Вы находитесь на странице: 1из 304

federal agency of scientific organizations

institUte of arcHaeology and etHnograPHy of siBerian BrancH of rUssian acadeMy of sciences

P. i . sHU lga

BrancH of rUssian acadeMy of sciences P. i . sHU lga CEMETERY YUHUANGMIAO IN NORTHERN CHINA
BrancH of rUssian acadeMy of sciences P. i . sHU lga CEMETERY YUHUANGMIAO IN NORTHERN CHINA
BrancH of rUssian acadeMy of sciences P. i . sHU lga CEMETERY YUHUANGMIAO IN NORTHERN CHINA
BrancH of rUssian acadeMy of sciences P. i . sHU lga CEMETERY YUHUANGMIAO IN NORTHERN CHINA

CEMETERY YUHUANGMIAO IN NORTHERN CHINA

P. i . sHU lga CEMETERY YUHUANGMIAO IN NORTHERN CHINA (the 7 t h – 6

(the

7 th

CEMETERY YUHUANGMIAO IN NORTHERN CHINA (the 7 t h – 6 t h centuries B.C.) editor-in-chief

6 th centuries B.C.)

CHINA (the 7 t h – 6 t h centuries B.C.) editor-in-chief P.M. Kozhin , Phd

editor-in-chief P.M. Kozhin, Phd

novosiBirsk Publishing department of the institute of archaeology and ethnography sB ras

2015

федеральное агентство научных организаций

институт археологии и Этнографии сиБирсКого отделения российсКой аКадеМии науК

П.и. Шульга

аКадеМии науК П.и. Шульга МОГИЛЬНИК ЮЙХУАНМЯО В СЕВЕРНОМ
аКадеМии науК П.и. Шульга МОГИЛЬНИК ЮЙХУАНМЯО В СЕВЕРНОМ

МОГИЛЬНИК ЮЙХУАНМЯО В СЕВЕРНОМ КИТАЕ

ЮЙХУАНМЯО В СЕВЕРНОМ КИТАЕ (V II –V I века до нашей эры)
ЮЙХУАНМЯО В СЕВЕРНОМ КИТАЕ (V II –V I века до нашей эры)

(V II –V I века до нашей эры)

КИТАЕ (V II –V I века до нашей эры) ответственный редактор доктор

ответственный редактор доктор исторических наук П.М. Кожин

новосиБирсК

издательство института археологии и этнографии со ран

2015

уд К 903.5᾿᾿–700/–501᾿᾿(511) ББК т4(54Кит1)27–431

Ш957

утверждено к печати ученым советом института археологии и этнографии со ран

Рецензенты доктор исторических наук А.И. Мартынов доктор исторических наук А.П. Бородовский

Научный редактор

доктор исторических наук

В.Е. Ларичев

Перевод на английский язык кандидат философских наук О.М. Казакова

Ш957

наук О.М. Казакова Ш957 Издание осуществлено при

Издание осуществлено при финансовой поддержке Российского гуманитарного научного фонда, проект № 15-01-16098

Шульга П.И. Могильник Юйхуанмяо в северном Китае (VII–VI века до нашей эры) / П.и. Шульга; федер. агентство науч. организаций, ин-т археологии и этнографии со ран. – новосибирск: изд-во иаЭт со ран, 2015. – 304 с.

ISBN 978-5-7803-0254-4

Монография является второй книгой из задуманного автором цикла работ по материалам скифоидных культур VIII–III вв. до н.э. на территории Китая. в книге максимально полно рассматриваются изданные в Китае в 2007 и 2010 гг. материалы уникального могильника Юйхуанмяо. вещевой комплекс VII–VI вв. до н.э. из четырёхсот погребений этого памятника по количеству и значению сопоставим с археологическими кол- лекциями целых регионов. достоверно прослеженная в Юйхуанмяо относительная хронология захоронений и инвентаря, представленного кочевническими и китайскими изделиями, впервые даёт возможность просле- дить их эволюцию, а также существенно продвинуться в решении сверхзадачи по синхронизации культур номадов восточной части евразии и культур древнего Китая. издание предназначено археологам и специалистам, занимающимся вопросами истории восточной части скифо-сибирского мира.

УДК 903.5᾿᾿–700/–501᾿᾿(511) ББК Т4(54Кит1)27–431

Shulga P.I. Cemetery Yuhuangmiao in Northern China (the 7 th – 6 th centuries B.C.) / P.I. Shulga; Federal Agency of Scientific Organizations, Institute of Archaeology and Ethnography SB RAS. – Novosibirsk: Publishing Department of the IAE SB RAS, 2015. – 304 p.

ISBN 978-5-7803-0254-4

This is the second book in the series of publications on the Scythian-like cultures of the 8 th – 3 d centuries B.c. in China. It covers in great detail the materials published in Beijing in 2007 and 2010 describing a unique burial site Yuhuangmiao with 400 excavated graves that yielded a great number of finds of the 7 th – 6 th centuries B.c., comparable in quantity and quality to the archaeological collections of entire regions. Relative chronology of the graves, nomadic and Chinese objects found in the Yuhuangmiao cemetery reveal for the first time its evolution also helps significantly in addressing the most important task of synchronizing the nomadic cultures in Eastern Eurasia and the cultures of ancient china. The work addressed to archaeologists and experts in the history of the eastern part of the Scythian-Siberian world.

ISBN 978-5-7803-0254-4

© Шульга П.и., 2015

© иаЭт со ран, 2015

ОТ РЕДАКТОРА Монография кандидата исторических наук П.и. Шульги

ОТ РЕДАКТОРА

Монография кандидата исторических наук П.и. Шульги «Могильник Юйхуанмяо в север- ном Китае (VII–VI вв. до н.э.)» представляет собой крайне интересный опыт работы с материалами, опубликованными в китайских изданиях. Преды- дущее подобное издание того же автора «синьцзян в VIII–III вв. до н.э. (погребальные комплексы, хронология и периодизация)» (2010 г.) продемон- стрировало широкие возможности обработки ино- странного текста с постановкой особого круга проблем и многостороннего научного комментиро- вания с привлечением большого числа материалов, в т.ч. с территории россии, зачастую неизвестных составителям источника (так вслед за П.и. Шуль- гой обозначим исходный текст, который переводит- ся, комментируется и авторизуется). автор очень подробно разбирает методические и методологи- ческие приемы, присущие китайской археологи- ческой литературе, показывает их достоинства и недостатки, предлагает способы более краткой, выразительной и научно обоснованной подачи ма- териала. но этих проблем здесь касаться не будем. П.и. Шульга очень наглядно их рассмотрел. важ- нее передать или обобщить установки, которые он внёс в своё изложение, т.к. на их основе получены достаточно самостоятельные и ответственные ре- зультаты. исследования культур бэйфан («северного края») в последние десятилетия прочно вошли в основные научные программы китайской архео- логии. так, в книгах ли гана приведены образцы различных видов инвентаря, сближающие функ- циональные комплексы памятников маргинальных северных и северо-западных культур Китая с мате- риалами из внутренних районов евразии (ср. кн.:

Ли Ган. чжунго бэйфан цинтунци ди оу я цаоюань вэньхуа иньсу. – Бэйцзин: вэньу чубаньшэ, 2011. – 268 с., 12 табл.; Gan Li. the culture elements of Eurasian Steppes in the Bronzes of North China). Эти

материалы изучаются все более интенсивно. они давно привлекают внимание широкого круга спе- циалистов европы и америки. Первые опыты целе- направленных археологических работ на северной периферии Китая принадлежали японским иссле- дователям, работавшим еще до войны у некоторых участков великой китайской стены. в российской историографии разработка данной проблематики долгое время велась довольно вяло. специалисты- китаеведы черпали сведения из оригинальных ки- тайских сочинений и обрабатывали их в соответ- ствии с установками своих исследований. Большая же часть археологов, не знающих китайский язык, использовали эти данные лишь от случая к случаю,

привлекая в качестве аналогий. При этом существо- вали определенные трудности с получением много- численных китайских изданий (в какой-то мере они остаются и поныне). западным специалистам были более доступны соответствующие китайские рабо- ты. они с большей свободой оперировали резуль- татами местных раскопок и менее ответственно, чем советские и российские археологи, подходили

к различного рода построениям археологических и историко-культурных гипотез. Процитирую некоторые соображения одного из ведущих специалистов по чжоуской археологии – К.М. линдафф. они касаются материалов могиль-

ника Юйхуанмяо, датированного VIII–V вв. до н.э. и расположенного на территории, относившейся

к царству янь. американская исследовательница сочла возможным указать, «что в этой пригранич- ной зоне местное население нанималось чжоусца- ми для подчинения враждебных групп, а также в целях защиты центра и стабилизации самой кон- федерации. хотя враждебное население не всег- да было могущественно и угрожало чжоу, конт- роль над ним был особенно важен, поскольку вёл

к централизации военной силы и власти. в боль- шинстве памятников региона, как, например,

П.И. ШУЛЬГА. Могильник Юйхуанмяо в Северном Китае (V II –V I века до

П.И. ШУЛЬГА. Могильник Юйхуанмяо в Северном Китае (V II–V I века до нашей эры)

в элитных погребениях столицы царства янь, до- минировали предметы в чжоуском стиле, что демонстрировало верноподданность местных элит центральному правительству. однако отсутствие чжоуских типов предметов в могилах Юхуаньмяо (!) свидетельствует, что эти люди воспринимали себя как общность чужаков с выраженной или даже ис- кусственно созданной идентичностью. Эта иден- тичность была направлена на подчёркивание их чуждости чжоу и помогла им утвердить особое ме- сто для новой династической организации. их рас- селение и погребение в пределах территории кон- федерации чжоу указывает на то, что эти мужчины не занимались кочевым скотоводством, а были на- ёмниками, составляющими кавалерийские части чжоуского войска. возможно, они были наняты и использованы против враждебного нечжоуского населения пограничных территорий царства янь. вероятно, столь выраженная погребальная обряд- ность могильника Юхуаньмяо может свидетель- ствовать о начавшемся процессе этногенеза, кото- рый обусловлен современными ему политическими процессами» (см. кн.: Линдафф К. Почему сибир- ские артефакты были найдены в пределах границ китайского государства? // таинство этнической истории древнейших номадов степной евразии. – алматы: науч.-реставрац. лаб. «остров Крым», 2014. – с. 306). Этот текст показывает невероят- ную свободу использования материалов архео- логических культур, мало известных данному авто- ру. однако этот недостаточно освоенный материал свободно привлекается им для того, чтобы на его основе построить весьма банальное историческое обобщение, более подходящее для эпох ранних ки- тайских империй и в целом для исторического пе- риода, предшествовавшего монгольским завоева- ниям, когда формировалась стратегия и практика имперских долговременных отношений с соседним «варварским миром», чем для времени сложения, оформления и укрепления государственной власти в Китае. Эти соображения далеки от понимания специфики этнических образований его окраинных территорий, обобщённого в древнейших китайских исторических и историко-философских сочинени- ях «Шуцзин», «цзочжуань», «гоюй», «чжаньго- цэ» и др. историко-культурные и этнокультурные «обоб- щения», подобные цитируемым выше, часто встре- чаются в современной околонаучной литературе. для их формирования достаточно беглого знаком- ства с подлинной культурой древних эпох. Прак- тически только невероятно подробный (можно

сказать, дотошный) анализ материальной культу- ры кочевого населения, проживавшего в окрест-

ностях современной китайской столицы – г. Пеки - на, позволяет представить реальную ситуацию на окраинных землях ранних китайских государств

в века, близкие к середине I тыс. до н.э. именно

в этом позитивное значение работы, проделанной

П.и. Шульгой. думаю, она может побудить ученых

к проведению ландшафтных и палеоклиматических

исследований, которые на такой большой террито-

рии могут быть достаточно прочно увязаны с со- стоянием фортификационных работ, положивших начало строительству отдельных фрагментов и участков оборонных стен ранних удельных владе- ний. весьма желательно увязать соответствующие исследования с топографией погребальных памят-

ников кочевого населения, что значительно поспо- собствует уточнению этнических и политических границ в данном районе в разные моменты истории периодов чуньцю и чжаньго. П.и. Шульге удается через археологический ма- териал показать многие стороны реальной повсед- невной жизни крупной этнической группировки, располагавшейся близ границ северного китайского царства янь. никаких подтверждений того харак- тера взаимодействия с Китаем, который обозначи- ла К. линдафф, найти в публикуемом материале не удастся. Это действительно культура кочевого об- щества, медленно, почти незаметно переходящего

к относительной оседлости. собственно, это такая

же культура, как в царстве чжуншань, врезавшем-

ся в территорию чжаоского удела, сравнительно подробно отраженная в письменных памятниках

Китая в связи с проводившейся в чжао военной реформой конца IV в. до н.э. (см. кн.: Кожин П.М. от колесничной упряжки к древнекитайской кава- лерии // 45 науч. конф. «общество и государство

в Китае. – М.: ин-т востоковедения ран, 2015. –

вып. 1. – с. 24–33). функциональные комплексы памятника, т.е. на- боры предметов, регулярно употреблявшихся и ха- рактерных для данного древнего общества на от- дельных этапах его существования, обнаруживают значительное единообразие. Это является показа- телем достаточно близкого генетического родства населения, оставившего данное кладбище, и устой- чивости его традиционной культуры. для китай- ских специалистов очень характерно представлять однофункциональные предметы как наборы разли- чающихся разновидностей (типов). из-за неполной публикации предметов, происходящих с могильни- ка Юйхуанмяо, П.и. Шульга вынужден в основном

От редактора

сохранять ту классификацию, которую предложи- ли китайские специалисты. однако сравнение ма- териалов показывает, что мелкое дробление серий для исследовательских процедур оказывается избы- точным. оно не способствует формированию пред- ставления о развитии каждого из изделий за период функционирования кладбища, т.к. выбранные ис- следователями показатели различий часто принци- пиально не обоснованы, а главное – не соотносятся с функциональной спецификой изделий. известно, что однофункциональные изделия разных культур могут различаться очень значительно, если разли- чен способ их применения и изготовления. именно эти обстоятельства позволяют представить этниче- скую специфику различающихся археологических культур и устанавливать их возможные изначаль- ные связи или, напротив, показывают схождение в единой культуре первоначально разнородных этни- ческих составляющих. в данном случае мы видим достаточно компактный материал, демонстрирую- щий развитие кочевых культур широтного пояса евразии, которые П.и. Шульга именует «скифоид- ными». думается, что это определение не совсем корректно, как и именование указанного террито- риального пространства «степным поясом». дело все в том, что на этом пространстве очень разно- образный рельеф: от низменных степных равнин до предгорий и обширных плоскогорий. всё это свя- зано со значительным климатическим разнообрази- ем: пустынные участки, полупустыни, степи и ле- состепи с разнообразной флорой и фауной. сходство культур данного пояса обусловлено двумя моментами. Первый из них – значительное единообразие культуры ранних кочевых обществ. второй момент связывает весь этот большой пояс в единую культурно-историческую общность, т.е. все культуры этого пояса имеют те или иные степени генетического родства. Это вовсе не означает ан- тропологического однообразия населения или его этногенетического изначального единства. данная культурная среда складывалась в первые века I тыс. до н.э. прежде всего на почве все более интенсив- ного и разнообразного использования лошади. Ко- личество включавшихся в общественное производ- ство лошадей росло с очень большой скоростью. распространение лошади по евразии началось где- то в первые века II тыс. до н.э., но высшей интенсив- ности достигло при полном овладении населением указанного широтного природного пояса навыками верховой езды. Благодаря этому в регионе измени- лась скорость этнокультурных контактов и мигра- ционных процессов, стало возможным значитель-

