Вы находитесь на странице: 1из 5

В. М.

Бросалов

Дискретно-варьирующие признаки черепа как исторический источник

Научный руководитель: доцент, к. м. н. Калмина О.А.


Кафедра анатомии человека Медицинского института Пензенского
государственного университета
При изучении краниологического материала антрополог неизбежно
сталкивается с необходимостью учета и описания так называемых неметрических,
или краниоскопических, признаков. Большинство из них являются
эпигенетическими и могут быть использованы для определения степени родства
как отдельных индивидов, так и целых популяций. Некоторые дискретно-
варьирующие признаки являются расово-диагностическими и поэтому могут
использоваться для определения расовой принадлежности представителей
изучаемой популяции. В целом дискретно-варьирующие признаки могут служить
богатым источником информации об индивидуальной и групповой изменчивости,
что позволяет использовать данные признаки в этнической антропологии,
популяционной генетике и филогении человека [1. – С. 127].
Под дискретно-варьирующими признаками понимают неметрические,
качественные, альтернативные признаки, определяемые по принципу
«присутствие-отсутствие» [2. – С. 89]. Дискретно-варьирующие признаки
составляют диапазон различных анатомических вариаций, определяемый как
анатомическая норма. Изучение краниоскопических признаков имеет давнюю
историю. Так, первые упоминая о резцовом шве относятся к периоду античности
(Гален) [3. – С. 50]. Некоторые из них были описаны на протяжении XVI-XVII
веков (венозное отверстие, описанное Везалием; добавочные кости, описанные
Оле Вормом). Особенно продуктивным в плане описания и классификации
краниоскопических признаков оказался XIX век, когда было описано
большинство известных нам сегодня дискретно-варьирующих признаков и
детально исследован их фило- и онтогенез. К этому же периоду относятся первые
попытки определения таксономической значимости дискретно-варьирующих
признаков (Д. Н. Анучин) [4. – С. 62]. В дальнейшем рассмотрение дискретно-
варьирующих признаков как элемента межгрупповой изменчивости человека
привело к возникновению суммарно-статистической традиции в краниоскопии,
согласно которой для оценки различия между популяциями следует сравнивать
эти популяции по совокупности частот встречаемости как можно большего
количества краниоскопических признаков (Э. и Р. Бэрри) [5. – С. 361-379]. Однако
впоследствии данная методика была признана неэффективной и ей на смену
пришла «классическая» традиция, основанная на исследовании встречаемости
каждого признака по отдельности в различных популяциях [6. – С. 6, 7].. Здесь
особенно велик вклад А. Г. Козинцева, проанализировавшего встречаемость в
различных популяциях таких краниоскопических признаков, как непостоянные
кости, непостоянные швы, варианты соединения постоянных костей и вариации
формы швов, в результате чего среди них были выявлены признаки, имеющие
расодиагностическое значение [6. – С. 14, 112].
Работа подготовлена на основе краниологического материала могильника,
обнаруженного при проведении строительных работ в апреле-мае 2010 г. на
территории современной Советской площади г. Пенза. Этот могильник
представляет собой перезахоронение XIX века (не позднее 1880 г.) в виде
неправильно-овальной ямы с неровным сфероконическим дном и наклонными
стенками, размером 2,5×3 метра и глубиной примерно 1 метр (2,4 метра от уровня
современной поверхности), заполненной человеческими костями различной
степени сохранности, лежащими хаотично. Кости принадлежат по большей части
взрослому населению (около 100 человек), значительно реже встречаются останки
подростков и детей (около 30 человек). Согласно археологическим данным,
обнаруженные останки относятся преимущественно к русскому населению Пензы
XVII-XIX веков [7]. В данной работе рассматривается частота встречаемости 28
дискретно-варьирующих признаков на 72 целых черепах взрослых людей
различной степени сохранности из захоронения Советской площади г. Пенза,
датированных концом XVII – серединой XIX веков. Основу методики
исследования составляет идентификация и регистрация обнаруженных дискретно-
варьирующих признаков с последующей статистической обработкой полученных
результатов с целью определения частот встречаемости этих признаков в данной
популяции. Частоты признаков подсчитывались для каждого черепа в целом
(наличие/отсутствие признака на черепе).
Попытки классифицировать дискретно-варьирующие признаки
предпринимались неоднократно. На данный момент общепринята анатомо-
топографическая классификация, согласно которой выделяют непостоянные
отверстия (каналы), гиперостозы (непостоянные отростки), непостоянные кости и
шовные вариации [8. – С. 28-37; 9. – С. 29-38].
При исследовании краниологического материала захоронения Советской
площади г. Пенза нами обнаружены дискретно-варьирующие признаки всех этих
групп. Среди непостоянных отверстий часто встречаются надглазничные
отверстия (в 43,06% случаев), венозные (Везалиевы) отверстия (65,28%),
