Вы находитесь на странице: 1из 9

Результаты наблюдения за судебным процессом в

Брестском областном суде по случаю нападения на


семью ромов по мотиву предубеждения

1. О мониторинге

Мониторинг проводился беларусской правозащитной организацией Human Constanta1 с


16.10.2018 по 27.02.2019 в Брестском областном суде и 11.06.2019 года при обжаловании при-
говора в апелляционной инстанции в Верховном суде.

Human Constanta занимается тремя основными направлениями:


1. Защита прав иностранных граждан и людей без гражданства в Беларуси;
2. Защита и продвижение цифровые свобод;
3. Антидискриминация и просвещение в сфере прав человека.

В рамках темы недискриминации и защиты прав уязвимых групп мы проводим монито-


ринги судебных заседаний по преступлениям на почве ненависти (hate crime). Выделение таких
преступлений в отдельную группу должно содействовать защите уязвимых групп от преступных
посягательств, а также соответствовать международным обязательствам государства в сфере за-
щиты прав человека.

Данный отчёт написан на основании результатов мониторинга и изучения приговора суда


первой инстанции.

Задачами мониторинга были:


- выяснить, каким образом исследуется мотив преступления;
- выяснить, есть ли в данном деле мотив предубеждения;
- выяснить, каким образом мотиву даётся правовая оценка;
- выяснить, насколько в судебном заседании даётся чёткий правовой сигнал обществу о
недопустимости преступлений на почве предубеждений.

По данному делу мы провели мониторинг судебного процесса с очным присутствием на


90% судебных заседаний в суде первой инстанции (Брестский областной суд) и при рассмотре-
нии апелляционной жалобы в Верховном суде.


1Учреждение «Консультационный центр по актуальным международным практикам и их имплементации в
праве „Хьюман Константа“».

1
При определении преступлений на почве ненависти мы используем методическое руко-
водство для некоммерческих организаций в регионе ОБСЕ «Преступления на почве ненависти:
предотвращение и реагирование». Подготовка и проведение судебного мониторинга происхо-
дили на основании Справочного руководства для практиков «Мониторинг судебных процессов»
от БДИПЧ ОБСЕ2. Наблюдатели и наблюдательницы прошли профильное обучение о стандар-
тах справедливого суда, организации судопроизводства, правилах поведения в судах, а также по
теме преступлений на почве ненависти. При мониторинге они придерживались принципов
наблюдения: невмешательства, профессионализма, объективности и беспристрастности, личной
безопасности.

2. Описание дела и отдельные аспекты судебного


разбирательства

11 февраля 2018 года в Кобрине на молодую пару (мужчину К. и беременную женщину


Ч.) ромского происхождения напал молодой человек и нанес множество ножевых ранений. В
результате инцидента мужчина получил тяжелые повреждения, а беременная женщина сконча-
лась. 22 февраля 2018 года в Кобрине по подозрению в совершении данного преступления за-
держали и взяли под стражу молодого человека А.Б..

В результате следствия по этому эпизоду А.Б. предъявили следующие обвинения:

- п.п.6, 14 ч.2 ст.139 Уголовного кодекса — «убийство, совершенное с особой жестоко-


стью и по мотивам национальной вражды или розни» в отношении убийства Ч. Особая
жестокость была определена по диагональному удару ножом по лицу, а мотив — в
связи с национальностью ромов, которые, по мнению обвиняемого, паразитируют в об-
ществе;

- ч.1 ст.14, пп.1,14 ч.2 ст.139 Уголовного кодекса — «покушение на убийство двух лиц по
мотиву национальной вражды или розни, которое не было доведено до конца по не за-
висящим от этого лица обстоятельствам»3.

В ходе следствия выяснилось, что ранее, в декабре 2017 года, А.Б. спровоцировал инци-
дент в дизельном поезде «Лунинец-Брест». Он поставил подножку проходящей мимо него Ю.,
а после вытолкал её в тамбур и нанёс удары её брату, оба ромского происхождения. По этому
эпизоду было предъявлено обвинение по ч.1. ст.339 Уголовного кодекса — «Умышленные дей-
ствия, грубо нарушающие общественный порядок и выражающие явное неуважение к обществу,
сопровождающиеся применением насилия или угрозой его применения либо уничтожением или


2 Бюро по демократическим институтам и правам человека Организации по безопасности и сотрудничеству
в Европе (БДИПЧ ОБСЕ).

