Вы находитесь на странице: 1из 147

Кресли Коул

Тень соблазняет
Бессмертные с приходом темноты — 17

НОЧЬ РАЗВРАТА...
Принц Мирча Дакийский и его новый друг Каспион Охотник прочесывают улицы
Дакии, в пьяном угаре ища плотских удовольствий. В одну из таких ночей они
разводят на секс стайку нимф. Чтобы произвести на женщин впечатление, демон и
вампир решают поцеловаться.

ИЗМЕНИТ ИХ НАВСЕГДА...
Прервав, наконец, свой выжигающий-душу поцелуй, они оказываются в
одиночестве... потрясенные. Представляют ли они себе взрывную химию, искрящую
между ними? Препятствия... смертный приговор и ссылка в охваченное войной
измерение... не так сильно угрожают разрушить их жизни, чем обещание, таящееся в
этом поцелуе.

КАК ДОЛГО ОНИ СМОГУТ ПРОТИВОСТОЯТЬ ПЫЛАЮЩЕМУ


МЕЖДУ НИМИ ОГНЮ?
Даже если Мирча сможет принять Каспиона, как предначертанную ему судьбой
пару, сладострастному вампиру еще предстоит убедить упрямого демона, что они
связаны навсегда. А любой союз членов королевской семьи Дакии должен получить
благословение Короля Лотэра, непредсказуемого и свирепого убийцы...
НАД ПЕРЕВОДОМ РАБОТАЛИ:

Перевод: Leony, Likamila, kasselena, Serenix, Samesta

Редактура: Leony

Сверка: k_alena

Обложка: Leony

Переведено для сайта: http://kresley-cole.ru

Текст представлен исключительно для ознакомительного чтения.


Сохраняя книгу, Вы несете ответственность в соответствии с
законодательством РФ. Любое коммерческое и иное использование, кроме
предварительного ознакомления, ЗАПРЕЩЕНО. Эта книга способствует
профессиональному росту читателей и является рекламой бумажных изданий.
Все права на исходные материалы принадлежат соответствующим
организациям и частным лицам.
ВЫДЕРЖКИ ИЗ КНИГИ ЛЛОР…

ЛЛОР
«…а те разумные существа, что не являются людьми, объединятся в одну
страту, тайно сосуществуя с человечеством».
— Большинство из этих существ бессмертны и способны восстанавливаться
после ранений.
— Цвет их глаз меняется под воздействием сильных эмоций на
свойственный только их виду оттенок.

ВАМПИРЫ
— Каждый вампир существует, как живой мертвец, пока не найдет свою
пару, вечную жену, которая сделает его тело абсолютно живым, даруя ему
дыхание, заставляя биться его сердце; процесс известный, как пробуждение.
— Если вампир выпьет кровь прямо из источника, он сможет увидеть
воспоминания своей жертвы. Если вампир укусит слишком многих или выпьет
жертву досуха, его глаза могут стать красными, а он сам сумасшедшим;
состояние известное, как жажда крови.
— Могут перемещаться с помощью телепортации. Вампир может
переместиться только в то место, где бывал раньше.
— Существуют три фракции вампиров: Обуздавшие Жажду (обращенные
люди), Орда (красноглазые вампиры, пьющие кровь непосредственно из
источника), и Дакийцы (считаются мифом)...

ДАКИЙЦЫ
«По слухам, эти вампиры обладают развитым интеллектом и каменными
сердцами, вампиры тумана и легенд, наблюдающие за Ллором беспристрастными
глазами. Они прокляты на бесконечную вражду, пока Дом Древних вновь не
возвысится...»
— Ходят слухи, что королевство Дакийцев — Сфера Крови и Тумана,
сокрыто в извилистой горной цепи.
— Они сильнее и быстрее других вампиров, обладают тайными
способностями.

ДЕМОНАРХИИ
«Демоны так же различны, как сословия людей…»
— Демонархия — королевство демонов.
Большинство демонов могут перемещаться в места, где бывали раньше.

ДЕМОНЫ СМЕРТИ
«Жестокие, воинственные и безжалостные, они постоянно жаждут убивать... и
силу, которую это приносит...»
— Демонархия располагается в сфере Абаддон.
— Черпают силу от каждого совершенного убийства.

ПРИРАЩЕНИЕ
«И придет время, когда все бессмертные существа Ллора будут сражаться и
уничтожать друг друга».
— Вид мистической системы сдерживающих и уравновешивающих сил для
неуклонно растущего числа бессмертных.
— Происходит каждые пятьсот лет. Или прямо сейчас...
— Жизнь — это просто игра, я родился, чтобы побеждать.
МИРЧА ДАКИЙСКИЙ, ПРИНЦ ДАКИИ,
ПОСЛЕДНИЙ МУЖЧИНА ДОМА СМОТРИТЕЛЕЙ.

— В детстве мне ничего не оставалось, кроме как выпрашивать еду.


Право выбора могут оценить лишь те, у кого его не было.
КАСПИОН ОХОТНИК, ОХОТНИК ЗА ГОЛОВАМИ,
ПРОИСХОЖДЕНИЕ НЕИЗВЕСТНО.

Глава 1

Ново-Римский Дворец Удовольствий


Несколько месяцев назад

— Мне нравится твой стиль, демон.


Стоило Касу откинувшись, расслабиться в теплых источниках, как он
услышал низкий голос, выделявшийся среди остальных в купальне.
Он сел на подводной скамье и посмотрел в том направлении, вглядываясь
сквозь пар, стелившийся над большим бассейном. Из-под отяжелевших век на
него смотрели серые глаза.
Черноволосый вампир? Дамы в этом дворце шептались, что он — принц
какого-то древнего рода, сказочно богат и потрясающий любовник как для
женщин, так и для мужчин. Он ходячее противоречие... урожденный вампир,
чьи глаза чисты, а не заполнены краснотой, свидетельствующей о жажде крови.
Принца окружали подобострастные обожатели; так почему он обращается
к Касу?
— Мой стиль?
Видимо, он наблюдал за мной сегодня ночью. Кас освежился после ночной
вакханалии в понедельник — оргии с сотнями бессмертных. Он задержался
лишь для того, чтобы полежать в бассейне и выпить последнюю кружку
дешевого варева, прежде чем вернуться в свою родную сферу Абаддон.
Предстать перед лицом своего провала. Единственной охоты, которую он
не смог завершить.
Лицо вампира выражало удовольствие.
— Я видел тебя ранее в действии, милый.
Лицо Каса вспыхнуло от такого обращения. Смущение? Как демон,
опытный в сексе, он не смущался.
— Мы делаем то, что можем.
Принц рассмеялся, богатый звук ласкал слух. Прядь черных волос,
доходивших до плеч, упала на один из серых глаз, и он пригладил ее назад. Хотя
его чисто выбритое лицо имело вампирскую бледность, высокие скулы
окрашивал здоровый цвет.
— Очарователен, не так ли? — У него был сильный акцент. Румынский? —
Присоединяйся к нам.
Все в купальне... бессмертные, трахающиеся на шезлонгах, в воде и даже в
воздухе... казалось, наблюдали за этим диалогом.
Что он от меня хочет?
— Мне и тут хорошо, спасибо.
Со всех сторон послышались вздохи. Брови принца удивленно взметнулись.
Никогда раньше не получал отказа? С ухмылкой, медленно расползавшейся по его
лицу, вампир встал и начал свой путь через бассейн.
Покинутые воздыхатели бросали на Каса убийственные взгляды. Разве он
искал это внимание? Он был натуралом, что и должен был понять принц, если
действительно наблюдал за Касом в действии.
Вместо того, чтобы переместиться, вампир предпочел идти по пояс в воде.
Он выглядел на несколько сантиметров ниже Каса, который был ростом два
тринадцать. И по сравнению с Касом, обладающим мускулистым
телосложением, принц был немного более худощав.
Другие бессмертные следили за его гипнотическими движениями. Суккуб,
сидя верхом на синем демоне залос на массажном столе, щипала свои соски,
пялясь на него. Когда принц прошел мимо нимфы... которую оприходовал сзади
пыхтящий колдун... она вытянулась, чтобы просто коснуться пальцами его руки.
Типичный вампирский магнетизм. Чтобы прокормиться, особи их вида
заманивали других существ на расстояние нанесения удара. Биологическая
необходимость сделала вампиров одними из самых завораживающих существ
Ллора.
Добравшись до Каса, принц непринужденно растянулся на узкой скамье
рядом с ним.
— Приветствую, демон.
Кас наклонил голову.
— Что привело тебя сюда?
В этот затемненный угол. Ко мне.
— Мой член.
Вампир указал на свою полуотвердевшую плоть, видневшуюся сквозь пар и
воду.
Кас напрягся.
— Прости?
— Своенравная штуковина имеет свой собственный разум. Он указывает, я
подчиняюсь. — Посмотрев вниз, он удрученно вздохнул. — Если бы он был не
так красив...
— Твой своенравный член ошибочно указал в мою сторону. — Никогда не
думал, что скажу такое. Даже в столь коротком диалоге Кас потерял равновесие и
не мог его восстановить.
Принц поднял взгляд.
— Я шучу, — сказал он и тут же одними губами произнес: «Я не шучу».
— Я желаю только женщин, дружище.
Губы вампира изогнулись, обнажая белые зубы и клыки.
— Мои желания не столь... ограничены. Но есть и другие, кто может
удовлетворить мои потребности. Я искал тебя не просто потрахаться.
Он не хотел трахнуть Каса? Возникла странная мысль: «Что во мне не так?»
— Тогда чего же ты хочешь?
— Для начала твое имя.
Он нехотя ответил:
— Каспион.
Другие мужчины, с которыми тусовался Кас... демоны-дебоширы из
Абаддона и его приятели охотники за головами... казались гораздо менее
сложными, чем этот вампир.
— Я принц Мирча. Зови меня Мирча.
— Принц какого королевства?
— Тайного. Боюсь, не могу сказать тебе больше.
Этот вампир играет с ним? Несмотря на то, что самый близкий друг Каса,
Беттина, была наследницей престола их демонархии, он не доверял богачам.
Беттина — редкое исключение.
Мирча добавил:
— Я нарушаю законы моего народа просто беседуя с чужеземцем.
Кас сомневался, что принц хочет только поговорить. Они всегда хотят
большего. Он чувствовал, будто проживает две жизни: обычное существование в
Абаддоне и теневую жизнь, наполненную сексуальными подвигами. Никто в его
теневой жизни не удосуживался разговаривать с таким демоном, как Кас.
— Ты присоединился ко мне по причине...
— Возможно, я ищу собрата, ценителя эротики. Расскажи о себе.
Зачем он тратит со мной свое время? В отличие от присутствующих здесь, у
Каса не было много денег и отсутствовало какое-либо образование. Он вырос на
улицах, носил лохмотья, чистил мусорные баки и попрошайничал. У него не
было имени, поэтому все называли его Попрошайка.
Кас пришел в это роскошное логово удовольствия только потому, что
руководство впустило его сюда бесплатно, и потому, что женщины здесь всегда
были потрясающими.
Вампир, должно быть, все еще рассчитывает на секс. Они сидели голыми на
скамье, которая, казалось, стремительно сжалась. Если Кас сдвинет ногу хоть на
пару сантиметров, его обнаженное бедро коснется бедра вампира.
— Я имел ввиду то, что сказал, принц. Я ценю твой интерес, но он не
взаимен.
— На данный момент меня интересует твой ум, Каспион. У меня
вампирское любопытство, и твое поведение завораживает меня. Ответь на
несколько вопросов и выпей со мной. — Он махнул рукой одной из служанок.
— Мой ум? — Кас не смог скрыть недоверие, сквозившее в его голосе. Он
был почти безграмотным и мог прочесть лишь слова, наиболее часто
используемые на листовках вознаграждения за голову.
— Да, твой ум.
Польщенный, Кас слегка выпрямился.
Подошла служанка, стройная демоница, бросившая на Мирчу тоскливый
взгляд. Наслаждался ли вампир этой красоткой? Как его просветили, он был с
большинством здесь присутствующих... потому что отказывался повторно
заниматься сексом с одним и тем же партнером.
Мирча заказал кровавую медовуху себе и лучшее в этом дворце демонское
варево для своего «красивого нового друга».
Брови Каса приподнялись от богатого вкуса напитка, который он никогда
не мог себе позволить. Как и большинство демонов, он любил варево.
— Возможно, я мог бы задержаться для беседы. — В любом случае он не
хотел пока возвращаться домой. Вымотавшись до предела, он пришел сюда,
чтобы снять напряжение.
— Правильное решение. — Мирча одобрительно улыбнулся. — О, милый,
нам будет весело вместе.
Почему-то по затылку Каса прошла дрожь. Слова вампира были довольно
безобидны. Так почему я чувствую, что только что согласился на гораздо большее, чем
выпивка?

Глава 2

— Будь хорошей девочкой и продолжай приносить выпивку, — сказал


Мирча служанке, когда она вернулась с двумя золотыми кубками. Она была
демонессой шторма, сделавшей ему незабываемый минет в одну из ночей.
Ее глаза молили о повторении. Его глаза сказали: «Мои извинения, дорогуша,
но этого не будет».
Как у заядлого гедониста, в жизни Мирчи было мало жестких правил... но
он никогда не занимался сексом с одним и тем же партнером дважды.
Когда она ушла, Каспион сделал глоток из своего кубка и облизал губы.
— Во имя всех богов, оно такое мягкое. Должно быть, стоит целое
состояние.
Я бы отдал целое состояние лишь бы увидеть, как ты снова оближешь губы.
— Я вампир, имеющий больше золота, чем времени, — рассеяно сказал он,
скользя взглядом по безупречному лицу Каспиона... полночно-синим глазам,
волевому подбородку и скулам, губам, созданным для поцелуев.
И эти рога! Изогнутые назад, охватывающие голову, как корона из
полированного янтаря, идеальное дополнение к его небрежным светлым
волосам и поцелованной солнцем коже.
Высокое тело демона источало секс и силу, самое великолепное тело, какое
Мирча когда-либо видел.
Ну, кроме его собственных превосходных данных. Я хочу его.
Ранее, во время оргии, Мирча вбивался в свою третью партнершу...
восхитительно жадного суккуба... когда заметил демона.
— Кто тот блондин?
То, как мужчина удовлетворял... и контролировал... свою партнершу, было
завораживающе.
Между страстными вздохами суккуб ответила:
— Каспион Охотник... демон смерти.
Чуть позже один из друзей-гедонистов Мирчи, заметив его взгляд,
постоянно возвращающийся к демону, сказал:
— Он любимчик дам. Скажу даже больше: он единственный мужчина
здесь, кто не должен платить за вход.
— Является ли он любимчиком у кого-то из мужчин?
— Непреклонный гетеро.
— Серьезно? — Мирча улыбнулся. — Мне нравится вызов. Он станет моим
самым ярким завоеванием.
Его друзья начали делать ставки. Невероятно, но некоторые были
достаточно глупы, чтобы ставить против Мирчи Дакийского...
Теперь он поднял кубок, повернувшись к демону.
— Должны ли мы сказать тост?
Каспион тоже поднял свой.
— За что нам стоит выпить?
— За все хорошее, до дна, конечно.
Они опорожнили свои кубки, и демонесса поспешила их наполнить.
Как только она снова ушла, Каспион сказал:
— Я принял твою плату, вампир. Задавай свои вопросы.
Сегодня ночью этот великолепный доминирующий мужчина позволил
себе по отношению к Мирче две вещи, на которые никто из присутствующих не
осмелился бы: отказать и приказать ему. Мирча обнаружил, что отсутствие у
него почтения... возбуждает.
— Тогда сразу к делу? Я настолько отвратительная компания, что ты не
можешь дождаться, когда вырвешься из моих лап?
Мне нужно обхватить эту бронзовую грудь. Уткнуться носом в золотистую
поросль на ней.
— Отлично, демон, я хочу знать, о чем ты думал, когда участвовал в оргии.
Уж точно не о своих партнерах.
Напряжение сковало широкие плечи Каспиона.
— Не слышал никаких жалоб.
Такой чувствительный, милый?
— Их и не было. Это часть моего интереса. Хотя твои мысли и были за
миллион километров отсюда, ты выжал оргазмы из тех женщин, как сок из
винограда.
Он был полноценным альфа-самцом, держащим все под своим контролем...
также, как и Мирча.
— Иногда мой разум блуждает во время секса. — Когда Каспион потер
затылок, внимание Мирчи переключилось с рельефных мышц демона к
сексуальным светлым волоскам его подмышек. — Как долго ты наблюдал за
мной?
— Достаточно долго, чтобы быть заинтригованным. — Мирча встретился с
ним взглядом. — Я должен знать, о чем ты размышлял.
— Я не привык раскрывать незнакомцам столь личные вещи. — Он сделал
большой глоток своего напитка, в его синих глазах назревала буря.
Боги, эти глаза. Я хочу смотреть в них, пока буду брать его член в рот. Мирча
замер от этой мысли. Он никогда не стоял на коленях... он принц, в конце
концов... но он мог бы попробовать член, если бы он принадлежал Каспиону.
Может, мне стоит взять урок у служанки демонессы?
— Тогда, может, стоит начать мне? — спросил он. — Станешь ли ты
доверять мне, если я расскажу тебе подробности моей жизни?
— Зависит от того, что ты расскажешь.
— Отлично. — Понизив голос... одним из самых верных средств
соблазнения Мирчи был его хриплый голос с акцентом... он пробормотал: — Я
родом из легендарной сферы, в которой побывали лишь немногие чужеземцы.
— Королевство Дакия сокрыто в горах и простирается под сводом грандиозной пещеры.
— Оно считается вампирским раем, наполненным богатством. — Фонтаны
наполнены кровью, туман стелется вдоль мощеных улиц, и в самой высокой части
пещеры находится огромный бриллиант, фильтрующий солнечный свет. — Мой вид
обладает способностями, которых нет у других вампиров. — Мы можем
превратиться в туман и парить. — Мне запрещено покидать королевство без
разрешения привратника... но я это делаю довольно часто. — Поскольку
привратник слишком сильно любит кровавую медовуху. — И хотя я остаюсь
сокрытым туманом и невидимым для всех вне нашей сферы... за другими я
наблюдаю постоянно.
Если кто-то покидал Дакию без разрешения, он больше никогда не мог
переместиться домой, воспоминания о расположении королевства исчезнут. Но я
нашел способ обойти это.
Глаза демона были прикрыты. Он выглядел так, будто мог слушать Мирчу
вечно.
— Твой отец король?
— Сейчас у нас нет короля.
Даже сквозь запах горячих источников и секса Мирча уловил нить
естественного аромата Каспиона... пьянящую смесь капель дождя и кожи. Как
тот, кто родом из сферы, где не бывает дождя, Мирча счел запах демона
экзотичным и дразнящим.
Каспион сделал глубокий глоток.
— Если ты принц, почему не займешь трон?
— Другие в моей семье имеют такие же права, как и я. Ситуация чревата
последствиями. Есть кое-кто, кто может управлять нами... законный наследник.
— Лотэр Враг Древних, трехтысячелетний вампир. — Но у него красные глаза. —
Он наполовину из Орды, наполовину Дакиец.
— Из-за жажды крови.
— Точно. — Мирча пригубил из своего кубка. — Он свихнулся от этого. В
моем королевстве пить из плоти считается ужаснейшим табу. Естественно, я
постоянно фантазирую об этом. — Пульсирующая точка на шее Каспиона
привлекла его взгляд, и демон, заметив это, тяжело сглотнул. — Мы с
родственниками договорились подумать над этим вопросом и принять решение
в ближайшее время. — Мирча проголосует за становление Лотэра без колебаний.
Ничто так не сможет разрушить Дакийское табу на взятие крови, как
красноглазый король. — Ты удовлетворен моим рассказом?
Каспион кивнул. Видимо, выпивка ударила ему в голову. Должно быть, с
непривычки к выдержке дорогих напитков.
— Мой самый давний друг... наполовину Чародейка, наполовину
демонесса... подверглась нападению банды Врекенеров. — От переполнявших
эмоций его глаза замерцали черным, он продолжил: — Нападение было самым
ужасным из виденных мной когда-либо; она едва выжила. Шестьдесят дней я
сидел у ее постели, пока она не восстановилась. Шестьдесят ночей я
перемещался в другие миры, охотясь на ее обидчиков. — Складывается
впечатление, что она больше, чем друг. — Я охотник за головами, это мое
призвание, но эти крылатые изверги сумели скрыться от меня, их парящее
логово постоянно движется. Сегодня мне было приказано прекратить поиски.
— Мне жаль, Каспион. Должно быть, это трудно принять. Если я могу
помочь, скажи мне.
— С чего бы? — Демон начал замыкаться. — Ты не знаешь меня.
Правда.
— Я не могу это объяснить, но я чувствую близость с тобой. — Возможно,
они с Каспионом останутся друзьями даже после того, как отдадутся друг другу.
Все когда-нибудь бывает в первый раз. — Это необычно.
Близость этого мужчины заставляла его чувствовать себя одновременно
возбужденным и удовлетворенным. Оживленным, но спокойным.
— Необычно? Ты здесь любимчик. Все соперничают за твое внимание. Я бы
сказал, что ты чувствуешь близость со многими.
Мирча ухмыльнулся:
— Так ты заметил меня?
Каспион, нахмурившись, уставился в свой кубок.
— Мой дом, хоть и рай, но полон правил, поэтому я наслаждаюсь
компанией чужеземцев. Но ничьей так, как твоей.
Не ложь.
— Сомневаюсь, — сказал демон, открывая еще один интригующий аспект
своей личности — неуверенность. Этот могучий белокурый Адонис был уязвим.
Это пробуждало в Мирче желание защитить его, прижать ближе.
Стремление защищать? Как не похоже на меня. За все время он ощущал
необходимость защищать лишь Космину, его любимую младшую сестру.
Остальные существа во всех мирах могут отправляться в ад, настолько ему было
плевать на них.
— Почему я должен верить тому, что ты говоришь? — спросил Каспион.
— А почему нет? К тому же вспомни, что урожденные вампиры, как я, не
способны лгать. — Мирча изучал потрясающее лицо демона. — Ты не
чувствуешь близости со мной?

*****

Как ни странно, но Кас чувствовал. Или, возможно, он наслаждался


действием самого мягкого... но и самого крепкого... варева, какое он когда-либо
пил. В конце концов, почему бы ему чувствовать связь с искушенным принцем-
вампиром?
— Но все же не сексуальную близость.
Мирча провел пальцами по краю своего кубка, его черные когти были
обрезаны короче, чем у Каспиона.
— Так ты никогда не был с мужчиной?
Он покачал головой.
— Не в моем вкусе.
— Было и не в моем тоже, пока я не попробовал. — Мирча сделал глоток и
слизал с губы каплю кровавой медовухи.
Зрелище привело Каса в восторг, прежде чем, моргнув, он пришел в себя.
Как ответить на этот комментарий? Понятно. Отлично. Спасибо, что поделился.
— Так что нам делать с твоей охотой? — спросил вампир, милостиво
переходя на другую тему.
— Я ничего не могу сделать. Я должен подчиниться приказу. — Раум, один
из опекунов Беттины и действующий правитель Абаддона, взяв это на себя,
поклялся послать отряд своих лучших воинов. — Мне остается... только плыть по
течению.
— Эта женщина, за которую ты стремишься отомстить, более, чем друг?
— Хотя она красива и талантлива... к тому же ювелир, которому нет
равных... я никогда не считал ее больше, чем сестрой.
Кас брал ее в сферу смертных, чтобы она могла изучить их мир, показал,
что такое бейсбол и как водить машину.
Но в последнее время их встречи стали все более неловкими. Она стыдилась
своей реакции на ее ужасные увечья, желая быть больше демоном. Сильнее. Тем
не менее хрупкая полукровка никогда не выглядела и не поступала так, будто в
ней была демонская кровь.
— Я знаю ее более десяти лет, с тех пор как мне исполнилось пятнадцать.
— Тебе двадцать пять? На пять лет младше меня. Ты уже бессмертен?
— Совсем недавно прошел переход.
Теперь мало что, помимо обезглавливания, может убить Каспиона.
— К сожалению, я скоро присоединюсь к тебе. Мое сердце замедляется на
протяжении многих лет, вскоре оно перестанет биться. — С переходом мужчины
вампиры впадают в некий ходячий стазис... сердцебиение, дыхание и
сексуальные функции замирают... и пробудит их лишь Невеста вампира. —
Послушай. — Мирча поднял руку, прерывая разговор на несколько мгновений,
и указал на свою грудь. — Мое сердце было неподвижно все это время. Я
полагаю, что у меня есть всего несколько месяцев, прежде чем я не смогу больше
трахаться... пока не найду свою пару, — добавил он мрачно. — Перспектива
существования ходячим мертвецом и так достаточно скверная, но зависеть от
незнакомки, которая оживит меня? К тому же она будет ожидать, что я буду ей
верен. — Он содрогнулся. — Так что в моих перспективах лишь один партнер.
Навсегда.
— Боги, сочувствую твоему целибату, дружище.
Казалось, в эти дни секс — это единственное, что держит Каса в здравом
рассудке. Проблема заключалась в деньгах. Не во все заведения его пускали
бесплатно.
Жизнь игрока была нищей. Не говоря уже о деньгах, которые он тратил на
оплату обучения детей Абаддона.
— Ты не одобряешь моногамию? Я считаю ее адским неудобством.
— После того как я найду свою женщину, я буду верен ей до последнего
вздоха.
Несмотря на то, что Кас был молод, он уже страстно желал ее и детей,
которых она ему родит.
— По крайней мере, до тех пор ты можешь трахаться. Не предвидится
конца для твоего стояка.
Кас возразил:
— Ты, по крайней мере, знаешь каково это — излить семя. — Мужчина
демон мог достигать оргазма до того, как предъявит права на суженую, но не мог
излить сперму, пока не избавится от своей демонской печати внутри своей пары.
— Почему ты так против моногамии?
— Моя природа хищника заставляет меня постоянно добиваться новых
завоеваний. Будешь ли ты выслеживать жертву, которую уже поймал? Будет ли
охотник подкрадываться к уже заваленному кабану? — Мирча вздохнул. — В
любом случае, это уже не будет иметь значения, когда мое сердце остановится.
Но до тех пор я собираюсь трахаться, как безумный, пробуя каждое греховное
удовольствие, доступное вампиру, имеющему больше золота, чем времени и
меньше здравого смысла, чем дерзости.
Звучит здорово.
— Присоединяйся ко мне, милый. Я угощаю. Мы будем путешествовать по
мирам, делить девок и пьянствовать. Я возьму тебя на вакханалию, после
который сегодняшняя оргия покажется тебе невинным развлечением. Я
познакомлю тебя с богами, и мы погрязнем в бессмысленном гедонизме.
После того, как Кас провел последние два месяца, это звучало чертовски
заманчиво. Если испорченный принц хочет платить, возможно, Касу стоит
просто расслабиться и получать удовольствие. Но сперва нужно прояснить один
момент...
— Если ты думаешь, что соблазнишь меня, то ошибаешься. Я никогда не
буду желать другого мужчину.
Удерживая взгляд Каса, он сказал:
— Рядом со мной ты никогда не будешь делать того, чего не хочешь. —
Вампир наклонился ближе. — Разве это не суть гедонизма? Отведать все, что
пожелаешь и ничего из того, чего не хочешь?
Кас никак не мог отвести взгляд. С такого близкого расстояния он смог
рассмотреть черный ободок по краю радужки глаз Мирчи. Гипнотизирующих...
— Так почему я? Любой из присутствующих здесь ухватился бы за
предложение, которое ты только что сделал мне.
Губы вампира изогнулись.
— Что бы ты делал с телом партнера, которое можешь рассматривать лишь
с точки зрения произведения искусства. Молодой демон, считай меня
меценатом...

Глава 3

— Наше время истекает, Каспион, — серьезно произнес принц.


Они с Касом сидели на верхушке башни подвесного моста в мире
смертных. Окутанные туманом, они любовались видом, находясь в сотнях
метров над водой. Как обычно, у каждого было по фляжке.
— Но прошло всего несколько недель. — Как и обещал, вампир показал
Касу ослепительный новый мир, перемещая повсюду, начиная с эротических
балов и заканчивая грязными подземельями, попутно потчуя его самыми
изысканными деликатесами и напитками. — Что за спешка?
За три недели они прожили три месяца, мало спали, становясь
неразлучными. У них совпадали вкусы и пристрастия... по крайней мере,
большинство. Мирча спал с мужчинами также охотно, как и с женщинами. Без
предпочтений.
Кас отметил:
— Твое сердце все еще бьется. — Время от времени. — Ты все еще можешь
наслаждаться. — Не обязательно сексом.
После ночей, проведенных в пьяных драках и трахе с земными
куртизанками, днем Кас и Мирча разговаривали, делясь друг с другом
секретами...
Мирча:
— Я Дакиец. Из сокрытой Сферы Крови и Тумана. — Дакийцы, которые
считались фактически мифом, были сильнее, быстрее и безжалостнее других
вампиров. — Я глава стражей замка, но у меня мало обязанностей, поскольку черная
каменная крепость пустует без короля.
Кас:
— Я рос беспризорным сиротой и не имел представления, кто мои родители. —
Стыд не позволял ему открыть свое прошлое презренного попрошайки, но он
признался: — Хоть я и научился читать главные слова листовок охотников за
головами, я никогда даже не пытался взяться за книгу.
После этого вампир каждое утро стал ему читать. Кас наслаждался
спокойным затишьем гораздо больше, чем разгулом...
Сейчас принц вздохнул.
— Я скучаю по своей сестре и дому. Кроме того, все еще стоит вопрос о
коронации нового короля.
Безумного? Боги помогите им.
Мирча посмотрел на Каса.
— Будешь скучать по мне, когда я уйду?
Глаза вампира были такими же серыми, как стелившийся над водой туман.
И как этот туман, Мирча просочился под кожу Каса, в каждую клеточку его тела.
— Ты же знаешь, что буду. — Кас был счастлив, как никогда прежде.
Невзирая на их фундаментальные различия, между ними было естественное
притяжение. — Мои инстинкты говорят мне быть рядом с тобой.
Лишь одно портило их совместное времяпрепровождение. Кас хотел, чтобы
Мирча перестал использовать на нем свою силу соблазна. Все вампиры обладали
сверхъестественной привлекательностью, но Мирча был практически неотразим.
Их связи не нужно таких отвлекающих моментов.
Мирча повернулся, чтобы осмотреть сюрреалистический пейзаж.
— У меня есть теория, почему мы чувствуем такую связь.
Была она и у Каса. Он верил, что судьба дала ему основу того, что
перерастет в невероятную дружбу... чтобы восполнить все, чего Кас был лишен:
родителей, дома, еды. Его первым воспоминанием были голодные спазмы в
животе.
— Расскажи свою теорию.
— Ты знаешь, как я обожаю свою младшую сестру?
— Да.
Вампир часто говорил о ней. После того, как их родители были убиты
другой королевской семьей, Мирча стал для Мины всем миром, а она — для
него.
Вновь посмотрев ему в глаза, Мирча сказал:
— Каспион, я верю, что ты можешь быть... ее парой.
У Каса перехватило дыхание. Это означало, что Мирча был его братом по
воле судьбы. Конечно!

*****

Мирча не думал, что кто-нибудь будет достоин его любимой сестры... он


растил ее с тех пор, как она была застенчивым шестилетним чертенком... но
Каспион подходил ей лучше всех.
— Судьбоносная связь с твоей семьей? — Волнение осветило лицо Каса. —
Наконец хоть что-то объясняет нашу связь.
— Ничто иное ее объяснять не может? — пробормотал Мирча.
Как у принца Дакии, у него никогда не было лучшего друга. Я надеялся, что
могу иметь какое-то отношение к этой связи.
— Я неправильно выразился. — Каспион отпил из своей фляжки. — Я лишь
имел ввиду, что у нас так много различий... наши виды, происхождение, род
занятий, и... общественное положение. Нас мало что связывает.
Но мы заканчиваем предложения друг за друга. Наши умы, словно
синхронизированы. Мы доверяем друг другу.
Его привязанность к Каспиону не так взаимна? Как такое возможно? Мирча
всеми любим, знаменит в своем королевстве. Как и в кругу чужеземцев. И во
дворцах удовольствий по всему Ллору.
— В любом случае, Мина уже достаточно взрослая.
Женщины совершали переход к полному бессмертию раньше мужчин... без
гребаной драмы. Мина перешла несколько месяцев назад, примерно когда ей
исполнился двадцать один год.
Он достал ее изображение, которое всегда носил в кармане. Передав его
Каспиону, Мирча сказал:
— Позволь представить тебе принцессу Космину.
На изображении прекрасная Мина смущенно улыбалась.
— Великолепна. — Зрачки демона расширились от увиденного. — Но я
никогда не представлял себя рядом с кем-то королевских кровей. С кем-то, столь
превосходящим меня по положению.
Каспион переживал по поводу классового различия больше, чем кто-либо,
кого Мирча знал... но он никогда не лебезил и не пресмыкался.
— Сочтя Мину превосходящей тебя, ты лишь позабавишь ее. Она смертельно
застенчива и покорна, даже не может встретиться взглядом с незнакомцем.
— Покорная женщина мне отлично подойдет.
Трудно поверить, что еще меньше месяца назад Мирча планировал
затащить этого демона в постель и выиграть пари. Остался в дураках. Каспион,
его вероятный брат по воле судьбы, официально вычеркнут из меню.
Жаль. Мирча уже начал думать, что действительно сможет соблазнить
Каспиона, перетянув его на темную сторону. Хотя демон не проявлял никакого
желания присоединиться к Мирче, когда тот спал с мужчинами, он также
никогда не выказывал к этому особого отвращения.
— В принципе, она столь же застенчива, как я высокомерен... кроме тех
случаев, когда она сражается на мечах. Мина — повелительница оружия.
— Судя по твоим словам, она просто невероятна. — Каспион неуверенно
посмотрел на Мирчу. — Как бы ты отнесся к тому, что безродный демон станет
парой твоей любимой сестры?
Закатив глаза, Мирча столкнул его с моста.
Привычный к выходкам Мирчи, демон просто переместился назад на свое
место. Снова посмотрев на изображение, Каспион сказал:
— Я что-то чувствую к ней. Значимость. — Он послал Мирче свою
душераздирающую мальчишескую улыбку. — Ты поможешь мне со своей
сестрой, а мы подарим тебе множество племянниц и племянников. — Демон
говорил Мирче, что хочет кучу детишек, поясняя: «Хоть я и не знаю никого из
своих предков, я мог бы простить за это судьбу, если начну свой собственный род». —
Когда я смогу с ней встретиться?
— В этом-то вся загвоздка. Для нее слишком опасно покидать Дакию. —
Чума в других сферах уничтожила женщин-вампиров, даже совершивших
переход к бессмертию. — И мы не пускаем посетителей в нашу скрытую сферу.
Тебе будет запрещен вход... разве что ты не захочешь остаться в нашем
подземном мире навсегда.
— Я окажусь там в ловушке?
— Хуже. Ты сможешь уйти, но в таком случае на тебя откроет охоту мой
дядя Треан. — Мина и Мирча были так молоды по сравнению с их старшими
кузенами Треаном, Виктором и Стелианом, что называли их дядями. — Ты
уйдешь, только чтобы умереть.
— Я не могу встретиться с ней даже на пять минут за пределами вашей
сферы?
Мирча забрал ее портрет.
— Хоть она и захотела бы рискнуть, я никогда этого не допущу.
Он вздрогнул от мысли потерять ее.
— Тогда какой у меня есть выбор? — спросил Каспион. — Я что-то
почувствовал. Мои инстинкты говорят мне идти, и я им доверяю. — Он
расправил плечи. — Я готов рискнуть.
— Я хочу, чтобы ты обдумал свое решение этой ночью.
На лице демона промелькнуло удивление.
— О чем здесь думать? Какой мужчина не поспешит очертя голову на
встречу со своей прекрасной парой?
— Услышь меня, дружище. — Мирча пристально посмотрел в глаза
Каспиона. — Твой выбор повлияет на всю твою вечную жизнь.
Глава 4

Сфера Крови и Тумана

Демон официально возвращен в меню.


— У меня для тебя сюрприз, — сказал Мирча в конце первой недели
пребывания Каспиона в Дакии. Они стояли на балконе огромной виллы Мирчи,
расположенной на вершине скалы, почти также высоко, как и пустующий
королевский замок.
Пока они с Каспионом обозревали сонную сферу и пили из хрустальных
кубков, Мирча наслаждался ароматом демона, запахом дождя и кожи. Все, что я
могу сделать, чтобы не укусить его...
— Сюрприз? — сделав глоток, рассеянно спросил Каспион. Когда он понял,
что не испытывает к Мине ничего, кроме братской привязанности, его постигло
разочарование. Он признался, что чувствует себя ее защитником... как было с
Беттиной.
Но потеря Мины была на руку ее брату. Мирча убедился, что сможет
затащить демона в постель. Он мог поклясться, что за последнюю неделю
Каспион стал уделять ему больше внимания. Небольшие намеки подарили
Мирче надежду.
Проблески осознания в глазах демона. Слишком долгий взгляд. Изменение
его запаха.
Всякий раз, когда Каспион возбуждался, в его запахе дождя и кожи
начинала преобладать кожа; Мирча это выяснил, когда они оставались наедине.
У него уже не хватало времени... сердце продолжало замедляться, а это
означало, что он больше не мог играть с демоном честно. Сегодня это произойдет.
— Да, чрезвычайно вкусный сюрприз.
Каспион уклончиво ответил:
— Твои сюрпризы всегда такие.
Он казался все менее заинтересованным в разврате, которым они
наслаждались.
Интерес Мирчи тоже ослабел. Раньше он любил смотреть, как Каспион с
другими бьется в агонии наслаждения, но в последнее время он испытывал лишь
недовольство. Он спросил демона:
— Что происходит в твоей голове?
Растущее вожделение Мирчи могло сравниться лишь с его увлечением
умом Каспиона.
Какие тени таились в его голове? Какие скрытые желания не затронуты? Он
обнаружил, что ловит каждое слово этого мужчины.
В глазах Каспиона отразилась грусть.
— Это чудесное место и я один из немногих посторонних, кто его видел.
Неплохо для безродного демона.
Когда Каспион впервые увидел богатую резиденцию Мирчи, он нервно
оттянул ворот, испугавшись, что сломает что-то ценное.
Тогда Мирча стал разбивать бесценные вазы, пока на лице Каспиона не
появился намек на мальчишескую усмешку. Позже демон с трепетом осматривал
книжную коллекцию Мирчи. И хотя Каспион никогда не завидовал его
богатству, в глазах демона горела абсолютная зависть, когда он спросил:
— Ты все это прочитал?
Мирча уже планировал научить его читать.
— Да, прочитал, — ответил он. — И я обещаю тебе, мой драгоценный друг,
ты тоже прочитаешь...
Сейчас Мирча наклонил голову.
— За ужином ты мало ел.
Каспион удивлялся экстравагантными деликатесами, имеющимися в
королевстве, пока не увидел множество чужеземцев, живших здесь. Плюс к
этому, юные вампиры питались обычной едой. Он пожал плечами.
— После стольких лет голода я бы никогда не подумал, что у меня не будет
аппетита.
Мирча не мог себе представить, что значит голодать. Какой бы опасной ни
была жизнь королевской семьи в Дакии, они с Миной никогда ни в чем не
нуждались.
Его тяготила досада как Каспиона, так и его сестры. В голову закралась
сумасшедшая мысль. Что если демон моя пара? Однополые пары не были чем-то
неслыханным.
Мирча не мог этого узнать, пока его сердце полностью не остановится. Вот
если оно забьется вновь...
— Сейчас у тебя есть какие-нибудь теории о нашей столь сильной
близости?
Каспион прислонился к перилам балкона.
— Существуют сказания, которые передаются из поколения в поколение,
повествующие о невероятной дружбе. Певцы поют о ней баллады. Я верю, что
мы с тобой разделяем такую дружбу.
Мирча сказал более мягким тоном:
— Да. Мне нравится эта мысль. — Это имело больше смысла, чем его
собственная идея, притянутая за уши. Тридцатилетний вампир надеялся найти
свою пару? — Но ты здесь несчастен?
Каспион пожал широкими плечами.
— Я рискнул. При тех же обстоятельствах я рискнул бы снова.
— Я спросил не об этом.
— В это место меня привели мои инстинкты. — Демон доверял инстинктам
больше, чем Мирча своим. — Но я жалею, что сначала не навестил Беттину.
Прибытие сюда было опрометчиво. Я так увлекся, так сконцентрировался на
определенном будущем, что не смог увидеть для себя самого важного.
Мирча хотел быть для него самым важным. Черт возьми, почему он не лебезит
передо мной, как остальные?
Каспион продолжил:
— Она все еще уязвима, а я теперь не могу ее защитить. — Без способности
превращаться в туман демон не получит разрешения покинуть королевство. —
Она привыкла к тому, что по роду своей деятельности я отсутствую месяцами,
но, когда я уходил, обстановка была нестабильной.
— Что ты имеешь ввиду?
— Поговаривали о возвращении к старым демоническим обычаям. — На
вопросительный взгляд Мирчи Каспион пояснил: — Ее выдадут замуж за самого
сильного претендента на ее руку, кем бы он ни был.
— Уверен, она не согласится на этот варварский обычай.
Каспион сказал:
— Ее опекуны умеют быть убедительными.
— Тогда я могу отправиться туда и присматривать за ней. Я буду делать это
регулярно.
Демон раздраженно поджал губы.
— Это не одно и то же.
Каспион был преданным, как Ликан.
— Мы что-нибудь придумаем... — Мирча замолчал, когда с виллы
послышался женский смех. — А пока давай наслаждаться сегодняшним днем.
Наше развлечение прибыло.

*****

Этой ночью все словно в дымке.


Сюрпризом Мирчи были три восхитительных нимфы... рыжая с бледным
цветом кожи, брюнетка с оливковой кожей и блондинка с пышными формами...
которые жили в Дакии. После флирта, поддразниваний и выпивки они впятером
оказалась на гигантской кровати Мирчи.
Но мысли Каса витали. Он не смирился с тем, что больше никогда не
увидит внешний мир. Только не делай ничего опрометчивого, Тина.
Как это сделал Кас. Да, у него была ночь, чтобы подумать о решении
приехать сюда, но он потратил ее на мечты о будущем с Косминой.
Мирча подшучивал над одной из нимф, что выдернуло Каса из его мыслей.
Как обычно, принц сосредоточил свое внимание на рыжей. Когда Мирча
рассмеялся над игривым поддразниванием женщин, Кас отвлекся, едва заметив,
как две другие сняли свои топы.
В течение нескольких недель Кас наблюдал, как Мирча трахался с каждой
доступной красоткой... они даже делились женщинами... но то, как Мирча
наслаждался этой рыжей, по какой-то причине раздражало Каса.
Словно кто-то царапает когтями по школьной доске. Это все из-за того, что Кас
сегодня слишком много выпил?
Принц поймал его хмурый взгляд, поэтому Кас отвел глаза и, потянувшись
к грудастой брюнетке, смял ее полную грудь. Удовольствие должно было
наполнить его член кровью, но он... повис. Она даже гладила его рога... от чего
демоны приходили в восторг. Так почему он хотел, чтобы эта ночь уже
закончилась? Опустив руку, он обнаружил, что все внимание Мирчи обращено
на него.
Казалось, воздух между ними накалился. Кольнуло осознание. Почему у
Мирчи вызывающий привыкание запах... сандалового дерева с легкой ноткой
крови... которого раньше никогда не было? Почему Кас никогда не замечал жара
от тела вампира?
Рыжая заметила, как они глазеют друг на друга.
— Вы двое, поцелуйтесь.
С улыбкой в голосе Мирча сказал:
— Какая интригующая идея, дорогуша.
Вампир переместился и сел рядом с Касом в изножье кровати.
— Это вряд ли, — сказал Кас. — Я доставляю удовольствие только
женщинам.
Брюнетка встала, скрестив руки на груди.
— Ничто не доставит нам больше удовольствия, чем увидеть, как вы, два
образца мужественности, поцелуетесь.
Блондинка тоже встала, оставив Каса и Мирчу на кровати. Она была
солидарна с другими нимфами.
Вновь засмеявшись, Мирча обратился к Касу глубоким, хриплым голосом.
— Мы просто повеселимся, милый. Чтобы возбудить наших дам. Я
чувствую, как они становятся влажными от ожидания.
Рыжая сказала:
— Возможно, демон-охотник не так уж уверен в своих предпочтениях, как
мы думали.
Кас выгнул брови.
— Я абсолютно уверен.
Он знал два факта о своей сексуальной жизни. Меня всегда привлекали
женщины и никогда не привлекали мужчины. Так почему же вампирское обаяние
Мирчи, кажется, каждый день становится все сильнее?
Может быть, Кас должен поцеловать Мирчу... чтобы исцелится от растущей
одержимости принцем.
Сложив у груди руки в умоляющем жесте, рыжая сказала:
— Пожааааалуйста. Мы запомним это на всю оставшуюся вечную жизнь.
Повернувшись к Мирче, Кас пошутил:
— Я много чего делал, чтобы потрахаться, но...
Вампир поцеловал его.
Каса захватил вихрь эмоций, по спине пробежали электрические разряды.
Слишком сильно, слишком… Он напрягся, чтобы отшатнуться, но Мирча просунул
язык между приоткрытыми губами Каса.
Бляяять! Их языки соприкоснулись. У Каса закружилась голова.
Стоп. Какого черта ты делаешь? СТОП!
Вампир запутался пальцами в волосах Каса и притянул его еще ближе.
Оторваться от чувственного рта Мирчи было невозможно. Его охватило какое-то
безумие! Он осознал... что отвечает ему неуверенным ударом заостренным
кончиком языка. И еще одним. Почему я не могу остановиться?
Принц подчинился, позволяя ему углубить поцелуй. Вкушать Мирчу.
Изучать его. Губы вампира уступили его собственным.
Любопытство побудило Каса лизнуть еще раз. Укус. Еще немного и он
положит этому конец. Еще одно погружение в незнакомый мир.
Но вскоре необузданная жажда превзошла любопытство. Требуя большего,
он склонился над вампиром. Их языки сплелись, дыхание стало неровным. Мои
боги, как охуительно.
Кас весьма смутно понял, что хихикающие женщины закрыли за собой
дверь спальни.
Он пытался прийти в себя, разум боролся за возвращение в реальность.
Стон Мирчи вернул его к поцелую.
Еще совсем немного...