ное укрупнение древних восточных государств. фактически применение верховой лошади и со- вершенствование колесных средств передвижения создали один из важнейших инструментов, способ- ствующих эффективному управлению крупными государственными образованиями древневосточ- ного типа. Письменные свидетельства средневе- ковых ученых – жителей арабского халифата – указывают на то, что гигантские расстояния от Багдада до чанани (древней китайской столицы), от Багдада до андалузии обычно преодолевались купцами, путешественниками, паломниками и даже массами переселенцев буквально за несколько ме- сяцев. еще более яркие примеры повышения ско- рости – рейды монгольской конницы, которая по приказу чингисхана завоевала среднюю азию и восточные земли европы. собственно, эти скоро- сти (просто сведения о них зафиксированы лишь в средневековых источниках) достигнуты были впер- вые уже в середине I тыс. до н.э. Подтверждением служат гигантские курганные погребальные поля, пересекающие многие территории указанного ши- ротного региона. однако такая ситуация не могла сложиться в мгновение ока. Картина, которую пы- тались нарисовать специалисты 1970-х гг., пола- гавшие, что указанные скорости были возможны уже на рубеже II и I тыс. до н.э., является сильным преувеличением. начальные периоды распростра- нения лошади не были столь стремительны, чтобы охватить сразу большую часть евразии. сходство кочевых культур, вызванное не столько родством населения, сколько единообразием распространя- ющейся культуры, судя по всему, обусловлено тем, что эта культура где-то сложилась первоначаль- но, а лишь потом охватила гигантские территории. и процесс этот происходил с нарастающей скоро- стью. однако, следуя за авторитетами прошлого, мы продолжаем считать, что все этапы развития кочевой культуры население евразийских степей, предгорий и полупустынь проходило одновремен- но. вряд ли такое было возможно. сейчас объём материалов разных кочевых куль- тур резко возрос. Можно уже говорить о культуре каждого ареала предметно. Крупных ареалов ко- чевых культур со своими центрами и традицион- ными «святыми местами» оказалось сравнительно немного. Первым был наиболее полно изученный т.н. «скифский ареал» восточной европы. Благо- даря описаниям геродота, все особенности скиф- ских культур связались с этой территорией. те- перь подобные ареалы определены в оренбург- ских и зауральских степях (впервые это оценил

П.И. ШУЛЬГА. Могильник Юйхуанмяо в Северном Китае (V II –V I века до

П.И. ШУЛЬГА. Могильник Юйхуанмяо в Северном Китае (V II–V I века до нашей эры)

М.и. ростовцев), в закавказско-иранских регионах, закаспийских и приаральских областях, на казахских просторах, на юге Красноярского края, на саяно- алтае и в забайкалье. наконец, последний из та- ких ареалов выявлен в степях, занятых кочевым населением окраинных китайских земель (см. кн.:

Кожин П.М. Этнокультурные контакты населения евразии в энеолите-раннем железном веке (палео- культурология и колесный транспорт). – влади- восток: дальнаука, 2007. – с. 426, рис. 43, I). (таким виделось распределение священных цент- ров кочевого населения к началу 1990-х годов. сей- час подобная карта более насыщенна.) Причем, сло- жение этих крупных регионов кочевой культуры, проходившее поэтапно, связано со значительными миграциями конных кочевников. однако они при- ходили уже не на безлюдные территории, а в зем- ли, обжитые многими поколениями более древних разновременных пришельцев. в скифскую эпоху крупные миграции были вызваны двумя взаимосвя- занными процессами, обусловленными глубокими переменами в образе жизни населения: 1) самим пе- реходом к устойчивым формам кочевания, благода- ря завершению процесса доместикации основных видов «хозяйственного» скота; 2) возможностью полноценного освоения гигантских евразийских пастбищных территорий. именно в этом состояло кардинальное отличие «скифского расселения» от начала «эллинистической эпохи» и последующих этнокультурных перемен в евразии и северной африке. распространялись не «скифоидные» под- ражательные культуры, пытающиеся калькировать «на свой лад» черты «престижного этноса», а изна- чально единая кочевая культура, обретавшая в ме- стах нового расселения специфические особенно- сти субстратной этнокультурной среды. (Это были процессы, по своей мощи, диапазону и динамике близкие, а, возможно, и равноценные индоевро- пейским, афразийско-семитским и прочим процес- сам расселения первоначальных языковых семей

и этнокультурных общностей.) распространение

этой культуры, проходившее поэтапно, ступенчато

и последовательно от территории к территории, от региона к региону, сопровождалось расширяющи- мися торгово-обменными операциями, основным предметом которых была лошадь. очень показа-

тельны трудности, с которыми сталкиваются ис- следователи при попытках синхронизации процес- сов на противоположных краях данного широтного пояса кочевого расселения. идея единого аржано- черногоровского этапа противоречит логике, са- мим возможностям реального расселения (см. кн.:

Кожин П.М. Китай и центральная азия до эпохи чингисхана: проблемы палеокультурологии. – М.:

изд. дом «форум», 2011. – с. 272, 273, 281, 282, 359–363). сходство предметов материальной куль- туры, даже целых их наборов и функциональных комплексов из отдаленных друг от друга местно- стей вовсе не обязательно и неизбежно будет сви- детельствовать об их одновременности. развернутый обзор и разбор проблем евразий- ского расселения лишил меня возможности хотя бы кратко рассмотреть иные вопросы, которые мы с П.и. Шульгой видим и оцениваем в несколько раз- личающихся ракурсах и подходах. я не считаю воз- можным что-то менять в тексте книги. установки и выводы её автора четко сформированы в предыду- щих работах. обозначу лишь проблемные момен- ты: 1) осуществление взаимодействия и взаимов- лияний кочевников и аграрного оседлого населения Китая; 2) возможности изучения социально-демо- графических проблем на основе данных о топогра- фии и исследовании функциональных комплексов материальной культуры на кладбище Юйхуанмяо; 3) анализ ритуальной бронзовой посуды из мо- гил 2 и 18, её роль в данных погребальных ком- плексах и культуре кочевого общества; 4) типо- логическое своеобразие функциональных комплек- сов кладбища, выраженное в предметах искусства; 5) общие принципы типологии конского убранства (фурнитуры) и их отражение в материалах памят- ника. Полагаю, что к этим и другим менее значи- тельным темам можно будет вернуться после опу- бликования монографии. Книга П.и. Шульги – ценный подарок специ- алистам, занятым изучением специфики кочевых культур востока евразии I тыс. до н.э.

П.М. Кожин главный научный сотрудник Института Дальнего Востока РАН, доктор исторических наук

ВВЕДЕНИЕ Материалы из погребальных и поминальных памятников,
ВВЕДЕНИЕ Материалы из погребальных и поминальных памятников,

ВВЕДЕНИЕ

Материалы из погребальных и поминальных памятников, оставленных древними кочевниками VIII–III вв. до н.э. на территории Китая (синьцзян, северный Китай и связывающий их ганьсуйский коридор) представляют для учёных-скифологов осо- бый интерес. введение их в научный оборот позво- лит последовательно закрывать имевшиеся лакуны для получения цельной картины происхождения и взаимодействия культур скифского мира от дуная до тихого океана как между собой, так и с культурами соседних народов, включая земледельческие госу- дарства греции, Передней азии и Китая. следует от- метить, что причиной скудости знаний о кочевниках Китая являлся не только языковой барьер, но и слабая изученность скотоводческой зоны, протянувшейся к востоку от Казахстана почти на 4 тыс. км. Масштаб- ные исследования могильников древних «варва- ров» начались в северном Китае в 1970–1980-х гг. (см.: [варёнов, 2010, 2011]), а примерно на десять лет позже – в синьцзяне (см.: [Шульга, 2010в]). Публиковать накопленные в Китае материалы и ана- литические работы начали сравнительно недавно. не является исключением и ситуация с могиль- ником Юйхуанмяо. раскопки там велись в 1986– 1991 гг., а материалы опубликовали лишь в 2007 г. так или иначе, но к настоящему времени в Китае издано или готовится к печати значительное коли- чество работ по интересующей нас теме. в русскоязычной археологической литературе материалы из Китая фигурируют довольно часто, но специальные исследования скифоидных куль- тур северного Китая не проводились. фактически имеется лишь одна небольшая вводная статья по культуре «верхнего слоя сяцзядянь», написанная четверть века назад [Комиссаров, 1987]. значитель- ное внимание этой культуре уделил а.а. Ковалёв [1998; Kovalev, 1992]. однако в развёрнутом виде на русском языке доступные ему материалы опу- бликованы не были.

довольно часто российские исследователи при- влекают или упоминают материалы культуры маоцингоу. в частности, есть они в полемических работах а.в. варёнова [1995, 2004], впервые опу- бликовавшего на русском языке краткий свод наи- более известных памятников северного Китая [2010, 2011]. следует отметить и работы а.а. Ко- валёва [1999, 2000, 2001, 2002], который для реше- ния различных вопросов периодически публикует рисунки изделий или инвентарных комплексов из некоторых книг, изданных в Китае. не останавли- ваясь на историографии данного вопроса, отметим главное – ни в одной публикации на русском языке нет представительных погребальных комплексов с полным описанием захоронений, инвентаря и соот- ветствующими рисунками, тогда как для исследова- теля важны именно эти базовые материалы. намерение опубликовать материалы могильни- ка Юйхуанмяо появилось у меня в 2008 г. в рамках исследования по синхронизации памятников Ки- тая и саяно-алтая после выхода в свет четырёх- томного труда [Могильники…, 2007]. в то время я ещё не мог читать археологические тексты на ки- тайском языке, но достаточно было просмотреть помещённые там 770 рисунков с планами погребе- ний и инвентарём, чтобы понять особое значение данного памятника. всего в 1986–1991 гг. в Юй- хуанмяо были исследованы 400 погребений, дати- руемых в рамках второй половины VII–VI вв. до н.э. обнаружено огромное количество инвента- ря, в т.ч. почти 18 тыс. бронзовых изделий, включая собственно китайские сосуды и оружие со средней

хуанхэ. среди них 4 клевца гэ, 86 кинжалов, 305 на- конечников стрел, 137 ножей, 38 кельтов и топоров,

31 «долото», 108 шильев, 92 игольника, бронзовые

сосуды и многое другое. там же найдено много де- талей конского снаряжения (18 комплектов удил;

19 псалиев, 10 распределителей и др.) и поясной

фурнитуры (33 поясных застёжки, 1 062 поясных

П.И. ШУЛЬГА. Могильник Юйхуанмяо в Северном Китае (V II –V I века до

П.И. ШУЛЬГА. Могильник Юйхуанмяо в Северном Китае (V II–V I века до нашей эры)

обоймы и тысячи различных подвесок). в 2008– 2010 гг. все усилия были направлены на подготов- ку книги «синьцзян в VIII–III вв. до н.э. (Погре- бальные комплексы. хронология и периодизация)» [Шульга, 2010в], а материалы из Юйхуанмяо использовались лишь для решения общих вопросов культурной принадлежности и хронологии скифо- идных культур на восточной окраине степного пояса [Шульга, 2010б, 2011а, 2012]. в статьях опубликова- ны только некоторые характерные для Юйхуанмяо изделия и отдельные планы погребений. непосредственно к работе над материалами Юйхуанмяо удалось приступить в 2012 г. К тому времени в Китае были опубликованы ещё два тома:

один посвящён однокультурным могильникам си- лянгуан и хулугоу, а второй включает обобщающие аналитические статьи по всем трём вышеуказан- ным памятникам [Могильники…, 2010]. сначала мною планировалось ограничиться суммарными характеристиками, уделив основное внимание хронологически показательным особен- ностям погребального обряда и инвентаря в Юй- хуанмяо. однако в ходе работы стало очевидным, что Юйхуанмяо имеет особое значение для изуче- ния скифоидных культур восточной части евразии. По количеству документированных находок Юй- хуанмяо превосходит любой из известных могиль- ников и вполне сопоставим со всем собранием на- ходок VI в. до н.э. из Монголии и сибири. но глав- ная особенность могильника Юйхуанмяо заключа- ется в другом: по стратиграфии лёссовых наносов китайскими учёными достоверно установлено, что захоронения совершались последовательно, сна- чала в восточном, а затем в южном направлениях. иными словами, на основной площади могильни- ка каждое более южное захоронение является и бо- лее поздним. соответственно, можно проследить эволюцию любой категории обнаруженных на мо- гильнике китайских и кочевнических изделий. для этого достаточно расположить их в порядке распро- странения кладбища, т.е. от ранней части могиль- ника к поздней. значение этих материалов трудно переоценить, поскольку они впервые дают возмож- ность достоверно проследить эволюцию инвентаря в течение VII–VI вв. до н.э. и в перспективе синхро- низировать кочевнические памятники с датирован- ными древнекитайскими. Было решено опубликовать результаты китай- ских исследований Юйхуанмяо максимально полно, чтобы сделать их доступными, дать возможность русскоязычным исследователям самостоятельно анализировать имеющиеся данные. для верного по-

нимания необходимо иметь представление о специ- фике работы с выбранным нами китайским источни- ком [Могильники…, 2007, 2010]. дословный и точ- ный перевод на русский язык всех текстов и таблиц этого издания, по всей видимости, едва ли будет вы- полнен и опубликован. тому есть ряд причин. во-первых, детальный профессиональный пере- вод всех этих томов 1 с текстами и рисунками под силу лишь крупному коллективу и требует значи- тельного времени. даже при наличии времени и средств трудно ожидать качественного перевода, поскольку для этой работы нужна группа перевод- чиков, хорошо знающих китайские и российские материалы скифского времени, а также соответ- ствующую терминологию на двух языках. специа- листов, способных ежедневно переводить большие объёмы подобного текста, в россии пока нет. во-вторых, шеститомник готовился в Китае несколькими коллективами, а также многими авто- номно работавшими сотрудниками. По этой причине и вследствие особенностей подачи материала в китай- ских изданиях, одна и та же информация (в т.ч. раз- личные статистические расчеты) много раз повторя- ется в нескольких текстовых разделах, будучи также продублирована в десятках таблиц. Полностью пере- водить эту избыточную информацию с повторами и перечислениями номеров сотен могил, занимающих иногда до трети или половины страницы, нет смыс- ла. всё это позволило сократить объём необходимого текста в несколько раз без потери информации. итак, китайские материалы по Юйхуанмяо име- ют особое значение, их можно опубликовать в со- кращённом виде без значительной потери исход- ной информации. Между тем, стало очевидным, что пользоваться ими в том виде, как они даны в источнике, очень сложно. достаточно сказать, что графические изображения инвентаря в источни- ке приведены лишь в сводных таблицах. чтобы увидеть инвентарный комплекс из какого-нибудь раннего или позднего погребения, исследователю может потребоваться 1–2 рабочих дня, не зависи- мо китайский это археолог или российский, зна- ющий китайский язык. сильно затрудняет работу непривычная и неудобная система районирования могильника на хронологические участки, а также нумерация погребений не по расположению, а по порядку раскопок (об этом см. ниже).

1 всего издано шесть томов, однако один из них [Мо- гильники…, 2007, т. 4] содержит только фото из могильника Юйхуанмяо, а другой [Могильники…, 2010, т. 1] – описание раскопок могильников хулугоу и силянгуан.

Введение

После долгих колебаний мною был принят ком- промиссный вариант, существенно облегчающий

работу с материалами из Юйхуанмяо. для этого потребовалось полностью переработать текст и иллюстрации.

1. в книгу по Юйхуанмяо на русском языке ре-

шено было включить весь инвентарь, но располо-

жить его более компактно и последовательно по хронологическим участкам. в этом случае можно

наблюдать и анализировать эволюцию любой кате- гории вещей с ранних до поздних этапов функцио- нирования могильника.

2. сформировано более 70 инвентарных ком-

плексов с описаниями из наиболее представитель- ных и характерных захоронений для каждого хро-

нологического этапа. в идеале таких комплексов должно быть примерно 300 (по количеству погребе- ний с инвентарём). на это потребовалось бы допол- нительно 1–2 года работы, а объём издания увели- чился бы в несколько раз. Поэтому для детального анализа неопубликованных мной погребальных комплексов читателю потребуется обратиться к источнику на китайском языке и проделать все необходимые операции. инвентарные же комплек- сы из неопубликованных могил могут быть выде- лены любым исследователем самостоятельно по представленным в данной книге сводным таблицам изображений, где для каждого изделия указан но- мер могилы (см. рисунки в Прил. 4).

3. унифицированы масштабы графических ри-

сунков, на что потребовалось много времени.