3 Дело о нападении с ножом на супругов в Кобрине передано в прокуратуру

2
повреждением чужого имущества либо отличающиеся по своему содержанию исключительным
цинизмом (хулиганство)».

После задержания были исследованы социальные сети А.Б. и ему предъявили ещё два
обвинения:

- ч.2 ст.343 Уголовного кодекса — «Изготовление и распространение порнографиче-


ских материалов или предметов порнографического характер, с использованием гло-
бальной компьютерной сети Интернет». В 2013 и 2014 году А.Б. запостил видеоролики,
которые признали порнографическими. В 2013 году ещё не наступил возраст привлече-
ния к уголовной ответственности, но поскольку на момент наступления ролик продолжал
находится в разделе «Мои видеозаписи» это посчитали как преступное деяние;

- ч. ст.130 Уголовного кодекса — «Умышленные действия, направленные на возбуждение


расовой, национальной, религиозной вражды или розни по признаку расовой, националь-
ной, религиозной принадлежности» — за публикацию на своей странице «Вконтакте»
двух видеороликов и 15 фотоизображений в 2014, 2017 и 2018 годах.

Дело рассматривала судебная коллегия по уголовным делам Брестского областного суда


в составе председательствующей Валентины Куницкой и народных заседателей Волынчук Т.С. и
Копыркиной В.С. с участием государственного обвинителя Дарьи Жук. Судебный процесс
длился с 16.10.2018 по 27.02.2019. 11 июня 2019 года были рассмотрены апелляционные жа-
лобы обвиняемого в Верховном суде. После этого приговор вступил в силу: 23 года лишения
свободы с отбыванием наказания в колонии усиленного режима.

В ходе мониторинга нас интересовало наличие признаков преступления ненависти, каким


образом доказывался мотив преступления, а также применение статьи 130 Уголовного кодекса
(«Разжигание расовой, национальной, религиозной либо иной социальной вражды или
розни»). В рамках данного мониторинга мы не рассматривали эпизод, связанный с распростране-
нием порнографических роликов. По остальным трём эпизодам нас также интересовала проце-
дура доказывания и фиксации мотива действий А.Б..

2.1. Наличие преступного деяния.

Наличие преступного деяния — первый признак преступлений на почве ненависти.

Факт убийства и покушения на убийство был доказан в судебном заседании, нападение


на Ч. и К. обвиняемый не отрицал.

В случае с инцидентом в поезде «Лунинец-Брест» показания А.Б. и потерпевших не-


много расходились, но в целом сам факт инцидента обвиняемый не отрицает (подножка, толка-
ние, оскорбления и удары).

Что касается обвинения за публикации в социальной сети, стоит заметить, что пропа-
ганда расистских взглядов, разжигание ненависти, расистские выступления политиков или ограни-

3
чение доступа к услугам по религиозным причинам — это примеры деяний, считающихся пре-
ступными только в некоторых государствах пространства ОБСЕ. Такие инциденты не рассматри-
ваются как преступления на почве ненависти в рамках мониторинга по странам. Поскольку бела-
русское законодательство выделяет данные действия как основания для уголовного преследова-
ния, в рамках данного мониторинга мы рассматриваем процедуру доказывания и мотив преступ-
ления.

В Уголовном кодексе Республики Беларусь существуют специальные квалификации для


фиксации преступлений на почве ненависти4. В данном случае ссылка на мотив преступления
была зафиксирована при квалификации инцидента в Кобрине (п.14 ч.2 ст.139 Уголовного ко-
декса как убийство, совершенное по мотиву вражды на основании национальности потерпев-
ших).

2.2. Доказательство и учёт мотива предубеждения.

Нам важно было оценить, каким образом в суде доказывался мотив преступления. Мето-
дическое руководство БДИПЧ ОБСЕ предлагает определять мотив по таким критериям как впе-
чатления жертвы и свидетелей, поведение преступника, характеристики жертвы и преступника,
место и время инцидента, предшествующие преступления или инциденты на почве ненависти.

