Вы находитесь на странице: 1из 470

1

А.Н.Лукьянов
Италия и Ранний Рим
Омск, Изд-во «Компаньон» Творческого Союза учителей Омской области, 2013-2014
2

Оглавление
От автора 2
Железный век
1. Апеннинский полуостров в 11-10 вв. до н.э. 5
2. Апеннинский полуостров в 10 в. до н.э. 20
3. Этрусский рассвет 36
4. «Лаций суровый» 51
Этрусское влияние
5-6. Ромул (753-716 гг. до н. э.)
7-8. Нума Помпилий (715-674 гг. до н. э.) 104
9-10. Тулл Гостилий (673-642 гг. до н. э.) 132
11-12. Анк Марций (642 - 617 гг. до н. э.) 159
13-14. Италия в 7 в. до н.э. 180
Этрусское господство
15-16. Луций Тарквиний Приск (616-579 гг. до н. э.) 201
17-18. Сервий Туллий (578-535 гг. до н. э.) 224
19-20. Луций Тарквиний Надменный (535-509 г. до н. э.) 251
21. Смутное время 274
Младенчество великана
22. Римские верования 288
23. Начало борьбы за Лаций 299
24. Рим в 495-480 гг. до н.э. 312
25. Рим в 480-450 гг. до н.э. 325
26. Децемвират 340
27. Римская республика в 449-445 гг. до н.э. 352
28. Римская республика в 445-443 гг. до н.э. 364
29. Римская республика в 442-426 гг. до н.э. 376
30. Боги Рима 388
31. Этрусский закат 401
32. Римская республика в 425-413 гг. до н.э. 416
33. Римская республика в 412-396 гг. до н.э. 432
Список источников заимствованного иллюстративного материала 455
3
ОТ АВТОРА
«Древнейшая история Италии» стала первой книгой в задуманной ещё в 1980-е годы се-
рии, посвящённой протоистории и начальным этапам предыстории Рима. Электронное издание
«Италия и ранний Рим» является её прямым продолжением, с первой строки первой главы про-
должающей «Древнейшую историю Италии».
Пожалуй, мало какая из страниц древней истории возбуждает такой интерес, как воз-
никновение Рима. Как появилось то яйцо, из которого вылупился величавый имперский орёл,
впоследствии зажавший в когтях три материка? К настоящему времени, отвечая на этот вопрос,
невероятно большую работу проделали и историки, и лингвисты, и археологи, и антропологи, и
этнографы. Но уже в середине XX в. исследователи пришли к выводу, что Рим возник не в ваку-
уме, что его общество, материальная и духовная культура стали сплавом десятков компонентов,
заимствованных у соседних народностей. Поэтому «Италия и ранний Рим» включает в себя раз-
личные вопросы истории не только латинов и римлян, но и других этнических групп Апеннин-
ского полуострова в позднем бронзовом и железном веках.
В данном труде делается попытка в как можно более доступной форме осветить куль-
турное развитие италийских народностей, основные вехи зарождения италийско-римскогого
варианта античной цивилизации, становления классового общества и государственности.
До сих пор в первых главах научных публикаций принято многословно убеждать чита-
теля в актуальности произведения. Даже в том случае, если пресловутая актуальность является,
как говорят математики, «величиной близкой к нулю». Постараюсь избежать многословности,
указав, тем не менее, на то, что тема данной книги крайне интересна и изобилует множеством
загадок. Только кажется, что учёные-историки уже дали исчерпывающие ответы на все вопро-
сы, касающиеся италийской первобытности и рождения римского феномена. Полнота истори-
ческого знания в этой области – не более, чем зыбкая иллюзия, способная ввести в заблуждение
только неспециалиста. Да, на европейских языках изданы сотни пространных исследований,
однако после их прочтения «в сухом остатке» остаются выводы, которые вполне можно изло-
жить на полутора листках стандартного формата. На русском же языке последний по времени
обобщающий труд, описывающий бронзовый и каменный века Апеннинского полуострова был
опубликован более ста лет назад - книга В.И.Модестова «Введение в римскую историю. Вопро-
сы доисторической этнологии и культурных влияний в Италии и начало Рима», СПб., 1902. Без-
условно, труды замечательного русского историка не устарели даже про прошествии более чем
века. Однако назрела необходимость их дополнения с учётом современных открытий. Конечно
«советскую науку всегда интересовали переломные эпохи в истории человечества, когда на сме-
ну старым общественным отношениям, ставшим тормозом в развитии общества, приходят но-
вые, более передовые… когда возникает общественное разделение труда, появляются классы,
оформляется рабовладельческое государство»1. Блестящая книга А.И.Немировского «История
раннего Рима и Италии» с 1962 г. и до сей поры остаётся обязательной для ознакомления каж-
дому, кто заинтересуется апеннинскими древностями. И.Л.Маяк в «Риме первых царей»
(М.,1983) дала глубокий анализ общественных структур архаичного римского общества. Одна-
ко тремя этими, безусловно, великолепными произведениями, собственно, исчерпывается крат-
кий список доступной нашему читателю научной литературы. Научно-популярных же изданий
на данную тематику нет до сих пор. И это вторая причина значимости и необходимости предла-
гаемой Вам книги.
Хотелось бы выразить глубочайшую благодарность вдумчивым читателям и критикам
«Древнейшей истории Италии», благодаря которым я смог произвести правку текста, устранить
отмеченные недостатки и дополнить электронное издание новыми фрагментами. Выраженное
читателями желание ознакомиться с продолжением укрепило в мысли создать данную книгу.
Мне очень хотелось собрать в «Италии и раннем Риме»» как можно больше итогов ра-
бот как итальянских историков, так и учёных других стран. Разумеется, при этом я совершенно
не ставил своей целью произвести самостоятельное исследование и совершить хотя бы самое
скромное открытие в сфере исторического познания. Как и «Древнейшая история Италии»,
настоящая электронная книга никоим образом не претендует на статус сколь-нибудь серьезного
самостоятельного исследования. Я не анализировал материал источников, не делал попыток
выдвинуть новые гипотезы. Нет, «Италия и ранний Рим» - вторая попытка попробовать себя в
(прошу поверить!) чрезвычайно непростом деле компиляции, обобщения и популяризации ис-
торического знания. Непростом, поскольку от автора требуется не только собрать наиболее до-
стоверные сведения, выделить самое существенное и передать читателям некую информацию.
Это, что называется, четверть дела. Гораздо труднее постоянно помнить о читателе, придержи-
ваться простого, занимательного и доступного стиля изложения, не допуская иссушенной
наукообразности. Перед вами попытка обобщить и доступно изложить рассыпанные по раз-
личным статьям и монографиям фактов, выводов и допущений.

1
Немировский А.И. История раннего Рима и Италии. Возникновение классового общества и государ-
ства. Воронеж, 1962, с.4
4
Замысел как «Древнейшей истории Италии», так и «Италии и раннего Рима» возник
давно, за 10 лет до уничтожения моей Родины2. В ту пору ещё сохранялись остатки прежней со-
ветской тяги к знанию, существовал глубокий и неподдельный интерес широких масс к науке и
её достижениям. Особенное внимание было привлечено к историческому знанию. Многие, даже
не получив высшего исторического образования были увлечены историей. Для такой аудитории
был предназначен жанр самой высококачественной научной популяризации. Проявить себя в
этом жанре стало моей мечтой. Хотелось создать для каждого выпускника отечественной шко-
лы, имеющего общее представление о ходе исторического процесса, доступный очерк по
предыстории римского феномена. Очень хотелось бы, чтобы мой скромный труд оказался поле-
зен студентам первых курсов исторических факультетов как вспомогательное средство при
освоения курса истории первобытного общества.
Однако организованный геноцид населения страны и целенаправленное истребление
остатков интеллектуальной культуры, организованные после уничтожения СССР на его быв-
шей территории, сократили до единиц круг возможных читателей научно-популярной литера-
туры. Однако именно этим единицам я буду глубоко и искренне признателен за интерес к дан-
ной скромной работе.
Хотя я сделал всё для того, чтобы «Древнейшая история Италии» была воспринята не
как научное исследование, а как научная популяризация, многие восприняли её именно как ис-
следовательскую работу и подвергли обоснованной с этих позиций критике. Очень надеюсь, что
мои назойливые повторения будут услышаны в данном случае: «Италия и ранний Рим» не пре-
тендует на статус вклада в историческую науку. Но если книга займёт скромное место в ряду
популярных изданий, буду счастлив.
Поскольку я вижу возможными читателями данной электронной книги прежде всего не
профессионалов-историков (или пока что не профессионалов), то постарался, насколько воз-
можно, не использовать в тексте «жаргонизмы для посвящённых», то есть специальные терми-
ны. Они были заменены, по мере возможности, доступными по форме и равноценными по со-
держанию понятиями. Пусть это вызовет бурное негодование добросовестного исследователя-
специалиста, но я также постарался максимально упростить обслуживающий аппарат «Италии
и раннего Рима», в частности сноски и список рекомендуемой литературы.
Настойчиво прошу особого внимания: я не счёл возможным, как это делают профессио-
нальные исследователи, просто ссылаться на письменные свидетельства античных авторов:
«Тит Ливий - книга такая-то, глава такая-то, Диодор Сицилийский – раздел такой-то». Когда
историк дискутирует с коллегой, знание оппонентом упоминаемых источников вежливо подра-
зумевается. Но, когда автор научно-популярного произведения обращается к неспециалистам,
которые совершенно не обязаны знать наизусть древние тексты, имеет смысл приводить доста-
точно большие отрывки этих переводов этих текстов. Что мною и сделано.
Надеюсь, цель достигнута. Хотя… многое изложенное ниже может рассматриваться
только как самые непротиворечивые из ныне существующих гипотез, впоследствии могущие
быть в равной мере как подтвержденными, так и опровергнутыми будущими исследованиями.
Так что очень нежелательно, чтобы уважаемый читатель воспринял книгу, как произнесенное
автором с апломбом: «Было так и никак иначе!» Пусть она будет принята, как осторожное:
«Скорее всего, было так...»
Работа не была бы сделана, если бы не содействие многих людей, оказавших неоцени-
мую помощь в написании книги. Но главным образом я обязан тому, кто создал все условия для
создания «Италии и раннего Рима», моей матери - В.И.Лукьяновой, памяти которой посвящаю
свою главную книгу.
А.Н.Лукьянов

2
По каковой причине сноски оформлены не по современным правилам, а согласно требованиям се-
мидесятых-восьмидесятых годов прошлого века. Переоформлять их я не счёл нужным, пользуясь
тем, что для научно-популярного издания этого и не требуется.
5

ЖЕЛЕЗНЫЙ ВЕК

Третьим же после тех двух век


медный явился на смену:
Духом суровый он был, склон-
ный к ужасающим браням,
Но не преступный еще. Послед-
ний же был - из железа.
Тотчас тогда ворвалось в тот век
наклонностей худших
Все нечестивое. Стыд убежал, и правда, и верность,
И на их место тотчас появились обманы, коварство;
Козни, насилье пришло и проклятая страсть к облада-
нью.
Публий Овидий Назон

Землю теперь населяют железные люди. Не будет


Им передышки ни ночью, ни днем от труда, и от горя,
И от несчастий. Заботы тяжелые боги дадут им.
Гесиод
6

1. Апеннинский полуостров в 11-10 в. до н.э.


1.Оско-умбры (культура протовилланова)
2.Появление железа
3. Оско-умбры (культура вилланова)

1. Оско-умбры (культура протовилланова)


В последней главе «Древнейшей истории Италии» говорилось о том, что на территории
современной Венгрии в 13 в. до н.э. проживали индоевропейцы - племена предков оско-умбров
(Osci, Opsci, Όσκοι, Όπικοί, Umbri, Όμβριχοί). Они были италиками, то есть являлись «родными
братьями» протолатинов, носителей археологической культуры террамар в долине р. По. Не-
взирая на фонетические различия в языках, протооско-умбры и протолатины свободно понима-
ли наречия друг друга.
На рубеже 13 и 12 вв. до н.э. оскско-умбрская общность была вовлечена в ставшее все-
общим движение южноевропейских племён. Оско-умбры были типично «материковыми» пле-
менами, никогда не проявлявшими стремления к миграциям по морю. Они двинулись на запад и
первоначально осели на территории нынешних Словении и Венето. Оттуда началось их внедре-
ние далее на запад в долину р. По. О переселениях с севера, из Центральной Европы, новых
племен ещё в конце 19 века писал известнейший исследователь италийской первобытности
Л.Пигорини. Позднее его точку зрения подкрепили новыми доказательствами историки
Г.Сэфлунд и Г. фон Мерхардт.
Правда, с ними не были согласны Л.Бернабо
Бреа, Р.Перони и некоторые другие ученые, считавшие
перемены, происходившие в материальной культуре жи-
телей Италии в 12-11 вв. до н.э. «следствием движения не
людей, а идей». По мнению Р.Перони происходило заим-
ствование жителями долины р. По у восточных соседей
других религиозных представлений, иных обрядов по-
гребения, новых стилей изготовления керамики и пр.
При этом, полагал Л.Бернабо Бреа, Жители Паданской
равнины генетически оставались прямыми потомками
прежнего туземного населения. В настоящее время эта
точка зрения признана неверной. X.Хенкен, признавая
«заимствование новаций с востока», настаивал и на од-
новременных миграциях в Италию жителей Подунавья,
носителей этих новаций.
Безусловно, не было никаких перемещений мно-
готысячных толп на большие расстояния в Паданской
низменности. Происходило оживлённое внедрение от-
дельных общин оско-умбров в среду протолатинов, но-
сителей террамарской культуры. Оско-умбры встрети-
лись также и с италийскими пеласгами, носителями
«апеннинской культуры». Оско-умбры не вытесняли ни
террамарского населения, ни пеласгов, а сливались с ни-
ми. Происходила неспешная и бесконфликтная ассими-
ляция оско-умбрами террамарцев-протолатинов и пе-
ласгического населения. При этом археологическая
культура протовилланова, восприняв погребальный об-
ряд и обработку металла от террамарского протолатин-
ского населения, заимствовала форму керамики и (ча-
стично) приёмы сельского хозяйства от пеласгов, носи-
телей так называемой апеннинской культуры.
Постепенно протолатинская террамарская архео-
логическая культура в долине По прекратила свое суще-
ствование, уступив в позднем бронзовом веке место оско-
умбрской археологической культуре, получившей назва-
ние протовилланова (итал. cultura protovillanoviana, тер-
мин предложил в 1937 Дж. Патрони). 3 Иногда - по двум
большим могильникам в Центральной и Южной Италии
- ее называют культурой пианелло-тиммари.
3Немировский А.И. История раннего Рима и Италии. Возникновение классового общества и
государства. Воронеж, 1962, с.108-109
7

Экспозиция в музее Фраттесина


Хозяйство оско-умбров на стадии культуры про- Сосуд из Косте дель Морано
товилланова основывалось на скотоводстве и земледе-
лии.
Литейщики бронзы изготавливали во множестве
обнаруженные археологами бронзовые фибулы (булав-
ки-заколки) и бритвы. Кроме фибул в виде скрипичного
смычка появился новый тип со спинкой в виде полу-
круглой арки. Бритвы культуры протовилланова во
многом подражают бритвам их предшественников-
террамарцев: квадратные, заточенные с двух сторон, с
петлевидной ручкой и выемкой на противоположном Фибула из Фраттесина
ручке конце. Клад, обнаруженный в 1880 г. в Косте дель Мoрано (под Чивитавеккья) содержит
около ста пятидесяти бронзовых предметов, преимущественно фибул.
Керамику гончары культуры протовилланова украшали перед обжигом геометрическим
нарезным орнаментом из опрокинутых треугольников, меандров, зигзагов, горизонтальных бо-
розд, рельефных шишечек, иногда покрывали концентрическими бороздками.
В Косте дель Мoрано также обнаружили кованые чаши с тисненым орнаментом. Три из
них украшены головками быков. Как полагают, бронзовые сосуды были привезены из Цен-
тральной Европы: они очень похожи на посуду, обнаруженную в Йеньшовичах (Чехословакия). Это
указывает на широкие торгово-меновые связи оско-умбров с материковой Европой.
Общины строили свои посёлки на возвышенностях, часто окружая их каменными стенами без
использования скрепляющих растворов. Судя по размерам, в таких посёлках жили небольшие
общины (50-100 человек).
Оско-умбры сохранили в своих традициях много черт, общих с теми, которые археологи об-
наруживают в культурах, распространённых на их прародине – в дунайской долине. В первую оче-
редь сходство прослеживается в том, что касалось погребальных обрядов. Рядом с поселениями оско-
умбров археологи обнаруживают могильники с урнами, содержащими прах кремированных людей.
Урны биконических форм ставили близко друг к другу в вырытые траншеи и порою окружали ка-
менными плитами.
Итальянские археологи также открыли несколько кладов с бронзовыми предметами - жерт-
венными дарами богам или «посылками» умершим для их загробной жизни. Эти клады зарывали
близ рек, озёр и родников, что, быть может, указывает на культ, связанный с божествами воды. Одна-
ко, сомневаются археологи-скептики, возможно, всё объясняется гораздо проще - клады были «скла-
дами» для накопления бронзового лома для последующей переплавки.
В самом конце бронзового века в культуре оско-умбров возник образ «солнечной ладьи»,
связанный с культом светила.
Оско-умбры, освоив долину р.По, начали в период с 1175 по 960 г. до н. э. движение на
юго-восток по адриатическому побережью4. Там они вбирали в себя местное пеласгическое
население (т.н. «апеннинская археологическая культура»), смешиваясь с ним генетически и пол-
ностью ассимилируя его в культурном и языковом смыслах.
Оско-умбрское население заняло Эмилию-Романью, Умбрию, Марке, Абруцци и Моли-
зе. Во всех областях появлялись посёлки носителей культуры протовилланова5. Оско-умбры
воздвигали населённые пункты площадью в сорок-пятьдесят тысяч квадратных метров с насе-
лением от трёхсот до пятисот человек. Археологами были открыты и более крупные поселения

4Peet T.E. The Stone and Bronze Ages in Italy and Sicily, 1909, р.496
5Amann P. Das ‘Protovillanova‘ - Phenomen im endbronzezeitlichen Italien und seine Relevanz für die
Herausbildung der früheisenzeitlichen Kulturgruppen der italienischen Halbinsel.
http://academia.edu/396453/
8
(500-1000 жителей), каковые, должно быть, служили региональными религиозными центрами и
племенными «столицами». 6

Хижина бронзового века. Экспозиция в музее Фраттесина


Оско-умбры проникли также в Тоскану, Лаций и Кампанью однако в этих регионах их
взаимодействие с местными племенами имело более сложный характер – о безусловной ассими-
ляции аборигенов в указанных регионах говорить не приходится.

Погребальные урны. Экспозиция в музее Фраттесина


Поселения и гробницы протовиллановского типа широко распространились по полуост-
рову: Фраттесина (Венето), Бисмантова и Рипа-Кальбана (Эмилия-Романья), Тольфа (Лаций),
Дженга и Анкона (Марке), Ортуккьо (Абруццо), Тиммари (Матера, Базиликата), Торре-
Кастеллучча и Каноса-ди-Пулья (Пулья), Тропея (Калабрия) и Милаццо (Сицилия).7 Основыва-

6 Di Gennaro F. ‘Protovillanoviano’. In: «Enciclopedia del-l’Arte Antica», 2 supplemento 1971-1994,


IV, Roma, 1996, pp. 488-496
7 Schumacher E. Die Protovillanova-Fundgruppe. Eine Untersuchung zur frьhen Eisenzeit Italiens.
Bonn, 1967
9
ясь на этих находках крупных поселений и могильников, археологи предполагают, что оскско-
умбрских общинах уже в бронзовом веке появилась определённая социальная расслоённость. 8
Ведь по сложности оформления и по богатству найденных материалов, захоронения заметно
отличались .Оско-умбрские наречия таким образом распространились по большей части Север-
ной и Средней Италии. Они сохранили много архаичных черт, присущих прежнему единому
языку, на котором разговаривали протоиталики до их разделения на протолатинов и прото-
оско-умбров. Оскско-умбрские наречия отличались замкнутостью и изолированностью, заим-
ствования из неиндоиндоевропейских языков в них единичны.

2. Появление железа
Мастера бронзового века обладали богатыми знаниями и навыками, позволявшими им
уверенно обращаться не только с медью, но и с другими металлами. Эти познания и умения
очень помогли при освоении нового вещества – железа. Не случайно одним и тем же словом в
одних индоевропейских языках называют медь, а в других – железо. Древнеиндийское ayas
означало бронзу, потом железо; латинское aes - медь; готское aiz - бронзу; немецкое eisen — же-
лезо. А в греческом языке термин χαλκεΐον обозначает меднолитейную мастерскую и кузницу,
χαλκεύειν - лить бронзу и ковать железо, словом χαλκεύς (медник) называли литейщика и кузне-
ца. Всё - от слова χαλκός, то есть медь.

Железо
Железо - (лат. Ferrum Fe, химический элемент VIII группы периодической системы,
атомный номер - 26, атомная масса - 55,847) – известный всем блестящий серебристо-белый ме-
талл. Всем известна также раздражающая способность железа окисляться на воздухе, покрыва-
ясь на воздухе рыхлой ржавчиной. По своей распространённости в природе железо занимает
впечатляющее четвёртое место в природе Земли. Оно входит в состав трёхсот минералов. Желе-
зо, входит в состав гемоглобина крови и потому необходимо для животных.
Очень многие первобытные племена очень рано узнали «небесное железо», иногда об-
рушивающееся из мирового пространства на земную поверхность. Метеориты, как правило,
почти не подвержены коррозии и потому их обнаруживали практически в том же состоянии, в
каком они совершали многовековые космические странствия вплоть до падения на землю.
Народы, находившиеся на стадии каменного века, сталкиваясь с метеоритным железом, обхо-
дились с ним как с простыми увесистыми булыжниками. Ведь «небесное железо» оказалось со-
вершенно не пригодным даже для кузнецов медного и бронзового веков с их немалым метал-
лургическим опытом. Метеориты содержат много никеля, так что попытки делать из метеорит-
ного железа крупные предметы горячей ковкой завершались обескураживающим провалом. За-
бавно: великий мудрец Аристотель, обстоятельно перечисляя плавящиеся металлы, называет
железо. Гениальность философа позволила ему догадаться об этом сугубо умозрительно. А
Аристарх Самосский через век после написания аристотелевского сочинения недоумевал, делая
пометки на полях: «Да ведь железо не плавится!».
В археологической периодизации времена, наступившие после освоения первобытными
кузнецами железа, названы «железным веком». Археологи считают началом железного века пе-
реход от первых попыток обработки железа к его хозяйственному использованию.
Еще в позапрошлом веке европейским археологам стало ясно, что хронология бронзово-
го и железного веков для Европы невозможна без определения хронологии этих эпох для Ита-
лии. Изучая бронзовый и раннежелезный век Италии известный археолог 19 века Оскар Монте-
лиус задал себе вопрос о том, а)когда завершился переход от бронзового века к железному. и
б)что можно считать началом железного века. О.Монтелиус решил, что что железный век
наступил только тогда, когда железо вошло во всеобщее употребление, а бронзовые орудия
вышли из пользования, бронза стала употребляться лишь в производстве украшений и посуды

8
Rittatore Vonwiller, F. ‘La cultura protovillanoviana’. In: Rittatore Vonwiller F., Fogolari G., Popoli e
civiltа dell’Italia antica 4. Roma, 1975, pp. 9-60
10
Английский иссле-
дователь Энтони Снод-
грасс также предложил
разделить железный век на
три стадии
1.Железо употреб-
ляют редко, оно является
предметом роскоши.
2.Железо исполь-
зуют для изготовления
орудий труда, но преиму-
щественно применяют ещё
бронзовые орудия.
3.Использование
железных орудий труда
становится доминирую-
Аладжа Гуюк щим.
Конечно, железный век сменяет бронзовую эпоху в разных регионах земного шара в раз-
ное время. Самые древние изделия, обнаруженные археологами в Иране (VI–IV тысячелетие до
н. э.), Ираке (V тысячелетие до н. э.) и Египте (IV тысячелетие до н. э.), были изготовлены из ме-
теоритного железа путём длительной и трудоёмкой холодной ковки.
Самыми древними предметами из земного железа к настоящему времени считаются
находки с памятника Аладжа Гуюк (Турция). Обнаруженные там клинки датировали 2100 г. до
н. э. Похоже, что Малая Азия - древнейший на Земле центр чёрной металлургии.
Вероятно самое первое чистое железо было получено кузнецами случайно, когда они ис-
пользовали железную руду как флюс при получении бронзы.
Пока неизвестно, какими путями железо проникло в Европу. Возможно – из Сирии или
Египта ввозили готовые изделия, продавая по баснословным для того времени ценам: в асси-
рийских документах 19-18 вв. до н. э. утверждается что цена железа в восемь раз превышает цену
золота. Но даже дороговизна железа не могла остановить его распространения, настолько оче-
видным было его качественное преимущество перед бронзой.
На Кипре железные изделия стали известны в 19 в. до н. э.
Следующим этапом стал экспорт заготовок – криц. Два обломка кричного железа, датиро-
ванные 19 в. до н.э. были найдены на Крите в погребениях у Лапифа.
Ещё одним центром изготовления железа стало Закавказье. Первые изделия из железа в этом
регионе археологи относят к 15-14 вв. до н. э.
В 13 веке до н.э. железа
стали производить в несколько
раз больше. К 12 веку до н. э.
железо стали обрабатывать в
Сирии и Палестине, а а тор-
говля им сделалась повсемест-
ной. Железо везли через доли-
ну Евфрата, через горы Север-
ной Сирии на юг, через мало-
азиатские области - на север.
Этот путь получил название
«железного»
Около 11 века до н. э. в
Западном Средиземноморье
(на Кипре или в Палестине)
кузнецы открыли приёмы
науглероживания и закалива-
ния железа. С этого времени
соревнование железа с бронзой
завершилось победой первого.
Железо оказалось более до-
ступным и дешёвым, чем медь.
Ученые в конце поза-
прошлого и начала прошло-
го веков даже не допускали
сомнений в том, что техноло-
гии обработки железа были
привнесены на апеннинскую
землю северным народом,
11
родственным носителям гальш-
таттской археологической куль-
туры Центральной Европы. Бо-
лее тщательные исследования,
проведенные уже в послевоен-
ный период говорили о совер-
шенно ином. Выяснилось, что
железо на Сицилию доставили
около 1200-1100 гг. до н. э. Пред-
меты из него найдены в Барчел-
лона Поццо ди Готто, Монте Фи-
ноккито, Сант Анджело Муксаро.
Это означало, что евро-
пейские кузнецы уже умели об-
ращаться с железом, а значит всерьёз задумывались о необходимости отыскать собственные залежи
руды и не зависеть от привозного сырья.
Но по-настоящему железный век в Европе начался только в 1100 г. до н. э., когда с падением
государства хеттов перестал быть тайной их секрет поиска железных руд и получения железа.
Железные руды встречаются в Европе намного чаще, чем месторождения меди и олова. По
большей части это бурые железняки – низкосортная руда. Но добыча даже низкосортной железной
руды в 11 в. до н.э. оказалась не просто рентабельной, но даже выгодной.
Чтобы получить железо примитивным сыродутным способом, требовалось железо, зале-
гающее близко к поверхности, то есть сильно окисленное. Так что его добыча не требовала осо-
бых усилий, сооружения рудников и шахт. Такое сырьё либо собирали с поверхности земли, ли-
бо добывали в неглубоких ямах. Конечно же, такие места невозможно обнаружить современ-
ным археологам.
Первые кузнецы получали железо единственно доступным им сыродутным способом.
Плавкой называть такой способ не приходится. Поэтому и применяется старый русский термин
«варка» для такого рода получения железа в виде раскалённой тягучей тестообразной, напоми-
нающей вар или битум массы.
Железного дела мастера делали горн из чистой глины или камней, обмазанных глиной.
Чаще всего горном был невысокий цилиндр или конус высотой редко выше одного метра, а
диаметр его мог быть весьма разнообразным. С противоположных сторон устраивали отвер-
стия для дутья, куда вставляли глиняные сопла. К соплам пристраивали кожаные мехи, приво-
димые в движение рычагами. Сам термин «сыродутный» получил свое название именно вслед-
ствие вдувания неподогретого атмосферного воздуха сквозь эти отверстия.
В горн засыпали железную руду и исключительно древесный уголь. Первобытные масте-
ра не додумалась, до применения каменного угля. Потом разводили огонь. При температуре
500—600 °С начиналось восстановление железа из руды. Углекислый газ, восстанавливал железо
из руды, забирая кислород у окиси железа.
Вообще говоря, чтобы восстановить железо из руды не нужна особенно высокая темпе-
ратура, достаточно около 900°. Но в железной руде всегда содержится большое количество ка-
менистой породы. А вот для превращения её в шлак нужна куда более высокая температура - до
1300-1400 °С! Только по её достижении частицы железа сплавлялись в комки (крицы), но так и
не происходило плавление железа, требующее температуры в 1528 °С.
С современной точки зрения такой способ варки железа кажется исключительно расто-
чительным. При нём около 40% содержащегося в руде металла уходит в шлак.
Крицы служили материалом для последующего изготовления железных вещей. Слипшу-
юся из мелких капель и кристаллов желез-
ную крицу проковывали и она была готова
для окончательного изготовления железно-
го изделия.
Металлургию железа освоили носи-
тели культуры Вилланова. Но, повторимся,
неверен был бы вывод о
«…распространении культуры железного
века с севера на юг. Раскопки в 20-х гг. на
крайнем юге, Италии (Торре Галли и Кана-
ле) показали наличие здесь памятников дру-
гого тина, чем тот, который представлен в
погребениях Виллановы. Оказалось, что эт-
нические движения, несомненно, имевшие
место на территории полуострова, не сов-
падают с распространением нового металла,
что железная металлургия могла распро- Первобытный горн
12
страняться не из одного центра. Не отрицая возможности заимствования техники железа у се-
верных народов, большинство современных археологов, однако, считает, что техника железа в
Италии в основном имеет средиземноморское происхождение…»9.

3. Оско-умбры (культура вилланова)


Открытие вблизи от Болоньи археологом Джованни Годзадини первых могильников
культуры, названной впоследствии «вилланова», произошло в 1853 г.10 Название культуры вы-
ведено от населенного пункта Вилланова (округ Кастеназо близ Болоньи)11. Почти сразу же ря-
дом с городом отыскали и другие могильники. Их назвали по фамилиям землевладельцев, на
территории которых располагались памятники: (Беначчи, Арноальди) или по городским воро-
там Болоньи (Сан-Витале).

Керамика культуры Вилланова


Абсолютно не вызывает сомнения, что носители этой культуры были оско-умбрами.
Данная археологическая культура является следующей стадией развития культуры про-
товилланова, которая вступила в железный век (первой на апеннинских землях!).
Начало культуры вилланова О.Монтелиус относил к 1135 г. до н.э., Рэнделл МакАйвер
— к 1150 г. до н.э., Н.Оберг — к 1000 г. до н. э.12
Время существования археологической культуры
вилланова принято по сугубо археологическим критериям
подразделять на четыре стадии:
-Беначчи I,
-Беначчи II,
-Арноальди I,
-Арноальди II (или Чертоза).
Оско-умбры – носители культуры вилланова – засе- Пример погребения культуры
лили также земли в западной части Апеннинского полуост- Вилланова близ Аллюмьере
рова: в Этрурии (в теперешних Тоскане и Лацио, а также к
северу от Рима).
Археологи настаивают: самой главной чертой куль-
туры вилланова был обряд трупосожжения с последующим
захоронением праха в урнах характерной биконической
формы. Урны теперь устанавливали в вырытые в земле ко-
лодцеобразные могилы, содержащие прах умершего, по-
мещенный в биконический оссуарий. Это вылепленная без
гончарного круга крайне грубая керамика очень тёмных
оттенков. Её стенки неровные и толстые со следами воздей-
ствия высокой температуры обжига. Археологи порою
пользуются термином «буккеровидное импасто», от кото-
рого происходит «буккеро», типично этрусская керамика, о
которой более подробно речь пойдёт в следующих главах.
У погребальных урн культуры Вилланова, напоминающих
два сложенных основаниями конуса, только одна ручка.
Орнаментация - выполненные насечками геометрические
рисунки (линии, меандры). Гончары наносили их на сырую Культура Вилланова

9 Немировский А.И. История раннего Рима и Италии. Возникновение классового обществ аи


государства. Воронеж, 1962, с.48
10 http://www.answers.com/topic/villanovan-culture
11 См. Sundwall I. Villanovastudien, 1928
12 Bartoloni, G. La cultura villanoviana.All’inizio della storia etrusca. Nuova edizione aggiornata.
Roma., 2002
13
глину инструментами с несколькими лезвиями. Крышкой служила грубая тарелка, также испол-
ненная в стиле импасто. Если хоронили оско-умбрского воина, то крышку-миску заменяли точ-
ной терракотовой копией шлема. Кроме урн и крышек, в захоронениях крайне редко обнаружи-
вают иные керамические предметы.

Керамика культуры Вилланова


«Наиболее известные погребения начала железного века …были расположены у совре-
менного городка Корнето, где в древности находился город Тарквинии. Могильники Сельчиа-
телло, Поджо дель Импикато и Монтеросси дают картину последовательного развития культу-
ры раннего железного века»13.
Изучая погребальный инвентарь учёные еще в середине 20 в. пришли к выводу: относи-
тельное единообразие «посмертных вещей» указывает на имущественное равенство оско-
умбрского общества. Находки в мужских могилах весьма немногочисленны, обычно набор
включает в себя до полудюжины бытовых предметов, (фибул-булавок, бритв в виде полумеся-
ца). Не больше вещей и в женских погребениях (катушки, бобины, веретенные кольца). С разви-
тием культуры вилланова среди погребальных принадлежностей появились лошадиные удила,
оружие или части поясов, спирали для волос и ткацкие принадлежности.
Могильник Поджо Сельчиателло включает семьдесят одно кремационное захоронение.
Большинство могил были покрыты плоскими каменными плитами. Иногда могильную кониче-
скую яму вырубали в камне и закрывали тщательно подогнанной каменной же крышкой. Во
всех могилах (за исключением двух) прах содержался в типичных биконических погребальных
урнах. Урны из дымчато-черной средиземноморской глины были закрыты либо бронзовыми
шлемами, либо глиняными чашами. Встречаются бритвы, импортные и потому недешёвые ян-
тарные украшения. Попадаются кусочки зо-
лотой проволоки. Но до помещения в моги-
лу дорогого еще железа щедрость скорбящих
родственников не доходила – железных из-
делий крайне мало. Отправка вместе с
умершим в мир мёртвых дорогостоящего
бронзового шлема, возможно указывает на
высокий статус погребённого. Но в целом
могилы по наборам «посмертных даров»
почти не отличаются.
Поджо делль Импикатто – оско-
умбрский могильник несколько другого ти-
па14. Археологи вскрыли восемьдесят могил.
Пять из них содержат оружие, размещённое
рядом с урнами ручной лепки, покрытыми
геометрическим орнаментом. Обнаружены
бронзовые и железные наконечники копий,
спирали для крепления наконечников к
древку, мечи. При этом железных изделий
больше, чем бронзовых. Как обычно, погре-
бальные урны накрыты бронзовыми шлема-
ми или их точными глиняными имитациями.
В данном могильнике, за исключением пяти
вышеуказанных захоронений, остальные со-
вершенно однотипны. Предметы из кладбища Поджо делль Импикатто

13 Немировский А.И. История раннего Рима и Италии. Возникновение классового общества и


государства. Воронеж, 1962, с.94
14 Randall-Maciver D. Villanovans and Early Etruscans. A Study of the Early Iron Age in Italy, as it is
seen near Bologna, in Etruria, and in Latium. Oxford, 1924. p.84
14

Погребальная урна
Кладбище типа вилланова в Монтеросси содержит такие же погребения, однако они бы-
ли соединены подземными ходами! При этом бросается в глаза богатство погребального инвен-
таря в одних могилах и бедность – в других. Урны располагались в слое пепла от кострищ. Дан-
ный памятник содержит большое количество железного оружия и других предметов. Заметны
различия могил по богатству похоронного инвентаря.
«Так же как у Корнето, материал могильников Ветулонии иллюстрирует все стадии ран-
него железного века, начиная с первого Беначчи и кончая Арноальди по периодизации культу-
ры Виллановы в Болонье»15.
Поджо алла Гардия –кладбище с необычайно плотным расположением могил. Пятьсот
пятьдесят квадратных метров содержат двести шестьдесят захоронений16. На одном участке
двадцать шесть отделённых плитами урн теснятся на девяти квадратных метрах. Изредка в ка-
честве урн по необъяснимой причине использовали бытовую керамику. Погребальный инвен-
тарь и в этом случае скуден: урна под крышкой, пара бронзовых фибул, иногда бритва. Изредка
встречаются небольшие кусочки янтаря и стекла. В единичных могилах обнаружены плохо со-
хранившиеся оружие: наконечники копий из бронзы или железа, бронзовые шпильки и спи-
ральные кольца, скреплявшие наконечник копья с древком. Найдено несколько железных ме-
чей. Теснотой и отсутствием места можно объяснить, что совершенно нет панцирей, щитов, по-
ясов и прочих вещей из кованой бронзы. Что также любопытно и пока не объяснено – в Поджо
алла Гардия встречаются единичные могилы-трупоположения.
В окрестностях Болоньи археологи обнаружили
древний могильник культуры вилланова - Сан Витале17.
Этот памятник относится к периоду Беначчи I и состоит
из четырёхсот восьмидесяти погребений по обряду кре-
мации. Прах, естественно, помещали в урны бикониче-
ской формы, часто украшенные геометрическим орна-
ментом. Урны устанавливали в простые, не обложенные
камнем ямы, иногда прикрытые сверху каменной плитой.
На тот свет некоторых умерших провожали пищей в
примитивной посуде из плохо перемешанной глины, да
ещё и обожженной на открытом огне, клали один-два
бронзовых предмета: пряслице, фибулу, браслет, рыбо-
ловный крючок. Железа в Сан Витале археологи почти не
находили. Исключениями служат могила № 759 (бронзо-
вые удила и части бронзового сосуда) могила № 776 (же-
лезный нож с костяной рукояткой, обломки бронзовых Фибулы с янтарём
15 Немировский А.И. История раннего Рима и Италии. Возникновение классового общества и
государства. Воронеж, 1962, с.103
16 Таlососhini А. Le armi di Vetulonia e di Populonia nel periodo villanoviano, “Studii Etrushi”, vol.
XVI, Firenze, 1942, p. 87
17 См. Gгепiег A. Bologne villano-vienne et Etrusque, Paris, 1912
15
сосудов и меч с Т-образной ручкой). Впрочем,
подавляющее большинство покойников удоста-
ивалось только горшка с едой.
«Картину более развитого общества дают
могильники периода Беначчи II. По-прежнему
господствующим погребальным обрядом служит
трупосожжение. Но форма могилы изменяется в
сторону усложнения. …появляются яма, выло-
женная мелким камнем, и прямоугольный ка-
менный ящик. Также наблюдается переход от
мало орнаментированных урн к более богато
украшенным, лучше обработанным и сопровож-
даемым более обильным похоронным инвента-
рем. Железо, представлявшее раньше исключе-
ние, находят во многих могилах. Большой про-
гресс наблюдается в технике обработки бронзы,
как это видно по обнаруженным в могилах оссу-
ариям, ведрам и кувшинам из кованой бронзы.
Вместо фибулы одного типа со змеевидной дуж-
кой встречается множество типов лучшей выдел-
ки с орнаментом на дужке (чаще всего тип
Погребения культуры вилланова navicella —- кораблик). Появляются браслеты
нескольких типов, как из бронзы, так и из желе-
за.
Изделия из стекловидной массы,
…находят сравнительно часто, так же как и ян-
тарь».18
На рубеже 11-10 вв. до н.э. оско-умбрские
поселения увеличивались по площади и по чис-
ленности проживавшего в них населения. Оско-
умбры располагали посёлки вблизи от сухопут-
ных и речных путей сообщения, природных
озерных и морских причалов. Это указывает на
то, что в области Тоскана и в северной части об-
ласти Лацио начался вызванный хозяйственным
процветанием демографический рост. Числен-
ность оско-умбрских общин могла колебаться от
40-50 до 200-300 человек. Следствием этого стало
возникновение крупных населенных центров.
Как правило это происходило вследствие слия-
ния близко расположенных деревень (синой-
кизм). Во второй половине 10 в. до н. э. именно
так зарождаются будущие большие этрусские
Погребальная урна из кладбища Поджо города, такие как Вейи, Черветери, Тарквинии,
Сельчиателло Розелле, Вульчи, Орвието, Ветулония, Вольтер-
ра, Кьюзи. У некоторых итальянских археологов
они даже заслужили название протогородов. (С
нашей точки зрения – это преувеличение, хотя
размеры, действительно, впечатляют.)
Как жилые, так и хозяйственные строения
носители культуры вилланова воздвигали из де-
рева и глины. В плане они были квадратными и
прямоугольными, круговыми и эллиптическими.
В самой короткой стене дома устраивали вход-
ной проём, в котором, вероятно, на кожаных
петлях навешивали дверное полотнище из грубо
отёсаных досок. В крытых камышом и соломой
крышах устраивали отверстие для выхода очаж-
ного дыма. Окна делали не в каждой хижине.
Погребальная урна и крышка - глиняный В 10 в.до н. э. поселения культуры Вилла-
макет шлема из кладбища Поджо Сель- нова перестали сосредотачиваться на возвышен-
чиателло ностях, не очень удобных для проживания, зато

18Немировский А.И. История раннего Рима и Италии. Возникновение классового общества и


государства. Воронеж, 1962, с.107
16
идеальных с оборонительной точки зрения. Теперь на первое место выходят хозяйственные со-
ображения: оско-умбры стремились как можно лучше использовать сельскохозяйственные и
минеральные ресурсы. Это указывает если не на исчезновение военных конфликтов, то на
уменьшение их численности. В конце 11-начале 10 вв. до н.э. оско-умбрское общество было всё
ещё слабо социально дифференцировано, однако, с течением времени земледелие, скотоводство
и специализирующиеся ремёсла (главным образом – кузнечное, гончарное и ткацкое) позволили
накопить прибавочный продукт. Это накопление материальных ценностей происходило с по-
степенным внедрением железного инвентаря в таких объёмах, которые меняли жизнь оско-
умбров не только в количественном смысле, но и в качественном.

Бронзовое ожерелье. Бронзовый браслет


Пусть медленный, но устойчивый рост производительности в аграрном и ремесленном
производстве должен был с неизбежностью вести к все большей замене общинного труда семей-
ным. Сам собою напрашивался вывод и о семейном присвоении произведённого продукта.

Хижина культуры вилланова днём и вечером (в разрезе). Музейная экспозиция.


Накопление прибавочного продукта позволило оско-умбрам
-во-первых, перейти к разделению труда и содержать всё более отходящих от сельского
хозяйства профессиональных ремесленников;

Реконструкция хижины культуры вилланова


-во-вторых, более широко вступать в торговые отношения с соседями. Конечно, специа-
лизированного товарного производства, прямо ориентированного на постоянную торговлю
пока что не могло возникнуть. Но рост торгово-меновых связей был уверенным и стабильным.
17
Археологические материалы апеннинского происхождения не
дают никаких свидетельств ни имущественного неравенства, ни его со-
циальных последствий в медном веке и в начале бронзового. Лишь па-
мятники эпохи поздней бронзы и раннего железа содержат значительные
материальные ценности и демонстрируют неравномерность их распре-
деления. Но всё же, как и ранее, бóльшая доля накопленных оско-
умбрскими семьями богатств расходовали прежним по принципам рас-
пределения общинного имущества. В кладовых отдельных семей храни-
ли часть произведённого ими продукта, хотя другая часть по-прежнему
сносилась в общинный фонд, служивший неким страховочным гарантом
на возможный «чёрный день». Но не только это - запасы продоволь-
ствия, отдельные виды ремесленных изделий (сырья для их производ-
ства), средства производства в виде орудий труда, рабочий и мясо-
молочный скот также постепенно перешли в семейную собственность. А
это уже коренным образом отличалось от прежнего порядка родовой
общины, где эти ценности были даже не просто коллективной собствен-
ностью, а основной коллективной собственностью.
Если говорить об оско-умбрской патриархальной большой семье,
то таковая включала, как можно полагать, чаще два-три, реже – четыре-
пять поколений родственников по отцовской линии. Имеются в виду дед
(глава семьи), бабка (его жена), взрослые сыновья с их жёнами, детьми,
внуками и правнуками. Семью возглавлял старейший из мужчин (патри-
арх, старейшина), в случае недееспособности функции главы принимал
следующий за ним по старшинству. Жена патриарха возглавляла жен-
Женские украше- ско-девичью половину большой семьи. Власть как старейшины, так и
ния надетые на его жены была реальной. Патриарх управлял хозяйственной жизнью се-
погребальную урну мьи, исполнял важнейшие ритуальные обязанности в религиозных ме-
и их расположение роприятиях. Однако же самые главные проблемы обсуждались и разре-
в составе наряда шались коллективно взрослыми членами большой семьи, вероятно,
включая женщин.

Бронзовые шлем и панцирь воина культуры вилланова. Современные реконструкции


Крайне интересна одна группа могил описанного выше кладбища Поджо алла Гардия.
Шестнадцать могил охвачены кольцом из отдельных камней диаметром до 11 м. Внутри обна-
ружены семь урн типа Виллановы (биконической формы) и шесть урн в виде хижин (типичных
для проотолатинского населения). Рядом находился второй круг десятиметрового диаметра с
четырьмя «виллановианскими» биконическими урнами и четырьмя погребальными сосудами в
форме хижин. Похоронный инвентарь одних погребений демонстрирует большое многообразие
и богатство вещей: импортных - ожерелье из стеклянных бус, янтарные египетские скарабеи, и
местных - фибулы с булавкой, украшенной золотой проволокой, короткие железные мечи с
бронзовыми рукоятями в бронзовых ножнах с геометрическим узором. Истолкование находок
может быть только одним: перед нами семейные кладбища. Они находятся в границах общин-
ного могильника, но отделены каменными кольцами. Наличие праха в урнах в виде хижин го-
ворит о том, что на семейном кладбище погребали не только местных мужчин, но и их жён про-
18
толатинского происхождения. Подобная большая патриархальная семья была абсолютно ти-
пичной также не только для народностей других областей Италии, или Средиземноморья, но и
для европейского населения в целом.
Кроме того «…археологические данные показывают, что рабство появилось в Италии
еще задолго до возникновения первых государств, а в эпоху их образования было уже широко
представлено в достаточно определенных формах, запечатлевшихся в погребальном ритуале
культуры Вилланова»19.