4. для удобства пользования изменена нуме-

рация хронологических участков могильника, но они даны в тех же рамках и последовательности. К сожалению, очень неудобную нумерацию мо- гил пришлось оставить в прежнем виде, несмотря на сложности при поиске нужного захоронения на плане могильника (см. рис. 3–5; Прил. 2). Конечно, русскоязычному читателю было бы намного проще работать с материалом, уже по номеру представ- ляя место расположения могилы и её хронологию. однако в этом случае для корреляции с китайским источником пришлось бы указывать по два номера (изначальный и изменённый) не только у каждой упомянутой могилы, но и у каждого изделия. для выполнения вышеуказанных работ была ис- пользована схема, апробированная при подготовке книги по синьцзяну [Шульга, 2010в]. вместо пол- ного построчного перевода китайского источника сначала был осуществлён общий просмотр текста без записи и детализации. затем были выделены тек- сты для перевода и подачи на русском языке в сокра-

щённом и переработанном виде. К ним относятся составляющие основной объём описания погребений, погребального обряда и инвентаря. те части текста, которые требовали глубоких знаний китайского язы- ка (аналитические разделы), переводилась полностью востоковедами екатериной александровной гирчен- ко и даниилом Петровичем Шульгой. Полученный в результате русский текст редактировался мной 2 . Полностью переводились описания к планам наиболее представительных погребений (их двенад- цать) (см. Прил. 1). Эта работа выполнена автором этих строк, воспринимающим материал, прежде все- го, как археолог-профессионал. в источнике встре- чаются ошибки и разночтения, которые переводчик любого уровня не может выявить и на родном язы- ке. такую работу может выполнить лишь археолог, хорошо знающий материал и имеющий опыт само- стоятельных раскопок подобных захоронений, спо- собный критически анализировать данные, сличая текст, таблицы, рисунки, планы и фото. в перечень наиболее представительных погре- бений были включены все элитные захоронения мужчин с оружием и конским снаряжением, а так- же наиболее богатые и показательные женские захоронения, характеризующие постепенную

2 редактирование археологических текстов необходи- мо за переводчиками любого уровня. в качестве примера достаточно привести простейшую причину ошибки пере- водчика. так, в китайской археологической литературе при перечислениях категорий инвентаря (например, стрел, кин- жалов и пр.) количество предметов может не указывать- ся. Поскольку иероглифы этих и других изделий не имеют единственного и множественного числа, то переводчик не знает, один или несколько предметов фигурируют в пе- речне. исправить неизбежные ошибки такого рода может только археолог, детально знающий данный материал, име- ющий возможность и желание перепроверить информацию по другим текстам, чертежам, рисункам и фото. в этом слу- чае вероятность ошибок в переводах сводится к минимуму, а также исправляются ошибки, допущенные в переводимой работе. так, на страницах 1262 и 1264 источника опублико- вана одна и та же сводная таблица с рисунками бляшек, но с разными подписями, где указаны разные места их нахож- дения. чтобы проверить, на какой таблице рисунки соответ- ствуют подписям, нужно сопоставить тексты с описанием инвентаря, а также с характеристикой и чертежами могил, дабы установить наличие, форму и количество бляшек в том или ином погребении. только после этого, например, уста- новлена достоверность рисунка 734 на странице 1262 ис- точника. однако на этом работа не заканчивается, поскольку далее требуется установить, что за изделия хотели опубли- ковать авторы источника на пропущенном рисунке 735 на странице 1264. такого рода поиски и перепроверки вообще не входят в круг обязанностей переводчика археологическо- го текста, да и не могут быть им выполнены.

П.И. ШУЛЬГА. Могильник Юйхуанмяо в Северном Китае (V II –V I века до

П.И. ШУЛЬГА. Могильник Юйхуанмяо в Северном Китае (V II–V I века до нашей эры)

эволюцию в Юйхуанмяо инвентаря и погребально- го обряда. Подчеркнём, что инвентарные комплек- сы по могилам выбирались из 249 опубликованных в источнике сводных таблиц и рисунков № 521–770. в Приложении 3 приведен перечень инвентаря к планам могил с указанием количества изделий, а также половой принадлежности умерших и соста- ва костей животных в жертвенниках. таким образом, в предлагаемую работу удалось включить все наиболее представительные захороне- ния со всех хронологических участков могильника и весь опубликованный в источнике инвентарь, за ис- ключением массовых изделий (бусы, бляшки покро- ва, серьги и некоторые др.), которые представлены выборочно по типам. русскоязычные исследователи могут самостоятельно анализировать материалы из Юйхуанмяо по ряду направлений (культурное свое- образие, хронология, сравнительный анализ, осо- бенности и поэтапность эволюции погребального обряда, вещевых комплексов и звериного стиля, др.), не прибегая к первоисточнику на китайском языке. По погребальному обряду остальных более чем 300 погребений Юйхуанмяо среднего и низшего ран- га мы приводим лишь общие данные. При решении вопросов, требующих детального анализа и учёта ста- тистических данных по всем объектам и артефактам из Юйхуанмяо, необходимо обращаться к источнику. Особенности археологических публикаций на китайском языке. Публикуемые в Китае архео- логические работы имеют существенные отличия от российских изданий подобного рода 3 . они сво- дятся к следующему. 1. Полученные в ходе раскопок материалы (пла- ны погребений, инвентарь и т.д.) обычно публикуют- ся в Китае не полностью, а частично, даже в обоб- щающих итоговых монографических отчётах по ре- зультатам исследования того или иного могильника. так, в монографию об уникальном могильнике чау- хугоу-4 (синьцзян) включены рисунки и описания всего 5–10 % общего количества исследованных мо- гил 4 . в статьях этот процент ещё меньше. об осо-

3 После публикации раздела об особенностях китайских изданий в книге по синьцзяну [Шульга, 2010в], читавшие её исследователи неоднократно указывали на его целесообраз- ность. в предыдущей книге нами рассматривались особен- ности археологических публикаций как в синьцзяне, так и в северном Китае. Поэтому в основу предлагаемого раздела положен опубликованный ранее текст, но с коррективами, касающимися многотомного издания материалов Юйхуан- мяо [Могильники…, 2007, 2010].

4 в монографиях обычно имеются сводные таблицы с краткими сведениями по всем погребениям, включая раз- меры могил и перечень инвентаря. По ним можно составить

бенностях конструкций неопубликованных могил, о расположении в них инвентаря и умерших можно лишь догадываться. инвентарь публикуется выбо- рочно, по типам. При этом читатель должен верить на слово, что не включённые в таблицы вещи дей- ствительно имеют такие же характеристики. на са- мом деле они могут существенно различаться. часто не публикуются предметы неизвестного авто- рам назначения, плохо сохранившиеся и т.д. в резуль- тате, даже по монографическим изданиям материа- лов того или иного могильника невозможно сделать достоверные статистические подсчёты и анализ. всегда остаются неучтённые артефакты или вещи с неизвестными нам характеристиками. указанные недостатки в некоторой мере просле- живаются и в четырёхтомнике по Юйхуанмяо [Мо- гильники…, 2007]. однако, несмотря на большой объём, авторы источника посчитали возможным дать описания с планами почти по всем могилам, в т.ч. не содержавшим инвентаря. опубликовано подавляю- щее число найденного бронзового инвентаря, но не- которые значимые находки не включены в сводные таблицы рисунков, поэтому мы не знаем, утрачены они или авторы не посчитали нужным поместить изображения «типичных», на их взгляд, изделий. 2. особые трудности создаёт традиция публико- вать погребальный инвентарь не по комплексам, а только в сводных таблицах рисунков. Поэтому вы- делить на могильнике ранние и поздние погребения крайне сложно. чтобы разобраться во внутренней хронологии могильника и культурной специфи- ке отдельных захоронений, читателю необходимо формировать инвентарные комплексы конкретных могил из сводных таблиц по описаниям и планам (если они есть). сами же сводные таблицы рисун- ков по разновременным памятникам часто заводят в тупик, поскольку на одной таблице могут рядом находиться вещи, датируемые от VII до II в. до н.э. По-видимому, на данном этапе исследования, ки- тайским археологам этого вполне достаточно. од- нако такой подход недопустим даже в отношении однокультурного памятника, поскольку не позво- ляет понять его внутреннюю эволюцию и струк- туру, что часто приводит к серьёзным ошибкам. так, авторы раскопок в цзяохэ гоубэй в синьцзяне «не заметили», что основной материал уверенно датируется в рамках IV–III вв. до н.э., но по одной монете у-чжу, одной радиоуглеродной дате и бли- зости к городищу цзяохэ, упоминаемому в истори-

некоторое представление о неопубликованных захороне- ниях, но для глубокого анализа этих таблиц недостаточно.

Введение

ческих источниках, отнесли могильник примерно к рубежу эр (см.: [Шульга, 2010в]). только в сводных таблицах рисунков опубли- кован и инвентарь из Юйхуанмяо. Положение ос- ложняется большим количеством могил (400 ед.) и найденных в нём изделий (только бронзовых около 18 тыс. экз.). на могильнике из нескольких десятков погребений выделить отдельные погребальные ком- плексы не так сложно, но в Юйхуанмяо из-за обилия материала это становится почти неразрешимой про- блемой. я посчитал возможным и достаточным на данном этапе ограничится формированием 72 погре- бальных комплексов. в количественном отношении это примерно четверть могил с инвентарём (300 ед.). данные погребения наиболее представительные и полно характеризуют каждый из хронологических участков могильника Юйхуанмяо. К сожалению, за рамками остались около 220 более скромных могил с инвентарём и около 100 захоронений без инвента- ря. общая же информация по ним и инвентарь даны (за исключением керамических сосудов, которые приведены выборочно по типам). 3. ещё одна проблема связана с масштабирова- нием публикуемых предметов. в китайских издани- ях принято в описании предмета давать его разме- ры. вероятно, именно поэтому линейный масштаб на рисунках часто не указан и почти никогда его нет на рисунках с большим количеством предметов. в работах 1950–1960-х гг. линейный масштаб чаще всего не ставился. в публикациях 1970–1980-х гг. он тоже присутствует довольно редко. обычно вместо линейного масштаба на рисунках указана степень (кратность) уменьшения предмета (½, ⅓ и т.д.). в последние годы на рисунки всё чаще по- мещают линейные масштабы. однако в ходе под- готовки и редактирования рукописи масштабы на рисунках часто не выверяются. в некоторых публи- кациях (например, по могильникам в чаухугоу) до половины линейных масштабов имеют погрешно- сти или вовсе ошибочны. существенно осложняет работу и широко распространённая в Китае тради- ция размещения изображений на странице в разных масштабах. Это приводит к нарушению целостно- го восприятия материала. например, небольшая бляшка на рисунке выглядит крупней помещённого рядом зеркала, а кружка – больше кувшина. По этой причине масштаб большей части предметов и пла- нов приходится дополнительно проверять и менять, согласно размерам, указанным в тексте. в четырёхтомнике по Юйхуанмяо существенные отклонения линейных масштабов от действитель- ных размеров не отмечены. в таблицах рисунков

всегда один линейный масштаб. Каждая категория вещей дана примерно в одном масштабе (например, кинжалы, как правило, уменьшены вдвое).

4. во многих китайских изданиях, включая ин-

тересующее нас, несколько иначе, в отличие от российских публикаций, расставлены акценты при подаче материала. так, в описании того или иного

изделия, сведения о его размерах и весе могут за- нимать половину объёма. вместе с тем, описание внешнего вида и устройства изделия обычно очень краткое. в российской литературе соотношение обратное, и это тоже не всегда хорошо. Предпо- лагается, что размеры предметов читатель мо- жет измерить самостоятельно, а вес, как правило, не указывается. думается, оптимальный вариант находится где-то посередине, поскольку по мелким рисункам размеры точно не определяются, а зна- ние веса изделия (например, оружия) может иметь принципиальное значение.

5. особенностью работ-отчётов [Могильники…,

2007, 2010] и ряда других публикаций является пол-

ное отсутствие каких-либо (прежде всего графиче- ских) реконструкций снаряжения воина и лошади, женских украшений. остаётся лишь сожалеть, что китайские авторы приводимого нами источника

не посчитали нужным проделать эту работу. После- дующие возможные реконструкции уже не име- ют той достоверности, поскольку могут опираться лишь на краткую опубликованную информацию и довольно схематичный план погребения.

6. в отношении источника следует добавить, что

его авторы в четырёх томах [Могильники…, 2007]

намеренно придерживались определённого стан-

дарта, согласно которому публиковались только об- стоятельства находки вещей, описания погребений

и инвентаря. всё это сопровождается огромным ко- личеством всевозможных статистических расчётов

и таблиц, дублирующих описания инвентаря. Меж-

ду тем, составители первого издания намеренно почти не комментировали находки, оставляя чита- теля один на один с массой материала. анализ нахо- док, вероятно, предполагалось сделать в завершаю- щем томе второго издания [Могильники…, 2010]. действительно, там опубликованы тематические обобщающие разделы (статьи). однако они явно

написаны вне прямой связи с опубликованным ма- териалом, совсем не содержат ссылок на него (кро- ме раздела по антропологии), зачастую носят слиш- ком общий характер, а их выводы мало обоснованы. так или иначе, китайские исследователи про- делали огромную работу по раскопкам, обработ- ке и изданию материалов уникального могильника

П.И. ШУЛЬГА. Могильник Юйхуанмяо в Северном Китае (V II –V I века до

П.И. ШУЛЬГА. Могильник Юйхуанмяо в Северном Китае (V II–V I века до нашей эры)

Юйхуанмяо, который навсегда войдёт в пере- чень самых ярких и информативных памятников VII–VI вв. до н.э. работая с китайскими публикациями из синь- цзяна и северного Китая, нужно помнить и о суще- ствовании там некоторых стереотипов. так, изде- лия с медной основой (удила, бляшки, ножи и пр.) почти всегда называют «медными» (tong – медь), а не «бронзовыми» (qing tong), как это принято в россии. иногда «бронза» подразумевается указа- нием в заголовке раздела, но в самом разделе для краткости (?) дан лишь иероглиф «медь». Подоб- ным образом применяется иероглиф «gu» («кость, костяной»). «роговыми» называют только изделия

из полого рога крупного рогатого скота или из боль- ших фрагментов слабо обработанных отростков рогов оленя (лося, косули и др.). Примерно такой же подход отмечен в изданиях из некоторых рос- сийских регионов. в действительности же в эпоху раннего железа у кочевников большая часть поде- лок, включая наконечники стрел, изготавливалась из рога, а не из кости. часто используется иероглиф «shi» («украше- ние, украшать») для обозначения самых разных изделий, включая предметы неясного назначения.

в синьцзяне это, как правило, хорошо известные на

саяно-алтае и в Казахстане детали конского снаря- жения и поясов. очень широко применяется иеро- глиф «tou», переводимый как «застёжка, пуговица, пряжка». так называют редко встречающиеся на- стоящие пряжки и застёжки с перехватом посереди- не, самые разнообразные пуговицевидные бляшки с перемычкой (петелькой) на обороте, а также раз- личные предметы неясного назначения. Проблема идентификации китайских и россий- ских терминов в описаниях погребальных кон- струкций, обрядности, разнообразного инвентаря и орнаментов возникает в связи с аналогичными артефактами, но особенно остро она стоит при пе-

реводе названий предметов, характерных только для памятников Китая (в нашем случае северно- го Китая). зачастую эти термины на русском язы- ке даются описательно или в китайском варианте

(например, бронзовые сосуды «ding», «bo» и т.д.).

в дальнейшем предполагается составить русско-

англо-китайский словарь наиболее часто встреча-

ющихся названий и терминов 5 .

5   следует отметить, что многие исследователи скифо- идных культур северного Китая привлекают схожие мате- риалы с территории россии и Казахстана. в этом отноше- нии выделяются работы недавно ушедшего из жизни у Эня [2007, 2008], собравшего хорошую библиотеку изданных

в основе нашей книги лежат материалы могиль- ника Юйхуанмяо [Могильники…, 2007, 2010], но для их анализа необходимо было привлечь десятки других крупных работ китайских исследователей по данной тематике, а также по археологии цен- тральной равнины Китая. Поиск литературы начал- ся ещё в 2008–2009 гг. Большую помощь по сбору публикаций на китайском языке оказали коллеги из новосибирска, челябинска и санкт-Петербурга – с.г. Боталов, а.в. варёнов, с.а. Комиссаров, а.а. Ковалёв, а.д. таиров, К.в. чугунов, н.а. су- тягина и др. Много книг было привезено из Ки- тая д.П. Шульгой. на последнем этапе мне уда- лось поработать в библиотеке института археоло- гии и этнографии со ран с крупным собранием периодических изданий по археологии Китая 6 , а также с периодическими изданиями из элек- тронных библиотек китайских коллег. всем им хочется выразить искреннюю признательность. в конечном итоге был собран, просмотрен и переведён определённый минимум литературы на китайском языке, позволивший приступить к само- стоятельному анализу материалов могильника Юй- хуанмяо. Переводы с китайского выполнены кандидатом исторических наук е.а. гирченко и аспирантом иаЭт со ран д.П. Шульгой. Мной переводились описания инвентаря и погребений. Это связано с тем, что переводчики не знают устройство сложных объектов (погребальной конструкции, предметов во- оружения, снаряжения и т.д.) и структуру их описа- ния на русском языке. Качество перевода таких архео- логических текстов прежде всего зависит от знания описываемого объекта. Без помощи специалиста- археолога переводчик любого уровня неизбежно допускает ошибки. Помимо этого, значение многих иероглифов, используемых в археологических тек- стах, существенно отличается от указанного в сло- варях. часто встречаются узкопрофессиональные «словосочетания», смысл которых устанавливается только по чертежам и косвенным данным. во всех этих случаях верный эквивалент на русском языке может дать лишь специалист-археолог.

