесса-
рабии (1812-1861). Кишинев, 1967.
357
Накко А. Указ. соч. С. 14.
93
ции. Но, включая в свой состав многочисленные народы и народ-
ности, она не могла не учитывать и местные особенности, не могла
не стремиться к получению поддержки этих народов, особенно пог-
раничных с теми странами, с которыми Россия вела многочислен-
ные войны. Россия стремясь к укреплению своего могущества, по-
лагалась не только на силу своего оружия, но и на определённые
дипломатические приёмы, например, на свой внешнеполитический
конституционализм, получивший изначально применение на гречес-
ких Ионических островах на стыке XVIII и XIX вв. и проводивший-
ся вплоть до начала ХХ столетия, завершившись реформами на гре-
ческом острове Крит358.
Но кроме внешеполитического имел место и внутриполитичес-
кий конституционализм. Он нашёл отражение в Финляндии, Поль-
ше и других регионах России, особенно во время правления Алек-
сандра I359. Бессарабия, как отмечалось, рассматривалась как южная
Финляндия, тем более, что при её устройстве использовался финс-
кий опыт, опыт северной провинции, вошедшей в состав России все-
го лишь за три года до присоединения Бессарабии. Любопытно, что
ещё 6 марта 1812 г. митрополит Гавриил Бэнулеску-Бодони перес-
лал Александру I проект П.Х. Безака, в котором шла речь о созда-
нии в Дунайских княжествах особой комиссии «подобно той, кото-
рая существовала в Финляндии» и в котором перечислялись основ-
ные принципы административного строительства в крае360. Ф. Ви-
гель, хорошо знавший положение Бессарабии и одно время бывший
её вице-губернатором, ещё в 1823 г. подчёркивал, что «Бессарабия
имеет единство прав с Королевством Польши и Великим Финским
Герцогством, которые имеют своё собственное политическое управ-
ление»361.
Адмирал П. Чичагов осуществлял лишь общее руководство но-
вой областью. 23 июля 1812 г., ещё находясь в Бухаресте, П. Чича-
гов подписывает документ под названием «Образование временного

358
См.: Гросул В.Я. Российский конституционализм за пределами Рос-
сии // Отечественная история. М., 1996, №2.
359
Чарторыйский А. Русский двор в конце XVIII и в начале XIX столе-
тия. 1795-1803. М., 2007. С. 166.
360
Морозан В.В. Указ. соч. №1 (28). С. 129.
361
Вигель Ф.Ф. Замечания на нынешнее состояние Бессарабии. СПб.,
1823. С. 7.
94
правления в Бессарабии»362. Тем не менее, в литературе первый офи-
циальный акт касающийся новой российской провинции датируется
2 августа 1812 г., когда он вошёл в силу363. Положение же об её
устройстве было поручено составить графу И. Каподистрия, уже
имевшего опыт преобразований на Ионических островах и неплохо
знакомого с положением в Дунайских княжествах. Он имел знако-
мых среди молдавских бояр и особенно был близок к С. Стурдзе и
его детям Александру и Роксандре364. Эту близость, конечно, нужно
иметь в виду, изучая те предложения, которые были выработаны
русским дипломатом греческого происхождения.
Проект правил временного управления Бессарабской областью
был подготовлен Каподистрия в самые кратчайшие сроки и уже в
июле 1812 г., то есть через два месяца после подписания Бухарестс-
кого мира, был переслан Чичаговым в Петербург365. Война с Напо-
леоном была в разгаре, ещё не миновала угроза самому Петербургу,
а в столицу России доставляется проект устройства новой окраины.
Хотя мир с Турцией был заключен, новая война с ней не исключа-
лась, и внимание к проекту И. Каподистрия было проявлено чрезвы-
чайное. Не случайно он был вскоре поддержан и уже 1 февраля 1813
года Сенат постановляет учредить Временное правительство Бесса-
рабии по гражданскому управлению. Это правительство должно бы-
ло руководствоваться «Временными правилами», проект которых
был подготовлен Каподистрия и подписан Александром I.
Именно в этих «Временных правилах» 1813 г. был официально
применён термин «Бессарабская область» и Пруто-Днестровское
междуречье получает статус не обычной русской губернии, а облас-
ти с очень заметными, можно сказать, существенными особенностя-
ми. Практически сохранялась на среднем и нижнем уровне старая,
то есть молдавская система управления. Область делилась на систе-
му цинутов (уездов). В её состав входило 17 городов и 693 сельских

362
Морозан В.В. Указ. соч. С. 128; Jarcutchi I., Mischevca V. Pacea de la
București. Chișinău, 1993. P. 183.
363
Barcaru S. Considerații privind instituțiile administrative locale din Basa-
rabia reflectate în actele legislative rusești din anii 1812-1837 // Revista de
istorie a Moldovei. Chișinău, 2009, №4 (80). Р. 71.
364
Арш Г.Л. И. Каподистрия и греческое национально-освободительное
движение 1809-1822 гг. М., 1976. С. 16, 18, 36.
365
Кассо Л. Указ. соч. С. 197-198.
95
населённых пункта. В 1816 г. число цинутов было 9. Каждый цинут,
как и прежде в Молдавском княжестве, состоял из околов, своеоб-
разных волостей, но более крупных по размеру. В околы входил ряд
сёл, также управлявшихся по прежним молдавским традициям. Ци-
нуты возглавлялись исправниками из числа молдавских бояр, при-
чём назначались на один год в соответствии с молдавскими тради-
циями.
Таким образом, на нижнем и среднем уровнях никаких сущест-
венных перемен не произошло. Заметные изменения наблюдались на
верхнем уровне управления. По «Временным правилам» сохранялось
деление властей на военную и гражданскую, введенное во время
русско-турецкой войны 1806-1812 гг. Верховную власть представ-
лял командующий русской армией на Дунае. Гражданскими делами
должен был ведать специальный гражданский губернатор. Что каса-
ется военного начальника, то ему подчинялись находившиеся на тер-
ритории области воинские части и крепости. Военачальнику было
запрещено вмешиваться в дела гражданского управления. Он дол-
жен был лишь оказывать в случае необходимости помощь граждан-
скому губернатору, в том числе и с применением военной силы.
«Временными правилами» предусматривалось также создание бес-
сарабского областного правительства, которое должны были соста-
вить молдавские бояре и русские чиновники. Председателем этого
областного правительства являлся гражданский губернатор, который
ведал всеми делами внутреннего управления области. Само прави-
тельство состояло из Общего собрания и двух департаментов, кото-
рые в свою очередь делились на три экспедиции. Уже само название
– правительство – говорило о многом и на уровне обычной русской
губернии о нём не могло идти и речи.
Общее собрание состояло из советников департаментов и, прохо-
дя под председательством губернатора, занималось обсуждением и
решением дел поступавших из департаментов, а также предлагав-
шихся непосредственно самим губернатором. Департаменты, в свою
очередь, состояли из экспедиций. Так в рамках первого департамен-
та имелись три экспедиции – гражданских и судебных дел, уголов-
ных и следственных, городской и земской полиции.
Из экспедиций состоял и второй департамент. Это были экспе-
диции статистики, финансов и торговли. «Временные правила» осо-
бо оговаривали привилегии молдавских чиновников из бояр. Соот-
96
ношение советников из числа молдавских и русских чиновников
предусматривалось в пропорции 7 к 5, то есть давало преимущество
молдавским боярам. Что касается ведения гражданских и уголовных
судебных дел, то они должны были решаться в соответствии с мест-
ными законами и обычаями. Полицейские дела предписывалось ре-
шать по законам Российской империи. В Кишинёве и Хотине учреж-
даются полицмейстерства, призванные работать на основе общерос-
сийских законов и непосредственно подчиняться гражданскому гу-
бернатору. В тех же городах, где имелись крепости (кроме Хотина)
местная полиция находилась в подчинении комендантов этих кре-
постей366.
Еще одна особенность центрального управления области заклю-
чалась в том, что ни одна из экспедиций не имела права принимать
решения по тем или иным делам, подготавливая лишь соответству-
ющие материалы и проекты. Решения принимались каждым депар-
таментом по большинству голосов. К особенностям «Временных
правил» следует отнести и то, что дела в областном правительстве
велись параллельно на двух языках – русском и молдавском, в связи
с чем каждый департамент состоял из двух канцелярий. Тяжебные
дела предписывалось вести на молдавском языке. «Временные пра-
вила» также освобождали жителей края от всех государственных
податей на три года367, что должно было послужить компенсацией
за невзгоды войны с её постоями и военными поставками.
Таково основное содержание «Временных правил» 1813 г., пер-
вых основных законов Бессарабии, можно сказать своеобразной бес-
сарабской конституции, хотя и носившей временный характер. Они
как бы были синтезом российских и молдавских правовых традиций,
то есть носили и определённый международный характер. Действо-
вали они, в основном, более пяти лет, до апреля 1818 г., когда Алек-
сандр I подписал новый бессарабский статут под названием «Устав
образования Бессарабской области». Правда, заметные изменения
во «Временные правила» будут внесены в 1816 г., но они не поко-
лебали главные установки «Временных правил».

366
См.: Захария С.К. Влияние российского законодательства на судоус-
тройство и судопроизводство Бессарабии 1812-1869 гг. Автореф. дис…
докт. истории. Кишинев, 2003.
367
Записки Бессарабского статистического комитета. Т. III. Кишинев,
1868. С. 108-115.
97
Говоря о юридической стороне устройства бессарабской автоно-
мии, необходимо учитывать и ряд других документов относивших-
ся к устройству Бессарабской области. Среди них особое место за-
нимают специальные инструкции направленные адмиралом П. Чича-
говым первому бессарабскому гражданскому губернатору С. Стурд-
зе. В них обращают на себя внимание как установки внешнеполити-
ческого характера, так и рекомендации внутреннего порядка, при-
чём, как собственно политического свойства, так и экономического.
Бессарабия в соответствии с этими инструкциями должна была стать
примером для балканских народов – молдаван, валахов, греков, бол-
гар, сербов и других, ориентировавшихся или, как там писалось,
«привязанных к России». Этим народам надлежало помочь и в пере-
селении их в Бессарабию, которая, опять-таки, говоря словами инст-
рукции, «требует увеличения населения».
Инструкция Чичагова предписывала проведение специальных мер
по усилению привязанности местного населения к России и «возбу-
дить в жителях этой области любовь к родине и правительству». Ес-
тественно, под родиной разумелась новая родина – Россия, но, ко-
нечно, никакого игнорирования малой родины – Бессарабии здесь не
предполагалось. В этих инструкциях предписывалось развитие шко-
льного дела, торговли, а также использование ресурсов Бессарабии
для организации продовольствия войск. Чичагов нацеливал губерна-
тора на проведение взвешенной политики в распределении долж-
ностей и строгой законности по отношению к местным жителям.
В сочетании с «Временными правилами» инструкции Чичагова
составили важнейшую правовую основу формировавшейся бессараб-
ской автономии. Автономия эта была автономией молдавской. Кро-
ме нижнего и среднего звена администрации верхнее звено также
сохраняло значительные, хотя и меньшие, элементы молдавской го-
сударственности. Не случайно в литературе отмечается, что област-
ное правительство несколько напоминало молдавский Диван368. Ес-
ли к этому добавить, что подавляющее число церковных приходов
возглавлялись молдавскими священниками, которые вели службу на
молдавском языке, а бессарабскую церковь возглавлял авторитет-
ный митрополит Гавриил – последовательный поборник бессарабс-
кой автономии, то можно с полным основанием говорить о том, что

368
Гросул Я.С. Указ. соч. С. 151.
98
изначально молдавские элементы в системе бессарабской админист-
рации были достаточно значительными и, более того, преобладаю-
щими. По нашим подсчетам, даже в 1819 г. в составе администра-
ции Бессарабии числилось 124 чиновника, из которых молдаване
составляли – 53,2%, русские – 30,6% и прочие – 16,1%369.
Не нужно забывать о том времени, когда шла война с Наполео-
ном, в которой приняли участие и многие молдаване370, и не исклю-
чалось возобновление военных действий с Турцией. В этих услови-
ях поддержка местного населения выходила на первый план и не в
интересах российского правительства было ухудшать его положе-
ние. Не случайно, среди прочего, местные жители на 50 лет осво-
бождались от рекрутской повинности.
Однако между юридическими установками и реальным факти-
ческим положением всегда есть отличия. Имелись они и в Бессара-
бии. Конечно, «Временные правила» продемонстрировали устрем-
лённость к наведению некоторого порядка. В учреждениях вводилась
отчётность, налаживался определённый контроль за деятельностью
чиновников, заметна тенденция к ограничению их произвола371. Всё-
таки в России административная и судебная системы уже подверга-
лись заметной модернизации, приблизившись к тогдашним европей-
ским образцам. Здесь же ощущалось влияние османского господст-
ва и его порождения – фанариотской системы. Во вcё время дейст-
вия «Временных правил» и некоторое время после Бессарабия нахо-
дилась в двойном подчинении – у военных властей и Министерства
иностранных дел, конкретно, в подчинении у Каподистрия. Так про-
должалось до 1822 г., когда он ушёл в фактическую отставку и пе-
реехал в Швейцарию. 16 июля 1822 г. Каподистрия довёл до сведе-
ния генерала И.Н. Инзова, что управление Бессарабии передаётся из
Министерства иностранных дел в Министерство внутренних дел372.
Естественно, что находясь в подчинении у Министерства иностран-
ных дел, Бессарабия как бы демонстрировала свой международный

369
Гросул В.Я.Молдавия // Русские в Евразии XVII-XIX вв. Миграции
и социокультурная адаптация в иноэтнической среде. М., 2008. С. 266.
370
Цвиркун В. Участие молдаван в Отечественной войне 1812 г. и заг-
раничных походах русской армии 1813-1814 гг. // Țvircun V. Vitralii.
Витражи. Chișinău, 2006. С. 231-242.
371
Гросул Я.С. Указ. соч. С. 151.
372
РГИА, ф. 1308, оп. 1, д. 9, л. 9.
99
характер, явный переход от зарубежной системы отношений к внут-
ренним. Но переход в Министерство внутренних дел далеко не сра-
зу привёл к нивелированию прежних традиций.
Главное среднее звено – исправники, в подавляющем своём боль-
шинстве – молдаване, пользовались почти неограниченной властью.
Ещё А. Накко – один из первых исследователей бессарабской авто-
номии – отмечал крайний произвол чиновников местного аппарата,
не считавшихся ни с какими законами и рассматривавшими «вве-
ренную им власть совершенно абсолютной»373. Несмотря на то, что
местные жители были освобождены от налогов на три года, исправ-
ники продолжали их собирать и чудовищно обогащаться. За год сво-
его исправничества они делали огромные состояния, тогда как на-
род испытывал заметные лишения.
Под стать им были и чиновники, находившиеся под их началом.
В волостях (околах) имелись своеобразные чиновники – околаши,
рекрутировавшиеся из местных бояр. В свою очередь околы состоя-
ли из примарий. В сёлах они управлялись капитанами де мазыль, а в
городах – капитанами де тырг. Старосты также назначались исправ-
никами из среды бояр второго или третьего разрядов или даже из
мызылов – особой категории населения, находившейся по своему
положению как бы между боярами и свободными крестьянами. Это
была традиционная система местного управления, складывавшаяся
многие годы. Взаимоотношения должны были строиться по обыч-
ному праву и в случае возникновения спорных проблем они осущес-
твлялись в устной форме и на молдавском языке. Но хотя фанари-
отское господство было в Бессарабии упразднено, влияние фанари-
отской традиции продолжало сказываться.
Получив власть всего лишь на несколько лет, фанариотские гос-
подари стремились прежде всего к возмещению своих затрат, кото-
рые они понесли при покупке своего поста и к получению допол-
нительной прибыли. Подобное положение наблюдается и в системе
исправничества на что обратил внимание приехавший несколькими
годами позднее генерал П.Д. Киселёв, назвавший исправников гра-
бителями, платившими за своё место от 20 до 390 тыс. рублей374.

Накко А. Указ. соч. С. 9.


373

Заблоцкий-Десятовский А.М. Граф П.Д. Киселев и его время. Т. 1.


374

СПб., 1882. С. 31-33.


100
Эта система предполагала прежде всего немедленное обогаще-
ние за счёт местного населения. Произвол был характерной особен-
ностью такого управления. Кроме того, в области действовала сис-
тема откупов, приводившая к созданию категории монополистов и
тоже предполагавшая быстрое обогащение. К этим особенностям
местной жизни необходимо добавить и своеобразие момента. Рос-
сия была поначалу отвлечена на борьбу с Наполеоном и после того,
как он взял Москву, в Бессарабии стал настоятельно распространять-
ся слух о том, что скоро возвратятся турки и татары и вернут свои
порядки, как это было после предыдущих русско-турецких войн.
Этот слух стал одной из причин массового выселения молдавских
крестьян в Запрутскую Молдову, куда их усиленно приглашали бо-
яре, имевшие там имения. Группа бояр из Запрутской Молдавии об-
ратилась к Порте с просьбой присоединить Бессарабию к Молдавс-
кому княжеству. Второй слух, который оказался более долговремен-
ным, заключался в том, что якобы будет иметь место закрепощение
бессарабских крестьян375. Слух также совершенно неосновательный,
поскольку даже молдавские сёла по левому берегу Днестра запре-
щено было переводить в состояние крепостных. Часть из них вклю-
чается в разряд государственных, а во владельческих сёлах помещи-
ки строили свои отношения с крестьянами, перешедшими из Мол-
давии, на тех же основаниях, что и прежде. Выехавший в Бессара-
бию П. Свиньин предложил опубликовать официальное извещение
о том, что местные крестьяне останутся вольными хлебопашцами376.
Но два эти слуха сыграли свою роль и тысячи молдавских крес-
тьян начали переселяться за Прут377. Ситуация престала быть чисто
внутренней проблемой, приобретя, таким образом, международный
характер. Дело приняло столь значительный оборот, что им заинте-
ресовался сам император Александр I, который в рескрипте митро-
политу Гавриилу писал: «Я хочу, чтобы сия плодородная страна ожи-
вилась новою жизнью, и ожидаю того от усердия моего уполномочен-
ного, и от единодушного содействия всех жителей Бессарабии»378.

375
Об этом слухе пишут и в современной зарубежной литературе. См.:
Jewsbury G.F. Anexarea Basarabiei la Rusia 1774-1828. Iași, 2003. P. 100.
376
РГИА, ф. 1308, оп. 1, д. 1, л. 15-17.
377
Кассо Л. Указ. соч. С. 203; Гросул Я.С. Крестьяне Бессарабии (1812-
1861). Киш., 1956. С. 140.
378
Цит. по: Стадницкий А. Гавриил Банулеско-Бодони, экзарх молдо-
влахийский (1808-12 гг.) и митрополит Кишиневский (1813-21). Киши-
нев, 1894. С. 281-282.
101
Однако лишь, в 1817 г. наместник Бессарабии генерал-лейтенант
Бахметьев получил возможность доложить центральному правитель-
ству об улучшении положения в Бессарабии, прекращении бегства
крестьян за Прут и, более того, о намерении жителей Молдавского
княжества переселиться в Бессарабию.379 Сохранились и отдельные
дела о некоторых боярах переселившихся в Бессарабию из Молдав-
ского княжества. Одним из них был молдавский боярин ага Конс-
тантин Кантакузино, имевший поместье в Оргееском цинуте Бесса-
рабской области. 20 ноября 1819 г. он попросил принять его в рос-
сийское подданство и предъявил соответствующие документы, ко-
торые, как писалось в этом деле, сопровождались и «переводами с
молдавского» языка380.
Мощный поток переселенцев из княжества в Бессарабию после-
дует уже в 1821 г., когда в него вошли турецкие войска. И с тех пор
число переселяющихся из Молдовы молдаван постоянно превыша-
ло количество переезжающих туда из Бессарабии381, о чём свиде-
тельствуют и официальные данные III отделения собственной его
императорского величества канцелярии. Даже после объединения
Молдовы и Валахии это отделение фиксировало миграции молда-
ван. Причём в этих официальных данных они назывались молдава-
нами и после ликвидации молдавской государственности на стыке
50-60-х гг. XIX в. Так, в 1867 г. в Россию прибыло 5329 молдаван, а
выехало – 105. В следующем, 1868 г. в Россию прибыло 9369 мол-
даван, а покинуло 118382. В свою очередь зафиксировано переселе-
ние русских из центральных губерний в Молдавское княжество, ко-
торое шло и через Бессрабию. Так, в ноябре 1850 г. в официальных
документах отмечено задержание в Бессарабской области 45 чело-
век из Саратовской губернии и других мест, отправленных на места
их жительства383. Среди переселявшихся тайным образом из цент-
ральных губерний преобладали старообрядцы и сектанты.

379
Гросул Я.С. Автономия. С. 167.
380
ГАРФ, ф. 1165, оп. 2, д. 186, л. 10-15.
381
Грек И.Ф. Есть ли будущее у Республики Молдова? Сб. ст. Киш.,
2014. С. 393.
382
ГАРФ, ф. 109, оп. 233, д. 32 (1867 г.), л. 224, д. 33(1868 г.), л. 281.
383
ГАРФ, ф. 109, 1 эксп., оп. 8 (1850 г.), д. 502, л.43.
102
Кроме переселений молдаван, таким образом, имели место пере-
селения и других народностей, также приобретавших международ-
ный характер. Перемещение мусульманского населения, занимавше-
го значительные пространства величиной более чем половина Пру-
то-Днестровского междуречья привело к заметному обезлюденью
региона. Даже Пушкин прибывший в Кишинёв в 1820 г. писал о
пустынной стране, но священной для души поэта. Подобное впечат-
ление испытывали и другие путешественники, впервые попавшие в
Бессарабию. Поэтому вопрос о заселении края особенно сразу после
1812 г. был одним из важнейших. Переселения отмечены ещё во
время войны 1806-1812 гг. Переселялись русские старообрядцы, бол-
гары, гагаузы и вскоре возникли проблемы их взаимоотношений с
местными, пока ещё по-существу молдавскими властями. С.С. Куш-
ников, председательствовавший тогда в Диванах княжеств, изъял ко-
лонистов из-под управления молдавских исправников и руководст-
во ими поручил специальным русским комиссарам, которые зани-
мались их устройством в местных условиях. П.И. Багратион в то
время, когда был главнокомандующим русской армией, отдал рас-
поряжение о том, чтобы переселенцы были освобождены от несения
налогов и повинностей384.
Ещё в период, когда главнокомандующим армией на Дунае был
М.И. Кутузов задунайские переселенцы «испрашивали особого уп-
равления, чтобы не быть в подчинении своекорыстных местных ис-
правников»385. Кутузов, в свою очередь, гарантировал им свою под-
держку, но с его отбытием обещания эти никак не выполнялись. Де-
ло дошло даже до того, что молдавские помещики предприняли по-
пытку превратить болгар и гагаузов в феодально-зависимых кресть-
ян386. Колонисты обратились за содействием к российским властям,
которые предприняли соответствующие меры, закончившиееся из-
данием специального Указа об устройстве колонистов 1819 г. На
особом положении оказались и колонисты-немцы, начавшие пересе-
ляться в Бессарабию в 1814 г. Таким образом, получилась своеоб-
разная автономия в автономии. Поэтому по мере увеличения пере-
селенцев проблема местного и областного управления всё более

384
Мещерюк И.И. Антикрепостническая борьба гагаузов и болгар Бес-
сарабии в 1812-1820 гг. Киш., 1957. С. 11.
385
Там же.
386
Гросул Я.С. Крестьяне Бессарабии. С. 53.
103
обострялась. Но обо всём этом мы более подробно остановимся в
следующей главе.
Бессарабия находилась на одном из важнейших направлений
внешней политики России – балканском и нуждалась в основатель-
ном укреплении своих границ на случай новых войн с Турцией и,
возможно, с Австрией. Поэтому её заселение носило ещё и страте-
гический характер. И в этом было одно из важнейших её отличий от
Финляндии. Финляндия поэтому сохранит свою автономию до 1917
г., тогда как Бессарабия её потеряет в 1828 г.
Собственно проблемы управления областью возникают с самого
начала установления автономии. Первый гражданский губернатор,
молдаванин по национальности, С. Стурдза, поддерживаемый мит-
рополитом Гавриилом, всячески отстаивал автономные права облас-
ти. На его стороне была довольно сильная группировка бояр и пред-
ставителей духовенства. Губернатором, однако, Стурдза пробыл не-
долго, с октября 1812 по апрель 1813 г., сыграв определённую роль
в становлении Бессарабской области, но добровольно подавший в
отставку по состоянию здоровья387. С самого начала в области име-
лась и другая группировка, ориентировавшаяся на генерала Гартин-
га – военачальника области. Вторая группировка ратовала за суже-
ние автономии и даже её упразднение и введение общеимперских
законов, то есть превращения Бессарабии в обычную губернию.
Уже 17 июня 1813 г. царским указом губернатор был снят с долж-
ности и начальником области назначается генерал Гартинг, кстати,
женатый на молдаванке Стурдза, дочери Г.Д. Стурдза, брата С.Д.
Стурдза388.
Гартинг, таким образом, сосредоточил в своих руках как воен-
ную, так и гражданскую власть. Казалось, что автономия Бессара-
бии обречена на ликвидацию, тем более, что Гартинг с самого нача-
ла предложил путь дальнейшей централизации и унификации. Од-
нако и оппозиция не дремала. Даже лишившись поста губернатора,
она продолжала борьбу. В 1814 г. она через митрополита Гавриила
обратилась с рядом прошений к императору, в Комитет министров
387
Agachi A. Participarea guvernatorului civil Scarlat Sturdza la organizarea
administrației Basarabiei (1812-1813) // Revista de istorie a Moldovei. 2017.
P. 71-93.
388
Вигель Ф.Ф. История светской жизни императорской России. М.,
2008. С. 483.
104
и в Государственный совет. Её представители просили сохранить за-
коны области, их права и привилегии, уравнять в правах с российс-
ким дворянством, дать возможность митрополиту быть их председа-
телем и первым судьей и «дать гражданского правителя сей области
из природных молдаван». Кроме всего прочего, они настаивали на
пересмотре «Временных правил» 1813 г. по причине того, что они
«не соображены обстоятельно с силой правил и обычаев земли»389.
Тем не менее в 1812-1818 гг. судебно-процессуальная система Бес-
сарабии почти полностью копировала судебную систему Молдавско-
го княжества390. Важной особенностью новой бессарабской админис-
трации было также и то, что в её составе было много бывших сот-
рудников русского управления в княжествах периода войны 1806-
1812 гг.391, неплохо знакомых с местными обычаями и законами.
Сторонники автономии требовали ещё большего усиления мол-
давских начал в управлении областью, а Гартинг и его группа отс-
таивали прямо противоположные принципы. Борьба продолжалась.
В связи с этим 21 февраля 1815 г. в Петербурге создаётся специаль-
ный комитет по составлению новых правил для управления Бесса-
рабской областью. Для изучения ситуации на месте в Кишинёв из
Петербурга был направлен чиновник Министерства иностранных
дел П. Свиньин, которому на месте для оказания помощи в том,
чтобы разобраться в тонкостях дела, назначили коллежского ассесо-
ра К. Стамати, ставшего впоследствии известным как видный мол-
давский писатель.
П. Свиньин был близок к И. Каподистрия, проводнику либераль-
ной политики и ревностному стороннику конституционной линии.
П. Свиньин сообщил председателю Комитета министров фельдмар-
шалу Н.И. Салтыкову, что молдавские бояре послали титулярного
советника Сандулаки в Яссы «для отыскания в тамошних архивах
некоторых важных документов, коих у них здесь не нашлось». Сам
Свиньин снабдил его письмом к российскому консулу в Яссах. Сан-
дулаки был принят господарём С. Каллимахи и многими боярами и
по повелению господаря был «составлен в Яссах комитет из знат-

389
Анцупов И.А., Жуков В.И. Указ. соч. С. 151; Гросул Я.С. Автоно-
мия. С. 157-158.
390
Захария С. К. Указ. соч. С. 12.
391
Agachi A. Participarea... P. 83.
105
нейших бояр для скорейшего удовлетворения наших (то есть рос-
сийских В.Г.) требований»392.
В этом же донесении П. Свиньин ссылается на пример Буко-
вины, поскольку после её присоединения к Австрии правительство
последней обращалось к молдавскому Дивану за содействием в деле
сбора сведений о молдавских правах и законах, «на коих, – как
писал П. Свиньин, – и основано правление в той земле»393. 16 декаб-
ря 1815 г. было получено письмо из Ясс, написанное, по-видимому,
митрополитом Вениамином, где отмечалось: «Почтенное письмо ва-
ше, пущенное сего месяца, с духовною радостью получил и усмат-
ривая ревность вашу к благу молдавской нации, немалое удоволь-
ствие восчувствовали в душе нашей и восхваляя добрую цель и рас-
положение ваше к основательной пользе, благославляем вас и мо-
лим дабы всевышний бог ниспослал в души ваши ту мысль, которая
не переставала споспешествовать благонамерениям к общему благо-
денствию, утвердил вас окончить дело, так как есть благопристой-
но»394. Нет сомнения в том, что бояре Молдавского княжества вы-
ражали надежду и удовлетворение тем, что в Бессарабии собира-
ются сохранить молдавские законы и обычаи. А митрополит Вениа-
мин выступал за благо молдавской нации.
Более того, с позволения председателя Комитета министров Н.И.
Салтыкова, П. Свиньин в начале 1816 г. посетил Яссы. О своих
впечатлениях он писал следующее: «Несмотря на отделение от неё
(то есть Молдавии – В.Г.) богатейших цинутов к России, требова-
ния Дивана не только не уменьшились, но постройка и починка кре-
постей на Дунае ещё их удвоила; господарь наложил в прошедшем
1815 году пошлину по 5 левов на соль, по полтора лева на водку и
проч. И Молдавия на краю пропасти ожидает единственную руку по-
мощи от России»395. Поскольку Молдова испытывала сильнейшую
нужду в продуктах сельского хозяйства, П. Свиньин предлагал раз-
решить туда экспорт из Бессарабии: «Обоюдная польза и жалкое по-
ложение молдавского народа, с воплем прибегающего к России, убеж-
дает меня взять смелость просить Вашу светлость приказать позво-

392
РГИА, ф. 1308, оп. 1, д. 3, л. 3-3 об.
393
Там же, л. 3 об.
394
Там же, л. 5.
395
Там же, л. 8.
106
лить выпустить хлеба через Скулянский карантин. Скорейшее при-
нятие сих мер воспламенит народ молдавский новою благодарнос-
тью и ревностью к их покровительнице, а бессарабским жителям
откроет новый выгоднейший канал торговли»396. Так что подготов-
ка нового законодательства Бессарабии носила и ярко выраженный
международный характер, хотя потребности этого края стояли на
первом месте. Любопытно, что если митрополит Вениамин ратовал
за помощь молдавской нации, то П. Свиньин призывал помочь мол-
давскому народу. Эти два термина соседствовали в то время и были
широко распространёнными.
После приезда П. Свиньина в Кишинёв там были созваны все ро-
довитые бояре для сообщения сведений о местном молдавском пра-
ве и, естественно, о правах и привилегиях самого боярства. Генерал
Гартинг обязал областное правительство оказывать всемерную по-
мощь ревизору в деле сбора сведений о состоянии дел в Бессарабии.
С этой целью была создана специальная комиссия из бояр и в уезды
были направлены чиновники из тех же бояр, которые должны были
собирать сведения в соответствии со специально составленными для
этого анкетами. Бессарабия пока ещё в административном плане
подчинялась Министерству иностранных дел и в архиве Кишинёва
сохранились материалы, где имеется «Отношение Департамента
Министерства иностранных дел о командировании чиновника П.
Свиньина в Бессарабию»397. П. Свиньин в будущем издатель «Оте-
чественных записок» занимался, таким образом, и делами междуна-
родного характера, но, конечно, прежде всего вопросами внутрен-
него положения Бессарабии.
Он обследовал состояние дел в крае и обстоятельно изучил воп-
рос «О действии и применении норм местного права в Бессарабии».
Он стал автором известной обстоятельной записки о положении в
Бессарабии, опубликованной уже значительно позднее398. Записка
эта повлияла на учреждение наместничества в Бессарабии с целью
несколько изменить управление краем и приблизить его к общеим-
перскому губернскому управлению.