Воин культуры Вилланова. Макет и историческая реконструкция вооружения


Обособленная внутри оско-умбрской общины семейная собственность конечно же про-
тивостояла общинной собственности, хотя пока такое противостояние было бесконфликтным и
неантагонистическим. Зато можно предположить, что внутри семей также не всё обстояло глад-
ко. Глава семьи (дед) всё более монопольно распоряжался семейной собственностью. Скорее
всего его взрослые женатые сыновья желали сохранять свой статус равноправных с отцом груп-
повых собственников.
«В этой связи представляется плодотворным … разграничение семейной и частной (точ-
нее, видимо, «собственно частной») собственности на землю. Тем не менее даже семейная соб-
ственность была начальным вариантом частной собственности, противополагавшей себя соб-
ственности всего коллектива, общинной»20.
Безусловно, обособление семейной собственности происходило в существенно отличав-
шихся для каждой семьи «стартовых условиях». На эти условия влияла масса факторов:
А)Численный и половозрастной состав семей. Семьи, где рождалось и выживало больше
детей – и не просто детей, но мальчиков – оказывались в более выгодных условиях;
Б)Качество земли используемой в качестве надела;
В)Доступ семей старейшин и вождей к перераспределению общинных запасов и, как
следствие, возможность их присвоения в свою пользу;
Г)Случайные сторонние воздействия (засуха, нашествия на поля сельскохозяйственных
вредителей, эпидемические падежи животных)
Вне сомнений, в общественном сознании оско-умбров ещё очень прочно коренились со-
циально-психологические нормы родового строя, основанного на общественном равенстве.
Нормы, которые никак не могли оправдывать ни обособление семейного хозяйства, ни «чрез-
мерного» накопления запасов прибавочного продукта в семейных кладовых, трактуемого как
непродуктивная «роскошь». Коллективистские представления, формировавшиеся на протяже-
нии предшествующих четырёхсот веков существования людей разумных разумных, просто так

19 Ельницкий Л.А. Возникновение и развитие рабства в Риме в VIII-III вв. до н. э. М.,1964, с.21
20 История первобытного общества. Эпоха классообразования. М., 1988, с.157
19
своих позиций не сда-
вали. Естественно, воз-
никала некомфортная
предконфликтная ситу-
ация. Тем не менее,
противопоставление
обособленной семей-
ной собственности и
общинной нельзя пре-
увеличивать21.
К частной соб-
ственности, к эксплуа-
Керамика культуры вилланова тации одних людей
другими и к разделению общества на классы оно, разумеется, пока не привело, хотя стало пер-
вым шагом в этом направлении. Оско--умбрские племена в 11-10 вв. до н.э. ещё не подошли к
рубежу частнособственнических отношений. Говорить о частной собственности невозможно до
тех пор, пока в семейное пользование и собственность не начало переходить основное средство
крестьянского труда - земля (пахотные участки, выгоны, лес). Попытки выделить землю в се-
мейное пользование, затем – во владение, потом - в собственность по совершенно очевидным
причинам вызывало резкое отторжение в оско-умбрском обществе. Гораздо более резкое, чем
реакция на накопление других видов материальных богатств. Общинная собственность на зем-
лю оставалась в сознании оско-умбров гарантией нерушимости общины, оплотом её прочности.
Поэтому земельная собственность отдельных семей складывалась крайне медленно и прежде
всего на те площади, которые общину не интересовали (периферийные, отдалённые, малопер-
спективные).
В оско-умбрском обществе на завершающей стадии развития первобытного общества
начали складываться элементы нового управления, сменявшего прежнее первобытное само-
управление. Какой-либо твердой зависимости органов власти друг от друга, конечно, пока не
существовало, до государственности было ещё далеко, но уже зарождались разветвлённые
властные структуры: старейшины, военные вожди, народные собрания.
Старейшины, главы больших семей или даже целых оско-умбрских общин. Статус ста-
рейшины не был врождённым. Но очень важно - старейшин не избирали голосованием. Статус
старейшины был приобретённым, полученным общим молчаливым признанием общинников: -
«Да, он выделяется среди нас необычными качествами». Старейшиной признавали не просто
пожилого человека, но обладателя воли к власти, организационных способностей, умения пред-
видеть, интеллектом и жизненным опытом. Старейшинам доверяли руководство не только хо-
зяйственно-бытовой, но и общественно-идеологической жизнью общины. Старейшины высту-
пали в роли судей, улаживавших споры сородичей. Следует отметить, что статус старейшины не
освобождал от участия в общинных работах.
Укрепление внутриплеменных и межплеменных связей привело к тому, что появились
новые вопросы, которые выходили за границы компетенции отдельного старейшины. Всё чаще
старейшины общин сходились на племенные советы для решения проблем, общих для всех со-
седствующих коллективов. Как представляют эпосы индоевропейских народов, каждый из ста-
рейшин, взяв в руки символ выступающего (жезл, скипетр) мог высказать любое мнение. Про-
чие внимательно слушали. Иногда разгорались яростные устные баталии. Но их исход всегда
решался голосованием, диктатура даже самого красноречивого исключалась.
Жители северных и центральных районов Италии, находящиеся в постоянном движении
и перераспределении занятых земель, постоянно сталкивались в вооружённых конфликтах. Ко-
нечно, военные вожди оско-умбров превратились в важных персон. Чтобы стать предводителем
требовалось обладать как практическими навыками ведения боевых действий, ловкостью и
смелостью, так и особыми чертами характера: сильной волей, терпением и выносливостью, спо-
собностями тактика и стратега. Скорее всего должность вождя не подразумевала строгого цен-
трализованного единоначалия, племенных вождей могло быть несколько. В этом случае они
собирались для обсуждения военной ситуации, выработки тактики войны и решений насущных
вопросов: продолжать ли осаду или прибегнуть к штурм, а может быть вернуться домой и пр.
Однако значимость фигуры вождя была временной. В мирное время он также не слишком выде-
лялся среди прочих сородичей. «Однажды войско римлян было заперто в горах, чтобы спасти
его, решили призвать прославленного вождя; его застали за плугом на его небольшом участке…
Послы врагов римского народа пришли было подкупить римского военачальника, но нашли в
избушке перед очагом старика в грубом домодельном плаще; он сидел на голой земле и варил
себе репу на ужин»22

21
См. Laviоsa Zambotlti P. Le origini della civilta di Villanova secondo le pid recenti interpretazioni.
«Civilta del ferro», Bologna, 1960, p. 73-98
22 http://www.bibliotekar.ru/istoria-drevnego-mira/104.htm
20
При вожде всегда роились
дружинники. В художественных ли-
тературе и кинематографе их посто-
янно изображают разгуливающими в
доспехах и при оружии. Естественно,
они брали щиты, цепляли мечи к поя-
сам и надевали шлемы лишь непо-
средственно перед боем. Но тяжёлые
кулаки были постоянно при них, так
что вождь всегда мог опереться на
эти веские аргументы. Дружина со-
биралась на свои сходки, что созда-
вала некую автономию.
Жречество… Вот крайне не-
удачный термин. Он вызывает в па-
мяти совершенно неуместные ассоци-
ации: египетские и вавилонские хра-
мовые служители, касты оторванных
от простых смертных священников,
властных мракобесов и корыстных
эксплуататоров. Индоевропейские
жрецы (кельтские друиды, славянские
волхвы), наследники древнейших
«белых магов», не имели ничего об-
щего с этими расхожими и совершен-
но неверными обывательскими сте-
реотипами. Жрецы были своеобраз-
ной интеллигенцией оско-умбрского
общества, носителями полезных зна-
ний, лекарями, учителями, предсказа-
телями погоды, знатоками биологии
и географии и т.п. В отличие от во-
сточных священнослужителей идея
теократии, то есть присвоения свя-
щенниками верховной светской вла-
сти никогда не существовала в миро-
воззрении индоевропейских народов.
Хотя статус жрецов, естественно, был
Воин культуры Вилланова. Находки вооружения очень значим.
Поскольку мир богов не мыслился отдельным от мира человеческого, то задачи общения
с богами органически привязывались к задачам бытовым, культурным, образовательно-
воспитательным. Жрецы оско-умбров задабривали духов и богов подарками-
жертвоприношениями, обрядами и ритуалами. Их деятельность придавала сородичам силу тем,
что внушала спокойствие по отношению к вымышленным напастям, не давала отвлекаться на
суеверия и позволяла сосредоточиться на созидательном труде.
Народное собрание в описываемый период продолжало терять черты органа эффектив-
ного самоуправления. В силу укрупнения племён, повышенной мобильности населения и
усложнения социальной структуры народные собрания собирали всё реже. Зачастую старейши-
ны или вожди брали на себя роль организаторов собраний. Их гонцы созывали соплеменников
в условленное место на определённое время. Собравшиеся рассаживались семьями и родами.
Вожди и старейшины знакомили собрание со своими решениями. Сплошь и рядом могли возни-
кать ситуации, когда постановление совета старейшин было одним, решение сходки воинов –
другим, а мнение народного собрания – третьим. Обсуждение решений часто превращалось в
шумные склоки. Индивидуальное мнение собранных людей вожди и старейшины выясняли
крайне редко. В оско-умбрском обществе ещё не появилось разделения власти на хозяйствен-
ную, военную и культовую. Распоряжения вождей и старейшин и рекомендации жрецов фор-
мально не имели обязательной силы. Однако всё реже и реже происходило так, чтобы к их сове-
там и распоряжениям не прислушались общинники. Как правило, общее собрание одобряло
предложенные ему варианты. Но если выяснения отношений между согласными и несогласны-
ми с обсуждаемыми предложениями перерастали в беспорядок, дружинники могли кулаками
призвать к тишине.
При всём выше описанном, хотя власть старейшин, вождей и жрецов обосабливалась,
она всё-таки служила интересам общества в целом. Эти порядки, повторимся, получили назва-
ния военной демократии.
21
Если бы мне предложили в нескольких словах сформулировать основные качества воен-
ной демократии, я бы ответил: неопределённость, рыхлость, неустойчивость. Уже не первобыт-
ность, еще не цивилизация. Уже не самоуправление, еще не государство.
Модестов В.И. Введение в римскую историю, тт.1-2, СПб., 1902
Модестов В.И. Расселение арийского племени по Италии: I. Вольски и эквы. - II. Оски
и аврунки. - III. Сабельские народы. «Журнал министерства народного просвещения», 1904,
август, отд. 2, с. 326 - 360; 1905, март, с. 1 - 41; июнь, с. 366 - 399; июль, с. 1 – 40
Монгайт А.Л. Археология Западной Европы. Бронзовый и железный века. М.,1974
Первобытное общество. М.,1975
Bartoloni G. La cultura villanoviana. All’inizio della storia etrusca. Nuova edizione aggiorna-
ta. Roma, 2002
Di Gennaro F. ‘Protovillanoviano’. In: Enciclopedia del-l’Arte Antica, secondo supplemento
1971-1994, IV, Roma, 1996, pp. 488-496
Gгепiег A. Bologne villanovienne et Etrusque, Paris, 1912
Patroni G. La preistoria (Storia politica d’Italia). Milan, 1937
Peet T.E. The stone and bronze ages in Italy and Sicily. Oxford, 19O9
Randall-Maciver D. Villanovans and Early Etruscans. A Study of the Early Iron Age in Italy,
as it is seen near Bologna, in Etruria, and in Latium. Oxford, 1924. p.84
Schumacher E. Die Protovillanova-Fundgruppe. Eine Untersuchung zur frühen Eisenzeit
Italiens. Bonn, 1967
Sundwall I. Villanovastudien, 1928
Trump D. Central and southern Italy before Rome, London, 1966
Trump D. The Prehistory of the Mediterranean. L., 1980

2. Апеннинский полуостров в 10 в. до н.э.


1.Τυρρηνοί, Τυρσηνοί, Τυρσᾱνοί, Etrusci, Tusci, Rasenna, Raśna
2.Венеты
3.«Народ плутоватый”
4.Закат лигуров
5. Судьбы сикульские, доли япигские
«Если предполагать очень раннее формирование зачатков этнических различий и соот-
ветствующее этому раннее оформление каких-то этнических общностей, то из этого автомати-
чески вытекает наличие довольно сложной этноструктуры человечества на, закате первобытно-
го общества, которая была образована разными, по форме и характеру этническими компонен-
тами. Типология их определялась численностью, приуроченностью к присваивающему или
производящему хозяйству, уровнем развития социальной организации в рамках соответствую-
щей этнической общности, в частности образованием нарождающейся политической власти,
наконец, социальной стратификацией внутри самой этой этнической общности»23.

1. Τυρρηνοί, Τυρσηνοί, Τυρσᾱνοί, Etrusci, Tusci, Rasenna, Raśna


Очень долго исследователи напрямую связывали археологическую культуру вилланова с
этрусками, позже обосновавшимися на той же территории. Носителей этой культуры считали
генетическими предками этрусков, говорившими на раннеэтрусских наречиях и создателями
будущей великой этрусской культуры.
Конечно это не так.
Обилие сочинений, посвящённых этрускам, может создать обманчивое впечатление даже
переизбытка информации и полной осведомлённости об этом народе. А то, что до сих пор не
расшифрованы оставленные ими надписи и даже не установлена принадлежность их языка к
какой-либо группе… какие, право, мелочи…
Действительно, об этрусках не писал только ленивый. Им посвящали тома даже те, кто
ни разу не прошёлся мимо музейной экспозиции «Gli Etruschi» в каком-либо итальянском про-
винциальном музее. Между тем никто вразумительно не ответил на вопрос, как сформировался
этот действительно заслуживающий пристального внимания народ с его блистательной культу-
рой.
В во время «катастрофы бронзового века» с берегов Малой Азии, разорённых непре-
станной войной всех против всех, были сорваны родственные племена:

23 История первобытного общества. Эпоха классообразования. М., 1988, с 319


22
-TKR (тевкров, то есть троянцев),
-TRS (тирсенов, тирренов, то есть одних из предков будущих этрусков).
Так поименованы они в древнеегипетском списке «народов моря».
Вряд ли когда-нибудь удастся точно определить их языковую принадлежность. Ряд ис-
следователей выражает уверенность: тевкры и тирсены говорили на реликтовом неиндоевро-
пейском языке, чудом сохранившемся после индоевропеизации Малой Азии. Это мнение разде-
ляет и автор данной книги. Им возражает большинство учёных, но среди этого большинства
нет единства. Считанные единицы считают, что тевкры и тирсены говорили на индоевропей-
ском языке хетто-лувийско-палайской группы. Другие выдвигают размытую гипотезу о само-
стоятельных тевкрийском и тирсенском наречиях, как результате слияния неиндоевропейских
аборигенных языков Анатолии с индоевропейскими. Третьи пытаются причислить тевкрские и
тирсенские наречия к известным в историческое время индоевропейским группам: так Л.А.
Гиндин и В.Л. Цымбурский предположили, что тирсены и тевкры родственны ранним восточ-
нофракийским племенам24.
В миграциях тевкров и тирсенов прослеживается особенность, не присущая пиратским
набегам прочих народов моря. Ахейским, данайским и фессалийским морским разбойникам
было куда возвращаться как после успешных, после неудачных морских набегов. У них были
свои гнездовья, базы, родные берега, на которых они в конце концов и утихомирились. А вот
лишённые своей малоазиатской родины, тевкры и тирсены уходили за моря переселенцами в
поисках, прежде всего, пристанища, захватывая с собой жён и детей. Так уходил из пылающей
Трои легендарный Эней унося на плечах престарелого отца и выводящий остатки народа.
Тевкры двинулись на юг и в результате осели на Кипре. Там их остатки в историческое
время известны под названием этеокиприотов, Они также поселились в ханаанских землях, где
позднее влились в состав филистимлян. Их судьбы не связаны с Италией и потому нас не будут
интересовать.
Тирсены (аттич. др.-греч. Τυρρηνοί, ионич. греч. Τυρσηνοί, дорич. греч. Τυρσᾱνοί, етипет.
турша, итал. Etruschi, лат. Etrusci, Tusci, самоназв. Rasenna, Raśna) оказались отличными море-
ходами.
«Если вспомнить о средствах, которыми располагали мореплаватели в первые века I ты-
сячелетия до н. э., то действительно трудно предположить, что все этруски переселились в Ита-
лию одновременно. Вряд ли также они могли преодолеть расстояние между Малой Азией и
Италией, не делая остановок по пути. Если они избрали этот далекий и трудный путь, то груп-
пы переселенцев должны были останавливаться в удобных для них пунктах и лишь спустя более
или менее длительное время двигаться дальше»25.
Почти всякий пишущий об этрусках считает нелишним небрежно блеснуть эрудицией и -
в который раз! - пересказать крайне путаные и противоречивые пассажи античных авторов по
поводу переселений древних народов. И потом глубокомысленно заметить, что ничего мало-
мальски похожего на достоверную информацию из них извлечь нельзя. Посему воздержимся от
демонстрации эрудиции и постараемся, выбрав из всех гипотез самую непротиворечивую, вра-
зумительно изложить её.
Можно предположить, что тирсены неоднократно пытались закрепиться в различных
регионах Средиземноморья. Возможно, эти попытки происходили на островах Эгейского моря,
на западе Греции, на
юге Италии или в Си-
цилии.
«Передвиже-
ние тирренов в Ита-
лию от острова к ост-
рову согласуется с
тем, что нам известно
о переселении других
этнических групп.
Острова, как боль-
шие, так и маленькие,
привлекали пересе-
ленцев или колони-
стов, двигавшихся
морским путем. Сна-
чала заселялись ост-
рова, где легче было
подавить сопротивле-
ние местного населе-

24См. Гиндин Л.А., Цымбурский В.Л. Гомер и история Восточного Средиземноморья. М.,1996
25 Буриан Я., Моухова Б. Загадочные этруски. М., 1970, с.74-75
23
ния, как правило не имевшего судов, и где можно было чувствовать себя в большей безопасно-
сти от нападений извне. После захвата островов со временем совершалось переселение на кон-
тинент»26.
Вероятно первыми плацдармами в процессе
освоения тирсенами Италии стали остров Эльба, во-
сточное побережье Корсики и узкая полоска тоскан-
ского берега. Думается, следует отказаться от попы-
ток увязать какие-либо археологические памятники в
указанных регионах с только что прибывшими туда
тирсенами. Так, при всём колоссальном уважении к
научному наследию А.И.Немировского вряд ли мож-
но согласиться с его попытками отождествить с тир-
сенами корсо-сардинскую культуру нурагов. Скорее
всего тирсены первоначально воспринимали север-
ную часть современного Тирренского моря как одно
из временных пристанищ, где их стая в очередной раз
присела перевести дух и отдохнуть перед дальнейши-
ми странствиями. Однако оказалось, что здесь они
обрели новую родину.
Археологи отмечают, что около 900 г. до н. э.
на территории, соответствующей будущей Этрурии,
произошла «виллановианская революция». Там стали
возникать и разрастаться многочисленные поселения,
ставшие впоследствии крупными этрусскими дерев-
нями и в отдельных случаях даже городами с много-
тысячным населением. Именно в эту пору начался
процесс предурбанизации.
Это объясняется тем, что начался стремитель-
ный процесс слияния пришлого тирсенского населе-
ния с местным оско-умбрским, виллановианским.
В результате этого смешения образовалась со-
вершенно новая этрусская народность.

2.Венеты
Жители апеннинского северо-востока во время
написания данной книги неожиданно вошли в моду
среди расплодившихся дилетантов, увлечённых исто-
рией и откровенных псевдоисториков. Чего только о
них не сочиняют! Фантазируют увлечённо, с жаром!
«Венеты входят в силу и занимают огромные
пространства на территории Центральной и Западной Европы. Это могущественный и
высокоорганизованный нордический народ, обладающий к тому же и необыкновенными
моральными качествами, которых не было у окружающих племён – тоже нордических и тоже
индоевропейских.
Не просто поразительно, а потрясает воображение то, что венеты были при этом
настроены на созидание, а не на буйство и на разрушение, чем грешили тогда многие племена.
И ещё: они были очень доброжелательны и миролюбивы. И это в сочетании с могуществом и
высокою организованностью! В такое просто не верится, но это так.
Могущественные венеты умели построить свои отношения и с задиристыми кельтами, и
с жестокими германцами, и с иллирийцами. Они входили с ними в племенные союзы смешивали
свой язык с местным языком, после чего образовывалось нечто новое и непременно очень проч-
ное»27.
Итак – венеты (греч. ’Ενετοί, лат. Veneti) …
Изучение венетского языка начал в конце 19 в. К.Паули, его работы были продолжены
П.Кречмером, Дж.Уотмоу, Р.С.Конуэем, М.С.Билером, Х.Краэ, В.Пизани28, Ю.Унтерманом,
Э.Поломе. Большинство исследователей долгое время причисляло венетов к иллирийской груп-
пе индоевропейских народов. Так Г.Хирт в книге «Индогерманцы» считал венетов одним из ил-
лирийских народов группы centum, наряду с мессапами и македонянами якобы переселившими-
ся из Подунавья29.

26 Немировский А. Этруски. От мифа к истории. М., 1983, с.60


27 Почему мы славяне, а не венеты? http://terek777.livejournal.com/62312.html
28 Pisani V. Le lingue dell’Italia antica oltre il latino, 2 ed., Torino, 1964
29 См. Hirt H., Die Indogermanen, II, Strassburg, 1907
24

История… и псевдоистория
Попытки отнести их к кельтской группе или германской были весьма вялыми и
серьёзной аргументацией не подкреплялись. Лишь в тридцатые годы прошлого века было Дж.
Бонфанте заявил, что венетские языки были совершенно самостоятельной группой,
промежуточной между балтскими, италийскими и фрако-фриго-иллиро-албанскими.30 В
пятидесятые годы специалист по иллирийским языкам Х. Крае окончательно доказал, что
венетский язык был отдельным и самостоятельным индоевропейским языком, занимающим
промежуточное положение между германским, латинским и иллирийским31. Новый этап в
изучении венетского языка открылся в семидесятых годах прошлого столетия после изучения
накопленного материала Дж.Б.Пеллегрини32 и А.Л.Просдочими, М.Лежёном, И.М.Тронским,
А.А.Королёвым, В.П.Нерознаком. Потуги же вышеупомянутых современных псевдоисториков
изобразить венедов в качестве предков «славяно-русичей», конечно, не заслуживают даже
упоминания.

Эвганейские холмы
Современные лингвисты не отрицают близости венетского языка к иллирийскому. Од-
нако при этом они убедительно доказывают, что он гораздо ближе к латинскому и германским
языкам. Примеры:
-латинское ego - венетское ехо - немецкое ich
-готское mik - венетское mecho.
Филологи считают, что венетский язык включал две фонемы, в в том числе:
-пять гласных: i, e, a, o, u (вероятно отличавшихся по долготе/краткости),
-двойную систему дифтонгов (ei, ai, oi; eu, au, ou),
-шесть сонантов (v, w, l, r, m, n),
-одиннадцать согласных.
Для консонантизма свойственно слияние трёх серий индоевропейских смычных в две:
звонкую и глухую. При этом были утрачены звонкие придыхательные, сохранен индоевропей-
ский лабиовелярный kʷ, возникли новые согласные f, h, ts, которых не было в индоевропейском
языке.
Венетский язык знал мужской, женский, средний род и (что любопытно!) три числа един-
ственное, множественное и двойственное. Существовала пятипадежная система склонения. Бы-
ли в венетском языке основы на ‑ī в родительном падеже единственного числа 1‑го склонения и
окончания ‑bhos в дательном-инструментальном падежах множественного числа 2‑го склоне-
ния.

30 Bоnfante G. I dialetti indoeuropei. ANnali del Reale Istituto Orientale di Napoli. Vol. IV, fasc. IX.
1931, р. 69
31 См. Krahe H. Das Venetische. Heidelberg, 1950
32 Pellegrini G. B., Prosdocimi A. L. La lingua venetica, v. 1-2, Padova, 1967
25

Венетский шлем
Система глагола
включала четыре типа
спряжения с противопо-
ставлением категорий пре-
зенса и претерита, включа-
ла формы медиопассива на
‑r, сигматического аориста,
причастий на ‑nt- и ‑mno-.33 Воины-венеты

Эвганейские холмы
Интересно, что синтаксис обусловливался жанром надписей. Так, к примеру, в
посвятительных текстах субъект - в именительном падеже, глагол в 3‑м лице единственного
(иногда множественного) числа, объект - в винительном падеже.
Лексика венетского языка изучается по небольшому объёму накопленных источников.
Из них известно боле 300 имён собственных (этнонимов, теонимов и антропонимов), часть ко-
торых заимствована, и около 60 апеллятивов.
По данным топонимики, к венетам могли быть близки по языку карны, истры и либур-
ны.
Итак, при движении обломков расколовшейся индоевропейской общности кельты,
германо-славяно-балты и венеты устремились на запад. В этом движении венетскому массиву
досталась совершенно неперспективная в смысле сохранения целостности территория: области
по р. Рейн и нынешняя Австрии. Области эти и в первобытности, и в исторические времена
служили настоящим «проходным двором» Европы. Неудивительно, что натиск кельтских и
германо-славянских соседей привёл к быстрому вытеснению оттуда венетского населения.
Хронология этого вытеснения чрезвычайно туманна, поэтому углубляться в её дебри нет
смысла. Ясно лишь то, что в двенадцатом-одиннадцатом веках до нашей эры под мощным
нажимом кельтов и германо-славян какая-то «…часть венетов двинулась дальше на запад.
Промежуточной остановкой в их странствиях было нынешнее Боденское озеро, которое
Помпоний Мела в I в. н. э. именует Venetus lacus, то есть Венетское озеро. Затем они прочно
обосновались в галльской Арморике.34» Эта группа сохранила самоназвание «венеты», но была
33 Лингвистический энциклопедический словарь. Венетский язык http://tapemark.narod.ru/les/
082e.html
34 Цветков С. Венеты – мнимые предки славян. http://oldrus.livejournal.com/124605.html
26
совершенно ассимилирована кельтами-
галлами, утеряв язык и культурный облик
предков. Вторая часть венетов оказалась в
районе теперешних Чехии и Словакии, где её
ждала аналогичная участь – ассимиляция
германо-славянами при сохранении
самоназвания «венеды». Нас же, само собой,
интересует только третья часть,
мигрировавшая на апеннинские земли35. С
начальным периодом истории венетов в
Италии связана так называемая «эвганейская
проблема», так же активно обсуждаемая в
наши дни в околонаучной и псевдонаучной
среде.
В.И. Модестов утверждал, что
«…явившись в страну между Альпами и
Адриатическим морем и проникнув до
Эвганейских гор, т.е. до южной границы своих
будущих поселений, которую обозначало
прежнее течение р.Адидже, новые пришельцы,
представители культуры уже железного века в
этой местности, нашли там старое население,
главная часть которого была неолитического
происхождения. Население это знало и
бронзовую эпоху, так как … места
неолитических стоянок оказались
содержащими и бронзу» 36.
Удивительнее всего то, что «…венетам
предшествовала другая волна индоевропей-
цев… более мощная»37, в результате которой
долина р. По была освоена сначала протолати-
нами (археологическая культура террамар), за-
тем предками оско-умбров (культура прото-
вилланова). Однако традиция ничего не гово-
рит о взаимоотношениях венетов ни с теми, ни
с другими. Зато упорно подчёркивается тема
изгнания неких эвганеев (лат. Euganei), народа,
проживавшего на территории Паданской
низменности, чуть ли не с эпохи позднего
неолита (нач. 2 тыс. до н. э.).
В.И.Модестов: - «В то время, как, по
средней и южной Италии, по ту и другую
сторону Апеннинов, размещалось италийское
Эвганейские холмы племя, последнюю отраслью которого
являются сабелльские народы, к северу от По. Именно между рекой Адидже (нем назв. Эч, лат.
Atliesis) ит Адриатическим морем появился народ, который в историческое время назывался
венетами. В этих местах, по римскому литературному преданию, жили эвганеи, которых им
пришлось прогнать…»38 «Италийское литературное предание говорит нам, что пришедши в
землю, названную потом по их имени, венеты столкнулись с эвганеями и прогнали их, но ни о
каких столкновениях в период их прибытия предание ничего не говорит» 39.
По-видимому, при вселении в Италию венеты настойчиво, но бесконфликто подвинули
оско-умбрское население, содействуя и без них начавшейся подвижке оско-умбров на юг. А вот
проживавшие в предгорьях Альп реликты доиндоевропейского туземного населения доставили
венетам некие хлопоты. Это и были родственные альпийским лигурам пресловутые эвганеи.
«…учёные, которым приходилось так или иначе касаться этого вопроса, решительно не
знают, на чём остановиться в определении народности эвганеев. …отсутствие всяких археоло-

35
См. Вее1ег М. The Yenctic Lanquage. Berkeley and Los Angelos, 1949
36 Модестов В.И. Венеты, «Журнал министерства нардного просвещения», февраль, I, 1906,
c.323-324
37 http://statehistory.ru/books/Apollon--Kuzmin_Nachalo-Rusi-Tayny-rozhdeniya-russkogo-naroda/8
38 Модестов В.И. Венеты, «Журнал министерства нарoдного просвещения», февраль, I, 1906,
c.312
39 Модестов В.И. Венеты, «Журнал министерства нарoдного просвещения», февраль, I, 1906,
c.325
27
гических данных, которые бы нам говорили об этом народе, как об отдельной этнической еди-
нице, делают то, что мы не имеем возможности сказать об эвганеях что-либо положительное» 40.
Болотистые земли восточной части долины реки По с изменчивым течением реки Ади-
дже (Atestis) к концу второго тысячелетия до новой эры были редко заселены эвганейскими об-
щинами. Как и многие подобные им реликтовые народы, окружённые чужой этнокультурной
средой и упорно не желающие ассимилироваться, эвганеи вели достаточно примитивный образ
жизни. Они освоили земледелие и скотоводство, перешли к оседлому образу жизни, но не оста-
вили охоты и рыболовства. По-прежнему строили поселения из небольших хижин на сваях. Ар-
хеологи обнаружили скудные остатки орудий из кости, кремня и сосуды, вероятно, религиозно-
го пред назначения. Эвганеи часто сходились для проведения религиозных празднеств около
горячих источников в холмах, позднее названных их именем. Там они поклонялись различным
богам, среди которых, вероятно, был Апонус.

Культура эсте, первый период


«Литературное предание заставляет венетов, по вторжении в страну, которую они хотели
занять, столкнуться с эвганеями и прогнать этих последних. Но прогнаны были, как это проис-
ходит везде в древности, не все прежние обитатели. Часть их, не успевшая бежать, осталась на
местах, была покорена и в известной мере порабощена. В разных пунктах атестинского некро-
поля, именно в более глубоких слоях его, среди многих сотен могил господствующего населе-
ния, которое во все периоды своего существования сжигало умерших, рассеяны в небольшом
числе скелеты лиц не сожжённых, почти всегда без всякого могильного убранства… Присут-
ствие этих скелетов, видимо сторонних среди общего населения некрополя… не могло найти
другого основательного объяснения, как то, что это были рабы, принуждённые сопровождать
своих господ в загробную жизнь… В двух случаях скелет, находясь в сидячем положении, дер-
жал у себя на ногах оссуарий… как бы вверенный его попечению. В одном случае оссуарий сто-
ял на спине бывшего в наклонном положении костяка. Подобные случаи явно указывают на то,
что погребённые были люди, которые должны были служить перешедшим в загробную жизнь
господам и по смерти...»41 К подчиненному лигурийскому населению эти костяки относили
также археологи П.Дукати и Ф.Дун, который указывал, что подобные совместные захоронения
патриархальных рабов при их хозяевах обнаруживаются до самого позднего периода существо-
вания культуры Эсте, то есть вплоть до ассимиляции римлянами венетов.
«Плотно усевшись в северо-восточном углу Италии, венеты оставили нам многочислен-
ные следы своей культуры, которая, будучи близка, особенно в первой своей стадии, к италий-
ской, имеет, однако, свой особый отпечаток, роднящий её с культурой соседних альпийских и
приадриатических стран, с культурой иллирийских народов» 42
Венеты той поры оставили следы своего проживания, совокупность которых археологи
назвали культурой Эсте43 (итал. Civiltа Аtestina). «Ряд раскопанных могильников … и ряд спе-
циальных трудов, посвящённых венетам и их интересной культуре, показывает, что венетский
вопрос не есть tabula rasa в науке и что, напротив, он имеет и свои точки опоры, и представляет
собой поле, которое достаточно обрабатывалось…»44 Традиционно археологическую культуру
Эсте принято подразделять на четыре периода.
Эсте I – 900-750 гг. до н. э.

40 Модестов В.И. Венеты, «Журнал министерства нарoдного просвещения», февраль, I, 1906,


c.326
41 Модестов В.И. Венеты, «Журнал министерства нарoдного просвещения», февраль, I, 1906,
c.328
42 Модестов В.И. Венеты, «Журнал министерства нарoдного просвещения», февраль, I, 1906,
c.312
43 Randall Mac Iver D. The Iron Age in Italy, London, 1927, p. 27
44 Модестов В.И. Венеты, «Журнал министерства нарoдного просвещения», февраль, I, 1906,
c.320
28
Эсте II - 750-575 гг. до н. э.
Эсте III - 575-350 гг. до н. э.
Эсте IV - 350—182 гг. до н. э.
Сейчас нас, разумется, инте-
ресует период Эсте I.
Как уже указывалось, по-
гребальный обряд культуры эсте –
трупосожжения. Венеты хоронили
сожженные останки соплеменников
в открытом грунте в простых ямах,
куда помещали грубые лепные со-
суды биконической формы, иногда
орнаментированные псевдошнуро-
вым узором. В могильниках встре-
Погребение девушки под Гаццо Веронезе. Обращает на чаются и трупоположения, припи-
себя внимание факт захоронения лицом вниз и посмерт- сываемые покорённому эвганей-
ные дары: лошадиная нога и куски мяса домашних жи- скому населению, занимавшему
вотных подчинённое положение. Посмерт-
ные дары из бронзы очень немногочисленны, главным образом это простые смычковидные фи-
булы, очевидно скреплявшие ткани-одежды, которыми укутывали урны.
Особенностью венетской культуры можно считать их пристрастие к всякого рода амуле-
там, которым приписывали магическую силу, прежде всего защиту от злых духов45. Об особой
склонности жителей Паданской низменности к ношению талисманов и оберегов упоминали да-
же некоторые античные писатели, к примеру, Плиний Старший. Бронзовые кулоны, раковины,
коралл, янтарь часто обнаруживают при раскопках памятников культуры Эсте. Конечно Они
преобладают в памятниках периодов Эсте II, Эсте III и Эсте IV, однако и в слоях, относящихся
к периоду Эсте I, также находится некоторое число подобных предметов.
Судя по всему, особенно ценились украшения, напоминавшие по форме глаз. Можно
предположить, что их считали оберегами от сглаза.
Особым уважением пользовались очень дорогие в ту пору стеклянные бусины, а также
просверленные янтарные шарики. Янтарь, коралл и стекло сочетали весьма охотно. Поскольку
их находят в количестве от нескольких штук до полутора десятков в одних погребениях и со-
вершенно не обнаруживают в других, это даёт основание утверждать, что стекло и янтарь счи-
тались украшениями женщин. По-видимому, венетские дамы полагали, что волшебство лишним
не бывает и носили сразу несколько амулетов, чтобы умножить их магичесие силы.
Такой памятник как Эсте Меджжиаро дал археологам большое количество подвесок с
вставками из человеческих зубов. Если верно предположение, что эти зубы – выпавшие молоч-
ные, то можно рассматривать такие украшения в связи с инициациями. Допустим, с переходом
из детского состояния в подростковое.
Амулетами, оберегами, талисманами защищали от зловредной магии не только людей. В
ряде случаев отмечено снаряжение волшебными средствами лошадей – дорогостоящих и пре-
стижных животных, вдобавок вовлечённых в культовые действа.
Безусловно, помимо магических свойств, такие украшения играли роль указателя обще-
ственного статуса, были престижными и ценными предметами.
Интересно помещение венетами в могилу, того, что раньше истолковывалось как остат-
ки пищи. Собственно, интерес представляет не обеспечение покойника пищевыми продуктами –
для всех времен и народов это вполне обычно. Любопытен подбор фрагментов тел животных,
определённо не диктуемый гастрономическими предпочтениями. Например, косточки крыла
дикой утки явно указывают не на то, что венеты обожали глодать почти не содержащую мяса
часть птицы. Крыло олицетворяло полёт, вознесение в обитель богов. Каким-то символом было
наполнено помещение в могилу зубов и нижних челюстей собак и медведей. В могилах наличе-
ствуют костные останки животных, вообще не употребляемых в пищу, например, змей. Быть
может это действие должно было защитить могилу? Какое-то воздействие должно было припи-
сываться и раковинам несъедобных моллюсков. Было даже высказано предположение, что эти
раковины служили платой за перевоз в царство мёртвых, как в исторические времена – монета,
положенная в рот покойнику. После оплаченного переезда в загробное царство покойник уже
не мог вернуться в мир живых.
Некоторые кости расположены так, словно их использовали для гадания. На иных ко-
стях обнаружены метки, которые можно толковать как посвятительные знаки.
Венеты в 10 в. до н.э. уверенно вступили в эпоху военной демократии, то есть в переход-
ный и полный неустойчивости этап перехода от первобытности к цивилизации. Сформирова-
лась новая, не существовавшая ранее горизонталь власти. В неё входили три равносильных и

45См. Perego Е. Magic and Ritual in Iron Age Veneto, Italy. http://academia.edu/396453/Magic_and_
Ritual_in_Iron_Age_Veneto_Italy
29
взаимно не подчиненных органа управления (военный вождь, совет старейшин, народное со-
брание).
Венетская этническая общность состояла из племен, причём отношения между племена-
ми не были чётко определены, что вызывало постоянную потребность в координации. Так у ве-
нетов сложился особый тип общественной системы: возникли группы общинных поселений,
подчиненных наиболее крупному из них, центральному («столичному»), в котором проживали
старейшины и вожди. Центральные посёлки достигали своего положения не силой, не потому
что там сосредотачивались властолюбивые энергичные эгоисты, их естественным и объективно
обусловленным хозяйственным положением.

Природа провинции Венето


По ряду косвенных археологических свидетельств можно предположить, что в 10-8 вв. до
н.э. венеты несколько обогнали по уровню социального развития своих соседей как на италий-
ском, так и на далматском побережьях Адриатики, не говоря уже о жителях Альп. Народные
собрания созывали всё реже, их подменяли заседания советов старейшин. Причём, на заседания
собирались не все главы общин, а лишь имеющие высокий престиж патриархи наиболее много-
численных и зажиточных семейств. Это стало началом формирования аристократии, поддержи-
ваемой множеством сторонников (клиентов). Положение аристократов было пока что не насле-
дуемо и его приходилось постоянно подкреплять щедростью и покровительством сторонникам.
(Говоря об этом, этнографы часто цитируют эскимосскую пословицу: «Подарки создают рабов,
как плети – собак»).
Клиентов привлекали тем, что устраивали пиры и раздачи подарков, поддерживали в
тяжбах.
Со временем в семье аристократа отец стал передавать сыну обязанность заботы о сто-
ронниках и тем самым передавал право на клиентскую преданность. Так постепенно складыва-
лись условия для наследования преимущественного положения.
Аристократа теперь следовало знать в лицо, тогда как ему вовсе не обязательно было
узнавать простолюдина. Но, чтобы аристократа не просто узнавали, но узнавали издалека, он
достигал этого с помощью статусных символов: трости, кресла, одежды, головного убора.
Аристократы начали строить просторные дома с большими пиршественными залами.
Члены многочисленной аристократической семьи спали в небольших комнатках, а на обед со-
бирались в зале для пиров с очагом, горевшим в центре. Часто к обедам приглашали и клиен-
тов. С точки зрения современного человека в жизни венетского аристократа было чудовищно
много варварства: вокруг очага в зале было намусорено, по помещению гуляли сквозняки и
пахло дымом. Мухи и мыши вольготно чувствовали себя в таком жилище. Но на простолюдина,
делившего тесную хижину со скотом такая обстановка производила впечатление довольства и
комфорта.
Между венетской аристократией и простолюдинами пролегла первая социальная тре-
щинка. Впоследствии ей суждено расширяться и, возможно, она стала бы основой для разделе-
ния венетского общества на классы, если бы оно не было до того ассимилировано римлянами.
Аристократия также все больше и больше отходила от простого люда от не только в бы-
ту, но и в физическом труде. Знатный венет мог обременять себя исключительно:
-управлением (распоряжение, суд, контроль, наказание, организация общих),
-распределением (ритуальное потребление на религиозных праздниках и престижные пи-
ры, раздача страхового запаса в голодные времена, компенсация затрат при общественно-
полезных работах и многое другое),
-контролем над ресурсами, обменом и торговлей,
-организацией обороны своей территории и, по возможности, ограбления чужой
Эти дела требовали от венетской аристократии много времени и «разменивать себя на
мелочи» им было уже просто некогда. Из числа клиентов-«сотрапезников» они подбирали слуг,
помощников, гонцов. Пока что таковых было немного и чёткого разделения обязанностей меж-
ду ними не существовало. Задание поручалось аристократом первому подвернувшемуся под ру-
ку или тому, кто казался наиболее подходящим для выполнения конкретного поручения.
30

3.«Народ плутоватый…»
«Катастрофа бронзового века», о которой упоминалось в предыдущей книге сокрушила
казавшийся неизменным и вечным порядок, царивший в Восточном Средиземноморье. Около
1250 года до н.э. восточной цивилизации нанесли сокрушительнейший удар пришельцы, полу-
чившие название «народы моря». Их флотилии легких кораблей высаживали пиратские десанты
в любой точке побережья, которые грабили и жгли все на своем пути.
Рухнула могущественная Хеттская держава. Пал сказочно богатый Угарит. Египет,
напрягая все силы едва смог выстоять. Навстречу «беде с моря» двинулось «бедствие из пу-
стынь»: голодные и свирепые шайки так называемых «заречников», то есть евреев. Восточное
побережье Средиземного моря – семитоязычный Ханаан - оказалось зажата в кровавые тиски.
И они неумолимо смыкались. Примерно к 1200 году сохранилась единственная независимая ха-
наанская область. Узенькая прибрежная полоска. Финикия.
От «народов моря» финикийцы переняли умение строить быстроходные корабли нового
килевого типа, вернее выдерживающих курс, чем лодки с плоским днищем46. Научились плавать
на них как под парусом, так и на веслах. Рассадили гребцов лицом к корме, добившись приро-
ста скорости. И…
И началась финикийская эпоха в истории Средиземноморья47.
Смутное время осталось позади. После гибели микенского общества мореходство нахо-
дилось в упадке. Но пришла пора восстанавливать разорванные торговые пути, заново налажи-
вать торговые связи. Теперь в выигрыше оказался бы тот, кто успеет это сделать раньше. Фини-
кийцы успели.
Нашествие с севера дикарей-дорийцев отбросило Грецию на несколько веков вспять. На
юге Балканского полуострова
утвердился первобытно - об-
щинный строй. Хозяйство стало
натуральным. Торговля и ре-
месло переживали глубочайший
упадок. Все эти пагубные для
Греции явления, давали Фини-
кии невиданный шанс. Какое-то
время конкуренции со стороны
греков можно было не опасать-
ся. Египет никогда не являлся
морской державой. Угарит был
разрушен.
Торговля между Восто-
ком и Западом, выпавшая из
рук критян и ахейцев, понемно-
гу переходила в финикийские
руки.
Оновное и второстепенные направления финикийского про- Финикийцев погнали
движения вперёд не тяга к приключениям,
не жажда новизны, не азарт и
любопытство. Нет, ими владела
гораздо более сильная, всепо-
глощающая страсть к наживе.
«Прибыли к нам финикийцы,
народ плутоватый». (Гомер)
Началось лихорадочное
строительство килевых судов
различных типов, скорость ко-
торых была прямо пропорцио-
нальной числу гребцов. Фини-
кийцы оказались первыми, кто
усадил за вёсла пятьдесят-
шестьдесят человек. Работа
«живым двигателем» оказалась
настолько жуткой, что при-
шлось использовать рабов в ка-
честве гребцов
Торговый финикийский корабль Однако от торгового ко-

46 См. Харден Д. Финикийцы. Основатели Карфагена. М., 2004


47 См. http://historic.ru/books/item/f00/s00/z0000016/st067.shtml
31
рабля требовали не столько
скорости, сколько больших
остойчивости и грузоподъем-
ности. На первое место вы-
двигалось умение судна вхо-
дить в мелководные бухты48.
Торговые суда фини-
кийцев казались «пузатыми»,
их называли также «круглы-
ми», «большими», «бокасты-
ми», так как их корпусы были
широкими и короткими с вы-
сокими носами и кормами.
Соотношение ширины и дли-
ны купеческих кораблей рав-
нялось 1:3 или 1:4.
Финикийское судно
могло совершать без риска
только кратковременные пе-
реходы и лишь в светлое вре-
мя суток. При этом мореходы Торговля
стремились не уходить от берега. При малейших признаках надвигающегося шторма корабль
ставили в безопасном месте у берега. Ночью также в большинстве случаев устраивали стоянку
на расстоянии дневного перехода от предыдущей. При каждом удобном случае посещали без-
опасные гавани, загружаясь продовольствием и пресной водой.
Все географические сведения, накопленные критянами и ахейскими мореходами были
утеряны, так что финикийцам пришлось заново открывать пути на запад. Берега, острова, зали-
вы и проливы мнились им кишащими чудовищами, злыми духами и демонами. Финикийским
первооткрывателям не были известны ни протяженность моря, ни его глубина, ни угроз, под-
стерегающих их. Они плыли вперед в поисках счастья на чужбине, положившись исключитель-
но на везенье.
Финикийцы укрепились на Родосе в двенадцатом веке до нашей эры, после чего завладе-
ли некоторыми мелкими островами Эгейского моря.
У финикийцев не было никакой возможности снарядить большую армию и построить
многочисленный военный флот. Тем более, что финикийские города так и не слились в единое
государство. Поэтому финикийцы не были вынуждены отказаться от завоевания чужих терри-
торий, отдалённых от моря, даже если эти территории вызывали у них алчную зависть.
Финикийцы пока не имели сил для основания колоний, строительства портовых горо-
дов, как это будет впоследствии. Они едва справлялись с созданием простейших якорных стоя-
нок и факторий без постоянного населения.
Там вели меновую торговлю, стараясь до поры не раздражать туземное население своей
жаждой наживы. Чаще всего это был «немой обмен»: обе стороны выкладывали товары, добав-
ляя их, пока партнёры не соглашались их взять. Финикийцев прежде всего интересовали драго-
ценные металлы. Взамен они предлагали ткани, мелкий морской товар, украшения и безделуш-
ки, масло. Это объясняет, отчего не осталось никаких следов финикийской торговли той эпохи.
Около 1100 г. до н.э. финикийцы обосновались на Фасос, богатом золотом и железной
рудой и, быть может, устроили фактории на греческих берегах. На Фасосе финикийцы сами
эксплуатировали рудники.
В 10 в. до н.э. положение стало меняться.
Мореходы изучали пути на запад, составляли карты и путеописания, упорно создавали
цепочку факторий и стоянок. Да, восстановить в деталях, как финикийцы осваивали незнако-
мые берега, мы не можем. Но никаких сомнений не может быть в том, что тысячи отважных пу-
тешественников заплатили за это наибольшей ценой из возможных - жизнью. И за столетие су-
доходство в Средиземноморской акватории в два с половиной миллиона квадратных километ-
ров обрело стабильность. Риск с лихвой окупился, ведь практически во всех открытых странах
можно было выгодно торговать.
Финикийцы достигли Сицилии, прочно укрепились на Мальте и сделали её главной ба-
зой дальнейшего движения на запад. Возникли опорные пункты с постоянным населением на
африканском берегу: Утика, Гадрумет и другие. Средиземноморское побережье было слабо за-
селено. Финикийские мореходы не встречали сопротивления туземных африканских племен.
Финикийскими моряками был открыт Пиренейский полуостров. Именно финикийское
имя полуострова «Спан» или «Спания» (что в переводе означает «Неведомая») лежит в основе
названия современного государства.

48 Финикия. http://www.eleven.co.il/article/14286
32
И наконец, выйдя в Атлантику через Гибралтарский пролив, «…финикийцы открыли
устья многочисленных коротких рек, стекающих с Атласских гор, в том числе Шелифф длиной
700 км и Мулуя - 520 км; они обследовали все небольшие заливы и бухты тщательно намечая
места для будущих поселений. Надо отдать должное этим первым исследователям: пункты вы-
бирались настолько удачно, что многие из них, впоследствии превратились в большие портовые
города»49.
В 10 в. до н.э. первые финикийские товары уже проникали в Италию, однако Апеннин-
ский полуостров пока не вызывал у пришельцев особого интереса. Ведь никаких сведений о его
богатствах (прежде всего – рудных) к финикийцам не поступало.

4.Закат лигуров
Итальянские археологи полага-
ют, что на западе Ломбардии и Пье-
монта должна быть выделена особая
археологическая культура среднего и
позднего бронзового века (14-13 вв. до
н.э.), Ей присвоили название культуры
Скамоццина (Cultura della Scamozzina)
в честь могильника, найденного близ
посёлка Скамоццине.
Скамоццинская культура не
имеет ничего общего с существовавшей
в то же время соседней террамарской
культурой. Не удивительно – на Реконструкция жилищ (культура Голасекка), обна-
территории, где существовала данная руженных близ Комо.
культура, в ту пору проживали неиндоевропейские племена лигуров, по происхождению, языку
и культуре резко отличавшиеся от индоевропейцев-протолатинов, носителей террамарской
культуры. Поскольку для итальянских археологов решающим фактором для выделения
археологической культуры являются отличительные особенности посуды, они называют
главным декоративным мотивом скамоццинской керамики одну или две полосы треугольников,
расположенных в виде зигзага.
Скамоццинскую культуру уверенно связывают с лигурами.

Расселение лигуров. Посуда культуры Голасекка


В памяти античных народов сохранились смутные сведения о том, что во втором тыся-
челетии до нашей эры племена лигуров занимали значительно большую территорию, чем та,
которая ныне зовётся итальянской Лигурией. В новокаменном веке носители лигурийских наре-
чий занимали большую часть Паданской низменности. Однако расселение индоевропейцев из-
рядно сократило лигурийскую территорию. Кельты, обошедшие Альпийские горы с севера, от-
теснили лигуров в Южный Прованс и Западные Альпы. Мощный натиск протолатинов, а затем
- протооско-умбров, выдавил остатки лигуров из долины р. По. Таким образом лигурийскими
оставались постоянно сокращавшиеся районы южного Проованса восточнее р.Роны, запад-
ноальпийские горные области и узкая полоска современной итальянской Лигурии50.
До нас дошли более поздние описания лигуров греческими и римскими авторами,
которые вполне можно отнести и к 10 в. до н.э. По ним лигуры представляются тёмноволосыми
и тёмноглазыми людьми, худощавыми и низкорослыми, но очень сильными.

49Мельник И.К. Мелькарт. //http//www.panterra.com.ua/review/4/colonization.htm


50Lоuis M. Le premier age du fer et les Ligures dans le Languedoc Mediterraneen. In. «Rivista di Studi
Liguri», 1949, III—IV, p. 17l
33

Посуда культуры Голасекка (Комо, Археологический музей П. Джовио).


Естественно, ни о каком единстве лигуров говорить просто не приходится. Лигуры были
разобщены на множество мелких племён, между которыми шла непрекращающаяся междо-
усобная война. Вооружённые луками, пращами, короткими мечами, топорами и продолгова-
тыми медными щитами дружины постоянно совершали набеги на близлежащие посёлки. Дру-
жинники также часто выходили на лодках в море и занимались морскими разбоями.

Могилы культуры Голасекка


Понятно, что раздробленность и междоусобицы исключали успешную оборону лигура-
ми своей сокращавшейся территории. Соседи постоянно сжимали владения лигуров, оказывая
давление практически по всему периметру. При этом соседние народности, как правило, были
весьма ожесточены против лигуров вследствие упорного нежелания последних безропотно
уступать свои территории.

Лигурский шлем Кремационное захоронение в урне


Лигуров описывали весьма раздражённо, изображали импульсивными дикарями обви-
няли в лживости, вероломстве, склонности к грабежу. Хотя, впрочем, признавали энергичными
и требовательными к самим себе, храбрыми и неприхотливыми бойцами, неустрашимыми мо-
реходами.
34
Лигуры жили в жалких лачугах из дерева, со-
ломы и глины либо, гораздо чаще, в пещерах. Они за-
нимались простейшим земледелием, горным ското-
водством. Собирательство и охота продолжали иг-
рать очень важную роль. При этом темпы хозяйствен-
ного роста были чрезвычайно низкими, кратковре-
менные всплески относительного развития, экономи-
ческих инноваций, перемежались с длительными эта-
пами застоя и упадка. Всё более накапливалась отста-
лость лигурского хозяйства от соседних с ним эконо-
мик. Иногда археологи, описывая эволюцию лигур-
ской экономики даже употребляют лишенные научно-
го смысла термины «регресс» и «деградация».
Итальянские археологи настаивают: на терри-
тории, вне всяких сомнений заселённой лигурами, нет
единой археологической культуры, которую можно
было бы идентифицировать с данной народностью.
Ядро лигурских племён в 12-10 вв. дон.э. было носи-
телем так называемой культуры Голасекка, получив-
шая название по полю погребений южнее озера Мад-
жоре, на левом берегу вытекающей из него реки Ти-
чино. Памятники этой археологической культуры за-
нимают Пьемонт, часть Ломбардии, кантон Тессин в
Швейцарии.
Вероятно, в 11 в. до н.э. лигуры переняли у
индоевропейцев обряд кремации. Обычными стали
могильники с трупосожжениями, где урны ставили в
камеры из поставленных на ребро плит. Часть могил
окружали кольцами из камней. В Пьемонте
встречаются курганные насыпи значительных
размеров из земли и камней, в центре которых
находятся могильные ямы с урнами. В последнее
время специалисты произвели исследования
ориентации лигурских захоронений и установили, что
при закладке могильных ям, установке урн и
сооружении насыпей принимались во внимание
расположение на небе звёзд и светил. Погребальные
урны были биконическими с небольшой расширенной
шейкой. Иногда их украшал орнамент из
перевёрнутых треугольников, вырезанных на
плечиках. Как правило, урну накрывали заменявшей
крышку глубокой чашей. По всей видимости, лигуры
сжигали на погребальном костре также мясо и жир
жертвенных животных, на что указывают остатки
костей в пепле. Вместе с урной могли поставить
посуду с водой, молоком, вином или пивом. В целом
посмертные дары лигуров сородичам, провожаемым в
мир мёртвых, крайне бедны: одна-две булавки-
фибулы, скалывавшие ткань, которой укрывали урну,
единичные находки наконечников копий51.
Трудно сказать, к какому периоду относится
начало передвижений небольших рупп лигуров на юг.
Возможно это началось уже во второй половине деся-
того века до новой эры. Можно допустить, что уже в
это время первые лигурские переселенцы оседают на
Посуда культуры Голасекка крайнем севере Корсики. Небольшие группки мигран-
тов двигались также вдоль тирренского побережья, но никаких шансов укрепиться на тоскан-
ском берегу у них не было, поскольку регион полностью контролировался оско-умбрами и тир-
сенами, начавшими слияние в будущую этрусскую народность. Однако некоторая (незначи-
тельная!) часть лигуров достигла устья реки Тибр, которое служило своего рода воротами
вглубь полуострова. Здесь, на месте рождения будущего Рима и осела горстка лигурского насе-
ления.

51Laviоsa-Zambotti P. Le origini della civilta di1 Golasecca, Studi Etruschi, Firenze, vol. IX, 1935, p.
371
35

5.Судьбы сикульские, доли япигские


Напомним: в процессе расселения протолатинского населения (носителей культуры тер-
рамар) на юг полуострова оно активно смешивалось с аборигенами-пеласгами. В результате
этого смешения образовался сикульский этнос, генетически являющийся прямым потомком
аборигенного пеласгического населения, но в языковом и культурном смыслах полностью ас-
симилированный индоевропейцами-протолатинами.
Часть сикулов ещё в конце бронзового века переселилась на о.Сицилия, где успешно
просуществовала вплоть до исторического времени. Говоря о железном веке в Сицилии, обычно
вспоминают археологическую культуру Панталика (13 — 7 вв. до н. э.). Она получила название
по огромному некрополю, вырубленному в скалах Иблейских гор и включающему более пяти
тысяч склепов! Некрополь вместе с Сиракузами объявлен объектом Всемирного наследия
ЮНЕСКО. Все гробницы полностью ограблены ещё в древности и средневековье, однако пред-
ставляет огромный интерес сам комплекс. Нет никаких сомнений, что создателями некрополя
являлись именно сикулы, перенявшие в 11 в. до н.э. умение обработки железа.
Участь же сикульского населения, оставшегося в Кампании и на полуострове Бруттий
оказалась иной. Бруттийские сикулы испытали мощное ассимилирующее влияния со стороны
соседних иллирийских племён япигов. На живших в Кампании и Бруттии сикулов не менее
мощное ассимилирующее воздействие оказали также оско-умбры, носители культуры Виллано-
ва. В результате культура кампанских и бруттийских сикулов приобрела совершенно особые
черты, с течением времени всё больше отличавшие её от культуры сикулов-островитян.

