Вы находитесь на странице: 1из 496

В.Ю.

Алекперов

Нефть России: прошлое, настоящее и будущее


ВАГИТ АЛЕКПЕРОВ

НЕФТЬ РОССИИ:
ПРОШЛОЕ,
НАСТОЯЩЕЕ
И БУДУЩЕЕ

Москва, 2011
УДК 622.323
ББК 33.361
A45

В.Ю. Алекперов
А45 Нефть России: прошлое, настоящее и будущее. – М.: Креативная эконо-
мика, 2011. – 432 с.: ил.

ISBN 978-5-91292-075-2

В книге обстоятельно, с использованием многочисленных исторических ма-


териалов раскрыты особое значение и важнейшая роль нефти и нефтепродуктов
в обеспечении экономического потенциала России на различных исторических
рубежах.
Подробно, с необходимой профессиональной детализацией описаны ключе-
вые этапы технического и технологического становления и развития отечествен-
ной нефтегазовой отрасли.
Настоящая книга адресована научным работникам, преподавателям выс­
ших учебных заведений, а также широкой аудитории читателей, интересующихся
актуальными проблемами отечественной нефтяной и газовой промышленности.

УДК 622.323
ББК 33.361

© Алекперов В.Ю., 2011


© ООО Издательство
ISBN 978-5-91292-075-2 «Креативная экономика», 2011
Оглавление
Предисловие . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 7

Глава I. «Черное золото» Российской империи. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 10


На скрижалях древней истории . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 10
Таманские нефтяные источники. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 14
У «вечных огней» Апшерона. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 16
Разные проекции нефти. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 19
Нефтяной интерес Петра Великого. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 22
В поисках русской нефти. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 26
Первые академические экспедиции. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 32
В тисках откупной системы. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 36
«Прожекты» майора Воскобойникова . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 40
На нефтяном оброке . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 46
Первый российский асфальтовый завод . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 49
Американский керосин в России . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 52
Русский «фотонафтиль». . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 53
На подступах к большой нефти Поволжья . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 57
Перенимая опыт Пенсильвании. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 61
Нефть в казачьем круге. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 64
Нефтяное дело полковника Новосильцева. . . . . . . . . . . . . . . . . . . 68
Первая нефтяная скважина на Русском Севере. . . . . . . . . . . . . . . 73
Кавказская эпопея братьев Сименс. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 77
Борьба за отмену нефтяного откупа. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 81
На пути к свободному предпринимательству . . . . . . . . . . . . . . . . . 85
Первая ВИНК . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 89
Братья Нобель на Апшероне . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 92
Шугуровская неудача Ласло Шандора . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 97
Сбрасывая акцизные оковы . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 99
Российская нефть глазами британца. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 106
«Олеонафты» Виктора Рагозина. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 110
Первая нефтяная выставка. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 113
Нобелевский пример. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 116
Бароны Ротшильды и русское нефтяное дело. . . . . . . . . . . . . . . . 119
Грозненский нефтяной гамбит. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 122
Истоки сахалинской нефти. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 126
Первый магистральный трубопровод. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 129
Первый международный конгресс нефтяников. . . . . . . . . . . . . . . 134

5
В эпицентре керосиновых войн . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 139
Трагический август 1905 года. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 145
Первый профсоюз российских нефтяников. . . . . . . . . . . . . . . . . . 149
Нефть в повестке дня Государственной Думы. . . . . . . . . . . . . . . . 152
Восстанавливая утраченные позиции . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 156
В годы «Великой битвы народов» . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 161
Под обломками «нефтяного Олимпа». . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 166

Глава II. Нефть страны Советов . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 169


На волне советской национализации . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 169
В полосе «топливного голода». . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 178
Красный бант для кавказской нефти . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 185
Нефтяные концессии в РСФСР: планы и реальность . . . . . . . . . 204
Русский нефтяной вопрос на Генуэзской
и Гаагской конференциях. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 209
Первые успехи нефтяной стратегии Советской России. . . . . . . . 216
Американская командировка Александра Серебровского. . . . . . 220
Развивая успех на экспортном направлении. . . . . . . . . . . . . . . . . 229
Посланник Джона Рокфеллера. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 239
Турбобур инженера Капелюшникова. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 246
Ухтинская экспедиция 1929 года . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 250
Первая пермская нефть. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 256
Под прессом первых пятилеток . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 263
В суровые годы Великой Отечественной войны. . . . . . . . . . . . . . 276
Топливная составляющая ленд-лиза . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 284
Весомый вклад советских нефтяников в победу над врагом . . . . 288
На послевоенных рубежах . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 291
Нефтяные высоты «Второго Баку». . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 298
Великая Западносибирская нефтяная эпопея. . . . . . . . . . . . . . . . 305
На качелях энергодиалога СССР – США. . . . . . . . . . . . . . . . . . . 316
Первая международная нефтяная выставка в СССР. . . . . . . . . . 321
На кризисной траектории . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 325

Глава III. Нефть новой России. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 341


В лабиринтах рыночной экономики. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 341
Тернистый путь Энергетической стратегии. . . . . . . . . . . . . . . . . . 355
На восходящей траектории системной модернизации. . . . . . . . . 368

Заключение . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 413
Об авторе . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 414
Перечень книг, статей и выступлений В. Алекперова . . . . . . . . . . . . . . . . 416
Именной указатель . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 425

6
ПРЕДИСЛОВИЕ

У стойчивое развитие энергетики входит в число наиболее важных,


ключевых проблем мировой экономики XXI века, и неудивительно,
что интерес политических и деловых кругов всех стран неизменно прикован
к ситуации, складывающейся в энергетической сфере. В контексте проти-
воречивой и слабо прогнозируемой ситуации на рынке углеводородного сы-
рья, вопросы ресурсного потенциала, ценообразования, стабильности пос-
тавок энергоносителей входят в обязательный набор повестки дня целого
ряда переговоров, в том числе на высшем и высоком уровне.
Особая ответственность за судьбу мировой экономики ложится на Россий-
скую Федерацию, активно участвующую в международном энергетическом
сотрудничестве и вносящую тем самым весомый вклад в обеспечение глобаль-
ной энергетической безопасности. В настоящее время наша страна производит
10,5% мировой первичной энергии и экспортирует около половины произве-
денных энергоносителей. Географическое положение, энергетический потен-
циал и наличие мощной нефтегазотранспортной системы позволяют России
развивать сотрудничество как с традиционными партнерами на Западе, так и
со странами Центральной Азии и Азиатско-Тихоокеанского региона, а также с
США и Канадой. Важно, что долгосрочная энергетическая политика Российс-
кой Федерации остается достаточно устойчивой и предсказуемой.
В настоящее время в российском нефтегазовом комплексе наступило
время инноваций, которые требуют более глубоких знаний, повышения
эффективности партнерства бизнеса, науки и государства, особого и бе-
режного отношения к углеводородным ресурсам. Ключевые стратеги-
ческие документы – «Энергетическая стратегия на период до 2030 г.» и
«Проект Генеральной схемы развития нефтяной отрасли на период до 2020
г.» – предусматривают комплексное развитие всех подотраслей нефтяного
сектора: геологоразведки, разработки и обустройства месторождений не-
фти и газового конденсата, утилизации попутного нефтяного газа, реали-
зации нефти и нефтепродуктов, переработки нефтяного сырья и транспор-
тной инфраструктуры. Их цель – определить в долгосрочной перспективе
условия, обеспечивающие максимальный бюджетный и экономический
эффект от функционирования отечественного нефтегазового комплекса,
а также основные направления ее развития в разрезе регионов, сроков и
основных инвестиционных проектов. В этих документах основной зада-
чей нефтегазовой отрасли России определено обеспечение перехода от
экспортно-­сырьевой к инновационной модели экономического роста, что-
бы обеспечить необходимый уровень конкурентоспособности российской

7
Нефть России: п р о ш л о е , н ас т о я щ е е и б у д у щ е е

углеводородной продукции на мировом рынке. Необходимо отметить, что


в экономике, опирающейся на инновации, ученый-исследователь и инже-
нер-изобретатель сами по себе уже представляют ключевые ресурсы, а
новое знание – рыночный продукт со всеми присущими ему атрибутами,
включая конкурентоспособность. В нефтегазовом комплексе сосредоточен
большой научный потенциал, велика нацеленность на получение реально-
го конечного результата, что создает весомые предпосылки для успешного
развития отрасли на инновационной основе.
И здесь неизбежно возникает актуальный вопрос о необходимости ис-
пользования в реальной практике современной нефтяной и газовой про-
мышленности исторического знания. Хорошо известна истина: чтобы идти
вперед, надо пристально анализировать прошлое, извлекая из него необ-
ходимые, полезные уроки. Сегодня обращение к истории российской неф­
тяной промышленности профессиональных нефтяников продиктовано не
только естественным интересом к особенностям исторического пути отрас-
ли, но и стремлением уяснить уроки прошлого для выработки последующих
эффективных решений для проблем будущего.
В начале 2002 г. на заседании Секции нефти и газа Российской ака-
демии естественных наук было принято решение об издании трехтомной
коллективной монографии, где на основе современного научного подхода и
комплексного изучения разнообразных сторон событий прошлого времени
должны были быть раскрыты особенности ключевых рубежей многовеко-
вой истории нефтяной промышленности России. Академическое сообщес-
тво поручило мне возглавить этот сложный научный проект. В короткие
сроки удалось сформировать творческий коллектив, в состав которого
вошли признанные российские историки и экономисты, и началась напря-
женная работа. В результате за период 2003-2007 гг. нами были изданы
три коллективные монографии: «Предвестие эры нефти» (2003 г.), «Нефть
страны Советов» (2005 г.), «Нефть новой России» (2007 г.), которые ох-
ватили основные этапы становления и развития российской нефтяной от-
расли в тесной связи с событиями мировой истории, начиная со средних
веков вплоть до нашего времени. Следует отметить, что эта коллективная
трехтомная монография получила высокую оценку в российском научном и
инженерном сообществе. Многие участники проекта были отмечены высо-
кими наградами Российской академии естественных наук.
В 2009 г., во время одного из моих визитов в США, я увидел, как амери-
канское общество готовилось, а затем и торжественно с размахом отметило
150-летие национальной нефтяной промышленности. И, по моему мнению,
это заслуживает должного одобрения, так как подобное отношение к исто-
рии ключевой отрасли является одним из значимых факторов консолидации
нации в условиях глобализации мировой экономики. В ходе моих многочис-
ленных встреч с американскими бизнесменами, журналистами, учеными и
студентами, часто, кроме текущих проблем по состоянию нефтяного рынка,
возникали вопросы, связанные и с историей российско-американских эко-
номических отношений, в том числе и в сфере энергетики. Когда в деловых

8
Предисловие
беседах мне приходилось упоминать о некоторых вехах истории российской
нефтяной отрасли, то нередко мои американские собеседники не могли сдер-
жать неподдельного изумления. Например, когда они узнавали от меня, что
первый нефтяной промысел в России был создан еще в середине XVIII века
на севере нашей страны, именно там, где сейчас компания «ЛУКОЙЛ» раз-
рабатывает богатейшие углеводородные месторождения Тимано-Печорской
нефтегазовой провинции. С изумлением они узнавали о том, что первая в
мире вертикально интегрированная компания «Бакинское нефтяное обще-
ство» была создана в России еще в 1874 г., и с того времени захватывающей
интригой последней четверти XIX века стало своеобразное состязание меж-
ду российской и американской нефтяной промышленностью за достижение
пальмы мирового первенства. В результате, в 1898 г. российская отрасль,
добыв 7 млн 960 тыс. тонн нефти, взошла на мировой нефтяной Олимп. И
только через четыре года, в 1901 г., американская нефтяная промышлен-
ность сумела вновь вернуть себе звание лидера.
В те дни для меня стало ясно, что мои американские собеседники совсем
немного знают об истории российско-американских энергетических отно-
шений, не говоря уже о далеком и близком прошлом российской нефтяной
отрасли. Вот тогда и возникла мысль, используя опыт по изданию коллек-
тивной монографии РАЕН, написать книгу по истории нефтяной промыш-
ленности России для широкого круга американских читателей, но вовсе не
в строгих академических рамках, как того требует историческая наука, а
в более доступном стиле исторических очерков. Мне хотелось, чтобы эта
книга стала своеобразной популярной энциклопедией по истории нефтяной
промышленности России для англоязычного читателя, к которой может об-
ратиться и студент, и профессор, а также менеджер среднего звена, и руко-
водитель энергетической компании, и просто любознательный человек.
Эта задача была выполнена, и книга «Oil of Russia: Past, Present &
Future» вышла в свет в январе 2011 г. в американском издательстве «East
View Press». Презентация этой книги с большим успехом прошла в мар-
те 2011 года в Хьюстоне (США) во время проведения конференции CERA
Week 2011 – одного из главных событий международного энергетического
бизнес-сообщества.
Во время последующей презентации книги в российском посольстве в
Вашингтоне присутствующие там наши соотечественники выразили мнение,
что это издание будет весьма интересно для многих россиян, и поэтому его
следует опубликовать и на русском языке. Посоветовавшись с моими сорат-
никами, после небольшой доработки исторического и современного матери-
ала я решил предложить эту книгу вниманию российского читателя.
Я искренне надеюсь, что книга «Нефть России: прошлое, настоящее и
будущее» поможет составить представление об истории российской нефтя-
ной промышленности, не только раскрывая профессиональные аспекты
нашей отрасли, но и показывая ее важную историческую роль как фактора
динамичного развития современной России и всей системы международных
геополитических отношений.

9
Нефть России: п р о ш л о е , н ас т о я щ е е и б у д у щ е е

Глава I
«Черное золото»
Российской империи

На скрижалях древней истории

В свое время великий древнегреческий философ Аристотель (384-


322  г. до н.э.) отметил: «Природа ничего не делает напрасно».
И это мудрое изречение удивительно точно оправдывает существование
нефти, одного из самых удивительных природных творений. Нефть каждого
отдельного месторождения на нашей планете имеет свои уникальные
характеристики. Например, по химическому составу не существует абсолютно
идентичной нефти, добытой даже из двух близлежащих месторождений, и
неудивительно, что древние называли ее «кровью земли».
Нефть была известна человеку еще с глубокой древности. Археологи
установили, что ее добывали и использовали уже за 6-5 тыс. лет до н.э.
Наиболее древние промыслы известны на берегах Евфрата, в районе Мер-
твого моря, на Керченском полуострове, в китайской провинции Сычуань.
Происхождение слова «нефть» до сих пор окончательно не определено.
Считают, что в русский язык оно пришло из тюркских языков, скорее все-
го через азербайджанский (neft), который заимствовал его из персидского.
У многих наших соседей можно найти созвучное слово «нафта», которое
было в употреблении и в России. В других европейских языках распро-
странен иной греко-латинский термин для слова «нефть», в переводе оз-
начающий либо просто «масло», либо «горное (земляное) масло» от слов
«petro» – камень и «oleum» – масло.
Упоминание о нефти встречается во многих древних рукописях и кни-
гах. Например, в Ветхом и Новом заветах можно встретить многочислен-
ные примеры таких упоминаний. Среди них имеется повествование о свя-
щенном жертвенном огне, скрытом в колодце иудеями при переселении в
Индию, впоследствии на этом месте будто бы была найдена густая вода,
вспыхнувшая ярким пламенем на раскаленном жертвенном камне.
В Библии также говорится о том, что при постройке Вавилонской баш-
ни асфальт применялся в качестве цементирующего материала: «И сказали

10
Г л а в а I. « Ч е рн о е з о л о т о » Р о с с и й с к о й и м п е р и и

друг другу: «Наделаем кирпичей и обожжем огнем». И стали у них кирпичи


вместо камней, а земляная смола вместо извести». «Земляная смола» не
что иное, как вязкое битуминозное вещество, остающееся при выветри-
вании нефти. Применялось оно и при строительстве Великой китайской
стены, и при сооружении висячих садов Семирамиды, и как водонепрони-
цаемое средство при возведении древнейших дамб на р. Евфрат. По биб-
лейским преданиям, при спасении от Всемирного потопа Ной обмазал свой
ковчег снаружи и изнутри асфальтом.
Ряд историков поддерживают версию, будто на том месте, где находится
Мерт­вое море, некогда располагались тринадцать древних городов со сто-
лицей Содомом, которые были разрушены напором подземных вод, сме-
шанных с нефтью, и взрывами заключавшихся в них газов.
Есть свидетельства, что древние египтяне добывали нефть в Мертвом
море и использовали ее для бальзамирования мумий, а также для различ-
ных лекарственных целей. В частности, битумными мазями лечили чесотку
и нарывы, а длительными «ваннами» в нефтяных лужах пытались изба-
виться от болей в суставах.
Упоминания о нефти встречаются в трудах римских историков эпохи
республики и принципата. Плиний Старший (Гай Плиний Секунд, 23/24-
79) писал, что нефть обладает близкими с серой качествами, и будто Медея
смазала корону своей соперницы нефтью: при жертвоприношении корона
воспламенилась и соперница сгорела заживо. В другом труде он превозно-
сил удивительные целительные свойства нефти: «И излечивает это вещес-
тво катаракты, останавливает кровотечение, облегчает зубную боль и даже
способствует росту ресниц».
Согласно упоминанию греческого историка Ксенофонта (прибл. 430-
355/354 до н.э.), развалины сооружений древнего Вавилона свидетель-
ствуют, что асфальт применялся в нагретом состоянии при постройках в
храмах висячих садов. Грандиозные мозаичные мостовые и великолепные
плиты с надписями во дворцах вавилонского государства были сцементиро-
ваны асфальтом. Жители Вавилона обмазывали деревянные стены и двери
горной смолой для защиты от неблагоприятных климатических условий. А
в развалинах в Кассане (около Багдада) археологами был найден асфаль-
товый пол. Сохранились сведения, что для этих целей нефть добывали из
источников у одного из притоков Евфрата, в 120 милях от Вавилона.
В книге «Артхашастра» индийского мыслителя Каутильи (прибл. IV-III вв.
до н.э.) приведены сведения об опытах над «горючим маслом». А в развали-
нах древнеиндийского города Мохенджо-Даро обнаружили огромный бассейн,
дно и стены которого были покрыты слоем битуминозного вещества.
«Отец истории» Геродот (490/480 – прибл. 425 до н.э.) в своих трудах
упоминает о нефтяных источниках на Занте, одном из островов Ионичес-
кого архипелага, а другой ученый античности Плутарх (прибл. 45 – прибл.
127) дает описание постоянно горящего источника близ столицы Мидии
Экбатаны. Автор «Сравнительных жизнеописаний» отмечает, что проис-

11
Нефть России: п р о ш л о е , н ас т о я щ е е и б у д у щ е е

хождение нефти неизвестно, но, возможно, «жидкость, вызывающая вос-


пламенение, вытекает из жирной и огненной почвы».
По свидетельствам римского врача Диоскорида Педания (I в.), нефть
источников близ Агригента применялась в светильниках под названием
сицилианского масла. В приписываемой епископу Юлию Африканскому
(прибл. 224 г.) древней энциклопедии можно встретить рецепт для само-
зажигающегося огня, в который входит также и жидкий натуральный ас-
фальт.
Древнегреческий ученый Гиппократ (V-IV вв. до н.э.) указал ряд рецеп-
тов лекарств, в состав которых входила нефть для лечения кожных заболе-
ваний.
Ранний период алхимии, так называемая «александрийская эпоха»,
IV-V вв. нашей эры, способствовал дальнейшему совершенствованию
процесса дистилляции нефти и определенной модернизации лабораторного
оборудования и аппаратуры.
Нашла свое применение нефть и в военных целях. Ее легкой воспламеня-
емости был поражен еще великий полководец Александр Македонский (356-
323 до н.э.) во время своих завоевательных походов. Однако подлинной во-
енной сенсацией древности стало изобретение «греческого огня». Новый вид
оружия значительно укрепил военную мощь стран, которые обладали секре-
том его приготовления и боевого применения.
Историками до сих пор не установлено, кому принадлежит приоритет
в изобретении «напалма древности». Одни считают, что это было сделано
византийскими алхимиками, другие доказывают, что секрет его приготов-
ления был известен уже в Древней Греции. Хотя упоминания о подобном
зажигательном веществе есть и в китайских хрониках. Например, сведе-
ния об «огненном оружии» приводятся в хрониках китайской династии
Тан. В 645 г. н.э. при осаде Ляодуна использовалось оружие под названием
«огонь», от действия которого в городе погибли около 10 тысяч человек.
Однако письменные источники не содержат каких-либо сведений о составе
этого боевого вещества.
В VII веке с появлением и упрочением на Ближнем Востоке новой рели-
гии, ислама, возникло мощное феодальное теократическое арабо-мусуль-
манское государство, Арабский халифат со столицей в Медине.
Во второй половине VII в. Арабский халифат начинает военные действия
против Византийской империи, и в 655 году арабский флот встречается с визан-
тийским у побережья Ликии. Флотом империи, численность которого больше
арабского, командует император Констант II, и терпит поражение. Четырнад-
цать лет спустя арабские корабли входят уже в Мраморное море, и в 670 г. ара-
бы берут штурмом город Кизик и создают в его порту крупную базу для своего
флота. Одновременно арабская сухопутная армия подходит к Халкидону, а затем
сильный отряд занимает прибрежную территорию. Таким образом, столица Ви-
зантийской империи Константинополь полностью блокирован с моря, и частич-
но с суши. И это длится девять лет. Передышки наступают лишь зимой, когда
арабы, чтобы обезопасить флот от зимних бурь, отводят его к Кизику.

12
Г л а в а I. « Ч е рн о е з о л о т о » Р о с с и й с к о й и м п е р и и

Затем, в 672 г. арабские войска захватывают Смирну и существенно уве-


личивают силы своего флота; с 674 г. осада усиливается и становится плот-
нее. Надежды, кажется, уже не остается. Византийскую империю теперь
может спасти только чудо.
И чудо происходит. Неожиданно византийскому императору Констан-
тину IV (Погонату) (652-685) доложили, что некто Каллиник, беженец
из Гелиополя (совр. Баальбек, Ливан), предложил свои услуги по защите
Константинополя с помощью неизвестного ранее грозного оружия. Кстати,
имя Каллиник в переводе с греческого означает «Добропобедный». Доста-
точно быстро на вооружение византийских кораблей поступает необычный
зажигательный состав и необычное устройство, позволяющее метать его
на значительные по тем временам расстояния. После чего имперский флот
получил приказ плыть к Кизику и вступить в сражение с арабами. Вот та-
ким образом на помощь «второму Риму» пришел «греческий огонь». Слу-
чилось это, как полагают историки, в 680 году.
И в первом же столкновении, подпустив поближе арабский флот, византийс-
кие моряки неожиданно атаковали его (флот) с помощью необычных устройств.
Буйное пламя охватило арабские корабли, клубы черного дыма застлали небо.
Казалось, горело само море. Более суток длился этот пожар, в результате ко-
торого сгорел почти весь арабский флот. Страшное вещество (в тот период ви-
зантийцы называли его «жидким огнем») буквально испепелило боевые суда
арабов. Их человеческие потери были огромны. «У греков есть огонь, подобный
небесной молнии. Они направляли его на нас и сжигали дотла все попадавшееся
на пути, поэтому победить их невозможно», – так рассказывал один из остав-
шихся в живых арабов об этом морском сражении с византийцами.
Через сто пятьдесят лет после битвы при Кизике константинопольский
монах Феофан в своей хронике, основываясь на сообщениях историков, чьи
труды, к сожалению, так и не дошли до нас, написал, что в тот день погибло
30 тыс. человек. Возможно, это обычное для тех времен преувеличение, но,
в любом случае, арабский флот так никогда и не оправился от понесенного
поражения. А Византийская империя продлила свое процветание еще поч-
ти на семь веков.
Современные исследователи не раз выдвигали предположение о том,
что секрет успешного боевого применения византийскими воинами «гре-
ческого огня» был не только в его составе и в точных пропорциях его ин-
гредиентов, но и в способе выброса. Античный изобретатель Каллиник,
вероятно, додумался до устройства на судах котла с сифоном и тем изоб-
рел эффективное средство доставки зажигательной смеси к цели. Струя
жидкого огня, выброшенная из сифонной трубы под давлением из более
или менее герметичного котла, по массе и скорости превосходила все, чего
можно было бы ожидать от метательных снарядов того времени. При удач-
ном попадании огонь немедленно растекался по палубе пораженного судна,
делая всякую борьбу с ним невозможным.
Состав «греческого огня» и устройства для его боевого применения в
Византии хранились в строгой тайне. Император Македонской династии

13
Нефть России: п р о ш л о е , н ас т о я щ е е и б у д у щ е е

Константин VII (Багрянородный) (905-959) в своем трактате «Об управ-


лении империей» упоминает о народах, чьи посланцы докучают ему «глу-
пыми и недостойными» просьбами дать им в пользование «жидкий огонь».
Давая совет сыну, как дипломатично отклонить просьбу варвара о «жидком
огне», Константин VII пишет: «…ты можешь возразить и отказать в таких
словах: «Бог через ангела просветил и обучил сему еще первого и великого
царя-христианина святого Константина и дал ему тот ангел заповедь вели-
кую: должно, чтобы огонь этот изготовлялся только у христиан и только в
том граде, где царствуют они и ни в каком другом месте; и никакой другой
народ не должен получить его или быть обучен ему…»
Император Константин VII в 957 г. не только объявил способ получе-
ния «греческого огня» государственной тайной, но и приказал вырезать в
храме на престоле проклятие на того, кто осмелится передать это открытие
чужеземцам, что по тем временам было равноценно выдаче «лицензии на
убийство» на ослушника.
Впоследствии войска Византийской империи выиграли множество
сражений, используя свое секретное оружие. И только в XII веке секрет
«греческого огня» был все же разгадан арабскими алхимиками и приме-
нен против крестоносцев. Историк Бога-Эддин повествует, что при осаде
Акры во время Третьего крестового похода (1189-1192 гг.) была «сварена
в железных горшках нефть и другие материалы, и когда смесь принимала
вид огненных шаров, их бросали в осадные башни христианских войск»,
которые мгновенно вспыхивали и сгорали. Участник последнего Кресто-
вого похода (1270-1291) Жан де Жуанвиль (1223-1317), советник коро-
ля Франции Людовика Святого, видел «жидкий огонь» в действии и был
впечатлен настолько, что внес описание в свои мемуары. По его словам,
это было, как молниеносный полет «крылатого и длиннохвостого дракона с
туловищем толщиной в бочку, сопровождавшийся ударом грома; вспышкой
пламени, заставившей далеко отступить мрак ночи…».

Таманские нефтяные источники

На страницах всемирной нефтяной летописи свое особое место зани-


мает история добычи российской нефти. Она также уходит своими корня-
ми в глубокую древность и связана в основном с Таманским полуостровом
и имеющимися многочисленными выходами на поверхность нефтеносных
пород.
С 389 года до н.э. по 375 год н.э. эта территория входила в состав Бос-
порского царства, крупнейшего античного государства в Северном При-
черноморье.
Жители этой крупной древнегреческой, а затем и римской колонии ис-
пользовали нефть как для освещения и для других бытовых нужд, так и для

14
Г л а в а I. « Ч е рн о е з о л о т о » Р о с с и й с к о й и м п е р и и

создания зажигательных смесей, получивших название «греческий огонь».


При раскопках, в 40-х – 50 гг. ХХ в. советскими археологами найдены
простейшие нефтяные светильники, а также остатки глиняных сосудов для
хранения нефти.
Уже упоминавшийся ранее византийский император Константин VII, ав-
тор трактата «Об управлении империей» (Х в.), упоминал следующим об-
разом о нефтяных источниках Таманского полуострова: «Должно знать, что
за городом Таматархою имеется много источников, извергающих нефть…
масло этих девяти источников не одноцветно, но одни из них красные, дру-
гие желтые, третьи черноватые».
В 965-966 гг. после победоносных походов русских дружин во главе с
великим киевским князем Святославом (942-971) и разгрома Хазарского
каганата эта территория получила название Тмутараканское княжество, ко-
торое охватывало как Таманский полуостров, так и низовья реки Кубань.
Военно-торговый форпост Киевской Руси – город Тмутаракань быстро
стал одним из крупнейших южных торговых портов, обеспечивавших на-
дежные позиции в Причерноморье. В разное время, начиная с 980 г., там на
княжении находились князья Олег Святославович (1053 – 1115), Мстис-
лав Удалой (ум. 1228), Ростислав Новгородский (ум. 1151). Известно, что
в 1079 г. великий князь Всеволод Ярославич (1030-1093) направил в Тму-
таракань посадником своего воеводу Ратибора.
Княжество имело право даже чеканить собственную монету. Кстати,
в коллекции Государственного исторического музея в Москве находятся
единственные три сребреника княжества, дошедших до наших дней, ко-
торые отчеканены по византийским образцам во время княжества Олега
Святославовича.
К сожалению, современные историки крайне мало знают об этом кня-
жестве. Возможно, на нефтяных источниках трудились свободные крестья-
не, или, как их называли в древнерусском государстве, – смерды. И нефть,
вероятно, по-прежнему поставляли в разные регионы и страны, в том чис-
ле и Византию.
Однако около 1111 г. Тмутараканское княжество пало под набегом пол-
чищ степных кочевников, половцев, которые, как оказалось, все же нашли
ключ к использованию таманской нефти в военном деле.
Как свидетельствуют русские летописи, в сражениях XII века извечные
противники Древней Руси половцы стали активно использовать свое новое
оружие, «живой огонь», в состав которого входила нефть, добываемая из
источников на Таманском полуострове.
Вот как в Ипатьевской летописи описаны события одной из битв объ-
единенного войска русских князей, состоявшейся в 1184 г.: «...Двинулся
окаянный и безбожный и трижды проклятый Кончак с бесчисленными
полками половецкими на Русь, надеясь захватить и пожечь огнем города
русские, ибо нашел некого мужа басурманина, который стрелял живым ог-
нем… Хан Кончак имел мужа, умеющего стрелять огнем и зажигать грады, у
коего были самострельные луки так велики, что едва восемь человек могли

15
Нефть России: п р о ш л о е , н ас т о я щ е е и б у д у щ е е

натягивать, и укреплены были на возу великом. Сам он мог бросать каме-


нья в середину града в подъем человеку и для метания огня имел особый
малейший, но вельми хитро сделанный».
Однако ни «живой огонь», ни «бесчисленная» орда хана Кончака не
смогли противостоять объединенной силе русских витязей, их мужеству
и отваге. В этом сражении русские воины, которых возглавлял киевский
князь Святослав Всеволодович (ум. 1194), одержали блестящую победу:
«Кончак же за их спиной бежал на ту сторону дороги, и лишь наложницу
его захватили и того басурманина, у которого был живой огонь. И привели
его к Святославу со всем устройством, а прочих воинов их, кого перебили,
а кого взяли в плен».
Возможно, именно тогда секрет «живого огня» стал доступен русским
воинам, и в ряде летописей можно найти косвенное свидетельство об этом.
Так, когда камские булгары захватили древний русский город Устюг, вели-
кий князь Владимирский Георгий (1189-1238) отправил своего брата Свя-
тослава с сильным ополчением обуздать захватчиков. В 1219 году русские
дружины успешно атаковали город камских булгар Ошель, и как писал ле-
тописец: «...а наперед шли пешцы с огнем и с топорами, а за ними стрель-
цы... ко граду приступиша, отовсюду зажгоша его и бысть буря и дым велик
на сих потяну...».

У «вечных огней» Апшерона

С давних времен была известна и нефть Апшеронского полуострова.


Внимание путешественников неизменно привлекали «вечные огни», вы-
ступавшие время от времени из нефтяных месторождений на поверхность.
В храмы, расположенные на Апшеронском полуострове, стекались тыся-
чи паломников для поклонения священным вечным огням. Историки упо-
минают, что византийский император Ираклий (575-640), зимовавший в
устье реки Куры, что в 18 милях западнее от Баку, разрушил священные
алтари, тем самым нанеся по культу огнепоклонников существенный удар.
Однако вскоре алтари были восстановлены, и поклонение огню получило
новое развитие.
До нашего времени дошли свидетельства античных авторов о том, что
еще в начале нашей эры с Апшеронского полуострова в Персию выво-
зилась нефть. Сведения о добыче нефти на полуострове можно найти в
рукописях многих арабских и персидских историков: Ибн Мискавейха
(XI в.), Абу Дулафа (X в.), Якута аль-Хамави (XIII в.), Хамдаллаха Казви-
ни (XIV в.) и др.
Выдающийся арабский ученый и географ Масуди (ум. прибл. 956 г.) в
14-й главе своего трактата «Промывальни золота и рудника самоцветов»
писал: «Суда… посещают на побережье местность, которую называют

16
Г л а в а I. « Ч е рн о е з о л о т о » Р о с с и й с к о й и м п е р и и

Бакух (Баку) – это промысел белой и другого цвета нефти. Только Аллах
знает, где еще в мире кроме этого места есть белая нефть. Это побережье
государства Ширван. В этом нефтеносном месте есть вулкан, который яв-
ляется одним из источников огня. В любое время он не спокоен и высоко
выбрасывает огонь».
Известный итальянский путешественник Марко Поло (1254-1324)
описывал, как люди в Баку использовали нефть в медицинских целях и для
проведения религиозных церемоний.
Французский миссионер Журден де Северак около 1320 г. в своих за-
метках писал: «И там в одном месте, а называется оно Баку, копают колод-
цы, из которых извлекают и вычерпывают масло: называется оно нафта, и
горючее это масло, и целебное, и хорошо горит».
Азербайджанский географ Абдуррашид Бакуви (1402-1473) утверждал,
что ежемесячная добыча апшеронской нефти в начале XV в. составляла
200 халваров (около 9 т – Авт.). Ее большую часть вывозили в Персию
на парусных судах.
В путевых заметках итальянца Иосафата Барбаро (1413-1494) (написан-
ных примерно к 1474-1479 гг.) можно встретить следующее описание: «В этой
части моря есть другой город, называемый Бака, откуда море называлось Ба-
кинским, вблизи которого есть гора, изливающая черное масло, очень воню-
чее, употребляемое ночью в светильниках и для втирания верблюдам два раза
в год, потому что, если им не втирать его, то они болеют паршой».
Турецкий ученый и путешественник второй половины XVI в. Кятиб Че-
леби (1609-1657), еще известный как Хаджи Халифа, писал, что «вокруг
крепости Баку находится около 500 колодцев, из которых добываются бе-
лое и черное неф­тяные масла».
Французский путешественник Дж. Дюкет так писал о бакинской нефти
после своего путешествия в 1568-1574 гг.: «Около города наблюдается
странное явление – здесь из земли выходит удивительное количество мас-
ла, за которым приезжают из отдаленных рубежей Персии; оно служит во
всей стране для освещения их домов. Это масло черное и называется «не-
фте». Его перевозят по всей стране на мулах и ослах, которых вы часто
встретите караванами по 400-500 за раз. Около указанного города Баку
есть также другой род масла, белого и очень ценного, и предполагается, что
это то же самое, что у нас называется петролеум».
С XVI в. в русских торговых и таможенных книгах появляются записи о
нефти с Апшеронского полуострова, которую привозили в Москву «разных
земель люди торговые». Так, в разделе «Память, как продать товар рус-
ский в немцах» Торговой книги (1575-1610 гг.) указывается, что в случае
безопасного пути до Шемахи можно договориться о поставке иностранцам
более 480 пудов черной нефти. В те годы Шемаха была столицей древней-
шего феодального владения вассалов Персии Ширваншахов. В Шемахе
располагалась русская купеческая колония, известная с XII века и успеш-
но развивавшая торговые связи. Русские купцы закупали нефть в местной

17
Нефть России: п р о ш л о е , н ас т о я щ е е и б у д у щ е е

таре – тулуках и сулеях (соответственно в кожаных мешках вместимостью


около одного пуда (16,38 кг) и бутылях вместимостью чуть более двух тре-
тьих пуда (около 11 кг) и перевозили ее парусными судами в Астрахань.
Из Астрахани нефть по Волге доставляли для продаж в города Царицын,
Нижний Новгород, Ярославль и другие крупные волжские торговые цен-
тры. Сохранились данные о том, что в 1636 г. после переписи в Москве
запасов в «государевой казне» оказалось «нефти кизылбашской» 163 пуда
(2,67 т). Следует пояснить, что в России «кизылбашами», или дословно
«златоглавыми», именовались торговцы нефтью, выходцы из «кизылбаш-
ского» племени афшар, так как их головы украшали огромные шитые зо-
лотом тюрбаны. В книге Московской таможни есть записи от 1694 года о
привозе нефти из Баку и Астрахани в Москву русскими купцами Иваном
Свешниковым, Иваном Шапошниковым, Михаилом Пушниковым и о сбо-
ре пошлин с этого товара.
Подробное описание нефтяного промысла на Апшеронском полуос-
трове было сделано Адамом Ольшлегером (1599-1671), известным в
литературе под именем Олеария, посетившим Каспийское побережье
в 1636 г. в составе посольства Фредерика, правителя германского кня-
жества Голштинии. Он писал, что «нефть – это особое масло, которое
около Баку и близ горы Бармах из постоянных колодцев в очень большом
количестве вычерпывается, и в мехах развозится большими возами, как
мы сами видали, для продажи... 2-го марта мы оставили горы и пришли
в равнину в четверти пути от моря, прошли мимо высокой горы Бармах и
недалеко от моря увидели нефтяные колодцы. Это разнообразные ямы,
числом до 30-ти, расположенные почти все на расстоянии одного вы-
стрела из ружья; из них сильным ключом бьет нефть – оleum рetroleum.
Среди них было три главных колодца, к которым нужно было спускаться
в глубину на две сажени, ради чего было поставлено несколько попереч-
ных балок, которыми можно было пользоваться в качестве лестницы.
Сверху было слышно, как бурлят ключи, как бы кипя; запах их довольно
сильный, причем белая нефть имеет более приятный аромат, чем бурая.
Здесь можно вычерпывать и бурую, и белую нефть, но первой больше,
чем второй».
Спустя полстолетия секретарь шведского посольства в Персии Энгель-
берт Кемпфер (1651-1716) во время пребывания на полуострове 6-8 янва-
ря 1683 г. не менее красочно описал увиденное. Его поразила «пылающая
степь», которая «представляла собой своеобразное и красивое зрелище,
ибо одни трещины горели с большим, другие распространяли более тихое
пламя и позволяли всем подойти на близкое расстояние; третьи испускали
дым или, во всяком случае, испарение, едва заметное, распространяющее
очень тяжелый, зловонный запах нефти. Это занимало площадь в длину 88,
в ширину 26 шагов». Описав местонахождение храма огнепоклонников в
Сураханах с его вечными огнями, автор сообщил следующее: «В тысяче
шагов на северо-запад от вечных огней находится другая замечательная
вещь, а именно – источники белой нефти». В его записках также описана

18
Г л а в а I. « Ч е рн о е з о л о т о » Р о с с и й с к о й и м п е р и и

добыча нефти из глубоких колодцев «с помощью лошадей» и хранения ее


в специальных амбарах со сводами, а также приведены рисунки «вечных
огней», грязевых вулканов и нефтяных колодцев.