Глава 5

Кас рухнул рядом с вампиром. Все еще одетые, они, растянувшись, лежали
на кровати, стараясь восстановить дыхание.
Кас прижал руку к лицу. Что, черт возьми, только что произошло? Его тело
было мокрым от пота. Он был в шоке.
Он убрал руку, чтобы взглянуть на Мирчу. Когда принц потянулся с
самодовольной усмешкой и звуком удовлетворения, в голове Каса взорвалось
одно слово.
БЕГИ.
Он резко вскочил. Я только что кончил с Мирчей.
Улыбка принца погасла.
— Ничего страшного не произошло, Каспион. Мы всего лишь
повеселились. Просто развлеклись. — Конечно, для него это просто развлечение.
В то время как Кас ощущал себя выпотрошенным и обнаженным... будто
его тело было одной сплошной раной... Мирча вел себя, как обычно, предлагая
только лишь себя.
— Штаны все еще на нас. — С намеком на веселье в глазах вампир
продолжил: — Хотя мои полные спермы.
От этого опьяняющего запаха член Каса дернулся, призывая к
продолжению. Какой же дьявольской властью обладал над ним Мирча?
Что бы ни увидел вампир на его лице, это заставило его сесть.
— Расслабься, дружище.
— Расслабиться? — Впервые в жизни Кас испытывал настолько сильное
вожделение. Как он, желавший только женщин, дошел до того, что желает
Мирчу? Стоп... Кас прищурился. — Ты, блять, загипнотизировал меня. — Лишил
меня права выбора!
Мирча нахмурился.
— Каспион, я этого не делал. У меня нет такой способности.
— Этого не может быть. Я натурал. С чего бы мне желать мужчину?
— С того, что наши умы синхронизированы. Мы заботимся друг о друге.
Наша дружба перерастает в нечто большее.
— Нет, это не объясняет... — Мою неконтролируемую похоть. Для Каса,
мужчины, которому во всем требовался контроль, эта ситуация была
ужасающей. Он попытался сказать что-то еще, но у него сдавило горло.
Не могу дышать. Его взгляд заметался. БЕГИ.
— Успокойся, демон, и подумай об этом. Ты не можешь уйти. Мой дядя
Треан найдет и убьет тебя. Он носит смерть в своем кармане.
Треан Дакийский. На этой неделе Кас встретил девятисотлетнего Принца
Теней. Мрачный, неулыбчивый ассасин всегда носил с собой оружие... меч с
гардой1 в форме полумесяца... и он, как известно, искусно с ним обращался.
Но если Мирча не поделится деталями, как этот бездушный ублюдок
найдет одного презренного демона? Кас может вернуться домой и попытаться
восстановить некое подобие своей жизни.
БЕГИ СЕЙЧАС ЖЕ.
Мирча поднял ладони.
— Я могу помочь тебе. Просто дай мне время что-нибудь придумать.
Позволь помочь тебе.
— Мирча, не говори Треану, где я живу. — Кас приготовился
переместиться. — Ты задолжал мне это после того, что сделал. — Сделал меня
безвольным рабом. Лишил меня выбора, контроля.
Серые глаза Мирчи наполнились грустью.
— Они знают, когда кто-то уходит. Треан найдет и убьет тебя еще до
рассвета...
Кас переместился. Мгновение спустя он материализовался на своем
маленьком чердаке в Абаддоне. Что я натворил? Покрывшись потом, он
прислонился к двери, боясь, что его сейчас вырвет. Паранойя сжала его горло.
Убьет меня еще до рассвета?
Нет, нет. Мирча никогда не скажет своему дяде, где найти Каса. Черт, да
Мирча никогда не слушал его, вероятно, даже не знает, что Кас родом из такого
болотистого измерения, как Абаддон.
Вонзив в дверь когти, он изо всех сил старался переварить эту ночь. Он
кончил с Мирчей сильнее, чем когда-либо. И я все еще страстно желаю большего...
С соседней оживленной улицы раздался шум. Он подошел к окну и
осторожно выглянул наружу. Болотистый городишко, который он покинул
месяц назад, был заполнен Лореанцами различных видов.
Они бесцельно слонялись, словно туристы. Зачем кому-то посещать это
место?
Он переместился на улицу и обратился к дикому демону, вгрызавшемуся в
фазанью ногу.
— Что привело сюда такую толпу?
— Смертельные состязания на старой Железной Арене, — возбужденно
сказал мужчина. Печально известная арена-клетка Абаддона не использовалась
веками. Демон снова откусил кусок и добавил: — Соперники... демоны, тролли,
Ликаны и тому подобные... перемещаются со всего Лора. Понятное дело,
учитывая приз.
— Какой приз? — спросил Кас, но подозрение камнем опустилось в его
животе. В Абаддоне были только две вещи, за которые другие могли бы
сражаться.
— Кто бы ни оказался победителем, он получит корону всей этой
демонархии! О, и руку принцессы. — Мужчина выплюнул кость и пошел
дальше.
1 Гарда — элемент рукояти шпаги, рапиры, предохраняющий руку от ударов
противника.
Беттина, нет. Ее руку может завоевать гребаный тролль! Опекуны, должно
быть, запугивали ее, пока она не согласилась на это.
Я мог бы участвовать в турнире. Мог бы спасти ее. От ощущения, что за ним
наблюдают, у него встали дыбом крошечные волоски на шее. Убийца уже
проник в Абаддон? Я смогу участвовать, если доживу до утра...

Глава 6

Последний аванпост перед Сферой Потерянных Лет


Несколько месяцев... или веков?.. спустя...

Мирча охотился.
Заходя в задымленную, дешевую таверну, он усмехнулся про себя. Я, Мирча
Дакийский, гоняюсь за своей судьбой.
Но у него была веская причина. В отличие от большинства вампиров,
Мирча знал свою пару еще до пробуждения, и он был очень доволен выбором
судьбы.
Несколько недель назад, когда его сердце в груди застыло окончательно,
Мирча посетил Бэлери, фею-оракула нового короля, и спросил у нее, когда он
встретит свою пару. Раскинув кости, она взглянула на него и сказала четыре
слова, изменивших жизнь Мирчи навсегда:
— Вы с ним уже знакомы.
С ним. Не было сомнений, о ком говорила Бэлери.
Чаще всего парами мужчин были женщины. Но не всегда.
Его союз с Каспионом казался ему чертовски замечательным. Ничто не
было для Мирчи так важно... это значит, что его сомнения относительно
моногамии и соединения с парой канули в лету.
Он усмехнулся еще сильнее. Теперь я верю в систему.
Каспион однажды спросил его:
— Какой мужчина не поспешит очертя голову на встречу со своей
прекрасной парой?
Поспешит, демон. Поспешит. Мирча готов это сделать.
Сейчас ему просто нужно найти Каспиона. Отгораживаясь от
мучительного, резкого звучания скрипки, Мирча сканировал переполненную
таверну. Где же ты?..
Он слышал, что Каспион планировал отправиться в Сферу Потерянных
Лет... дикое, раздираемое войной измерение, где время протекает иначе... для
своего рода самоизгнания.
Через мой ходячий труп.
Их разлука длилась достаточно долго. Он хотел вернуть своего лучшего
друга... расширив некоторые... аспекты их отношений.
Игнорируя все заинтересованные взгляды, посылаемые ему мириадами
бессмертных... я уже занят... он расправил плечи, с трудом веря, что скоро будет
пробужден. Когда он увидит свою пару, его сердце вернется к жизни. Легкие
наполнятся дыханием, и он станет твердым, как камень...
Но когда он осмотрел толпу, закрались смутные сомнения. Что если
Каспион не тот мужчина, о котором говорила Бэлери?
Нет, нет. Мирча хотел, чтобы его парой был Каспион. Значит, судьба
должна уступить. Все всегда работало на него.
Но что, если демон упорно сопротивлялся связи между ними? А также
непоправимый урон шансам Мирчи с Каспионом мог нанести Треан. Демон с
Треаном вдвоем зашли на печально известную Железную Арену Абаддона...
выйти из которой мог только один.
Мирча не видел демона среди существ. Странно. Поисковый кристалл,
который он использовал, указывал что Каспион внутри этого здания. И хотя
чувства Мирчи были не так остры, как у демона, он вдохнул...
И уловил тонкую нить незабываемого аромата Каспиона...
Там! Погрузившись в свои мысли, демон сидел в одиночестве за столом в
тени.
Мирча нахмурился. Казалось, Каспион сильно изменился. Его
неухоженные, взъерошенные волосы были длиннее, и на его обычно гладко
выбритом лице сейчас виднелась золотистая щетина. Полночно-синие глаза,
казались, наполнены большим... знанием. Тело, похоже, стало крупнее, как и его
рога.
Черты лица стали резче.
Мрачнее.
Тот турнир в Абаддоне сделал что-то с Каспионом, изменил его.
Мирча уставился на свою грудь. Он тоже хотел измениться, но его сердце
молчало. Легкие не дышали. А член был тверд, как пудинг.
Нет. Это должен быть Каспион. Он стукнул кулаком по груди. Ну же, сердце...
проснись!
Ничего.
Несмотря на присутствие посетителей, Мирча потер свой член. Вставай,
предатель.
Даже не дернулся.
Пышногрудая брюнетка демонесса присоединилась к Каспиону, усевшись
к нему на колени. Мирча нахмурился. Прижавшись к нему, женщина смотрела
на светловолосого Адониса взглядом, который часто получал сам Мирча: «На мне
сегодня прелестные трусики, так что давай трахнемся».
Последний перепих перед тем, как демон отправится в Сферу Потерянных
Лет?
Мирча подавил порыв ревности. Он никогда не знал этого удушающего
чувства, пока не встретил Каспиона...
Огромный, рогатый завсегдатай таверны, покачнувшись возле стола
Каспиона, пролил варево из кружки размером с бочонок.
Резко отодвинув брюнетку в сторону, спасая ее от обильного обливания,
Каспион вскочил на ноги.
— Смотри куда прешь, — проскрежетал он великану.
Невероятно, тот мужик был как минимум на тридцать сантиметров выше
Каспиона.
— А то что? — огрызнулся тот.
Рога у каждого вида демонов были разными. Великан — каменный демон?
Рога Каспиона агрессивно выпрямились.
— Тебе стоит отступить. — Конечно же, он не станет драться с каменным
демоном. Этот вид мог напрягать мускулы до тех пор, пока их тела не
становились, словно камень. Если Каспион ударит этого мужика, он сломает себе
руку. — Ты не хочешь делать это со мной сегодня.
— Делать что? Надрать тебе задницу и украсть твою шлюшку? Возможно,
это именно то, что я хочу сделать.
Разговоры затихли, скрипка умолкла. Предвкушая драку, завсегдатаи
таверны стали подтягиваться ближе.
Когда огромные приятели великана выстроились позади него, Мирча
протиснулся сквозь толпу, чтобы поддержать своего друга.
С угрозой в голосе Каспион сказал великану:
— Я знаю таких, как ты. Хоть у тебя и нет шансов трахнуться, тебе нужно
утвердить свое превосходство. Тебе нужно орать, тяжело дышать, почувствовать
хоть что-нибудь. Но эта драка не даст тебе того, что ты ищешь.
Каменный демон нахмурился. Казалось, образумившись, он поднял вверх
свободную руку и отступил.
По таверне прокатился ропот разочарования.
Каспион начал поворачиваться к женщине...
Великан бросил свою кружку, обливая грудь Каспиона дешевым варевом, и
напрягся для драки.
Каспион молча напал, его кулак промелькнул со сверхъестественной
скоростью. И врезался в челюсть великана.
Мирча разинул рот, когда лицо демона треснуло, как камень.
Великан рухнул на спину... бессознательный и сокрушенный. Его спутники
шокировано посмотрели на Каспиона и разбежались, словно крысы.
Великолепный мужчина! Влажная рубашка Каспиона облепила гибкие
мускулы, глаза почернели от свирепости.
Посмотри на меня, демон. Конечно, сердце Мирчи забьется, как только он
встретится взглядом с таким воином!
Хотя Каспион и выиграл бой, его охватило еще большее напряжение, когда
он повернулся к Мирче. Его взъерошенные волосы упали на один глаз, и он
нетерпеливо откинул их назад. Их взгляды встретились...
Ничего.
Бездействующее сердце Мирчи упало.

Глава 7

Кас уловил аромат Мирчи в тот момент, когда каменный демон упал на
пол.
После столь долгой разлуки один вид бывшего друга заставил его
покачнуться.
Стоя посреди таверны, вампир выглядел одновременно высокомерно и
элегантно. На нем были кожаные штаны и плащ... без рубашки. Только принц,
вроде Мирчи, мог так выглядеть. Среди местной толпы он выглядел словно
ангел, слишком совершенный, чтобы быть настоящим.
Падший ангел; пожирая Каса глазами, Мирча провел языком по клыку.
Кас задавался вопросом, их... первый опыт охладит влечение Мирчи или
разожжет еще сильнее. Знойное выражение лица вампира избавило его от
сомнений.
Даже спустя столько времени этот взгляд взволновал Каса. Он мог бы убить
ухмыляющегося принца за то, что тот сделал. За то, что продолжает делать.
Требовательные стоны Мирчи и его распутные слова постоянно звучали в ушах
Каса с той ночи в Дакии: «Я мечтал об этом, красавчик. Оседлай меня! Используй
меня, демон. Используй меня, чтобы кончить».
Скрипнув демонскими клыками, Кас зашагал через таверну к выходу,
существа разбегались с его пути. Он прошел мимо вампира, даже не взглянув на
него, и толкнул дверь, срывая ее с петель.
Оказавшись снаружи, он подошел к покосившемуся забору, окружавшему
смотровую площадку. В долине внизу был портал в Сферу Потерянных Лет,
также известную, как Поли2. Широкий проход между измерениями
приветственно мерцал, не было и намека на адскую дыру, которая находилась
по ту сторону... удушающая жара днем, пробирающий до костей холод ночью и
изобилие жестокости.
Пока он смотрел, Ллореанцы проходили через портал на другую сторону.
Да помогут вам Боги.
Втягивая холодный ночной воздух, Кас старался успокоить свое
грохочущее сердце. Он уловил аромат сандала прежде, чем услышал хриплый
голос:
— Не перекинешься и словечком со своим другом?
Плечи Каса напряглись. Другом? Скорее, предателем. Он думал, что Мирча
заступится за него перед своим дядей. Вместо этого испорченный принц,
видимо, сказал ассасину, как найти Каса.
Треан появился в Абаддоне в ту же ночь, как Кас сбежал из Дакии.
Мирча присоединился к нему у забора, разглядывая портал.
— Не могу поверить, что ты раздробил каменного демона. Я всегда любил
наблюдать за тобой в драках... когда не сражался рядом с тобой... но то, что ты
только что сделал, впечатляет.
До драки Кас погрузился в свои мысли, недоумевая, почему не получает
удовлетворения от жизни. У него в кармане были деньги, в руке выпивка, а
пышногрудая брюнетка готова оказаться в его комнате на аванпосте. Жизнь
хороша.
Так почему же он не может избавиться от этой пустоты в груди?
Женщина была в его вкусе... хорошенькая демонесса с пышными формами
и покорным нравом, которая была бы совершенно счастлива позволить ему
доминировать. Однако Кас не чувствовал предвкушения, как раньше.
Жизнь, несомненно, хороша... он надрывал задницу, чтобы изменить свое
существование... так когда же он будет чувствовать себя хорошо?
2 Поли (Poly) – сокращенная аббревиатура от Plane of Lost Years, что переводится как
Сфера Потерянных Лет.
Возможно, когда он вернет себе уважение, которое потерял на Железной
Арене? Кас повернулся к Мирче.
— Как ты меня здесь нашел?
— Я услышал, что ты направляешься в Сферу Потерянных Лет... из-за чего-
то вроде самонаказания... и предположил, что ты напоследок остановишься на
этом аванпосту.
Ты немного опоздал, принц. Кас находился там уже несколько столетий и
лишь сейчас вернулся. Будучи демоном смерти, он получал силу от каждого
убийства, а в Поли он совершил их тысячи; наконец он готов вновь сразиться с
Треаном. Касу просто нужно найти способ отправить в Дакию вызов на бой.
А это означало, что присутствие Мирчи могло оказаться настоящей удачей.
— Как всегда, я оказался прав, — продолжил вампир. — Я в курсе твоих
безмерных сексуальных аппетитов, поскольку сам наслаждался ими.
Кас тряхнул головой.
— Ты наблюдал, как я был с женщинами.
— Мы наблюдали друг за другом. И потом была ночь нашего поцелуя.
За прошедшие века та ночь выебала Касу весь мозг! Он никогда не желал
другого мужчину ни до, ни после Мирчи.
— Просто скажи, зачем ты здесь.
— Проверяю одну теорию. — Вампир поднял взгляд. — Посмотри на свои
великолепные рога, Каспион.
То, как Мирча произнес его имя, было похоже на прикосновение губ к
горлу, и пульс Каса участился. Проклятье, что за власть над ним имеет этот
мужчина? Я буду бороться с этим до самой смерти!
Мирча продолжил гипнотическим голосом:
— Я любил наблюдать, как они распрямляются и увеличиваются, не мог
оторваться от этого зрелища. Я все еще мечтаю целовать их. Лизать. Сжимать,
когда, оседлав тебя, буду объезжать твой аппетитный член.
Ебаный вампир-соблазнитель! Теперь Кас всю оставшуюся вечность будет
прокручивать в голове эти образы.
— Чего ты хочешь? — потребовал он, при этом его голос звучал смущающе
хрипло.
— Ты направляешься в Сферу из-за того, что до сих пор отрицаешь то, что
произошло между нами? Я знаю, что тебя это очень шокировало.
— Меня шокировало то, что на турнире сделал твой дядя-ассасин!
Хотя Кас знал, что Беттина не предназначена ему судьбой, он вступил в
состязание за ее руку, чтобы спасти от участи оказаться женой одного из
претендентов, так как некоторые из них были слишком чудовищны.
Одна проблема: Треан Дакийский почувствовал в Беттине свою пару.
Безжалостный ассасин тоже вступил в турнир.
— Турнир и в самом деле был так плох? Ты сражался не жалея сил и делал
это до самого конца. Люди полюбили тебя.
Кас сжал кулаки.
— Я тайно наблюдал за твоими победами в первых состязаниях. Все
демонессы бросали тебе свои подвязки и криками привлекали твое внимание.
Поначалу я думал, что завидую твоему признанию, желая его для себя. Но затем
я осознал, что ревную всякий раз, когда ты улыбаешься тем женщинам. Ты явно
наслаждался их обожанием.
— О, я наслаждался. Чертовски приятно принимать уважение и обожание
своих людей. — Толпа приветствовала его, скандировала его имя. Те самые
демоны, которые презирали Попрошайку, называли Каса первым сыном Абаддона!
Пока он не встретился в финальном раунде с Треаном. — Но потом твоя дядя
вытер моим лицом арену!
Неизвестный отравил Треана, но, очевидно, он заподозрил Каса с Беттиной.
В гневе Принц Теней уничтожил Каса.
Отрывки того состязания замелькали в его памяти.
Треан швыряет меня в ограждение Железной Арены. Ржавый шип ломается
внутри черепа. Невообразимая боль. В глазах чернота. Откуда вампир ударит в
следующий раз??? Не вижу! Не слышу из-за рева толпы! Атакую вслепую, не в силах
нанести ответный удар. Хруст костей от избиения, которое все продолжается. И
продолжается. Захлебываюсь кровью и унижением. Желчью. Мои люди приветствуют
Треана.
Когда это наконец закончилось, повисла оглушительная тишина. А затем
Дакийский перед всеми отказался от Беттины, оставляя Каса «победителем».
Абаддонцы верили... и это справедливо... что в бою на смерть кто-то
должен умереть. Вместо этого Треан оставил его жить в позоре...
Мирча не выглядел хоть сколько-нибудь обеспокоенным злостью Каса.
— Как ты мог защититься от моего дяди? Он — урожденный Дакиец...
который при этом старше тебя на тысячу лет. — Больше нет. — Поможет ли, если
я скажу, что Треан сожалеет о своих действиях?
— Он образумился?
— Ты не слышал? Он узнал, что озлобленный оруженосец отравил его
кровавую медовуху. Треан и Беттина помирились и теперь счастливо женаты.
Треан — король Абаддона? Проклятье! И хотя Кас наконец стал достаточно
сильным, чтобы победить своего врага, справится ли с этим Беттина?
Словно прочитав его мысли, Мирча сказал:
— Мой дядя беспокоится за свою нежную Невесту. Ее сердце разорвется на
части, если вы двое будете сражаться.
Она и так уже через многое прошла.
И после всех этих столетий ты просто откажешься от своей мести? Агония от
вонзившегося в его череп шипа ничто по сравнению с последующим
обжигающим унижением... внутри и за пределами Арены.
Как только Кас исцелился, он был вынужден присутствовать на церемонии
награждения турнира. Пока он смотрел на притихших, мрачных Абаддонцев,
лишь одна мысль пульсировала в его голове: «Я знал ненависть и презрение всю
свою жизнь... но такие никогда».
Приняв корону, он передал ее Беттине, чтобы она правила одна. Что еще
он мог сделать после произошедшего, кроме как уйти?
Положение Каса не изменилось за такое короткое время, но он изменился.
Он стал сильнее, богаче и мудрее, даже сам научился читать. Кас контролировал
свою жизнь лучше, чем когда-либо.
Он обдумает свои последующие шаги со спокойным рационализмом.
Теперь он знал, как найти Треана; время есть. В любом случае Касу больше
нечего сказать Мирче.
— Я хочу, чтобы ты исчез из моей жизни.
Мирча подошел ближе.
— Это невозможно.
Он вдохнул, будто жаждал насладиться запахом Каса...
Глаза вампира округлились, словно его ударило молнией. Затем они
распахнулись еще шире. Он откинул голову и произнес, глядя в небо:
— О, боги, спасибо!
Кас нахмурился, не в силах удержаться от вопроса:
— За что ты благодаришь богов?
Мирча посмотрел на него с радостью в глазах.
— Моя самая заветная мечта только что сбылась. — Низким голосом,
полным голода, он добавил: — О, милый, нам будет весело вместе.
Кас вспомнил эти слова из далекого прошлого. Как и тогда, по его затылку
прошла дрожь.
Сбитый с толку поведением Мирчи, он переместился в свой номер в
пыльной гостинице аванпоста.
Оставшись один, он пытался успокоить свой участившийся пульс. Ты
мудрый. Сильный. Сконцентрированный. У тебя все под контролем.
Направившись в ванную, он снял мокрую рубашку, его кожа были липкой
от варева. Каспион включил максимально холодную воду и шагнул под душ.
Кас уже не был юнцом, которого легко обольстить... так почему же его
продолжает тянуть к Мирче? Даже сильнее, чем прежде! Другие вампиры
годами пытались завлечь его и безуспешно.
Но никто из них не был Дакийцем.
Бесчисленное количество раз Кас, лежа в своей постели в Поли, проигрывал
в голове ту последнюю ночь в Дакии. Он вновь переживал охватившее его
безумие, первобытную похоть, заставившую его прижаться к своему другу и
тереться своим членом о его, пока они оба не кончили. Используй меня, демон...
— Я мог бы потереть тебе спинку.
Мирча?
Обнажив клыки, Каз огрызнулся:
— Как ты нашел меня здесь?
— Не важно, — сказал Мирча, не сводя с него глаз. — Мне нужно обсудить с
тобой важный вопрос. Если тебе не понравится, что я скажу, ты все равно
сможешь отправиться в свое путешествие нелепого покаяния, растрачивая годы в
аду.
Кас горько усмехнулся.
— Вот как? — Готовый покинуть этот аванпост навсегда он продолжил
мыться. — Нам нечего обсуждать. Нечего.
— Тебе совсем не интересно, что я могу сказать?
— Нет, — солгал он. В маленькой ванной запах Мирчи затопил его,
воспламеняя его разум. Его член становился тверже, чем в тот раз, когда Мирча
ебал Касу мозги.
— Не похоже, что ты спешишь покинуть эту сферу. — Понизив голос,
Мирча продолжил: — Прошло несколько недель с тех пор, как ты бросил меня.
Это достаточно долго. — Он подошел ближе к душевой. — В глубине души ты
это понимаешь. Ты колеблешься относительно своего путешествия, не так ли,
милый? Что-то удерживает тебя здесь, хмм? Возможно, ты не решаешься
оказаться так далеко от меня?
Кас высунулся из душевой кабинки, чтобы посмотреть Мирче в глаза.
— Ты высокомерный засранец. Я только что вернулся в эту сферу. Меня не
было более пятисот лет. Пять веков без единой мысли о тебе.

Глава 8

БУМ... БУМ... БУМ... БУМ...


Сердце Мирчи стукнуло еще раз. Еще раз. И еще раз. Демон пробудил меня.
Насколько ужасным было его существование ходячим мертвецом,
настолько же чудесным — пробуждение! Легкие расширились для вдоха, член
наполнился кровью! От других он знал, что вскоре потеряет рассудок от желания
пролить семя со своей парой.
Мирча едва мог соображать из-за этих новых изменений, а Кас только что
сказал, что уже уходил, а сейчас вернулся?
— Позволь уточнить. — Он изо всех сил старался не опускать глаза и не
следовать взглядом за водой, стекающей по крепкому телу Каспиона. Если
Мирча посмотрит вниз, то может утратить контроль и набросится на демона. —
Хотя здесь прошло всего несколько недель, тебя не было полтысячелетия?
Ответом Каспиона была усмешка.
— Ясно. — Раньше они были примерно одного возраста. И хотя
бессмертный демон не выглядел старше, сейчас Каспион был на пятьсот лет
старше Мирчи. Как необычно. — По какой причине ты решил сейчас вернуться?
Потому что слишком сильно соскучился по мне?
— Я вернулся, потому что веками собирал награды и убивал. Теперь я
достаточно силен и достаточно богат, чтобы делать и иметь все, что захочу.
Сексуальный демон! Эта новая, мрачная бескомпромиссность только
разжигала желание Мирчи.
Когда Каспион выключил душ, Мирча переместился взять полотенце и
подал его. Глаза вверх!
— Мог ли я так ошибаться о твоем влечении ко мне? — спросил он, зная,
что это не так. Прямо сейчас между ними искрилась химия.
Как же пара Мирчи жил без него так долго?
Демон вырвал полотенце из его рук.
— Ты очень сильно ошибся насчет меня.
Мирча мог сказать, что он врет. Впервые. К сожалению, Каспион родом из
архаичной сферы демонов, которые придерживались устаревших взглядов на
однополые отношения. Мирча предвидел некоторое сопротивление.
К тому же Каспион рос сиротой, всю свою жизнь мечтая лишь о двух вещах:
уважении и семье. Пара-мужчина не принесет Каспиону потомков... а в
демонархии отсталых Демонов Смерти... ничего, кроме позора.
Хотя Каспион никогда не осуждал Мирчу за то, что тот спал с мужчинами,
такого рода взгляды на этот вопрос, должно быть, удерживали демона от их
очевидной тяги друг к другу.
Какая еще могла быть причина?
Каспион начал вытираться, тугие мышцы играли под его загорелой кожей.
Глаза вверх! Вверх! Не смотреть, как потрясающий член Каспиона в полутвердом
состоянии покачивается при движениях, было невероятным подвигом.
Испещренный венами, с розовой головкой, он гордо выступал из золотистых
волосков у основания. Мой прекрасный, золотой Адонис.
Клыки Мирчи пульсировали в предвкушении этой плоти, его
новообретенное дыхание стало поверхностным. Он снова задался вопросом, над
которым так долго размышлял: «Как соблазнить демона?»
Каспион повязал полотенце на талии.
— Исчезни с глаз моих, пиявка.
Пиявка? Моя пара сейчас старше меня.
— Если ты и правда хочешь, чтобы я ушел, то выполни одно мое условие.
Проведи со мной одну ночь. — С другими мужчинами он всегда выполнял
ведущую роль, но, учитывая насколько доминантен Каспион, Мирча понял, что,
образно говоря, именно он позволит пронзить себя мечом. — Если ты по-
прежнему не захочешь иметь со мной ничего общего, клянусь Ллором, я никогда
больше тебя не побеспокою, — сказал он, сильно рискуя. Клятва Ллором
нерушима.
— Я никогда не трахну тебя, вампир. Я не по этой части.
С каждым новым ударом сердца Мирча становился все жестче и
нетерпеливее в отношении упрямых убеждений Каспиона. Если парой Мирчи
был демон, то, вероятно, это взаимно.
Мирча верил, что Каспион сорвет свою демонскую печать глубоко внутри
тела вампира. Мой.
— Все еще веришь, что судьбой тебе предназначена женщина? Тем не
менее ты не нашел ее... за пятьсот лет нашей разлуки?
— Я знаю демонов, которые ждали тысячелетиями. Я найду.
О, найдешь.
— Я немного тороплюсь, милый. — Дыхание Мирчи стало прерывистым.
Казалось, его грудь сейчас взорвется, контроль летел к чертям. — Я не могу
драться честно.
Он будет использовать любые необходимые средства, любое доступное
оружие. Мирча лизнул клык, вспомнив их месяц, проведенный вместе.
Во время одной из оргий Каспион и Мирча в пьяном изумлении
наблюдали, как вампир Орды доставлял безумные оргазмы одной партнерше за
другой... только лишь своими окровавленными клыками.
Тогда Мирча пробормотал Каспиону:
— Боги, я хочу, чтобы укусы больше не были табу. Я до боли хочу сделать это. Я
бы рискнул получить воспоминания только бы хоть однажды попробовать вкус живой
плоти.
Каспион, похоже, не мог отвести взгляд от этой сцены и стал жестким, как
сталь.
— Никто не может ему сопротивляться.
Мирча прошептал ему на ухо:
— Я должен выпить из тебя. Держу пари, я могу заставить тебя кончить
быстрее, чем насыщусь.
Прочистив горло, Каспион пошутил:
— Если при этом ты еще обхватишь мои рога, возможно, я даже не остановлю
тебя.
Сейчас же Мирча подумал: «Звучит, как план». Его первый укус.
Каспион прищурился:
— Драться честно? О чем ты?
Наконец-то отведать из демона теплого вина... Мирча телепортировался
позади него и, обхватив его рога обеими руками, дернул голову Каспиона назад.
Бронзовая кожа сжала пульсирующие клыки Мирчи, когда он пронзил шею
демона.
— Ммм!
— Какого хуя, вампир???
Мирча сосал. Обрел горячий, влажный рай.
— Ааа!
Рев вырвался из легких Каспиона, завибрировав на чувствительных клыках
Мирчи.
Густая кровь демона была столь же совершенной, как и все остальное в нем.
Она обжигала вены Мирчи, растягивая их... словно он никогда не жил, пока его
не наполнила сущность демона.
Я буду пить из него целую вечность.
— О, боги! Убью тебя за это! — Потянувшись назад, Каспион схватил
Мирчу за волосы. Но вместо того, чтобы оттолкнуть его, демон прижал вампира,
чтобы его клыки вонзились еще глубже. — Наслаждайся, пиявка. — Бедра
Каспиона покачивались. — Ты последний раз... кормишься... из меня.
Мирча отпустил один рог, чтобы сорвать полотенце. Обвив рукой бедро
Каспиона, он обхватил член своей пары. Твердый, как гранит. Мирча зарычал в
шею демона.
С поверженным стоном Каспион стал извиваться в его хватке.
— Заставь меня кончить, ты уебок. Заставь меня кончить, заставь меня
кончить.
С каждым толчком накачанная задница Каспиона сжималась.
Мирча прижался к ней своим налитым кровью членом. Несмотря на
отчаянное желание проникнуть в Каспиона, он бы никогда не стал так рисковать
своей удачей. Он собирался кончить в штаны с улыбкой на лице.
От запаха демона, смеси кожи и дождя, у него кружилась голова, его жгучая
кровь опьяняла. Мирча сосал, терся, сжимал член своей пары. Давление все
нарастало и нарастало. Он представлял, как Каспион вбивается в него своим
толстым, испещренным венами членом...
Вышло.
Свершилось.
Потеряв сексуальный контроль, Мирча не мог больше сдерживать свое
семя. Когда его член начал выплескивать сперму в штаны, он оторвался от шеи
демона и запрокинул голову. Кончая, он взревел в потолок, поток был настолько
мощный, что он содрогнулся от восторга.
Демон напрягся и закричал:
— О, боги, боги. Сейчас кончу! БОГИ!
Его член в ладони Мирчи стал просто обжигающим, когда он ускорил
движения. Дыхание Каспиона стало прерывистым, выдохи хриплыми.
Мирча прохрипел ему на ухо:
— Трахни мой кулак, красавчик. Кончи мощно для меня.
Член Каспиона пульсировал в руке Мирчи, когда он достиг своей
кульминации в сухом демонском освобождении.
— БЛЯТЬ! КОНЧАЮ!
Оргазм накатывал снова и снова, Каспион издал звериный демонский рев,
сотрясая маленькую комнату так, что с потолка посыпалась пыль...
Мирча хотел, чтобы этот момент длился вечно. Когда они спускались с
небес на землю, Мирча выжал свою пару без остатка, а затем лениво ласкал
полутвердую плоть демона.
Если Каспион почувствовал хотя бы часть того удовольствия, что получил
Мирча, демон должен был непременно влюбиться в него.

*****

Кас изогнулся и вырвался из хватки вампира.


— Теперь ты умрешь.
Он презирал эту ухмыляющуюся пиявку, пока его мозги не отключились.
И когда Кас рывком прижал Мирчу к выложенной плиткой стене, часть его
признала позорную правду.
Именно такой оргазм он прождал полтысячелетия.
Ненавижу его! Кас отвел кулак и впечатал его в чересчур идеальное лицо
Мирчи, говоря себе, что ему понравилось слышать последовавшее после удара
хрюканье от боли. Тогда почему он замедлил свой удар?
С губы вампира стекала кровь. Моя гребаная кровь! Украденная из его
прокушенной шеи.
Мирча демонстративно облизал губы.
— Амброзия. Милый, я буду сосать из тебя целую вечность.
— Никогда больше не называй меня так!
Еще один удар в челюсть Мирчи.
Вампир, казалось, принял удар с гордостью.
— Моя пара стал до безобразия силен. Из нас выйдет отличная команда.
О чем он говорит? Кас ударил со всей силы...
Мирча переместился в сторону.
Кас пробил дыру в стене.
— Проклятье!
Он схватил вампира за пояс, чтобы нанести удары в живот.
Наконец, застав Каса врасплох, Мирча ударил его прямо в рог. Рука
вампира сломалась.
— Ох, ебать!
В голове у Каса зазвенело, как от удара в барабан. С яростным ревом
бросившись на Мирчу, он протаранил его через дверной проем в спальню. Когда
они рухнули на пол, Кас принялся наносить удары в бок Мирчи.
Между похрюкиваниями Мирча сказал:
— Ты готов... ко второму раунду... милый?
Кас нахмурился. Его член твердел, желая большего, напрягался рядом с
жестким членом Мирчи. Что со мной происходит? Им овладевало безумие! Как и
в ту ночь в Дакии.
— Не удивительно... ведь мы... пара.
Кровь Каса похолодела. То, что он слышал, не могло быть правдой:
оглушающее сердцебиение Мирчи. И вампир дышал.
— Тебя пробудили, пока меня не было.
Они оба знали, что сердце Мирчи скоро остановится, и его сексуальные
возможности замрут. Сейчас же тело вампира проснулось.
Мирча покачал головой.
— Это случилось сегодня. С тобой.
Разжав пальцы, Кас отпустил его и переместился подальше.
— Что это за уловка?
— Никаких уловок. — Мирча снова облизал свои окровавленные губы и
пробормотал: — Мммм.
Этот смакующий звук заставил член Каса дернуться, и Мирча заметил это.
Вампир кроваво ухмыльнулся.
— Не я один чувствую воздействие нашего союза.
Поднявшись на ноги, он поправил одежду.
— Я не в союзе с тобой!
— Нет? — Мирча посмотрел на эрекцию Каса, который, очевидно,
нуждался в нем. — Посмотри на эту жемчужную жидкость, которую ты
выделяешь для меня.
Кас уставился на свой, сейчас казавшийся чужим, член. Бусинка жидкости
действительно выступила на головке... зрелище никогда им не виданное. Самое
близкое к тому, чтобы пролить семя.
— Я чувствую, какой твоя сперма будет на вкус, красавчик. Тебе придется
оттаскивать меня за уши.
Кас не мог дышать. Это не происходит.
— Мы оба мужчины.
— Иногда бывает именно так. Я, например, не мог быть более счастлив от
того, какую пару мне выбрала судьба. И я, несомненно, тебя привлекаю.
Сколько раз Кас задавался вопросом: «Почему только Мирча? Почему никто
из других мужчин?»
— Потому что ты... ты загипнотизировал меня!
— Еще раз: у меня нет такой способности. Обвиняй меня в том, что я
сверхъестественно сексуален... виновен по всем статьям... но я не контролирую
разум.
Сопротивлялся ли Кас вампирскому очарованию или его на самом деле
привлекала его пара? Нет. Он отказывался в это верить.
— Как я мог все это время не знать, что ты мой?
— Когда существа принадлежат к разным видам, иногда инстинкт пары не
проявляется, пока они оба не достигнут зрелости. — Блять, это правда. — Я не
достиг, пока мое сердце не остановилось, и я не стал бессмертным. Но к тому
времени ты уже ушел.
У большинства вампиров проходили века между замиранием сердца и
пробуждением. Естественно, испорченный принц был избавлен от столь долгой
засухи! Все всегда сваливалось ему в руки.
Не я. Отбросить все свои мечты? Стать одним из завоеваний Мирчи? Он
видел разбитые сердца, оставленные Мирчей. Разве станет Кас таким, как они,
выпрашивающим еще одну ночь с принцем?
Тогда ты навсегда останешься попрошайкой, Кас.
Никогда.
— Я могу быть твоей парой, но ты никогда не будешь моей.
Расправив плечи, Мирча сказал:
— Я не успокоюсь, пока мы не будем связаны. Ты возьмешь мою
девственность, а взамен отдашь свою демонскую печать. — Даже с разбитым
лицом он вновь вел себя с царственным высокомерием. — Я дам тебе время,
чтобы осознать твою новую жизнь. Но знай, милый: я заставлю тебя извергаться
так жестко, что твои яйца будут молить о пощаде.
Он исчез, спасая Каса от унижения из-за непроизвольного рычания.

Глава 9

Дворец в Дакии
Сфера Крови и Тумана

Следующим вечером Мирча бродил по галерее, которая выходила на


тренировочный двор и присел в нише, чтобы понаблюдать за сестрой,
практикующейся с мечом.
Его охватила гордость. Она унаследовала стремительную скорость... и
заостренные уши... от какой-то дальней прародительницы феи, но свое
мастерство она отточила благодаря постоянным тренировкам. Скоро Мина
сможет бросить вызов даже великому Треану.
Защитный бриллиант на вершине огромной пещеры фильтровал солнце,
выполняя роль призмы над раскинувшимся королевством. Над Миной сияли
лучи, освещая белокурые волосы. Когда она побеждала одного спарринг-
партнера за другим... при этом все они были очень крупными мужчинами... ее
голубые глаза сияли.
В то время как глаза Каспиона были полночно-синими, у Мины они были
светлее, цвета кристально-голубого льда.
Мирча до сих пор не мог поверить, что однажды подумал, что эти двое
могут быть парой. Наблюдая за ее грациозными движениями, он мысленно
вернулся к их встрече.
— Сестра, могу я представить тебе Каспиона? Он мой лучший и самый
сокровенный друг.
Столкнувшись с незаурядной привлекательной внешностью демона, она
покраснела и стала заикаться, сумев лишь украдкой встретить пристальный взгляд
Каспиона.
— Каспион, это принцесса Космина.
Когда она протянула руку, демон сжал ее ладонь и поцеловал.
— Очень приятно, принцесса.
Были ли ее щеки когда-нибудь такими красными?
— Да. О-очень приятно.
Она была так же застенчива, как Мирча бесстыден.
И хотя Мина лишилась дара речи и была очарована, глаза демона не зажглись.
Чувство, отразившееся на лице Каспиона, лучше всего можно было описать, как...
нежность.
Когда тренировка Мины подошла к концу, во дворе эхом отозвался
последний звон стали. Должно быть, она почувствовала на себе взгляд Мирчи.
Космина посмотрела на него, ее лицо светилось. Бросив меч слуге, она
переместилась к Мирче.
— Твое сердце бьется!
Он закружил ее в объятиях.
— Да, моя дорогая Мина! Я пробужден и наслаждаюсь всем, что это за
собой влечет.
Его скорость теперь могла посоперничать с ее, чувства стали острее, чем
когда-либо. Мало что, кроме обезглавливания и солнечного света, теперь могло
его убить, он даже регенерировал быстрее. Раны, полученные прошлой ночью,
исцелились за несколько часов. Несомненно, также помогла и багровая амброзия
Каспиона.
Превращение в туман... способность, которой обладали только Дакийцы...
стало гораздо легче, а теперь он мог еще превратить и свою пару.
— Уже! — Со старшим братом у нее не было сдержанности или неловкости.
— Как повезло. Ты гораздо сильнее?
— В сотни раз.
— Так это Каспион! Я так и знала. — Невинным взглядом Мина посмотрела
мимо Мирчи. — Где он?
Не со мной. Пока.
— Прогуляемся?
Она с готовностью кивнула, и они вышли из замка, чтобы прогуляться по
одной из вымощенных улиц.
Через несколько минут Мирча признался:
— Каспион немного сопротивляется мысли, что я его пара. Возможно, он
даже слегка отверг меня.
Она нахмурилась.
— Но он не сопротивлялся мысли, что я его пара.
Мирча сухо ответил:
— Поверь, бывают моменты, когда я хочу быть твоей старшей сестрой.
— Я имею ввиду, что он не возражал против моего вида. Или того, чем я
питаюсь.
— Нет, вампиризм не препятствие. — Он должен быть просто счастлив.
Ради того, чтобы быть с Каспионом, Мирча готов был есть обычную пищу и
жить, как демон... даже если бы при этом вернулись утомительные физические
потребности, и он чертовски скучал бы по крови и укусам. Боги, я бы скучал по
укусам. — Однако то, что я мужчина...
— Пожалуйста, не пойми меня неправильно, брат, но я не думаю, что
милый Каспион отверг бы тебя, если бы ты был абсолютным совершенством, но
при этом... мужчиной.
Мирча нахмурился.
— По твоей логике, я не совершенен?
— Я просто говорю, что роль могут играть и другие факторы.
Он шумно выдохнул.
— Возможно, я цепляюсь за то, что не могу изменить... потому что у меня не
хватает силы духа изменить то, что могу.
— Это бы означало развитие личности. — Для такой невинной девушки
Мина могла быть удивительно остра на язык. — А для этого придется
потрудиться.
Возможно, Мирча мог быть чуть менее высокомерным. Возможно, слегка
менее тщеславным. Мог относиться к некоторым вещам более серьезно.
Каким бы скучным я стал!
— Черт его побери, я люблю себя. Все, чего я хочу — быть рядом с ним.
Чтобы вернуть нашу тесную дружбу.
— С тех пор многое произошло. — Понизив голос, она добавила: — С
момента его поражения на Железной Арене. Должно быть, он очень сильно
ненавидит Треана.
— После всех испытаний моя пара... отправился в самоизгнание. В Сферу
Потерянных Лет.
Мина ахнула.
— Как долго он там пробыл?
— Он провел вдали от меня пять веков.
Мирча не смог скрыть свою боль. Демон вторгся во все его мысли и сны, а
сам даже не вспоминал о нем.
Мирча подумывал посетить это место. Если Каспион оставался в Поли так
долго, насколько плохо там было на самом деле?
— Пятьсот лет? Он сильно изменился?
— Я провел с ним всего несколько минут... пробуждение превратило меня в
безумца... но подозреваю, мальчишеское обаяние Каспиона исчезло навсегда. Он
стал более раздражительным и каким-то... более мрачным.
Но не менее привлекательным. Как раз наоборот.
— О, Мирча, и что же ты будешь делать?
— Пойду к нему сегодня вечером. Постараюсь переубедить.
Я, Мирча Дакийский, сломя голову побегу за мужиком. Какая смена власти!
— Ты будешь ему верен?
— Абсолютно.
Она изогнула брови.
— Ты сомневаешься в моей верности, сестра? Только потому, что я никогда
прежде не был моногамен?
Мирча позволил другим верить, что его аппетитами управляет эгоистичная
потребность в завоеваниях. Наслаждался ли он приятной победой? Конечно; а
кто нет? Но все было намного сложнее, чем казалось.
Он никогда не просыпался рядом с партнером без охватившей его
необъяснимой тревоги, без чувства необходимости спасаться бегством от когтей
тех, с кем занимался сексом.
Конечно, он не запаникует, когда Каспион заявит на него права. Их связь
излечит его. Их свела сама судьба.
— Будь добр к моему новому брату. — Глаза Мины были полны сочувствия.
— Он через многое прошел.
— Вот поэтому я ему и нужен.
Как последним из Дома Смотрителей... сердца королевства Дакии... Мирче
и Мине было поручено охранять замок и всех его обитателей. Возможно,
необходимость заботиться о других укоренилась в них.
Мирча хотел защитить свою пару, успокоить его.
Когда Мирча с Миной проходили мимо одного из Дакийских фонтанов
крови, запах напомнил ему...
— Я пил из Каспиона. — Большинство Дакийцев избегали пить кровь из
плоти, потому что не хотели, чтобы в их ясные и холодные умы вмешивались
чьи-нибудь воспоминания. Как и предсказывали, Лотэр... их недавно выбранный
правитель... отменил табу на взятие крови напрямую из источника. На самом
деле, безумный король именно ожидал, что его подданные будут пить из плоти.
— Я пил прямо из шеи своей пары.
Мина выглядела шокированной. Увы, Лотэр был королем всего несколько
месяцев, а революции требовали времени.
— Ты увидишь воспоминания Каспиона?
Они придут во снах, проникая в его сознание.
— Надеюсь, что да. — В любом случае разум Мирчи никогда не был ясным
и холодным. — Я хочу узнать о своей паре все, что смогу.
— Какая у тебя стратегия по его завоеванию?
Эксперт в тактике ведения боя, Мина часто рассматривала жизнь через эту
призму.
— Сыграть на его ревности? Напомнить ему, как весело мы проводили
время?
Каспион... охотник... любил коллекционировать награды; возможно, их с
Мирчей сблизит общее увлечение.
— У тебя есть магический кристалл дяди Трея?
Сунув руку в карман пальто, Мирча нащупал талисман.
— Я пользовался им прошлой ночью.
Треан так сильно сожалел о своей ярости в адрес Каспиона, что предложил
Мирче использовать бесценный кристалл.
Хоть Мирча и мог найти Каспиона в каких угодно мирах, он уже отлично
знал, где верный привычкам демон будет сегодня вечером.
Мина сказала:
— Я до сих пор не могу поверить, что ты признался дяде Трею, кто твоя
пара.
Королевскую семью Дакии на протяжении веков раздирали конфликты,
спровоцированные клеветой. Жертвами одного из них стали родители Мирчи и
Мины. Теперь воцарился мир... еще одно изменение, привнесенное Лотэром.
— Приятно не бояться постоянно получить меч в спину, — без
преувеличения сказал Мирча. Паранойя была его вторым именем.
Однажды она отступила, гедонизм стал приятной альтернативой.
Погрузившись каждый в свои мысли, они с Миной прогуливались в
тишине. Он поднял лицо к солнечному свету, отфильтрованному бриллиантом.
Вампирский рай. Единственно, не хватало только Каспиона.
Краем глаза Мирча увидел, что Мина терзает нижнюю губу клыком. Он
пристально посмотрел на нее.
— О чем ты думаешь, сестра?
Ее щеки покраснели.
— Ты всегда понимаешь, что со мной что-то не так.
Потому что он воспитывал ее с пятнадцати лет.
— Рассказывай.
— Ты же знаешь, что я раньше никогда не разговаривала с незнакомцами?
— Как будто для принцессы это плохо. — Прежде чем представить мне
мужчину, каждого из них проверяли. Как Каспиона.
Мирча спал с незнакомцами каждую ночь. Или, скорее, делал это в
прошлом.
— И?
— Дядя Лотэр снова говорил о том, чтобы отправить меня за пределы
королевства.
Король считал ее слишком невинной. Конечно, Мирча оберегал ее и,
возможно, слишком усердно. Но отправлять Мину... никогда не видевшую
автомобиль или небоскреб... за пределы сферы просто нелепо.
— Я наполовину в ужасе, наполовину в восторге от этой перспективы, —
сказала Мина с сияющими голубыми глазами.
Мирча покачал головой.
— Это слишком опасно. Ты забыла, что в других землях все еще ходит
смертоносная чума? Там не просто так нет вампирш.
Особенно тяжело чума поражала женщин.
— Но, если я останусь в тумане, она меня не коснется, — отметила Мина. —
Я хотела бы выйти и изучать мир незаметно для других, как делаешь ты и
остальные. Всегда наблюдать, никогда не вмешиваться.
Мирча больше нарушал это правило, чем следовал ему.
— Исключено!
— Но дядя Лотэр говорит, что пришло время открыть наши границы и
взаимодействовать с другими Лорреанцами.
Помимо других радикальных изменений, безумный король смягчил все
ограничения на путешествия. Он даже планировал приоткрыть завесу тайны
Дакии и вывести королевство из сокрытия.
— Это мое окончательное решение по этому вопросу, сестра. Я поговорю с
Лотэром. — Мирче не нравилась эта идея. Хоть Дакийцы и поставили править
законного наследника, трехтысячелетний Враг Древних доказал, что будет
сущим наказанием. — Я заставлю его образумиться. Или, если понадобится,
уговорю нашу королеву.
Пара Лотэра — вампирша Элизабет — была раньше человеком,
несгибаемой девушкой гор, которую он сделал бессмертной.
Не так давно она чуть не обезглавила Лотэра в одном из их сражений... что,
зная Лотэра, было вполне оправданным действием. Как только он исцелился,
король вырезал свое сердце и отправил ей в качестве прощального подарка. В
ответ, она отрубила свой средний палец и отправила ему с наилучшими
пожеланиями.
Однажды Враг Древних с весельем в красных глазах подытожил их
ухаживания:
— Это была драма.
Если уж эти двое смогли преодолеть трудности в отношениях, то и Мирча с
Каспионом точно смогут. Он сказал Мине:
— Элизабет поддержит меня.
Лотэр боготворил свою королеву «деревенщину», и она имела на него
очень большое влияние. Сегодня утром Мирча видел их в одном из укромных
уголков замка. Пристально глядя ей в глаза, Лотэр поглаживал каштановые
волосы Элизабет и заправил одну прядь ей за ухо.
— Ты все для меня, — просто сказал он.
Она вздохнула.
— Я тоже обожаю тебя, Лео.
Мина остановилась.
— Брат, пожалуйста, хотя бы подумай об этом. — Ее глаза заблестели. — Я
чувствую, словно... словно медленно умираю здесь.
— В отличие от быстрой смерти там?
Казалось, у него перехватило дыхание лишь от одной мысли, что он
потеряет ее. Я этого не переживу. Он едва сдержался, чтобы не вонзить черные
когти в свою грудь.
Он обожал мать и отца. И хотя они были грозными бессмертными в
расцвете сил, они погибли слишком легко.
Мирча закрыл бы Мину в темнице, лишь бы не потерять еще одного
любимого человека. Он пригвоздил ее взглядом.
— Запомни мои слова, Космина Дакийская, ты еще много столетий не
покинешь это королевство...