Могильник Панталика
Итальянские археологи утверждают, что эти перемены начались в конце 10 в. до н.э.
Именно тогда, по их мнению, зародилась так называемая культура ямных погребений (tombes a
fosse, fossa grave culture).
Основным её признаком считают ингумационый обряд помещения умерших в большие
прямоугольные ямы, иногда перекрытые камнями. В некоторых случаях могилы высекали в
скалах. Все скелеты обнаруживаются лежащими на спине в вытянутом положении. Рядом с
умершими клали один-два сосуда и крайне малое количество металлических предметов: мечи,
36
кинжалы, наконечники копий, бронзовые (изредка –
железные) булавки-фибулы с простой или утолщенной
дужкой.
Носители культуры ямных погребений создавали
керамику вручную, без применения гончарного круга.
Темная полированная посуда, тем не менее, весьма ка-
чественна. Это чаши с широкими плечиками и высокой
ручкой с двумя отверстиями («бинокулярной»), чаши с
простой ручкой, кувшины с горлышком в виде усечен-
ного конуса, амфоры и аскосы. Кроме того гончары
массово изготавливали терракотовые грузила для ткац-
ких станков в виде усечённых пирамидок. Керамические
изделия всех типов часто украшали тисненым орнамен-
том в виде свастик и меандра.
Культура ямных погребений оказалась нежизне-
способной. Она просуществовала в 9-8 вв. до н.э. и была
полностью поглощена культурой греческих колонистов
и этрусков.
«Каблук» апеннинского «сапожка» и равнины
Тавольере по-прежнему заселяли иллирийские племена
япигов. Именно они одни из первых познакомились с техникой обработки железа.
Парадоксально, но факт – несмотря на это в раннем железном веке юго-восток Италии
был самой отсталой в культурном отношении частью полуострова! Обычная для бронзового
века так называемая «апеннинская керамика» постепенно сменилась «посудой апулийского ти-
па». Ранее создававшиеся скальные гробницы медленно вытеснялись округлыми могильными
холмами (до 9 м. в окружности и до 2 м. в высоту), покрытыми сверху россыпями камней. В не-
которых случаях насыпи скрывали постройку, напоминавшую простейший дольмен и содержа-
щую погребение в скорченном положении. Погребальный инвентарь очень беден - посуда из
черной глины и фибулы. Близ Саленто также обнаружены большие каменные насыпи (высотой
до 15 м), окруженные стеной из камня, сложенной без скрепляющего раствора. Их предназначе-
ние пока не выяснено, однако несомненно, что, памятники относятся к культуре италийских ил-
лирийцев раннего железного века.
Граков Б.Н. Ранний железный век. М.,1977
Модестов В.И. Введение в римскую историю, тт.1-2, Спб., 1902
Модестов В.И. Венеты, «Журнал министерства нарoдного просвещения», февраль, I,
1906
Модестов В.И. Венеты, «Журнал министерства нарoдного просвещения», март, II, 1906
Монгайт А.Л. Археология Западной Европы. Бронзовый и железный века. М.,1974
Проблемы истории докапиталистических обществ. М.,1968
Тронский И. М., Очерки из истории латинского языка, М.-Л., 1953
Beeler M. S. The Venetic language, Berkley-Los Angelos, 1949
De Francisci P. Primordia civitatis. Roma, 1959
Hirt H., Die Indogermanen, II, Strassburg, 1907
Patroni G. La preistoria (Storia politica d’Italia). Milan, 1937
Pauli C., Altitalische Forschungen, bd. 3, Die Veneter, Lpz., 1891
Peet T.E. The stone and bronze ages in Italy and Sicily. Oxford,19O9
Peruzzi E. Origini di Roma, v. I. Bologna, 1970
Trump D. Central and southern Italy before Rome, London, 1966
Trump D. The Prehistory of the Mediterranean. L., 1980

3. Этрусский рассвет
1.Земля этрусская
2.Рождение народности
3.«Слышим, но не понимаем»…
Пожалуй, этруски держат печальный рекорд:
-ни об одном из ныне не существующих народов не выскаазано столь много пропитан-
ных апломбом непрофессиональных, дилетантских, а то и просто откровенно антинаучных
суждений.
37
-ни одна из исчезнувших культур не удостаивалась такого пристального внимания учё-
ных… с таким обескураживающе малым результатом.

1.Земля этрусская
Область Апеннинского полуострова, на которой сформировалась этрусская общность
может быть определена очень чётко: неправильный треугольник, образованный реками Арно
на севере и Тибр на востоке и юге, а также тирренским побережьем между устьями этих рек.
Кроме указанной территории в Этрурию следует включать маленькие островки у берега, вклю-
чая Эльбу. «Этрусский треугольник» вытянут с севера на юг чуть более чем на 250 километров,
а с запада на восток – менее чем на 150 километров. Большая часть древней Этрурии совпадает
с нынешним итальянским регионом Тоскана
О некоторых местностях Италии принято говорить, что жить в них – всё равно, что по-
селиться в музейном зале. Не такова Тоскана. Будучи до предела насыщенной историческими
памятниками, этот регион удивительно уютен и комфортен для проживания. Географические
условия Тосканы были благоприятным для заселения как охотниками и собирателями средне-
каменного века, так и земледельцами и скотооводами неолитической и бронзовой эпох.
«Этрурия - это прежде всего страна холмов и воды. Добрую половину территории на во-
стоке занимают горы. На долю равнин приходится примерно 10%, а остальную часть составля-
ют холмы, главным образом, из песчаника, известняка и глины - на севере, вулканического туфа
и лавы — на юге; повсюду они прорезаны долинными и глубокими оврагами»52. В целом рельеф
Тосканы-Этрурии удивительно благоприятен для ведения хозяйства. На юге региона имеются
скалистые участки. Они состоят из относительно мягкого туфа, образованного некогда из плот-
ных слоев пепла, извергнутого ныне угасшими вулканами. Кратеры этих вулканов ныне превра-
тились в озера Браччиано, Вико и Больсена. Исключая указанные скалы, а также холмы Монте-
Соррате и Тольфа, Тоскана-Этрурия представляет широкое слабовсхолмлённое плато. Для той
части Этрурии, что лежит вокруг озера Больсена, типичен иной ландшафт. Эти места сложены
из известняка и песчаника. Тут имеются удобные обширные долины и гряды холмов, порою
внушительной высоты. Обрывистые ущелья и лощины, пробитые водными потоками в мягком
туфе окаймляют плато.
В лощинах текут ручьи и мелкие речушки. Несмотря на их кажущуюся незначительность,
периодические разливы постоянно досталяли местным жителям неприятности. Только в про-
шлом веке звестны несколько случаев, когда река Арно выходила из берегов.Все тосканские ре-
ки и ручьи - средиземноморского типа, то есть разливаются зимой и осенью, когда в Апеннин-
ских горах идут дожди.
Часть из этих потоков впадает в р.Арно, берущую начало на высоте 1320 метров в Апен-
нинах близ посёлка Стиа. Общая протяжённость реки - 248 километров, а площадь бассейна -
8228 кв км. В доледниковое время долина реки была огромным пресноводным озером, длинной
около полусотни километров. Палеонтологи, ведущие раскопки, обнаруживают в слоях синей
глины и песка массу окаменелостей вымерших животных. Р.Арно течёт по Казентинской до-
лине, через холмы, далее направляется в долину Ареццо, где в неё впадает река Киана. В Арн-
ской долине реку существенно пополняет приток Сиве. Протекая между живописными холма-
ми, у самого тирренского побережья Арно вбирает в себя реку Эльзу и заканчивает свой путь
На востоке Этрурии за-
служивают обязательного
упоминания Тразименское,
Больсенское и Браччанское
озера, изобиловавшие разны-
ми видами рыбы.
Тразименское озеро
(Lago di Trasimena) - крупней-
шее на Апеннинском полуост-
рове (площадь 128,6 кв.км,
глубина 6-8 м.) – находится на
высоте 259 м. Это реликт
большого постплиоценового
озера. Берега Тразименского
озера преимущественно забо-
лоченные и низкие.
Озеро Больсена (Lago
di Bolsena) в северной части
провинции Витербо (итал.
Viterbo), образовалось в за- Современная Тоскана

52 Жан-Ноэль Робер Ж.-Н. Этруски. М., 2007, c.57


38
падных предгорьях Централь-
ных Апеннин около 370 000 лет
назад вследствие провала крате-
ра доисторического потухшего
вулкана Вулсини. Площадь озе-
ра - 113,5 кв.км, высота уровня
воды - 305 м., наибольшая глу-
бина - 151 м., а средняя глубина -
81 м. Озеро пополняется атмо-
сферными осадками и многочис-
ленными ручьями. Сток вод
происходит в Тирренское море
через реку Марта. Отличитель-
ной особенностью этого озера
овальной формы стали два ост-
рова в южной части. Их создали
более поздние подводные извер-
жения. Любопытно, что Боль-
сенское озеро способно на сюр-
призы и в наши дни: по римским
Современная Тоскана летописям последний раз вулка-
ническая активность была отмечена тут в 104 году до н. э.
Озеро Вико (Lago di Vico), окруженное Чиминскими горами, находится выше всех боль-
ших итальянских озер - в нескольких километрах к югу от Витербо на высоте пятьсот семь мет-
ров над уровнем моря. Происхождение этого озера также вулканическое. Сказание утверждает,
что Геркулес воткнул в этом месте свою дубину в землю. Из пробитого отверстия ударил бур-
ный поток, затопивший долину. Оценив, красоту легенды, геологи, тем не менее, утверждают:
озеро образовалось около 100 000 лет назад, когда заполнилась водой в водой кальдера (впади-
на, образовавшаяся из-за обрушения вершины вулкана). В наши дни площадь зеркала озера -
около двенадцати квадратных километров, средняя глубина - 22,2 м, а наибольшая глубина -
49,5 м. По легенде, озеро образовалось на месте, куда у, когда он ее вытащил, из-под земли
начал бить поток воды, заполнивший всю долину.
В 11-10 вв. до н.э. Этрурию покрывали леса, состоящие из дубовых и многовековых бу-
ковых рощ, плодоносных орешников, ясеней, кленов, каштанов. В ту пору эти леса могли пред-
ставлять труднопреодолимое препятствие. Пользу лесов для этрусков невозможно недооценить.
Они предоставляли ягоды и орехи, дичь, дрова для отопления и древесный уголь для металлур-
гии и гончарства. Особое значение имела высококачественная древесина, применявшаяся для
изготовления мебели, в строительстве и кораблестроении.
Конечно же наибольшую ценность для людей представляли поля и луга со всевозмож-
ными цветами и травами. Этрурия во все поры славилась плодородием бурых почв, как горных
лесных, так и равнинных.
Древний автор Диодор Сицилийский подчёркивает отрицательные последствия влажно-
сти климата. Неудивительно – сырость во все времена была куда более трудно преодолимым
недругом сельского хозяйства, чем засуха. На озерных и морских берегах Этрурии лежали
большие болота и топи, заросшие тростниками и камышом. В них встречались самые разные
виды водоплавающих птиц и животных.
С восторгом описывавшие благодатную природу Этрурии античные авторы (Плутарх: -
«Вся эта страна усажена деревьями, богата пастбищами для скота и прекрасно орошена река-
ми»53) сразу же сбивались и начинали неразборчиво мямлить, едва речь заходила о подземных и
горных ресурсах, о каменных и мраморных карьерах. Парадоксально, но этруски практически
не знали массового производства мраморных саркофагов или скульптур, изготовления колонн
или применения мрамора для отделки архитектурных памятников. Они всегда предпочитали
обожженную глину для украшения своих построек. Дело разумеется не в отсутствии ресурсов,
как таковых, а в особенностях их расположения. Добыча строительного камня в Этрурии тре-
бовала серьёзного напряжения сил и была довольно затратной процедурой. Так, разработку
знаменитого каррарского мрамора смогла наладить только поздняя Римская республика с её
мощной рабовладельческой экономикой. Не сумевшие даже объединиться этрусские города-
государства просто не обладали необходимой для этого базой.
Зато обеспеченность Этрурии железом всегда с завистью упоминалась теми же древними
писателями. На первом месте всегда называли запасы железа с острова, который греки прозвали
«черной от сажи» и «щедрой на неисчерпаемые железные руды» Эфалией. Диодор Сицилий-
ский: -«Остров Эльба богат железосодержащими породами, которые дробят на кусочки для по-
следующей плавки и подготовки металла. Занимающиеся этим трудом мастера дробят металл и

53 http://krotov.info/acts/02/plu/tarh_tracts.htm#2
39
плавят его в превосходных печах: там, на сильном огне металл плавится и выливается в слитки
определенных размеров, похожие на большие губки. Купцы покупают их … Затем кузнецы об-
рабатывают их и производят всевозможные изделия. Они делают разного рода оружие, кирки,
серпы и прочие орудия очень высокого качества. Затем купцы развозят эти изделия по всему
миру»54.

Коллине-Металлифере
Ни у кого из истори-
ков нет ни малейших сомне-
ний в первостепенной важно-
сти добычи и обработки же-
леза на о.Эльба (любопытно,
что разработка железных руд
на острове прекратилась
лишь в 1982 г.) Однако, ост-
ров - вовсе не единственный
регион Этрурии, изобилую-
щий рудами. Этруски добы-
вали обрабатывали железо,
медь, свинец и серебро. Бога-
тые этими металлами местно-
сти имелись в Апуанских
Альпах. Два металлоносных
региона лежали у Тирренско-
го побережья: холмы Тольфа, Коллине-Металлифере
к северу от устья Тибра и мыс Пьомбино. Обильной рудой была округа Популонии, местности
между Вольтеррой и Масса Марритима, ныне называемые «богатые металлом холмы» (Кол-
лине-Металлифере).

2.Рождение народности
Дискуссии о происхождении этрусков не стихают уже третий век.
При этом порою совершенно фантастические измышления облекаются в очень наукооб-
разные формы. Так, Николая Яковлевич Марр (1864-1934) рассуждал о миграции двух групп
«яфетидов» с Кавказа на запад. Его последователи А.Аптекарь55, Б.Богаевский, Н.Залесский
немало преуспели в распространении учения Н.Марра. С.Ферри и Р.Гордезиани также пытают-
ся убедить, что корни величественного древнеримского феномена уходят во времена, когда
Италию, якобы, освоили кавказские горцы! Нужны ли комментарии?!56

54 http://ancientrome.ru/antlitr/diodoros/diod07-f.htm
55 См. Аптекарь Б.Б. К вопросу об этрусках в работах Н. Я. Марра. «Проблемы истории дока-
питалистических обществ». М.- Л., 1935
56 Казалось бы, не нужны. Но… см. Маловичко О. Кавказькі етимологі ¿ етрусько¿ лексики.
«Мова та І сторі я». Вип. 26, Ки¿в, 1997, Маловичко А. Опыт интерпретации памятников этрус-
ской письменности. «Сучасне укра¿нське кавказознавство. Ки¿в, 1999, Маловичко А. Этрусский
язык – один из восточнокавказских? «Мови та культури Заходу й Кавказу», Ки¿в, 2000
40

Коллине-Металлифере
Безусловно в круг дискуссий о происхождении этрусков мы не будем включать «доказа-
тельства» того, что этруски – прямые предки русского народа, что «Кременчуг» и «Кремона» -
однокоренные названия и что италийские пелигны идентичны приднепровским полянам. Удру-
чает лишь то, что на обломках бывшего СССР, где захватившие власть перестроечные и
постперестроечные преступники практически полностью уничтожили основы не просто образо-
ванности, но элементарной грамотности, подобные «доказательства» кем-то воспринимаются
всерьёз…57
Понятно, что всё это не стоит не то, чтобы критики, но даже простого внимания.
Все, опиравшиеся на доказательную базу мнения, высказанные как зарубежными иссле-
дователями, так и отечественными историками, можно свести к трём основным вариантам:
1)Этруски прибыли из-за моря, они – переселенцы с Востока.
Основоположник современной научной археологии, шведский историк культуры Густав-
Оскар-Августин Монтелиус (1843-1921) считал археологические памятники Тосканы неоспори-
мым доказательством восточного происхождения этрусков, хотя многие учёные не приняли
предложенную им хронологическую схему.
Русский историк, филолог, публицист и переводчик Василий Иванович Моде́стов (1839 -
1907) полагал этрусков выходцами из Малой Азии. Г.Кёрте, Н.Оберг, А.Делла Сетта, А.Гренье,
Г.Каро и другие исследователи вслед за В.И.Модестовым, также считали родиной этрусков Во-
сток: Лидию, Фригию, Лемнос или северо-запад Малой Азии.
Перикле Дукати (1880-1944) считал бесспорной античную традицию о переселении пред-
ков этрусков из Восточного Средиземноморья, не конкретизуя, какая именно область могла яв-
ляться их прародиной.
Последователь Фюстеля де Куланжа и представитель «школы Анналов» Андре Пигань-
оль (1883-1972) усматривал в археологических памятниках Урарту прямые прототипы будущей
этрусской культуры.
Один из лучших антиковедов Австрии Фридрих Шахермайр (1895-1987) считал этрусков
выходцами из эгейско-анатолийского региона и своим авторитетом на многие годы предопре-
делял направление в изучении генезиса этрусской народности.
2)Этруски переселились на Апеннинский полуостров по суше с севера (с Альп или из за-
альпийских районов.
В середине 18 в. французский просветитель и атеист, этнограф, религновед Никола Фре-
ре (1688-1749) выдвинул «северную версию» происхождения этрусков, ныне полностью поте-
рявшую приверженцев.
Но в 19 в. немецкие ученые придерживались исключительно её. Бартольд Георг Нибур
(1776 -1831), выдающийся немецкий, критик источников и первооткрыватель филологических
обоснований исторического исследования, также разделял это мнение.
Почётный гражданин Рима, лауреат Нобелевский премии по литературе за 1902 г. за
труд «Римская история», немецкий историк, филолог и юрист Те́одор Мо́ммзен (1817-1903) при-
зывал искать родину этрусков в горах, к западу или к северо-западу от Апеннинского полуост-
рова.
Немецкий педагог, языковед и археолог Вильгельм Пауль Корссен (1820-1875) и знаток
итальянской археологии Вольфганг Гельбиг (1839-1893) также безоговорочно поддерживали
«северную версию», считая этрусков переселившимися в Италию ещё в конце бронзового века
центральноевропейскими переселенцами.
Известный немецкий специалист по древней истории Эдуа́рд Ме́йер (1855-1930) подыто-
жил аргументы сторонников «северной версии», на чём её поддержка сошла на нет.

57 Носовский Г.В. Фоменко А.Т. Империя (Части 1-7) http://do.gendocs.ru/docs/index-


359119.html?page=34#8067017
41

3.Этруски – не пришельцы, а аборигенное население Италии


Итальянский антиковед Гаэтано де Санктис (1870-1937) утверждал, что этруски были по-
томками носителей универсальной культуры террамар эпохи бронзы, от которой произошли
все последующие италийские культуры.
Ученик Г. де Санктиса, исследователь античности, профессор древней истории Турин-
ского и Неаполитанского университетов Луиджи Парети (1885 - 1963) превзошёл учителя в ка-
тегоричности, резко отказывая в праве на существование всем гипотезам, кроме «автохтонной».
Но уже с 19 в. предлагали и иные гипотезы, отрицавшие три выше перечисленных точки
зренияи утверждавшие, что «… этот народ, как и любые другие, сформировался и обогатился в
течение многих веков от различных народов, которые были его составными частями. Абсурдно
думать, что он был целиком переселен из Азии в Италию в какой-то определенный момент, но
не менее абсурдно верить, что он появился на итальянской земле, не приняв колонистов, при-
шедших с Востока, как это было повсюду в Средиземноморье. В легендах, которые часто хранят
в себе следы исторической памяти, в Тоскане всегда кто-то жил. Народы, пришедшие с Восто-
ка…, смешались с местным населением, причем вполне вероятно, что это происходило много-
кратно… Подлинная проблема заключается в том, чтобы узнать, в какой момент произошло
это соединение»58.
Немецкий историк Карл Отфрид Мюллер (1797-1840) высказывая уважение к теории
Б.Г.Нибура, полагал, тем не менее, что этрусский народ был образован слиянием переселенцев
из Лидии, прибывшими в район Тарквиний, и вторгшихся вторгшимися из-за Альп северян-
ретов.
Швейцарский специалист Ханс Мюлештейн (1887-1953) полагал, что этруски стали ре-
зультатом смешения доиндоевропейского аборигенного населения Италии и переселившихся на
Апеннинский полуостров племён, родственных урартам Закавказья.
Блистательный исследователь этрусского языка и культуры этрусков, знаток других дои-
сторических культур Италии, итальянский археолог и лингвист Ма́ссимо Паллоттино (1909-
1995) убедительнейшим образом доказал, что этруски сформировались в Италии слиянием раз-
личных этнических элементов, как пришлых, так и аборигенных. Ф.Альтгейм и А.Пфиффиг до-
полнили его теорию ещё более детальными доказательствами.
Именно с позиций теории этнического синтеза, в свою очередь вытекающей из теории
системного анализа, и будет рассматриваться сейчас проблема формирования этрусской народ-
ности.
При этом мы будем исходить из следующей аксиомы:
а)демографические движения (миграции населения),
б)распространение языков,
в)хозяйственные инновации и заимстования в сфере материальной культуры
отнюдь не всегда совпадали. Более того – только в единичных случаях были тремя сто-
ронами единого процесса. В подавляющем же большинстве случаев скорость и направленность
демографических, языковых и культурно-хозяйственных потоков не совпадали. Классический
пример – формирование этрусской народности.
Итак, каковы же генетические корни этрусков? Чья кровь текла в их жилах? Тем, кто за-
дётся подобными вопросами, сразу же следует указать на их бессмысленность. Пожалуй, в
определённом смысле здесь правы те, кто считает этрусков италийскими аборигенами. Основой

58 Жан-Ноэль Робер Ж.-Н. Этруски. М., 2007, с.13


42
будущего этрусского этноса послужило ита-
лийское население эпохи неолита, в которое
влилась небольшая доля индоевропейских
пришельцев из-за Адриатики, в результате чего
появилось пеласгическое население. Затем в
племена пеласгов влились носители культуры
террамар бронзового века. И наконец послед-
нее внедрение имело место в самом начале же-
лезного века, когда протооско-умбрские при-
шельцы смешались с аборигенами тогдашней
Тосканы. При этом переселенцев извне всегда
было меньше, чем туземцев, так что мигранты
растворялись в аборигенной среде, практиче-
ски не влияя на антропологический облик. Ка-
ким же был этот облик? Как ни странно (а что
не странно, когда речь заходит об этрусках?)
мы занем об их внешности немного. Если исхо-
дить из цифр, разгаданных на гробницах более
позднего времени, средняя продолжительность
жизни этруска, - неважно, мужчины или жен-
щины - составляла приблизительно сорок лет.
Средний рост мужчины достигал 165 см. Ис-
пользуя самую современную технику, антропо-
логи пытались выявить этнические корни
этрусков. Производили тщательные измерения
ископаемых черепов и скелетов, исследовали
особенности групп крови нынешних жителей Тосканы… Тщетно, ни одного определённого и,
главное, не противоречащего всем остальным вывода не было сделано. Единственное, что мы
можем сделать и сегодня - взглянуть на многочисленные портреты из гробниц, и заключить, что
перед нами – европеоиды средиземноморского типа, темноволосые и темноглазые.
«Следует запомнить две важные даты, связанные с формированием этрусской цивилиза-
ции: 1200 год до н.э. и 900 год до н.э. Первая дата соответствует появлению этой новой культу-
ры (так называемой протовиллановианской) и, возможно, приходу групп людей, появившихся с
Востока, хотя ничто не позволяет доказать это. Конец XIII века до н.э. был отмечен серьезными
потрясениями, особенно на востоке Средиземноморья: падение империи хеттов, акты пиратства
и попытки завоевания (особенно в Египте) «народов моря», Троянская война или то, что она
символизирует, падение микенских дворцов и последствия этого для средиземноморской тор-
говли, а потом последствия греческой колонизации. Если имелись когда-то миграционные дви-
жения людей, пришедших с Востока, чтобы присоединиться к населению Тосканы с целью из-
менить культуру и привнести основы новой цивилизации, то их следует датировать началом XII
века»59.
В 11 в. до н. э. в Тоскане уже прочно обосновались
прибывшие туда с востока тирсены. Они расселялись к
югу от р. Арно бок о бок с носителями культуры Вилла-
нова – оско-умбрами и западнее р.Тибр рядом с осевшими
там потомками носителей террамарской культуры – лати-
нами. Древние писатели прямо указывали, что тирсены
поселились в земле умбров. Вне сомнений, пришельцы
численно (количественно) уступали туземцам, превосходя
их по уровню культурного развития (качественно). Осо-
знание тирсенами своей малочисленности и понимание
аборигенами выгод культурных заимствований у тирсе-
нов удерживало тех и других от конфликтов, подталкивая
наоборот к сближению. Детали этого сближения, пере-
шедшего в 10 и 9 вв. в слияние и смешение, вероятно, про-
яснить не удастся. Но это произошло.
Правда, повторимся, произошло далеко не на всей
территории занятой оско-умбрами, носителями культуры
Вилланова. Слияние тирсенов и оско-умбров в этрусский
этнос совершилось лишь на территории левобережья
р.Арно и правобережья р.Тибр. «Однако… на адриатиче-
ском побережье Центральной Италии, культура Виллано-
ва не эволюционировала позднее в культуру этрусков, и Шлем. Культура Вилланова

59 Жан-Ноэль Робер Ж.-Н. Этруски. М., 2007, с.14


43
отношения с Этру-
рией здесь будут
носить лишь тор-
говый характер»60.
Там впоследствии
появились племен-
ные объединения
осков и умбров.
Рубеж 10 и 9
в. до н.э. итальян-
ские археологи по-
рою называют
«виллановской ре-
волюцией». Слия-
ние тирсенов с
местными жителя-
ми привело не про-
сто к арифметиче-
скому сложению
этих групп. Чис-
ленность населения
заметно возросла.
Это достаточно
убедительно дока-
зывается археоло-
гами. Появились План некрополя в Цисре
сотни новых деревень со смешанным населением. К глубокому сожалению эти интереснейшие
археологические памятники - деревянные, земляные и соломенные постройки - плохо сохрани-
лись. Чаще всего находят лишь выдолбленные в горной породе «основания» этих овальных,
прямоугольных и квадратных хижин. «Дверь хижины иногда обрамлялась отдельно стоящими
столбиками-колоннами, образовывавшими небольшой портик. В качестве материала для стен
использовались прутья и глина... Крыша крыта соломой, для прочности прижатой сверху жер-
дями. Концы жердей часто вырезаны в виде птичьих голов»61.
В некоторых случаях несколько близлежащих деревень сливались (синойкизм), что ука-
зывает на процесс предурбанизации. Оставался один шаг до появления городов.
«Следует запомнить две важные даты, связанные с формированием этрусской цивилиза-
ции: 1200 год до н.э. и 900 год до н.э… Вторая дата, 900 год до н.э. (начало железного века, по-
сле постепенного расширения практики кремации на все то, что позже будет этрусской терри-
торией), отмечает начало пре-
дурбанизации, которая знамену-
ет собой новый рост и апогей
виллановианской культуры.
При этом не должно быть отме-
чено никакого разрыва с преды-
дущим веком»62.
Одним из первых самых
известных и значимых этрусских
городов, возникшим в начале 9
в. до н.э. была Цисра (этрус.
Cisra, Xisra, Xaire, Xeri, лат.
Caere, совр. Черветери - итал.
Cerveteri). Город выстроили на
туфовом холме приблизительно
в двенадцати километров от бе-
рега, сорока пятью километрами
севернее Рима. Впоследствии
площадь города достигла ста
семидесяти гектаров а население
– двадцати пяти тысяч человек!
Само расположение Цисры об-
рекло горожан на соперничество Некрополь в Цисре.

60 Этрурия. http://rec.gerodot.ru/etruria/
61 Макнамара Э. Этруски. Быт, Религия, культура. М.,2006, с.18
62 Жан-Ноэль Робер Ж.-Н. Этруски. М., 2007, с.14
44
с соседями. С жителями Тарквиний враждовали из-за расположенных в горах Тольфа квасцов и
металлов. С городом Вейи разгорелась вражда за обладание соляных залежей в устье Тибра,
приносящих огромные доходы.
Уже с 9 в. до н.э. Цисра начала развивать морскую торговлю. Вначале её предприимчи-
вые торговцы наладили каботажные плавания вдоль тосканского побережья. Позже они добра-
лись до Корсики, вступили в меновые связи с финикийцами из Карфагена. Отношения с греками
были непростыми, но наличие подарков из Цисры в религиозном центре Греции – Дельфах –
говорит о многом.
В Цисре заканчивался Янтарный Путь, ведущий по суше от берегов Балтийского моря –
в знаменитом «комплексе гробниц Черветере» обнаружен янтарь северного происхождения.

Некрополь в Цисре.
Город Вейи располагался в шестнадцати километрах от Рима. Владения вейцев протяну-
лись до самого берега моря, вдоль правого берега Тибра. Как уже упоминалось, его расположе-
ние на Соляной дороге, ведущей к Тибру привело к постоянному соперничеству с Цисрой. Вей-
цы стремились снабжать солью – и получать от этого немалые доходы – не только соседствую-
щих с ними латинов и фалисков, но и экспортировать соль за море. Однако, где находился мор-
ской порт Вей, до сих пор не установлено.
Археологи установили, что Вейи были основаны в 9 в. до н.э. В первой половине следу-
ющего века город испытал демографический всплеск. Рост населения вызвал бурное строитель-
ство не только жилищ, но и храмов. Высокий уровень благосостояния Вейи сохраняли в течении
трёхсот лет. Город обвели крепкой стеной, создали канализацию, окрестные земли покрыли се-
тью дренажных канав. Город прославился изготовлением терракотовой скульптуры, среди ко-
торой известное изображение Геркулеса и Аполлона Дельфийского, борющихся за священную
лань. Хрестоматийным памятником также считается гробница Кампана и Уток, наиболее древ-
няя из покрытых росписью гробниц.
Где бы ни был исследован археологический памятник, везде исследователи отмечают
практически идеальную преемственность между объектами культуры Вилланова и более позд-
ними, собственно этрусскими памятниками. Переход этот был плавным. Так, к примеру, рас-
копки могильников свидетельствуют, что обряды погребения в Тарквиниях (крупнейшем насе-
лённом пункте рождающейся Этрурии) гармонично следовали друг за другом: в девяносто од-
ной могиле, относящейся к 9 в. до н.э. археологи отметили существенные отличия в обрядах,
форме урн и типах углублений. В 900-880 г.до н.э. преобладали колодцеобразные могилы, вы-
рытые в земле. Прах умершего помещали в в биконический сосуд. Перед нами – типичные по-
гребальные урны, являвшиеся основным признаком оско-умбрской культуры Вилланова. Эти
погребальные урны сделаны в стиле импасто: это очень грубая, тёмная керамика, вылепленная
вручную. Многие урны имеют одну ручку, покрыты терракотовыми шлемами или чашками,
также выполненными в технике импасто, то есть нанесения толстого слоя краски выдавливани-
ем ее непосредственно из мягкого (тканевого или кожаного) кулька. Более поздние могилы 880-
850 гг. до н.э.) являют стремительные – буквально за одно-два поколения! – переходы к новым
формам. Очень быстро развивалась техника производства сосудов. Археологи даже говорят об
особом «буккеровидном импасто», из которого впоследствии произошло характерное для
этрусской керамики буккеро - черных ваз с рельефными фигурами и надписями, искусно имити-
рующих бронзовые сосуды.
Это указывает на процесс трансформации населения, оставившего данные памятники, на
процесс складывания этрусской этнокультурной общности.
Погребения могут дать и другую дополнительную информацию. Установлено, что «кре-
мация была не единственным погребальным ритуалом в Центральной Италии. Прежнего обря-
да ингумации, или захоронения тела, продолжали придерживаться в Умбрии, Южном Лации и
45
других районах. В период культуры Вилланова II, в особенности в Северном Лации, существо-
вала традиция хоронить тело в траншейной могиле, в которую также клались погребальные да-
ры»63. Это означает, что возникающая этрусская народность отделялась и отдалялась от остав-
шихся не интегрированными в неё оско-умбрских носителей культуры вилланова, а также от
латинов.

Фреска из Вей.
Погребальный инвентарь 9 в. до н.э. весьма скромен. Обычно посмертные дары пред-
ставлены несколькими бытовыми предметами, чаще всего применяемыми в повседневной жиз-
ни. Это смычкообразные или лукообразные булавки-фибулы, бритвы в виде полумесяца в муж-
ских погребениях, катушки, бобины, веретенные кольца – в женских. Терракотовые макеты
шлемов, покрывавшие урну, продолжают встречаться в погребениях воинов.

Некрополь в Цисре. Аэрофотосъёмка.

63 Макнамара Э. Этруски. Быт, Религия, культура. М.,2006, с.19


46

Некрополь в Цисре.
Археологи решительно настаивают: формирующейся этрусской народности принадле-
жат как могилы как с кремацией (наследие оско-умбров), так и могилы с ингумацией (тирсен-
ское наследие). Но было бы совершенно неверным считать, что процесс слияния тосканских
оско-умбров с тирсенами был быстрым, уверенным и привёл к складыванию монолитной
народности, осознающей своё этническое единство! В погребениях как с трупосожжением, так и
с трупоположением и тип могил, и их погребальные инвентари в общем однообразны. Но при
том, к примеру, кладбища южной Этрурии и окрестностей Болоньи показывают много общих
черт с могильниками на римских холмах и Альбанских горах. В других случаях также заметны
некоторые территориальные особенности, указывающие на полицентричность рождающейся
Этрурии.

1. 2.
Керамика: 1.стиль импасто 2.стиль буккеро
При этом археологи указывают также на то, что погребения свидетельствуют об относи-
тельном имущественном равенстве.
У увлечённого этрусской темой читателя может сложиться на основе многочисленных
научно-популярных публикаций впечатление безмятежности и идилличности данного времени.
Но представлять рождение этрусского феномена в виде яркого культурного рассвета было бы
не совсем правильно. Это было время непрекращающихся войн. К сожалению, полное отсут-
ствие письменных источников не позволяет составить хотя бы краткую хронику столкновений и
конфликтов той поры, но косвенная информация слабым ручейком всё-таки притекает к нам.
Из неё становится ясным то, что вооруженные отряды чем дальше, тем больше приобре-
тали роль аппарата насилия, формировавшегося в ходе становления государственности. В по-
следующие века в этрусских городах-государствах и городах, находившихся под властью этрус-
ков (Рим) будут проведены военные реформы, которые наглядно подтвердят этот тезис.
Многие историки более поздних времён отмечали, что, хотя этруски во многом растеря-
ли прежние доблесть и отвагу, тем не менее являются энергичными и доблестными воинами,
внушающими страх врагам. Но что же из себя представляло этрусское войско в девятом веке до
новой эры?
Разумеется, ни коем случае нельзя воображать этрусские отряды такими, какими, века
спустя, станут грозные римские легионы! Но они и не были уже теми примитивными ордами,
которые в поэмах Гомера сшибались под стенами Трои, хотя образцами военной доблести для
этрусков (и не только для них) служили легенды о Троянской войне.
47

Некрополь в Цисре.
Тогдашние военные действия, типичные для эпохи, когда
насилие заменяло политические акты, имели различные корни, преж-
де всего:
-социально-политические (столкновения между аристократами
на почве честолюбия или личных обид, клановой мести и др.);
-хозяйственные (соперничество из-за торговых путей, место-
рождений, земельных угодий и пр.);
- магическо-религиозные.
Нам известно, что в 9 в. до н.э. первые этруски были вооруже-
ны «по виллановским стандартам»: оснащённые гребнями шлемы,
бронзовые латы, круглые щиты с геометрическими узорами или
изображениями зверей. Короткие мечи и наконечники копий с двух-
метровыми древками делали из бронзы, впрочем, быстро уступавшей
место железу.
Есть смысл кратко охарактеризовать вооружение этрусских
воинов, обеспечившее им военный перевес на будущие два столетия.
Не просто главным оборонительным оружием, но символом
воинского статуса считался щит. Крайне скромные доспехи этрусско-
го вина только дополняли щит. Не известен этрусский термин, кото-
рым он обозначался, как, впрочем, и другие названия оружия, но мо-
жет быть реконструирован его вид. Круглые выпуклые щиты диамет-
ром 50-60 сантиметров, одинаково хорошо приспособленные как для
пешего, так и для конного боя, щиты этрусков обычно называют «ар-
госкими». Такие щиты изготавливали из любого достаточно крепко-
го, но не слишком тяжелого материала. Чаще всего основу делали из
дерева или ивовых прутьев, обтягивая снаружи бычьей кожей. Ино-
гда использовали листовую бронзу. Порою материалы сочетали. Меч и ножны из
Ошибкой было бы преуменьшать полезность плетёных из прутьев Тарквиний
щитов на том основании, что, дескать, в «Илиаде» Гомера копьё, пу-
щенное мощною дланью героя, прошивает навылет даже бронзовый щит противника. Поэтиче-
ская гипербола - жанр эпоса обязывает, как-никак... На самом деле срабатывал эффект спружи-
нивания и круглый плетёный щит очень неплохо отталкивал оружие врага. Рукоятки щитов,
прикрепленные с внутренней стороны, смещали к краю и пристраивали ремни, в которые воин
продевал предплечье. Зафиксированный на предплечье щит стало намного легче удерживать, он
не выпадал из раненой руки, хотя его подвижность при этом слегка ограничилась. Изредка щи-
ты подвешивали на ремне на шею бойца. Щит не только предохранял воина от ударов или по-
паданий метательного оружия, его использовали и для нападения: нанесённый с разбегу удар
щитом сшибал врага с ног и на какое-то время превращал в беспомощную мишень. Щиты рас-
крашивали и украшали, чтобы воины различали «своих» в бою. Так что щит с оговорками
можно назвать древнейшим и простейшим опознавательным знаком.
Голову этрусского воина защищал украшенный геометрическим орнаментом шлем уже
описанного типа: бронзовый, с высоким гребнем. Такие шлемы неплохо известны, поскольку
ими накрывали, как крышками, погребальные урны с прахом воинов. Лучше всего сохранились
экземпляры из некрополей Бизенцио, Капедимонте (около Болоньи), Тарквиний, Цисры, Вей,
Кьюси.
Поверх рубахи до колен и с короткими рукавами непосредственно перед боем воин наде-
вал панцирь. Качество панциря зависело от достатка средств у бойца. Зажиточный воин мог
48
позволить себе бронзовую кирасу во всю грудь. Ме-
нее богатый ограничивался прямоугольной пласти-
ной, прикрывавшей центральную часть грудной
клетки. Но большинство не могло позволить себе да-
же этого и ограничивались доспехами, выкроенными
из склеенной в несколько слоёв кожи. Некоторые ан-
тичные авторы сообщают, о прочности этрусского
льна, нити которого было трудно разрезать ножом.
Льняные ткани также старательно склеивали и из та-
кого многослойного материала вырезали защитные
пластины.
Ниже панциря воин застёгивал очень широкий
пояс из грубой кожи с очень большой бронзовой
пряжкой, защищавшей живот. Пряжку часто украша-
ли выпуклым геометрическим орнаментом или листь-
ями, розетками и пальметками, фигурками животных.
Пряжки были найдены в Болонье, Есте, Тарквинии,
Популонии, Мантуе и Фалерии. Любопытно, что по-
хожую пряжку обнаружили греческие археологи на
о.Эвбея. Пояс должен был выдерживать тяжесть под-
вешиваемых справа ножен с мечом.
Если у других народов крепкие поножи име-
лись только у вождей, то защита для ног у этрусских
воинов встречались чаще, чем у других народностей.
Непременным оружием этрусского воина яв-
лялись тяжелое копье и короткий меч.
При этом копье считалось гораздо более важ-
ным оружием. Отряды копейщиков были ударной
основой, ядром вооружённых формирований этрус-
ков. Следует категорически возразить против широко
распространённого заблуждения, что копьё с двух-
метровым древком использовалось в качестве мета-
тельного оружия. Во-первых, они были слишком до-
роги для столь расточительного использования. Во-
вторых, тяжесть такого оружия делали дальность и
точность броска крайне сомнительными. Нет, копьё
предназначалось для колющих ударов. Это оружие
представляло тщательно отшлифованное двухметро-
вое древко диаметром 2,5-3 см. Чтобы оно не сколь-
Вооружение этрусского воина в 9 в. до зило в руках при нанесении удара, древко могли туго
н.э. Реконструкция обматывать тесьмой или кожаным шнуром. На ниж-
ний конец древка обычно насаживали короткое железное или бронзовое острие пирамидальной
формы (четырехгранный вток). Железные или бронзовые наконечники с длинными втулками
различной формы, надевавшиеся на верхний конец, археологи находят очень редко. Чаще ран-
неэтрусские воины использовали листовидные острия, напоминающие лист оливы. В единич-
ных случаях применяли четырехгранные. В «могиле воина» (Тарквинии, 8 в. до н. э.) археологи
обнаружили листообразный бронзовый наконечник двадцатисантиметровой длины, с кониче-
ской втулкой, внутри которая сохранились остатки деревянного древка.
В гораздо меньшем количестве использовали метательные дротики с железными нако-
нечниками стреловидной формы, а также применяли стрелы и пращи.
Могильники 9 в. до н.э. предоставили археологам бронзовые мечи длиной 70-80 см.,
предназначенные для нанесения колющего удара. Их лезвие и рукоять отливали из одного слит-
ка меди. Форма клинка была листообразной, плечи - закруглены. За сто лет лезвия эволюцио-
нировали и появились более лёгкие и короткие железные мечи (40-50 см.). Некоторое их сход-
ство с урартскими мечами и изображениями на позднехеттских барельефах говорит о влиянии
восточной техники металлообработки. Их гриф был утолщен в середине, а конец делали в виде
полумесяца или сегмента. Часть плеча клинка и рукоять с помощью заклепок покрывали ко-
стью или деревом. По срединной части лезвия делали ребро, по обеим сторонам которого ино-
гда процарапывали линии параллельно контуру клинка. Позднее подобный этрусский тип меча
распространится по всей Центральной и даже Северной Италии.
Ничего похожего на флот в 9-8 вв. до н.э. у этрусков не было, хотя отдельные отряды
могли совершать морские набеги на ладьях, напоминающие походы викингов. Ладьи эти имели
высокие нос и корму, оснащались единственной мачтой с прямоугольным парусом. На них раз-
мещалось 10-12 гребцов, места которых были загорожены повешенными на борт круглыми щи-
тами.
49

3.«Слышим, но не понимаем»…
Римляне нарекли их «этрусками», эллины именовали «тирсенами». Сами же себя они
называли «расена». И разговаривали на языке, который…
Собственно практически ничего об этрусском языке не известно до сих пор64. «Народ,
уже 300 лет "опрашиваемый" самыми различными приемами, до сих пор не сказал о себе самого
существенного, если не считать того, что в трудах с претенциозными названиями он "заговорил
не своим голосом"»65. Часто приходится слышать недоуменные вопросы: -«Но как же так, по-
всюду утверждается, что учёные свободно читают этрусские надписи!» Читают. Но не понима-
ют. Прочесть - не значит понять.
Следует разделять понятия «язык» и «письменность». Дошедшие до нас этрусские тексты
написаны вполне знакомыми и легко читаемыми греческими буквами. И текстов этих около
двенадцати тысяч. Что очень много в сравнении с несколькими сотнями надписей на умбрий-
ском или оскском языках. Но оскские и умбрийские наречия - индоевропейского происхожде-
ния, их можно понять. А смысл этрусских надписей совершенно неясен.
Многочисленные дилетанты, охваченные энтузиазмом, считали, что сумеют выявить его
родство с баскским языком, или турецким, с ивритом, или даже - силы небесные! – с русским
или грузинским! Естественно, посмеявшись над подобными «попытками», о них следует тут же
забыть.
Этрусский язык не является индоевропейским66 -вот, пожалуй, единственное, что можно
утверждать определённо. Хотя в нём содержится
некоторое число заимствований из оско-
умбрских и латинских наречий, например: vinu
на этрусском языке означает «вино», а nefts –
«племянник» (лат. nepos). Но это всего лишь за-
имствования, неизбежные в процессе взаимодей-
ствия языков. А взаимодействие это было весьма
любопытным. С демографической точки зрения
пришельцы-тирсены растворились в абориген-
ной оско-умбрской среде. С культурно-
хозяйственной точки зрения имело место пари-
тетное слияние культуры Виллановы с культурой
тирсенов. А вот с лингвистической точки зрения
язык тирсенов оказался сильнее. Да он очень из-
менился на италийской почве, но победил и стал Этрусская ладья. Реконструкция
в обновлённом виде этрусским языком.
Особенностью этрусского языка было то, что в нём нет ни о, ни d, существует один зуб-
ной звук t и вдобавок имеет место выпадение гласных. Очень часто этруски использовали без
всякого различия глухие и придыхательные согласные. Именно этим объясняется диковинное
произношение имён хорошо знакомых нам из греческой и римской мифологии персонажей: имя
Аполлона на этрусском поначалу произносили Apulu, а затем Aplu, греко-римская богиня Ми-
нерва-Афина звучит как Мenrva, Ахилл, герой «Илиады» -Achle. Но рекорд перевоплощения
64 См. Georgiev V. La lingua e la origine degli etruschi Roma, 1979
65 Немировский А.И. Этруски. От мифа к истории. М.,1983, с.5
66 См. Тюийе Ж,-П. Цивилизация этрусков. М.2011
50
принадлежит имени Одиссея-Улисса – его произносили не как-нибудь, a Uthste (хотя и Utste
также считалось допустимым)!

Некрополь в Цисре.
Удалось установить, что этрусский язык – агглютинативный, как венгерский, финский
или турецкий. Это означает, что при склонении существительных суффиксы, обозначающие
множественное число и косвенный падеж (к примеру, дательный), прибавляются друг к другу,
то есть «склеиваются». Тогда как во флективных языках, например, в латинском, принадлежа-
щем к индоевропейской языковой группе, всё обстоит по-другому.

,
Некрополь в Цисре.
«Если невозможно разгадать тайну синтаксиса этрусского языка, то в области морфоло-
гии имеется хоть какой-то просвет (хотя и недостаточно ясный) - по крайней
мере в том, что касается имен существительных, местоимений, прилагательных
и частично глаголов»67. Наилучшим образом к настоящему времени изучены
этрусские местоимения, союзы и частицы.
Не просто установить, как этруски образовывали род существительных
(если образовывали). Хотя в именах собственных окончания -а, -ia или -i, весьма
вероятно, указывали на принадлежность этих имён дамам. Множественное чис-
ло обозначали суффиксами -г, -a1, -1, -аг. Предположительно, в этрусском зыке
имелись два типа склонений: одно относилось к гласным, другое к согласным.
Вероятно, в этрусском языке было семь вариантов склонений:
-именительный падеж,
-родительный падеж в трёх значениях: притяжательное; частичное (отла-
гательный падеж в индоевропейских языках); определяющее (то же, что датель-
ный падеж)
-модальный (указывающий) падеж,
-падеж приближения (адлатив),
-отлагательный падеж,
-предложный падеж для указания места.
Трудно объяснить потребность этрусского языка в удвоении окончания
или даже в утроении.
Система глаголов в этрусском языке была вероятно очень сложной. В
текстах удаётся определить лишь:
-первое и третье лицо единственного числа,

67 А. Забродин. Об исследовании новыми хронологами "загадки этрусков".


http://fatus.chat.ru/etrusk.html
51
-два залога: активный (действительный) и пассивный (страдательный),
-пять наклонений (изъявительное, два повелительных, желательное, причастие настоя-
щего и прошедшего времени), несколько времен (настоящее, прошедшее, аорист, будущее и др.).
Лингвисты также отличают три класса прилагательных:
-качества,
-принадлежности.
Пожалуй, наиболее спорным к настоящему времени выглядит объяснение системы этрус-
ских числительных. «Стоит напомнить, что, не имея никакого другого языка, с которым можно
было бы сверить этрусский, весьма сложно было до недавнего времени достичь общего согла-
шения в отношении правильного порядка названий первых шести чисел, написанных не цифра-
ми, а словами на шести сторонах игральной кости из Тосканы»68. Выяснено, что десятки обра-
зуются окончаниями -ialx или -еа1х.

Некрополь в Цисре.
«Различия в порядке слов в этрусском и русском предложениях позволяют нам понять
особенности этрусского синтаксиса. В этрусском языке, как и в латинском, генетивное опреде-
ление т первой и третьей надписях Urnasis Arnthal Plecus предшествует существительному в
именительном падеже — соответственно lautnitha и clan. Глагол в этрусском предложении стоит
на последнем месте. Этруски говорили «Арунта Плека сын, Рамты Апатруи также (сын)», а не
«сын Арунта Плека и Рамты Апатруи». Союз «и» передавался с помощью частички «с» (в
ramthasc), соответствующей латинской que»69.

Некрополь в Цисре.
Понимание этрусского языка затруднено не только незнанием его грамматики. Практи-
чески не расшифровано значение известных к настоящему времени слов. С достаточной степе-
нью достоверности можно говорить о значении лишь нескольких десятках этрусских слов.
Бекштрем А.Г. Исследования в области этрускологии. СПб., 1908
Буриан Я., Моухова Б. Загадочные этруски. М., 1970
Вогэн А. Этруски. М., 1998
Кондратов А. А. Этруски - загадка номер один. М., 1977
Майяни 3. Этруски начинают говорить. М., 1966
Макнамара Э. Этруски: Быт, религия, культура. М., 2006
Наговицын А.Е. Этруски: Мифология и религия. М., 2000
Немировский А.И. Этруски. От мифа к истории. М., 1983
Немировский А.И., Харсекин А.И. Этруски. Введение в этрускологию. Воронеж, 1969
Робер Ж.-Н. Этруски. М., 2007
Эргон Ж. Повседневная жизнь этрусков. М. 2009

68
Макнамара Э. Этруски. Быт, Религия, культура. М.,2006, с.179
69 Немировский А.И. Этруски. От мифа к истории. М.,1983, с.33.
52
Altheim Fr. Der Ursprung der Etrusker. Baden-Baden, 1950
Banti L. Il mondo degli Etruschi. Roma, 1969
В1och R. The Etruscans. L., 1965
Bonfante L. Etruscan. University of California Press, 1990
Briquel D. La civilisation eŁtrusque. (sine loco)1999
Coli U. Saggio di lingua etrusca. Firenze, 1914
Georgiev V. La lingua e la origine degli etruschi Roma, 1979
Haynes S. Etruscan Civilization. Los Angeles. 2000
Keller W. La civiltà etrusca. Milano, 1999
Mansue11i G. Etruria. Milano, 1963
Pa11оtt i n о M. Die Etrusker. Frankfurt a. M.-Hamburg, 1965
Pallottino M. The Etruscans. London, 1975
Prayon F. Gli etruschi. Bologna, 2009
Randall-Maciver D. Villanovans and Early Etruscans. «A Study of the Early Iron Age in Italy,
as it is seen near Bologna, in Etruria, and in Latium». Oxford, 1924. p.84
Thuillier J.-P. Gli Etruschi. La prima civiltà italiana. Torino, 2008
Torelli M. Gli Etruschi. Venezia. 2000
TrombettiA. La lingua Etrusca. Firenze, 1928
Vacano O. Die Etrusker. Werden und Geistige Welt. Stuttgart, 1955
Vасanо О. Die Etrusker in der Welt der Antike. Lpz., 1962
Weeber K. Geschichte der Etrusker. Stuttgart, 1979

4. «Лаций суровый»
1.Природа Лация
2.Племена Лация
3.Лавиний и Альба-Лонга

1. Природа Лация
Лаций. Колыбель, в которой прошло младенчество будущего грозного великана, пове-
лителя мира и второго оплота античной цивилизации – Рима.
«Нельзя сказать, что римляне начинали свою величественную историю в соответствую-
щем природном окружении. В географическом смысле Лацио уступает многим местностям по-
луострова»70.

Альбанские холмы

70 Лукьянов А. Древнейшая история Италии. Омск, 2012-2013, с. 235


53

Геологическая карта Лация и Южной Этрурии 1875 г.

Геологическая карта Лация и Южной Этрурии 1880 г.