в россии книг по археологии номадов раннего железного века и опубликовавшего значительное количество сводных таблиц инвентаря из саяно-алтая. 6   с помощью работников библиотеки е.а. савинки- ной и н.д. Борисовой были последовательно просмотре- ны имевшиеся в фондах выпуски «Wen wu» (1965–2013 гг.), «Kao gu» (1956–2013 гг.), «Kao gu Wen wu» (2007–2013 гг.), «Zhong yuan Wen wu» (1982–2013), «Bei fang Wen wu» (1984–2013), «Kao gu xue bao» (1998–2013) и др.

Глава 1 ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА КУЛЬТУРЫ ЮЙХУАНМЯО И МОГИЛЬНИКА
Глава 1 ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА КУЛЬТУРЫ ЮЙХУАНМЯО И МОГИЛЬНИКА
Глава 1
ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА
КУЛЬТУРЫ ЮЙХУАНМЯО
И МОГИЛЬНИКА ЮЙХУАНМЯО
И МОГИЛЬНИКА ЮЙХУАНМЯО 1.1. КУЛЬТУРА ЮЙХУАНМЯО

1.1. КУЛЬТУРА ЮЙХУАНМЯО

ЮЙХУАНМЯО 1.1. КУЛЬТУРА ЮЙХУАНМЯО характерные черты культуры

характерные черты культуры юйхуанмяо, её название и перечень относимых к ней памятников были определены в китайской археологической литературе совсем недавно – 10–15 лет назад, по- сле раскопок в 1986–1991 гг. наиболее крупного и представительного могильника Юйхуанмяо. до этого подобные памятники относили к культуре «горных жунов», а также к «культуре бэйсинь- бао» (по одноимённому могильнику) (см.: [у Энь, 2007, с. 276]). Первые материалы культуры юйхуанмяо были опубликованы еще в 1924 и 1933 гг. они содержа- ли информацию о почти двух сотнях бронзовых предметов, найденных в провинции хэбэй: кинжа- лах, ножах, топорах, наконечниках стрел, поясных пряжках и крючках, кольцах, игольниках, пласти- нах с изображениями тигров и оленей, колокольчи- ках, кольцевидных серёжках и различных бляшках. данные предметы и стали основой коллекции изде- лий культуры юйхуанмяо. К настоящему времени известно около 30 мо- гильников этой культуры (рис. 2). из них предста- вительные материалы получены на 14 памятниках, а значительные раскопки производились на девяти – хушихапаотайшань (35 погребений), Панцзябаобай- мяо (108 погребений), ганьцзыбао (21 погребение), сяобайян (48 погребений), лишугоумэнь (56 погре- бений) и лунцинсябее (12 погребений) [у Энь, 2007, с. 276–278; др.], а также на расположенных в горах цзюньдушань неподалёку друг от друга могильни- ках Юйхуанмяо (400 погребений), хулугоу (150 по- гребений) и силянгуан (41 погребение). Материалы трёх последних памятников опубликованы в шести томах, что позволяет составить о них целостное представление [Могильники…, 2007, 2010]. в результате к настоящему времени получе- но значительное количество материала, поэтому

последние два десятилетия китайские археологи большее внимание уделяют его систематизации и анализу. в 1990 г. ц зинь ф энъи – один из авторов раскопок могильников Юйхуанмяо, хулугоу и си- лянгуан – выпустил монографию «Погребальный обряд и основные особенности сопроводительно- го инвентаря могильников культуры горных жу- нов у г. ц зюньдушань». в 2001 г. он издал книгу «Могильник Юйхуанмяо близ горы цзюньдушань:

особенности культуры и вопросы этнической при- надлежности ее носителей». в том же году цзинь фэнъи выпустил монографию «анализ влияния культур среднего хуанхэ и царства янь на куль- туру горных жунов», где провёл детальный ана- лиз заимствований из культур средней хуанхэ и царства янь в материалах памятника Юйхуанмяо, акцентируя внимание на особенностях трансфор- мации культур. Погребальный обряд, вопросы хронологии и этнической принадлежности носителей культу- ры юйхуанмяо рассматривали исследователи ян цзяньхуа [2003, 2004], лю ляньцян [2000], у Энь [2007, 2008] и др. По мнению у Эня, начиная с 1980-х гг., «вслед за стремительным развитием археологии северных степных районов», в ходе изучения культуры юйхуанмяо получены впечат- ляющие результаты, однако остался ряд нере- шенных задач: 1) не везде определены границы культуры; 2) существуют значительные расхож- дения в хронологии памятников; 3) нет единства в оценках этнической принадлежности носителей культуры юйхуанмяо и обстоятельств её формиро- вания [у Энь, 2007, с. 279]. впрочем, указанные нерешённые вопросы относятся к разряду «веч- ных», характерных в той или иной мере для всех археологических культур, особенно в тех случа- ях, когда существуют расхождения в определе-

П.И. ШУЛЬГА. Могильник Юйхуанмяо в Северном Китае (V II –V I века до

П.И. ШУЛЬГА. Могильник Юйхуанмяо в Северном Китае (V II–V I века до нашей эры)

нии содержания самой культуры. с точки зрения сторонников расширенного понимания культуры юйхуанмяо (цзинь фэнъи), она занимала значи- тельно большую площадь и существовала вдвое

дольше (с IX по III вв. до н.э.), нежели полага- ют составители уже упомянутого обобщающего труда по Юйхуанмяо (VIII – начало V в. до н.э.) (см. рис. 2) [Могильники…, 2007, 2010]. вместе с тем, ряд исследователей (Э. Банкер, ян цзянь- хуа и др.) рассматривают указанные могильники не как археологическую культуру, а как опреде- лённый тип памятников на территории северно- го Китая [Bunker, 1997; ян цзяньхуа, 2004; др.].

в россии такой подход, как правило, проявляется

в отношении небольших групп памятников, кото-

рые по мере увеличения количества материала мо- гут быть выделены в отдельные археологические культуры. в какой-то мере это можно сказать и об указанных выше монографических исследованиях Китая и сШа, поскольку ко времени их написания не было опубликовано ни одного крупного могиль- ника с захоронениями типа юйхуанмяо. Большинство китайских археологов датируют культуру юйхуанмяо примерно в рамках чуньцю (VIII – начало V в. до н.э.), однако в разделе мо- нографии, написанном с участием цзинь фэнъи [Могильники…, 2010, с. 569], изложена устарев- шая точка зрения. согласно ей, наиболее ранним памятником культуры юйхуанмяо является клад бронзовых изделий, найденный в сибоцзы уезда яньцин городского округа Пекин. Клад датируется средним или средним и поздним этапами западной чжоу (около IX – начала VIII в. до н.э.). наиболее поздним памятником данной культуры является мо- гильник удаохэцзы в уезде линъюань провинции ляонин. Могильник датируется средним и поздним этапами эпохи чжаньго (IV–III вв. до н.э.). следо- вательно, по цзинь фэнъи, культура существо- вала на протяжении примерно 600 лет – c IX по IV–III вв. до н.э. забегая вперёд, отметим, что на основных пред- ставительных памятниках культуры юйхуанмяо мы видим только комплексы финала культуры ранне- скифского облика. Это однозначно указывает на су- ществование культуры с характерными чертами в VII–VI вв. до н.э., т.е. не более 200 лет. вместе с тем, на некоторых памятниках конца VI–V вв. до н.э. (Бэйсинбао, саньдяньцзы) действительно сохра- няются черты культуры юйхуанмяо. из последних работ на указанную тему следует упомянуть ста- тью хун Мэна [2013], согласно которой могиль- ник Юйхуанмяо датируется «поздним периодом

среднего чуньцу – ранним периодом чжаньго», т.е. примерно концом VII – первой половиной (на- чалом) V в. до н.э. К культуре юйхуанмяо относят более 30 мо- гильников и несколько поселений, выявленных в гористой местности к северу от г. Пекина, на зна - чительной по размерам площади – 400 км с запа- да на восток и 200 км с юга на север (см. рис. 2). центр культуры юйхуанмяо находился к северу от г. Пекина, в северных горных районах провинции хэбэй, вокруг гор цзюньдшань и яньшань, вклю- чая бассейны рек луаньхэ, цинлунхэ, исюньхэ, янхэ, санганьхэ, чаохэ, Байхэ и гуйшуйхэ. там расположены четыре обширные вытянутые меж- горные долины. с северной стороны границей слу- жит яньбэйский участок великой китайской стены, а с южной – участок стены Бадалин, построенный в эпоху Мин (см. рис. 2). на юго-востоке район распространения культуры не выходит за преде- лы уезда лулун. Юго-западным пределом служит уезд тансянь. Большая часть ареала культуры в эпоху чжаньго совпала с территориями историче- ских областей (цзюней) Юбэйпин (юго-западная часть), Юйян, Шангу и дай. географические ко- ординаты соответствуют примерно 40 о 28́–42 о с.ш.

и 114–119 о в.д. (см. рис. 1, 2). Вещевой комплекс культуры юйхуанмяо несколько варьирует по могильникам, но в целом имеет характеристики, отличающие его от синхрон- ных археологических культур. Почти все категории вещей культуры юйхуанмяо наиболее полно пред- ставлены на могильнике Юйхуанмяо, в т.ч. грубые керамические сосуды ручной лепки с примесью пе-

ска (см. рис. 118, 119), а также сосуды без приме- сей, изготовленные с применением гончарного кру- га (см. рис. 120). очень близки бронзовые изделия (сбруйная и поясная фурнитура, оружие, украше- ния), в т.ч. импортные, из земледельческих культур древнего Китая. Погребальный обряд. захоронения культуры юйхуанмяо хорошо определяются по погребаль- ному обряду. традиционны захоронения в срав- нительно неглубоких, узких, подпрямоугольных в плане ямах с отвесными стенками и продольными уступами на уровне верха гробовища (см. рис. 9, 11

и др.). у элитных могил в восточной части устраи- валась трапециевидная в плане врезка (см. рис. 17

и др.), но размеры погребальной камеры незна-

чительно превышали таковые в могилах рядово- го населения. Погребения одиночные. умерших укладывали на спину, вытянуто, головой на вос- ток. на поздних этапах существования культуры

Г л а в а 1. Общая характеристика культуры юйхуанмяо и могильника Юйхуанмяо

1. Общая характеристика культуры юйхуанмяо и могильника Юйхуанмяо
1. Общая характеристика культуры юйхуанмяо и могильника Юйхуанмяо

распространилась ориентация с отклонением на северо-восток. Как правило, на лицо умершего накладывалась холщовая ткань (покров) с наши- тыми (?) двумя или тремя бронзовыми бляшками, прикрывавшими глаза, а часто и нос. оружие, кон- ское снаряжение, украшения и другой инвентарь находились в гробовище рядом с умершим. Кера- мические сосуды ставили вплотную к голове. в элитных погребениях иногда имелся т.н. «сундук за головой» с бронзовыми ритуальными сосудами. в могилах большого и среднего размеров устраивали деревянные гробовища. в небольших могилах обычно никакие конструкции не фикси- руются. иногда для оформления погребальной камеры использовался камень. в китайской лите- ратуре такие конструкции часто называют «сар- кофагами», но, как правило, это – незначительные обкладки внутренней деревянной конструкции или составные части искусственных уступов (см. рис. 57, 59 и др.). в заполнении могилы, над голо- вой погребённого, довольно часто находили кости жертвенных животных (лошади, коровы, овцы, козы и собаки). обычно это был не полный скелет животного, а череп, нижние челюсти, лопатки или кости конечностей. черепа лошадей обычно со- провождали конечности с копытами, а к черепам коров, овец и коз конечности не прикладывали. реже всего встречаются кости лошади, но именно это наиболее значимое животное всегда сопровож- дало элитные захоронения. особенно часто под- хоранивали головы собак. в погребениях низкого ранга собаки, как правило, были единственным жертвенным животным. за ними по количеству следуют овцы (козы) и коровы. Полные скелеты всех пяти типов животных 7 встречаются в самых знатных погребениях. Кости свиньи (нижние че- люсти или полные черепа) зафиксированы в еди- ничных могилах и только на поздних этапах. По мнению китайских исследователей, куль- тура юйхуанмяо, а также соседствовавшие с ней во времени и пространстве более ранняя культура «верхнего слоя сяцзядянь» и более поздняя куль- тура ордосских бронз (в т.ч. маоцингоу) являются «основными кочевыми скотоводческими культу- рами огромного степного пояса северного Китая и сопредельных территорий в период от эпохи

7 в китайском источнике во всех разделах говорится о четырёх видах домашних животных [Могильники…, 2007, 2010]. овцы и козы вынужденно объединены в один вид, поскольку без черепов с рогами по костным остаткам их трудно различить.

западной чжоу до циньского и ханьского времени» [Могильники…, 2010, с. 568–570]. носители этих культур северного Китая были древними племе- нами наездников, поэтому с точки зрения расовой принадлежности и традиционных представлений авторы выделяют следующие общие черты:

1) монголоидность всех трёх племен; 2) расположение могильников близ рек, на сол- нечных склонах холмов; 3) наличие жертвенных церемоний с характер- ными для среднего хуанхэ бронзовыми сосудами больших размеров; 4) редкая встречаемость бронзовых сосудов местных форм. определённые общие черты прослеживаются в предметах вооружения, поясной и сбруйной фур- нитуре, а также в украшениях и в зверином стиле [Могильники…, 2010, с. 568–570]. действительно, можно говорить о сходстве сме- нявших друг друга и перемещавшихся к западу культур. однако по имеющимся данным, населе- ние, оставившее культуры «верхнего слоя сяцзя- дянь» и Юйхуанмяо, не являлось кочевым и вхо- дило в состав протогосударственных образований.

Характер взаимодействия культуры юйхуанмяо с соседними культурами и китайским царством Янь

для верного понимания особенностей культуры юйхуанмяо несомненный интерес представляет ее сравнительный анализ с соседствовавшими во вре- мени и пространстве культурами «верхнего слоя сяцзядянь» и маоцингоу 8 . К настоящему времени из почти десятка выде- ляемых в северном Китае «варварских» культур XI–VI вв. до н.э. (см. рис. 1) российским иссле- дователям известны только две: культура «верх- него слоя сяцзядянь» (около XI–VII вв. до н.э.) и культура юйхуанмяо (VII–VI вв. до н.э.). важ- ной особенностью данных образований является большое количество бронзового погребального

8 Могильники культуры маоцингоу в литературе 1980-х гг. и в разделе китайского источника, подготов- ленного с участием цзинь фэнъи, включены в состав т.н. культуры ордосских бронз [Могильники…, 2010, с. 568–570]. Это собирательное название для памятни- ков ордоса в расширенном понимании. значительная их часть представлена могильниками типа маоцингоу. Пози- ция цзинь фэнъи по ряду вопросов не совпадает с мнени- ем многих китайских исследователей. Прежде всего, отме- тим предлагаемое им расширенное толкование содержания и хронологии указанных культур.