Глава 10

Ново-Римский Дворец Удовольствий

— Какую женщину вы желаете, господин? — спросил у Каса дворцовый


распорядитель полувампир полуфей. — Они все доступны, кроме двух на
диване.
Он указал на пару грудастых, рыжеволосых нимф. Типичный вкус Мирчи.
Прекрати думать о нем.
Сегодня Кас, пытаясь занять себя, навещал учеников, чье обучение он
оплатил перед отправлением в Поли. Теперь он мог отдавать на
благотворительность столько денег, сколько хотел, оказывая содействие еще
большему числу детей Абаддона.
По какой-то причине он никогда не рассказывал Мирче о работе с этими
подкидышами.
Прекрати. Думать. О. Нем. Легче сказать, чем сделать. Кас впервые встретил
вампира в этом самом месте, в обычном для него прибежище, когда ему было
двадцать с небольшим... всего несколько месяцев назад по меркам этой сферы.
Он осмотрел остальных женщин. Демонессы, суккубы, нимфы... Он
наконец имел средства оплатить свою теневую жизнь, но все, о чем он мог
думать — это обещание Мирчи заставить его извергаться, пока яйца не станут
молить о пощаде.
И лишь от этого член Каса дернулся. Весь день он задавался вопросом, как
Мирча его найдет. Пробужденный вампир не примет с легкостью разлуку с...
предначертанным ему судьбой.
Кас все еще не мог поверить, что он пробудил своего бывшего друга. Или,
что вампир укусил его! Теперь надменный принц мог увидеть во сне его
воспоминания. Каждое унизительное воспоминание.
Вчера ночью Кас с больным интересом разглядывал в зеркале заживающий
укус на шее. В каком-то смысле Мирча заклеймил его, что одновременно и
бесило, и возбуждало Каса.
Он несколько раз погладил его, скрипя зубами от удовольствия, которое
его заставил испытать этот уебок. Сосредоточься, Кас.
Демонессы, суккубы, нимфы... Но ни одна из этих улыбающихся красавиц
не привлекала его...
Знакомый запах достиг Каса. Мирча здесь? Снова преследует меня!
— Приятно видеть тебя здесь, — войдя в салон, сказал вампир. На нем были
еще более тесные кожаные штаны и облегающая белая рубашка,
подчеркивающая его зубы и клыки.
Которые вчера ночью были погружены в меня. Кас стал твердым, как камень.
— Думаешь, ты удержишь меня от здешних наслаждений?
— Удержу тебя? — Мирча озадаченно взглянул на него. — Я здесь не ради
тебя. Я заказал двух женщин. После того, как ты пробудил меня и вернул к
жизни мое тело, я могу вернуться к своему прежнему времяпрепровождению. Я
имею в виду, посмотри на меня Каспион, — он обвел себя рукой, — кто-то
должен наслаждаться всем этим совершенством.
Такой коварный, такой чертовски соблазнительный.
Стук сердца Каса отдавался у него в ушах.
Вампир окинул Каса взглядом до паха и обратно.
— Осторожно, милый, твои глаза почернели от ярости.
Кас услышал шепот женщин:
— Мирча уже пробужден!
— Демон и вампир пара!
— Хотелось бы увидеть, как они заявляют свои права.
— Быть джемом в этом сандвиче!
Никакого заявления прав! Повернувшись к распорядителю, Кас сказал:
— Я возьму тех.
Небрежно махнув рукой в сторону суккуба с пурпурными волосами и
темноглазой нимфы, он бросил взгляд на Мирчу.
Он мог поклясться, что на лице вампира промелькнула... боль, прежде чем
Мирча спрятал ее за ухмылкой. Кас холодно отвернулся от него и позволил
женщинам провести его по коридору в покои. Внутри роскошной комнаты
стояла огромная кровать и плюшевый диван.
— На кровать, леди. Начинайте вдвоем, я посмотрю.
Он сел на диван, желая потеряться в сексе. Но увидев, как улыбающаяся
парочка начала целоваться, его мысли унеслись, и он потерялся в
воспоминаниях о той роковой ночи в Дакии...

Еще раз вкусить и покончить с этим. Еще раз прыгнуть в этот неведомый
колодец...
Но вскоре необузданная похоть пересилила любопытство. Он склонился над
вампиром, требуя большего. Их языки переплелись, дыхание стало неровным. Мои боги,
как же охуительно.
Кас смутно осознал, что хихикающие женщины закрыли за собой дверь спальни.
Он очнулся, его разум попытался вернуться к реальности. Стон Мирчи
отбросил его назад в поцелуй.
Только один, последний раз попробовать на вкус...
Внутри Каса клокотала какая-то незнакомая смесь эмоций. Похоть. Тоска.
Нежность боролась с агрессией.
Так много чертовой агрессии. Необходимо взять все под контроль! Взять под
контроль Мирчу. Придавив своим телом друга, он сжал запястья вампира над его
головой.
Начав сосать его язык, Мирча высасывал все мысли из разума Каса... пока не
остались лишь обжигающие ощущения.
Его рога ныли так, как никогда раньше. Ныли даже его клыки. Его темные когти
заострились и появилось желание, погрузив их в плоть Мирчи, удерживать вампира для
полного обладания.
Контроль Каса пошатнулся не в силах сопротивляться наслаждению. Он
освободил запястья Мирчи, но лишь затем, чтобы обхватить узкие бедра вампира.
Зарычав, не разрывая поцелуй, Кас толкнулся, потираясь членом о член Мирчи.
Принц толкнулся бедрами в ответ. Словно обезумев, он вонзил когти в спину
Каса, подстрекая агрессию демона.
Целуясь... целуясь, они выгибались и извивались, толкаясь бедрами, потираясь
членами. Давление нарастало. От этого член Каса пульсировал. Боль. Блаженство.
Боль. Каждый беспомощный стон Мирчи усиливал жесткое напряжение.
Мирча прохрипел ему в губы:
— Я скоро кончу в штаны! Не останавливайся! — Кас поднял голову, чтобы
увидеть вампира в агонии. Тлеющие серые глаза Мирчи стали черными от желания. —
Я мечтал об этом, красавчик. Оседлай меня! Используй меня, демон. Используй меня,
чтобы кончить. Сделай это. О, боги, СДЕЛАЙ ЭТО...
Мирча выгнул спину.
— ААААА!
Голова металась из стороны в сторону, он начал извергаться; Кас учуял его запах.
Горячая, жемчужная сперма вампира.
Этот запах отбросил Каса за черту. Он собирался кончить с этим мужчиной
сильнее, чем когда-либо. Сердце грохотало, он напрягся, словно перед ударом.
Его освобождение было взрывом.
Он откинул голову и взревел. Блаженство распространилось по каждому
сантиметру его тела от макушки до сжавшихся пальцев. Его разум перевернулся. Как и
его сердце.
Его накрыло удовольствие. Охотник повержен...

Кас резко мотнул головой. Стряхнуть эту одержимость. Секс манил всего в
паре шагов. Ночные бабочки не спеша перешли к позе шестьдесят девять.
Вид пары куртизанок, лизавших друг друга, обычно возбуждал и заставлял
его присоединиться к ним. Но зрелище не особо взволновало его.
Два варианта: я бисексуал или Мирча каким-то образом заворожил меня. В Поли
Кас встречал мужчин, которых другие считали привлекательными, и ничего не
почувствовал. Но при одном воспоминании о запахе спермы Мирчи его член
запульсировал.
Он резко повернул голову, когда из коридора послышался голос вампира.
Соседняя дверь открылась и закрылась. Из-за стены донесся низкий, с акцентом,
голос Мирчи.
Он будет трахать двух нимф по другую сторону этой стены.
Я услышу его старания? Крики этих женщин?
Черт бы его побрал! Кас отказывался позволить Мирче испортить ему
вечер. Он присоединится в постели к тяжело дышавшим куртизанкам, будет
иметь их так долго и громко, что вампир никогда не усомнится, что Кас
освободился от него навсегда...

Глава 11

Мой план не работает так, как я рассчитывал.


Мирча метался из угла в угол, сходя с ума от мысли, что его пара с другой.
С другими. Да, демон и раньше спал с бесчиcленным количеством женщин, как и
Мирча...
Но сейчас он пробудил меня. Вернул меня к жизни.
Девушки, приглашенные самим Мирчей, лежали обнаженные на большой
кровати, удивляясь его поведению. Он думал, что будет скучать по пышным
грудям и соблазнительным телам... он в равной степени желал как женщин, так
и мужчин... но теперь он хотел лишь одного очень упрямого демона.
Даже такому бессмертному, как Мирча, пришлось напрячься, чтобы
услышать, что происходит в соседней комнате. Эти стены были специально
сделаны толстыми. Хочу его увидеть!
Дакийцы — тайные наблюдатели; сегодня вечером Мирча изменит форму.
Собираясь проверить свои усилившиеся способности, он шепнул нимфам:
— Сейчас вернусь.
Переместившись в коридор, он превратился в туман. Невидимый, не имея
запаха, он проник в комнату Каспиона и слился со стеной.
Демон, задумавшись, сидел на диване. Кажется, он не замечал того, что
вытворяли женщины, хотя их шалости производили впечателние.
О, на лице Каспиона играла гамма эмоций: похоть, страдание и затем
ярость. Сжав кулаки, демон встал и посмотрел в сторону комнаты Мирчи.
Мне нужно как-то подтолкнуть его к действиям. Но как? Ах, да... Удалившись
также незаметно, он вернулся в свою комнату.
— Леди, — обратился он к нимфам, — я заплачу золотом целое состояние
той, кто сможет меня развлечь. — Он притворился, что зевает от скуки. —
Рассмешите меня.
Всякий раз, когда они с Каспионом кутили, они смеялись часами. Однажды
пьяный Каспион признался:
— Мне нравится твой смех, вампир. Проникает в самую душу.
Если демон услышит сейчас, как Мирча веселится...
Приняв вызов, одна из нимф рассказала похабный стишок. Мирча
рассмеялся. Громко.
Пять... Четыре... Три... Два...
Появился Каспион и, ринувшись к Мирче, переместил его. Внезапно они
оказались в сырости ночи за пределами дворца. Вокруг были пологие зеленые
холмы, покрытые росой. В небе висела растущая, тяжелая луна.
Каспион толкнул его в стену, расколов кирпичи.
— Я могу убить тебя за это!
Мирча сказал, растягивая слова:
— Решил забрать меня только себе?
Впервые его привлек воин, который мог одолеть его, Дакийца, и заставить
подчиниться. Удивительно, но от этой мысли Мирча стал твердым, как камень.
Кто бы знал?
За спиной Каспиона появился дворцовый стражник, решив проверить, что
происходит, но Мирча махнул рукой, чтобы тот уходил. Снова обратив
внимание на демона, он сказал:
— Тебе нужно было только попросить.

*****

— Ты хочешь разрушить все, чем я наслаждаюсь? Зачем?


— Когда ты в последний раз наслаждался этим? — требовательно спросил
вампир. — Ты забрал меня от тех женщин, потому что ревнуешь!
Я... да.
Как? Когда им овладела эта душераздирающая ревность?
— Ты назвал меня своей парой, но на следующий же день после
пробуждения ты оказался в борделе! Именно этого я и ожидал.
— Да потому что я знал, что ты будешь здесь, деревенщина, и хотел тебя
спровоцировать!
Лунный свет мерцал на лице и в глазах вампира. Черная окантовка вокруг
его светлых радужек увеличивалась, оникс поглощал серый цвет глаз Мирчи.
Завораживая меня.
Неужели Кас наращивал всю свою силу лишь для того, чтобы оказаться
беспомощным перед этим мужчиной? Ни за что. Кас щелкнул клыками. Его рога
выпрямились наполовину от похоти, наполовину от ярости.
Мирча нахмурился.
— Блять, у меня встает, когда проявляется твоя демонская сущность.
Кас зарычал. Он сам себе не поверил, когда резко схватил вампира за
затылок.
А потом они целовались, соприкасаясь клыками и сплетаясь языками.
Безумие. Как Касу не хватало этого безумия! Как он его ненавидел! Его не
покинул разум; он был гиперчувствителен к каждой детали, сосредоточившись
на ответной реакции вампира.
Не прерывая поцелуй, Мирча потянулся вниз и нащупал ширинку Каса.
Несмотря на холодную ночь, он стянул штаны Каса до колен. А потом и свои.
Кас дернулся, когда его опалило жаром; их члены соприкоснулись. Он со
свистом выдохнул, а Мирча наоборот сделал вдох... они трахали друг друга даже
дыханием.
Взяв в руки оба члена, Мирча начал поглаживать их. Ощущения были
непривычными. Но такими приятными!
Кас представил себе, как бы выглядел член Мирчи, прижатый к его
собственному, и, не сумев сдержаться, дернулся в железной хватке вампира.
Это предсемя Мирчи? Или мое?
Между поцелуями принц признался:
— Из-за тебя я схожу с ума от ревности.
Кас рывком распустил волосы Мирчи и пропустил сквозь них пальцы.
— Привыкай к ревности, потому что, как только лихорадка пройдет, этой
же ночью я буду с женщинами.
Мирча слегка оцарапал клыком яремную вену Каса.
— Я не позволю.
Кас откинул голову и посмотрел в небо.
— И ты думаешь, что остановишь меня?
— Клянусь Ллором, каждый раз, когда ты будешь внутри женщины, я тоже
буду.
Из груди Каса опять вырвалось рычание. Он опустил взгляд на Мирчу.
— Значит посажу тебя на цепь, пиявка. Будешь моим личным пленником.
Буду хранить тебя, как маленький грязный секрет.
— А если я скажу волшебное «пожалуйста», милый? Ну а пока, я буду
мстить тебе не с помощью женщин, а с помощью мужчин. И хотя раньше я
такого не делал, но я позволю им трахнуть меня.
У Каса потемнело в глазах. Другой мужчина, заявляющий права на
девственность принца?
Мирча видел его насквозь, проворачивая нож.
— Каждый раз, когда я фантазирую о нас, я обычно снизу, поэтому мне
следует получить некоторый опыт.
Снизу. Трахать. Глубоко погружаться в гладкое мускулистое тело вампира.
Кас накрутил волосы Мирчи на кулак. Его голос был неузнаваем, когда он
отрывисто произнес:
— Никто. Не. Трахнет. Тебя.
— Никто, кроме тебя?
Кас мог стереть ухмылку с лица вампира всего одним толчком внутрь.
— Ты когда-то сказал, что ненавидишь сдерживать свою силу во время
секса. Я пробужденный Дакиец; я могу выдержать все, что ты можешь только
представить. Ты можешь реализовать любую грязную фантазию.
Я могу нагнуть его, схватить за бледные бедра и войти в него прямо сейчас.
Мирча бы застонал. Я могу наполнить его спермой.
Спермой? Мирча сорвет его печать?
Значит Касу придется признать эту связь.
— Я никогда не трахну тебя! — поклялся он, вонзая когти в голый зад
Мирчи.
Он никогда не выпускал когти с другими.
Принц простонал:
— Еще, демон.
Кас сжал его еще сильнее. Они толкались бедрами, в полном безумии
опустились на землю, и все это время Мирча прижимал их члены друг к другу.
Жар разрастался. Трения обжигали, но Касу было недостаточно.
— Так чертовски хорошо!
Его рога и член ныли. Его... клыки. Заявляя права, демоны-мужчины
кусают свою пару. Его взгляд скользнул на шею Мирчи.
Вампир заметил это.
— Хочешь поставить на мне метку, красавчик? Заявить на меня права?
— Мечтай, сколько влезет; этому не бывать никогда.
— Я буду мечтать об этом. Сегодня я мастурбировал, представляя, как сосу
твой совершенный член. В моей фантазии я заглотил его так глубоко, что твои
золотые завитки щекотали мне нос. — Пощади! — Я не останавливался, пока ты
не обезумел. Пока не потерял самообладание и не выебал меня со всей
демонской мощью.
Стремясь к освобождению, Кас толкнулся сильнее.
— Ты вывернул меня на изнанку.
— Перед тем, как кончить, я проколол губу и пил свою кровь вместо твоей.
Потому что я никогда не смогу ею насытиться. — Мирча резко наклонил голову
вперед.
Клыки погрузились в шею Каса.
— Аааа! — Взрыв удовольствия. Этот укус подчинил, потряс его. Жар
обжигал вены, кровь бурлила и рвалась к освобождению. — Наслаждайся в
последний раз, пиявка...
Мирча сосал.
Кас закатил глаза. Как... охуительно!
Вампир зарычал, не вынимая клыков, его худощавое тело напряглось.
Глаза Каса распахнулись, когда на их члены хлынуло влажное тепло.
— Ммм! Почувствуй свое горячее семя! — Обезумев, он трахал жесткий,
скользкий кулак Мирчи. — Я чувствую ее аромат. — Кас начал кончать, его член
подрагивал рядом с членом Мирчи. — Кончаю... КОНЧАЮ!!!
Вампир ослабил укус, когда Кас откинул голову и закричал в ночное небо:
— Да, да, ДА!
Его охватили пульсации. Он толкался снова и снова, выжимая каждую
каплю удовольствия.
Блаженство и удивление отправили Каса в полет.
Лишь вампир не позволил ему унестись.

Глава 12

Мощное тело демона дрожало от пережитого.


Мирча обнял его, переживая вместе с Касом моменты их близости. Они
синхронно дышали, сердца бились в одном ритме.
Он закрыл глаза, смакуя эту близость. Он бы не был сейчас счастлив, если
бы не соприкасался с упрямым демоном каждой частичкой своего тела. Он хотел,
чтобы их руки и ноги переплелись, кровь и сперма смешались.
С последним ошеломленным стоном Кас прижался к уху и шее Мирчи,
продолжая медленно толкаться.
Член Мирчи был сверхчувствительным, поэтому он немного ослабил
хватку, но рычание демона заставило его снова сжать пальцы. Он пробормотал с
усмешкой:
— Должен ли я вылизать беспорядок, который натворил внизу, милый?
Наваждение спало и Каспиона охватило напряжение. Вскоре демон
отстранится от него, обвиняя во всех грехах и отрицая очевидное.
Возможно, Мирче стоит убедиться, что зависимость Каспиона от него так
же сильна, как его собственная. Когда демон вырвался, Мирча украдкой вытер с
головки члена собственную сперму. Самое время дать демону почувствовать, что
он теряет...
Натягивая штаны на все еще твердый член, Каспион споткнулся и
привалился к стене, колени подкашивались.
Мирча понял. Когда он брал кровь, видимо, его клыки единственное, что
удерживало Каса на ногах. Теперь вампир едва сумел натянуть штаны.
Каспион присел, соскользнув по стене, Мирча телепортировался и оседлал
колени демона.
— Посмотри на меня, красавчик.
Мирча приподнял пальцем его подбородок.
Штормовые голубые глаза Каспиона полыхали от возмущения.
— Ты выиграл этот раунд. Чего еще ты хочешь?
— Задумайся вот о чем. Что значит для меня, если во всех мирах никто не
заявит на меня права, кроме тебя?..

*****
Мой.
Хитрый вампир! Мирча запустил в его голову подобную мысль, пробуждая
у Каса инстинкт собственника.
Мой.
Мой.
Мой.
Словно Кас произнес это вслух, Мирча сказал:
— Угу. Твой. Нас соединила судьба, демон. Смирись.
— Никогда.
— Тогда подари мне последний поцелуй.
Мирча наклонился и медленно, влажно поцеловал Каса.
Слишком слаб, чтобы сопротивляться. Прошлой ночью Кас словно заново
познал себя. Сегодня ничего не изменилось. Вновь окунувшись в безумие, Кас
почувствовал собственную кровь и что-то еще, какой-то притягательный
привкус...
Он отдернул голову.
— Уебок! — Он оттолкнул Мирчу и переместился на ноги. — Ты вымазал
губы своей спермой, чтобы я попробовал?
Сидя на земле, Мирча усмехнулся, в его глазах светилось озорство.
— Да.
— Ты хочешь захватить власть надо мной, просочиться в меня.
Переместившись, Мирча встал.
— Как ты сделал со мной.
Если вампир на самом деле его пара, и Кас откажется заявить на него права,
его демонские инстинкты станут поистине взрывоопасными, бушуя все больше
вместе с растущей агрессией. Уже сейчас он чувствовал, что теряет контроль.
Опасно.
Как же все могло так быстро произойти? В этой реальности прошло всего
несколько месяцев с тех пор, как они вместе смеялись и кутили... с тех пор, как
Мирча читал ему по утрам.
Кас изменился; Мирча... нет.
Из-за вампира он оказался в таком положении. Принц никогда не знал,
каково это — не иметь выбора, быть обреченным на единственный исход.
Быть беспомощным.
Все силы Каса были направлены на одну цель: управлять собственной
судьбой. У него не было выбора, когда он осиротел. Чтобы просто поесть, он был
вынужден делать то, о чем ребенок не должен даже догадываться. У него не было
выбора, когда его презирали за нищету.
И сейчас Мирча снова его ограничивал. Либо вампир понятия не имел о
том, что его выходки делают с ним... либо эгоистичному принцу просто похуй.
Кас заметался из угла в угол.
— Скажи, как избавиться от тебя.
— Я говорил. Заяви на меня права и, если ты после этого не захочешь меня,
клянусь Ллором, я никогда больше тебя не потревожу.
— Этого не произойдет, — сказал Кас, хотя задавался вопросом, должен ли
он просто взять то, что предлагает Мирча и сорвать свою печать. После этого он
может найти женщину, с которой обзаведется детьми.
Сможет ли он трахнуть другого мужчину? Его тело содрогалось лишь от
одной мысли о проникновении в Мирчу. Если однажды Кас поддастся этому
безрассудному буйству, то окажется внутри принца в течение одного удара
сердца. Доминируя, он заставит вампира стонать.
Поставить высокомерного принца на четвереньки. В такую уязвимую позу.
Кас поправил ладонью свой член.
Его единственная физическая причина не трахнуть Мирчу? Кас боялся, что
слишком быстро кончит.
— Я просто хочу, чтобы ты убрался.
— А если ты передумаешь? Как ты меня найдешь?
Хоть демон и мог телепортироваться туда, где бывал раньше, какая-то
тайная магия Дакии затуманила воспоминания о местонахождении королевства.
Даже такой следопыт, как Кас, никогда не сможет попасть в Дакию снова. Не то,
чтобы он когда-либо хотел вспомнить, как вернуться в это проклятое место!
— Каспион, ты будешь сожалеть.
— Я буду сожалеть также, как ты, когда твой дядя отправился убивать
меня. Спасибо за предупреждение!
Серые глаза сузились.
— Я предупреждал перед твоим уходом, милый. И даже до того, как ты
отправился в Дакию! Но угроза смерти не остановила тебя, не так ли? Но на тебя
так сильно повлияло то, что произошло между нами, что тебе пришлось сбежать
от своих чувств.
Кас не мог с этим поспорить.
— Допустим, так и есть. Но ты ведь мог бы попросить о снисхождении к
своему другу.
— О, к моему другу? Тому, кто предал законы моего народа? Как бы то ни
было, я просил о снисхождении. Я умолял об этом. Но ничего не добился. Я
сделал вид, что смирился, но собирался в лепешку расшибиться, чтобы защитить
тебя.
Если это правда... а урожденные вампиры не могут лгать... то эта новость
слегка усмирила ярость в адрес Мирчи. Все эти годы Кас нес эту ношу.
Сбросив ее, Каса охватило оцепенение.
— Когда Треан пришел за тобой той ночью, я уже был в Абаддоне, готовый
защищать тебя, — сказал Мирча. — Ты был в проклятом борделе до самого утра.
Губы Каса приоткрылись. Он был там. Мирча собирался бросить вызов
великому Принцу Теней? Мирча собирался рисковать своей жизнью. Ради меня.
— Но мой дядя отвлекся, почувствовав Беттину, и так и не добрался до
тебя. А потом он принял участие в турнире. — Ради нее Треан покинул туман
перед тысячами существ, отвернувшись от своего королевства. — После этого я
уже ничего не мог сделать.
— Не напоминай. — Правила турнира управляли их жизнями внутри и за
пределами арены. — Ты видел наш бой с Треаном? — Скажи нет...
— Нет, не видел. Мы с дядями по всему Ллору преследовали нашего нового
короля, пытаясь защитить его и королеву Элизабет, его пару. — Потирая
затылок, Мирча добавил: — Но я слышал о нем.
Лицо Каса запылало.
— Абаддонцы никогда не будут смотреть на меня, как прежде. Треан
отказал мне в почетной смерти.
Еще со времен самоизгнания Кас не был готов встретиться с людьми своего
королевства.
Хотя я скучаю по Беттине. Он не видел ее на протяжении веков.
— Почетной смерти? — усмехнулся Мирча. — После смерти ты не сможешь
насладиться почетом.
Кас не стал с ним спорить; такой испорченный принц, как Мирча, никогда
не поймет.
— Ты сказал Треану, что я твоя пара?
— Сказал.
Теперь злейший враг Каса знает его самую большую слабость.
— И как ты это преподнес? Назвал своей Невестой? Так ты меня
представил?
— Я вижу, как кровь прилила к твоим щекам, — раздраженно выдохнул
Мирча. — Наш вид всегда был широких взглядов, и мы более свободно трактуем
терминологию. Мужчина или женщина, пара есть пара, — сказал он. — Кроме
того, как принц Дакии... которым ты уже являешься, благодаря нашей
судьбоносной связи... не ты будешь представлен другим. Они будут представлены
тебе, потому что ты теперь часть королевской семьи Дома Смотрителей, сердца
нашего королевства.
— Я? Принц?
Мирча кивнул.
— Мы с Миной последние потомки нашего дома. Ты нам нужен, Каспион...
— Заткнись.
От осознания опасности на затылке Каса зашевелились тонкие волоски.
Покатые холмы, окружающие бордель, были слишком неподвижны. Насекомые и
ночные существа затихли. Он огляделся. Вдалеке один за другим
материализовались вампиры.
— Не нужно грубить, деревенщина, — вздохнул Мирча. — Но я готов
отшлифовать не только твой член, но и манеры.
Кас закатил глаза.
— К нам приближаются вампиры.
От них исходила угроза. Отлично. Ему необходимо дать выход эмоциям.
Втянув воздух, Мирча уловив те же запахи. Усмехнувшись, он сказал:
— Ты помнишь наши ночи кровопролития, милый?
— Хватит меня так называть!
Мирча невозмутимо продолжил:
— Наши оппоненты не пахнут, как вампиры Орды. Возможно, Обуздавшие
Жажду. Они могут быть здесь из-за меня, так как король Лотэр похитил и
посадил в тюрьму Кристофа, их короля.
Секундочку, Лотэр?
— Твоя семья короновала Врага Древних?
Как всем было известно, Лотэр настолько же сумасшедший, насколько и
порочный.
— Он законный наследник.
— Зачем, во имя богов, Лотэр похитил Кристофа?
Пожатие плечами.
— Дяде нужно с кем-то играть в шахматы.
— Вся твоя чертова семья безумна.
— Верно подмечено. Мне кажется, что он пленил его еще и потому, что
Кристоф — тайный сводный брат Лотэра со стороны отца. Стороны Орды. Кто
его знает, возможно, это способ Лотэра сблизиться, — еще более серьезно сказал
Мирча. — У Обуздавших Жажду есть мечи, у нас нет.
Обнажив клыки и когти, Кас усмехнулся:
— У меня скоро будет меч.
— Да, конечно. — Мирча вздернул подбородок. — Как и у меня.
Не более, чем в пяти метрах от них, подняв оружие, появились шестеро
вампиров, образуя полукруг. У них были ясные глаза. Обуздавшие Жажду.
Орден обращенных людей, поклявшихся никогда не пить кровь из плоти.
Самый крупный мужчина, очевидный лидер отряда, сказал:
— Как и ожидалось, Мирча Дакийский вернулся к своему любимому
времяпрепровождению.
— Ты намекаешь, что я предсказуем? — фыркнул Мирча. — Как не
сексуально.
Ему совсем пофигу?
Кас предостерег прибывших:
— Вы не хотите бросить мне сегодня вызов.
— Мы не с тобой сражаемся, демон. — Лидер указал мечом на Мирчу. —
Мы хотим только вампира.
Рога Каса распрямились, клыки удлинились. Хотите только вампира? В нем
взревели демонские инстинкты. Эти шестеро попытаются убить Каса, а затем
вырубить Мирчу, чтобы взять его живым. Нет, пока я дышу. Я истреблю их всех.
Нахально приподняв бровь, Мирча спросил:
— Что вы хотите от такой мелкой персоны, как я?
— Ты покажешь нам путь в Дакию.
— Конечно, покажу, ягненочек. — Клыки и когти Мирчи тоже заострились,
глаза почернели. — Все, что вам нужно сделать, это подойти и заполучить меня.

Глава 13

Обуздавшие Жажду разделились, трое атаковали демона, остальные


нацелились на Мирчу.
Самый крупный из трех, размахивая мечом, бросился к Мирче. Мирча
поднырнул под свистящим клинком и совершил молниеносный маневр вокруг
двух других.
Ударив первого в спину, он сломал ему позвоночник и подхватил его
оружие раньше, чем тот упал на землю. Отрубив Обуздавшему голову, он
повернулся к двум оставшимся вампирам. Один из них стремительно атаковал,
но его движения были предсказуемы для Мирчи; он хладнокровно сразил его
одним ударом. Направив меч на последнего из трех, он бросил взгляд на
Каспиона.
Кровь забрызгала половину лица демона, когда он оторвал голову второй
жертве. Каспион схватил меч вампира и использовал обезглавленное тело, чтобы
блокировать последнего из трех Обуздавших.
Глаза демона стали обсидианово-черными, мышцы вздулись, сухожилия
натянулись, как канаты.
Мои боги, посмотрите на него. Мирча любовался им с благоговением. Он так
же великолепен, как и я.
В Каспионе было больше уверенности и смелости, чем раньше... и в тысячу
раз больше свирепости. Потому что враги угрожали его паре?
Эта мысль вызвала у Мирчи восхитительный прилив адреналина...
— Берегись! — крикнул Каспион.
Мирча переместился, уклоняясь от удара мечом, и свернул шею
нападавшему. Теплая влага брызнула на подбородок Мирчи, когда он оторвал
ему голову, и тело рухнуло на землю. У Мирчи больше не было противников, но
у демона оставался еще один.
Боковым зрением он заметил, что Каспион резко развернулся на месте,
словно что-то швырнул. С ужасающим ревом он бросил меч, отправив его в
крутящий полет.
Прямо в меня.
Оружие со свистом пролетело мимо головы Мирчи, срезав прядь его волос.
Он развернулся.
Бах. Меч вонзился в глаз Обуздавшего Жажду, только что
материализовавшегося позади Мирчи с оружием, поднятым для удара. Должно
быть, воин скрывался, выжидая лучший момент.
Мирча свернул мужчине шею и обезглавленное тело упало на землю.
Блять, это было близко.
Он посмотрел на Каспиона. Оставшись без меча... демон пожертвовал им,
чтобы спасти Мирчу... Каспион решил пронзить последнего Обуздавшего
Жажду своими рогами.
Демон метнулся к мужчине размытым пятном клыков и когтей. Когда
Каспион наконец отступил, обезглавленный труп рухнул у его ног. Словно
опомнившись, Каспион отбросил голову, которую держал.
Демон втянул воздух, стараясь уловить есть ли еще какая-то опасность.
Удовлетворившись, он повернулся к Мирче и вытер рукавом рот, размазывая
кровь и пот.
Внутренности Мирчи свело от желания.
Они смотрели друг на друга тяжело дыша. Мирча обдумывал, что сказать.
Я безумно хочу тебя, демон. Нет, слишком резко. Скажи что-нибудь непринужденное.
— Браво, милый. — Он отбросил присвоенный меч. — На твоем счету все
больше смертей, что делает тебя еще сильнее.
В одно мгновение оказавшись возле Мирчи, Каспион сжал его горло. Демон
поднял его за шею высоко в воздух.
— Думаешь, мне нужно больше сил? В Поли я убил врагов больше, чем ты
когда-либо сможешь в своей жизни, пиявка.
Задыхаясь, Мирча прохрипел:
— Справедливое замечание.
Каспион не закончил.
— В следующий раз ты немедленно отправишь своих врагов на тот свет.
Понял меня? Не будешь играть с ними. Хотя нет, ты переместишься прочь еще в
самом начале.
Вау, он волнуется обо мне. Мирча не мог дышать; на его губах застыла
улыбка.
— И что я напрягаюсь, объясняя это тебе?
Каспиан отшвырнул его, но Мирча переместился и оказался на ногах.
Когда демон достал фляжку из кармана куртки, Мирча узнал запах
демонского варева. Не из дешевых. Неужели Каспион действительно разбогател
за эти столетия?
Жаль. Мирча любил баловать демона. Потирая шею, он прохрипел:
— Раньше ты никогда не хотел, чтобы я перемещался прочь, даже говорил,
что я непревзойденный боец. — Мина была не единственным талантливым
фехтовальщиком в семье. Все Дакийцы были искусны в обращении с оружием,
но Мирча стал экспертом, просто чтобы не отставать от нее. — Так что
изменилось? Может быть, ты беспокоишься о своей паре?
— Ты не моя пара!
Еще один глоток из фляжки.
— Как ты объяснишь свое беспокойство? Я, возможно, не так силен, как ты,
демон, но я Дакиец; я могу о себе позаботиться.
— Тогда почему мне пришлось орать, чтобы ты оглянулся? Что если бы
меня не было здесь, чтобы предупредить тебя?
— Это твоя вина, что я отвлекся. — Взгляд Мирчи блуждал по телу
Каспиона. — Я восторгался своим мужчиной. Твой стиль боя изменился.
— Это произошло со временем. Что с того?
— И ты более агрессивен... потому что твои инстинкты кричат защищать
меня.

*****

Будь он проклят за то, что прав. Страх за Мирчу потряс его. Когда позади
него появился прятавшийся Обуздавший жажду...
— Но со временем ты привыкнешь к этим инстинктам, и мы продолжим
быть феноменальной командой. Мирча указал на кровавую бойню. — Посмотри
вокруг, демон. Мы могли бы преуспеть в этом.
— В чем?
— В совместной жизни. И все в этом духе. — У него загорелись глаза, и он
добавил: — Давай проведем остаток вечности сражаясь и трахаясь.
— Тебе когда-нибудь приходило в голову, что я хочу от жизни большего,
чем сражаться и трахаться? Я давно мечтаю о потомстве. Если я приму тебя, как
пару, я навсегда распрощаюсь с надеждой на это.
Мирча моргнул.
— Самовлюбленная пиявка! Ты даже не думал об этом?
— Мне тридцать. Я вообще мало о чем думаю. — В ответ на презрительный
взгляд Каса Мирча закатил глаза. — Некоторые из нас не становятся вдруг на
пять веков старше.
— Ты знаешь, что я хочу семью. Я довольно часто говорил об этом. Род,
который останется после меня? Ничего не припоминаешь? Для тебя это было
всего несколько недель назад!
— Я просто думал ты... передумаешь. Вместе мы бы нашли другие
интересы.
— Обалдеть. Другие чертовы интересы? Трахаться и сражаться?
С упрямством во взгляде вампир сказал:
— Возможно.
— Ты не считаешься ни с кем, кроме себя! Как ты вообще стал моим
другом? Ты просто эгоистичный игрок, не думающий о будущем... — Он умолк,
когда Мирча несколько раз сплюнул. — Ты вообще меня слушаешь?
— Я случайно попробовал чужую кровь. Мерзость!
Кас рассмеялся над ним.
— Тебя избаловала моя кровь. И тебе будет еще хуже, когда я лишу тебя ее.
Мирча вытер рот ладонью.
— Ты готов отказаться от этого... даже если лишая меня источника сил,
лишишь удовольствия и себя?
На это у Каса не было аргументов; отдавать кровь это... экстаз.
Затянувшиеся проколы на его шее ощущались пустыми... как будто кожа ныла в
ожидании еще одного укуса. Чтобы почувствовать наполненность.
— Если бы я никогда не испытал, каково это — делиться кровью, я бы не
познал эту зависимость. Но ты навязал мне свой укус!
— Я признаю, что это не лучший мой поступок. — Мирча откинул
длинные волосы с лица. — Я был в плену пробуждения.
Кас снова удивился. Он никогда не слышал о мужчинах, нашедших пару в
столь молодом возрасте.
— Ты пил из меня... ты увидишь во сне мое прошлое?
В котором он был голодным маленьким беспризорником, прозванным
Попрошайкой.
В то время в нем было достаточно гордости, чтобы мучиться от стыда
часами напролет.
Кас вспомнил клятву, которую дал себе, когда ему было семь лет: «Однажды,
когда мне больше не придется носить лохмотья и попрошайничать, я дам себе новое
имя, гордое имя».
Он дал. Он преуспел и сдержал обещание. Но он никогда не сможет стереть
свое прошлое...
Жалящий снег под босыми ногами. Лачуга, которую он называл домом.
Безжалостный голод. Жестокость других: «Если ты хочешь это угощение,
Попрошайка, ты съешь его, только когда мы добавим немного специй».
Увидит ли Мирча Каса ребенком, рыдающим на четвереньках?
— Возможно увижу, — ответил Мирча. — Поскольку я испил прямо из
твоих упругих, теплых вен.
— Ты не имел права! — Вдохнув, чтобы успокоиться, он продолжил: — Я
думал великие Дакийцы не пьют из плоти.
— Мы и не пили, пока не провозгласили Лотэра королем. Он очень...
прогрессивный. Все наше королевство кардинально меняется.
— Из скольких еще ты пил помимо меня?
Кас почувствовал отвращение от мысли, что Мирча погружает клыки в
кого-то другого.
— Не из кого. Я буду пить только из своей пары.
— О, ради своей пары ты будешь держать свои клыки во рту. Но будешь ли
ты держать свой член в штанах?
Мирча расправил плечи.
— Да.
— И как долго это продлится до того, как тебе наскучит, и ты загуляешь?
Ты всегда так жил. Боялся простой перспективы быть верным своей паре.
— Если бы я знал, что у меня будет такая пара, как ты, я бы бросился в омут
с головой.
Сладкоречивый вампир.
— В нашей первой беседе ты охарактеризовал моногамию, как адское
неудобство. Помнишь, как ты сравнил ее с преследованием кабана, который уже
завален? — Он пристально посмотрел на Мирчу. — Ты забыл... я тебя знаю.
— Именно по этой причине ты сомневаешься насчет меня? Или это потому,
что я мужчина?
Кас сжал переносицу.
— Ты бы хотел, чтобы это было так просто, да? Тогда ты свалишь всю вину
на меня вместо того, чтобы обратить внимание на собственные недостатки. Ты
когда-нибудь думал, что проблема заключается именно в тебе? Может быть, я не
против того факта, что у тебя есть член. Может быть, я против того, что у твоего
члена есть ты.
Мирча нахмурился.
— Что, черт возьми, это значит?
— Я старый демон, с устоявшимися принципами, но я развиваюсь. Если
пара, о которой я мечтаю, была бы в этой физической оболочке... — Он махнул в
сторону Мирчи, обводя рукой его силуэт с головы до ног. — Я бы с радостью
принял свою судьбу. Но ты не моя мечта. И никогда не будешь. Чем скорее ты
это поймешь, тем меньше боли испытаешь.
— Мечты могут измениться. Я знаю это, как никто другой. Со временем я
смогу тебя убедить.
— Со временем? — Каса прищурился. — Как ты находишь меня?
— Я предполагал, что ты вернешься в этот дворец. Но на всякий случай у
меня есть магический талисман Треана. — Мирча показал его, вытащив
ограненный кристалл из кармана брюк. — Он передавался в его семье... Доме
Теней... из поколения в поколение. Так он нашел тебя в Абаддоне.
Кристалл приковал к себе пристальный взгляд Каса.
— Когда я несколько недель не мог тебя найти, мой дядя доверил мне
бесценный кристалл, потому что знает, насколько ты для меня важен. Он
сожалеет о том, как обошелся с тобой. Когда вы сражались, он находился под
воздействием яда.
Если бы не этот кристалл, Треан никогда бы не нашел Абаддон и не
принял участие в турнире. Кас мог победить, жениться на своей подруге и
остался бы любимчиком своего народа. Он был бы королем того самого
измерения, в котором его презирали.
Вместо этого он вернулся через пять веков, проведенных в аду, как раз
вовремя, чтобы испорченный, распутный королевич преследовал его... используя
тот же ебаный кристалл!
Рука Каса дернулась вперед и схватила его. Проклятие всей моей чертовой
жизни! Обнажив клыки, он сжал кулак со всей новообретенной силой.
Под недоверчивым взглядом Мирчи Кас раздавил талисман... раздавил и
развеял сверкающую пыль по ночном ветру.
— Попробуй найти меня сейчас.
После этих слов он телепортировался.