396
Там же, л. 8 об.
397
Гросул Я.С. Указ. соч. С. 221.
398
Свиньин П. Описание Бессарабской области…в 1816 г. // Записки
Одесского общества истории и древностей. Т. VI.Одесса, 1867.
107
Правила управления Бессарабии были вновь подготовлены И. Ка-
подистрия и предполагали создание в Бессарабии наместничества.
Гартинг был уволен в начале 1816 г. и бессарабским губернатором
становится грек Калагеоргий, знавший молдавский язык. Наместни-
ком Бессарабии назначается в том же году генерал-лейтенант Бах-
метев. Автономные права области несколько урезаются, но, в основ-
ном, сохраняются. В рескрипте от 21 мая 1816 г., который был дан
на имя Бахметева в связи с его назначением наместником Бесса-
рабской области с неограниченной властью и с подчинением непо-
средственно царю, среди прочего, подчёркивалось дать «Бессарабии
особое областное образование, согласное с коренными ея законами,
и ея правом и обычиями, достаточное к обеспечению прав и преи-
муществ, принадлежащие каждому сословию жителей». В рескрип-
те также подчёркивалось: «Донесения ваши адресуйте ко мне непо-
средственно, ибо управление Бессарабскою областью не прежде мо-
жет принять обыкновенный ход, как с того времени, когда её обра-
зование совершенно будет кончено и все предначертанные вам пос-
тановления получат силу закона через мое утверждение»399. Инте-
ресно, что император направил также и специальное письмо митро-
политу Гавриилу, где подчёркивал своё намерение установить в Бес-
сарабии такую гражданскую администрацию, которая бы соответст-
вовала её «правам, обычаям и законам»400.
Учреждение наместничества не привело к упразднению бессараб-
ской автономии, сохранившей по-прежнему свой молдавский харак-
тер. Этот по преимуществу молдавский характер автономии предпо-
лагалось сохранить и при последующей реорганизации управления
области, работа над которой велась в 1816-1818 гг. и в чём активное
участие принимал созданный в июне 1816 г. временный комитет. В
комитет входило 10 членов из молдавских бояр и двое – Крупенс-
кий и Юшневский, назначенные от правительства. Председателем
комитета являлся гражданский губернатор Калагеоргий, находив-
шийся в непосредственном подчинении у Бахметева401. Уже такой
состав временного комитета свидетельствовал о намерении прави-

399
РГИА, ф. 1308, оп. 1, д. 2 (1816 г.), 1-5.
400
Стадницкий А.Г. Указ. соч. С. 289.
401
Poștarencu D. Comitetul provizoriu regional a Basarabiei // Revista de is-
torie a Moldovei. Chiș., 2009, Nr. 3-4 (80). Р. 78-79.
108
тельства сохранить автономные начала области. Впоследствии И.
Пеливан отмечал, что до 1828 г. Бессарабия пользовалась широкой
автономией. Местное законодательство и позднее оставалось в зна-
чительной степени молдавским, как и обычаи во всех социальных
классах402.
А. Н. Бахметев, военный губернатор Подолии, как отмечается в
литературе, привёз с собой штат польских чиновников, один из ко-
торых, начальник его канцелярии Н. А. Криницкий, и был фактичес-
ким автором «Устава образования Бессарабской области»403. С это-
го времени в Бессарабии заметно усиливается удельный вес польс-
ких чиновников. Но для создания нового положения об управлении
Бессарабской областью ещё необходимо было проделать значитель-
ную работу и не только Криницкий в ней участвовал. Прежде всего
работал временный комитет под председательством Калагеоргия,
знавшего молдавский и другие языки и особенности Бессарабии.
Ещё до 1818 г. вносится ряд изменений в местное правление. Так,
создаётся уездное управление в составе ревизоров, земских исправ-
ников и околашей, а в областном аппарате разграничиваются функ-
ции департаментов областного правительства. На случай неурожаев
в городах и местечках области создаются запасные продовольствен-
ные магазины. Учреждаются таможни и карантины по борьбе с эпи-
демическими заболеваниями, создаются новые ярмарки. В Измаиле
в 1817 г. учреждается коммерческий суд, а в Кишинёве создаётся
городская дума. Обращено внимание на улучшение путей сообще-
ния и почтовой связи.
Сама работа над новым проектом преобразования Бесарабской
области шла довольно замедленными темпами. Местное боярство,
которое чувствовало, что их позиции могут быть ослаблены при но-
вом уставе, всячески тормозило работу. В 1817 г. Калагеоргий ушёл
с поста руководителя общего собрания департаментов в связи с вы-
ходом в отставку и его сменил генерал-майор Катакази. Но первона-
чальный проект устава составленный П. Криницким был обсужден
во временном комитете и общем собрании департаментов и после
доработки 6 апреля 1817 г. на русском и молдавском языках подпи-

Din trecutul nostru. №13-14. Chișinău, 1934. P. 5.


402
403
Кушко А., Таки В. при участии Грома О. Бессарабия в составе Рос-
сийской империи 1812-1917. М., 2012. С. 119.
109
сывается наместником Бахметевым, а также губернатором и русски-
ми и молдавскими советниками и отправляется в Петербург на ут-
верждение. Этот документ под названием «Проект главных основа-
ний к образованию внутреннего гражданского управления в Бесса-
рабской области» подписанный членами комитета в настоящее вре-
мя находится в Российском государственном архиве в Петербурге404.
Устав образования Бессарабской области, был введён в действие
специальным рескриптом Александра I 29 апреля 1818 г., во время
посещения им Бессарабии. Но как можно было заметить и до этого
устава – новой своеобразной бессарабской конституции, – более пя-
ти лет в области сохранялись довольно значительные элементы мол-
давской государственности. Новый свод законов по управлению Бес-
сарабии сопровождался императорским рескриптом, где говорилось,
что «Бессарабская область сохраняет свой народный состав, и вслед-
ствие сего получает и особый образ управления»405.
При этом нужно учитывать один важный нюанс. Устав был ут-
верждён Александром I как временный закон на один года с тем,
чтобы он был изменен и дополнен после проверки на практике. Как
доносил 17 марта 1822 г. Каподистрия Александру I, «впоследствии
найдено нужным ещё продолжить сие испытание. Устав образова-
ния области и поныне не утверждён Вашим Величеством, и проис-
шествия показали, что сия предусмотрительная осторожность была
не только не противна благу Бессарабии, но имела выгоднейшие пос-
ледствия»406. О том, что Устав ещё проходит испытания, отмечал и
М.С. Воронцов 1 мая 1825 г.407 Об этом же пишется в «Мнении го-
сударственного совета», составленном в 1826-1827 гг.408 Таким обра-
зом, хотя устав начал действовать с 1818 г. и носил характер основ-
ного закона, окончательно он не был утверждён ни Александром I,
ни Николаем I. В Бессарабии, как и на некоторых других западных
территориях Российской империи – Финляндии и Польши – уста-

404
РГИА, ф. 1308, оп. 1, д. 4, л. 182-202.
405
Устав образования Бессарабской Области. 27.357. // Полное собра-
ние законов Российской империи с 1649 года. Т. ХХХУ. 1818. СПб.,
1830. С. 222.
406
РГИА, ф. 1308, оп. 1, д. 8, л. 12.
407
РГИА, ф. 1308, оп. 1, д. 14, л. 5.
408
Там же, л. 47 об.
110
навливается особый образ управления на началах автономного са-
моуправления.
В императорском рескрипте, который предшествует Уставу, есть
и некоторые другие примечательные места. Так, там можно прочи-
тать следующие слова Александра I: «Но Мое намерение клонится
не к тому, чтобы сие безмерное благо и все, от него проистекающие,
были исключительным уделом одного сословия жителей; все долж-
ны иметь в том участие в справедливой мере. Преимущественно же
земледельцы да найдут в нём начала к постепенному улучшению их
жребия. Они угнетены игом, давно уже возложенных на них корыс-
толюбием и невежеством. Постоянная и твердая бдительность Пра-
вительства должна стремиться к освобождению их сего сугубого
зла»409. Император России, таким образом, признавал подневольный
труд бессарабского крестьянства и возвысил голос в его защиту.
Другое дело, что получилось в действительности.
В первых же строках нового Устава отмечалось пограничное по-
ложение Бессарабской области и необходимость его учитывать, то
есть учитывался международный фактор этого края. Дословно там
отмечается следующее: «Пограничное место – положение Области
и нарочитое число крепостей, при стечении других немаловажных
обстоятельств, требуют, чтобы оная и по гражданскому её управле-
нию, состояла в главном ведомстве и надзоре Военного Начальст-
ва»410. И далее отмечается, что по этой причине Бессарабская об-
ласть будет состоять под ведением Подольского военного генерал-
губернатора, который может присутствовать лично в областном бес-
сарабском городе – Кишинёве, или в Каменец – Подольске, «без вся-
кого предпочтения одного или другого места». Указывается, что в
области будет шесть цинутов и они последовательно перечисляют-
ся: Хотинский, Ясский, Оргеевский, Бендерский, Аккерманский и
Измаильский.
И далее речь идёт о Верховном совете области. Этот Совет дол-
жен был состоять из президента, четырёх членов областного прави-
тельства и шести депутатов. Президентом определялся главный на-
чальник области – Подольский военный генерал-губернатор, а чле-
нами – гражданский губернатор, два председателя уголовного и граж-

409
Устав образования Бессарабской области. С. 222.
410
Там же. С. 223.
111
данского судов и шесть депутатов, избранных от дворянства на каж-
дое трёхлетие, с утверждением военного генерал-губернатора. В чис-
ле этих депутатов обязательно должен был быть областной предво-
дитель дворянства411. По этому положению Областной Верховный
совет должен был заведовать всеми делами области – распоряди-
тельными, исполнительными, казёнными и экономическими, а так-
же апелляционными, уголовными, следственными, гражданскими,
тяжебными о всяком имуществе как движимом и недвижимом, а
также размежеванием земель. Причём этот Верховный совет должен
был решать все подведомственные ему дела большинством голосов,
при обязательном присутствии не менее шести его членов. Решения
Совета, то есть после того как оно получило большинство голосов,
не подлежали апелляции и должны были немедленно претворяться
в жизнь. При этом предусматривалось, что недовольные этим реше-
нием частные лица имели право жаловаться Государственному со-
вету через министра юстиции или генерал-прокурора.
Совет получал право все дела Бессарабии, как чрезвычайные, так
и другие, но имеющие особенную важность, решать на общем своём
собрании по предложениям военного генерал-губернатора или в его
отсутствии по отзывам гражданского губернатора. После этого мне-
ния Совета должны были вноситься в Государственный совет для
утверждения высшей властью, но при представлении военного гене-
рал-губернатора через генерал-прокурора. При рассмотрении в Со-
вете немаловажных дел предусматривалась возможность отсутствия
на заседании генерал-губернатора, но в таком случае, в Совете мог
председательствовать старший его член.
Интерес представляет и следующее постановление этого Устава:
«Дела в Совете производятся на Российском и Молдавском языках,
по роду для них свойственному, то есть: распорядительные, казён-
ные, уголовные и следственные по Русски и по Молдавски с соблю-
дением узаконений Российской Империи и с сохранением прав и
обычаев земли в отношении защищения частной собственности; а
Гражданские тяжебные и межевые дела отправляются на одном язы-
ке Молдавском, и судятся по основанию законов и обычаев Молдав-
ских»412. Таким образом, в Бессарабской области согласно Уставу

411
Там же. С. 223-224.
412
Там же. С. 224.
112
было два официальных языка – русский и молдавский, причём сфе-
ра применения молдавского языка объявлялась более широкой. О
молдавском языке пишется в Уставе неоднократно, причём в случае
незнания членами Совета русского языка предусматривалось их пра-
во писать «на природном своём Молдавском»413. Следовательно
молдавский язык объявляся природным языком местного населения.
Вообще, термин «молдавский язык» в то время широко применялся
в переписке не только местных бессарабских властей, но и в мате-
риалах правительства России414. Он продолжал употребляться в го-
сударственных и судебных учреждениях, в церкви, в школах. Точно
также, как прежде, ещё до русско-турецкой войны 1806-1812 гг., тер-
мин «молдавский язык» использовался и русскими консулами в Яс-
сах415. Вместе с тем, все более распространялся и русский язык. В
марте 1822 г. И. Каподистрия сообщал Александру I: «Оба языка –
российский, молдавский, – употребляемые в делах правительства,
употребляются также и в богослужении»416.
В Уставе также особо оговаривались прерогативы гражданского
губернатора. Он объявлялся правителем области, подчинявшимся
непосредственно Подольскому военному генерал-губернатору. При
этом указывалось, что власть гражданского губернатора и его обя-
занности определяются особым постановлением, дополнением к ко-
торому служат соответствующие узаконения о должности граждан-
ских губернаторов, существующие в России. Предусматривалось в
Уставе и соответствующее разделение гражданского начальства об-
ласти на две части. Одна из них должна была содержать все дела
касающиеся губернского и казённого управления, а другая отно-
ситься к сфере суда и расправы.
Довольно подробно в Уставе шла речь об областном правитель-
стве, чему был посвящён соответствующий параграф. Этот орган по-
лучал название Бессарабского областного правительства, в который
должны были войти гражданский губернатор, вице-губернаторы, со-
ветники, губернский казначей и ассесоры. Областное правительство
должно было состоять из двух экспедиций. Первая из них называ-

413
Там же. С. 226.
414
РГИА, ф. 1308, оп. 1, д. 8, л. 11 об., 20, 20 об., 27.
415
АВПРИ, ф. Консульство в Яссах, оп. 575, д. 39, л. 2, д. 102, л. 27.
416
РГИА, ф.1308, оп.1, д. 8, л. 20 об.
113
лась исполнительной и, руководствуясь действующим общероссийс-
ким положением под председательством гражданского губернатора
при присутствии двух советников и двух ассесоров, должна была ре-
шать все распорядительные дела. Вторая экспедиция, должна была
находиться под руководством вице-губернатора при присутствии
двух советников и областного казначея призвана была ведать дела-
ми казёнными и экономическими, имея в качестве руководства пра-
вила, изложенные в особо составленной для того инструкции.
Гражданский губернатор называется в Уставе первенствующим
членом областного правительства и он был обязан наблюдать, что-
бы дела в правительстве решались при соблюдении должного поряд-
ка. Как отмечается в Уставе, «дела в том Правительстве произво-
диться будут на Российском и Молдавском языках, смотря по надоб-
ности. По части распорядительной все объявления, предписания и
обнародования издаваемые Начальством, имеют быть писаны по
Русски и по Молдавски, для надёжнейшего об оных общенародного
сведения»417.
Устав также предусматривал порядок назначения членов област-
ного правительства. Гражданский губернатор и вице-губернатор ут-
верждались императором, а губернский казначей и ассесоры – воен-
ным генерал-губернатором. В каждую из экспедиций определялось
по одному советнику, в первую один ассесор по выбору от дворян-
ства на каждое трёхлетие, а прочие два советника, областной казна-
чей и один ассесор должны были занимать места по определению от
короны. Два ассесора в первую экспедицию областного правитель-
ства полагались для употребления к производству на месте следст-
вий, для осмотра присутственных мест, для ревизии дел и принятия
скорых мер в случае появления опасных болезней и по другим де-
лам, требующих особого наблюдения.
Предусматривался также порядок использования казённых сумм.
Они подлежали двоякому распоряжению. Одна часть предназнача-
лась для поступления в общие государственные доходы, а другая –
для местных нужд области: на постройку казённых зданий, училищ,
тюрем, больниц и прочих общественных заведений. Областное пра-
вительство при этом обязывалось представлять Министерству фи-
нансов подробные отчёты по всем казённым сборам, внося предва-

417
Устав образования Бессарабской области. С. 225.
114
рительно для сведения отчёт о них в Верховный областной совет,
который после изучения их должен был представлять эти данные
военному генерал-губернатору для сообщения Министерству фи-
нансов418.
Всего в Уставе образования Бессарабской области было 23 ста-
тьи. В нём были также статьи об Областном уголовном и Граж-
данском судах, об областных и цинутных прокурорах, областном ар-
хитекторе и землемере, делах общественного призрения и т.д. В гла-
ве «О правах и преимуществах жителей» определялись права и обя-
занности всех сословий. Молдавские бояре получали права русских
дворян, права которых они добивались со времени присоединения
края к России. Оговаривались и права основной массы населения
Бессарабии – царан. За ними «сохранялись права личной независи-
мости от владельцев земель на прежнем основании».
Бахметев как генерал-губернатор распорядился составить родо-
словную книгу бессарабских дворян, чем занялась специально соз-
данная для этого комиссия. В своей работе эта комиссия столкну-
лась с рядом трудностей, поскольку дворянство стремилось полу-
чить многое из того, что по соответствующим положениям России
для этого не подходило. Ко времени утверждения Устава родослов-
ная книга бессарабского дворянства готова ещё не была419. К началу
1822 г. по данным И. Каподистрия, комиссия, занимавшаяся расс-
мотрением прав боярства, составила список из 189 дворянских ро-
дов, имевших право на все преимущества сего класса420. Жалобы по
этой части продолжались потом ещё долгие годы. Например, в 1827
г. жаловался самому императору Николаю I хотинский помещик
В.М. Россети (Баланеско) и переписка по его делу продолжалась до
конца 1833 г.421 Нередко возникали земельные споры между поме-
щиками, в том числе из-за документов, «худо переведенных с мол-
давского языка», как писалось в одном из дел, заведённых в III отде-
лении422. Земельные споры возникали и в связи с необходимостью

418
Там же. С. 226.
419
Крупенский А.Н. Краткий очерк о бессарабском дворянстве. СПб.,
1912. С. 2.
420
РГИА, ф. 1308, оп. 1, д. 8, л. 30 об.
421
ГАРФ, ф. 109, 2 эксп., оп. 57 (1827 г.), л. 7-32 об.
422
ГАРФ, ф. 109, 2 эксп., оп. 68 (1838 г.), д. 50, л. 2.
115
выполнения 7-го пункта Бухарестского трактата 1812 г., в силу ко-
торого, помещики в течение 18 месяцев должны были определиться,
где им обосноваться, в Бессарабии или в Молдавском княжестве423.
Во время первых выборов в рамках бессарабского дворянского
собрания выбирался областной предводитель дворянства, депутаты
в Верховный совет области и в другие правительственные и уезд-
ные органы управления. Выборы прошли в напряжённой обстанов-
ке и дело дошло даже до скандала. Первый список дворян был ут-
верждён наместником и на указанном первом дворянском собрании
25 июня 1818 г. были избраны представители местного боярства во
все органы государственного управления. Избран был областной
предводитель дворянства, которым стал Дмитрий Рышкану, пять
депутатов в Верховный совет (И.К. Прункул, З. Ралли, В. Русет, Ш.
Рышкану, С. Феодосиу424), один советник и один заседатель в испол-
нительную экспедицию областного правительства, один советник в
казённо-экономическую экспедицию областного правительства, три
советника в гражданский суд, два советника и один заседатель в уго-
ловный суд, председатель и четыре члена в межевую контору, по
одному капитан-исправнику и по четыре комиссара в каждый уезд-
ный суд и по одному казначею на уезд425. Всем присутственным
местам передавались для руководства копии Устава образования
Бессарабской области, сопровождавшиеся соответствующими инст-
рукциями.
Даже много позднее, в январе 1860 г. бессарабский военный гу-
бернатор генерал-лейтенант Фонтон де Веррайон, ещё в молодости
служивший в Бессарабии, на дворянском собрании, среди прочего,
счёл нужным подчеркнуть: «Государю Императору угодно было от-
личить Бессарабское дворянство, предоставлением ему права изби-
рать из среды своей земских начальников и непременных членов
земской полиции, тогда как в некоторых губерниях, и те, и другие
доселе назначаются от правительства»426. В Бессарабии, в отличие
от ряда других губерний, будет впоследствии создано земство.

423
ГАРФ, ф. 109, 2 эксп., оп. 70 (1840 г.), д. 246, л. 1-48.
424
Крупенский А.Н. Указ. соч. С. 3.
425
Накко А. Указ. соч. С. 100.
426
ГАРФ, ф. 109, 1 эксп., оп. 35 (1860 г.), д.11, ч. 7, л. 2 об.
116
6 июля 1818 г. начинает работать Верховный совет Бессарабской
области. Далее создаются уездные исправничества, казначейства и
межевая контора. Вообще, до первой половины 1819 г. начинают
действовать все областные и уездные учреждения, места в которых
замещаются чиновниками, избранными от дворянства и утверждён-
ными наместником. В сентябре 1818 г. Верховным советом прини-
мается первое постановление, которым разрешалось областному
гражданскому суду при решении дел руководствоваться законами и
обычаями Молдавского княжества427. Это постановление свидетель-
ствовало не только о международном значении Устава, но и о том,
что в своей повседневной практике бессарабские учреждения не бы-
ли чужды молдавским традициям и, более того, их старались соб-
людать.
Тому же гражданскому областному суду указывается, что обы-
чаи и древние законы Молдавии, поддержанные правительством
Бессарабской области являются для него руководящими. К этим за-
конам относились как римские законы, называвшиеся Василиками,
так и извлечения из них и византийских законов, ставших известны-
ми под названием Арменопуло – византийского юриста К. Армено-
пуло, жившего в XIV в. Создаётся таким образом местное бессараб-
ское право, которое специалистами назвалось «византийским пра-
вом в Бессарабии»428, но которое предполагало сохранение право-
вой традиции Молдавского княжества. В Бессарабии использовали
кодекс Андронакия Донича, разработанный в Молдавском княжест-
ве. В свою очередь, несколько позднее в самом конце 20-х – начале
30-х гг. XIX века Устав образования Бессарабской области окажет
определённое воздействие на выработку Органических регламентов
в Молдавии и Валахии429. Как отмечено в литературе, связи Бесса-
рабии с Молдавским княжеством заметно ослабевают после собы-
тий 1848 г.430

427
Гросул Я.С. Указ. соч. С. 176.
428
Гинс Г. Бессарабское местное право // Новый энциклопедический
словарь. Т.6. СПб., б.г. С. 256.
429
Гросул В.Я. Реформы в Дунайских княжествах и Россия (20-30-е го-
ды XIX века). М., 1966.
430
Basarabia. Monografie. Sub ingrijirea dlui Ștefan Ciobanu. Chiș., 1926.
P. 147.
117
В силу Устава, Верховный совет в 1819 г. по предложению намес-
тника принимает постановление об учреждении земской стражи, ко-
торая называлась калараши (кэлэрашь), то есть наездники. Эта стра-
жа, численность которой составила 2700 человек (27 сотен), имея
своими начальниками чиновников и офицеров из бессарабских бо-
яр, должна была осуществлять охрану границ и карантинов и вести
борьбу против контрабандистов. В пограничных уездах часть этой
стражи, должна была осуществлять полицейские обязанности.
Введение новых учреждений не положило конца всякого рода
злоупотреблениям. Продолжалось взяточничество, волокита, всякие
прочие злоупотребления. Цензор А.В. Никитенко отмечал характер-
ные черты российской бюрократии – воровство и произвол431. И Бес-
сарабия в этом отношении мало чём отличалась от внутрироссийс-
ких губерний432. Сложности управления заключались и в том, что
местное боярство поначалу не знало русского языка, а русские чи-
новники обычно не знали обычаев края433. Это, например, нашло
своё проявление в столкновении местных бояр с вице-губернатором
Вигелем434. Сохранилось немало материалов, свидетельствующих о
злоупотреблениях властей в этой новой российской провинции, и
сразу после её присоединия к России, и позднее. В 1829 г. из Бесса-
рабии поступило следующая информация: «В Кишинёве господст-
вует совершенное безначалие, там всякий по себе есть полный влас-
телин и грабит каждого елико возможно по силам, начиная от исп-
равляющего должность гражданского губернатора г-на Голубцова и
до последнего десятского, которое также лицо не последнее для взя-
ток»435. Несколько позднее, в 1835 г. в III отделении было даже за-
ведено специальное дело, которое называлось «О злоупотреблениях
по Бессарабской области», где сообщалось о нарушениях по соляно-
му промыслу436. Ещё позднее, уже в 1848 г. в III отделении было

431
Никитенко А.В. Дневник. Т. 2. М., 1955. С. 272.
432
Морозан В. Бессарабия в 1821-1828 гг.: курс на ликвидацию авто-
номных прав края // Basarabia-1812. Problema națională, implicații inter-
naționale. Buc., 2014. P. 291-296.
433
Dragnev D. Op. cit. P. 257-258.
434
ГАРФ, ф. 109, 1 эксп., оп. 4 (1829 г.), д. 287, л. 1-1 об.
435
ГАРФ, ф. 109, 1 эксп., оп. 4 (1829 г), д. 235, л. 2.
436
ГАРФ, ф. 109, 1 эксп., оп. 10 (1835 г.), д. 64, л. 1– 84.
118
заведено отдельное дело о беспорядках и злоупотреблениях в Ново-
российском крае, где довольно подробно говорилось о подобных яв-
лениях в Бессарабии437. О лихоимсте и прочих злоупотреблениях в
Бессарабии существует и ряд других материалов438, но местные жи-
тели ещё помнили турецкие времена и тот произвол, который царил
тогда, сопряжённый с открытым грабежом, угоном в рабство и даже
смертоубийстовом. Всё познается в сравнении. Порой и местные
власти принимали меры для улучшения положения местного насе-
ления. Так, в сентябре 1827 г. управляющий Новороссийскими гу-
берниями и Бессарабской областью граф Пален, признав пагубную
роль частых неурожаев и набегов саранчи, сообщал императору о
тех мерах, которые он принял в сфере сбора налогов439. 11-го ав-
густа 1839 г. по повелению императора Николая I из-за понесённых
потерь во время войны 1828-1829 гг., чумы, холеры и неурожаев
хлеба были предоставлены льготы г. Кишинёву. До этого, 6 октября
1828 г. льготы были дарованы г. Измаилу440.
В междуречье сразу после 1812 г. происходит заметное оживле-
ние культурной жизни, в том числе и молдавской национальной куль-
туры. Кишинёвская семинария, имела и международное значение.
Значительную международную роль играла и кишинёвская типогра-
фия. Как писал Ш. Чобану, «епархиальная типография в Кишинёве
на протяжении почти 70 лет служила национальному делу не только
в Бессарабии»441. Действительно, многие её издания распространя-
лись не только в Бессарабии и среди заднестровских молдаван, но
также в Дунайских княжествах и Трансильвании.