П.И. ШУЛЬГА. Могильник Юйхуанмяо в Северном Китае (V II –V I века до

П.И. ШУЛЬГА. Могильник Юйхуанмяо в Северном Китае (V II–V I века до нашей эры)

инвентаря, отражающего тесные связи с царства- ми древнего Китая, а также кочевниками Монголии и Южной сибири. именно это сочетание вызыва- ет обоюдный интерес у российских и китайских исследователей. К сожалению, на русском языке опубликовано всего несколько статей по культу- ре «верхнего слоя сяцзядянь» [Комиссаров, 1987; Kovalev, 1992] и юйхуанмяо [Шульга, 2010б, 2012, 2013а-б и др.]. из них можно почерпнуть довольно скудную и фрагментарную информацию. в свою очередь, китайские ученые имеют смутное пред- ставление о материалах с территории россии. так, один из наиболее информированных археологов синхронизировал с культурой «верхнего слоя сяц- зядянь» (около XI–VII вв. до н.э.) не только культу- ру плиточных могил, киммерийцев и ранних саков

Приаралья, но также ранних пазырыкцев горного алтая (конец VI–V вв. до н.э.) и саглынцев тувы (конец VI–III вв. до н.э.) [у Энь, 2007, с. 205]. оче- видно, пазырыкцы и саглынцы никаких связей с культурой «верхнего слоя сяцзядянь» не могли иметь. Преодолеть такого рода непродуктивные умозаключения можно лишь в ходе обоюдных пу- бликаций материалов из Китая и россии. Культура «верхнего слоя Сяцзядянь» получи- ла название по эпонимному памятнику, располо- женному близ г. ч ифэн во в нутренней Монголии, где в 1959 г. были исследованы погребения и посе - ленческие слои (см. рис. 1). К настоящему време- ни по данной культуре накоплен значительный ма- териал, опубликованный китайскими археологами в ряде монографий и статей. взгляды на содержа- ние и хронологию культуры существенно разли- чаются. Большая часть исследователей, по версии

у Эня, придерживается следующих положений:

1. основной ареал культуры включал реки лао-

хахэ, Шара-Мурэн и силамулунхэ, т.е. северо-за- падную часть провинции ляонин и прилегающую часть внутренней Монголии.

2. Культура датируется в рамках XI–VII вв.

до н.э., а её расцвет пришёлся на IX – начало VII в.

до н.э.

3. Культура включает два основных вариан-

та – лунтоушань и наньшаньгэнь, но возможно вычленение третьего варианта – Шиэртайинцзы

(«линхэ»), на основе которого выделилась распо- ложенная южней культура шиэртайинцзы.

4. носителями культуры, предположительно,

были горные жуны, однако некоторые ученые рас- сматривают их как восточных ху. По мнению

у Эня, «наибольшего развития культура достигла

во втором периоде (IX–VIII вв. до н.э.). Это было

время политического, экономического и культур- ного процветания. здесь, на реке Шара-Мурэн, к северу от великой китайской стены, создавались мощные формирования степных племён, оказав- ших огромное влияние на становление и развитие кочевников восточной части евразийской степи» [у Энь, 2007, с. 116–177]. современные исследования показывают, что культура шиэртайинцзы раннего периода датиру- ется аналогично культуре «верхнего слоя сяцзя- дянь» типа наньшаньгэнь. После угасания культуры «верхнего слоя сяцзядянь» культура шиэртайинцзы продолжала некоторое время существовать, вплоть до времени, когда в регион пришло чжаньгоское го- сударство янь. таким образом, указанные культуры долгое время соседствовали и взаимодействовали. Период с IX по начало VII в. до н.э. считается вре- менем их расцвета, на что указывает и значительное количество бронзовых ритуальных сосудов, часть которых изготавливали на месте (см.: [у Энь, 2007, с. 202–203; Кан ин ук, 2011, с. 90]). в VII в. до н.э. культуры «верхнего слоя сяцзя- дянь» и шиэртайинцзы постепенно пришли в упа- док, но к юго-западу от них, на северных границах царства янь, возникла яркая культура юйхуанмяо. Кан ин ук справедливо назвал её самой восточной культурой скифо-сибирского круга [2011, с. 92]. она сформировалась в результате смешения куль- тур «верхнего слоя сяцзядянь» и шиэртайинцзы с культурами северных кочевых племен. Эти процес- сы происходили под влиянием царства янь. При- мерно в начале VI в. до н.э. (конец третьего этапа) на могильнике Юйхуанмяо резко изменился ин- вентарь: в частности, полностью исчезли «север- ные» наконечники стрел, а заменили их «южные». на четвёртом этапе в Юйхуанмяо наступил упадок, выражающийся в отсутствии элитных погребений и бедности инвентаря. сопоставив эти данные с историческими све- дениями, можно сделать несколько предваритель- ных выводов. По письменным источникам послед- нее значительное вторжение шаньжунов в царство янь происходило в середине VII в. до н.э. тогда же формировалась культура юйхуанмяо. её носители поддерживали тесные отношения с янь, соседни- ми родственными культурами «верхнего слоя ся- цзядянь» и шиэртайинцзы, а также с северными кочевниками. резкие изменения в погребальном инвентаре Юйхуанмяо и временный упадок мест- ного населения в начале VI в. до н.э. совпадают с финалом указанных соседних культур, через кото- рые, видимо, поддерживалась связь с северными

Г л а в а 1. Общая характеристика культуры юйхуанмяо и могильника Юйхуанмяо

1. Общая характеристика культуры юйхуанмяо и могильника Юйхуанмяо
1. Общая характеристика культуры юйхуанмяо и могильника Юйхуанмяо

кочевниками. на смену очередному подъёму в VI в. до н.э. пришел продолжительный спад, и в конце VI – начале V в. до н.э. культура юйхуанмяо угасла. однако в это время у излучины хуанхэ, в 250–300 км к западу, появилась культура маоцин- гоу. в ней прослеживаются основные черты куль- туры юйхуанмяо: 1) одиночное захоронение в узкой могиле; 2) расположение погребённого на спине, вытянуто, головой на восток; 3) помещение в вос- точную часть могилы черепов жертвенных жи- вотных. Продолжали бытовать пояса особой кон- струкции (со свисающими концами), игольники, втульчатые трёхлопастные и черешковые с упором наконечники стрел (рис. 125, 126). родство этих культур подтверждают и данные антропологов. особый интерес представляют материалы мо- гильника синьдяньцзы (уезд хорингер автономно- го района внутренняя Монголия), расположенно- го неподалёку от могильника Маоцингоу [отчёт о раскопках могильника синьдяньцзы…, 2009]. там обнаружена группа захоронений, по погребальному обряду и инвентарю подобная поздним погребени- ям Юйхуанмяо. Эти данные подтверждают пред- положение о перемещении носителей культуры юйхуанмяо к западу (т.е. к ордосу) уже примерно в середине VI в. до н.э. (см. рис. 1). таким образом, на территории от ляодунско- го полуострова до ордоса в XI–III вв. до н.э. шло последовательное смещение культурного центра с востока на запад. При этом каждая следующая куль- тура формировалась при непосредственном участии носителей культуры предыдущей. среди них тер- риториально и хронологически центральное мес- то занимает культура юйхуанмяо. особое значение имеет присутствие в матери- алах вышеупомянутых культур IX–VI вв. до н.э. бронзовых ритуальных сосудов, часть которых про- изведена на месте. очевидно, эти сосуды использо- вались по назначению, как и в царствах древнего Китая. на этой же территории с эпохи бронзы ши- роко распространился однотипный погребальный обряд, предполагающий одиночные погребения в вытянутом положении, головой на восток или се- вер, с подхоронением черепов жертвенных живот- ных. Большинство «варварских» народов, прожи- вавших в IX–VI вв. до н.э. к северу от китайских царств (в т.ч. носителей культуры юйхуанмяо), уже не кочевали, а жили осёдло и были знакомы с риту- альной стороной использования бронзовых сосудов китайских форм. находки в могильниках культуры юйхуанмяо также указывают на широкое примене- ние колесниц и упряжек.

думается, традиционное мнение об антагонизме народов к югу и северу от великой китайской стены требует пересмотра. различия между осёдлыми на- родами культур «верхнего слоя сяцзядянь» и юйхуан- мяо с населением «полуварварского» царства янь были не столь существенны. вероятно, подобная си- туация сохранялась и во времена хунну. в тяжёлые годы земледельцы северных царств древнего Китая часто уходили к «варварам» в поисках лучшей доли, очевидно, не считая этот мир враждебным. ещё больше сходства между культурами знати Китая и территорий к северу, что хорошо видно на приме- ре ранних захоронений Юйхуанмяо (VII в. до н.э.).

Этническая принадлежность носителей культуры юйхуанмяо

в настоящее время многие китайские и россий- ские исследователи соотносят культуру «верхнего слоя Сяцзядянь» с племенами дунху, а культуру ор- досских бронз – с сюнну (располагалась к западу). находившуюся между ними культуру юйхуанмяо обычно связывают с горными жунами. на наш взгляд, для этого имеются основания 9 . согласно сложившейся в Китае традиции, все археологические культуры северных «варваров» соотносятся с тем или иным этнонимом, зафик- сированным в письменных источниках. уже на начальной стадии исследования памятники куль- туры юйхуанмяо идентифицировали с племенами горных жунов (шаньжунов), обитавших у северных окраин древнекитайского царства янь и неодно- кратно нападавших на него. Эта точка зрения имеет многочисленных сторонников и сейчас, хотя в мо- гильниках культуры юйхуанмяо до сих пор не най- дены какие-либо надписи, способные пролить свет на этническую принадлежность местного населе- ния. традиционно по представлениям историков и соответствующим картам территория, занимае- мая культурой юйхуанмяо, уже в первой половине периода чуньцю (VIII–VII вв. до н.э.) находилась на северных границах государства янь. основой этого государства было земледельческое населе- ние северной части северо-Китайской равнины. Природно-климатические условия гор и равнины в значительной мере определяли и сохраняли тради- ционные типы хозяйства: на равнине жили земле- дельцы, а в горах – скотоводы и охотники.

9 Подчеркнём, что имеющиеся в китайских историчес- ких источниках этнические названия народов VII–VI вв. до н.э., как правило, носят собирательный характер и довольно условны. реально мы располагаем лишь материа- лами по той или иной археологической культуре.

П.И. ШУЛЬГА. Могильник Юйхуанмяо в Северном Китае (V II –V I века до

П.И. ШУЛЬГА. Могильник Юйхуанмяо в Северном Китае (V II–V I века до нашей эры)

авторы многотомного труда по могильникам в горах цзюньдушань [Могильники…, 2007, 2010]

склонны связывать культуру юйхуанмяо с племена- ми горных жунов. они приводят в пользу этого ряд свидетельств из китайских письменных источников.

в той части «исторических записок», что по-

вествует о выдающихся сюнну, говорится: «выше яо и Шуня проживают народы сяньюнь, сюньюй, горные жуны, это варвары севера. они пасут стада коней, овец и коров, следуя за источниками воды и травы, им незнакома агрикультура… К северу от янь обитают дунху и горные жуны. все они раз- розненно живут в долинах горных рек, нередко они имеют вождей, способных собрать множество жу- нов воедино, но не способных договориться меж собой… Письменных свидетельств нет, а устных не много. однако известно, что они с детства обуча- ются верховой езде, начиная с овец, могут поразить из лука птицу и мышь, немного позже стреляют в кроликов и лис, используя добычу в пищу. Конные лучники, по мере возможности, являются и конны- ми латниками, в их обычаях обеспечивать себя за счет охоты и разведения скота. Это очень стреми- тельные люди, военное ремесло у них в крови, им свойственно вторгаться и ходить походами. для по- ражения врага издали распространены луки и стре- лы, в ближнем же бою орудуют кинжалами. Когда

варварам сопутствует удача, идут вперед, когда нет – они отходят, не видя в этом позора для себя. ради выгод эти люди готовы поступиться правилами, им незнакомы принципы морали и этикета. и прави- тель, и его подданные питаются мясом домашнего скота, из кож и шкур которого делают себе полу- шубки. Молодые и здоровые едят всегда досыта, старики питаются остальным. сильные крепнут, старые чахнут… в их обычаях есть табу, фамилий они не имеют».

в «Бамбуковых анналах» записано: когда в чжоу

40 лет правил сюань (828–782 до н.э.), «люди цар-

ства цзинь 10 разгромили северных жунов на реке фэньхэ».

в «Комментарии цзо» говорится: «на девятый

год правления инь-гуна северные жуны соприкос- нулись с царством чжэн, князь-гегемон из чжэн в

ноябре 51 года по 60 летнему циклу разбил орду жу-

нов

в шестой год правления хуань-гуна из ци 11 се-

верные жуны напали организованно, удельный пра-

витель 12 был вынужден просить помощи у чжэн.

10 совр. Шаньси (прим. переводчика).

11 о коло 679 г. до н.э. ( прим. переводчика ).

12 очевидно, яньский (прим. переводчика).

наследный принц царства чжэн стремительно при- вел войско на помощь, в июле орда жунов была на- голову разбита, полегло три сотни латников… Это нашествие послужило причиной упадка в янь». согласно «Комментариям ду Юя», «горные жуны, северные жуны и учжуны, фактически, одно и то же». в «исторических записках» указано: «на 23-й год правления хуань-гуна из ци 13 жуны напали на янь. янь оказалось на грани гибели. хуань-гун из ци спас янь, пошел карательным походом на горных жунов, дошел до гучжу 14 ». в разделе же, касающем- ся высших особ царства янь, читаем: «на 27-й год правления чжуан-гуна 15 хуань-гун из ци помог янь, пойдя походом на север против жунов» 16 . на основе упомянутых выше источников китай- ские авторы труда по могильникам в горах цзюньду- шань сделали несколько значимых выводов: «1. до династии цинь горные жуны были самой мощной си- лой иноплеменников в северном Китае… 2. горные жуны не имели крепостей и крупных осёдлых по- селений, земли не возделывали, жили за счет охоты, кочевали со своими стадами, питались мясом живот- ных, одевались в их кожи, являясь типичными нома- дами. 3. обитали они в прилегающих к северным гра- ницам царства янь регионах, в тех местах, где было древнее царство гучжу 17 . Будучи рассредоточенными по «долинам рек», принадлежали ко множеству пле- мен, не способных объединиться. 4. у жунов не было письменности, как не было и фамилий. сохранился ряд имён, как правило, в китаизированной форме. 5. горные жуны с самого начала чуньцю и до сере- дины раннего этапа чуньцю обладали внушительной военной мощью, являясь сильнейшим противником янь на севере, постоянно устраивая набеги и развя- зывая войны: например, нападали на янь, чжэн и ци, вплоть до того, что приходилось призывать на по- мощь князя-гегемона из чжэн или соседей». в пери- од чуньцю жуны вели постоянные войны с удельны- ми китайскими владениями, из которых ближайшим было янь. Поэтому летописцы и пишут об «упадке в янь»: на данную территорию давление было самым сильным» [Могильники…, 2010, с. 565–566].

13 664 г. до н.э. ( прим. переводчика ).

14 Местность на севере нынешней провинции хэбэй (прим. переводчика). 15 о коло 663 г. до н.э. ( прим. переводчика ).

16 вероятно, здесь упоминается то же самое событие (прим. переводчика).

17 время существования этого царства – эпоха Шан. Потом его название, видимо, использовалось как топоним (прим. переводчика).