*****

Брошенный среди останков Обуздавших жажду, Мирча пнул ногой


оторванную голову. Черт возьми! Каким-то образом он потерял контроль над
ситуацией со своей парой... и навсегда потерял магический кристалл.
Как он теперь найдет Каспиона? К счастью, Мирча гений и что-нибудь
придумает. Скоро.
Что же ему делать до тех пор? Как и говорила Мина, у Каспиона были
другие доводы не быть с Мирчей. Он резко выдохнул. Развиваться как личность?
Должен быть другой выход...
Ага! Ослепленный идеей, он переместился в Дакию, в лабораторию глубоко
в недрах замка.
Огонь из большого камина освещал столы, заваленные тайными
магическими предметами. Из колб стелился желтый дым. Засушенные части тел
животных и пучки растений свисали со стеллажей.
Мирча огляделся, но никого не обнаружил.
— Бэлери! Где ты? Мне нужна твоя помощь!
Из задней комнаты вышла хорошенькая фея с остроконечными ушами и
темными волосами, завязанными на макушке.
— Что на этот раз? — Она вытерла руки о рабочий фартук, оставив пятна
зеленой слизи. — Ты вопишь хуже Лотэра.
Бэлери была зельеваром и оракулом; ее вездесущий мешочек с костями
предсказаний был закреплен на поясе.
Кости, поведавшие мне о моей паре.
— Это срочно! Мой демон хочет детей. Я не думаю, что ты или кто-то из
твоих знакомых сможет превратить меня в женщину на год?
Она закатила карие глаза.
— Есть более простой способ сделать это, вампир.
— Какой? Скажи мне. — Он подавил порыв схватить ее за руки; у Бэлери
была ядовитая кожа. — Пожалуйста.
— Тебе понадобится яйцеклетка.
— Да! Яйцеклетка. — Пауза. — И что мне делать с яйцеклеткой? — Мирча
подозрительно прищурился. — Какая яйцеклетка?
Глядя в потолок, она пробормотала:
— Мужчины. — Бэлери снова перевела на него взгляд. — Тебе понадобится
вампирская или демонская яйцеклетка. Хотя на самом деле любого вида. Но
только не кого-то из гигантов. Затраты на пропитание, — добавила она со
знанием дела.
— Предположим, я ее раздобуду. Что дальше?
— Немного моей магии и семя демона или твое... ну или микс...
оплодотворит яйцеклетку. И вы будете готовы к следующему шагу: найти
женщину, которая выносит ваш комочек радости.
Женщину? Мина сделает это! Женщины обожают рожать детей.
— После беременности, срок которой будет зависеть от вида, вы с парой
обзаведетесь потомством.
— Ты делала это раньше?
— Конечно. — Она усмехнулась. — Ты действительно тридцатилетний
юнец, принц.
Он вздохнул.
— Тогда я верю.
— Некоторым предопределенным судьбой парам требуется
дополнительная помощь для воспроизведения. Ты и твоя пара не первые и не
последние.
Мирча представил себя и Каспиона родителями, гуляющих с карапузом, и
ухмыльнулся. Какая возможность!
— Звучит идеально. Я готов платить золотом и доверить тебе решение всех
аспектов этого вопроса. — Он великодушно взмахнул рукой.
Ее глаза широко распахнулись.
— Вон из моей лабы, Мирча! ВОН!
— Постой, постой! Я пошутил. Как обычно. Я на полном серьезе сверну
горы, чтобы дать моей паре все, что ему нужно. Так как мне раздобыть
яйцеклетку?
— У меня должно быть где-то здесь несколько яйцеклеток.
Она открыла и закрыла пару ящиков.
— Мне она пока не нужна. У него все еще не сорвана печать.
И без кристалла Мирча даже не сможет найти Каспиона, чтобы сообщить
ему хорошие новости. Ох, но Мирча знает предпочтения демона. Он выследит
охотника.
Ты можешь телепортироваться, моя пара, но ты не сможешь спрятаться.
— Не сорвана печать? — спросила Бэлери. — С этим я не могу тебе помочь.
Приходи, когда на тебе будет метка твоего демона.
Когда Каспион заявит права на Мирчу, он укусит его шею, оставляя
навсегда свою демонскую метку. Скоро.
— Я приду. Спасибо, Бэлери. — Он послал ей воздушный поцелуй.
Переместившись после этого в покои Мины, он позвал: — Сестра, мне нужна
крохотная услуга.

Глава 14

Схожу с ума... Последние четыре дня Кас ни на чем не мог сосредоточиться.


Сжав голову руками, он сидел на кровати в убежище на берегу моря. Время
шло так адски медленно, что ему казалось, что он вернулся в Поли.
Кас пытался забыться в чтении, но не мог сосредоточиться. Он все ждал, что
Мирча появится здесь, хотя теперь это было невозможно. Никто не знал об
уединенном бунгало в Сокрытых Морях и у Мирчи не было кристалла.
Зачем Кас раздавил его вместо того, чтобы украсть? Не контролирующий
себя идиот!
Возможно, взыграла демонская агрессивность... потому что он отказывался
заявлять права на того, кто предначертан ему судьбой.
Нет, сопротивляйся. Мирча, может, и нашел в нем свою пару, но это еще не
значит, что это взаимно.
Тогда почему же у Каса было такое ощущение, что его внутренности
скрутило?
Он потянулся за бутылкой варева на тумбочке. Вытащив пробку зубами, он
жадно сделал глоток, но ничто не могло стереть воспоминание о сочном семени
Мирчи на его губах.
С тех пор этот вкус выжигал рассудок Каса и пробуждал ненужные мысли.
Его семя для меня одного. Даже сейчас его когти заострились, а рога выпрямились.
Он пробудил Мирчу, вернув его к жизни. Тело вампира принадлежит мне.
Борись с этим. Кас подумывал воспользоваться куртизанкой... или пятью...
но слова Мирчи продолжали эхом звучать в его голове: «Клянусь Ллором, каждый
раз, когда ты будешь внутри женщины, я тоже буду... я позволю мужчинам трахнуть
меня».
Что если пиявка действительно держит свой член в штанах? Если он
услышит о выходках Каса, Мирча будет вынужден соблюдать условия этой
нелепой клятвы.
Разве мог Кас с наслаждением трахать кого-то, если это приведет к тому,
что какой-то другой мужик будет трахать Мирчу?
Ревность вела в счете. Он вскочил на ноги и протаранил изнывающими
рогами стену, добавляя новые дыры к тем, что уже и так были по всей комнате.
— Убью его за это!
Этот вампир перевернул его внутренний мир.
Чувственный, смеющийся Мирча. С насмешкой в серых глазах и
наплевательским отношением.
Кас потер ладонью вставший член. Было ощущение, что его кожа
натянулась, а руки и ноги отяжелели. Он вдруг осознал: после того, как из него
дважды пил Мирча, его тело изменилось, вырабатывая больше крови...
адаптируясь к аппетитам вампира. Вены Каса были наполнены до краев. Из-за
этого излишка его член оставался твердым, как титановый стержень.
Я ебаный хозяин паразита. Еще один исход, который он не контролировал.
Взревев, он пробил кулаком стену, добавляя еще одно дыру.
Накатил приступ клаустрофобии, сдавило горло. Нужна работа. Все, что
угодно, лишь бы отвлечься. Схватив куртку и портупею с мечом, Кас переместился
в Красный Флаг, таверну в Новом Орлеане, обслуживающую охотников за
головами. Он узнал нескольких.
Группа львов перевертышей и берсеркер играли в кости в задней части
таверны. Несколько демонов дыма отдыхали у камина.
По пути к бару Кас прошел мимо длинной стены, заполненной
объявлениями о награде за голову. Каждый раз, когда кто-либо предлагал
вознаграждении в любом уголке Ллора, копия мистическим образом появлялась
здесь и во всех подобных заведениях. Если охотник снимал объявление, оно
исчезало отовсюду, и он был обязан выполнить задание, иначе — смерть.
В зависимости от размеров гонорара и сложности, задания располагались
по порядку от столь простого, как обнаружение неодушевленного предмета, до
самого экстремального... поимка чародея в его неприступной крепости в Поли.
Перед уходом Кас выберет сложную задачу для охоты... но не слишком
сложную, не раньше, чем приведет голову в порядок.
Садясь у бара, он вспомнил, как начал работать на этой стезе, наткнувшись
на роковое объявление РАЗЫСКИВАЕТСЯ, когда ему было двенадцать. Он не
умел читать, но он подслушал у детей, прочитавших объявление вслух. Знатный
демон потерял свою карликовую адскую гончую, Кас заметил пропажу, когда
она, принюхиваясь, бегала по трущобам.
Легко. Кас доставил адскую гончую его хозяину, получив денег больше, чем
когда-либо видел. Он обнаружил, что у него талант находить потерявшихся
домашних животных и сувениры. Через два года он заработал такую
репутацию... превратившись из Попрошайки в Охотника... что другие охотники
переместили его в эту таверну, в «высшую лигу». Охоту за головами...
К нему подошел седеющий демон, работающий барменом.
— Все гадал, когда ты появишься. — Леяк, отошедший от дел охотник и
фактический наставник Каса, был такой же неотъемлемой частью этого места,
как и стена объявлений. — Варева, сынок?
В отличие от большинства бессмертных, седой Леяк продолжал медленно
стареть, его лицо покрылось морщинами и потерлись рога. Должно быть, в его
роду был смертный предок.
— Как всегда. — Когда Леяк налил дорогой выдержанный напиток, Кас
спросил: — Мы что-нибудь празднуем?
Демон закатил глаза.
— Полагаю, теперь у тебя много золота.
— С чего бы?
— Почти все объявления, связанные с Поли, исчезали с этой стены за
считанные секунды. Подозреваю, что ты гребешь деньги лопатой.
Так и есть. Отбросы Ллора часто скрывались в том измерении. Кас
изыскивал там новые уведомления в убогом баре охотников. Он собирал их одно
за другим, словно паук в паутине.
— От тебя ничто не ускользнет.
В те годы проницательный охотник понял, что Кас не мог прочитать
объявления. Вместо того, чтобы насмехаться над ним, Леяк некоторые из них
читал вслух, как будто комментируя, никогда не позволяя другим охотникам
понять, что Кас не умеет читать.
Леяк единственный верил, что четырнадцатилетний Кас сможет получить
награду за поимку первого живого существа. Позже старый демон сказал:
— Ты шел по этому следу, как Каспион-тигр, сынок!
Касу понравилось это прозвище, так он и решил себя называть...
— Уверен, ты не ищешь работу, — сказал сейчас Леяк. — Видишь ли,
сынок, когда люди зарабатывают кучу денег, они, так сказать, отходят от дел.
— Пытаюсь занять себя чем-нибудь.
Сделав глоток, Кас вернулся мыслями к Мирче. Что если и другие
Обуздавшие Жажду преследуют вампира? Мирча путешествовал вне Дакии
чаще, чем кто-либо из его семьи... за исключением Треана, который слишком
силен, чтобы обращенные люди посмели бросить ему вызов.
Обуздавшие Жажду знали, где искать Мирчу. Они отправят еще один
отряд. И еще один. Мирча никогда не будет в безопасности. Что если его уже
схватили?
Смогу ли я когда-нибудь найти его? В Касе разгорался инстинкт охотника...
— Какой-то парень прошлой ночью упоминал твое имя, — сказал Леяк. —
Вампир.
Кас проклял всплеск волнения, вызванный словами демона.
— О?
— С чистыми глазами. Довольно очаровательный для пиявки.
Мирча решил влезть во все сферы его жизни? Когда когти Каса резко
удлинились, он впился ими в ладони. Вспышка боли вызвала безумное желание
накормить вампира и освободиться от излишка крови.
— Не могу сказать, что я удивлен. Он ищет меня.
Леяк моргнул.
— Он не спрашивал, как тебя найти. Лишь воспользовался твоим именем,
чтобы войти сюда.
Каса охватил озноб.
— Ты хочешь сказать, он взял работу?
Взгляд Леяка переместился на стену, где одно древнее объявление явно
отсутствовало.
— Я хочу сказать, что он взял работу.

Глава 15

— Какого черта, вампир?


Демон вытолкнул Мирчу из Красного Флага через наносекунду после того,
как тот заявился.
— Какие-то проблемы, милый?
Мирча позаботился о том, чтобы охотники знали, что он вернется сегодня.
Каспион отпустил его.
— Ты понятия не имеешь, что ты сделал!
Мирча оправил плащ.
— Ты выглядишь напряженным.
Преуменьшение.
Мышцы демона были натянуты, зубы стиснуты. Его член был в
полутвердом состоянии и становился все больше.
— Напряженным? Напряженным???
— Ну да. — Но лицо Каспиона было утомленным. Эти четыре дня были
сложными не только для меня. Мирча давился чашками не-Каспионовой крови,
только чтобы сохранить вес. В его молодом возрасте пропускать кормления было
чревато. — Если ты хочешь минутку, чтобы успокоиться, у меня есть дела
внутри.
Каспион бросил на него озадаченный взгляд.
— Ты никуда не пойдешь.
— Не пойду?
— Ты знаешь, что обязан выполнить какую бы то ни было задачу, которую
снял со стены? Если провалишься, другие охотники придут за тобой. Убить тебя.
— Возможно, кто-то намекал на это.
После того, как Мирча сорвал листок. Смешно, господа, ооооочень смешно.
Каспион провел рукой по лицу.
— Как ты вообще узнал, как попасть в таверну?
— Ты как-то упоминал об этом.
Он описал таверну, как место встречи и обмена информацией для
охотников. Поскольку у Мирчи не было никаких альтернатив для поиска
Каспиона, он установил ловушку.
— Давай посмотрим, что за работа. — Демон щелкнул пальцами. — Сейчас.
— Не нужно быть грубой деревенщиной. — Мирча достал объявление и
развернул его. — Позволь, я прочитаю ее для...
Каспион вырвал бумажку.
— Я уже умею читать.
— Моя блистательная пара. — Каспион взглянул на внезапную улыбку
Мирчи. — Меня переполняет гордость за тебя. Я говорил, что ты прочтешь все те
книги. Только я думал, что сам научу тебя.
Потянув за воротник, он грубо сказал:
— Сам научился.
Мирча вздохнул.
— Разве я не хвалил тебя постоянно за твой выдающийся интеллект?
Демон нахмурился.
— Мы можем вернуться к этому?
И прочитал:

РАЗЫСКИВАЕТСЯ!

Живой или мертвый

Адхам «Силт» Харея, Чародей, Король Песка


Убийца, каннибал, клятвопреступник, вершитель темных обрядов и беглец
от закона

Последний раз замечен: Сфера Потерянных Лет

Награда: Сорок монет драконьего золота.

Предложено Тюремщиками

Губы Каса приоткрылись.


— Как ты мог... почему ты выбрал именно это?
Оно выглядело, как идеальная работа за большие деньги, о которых всегда
беспокоился демон. По крайней мере, в прошлом.
— Потому что я очень хочу побывать в Поли.
Увидеть, где жила его пара... вдали от меня... так долго.
— Просто побывать в Поли, — повторил Каспион. — Ты даже не знаешь, с
чего начинать выслеживание добычи.
— Согласен. Вот если бы только у меня был магический кристалл. — Он
постучал себя по подбородку. — О, постой...
— Ты заслужил это и даже больше.
Пожатие плечами.
— Поскольку ты лишил меня возможности использовать кристалл, ты
должен показать мне что к чему. Мы могли бы потом разделить нехилую
награду. Ты знаешь, как сильно ценится золото дракона?
— Мне не нужны деньги, пиявка! В Поли я заработал достаточно.
— Точно... ты же знаешь ту местность.
— Есть причина, по которой эту работу еще никто не выполнил, —
раздраженно сказал Каспион. — Это невозможно.
— Если мы будем работать вместе, я уверен мы сможем найти одного
случайно выбранного чародея.
Кроме того, Мирче не терпелось использовать шанс, проявить себя перед
своей парой.
— Я уже могу его найти. Ты думаешь, прожив там несколько столетий, я и
не подозревал о самой желанной в сфере награде?
— Тогда почему ты не претендовал на нее?
— Ты хотя бы прочитал объявление, прежде чем взять его?
— Конечно. — Он обратил внимание на вознаграждение и
местоположение.
— Логово этого чародея защищено как физически, так и мистически.
Никто не может пробиться через охраняющих его монстров, а чары не
позволяют никому переместится мимо них.
Мирча достал из плаща флягу с кровавой медовухой.
— Поясни.
— Пирамида Харея, напоминающая крепость, расположена в центе
огромной долины, на которую он наложил заклинание, запрещающее
телепортацию. Каждый, кто попытается, потерпит неудачу и будет поглощен
песками. А еще в этой долине обитают Вендиго. Голодные. Их там сотни.
Вендиго — существа, как зомби, но молниеносные. Мирча слышал истории
о том, как лишь один из них уничтожал целые поселения бессмертных.
— Мы справимся с ними. Я великий фехтовальщик, помнишь?
— Чтобы приблизиться к крепости, тебе придется обойти Вендиго, а потом
пересечь пустыню, окружающую пирамиду. Которая в свою очередь кишит
галгами... живыми зыбучими ловушками.
— Звучит ужасно. Но мы можем провести разведку, отметить их
местонахождение и обойти.
— Ты можешь. Только вот галги перемещаются с места на место. Они чуют
свою жертву и атакуют. Допустим, ты минуешь их и останешься жив... не
переместившись ни разу... ты все равно натолкнешься на магическое ограждение
вокруг крепости и на песчаных сцилл.
— Хочу ли я вообще знать об этом?
— Это прячущиеся в норах под пирамидой гигантские существа со
щупальцами. Если нарушитель оказывается слишком близко, они выстреливают
щупальцами на поверхность, утаскивают вниз и пожирают неосторожных.
Остается только надежда, что ты задохнешься в песке прежде, чем начнется
процесс пищеварения.
Мирча слышал о столь милых сценариях.
— Я с трудом верю, что в эту крепость невозможно проникнуть. Я из
сферы, куда невозможно проникнуть. — По крайней мере, пока Лотэр не
выполнил свое обещание открыть двери настежь. — Имея цель в поле
видимости, есть чародеи и ведьмы, которые могут обойти подобные меры
безопасности.
Кас покачал головой.
— Большинство из тех, кто может преодолеть эти барьеры, не станут этого
делать.
— Почему?
— Из уважения к заклинаниям своих братьев. К тому же эти хакеры
заклинаний, вероятно, сами в бегах от охотников за их собственными головами.
Никто из них не захочет встретиться с Тюремщиками.
— Что в них такого страшного? — спросил Мирча. — Звучит похоже на
твою типичную Ллореанскую шайку.
— Они призраки полубоги, выполняющие функции патруля Ллора. Они
изолируют инфицированных Ллореанцев, пленяют всех людей, которые
распространяют доказательства существования нашего мира и отправляют
злобных бессмертных на пожизненные муки.
— Инфицированных Ллореанцев?
Каспион кивнул.
— Пораженных чумой вампиров, упырей, зомби. Есть причина, почему
Вендиго не наводняют сферу смертных.
— Откуда берутся эти объявления о наградах? — спросил Мирча.
— Никто точно не знает, но ходят слухи о тюрьме бессмертных.
Мирча застыл.
— Смертные посадили моего дядю в подобное место.
Даже такой древний бессмертный, как Лотэр, едва выбрался оттуда живым.
— Это должно быть целое измерение, но никто не может подтвердить или
опровергнуть его существование. Итог: Тюремщики — не тот тип существ, с
которыми ты захочешь иметь дело.
— Я не боюсь встретиться с ними. Я не делал зла. Ну, не что-то из ряда вон
выходящее, — пожал плечами Мирча. — Ты обозначил несколько серьезных
проблем, осложняющих мое задание. Все больше и больше эта операция... или
оп, как любим говорить мы, охотники за головами... начинает звучать, как
«миссия невыполнима». К счастью для нас, я вампир многих талантов. Не только
сексуальных.
— Ты не слушаешь...
Каспион сжал переносицу.
— Откуда ты так много знаешь об этом?
— Все последние пять столетий я перемещался на край этой долины,
всякий раз, когда слышал, что охотник идет за Харея, чтобы изучить попытку.
Большинство уничтожали Вендиго. С остальными справлялись галги. Лишь
один... крылатый демон... приблизился к мистическому барьеру пирамиды.
Сцилла утащила его вниз. Все они были талантливыми охотниками, многих я
знал. Я наблюдал их попытки, и я наблюдал их смерть. И теперь ты должен
участвовать в этой охоте, иначе тебя убьют! — Он запустил пальцы во
взъерошенные волосы. — Мирча, я уже не могу ничего исправить.
— В любом случае, я проклят?
Каспион прохрипел:
— Да.
— Тише, тише. — Он похлопал Демона по плечу. — Если мои дни сочтены,
мы должны идти. Последнее приключение!
У Каспиона округлились глаза.
— Ты импульсивный, безрассудный ребенок, тебе не терпится умереть?
— У меня есть пара мыслей на этот счет. — На недоверчивый взгляд
демона он сказал: — Я планирую проскользнуть сквозь всю систему защиты.
Единственная опасность, как бы не умереть от скуки.
— Высокомерная пиявка. О чем ты болтаешь?
— Предусмотрел ли колдун защиту от способностей «мифического» вида?
Дакийцы могут превращаться в туман. Теперь, когда ты пробудил меня, я могу
превратить и тебя.
Каспион изумленно вздохнул.
Мирча усмехнулся реакции.
— Не такая уж импульсивная пиявка, да?
Оправившись от удивления, Кас сказал:
— Если ты утратишь концентрацию, как в стычке с Обуздавшими жажду,
ты погибнешь. Я не всегда смогу защитить тебя.
Мирча расправил плечи.
— Я справлюсь сам, демон. Ты забыл, я не спрашиваю у тебя разрешения. Я
приглашаю тебя... на свою оп. Возможно, мне стоит пригласить другого
охотника? — Он развернулся к таверне.
Разочарованно застонав, демон переместился и встал напротив него.
— Даже если мы каким-то образом прорвемся в крепость, нам все еще
нужно будет захватить чародея, а Харея не просто какой-то случайный
военачальник из Поли. У меня есть мистические наручники, которые ослабят его
магию, но пока не наденем на него кандалы, мы рискуем.
— Какой силой он обладает?
— Харея Чародей, Король Песка, это значит, что он контролирует каждую
его песчинку. Уж поверь мне, в Поли у него много боеприпасов. И он древний...
некоторые говорят, что великие пирамиды его рук дело.
— Звучит так, будто он из высшей лиги. К счастью, мы тоже. Ты
пятисотлетний демон смерти, который совершил множество убийств, я Дакиец,
а этим уже все сказано. Мы непобедимы.
— Ты серьезен в своих намерениях. — Глубоко вздохнув, Каспион сказал: —
Хорошо. Я помогу тебе, снова спасу твою задницу.
Он был немного шокирован, что Каспион согласился.
— Отлично.
Ткнув указательным пальцем в лицо Мирчи, демон сказал:
— Ты ни с кем там не разговариваешь. Ни на кого не смотришь. Ничего не
трогаешь.
— Да, сэр! — сказал Мирча, борясь с улыбкой. — Будут еще какие-то
приказы?
— Ага. Надень ебаную рубашку.

Глава 16

Ветер в Поли может содрать кожу до костей. И обнаженная грудь Мирчи не


самая хорошая идея.
Вернувшись одетым в облегающую черную рубашку, вампир одарил Каса
распутной ухмылкой.
— Я прошел осмотр? — спросил он, полностью осознавая свою сексуальную
привлекательность.
Кас понимал, что он пользуется ею, как оружием.
— Пройдешь, — сказал он небрежно, хотя его член дернулся лишь от
одной усмешки. — Из этой сферы невозможно предугадать день в Поли или
ночь. Мы можем оказаться под полуденным солнцем, поэтому сначала я
перемещу тебя в убежище. — Несколько имеющихся в Поли баров заполнены
беспощадными существами... которые могли оказаться для Мирчи столь же
смертельными, как и солнце... поэтому Касу придется взять его в свой прежний
дом. — Возможно, нам придется переждать.
Еще выжидать в Поли? Только Кас успел подумать, что он свободен от этой
адской дыры, как его снова затянуло обратно.
Они на самом деле собираются это сделать? Не похоже, что у них есть
варианты. Для мужчины, который чтил право выбора, у Каса его не было...
поскольку Мирча вел себя так безрассудно. Что ожидаемо, учитывая его возраст.
Хотел ли Кас эту награду? Конечно. Но он также помнил, что почувствовал,
наблюдая за боем Мирчи. Слишком рискованно. Смиренно выдохнув, он схватил
вампира за руку и телепортировал его в изолированную пещеру в северных
горах Поли.
Кас отпустил его и в темноте подошел к фонарю. Когда свет прогнал мрак,
он попытался увидеть это место глазами Мирчи.
Помещение было спартанским и организовано с военной точностью.
Ящики с оружием и снаряжением выстроены в ряд у одной стены. Торфяные
поленья у другой. Кровать представляла собой груду мехов, сваленных на
приподнятом над полом выступе скалы. У ямы для огня пятна копоти тянулись
до потолка пещеры.
Завывающие снаружи ветра хлестали лоскутом брезента, который заменял
дверь. Переместившись к выходу, Каспион выглянул наружу.
— Сейчас ночь, но недостаточно поздняя. — Он вернулся и присел на
ящик. — Мы отправимся через час.
Вампир бродил по пещере.
— Это одна из твоих стоянок?
Что может почерпнуть о жизни Каса, осмотрев его жилище, такой умный
мужчина, как Мирча?
— Это мой дом, милый дом.
— Ты веками жил в этой мрачной, маленькой пещере? — Голос
избалованного королевича был преисполнен ужаса.
— В отличие от тебя мне многого не надо.
Кас привык к малому.
— Почему ты оставил здесь снаряжение?
Вампир переместился к одному из ящиков и открыл крышку.
— Всегда хорошо иметь запасной аэродром.
Глаза Мирчи расширились, когда он увидел содержимое ящика.
— Столько книг. — Он пролистал несколько.
Вампир обещал Касу, что однажды он будет читать. Кас поверил ему и
надрывал задницу, чтобы научиться. Он мог читать даже на Демоническом.
Заметил ли Мирча, что у Каса были все книги, названия которых принц
когда-то ему читал?
Если и так, Мирча это не прокомментировал, просто закрыл ящик. Но его
настроение, казалось, стало лучше.
— Что ты ел?
— Все, что удавалось поймать. — В основном, рептилий.
— А женщины? — Мирча опустился на меха для сна.
Сколько раз Кас представлял вампира на этих мехах? И я доминировал и
контролировал. Чтобы отвлечься, он настрогал немного щепок и взял парочку
торфяных поленьев, чтобы развести огонь.
— С женщинами была напряженка. — Аппетит Каса к сексу увеличивался
прямо пропорционально его растущей силе, но у него было всего несколько
вариантов для решения этого вопроса. — Я был в таверне аванпоста не просто
так.
Мирча поджал губы.
— Не думал, что ты так аскетичен.
— Я наслаждаюсь комфортом во всем. Но Поли предлагает не так уж много.
— Видимо, ты действительно хотел быть подальше. От меня.
— Не все вертится вокруг тебя, пиявка. — Но разве не большая часть?
— Тогда расскажи мне, в чем было твое искупление?
— Я хотел стать сильнее и заработать денег. — Перед тем, как покинуть
Абаддон, он поклялся Беттине: «Я сделаю все... все... чтобы никогда больше не
познать такого поражения». — Я пообещал себе, что останусь, пока не сколочу
достаточного состояния и не совершу достаточно убийств. На достижение этих
целей у меня ушло пятьсот лет.
Глядя чуть правее Каса, Мирча спросил:
— Ты думал обо мне?
В какие-то минуты меньше, чем в другие.
— Возможно, иногда.
Кас не понимал, как сильно он будет жаждать простого дружеского общения
с Мирчей, пока не потерял его. Он постоянно скучал по своему лучшему другу.
Но ночью, находясь в одиночестве в этой пещере, он замечал, что его мысли
становятся... все темнее.
Вспоминая их поцелуй, он мастурбировал, в его голове рождались грязные
фантазии о Мирче. Кас дрочил до плавящего кости освобождения, крича с
равной долей удовольствия и разочарования.
Он вспомнил о том, как последний раз доставлял себе здесь удовольствие.
Кас развязывает штаны и приказывает Мирче сосать... серые глаза принца
светятся, когда он опускается на колени... использует горячий вампирский рот... дает
Мирче свою сперму... вампир принимает ее, как должное, и кусает член Каса...
Эта фантазия заставила его кончить так сильно, что у него выгнулась
спина.
Кас одернул куртку, чтобы скрыть дикий стояк. Боги всемогущие.
Отвратительно.
— Лишь иногда, демон? — Слова Мирчи вырвали Каса из его
воспоминаний. — По крайней мере, один из нас может врать. Держу пари, ты
думал обо мне и ласкал свой аппетитный член на этих самых мехах. — Мирча
провел по ним пальцами, его бледная вампирская кожа резко выделялась на
шелковисто-черном фоне.
Пощади. Эти искусные пальцы обхватывали член Каса несколько ночей
назад, лаская его рядом с собственным членом Мирчи. Этот скользкий от спермы
захват...
— Как долго ты будешь отрицать, что я твой? — спросил Мирча. — Ты
видел свое предсемя. Ты же знаешь, что оно для меня.
— И с чего бы я выделял предсемя? Я не могу оплодотворить тебя.
На лице вампира вспыхнуло раздражение.
— Для нереста любой секс хорош? Потому что это было последнее, о чем ты
думал, когда помечал каждую доступную женщину по всему миру. Кроме того,
ты дашь мне семя, и это свяжет нас. Так же, как обмен кровью.
Чем больше Кас старался не думать о том, как он входит в Мирчу, тем более
ярко ему это представлялось. Его разрывало на части.
— Поэтому я должен безропотно принять то, что у меня не будет
потомства?
— Ты никого не сможешь оплодотворить, пока не сорвешь свою печать, и
ты не сможешь сделать этого без меня. Но так или иначе я нашел для нас способ
иметь детей, даже со мной в качестве твоей пары. Но ты, вероятно, будешь
слишком упрям, чтобы выслушать.
— Скажи мне, как это возможно.
— Мы могли бы использовать донорскую яйцеклетку для тебя... или для
нас... и оплодотворить ее. Мина сказала, что с радостью выносит для нас ребенка.
— Таким образом она не только окажется в ловушке в Дакии, но будет в
ловушке и беременна.
Мирча застыл.
— Она не в ловушке.
— Угу. Ты не можешь вечно держать ее взаперти.
От переполнявших эмоций глаза Мирчи замерцали черным.
— Да неужели. Я запру ее в подземелье Дакии прежде, чем она успеет
покинуть защиту сферы.
Кас выгнул брови.
Мирча выдохнул.
— Это больная тема. Лотэр намекает на то, что отправит ее в другие земли
для обучения. Если она останется в своем тумане, то будет в безопасности от
чумы, но многое может пойти не так. Если она потеряет концентрацию или
слишком устанет... или если Обуздавшие жажду каким-то образом найдут ее... —
Он выглядел так, будто представил каждый наихудший сценарий. Наконец он
сказал: — Я снесу чертову голову Лотэра прежде, чем он отправит ее.
Успехов с этим, безрассудная, молодая пиявка. По слухам, Лотэр один из самых
долгоживущих вампиров... а это значит, что он дьявольски силен.
Наклонив голову, Мирча сказал:
— Ты уже чувствуешь потребность защищать Мину, не так ли? — Я... да. —
Ты можешь презирать меня сколько угодно, но теперь ты ее брат по воле судьбы.
И она очень рада быть твоей сестрой. Твоя семья стала больше.
— Сладкоречивый, как всегда, — равнодушно произнес Кас, но вампир
заставил его задуматься. —Как раздобыть яйцеклетку?
— У Бэлери, зельевара и оракула моего дяди, есть несколько.
— Ты ожидаешь, что я доверю провидице... которая служит Врагу
Древних... планирование своего ребенка?
— Да. Потому что ей доверяю я.
— И ты станешь моим партнером по воспитанию? — усмехнулся Кас. —
Пусть боги помогут тем детям, чьим отцом ты окажешься.
— Кол в самое сердце, демон. — Весь свет исчез из глаз Мирчи, и Кас
захотел его вернуть. — Никто никогда не ранил меня так, как ты.
Мирча всегда поражал его своей невозмутимостью, эмоциональной
непрошибаемостью. Неужели за маской безразличия вампир скрывает более
чувствительное нутро?
— До того, как я встретил тебя, я никогда не думал о том, чтобы завести
ребенка, — сказал Мирча, удерживая взгляд Каса, — но идея сделать это с тобой
и потом защищать его мне очень нравится. Достойное стремление, нет? Сделаем
это?
Слова вампира удивили его. Что если Мирча сможет хранить верность и
посвятит себя совместному будущему?
— Как долго это будет занимать тебя, пока не наскучит? Я в курсе, как ты
прошелся по множеству партнеров. Ты просто не способен на вечность, а я не
соглашусь на меньшее со своей парой.
— У тебя хватает наглости обличать меня в количестве партнеров. Зарубок
на твоей кровати, должно быть, бесчисленное количество.
— Да, но я сначала убеждался, что мои партнеры не ожидают ничего
большего. Обычно это не проблема, так как я был бедным демоном с нулевым
доходом. Но с таким богатым принцем, как ты, ну, люди начинают мечтать. Все,
с кем ты спал, жаждали от тебя большего, но ты бросал на них этот взгляд...
— Какой взгляд?
— Взгляд — все-было-отлично. Взгляд, который говорит, что на этом все. —
Кас мог видеть себя среди их числа, навсегда уничтоженного несравненной
сексуальной привлекательностью вампира. Что если я начну мечтать? — Ты
высматривал себе уже следующее завоевание.
— Так же, как изменился ты, изменился и я. — Мирча выглядел уверенным.
— Я готов к этому. Нас сдерживает только твое упрямство.
— Из того, что я слышал, ты самый молодой мужчина, нашедший свою
пару. Но найти пару рано не очень хорошо. Есть причина, по которой
большинство бессмертных проживают века, прежде чем сталкиваются с таким
обязательством... так как они абсолютно не готовы справиться с этим, пока
молоды.
— Проклятье, демон, я не хочу других! — Изящные пальцы Мирчи сжали
меха... еще один образ, который мучил Каса целую вечность. — Я не желаю и не
нуждаюсь в них. — Вампир не мог лгать, так что он имел ввиду именно то, что
сказал. На данный момент. В будущем у принца точка зрения может измениться.
— Мы могли бы вместе увеличить Дом Смотрителей.
— Я слушал тебя относительно путешествия в Дакию, потому что ты в тот
момент практически соблазнил меня. Сейчас мне интересно, о чем я, черт
возьми, думал. Неужели меня... порождение безымянного демона смерти, без
рода, о котором я бы мог рассказать... будут приветствовать в священных залах
Дакии? Если ты на самом деле веришь в это, то ты обманываешь себя.
Еще одна причина, по которой у них ничего не получится. Кас поднялся и
стал беспокойно расхаживать во внезапно ставшей слишком маленькой пещере.
Мирча посмотрел на него, нахмурившись.
— Я стараюсь, Каспион. Я просто хочу быть тем, кто тебе нужен.
— Ты не можешь повлиять на это. Иногда ты должен просто уметь...
отпустить.
— Проще сказать...
Нужно, чтобы Мирча услышал его.
— Здесь, в изматывающем вынужденном бездействии между охотами, я
жаждал, чтобы время шло быстрее. — Он лежал на этих мехах, досконально
изучая потолок пещеры и насиловал себе мозг. Черт, Кас был рад каждому
случайному Вендиго, который неожиданно забредал к его убежищу. — Ни одно
стремление в мирах не могло бы свести с ума демона так, как это. В конце концов
я научился отпускать. Мне просто пришлось принять боль и смириться со своей
участью.
— Я никогда не смирюсь с жизнью без тебя, — сказал Мирча. — Ты
отрицаешь нас по причинам, которых больше не существует. Почему?
Возможно, не потому что тебе не хватает веры в меня. Возможно, тебе не хватает
веры в себя.
— Что это значит?
— Поразмышляй над этим. Мы обсудим это после того, как закончим наше
невыполнимое задание.
Мирча снял свой ремень с мечом и пальто, бросив их на ящик.
Кас прочистил горло.
— Что ты делаешь?
— Располагаюсь на время.
Он откинулся на меха, закинув руки за голову.
Вампир в моей постели. Каса снова пронзило желание.
— Разве что нам есть чем заняться, чтобы убить время. — Голос Мирчи был
ленив, соблазнителен. Между ними искрило сексуальное напряжение. — Мне не
помешало бы подзаправиться, да и ты выглядишь так, будто собираешься
взорваться.
— Потому что ты превращаешь меня в хозяина паразита!
Кас мог бы дать кровь, но это поможет ненадолго. Каждый раз, когда
хозяин теряет кровь, его тело предполагает, что он дает ее вампиру, поэтому
вырабатывает с излишком.
И прямо сейчас этот излишек переместился ему в пах... подальше от мозга.
Как ему в таком состоянии концентрироваться на работе? Ему нужно избавиться
от крови... и напряжения.
Удерживая взгляд Каса, Мирча пробормотал:
— Не накормишь меня, Каспион? Я сделаю так, чтобы тебе было приятно.
Наконец Мирча попросил. Кто может отказать этому принцу?
— Хорошо. Ты получишь от меня свой обед. Но мы сделаем это по моему.
Мирча манипулировал Касом. Почему бы не использовать вампира, чтобы
воплотить одну из его бесчисленных фантазий?
Просияв, Мирча переместился и встал пред ним.
— Что у тебя на уме?
— Я собираюсь показать тебе, чего ожидаю от своей пары. — Восстанови
контроль. Доминируй над принцем. — И, пиявка... тебе это не понравится.

Глава 17

Каспион подходил все ближе. Его налившиеся рога выпрямились, глаза


стали черными. Даже клыки удлинились. Так греховно демоничен.
— Я собираюсь иметь тебя какое-то время. Потому что так я делаю со
своими партнерами. — Он проскрежетал в ухо Мирчи: — Я буду иметь тебя,
потому что ты принц, и, думаю, часть меня ненавидит тебя за это. Часть меня
желает поставить тебя на колени.
Эти темные мысли заставили Мирчу стать тверже, чем когда-либо.
Внутренняя сторона брюк стала мокрой от предсемени.
Он потянулся к члену Каспиона, но демон схватил его за запястье.
— Не-а. Я контролирую. Сними мой меч.
Выгнув брови, заинтригованный Мирча расстегнул потрепанную
портупею и отбросил ее.
В качестве поощрения демон черным когтем сделал порез вдоль шеи.
— Подойди, попробуй.
Мирча охотно подошел и, наклонившись, лизнул. У него вырвался стон.
— Моя кровь управляет тобой, да?
Если Каспион хотел отпугнуть Мирчу... то демону это не удалось.
— Нет ничего лучше.
— А кусая меня?
— Когда я впиваюсь клыками в твою плоть, я вижу небеса.
Кас тяжело сглотнул.
— Расстегни мою рубашку.
Мирча так и сделал, широко распахнув полы рубашки, чтобы обнажить
мускулистый торс демона. Светлые волосы на груди поблескивали в свете от
костра. Я хотел зарыться в них с тех пор, как впервые увидел его. Раньше Мирча был
бессилен, но не сейчас, прижавшись к ним лицом, восторженно вдыхая их запах.
Кас выдохнул со свистом и полоснул кожу над соском.
— Соси, вампир.
Мирча осторожно прижался губами к багровой полосе. Пока он сосал
кровь, его язык дразнил твердый маленький сосок, вызывая у демона рычание.
Порезав кожу над другим соском, Каспион притянул к нему Мирчу. Снова
начав сосать, у Мирчи чуть не закружилась голова от предложенного ему
сладкого вина.
— Что бы ты сделал ради моей крови? — требовательно спросил Каспион
низким урчащим голосом.
В полубессознательном состоянии Мирча прошептал:
— Все, что угодно.
— Ты будешь умолять меня дать тебе кровь... и точно также умолять, чтобы
я трахнул тебя. Чтобы укусил и заявил на тебя права.
Мирча стал еще тверже от мысли, что Каспион заклеймит его.
— Если необходимо, я буду умолять. Мне нужно, чтобы ты обладал мной.
— Он не обязательно жаждал проникновения, но он сделал бы все, чтобы быть с
Каспионом. Возможно, Мирча сможет в конце концов убедить его иногда
встречаться. — Это просто вопрос времени, демон. — Чем больше, Каспион
выжидал, тем меньше он себя контролировал. — Судьба не позволит тебе
сопротивляться так долго.
Обхватив затылок Мирчи, Каспион нагнулся.
— Заткнись.
Он прижался твердыми губами к губам Мирчи, его остроконечный язык
исследовал.
Мирча ответил на поцелуй и застонал. Демон должен был почувствовать
вкус крови, но это не охладило его пыл. Агрессия Каспиона была осязаема... и
возрастала. Он углубил поцелуй, подавляя, пока колени Мирчи не подкосились.
Он вонзил когти в широкие плечи демона. Хотя Мирча и был грозным
Дакийцем, он ощущал себя плющом, цепляющимся за дуб.
Как только он полностью подчинился, демон отстранился.
— Ты превратил меня в извращенца! — Каспион потянулся расстегнуть
штаны. — Я понимаю, что не должен хотеть тебя. — Он стянул кожаные штаны
на бедра.
Мирче пришлось прочистить горло, чтобы сказать:
— Но я был рожден, чтобы...
Он замолчал, почуяв новый источник крови.
Каспиан взял его за подбородок, заставляя взглянуть вниз. Окруженный
мягкими, светлыми волосками толстый член демона притягивал Мирчу, словно
приглашая укусить его.
Тонкий порез украшал всю его длину. Боги всемогущие! Заставит ли
Каспион пить из его члена?
«Заставь меня», — мысленно умолял Мирча. — «О, во имя богов, заставь
меня». Он уставился на член своей пары, восхищаясь, как кровь пульсирует в
выступающих венах и украшает капельками порез. Крупная головка члена была
алой и больше всего налита кровью.
Я не видел ничего более совершенного. Кормиться из этого источника?.. Клыки
Мирчи пульсировали.
Увеличив давление на голову Мирчи, Каспион сказал:
— На колени, королевич.

*****

В серых глазах Мирчи бурлила похоть, он рухнул вниз. Кас ожидал, что он
сразу же рванет к крови, но вампир не спешил.
Несмотря на то, что Кас контролировал ситуацию, Мирча не был усмирен.
Ухмыляясь, принц потерся точеным лицом о член Каса с другой стороны.
У Каса закружилась голова от блаженства, он выдавил:
— Ты... раньше отсасывал?
Мирча покачал головой.
— Но не переживай; я преуспеваю в каждом своем начинании.
Кас ударил по уху заносчивого вампира.
Засмеявшись, Мирча наклонился и начал сосать яйца Каса.
— Ебать!
Он толкнулся бедрами, требуя большего.
Мирча с усмешкой потянул длину Каса вниз, чтобы слизать с головки
предсемя. Но ему стало не до смеха, очевидно, этот вкус сразил принца наповал.
Когда Мирча закатил глаза, Кас подумал, что он тут же кончит...
Застонав, вампир поглотил член Каса во влажное тепло своего рта.
Впившись когтями в голый зад Каса, он притянул его ближе и продолжил сосать,
слегка ударяя искусным языком.
Сжав голову Мирчи, Кас глубже погрузил свой член, но вампир застонал
еще громче. Никто никогда не заглатывал так глубоко.
— Ммм! Возьми его полностью.
Не в силах остановиться, он толкался между губ Мирчи, трахая рот принца.
Яйца Каса сжались, он готов был кончить. По спине прошла дрожь, пальцы на
ногах поджались.
Отстранившись, Мирча проскрежетал:
— Ах-ах, еще рано, любимый.
Резко рванув свои штаны вниз, он погрузил кончик языка в щель на
головке члена Каса.
Кас уставился, не веря своим глазам.
— Ты все еще жаждешь большего?
Преисполненный высокомерия Мирча ответил:
— Всегда. Я испорченный принц.
Он погрузил клыки в твердую плоть Каса.
И земля ушла из-под ног.

Глава 18

Он наслаждался кровью демона, словно вином. С трудом сдерживаясь,


чтобы не кончить от сладостного вкуса, Мирча начал сосать.
— Боги всемогущие! — застонал от удовольствия Каспион. — Пей из меня.
Выпей меня досуха.
Пока Мирча кормился, он смотрел на этого божественного мужчину.
Каспион был таким свирепым воином, альфой до мозга костей... но при этом
уязвимым. Несмотря на то, что стоял перед Касом на коленях, Мирча все же имел
над ним власть.
Я заполучу всего тебя. Однажды...
А пока он потерял себя в источнике жизненной силы Каспиона, в его
беспомощных реакциях, в его безумной потребности. Пока член демона
пульсировал вокруг его клыков, Мирча не осмеливался прикоснуться к
собственному органу, чтобы тут же не пролиться.
Демон бросил на него из-под ресниц потерянный взгляд.
— Я собираюсь кончить прямо на твой язык, вампир.
Обхватив тяжелые яйца Каспиона, Мирча потянул их, от чего демон
закричал. Появилось еще больше предсемени, смешавшейся с кровью.
Восхитительно... Мирча был на грани. Он не мог больше сдерживать
давление собственного семени, поднимающегося по его члену. Опустив
дрожащую руку, он сжал себя.
Один рывок кулака.
Под музыку стонов Каспиона он начал извергаться между сапог демона.
Когда сперма брызнула на песок, он зарычал вокруг члена Каспиона, еще глубже
всадив свои клыки.
Демон прорычал:
— Запах твоей спермы сводит меня с ума! — Он начал кончать, его член
пульсировал в голодном рту Мирчи. — Ты разрушил меня... РАЗРУШИЛ МЕНЯ!
Он откинул голову и взревел, пока вокруг них не задрожала пещера.