437
ГАРФ, ф. 109, 1 эксп., оп. 23 (1848 г.), д. 373, л. 3-33, 67-82 об., 87-
119, 138-142, 291-292.
438
См.: Tomuleț V. Impactul anexării Basarabiei la Imperiul Rus: proteste și
revendicări ale populației (1812-1828) // Basarabia-1812. Problemă naționa-
lă, implicații internaționale. Buc., 2014. P. 341-375;ГАРФ, ф. 109, 1 эксп.,
оп.5 (1830 г.), д. 226, л. 1-24;ГАРФ, ф. 109, 1 эксп., оп. 10 (1835 г.), д.
64, л.1-64; ГАРФ, ф. 109, 1 эксп., оп.33 (1858 г.), д. 167, л. 5-6; РГИА, ф.
1405 (ф.Министерства юстиции), оп. 534, д. 663, 768.
439
ГАРФ, ф. 109, 2 эксп., оп. 57 (1827 г.), д. 1, л.68-69 об.
440
ГАРФ, ф. 109, 2 эксп., оп. 68 (1838 г.), д. 160, л. 1-16.
441
Ciobanu Șt. Cultura românească în Basarabia sub stăpânirea rusă. Chiș.,
1923. P. 71.
119
При этом следует учитывать, что наместничество и наличие граж-
данского губернатора несколько сдерживали явления коррупции и
произвола. Ради упорядочения дел и усиления своего влияния в Вер-
ховном совете наместник Бахметев 29 июня 1818 г. поручил област-
ному прокурору надзор за делопроизводством в Совете, хотя это рас-
поряжение противоречило букве Устава. Прокурор явно превышал
свои полномочия, что вызвало недовольство членов Совета. Бахме-
теву пришлось в этом вопросе уступить. Но борьба между намест-
ником и Верховным советом на этом не прекратилась. Поскольку
Бессарабия рассматривалась как пример заботы петербургского пра-
вительства о своих окраинах, нацеленный на влияние среди балкан-
ских народов, это правительство всё-таки прислушивалось к мнению
местного дворянства и принимало определённые меры. В 1820 г.
генерал Бахметев увольняется в отставку и его сменил генерал И.Н.
Инзов, являвшийся главным попечителем колоний южной России.
Инзов получил специальную инструкцию от И. Каподистрия,
проект которой был составлен 27 мая 1820 г.442 Кроме того, извест-
но обширное отношение И. Каподистрия Инзову от 15 июня 1820 г.,
одобренное императором, где отражается состояние Бессарабии то-
го времени и даются рекомендации по её управлению в будущем443.
Инзов повёл более гибкую политику, но и он стремился усилить вли-
яние власти наместника. По его предложению была осуществлена
новая проверка родословных списков бессарабского дворянства, в
результате которой около одной трети дворян было лишено права
участия в дворянских выборах. Он также добился переизбрания боль-
шинства членов Верховного совета и замене их более лояльными
дворянами. В 1822 г. в состав Верховного совета вошли И. Донич,
П. Катаржи, Д. Дину-Руссо и П. Казимир. Из старых остался только
И.К. Прункул444. В июне 1821 г. Инзов вносит предложение об уве-
личении количества заседаний Верховного совета. Вместо четырёх
дней заседаний вводится ежедневная работа, кроме табельных и
воскресных дней.
При Инзове проводится и ряд других мероприятий, но сущест-
венных изменений в работе аппарата области не произошло. В 1823

442
РГИА, ф. 1308, оп. 1, д. 55.
443
РГИА, ф. 1308, оп. 1, д. 55, л. 14-23.
444
Крупенский А.Н. Указ. соч. С. 3.
120
г. Инзова на посту наместника Бессарабской области сменил граф
М.С. Воронцов – новороссийский генерал-губернатор. С этих пор
губернатор Новороссии стал также и бессарабским генерал-губерна-
тором. Бессарабия, фактически, становится составной часть Ново-
россии, сохраняя пока ещё свои заметные особенности. М.С. Ворон-
цов повёл политику унификации и постепенного ограничения бесса-
рабской автономии. В 1823 г. начинается процесс постепенного ог-
раничения судебных функций Верховного совета области. В октяб-
ре этого года правительствующий сенат учредил в Петербурге спе-
циальный комитет, в который можно было подавать жалобы по тя-
жебным делам на действия и решения Верховного совета, прежде
считавшимися окончательными.
Вообще, устремления М.С. Воронцова к унификации и центра-
лизации получали поддержу центральных властей. Так, 8 октября
1823 г. Воронцову направил специальную записку Д. Н. Блудов, бу-
дущий министр, в то время ещё находившийся на дипломатической
службе, которая называется «Об упорядочении бессарабской адми-
нистрации». В этой записке проводится идея необходимости прове-
дения твердого курса, удаления нежелательных лиц из аппарата уп-
равления и упразднения Верховного совета. Обосновылось это тем,
что «местное дворянство ещё не подготовлено к первенствующей
роли в управлении областью»445.
Несколько раньше, в 1822 г., перестал заведовать бессарабскими
делами И. Каподистрия, ушедший в фактическую отставку и прожи-
вавший в Швейцарии. Дело заведования управлением Бессарабской
областью было передано министру внутренних дел В.П. Кочубею,
получившему соответствующий рескрипт от Александра I 13 июля
1822 г.446 16 июля того же года И. Каподистрия довёл до сведения
Инзова, что управление Бессарабской областью передаётся из Ми-
нистерства иностранных дел в Министерство внутренних дел447. Тог-
да же, 16 июля, Каподистрия в специальном письме к Инзову сооб-
щал о пересылке своего отчёта Александру I от 17 марта 1822 г. и,
среди прочего, писал: «Смотря на успехи образования Бессарабии,
мне показалось необходимым обеспечить будущую судьбу её на ос-

445
Гросул Я.С. Указ. соч. С. 193.
446
РГИА, ф. 1308, оп 1, д. 9, л. 4-7.
447
Там же, л. 9.
121
новании, независимом от частных лиц или преходящих обстоя-
тельств, а чтобы достигнуть сей цели, я почёл лучшим средством
довести до сведения общего государственного правительства полез-
ные следствия особенных правил испытанных доселе в Бессара-
бии»448. Обширнейший отчёт или доклад Каподистрия императору
об управлении Бессарабской областью за 1816-1820 гг. занял 240
листов. Он хранится в Российском государственном архиве в Петер-
бурге в фонде по управлению Бессарабской области и является важ-
ным источником по истории Молдавии449.
Примечательно, что в своём отчёте от 17 марта 1822 г. И. Капо-
дистрия считал необходимым пойти по пути дальнейшего преобра-
зования управления Бессарабией. Он писал Александру I: «Граж-
данские учреждения сего новообразуемого края не иначе могут дос-
тигнуть надлежащей прочности и совершенства, Вами оным пред-
назначаемого, как через установление теснейшей, постоянной связи
между особенным местным управлением оного и общею системою
управления государства. Обеспечив надёжным образом будущее сог-
ласие таковых сношений, Вы, государь, без нарушения обещанных
Бессарабии в основании её преимуществ даруете учреждением оной
достовернейший залог долговременной твердости»450. 7 июля 1822 г.
в отношении И. Каподистрия В.П. Кочубею, одобренном царём, под-
чёркивалось, что передача управления Бессарабией министру внут-
ренних дел В.П. Кочубею, объясняется необходимостью учрежде-
ния большей связи «между особенным управлением Бессарабской
области и системой правительства вообще»451.
Сам факт передачи управления Бессарабией из Министерства
иностранных дел в Министерство внутренних дел говорил о многом.
Конечно, ставилась задача унификации управления и сближения его
с общероссийскими нормами и правилами. Естественно и опреде-
лённый международный характер бессарабской автономии должен
был в процессе этих преобразований ослабеть. Но не только в выс-
ших правительственных кругах были сторонники ослабления или

448
Там же, л. 10-10 об.
449
Трубецкой Б. Пушкин в Молдавии. Изд. четвертое, испр. и доп.
Киш., 1976. С. 35.
450
РГИА, ф. 1308, оп. 1, д. 8, л. 39-39 об.
451
РГИА, ф. 1308, оп. 1, д. 9, л. 1.
122
даже ликвидации бессарабской автономии. Имелись они и в составе
самой бессарабской администрации. И одним из наиболее типичных
представителей этой её части был вице-губернатор Ф.Ф. Вигель. В
специальной докладной записке он изложил мнение этой группы
бессарабских чиновников, подчеркнув в ней необходимость ликви-
дации местных особенностей и введения общегубернских форм уп-
равления. Вигель буквально бичевал молдавских бояр и не считал
нужным с ними заигрывать452. Более подробно он об этом напишет
в своих хорошо известных воспоминаниях, которые, всё-таки, необ-
ходимо оценивать критически, учитывая свойства характера этого
человека.
М.С. Воронцов использовал записку Вигеля для постановки воп-
роса о реорганизации управления Бессарабией. Более того, по вос-
поминаниям Вигеля следует вывод о том, что именно он, то есть
Вигель, повлиял на Воронцова в плане изменения его политики по
отношению к Бессарабии. Во всяком случае именно Воронцов наз-
начил Вигеля на одно из постоянных мест в Верховный совет облас-
ти. Воронцов уже при первом своём посещении Бессарабии органи-
зовал ревизию присутственных мест области. Найдя «всё в полном
беспорядке», особенно в суде, в полицейском управлении и в казён-
но-экономической экспедиции, он потребовал от Верховного совета
немедленного наведения порядка. Воронцов предложил ускорить
прохождение и решение дел в судах, установить их важность для
последующего прохождения и часть дел передать для решения уезд-
ным судам453. Получив сигналы о значительных финансовых злоу-
потреблениях, Воронцов создаёт специальный ревизионный коми-
тет, который лично возглавил и осуществил проверку дел казённо-
экономической экспедиции Бессарабского областного правительст-
ва. Комитетом были обнаружены значительные растраты и хищения
в размере более 1 млн. левов. В этой связи Воронцов уволил от
занимаемых должностей председателя, советников и главного каз-
начея этой экспедиции и назначил на эти места других чиновников.
29 мая и 10 августа 1824 г. Воронцов в своих представлениях
Верховному совету потребовал навести порядок в сборе налоговых

452
Вигель Ф.Ф. Замечания на нынешнее состояние Бессарабии. СПб.,
1823. С. 36.
453
Гросул Я.С. Указ. соч. С. 194.
123
недоимок, наказать расхитителей и вернуть изъятые деньги в казну.
Но на этом Новороссийский генерал-губернатор не остановился. Он
осуществил изменения и в других областных учреждениях. Этими
решительными действиями Воронцов уже в самом начале своего уп-
равления Новороссийским краем заметно ослабил оппозицию Вер-
ховного совета наместнику. Он продолжил реорганизацию управле-
ния Бессарабии и в 1824 г., отменил выборность исправников об-
ласти дворянством, а 1825 г. по его ходатайству отменяются судеб-
ные функции Верховного совета454.
В отношении от 1 мая 1825 г., которое Воронцов направил в
Министерство внутренних дел, им излагается план изменения Уста-
ва образования Бессарабской области. Воронцов предполагал пре-
доставить наместнику больше прав, чем те, которыми обладали ге-
нерал-губернаторы внутренних губерний. Он считал необходимым
переименовать исправников на уездных начальников потому, что «в
Молдавии исправник, принимая цинут на откуп, делался, так ска-
зать, привилегированным грабителем»455. Интересна при этом от-
сылка на практику в соседнем Молдавском княжестве, которую поз-
волил себе Новороссийский генерал-губернатор. Он предлагал так-
же преобразовать судебную часть и стараться набирать на службу
способных и честных чиновников456.
Через две недели после составления этого отношения Воронцов
18 мая 1825 г., ратуя за особую тщательность выбора новых чинов-
ников, выступил против приглашения их от комитета о раненых,
способности которых он не отрицал, но они, не зная местных обы-
чаев Бессарабии, «могут быть вредны для службы». Он предлагал,
чтобы чиновников, как полицейских, так и особенно карантинных,
набирало местное начальство457. Более подробно о предложениях по
преобразованию бессарабского управления можно найти соответст-
вующие сведения в материалах Министерства внутренних дел, да-
тируемых 22 мая 1825 г458.

454
Там же. С. 194-195.
455
РГИА, ф. 1308, оп. 1, д. 14, л. 6.
456
Там же, л. 5-6 об.
457
Там же, л. 7-7 об.
458
Там же, л. 8-11.
124
Воронцов изменение порядка выборов земских исправников рас-
сматривал как первый шаг на пути последующих изменений поло-
жений Устава Бессарабской области 1818 г. При этом он подчёрки-
вал, что не ставит задачи по ликвидации привилегий разных сосло-
вий края, в частности, он имел в виду назначение на земские долж-
ности тех бессарабских дворян, которые считались наиболее знат-
ными и надёжными. При этом предложения Воронцова с целью пос-
тепенного ограничения прав местного дворянства по управлению
Бессарабией были учтены Комитетом министров. Комитет отметил,
что назначение чиновников императорской властью является нор-
мой для других провинций империи и не может быть исключения
для Бессарабии, поскольку её дворяне в своём большинстве не от-
личаются знатностью происхождения459.
Но бессарабское дворянство не собиралось уступать и сдавать
свои позиции в управлении краем. Оно всячески старалось сохра-
нить свои прежние привилегии. Оппозиционность боярства была
хорошо известна. В январе 1827 г. императору была представлена
записка служившего при Новороссийском генерал-губернаторе Во-
ронцове коллежского ассесора Калиновского, где, среди прочего,
упоминались «молдавские бояре всё ещё неприязненные русскому
правительству»460. Потеряв свои позиции в Верховном совете они
решили их сохранить или усилить в других выборных органах. Для
этого они прибегли к помощи предводителя дворянства, который
избирался из их среды. С 1822 по 1825 гг. предводителем был Янку
Стурдза, а с 1825 по 1831 гг. – Иоан Башота. Через посредство сво-
его предводителя местное дворянство вошло к наместнику, а также
и в Верховный совет с целью открытия присутствия дворянского
депутатского собрания и учреждения опеки и избрания уездных
предводителей дворянства. Бессарабское дворянство решило исполь-
зовать возможности дворянского собрания, которое было формой
организации дворянства как привилегированного сословия. На но-
вых дворянских выборах 1824-1825 гг. открывается дворянское де-
путатское собрание, избираются уездные предводители дворянства,
сначала Оргеевский, а затем и остальные, учреждается и дворянская
опека.

459
Гросул Я.С. Указ. соч. С. 195.
460
ГАРФ, ф. 109, 2 эксп., оп. 57 (1827 г.), д. 1, л.7 об.
125
Но и Воронцов не собирался уступать. По его поручению был
составлен соответствующий законопроект и внесён на рассмотрение
Государственого совета. 16 марта 1826 г. министр внутренних дел
В. Ланской довёл до сведения М. Воронцова, что в мае 1826 г. им
были внесены на рассмотрение Комитета министров представлен-
ные Воронцовым проекты нового положения об управлении Бесса-
рабии, а после 23 февраля 1826 г. они из Комитета министров были
переданы Государственному совету461. Материалы под названием
«Мнение Государственного совета», утверждённые Николаем I, о
чём свидетельствует подпись председателя Государственного сове-
та В. Кочубея от 15 июня 1827 г., хранится в Петербурге 462. Там,
среди прочего, писалось: «Государственный совет… усмотрев, что
существующий ныне Устав образования Бессарабской области, на-
ходясь под испытанием с 1818 года, во многом оказался несоответ-
ствующим желаемой цели; что основания, на коих предполагается
преобразование управления Бессарабской области, согласны с высо-
чайшее волею, изъявленною 11 ноября 1824 года и что по сему но-
вому предположению Бессарабская область, имевшая доселе особое
управление, должна войти под общее в государстве управление, а
потому все части оного должны получить образование, соответст-
венное сей цели и согласное с общим оных в государстве образо-
ванием…»463.
11 марта 1828 г. председатель Государственного совета В. Кочу-
бей отметил на «Мнении Государственного совета», что его реше-
ния от 15 октября, 10 ноября 1827 и 12 января 1828 г., имеющие от-
ношение к управлению Бессарабией получили утверждение Нико-
лая I464. Они были опубликованы под названием «Учреждение для
управления Бессарабской области»465. Это Учреждение ввело весь-
ма существенные изменения в общие принципы управления Бесса-
рабской областью. Прежде всего ликвидировались те автономные
начала, в соответствии с которыми существовало преобладание
избранных представителей местного дворянства в областных орга-
нах управления. Происходила заметная централизация власти и пол-

461
РГИА, ф. 1308, оп. 1, д. 14, л. 35.
462
Там же, л. 47-52.
463
Там же, л. 47 об.
464
Там же, л. 118.
465
ПСЗ, т. III, №1834.
126
ная ликвидация коллегиальности. Верховная власть полностью сос-
редоточивалась в руках Новороссийского и Бессарабского генерал-
губернатора. При этом упразднялось наместничество и Бессарабия
входила в состав Новороссийского генерал-губернаторства на общих
основаниях с другими губерниями этого региона. Ликвидируется и
Канцелярия по управлению Бессарабской области, основанная при
И. Каподистрия ещё 26 мая 1816 г. для координации действий раз-
личных ведомств империи в деле обустройства вновь присоединён-
ной территории466. Но, всё-таки, Бессарабия не была преобразована
в обычную российскую губернию. Она по-прежнему оставалась об-
ластью и так продолжалось до 1873 г.
В соответствии с новым положением Бессарабия получала об-
ластное управление, которое составляли областной совет, областное
правление, казённая палата и областные суды – уголовный, граж-
данский и совестный. Правителем области назначался гражданский
губернатор. Прежний Верховный совет области преобразовывается
в областной совет, который становился совещательным органом при
генерал-губернаторе. Причём последний являлся председателем это-
го совета, а в его отсутствии – гражданский губернатор. Областной
совет составляли председатель и семь его членов. Это были граж-
данский губернатор, вице-губернатор, председатели уголовного и
гражданского судов, областной предводитель дворянства и два пос-
тоянных члена, назначаемых Правительствующим сенатом по пред-
ставлению генерал-губернатора.
Если в Верховный совет многие члены его выбирались, то в Об-
ластном совете действовала система назначения и лишь предводи-
тель дворянства в этом отношении представлял исключение. Прои-
зошло и сокращение функций Областного совета по сравнению с
Верховным. Областной совет не мог оказывать никакого влияния на
судебные дела. Он должен был заниматься делами административ-
ными и хозяйственными. Областной совет не обладал правом адми-
нистративной инициативы, поскольку все вопросы, которые он об-
суждал предварительно должны были быть рассмотрены и одобре-
ны генерал-губернатором, гражданским губернатором и областным
предводителем дворянства467.

466
Морозан В. Бессарабия в 1821-1828 гг. С. 306.
467
Гросул Я.С. Указ. соч. С. 198-199.
127
Примечательно, что Областной совет не имел не только права
инициативы, но вообще никакой власти даже по мелким хозяйст-
венным вопросам. Более того, его решения, которые должны были
опираться на действующее законодательство могли быть отменены
генерал-губернатором. В этих случаях вопрос должен был рассмат-
риваться тем или иным министерством468. Что касается такой важ-
ной сферы как бюджет, то он из 10% сумм доходов сверстывался
каждый год в казённой палате и затем рассматривался Областным
советом и после этого передавался генерал-губернатору для после-
дующего утверждения в Министерстве внутренних дел.
В этом новом положении по управлению Бессарабии устанавли-
валась обязанность Областного совета по изысканию средств для
улучшения народного благосостояния, развитию промышленности
и сельского хозяйства469. Однако рычаги воздействия на эти сферы
не указывались. Их просто не было. Так что Совет не был в силах
проявлять здесь собственной инициативы. По положению 1828 г. ос-
новывалось областное правление, пришедшее на смену областному
правительству предусмотренному Уставом 1818 г. Это правление
было высшим исполнительным органом края и находилось в подчи-
нении у Сената и Министерства внутренних дел. Главой областного
правления являлся бессарабский губернатор. Кроме губернатора в
состав правления входили четыре советника и один заседатель. Пос-
ледние назначались Сенатом по представлению генерал-губернато-
ра и МВД.
Областное правление состояло из нескольких учреждений, ведав-
ших общественным призрением, депутатским дворянским собрани-
ем, врачебной управой, архитектурным отделом, областной проку-
ратурой. Такой важный орган как казённая палата, состоял из вице-
губернатора, трёх советников, областного казначея, областного кон-
тролёра и члена-заседателя. Вице-губернатора назначал император,
а остальные чиновники назначались Сенатом по представлению Ми-
нистерства финансов470. Областной суд делился на три части – уго-
ловный, гражданский и совестной суды. Каждый из них должен был
иметь председателя, двух советников, назначенных правительством,

468
ПСЗ. Т. III. С. 202.
469
Там же.
470
Там же. С. 199.
128
двух членов, выбиравшихся дворянством, а также двух членов, изб-
ранных торговцами. Председатели судов назначались императором,
а советники – Сенатом по представлению генерал-губернатора.
В Положении 1828 г. оговаривались и некоторые другие вопро-
сы, например, по созданию почтового, карантинного и таможенного
управлений, а также управления соленых озер, которое подчинялось
Министерству финансов, поскольку занималось добычей и торгов-
лей соли. Оговаривались в Положении и вопросы уездного и город-
ского управлений471. По сравнению с Уставом 1818 г. в администра-
тивных делах резко сократилось использование молдавского языка. В
параграфе 62-ом Положения на это счёт говорится следующее: «Все
дела в присутственных местах Бессарабской области ведутся на рус-
ском языке, в случае необходимости делается перевод на молдавс-
кий язык472. Термин «молдавский язык» по-прежнему сохранялся.
Ещё одна особенность Положения 1828 г. заключалась в том, что
местные законы в тяжебных делах применялись на территории не
всей Бессарабии, исключение составляли Измаильский и Аккерман-
ский уезды, где предусматривалось использование общероссийских
законов. Таким образом, всё-таки некоторые бессарабские особен-
ности сохранялись и после введения Положения 1828 г. Они прежде
всего касались местного права. Сохранялся также кодекс А. Донича.
Сохранялся областной совет, который функционировал до 1873 г.,
когда область была превращена в обычную российскую губернию.
После 1828 г. на протяжении многих десятилетий преобразова-
ния в области внутреннего управления Бессарабии были минималь-
ными. На это ещё обратил внимание А.В. Болдур в третьем томе
своей «Истории Бессарабии», так и писавший о небольших измене-
ниях в административной области после 1828 г.473 При этом он все
же посчитал необходимым остановиться на этих незначительных из-
менениях. Им упомянуты законы 10 и 11 февраля 1846 г. касавшие-
ся функции Областного совета по отношению к некоторым приви-
легированным слоям бессарабского населения, таких как мазылы,
боеринаши, рупташи и др. Упомянул он и о распространении на Бес-

471
Там же. С. 220.
472
Там же. С. 201.
473
Boldur A. V. Contribuții la studiul Istoriei Românilor. Istoria Basarabiei.
Vol. III. Chișinău, 1940. P. 127.
129
сарабию в 1854 г. общероссийского положения об управлении губер-
ниями, но с сохранением Областного совета и с введением в него
вице-губернатора, а также и некоторые другие изменения. Пишет он
и о создании палаты государственных имуществ в 1838 г. Руководи-
тель палаты был включен в Областной совет в 1840 г. Среди важ-
ных на взгляд Болдура мероприятий следует отметить положение о
более широком использовании молдавского языка, которое было
принято при губернаторе П.И. Федорове в 1836 г. Оно касалось су-
дебных дел, подачи петиций и жалоб, контрактов и т.п. Подобный
порядок, однако, вводился на семь лет, после чего все документы
должны были составляться только на русском языке, за исключени-
ем оригиналов документов, которые могли быть представлены с пе-
реводами474. Уже позднее, 20 декабря 1869 г. на Бессарабию распро-
страняются положения судебной реформы 1864 г. в России475.
Говоря об управлении Бессарабии, нельзя не упомянуть и о неко-
торых территориальных изменениях, которые имели место в XIX в.
После окончания русско-турецкой войны 1828-1829 гг. и Адриано-
польского мира 1829 г. в состав России вошла дельта Дуная имев-
шая площадь 4 тыс. кв. км. Она стала составной частью Бессарабс-
кой области и с тех пор управлялась бессарабской администрацией.
Населения здесь было немного, но Дельта представляла стратеги-
ческий интерес, а также и хозяйственный, поскольку здесь можно
было активно заниматься рыболовством и охотой. Естественно, это
имело значение и для судоходства по Дунаю.
Более серьёзные изменения произойдут после Крымской войны,
о чём ещё будет специальный разговор. Пока отметим, что от Бес-
сарабии было оторвана территория, примыкавшая к Дунаю и Чёрно-
му морю общей площадью 10 тыс. кв. км, а также Дельта. Эта тер-
ритория севернее Килийского гирла с населением 128 тыс. человек
была присоединена к Молдавскому княжеству, в то время ещё вхо-
дившего в состав Османской империи. В составе Молдавского кня-
жества из этой территории формируется два цинута – Кагульский и
Измаильский, где по переписи Молдавского княжества проживало

474
Ibidem. P. 120-121.
475
Захария С. К. Указ. соч. С. 15.
130
139 тыс. человек476. По данным этой переписи молдаване (в перепи-
си они называются румынами), составляли 39,4 процента всего на-
селения, украинцы – 20,6, болгары-14,5, русские – 9,7% и т.д. Естес-
твенно переход в состав другого государства привёл к ряду измене-
ний и административного порядка. Так, Измаильский коммерческий
суд переводится в Кишинёв и получает название Бессарабского. На
этот участок Бессарабии поначалу были распространены законы и
внутреннее устройство Молдавского княжества, но после объедине-
ния Молдавского и Валашского княжеств в 1859-1861 гг. на эту часть
Бессарабии распространили румынские законы и так продолжалось
до 1878 г., когда этот участок вновь вошёл в состав России, образо-
вав Измаильский уезд уже Бессарабской губернии. Часть этой тер-
ритории вошла в Аккерманский уезд.
Возвращение обратно в состав России потребовало изменения
законодательства на этой территории, в том числе и внутреннего ус-
тройства. Понадобилось определённое время, чтобы снова унифици-
ровать законодательство и сгладить заметные отличия между Юж-
ной и остальной Бессарабией. На это понадобились годы и даже в
начале ХХ в. в этом регионе Бессарабии ещё признавались некото-
рые румынские законы и правила. 24 января 1879 г. император Рос-
сии утвердил правила о порядке рассмотрения гражданских и уго-
ловных дел, возникших в Измаильском уезде при румынском прави-
тельстве. Действие положения 1889 г. о земских начальниках рас-
пространялось на всю Бессарабскую губернию477. Все эти меры по
унификации управления губернией носили и определённый между-
народный характер. Прежняя румынская администрация в Южной
Бессарабии была заменена российской, что, естественно, потребова-
ло определённых усилий различных ветвей власти и не могло не
сказаться на повседневной жизни местного многонационального на-
селения.

476
Гросул Я.С., Будак И.Г. Очерки истории народного хозяйства Бесса-
рабии (1861-1905 гг.). Киш., 1972. С. 110-111.
477
Гинс Г. Указ. соч. С. 265.
131
4. Иностранные переселенцы

На протяжении многих тысячелетий Пруто-Днестровское между-


речье было своеобразными воротами, через которые прошли многие
племена и народы. Часть из них проживали здесь более или менее
продолжительное время, а были и такие, следы которых обнаружить
до сих не удаётся. Русско-турецкая война 1806-1812 гг. в этом пере-
селении народов, открыла новый их этап. Как мы отмечали, к нача-
лу XIX в. на территории будущей Бессарабской области мусульман-
ское население было даже более многочисленным, чем христианс-
кое. В процессе этой войны мусульман здесь, практически, не оста-
лось. Освободились значительные территории, подлежавшие засе-
лению. Даже в 1820 г., когда А.С. Пушкин приехал в Бессарабии он
писал: «Сия пустынная страна священна для души поэта / Она Дер-
жавиным воспета / И славой русскою полна». Ещё тогда Бессарабия
производила впечатление пустынной страны, и так долго не могло
продолжаться. Междуречье было весьма важным в стратегическом
отношении регионом, который не мог оставаться долгое время неза-
селённым. Это заселение, или, точнее, заселения носили откровенно
международный характер, поскольку прибывали сюда люди из раз-
ных стран, порой довольно отдаленных.
Среди первых переселенцев, обычно с полным для того основа-
нием в литературе, называют болгар и гагаузов, которые, отнюдь,
не были здесь неведомым элементом. Болгары появились в между-
речье в VII в., ещё до славянизации, и затем известны здесь и позд-
нее. Нам уже приходилось, когда-то писать, что на самый юг этого
края распространяло своё влияние княжество Добротица и затем,
эта его часть вошла в состав Молдавского княжества в самом конце
XIV в. мирным путем478. Поселялись здесь болгары и позднее, спа-
саясь от османского господства. И гагаузы в этих местах не могут

478
См.: Гросул В.Я., Губогло М.Н. К истории молдо-славянских связей.
Рец. на кн.: Мохов Н.А. Очерки истории формирования молдавского
народа. Киш., 1980 // Советское славяноведение. 1980, №5. К подобному
мнению подошёл позднее и Н. Руссев. См.: Руссев Н. Болгарско-мол-
давские контакты на Нижнем Дунае (вторая половина XIV) // Молдав-
ско-болгарские отношения в средние века и новое время. Киш., 1998. С.
52-53.
132
быть признаны чуждым элементом, поскольку, хотя их этногенез
носит дискуссионный характер, тюркское их происхождение не под-
лежит сомнению, а тюрки на пространстве между Прутом и Днест-
ром известны уже с первых веков нашей эры.
Не уходя столь далеко вглубь веков отметим, что в литературе
переселения болгар в Южную Бессарабию зафиксированы ещё до
русско-турецких войн 1768-1774 и 1787-1791 гг. В частности, пере-
селенцы из Болгарии отмечены в селении Вулканешты в 1732 г.479
Переселенцы из Добруджи и других задунайских районов отмечены
и до войны 1806-1812 гг.480 Но, конечно, эта русско-турецкая война
стала важным этапом в переселении в этот край болгар и гагаузов,
поскольку это переселение, или, точнее, переселения носили ярко
выраженный массовой характер. Уже 1 сентября 1807 г., едва русс-
кие войска вошли на территорию между Днестром и Прутом, русс-
кими властями публикуется специальный указ о привилегиях для
тех болгар, которые сочли необходимым поселиться в этих местах.
Среди прочего, в этом указе гарантировалось отведение поселенцам
по 60 десятин земли «в вечное и потомственное владение»481.
Очередной командующий Молдавской армией М.И. Кутузов,
который принял командование ею 7 апреля 1811 г. уже 26 апреля
публикует воззвание к жителям Болгарии, где призывал их пересе-
ляться на север от Дуная и гарантирует им соответствующие льго-
ты. Эти льготы были, среди прочего, подтверждены им в письме к
руководителю русской гражданской администрации В.И. Красно-
Милашевичу от 21 сентября 1811 г., где, кстати, используется тер-
мин «Бессарабская область», под которой тогда разумелся Буджак,
то есть территории, населявшиеся раньше турками и татарами482. Но
и сразу после окончания войны последовал определённый период, в
процессе которого шёл поиск оптимального варианта для устройст-
ва новых поселенцев. Всё-таки шла борьба разных интересов. На

479
Булгар С., Димчогло Ю. История гагаузов Украины. С. 17.
480
Chirtoagă I. Din istoria Moldovei de Sud-Est până în anii 30 ai secolului
al XIX– lea. Chiș., 1999. P. 127.
481
Устройство задунайских переселенцев в Буджаке и деятельность
А.П. Юшневского. Сб. док. Составители К.П. Крыжановская и Е.М.
Руссев. Киш., 1957. С. 551.
482
Кутузов в Дунайских княжествах. Сб. док. С. 95.
133
опустевшие земли Буджака предъявляли свои претензии молдавс-
кие бояре, тем более, что некоторый процент переселенцев состав-
ляли молдаване. Война вынудила часть из них переселиться за Ду-
най, но затем они, или во всяком случае многие из них, пересели-
лись в Буджак вместе с болгарами и гагаузами.
После Бухарестского мира 1812 г. прошло несколько лет пока
удалось выработать необходимое положение, по которому регули-
ровалось устройство переселенцев. Это регулирование приобрело с
самого начала характер международных отношений, поскольку за
Дунаем местное население внимательно следило за тем как отно-
сится российское правительство к их единоплеменникам. Переселе-
ние части болгар и гагаузов в Пруто-Днестровское междуречье от-
нюдь не привело к прерыванию их связей со своей родиной. Тем
более, что часть из них вернулась с окончанием военных действий
обратно за Дунай.
Большинство переселенцев, однако, осталось и произошло фор-
мирование новой общности, которое получило у современников наз-
вание Новая Болгария, поскольку большинство переселенцев отно-
сились к болгарской национальности. Эти переселенцы сохранили
свой язык, свои обычаи, в целом свою самобытную культуру. Сло-
жилось некое автономное образование, получившее название Управ-
ление задунайских переселенцев483. В литературе неоднократно пи-
салось о том, что из этих болгар вышел ряд выдающихся болгарс-
ких политических и общественных деятелей, сыгравших заметную
роль в возрождении Болгарии, в становлении, как иногда пишут в
литературе, третьего болгарского государства, то есть государства
нового времени. Из болгар Бессарабии вышли такие видные болгар-
ские военные деятели как Олимпий Панов и Данаил Николаев, сыг-
равшие значительную роль в сербско-болгарской войне 1885 г. и
объединении Болгарии и Восточной Румелии. Министром новой
Болгарии, а затем и премьер-министром стал Димитр Греков.
Крупными болгарскими политическими деятелями стали такие бес-
сарабские болгары как Александр Малинов, Иван Найденов, Йов
Титоров, Порфирий Стаматов, Василий Маринов и Василий Агура.
Из бессарабских болгар вышли выдающиеся болгарские ученые-гу-

483
Грек И.Ф, Руссев Н.Д. 1812 – поворотный год в истории Буджака и
«задунайских переселенцев». Киш., 2011. С. 70.
134
манитарии Александр Теодоров Балан и Борис Дякович, первый –
филолог, сыгравший большую роль в становлении болгарского ли-
тературного языка, а второй – родоначальник болгарской археоло-
гической науки. Из бессарабских болгар вышел и крупный болгар-
ский писатель Георгий Стаматов484. Так что Бессарабия может рас-
сматриваться и как кузница кадров для новой Болгарии и в этом
также заключается её международное значение.
Итак, потребовался ряд лет, чтобы сложилось новое устройство
задунайских переселенцев. Как и во многих других делах имелась
налицо борьба интересов. На территории Южной Бессарабии и на
поселившихся здесь болгар и гагаузов, да и молдаван стали предъ-
являть свои претензии молдавские бояре, которые стали типичными
российскими помещиками. Интересно, что их интересы более дру-
гих отстаивал гражданский губернатор И. Гартинг485, женатый, как
мы уже отмечали, на именитой молдаванке. Но явные протесты пе-
реселенцев заставили не только местные, но и центральные власти с
ними считаться. Вплотную должен был заняться их делами полно-
мочный наместник Бессарабии А. Бахметев. Занимались этими де-
лами и министр внутренних дел О. Козодавлев, главнокомандую-
щий Второй армией Л. Беннингсен и другие видные сановники Рос-
сии, в том числе и генерал И.Н. Инзов, ставший главным попечи-
телем иностранных поселенцев юга России.
Сами переселенцы настаивали на выполнении властями обеща-
ний, которые были даны ещё М.И. Кутузовым. Они прежде всего
стремились избавиться от опеки помещиков и стать если не собст-
венниками, то пользователями прежде казённых земель в обещан-
ном размере 60 десятин. 8 сентября 1815 г. они подали прошение
главнокомандующему 2-ой армией Л. Беннингсену, а когда в Бесса-
рабию в мае 1818 г. приехал сам император Александр I, то и лично
ему было передано прошение от всех переселенцев. Они вновь ссы-
лались на обещания данные им М.И. Кутузовым в апреле 1811 г.
Активно поддерживал просьбы переселенцев И.Н. Инзов. Результа-
том всех этих и прочих хлопот и стали соответствующие законода-
тельные акты. Речь идёт прежде всего об указе, данном Сенату 29