Г л а в а 1. Общая характеристика культуры юйхуанмяо и могильника Юйхуанмяо

1. Общая характеристика культуры юйхуанмяо и могильника Юйхуанмяо
1. Общая характеристика культуры юйхуанмяо и могильника Юйхуанмяо

отдавая должное работе китайских исследова- телей, обратим внимание на проблему идентифи- кации археологических культур с определенными этническими образованиями. Критерии их выделе- ния различны, а потому в рамках одной культуры может быть несколько этносов. однако могло быть и наоборот: в рамках одного этноса существовало несколько археологических культур, выделенных по особенностям погребальных и поселенческих комплексов. согласно историческим сведениям, горные жуны представляли собой жившие к северу от янь скотоводческие племена, временами объеди- нявшиеся для нападения (а возможно, и защиты) на довольно богатые земледельческие государства. По большей части «жунами» древние летописцы называли грозные орды внезапно нападавших ко- чевников, образ жизни и этнические различия ко- торых они представляли лишь в общих чертах. в этом случае можно говорить о собирательном значении данного названия. однако факт существо- вания культуры юйхуанмяо в рамках царства янь (рядом с его столицей) на протяжении 100–150 лет говорит о том, что в северных царствах Китая ко- чевников знали довольно хорошо. Под названиями типа «жуны» и «сюнну» часто понимались конкрет- ные племенные объединения. о коло 800 г. до н.э. кочевники (в т.ч. «жуны») неоднократно нападали на западное чжоу. в на- чале VII в. до н.э. (в 679 г. до н.э.) зафиксировано нашествие жунов на янь. Это, как считалось, «по- служило причиной упадка в янь». Примерно через 15 лет (в 664 г. до н.э.) произошло новое нашествие жунов, остановить которое янь смогло только при помощи царства ци. Как видим, массированное давление кочевников на северные границы китай- ских государств пришлось на конец IX – первую половину VII в. до н.э. согласно расширенной дати- ровке, ранние памятники культуры юйхуанмяо от- носятся к 900–850 гг. до н.э. [Могильники…, 2010, с. 569; др.], что соответствует сведениями о воен- ных действиях жунов на этой территории. однако, по нашим данным и мнению некоторых исследо- вателей [Кан ин ук, 2011, с. 92], достоверно отно- сящиеся к культуре юйхуанмяо могильники нача- ли формироваться не ранее середины VII в. до н.э. относимый к ранним памятникам эталонный мо- гильник Юйхуанмяо достаточно уверенно датиру- ется в рамках второй половины VII – VI в. до н.э. таким образом, племена, оставившие культуру юйхуанмяо, начали погребать умерших уже через несколько десятков лет после последних, ставших

известными, крупных вторжений горных жунов. По мнению а.а. Ковалёва, шаньжунами явля- лись племена «культуры наньшаньгэнь» (тип па- мятников культуры «верхнего слоя сяцзядянь»), а культура юйхуанмяо оставлена дунху [1998, 2008; Kovalev, 1992]. не останавливаясь более на этом вопросе, подчеркнём, что уверенность, с которой многие указанные авторы связывают культуру юй- хуанмяо с шаньжунами или дунху, демонстрирует отсутствие достоверных данных о ее этнической составляющей. судя по имеющимся данным, во второй полови- не VII в. до н.э. земледельцы из китайских равнин ещё не освоили данный безлюдный район. его за- селение жунами вполне устраивало царство янь. По всей видимости, уже на начальном этапе засе- ление носило мирный характер и было согласова- но с правителем янь. столица последнего распола- галась в г. ц зи (на месте современного г. Пекина), всего в 70–80 км от современного г. я ньцзин, воз - ле которого сосредоточено большое количество мо- гильников, включая Юйхуанмяо. сама же граница

ареала культуры проходит примерно в 40 км севернее г. Пекина. о чевидно, в VI в. до н.э. цар - ство янь находилось в мирных отношениях с гор- ными племенами. в противном случае из-за посто- янных военных столкновений кочевники не смогли бы погребать умерших на могильнике Юйхуанмяо

в течение 100–150 лет. непотревоженность даже

самых богатых захоронений Юйхуанмяо однознач-

но указывает, что со второй половины VII в. до н.э. данная территория не захватывалась иноплеменни- ками, поскольку в обычаях кочевников того време- ни было осквернение и ограбление могил предков побеждённых врагов. вероятно, горные племена находились в какой-то форме необременительной зависимости от янь, поставляя земледельцам скот

в обмен на зерно и другие товары. соответствен-

но, найденные в погребениях знати бронзовые (в т.ч. ритуальные) сосуды получены в результате обмена или в виде подарков, а не грабительских нападений на храмы. на позднем этапе культуры юйхуанмяо количе-

ство захоронений на могильниках резко сократи- лось. существенно изменился погребальный обряд и керамика. в жертвенниках появились кости сви- ньи, что рассматривается как показатель оседания кочевников, восприятия ими культуры соседних земледельцев. считается, что носители культуры юйхуанмяо на раннем этапе были кочевниками скотоводами, а на позднем, под влиянием осёдлого китайского

П.И. ШУЛЬГА. Могильник Юйхуанмяо в Северном Китае (V II –V I века до

П.И. ШУЛЬГА. Могильник Юйхуанмяо в Северном Китае (V II–V I века до нашей эры)

населения государства янь, начали оседать на зем- лю, возделывать сельскохозяйственные культуры и даже разводить свиней. на наш взгляд, уже на раннем этапе формирования могильников боль- шая часть носителей культуры юйхуанмяо про- живала осёдло. наличие культуры скифоидного облика, а также подхоронений лошадей и овец (или их шкур и отдельных частей) у обитающе- го в гористой местности народа вовсе не является доказательством кочевого образа жизни, связан- ного с постоянными перемещениями «за водой и травой». По крайней мере, грунтовый могильник Юйхуанмяо оставлен населением, большая часть которого проживала на одном месте – в обширной долине у склонов гор. очевидно, основу их хозяй- ства составляло яйлажное (отгонное) скотовод- ство без заготовки кормов на зиму. необходимые сезонные перекочёвки со скотом осуществлялись на небольшие расстояния. в них участвовала лишь часть населения. Китайские исследователи отмечают почти пол- ное отсутствие поселений культуры юйхуанмяо. на наш взгляд, эти поселения найдут, когда будет разработана правильная методика их поиска 18 . ха- рактер и планировка грунтового могильника Юй- хуанмяо типичны для осёдлого населения с частым (плотным) последовательным расположением без- курганных захоронений. на малую подвижность населения указывает и высокая степень унифика- ции погребального обряда и инвентаря (большое количество керамики, изготовленной на гончарном круге). на близость к осёдлым культурам указывает обряд подхоранивания собак, а также заимствова- ние свойственных осёдлым культурам черт погре- бального обряда, вплоть до установки в могилы ки- тайских жертвенных сосудов. Антропология. особенности черепов из одно- культурных могильников Юйхуанмяо, хулугоу и силянгуан характерны для монголоидного типа.

18 Подобная ситуация была в начале 1980-х гг. в ското- водческой зоне горного алтая (республика алтай, россия). однако благодаря новой методике поиска даже небольшим разведочным отрядом к 1990 г. неподалёку от могильников, в логах и у подошв горных склонов, было найдено более 90 поселений скотоводов, населявших эти места с эпохи энеолита до средневековья (см.: [Шульга, 1990, 1991, 1998]). значительное количество скотоводческих поселений может быть обнаружено и в туве [Шульга, 2011б]. несомненно будут они найдены в похожих горно-степных ландшафтах Казахстана, синьцзяна и Монголии, в местах, удобных для проживания, где были условия для формирования значи- тельного слоя гумуса, сохраняющего костный и керамиче- ский материал.

вот что об этом пишут китайские антропологи 19 :

«исследования, направленные на сравнение сред- него мужского типа Юйхуанмяо с особенностями монголоидов, выделенных в работе чебоксарова, показали, что наибольшие аналогии прослежива- ются в группе монголоидов восточноазиатского типа, далее с монголоидами южноазиатского типа, а связи с монголоидами северного и северо-восточ- ного типа наиболее далекие. использование мето- да подсчета коэффициента территориальной уда- ленности Бартоломео, направленного на сравнение материалов трёх могильников 20 с различными груп- пами азиатских монголоидов, показало, что наи- большие связи наблюдаются с типом хуабэй вос- точноазиатских монголоидов. Материалы хулугоу также соответствуют этим результатам, но более плоское лицо, вероятно, свидетельствует о неко- торых североазиатских влияниях. Женские черепа по своим общим характеристикам не отличаются от мужских. у них наблюдаются более широкие в сравнении с мужчинами носы, что довольно типич- но. отсутствие впадины в районе корня носа тоже встречается чаще, чем у мужчин. Более выражен- ная, в сравнении с мужчинами, профилированность лица связана с половыми различиями. на могильнике Юйхуанмяо можно выделить че- тыре района – ‟север I” (участки № 1, 1а, 1б, 3а, 3б. – П.Ш.), ‟север II” (участки № 2, 3, 4. – П.Ш.), ‟Юг” (участки № 5, 6, 7, 8. – П.Ш.), ‟запад” (уча- сток № 6а. – П.Ш.). При сравнении костяков рай- онов ‟север II” и ‟Юг” по критериям типов лица, глазниц и носа наблюдаются некоторые расхожде- ния. исследования проводились при использова- нии принципов сходных расовых групп хоуэлса. различия не касаются расовой принадлежности, но черепа южного района существенно отличают- ся от материалов района ‟север II”. Южные черепа можно разделить на ранние и поздние. результаты исследований показали, что различия между груп- пами южного района разных периодов даже более очевидны, чем между районами ‟Юг” и ‟север II”. заметны различия между этими двумя группами в инвентаре и погребальном обряде 21 . Выводы сви-

19 Приводимый ниже текст почти целиком взят из заклю- чения раздела по антропологии китайского многотомника [Могильники…, 2010, с. 720]. опущена лишь не совсем по- нятая часть одного предложения. весь раздел по антропо- логии вместе с таблицами занимает в источнике большой объём [Могильники…, 2010, с. 710–760].

20 Юйхуанмяо, хулугоу и силянгуан.

21 учитывая ссылку на существенные различия в погре- бальном обряде и инвентаре, можно подумать, что речь идёт

Г л а в а 1. Общая характеристика культуры юйхуанмяо и могильника Юйхуанмяо

1. Общая характеристика культуры юйхуанмяо и могильника Юйхуанмяо
1. Общая характеристика культуры юйхуанмяо и могильника Юйхуанмяо

детельствуют, что изначально носители культу- ры юйхуанмяо образовались от двух разных групп монголоидного типа, но принадлежащих к одной расовой группе. Спустя некоторое время обе груп- пы слились, постепенно нивелировались различия в их внешнем виде и традициях (здесь и далее курсив мой. – П.Ш.). согласно методу определения коэффициента удаленности Бартоломео, материалы Юйхуанмяо и хулугоу… демонстрируют близкие связи с Ма- оцингоу, иньнюгоу (группы а и в). Это говорит о том, что в контексте одного расового типа суще- ствуют очевидные связи в строении скелета. вто- рая группа южного района Юйхуанмяо наиболее близка Маоцингоу и группе в иньнюгоу, а первая группа южного района Юйхуанмяо близка первой группе Баймяо, но в то же время она сходна с од- ним из вариантов дадяньцзы и культурой «верхне- го слоя сяцзядянь». Это подтверждает теорию о многокомпонентном происхождении населения, оставившего могильник Юйхуанмяо. Можно ут- верждать, что их предки были достаточно разноо- бразны. а что касается двух групп южного района, то, очевидно, одна традиция стала доминирующей, а другая – рецессивной. Эти факты как раз прояс- няют тот факт, что носители культуры юйхуанмяо (включая также материалы могильников хулугоу, силянгуан, Баймяо) прошли длительный процесс сосуществования и слияния. Начиная с эпох Ся – Шан, в районе гор Яньшань района Хуабэй и на участках Внутренней Монголии у Великой китай- ской стены соприкасалось множество народов. В этом же районе встречались племена северных кочевников и земледельцы Среднего Хуанхэ. разли- чие их экономических укладов создавали условия для обмена и торговли. с течением времени по эко- номическим и политическим причинам их связи становились всё более тесными. Постепенно пле- мена, основой уклада которых было скотоводство, начали использовать элементы земледелия. Эти процессы получили отражение в материалах трёх могильников у горы цзюньдушань в уезде яньцин» [Могильники…, 2010, с. 720]. итак, по имеющимся данным, археологическая культура юйхуанмяо сформировалась на основе нескольких племён «горных жунов» (?), кочевав-

о двух группах районов «Юг» и «север II». однако в пункте 6 однозначно говорится о двух группах из южного района. очевидно, сравнивались черепа на участках № 5–8, но из каких могил – неясно. так или иначе, последующие выво- ды носят обобщающий характер. распространяются они и на ранние участки № 1–4.

ших в VIII–VII вв. до н.э. у северных границ янь. в силу пока не известных нам причин к середине

VII в. до н.э. набеги жунов на земледельческие го-

сударства прекратились. часть кочевников осела в

горных долинах к северу от современного г. Пекина. По всей видимости, заселение пустующей тогда тер- ритории произошло мирным путём. не исключено,

что в этом не последнюю роль сыграла и позиция

государства янь, заинтересованного в наличии на своих ещё не освоенных границах защитного буфе- ра из лояльных «варваров». Казалось бы, эти выво- ды противоречат приведённым выше историческим сведениям об упадке янь после организованного нашествия северных жунов в 679 г. до н.э. о днако тогда, как и после вторжения в 664 г. до н.э., «вар - вары» были отброшены при помощи других госу- дарств древнего Китая. Материалы из Юйхуанмяо говорят о мирном и взаимовыгодном сосущество- вании в янь северных скотоводов и земледельцев в течение около ста лет. довольно скоро осевшие скотоводы тоже стали заниматься земледелием. в середине – второй половине VI в. до н.э. в Юй- хуанмяо не осуществлялись элитные захоронения, погребальный обряд упростился, а количество безынвентарных погребений резко увеличилось. в V в. до н.э. в Юйхуанмяо погребения, по- видимому, вообще не производились. По крайней мере, там не найдены захоронения V–IV вв. до н.э., совершённые по прежнему обряду. Подобные про- цессы прослеживаются и на других могильниках:

на поздних этапах их функционирования увели- чивается количество плохо датируемых безынвен- тарных захоронений, а погребённые ориентиро- ваны уже в северном направлении 22 . возможно, часть из них – потомки местных обитателей, но о сохранении археологической культуры юйхуанмяо говорить уже не приходится. Подавляющее боль- шинство захоронений с северной ориентацией в Юйхуанмяо не имеет явных связей с предыдущими погребениями, но в одном из них (М325) на участке № 6а зафиксирован нож раннего типа (рис. 61, А, 3). одиночные, часто безынвентарные грунтовые погребения с северной ориентацией умерших во второй половине I тыс. до н.э. получили на севе- ре Китая очень широкое распространение. важно подчеркнуть, что они появлялись на могильниках «варваров» на завершающих этапах их существо- вания. По имеющимся данным, это были люди из

22 исключение составляют необычно крупные элит- ные захоронения Бэйсиньбао, датируемые не ранее конца VI в. до н.э.

П.И. ШУЛЬГА. Могильник Юйхуанмяо в Северном Китае (V II –V I века до

П.И. ШУЛЬГА. Могильник Юйхуанмяо в Северном Китае (V II–V I века до нашей эры)

северных китайских государств, где северная ори- ентация погребённых в могильниках преобладала. занятая в VII–VI вв. до н.э. культурой юйхуанмяо территория на 250–300 км к северу от г. Пекина в период чжаньго была охвачена оборонительной стеной. К тому времени местное население утрати- ло культурное своеобразие и окончательно перешло к осёдлому образу жизни. уже на раннем этапе формирования могильника Юйхуанмяо (участок № 1) имелись признаки значи- тельного влияния китайской культуры. оно прояв- лялось в широком использовании элитой «жунов» китайского оружия и бронзовой ритуальной посу- ды. обряд погребения в однотипных гробах из от- носительно тонких досок, видимо, тоже заимство- ван у китайского осёдлого населения. очевидно, это не случайное совпадение, а результат общности происхождения и наличия связей, существовавших между северными кочевниками и населением по р. хуанхэ несмотря на большое расстояние (око- ло 1,3 тыс. км) и разделяющую их пустыню гоби.

самые первые захоронения на могильнике на- чали совершаться после периода консолидации

нескольких групп населения, осевших в горах цзюнь- душань и отказавшихся от дальних перекочёвок. они уже много восприняли из китайской культу- ры 23 . думается, что в Юйхуанмяо начальный пери- од формирования культуры от нас скрыт, но можно предположить, что в основном черты погребально- го обряда не претерпели кардинальных изменений

и сохранились. Перечислим их: 1) одиночные за-

хоронения в довольно глубоких могилах; 2) отсут- ствие надмогильных конструкций с использовани- ем камня; 3) незначительные различия по объёму трудорзатрат при устройстве элитных и рядовых захоронений; 4) наличие в заполнении могил че- репов и костей жертвенных животных; 5) положе- ние погребённого вытянуто, на спине, головой на восток; 6) набор инвентаря и его расположение от- носительно тела умершего; 7) традиционные типы костюмов, в т.ч. поясов; 8) порядок расположения украшений на человеке и его костюме.