В судебном заседании обвиняемый А.Б. отказался от дачи объяснений, но иногда озвучи-


вал свою позицию по отдельным моментам обвинения. В том числе он высказывался про своё
отношение к ромам:

«По поводу мотива хочу уточнить: действительно перед совершением преступления


у меня сложилось неприязненное отношение к цыганам. Однако, не связи с их принадлежно-
стью к определенной национальности, а в связи с их недостойным образом жизни. Считаю,
что делить людей на плохих и хороших, исходя из их национальности, вероисповедания —
безосновательно. Однако, в отношении цыган очевидно, что только единицы из них приносят
пользу не только себе, но и обществу. А остальные ведут паразитический образ жизни.
Именно такие их качества вызвали у меня негативные эмоции по отношению к потерпев-
шим…»


4 Так п.9 ч.1 ст.64 в качестве обстоятельства, отягчающего ответственность, предусматривает «совершение преступления
по мотивам расовой, национальной, религиозной вражды или розни, политической или идеологической вражды, а равно
по мотивам вражды или розни в отношении какой-либо социальной группы»: п.14. ч.1. ст.139 «Убийство» «по мотивам
расовой, национальной, религиозной вражды или розни, политической или идеологической вражды, а равно по мотивам
вражды или розни в отношении какой-либо социальной группы»; п.8 ч.1 ст.147 «Умышленное причинение тяжкого
телесного повреждения» «по мотивам расовой, национальной, религиозной вражды или розни, политической или
идеологической вражды, а равно по мотивам вражды или розни в отношении какой-либо социальной группы»; ч.2 ст.
443. «Нарушение уставных правил взаимоотношений между лицами, на которых распространяется статус
военнослужащего, при отсутствии отношений подчиненности» «Те же действия, совершенные повторно, либо по
мотивам расовой, национальной, религиозной вражды или розни, политической или идеологической вражды, а равно
по мотивам вражды или розни в отношении какой-либо социальной группы, либо в отношении нескольких лиц, либо
группой лиц, либо повлекшие причинение потерпевшему менее тяжкого телесного повреждения».

4
По таким заявлениям можно сделать вывод об очевидности мотива предубеждения по
национальному признаку. Из описания событий 2017 года о конфликте в поезде также оче-
видно, что мотив конфликта вызван предубеждениями, а не хулиганскими побуждениями: удары
и грубые действия обвиняемый сопровождал оскорблениями с использованием слов «цыганьё,
цыганка».

В то же время суд аргументировал мотив ненависти тем, что в социальной сети «Вкон-
такте» обвиняемый состоял в националистических группах «Подслушано Расология», «Третий
Рейх» и другие. Также этот вывод сделан на основании изученных личных переписок обвиняе-
мого, свидетельских показаний, татуировок на теле, заставки на телефоне в виде флага третьего
рейха, истории просмотров страниц в браузере, найденных изображений и видеороликов на
персональном компьютере А.Б.. Кроме того, для доказательства мотива после задержания А.Б. в
камере изолятора был установлен «слуховой контроль» — прослушивание разговора сокамер-
ников для получения дополнительной информации. Его результаты были озвучены в судебном
заседании в очень плохом качестве. Из записи можно сделать вывод, что А.Б. рассказывает о
нападении на семью ромов, не раскаивается в содеянном, а также говорит о готовности продол-
жить подобные действия после освобождения. На данную запись ссылается суд в аргументации
обвинения и мотива преступления, хотя обвиняемый оспаривал данную запись как средство до-
казывания. Также в качестве доказательств приводилась записка от А.Б., адресованная своей по-
друге и изъятая сотрудниками изолятора.

Несмотря на ссылку на мотив преступлений, при квалификации преступных действий суд


не указал п.9 ч.1 ст.64 Уголовного кодекса («совершение преступления по мотивам расовой,
национальной, религиозной вражды или розни, политической или идеологической вражды, а
равно по мотивам вражды или розни в отношении какой-либо социальной группы») в качестве
обстоятельства, отягчающего ответственность.

2.3. Статья 130 Уголовного кодекса

А.Б, обвиняли в том, что в 2014, 2017 и 2018 годах на его персональной странице в со-
циальной сети «Вконтакте» были размещены для публичного доступа два видеоролика и 15 фо-
тоизображений. По квалификации суда это представляет собой «умышленные действия, направ-
ленные на возбуждение расовой, национальной, религиозной вражды или розни по признаку ра-
совой, национальной, религиозной принадлежности».