484
Там же. С. 88.
485
Мещерюк И.И. Социально-экономическое развитие болгарских и
гагаузских сел в Южной Бессарабии (1808-1856). Киш., 1971. С. 12.
135
декабря 1819 г. и особом акте министра внутренних дел от 20 марта
1820 г.486
Указ 29 декабря имел особое значение в судьбах задунайских пе-
реселенцев. Он юридически закрепил их требования и надолго уста-
новил их положение в районах переселения. Было определено соз-
дание четырёх округов переселенцев с указанием тех сёл, в которых
им надлежало обосноваться. В Прутский округ вошли сёла: Коли-
баш, Брынза, Валены, Слободзея, Бобоешты или Сараены, Кислица,
Ваду-Боулуй, Джурджулешты, Мандрешты, Анадолка, Фрикацея,
Бужорка, Чешмекиой и Волканешты. Каульский округ составили сё-
ла: Картал, Сатуново или Еникиой, Барта, Карагач, Буджак-Некра-
совцы, Этулия, Хаджи-Абдул, Курчи, Инпуцита и Балбока. В Изма-
ильский округ вошли сёла: Табак или Болград, Тараклия, Татар-Коп-
чак, Кубей, Саталык-Хаджи, Кайраклия, Каракурт, Чешме-Варуит,
Бабили, Долукиой, Таш-Бунар, Чиишия, Ердек-Бурну и Шикирли-
Китай. И четвертый, Буджакский округ составили сёла: Троян, Валя
Пержа, Код-Китай, Лунга, Гайдар, Томай, Баурчи, Казаяклия, Беш-
Алма, Конгаз, Чок-Майдан, Кирсов, Бешгиоз, Комрат, Долтай, Ав-
дарма, Кириет, Дезгинже и Еникиой487.
В этих населённых пунктах обосновались прежде всего болгары,
но рядом с ними проживали также гагаузы и молдаване. Большую
роль должны были сыграть работы по размежеванию земель, чем и
занялись местные власти. Ещё в июне 1816 г. для съемки казённых
земель, которые занимались болгарами были направлены из 2-ой ар-
мии поручик Казеновский и кондуктор Козлов, а с весны этими воп-
росами стала заниматься специальная комиссия, которую возглавил
полковник С. Корнилович и к которой были прикомандированы
гражданские землемеры из разных губерний России. В марте 1820 г.
материалы собранные комиссией Корниловича были переданы И.Н.
Инзову и затем использовались для окончательного размежевания
территории, которую отвели задунайским переселенцам.
В соответствии с Указом 29 декабря 1819 г. управлять этой терри-
торией должен был попечитель назначавшийся центральным прави-

486
Грек И. Органы управления «задунайскими переселенцами» в пер-
вой половине XIX в. // Страницы истории и этнографии болгар Молдо-
вы и Украины. Киш., 1995. С. 33.
487
Там же. С. 15.
136
тельством. Попечитель возглавлял Попечительный комитет о коло-
нистах южного края России, в свою очередь поначалу входивший в
состав Министерства внутренних дел, а затем, с 1837 г. в Минис-
терство государственных имуществ. Ещё в 1817 г. была создана Бес-
сарабская контора иностранных поселенцев, которая просущество-
вала до 1832 г. и непосредственно подчинялась Попечительному ко-
митету. С начала 20-х гг. в её составе имелась должность старшего
члена конторы, ведавшего всеми делами задунайских переселенцев.
Центр конторы находился в Болграде и она являлась административ-
ным органом, решая различные вопросы, как внутреннего характе-
ра, так и внешнего, в том числе их взаимоотношениями с другими
слоями местного населения, так и с вышестоящими властями Бесса-
рабской области и России в целом. В рамках данного управления в
начале 30-х гг. находилось 83 поселения, более 60 из которых явля-
лись болгарскими, гагаузскими или болгаро-гагаузскими. Во главе
этого управления находился управляющий задунайскими пересе-
ленцами, назначавшийся министерством488.
Управление сначала четырьмя, затем пятью округами осуществ-
лялось окружными приказами. В их ведении находилось от 16 до 27
населённых пунктов. Главами окружных приказов являлись окруж-
ные старшины, избиравшиеся колонистами соответствующего окру-
га. Окружные приказы налаживали связь Попечительного совета и
Управления задунайскими переселенцами с соответствующими по-
селениями. В свою очередь в каждом из этих поселений имелся
свой орган власти – сельский приказ, который состоял из выборного
и двух сельских добросовестных. Руководство сельскими общинами
сельский приказ осуществлял при помощи мирских сходов поселян,
принимавших необходимые решения по тем или иным вопросам.
Управление задунайскими переселенцами являлось, таким обра-
зом, особым административным органом, в рамках которого име-
лась своя система налогов, свои права, льготы и обязанности посе-
ленцев, своё судопроизводство, находивших отражение в специаль-
ных законодательных актах. Среди особых прав, которыми пользо-
вались болгары и гагаузы было и освобождение от рекрутской, да и
всякой другой воинской повинности. В этом отношением исключе-

Забытые страницы истории Южной Бессарабии (1856-1861 гг.). Сбор-


488

ник документов и материалов. Сост. И.Ф. Грек. Chișinău, 2012. P. 13.


137
нием было лишь Дунайское казачье войско, в составе которого бы-
ло определённое количество переселенцев. В силу законодательства
было ограничено как проживание, так и хозяйственная деятельность
тех лиц, которые не относились к задунайским переселенцам. Зап-
рещалось вмешательство государства в общинный уклад жизни бол-
гар и гагаузов, также переселенцев молдаван, и в их обычаи, тради-
ции, воспитание детей. Таким образом, была создана своеобразная
автономия в рамках Бессарабской области, позволявшая сохранять
свой язык, своё самосознание, в целом свою национальную культу-
ру489.
Далее последовал новый этап в проведении работ по межеванию.
Нужно было заняться размежовыванием в рамках каждого села со-
ответствующего округа. С этой целью Инзов привлёк землемера Пи-
саренко и бывшего члена комиссии Корниловича. Новая комиссия
по земельным вопросам создаётся в мае 1821 г. Главой её стал попе-
читель задунайских переселенцев С. Малевинский. В эту комиссию
также вошли землемер Писаренко, его помошник, тоже землемер
Опацкий и представители Бессарабской межевой конторы и сосед-
них исправничеств490. Эта комиссия руководствовалась специальной
инструкцией, которая устанавливала обязательное построение уза-
коненных знаков и составление описаний границ между сёлами, ко-
торые должны были подписывать в обязательном порядке все чле-
ны комиссии.
24 декабря 1821 г. И.Н. Инзов сообщил о ходе работ этой комис-
сии. Ещё летом комиссия провела межи, отделявшие Буджакский и
Измаильский округа от других казённых, а также помещичьих зе-
мель. Внутри каждого из этих округов был совершен отвод земель
для каждого из сёл. Тогда же было основано главное болгарское по-
селение, получившее название Болград, для которого был составлен
особый план и он стал обустраиваться каменными домами. В Болг-
раде была устроена обширная площадь с церковью и лавками. Во-
обще, к 1823 г. работы комиссии были, в основном, завершены. В
январе этого же года министр внутренних дел доложил императору
о ходе работ в этой области. Было создано уже не четыре округа, а
пять. Буджакский округ разделили на Верхне-Буджакский и Нижне-

489
Там же. С. 13-14.
490
Мещерюк И.И. Социально-экономическое развитие. С. 16.
138
Буджакский. Всего в них находилось 56 сел, в которых числилось
6615 дворов. В Верхне-Буджакском округе было 1793 двора, Изма-
ильском – 2151, Нижне-Буджакском – 956, Кагульском – 792 и Прут-
ском – 923 двора491.
Таким образом, по числу дворов самым многочисленным оказал-
ся Измаильский округ. Не было неизменным и нахождение тех или
иных сёл в том или ином округе. Некоторые из сёл, вообще, были
упразднены. Работы по земельному упорядочению не прекратились,
как и другие работы по устройству этого края. Для изучения Буд-
жака создаётся новая комиссия, которая работала с 1822 по 1828 гг.
Результатом её стало «Статистическое описание Бессарабии, собст-
венно так называемой или Буджака». В соответствии с его данными,
переселенцы получили 494 тыс. десятин удобной земли. Кроме того
лесами было занято ок. 2800, а неудобной земли было около 61 тыс.
десятин. Вся же площадь занимавшаяся переселенцами составляла
558 тыс. десятин492. Речь в данном случае идёт не только о болгарах
и гагаузах, а о всех переселенцах оказавшихся в этих местах.
В соответствии с Указом 29 декабря 1819 г. земля переходила в
вечное пользование сельских общин, а не в личную собственность
переселенцев. Каждая семья при этом должна была получать по 60
десятин. Каждое село также получало запасной фонд, который
предназначался для новых семей или для новых переселенцев. Изу-
чение данных по каждому из пяти округов показывает, что в дейст-
вительности на каждую семью могло приходится и большее, и мень-
шее количество земли. Например, в селении Чешмаваруита на каж-
дую семью приходилось более 78 десятин, тогда как в селении Ку-
бей только 47 десятин. В Верхне-Буджакском округе в селе Чадыр-
Лунга на семью приходились 52 десятины, а в том же округе в селе
Бешгиоз крестьянские участки в среднем составляли около 137 де-
сятин. А, например, в Нижне-Буджакском округе в селе Задунаевка
средний участок переселенца составил более 152 десятин. Он был
самым большим среди всех пяти округов. Заметно меньше были
участки в Кагульском и Прутском округах, где было относительно
многочисленное молдавское население.

Там же. С. 17.


491
492
Статистическое описание Бессарабии, собственно так называемой
или Буджака. Аккерман, 1899. С. 15.
139
В Кагульском округе самые небольшие участки были в селе Кар-
тал, где они составляли всего лишь 34,3 десятины. Самые большие
участки в этом округе были в селе Курчи, где они достигали 67,5
десятины. А в Прутском округе самые маленькие участки были в
Фрикацее, где они равнялись 30,6 десятины. В этом же Прутском
округе самые большие участки отмечены в Слободзее-Маре, где
они составляли 54,2 десятины. Вообще, ни в одном селе этого окру-
га размер участка не достиг положенных 60 десятин. Это объясня-
лось тем, что здесь были старые селения, близкие к Дунаю и Пруту
и возможностей для получения значительных земельных массивов
было заметно меньше, чем в тех районах Буджака откуда были высе-
лены ногайцы и турки и, практически, не было заселенных мест.
Такая картина получается при изучении того же «Статистичес-
кого описания Бессарабии». Так что не везде семьи переселенцев
получали 60 десятин, но и 30-40 десятин тоже было не мало. На них
можно было заниматься не только земледелием, но и животновод-
ством, которое в этом крае, а мы берём всё Пруто-Днестровское
междуречье в целом, в первое время после 1812 г. преобладало. По
данным генерала Инзова в год принятия Указа 1819 г. всего заду-
найских переселенцев было 6532 семьи. По А. Защуку в 1821 г. во
всех болгарских колониях проживало 8891 семейство, в которых
считалось до 46598 человек, в том числе одних болгар до 32 тыс.
человек, как мужчин, так и женщин493.
Однако переселение происходило из-за Дуная не семьями, а це-
лыми группами семей. Они явно чувствовали себя в большей безо-
пасности, когда рядом были и другие родственники. Поэтому они
часто не желали переселяться в те места, где можно было получить
более значительные участки. Им хватало то, что им давали, тем бо-
лее, что у себя на родине, в Болгарии эти участки были существенно
меньшими. Следует также учитывать, что переселенцы не всегда, а,
точнее, в редких случаях имели значительное количество скота как
для произведения земледельческих работ, так и для занятия живот-
новодством. Рост крупного рогатого скота, а также лошадей проис-
ходил всё-таки довольно медленно. Для этого необходимо было
нужное время.

493
Защук А. Бессарабская область. СПб., 1862. С. 166.
140
В новые места переселенцы перенесли свой прежний производс-
твенный опыт, свою производственную культуру, которую их пред-
ки накапливали веками. Интересно, что А.С. Пушкин, посетивший
эти места в начале 20-х гг. и писавший о Буджаке, о реке Прут и
болгарском селении здесь располагавшемся, подчёркивал, «храня
родительские нравы, / Питаясь рук своих трудом» они живут здесь
на далекой окраине Российской империи. От пристального взгляда
молодого поэта не ускользнуло сохранение болгарами традиций сво-
их предков. Он отдавал им должное и с уважением отмечал их не-
зависимый труд, позволявший им прокормить самих себя. Уже поз-
днее, будущий генерал А. Защук, побывавший в этих местах с це-
лью написания специального труда для многотомника под названи-
ем «Материалы для географии и статистики России», который го-
товили офицеры Генерального штаба, характеризовал болгар как от-
личных земледельцев, усердных к работе, подчёркивая при этом их
трезвость и послушание494.
Конечно, нужен был определённый переходный период для их
обустройства, но уже в начале 20-х гг. видны были несомненные
успехи переселения и они стали известны и в самой Болгарии. Да,
здесь имелись свои проблемы. Климат заметно отличался от горной
Болгарии. Ощущалась нехватка воды, отмечались редкие дожди, на-
личие суховеев, но это капризы природы, с которыми трудолюбиво-
му переселенцу удавалось с годами бороться, и не без успеха. Глав-
ное, была уверенность в завтрашнем дне. Не было тех бесконечных
тревог, которые вызывали действия непокорных пашей, с их наси-
лиями – бесконечными грабежами, угоном в рабство и даже смерто-
убийствами, характерными для начала XIX столетия, о чём мы крат-
ко отмечали в первой главе нашей книги и могли рассказать значи-
тельно более подробно, поскольку на этот счёт имеются многочис-
ленные источники. В этой связи попытки отдельных пропагандис-
тов убедить переселенцев вернуться обратно за Дунай никаких
сколь-нибудь заметных результатов не дали495.
Переселенцы перенесли свои производственные навыки и в эти
места и местное население получило возможность с ними ознако-
миться и, порой, их перенимать. В этом тоже было международное

494
Там же. С. 168.
495
ГАРФ, ф. 109, 1 эксп., оп. 17 (1832 г.), д. 267, л. 1-2.
141
значение деятельности переселенцев. Международный характер но-
сил и их пример для населения задунайских областей, которое ви-
дело большие преимущества, которые получили мигранты. Поэтому
массовое переселение времён русско-турецкой войны 1806-1812 гг.
и Бухарестского мира было не последним массовым переселением
болгар и гагаузов. Новое их массовое переселение произошло через
двадцать лет и было связано с событиями русско-турецкой войны
1828-1829 гг. и Адрианопольским миром. Всего тогда прибыло 6098
новых переселенческих семейств496 и по своему масштабу оно было
примерно таким же как и предыдущее массовое переселение.
Переселение шло двумя основанными путями. Часть из них пе-
реправлялась на русских и греческих судах из Болгарии в Одессу, а
затем останавливались в Буджаке. Другие шли через Дунай, и неко-
торое время побывав в Ренийском или Сатуновском временном ка-
рантине, оседали в новых для них местах497. Многие из них уже зна-
ли о прежнем переселении и испытывали большой оптимизм, зная о
судьбе их единоплеменников. Это новое массовое переселение тоже
носило международный характер и затрагивало интересы несколь-
ких народов. Между прежним переселением и новым, однако, были
и определённые отличия. Всё-таки земли в Бессарабии не были не-
ограниченными и таких участков, которые получали переселенцы
эпохи 1812 г. им уже не могли обещать. Фонд свободных земель в
Бессарабской области не мог быть столь значительным как тогда и
пришлось искать выход из положения.
С одной стороны, по предложению И. Инзова старые переселен-
цы дали своё согласие на уступку новым переселенцам из своих 60
десятин по 10 десятин. Кроме того, новые переселенцы получили
незаселенные территории в рамках Болгарского водворения, кото-
рые составляли более 33 тыс. десятин свободной земли в соседнем
Аккерманском уезде. В связи с этим новым переселением устанав-
ливается и новая норма для отводимых участков, которая и для
прежних поселенцев, и для новых стала равняться 50 десятинам.
Как и раньше не удалось добиться равномерного распределения зем-
ли и в одних районах участки были больше, в других меньше нор-

496
Мещерюк И. Переселение болгар в южную Бессарабию 1828-1834
гг. Киш., 1965. С. 141.
497
Защук А. Указ. соч. С. 167.
142
мы498. В этих условиях не удалось избежать ряда проблем, которые
должны были решать и переселенцы, и местные власти. Не всегда
все шло гладко, что породило, как отмечалось, и такое явление как
возвращение переселенцев в Болгарию и Дунайские княжества. Все-
го выехало обратно до 1837 г., когда возвращение прекратилось, око-
ло 19 тыс. человек499. Тем не менее рост численности задунайских
переселенцев в Бессарабии продолжался. В 1837 г. задунайских пе-
реселенцев в Буджаке насчитывалось 57420 человек, а в 1856 г. во
всех 83 сёлах Буджака проживало 98807 человек500. Интересно, что в
начале 1848 г. исполнявший должность Новороссийского и Бессараб-
ского генерал-губернатора Федоров предложил сформировать из
болгар иррегулярное войско. По этому поводу имел беседу с импе-
ратором П.Д. Киселёв, в то время министр государственнх иму-
ществ. Киселёв, среди прочего, обратил внимание на то, что болга-
ры в Бессарабии занимают площадь в 450 тысяч десятин, высевают
ежегодно разного хлеба до 80 тысяч четвертей и платят в казну око-
ло 98 тысяч рублей серебром. Было, однако, решено, что они могут
поступать на службу только по собственному желанию501.
Если обратиться к величине наделов в 1856 г., то они, естествен-
но, несколько сократились по сравнению с прежними временами,
что было всеобщим явлением для России в целом. Но, всё-таки, в
среднем они оставались довольно значительными. В Измаильском
округе самые небольшие участки имелись в с. Болград и составляли
27,1 десятины, а самые пространные в с. Каракурт были равны 74,1
десятины, то есть были довольно значительными или даже больши-
ми. В Верхне-Буджакском округе самые незначительные наделы бы-
ли в Комрате, составлявшие 35,5 десятины, а самые большие нахо-
дились в с. Авдарма и равнялись они 73,1 десятины. В Нижне-Буд-
жакском округе самые маленькие участки имелись в Еникиое. Их
величина составляла 41,7 десятин в среднем, а самые значительные
участки были в Карагаче и достигали они 110,3 десятины. По-преж-
нему небольшими участками отличался Кагуло-Прутский округ, где
самые незначительные участки в среднем величиной в 31,4 десяти-

498
Мещерюк И.И. Социально-экономическое развитие. С. 24.
499
Мещерюк И. Переселение. С. 198.
500
Мещерюк И.И. Социально-экономическое развитие. С. 24-27.
501
ГАРФ, ф. 109, 1 эксп., оп. 23 (1848 г.), д. 13, л. 1– 4 об.
143
ны были в Фрикацее, а самые большие в Колибаше, где они дос-
тигали 53,8 десятины502.
Но если сравнить величину участков переселенцев в среднем по
этому региону, то они окажутся значительно более крупными как по
сравнению с центральной Россией, так и с другими частями Бесса-
рабии, особенно северной, где малоземелье начало ощущаться рань-
ше, чем в других районах Бессарабской области. В целом, пересе-
ленцы владели довольно значительными земельными пространства-
ми, о которых во многих регионах России могли только мечтать.
Естественно, что такие большие участки переселенцы не могли пол-
ностью засевать. В среднем, даже в середине XIX в. каждая семья за-
севала не более 10 десятин503, остальные территории использова-
лись под луга, пастбища, виноградники, сады, огороды. Болгары в
Бессарабии пользовались славой как хорошие огородники. В скором
времени они стали производить продукцию на рынок и их произ-
водство получило известность и за пределами Бессарабской области.
Казалось, что задунайские переселенцы прочно обосновались в
Южной Бессарабии и все основные трудности становления их хозяй-
ства уже позади. Но новые испытания наступили уже сразу после
окончания Крымской войны504. Победители решили продиктовать
свои условия России и очередной раз перекроить Бессарабию, когда
вроде бы всё устоялось. Эта перекройка коснулась всей Бессарабии
поскольку Север и Центр её уже основательно слились с Югом и в
экономическом плане, и в чисто житейском. Но великим державам
было угодно, чтобы бессарабский вопрос вновь приобрёл междуна-
родный резонанс. На дипломатической и экономической сторонах
этого вопроса мы ещё остановимся специально несколько позднее.
Пока обратим внимание как изменение границ после Крымской вой-
ны сказалось на жизни иностранных переселенцев, прежде всего
болгарах и гагаузах.
По воле великих держав от России была оторвана дельта Дуная,
а также те территории, которые примыкали к Дунаю и Чёрному мо-
рю. Это привело к заметному сокращению внешнеторгового оборо-

502
Мещерюк И.И. Указ. соч. С. 28-29.
503
Там же. С. 31.
504
См. подробнее: Новаков С.З. Социально-экономическое развитие бол-
гарских и гагаузских сёл Южной Бессарабии (1857-1918). Киш., 2004.
144
та. В 1863 г. бессарабский губернатор на этот счёт писал: «…торгов-
ля в Бессарабии постепенно падает; падение её началось ещё с от-
делением к Молдавии части Бессарабии, заключавшей в себе порты
Измаил и Рени, также соляные озера, рыбные ловли и камыши.
Начавшая развиваться на этих пунктах торговля – прекратилась, и
все торговые обороты должны были ограничиться тесными преде-
лами нынешней Бессарабии и граничащими с нею губерниями»505.
Естественно, что при перекройке границ Бессарабии никто не
спросил мнения местных жителей и невольно вновь вспоминается
стихотворение А.С. Пушкина о болгарском поселении в Буджаке,
жители которого ничего не ведают о их политике и не знают «как
ратоборствуют державы и мирно правят их судьбой!..». Понимая
настроения местного населения, правительство Молдавского кня-
жества постаралось его успокоить и в феврале 1857 г. обратилось к
нему со специальным обращением. В этом обращении жители отор-
ванного участка Бессарабии назывались любезными соотечествен-
никами, поскольку для большей части их она была, как там утверж-
далось, «земля родная». Далее подчёркивалось, что «молдавский на-
род принимает всех жителей части Бессарабии как братьев и едино-
верцев» и давалось обещание сохранить права и привилегии жите-
лей, которыми они пользовались в России и, более того, добавить
новые506. По поводу «родной земли» составители обращения явно
пошли против истины, поскольку молдаване составляли здесь лишь
треть населения этого края, а большинство были славянами, которые
были обозначены в переписи Молдавского княжества «славянской
расой» – украинцами, болгарами, русскими. Это показала перепись
Молдавского княжества 1859-1860 гг., где молдаване были названы
румынами507.
Для управления этим участком Бессарабии была создана руковод-
ством княжества специальная комиссия в которую вошли следую-
щие бояре: логофет П. Баланеску, ворник И. Кантакузин и спатарь
М. Черкез508. Новыми властями этот участок Бессарабии был поде-

505
Гросул Я.С., Будак И.Г. Очерки истории народного хозяйства Бесса-
рабии (1861-1905 гг.). Киш., 1972. С. 531-532.
506
Забытые страницы Южной Бессарабии. С. 57.
507
Lucrările statistice ale Moldovei. Cap. II. Populațiunea. Iași. 1862. P. 126.
508
Забытые страницы Южной Бессарабии. С. 57.
145
лён на три части. В Болградский уезд вошли Болград и 61 село, в
том числе 39 колоний задунайских переселенцев. В Измаильский –
вошли Измаил, Рени, Килия, Вилково, Тузлы, Николаевка и несколь-
ко близких к этим населённым пунктам сёл. В Кагульский уезд по-
пали город Кагул и 43 села того региона. Российская администрация
была упразднена и соответственно упраздняется Управление заду-
найскими переселенцами. Его функции для тех сёл болгар и гагау-
зов, которые остались в составе России стало исполнять местное По-
печительство. Главой этого Попечительства был назначен болгарин
И.С. Иванов (Калянджи), обучавшийся в Киевском университете и
участвовавший в Крымской войне и сыгравший значительную роль
в болгарском политическом и культурном возрождении509.
Жители этого участка всячески желали сохранения прежнего по-
рядка вещей, то есть сохранения тех условий, которые существова-
ли в то время, когда они находились в составе России. С этой целью
они обращались в разные инстанции, не только к властям Молдав-
ского княжества, но и к российскому правительству, а также к Ев-
ропейской комиссии. Русские, украинцы и болгары добивались сох-
ранения прежнего управления, а также сохранения в каждом из по-
селений своих школ с преподаванием на родном языке. Добивались
они сохранения богослужения на славянском языке. Но не надеясь
на благожелательное отношение к делам колонистов чиновников
Молдавского княжества уже в самом начале вхождения этого участ-
ка в состав княжества некоторые его жители не только пожелали
переселиться в Россию, но и начали осуществлять это переселение.
Тем более, что в силу условий Парижского мирного договора 1856
г. местные жители в течение трёх лет имели право переселяться в
другие места и свободно распоряжаться своей собственностью.
Обещания правительства княжества сохранить привилегии мест-
ным жителям были ими встречены с удовлетворением. Но конкрет-
ные действия чиновников чем дальше, тем больше порождали сом-
нения в искреннем желании новых властей выполнить эти обеща-
ния. Появились многочисленные желающие переселиться в Россию.
С 1857 по март 1860 г. пожелали переселиться в Россию более 500
семейств задунайских переселенцев. Но переселяться пожелали не
только болгары, но и представители других наций. Они желали пе-

509
Там же. С. 14.
146
реселиться в Кишинёв, Аккерман и другие населённые пункты Бес-
сарабии, оставшиеся в составе России. Напряжённые отношения меж-
ду жителями отошедшего участка и властями Объединенных кня-
жеств ещё больше возросли после того как миновал трёхлетний срок,
в течение которого позволялось массовое переселение за пределы
этого участка. Причиной стало ужесточение политики новых влас-
тей по отношению к местным жителям, особенно болгарам и гагау-
зам. Особенно в плане проведения жесткой политике показал себя
премьер-министр М. Когэлничану. Им была выдвинута новая нало-
говая политика, объявлено о проведении рекрутского набора и т.д.
В октябре 1860 г. в Яссы прибыла специальная колонистская де-
легация, которая вела переговоры с М. Когэлничану. Но эти перего-
воры закончились безрезультатно. Более того, в сёла колонистов бы-
ли введены войска и уже в ноябре месяце между ними произошли
столкновения. 7 ноября армия напала на мирное собрание предста-
вителей всех колоний, которые обсуждали вопрос о рекрутской по-
винности. В результате этого столкновения были убитые и раненые.
На сей раз столкновения продолжались до 10 ноября. Реакцией на
эти столкновения стало усиленное бегство в российскую часть Бес-
сарабии, тем более, что в результате действий молдавского прави-
тельства в декабре 1860 г. произошло упразднение особого адми-
нистративного управления колонистами. Начавшееся в ноябре 1860
г. массовое переселение болгар и гагаузов продолжилось и в 1861 г.
По данным карантинных властей России перешли на её территорию
11766 человек без паспортов и 10633 человек по паспортам. Пере-
селялись они не только в российскую часть Бессарабии, но и в При-
азовье, где им были выделены земли и сохранены прежние льготы и
даже предоставлены денежные средства510.
Болгары и гагаузы поставили перед Францией и Османской импе-
рией вопрос об автономии молдавского участка Южной Бессарабии
и даже независимости от Молдавского княжества и передаче его в
вассальную зависимость от Стамбула. Но эта их просьба была прои-
гноривана великими державами, в том числе и Францией511, играв-
шей в то время весьма значительную роль в международном плане.

Там же. С. 18.


510

Грек И.Ф. Буджак. История земли и населения (VII до н.э.-XXI в.).


511

Киш., 2016. С. 126.


147
Столкновения местных властей с колонистами приобрели столь
значительный характер, что они не могли быть не замечены и в
других странах. Дело приобрело международный резонанс и дошло
до протестов и демаршей. В связи с этим и турецкое правительство,
а султан пока ещё оставался сюзереном обоих княжеств Валахии и
Молдавии, а затем и Румынии, и даже французский посол обратили
на это внимание румынского представителя в Стамбуле. Это всё
стало одной из причин отставки М. Когэлничану. В августе 1861 г.
господарь Объединенных княжеств А.И. Куза был вынужден восс-
тановить прежний статус колонистов. Но переселения из отошедше-
го участка в Россию не прекратились, причём переселялись также и
молдаване, которые опасались рекрутской повинности, как и русс-
кие и украинцы. Стремление к переселению молдаван усилилось
особенно в начале 1861 г. когда было объявлено о рекрутском на-
боре, которого в Бессарабии не было. В связи с этим выспыхнули вол-
нения в сёлах Томай, Резень, Макарешты. Более того, крестьяне этих
сёл объявили о своём желании переселиться в Россию, точнее в рос-
сийскую часть Бессарабии. Правительство Румынии прибегло к по-
давлению этих выступлений вооружённой силой. Переселиться в
Россию пожелали и жители некоторых молдавских сёл Кагульского
уезда512.
Но большинство бежавших из Румынии были всё-таки болгара-
ми. 16 ноября 1861 г. корреспондент одного из виднейших деятелей
болгарского возрождения К. Попович писал Г.С. Раковскому: «…но-
вые вандалы не выносят наличия болгар в Молдо-Валахии. Их цель
– выгнать этих несчастных людей и отнять их владения»513. После
свержения в 1866 г. господаря А.И. Кузы, новым господарём Румы-
нии стал представитель германской династии Гогенцоллернов-Зиг-
мариненов Карл Антон, ставший несколько позднее королём Румы-
нии под именем Карла I. Человек довольно чуждый Румынии он
прибыл первый раз в столицу Румынии Бухарест только 22 мая (10
июня) 1866 г. В первой же свой прокламации он обязался служить
Румынии514. Но как и его предшественник, он проводил политику
румынизации этого участка Бессарабии. Никаких заметных измене-

512
АВПРИ, ф. Главный архив У-А2, д. 401. Измаил. 1861, л. 4-4 об.; Ar-
hiva istorică cеntrală. București, f. 315, d. 160, f. 9.
513
Забытые страницы истории Южной Бессарабии. С. 20, 27.
514
Lindenberg P. Regele Carol I al României. Buc., 2016. P. 77, 92-93
148
ний в лучшую сторону не наблюдалось. Как писала берлинская га-
зета «Die Presse» в номере от 13 апреля 1876 г. «последние 20 лет не
доказали ничего, кроме того только, что эта часть земли обеднела и
экономически отодвинулась назад под управлением румын»515.
Вместе с тем, Карл всё-таки был заинтересован в ликвидации вас-
сальной зависимости от турецкого султана и в условиях Восточного
кризиса 70-х гг. XIX в. пошёл на сближение с Россией и на участие
совместно с ней войне с Турцией. В результате Берлинского трак-
тата Южная Бессарабия возвращается в состав России и объединя-
ется с остальной частью Бессарабии, которая уже была превращена
в обычную российскую губернию. Пришлось вновь менять законы и
правила, которые в значительной степени были приняты уже с учё-
том румынской конституции 1866 г. На это ушли годы и местное на-
селение ощутило на себе все изменения подобного рода. Тем не ме-
нее, болгары и гагаузы сохранили подавляющее большинство своих
населённых пунктов и общее количество их всё-таки увеличилось.
По переписи населения 1897 г. болгар в Бессарабии было уже 103
тыс. человек516 и подавляющее число их проживало на юге губер-
нии. Для сравнения можно отметить, что в 1835 г. их числилось в
Бессарабии 56 тыс. человек517.
Среди иностранных переселенцев болгары оказались в Бессара-
бии по численности своего населения на первом месте. На втором
были немцы, к истории их поселения в этих местах мы сейчас и об-
ратимся. Вообще, связи молдаван с немцами восходят ещё к сред-
ним векам. Первые немцы с которыми познакомились тогда молда-
ване были сасы или саксонцы, выходцы из Саксонии, поселившиеся
на землях Венгерского королевства. Тогда молдаване стали их сосе-
дями, обитая в Марамуреше, куда они прибыли по нашему мнению
из Сербии и Боснии. В новое время массовое переселение немцев в
Бессарабию отмечено в 1814 г. Тогда в Бессарабию прибыло 1743 се-
мейства, в подавляющем большинстве лютеранского вероисповеда-
ния и только 121 семейство немцев-католиков518.