мыщелковый канал (52,77%). Напротив, редки лобное отверстие (2,78%) и
добавочные подглазничные отверстия (2,78%). Весьма вариабельны теменные
отверстия: в 20,83% случаев они отсутствуют, в то время как в 29,17%
облитерируется лишь одно из них, а в 41,67% сохраняются оба. Встречаются
разделенные типичные отверстия: в 8,33% случаев – разделенное яремное
отверстие, в 18,06% - разделенный подъязычный канал. Среди добавочных
отростков на черепах Советской площади частота встречаемости определена для
блоковой ости (11,11%) и третьего мыщелка (1,39%). Из непостоянных костей
особенно многочисленны шовные кости: частота встречаемости этих костей в
венечном шве составляет 9,72%, в сагиттальном шве – 8,33%, в чешуйчатом шве –
2,78%, в области перехода чешуйчатого в теменно-сосцевидный шов (кости
теменной вырезки) – 11,11%, в ламбдовидном шве – 56,94% (из них 5,56%
приходится на черепа, имеющие в своем составе 10 и более шовных костей в этом
шве). Кости в нижней трети ламбдовидного шва и кости затылочно-сосцевидного
шва являются важными расодиагностическими признаками, позволяющими
дифференцировать представителей европеоидной и монголоидной рас. Наиболее
редкими оказались кости в швах между лицевым и мозговым отделами черепа –
обнаружено лишь по 1 случаю наличия мелких шовных костей в носолобном и
лобно-верхнечелюстном швах – частота встречаемости каждой из этих костей
1,39%. Частота встречаемости кости клиновидного родничка составляет 8,33%,
сосцевидного родничка – 12,5%, а затылочного родничка – 6,94% (множественная
кость затылочного родничка обнаружена на одном черепе, ее частота
соответственно 1,39%), однако случаев формирования кости лобного родничка
среди исследуемого материала обнаружено не было. При этом в 1,39% случаев в
одном черепе имелись кости трех родничков, а в 5,56% - двух родничков (2,78% -
кости клиновидного и затылочного родничков и 2,78% - кости сосцевидного и
затылочного родничков); в 6,94% случаев наличие шовных костей в
ламбдовидном шве сочеталось с наличием кости затылочного родничка, а в
11,11% - с наличием кости сосцевидного родничка. На одном черепе на стыке
лобной, верхнечелюстной и слезной костей как справа, так и слева найдено по
неполной предлобной кости (os praefrontale) – ее частота 1,39%. На двух черепах
обнаружена предмежтеменная кость (в первом случае – os triquetrum, во втором
случае – os quadratum) , на одном черепе – неполная межтеменная кость (os Incae
laterale dextrum). Частоты встречаемости предмежтеменной и межтеменной
костей равны 2,78% и 1,39% соответственно.
Из шовных вариаций обнаружены многочисленные непостоянные швы,
среди которых особенно часто встречаются следы резцового шва (частота –
43,06%) В двух случаях наряду с резцовым швом прослеживаются межрезцовые
швы (2,78%). Лобный, или метопический, шов в различной степени облитерации
встречается с частотой 6,94%; верхний поперечный затылочный шов,
отделяющий предмежтеменную кость от чешуи затылочной кости, – в 2,78%, и
нижний поперечный затылочный шов в виде следов на латеральной части чешуи
затылочной кости на уровне верхних выйных линий – в 9,72%. На одном черепе
слева имеется редкий вариант птериона – соединение лобного отростка чешуи
височной кости с лобной костью, сопровождающееся формированием лобно-
височного шва (частота – 1,39%).
Как видим, черепа с единичными непостоянными костями, добавочными
отверстиями и отростками довольно обычны, анатомической редкостью являются
черепа с множественными вставочными костями, а также костями в швах между
лицевым и мозговым отделами черепа – например, носолобном или лобно-
верхнечелюстном. Кроме того, редки филогенетические дискретно-варьирующие
признаки, такие как предлобная, предмежтеменная или межтеменная кости, а
также швы, отделяющие их от типичных костей. Исключением может считаться
резцовый шов, встречающийся гораздо чаще других признаков этой группы.
Библиографический список
1. Программа и методика исследования аномалий черепа. А. А.
Мовсесян, Н. Н. Мамонова, Ю. Г. Рычков. Вопросы антропологии. Вып. 51, 1975.
– С. 127.
2. Антропологический словарь. М.: Классикс Стиль, 2003. – С. 17, 89.
3. Избранные сочинения по естествознанию. И. В. Гёте. Под ред. Е. Н.
Павловского. М., Изд-во Академии Наук СССР, 1957. – С. 50.
4. О некоторых аномалиях человеческого черепа и преимущественно об
их распространении по расам. Д. Н. Анучин. М, 1880. – С. 62.
5. Epigenetic variation in the human cranium. A. C. Berry, R. J. Berry, J.
Anat. 1967, 101, 2, pp. 361-379.
6. Этническая краниоскопия. А. Г. Козинцев. Изд-во «Наука», 1988. – С.
6, 7, 14, 112.
7. Антропологические материалы могильника на территории Советской
площади г. Пенза. Д. С. Иконников.
8. Аномалии развития органов и частей тела человека. О. В. Калмин,
О.А. Калмина. Пенза: Изд-во Пенз. Гос. Ун-та, 2004. – С. 28-37.
9. Аннотированный перечень аномалий развития органов и частей тела
человека. О. В. Калмин, О. А. Калмина. Пенза: Информационно-издательский
центр ПГУ, 2006. – С. 29-38.