54
Тирренское побережье Лация (Latium) начало формироваться еще в последний леднико-
вый и послеледниковый период голоцена. Но этот процесс продолжался и позже – в каменном и
бронзовом веках, в древности и средневековье. Нало сказать, что с точки зрения мореходства
латинский берег был просто отвратителен: ступенчатые террасы. Созданные наступлениями и
откатываниями моря, хаотически чередующиеся каменистые мысы и прибрежные болотистые
равнины. Можно понять раздражение древних мореходов, плывущих вдоль берега и не видящих
удобного для причаливания места. Но можно также представить их восторг, когда они видели
устье широкой реки, впадавшей в Тирренское море – Тибр представлялся им широко распахну-
тыми воротами внутрь полуострова.

Альбанское озеро
В целом Лаций можно считать равниной, слабовсхолмлённой местностью, хотя некото-
рые возвышенности стоят упоминания. Юго-восточнее Рима находится, пожалуй, самый инте-
ресный геологический объект Лация – Альбанские холмы (Colli Albani) вулканического проис-
хождения, в кратерах которых лежат озёра Альбано (отметка воды - 290 м., глубина - 170 м.,
кратер окружен валом высотой от 225 до 395 м.) и Неми (отметка воды - 316 м., глубина - 34 м.,
вокруг кратера имеется вал высотой 205 м.)

Карта Альбанских холмов. 1939 г.


55
Северная половина кольца - горы Кастелли-Романи (41° 42' с. ш., 12° 42') в. д., начинаясь
у Фраскати, изгибается подковой на протяжении восемнадцати километров. В горах Кастелли-
Романи из лейцитовых базальтов сложены вершины Черазо (766 м), Пиоро (715 м) и др. Север-
ная часть полукольца проходит от Рокка Приора к Монте Чераза, затем поворачивает к Монте
Весково и завершается горой Артемизио у Лаго ди Неми. В горах Артемизио поднимаются
вершины: Монте-Спина (751 м), Монте-Артемизио (812 м), Монте-Пескьо (939 м), Лариано (891
м). Здесь часть бывшего гигантского кратера, по-видимому, была обрушена ещё в третичном
периоде.
В середине Альбанской «подковы» высится внутренний кратер, который геологи порою
сравнивают с Везувием. В геологическом прошлом из него выплеснулось несколько мощных
лавовых потоков. Приблизительно 550 000 лет назад циклопическое извержение, длившееся, ве-
роятно, несколько дней, выбросило около двухсот восьмидесяти кубических километров лавы.
Два самых значительных потока лейцитовых базальтов, устремившихся в сторону современно-
го Сальферата, застыли, преобразив рельеф. Они спускаются по северному склону кальдеры с
кряжа Кампо-Гилларо. Теперь они, более чем двухсотметровой высоты и тридцатикилометро-
вой длины, закрыты недавно образованными пепериновыми туфами, но всё же весьма впечат-
ляют размерами. Помимо этого весь внешний склон Альбанских гор покрыт пирокластами и
лавовыми потоками лейцитовых базальтов. Тапм высятся паразитические конусы Монте-
Триконта (203 м) и Марморелло (347 м), образованные древними пирокластами. Внизу этих по-
токов нахожится также паразитический кратер Лаго ди-Кастильоне диаметром около полутора
километров! На внешнем склоне Альбанского гор полукольца заметен также паразитический
конус вулкана Лациум. «Постоянно, отовсюду, местность поднимается сначала в холмы, а по-
том вырастает целыми массами в 2000 футов высотой. По очертанию этих гор и по свойству ка-
менных пород, со7 ставляющих их, можно заключить, как деятельны были те вулканический
силы, которые подняли всю здешнюю местность на 6—7 миль вокруг и кругловатыми линиями
скал записали на память тысячелетиям форму кратера дышавшей огнем горы. Время, природа и
рука человека изменили вид тех неровностей, которые произведены были в этой местности дав-
нишними землетрясениями и извержениями: многие провалы и трещины стали лугами и паст-
бищами, многие озера
осушены или спущены
каналами, но неболь-
шое озеро Неми еще
красуется среди живо-
писных гор и садов. По
преданию, это то самое
озеро, в светлые воды
которого целомудрен-
ная богиня лесов и ноч-
ного светила любила
глядеться, отдыхая по-
сле охоты. Еще и теперь
можно доискаться в до-
лине древних потоков
направления лавы, а
кроме вышеупомянуто-
го кратера видны по
направлению к морю и
другие, меньшие. С
южных возвышенно-
стей, ограничивающих
большой кратер, от-
крывается великолеп-
ный вид: на восток, че-
рез долины и леса, озе-
ра и ручьи, — могучие
Апеннины; на север —
вся долина течения
Тибра и далее — лесом
покрытые вершины
Циминских гор; на за-
пад и юг — длинной
цепью растянутые
Вольские горы, далее
обширная равнина и, Альбанские холмы. Геологическая схема
наконец, синие волны
56
Тирренского моря. И не удивительно, что такой обширный кругозор открывается отсюда во все
стороны: здесь стоишь на высоте 2900 футов над уровнем моря. Это так называемая теперь
Монте-Каво»71.
Централь-
ный вулкан Аль-
банских холмов к
10 в. до н.э. уже был
сильно размыт.
Углубление его
жерла заполнилось
до краёв, образовав
плодородное плато.
Рядом с ними вы-
сятся вершины
холмов-спутников:
Фаэте (956 м) и Яно
(938 м).
Между цен-
тральным кратером
и внешним кольцом
располагается рав-
нина - дно древнего
озера, ныне распо-
ложенное на сто
девяносто метров
ниже самой высо-
кой точки точки
Альбанских гор -
Монте Каво (954
м.). На этой рав-
нине находятся ещё
три небольших
кратера. Два из них
заполнились водой, Место возникновения Рима. Тёмно синим обозначены водные бассейны
так что возникли в 10-9 вв. до н.э. Бело-голубым цветом обозначены затапливаемые при
озера Неми и Аль- наводнениях места.
банское, а третий кратер –Ариччья, безводный, заполнен продуктами размыва туфов и пред-
ставляет собой сухую впадину диаметром 2-3 км. При отметке днища - 283 м. Кратер окружен
валом, поднимающимся над днищем на 232 м.
Альбанские холмы сейсмоопасны. Однако причины землетрясений в этой местности от-
личаются от общеиталийских. Если большую часть полуострова периодически сотрясают про-
исходящие глубоко в недрах Земли катаклизмы, то у содроганий зменой коры в «Альбанской
подкове» вулканические причины. Хотя извержений здесь давно не происходит (последняя по-
пытка лавы прорваться, вероятно, датируется 19 000 лет назад), беспокойная магма продолжает
ворочаться в глубине. В 1991 и 2001 гг. прорыв газов из недр привёл даже к гибели животных в
некоторых местах.
Подобные угрозы не пугали италийцев. Около 4 тысяч лет назад италийцы заселили
плодородные склоны холмов. Впоследствии, уже в римские времена, Альбанские горы стали
популярнейшим местом отдыха для жителей Рима, благодаря живописности пейзажей и боль-
шим чистым озерам.
Кроме давно потухшего вулкана Монте Каво в Лацио также расположены возвышенно-
сти Роккастрада, Амиета, Роккамонфина, Чиминийские горы с несколькими кратерами, не-
сколько небольших угасших вулканов, к северу от Рима. Подобного рода невысокие горы во-
обще типичны для Лация.
Усечённый конус стратовулкана Роккамонфина (933 м., 41° 25' с. ш., 14° 05' в. д.) подни-
мается на границе древнего Лация и Кампаньи среди недавно сложившихся аллювиальных рав-
нин на высоту 600 м. В настоящее время вулкан неактивен. На склонах Роккамонфины распо-
ложены мелкие паразитические конусы и кратеры, причём диаметр некоторых – более двух ки-
лометров!
Лаций никогда не был лидером в хозяйственном развитии среди остальных регионов
Италии. Более того, не стал таковым даже с появлением и разрастанием Рима и превращением
его в чудовищный по античным меркам мегаполис с населением в миллион человек. Наоборот –
Рим являлся не производителем, а колоссальным потребителем благ, паразитирующим не толь-

71 Вегнер В. Рим. Т.1 М., Минск 2002, сс.28-29


57
ко на седьском хозяйстве и ремесле Апеннинского полустрова, но восседающим на шеях много-
численных провинций обширной империи. Объясняется это достаточно просто – Лаций беден
природными ресурсами, за исключенитем воды и соли. Плодородной земли в области доста-
точно много, но не избыточно. Леса лишь создавали обманчивую иллюзию изобилия – при до-
статочно усердном потреблении древесины исчезали и не торопились восстанавливаться. Но
главное – отсутствие полезных ископаемых. Даже хороший строительный камень был не везде,
не говоря уже о видах, пригодных для изготоления орудий труда. С началом века металлов не-
приятным фактом оказалось то, что на латинских землях нет никаких руд.
Но поговорим о хорошем - важно, что с водой проблем не было.
Когда мы произносим: -«Лаций», тут же добавляем: -«Тибр». Как Египет называют «да-
ром Нила», так и Лаций можно считать подарком Тибра, второй по величине реки Италии по-
сле р.По. Тибр (лат. Tiberis, итал. Tevere) начинается близ горы Фумайоло на высоте 1269 м. над
уровнем моря. Протекая на юго-запад 405 км. и образуя бассейн площадью 17 160 кв. км., река
впадает в Тирренское море.
Верховья Тибра производят впечатление настоящей быстрой и шумной, достаточно чи-
стой горной реки. Близ города Отриколи в Тибр впадает приток Нера, делая его спокойным и
непрозрачным. Вытекая из Апеннин на равнины и слиаясь с притоком Тевероне, Тибр являет
собою уже типично равнинную реку – медленную и мутно-бурую. В наши дни Тибр сбрасывает
в море за год до 7,5 куб. км. воды, вынося с ними 4 830 000 куб.м. песка и ила! Но считать, что
римляне и итальянцы превратили эту реку в сточную канаву, нет особых оснований – низовые
две трети Тибра не отличались чистотой и до поселения на его берегах людей.
Однако с Апеннин в Тибр стекало и стекает множество небольших ручьёв и речушек не-
сущих исключительно чистую и здоровую воду. Именно они обеспечили существование древне-
го Рима, они же снабжают влагой и современных римлян.
Можно говорить даже об избытке воды и о том, что в 10-9 вв. до н.э. Лацио был изрядно
заболочен. Самыми обширными были, конечно, Помптинские трясины (paludes Pomptinae),
между Цирцеями и Таррациной, наводняемые реками Амасен, Астура и Уфент).
На месте будущего Рима также раскидывались болота, что просто невероятно предста-
вить себе, разгуливая по современной столице Итальянской республики. Тем не менее, на месте
Большого Цирка находилось узкое и длинное заболоченное озерцо, куда впадало не менее двух
крупных ручьёв. Большие озеро также находились в излучине Тибра как раз напротив острова
Эскулапа и на Марсовом поле. Их топкие берега, заросшие камышом и осокой, должны были
являть настоящий рай для змей и комаров. Там можно было отметить типичные болотные фло-
ристические комплексы. Сплошной топью было пространство, где позднее возникнет Римский
Форум. Заболоченные низины разделяли знаменитую семёрку римских холмов, крутые бурые
склоны которых спускались прямо в непроходимую грязь.
В ту пору Лаций нельзя было назвать лесным районом. Рощи на семи холмах были го-
раздо светлее и разреженнее, чем, скажем, леса Умбрии Тосканы или, тем более, Паданской
низменности. Здесь преобладали бук и дуб, даже один из римских холмов назвали «буковым».
Были обычны сосны, обширные площади занимали кустарники и луговая растительность.

Здесь возникнет Рим…


58
Фауна Лация была приблизитель-
но такой же, как и в наши дни, хотя, ра-
зумеется, численность животных в сотни
раз превышала теперешнюю. Множество
кабанов облюбовало болота. В низовьях
Тибра водились лесные копытные, волки
и медведи, рыси. Стаи лесных и луговых
птиц встречались повсюду.

2. Племена Лация
Любой неподготовленный чита-
тель, который решит познакомиться с ра-
ботами, посвящёнными этногенезу лати-
нов, обречён на разочарование. По этому
вопросу написано немало, однако напи-
санное - потрясающе однообразно. Со-
здаётся впечатление, что исследователи
(компетенции которых, впрочем, никто
не собирается ставить под сомнение!) за- Апеннинский олень
дались целью всего лишь продемонстрировать свою эрудицию и знакомство с сочинениями
древних авторов. При этом, обильно цитируя Диодора и Ливия, Флора и Тацита, они так и не
отвечают на вполне конкретный вопрос: каково происхождение латинов? Попробуем избрать
совершенно противоположный метод, минимально цитируя (исключение составит ишь знаме-
нитое сочинение Тита Ливия), попытаться максимально определённо проследить этапы генези-
са латинского этноса.
Уже в конце 19 в. исследователи категорически отказывались начинать историю Лация
«от основания Города», события, традиционно относимого к 753 г. до н.э.72
Вряд ли можно считать «первыми римлянами» людей прямоходящих, временами прохо-
дящих по Тирренскому побережью в поисках лучших мест и останавливающихся у устья Тибра.
Едва ли заслуживают этого титула неандертальцы посещавшие семь знаменитых холмов. Даже
людей разумных разумных древнекаменного и среднекаменного веков, эпизодически обосновы-
вавшихся в этих местах мы можем смело игнорировать в поисках предков будущего populus
Romanus.
«…отметим принципиально важные наблюдения исследовательницы Лавиозы Замботти.
Утверждая новый, антипигорианский подход к оценке археологических культур, она отказалась
от привычного тезиса о нераздельности культуры и этноса, ее представляющего. Она показала,
что носителями того или иного вида первобытной культуры были разные племена, которые
смешивались между собой. Особая гетерогенность отличала в эпоху раннего железа Тоскану и
Лаций, где кульминировались волны бесконечных миграций»73.
Первым постоянным населением, сумевшим приспособиться к заболоченным низовьям
Тибра и начавшим приспосабливать их для себя стали пеласги, носители так называемой «апен-
нинской культуры». Напомним, под пеласгами мы понимаем местное население полуострова,
подвергшееся мощному хозяйственно-культурному воздействию переселенцев из индоевропей-
ского балканского региона. В медном веке по-настоящему оседлое пеласгическое население по-
явилось на нижнем Тибре и послужило с генетической и демографической точек зрения основой
для формирования латинской общности.
«Вторым компонентом следует назвать ахейских («микенских») поселенцев. Их числен-
ность была слишком мала, чтобы «разбавить пеласгическую кровь». Однако, культурное воз-
действие оказалось достаточно мощным и существенно изменило образ жизни и хозяйствования
аборигенов»74.
Третьим компонентом латинского этноса явились носители культуры террамар75 или
протолатины. Эти племена – и по языку, и в генетическом смысле - индоевропейского проис-
хождения в бронзовом веке проникли в большинство областей Италии, в том числе и в Лаций. В
низовья р.Тибр они проникли в значительном числе, возможно сопоставимом с численностью
аборигенов-пеласгов. При этом пришельцы полностью ассимилировали пеласгическое населе-
ние, передав тому свой язык, духовную культуры и большую часть элементов материальной
культуры.
Археологические исследования не выявили никаких указаний на конфликты между про-
толатинами и аборигенным населением. В преданиях также не сохранилось ни малейшего упо-

72 См. Peruzzi E. Aspetti culturali del Lazio primitivo. Firenze, 1978


73 Маяк И.Л. Рим первых царей. Генезис римского полиса. М.,1983, с.74
74 Лукьянов А. Древнейшая история Италии. Омск, 2012-2013, с. 429
75 Модестов В.И. Введение в римскую историю, тт.1, Спб., 1902, с.146, с.150
59
минания об этом. В результате слияния в 13 в. до н.э. возникла общность племён, говорящих на
латинском языке в самой ранней его форме. Зато легенды настаивают на том, что в становлении
латинов очень важную роль сыграли племена, прибывавшие на полуостров морем во время «ка-
тастрофы бронзового века». Их достаточно подробно пересказывает «Карамзин древнего Ри-
ма» - Тит Ливий - «…1. (1) Прежде всего достаточно хорошо известно, что по взятии Трои ахей-
цы жестоко расправились с троянцами: лишь с двоими, Энеем и Антенором, не поступили они
по законам войны – и в силу старинного гостеприимства, и потому что те всегда советовали
предпочесть мир и выдать Елену. (2) Обстоятельства сложились так, что Антенор с немалым
числом энетов, изгнанных мятежом из Пафлагонии и искавших нового места, да и вождя взамен
погибшего под Троей царя Пилемена, прибыл в отдалённейший залив Адриатического моря (3)
и по изгнании евганеев, которые жили меж морем и Альпами, энеты с троянцами владели этой
землей. Место, где они высадились впервые, зовётся Троей, потому и округа получила имя Тро-
янской, а весь народ называется венеты.

Странствия Энея. Мозаика 4 в.


(4) Эней, гонимый от дома таким же несчастьем, но ведомый судьбою к иным, более ве-
ликим начинаниям, прибыл сперва в Македонию, оттуда, ища где осесть, занесён был в Сици-
лию, из Сицилии на кораблях направил свой путь в Лаврентскую область. Троей именуют и эту
местность. (5) Высадившиеся тут троянцы, у которых после бесконечных скитаний ничего не
осталось, кроме оружия и кораблей, стали угонять с полей скот; царь Латин и аборигены, вла-
девшие тогда этими местами, сошлись с оружием из города и с полей, чтобы дать отпор при-
шельцам. (6) Дальше рассказывают двояко. Одни передают, что разбитый в сражении Латин
заключил с Энеем мир, скреплённый потом свойством; (7) другие – что оба войска выстроились
к бою, но Латин, прежде чем трубы подали знак, выступил в окружении знати вперёд и вызвал
вождя пришлецов для переговоров. Расспросив, кто они такие, откуда пришли, что заставило их
покинуть дом и чего они ищут здесь, в Лаврентской области, (8) и услыхав в ответ, что перед
ним троянцы, что вождь их Эней, сын Анхиза и Венеры, что из дому их изгнала гибель отече-
ства и что ищут они, где им остановиться и основать город, Латин подивился знатности народа
и его предводителя, подивился силе духа, равно готового и к войне и к миру, и протянул руку в
залог будущей дружбы. (9) После этого вожди заключили союз, а войска обменялись привет-
ствиями. Эней стал гостем Латина, и тут Латин пред богами-пенатами скрепил союз меж наро-
дами союзом между домами – выдал дочь за Энея. (10) И это утвердило троянцев в надежде, что
скитания их окончены, что они осели прочно и навеки. Они основывают город; (11) Эней назы-
вает его по имени жены Лавинием. Вскоре появляется и мужское потомство от нового брака –
сын, которому родители дают имя Асканий.
2. (1) Потом аборигены и троянцы вместе подверглись нападению. Турн, царь рутулов,
за которого была просватана до прибытия Энея Лавиния, оскорблённый тем, что ему предпо-
чли пришлеца, пошёл войной на Энея с Латином. (2) Ни тому, ни другому войску не принесла
радости эта битва: рутулы были побеждены, а победители – аборигены и троянцы – потеряли
своего вождя Латина. (3) После этого Турн и рутулы, отчаявшись, прибегают к защите могуще-
ственных тогда этрусков и обращаются к их царю Мезенцию, который властвовал над богатым
городом Цере и с самого начала совсем не был рад рождению нового государства, а теперь ре-
шил, что оно возвышается намного быстрее, чем то допускает безопасность соседей, и охотно
объединился с рутулами в военном союзе.
(4) Перед угрозою такой войны Эней, чтобы расположить к себе аборигенов и чтобы не
только права были для всех едиными, но и имя, нарёк оба народа латинами. (5) С той поры
аборигены не уступали троянцам ни в рвении, ни в преданности царю Энею. Полагаясь на такое
одушевление двух народов, с каждым днём все более сживавшихся друг с другом, Эней прене-
брёг могуществом Этрурии, чьей славой полнилась и суша, и даже море вдоль всей Италии от
Альп до Сицилийского пролива, и, хотя мог найти защиту в городских стенах, выстроил войско
к бою. (6) Сражение было удачным для латинов, для Энея же оно стало последним из земных
60
дел. Похоронен он (человеком ли надлежит именовать его или богом) над рекою Нумиком; его
называют Юпитером Родоначальником»76.
«…об истории царей не имелось никаких летописных записей. Устное предание за столь
продолжительное время не может доставлять каких-либо надежных сведений. Никто из нас,
наверное, не счел бы возможным на основании одного устного, не книжного предания написать
историю, например, Ивана Грозного, а смельчаку, который все-таки принялся бы за это дело,
ничего не оставалось бы, как наполнять страницы вольными догадками или измышлениями.
Таково …положение автора, который задался целью восстановить историю древнейшего пери-
ода Рима. Необходимо было прибегать к догадкам и вымыслу. Задачей его было объяснить, ка-
ким образом Рим из ничего мог сделаться большим городом и благоустроенным государством,
в каком виде он представлялся в конце шестого века, когда из полного мрака вдруг выступил на
свет истории. По строгим требованиям современной науки пришлось бы отказаться от выпол-
нения столь отчаянной задачи. У нас обыкновенно считается позволительным доискиваться
главной сути дела при помощи гипотез. Древние историки более широко смотрели на роль ис-
торической гипотезы. Если гипотетичный рассказ удовлетворял вообще здравому смыслу и
требованиям правдоподобия, притом был изложен в достаточно привлекательной форме, он
считался почти равным настоящему историческому известию»77.
«Произведения античных авторов, откуда мы черпаем сообщения по интересующему
нас вопросу, относятся к разным жанрам. Они написаны либо на латинском, либо на греческом
языке и представляют собой разные версии античной традиции: римскую, в узком значении
•этого слова, и греческую. Каждая из них, в свою очередь, имеет варианты»78.
Вне всяких сомнений, историки безгранично благодарны Титу Ливию, оставившему ос-
новной письменный источник по истории Рима. Однако не случайно древний автор чуть выше
назван «Карамзиным древнего Рима». Точно так же, как и наш соотечественник, Ливий был та-
лантливейшим писателем и популяризатором, охотно восполнявшим домыслом пробелы в фак-
тах. И делал это настолько убедительно, что его домысел теперь тоже невольно воспринимает-
ся, как факт. Кроме того, и для римского и для русского авторов были характерны лояльность
по отношению к властям и стремление актуализировать историю в соответствии с политиче-
скими запросами современности: -«Historia est magistra vitae!» Во времена Ливия очень хоро-
шим тоном и известной демонстрацией благонадёжности было муссирование темы троянского
происхождения римлян79. Этим и объясняется многословный пересказ легенды об Энее.
Да, разумеется, в основе ле-
генд об Энее лежат саги, восходя-
щие к 11-9 вв. до н.э.80. «В селении
Пратика ди Маре на месте древне-
го Лавиния была обнаружена ке-
рамика, восходящая к ХП в. до н.
э. Это сразу углубило историю
Лавиния по сравнению с нашими
недавними представлениями на
несколько веков. Там была найде-
на линия из 13 алтарей в составе
сакрального комплекса, относяще-
гося к VI в. до н. э. Однако входя-
щее в него сооружение, как пока-
зывают найденные осколки кера-
мики, было построено на месте
более древнего. Отсюда следует,
что место это издавна, а не только
с VI в. было священным. Находит-
ся оно на расстоянии немногим
более 4 км от Лавиния, что почти
совпадает с данными Дионисия в
рассказе об основании Лавиния
Лациум. Затемнена область расселения латинов. Круж- Энеем. Эти находки позволяют
ком отмечено приблизительное место расположения Аль- более обоснованно судить о степе-
ба-Лонги ни достоверности античной тра-

76 Тит Ливий. История Рима от основания города. Том I. Изд-во «Наука» М., 1989, с.11
77 Энман А. Легенда о римских царях ее происхождение и развитие. СПб., 1896, с. 3
78
Маяк И.Л. Рим первых царей. Генезис римского полиса. М.,1983, с.52
79 Cardinali G. Le origini di Roma. Roma, 1949, pр. 8-9
80 Sommella P. Heroon di Enea a-Lavinium. Recenti scavi a Pratica di Mare. “Rendiconti della Pontif.
Accadеmia Romana di Archeolloggia”, v. 44, Vaticano, 1972, p. 47, p.59
61
диции о предыстории Рима»81 И
эта находка – не единственная.82
Нет, никто не отрицает опреде-
лённой роли племён, вселив-
шихся в Италию при «ката-
строфе бронзового века»83. Од-
нако, следует решительно воз-
разить против мнения, будто
эти племена оказали основа-
тельное воздействие на склады-
вающийся латинский этнос.
Пожалуй, самым замет-
ным последствием внедрения
«народов моря» стало появле-
ние в Восточной Этрурии фа-
лисков84. Когда тирсены сопри-
коснулись с формирующейся
латинской общностью, часть
латинов вошла в сферу тирсен-
ского влияния и очень многое
заимствовала из тирсенской
культуры, но при этом сохрани-
ла родную речь. Это и были фа-
лиски. После открытия в 1860 г.
учёным иезуитом Гарруччи
надписей этих племён, стало
ясно, что их язык был лишь од-
ним из говоров латинского. В Тринадцать алтарей в Лавинии
фалискских наречиях сохранялись неизменными гласные серединных слогов, ряд древних окон-
чаний, однако монофтонгизация дифтонгов aie, au произошла раньше. Индоевропейские ин-
лаутные *-dh-, *-bh- перешли в -f- (в латинском языке перешли в -b). Произошла замена иници-
ального протоиндоевропейского gh на f (foied, ср. лат. hodie). Имели место: палатализация ком-
бинации d+i в полугласный i- (foied, от fo-died, утрата конечного s, хотя бы перед некоторыми
звуками (cra, лат. cras).85
В основном, описывая материальную культуре фалисков опираются на материал из
некрополя Чивитта-Капстеллана (лат. Falerii Veteres). Похоронным обрядом там служили как
трупосожжения, так и трупоположения, причем более древним археологи считают кремацию.
Исследователь древностей Лация Л.Холланд считал, что фалискская культура проходит
через три периода развития86. Вначале преобладал обряд кремации (могилы a pozzo, такие же,
как в самых древних погребениях Лация, с той разницей, что в некоторых погребениях устрое-
ны имеются ниши для посмертных даров. Вся фалисская посуда вылеплена из темной, плохо пе-
ремешанной массы без гончарного круга и не орнаментирована. Так же, как и урны, обнару-
женные на римском Форуме, фалискские урны не имеют ручек. Привозных изделий в могилах
первого периода нет. Второй период отличается смешением погребальных обрядов pozzо и
fossа, появлением керамики, изготовленной на гочарном круге и расписанной. Третий период
демонстрирует почти полное втягивание фалисков в сферу этрусской культуры.
Вторая (оско-умбрская или «виллановианская») волна индоевропейских переселений на
юг полуострова частично перекрыла первую (протолатинскую или «террамарскую»). Это, само
собою, касается и Лация.
Мы говорим «частично», поскольку оско-умбры встретили в низовьях Тибра уже вполне
сформировавшийся латинский этнос, не поддавшийся ассимиляции. Более того, сами латины
оказали на пришельцев довольно сильное культурное влияние, в результате которого часть
оско-умбров, осевших на границах Лация образовала сабинскую общность.
Сабины, или сабиняне (лат. Sabini, греч. Σαβι̃νοι), разговаривали на одном из оско-
умбрских наречий, впитавшем очень много элементов латинского языка. Они осели в предгорь-
ях Аппенинских гор к северо-востоку от Рима, но позднее постоянно пытались сдвинуться далее
к тирренскому побережью, занимая владения латинов, эквов, вольсков вплоть до р.Лирис. Воз-

81 Маяк И.Л. Рим первых царей. Генезис римского полиса. М.,1983, с.37
82 Ильинская Л.С. Находки в древнем Лации и их место в понимании традиции об Энее на Запа-
де. «Вестник Древней Истории», 1983, № 3, с. 146-158
83См.Alfoldi A. Die troianischen Urahnen der Romer. Bale, 1951
84 См. Модестов В.И. Фалиски. «Журнал министерства народного просвещения, 1895, март
85 Bakkum G. The Latin Dialect of the Ager Faliscus: 150 Years of Scholarship. Amsterdam, 2009
86 Holland L. The Faliscans in Prehistoric Times. Rome, 1925, p. 17
62
можно, военный нажим на соседей уже в 9 в. до н.э. (хотя некоторые историки оспаривают эту
дату) сформировал у сабинов, как и многих других племён, обычай «священной весны» (лат. ver
sacrum). Дружины молодёжи с оружием в руках отделялись от родных общин и уходили искать
счастья в чужих землях. Если же самим сабинам угрожало военное вторжение, они объединяли
свои ополчения под руководством выборного военного вождя- эмбратура (лат. imperator).

Тринадцать алтарей в Лавинии


Оскоязычные племена же герников, марсов, марруцинов, пелигнов, вестинов, известные
под общим именем самнитов (греч. Σαυνι̃ται, лат. Samnitae) позднее сформировались рядом с
Лацием в Южной Италии и не подвергались культурному воздействию латинов.
Также на границах с Лацием проживали эквы (лат Аequi).
Вольски (лат. Volsci) – также племена умбро-оскского происхождения, поселившиеся в
непосредственной близости к латинам. В конце 9 в. до н.э. в их владениях возникли укреплён-
ные племенные центры, из которых позже получили известность Суэсса-Помециа у Помптин-
ского болота и Привернум на высокой, почти неприступной горе.
Аврунки (лат. Аurunci) также раз-
говаривали на языке оскской подгруппы
италийской группы. Их владения прости-
рались между реками Лирис и Вольтурн
южнее вольскской территории, там, где
находится гора Роккамонфина. Древние
источники скупо описывают аврунков
как отсталых и бедных землепашцев,
гнездящихся в укреплённых деревнях на
вершинах холмов.
Алтарь в Лавинии На землях, заселённых латинами,
археологи выделяют культуру, назван-
ную ими (представьте!) латинской. Ос-
новные её памятники обнаружены в Ла-
винии, Габиях, Пренесте, Веллетри, близ
Норбы, на Альбанских горах и римских
холмах, и других местах Лация87.
Семь холмов, где позднее раски-
нется Рим в то время покрывал лес. На
это красноречиво указывают сами назва-
ния: Viminal, Quirinal, Fagutal. Сырые ни-
зины между холмов являлись идеальными
пастбищами. Так что сама природа тол-
кала латинов к усиленному развитию
скотоводства, занявшего первое место в
Музей в Лавинии хозяйственной деятельности88.

87 См. Gierow G. The Iron Age Culture of Latium, v. I. Lund, 1966,


88 См. Рiganiо1 А. Essai sur les origines de Rome. Paris, 1917, p. 017
63

Героон Энея в Лавинии


Свиньи (porcus, рогса) – всеядные, неприхотлвые, не требующие запасов корма на зиму,
оказались животными, наиболее приспособленными для разведения в таких природных услови-
ях. Латины широко практиковали во время религиозных праздников дарение наиболее древним
местным божествам «первинок» урожая и принесение в жертву домашнего скота. Археологи
установили, что основными жертвенными животными считали свиней. Их костные останки бы-
ли самыми многочисленными у алтарей Термина, Сильвана, Весты. Кости свиней также преоб-
ладают среди кухонных отбросов.
Коз латины разводили в первую очередь ради шерсти. Ценились также их кожи. Молоко
спользовали для прикорма детей и изготовления кисломолочных продуктов. В последнюю оче-
редь коз рассматривали как мясной скот. Их также приносили в жертву.
Шерстными животными считали и овец, которых разводили в меньшем, чем коз, количе-
стве, поскольку овцы требовательнее к качеству пастбищ. Лишь в более поздние, уже римские
времена, когда начнётся покорение Италии, на склонах Апеннин в полной мере разовьётся ов-
цеводдство. Овец также приносили в жертву на празднестве Амбарвалия.
Крупного рогатого скота было немного, но по сравнению с другими странами, где его
содержание было затруднено, на Апеннинском полуострове этих животных всё же было боль-
ше. Общеизвестно, что само название «Италия» было «…обязано своим происхождением разве-
дению и культу быков - (vitelli - молодые быки). Культ быка был распространен в Италии с
древнейших времен. О разведении крупного рогатого скота в Лациуме говорят родовые имена:
Мамилии, Вителлин, названия ворот в Риме - Porta mugonia. Быки использовались прежде всего
для пахоты»89.
Ещё раз хотелось бы предостеречь от широко распространённого заблуждения – лоша-
дей применяли не в хозяйстве, но исключительно в военных целях, на коне вождь выезжал вер-
хом, коня впрягали в боевую колесницу, которая была не просто главным оружием вождя, но
атрибутом его статуса.
Кроме того еще со времён индоевропейского единства конь считался священным живот-
ным. Не удивительно, что латины приносили лошадей в жертву богу войны Марсу.
Земледелие у латинов было занятием важным, но всё-таки второстепеннным в сравнении
с животноводством. Это легко объясимо – выше достаточно сказано о малой плодородности
почв в долине р.Тибр. Кроме того, дороговизна металлов делала плуг с металлическим сошни-
ком, необходимый для качественной обработки земли, вещью почти недоступной рядовому ла-
тинскому пахарю.
Тем не менее, латины отнимали у заболоченных, заросших камышом и осокой низин
клочок за клочком. Это была воистину великая битва за землю. В ней побеждало несгибаемое
упорство латинов.
89Немировский А.И. История раннего Рима и Италии. Возникновение классового обществ аи
государства. Воронеж, 1962, с.74
64

1. 2. 3.
1. Полба, пшеница двузернянка (triticum dicoccum). 2. Пшеница однозернянка (triticum
monococcum). 3. ячмень (hordeum tetrastichum).
Археологам уже в 1950-е годы удалось определить, что латины отлично освоили навыки
обращения с полбой или пшеницей-двузернянкой (triticum dicoccum). Сеяли также, хотя и го-
раздо реже, пшеницe-однозернянкy (triticum monococcum). Охотно высевали ячмень четырёх-
рядный (hordeum tetrastichum). Имелись таже посадки ржи (Secаle cereаle), овса (avenae), гороха
(latihyrus sativus).
Латины также были знакомы с репой, тыквой, луком и чесноком.

1. 2. 3.
1.Чёрные бобы. 2.Рожь. 3. Смоквы
Скорее всего садоводство ограничивалось выращиванием яблонь с небольшими плода-
ми и соковниц. Смоко́вница обыкнове́нная (Ficus carica), или смоква, или фи́га, или ви́нная
я́года, или инжи́р, или субтропический карийский листопадный фикус - ценное плодовое расте-
ние, дающее вкусные плоды. С деревом и плодами инжира латины связали многочисленные ре-
лигиозные обычаи и сказания, почитали смокву как дерево, обеспечивающее плодородие и за-
житочность.
Римляне прекрасно знали дикую маслину. Античный писатель Плиний Старший утвер-
ждал, что выращивание оливок и употребление их в пищу началось в Риме при рексе Тарквинии
Гордом, однако археологи это категорически отрицают и считают, что оливковое дерево стало
в Италии культурным растением не ранее 6 в. до н.э.
Совершенно неясно, были ли знакомы латины с виноградарством. Виноградные косточ-
ки обнаружены в бытовых отходах латинских поселений, но вполне вероятно, что они могли
происходить из привозного изюма.
Косвенные данные позволяют предположить, что латины часть земель отводили под вы-
ращивание льна.
Назвать высоким уровень развития ремесла в латинском регионе в 10-9 вв. до н.э. язык
не поворачивается даже у такого почитателя латинской и римской культуры, как автор данных
строк. Не случайно в итальянских музеях экспонаты, относящиеся к раннежелезному веку в Ла-
ции скромно теснятся на задних планах угловых полок.
Еще полвека назад исследователи утверждали: -«Отсутствие литейных форм в слоях, от-
носящихся к IX—VII вв. до н. э., заставляет предполагать, что изделия из металла первоначаль-
но привозились торговцами из соседних областей, прежде всего из Этрурии» 90. В наши дни уже
известны памятники, на которых имеются следы работы металлургов. Хотя, разумеется, из-за
полного отсутствия руд металлов в Лации, кузнецы и литейщики находились в постоянной за-
висимости от импорта сырья. Неудивительно, что памятники Лация 9 в. до н.э. исключительно
бедны металлическими предметами. Сломанные металлические вещи никогда не выкидывали,
их многократно переплавляли или перековывали. Железо считалось дорогим и менее практич-
ным металлом, поскольку при перековке происходили значительные потери. Поэтому латины
предпочитали бронзу, несравненно более экономную в переплавке. Из бронзы делали ножи,
бритвы, булавки-фибулы. При этом мастера старались экономить каждый грамм сплава и нико-
гда не изготавливали вещь сверх минимально необходимого размера.

90Немировский А.И. История раннего Рима и Италии. Возникновение классового обществ аи


государства. Воронеж, 1962, с.117
65

Погребальные урны в виде хижин


Глина в Лации не отличалась высоким качеством, вдобавок латинские гончары не поль-
зовались кругом при изготовлении посуды. Вылепленные вручную толстостенные тёмные сосу-
ды тяжелы и, вдобавок, скверно обожжены. Всё указывает на то, что гончарное ремесло носило
домашний характер, посуду изготавливали по мере потребности в ней в каждой семье, специа-
лизирующихся на гончарстве и постоянно совершенствующих навыки и умения мастеров не бы-
ло.
Точно таким же было и ткацкое ремесло. Женщины в каждой семье пряли пряжу и изго-
тавливали по мере необходимости льняные и шерстяные ткани. Возможно, существовало также
производство грубых конопляных и крапивных тканей.
Примитивные хижины из глины и дерева также создавали силами семьи без каких-либо
профессиональных навыков. Некоторые сведения об этих жилищах были получены после рас-
копок 1950-х годов avanzi di tumuli на Палатинском холме и Форуме. Во время исследований на
Палатине стало ясно, что латины выбирали место для поселения, Начинали работу с выдалбли-
вания в туфе углублений, соответствующих размерами и формой будущей хижине. Затем по пе-
риметру углубления сооружали без фундамента стену-плетень и обмазывали её глиной снаружи
и изнутри. Окон, вероятно, не делали, оставляя только дверной проём. Затем сооружали дву-
скатную крышу, укладывая на стропила камыш или солому. Извне устанавливали столбы-
подпорки, поддерживающие выступающий скат крыши или иногда служащие основой для не-
большого крыльца. Вокруг хижины могли прорыть канавку, предохраняющую от затопления
дождевой водой. Раскопки на Священной Дороге римского Форума поазали, что столб в центре
хижины поддерживал крышу. В некотором отдалении от столба находился очаг, дым из кото-
рого покидал жилище «по-чёрному», то есть через крышу.
В настоящее время остатки латинских хижин представляют собой скопления глины,
смешанной с пеплом от прутьев и соломы и обуглившимися кусками дуба. Там же находят ке-
рамику, маленькие кусочки необработанной бронзы, пряслица и прочие предметы. Но крайняя
неыразительность находок и по сей день не позволяет в подробностях восстановить интерьер
латиских жилищ.
Нет совершенно никаких изображений и практически ничего не содержится в текстовых
источниках, что позволило бы нам судить об одежде латинов. В самых общих чертах её можно
описать как «три без»: без рукавов, без штанов, без пуговиц. Вероятно были популярны вариа-
ции туник различной длины и простейшего покроя и прямоугольных кусков ткани, которые
скреплялись фибулами в нескольких вариациях. Столь же мало известно об обуви. Скорее всего
ей служили особой формы куски кожи, которые зашнуровывали на подъёме стопы. Это защи-
щало ногу при хождении по камням. Если предварительно ногу обматывали портянкой и пус-
кали шнуровку поверх неё по щиколотке, получался зимний вариант обуви. Жарким летом на
обуви экономили, ходя босиком.
Хлеб был по-прежнему неизвестен жителям Лация. Собран-
ное зерно высушивали, растирали зернотёрками и из полученных
круп варили каши. Их приправляли небольшим количеством соли,
луком и чесноком. Обычной пищей были варёные бобы, которые в
хорошие, сытые, дни приправляли свиным салом. В конце лета и
осенью ели пареную репу и тыкву. В реках ловили рыбу, варили и
вялили в дыму. Иногда к столу подавали пернатую дичь, мясо до-
бытых на охоте обитателей леса. А вот мясо домашнего скота ели
редко. Собирательство давало грибы, жёлуди, орехи, каштаны и
ягоды.
Прирост получаемого в земледелии и скотоводстве продукта
происходил в Лации медленно, но непрерывно. Это приводило к
неспешному, но уверенному росту населения. Чем больше людей Погребальная урна в
родится – тем больше умрёт. Археологи указывают на то, что виде хижины
66
обычным явлением в 9 в. до н.э. стали могильники,
насчитывавшие несколько сотен погребений.
К настоящему времени наилучшим образом
изучены некрополи на Альбанских холмах: Грот-
таферрата, Монте Крещенцо и Кастель Гандольфо.
Огромное сходство погребального обряда с тем, что
имел место в террамарах, подтверждает прямое проис-
хождение латинов от носителй террамарской культу-
ры. Погребальный обряд альбанских некрополей –
кремация с помещением пепла и обожжённых костей в
глиняную урну, которую устанавливали в могилу, ли-
бо помещали в глиняную бочку, опущенную в яму,
иногда выложенную камнями. Вообще использование
погребальной урны в виде глиняной модели хижины
может считаться самым характерным признаком ла-
тинской культуры. Они позволили уточнить наши
представления о хижинах латинов. Овальные или
круглые в сечении урны выполнены очень тщательно,
на них можно различить даже дверь со щеколдой и
стропила крыши. Столь тщательно копируя, латины
желали обеспечить умершему загробный мир, как
можно более похожий на земной.
Время от времени возобновляются дискуссии
по вопросу: отчего в латинских могильниках помимо
довольно тщательно отделанных урн-хижин обнару-
живают и помещение останков кремированных в про-
стые сосуды. В ходе дискуссий непременно высказыва-
ется мнение о том, что в престижных урнах-хижинах
находится прах старейшин, вождей, глав больших
патриархальных семей. Но, поскольку прямых доказа-
тельств нет, вопрос остаётся без ответа до следующей
дискуссии.
Другой обсуждаемой проблемой являются «иг-
рушечные» посмертные дары. В альбанских могильни-
ках находят не щиты, а их маленькие круглые изобра- Местоположение Альба-Лонги и тер-
жения, не ножи, а их миниатюрные копии, не наконеч- ритория подчинённых ей латинских
ники копий, а их крошечные модели. По этому поводу общин.
выдвигаются два мнения. Учёные придерживающиеся
первого, уверяют – это отражение сложной религиозной системы, требующей миниатюризации
погребального инвентаря. Сторонники второго объясняют всё проще – дороговизна металлов и
их жёсткая экономия вынуждали уменьшать размеры похоронного набора. Этот спор вяло про-
должается уже несколько десятилетий. -«Битва парадигм, однако! –сказал чукча» (из академиче-
ского анекдота).91.

3. Лавиний и Альба-Лонга
«История от основания Города» Тита Ливия – моя любимая, возможно даже настольная
книга. Тем не менее, при всём восхищении этим замечательным рассказчиком античной эпохи
приходится постоянно учитывать, что процент достоверной информации, получаемый при чте-
нии первой книги весьма скромен. Из вышеприведенной пространной цитаты о мытарствах
троянского выходца Энея и о его обосновании в Италии можно сделать лишь один вывод: пер-
вый период истории Лация можно условно назвать лавинийским и очень(!) приблизительно да-
тировать 12-10 вв. до н.э.
«Раскопки середины 60-х годов в Пратика ди Маре на месте древнего Лавиния, прове-
денные Ф. Кастаньоли, благодаря открытой там керамике XII—XI вв. до н. э. показали несо-
стоятельность мнения о позднем заселении этого места. Можно говорить теперь о поселении

91«Что такое «парадигма»? Слово это греческое. Означает — «пример», «образец». В словаре
мы можем прочесть, что «парадигма» — это «концептуальная схема, модель постановки
проблем и их решения». …такой «образец» господствует в науке не вечно, а только
ограниченный исторический период. Фактически, парадигма — это способ мышления,
базирующийся на стереотипах… Но со временем парадигма начинает стареть… Проходит
некоторое время — и парадигма начинает мешать… Доминирующий «образец мышления»
начинает тормозить науку, заводить практические исследования в похожие на тупик ситуа-
ции»Волков П.Потомки Адама. М., С-Пб., Нсб., 2003, с.16
67
конца бронзового века. Судя по домам и алтарям, город с развитой архитектурой существовал
здесь уже в VI в. до н. э. К IV в. до н. э. относится примечательный памятник - героон — нахо-
дящийся к юго-востоку от вытянувшихся в линию алтарей. Найденная ранее в районе Лавиния
надпись IV в. до н. э. с посвящением лару Энея навела ученых на мысль об отнесении героона к
Энею. Внутри каменной ограды кургана видны целла и пронаос героона, на полу которых
найдены вазочки и фрагменты кратеров IV в. до н. э., что служит основой для датировки этого
сооружения. … героон покрывает богатую могилу VII в. до н. э.

Кастель Гандольфо. Вид на Альбанское озеро


Соммелла подчеркнул также значение лавинийского кургана для дискуссии о происхож-
дении легенды об Энее. Он высказал остроумное соображение о том, что первоначально в ла-
виннйской зоне существовал культ местного родоначальника, безличного божества, индигета,
подобно тому, как это было в других местах. С этим культом и была связана богатая под-
курганная могила VII в. до н. э. …возник героон Энея, образ которого был слит с отцом-
индигетом. Таким образом, лавинийские находки выделили новую фазу формирования саги об
Энее и вместе с тем показали, что в ней сохранились воспоминания об основании поселения на
месте Лавиния, восходящею к концу бронзового века, а также о возможной высадке чужеземцев
в устье Нумика, идентифицированного с рекой Фоссо»92.
Конечно, личности Энея, Латина, Лавинии и Турна следует безоговорочно признать вы-
мышленными, мифологическими. Но факт существования латинского поселения Лавиния и его
лидерство в Лации в 12-10 вв. до н.э. следет считать несомненно доказанным.
В раннегреческий (ахейский или микенский) период истории Греции возникли тесные
связи между балканским и и апеннинским регионами. Еще В.И.Модестов и его современники
задавались вопросом: чем же могла привлечь микенских торговцев и колонистов отсталая и
бедная Италия? Оловом? Но его нет на полуострове. Медью? Но её очень мало, вдобавок, крит-
ские и кипрские залежи ближе.
Возможно, ахейцев в какой-то степени интересовали природные квасцы, имеющие в рас-
творе кисло-сладковатый, слегка вяжущий вкус. В древности их широко применяли с кулинар-
ными целями в кипящих отварах. Первоначально квасцы использовали, чтобы осветлить мут-
ную воду и смыть жир с посуды. Но потом начали варить в растворе квасцов рыбу, которая
приобретала красивый голубоватый оттенок и не разваривалась, распадаясь на части. Вдобавок
квасцы удаляли неприятный тинный привкус речной рыбы и оказывали асептическое воздей-
ствие на продукт.
Вероятно, микенцев привлекали конечные точки Великого Янтарного пути, заканчи-
вавшегося в Венето и Тоскане. Дорогой и чрезвычайно популярный янтарь не только ценился
как украшение, но признавался лекарственным средством. Ему также приписывались магиче-
ские свойства.
Некоторые учёные считают, что микенцы могли также вывозить из Италии рабов. По
нашему мнению вряд ли стоит преувеличивать эту статью италийского экспорта. Во-первых,
рабовладение в микенском обществе было не настолько развито, чтобы испытывать постоян-
ную нужду в массовом ввозе невольников-чужеземцев. Во-вторых, в ахейском обществе не было
никаких препятствий для того, чтобы в достаточном числе обеспечивать себя рабами-
соотечественниками.
92 Маяк И.Л. Рим первых царей. Генезис римского полиса. М.,1983, с.77
68

Вход в героон Энея (реконструкция). Музей в Лавиниях


Хотя ответа на вопрос о характере тор-
говых отношений между Италией и Грецией
остаётся до сих пор без ответа, сомневаться в
масштабах и прочности этих отношений не при-
ходится.
Исследование торговой экспансии ахей-
цев привело ученых к выводу о существовании в
низовьях Тибра постоянной фактории, а не ме-
ста неупорядоченных визитов. С очень большой
долей вероятности можно предположить, что
она находилась именно там, где возник будущий
Лавиний. Население фактории было постоян-
ным, хотя и происходила постоянная «подпит-
ка» переселенцами из Греции и других замор-
ских поселений микенских греков. Именно из
культа конкретного обожествленного основате-
ля этой фактории и возникла в районе нижнего
Тибра в условиях этрусско-латинской культур-
ной общности легенда об Энее – выходце из
Трои - в её поздней, классической версии.
Крайне любопытно, что многие привне-
сенные микенские культурные традиции оказа-
лись чрезвычайно прочными. Один пример:
очень почитаемой в Риме реликвией считался
анцил (lat. аncile) - священный щит бога Марса
овальной формы с выемками по бокам. Он, яко-
бы, упал с неба в правление рекса Нумы Помпи-
лия и с тех пор обеспечивал военное могущество
Рима. Такие щиты были обычны среди крит-
ской, хеттской и микенской знати.
Второй пример: лингвисты выявили в ла-
тинском языке заимствования из микенского
наречия. Слова эти немногочисленны, но они Героон Энея в Лавиниях. План и приблизи-
сохранились! тельная реконструкция
После «катастрофы бронзового века ахейская фактория в устье Тибра оказалась ото-
рванной от разгромленной и исчезающей метрополии, но предоставленная сама себе, она не по-
гибла и пережила микенскую эпоху. Вне сомнения Лаций двенадцатого века до новой эры был
еще не способен воспринять и развить высокую микенскую культуру. Но латинская среда ока-
залась не только не враждебной, но очень благожелательной по отношению к микенцам. Этно-
генетического значения для Лация микенские элементы практически не имели, но оставили след
в языке и религиозных воззрениях. Микенское присутствие в Лавинии внесло свою лепту в ста-
новящуюся культуру латинов.
Но в 10-9 вв. до н. э. микенский потенциал исчерпался полностью, Лавиний утратил роль
культурного центра и уступил место лидера сугубо латинской Альба-Лонге.
Дж. Серджи блестяще доказал, что название «Альба», чрезвычайно часто встречающееся
во многих местах, доиндоевропейского происхождения и не имеет ничего общего с латинским
словом «белая». Древние географы вскользь упоминают, что лигуроязычное население называ-
ло Альпы Альбией. Дж Серджи подчеркнул, что древейшее название р.Тибр - «Альбула», при-
69
чём поэты упорно именовали реку
«flavus» из-за грязно-бурого цвета
его вод. Следовательно, в название
«Альба-Лонга» латины только до-
бавили вторую часть. Кроме того,
некоторые археологи объясняют
мелкие глиняные фигурки ранних
альбанских погребений как наследие
коренного доиндоевропейского
населения, предшествовавшего ла-
тинам. Итак, всё указывает на древ-
ность Альба-Лонги.
Но пора снова дать слово
Титу Ливию: -«3. (1) Сын Энея, Ас-
каний, был еще мал для власти, од- Воин со щитом анцил
нако власть эта оставалась неприкосновенной и ждала его, пока он не возмужал: все это время
латинскую державу – отцовское и дедовское наследие – хранила для мальчика женщина: таково
было дарование Лавинии. (2) Я не стану разбирать (кто же о столь далеких делах решится гово-
рить с уверенностью?), был ли этот мальчик Асканий или старший его брат, который родился
от Креусы еще до разрушения Илиона, а потом сопровождал отца в бегстве и которого род
Юлиев называет Юлом, возводя к нему свое имя. (3) Этот Асканий, где бы ни был он рожден и
кто б ни была его мать (достоверно известно лишь, что он был сыном Энея), видя чрезмерную
многолюдность Лавиния, оставил матери – или мачехе – уже цветущий и преуспевающий по тем
временам город, а сам основал у подножья Альбанской горы другой, протянувшийся вдоль
хребта и оттого называемый Альбой Лонгой. (4) Между основанием Лавиния и выведением по-
селенцев в Альбу прошло около тридцати лет. А силы латинов возросли настолько – особенно
после разгрома этрусков, – что даже по смерти Энея, даже когда правила женщина и начинал
привыкать к царству мальчик, никто – ни царь Мезенций с этрусками, ни другой какой-нибудь
сосед – не осмеливался начать войну. (5) Границей меж этрусками и латинами, согласно услови-
ям мира, должна была быть река Альбула, которую ныне зовут Тибром.