Разные проекции нефти

В XVII веке управление Российским государством осуществлялось че-


рез разросшуюся сеть приказов. Среди них Посольский приказ, ведавший
сношениями с иноземными государствами и торговлей с иностранными
купцами, Приказ большой казны, в ведении которого находилась казенная
торговля и промышленность, Оружейная палата, где производилось изго-
товление, закупка и хранение оружия и предметов дворцового обихода. А
в 1637 г. был создан Сибирский приказ, совмещавший административные,
судебные и финансовые функции по осуществлению руководства обшир-
ными сибирскими территориями.
В документах Сибирского приказа имеются сведения, что на Енисее и
у берегов озера Байкал местные жители собирали «сибирское каменное
масло». Оно вытекало из скалистых берегов рек, плавало на Байкале и
прибивалось ветром к его берегам. Применялось сибирское каменное мас-
ло в качестве мази от «ломотных» болезней и для заживления ран. Его вы-
возили в Москву, о чем свидетельствует запись 1650 года в одной из тамо-
женных книг: «Устьянец Роман Евдеев пришел из Сибири на чужом судне...
Кроме мягкой рухляди он привез полфунта масла каменного». Кстати, из
архивных документов известно, что в 1649 г. в Енисейске один фунт камен-
ного масла стоил 10 коп.
В 1684 году Сибирский приказ на основании указа царей Ивана Алексе-
евича (1666-1696) и Петра Алексеевича (1672-1725) дал распоряжение ир-
кутскому письменному голове Леонтию Кислянскому (1641-1697): «расспра-
шивать всяких чинов людей и ясачного сбору иноземцев про золотую и про
серебреную, и про медную и оловянную и свинцовые руды, и про железо и про
жемчуг, и слюду и краски, и про селитряную землю, и про иные угодья…».
Карьера Леонтия Кислянского в средневековой России сложилась весь-
ма удачно. Он родился в Польше, в 1671 г. поступил на российскую службу,
после принятия православия был пожалован царем Алексеем Михайлови-
чем в «вечное подданство». В 1671-1677 гг. служил в Посольском приказе
и Оружейной палате в должности «живописного дела мастера», где впер-
вые познакомился с применением нефти в иконописи. В 1680 г. Кислянский
получил сначала направление на службу в Енисейск, а затем в 1683 г. был
назначен в Иркутск на должность письменного головы.
Иркутский острог в то время был сравнительно невелик. Его окружала
деревянная стена с шестью башнями и мостами. В одной из башен поме-
щался казенный амбар, в котором находились «пушечка медная, ружья и

19
Нефть России: п р о ш л о е , н ас т о я щ е е и б у д у щ е е

разные воинские припасы». В остроге было только 40 дворов. Русский по-


сол в Пекине Николай Спафарий (1636-1708) останавливался в Иркутске
в 1675 г. и отметил, что в устье Ангары пристаней нет, только утес да камни,
и «единым словом рощи – зело страшно, наипаче тем, которые, прежде
всего, на нем не бывали, потому что везде кругом обстоят горы превысокие
снежные, и леса непроходимые, и утесы каменные».
В обязанности письменного головы Леонтия Кислянского входил сбор с
облагаемых данью местных племен «мягкой рухляди» – шкурок соболей,
лисиц, бобров, а «жестокости и наглости и оскорблений не чинить», «при-
искивание новых земель под государеву высокую руку», ведение торговли с
бухарскими и другими иностранными купцами, «но чтобы они ружья, порох
и свинец в свои земли не вывозили». Кроме того, на него возлагалась осо-
бая миссия крестить местных жителей, желающих принимать православ-
ную веру, и новокрещенным «из государевой казны выдавать 3 рубля да по
сукну и верстать в службу».
Выполняя поручение Сибирского приказа, Леонтий Кислянский с по-
мощью служилых людей нашел в Сибири слюду по берегам рек Ура, Ангара
и в районе Байкала, а также графит и «голубую краску» на берегах реки
Витим, и первым заявил о наличии признаков нефти в Сибири.
Об этом свидетельствует его «донесение» енисейскому воеводе князю
Константину Щербатову (ум.1696), датированное 1684 г. Вот несколько
строк из этого документа: «В Иркуцком же остроге передо мною иркуцкие
жители словесно в разговоре говорили: за остроженою де Иркуцкою реч-
кой из горы идет жар неведомо от чего, и на том месте зимою снег не живет
и летом трава не растет. И против их расказанья, ездил я из Иркуцкого не
в дальном растоянии, только с версту иль меньши, из горы идет пара, а как
руку приложить, и рука не терпит много времени, и издалека дух вони слы-
шать от той пары нефтяной, а как к той паре и к скважине припасть близко,
и с той скважины пахнет дух прямою сущею нефтью, а как которую скваж-
ню побольше прокопаешь, из той скважни и жар побольше пышет, и тут
знатно, что есть сущая нефть». В его планах было активное продолжение
работы: «А как, аже даст бог, от неприятельских мунгальских и китайских
людей будет смирно, и я по тем де признакам и расселинам буду копать и о
том промышлять со всяким домогательством».
Похоже, что впоследствии именно агрессивные «соседи» не дали воз-
можности иркутскому письменному голове осуществить его далеко идущие
планы. Несколько позже он сообщил в Енисейск: «А нефти по се число не
копал для того: домышляюсь ее добывать великими мерами, а людей, веду-
щих про такое дело, не сыскалось».
Впоследствии Леонтий Кислянский за «свое усердие в службе госуда-
ревой» получил звание стольника, был назначен на высокую должность
в Москве; известны факты его участия в ряде воинских походов русского
войска. К сожалению, тогда среди его соратников не нашлось никого, кто
мог бы продолжить дальнейшие поиски поверхностных выходов нефти, и ,

20
Г л а в а I. « Ч е рн о е з о л о т о » Р о с с и й с к о й и м п е р и и

таким образом, кладовые сибирского «черного золота» оставались нетро-


нутыми вплоть до середины ХХ века.
Имеются письменные свидетельства, что в средние века в России нефть
вновь применялась в военном деле. В зажигательную смесь для различных
орудий, изготовлявшихся русскими мастерами на Пушечном и Гранатном
дворах в Москве, входили наряду с серой, селитрой, порохом камфара, тер-
пентин, олифа, вар, льняное масло и асфальт. Эти компоненты смешивали
с нефтью, в итоге получались «огненные» ядра весом около одной двадца-
той пуда (0,82 кг) и стрелы для уничтожения оборонительных сооружений
и поджога кораблей, мостов, осадных башен.
А о количестве «нефтяных» боеприпасов можно судить по переписи сна-
рядов, оставшихся после возращения войск из Крымского похода 1689 г.: в
Новобогородске в 1691 г. находилось 480 «огненных копейцы», 2400 «ог-
нестрельных стрел с копейцы оперенных», 100 «ядер огненных». Исполь-
зовали нефть в России в конце XVII в. также и для приготовления смесей
для петард и фейерверков для многочисленных светских праздников.
Удивительное применение нефти было найдено и в русской средневеко-
вой живописи. Неповторимый колорит отечественным святыням, русским
иконам, придавал и особый состав красок, куда входила нефть, и об этом
говорилось в наставлении иконописцу: «Всяку краску составливай воске
и прикладывай олифы да нефти, чтобы скорей сохло… И когда олифишь
иконку и косно становится, мало перстом нефти или скипидаром задай и
расправь. На иконе барзо станет и раскативатись не будет».
Первые русские художники-иконописцы: Алипий Печерский (ум.1114),
Феофан Грек (ок.1360-ок.1410), Андрей Рублев (ок.1360-1428) были мо-
нахами и находились под сильным влиянием византийских мастеров. Это
вполне естественно и понятно. Древнерусские монастыри были первыми
источниками просвещения; из них вышло и развилось просветительное на-
чало всей русской жизни, и для искусства церковного они были почвой во
многих отношениях благоприятной. Весь склад монастырской жизни раз-
вивал в иконописце церковный взгляд на дело, которому он служил – в его
душе, как и в душе афонского подвижника, к которому всегда стремился
русский инок, как к высшему идеалу.
Следует также отметить, что нефть и ее производные широко использо-
вались в средневековой России в лечебных целях. Русские врачи применяли
нефть в качестве лекарства при некоторых кожных заболеваниях, болезнях
суставов и ревматизме. Об этом свидетельствуют данные рукописных книг
XVI-XVII веков «Лечебник», «Сад здравоохранения», «Фармакопея, или ап-
тека домашняя», «О камнях и травах». В рукописном Лечебнике об этом сказа-
но: «Аще нефтью помажем больные, тогда болезнь отнимается. Белая же нефть
отнимает болесть, коя была от студености. Черная же нефть не много приятная
по рассуждению кашель отнимает, колотие во чреве». Там же рекомендовалось
закапывать нефть в глаза «у кого бельмо на очах или слеза идет».
В 1692 г. в Амстердаме вышла книга «Северная и Восточная Татария»,
написанная Николасом Витсеном (1641-1717), прожившим три года в со-

21
Нефть России: п р о ш л о е , н ас т о я щ е е и б у д у щ е е

ставе посольства Нидерландов при дворе царя Алексея Михайловича. Эта


книга содержит следующее примечательное свидетельство: «Река Ухта от-
стоит от Печоры на одни сутки… на этой реке, в расстоянии полутора миль
от волок, есть мелкое место, где из воды выделяется жир, представляющий
черную нефть».

Нефтяной интерес Петра Великого

Грандиозные свершения в России в начале XVIII века российские и за-


рубежные историки в большинстве своем оценивают как «период великих
петровских реформ». Русское промышленное развитие в том столетии, по
мнению известного зарубежного исследователя Дж. Блюма, было равным
развитию остальной Европы, а порой и превосходило его. В свою очередь,
выдающийся российский историк, академик Евгений Тарле (1874-1955)
отмечал, что экстенсивная мощь русской истории в конце XVIII столетия
является одним из важнейших и великих феноменов всемирной истории.
С именем великого реформатора императора Петра I Великого (1672-
1725) связаны также и первые попытки практического использования не-
фти в России.
24 августа 1700 года его высочайшим указом был учрежден Приказ ру-
докопных дел, который стал руководить всей деятельностью по разработке
и эксплуатации недр Российской Империи. В другом указе Петра I от 2 но-
ября 1700 года были достаточно ясно определены задачи этого государс-
твенного горного учреждения, охватывающие все этапы поиска, разведки
и разработки месторождений полезных ископаемых.
По всей России по инициативе Петра I были предприняты поиски руд-
ных богатств. И уже 2 января 1703 года газета «Ведомости», редактирова-
ние которой осуществлял сам царь, сообщала: «Из Казани пишут, на реке
Соку нашли много нефти...».
В 1713 году Петр I написал письмо с требованием своему ближайшему
соратнику дипломату Павлу Ягужинскому (1683-1736) обеспечить покупку
в Баку 10 ведер (около 101 кг – Авт.) нефти и доставить ее в Санкт-Петер-
бург. При приобретении нефти выяснилось, что ее цена существенно вырос-
ла и к 1713 году ее стоимость достигла 30 копеек за фунт. После тщательных
поисков удалось купить 16 ведер (около 164 кг – Авт.) нефти «по 25 коп.
за фунт у торгового человека Сыромятной слободы Ивана Федорова».
В надежде найти нефть внутри страны Петр I обращает внимание на
возможно нефтеносные территории между Тереком и Сунжей. Был дан
приказ готовить экспедицию в этот регион, однако отправку экспедиции
отложили из-за готовившегося визита «великого московского посольства»
по европейским странам.
В 1716 году Петр I отправился за границу в достаточно продолжитель-
ное путешествие. В ходе своего визита в Европу он встречался с выдающи-

22
Г л а в а I. « Ч е рн о е з о л о т о » Р о с с и й с к о й и м п е р и и

мися представителями науки и горного дела. Эти встречи и ознакомление


с положением дел в западной экономике привели русского царя к опреде-
ленным выводам по поводу необходимости скорейшей модернизации, в том
числе и горной промышленности.
После возвращения на Родину Петр I подписал указ о создании Ману-
фактур-Берг-коллегии, главой которой был назначен его близкий спод-
вижник Яков Брюс (1670-1735), впоследствии получивший графский ти-
тул и звание генерал-фельдмаршала.
Отложенная экспедиция поисков нефтеносных территорий в России со-
стоялась в 1718 году, и лейб-медик Готлиб Шобер (1670-1799) по приказу
царя был направлен в регион Терека и Сунжи. Недалеко от горячего источ-
ника минеральной воды он обнаружил, что «из некоторой горы нефть или
петролеум вытекает, никто ее не собирает и не употребляет».
По распоряжению Петра I государственный деятель и дипломат Ар-
темий Волынский (1689-1740) осмотрел местность этого же региона. В
письме к царю он высказал предположение»: «это течет бальзам сульфу-
рис подлинный», который в тех местах «от незнания называют нефтью» и
употребляют «вместо дегтя, телеги подмазывают, которого чаю, Государь,
можно брать пуд по тридцать или больше».
По мере резкого увеличения числа предприятий в России оказалось
неудобным совмещать в одном государственном органе управление гор-
ными заводами и мануфактурами. По указу Петра I от 10 декабря 1719
года «Об учреждении Берг-коллегиума для выделения в оное дел о рудах
и минералах» было образовано специальное учреждение – Берг-коллегия
с разветвленной сетью местных учреждений. Царь в указе писал: «Наше
Российское государство перед многими иными землями преизобилует и
потребными металлами, и минералами преблагословенно есть, которые до
нынешнего времени без всякого прилежания исканы... Надо, чтобы Божье
благословение втуне под землей не оставалось».
В тот же день 1719 года Петром I была утверждена Берг-привилегия.
Этот законодательный акт вплоть до 1807 г. определял политику прави-
тельства в горнорудной промышленности. Берг-привилегия объявила по-
лезные ископаемые собственностью царя, независимо от того, кому прина-
длежал земельный участок. Землевладельцам было предоставлено право
преимущественной разработки полезных ископаемых и строительства за-
водов. Следует особо подчеркнуть, что этим было произведено отделение
горного промысла от подчинения гражданскому начальству. Берг-приви-
легия устанавливала право наследственной собственности на заводы, ог-
раждала промышленников от вмешательства местной администрации, га-
рантировала финансовую помощь при строительстве предприятий, право
свободного сбыта выплавленного металла, определяла размер вознаграж-
дения за найденную руду. В 1739 году Берг-привилегия была дополнена
особым Берг-регламентом.
Надо отметить, что наряду с другими вопросами Берг-коллегия уделяла
внимание и поискам нефти. Весной 1721 года мезенский житель Григорий

23
Нефть России: п р о ш л о е , н ас т о я щ е е и б у д у щ е е

Черепанов сообщил в Берг-коллегию, что нашел «нефтяной ключ» в Пус-


тозерском уезде Архангельской губернии. Император Петр I, которому было
доложено об этом, сразу дал распоряжение о тщательном исследовании ис-
точника нефти, а также о награде для «рудознатца» Черепанова в шесть руб-
лей, «чтоб он также и прочие впредь к сысканию руд имел охоту».
Однако в то время взор императора Петра I уже был пристально устрем-
лен на Каспийский регион, который рассматривался им как важный страте-
гический плацдарм и для защиты империи, и дальнейшего развития торговли
России с Востоком.
Объективно, в тот период в этом деле на роль партнера Российской им-
перии претендовала Персия, которая располагала значительными возмож-
ностями и, в свою очередь, остро нуждалась в сильном союзнике, способ-
ном оградить ее от претензий воинственной Османской империи на западе
и беспокойных афганских племен на востоке.
Сложившиеся обстоятельства и осложнение обстановки внутри Персии
диктовали России необходимость действовать в различных направлениях.
Первым шагом стало подписание в 1718 г. с шахом Султан Хусейном до-
говора о взаимной торговле, который предусматривал определенные дейс-
твия российской стороны как по защите своих интересов, так и по оказанию
в случае необходимости помощи законному персидскому правительству.
Постоянные тревожные известия из Персии показывали, что российс-
кому правительству следует учитывать возможность негативного сценария
развития событий, и для их упреждения Петр I стал планировать поход рос-
сийских войск на Каспий.
Обстоятельная подготовка к этой сложной воинской операции потре-
бовала почти три года. Первоначально в 1719 году два русских офицера
Федор Соймонов и Карл Верден провели обстоятельную разведку региона,
составив подробную карту Каспийского моря.
Следует отметить, что Федор Соймонов специально посетил нефтяные
промыслы на Апшеронском полуострове. И можно предположить, что не
осталось без внимания императора Петра I его сообщение о том, что с
1716  г. за нефть из бакинских нефтяных колодцев, находившихся на от-
купном содержании у вассала персидского шаха, султана Мухаммед Хус-
сейна Фетиг Али, шахскому двору ежегодно выплачивалось в российском
денежном выражении более 49 тыс. рублей. Если учесть, что на содержа-
ние одного солдата в русской армии тратились около 1,5 коп. в день, то
указанной суммы хватило бы на годовое содержание почти десятитысячной
российской армии.
Многочисленные пометки Петра I на донесениях Федора Соймонова и
Карла Вердена, а также на отчетах русского посланника в Персии Артемия
Волынского убедительно показывают, что «петролеум» прочно завладел
вниманием императора.
Зимой 1721-1722 гг., когда вооруженные формирования воинственных
афганских племен свергли правителя Персии шаха Султан Хусейна, а за-
конный наследник престола принц Тахмасп был вынужден бежать и скры-

24
Г л а в а I. « Ч е рн о е з о л о т о » Р о с с и й с к о й и м п е р и и

ваться в Прикаспийских областях Персии, для императора Петра I поя-


вился обоснованный повод выступить в защиту законной власти. Он лично
возглавил пятидесятитысячную армию во время Персидского (низового)
похода 1722-1723 гг.
Начало мая 1722 г. стало официальной датой начала «каспийской кампа-
нии». Флотом командовал генерал-адмирал Федор Апраксин (1661-1728),
флотилией ластовых судов (плашкоутами) командовал уже упомянутый ка-
питан-лейтенант Карл Верден, который досконально знал этот регион.
В августе 1722 г. русские корабли были на пути к Дербенту, около горо-
да Тарки император Петр I и несколько его спутников высадились на берег
и пешком отправились к нефтяным колодцам, которые «изволил его ве-
личество смотреть». Впоследствии недалеко от этого места был сооружен
порт Петровск.
23 августа 1722 г. власти и народ Дербента встречали российского им-
ператора с выражением всех почестей. Наиб города (глава городской ад-
министрации – Авт.) вручил ему ключи от городских ворот. Затем Петр
I вернулся в Астрахань, а командовать русскими войсками он поручил гене-
рал-лейтенанту Михаилу Матюшкину (1676-1737).
В Астрахани 4 ноября 1722 г. Петр I написал инструкцию для командую-
щего под названием «Когда, даст Бог, Баку возьмем, что чинить». Третьим
пунктом стояла знаменательная фраза: «Разведать о пошлинах и доходах.
А особливо о нефти и шафране. Сколько было в доброе время и сколько
ныне, и что шаху, и что по карманам».
18 августа 1723 г. по приказу генерал-лейтенанта Матюшкина была со-
ставлена «Опись нефтяным колодцам и погребам около Баку». Согласно
этому документу, «в поле», т.е. на расстоянии от 10 до 20 верст от Баку
находилось 66 действующих колодцев и 16 амбаров, на втором промысле в
20 верстах от города – 4 колодца с «белой нефтью», а за городскими воро-
тами находилось 14 амбаров с нефтью и 5 пустых амбаров.
Во второй инструкции от 9 сентября 1723 г. Петр I потребовал прислать
несколько пудов нефти, которые были доставлены в Санкт-Петербург в
восьми бутылях в начале 1724 года.
Вскоре законное правительство Персии в лице нового шаха Тахмаспа
признало каспийскую операцию русских войск освободительной миссией.
В благодарность за спасение страны по заключенному 12 сентября 1723
г. Петербургскому договору Персия уступила России западные и южные
области побережья Каспия, включая города Дербент, Баку, а также про-
винции Гилянь, Мазандаран и Астрабад.
В конце сентября 1723 г. генерал Матюшкин, находясь в Астрахани,
получил указ императора Петра I «О вступлении его императорского вели-
чества в вечное владение городов Дербени, Баку и прочих провинций».
В мае 1724 года император вновь приказал прислать ему «белой нефти
тысячу пуд или сколько можно». Выполняя этот приказ, генерал Михаил
Матюшкин выслал летом того же года из Баку в Астрахань более 149 пудов
«белой нефти», которая далее была доставлена в Москву.

25
Нефть России: п р о ш л о е , н ас т о я щ е е и б у д у щ е е

После смерти Петра I в феврале 1725 г. интерес к практическому приме-


нению нефти резко снизился, однако из содержания архивных документов
следует, что по решению Коммерц-коллегии в феврале 1726 г. в Голландию
купцу Любсу были отправлены 3 бочки с нефтью. Иностранному посредни-
ку было предложено узнать о ее реальной цене и возможных объемах про-
даж. И хотя, судя из отчета Коммерц-коллегии, спрос на нефть в Голландии
оказался незначительным, при всей коммерческой неутешительности ре-
зультатов можно говорить о попытке первого зарубежного маркетингового
исследования нефтяного рынка, осуществленного более 280 лет назад рос-
сийским правительственным учреждением.

В поисках русской нефти

Венценосные наследницы императора Петра I в последующее десяти-


летие не смогли обеспечить сохранение каспийских приращений импе-
рии, включая нефтяные промыслы на Апшеронском полуострове. Череда
«дворцовых переворотов» во времена «дамского правления» существенно
ослабила внешнеполитические позиции Российской империи. В результате
по Рештскому договору (1732 г.) и Гянджинскому трактату (1735 г.) при-
каспийские области были возвращены Персии.
И таким образом для россиян нефть вновь стала «заморским товаром».
В 1733 г. Апшеронский полуостров посетил врач Иоганн Лерхе, состо-
явший при русском посольстве в Персии. «30 июля 1733 г., – пишет он,
– проехал я пять верст от неугасимого огня до Балахан, к черным нефтя-
ным ключам... Колодезей оных находилось во время персидского шаха 52,
посредством коих великий тогда отправлялся торг; теперь неповрежден-
ных остается только 26... Колодези глубиною в 20 саженей, из коих один
весьма сильно бьет и ежедневно доставляет 500 батманов нефти (батман
составляет российского веса 15 фунтов); он шибко кипит, так что слышать
можно».
Следует отметить, что доктор Лерхе отметил один чрезвычайно инте-
ресный факт, он упомянул о перегонке нефти, как об уже хорошо извест-
ном процессе. По его словам, «…нефть не скоро начинает гореть, она тем-
но-бурого цвета, и когда ее перегоняют, то делается светло-желтою. Белая
нефть несколько мутна, но по перегонке так светла делается, как спирт, и
сия загорается весьма скоро».
Высокая цена и сложность доставки бакинской нефти в Россию побуди-
ла отечественных предпринимателей финансировать поиски нефти непос-
редственно в перспективных регионах Российской империи.
В 1735 году «рудообыскатель» Яков Шаханин по указу Берг-коллегии
получил право «во всех губерниях и провинциях металлические и мине-
ральные руды сыскивать». Его настойчивые поиски не замедлили дать хо-

26
Г л а в а I. « Ч е рн о е з о л о т о » Р о с с и й с к о й и м п е р и и

роший результат. Он нашел на берегах Волги «серную и квасцовую руды»,


даже построил небольшой завод для их переработки, но не смог воспользо-
ваться плодами своих трудов. В результате коммерческого конфликта «из-
за несогласия с товарищами», то есть с другими участниками – совладель-
цами предприятия, Ярославская ратуша отдала Шаханина в рекруты, и он
был отправлен солдатом в 10-ю роту Карельского полка.
Оторванный тяжелой солдатской службой от любимого дела по поис-
ку полезных ископаемых, Яков Шаханин в феврале 1738 года решился на
смелый шаг – подал «доношение» непосредственно в «Кабинет ее импе-
раторского величества Анны Иоанновны». Он просил освободить его от
рекрутской повинности и использовать открытые им месторождения по-
лезных ископаемых «для государственной пользы». Там же он сообщил о
найденных им в Поволжье месторождениях нефти и селитры: «Имеется
еща моево прииску селитра и нефть горная а именно по Волге реке пониже
города Сибирского близ города Тетюш, також в горах Новодевичьих близ
дворцового села Жегулиха селитра да повыше города Сызрань двадцать
верст близ села Костычей в горах же селитра лежит версты на три.».
Первый кабинет-министр, граф Андрей Остерман (1686-1747), к ко-
торому попало обращение Якова Шаханина, наложил следующую резо-
люцию: «По сему доношению показанного охотника Военной коллегии
отдать в артиллерию, чтоб оная его в тех делах употребила и оные от него
показанные селитренные места знающими мастерами освидетельствовать
приказала».
На основании этого указания Главная артиллерийская канцелярия от-
командировала Якова Шаханина, назвав его «рудных дел охотником», на
самарские «серные и селитреные заводы», находившиеся в «пригороде Се-
ргиевском», и предписала их начальнику, комиссару Василию Верховскому
«ехать на показанные от него Шаханина селитерные и нефтяные места и
оные освидетельствовать… И несколько верст те места состоят, описать
обстоятельно… взять для усмотрения доброты в разных местах фунтов по
десяти, а где нефть в горах имеется …». Таким образом, руководители ар-
тиллерийской канцелярии заинтересовались не только селитрой, нужной
для производства пороха, но и нефтью, так как в их обязанность входило и
устройство «праздничных иллюминаций».
Направленная экспедиция подтвердила сведения Шаханина о наличии
нефти на правом горном берегу Волги. Отобранная при этом проба нефти в
начале 1741 года со специальным нарочным, поручиком Михаилом Лугов-
ским была доставлена в Москву, а затем в Петербург. Главная артиллерий-
ская канцелярия 16 апреля 1741 года направила ее в Академию наук для
последующего исследования.
23 апреля 1741 г. в лаборатории Петербургской академии наук акаде-
мик Иоганн Амман (1707-1741) завершил анализ «пробной нефти серных
Самарских заводов» и отметил: «Присланная нефть весьма худо пахнет,
при том густа, черна и очень нечиста. Она не загорается, хотя зажженную
спицу над ней держать, или хотя оную спицу в нефть опустить. А когда за-

27
Нефть России: п р о ш л о е , н ас т о я щ е е и б у д у щ е е

жженную из хлопчатой бумаги сделанную светильню в нефть поставить, то


она тихо горит и огонь от нее невысоко поднимается… По моему мнению,
никуда больше она не годится, как только из нее делать коломазь, факелы
и смоляные веревки, так же еще фитили, в которых несветлого и несиль-
ного огня потребно. Сверх сего можно оную в лампадах вместо светильни
употреблять, ежели самые тонкие и легкие ее частицы через дистилляцию
отделять, то оная почти таковая будет, какова бывает простая персидская
нефть».
К этому же выводу, что при перегонке нефти можно получить качест-
венный осветительный материал. но только более чем через столетие, в
1855 г. пришел американский химик, профессор Йельского университета
Бенджамин Силлимэн (Benjamin Silliman). Его отчет сыграл решающую
роль в ускоренном развитии американской нефтяной промышленности во
второй половине XIX века. А вот обстоятельное заключение академика Ам-
мана в 1741 г., увы, осталось в России без должного внимания. Что касает-
ся дальнейшей судьбы «рудных дел охотника» Якова Шаханина, то он сде-
лал попытку создать товарищество для разработки сызранских нефтяных
месторождений и битуминозных залежей, но по невыясненным причинам
потерпел неудачу.
Через 20 лет после смерти первого российского императора Петра Ве-
ликого Берг-коллегия вновь предметно вернулась к вопросу о российской
нефти, добываемой на Севере империи. И с этим связана многолетняя ис-
тория создания и функционирования первого российского нефтяного про-
мысла, созданного пионером отечественного нефтяного дела, предприни-
мателем Федором Прядуновым (1696-1753).
В Российском государственном архиве древних актов в Москве хранится
документ под названием «Экстракт», содержащий повествование об истории
первого российского нефтяного предприятия – «завода» архангелогородца
Федора Прядунова. Вот только несколько строк из него «…1745 году ноября
18 день по определению Берг-коллегия, а по доношению бывшей архангело-
городской Берг-конторы по прошению архангелгородца Федора Прядунова
велено в Архангелогородской губернии в Пустоозерском уезде в пустом мес-
те при малой реке Ухте завесть нефтяной завод, распространяя содержать
тот завод довольным капиталом без остановок и ту нефть продавать».
Детальное описание этого промысла приведено в книге К. Молчано-
ва «Описание Архангельской губернии, ея городов, монастырей и других до-
стопримечательных мест» (1813): «В окрестностях Ижмына реке Ухте был
нефтяной завод, который состоял из следующего строения: над самым
нефтяным ключом, на средине биющим, построен четвероугольный сруб
вышиной в 13 рядов, из коих шесть были загружены на дно, а прочие нахо-
дились на поверхности земли. Внутри сруба поставлен узкодонный чан, ко-
торый истекающую из воды нефть впускал в себя отверстием дна, от быст-
ротекущей воды защищал его поставленный с одной стороны водорез». Из
приведенного описания становится ясно, что речь идет о сооружении для
сбора нефти с водной поверхности.