*****

Вытащив клыки, вампир любовно зализал ранки.


Настолько лучше фантазии. Споткнувшись на ватных ногах о постель, Кас
растянулся на мехах. Хватаясь за свой гнев, он хотел распалить его, но все, что он
чувствовал, это... умиротворение. Его тело парило, эйфория дурманила.
Переместившись, Мирча устроился рядом с ним и положил голову Касу на
грудь, раскинув веером длинные, черные волосы. Его теплое дыхание овевало
влажную кожу Каса.
Что если принц мой?
— Послушай, как сильно бьется сердце, — пробормотал Мирча. — Ты
сколько угодно можешь отрицать, что ненавидишь все это, но твое тело говорит
другое.
Возбуждающий запах вампира... сандаловое дерево с легким оттенком
крови... пьянил разум Каса. Он дышал поверхностно, чтобы впитать как можно
больше этого запаха.
Этот вкус соблазнительно дразнил, скрывая в себе яркое пламя... таким был
и сам Мирча.
Кас посмотрел на длинные, черные волосы. Он сжимал их раньше, но не
обращал внимания, какие они наощупь. Такие ли они мягкие, как кажутся?
Решив это выяснить, его пальцы скользнули в волосы Мирчи.
Мягкие, как шелк. Веки Каса отяжелели от удовольствия. Он вглядывался в
потолок пещеры, испытывая не смирение и горе, а разгорающуюся в груди
хрупкую надежду.
Он позволил себе еще на несколько мгновений погрузиться в послевкусие.
Он всегда выскакивал из постели партнеров, как только кончал. Неугомонный
Мирча тоже. И все же сейчас они вдвоем расслабленно отдыхают вместе.
Снаружи выл ветер. Внутри потрескивал огонь. Я мог бы лежать так вечно.
Прочитав его мысли, Мирча сказал:
— Это почти так же хорошо, как оргазм, после которого мы оказались в
постели. Кто знал?
Действительно, кто? Это было слишком хорошо.
— После секса ты всегда сбегал задолго до рассвета.
— В зависимости от того, насколько пьян я был накануне ночью. Но, как ты
справедливо заметил, я абсолютно не относился к мужчинам, которые любят
приятно провести время после секса. Меня всегда накрывала паника. Не знаю
почему.
Кас знал. Потому что Мирчу ужасали обязательства. Страх разрушил
надежду Каса, сработал инстинкт самосохранения. Эта ситуация сводилась к
простому уравнению: «Если я заявлю на него права, и он отвергнет меня, я буду
уничтожен».
Проще говоря, Мирча равняется гибели.
Кас с силой встряхнул головой. Все эти мучения станут бесполезными, если
они не выживут в ближайшие несколько часов. Ему нужно сосредоточиться на
охоте, иначе они погибнут.
— Встаем. Нам нужно обсудить кое-какую логистику.
Мирча вздохнул.
— Отлично.
Он встал и поправил одежду. Переместившись, он сел на один из ящиков
напротив постели и завязал свои черные волосы кожаным ремешком.
Кас натянул штаны, хоть его член был все еще наполовину тверд. Увидев
лишь мельком отметины от клыков, Мирча чуть не вернулся обратно на меха.
Сосредоточься!
— Как долго ты можешь держать нас в состоянии тумана?
Он застегнул рубашку.
— Себя бесконечно. Вместе с тобой, не знаю. Скажем, полчаса.
— Тогда нам стоит...
Он замолчал, заметив сперму вампира на полу пещеры. Перламутровое
семя на темном песке. Захватывающе...
Зачерпнув ногой песок, Мирча присыпал им сперму, прерывая зрительный
контакт Каса. С весельем в глазах он сказал:
— Пришлось это сделать, иначе ты никогда не сконцентрируешься... а
здесь некоторые из нас профессионалы.
Злясь на то, что вампир прав, Кас изо всех сил постарался
сконцентрироваться. На чем мы остановились? А, полчаса.
— Этого времени будет недостаточно, чтобы пересечь всю долину галгов.
Но у меня есть идея, как пройти мимо них.
Кас обратит отрицательное в положительное. Он не объяснил свой план,
но, видимо, Мирча доверял ему достаточно, чтобы не требовать деталей.
— Ты думаешь чародей виновен во всем, в чем его обвиняют?
Кас поднял ладонь.
— Эй-эй. Нам без разницы. Никогда не беспокойся ни о чем, кроме — кто,
когда, где и сколько, — проинструктировал он, словно принц действительно был
его новым напарником по охоте.
— Тебе не любопытен Харея? — спросил Мирча. — Не вызывает
сочувствие? Кажется, он просто легендарная личность.
— Ничуть. Он просто работа.
— Если Тюремщики так величественны, почему они сами не отправятся за
чародеем?
— Я не знаю, — ответил Кас. — Некоторые говорят, что они не могут
попасть во все измерения.
— Они не предоставили никакой контактной информации. Как мы
получим плату?
— Думаю они следят за чародеем. Как только Харея покинет Поли, они
узнают о его новом местонахождение. Мы доставим его на задний двор Красного
Флага и подождем их там. — Снова переместившись к лоскуту брезента, Кас
выглянул наружу. — Пора.
Вернувшись, он стал доставать из ящика запасы: большой кусок брезента,
мистические наручники и два длинных мотка ткани, чтобы укрыть глаза и лица.
Мирча закрепил меч, надел плащ и вытащил из кармана перчатки.
— Тогда вперед.
— Ты не можешь выйти в таком виде. Тебе нужно больше защиты. — Кас
бросил ему моток.
Вампир поймал и удивленно посмотрел на него.
Кас развернул ткань.
— Смотри на меня. Начинай с головы. Прозрачную часть размести на
глазах. — Он завязал конец вокруг шеи.
— Требуется немного помощи. У меня не было в этом пятисот лет
практики.
Кас нахмурился.
— Теперь мне еще и одевать тебя?
— Я бы предпочел обратное, но да, мне нужна помощь. Принимая во
внимание, что я освоил технику минета с первой попытки, я бы не хотел
рисковать своим безупречным лицом.
Пробормотав:
— Высокомерная пиявка, — Кас переместился к нему и потянулся за
материалом.
От Мирчи исходил тепло, молодой вампир горяч, как всегда.
Часть этого тепла дал ему Кас. Я накормил его.
— Вот.
Он начал обматывать материал вокруг головы Мирчи и, убрав со лба
гладкую прядь волос вампира, спрятал ее под повязку. Я бы предпочел не знать,
насколько они мягкие.
Разместив прозрачную часть на серых глазах Мирчи, прикрытых
отяжелевшими веками, Кас обмотал остальную ткань вокруг его шеи, почти
улыбнувшись, когда Адамово яблоко вампира подпрыгнуло.
Хоть они и сбросили некоторое напряжение, химия между ними только
возросла. Что если он мой?
— Вот так, — опустив руки, грубо сказал Кас. Он все еще не мог поверить,
что подвергает молодого Мирчу опасности. У меня нет выбора. Это единственный
способ предотвратить заказ на убийство друга. — Будь внимателен и всегда
начеку, окей? — Он смиренно выдохнул. — Ты готов?
С улыбкой в голосе Мирча сказал:
— Я родился готовым, милый.
Кас закатил глаза.

Глава 19

Демон перенес Мирчу в устье каньона. Завывали песчаные ветра, гоняя


клочья облаков. Лунные тени проносились над меняющимися дюнами.
Крепость Харея находилась на расстоянии более десяти километров...
массивная пирамида, из нескольких окон которой был виден приглушенный
свет от огня. По периметру ее окружали невысокие строения и защитная стена.
Мирча недоверчиво осматривал местность. Его пара предпочел остаться в
этой пустыне на пять столетий. Вместо того, чтобы быть со мной.
Прокралось сомнение в их будущем даже после того, что они разделили в
пещере. Что если Каспион относился к этому наслаждению так же, как когда-то
Мирча относился к сексу?
Просто обмен оргазмами.
Что если у них с демоном ничего не выйдет? За прошедшие столетия
Каспион мог стать слишком безрассудным для каких-либо отношений. Ради
богов, он уничтожил бесценный талисман, только чтобы избавиться от Мирчи.
Может, я... недостоин.
Как будто почувствовав его беспокойство, Каспион оглянулся.
— Что?
— Я думал, что пещера плоха.
Несмотря на то, что их головы были обмотаны, Мирча заметил, что демон
нахмурился.
— Ты передумал насчет этой оп?
— Не относительно оп, — пробормотал он.
— Что это значит?
— Это значит, что однажды ты сможешь убедить меня, что у нас нет
шансов.
Они смотрели друг на друга. О чем он думает?
— Приму к сведению.
Серьезно, демон?
— Это все, что ты скажешь?
— Если на следующие пару часов мы не сосредоточимся, кто-то будет убит.
Или еще хуже.
— Еще хуже?
— Ты хочешь прожить вечность в шкуре Вендиго? — Один укус или
царапина этих тварей может обратить даже бессмертного. — Теперь смотри в
оба. — Каспион начал громко хлопать в ладоши.
— Прости, конечно, демон, я не тот, кто может говорить тебе, как
выполнять свою работу... но разве это не привлечет Вендиго?
Больше хлопков.
— Именно так.
— О. Так мы станем первыми в Ллоре добровольцами, пославшими
приглашение легиону этих тварей?
— Ага.
Мирча пожал плечами.
— Супер. — Если демон сказал, что так нужно, значит так тому и быть. Он
взмахнул своим мечем и встал рядом с Каспионом. — Вперед!
Вдалеке засветились красные глаза и на них выскочил первый Вендиго. За
ним последовал еще один. И еще...
У них были длинные, вытянутые лица, сочащиеся клыки и когти, как
кинжалы. На серой коже головы клочками росли сальные волосы. Остатки
одежды прилипли к их иссохшим, горбатым телам... когда-то они были
разумными существами.
По мере наступления все больше Вендиго появлялось из-за дюн, их
численность росла, подобно лавине. Их десятки. Стена существ приблизилась на
расстояние тридцати метров.
— Вперед? — выхватывая меч, требовательно спросил Кас. — Ты не
думаешь, что я сумасшедший, спровоцировав это?
Двадцать пять метров...
— Между сумасшествием и отвагой тонкая грань. Я доверяю тебе во всем...
кроме отношений. В этом ты должен уступить мне.
Пятнадцать метров...
Каспион внимательно посмотрел на толпу.
— Если мы выживем, охотники из таверны никогда не поверят, что мы
справились с таким количеством Вендиго. Их, должно быть, сотня.
Он занял атакующую позицию, словно родился с мечом.
Взгляд Мирчи задержался бы на крепкой фигуре демона, но даже ему
пришлось серьезно отнестись к приближающейся угрозе.
— Поверят, когда я расскажу нашу историю. Поскольку я не могу врать.
Десять метров... Твари приблизились, и бушующий ветер не смог развеять
вонь от их гниющих тел.
Каспион бросил на него косой взгляд.
— Любой здравомыслящий бессмертный бросил бы все и сбежал в этот
момент.
— Сбежать? — усмехнулся Мирча. — Ты же знаешь, я всегда буду сражаться
рядом с тобой, демон. К тому же это лучшее свидание, на котором я когда-либо
был.
— Мы не на свидании.
Мирча засмеялся.
Три метра...
Каспион размахнулся и обезглавил ближайшего. По ветру разлетелись
брызги коричневой крови существа. Мирча взял на себя следующего, ударив
мечом Вендиго так резко, что его голова оставалась на месте, пока не упало тело.
Мирча переглянулся с Каспионом. Круто.
— Мы связаны, старик. Но держу пари, что завалю больше, чем ты.
Веселым голосом демон сказал:
— О, ты в своем духе, пиявка! Дурак и его деньги...
Он уложил еще одного. И третьего. Но они продолжали наступать.
Мирча развил бурную деятельность, переместившись в самое пекло. Вскоре
они сравняли счет — по шесть на каждого. Трупы стали нагромождаться, по
всему полю сражения валялись части тел.
— Смотри, куда наступаешь! Не споткнись о голову.
— Кстати, о голове... — Мирча обезглавил неуклюжего Вендиго — ...я буду
пить из твоего члена каждую ночь целую вечность.
Каспион нанес смертельный удар и пробормотал:
— Не должно было случиться.
— Уверен, ты не жалеешь о том наслаждении, — обронив эти слова, Мирча
разрубил еще одного Вендиго.
Демон тоже разрубил еще одного.
— Немногие мужчины пожалели бы о минете. Но это не значит, что я хочу
повторить.
Деревенщина!
Вскоре существа окружили их. Мирча и Каспион встали рядом, спиной к
спине, как всегда поступали, когда противник в драках преобладал. Попадая с
ним в ритм, Мирча всегда мог предсказать выпады и уклоняющиеся движения
демона.
Даже сражаясь, Каспион сказал:
— Случившееся ничего не меняет. Я не могу этого допустить.
— Это меняет все! Ты кончил со мной четыре раза. Можно с уверенностью
сказать, что ты желаешь меня так же сильно, как и я тебя. Со всем остальным
можно справиться.
Я могу научиться быть тем, кто тебе нужен. Мирча убил крупную особь.
Каспион разрубил особенно агрессивного.
— Ты имеешь ввиду, что со мной можно справиться.
Вокруг были разбросаны мертвые Вендиго; живые карабкались по
убитыми, чтобы добраться до них.
— С нами обоими. Разве отношения не основываются на компромиссе?
Резкий взмах.
Рубящий удар.
— Что такой избалованный принц, как ты, знает о компромиссе? Когда
тебе приходилось уступать в чем-то хоть на дюйм?
Удар наотмашь.
— Я знаю, что готов на это с тобой.
— Прежде всего... — выпад — ...я хочу верную пару. — Каспион уклонился
от когтей-лезвий и нанес удар. — Ты можешь думать, что говоришь правду, но
ты слишком молод, чтобы знать наверняка.
Мирча повернулся, ища другую цель. Каспион повернулся вместе с ним,
повторяя его движения. Вокруг них подергивались обезглавленные Вендиго...
чуть больше сотни... и больше не атаковали.
Каспион смахнул запекшуюся кровь с клинка и вложил его в ножны. Он
достал из своей куртки сложенный брезент. Когда он разложил его на песке,
Мирча наступил на угол, чтобы не улетел.
Промычав благодарность, Каспион затащил на него труп Вендиго.
— А, я понял. — Мирча очистил и вложил в ножны свой меч. — Ты
планируешь использовать их в качестве пищи для галгов.
Благодарный за наличие перчаток, он подхватил ближайшее тело и бросил
его рядом с другим.
Пока они трудились, Каспион сказал:
— Ты хорошо справился.
Мирча не смог сдержать улыбку. Его план произвести впечатление на
демона работал!
Собрав кучу обезглавленных трупов, они с Каспионом, взявшись за края
брезента, потащили эту груду по песку. Зловоние было тошнотворным.
— Прислушивайся к стукающим звукам, — сказал Каспион, когда они
направились вглубь долины, все ближе к крепости. — Так щелкают челюсти
галгов.
— Мило.
— И помни, ты не можешь перемещаться. Это как вторая натура, ты
рефлекторно попытаешься это сделать.
— Понял. Просто для справки, чтобы убить галга, куда бить?
— Ты не сможешь убить. Предполагается, что их мозг находится глубоко
под землей.
Мирча почувствовал дрожь под ногами. Справа? Он схватил труп за
запястье и лодыжку, выжидая цель.
ТУК ТУК ТУК.
Гигантский, клыкастый рот широко распахнулся, изрыгая тошнотворный
запах. Длинный, змеевидный язык извивался в склизкой пасти галга. Мирча
швырнул Вендиго, и челюсти захлопнулись. Галг спустился вниз.
— Хорошая работа, — отозвался Каспион.
Они ускорили темп. Следующий галг появился со стороны Каспиона. Он
швырнул следующего Вендиго.
ХРЯСЬ! Рот захлопнулся.
Галги всплывали один за другим и каждый удовлетворялся своей едой.
— Это работает! — Мирча бросил еще одно подношение. — Где
заканчивается их территория?
— Видишь те красные валуны?
Мирча прищурился от ветра и разглядел на некотором расстоянии ряд
валунов. Он оглянулся на несколько оставшихся на брезенте Вендиго.
— Нам не хватит.
Кивок.
— Приготовься смываться отсюда. Ты прилипнешь ко мне, словно моя
чертова тень, вампир.
Мирча ухмыльнулся под повязкой.
— Навеки, демон.
Как только Каспион использовал последнюю приманку, они с Мирчей
сорвались с места. Они бежали, петляя, уклоняясь от зияющих ртов и
щелкающих челюстей.
Мирча держался сразу за демоном, следуя за ним сквозь хаос.
Разбушевался ураган, разнося повсюду песок. Поднимая дьявольские вихри
из пыли. Повсюду вокруг них слышалось: ТУК ТУК ТУК ТУК ТУК ТУК ТУК.
Ветер искажал звуки. Дюны вздымались и опадали, словно волны на желтовато-
коричневом море.
Не вижу его!
Каспион прокричал:
— Они, блять, повсюду! Будь рядом!
Мирча последовал на голос демона.
— Я рядом!
Пасти галгов по площади превосходили участки земли. Они с Каспионом
прыгали и крутились в полете, пытаясь предугадать передвижение тварей.
Каспион продолжал оглядываться.
— Быстрее, вампир!
— Смотри вперед, демон!
— Мы почти прошли...
ТУК ТУК ТУК. Нога Каспиона приземлилась на галга, как раз открывшего
пасть. Пошатнувшись на губе, он взмахнул руками, пытаясь сохранить
равновесие. Прежде чем Мирча смог добраться до Каспиона, язык обхватил ногу
демона и дернул.
Каспион исчез внутри!
Мирча прыгнул к клыкастому краю челюсти. В большой глотке демон
удерживал себя одной ногой; второй ногой он упирался в противоположную
сторону, держа челюсти твари открытыми. Когтями Каспион уже отсек галгу
язык.
Мирча не думал... просто бросился вниз и зеркально повторил позу
Каспиона. Совершив несколько маневров, они оказались спина к спине с
расставленными ногами, чтобы удержать челюсти открытыми.
— Что теперь, демон?
— Боялся, что ты спросишь меня об этом.
Мирча вытянул голову назад.
— По крайней мере, все не может стать еще хуже...
Галг начал крутиться, как юла.
Каспион резко сказал:
— Все еще думаешь, что это лучшее свидание?
— Как ты выберешься?
Кровь из желудка Мирчи подступила к горлу, когда они закружились.
— Чуть ниже находятся мышцы челюсти. Если мы сможем их разрубить...
— Значит мы спускаемся вниз?
— Таков план.
Голова кружилась нещадно, но Мирча верил в Каспиона. В них. В тесном
взаимодействии они спустились ближе к челюстной мышце. Но при этом они
приблизились и к глотке, которая открывалась и закрывалась под ними, будто
мусорный пресс.
Мирча обнаружил место соединения двух вздутых сухожилий.
— Я почти дотянулся.
Когда он достал свое оружие, существо завертелось еще быстрее. Мирча
закричал и, взмахнув мечом, разрубил сухожилия. Эта сторона глотки провисла.
Из-за отсутствия напряжения Мирча с Каспионом сорвались со своего
места. Демон вонзил когти в плоть и, держась одной рукой, другой схватил
Мирчу.
— Я держусь!
Мирча вонзил меч, чтобы была точка опоры, и повис на нем. Глотка вот-вот
сомкнется на его ногах.
Каспион сказал:
— Я собираюсь вышвырнуть тебя отсюда! Если ты сможешь сверху держать
эту хрень открытой, я выпрыгну.
— Давай.
Мирча с Каспионом сжали друг друга за предплечья. Перераспределив
свой вес на демона, Мирча другой рукой вытащил меч. Они встретились
взглядом.
Демон стал раскачивать его, чтобы набрать инерцию... вправо... влево...
— ПОШЕЛ!
Взлетев наверх, Мирча упал на край губы. Он воткнул свой меч в край
пасти, чтобы заклинить ее упругую часть.
— Давай, демон! Сейчас!
Каспиан вцепился в стенку глотки когтями обеих рук, подтянул колени и
всадил в нее носы ботинок. Его тело напряглось. Стиснув зубы, он прыгнул.
Он взлетел к Мирче... не остановился... продолжил движение... схватил
Мирчу и отбросил их на песок.
— Какого черта, демон?
Они выкарабкались. Каспион перебросил их через красные валуны!
Угрожают ли им еще какие-нибудь галги?
Пасти двигались по кругу, втягивая воздух и сталкиваясь друг с другом. Но
они не пересекали границу!
— Мы сделали это, вампир!
Каспион хлопнул его по спине.
Между вздохами, Мирча сказал:
— Разве я не говорил, что мы связанны?
Путь к сердцу демона лежит через охоту.
— Держи.
Каспион каким-то образом по пути захватил меч Мирчи.
— Спасибо.
Он снова вложил его в ножны.
Вблизи крепости ветер немного стих. Как и Каспион, Мирча стянул
повязку.
— Окей, пиявка... — вокруг сияющих голубых глаз демона появились
морщинки... — ты на борту.

Глава 20

Мы действительно можем выжить! У Каса и вампира появился шанс не


умереть. Не в силах сдержаться от волнения, он сжал плечо Мирчи.
— Ты сделал это.
Он отбросил мысли, которые пришли ему в голову, когда они оказались в
ловушке внутри этого существа, запрятав эти размышления поглубже. Если они
с принцем переживут эту ночь, Кас тщательно проанализирует и обдумает все
это.
А сейчас он заставил себя вернуться к заданию.
— Я думаю, что свет от огня на вершине пирамиды исходит из личных
покоев чародея. Ты можешь доставить нас туда?
— Скоро узнаем.
— Ты видишь наверху сторожевую вышку? — Кас указал на нее. —
Щупальца Сциллы появятся сразу за ней. Внешняя стена крепости определяет
границы мистического барьера. Будем надеяться, что он не подействует на твой
туман.
— Иначе мы материализуемся и попадем прямо в щупальца существа?
— Бинго. Самым сложным будет проникнуть туда; скорее всего, обратно мы
сможем телепортироваться прямо из крепости.
Когда Мирча потянулся к его руке, Кас заколебался. В консервативном
Абаддоне он никогда не видел двух мужчин, держащихся за руки.
— Ты издеваешься? — спросил Мирча. — Держаться за руки табу... после
того, как я кормился кровью из твоего члена?
Касу пришлось сдержать стон. Не напоминай мне. Он принял руку Мирчи,
нахмурившись от того, как они подходят друг другу. Если я рожден для него,
рожден ли Мирча для меня?
— Что теперь?
— Теперь мне нужно сосредоточиться, — отрывисто ответил Мирча.
Закрыв глаза, он глубоко вдохнул и выдохнул. Текли минуты.
Проклятье, Кас был не против держать за руку другого мужчину, просто
это было чем-то... новым. Он вспомнил, как впервые пробовал омара. Его запах
был удивительным, нежное мясо блестело от масла, но он не решался
попробовать что-то незнакомое.
У Каса было уже сформировавшееся мировоззрение, но вампир ожидал,
что он примет все изменения не задумываясь. Температура стала расти, отвлекая
его. Воздух становился более влажным? Появился туман, окутывая их.
Каса окружила успокаивающая теплота, словно пар притупил все его
переживания. Остальной мир ушел на задний план... где-то рядом, но не здесь.
Даже ветер затих. Их тела приняли неясные, мерцающие очертания.
— Это действительно происходит?
Я не что иное, как туман.
— Судьба говорит, что теперь ты Дакиец... поэтому можешь
присоединиться ко мне. Мы можем видеть, слышать и чувствовать друг друга, но
не-Дакийцы не могут нас обнаружить. Теоретически.
Внутри этого кокона существовали лишь они вдвоем. Кас чувствовал себя
связанным с вампиром, как ни с кем и никогда. Он хотел оказаться в подобном
коконе, когда у него будет время посмаковать это ощущение.
— Должен признать, это чертовски удобный навык.
Какую еще работу они могли бы выполнить вместе?
— Ты готов?
Кас передразнил Мирчу:
— Я родился готовым, милый.
Он усмехнулся, когда вампир пробормотал:
— Демон-деревенщина.
Они начали всплывать вверх, поднимаясь все выше и выше от земли. Касу
пришлось подавить смех. Удивительно! Продолжая парить, как облако, они
приближались к той самой границе.
Ближе... Ближе... Ближе...
Здесь...
Вырвавшись из земли, щупальца выстрелили в их сторону. Ох, ебать!
Чешуйчатые змеевидные руки свернулись вокруг них в кольцо... и прошли
сквозь них. Сквозь наши тела!
Каким-то образом Кас подавил в себе вопль. Он чуть не обмочился... как
Мирча оставался таким спокойным и сосредоточенным? Принц продвигался
дальше со стальной решимостью.
Они уже были вне зоны досягаемости сциллы! Кас пробормотал:
— Отличная работа, вампир. Никто не заходил так далеко.
Поглощенный своей задачей, Мирча не отреагировал.
Продолжая подниматься, они достигли вершины пирамиды. Сможет ли он
доставить их внутрь, когда они в форме тумана? Все зависело от этого... вся
проделанная ими работа, вся невольная подготовка Каса, длившаяся столетия.
Они приблизились... и прошли сквозь камень. Чувства Каса притупились,
было ощущение, будто на мгновение он ослеп, а в уши напихана вата. Затем...
мерцающий свет?
Боги всемогущие, они пробились сквозь защиту цитадели Харея!
Итак, вот и логово знаменитого Короля Песка. Большую комнату освещал
огонь. Позолоченные стены, очаг, инкрустированный рубинами. Перед огнем
спал скорпион, размером с маленький автомобиль. Для еще большей
безопасности?
Массивная кровать парила в воздухе в полуметре над мраморным полом.
На ней дремали с дюжину голых женщин вокруг единственного мужчины.
Чародей.
Он тоже был голый, и вырубился, держа в руках большую опиумную
трубку. Запах наркотика все еще витал в воздухе.
Украшенные драгоценностями женщины, видимо, были его личным
гаремом. Наложницы были различных форм, размеров и цветов... фиолетовые,
черные, белые, синие... словно на конкурсе Мисс Ллор. Пялится ли Мирча на
кого-то из красавиц?
— Все в порядке, — прошептал Кас. — Я возьму на себя Харея. На тебе
скорпион. Но будь осторожен.
По мере того, как Мирча делал их материальными, сила тяжести тянула их
вниз, тела обретали вес. Мир внезапно показался тверже и холоднее, чем раньше.
Мирча отпустил его, и они вытащили мечи.
Скорпион тут же очнулся. Он зашипел, почуяв их запах, щелкнул когтями
и поднял большое жало. С него капал кислотный яд, прожигая дыры в полу.
Защищаясь от существа, Мирча переместился сквозь едкий дым.
Когда женщины на кровати зашевелились, Кас приставил меч к горлу
Харея. Но чародей даже не дернулся. Беспокойство за Мирчу отвлекло Каса.
Скорпион стремительно ударил хвостом, но Мирча тоже был быстр и
отразил атаку мечом. Вампир владел своим клинком так, будто он был
продолжением его тела. Боги, как он двигается...
Мирча выбрал своей целью голову скорпиона; отбив меч когтями, тот
взмахнул хвостом. Жало метнулось к ноге Мирчи...
Кас даже не успел вдохнуть, как вампир скользнул в сторону, и жало упало
на пол в нескольких сантиметрах от его сапога.
Мирча воспользовался моментом, чтобы взмахнуть мечом. Хвост
шлепнулся на пол, извиваясь и истекая кислотой. Он увернулся от двух ударов
когтей и всадил клинок в голову скорпиона.
Существо повержено, Мирча сверкнул своей умопомрачительной
усмешкой.
Сосредоточься. Пробуждалось все больше наложниц и Кас обратился к
синей демонессе залос.
— Мы здесь, чтобы захватить Харея. Полагаю, это тот самый чародей.
— Ага. — Она не проявила ни малейшего сожаления, что Харея возьмут в
плен или что их питомец скорпион был только что уничтожен. — Он, вероятно,
не проснется. Он в марафоне3. — Она наклонила голову. — Как вы пробрались
внутрь? Мы столетиями наблюдали за неудачными попытками.
— Как? — переспросил Мирча, направляясь к кровати. — Скоро мы станем
легендарной командой охотников. «Невероятные» — наше второе имя.
Что мне делать с этим вампиром? Кас снял с пояса мистические наручники
и бросил их Мирче.
— Одень на пленника.
Подхватив наручники, вампир встал коленями на кровать.
— Простите меня, дорогуши.
Его усмешка стала шире, когда он пробирался на коленях мимо красивых
женщин, чтобы добраться до Харея. Вместо того чтобы сражаться и защищать
своего хозяина, наложницы хихикали и строили глазки великолепному Мирче.
Кас стиснул зубы. Сосредоточься на работе. Харея невероятно опасен.
Или был бы опасным... если бы проснулся.
Как только Мирча сковал руки мужчины за его спиной, Харея
пробормотал:
— Даже чары... не сделают мой член снова твердым. Трубку, женщины,
ТРУБКУ.
Но он так и не проснулся.
Мирча перевернул Харея и окинул взглядом обнаженное тело чародея.
Оливковая кожа Хареи была очень загорелой, а на груди вытатуированы
иероглифы. У него были длинные черные волосы до плеч, волнистые, в отличие
от прямых, словно палки, волос Мирчи, и высокое, очень мускулистое тело.
Харея не хило подсел на наркотик.
Кас сердито посмотрел на вампира.
— Любуешься? — спросил он, не в силах скрыть в голосе ревность.
Мирча подмигнул ему и спросил у гарема:
— Леди, не принесет ли кто-нибудь чародею штаны?
Обнаженная наложница... чертова рыжая нимфа... соскользнула с кровати и
не спеша отправилась что-нибудь подыскать. Когда она плавной походкой
вернулась к Мирче, он задержал на ней взгляд.
3 Марафон – процесс непрерывного употребления наркотиков в течение длительного
времени, часто без сна и зачастую с потерей ориентации во времени и пространстве.
Мирча учтиво ей поклонился.
— Спасибо, дорогуша.
Он начал одевать мужчину, натягивая на ноги Харея узкие штаны. Кас
стиснул зубы, когда Мирча склонился над пахом мужчины.
Рыжая присоединилась к гарему на кровати.
— Если вы его заберете, кто позаботится о нашем вожделении?
Завязав штаны над членом Харея, Мирча ухмыльнулся Касу.
— Похоже это проблема, не так ли, демон?
— Вы должны немного задержаться. — Рыжеволосая опустила руку себе
между ног. — Мы доставим вам такое удовольствие, что вы никогда не захотите
покинуть нас. — Остальные ободряюще забормотали.
— В самом деле? — сказал Мирча с дьявольским блеском в глазах. —
Расскажи подробнее, дорогуша...

Глава 21

— Дорогуша? Дорогуша? — огрызнулся демон на Мирчу. — Почему ты так


называешь женщин?
В переулке за Красным Флагом Каспион бросил все еще бессознательного
чародея на грязные кирпичи. Харея даже не дернулся, когда его
телепортировали из Поли.
Погода между измерениями сменилась с морозной песчаной бури на
удушливый туман. В этой сфере прошло лишь несколько секунд с тех пор, как
Мирча и Каспион покинули ее.
Мирча прислонился к фонарному столбу, ухмыляясь ревности демона.
— Потому что они любят, когда я это делаю.
Пока они ждали Тюремщиков, Каспион держал меч наготове.
— Ты собираешься продолжать трахать их? Они любят, когда ты и это
делаешь.
— Я вижу только тебя.
Иногда в последние три ночи увлечение Мирчи своей парой перерастало
в… поклонение герою. Всякий раз, когда он смотрел на демона, он почти склонял
голову перед тем, что судьба связала их.
Каспион стал расхаживать по аллее.
— Возможно, сейчас.
Кто может составить конкуренцию такому воину?
Однажды Мирча убедит упрямого демона, что будет верен.
— Есть разница между шутливой беседой и трахом, любимый. Со мной
флиртовало бесконечное множество красоток, а я флиртовал в ответ...
прикосновением. Признай, ведь лишь благодаря моему обаянию, мы ушли
оттуда, сохранив добродетель.
Каспион тяжело покачал головой.
— Ты игрок. И всегда им будешь.
— Твоя ревность восхитительна. — Мирча облизал нижнюю губу.
Взгляд демона застыл на ней.
— Ты никогда не изменишься.
— Обмен остроумными фразочками далек от ублажения их всех.
Каспион замедлил шаг.
— А ты… ты хотел этого?
— Нет. Ни в коем случае.
Они оба знали, что он не может лгать.
— А Харея? Ты не смог бы приблизить свой рот еще ближе к члену чародея
и при этом не укусить его.
От свирепого выражения лица Каспиона у Мирчи поджались пальцы на
ногах.
— Еще раз: я хочу только свою пару.
— Зачем ты одел Харея?
— Это показалось мне хорошей идеей. Черт, демон, несколько месяцев
назад мы могли подружиться с таким гедонистом, как он. И для справки... я
старался заставить тебя ревновать.
— Может, я не ревную. Может, я злюсь, потому что ты все никак не
откажешься от идеи, что мы предназначены друг для друга... но твое поведение
говорит об обратном. Я слишком стар для подобной хуйни.
— Твоя враждебность не удивительна. Чем дольше ты не будешь заявлять
права на свою пару, тем более взрывоопасным будет становиться твой демонский
темперамент. — Он указал на себя большим пальцем. — Заяви на меня права.
— Если ты мой.
— Угу.
Демон не сдавался без боя. Но все было нормально. Мирча всегда
наслаждался хорошим завоеванием. Сначала он считал Каспиона лишь
завоеванием. Однажды Мирча должен будет признаться в пари. И о последней
ночи демона в Дакии.
Но сейчас…
— Как насчет тебя? Ты хотел завести любовниц?
Ему, несомненно, хотелось солгать. Но если не считать чувств, которые он
отрицал, Каспион всегда был честен с Мирчей.
— Почему бы и нет? У меня нет пары.
Уклоняется от ответа!
— Это простой вопрос. Ты хотел какую-то одну… или всех?
— Мой мозг был занят работой.
Каспион нахмурился еще сильнее, когда улыбка Мирчи стала шире.
— Верно. Вернемся к работе. У нас будет план к появлению Тюремщиков?
— Да, план таков: говорить будет Каспион.
Мирча ответил шуточным поклоном. Демон мог быть слишком властным...
природа зверя... но, к счастью, Мирча был более спокойным. Такое изменение по
сравнению с тем, каким я был в юности.
В противном случае у них с Каспионом ничего никогда не получилось бы.
Но сейчас, как никогда, Мирча считал, что они будут вместе. Да, увидев ад,
который его пара называл домом, он было потерял уверенность. Но они
одержали триумф вопреки всему. Мирча отлично выполнил свою часть работы
и продемонстрировал, что может быть полезен…
У Харея начались рвотные позывы. Его стошнило. Но он все равно не
проснулся. Нахмурив лоб, чародей пробормотал:
— Дыхание Дракона. Апокалипсис. Темная сторона реальна.
Мирча усмехнулся.
— Я думаю, что мы сделали его гарему одолжение. — Он замолчал, когда от
его дыхания заклубился пар. В теплом-то воздухе? — Каспион?
Демона тревожно осмотрелся по сторонам.
— Вижу.
Мирча отступил назад, чтобы осмотреть большую часть улицы за
переулком, его глаза широко раскрылись. Мусорщик неподвижно замер с
контейнером над головой, мусорный грузовик с прессом внезапно замолчал.
— Время остановилось.
Водитель выплеснул кофе из окна... жидкость зависла в воздухе... а он
застыл на месте.
Каспион коротко кивнул, направившись к Мирче.
— Ближе ко мне, вампир.
Без проблем. Как только он переместился к демону, появились четверо
мужчин. Призраки в потертых черных плащах сидели верхом на призрачных же
лошадях.
Тюремщики.
Привет, причина всех будущих кошмаров. Они выглядели, как жнецы,
состоящие из одного скелета... на первый взгляд. Но затем Мирча понял, что на
их ободранных лицах были татуировки в виде черепов. Местами покрытая
чернилами плоть была содрана почти до костей. Видимо, и они, и их животные
разлагались. У них не было глазных яблок, но, кажется, видеть они могли.
Защищая, Каспион осторожно встал перед Мирчей... оу... и смело заявил:
— Мы требуем награду за этого чародея, Короля Песка.
Мучительно застонав, Харея наконец-то стал приходить в себя.
Скрутившись на земле, он невнятно произнес:
— Где я?
Пожалуй, я никогда так сильно не заторчу. По крайней мере, без Каспиона,
прикрывающего его спину.
Харея попытался встать, сумев наконец сесть.
— Что, черт возьми, происходит? — Качнув головой в сторону Мирчи и
Каспиона, он спросил: — Кто вы? — Его мутные глаза были золотистого цвета с
красными вкраплениями.
Мирча сочувствовал мужчине. Уснуть среди женщин, а проснуться в плену,
рядом с разлагающимися Тюремщикам. Жестко.
— Я Мирча Дакийский. Мы с моей парой захватили тебя ради награды. Без
обид.
— Не может быть. — Харея резко повернул голову в сторону Тюремщиков.
— Нет. — По темной коже чародея пробежала заметная дрожь. Он дернул
наручники. В ладонях засветился огонь, но кандалы дезактивировали его силу.
Быстро протрезвев, он снова посмотрел на Мирчу и Каспиона. — Я убью вас за
это! Я уничтожу все, что вам дорого, и убью всех, кого любите. — Оскалившись,
он прошипел: — Я превращу вашу кровь в песок!
— Возьмем на заметку... — Мирча постучал по виску, — ...остерегаться
песчаного мужика.
Один из Тюремщиков поднял гниющую руку. На его ладони
материализовался мешочек с монетами. Не сказав ни слова, он бросил звенящий
мешочек к ногам Каспиона.
Харея в последний раз встретился глазами с Мирчей. И произнес одними
губами: «Ты покойник».
Тюремщики... и чародей... исчезли.
На улице за переулком, ожив, взревел мусоровоз. Переведя дыхание,
Каспион убрал меч в ножны и, наклонившись, поднял мешок с монетами. Он
слегка подбросил его, определяя вес, и улыбнулся металлическому звону.
— Я назвал бы это серьезной сделкой. — Напряжение в мышцах Мирчи
постепенно сходило на нет. — Из нас вышла неплохая команда, демон.
Каспион расправил плечи.
— Мы справились с трудной работой.
— Трудной? Ты называл ее невозможной, одной из самых давних
объявленных наград в Ллоре. Ты говорил, что никто не может приблизиться к
этому чародею. И так далее, и тому подобное.
Каспиан открыл мешочек и исследовал содержимое.
— Будь я проклят. Это что ни на есть настоящее драконье золото.
— Я никогда раньше не видел его. — Мирча переместился ближе, чтобы
взглянуть. — Оно действительно красное. — На монетах были выбиты
изображения пламени. — Если никому из нас не нужны деньги, ты должен
отдать их своей подруге Беттине. Разве такому ювелиру, как она, оно сможет не
понравиться?
— Она сошла бы от него с ума. — Все чародеи поклонялись золоту, а
Беттина вдвойне. — Ты действительно откажешься ради нее от своей доли?
— Конечно.
— Я удивлен, что ты помнишь мои рассказы о ее страсти. Мне всегда
казалось, что ты пребываешь в своем маленьком мирке, когда я открывался тебе.
— Потому что я фиксировал в памяти каждое твое слово.
На лице демона мелькнуло удивление.
— Ты… не можешь лгать.
— Я же говорил, что заинтересовался твоим умом. Твое божественное тело и
кровь всего лишь вишенка на торте.
Долгое время Каспион пристально смотрел на Мирчу. Будто приняв
решение, демон сказал:
— Думаю, пора праздновать.

Глава 22

— ВЫПЬЕМ!
За переполненным столом в Красном Флаге Кас с вампиром подняли
кружки и осушили их.
Чуть раньше, когда Кас повесил объявление о награде на доску для
завершенных заданий, все охотники, закричав, потребовали выпивку для него и
Мирчи.
За несколько часов Кас сумел забыть свою историю с принцем и
наслаждался его компанией. Он не знал, что принесет завтрашний день, но
сегодня вечером он гордился Мирчей... как может гордиться только друг.
Врешь самому себе, Кас.
До самого ебаного конца.
— Давай, вампир, — сказал один из демонов охотников. — Поделись, как
вы пробрались в логово чародея.
Эти профи были ошеломлены, услышав, что Кас с Мирчей расправились
более, чем с сотней Вендиго. И это было только начало.
Мирча одарил их своей высокомерной, чертовски сексуальной усмешкой.
— Коммерческая тайна. — Его слова прозвучали невнятно... потому что
вампир глотнул демонского варева.
Эта выпивка позволяла веселиться до тех пор, пока не напьешься в хлам.
Кас стал следить за количеством выпитого алкоголя. В прошлом один из них
всегда оставался чуть более трезвым на случай возникновения опасности.
Незадолго до этого Кас вывел Мирчу на улицу и сказал ему:
— Тебе не обязательно пить каждый раз, когда они тостуют за нас. И уж
точно не нужно глушить варево. Ты пьянеешь с каждой каплей.
Проведя пальцем по ключице Каса, Мирча ответил:
— Моя цель — произвести впечатление на твоих друзей.
Он уже произвел.
— Твоя подача их впечатлила. Кроме того, Беттина — единственный друг,
который меня заботит, помимо тебя.
— Мы друзья?
— Мы могли бы ими быть, если бы ты довольствовался этим.
— Хмм. — Что это значит? — Даже после того, что случилось в пещере?
На это у него не было ответа.
— Признайся, демон. Тебе весело со мной. Как раньше.
— Я и не отрицаю этого.
Вампир делал жизнь более захватывающей. Делал каждую следующую
секунду вкуснее. Говоря откровенно, Кас признавал, что это, возможно, лучший
день в его жизни.
Непревзойденная награда. Непревзойденное удовольствие.
Непревзойденная пара? Нет! Все еще была надежда на самосохранение…
— Могу я им сказать, что ты мой? — спросил Мирча.
— Уверен, что хочешь сжечь все мосты, дорогуша?
Мирча схватил Каса за яйца.
ГЛОТОК.
— Полегче, вампир.
Мирча потянул их, от чего Кас покачнулся.
— Я хочу рассказать всему миру, что они мои. Что весь ты принадлежишь
мне.
Вампирская демонстрация собственничества была… волнующей.
В этот момент лев-перевертыш наклонился к Мирче и сказал:
— Хотя бы расскажи нам, как вы прошли песчаных сцилл?
Этот перевертыш был раздражающе околдован искушенным принцем.
По факту, все мужланы охотники, находящиеся там, заставили чувство
собственничества Каса... бившее и так все рейтинги... разгореться еще сильнее.
Мирча упоминал, что демонский темперамент Каса будет все более
взрывоопасным. Чертовски верно.
— Ничего особенного. — Мирча смахнул с плеча воображаемую пылинку.
— Обычный день из жизни таких охотников за головами, как мы.
Губы Каса дрогнули. За ночь веки вампира отяжелели, с губ не сходила
кривоватая усмешка. Он был сейчас таким… очаровательным.
— Вы действительно побывали внутри галга? — спросил другой охотник.
— Да ладно, джентльмены, кто из нас не был? — Мирча подмигнул Касу.
Околдованные охотники засмеялись. Они напомнили ему
подобострастную группу, которая окружала принца в первую ночь, когда они с
Касом встретились.
— И кто же из вас уничтожил гигантского скорпиона? — спросил Леяк,
наливая еще по одной.
Кас махнул в сторону вампира.
— Скорпион полностью его заслуга.
Глаза Мирчи оживились, и он сказал:
— А еще я столкнулся с монстром в освещенной огнем пещере, со
знаменитым одноглазым зверем. Я был уверен, что он отымеет меня; он поставил
меня на колени, пока я не одолел его своими клыками.
Кас кашлянул в кулак, чтобы скрыть смех.
Прежде, чем кто-то успел спросить о звере, Мирча сказал:
— Расскажите мне побольше о подвигах моего напарника по охоте.
— Он взял свою первую награду с доски объявлений, — Леяк махнул в
сторону стены за ними, — когда ему было всего четырнадцать. Но его большим
прорывом стало то, что он разыскал дочь богатого колдуна.
Мирча сказал:
— Я должен это услышать.
Нравилось ли Касу, что вампир ловил каждое слово, когда другие говорили
о нем?
Черт. Да. Иногда Мирча смотрел на Каса, как на героя былых времен... как
будто он внушал вампиру легкое… благоговение.
Похоже, я ждал всю свою гребаную жизнь, чтобы предстать таковым.
— В последний раз ее видели в темном лесу, — сказал Леяк. — В панике
колдун отправил всех своих людей на ее поиски.
Один из охотников пробормотал:
— Затоптали следы. Ошибка новичка.
— И все же Кас нашел ее, — продолжал Леяк. — Она угодила в
заброшенную нору тролля и оказалась в ловушке.
— Как ты ее нашел? — спросил Мирча.
С бесстрастным лицом Кас ответил:
— Угодил в ту же нору.
Охотники вместе с Мирчей засмеялись.
Боги, смех вампира вывернул Каса наизнанку.
Леяк покачал головой:
— Ничего подобного. Каспион вычислил ее следы среди тысячи других и
пошел именно за ней.
Довольно легко. Ее правая нога была длиннее левой, и на ногах была
изящно пошитая обувь, а не грубо залатанная... признак огромного богатства в
том измерении.
— Расскажи мне больше, — сказал Мирча.
— Есть причина, по которой его называют Каспионом Охотником, — с
гордостью сказал Леяк. — Он заполучил каждую награду, разыскав каждую свою
добычу.
С кубком у рта Кас произнес:
— За исключением единственных, кто от меня ускользнул.
Леяк вздохнул.
— Формально это не награда, сынок.
— Кто ускользнул? — спросил Мирча.
— Врекенеры, которые напали на Беттину, — с горечью сказал Кас. — Не
забывай, я так и не смог найти их…
— Потому что ты не чертов летун, — сказал Леяк, остальные кивнули. — Их
сфера парила в небесах.
— Возможно, даже тогда я бы добился успеха, — он посмотрел на Мирчу,
сощурив глаза. — Если бы кое-кто не опередил меня.
Вампир пробормотал:
— Треан.
Бинго. Этот хер принес Беттине головы напавших на нее. Он, должно быть,
нашел шайку с помощью магического кристалла и с мастерством ассасина убил
их.
Кас встал, пока хорошее настроение не испортилось:
— С вас достаточно. Мне нужно доставить моего друга домой. — Каса
освистали, но не остановили. Взяв Мирчу за руку, он сказал: — Пора
закругляться, пиявка. Ты упился в хлам.
Серые глаза сосредоточились на шее Каса, и Мирча прохрипел:
— Никогда.