515
Цит. по: Гросул Я.С., Будак И.Г. Указ. соч. С. 113.
516
Зеленчук В.С. Население Молдавии (Демографические процессы и
этнический состав). Киш., 1973. С. 28.
517
Берг Л.С. Бессарабия. Страна – люди – хозяйство. Пг. 1918. С. 124.
518
Защук А. Указ. соч. С. 159.
149
Причина переселения немцев в Россию, не только в Бессарабию,
заключалась в малоземелье и той разрухе, которая отмечена в ряде
районов Германии в результате наполеоновских войн. В 1827 г. в Бес-
сарабии поселилась уже 1971 семья немцев, общей численностью
9370 чел. Больше всего их прибыло из Польши – 3198 человек, Вюр-
темберга – 3143 человека и Пруссии 2188 человек. Но были выход-
цы и из других районов Германии – Баварии, Богемии, Саксонии,
Мекленбурга, Бадена, Магдебурга и др. Известны переселенцы-нем-
цы из Австрии, Курляндии, Швейцарии, Из некоторых мест прибы-
ло буквально несколько семейств, а из Магдебурга всего один чело-
век519. Подавляющее большинство немцев прибыло из трёх указан-
ных провинций, или, точнее, государств Германии.
Прежде всего привлекает внимание Вюртемберг, поскольку се-
мейными узами он был тесно связан с правящей российской динас-
тией Романовых. Из Вюртемберга вышла императрица Мария Фёдо-
ровна520, урожденная София-Доротея-Августа-Луиза, вторая супру-
га Павла I и мать двух российских императоров Александра I и Ни-
колая I. Она была также матерью великих князей Константина Пав-
ловича и Михаила Павловича и нескольких дочерей, среди которых
Екатерина Павловна – любимая сестра Александра I вторым бра-
ком, после смерти её первого супруга Георгия Ольденбургского, в
1816 г. вышла замуж за Вильгельма Вюртембергского, который в
том же году стал королём. Но уже в 1818 г. Екатерина Павловна
скончалась, оставив о себе хорошую память в Вюртемберге как бо-
рец против жестокого голода 1816 г. и прочей общественной дея-
тельностью на ниве народного образования и заботе о бедных521.
Из Вюртемберга вышла и Елена Павловна, урожденная Фредери-
ка-Шарлотта-Мария, дочь Вюртембергского принца Павла-Карла и
супруга великого князя Михаила Павловича, из братьев наиболее
близкого к Николаю I. Елена Павловна впоследствии сыграет весь-
ма значительную роль при проведении Крестьянской реформы 1861

519
Schmidt U. Basarabia. Coloniști germani de la Marea Neagră. Chișinău,
2014. P. 68.
520
См.: Шумигорский Е.С. Императрица Мария Федоровна (1759-1828).
Ее биография. Т. I. СПб., 1892.
521
См.: Йена Д. Екатерина Павловна, великая княжна, королева Вюр-
темберга. М., 2006.
150
года522. Так что нитей родственных связей было предостаточно, что-
бы между Россией и Вюртембергом наладились многолетние и до-
вольно дружеские отношения. Во всяком случае ничего подобного
не было ни с каким-либо другим немецким государством, хотя род-
ственные связи были у России и с Пруссией, и с Баденом, и с Гес-
сеном.
Вюртемберг как государство сформировалось ещё в средние ве-
ка, но первым, исторически вполне достоверным правителем его стал
Ульрих Вюртембергский (1241-1265 гг.). Именно с него начинается
непрерывная линия сначала графов, потом герцогов, а далее и коро-
лей. Главным городом Вюртемберга вскоре стал Штутгарт, извест-
ный с XII века. В XVI в. в Вюртемберге победило лютеранство,
хотя это государство находилось вблизи Франции и испытывало её
влияние, но религии стали разными. После Французской революции
XVIII в. Фридрих II Вюртембергский (1797-1816 г.) принял участие
во второй коалиции против Франции, в результате чего герцогство в
1800 г. было занято французскими войсками и подверглось значи-
тельному разорению. Сам Фридрих даже вынужден был на время
бежать. Но в 1805 г. в период новой войны Франции с Австрией
Фридрих перешёл на сторону Наполеона и ряд лет воевал на его
стороне. За эти услуги он получил возможность расширить свои тер-
ритории, а в 1806 г. становится королём.
В результате сотрудничества с Францией Вюртемберг достиг
пространства почти в 20 тыс. кв. км. с населением почти 1,5 млн. че-
ловек, что сделало его довольно значительным для раздробленной
Германии государством. Вюртемберг продолжал поддерживать На-
полеона до Лейпцигской битвы 1813 г. после чего переходит на сто-
рону союзников и уже на их стороне сражается против Франции. Как
отмечалось, Фридрих скончался в 1816 г. и его сменил Вильгельм I,
супруг Екатерины Павловны, который в 1819 г. даровал своей стра-
не конституцию, а ещё до этого в 1817 г. отменил крепостное пра-
во523. Именно при этих двух вюртембергских королях произошло
массовое переселение вюртембергцев в Россию и, в частности, в Бес-

522
Кони А.Ф. Великая княгиня Елена Павловна // Великая реформа. Рус-
ское общество и крестьянский вопрос в прошлом и настоящем. Т. 5. М.,
1911. С. 14-34.
523
Водовозов В. Вюртемберг // Новый энциклопедический словарь. Т.
12. СПб., б.г. С. 238-239.
151
сарабию. Это переселение, как отмечалось, было вызвано наполео-
новскими войнами и связанными с ними разрухой и значительным
аграрным перенаселением. Хотя в целом для того времени Вюртем-
берг был довольно развитой страной с довольно высоким уровнем
экономического развития и высокой духовной культурой. Извест-
ностью в Германии и за её пределами пользовался Тюбингенский
университет, основанный ещё в 1477 г.524
Так что немцы Вюртемберга покидали довольно развитую стра-
ну и делали это, отнюдь, не из-за хорошей жизни. В чужие края их
гнала нужда и желание получить значительные земельные массивы,
которым им пообещало правительство России. Переселение немцев
в Бессарабию шло разными путями. Некоторые из них прибывали в
эти края по суше с Северо-Запада области, а некоторые плыли по
Дунаю до нижнедунайских портов. Первые немцы, прибывшие в
Бессарабию, были выходцами из Польши. Именно они основали свои
сёла ещё в 1814 г. Интересно, что многие свои поселения они наз-
вали в честь боёв Отечественной войны 1812 г. и заграничных похо-
дов русской армии: Тарутино, Бородино, Кульм, Лейпциг, Березина,
Париж, Малоярославец и т.д. Как и задунайские переселенцы, каж-
дая семья должна была получить по 60 десятин, денежные ссуды на
обзаведение, необходимый строительный материал, сельскохозяйст-
венный инвентарь, освобождение на большой срок от налогов и рек-
рутской повинности525. Вся территория, которая передавалась немец-
ким колонистам составляла 142 тыс. десятин или 154 тыс. гектаров.
Расселялись они в центральном Буджаке и к востоку от его центра
поближе к Аккерману. Но известны немецкие поселения и в других
районах Бессарабии, например, возле Кагула и даже поблизости от
Кишинёва. В немецкой литературе говорится об огромных матери-
альных затратах со стороны российского правительства при привле-
чении немецких колонистов на малозаселенные земли. Но это вско-
ре окупилось и уже к середине XIX в. большинство немецких коло-
нистов относились к категории зажиточных землевладельцев526.

524
Там же. С. 234-235.
525
Анцупов И.А. Государственная деревня Бессарабии в XIX в. Киш.,
1966. С. 26-27; Щербинина О.В. Критика современной западногерманс-
кой буржуазной историографии истории Молдавии. Киш., 1984. С. 43-44.
526
Щербинина О.В. Указ. соч. С. 44-45.
152
А. Защук, посетивший немецкие колонии через сорок лет после
их создания, дал их описание на тот момент. По его данным к
началу 60-х гг. всех немцев в Бессарабии тогда было 24159 человек,
среди которых 12294 мужчины и 11865 – женщины. Они проживали
в 24 колониях, делившихся на три округа. В первом округе, под наз-
ванием Клястицкий находилось 10 колоний, во втором – Малояро-
славском – 11 колоний, в третьем – Саратском было только три
колонии. У немцев Бессарабии было своё колонистское управление,
центр которого находился в селении Тарутино, что находилось в са-
мом центре Буджака.
В целом, заселение немцами этого региона происходило посте-
пенно и началось, как указывалось, с 1814 г. В этом году с тер-
ритории герцогства Варшавского переселилось 1143 семейства, ос-
новавшие семь колоний. Это были Бородино, Тарутино, Кульм, Ма-
лоярославец, Красное, Лейпциг и Клястицы. Все они назывались в
честь боёв русской армии против Наполеона в 1812-1813 гг. В 1816
г. создаются колонии Фершампенгаузен, Бриен, Париж и Арсис. В
1817 г. основывается Теплиц. Переселения происходили и в период
правления Николая I. В 1833-1834 гг. выходцы из Вюртемберга ос-
новывают колонии Гнаденталь и Лихтенталь. А с 1834 по 1842 гг.
переселенцы из Царства Польского создают колонии Фриденталь,
Денневиц, Плоцк, Гофнунгсталь527. При поселении они получали
поддержку местного населения – молдаван, русских, украинцев528.
Между переселенцами из Польши и Вюртемберга имелись опре-
делённые отличия в плане тех льгот, которые они получали от рос-
сийского государства. Участки были примерно одинаковые, в сред-
нем 60 десятин, как и у болгар. При этом они получали освобожде-
ние от платежа податей и повинностей, на 50 лет освобождались от
рекрутского набора, от воинских постоев в мирное время и кроме
того они получали деньги и материалы для постройки домов и пер-
воначальное обустройство. Некоторое отличие было у вюртемберг-
цев, которые не получали соответствующее пособие от казны, но
они имели собственность в среднем по 700 у жителей Гнаденталя и
по 600 руб. ассигнациями у колонистов Лихтенталя на каждое се-
мейство, которые предназначались на постройку домов. Российские

527
Защук А. Указ. соч. С. 160.
528
Щербинина О.В. Указ. соч. С. 45-46.
153
власти рассрочили гнадельтальским колонистам льготных лишних
три года, а лихтентальским по решению общества предоставило пра-
во пользоваться по собственному рассмотрению всей общественной
землёй. Так что они могли отдавать эту землю в наём, пользуясь до-
ходами, которыми они от этого получали по собственному реше-
нию. Понятно, что этот доход шёл на улучшение личного хозяйства
и устройство колоний529.
Естественно, переходный период был связан с разного рода жи-
тейскими трудностями. Приходилось первое время жить в землян-
ках, привыкать к непривычному климату в условиях степной мест-
ности. А. Защук, посетивший эти места, оставил описание их образа
жизни и нравов. Он писал: «Немецкие колонисты отличаются осо-
бенным трудолюбием, терпением, честностью и аккуратностью; они
положительны, но, вместе с тем робки, медленны. Характер тихий,
но упрямый и помнящий обиды. Строгие к самим себе, покорные
общественным постановлениям и начальству колоний, колонисты
стараются избегать столкновений с властями и вообще не сбли-
жаться с Русскими. Несговорчивость, сухость и пренебрежение их
заставляют даже нашего угодливого и пронырливого офеня (купца-
странствователя) избегать и объезжать немецкие колонии, составля-
ющие на Русской земле что-то чуждое России»530.
А.И. Защуку, будущему генералу в момент издания его основа-
тельной книги о Бессарабии было всего лишь 34 года. Но это уже
был боевой, опытный и знающий офицер, прошедший Венгерскую
кампанию 1849 г. и Севастопольскую оборону, во время которой он
был тяжело ранен и поэтому стал после этого служить по штабной
части. Видимо он прожил среди немцев немалое время, поскольку
хорошо изучил их психологию. По поводу их он также отмечал сле-
дующее: «Трудолюбивые работники, прекрасные агрономы, они выз-
ваны и милостиво наделены самою лучшею в Бессарабии землею,
для заселения её и обработки, а главное – для указания и прививки
своего умения и трудолюбия туземному населению. Но колонисты
никогда не выполнят последнего и важнейшего назначения, пока бу-
дут удалены от всего русского, особым управлением и языком. Жи-
вут они чисто, опрятно, в довольстве и даже между ними встреча-

529
Там же.
530
Там же. С. 159.
154
ются довольно зажиточные. Давнее переселение их на степи Буджа-
ка нисколько не изменило их патриархальных германских привычек
прошедшего столетия. В них нет широкой русской удали, способ-
ной всё перенимать и ко всему применяться. Здешний немец-коло-
нист редко заглядывает дальше межи своего участка, который он
тщательно и трудолюбиво обрабатывает; он знает только себя, да об-
щество своей колонии, своё колониальное управление»531. Но, тем
не менее, известно влияние немецких колонистов на хозяйственную
жизнь местного населения. В литературе отмечается внедрение об-
легченного «колонистского» плуга, многолемешных плужных «буг-
геров», изготовление усовершенствованных фургонов, размножение
фрисландской породы крупного рогатого скота, известной высоки-
ми надоями532.
Во второй части своей книги А. Защук довольно подробно оста-
новился на Управлении бессарабскими немецкими колониями, ко-
торое входило в систему Министерства государственных имуществ.
Он отмечает, что изначала в каждой колонии существовал сельский
приказ. Кроме того существовали окружные приказы, находившие-
ся под началом Бессарабской конторы об иностранных поселенцах,
располагавшейся поначалу в Каушанах. В 1834 г. эта контора уп-
раздняется и вместо неё учреждается смотрительство Бессарабских
немецких колоний. Первоначально было два округа – Малоярослав-
ский и Клястицкий, а в 1836 г. образовался третий округ – Сарат-
ский с Саратским окружным приказом. Несколько позднее, в 1840 г.
в каждом из трёх округов учреждается комиссия сельского хозяйст-
ва, имевшая председателя и двух членов533.
В начале 60-х гг. управление 24 бессарабскими немецкими ко-
лониями состояло из смотрителя колоний, трёх окружных и 24 сель-
ских приказов. Непосредственным их начальством был Попечитель-
ный комитет об иностранных поселенцах южного края, располагав-
шийся в Одессе. В каждом окружном приказе служил 1 обер-шульц,
2 амтс-бейзикера и окружной писарь. В каждом сельском приказе
был 1 шульц, 2 бейзицкера и сельский писарь. Эти чиновники полу-
чали соответствующее жалованье, причём деньги на их содержание

531
Там же.
532
Щербинина О.В. Указ. соч. С. 46.
533
Защук А. Указ. соч. Часть вторая. СПб., 1862. С. 31.
155
собирались с колонистов. Не получали жалованье только бейзицеры
в сельских приказах.534 Интересно, что в своём внутреннем дело-
производстве эти немецкие переселенцы пользовались немецким
языком. В литературе не без основания отмечают, что такое устрой-
ство с использованием в качестве управленцев самих переселенцев
позволяло избавить их от произвола и коррупции мелкого российс-
кого чиновничества535.
Таким образом, не без основания в литературе пишут о местной
автономии, которой обладали в Бессарабии немецкие колонисты536.
Вообще, значение Бессарабии как колонизируемой территории всё
больше возрастало. Это стало причиной того, что И. Инзов вместе
со всем своим штатом перебазировался из Екатеринослава в Киши-
нёв. При этом он занимался делами колонистов не только в Бессара-
бии, но и на Екатеринославщине, Херсонщине и в Таврии. Но кроме
других переселенцев он занимался и вопросами устройства немец-
ких колонистов.
Устройство на новых местах не обходилось без проблем и даже
столкновений между колонистами и местной администрацией. В ли-
тературе описано одно такое столкновение между поселянами-нем-
цами в Тарутино и местными властями, которое приняло серьёзный
оборот, до такой степени, что должен был вмешаться губернатор
Гартинг, который расценил выступление колонистов как восстание
и прибыл для его подавления военной силой. В действительности
их встретили мирные колонисты, занимавшиеся своим повседневным
трудом. Тем не менее по отношению к ним были приняты довольно
суровые меры до такой степени, что один из них скончался. Пастор
Фридрих Шнабель, который взял сторону колонистов был аресто-
ван и заключён под стражу и вместе со своей семьей отправлен в
Кишинёв. Его обвинили в том, что он является подстрекателем вос-
стания. За пастора вступился митрополит Гавриил и дело дошло до
Петербурга. Результатом всей этой неприятной истории стала отс-
тавка Гартинга и непосредственного куратора немецких колонистов
Мендельсона. Но на этом противоречия немецких колонистов с мес-
тными властями не закончились. В литературе пишут о «шестилет-

534
Там же.
535
Schmidt U. Op. cit. P. 102.
536
Ibidem. P. 101-114.
156
ней тирании» Антона Коссовского, напоминавшую административ-
ные злоупотребления Мендельсона и характеризовавшиеся как одна
из самых мрачных страниц истории Тарутино. Многочисленные жа-
лобы привели к отставке Коссовского в 1848 г.537
Иную память у колонистов оставил генерал И. Инзов и его пред-
шественник С. Контениус, которые способствовали экономическо-
му и социальному развитию южнороссийских колоний. Нужно бы-
ло решать многие проблемы связанные с водворением колонистов
вообще и немецких колонистов, в частности. Приходилось, напри-
мер, добывать семена овощных и зерновых культур, решать пробле-
мы со скотом и множество других подобного рода вопросов. При
всём трудолюбии немецких колонистов, их достаточную професси-
ональную подготовку как земледельцев, они всё-таки попали в не-
привычные условия и к тому же изначально испытывали нужду в
самых необходимых вещах. Всё-таки они прибыли из разорённых
войной мест и многого не имели. Это хорошо понимали Контениус
и Инзов и в меру своих сил и возможностей помогали колонистам.
Интересно, что именно российская администрация наладила вы-
пуск газеты на немецком языке, которая назвалась «Листок для не-
мецких колонистов России» и где публиковались различного рода
информации, в том числе и политического характера. С 30-х гг. во
всех уездных центрах создаются комиссии по проблемам земледе-
лия с целью улучшения обработки земли. Но они занимались не
только вопросами земледелия и животноводства. Они заботились и
о других вопросах жизни сельского населения, например, улучше-
нии жилищного строительства, а также о благоустройстве сёл. В их
обязанность входило и устройство сёл, и упорядочение сельскохо-
зяйственных работ, и забота о сиротах и т.д. Интересно, что канди-
даты в руководящие органы этих ассоциаций избирались из рядов
колонистов на сельских сходах. Далее следовало утверждение со
стороны колонистского комитета. Эти комиссии стали примером
для других крестьян, свидетельствуя о способности простых земле-
дельцев управлять собственными сёлами и проводить постоянные
улучшения в своей повседневной жизни.
Важной особенностью германских колоний в Бессарабии, да и не
только в этом крае, было наличие в каждом их населённом пункте

537
Ibidem. P. 104.
157
собственных школ, где можно было получить образование на немец-
ком языке. Обязательное образование было введено в Вюртемберге
ещё в 1649 г., а в Пруссии в 1717 г.538 Эту традицию переселенцы
постарались сохранить и в Бессарабии, где образование не ограни-
чивалось только ликвидацией неграмотности и приобретением на-
выков чтения и письма. Ещё до того как были построены специаль-
ные школы для детей, их обучали в молитвенных домах, крестьянс-
ких жилищах, а также в домах учителей. Хотя в первое время учи-
телями были мужчины из рядов самих колонистов, не имевших спе-
циального педагогического образования, да и не отличавшиеся от
других сельчан уровнем своего образования. По мере обживания и
улучшения материального положения немецких колонистов удалось
подготовить и кадры учителей, которых стала готовить Педагогичес-
кая семинария в Сарате. Первые её выпускники отмечены в 1848 г.
На своём первом съезде, который состоялся в Одессе в 1835 г.
германские пасторы отмечали зависимость учителей от отношения
сельской коммуны и их очень небольшую заработную плату. Неко-
торые учителя получили образование ещё у себя на родине, но та-
ких было очень мало. По литературе известно, что первый педагог,
работавший в Тарутино 27 лет, до эмиграции успел сдать экзамен в
Торуне, тогдашней Пруссии539. Вообще, в соответствии с Законом о
церковных школах 1839 г. и Правил по обучению детей в сельских
школах обучение в школах сделалось обязательным для каждого
ребенка в возрасте от 7 до 15 лет. Молодежь с 15 по 18 лет была
обязана ходить в воскресные школы для детей.
Колонистские школы изначально были церковными школами и,
хотя они были сельскими школами, подчинялись исключительно
церквям. Наблюдение за школами со стороны духовенства предус-
матривалось соответствующими инструкциями. Ежегодно пасторы
посещали школы и проверяли знания и способности учащихся. Та-
ким образом, существовала тесная связь между лютеранским духо-
венством и школами немецких колонистов в Бессарабии. Вплоть до
60-х гг. немецкий язык был единственным языком общения в шко-
лах колонистов. Только в 1866 г. выходит новое постановление в
соответствии с которым дети в германских школах должны были от

538
Ibidem. P. 146.
539
Ibidem. P. 147.
158
часа до двух ежедневно изучать русский язык. Несколько позднее, в
1870 г. немецкие школы были подчинены уездным школьным сове-
там и в этом же году русский язык вводится в качестве обязатель-
ной дисциплины. Имели место в это время и некоторые другие из-
менения в жизни колоний. Например, корреспонденция на уровне
сельской администрации стала вестись на русском языке. В 1881 г.
все церковные школы, как и прочие школы в немецких колониях
были подчинены Министерству народного образования России и,
таким образом, попали под наблюдение государства.
После этого влияние духовенства было ограничено религиозным
воспитанием школьников. Но и позднее немецкие общины сохраня-
ли право основывать собственные школы. Школы и церкви остава-
лись в собственности коммун и учителя и пасторы были им подчи-
нены. Учителя должны были получать разрешение русских школь-
ных властей и соответственно сдавать обязательный экзамен, кото-
рый бы позволял им вести преподавательскую работу. Постепенно в
немецких школах вводится преподавание отдельных дисциплин на
русском языке. Вообще, меры по развитию образования в немецких
колониях привели к тому, что количество неграмотных было сведе-
но к минимуму540.
Интересно, что немецкие учителя в Бессарабии стали проводить
свои регулярные встречи. Первое такое собрание имело место в Ар-
цизе в 1885 г. Важной особенностью школьного дела в Бессарабии
стало основание уже упомянутой семинарии в Сарате. Она была ос-
нована в 1844 г., когда для неё было отстроено специальное здание.
Эта семинария была первой педагогической семинарией во всей юж-
ной России. Интересно, что она была основана и существовала на
средства самих колонистов и в этом заметно отличалась от других
российских семинарий. Просуществовала эта семинария до 1940 г.,
когда бессарабские немецкие колонисты покинули эти места. В се-
минарии учились немецкие дети не только из бессарабских коло-
ний, но и других мест России. Например, в 1894 г. доля учащихся,
прибывших из-за пределов Бессарабии составляла 20%541.
Ута Шмидт, автор специальной монографии о немецких коло-
нистах в Бессарабии, кстати потомок этих колонистов, пишет, что

540
Ibidem. P. 150.
541
Ibidem. P. 153.
159
семинария в Сарате подготовила около 600 выпускников, которые
потом работали также в Херсонской, Таврической, Екатеринослав-
ской губерниях и даже на Кавказе. Некоторые из них продолжили
своё образование далее, получив университетские дипломы и рабо-
тая в разных областях знаний542. Необходимо отметить, что средст-
ва для основания гимназии в 1823 г. завещал К.Ф. Вернер – торговец
из Вюртемберга. Он передал на эти нужды сумму в 25 тыс. рублей
серебром. По этой причине семинария также называлась вернерс-
кой. Впоследствии, по мере увеличения учащихся семинарии, на её
нужды использовались и некоторые другие средства, переданные
колонистами.
Первым преподавателем этой семинарии стал К.Л. Байш, уроже-
нец Вюртемберга. Сам он – сирота, смог окончить педагогический
институт в Лихтенстерне в том же Вюртемберге и затем переехал в
Россию, где работал учителем. В саратской семинарии он стал пре-
подавать с 1844 г. и так продолжалось до его кончины в 1883 г. Так
что приезд Байша стал ещё одной ниточкой связей, которые сохра-
няли бессарабские немецкие колонисты со своей родиной, в данном
случае с Вюртембергом. Его супруга Мария, урожденная Лютце,
дочь первого немецкого медика в Бессарабии Ф.Г. Лютце, тоже уро-
женца Вюртемберга, руководила при этой семинарии интернатом.
Из 45 учеников принятых в семинарию в 1869 г. обучение пяте-
рых из них осуществлялось за счёт капитала самой этой семинарии.
В 1881 г. эта педагогическая семинария была передана из подчине-
ния Министерства государственных имуществ в состав Министер-
ства образования. Выпускники семинарии, желавшие получить дип-
лом учителя должны были сдать специальный экзамен на русском
языке в русском государственном учреждении в Одессе. После кон-
чины К.Л. Баиша семинарию возглавил В. Мутшал, руководивший
ею до 1906 г. Его сменил на посту руководителя Мауш, находив-
шийся на этом посту до 1937 г., а в 1937-1940 гг., до закрытия семи-
нарии – О. Матт.
Немецкие колонисты могли получить среднее образование не
только в семинарии в Сарате, но и в других учебных заведениях. К
ним относились, например, две гимназии в Тарутино. Поначалу, в
1872 г. в Тарутино – самом старом и многочисленном немецком по-

542
Ibidem.
160
селении в Бессарабии – была основана трёхклассная прогимназия.
Она стала основой для будущих двух гимназий в Тарутино-мужской
и женской. Женская гимназия была преобразована затем в женский
лицей, который стал готовить женщин-учителей. Также в Тарутино
несколько позднее, в начале ХХ в. Уно ван Бреюнингеном основы-
вается частная школа с преподаванием на русском языке. Обучение
шло по программам русских гимназий, но здесь изучался также не-
мецкий язык, точно также как на немецком языке шло и препода-
вание религии543. Эта частная гимназия начала свою работу в 1908
г., имея всего 80 учеников. Через несколько лет в ней уже обучалось
более 200 учащихся, из которых 78% были немцы и 22% ученики
других национальностей. Так что гимназия Бреюнингена не была
чисто немецкой. Тем более, что языком обучения был русский, а
директорами гимназии с 1912 по 1918 гг. последовательно являлись
чех, русский и армянин.
В 1878 г. в Тарутино открывается и частная школа для девочек,
где преподавали две учительницы из Прибалтики. Уже позднее, в
1906 г. основывается параллельно с мужской гимназией школа для
девушек, носившая название «Тарутинская школа для девушек еван-
гелико-лютеранского вероисповедания второй категории». В 1914 г.
в ней обучалось 113 учениц. Во время Первой мировой войны эта
школа была закрыта и затем возобновила свою работу после Фев-
ральской революции 1917 г. в России. Многие выпускники немец-
ких школ Бессарабии продолжали своё образование и в дальней-
шем, обучаясь в высших учебных заведениях России, а также за ру-
бежом, особенно в Германии. Таким образом, они сохраняли свои
связи с прародиной. Вообще, среди всех народов Бессарабии немцы
отличались наибольшим охватом школьным обучением и самым вы-
соким уровнем грамотности. В 1846 г. в Бессарабии начала выходить
первая в крае сельскохозяйственная газета на немецком языке.544
Особый разговор о религиозной жизни немцев в Бессарабии. В
этом отношении наблюдается ряд особенностей. Немцы в подавля-
ющем своём большинстве были лютеранами, и лишь незначитель-
ная их часть – католиками. Лютеранство немцев, которые жили в ок-

543
Ibidem. P. 162.
Мунтян М.П. Экономическое развитие дореформенной Бессарабии //
544

Ученые записки КГУ. Том 117 (Исторический). Киш., 1971. С. 88.