28
Г л а в а I. « Ч е рн о е з о л о т о » Р о с с и й с к о й и м п е р и и

В других архивных документах говорится о том, что добыча нефти на


Ухте Прядуновым и его наемными работниками была начата в августе 1746
года.
До наших дней дошел и еще один уникальный документ от ухтинской
нефти. Это «Свидетельство» от 6 мая 1747 г. составленное двумя немецки-
ми исследователями Д. Миллером и М. Лосау. Данный документ является
приложением к февральскому «Доношению» Федора Прядунова № 524 от
1749 г., где он указал, что: «… материальной и двоеной нефти взял и послал
в Гамбурх…».
Гамбургские ученые старательно провели исследование ухтинской не-
фти, сравнивая ее с итальянской, и сделали вывод о возможном ее приме-
нении «в студеных мокротах, в вывихнутиях, в простужениях, в ознобах, в
расслаблениях, в суставах ломовых случаях как каменное масло наружную
добрую помощь учинят».
В архивном «Деле о нефтяном заводе Федора Прядунова» имеются
сведения, что в Москве в лаборатории Берг-коллегии 10 октября 1748 г.,
обер-пробирер Христиан Леман осуществил первую перегонку нефти,
привезенной Прядуновым: «которой было взято на передвойку три фунта,
из того числа вышло передвоенной чистой нефти два фунта». Далее приве-
дены сведения о том, что Федор Прядунов приступил и к самостоятельной
работе в этой лаборатории: «Того же октября 19 дня означенный Прядунов
скаскою в Берг-коллегию показал привезено де им Прядуновым достаток
а 746 и 747 годах маия по первое число в Пустоозерском уезде при речке
Ухте российской нефти в Москву Берг-коллегии в лабораторию сорок пу-
дов, которая де им Прядуновым вся и передвоена. А по передвойке явилось
чистой нефти две трети весом 26 пудов 26 фунтов с половиною…»
Архивные документы свидетельствуют, что в результате небывалого ве-
сеннего паводка и вызванных им разрушений в 1748 г. на Ухтинском про-
мысле добыча нефти приостановилась.
В 1749 г. на промысле было добыто всего 6 пудов нефти, в том числе и из-
за того, что в августе-сентябре того же года Федор Прядунов находился под
арестом в Москве по «жалобе» Главной медицинской канцелярии, посколь-
ку он не подчинился запрещению как «площадному неосвидетельствованно-
му лекарю, лечить каменным маслом всякие болезни разного чина людей»
19 октября 1750 г. по указанию Берг-коллегии «нефтяной завод»
Ф.С. Прядунова был обследован специальной комиссией в составе капра-
ла Григория Голенищева и земского бургомистра Федота Рочева. В этом
отчете оставлено достаточно подробное описание Ухтинского промысла,
перечислены все сооружения, в том числе: «На бору двор ветхой, подруб-
ленный сенми и кровля, баня новая при дворе, 3 лагуна порозших да полу-
бочье, а в нем квашня, чаша, блюдо и нефтяной ковш, да 55 бревен, лодка
новая, ушат нефтяной».
С того времени для Федора Прядунова началась полоса суровых испы-
таний, последовали новые аресты за неуплату налогов, а затем и много-

29
Нефть России: п р о ш л о е , н ас т о я щ е е и б у д у щ е е

месячное заключение в долговой тюрьме Москвы, где в марте 1753 г. он и


скончался.
После смерти Федора Прядунова «нефтяной завод» на Ухте переходил
из рук в руки. Имеющиеся архивные данные показывают, что нефтяной про-
мысел на Ухте действовал в период с 1746 по 1786 г., то есть не менее 40 лет.
В последующее время Берг-коллегией были предприняты попытки возоб-
новить добычу нефти в Печорском крае. Среди них рассматривалось прошение
жителя Нового Усолья Василия Ратова и московского купца Александра Со-
болева о возможности «позволения в добыче по рекам Ижме и Посве… нефти,
которой де в тех местах имеется немалое число». Учитывая печальный опыт
своих предшественников, эти предприниматели сразу поставили вопрос и о
льготном режиме налогообложения: «от платежа десятины на десять лет уво-
лить – по новости того завода, дабы они употребленный во время прииску того
минерала капитал возвратить могли».
Любопытно, что это прошение впервые содержит предложение и о введе-
нии протекционистской меры: «вывозы оной нефти из других остзейских мест
запретить, ибо они из тех отысканных ими мест тою нефтью всю Россию удо-
вольствовать могут».
В итоге, Берг-коллегия постановила Василию Ратову и Александру Соболе-
ву «производить дозволить», однако в льготах отказать, так как нефть: «кото-
рая без всякого фабрик построения из рек единственно черпанием доставаться
имеет и на то многова кошту непотребно». К сожалению, пока историкам не
удалось прояснить вопрос о дальнейшей судьбе данного предприятия.
В Поволжском регионе возобновление попыток поисков нефти было
связано с деятельностью генерал-майора Михаила Опочинина, на посту
президента Берг-коллегии с 1753 по 1760 гг. Именно в те годы было выда-
но разрешение на открытие нефтяного промысла на реке Соке выше горо-
да Сергиевска местному предпринимателю Надыру Уразметову.
В своем обращении в Берг-коллегию он писал: «В прошлом 1752 году
обыскали мы на собственных своих крепостных дачах в Уфимском уезде на
Казанской дороге по Соке реке по обе стороны повыше Сергиевска городка
вверх, едучи по правую сторону, подле горы Сарт-Ата, при которой малень-
кое озерко, и в том озерке имеется нефть черная, да повыше Сергиевского
рубежа по реке по-русски называемой Сыргуте, а по-татарски – Кукорте…
в которой тако же имеется нефть же... Да подле Соки и около Суршлы и
Усаклы имеется озерко и в нем нефть же черная, да выше оного озерка
вершины реки Соки лес Чоктемир, и с того лесу вышел маленький ключ,
в нем нефть черная же. И из тех мест взяли той нефти для пробы фунтов
десять или больше и просим оную черную нефть в Берг-коллегию принять
и опробовать и для построения на предписанных собственных дачах нефтя-
ного завода дать нам позволения...».
21 февраля 1754 г. берг-пробирер Xристиан Леман направил в Берг-
коллегию рапорт об анализе нефти, найденной Надыром Уразметовым, где
указал на ее пригодность для «различных дел». Анализ был обстоятель-
ным, так как «определено соотношение золотников в белой и красной час-

30
Г л а в а I. « Ч е рн о е з о л о т о » Р о с с и й с к о й и м п е р и и

тях», или, говоря современным языком, «соотношение различных нефтя-


ных фракций».
15 сентября 1754 г. Оренбургская губернская канцелярия сообщила о
получении «Ее императорского величества указ из Государственной Берг-
коллегии от 12 июля под № 1132 по прошению Оренбургской губернии,
Уфимской провинции, Казанской дороги, Надыровой волости, деревни На-
дыровой старшин Надыра Уразметова, Юсупа Надырова, Асляма да Хози
Мозяковых для ведома о данном им позволении о строении на собственных
их дачах в Уфимском уезде, на Казанской дороге на речке Кармалы нефтя-
ного завода, и о нечинении им в построении того завода и в прииске нефти
никому никаких обид и налог и утеснений, как иноверцам, так и протчим
всякого звания людям, поселенным в их дачах…»
Через восемь лет в книге «Топография Оренбургской губернии» член-
корреспондент Петербургской Академии наук Петр Рычков (1712-1777) о
предприятии Надыра Уразметова писал: «Нефяные ключи около помянуто-
го же Сергиевска в разных местах имеются, где и нефтяные заводы напредь
сего бывали. По определению Государственной Берг-коллегии июня 16-го
дня 1754 года на прошение татарского старшины Надыра Уразметова, дан
ему Надыру с сыном его Юсупом указ, около Закамской же линии на реч-
ке Карамале завод завести, для которого они вблизости четыре нефтяные
ключи сыскали и ту материю оной Коллегии пробу объявили, которая по
учиненному в той Коллегии опыту явилась действительна».
В начале 1757 г. в Берг-коллегию был направлен рапорт Оренбургского
горного начальства об освидетельствовании «нефтяного завода», где было
сказано, что: «21 числа августа 1756 года для предписанного освидетельс-
твования и описания от здешнего начальства был прислан геодезии ученик
Павел Зубринский, которым то место освидетельствовано и описано и по-
ложено на чертеж, и что потом освидетельствование и описание явилось о
том до получении онного указа, о коем Государственной Берг-коллегии от
начальства 19 числа декабря того ж 1756 года донесли, о том учиненный
тем нефтяным местам чертеж послан января 14 дня 1757 года».
Надо отметить, что «чертеж Зубринского» 1756 года дошел до наших
дней, хранится в архиве в Москве и, по мнению историков, является са-
мой первой картой одного из крупных нефтяных месторождений Урало-По-
волжского региона.
К сожалению, Надыру Уразметову не удалось закончить начатое дело. Об
этом поведало «Доношение Оренбургского горного начальства Берг-кол-
легии об обследовании его нефтяного завода» от 19 декабря 1756 года, где
сказано: «Надыр Уразметов, получив указ Берг-коллегии, прибыл в свою
деревню и стал быть обдержим тяжчайшею болезнью, от которой и поныне
никакого облехчения не получил. Однако в прошлом 1755 году на том месте,
где заводу назначено быть, и анбар для варения на первый случай построил.
Но только за тою болезнию надлежащего заводу... построить и в надлежа-
щее действие пустить не мог. А товарища своего сына Юсупа Надырова... в
товарищи написал без согласия его, а сам он, Юсуп, тот завод строить не же-

31
Нефть России: п р о ш л о е , н ас т о я щ е е и б у д у щ е е

лает. А он, Надыр, когда от болезни освободится, тогда тот завод построить
по обязательству своему желает». Однако Берг-коллегия не посчиталась с
болезнью Надыра Уразметова, чиновники не стали ждать его выздоровления
и в конце 1757 года исключила Уразметова из списка заводчиков.
О дальнейшей судьбе этого пионера нефтяного дела Поволжья никаких
сведений в российских архивах пока найти не удалось.

Первые академические экспедиции

В постпетровское время горнозаводское дело в России продолжало


развиваться поступательно, свой весомый вклад внес в него великий уче-
ный-естествоиспытатель мирового уровня, академик Михаил Ломоносов
(1711-1765), впервые сформулировавший всеобщий принцип сохранения
материи и движения, заложивший основы физической химии.
В 1743 году он закончил написание рукописи «Первые основания метал-
лургии, или рудных дел». При подготовке к печати Михаил Ломоносов допол-
нил книгу разделом «О слоях земных», где рассмотрел вопросы растительной
природы нефти и происхождения торфа и каменного угля. Книга, увидевшая
свет в 1763 году, содержала много новых представлений о горючих полезных
ископаемых и их происхождении. В исследовании «О слоях земных» русский
ученый писал, что нефть выгоняется подземным жаром из каменного угля и
торфа и «вступает в разные расселины полости сухие и влажные».
По его мнению, нефть могла образовываться также как побочный про-
дукт при превращении торфа в каменный уголь. Талантливый ученый при-
шел к следующему выводу: при сильном подземном огне выходит густая и
черная смола, как асфальт и гагат, а при легком огне – прозрачная и свет-
лая нефть. Это заключение Михаил Ломоносов подтверждал результатами
своих наблюдений над процессом перегонки «жирных материй»: «когда
под крутым огнем производится, масло выходит черно и густо, напротив
того, от легкого огня выходит оное светло и прозрачно». Будучи адъюнктом
Физического класса Петербургской академии наук, в ходе своих опытов
он неоднократно осуществлял перегонку нефти в лабораторных условиях.
Следует отметить, что в настоящее время в Государственном историческом
музее в Москве хранится его лабораторный перегонный куб.
Ученый писал, что «самая тонкая материя из торфу и из первоперегон-
ного масла, собравшегося в какую теплую полость, передвояется вторич-
ным действием, кое химики ректификациею называют». Таким образом,
Михаил Ломоносов допускал образование нефти при продолжительном
действии слабой теплоты и признавал миграцию нефти из мест ее образо-
вания в пористые пласты.
Согласно его теории, остатки растений и животных превращались в
окаменелости, а не вполне сгоревшие тела и давали начало торфу, камен-
ному углю, янтарю. Торф происходит из болотных растений. Возникнове-

32
Г л а в а I. « Ч е рн о е з о л о т о » Р о с с и й с к о й и м п е р и и

ние каменного угля может происходить, по мнению ученого, из торфяников


путем обугливания без доступа воздуха под влиянием влаги, повышенной
температуры и давления. Михаил Ломоносов пришел к выводу, что торф,
каменный уголь и нефть являются продуктами естественной переработки
органических веществ. «Увериться можем о происхождении сих горячих
подземных материй из растущих вещей их легкостью. Ибо все минералы в
воде потопают, – нефть по ней плавает, несмотря ни на что, бывши в зем-
ных недрах, приняла в себя несколько тяжелой горной материи».
Впоследствии выдающийся российский ученый, академик Владимир
Вернадский (1863-1945) следующим образом оценил теорию Михаила
Ломоносова. «Я не знаю ни одной теории XVIII столетия, которая могла бы
быть поставлена наряду с этими воззрениями Ломоносова». Теория проис-
хождения горючих полезных ископаемых, разработанная гениальным рос-
сийским ученым еще во второй половине XVIII века, имеет своих твердых
сторонников и последователей и в настоящее время.
Продолжатели дела Михаила Ломоносова были в числе организаторов
первых научных исследований на нефть в различных регионах страны. В
1762 г. одно из первых описаний поверхностных нефтепроявлений в По-
волжье, в районе реки Аиряки, привел в книге «Топография Оренбургской
губернии» член-корреспондент Петербургской Академии наук Петр Рыч-
ков (1712-1777): «…видны разноцветные признаки, а именно синие, жел-
тые, белые, черные и зеленые, а на поверхности воды примечается материя
на подобие дегтя и производит дух весьма противный…».
В 1767 г. президент Берг-коллегии Иоганн Шлаттер (1708-1768) по-
дал в отставку по состоянию здоровья, и на этом посту его сменил граф
Мусин-Пушкин. До этого он состоял в должности прокурора, был членом
правления Главных горных заводов в Екатеринбурге и вице-президентом
Берг-коллегии. Он был известен тем, что написал первую отечественную
инструкцию о способах добычи каменного угля, методах борьбы с руднич-
ными газами и затоплением шахт в процессе проходки. По его распоряже-
нию в 1768 г. в Кавказский регион был отправлен естествоиспытатель Сте-
пан Воневин, который составил карту полезных ископаемых этого района и
указал на ней нефтяные ключи в районе реки Терек.
Обстоятельное описание ряда нефтяных поволжских месторождений в
1768-1769 гг. оставил в своем труде «Дневные записки путешествия доктора
и Академии наук адъюнкта по разным провинциям Российского государства»
известный ученый-естествоиспытатель Иван Лепехин (1740-1802). О повер-
хностных выходах нефти в районе Самарской Луки и реки Сок он писал: «Уже
все было готово к отъезду, как татары уведомили, что от их деревни верстах в
15 находится нефтяной ключ…Бывший с нами татарин и провожатый вахмистр
Кравцов уверяли, что жители употребляют оную на мазание колес… Из дерев-
ни Якушкиной отправя свой обоз по обыкновенной дороге в Сергиевск с одним
студентом и провожатым Кравцовым, поехали на так называемое нефтяное
озеро, отстоящее от Якушкиной версты на четыре за Шунгуром».

33
Нефть России: п р о ш л о е , н ас т о я щ е е и б у д у щ е е

Оставили свои описания нефтяных поверхностных проявлений При-


волжского района и другие российские ученые. Так после экспедиции
1768 г. академик Петр Паллас (1741-1811) в своем трехтомном труде дал
подробное описание ряда нефтяных ключей в районе города Сызрани, у
рек Щунгут, Камышлы и Сок: «Ручей оного ключа впадает в реку Сок. Все
низкое место около озерка состоит из нефтяной земли, так что летом в вы-
копанных на берегу ямках везде находится нефть». О применении нефти
местным населением он писал: «Живущие чуваши и татары употребляют
сию смолистую воду не токмо для полоскания и питья во время молошницы
в роту и чирьев в горле, но и рачительно собирают самую нефть, и употреб-
ляют оную во многих случаях как домашнее лекарство»
В отчете экспедиции 1768-1774 гг., руководимой академиком Иоанном
Фальком, также приведено описание нефтяных источников в районе насе-
ленного пункта Тетюши в сопоставлении с подобными нефтепроявлениями
и в других местах Поволжья.
Много полезного для поступательного развития российской горной
промышленности сделал тайный советник Михаил Соймонов (1730-1804),
выпускник Московской артиллерийской школы, участник Нерчинской гео-
логической экспедиции. Назначенный в 1771 году президентом Берг-кол-
легии, он целых десять лет руководил горным ведомством и сделал чрезвы-
чайно много для развития промышленности России.
Ему принадлежит инициатива в подготовке указа императрицы Ека-
терины II от 21 октября 1773 г. о создании в Санкт-Петербурге Горного
училища. Именно тогда была заложена основа для формирования системы
российского высшего горно-технического образования, имевшая самое не-
посредственное значение для развития отечественной нефтяной промыш-
ленности. Это первое в России высшее техническое учебное заведение
стало реальным воплощением идеи великого преобразователя Петра I о
подготовке национальных инженерных кадров для развития горнозаводс-
кого дела.
В 1776 г. он отправился «на лечение» за границу, а в 1781 г. подал во
временную отставку «для поправки здоровья», и его на посту президента
заменил сенатор, тайный советник Иван Рязанов. В 1781 г. согласно «Уч-
реждению для управления губерниями Всероссийской Империи» (1775 г.)
руководство горными делами было передано Казенным палатам, контроль
над которыми осуществляла Экспедиция о государственных доходах при
Правительствующем Сенате. В такой ситуации Берг-коллегия потеряла
свое прежнее значение, и в 1782 г. вышел указ Сената «чтоб Казенные
палаты не отсылали в Берг-коллегию принадлежавших ей доходов...». В
том же году был опубликован Манифест Екатерины II, согласно которому
права на поверхность земли отождествлялись с правами на ее недра, т.е.
права, дарованные Петром I в Берг-привилегии 1719 г., были практически
ликвидированы. А затем в 1783 г. императрица Екатерина II упразднила и
Берг-коллегию. И такое положение дел в горной отрасли длилось 16 лет.
Таким образом, управление горным ведомством посред­ством Казенных

34
Г л а в а I. « Ч е рн о е з о л о т о » Р о с с и й с к о й и м п е р и и

палат явилось еще одним неудачным экспериментом правительства, что в


конечном итоге вызвало упадок промышленности.
Император Павел I (1754-1801), вошедший на престол в ноябре 1796 г.,
своим указом от 19 декабря 1796 г. восстановил Берг-коллегию в тех пра-
вах, которыми она пользовалась до 1775 г., исключая преимущества, даро-
ванные знатным родам Дворянской грамотой и Городовым положением. По
этому указу уральские горные заводы передавались в ведение Берг-колле-
гии, а Экспедиция о государственных расходах при Сенате и Экспедиция
для горных дел при Казенных палатах упразднялись.
Таким образом, Берг-коллегия возобновила свою деятельность. Ее пре-
зидентом был назначен действительный статский советник Андрей Нартов
(1736-1813), выпускник кадетского корпуса, один из основателей Вольно-
го экономического общества. А «наблюдение над Берг-коллегией по части
горных заводов и промыслов» поручили действительному тайному совет-
нику Михаилу Соймонову.
В 1798 г. вместо Андрея Нартова президентом Берг-коллегии был на-
значен Александр Алябьев, умелый администратор, бывший пермский ви-
це-губернатор.
Им была сделана попытка вернуться к вопросу об ухтинской нефти. 2 ав-
густа 1801 г. в Берг-коллегии было рассмотрено «Дело» о найденных коллеж-
ским асессором Петром Сумароковым «блистательных каменьях и нефтяных
приисках». Основанием для этого послужило его письменное обращение, в
котором после возвращения из командировки из Мезенского уезда он писал:
«В разных местах мною найдены знатные нефтяные прииски… из нескольких
вырытых ямок собрали до восьмидесяти пуд, но и с того числа сбережено пять-
десят восемь, которые моим же коштом зимним временем доставлены в город
Мезень, а от толь с позволения управляющего тогда должностью господина
генерал-губернатора его превосходительства Тимофея Ивановича Тутолмина
привезена в Архангельск, где по его приказанию была опробована и найдена
самою действительно достойнейшею… Из тех источников в совершенный ко-
лодцам порядок получать можно до тысячи пуд, а может более».
Однако рассмотрение этого вопроса в Берг-коллегии все же ограничи-
лось заключением президента Берг-коллегии Александра Алябьева, ко-
торый исходил только из экономической оценки объема импорта нефти в
Россию: «Касательно приисков нефтяных на левом берегу реки Ухты хотя
мне по неимению подробных сведений о местных обстоятельствах неиз-
вестно во сколько обойдется нефть добычею и привозом, я думаю прииски
сии выгоды большой не составят… Из ведомости в Коммерц-коллегии со-
чиненной за 1797-й, 1798-й и 1799-й годы, которую я для сообщения сего
предмета истребовал, видно, что нефти в Россию по трехлетней сложности
ввозится ежегодно из чужих земель только по 45-ти пудов 371/2 фунтов на
сто одиннадцать рублей сорок шесть копеек, что составит за каждый пуд по
два рубля пятидесяти девять копеек (хотя при том нефть иностранная бывает
всегда перегнанная и следовательно добротнее собираемой просто из источ-
ников) столь малый привоз оной доказывает малое ее употребление…»

35
Нефть России: п р о ш л о е , н ас т о я щ е е и б у д у щ е е

В тисках откупной системы

С начала XIX века, с которым совпало восхождение на престол импера-


тора Александра I (1777-1825), открылась новая глава истории нефтяной
промышленности России, полная ярких событий, в которых участвовали
многие выдающиеся российские предприниматели, инженеры и ученые.
19 ноября 1801 г. император Александр I издал Указ об образовании
«Главной экспедиции по устроению горного производства в Грузии», ко-
торую и возглавлял известный деятель российского горного дела, граф
Аполлос Мусин-Пушкин (1760-1805). Этот выдающийся деятель XVIII
века, почетный член Петербургской академии, член Лондонского королев-
ского общества, на протяжении ряда лет занимал пост вице-президента
Берг-коллегии. Еще 15 июня 1797 г. он направил в Берг-коллегию свое
«Мнение о заводах», по сути, первую аналитическую записку по состоя-
нию горного дела в России. В ней отмечалось: «Рудный промысел в России
различествует ощутительно от того, который учрежден в землях иностран-
ных. Причины сего различия многочисленны и основываются на климате,
на многолюдии, на политических отношениях хозяйства и торговли госу-
дарственной, да и на самых узаконениях, которыми управляются народы
европейские, имеющие рудокопии».
В ноябре 1801 г. российский император «всемилостивейше разрешил
графу Мусину-Пушкину отправиться по его желанию, в качестве путешес-
твенника, к Кавказским горам для изыскания рудных месторождений». По
результатам той экспедиции были составлены первые минералогические
описания Кавказа и Закавказья, положившие начало широкому освоению
природных ресурсов этого края.
Осенью 1802 года указом императора Александра I были упразднены
коллегии, учрежденные в петровское время, и созданы министерства. На-
чался переход от коллегиального управления горной промышленности к
единоначалию.
Вместо Берг-коллегии в 1807 году был создан Горный департамент,
который сначала являлся структурным подразделением Министерства
Коммерции. Первым директором Горного департамента стал уроженец
уральского региона Гавриил Качка (1740-1812). Под его началом Горный
департамент руководил казенными заводами и промыслами через окруж-
ные горные правления, контролировал деятельность уже существовавших
частных горнозаводских предприятий, отводил земельные участки под но-
вые, выдавал разрешения на проведение разведок полезных ископаемых.
Вначале ведомство состояло из двух подразделений: Горного совета для
подготовки отраслевых законодательных актов и Горной экспедиции, в
компетенцию которой входили исполнительные функции. Управляющий
Горной экспедицией имел обширные полномочия, в то время как Горный
совет был совещательным органом при директоре департамента.

36
Г л а в а I. « Ч е рн о е з о л о т о » Р о с с и й с к о й и м п е р и и

В рамках правительственной реформы подверглась пересмотру и зако-


нодательная база горного дела. В 1804 году начальник пермских заводов
Андрей Дерябин (1770-1820) представил правительству доклад, в котором
предлагал ввести наемный труд на горнопромышленных предприятиях,
восстановить свободу горного промысла, произвести техническую реконс-
трукцию предприятий, улучшить условия труда рабочих. Этот доклад был
рассмотрен специальной комиссией под председательством министра фи-
нансов, графа Алексея Васильева (1742-1807). Было принято решение о
составлении нового горного положения. И хотя не все предложения Де-
рябина вошли в положение, этот документ, утвержденный в 1806 г., стал
одним из самых прогрессивных нормативных актов в России того времени.
Так, в нем предусматривалась замена крепостных крестьян платными ра-
бочими на вспомогательных заводских работах. Положение подтвержда-
ло горную свободу для казенных земель, уделяло внимание нормированию
трудового дня рабочих и совершенствованию горной техники.
В 1810 году Горное ведомство вошло в структуру Министерства финан-
сов и получило новое наименование «Департамент горных и соляных дел»,
а его директором был назначен опытный специалист, оберберггауптман
Андрей Дерябин.
Знаменательным событием начала века стало возвращение Апшерон-
ского полуострова в состав России. Подписанием Гюлистанского трактата
между Россией и Персией (1813 г.) завершилась русско-персидская вой-
на 1803-1813 гг., и по условиям договора территория Бакинского ханства
вновь вошла в состав Российской империи.
В то время на Апшеронском полуострове насчитывалось 116 колодцев
с «черной» нефтью и один с «белой», а всего добывалось около 150 тыс.
пудов нефти в год. Способы добычи нефти в то время были весьма при-
митивны, и местное население извлекало ее из открытых ям и неглубоких
колодцев.
Надо отметить, что к этому времени российский военный гарнизон уже
несколько лет находился в Баку, а нефтяные промыслы сдавались в откуп-
ное содержание различным лицам. И здесь частная инициатива на первых
порах принесла хорошие результаты. Об этом свидетельствует рапорт в
Санкт-Петербург главнокомандующего российскими войсками на Кавказе
генерала Николая Ртищева от 30 июля 1813 г., в котором говорится и о
размере полученного денежного дохода: «сия статья, включительно с дру-
гими весьма неважными, принесла на первый раз откупной суммы в 4 года
чистыми деньгами 450 тыс. рублей на ассигнации без всяких забот и из-
держек со стороны казны… Верным может быть доход для казны от сего
произведения только тогда, когда изобилующая богатством статья будет на
откупе у честных людей… Если же заведения сия будут приняты по непос-
редственное заведывание казны, то, кроме учреждения для сего особого
штата чиновников, так же жалования для них, и содержания рабочих людей
и разъездов, все потребует значительных для казны расходов».

37
Нефть России: п р о ш л о е , н ас т о я щ е е и б у д у щ е е

В 1813 г. согласно архивным источникам, бакинские нефтяные колодцы


были сданы российским правительством в откуп губернскому секретарю
Марку Тарумову.­
Повторный договор на передачу ему нефтяных колодцев на пять лет, с 1
января 1817 г. по 1 января 1821 г., был заключен летом 1816 г.
В рукописи бывшего начальника Уральских горных заводов генера-
ла Аникиты Ярцева (1737-1819) «Российская горная история» (1819 г.)
приводится описание бакинских промыслов: «Около Баку находится неве-
роятное количество горного масла или нефти, ибо за 12 верст от Баку из
нескольких деревень балаханской округи имеется 25 открытых масляных
колодцев, хотя и часто высыхают масляные ключи, для чего и принуждают-
ся закапывать новые колодцы; однако и старые нескоро засыпаются, но с
осторожностью на несколько времени оставляют их отверстыми, поелику
иногда через несколько месяцев обыкновенно нефтяные ключи в них таки
являются. … Излишек отвозится в город Баку, в нем же, хотя и нет особых
запасных магазинов, однако вне города устроены к тому выкопанные 15 ко-
лодцев, до самого твердого гипсового камня, и выкладены они камнем. В
сии то колодцы запасное масло наливается и содержится на то время, пока
оно продавцами не вычерпывается».
По истечении срока договора, 12 января 1821 г. был заключен новый
договор с тем же откупщиком Тарумовым на последующие четыре года
на прежних условиях за ежегодную плату 131 тыс. руб. Его монопольное
право на нефть особо было оговорено в 6 пункте этого договора: «А кто
если изобличен будет, то такого тайного продавца за первый за первый раз
взыскивать тысячу рублей ассигнациями в пользу казны и отбирать все
количество нефти в пользу откупщика, как собственность ему принадле-
жащую, а за другую и третью тайную продажу нефти сверх такого взыска-
ния в пользу казны и откупщика, передать тайных продавцов по законам».
Договор обеспечивал откупщику очень многое: рабочую силу для рытья и
ремонта колодцев, вычерпывания нефти из них и перевозки в амбары, а
также право на поиск новых источников нефти на полуострове. Весьма ин-
тересным являлся пункт договора, в котором Марк Тарумов мог осущест-
влять торговлю нефтью с Персией беспошлинно.
Однако, похоже, что его последующая деятельность не была прибыль-
ной, и после истечения договора с ним уже не нашлось ни одного претен-
дента на новый срок. Поэтому по случаю «неявки желающих взять сии
промыслы вновь в содержание на следующее четырехлетие за прежнюю
откупную сумму», по распоряжению министра финансов, графа Егора Кан-
крина (1774-1845), они поступили с 1 января 1825 г. в «казенное управле-
ние».
В связи с этим, приказом министра финансов были введены две специ-
альные должности «смотрителя при нефтяных источниках и соляных озерах,
в Бакинской провинции находящихся» и его «товарища» из числа «горных
чиновников». В «Описи казенным строениям, находящихся при нефтяных
колодцах и погребах, поступивших в ведомство Грузинской горной экспе-

38
Г л а в а I. « Ч е рн о е з о л о т о » Р о с с и й с к о й и м п е р и и

диции в генваре 1825 г.», составленной в феврале 1825 г. берг-гауптманом


А. Карпинским, приведены точные сведения «о состоянии нефтяных колод-
цев и погребов для хранения нефти; о количестве в них нефти, оставшейся от
г. Тарумова в крепости Баку и в селениях Бинагади, Сураханы и Бейбати».
Всего в 1825 г. насчитывалось 125 нефтяных колодцев, в том числе в
Балаханах имелось 82 колодца «черной» нефти и 12 казенных погребов, в
Бинагади – 5 колодцев «черной» нефти, в Сураханах – 15 колодцев «бе-
лой» нефти, а в самом Баку – только 16 погребов для хранения «черной»
нефти.
Известный естествоиспытатель и путешественник Эдуард Эйхвальд
(1795-1876) посетил Баку в том же 1825 году. В своем сочинении «Пу-
тешествие по Каспию и Кавказу» (Reise auf dem Caspischen Meere und
Caucasus) он подробно описал «вечные огни» и указал на свойства горю-
чего газа в смеси с воздухом и дал описание нефтяных колодцев: «Колодцы
с белой нефтью находятся на С.-З. от дер. Сураханы, приблизительно на
расстоянии 1,5 версты от нее. Для добычи нефти устроены 16 колодцев;
для того, чтобы нефть могла лучше в них собираться, внутри они устроены
широкими, вверху, напротив, узкими – не более фута в диаметре. Они при-
крыты плотно прилегающими покрышками, чтобы нефть не могла испа-
ряться. Во многих колодцах собирается белая нефть с водой, каждый коло-
дец дает неопределенное количество нефти – более летом, менее зимой».
В обстоятельной статье выпускника Горного кадетского корпуса Нико-
лая Воскобойникова «Минералогическое описание полуострова Апшеро-
на, составляющего Бакинское ханство» в «Горном журнале» (1827) впер-
вые была сделана классификация различных видов бакинской нефти, дано
объяснение происхождению так называемой «белой» нефти, составлено
подробное описание нефтяных колодцев и копанок (нефтяных ям – Авт.)
на Апшеронском полуострове, а также существующих способов хранения
нефти и технологии проведения работ по сооружению нефтяных колодцев.
Воскобойников указал: «Черного цвета густоватая нефть находится пре-
имущественно при урочищах Бахче и Шубаны, где скопляется в неболь-
ших ямах, которых глубина бывает от 1/3 до 1 аршина. Также встречается
она близ деревень Балаханы и Бинагары, поблизости нефтяных колодцев.
Нефть сия по худому качеству своему не может употребляться для осве-
щения без значительной примеси зеленоватой нефти; очень загустевшая
употребляется также для смоления судов».
Любопытные сведения приведены им о морском нефтяном промысле
местного жителя Касым-бека, состоящем из двух колодцев: «один из них
находился на расстоянии 9 саженей от берега на глубине ¼ сажени), вто-
рой – в 15 саженях на той же глубине. Деревянные срубы колодцев возвы-
шались над водной поверхностью на ½ сажени».
Проведенный необходимый ремонт колодцев, установление системы
учета добытой нефти и ряд других мер, принятых специалистами Горной
экспедиции, привели к увеличению добычи, и за 1825 г. было добыто уже
свыше 240 тыс. пудов нефти.

39
Нефть России: п р о ш л о е , н ас т о я щ е е и б у д у щ е е

Однако от их годовой деятельности в казну поступило только 76 тыс.


руб. После чего министр финансов граф Егор Канкрин указал: «…опыт ка-
зенного управления промыслами в 1825 г. показал, что прибыль получив-
шаяся с них, далеко не вознаграждает того дохода, который казна получала
в период откупного содержания».
Поэтому, когда нашлись предприниматели, выразившие желание взять
помянутые промыслы в откупное содержание, нефтяные колодцы был сда-
ны им на два четырехлетних срока (1826-1834).
Однако по прошествии восьми лет история повторилась снова: «…по
неявке желающих взять сии промыслы вновь в содержание на следующее
четырехлетие в откупное содержание, они с 1 января 1834 г. поступили в
казенное управление».

«Прожекты» майора Воскобойникова

Следующий знаменательный этап развития нефтяных промыслов на Ап-


шеронском полуострове неразрывно связан с плодотворной деятельностью
талантливого горного инженера Николая Воскобойникова (1803-1861).
С 1 января 1834 года по указу императора Николая I (1796-1855) Гор-
ное ведомство стало военизированной организацией – Корпусом горных
инженеров. Его возглавил сам министр финансов граф Егор Канкрин
(1774-1845). Именно с этого времени в России появилось название «гор-
ный инженер». Кроме этого, была введена должность начальника штаба,
который осуществлял повседневное оперативное руководство ведомством.
Первым начальником штаба Корпуса горных инженеров был назначен ге-
нерал-майор Константин Чевкин (1802-1875).
1 января 1834 г. майор Корпуса горных инженеров Воскобойников был
назначен директором бакинских и ширванских нефтяных и соляных про-
мыслов.
В предписании Горного департамента были определены его обязаннос-
ти: «наблюдение за исправным содержанием нефтяных колодцев, за вы-
черпкой нефти, за доставкой бакинской нефти в Баку, а ширванской – на
ближние берега реки Куры и за продажей нефти в местах, для сего уста-
новленных». С этого дня горный инженер Воскобойников получил возмож-
ность в полной мере начать реализацию своих новаторских замыслов по
развитию и совершенствованию нефтяного дела.
Прежде всего, его внимание было обращено на технологию сооружения
нефтяных колодцев. По существующей в то время процедуре сооружения
нефтяных колодцев сначала отрывалась яма наподобие обращенного кону-
са до самого нефтяного пласта. По бокам ямы делались уступы, при средней
глубине в 4,5 сажени (9,5 м) – не менее семи. Среднее количество земли,
вынутой из такого колодца, было около 331 куб. сажени. Стенки глубоких
колодцев от самого дна до поверхности крепили деревянным срубом и до-
сками. В нижних венцах колодца делали отверстия для притока нефти.

40
Г л а в а I. « Ч е рн о е з о л о т о » Р о с с и й с к о й и м п е р и и

Стремясь к повышению эффективности работ, майор Воскобойников


предложил для обеспечения доступа к нефтяному пласту вместо рытья ямы
большого диаметра на поверхности сооружать шахты. Шахта делилась пе-
регородкой пополам. Над устьем шахты с одной стороны из досок устраива-
лось возвышение в виде трубы, чтобы усилить циркуляцию воздуха в шах-
те. Это предложение позволило значительно уменьшить объем земляных
работ при сооружении нефтяных колодцев.
Серьезной проблемой при эксплуатации нефтяных колодцев было их
засорение. Для очистки колодца в него опускали рабочего на веревке, ко-
торый руками собирал грязь в ведро. Как правило, из-за недостатка возду-
ха рабочий мог находиться там весьма ограниченное время.
В 1835 г. для облегчения работ по чистке и ремонту горный инженер
Воскобойников предложил конструкцию «холщового вентилятора» для
подачи свежего воздуха в нефтяной колодец. Позднее он внедрил в прак-
тику работ усовершенствованное индивидуальное приспособление – «ды-
хательный снаряд, состоящий из искусственного носа и прикрепленной к
нему гибкой трубки». При помощи этого снаряда была успешно произве-
дена очистка узкого и искривленного колодца «Али-Бек», который ранее
никогда не очищался.
Весьма остро на промыслах стояла проблема хранения, приема и отпус-
ка нефти. При нахождении нефти в земляных погребах и открытых нефтя-
ных ямах возникали большие потери вследствие значительного испарения,
от утечки ее через различные неплотности в стенках погребов и ям, а также
расплескивания из ведер при переноске вручную рабочими.
Начальный период работы Николая Воскобойникова можно оценить
в полной мере позитивно, ведь только за два первых года его управления
промыслами (1834-1835 гг.) добыча нефти увеличилась до 352,7 тыс. пудов
против 346,1 тыс. пудов в 1833 г.
В 1836-1837 гг. Николай Воскобойников осуществил по собственному
проекту переустройство всей системы хранения и отпуска нефти в Баку и
Балаханах. Пять нефтяных балаханских погребов общей вместимостью бо-
лее 122 тыс. пудов были соединены каменными наклонными каналами. С
одной стороны было построено здание для приема нефти, вычерпываемой
из колодцев. В нем были сооружены четыре каменных резервуара по 0,4 т,
из которых нефть выпускалась по наклонному каналу в отстойный резер-
вуар. Отстоявшуюся нефть переливали в наклонный канал, по которому
она самотеком поступала в погреба для хранения или к амбару для отпуска
нефти. По длине канала напротив погребов были установлены каменные
резервуары с вставленными в них медными котлами с тремя или четырьмя
отверстиями. При повороте медных котлов нефть через отверстия текла по
ответвлениям канала в погреб или в отпускные резервуары. Каменный на-
клонный канал около помещения для отпуска заканчивался медной трубой,
по которой нефть стекала в медный котел. Этот котел мог поворачиваться и
имел приспособление для стока нефти по шести трубам в деревянные боч-
ки вместимостью 28 пудов.