Глава 23

— Где мы?
Вампир осматривал пляжное бунгало Каса.
— Еще одно мое убежище.
Это место и близко не стояло с той роскошью, к которой привык Мирча, в
простенькой лачуге была всего лишь одна спальня, кухня и ванная. Но была
большая терраса, которая простиралась до самого моря.
— Ты привел меня в еще одно укрытие? — заплетающимся языком спросил
Мирча. — Значит, у нас все серьезно.
— Ничего это не значит. Вроде как я не могу переместить тебя домой.
Идем, я уложу тебя в постель.
— А с какой стороны спишь ты, милый? Я сговорчивый. Если места
слишком мало, предлагаю поспать на мне.
Пощади.
— Даже если бы мы не были просто друзьями, я бы не воспользовался
тобой в таком состоянии.
Мирча кривовато усмехнулся.
— А если я хорошо попрошу?
— Утром ты меня возненавидишь.
Став серьезным, он сказал:
— Я никогда не смогу тебя ненавидеть.
Как и я тебя. Хотя Кас хотел этого. Насколько это бы все упростило. Даже
когда он верил, что Мирча предал его, он все равно скучал по вампиру.
— Я говорил тебе, что варево догоняет с каждым глотком. Тебя вот-вот
накроет. Скоро вырубишься.
Мирча прищурился.
— Это что, дыры в стенах?
— Может, парочка.
Кажется, прежнее разочарование Каса было в прошлой жизни. Он никогда
не мог себе представить, что ему уготовано.
Сладость вампира, пронизывающий укус...
Держи себя в руках, Кас. Он помог Мирче снять плащ и усадил его на
кровать.
— Подними руки.
Мирча покорно подчинился, и Кас стащил с него рубашку.
— Мне нравится, когда ты заботишься обо мне, демон.
— Тебе нужно, чтобы кто-то приглядывал за тобой, — сказал Кас и тут же
прикусил язык. Я не собираюсь быть этим мужчиной. Он быстро добавил: —
Потому что зачастую ты ведешь себя, как дите малое.
— В точку.
Согнувшись, Мирча попытался снять ботинок, промазал и попытался
снова.
Посмеиваясь, Кас опустился на колени, чтобы помочь ему.
— Спасибо. Прямо сейчас это кажется чертовски сложным.
Кас стянул ботинки.
— Ага.
Схватив Мирчу за лодыжки, он забросил его ноги на кровать.
Мирча откинулся назад.
— Подушка пахнет Каспионом. — Зарывшись в нее лицом, он глубоко
вдохнул. Когда он снова посмотрел на Каса, в его глазах мерцало желание. —
Мои сны будут пошлыми. — Он не мог выглядеть еще более соблазнительным.
Прочитав мысли Каса, Мирча сказал: — Тебе нравится, как я смотрюсь в твоей
постели.
Где тебе и место. Внутренняя дрожь.
— Высокомерная пиявка.
Он натянул Мирче одеяло до подбородка.
Вампир спихнул его до пояса.
— Не отрицай. Теперь, когда ты знаешь, что я твой, опасно и дальше
игнорировать свои инстинкты.
Надежда еще теплилась...
— Да мы должны трахнуться, только чтобы ты остался в здравом уме. — Он
вздохнул. — Что только не сделаешь ради «друга».
— Хватит.
Мирча стал стаскивать штаны.
— Не могу спать, когда что-то жмет.
Пощади! Чтобы как-то отвлечься, Кас подхватил одеяло, чтобы закрыть
стеклянные двери от близившихся лучей рассвета. Они выходили на запад, но он
не хотел рисковать. Еще одно одеяло на боковое окно. Защитив комнату от
солнца, он повернулся.
Штаны Мирчи лежали на полу, а одеяло снова закрывало его до пояса.
Слава богам.
— Тебе нужно поспать.
Тело вампира расслабилось, но он еще не был готов отключиться.
— Останься со мной.
— Может, тебе еще и сказку на ночь почитать, пиявка?
— А в твоем репертуаре есть эротическая? Возможно, в оригинале.
— У тебя есть ответ на все.
Мирча похлопал по одеялу.
— Ты и правда беспокоишься обо мне, не так ли?
Кас пододвинул стул к кровати.
— Потому что не хочу, чтобы мой пьяный друг вампир поджарился на
моих глазах?
Он снял сапоги и откинулся на спинку. Сегодня он поспит на полу. Не в
кровати с Мирчей. НЕ в кровати.
— За исключением родителей и Мины, ты единственный, кто мне глубоко
небезразличен. После убийства матери и отца я возненавидел всех. И то, что я
вырос в Дакии, ситуацию совсем не улучшило.
— Ты знаешь, кто их убил?
Мирча говорил только, что их жизни отнял трусливый член королевской
семьи.
— Отец моего дяди Стелиана обезглавил их, пока они спали.
Было бы легче Касу, если бы он жестоко потерял своих родителей, а не
просто не знал их?
— Почему?
— Тысячелетия назад принцесса из нашей семьи прокляла Дакийцев
сражаться и уничтожать друг друга, пока мы не коронуем законного
наследника... Лотэра. На протяжении многих поколений Дакийцы плели
интриги и манипулировали, чтобы захватить трон, и я уверен, что мои родители
не были невиновны. — Нахмурившись, он сказал: — Я думаю, Треан выследил
кровожадного отца Стелиана, чтобы защитить Мину и меня.
— Все это звучит безумно.
— Представь, каково растить под такой угрозой маленькую девочку. Вот
почему я так оберегаю Мину. С самого рождения на наших спинах мишени. И
потом, когда не стало наших родителей, я боялся, что наши дяди возьмут нас в
кольцо, словно акулы.
— Тебе было всего пятнадцать. — По крайней мере, никто не хотел убить
Каса, когда ему было столько же. — Что ты сделал?
— Превратился в злобного консерватора. Я строго соблюдал правила и
никогда не ослаблял защиту. Я не трахался, пока мне не исполнилось двадцать.
Кас не мог это осознать.
— Значит, у тебя было только десять лет на развлечения. — Его настроение
резко упало. Такой распутник, как Мирча, скорее всего, не остепенится целую
вечность. Распутник, который не торопился, не сделает этого никогда. — И что же
случилось потом?
На губах Мирчи появилась мягкая, нежная улыбка.
— Мина покорила их, одного за другим. Виктор, главнокомандующий
армии, застал ее... маленького чертенка... разрабатывающей блестящую военную
стратегию с ее куклами. Он отдал ей свое сердце. Она владеет клинком с восьми
лет, так что Треан, тайный ассасин, также отдал свое. — Гордость, звучавшая в
голосе Мирчи, не могла быть еще больше. — Она принесла на пост Стелиану,
привратнику сферы, кровавую медовуху... потому что ей было жаль его. Она
согласилась стоять на страже с этим одиноким болваном, просто сидеть в
тишине и наблюдать за проплывающим туманом. В итоге стало понятно, что все
они готовы умереть за нее.
Кас так и видел это. Робкая, застенчивая Мина пробудила в них защитный
инстинкт.
— Как только я понял, что моей сестре не грозит от них опасность, я
расслабился, став гедонистом, с которым ты когда-то познакомился.
— Ты все также чрезмерно ее опекаешь.
— Правда? Мы с Миной — одинаковы, — сказал он. — Дакийцы считают
Треана мечом королевства, Виктора — гневом, Стелиана — стражем, а Лотэра —
хитростью. Для нашего народа Мина и я — бьющееся сердце Дакии. Вот почему
большинство не могут не любить нас.
Начинаю верить в это.
— Твои партнеры всегда западали на тебя.
— Хмм.
— Что, хммм?
— В день, когда я сказал Мине, что наши родители мертвы, я понял, что в
целом мире у нее остался лишь я. Я пообещал ей, что буду для нее и матерью, и
отцом. Она посмотрела на меня с... безграничным доверием и сказала: «Я тебе
верю».
Боги, Кас с трудом мог представить этот гнет. Мирча был так молод.
Мирча нахмурился.
— После секса любовники часто смотрели на меня подобным взглядом,
полным доверия, будто возлагают нам меня все свои мирские надежды. Бремя
этой ответственности наполняло меня паникой и возмущением... но я никогда не
понимал, почему. Теперь понимаю.
— Что ты понимаешь?
Их взгляды встретились.
— Они хотели, чтобы я дал им то, что уже принадлежит другому. Они
хотели мое будущее... но оно только твое.
Кас выдохнул.
— Ну, а если бы я когда-нибудь так посмотрел на тебя...
— Демон, ты можешь возложить на меня все свои мирские надежды, — его
голос охрип, — потому что я уже возложил все свои на тебя.
Что, если к паре вампир действительно будет относиться по-другому? Не
это ли путь к взаимоотношениям?
Веки Мирчи слипались, варево почти вырубило его.
— Каспион, сегодня ночью я гордился тобой. Гордился, что ты мой.
Принц продолжал видеть его сильным и боеспособным, не представляя,
каким жалким существом когда-то была его пара. Описанные Мирчей
королевские интриги лишь напомнили Касу о том, насколько низкого
происхождения его кровь.
Он наследник древнего рода из удивительной сферы; у меня нет даже фамилии.
Мирча прошептал:
— Пока я не отключился, даю тебе полное право воспользоваться мной. Ты
же знаешь, я не стеснительный. Смотри, сколько влезет. Трогай. Делай со мной
все, что захочешь.
Здесь, для моего личного пользования. Всю ночь Кас был на грани стояка;
теперь он стал болезненно тверд.
— И я всегда готов пососать кровь, если ты нуждаешься в моих услугах.
Его слова вызвали смесь раздражения и похоти. Опять вампир сокрушает
контроль Каса.
— Я приму это к сведению.
Он снова рывком натянул одеяло Мирче до подбородка.
— Пожалуй, я вздремну на минутку...
Его тело полностью расслабилось.
Вырубился. Оставь его. Уходи отсюда. Убирайся.
Кас поднялся. Последнее, что ему нужно — окончательно увязнуть в этом
мужчине. Уйди наконец из этой ебаной комнаты.
Вместо этого он вернулся на стул, пододвинув его поближе.
Губы Мирчи приоткрылись, густые ресницы лежали на щеках. Он всегда
ухмылялся или смеялся, выражение его лица постоянно менялось. В
расслабленном состоянии он казался еще моложе своих тридцати лет.
Каса с самого начала завораживало лицо Мирчи Дакийского, но прямо
сейчас его притягивала появившаяся на нем безмятежность.
Он не знал, как долго рассматривал его, но постепенно вампиром овладело
беспокойство. Он повернулся на один бок, потом на другой, его лоб стал
влажным. Варево выходит из него с потом.
Кас переместился в ванну и намочил полотенце. Вернувшись, он сел на
край кровати и положил полотенце на лоб Мирчи.
И хотя тело Каса еще подрагивало от желания, забота о спящем принце
успокоила его разум. Он провел костяшками пальцев по щеке Мирчи,
прислушиваясь к своим ощущениям.
Что-то большее, чем просто инстинкт. Когда он представил себе Мирчу,
испуганного подростка в Дакии, на Каса нахлынули нежность и желание
защищать. Эти чувства напомнили ему о безумных мыслях, когда они оказались
в ловушке у галга: «Я заставлю этого монстра подавиться моими ебаными костями,
прежде чем позволю ему сделать это с вампиром. Я умру за Мирчу».
Он с силой выдохнул. Кас больше не мог отрицать правду. Он был парой
вампира, и Мирча был... парой демона.
Мой. Принятие. Этот мужчина мой.
Не попробовав его, Кас не мог подтвердить их связь на сто процентов, но он
чувствовал эти узы. Он еще никогда ни в чем не был так уверен.
Этот спящий принц предначертан мне судьбой.
Кас так долго задавался вопросом, как будет выглядеть его пара. Почему бы
не рассмотреть Мирчу? Вампир, по сути, уговаривал его на это.
Сдвинув простыню вниз, Кас обнажил его торс. Спустив ткань еще ниже,
он позволил взгляду блуждать по стройному телу Мирчи.
Изящный изгиб шеи. Широкая грудь без унции лишнего жира. Плоские
темные соски.
Все это бледное гладкое совершенство — мое.
Он позволил себе изучать тело Мирчи... пристально. Он никогда еще не
оценивал другого мужчину, планируя насладиться им... сразиться или убить, да,
но никогда еще фантазируя о подобных вещах с Мирчей.
Он представил, как целует шею вампира, покусывая клыками. Его губы
скользнут вниз по груди Мирчи вслед за спускаемой простыней. Он будет грубо
сосать темные соски. Погрузит язык в его маленький пупок. Потрется носом о
черные волосы под ним.
Кас будет играть с принцем, дразнить, доминировать над ним. При мысли
об этом его член запульсировал.
Он громко сглотнул, медленно сдвинув простыню вниз и обнажив член
Мирчи. Испещренный прожилками член был полутвердым, упругая головка
сливового оттенка. Размером вампира природа не обидела, он был почти такой
же длины, как у Каса, но тоньше. В дни их разврата не один бессмертный
кричал, оседлав его.
Кас вновь посмотрел на него... пристально. Каков он будет на вкус? Каково
будет вобрать всю его длину? Кас слегка коснулся кончиками пальцев своих губ,
представляя, как этот рот доставляет удовольствие другому мужчине.
Он сожмет бедра Мирчи, будет часами дразнить и ласкать его языком.
Лишь после долгих мучений он позволит Мирче кончить.
Кас вспомнил вызывающий зависимость вкус семени Мирчи и осознал, что
выпьет его досуха.
От этой мысли его член дернулся.
Когда Кас потянулся к члену своей пары, Мирча перевернулся, обнажая
изгибы своей спины. И ниже. Кас застонал.
Он никогда не был тем, кто тащится по женским задницам. И все же
безупречная задница Мирчи привела его в восторг.
Поясница вампира с затененными впадинами с двух сторон плавно
переходила в изгибы скульптурно вылепленных мышц. Плоть между ягодиц
была такой тугой, что Касу стало интересно, сможет ли он провести там хотя бы
клыком.
Ему нравился анальный секс с женщинами, но он никогда не был с
девственницей... в любом смысле этого слова. Мирча будет невероятно тугим.
Кас должен будет действовать медленно. Потребуется смазка.
Родились фантазии. Медленно погрузить смазанный член в девственное
тело Мирчи... вогнать в него полностью всю длину... ебаные стоны принца...
пометить шею вампира... впервые извергнуться в свою пару...
Из груди Каса вырвалось непроизвольное рычание. Едва сдерживаясь,
чтобы не оседлать Мирчу, он сжал кулаки.
Настигло осознание: он хочет Мирчу больше, чем хотел женщин. Больше,
чем всех их вместе взятых. Последний раз, когда жаждал чего-то так же сильно,
он буквально умирал от голода. Кас изголодался по Мирче. Легче от этого
сравнения не стало.
Сколько еще Кас может опровергать неопровержимое? Его взгляд
скользнул по бледному изгибу шеи Мирчи. Для полного совершенства вампиру
не хватает лишь одного.
Моего клейма.
Что, если Кас возьмет то, что прямо перед ним? Свою пару. Их будущее. Я
могу предъявить права и заклеймить его, как только он проснется.
Но что, если потом вампир изменит... Пожалуй, нет сильнее боли, чем боль
от предательства предначертанной судьбой пары.
Смерть пары? Эта боль была бы недолгой, поскольку демон отправился бы
следом.
А разрыв отношений между парой причинит ни с чем не сравнимую муку.
Его возбуждение ослабло. Принц сломает меня.
Прежде, чем Кас сделает какую-нибудь глупость, возможно, ему стоит
объяснить Мирче суровые реалии отношений в паре.
Их всеобъемлемость. Их вечность. Их моногамию.
И он увидит, как вампир понесется от него в противоположном
направлении.

Глава 24

Мирча спал. Даже во сне он знал, что переживает прошлое своей пары.
Пришло воспоминание многолетней давности, когда демон был еще
ребенком... время, когда его еще не звали Каспионом…

Стоя на цыпочках, Попрошайка смотрел в окно таверны, как официантка


подавала на близлежащий столик горячую еду.
Зачем он издевается над собой? Вид того, что он никогда не сможет себе
позволить, лишь еще больше разжигал его голод. Отвернись.
Женщина выставляла с подноса тарелку за тарелкой. Окорок оленины. Жирные
колбаски. Сочный поросенок и жареный кабан.
Он только что потерял молочный клык, но второй клык заострился, когда он
представил себе вкус этого мяса. Когда до него донесся запах, рот наполнился слюной. В
глазах появились слезы.
Вот бы мне хотя бы кусочек этого мяса...
Эти демоны... пятеро мужчин... счастливчики. Они выбирали, когда есть и где.
Они читали в меню символы и выбирали, что хотели. Они решили, что хотят стол у
очага.
Попрошайка хотел выбирать. Хоть что-то.
Он не выбирал одежду, которую носил; у него были лишь лохмотья. Он не выбирал
обувь, которую носил; у него ее не было вовсе. Снег и лед кусали его босые ноги.
Все называли его Попрошайкой, потому что так он выживал. Но это было в
прошлом. Теперь еще он научился копаться в отбросах.
Согревая щеки, он признался себе, что вскоре вернется к позорному
попрошайничеству, если станет еще холоднее. Однажды, когда ему больше не придется
носить лохмотья или попрошайничать, он даст себе новое имя, гордое имя...
Посетитель таверны, демон с поврежденными рогами, встретился с ним
взглядом.
У меня проблемы! На прошлой неделе владелец таверны прогнал его метлой!
Попрошайка помчался в подворотню к деревянному ящику, который считал своим
домом.
— Притормози, мелкий, — позвал мужчина довольно приятным тоном.
Попрошайка замедлил бег и осторожно повернулся.
Демон с покоцанными рогами переходил обледеневшую улицу, направляясь прямо к
нему.
— Подойди, сынок.
Покоцанный нес полную тарелку еды!
Украдкой приближаясь, Попрошайка готов был в любой момент дать деру.
— Ну ты и маленький грязнуля. Ты голоден?
— Да, сэр.
У него в животе громко заурчало, но он слишком оцепенел, чтобы смутиться.
Хотя бы кусочек мяса... Он мог почти ощутить его вкус. Попрошайка был так
сосредоточен на тарелке, что едва заметил четверых друзей Покоцанного, вышедших из
таверны.
— Ты хочешь эту еду, мальчик? — спросил Покоцанный. — Я дам тебе поесть.
— П-правда???
Это было за пределами его мечтаний! Ему стало стыдно, когда на глаза
навернулись слезы благодарности.
— На кое-что взамен.
Попрошайка отступил. Он научился ненавидеть богачей. Они развлекались с
такими людьми, как он, играя в игры с бедными лишь потому, что могли себе это
позволить.
— На что?
Покоцанный ухмыльнулся своим друзьям и снова повернулся к нему.
— Иди за нами, я тебе расскажу.
По телу Попрошайки прошел озноб, но запах еды заставил его следовать за
демонами. Почему они идут к уборной? Ничего хорошего из этого не выйдет.
Так почему же я до сих пор иду за ними?
Внутри вонючей уборной Покоцанный сказал:
— Если ты хочешь угоститься, Попрошайка, ты должен съесть это с небольшим
количеством специй.
Он поднял тарелку.
Слезы текли по лицу Попрошайки, потому что он знал, что будет дальше. Нет,
нет, нет...
Покоцаный перевернул тарелку, и драгоценная еда упала в туалет.
Пар от мочи поднимался вместе с паром от еды.
— Я бы не медлил, отродье, — сказал Покоцаный, смеясь вместе с друзьями. — С
каждой секундой твое угощение загаживается все больше и больше.
Рыдая, Попрошайка встал на четвереньки. Поклявшись, что никогда больше не
познает подобного унижения... он ел.

Мирча резко проснулся, клыки и когти были острыми, как бритва. Он


озирался по сторонам, удивленный тем, что находится не в вонючем сортире.
Он найдет этих уебков и поубивает к чертовой матери!
Где сейчас Каспион? Он осмотрел комнату, потом попытался уловить его
запах. Не здесь.
Но он скоро вернется. Наверняка.
Стараясь обуздать эмоции, Мирча потер глаза предплечьем, воскрешая в
памяти каждую деталь того, что только что испытал.
Каспион был таким крошечным ребенком, его истощенное тело и лохмотья
не подходили для холода. Теперь Мирча знал, каково это — продрогнуть до
костей и постоянно страдать от голода. Теперь он познал эти муки.
К тому же те демоны, воспользовавшись этой болью, еще больше усугубили
ее. Те мертвые демоны. Я подкрадусь к ним туманом и оторву их ебучие головы.
Стоило ли удивляться, что Каспион жаждал уважения Абаддона? Или что
демон доминантен? Он так долго был лишен силы, что сейчас ему необходимо
властвовать над партнером.
С этим сном Мирча принял прошлое своей пары. В некотором смысле он
сделал его прошлое своим собственным. Ничто никогда не сможет разрушить
эту связь. Но пока он будет держать новые знания при себе. Если Каспион
узнает, что Мирча видел его воспоминания, он придет в ярость.
Мирча добавит этот секрет к другим: «Однажды ты стал предметом пари,
Каспион. И чтобы переспать с тобой, я играл не по правилам...»
Где, черт побери, демон?
Встав и резко натянув штаны, Мирча попытался собрать воедино
разрозненные кусочки прошлой ночи. Разве Каспион не исследовал его тело?
Или это были сладкие мечты? Возможно, Мирче просто приснилась забота
демона.
Нет, одеяла все еще закрывали окна. Переместившись к одному из них, он
заглянул за материал и зажмурился от яркого света. Снаружи день в самом
разгаре.
Где именно я нахожусь? Он разглядел ракушечный пляж, солнечные блики
на бирюзовой воде. Движение на берегу привлекло его внимание. Каспион.
Он возвышался среди волн, выглядя посвежевшим после плавания. И я не
могу присоединиться к нему. Хотя свет обжигал его глаза, Мирча продолжал
пристально смотреть.
Он хотел, чтобы Каспион, будучи ребенком, каким-то образом узнал, что
станет гордым, великолепным воином.
Каспион пробирался к берегу сквозь волны, вода омывала его великолепное
нагое тело с бронзовым загаром. Его плоские розовые соски затвердели. От
холодной воды? Температура воды моря не повлияла на член Каспиона. Его
полутвердая плоть покачивалась при каждом шаге. Завитки волос на лобке
сияли на свету золотом.
Разглядывая влюбленными глазами каждый дюйм этого потрясающего
тела, Мирча пробормотал себе под нос:
— Моя пара — охуенный бог.
Я хочу, чтобы он всегда был рядом. Я хочу отомстить за его детскую боль. Я хочу,
чтобы он лежал в нашей постели и смотрел на меня пронизывающим взглядом. Я хочу,
чтобы его крики удовольствия звенели в моих ушах, а его кровь согревала мои вены...
Но демона что-то тревожило. Плечи Каспиона были напряжены, а губы
сжаты в тонкую линию. Он исчез с пляжа; чуть позже в ванной бунгало
включился душ.
Мирча подумал, не присоединиться ли к нему, но что-то в поведении
Каспиона удерживало его. Он отвернулся от окна, его взгляд скользнул по
мешочку с монетами, лежавшему на прикроватной тумбочке... их награда. Уж не
сказал ли Мирча или сделал что-то не так во время их чествования?
Нет. Он редко совершал ошибки. И всякий раз, когда он это делал, другие с
радостью его прощали.
Немного позже душ выключился. Каспион зашел в спальню с полотенцем
на талии. Он едва взглянул на Мирчу.
— Демон, я... — Я влюбился в тебя. Мне необходимо всегда защищать тебя...
Каспион протиснулся мимо него, не сказав ни слова, и выхватил из шкафа
джинсы.
— Что происходит, милый?
Полотенце упало, открыв изгибы загорелой точеной задницы демона.
Мирче пришлось переступить с ноги на ногу, чтобы не упасть. Хочу укусить эти
аппетитные ягодицы...
Слишком быстро Каспион натянул штаны и застегнул молнию. Надев
черную футболку, он повернулся к Мирче.
— Нам нужно поговорить.
Он по-прежнему держался холодно.
— Что случилось?
— Мы должны кое-что прояснить.
Он вышел из спальни на кухню. Присев за грубо обтесанный стол, он
махнул рукой на соседний стул.
Мирча сел.
— Каспион, ты не можешь продолжать отрицать, ты сам знаешь, что это
правда. Ты знаешь, мы — пара.
Сейчас демон начнет кричать, что Мирча не его, и они поссорятся...
— Я хочу, чтобы ты ушел.
— Прости? — Мирча похолодел. Проклятье, ведь вчера они продвинулись
вперед! — Что случилось за то время, как я уснул и до настоящего момента? —
Пришло понимание. — Ты принял то, что я твоя пара, не так ли?
Вчера ночью в их отношениях произошел сдвиг.
Каспион соединил кончики пальцев, созерцательный жест, но его темные
когти заострились. Его голубые глаза мерцали, становясь обсидиановыми и
снова обычными. Демон был в смятении, лишь симулируя контроль.
— Принял. — Наконец-то! — Но ты все равно уйдешь. Тебе понадобится
столетие, чтобы сделать все, что тебе нужно. Не придерживайся правил, не живи
в рамках границ. Еби всех, кто тебя искушает, и продолжай кутить со своими
гедонистическими... друзьями. По прошествии ста лет мы с тобой встретимся
возле замка в Абаддоне. И тогда ты свяжешь свою жизнь со мной.
Мирча открыл рот.
— Столетие врозь? Ты ненормальный?
— Это единственный логичный путь.
— Логичный? Предполагается, что логичны вампиры, а не демоны,
желающие предъявить права.
— Я отказываюсь делиться своей парой.
Несмотря на безумие, которое разглагольствовал Каспион, Мирче
понравилось, как демон произнес «своей парой».
— Как и я. Мы оба будем верны друг другу.
Каспион покачал головой.
— Ты не способен на это. По крайней мере, еще нет. Ты слишком молод,
слишком безрассуден и слишком эгоистичен. Мы с тобой встретились слишком
рано.
— Если ты знаешь, что я твоя пара, значит знаешь, что не сможешь так
долго игнорировать свой инстинкт предъявить на меня права. Ты сойдешь с ума.
Каспион переместился на ноги и начал расхаживать по комнате, играя
желваками.
— Позволь мне самому об этом беспокоиться.
Мирча тоже встал.
— Я не согласен. Забудь об этом.
Обнажив клыки, Каспион сказал:
— Как только я предъявлю на тебя права, я уже никогда тебя не отпущу. Я
отмечу тебя... и это будет навсегда.
Мирча никогда не видел его таким злым.
— Это то, чего я хочу!
Каспион рванул к нему и прижал к стене.
— ПОДУМАЙ хоть раз! — взревел он. — Это не чертова игра. Если мы не
расстанемся, я предъявлю на тебя права. Когда на тебе будет моя метка, ты
никогда больше не трахнешь другого. Никогда больше не укусишь другого. Твоя
жизнь никогда не будет прежней!
— Деревенщина, я хочу, чтобы моя жизнь никогда не стала прежней! Мы
вместе построим новую жизнь.
Пополнение Дома Смотрителей. Дети. Семья.
Мирча осмелился положить ладонь на грохочущее сердце демона.
Каспион вздрогнул, словно обжегшись, но не оттолкнул. Боги, эмоции,
бушующие в этих штормовых глазах... нужда, надежда, отчаяние.
— Я ясно вижу будущее, вампир, потому что слишком хорошо тебя знаю.
Когда я предъявлю на тебя права, ты снова запаникуешь и уйдешь. И тогда я
стану, как и другие твои завоевания, которые готовы отдать все что угодно, лишь
бы провести с тобой еще одну ночь.
— Никто из них не был моей парой! К тому же, ты мой лучший друг.
Почему ты не веришь в меня?
— Потому что ты научил меня этому. — Каспион отпустил его и отступил.
— Знаешь ли ты, в чем суть охоты? Способность распознать потенциал, когда с
ним столкнешься. Я вижу в тебе столько потенциала, вампир. Но ты еще не
готов. Сейчас ты самому себе злейший враг.
— Что нужно сделать, чтобы ты передумал?
— Ничего. Следующее, что ты сделаешь — уйдешь. Сто лет пролетят
быстро для бессмертного, который ведет активный образ жизни.
Дерьмо собачье.
— Я оставлю тебя ненадолго, лишь бы ты отстал от меня со всем этим. Я
тщательно обдумаю каждый аспект нашего будущего. И вернусь через четыре
дня.
Каспион упрямо покачал головой.
— Через сто лет...
— Через. Четыре. Дня. — Мирча пристально посмотрел ему в глаза. —
Взгляни правде в глаза, демон, ни ты, ни я не продержимся врозь и неделю, не то
что сто лет.

Глава 25

Первые два дня их разлуки были мучительными.


В ушах Каса стоял нескончаемый гул. Часть его думала/надеялась, что
Мирча все обдумает, поймет, что он еще не готов, и будет держаться подальше.
Но другая пылкая, изнывающая часть Каса молилась каждому темному
богу, чтобы вампир вернулся через два дня.
Избавь меня от этих мук. Кас не мог ни есть, ни спать. Наконец, он начал
резать вены... небольшие порезы на разных этапах регенерации покрывали его
предплечья... но облегчение было мимолетным. Когда он смотрел на красную
струйку, стекающую в водосток раковины, он жалел об этой потере, как о потере
пищи. Это напомнило ему о Покоцанном, демоне, который предложил ему еду,
но при этом выбросив ее в туалет.
Кас не мог ни на чем сосредоточиться, его инстинкты сводили его с ума.
Нужно отвлечься. Его взгляд упал на мешочек с монетами. Кас решил отправиться
к Беттине, чтобы отдать драконье золото.
Засунув мешочек в карман куртки, Кас переместился в ее светлую и
просторную мастерскую. Ее специальностью было создание ювелирных изделий
со скрытым оружием. На манекенах были надеты различные ее изделия. Вдоль
стен простирались верстаки с замысловатыми инструментами.
Надев защитные очки, Беттина, ссутулившись, корпела над одним из своих
творений, вырезая изделие. Почувствовав его присутствие, она подняла голову.
— Каспион!
Ее светло-карие глаза замерцали за ее смешными очками.
Она кинулась к нему в раскрытые объятия.
— Я скучал по тебе, Тина.
Он крепко прижал ее к себе.
— Сколько времени прошло с тех пор, как ты ушел?
— Немного, — сказал он, наконец отпустив ее.
Она сняла защитные очки.
— Давай выпьем на балконе. — Как раньше. — Ты сможешь мне обо всем
рассказать.
Он последовал за ней в основную часть ее апартаментов. На видном месте
висело новое произведение искусства, обрамленное в рамку... нарисованный
карандашом эскиз с изображением Треана Дакийского, выполненный ее рукой.
Тошнит от этого вампира. Переведя взгляд с портрета на Беттину, Кас
заметил румянец на ее щеках и блеск во взгляде.
Она была… счастлива. Точнее Принц Теней делал ее счастливой.
Из бара она налила демонского варева Касу и сладкого вина себе.
С напитками в руках они вышли на балкон. Луна на небе была почти
полной, ее свет растекался над туманом, стелившемся по средневековому городу.
Залитый лунным светом туман напомнил ему о вампире. А что не
напоминало его?
Этот сонный городишко казался намного меньше, чем помнил Кас. Почему
меня волновало, что эти демоны подумают обо мне? Словно они имели огромное
значение в его жизни. Кас получил большее удовлетворение всего от одного
благоговейного взгляда Мирчи, чем когда весь этот переменчивый народ
приветствовал его.
Кас послал бы их всех к черту, лишь бы быть со своей парой. Если моя пара
станет реальностью.
Беттина сделала глоток вина.
— Я так рада, что ты вернулся, Кас. За эти недели многое произошло.
— Просвети меня.
— Ну что ж… — Она выдохнула. — Оказывается, Треан считал, что именно
я отравила его... чтобы спасти тебя. Честно говоря, это я вручила ему кубок с
вином той ночью, а какое-то время до этого я грозилась отравить его. — Не говоря
уже о том, что она разрабатывала кольца с ядом. — Вскоре после того, как ты
ушел, мы с ним помирились и поженились.
Все же презираю этого мудака.
— Как относятся Абанддонцы к тому, что их король — вампир?
Она заправила темные волосы за ухо.
— Ну, знаешь… они видели его в смертельных поединках и…
— Они его любят.
Девиз Абаддона: Власть по праву принадлежит сильнейшему.
— Кас, я люблю его. — Она не смогла сдержать лучезарную улыбку. — И он
обожает меня.
— Почему именно он, Тина? Дакийский не заслуживает тебя.
Она нахмурилась.
— Кас…
Меняя тему, он сказал:
— Где Салем?
Ее дерзкий фантом телохранитель.
— Он тайно последовал со мной в Дакию и слинял! Сейчас он слоняется
где-то в королевстве.
— Да помогут боги Дакийцам.
— Это точно. Раз уж завели речь о сокрытых королевствах, мы, эм, недавно
заключили перемирие с Врекенерами.
Кас вздернул голову.
— Какого черта? Что об этом говорит Раум?
Великий герцог Демонов Смерти ради Беттины неистово перевернул все
измерение вверх дном.
— Он не был в восторге, но, когда я ему все объяснила, он передумал. —
Наклонив голову, она спросила: — Хочешь увидеть его перед уходом?
Кас еще не был готов встретиться с ним. Может быть, если бы в его жизни
было больше определенности. Обрел ли я пару? Или нет? Эта неизвестность
сводила с ума.
— Не меняй тему. Расскажи мне о Врекенерах.
— Так много всего произошло. Лидером напавшей на меня шайки был их
король. После того, как Треан убил этих мудаков, был назначен новый правитель.
Тронос Талос. Его пара — чародейка!
Сюрприз.
— Она взяла над ним верх?
Беттина сделала глоток вина.
— Нет, Тронос — порядочный парень. Он мне нравится.
У Каса отвисла челюсть. Она ненавидела и боялась Врекенеров, каждого из
них.
— Король, который причинил мне боль, был отбросом, — сказала она. —
Остальные не такие, как он.
— Насколько нам известно.
Дай им время.
Оставив эту тему, она сказала:
— Пожалуйста, скажи мне, как долго тебя не было? Я имею в виду
технически.
Он глотнул варева.
— Пятьсот лет или около того.
Теперь она раскрыла рот от удивления.
— Почему… как ты мог так долго отсутствовать?
— Потому что именно столько времени понадобилось, чтобы я принял все,
что произошло.
Ее лицо выражало замешательство.
— Все было не так плохо!
— Я боролся за свою честь и за честь нашего народа. И я проиграл. С
позором.
— Во имя золота, Каспион, он намного старше тебя.
Понизив голос, он произнес:
— Больше нет.
Она успокоилась.
— Забудь свою вражду с Треаном. Он – мой муж, а ты мой близкий друг. Я
не могу потерять ни одного из вас.
— Я не вижу нас закадычными друзьями.
Даже если когда-нибудь он мог забыть ту боль, которую причинил ему
вампир, Кас не хотел быть рядом с Дакийским, который напоминал бы ему о
Мирче.
— Трей чувствует себя ужасно от того, что так обошелся с тобой. Во время
боя он находился под действием сильного токсина. Разве это ничего не значит?
Кас пожал плечами.
— Он даже предложил отдать тебе свой магический кристалл, — уже не
вариант… — чтобы загладить вину, но также и в знак признания твоей
выдающейся карьеры.
В роли ищейки. Охота за напавшими на Беттину Врекенерами была самой
важной в его жизни, и теперь она никогда не завершится... из-за чертова Треана.
Резкое осознание: Треан не только отомстил за Беттину, Дакиец отомстил и
за пару Каса повинным в смерти родителей Мирчи.
Реально, охуеть как тошнит от вампира.
Она положила свою руку на его.
— Тебе придется обуздать гнев, если хочешь будущего с Мирчей.
Кас замер.
— Треан сказал тебе.
— О, Кас, Мирча действительно твой? Мы оба обрели свои пары?
— Да, он мой.
— Признаюсь, что была удивлена, услышав это. Ты всегда был с
женщинами, поэтому я думала ты натурал.
— Я и натурал. Или был им. Я никогда раньше не хотел мужчин, но с
Мирчей… — Кас выдохнул. — Я совсем не натурал. Я никогда не хотел никого
так, как его. — Он провел рукой по лицу. — Это как лихорадка.
— Ты проверил его?
— Нет. Я не думаю, что он может быть верным. Он не понимает
обязательств, слишком молод, чтобы взять их на себя.
В таком возрасте даже Касу было бы сложно, а он жаждал отношений.
— Ты позволил ему испить из тебя? Это действительно может сблизить двух
людей.
На ее губах играла таинственная улыбка.
Позволил? Не сразу.
— Он кормился от меня. Ты позволяешь Треану пить из себя?
Ее щеки покраснели.
— Конечно. Сначала он не делал этого из-за запрета на взятие крови, но
сейчас…
— Тебе нравится?
Поднеся бокал к губам, она произнесла:
— Я думаю, ты знаешь ответ на этот вопрос.
Уже сейчас вены Каса были переполнены кровью, изнывая, чтобы их
пронзили.
— Но мне не нравится мысль о том, что Мирча получит полный доступ к
моим воспоминаниям.
Кас хотел быть привлекательным для предначертанного ему судьбой,
всегда казаться сильным и храбрым... как герой былых времен.
Когда он подумал о том, что мог увидеть Мирча, над верхней губой
выступил пот.
— Я не вынесу его жалости. От любого, но не от него.
Слова вампира эхом отдавались у него в голове: «Возможно не потому, что
тебе не хватает веры в меня. Возможно, тебе не хватает веры в себя». Может быть и
так.
— Я чувствовала то же самое, — сказала Беттина. — Я была в ужасе от
мысли, что такой храбрый воин, как Треан, увидит, какой трусихой я была, когда
меня настигли Врекенеры.
Кас нахмурился.
— На тебя напала шайка жестоких мечников!
— Я и не говорю, что мыслила здраво. В любом случае, Треан увидел и ему
было жаль меня. Но это нечто большее, чем жалость. Он объяснил мне кое-что
важное.
— Тина, я не думаю, что прямо сейчас могу вынести мудрые изречения из
уст этого пиявки.
Она свирепо посмотрела на него.
— Следи за языком, демон. Ты говоришь о моем муже. Ты бы назвал
пиявкой Мирчу?
— Называю. Регулярно.
Она отмахнулась от него.
— Треан объяснил, что когда ты кого-то любишь, то принимаешь его боль,
как свою. Треан принял мою. Мирча примет твою... особенно, пережив эту боль,
как свою.
Сможет ли Мирча хоть когда-нибудь полюбить его? Способен ли вампир
на это вообще?
— Давай поговорим о чем-нибудь другом. Я хочу тебе кое-что показать. —
Он вытащил из кармана куртки монеты. — Мы с Мирчей получили награду.
Взгляд Беттины неподвижно замер на мешочке.
— Золото.
— Не просто золото.
Он протянул ей монеты.
Открыв его, она задохнулась, увидев содержимое.
— Ни хрена себе! Это… это же драконье золото! — Она посмотрела на него.
— Должно быть, это серьезная награда.
— Тяжело досталась, да. — Она попыталась вернуть мешочек, но Кас
отстранил его ладонью. — Мирча предложил отдать его тебе, и в этом я с ним
согласился.
— Спасибо тебе большое! Ты можешь привести Мирчу, чтобы я и его
поблагодарила?
Кас снова перевел взгляд на город.
— Не думаю. Скорее всего, на какое-то время наши дороги разойдутся.
— Ты действительно в это веришь?
— Я объяснил ему кое-что об отношениях с демоном. Когда Мирча
осознает все, что это под собой подразумевает, гедонист сорвется и удерет.
Поверь мне.
Не важно, насколько сильно Кас хотел с Мирчей большего, он не мог
заставить вампира измениться... не больше, чем заставить время в Поли идти
быстрее.
Она прикусила губу и нахмурила брови. Ей больно за меня. Неужели моя
тоска столь очевидна?
Кас ненавидел, когда она переживала из-за него. У нее более чем
достаточно своих забот.
— Я должен идти.
— Куда? Как мне с тобой связаться?
Он осушил кубок.
— Я скоро зайду снова.
Она подняла мешок с монетами.
— Я бы могла из нескольких монет сделать кольцо, чтобы ты подарил его
Мирче.
Намек на обязательства? Кас покачал головой.
— Пустая трата хорошего золота…

Глава 26

— Скучал по мне, милый? — спросил Мирча, стоя позади Каспиона.


Подходил к концу четвертый день.
Плечи демона напряглись.
— Ты. Малолетний. Долбоеб.
— Я тоже по тебе соскучился. — Он считал секунды, когда сможет
вернуться, накачиваясь кровавой медовухой и испытывая нарастающее желание,
он почти не спал. Теми ночами он охотился за мужиками, которые заставили
страдать его пару, прочесывая Абаддон смертоносным туманом. Но он
обнаружил, что Каспион уже давно прикончил этих уродов. — Давай
договоримся никогда больше не расставаться...
Каспион резко развернулся, выражение его лица было одновременно и
разъяренным, и уставшим.
— Ты не выполнил обещание. Не обдумал ситуацию. Иначе тебя бы здесь
не было!
— Я вернулся как раз вовремя. — На самом деле он появился на пятнадцать
минут раньше с целью пошпионить, переместившись частично, чтобы Каспион
не смог почувствовать его присутствие или запах. Большой демон расхаживал по
комнате, сжав кулаки. На стиснутой челюсти подергивалась жилка.
Не только Мирча считал секунды. Пока он наблюдал, Каспион отвел кулак
и впечатал его в стену.
Охрипшим голосом демон спросил:
— Зачем ты вернулся?
Чтобы на меня предъявили права. Мирча подготовил свое тело для Каспиона,
в его кармане лежал бутылек со смазкой.
— Сегодня луна охотника4... между прочим мы с моей парой охотники... и у
меня с ним свидание.
Он решил связать судьбу со своим мужчиной далеко не только ради
собственного удовольствия. Мирча и сам будет удовлетворять демона в его
предпочтениях в еде, спиртных напитках и развлечениях.
Они будут пить и веселиться, празднуя начало их совместной жизни. И
после того, как Каспион предъявит на него права, Мирча не запаникует.
Абсолютно точно.
Только не смотри на его шею. Игнорируй свои пульсирующие клыки. Если он
прямо сейчас покормиться от Каспиона, они оба кончат, а этого не должно
случиться. Чтобы перетащить сегодня демона за финишную черту, Мирча
должен держать его на грани.
— Это не ебаная игра! Я мог бы убить тебя за это. Ты сомневаешься в моей
решительности?
— Нет. Так же, как и в своей. Повторяю еще раз: мне никто, кроме тебя, не
нужен. — Даже во время их самой первой встречи в Каспионе чувствовалась
некая уязвимость. Пережив прошлое своей пары, Мирча знал почему. Демону не
доставало веры в себя, он считал себя недостойным принца. Этой ночью я заверю
его в обратном. — Я бы мог за последние несколько ночей переспать с другими,
но мне это не интересно. — Будь проще. — Хотя признаюсь, что дрочил, как
одержимый. — Он поднял ладони. — Удивлен, что нет мозолей.
У демона вырвался низкий рык, как только он ясно представил себе эту
картину. Втянув воздух, чтобы успокоиться, он отпустил Мирчу.
— Признай: тебе полегчало, когда я вернулся.
Он влюбился в меня. Мирча знал это. Кто мог устоять перед ним, когда он
включал все свое обаяние?
— Отчасти. А отчасти я был слишком занят, читая объявления на стене.
4 Луна Охотника — первое полнолуние после осеннего равноденствия. Считается, что
это самая яркая луна в году, дающая самый сильный свет. Согласно друидам, на этот
день приходится пик психического подъема. Также эта ночь известна, как ночь Дикой
Охоты, последнее полнолуние перед Самхейном, Днем всех святых, когда грани между
мирами начинают становиться тоньше.
В течение этой ночи, от вечерней и до утренней зари, завеса между здешним и
Потусторонним мирами становится наиболее тонкой и любые существа легко могут
проскальзывать из одного мира в другой. Это кельтский Новый Год, самый важный
праздник всего колеса.
Мирча отказался вступать в спор.
— Кстати, об этом... я полагаю, что ты пополнил свою коллекцию дыр в
стене. Поскольку это место теперь наполовину мое, бросай это дело. — Он
постучал себя по подбородку. — Но думаю, большую часть времени мы будем
жить в нашем горном особняке.
Казалось, Каспион сотрет свои зубы.
— Рано или поздно ты увидишь мои воспоминания. Пока этого не
произойдет, ты не узнаешь меня достаточно хорошо, чтобы взять на себя такие
обязательства. Кое-что из того, что ты увидишь, может изменить твое решение. Я
не хочу, чтобы через несколько столетий ты воспользовался этим, как поводом,
чтобы порвать со мной.
— Ты думаешь, что я еще не видел во снах твое прошлое?
Всякий раз, когда Мирче удавалось вздремнуть на несколько минут, он
переживал все больше воспоминаний, включая бой Каспиона с Треаном.
Мирча пережил весь тот ужас. Переломанные кости... железный шип,
пробивший сзади голову, всадившийся в мозг... собственный народ Каспиона,
подбадривающий мужчину, которого он презирал больше всех на свете...
Треан опозорил его перед всеми. Как демон сможет хоть когда-нибудь
отказаться от своей мести? Даже Мирча после этого сна проснулся с желанием
разорвать горло своему дяде.
Будем решать проблемы по мере их поступления.
— Возможно, я знаю тебя со всех сторон, Каспион. И я здесь.
По лицу демона было сложно что-то прочесть, но Мирча почувствовал, что
он сдал некий тест.
— Я даю тебе последний шанс уйти.
Каспион подошел ближе, глядя на него... иначе.
Оценивает ли демон Мирчу с сексуальной точки зрения? Во имя богов,
пусть он оценивает меня с сексуальной точки зрения!
— Уйти? Зачем мне это? Мы отправляемся на свидание. У меня для тебя
сюрприз.
Излучая угрозу, Каспион начал кружить вокруг него.
— Ты слишком торопишь меня, вампир.
Мирча поворачивался, удерживая его в поле зрения.
— Как ты и просил, я обдумал все варианты развития этих отношений.
Теперь ты сделай так, как прошу я.
— О чем ты говоришь?
— Сегодня ты будешь относиться ко мне, как к своей паре, не сдерживая
себя. Как только возникнет порыв, ты должен будешь поддаться ему. А теперь
иди одевайся. Я приглашаю тебя отпраздновать заранее.
Демон нахмурил светлые брови.
— Отпраздновать что?
Мирча рассмеялся.
— А ты разве не слышал? Меня сегодня отметят.