Алтари Лавиния
(6) Потом царствовал Сильвий, сын Аскания, по какой-то случайности рожденный в ле-
су. От него родился Эней Сильвий, а от того – Латин Сильвий, (7) который вывел несколько по-
селений, известных под названием «Старые латины». (8) От этих пор прозвище Сильвиев закре-
пилось за всеми, кто царствовал в Альбе. От Латина родился Альба, от Альбы Атис, от Атиса
Капис, от Каписа Капет, от Капета Тиберин, который, утонув при переправе через Альбулу, дал
этой реке имя, вошедшее в общее употребление. (9) Затем царем был Агриппа, сын Тиберина,
после Агриппы царствовал Ромул Сильвий, унаследовав власть от отца. Пораженный молнией,
он оставил наследником Авентина. Тот был похоронен на холме, который ныне составляет
часть города Рима, и передал этому холму свое имя. (10) Потом царствовал Прока. От него ро-
дились Нумитор и Амулий; Нумитору, старшему, отец завещал старинное царство рода Силь-
виев. Но сила одержала верх над отцовской волей и над уважением к старшинству: оттеснив
брата, воцарился Амулий. (11) К преступлению прибавляя преступление, он истребил мужское
потомство брата, а дочь его, Рею Сильвию, под почетным предлогом – избрав в весталки – об-
рек на вечное девство»93.

93 Тит Ливий. История Рима от основания города. Том I. Изд-во «Наука» М., 1989, c12
70

Карта Альбанских холмов. 1925 г.


В 9 в. до н.э. латинская общность состояла из несколько десятков самостоятельных об-
щин. Альба-Лонга не была их административным центром считалась религиозным сердцем Ла-
ция. Неудивительно – сама уникальная природа Альбанских холмов наводила на мысль о бого-
избранности этих мест. На горе Фаэте было воздвигнут фанум, то есть святилище богу-
громовержцу Иову (лат. Iov pater, Juppiter Latiaris). Именно святилище, а не храм в строгом
смысле этого слова. Важность фанума для латинов была исключительной. Вокруг него объеди-
нились тридцать альбанских общин (populi Albenses): Albani, Aesolani, Accienses, Abolani, Bube-
tani, Bolani, Cusuetani, Coriolani, Fidenates, Foreti, Hortenses, Latinienses, Longani, Manates,
Macrales, Munienses, Numinieties, Olliculani, Octulani, Pedani, Poletaurini, Querquetulani, Sicani,
Sisolenses, Tolierenses, Tutienses, Vimitellari, Velienses, Venetulani, Vitellenses.
В списке нет римлян. Но Рим уже был.
Ильинская Л. С. Находки в древнем Лации и их место в понимании традиции об Энее на
Западе. «Вестник древней истории», 1983, № 3
История первобытного общества. Эпоха классообразования. М., 1988
Модестов В.И. Введение в римскую историю, тт.1-2, Спб., 1902
Модестов В.И. Образование римской расы и условия римского величия. «Журнал мини-
стерства народного просвещения», 1896, № 5, отд. 2
Модестов В.И. Расселение арийского племени по Италии: I. Вольски и эквы. - II. Оски
и аврунки. - III. Сабельские народы. «Журнал министерства народного просвещения», 1904,
август, отд. 2, с. 326 - 360; 1905, март, с. 1 - 41; июнь, с. 366 - 399; июль, с. 1 – 40
Модестов В.И. Фалиски. «Журнал министерства народного просвещения», 1895, март
71
Монгайт А.Л. Археология Западной Европы. Бронзовый и железный века. М.,1974
Almagia R. Lazio. Torino,1966
А1fö1di A. Early Rome and Latins. Ann Arbor, 1963
В1och R. The Origins of Rome. N. -Y., 1960
Cardinali G. Le origini di Roma. Roma, 1949
De Sanctis G. Storia di Roma, Torino, 1907
Pareti L. Storia di Roma e del mondo romano. Roma, 1952
Peet T.E. The stone and bronze ages in Italy and Sicily. Oxford,19O9
Trump D. Central and southern Italy before Rome, London, 1966
72

ЭТРУССКОЕ ВЛИЯНИЕ

Мне бы хотелось, чтобы каждый


читатель в меру своих сил задумался
над тем, какова была жизнь, каковы
нравы, каким людям и какому образу
действий - дома ли, на войне ли -
обязана держава своим зарожденьем
и ростом… В том и состоит главная
польза и лучший плод знакомства с
событиями минувшего, что видишь всякого рода поучитель-
ные примеры в обрамленье величественного целого; здесь и
для себя, и для государства ты найдешь, чему подражать,
здесь же - чего избегать…
Тит Ливий

В многовековой истории Древнего Рима следует выде-


лить древнейшую стадию, конечным рубежом которой явля-
ется начало царской эпохи. II тысячелетие — это только еще
истоки Рима. Сам Рим, персонифицированный в фигуре Ро-
мула, начинается в эпоху раннего железного века…
И.Л.Маяк
73

5-6. Ромул (753-716 год до н. э.)


1.Этрурия в первой половине 8 в. до н.э.
2.Версии Ливия и Плутарха
3. Жители Семихолмья
4.«Этрусская украина» и «тибрское казачество»
«У нас нет оснований считать
Ромула вполне исторической лично-
стью, реальным персонажем. Но мы
опускаем, говоря о нем, эпитет «ле-
гендарный» не случайно. И дело не в
том, что его пришлось бы повторять
слишком часто, а в том, что в лич-
ность Ромула вкладывается опреде-
ленный смысл. Не вдаваясь здесь в
характер имени основателя Рима…
заметим лишь, что в нем слились вос-
поминания не об одном, а, вероятно,
о нескольких людях, что его деяния
явили собой некий итог их деятельно-
сти. Кроме того, разумеется, ему бы-
ли приписаны действия последую-
щих, в том числе вполне реальных
царей, точные представления о кото-
Капитолийская волчица. Изображения близнецов до- рых за давностью стерлись. В Ромуле
бавлены в 16 в. можно видеть символ определенных
явлений, за его именем стоят действительные исторические факты и процессы, события, связан-
ные с целой плеядой живших в конце IX - начале VIII в. до н. э. вождей»94.

1. Этрурия в первой половине 8 в. до н.э.


В 8 в. до н.э. в Этрурии продолжались процессы синойкизма, то есть собирания рядом
расположенных селений в ранние города. Так, на плато, господствовавшем над районом Ма-
ремме, где река Фьора встречается с двумя своими притоками, возник город Вельк (этр. Velc,
Velcl или Velci, лат. Volcii, совр. итал. Vulci, Вульчи). Крутые уступы берегов Фьоры гарантиро-
вали Вельку природную защищённость. Некотjрое расстояние, отделявшее его от берега, обере-
гало горожан от пиратских набегов с
моря. Впрочем, расстояние это не
было настолько большим, чтобы
сделать Вельк «сухопутным».
Археологические раскопки
начались здесь в 1956 году. По сей
день исследована только часть горо-
да, причём в наилучшей сохранности
оказались постройки римского вре-
мени и фундамент храма, датируемо-
го VI веком до н. э. Этрусские же
слои сохранились гораздо хуже и
изучены слабее. Тем не менне, можно
утверждать на основе обнаруженных
материалов, что город стал быстро
обгонять одновременно с ним возни-
кавшие другие населённые пункты
Этрурии. Причиной этого стали рано
установленные торговые связи с
Корсикой и, главным образом, с
Сардинией. Горожане выстроили
один или некоторых портов, места
Вельк с высоты птичьего полёта нахождения которых, к несчастью,

94 Маяк И.Л. Рим первых царей. Генезис римского полиса. М.,1983, с.6
74
сейчас очень трудно определить. Некоторые
археологи склонны считать, что в 8 в. до н.э.
Вельк был почти монополистом в торговле с
Сардинией, несмотря на то, что в море гос-
подствовали финикийцы, а торговые суда
этрусков были недосточно совершенны, что-
бы конкурировать с финикийскими.
«Связи Этрурии с Карфагеном под-
тверждаются как свидетельствами авторов,
так и данными археологии... Наиболее ран-
нее время этих отношений соответствует ран-
неэтрусскому периоду (конец VIII и VII в. до
н. э.) и началу расцвета этрусских городов, а
в истории Карфагена - периоду до его воз-
вышения среди финикийских колоний на За-
паде... До этого времени невозможно выде-
лить Карфаген из числа финикийских цен-
тров, ведших торговлю с Италией»95.
Судить о конструкции первых этрус-
ских торговых судов мы можем бронзовой Усыпальница близ Популонии
модели, обнаруженной на Сардинии, а также
по рисунку на сосуде из Цисры, ныне экспо-
нирующемся в Лувре. Перед нами предстаёт
корабль, построенный из сосновых досок,
имевший две полупалубы, мачту с прямо-
угольным парусом. Корабелы усилили проч-
ность корпуса путём накладки поверх него
поперечных балок, концы которых, выда-
вавшиеся за края бортов, обвязывали верёв-
ками. По подсчётам специалистоа такое суд-
но уверенно поднимало до 12 тонн груза.
Как стало после детального изучения
некрополя Велькa, сардов и этрусков объеди-
няли не только деловые связи и торговые от-
ношения. В женской могиле, относящейся к
первым десятилетиям 8 в. до н.э. археологи
нашли бронзовые корзинку, скамейку и ста-
туэтку, прямо указывающие но то, что похо- Порт Велька
роненная жена этруска была сардского про-
исхождения.
Можно предположить, что корабли
этого города добирались и до Кампаньи, хо-
тя прямых доказательств этой гиотезы пока
нет.
Процветала также торговля с внут-
ренними районами полуострова. Купцы
Велька живо интересовались торговыми пу-
тями на юг, особенно единственным удобным
бродом через р.Тибр, находившимся как раз
у Семихолмья (будущий Рим). «Живописные
фрески гробницы Франсуа (…одни из наибо-
лее красивых в Вульчи), а также гробницы
Колесниц и гробницы Исиды (VII век до н.э.),
гробницы Воинов (VI век до н.э.) помогают
понять, какую роль Вульчи могли играть в
судьбе Рима.»96 Но горожане не забывали и о
северном направлении. Их кузнечную про-
дукцию археологи обнаруживают на про-
странстве вплоть до р. По, владений венетов
и адриатического побережья! План Велька

95 Залесский Н.Н. Этруски и Карфаген. «Древний мир: сборник статей в честь академика В. В.
Струве». М., 1962. с. 520
96 Макнамара Э. Этруски. Быт, Религия, культура. М.,2006, с.209
75

Этрусская деревня
Округа города раскинулась между морем и озером Больсена. Некоторые сведения об
этой территории дали раскопки захоронения, где нашли несколько свинцовых шариков с выре-
занными на них словом Statnes. Историки предположили, что неподалёку мог находиться часто
упоминаемый античными авторами город Статония. Также удалось отождествить с маленьким
этрусским городом Сована (Суана) археологический памятник, расположенный на поросшем
лесом холме близ селения Питильяно. Там же находется самая северная из вырубленных в ска-
лах группа этрусских гробниц.
В середине 8 в. до н.э. горожане решили подчинить себе процветавшую сельскую округу
однако столкнулись с сопротивлением родовой аристократии, заправлявшей деревенской жиз-
нью. Деталей этого соперничества мы, скорее всего никогда не узнаем, но результат его угады-
вается легко: Знать была сломлена и горожане добавили к прибылям от морской торговли до-
ходы от сельского хозяйства.

Раскопки Велька
Город с самого начала стал одним из важнейших центров этрусского искусства. В конце
8 в. до н.э. здесь начался расцвет архитектуры как жилых зданий, так и гробниц. Именно здесь
сформировался впоследствии стиль погребальных сооружений, получивший название «кассоне»
76
(итал. cassone). Термин восходит к названию средневековых деревянных сундуков, стенки кото-
рых украшали позолоченной или раскрашенной резьбой или росписью.
Гробницы Велька указывают на начало расцвета города на рубеже 9-8 вв. до н.э.

Терракотовая модель этрусского храма Некрополь Велька


К прискорбию, пышный некрополь Велька еще в античное время привлекал внимание
грабителей. А после христианского одичания, когда надругательство над «языческими» древно-
стями считалось еще и богоугодным, положение стало вообще ужасным. Подлинный разгром
был учинён в 1828 году, когда несколько крестьянских быков случайно провалились в склеп: их
хозяева тут же разорили погребения и распродали добычу.
В 8 в. до н.э. начинается то, получило название ориентализации этрусской культуры.
Причём археологи единодушны в основе перемен лежит неуклонное развитие торговли, а не
миграция с Востока каких-то групп населения. Действительно, в 8 в. до н.э. ассирийцы начали
очередной натиск на соседей, в 745-725 гг. царь Тиглатпаласар Третий покорил Сирию и часть
Палестины. В самом деле, это привело к перемещению некоторого числа торговцев и ремеслен-
ников - беженцев из Восточного Средиземноморья. Но, разумеется, это число не могло быть
большим. Дело не в количестве, а в качестве. От ассирийской угрозы бежали самые активные
купцы и искусные мастера. Они оседали в самых разных странах, налаживая производство то-
варов по собственным технологиям и распространяя их. Финикийские жители Карфагена и
Сардинии усердно расширяли торговые операции. Количество ввозимых ими в Этрурию това-
ров возросло.
Сеть торговых путей становилась гуще. Кроме того, многие товары, произведенные на
Востоке, и попадавшие в Этрурию, могли проходить через руки греков. А другие изделия греки
либо переделывали, либо копировали, прежде чем отправить их дальше на Запад. Можно ска-
зать, что среди обширного ассортимента ввозимых товаров почти нет таких, которые бы бес-
препятственно добирались с Востока на Запад.
Первоначально ввоз товаров восточного происхождения почти никак не влиял на этрус-
ские ремесленные изделия. Но со временем мастера Этрурии перенимали чужеземные приёмы и
копировали восточные стили. Возможно, это происходило тем легче, чем прочнее в народной
памяти коренились воспоминания о восточном происхождении тирсенов.
В первую очередь ориентализация коснулась изделий из бронзы. Так, появилась заим-
ствованная из Персии конская упряжь с нащечной пластиной. На изготовление шлемов оказали
вляние урарто-ассирийские мотивы. Котлы и конические подставки к ним также можно считать
итогом воздействия восточной моды. Имеются и другие многочисленные примеры.
Греки всегда интересовались югом Апеннинского полуострова – и в микенскую эпоху и в
наступившие после неё «тёмные века» упадка. В конце 9 в. до н.э. выходцы с о.Эвбея освоили
пути к Кипру и Сирии. Они наладили вывоз оттуда товаров не только для себя, но и для пере-
продажи в Италию вперемешку со своими изделиями. Легенды утверждают, что первая грече-
ская колония была основана в 770 г. до н. э. эвбейцами на острове Искья (Питекуса), куда пере-
селилось большое количество жителей Халкиса. Археологи, раскапывавшие некрополь близ
Лакко-Амено на Искье, готовы согласиться со сказаниями. Легенды сообщают также о древно-
сти Кум, основанных, якобы, в первой половине восьмого века до новой эры. Туда, будто бы,
переселились из-за внутренних раздоров, землетрясения и других стихийных бедствий хал-
кидяне с острова Искья. Как бы скептически мы не отосились к подобным сведениям, надо при-
знать, что они не противоречат окончательному выводу – во время, называемое «ромуловым»,
торговые контакты с греками были вполне налаженными.
Греки остро нуждались в железе. Предлагая свои товары, они побуждали жителей Ита-
лии начать разработку месторождений этого металла на Эльбе, в Тольфе и в окрестностях По-
пулонии. Доказательством того могут быть обнаруженные на о.Искья следы обработки при-
77
возного железа тосканского происхождения!
Возможно именно торговля железом и зало-
жила основы быстро растущего этрусского мо-
гущества.
Вслед за эвбейцами, Италией заинтере-
совались и другие греческие полисы. Легенда
упоминает активность фокейцев и относит к
733 году до н. э.основание коринфянами Сира-
куз в Сицилии.
Партнёрами греков стали этруски. В
начале 8 в. до н. э., и особенно в его середине,
импортная посуда из Эвбеи (сосуды для вина,
кубки с зигзагообразным орнаментом) в мас-
Этрусский торговый корабль. Изображение совом количестве появилась в южноэтрусских
на стене в «Гробнице корабля», Тарквинии. городах. При этом этруски не только сами по-
требляли греческие товары, но и изредка доставляли в Северный Лаций.
Интерес к Апеннинскому полуострову пробудился также у финикийцев. В середине
восьмого века до новой эры они обосновались на островке Сан-Панталео близ западного побе-
режья Сицилии. Вероятно, они создали торговые фактории также на Сардинии.
Но ни греки, ни финикийцы не основали ни одной колонии на берегах Лация и Этрурии,
хотя их крайне интересовали залежи железной руды, пути её транспортировки и места первич-
ной обработки. Отчего? Этруски оаказались многочисленны, решительны, а главное достаточ-
но прозорливы, чтобы решительно отвадить от своих берегов нежелательных иноземцев.
В 8 в.до н.э. этрусские города начали создание первых небольших боевых кораблей.
Трудно сказать, было ли это политикой, проводимой руководством городов, либо частной
инициативой аристократов, создававших собственные пиратствующие дружины. Но в любом
случае премьера оказалась на редкость успешной.
Расписной сосуд, обнаруженный археологами в Бизенцио близ озера Больсена, демон-
стрирует нам одну из таких ладей: с круглым корпусом и украшенным звериным ликом носом,
четырёхвесельную (с добавочным кормовым веслом). Перед нами, скорее всего, универсальное
судно, базой которого служила речная стоянка.Там его вытаскивали на берег, ремонтировали и
смолили. Спустившись по реке в Тирренское море, ладья могла совершать рейды на небольшие
расстояния, после чего вновь возвращалась домой.
Но уже к концу века положение изменилось коренным образом. На двух этрусских вазах
мы видим изображение пяти (на одной) и шести (на другой) кораблей с заострёнными носами,
изгибающимися внутрь кормами, мостиками для рулевых. К мачте тянутся канаты для управле-
ния парусом. На борту вероятно находился десяток гребцов.
Именно этрускам древние сказания приписали изобретение ростра – корабельного тара-
на в виде шипа в передней части судна. Кроме того этрусские моряки начали устраивать на
мачтах площадки для наблюдателей, плетеные поручни, пользоваться двузубыми якорями.
На более поздних рисунках можно заметить присутствие воинов на борту. Тогдашние
морские бои не отличались разнообразием тактических приёмов:
-постараться угодить тараном препендикулярно в борт вражеского судна, пробить борт,
опрокинуть или хотя бы покачнуть,
-сломать вёсла противников и обездвижить их,
-засыпать стрелами, несущими подожжёную смолистую паклю.
-навязать абордажную схватку.
Возможно, с нашей точки зрения такая тактика покажется примитивной, однако этруски
овладели ею в совершенстве и заставили считаться с собой, как финикийцев, так и греков.
Восьмой век до нашей эры – время быстрого усовершенствования военного снаряжения:
орнаментированных шлемов с гребнями, деталей портупеи, наконечников копий и дротиков,
мечей.
Одна из загадок этрусков связана с появлением круглых слабовыпуклых щитов диамет-
ром 0,7-1 м. Оружейники изготавливали такие щиты из листовой бронзы полутора- двухмилли-
метровой толщины. Щиты были очень богато украшены в малоазийском стиле. В центре, как
правило размещали звёздный узор, остальную площадь размечали в виде концентрических кру-
гов, в которых чеканили ритмически повторяющийся орнамент: звери, листья, розетки, штрихи,
круги. Археологи указывают на то, что подобные щиты были тяжелы, баснословно дороги и
совершенно бесполезны в реальном бою. Для объяснения их существования предлагаются са-
мые различные гипотезы – от парадно-символического предназначения (статусный атрибут во-
ждя), до религиозно-ритуального (талисман) использования.
Очень важными представляются материалы из захоронений воинов, поскольку демон-
стрируют резкие отличия в статусах умерших – простых воинов и вождей. Дифференциация,
разумется, связана со складыванием устойчивого слоя аристократии. Думается, можно присо-
единиться к той части исследователей, которая настаивает на раннеклассовом характере этрус-
78
ского общества описываемой эпохи и считает захороненных с пышными обрядами и обильны-
ми посмертными дарами представителями формирующегося класса эксплуататоров.

Набег этрусков на сабинскую деревню


Одним из признаков перехода на цивилизационный уровень является письменность.
Этруски не обременяли себя изобретением алфавита, заимствовав его у эвбейских греков. Веро-
ятно, это произошло во второй половине 8 в. до н.э. Буквы были отлично приспособлены
этрусками к особенностям своего языка. «Например, знак «трезубец» в хрестоматийном языке
Аттики, на ионийском диалекте, который мы изучаем по учебникам, означает звук «пси», а у
этрусков же он служит для обозначения звука «кхи»97. Этруски не знали некоторых взрывных
согласных, например, Г, Б или Д и использовали вместо них глухие и придыхательные К, -кх-,
П, -пх- и Т,-тх-. Третью букву «гамма» эвбейского алфавита использовали для обозначения глу-
хого К.
Лингвисты на сегодняшний день могут работать с двенадцатью тысячами этрусских
надписей на бронзе, камне или керамических изделиях. Обнаруживаемые новые надписи регу-
лярно публикуют в обозрении «Rivista di Epigrafia Etrusca» журнала «Studi Etruschi». Увы, ин-
формативностью эти надписи не отличаются, они однообразны и коротки. Как правило, это
эпитафии с именем умершего и его профессией, посвятительные формулы на подношениях бо-
гам. Этруски писали в основном справа налево, изредка встерчаются строки, написанные слева
направо и «бустрофедоном»: одна строка написана слева направо, вторая - справа налево, тре-
тья - вновь слева направо и т. д. Слова не всегда отделяли пробелами. Многие слова до сих пор
не поддаются точному переводу. Ученых более всего удручает отсутствие билингв, то есть дву-
язычных надписей идентичного содержания. Как хорошо было бы получить текст, половина
которого была бы написана по-этрусски, а вторая представляла перевод на хорошо известный
язык! Но… чего нет, того нет.
До сих пор удовлетворительно не объяснено то, что большинство наиболее древних
надписей открыто в женских погребениях, что буквы алфавита (в основном буква А) с конца
VIII в. до н. э. ставили на предметах, связанных с женскими занятиями - прядением и ткаче-
ством. Ясно лишь, что этрусские женщины играли особенную роль в утверждении письменно-
сти.

97 http://www.razlib.ru/istorija/civilizacija_yetruskov/p3.php
79

2. Версии Ливия и Плутарха


Существуют раз навсегда въедающиеся в сознание
штампы, стереотипы, ярлыки, выйти из-под гипноза которых
кажется невозможным. «Если "запустить", значит - космонав-
та, если "израильская", значит - военщина» (из фильма «День
выборов», 2008). Если «Рим», стало быть -«город на семи
холмах». Действительно, начиная по примеру Тита Ливия
рассматривать римскю историю ab urbe condita, принято
начинать с поселений на знаменитых возвышенностях. Меж-
ду тем, сама причина, по которой первопоселенцы взбира-
лись по крутым склонам на вершины довольно высоких в ту
пору холмов, гораздо существеннее. Это воды: Тибр, болота
и озёра, шесть ручьев, омывавших холмы и впадающих в
Тибр.
В том месте, где р.Тибр изгибается латинской буквой
S, где позднее возник город, в верхнем изгибе реки раскину-
лась равнина – Марсово поле (лат.Campus Martis). В 8 в. до
н.э. Русло Тибра в этом месте сужалось, что приводило к ча-
стым наводнениям, когда заливало не только равнину Мар-
сова поля, но даже низменности между холмами. Посреди
Марсова поля находилось озеро с топкими болотистыми и совершенно непроходимыми бере-
гами, густо заросшими тростником. Это место получило название Козьего болота (лат. Palus
Caprae). В него впадало несколько безымянных ручьёв, вытекал один, впадавший в Тибр
напротив острова Эскулапа – ручей Петрония.
На месте будущего Форума в низине лежало такое же полуозеро-полуболото только
меньших размеров, куда впадал ручей Ютурна.
Там, где впоследствии будет выстроен Большой Цирк, лежала низина Мурция (лат.Vallis
Murcia). Частично её занимал залив р. Тибр, частью – болото.
Палатинский холм также был охвачен с юга ручьём, имя которого до нас не дошло. К
западу от холма находилось небольшое озерцо.
Ручьи не только заболачивали низины между холмами, но попросту изолировали насе-
ление одних холмов от других. Насыщенные влагой почвы, постоянное застаивание вод между
холмами делали местность крайне нездоровой, вызывая непрестанные лихорадки. Так что место
возникновения Рима, вне сомнений, находилось даже в худших санитарных условиях, чем про-
чий Лаций.
Но что же, словно магнитом, притягивало туда поселенцев?
Во-первых, поблизости находился единственный удобный для переправы брод на р.
Тибр. Следовательно, здесь пролегал главный путь по суше из Этрурии в Кампанью.
Во-вторых, Тибр был судоходен практически до самых верховьев. Эта речная дорога,
пересекаясь с сухопутной, создавала важнейший перекрёсток, или выражаясь современным язы-
ком – «транспортный узел».
В-третьих, соседство с культурной и богатой Этрурией превращало перекрёсток в ры-
ночную площадь.
В-четвёртых, крутизна холмов (а они были гораздо круче и выше, чем в наши дни) и
окружённость болотами делали их неприступными естественными крепостями.
Теперь, наконец, – о холмах.
80

Тибр и его притоки в 8 в. до н.э.


Название «Тарпейский
холм» вряд ли покажется зна-
комым большинству читате-
лей. Зато все знают его более
позднее название - Капитолий
(лат. mons Capitolinus), что
означает «главный». Но, став
Капитолием, холм сохранил
название «Тарпея» за самым
крутым склоном, с которого
сбрасывали приговоренных к
смерти преступников. Надо
сказать, казнь была страшной
– скатывание с высоты сорок
шесть метров редко приводи-
ло к моментальной смерти.
Капитлоийский холм был дву-
главым, вершина с более кру-
тыми склонами просто
Капитолийский холм в начале 8 в. до н.э. напрашивалась на превраще-
ние в неприступную крепость. Находки керамики 14-13 вв. до н.э. указывают, что временные
поселения возникали на холме уже в бронзовом векеПалатин (лат. mons Palatinus, итал.
Palatino), конечно же является сердцем Семихолмья. Вероятно, его нарекли в честь пастушеской
богини Палес. Этот сорокатрёхметровой высоты холм был совершенно изолирован трясинами,
круто обрывался с юга, востока и запада. Он имел две вершины: Германис (лат. Germanis), Па-
латий (лат.Palatium) и постепенно спускающийся к северу склон Велиа (лат.Velia). За исключе-
нием этого склона холм был охвачен болотами, озёрами и ручьями.
Авентинский холм (лат. mons Aventinus, итал. Aventino) вероятно назван по обилию во-
дившихся там птиц (лат. aves). Он возвышался на 39 м. и был не столь крут, как выше назван-
ные. Первоначально Авентином называли не всю возвышенность, но лишь спускающийся к
Тибру склон. Позже название распространилось на весь холм.
81

Вид с Палатина на Большой Цирк


Квиринал (лат.Quirinalis, итал. Quirinale) – самый высокий из холмов, поднимавшийся на
49 м., назвали в честь сабинского бога Квирина.
Виминал (лат.Viminalis, итал.Viminale), что значит «ивовый холм», лишь немногим усту-
пал ему по высоте – 47 м.
Кверкветулан («дубовый холм») более известен нам как Целий (лат. Collis Caelius, итал.
Celio). Его высота в древности точно не определена, предполагают, что она составляла 45-47 м.
Фагутал («буковый холм») получил впоследствии название Эсквилин (лат.Esquilinus,
итал. Esquilino), образованное от ех + colere, что значит «предместье, пригород». Собственно,
это даже не холм, а плато с плоской поверхностью, с выступами в западной части: Циспий (лат.
Cispius, от этрусского слова Cesp, Cezp – «восемь», то есть «восьмой холм») высотой 46 м. и Оп-
пий (лат. Oppius) высотой 39 м.
Семь холмов перечислены… На правобережье р.Тибр высится Яникул – отдельно стоя-
щий кряж (77 м.). С севера находится холм, ныне именуемый Пинчо (лат. collis Нortorum,
итал.Pincio), высотой 50 м. Ватиканский холм (лат. mons Vaticanus) возвышается на правобере-
жье к северо-западу от излучины Тибра.
Каким же было население этих мест?
Слово Титу Ливию: -«…Нумитору, старшему, отец завещал старинное царство рода
Сильвиев. Но сила одержала верх над отцовской волей и над уважением к старшинству: оттес-
нив брата, воцарился Амулий. (11) К преступлению прибавляя преступление, он истребил муж-
ское потомство брата, а дочь его, Рею Сильвию, под почетным предлогом – избрав в весталки –
обрек на вечное девство.
4. (1) Но, как мне кажется, судьба предопределила и зарождение столь великого города,
и основание власти, уступающей лишь могуществу богов. (2) Весталка сделалась жертвой наси-
лия и родила двойню, отцом же объявила Марса – то ли веря в это сама, то ли потому, что пре-
грешенье, виновник которому бог, – меньшее бесчестье. (3) Однако ни боги, ни люди не защи-
тили ни ее самое, ни ее потомство от царской жестокости. Жрица в оковах была отдана под
стражу, детей царь приказал бросить в реку. (4) Но Тибр как раз волей богов разлился, покрыв
берега стоячими водами, – нигде нельзя было подойти к руслу реки, и тем, кто принес детей,
оставалось надеяться, что младенцы утонут, хотя бы и в тихих водах. (5) И вот, кое-как испол-
нив царское поручение, они оставляют детей в ближайшей заводи – там, где теперь Руминаль-
ская смоковница (раньше, говорят, она называлась Ромуловой). Пустынны и безлюдны были
тогда эти места. (6) Рассказывают, что, когда вода схлынула, оставив лоток с детьми на суше,
волчица с соседних холмов, бежавшая к водопою, повернула на детский плач. Пригнувшись к
младенцам, она дала им свои сосцы и была до того ласкова, что стала облизывать детей язы-
ком; так и нашел ее смотритель царских стад, (7) звавшийся, по преданию, Фавстулом. Он при-
нес детей к себе и передал на воспитание своей жене Ларенции. Иные считают, что Ларенция
звалась среди пастухов «волчицей», потому что отдавалась любому, – отсюда и рассказ о чудес-
ном спасении. (8) Рожденные и воспитанные как описано выше, близнецы, лишь только подрос-
ли, стали, не пренебрегая и работой в хлевах или при стаде, охотиться по лесам. (9) Окрепнув в
этих занятьях и телом и духом, они не только травили зверей, но нападали и на разбойников,
82
нагруженных добычей, а
захваченное делили меж
пастухами, с которыми
разделяли труды и поте-
хи; и со дня на день
шайка юношей все рос-
ла.
5. (2) …Евандр,
аркадянин, намного ра-
нее владевший этими
местами, завел прине-
сенный из Аркадии еже-
годный обряд, чтобы
юноши бегали нагими,
озорством и забавами
чествуя Ликейского Па-
на, которого римляне
позднее стали называть
Инуем. (3) Обычай этот
был известен всем, и
разбойники, обозленные
потерей добычи, под-
стерегали юношей,
увлеченных празднич-
ною игрой: Ромул от-
бился силой, Рема же
разбойники схватили, а
схватив, передали царю
Амулию, сами выступив
Поединок Ромула и Рема обвинителями. (4) Вини-
ли братьев прежде всего в том, что они делали набеги на земли Нумитора и с шайкою молодых
сообщников, словно враги, угоняли оттуда скот. Так Рема передают Нумитору для казни.
(5) Фавстул и с самого начала подозревал, что в его доме воспитывается царское потом-
ство, ибо знал о выброшенных по царскому приказу младенцах, а подобрал он детей как раз в
ту самую пору; но он не хотел прежде времени открывать эти обстоятельства – разве что при
случае или по необходимости. (6) Необходимость явилась первой, и вот, принуждаемый стра-
хом, он все открывает Ромулу. Случилось так, что и до Нумитора, державшего Рема под стра-
жей, дошли слухи о братьях-близнецах, он задумался о возрасте братьев, об их природе, отнюдь
не рабской, и его душу смутило воспоминанье о внуках. К той же мысли привели Нумитора рас-
спросы, и он уже был недалек от того, чтобы признать Рема. Так замыкается кольцо вокруг ца-
ря. (7) Ромул не собирает своей шайки – для открытого столкновения силы не были равны, – но,
назначив время, велит всем пастухам прийти к царскому дому – каждому иной дорогой – и
нападает на царя, а из Нумиторова дома спешит на помощь Рем с другим отрядом. Так был
убит царь.
6. (1) При первых признаках смятения Нумитор, твердя, что враги, мол, ворвались в го-
род и напали на царский дом, увел всех мужчин Альбы в крепость, которую-де надо занять и
удерживать оружьем; потом, увидав, что кровопролитье свершилось, а юноши приближаются к
нему с приветствиями, тут же созывает сходку и объявляет о братниных против него преступле-
ниях, о происхождении внуков – как были они рождены, как воспитаны, как узнаны, – затем об
убийстве тирана и о себе как зачинщике всего дела. (2) Юноши явились со всем отрядом на
сходку и приветствовали деда, называя его царем; единодушный отклик толпы закрепил за ним
имя и власть царя.
(3) Когда Нумитор получил таким образом Альбанское царство, Ромула и Рема охвати-
ло желанье основать город в тех самых местах, где они были брошены и воспитаны. У альбан-
цев и латинов было много лишнего народу, и, если сюда прибавить пастухов, всякий легко мог
себе представить, что мала будет Альба, мал будет Лавиний в сравнении с тем городом, кото-
рый предстоит основать. (4) Но в эти замыслы вмешалось наследственное зло, жажда царской
власти и отсюда – недостойная распря, родившаяся из вполне мирного начала. Братья были
близнецы, различие в летах не могло дать преимущества ни одному из них, и вот, чтобы боги,
под чьим покровительством находились те места, птичьим знаменьем указали, кому наречь сво-
им именем город, кому править новым государством, Ромул местом наблюдения за птицами
избрал Палатин, а Рем – Авентин.
7. (1) Рему, как передают, первому явилось знаменье – шесть коршунов, – и о знамении
уже возвестили, когда Ромулу предстало двойное против этого число птиц. Каждого из братьев
толпа приверженцев провозгласила царем; одни придавали больше значения первенству, другие
83
– числу птиц. (2) Началась перебранка, и взаимное озлобление привело к кровопролитию; в су-
мятице Рем получил смертельный удар. Более распространен, впрочем, другой рассказ – будто
Рем в насмешку над братом перескочил через новые стены и Ромул в гневе убил его, воскликнув
при этом: «Так да погибнет всякий, кто перескочит через мои стены». (3) Теперь единственным
властителем остался Ромул, и вновь основанный город получил названье от имени своего осно-
вателя.

Семихолмье в 8 в. до н.э.
Прежде всего Ромул укрепил Палатинский холм, где был воспитан. Жертвы всем богам
он принес по альбанскому обряду, только Геркулесу – по греческому, как установлено было
Эвандром… Это единственный чужеземный обряд, который перенял Ромул, уже в ту пору рев-
ностный почитатель бессмертия, порожденного доблестью, к какому вела его судьба.
8. (1) Воздав должное богам, Ромул созвал толпу на собрание и дал ей законы, – ничем,
кроме законов, он не мог сплотить ее в единый народ. (2) Понимая, что для неотесанного люда
законы его будут святы лишь тогда, когда сам он внешними знаками власти внушит почтенье к
себе, Ромул стал и во всем прочем держаться более важно и, главное, завел двенадцать ликто-
ров. (3) Иные полагают, что число это отвечает числу птиц, возвестивших ему царскую власть,
для меня же убедительны суждения тех, кто считает, что и весь этот род прислужников, и само
их число происходят от соседей-этрусков, у которых заимствованы и курульное кресло, и
окаймленная тога. А у этрусков так повелось оттого, что каждый из двенадцати городов, сооб-
ща избиравших царя, давал ему по одному ликтору.
(4) Город между тем рос, занимая укреплениями все новые места, так как укрепляли го-
род в расчете скорей на будущее многолюдство, чем сообразно тогдашнему числу жителей. (5)
А потом, чтобы огромный город не пустовал, Ромул воспользовался старой хитростью основа-
телей городов (созывая темный и низкого происхождения люд, они измышляли, будто это
потомство самой земли) и открыл убежище в том месте, что теперь огорожено, – по левую руку
от спуска меж двумя рощами. (6) Туда от соседних народов сбежались все жаждущие перемен –
свободные и рабы без разбора, – и тем была заложена первая основа великой мощи. Когда о
силах тревожиться было уже нечего, Ромул сообщает силе мудрость и учреждает сенат, (7) из-
брав сто старейшин, – потому ли, что в большем числе не было нужды, потому ли, что всего-то
набралось сто человек, которых можно было избрать в отцы. Отцами их прозвали, разумеется,
по оказанной чести, потомство их получило имя «патрициев»98.
До сих пор отношение учёных к легенде колеблется от полного неприятия в качестве ис-
торического источника, до стремления подтвердить новейшими открытиями малейшие детали и
подробности99. В самом деле, Ромул из описаний древних авторов – совершенно сказочный пер-
сонаж. Общеиндоевропейские сюжеты о страхе правителя потерять власть, о чудесном спасении
законных наследников престола, о звере-кормильце царевича настолько широко распростране-
ны (по крайней мере от Индии до Ирландии), что не требуют комментариев. Вместе с тем в ле-
гендарном образе основателя спрессовались воспоминания о многих предводителях в том числе
– о реальном Ромуле.
98 Тит Ливий. История Рима от основания города. т. I, М., 1989, сс.15-16
99 См.Gjerstad E. Legends and facts of Early Roman history. Lund, 1962
84
А теперь – версия
многословного Плутарха: -
«1. От кого и по какой при-
чине получил город Рим свое
великое и облетевшее все
народы имя, - суждения пи-
сателей неодинаковы… Даже
те, кто высказывает самое
правильное мнение, считая,
что город наречен в честь
Ромула, разно судят о про-
исхождении последнего...
…В Альбе царили по-
томки Энея, и порядок
наследования привел к вла-
сти двух братьев - Нумитора
и Амулия. Амулий разделил
отцовское достояние на две
части, противопоставив цар-
ству богатства, включая и
золото, привезенное из Трои,
и Нумитор выбрал царство.
Владея богатством, которое
давало ему больше влияния
и возможностей, нежели те,
которыми располагал брат,
Амулий без труда лишил
Нумитора власти и, опаса-
ясь, как бы у дочери сверг-
нутого царя не появились
дети, назначил ее жрицею
Весты, обрекши на вечное
девство и безбрачие. Эту
женщину одни называют
Илией, другие Реей, третьи
Сильвией.
Немного времени
спустя открылось, что она
беременна и что, стало быть, Ромул и Рем
закон, данный весталкам, нарушен…
Наконец она произвела на свет двух мальчиков необыкновенной величины и красоты.
Это встревожило Амулия еще сильнее, и он приказал своему слуге взять их и бросить где-
нибудь подальше… Итак, слуга положил новорожденных в лохань и спустился к реке, чтобы
бросить их в воду, но, увидев, как стремительно и бурливо течение, не решился приблизиться и,
оставив свою ношу у края обрыва, ушел.
Между тем река разлилась, половодье подхватило лохань и бережно вынесло на тихое и
ровное место, которое ныне зовут Кермал, а в старину называли Герман - видимо, потому, что
"братья" по-латыни "германы" [germanus].
4. Поблизости росла дикая смоковница, именовавшаяся Руминальской, - либо в честь
Ромула (таково мнение большинства), либо потому, что в ее тени прятались от полуденного
зноя жвачные животные [ruminales], либо – всего вернее - потому, что новорожденные сосали
там молоко: сосок древние называли "рума" [ruma], а некую богиню, надзирающую, как они ду-
мали, за вскармливанием младенцев, - Руминой, и жертвоприношения ей совершали без вина,
окропляя жертву молоком. Под этим деревом и лежали дети, и волчица, как рассказывают,
подносила к их губам свои сосцы, а дятел помогал ей кормить и охранять близнецов. И волчи-
ца, и дятел считаются священными животными Марса, а дятел пользуется у латинян особым по-
четом…
6. Младенцев подобрал свинопас Амулия Фаустул… Говорят, что их перевезли в Габии и
там выучили грамоте и всему остальному, что полагается знать людям благородного происхож-
дения. Детям дали имена Ромула и Рема – от слова, обозначающего сосок, ибо впервые их уви-
дели сосавшими волчицу. С первых лет жизни мальчики отличались благородной осанкой, вы-
соким ростом и красотой, когда же они стали постарше, оба выказали отвагу, мужество, умение
твердо глядеть в глаза опасности, одним словом - полную неустрашимость. Но Ромул был, ка-
залось, крепче умом, обнаруживал здравомыслие государственного мужа, и соседи, с которыми
85
ему случалось общаться - по делам ли о пастьбе скота или об охоте, - ясно видели, что он создан
скорее для власти, нежели для подчинения…
7. …Однажды, когда Ромул исполнял какой-то священный обряд (он любил приносить
жертвы богам и гадать о будущем), пастухи Нумитора повстречали Рема с немногими спутни-
ками, набросились на него и, выйдя победителями из драки, в которой обе стороны получили и
раны и тяжелые ушибы, захватили Рема живым. …Приведя юношу к себе, Нумитор …спросил
Рема, кто он таков и откуда происходит, ласковым голосом и милостивым взором внушив ему
надежду и доверие. Рем твердо отвечал: "Что ж, я ничего от тебя не скрою. …Говорят, что наше
рождение окружено тайной и что еще более таинственно и необычно мы кормились и росли,
едва появившись на свет: нас питали те самые дикие птицы и звери, на съедение которым нас
бросили, - волчица поила нас своим молоком, а дятел приносил в клюве кусочки пищи, меж тем
как мы лежали в лохани на берегу большой реки…"
8. А Фаустул … просил Ромула выручить брата и тогда впервые поведал ему все, что
знал о его рождении.
…Ромул был уже близко, и к нему бежали многие граждане, боявшиеся и ненавидевшие
Амулия. Кроме того, он и с собою привел немалые силы, разбитые на отряды по сто человек;
предводитель каждого из отрядов нес на шесте вязанку сена и хвороста. Такие вязанки латиняне
зовут "маниплами" [maniplus]. Вот откуда слово "манипларии", и ныне употребляемое в войсках.
Итак, Рем поднимал мятеж в самом городе, а Ромул подходил извне, и тиран, в растерянности и
замешательстве, не зная, как спасти свою жизнь - что предпринять, на что решиться, - был за-
хвачен врагами и убит…
9. После смерти Амулия в Альбе установился прочный порядок. Ромул и Рем не захоте-
ли, однако, ни жить в городе, не правя им, ни править, пока жив дед, и, вручивши верховную
власть ему, отдав долг уважения матери, решили поселиться отдельно и основать город там, где
они были вскормлены. Из всех возможных объяснений это самое благовидное. Братья стояли
перед выбором: либо распустить беглых рабов, во множестве собравшихся вокруг них и тем са-
мым потерять все свое могущество, либо основать вместе с ними новое поселение…
Не успели еще братья начать работу, как между ними возник спор из-за места. Ромул за-
ложил так называемый "Рома квадрата" (то есть - Четыреугольный Рим) и там же хотел воз-
двигнуть город, а Рем выбрал укрепленное место на Авентине, которое в его честь называлось
Реморией, а ныне зовется Ригнарием. Уговорившись решить спор с помощью вещих птиц, они
сели порознь и стали ждать, и со стороны Рема показалось, говорят, шесть коршунов, а со сто-
роны Ромула - вдвое больше. Некоторые сообщают, что Рем на самом деле увидел своих птиц, а
Ромул-де солгал и что лишь когда Рем подошел, тогда только перед глазами Ромула появились
двенадцать коршунов…
10. Раскрыв обман, Рем был в негодовании и, когда Ромул стал копать ров, чтобы
окружить стены будущего города, Рем то издевался над этой работой, а то и портил ее. Кончи-
лось тем, что он перескочил через ров и тут же пал мертвым; одни говорят, что удар ему нанес
сам Ромул, другие – что Целер, один из друзей Ромула. …Целер бежал в Этрурию, и с той поры
римляне называют "келером" [celer] каждого проворного и легкого на ногу человека. Это про-
звище они дали и Квинту Метел-
лу, изумившись проворству, с ка-
ким он уже через несколько дней
после смерти отца устроил, в па-
мять о нем, гладиаторские состя-
зания.
11. Похоронив Рема и двух
своих воспитателей на Ремории,
Ромул принялся строить город.
Он пригласил из Этрурии мужей,
которые во всех подробностях
научили его соответствующим
обрядам, установлениям и прави-
лам, словно дело шло о посвяще-
нии в таинства. На нынешнем
Комитии вырыли круглую яму и
сложили в нее первины всего, что
люди признали полезным для себя
в соответствии с законами, и все-
го, что сделала необходимым для
них природа, а затем каждый бро-
сил туда же горсть земли, прине-
сенной из тех краев, откуда он
пришел, и всю эту землю переме-
Убийство Ромулом Рема шали. Яму эту обозначают сло-
86
вом "мундус" - тем же, что и небо. Отсюда, как бы из центра, словно описывая круг, провели
границу города. Вложив в плуг медный сошник и запрягши вместе быка и корову, основатель
сам пропахал глубокую борозду по намеченной черте, а люди, которые шли за ним, весь подня-
тый плугом пласт отворачивали внутрь, по направлению к городу, не давая ни одному комку
лечь по другую сторону борозды. Этой линией определяют очертания стены, и зовется она – с
выпадением нескольких звуков - "померием", что значит: "за стеной" или "подле стены". Там же,
где думают устроить ворота, сошник вытаскивают из его гнезда, плуг приподнимают над зем-
лей, и борозда прерывается. Поэтому вся стена считается священной, кроме ворот: если бы свя-
щенными считались и ворота, неизбежный и необходимый ввоз и вывоз некоторых нечистых
предметов был бы кощунством.
12. По общему взгляду основание Рима приходится на одиннадцатый день до майских
календ, и римляне празднуют его, называя днем рождения отечества. Сначала, как сообщают, в
этот день не приносили в жертву ни одно живое существо: граждане полагали, что праздник,
носящий столь знаменательное имя, следует сохранить чистым, не обагренным кровью. Впро-
чем, и до основания города в тот же самый день у них справлялся пастушеский праздник Пари-
лии...»100

3. Жители Семихолмья
Но легенды-легендами, а всё же - каким же было население Семихолмья в 8 в. до н.э.?
«С именем Ромула все определеннее связывают сейчас хронологический аспект — начала
римской истории именно раннего железного века. Это необходимо оговорить, поскольку хро-
нологические рамки древнейшей истории Рима значительно расширились. Так называемая
«римская вилланова» перестала считаться первым поселением на месте вечного города. В
настоящее время с помощью археологии доказано обитание людей на притибрских холмах по
крайней мере с середины II тыс. до н. э. Не считаться с этим обстоятельством нельзя. Но оно
понуждает нас к уточнению терминологии. В многовековой истории Древнего Рима следует вы-
делить древнейшую стадию, конечным рубежом которой является начало царской эпохи. II ты-
сячелетие — это только еще истоки Рима. Сам Рим, персонифицированный в фигуре Ромула,
начинается в эпоху раннего железного века…»101
Начавшиеся в 1870-е годы попытки «доказать чистоту крови» и «проследить генетиче-
скую преемственность» каких-либо народов Европы с их далёкими предками продолжались
вплоть до поражения Германии в 1945 г., когда это было попросту пресечено многочисленными
законами о запрете пропаанды расизма и национализма и постановлениями о соблюдении по-
литкорректности. Но даже в разгар этногенетических исследований самые компетентные иссле-
дователи никоим образом не пробовали рассуждать на эти темы относительно римлян. Иначе
быть не могло: ещё в античную пору множественность корней латино-римской общности не вы-
зывала никаких сомнений102. «Античные писатели, как известно, донесли до нас сведения о том,
что Рим возник как неодно-
родный в этническом отно-
шении организм, состоявший
из латины, сабинов и этрус-
ков. Таким он выглядит и в
царскую эпоху. Известно
также, что вырос Рим не на
пустом, а ранее заселённом
месте»103. Ученые пришли к
важному заключению об эт-
нической неоднородности
новорожденного Рима. Это
подчеркнул еще Г. Б. Ни-
бур104.
Итальянские археоло-
ги в 1950-2000 гг. провели
тщательно организованные
стратиграфические раскопки
в Риме на холмах Палатин,
Латинская хижина. Реконструкция Целий, Эсквилин и Квири-

100 Плутарх. Сравнительные жизнеописания в двух томах, М.: Издательство «Наука», 1994,
сс.22-24
101 Маяк И.Л. Рим первых царей. Генезис римского полиса. М.,1983, с.6
102 Gjerstad E. Legends and facts of Early Roman history. Lund, 1962, р.11
103Маяк И.Л. Рим первых царей. Генезис римского полиса. М.,1983, с.52
104 См. Niеbuhг G.В. Romische Geschichte. Berlin, 1863, рр. 25-26, 162-169, 212, 215
87
нал. Были применены самые современные технические средства для анализа находок. Выясни-
лось, что на том месте, где впоследствии встал Рим, в 8 в. до н. з. уже существовала группа при-
митивных, но постоянных поселений. Облик этих деревень, как и вообще «латинская культура»,
отличался изолированным характером и примитивностью.