41
Нефть России: п р о ш л о е , н ас т о я щ е е и б у д у щ е е

Таким же образом каменными наклонными каналами были соединены в


Баку девять погребов общим объемом более 51 тыс. пуд. С одной стороны
этих погребов находилось здание для приема нефти, привезенной с про-
мыслов. В этом строении находились медные резервуары по 28 пуд. каж-
дый и резервуары для отстоя нефти. После отстоя нефть стекала в погреба
для хранения или к строению для оптового и розничного отпуска. Оптовый
отпуск производился из трех резервуаров, а розничный – из одного, обо-
рудованного медными кранами и вмещающего 600 пудов. Переустройство
системы приема, хранения и отпуска нефти позволило значительно снизить
потери нефти и навести порядок в ее учете и хранении. Количество прода-
ваемой нефти значительно увеличилось, так как ее отпуск производился
при любой погоде в специальных помещениях. Так, в декабре 1837 г. в Баку
было продано 30 тыс. пуд. нефти, тогда как до переустройства нефтяного
хозяйства продавалось в месяц около 10 тыс. пуд. Значительно сократи-
лось число рабочих, и облегчился труд по сливу и наливу нефти.
Еще одним «узким местом» на бакинских промыслах было вычерпыва-
ние нефти, которое проводилось кожаными ведрами вручную, а из глубо-
ких колодцев – с помощью конной тяги. Конечно, подобный способ был
малопроизводителен. В 1839 г. в Главном управлении Закавказским краем
обсуждался проект майора Воскобойникова об увеличении добычи нефти
из нефтяных колодцев с помощью насосов. Однако данный проект в силу
того, что еще не было в наличии поршневых устройств достаточной произ-
водительности, принят не был.
Еще одно его новаторское предложение касалось проблемы отправки
добытой нефти морским путем. Для погрузки судов, перевозивших нефть
по Каспийскому морю, директор промыслов Воскобойников предложил
устроить на берегу «пристань на сваях» и провести от бакинских погре-
бов к ней «железную разборную дорогу». Устройство подобного нефтяного
терминала дало бы возможность быстро загружать суда нефтью. Но в Кас-
пийской казенной палате и этот проект был признан «прожектерским» и
отвергнут.
С середины 1834 г. горный инженер Воскобойников начал опыты по пе-
регонке «легкой» сураханской и «тяжелой» балаханской нефти и примене-
нию полученного продукта для освещения. Полученные продукты перегонки
«прозрачная и бесцветная эссенция нефти» и «зеленовато-желтая эссенция
нефти» сгорали без копоти, и «свет ламп был более ярким, чем от свеч».
В конце лета 1834 г. Николай Воскобойников подает рапорт Главноуп-
равляющему в Грузии генералу Г.В. Розену «Об очищении на бакинских и
ширванских промыслах «белой» нефти посредством перегоночного снаря-
да и заготовления для хранения оной железных бочонков». Он подчеркнул:
«Полезно было бы очищать ее через перегонку на месте же, что для казны
весьма мало будет стоить, ибо близ самих колодцев «белой» нефти имеют-
ся естественные огни; выгода же от получения очищенной нефти состоит в
том, что нефть сия может продаваться по высокой цене и притом в боль-
шом количестве».

42
Г л а в а I. « Ч е рн о е з о л о т о » Р о с с и й с к о й и м п е р и и

Рапорт инженер-майора Воскобойникова 14 ноября 1834 г. получает


одобрение со стороны Ученого комитета Корпуса горных инженеров.
Положительное заключение по его предложениям дали академик Гер-
ман Гесс и Департамент мануфактур, постановивший: «1. Предложить хи-
микам заняться разложением нефти как «белой», так и «черной» и опреде-
лением свойств ее, так составных или получаемых из нее частей и сведения
таковые обнародовать. 2. В то же время для ближайшего открытия сбыта
оной испытать: нельзя ли употребить ее для составления лаков на чугун и
железо и вообще на все те потребности, на которые идет скипидар, а также
для получения сажи, входящей в состав типографских чернил, и различест-
вует ли «черная» нефть от смолы, добываемой из земляного угля, наконец,
нельзя ли собирать копоть, происходящую от естественных огней нефти,
которая как красящее вещество могла бы употребляться для кожевенных
заводов».
24 января 1835 г. министр финансов граф Егор Канкрин подписал пред-
писание «директору минеральных промыслов инженер-майору Воско-
бойникову», где указал, что «о заготовлении на бакинских минеральных
промыслах до 1000 пудов очищенной нефти, для отправления оной чрез
Астрахань в Россию… он о действиях своих по сему случаю доносил также
и казенной экспедиции за скорейшим исполнением оного, чтобы иметь со
своей стороны надлежащее наблюдение…».
Интересные подробности о проекте Балаханского завода находятся в
донесении Грузинской казенной экспедиции № 6849 от 10 ноября 1837 г. в
Департамент горных и соляных дел Министерства финансов.
Там же имеется и упоминание о рапорте инженер-майора Воскобойни-
кова № 322 от 12 июня 1837 г., в котором тот сообщает: «1) что он, окончив
занятия по устройству бакинских амбаров, требовавших постоянного пре-
бывания его в Баку, на днях отправляется в деревни Балаханы и Сураханы
для устройства там перегоночных снарядов для получения «белой» нефти
из «черной»; 2) что все необходимые для сего предмета пособия, как-то:
450 листов двухаршинного железа весом 160 пудов 29 фунтов, свинца 4,
нашатыря 4 и олова 8 пудов, астраханским второй гильдии купцом Соло-
довниковым уже к нему Воскобойникову высланы; 3) что по требованию
его бакинский комендант подполковник Лузанов уведомил его о назна-
чении к нему из Грузинского линейного батальона № 8 одного слесаря,
двух кузнецов и двух печников для устройства перегоночных снарядов,
железных бочонков и печей. Причем, присовокупил, что для получения
“белой” нефти из “черной” придуман им новый снаряд, представляющий
все выгоды к сохранению остатков «черной» нефти от изменения ее в ка-
честве. Сверх того, открыты им около деревни Балаханы естественные
огни, которые могут служить к действию нескольких перегонных снаря-
дов, через что значительно сберегутся расходы при перегонке «белой» не-
фти; описание же и чертежи вновь придуманных им перегоночных снарядов
представлены им будут по приведение их в действие в большем виде».

43
Нефть России: п р о ш л о е , н ас т о я щ е е и б у д у щ е е

Подробные сведения о техническом оснащении и оборудовании Бала-


ханского завода содержатся в чертежах и описании этого предприятия,
хранящихся в Российском государственном историческом архиве в Санкт-
Петербурге. Из них видно, что в головном здании завода были установлены
перегонные четырехугольные котлы, изготовленные из кровельного же-
леза. Каждый котел состоял из двух частей. Верхняя часть котла плотно
покрывала нижнюю в виде колпака, к ней присоединялись две трубы для
отвода паров в приемники. Вначале в котел заливалась вода через трубу,
вставленную в отверстие в верхней части котла, затем на поверхность воды
через трубу наливалась нефть. Котлы поддерживались железными балка-
ми и вмуровывались в печь. Трубы проходили через резервуары с охлажда-
ющей водой. Приемник перегнанной нефти представлял собой железный
цилиндр, погруженный в круглый железный чан, наполненный водой. Для
нагревания нефти под котлами сжигался природный газ, который отбирал-
ся из ближайших газовых источников и собирался в особых резервуарах, а
затем по трубам подводился к горелкам.
Кстати, это был первый в России опыт промышленного использования
природного газа. Газовая горелка была сделана из железной трубы с мел-
кими отверстиями наверху. Продукты сгорания по каналу направлялись к
дымовой трубе и на своем пути нагревали медный бак с водой, которая под-
ливалась в котел для предохранения нефти от пригара.
Из легкой сураханской нефти на заводе получалось 83,9% осветитель-
ного дистиллята, 12,5% остатка и 3,6% терялось от испарения. «Тяжелая»
балаханская нефть давала только 10% продукта перегонки и 85% остатка,
а 5% терялось.
Обстоятельства сложились так, что балаханский завод Воскобойникова
действовал весьма непродолжительное время – с ноября 1837 г. по август
1838 г. За девять месяцев на нем было произведено свыше 900 пудов «ос-
ветительного масла», которое было отправлено в Астрахань. Но поскольку
продукт перегонки нефти первоначально не подвергался дальнейшей хими-
ческой обработке (очистке), то при его хранении и транспортировке имею-
щиеся в дистилляте нефтяные кислоты вызывали коррозию стенок железных
бочек, что, в свою очередь, изменяло цвет продукта и значительно ухудшало
горючие свойства. Большие производственные расходы, высокая стоимость
транспортировки готовой продукции привели к тому, что завод оказался убы-
точен. В свою очередь, в многочисленных бедах завода сказалось и отсутс-
твие майора Воскобойникова, который по доносу недоброжелателей был
необоснованно отстранен от своей должности и находился под следствием.
Назначенный Горным департаментом новый руководитель Апшеронски-
ми промыслами устранился от ведения дел по перегонке нефти, и в начале
1839 г. балаханский завод прекратил свое существование. Следует подчер-
кнуть, что несмотря на это, проект не остался бесплодным, а некоторые
технические решения, найденные Николаем Воскобойниковым, оказали
существенное влияние на все последующее развитие нефтеперегонного
производства в России.

44
Г л а в а I. « Ч е рн о е з о л о т о » Р о с с и й с к о й и м п е р и и

О размерах добычи нефти на Апшеронском полуострове в последние


годы первой половины XIX века можно судить по докладной записке, пред-
ставленной в 1842 году Каспийской Палатой Государственных Имуществ
Министерства Государственных Имуществ. Там было указано, что всего на
Апшероне имеется 136 колодцев, из которых ежегодно добывается до 230
тыс. пудов нефти (3,76 тыс. т – Авт.), и эта нефть вывозится в Персию
в больших объемах, чем в Россию.
В последующее время некоторое увеличение числа колодцев повысило
и годовую добычу нефти, которая, впрочем, оставалась на одном уровне,
не превышая 300 тыс. пудов. С небольшими отклонениями этот уровень
удерживался на протяжении 10 лет, затем с 1847 г. началось падение не-
фтедобычи и в 1849 г. было добыто всего 255,5 тыс. пудов нефти.
Стремясь исправить ситуацию, администрация Закавказского региона
предприняла попытку внедрения нового способа добычи нефти посредством
бурения скважин. 30 апреля 1845 г. по распоряжению министра финансов
Федора Вронченко (1780-1854) Каспийская казенная палата выделила
одну тысячу серебром и поручила директору бакинских и ширванских не-
фтяных и соляных промыслов майору Корпуса горных инженеров Алексее-
ву произвести разведочное ручное бурение на нефть в районе Биби-Эйба-
та. Эти работы проводились в течение нескольких лет и, наконец, 14 июля
1848 г. Наместник Кавказа светлейший князь Михаил Воронцов сообщил в
Санкт-Петербург о том, что на Биби-Эйбате пробурена скважина, в кото-
рой имелась нефть. Однако, поскольку приток нефти был небольшим и не
имел промышленного значения, об этой скважине вскоре позабыли.
Подобные слабые производственные и финансовые результаты казен-
ного управления промыслами на Апшеронском полуострове подвигли рус-
ское правительство вернуться к испытанной форме извлечения дохода от
нефтяной промышленности – откупу. 9 июня 1849 г., по инициативе ми-
нистра финансов Федора Вронченко был издан «высочайший указ» об от-
даче нефтяных промыслов вновь на откупное содержание.
С 15 апреля 1850 г. нефтяные промыслы были переданы в откуп трем
предпринимателям: Кукуджанову, Бабаносову и Тер-Гукасову. Они сооб-
ща предприняли ряд мер по увеличению в течение последующих десяти лет
числа колодцев до 218.
Весьма примечательно, что в 1851 году образцы «белой» и «черной» ап-
шеронской нефти по распоряжению Наместника Кавказа светлейшего князя
Михаила Воронцова были направлены в Лондон на Первую Всемирную вы-
ставку, где нашли свое достойное место в экспозиции русского отдела.
И, тем не менее, уже в шестидесятых годах XIX в. явственно выявилась
порочность откупной системы эксплуатации казенных нефтяных земель
как изжившей себя; и необходимость ее отмены вызывалась интересами
как нефтяной промышленности, так и казны, в пользу которой при откуп-
ной системе поступал не соответствующий реалиям низкий доход.
Говоря о необходимости скорейшей отмены откупной системы, великий
русский ученый Дмитрий Менделеев (1834-1907) писал: «Препятствия

45
Нефть России: п р о ш л о е , н ас т о я щ е е и б у д у щ е е

неф­тяному делу, в сущности, лежат в эксплуатации нефтяных источников.


Нефтяные источники Кавказа отдаются откупщикам нефти. Им нет никакого
расчета, имея краткосрочный откуп, заводить большое и хлопотливое дело,
затрачивать капиталы на разведку и пробное бурение, рыть 9 колодцев для
того, чтобы десятым окупить все свои расходы. Может, этот десятый придет-
ся уже на то время, когда настанет срок откупу, или когда откупщик не в со-
стоянии уже будет долго пользоваться плодами своей предприимчивости при
некоторой степени риска, неизбежного в нефтяном деле. Откуп парализует
ход нефтяной разработки, а следовательно, и все нефтяное дело».

На нефтяном оброке

Наряду с функционированием в рамках откупной системы промыслов


на Апшеронском полуострове стали проявляться и признаки зарождения
нефтяного дела и на Северном Кавказе. Еще в начале XVIII века о наличии
нефтяных источников на Северном Кавказе заявил выдающийся русский
географ и картограф Иван Кириллов (1689-1737). Автор первого система-
тического и экономико-географического описания России «Цветущее со-
стояние Всероссийского государства» (1727 г.) сообщал, что «между Шад-
рина и Червленого городков, по другую сторону речки Терека есть колодези
нефтяные, однако ж, на оных промыслу нефтяного не бывает».
В российских архивах сохранились документы, свидетельствующие о сбо-
ре и употреблении нефти казаками и местными жителями нефти из брагун-
ских, червленских колодцев. Так, в описи архива Кизлярского коменданта
значатся два дела: «О доставке нефти на казачьих каюках» (1743 г.) и «Об
отпуске казаков к червленным колодцам для набирания нефти» (1756 г.).
В отчете русского исследователя Степана Воневина от 15 сентября 1768 г.
было отмечено, что им «видены Брагунские горячие и Червленские нефтяные
колодцы, лежащие по край тех хребтов, которые начинаются почти от устья Сун-
жи и склоняются в западную сторону почти параллельно вверх по Тереку…».
В 1770 г. по поручению Санкт-Петербургской академии наук этот реги-
он обследовал адъюнкт Иоанн Гюльденштедт (1745-1781), впоследствии
президент Вольного экономического общества. В своей книге «Путешест-
вие через Россию» (Reisen durch Russland), характеризуя территорию, на-
ходившуюся недалеко от аула Мамакай-Юрт, он писал: «Около 10 верст в
южную сторону от Павловской теплицы бьет... нефтяной ключ из лежащих
насупротив теплицы гор в двух местах, расстоянием на 100 шагов; сия так
называемая нефть есть черное, густое и дикое горное масло, или горная
смола. В первом ключе находится немного оной смолы, а в последних двух
собирают несколько бочек оной ежегодно для мазания колес…»
В начале XIX века эти нефтеносные площади находились в собственнос-
ти князя Турлова, и в 1811 г. Моздокский казачий полк брал эти нефтяные
колодцы в откуп.

46
Г л а в а I. « Ч е рн о е з о л о т о » Р о с с и й с к о й и м п е р и и

Однако после сооружения крепости Грозной (1818 г.) и образования


Кавказского линейного казачьего войска нефтяные источники перешли в
его управление и стали сдаваться в откуп различным предпринимателям.
Сырую нефть применяли вместо дегтя, перегнанную использовали для
очистки одежды, для изготовления непромокаемых тканей, продавали ап-
текам в качестве лекарства.
Начало 20-х годов XIX века связано с весьма примечательным собы-
тием, ставшим важной вехой в истории отечественного нефтяного дела.
В течение более чем двух десятилетий на Северном Кавказе крепостные
крестьяне графини Паниной из села Нижний Ландех Гороховецкого уезда
Владимировской губернии, братья Дубинины – Василий, Герасим и Ма-
кар, осуществляли первичную переработку нефти. Поставленные своей
помещицей на условия выплаты немалого денежного оброка, в поисках ис-
точника средств они прибыли в этот неспокойный регион.
Вначале они занимались мелкой торговлей, а в 1823 г., решив приме-
нить свой опыт в деле смолокурения и производства скипидара, построили в
районе аула Акки-Юрт, недалеко от Моздока, однокубовую нефтеперегон-
ную установку. При ее сооружении была применена принципиальная схема
печи для «выделки пека (вара) и скипидара». В этой установке произво-
дилась первичная перегонка нефти с периодическим циклом с получени-
ем «белой нефти» (неочищенного керосинового дистиллята), который они
предложили в качестве лечебного средства, а также одного из компонентов
осветительного материала для фонарей уличного освещения в Ставрополе
и других населенных пунктах Северного Кавказа.
Сохранилось описание их установки: «Железный куб вмазан сверху
кирпичной печи, в оный куб наливается черная нефть. 40 ведер в один раз.
Медная крышка накрывается на куб по налитии в оный черной нефти. От
крышки проведена сквозь деревянный пересек с водою медная труба с од-
ним оборотом в пересеке. Возле пересека поставлено деревянное ведро
против трубы. При произведении топки внизу кирпичной печи, устроенной
с поддувалом, нефть из куба вытягивается через воду в трубу, в которой
очищается и делается белою нефтью и таковою вытекает трубою же в вед-
ро, коей получается из 40 ведер черной нефти 16 ведер, а в кубе остается
за угаром четырех ведер 20 ведер густой черной нефти...» Для переработки
ими использовалась нефть из колодцев Вознесенского месторождения.
Семейное оброчное предприятие братьев Дубининых действовало более
двадцати лет. Однако, оставаясь крепостными и выплачивая своей поме-
щице большой денежный оброк, они не могли в должной степени развить
свое производство. Да и усилившаяся конкуренция на рынке обострила их
финансовое положение.
17 марта 1844 г. братья Дубинины направили на рассмотрение пяти-
горскому окружному начальнику полковнику Принцу свое прошение. Они
писали: «Мы осмеливаемся объяснить высокому начальству, что желали
распространить нефтяную промышленность и торговлю здесь и в России
более, но не имеем к тому достаточного капитала. А потому всепокорней-

47
Нефть России: п р о ш л о е , н ас т о я щ е е и б у д у щ е е

ше просим в награду двадцатилетия трудов наших и споспешествовании к


развитию внутренней российского производства, нефтяной торговли доз-
волить отпуск нам с казенных источников, находящихся близ крепости
Грозная, в течение пяти лет черной нефти по шестидесяти бочек каждый
год безденежно с дозволением нам свободно вывозить на Кавказе и в Рос-
сии и производить продажу по вольной цене как выделанную «белую», так
и остатки от выварки ее, черную. Если невозможно сделать отпуск нефти
нам безденежно, то выдать нам из казны денежное пособие суммой семь
тысяч рублей серебром».
Так и не дождавшись в течение двух лет положительного решения на
свое «Объяснение», 9 августа 1846 г. они направили новое прошение в
адрес наместника Кавказа генерал-адъютанта Михаила Воронцова: «Си-
ятельнейший князь! В делах промышленных сильное распространение и
особенно деятельность в выделывании собственных отечественных произ-
ведений составляет народное богатство, а народное богатство есть сила го-
сударственная, и примеры убеждают нас, что во всех действиях, какого бы
рода они не были, поощрение или награды придают вдвое силы и духа к но-
вому преодолению великих препятствий, поощрение оживляет утомленные
труды… Мы, Дубинины, более двадцати лет при добывании нефти, среди
беспрестанных опасностей от неприятельских нападений горных народов
непрерывно усердствуем желанию правительства….»
Вскоре от Наместника Кавказа глава семьи Василий Дубинин получил
медаль «За полезное» на Владимировской ленте, но финансовой помощи от
властей братья так и не дождались. А вскоре разбойное нападение на аул Ак-
ки-Юрт одного из отрядов горцев из формирований имама Шамиля подвело
«окончательную черту» под более чем двадцатилетней историей семейного
оброчного предприятия братьев Дубининых.
В своих обращениях к властным структурам Дубинины подчеркивали:
«… открыли своим старанием способ очищения нефти из натурального чер-
ного цвета в белый. Такой способ очищения здесь не был известен до нас
никому, и мы не удержали его в тайне для одной своей выгоды, но споспе-
шествуя общей пользе немедленно открыли всем жителям в городе Моз-
доке, от которого недалеко источники находятся, бескорыстно приучили к
тому и других промышленников….»
И, действительно, их пример нашел распространение на Северном Кав-
казе. В исторической литературе приводятся имена их последователей –
предпринимателей Н. Авдюнина, В. Швецова, купца Сухорукова и других
предпринимателей.
В начале 30-х гг. XIX в. исследователь Рихард Герман (1805-1879),
«объезжая Кавказ для исследования свойств минеральных источников», в
своей работе «Большой пласт асфальта в малой Чечне» писал: «В 10 вер-
стах от крепости возвышается группа холмов, состоящих их маргеля. В
находящемся посреди этих холмов котловане есть нефтяной источник: это
яма, обложенная изнутри деревянным срубом и наполненная водой, содер-
жащая в себе части сернокислой закиси железа, поверх этой воды плава-

48
Г л а в а I. « Ч е рн о е з о л о т о » Р о с с и й с к о й и м п е р и и

ет густая нефть, жидкость эта отделяет беспрерывно углеводородный газ.


Этот источник дает в день 20 ведер нефти, из которой приготовляется в
устроенном близ источника помещении чистое горное масло. Оставшийся
от перегонки асфальт тут же употребляется вместо топлива под аппарата-
ми для перегонки».
Возможно, что это нефтеперегонное предприятие принадлежало То-
вариществу купца 3-й гильдии из Моздока Николая Авдюнина, который в
1833 г. взял на откуп нефтяные колодцы вблизи крепости Грозная на три
года. Впоследствии оно перешло в другие руки. И вот как об этом писал
новый откупщик В. Швецов в своем прошении: «Общая потребность и
высокие цены заставили многих и бывшего откупщика моздокского купца
Авдюнина с компанией изучить добывание нефти по указанному Дубини-
ными способу; потом с поступлением источников в мое управление, я так-
же обратил внимание на эту отрасль промышленности, приобрел тем же
способом «белой» нефти до 1000 пудов и, в надежде извлечь значительные
выгоды, отправил в 1837 г. все изготовленное количество в Москву, но на-
шел уже цены оной от 24 до 27 рублей ассигнациями».

Первый российский асфальтовый завод

Еще одним регионом, давшим определенный импульс развитию нефтя-


ного дела в пореформенной России, стал Крымский полуостров.
В конце XVII века, стремясь обеспечить безопасность южных областей
и добиться выхода к Черному морю, русское государство начало борьбу за
обладание этим стратегическим районом. В ходе русско-турецкой войны
1768-1774 гг. русские войска овладели Крымом, и по договору с ханом
Сахиб-Гиреем (1772 г.) и Кючук-Кайнарджийскому миру (1774 г.) Крым-
ское ханство было объявлено независимым от Турции и переходило под
покровительство Российской империи.
В 1783 г. Крым присоединен к России. 19 февраля 1784 г. императри-
ца Екатерина II подписала указ «Об административном устройстве Тав-
рической области» с центром в г. Симферополе. В 1797-1802 гг. терри-
тория полуострова входила в Новороссийскую губернию.
8 октября 1802 года указом царя Александра I Новороссийская губер-
ния была разделена на три губернии России: Николаевскую, Екатери-
нославскую и Таврическую. Согласно этому указу, «Таврическая губерния
состоит из семи уездов, в числе коих полагаются: Симферопольский или
Акмечетский, Перекопский, бывший Фанагорийский с переименованием
его Тмутараканским по названию, какое в древней России носил остров
Тамань, и с причислением к уезду семи земель войска Черноморского,
Феодосийский (Кефийский) и Евпаторийский (Козловский) и, наконец,
за Перекопом Днепровский и Мелитопольский. Губернским городом сей
губернии назначается Симферополь».

49
Нефть России: п р о ш л о е , н ас т о я щ е е и б у д у щ е е

Первые геологические исследования территории Крымского полу-


острова провел в 1823 г. русский маркшейдер Козин. Среди прочего он
назвал и обозначил основные места поверхностных нефтепроявлений на
полуострове.
Примечательно, что именно здесь имела место и первая успешная
попытка создания первого отечественного асфальтового производства
в России в 1838 году. Своим появлением оно обязано трем деятелям:
новороссийскому генерал-губернатору Михаилу Воронцову, керченско-
му градоначальнику Захару Херхеулидзе и инженер-полковнику Карлу
Бюрно.
Генерал-адъютант Михаил Воронцов (1782-1856) в 1823 г. был на-
значен на пост генерал-губернатора Новороссии и полномочного на-
местника Бессарабии. Его деятельность по развитию промышленности
и сельского хозяйства, благоустройству городов края получила высокую
оценку у современников. Достаточно отметить, что до приезда Воронцо-
ва в Одессу там не было мощенных мостовых и тротуаров. С его именем
связано создание первого отечественного пароходства на Черном море,
первых опытов городского уличного освещения светильным газом. С его
стороны находили поддержку все разумные мероприятия, направленные
на благо Российской империи.
Керченский градоначальник Захар Херхеулидзе (1798-1856) был
также весьма примечательной личностью. 14 января 1833 года по пред-
ложению генерал-губернатора Воронцова он был назначен на долж-
ность Керчь-Еникальского градоначальника и целых 17 лет находился
во главе города. Этот период стал своеобразной «эпохой Херхеулидзе».
В 1830-1840 гг. был доработан генеральный план строительства Керчи,
а также благодаря градоначальнику были реализованы блестящие за-
мыслы городского архитектора Александра Дигби, построившего целый
ряд замечательных сооружений. В этот период окончательно оформился
центр города, архитектурной доминантой которого стала гора Митридат.
Сформировались также многие кварталы города, ряд его площадей: Ба-
зарная, Фонтанная; была спрямлена каналом речка Мелек-Чесме, об-
лицована камнем набережная, на склоне Митридата посажены деревья,
составившие прекрасный бульвар, улучшена система водоснабжения и
сооружены новые фонтаны. В городе также возник ряд промышленных
предприятий.
Неудивительно, что именно у него нашло полную поддержку предложе-
ние инженер-полковника Бюрно по благоустройству улиц города и строи-
тельству первого в стране асфальтового завода.
Француз по национальности, Карл Бюрно (1796-1858) поступил на
службу в русскую армию в 1820 г. в чине подпоручика инженерных войск.
За девять лет службы он вырос до чина инженер-полковника, принимал
участие в русско-турецкой войне 1828-1829 гг., был награжден нескольки-
ми орденами. С 1835 г. по его проекту началось строительство укреплений
«Черноморская береговая линия» на Кавказе. Во время этих работ он по-
сещал Керченский полуостров, где имел возможность осмотреть районы с
поверхностными выходами нефти и природного асфальта.

50
Г л а в а I. « Ч е рн о е з о л о т о » Р о с с и й с к о й и м п е р и и

Весной 1838 г. Карл Бюрно побывал в Париже, где имел возможность


ознакомиться в том числе и с применением асфальта в дорожном строи-
тельстве. Естественно, как руководитель строительства оборонительных
сооружений, он знал цену поставок сейсельского асфальта из Франции в
Россию, и тогда у него возникла идея о создании отечественного асфальто-
вого производства.
Его докладная записка встретила полное понимание у генерал-губерна-
тора Михаила Воронцова, и тот направил горного чиновника, унтер-шихт-
мейстера Кульшина для исследования керченских нефтяных и асфальтовых
месторождений.
Результаты этой экспедиции оказались обнадеживающими, и в августе
1838 г. инженер-полковнику Бюрно было выделено 12 тыс. рублей ассиг-
нациями для строительства асфальтового завода недалеко от «источников
нефти» между Еникале и Еникальским маяком с правами собственности на
него в течение 12 лет.
Строительные работы были осуществлены в достаточно короткий срок.
На заводе был смонтирован один перегонный куб емкостью 50 ведер. В ре-
зультате переработки керченской нефти получали в равных объемах керо-
синовый дистиллят и густой остаток «мальту». На территории завода было
сооружено устройство для перемалывания асфальтовой породы, так называ-
емого «жирняка», который просеивался и вместе с мальтой помещался в два
котла емкостью по 60 ведер каждый. Затем в разогретую асфальтовую мас-
тику добавляли гравий. Полученный в результате процесса асфальтобетон
разливали с помощью ручных ковшей в четырехугольные чугунные формы,
смазанные нефтью. Готовые асфальтобетонные плитки весили около двух
пудов.
В 1839 г. под руководством инженер-полковника Бюрно было успеш-
но произведено асфальтирование ряда улиц и тротуаров Одессы и Керчи.
Удачным решением стало применение асфальтобетонного покрытия для
террас и площадок лестницы, ведущей на гору Митридат.
Работы по дорожному благоустройству существенным образом повлия-
ли на облик городов Причерноморья и получили высокую оценку со сторо-
ны генерал-губернатора Михаила Воронцова и населения края.
В 1843 г. в связи с новым назначением инженер-полковник Карл Бюрно
передал асфальтовый завод в ведение Керченского городского начальства
и покинул полуостров. В 1844 г. ему было присвоено звание генерал-майо-
ра, и он получил назначение на пост инспектора инженерных войск Кав-
казской армии.
Основанный им завод успешно действовал еще почти двенадцать лет,
вплоть до начала Крымской (Восточной) войны. В 1854 г. на нем было про-
изведено около 33 т асфальтобетона. Однако, во время военных действий
он был разрушен артиллерий британских войск, и впоследствии, по ряду
причин, в течение несколько десятилетий не предпринималось никаких ре-
альных попыток к восстановлению асфальтового производства на Керчен-
ском полуострове.

51
Нефть России: п р о ш л о е , н ас т о я щ е е и б у д у щ е е

Американский керосин в России

Откупная система на российских нефтяных промыслах привела к пара-


доксальному явлению: несмотря на наличие в стране огромнейших углево-
дородных запасов, улицы Санкт-Петербурга, Москвы и других городов в
начале 60-х гг. XIX в. освещались фонарями, керосин для которых достав-
лялся из США.
В 1862 г. Петербургская городская дума ввиду существенных финансо-
вых затрат признала существовавшее спиртовое и масляное уличное осве-
щение «невыгодным для города» и объявила конкурс на устройство нового
вида освещения.
Вскоре поступили коммерческие предложения от трех претендентов:
директора «Общества минерального освещения», американского гражда-
нина Ласло Шандора, купца Брегмана и торгового дома «Нобль и К°».
Для производства опытов была создана комиссия из шести Гласных
Думы. Испытания начались 10 января 1863 года. Наблюдение за функци-
онированием новых фонарей продолжалось до 1 мая того же года, и в ре-
зультате Городская Дума приняла решение признать победителем конкурса
Ласло Шандора, объявившего наименьшую цену за установку фонаря –
34 руб. (большого размера) и 29 руб. (малого размера).
Контракт с ним на устройство минерально-масляного освещения был
подписан на два осветительных периода: с 1 августа 1863 года до 1 мая
1865 года. Устройство нового вида освещения не потребовало больших за-
трат: в ведение американского предпринимателя перешли старые тележки
с железными ящиками, лестницы и ручные фонари. Масляные и спиртовые
уличные фонари были переделаны под новые лампы. Вечером 1 августа
1863 года в Санкт-Петербурге уже горело 6000 керосиновых фонарей, а
затем их число достигло уже 7200.
Стремясь не отстать от столицы, осенью 1863 года Московская Го-
родская Дума также объявила торги на устройство уличного керосиново-
го освещения. Подряд на установку 2200 керосиновых фонарей достался
французскому поданному Ф. Боаталю. Уже с 1 мая 1865 года Москва стала
освещаться исключительно керосином. Вскоре количество керосиновых
фонарей было доведено до 9310, в них применяли сначала 5-линейные фи-
тили, а с 1875 г. – 10-линейные.
Появление и широкое распространение нового осветительного матери-
ала – керосина – как в столице, так и других городах России, было обус-
ловлено рядом факторов: он горел более ярким и ровным светом, превос-
ходящим по светосиле конопляное масло и спиртово-скипидарную смесь,
и, главное, имел более низкую цену.
В воспоминаниях современников XIX в. нередко можно найти востор-
женные отзывы по поводу устройства уличного керосинового освещения.
Так, популярный писатель Николай Давыдов (1848-1920) отмечал, что «... осве­
щение новенькими керосиновыми лампами казалось после масляного велико-
лепным; на улицах стало несомненно оживленнее и сама толпа несколько
расцветилась и подобралась».

52
Г л а в а I. « Ч е рн о е з о л о т о » Р о с с и й с к о й и м п е р и и

Показателен пример и организации керосинового освещения одного из


отдаленных провинциальных городов – Петрозаводска. В 1864 г. Петро-
заводская городская дума поручила гласному Жданову найти мастера, спо-
собного переделать 41 масляный фонарь, «чтобы освещать керосином»,
а также привести в порядок «лестницы для зажигания фонарей». Мастер
Попов за 143 рубля выполнил эту работу, и с этого времени керосиновое
освещение стало привычным для горожан.
Кроме коммунального хозяйства керосиновое освещение получило ши-
рокое распространение на железнодорожном и водном транспорте, в раз-
личных культурных и образовательных учреждениях, лечебных заведениях,
на небольших фабриках и в мастерских. Достаточно упомянуть, что в 50-х и
60-х гг. XIX века в России получила широкое развитие и телеграфная связь.
В 1852 г. была проведена телеграфная линия между Петербургом и Орани-
енбаумом, затем – между Петербургом и Москвой. В 1854-1855 гг. пост-
роены линии Москва – Киев – Одесса, Петербург – Ревель – Гельсинг-
форс, а также Ковно-прусская граница. Затем строительство телеграфных
линий продолжилось на Запад и Восток. Для нормальной работы персона-
ла телеграфных станций, работавшего в круглосуточном режиме, требова-
лось качественное освещение, которое давали керосиновые лампы.­
Удачная ценовая и маркетинговая политика «Общества минерального
освещения» и других американских фирм, активная рекламная деятель-
ность и стимулирование спроса, включая бесплатную раздачу жестяных
керосиновых ламп покупателям, привела к быстрой экспансии заокеанско-
го продукта и его доминированию на российском рынке.
Доля американского керосина в структуре общероссийского потреб-
ления вскоре стала весьма значительной, а именно: в 1870 г. – 80,9%, в
1871 г. – 79,5%, в 1872 г. – 79,1%. И не случайно американский консул
в Санкт-Петербурге в своем отчете в начале 70-х гг. упоминал, что можно:
«с полной уверенностью на несколько лет вперед рассчитывать на боль-
шой ежегодный прирост спроса на товар из Соединенных Штатов».
Из этого становится очевидным, что функционирование учреждений
социальной сферы, различных объектов транспорта и связи, городского
коммунального хозяйства, наконец, жизнедеятельность и бытовые условия
населения Российской империи находились в полной зависимости от при-
возного американского керосина.­

Русский «фотонафтиль»

Для нефтяных промыслов Апшеронского полуострова 1859 год был


примечателен двумя событиями. Во-первых, Министерством финансов
был заключен новый откупной договор по нефтяным колодцам с предпри-
нимателем Тер-Гукасовым. А во-вторых, дал первую продукцию нефтепе-
регонный завод Закаспийского торгового товарищества, располагавшийся
в Сураханах недалеко от древнего храма огнепоклонников.