*****
Слишком нервничая, Кас никак не мог застегнуть штаны.
Сразиться с легионом Вендиго? Как два пальца об асфальт. Но это...
Скоро он заявит права на свою пару. Навсегда.
Он прекратил попытки сопротивляться неизбежному, отрицать
непреложное. Наконец-то Кас сорвет демонскую печать, и разделит он этот
поворотный момент... со своим лучшим другом.
Он переоделся в штаны из тонкой кожи и вышитую тунику...
торжественный демонский наряд... и вернулся на террасу. Мирча смотрел на
море, его лицо, разрывающее Касу сердце, было освещено светом полной луны
охотника.
Кас был потрясен своими чувствами, нежностью, вернувшейся в
тысячекратном размере. Мой.
Мирча повернулся к нему с беззаботной ухмылкой, стройный и
сексуальный в своем кожаном плаще и штанах, подчеркивающих все мышцы. И,
естественно, никакой рубашки.
Но ухмылка Мирчи сошла на нет.
— Боги всемогущие. Меня будет разрывать от гордости, когда мы появимся
сегодня вместе.
Кас, которому было не привыкать, как другие оценивают его внешность,
почувствовал, как краска заливает его щеки. И этот румянец напомнил ему еще
об одной вещи:
— Не хочешь... испить из меня?
Вампир провел языком по своему клыку.
— Я подожду, когда ты заявишь на меня права, чтобы насладиться своим
пиром.
Пощади! И как, черт возьми, Касу теперь пережить их свидание? Когда чуть
раньше Мирча заговорил о том, что его отметят, Кас чуть не взял его на том же
самом месте.
— К твоему клевому прикиду, демон, нужен аксессуар.
Мирча вытащил что-то из своего плаща и бросил Касу.
Черная полумаска?
Мирча надел точно такую же. Ее цвет подчеркнул кольцо цвета оникса
вокруг серых радужек его глаз. Как будто это идеальное создание нуждается в каких-
либо украшательствах.
— Я выбил нам приглашения на маскарад, посвященный Приращению,
демон. Но ты должен пообещать мне, что мы останемся, только пока часы не
пробью полночь.
— Без сомнения это эротический маскарад. И как же это может быть
хорошей идеей?
— Ты увидишь, что мое внимание будет сосредоточено исключительно на
тебе... несмотря на все то, что будет происходить вокруг нас. Я все еще собираюсь
заставить тебя пересечь финишную черту, и моя явная одержимость тобой
наверняка этому поможет.
Кас восхищался его решимостью... несмотря на ошибочность его планов. С
многострадальным выдохом он завязал маску.
— Нам обязательно делать это?
Мирча взял его за локоть.
— Да.
Он перенес их в туманный сад.
Недалеко располагался шикарный дворец. Сквозь ночь доносились
аккорды лиричной музыки.
— Где мы?
— В новом, самом эксклюзивном доме удовольствий в Ллоре. Идем.
Мирча взял его за руку.
Кас замялся, чувствуя себя не в своей тарелке, тогда Мирча засмеялся над
его реакцией... люблю смех вампира... и он начал расслабляться.
Они прошли к главному входу, где слуги в ливреях забрали приглашение
Мирчи. Они с Касом вступили в огромный бальный зал, заполненный
всевозможными видами бессмертных в масках.
В залитом светом факелов помещении господствовало буйство красок.
Похоже, темой был Декаданс. Вдоль стены были установлены гигантские
обнаженные скульптуры. В центре зала в полу был расположен бассейн. В его
глубинах резвились водные нимфы, беря в оборот всех, кто заходил в него.
Почти голая фея выступала на натянутом наверху канате. На освещенной
сцене давал представление эротический дуэт из пожирательницы огня и
огнедышащего мужчины.
Вокруг них все отрывались на полную катушку. В преддверии Приращения
любая вечеринка могла стать для бессмертных последней, поэтому, как правило,
они не тратили время попусту.
От ослепительных зрелищ чувства Каса распалились. Всякий раз, когда он
был рядом с принцем, все ощущения обострялись, эмоции... и инстинкты...
усиливались.
Когда они с Мирчей пробирались сквозь толпу, на них оборачивались и
глазели. Сексуальный магнетизм вампира... и обнаженный торс... приковывал
взгляды как мужчин, так и женщин.
Даже сквозь шум Кас слышал, как их сердца начинали биться чаще, когда
мимо проходил принц. Казалось, многие гадали, любовники ли Кас с Мирчей.
Когда Кас заметил пару демонов, осматривающих бледную шею Мирчи... в
поисках метки... он взял его руку в свою, обрадовав вампира. Часть его страстно
желала умыкнуть Мирчу подальше ото всех глаз. Другая его часть хотела
похвастаться принцем, чтобы все здесь узнали, кому принадлежит Мирча.
Принадлежит ли он мне? Вампир вернулся, несмотря на то, что осознавал
риск — вечную моногамию. И Мирча заявил, будто уже видел постыдные
воспоминания Каса... но, очевидно, это не повлияло на его отношение к нему.
Как я могу бороться с этим? Принц слишком завораживающий, чтобы
сопротивляться ему.
Из журчащего фонтана струилось шампанское. Также подавали кровавую
медовуху и демонское варево. Подхватив два кубка, Мирча один протянул Касу.
— За что выпьем?
— Выпьем до дна, — ответил Кас, заставив его усмехнуться.
Они прикончили выпивку и схватили еще по одному кубку.
— Не забывай, ты должен следовать всем своим порывам. — Мирча осушил
кубок и потянулся еще за одним. — А теперь давай веселиться.
У Каса появился порыв угодить Мирче, поэтому он опрокинул свой кубок.
Вампир быстро вручил ему следующий.
Пришло гнетущее осознание. Независимо от того, какой выбор сделает Кас,
ему будет хуево. Разлука с Мирчей принесла боль; близость тоже... поскольку с
каждой секундой он все больше и больше чувствовал, как сильно ему подходит
Мирча. Всякий раз, когда они были вместе, Кас понимал, что он потеряет, если
вампир сбежит.
Как он уже делал это в Поли, Касу придется отпустить ситуацию, просто
принять боль и смириться со своей участью. К лучшему или к худшему, он
предъявит права на этого мужчину, сделав его своим.
— Что за мысли скрываются за этими голубыми глазами? — спросил
Мирча.
— Мысли о будущем.
— Хмм. Почему бы нам не насладиться настоящим?
Кас неловко поправил свою маску.
— Я стараюсь, Мирча.
Вампир посмотрел на него.
— Я знаю, любимый. И это очень много значит для меня. — Его
чувственные губы изогнулись, зачаровывая Каса. — Идем, я умираю от желания
показать тебя всем...
В последующие несколько часов Кас оказался в еще большем плену у
Мирчи. Как в трансе, он следовал за соблазнительным вампиром среди гостей.
Какое бы варево не выбирал для него Мирча, Кас выпивал его без колебаний.
Чем бы Мирча не кормил его с руки, он покорно ел, дочиста обсасывая тонкие
пальцы вампира.
Мирча продолжал безжалостно дразнить его. На глазах у всех он потянулся
и прошелся руками по всей длине чувствительных рогов Каса. Слегка касаясь,
лаская, поглаживая... пока Касу не показалось, что его колени сейчас
подогнуться.
— Мой великолепный демон, — сказал Мирча охрипшим голосом. — Я
такой твердый для тебя.
Позже, когда они смотрели похабную сценку, вампир, запустив руку в
передний карман Каса, надрезал кожу когтем. Просунув большой палец в дырку,
Мирча стал потирать уздечку Каса, пока не выступило предсемя.
Каждый раз, когда Кас думал, что большего не выдержит, Мирча смеялся и
переходил к следующему зрелищу или чувственному опыту. Он сводит меня с
ума!
С распрямившимися до неприличия рогами Кас предупредил его:
— Ты играешь с огнем.
Мирча усмехнулся.
— Хорошо, я люблю погорячее.
Кас не видел никого, кроме своей пары. Он чувствовал себя пускающим
слюни зверем, преследующим бабочку.
И подобно зверю, Кас хотел поглотить каждый сантиметр тела Мирчи.
Заняться с ним любовью. Его взгляд блуждал по шее вампира, а клыки
заострились, чтобы оставить на нем свою метку.
Мирча переместил их на пустой балкон. Вампир-вуайерист частенько
любил наблюдать за распутством других с удобной позиции.
Усадив Каса на кушетку, Мирча с такой непринужденностью устроился у
него на коленях, словно они были парой уже несколько тысячелетий.
Мирча снял маску, потом развязал маску Каса. Вместе они пили и
наблюдали за другими парами, которые целовались и ласкали друг друга.
Мирча задал вопрос:
— Ты все еще сомневаешься, что я могу взять на себя обязательства, но
разве ты скучаешь по охоте за партнершей среди всех этих красоток?
Кас покачал головой. Когда локон угольно-черных волос упал Мирче на
лоб, он протянул руку и потер шелковистую прядку между пальцами.
Огрубевшим голосом Кас произнес:
— У меня сейчас большие трудности даже с тем, чтобы заметить других,
когда ты рядом.
Сказал зверь бабочке.
— Хороший ответ, — сказал Мирча. — Трудно поверить, что мы с тобой
здесь вместе. С тех пор, как я впервые увидел тебя, я хотел большего.
— Когда ты понял, что твои чувства стали глубже?
Мирча моргнул.
— Глубже?
Кас ударил его по уху.
— Придурок.
Вампир рассмеялся.
Должен вкусить эти губы. Стремление было непреодолимым. Он
наклонился и прикусил полную нижнюю губу Мирчи, подразнивая, он провел
языком между его губами. Запустив руку в мягкие, черные волосы, Кас притянул
Мирчу еще ближе.
Он завладел ртом Мирчи; поцелуем любовника он заявлял на него права. Я
пиздец как сильно нуждаюсь в тебе. Вампир, ради тебя я стану идеальным. Только не
делай мне больно. Пытались многие, но только у тебя есть сила уничтожить меня...
Когда Кас отстранился, веки Мирчи уже отяжелели, губы покраснели.
— Все закончиться, не успев начаться, демон. Я никогда ничего не хотел
так, как тебя.
— А ты всегда получаешь то, что хочешь.
— Может быть. Но сегодня, мой чудесный друг, именно ты получишь то, в
чем нуждаешься.
— После этого, Мирча, обратного пути не будет.
Как будто они уже не перешли предел. Следующий шаг был неизбежен с
того дня, как они были рождены друг для друга.
— Я понимаю. Кстати говоря, у тебя еще есть какие-то сомнения по поводу
того, чтобы трахнуть мужчину?
Он взял руку Каса, поднес к губам и втянул в рот его указательный палец.
Грешный язык Мирчи слегка ударил по пальцу Каса, смочил его. Вампир поднес
его палец к своему соску.
Дыхание Каса стало поверхностным, когда он потер затвердевший сосок.
— Когда той ночью ты был в отключке, я изучал твое тело, до боли желая
все, что видел. Сегодня я покажу тебе, насколько сильно я желал.
Он слегка ущипнул сосок.
Веки Мирчи еще больше отяжелели.
— Ах, так ты официально бисексуален. Теперь твои желания не так
ограничены.
— Как раз наоборот. Кроме тебя, меня никто не привлекает.
Вампир окинул его понимающим взглядом.
— Большинство людей Мирчсексуальны. Ты не одинок.
Мирчсексуальны? Губы Каса дрогнули. Одно он знал наверняка... с этим
принцем ему никогда не будет скучно.
— Тебе интересно, как это будет? Демон, это будет охуенно. Твои яйца
отяжелеют и станут чувствительными до боли.
— Я пытаюсь представить, как это будет. — Реальность обрушилась на
Каса. Я собираюсь излить свое семя в тело Мирчи. Скоро. — А ты? Какие-то
сомнения по поводу того, что я собираюсь сделать с тобой?
Понизив голос, Мирча спросил:
— Хочешь узнать секрет, милый?
Его тон заставил сердце Каса биться еще чаще.
— Не очень уверен, когда ты так меня спрашиваешь.

Глава 27

Играю с огнем.
Демон предупредил его, но Мирча продолжил наступление, ожидая
момента, когда его пара больше не сможет отказывать им в том, в чем они оба
отчаянно нуждались.
Он оседлал Каспиона, устроившись на затвердевшем члене демона. У
самого Мирчи член был настолько тверд, что головка виднелась над поясом его
штанов.
— Ты захочешь узнать этот секрет.
Он нагнулся и, прижавшись к шее Каспиона, начал неторопливо лизать и
посасывать его кожу. В запахе демона ощущался лишь аромат кожи, его
лихорадочный пульс дразнил язык Мирчи.
Не в силах устоять, он царапнул клыком горло своей пары, оставляя
горячий багряный след. Он простонал:
— Твой вкус сводит меня с ума.
Каспион вонзил когти в его бедра.
— Это твой секрет? Я так-то в курсе.
Демон качнул его на своих бедрах, и задница Мирчи возжелала его до боли.
— Ах, да. Мой секрет... Даже когда я уже знал, что мы предназначены друг
для друга, я никогда не жаждал быть просто оттраханным. Я хотел этого, потому
что считал, что это нас свяжет. Но последние несколько ночей я начал готовиться
к твоему размеру, и все изменилось...
Охваченный страстью, демон хрипло спросил:
— Готовиться?
— С помощью смазки и игрушек, чтобы растянуть себя для тебя.
Член Каспиона дернулся.
— Боги, представляю тебя...
— Ощущения были сногсшибательные.
Снова завладев его рукой, Мирча начал сосать большой палец демона,
увлажняя его. Потом он положил его на обнажившуюся головку члена,
выступающую из его штанов.
Губы Каспиона приоткрылись, когда он начал выводить медленные и
скользкие круги.
Могу кончить только от этого...
— И когда я представлял, что ты погружаешься в мой зад... — он
наклонился, чтобы прошептать Каспиону на ухо, — мое семя выстреливало на
мою грудь, на лицо, до самого изголовья кровати.
Демон вздрогнул.
— Пойдем со мной. — Переместившись на ноги, он поставил Мирчу и
схватил его за руку. — Сейчас.
Мирча испытывал терпение демона; и, кажется, оно лопнуло.
Каспион потащил его вниз по лестнице сквозь толпу, все время
осматриваясь по сторонам.
Ищет место для уединения? Мирча почти жалел, что настаивал на том,
чтобы остаться здесь до полуночи.
— Такой властный.
Приостановившись, Каспион повернулся к Мирче, воплощая собой
возбуждающую демонскую агрессию.
— Да, это так. — И теперь я знаю почему, любимый. — У тебя с этим
проблемы?
— Разве похоже, что у меня с этим проблемы, милый?
Он указал на свои низко-сидящие штаны, из-за пояса которых уже
выступал напряженный член, а не только головка.
Каспион потянулся и собственнически обхватил его рукой.
— Мой.
Мирча отстранил его руку.
— Еще нет. Но буду. Перейдешь со мной финишную черту?
Резкий кивок. Он опять потащил Мирчу, пробираясь сквозь толпу.
Никто в этом переполненном маскарадном зале не мог усомниться в том,
что ожидает Мирчу. Что за пару они с Каспионом из себя представляли.
Вампир с торчащим членом и с усмешкой, как у кота, съевшего канарейку...
и демон с дикими, обсидиановыми глазами, обнажавший заострившиеся клыки
на каждого, кто попадался им на пути.
На мощном теле Каспиона вздулись все мышцы, рога полностью
распрямились от похоти. Далеко не одна взбудораженная женщина при виде их
начинала обмахивать себя руками.
Когда они с Мирчей вышли в коридор, Каспион, резко дернув первую же
дверь, сорвал ее с петель. Казалось, пожар внутри него превратился в сущее
пекло.
В комнате находился оседланный кентавр, скачущий с двумя нимфами.
Одна женщина была верхом на нем, в то же время он был верхом на другой.
Вместо луки на седле было дилдо. Каждый раз, когда кентавр взбрыкивал,
нимфа-наездница скользила вверх и вниз.
Женщины позвали:
— Мирча!
Зарычав от ревности, Каспион дернул его за собой.
Направившись дальше по коридору, они попытали счастье с другой
дверью. Тускло освещенная комната была пуста. На большой, роскошной
кровати лежало гладкое покрывало, а в камине танцевало пламя.
Каспион толкнул его внутрь и запер за собой дверь.
Столько было поставлено на карту, что Мирча вдруг... занервничал. Не из-
за своей анальной девственности, а из-за того, что, если он не окажется парой
Каспиона?
Что, если я не доставлю ему удовольствие? Мирча чуть не вздрогнул. Что,
если ему нужно думать о женщинах, чтобы оставаться твердым?
С благоговением обхватив его лицо, демон наклонился, чтобы вновь
завладеть его ртом. С каждым столкновением их языков чувства Мирчи
расплывались, сомнения отступали.
Каспион лизнул свой клык, пуская кровь из языка. Когда Мирча застонал,
ощутив восхитительный вкус, демон медленно провел языком по губам Мирчи,
чтобы покормить его.
Разделить кровавый поцелуй? Горячий демон, непристойно горячий. Мирча
пил под стоны Каспиона, сосал его заостренный язык. Жаждая еще больше
крови. Больше удовольствия.
Больше демона.

*****

Казалось, какая-то давно дремлющая часть Каса пробуждалась для этого


мужчины. Громко взывая. Он не мог отрицать такого первобытного влечения...
не тогда, когда его сердце так же лихорадочно жаждало принца.
Он обладал ртом Мирчи, пока они не задышали друг другом, пока он не
затерялся в блаженстве. Между поцелуями они рвали друг на друге одежду.
Кас вышел из оцепенения, когда их обнаженные члены соприкоснулись.
Они уже разделись? Он отступил.
— Ты дразнил меня всю ночь. Возбудил до предела. — Потом он приказал
Мирче: — В кровать. Сейчас.
Принц сверкнул дьявольской усмешкой.
— Как пожелаешь. — Он переместился и растянулся на покрывале, его
мышцы в готовности напряглись. — Я постараюсь не расстраивать сегодня
своего старичка.
Кас начал понимать разницу между подлинным юмором Мирчи и
фасадом, который скрывал его эмоции. Прямо сейчас он готов был сказать, что
невозмутимый принц Дакии нервничает.
Звук сердцебиения его пары вызвал в нем еще одну волну нежности.
— Я не сделаю тебе больно, Мирча.
— Я тебе доверяю. — Серые глаза вампира окрасились цветом оникса, как
только он осмотрел тело Каса. — Боги, как я люблю эту загорелую кожу и
золотистые волосы. Мой светловолосый Адонис. Ни у кого нет более
великолепной пары, чем у меня.
— В этом наши мнения расходятся.
— О, тебе нравится то, что ты видишь, демон?
Хитрый, обольстительный вампир.
Кас кивнул. Мой.
— Раздвинь ноги.
Удивленно выгнув брови, Мирча подчинился.
Встав на колени между его ног, Кас пристально посмотрел на большой член
Мирчи, на блестящую головку. Сжав в кулаке его плоть, он изо всех сил старался
взять себя в руки... и не навалиться в безумстве на свою пару. Он наклонился и
прижался носом к яйцам Мирчи, вдыхая наркотический запах своей пары —
чистейший секс.
Мирча застонал.
— Ты не обязан отсасывать мне, демон.
Его акцент был сильнее, чем Кас когда-либо слышал.
— Не обязан? Я изголодался по тебе, пара.
Он поцеловал блестящую головку члена Мирчи, горячо пробуя его вкус.
Принц дернулся и застонал.
Испробовав вкус предсемени Мирчи, Кас проскрежетал:
— Сегодня ночью я буду пить твое семя, я выпью его полностью.
Не отрывая взгляд от глаз Мирчи, он провел своим остроконечным языком
вокруг широкой головки. Она была такой тугой и гладкой. Такой
чувствительной. Он гладил губами набухший конец, слегка ударяя по нему
языком, пока дыхание вампира не стало прерывистым.
— Боги всемогущие! — Мирча приподнялся на локтях, чтобы видеть
Каспиона, жестко очерченные мышцы на торсе вампира стали рельефнее. —
Хочу видеть твое великолепное лицо.
Он отвел назад волосы Каса. Что бы Мирча ни увидел в выражении его
лица, это заставило сердце вампира биться еще быстрее.
Когда Кас обхватил губами головку и вобрал в себя до основания длину
Мирчи, тот выдохнул:
— О, трахни меня.
Кас резко застонал с толстым членом принца во рту. Скоро.
— Т-ты уверен, что раньше этого не делал?
Слегка приподняв голову, Кас встретился глазами с Мирчей.
— Я преуспеваю в любых своих начинаниях.
Вампир ударил Каса по лбу.
— Наглец.
Когда Кас с усмешкой отстранился, Мирча приподнял колени и слегка
толкнулся бедрами, обхватив ими его голову. Бедра вампира, прижатые к ушам
Каса, подрагивали. Уже близко.
Он смаковал реакцию Мирчи. Низкие урчащие звуки, которые он издавал.
То, как он изо всех сил старался держать себя в руках, когда Кас заглатывал всю
его длину. То, как вжимался пятками в матрас, когда покачивал бедрами.
Когда Кас просунул пальцы под Мирчу, задница вампира сжалась в его
ладонях. Сегодня я собираюсь предъявить права на эту задницу. Теряя
самообладание, Кас запустил когти в бледную плоть, притягивая свою пару еще
ближе.

Глава 28

У демона это впервые; хочу, чтобы он полюбил это.


Но несмотря на то, что у него это впервые, Каспион вывел Мирчу из игры,
глубоко вбирая его член и жадно посасывая.
— Ты поглощаешь меня!
Не в силах сдержаться, Мирча, обхватив чувствительные рога своей пары,
толкнулся бедрами в губы Каса, потираясь о его язык.
— Ухх!
Мышцы Каспиона натянулись, его массивное тело раздирала демоническая
похоть.
— Не могу больше сдерживаться! — Мирча балансировал на грани. Когда
демон начал ласкать его яйца, он закричал: — Ты хочешь моей спермы?
Каспион отпрянул и выпустил член Мирчи, оставив влажным и
пульсирующим на его животе.
— Хочу. Но кончишь ты не сейчас.
Мирча моргнул, пытаясь сосредоточиться.
— Что? — Отпустив рога своей пары, он произнес: — Да ну нахуй. — Его
рука опустилась, и он обхватил свою длину. — Я сейчас взорвусь!
Каспион схватил его за запястья и прорычал:
— Этот член принадлежит мне. — Он обнажил сексуальные клыки. —
Убери от него свое ебаные руки.
Член Мирчи дернулся от приказа. Никогда не был так тверд!
— Сейчас же, пара.
С большим трудом он ослабил хватку. Чтобы справиться с искушением,
Мирча запрокинул руки за голову.
— Ну что ж. — Его тело дрожало от того, что ему было отказано в
освобождении. — Я-я сдаюсь.
Каспион окинул его взглядом.
— Посмотри на себя. Ты — мой. — Сжав волосы Мирчи в кулаке, он
потянул. — Скажи мое имя.
— Каспион.
— Я собираюсь трахать тебя, пока ты не прокричишь его. — Демон
наклонился вперед, чтобы пососать мочку уха. — И пока каждый не узнает, кто
заставил тебя кончить.
Мирча задохнулся от этих слов.
— Но сначала мне нужно подготовить свою драгоценную пару.
В постели Каспион представлял собой смесь чистой демонической
непристойности и душераздирающей нежности.
— У меня в кармане есть бутылек масла, — сказал Мирча, хотя из
набухшего член Каспиона выделялось столько предсемени, что оно может и не
понадобиться. Головка коснулась бедра Мирчи и оставила отчетливый влажный
след.
Демон достал бутылек и вернулся.
— Расставь бедра шире для меня. — Он налил масло на пальцы и коснулся
Мирчи между ног. — Не волнуйся.
Вампир ухмыльнулся.
— Разве застенчивая девственница не волновалась бы?
— Ай-яй. Не делай так.
— Как?
— Покажи мне то лицо, которое показываешь другим. Я хочу всего тебя.
Настоящего тебя.
Мирча сглотнул. Когда демон пристально смотрел на него, он чувствовал
себя незащищенным. Каким-то образом он заставил себя выдержать взгляд
Каcпиона. Слова слетели с губ.
— Демон, я рад, что это оказался ты.
— Я буду заботиться о тебе, Мирча. Отныне и навсегда.
Каспион поглаживал скользким указательным пальцем между ягодицами
Мирчи, едва касаясь того места, что так нуждалось в нем.
С каждым движением пальца демон давил немного сильнее, достаточно,
чтобы раскрыть его, но лишь слегка.
Разочарованный стон Мирчи заставил Каспиона со свистом вдохнуть.
— Мой ненасытный мальчик хочет большего?
Сжав одной рукой бедро Мирчи, чтобы удержать его неподвижно, Каспион
обрисовал круг подушечкой пальца.
Круг... круг... Мирча застонал от восхитительных ощущений.
Затем демон ввел палец внутрь до второй фаланги.
Наконец-то!
— Еще, еще!
Гораздо лучше, чем игрушка.
Каспион толкнулся пальцем.
— Безусловно. — Больше масла. Более глубокое проникновение. Еще один
палец присоединился к первому, погрузился внутрь, растягивая. — Ты будешь
таким тугим вокруг меня.
Демон ввел пальцы достаточно, чтобы подготовить Мирчу... но при этом
держа на краю. Когда казалось, что агония длится уже часами, он делал
небольшие толчки.
Больше масла. Глубже. Больше масла. Шире.
Задыхаясь, Мирча сказал:
— Э-это нереально. Однажды и ты позволишь мне трахнуть себя.
Каспион с легкостью кивнул.
— Конечно.
Ты позволишь мне взять контроль?
— Даже несмотря на то, что ты — доминант?
Изогнув брови, он ответил:
— Что может быть доминантнее, чем доставить своей паре любое
удовольствие, которое он жаждет?
Грудь Мирчи изогнулась для этого мужчины. Сердце переполняли
эмоции... не имея выхода. Их взгляды встретились.
Я не знаю, что сказать, не могу выразить, как сильно я хочу тебя. Это
действительно навсегда. Я влюбился в тебя, демон.
Каспион проскрежетал:
— Я знаю. Знаю. Я чувствую то же самое.
Сердце Мирчи было переполнено... но каждая клеточка его тела ощущала
себя пустой, восприимчивой ко всему, что хотел дать ему демон. К тому времени,
когда Каспион убрал пальцы, Мирча был почти без сознания, бесстыдно
покачивая бедрами.
— Пожалуйстапожалуйстапожалуйста, демон.
Каспион опустился на колени между его ног и налил еще масла. Чтобы
намазать эту мощную длину? Мирча приподнялся, чтобы видеть, как его
золотистый демон мажет себя маслом. Он замер, когда Каспион заскользил
большой рукой по своему члену... от тугой головки до утолщенного основания,
по выступающим венам.
— Хотел тебя так чертовски долго, Мирча. — Были ли рога демона когда-
нибудь такими прямыми и набухшими? — Ты веришь, что я не причиню тебе
боли?
— Верю. Я верю тебе в этом. Верю тебе во всем. И буду верить всегда.
Бицепсы Каспион напряглись, когда он сжал бедра Мирчи и притянул его
ближе. Потом он сжал свою длину. Когда широкая головка прижалась ко входу
Мирчи, демон застонал, словно в муках; Мирча вскрикнул, сотрясаясь от
контакта.
Когда Каспион надавил кончиком, он взглянул на Мирчу.
— Ты мой. Навсегда. Я никогда тебя не отпущу. —Покрывшись испариной,
он осторожно продвинулся вперед, пока головка не скрылась в Мирче. — О! Моя
пара такая охуенно тугая.
Мирча застонал, так ему было хорошо. Лучше, чем хорошо.
Заскрежетав зубами, демон продвинулся вперед, его размер трудно
принять. Несмотря на это, чем глубже входил Каспион, тем большее
наслаждение охватывало Мирчу. Его собственный член выступал над животом,
как стальной стержень. Он боялся, что кончит без прикосновения.
— Ждал этого пятьсот лет.
Каспион вышел на несколько сантиметров и посмотрел вниз, пристально
глядя, как их тела соединяются. Если бы глаза могли испепелять...
Пока Мирча морщился от боли, пытаясь приспособиться, демон накапал
больше масла.
— Не сопротивляйся, — выдохнул он. — Впусти меня.
Когда Мирча усилием воли расслабился настолько, насколько он смог,
Каспион погрузился глубже, его жесткая длина растягивала Мирчу, вынуждая
его уступить.
— Вот так! Вампир... все, что я могу — это не кончать! — Его брови были
сведены, мощная грудь вздымалась, когда пальцы впились в бедра Мирчи. Он
стал сильнее, демоничнее, старше и пронзал Мирчу... все же Каспион казался
потрясенным. — Хочу быть глубоко внутри твоей девственной задницы.
Демон осуществил свое желание. Глубже. Глубже. Так глубоко, пока
Каспион не заполнил его толстой, пульсирующей плотью.
— Мой! — с ликованием взревел он.
С безумным криком Мирча сдался... всему.

*****

Не кончай... не кончай... боги, не кончай.


Ничто в жизни Каса не могло подготовить его к такой похоти. Он был на
краю с того момента, как его головка поцеловала вход Мирчи. Он игнорировал
покалывание в позвоночнике и тяжелую боль в яйцах. Не кончу прежде своей пары.
Он пылал, чтобы исторгнуть из вампира удовольствие большее, чем кто-
либо ранее, стать единственным, о ком мечтал бы Мирча. Только не кончай.
— Я овладел тобой. Полностью. — Он говорил, как безумец. — Я внутри
твоего тела. Я всегда буду частью тебя. — Он отвел бедра и вонзился...
Обрел рай. У него закатились глаза. Мой дом. Этот вампир — мой дом.
Когда Кас снова вернулся к реальности, Мирча все еще выгибал спину
дугой, его член подрагивал между ними.
Глаза Каса распахнулись.
— Что это было?
— Сделай это еще! Ты толкаешься мне в простату.
Член Мирчи вырисовывал предсеменем по бледному торсу.
Охваченный благоговением Кас медленно вышел и снова осторожно вошел.
— Здесь... прямо ЗДЕСЬ! — Голова Мирчи металась из стороны в сторону.
— Хочу так всегда. Ты внутри меня. НУЖДАЮСЬ в этом.
Взмокнув, Кас погрузился ровно настолько, чтобы приласкать вампира в
том самом месте.
Мирча так сильно прикусил губу, что по его подбородку потекла кровь.
Мой ошеломляющий пара-вампир. Кас наклонился, лизнул струйку крови и
завладел ртом Мирчи, чтобы покормить его.
Их языки сплелись, Кас отвел бедра назад и качнул вперед. Не кончай, не
кончай! После еще одного сдержанного удара, он трахнул сильнее, хрипло
застонав.
Вспотевшее тело со шлепком ударило масляные изгибы задницы Мирчи...
плоть, которую Кас полностью покорил. Он прервал поцелуй и приподнялся на
выпрямленных руках.
— Назад пути нет, вампир.
Стиснув зубы, он уперся коленями в кровать, чтобы толкнулся сильнее.
Стоны принца стали непрерывными. Он на краю.
Как и Кас. Никогда не чувствовал такого давления. Его член пульсировал с
каждым ударом сердца.
— Скоро кончу, демон! Больше не выдержу...
Удерживая взгляд вампира, он сказал:
— Хочешь, чтобы я кончил в тебя?
Его свободная рука потянулась в низ живота вампира.
Мирча задохнулся от предвкушения.
— Боги, да, дай мне это, демон!
— Тогда выжми из меня все, — приказал Кас. — Возьми из меня своей
тугой, маленькой задницей.
Он обхватил член Мирчи смазанными маслом пальцами. Он ласкал его с
каждым погружением.
— Мои боги! Блять, да! — Неистовое выражение лица Мирчи сменилось
экстазом. — ДА! — Его член дернулся и начал извергаться между их телами... и,
если бы не рука Каса, сперма попала бы на лицо Мирчи. — ДЕМОН!
Он исторг крик из горла Мирчи и сперму из его члена. С каждой
пульсирующей струей спермы задница вампира сокращалась вокруг длины
Каса.
Разрушение. Он издал дикий рев.
— Охуенно чувствую тебя!
Все еще кончая, Мирча выкрикнул:
— Пометь меня; сделай это!
Демонический взгляд Каса застыл на шее Мирчи.
— Мой!
Он рванулся вперед и вонзил клыки в свою пару.
Помечая его. Овладевая им. Уводя его за черту, откуда возврата не будет.
Мирча изгибался и извивался под ним.
— ДА, ДА!
Кас зарычал у горла вампира. Одним жестким толчком он освободил член
от пульсирующего давления.
Когда демоническая печать исчезла, глаза Каса вспыхнули, широко
раскрывшись. Это происходит. Извергая иссушающий поток спермы, он
предъявил права на свою пару навечно...

Глава 29

Вампир спал у него на груди.


Когда Кас убрал шелковистые волосы с завораживающего лица Мирчи, его
демонские инстинкты успокоились.
Моя пара со мной. Счастливый. Здоровый. В безопасности.
Права предъявлены. Кас готов был связать их судьбы вместе... что бы за
этим ни последовало.
Он говорил Мирче: «Пусть боги помогут тем детям, чьим отцом ты
окажешься», но теперь его мнение изменилось. В конце концов, он уже воспитал
одного ребенка — Космину. Он сильный и веселый... детишки бы его обожали.
Обзавестись с ним семьей было бы таким счастьем.
Кас был бы ее опорой, а Мирча душой.
И хотя когда-то для него казалось очень важным иметь своих
биологических детей, разве они с вампиром не могут с таким же успехом
воспитывать найденышей?
Кас скривил губы. Почему я никогда раньше об этом не задумывался?..
Впервые за все свое существование он понял, что значит обрести покой в
душе. Наслаждаясь этим чувством, он поцеловал волосы Мирчи и вдохнул его
запах.
И даже ошеломляющее удивление от извержения семени — ничто по
сравнению с узами, связавшими их с вампиром. Кас признал дьявольскую
потребность в этом мужчине. Принял ее. Капитулировал.
Часы, в которые они предавались удовольствию, пролетели словно
лихорадочный сон. Еще два раунда в постели и один в душе привели Каса к
фантазиям, которых у него никогда раньше не было.
Он воспроизводил в голове ночные сцены, которые теперь навеки выжжены
в его памяти. Его изящная пара на нем, сосет кровь из пальца Каса, снова принимая
семя демона... Мирча проливает сперму на язык Каса... принц рычит в подушку, когда
Кас берет его сзади.
Их совместный душ был не менее жизненно важен. Скользнувший ему за
спину под каскадом воды Мирча дрочит ему, доводя до безумия... Вдавивший ладони в
кафель на стене Кас предлагает свой зад... Мирча, обхвативший его за рога, чтобы
отклонить голову Каса назад... входит в него сзади...
Проникающие клыки. Треснувший кафель под бешеной хваткой демона.
Самопроизвольное семяизвержение в стену...
Эта ночь... красивая настолько же, насколько и грешная... изменила их
навсегда.
Каса вновь охватывало вожделение, но его молодой любовник крепко спал.
Мирча явно нуждался в отдыхе. Черт, разлука в несколько дней не самым
лучшим образом сказалась даже на таком зрелом демоне, как Кас.
Его веки отяжелели. Но задремав, в его сознание закралась бессвязная
мысль.
Будет ли вампир рядом, когда я снова открою глаза?

Глава 30

Проснувшись, Мирча осознал, что вонзил когти в свою грудь, в ушах звучал
низкий жалобный вой. Его собственный?
Каспион спал рядом, крепко обняв его сильными руками. Небеса. Так
почему же Мирча испытывает такой страх?
Нет! Этой ночью все прошло идеально. Исполнилось его заветное желание.
Засыпая рядом с Каспионом, он был уверен, что у них впереди светлое будущее.
Легкая, смутная паника, которую он всегда испытывал после секса, не
исчезла; она обострилась! В мыслях царил хаос. Возможно, я просто слишком
сильно его хочу.
Левая рука, чуть ниже плеча, сильно болела. Он осмотрел себя, но не
увидел ни синяков, ни повреждений. Во всем остальном он чувствовал себя
прекрасно.
Так что, черт возьми, с ним происходит? Может ли паническая атака
проявляться, как фантомная боль в конечности?
Он оглянулся на спящего Каспиона, и острая боль мгновенно сменила
панику.
Я... Я...
Почему Мирча не мог закончить мысль? Я...
Желаю его? Не новость. Хочу его на все времена? Опять же не новость.
Нуждаюсь в нем? Несомненно.
Высвободившись из объятий Каспиона, он переместился на ноги.
Натягивая штаны, Мирча изо всех сил старался привести свои мысли в порядок.
Возможно, он действительно не готов обещать свое будущее. Разве он не
заключил сделку с дьяволом, чтобы получить желаемое? И теперь дьявол
украдет его душу?
Но если он страдает от сомнений в данных обязательствах, то почему
сердце велит ему оставаться рядом с Каспионом? Разве ему не следует бежать
прочь? И почему он не испытывал ничего подобного во время других встреч с
демоном?
Переместившись к одному из задрапированных окон, Мирча выглянул на
улицу. Низко висела оранжевая луна охотника, опускаясь к горизонту. Скоро
взойдет солнце.
Вглядываясь в небо, он чувствовал, будто от него ускользает что-то, на что
нужно обратить внимание... чувство сродни разочарованию, когда слово
вертится на языке, но ты никак не можешь его вспомнить. Он начал вышагивать
возле кровати. Что я упускаю?..
Через некоторое время Каспион зашевелился. Демон проснулся с улыбкой,
моргая голубыми глазами. Как только он посмотрел на Мирчу, его потрясающая
улыбка исчезла.
— Да ну нахуй, вампир.
— Что?
Он сел, сгребая со лба взъерошенные светлые волосы.
— Ты знаешь что. Ты уже сливаешься.
— Я и слова не сказал.
Пот бисером выступил у него на лбу и над верхней губой. Мирча потел,
только когда предавался сексу.
— Тебе и не нужно; дикое выражение твоих глаз говорит за тебя.
Что говорит? Объясни мне! Помоги понять.
Каспион встал и схватил одежду с пола.
— Так и знал, что это случится.
Даже сейчас вид этого тела возбуждал Мирчу. Что бы я только не отдал,
чтобы обладать им?
— О чем говорит выражение моих глаз?
Каспион проскрежетал:
— Все-было-отлично.
Он резко натянул штаны.
— Ты говоришь за меня.
— Я знал, что ты так поступишь! — Его инстинкты сводили его с ума.
Подобно тому, как демон нуждался в том, чтобы предъявить права на
предназначенного ему судьбой, также он не мог вынести и потери своей
отмеченной пары. Но Каспион явно пытался не потерять над собой контроль. —
Я знал. Но ты убедил меня рискнуть.
— Поскольку мы пара, я думал, что не почувствую это... это...
— Сожаление?
— Не сожаление. — Мирча прислушался к себе. — Я не чувствую никакого
сожаления.
— Ты никогда не чувствовал сожаление по отношению к своим
завоеваниям. Только по утрам. Черт бы тебя побрал, я говорил, что требуется
время. Чтобы быть уверенным.
— Я знаю.
— Ты обещал мне вечность. И не продержался даже восемь ебаных часов!
Ты говорил, что я твоя пара, и у нас все будет по-другому.
— Все и есть по-другому. Мой страх гораздо сильнее, чем когда-либо
раньше.
Зачем я провоцирую его?
— Мудак! — Каспион глубоко вздохнул, совершая еще одну доблестную
попытку обуздать растущий гнев. — Послушай, я понимаю, многое надо
переварить. От того, что произошло между нами, сносит крышу. Мы испытали
острые эмоции и сейчас на взводе. Но мы кое-что обрели здесь. Не
разбрасывайся этим.
Чем более спокойным оставался Каспион, тем более взволнованным
становился Мирча.
— Разбрасываюсь этим? Дело в этом?
Сделай так, чтобы это ощущение прошло!
— Ты хочешь этого?
— Нет. Нет!
— Прошлая ночь тоже меня напугала, черт возьми, но в моей жизни
именно сейчас самое идеальное время для этого. Для тебя же это время
неподходящее. Но если ты сможешь довериться мне, мы справимся со всем этим.
Боль в руке Мирчи не утихала. Он, нахмурившись, посмотрел на нее.
— Ты хоть слышишь меня? — спросил Каспион. — Что произошло, пока ты
спал?
— Это я и пытаюсь тебе объяснить — я не знаю! Может... может, мне лучше
уйти на пару дней, чтобы привести мысли в порядок...
— Нет. Ты принял решение; придерживайся его. Если ты уйдешь этим
утром, значит уйдешь навсегда.
Уйти навсегда. Уйти от Каспиона. Тревога Мирчи еще больше усилилась.
Демон сузил глаза.
— Тебе приснились мои воспоминания, не так ли? Могу догадаться какие
именно.
Он покраснел, а глаза затопила горечь.
Мирча хотел сказать: «Твои воспоминания не имеют никакого отношения к
тому, что я сейчас испытываю». Но это могло быть ложью. Когда он представил,
как те демоны жестоко обошлись с его юной парой, его безумие оказалось на
пике.
— Не отрицаешь. Итак, тебе приснились мои воспоминания. И ты говоришь,
что они не повлияли на тебя?
— Повлияли. Только не так, как ты предполагаешь. — Мирча не мог
выстроить свои мысли. Ощущение удушья не отпускало. Он сжал виски, боясь
потерять сознание от недостатка кислорода. — Я... я не принял ни о чем никаких
решений.
— Это еще хуже! Как ты можешь после этой ночи принять какое-либо еще
решение, кроме продолжения?
— Думаешь, я хочу так себя чувствовать? — Эмоции не просто душили
Мирчу, они ломали его, как цунами, сокрушали. Поглощали его. — Что это?
Скажи мне! — Мирча не потерял интерес... как раз наоборот. Он хотел этого
мужчину еще более отчаянно, чем раньше. — Помоги мне, Каспион.
Пожалуйста. Потому что я думаю... думаю, что схожу с ума.
— Ты в панике, потому что не хочешь, чтобы твоя жизнь гедониста
изменилась. — Каспион потер лицо рукой. — Мне некого винить, кроме себя
самого. Я идиот, раз поверил тебе. Я знаю твои недостатки... и предполагал, что
этим все кончится.
Это разозлило Мирчу. Я никогда не предполагал, что все так закончится.
— Я не поэтому разваливаюсь на части. Ты продолжаешь говорить, что
знаешь меня, но, возможно, это не так.
У него начала болеть голова, слабо пульсируя в области лба.
— Чушь собачья! — Каспион указал на него пальцем. — Я знаю тебя лучше,
чем ты сам.
Головная боль Мирчи спровоцировала его собственный гнев.
— Ты только думаешь, что знаешь, демон. У меня есть секреты.
— И какие же?
— В первую ночь, когда мы встретились, я заставил тебя поверить, что мы
будем не более чем друзьями, но уже тогда я планировал трахнуть тебя.
— И теперь ты трахнул меня, — не стыдясь, сказал Каспион.
Мог бы это сделать и сейчас.
— Мои друзья заключили пари, смогу ли я соблазнить гордого демона-
воина... всем завоеваниям завоевание.
— Друзья? Те подхалимы? Мы с тобой друзья, Мирча. А они паразиты. Так,
значит, к той жизни ты так спешишь вернуться?
— Нет! — Вернуться в тот поверхностный, развратный мир? Уж лучше
Мирча будет жить в мрачной пещере с Каспионом и сражаться с Вендиго всю
свою жизнь. Но почему прямо сейчас я схожу с ума? — Мне просто нужно... время,
чтобы все обдумать.
— Ты должен был все обдумать прежде, чем мы это сделали. Что сделано, то
сделано, вампир. И... как я неоднократно тебя предупреждал... этого нельзя
изменить.
Его взгляд упал на шею Мирчи.
— Твоя метка.
Кожа Мирчи исцелилась, но демоны могли ее видеть.
— Ты будешь носить ее всегда. Ты из-за этого паникуешь?
— Нет, но что-то вгоняет меня в панику.
Ему казалось, что его вырвет всей кровью, которую он выпил этой ночью.