Раскопки «хижины Ромула» на Палатинском холме и её реконструкция


Очень часто Лаций сравнивали с плавильной печью, где в результате смешения массы
этнических компонентов возник сверкающий латино-римский сплав.
Каковы эти компоненты?
Наиболее обоснованным представляется мнение И.Л. Маяк о том, что «…миграции не
были по большей части «великими переселениями народов», а представляли собой, вероятно,
разновременные вкрапления в местную лигуро-сикульскую среду небольших групп. Но если
движение этих племен и народностей проходило и значительными массами, то сколько-нибудь
обширных и постоянных поселений на территории будущего Рима они не основывали, во вся-
ком случае прочно там не закреплялись. По своему социально-экономическому и культурному
уровню они были различны, что тоже отразилось на степени их влияния на дальнейшее разви-
тие событий. Исключение составляют племена латинов и сабинов. Они оказались компактным,
преобладающим численно элементом. Ромулов Рим был латино-сабинским поселением с из-
вестной долей автохтонного лигуро-сикульского населения, впитавшим в себя перечисленные
выше пришлые этнические компоненты. Из них следует выделить греков. Их роль вряд ли мож-
но признать значительной в римском этногенезе, но в культурном влиянии на Рим им должно
быть отведено первое место. Свидетельством этого является в первую голову латинский язык,
обогащенный многими терминами культурного обихода и сельскохозяйственного производ-
ства, которые имеют греческое микенской эпохи происхождение. Этрусков в Ромуловом Риме
еще не было, и весь этрусский антураж правления первого царя приходится отнести за счет рим-
ской историографии, находившейся под гипнозом того мощного культурного воздействия, ко-
торое оказали этруски на Рим в более поздний период царского времени, особенно в период
этрусской династии»105.
Попробуем конкретизировать представление И.Л.Маяк с учётом современных исследо-
ваний . Итак, каковы же компоненты, из которых образовался populus Romanus?
1.Лигуры. «Особое значение имеет для нас установление факта заселения собственно
римской территории в эпоху энеолита и бронзового века. В конце 1950-х годов при раскопках
под руководством А.М.Колини, при участии С.Пульизи и Эйнара Гьёрстада на форуме Боари-
ум в районе храма Фортуны и Матер Матуты была найдена керамика апеннинского типа, отно-
сящаяся к бронзовому веку. Э.Гьёрстад сопоставил эти материалы с наличием на Палатинском
холме пещер, в частности Луперкала, а также с традиционными обрядами, вошедшими в рели-
гиозную практику римлян, и выдвинул тезис о существовании здесь древнейших поселений, от-
носящихся к 1600-1500 гг. до н. э. Гьёрстад опубликовал также результаты находок Леона Нар-
дони во время строительных работ в районе Кастро Преторио на Эсквилине, которые оказались
еще древнее палатинских, так как восходили к эпохе халколита»106. Однако, всё это относится к
слишком давней поре. А если говорить о 8 в.до н.э., то нет ни одного прямого свидетельства о
том, что на римских холмах проживало оседлое лигурийское население, «автохтоны» греческих
легенд, занимавшиеся производительным трудом. Однако существует много косвенных данных
о том, что на Семихолмье оседали лигурийские искатели приключений те, кого античные сочи-
нители называли indigenae (страниками, бродягами), современниками Януса и Сатурна. Они
ставили примитивные хижины, или по привычке использовали для жилья естественные пещеры,

105 Маяк И.Л. Рим первых царей. Генезис римского полиса. М.,1983, с.255
106 Маяк И.Л. Рим первых царей. Генезис римского полиса. М.,1983, с.76
88
каких немало было на крутых склонах римских холмов. Отзвуком пребывания лигуров в тех
местах стали имена лигурского происхождения у древнейших персонажей римского пантеона:
Лемуров и богини скотоводства Палее.
2.Латины. Наиболее серьёзным исследованием римского Форума на предмет поиска са-
мых древних следов постоянного населения стали раскопки в 1902—1907 гг. итальянского ар-
хеолога Джакомо Бони. Он открыл в северной части Форума и рядом с ним сорок одно погре-
бение 9-8 вв. до н.э. Похоронные обряды представлены трупосожжением и трупоположением.
Могилы с ингумацией выглядели как продолговатые ямы (a fossa), где найдены остатки дере-
вянных гробов-колод или каменные саркофаги со скелетами. Эту погребальную традицию ис-
толковывают как латинскую. Латинский посёлок, вероятно возник и на Эсквилине, где могилы,
почти исключительно с трупоположением, охватывают период с 8 по 6 до н.э. «Эсквилинские
ранние памятники направили мысль ученых на отрицание традиции о приоритете Палатинско-
го поселка перед другими и о его значении как объединительного центра»107.
Сходство погребального инвентаря из могил на Форуме и из некрополя Альба-Лонги –
несомненно. Однако, является ли это доказательством древнего сказания об основании Рима
выходцами из Awьбы-Лонги? Вряд ли, ведь ни из чего не следует, что могильники Альбы-Лонги
древнее погребений Форума.
3.Сабины (лат. Sabini), группа оско-умбрских племен, наиболее известными из которых
были марсы, самниты и собственно сабины. Раскопки Дж.Бони показали, что могилы с крема-
цией представляли цилиндрические колодцы (a pozzo), накрытые туфовыми плитами, куда по-
мещали большие сосуды разнообразной формы (кувшин с широким горлышком, амфора, урна-
хижина) с пеплом покойника. Такую погребальную традицию считают оско-умбрской. Скорее
всего сабины поставили посёлок на Квиринале, там кремационнные могилы более древние (8-7
вв.. до н.э.), а ритуал трупоположения начали использовать лишь в конце 7 в. до н.э. Некоторые
археологи полагают, что сабины также контролировали и Капитолий, где основали святилища
древнему индоевропейскому богу Сатурну и сравнительно «молодой» богине верности Фидес108.
Думается, что несмотря на сабинский контроль над важнейшими пунктами Семихолмья, проход
в пространстве между вершинами никому не возбранялся.
4.Этруски. Не заинтересоваться стратегически важным участком тибрской границы
этруски просто не могли. «Их присутствие было неизбежным, ибо этрусская территория начи-
налась сразу же на другом берегу Тибра, а это место было единственным, где реку можно было
пересечь вброд (Фиденский брод). Город Ромула вначале контролировал место перехода через
реку для торговцев солью, а в это время соляные разработки, расположенные в устье Тибра,
принадлежали этрусскому городу Вейи»109. Контроль над Семихолмьем был также ключом от
кампанской двери. Существует предположение, что этруски основали укрепленный пункт на
Mons Caclius, возвышенности, лежащей к юго-востоку от Палатина. «Сегодня мы знаем, что
Рим не был основан этрусками, как думали еще недавно некоторые историки. И это несмотря на
то, что тосканцы должны были присутствовать на римской земле в то время, когда примерно в
753 году до н.э. объединялись селения, стоявшие на римских холмах. Точно так же, впрочем,
находились там и греки, и сабиняне, и латиняне»110

Вне сомнений, на Семихолмье количественно преобладали латины111.Однако, уступав-


шие им в численности сабины были гораздо активнее и деятельнее. Отношения между сабинами
и латинами были, скорее всего, очень непростыми. Думается, невозможно в деталях восстано-

107
Маяк И.Л. Рим первых царей (Генезис римского полиса). М., 1983, с.7
108 Ассаше S. Le origini di Roma. Napoli, 1956, p. 58
109 Жан-Ноэль Робер Ж.-Н. Этруски. М., 2007, с.30
110 Жан-Ноэль Робер Ж.-Н. Этруски. М., 2007, с.30
111 См. Ducat i P. Come nacque Roma. Roma, 1939
89
вить, все перипетии этих отношений, колебавшихся в весьма широком диапазоне – от столкно-
вений до союзов. Неудивительно, что попытки реконструкций разительно отличаются.
В работе Д.Л.Крюкова «Мысли о первоначальном развитии римских патрициев и плебе-
ев в религиозном отношении», вышедшей ранее под псевдонимом Пеллегрино на немецком
языке он проводит идею смешанного этнического характера первоначальных римлян, так что
патриции у него — латины с незначительной примесью сабинов, а плебс — латины с сильной
примесью этрусков.112
Немецкий историк М.Цоллер в труде «Лаций и Рим»113 видел в латинах и сабинах ком-
поненты будущих римлян и не сомневался: основное население Семихолмья было латинским.
Его покорили и превратили в плебс сабинские завоеватели, ставшие патрициями. М.Цоллер
называл Рим сабинской колонией в Лации.
Джакомо Бони обнаружил при раскопках Форума, что погребальный инвентарь почти
не отличался друг от друга. И в ингумационных и в кремационных погребениях содержались
фибулы, отделанные янтарем и стеклом, черная этрусская керамика типа буккеро, грубая кера-
мика, орнаментированная спиралями, параллельными линиями или зигзагами. Однако итальян-
ский археолог истолковал находки очень эмоционально и с большой долей фантазии. Дж. Бони
заявил, что трупосожжение свойственно представителям высшей арийской расы, благородным
переселенцам с севера, основоположникам сильной породы патрициев, выходцы из которой да-
вали Риму полководцев и политиков. Трупоположение он считал признаком туземной расы,
превратившейся позднее на римской почве в плебеев.
Зато В.И.Модестов категорически настаивал: Рим являлся латинской колонией на Тиб-
ре, хотя сабинское поселение на Квиринале было более ранним, чем «Ромулов град» на Пала-
тине. Мнение В.И.Модестова на момент написания данной книги остаётся наиболее убедитель-
ным и относительно доказанным.
Конечно дата 21 апреля 753 г. до н.э. является легендарной и условной. Но, пожалуй, это
как раз тот редкий случай, когда с ней, в общем, можно согласиться и считать её первым днём
Рима. Именно в середине 8 в. до н.э. выходцы из Альба-Лонги основали на Палатинском холме
крепость-убежище (oppidum) для живших на Эсквилине соплеменников-латинов, не имевших
крепостей.114
Можно предположить, что легенда об уходе юных Ромула и Рема изАльба-Лонги и ос-
нование Рима отражает древний индоевропейский религиозный обычай так называемой «свя-
щенной весны» (лат. ver sacrum), общепринятой у оскских племён, но имевший место и у лати-
нов. При возникновении демографической напряжённости, во время войны или эпидемии воз-
никала необходимость «сброса» населения. Тогда свершали обряд посвящения подземным бо-
гам, прежде всего – Марсу, всего живого, что должно родиться, то есть людей и скота. Обре-
чённых животных, когда те вырастали, приносили в жертву. А мальчики по достижении взрос-
лого возраста (обыкновенно двадцати одного года), соединялись в отряд и уходили завоёвы-
вать новые места для проживания. Так, к слову, образовались небольшие оскские племена, по-
лучившие названия от имени бога Марса (лат. Marsi, Mamertini), либо от тотемов божества
(Picentes от лат.picus - дятел, Hirpini от оск.hirpus и лат. lupus -волк). В предании о воспитании
волчицей сыновей Марса, близне-
цов Ромула и Рема также отчётли-
во видны следы их посвящения по-
земному божеству.
Практика создания подоб-
ных укреплений для индоевропей-
ских народов – практически все-
обща. Их сооружали кельты, гер-
манцы (бург), славяне (град). Од-
нако, можно ли рассматривать ос-
нование оппидума, как возникно-
вение настоящего города? Крепо-
сти-убежища сооружались на тот
случай, чтобы окрестное население
могло отсидеться в них со своим
скотом и скарбом при нападении
неприятеля. Когда враг уходил,
оборонявшиеся вновь разбреда-
лись по деревням. В мирное же
время во избежание случайного Реконструкция «хижины Ромула» на Палатинском холме

112 Ре11еgгinо Andeutungen fiber den urspriinglichen Religionsunterschied der romischen Patrizier
und Plebeier. Lpz., 1842, pp.3-4
113 См. Zо11er M. Lazium und Rom. Lpz., 1378
114 См. Sergi G. Da Alba Longa a Roma. Torino, 1934
90
пожара или другого неожиданного ущерба пустую-
щий оппидум охранялся отрядом малоопытных ма-
лолеток, кандидатов в «настоящие дружинники».
Именно такими крепостями-убежищами были в мо-
мент возникновения Киев и Новгород. Во всех без
исключения подобных укреплениях в момент осно-
вания не проживали ремесленники и торговцы, при-
сутствие которых и превратит впоследствии град в
город, oppidum - в urbs.
Пытаться восстановить детали основания
Палатинского оппидума по рассказу словоохотли-
вого Плутарха – всё равно, что изучать Отечествен-
ную войну 1812 г. по роману Л.Н.Толстого. Однако,
парадоксальнейшим образом и болтивый грек Плу-
тарх, и куда более сдержанный Т.Ливий, практиче-
ски не сообщая достоверных фактов, довольно точ-
но передают дух далёкой эпохи, её эмоциональный
тон.115
Перед нами предстаёт неплохо вооружённая
банда агрессивной молодёжи, возглавляемая дея-
тельными и предприимчивыми близнецами. Произ-
водительный труд вызывает у них органическое от- Погребальная урна в виде хижины
вращение, мирная жизнь нагоняет тоску. Появление пришельцев из Альба-Лонги должно было
вызвать у жителей Семихолмья большую настороженность. С одной стороны, головорезы по-
строили крепость и могли бы стать хорошей защитой – говорят, что лучшие собаки получаются
из приручённых волков. С другой стороны, приручить волка (или хотя бы вскормленных вол-
чицей братьев) весьма непросто. Но жителям латинского посёлка на Эсквилинском холме уда-
лось договориться с соплеменниками.
C основанием Палатинского оппидума эсквилинские латины получили серьёзные пре-
имущества перед соседями.
Первым их успехом стало слияние с сабинской общиной. Тит Ливий сообщает: - «9. (1)
Теперь Рим стал уже так силен, что мог бы как равный воевать с любым из соседних городов,
но срок этому могуществу был человеческий век, потому что женщин было мало и на потомство
в родном городе римляне надеяться не могли, а брачных связей с соседями не существовало. (2)
Тогда, посовещавшись с отцами, Ромул разослал по окрестным племенам послов – просить для
нового народа союза и соглашения о браках... (5) Эти посольства нигде не нашли благосклон-
ного приема – так велико было презренье соседей и вместе с тем их боязнь за себя и своих по-
томков ввиду великой силы, которая среди них поднималась. И почти все, отпуская послов,
спрашивали, отчего не откроют римляне убежище и для женщин: вот и было бы им супружество
как раз под пару.
(6) Римляне были тяжко оскорблены, и дело явно клонилось к насилию. Чтобы выбрать
время и место поудобнее, Ромул, затаив обиду, принимается усердно готовить торжественные
игры в честь Нептуна Конного, которые называет Консуалиями. (7) Потом он приказывает из-
вестить об играх соседей... (8) Собралось много народу… в особенности все ближайшие соседи:
ценинцы, крустуминцы, антемняне. (9) Все многочисленное племя сабинян явилось с детьми и
женами... (10) А когда подошло время игр, …случилось насилие: по данному знаку римские
юноши бросились похищать девиц.
…Тяжесть обиды немалой долей ложилась на ценинцев, крустуминцев, антемнян.
…ценинский народ нападает на римские земли в одиночку. (4) Беспорядочно разоряя поля, на
пути встречают они Ромула с войском, который легко доказывает им в сражении, что без силы
гнев тщетен, – войско обращает в беспорядочное бегство, беглецов преследует, царя убивает в
схватке и обирает с него доспехи. Умертвив неприятельского вождя, Ромул первым же натиском
берет город.
(5) Возвратившись с победоносным войском, Ромул, великий не только подвигами, но –
не в меньшей мере – умением их показать, взошел на Капитолий, неся доспехи убитого неприя-
тельского вождя, развешенные на остове, нарочно для того изготовленном, и положил их у
священного для пастухов дуба; делая это приношение, он тут же определил место для храма
Юпитера и к имени бога прибавил прозвание: (6) «Юпитер Феретрийский,– сказал он,– я, Ро-
мул, победоносный царь, приношу тебе царское это оружье и посвящаю тебе храм в пределах,
которые только что мысленно обозначил; да станет он вместилищем для тучных доспехов, ка-
кие будут приносить вслед за мной, первым, потомки, убивая неприятельских царей и вождей».
(7) Таково происхождение самого древнего в Риме храма…

115 См.В loch R. Tite Live et les premiers siecles de Rome, Paris, 1965
91
11. (1) Пока римляне заняты всем этим, в их пределы вторгается войско антемнян, поль-
зуясь случаем и отсутствием защитников. Но быстро выведенный и против них римский легион
застигает их в полях, по которым они разбрелись. (2) Первым же ударом, первым же криком
были враги рассеяны, их город взят; и тут, когда Ромул праздновал двойную победу, его супру-
га Герсилия, сдавшись на мольбы похищенных, просит даровать их родителям пощаду и граж-
данство: тогда государство может быть сплочено согласием. Ромул охотно уступил. (3) Затем он
двинулся против крустуминцев, которые открыли военные действия. Там было еще меньше де-
ла, потому что чужие неудачи уже сломили их мужество. В оба места были выведены поселения;
(4) в Крустумерию – ради плодородия тамошней земли – охотников нашлось больше. Оттуда
тоже многие переселились в Рим, главным образом родители и близкие похищенных женщин.
(5) Война с сабинянами пришла последней и оказалась самой тяжелой, так как они во
всех своих действиях не поддались ни гневу, ни страсти и не грозились, прежде чем нанести
удар. Расчет был дополнен коварством. (6) Начальником над римской крепостью был Спурий
Тарпей. Таций подкупил золотом его дочь, деву, чтобы она впустила воинов в крепость (она
как раз вышла за стену за водою для священнодействий) …
12. (1) Во всяком случае, сабиняне удерживали крепость и на другой день, когда римское
войско выстроилось на поле меж Палатинским и Капитолийским холмами, и на равнину спу-
стились лишь после того, как римляне, подстрекаемые гневом и желаньем вернуть крепость,
пошли снизу на приступ. (2) С обеих сторон вожди торопили битву: с сабинской – Меттий
Курций, с римской – Гостий Гостилий. Невзирая на невыгоды местности, Гостий без страха и
устали бился в первых рядах, одушевляя своих. (3) Как только он упал, строй римлян тут же по-
дался, и они в беспорядке кинулись к старым воротам Палатина. …сам Ромул поспешает к пе-
редовым. …и все римское войско, воспламененное храбростью своего царя, рассеивает против-
ника.
13. (1) Тут сабинские женщины, из-за которых и началась война, распустив волосы и
разорвав одежды, позабывши в беде женский страх, отважно бросились прямо под копья и
стрелы наперерез бойцам, чтобы разнять два строя… Растроганы были не только воины, но и
вожди; все вдруг смолкло и замерло. Потом вожди вышли, чтобы заключить договор, и не про-
сто примирились, но из двух государств составили одно. (5) Царствовать решили сообща, сре-
доточьем всей власти сделали Рим. Так город удвоился, а чтобы не обидно было и сабинянам,
по их городу Курам граждане получают имя «квиритов»116.

Кадр из фильма «Похищение сабинянок» (Франция-Югославия, 1961)


Тема похищения сабинянок всегда привлекала живописцев, литараторов и даже кинема-
тографистов. Под лавиной художественных произведений оказались погребёнными те немного-
численные факты, которые были установлены учёными-историками. Так, археологи установи-
ли, что «древнейшее кладбище Форума продвигалось в направлении с запада на восток, что
служит указанием на расширение поселения Палатина и на объединение его с противолежащим
Эсквилином. Об объединении с иным этническим элементом должно свидетельствовать появле-
ние там ингумаций в противоположность Альбанским горам, где аналогичная римской матери-

116 Тит Ливий. История Рима от основания города. т. I, М., 1989, сс.16-17
92
альная культура сопутствует только кремациям,
потому что ингумаций в этот ранний период там
вообще нет. Наконец, прекращение захоронений
взрослых на Форуме … наряду с появлением кви-
ринальского некрополя с трупоположениями мо-
жет говорить в пользу занятия этого холма саби-
нянами и последующего объединения латинов
Ромула с сабинянами Тита Тация»117.
Плутарх повествует: -«13. Заложив основа-
ния города, Ромул разделил всех, кто мог служить
в войске, на отряды. Каждый отряд состоял из
трех тысяч пехотинцев и трехсот всадников и
назывался "легионом", ибо среди всех граждан
выбирали [legere] только способных носить ору-
жие. Все остальные считались "простым" народом
и получили имя "популус" [populus]. Сто лучших
граждан Ромул назначил советниками и назвал их
"патрициями" [patricii], а их собрание - "сенатом"
[senatus], что означает "совет старейшин". Совет-
ников звали патрициями либо потому, что они
были отцами [patres] законнорожденных детей,
либо, вернее, потому, что сами могли указать сво-
их отцов: среди тех, что стекались в город в пер-
План некрополя на Форуме – мо- вое время, сделать это удалось лишь немногим.
гилы с ингумацией и кремацией Некоторые выводят слово патриции от "патро-
ния" - так называли и теперь называют римляне
заступничество: среди спутников Эвандра был якобы некий Патрон, покровитель и помощник
нуждающихся... Однако ближе всего к истине мы подойдем, пожалуй, если предположим, что
Ромул считал долгом первых и самых могущественных отеческое попечение о низших и одно-
временно хотел приучить остальных не бояться сильных, не досадовать на почести, которые им
оказывают, но относиться к сильным с благожелательством и любовью, по-сыновнему, и даже
называть их отцами. До сих пор чужестранцы именуют сенаторов "повелителями", а сами рим-
ляне - "отцами, внесенными в списки". В этих словах заключено чувство величайшего уважения,
к которому не примешано ни капли зависти. Сначала их звали просто "отцами", позже, когда
состав сената значительно пополнился, стали звать "отцами, внесенными в списки". Таково бы-
ло особо почетное наименование, которым Ромул отличил сенаторское сословие от простого
народа. Ибо он отделил людей влиятельных от толпы еще по одному признаку, назвав первых
"патронами", то есть заступниками, а вторых "клиентами", то есть приверженцами... Первые
объясняли вторым законы, защищали их в суде, были их советчиками и покровителями во всех
случаях жизни, а вторые служили первым, не только платя им долг уважения, но и помогая бед-
ным патронам выдавать замуж дочерей и рассчитываясь за них с заимодавцами, и ни один за-
кон, ни одно должностное лицо не могли заставить клиента свидетельствовать против патрона
или патрона против клиента…
14. Похищение женщин состоялось, согласно Фабию, на четвертом месяце после основа-
ния города. ...видя, что город быстро заполняется пришельцами, из которых лишь немногие
были женаты, а большинство представляло собою сброд из неимущих и подозрительных людей,
не внушавших никому ни малейшего уважения, ни малейшей уверенности, что они пробудут
вместе длительный срок, Ромул надеялся, что если захватить в заложники женщин, это насилие
некоторым образом положит начало связям и общению с сабинянами, и вот как он приступил к
делу.
Прежде всего он распустил слух, будто нашел зарытый в земле алтарь какого-то бога.
Бога называли Консом, считая его то ли богом Благих советов ("совет" и ныне у римлян "конси-
лий" [consilium], а высшие должностные лица - "консулы" [consules], что значит "советники")…
Когда его извлекли на свет, Ромул, предварительно известив об этом, принес щедрые жертвы и
устроил игры и всенародные зрелища. На праздник сошлось множество народа, и Ромул в пур-
пурном плаще сидел вместе с лучшими гражданами на первых местах. Сигнал к нападению
должен был подать сам царь, поднявшись, свернувши плащ и снова накинув его себе на плечи.
Множество римлян с мечами не спускали с него глаз и, едва увидев условленный знак, немед-
ленно обнажили оружие и с криком бросились на дочерей сабинян, не препятствуя отцам бе-
жать и не преследуя их…
Похищение состоялось восемнадцатого числа тогдашнего месяца секстилия, нынешнего
августа; в этот день справляют праздник Консуалии.

117 Маяк И.Л. Рим первых царей (Генезис римского полиса). М., 1983, с.86
93

«Ромулов Рим». Макет в музее


16. …ценинский царь Акрон… первым поднялся войною и с большими силами двинул-
ся на Ромула, который, в свою очередь, двинулся ему навстречу... Ромул дал обет, если одолеет
и сразит врага, самолично посвятить Юпитеру его доспехи. Он одолел и сразил Акрона, раз-
громил войско неприятеля и взял его город. Ромул ничем не обидел попавших под его власть
жителей и только приказал им снести свои дома и перебраться в Рим, где они получили все пра-
ва гражданства. Нет ничего, что бы в большей мере способствовало росту Рима, всякий раз
присоединявшего побежденных к себе, вводившего их в свои стены.
Чтобы сделать свой обет как можно более угодным Юпитеру и доставить приятное и ра-
достное зрелище согражданам, Ромул срубил у себя в лагере огромный дуб, обтесал его наподо-
бие трофея, потом приладил и повесил в строгом порядке все части оружия Акрона, а сам
нарядно оделся и украсил распущенные волосы лавровым
венком. Взвалив трофей на правое плечо и поддерживая его в
прямом положении, он затянул победный пэан и двинулся
впереди войска, в полном вооружении следовавшего за ним,
а граждане встречали их, ликуя и восхищаясь. Это шествие
было началом и образцом дальнейших триумфов. Трофей
назвали приношением Юпитеру-Феретрию (ибо "сразить"
по-латыни "ферире" [ferire], а Ромул молил, чтобы ему было
дано одолеть и сразить противника), а снятые с убитого до-
спехи - "опимиа" [opimia]… С большим основанием, однако,
можно было бы связать опимиа" с "опус" [opus], что значит
"дело", или "деяние"…
17. После взятия Ценины прочие сабиняне все еще
продолжали готовиться к походу, а жители Фиден, Крусту-
мерия и Антемны выступили против римлян, но также по-
терпели поражение в битве. Их города были захвачены Ро-
мулом, поля опустошены, а сами они вынуждены переселить-
ся в Рим. Ромул разделил между согражданами все земли по-
бежденных, не тронув лишь те участки, которые принадле-
жали отцам похищенных девушек.
Остальные сабиняне были в негодовании. Выбрав
главнокомандующим Татия, они двинулись на Рим. Но го-
род был почти неприступен: путь к нему преграждал нынеш-
Ингумационное и кремацион- ний Капитолий, на котором размещался караул... Тарпея
ное погребения на Форуме была дочерью начальника, и … отворив ночью одни из во-
рот, она впустила сабинян.
94
…Когда саби-
няне овладели укреп-
лениями, Ромул в
гневе стал вызывать
их на битву, и Татий
решился на бой… В
течение короткого
времени, как и можно
было ожидать,
непрерывно следова-
ли схватка за схват-
кой, но самою памят-
ной оказалась по-
следняя, когда Ромул,
раненный камнем в
голову, едва не рух-
нул на землю и был
уже не в силах сопро-
тивляться с прежним
упорством, а римляне
дрогнули и, под
«Ромулов Рим». Макет в музее натиском сабинян
покидая равнину, бежали к Палатинскому холму. …стыд перед царем охватил сердца многих, и
отвага снова вернулась к бегущим.
19. …Противники уже готовились возобновить сражение, как вдруг … отовсюду разом
появились похищенные дочери сабинян и … ринулись к своим мужьям и отцам. …женщины
подводили к отцам и братьям своих супругов, показывали детей, приносили еду и питье тем, кто
хотел утолить голод или жажду, раненых доставляли к себе и ухаживали за ними, предоставляя
им возможность убедиться, что каждая - хозяйка в своем доме, что мужья относятся к женам с
предупредительностью, любовью и полным уважением. Договаривающиеся сошлись на следу-
ющих условиях мира: женщины, изъявлявшие желание остаться, оставались, освобожденные,
как мы уже говорили, от всякой домашней работы, кроме прядения шерсти, римляне и сабиняне
поселялись в одном городе, который получал имя "Рим" в честь Ромула, зато все римляне долж-
ны были впредь называться "квиритами" в честь родины Татия, а царствовать и командовать
войском обоим царям предстояло сообща»118.
Есть ли зерно истины в легенде о похищении сабинянок? Думается, есть. Обычай «свя-
щенной весны» приводил к созданию групп населения, в которых доля молодых мужчин значи-
тельно превышала численность их ровесниц. «Нехватка невест» должна была стать существен-
ной проблемой. Наилучшим способом её разрешения было налаживание отношений с абориге-
нами и установление брачных контактов.
Если отбросить умеренные домыслы Тита Ливия и пышные литературные вымыслы
Плутарха, то можно с уверенностью утверждать – объединение латинов и сабинов происходило
весьма конфликтно. При этом процесс был встречным – и одна и другая сторона жаждали уси-
ливавшего их слияния. Однако в вопросе, под чьим началом будет протекать дальнейшая
жизнь, решительно расходились. Разрешить противоречия грубым нажимом не представлялось
возможным, поскольку силы латинов и сабинов были приблизительно равны, что и подтверди-
ли «ничейные» столкновения. Именно «ничейные», поскольку уверенные блицкриги Ромула по
отношению к ценинцам, фиденцам, крустумерцам и антемнянам выглядят неправдоподобно.
«Ничейность» столкновений привела к компромиссному решению: объединяться под управле-
нием двух вождей, латинского и сабинского, а дальше будет видно.
4.«Этрусская украина» и «тибрское казачество»
Основанием укрепления на Палатине и сабино-латинским слиянием не могли не заинте-
ресоваться ближайшие соседи будущих римлян. Этруски опередившие другие апеннинские пле-
мена в хозяйственном и общественном развитии, стали проявлять интерес к затибрским терри-
ториям. Прежде всего их привлекало Семихолмье как торговый перекрёсток, ворота в Кампа-
нью и путь к соляным источникам. Вероятно, этруски охотно заняли бы эти территории, однако
грубым вытеснением постоянно уплотнявшегося местного населения это было невозможно сде-
лать, поскольку «…Римская община содержала в зародыше организацию такой силы и устой-
чивости, о которой децентрализованные этруски, культурно и этнически разношерстные, не
могли и мечтать»119.

118
Плутарх Сравнительные жизнеописания в двух томах. М., 1994, с.18
Ельницкий Л.А. У истоков древнеримской культуры и государственности. «Вестник Древней
119
Истории, 1968, № 3, сс.. 142-156
95

От этрусков требовался иной, более тонкий, подход.


Несомненно, всякие аналогии хромают. Тем не менее,
напрашивается сравнение с иными временами и другими стра-
нами. На небольшом днепровском острове Хортица с пятнадца-
того столетия оседали отщепенцы, головорезы, разбойники и
насильники, от которых избавлялись как русские, так и ордын-
цы. Из этого разноплеменного отребья формировалось запорож-
ское казачество. Соседствующая с ними Речь Посполитая рас-
сматривала Нижнее Поднепровье как свою «украину» и зону
непосредственных интересов, но неоднократные очистить его от
казацких банд неизменно проваливались. Тогда Речь Посполи-
тая попыталась «одомашнить» казачество и канализировать его
всеразрушающую агрессию против своих недругов –турко-татар «Хижина Ромула»
и московитов. Иногда у поляков это получалось… в известной
степени... В ход шли подкуп и интриги, лесть и угрозы Но отношения между казаками и коро-
левской властью были сложными даже в периоды, казалось бы, полного взаимопонимания.
Но вернёмся с позднесредневекового Днепра в низовья Тибра и в восьмой век до новой
эры.
Этруски также рассматривали левобережье Тибра, в качестве «украины» и, по меньшей
мере, были очень заинтересованы в мире и согласии среди разношёрстного «притибрского ка-
зачества». Как максимум же, следовало эту буйную массу сплотить и перенацелить на выгодные
этрускам действия.
Легенды говорят, что строительство Рима происходило с помощью приглашенных Ро-
мулом этрусков, что знаки власти Ромул заимствовал в Этрурии, что союзником основателя
Рима был некий этруск Лукумон120. В сказаниях утверждается также, что уже в правление Рому-
ла были захвачены вейентские солеварни, находившиеся у устья р. Тибр на правобережье, а жи-
тели этрусских Вей влились в число римлян. Почти бесспорно, что это – вымысел, скорее всё
было наоборот: соль притягивала вейских этрусков, они наладили добычу соли в Салинах при
устье Тибра, сделали её весьма продолжительным и достаточно крупным предприятием и укре-
пились в этой местности.
Прямых доказательств прямого присутствия этрусков в ромуловом Риме нет. В то же
время мощное, даже определяющее этрусское влияние – несомненно.

120 См. Peruzzi E. Origini di Roma, v. II. Bologna, 1973


96
Возможно ли хотя бы в приблизительных чертах опре-
делить структуру зарождающейся социальной системы – «Тиб-
рской Сечи»?
Архаический Рим в правление пяти первых мифических
рексов (Ромула, Нумы Помпилия, Тулла Гостилия и Анка
Марция) представлял собою общественную систему эпохи «во-
енной демократии». То есть уже вышел из состояния перво-
бытности, но не вступил в цивилизационную стадию. Два ан-
тагонистических класса эксплуататоров и эксплуатируемых,
принципиально отличавшихся о отношению к власти, соб-
ственности и эксплуатации, не сложились. Римляне различа-
лись не по месту в государственном аппарате, степени богат-
ства и принадлежности к рабовладельцам, а по престижности
положения в общине, по месту по месту в руководстве общи-
ной. «При всей спорности интерпретации многих богатых по-
гребений … как погребений вождей все же само наличие таких
погребений свидетельствует в пользу представления о выделе-
нии в это время слоя социально значимых личностей, обще-
ственные возможности которых с потестарной точки зрения не
могли не быть значительнее, чем у рядовых членов коллектива.
Интересным археологическим примером, иллюстрирующим
эту мысль, являются хронологически более поздние, но стади-
ально относящиеся к эпохе именно разложения родовой орга-
низации богатые погребения в Лации, интерпретирующиеся
как захоронения занимавшей высокое место в системе соци-
альной иерархии и обладавшей значительной властью племен-
ной аристократии»121.
Управление Римом осуществляли в эту пору три силы,
как это было повсеместно на стадии «военной демократии»:
вождь-рекс122, аристократия-сенат и патриции, народное со-
брание. В качестве параллели можно привести Русь до правле-
ния Владимира Крестителя – князь, бояре, вече.
В англоязычной исторической литературе для обозна-
чения военных вождей архаического Рима принято употреб-
лять термин «Roman kings». В общем, с массой оговорок,
уточнений и с признанием его условности, этот термин допу-
стим. А в научных трудах на русском языке до сих пор удержи-
ваются понятия «римские цари», «царская эпоха римской ис-
тории». Это совершенно неправильно, поскольку непроиз-
вольно вызывает у неподготовленного читателя недопустимые
аналогии с отечественными абсолютными монархами нового
врмени, пронумерованными Петрами, Екатеринами, Никола-
ями и Александрами.
Слово rex, которым в 8 в. до н.э. называли военного
вождя, восходит к древней индоевропейской лексике. Обще-
ство индоевропейцев состояло из трех групп123:
«1)"Белые" жрецы, выполнявшие магико-юридическую
функцию. Их название реконструируется как MG (отсюда ла-
тинские "magicus" – "волшебный", "magnum" - "великий", от-
сюда русское "могучий");
2)"Красные" военные вожди, защищавшие своё племя и
нападавшие на чужие. Их название восстанавливается как RJ
(отсюда латинское "rex", немецкое "rich" и кельтское "rix" -
"правитель", отсюда индийское "раджа", отсюда русские "ры-
жий, русый, красный», отсюда русское "русь" - "одетые в крас-
ное воины");
3) "Чёрные" производители материальных благ - ското-
воды и земледельцы, производившие материальные блага. Их
название определяется как VC (отсюда индийское "вайшья" -
«крестьяне", отсюда латинское "vicus" – "место поселения об- «Чёрный камень»

121 История первобытного общества. Эпоха классообразования. М., 1988, с 327


122 См. Кагаров Е. О царской власти в древнем Риме. «Филологические записки», Воронеж, 1910,
№ 1-2. сс.248-250
123 См. Дюмезиль Ж.Верховные боги индоевропейцев. М., 1986
97
щины", отсюда русские "весь" -"община", "вече» - "общинное собрание", отсюда славянское
окончание отчества "-ович" -"происходящий из-такого-то рода")124».
Со словом «гех» связаны кельтские имена Думнорикс и Верцингеторикс, германские
Фридрих, Генрих и Рихард.

“Чёрный камень»
Ромул и Рем… Скорее всего в именах братьев персонифицированы несколько предводи-
телей начинавшей формироваться римской общины - рексов. Сам по себе список рексов пора-
жает искусственностью и надуманностью. Во-первых, их семь – чересчур магическое число. Во-
вторых, их правление длилось по легенде двести сорок четыре года, то есть в среднем по трид-
цать пять лет на каждого – потрясающая продолжительность, не имеющая аналогов в реальной
истории! Вместе с тем, исследователи всё более склонны считать по крайней мере одного из рек-
сов – Ромула – реальной исторической личностью.
«Самая известная хижина, современная виллановианским строениям, была найдена на
Палатинском холме в Риме. Согласно преданию, именно здесь жил Ромул, основатель города, и
римляне благочестиво сохраняли его жилище. В наше время в ходе раскопок в этом районе бы-
ло обнаружено основание хижины»125.
Античные писатели сообщали, что на Форуме находится некий «Чёрный камень» (лат.
lapis niger), который считали надгробием не то над могилой Ромула, не то над погребением его
воспитателя пастуха Фаустула, либо над захоронением царя Гостилия. Было известно также,
что в 1 в.до н.э.-1 в.н.э. на этом месте выполнял какие-то ритуалы жрец, называвшийся «свя-
щенный царь» (лат. rex sacrorum). Но в ту пору смысл обрядов был полностью забыт. Например
римляне уже совершенно не понимали, отчего завершив обряд, жрец удалялся так стремитель-
но, будто за ним гнались. В августе 1899 г. Джакомо Бони добился разрешения на раскопки
между триумфальной аркой Септимия Севера и Курией. Были снесены современные постройки,
загромождавшие Форум, после чего в самом начале раскопок археологи открыли небольшую
квадратную площадку, вымощенную черным мрамором. Оказалось, что вымостка закрывала
слой земли глубиной до 1,5 м., содержавший большое количество обломков оружия, бронзовых,
костяных и глиняных фигурок, сосудов. Этот слой покоился на основе из желтого туфа, местно-
го камня вулканического происхождения.
Настоящий ажиотаж у учёных вызвал именно он - черный камень с древнейшими сохра-
нившимися латинскими надписями, сделанными в 6 в. до н.э.! Буквы по начертанию очень
напоминают греческие. Надпись, как это часто бывало в те времена, выполнили, чередуя
направление письма в зависимости от чётности строки (бустрофедоном). Часть надписи не со-
хранилась, поэтому понять её непросто. В той половине, которая дошла до нас читаемой, уда-

124 Лукьянов А.Н. Древнейшая история Италии. Омск, 2013, (электронное издание), с.377
125 Макнамара Э. Этруски. Быт, Религия, культура. М.,2006, с.19
98
лось точно разобрать
только три слова:
kalatorem (кто-то, вроде
глашатая), iouxmenta
(что-то связанное с
подъяремным живот-
ным) и recei (архаиче-
ская форма слова rex,
«правитель, вождь»).
Существуют два
истолкования надписи.
Сдержанные специали-
сты видят в ней ин-
струкцию к обряду, ис-
полнявшемуся рексом
при помощи запряжён-
ных быков. Более сме-
лые исследователи счи-
тают, что это образец
охранной магии, закля-
тье направленного на
всякого, кто посмеет
потревожить покой
усыпальницы рекса.
Дж.Бони заме- «Чёрный камень»
тил, что все предметы под «Черным камнем» специально повреждены и обожжены. Археолог
выдвинул предположение: кто-то разрушил и осквернил святилище, но затем верующие очисти-
ли его жертвоприношениями и засыпали землей («похоронили»).
В свете этих открытий начинает казаться, что даже словоизлияния Плутарха содержат
некоторую часть достоверных фактов: -«20. Когда население города, таким образом, удвои-
лось… Цари разделили граждан на три филы и назвали одну "Рамны" - в честь Ромула, вторую
"Татии" - в честь Татия, а третью "Лукеры" - по роще, в которой многие укрывались, пользуясь
правом убежища, чтобы затем получить права гражданства (роща по-латыни "лукос" [lucus]).
Что фил было три, явствует из самого слова, которым обозначается у римлян фила: они и сей-
час зовут филы трибами, а главу филы трибуном. Каждая триба состояла из десяти курий...
Цари не сразу стали держать совет сообща: сперва они совещались порознь, каждый со
своими ста сенаторами, и лишь впоследствии объединили всех в одно собрание. Татий жил на
месте нынешнего храма Монеты, а Ромул - близ лестницы, называемой "Скала Кака" [Scala
Caci] (это подле спуска с Палатина к Большому цирку). Там же, говорят, росло священное кизи-
ловое дерево, о котором существует следующее предание. Как-то раз Ромул, пытая силу, метнул
с Авентина копье с древком из кизила. Острие ушло в землю так глубоко, что, сколько людей не
пытались вырвать копье, это никому не удалось, а древко, оказавшись в тучной почве, пустило
ростки и постепенно превратилось в изрядных размеров ствол кизила. Последующие поколения
чтили и хранили его как одну из величайших святынь и обнесли стеной…
21. Сабиняне приняли римский календарь... Ромул же заимствовал у них длинные щиты,
изменив и собственное вооружение и вооружение всех римских воинов, прежде носивших аргос-
ские щиты. Каждый из двух народов участвовал в празднествах и жертвоприношениях другого
(все они справлялись по-прежнему, как и до объединения), а также были учреждены новые
праздники...
22. …Ромул был чрезвычайно благочестив и притом опытен в искусстве прорицания, а
потому носил с собою так называемый "литюон" [lituus]. Это загнутая с одного конца палка,
которою, садясь гадать по полету птиц, расчерчивают на части небо.
"Литюон" Ромула, хранившийся на Палатине, исчез при взятии города кельтами, но ко-
гда варвары были изгнаны, нашелся под глубоким слоем пепла, не тронутый пламенем, хотя все
кругом сгорело дотла.
Ромул издал также несколько законов, среди которых особою строгостью отличается
один, возбраняющий жене оставлять мужа, но дающий право мужу прогнать жену, уличенную в
отравительстве, подмене детей или прелюбодеянии.
Если же кто разведется по какой-либо иной причине, того закон обязывает часть имуще-
ства отдать жене, а другую часть посвятить в дар Церере. А продавший жену должен быть при-
несен в жертву подземным богам.
Примечательно, что Ромул не назначил никакого наказания за отцеубийство, но назвал
отцеубийством любое убийство человека, как бы считая второе тягчайшим злодеянием, но пер-
вое - вовсе немыслимым...
99
23. …Чтили
Ромула и многие
из чужих народов,
а древние лати-
няне, прислав к
нему послов, за-
ключили договор
о дружбе и воен-
ном союзе.
Фидены,
сопредельный Ри-
му город, Ромул
захватил, по од-
ним сведениям,
неожиданно по-
слав туда конницу
с приказом выло-
мать крюки город-
ских ворот, а за-
тем, столь же
неожиданно, по-
«Оппидум Ромула» явившись сам, по
другим - в ответ на
нападение фиденатов, которые взяли большую добычу и бесчинствовали по всей стране, вплоть
до городских предместий; Ромул устроил врагам засаду, многих перебил и занял их город. Он
не разорил и не разрушил Фидены, но сделал их римским поселением, отправив туда в апрель-
ские иды две с половиной тысячи римлян.
24. …на римлян напали камерийцы и вторглись в их землю, считая, что обороняться они
теперь не в состоянии. Ромул немедленно двинулся против них, нанес им сокрушительное пора-
жение в битве, которая стоила неприятелю шести тысяч убитых, захватил их город и половину
уцелевших от гибели переселил в Рим, а в секстильские календы прислал на их место вдвое
больше римлян, чем оставалось в Камерии ее прежних жителей, - так много граждан было в его
распоряжении всего через шестнадцать лет после основания Рима...
25. …выступили этруски из Вей, …потребовав передачи им Фиден... Получив от Ромула
надменный отказ, они разделили свои силы на два отряда, и один отправился против войска
фиденатов, а другой - против Ромула. При Фиденах этруски одержали верх, перебив две тысячи
римских граждан, но были разгромлены Ромулом и потеряли свыше восьми тысяч воинов. За-
тем состоялась вторая битва при Фиденах… Когда враги обратились в бегство, Ромул, не тратя
времени на преследование уцелевших, сразу двинулся к Вейям. …граждане без сопротивления
стали просить пощады и заключили договор о дружбе сроком на сто лет, уступив значительную
часть своих владений - так называемый Септемпагий (то есть Семь областей), лишившись соля-
ных копей близ реки и дав в заложники пятьдесят знатнейших граждан...
26. Это была последняя война Ромула. …Царь стал одеваться в красный хитон, ходил в
плаще с пурпурной каймой, разбирал дела, сидя в кресле со спинкой. Вокруг него всегда были
молодые люди, которых называли "келерами" за расторопность, с какою они несли свою служ-
бу. Впереди государя шли дру-
гие служители, палками раз-
двигавшие толпу; они были
подпоясаны ремнями, чтобы
немедленно связать всякого, на
кого им укажет царь. "Связы-
вать" по-латыни было в древ-
ности "лигаре" [ligare], а ныне
"аллигаре" - поэтому блюсти-
тели порядка называются
"ликторами", а ликторские
пучки - "бакила" [bacillum], ибо
в ту давнюю пору ликторы
пользовались не розгами, а
палками. Но вполне вероятно,
что в слове "ликторы" "к" -
вставное, а сначала было "ли-
торы", чему в греческом языке
соответствует "служители"
(leitourgoi): ведь и сейчас еще Раскопки «Хижины Ромула» на Палатине
100
греки называют государство "леитон" [leiton], а народ - "лаон" [laos]»126.
В настоящее время существуют две точки зрения на соотношение названия города Roma
и имени рекса Romulus:
1.От Romulus происходит Roma. Часть исследователей считает, что при всей сказочно-
сти такого персонажа античных писателей, как Ромул, у него был реальный прототип родом из
Этрурии, возглавивший латинский оппидум на Тибре, основанный выселенцами из Альба-
Лонги. Имя его при этом увязывают с этрусским именем Рума и этрусской же трибой Ромилия.
2.От Roma происходит Romulus. При этом оба слова – лигурского происхождения. Вы-
ходцы из Альба-Лонги, по сообщениям античных писателей, основали несколько оппидумов,
называвшихся «Roma». Возможно, при этом они заимствовали из лигурского языка это слово,
обозначавшее любое укрепление. Так же любой рекс, имевший резиденцию в оппидуме называл
себя «romulus». Один из таких оппидумов на Тибре уцелел и разросся, превратившись в истори-
ческий Рим, остальные погибли. Потом термин «romulus» оброс легендами и превратился в имя
основателя города.
В любом случае никто не оспаривает существова-
ние военных вождей – рексов.
Ещё раз повторим: переводить латинское reges,
как «цари» - терминологически неверно. Римские рексы
не были главами государства, даже такими, как на Кри-
те, или в Микенах во II тысячелетии до н. э. Рексы явля-
лись военными вождями союза общин, живших в услови-
ях военной демократии. Археологический материал аб-
солютно подтверждает примитивный характер полномо-
чий рексов. Так, в Риме нет никаких массивных сооруже-
ний, хотя бы отдалённо похожих на гробницы восточных
царей или правителей Крита и Микен.
Власть рексов была пожизненной, но об автома-
тической передаче полномочий по наследству сыну или
назначенному преемнику рексы не могли и помыслить:
«…хотя римляне и унаследовали институт царской
власти от древних латинов, однако у римлян в отличие
от альбанских царей он так и не стал наследствен-
ным127». Рекса избирали полноправные мужчины, рас-
пределённые по куриям. Но когда выборы происходили,
любое распоряжение рекса должно было исполняться неукоснительно, поскольку считалось
проявлением воли народа, отдавшего голоса за предводителя. Особенностью власти военного
вождя (как римского рекса, так и германских королей раннего средневековья или первых ва-
ряжских князей на Руси) было то, что его расоряжения действовали только при жизни отдавше-
го их правителя. С его смертью они утрачивали силу, так что, если премник считал нужным
продолжать их исполнение, то подтверждал их обязательность.
От рекса ожидали эффективного осуществления:
-военного руководства (обучение постоянной дружины, созыв ополчения с назначением
младших командиров, командование в ходе боевых действий). Римские рексы Ромул, Тулл Гос-
тилий, Анк Марций и Тарквиний Древний отображены в легендах непрестанно воюющими. А
назойливо подчёркиваемое миролюбие Нумы Помпилия - «белой вороны» среди «коршунов» -
лишь призвано контрастно оттенить воинственность прочих;
-административного и хозяйственного управления (распределение общественных резер-
вов и ресурсов, строительство, охрана внутреннего порядка);
-судебного разбирательства и приведения решения суда в исполнение (в некоторых слу-
чаев вплоть до высшей меры наказания – смертной казни). Некоторые античные сочинители
изображают суд Ромула единоличным и стремительным, строгим до жестокости. В их неправ-
доподобных описаниях сама обстановка суда вселяет ужас: Ромул восседает в центре Форума,
окруженный целерами. При нём постоянно находятся двенадцать стражников с розгами и топо-
рами, тут же приводящими в исполнение наказания, вплоть до смертной казни;
-обязанностей первого жреца (управление массовыми обрядами и принощением жертв,
охрана «обычаев и нравов предков»). Рексов не обожествляли, как это делали на Востоке, но
власть их носила сакральный характер. Не случайно античные рассказчики подчёркивают, что
Ромул не расставался с литюоном – жезлом верховного жреца.

126 Плутарх. Сравнительные жизнеописания в двух томах, М.: Издательство «Наука», 1994,
сс.18-19
127 Кофанов Л.Л. Характер царской власти в Риме VIII-VI вв. до н.э. «Антиковедение и медиеви-
стика», вып. 3, Ярославль, 2001, с.15
101
Понятно, что такой объём обязанностей делал их ка-
чественное исполнение невозможным. Рекс обрёл право по
своему усмотрению назначать помощников. Прежде всего
это касалось военных дел.
Впоследствии военные помощники становятся «по-
сланцами по административным поручениям», уполномо-
ченными передатчиками воли рекса. Для этого легендарный
Ромул и выделил целеров, очень похожих на графов при пер-
вых франкских королях или воевод русской княгини Одьги.
Древние авторы невнятно указывают, что Ромул
устроил суды не «долговременные», а «краткие» и часть дел
разбирал лично, а часть перепоручал другим лицам. Логично
было бы предположить, что рексы, правление которых затем
было объединено в правление мифического Ромула, всё бо-
лее объявляли себя судами высшей инстанции, избавляясь от
«мелочных» судебных разбирательств.
Пишет Тит Ливий: -«(6) Война, столь горестная, кон-
чилась вдруг радостным миром, и оттого сабинянки стали
еще дороже мужьям и родителям, а прежде всех – самому
Ромулу, и когда он стал делить народ на тридцать курий, то
куриям дал имена сабинских женщин. (7) Без сомнения, их было гораздо больше тридцати, и по
старшинству ли были выбраны из них те, кто передал куриям свои имена, по достоинству ли,
собственному либо мужей, или по жребию, об этом преданье молчит. (8) В ту же пору были со-
ставлены и три центурии всадников: Рамны, названные так по Ромулу, Тиции – по Титу Тацию,
и Луцеры, чье имя, как и происхождение, остается темным. Оба царя правили не только сов-
местно, но и в согласии.
14. (1) Несколько лет спустя родственники царя Тация обидели лаврентских послов, а ко-
гда лаврентяне стали искать управы законным порядком, как принято между народами, при-
страстие Тация к близким и их мольбы взяли верх. (2) Тем самым он обратил возмездие на себя,
и, когда явился в Лавиний на ежегодное жертвоприношение, был там убит толпой. (3) Ромул,
как рассказывают, перенес случившееся легче, нежели подобало, – то ли оттого, что меж царями
товарищество ненадежно, то ли считая убийство небеспричинным. Поэтому от войны он воз-
держался, а чтобы оскорбленье послов и убийство царя не остались без искупления, договор
меж двумя городами, Римом и Лавинием, был заключен наново.
(4) Так, сверх чаянья был сохранен мир с лаврентянами, но началась другая война, много
ближе, почти у самых городских ворот. Фиденяне решили, что в слишком близком с ними со-
седстве растет великая сила, и поторопились открыть военные действия… Ромул в тревоге –
ведь война в такой близости к городу не могла терпеть промедленья – вывел войско и стал лаге-
рем в одной миле от Фиден. …на плечах противника, как бы единым с ним отрядом, ворвались
римляне в город прежде, чем затворились ворота.
15. (1) С фиденян зараза войны перекинулась на родственных им (они ведь тоже были
этруски) вейян, которых беспокоила и самая близость Рима, если бы римское оружие оказалось
направленным против всех соседей. Вейяне сделали набег на римские пределы, скорее граби-
тельский, чем по правилам войны. (2) …Ромул разоряет вражеские земли больше в отместку,
чем ради добычи. (5) Сокрушенные этой бедою не меньше, чем битвой в открытом поле, вейяне
посылают в Рим ходатаев просить мира. Лишившись в наказание части своих земель, они полу-
чают перемирие на сто лет.
(6) Таковы главные домашние и военные события Ромулова царствования... (8) И …
толпе Ромул был дороже, чем отцам, а воинам гораздо более по сердцу, нежели прочим; триста
вооруженных телохранителей, которых он назвал «быстрыми», всегда были при нем, не только
на войне, но и в мирное время.
16. (1) По свершении бессмертных этих трудов, когда Ромул, созвав сходку на поле у
Козьего болота, производил смотр войску, внезапно с громом и грохотом поднялась буря, ко-
торая окутала царя густым облаком, скрыв его от глаз сходки, и с той поры не было Ромула на
земле. (2) Когда же непроглядная мгла вновь сменилась мирным сиянием дня и общий ужас
наконец улегся, все римляне увидели царское кресло пустым... (3) Потом сперва немногие, а за
ними все разом возглашают хвалу Ромулу, богу, богом рожденному, царю и отцу города Рима,
молят его о мире, о том, чтобы, благой и милостивый, всегда хранил он свое потомство.
(4) Но и в ту пору, я уверен, кое-кто втихомолку говорил, что царь был растерзан руками
отцов…
17. (1) А отцы между тем с вожделением думали о царстве и терзались скрытой враждою.
…(2) Выходцы из сабинян, чтобы не потерять совсем свою долю участия в правлении... (4) Вдо-
бавок отцами владел страх, что могут оживиться многочисленные окружающие государства и
какой-нибудь сильный враг застанет Рим лишенным власти, а войско лишенным вождя. Всем
было ясно, что какой-то глава нужен, но никто не мог решиться уступить другому. (5) А потому
102
сто отцов разделились на десятки, и в каждом десятке выбрали главного, поделив таким обра-
зом управление государством. Правили десять человек, но знаки власти и ликторы были у од-
ного; (6) по истечении пяти дней их полномочия истекали и власть переходила к следующей де-
сятке, никого не минуя; так на год прервалось правленье царей. Перерыв этот получил название
междуцарствия, чем он на деле и был; слово это в ходу и поныне.
(7) Потом простонародье стало роптать, что рабство умножилось – сто господ заместили
одного. Казалось, народ больше не станет терпеть никого, кроме царя, которого сам поставит.
(8) Когда отцы почувствовали, какой оборот принимает дело, то, добровольно жертвуя тем, че-
го сохранить не могли, они снискали расположенье народа, вверив ему высшую власть, но так,
чтобы уступить не больше прав, нежели удержать: (9) они постановили, что, когда народ назна-
чит царя, решение будет считаться принятым лишь после того, как его утвердят отцы... (10) А в
тот раз интеррекс, созвав собрание, объявил: «Да послужит это ко благу, пользе и счастью!
Квириты, ставьте царя: так рассудили отцы. А потом, если достойного поставите преемника
Ромулу, отцы дадут свое утвержденье». (11) Это так польстило народу, что он, не желая оста-
ваться в долгу, постановил только, чтобы сенат вынес решенье, кому быть в Риме царем»128.
Из приведённого отрывка ясно видно, что «…неотъемлемой частью уже этого древней-
шего периода является существование и деятельность сената. Сами римляне не могли предста-
вить свою общину без этого органа власти. Этимология названия "сенат" ("senatus", "gerousia"),
пожалуй, представляет единственный вопрос в истории сената, не вызывающий никаких споров
и разногласий ни у древних, ни у современных писателей. Сенат - это собрание старцев или со-
вет старейшин»129. Впрочем, некоторые учёные полагают, что первоначально сенаторов назы-
вали «отцами» (лат.patres).
Рексы созывали сенат и председательствовали на собраниях. Рекс был обязан учесть
принятые сенатом постановления, но не обязан всегда их исполнять. Если над Римом нависала
внешняя угроза, или его сотрясали внутренние неурядицы, значение сената резко возростало.
Но наивысшее влияние на общественную жизнь «отцы-старцы» оказывали после смерти
рекса. «Рим был развивающимся, а следовательно, неустойчивым обществом, в которое посто-
янно вливались все новые племена, и в таких условиях традиция наследования власти не могла
реализоваться, так как правитель должен был устраивать все этнические части римской общи-
ны»130, Начиналось «междуцарствие» (лат. interregia), когда десять сенаторов управляли Римом,
каждый - по пять дней. Логическим обоснованием междуцарствия в глазах римлян было то, что
рекс считался и верховным жрецом. Осуществление религиозных обрядов не могло быть пре-
рвано, связь с богами не могла быть нарушена ни при каких обстоятельствах.
За это время сенат обсуждал кандидадуру следующего рекса и представлял её на рас-
смотрение народного собрания. Избрание народным собранием нового рекса также должно
было пройти через утвер-
ждение сената.
Понятно, что сена-
торы полностью исполь-
зовали сладостный для них
пятидесятидневный срок
«междуцарствия», когда
они становились в полной
мере держателями власти в
общине. Прикрываясь
обязательной непрерывно-
стью выполнения религи-
озных функций, сенаторы
мечтали о многомесячном
междуцарствии… жела-
тельно – о вечном… Одна-
ко, вера общинников в ис-
ключительную рацио-
нальность и богоугодность
власти рексов мешала
осуществлению этой ме-
чти. Ликвидация должно-
сти рексов произойдёт
Дубово-буковый лес на Тибре позже, когда этрусские

128 Тит Ливий. История Рима от основания города. т. I, М., 1989, сс.22-25
129 Белкин М.В. Римский сенат в эпоху сословной борьбы VI-IV вв. до н.э. Проблемы эволюции.
http://centant.spbu.ru/aristeas/monogr/belkin/belk011.htm
130 Кофанов Л.Л. Характер царской власти в Риме VIII-VI вв. до н.э. «Антиковедение и медиеви-
стика», вып. 3, Ярославль, 2001, сс.15
103
рексы эту должность дискредитируют.
Собрания сената происходили не иначе как по зову рекса. При этом мнение сената было
для правителя важным, но не обязательным для исполнения. Но когда баланс властей нарушал-
ся, когда рекс созывал сенаторов лишь с тем, чтобы ознакомились с его решением, когда рекс
переставал вообще созывать сенат и интересоваться мнением старейшин, община также вос-
принимала это как опасное нарушение равновесия.