53
Нефть России: п р о ш л о е , н ас т о я щ е е и б у д у щ е е

Основная заслуга в создании Товарищества и завода принадлежала


известному предпринимателю Василию Кокореву (1817-1889). Но в не-
фтяное дело он был вовлечен благодаря настойчивым усилиям дипломата
и правоведа Николая Торнау (1812-1882), сторонника усиления влияния
России в Персии посредством широкого развития экономических связей.
Барон Торнау был известен в России как блестящий знаток Востока, автор
ряда исследований по проблемам исламского законодательства, в том чис-
ле монографии «Мусульманское право» (1866 г.). Впоследствии он стал
сенатором и членом Государственного Совета.
В письме от 30 августа 1857 г. статс-секретаря Владимира Буткова к
Наместнику Кавказа князю Барятинскому можно найти следующие строки:
«… в посылаемых бумагах вы найдете хорошее дело: это учреждение Коко-
ревым компании для торговли с Асрабадом. Мне жаль, что по этому делу
мы не спросили вашего мнения…»
В письме от 16 ноября 1857 г. графа Дмитрия Милютина к Наместнику
Кавказа князю Барятинскому имеется еще одно указание об этом предпри-
ятии: «что касается до Кокоревской компании, то, вероятно, ваше сиятель-
ство получили письмо барона Торнау, извещающее об окончательном уст-
ройстве правления этого товарищества…»
Учредителями Закаспийского торгового товарищества вместе с Васили-
ем Кокоревым и Николаем Торнау также стали: действительный статский
советник Николай Новосельский, купцы Иван Мамонтов и Петр Медын-
цев. Затем присоединился известный московский предприниматель Петр
Губонин (1825-1894).
На первом этапе Товарищество купило 12 десятин земли в Сураханах
вблизи Баку. Первоначальный замысел учредителей состоял в сооруже-
нии завода по производству осветительного материала (фотогена) из кира
(минеральная порода, пропитанная выветрившейся нефтью). Проект этого
завода был представлен профессором Мюнхенского университета, загра-
ничным членом-корреспондентом Петербургской Академии Наук Юсту-
сом Либихом (1803-1873). В Германии было закуплено необходимое обо-
рудование: чугунные реторты, предназначенные для сухой перегонки кира,
и шарообразные котлы емкостью по 100 пудов для вторичной перегонки
дистиллята. Их монтаж проходил под руководством немецкого химика
Э.  Мольдегауэра. Однако технология перегонки кира, который содержал
всего до 20% осветительных масел, обеспечивала выход готового продукта
в весьма незначительных объемах.
Через своего хорошего знакомого академика Михаила Погодина (1800-
1875), преподававшего длительное время в Московском университете, Ва-
силий Кокорев узнал о работах по исследованию органических веществ ма-
гистра «фармации» этого университета Василия (Вильгельма) Эйхлера и в
1860 г. пригласил его на Сураханский завод «для оказания консультаций».
Предложения химика Эйхлера поначалу озадачили Василия Кокорева,
поскольку тот предложил радикальные преобразования, а именно – отка-
заться от кира и перейти непосредственно на переработку сырой нефти,

54
Г л а в а I. « Ч е рн о е з о л о т о » Р о с с и й с к о й и м п е р и и

соответственно изменив технологический процесс и аппаратное оборудо-


вание. Эти предложения требовали вновь значительных финансовых вло-
жений. Во всех новых деловых начинаниях Кокорева всегда присутствова-
ли элементы значительного риска, и Суруханский нефтеперегонный завод
не стал исключением. Вместо немецких чугунных реторт были установлены
17 железных кубов периодического действия, 12 из них емкостью по 300
пудов каждый, а 5 – по 80 пудов. Шарообразные котлы были заменены
цилиндрическими, что обеспечило более равномерный обогрев нефти. В
качестве топлива на заводе стал использоваться природный газ, выходы
которого имелись прямо на территории завода. Впервые в технологический
процесс получения осветительного материала была внедрена его очистка
щелочным раствором. После этих преобразований выход готового продук-
та после перегонки «колодезной балаханской» нефти уже составлял около
25-30% вместо прежних 15%. Из трех пудов сырой нефти уже получался
один пуд осветительного материала, которому дали новое название «фото-
нафтиль» или в поэтичном переводе на русский язык – «свет нефти».
Несмотря на принятые меры, результаты производственной деятельнос-
ти не могли удовлетворить учредителей. Никак не удавалось вывести завод
на уровень рентабельности, а качество осветительного материала все еще
оставляло желать лучшего.
Нужен был новый подход к оценке состояния нефтеперегонного произ-
водства и его перспектив.
На этот раз Василий Кокорев решил обратиться к помощи ученого мира
Санкт-Петербурга, где блистали имена известных химиков Александра
Воскресенского, Николая Зинина, Николая Соколова, Федора Илиша.
Надо отдать должное интуиции Василия Кокорева, он сделал весьма не-
ожиданный шаг, пригласив в Сураханы приват-доцента химии Петербург-
ского университета Дмитрия Менделеева (1834-1907), хотя этот молодой
двадцатидевятилетний ученый и не имел до этого никаких работ в области
исследования нефти. В то же время им уже был написан курс «Органи-
ческая химия» (1861 г.), удостоенный Демидовской премии, а еще за его
плечами было успешное редактирование и перевод «Технической энцикло-
педии по Вагнеру» или, как ее называли современники: «Первая энцикло-
педия по химической технологии».
Вот как написал впоследствии об этом сам великий ученый: «В 1863 г.
В.А. Кокорев пригласил меня, тогда служившего доцентом в Санкт-Петер-
бургском университете, съездить в Баку, осмотреть все дело и решить: как
можно сделать дело выгодным, если нельзя, то закрыть завод… Тогда я, в
1863 г. и был первый раз в Баку. С этого начинается мое знакомство с не-
фтяным делом».
20 августа 1863 г. ученый выехал из Санкт-Петербурга и в начале сен-
тября 1863 г. прибыл в Баку. Всего лишь 20 дней провел Дмитрий Менде-
леев на Апшеронском полуострове, но именно они стали поистине решаю-
щими для дальнейшей судьбы российской нефтяной промышленности.

55
Нефть России: п р о ш л о е , н ас т о я щ е е и б у д у щ е е

Увы, полной картины этих судьбоносных дней пока восстановить не


удалось. Лишь в нескольких поздних трудах великого ученого можно най-
ти отдельные разбросанные упоминания о его работе: о «соответствующих
изменениях» на Сураханском заводе, о рекомендациях в части «прежде
всего, непрерывного ведения перегонки и тщательного производства эма-
лированных бочек» или «…в 1863 г. я рекомендовал г. Кокореву устройство
таких труб, равно как и судов с резервуарами, а также учреждение завода
около Нижнего».
В записных книжках ученого также сохранились отдельные фрагменты
его планов по работе в Сураханах, включая эскизы бурового инструмента.
Однако основные исследовательские работы были направлены на совер-
шенствование технологического процесса перегонки нефти. За три с по-
ловиной недели Менделеев с Эйхлером провели целую серию опытных пе-
регонок, включая вторичные разгонки полученных дистиллятов с отбором
50-ти градусных фракций. Полученные результаты позволили также вне-
сти существенные изменения в конструкцию перегонных кубов и внедрить
в производство проточные холодильники. На этой основе позже появилось
знаменитое научное предсказание Менделеева о возможности глубокой
переработки нефти на «разные продукты».
Весомым научным результатом совместной работы химиков Менделее-
ва и Эйхлера стала отработка технологии очистки осветительного продукта
фотонафтиля. Дело в том, что после первичной перегонки нефти получен-
ный продукт содержал вещества, дающие неприятный запах, кроме того,
коптящее, неустойчивое пламя не могло обеспечить достаточное освеще-
ние. Вначале ученые продолжили опыты по щелочной обработке керосина
с последующим подкислением соляной кислотой для удаления следов ще-
лочи. Затем было проведено изучение действия серной кислоты на дистил-
ляты при тщательном перемешивании. Вскоре удалось получить столь впе-
чатляющие результаты, что даже через десять лет после завершения этих
работ Дмитрий Менделеев писал: «…приемы переработки нефти, употреб-
ленные в прошлом десятилетии на бакинском заводе, очевидно, ни от кого
не заимствованные, могли быть поучительными для многих».
Впоследствии Дмитрий Менделеев весьма лаконично подвел итог своей
работы на Апшеронском полуострове: «часть этих предложений, вместе с
г. Эйхлером, была тотчас осуществлена, что и послужило к тому, что Сура-
ханский завод стал давать доход, несмотря на то, что цены керосина стали
падать».
Среди многих революционных идей Менделеева его предложение о не-
обходимости замены рытья колодцев бурением нефтяных скважин сразу
получило одобрение у Кокорева, здесь, в свою очередь, он опирался и на
собственный опыт в соляном промысле.
К сожалению, планы по внедрению бурения нефтяных скважин на Ап-
шеронском полуострове встретили яростное сопротивление со стороны
нового откупщика промыслов Ивана Мирзоева. 10 ноября 1865 г. в адрес
начальника Главного управления наместника Кавказа поступило письмо от

56
Г л а в а I. « Ч е рн о е з о л о т о » Р о с с и й с к о й и м п е р и и

уполномоченного Мирзоева, который резко возражал против предоставле-


ния «Закаспийскому торговому товариществу» права бурения на 168 деся-
тинах, находящихся между главными источниками, и просил «…Бакинскую
казенную палату восстановить на законном основании нарушенные права,
воспрепятствовать торговому товариществу бурить нефтяные колодцы в
черте откупа».
В 1862 г. Закаспийское торговое товарищество впервые приняло учас-
тие во Всемирной выставке в Лондоне, и фотанафтиль Сураханского заво-
да получил там серебряную медаль за высокое качество.
А в 1865 г. завод принял участие во Всероссийской мануфактурной вы-
ставке в Москве, и на высокое качество его продукции обратили внимание
специалисты и эксперты. В заключении экспертной комиссии о «фотонаф­
тиле» было сказано: «… нельзя не обратить внимания на чистоту последне-
го, он был белого цвета и чище привозного пенсильванского масла, при го-
рении не давал никакого запаха». И вполне заслуженно, что присужденная
жюри фотонафтилю «Закаспийского торгового товарищества» Большая
серебряная медаль стала достойной наградой творческому поиску и иници-
ативе русских ученых и предпринимателей.

На подступах к большой нефти Поволжья

Удаленность Апшеронского полуострова и сложность доставки Бакин-


ской нефти в промышленные регионы страны вынуждали российское пра-
вительство вновь рассматривать вопрос об организации поисков нефти в
центральной части России.
В первой половине XIX в. сведения о наличии нефти и серы на террито-
рии Казанской губернии стали появляться и в местной печати. Так, в издан-
ной в 1829 году обстоятельной работе И. Лангеля «Краткое медико-фи-
зическое и топографическое обозрение Казанской губернии и губернского
города Казани, сочиненное бывшим Казанской Врачебной Управы инспек-
тором и разных ученых Обществ членом Статским Советником и Кавале-
ром И. Лангелем», упоминаются пещеры с серными и нефтяными «цели-
тельными» ключами. В частности, доктор Лангель писал: «Тетюши лежат
на правой стороне Волги, от Казани в 160 верстах. Сей город расположен
на весьма высоком берегу сей реки, по пространству коего в некоторых
местах находятся достойные примечания пещеры, в коих заключаются сер-
ные и нефтяные целительные ключи».
В 1830 г. Департамент горных и соляных дел направил первую экспе-
дицию для разведки полезных ископаемых в Поволжье. Таким образом,
первое в истории специальное геологическое, или, как тогда называли,
геогностическое исследование на территории Поволжья в районе села Сю-
кеева, было осуществлено в тот год геологами Николаем Широкшиным и

57
Нефть России: п р о ш л о е , н ас т о я щ е е и б у д у щ е е

Алексеем Гурьевым. Результаты своих исследований они изложили в ста-


тье «Геогностическое обозрение правого берега р. Волги от г. Самары до г.
Свияжска», опубликованной в «Горном журнале» в 1831 году.
Анализ этой статьи показывает, что геологи подробно исследовали и опи-
сали горные породы, такие как карбонатные, распространенные по правому
берегу Волги, глины, мергели и песчаники, а также Сюкеевские залежи би-
тума, серы и других минеральных образований: «Здесь, в крутом береге Вол-
ги, против села Сюкеева породы обнажаются в следующем порядке: ниже
всех является известняк, иногда бурого цвета, от присутствия в нем нефти и
серы, почему при трении издает сильный запах, сим веществам свойствен-
ный; когда нефть проникает его в большем количестве, то он может гореть.
Из таковых пластов обыкновенно просачивается тонкими струями по трещи-
нам нефть, твердеющая на воздухе и образующая горную смолу».
Далее они высказали предположение об образовании Сюкеевских пе-
щер: «Кремни, известковый шпат и гипс, вымываясь водою, придают из-
вестняку пористый вид, а иногда оставляют по себе большие пустоты, не-
редко наполненный осадками серы и нефти. Может быть и пещеры, в сем
известняке часто встречающиеся, первоначальным образованием своим
обязаны сим же пустотам; своды таковых пещер округлены действием воды,
которая вероятно и расширяла их, вымывая желваки гипса, а может быть
и каменной соли, ибо нам случалось находить зерна оной в выше лежащем
гипсе. Как своды, так и стены пещер, покрыты нефтью, серою или извест-
кового селитрою, образование которой могло также способствовать к рас-
ширению пещер… Дно пещер нередко бывает покрыто водою, ибо Волга в
весеннее время их затопляет; кроме сего они имеют свои небольшие ключи
с нефтью и серою». Они обратили внимание на то, что «нижний слой из-
вестняка, находящийся почти на горизонте летнего стояния воды в Волге,
есть самый богатый таковыми ключами; между тем, как оные почти совер-
шенно изсякли в верхних пластах и оставили по себе затверделую горную
смолу, наполняющую все трещины и пустоты». Геологи также отметили
примитивные способы, используемые местным населением при добыче не-
фти для бытовых и лечебных целей: «Таковая вода, выходя на поверхность
ключами, употребляется как лекарственная для ванн и внутрь. Окружные
жители собирают нефть для собственных надобностей, выкапывая перед
истоком бьющего ключа небольшие углубления; в них накопляется вода с
плавающею на верху нефтью, которая потом снимается».
Через несколько лет Горный департамент направил в Поволжье следу-
ющую экспедицию уже с конкретной целью по разведке битуминозных ис-
копаемых. В  Горном журнале» в 1837 г. был опубликован «Отчет штабс-
капитана Гернгроса 2-го о поисках, произведенных по поручению горного
начальства в Сибирской, Казанской и Оренбургской областях для откры-
тия месторождений асфальта». В этой работе горный инженер Александр
Гернгрос (1813-1904) подробно описал месторождения полезных ископа-
емых в Поволжском регионе. Он привел подробное описание изученных

58
Г л а в а I. « Ч е рн о е з о л о т о » Р о с с и й с к о й и м п е р и и

им территорий, дал их геологическое строение, о природе и почвах, о Жи-


гулевских горах, о Сюкеевокой пещере (в 25 верстах от города Тетюшей),
о месторождениях различных полезных ископаемых в 10 верстах от города
Сызрани, возле деревни Карпары. Следует отметить, что большая часть
его отчета была посвящена природному асфальту. Он описал месторожде-
ния асфальта возле Костичей в Пустыльном овраге, вблизи города Тетюши,
около Печорского села, в деревне Троекуровке, на правом берегу Волги и
при впадении в нее речки Сызранки, возле города Сызрани и т.д. Прямо на
месте он производил минералогические испытания асфальта: «Цвет смолы
с поверхности бурый, в изломе черный, блеск стеклянный, она весьма лег-
ка и хрупка. На огне топится и расплывается, подобно вару, издавая запах
черного сургуча; трудно загорается и скоро гаснет». О продукте другого
месторождения он писал: «По всей массе черный цвет, вместе со смоля-
ным, дегтярному подобным запахом». Штабс-капитан Гернгрос отметил и
любопытный факт использования асфальта местным населением: «Возле
деревни Костичей, где вязкий асфальт встречается больше, чем в других
местах, кузнецы употребляют его для воронения железных изделий, отчего
предохраняет их от ржавчины и придает им более приятный вид». В «Отче-
те» Гернгрос указал и на нахождение ряда месторождений нефти: «Нефть
различной густоты чернобурого цвета замечена возле города Тетюшей и
села Сергиевска, а в 10 верстах от серных вод между Тетюшами и Сюкеев-
ским селом она выступает из скал и напитывает собою меловой рухляк… Но
самое любопытное месторождение нефти находится в пяти верстах от села
Новоякушкино, в 200 саженях от горы, называемой Саржат. В яме, глуби-
ной 3, а шириной 4 фута, вода покрывается с поверхности черной и весьма
липкой нефтью, и хотя ее довольно часто счерпывают, но и в продолжение
нескольких дней, она снова накапливается».
На основе своих наблюдений горный инженер Гернгрос сделал важные
научно-теоретические выводы. В своем «Отчете» он отметил: «Обнаружи-
вающиеся в трещинах мелового рухляка, и всего более в нижних частях его
накипи асфальта рождают мысль, что они в настоящее время образуются
от соединения каким-либо химическим процессом смолистых частиц и что
коренное месторождение его скрыто в каменном черепе Земли». Таким об-
разом, Александр Гернгрос одновременно высказал два очень важных тео-
ретических положения. Во-первых, поволжские месторождения асфальта
являются вторичными, возникшими в результате миграции более жидкого
продукта из глубины Земли в поверхностные слои. Во-вторых, асфальт об-
разуется в результате химических процессов из более жидких смолистых
частей, то есть в результате окисления нефти. Эти положения горного ин-
женера Гернгроса и сейчас совпадают со взглядами современных ученых-
геологов на образование месторождений природного асфальта и нефти.
Однако впечатляющие результаты экспедиции штабс-капитана Гернг-
роса, к сожалению, так и не были востребованными волжскими предпри-
нимателями для развития нефтяного дела.

59
Нефть России: п р о ш л о е , н ас т о я щ е е и б у д у щ е е

А через 18 лет, когда горный инженер Александр Гернгрос был назначен


на высокую должность директора Департамента горных и соляных дел, он
вновь вернулся к вопросу о возобновлении разведки на нефть в Поволж-
ском регионе.
Эта миссия была поручена известным российским геологам – офице-
рам Корпуса горных инженеров Геннадию Романовскому и Павлу Ереме-
еву. Капитан Корпуса горных инженеров Геннадий Романовский (1830-
1906) в течение почти семи сезонов с 1863 по 1868 гг. обстоятельно изучал
места поверхностных нефтепроявлений в Урало-Поволжском регионе, в
районе городов Бугуруслана и Бугульмы между реками Сок и Кинель, а
также лежащие в районе южнее Кинели. Обнаружив выходы нефти у ст.
Нижняя Кармальская в долине р. Шешмы, он сделал следующий вывод:
«Нет никакого сомнения, что лежащие под водою горные породы заключа-
ют трещины, по которым выделяются нефть и газы». У села Сарабикулово
и в деревне Шугурово он нашел нефть, где «отдельные воды с каплями не-
фти без всякого сомнения указывают на присутствие жидкой нефти внутри
слоев». У деревни Старая Семенкина горный инженер Романовский нашел
песчаник до того пропитанный нефтью, что на поверхность песчаных плит,
нагретых солнцем, вытекает «густая смола». Обнаружена нефть им была
и у деревни Камышлы. В этой связи он писал, что «возле г. Тетюши, около
истока р. Черемшана, впадающего в Волгу против г. Сингалени, а равно в
верховьях р. Сока, близ Сергиевских минеральных вод, находятся следы
нефтяных источников». Геннадий Романовский по поводу происхождения
обнаруженных им нефтяных месторождений заявил весьма определенно:
«... горное масло Самарской губернии вытекает из слоев девонской или
нижней каменноугольной почвы». Тем самым он сделал важное открытие,
обусловившее дальнейший характер изысканий в регионе, поскольку им
было установлено, что содержащаяся в отложениях пермского возраста
нефть и служит признаком «богатых подземных его (горного масла) скоп-
лений». Развивая эту мысль, он писал: «Я вполне уверен, что в Самарской
губернии под пермскими песчаниками непременно заключаются бассейны
жидкой нефти... Исход нефти должен начинаться в девонских осадках, сле-
довательно, на глубине менее 100 саженей».
В 1866 г. в экспедиции по изучению нефтеносности Поволжья принял
участие известный геолог – профессор Горного института Павел Еремеев
(1830-1899). В первом номере «Горного журнала» за 1867 г. была опубли-
кована его обширная статья «О занятиях по розысканию месторождений
нефти в Казанской, Симбирской и Самарской губерниях», в которой он
сделал вывод о том, что «несмотря на доказанную важность и повсемес-
тное значение нефтяного песчаника как указателя присутствия нефтяных
источников в пермской почве, вопрос о благонадежности месторождений
нефти в Казанской и Самарской губерниях покуда еще не решен и требует
дальнейших разъяснений».
Данный вывод подвиг горного инженера Геннадия Романовского на
дальнейшие активные действия. Отстаивая свою точку зрения и будучи

60
Г л а в а I. « Ч е рн о е з о л о т о » Р о с с и й с к о й и м п е р и и

сторонником глубокого бурения, он настоял на закладке в Поволжье около


села Батраки глубокой скважины, для бурения которой использовали па-
ровой двигатель. Однако в 1869 г. при бурении уже на глубине около пяти
метров произошла серьезная авария, после чего буровые работы были
приостановлены. К сожалению, несмотря на настойчивые попытки Генна-
дия Романовского, возобновить работы не удалось. Увы, низкий уровень
буровой техники и инструмента помешал ему доказать свою правоту и по-
лучить промышленную волжскую нефть.
Вторичный характер нефти в пермских породах Поволжья признавали в
те годы и другие ученые, в том числе профессор Казанского университета
Александр Штукенберг и профессор Московского университета Алексей
Павлов.
Некоторые нефтепромышленники пытались проверить теоретические вы-
кладки этих ученых-геологов и стали проводить буровые работы на нефть в
Поволжье. Однако эти поиски ни к чему существенному не приводили. Неглу-
бокие скважины обнаруживали лишь признаки нефти, но не выявляли про-
мышленных запасов. Эти неудачи в определенной степени и способствовали
торможению в Урало-Поволжье масштабных поисково-разведочных работ по
выявлению промышленной продуктивности этого региона на нефть.

Перенимая опыт Пенсильвании

Согласно данным Каспийской палаты Министерства государствен-


ных имуществ России, в 1842 г. на Апшеронском полуострове насчиты-
валось 136 колодцев, которые ежегодно давали до 230 тыс. пудов (около
3,8  тыс.  т – Авт.) нефти. Согласно архивным документам видно, что
российское правительство в то время начало серьезно задумываться о низ-
кой эффективности нефтяного дела, а также и о направленности нефтяного
экспорта. Так, министр финансов Михаил Вронченко в докладной записке
от 12 октября 1844 г. указывал: «В восьмилетие с 1836 г. по 1844 г. против
восьмилетия с 1828 г. по 1836 г. вывоз нефти в Персию не уменьшился,
а увеличился на 9139 пудов. Чистый доход казны по сложности трех лет
(1840, 1841 и 1842 г.) простирается ныне до 109 тыс. рублей, последняя же
откупная сумма составила 91 тыс. рублей».
А тем временем, в конце 50-х годов XIX века на роль лидера по добыче
нефти стремительно вышли Северо-Американские Штаты, и если в 1850 г.
в этой стране добывалось всего 2 тыс. баррелей (318 т) нефти, то в кон-
це десятилетия картина кардинально изменилась. 27 августа 1859 г. стало
судьбоносной точкой отсчета истории нефтяной промышленности США.
Именно в этот день в скважине, пробуренной кузнецом Вильямом Смитом,
подрядившимся к предпринимателю, бывшему железнодорожному кондук-
тору Эдвину Дрейку (1819-1880), с глубины 69,5 футов был получен пер-
вый промышленный приток нефти примерно 30 баррелей в день.

61
Нефть России: п р о ш л о е , н ас т о я щ е е и б у д у щ е е

Удача Эдвина Дрейка привлекла многих искателей счастья в штат Пен-


сильвания в долину Ойл-Крик. Лавина пенсильванской нефти, хлынувшая
на внутренний рынок США, способствовала бурному росту нефтепро-
мышленного бизнеса. «Нашим королем отныне должен стать не хлопок, а
нефть», – гласил лозунг нью-йоркской биржи в 1861 году.
В свою очередь, дешевизна американской нефти резко повысила экс-
портные возможности американского керосина. С 1860 г. он появился в
Европе, куда были вывезены первые 33 т, и тогда же начался экспорт ке-
росина в Россию, которая в тот год уже отстала от США по добыче нефти
в 13 раз.
Бурные успехи американской нефтяной промышленности не могли
остаться без пристального внимания в России, следовало разобраться, в
чем причина столь стремительного рывка в развитии отрасли?
Первым российским горным инженером, посетившим нефтяные про-
мыслы США, был подполковник Корпуса горных инженеров Геннадий Ро-
мановский. В 1865 году «по Высочайшему повелению» он был направлен
в десятимесячную командировку за границу для «изучения геологическо-
го характера месторождений нефти, способов их разведки и добычи». Его
путь в Северо-Американские Соединенные Штаты лежал через Европу –
Францию и Великобританию.
В Париже он встретился с известным французским изобретателем Ра-
улем Дестремом. Собранные во Франции сведения о технологии и технике
бурения в дальнейшем помогли ему в работе над новым видом бурового
инструмента. В Великобритании он пробыл непродолжительное время и,
по его воспоминаниям, «не нашел ничего примечательного и значительно-
го» для российского нефтяного дела.
Главной целью зарубежной командировки Геннадия Романовского
стало изучение опыта разработки на нефтяных месторождениях в амери-
канском штате Пенсильвания. Здесь он пробыл почти полгода и воочию
увидел результаты, достигнутые нефтяной отраслью, развивавшейся в ус-
ловиях экономической свободы и здоровой конкуренции, по достоинству
оценил деятельность частных компаний. Чтобы своими глазами увидеть
месторождения «петроля», Геннадий Романовский посетил города Питс-
бург, Гаррисбург, Вилинг, Спрингфилд, Колумбус и ряд других нефтяных
районов. В 1864 г. в США было добыто 2 млн 497,7 тыс. баррелей нефти,
и темпы ее добычи и переработки неуклонно нарастали. В стране работа-
ло 194 нефтеперегонных завода, которые производили 28 млн галлонов
нефтепродуктов. Кстати, в том же году из США в Россию было экспорти-
ровано 347 тыс. галлонов керосина, которым освещались улицы Санкт-
Петербурга.
Романовский лично присутствовал при бурении нефтяных скважин не-
подалеку от городка Паркерсбург. Увиденное произвело на него сильное
впечатление. Вот что записал он в своем путевом дневнике: «При открытии
некоторых источников горного масла в Пенсильвании, оно выбрасывалось
из скважин вместе с грязью и водою, притом иногда с такою силою, что
срывало крыши буровых зданий, имеющих от 50 до 70 футов высоты». Он

62
Г л а в а I. « Ч е рн о е з о л о т о » Р о с с и й с к о й и м п е р и и

также отметил и сильное французское влияние на американскую технику и


технологию бурения, что было особенно заметно в патентах на установку
для ручного вращательного бурения скважин и комплекте буровых инстру-
ментов, полученных американцем Леви Дизброу.
Во время пребывания Романовского в США состоялось знаменательное
событие была построена и пущена в эксплуатацию первая в мире «трубная
линия» (нефтепровод) длиной 5 миль и диаметром трубы 2 дюйма.
Результаты своей командировки Геннадий Романовский подробно из-
ложил в «Рапорте Горному департаменту подполковника Романовского о
буровых работах в Европе и об осветительных материалах», где было под-
робно проанализировано состояние дел в разведке, добыче и переработ-
ке горного масла – нефти, которое «в Соединенных Штатах доставляет
значительные ежегодные доходы как правительству, так и частным лицам».
Он также обратил внимание, что в США открытие и разработка в промыш-
ленных масштабах естественных источников горного масла, в отличие от
России, ведется достаточно давно: в силу «удобства и дешевизны добычи
этого светильного вещества». В Северной Америке «петроль или сырое
горное масло, делится на два рода: тяжелый – смазочный и легкий – све-
тильный».
Стремясь довести результаты своей командировки до внимания рос-
сийских горных инженеров, Геннадий Романовский публикует в «Горном
журнале» статью «О горном масле вообще и о Северо-Американском
петроле в особенности» (1866 г.), где высказал и аргументировал точку
зрения о необходимости увеличить добычу и употребление горного масла
в России, хотя «оно вообще как топливо не очень распространилось и
не применено к нагреванию котлов на пароходах и паровозах». По его
мнению, геологические исследования горного инженера Фон-Кошкуля,
генерал-лейтенанта Гельмерсена и академика Абиха доказывали наличие
обширных неразработанных месторождений горного масла на Кавказе,
на Апшеронском Полуострове, в Закубанской области, на Таманском по-
луострове и близ Керчи. Поэтому в этом деле требовалось решительное
участие государства.
Вместе «с представлением отчета об осмотре месторождений петроля
в Северной Америке» подполковник Романовский указал также на меры,
которые могли бы быть признаны необходимыми для развития в России
«петрольной промышленности» и «способы разведки на горное масло».
Основываясь на опыте, полученном в командировке в США, он считал не-
обходимым: запретить сдачу земель в аренду зарубежным компаниям, же-
лавшим добывать горное масло в России, и «не допускать монополии при
добыче масла русскими подданными». По его мнению, разведку и добычу
горного масла первое время должно было вести государство. И лишь «при
этих условиях промышленность в России может быстро развиться и при-
несет выгоду как правительству, так и народонаселению». Основываясь на
глубоком анализе всего увиденного и понятого им во время командиров-

63
Нефть России: п р о ш л о е , н ас т о я щ е е и б у д у щ е е

ки, Геннадий Романовский описал состояние нефтяной промышленности


США, обозначив направления практического использования американско-
го опыта для дальнейшего развития геологии нефти и совершенствования
буровой техники в России.

Нефть в казачьем круге

Истории было угодно распорядиться так, чтобы одно из самых знаме-


нательных событий в хронике российского нефтяного дела XIX века про-
изошло на древней земле, территории бывшего русского княжества Тму-
таракань.
Три последующих десятилетия после завершения русско-турецкой вой-
ны 1768-1774 гг. Российская империя решительно обустраивала и укреп-
ляла свои новые южные границы. Вскоре наступило и то долгожданное
время, когда русские люди вернулись на Таманский полуостров, террито-
рию легендарного форпоста Древней Руси XII века.
16 января 1792 года Главнокомандующий войсками на Кавказе и по Кубани
генерал-аншеф Иван Гудович (1741-1820) представил императрице Екатери-
не II проект устройства Кавказской линии, предусматривающий строительство
новых крепостей и поселений по границе, от Екатериноградской станицы на
реке Малке до реки Кубани и по Кубани до устья Лабы, казачьих станиц. Он
подчеркнул: «Спокойнее был бы сей край, ежели бы вся граница по Кубани
была бы занята такими же казачьими войсками, как и по Тереку …»
30 июня 1792 года императрица Екатерина II подписала «Высочайшую
грамоту жалованную Черноморскому казачьему войску», в которой гово-
рилось: «Усердная и ревностная Войска Черноморского нам служба, до-
казанная... подвигами на суше и водах, нерушимая верность... приобрели
особливое наше внимание и милость. Мы потому, желая воздать заслугам
Войска Черноморского утверждением всегдашнего его благосостояния...
пожаловали оному в вечное владение состоящий в области Таврический
остров Фанагория со всей землею, лежащей по правую сторону реки Ку-
бань от устья ее, к Усть-Лабинскому редуту, так чтобы с одной стороны р.
Кубань, а с другой Азрвское море до Ейского городка служили границей
войсковой земли…»
Первый отряд строевых казаков под командованием полковника Саввы
Белого прибыл в Тамань 25 августа 1792 г. на гребных судах. За ними пос-
ледовали новые партии черноморских казаков. Кошевой атаман Захарий
Чепега с войсковым штабом, с обозом, с тремя конными и двумя пеши-
ми пятисотенными полками, обогнув Азовское море, прибыл 23 октября
1792 г. в Ханский городок (ныне город Ейск).
В 1794 г. на Кубань стали переселятся и донские казаки, основавшие
шесть своих куренных селений. На заселенной казаками территории в том
же году было образовано пять казачьих округов.
С 1792 года Черноморское казачье войско начинает вести добычу не-
фти, причем не только для собственных нужд. Настоятельная потребность

64
Г л а в а I. « Ч е рн о е з о л о т о » Р о с с и й с к о й и м п е р и и

в поставках нефти возникла и у Черноморского флота, созданного из ко-


раблей и судов Азовской флотилии. В 1793 г. командующий флотом адми-
рал Николай Мордвинов (1754-1845) писал казачьему полковнику Савве
Белому: «Для флота севастопольского нужна нефть и как по большей части
изобилует оной остров Тамань, то и приказал я находящемуся в Керчи гос-
подину капитану Масу отправить туда нужное число рабочих для собирания
и доставления ее до Керчи. Вас прошу позволить тем сея работы…»
В октябре 1832 г. было образовано Кавказское линейное казачье войс-
ко, которое 19 ноября 1860 г. было разделено на Кубанское казачье войско
и Терское казачье войско с образованием административно-территориаль-
ных субъектов Кубанской и Терской областей.
В состав Кубанской области вошли земли правобережья Кубани, засе-
ленные казаками, и Закубанье с издавна проживавшими здесь горскими
народами, в том числе и адыгами. Отмена в Российской империи в 1861
году крепостного права и окончание военных действий на Северном Кав-
казе открыли широкие возможности для заселения этой территории пере-
селенцами из других губерний России. Тысячи раскрепощенных крестьян
из южных губерний европейской России устремились на Кубань в поисках
свободных земель и работы. Буквально за короткое время Кубанская об-
ласть вошла в число регионов со значительными темпами роста по основ-
ным экономическим показателям. Важную роль в этом деле сыграло ста-
новление и развитие кубанских нефтяных промыслов.
В начале 30-х годов XIX века первое геологическое исследование тер-
ритории Кубани осуществили специалисты Грузинской горной экспедиции
Николай Воскобойников и Алексей Гурьев. Их совместная научная работа
была помещена в «Горном журнале» за 1832 г. (Часть 1) под названием
«Геогностическое описание полуострова Тамани, принадлежащего земле
Войска Черноморского». Ими было проведено изучение геологического
строения полуострова, впервые установлен возраст пород, составляю-
щих Таманский полуостров и относящихся к третичной системе, сделано
описание всех нефтяных источников полуострова и приведены сведения
об извержениях грязевых вулканов в 1794, 1799, 1814 и 1822 гг. Геологи
сделали вывод о том, что «первоначальную причину как Бакинских, так и
Таманских вулканов составляют нефтяные месторождения».
Кроме этого, здесь впервые были приведены сведения о существовании
в 1824 г. первого нефтеперегонного «завода» на Таманском полуостро-
ве, принадлежащего купцу Леденеву. Предприятие действовало в течение
нескольких лет, готовый продукт – «белая нефть» – продавался даже в
Харькове. Сырая нефть добывалась в колодцах на Капустиной балке воз-
ле станицы Выше-Стебловской. За одно ведро нефти предприниматель
выплачивал казачьему войску 30 копеек серебром. По отчетам видно, что
только в 1827 г. он «собрал 120 ведер нефти».
Обнадеживающие результаты первых региональных исследований гео-
логами Грузинской горной экспедиции все же привели к некоторому изме-
нению положения дел. На Кубани были сделаны первые шаги по упорядо-

65
Нефть России: п р о ш л о е , н ас т о я щ е е и б у д у щ е е

чению нефтяного дела. В 1829 г. в Черноморском казачьем войске была


введена специальная должность смотрителя нефтяных колодцев.
Далее по инициативе атамана Черноморского казачьего войска, гене-
рал-майора Николая Завадовского, стали осуществляться целенаправлен-
ные мероприятия по обустройству нефтяных промыслов. В июне-августе
1833 г. с помощью двух бакинских мастеров по устройству нефтяных ко-
лодцев было проведено обследование обширной территории промыслов,
на которых имелось 195 колодцев, находящихся в различном состоянии.
По оценке этих специалистов в 12 колодцах нефть была «белая», в ос-
тальных – черная. Глубина обследованных колодцев составляла от 5 до 9
аршин, а «наверху колодец был в три четверти аршина, затем расширялся
в поперечине и на дне достигал полутора аршина». Кроме того, мастера-
ми были устроены 5 новых колодцев, даны конкретные рекомендации по
дальнейшему развитию промыслов, проведено обучение рабочих технике
сооружения колодцев. Реализация этих предписаний позволила несколько
повысить уровень нефтедобычи.
Летом 1835 году Грузинская горная экспедиция направила обер-гиттен-
фервалтера Фолледорфа на Кубань. В ходе двухмесячной командировки он
провел обстоятельное изучение Тамани, обобщив результаты в своем отче-
те «Описание таманских нефтяных промыслов» от 14 января 1836 г.
Автор отчета разделил добываемую на Таманском полуострове нефть на
три вида: «зеленоватую густую, зеленоватую жидковатую и зеленоватую,
жидкостию воде подобной…». Наряду с вычерпыванием нефти из колодцев,
обер-гиттенфервалтер Фолледорф приводит описание извлечения «зеле-
новатой густой» нефти из нефтеносного песка, который добывают с глу-
бины 15 метров. В тот год на таманских промыслах было добыто всего 659
ведер нефти.
В его отчете содержится еще один важный факт – в середине 30-х гг. XIX
века кубанскими нефтяниками при поисковых работах применялось ручное
бурение. Об этом ясно свидетельствуют строки отчета: «Когда предполага-
ют выкопать в новом месте колодец, то сначала пробуют буравом (называют
щуп) землю, вдавливая оной… Когда хотят вскрыть при пробе присутствие
нефти, то вливают в буровую скважину более воды и чаще вынимают оный,
от чего сделается жидкая грязь и нефть уже не пристает к бураву… Присутс-
твие нефти узнают также потому, когда буравом дойдут до слоя содержащего
нефть, то оный вдавливается гораздо легче…».
Поездка на Кубань обер-гиттенфервалтера Фолледорфа принесла еще
один примечательный результат – в феврале 1836 г. появилось первое
техническое руководство в отечественном нефтяном деле – «Правила для
руководствования при копании нефтяных колодцев» с приложением необ-
ходимых чертежей. Автор произвел систематизацию известных в то время
способов сооружения нефтяных колодцев, предложил оптимальную конс-
трукцию, указал необходимые меры по их эксплуатации, включая первич-
ные меры по безопасности труда рабочих.