Первоначально А.Б. утверждал, что в общежитии, где он проживал к его компьютеру и


странице могли иметь доступ и другие люди. Однако позже в судебном заседании он проком-
ментировал обвинение следующим образом: «Действительно во всех указанных обвинением
случаях я добавил на свою страницу фото- и видео-материалы, которые содержали эле-
менты нетерпимости, ненависти, к людям, принадлежащим к разным национальностям и ве-
роисповеданий. Меня заинтересовала эта тема и я её изучал. Ровно как мне были интересны

5
и другие темы, картинки и видеозаписи. Я не совершал каких-либо целенаправленных дей-
ствий по привлечению к изучению межнационального вопроса других людей и формированию у
них определённого мнения. Однако, если такие мои действия действительно с точки зрения
закона наказуемы, то я согласен с обвинением». По существу, А.Б. отрицает умышленность дей-
ствий по разжиганию вражды или розни.

В рамках доказывания по этой статье в досудебном производстве была проведена компь-


ютерно-техническая экспертиза компьютера, а также первоначальная психолого-лингвистическая
экспертиза с опросом эксперток в течение судебного заседания. По ходатайству прокурора
была проведена повторная психолого-лингвистическая экспертиза, которая признала наличие в
фото и видеоматериалах негативных высказываний и призывов к насильственным действиям в от-
ношении ряда социальных групп.

В приговоре указано, что «своими действиями обвиняемый реализовал свой умысел,


направленный на возбуждение расовой, национальной, религиозной вражды и розни по признаку
расовой, национальной и религиозной принадлежности». Суд обосновывает мотив преступления
тем, что у А.Б. были найдены изображения нацистской свастики, записи состава «коктейля Моло-
това», наличием татуировок, его присутствием в тематических группах в социальных сетях, свиде-
тельскими показаниями, показаниями самого А.Б. «То, что А.Б. сам не предлагал смотреть его
страницу с видеозаписями и фотоизображениями является несущественным, так как фактическое
помещение им указанных фото- и видео-изображений в открытом доступе свидетельствовало о
наличии у него умышленных действий по размещению распространяемой информации для сво-
бодного публичного доступа и о наличии умысла на ознакомление неопределенного круга лиц
с его мировоззрением по этому вопросу, и, естественно, и о наличии у него умысла на возбуж-
дение у их расовой, национальной, религиозной вражды и розни с использованием сети Интер-
нет по признаку расовой, национальной, религиозной принадлежности к лицам иной националь-
ности и расы, религии соответственно к разжиганию национальной вражды и розни с учётом по-
следующего поведения в отношении лиц цыганской национальности». При этом суд пришёл к
заключению, что отсутствие комментариев к данным публикациям со стороны А.Б. не исключает
ответственность. Четыре фото и одно видео было исключено из обвинения по результатам экс-
пертизы.

Таким образом, суд пришёл к выводу об умысле исходя из объективной стороны дей-
ствий и дополнительных обстоятельств дела. По данной статье за публикацию одного видеоро-
лика и 11 фотоизображений без авторского сопроводительного текста суд вынес приговор в
три года лишения свободы из максимальных пяти.

При этом при доказывании виновности судом не были учтены ряд факторов, описанные
в Кемденских Принципах по свободе выражения мнения и равенства (2009 г.) и Рабатский план
действий по запрету пропаганды национальной, расовой или религиозной ненависти, представля-
ющей собой подстрекательство к дискриминации, вражде или насилию (2012 г.). Согласно этим
документам, при определении порога серьёзности высказывания следовало учитывать 6 факто-
ров:

6
1) Контекст высказывания. Здесь важно оценивать, есть ли в обществе конфликт,
есть ли институциональная дискриминация в отношении социальных групп, кото-
рых затрагивает высказывание, какой медийный и политический ландшафт;

2) Кто автор, насколько он влияет на аудиторию и пользуется авторитетом, степень


уязвимости и страха среди общин;

3) Намерение — кроме намерений осуществить пропаганду ненависти и избрать


мишенью какую-то группу, важно знание последствий своих действий, то есть
могут ли слова привести к насильственным последствиям;

4) Содержание, форма и стиль высказывания, прямые и косвенные призывы к дис-


криминации, аргументация, как аудитория понимает высказывание;

5) Степень и значимость, публичность высказывания, какими средствами высказыва-


ние осуществлялось, его интенсивность и масштаб;

6) Причинение вреда. Если были последствия, то это может быть отягчающим об-
стоятельством.

Из того, что звучало в судебном заседании и аргументации суда, в том числе в заключе-
нии комиссионной экспертизы, не очевидна оценка количества просмотров данного ролика и
изображений, не учитывается контекст, не даётся оценка статусу автора и его авторитетности для
общества, игнорируется отсутствие авторских комментариев и последовательности донесения ин-
формации, не приводятся примеры реакции аудитории.