Палатин в 8 в. до н.э.
Плутарх сообщал: -«27. Когда дед Ромула Нумитор скончался, царская власть над Аль-
бой должна была перейти к Ромулу, но, желая угодить народу, он предоставил альбанцам са-
мим распоряжаться своими делами и только ежегодно назначал им наместника. Это навело и
знатных римлян на мысль домогаться государства без царя, государства свободного, где они
сами будут и управлять и подчиняться попеременно. Ведь к тому времени и патриции были уже
отстранены от власти, почетными оставались только их имя и знаки оказываемого им уваже-
ния, но их собирали в Совет, скорее блюдя обычай, нежели для того, чтобы спросить их мнения:
они молча выслушивали приказы Ромула и расходились, обладая единственным преимуще-
ством перед народом - правом первыми узнать то, что решил царь. Впрочем все это было ничто
по сравнению с тем, что Ромул один, по собственному усмотрению, распределил меж воинами
отнятую у неприятеля землю и вернул Вейям заложников, не справляясь с мнением и желанием
сенаторов - вот тут он, по-видимому оскорбил и унизил их до последней степени! И поэтому ко-
гда вскоре он внезапно исчез, подозрения и наветы пали на сенат.
Исчез Ромул в ноны июля (или, по-старинному, Квинтилия), и о его кончине не суще-
ствует никаких надежных, всеми признанных за истину сведений, кроме указанного выше срока.
…от Ромула не осталось ни частицы праха, ни клочка одежды. Некоторые предполагали, что
сенаторы набросились на него в храме Вулкана, убили и, рассекши тело, вынесли по частям,
пряча ношу за пазухой. Другие думают, что Ромул исчез не в храме Вулкана и не в присутствии
одних лишь сенаторов, но за городскою стеной, близ так называемого Козьего болота {49};
народ по приказу царя сошелся на собрание, как вдруг неописуемые, невероятные перемены
произошли над землею: солнце затмилось, наступила ночь, но не спокойная и мирная, а с оглу-
шительным громом и ураганными порывами ветра со всех сторон. Многочисленная толпа рас-
сеялась и разбежалась, а первые граждане тесно сгрудились все вместе.
Когда же смятение в природе прекратилось, снова стало светло и народ возвратился,
начались поиски царя и горестные расспросы, и тут первые граждане запретили углубляться в
розыски и проявлять чрезмерное любопытство, но приказали всем чтить Ромула и поклоняться
ему, ибо он-де вознесен к богам и отныне будет для римлян благосклонным богом, как прежде
был добрым царем.
Большинство поверило этому…, но не все: иные… не давали патрициям покоя и обвиня-
ли их в том, что они, убив царя собственными руками, морочат народ глупыми баснями.
104
28. …верный и близкий друг Ромула, переселившийся в Рим из Альбы, по имени Юлий
Прокул, пришел на форум и коснувшись величайших святынь, поклялся перед всем народом,
что ему на дороге явился Ромул, красивее и выше, чем когда-либо раньше, в ослепительно си-
явшем вооружении.
…Прокул спросил: "За что, с каким намерением, о царь, ты сделал нас предметом не-
справедливых и злых обвинений, а весь город оставил сиротой, в безмерной скорби?" Ромул от-
вечал: "Богам угодно было, Прокул, дабы мы, прожив долгое время среди людей и основав го-
род, с которым никакой другой не сравнится властью и славою, снова вернулись на небеса, в
прежнее наше обиталище. Прощай и скажи римлянам, что, совершенствуясь в воздержанности
и мужестве, они достигнут вершины человеческого могущества. Мы же будем милостивым к
вам божеством - Квирином". …разом отбросив подозрения и наговоры, граждане стали взывать
к богу Квирину и молиться ему...
29. Принятое Ромулом имя "Квирин" иные считают соответствующим Эниалию, иные
указывают, что и римских граждан называли "квиритами" [quirites], иные - что дротик или ко-
пье древние называли "квирис" [quiris], что изображение Юноны, установленное на острие ко-
пья, именуется Квиритидой, а водруженное в Регии копье - Марсом, что отличившихся на войне
награждают копьем, и что, стало быть, Ромул получил имя Квирина как бог-воитель или же
бог-копьеносец. Храм его выстроен на холме, носящем в его честь название Квиринальского.
День, когда Ромул умер, зовется "Бегством народа" и Капратинскими нонами, ибо в этот день
приносят жертвы, выходя за город, к Козьему болоту, а коза по-латыни "капра" [capra]. По пути
туда выкрикивают самые употребительные у римлян имена, такие как Марк, Луций, Гай, под-
ражая тогдашнему бегству и взаимным окликам, полным ужаса и смятения...
Говорят, что Ромул исчез из среды людей в возрасте пятидесяти четырех лет, на трид-
цать восьмом году своего царствования»131.
Duсati P. Come nacque Roma. Roma, 1940
Gjerstad E. Early Rome. vol. I—II. Lund, 1953, 1956
Pa11оtino M. La prima Roma. «Studi Romani». 1957, № 5
Ельницкий Л.А. У истоков древнеримской культуры и государственности. «Вестник
Древней Истории», 1958, № 3
Кагаров Е.Г. Новейшие течения в вопросе о возникновении города Рима и их критика.
«Журнал Министерства Народного Просвещения», 1911, май, отд. V
Кулаковский Ю. К вопросу о начале Рима. Киев, 1888
Модестов В. И. Древнейший период Рима (Новые археологические данные к нему отно-
сящиеся). «Журнал Министерства Народного Просвещения», 1895, июнь, отд. II
Нетушил И. В. Основная территория римской общины. «Журнал Министерства Народ-
ного Просвещения», 1902, июль, отд. V

7-8. Нума Помпилий (715-674 год до н. э.)


1.Familia. Gens. Curia. Triba.
2.Disciplina Etrusca
3.«…славился справедливостью и благочестьем…»
4.Закат лигуров
5. Судьбы сикульские, доли япигские
«…в это время отчетливо обозначаются процессы, ведущие Рим от первобытности к ар-
хаическому государству. Именно на заре царской эпохи высвечиваются те явления, которые со-
провождают процесс формирования Римского государства; именно в правление первых царей
выявляются общественные формы, сопутствующие становлению Римского государства и про-
ливающие свет на генезис римского полиса»132.

1. Familia. Gens. Curia. Triba.


Элементом низшего организационного уровня, но самым структурообразующим133 в со-
циальной системе была латинская (и впоследствии – римская) семья134.

131 Плутарх. Сравнительные жизнеописания в двух томах, М.: Издательство «Наука», 1994, с.20
132 Маяк И.Л. Рим первых царей. Генезис римского полиса. М.,1983, с.6
133 См. Лукьянов А.Н. Древнейшая история Италии. Омск, 2013, (электронное издание), гл.1
105

Нума Помпилий и нимфа Эгерия. Феличе Жиани, 1806


Нельзя сказать, что familia Romana - плохо изученное зарубежными и отечественными
историками явление. На эту тематику даже студенты пишут рефераты. Однако большая часть
достоверных сведений относится всё же к республиканскому периоду135. Эпоха же рексов иссле-
дована, как и следует ожидать, гораздо слабее. Историки за небольшим исключением строят
свои гипотезы на основании малодостоверных сообщений античных писателей. Уже этим писа-
телям было мало понятно, чем отличались отделённые от них полутысячелетием gens и
familia136.
Начать разговор о семье целесообразнее всего с рассмотрения римских мужских имён.
Praenomen, что дословно переводится, как «преддварительное имя», а точно по смыслу – «лич-
ное имя» было первой, но не главной частью римского имени. Личное имя было полным анало-
гом современных мужских имён. Младенца нарекали личным именем, как правило на -девятый
день после рождения, когда появлялась надежда, что он выживет. Неудивительно – смертность
матерей и новорожденных во время родов и сразу после них была чудовищной. У латинов и
римлян было немного имён. Чаще всего пользовались двумя десятками наиболее употребитель-
ных. Среди них вовсе не было двухкоренных имён вроде греческих (Алекс+андр, Нико+дим,
Тео+дор) или славянских (Влади+слав, Свято+полк). Кроме того эти имена не были «говоря-
щими» (греч. Николай=победитель+народов, слав.Вячеслав=более+славный). Кроме того, ла-
тино-римские имена индоевропейского происхождения имели столь древние корни, что уже в
республиканский период смысл большинства личных имён оказался забытым самими римляна-
ми.
Наиболее распространённые римские личные имена
Преномен Сокраще- Русское Комментарий
ние написание
Appius App. Аппий Происходит от сабинского Atta, в Рим пришло с ро-
дом Клавдиев
Aulus A. Avl.137 Авл
Gaius C138 Гай
Gnaeus 139 Cn.140 Гней Изредка встречаются формы Naevus, Naeus
Kaeso К Кезон
Lucius141 L. Луций
Mamercus Mam. Мамерк Редкое имя оскского происхождения, употреблялось
только в роду Эмилиев
Manius M`.142 Маний
Marcus143 M. Марк

134 См. Paribeni R. Famiglia Romana. Roma, 1939


135 Paribeni К. La famiglia romana. Bologna, 1948
136 Кагаров Е.Г. Энгельс и проблема римского рода. «Вопросы истории доклассового
общества», М.-Л., 1936, с.636
137 В глубокой древности иногда звучало, как Olus, поэтому сокращением может быть О.
138 Редко сокращалось как G.
139 Древнейшая форма - Gnaivos
140 Oчень редко сокращалось как Gn.
141 Древнейшая форма - Loucios
142 Знак в виде апострофа - остаток пятилинейного написания буквы М
143 Встречалось также написание - Marqus
106
Numerius N. Нумерий Имя оскского происхождения
Publius144 P. Публий
Servius Ser. Сервий
Spurius S. Sp. Спурий Иногда применялось не как преномен, а в прямом
смысле - «внебрачный»
Titus T. Тит
Tiberius Ti. Tib. Тиберий
Primus Prim. Прим «Первенец» - сын, родившийся первым
Secundus Sec. Секунд «Второй» - сын, родившийся вторым
Tertius Tert. Терций «Третий» - сын, родившийся третьим
Quintus145 Q. Квинт «Пятак» - сын, родившийся пятым
Sextus Sex. Секст «Шестак» - сын, родившийся шестым
Septimus Sept. Септимий «Семак» - сын, родившийся седьмым
Octavius Oct. Октавий «Осьмак» - сын, родившийся восьмым
Decimus D. Dec. Децим «Десятый» - сын, родившийся десятым
Прочие личные имена считались экзотическими и в силу редкости их не сокращали при
написании: Agrippa, Ancus, Annius, Aruns, Atta, Cossus, Denter, Eppius, Faustus, Fertor, Herius,
Hospolis, Hostus, Lar, Marius, Mesius, Mettus, Minatius, Minius, Nero, Novius, Numa, Opiter,
Opiavus, Ovius, Pacvius (Paquius), Paullus, Pescennius (Percennius), Petro, Plancus, Plautus, Pompo,
Popidius, Postumus, Proculus, Retus, Salvius, Sertor, Statius, Tirrus, Trebius, Tullus, Turus, Volero,
Volusus, Vopiscus146.
Некоторые римские роды даже из столь небогатого списка имён выбирали не все. Часто
старший сын получал преномен отца. А в эпоху поздней республики и империи Корнелии Сци-
пионы без затей нарекали мальчиков Публиями, Луциями и Гнеями. Клавдии Нероны, не мудр-
ствуя лукаво, ограничивались удручающим набором: Тиберий и Децим, а Домиции Агенобар-
бы звались Луциями и Гнеями. Судя по всему, в века рексов было так же. Подобные ограниче-
ния были вызваны различными причинами, например, проклятиями, наложенными на престу-
пившего законы божеские и человечьи. Личное имя преступника в его роду предавали запрету.
Это не всё! Было принято давать личное имя из выше приведённого скромного перечня
лишь четырём старшим сыновьям. Последующих просто нумеровали! Правда, с течением вре-
мени «номера» превратились в общеупотребительные личные имена, которые давали независи-
мо от порядка рождения, так что Квинт отнюдь не обязательно был пятым из сыновей.
Во времена рексов и века ранней республики существовали только личное и родовое
имена. Главным римским именем было родовое – номен (лат.nomen), второе по порядку.
С женщинами всё обстояло еще проще – девочкам просто не давали личных имён. Все
женщины из рода Юлиев именовались Юлиями, из рода Корнелиев – Корнелиями, из рода
Клавдиев – Клавдиями. Старшая в роду юлиев звалась Iulia Maior, младше - Iulia Secunda (вто-
рая), ещё младше - Iulia Tertia (третья), самая младшая была обречена именоваться Iulia Minor.
По поводу римских имён выдвигались и экстравагантные гипотезы. Известный итальян-
ский лингвист Эмилио Перуцци предполагал, что у римлян латинского происхождения, то есть
выходцев из Альба-Лонги и их потомков было только одно имя. Praenomen и nomen были, по
его мнению, принадлежностью сабинской культуры. Вряд ли можно с этим согласиться. Но аб-
солютно правильным является его тезис о том, что третьей части имени в эпоху рексов не бы-
ло147. Только когда с ростом народонаселения в пору республики имён станет не хватать, по-
явится большое количество тёзок, что приводило к путанице. Тогда-то в 4 в. до н.э. и возникнет
третья часть римского имени - наименование ветви рода, то есть когномен (лат. cognomen). Это
что-то вроде фамилии в современном русском понимании этого слова. Мало того, для большей
точности будут применять четвёртую часть имени
– прозвище в виде прилагательного. Причём про-
звище будет специфическим для получившего его
человека и детям не передаваемым.
Итак личные имена давала детям семья,
familia.
Семья эпохи рексов, конечно же не была
современной нуклеарной семьёй типа «супруги-
дети». Фамилия была малой социальной группой
из несколько поколений родных и близких людей
дед (pater familias), его жена (mater familias), его Монеты республиканской поры с изоб-
сыновья с жёнами и незамужние дочери, внуки и ражением Нумы Помпилия

144 Древнейшая форма - Poblios, сокращаемая как Po


145 В просторечии - Cuntus, встречалось написание Quinctus, Quintulus
146 См. Федорова Е.В. Введение в латинскую эпиграфику. М., 1982, сс.85-101
147 См. Peruzzi Е. Origini di Roma, v. I. La famiglia. Firenze, 1970
107
внучки), а также домашних рабов148. Такую
семью следует рассматривать как неустойчи-
вую переходную форму от рода к нуклеар-
ной семье (супруги и их дети).
Pater familias обладал большой вла-
стью (лат. manus) над женой и детьми. По
отношению к жене это было право жизни и
смерти, предусматривавшее суд мужа сов-
местно с родичами и смертную казнь за серь-
ёзный проступок, например, доказанную су-
пружескую неверность. Впрочем, среди пре-
ступлений, караемых смертью, древние ав-
торы иногда называют пристрастие к вину и,
как следствие, потерю добродетели. Но, пра-
во, не стоит сокрушаться по поводу беспра-
вия женщин, все-таки они не выглядят заби-
тыми, безропотными кухонными рабынями.
Соблюдая обязанности, римская матрона
получала и обширные права. Её влияние
внутри семьи было очень большим. Вспом-
ним, хотя бы легенду, относимую к боле
поздним временам – Гай Марций Кориолан, Эгерия вручает щит Нуме Помпилию. Карти-
перешедший на сторону врага и поведший на Анжелики Кауфманн, 1794
войска неприятеля на Рим, не стал слушать сенаторскихуговоров, отверг увещевания друзей, но
безропотно выполнил волю матери, прямо ведущую его к гибели. Согласно легенде, Ромул вос-
претил жёнам оставлять мужей, вместе с тем запретив мужьям продавать жён в рабство. Ромул
предписал мужа, нарушившщего этот закон приносиить в жертву в жертву подземным богам.
По крайне сомнительным указаниям древних авторов Ромул и Таций ввели даже наказа-
ние для снохи, поправшей семейные ценности - принесение в жертву отчим богам (diis
parentum). Сыновей и дочерей отец семейства имел право продавать в рабство, причём как род-
ных, так и усыновлённых. Вероятно, в эпоху рексов это право было неограниченным, в респуб-
ликанские же времена это право будет ограничено двукратной продажей. Третья продажа сына
будет освобождать того от manus. Продажу дочерей, кажется, ограничивать не пытались. Та-
ким образом ярко выраженный патриархальный характер латино-римской семьи уже в 8-7 вв.
до н.э. несомненен.
Лиц, входящих в круг родителей (лат. parentes), равно как ближайших родственников
среди живых, римляне ограничивали тремя поколениями (отец, дед, прадед), образуя группу так
называемых агнатов. Ряд родства продолжали вниз вплоть до правнуков. Собственно из агна-
тов и состояла familia. Более далёких предков помнили и чтили, но в число родителей не вклю-
чали. Более отдалённых родственников по боковой линии знали и признавали вплоть до шестой
степени, но числили уже в когнатах. Если агнаты – кровные родственники-мужчины, связанные
происхождением по мужской линии - находились под покровительством семьи, то когнаты та-
кого покровительства не имели.
Может создаться ложное впечатление, что патриархальные порядки победили целиком и
полностью. На деле же на рубеже 8 и 7 вв. до н.э. в раннеримском обществе сохранялись пере-
житки, унаследованные из предшествующих раннеиндоевропейских пеласгических и неиндоев-
ропейских лигурских культур. Исследователи находят отдельные реликты группового брака,
многомужества (полиандрии), тесную связь тетки по матери с племянниками и указывают на,
как кажется, успешные попытки первых рексов искоренить эти пережитки и укрепить патриар-
хальную семью. К таким попыткам можно также отнести запрет на убийство отцом детей, до-
живших до 3-х лет, исключая заведомо неполноценных.
Нельзя считать синонимами термины cognati (дальние родственники) и gentiles (сороди-
чи). Все дальние родственниками приходились римлянину сородичами, но не все сородичи были
дальними родственниками. Gentiles были членами общины, a cognati - членами общины, свя-
занными родственными отношениями.
Из семей соcтоял род. Семья эпохи рексов может рассматриваться как миниобщина, яв-
лявшаяся элементом системы более высокого уровня – рода (лат. gens). Семья имела право по-
лучения от рода участка земли и потребления полученных с него продуктов. Семья отвечала на
это обязанностью мужчин служить в родовом ополчении и выполнять общие работы.
Количество родов невозможно определить, во-первых, потому что оно непрерывно рос-
ло и, во-вторых, оттого, что нет никаких надёжных свидетельств. Пресловутая численность Ро-
мулова Рима в «триста родов», приводимая античными авторами, и слишком кругла, и неверо-
ятно высока. До нас дошли наименования лишь некоторых римских, или даже даже доримских

148 de Francisci P. Comunita sociale. Roma, 1955


108
родов: Потиции и Пинарии, Мамилии (ведущие родослов-
ную от сказочного Телегона, сына Одиссея и волшебницы
Цирцеи), Мамерции, Квинктилии, Аврелии, Кальпурнии,
Фабии (считавшие, что являются потомками Геркулеса, что
овладел в канаве их прародительницей). Наиболее известны,
конечно, Юлии – они считались латинским родом из Альбы,
происходящим от Юла, сына или внука троянского цареви-
ча Энея. Могут быть названы среди древнейших роды Эми-
лиев, Марциев, Домициев, Веттиев, Ветуриев-Мамуриев
(лигурийских выходцев), Горациев, Сервилиев, Туллиев,
Квинкциев, Клелиев, Геганиев и Куриациев, Веренниев, Ка-
нулеев, Тациев, Валериев, Тураниев и Меттиев, Тарпеев(?),
Метилиев(?), Герсилиев(?), Клавдиев(?), Навциев(?).
Патриархальный римский род коренным образом
отличался от материнского, существовавшего в новокамен-
ном и медном веках. На рубеже 8 и 7 вв. до н.э. латинский
род большей частью растерял функции хозяйственного объ-
единения, уступив эту роль семье. Gens вполнял организа-
ционно-управленческие функции. При этом род:
-имел общее имя. Это имя становилось названием
территории проживания и хозяйствования. Зарождающийся
римский этнос был этнически разнороден. Подавляющее его
большинство составляли латинские и сабинские роды. По-
скольку в состязании языков и культурных традиций побе-
дил латинские, допустимо думать, что в основе будущего
populus Romanus преобладала латинская составляющая.
Это вполне удовлетворительно иллюстрируют дошедшие до
нас имена родов.
Некоторые роды (Ancharia, Numeria, Hostia,
Domitius, Sentia, Caeculus и др.) получили свои имена от
культа какого-либо божества. А такие имена, как Канинии,
Порции, Вителлии происходят от священных для отдельных
родов животных, соответственно, пса, свиньи, быка.
Ставшая «лишней» и отпочковавшаяся от рода семья
выселялась на новое место и меняла имя, чаще всего по име- Эгерия. Скульптура Дж.Г Фоли,
ни отца отделившегося семейства. Если же семья не пересе- 1870
лялась на новое место, она сохраняла имя, но род уже не
наделял её семьёй и тем самым исключал из своего состава.
-имел право пополнять состав за счёт новосёлов-
чужаков. Состав рода не был устойчив149. Если мужская
часть отличалась относительной стабильностью, то женская
половина непрестанно менялась: семьи принимали жён и
выдавали замуж дочерей в другие роды. Правда римляне
пытались смягчить «текучесть» тем, что жены как бы удоче-
рялись семьей мужа и получали покровительство со сторо-
ны агнатов;
-был обязан помогать оказавшимся в затруднитель-
ном положении сородичам. Причисленность к gentes
Romani в эпоху первых рексов являлась условием и гаранти-
ей полноправности накладывала обязанности, но и дарова-
ла права;
-был обязан мстить за обиду нанесённую сородичам
вплоть до кровной мести за убийство. «В конце XIX в. науке
удалось разгадать смысл темного слова parricidium, означа-
ющего не отцеубийство, как полагали раньше, а убийство
родича»150. Отголоски этой обязанности дошли до нас в ле-
генде о гибели Тита Тация. Приближенные Тита Тация
напали на жителей Лавиния, ограбили их, частично переби-
ли. С упреками Ромула выдать грабителей обиженным Та-
ций не согласился. Когда Таций был убит лавинийцами, Ро- Нума и Эгерия. Картина Ульпиа-
мул вёл себя необычайно сдержанно, поскольку признавал но Чека,

См. Franсiоsi G. Clan gentilizio e strutture monogamiche, v. I. Napoli, 1975


149
150Немировский А.И. История раннего Рима и Италии. Возникновение классового обществ аи
государства. Воронеж, 1962, с. 136.
109
за оскорблёнными жителями Лавиния право кровной мести и вовсе не желал раскручивания её
новых витков;

Схема родства у латино-римлян151


-имел право на самостоятельные военно-грабительские акции, предпринимаемые на свой
страх и риск. Известна сага о подобном разбойничьем набеге трёхсот шести Фабиев на город
Вейи. Угодив в засаду, все Фабии пали в бою, кроме одного мальчика, который и возродил род.
Численность этой родовой банды явно преувеличена, однако сам факт набега с трагическим ис-
ходом не вызывает сомнений;
151 Маяк И.Л. Рим первых царей. Генезис римского полиса. М.,1983, с.155
110
-наследовал имущество семьи, если вся она вымирали, не оставив ни прямого наследни-
ка, ни завещания и нет агнатов;
-имел родовых духов-заступников, общеродовые культы и собственных жрецов. Любо-
пытно, что римляне долго сохраняли индоевропейские тотемистические пережитки. Одному ро-
ду запрещалось ношение золотых украшений, другому – льняных одежд, третьему предписыва-
лась особая форма ожерелий или причёсок. Род Навиев чтил богиню Минерву. Сабинский род
Аврелиев, например, был солнцепоклонническим. Роды Потициев и Пинариев считались почи-
тателями Геркулеса. Горации приносили жертвы богу Янусу. Родовые культы (лат. Sacra) весь-
ма успешно просуществовали чуть ли не до христианизации. Религиозные обряды проводили в
специальных родовых святилищах (лат. sacellum gentilieium). Особенно значимыми считались
ежегодные ежегодные общеродовые моления. Приобщение чужаков к родовым святыням пола-
галось неслыханным их поруганием. Та легенда утверждает, что род Потициев вымер именно
по этой причине. А их родовой культ Геркулеса пришлось унаследовать государству;
-имел общее кладбище. Когда умирал сородич, весь род носил траурные одеяния и со-
вершал на могилах родовые обряды, связанные с культом предков.

Схема агнатских и когнатских связей по отцу152


Во главе рода стоял выборный старейшина, самый уважаемый «отец» самого авторитет-
ного «семейства»153. Он имел большие полномочия решать внутриродовые вопросы и прини-
мать любые решения, не наносящие ущерба курии и трибе и не идущие вразрез с решениями ку-
риатных и трибутных собраний, а также с распоряжениями рекса.
Место, выбранное для города оказалось удачным – если не смысле природных условий,
то в смыслах военно-стратегическом и торговом. Условия жизни были также вполне удовлетво-
рительны. В трудолюбии первым римлянам также никто не смет отказать. Неудивителен поэто-
му устойчивый естественный прирост населения. Старожилов становилось всё больше, появля-
лись новые роды «коренных римлян» с новыми именами. Древние писатели хорошо отразили
это в своих сочинениях. Но нельзя обойти тот момент, что в народной памяти рост Рима ассо-
циировался постоянным притоком новосёлов извне. Новорожденный этнос жадно ассимилиро-
вал обломки пеласгического и лигурского населения, жившего в тех местах, вбирал в себя еди-
ничных переселенцев и отдельные семьи осков, этрусков, быть может, в редчайших случаях -
греков и иллирийцев. При этом одиночки входили в уже существующие роды, а группы образо-
вывали новые роды с новыми именами. Любой, принимаемый родом, незамедлительно произ-
носил формулу отречения от того рода и семьи, в которых числился ранее. Последующее приня-
тие в члены рода сопровождали обрядами приобщения ук новой жизни и новому культу. Неко-
торые этнографы считают, что при этом происходила имитация процесса появления ребёнка на
свет. При разрастании населения всё сильнее начинал действовать фактор случайности. Вовсе
не обязательно роды старожилов процветали и не всегда новосёлы находились в приниженном
состоянии. Роды могли процветать или чахнуть по массе причин. Классическим стал пример с
152Маяк И.Л. Рим первых царей. Генезис римского полиса. М.,1983, с.180
153См. de Martino F. Storia della costituzione romana, v. I. Napoli, 1958, а также de Francisci P.
Primordia civitatis. Roma, 1959.
111
родами Потициев, Пинариев и Фабиев. Фабии отпоч-
ковались от Потициев и окрепли, Потиции – вымерли, а
Пинарии медленно чахли и прозябали. Рексы даже не
пытались как-то регулировать приток населения и упо-
рядочивать численность родов. Да это и невозможно
было делать в условиях тогдашней ужасной демографи-
ческой обстановки. Одна эпидемия, один массовый
морскота вкупе с засухой могли поставить римлян на
грань демографической катастрофы, равно как пара-
тройка благополучных и сытых десятилетий вели к от-
носительной перенаселённости.
Согласно легендам, Ромул разделил римлян на
три трибы (Тиции, Рамны и Луцеры), а каждую из триб
разбил на 10 курий, которые были, в свою очередь, об-
разованы десятком семей, или родов. Слова tribus, curia,
gens - латинского происхождения.
Пожалуй, ни по одному вопросу историки не
спорили так долго и так упорно, как по вопросу о сущ-
ности курий эпохи рексов. Наконец, установилась при-
нятая ныне точка зрения. Вкратце перескажем её основ-
ные положения.
Прежде, чем говорить о том, чем была курия,
есть смысл сказать, чем она не была. Курии не были ни фратриями, замкнутыми мужскими
братствами. Безусловно, curia происходит от «co+viria», что означает «союз мужей». Несомнен-
но также, что курию образовывали мужчины, способные носить оружие. Некторые этнографы
пытались отыскать параллели между римскими куриями и мужскими союзами Юго-Восточной
Азии, Южной Америки или Африки, описанными в 19-20 вв.. так этнографов продолжает упор-
но усматривать в куриях реликтовые пережитки матриархата: наименование курий женскими
именами, жертвоприношения матери-земле, почитании куриями божества брака Юноны и пр.
Но и древние фратрии, и почти современные мужские союзы с «мужскими домами» тропиче-
ских стран - это элементы первобытного общества эпохи матриархата. Эпохи, которую италий-
цы к 8-7 вв. до н.э. успешно преодолели. Вель две индоевропейских волны переселений принесли
отцовский род (протолатины) и окончательно утвердили его на апеннинской земле (оско-
умбры).
Латино-римское общество в 8-7 вв. до н.э. находилось на стадии перехода от первобыт-
ности к цивилизации, когда старые социальные элементы и структурные связи отмирали, а но-
вые ещё не возникли. В этот промежуточный период должны были сложиться временные, пере-
ходные от первобытного самоуправления к государственности, социальные институты154. Таким
институтом и стала курия. Род уже не мог оказать своим членам достаточно сильного покрови-
тельства и надёжной защиты, хотя продолжал пытаться это делать. Отдельно взятый род пере-
ставал удовлетворять запросы сородичей. Возникла потребность в более сильных территори-
альных союзах соседей. Так и сложились курии, которые, таким образом являются искусственно
созданными надродовыми социальными объединениями, дающими её члену дополнительные
права, но и накладывающие дополнительные обязанности. Члены курии – это, собственно, и
есть квириты, то есть populus Romanus. Членство в курии – еще не государственное подданство
или гражданство, но уже шаг к нему.
Разумеется, курии складывались постепенно. Первоначально их было семь, связанных с
палатинским «квадратным Римом» ромуловых времён, и еще несколько на Целийском холме.
Первое серьёзное добавление курий связано со слиянием с сабинами, которое, согласно легенде
произошло при Тите Тации. Затем началось постепенное, «ползучее», приращение их численно-
сти.
До нас дошли названия некоторых курий: Аккулея, Велиенсис, Велития,Тифата, Рапта,
Тиция, Фауция, Фориенсис…
Курию возглавлял курион, избираемый ею из числа наиболее уважаемых «отцов се-
мейств»). Совет курионов возглавлял лично рекс. Каждый курион ведал общим куриальным
культом (лат. sacra curiarum), дополнившим родовые культы (лат. sacra gentilicia) и семейные
(лат. sacra privata).
Кроме выше упомянутой богини Юноны (лат. Juno Curitis или Quiritis), считавшейся за-
ступницей всех вместе взятых курий, у каждой имелись собственные божества. Для поклонения
им устанавливали религиозные обряды, проведением которых руководили курионы совместно с
осбыми жрецами (лат. flamen curialis). По ненадёжным и малодостоверным сообщениям жреца-

154 См. Першиц A.И., Монгайт А.А., Алексеев В.П. История первобытного общества. М., 1968,
с. 137-138
112
ми становились мужчины старше пятидесяти лет, благообразной внешности и благонравного
поведения. В священнодействиях им содействовали жены, а также служки - юноша и девушка.
Возможно, каждая курия имела особое помещение, которое также называли «курией»
(см. ниже). У курий также были небольшие участки для священнодействий и общих пиршеств.
Такие трапезы происходили за общим столом, пищу из муки и плодов готовили на общем очаге
и подавалие в деревянной и глиняной посуде. Следует отметить не только религиозный смысл,
но и огромное психологическое сплачивающее воздействие совместного прёма пищи.
Итальянские археологи обнаружили в Центральной Италии на юго-восточном склоне
возвышенности Монте Четоне несколько прямоугольных площадок, к которым ведут ступени.
Памятник был истолкован как места собраний латинских общин конца бронзового века – нача-
ла железного. Сразу бросается в глаза юго-восточная ориентация сооружений, связанная с ре-
лигиозными представлениями
К числу религиозных обрядов, проводимых куриями в один день (15 апреля) относят
празднество fordicidia. В этот день каждая курия приносила в своём святилище жертву. Для это-
го отбирали стельных коров (лат. fordae boves). Этот обычай позднее будет дополнен и общем
жертвоприношением коров на Капитолии.
Курии периодически созывали общие собрания – комиции, которые переводили желаю-
щих в другой род (лат. enuptio gentis), разрешали или запрещали усыновление (лат. Arrogatio)
рассматривали завещания (лат. testamentum ).
По некоторым сведениям, за куриями были закреплены земли, рапределяемые для поль-
зования между родами.
Как видим, деятельность курии достаточно многосторонняя. Неудивительно, что с воз-
никновением государственности и переходом римлян к цивилизации курии видоизменятся по-
чти до неузнаваемости и под прежним названием станут частью государственной организации.
Некоторые исследователи почему-то оспаривают военные функции курий. Однако сам
состав курий – призываемые в ополчение мужчины – свидетельствует об обратном. Кроме того,
в эпоху военной демократии любую социальную группу рассматривали как средство мобилиза-
ции ополченцев. Курия не являлась исключением, а курионы возглавляли куриатное ополчение.
Более того, вследствие усердно укрепляемой внутрикуриальной солидарности, это ополчение
становилось вполне боеспособным и достаточно дисциплинированным. А постоянная поддерж-
ка курии рексом, давала последнему огромную военную поддержку вдобавок к силе его личной
дружины.
Как видно, «…осуществление при Ромуле сакральных функций, и то, что курия стано-
вится, как признают исследователи, основой набора войска, вовсе не превращают ее только в
«религиозный союз» или только в воинскую единицу, а доказывают лишь ее структурообразу-
ющий характер в раннем римском обществе»155.
Ромулу приписывают разделение римлян на три трибы - Тициев, Рамнов и Луцеров. При
этом в современной литературе традиционно переводят латинское tribus, как «племя», хотя бо-
лее правилен и дословный, и смысловой перевод –
«треть».
«Троичность» характерна для индоевропейского
мировоззрения. Очень многие обломки индоевропейской
общности, расселявшиеся по Евразии, в процессе пересе-
ления и оседания на новых землях приобретали «три-
единство» (кельтские галлы, бельги и бритты, фракий-
ские геты, даки и мёзы). Зачастую это отражалось в виде
легенд о трёх братьях – прародителях трёх колен одного
и того же народа. Знаменитый исследователь индоевро-
пейских древностей Ж.Дюмезиль «считал Тициев пасту-
хами и ремесленниками, Рамновжрецами, а Луцеров —
воинами, что, в общем, не находит никакой опоры в ис-
точниках»156.
Почему мы считаем перевод латинского tribus,
как «племя» неверным?
Populus Romanus во времена, причисляемые к
правлению легендарных Ромула и Нумы Помпилия был
новорожденным центростремительным этносом. В него
постоянно вливались извне всё новые массы населения.
Если бы это происходило в конце новокаменного века, в
медном или бронзовом веках, то, действительно, это Нума Помпилий. Скульптура рес-
привело бы к складыванию племенной структуры или публиканской поры

155 Маяк И.Л. Рим первых царей (Генезис римского полиса). М., 1983. с.181
156 Маяк И.Л. Рим первых царей (Генезис римского полиса). М., 1983. с.183
113
даже к образованию союза племён. Но вся соль имен-
но в том, что рождение народности римлян происхо-
дило на стадии военной демократии, когда племенной
строй стремительно устаревал, а элементы и структур-
ные связи государственной системы едва зарождались.
Увеличение численности населения Се-
михолмья и подчинение округи привело к необходи-
мости упорядочить организацию социума и увенчать
иерархию семья-род-курия верхним уровнем. Таковым
уровнем в прошлом действительно было племя. Но в
общественном сознании первых римлян уже гнезди-
лось ощущение того, что племенная организация при-
надлежит вчерашнему дню.
Смешно было бы ожидать от Ромула и Нумы
(точнее – от рексов, деятельность которых образовала
эти легендарные собирательные образы) осознанного
строительства государственного аппарата, на основе
аргументированной социологической теории. Все
движения общества к государственности были интуи-
Грот нимфы Эгерии. Вена, Шёнбрун, тивными и самим обществом не осознаваемыми. Так
скульптура Й.Х.Байера, 1758 произошло и с образованием триб. Их формировали
таким же образом, как образовывались племена в ми-
нувшие эпохи, но при этом пытались наполнить «тре-
ти» потенциалом будущей государственности. В три-
бах, таким образом прослеживается такой же «проме-
жуточный», переходный характер, та же искусствен-
ность157, какие мы наблюдаем в куриях.
Исходное население, распределённое по три-
бам, проживало на Палатине, в так называемом
«квадратном Риме» или оппидуме Ромула. Вероятнее
всего, там находилось две латинских деревни (лат.
vici)., основанных альбанскими колонистами. На Це-
лии жили сабиняне. Возможно, на Эсквилине среди
разноплеменного населения присутствовали выходцы
из Этурии. Был также заселен Квиринал. Все жители
Семихолмья совместно осваивали Капитолий, рас-
сматривая его в качестве общего религиозно-
культурного центра. Авентин же, скорее всего, долго
не имел постоянного населения.
«С абсолютной точностью локализацию Рам-
нов, Тициев, и Луцеров на территории будущего го-
рода определить трудно. Возможно, однако, что пло-
щадь, занятая этими трибами, как мы видели, охваты-
вала Палатин с Велией, Целий, Эсквилин, т. е. Септи-
монций, а затем также Квиринал, Капитолий и, веро-
ятно, прилегающие к подножию холмов части долины
Форума и, по крайней мере при Нуме, район храма
Нума Помпилий и Эгерия. Картина Весты»158.
Жана Клода Найжона, 1791 Часть историков настаивает на том, что Рамны
были латинами, Тиции – сабинами, а Луцеры – этрус-
ками. Согласиться с этим нельзя по многим причинам. Во-первых при всей недостоверности со-
общений древних писателей из них следует, что трибы были приблизительно равны численно и
одинаковы структурно – содержали по десять курий. Такая «равновесность» при различном эт-
ническом происхождении, конечно, почти невозможна. Во-вторых, будь трибы этнически одно-
родны, их бесконфликтное и быстрое слияние было бы маловероятным. Нет, «трети» - это ис-
кусственные образования одной из задач которых являлось как можно более тщательное пере-
мешивание этнически разнородных компонент при формировании populus Romanus.

2.Disciplina Etrusca
Определяющее влияние этрусков на становление римской государственности и культуры
неоспоримо. Поэтому представляется правильным, прежде чем приступить к обзору архаиче-

157 Francisci P. Primordia civitatis. Roma, 1959, p. 484


158 Маяк И.Л. Рим первых царей (Генезис римского полиса). М., 1983. с.203
114
ских римских культов и приписываемых
второму римскому рексу Нуме Помпилию
религиозных преобразований, дать такой
же обзор этрусской религии.
Уже в древности соседи считали
этрусков чрезвычайно набожными. Все их
религиозные правила и предписания впо-
следствии были сведены в священные кни-
ги, получившие название «Этрусского
учения» (лат. Disciplina Etrusca)
К настоящему времени известно
около четырёх десятков имён этрусских
божеств. Однако это вовсе не значит, что
ими исчерпывается весь этрусский панте-
он! Часть имён просто была безвозвратно
забыта. Некоторые боги были просто
безымянными, имена иных были жёстко Хижина железного века. Экспонат археологиче-
табуированы и запрещены к написаниюи ского парка Монте Четоне
упоминанию всуе (лат. dei involuti).
Среди черт и признаков этрусских
богов могут быть выделены
-принесённые из малой Азии;
-заимствованные в религиях ита-
лийских аборигенов (оско-умбров, лати-
нов, лигуров и, возможно, даже пеласгов);
-скопированные в религии греков.
Никаких трактатов и сочинений,
где бы чётко и непротиворечиво излага-
лось религиозное мировоззрение этрусков,
в нашем распоряжении нет. Почти невоз-
можно выстроить иерархию божеств. Так
что придётся ограничиться их перечисле-
нием согласно русскому алфавиту.
Ани. Четырёхликое божество.
Этруски чтили его как повелителя всех Очаг. Экспонат археологического парка Монте
начал и властелина небес. Четыре его лица Четоне
развёрнуты на все стороны света (неба).
Ани - охранитель боже--ственного порядка и кто-то вроде «заведующего по учёту и контролю
божеств». Вне всяких сомнений, двуликий Янус – Ани, перешедший в пантиеон римлян.
Аплу, Апулу. Этого, упоминаемого в этрусских текстах бога, чтили хетты под именем
Апулунуса, а для греков Аполлон был покровителем города Трои в Малой Азии. Вероятно, его
культ был перенесён в Италию ахейскими колонистами ещё во второй половине второго тыся-
челетия до нашей эры.
Аритими, Артумес. После долгих дискуссий было установлено, что этруски не перени-
мали у микенских греков культ божественной девы Артемиды, но также принесли из Анатолии,
откуда он пришёл также и к микенцам.
Бит. Двойник греческого Аида, муж Персефнаи. Владыка мира мёртвых, величественно
восседающий на высоком чёрном троне. Голова его покрыта магическим шлемом в виде волчь-
его скальпа.
Вей. Этрусский город, очень долго соперничавший с Римом за господство в Лации
назван в честь этой богини плодородия. Одним из её прозвищ было Церес и римляне позднее
бережно переместили её культ в свой город, почитая божество под именем Црерры. Сходным
персонажем в греческой мифологии видится Деметра.
Велхан. Очень сложно толкуемый мифический персонаж. Может быть сопоставлен с
критским Фельханом, изображаемым с петухом и ветвью в руках. Возможно был у этрусков по-
кровителем подземного мира и растительности. Безусловно, римский бог подземного пламени
Вулкан соответствует Велхану.
Вертумн (Вортумн). Считается главным богом этрусских земель, своеобразным «дублё-
ром» бога Тина. Его почитали более всего в городе Вольсиниях, Празднество в честь Вертумна
справляли 13 августа, демонстрируя изображение молодого, крепкого и сильного бога. Рим-
ляне, охотно перевозившие к себе наиболее сильных покровителей завоёванных земель, переме-
стили статую Вертумна после завоевания Вольстиний в специально выстроенный храм на Авен-
тине.
Марис. Безусловно, один из интереснейших богов. Символ нарождающегося года, кото-
рый требовал пятидесяти жертвоприношений в год. Одно из этрусских изображений показыва-
115
ет, как богиня Менрва, отложившая шлем и эгиду, левой рукой помогает обнаженному юноше в
шлеме, с копьем и щитом - Марису - выбраться из дымящейся амфоры. Правой рукой она при-
крывает ему рот, мешая проронить хотя бы звук. Чудище с тремя собачьими головами разме-
щено художником над головой Мариса. Несколько других богов с любопытством наблюдают
за происходящим. Марис, лишённый у этрусков какой-либо воинственности, вошёл в число
римских богов под именем Марса, бога войны, и сразу занял одно из ведущих мест.
Менрва. Богиня, известная сабинам и римлянам как Минерва. Иногда в её имени пыта-
ются отыскать индоевропейские корни, но это совершенно бесперспективно, Менрва – исконно
этрусское божество, насколько это вообще возможно. Аналогии, проводимые с греческой Афи-
ной вряд ли могут быть признаны. Так Менрва считалась этрусками супругой бога Херкле, то-
гда как греческая богиня-девственница к Гераклу не имела никакого отношения. В её храмах,
построенных, правда, в более поздние времена, обнаруживают остатки пожертвованных богине
якорных грузил, игл, сетей, что говорит об особом покровительств Менрвы рыбакам. Похоже,
она жаловала и врачей, отчего получила прозвище «целительницы». Врзможно, что Менрву
чтили также под прозвищем Туэ.
Нетун, Нетхур. Божество сугубо тирсенского происхождения, требующее жертв вином и
водой. Обладающий трезубцем бородатый бог совершенно очевидно соответствует римскому
Нептуну. Упоминается вместе с Салацией.