66
Г л а в а I. « Ч е рн о е з о л о т о » Р о с с и й с к о й и м п е р и и

Необходимость в повышении объемов добычи нефти была вызвана и


расширением сферы ее применения. Вот как об этом говорится в письме
Главноуправляющего гражданской частью на Кавказе (август 1839 г.) в ад-
рес министра финансов графа Егора Канкрина: «Черная жидкая нефть осо-
бенно рекомендует себя как отличное средство для напитывания строевого
леса, на постройку подводных частей употребляемого, так что может за-
менить естественное высушивание леса и увеличить прочность мореходных
судов. Последнее обстоятельство равно введение черной нефти для освеще-
ния маяков на Каспийском и Черном морях, заслуживает всякого внимания
правительства, особенно в отношении постройки судов, для чего нужный лес
можно заготовлять скорее, и как свойство нефти предохраняет от скорого
гниения, то это принесет значительную выгоду, и в особенности для Черно-
морского флота, имеющего свою нефть, вероятно, такого же свойства, на
полуострове Тамани. Введение белой нефти вместо скипидара, а черной гус-
той вместо дегтя представляет важную пользу сбережения лесов».
Эта позиция нашла понимание в правительстве и 1 июля 1842 г. пос-
ледовало «высочайшее» утверждение «Положения о черноморском каза-
чьем войске», где имелась особая глава «О добывании нефти и продаже
оной». В соответствии с директивными положениями, вся добытая нефть
на Кубани должна поступать в войсковые магазины для продажи по цене,
утвержденной командующим Кавказской линией. Руководство нефтяными
промыслами осуществлял чиновник горного ведомства. В его подчинении
находилась казачья сотня, командир которой занимал должность смотри-
теля нефтяных колодцев. Казакам сверх бесплатного провианта выплачи-
валось за ведро колодезной нефти по 10 коп. серебром. Горный чиновник
и смотритель нефтяных колодцев были подотчетны правлению Черномор-
ского казачьего войска, которое, в свою очередь, раз в год представляло
отчет по нефти Департаменту военных поселений военного министерства.
Тем не менее, существенного роста нефтедобычи так и не удалось до-
стигнуть. Это наглядно подтверждают и показатели, приведенные в «Ве-
домости о приходе и расходе нефти, добытой на войсковых нефтяных заве-
дениях в течение 10 лет и об издержках на то, от войска употребляемых за
1835-1844 годы», подготовленной правлением Черноморского казачьего
войска. Всего за тот период было добыто 12 тыс. 539 ведер черной нефти и
1 тыс. 432 ведра «белой нефти».
Неудовлетворительные результаты работы кубанских нефтяных про-
мыслов не остались без внимания правительства. Вскоре капитан Корпуса
горных инженеров Анисимов прибыл на Кубань и произвел обстоятельное
изучение состояния таманских промыслов с «обильными признаками не-
фтяных месторождений», что нашло отражение в его «Записке об осмотре
нефтяных заведений» (апрель 1845 г.). Он считал возможным довести до-
бычу нефти до 3 тыс. ведер в год при проведении срочного ремонта сущес-
твующих колодцев, развертывании разведочных работ с помощью ручного
бурения поисковых скважин «орудием, известным под именем разведочно-
го бура» и сооружением 50 новых колодцев.

67
Нефть России: п р о ш л о е , н ас т о я щ е е и б у д у щ е е

Однако наказной атаман генерал-майор Рашпиль и правление казачьего


войска придерживались иного мнения, ввиду «малого дохода… и для облегче-
ния внутренней службы казаков все нефтяные колодцы надо отдать в откуп».
В декабре 1846 г. Войсковым правлением Черноморского казачьего
войска был подписан договор на четыре года с нахичеванским мещанином
Егором Черкасовым за ежегодную плату 380 руб. серебром о монопольной
разработке им нефтяных источников на войсковых землях, а также сбыте,
вывозе и ввозе нефти.
В 1848 г. в Черноморском казачьем войске была восстановлена долж-
ность горного инженера на нефтяных промыслах. Ее занял сотник Гавриил
Литевский, попытавшийся внедрить в производство некоторые новые при-
емы эксплуатации нефтяных колодцев.
В 1853 г. добыча нефти на Кубани фактически прекращена в связи с
началом Крымской войны и была возобновлена только после окончания
военных действий. Однако за длительный срок бездействия большинство
колодцев вышло из строя.

Нефтяное дело полковника Новосильцева

В начале 1863 г. Войсковое правление Кубанского казачьего войска за-


ключило откупной договор на эксплуатацию таманских нефтяных источни-
ков с керченским купцом Киблером на три года за ежегодную уплату войску
135 рублей.
В июле того же года Франц Киблер переуступил свои откупные пра-
ва гвардии полковнику Ардалиону Новосильцеву (1816-1878). После оз-
накомления с положением дел А.Н. Новосильцев обратился в Войсковое
правление с предложением продлить срок договора до 1872 г. при моно-
польном праве добычи нефти на территории Таманского полуострова с
одновременным увеличением откупной платы с 135 до 270 рублей в год.
Предложение полковника Новосильцева было принято, и такой договор
был заключен до 1 мая 1872 г.
Затем Ардалион Новосильцев обратился в Войсковое правление с
предложением предоставить ему ряд земель Кубанского казачьего войска,
лежащих за рекой Кубань в пределах Натухаевского округа, заявляя, что
«при его способе разработки нефти и при устройстве фабрик, заводов для
делания свечей, красок, мыла и тому подобных необходимых вещей для хо-
зяйства, беднейший из жителей будет иметь возможность пользоваться и
приобретать необходимое для домашнего обихода, а впоследствии доста-
вить заселенному краю выгодный источник дохода».
Эта предложение было вновь принято, и по второму договору до мая
1872 г. полковник Новосильцев при ежегодной плате по 200 руб. серебром
получил монопольные права на эту территорию. Кроме того, он обязал-

68
Г л а в а I. « Ч е рн о е з о л о т о » Р о с с и й с к о й и м п е р и и

ся ежегодно отпускать на нужды войска 500 ведер, а казачьим семьям –


4  тыс. ведер. После истечения договора все возведенные им сооружения
и строения переходили в собственность войска. И наконец, по третьему
договору Ардалион Новосильцев получил право разработки до мая 1872 г.
нефтеносных площадей в районах расположения Абинского и Псекупско-
го казачьих полков на берегах речек Чибий, Супс и Иль. Таким образом,
полковник Новосильцев получил в откуп нефтеносные земли на большой
территории от берегов Черного и Азовского морей до меридиана города
Екатеринодара.
Естественно, проведение работ на такой площади потребовало при-
нципиально нового подхода к организации дела. Из отчета, впоследствии на-
писанного горным инженером Геннадием Романовским, следует, что на этих
промыслах использовалась передвижная паровая машина, так называемый
локомобиль мощностью 7,4 л.с. Первые скважины полковника Новосильцева
были заложены в 1864 г. в местах поверхностного нефтепроявления сначала
под Анапой, затем у станицы Старо-Титаровской и у поселка Фонтановско-
го. Буровые работы проводила специально приглашенная из США бригада
американских специалистов во главе с мастером Г. Клеем.
Впервые в России разведка на нефть началась буровыми скважинами
с использованием механического ударного бурения и с креплением стенок
скважин металлическими обсадными трубами. Однако эти попытки раз-
ведочного бурения традиционным американским методом – «дикая кош-
ка», оказались крайне неудачными все три скважины оказались «сухими»,
кроме того, чрезмерные амбиции заокеанских специалистов и их попытка
диктовать неприемлемые условия закономерно привели Ардалиона Ново-
сильцева к решению разорвать с ними деловые отношения.­
По рекомендации горного инженера Фридриха Кокшуля, полковник Но-
восильцев принял решение о сосредоточении разведочных работ в районе
притоков Кубани – рек Кудако, Псиф и Псебепс. А по совету генерал-лей-
тенанта Григория Гельмерсена, директора Санкт-Петербургского Горного
института, он принял на работу российских специалистов: механика Влади-
мира Петерса, зарекомендовавшего себя опытным бурильщиком артези-
анских колодцев, и Карла Сикорского, имевшего квалификацию опытного
слесаря.
В августе 1865 г. началось бурение пяти скважин на левом берегу реки
Кудако, в 42 км от Анапы. И когда при достижении глубины 40 футов по-
явились притоки нефти, буровые работы были продолжены с еще боль-
шей интенсивностью. Наконец, 3 февраля (15 февраля по новому стилю)
1866  г. из скважины № 1 с глубины 123,5 футов (37,6 м) ударил первый в
России нефтяной фонтан.
Вот как об этом свидетельствуют строки архивного документа, «доне-
сения командиру Адагумского полка» от 5 февраля 1866 г.: «В дополнение
донесения моего от 18 ноября за № 14 на отзыв ваш от 5 ноября за № 6246
сим уведомляю, что в последнюю поездку мою на урочище Кудако, после
неимоверных усилий, 3-го сего февраля пробит был камень, и с необыкно-

69
Нефть России: п р о ш л о е , н ас т о я щ е е и б у д у щ е е

венным шумом открылась сильная струя чистой нефти, дающая без помо-
щи локомобиля и пособий рабочих посредством одних только труб от 1500
до 2000 ведер в каждые двадцать четыре часа, довожу об этом до сведения
вашего для донесения кому следует. Владимир Петерс».
Нефтяной фонтан из скважины № 1 не прекращался в течение 24 суток,
затем приток нефти значительно ослабел, но 14 апреля при достижении
глубины 242 фута (73,8 м) был получен еще более мощный фонтан нефти,
который бил в течение 28 суток. Кудакинская нефть имела несколько не-
обычный зеленоватый цвет и резкий серный запах. По подсчетам горного
инженера Фридриха Кокшуля, эта первая фонтанирующая скважина про-
мысла на р. Кудако дала около 100 тыс. пудов нефти.
Летом 1868 г. нефтяной промысел первый раз посетил авторитетный
российский геолог, горный инженер Геннадий Романовский. Им было сде-
лано очень подробное описание, выполнена общая планировка, дана тех-
нико-экономическая оценка и представлены конкретные рекомендации по
проведению дальнейших работ. Его отчет о положении дел на Кудакинском
промысле был опубликован в «Горном журнале». В завершении отчета он
отметил: «Говоря о начале развития и учреждения нефтяного дела в Ку-
банской области, нельзя не указать на заслуги полковника Новосильцева,
опередившего своей энергией и трудами многих».
Кубанская нефть стала весомой прибавкой к выходу России на новые
рубежи в нефтедобыче. Если в 1865 г. в России было добыто всего 556 тыс.
893 пуда нефти, то в 1870 г. уровень добычи вырос более чем в три раза
и составил 1 млн 704 тыс. 455 пуда нефти. В том году кубанские промыс-
лы полковника Новосильцева дали 240 тыс. 155 пудов или 14% от общего
объема российской добычи нефти.
Грандиозный нефтяной фонтан на Кубани в долине реки Кудако и после-
дующая активная деятельность Ардалиона Новосильцева получили широ-
кое освещение в российской прессе, во многих газетных публикациях его
называли даже «русским нефтяным Крезом». В 1870 г. Геннадий Романов-
ский писал: «На заводе везде порядок, чистота и деятельность».
Для переработки добываемой нефти полковник Новосильцев на терри-
тории старой крепости Фаногория на берегу Керченского пролива в 1869 г.
построил самый крупный для того времени нефтеперегонный завод мощ-
ностью до 800 тыс. ведер керосина в год. Оборудование завода было изго-
товлено в г. Глазго (Великобритания) по последнему слову техники того вре-
мени. На заводе имелось 20 стальных перегонных кубов для нефти каждый
объемом 1500 ведер. Около кубов были установлены системы охлаждения
со спиральными трубами диаметром 7 дюймов. Сырая нефть закачивалась
насосами в два резервуара, находящихся на башнях. В  них производился
ее отстой. Затем она самотеком поступала в перегонные кубы. После пе-
регонки нефтепродукты направлялись в разделительное помещение, где
производилась сортировка готовой продукции по удельному весу и распре-
деление в соответствующие подземные резервуары, из которых перекачи-
валась в очистительные аппараты. Мешалки в очистительных аппаратах

70
Г л а в а I. « Ч е рн о е з о л о т о » Р о с с и й с к о й и м п е р и и

приводились в действие паровой машиной мощностью 40 л.с. Посетивший


в 1876 г. завод профессор Петербургского Горного института Конон Лисен-
ко в статье в журнале «Записки Императорского Русского технического
общества» отмечал: «Расположенный на берегу пролива, соединяющего
два моря, омывающих берега Южной России, и в соседстве с кубанскими
нефтяными месторождениями, Фанагорийский завод г-на Новосильцева в
отношении выгодности промышленных условий не имеет себе подобных.
Но он отличается от всех виденных заводов, кроме того: 1) системой пере-
гонки, 2) особым расположением отдельных частей завода, 3) изяществом
и доброкачественностью отделки всех отдельных приборов... Мне кажется,
что в некоторых отношениях он мог бы служить образцом для заводов ок-
рестностей Баку».
Совершенство технологического процесса на Фанагорийском заводе
отмечал и известный специалист, инженер-технолог Александр Летний:
«Нефть, добываемая на Северо-Западном Кавказе, перерабатывалась за-
водом г. Новосильцева в Тамани. Завод этот вел в свое время перегонку
перегретым паром и добывал нефтяной эфир, легкое и тяжелое ламповые
масла». В 1871 г. на заводе было выработано 5 тыс. 100 пудов «петроле-
ума» (тяжелого керосина), 5 тыс. 265 пудов фотогена, 2 тыс. 690 пудов
лигроина, 30 пудов газолина. От продажи нефтепродуктов было выручено
44 тыс. 72 рубля.
На Всероссийской мануфактурной выставке в Санкт-Петербурге в
1870  г. полковник Новосильцев первый и единственный раз представил
результаты своего труда для обозрения широкой публике. В каталоге этой
выставки было приведено краткое описание его завода: «Завод для пере-
гонки нефти основан в 1868 г. Перегонка производится посредством пере-
гретого пара в 20 кубах, вместимостью по 1500 ведер, каждый, мешатель-
ные аппараты и насосы приводятся в движение паровой машиною в 40 сил,
для подъема воды используется особая паровая машина в 10 сил. Рабочих
– до 60 человек». В его экспозиции были представлены: «нефть и деготь,
минеральное масло, фотоген, петролеум, лигроин, газолин, тяжелое мас-
ло, мазь экипажная, масло смазочное».
Завершение 1870 г. было ознаменовано еще одним тяжелым ударом для
Ардалиона Новосильцева. 27 декабря на его промысле в Натухайском ок-
руге произошел первый в российской истории пожар на нефтяных промыс-
лах. При бурении скважины с глубины 123 фута ударил нефтяной фонтан
с газом. Топка работающего рядом с буровой парового локомобиля стала
детонатором грандиозного пожара, результатом которого стали человечес-
кие жертвы и большие материальные потери.
Приближение окончания срока контракта в 1872 г. и серьезное ухуд-
шение финансового положения полковника Новосильцева уже не ос-
тавляли места для реализации его обширных планов развития нефтя-
ного дела на Кубани. Вначале ему было отказано в контракте на аренду
нефтеносных земель возле Майкопа, а затем территория его основно-
го промысла по «Высочайшему пожалованию» с 1872 г. должна была

71
Нефть России: п р о ш л о е , н ас т о я щ е е и б у д у щ е е

отойти во владение «покорителя Кавказа» генерала от инфантерии Ни-


колая Евдокимова.
Началась тяжелая борьба за право продолжения нефтяного дела, пог-
лощавшая все силы Ардалиона Новосильцева без остатка. Обращаясь в
правительственные учреждения, он писал: «Потратив значительный ка-
питал на предварительные изыскания, я пришел к убеждению, что в тех
местах может быть добыто огромное количество нефти посредством ар-
тезианских колодцев. Опыт на р. Кудако блистательно оправдал мои на-
дежды. Там из артезианского колодца в 40 сажен глубины выбрасывается
непрерывная струя нефти на 3 сажени выше поверхности земли и дает до
10 тыс. пудов в сутки. Я горжусь тем, что, потратив много энергии, трудов
и денег, мне посчастливилось указать на такие государственные богатства,
которые в непродолжительном времени составят новый и весьма важный
источник государственных доходов. В успехе я не сомневаюсь, но меня мо-
жет затруднить недостаток средств. Все дело лежит на одном мне, публика
присматривается к делу, видя всю его огромность, но еще не решается по-
мочь развитию его».
В ответ на это «прошение» в мае 1871 г. последовал указ Сената о возло-
жении дел полковника Новосильцева на специальный орган – Попечитель-
ство в составе представителей министерств финансов и внутренних дел, а
также кредиторов. Попечительство оформило отношения с Кубанским войс-
ком путем заключения контракта на 10 лет, до 1 мая 1882 г., на монопольное
право разработки нефтяных месторождений на Тамани и других территори-
ях, ранее отведенных А.Н. Новосильцеву. Таким образом, его отстранили от
повседневного руководства большим нефтяным хозяйством. В июле 1876 г.
правлением Кубанского казачьего войска был описан и объявлен перешед-
шим в войсковую собственность Фанагорийский нефтеперегонный завод.
Путем сложных переговоров полковника Новосильцева с чиновниками
канцелярии наместника Кавказа в Тифлисе удалось приостановить это ре-
шение. Затем начались его отчаянные попытки добиться хотя бы еще одной
отсрочки по погашению кредита по сроку к 1 января 1879 г. В обращении
к императору Александру II (1818-1881) от 30 октября 1878 г. Ардалион
Новосильцев писал: «В стремлении к развитию столь важной отечествен-
ной промышленности, как нефтяное дело, я принес в жертву не только все
свое состояние, не только увлек значительные капиталы частных лиц, но
даже дерзнул прибегнуть к августейшей поддержке Вашего Императорс-
кого Величества. Удовлетворение этого священного для чести дворянина
обязательства составляло цель всей моей жизни, но в настоящую минуту
многолетними тяжкими пожертвованиями дело это, доведенное до благо-
творного конца, может совершенно погибнуть для меня».
Кратковременная отсрочка платежа по «императорской милости» уже
не могла спасти его, дело шло к трагической развязке. 6 декабря 1878 г.,
находясь в Симферополе, Ардалион Новосильцев скоропостижно скончал-
ся. Впоследствии он был похоронен на кладбище Невской лавры в Санкт-
Петербурге.

72
Иллюстрация из Мадридского списка
«Истории византийских императоров»
Иоанна Скилина, демонстрирующая
использование «греческого огня» в
военных целях в качестве зажигательной
смеси.
Считают, что основным компонентом
была нефть с добавлением, видимо,
в разных комбинациях и пропорциях
смолы, селитры, серы и негашеной
извести.
При попадании в воду горение только
усиливалось

Античная масляная лампа для освещения

Открытка «Сураханы. Храм огнепоклонников. Баку». Атешгях (зороастрийский храм)


близ Баку ведет свою историю с XV века. В современном виде построен
в XVII-XVIII вв. Историки считают, что это место использовалось в культовых целях
с глубокой древности. Изображение храма было использовано в эмблеме
«Товарищества Бр. Нобель».
Сейчас это государственный историко-архитектурный заповедник Азербайджана
Карта нефтеносных участков в районе реки
Сок, середина XVIII в.

Карта Каспийского моря, составленная


по личному распоряжению Петра I.
Начало XVIII в.

Карта Каспийского моря и прилегающих государств француза Гильома де Лиля (Делиля),


издана в 1723 году. Он кардинально переработал свою карту 1700 года после встречи
с Петром I в Парижской Академии наук в 1717 году. Ранее в Европе Каспий был плохо
изучен и неверно изображался на картах вытянутым с запада на восток
Царь, с 1721 года Император
Петр I (1672-1725) – положил начало
систематическому исследованию,
описанию и учету подземных
ископаемых в империи, создав
в 1700 году Приказ рудокопных дел,
позже переименованный
в Берг-коллегию. Уже через 3 года
появилось первое документальное
свидетельство об открытии нефтяного
месторождения в России

В 1702 году царь Петр I издал Указ об учреждении первой регулярной газеты
«Ведомости». В первом же выпуске Ведомостей в январе 1703 года была опубликована
статья о том, как была обнаружена нефть в Поволжье: «Из Казани пишут, что на реке
Соку нашли много нефти…»
Великий русский ученый-
энциклопедист Михаил
Ломоносов (1711–1765)
уделял большое
внимание исследованиям
нефти, заложил
основы органического
происхождения нефти

Бюст Федора Прядунова работы ухтинца


Виктора Васякина

После того, как рудознатец Григорий


Черепанов в 1721 году доложил
в Берг-коллегию о найденной в районе
Ухты нефти, в 1745 году архангельский
купец Федор Прядунов отправился на Ухту
и наладил там добычу и «двоение горного
масла» (разделение нефти путем пропуска Перегонный куб из лаборатории
через куб с водой) М. В. Ломоносова, который он использовал
для перегонки ухтинской нефти
Российская императрица
Екатерина II (1729–1799).
Своим указом в сентябре
1773 года положила
начало высшему
профессиональному
образованию в горной
отрасли России

Здание Горного училища в Санкт-Петербурге (образован в1773), многие питомцы


которого внесли большой вклад в развитие нефтяной промышленности России
Император Александр I (1777-1825)
в 1801 году издал Указ об образовании
«Главной экспедиции по устроению горного
производства в Грузии»

Российский император Александр II


(1818- 1881) освободил нефтяную
промышленность России от откупной
системы – рудимента феодального
общества

Император Александр III (1845-1894)


первым из российских монархов посетил
нефтяные промыслы на Апшеронском
полуострове в октябре 1888 г.
Российский император
Николай I (1796–1855)
уделял немало внимания
работе нефтяных
промыслов Апшеронского
полуострова

Карта нефтяных промыслов Апшеронского полуострова, конец XIХ в.


Вид на Старый город, Баку

Нефтепромыслы Биби-Эйбата, Баку, 1905 г.


Г л а в а I. « Ч е рн о е з о л о т о » Р о с с и й с к о й и м п е р и и

Первая нефтяная скважина на Русском Севере

Кубанская нефтяная сенсация 1866 года посредством многочисленных


газетных публикаций стала достоянием широкой общественности и вызва-
ла отклик в различных регионах со стороны наиболее активных предста-
вителей российского делового сообщества. Однако прошло еще двадцать
лет, и только тогда в Ухтинском районе начались работы по поискам нефти.
Именно с первопроходческой и подвижнической деятельностью Михаила
Сидорова (1823-1887), замечательного человека, неутомимого исследова-
теля Севера связан новый важный этап в истории ухтинской нефти.
Незаурядные разносторонние способности и многолетний упорный труд
привели к тому, что Михаил Сидоров занял достойное место среди веду-
щих предпринимателей г. Красноярска и Енисейской губернии. В 1859 г. он
снарядил экспедицию в Туруханский край, где в районе реки Курейка было
открыто первое сибирское месторождение графита. Вместе с Василием
Латкиным он создал «Печорскую компанию» для ведения промысловой и
коммерческой деятельности на Севере России. В 1860 г. его экспедиция
открывает золотосодержащие россыпи в районе реки Щугора.
Плодотворная деятельность «Печорской компании» была весьма за-
метна для жителей края. В 1864 г. лесничий П. Гладышев обратился с пись-
мом к Сидорову, в котором сообщил о найденных поверхностных выходах
нефти в Мезенском уезде Архангельской губернии. В том же году Михаил
Сидоров предпринял поездку в указанный район и вместе с землемером
Еремеевым и бывшим межовщиком Лебедевым произвел осмотр перспек-
тивных участков в районе реки Ухты. Результаты той поездки были обна-
деживающими.
Вполне возможно, что он знал и о результатах экспедиции двадцати-
летней давности на Ухту. В 1843 г. в Печорском крае работала геолого-
географическая экспедиция в составе геолога Александра Кейзерлинга
(1815-1891) и исследователя Павла Крузенштерна (1809-1881). В тече-
ние шести месяцев они прошли более 7 тыс. верст от истоков Печоры до
ее устья, осуществляя разнообразные научные исследования. В результате
была составлена первая геологическая карта Тиманского горного хребта.
Обобщив итоги экспедиции, Александр Кайзерлинг выпустил в свет кни-
гу «Wissenschafiliche Beobachtungen auf einer Reise in das Petschoraland»
(1846 г.), удостоенную высокой награды – Демидовской премии. На стра-
ницах этой книги можно найти многочисленные упоминания об ухтинской
нефти.
После посещения и осмотра этого нефтеносного района Сидоров на-
правил заявку на три нефтеносных участка с надеждой, что «правительство
не откажет первому заявителю в своем сочувствии трудному предприятию
в стране суровой, безлюдной и бездорожной». И вновь надежды предпри-
нимателя не оправдались. Чиновники самого разного уровня создавали

73
Нефть России: п р о ш л о е , н ас т о я щ е е и б у д у щ е е

всевозможные препятствия, порой обосновывая свои отказы самыми сме-


хотворными предлогами. Вот пример подобной канцелярской отписки из
архангельского губернского управления: «На основании ныне действую-
щего Горного Устава в Олонецкой губернии и Архангельской губернии (ст.
2253-2257) разрешаются поиски и разработка золота, серебра и меди, от-
носительно же других минералов, как доманика и нефти, никаких законо-
положений и правил в Горном Уставе не существует».
А в тот же период, после возвращения из зарубежной командировки в
США, горный инженер Геннадий Романовский на общем собрании Мине-
ралогического общества в Санкт-Петербурге в 1866 г. сделал доклад, где
высказал весьма прозорливое предположение о сходстве геологического
строения основной американской нефтеносной площади в штате Пенсиль-
вания с Ухтинским районом и о возможном наличии там больших запасов
«черного золота».
Эта столичная новость и неутомимая настойчивость Михаила Сидорова
в получении земельных участков на Ухте вызвала у архангельского губер-
натора князя Гагарина большое желание получить лавры первооткрывате-
ля нефтяного месторождения на Севере. Его решением была создана гу-
бернская комиссия «по исследованию природных богатств» и ассигнована
одна тысяча рублей для проведения разведочных работ на нефть. Под на-
блюдением членов этой комиссии: секретаря Архангельского статистичес-
кого комитета Павла Чубинского и учителя «естественных наук» Архан-
гельской гимназии Федора Белинского летом 1867 г. в 45 км от устья реки
Ухты с деревянного помоста ручным вращательным способом была про-
бурена скважина глубиной 231,6 фута (7,6 м), в которой имелись только
признаки наличия нефти. Затем на берегу р. Чуть в трех километрах от ее
впадения в р. Ухту была пробурена и вторая скважина в породах со следами
нефти. Результаты бурения, приведенные в отчете комиссии, разочаровали
губернатора, и, убежденный в бесперспективности дальнейших поисков,
он потерял к нефти интерес.
Казалось, главное препятствие устранено, и 9 августа 1867 г. Михаил
Сидоров получает долгожданное разрешение: «Вследствие разрешения
г. Министра, изъяснению в предложении Временного отдела от 20 июня
за № 8153, и сообщению г. Начальника губернии за 26 июля за 26 июля
за № 3084, Управление Государственных имуществ дозволяет Вам разра-
ботку нефти и доманика в Мезенском уезде, в указанной Вами местности,
в 40 верстах от устья реки Ухты, впадающей в реку Ижму, в течение две-
надцатилетнего срока, из платежа за каждую занятую десятину оброка, в
размере существующей в Архангельской губернии средней подесятиной
платы, трех рублей серебром”. Однако потребовался еще почти год, что-
бы окончательно пробить стену чиновнической косности и безразличия
и начать работы на отведенных нефтеносных участках. В середине лета
1868  г. снаряженная Михаилом Сидоровым бригада под руководством
опытного горняка П. Лопатина начала подготовительные работы на ле-
вом берегу р. Ухты против устья ее притока р. Нефть-Йоль и уже через

74
Г л а в а I. « Ч е рн о е з о л о т о » Р о с с и й с к о й и м п е р и и

несколько месяцев пробурила первую продуктивную нефтяную скважину


на русском Севере.
В архиве Российской академии наук хранятся два документа: «Ежеднев-
ный журнал на разработку и углубление нефтяного колодца на реке Ухта
М.К. Сидоровым летом 1868 года» и «Журнал об успехе буровых разве-
дочных работ колодца М.К. Сидорова в 1872 году». Эти документальные
источники весьма точно определяют время всех этапов проведения бу-
ровых работ на Ухте. Подготовительные работы по организации бурения
были начаты в июле 1868 г., в августе отрыт колодец глубиной 16,5 футов
(5 м). Затем бригада приступила к ручному бурению скважины вращатель-
ным способом с использованием пирамидального бура диаметром 8 дюй-
мов. Разбуренная порода удалялась из скважины желонкой, подъем кото-
рой осуществлялся ручным воротом. При достижении слоя твердых пород,
бур приходилось менять через каждые 2 часа работы. Начиная с глубины
32 фута (9,8 м), при подъеме бурового инструмента были замечены сле-
ды нефти на буровых штангах. После достижения буром глубины 40 футов
(12,2 м) из скважины на поверхность пошел небольшой приток нефти, око-
ло 1,5 ведра в сутки. Однако дальнейшее бурение в слоях еще более твер-
дой породы привело к поломке бура. Другого инструмента на промысле не
оказалось, и работы были остановлены на продолжительное время. В 1868
г. в журнале «Технический сборник» Михаил Сидоров поместил свою ста-
тью «Нефть в Печорском крае», где подробно осветил ход буровых работ
на Ухте и основные причины их временной приостановки. В то же время
первые анализы ухтинской нефти, проведенные в химической лаборатории
Санкт-Петербургского технологического института инженером-техноло-
гом Эдуардом Вроблевским, подтвердили реальную возможность для ее
успешной последующей переработки.
После отъезда опытного мастера Лопатина, Михаил Сидоров поручает
возглавить дальнейшие работы на Ухтинском промысле крестьянину Алек-
сею Лебедеву, находившемуся до того времени в составе бригады в качес-
тве простого рабочего. Своим упорством и природным талантом, несмотря
на отсутствие специального образования, Лебедев сумел постичь секреты
мастерства буровых работ. В архиве Российской академии наук сохрани-
лись сделанные им чертежи долота, буровой штанги и уравнительного вин-
та. И сегодня можно отдать должное оригинальной конструкции бурового
инструмента, созданного простым русским крестьянином в 1871 г. После
изготовления инструментов на заводе К. Соколова в Санкт-Петербурге и
доставки их на промысел в июне 1872 г. бурильные работы были возобнов-
лены. Сначала бурение производилось ручным вращательным способом,
затем ударным способом на непрерывных штангах, свинченных с долотом.
Уже при достижении глубины 64 футов (19,6 м) стали применять канатный
способ бурения. В начале сентября этого же года Михаил Сидоров при-
вез на промысел известного немецкого геолога Ганса Гефера (1843-1924),
впоследствии профессора Горной Академии, автора популярного учебного
пособия «Нефть и ее производные». Авторитетный ученый основательно

75
Нефть России: п р о ш л о е , н ас т о я щ е е и б у д у щ е е

ознакомился с результатами работ на промысле, высказал предположение


о наличии там богатой нефтяной залежи. По его словам, руководитель ра-
бот Алексей Лебедев на уровне опытного горного инженера сумел долж-
ным образом поставить дело на Ухтинском промысле.
В конце сентября 1872 г. скважину пробурили до глубины 173,5 футов
(52,9 м), после чего слабо фонтанирующий нефтяной приток появился на
поверхности. Это была долгожданная нефть российского Севера, полу-
ченная из скважины вопреки пессимистическим прогнозам многих скеп-
тиков. Всего из Ухтинской скважины было получено свыше около 2 тыс.
пудов (33 т) нефти. Образцы ухтинской нефти были показаны Сидоровым
на Всероссийских мануфактурной выставке в Санкт-Петербурге (1870 г.),
Политехнической выставке в Москве (1872 г.), трех Всемирных выставках
в Вене (1873 г.), Филадельфии (1876 г.) и Париже (1878 г.).
Однако в тот период времени получение промышленных объемов не-
фти из скважин Сидорова не могло быть обеспечено по ряду причин. Ввиду
отсутствия данных геологического строения Ухтинской нефтеносной пло-
щади, скважины бурились только в достаточно истощенных местах повер-
хностных выходов нефти. В то же время ручной способ бурения в условиях
твердых пород не мог обеспечить выхода на основные продуктивные нефтя-
ные пласты, залегающие на глубинах свыше 100 м.
Конечно, Михаил Сидоров хорошо понимал необходимость дальнейше-
го развития нефтяного промысла, проведения геологической разведки и
применения машинного бурения, но добытая в небольшом объеме нефть не
могла окупить вложенный им внушительный капитал в Ухтинский нефтя-
ной промысел. Проблеск надежды принесла для него продажа во Францию
6 тыс. пудов ухтинского доманика (горючего сланца), но по ряду причин эта
сделка не получила дальнейшего продолжения. Кроме того, первый успех
Сидорова в нефтяном деле вновь возбудил волну яростного противодей­
ствия со стороны губернатора князя Гагарина и местных чиновников. Как с
горечью писал Сидоров: «На этом я должен был остановить работы, пото-
му что новые затруднения, новые стеснения администрации ставили меня
в такое положение, что я не мог распоряжаться отведенным мне участком
по своей воле, а где нет права и свободы в действиях, где все зависит от
произвола администрации, там всякий промысел немыслим».
Понимая, что в одиночку он обречен на неминуемую неудачу, Сидоров
развернул активную деятельность по объединению усилий всех предпри-
нимателей, вовлеченных в разработку природных ископаемых Севера. Во
главе группы предпринимателей Михаил Сидоров обратился в российс-
кое правительство: «Нефтяные наши предприятия, над которыми мы тру-
димся с 1864 г., на основании опыта оказываются почти невозможными
для осуществления при существующих порядках, которые не доставляют
нам никаких прочных гарантий вознаграждения за труды и наши расходы.
А между тем развитие нефтяной промышленности на Севере, ­постройка
нефтяных заводов, несомненно, принесут громадную пользу как отечест-
венной промышленности вообще, так и Печорскому краю в особенности,

76
Г л а в а I. « Ч е рн о е з о л о т о » Р о с с и й с к о й и м п е р и и

потому что будут содействовать удешевлению и распространению употреб-


ления нефти, этого необходимого продукта в Северных губерниях России
и заселению пустынных окраин Севера». К сожалению, в правительствен-
ных ведомствах не был услышан глас российских предпринимателей, и их
обращение легло «под сукно».
Финансовое положение коммерции советника Сидорова позволило ему
вернуться к продолжению нефтяного дела на Ухте только в 1881 г. До этого
Михаил Сидоров посетил нефтяные промыслы в Баку, подробным обра-
зом ознакомился с организацией добычи, переработки и хранения нефти.
В Ярославской губернии в лаборатории Константиновского завода по его
просьбе известный химик Густав Шмидт опробовал различные схемы пе-
регонки ухтинской нефти. В 1882 г. Михаил Сидоров пригласил для про-
должения работ группу квалифицированных специалистов горного дела из
Баку, был определен план развития Ухтинского нефтяного промысла и со-
ставлен перечень необходимого оборудования. Большой заказ был разме-
щен в Москве на механическом заводе Густава Листа, где в течение почти
двух лет – с 1883 по 1885 г. – изготовили два паровых котла, буровой ста-
нок, паровую машину с передним и задним ходом, паровой насос, буровые
долота, штанги, расширители, желонки, уравнительные винты, “самопад”
системы Фабиана и другие инструменты для ударного бурения, а также ме-
таллические резервуары для нефти. Это оборудование вначале из Москвы
водным путем доставили в г. Чердынь, чтобы далее по рекам Колве и Пе-
чоре перевезти в район промысла на Ухту. Вследствие определенных слож-
ностей, возникших при транспортировке этих крупногабаритных грузов,
значительная часть оборудования на промысел так и не была доставлена и
осталась в самых различных местах по данному маршруту.
Внезапная кончина Михаила Сидорова 12 июля 1887 г. в возрасте 64
лет прервала большие и хорошо продуманные начинания по развитию Ух-
тинского нефтяного промысла. Он был похоронен в Санкт-Петербурге на
Лазаревском кладбище, недалеко от могилы своего знаменитого земляка
академика Михаила Ломоносова.