161
ружении православных, способствовало их замкнутости, их как бы
уходу в себя. Сам переезд в новые места породил появление ряда
трудностей разного плана. Не хватало священников – пасторов, от-
сутствовали необходимые помещения – молитвенные дома, не было
в достатке религиозных книг, как и отсутствовали непременные
атрибуты лютеранских кирх – оргáны и, соответственно, органисты.
Всё это приходило со временем. Среди первых пасторов в местных
колониях называют имена И. Вагнера в Тарутино, П. Вильямса в
Арцизе, упоминавшегося Ф. В. Шнабеля, скончавшегося в 1820 г.
Сохранили колонисты память об И. Линдле, который сыграл замет-
ную роль в том, что Сарата, одним основателей которой он являлся,
стала важным центром церковной жизни немцев-колонистов.
К заслугам пастора Линдля следует отнести не только организа-
цию места для церковной службы, но и создание церковного хора, в
то время большей редкости для немецких колоний Бессарабии.
Линдль был проводником пиетистских воззрений и, находясь в Са-
рате, оказал воздействие на другие немецкие колонии, хотя нельзя
сказать, чтобы он получил поддержку всех пасторов и всех прихо-
жан. Наооборт, у него были идейные противники. К ним, например,
относились упоминавшиеся пасторы из Тарутино и Арциза. Пие-
тизм зародился как противовес рационализму и илюминизму, а так-
же ортодоксальному лютеранству. Среди центров пиетизма был
Вюртемберг, откуда происходил Линдль, родившийся в 1774 г.
Конечно, религиозные традиции в самой Германии оказали пре-
обладающее воздействие на религиозную жизнь немцев Бессарабии.
Но со временем появляются особенности как местного характера,
так и, можно сказать, общероссийского. Определённая реформа про-
тестантской церкви прошла в России после 1832 г., когда появился
закон о евангелистско-лютеранской церкви России. Вместе с соот-
ветствующими инструкциями он регулировал церковный порядок
именно в рамках самой России. Была создана церковная централиза-
ция лютеран России. Её центр находился в Петербурге, а непосред-
ственное руководство церковной жизнью на Юге России осущест-
влялось из Одессы. В России был отпечатан ряд церковных немец-
ких изданий, в том числе и издания по церковному пению. Пасторы
готовились в Дерптском университете, откуда они прибывали и в
Бессарабию. Так получилось, что часть пасторов прибыла в эти мес-
та из дальних мест, а часть была подоготовлена из среды местных
162
колонистов. На каком-то этапе Бессарабия стала поставлять священ-
нослужителей для немцев и в других районах России. Тем не менее,
отличия между разного рода лютеранскими течениями стёрты не
были. Они сохранялись и в дальнейшем, в зависимости от тех или
иных поселений.
В начале ХХ вв. в Южной Бессарабии было семь лютеранских
приходов и три постоянных подсобных молелен. Церковное строи-
тельство у колонистов отмечено уже сразу после их поселения в этих
местах и были колонии, где одна церковь сменяла другую, менее
просторную. Так, в Лихтентале первая церковь была сооружена в
1842, а вторая освещается в 1903 г. На сооружение церквей коло-
нисты собирали значительные суммы, нередко очень значительные.
Освещение церквей превращалось в настоящие праздники. Так, в
литературе описано освещение церкви в Теплице в 1864 г., на кото-
ром присутствовали гости из 27 колоний и из Одессы, Кишинёва и
Аккермана. Пел хор из Сараты с участием евангелической семина-
рии из той же Сараты. Присутствовали также и другие гости, в том
числе и учителя немецких школ Бессарабии545.
Говоря о немецком религиозном разнообразии, следует отметить
то, что с 1876 г. в Бессарабии существовало «Евангелическое об-
щество германских баптистов», имевшее семь филиалов. Немцы ка-
толики имели свои приходы в колониях Красна, Эменталь, Балмаш
и Ларга. Вплоть до 1918 г. они подчинялись епископату в Тираспо-
ле, который затем был переведён в Саратов, сохранив тоже назва-
ние546. С церковью были связаны и разные формы оказания помощи
больным, нищим и сиротам. В первое время в Южной Бессарабии
имелся всего лишь один медик – Г. Ф. Лутце, выходец из Вюртем-
берга. В его обязанность входило обслуживать не только немецкие
колонии Бессарабии, но и вообще все населённые пункты Аккер-
манского уезда. Он жил в Сарате и исполнял свои медицинские обя-
занности с 1827 по 1863 гг. При этом он был также и ветеринаром.
Он мечтал о создании в этих местах больницы, но при его жизни эту
задумку осуществить не удалось547. В то время в каждом уезде был
всего лишь один врач, в подчинении которого было 2 лекарствен-

545
Schmidt U. Op. cit. P. 132.
546
Защук А. Указ. соч.,Ч. 2. С. 36-37.
547
Schmidt U. Op. cit. P. 133.
163
ных ученика и по одной повивальной бабке. Все они получали опре-
делённое жалованье548.
Немцы в Бессарабии отличались довольно высоким приростом
своего населения. Если в 1827 г. их было 9,4 тыс. человек, то в 1897
их численность достигла 60 тыс., а к 20-м гг. ХХ в. достигла 80 тыс.
человек. Больше всего их было в Аккерманском уезде, где в конце
XIX в. численность немцев достигла 43 тыс. человек, что составля-
ло 16% всего населения уезда549. Соответственно росло и количест-
во земли, которую они обрабатывали. Накануне Первой мировой
войны их земли достигли 354177 гектаров. И хотя немцы посели-
лись и в других местах Бессарабии, кроме юга, земли уже явно не
хватало. На 1874-1875 гг. приходится первый этап эмиграции немцев
из Бессарабии, далее зарегистрировано ещё несколько переселений.
В том числе отмечено переселение бессарабских немцев не только в
Северную, но и Южную Америку. Отмечено также переселение и в
Сибирь, и на Кавказ, и в другие места, в том числе и в Германию550.
Больше примеров массовых переселений, кроме задунайских жи-
телей и немцев мы привести не можем, поскольку их не было. Но бы-
ли переселенцы, которых было значительно меньше, чем болгар, га-
гаузов и немцев. Всё-таки переселялись представители и других на-
родов, которые создавали села, которые можно назвать экзотичес-
кими. Это село Шабо, основанное швейцарцами, село Каракурт –
село изначально албанское, село Новоград, созданное чехами.
О французах из Швейцарии, обосновавшихся в Шабо и возделы-
вавших знаменитое шабское вино неоднократно писали в литерату-
ре и до, и после А. Защука. Сам он сообщил следующие сведения о
их появлении в Бессарабии. По его данным швейцарцы появились
здесь между 1824 и 1828 годами, в то время, когда генерал-губер-
натором был М.С. Воронцов. Мысль о переселении этих швейцар-
цев подал граф Паравичини, который предлагал при этом свои ус-
луги. Но этот проект получился благодаря стараниям Карла Тарда-
на, коренного швейцарца, который и считается основателем этой ко-
лонии, созданной невдалеке от Аккермана. Сначала, в 1824 г. при-
было пять семейств швейцарцев, а затем, в 1830 г. приехало ещё 17
человек, из которых умерло в карантине 10 человек.
548
Защук А. Указ. соч., 14.
549
Берг Л.С. Указ. соч. С. 132.
550
Schmidt U. Op. cit. P. 250-252.
164
В 1829 в «Одесском вестнике» № 4 Тардан поведал о том, как
основывалось это поселение. Оказывается ему удалось убедить не-
которых своих земляков ехать не в безвестные пустыни и леса Се-
верной Америки, а переселиться на плодоносные земли Новой Рос-
сии, где хорошо и довольно рано поспевает виноград, персики, шел-
ковица. Им было передано урочище Шаба на берегах Днестровского
лимана, где они и основали свою колонию. Как писал тот же А. За-
щук в самой колони Шаба и в соседнем помещичьем урочище Ша-
болат всех швейцарцев было 538 человек, из которых 288 мужчин и
250 женщин551. Л.С. Берг, который издал свою книгу более чем че-
рез 50 лет после выхода книги А. Защука приводит несколько иные
данные. Он писал, что в 1909 г. в Шабо проживало 370 человек, все
из которых говорили по-русски. Кроме того, рядом с ними прожи-
вало 190 немцев-колонистов552.
У нас есть возможность разобраться в истории поселения швей-
царских французов на основе первоисточников. Так, 5 октября 1826
г. генерал-губернатор Новороссии М.С. Воронцов послал императо-
ру Николаю I довольно обширное донесение, где сообщил ряд под-
робностей об устройстве швейцарских колонистов в Бессарабии. Он
там писал, что ещё в 1821 г. И.Н. Инзов обратился к управляющему
Министерством внутренних дел В.П. Кочубею, чтобы получить раз-
решение «на предоставление ожидаемых из Швейцарии колонистам
9730 десятин казённой земли близь Аккермана»553. При этом он до-
бавлял о намерении жителей селения Шабы, находящегося на этой
земле, предназначенной для поселения швейцарцев, переместиться
в г. Аккерман и получить взамен другую пустопорожнюю казённую
землю, подходящую для хлебопашества.
Таким образом, изначально Шабо называлось Шаба и на её зем-
лях имелось поселение, жители которого соглашались на перемеще-
ние, но с соответствующим возмещением. В том же донесении Во-
ронцов напоминал молодому царю о повелении его предшественни-
ка Александра I выделить каждой семье швейцарских колонистов
по 60 десятин, а оставшиеся земли оставить в казённом ведомстве.
Что касается прежних жителей, то разрешалось переселение в Ак-

551
Защук А. Указ. соч. Ч. 1. С. 160-161.
552
Берг Л.С. Указ. соч. С. 132.
553
РГИА, ф. 1409, оп. 2, д. 4747, л. 1.
165
керман стольким их семьям, сколько прибудет колонистов. Ворон-
цов сообщил также о своём пребывании в Аккермане и о встрече с
уполномоченными от прежних жителей Шабы, которые, как они го-
ворили, предвидели своё крайнее разорение от переселения их в дру-
гое место. В этой связи они просили Воронцова «о дозволении им
остаться на местах жительства, основанного их предками»554.
Значит, на этих местах это поселение существовало давно и его
прежние жители, отнюдь, не добровольно желали переселиться в
другое место. По словам уполномоченных, в селении Шаба водво-
рились пять семейств швейцарцев и четыре холостых. В этой связи
эти места уже покинули 34 семейства местных жителей, но остаётся
ещё 86 семейств. Таким образом, всего в Шабе проживало до по-
селения швейцарцев 120 семейств, примерно 600 человек, что для
того времени было довольно значительным поселением. Более того,
из донесения Воронцова вытекало то, что оставшиеся 86 семейств
имели прочное хозяйственное устройство, занимались рыболовст-
вом. К тому же в селении Шаба имелась каменная церковь – свиде-
тельство прочной жизни его жителей. Уполномоченные настаивали
на том, что переселение приведет к расстройству их хозяйства, если
их принудят переселиться в другие места.
В этой связи Воронцов просил императора Николая I оставить
жителей Шабы на их прежнем месте. Из донесения Воронцова вы-
текали также ещё некоторые детали. Согласие жителей Шабы пере-
селиться в 1821 г. он расценивал как давление со стороны местных
властей и видел в этом переселении явное их разорение. В качестве
аргумента сохранить местных жителей на их местах, он рассматри-
вал и нежелание их оставить свою церковь, которую они построили
за свой счёт, понеся большие издержки. Сам Воронцов считал обра-
щение этой церкви в протестантскую делом неприличным. И, вооб-
ще, продолжая своё донесение, Новороссийский генерал-губернатор
подчёркивал: «…одно только недоразумение могло ввести бывшее
начальство в такое мнение, чтобы для нескольких семейств бедных
колонистов уничтожить своё селение из 120 домов с каменною цер-
ковью и прочными учреждениями». Воронцов при этом испрашивал
дозволения императора на отмену прежних постановлений, тем бо-
лее что швейцарцы ещё не построили своих домов и проживали в

554
Там же, л. 1 об.-2.
166
жилищах прежних хозяев. Более того, Воронцов распорядился при-
остановить распоряжение по поводу переселния жителей селения
Шабы до следующего императорского повеления555.
О создании колонии в Шабо имеется и ряд других первичных
материалов, которые позволяют разобраться в её самых первых ша-
гах. Ещё в январе 1821 г. прибыл в Одессу как представитель нес-
кольких семейств швейцарских виноградарей ботаник Тардан. Тог-
да он обратился к Кочубею о выделении земли близь Аккермана для
поселения и виноградных заведений. В свою очередь Кочубей об-
ратился за справками к наместнику Бахметеву, который признал что
именно он самолично сделал объявление о приглашении колонис-
тов и предложил прислать депутатов для предварительного осмотра
земель и выработки условий переселения. Дальнейшее решение это-
го вопроса было поручено Инзову.
Тардан изложил условия переселения швейцарцев в Бессарабию.
Они во многом походили на подобные же условия переселения дру-
гих колонистов. Но были и определённые отличия. Они просили ос-
вободить их от платежа податей и повинностей вместо 10 – на 20
лет. На постройку церкви, пастората, школы и аптеки они добива-
лись ссуды на 20000 рублей на 10 лет. И ещё одно их условие зак-
лючалось в просьбе, чтобы управление колониею было предостав-
лено Совету, избранному их обществом по утверждению начальст-
ва. Эти условия были изложены Кочубеем Александру I в специаль-
ной докладной записке и 7 августа 1821 г. он получил на это высо-
чайшее повеление556.
Именно Инзов предложил поселить швейцарцев в районе Аккер-
мана, где имелись казённые сады, без надлежащей обработки. Жи-
тели же приписаны к г. Аккерману и наравне с тамошними жите-
лями отбывают все повинности. Они соглашались переселиться, но
при получении ими других земель. Площадь занимавшего ими учас-
тка земли определялась в 8244 десятины и 1362 сажени удобной
земли и 1485 десятин и 1903 сажени неудобной. В 1823 г. они полу-
чили 36 садов и ожидается передача им ещё 76 садов. По данным
Инзова в 1824 г. швейцарцами было посажено 60000 виноградных
лоз и в том же году они приступили к изготовлению вина, которого
продали 29000 вёдер.

555
Там же, л. 3-3 об.
556
Там же, 9-10.
167
По состоянию на июль 1825 г. в Шабо прибыло 14 семейств, а
всего 39 человек обоего пола. Что касается поведения местных жи-
телей, то отказ от их переселения власти объясняли тем, что они по-
няли какие выгоды они получат, если останутся на прежнем месте.
Относительно церкви, то получение кредита в 20 тыс. рублей поз-
воляло швейцарцам построить свою церковь, а также аптеку. Преж-
ней церковью швейцарцы по данным тех же властей воспользовать-
ся не собирались557.
О становлении Шабо как колонии сохранилось и множество дру-
гих первичных материалов. Далеко не всё шло гладко, причём, что
весьма интересно, о проблемах этой швейцарской колонии власти
доводили до сведения самого императора. Например, в мае 1831 г.
обширное донесение о положении в Шабо направил товарищ ми-
нистра внутренних дел. Он сообщил о жалобе одного из колонистов
– Роберта Мариона великому князю Михаилу Павловичу, то есть
брату царя. Этим вопросом должен был заняться А.Х Бенкендорф –
главный начальник III отделения. Обращение Мариона оказалось
оправданным и, как пишется в упомянутом донесении, «означенная
швейцарская колония найдена в бедственном состоянии и жалоба
Мариона совершенно справедлива»558.
В жалобе сообщалось о невыполнении обещаний по выделении
колонистам обещанной земли. Как там писалось, нужное количест-
во земли в две десятины виноградного сада на каждое семейство по-
лучили лишь пять семейств, все остальные получили по одной или
полторы десятины. Земля эта оказалась неудобною, в низине около
болот. Мэр Шабо Тардан настоятельно просил Инзова выделить не-
обходимую землю, но его обращения остались без результата. Пос-
кольку колонисты не получили обещанной земли, им пришлось по-
купать необходимые участки за свой счёт. Были и другие жалобы и
просьбы. Она из просьб заключалась в желании завести собствен-
ную барку для отвоза своих продуктов в Одессу и Херсон559.
Инзову было поручено проверить состояние дел в этой колонии,
но жалобы он посчитал неосновательными. По воле императора сос-
тояние дел в этой колонии было проверено надворным советником
Франком, который нашёл что колония находится в весьма хорошем
557
Там же, л. 14 об-17.
558
РГИА, ф. 1409, оп. 2, д. 5576, л. 1-2.
559
Там же, л. 2-4.
168
состоянии. В 1829 г. в Шабо проживало 114 человек, в том числе 59
мужчин и 55 женщин560, а в 1831 г. всех колонистов в Шабо было
уже 32 семейства, из которых 64 мужчины и 59 женщин. Им было
отведено 70 виноградных садов площадью 52 десятины и сверх того
4122 десятин удобной для хлебопашества земли. Каждая семья по-
лучила по 60 десятин, поэтому используемая земля равнялась 2200
десятинам. Кроме отведённых садов, ими занято ещё сто десятин, в
которых разведено более 256000 виноградных кустов. Главным их
занятием стало производство виноградного вина. Ежегодно ими про-
изводилось его от 3 до 4-х тысяч вёдер по цене от 3 до 4-х рублей за
ведро. Хлебопашеством они занимались намного меньше, причём
для обработки земли они пользовались наемной силой. Занимались
они и животноводством, причём старались выписывать коров из
Швейцарии. Устроили они в колонии и небольшое заведение для
приготовления швейцарского сыра.
Земли, в целом, у них было много до такой степени, что её из-
лишки они отдавали посторонним людям для устройства пастбищ.
Надеялись они также, что прибудут новые колонисты их соотечест-
венники, которым они припасли излишние земли. Приступили они
и к созданию собственного леса, для чего засеяли часть пустующих
земель. Что касается их жилищ, то в 1831 г. они ещё проживали в
домах, купленных у прежних жильцов селения Шабы. Предпринято
было также строительство каменной церкви и училища, для чего
уже был заготовлен строительный материал. Один из колонистов
занимался обучением детей чтению, письму и арифметике, получая,
как отмечается в архивных материалах, приличное содержание от
общества. Всего обучалось 40 детей. Как отмечается в тех же мате-
риалах, отмечены среди колонистов несколько человек, которые
«мутят воду». В случае продолжения ими таких действий было пред-
ложено высылать их за границу. Было даже предложено ограничить
участки колонистов 40 десятинами, поскольку они мало занимаются
землепашеством и используют наемную силу. Излишки предлага-
лось сдавать в наём и полученные суммы передавать в казну. Но в
случае прибытия новых иностранных колонистов предполагалось
передавать им требуемые участки561.

560
ГАРФ, ф. 109, 1 эксп., оп. 4 (1829 г.), д. 448, л.5.
561
РГИА, ф. 1409, оп., 2, д.5576, л. 6-16.
169
Таковы были первые шаги колонии Шабо, ставшей известной не
только в Бессарабии, но и далеко за её пределами производством
своего вина европейских сортов. Колонисты долгие годы охраняли
связи со своей родиной – Швейцарией, перенимая новинки сельско-
хозяйственной техники, да интересуясь событиями в этой стране.
Что касается другого экзотического села – Каракурт, то оно было
основано православными албанцами в 1809-1810 гг., когда они пере-
селились из-за Дуная. По данным Л.С. Берга, в 1807 г. их было 1011
человек. Они ещё говорили по-албански. Кроме того, в том же селе
проживали также гагаузы, которых насчитывалось 481 человек, бол-
гары – 223, малорусы – 53 и молдаване – 34. Как подчёркивал тот
же Берг, молдаване и малорусы переняли албанский язык562. В чеш-
ском селе Новоград, что находилось в Измаильском уезде прожива-
ло несколько сот человек. По данным Л.С. Берга они переселились
сюда из Таврической и Полтавской губерний563.
Вообще, международными связями обладали все народности,
обитавшие в то время в Бессарабии. Речь идёт также об армянах, ев-
реях, греках, цыганах, поляках, украинцах. Евреи, кроме прочего,
создали в Бессарабии 16 сельскохозяйственных колоний564. Украин-
цы, вторая по численности народность Бессарабии, по оценкам на-
селения XIX в. делились в Бессарабии на русинов и малорусов. По
сведениям А. Защука, русинов было в середине века 120 тыс. чело-
век, а малороссиян – 6 тысяч565. И у тех, и у других также имелись
международные связи. Их соплеменники проживали в Австро-Венг-
рии и Румынии, а также и в других странах, и контакты с ними не
прерывались на всём протяжении того периода, который мы назы-
ваем новое время. Свои международные связи были и у русских Бес-
сарабии. Речь, прежде всего, идёт о старообрядцах и сектантах, осев-
ших за рубежом и постоянно пополнявшихся за счёт беглых из Рос-
сии. Одной из важнейших дорог для этого бегства издавна была Бес-
сарабия566. Интересной группой населения являлись так называемые

562
Берг Л.С. Указ. соч. С. 133.
563
Там же. С. 123.
564
Nistor I. Istoria Basarabiei. Chiș. P. 208-209.
565
Защук А. Указ соч. С. 180.
566
См.: Гросул В.Я. Русская эмиграция в Румынии // Магазин историк.
№4 (529). Бухарест, 2011.
170
моканы – пастухи, перегонявшие скот в Трансильванию или из неё
для прокорма в степях Бессарабии. А. Защук их называл трансиль-
ванскими молдаванами и определял их общую численность всего
лишь в 100 семейств567.
Но кроме трудовой и религиозной эмиграции Бессарабия стала
местом, где проживали и эмигранты политические. Речь идёт о гре-
ках, болгарах, армянах, сербах. Прежде всего остановимся на сер-
бах. Молдавия имела давние связи с сербами. Более того, мы счита-
ем, что молдаване переселились в Марамуреш из Сербии и Боснии
и первые молдавские господари – Драгош и Богдан – были сербско-
го происхождения. И впоследствии в Молдавии проживали сербы,
которые бежали из Сербии, спасаясь от преследований османов.
Проживали сербы, хоть и не в большом количестве в Бессарабии и в
новое время. Известно переселение сербов в Кишинёв, Килию, Бен-
деры в конце XVIII в568. Были у сербов в Молдавии и свои самосто-
ятельные населённые пункты, например, в одном из документов за
март 1793 г. упоминаются Сырбия де Жос569. А Сербская улица име-
ется в Кишинёве и в настоящее время. Но сейчас пойдет речь о тех
сербах, которые непосредственно участвовали в Первом сербском
восстании, о чём уже писалось в литературе570.
Первое сербское восстание или, как его также называют, сербс-
кая революция, вспыхнуло в 1804 г. В первых числах февраля этого
года в местечке Орашац организуется собрание повстанческих стар-
шин, избравшее своим главой Георгия Петровича, ставшего извест-
ным сначала в самой Сербии, а затем и за её пределами под именем
Карагеоргия. Он был выходцем из крестьян, ставшим гайдуком. По-
лучил он и боевой опыт участвуя в австро-турецкой войне 1787-1791
годов. Накануне восстания он был прасолом – торговцем скотом, но

567
Защук А. Указ. соч. С. 166.
568
Хайдарлы Д.И. Население Пруто-Днестровского междуречья и юж-
ных районов Левобережья Днестра в XVIII в. Этнодемографические и
исторические аспекты. Киш., 2008. С.. 113.
569
Documente privitoare la istoria Țării Moldovei în secolul al XVIII-lea
(1787-1800). Chiș., 2008. P. 129; Фигурируют сербы в Молдавии и в бо-
лее поздних документах. См.: Documente privitoare la istoria Țării Moldo-
vei la începutul secolului al XIX-lea (1800-1806). Chiș., 2012. P. 77-78, 119.
570
Bezviconi Gh. Sârbii în Basarabia // Din trecutul nostru. Chiș., 1932.
171
среди организаторов восстания он приобрёл известность как умный
человек, отличавшийся к тому же личной храбростью. В ближайшее
время сформировалась повстанческая армия, которая содержалась
за счёт сельских общин. Эта армия постоянно пополнялась за счёт
добровольцев, а также сербов прибывших из Австрии и имевших
опыт австро-турецких войн. Возглавляли восстание сельские старос-
ты, торговцы, священники и гайдуки. Оружие они в основном полу-
чали из Австрии, где его скупали сербские купцы из Воеводины.
Восставшие получили широкую поддержку сербского населения
и уже к середине марта 1804 г. 9 из 12 нахий (округов) Белградского
пашалыка полностью освобождются от турок. Вскоре повстанцы
осадили Белград, Пожаревац и Смедерево, где находились турецкие
гарнизоны и мусульманское население571. Восстание вызвало серь-
ёзное беспокойство не только среди султанских властей, но даже
среди мятежных пашей. Османы серьёзно опасались, что к сербам
могут присоединиться болгары. В этой связи в ноябре 1805 г. посту-
пило следующее сведение: «Пазвант-оглу беспокоясь удачами сербов
и боясь чтобы остальные болгары в его владении не восстали умень-
шил денежные подати до 5 левов»572. Несколько позднее, в январе
1806 г. поступило новое сведение следующего содержания: «Пишут
из Крайовы, что Пазвант-оглу, собрав всех турок в Видине повёл их
в Украину против сербов угрожающих занять видинский округ в ко-
ем уже 15 селений болгар восстали против турок, где как слышно убил
он до 200 болгар и, отрезав головы, возвратился в Видин, начал ум-
ножать свои войска и старается укрепиться против сербов»573.
Интересно, что повстанцы подчёркивали свою преданность сул-
тану и требовали обуздания произвола янычар. Понимая невозмож-
ность освободиться собственными силами от турецкого господства,
повстанцы попытались получить поддержку Австрии и России. Рос-
сия выступила покровительницей и гарантом сербского государст-
ва574, но на первом этапе восстания не могла оказать ему эффектив-

571
История Балкан. Век девятнадцатый (до Крымской войны). М., 2012.
С. 64.
572
АВПРИ, ф. Генконсульство в Яссах, оп. 575. 1805 г., д. 103, л.51.
573
Там же, 1806 г., д. 127, л. 11-12.
574
Грачев В.П. Сербы и черногорцы в борьбе за национальную незави-
симость и Россия (1805-1807). М., 2003. С. 119-120.
172
ную помощь, находясь в союзе с Турцией. Но тем не менее в ноябре
1804 г. в Россию отправилась сербская делегация во главе с одним
из видных деятелей повстанцев протоиреем Матвеем Ненадовичем.
В это время Молдавия играла определённую связующую роль меж-
ду сербами и Россией. Адам Чарторыский в декабре того же года
сообщал генеральному российскому консулу в Яссах о направлении
в Яссы одного из депутатов, отставного австрийской службы капи-
тана Петра Ненадовича.575 Ещё большую роль стала играть Молда-
вия, а также и Валахия после вступления в войну с Турцией в 1806
г. России. Воодушевлённые сербы 8 января 1807 г. взяли штурмом
Белград – последнюю турецкую крепость в Сербии.
Но среди повстанцев разгорелась борьба двух группировок, одна
из которых ориентировалась на Россию, другая на Австрию. В этой
борьбе победил Карагеоргий, который становится фактически неог-
раниченным правителем576. Связи с Россией сохранились и даже ук-
репились. На территории Сербии действовали русские военные час-
ти, которыми командовали генерал-майор О. К. Орурк и генерал-ма-
йор Исаев и которые активно взаимодействовали с сербскими повс-
танцами577. Когда был заключён Бухарестский мир 1812 г., то в него
была включена специальная 8-ая статья, где были предусмотрены
привилегии для сербов. Русские войска были вынуждены покинуть
эти места. 25 июля 1812 г. новый главнокомандующий Дунайской
армией уведомил Карагеоргия «о невозможности оставлять и самую
малую часть войска в бездействии тогда, когда мы должны готовы
быть ежечасно к отпору неприятеля со всех почти сторон»578.
Война России с Наполеоном, отвод Дунайской армии для борьбы
с ним привели к тому, что в то время русско-сербские связи были
сведены до минимума. Этим воспользовались османские власти и
нанесли удар по сербам. Осенью 1813 г. турки напали на сербов, зах-
ватили Белград и разгромили Первое сербское восстание. Многие его

575
АВПРИ, ф. Генконсульство в Яссах. 1805 г., оп. 575, д. 102, л. 11.
576
История Балкан. С. 72.
577
Наумов Е.П. Записки о русской помощи сербским повстанцам в 1804-
1813 гг. // Балканские народы и европейские правительства в XVIII –
начале ХХ в. (Документы и исследования). Балканские исследования.
Вып. 8. М., 1982. С. 49-51.
578
ВПР. Т. 6. М., 1962. С. 528.
173
предводители бежали в Австрию и были там интернированы. Среди
них был и Карагеоргий. Но в Австрии он пробыл недолго. В следу-
ющем, 1814 г. он переселяется вместе с несколькими своими сто-
ронниками в Россию и обосновывается в Бессарабии.
Жизнь Карагеоргия в Бессарабии, как отмечалось, привлекала
внимание многих историков и не только их. К его судьбе обращался
и А.С. Пушкин, проживая в начале 20-х гг. в Кишинёве. Известно
его стихотворение «Дочери Карагеоргия», где сам Карагеоргий на-
зывается «грозой луны, свободы воином»579. Пушкин по свидетель-
ству И. П. Липранди часто встречался с сербскими воеводами, про-
живавшими тогда в Кишинёве580. О пребывании Карагеоргия в Рос-
сии имеется определённая литература. Но заслуживает внимания та
переписка, которая велась между представителями российских влас-
тей по поводу устройства в России участников сербского восстания,
в частности в Бессарабии.
6 сентября 1814 г. управляющий Бессарабской области инженер
генерал-майор Гартинг направил обширное донесение управляюще-
му Министерством полиции и главнокомандующему в Петербурге,
где сообщал о том, что Георгию Черному и другим сербам назначе-
но ехать через Хотин, то есть через Северную Бессарабию. Он отме-
чал наличие в Хотинском цинуте малого количества войск и, в свя-
зи с этим, там находилось достаточное количество больших и совер-
шенно свободных от постоя селений, где могут обосноваться сербы.
Видимо генерал Гартинг предполагал прибытие в Бессарабию боль-
шого количества сербов. Далее он добавил, что в Хотинском цинуте
продовольствие продаётся гораздо дешевле, чем в других местах
Бессарабской области и в связи с этим содержание там сербов будет
менее затруднительным581.
Гартинг предполагал возможное желание сербов поселиться в
Бессарабии на пустых казённых землях. В этом случае он сообщал о

579
О сыне Карагеоргия Алексее, похороненном в Кишиневе, см.: Coles-
nic I. Alexei Cara-Gheorghe. Un principe sârb în pământ basarabean // Co-
lesnic I. Basarabia necunoscută. Vol. 10. Chiș., 2015. P. 25-28.
580
Пушкин А.С. Сочинения. Редакция текста и комментарий М.А. Цяв-
ловского и С.М. Петрова. М., 1949. С. 861.
581
ГАРФ, ф. 1165 (Особенная канцелярия Министерства внутренних
дел), оп. 2, д. 223, л.2-5 об.
174
соответствующих мерах, которые предприняты в этом отношении.
То есть сербам предоставлялась возможность реализовать и такую
форму поселения в Бессарабии. Но при этом он ставил вопрос «…на
каком основании должны они оставаться далее в здешнем краю и
будут ли на содержании их производимы от казны деньги, посколь-
ку и откуда, в поддержании посредственных пособий, коими они
воспользоваться могут от местных жителей, а равно будут ли им от-
пущены деньги на первое их обзаведение?». При этом Гартинг со-
общил о своей связи с Херсонским военным губернатором Дюком
де Ришелье по данному вопросу, с которым он уже ведёт переписку
по поводу выбора в Бессарабии свободных земель для отвода их пе-
реселившимся сербам в случае их желания на них обосноваться.
Гартинг также сообщал своим адресатам о прибытии из Австрии
в Бессарабию в начале 1814 г. нескольких сербов. Он упоминает о
приезде вначале 12-ти сербских воинов, при двух их старшинах, из
которых трое по собственному желанию отправились в Одессу. За-
тем прибыло ещё 22 человека, как он пишет, при капитане Григоро-
виче. Эти сербы отправились в распоряжение Бугского казачьего
войска. Видимо там им не понравилось и они вернулись в Бессара-
бию. Заниматься здесь хлебопашеством они не пожелали, поскольку
всю свою жизнь провели на военной службе. Они обосновались в
Кишинёве и, как пишет Гартинг, занялись разными партикулярны-
ми службами. Некоторые устроились при полиции и исправничест-
ве и содержали себя за счёт жалованья и небольшими денежными от
земли пособиями, получая фураж на их лошадей от земства. Эту
помощь оказывали местные власти, поскольку хорошо знали, как
отмечает Гартинг, о покровительстве, которое им оказывает сам им-
ператор Александр I582.
В архивах также имеются и другие материалы об этом поселении
сербов в Бессарабии. Так, имеются материалы заседания Комитета
министров от 10 октября 1814 г., где слушались записки главноко-
мандующего в Петербурге и министра внутренних дел «о прибытии
в Бессарабскую область Георгия Петровича Черного и других сер-
бов». Здесь сообщалось о том, что генерала Гартинга уведомил о
прибытии в Бессарабию Карагеоргия и других сербов россиийский
чрезвычайный посланник и полномочный министр граф Стакель-