Храм в Цисре (Реконструкция)


Нортия. У этрусков многие богини определяли судьбу, в том числе и эта.
Персефнаи. Двойник греческой Персефоны, жена Бита. В отличие от от нежной и крот-
кой греческой тихони, Персефнаи сурова, властна и непреклонна. Она сидит на высоком троне
как равная рядом с Битом. Из ее светлых волос выползает пара змей.
Сатрес, Сатириа(са). Культ этого божества, скорее всего, имеет общесредиземноморские
(в том числе и италийские) корни. Неудивительно, что учёные римские мужи были уверены, что
Сатурн - приезжий чужеземец, познакомивший древнейших жителей полуострова с культурой
Востока.
Салация. Одна из наименее понятных богинь. Истолкование её имени не произведено.
Некоторые исследователи считают, что этот персонаж – оско-умбрского происхождения и вы-
водят имя богини из слова «соль». Понятно, что покровительница соляных источников и мор-
ской воды является супругой Нетуна.
Селва. Никто не сомневается, что это божество нашло место среди римских богов под
именем Сильвана. Сугубо «мужской» бог, в исполнении посвящённых ему обрядов женщины не
могли участвовать.
Сефланс. Одно из самых трудно толкуемых божеств. Судя по разрозненным изображе-
ниям, он ввязывался во множество авантюрных приключений (приручал крылатого коня Пекса
[Пегаса], освобождал привязанную к трону богиню Уни [перепев греческого сюжета о наказа-
нии Геры Зевсом]). Сефланса изображали в треугольной шапочке кузнеца, с ним ассоциировали
инструменты - молот и клещи. Сопоставление Сефланса с греческим Гефестом представляется
вполне обоснованным.
Тефис. Также считалась богиней судьбы. В Этрурии имелся пока не обнаруженный ар-
хеологами весьма авторитетный оракул Тефис.
Тин. Его изображали и как мужчину средних лет с бородой, и как безбородого юношу.
Первоначально Тин был третьестепенным божком, однако потом сделал стремительную карье-
ру, поднявшись в иерархии этрусских божеств на первое место. Впрочем, то же проделали Пе-
рун в славяно-русской религии и Зевс в греческой. Тин считался хозяином трёх из шестнадцати
небесных уделов, громовержцем, вооружённым тремя видами молний (сверлящей, испепеляю-
щей и разбивающей. По неточным данным в храме этрусского города Популонии статую Тина
сплели из виноградной лозы. Римляне слили культ Тина с культом их громовержца «отца Иова»
или Юпитера, а затем добавили к нему черты Зевса.
116
Туран. Богиня, чей культ в 7 в. до н.э. только начи-
нал формироваться. Окончательно он сложится лишь в
конце 5 в. до н.э., слившись с представлениями о греческой
Афродите. Туран не имя, которое, вероятно, было табуи-
ровано, а прозвище, которое означает «дающая», «дари-
тельница благ», «властительница природы». Очевидно
прозвище происходит от малоазиатского turanna - «госпо-
жа». Отсюда и греческое «тиран», то есть правитель. Её
могли зображать с четырьмя крыльями. Символами Туран
были лебедь и голубь, ветвь, цветок.
Уни. Даже не будучи этрускологом, любой услы-
шитт в её имени созвучие с римской Юноной. Богиню, за-
нимавшую одно из высших мест в иерархии сверхъесте-
ственных существ, изображали величественно восседаю-
щей на троне. Как подобает высокородной матроне, она
закрывает голову краем одежды. Уни считали не только
общеэтрусским божеством, но и особой покровительницей
города Вейи. Скульптура (ксоан) Уни в храме города Вейи
была деревянной.
Усил. Можно считать, что он - бог солнца, защит-
ник от напастей и воплощение благодати в виде тепла и
света. В боле поздние врема Усила изображали поднима-
Тин. Изображение 5 в. до н.э. ющимся из волн, либо едущим на колеснице-квадриге ти-
пично этрусского типа, в которую впряжены лошади. Не только в греческих и италийских ми-
фах, но и в хеттских колесница, запряжённая четвёркой коней - символ солнца. Это общеиндо-
европейский сюжет. Усил представлялся этрускам довольно активным богом. На дошедших до
нас изображениях он с луком Аполлона в руке, беседует с Нетуном и богиней зари Тезан. По
мнению этрусков Усил выглядел как цветущего вида бородатый муж в крылатых башмаках и с
крылатым солнечным диском с лучами на голове.
Ферония. Одно из божеств судьбы. Её священная роща и, вероятно, фанум были распо-
ложены близ Тибра во владениях фалисков. Фанум Феронии открыли в ходе археологических
раскопок близ Капены. Ферония помогала рабам освободиться. Согласно сказанию, в одном из
фанумов Феронии поставили каменное сиденье с надписью: «Здесь садятся добронравные рабы,
а встают свободными».
Фуфлунс. Судя по многочисленным упоминаниям в надписях на зеркалах, жертвенных
сосудах и черепицах, его культ был популярен в Этрурии. Исследователи склонны отождеств-
лять этрусского Фуфлунса с греческим Вакхом-Дионисом. Однако корни культа – в малолази-
атских верованиях. Пожалуй, один из немногих богов, кого практичные римляне не спешили
заимствовать – многих сторонников благопристойности отталкивали разнузданные вакхана-
лии, которых требовал культ Фуфлунса.
Херкле. Даже знакомый с античными сказаниями только понаслышке тут же предполо-
жит соответствие этого имени с именами греческого Геракла и римского Геркулеса. И будет аб-
солютно прав. На зеркале из города Вульчи Херкле одет в львиную шкура, завязанную узлом на
груди, бедра обвязаны тканью.
На нескольких этрусских зеркалах мы видим, как богиня Уни вскармливает грудью
взрослого, бородатого Геркле в присутствии прочих богов. Это не что иное, как обряд усынов-
ления и причисление к верховным небесным богам. На это также указывает надпись: «Нercle
Unial clan» – то есть Херкле, сын Уни.
Этруски читили этого бога с 8 в. до н.э., наибольший расцвет культа приходится на 5 в.
до н.э. Однако при всём том Херкле в Этрурии никогда не почитали так, как Геракла – в Гре-
ции.
Херму или Турмс. Конечно, соответствует греческому Гермесу. Об этом говорят его ха-
рактерный головной убор – петас и сандалии с крылышками. Но этруски не заимствовали этого
бога у греков, а принесли его культ из Малой Азии, откуда он проник и в Грецию. Похожему
божеству по имени Турмс поклонялось и неиндоевропейское население Корсики и Сардинии.
Во время своего пребывания на островах тирсены слили образы Турмса и Херму и принесли их
на будущие этрусские земли. Два имени божества, таким образом, служат ешё одним доказа-
тельством того, что этруски – народность, образовавшаяся в итоге смешения нескольких исход-
ных этнокультурных частей.
Этхаусва. Очевидно, этруски заимствовали культ Эйлифии - пеласгической богини земли
и плодородия, а также деторождения. Высказано недоказанное предположение, что пеласги
считали её супругой бога моря. После приспособления образа богини к особенностям этрусско-
го религиозного мировоззрения она вошла в иерархию божеств под именем Ethausva. Очень
часто образ полностью сливался с образом Уни.
117
Помимо того, полагали этруски, мир населен
сверъестественными существами, менее могущественными,
чем боги (духами, демонами, монстрами)159. Этрусская фан-
тазия оказалась настолько продуктивной, что созданные
ими сказочные персонажи проникли в римскую культуру,
дожили до средневековья, трансформировались в героев ми-
стических произведений в искусстве нового времени и нако-
нец проникли в «ужастики» современной масс-культуры.
Хару видели демоном подземного мира (сродни гре-
ческому Харону, но куда более жутким чем простой пере-
возчик душ мертвых через Стикс). Вестника и свидетеля
смерти, стража у ворот подземный мира изображали остро-
ухим человеком с крючковатым носом. За спиной и иногда
на голове красовались крылья. Тело демона было свинцово-
голубоватого цвета. Одеждой Хару служил низко подпоя-
санный короткий хитон без рукавов. Чаще всего головного
убора у демона не было, но порою он надевал конический
колпак или накидывад на себя кусок львиной шкуры. При
нём всегда были символы смерти - сокрушающий молот на
длинной рукояти, свернутый свиток, железный крюк.
Тухулха как бы дублирует функции Хару, но выгля-
дит еще ужаснее: позади извивается хвост, с волосами пере-
путаны змеи. В ряде случаев Тухулхе придают женские чер-
ты.
Иногда делают ошибку, помещая среди демонов не-
коего Лазу. На самом же деле лазы, как безымянные, так и
обладающие именами, - многочисленные сверхъестествен-
ные существа низшего ранга, не имеющие родителей-богов.
Порою лаз отождествляют со спутницами Афродиты Хару. Роспись на вазе
- харитами. И это неверно, поскольку по немногочисленным
изображениям на этрусских зеркалах и начертанным там же
именах лаз почти невозможно чётко определить «круг их
компетенций».
В настоящее время принято считать лаз символами
конкретных сил и явлений природы. В подавляющем боль-
шинстве случаев лазов воображали обнажёнными девушка-
ми, реже – юношами, с крыльями или без них. Среди поиме-
нованных лаз обоего пола известны: Алпан, Атунис.
Ахвиср, Ванф, Векувиа, Зипна, Меан, Мунтух, Ресуа, Сит-
мика, Сненаф, Туран, Фална, Цирна и другие.
Предполагают, что духами рождения могли быть так
называемые лазы-фалны, Они отвечали не только за появ-
ление на свет людей и богов, но также за распускание буто-
нов и почек. Лаза-фалн Алпан, упомянутая выше, стала
прообразом римских Альбионов, которым принадлежала
священная роща в Этрурии и которые требовали в жертву
белой коровы (лат. alba bos). Поскольку Алпан держит ли-
стья и венок, можно считать эту лазу кем-то вроде местной
нимфы.
Зато лазы Леинф и Ланф, скорее всего, были парны-
ми демонами (братьями?) смерти. На это указывает созвучие
их имён с этрусским словом, имеющим смысл «умирать,
разлучаться». На этрусских изображениях они сопровожда-
ют Хару и Тухулху, неся символы смерти, словно оруженос-
цы. Ванф. Бронзовая статуэтка из
Некоторые лазы изображены со свитками, отчего Кампании. Третья четверть V в.
получили у искусствоведов условное прозвище «пишущие до н. э. Лондон, Британский му-
демоны». Считают, что эти свитки представляют нечто зей
сходное с египетской «Книгой мертвых» или являются «ордерами на смерть», дающими право
на исторжение души из тела. Вряд ли это так, поскольку этрусская религия не была всеподавля-
ющим культом смерти, как египетские верования и не была сухой и утилитарно-

159 См. Наговицын А.Е. Мифология и религия этрусков. М., 2000 г. а также
http://www.kladina.narod.ru/nagovitsin/part_1.htm
118
формализованной, как более поздние римские культы. Возможно,
свитки в руках демонов представляют не более, чем «ежедневники» с
планом дел на сегодня.
Среди объектов поклонения этрусков были также dei
animales, то есть духи обожествленных предков. Они соответствова-
ли более поздним римским пенатам.
Мир сверъестественных существ этрусков, как и многих
ждругих древних народностей, был «трёхслоен»: боги-духи-люди.
Конечно, не всякие люди, но герои, поднятые своими подвигами на
уровень богов. Одни из этих героев принесены тирсенами из анато-
лийского фольклора, других дала культура оско-умбрских предков
этрусков, третьи заимствованы из латинской и греческой культур-
ных сред. Причём их имена подверглись этрускизации.
Этрусские герои обладали даром, который отличал их от од-
нотипных персонажей греческой мифологии – способностью проро-
чествовать. Очень интересен образ одного из таких предсказателей -
Тархона (Таркона), основателя Тарквиний. Он восходит к громо-
вержцу Тархунну, главному богу хеттов второго тысячелетия до
нашей эры, и к божеству лувийцев Тархунту. Так в народной памяти
этрусков сбереглись воспоминания о малоазиатской родине тирсе-
нов. Столь же древней является перенесённая в Этрурию малоазий-
ская легенда о младенце со старческим разумом и пророческим да-
ром Таге, якобы, вырытом из земли близ города Тарквиний.
Манто - дочь слепого предсказателя Тиресия из греческого
города Фивы. По воле Аполлона ей пришлось поселиться в Малой
Азии и основать там оракул бога Аполлона. Аукн (Окн) выступал в
легендах одним из сыновей Манто и Фавна и пророчествовал в
Италии. Херкле. Статуэтка пе-
Провидец Алес (Халесус), называемый сыном Нетуна, счи- риода 325-275 гг. до н.э.
тался прародителем фалисков, основателем города Фалерии и родоначальником династии в го-
роде Вейи.
Несомненно, на религию этрусков оказали влияние греческие верования. Но иногда это
влияние необоснованно преувеличивается. Некоторые сюжеты и персонажей этруски заимство-
вали, но воздействие греческой религии на этрусскую всё-таки было неглубоким и не касалось
основ этрусского религиозного мировоззрения.
В отличие от греков, в религии которых присутствовали богоборческие сюжеты и подви-
ги героев-людей иногда не уступали божественным деяниям, этруски считали волю богов, пред-
начертания судьбы абсолютно непреложными. Вера этрусков в том, что предопределённого не
изменить ни при каких обстоятельствах, была просто фаталистической. В отличие от пропитан-
ной рационализмом и формализмом религии римлян, напоминавшей скорее деловой контракт
людей и богов, вера этрусков была пропитана мистицизмом и убеждённостью в неисповедимо-
сти путей божьих. Самое большее, полагали этруски, что могут сделать люди - истолковать во-
лю божеств и жить в соответствии с ней.
Индоевропейское население Италии еще до прихода тирсенов имело обычай объявлять
священными и неприкосновенными природные объекты. Прежде всего это касается рощ. Так
появлялись фанумы (лат. fanum) - святилища без храмовой постройки. Это объясняется во-
первых древнейшими традициями сакрализации природных объектов, во-вторых, отсутствием
архитектурных навыков: латины и оско-умбры просто не умели воздвигать храмов. Под откры-
тым небом поклонялись богам и устраивали гадания. Оказавшись на земле, ставшей их роди-
ной, этруски, как и все древние народы отнеслись к местным верованием с необычайным почте-
нием. «Где земля – там и боги!» Они сохранили прежние фанумы и, возможно, создавали новые.
Известны священная роща Феронии, основанное молодежью города Вейи, а также оракул Те-
фис. Некоторые античные писатели донесли до нас отрывочные и мало информативные указа-
ния о том, что этруски подразделяли деревья на «счастливые» и «несчастливые». К первым от-
носились: лотос, виноградная лоза, кизил, слива, яблоня, груша, орешник, рябина, белая смо-
ковница, бук, летний дуб, зимний дуб, пробковый дуб. Эти деревья соотносили с небесными
божествами. «Несчастливыми» считали: терновник, ежевику, лесную грушу-дичку, остролист,
тёмную смоковницу, папоротник, которые находятся под покровительством «нижних, подзем-
ных богов».
Близ Рима находилась священная роща Камен (лат. lucus Camenarum), изобиловавшая
особо чистыми родниками. Воду их применяли в различных ритуальных очищениях: исцеляли
недуги, освящали уста прорицателя. Употребление очистительной святой воды было равноцен-
но жеванию лавровых листьев.
Археологи обнаружили близ озера Больсена этрусское святилище в виде площадки дли-
ной в сорок четыре метра, шириной в сорок. Колодец глубиной 14,5 м. находился в северо-
119
восточной части святилища, а две прямоугольные канавы глубиной 1,6 и 1,74 м. в юго-западной
стороне. Канавы были почти пусты, зато расположенные рядом с ними пятнадцать ям изобило-
вали обломками статуэток, остатками костей жертвенных животных и посвящённых богам
предметов.

Храм в Цисре (Реконструкция)


Археологам удалось отыскать места постройки древнейших этрусских сооружений,
предназначенных для отправления религиозных обрядов и толкования предзнаменований.
Сердцем святилища любого типа являлся алтарь. Он мог (не обязательно) присутство-
вать в фануме, мог стоять отдельно и обязательно находился в храме.
Тирсены принесли с востока многочисленные и сложные правила, согласно которым со-
оружались алтари, святилища, храмы. После слияния с оско-умбрским населением и образова-
ния этрусской народности эти правила, конечно несколько изменились, но продолжали сохра-
няться.
Еще с 19 в., когда начались массовые раскопки этрусских памятников, стали известны
многочисленные каменные алтари в виде «песочных часов», кубов, колонны. Все они в верхней
части имели углубления. Формы этих алтарей чрезвычайно близки к тем, что на Востоке стави-
ли в честь подземных божеств, но весьма далеки от форм алтарей небесных богов у народностей
индоевропейского происхождения.

Конструкция храма и его план


120
На храмовой территории (этрус. tmia, греч.
temenos) обязательно рыли колодцы глубиной от 4 до
14 м. для сбрасывания останков жертвенных живот-
ных. Иногда колодцы облицовывали камнем.
В первой половине 7 в. до н.э. началось строи-
тельство первых храмов. Ни один не дошёл до наших
дней, сохранность их остатков совершенно неудовле-
творительна, и точную реконструкцию отдельно взя-
той постройки выполнить невозможно.Однако каж-
дый из памятников демонстрирует несколько относи-
тельно неплохо сохранившихся элементов, по сово-
купности которых мы можем составить общее пред-
ставление о таких сооружениях, тем более, что до нас
дошли описания этрусских храмов.
По убеждению этрусков дом божества не мог
быть просто устроен. Считалось, что божества знаме-
ниями указывают место для закладки жертвенника или
храма и определяют его планировку.
Храмы были прямоугольными в плане, с отно-
шением длины и ширины - 6/5. Стены сооружали из
дерева и сырцового кирпича, непрочных материалов,
требовавших обязательной облицовки терракотовыми
плитами. Это должно было придавать постройке
представительный вид, особенно, если учесть, что
строители заполняли фронтоны терракотовыми фигу-
рами.
В храме устраивали главное помещение, где Фрагмент конструкции этрусского
стояли деревянные и глиняные статуи богов, храни- храма
лища общественных ценностей, комнаты для культового инвентаря.
Подход к стоящему на возышении храму был возможен только по ступеням со стороны
фасада. Крышу поддерживали колонны, чаще всего в один, два или три ряда по четыре в ряд.
Колонны этрусских храмов были большей частью деревянными, каннелюр, на них не вырезали.
Такие опоры получили название «тосканских». Их увенчивали эолийские и ионийские капители.
На фризе храма в первые века этрусской эпохи изображали группы богов или героев
мифов, фигуры которых показаны в движении. Впоследствии стали использовать великолепные
украшения в виде цветов. Зато, в отличие от греков, этруски часто оставляли открытым фрон-
тон, не заполняя его изображениями.
Крышу покрывала оранжевая, великолепно обожжённая черепица. По краям строители
устанавливали терракотовые украшения-антефиксы, обычно в виде человеческих голов. Дере-
вянные конструкции (торцы потолочных балок, стропила фронтонов, архитравы или балки)
везде, где было возможно, покрывали великолепной терракотой. Особую торжественность хра-
му придавали терракотовые статуи, размещенные на крыше.

Общий вид храма и его план


Все терракотовые детали тщательно раскрашивали в яркие цвета, что должно было при-
давать храмам ослепительное великолепие.
Этрусские жрецы выдвигались из числа знати. Вероятно этрусского жреца называли сло-
вом «кепен». Обычно их изображали на настенных росписях в величественных позах, держащи-
ми атрибуты религии (изогнутый посох, лат.lituus), одетыми в туники с короткими рукавами и
подбитые мехом плащи, но босыми. На их головах часто красовались остроконечные колпаки,
121
подвязанные лентами под подбородком. Среди заметных принадлежностей жреца обязательно
были жертвенный нож, одноручный кувшин и черпак для воды, вина и масла, а также факел.
О ритуалах, проводившихся жрецами в храмах, почти ничего не известно.Лишь немно-
гочисленные изображения алтарей с горящими огнями, к которым подводят жертвенных жи-
вотных, позволяют предположить, что обрядность напоминала греческие и римские.
Жрецы также проводили свадебные и погребальные обряды. Этруски сопровождали по-
хороны весьма сложными обрядами. Главным образом это легкоатлетические соревнования. Но
появились и «ферсу» - жестокие поединки человека с человеком или человека с хищником (сви-
репым псом), чем далее, тем чаще завершавиеся смертельным исходом. (Из них впоследствии
вырастет общеизвестное гладиаторство). Например, боец в надетом на голову мешке с прорезя-
ми для глаз бился дубиной с огромным псом. Само название phersu указывает на змеевласую
богиню подземного царства Персефнаи. В игре виден также след малоазийской легенды о Кан-
давле - душителе чудовищного пса, охранника царства мёртвых. Но не исключено, что этрус-
ская игра «ферсу» содержит сюжеты и пеласгической мифологии.
Жречество тщательнейшим образом организовывало религиозно-спортивные состязания
включавшие, кулачные бои, конные ристания. Скоре всего, эти игры также были посвящены
культу мертвых. Так называемые таурийские игры, отмечавшиеся римлянами 25 и 26 июня че-
рез каждые пять лет, были переняты у этрусков, а их название восходит к этрусскому слову
thaura - «гробница».
Особой категорией священнослужителей были гадатели-гаруспики (лат. haruspex, от этр.
hirae, harus - кишки, внутренности и лат. specio - наблюдать). Как прямо видно из названия они
изучали внутренности жертвенных животных, чтобы выявить, не исходит ли от божеств какая-
либо угроза жертвователю. Если гаруспики выявляли грядущую беду, от них требовали реко-
мендаций по её предотвращению.
Бывали случаи, когда «для точности прогноза» гаруспики объединялись с гадателями по
полётам птиц и молниям других жрецов. Небосвод, обратившись лицом к югу, мысленно дели-
ли на шестнадцать участков. Восемь левых доль на востоке считались счастливыми. Восемь
правых, западных, частей полагали неблагоприятными. Отмечали тип молнии, её направление,
размеры, громкость грома. Обсуждали, кто из девяти богов мог послать молнию одной из
одиннадцати разновидностей. Спорили, что предвещает появление тех или иных птиц в каком-
либо из шестнадцати квадратов неба.
Но гадание по печени считалось всё же основной процедурой. Общеизвестна находка
бронзовой модели печени овцы из Пьяченцы, своего рода учебного пособия для гаруспиков.
Выпуклая сторона модели разделена линией и половины обозначены словами: tivr («луна») и
usils («солнце»). До сих пор точно не ясно, какие стороны гадательной печени соответствуют
северу, югу, западу и востоку. На шестнадцати участках выгнутой стороны, размеченной по-
добно небесному своду, написаны полностью или в сокращенном виде имена богов. «С пробле-
мой ориентации модели печени из Пьяченцы связан не менее сложный вопрос о принципе рас-
пределения имен богов в ее центральной части. Что, например, побудило этрусков разместить
четыре участка с именами богов на желчном пузыре, а два нароста оставить незаполненными?
Почему некоторые из участков на модели печени имеют форму "розетки", а другие – "квадра-
та"?»160 Сравнение глиняной модели печени из Фалерий (Чивита-Кастеллана) с найденной при
раскопках Мегиддо (13 в. до н. э.) аналогичной моделью позволило найти много общего.

Бронзовая модель печеии для гаданий


Кажется, непременным условием жертвоприношений, магических обрядов и гаданий
было воскурение благовоний. Археологи обнаруживают очень много ритуальных керамических
и бронзовых кадильниц замечательного качества. Разумеется, эту особенность тирсенские пред-
ки этрусков принесли с Востока.
160 Немировский А.И. Этруски. От мифа к истории. М., 1983, с.182
122
Очень тудно также реконструиро-
вать этрусские верования о загробной
жизни.
Материалы из раскопок этрусских
памятников демонстрируют умершего,
плывущего на лодке в сопровождении
дельфинов по Океану в подземный мир.
В древнейших этрусских погребениях
также находят модели лодочек сардского
образца.
Тела умерших кремировали, прах
чаще всего помещали в урны в виде хи-
жин. Урны помещали в гробницы самого
разного вида. Нов любом случае соору-
Реконструкция гробницы жение гробниц требовало значительных
затрат труда и времени. Обряд сооружения гробниц вытекал из обычного для первобытности
ранней древности убеждения, что посмертная жизнь – подобие земной, что душу умершего
должна окружать привычная домашняя обстановка. Вероятно этруски допускали, что дух
усопшего проводил определённое время непосредственно в гробнице, хотя основным местом
его пребывания, безусловно была преисподняя.
Одно из почётных мест в погребальном инвентаре занимали котлы украшенные изобра-
жениями реально существующих зверей и фантастических чудищ. Было высказано предположе-
ние, что с котлами связано распространённое на Востоке поверье об омоложении и возрожде-
нии. Достаточно вспомнить хотя бы легенду о кавказской ведьме Медее, которая выварила в
колдовском зелье барана, превратив его в ягнёнка, и так же омолодила своего свёкра.
Можно сделать допущение, что котёл мог быть предметом, связанным с культом Мариса
- божества постоянно возрождающейся жизни.
Крайне интересно, что некоторые котлы с украшениями в виде львов и львиц, а также
пантер, грифонов, быков и сирен – урартской работы. Грифоны, широко представлены в рели-
гиозном искусстве египтян, вавилонян и ассирийцев, хеттов, критян, ахейцев и урартов. По-
скольку этруски, вполне способные самостоятельно произвести подобную посуду, предпочита-
ли её ввозить, импорт особой магии, «присущей» котлам, несомненен. В некоторых этрусских
гробницах археологи обнаружили яйца африканского страуса, расписанные очень стилизован-
ными изображениями плясунов, рыб, цветков лотоса или одноцветно окрашенные. Кажется их
привезли с Кипра и из Северной Сирии. Взгляды на яйцо, как символ жизни присущи многим
древним и современным религиям Востока. Возможно, с этими яйцами связаны и и каменные
столбики, увенчанные изображением распускающегося бутона лотоса, откуда выбирается чело-
вечек.
Фрески на стенах гробниц показывают нам не просто пир в богатом этрусском доме. Да,
мы видим много слуг, обилие пищи на столах, танцоров и флейтистов, собак, подбирающих
объедки под столами. Однако нарушает картину поминок… присутствующий на них покойник
с яйцом в поднятой руке! Ритуал оживления умершего и его участия в собственных похоронах
настолько выбивается из индоевропейского мировоззрения, что его восточный характер не вы-
зывает сомнения.
Вне сомнений, этрусское жречество было не только носителем религиозных традиций, но
и аккумулировало социально
значимые рациональные зна-
ния. Например, созданный с
религиозными целями кален-
дарь служил вполне бытовым,
повседневным целям.
Этруски создали и пере-
дали умбрам деление времени
на сутки, длившиеся с полудня
до полудня. «Точное вычисле-
ние полудня, которого требо-
вали жреческие правила, было
более сложным, чем установле-
ние дня по первому лучу солнца
или наступлению темноты.
Здесь трудно было обойтись
без приспособлений, сначала
примитивных — в виде вбитого
в землю кола» а затем и более
сложных — в виде громы. Это Поминальный пир
123
была крестовина с металлическим стержнем, указывающим
положение солнца. Началом этрусских суток считался мо-
мент, когда стержень не отбрасывал тени»161. Светлую часть
суток обозначали именем главного бога Тина (ср. русское
«день»). Начинала день богиня зари Фесан (греческая Эос,
римская Аврора).
Девять дней составляли неделю, причём девятый
день считался праздничным.
Как и в русском языке месяц обозначали именем
ночного светила – tivr, «луна». Известны названия восьми
месяцев священного календаря, но, понятно, их было боль-
ше:
Uelcitanus - март.
Aberas - апрель.
Аmpiles - май.
Aclus - июнь.
Traneus - июль.
Ermius - август.
Celius - сентябрь.
Хof(f)er - октябрь.
Быть может, в этрусском календаре было десять ме-
сяцев, как и в «ромуловом»?
И в древности, и сейчас все народы обожают прово-
жать старый год и встречать новый. Этруски сопровождали
празднество торжественным ритуалом вбивания гвоздя в
храме богини Нортии в Вольсиниях. Ритуал символизиро-
вал религиозные представления этрусков о конечности их
истории. Когда на стене храма не останется места от шляпок
гвоздей, закончится время этрусков.
Весьма расплывчатым было понятие «век» (лат.
saeculum). Он вовсе не считался столетием! Только четыре
первых века этрусского прошлого вмещали по сто лет каж-
дый, а следующие три - соответственно по 123, 119 и 119 лет.
«Века» различных этрусских городов, вдобавок, также не
совпадали.

3. «…славился справедливостью и
благочестьем…»
«Трудиться над историей римских царей — это зна-
чит строить догадки. Догадки однако должны руководиться
одною из двух целей: или дополнением исторических дан-
ных, по необходимости неполных, или же разъяснением
внутренней связи между этими данными, часто затемняемой
неудовлетворительными толкованиями и учеными домыс-
лами древних авторов»162.
Удивительно, но факт – из семи легендарных римских рексов наибольшим вниманием
историков пользуется не Ромул. Первое место прочно занимает Сервий Туллий, а второе делят
Ромул и его преемник Нума Помпилий.
Тит Ливий сообщал, что «18. (1) … славился справедливостью и благочестием Нума
Помпилий. Он жил в сабинском городе Курах и был величайшим, насколько тогда это было
возможно, знатоком всего божественного и человеческого права. (2) …собственной природе
обязан Нума тем, что украсил добродетелями свою душу, и — скорее готов я предположить —
взращен был не столько иноземной наукой, сколько древним сабинским воспитанием...
(5) Когда названо было имя Нумы, сенаторы-римляне, хотя и считали, что преимущество
будет за сабинянами, если царя призовут из их земли, все же не осмелились предпочесть этому
мужу ни себя, ни кого-либо из своих, ни вообще кого бы то ни было из отцов или граждан, но
единодушно решили передать царство Нуме Помпилию. (6) Приглашенный в Рим, он, следуя
примеру Ромула, который принял царскую власть, испытав птицегаданием волю богов каса-
тельно основания города, повелел и о себе воспросить богов. Тогда птицегадатель-авгур… при-
вел Нуму в крепость и усадил на камень лицом к югу. (7) Авгур, с покрытою головой, сел по ле-
161
Немировский А.И. Этруски. От мифа к истории. М., 1983, с.182
162 Энман А. Легенда о римских царях ее происхождение и развитие. СПб., 1896, с.116
124
вую его руку, держа в правой руке кривую палку без единого сучка, которую называют жезлом.
Помолившись богам и взяв для наблюдения город с окрестностью, он разграничил участки от
востока к западу; южная сторона, сказал он, пусть будет правой, северная - левой; (8) напротив
себя, далеко, насколько хватал глаз, он мысленно наметил знак. Затем, переложив жезл в левую
руку, а правую возложив на голову Нумы, он помолился так: (9) «Отец Юпитер, если боги ве-
лят, чтобы этот Нума Помпилий, чью голову я держу, был царем в Риме, яви надежные знаме-
нья в пределах, что я очертил». Тут он описал словесно те предзнаменованья, какие хотел полу-
чить. (10) И они были ниспосланы, и Нума сошел с места уже царем»163.
В прошлом веке историки высказывали предположения об этрусском происхождении
имени Нумы и об этрусских корнях его религиозных реформ. Однако в наши дни считают равно
вероятными как этрусские корни в имени второго рекса, так и латино-сабинские и даже лигур-
ские. Более того, «хотя Нума, по преданию, был сабинянином, на достоверность этого преда-
ния, однако, сослаться невозможно. В пользу чисто латинского, вернее римского, происхожде-
ния имени говорит, что в самом деле в Риме встречается плебейская gens Pompilia, которую,
может быть, даже имел в виду сочинитель легенды»164.
Разумеется, мы не можем воспринимать созданный Ливием и Плутархом образ в каче-
стве исторического персонажа. В нём слились сведения о нескольких рексах, проводивших
сходную политику, хотя вполне вероятно, что среди них был и носящий имя Нума.
Содержанием этой политики
являлось создание первых элементов
государственности и их бережная
поддержка. Для того, чтобы под-
черкнуть эти процессы, легенды
настойчиво изображают мудрого и
деятельного рекса-миротворца, доб-
ровольно уклонявшегося от войн.
Считается, что римские писа-
тели, пытаясь возместить отсутствие
данных о древнейшем прошлом Го-
рода похожим на правду домыслом и
откровенно фантастическим вымыс-
лом. Они видели рексов современ-
ными им монархами эллинистиче-
ских государств и приписывали им
возможность единолично вершить
верховную власть и решать судьбы
народа. Поэтому для красоты и изя-
щества сюжета и был измышлен об-
раз Нумы, резко контрастировавший
Нума Помпилий и Эгерия. Роспись Феличе Джиани, в образом воинственного предше-
19 в. ственника165.
Контрастности добились, од-
нако не в пользу Нумы. На фоне яр-
кого, импульсивного Ромула второй
рекс выглядит довольно блекло и
бесцветно.
Плутарх (из сообщений кото-
рого мы беспощадно убрали все мо-
рализаторские разглагольствования
вторит: -« I. …Одни считают Нуму
учеником Пифагора, другие, напро-
тив, говорят, что Нума вовсе не по-
лучил греческого воспитания.
…Кроме того, по происхождению
Нума был сабинцем, сабинцы же
считают себя спартанскими колони-
стами. Трудно установить точное
время его жизни...
Нума Помпилий и Эгерия. Картина Никола Пуссена, III. …Нума родился в боль-
1529 шом сабинском городе Курах, по

163 Тит Ливий. История Рима от основания города. т. I, М., 1989, сс.25-26
164 Энман А. Легенда о римских царях ее происхождение и развитие. СПб., 1896, с.143
165 См.Маяк И.Л. Из новой литературы по источниковедческим проблемам древнейшего Рима,
«Вестник древней истории», 1972, № 3, с. 214-221
125
имени которого римляне после смешения их с сабинцами были названы "квиритами". Он был
сыном известного гражданина, Помпония, младшим из четырех братьев. По воле свыше он ро-
дился 21 апреля, в день основания Рима Ромулом и его товарищами. Богато одаренный нрав-
ственными качествами от природы, он еще более успел в своем умственном развитии благодаря
учению, несчастьям своей жизни и серьезным размышлениям. Он укротил в себе не только низ-
менные желания, но и отрешился от страстей, находящих себе одобрение среди невежественных
народов, от насилия и корысти. Обуздывать желания силой рассудка он считал истинным по-
двигом. Вот почему он изгнал у себя в доме всякую негу и роскошь и готов был услужить каж-
дому гражданину и иностранцу в качестве непогрешимого судьи и советника, в то время как сам
посвящал свободное время не удовольствиям или заботам о своем обогащении, а служению бо-
гам и размышлениям об их свойстве и могуществе. Благодаря этому он приобрел себе славное,
блестящее имя, так что правивший Римом вместе с Ромулом Татий выдал за него свою един-
ственную дочь Татию.
Этот почетный брак не заставил его переселиться к своему тестю, он остался по-
прежнему в земле сабинцев, помогая своему старому отцу, как и сама Татия предпочла спокой-
ную, частную жизнь своего мужа тем почестям и блеску, которые ждали ее в Риме при дворе от-
ца. Говорят, она умерла на тринадцатом году замужества.
IV. Нума простился тогда с городской жизнью. Большей частью он жил в деревне, где
искал одиночества и проводил время то в священных рощах, то в безлюдных местах, вследствие
чего главным образом и распространился слух о его знакомстве с одной богиней. Говорили, что
Нума простился со светом не от тоски или горя, а потому, что ему выпало на долю высокое сча-
стье быть знакомым с богиней, иметь ее своей женой, что он, счастливец, проводит время в об-
ществе любившей его нимфы Эгерии и что ему стали доступны божеские тайны...
V. Нуме было уже тридцать девять лет, когда из Рим приехали послы звать его на цар-
ство. …Нума в присутствии своего отца …отказывался от царства.
VI. Римляне употребляли все усилия, кидались ему в ноги, просили его избавить их от
новой вражды партий и междоусобной войны; по их словам, не было другого, к которому были
бы расположены одинаково оба народа. …К просьбам их присоединились, говорят, и счастли-
вые предзнаменования, также и горячие просьбы сограждан Нумы, которые, узнав о посоль-
стве, умоляли его идти в Рим и принять престол, чтобы слить в одно целое два народа.
VII. Тогда он решился, принес богам жертву и отправился в Рим. Сенат и народ из осо-
бенной любви к нему вышли к нему навстречу. Женщины говорили ему добрые пожелания; в
храмах приносились жертвы. Все радовались, как будто город получил не царя, а царство. …Все
граждане высказались за избрание Нумы. Затем принесены были знаки царского достоинства;
но Нума просил подождать, пока избрание его на престол утвердят и боги. В сопровождении
авгуров и жрецов он взошел на Капитолий, или Тарпейскую скалу, как его называли тогда рим-
ляне. Здесь старший из авгуров поставил его с покрытым лицом к югу, сам же стал сзади его и,
положив правую руку ему на голову, начал читать молитвы за него, посматривая по сторонам,
не увидит ли знамений, посылаемых богами, вроде летящих птиц или других примет. Мертвая
тишина царила на форуме, покрытом бесчисленным множеством народа. Все с напряженным
вниманием ждали,
что будет, как вдруг
показавшиеся с пра-
вой стороны птицы --
счастливое предзна-
менование – подтвер-
дили избрание. Тогда
Нума надел царскую
мантию и сошел с Ка-
питолия в народ.
Раздались
громкие восклицания.
Царя встретили вос-
торженно, как высоко
благочестивого чело-
века и любимца бо-
гов.
…Вступив на
престол, он прежде
всего уничтожил от-
ряд из трехсот чело-
век, всегдашних тело-
хранителей Ромула,
названных им за
Нума становится рексом. быстроту исполнения
126

Монета республиканской эпохи.


Рекс Нума, приносящий жертву
Аполлону(?)
поручений целерами…
VIII. Всем этим Нума желал
снискать себе любовь и уважение Нума Помпилий и Эгерия. Рисунок Л’Альбрэ,
народа. Вслед за тем он немедленно А.Мамэ, 1885
приступил к преобразованиям в государственном устройстве, чтобы сделать суровых и воин-
ственных граждан людьми с более мягким сердцем и более справедливыми. Действительно, в то
время Рим был городом, которым, по выражению Платона, овладел горячечный жар. Самым
своим существованием он был обязан смелости и отчаянной дерзости сбежавшихся туда ото-
всюду храбрых и воинственных людей. Целый ряд походов, частые войны послужили источни-
ком усиления его могущества. Как вбитые в землю сваи становятся от частых колебаний еще
крепче, так и испытанные ими несчастия только укрепили их. Сделать мягче нравы, внушить
любовь к миру народу гордому и дикому -- эту задачу царь считал далеко не легкой и решил
обратиться за помощью к богам. Он желал как вождь народа смирить его воинственный пыл
главным образом принесением жертв, торжественными религиозными процессиями и танцами,
которые он сам учредил и ввел в употребление, -- всем тем, на чем лежит печать серьезности, но
в то же время радости и веселья. …Души людей завлекал болтовней напыщенно-звонкой. Точно
так же и Нума выдумал сказку о любви к нему какой-то богини или горной нимфы и о таин-
ственном общении с нею…
…XXI. Относительно его семьи и брака историки противоречат друг другу. Одни гово-
рят, что он был женат только на Татии и не имел детей, кроме единственной его дочери, Пом-
пилии, другие, напротив, уверяют, что у него было еще четыре сына - Помпон, Пин, Кальп и
Мамерк. Из них каждый оставил потомство и сделался главою уважаемого рода. От Помпона
происходят Помпонии, Пина -- Пинарии, Кальпа -- Кальпурнии, Мамерка -- Мамерции, кото-
рые вследствие этого носили прозвище "рексов", т. е. царей. Третьи утверждают, -- обвиняя тех
лиц в желании подслужиться вышеупомянутым домам, неосновательно выводя их род от Нумы,
-- что Помпилия была дочерью не Татии, а другой матери, Лукреции, на которой Нума женился
уже царем. Но все согласны в том, что Помпилия вышла замуж за Марция. Марций этот был
сыном Марция, убедившего Нуму принять престол. Он переселился в Рим вместе с царем, сде-
лался сенатором и после смерти Нумы выступил вместе с Туллом Гостилием в качестве канди-
дата на престол. Он потерпел неудачу и покончил с собой. Сын его, Марций, муж Помпилии,
остался в Риме и был отцом преемника Тулла Гостилия, Анка Марция. Говорят, тому было все-
го пять лет, когда скончался Нума. Он умер не скоропостижно или внезапно, но постепенно
угасая, по словам историка Пизона, от старости и подтачивавшей его силы болезни. Он жил
немногим более восьмидесяти лет»166.
Согласно преданиям Нума выстроил здание (лат. regia), где жил, приносил жертвы, от-
куда руководил жрецами. Регия стала центром ведения календаря (лат. fasti) и летописания (лат.
annales maximi). В регии стал, якобы, накапливаться архив документов понтифексов (лат. libri
pontificii). В архиве при необходимости было возможно отыскать постановления предыдущих
понтифексов (лат. decreta, responsa pontificum), Там же хранили список членов коллегии (лат.
album), записи о произведении священнодействий (лат. acta). В здании регии сберегали форму-
лы молитвенных обращений к божествам, предписания к свершению обрядов, древнейшие за-
коны рексов (leges regiae), относившиеся к сакральному праву.

166 Плутарх. Сравнительные жизнеописания в двух томах, М.: Издательство «Наука», 1994, с.56-
58
127
У безоговорочно верящих преданиям может
сложиться впечатление, что в период, условно называе-
мый «правлением Нумы» в только что начинавшем
объединяться Семихолмье образовалось нечто похожее
на современную Большую Билиотеку Бирмингема. Са-
мо собой, учитывая стоимость даже самого дешёвого
материала для письма, громоздкость тогдашних книг,
неразвитость средств для письма, огромные трудности
при сохранении архивов и множество других факторов,
в значительность фондов регии просто невозможно по-
верить.
«…Нума запретил римлянам изображать богов в
виде людей или животных. Раньше у них не было ни пи-
саных изображений богов, ни изваянных. В первые сто
семьдесят лет от основания Рима они строили храмы и
ставили святилища, но считали грехом приравнивать
высшее к низшему и постигать бога иначе как умом.
Равным образом и жертвы, установленные Нумой
…бескровны и состоят в большинстве случаев из муки,
возлияний и предметов самой незначительной стоимо-
сти...
IX. Нуме приписывают учреждение, установле-
ние должности первосвященников, "понтификов", как
называют их римляне. Он был первым из них. Понти- Римская хижина. Макет в музее
фиками названы они, по словам некоторых, потому, что служат могущественным, имеющим
над всем власть богам, -- "могущественный", по-латыни, "потенс". Другие говорят, что в этом
имени заключается значение чего-то "возможного", так как законодатель велел приносить жре-
цам жертвы, "если будет можно", не ставя им в вину, если им помешает что-либо важное.
Большинство же предлагает совершенно смешное объяснение этого слова - оно значит
будто бы не что иное, как "делатели мостов", так как возле мостов приносили жертвы, "мост"
же, по-латыни, -- "понс". Впрочем, заведование мостами и починка их лежат на обязанности
жрецов, как и отправление неизменно существовавших с древнего времени жреческих должно-
стей. Сломать деревянный мост римлянин не имеет права под опасением навлечь на себя про-
клятие…
Верховный понтифик является как бы толкователем воли божества, пророком, или, вер-
нее, верховным жрецом. Он имеет надзор не только над жертвоприношениями, совершаемыми
публично, но смотрит и за жертвоприношениями частных лиц, не позволяет преступать правил
религии и наставляет каждого, как он должен чтить богов и умилостивлять их. Затем ему при-
надлежит надзор за жрицами-весталками: учреждение коллегии весталок, вообще служения,
культа вечного огня, который блюдут они, приписывается также Нуме…
X. …Царь определил девам сохранять свое девство до тридцати лет. В первые десять лет
их учат тому, что они должны делать; в другие десять лет они применяют к делу свои познания;
в последние десять лет - сами учат других. После этого они могут делать, что желают, и даже
выходить замуж или избирать себе новый образ жизни, не имеющий ничего общего с жизнью
жрицы. …Царь дал им большие преимущества - они могли, например, делать завещания еще
при жизни отца и располагать всею остальной своей собственностью, не прибегая к помощи
попечителей, как и матери троих детей.
Когда они выходят, их сопровождает ликтор. Если они встречаются случайно с преступ-
ником, которого ведут на казнь, ему оставляют жизнь. Весталка должна только поклясться, что
встреча была случайной, невольной, не преднамеренной. Кто проходил под их носилками, ко-
гда они сидели на них, подвергался смертной казни. Наказывают весталок за различные про-
ступки розгами, причем наказывает их верховный понтифик. В некоторых случаях виновную
даже раздевают донага в темном месте и накидывают на нее одно покрывало из тонкого полот-
на.
Нарушившую обет девства зарывают живьем в яму у Коллинских ворот. Возле этого ме-
ста, в черте города, тянется длинный земляной вал, аггер по-латыни. Здесь, под землею, устраи-
вали маленькое помещение, с входом сверху, куда ставили постель, лампу с огнем, небольшое
количество съестных припасов, например, хлеба, кувшин воды, молока и масла, - считалось как
бы преступлением уморить голодом лицо, посвященное в высшие таинства религии.
Виновную сажали в наглухо закрытые и перевязанные ремнями носилки так, что не
слышно было даже ее голоса, и несли через форум. …Для города нет ужаснее зрелища, нет пе-
чальнее этого дня. Когда носилки приносят на назначенное место, рабы развязывают ремни.
Верховный жрец читает таинственную молитву, воздевает перед казнью руки к небу, приказы-
вает подвести преступницу, с густым покрывалом на лице, ставит на лестницу, ведущую в под-
земелье, и удаляется затем вместе с другими жрецами. Когда весталка сойдет, лестница отнима-
128
ется, отверстие засы-
пают сверху массой
земли, и место казни
становится так же
ровно, как и осталь-
ное…
XI. По преда-
нию, Нума построил
также храм Весты для
хранения неугасаемо-
го огня. Он дал ему
круглую форму; но
она представляла не
фигуру Земли, - он не
Сабинская хижина. Макет в музее отождествлял с нею
Весту, - а вообще, вселенную...
XII. …Особыми почестями пользуется у римлян Либитина, богиня, имеющая надзор за
всем тем, что относится до обрядов погребения покойников. Ее можно отождествлять с Персе-
фоной или, еще вернее, по мнению образованнейших римлян, с Афродитой.
… Нума установил много и других жреческих должностей…
Фециалы - …хранители мира … старались прекращать увещаниями несогласия и не поз-
воляли объявлять войну прежде, чем теряли всякую надежду на мирное решение спора... Рим-
ские фециалы часто ходили к тем народам, которые были виновниками оскорбления, и лично
старались склонить их к миру. Если их усилия уладить дело миром кончались неудачей, они
приглашали богов в свидетели, призывали множество страшных проклятий на свои головы и на
свое отечество, если они не правы, как нападающие, и затем объявляли войну. Без их согласия
или при их отказе дать его ни один солдат, ни царь не имел права взяться за оружие. Царь дол-
жен был узнать от них, имеет ли он нравственное право начать войну, и затем уже готовиться к
ней…
XIII. Должность салиев учреждена, говорят, по следующему случаю. В восьмой год цар-
ствования Нумы Италию опустошала чума, проникшая и в Рим. Население было в величайшем
отчаянии, когда, по преданию, в руки Нумы упал с неба медный щит. Об этом щите царь стал
рассказывать чудеса, которые он, по его словам, узнал от Эгерии и муз. Щит этот, говорил он,
послан небом для спасения города; его следует хранить и вместе с тем сделать еще одиннадцать
других щитов, формой, величиной и рисунком совершенно похожих на него, чтобы вор благо-
даря их сходству не мог отличить того из них, который упал с неба... Его слова оправдались -
чума прекратилась…
XIV. Покончив с учреждением жреческих должностей, царь выстроил вблизи храма Ве-
сты Регию, т. е. царский дворец. Здесь он проводил большую часть времени или в жертвопри-
ношениях, или в обучении жрецов, или же в разговорах с ними религиозного характера. Другой
его дворец находился вблизи Квиринальского холма... Во время каждого выхода царя или во-
обще при религиозных процессиях впереди шли глашатаи, которые водворяли по улицам горо-
да тишину и приказывали всем бросать работы. …Нума желал, чтобы граждане не слышали и
не видели ничего, имеющего отношение к религии, мимоходом, случайно, -- они должны были
бросить другие занятия и отдаться всей душой делам благочестия как более важным в сравне-
нии с другими. Вот почему он желал, чтобы на улицах во время религиозных процессий не было
ни шума, ни крика, ни вздохов и т. п., что бывает обыкновенно при занятии ремеслами.
…таинственны и некоторые из распоряжений Нумы, -- например, не совершать возлияний бо-
гам из вина необрезанной лозы, не приносить жертв без муки, молясь богам -- кланяться во все
стороны и после молитвы садиться...
XV. Благочестивый характер воспитания имел своим следствием то, что нравы граждан
стали мягче… Говорят, на Авентинскнй холм… ходили два бога, Пик и Фавн… Нума поймал
их, смешав воду источника, из которого они постоянно пили, с вином и медом. Когда их пой-
мали, они …свели с неба самого Юпитера. Бог разгневался на Нуму и приказал ему произвести
очищение "головами". "Луковичными?" - быстро спросил Нума. "Нет, человеческими..." - начал
Юпитер. Желая избежать исполнения такого жестокого приказания, царь переспросил его: "Во-
лосами?" - "Нет, живыми", - ответил Юпитер. "Маленькими рыбками?" - переспросил Нума, -
вопрос, который научила его задать Эгерия. Бог смягчился и вознесся на небо. …Сам Нума, по
преданию, так крепко верил в бога, что, когда ему сказали однажды, что неприятели прибли-
жаются, он с улыбкой ответил: "А я приношу жертву"...»167
Нуме Помпилию приписывали начало деятельности понтификов и трех фламинов. Рекс
Нума Помпилий лично назначил первого старшего понтифика, которым стал Нума Марций.
Бросается в глаза, что упомянутый превосвященник – тёзка рекса.

167 Плутарх. Сравнительные жизнеописания в двух томах. М., 1994, с.58-60


129
Но имели ли какое-то отношение римские рексы (в их
числе – легендарный Нума) к религии? Самое прямое!
Очень большой интерес у первых исследователей ис-
тории архаического Рима вызывала жреческая должность
«священного рекса» (лат. rex sacrorum). В более поздние рес-
публиканские времена, он вместе с тремя великими флами-
нами, принадлежал к коллегии понтификов. Rex sacrorum в
то же время отличался от фламинов в том, что его функции
не ограничивались отедльным культом, и его мог заменить
понтифик. Кроме того «священного рекса» избирали понти-
фики, которым он ежегодно вручал очистительные средства:
ветви, священную шерсть, и пр. Обязательно следует отме-
тить, что в республиканскую пору для rex sacrorum категори-
чески воспрещалось претендовать на какую-либо, даже са-
мую незначительную, политическую должность. Объяснить Янус. Республиканская монета
это можно только одним после свержения ненавистного аристократии института рексов, она не
осмелилась посягнуть на отмену религиозного компонента этого интститута и сохранила его в
виде жреческого сана rex sacrorum. Иначе говоря, «..после уничтожения царской должности ду-
ховная компетенция царей перешла к двум лицам. Rex sacrorum получил, кроме прежнего титу-
ла царя, еще обязанность совершать по прежнему жертвы, до тех пор правильно приносимые
царями, между тем как настоящая духовная власть перешла к старшему понтифексу, которому
одному достались auspicium и imperium. Причина этого деления та, что не желали прекратить
священнодействия, специально свойственные царям, а поэтому и оставили их за жрецом, назы-
ваемым по прежнему царем»168.
Вряд ли возможно точно определить объём и характер жреческих полномочий рекса.
Однако, судя по ничтожной информации, дошедшей до нас, практически все они касались сле-
жения за календарём.
Тит Ливий – «(6) Но прежде всего Нума разделил год – сообразно с ходом луны – на две-
надцать месяцев, а так как тридцати дней в лунном месяце нет и лунному году недостает один-
надцати дней до полного, образуемого кругооборотом солнца, то, вставляя добавочные меся-
цы, он рассчитал время так, чтобы на каждый двадцатый год любой день приходился на то же
самое положение солнца, что и в исходном году, а совокупная продолжительность всех двадца-
ти лет по числу дней была полной. (7) Нума же учредил дни присутственные и неприсутствен-
ные, так как небесполезно было для будущего, чтобы дела, ведущиеся перед народом, на какое-
то время приостанавливались»169.
Плутарх: -«XIX. Что в римском году было когда-то десять, а не двенадцать месяцев,
видно из названия последнего месяца, который до сих пор еще называется "декабрем" -- деся-
тым; что первым был март -- из занимаемого им места: пятый от него называется "квинтилием"
-- пятым, шестой "секстилием" -- шестым и т. д., каждый по порядку. Если бы январь и февраль
в то время предшествовали марту, тот месяц следовало бы считать седьмым, хотя и называть
пятым. Что март, посвященный Ромулом Марсу, был первым месяцем, апрель – получивший
свое название от Афродиты, -- вторым, доказывается также тем, что римляне приносят в этом
месяце жертвы богине и в его календы купаются с миртовыми венками на головах. Некоторые
уверяют, что апрель получил свое имя не от Афродиты-- его название объясняется проще: апре-
лем месяц называется потому, что в самый разгар весны почки деревьев начинают разбухать и
распускаться, "аперйре" по-латыни.
Из остальных месяцев один назван в честь Майи, матери Меркурия, июнь - в честь
Юноны. Другие говорят, что месяцы эти названы по порядку, в котором следуют: "майорес"
значит по-латыни "старшие", "юниорес" -- "младшие".
Прочие месяцы назывались по порядку, в котором идет каждый из них, - квинтилий, сек-
стилий, сентябрь, октябрь, ноябрь, декабрь пятый, шестой, седьмой, восьмой, девятый и деся-
тый... Из числа месяцев, прибавленных или переставленных Нумою, февраль - месяц очищения,
как показывает само его название (кроме того, в нем приносят заупокойные жертвы и справля-
ют Луперкалии, праздник, очень похожий на обряд очищения). Январь, первый месяц, назван в
честь бога Януса. Мне кажется, Нума переставил с первого места март, посвященный Марсу,
потому, что желал во всем отдавать предпочтение мирным занятиям перед военными. Янус,
очень древний бог, или царь, способствовал, говорят, гражданскому устройству общины и из-
менил к лучшему дикий, зверский характер ее членов, вследствие чего его изображают двули-
ким, так как он совершенно изменил жизнь в отношении ее внешности и обычаев»170.
О значимости календаря не стоит говорить: без него нет цивилизации. Одной из важ-
нейших функций рексов являлись ежегодные и ежемесячные отслеживания точности календаря.

168 Энман А. Легенда о римских царях ее происхождение и развитие. СПб., 1896, с.143
169 Тит Ливий. История Рима от основания города. т. I, М., 1989, с.26
170 Плутарх. Сравнительные жизнеописания в двух томах. М., 1994, с.61
130
Это понятно – календарные исчисления требовали астрономи-
ческих знаний, которыми не обладали простолюдины-
обыватели. Если верить античным писателям, до Нумы Пом-
пилия в Альба-Лонге и в Риме была принята девятимесячная
продолжительность года. Хотя в году насчитывалось 365 дней,
но продолжительность месяцев была различной. Лично Нума,
согласно преданиям, установил очерёдность високосных лет и
перенёс начало года с марта на январь.
Календарь римлян был не просто таблицей счёта вре-
мени. Он представлял сложнейшyy культово-обрядное распи-
сание. Когда следует проводить обряд, кто его должен свер-
шать, где это будет происходить, какому божеству будет по-
священо действо – всё содержалось в религиозном месяцесло-
ве.
Великий понтифик не являлся жрецом конкретного
божества, следовательно, его должность была учреждена
позднее, чем должности подчинённых ему жрецов.
По поручению рексов понтифики были обязаны всена-
родно объявлять о новолуниях и полнолуниях, об удачных и
неудачных днях, о грядущих празднествах. Все дни подразде-
ляли на dies fasti и dies nefasti. Если в неблагоприятные дни
(лат. dies nefasti) намеч