Кавказская эпопея братьев Сименс

Об успешной деятельности немецкой электротехнической фирмы


Siemens & Halske в XIX веке известно достаточно много. Но мало кто знает,
что братья Сименс также стояли и у истоков российского нефтяного дела.
В газете «Кавказ» в 1882 г. была опубликована обстоятельная статья
инженера-технолога Степана Гулишамбарова «Нефтяные источники в
Имерии, Грузии, Гурии, Осетии, Карталинии и Кахетии». Особо он выде-
лил нефтяную деятельность «прусских подданных братьев Сименс, фирма
которых была более известна в мире своими успехами в организации теле-
графного сообщения и электротехнике».

77
Нефть России: п р о ш л о е , н ас т о я щ е е и б у д у щ е е

Шестеро братьев Сименсов: Вернер, Вильгельм, Фридрих, Карл, Валь-


тер и Отто получили техническое образование и были удачливыми пред-
принимателями. С первых лет существования компании Siemens & Halske
ее деятельность была неразрывно связана с Россией. Первые деловые
контакты братья Сименс стали налаживать уже в 1851 году, спустя все-
го четыре года с момента основания фирмы. Сотрудничество началось с
поставки 75 самопишущих телеграфов для первой в России телеграфной
линии, которая протянулась из Финляндии через Санкт-Петербург, Москву
и Киев в Одессу и Крым. Для фирмы, имевшей в самом начале небольшое
производственное помещение и 10 работников, это был очень серьезный за-
каз. Спустя год Вернер Сименс, полный честолюбивых замыслов, прибыл в
Санкт-Петербург. Его большие ожидания полностью оправдались, в резуль-
тате его фирма сразу оказалась обеспечена заказами на целых 15 лет.
Расширение бизнеса в России привело руководителей компании Siemens
& Halske к необходимости открыть в 1855 году в Санкт-Петербурге свое
представительство, которое возглавил младший брат Вернера, 24-летний
Карл Сименс. Он быстро освоил русский язык и с интересом начал изучать
быт и нравы России. Вскоре Карл женился на русской девушке, и его стали
величать Карлом Федоровичем.
В 1867 г. вслед за получением в откупное содержание кобальтовых и
железорудных приисков в Кедабеге (Тифлисская губерния), братья Симен-
сы получили в аренду за 4 тыс. 500 рублей в год и Мирзанские, Ширакские
и Эльдарские нефтяные колодцы в Грузии. К моменту начала их деятель-
ности годовая плата за их откупное содержание неизменно росла: в 1848-
1858 гг. – 1 тыс. руб., в 1858-1862 гг. – 2 тыс. 800 руб., в 1862-1866 гг. –
3 тыс. 100 руб. Хотя объем добычи нефти из источников, находившихся в
распоряжении Закавказской казенной палаты, составлял весьма скромную
цифру. Так, по данным Горного ученого комитета, в 1865 г. из этих колодцев
было получено только 10 тыс. ведер.
Вначале организация нефтяного производства на промыслах «Царские
колодцы» легла на плечи Вальтера Сименса (1833-1868), исполнявшего
обязанности консула Северо-Германского союза в Тифлисе. Находясь на
Кавказе с 1865 г., он на подготовительном этапе многое сделал для разра-
ботки и успешного начала ряда коммерческих проектов фирмы, включая до-
бычу нефти. Однако его неудачное падение с лошади привело к смертельным
травмам, и 12 июня 1868 г. он был похоронен на городском кладбище Тиф-
лиса. В газете «Кавказ» в кратком некрологе сказано о нем как о «личности
выдвигающимся своей индивидуальностью из общей людской массы».
Кавказский нефтяной проект фирмы Siemens & Halske продолжил Отто
Сименс, который стал исполнять обязанности консула Северо-Германско-
го союза в Тифлисе. Его блестящие способности предпринимателя, инже-
нера и организатора производства наглядно раскрылись в деятельности в
районе «Царских колодцах».
При организации здесь первого нефтяного производства были исполь-
зованы передовая зарубежная техника и оборудование. Вслед за сооруже-

78
Г л а в а I. « Ч е рн о е з о л о т о » Р о с с и й с к о й и м п е р и и

нием новых, более глубоких колодцев в местах явного поверхностного не-


фтепроявления, в 1869 г. было начато бурение трех первых скважин и был
построен нефтеперегонный завод. По данным управления горной частью
на Кавказе, в 1870 г. на промысле братьев Сименс находилось 80 колодцев
и 7 буровых скважин, суммарная добыча нефти составила 58 тыс. 410 пу-
дов. Нефтеперегонный завод имел 4 перегонных куба объемом от 100 до
120 ведер, 4 холодильника, 3 «промывальных» чана, 8 «бассейнов» для
хранения нефти и нефтяных остатков. Из добытой нефти получено 12 тыс.
915 пудов 27,5 фунта фотогена, 1 тыс. 35 пудов бензина, 1 тыс. 807 пудов
15 фунтов тяжелого масла и 33 тыс. 606 нефтяных остатков.
В июле 1868 г. в Тифлисе было образовано Кавказское отделение Им-
ператорского Русского технического общества (ИРТО), Отто Сименс был
избран членом-соревнователем нового инженерного общества и принимал
самое активное участие в обсуждении важнейших технических проблем,
связанных с нефтяной промышленностью.
Он был один из первых на Кавказе, кто нашел эффективное решение
для использования нефтяных остатков в качестве топлива при выплавке
медных руд. Так, 13 марта 1871 г. на заседании Кавказского отделения
ИРТО он представил чертежи двух «регенеративных приборов для сожи-
гания нефтяных остатков»: один прибор конструкции Фридриха Сименса,
второй – его собственной разработки.
Член Кавказского отделения ИРТО Владимир Богачев так оценил эти
приборы: «...идея, на которой основан проект описанных приборов, весьма
остроумна, но насколько последний будет практичен, это решить может толь-
ко опыт, который думает г-н Сименс провести на одном из своих заводов».
С полным основанием можно считать Отто Сименса одним из пионеров
дорожного асфальтового покрытия на Кавказе. На заводе в Царских колод-
цах было налажено производство асфальта для покрытия улиц. Его асфальт
был использован «при постройке русской бани г-на Измайлова» в Тифли-
се. Отто Сименс предложил и тифлисскому губернатору К.И. Орловскому
устроить из асфальта городские «тротуары по 20 руб. за кв. сажень», но
консервативный глава губернии сделал выбор в пользу каменных мосто-
вых.
В 1870 г. на Всероссийской мануфактурной выставке в Санкт-Петер-
бурге фирму Siemens & Halske ждал большой успех – сразу две высокие
награды: золотая и серебряная медали. Так был отмечен вклад братьев Си-
менс в развитие российской промышленности и их 16-летняя плодотворная
деятельность в России.
К сожалению, осуществить все свои творческие замыслы Отто Симен-
су не удалось. Осенью 1871 г., в период эпидемии холеры в Тифлисе, он
скончался. В газете «Кавказ» появилось сообщение о том, что 23 сентября
1871 г. скончался «консул германской империи доктор Отто Сименс» и вы-
ражалось соболезнование торговому дому Сименс.
11 октября 1871 г. на заседании Кавказского отделения ИРТО в Тиф-
лисе управляющий горной частью Кавказского наместничества, горный

79
Нефть России: п р о ш л о е , н ас т о я щ е е и б у д у щ е е

инженер Иван Штейман зачитал некролог на Отто Сименса», в котором


особо подчеркнуто, что его деятельность «по горной промышленности, до-
статочна, чтобы это имя заняло почетное место в истории Закавказского
края».
После гибели Отто, реализацию кавказского нефтяного проекта взял на
себя Карл Сименс. Летом 1872 г. фирма Siemens & Halske приняла участие
в Политехнической выставке, проходившей в Москве. Как писал обозрева-
тель одной из московских газет В. Минин, от «Сименс и Гальске» из Бер-
лина физический отдел получил «множество интересных приборов», в том
числе магнитоэлектрический дальномер, электрический пирометр, прибор
для взрывания мин. А в экспозиции Кавказского края наряду с «историчес-
кими петровскими памятниками» демон­стрировалась минералогическая
коллекция, где были представлены изделия Кедабегского медеплавильного
завода и продукция их нефтеперегонного завода. По этому поводу в газете
«Русские ведомости» было отмечено: «Кавказская экспозиция показала
массу богатств, которыми Россия еще не пользуется».
В павильоне № 14 Кавказского отдела экспонировались «образцы неф­
ти и продукты из фотогенового завода братьев Сименс в урочище Царские
колодцы», обширная номенклатура которых включала совершенно новые
продукты для России: газолин (удельный вес – 0,682), лигроин (уд.  в. –
0,692), «отделенный» бензин (уд. в. – 0,716), легкое масло (уд. в. – 0,760),
сырой бензин (уд. в. – 0,725), фотоген (уд. в. – 0,820), фотоген двойной
ректификации (уд. в. – 0,818), соляровое масло для освещения в лампах
(уд. в. – 0,867), тяжелое масло для топки (уд. в. – 0,875), вулканное масло
для смазки машин (уд. в. – 0,935), нефтяной деготь (уд. в. – 0,968), нефтя-
ной вар для корабельных работ, мазь для кожи, туалетная вода для выведе-
ния жирных пятен, асфальтовый лак «на железо и дерево», асфальт.
Обширный перечень экспонатов в экспозиции нефтеперегонного
завода братьев Сименс свидетельствует о том, что на их предприятии
впервые в России нашла практическое применение технология глубокой
переработки нефти. Компетентное жюри высоко оценило вклад фирмы
Siemens & Halske в развитие российской промышленности. Так, Вернер,
Вильям и Карл Сименсы за «многочисленное практическое применение
электрического тока» были удостоены высокой награды – Почетного
диплома 1-й категории и Большой золотой медали за «коллекцию не-
фти и ее продуктов». Большую золотую медаль получил также отдельно
Фридрих Сименс за «усовершенствование регенераторов для стеклова-
ренных и сталелитейных печей». Кроме того, управляющий их заводом
Карл Мазинг был удостоен письменной благодарности жюри Политех-
нической выставки «за чертеж топки для сожигания нефтяных остатков,
обращаемых в пар и газ».
После Политехнической выставки нефтяной промысел братьев Сименс
получил дальнейшее развитие и, прежде всего, это сказалось на масшта-
бах бурения. По данным Горного ученого комитета, в 1875 г. в Тифлиской
губернии уже насчитывалось 101 буровая скважина и только 14 нефтяных

80
Г л а в а I. « Ч е рн о е з о л о т о » Р о с с и й с к о й и м п е р и и

колодцев, в том числе 72 скважины в районе Мирзанских, Ширакских и


Эльдарских колодцев и 29 скважин в урочище Набамбери.
В районе указанных нефтяных промыслов уже действовало два нефтепе-
регонных завода: братьев Сименс и Карла Мизинга, их бывшего управля-
ющего, начавшего свое собственное дело. Завод братьев Сименс в 1875 г.
выпустил 26 тыс. 131 пудов фотогена (осветительного масла), 31 тыс. 155
пудов прочих продуктов, завод Карла Мизинга, только начавший произ-
водство, соответственно 252 и 110 пудов.
В 1878 г. откупная система на нефтяных промыслах Тифлисской губер-
нии была заменена сдачей нефтеносных земель в арендное содержание с
годовой платой в пользу казны по 10 руб. за десятину.
На первых порах это придало новый импульс для развития нефтяного
дела в регионе. По данным Горного Ученого комитета, в 1880 г. в Тифлис-
ской губернии уже насчитывалась 51 скважина и только 1 колодец, из ко-
торых было добыто 71 тыс. 682 пуда нефти, при перегонке которой получе-
но 33 тыс. 884 пуда осветительных и смазочных материалов.
Однако в дальнейшем дела на нефтяном промысле братьев Сименс
пошли не очень успешно. В 1882 г. из их 41 скважины было добыто только
37 тыс. 540 пудов нефти, на нефтеперегонном заводе произведено 14 тыс.
356 пудов керосина, 7  тыс. 455 пудов смазочных масел. Стало ясно, что
для восстановления утраченных позиций в нефтедобыче и для модерниза-
ции нефтеперегонного производства требовались новые дополнительные
финансовые вложения.
В то же время, ускоренное развитие нефтяного дела на Апшеронском
полуострове и завершение строительства железной дороги, связывающей
Баку и Тифлис, открыло дорогу дешевой бакинской нефти в Грузию, и с ней
уже не могла конкурировать более дорогая нефть из «Царских колодцев».
Во второй половине 1883  г. фирма Siemens & Halske приняла решение
полностью сосредоточиться на дальнейшем развитии своего электротехни-
ческого производства и продать непрофильный нефтяной бизнес.
Завод в Царских колодцах и 20 десятин нефтеносных площадей был
куплен инженером-полковником Федором Минкевичем, который вскоре
продал свое приобретение местному предпринимателю, купцу Отарову.

Борьба за отмену нефтяного откупа

После отмены крепостного права в 1861 г. с началом периода «Вели-


ких реформ», начатых императором Александром II, Россия вступила на
путь ускоренной модернизации. Уходила в прошлое старая феодально-кре-
постническая система хозяйствования, наступало время новой эпохи эко-
номического развития. Социально-экономическое движение Россий­ской
империи по восходящей линии потребовало достижения национальной

81
Нефть России: п р о ш л о е , н ас т о я щ е е и б у д у щ е е

экономикой и промышленностью более высокого качественного уровня,


существенного роста валовых показателей производства промышленной
продукции. И последовавшие перемены, происшедшие во второй половине
XIX в. во всех сферах народного хозяйства и социально-политической жиз-
ни российского общества, оказались весьма значительны.
Однако на российских нефтяных промыслах все еще продолжала до-
минировать откупная система – рудимент экономики феодального строя.
Как отмечали известные исследователи в области экономики российской
нефтяной промышленности братья Людвиг и Станислав Першке: «Откуп-
щик, так равным образом и казна, при кратковременном управлении, буду-
чи заинтересованы лишь в эфемерной сиюминутной максимальной выручке
от дела, абсолютно пренебрегали любыми соображениями стратегическо-
го толка, не заботясь об улучшении способов добычи нефти, сохраняя ус-
таревшие нефтяные колодцы и отсталый технический и технологический
уровень».
Другим фактором стагнирующего воздействия откупной системы на
российское нефтяное дело было то обстоятельство, что находившийся в
монопольной позиции откупщик имел возможность диктовать свои цено-
вые условия производителям, при этом большая часть независимых нефте-
добытчиков, использовавшая, как правило, кредиты, предоставлявшиеся
откупщиком, в этих условиях силой экономического давления была вынуж-
дена сдавать откупщику нефть по им же диктовавшейся цене.
С 1862 года Апшеронские нефтяные промыслы находились в откупном
содержании у известного на Кавказе предпринимателя Ивана Мирзоева,
с которым 18 декабря 1862 г. был заключен соответствующий договор. К
нему на 4 года вплоть до 1 января 1867 г. перешли на откуп нефтяные и
соляные промыслы, находящиеся в Бакинской губернии (Бакинский, Ше-
махинский, Ленкоранский, Нухинский уезды и большая часть Шушинского
уезда), Дербенском градоначальстве (полностью) и Китаго-Табасаранском
и Закатальском округах (полностью).
В распоряжении Ивана Мирзоева находилось «все имущество при ис-
точниках и озерах, равно как и склады»; он обязан не только содержать
«все в исправности, но стараться до возможного улучшения в смысле уве-
личения и удобства добывания нефти и соли; предохранять колодцы от
засорения и освобождать их от кира и воды». Если он «пожелает в этих
видах открыть разведочные шахты, новые нефтяные колодцы, бассейны, то
обязывается известить Казенную палату, и если пожелает, или важность
работ того требует, то может быть назначен горный инженер за счет от-
купщика».
Откупные условия для Ивана Мирзоева состояли в следующем: еже-
годная плата 162 тыс. 200 руб. серебром. Была установлена обязательная
цена, по которой он обязан продавать нефть и соль, а новые постоянные
склады и магазины мог открывать только в черте своего откупа. Ему дава-
лось право «неограниченного вывоза в Персию по уменьшенной цене», но
во внутреннем потреблении допускалось понижение цены лишь в первые

82
Г л а в а I. « Ч е рн о е з о л о т о » Р о с с и й с к о й и м п е р и и

три года договора. За нарушение этого обязательства он мог быть подвер-


гнут штрафу в двойном размере разницы между «законно установленной
ценой и им самовольно установленной» и привлечен к суду как похититель
казенной собственности.
Договор устанавливал также взаимоотношение откупщика с местными
поселянами. Добычу нефти из бакинских и сураханских колодцев произ-
водили жители села Балаханы, которые были приписаны к балаханскому
нефтяному промыслу. Они были обязаны возить нефть на своих арбах в
балаханские запасные погреба и отсюда в бакинские откупные магазины
в продолжение первого оброчного года. За добычу и перевозку эти жители
получали плату от Мирзоева по ставке, утвержденной Кавказским намест-
ником. Иные работы не входили в круг повинностей жителей и оплачивались
по добровольному соглашению. По истечении обязательной повинности по
добыче (сроком полгода) и перевозке (сроком год) Мирзоев организовывал
эти работы уже по вольному найму. Любопытно, что откупщик Мирзоев
для поддержания порядка на промыслах за свой счет содержал «стражу из
12 милиционеров».
Надо сказать, что уже за 1863 г. – первый год своего откупа – он уве-
личил добычу нефти до 340 тыс. пудов и в дальнейшем им осуществлялось
уверенное наращивание нефтедобычи: в 1868 г. – 735,7 тыс. пудов, а в сле-
дующем 1869 г. уже вдвое больше – 1 млн 685 тыс. пудов. В целом, приняв 1
января 1863 г. Апшеронские нефтяные промыслы с добычей 240 тыс. пудов,
он за десять лет, к 1 января 1873 г. увеличил нефтедобычу почти в 7 раз, до-
ведя до уровня 1 млн 536 тыс. пудов.
Расширяя свою деятельность на Апшеронском полуострове, в то же
время Иван Мирзоев обратил свое внимание и на перспективный Грознен-
ский район.
Так, вначале, в 1864 г. в Грозненской балке по проекту бакинского
изобретателя Джевата Меликова был построен небольшой нефтепере-
гонный завод. Описание этого предприятия привел горный инженер Евге-
ний Юшкин в своей книге «Начало Грозненской нефтепромышленности в
очерках»: «В 50 саженях от колодцев помещались два небольших здания
с перегонными кубами и холодильниками, для действия которых нефть и
воду доставляли колодцы. Нефть из колодцев по трубам шла в закрытый
каменный бассейн на 3000 пудов вместимости для отстойки; ручным на-
сосом нефть перекачивалась в деревянный закрытый чан на 900 пудов для
окончательной отстойки и далее – самотеком на завод, имеющий в двух
зданиях 7 кубов общей емкостью 1880 ведер, общим наливом до 1335 ве-
дер». На заводе ежемесячно перерабатывалось около 36 тыс. пудов нефти.
Дальнейшая доставка фотогена (керосина) потребителям производилась
на арбах в чинаровых бочках».
На следующий год Иван Мирзоев уже взял в откупное содержание у
Терского казачьего войска Грозненские, Мамакаевские и Карабулакские
нефтяные источники на десятилетний период с 15 июня 1865 г. за ежегод-
ную плату в 13 тыс. 615 рублей.

83
Нефть России: п р о ш л о е , н ас т о я щ е е и б у д у щ е е

По описи, составленной в том же году, по дну Грозненской балки и на ее


восточной стороне насчитывалось 16 колодцев, из них в 9 имелись срубы,
а в семи – по одной порожней бочке для предохранения от засорения об-
валами земли. Суточная добыча колодцев равнялась 13,5 ведрам. Нефть
из колодцев вычерпывалась кожаными ведрами посредством примитивно-
го ворота, приводившегося в действие мускульной силой людей. Кожаные
ведра называли копами или копками – это были кожаные мешки 5-пудо-
вой емкости на железных обручах с грузиком на одном боку, дававших коп-
ке уклон, необходимый для зачерпывания нефти.

Табл. 1
Добыча нефти в России в 1863-1872 гг. (в пудах и тоннах)
Добыча нефти Добыча нефти
в пудах в тоннах
1863 г. 340 000 пудов 5,57 тыс. т
1864 г. 538 966 пудов 8,83 тыс. т
1865 г. 554 290 пудов 9,08 тыс. т
1866 г. 691 820 пудов 11,33 тыс. т
1867 г. 998 905 пудов 16,36 тыс. т
1868 г. 735 164 пудов 12,05 тыс. т
1869 г. 1 688 229 пудов 27,60 тыс. т
1870 г. 1 704 465 пудов 27,92 тыс. т
1871 г. 1 375 523 пудов 22,53 тыс. т
1872 г. 1 525 981 пудов 25,16 тыс. т*
*Першке С. и Л. Русская нефтяная промышленность, ее развитие и современное
положение в статистических данных. Тифлис. – 1913. – С. 4,5.

Расширение объемов нефтедобычи в Баку и Грозном для Ивана Мирзо-


ева было связано прежде всего с увеличением числа нефтяных колодцев.
Если в первой половине 60-х годов на Апшеронском полуострове было 218
колодцев, которые по нефтепромысловым районам распределялись следу-
ющим образом: в Балаханах – 102, Бинагадах – 65, Биби-Эйбате – 27,
Сураханах – 19, в урочище Бахчи – 5, то к 1871 г. их количество достигло
239 единиц.
Удушающее воздействие откупной системы на русское нефтяное дело
привело к тому, что в 1871 г. США сосредоточили у себя почти 81% миро-
вой нефтедобычи, и отставание России от них по добыче нефти стало уже
36-кратным.
В активную борьбу за отмену нефтяных откупов включились ведущие
российские промышленники, среди которых были Василий Кокорев, Петр
Губонин, Гаджи Тагиев, а также крупные государственные деятели и чинов-
ники: Николай Романовский, герцог Лейхтенбергский, Наместник Кавказа
великий князь Михаил Романов, министр Михаил Островский, многие ве-
дущие ученые, представители технической интеллигенции.

84
Г л а в а I. « Ч е рн о е з о л о т о » Р о с с и й с к о й и м п е р и и

В 1867 г. по указанию наместника Кавказа, великого князя Михаила


Романова была создана специальная комиссия во главе с управляющим
горной частью Кавказского и Закавказского края горным инженером Ива-
ном Штейманом, перед которой и была поставлена эта сложная задача.
Впоследствии министр Государственных имуществ Михаил Островский
отмечал: «В 1867 г. Великим князем Наместником Кавказским было пору-
чено особой комиссии собрать подробные сведения о нефтяных промыслах
и предоставить соображения об уничтожении откупной системы и замене
ее другим способом разработки, более соответствующим выгодам казны и
промышленности».
Материалы и выводы этой комиссии были изложены в документе под
названием «Соображения комиссии, учрежденной с разрешения Его Им-
ператорского Высочества Наместника Кавказского для обсуждения воп-
росов, касающихся развития нефтяного промысла в Кавказском и За-
кавказском крае» и впоследствии легли в основу законодательных актов,
отменивших нефтяной откуп.
Комиссией было отмечено, что «главнейшие причины неудовлетвори-
тельного состояния заключаются в отсутствии законоположений, соот-
ветствующих развитию частного нефтяного промысла и в распространении
применения откупной системы к добыче и продажи нефти…» Уничтоже-
нием откупа, – говорилось в ее выводах, – правительство открывает ог-
ромное выгодное поприще для честной промышленности. В обязанности
правительства должно входить главнейшее – только удаление всех эконо-
мических препятствий на пути к развитию какого бы то ни было промысла.
Остальное будет зависеть от умения частных лиц взяться за дело и их пред-
приимчивости. Откупная система ставила нефтяную промышленность в
замкнутый круг, в котором вследствие привилегий, данных откупщикам для
поддержания дохода, не могла проникать ничья другая предприимчивость,
ни свободная конкуренция в торговле, нет даже условий, благоприятных
открытию новых источников.
Выводы комиссии получили одобрение в столичных правительственных
кругах, но прошло еще почти 5 лет, прежде чем 1 февраля 1872 г. были
высочайше утверждены два правительственных документа, отменившие
откупную систему на Апшеронском полуострове: «Правила о нефтяном
промысле и акцизе с фотогенового производства», а затем 17 февраля
1872 г. «Правила об отдаче в частные руки казенных нефтяных источников
Кавказского и Закавказского края, состоящих в откупном содержании».

На пути к свободному предпринимательству

Согласно Правилам 1872 г., с 1 января 1873 г. упразднялась система


сдачи нефтяных промыслов на откуп. А это означало только одно – нефтя-

85
Нефть России: п р о ш л о е , н ас т о я щ е е и б у д у щ е е

ное дело, которое к тому времени во всем мире прочно ассоциировалось с


прогрессом и только в России судорожно пульсировало в тенетах феодаль-
ной системы, отныне и в нашей стране устанавливалось на капиталисти-
ческие рельсы.
Главная особенность Правил 1872 г. заключалась в следующем: с 1 ян-
варя 1873 г. нефтеносные участки земли передавались в частные руки с
публичных торгов за единовременную плату. В первом параграфе Правил
было определено: «Главный надзор за частным нефтяным промыслом по
всей Империи принадлежит к предметам ведомства Министерства финан-
сов и сосредотачивается в Горном департаменте. К обязанностям местного
горного управления относятся: а) наблюдение за принятием при произ-
водстве работ мер, предпринимаемых для ограждения здоровья рабочих,
а равно предупреждения взрывов, пожаров, провалов и разрушений; б)
наблюдение за ведением планов подземных работ и за добыванием на отве-
денных для нефтяного промысла участков только нефти и кира; в) собрание
статистических сведений о производстве нефтяного промысла».
Правилами был разрешен беспрепятственный поиск нефти на всех сво-
бодных казенных землях Кавказа «лицами всех состояний, как русским
подданным, так и иностранцам». Отводы по заявкам допускались не менее
одной десятины и не далее пределов в 80 сажень кругом заявочного столба.
На отводе промышленник обязан был начать разработку нефти в течение
первых двух лет по получению акта на отведенную площадь. За пользование
такими отводами промышленник обязан платить арендную плату по 10 руб.
за одну десятину. Предельный срок аренды был определен в 24 года.
Вскоре после получения текста «Правил о нефтяном промысле» в Тиф-
лисе при Главном управлении Кавказского наместничества была образова-
на особая комиссия, которая и приступила к работе. Все теперь уже казен-
ные нефтеносные участки были дифференцированы на 48 групп.
И таким образом был дан старт проведению первых в истории нефтяных
торгов на Апшеронском полуострове.
В течение декабря 1872 г. торги состоялись четыре раза. По их резуль-
татам предприниматели Василий Кокорев и Петр Губонин за 1 млн 323 тыс.
328 руб. (при стартовой цене 365 тыс. 296 руб.) приобрели 6 участков
(60 десятин) в Балаханах на которых насчитывалось 48 нефтяных колод-
цев. Бывший откупщик Иван Мирзоев за 1 млн 222 тыс. руб. (при старто-
вой цене 134 тыс. 791 руб.) приобрел 4 участка (40 десятин) в Балаханах,
на которых насчитывалось 30 нефтяных колодцев. Здесь же в Балаханах
три участка (30 десятин), на которых насчитывалось 18 нефтяных колод-
цев, перешли к предпринимателям Бенкендорфу и Муромцеву за 120 тыс.
834 руб. (при стартовой цене 17 тыс. 40 руб.). Предприниматель Степан
Лианозов за 26 тыс. 220 руб. (при стартовой цене 1 тыс. 310 руб.) при-
обрел один участок (10 десятин) в Балаханах, на котором насчитывалось
6 нефтяных колодцев.
Один участок в Сураханах, на котором был 21 нефтяной колодец, пере-
шел к предпринимателю Ивану Тер-Акопову за 22 тыс. 950 руб. (при стар-

86
Г л а в а I. « Ч е рн о е з о л о т о » Р о с с и й с к о й и м п е р и и

товой цене 2 тыс. 290 руб.). И, наконец, в Биби-Эйбате по одному участ-


ку, на которых насчитывалось 18 и 9 нефтяных колодцев, перешло к двум
предпринимательским тандемам: Тагиев-Саркисов и Зубалов-Джакели,
соответственно за 9 тыс. 95 руб. и 18 тыс. 950 руб.
С экономической точки зрения для русского правительства результаты
первых торгов продемонстрировали правильность выбранной линии. Если
за 51 год от эксплуатации нефтяных промыслов в государственный бюджет
поступило 5 млн 966 тыс. руб., то только в результате первых торгов казна
получила сразу 2 млн 980 тыс. 307 руб., то есть половину вышеназванной
суммы. И был в дальнейшем обеспечен стабильный источник поступления
доходов в казну.
Однако, следует отметить, что в то же время российское правительство,
отменив феодальный откуп на нефть, одновременно ввело обременительный
акциз на осветительные материалы, т.е. запустило в действие проверенный
веками косвенный налог на товар широкого потребления – керосин.
И следует отметить еще один важный момент. Юрисдикция Правил
1872 года распространялась только на территорию Кавказа и Закавказья.
Что касается других нефтеносных регионов, то откупная система в Туркес-
танском крае была отменена только указом от 10 июня 1892 года «О при-
менении к Закаспийской области правил о частной промышленности на сво-
бодных казенных областях». И, наконец, в 1894 году император Александр
III (1845-1896) утвердил «Правила о нефтяных промыслах на землях Кубан-
ского и Терского казачьих войск». Таким образом, отмена откупной системы
на нефтяных промыслах в Российской империи была не единовременным
актом, а сложным и растянувшимся более чем на 20 лет процессом.
В результате проведения первых торгов на Апшеронском полуострове с
1 января 1873 г. был запущен активный процесс перевода нефтепромыслов
России с полуфеодального состояния на капиталистические рельсы про-
мышленного развития.
Весьма показательно, что добыча нефти уже в 1873 г. сразу выросла в
2,6 раза по сравнению с предыдущим годом, достигнув 3 млн 978 тыс. пудов
(свыше 65 тыс. т).
В знаменательном для российской нефтяной промышленности 1873 г.
на Апшеронском полуострове началось интенсивное бурение нефтяных
скважин, число которых стремительно возрастало. Если в 1872 г. была все-
го одна скважина, то в 1873 – 17, а в 1874 – уже 50.
Те далекие дни получили название «великой нефтяной лихорадки». По
описаниям очевидцев событий, бакинские нефтяные площади стали полно-
стью неузнаваемыми. Вырос лес вышек, земля гудела от паровых машин,
все преображалось вокруг «как по мановению волшебного жезла». Нефти
добывалось все больше и больше.
В июне 1873 г. с глубины 14 сажен на площади, принадлежавшей то-
вариществу «Халафи» (учредитель – прапорщик Вермишев и др.), уда-
рил нефтяной фонтан, который извергался четыре месяца беспрерывно, и

87
Нефть России: п р о ш л о е , н ас т о я щ е е и б у д у щ е е

никто не знал, как его утихомирить. Вокруг фонтана (названного в честь


одного из учредителей Вермишевским) образовалось несколько нефтяных
озер. Этот фонтан всем своим видом свидетельствовал о колоссальных бо-
гатствах бакинской земли.
Добыча нефти на Апшеронском полуострове росла как за счет фонтан-
ных скважин, так и за счет добычи нефти новым методом тартания сква-
жины с помощью желонки. Желонка представляла из себя бадью, при-
меняемую первоначально при добыче нефти из колодцев, но удлинение с
диаметром значительно меньше, чем при добыче из колодцев, так, чтобы
она проходила в стволе обсадной трубы скважины с открывающимся внутрь
донным клапаном. При спуске в скважину клапан открывался, и желонка
наполнялась нефтью, а при подъеме желонки клапан опускался, закрывая
клапанное отверстие, и нефть поднималась на поверхность. Довольно про-
должительное время способ тартания являлся одним из основных при до-
быче нефти на российских промыслах.
Уже весной 1873 г. вокруг Баку было построено более 80 перегонных
заводов, а к концу 70-х гг. их количество перевалило за 200. Бакинское
небо, несмотря на бесконечные ветра, казалось, почернело от копоти. Ведь
на бесчисленных заводах и заводиках при перегонке нефти в качестве топ-
лива использовалась та же нефть, причем ее сжигали самым примитивным
способом – на полу топки. В Черном городе под Баку, как писал очевидец,
«постоянный дождь черной сажи пропитал всю почву, все здания, затмил
даже южное солнце».
Как и предсказывали инициаторы отмены откупной системы, в том
числе и великий ученый Дмитрий Менделеев, перевод нефтяной промыш-
ленности на новые рыночные условия вызвал существенное возрастание
объемов добычи углеводородного сырья и значительное развитие сектора
нефтепереработки.

Табл. 2
Добыча нефти в России в 1873-1877 гг. (в пудах и тоннах)
Добыча нефти Добыча нефти
в пудах в тоннах
1873 г. 3 млн 978 тыс. 65,21 тыс. т
1874 г. 4 млн960 тыс. 81,25 тыс. т
1875 г. 5 млн 890 тыс. 96,48 тыс. т
1876 г. 12 млн90 тыс. 198,04 тыс. т
1877 г. 15 млн 500 тыс. 253,90 тыс. т*
*Першке С. и Л. Русская нефтяная промышленность, ее развитие и современное
положение в статистических данных. Тифлис. – 1913. – С. 4,5.

Вышеприведенные данные убедительно показывают, что на протяже-


нии первых пяти лет после отмены откупной системы на Апшеронском по-
луострове, в 1873-1877 гг., российской нефтяной промышленности в усло-

88
Г л а в а I. « Ч е рн о е з о л о т о » Р о с с и й с к о й и м п е р и и

виях свободного предпринимательства удалось достичь небывалых темпов


добычи нефти. Только за пять лет, с 1873 года по 1877 год, добыча нефти в
России выросла почти в 4 раза.
Что касается экспорта, то в те годы основным зарубежным направле-
нием для российской нефти и нефтепродуктов была Персия. Так, в 1880 г.
в эту страну из Баку было вывезено 179,69 тыс. пудов нефти и нефтяных
продуктов, включая 57,9 тыс. пудов керосина, 53,96 тыс. пудов нефтяных
остатков, 67,8 тыс. пудов сырой нефти.