582
Там же. л.6-7.
175
берг. Именно они и согласовали условия поселения Карагеоргия в
Хотине. При этом было постановлено, чтобы сербы следующие в
Россию, не подвергались карантинному задержанию. «Второе зна-
менитому вождю народа сербского Георгию Петровичу сделать при-
личную встречу и другие почести должные таковому лицу»583. В со-
ответствии с третьим условием было постановлено для организации
пособия Карагеоргию и сербским чиновникам назначить особого де-
путата из помещиков Хотинского цинута. В соответствии с четвёр-
тым условием, после прибытия сербов в Бессарабию, было предло-
жено как Карагеоргию, так и другим сербским чиновникам обосно-
ваться в Хотине, для чего подыскать в этом городе лучшие кварти-
ры. Остальным же сербам помочь обосноваться в ближайших селе-
ниях.
Но кроме донесения Гартинга с указанными выше условиями Ка-
бинет министров учёл и те пожелания, которые высказал представи-
тель сербов, специально для улаживания сербских дел прибывший в
Петербург. Именно он высказал пожелания принять сербских пере-
селенцев общим числом в 36 человек не в Новороссийском крае, а в
Бессарабии. Кабинет министров по представлению министра внут-
ренних дел ещё 14 августа 1814 г. постановил, чтобы соответствую-
щие суммы были изысканы и переданы Стакельбергу для исполь-
зования в организации поселения сербов в России. Поскольку они
пожелали поселиться не в Новороссии, а в Бессарабии, то было пос-
тановлено предписать Дюку де Ришелье 25 тыс. рублей ему пере-
данные для водворения сербов переслать генералу Гартингу с усло-
вием принятия им сербов как людей, о которых имеется высочай-
шее повеление. «Повеление сие объявленное тайным советником
графом Несельродом состояло в том, чтобы сербам дать все выгоды,
коими колонисты в Новороссийских губерниях пользуются»584.
Прибывший в Петербург сербский депутат был направлен к Гар-
тингу, при этом министр внутренних дел снабдил генерала Гартинга
подробными распоряжениями о поселении сербов по примеру дру-
гих колонистов. В случае если пересланных 25 тыс. рублей будет не
хватать, Гартингу дозволялось необходимое количество денег поза-
имствовать из сумм, отпущенных для водворения варшавских коло-

583
Там же, л. 10.
584
Там же, л.12-12об.
176
нистов, то есть немцев из Польши. Гартинг должен был исправно
доносить о ходе дела и в случае необходимости испрашивать новые
пособия. В ходе заседания Комитета министров выяснились и неко-
торые другие детали поселения сербов в Бессарабии.
Ришелье сообщил о переезде из Австрии сербов, в том числе ря-
да их чиновников во главе с Георгием Черным, который позаботил-
ся об их устройстве в России. Кстати, Ришелье предложил организо-
вать поселение сербов по примеру Черноморского и Донского войск
и на сей счёт представил управляющему военным министерством со-
ответствующее предложение. К этому делу подключился и министр
внутренних дел, предоставивший соответствующие соображения.
Военный министр поддержал мнение Ришелье в плане поселения
сербов по примеру Черноморского и Донского войск «во уважение
известной храбрости и мужества того народа, но поелику воля Его
императорского величества была дабы сербы были приняты и посе-
лены на правах и выгодах колонистов, коим даруется свобода от во-
инской и гражданской службы, то и предоставил министру внутрен-
них дел войти о сем с докладом государю императору»585.
Из архивных материалов можно почерпнуть и некоторые подроб-
ности водворения сербов в России. По свидетельству русского пос-
ла в Австрии Стакельберга следует, что австрийское правительство
желало поселения сербов вдали от своих границ, опасаясь недоволь-
ства турецких властей, с которыми у Австрии имелись соответству-
ющие мирные договора. При этом подчёркивались особенности пра-
вил касавшихся поселявшихся в России колонистов. Эти правила
были предназначены для тех поселенцев, которые желали занимать-
ся землепашеством, а также сельских ремесленников.
Несколько другие просьбы были изложены депутатом от сербов
Благоем Маленковичем. Он просил от имени своих соотчичей,
чтобы им были отведены земли и предоставлены другие выгоды на
основании объявленного о том высочайшего повеления, то есть по
примеру колонистов, но о вступлении в воинскую службу он не упо-
минал. В этой связи министр внутренних дел, видя изменение пер-
воначальных установок по устройству сербов в России предложил,
обсудить условия этого устройства с самими сербами. Соответству-
ющую работу по согласованию условия с самими сербами было по-

585
Там же, л. 14 об.-15.
177
ручено провести Ришелье и генералу Гартингу. Было также обгово-
рено как решить возникшие денежные вопросы. Интересно, что вод-
ворение сербов в Бессарабию Комитет министров посчитал наруше-
нием тех обещаний, которые граф Стакельберг дал австрийскому
правительству и посему вынес решение поселить подальше от гра-
ниц с Турцией и Австрией, где-нибудь в Новороссийком крае. Реш-
ено было сообщить об этом Херсонскому военному губернатору, ну
а также сообщить об этом решении Комитета министров до сведе-
ния императора586.
Однако Карагеоргий и ряд его сподвижников всё-таки осели в
Бессарабии, причём некоторые навсегда. Вскоре стало известно о
желании Карагеоргия прибыть в Петербург и лично встретиться с
Александром I. Сведения об этом поступили 17 февраля 1815 г. Но
лишь в январе 1816 г. поступили сведения о согласии императора на
такую встречу, тогда же, в январе была выделена на эту встречу и
необходимая денежная сумма в размере 5000 рублей587. 11 марта
1816 г. Карагеоргий в сопровождении нескольких своих сподвижни-
ков отправился из Кишинёва в Петербург по подорожной генерала
Гартинга. Его сопровождали М. Милованович – военных сербских
дел попечитель и кавалер, воевода А. Плегич, первый секретарь вож-
дя и кавалер Я. Домитриевич, секретарь Л. Феодорович, М. Чердак-
ли и служители Ф. Попович и Ф. Боянич. 24 марта все они уже были
в Киеве588.
Таким образом, Карагеоргий пробыл в Бессарабии два года. В
дальнейшем он по повелению императора Александра I вместе со
своей семьей и сопровождающими его лицами направился на новое
место жительства, в город Новомиргород Екатеринославской губер-
нии. В этой связи Санкт-Петербургский военный губернатор С. К.
Вязмитинов уведомил Херсонского гражданского губернатора о по-
лучении от графа Нессельроде сообщения сведений о том, что «быв-
ший сербский вождь Георгий Черный избрал с высочайшего соизво-
ления город Новомиргород для будущего своего пребывания с се-
мейством своим и с теми из соотечественников своих в Россию пе-
реселившихся, которые пожелают при нём находиться, отправляют-

586
Там же, л.18 об.-19 об.
587
Там же, л.30, 34.
588
Там же, л.34-39.
178
ся отсюда на сие новое жилище»589. Вязмитинов при этом далее до-
бавлял о необходимых со стороны херсонского губернатора распо-
ряжений «к оказанию всех знаков уважения Георгию Петровичу
приличных его прежнему званию и в нуждах сего знаменитого сер-
ба законного пособия»590.
В том же 1817 г. Карагеоргий решился вернуться на родину, где
весной 1815 г. началось новое восстание, известное как Второе сер-
бское восстание. Восстание благодаря вмешательству России завер-
шилось определённым успехом. Карагеоргий решился вернуться в
Сербию тайно. Ему оказывал содействие Георгиос Олимпиос и Ту-
дор Владимириеску591, но он был убит по приказу нового предво-
дителя сербов Милоша Обрновича 17 июля 1817 г. Некоторые его
сербские соратники остались в России. Среди них был Стефан Жив-
кович, прибывший в Россию вместе с другими сподвижниками Ка-
рагеоргия. Он получил чин полковника, а затем и пенсию от рос-
сийского правительства. В июне 1819 г. вместе с семьей поселился в
Бессарабии, а через год он уже находился в Нежине. Живкович из-
вестен также своими связями с греческими этеристами592. Его имя,
порой, упоминается в связи с бессарабскими делами593.
В конце 20-х гг. в Болграде проживал один из сербских предво-
дителей подполковник Добринац, который вместе с 19 другими сер-
бами, обитавшими там же, обратился к Николаю I с просьбой позво-
лить сформировать отряд из сербов, болгар и албанцев для участия
в борьбе против Турции594. Сербами были также бессарабский об-
ластной почтмейстер полковник Алексеев и кишинёвский полиц-
мейстер полковник Радич, подвергнутые преследованиям властей в
1829 г. за какие-то злоупотребления595. Впоследствии в Кишинёве
работали некоторое время учителями серб Семён Чекердакович, а

589
ГАРФ, ф. 1165, оп. 2, д. 234, л. 4.
590
Там же, л. 4 об.
591
Семенова Л.Е. Княжества Валахия и Молдавия. Конец XIV – начало
XIX в. Очерки внешнеполитической истории. М., 2006. С. 377.
592
Арш Г.Л.Этеристское движение в России. М., 1970. С. 257.
593
ГАРФ, ф. 109, 1 эксп., оп. 4 (1829 г.), д. 287, л.56.
594
Оганян Л.Н. Общественное движение в Бессарабии в первой
четверти XIX века. Часть 1. Кишинев, 1974. С. 74.
595
ГАРФ, ф. 109, 1 эксп., оп. 4 (1859 г.), д. 287, л.25-75.
179
также словенцы Лаврентий Лесковец и Франц Ребец. Всего же в
Бессарабской губернии по переписи 1897 г. числилось 53 серба596.
Сохранился «Алфавитный список иностранцев, прибывших в
Россию за 1819-1821 г.» на 247 листах, где на вопрос, «какой на-
ции», следовал ответ – «Из Молдавии», «Из Валахии», «турецкий
подданный», или еврей. Среди них, как там писалось, был и при-
бывший в Кишинёв по паспорту российского генерального консула
Пизани «Морар Андрей, молдаванец»597. В другом подобном спис-
ке, но за 1824-1826 гг. упоминается монах Галактион, на вопрос ка-
кой он нации ответивший – молдавской. Так что в Бессарабию из-за
границы прибывали представители разных наций не только целыми
группами, но и в индивидуальном порядке.

596
Птицын А.Н. Эмиграция сербов, хорватов и словенцев в Россию в
XIX – начале ХХ в. // Вопросы истории. 2015, №7. С. 157, 159.
597
ГАРФ, ф. 1165, оп. 2, д. 94, л.128 об.
180
5. Восточный кризис 20-х гг. XIX столетия и его
последствия

После разгрома Наполеона и Венского конгресса, когда влияние


России в Европе чрезвычайно усилилось, мало кто сомневался в том,
что в скором времени она вновь обратится к своим восточным де-
лам. Имелись для этого и достаточные предлоги, прежде всего, мно-
гократные нарушения Турцией Бухарестского и прочих трактатов,
заключённых с Портой, нарушения границ, препятствия чинимые
русской торговле, несоблюдение обязательств по отношению к Ду-
найским княжествам, погромы в Сербии и т.д. Однако, как это ни
кажется на первый взгляд странным и как хорошо показано в лите-
ратуре, в это время политика России на Балканах было заметно ме-
нее активной, чем до 1812 г. Александр I распространил и на этот
регион политику легитимизма и отстаивал принцип территориаль-
ного статус-кво598.
Через несколько лет после последней русско-турецкой войны,
когда русский император более четырёх лет настойчиво требовал
границы по Дунаю, он становится на позиции строгого соблюдения
изменённых Венским конгрессом границ Европы. Очень часто по-
литику Александра I объясняли его слепой верностью Священному
союзу и его установкам, но такое толкование недостаточно объяс-
няет все сложности ситуации, ибо преданность идеям Священного
союза не удавалось совместить с принципом покровительства «еди-
новерным и единоплеменным» балканским народам599 и влияние
России на Балканах начало падать, дойдя через десять лет после
Венского конгресса до минимального уровня чуть ли не со времени
неудачного Прутского похода. Политика легитимизма в отношении
Турции действительно приобретала странный характер, если не увя-
зать её с реальным политическим положением в Европе и ролью в
ней России.
Чрезвычайно возросший авторитет России и её влияние в между-
народных делах в период реставрации заставили западные державы
объединить усилия с тем, чтобы предотвратить дальнейшее укреп-
ление могущества главной силы, сокрушившей Наполеона. Не слу-

598
Достян И.С. Россия и балканский вопрос. М., 1972. С. 195.
599
Там же.
181
чайно в самом начале 1815 г. против России и Пруссии была заклю-
чена тайная конвенция Австрии, Англии, Франции, а также вскоре
присоединившихся к ним Баварии, Ганновера, Голландии, Сарди-
нии и Гессен-Дармштадта600, о которой русский император вскоре
узнал и не учитывать её, конечно, не мог. С особым вниманием
противные России державы следили за её политикой на Балканах,
всячески стремясь ослабить её воздействие в этих местах и стараясь
пресекать всякую инициативу русского правительства. Александр I
это прекрасно понимал. Понял он это хорошо ещё во время Венс-
кого конгресса.
На конгрессе греки через своих представителей, через братьев
Ипсиланти, Каподистрия601 и др. стремились обратить внимание ве-
ликих держав на свои дела. Александр Стурдза, например, составля-
ет записку о восстановлении Греции, которая была благосклонно
встречена Александром I602, но Австрия и Англия были категори-
чески против постановки греческого вопроса. Второй балканский
вопрос, с которым Россия намеревалась выступить на конгрессе, ка-
сался Сербии. Не позже 8(15) февраля 1815 г. была составлена за-
писка «Соображение по поводу ноты относительно Сербии»603, где
предельно чётко были сформулированы причины необходимости
вмешательства в дела Османской империи, прежде всего из-за нару-
шения трактатов и из-за зверств турецких войск в Сербии.
При этом давалась ссылка на пример императора Карла V, кото-
рый, как отмечалось в записке, придерживался «…во всё время сво-
его славного правления репрессивной системы в отношении Тур-
ции, и используя своё могущество для защиты христиан как на Вос-
токе, так и в Африке…»604. Это была не первая ссылка в русских
дипломатических документах на пример императора «Священной
Римской империи»605, на чьём знамени был начертан принцип воин-

600
История внешней политики России. Первая половина XIX века. М.,
1995. С. 128.
601
Теплов В. Граф Иоанн Каподистрия, президент Греции. СПб.,1893.
С. 5.
602
Дебидур А. Дипломатическая история Европы. Т. I, М., 1947. С. 97.
603
ВПР. Т. 8. М., 1972. С. 195-197; Достян И.С. Указ. соч. С. 115, 120.
604
ВПР. Т. 8. С. 196.
605
ВПР. Т. 4. С. 446.
182
ствующего католицизма и политика которого носила не только ан-
тифранцузскую, но и антиосманскую направленность606.
В заключении записки позиция России излагалась весьма крас-
норечиво: «Россия, испробовав способ примирения, отвечающий про-
водимой ею политике в деле всеобщего умиротворения, подчинив
свои особые претензии по отношению к Порте европейским интере-
сам, оставит за собой право действовать самостоятельно и внушить
уважение к её правам, установленным и освященным самыми тор-
жественными договорами»607. То есть, в начале 1815 г. русское пра-
вительство не отказывалось от решительных действий по отноше-
нию к Порте, но противодействие держав и высадка Наполеона бы-
ли, по-видимому, основными причинами того, что восточный воп-
рос не стал предметом обсуждения на Венском конгрессе.
В свою очередь Александр I выступает инициатором пресловуто-
го Акта о Священном союзе и создания союза христианских монар-
хов. Не было ли здесь ещё какого-либо смысла, над чем уже заду-
мывались многие поколения историков? Не рассматривал ли Алек-
сандр I этот Акт как скрытую постановку восточного вопроса и нет
ли связи с запиской о Сербии, где приводился пример Карла V, столь
близкий русским дипломатам? Ведь принципы Священного союза
распространялись только на христианские монархии и не распрост-
ранялись на мусульманскую Турцию. В этом отношении можно стро-
ить различные предположения, но сомнительно, чтобы Александр I,
ещё недавно добивавшийся включения в состав России Молдавии и
Валахии и стремившийся на Венском конгрессе поднять восточный
вопрос, как-то сразу отказался от своих планов. Скорее всего, видя
сложившуюся обстановку, он решил изменить политику и, действи-
тельно, после конгресса следовал своим изменённым планам, выжи-
дая, по-видимому, благоприятного момента.
Таким моментом отнюдь не были восстания этеристов и Тудора
Владимиреску в Дунайских княжествах и связанное с ними возник-
новение Восточного кризиса двадцатых годов. Полемика, которая
возобновилась в советской печати по вопросу о том, в какой сте-
пени Александр I был подготовлен к возникновению нового кризиса

606
Гросул В.Я. Документы внешней политики России // Советские ар-
хивы. М., 1974, №3. С. 103-104.
607
ВПР. Т. 8. С. 197.
183
и знал ли он о том, что восстание греков начнется в соответствую-
щее время608, не может отрицать тех важнейших фактов невмеша-
тельства России в дела на Балканском полуострове, которые были
связаны прежде всего с неблагоприятной для России международ-
ной обстановкой, внутренней неподготовленностью страны, ослаб-
ленной после Отечественной войны 1812 г. и заграничных походов,
не позволявшей вести борьбу, возможно, с несколькими противни-
ками609.
Преданность идеям Священного союза, конечно, имела место, но
не она была важнейшей, повлиявшей на позицию русской диплома-
тии в начале Восточного кризиса 20-х гг. Александр I, имевший поч-
ти пятнадцатилетний опыт борьбы с Наполеоном, стал достаточно
искушённым политиком, чтобы занять наиболее правильную с точ-
ки зрения российских правительственных верхов позицию. И зани-
мая эту позицию, он лучше осознал реальную обстановку, чем пред-
ставители военной партии, требовавшие немедленного вмешатель-
ства в балканские события и оказания помощи борящимся грекам.
Александр I, видимо, понимал, что в таком случае Россия окажется
изолированной в Европе и очутится в таком положении, как это
было в период заключения Ясского мира, или ещё в более худшем,
о чём он мог только предполагать, и что случилось в годы Крымс-
кой войны.
Конечно, нужно было учитывать разные международные факто-
ры. Священный союз, политика легитимизма, стремление не допус-
тить новых революций столкнулись с реалиями тогдашней жизни.
Уже в 1820 г. произошли революции в Испании, Португалии, Пье-
монте, Королевстве обеих Сицилий. На Бессарабию они не оказали
сколь-нибудь заметного влияния. Иное дело Греческое восстание и,
в меньшей степени, восстание Тудора Владимиреску в Валахии. Кан-

608
Арш Г.Л. Правительство Александра I и выступление Ипсиланти //
История СССР. 1973, №2; Иовва И.Ф. Русское правительство и нацио-
нально-освободительное движение греческого народа // История СССР.
1974, №5.
609
См.: Шпаро О.Б. Освобождение Греции и Россия (1821-1829). М.,
1965; Гросул В.Я. Реформы в Дунайских княжествах и Россия (20-30-е
годы XIX века). М., 1966; Grosul V. I. Rusia și răscoala lui Tudor Vladimi-
rescu // Aurora. Buc., 1971, №10.
184
цлер К. Меттерних даже называл Кишинёв «колыбелью греческой
революции». Конечно австрийский канцлер преувеличил роль Ки-
шинёва, да и, вообще, Бессарабии в этой революции. Но роль этого
края в событиях греческой революции нельзя недоучитывать, пос-
кольку она, всё-таки была довольно заметной и мы на ней не можем
не остановиться.
Национально-освободительное движение греческого народа про-
тив Османского ига хорошо прослеживается ещё с XVIII в. Уже
тогда можно говорить о ряде видных деятелей этого движения, в
том числе и его идеологах, среди которых особо выделяется Ригас
Велестинлис, проживший в Валахии с 1782 по 1796 гг. и затем пере-
ехавший в Вену, где имелась довольно многочисленная и преуспева-
ющая греческая колония610. Его «Греческая Марсельеза» была опуб-
ликована в 1814 г. в Яссах уже после его смерти611. В разных стра-
нах создаются и различные греческие организации. Но, конечно, са-
мую значительную роль в поготовке греческой революции сыграла
«Филики Этерия» – организация греков, созданная в 1814 г. в Одес-
се. Она была основана тремя греческими купцами – Афанасием Ца-
каловым, Николаем Скуфасом и Эмманулом Ксантосом. Все трое
были уроженцами Греции, но поселились в России.
«Филике Этерия» была основана осенью 1814 г. и ставила задачу
организации греческой революции и, действительно эту революцию
организовала612. Руководящий комитет этерии находился в Одессе.
Поначалу в Этерию принимались только лица греческой националь-
ности, но проживавшие в разных странах. Вскоре она стала массо-
вой организацией. Со временем в неё стали принимать и представи-
телей других национальностей. Уже после поражения этеристского
восстания в Дунайских княжествах, среди перешедших в Бессара-
бию этеристов поначалу насчитали 456 человек. Из них только по-
ловина были греками, но имелось также 132 серба, 80 молдаван, 28
русских, 13 болгар и по несколько человек венгров, албанцев, поля-
ков и представителей других национальностей613.

610
Арш Г.Л. Этеристское движение в России. М., 1970. С. 94.
611
Iorga N. Istoria statelor balcanice în epoca modernă. Vălenii – de Munte,
1913. P. 150.
612
Ibidem. P. 145.
613
Иовва И.Ф. Бессарабия и греческое национально-освободительное
движение. Киш., 1974. С. 42.
185
Кроме главного революционного комитета, располагавшегося в
Одессе и носившего название эфория, в ряде городов России созда-
ются местные комитеты. Такие комитеты возникли в Москве, Петер-
бурге, Киеве, Харькове и других российских городах. На террито-
рии Бессарабии такие комитеты основываются в Кишинёве и Изма-
иле. Комитеты этерии создаются и в других странах. Известны эфо-
рии Галаца, Ясс, Бухареста, Стамбула, Сливена и в других городах
Дунайских княжеств, Болгарии, Турции и других стран. Естествен-
но большая работа велась в самой Греции. Но все они имели связь с
главным этеристским комитетом в Одессе. Несколько позднее, в
1818 г. главный этеристский комитет переносится в столицу Осман-
ской империи – Стамбул.
Этеристы довольно долго искали человека, который сможет воз-
главить их общество. Было ясно, что таким лидером должен был
быть человек с именем. Они перебрали ряд фигур в самой Греции и
за границей и поначалу сошлись на И. Каподистрия. Но Каподист-
рия ответил отказом, сославшись на то, что чиновник русского Ми-
нистерства иностранных дел не может входить в тайную организа-
цию, не навлекши подозрение на само министерство. Более того, Ка-
подистрия уверял прибывших к нему посланцев из стамбульского
комитета в том, что русский император никогда не поддержит их
предприятия. Сам Каподистрия при всём своём патриотизме высту-
пил против революционных методов освобождения Греции, предпо-
читая мирные способы действия.
В такой обстановке этеристы обратились к сыну бывшего валаш-
ского господаря К. Ипсиланти Александру Ипсиланти, имевшего бо-
евой опыт, который с радостью принял предложение заговорщиков.
Кстати, в декабре 1817 г. Ипсиланти был произведен в генерал-ма-
йоры и назначен командиром 1-ой бригады 1-ой гусарской дивизии,
располагавшейся в районе Пскова. Он получил звание «полномоч-
ного вождя всех греческих сил». Официальный документ о провозг-
лашении Ипсиланти предводителем этеристов оформляется в Петер-
бурге 12 апреля 1820 г. и подписан самим Ипсиланти, а также Е.
Ксантосом и Н. Маносом, как представителями центрального эте-
ристского комитета614.

614
Там же. С. 55.
186
Хотя главный комитет этеристов переместился в Стамбул, Одес-
са продолжала играть значительную роль в деятельности этеристов.
Руководил одесским центром «Филики Этерия» Афанасиос Секерис.
Видным деятелем этерии стал одесский этерист Андонис Цунис. Но
чем дальше, тем более заметную роль станет приобретать и Бессара-
бия. Там тоже шёл процесс довольно активной вербовки новых чле-
нов греческой организации. В сентябре 1817 г. в Измаиле в «Фили-
ки Этерию» были завербованы П. Анагностопулосом и А. Секерли-
сом А. Софианос и И. Минглерис. А А. Цунис в том же Измаиле в
декабре 1818 г. привлёк в «Филике Этерию» купцов Д. Родиадиса,
И. Думаса, А. Лондопулоса, Г. Комизопулоса, Э. Кроизоса. Несколь-
ко позднее, в 1819 г. в Измаиле было завербовано ещё несколько че-
ловек. В их числе был состоятельный купец и ревностный гречес-
кий патриот Г. Пападопулос (Коринфос), брат командующего русс-
кой Дунайской флотилией капитана I ранга С.А. Попандопуло. Та-
ким образом, в Измаиле возникает значительная этеристская груп-
па, которую специалисты считают второй после Одессы опорной
базой «Филики Этерия» на юге России615.
Измаильская группа продолжала пополняться и в дальнейшем.
Там, в 1819 г. Г. Пападопулосом был привлечен в тайное общество
молодой купец С. Кумбарис. Он был выходцем из патриотической
семьи, где его братья Кирьякос и Александрос тоже вступили в «Фи-
лике Этерия», и известен как деятельный «апостол» Этерии в Юж-
ной России. Постоянные поездки по делам торговли он использовал
для вербовки греков в городах и местечках России в революционное
общество. Ещё раньше, в 1818 г. к этерии примкнул офицер Дунай-
ской флотилии Д.И. Каламатьяно, уже давно бывшим офицером рус-
ского военно-морского флота. Он оказался очень полезным для эте-
ристов, поскольку был связан с таможнями, карантинами, казачьи-
ми кордонами и мог содействовать этеристам в их повседневных
связях. Каламатьяно завербовал в «Филике Этерию» некоторых гре-
ческих купцов Измаила, а также и своего начальника – командую-
щего Дунайской флотилией капитана I ранга С.А. Попандопуло, дав-
но служившего в русском военно-морском флоте и командовавшего
Дунайской флотилией с 1807 г., в составе которой он активно участ-
вовал в русско-турецкой войне 1806-1812 гг.

615
Арш Г.Л. Указ. соч. С. 207.
187
Кроме Измаила на территории Бессарабии греческие этеристы
привлекали в своё общество своих соплеменников и в других горо-
дах области. В 1817 г. в Рени им удалось привлечь в ряды общества
такого видного представителя военных кругов Бессарабии как штаб-
ротмистра Д.П. Ватикиоти, офицера штаба 2-ой армии, имевшего
солидный боевой опыт, полученный во время русско-турецкой вой-
ны 1806-1812 гг., Отечественной войны 1812 г. и заграничных похо-
дов Он был также известен и как попечитель болгарских пересе-
ленцев в Бессарабии. Привлёк его в Этерию А. Секерис. С привле-
чением Ватикиоти расширились болгарские связи этеристов616.
Шёл процесс вербовки сторонников греческого дела и в Киши-
нёве. В октябре 1818 г. И. Псалтис принял там в ряды «Филике Эте-
рия» уроженца Пелопоннеса, капитана русской армии П. Андрони-
ка, ставшего деятельным пропагандистом идей греческого освобож-
дения. По словам греческого историка И. Филимона, автора первой
крупной исторической работы о «Филике Этерии», участника гре-
ческой революции 1821-1829 гг., «этот достойный и полный рвения
человек, находясь в Кишинёве, целиком посвятил себя патриотичес-
кой деятельности. Он не только занимался вербовкой во всей Бесса-
рабии, но и разными способами улаживал возникавшие затрудне-
ния». Андроник скончался в 1820 г., но он известен и как нацио-
нальный поэт, оставивший заметный след в истории греческого на-
ционально-освободительного движения.
В Кишинёве был принят в этеристскую организацию Н. Ипси-
ланти, брат Ипсиланти. Оба они приехали в Кишинёв, чтобы навес-
тить свою сестру – супругу бессарабского гражданского губерна-
тора К.А. Катакази. Там в это время находился их родственник Г.А.
Катакази, бывший 2-м секретарем русской миссии в Стамбуле и уже
бывший членом «Филике Этерии». Именно Г.А. Катакази принял
Николая Ипсиланти в этеристское общество. Произошло это в кон-
це 1818 – начале 1819 гг. Сам Н. Ипсиланти привлекает в это тайное
общество своего брата Димитрия, а тот, в свою очередь, уже в 1820
г. – Георгия. Ещё летом 1819 г. Н. Ипсиланти принял в «Филике Эте-
рию» своего двоюродного брата И. Мано, приехавшего в Россию из
Стамбула617. Интересно, что Николай Ипсиланти был членом киевс-

616
Там же.
617
Там же. С. 209-210.
188
кой ложи «Соединённые славяне». Он завербовал в эту ложу члена
«Филике Этерия» Иоана Мано, который уже через две недели полу-
чает звание мастера. А Иоан Мано привлекает в эту ложу Г. Канта-
кузина618.
В литературе приводятся конкретные, хотя и неполные данные о
численности тех или иных ячеек этеристов в России. По этим дан-
ным в 1818-1819 гг. в России было завербовано 42 человека. Из них
в Измаиле – 20, в Одессе – 10, в Москве – 4, в Кишинёве – 2, в Кие-
ве – 2, в Рени – 2, в Херсоне – 1, в Петербурге – 1. В 1820-1821 гг.
рост численности этих ячеек продолжался, но он не носил такого
массового характера как в самой Греции или некоторых других
странах, где имелось греческое население619. Так или иначе, этерис-
тская ячейка Измаила была самой многочисленной в России по
крайней мере до 1820 г., что в определённой степени свидетельст-
вовало о роли вообще Бессарабии в этеристском движении на тер-
ритории самой России.
Но роль Бессарабии в то время, то есть до 1821 г. не ограничи-
валась пополнением рядов этеристской организации. Она играла
большую связующую роль между этеристами разных стран. Свиде-
тельством тому является приезд в Бессарабию одного из лидеров
этеристского движения Э. Ксантоса. В феврале 1819 г. Ксантос
вместе с Анагностопулосом выехал из Стамбула в Галац, намерева-
ясь затем направиться в Петербург для встречи с И. Каподистрия.
Анагностопулос остался в Молдавском княжестве с целью заняться
делами общества в этих местах, а Ксантос 2 марта получил паспорт
от русского вице-консула Д. Аргиропулоса, тоже члена этеристской
организации и приехал в Рени, где как и в соседнем Измаиле провёл
три месяца. Далее, в конце июля 1819 г. Ксантос приехал в Киши-
нёв, где прожил около месяца и оттуда уже отправился в Петербург,
посетив по дороге Москву и ряд других городов. Можно не сомне-
ваться, что находясь несколько месяцев в Бессарабии, один из лиде-
ров этеристского движения прежде всего занимался делами «Фили-
ке Этерии», хотя внешне он был озабочен коммерческими своими
интересами. Почему-то он ещё два месяца по дороге в столицу Рос-

618
Оганян Л.Н. Общественное движение в Бессарабии в первой четвер-
ти XIX века. Часть 1. Киш. С. 181.
619
Арш Г.Л. Указ. соч. С. 210.
189
сии провёл в Дубоссарах. Ксантос прибыл в Петербург только 15 ян-
варя 1820 г. и уже на следующий день встретился с И. Каподистрия,
который категорически отказался сотрудничать с тайным общест-
вом620. После этого именно Ксантос привлёк к руководству общест-
вом А. Ипсиланти, находившегося в то время в Петербурге.
Хотя А. Ипсиланти одно время был адъютантом Александра I, то
есть лично общался с российским императором, в греческом вопро-
се он действовал как греческий патриот и о своих действиях по это-
му вопросу императору не докладывал. Как отмечается в литерату-
ре, «царское правительство отнюдь не поощряло деятельность „Фи-
лики Этерии”, о которой, впрочем, в тот период оно знало очень ма-
ло»621. Но назначение главой «Филики Этерия» российского генера-
ла, несомненно, подняло её авторитет и рядовые этеристы полагали,
что их организацию поддерживает Россия и лично сам царь. Подав-
ляющее большинство этеристов нацелилось на вооружённое осво-
бождение своей родины. В их среде, однако, шли дискуссии, где на-
чать восстание, в Дунайских княжествах или на территории самой
Греции. Были и другие планы по организации восстания. Так, ещё
Ригас Велестинлис предполагал привлечь к антитурецкому восста-
нию широкую коалицию балканских народов, куда должны были
войти сербы, черногорцы, албанцы, болгары, валахи, молдаване.
Александр Ипсиланти выдвинул также так называемый «константи-
нопольский план», в соответствии с которым предполагалось начать
восстание в Стамбуле. Был план более широкого союза с Сербией, а
этерист из Рени П. Рубинис предложил план вовлечения в антиту-
рецкую борьбу болгарских повстанцев в Бессарабии622. Были и дру-
гие планы, которые обсуждались этеристами, порой, порождавших
жаркие дискуссии.
Одна из таких дискуссий имела место 5 октября 1820 г. на сове-
щании этеристов в Измаильском карантине. Использовать этот ка-
рантин для встречи предложил сам А. Ипсиланти. При этом он ру-
ководствовался теми соображениями, что в Измаиле имеется силь-
ная этеристская ячейка и Дунайской флотилией руководит член их
организации С.А. Попандопуло. Совещание носило тайный характер

620
Там же. С. 226-229, 238.
621
История Балкан. Век девятнадцатый (до Крымской войны). С. 178.
622
Арш Г.Л. Указ. соч. С. 266.
190
и в нём приняли участие А. Ипсиланти, С.А. Попандопуло, Э. Ксан-
тос, Папафлессас, Х. Перревос, этеристский «апостол» Д. Ипатрос,
недавно вернувшийся из Египта, где наладил связи с греками там
проживавшими, а также видные этеристы Галаца – Евморфопулос,
П. Маркезис, Е. Мандзаракис, Д. Темелис, Н. Грипарис, И. Ригас, Н.
Гайтанос, Л. Закас, А. Трикериотис и др. Так что совещание было
довольно многочисленным. Но представители Пелопоннеса на этом
совещании представлены не были. Хотя совещание решило начать
восстание на территории Пелопоннеса под руководством самого
Александра Ипсиланти, на нём были высказаны и другие мнения.
Так, Перревос, считал, что сама Греция ещё не готова к восстанию.
Дискуссия состоялась и по вопросу того, когда начать само восста-
ние. Папафлессас высказывал соображение о необходимости немед-
ленного начала восстания, причём в Пелопоннесе, где, как он утвер-
ждал, всё готово для выступления. Имеются для этого и люди, и ору-
жие, и продовольствие. В пользу немедленного восстания выдвигал-
ся и тот аргумент, что значительная часть турецких войск была ско-
вана осадой Янины, начавшейся как раз накануне измаильского со-
вещания, в сентябре 1820 г.623
В этот период особую активность развил сам предводитель «Фи-
лике Этерии» А. Ипсиланти. Ещё в июне 1820 г. он отправился в
Царское Село, где встретился с царём, чтобы получить двухлетний
отпуск, который он якобы решил использовать для поездки за гра-
ницу с целью поправки здоровья. 24 июня А. Ипсиланти выехал из
Петербурга, сопровождаемый Э. Ксантосом и петербургским вра-
чём, активным этеристом П. Ипитисом. Несколько дней они пробы-
ли по дороге в Москве, встречаясь с местными этеристами и нала-
див денежные сборы в пользу греческого дела. Далее их путь лежал
в Киев, где они пробыли около недели. По дороге Ксантос посетил
Нежин, где встретился со сподвижником Карагеоргия С. Живкови-
чем, переехавшим в этот город из Бессарабии. Переговоры с Жико-
вичем касались укрепления сербско-греческого сотрудничества. В
Киеве А. Ипсиланти встретился со своими братьями Димитрием, Ни-
колаем и Георгием и назначил Георгиоса Олимпиоса главнокоман-
дующим дунайской армией.