В связи с этим сложно оценить реальный порог серьезности данных публикаций. Сам по
себе публичный статус и открытый доступ не гарантирует уровень общественной опасности.
Также не звучала попытка соотношения права на свободу высказывания и допустимых ограниче-
ний этого права.

7
3. Выводы

В результате мониторинга было установлено следующее:

1) беларусское уголовное законодательство предусматривает возможность квалифи-


кации преступлений на почве ненависти, и в основном эпизоде преступления
(убийство и покушение на убийство) имеет место специальная квалификация с
учетом мотива предубеждения;

2) специальная квалификация преступлений на почве ненависти происходит не в


полном объёме, так не приводится в качестве отягчающего вину обстоятельства
ссылка на п.9 ч.1 ст.64 Уголовного кодекса по инциденту в поезде;

3) мотив предубеждения в одном из эпизодов был заменён на хулиганский, что от-


рицательно сказывается на правовой защите уязвимой группы по национальному
признаку (ромы);

4) доказывание мотива происходит односторонне, без учета контекста высказывания,


публичности автора и фактических результатов действий. При этом используется
ссылка на результаты «слухового контроля» в ИВС Кобринского РОВД после
задержания А.Б., что является недопустимым доказательством;

5) при обвинении в умышленном разжигании вражды или розни судом не учитыва-


лись международные стандарты свободы высказывания мнения, а также не приме-
нялись Кемденские Принципы по свободе выражения мнения и равенства (2009
г.) и Рабатский план действий по запрету пропаганды национальной, расовой или
религиозной ненависти, представляющей собой подстрекательство к дискримина-
ции, вражде или насилию (2012 г.).

4. Рекомендации

Министерству иностранных дел, Министерству внутренних дел, Следственному ко-


митету, Верховному суду Республики Беларусь:

8
- проводить регулярное обучение для сотрудников МВД, следователей, прокуроров и су-
дей с участием экспертов БДИПЧ ОБСЕ по теме борьбы с преступлениями на почве
ненависти5;

- вести отдельную статистику о преступлениях на почве ненависти, информировать про


неё общественность и БДИПЧ ОБСЕ ежегодно;

- разработать с участием негосударственных организаций комплексную программу по


предотвращению преступлений на почве ненависти;

Следственным органам, экспертным комиссиям и судам:

- при следствии, экспертизе и судебном разбирательстве уделять внимание мотиву пре-


ступления, руководствоваться Кемденскими Принципами по свободе выражения мнения и
равенств и Рабатским планом действий по запрету пропаганды национальной, расовой
или религиозной ненависти, представляющей собой подстрекательство к дискриминации,
вражде или насилию, в том числе учитывать контекст высказывания, автора, намерение,
содержание высказывания, степень и значимость, а также причиненный вред;

- давать оценку границам права на свободу высказывания и соотношению допустимых


ограничений этого права. Ограничивать данное право только в крайних случаях;

Верховному Суду Республики Беларусь

- Изучить практику применения ст.130 Уголовного кодекса Республики Беларусь и вынести


постановление Пленума с разъяснениями, в том числе с использованием ссылок на меж-
дународные стандарты, а также ввести критерии отличия таких уголовных дел от админи-
стративной ответственности по статьям 17.10 и 17.11 КоАП;

- Изучить практику использования п.9 ч.1 ст.64 Уголовного кодекса и вынести постановле-
ние Пленума с разъяснениями по данной норме;

Средствам массовой информации:

- не использовать язык вражды в своих публикациях, содействовать употреблению кор-


ректной лексики;

- больше обращать внимания и освещать опасность преступлений на почве ненависти.


5 Составные части мандата БДИПЧ: Помощь государствам-участникам по планированию и разработке
законодательства, направленного на эффективное противодействие преступлениям на почве ненависти;
Наращивание потенциала систем правосудия государств-участников, а также работающих в них должностных
лиц правоохранительных органов, органов следствия и судов; Повышение осведомленности должностных
лиц государства, гражданского общества и международных организаций о преступлениях на почве
ненависти; Поддержка принимаемых гражданским обществом мер в области мониторинга преступлений на
почве ненависти и представления отчетности о его результатах. https://www.osce.org/ru/odihr/182666