на человеке и его костюме. 23 1.2. МОГИЛЬНИК ЮЙХУАНМЯО
23
23

1.2. МОГИЛЬНИК ЮЙХУАНМЯО

Китайские исследователи видят указанные ма-

Могильник Юйхуанмяо расположен пример- но на 80 км к северо-западу от г. Пекин и на 13 км к северо-западу от уездного центра яньцин (см. рис. 1–5). скоростная магистраль Юйхай – Паньшань тянется с востока на запад. древнее кладбище устроено на солнечной стороне по- логого склона у подножья горы (горная система цзюньдушань), в восточной части деревни Юйху- анмяо волости цзиньцзябао. Могильник занимает немного наклонённую с севера на юг площадку (высота над у.м. ок. 500 м) шириной около 100 м, расположенную между обширной долиной янь- цин и основанием горного склона. Южнее могиль- ника проходит широкая вторая надпойменная тер- раса р. гуйшуйхэ, а еще южнее – широкая первая терраса и пойма этой реки. размеры могильника с востока на запад составляют 200 м, а с севера на юг – 100 м. общая площадь памятника примерно равна 20 тыс. м 2 . с западной стороны могильника, на 200-ме- тровой террасе, найдены остатки древнего храма, предположительно относящиеся к эпохе Мин. По нему и названа деревня Юйхуанмяо (дословный перевод с китайского – «храм нефритового импе- ратора»). в 500 м от могильника проходит русло давно пересохшего источника, ранее впадавшего в р. гуйшуйхэ. Примерно в 16 км к юго-западу от

териалы в ином свете. в значительной мере это связано с

общепринятой установкой, согласно которой могильники

Юйхуанмяо, на северной стороне водохранилища,

культуры юйхуанмяо оставлены племенами воинственных

есть ещё два могильника культуры юйхуанмяо

«горных жунов», на позднем этапе осевших на землю, ос-

Бэйсиньбао и ганьцзыбао (см. рис. 2). Могильник

лабленных и вытесненных китайцами за пределы царства

янь.

Юйхуанмяо дважды подвергался разрушениям се-

левыми потоками, оставившими наслоения по всей площади памятника. севернее могильника нахо- дится участок, образованный старыми пролюви- альными отложениями. далее на север начинается горный район с относительно узкими долинами. согласно спорово-пыльцевому анализу, в окрестностях могильника Юйхуанмяо во време- на восточного чжоу (VIII–III вв. до н.э.) климат и

растительность несколько отличались от условий на Пекинской равнине, поскольку долина у г. я нь - цин находится выше и несколько северней. Климат в долине яньцин был прохладнее и суше. в горах на окраинах долины росли сосны, дубы и березы. среди трав преобладала полынь. Эти особенности древнего климата и растительности характерны

и для других горных районов провинции хэбэй.

23 Китайские исследователи видят указанные материалы в ином свете. в значительной мере это связано с общепри- нятой установкой, согласно которой могильники культуры юйхуанмяо оставлены племенами воинственных «горных жунов», на позднем этапе осевших на землю, ослабленных и вытесненных китайцами за пределы царства янь.

Г л а в а 1. Общая характеристика культуры юйхуанмяо и могильника Юйхуанмяо

1. Общая характеристика культуры юйхуанмяо и могильника Юйхуанмяо
1. Общая характеристика культуры юйхуанмяо и могильника Юйхуанмяо

Открытие, раскопки и районирование могильника

в начале 1981 г. на востоке д. Юйхуанмяо (во -

лость цзиньцзябао, уезд яньцин) при заготовке глины крестьянин обнаружил две могилы перио- да чуньцю. он извлёк из них часть бронзовых из- делий, которые хотел продать в г. Пекине. там эти вещи были изъяты Комитетом по работе с культур- ным наследием г. Пекина. Последующая проверка

показала, что всего в двух захоронениях содержа- лось 44 предмета: 2 кинжала, 4 бронзовых наконеч- ника стрел, 2 бронзовых ножа, бронзовое тесло, 2 бронзовых иглы, бронзовый игольник прямо- угольной формы, бронзовый крючок, 4 бронзовых пластинки прямоугольной формы с зооморфным орнаментом, 20 бронзовых поясных украшений в виде птиц, 4 бронзовых поясных украшения пря- моугольной формы со спиралевидными узора- ми, украшение в виде бронзового колокольчика, 10 бронзовых бляшек, 2 бусины из бирюзы.

в апреле того же года во время ремонтных работ

на трассе Юйхай – Паньшань при заборе грунта на месте могильника были затронуты ещё две могилы.

в них обнаружили бронзовые изделия – кинжал и

два игольника прямоугольной формы. на местона- хождение выезжали сотрудники Комитета по куль- туре волости цзиньцзябао, передавшие собранный

материал в управление по культурному наследию уезда яньцин.

в сентябре 1985 г. грунтовые могилы, перекры -

тые селевыми потоками, на поверхности не были видны, поэтому работы в Юйхуанмяо начались с обследования карьеров. тогда же в месте первых раскопок (участок № 1) обнаружили четыре моги- лы, ориентированные в широтном направлении, а также пять более поздних захоронений эпох Мин и цин, ориентированных в меридиональном направ- лении. из опасения повредить костяки и сопрово- дительный инвентарь исследования на могильнике были приостановлены до весны 1986 г. на наш взгляд, западный участок № 6а (см.

рис. 3, 4) включён авторами китайского источника

в состав могильника Юйхуанмяо формально [Мо-

гильники…, 2007]. во-первых, этот участок нахо- дится примерно на 70 м к западу от основного мо- гильника и отделён оврагом. во-вторых, на участке № 6а имеются явные отличия в погребальном об- ряде. Почти все могилы там мелкие, а инвентарь бедный. в устройстве захоронений широкое рас- пространение получили комбинированные усту- пы из камней и грунта. черепа жертвенных собак располагались продольно, а не скоплением в голо-

вах погребённого. Почти полностью отсутствова- ли керамические сосуды. в одной могиле (М332) сосуд стоял не в головах, а в ногах. на участке

№ 6а нет ранних могил, а хоронить там стали толь-

ко на позднем этапе существования памятника. люди, устроившие там кладбище, явно дистанци- ровались от тех, кто погребал умерших восточнее, т.е. на основном могильнике. следует упомянуть, что инвентарь могилы М325 (северная ориентация погребённого) свое-

образен (см. рис. 61, А). сосуду и поясному крючку полных аналогов среди материалов могильника нет. нож, бляшка и серьги характерны для могильника Юйхуанмяо, а уложенные в линию черепа собак являются чертой погребального обряда на участке

№ 6а. следовательно, могила М325 хронологи-

чески близка поздним погребениям на основном участке Юйхуанмяо. Это означает, что особенности данной могилы в значительной мере обусловлены культурным своеобразием группы проживавшего поблизости населения и тех, кто погребал умерших

на участке № 6а. официальные раскопки на могильнике Юй- хуанмяо начались 18 апреля 1986 г. и з-за большо - го объёма работы были завершены только 15 ноя- бря 1991 г. в се эти шесть лет раскопки на памят - нике осуществлялись непрерывно. «работа велась крайне тщательно. Это касается ведения раско- пок и выделения на могильнике хронологических участков. исходя из расположения могил в пре- делах могильника, территория была разделена на три участка – северный, южный и западный. затем, согласно размерам площади каждого рай- она, количества могил и их размеров, территория была разбита на отрезки, намечены примерные сроки работ, постепенно был составлен план рас- копок» [Могильники…, 2007, с. 11]. северный район был разделен китайскими ар- хеологами на участки «север I» (участки № 1, 1а, 1б, 3а, 3б) и «север II» (участки № 2, 3, 4). в рай- оне «север I» выделили северный, центральный, южный и западный участки, в районе «север II» – северный, центральный и южный участки. район «Юг» (участки № 5, 6, 7, 8) разбили на северный, центральный и южный участки. на сравнительно небольшой территории района «запад» (участок

№ 6а) прослеживался один культурный горизонт.

захоронений было немного, датировались они при- мерно одним временем, поэтому данный район не де- лили на участки. в ходе раскопок на центральном участке района «север I» 4 захоронения, имевшие восточную ориентацию (очевидно, могилы № 1–4

П.И. ШУЛЬГА. Могильник Юйхуанмяо в Северном Китае (V II –V I века до

П.И. ШУЛЬГА. Могильник Юйхуанмяо в Северном Китае (V II–V I века до нашей эры)

на участках № 1 и 1б), были выбраны в качестве центра. территория раскопок расширялась от этой опорной точки. После того, как был раскопан район «север I», исследования продолжились последовательно в районах «север II», «запад» и «Юг» (см. рис. 3–5). в каждом из них фиксировалось количество по- гребений, а находкам присваивался индивидуаль- ный номер [Могильники…, 2007, с. 11]. Как и на могильниках синьцзяна [Шульга, 2010в], об- щей нумерации могил в Юйхуанмяо до раскопок не было. Нумерация могил. номера могил в Юйхуан- мяо отражают последовательность раскопок: вне зависимости от района работ каждая последующая вскрытая могила получала порядковый номер. По- скольку работы время от времени переносились на другие участки, то расположенные рядом могилы часто исследовались в разное время, а потому по- лучили номера с разницей во много пунктов. По этой причине найти на общем плане могилу с тем или иным номером среди четырёхсот других мо- гил крайне сложно (см. рис. 3–5; Прил. 2). рядом с могилой № 6 на плане может находиться моги- ла № 101, а № 26 соседствует с № 299 и т.д. осо- бенности районирования памятника Юйхуанмяо и чрезвычайно неудобная нумерация захороне- ний затрудняют работу с материалами 24 . в этом несколько помогает составленная китайскими исследователями сводная таблица могил, распо- ложенных по участкам (районам) работ в хроно- логическом порядке (см. Прил. 2) [Могильники…, 2007, с. 15] 25 .

24 ниже в доступной форме характеризуются особенно- сти работы с китайскими источниками по Юйхуанмяо. По- яснения необходимы тем, кто попытается самостоятельно разобраться в материалах этого памятника. 25 обращаю особое внимание на то, что в могилы в рам- ках участков перечислены в таблице не по расположению, а в предполагаемой хронологической последовательности. например, на участке № 8 первой в списке фигурирует мо- гила М356, за ней следуют не соседние М358, М357, М350 и т.д., а находящаяся на противоположном восточном конце М347. затем перечисление ведётся уже в обратном порядке

(см. рис. 5; Прил. 2). объясняется такая «путаница» тем, что китайские исследователи устанавливали хронологическую последовательность могил по селевым наслоениям. в связи с этим возникают сомнения в достоверности наблюдений.

в некоторых таблицах этот порядок несколько нарушен, но

в целом выявленная китайскими археологами последова-

тельность подтверждается на всех участках относительной хронологией инвентаря и погребального обряда. По этой причине нами полностью сохранён указанный порядок рас- положения могил.

так, установить местонахождение и хроноло- гию могилы № 156 на плане могильника можно двумя способами:

1. непосредственно найти этот номер на плане

могильника (см. рис. 3–5). Этот самый простой спо- соб отнимет неоправданно много времени.

2. сначала найти нужный номер в перечне та-

блицы, где могилы расположены по участкам (см. Прил. 2). Это позволит узнать местонахожде- ние участка, где расположена нужная могила, что сузит район поиска (для М156 это участок № 6 – «юг-центр»). второй способ более надёжен, но без длитель- ной тренировки поиск могилы на плане может за- нять до часа. иногда с первого раза это не удаётся, и возникает подозрение, что такого номера нет во- все. в действительности, на плане имеются все мо- гилы с соответствующими номерами, но чтобы сре- ди них находить нужные, необходимо располагать временем и запастись терпением 26 . для упрощения работы с планом могильника пришлось присвоить участкам номера 1–8 (не меняя хронологической последовательности) и чётко выделить границы (см. рис. 3–5; Прил. 2). ещё больше усилий и терпения нужно прило- жить для выполнения, казалось бы, простейшей, но необходимой операции по ознакомлению с описа- нием и планами нужной могилы. для этого следует найти в начале первого тома [Могильники…, 2007] перечень могил с указанием страниц их местона- хождения в первом или втором томах. на это тоже уходит много времени, поскольку иногда приходит- ся просматривать весь список несколько раз. ещё трудней отыскать изображения вещей, найденных в той или иной могиле, т.к. в их описаниях обычно нет ссылок на рисунок, а сами предметы даны не по могильным комплексам, а в сводных табли- цах, которых 249 ед. соответственно, чтобы увидеть рисунки и фото вещей из конкретной могилы, нужно проделать все вышеуказанные операции, а потом установить, из какого материала изготовлена вещь (например,

26 на плане могильника в источнике границы участков видны плохо, а названия стороннему исследователю труд- но понять. например, район «Юг» включает северную, цен- тральную и две южных части (см. Прил. 2) [Могильники…, 2007, табл. 1, с. 15]. на плане они помечены иероглифами, но понять их трудно, поскольку верхние (ранние) участки обозначены горизонтальными строками иероглифов, а ниж- ний (поздний) – вертикальной строчкой. При этом на пла- не не отмечена граница между двумя южными частями, что первоначально существенно усложняет работу.

Г л а в а 1. Общая характеристика культуры юйхуанмяо и могильника Юйхуанмяо

1. Общая характеристика культуры юйхуанмяо и могильника Юйхуанмяо
1. Общая характеристика культуры юйхуанмяо и могильника Юйхуанмяо

бронзовые удила или бляшки). затем требуется найти среди помещённых во втором и третьем то- мах 249 (!) иллюстраций те, на которых изобра- жены изделия из бронзы. обнаружив таблицы с изображениями удил или бляшек необходимо про- смотреть все (иногда очень длинные) подрисуноч- ные подписи, чтобы отыскать указание на присут- ствие искомого предмета 27 . Параллельно, ссылку на рисунок нужно искать в общих описаниях ве- щей по материалу изготовления, поскольку в под- рисуночных подписях могут быть опечатки. таким образом, на простой просмотр вещевого комплек- са даже из одной могилы специалисту (включая китайских археологов), знающему структуру из- дания и китайский язык, может потребоваться до десяти и более часов рабочего времени. столк- нувшись с такими трудностями, я первоначально планировал сделать новую нумерацию могил со- ответственно их расположению и хронологии. в этом случае по порядковому номеру могилы чи- татель мог бы сразу представить положение моги- лы на общем плане и её относительную хроноло- гию. для этого нужно было бы изменить названия могил возле нескольких тысяч опубликованных изделий, что потребовало бы очень много време- ни и места, поскольку для корреляции с китайским источником потребовалось бы везде указывать по два номера – первоначальный и новый. Поэтому пришлось сохранить нумерацию могил китайско- го источника.

Стратиграфия поверхностных отложений

рассматривая стратиграфию могильника Юй- хуанмяо 28 , нужно отметить, что особенностью гео- логической строения почвы является наличие трёх взаимосвязанных напластований. нижний слой, образованный в позднем плейстоцене, представля- ет собой желтую песчанистую глину. толщина это- го слоя достигает 10 м. К среднему слою (толщи- на 0,25–0,5 м) относятся остатки селевого потока раннего периода. верхний слой (толщина 0,8–2 м) тоже образован селевым потоком, но позднего вре-

27 иногда после нескольких часов поиска предмет во- обще не удаётся найти ни в таблицах рисунков, ни на фото, поскольку искомое изделие могли вообще не опубликовать. начиная поиски, мы просто не знаем об этом. факт наличия изображения предмета в рассматриваемом китайском источ- нике можно установить только после нескольких проверок рисунков в томах 2 и 3, а также фотографий в томе 4, по- скольку в описаниях могил такая информация отсутствует.

28 раздел дан по: [Могильники…, 2007, с. 12].