623
Там же. С. 267.
191
Уже в начале августа А. Ипсиланти вместе с Ксантосом и Ипи-
тисом прибыли в Дубоссары. Оттуда Ксантос отправился в Киши-
нёв, а Ипсиланти и Ипитис поехали в Одессу. Здесь также после-
довали встречи с местными этеристами и усилился сбор денежных
средств на греческое восстание. 28 сентября 1820 Г.А. Ипсиланти
выехал из Одессы и 1 октября находился уже в Измаиле, где он ос-
тановился у командующего Дунайской флотилией С.А. Попандопу-
ло624. А. Ипсиланти сопровождал Г. Лассанис, ставший его секре-
тарём, адъютантом и верным другом. Там, в Измаиле и состоялось
вышеотмеченное совещание.
Решения этого измаильского собрания немедленно стали претво-
ряться в жизнь. Были направлены гонцы к заграничным грекам с
целью организации восстания. Подготовка восстания в Пелопоннесе
был поручена Папафлессасу. Ипсиланти передал через него обраще-
ние к грекам, подписанное им в Измаиле 8 октября 1820 г. с при-
зывом к началу восстания, которое даст толчок к общегреческому
выступлению. Ипсиланти обещал лично прибыть в Грецию и воз-
главить восстание625. Измаильским этеристам Д.И. Каламатьяно и
С.А. Попандопуло было поручено использовать Дунайскую флоти-
лию для операций на Дунае и Пруте. Из Измаила А. Ипсиланти пос-
лал в качестве своего эмиссара к грекам Египта и Кипра А. Пело-
пидаса626. 15 октября состоялось ещё одно совещание этеристов. На
сей раз на измаильском кладбище. В нём приняли участие Дикеос,
Парревос, Левендис, Ксантос и др. Вновь обсуждались два новых
варианта восстания. По одному из них, предложенному Дикеосом,
Ипсиланти предстояло поехать через Триест в Морею и там поднять
восстание. По другому, предложенному Ксантосом, следовало под-
нять восстание в Дунайских княжествах. В результате серьёзного
обсуждения был принят первый план627.
Во второй половине октября А. Ипсиланти покидает Измаил и
через Скуляны прибывает в Кишинёв, где он остановился у своего
шурина гражданского губернатора Бессарабской области А. Катака-

624
Иовва И.Ф. Указ. соч. С. 63.
625
Documente privind istoria Romîniei. Răscoala din 1821. Vol. IV. Buc.,
1960. P. 68.
626
Арш Г.Л. Указ. соч. С. 269.
627
Иовва И.Ф. Указ. соч. С. 65.
192
зи628. Именно в главном городе Бессарабии он неожиданно прини-
мает новое стратегическое решение. Он вознамерился ехать не в
Пелопоннес, а начать восстание в Молдавском княжестве. В его
новые планы входило осуществлёние военного переворота в обоих
Дунайских княжествах, опираясь на господарскую стражу, во главе
которой находились начальники – этеристы. А затем он собирался
направиться в Грецию через Сербию и Болгарию. Надеясь на по-
мощь сербов, Ипсиланти решил направить соответствующее письмо
предводителю сербов Милошу Обреновичу. Точные причины изме-
нения плана А. Ипсиланти до сих пор не выяснены, но, по-видимо-
му, он учёл мнение определённых греческих кругов, выступавших
против разворачивания восстания в Пелопоннесе. Одним из их предс-
тавителей был К. Кирьякос, прибывший сначала в Одессу, а затем и
в Кишинёв и заявлявший, что «Пелопоннес не будет восставать»629.
Таким образом, измаильский план восстания был изменён. Для
реализации нового плана А. Ипсиланти встретился в Скулянском ка-
рантине, то есть на территории Бессарабии, с одним из влиятельных
членов правительства Молдавского княжества, человеком весьма
просвещенным630, Я. Ризо-Нерулосом, членом Этерии, который в
свою очередь обещал поддержку самого господаря М. Суццо. Пос-
ледний – господарь-фанариот – был связан с греческим движением
и оказывал ему определённую поддержку631. Поначалу восстание
планировалось на 15 ноября 1820 г., но, изучив ситуацию, Ипси-
ланти перенёс восстание на более поздний срок. Ему стало известно
о нежелании М. Обреновича идти на конфликт с турецкими влас-
тями. К тому же не было единства и в рядах самих этеристов.
Период пребывания А. Ипсиланти в Кишинёве с конца октября
1820 г. по 21 февраля 1821 г. был заполнен неустанной работой по
подготовке греческого восстания. В Кишинёве совещания этеристов
обычно проходили в доме бессарабского боярина Петраки Мавроге-
ни632. Ипсиланти ищет поддержки этому восстанию и в кругах оп-
позиционных российскому правительству. Так он ведёт в Кишинёве

628
Там же. С. 67.
629
Арш Г.Л. Указ. соч. С. 276-277.
630
Iorga N. Op. cit. P. 170.
631
Domnii țării Moldovei. Studii. Chișinău, 2005. P. 288.
632
Иовва И.Ф. Указ. соч. С. 67.
193
переговоры с М.Ф. Орловым633, своим старым знакомым и строит
планы использования 16-ой дивизии, которой тогда Орлов командо-
вал. Сам Орлов был в курсе подготовки греческого восстания и по-
видимому стал первым из декабристов, который заявлял о своей
готовности выступить против Турции. Более того, он писал об этом
в одном из своих писем ещё 27 июня 1820 г.634 В Кишинёве старым
знакомым А. Ипсиланти В. Горновским создаётся этеристский улан-
ский полк. Горновский назначается его командиром с полковничь-
им званием635.
Серьёзным основанием для отсрочки восстания стала тяжелая
болезнь самого А. Ипсиланти, которая протекала в Кишинёве и
продлилась почти три месяца. Болезнь была столь тяжелой, что да-
же возникла угроза для жизни предводителя «Филике Этерии». Но
подготовка к восстанию продолжалась и Кишинёв тогда играл боль-
шую роль в этом рискованном деле. Ипсиланти посылает письма
этеристским военначальникам в Молдавии и Валахии – И. Фарма-
кису и Г. Олимпиосу, переписывается с Я. Ризо-Нерулосом, посы-
лает новых эмиссаров. В Архипелаг выезжает Д. Телемис, в Сербию
– А. Паппас, в Яссы – Г. Лассанис, в Бухарест – А. Цунис636. А. Пап-
пас прибыл Одессу, а затем в Кишинёв из Варшавы. В Кишинёве он
пробыл до середины января 1821 г. Как отмечают исследователи,
говоря об Одессе и Кишинёве, «эти города России в последние ме-
сяцы 1820 г. стали центрами подготовки национально-освободитель-
ного восстания в Греции»637.
Активным помощником лидера «Филике Этерия» был брат Ипси-
ланти Николай, уделявший большое внимание организационным
вопросам. В декабре 1820 г. Н. Ипсиланти завершил подготовку «Во-

633
Горчаков В.П. Выдержки из дневника об А.С. Пушкине // Пушкин в
воспоминаниях и рассказах современников. Л., 1936. С. 141-142.
634
Орлов М.Ф. Капитуляция Парижа. Политические сочинения. Пись-
ма. М., 1963. С. 232.
635
Иовва И.Ф. Указ. соч. С. 67.
636
Арш Г.Л. Указ. соч. С. 284.
637
Арш Г.Л., Пятигорский Г.М. Некоторые вопросы истории Филики
Этерии в свете новых данных советских архивов // Политические, об-
щественные и культурные связи народов СССР и Греции (XIX-XX вв.).
Балканские исследования. Вып. 11. М., 1989. С. 34.
194
енного устава» общества, где особое внимание уделялось укрепле-
нию дисциплины его членов. Среди прочего этот устав предусмат-
ривал формирование в России греческой военной флотилии. Для че-
го нужно было подобрать и соответствующий состав из моряков,
готовых принять участие в создании такой флотилии. Местом сбора
этих моряков должны были стать Измаил или Одесса.
Находясь в Кишинёве, активную работу вел Э. Ксантос, Он при-
нимал участие в отправке новых «апостолов» и писем за границу. В
его ведении находилась тайная почта для связей Кишинёва со Стам-
булом и Грецией. Сам Ксантос посылал письма в Измаил и Рени, от-
куда они пересылались в Галац и затем соответствующим адресатам.
Этеристской почтой ведал и упоминавшийся офицер Дунайской
флотилии Д.И. Каламатьяно. Большую роль в нелегальной связи
между этеристами играл Ренийский карантин, где нередко встреча-
лись заговорщики, особенно со своими соратниками из Галаца.
Большое внимание уделял А. Ипсиланти вопросам пропаганды.
С этой целью по его инициативе К. Кандиотисом была закуплена в
Петербурге типография. Из Петербурга её переправили сначала в
Москву, а затем и в Одессу. Поначалу предполагалось отправить её
в Грецию, но затем этот план был изменен и типография попадает в
Кишинёв. Там, в Кишинёве типография тайно заработала в январе
1821 г. Среди материалов, которые она печатала были так называемые
«национальные облигации», выдававшиеся лицам, внесшим средст-
ва на освобождение Греции. Эти облигации подписывал Н. Ипсилан-
ти и в них давались гарантии, что после восстановления Греции, об-
ладатель облигации имеет право на соответствующее возмещение638.
Большое значение придавали этеристы связям с Али-пашой Янин-
ским, албанцем, возглавившим полунезависимое албано-греческое
государство и проводившего свою самостоятельную политику639.
Вначале для установления связей с Али-пашой был послан Д. Ипат-
рос, но он погиб от руки одного состоятельного грека, конфисковав-
шего его бумаги и передавшего их в руки турецких властей, узнав-
ших таким образом о существовании греческой тайной организации.
Тогда для связей с Али-пашой в начале февраля 1821 г. был послан
по поручению А. Ипсиланти Н. Канусис, отправившийся в Эпир. Из-

638
Там же. С. 286.
639
История Балкан. Век девятнадцатый. С. 123-130.
195
вестно также желание самого А. Ипсиланти вступить в переговоры
с Али-пашой. Но и мятежный паша также искал связей с гречески-
ми заговорщиками. В конце 1821 г. в Кишинёв прибывает его дове-
ренное лицо Г. Гадзис (Мурат-бей). Ему был поручено связаться с
И. Каподистрия с тем, чтобы наладить связи и взаимодействовать с
российским правительством. По имеющимся данным Г. Гадзис на-
ходился в Кишинёве до мая 1821 г., но разрешение на встречу с Ка-
подистрия он так и не получил. Известно также, что в Кишинёве
Гадзис встречался с А. Каподистрия, но наладить тесного сотруд-
ничества с посланцем Али-паши не удалось, поскольку последний
не имел на это соответствующих инструкций640.
Находясь в Кишинёве, А. Ипсиланти не оставлял надежды нала-
дить отношения с Милошем Обреновичем и сподвигнуть его на ан-
тиосманское восстание. Из Кишинёва в конце января 1821 г. был
направлен к Милошу этеристский «апостол» А. Папас. На руках его
был проект «оборонительного и наступательного, вечного и неруши-
мого союза» между Грецией и Сербией. Но миссия эта окончилась
трагически. При переправке через Дунай А. Папас был схвачен тур-
ками и казнён. Большую работу проводили этеристы на территории
Молдавии и Валахии. Среди тех, кто были связаны с ними был и Ту-
дор Владимиреску, предводитель валашских пандуров, то есть воо-
ружённых отрядов Валахии, уже имевших боевой опыт, получен-
ный во время русско-турецкой войны 1806-1812 гг. В январе 1821 г.
под руководством Тудора Владимиреску вспыхивает вооружённое
восстание, вскоре охватившее почти всю Олтению, то есть запад-
ную часть Валахии641. Узнав о начале этого восстания А. Ипсиланти
из Кишинёва отправил в Бухарест своего посланника А. Цуниса для
контактов с местными этеристами.
Одновременно А. Ипсиланти посылает своего адъютанта Г. Лас-
саниса в Яссы, проведшего там активную подготовительную рабо-
ту. Ему удалось принять в «Филике Этерию» командиров албанских
отрядов, которые составляли господарскую стражу. 31 января 13 ал-
банских командиров обязались выполнять все приказы Александра
Ипсиланти. Вообще подготовкой арнаутов к поддержке этеристов

Арш Г.Л. Указ. соч. С. 287.


640

Семенова Л.Е. Княжества Валахия и Молдавия. Конец XIV – начало


641

XIX в. Очерки внешнеполитической истории. М., 2006. С. 377-385.


196
занимался Иордаки Олимпиот, а соответствующей подготовкой бол-
гар – каминар Савва642. В Яссах активно шла вербовка в члены ор-
ганизации греков. На сторону этеристов перешли даже некоторые
члены правительства Молдавского княжества. Среди них был уже
упоминавшийся Я. Ризо-Нерулос, ставший членом «Филике Этерия»
ещё в 1819 г. Именно он в ноябре 1820 г. принял в тайное общество
господаря М. Суццо. Суццо ошибочно полагал, что А. Ипсиланти
имеет поддержку российского правительства. Между господарём и
А. Ипсиланти даже наладилась личная переписка и предводитель
этеристов нацелил господаря на оказание помощи подготовлявше-
муся восстанию.
Едва оправившись от болезни, предводитель «Филике Этерии»
решил ускорить начало восстания, поскольку ему стало известно о
том, что турецкие власти уже знают о существовании греческого
тайного общества и смогут в ближайшее время начать расправу с
населением Греции. А. Ипсиланти по-прежнему решил начать выс-
тупление в Дунайских княжествах, с тем, чтобы отвлечь турецкие
силы от Греции и тем самым облегчить организацию восстания в
этой стране. Восстание предполагалось прежде всего в Молдавском
княжестве, которое А. Ипсиланти рассматривал как место для орга-
низации повстанческой армии. Он надеялся на приток добровольцев
из России, в том числе и из Бессарабии. Свои планы были у А. Ипси-
ланти и на использование в качестве плацдарма Валахии, а также Сер-
бии. В случае нежелания участвовать в восстании Милоша Обрено-
вича даже предполагалось использовать сторонников Карагеоргия.
Приготовления велись в большой спешке в Кишинёве и других
местах Бессарабии. Составлены были воззвания А. Ипсиланти, а
этеристы Измаила и Рени снабжали оружием В. Каравиаса, находив-
шегося в княжествах и просившего о спешной отправке военных
материалов. 18 февраля А. Ипсиланти направил письмо своим спод-
вижникам в Яссах, где подчёркивалось: «Согласно известиям, кото-
рые я получил из всех частей нашей дорогой Родины, дело не тер-
пит ни малейшего промедления. Поэтому наше выступление явля-
ется неизбежным». К. Дукас и Г. Орфанос 19 февраля собрали этерис-
тских военачальников и сообщили им, что через два дня в Яссы при-
будет сам А. Ипсиланти. Об этом оповестили и этеристов Одессы и

642
Иовва И.Ф. Указ. соч. С. 69-70.
197
просили направлять в Молдавию всех желающих. Все находящиеся
на военной службе греки призывались к подаче прошений об отс-
тавке с тем, чтобы затем поехать на помощь восставшим этеристам.
Утром 21 февраля 1821 г. отряд начальника галацкой полиции
грека В. Каравиаса напал на турецкую стражу в Галаце и захватил
город. Подобные нападения на турок имели место и в других местах
Молдавского княжества643. В тот же день, вечером А. Ипсиланти на-
правился из Кишинёва в Яссы и перешёл границу России через пог-
раничную заставу в Скулянах имея на руках заграничный паспорт,
подписанный К.В. Нессельроде, то есть российским министром ино-
странных дел. Сопровождали его братья – Николай и Георгий, а так-
же уже упоминавшийся сын помещика Витебской губернии В. Гор-
новский который являлся адъютантом А. Ипсиланти. С семьей Гор-
новского предводитель подружился, когда служил в Гродненском гу-
сарском полку. Г.М. Кантакузен тоже перебрался через границу за-
конным образом, а брат А. Ипсиланти Николай перешёл её тайно644.
Рядом с Ипсиланти были также Г. Мано, Г. Лассанис и вооружённый
отряд численностью 50 человек, сформированный в Бессарабии645.
На другом берегу Прута А. Ипсиланти, одетого в униформу рос-
сийского генерал-майора, и его сопровождающих встретил отряд из
200 всадников, предупреждённых ясскими этеристами. Все вместе
они прибыли в Яссы 22 февраля 1821 г. Там он остановился в доме
княгини Кантакузиной. Через шесть дней пребывания в столице
Молдавского княжества 1 марта 1821 Г.А. Ипсиланти направился к
Бухаресту646. Так началось восстание этеристов, давшее толчок Гре-
ческой революции. На другой день А. Ипсиланти обнародовал своё
воззвание, которое было подготовлено ещё во время его пребыва-
ния в Кишинёве этеристом Г. Типальдосом. В воззвании под назва-
нием «В бой за веру и отечество» греческий народ призывался к вос-
станию, чтобы сбросить ненавистное чужеземное иго.
В самих княжествах руководство восстания до его конца остава-
лось в руках этеристов. Они продолжали распространять различные
воззвания, призывая народ поддержать их. В одном из них, состав-

643
Там же. С. 94.
644
Арш Г.Л. Указ. соч. С. 292.
645
Иовва И.Ф. Указ. соч. С. 73.
646
Там же. С. 100, 107.
198
ленном в Кишинёве под заглавием «К братьям «Общества друзей»
писалось о большой надежде, которая возлагает на восставших вся
Греция и содержался призыв оказывать помощь вооружёнными
людьми, оружием, деньгами и национальной одеждой647. Но в спе-
циальной литературе не без основания отмечается, что в местном
населении Дунайских княжеств восстание Ипсиланти не получило
солидной поддержки648.
После начала восстания этеристы Бессарабии продолжали оказы-
вать ему эффективную помощь. Они смогли сообщить этеристам
находившимся в Греции о начале восстания. Письма Э. Ксантоса Г.
Дикеосу, Д. Темелису и другим «апостолам» этеристов в Греции
вместе с воззваниями А. Ипсиланти были переправлены измаильс-
ким купцом С. Дукакисом, который проехал через Стамбул и сумел
передать все эти материалы грекам в самой Греции. Под влиянием
выступления в Дунайских княжествах в конце марта 1821 г. подня-
лись на восстание и жители Греции. На долю бессарабских этерис-
тов выпала обязанность по переправке в район восстания добро-
вольцев и оружия. В Измаиле добычей боеприпасов занимался сос-
тоятельный купец Г. Пападопулос. По всей вероятности он их по-
лучал с русских военных складов. В Рени оружие и боеприпасы до-
бывал руководитель местных этеристов А. Ксодилос. Из Измаила
оружие и боеприпасы тайно доставлялись в Галац, а оттуда его пе-
ревозили к повстанцам. Удалось даже добыть несколько пушек и
ядра к ним. Причём ядра собирали на месте, где состоялась знаме-
нитая Кагульская битва 1770 г.
Бессарабские этеристы усилили сбор денег на помощь восстав-
шим, а также организовывали посылку добровольцев. Большую ак-
тивность в этом отношении проявила измаильская ячейка этеристов.
Члены её занимались сбором денег, а некоторые из них отправились
к повстанцам в качестве добровольцев. Добровольцами стали не
только местные греки. Сразу же после начала восстания болгары Из-
маила и Рени сформировали свои добровольческие отряды. Боль-
шую активность по работе с болгарами проявил Иоанн Ватикиоти,
брат Д. Ватикиоти, скончавшегося в 1820 г. и известного как «апос-

647
Арш Г.Л. Указ. соч. С. 297.
648
Svoronos N.G.Histoire de lа Grèce Moderne. Paris, 1964. P. 41.
199
тол» «Филике Этерия». Ряду болгар удалось переправиться в район
восстания649.
Известны также имена и некоторых русских отставных офице-
ров, непосредственно участвовавших в восстании А. Ипсиланти. Од-
ним из них был В.И. Салтанов, в действительности Г.С. Рытвинс-
кий, участвовавший в Отечественной войне 1812 г. и заграничных
походах. После выхода в отставку в чине поручика он проживал в
Кишинёве, откуда тайно переправился в район восстания и возгла-
вил отряд в 150 человек. Известен также другой русский отставник
– штабс-капитан Архип Куликовский, которому в момент восстания
было 68 лет, но и он переправился на помощь восставшим650. В Ки-
шинёве был также завербован этеристами и капитан Н. Суханов651.
Были среди добровольцев и молдаване. Так, среди них упоминается
Санду Молдавский652. Молдаванином из Фокшан был и Марин Кол-
дарар. Вместе с другими этеристами он дошёл до Бухареста, а затем
с небольшим отрядом был вынужден перебраться в Австрию, а от-
туда переехать в Бессарабию, в г. Хотин653.
Важную роль играли бессарабские этеристы и в пересылке денег
и военного снаряжения, приходившего из-за пределов Бессарабии,
прежде всего из ближайших губерний России, откуда все это пере-
сылалось местными греческими общинами. Особенно отличились
греческие общины Одессы и Таганрога. Известны личные обраще-
ния А. Ипсиланти к одесским грекам, обращения которые вызвали у
них неподдельный энтузиазм. По данным исследователей истории
этеристского движения сотни молодых греков Одессы, например, из
тех кто обучался в местном коммерческом училище или служивших
приказчиками у местных купцов получили в канцелярии Новорос-
сийского генерал-губернатора паспорта для выезда в Молдавское
княжество. Как правило они были турецкими подданными. Австрий-
ский тайный агент в Одессе сообщал об отбытии из Одессы в Яссы

649
Тодоров Н. Филике Этерия и българите. София, 1965. С. 73-74.
650
Арш Г.Л. Указ. соч. С. 299.
651
Иовва И.Ф. Указ. соч. С. 67.
652
Documente privind istoria Romîniei. Răscoala din 1821. Vol. IV. Buc.,
1960. P. 145-146.
653
Иовва И.Ф. Указ. соч. С. 127-128.
200
около 1500 добровольцев654. По свидетельству писателя А.Ф. Вельт-
мана, проживавшего тогда в Бессарабии и оставившего «Воспоми-
нания о Бессарабии», «из Одессы шли и ехали толпы греков через
Тирасполь, Бендеры и Кишинёв в Молдавию». Везде снабжались
они тайными агентами етерии средствами в пути; они тогда уже пе-
ли славную песню новых греков…»655.
О движении многих греков Одессы в Молдавское княжество
писал и П.И. Пестель, специально изучавший восстание греков по
заданию командования 2-й армии. С этой целью он несколько раз
выезжал в Бессарабию в феврале-мае 1821 г., имея также целью сбор
сведений о событиях в Дунайских княжествах656. Первая записка
П.И. Пестеля датируется уже 8 марта 1821 г. и в ней довольно под-
робно рассказывается о начале восстания в княжествах. Причём там
говорится и о выступлении Тудора Владимиреску, и о выступлении
А. Ипсиланти657. Остались соображения об этих событиях и в днев-
нике А.С. Пушкина, который тогда проживал в Кишинёве в качест-
ве простого чиновника и живо интересовался греческими события-
ми. 2 апреля 1821 г. он сделал следующую запись: «Вечер провёл у
H.G. – прелестная гречанка. Говорили об А. Ипсиланти; между пятью
греками один говорил как грек – все отчаивались в успехе предпри-
ятия Этерии»658. А.С. Пушкин проявлял интерес к греческим собы-
тиям и в дальнейшем, всячески пытаясь помочь этеристам659.
В Бессарабию прибыли и греки из других стран. Например П.
Анагностопулос приехал в Кишинёв из Италии в конце февраля
1821 г. Известно письмо Г. Кантакузина от 2 марта 1821 г., в кото-

654
Арш Г.Л. Указ. соч. С. 301.
655
Вельтман А.Ф.Избранное. М., 1989. С. 445.
656
Заблоцкий-Десятовский. Граф П.Д. Киселев и его время. Т. IV. СПб.,
1882. С. 12.
657
Documente privind istoria Romîniei. Răscoala din 1821. V. I. Buc., 1959.
P. 343-352; Большаков Л. Отыскал я книгу славную. Челябинск, 1971.
С. 88-99.
658
Пушкин А.С. Полное собрание сочинений. Т. 12. М., 1949. С. 302.
659
Подробнее см.: Селинов В.И. Пушкин и греческое восстание // Пуш-
кин. Статьи и материалы. Вып. II. Одесса, 1926; Свирин Н. Пушкин и
греческое восстание // Знамя. 1935, №11; Оганян Л.Н. К вопросу об
отношении А.С. Пушкина к Гетерии // Пушкин на юге. Киш., 1958.
201
ром содержалась просьба к Э. Ксантосу и П. Анагностопулосу о ско-
рейшем направлении добровольцев к ясским эфорам, в свою оче-
редь направлявших их в г. Фокшаны, что находился на границе меж-
ду Молдавией и Валахии и куда А. Ипсиланти перевёл свою ставку.
Одесские молодые греки, вступив в повстанческую армию, состави-
ли наиболее, по словам исследователей истории Этерии, надёжную
и зрелую в политическом отношении часть – так называемый «Свя-
щенный батальон»660. Через Бессарабию переправлялись и греки Та-
ганрога, Крыма и других мест России.
Не остались безучастными к восстанию Ипсиланти и греки са-
мой Бессарабии. Известно какую роль сыграли греки, обосновавши-
еся в Аккермане. Большинство из них прибыло из Османской импе-
рии и проживало в этом городе недолго. Хотя были и греки, посе-
лившиеся в этом городе ещё в то время, когда здесь верховодили ту-
рецкие паши. Для их организации в Аккерман был направлен С. Кум-
барис. Он собрал их и принял в «Филике Этерия». Было избрано в
Аккермане два эфора, под руководством которых были собраны сред-
ства для оказания помощи повстанческому движению. Ряд молодых
греков Аккермана был вооружён и направлен к Ипсиланти в
Молдавское княжество. 31 марта недалеко из Скулян был задержан
конный отряд из 14 человек, которые заявили, что следовали в своё
отечество. Подавляющее большинство из них были жителями Бес-
сарабии – Кишинёва, Измаила, Рени и других мест области661.
По всей России шёл сбор денежных средств для этеристов. Из-
вестна в этом отношении роль московских греков, греков Таганрога
и других городов и даже глухих местечек. Особое внимание было
уделено сбору оружия, которого хронически не хватало. В Одессе
все оружие как старое и новое было скуплено греками. Большая пар-
тия оружия была скуплена на деньги И. Варвакиса в Туле. Э. Ксан-
тос в своих «Воспоминаниях» сообщал, что он поставлял повстан-
цам находившихся за Прутом, прежде всего в Галаце оружие, кото-
рое ему передовал генерал-майор Тучков, бывший в то время комен-
дантом Измаильской крепости. Обычно оружие свозилось в Одессу,
а оттуда на судах оно шло в Измаил и затем переправлялось в Мол-
давию. Тот же Ксантос писал об отправке повстанцам в Молдавии

660
Арш Г.Л. Указ. соч. С. 302.
661
Иовва И.Ф. Указ. соч. С. 129-130.
202
19 пушек, из которых 16 смогли приобрести на деньги московских
этеристов. Затем они были доставлены по месту назначения морем
из Одессы.
Власти не препятствовали в первое время ни поставкам оружия,
ни переправке добровольцев. Это создавало иллюзию того, что пра-
вительство России поддерживает повстанцев. Упоминавшийся авст-
рийски