*****

— Со временем тебе надоест бесконечный поток новых партнеров, —


сказал Кас. Через несколько столетий, когда Мирча поймет, насколько
бессмысленно его существование, вампир попытается найти свою пару. Но будет
поздно. Он никогда не сможет забыть о неверности Мирчи. Ревность съест его
заживо. —Ты захочешь быть со мной, но я не приму тебя обратно.
Когда Мирча потер свою грудь, Каса накрыло осознание:
— Сейчас я ничего не смогу сказать, чтобы успокоить твое грохочущее
сердце, не так ли?
Вампир продолжал хранить молчание. Он был бледен, лицо было, словно
из воска.
Касу казалось, что он мог удержать Мирчу, надавив на чувство вины. Но
если он меня не хочет... если так сильно хочет сбежать, что так ужасно выглядит...
— Итак, ты покончил со мной? За следующим завоеванием? Я буду
последним в длинном списке разрушенных душ, оставленных на твоем пути. —
Горе проникало в него. — Тебя вообще волнует, что люди, с которыми ты спал,
начинают мечтать? — Проклятье, я начал мечтать о нашем будущем! — Как я и
предвидел, ты потерял интерес.
Мирча мерил шагами комнату, все больше покрываясь потом.
— Я-я не потерял к тебе интерес.
О, так значит жадный принц хотел Каспиона... и других. Возможно, он
всегда планировал продолжать вести их прежний образ жизни, но теперь к тому
же делить постель.
— Ты упоминал о секретах, пиявка. Ты мог бы полностью прояснить
ситуацию.
Он резко покачал головой.
— Не думаю, что это хорошая идея.
Теперь Каспион точно должен услышать, что скрывает Мирча. Он
переместился к нему, толкая вампира в грудь.
— Расскажи мне.
Мирча отступал назад, пока не уперся в стену.
— Я-я не в себе. — На лице Мирчи соперничали волнение и
замешательство. Он громко сглотнул. — Мы обсудим это позже...
— СЕЙЧАС.
Избегая взгляда, Мирча выпалил:
— Я заплатил тем трем нимфам, чтобы они заставили нас поцеловаться.
— Что???
Та ночь изменила направление всей жизни Каса!
Глаза Мирчи расширились, словно он вовсе не собирался произносить эти
слова. Он пробормотал грязное ругательство на Дакийском.
— Ты подставил меня? — Коварный вампир манипулировал Касом. Лишил
меня права выбора! Его кулаки сжались. — Ты малолетний долбоеб. Ты играл моей
жизнью. Моим разумом.
— Д-да. Я сожалею о своих поступках, но я признаю их.
— Ты рассказываешь это, чтобы заставить меня уйти. Потому что слишком
труслив, чтобы уйти самому! И знаешь что? Это сработало...
— Нет!
Мирча переместился к мусорному ведру. Он упал на колени и его вырвало
кровью.
Первым импульсом Каса было желание позаботиться о своей паре, что еще
больше взбесило его.
— Посмотри на себя! Твое тело сказало нам все, что нужно знать.
Мирча провел рукой по губам и неуверенно поднялся на ноги.
Каса охватила обида. Он воспылал желанием разделить свою боль, чтобы
вампир тоже прочувствовал эту агонию.
— Прежде, чем я уйду, тебе следует кое-что узнать. Я тоже солгал, пиявка.
Мое пребывание в Поли было в значительной степени связано с тобой. Я
подозревал, что между нами возникла какая-то связь, но я этого не хотел. Я не
хотел тебя. Я предпочел остаться в этой богом забытой дыре, чем быть с тобой. И
это понятно... мои инстинкты пытались защитить меня от испорченного
королевича-дегенерата, не имеющего ни цели, ни решимости, ни силы духа.
Вид у Мирчи стал еще более разбитым. Зажав рот рукой, он исчез,
переместившись.
Кас оглядел комнату, не веря, что остался один. Затем он откинул голову и
взревел.

Глава 31

Мирче казалось, что когда он ходит из комнаты в комнату по своей вилле


на вершине скалы, то время летит, как на ускоренной перемотке.
Солнце зашло. Опустилась ночь. Затем наступил рассвет, перешедший в
полдень. Сумерки постепенно сменились почти полной луной.
Все это время он сомневался в своих действиях и здравомыслии. Паника
лишь нарастала, как и чувство, что он упускает из вида какую-то важную деталь,
которая имеет огромное значение. Теперь эти чувства еще и конкурировали с
тоской от разрыва с его парой.
Он продолжал оглядываться по сторонам, будто Каспион, как великий
герой, переместится в эту комнату, чтобы спасти Мирчу от его собственной
убогости. Глупости. Слабости.
Через несколько минут после их ссоры Мирча хотел переместиться в
бунгало, но побоялся, что просто докажет точку зрения демона. Ты сказал, что у
меня нет силы духа... посмотрим! Решимости? Не в этом случае, любимый.
Нахмурившись, он посмотрел на свою руку, когда снова вспыхнула боль.
Возможно, Мирча просто сошел с ума. Подняв флягу, он сделал глоток напитка,
в котором было больше меда, чем крови.
Проклятье, он не хотел других, не хотел больше никаких завоеваний. Всю
оставшуюся жизнь он хотел дразнить и завоевывать только Каспиона, каждый
день и каждую ночь.
Так почему Мирча не сказал ему об этом? Потому что я сам себе злейший
враг. Каспион знал это о Мирче. Почему я не знал?
Часы перетекали в дни, но Мирча так и не приблизился к разгадке своих
чувств. Он нуждался в помощи Каса. Демон выдающийся мужчина. Если бы они
вместе попытались разобраться в ощущениях Мирчи, то нашли бы разгадку.
Мирча верил в Каспиона... даже если он не верил в него.
Примет ли демон его назад? Королевича-дегенерата?..
Решившись попросить у Каспиона прощения и помощи, Мирча
переместился в бунгало. Пожалуйста. Я буду стараться усерднее. Я стану лучше. Не
отказывайся от меня.
Каспиона там не было. Мирча стал ждать.
Он все ждал. В эти часы безумия он часто посещал дом своей пары, словно
призрак.
Вдыхал запах демона на его подушке.
Смотрел на одеяла, которыми Каспион занавесил окна.
Вглядывался в берег моря, на который демон выходил, словно бог.
Мирча провел кончиками пальцев по дырам в стене, пробормотав:
— Я причинил ему столько боли.
Слова Каспиона продолжали звенеть у него в ушах: «Ты самому себе злейший
враг...»

*****

Прошло два дня, но Каспион так и не вернулся.


Не в силах больше бездействовать, Мирча переместился в Красный Флаг и
направился к бару.
— Ты видел Каспиона? — спросил он Леяка.
Демон нахмурился.
— Ужасно выглядишь, вампир. Тяжелый разрыв, да?
Бармен не входил в сообщество охотников.
— Откуда ты знаешь, что мы были вместе?
— Заметил невидимую связь между вами.
А Мирча разорвал ее.
— Он был здесь?
— О, да. Выглядел еще хуже, чем ты. Взял работу в другом измерении.
Очень опасную.
Подступила тошнота.
— Я должен быть с ним. Скажи, где он.
— Прости, сынок. Я не могу. Каспион сказал, ты... играл с ним.
— Не умышленно! Я не хотел причинять ему боль. Я вел себя, как идиот. —
Он резко вытер рукой липкое лицо. — Пожалуйста, скажи мне, где он, Леяк. Я
буду присматривать за ним. Никто не сможет защитить его так, как я. Мне
нужно быть с моей парой.
Демон покачал головой.
— Я не хочу, чтобы ты бегал за ним, отвлекая и подвергая смертельной
опасности.
Возможно, Мирче следует похитить бармена и подвергнуть пыткам, чтобы
выяснить местонахождение Каспиона. Конечно! Но тут же всплыли
воспоминания его пары об этом демоне. Леяк всегда был добр к Каспиону,
поддерживал его, он первый, кто проявил заботу о его благополучии. Ты шел по
этому следу, как Каспион-тигр, сынок!
Проклятье! Значит, никаких пыток.
Взгляд Мирчи остановился на стене. Он помнил многие из размещенных
заданий. Вдруг он сможет определить, какие из них исчезли.
Ближайшая самая высокооплачиваемая награда была еще в игре. Под
цветным изображением хорошенькой девушки с острыми ушами были указаны
детали:

НАГРАДА:
Разыскивается живой!

Имя: Неизвестно
Вид: Фея
Волосы: Длинные, светло коричневые
Глаза: Один янтарный, второй фиолетовый
Рост: 165 см

Обещанное вознаграждение: Королевский выкуп золотом


Предложено Королем Абиссианом Инфернасом, правителем
Пандемонии и всех сфер Ада

Несколько объявлений явно пропали, и Мирча пытался максимально


вспомнить их содержание. Он поочередно подходил к каждому пустующему
месту. Я буду охотиться за охотником...

*****

Прошла неделя, но Мирча так и не продвинулся в поисках Каспиона.


Было слишком много мест, где он мог находиться. Мирча вернулся в
таверну в надежде, что бармен сжалится над ним и раскроет местонахождение
Каспиона.
Леяк должен пожалеть его. Одежда Мирчи висела на изможденном теле.
Кожа была мертвенно бледной. Раньше он заставлял себя пить кровь, но ее не
хватало.
Мирча направился к бару вдоль стены с обещанными наградами. Краем
глаза он заметил объявление, заставившее его резко повернуть голову.
Ледяной страх сковал его сердце. Его непрекращающаяся паника
превратилась в оглушительный рев, вырвавшийся из груди. Невидимая рана на
руке взорвалась болью, ноги подкосились. Он упал на колени и его вырвало
кровью.
Это. Я чувствовал ЭТО.
Не в силах переварить происходящее, ему каким-то образом удалось
переместиться в Дакийский Замок. Каспион, ты нужен мне! Боги, мне нужна моя
пара. В тронном зале, выполненном из черного камня, сквозь витражные окна
сиял солнечные свет, отфильтрованный бриллиантом. Лотэр восседал на троне,
установленном на возвышении, рядом с ним сидела Элизабет на своем
собственном троне.
Здесь были все. Дяди Мирчи — Виктор, Стелиан и Треан. И даже Бэлери.
Было ли выражение лица Элизабет задумчивым? Красные глаза Лотэра казались
еще более жуткими, чем обычно.
Мирча заорал на Лотэра:
— Что ты, блять, натворил?
Лотэр рассмеялся, его громогласный смех пронесся по всему королевскому
двору, обвиваясь вокруг каждого из них, словно цепи.
— Все, что хотел, мальчик. Одна из привилегий короля.
И все вокруг стало красным...

Глава 32

Работай или сходи с ума. Работай или сходи с ума.


Для такого мужчины, как Кас, презирающего ограничения, вся жизнь
сводилась к двум вариантам. И он выбрал работу.
Через десять дней охоты и удачного получения награды он вернулся в
Красный Флаг, чтобы выбрать свою следующую цель. Внутри выпивали
завсегдатаи. Леяк напевал себе под нос, протирая барную стойку.
Кас прошел к доске завершенных работ, чтобы прикрепить свое уже
оплаченное объявление, не в силах удержаться от того, чтобы не осматривать
таверну с крошечным лучиком надежды.
Мирчи не было. Вампир, несомненно, вернулся к старым привычкам,
наслаждаясь жизнью в тени и трахая все, что движется.
Он ожидал, что их разрыв приведет к тому, что его демонские инстинкты
выйдут из-под контроля, но все было гораздо хуже. Кажется, нежность Каса по
отношению к Мирче повлияла на все. Ярость и агрессия превратились в
душераздирающее горе.
Кас мог попытаться двигаться дальше. Найти демонессу и обзавестись
детьми. Но он хотел только вампира. Мирча сбежал в то утро и забрал сердце
Каса с собой.
Кас переместился из дворца прямо в бунгало на пляже и оставался там
почти два дня, молясь всем богам, чтобы вампир осознал свою ошибку.
Все это время он представлял, как Мирча умоляет его о прощении и
клянется, что сможет справиться с обязательством в целую вечность... о, и в том,
что не станет блевать при мысли, что будет трахать только Каса до конца своей
жизни.
А потом он осознал, что Мирча не придет к нему. И, к счастью, он не мог
найти вампира; иначе Кас преследовал бы его, как безнадежно влюбленный
дурак.
Он выдохнул, потерпев поражение. Работай или сходи с ума.
Леяк позвал:
— Каспион, поболтаем.
— Ага.
Он переместился к бару, надеясь, что старый охотник не станет снова
мучить его вопросами о Мирче. В прошлую их встречу Кас сказал лишь:
«Вампир играл со мной». Но его гнев из-за интриг и коварства Мирчи быстро
угас. Если бы они не были парой, возможно, он бы все еще злился. Но они ею
были. Абсолютно все сближало их...
Леяк налил ему кружку варева.
— Как ты?
— Бывало и лучше.
Кас и сам был частично виноват в разрыве с Мирчей. Если бы он
руководствовался мудростью... или дисциплиной... приобретенными и
воспитанными за все прожитые годы, он бы исчез из жизни вампира на сотню
лет.
Но Кас был слишком слаб, чтобы уйти. Вместо этого, он возложил все бремя
выбора, всю эту ношу, на такого молодого мужчину. И после этого Кас был
шокирован тем, что Мирча запаниковал?
Тем утром следы от когтей вампира усеяли его собственную грудь. Судя по
ритму, сердце Мирчи должно было быть на грани взрыва. Касу была знакома эта
паника... он испытывал то же самое, когда он несколько веков назад безрассудно
бежал из Дакии, даже рискуя быть казненным. Но тогда этот поспешный шаг
казался правильным.
Так произошло и с Мирчей.
Стараясь, чтобы в голосе не сквозило отчаяние, Кас спросил:
— Предполагаю, он не заходил?
— На самом деле, он приходил несколько раз и спрашивал о тебе, хотел
узнать, где ты. Он и сам тоже искал тебя.
Будь проклята эта волна надежды!
— И?
— Он был здесь пару дней назад, с ищущим взглядом и несчастным видом.
Кас представлял Мирчу с неизменной ухмылкой, самозабвенно
трахающего и кусающего своих партнеров. А принц наоборот несчастен? Кас не
должен быть счастлив от этого. Но был. На его лице появилась улыбка.
— Он сказал, что вернется?
— Не знаю. Он увидел что-то на стене с объявленными наградами, и он...
отреагировал.
— Что ты имеешь ввиду?
Леяк почесал один из своих потертых рогов.
— Я имею ввиду, что он упал на колени, взревел от боли и вырвал кровью.
Которую я никогда не ототру с пола.
Когти Каса вонзились в барную стойку.
— Что он увидел?
— Я не понял, на какое именно объявление он смотрел, но он не снял его со
стены, да и вообще больше ничего не сделал. Просто телепортировался отсюда,
словно летучая мышь из ада5.
Переместившись к стене, Кас стал изучать объявленные награды. Он
перестал дышать, когда знакомый портрет привлек его внимание. Однажды он
видел тот же облик, сидя на вершине башни моста в мире смертных.
Мина. Моя сестра по воле судьбы...

НАГРАДА:
Без вести пропавшая!

Имя: Принцесса Космина


Вид: Вампир
Последний раз видели: набережная Нового Орлеана
на заходе луны охотника
Волосы: Длинные, светло-русые
Глаза: Голубые
Рост: 168 см

Награда: Неизмерима
Предложено Королем Лотэром, Врагом древних

Моя сестра! Кас сорвал объявление, перечитывая детали. Заход луны


охотника? Это было именно когда...
Боги всемогущие, Мирча почувствовал, что его любимая сестра в опасности!
Кас переместился обратно к бару. Подняв объявление, он спросил:
— Как это сюда попало?
Леяк покачал головой.
— Пришло по обычным каналам.
Я должен попасть в Дакию. К Мирче. Его глаза сузились. Для мужчины,
который чтил право выбора, у Каса был только один вариант.

Глава 33

Дакийцы... Виктор, Стелиан, Треан и Мирча... вновь собрались в


королевском дворе, ожидая короля, королеву и указания, которые могли бы

5 Очень быстро. Летучая мышь – это ассоциативный образ ведьмы, которая летит из
ада. Данная идиома больше использовалась необразованными слоями населения,
интеллигенция старалась употреблять более высокие выражения.
помочь им найти Мину. Дни проходили без единой весточки о ней. Даже Бэлери
не смогла прочесть о ней.
— Тебе нужно пить, племянник. — Виктор сидел на краю помоста для
трона и клинком чистил когти. — Или ты никогда не исцелишься.
Мирча хромал, расхаживая взад-вперед по двору. Он не выпил ни капли
крови с тех пор, как узнал об исчезновении Мины. Голодание означало, что
после избиения Лотэра несколько дней назад Мирча будет очень медленно
регенерировать.
После того, как Мирча потребовал объяснить, что сделал король, Лотэр
соединил кончики пальцев, мелькнули черные когти. Его глубокий голос
резонировал, когда он сказал:
— Я отправил Космину в мир смертных. — Он пожал плечами. — И будь я
проклят, если это не было ошибкой.
Снедаемый гневом, Мирча напал на древнего вампира. Полудикий Лотэр,
наслаждаясь возможностью избить кого-нибудь, смеялся, когда ломал кости
Мирчи.
Понадобились все присутствующие Дакийцы, чтобы оторвать от него
Лотэра. Челюсть Мирчи была настолько изуродована, что он не смог рассказать
никому о своей стычке с Обуздавшими Жажду, вместо этого ему пришлось
написать свое подозрение: «Ее захватили Обуздавшие Жажду. В обмен на
Кристофа».
Дакийцы во главе с Лотэром вторглись в замок этого ордена. Но там не
было ни единого признака Мины. К счастью, у Лотэра был туз в рукаве:
заключенный, у которого можно выпытать информацию. Они предполагали, что
сегодня добудут сведения...
Стелиан сделал большой глоток из своей фляжки.
— Что так долго возится этот красноглазый ублюдок?
Хоть Мирча и хотел убить Лотэра за то, что он отправил Мину, он также
ругал и себя за то, что не был здесь, рядом с ней. Он планировал поговорить с
королем о том, чтобы не отпускать Мину, но Мирча настолько увлекся
собственной жизнью, что в итоге подвел ее.
Он потерял единственных, кто имел значение в его жизни, и в обоих
случаях он этого заслуживал.
Треан посмотрел на часы.
— Я должен встретиться с Беттиной в Абаддоне. Мне скоро нужно идти. —
Он нахмурился, глядя на лицо Мирчи в синяках. — Ничего из этого не должно
было случиться.
Мирче вынужден был рассказать правду о судьбе бесценного кристалла и
поскольку он был жестоко избит, мозг поврежден, и к тому же он не мог лгать, то
он непреднамеренно впутал Каспиона.
— Я мог бы убить этого демона за то, что он уничтожил кристалл, — сказал
Треан, его пронзительные зеленые глаза мерцали черным. — Если бы не он,
Мина была бы уже дома, в безопасности.
Мирча не испытывал ненависти к Каспиону из-за кристалла, потому что и в
этом тоже был виноват сам. Он так агрессивно преследовал свою пару, что демон
не выдержал.
И ради чего?
Мирча хотел бы рассказать Каспиону, что в то утро паника не имела ничего
общего к их отношениям, а была из-за Мины. Он был уверен, что его рука
болела, потому что она именно в этом месте была ранена.
Когда он рассказал дядям неожиданную реакцию, Треан сказал:
— В ночь, когда на мою Невесту напали Врекенеры, я проснулся от
глубокого сна, чувствуя себя так, словно я что-то не сделал. — Мирча чувствовал,
что завеса тайны приоткрывается. — Это чувство сводило с ума, потому что я
всегда делал то, что должен. Всегда. Вскоре это переросло в отчаянный страх. И
позже я понял, что мы, Дакийцы, имеем больше способностей, чем нам
известно...
Проклятье, сколько еще ждать Лотэра?
Засунув руку в карман, Мирча пробежался кончиками пальцев по
последнему письму Мины, которое пролежало на его столе незамеченным до тех
пор, пока он не выяснил, что она пропала.
Он уже выучил его наизусть, пергамент был усеян пятнами его кровавых
слез.

«Мой дорогой Мирча,

У меня потрясающие новости! Меня отправляют в мир смертных в качестве


официального наблюдателя от лица Короля Лотэра. Я знаю, что ты беспокоишься, но я
не смею ослушаться приказа нашего правителя!
Я вне себя от предвкушения и мне не терпится увидеть мир чужеземцев...
великолепие его природной красоты и величие его народов.

Брат, мое сердце парит.

Пожалуйста, не волнуйся за меня, когда я отправлюсь на свою миссию. Такая


просьба окажется почти невыполнимой для моего старшего брата защитника, но
постарайся.

Твоя младшая сестра на самом деле довольно способная.

И я хочу поблагодарить тебя за это и за все. Что бы я делала без моего Мирчи?

Я люблю тебя больше, чем солнце, отфильтрованное бриллиантом,

Мина Д»

Ее слова обрушились еще большим ударом по многострадальной совести


Мирчи. Он должен был найти время в своем плотном графике... будучи ебаным
королевичем-дегенератом... чтобы сопроводить ее во внешний мир и научить ее
там всему.
Степень ее невинности, вероятно, убьет ее. Если другие бессмертные или
чума не уничтожили ее, то это могут сделать смертные.
Это письмо может быть последним сообщением от нее. Она может уже
быть... мертва...
Наконец-то появились Лотэр и Элизабет, телепортировавшись на свои
троны.
Спустя несколько мгновений появились два крепких стражника с
Кристофом, закованным в кандалы и с кляпом во рту. Все лицо и обнаженная
грудь короля Обуздавших Жажду были в крови и синяках. Стражникам
приходилось держать его, чтобы он не упал.
Он выглядит даже хуже, чем я.
— Этот не поддается пыткам, — сказал всем Лотэр. — Это и понятно,
поскольку в нем течет та же кровь, что и у меня.
Чистые глаза Кристофа от гнева затопила чернота, обещая месть.
Лотэр повернулся к Мирче.
— Ты будешь пить из моего брата и получишь его воспоминания, чтобы
узнать, где они держат Космину.
— Пить из него?
От мысли о том, как он вонзит клыки в плоть этого мужчины, Мирчу вновь
затошнило.
Каждый раз, когда он отключался на несколько минут, он продолжал
переживать воспоминания Каспиона об охоте и приключениях. С каждым
воспоминанием Мирча все больше и больше влюблялся в смелого, крепкого
демона.
Как он мог загрязнить эти воспоминания воспоминаниями чужого
мужчины?
К тому же Мирча пообещал Каспиону держать свой член в штанах и клыки
во рту. Укусить Кристофа означает потерять Каспиона навсегда.
Но чтобы спасти Мину... Снедаемый муками, Мирча переместился к
пленнику, почти умоляя Кристофа:
— Если я выпью из тебя, я получу все твои воспоминания... просто скажи
мне, что мы хотим знать и избавь нас от проблем.
С кляпом во рту король Обуздавших жажду начал вырываться из рук
стражников, в его глазах горела жажда убийства. Он никогда не будет
сотрудничать.
Мирча приготовился. Ради Мины. Клыки обнажились, он наклонился...

Глава 34

Кас переместился в покои Беттины и обнаружил, что она грызет ногти,


уставившись в пространство.
При его появлении ее глаза расширились.
— Кас! Что произошло между тобой и Мирчей?
— Это сложно объяснить. Где Треан? Мне нужно срочно поговорить с ним.
— Я жду его с минуты на минуту. Но не думаю, что это хорошая идея —
быть здесь, когда он появится.
Кас показал объявление.
— Космина действительно пропала?
Беттина кивнула.
— Лотэр отослал ее из королевства... не сообщив Мирче.
Когти Каса удлинились.
— Она моя сестра по воле судьбы!
Ее глаза замерцали, она сказала:
— Я знаю, Кас. Мне очень жаль.
Сложив пергамент, он убрал его обратно в свою куртку.
— Мирча, наверное, сходит с ума.
Пара Каса нуждалась в нем тем утром и каждое мгновение с тех пор. Он
никогда не забудет боль в серых глазах Мирчи, и как он умолял: «Помоги мне.
Потому что я думаю... думаю, что схожу с ума».
Собственная неуверенность в себе исказила то, как Кас истолковал
поведение вампира. Слова Мирчи, сказанные когда-то, эхом прозвучали в его
голове: «Возможно не потому, что тебе не хватает веры в меня. Возможно, тебе не
хватает веры в себя».
Кас решил, что Мирча хочет уйти от него, ни на мгновение не задумавшись
над другим объяснением беспокойства молодого мужчины.
Беттина сказала:
— Ему сейчас плохо.
— Ты даже не представляешь, как он оберегает Мину. Он воспитывал ее с
тех пор, как она была еще маленькой девочкой. Он даже почувствовал, что она в
опасности.
— Треан почувствовал, когда напали на меня. Думаю, Дакийцы обладают
неким даром предвидения.
Как я мог быть таким чертовски глупым? Сама мысль о том, что Мирча
испытывает боль, страдает…
— Черт возьми, Тина, где твой муж? Я должен попасть в Сферу Крови и
Тумана.
Она осторожно дотронулась до его руки.
— Кас, возможно, Треан не возьмет тебя. Он обвиняет тебя в том, что Мина
до сих пор в беде.
— Меня? — Кас уставился на нее. Ох. — Потому что я уничтожил
магический кристалл.
Она кивнула.
— Он заставил Мирчу рассказать, что с кристаллом. Так как вампиры не
могут лгать, правда вышла наружу.
Кас мерил шагами ее покои.
— Нам не нужен кристалл. Я найду ее. Наверное, ее забрали Обуздавшие
Жажду. После того, как у них не вышло с Мирчей…
— Это была рабочая версия, — сказала Бетина. — Но, когда Дакийцы
ворвались в замок Обуздавших Жажду, они ее там не нашли. И их провидица в
своем кристалле не увидела Мину даже в их окрестностях.
Кас нахмурился.
— Если бы ее удерживали Обуздавшие Жажду, то раскидывающая кости
увидела бы Мину.
Тогда кто?.. Кас внезапно остановился. Есть сущности, которые недоступны
провидцам… те, кто могли быть заинтересованы в женщине-вампире.
Тюремщики.
Они не просто забирали преступников. Они собирали все угрозы Ллору,
включая больных вампиров. Если Мина ушла давно, она должна была выйти из
тумана, материализоваться. А значит, она стала уязвима к чужеземным
опасностям.
Таким, как чума.
Кас привел этих собирателей в Новый Орлеан, туда, где последний раз
видели Мину!
В комнате материализовался Треан. Само холодное высокомерие, он
направил взгляд зеленых глаз на Каса.
— А вот и демон, которого я хотел видеть.
Каждый мускул Каса напрягся, грудная клетка выгнулась.
— Я считал тебя запутавшимся щенком, но не потерянным для общества...
пока ты не совершил тот идиотский поступок. Если бы не твоя безрассудная,
глупая выходка с кристаллом, моя племянница была бы сейчас дома, в
безопасности, а не неизвестно где в мире, о котором, к сожалению, ничего не
знает.
В лучшем случае. И у Каса еще хватило наглости надирать Мирче задницу за
безрассудство?
— Ты возьмешь меня в Дакию.
— Ты не имеешь на это права.
От ярости у Каса распрямились рога, и он сказал:
— Там моя пара. У меня есть все права!
— И все же ты расстался с ним во время самого мучительного испытания в
его жизни?
Внутренности Каса сжались.
— Сделаем это снова, пиявка? Я гораздо сильнее, чем в прошлый раз.
Потребность отомстить этому мужчине на протяжении веков формировала
Каса. Наконец-то они закончат то, что начали так давно!
Беттина поспешно сказала:
— Трей, он примет демоническую форму, чтобы добраться до своей пары...
и он на пятьсот лет старше, чем был.
Треан не выглядел хоть сколько-нибудь обеспокоенным.
— И, видимо, с сотнями смертей за спиной? Значит, на этот раз щенок
доставит чуть больше проблем.
Кас обнажил клыки.
— С тысячами смертей. И я добавлю в список твою, если не перенесешь
меня к Мирче.
— Вы двое, пожалуйста! — воскликнула Беттина. — Прошу вас, не делайте
этого.
Теперь, когда они с Треаном стали более равны по силе, битва могла
длиться часами. Даже днями. Кас жаждал заставить его заплатить за то
поражение... но еще сильнее он жаждал защитить свою пару и сестру по воле
судьбы.
Кас дорого заплатил за годы, научившие его мудрости и дисциплине. И
хотя раньше он не руководствовался в отношениях с Мирчей ни тем, ни другим,
он постарается сделать это сейчас.
К горлу подступила желчь.
— Проклятье, у нас нет на это времени. — Мне остается лишь одно. Кас
выдавил: — Я прошу тебя... помоги. Пожалуйста, вампир. Перемести меня к моей
паре.
Беттина в изумлении уставилась на него, и даже Треан выглядел
ошеломленным. Оба знали, как тяжело для Каса было сказать это.
Две недели назад эти слова были бы невозможны.
Стиснув зубы, он приготовился, что Треан еще больше унизит его. И хотя
Кас не просил ни о чем с детства, он сделал это, чтобы добраться до Мирчи. Его
ущемленная гордость, жгучий позор, жажда мести... ничто по сравнению с
благополучием его семьи.
— Мои боги, — с удивлением сказал Треан, — должно быть, ты чертовски
сильно любишь моего племянника.
Кас отрывисто кивнул.
Беттина покусывала нижнюю губу.
— Пожалуйста, Трей.
Глаза Треана от эмоций вспыхнули черным, когда он посмотрел на свою
жену.
— Ты же знаешь, я ни в чем не могу тебе отказать, draga mea. — Он
повернулся к Касу. — Так и быть.
Хм?
— Так просто?
— С прошлым покончено. Кроме того, без магического кристалла мы остро
нуждаемся в опытном охотнике.
Беттина подбежала к мужу. Затаив дыхание, она сказала:
— Спасибо, Трей!
Вампир сжал ее руки.
— Я возьму с собой Каспиона, но тебя прошу остаться здесь. При дворе
Дакии сейчас неспокойно.
Она замешкалась.
— О’кей. Только в этот раз.
— Я скоро вернусь. — Он нежно поцеловал ее ладонь, заставив покраснеть.
— Дождешься меня? — спросил он, вложив каким-то образом в эти два слова
сексуальный подтекст.
Прерывисто дыша, она кивнула.
С неохотой отпустив ее, он сжал локоть Каса.
— Должен предупредить тебя. Внешний вид Мирчи сильно изменился.
Он телепортировал их ко двору Дакии, в огромную, наполненную эхом
комнату.
Кас увидел Мирчу и у него заныло в груди. Кожа его пары была смертельно
бледной, на лице синяки, а одежда болталась на его изможденном теле. Он
выглядел так, будто в любую секунду рухнет под тяжестью земного притяжения.
Стоя рядом с пленником, закованным в кандалы и с кляпом во рту, Мирча
смотрел на Лотэра... красноглазого короля... с обреченным выражением лица.
Что происходит? Напряжение между ними было настолько сильным, что
казалось его можно пощупать. Разберусь с этим позже. Кас приготовился
переместиться...
Треан остановил его, схватив за плечо.
— Лотэр в ударе последние несколько дней, — сказал он тихо. — Если
хочешь сегодня выжить, советую держаться от него подальше.
Кас зарычал:
— Кто причинил боль моей паре? Лотэр?
— Если король отметелит тебя, как ты сможешь помочь Космине? Недавно
ты подавил свою ярость в отношении меня. Ты должен сделать это снова. У тебя
есть семья, о которой стоит подумать.
Кас вонзил когти в ладони, борясь с желанием напасть на короля.
Лотэр подошел ближе к Мирче.
— Сделай это. Сделай это ради своей сестры, — сказал он. — Это
королевский приказ.
Сделать что???
Казавшийся ошеломленным, Мирча наклонился к закованному мужчине...
к его шее.
Пара Каса собирается укусить другого! Он напрягся, чтобы отшвырнуть от
себя Треана.
Но прежде, чем губы Мирчи коснулись шеи, кровавая слеза скатилась по
его щеке. Он отступил, качая головой:
— Я-я не могу.
Кас знал, насколько сильно Мирча любит свою сестру, видел, насколько
истощен вампир... как он смог не укусить этого мужчину?
Лотэр рявкнул:
— Если ты не выпьешь из Кристофа, это сделаю я.
— Ни за что, — сказала королева... Элизабет?.. со своего трона. — Еще чуток
воспоминаний и ты слетишь с катушек.
Лотер угрюмо сказал:
— Со мной все будет в порядке, Лизавета. Когда это все стали так охуенно
разборчивы в этом вопросе?
— Забудь об этом, Лео.
Лотэр повернулся к Мирче, обнажив клыки.
— Космина в опасности.
Другой вампир сказал:
— Потому что ты отправил ее!
— Мне нужно снова раздавить тебе череп, Виктор?
Громадный Дакиец с флягой в руке... должно быть, Стелиан... сказал:
— Как будто ты беспокоишься о Мине. Не притворяйся.
— Космина Дакийская моя кровная родственница. Моя. Никто не забирает
у меня. — Мирче Лотэр сказал: — Да укуси ты эту проклятую шею Кристофа! На
кону жизнь твоей сестры.
— Я это знаю! — Мирча почти рыдал. — Это убивает меня!
Его боль — моя боль.
Треан сильнее сжал плечо Каспиона.
Лотэр прогремел:
— Сделай это немедленно! Ты не хочешь спасти свою сестру? — Внезапно
сменив тактику, он мягко спросил: — Как ты думаешь, она сейчас напугана?
Будет ли маленькая Космина плакать по тебе? Думаешь, она уже пострадала?
Кровавые слезы катились по щекам, Мирча ударил себя кулаками по
голове.

Глава 35

Мирча бил себя по голове и рвал волосы. Плачет ли Мина по своему


старшему брату? Напугана ли она? Она... мертва?
Потребность спасти ее раздирала горло, но клыки не заострились и были
бесполезны. Его разум понимал, что сделать это необходимо, но тело было
безвозвратно предано его паре. Мирча даже пытался представить, что собирается
погрузить клыки в теплые, желанные вены Каспиона, но тело не обмануть.
И только он подумал: «Мне нужен мой демон», как знакомые руки обхватили
его запястья. Низкий голос успокаивал:
— Эй, эй, любимый. Я с тобой. — Сильные руки обняли его. — Тише, тише.
Остановись, вампир. Я с тобой.
Каспион. Мирча задрожал от облегчения.
— Ты мне снишься?
— Я здесь.
Лотэр требовательно спросил:
— Кто, черт возьми, этот демон при моем дворе?
Когда Каспион заговорил, в его голосе звучала гордость.
— Я охотник, который собирается вернуть Мину.
Как Каспион узнал? Как демон попал в королевство?
Гнев исчез, словно его и не было, Лотэр вернулся на свой трон.
— Продолжай, демон охотник.
— Если она не в крепости Обуздавших Жажду, значит у них ее нет. Ты зря
тратишь время. Это ложный след.
— Тогда у кого она? Какой след верный?
Каспион спросил Мирчу:
— Твоя рука все еще болит?
— Да. Думаю, Мина была ранена, и я чувствую это. Все эти дни.
Каспион кивнул.
— Пока ты чувствуешь эту боль, ты знаешь, что она жива.
— Но где?
— Почему бессмертный вампир, женщина, не излечивается от простого
ранения руки?
Осознание. Его ноги подкосились, и Мирча повис на Каспионе.
— Нет, Мирча, — прошептал демон. — Мы найдем ее. И вылечим.
Лотэр наклонил голову.
— Ты думаешь у нее чума. Интересно.
Интересно??? Мирча чуть не напал снова.
Каспион произнес:
— Возможно, Тюремщики забрали ее в свое измерение. Это объясняет,
почему ваш оракул не может ее увидеть.
— Ааа, эти полубожественные дьяволы снова прискакали? Раньше они
были намного более деятельными. Правда до их зачисток было намного больше
больных вампиров. — Обращаясь ко двору, Лотэр сказал: — Если у Мины чума,
значит она у Тюремщиков. К сожалению, она не вернется домой.
— Лео! — рявкнула королева. — Веди себя хорошо.
Мирчу чуть снова не вырвало.
Лотэр сказал:
— Эти призраки недосягаемы... а есть лишь несколько существ, которых я
считаю вне даже моей злобной компетенции. Никто не знает, откуда они
приходят.
Каспион говорил, что в измерение Тюремщиков невозможно попасть.
Милостивые боги, что, если она столкнется с Силтом Харея... мужчиной,
который угрожал убить любого, кого любит Мирча?
Каспион расправил плечи.
— Я могу попасть к Тюремщикам.

*****

Лотэр рассмеялся.
— Я должен это услышать. И как же ты найдешь полубогов?
Кас ответил:
— Я знаю, где они окажутся в следующий раз... и когда.
Мирча бросил на него вопросительный взгляд.
Кас пояснил Лотэру:
— Мы с Мирчей поймаем еще одного из тех, за кого они объявили награду.
Когда за ним придут Тюремщики, мы захватим их.
Лотэр сверкнул клыками. Королевская версия улыбки?
— Я одобряю твою изобретательность. Кого именно вы собираетесь им
вручить?
— Есть несколько вариантов. Как только Мирча покормится и исцелится, —
Кас с угрозой посмотрел на Лотэра, — мы оценим объявлениях о наградах с
другими опытными охотниками.
— Держите меня в курсе. — Внимание Лотэра переключилось на
закованного, с кляпом во рту узника. — Мои извинения, Кристоф. Очевидно,
ваша фракция не имеет отношения к проблемам Дакийцев. Без обид, брат. —
Вырываясь, Кристоф закричал что-то сквозь кляп. Не впечатлившись, Лотэр
сказал: — Думаю, мы все же продолжим нашу игру сегодня после обеда. И я даже
буду передвигать твои шахматные фигуры, пока не заживут твои сломанные
пальцы. Смотри в оба за своей королевой. — Лотэр взял руку Элизабет. Уже
собираясь переместиться с ней, он остановился и спросил Мирчу: — Почему этот
демон все еще обнимает тебя?
Мирча поднял разбитый подбородок.
— Он моя пара.
Красные глаза Лотэра расширились и сверкнули.
— Мне плевать, насколько он полезен для нас, я запрещаю подобный союз в
моем королевстве! — Он ударил свободной рукой по подлокотнику трона,
разбивая его. — Не при мне! Если ты хочешь этого мужчину, убирайся отсюда.
Мирча с жаром ответил:
— В таком случае мы с моей парой будем жить в мрачной пещере и
охотиться на Вендиго до конца наших дней.
Кас метнул на него косой взгляд. Прости?
Мирча пробормотал:
— Я понял, что предпочитаю такой вариант с тобой, чем все что угодно, но
без тебя.
Королева вырвала свою руку у Лотэра и свирепо на него посмотрела.
— Что, черт возьми, не так с этим союзом, Лео? — Чем больше она злилась,
тем сильнее становился ее деревенский акцент. — Совершенно очевидно, что
они заботятся друг о друге.
— Мирча — моя кровь! И он посмел объявить этого мужчину своей парой?
Притащить этого, — он махнул в сторону Каса с Мирчей, — к моему
королевскому двору?
Кас обхватил хрупкую фигуру Мирчи. Он предполагал, что они встретят
сопротивление где-то или когда-то... просто потому, что у них на двоих два
члена... но он не думал, что это будет исходить от трехтысячелетнего вампира.
Голосом, звенящим от ярости, королева сказала Лотэру:
— Лучше бы следил за собой.
Лотэр вскинул руки вверх с таким видом, словно весь мир сошел с ума.
— Когда Треан женился на чародейке с демонской кровью, я стерпел этот
союз, даже одобрил его. Но теперь пара Мирчи — чистокровный демон? С
рогами! Виктор приведет домой Вендиго? А парой Стелиана, конечно, окажется
упыриха. А когда найдем Космину, она, наверное, уже будет беременна
жеребятами кентавра. Лизавета, есть предел, что я могу ВЫНЕСТИ!
— Постой, — сказал Кас, — так тебе все равно, что я мужчина?
Лотэр моргнул своими жуткими глазами.
— Какого хуя меня должно волновать, что ты мужик?
Значит, только лишь потому, что я демон?
Королева нахмурилась.
— Ради всего святого, я думала, ты станешь более терпим, поскольку твоя
королева была человеческой «крестьянкой», пока ты не обратил ее в вампира.
Лотэр посмотрел ей в глаза, и выражение его лица смягчилось.
— О, но ты была особенной, любовь моя. В тебе есть необыкновенное
величие.
Выражение ее глаз тоже смягчилось, и она смиренно вздохнула.
— Ты зарываешься глубже крота. — Она повернулась к Касу. — Я Элли, и я
очень рада приветствовать тебя в Дакии, Принц Каспион. Я знаю, что ты будешь
защищать Мирчу до самой смерти и поможешь вернуть Мину. Мы официально
признаем ваш союз перед всеми. — И она многозначительно спросила Лотэра: —
Не так ли, Лео?
Лотэр усмехнулся Касу:
— Мы признаем этот союз. — И со зловещей ухмылкой король добавил: —
Мы также признаем, что демон, возможно, не выберется из предстоящей миссии
живым...

Глава 36

Каспион привлек Мирчу еще ближе к себе и телепортировал их на виллу.


— Должно быть, мне мерещится. — Мирча был так слаб, что перед глазами
все расплывалось, мысли путались.
— Я здесь. — Демон провел костяшками пальцев по щеке Мирчи, чтобы
вытереть слезу. — Я буду с тобой так долго, как ты позволишь.
— Вы с Миной — единственные, кто мне дорог. Но я потерял вас обоих.
— Ты никого не потерял. — Он обхватил ладонями лицо Мирчи. — Услышь
меня: мы найдем Мину живой. Я забрал со стены объявление о награде за ее
обнаружение, вписав таким образом себя и своего партнера в этот контракт.
Вместе мы еще никогда не проваливали задания.
— Ты действительно веришь, что у нас получится?
— Да. И когда мы вернем ее, возможно, Лотэр будет рассматривать мое
присутствие, как нечто иное, чем оскорбление.
Мирча доверял Каспиону. Если демон сказал, что они найдут Мину живой,
значит они это сделают. Страхи, угрожавшие уничтожить его, начали отступать
до разумного уровня.
— Мы отправимся, как только ты будешь готов. Так что тебе нужно
покормиться, пиявка. Ты слишком молод, чтобы идти на такое, не выпив крови.
— Ты не последний в длинном списке, — выпалил Мирча. — Ты —
последний. Мой последний. Мой навсегда. Мне нужно, чтобы ты знал, что я
держал клыки в штанах, а свой член во рту.
Светлые брови Каспиона выгнулись.
— О'кей, вампир, тебе реально надо сейчас выпить крови.
Мирча нахмурился.
— Ты меня понимаешь? Кажется, я плохо соображаю.
— Мы поговорим обо всем после того, как ты восстановишься. Пожалуйста,
покормись.
Мирча отшатнулся от него.
— Возможно, я не смогу остановиться.
— Сможешь, потому что не будешь уже так сильно паниковать. Ты выяснил
причину, мы знаем, с чем имеем дело. Ты знаешь, что нам предстоит, и лучше
тебе верить, что мы победим. Но тебе нужно выпить крови, чтобы набраться сил
для этой работы.
Проведя когтем по шее, Каспион обхватил голову Мирчи и прижал к
кровоточащему порезу.
Теплые капли, сверкающие на бронзовой коже... Клыки Мирчи заострились, но
ему нужно было произнести эти слова.
— Почему ты так добр ко мне после того, что я сделал? Я облажался в то
утро. И я облажался несколько месяцев назад, когда манипулировал тобой. Мне
очень жаль.
Брови Каспиона сошлись на переносице.
— Я не могу сожалеть о том, что случилось, потому что мы предопределены
друг другу. Но я надеру тебе задницу, если ты снова выкинешь нечто подобное.
А теперь пей.

*****

Хоть вампир и сходил с ума от голода, он каким-то образом отвел безумный


взгляд от крови.
— Мне нужно знать, что мы связаны... что мы вернемся к тому, на чем
остановились... той ночью, когда ты предъявил на меня права.
— Нет, пиявка. Потому что мои чувства к тебе сильнее, чем тогда. Я
чертовски люблю тебя. — Он ударил Мирчу по уху. — А теперь заткнись и соси.
Мирча напряженно засмеялся. Но все же придвинулся ближе и прижался
губами к шее Каса. Затем неуверенно лизнул.
— Кусай, вампир.
Со слабым рычанием Мирча погрузил клыки в готовую и жаждущую
плоть.
— Вот так, любимый. — Кас смотрел в потолок, пока исцелял свою пару,
вновь укрепляя связь. — Пей.
Когда Мирча начал сосать, его тело стало насыщаться, а раны затягиваться.
— У меня хватит сил на нас обоих, — заверил его Кас. — Бери столько,
сколько тебе нужно.
Слабое сердцебиение Мирчи замедлилось и усилилось. Вскоре оно слилось
в такт с сердцем Каспиона, отдаваясь в ушах единым грохотом барабана.
— Ты чувствуешь это, Мирча? — Тот простонал в ответ, они вместе
наслаждались их единением. — Тебе нужен кто-то, чтобы заботиться о тебе.
Позволь мне быть твоей парой.
Мирча обнял Каспиона и застонал, соглашаясь.
— Я сожалею, что не верил в тебя, — сказал Кас. — Или в то, что смогу
удержать тебя. Я никогда больше не буду сомневаться в нас.
Когда Мирча вытащил клыки, напоследок зализав ранки, Кас осмотрел его
лицо.
— Вот он. Вот это моя пара.
Глаза Мирчи стали ясными, серые радужки сияли. Щеки порозовели, а
губы покраснели.
— Не могу поверить, что ты вернулся в Дакию ради меня. Как ты сюда
попал?
— Треан переместил меня.
— Вы сражались?
— У меня не было на это времени, я отчаянно пытался попасть к тебе.
Поэтому я очень, очень хорошо его попросил, чтобы он доставил меня к моей
паре.
Мирча выгнул брови.
— Должно быть, ты чертовски меня любишь.
— Мыслишь прямо, как Треан. — Кас обхватил его затылок. — Ты
пробрался мне под кожу, Мирча. Когда мы расстались, ты забрал мое сердце с
собой. Полегче с ним, о'кей?
— Я всегда буду оберегать его, как и ты мое.
— Ты так намекаешь, что любишь меня?
— Безумно. Я знал это уже тем утром, поэтому и был так поражен своей
паникой. — Он посмотрел Касу прямо в глаза. — Мы действительно найдем
Мину?
— Мы возьмем штурмом сам ад, если придется. — Он взял руку Мирчи в
свою. Мы подходим друг другу. — Я не подведу тебя.
— Что, если Харея найдет ее?
— Тогда ему бы лучше надеяться, что она не сможет взять в руки меч. Так
или иначе, эта семья возьмет над ним верх и во второй раз.
Мирча решительно кивнул. Выражение его лица стало сосредоточенным и
решительным
— Тогда давай начнем, старик.
Кас посмотрел на пару, которую любил.
— Ты прилипнешь ко мне, словно моя чертова тень, вампир.
Уголки губ Мирчи приподнялись.
— Навеки, демон.