мени. все 400 захоронений могильника находятся

в верхнем слое. средний и верхний слои являются типичными селевыми отложениями, содержащими галечник, песок и глину. они не похожи на пролювиальные наносы, имеющие свою стратиграфию и показыва- ющие направление потока. не напоминают они и

сход ледника, а также галечные отложения, осев- шие после таяния ледника. захоронения северного, южного и западного районов относятся к разным культурным гори- зонтам. Могилы северного района открываются в среднем слое селевых наслоений раннего перио- да и врезаются в нижний слой, представляющий собой позднеплейстоценовую песчанистую глину. в южном и западном районах могилы начинаются

в селевых наслоениях позднего слоя и врезаются в

селевые пласты среднего уровня. наиболее глубо- кие могилы могут достигать слоя позднеплейстоце- новых песчанистых глин. на основе этого различия можно установить последовательность («периоди- зацию») районов могильника Юйхуанмяо, разде- лить их на ранние и поздние. в целом, могилы каждого района относятся к одному культурному горизонту. однако существу- ет некоторая разница между условиями залега- ния отдельных групп могил, толщиной напласто- ваний этого участка или глубиной захоронения. По этой причине, представляя каждый район, я исходил из положения конкретного участка, вы- бирал наиболее характерные примеры, описывал и учитывал все различия [Могильники…, 2007, с. 12]. Подробные обоснования стратиграфиче- ских отличий могил в их описаниях не приводят- ся, но последовательность совершения захороне- ний по участкам подтверждается по инвентарю и погребальному обряду.

Могильник Юйхуанмяо и «восточная» историко-культурная общность

Предварительный анализ материалов из могиль- ника Юйхуанмяо, датируемого VII–VI вв. до н.э., указывает на их близость к культуре плиточных могил и оленным камням монголо-забайкальского типа, распространённым от центральной Монго- лии до забайкалья. Мы рассматриваем эти памят- ники в рамках «восточной» историко-культурной общности, располагавшейся на восточной окраине великой степи. соответствующее географическому положе- нию название было предложено почти 40 лет назад

П.И. ШУЛЬГА. Могильник Юйхуанмяо в Северном Китае (V II –V I века до

П.И. ШУЛЬГА. Могильник Юйхуанмяо в Северном Китае (V II–V I века до нашей эры)

в.в. волковым, выделившим «восточный» мон- голоидный «ареал» по материалам культуры пли- точных могил. К этому ареалу были отнесены за- байкалье, Прибайкалье, восточная и центральная Монголия, а также расположенная к югу террито- рия до северного тибета. восточный ареал про- тивопоставлялся ареалу западному, преимуще- ственно европеоидному, охватывавшему, согласно в.в. волкову, западную Монголию, туву и алтай с погребениями иного типа (по: [савинов, 1994, с. 160]). Эту «линию исследований» продолжил д.г. савинов, выделивший по оленным камням и другим материалам 2 подобные этнокультурные области на западе и востоке центральной азии [1994, с. 160]. он писал: «в каждой из этих обла- стей сложилась определённая культурная общность со своими традициями». При этом восточная общ- ность «в силу своего географического положения в большей степени была ориентирована на истори- ческие связи с более восточными районами север- ного Китая… судя по изображениям на оленных камнях I типа и многочисленным случайным на- ходкам бронзовых изделий из Монголии, культура населения центрально-восточномонгольской обла- сти в наибольшей степени сопоставима с культурой северных провинций Китая, сложившейся здесь в эпоху западного чжоу (1027–770)» [савинов, 1994, с. 160]. выводы в.в. волкова и д.г. савинова под- тверждены новыми материалами с территории Ки- тая и Монголии. располагавшиеся в северном Китае, Монголии и забайкалье культуры «восточной» общности по погребальному обряду и инвентарю принципиаль- но отличаются от известных к западу культур тувы, алтая, синьцзяна [Шульга, 2010в] и Казахстана.

не менее значимы различия, фиксируемые антро- пологами. так, по данным т.а. чикишевой, в I тыс. до н.э. монголоиды «северного континентального типа» были «стабильно локализованы на востоке мира ранних кочевников» и почти не продвигались в западном направлении [2011, с. 354]. «восточная» и пока условно намеченная «запад- ная» общности представляли собой два различных по происхождению и культуре мира, контактиро- вавших в I тыс. до н.э. в районе центральной Мон- голии. в отличие от «западной» общности, почти полностью менявшей культурный облик через каж- дые 200–300 лет, «восточная» общность отлича- лась особой стабильностью. народы, занимавшие тупиковую окраину великой степи, на протяжении тысячелетий развивались в тесном контакте с ещё более изолированной географически цивилизацией древнего Китая. взаимосвязь этих культур много- кратно отмечали исследователи на начальном эта- пе изучения [ларичев, 1959; окладников, 1959] и в дальнейшем (см.: [Комиссаров, 1987, с. 42; Кова- лёв, 1987, с. 96; 2001, с. 165; савинов, 1994, с. 160; цыбиктаров, 1998, с. 150–152; 2011, с. 288–289; ал- кин, 2010; Коновалов, 2011; Шульга, 2010б, 2011, 2012; др.]). в (VIII) VII–V вв. до н.э. в «восточную» общность входили культура плиточных могил и вы- деляемые китайскими исследователями культуры «верхнего слоя сяцзядянь», юйхуанмяо, маоцин- гоу и др., имеющие много общего в погребальном обряде и инвентаре. территориально сюда же от- носится и т.н. «культура оленных камней». одна- ко пока неясно, какие этнокультурные образова- ния в действительности стояли за этим феноменом (см.: [Ковалёв, Эрдэнэбаатар, 2010; савинов, 2011, с. 232; др.]).

Глава 2 ПОГРЕБАЛЬНЫЙ ОБРЯД 2.1. МОГИЛЫ И ВНУТРИМОГИЛЬНЫЕ

Глава 2

Глава 2 ПОГРЕБАЛЬНЫЙ ОБРЯД 2.1. МОГИЛЫ И ВНУТРИМОГИЛЬНЫЕ
Глава 2 ПОГРЕБАЛЬНЫЙ ОБРЯД 2.1. МОГИЛЫ И ВНУТРИМОГИЛЬНЫЕ
Глава 2 ПОГРЕБАЛЬНЫЙ ОБРЯД 2.1. МОГИЛЫ И ВНУТРИМОГИЛЬНЫЕ

ПОГРЕБАЛЬНЫЙ ОБРЯД

Глава 2 ПОГРЕБАЛЬНЫЙ ОБРЯД 2.1. МОГИЛЫ И ВНУТРИМОГИЛЬНЫЕ
Глава 2 ПОГРЕБАЛЬНЫЙ ОБРЯД 2.1. МОГИЛЫ И ВНУТРИМОГИЛЬНЫЕ
Глава 2 ПОГРЕБАЛЬНЫЙ ОБРЯД 2.1. МОГИЛЫ И ВНУТРИМОГИЛЬНЫЕ
Глава 2 ПОГРЕБАЛЬНЫЙ ОБРЯД 2.1. МОГИЛЫ И ВНУТРИМОГИЛЬНЫЕ
Глава 2 ПОГРЕБАЛЬНЫЙ ОБРЯД 2.1. МОГИЛЫ И ВНУТРИМОГИЛЬНЫЕ
Глава 2 ПОГРЕБАЛЬНЫЙ ОБРЯД 2.1. МОГИЛЫ И ВНУТРИМОГИЛЬНЫЕ
Глава 2 ПОГРЕБАЛЬНЫЙ ОБРЯД 2.1. МОГИЛЫ И ВНУТРИМОГИЛЬНЫЕ

2.1. МОГИЛЫ И ВНУТРИМОГИЛЬНЫЕ КОНСТРУКЦИИ

Ориентация могил и погребённых 29 в Юйхуанмяо ориентация могилы во всех слу- чаях соответствует ориентации погребённого в ней человека. сюда можно отнести и условные захоронения в кенотафах, поскольку в каждой могиле погребён только один человек, уложен- ный продольно. соответственно, все приводи- мые ниже статистические данные по ориентации относятся как к могилам, так и к погребённым в них людям. Подавляющее число погребённых в Юйхуанмяо ориентированы в восточном направлении (366 мо- гил). При этом отклонения к югу и северу могут до- стигать 25 градусов. значительно реже встречается ориентация на запад (27 могил), север (6 могил) и юго-восток (М318). всего восточную ориентацию имеют 366 могил (91,5 % от общего числа). среди них 159 мужских могил – 90 % от общего числа мужских захоро- нений (всего на памятнике 177 ед.). Женских мо- гил с восточной ориентацией 145 ед., т.е. 93,6 % от общего количества женских захоронений (156 ед.). детских могил с восточной ориентацией 34 ед., что составляет 92 % всех детских захороне- ний (37 ед.). из 20 могил с младенцами на памят- нике 19 захоронений имеют восточную ориента- цию (95 %). все могилы с погребёнными, половая принадлежность которых не установлена, ориен- тированы на восток. По расположению изделий восточная ориентация условного умершего выяв- лена в двух кенотафах, что составляет 66,7 % от общего числа (3 могилы). среди 366 могил с восточной ориентацией от- клонения к югу имеют 195 захоронений (53,3 % всех восточных). в среднем отклонение составля-

29 дано по: [Могильники…, 2007, с. 21–22].

ло 11,5 градусов. Большая часть этих захоронений находилась на участках № 2, 3 и 4. отклонения к северу имеют 157 могил (42,9 % всех восточных). в среднем отклонение составляет

11,2 градуса. из них большинство (42 %) находятся на участках № 7 и 8. точно на восток ориентированы 14 могил (3,8 % от общего числа), сосредоточенных в вос- точной части памятника. с восточной ориентацией и отклонением к югу 184 погребённых: 84 мужчины, 74 женщины,

21 ребёнок, 15 младенцев, 4 человека, пол которых

не определён. с восточной ориентацией и отклонением к се-

веру 154 погребённых: 70 мужчин, 66 женщин,

11 детей, 2 младенца, 3 погребённых, пол которых

не определён. По расположению инвентаря сюда же отнесены 2 кенотафа. среди ориентированных точно на восток 14 по- гребённых: 5 мужчин, 5 женщин, 2 ребёнка и 2 младенца. западное направление погребённых зафиксиро- вано в 26 могилах (6,7 % общего числа) как на ран- них, так и на поздних участках 30 . из них в 13 моги- лах умершие отклонены к северу (М17, М249, М65, М190 и др.), а в 12 – к югу (М21, М25, М45, М293 и др.). точно на запад ориентирована одна могила. в захоронениях с западной ориентацией в основном

30 в данном разделе текста и на таблицах китайского ис- точника указано, что всего таких могил 27 [Могильники…, 2007, с. 21–22, табл. 4–12]. однако в одной из них (М240), согласно тексту, плану и сводной таблице (с. 1483), погребён не мужчина, а девушка 17–18 лет, ориентированная головой не на запад, а на восток. имеются и другие несоответствия, ставящие под сомнение точность статистических данных. расхождения незначительны. в целом данные верны, поэтому нецелесообразно вновь пересчитывать соотноше- ние могил по ориентации умерших.

П.И. ШУЛЬГА. Могильник Юйхуанмяо в Северном Китае (V II –V I века до

П.И. ШУЛЬГА. Могильник Юйхуанмяо в Северном Китае (V II–V I века до нашей эры)

погребены взрослые мужчины (11 могил) и жен- щины (11 могил), очень редко – дети (2 моги- лы). захоронение младенца лишь одно. в М17 костяк человека отсутствовал (кенотаф), но по рас- положению оружия и сосуда однозначно выявлена западная ориентация. впрочем, жертвенник там расположен не в западной, а в восточной сторо- не (см. рис. 10, А). в остальных могилах погре- бальный обряд не имеет принципиальных отличий от захоронений с восточной ориентацией, лишь инвентарь размещён в соответствии с положением погребённого – в западный сектор. на юго-восток ориентирована лишь одна могила (М318, уч. № 6а, мужчина) 31 . особый интерес представляют могилы, где по- гребённые ориентированы на север (см. рис. 61). таких захоронений всего шесть – М242, М243, М244, М325, М330 и М365 (1,5 % от общего числа могил). из них 4 могилы отклонены к востоку (в среднем на 19,5 градусов), а две – к западу (в сред- нем на 9 градусов). три могилы с северной ори- ентацией найдены на участке № 2 (М242, М243, М244), две (М330, М325) – на западном участке № 6а, ещё одна (М365) – на участке № 8. в пяти из этих могил погребены мужчины, а в одной – ребёнок (М242). статистические данные свидетельствуют, что восточная ориентация на могильнике абсолютно доминирует и не зависит от половой и возрастной принадлежности или социального положения, что характерно и для других могильников культуры юйхуанмяо. во всех элитных захоронениях по- гребённые ориентированы в восточном направле- нии. в могилах с западной ориентацией почти все погребённые – рядовые или бедные (малые моги- лы групп 3 и 4), т.е. с относительно низким соци- альным статусом. что же касается захоронений с ориентацией на север, то, на наш взгляд, их куль- турная принадлежность и хронология нуждаются в уточнении. Пять из них не содержали инвентаря (см. рис. 61, Б–Е). лишь в одной могиле найдены

31 в китайском источнике везде указано, что человек, по- гребённый в М318, ориентирован на юг. однако могила и погребённый отклонены на 43 градуса, т.е. ориентация не на юг, а на юго-восток (см.: [Могильники…, 2007, табл. 4–17, с. 34]). Проблема в том, что в источнике вообще не исполь- зуются промежуточные азимуты юго-восток, северо-запад и т.д. По этой причине восточная ориентация указана для мо- гил М153, М154, М168, М176, М321, М322 и М332, у кото- рых отклонение к югу составляет от 30 до 45 градусов, т.е. они ориентированы в юго-восточном направлении. разница с могилой М318 составляет всего 2–17 градусов.

материалы, позволяющие достоверно связывать её с основным участком могильника Юйхуанмяо (см. рис. 61, А).

Формы могил и находки в заполнении

По форме в плане захоронения подразделяют- ся на 5 видов [Могильники…, 2007, с. 22, 35–36]:

1) трапециевидные земляные могилы с оваль- ными углами и отвесными стенками (см. рис. 17 и др.) (8 могил – М22, М18, М47, М196, М86, М178, М153, М168); 2) подтрапециевидные земляные могилы с от- весными стенками (см. рис. 29) (5 могил – М250, М230, М151, М156, М174); 3) г-образные земляные могилы с отвесными

стенками (см. рис. 39, А) (2 могилы – М44, М217); 4) подпрямоугольная земляная могила «tao dun»

с закруглёнными углами и отвесными стенками

(М63);

5) подпрямоугольные земляные могилы с закру- глёнными углами и отвесными стенками (292 мо- гилы), а также мелкие подпрямоугольные зем- ляные могилы с закруглёнными углами (92 мо- гилы).

в Юйхуанмяо артефакты найдены в заполнении

354 могил (88,5 % от общего числа). остальные

46 захоронений безынвентарные 32 .

в заполнении сделаны находки четырёх типов:

1) фрагменты керамики ручной лепки с добав- лением песка; 2) фрагменты станковой серой глинистой кера- мики без выраженных примесей; 3) бронзовые изделия; 4) кости животных. среди них больше всего фрагментов керамики

с добавлением песка, на втором месте серая кера-

мика, затем бронзовые изделия, а самые малочис- ленные – кости животных [ Могильники…, 2007, с. 40]. Фрагменты грубой керамики ручной лепки с добавлением песка. всего найдено 600 таких фраг- ментов. Большая их часть происходит из ранних участков № 1–4. на поздних западном и южном участках № 6а, 7 и 8 доля этой керамики уменьша- ется, сходя на нет. Фрагменты серой глинистой керамики (468 ед.),

как правило, изготовлены с использованием гон-

32 в китайском источнике разделяются находки из за- полнения могилы и из жертвенников. Последние тоже рас- положены в заполнении могил, но представляют собой осо- бые комплексы, справедливо отделяемые от других находок.

Г л а в а 2. Погребальный обряд

Г л а в а 2. Погребальный обряд
Г л а в а 2. Погребальный обряд

чарного круга. на ранних участках № 1–4 найдено всего 14 фрагментов. остальные обнаружены на более поздних участках № 5–8. Бронзовые изделия. всего найдено 118 экз.:

2 кельта (М17, М230); наконечник стрелы (М60); 98 маленьких подвесок в виде иероглифа «ren» («человек») (39 ед. – М2; 59 ед. – М18); 2 кольца (М18); маленькая трубочка (М182); 14 подвесок в виде «кабанчиков» (М250). Многие перечислен- ные мелкие изделия происходят из ранних участков № 1 и 2. единственный наконечник стрелы найден на участке № 4 (М60), а маленькая трубочка – на участке № 5 (М182). на других участках бронзовые изделия не обнаружены. Кости и зубы животных. всего обнаружено 100 экз.: 22 лопатки овцы (барана); 10 плечевых костей и 10 нижних челюстей мелкого рогатого скота; нижняя челюсть и 22 зуба крупного рога