Первая ВИНК

Отмена откупной системы наряду с активизацией индивидуальной и


групповой предпринимательской деятельности открыла путь развитию
процесса акционирования в нефтяной промышленности России. Сильный
приток частного капитала в нефтяную отрасль вызвал доселе неизвестную
конкуренцию. Существовавшие в тот период формы организации хозяйс-
твенной деятельности – единоличные и семейные предприятия, товари-
щества полные и на вере – не отвечали насущным потребностям. Они не
могли адекватно реагировать на быстро меняющуюся конъюнктуру скла-
дывающегося национального рынка керосина и не могли в полной мере
обеспечить рост производства нефтепродуктов и преодолеть сильное от-
ставание от нефтяной промышленности США.
Анализ результатов 1873 г., первого года деятельности в условиях обос-
трения конкурентной борьбы среди нефтепромышленников на Апшеронс-
ком полуострове, приводит предпринимателей Василия Кокорева (1817-
1889) и Петра Губонина (1825-1894) к необходимости создания крупного
акционерного общества, способного охватить весь спектр добычи нефти,
производства нефтепродуктов, а также их реализации.
В конце 1873 г. они приступают к созданию первой нефтяной акцио-
нерной компании. Разъясняя свою позицию перед будущими акционерами,
Василий Кокорев выпускает брошюру «Пояснительная записка к уставу
Бакинского нефтяного общества» (СПб, 1874 г.), где убедительно обосно-
вывает преимущества концентрации капитала для успешного ведения про-
мышленной добычи нефти, производства и реализации нефтепродуктов.
Важнейшими предпосылками для создания подобной компании стали:
1) необходимость коренного изменения состояния российского нефтя-
ного дела для обеспечения удовлетворения массового спроса на нефтепро-
дукты и вытеснения американского керосина с российского рынка;
2) обусловленная географическими факторами отдаленность отечест-
венного нефтяного производства на Апшеронском полуострове от массо-
вого потребителя в Центральной России и остальной части Российской
империи, настоятельно требовавшая в рыночных условиях создания эф-

89
Нефть России: п р о ш л о е , н ас т о я щ е е и б у д у щ е е

фективной хозяйственной структуры нового уровня для производства и


сбыта нефтепродуктов;
3) наличие реальной возможности в рамках вертикально интегрирован-
ной структуры существенно ускорить весь цикл оборота капитала и оку-
паемости затрат, достигая максимизации роста массы и нормы прибыли
за счет снижения удельных затрат по всей технологической цепочке ввиду
концентрации капитала, наличия единой инфраструктуры, контролируемых
источников сырьевого обеспечения.
И, наконец, в рамках вертикально интегрированной компании сущес-
твовала реальная возможность ускорить весь цикл оборота капитала и
окупаемости средств. Такая структура способствовала максимизации роста
массы и нормы прибыли за счет снижения удельных затрат по всей техно-
логической цепочке.
18 января 1874 г. может по праву считаться знаменательной вехой в
отечественной истории. В этот день была учреждено «Бакинское нефтя-
ное общество» – первая акционерная компания в российской нефтяной
промышленности. Однако уже на первом организационном этапе возникли
проблемы с финансами. Нефтяное дело все еще представлялось чересчур
рискованным для патриархального российского предпринимателя. Эти
первоначальные затруднения только раззадорили учредителей, и 9 июля
1874 г. компания официально начала свою деятельность. Во втором параг-
рафе Устава было закреплено, что «в собственность общества переходят
на законном основании некоторые как лично принадлежащие коммерции
советнику Кокореву, так и принадлежащие ему сообща со статским совет-
ником Губониным заводы, земли, суда, нефтяные колодцы, подвалы и скла-
ды по общему владельцев с обществом соглашению по описи, имеющей
быть предъявленной в первом общем собрании акционеров». Основной
капитал БНО составил 2 млн 500 тыс. рублей и обеспечивался выпуском
20 тысяч акций номиналом в 125 рублей.
В отчете БНО за первый 1874/1875 год (период с 1 июля 1874 г. по
1  апреля 1875 г.) подробно описано все имущество компании. Нефтедо-
бывающий сектор включал «шесть групп в Балаханах, пространством око-
ло 60 десятин с буровыми скважинами и нефтяными колодцами; Сабун-
чинские земли пространством около 22 десятин с колодцами и бассейном;
нефтяные бассейны и другие здания, находившиеся в постройке к 1 июля
1874 г.» В 1875 г. БНО располагало 10 скважинами на Балаханском не-
фтяном промысле глубиной от 23 до 35 сажень и с суточным дебитом от
600 до 10 тыс. пудов.
В сектор нефтепереработки вошли: «Завод со всеми принадлежащими
к нему зданиями, аппаратами, машинами и сходящим из земли горючим га-
зом, стоимостью 1 млн 200 тыс. руб. Стоимость нового отделения, находя-
щегося в постройке, и инвентаря принята в 13 тыс. 669 руб.»
Транспортный сектор БНО охватывал флотилию, базирующуюся на
пристани Зых и состоящую из 6 парусных шхун, пароход «Артельщик»
с  5  баржами. В Баку также имелся свой причал, где находились шхуна и

90
Г л а в а I. « Ч е рн о е з о л о т о » Р о с с и й с к о й и м п е р и и

баржа для перевозки нефтяных остатков. В 1875 г. были построены па-


русная шхуна «Василий», кусовая лодка и 5 барж в Царицыне, а также
приобретена паровая шхуна «Транзунд».
Сбытовой сектор Общества включал Бакинскую контору, 11 агентств и
4 «комиссионерства». Агентства вместе с капитальными зданиями и склад-
скими помещениями располагались в Москве, Саратове, Самаре, Царицы-
не, Казани, Симбирске, Сарапуле, Перми, Нижнем Новгороде, Ярославле,
Астрахани. «Комиссионерства» БНО действовали в Рыбинске, Пензе, Во-
логде, Вятке. Только в Москве БНО построило 6 складов на арендованной
земле площадью 2 десятины 700 квадратных сажень и общей вместимос-
тью 3 тыс. 500 бочек. Московское агентство держало весьма популярный у
москвичей магазин для розничной продажи нефтепродуктов.
Правление Общества находилось в Санкт-Петербурге. Его возглавлял
инициативный управляющий Николай Игнатьевский, в состав входили
специалисты финансового и горного дела Р. Крафт, И. Милютин, К. Гусев.
Позднее в состав Правления вошли И. Горбов, Д. Поливанов.
Спустя три года БНО удалось достичь впечатляющих результатов: ком-
пания стала лидером российской нефтяной промышленности. Если в от-
четном 1874/75 г. БНО было добыто 965,7 тыс. пудов нефти, произведено
297,3 тыс. пудов керосина, то в 1875/76 г. соответственно – 2 млн 379,5
тыс. пудов и 520,3 тыс. пудов, а в 1876/77 г. уже – 3 млн 753 тыс. пудов и
903,3 тыс. пудов.
В 1875 г. БНО располагает уже 10 скважинами на Балаханском нефтя-
ном промысле глубиной от 23 до 35 сажень и с суточным дебитом от 600 до
10 тыс. пудов.
Весной 1876 г. промыслы и нефтеперегонный завод «Бакинского не-
фтяного общества» посетил известный русский ученый, профессор Горно-
го института Конон Лисенко, который вскоре стал научным и техническим
консультантом БНО, и также некоторое время работал «над составлением
технической части сочинения о нефти».
После посещения нефтеперегонного завода «Бакинского нефтяного об-
щества» профессор Лисенко отметил: «На сураханском заводе «Бакинско-
го нефтяного общества» имеется 25 кубов от 620 до 660 ведер емкости и 5
кубов емкостью 208 ведер; первые предназначены для перегонки светиль-
ного газа, вторые – для смазочных масел. Они помещаются в зданиях 1 и
20, 18... 13 – есть здание, где производится очистка и отстаивание кероси-
на, горючим материалом служит газ, собираемый посредством 44-х желез-
ных цистерн, обозначенных цифрами 25, отсюда газ проводится трубами,
обозначенными красным пунктиром, по различным зданиям завода....При
заводе имеется обширные бондарная, слесарная и кузнечные мастерские.
«Бакинское нефтяное общество» имеет, кроме того, бондарный завод око-
ло самого Баку…»
Важным этапом развития компании стала организация на Сураханском
заводе производства нефтяных смазочных масел. И это было, прежде всего,

91
Нефть России: п р о ш л о е , н ас т о я щ е е и б у д у щ е е

главной заслугой управляющего заводом, горного инженера Алексея До-


рошенко. Здесь была смонтирована технологическая линия по получению
смазочных масел из нефтяных остатков, которые презрительно назывались
отбросами и в основном попросту сжигались. Принципиальная схема техно-
логического процесса получения нефтяных смазочных масел на Сураханском
заводе состояла в следующем – мазут нагревался до температуры 3000С,
далее через него пропускался перегретый водяной пар, который увлекал с
собой масляные фракции по металлической трубе в холодильное устройс-
тво, где происходило их отделение от воды. Впоследствии горный инженер
Семен Квитка отметил: «Если, вообще говоря, нефтяная промышленность
является неоплатным должником перед В.И. Рагозиным за организацию
производства смазочных масел, то свою долю уважения и признательности
у бакинцев заслужил Алексей Семенович Дорошенко тем, что организовал
это дело в Баку».
Расширение объемов нефтедобычи и нефтепереработки требовали от
руководства БНО дальнейшего совершенствования производства, разви-
тия инфраструктуры и внедрения современного оборудования и новых тех-
нологических решений.
17 февраля 1879 г. был пущен в эксплуатацию керосинопровод БНО от
Сураханского завода до пристани Зых. Затем для компании в Швеции на
верфи Crichton Yard (Abo) был построен танкер «Сураханы» стоимостью
75 тыс. долл. США для перевозки 5 тыс. т керосина. Все это существенным
образом сказалось на повышении эффективности транспортного сектора
Общества и успешной реализации нефтепродуктов как в России, так и за
границей.
В 1888 г. БНО добыло более 11 млн пудов нефти, а через год – 14 млн
пудов. А в 1890 г. БНО по объемам нефтедобычи уверенно продолжало
занимать второе место в России после «Товарищества нефтяного произ-
водства братьев Нобель».
В целом следует отметить, что успешная деятельность БНО, первой
вертикально интегрированной компании, стала убедительным примером
для многих россий­ских нефтепромышленников. И именно начальный этап
акционерного учредительства в нефтяной промышленности (1874-1879 гг.)
оказал существенное влияние на процессы развития этой отрасли, в том
числе и на формирование монополистических структур в конце XIX века.

Братья Нобель на Апшероне

В середине 80-х гг. XIX в. в российской нефтяной промышленности про-


изошла смена лидера. По ряду причин, в том числе и из-за ухода в 1889 году
из жизни выдающегося российского предпринимателя Василия Кокорева,
«Бакинское нефтяное общество» утратило свои позиции, и пальма пер-

92
Г л а в а I. « Ч е рн о е з о л о т о » Р о с с и й с к о й и м п е р и и

венства в отрасли перешла к амбициозной и быстро растущей компании –


«Товариществу нефтяного производства братьев Нобель».
Вот как о начальном этапе образования этой компании говорится в бро-
шюре «Товарищество нефтяного производства братьев Нобель», вышед-
шей в июне 1882 г. в Санкт-Петербурге: «Старший из братьев Р.Э. Нобель
отправился на Кавказ для исполнения особого поручения своего второго
брата, петербургского механического заводчика, в 1874 г. он приступил к
поискам нефти, как на Апшеронском полуострове, так и на острове Челе-
кен. Открыв в обеих местностях обильные источники, он немедленно при-
ступил к устройству перегонного завода, который и был пущен в действие
в 1875 г.».
«Особое поручение» Людвига Нобеля (1831-1888) своему брату Ро-
берту (1829-1896) в марте 1873 г. состояло в организации массовых за-
купок орехового дерева для последующего изготовления оружейных лож
на Ижевском заводе. Впрочем, по объективным причинам оно оказалось
невыполненным. И вовсе не случайно в поле зрения Роберта Нобеля на
Апшеронском полуострове оказались нефть и фотоген (керосин). Он имел
уже небольшой опыт организации торговли керосином в Финляндии и ре-
шил рискнуть. Все 25 тыс. рублей «ореховых» денег были потрачены на
покупку у голландских подданных братьев Де Бур небольшого участка не-
фтеносной земли и фотогенового завода с восемью «татарскими» верти-
кальными перегонными кубами, емкостью в 80-85 пудов каждый. Новое
дело, по мнению Роберта, имело неплохие перспективы, поскольку на рос-
сийском рынке преобладали нефтепродукты зарубежного производства.
Ведь только американского керосина в 1872 г. было ввезено в Россию 1
млн 793 тыс. пудов, а в то же время производство российского керосина
находилось на недопустимо низком уровне – около 400 тыс. пудов в год.
Известный российский историк, доктор исторических наук Ирина Дья-
конова в своей монографии «Нобелевская корпорация в России» (Москва,
1970 г.) отмечает, что отмена на нефтяных промыслах Апшеронского полу-
острова откупной системы c 1 января 1873 г. создала хорошие предпосыл-
ки для развития нефтяного дела, и братья Нобель воспользовались этим в
полной мере.
Профессор Горного института Конон Лисенко, посетивший Апшерон-
ский полуостров весной 1876 г., так вспоминал об этом в своем «Очер-
ке современного состояния производства нефти и о применении нефти
как топлива»: «Заслуживает особенного внимания примененный весьма
удачно г-м Робертом Нобелем способ провода поисковых буровых сква-
жин ... преимущество его состоит в быстроте работы и возможности про-
водить скважины малого диаметра до сравнительно большой глубины… В
Баку есть несколько заводчиков, желавших поставить обработку нефти
на рациональных началах. К числу их я должен отнести Роберта Нобе-
ля, который на строящемся, но пущенном после меня в действие заводе,
надеется ввести полную обработку нефти с включением производства па-

93
Нефть России: п р о ш л о е , н ас т о я щ е е и б у д у щ е е

рафина из материалов его содержащих в достаточном количестве». Для


полной характеристики новаторской деятельности Роберта Нобеля сле-
дует добавить, что 27 ноября 1875 г. Департамент торговли и мануфактур
Министерства финансов России выдал ему привилегию на оригинальную
конструкцию бурового свободнопадающего инструмента с выдвижными
резцами и способ удаления шлама с помощью принудительной подачи
воды в скважину.
В декабре 1875 г. Людвиг пишет в письме своему младшему брату Альф­
реду (1833-1896): «Роберт возвратился в Баку с восточного побережья Кас-
пийского моря, он нашел великолепную нефть на Челекене, залегающую на
глубине 10 саженей. Теперь у него есть тот сырой материал, который ему не-
обходим... Его будущие успехи зависят от этого. Я со своей стороны сделал,
что мог, в смысле финансовой помощи и технической поддержки... Основное
теперь в том, чтобы вести дело разумно, в крупном масштабе».
Первым шагом по расширению нефтеперегонного производства на
заводе братьев Нобелей явились установка еще двух дополнительных
перегонных кубов и внедрение технологии очистки керосина. В очеред-
ном письме к Альфреду Людвиг сообщал: «Завод, наконец, закончен и
начал работать. Его производительность значительна, составляя в его
настоящем виде 0,5 млн пудов в год. Если увеличить вдвое количест-
во оборудования (оборудование обходится недорого), то по окончанию
строительства производственных зданий мы можем удвоить эту произ-
водительность и даже учетверить ее. Практически при любом повороте
дел мы сможем производить 2 млн пудов керосина в год – все упира-
ется в транспорт и склады. Но именно здесь большая проблема. Что
касается качества, то достигнуты великолепные результаты: тогда как
из бакинской нефти получают обычно только 30% тяжелого и низкока-
чественного керосина, мы способны производить из той же нефти 40%
легкого керосина соответствующего лучшим американским образцам.
Мы сможем выйти на рынок с продуктом, который обеспечит нашей
фирме блестящую репутацию...»
В июле 1876 г. по результатам поездки на Апшеронский полуостров
Людвиг Нобель приступил к работе над аналитической запиской «Взгляд
на бакинскую нефтяную промышленность и ее будущность». По существу,
этот документ содержал комплексную программу коренных преобразова-
ний отечественного нефтяного дела. Прежде всего, Людвиг Нобель обра-
тился к опыту нефтяной промышленности США, подчеркнув, что имен-
но «производство осветительных масел все-таки оказалось для Америки
громадным использованием богатства, дающего более 100  млн долларов
чистого дохода». Он постарался выделить особенности и различия нефте-
добычи в США и России, дал четкое разделение всей отрасли на основные
составляющие: «...сырая нефть у нас дается почти даром, как то бывало
временно и в Америке... Все понимают, что дело должно иметь громадную
будущность, но при тормозящем все дело недостатке путей сообщения, при
отсутствии капиталов, предприимчивости и умения устроить дело, нельзя

94
Г л а в а I. « Ч е рн о е з о л о т о » Р о с с и й с к о й и м п е р и и

предвидеть, когда действительно начнется развитие бакинской нефтяной


промышленности». Основные предложения Людвига Нобеля обосновыва-
ли: отказ от транспортировки нефти гужевым транспортом (арбами в бур-
дюках) и строительство нефтепроводов от промыслов до нефтеперегонных
заводов; строительство железных резервуаров для хранения нефти и не-
фтепродуктов; более широкое использование нефтяных остатков (мазута)
для отопления и газового производства; коренное улучшение качества ке-
росина; внедрение наливной перевозки нефти в вагонах-цистернах, речных
и морских судах; создание разветвленной структуры для хранения и сбы-
та нефтепродуктов в России. Поскольку эта программа была воспринята
большинством российских нефтепромышленников с изрядным скептициз-
мом и излишней осторожностью, Людвиг Нобель принимает решение реа-
лизовать ее самостоятельно.
Осенью 1878 г. на Апшеронском полуострове для его предприятия фир-
ма «Бари, Сытенко и К°» построила первый в России нефтепровод длиной
8,5 версты с диаметром трубы 3 дюйма и пропускной способностью 80 тыс.
пудов нефти в сутки. До конца 1878 г. по этому трубопроводу было прока-
чено только 841 тыс. 150 пудов нефти, но уже в 1879 г. – 5 млн 583 тыс.
пудов.
Если в 1876 г. предприятие братьев Нобелей вывезло из Баку 6 тыс. 248
пудов керосина, то в 1879 г. – уже 551 тыс. 428 пудов керосина и 466 тыс.
673 пуда нефтяных остатков.
С 1877 г. началось коренное техническое перевооружение и нефтепе-
регонного завода. Были впервые установлены паровые насосы для накачки
нефти и мазута в напорные баки, питающие перегонные кубы, введено ох-
лаждение горячего мазута в перегонном кубе посредством системы цирку-
ляции холодного мазута. Уже это позволило поднять число перегонок до
6-10 в сутки. В 1878 г. на заводе был смонтирован большой мазутный хо-
лодильник трубчатого типа, размещенный в резервуаре емкостью 20 тыс.
пудов, прозванный рабочими «Иван Великий».
Широкий выход нефти и нефтепродуктов на внутренний российский
рынок по морскому и речному путям не мог быть обеспечен перевозкой в
бочках. И здесь Людвиг обращается к опыту астраханских купцов, братьев
Артемьевых, которые в 1875 г. переделали свое парусное деревянное суд-
но «Александр» для доставки нефти наливом по Волге. В январе 1878  г.
Нобель подписывает контракт со Сваном Алмквистом, директором судо-
строительного завода Motala (Швеция) на строительство первого в мире
нефтеналивного парохода «Зороастр», названного так в честь иранского
философа Заратустры. Его грузоподъемность достигала 34 тыс. пудов ке-
росина, размещенного в восьми вкладных емкостях, мощность судовой ма-
шины составляла 290 л.с. В конце 1878 г. он совершил первое плавание по
Каспийскому морю под русским флагом.
Следует подчеркнуть, что Людвиг Нобель очень внимательно изучал
опыт успешной деятельности лидера отрасли, Бакинского нефтяного об-
щества, и вскоре предпринял решительные действия.

95
Нефть России: п р о ш л о е , н ас т о я щ е е и б у д у щ е е

В 1879 г. семейное предприятие братьев Нобель было акци-


онировано как Товарищество «на паях». 18 мая 1879 г. последо-
вало высочайшее утверждение Устава «Товарищества нефтяно-
го производства братьев Нобель» с основным капиталом в 3 млн
рублей. Распределение капитала было следующим: Людвиг Нобель –
1, 61 млн руб., Альфред Нобель – 115 тыс. руб., Роберт Нобель – 100
тыс. руб., Петр Бильдерлинг – 930 тыс. руб., Александр Бильдерлинг –
50 тыс. руб., Иван Забельский – 135 тыс. руб., Фриц Блумберг – 25 тыс.
руб., Михаил Белямин – 25 тыс. руб., А. Сандрен – 5 тыс. руб., Бенно
Вандерлих – 5 тыс. руб.
С этого момента начинается принципиально новый этап в истории Това-
рищества братьев Нобель и деятельности Людвига Нобеля. Им была пос-
тавлена задача по достижению лидирующих позиций в российском нефтя-
ном деле и превращению Товарищества в вертикально интегрированное
предприятие, распространяющее свою деятельность от нефтяной скважи-
ны до сбыта конечной продукции потребителю.
В докладе Правления «Товарищества нефтяного производства братьев
Нобель» общему собранию пайщиков в апреле 1883 г. было подчеркнуто:
«Задачей Товарищества было вытеснить предварительно американский
керосин из России, а затем начать вывоз керосина за границу», и все пред-
приятие было организовано в полном соответствии с потребностями такой
задачи. Промышленная деятельность Товарищества до сих пор сопровож-
дается постоянно возрастающими успехами. Размер ее оборотов с каждым
годом все более и более расширяется. Высокое качество продуктов Това-
рищества и репутация, ими вследствие того приобретенная, утверждает за
ними высшие цены, сравнительно с ценами за подобные же продукты дру-
гих бакинских предпринимателей.
В области разработки нефтяных месторождений «Товариществом не-
фтяного производства братьев Нобель» ставка была сделана на развитие
машинного бурения. Если первая скважина была пробурена Робертом Но-
белем ручным способом в апреле 1876 г. на Сабунчинской площади, то в
1878 г. число скважин Товарищества возросло до семи, и все они бурились
механическим способом. В 1882 г. «Товарищество нефтяного производства
братьев Нобель» имело 25 буровых скважин из 271 по всей России. В се-
редине 1879 г. на промысле Товарищества был получен первый нефтяной
фонтан, за которым последовали и другие в 1880 и 1881 гг.
С каждым новым годом Товарищество братьев Нобель укрепляло свои
позиции в качестве лидера отечественной нефтяной промышленности. С
1879 г. за достаточно короткий период эта компания превратилась в веду-
щее российское предприятие новой отрасли. Если в 1879 г. Товарищество
добыло 321 тыс. пудов собственной нефти и произвело с учетом покупной
нефти, 310 тыс. пудов керосина, то в 1888 г. собственная добыча выросла
в 81,6 раза, и составила 26 млн 218 тыс. пудов (13,4% от общероссий-
ской добычи), а производство керосина выросло в 41,4 раза и составило
12,8 млн пудов керосина.

96
Г л а в а I. « Ч е рн о е з о л о т о » Р о с с и й с к о й и м п е р и и

Шугуровская неудача Ласло Шандора

Растущая слава о нефтяных богатствах Апшеронского полуострова не


давала покоя и искателям счастья и в самом центре Российской империи.
Обнадеживающие сведения о наличии нефтяных запасов в Поволжье при-
влекали внимание не только российских деловых людей. Пытались поймать
нефтяную «птицу счастья» и некоторые зарубежные предприниматели,
среди которых заметно выделялся гражданин США венгерского проис-
хождения Ласло Шандор. Он нажил неплохой капитал на поставках пен-
сильванского керосина для освещения Санкт-Петербурга, что позволило
начать с 1870 г. обстоятельные поиски нефти бурением скважин на тер-
ритории Бугульминско-Белебеевской возвышенности. И он, в отличие от
осторожных волжских предпринимателей, шел на поиск нефти с большим
размахом.
С целью привлечения необходимых финансовых средств для продолже-
ния работ в 1873 г. он опубликовал в Лондоне книгу под интригующим на-
званием «Шандоровские нефтяные районы центра Европейской России»,
где указывал, что выгодная для российской нефти конкуренция с американ-
ской (в то время на российском нефтяном рынке еще господствовал аме-
риканский керосин) может начаться только после ввода в эксплуатацию
месторождения, которое было бы близким к основным районам внутрирос-
сийского потребления и к удобной воднотранспортной магистрали.
На основании уже известных работ российских геологов Ласло Шандор
пришел к выводу, что таковой может стать совершенно новая нефтеносная
провинция, которой он заранее дал громкое название «Шандоровская» и
которая расположена рядом с Волгой, и всего лишь в сотне километров от
реки Камы. «Я не могу быть абсолютно точно уверен в конечном успехе
дела, но первые результаты превзошли мои самые радужные ожидания»,
писал он в своей книге.
Ласло Шандор предполагал, что обнародованная им «нефтеносная
провинция» будет в перспективе играть гораздо большую для Российской
Империи роль, чем традиционный регион Апшеронского полуострова. Из
своего посещения и исследований бакинских нефтяных месторождений он
вынес впечатление, что они почти столь же богаты нефтью, как и амери-
канские нефтяные поля в Пенсильвании. Однако, отмечал в своей книге
Ласло Шандор: «связь Баку со столицей Российской Империи очень за-
труднена и ненадежна, поскольку путь от Баку до Астрахани, преходящий
в частности, через устье Волги, часто почти полностью пересыхает, и с по-
добными же сложностями связана перевозка от Астрахани до Саратова».
Поэтому перевозка нефти вверх по Волге из Баку – очень дорогостоящее
предприятие: необходимо использовать значительное количество паровых
и лошадиных сил, а также бурлаков. Путь от Саратова до Санкт-Петербур-
га, по его мнению, был более легким.

97
Нефть России: п р о ш л о е , н ас т о я щ е е и б у д у щ е е

Ласло Шандор считал, что серьезным препятствием для эффективной и


прибыльной добычи нефти на Апшеронском полуострове было отсутствие
на юге Российской Империи достаточного количества строительного леса,
необходимого как для буровых вышек, так и для производства нефтяных
бочек (такой лес могли поставлять Саратовская, Самарская и Казанская
губернии, откуда он интенсивно вывозился, в частности, в Англию). Очень
дорогостоящей считал Ласло Шандор также доставку в Баку вниз по Волге
железных обручей для бочек, поташа, серной кислоты, необходимых для
нефтяного производства. Всех этих недостатков была бы лишена, по мне-
нию дерзкого американского предпринимателя, «Шандоровская нефтяная
провинция».
Для проведения поисковых работ на нефть Ласло Шандор арендовал у
различных частных землевладельцев и крестьянских общин около 142 тыс.
гектаров земли, и стал вести разведку нефтяных месторождений, находя-
щихся в долинах рек Шемшы и Сок. При селении Шугур Бугульминского
уезда (бывшей Надыровой волости), на правом берегу реки Шешмы были
пробурены две скважины в 200 саженях одна от другой параллельно тече-
нию реки на береговом косогоре (вблизи нынешнего нефтебитумного за-
вода). Устья скважины были расположены на 17 сажен выше уровня воды
в Шешме. Буровая скважина №1 имела глубину 254 м, а № 2 – 42,6 м.
Скважина в Сарабикулове Шандором была заложена на уступе – площад-
ке, напоминающей просторную террасу, искусственно сооруженную для
этой цели. Эта скважина была доведена до глубины 204 метра. Кроме того,
скважины были пробиты в долине реки Сок (две скважины на правом бе-
регу Волги, против Самары). Чтобы прийти к окончательному результату
своих исследований, Ласло Шандор распорядился одну из скважин углу-
бить по возможности больше. Для этой цели была избрана Шугуровская
скважина № 1, в которой производилась работа до апреля 1877 г. С глуби-
ны 800 футов (243 м) началось слабое выделение газов, и шлам, извлека-
емый из скважины, был пропитан нефтью. При углублении скважины еще
до 833 футов выделение газов усилилось и стало сопровождаться сильным
шумом. Из опасения, что нефть может хлынуть фонтаном, Ласло Шандор
приостановил дальнейшее бурение.
В конце своей записки в Горный департамент в апреле 1877 года о ре-
зультатах разведочных работ на нефть Ласло Шандор писал: «Все изыска-
ния мои увенчались полным успехом…. Богатые неисчерпаемые подземные
бассейны жидкой нефти заключаются в долинах рек Сок и Шешмы, на се-
веро-востоке от Самары, а так же и в Самарском и Бугульминском уездах.
При селениях Шугур и Сарабикулово находятся в громадном количестве
залежи земли, пропитанной нефтью».
Директор Горного департамента Федор Раселли, изучив докладную за-
писку Ласло Шандора, направил в этот район горного инженера Якова
Вейтценбрейера и инженера Алексея Сивкова для изучения данного воп-
роса на месте. В их рапорте от 4 июня 1877 года они подтвердили наличие
признаков нефтеносности в районе проведения работ: «По нашему мнению,

98
Г л а в а I. « Ч е рн о е з о л о т о » Р о с с и й с к о й и м п е р и и

серные газы, которые во многих местах здесь выходят, так же как и про-
сачивание нефти на поверхность земли, большие залежи асфальта, всюду
встречаемые здесь, служат верными признаками того, что в этих местах мы
находимся в области богатых подземных нефтяных бассейнов».
К сожалению активная деятельность Ласло Шандора не получила про-
должения, недостаток финансовых средств не позволил ему осуществить
буровые работы на большую глубину и достигнуть желанных залежей де-
вонской нефти.
Однако, несмотря на неудачу предприятия, к несомненным заслугам
Ласло Шандора следует отнести первое широкомасштабное глубокое раз-
ведочное бурение в Урало-Поволжье и установление им факта перспек-
тивности этого региона для промышленной добычи нефти. Его заслуга за-
ключается и в том, что он существенно расширил добычу битуминозных
пород вблизи Шугурово и даже организовал довольно крупный по масшта-
бам того времени гудронный завод, продукция которого была востребована
местным населением.

Сбрасывая акцизные оковы

Уже к середине 70-х гг. XIX века стало ясно: количество добываемой не-
фти превосходит возможности внутреннего рынка России, или, выражаясь
в терминах экономической теории, предложение стало опережать спрос. И
многие экономисты причину этого видели в недостатках системы обложения
керосинового производства акцизом введенной одновременно с отменой от-
купной системы с 1 января 1873 г.
К сожалению, система керосинового акциза – малоэффективная и стра-
дающая массой несовершенств – с первых дней показала себя не самым
лучшим изобретением чиновников, ведавших налогообложением в России.
Она оказалась не просто сложной, а искусственно переусложненной, что
сразу же сделало ее неудобной и для налоговых органов, и для нефтеп-
ромышленников. К слову сказать, акциз на керосиновое производство не
обогатил казну Российской империи. За пять лет существования он принес
ей всего-то 1 млн 246 тыс. руб., в то время как сдача в аренду нефтеносных
участков на Апшеронском полуострове и пошлины на американский керо-
син вместе составили за то же время сумму 20 млн 879 тыс. руб., т.е. почти
в 17 раз большую.
Согласно закону, акцизный налог был установлен с емкости перегон-
ных кубов. Сначала правительственным чиновникам казалось, что такой
способ исчисления количества керосина упрощает его заботу при взима-
нии налога, ибо при емкости кубов до 208 ведер акциз взимался по 4 коп.
с ведра, а при объеме кубов свыше указанной емкости размер акциза ус-
танавливался по 10 руб. с каждого куба в день. Считалось, что перегонка

99
Нефть России: п р о ш л о е , н ас т о я щ е е и б у д у щ е е

нефти в кубах емкостью от 80 до 100 пудов должна продолжаться 30 часов,


из них заполнение куба нефтью и перегонка занимали 17 часов, а охлажде-
ние куба длилось 13 часов. В кубах емкостью свыше 100 пудов перегонка
нефти длилась несколько суток. Расчет выхода керосина был определен в
40% от объема нефти.
Однако уже вскоре обнаружилось, что время полного цикла перегонки
нефти было определено акцизными чиновниками неверно, выход керосина
из нефти не превышал 30%, а производственный цикл в малых кубах не
совпадал с циклами в больших кубах.
Кроме того, оказалось, что заводчики в своем естественном стремле-
нии платить меньше акциза, старались выгнать керосина в сутки как мож-
но больше, а это не могло не сказаться на его качестве, так как они гру-
бо нарушали технологический режим. Перегонные кубы на большинстве
«заводов» были небольшие – емкостью 100-200 пудов налива нефти, а
сам завод состоял из трех «отделений»: перегонного, холодильного и очис-
тного. Сам куб был «вмазан» в основание, в котором устраивалась топка,
куда рабочие время от времени подливали черпаками нефть. Полученный
таким образом керосин сливали в тары и везли в порт. При такой техноло-
гии бакинский керосин не отличался высоким качеством; он плохо горел и
при сгорании давал много копоти, поэтому домашние хозяйки, особенно в
городах, предпочитали американский керосин.
Но и такая примитивная «технология» производства керосина очень
часто нарушалась. Заводчики, быстро уяснив несовершенство акцизного
обложения, для того, чтобы остаться «в своем интересе» (в прибыли), ус-
коряли перегонку нефти, стараясь нагнать его больше акцизной нормы, но
при этом керосин получался еще более низкого качества. Они умудрялись
делать в сутки от 4 до 10 циклов. При форсированной перегонке кубы часто
перегревались, вследствие чего подвергались перегонке тяжелые фракции,
а легкие не успевали конденсироваться и уходили в атмосферу. Прибавим
сюда и частые взрывы и пожары, от которых больше всего страдали ра-
бочие. Да и злоупотреблений среди акцизных чиновников было немало. В
результате нефтяная промышленность России, таким образом, оказалась
«загнанной в угол»: несовершенный керосиновый акциз стал чем-то вроде
топкого болота на пути ее дальнейшего развития. Дальнейшее ее развитие
стало, по существу, невозможным.
По предложению бакинского губернатора, действительного статского
советника Старосельского нефтепромышленники избрали комиссию под
председательством Михаила Бенкендорфа для подготовки конкретных
предложений для преодоления стагнации отрасли. В результате прове-
денной работы комиссия отметила, что одной из важных причин кризиса
является неравномерное распределение акциза между заводчиками, особо
подчеркнув при этом, что существующая акцизная система делает невоз-
можным какие бы то ни было технические усовершенствования в заводс-
кой технике и ведет к сокращению производства керосина. Основной вы-

100
Г л а в а I. « Ч е рн о е з о л о т о » Р о с с и й с к о й и м п е р и и

вод комиссии заключался в необходимости ликвидации акцизного сбора на


произведенный керосин для дальнейшего развития промышленности.
В свою очередь, этот важнейший вопрос оказался в поле зрения Импе-
раторского Русского Технического Общества (ИРТО). 21 января 1876  г.
в Императорском Русском Техническом Обществе создается комиссия «О
проекте акциза на нефть и развитии нефтяной промышленности» под пред-
седательством князя Николая Романовского, Почетного Председателя
ИРТО. Эта комиссия, в составе которой находились выдающиеся русские
ученые и промышленники, внесла значительный вклад в развитие отечест-
венного нефтяного дела. На заседании комиссии 11 февраля 1876 г., в ходе
обсуждения доклада секретаря ИРТО Федора Львова, учредитель «Бакин-
ского нефтяного общества» Василий Кокорев заявляет: «Освобождение
нефтяного промысла от акциза и от всякого сопряженного с ним стесне-
ния, есть одна из тех мер, которые действительно могут способствовать его
развитию и на который нефтяной промысел имеет право...» Далее звучит
его глубокая мысль о необходимости полной переработки нефти и ее ос-
татков: «Нефтяной вопрос есть вопрос государственной важности: кроме
фотогена, идущего на освещение, нефть дает смазочные масла и густые,
так называемые нефтяные остатки. Смазочные масла теперь уже в огром-
ном состоянии выписываются из-за границы, между тем как приготовле-
ние их у нас должно быть продолжением фотогенового производства, для
утилизации всего, что можно извлечь из первого материала, то есть сырой
нефти, и облагать этот побочный продукт акцизом было бы совершенно
несправедливо».
В мае 1876 г. правление ИРТО командировало профессора Санкт-Пе-
тербургского университета Дмитрия Менделеева в 1876 г. на Всемирную
выставку в Филадельфию с конкретным заданием изучить положение дел,
в том числе финансовых, в американской нефтяной промышленности и
объективно еще раз определить причины кризиса нефтяного дела в Рос-
сии. Затем на Апшеронский полуостров был направлен профессор Горного
института Конон Лисенко, чтобы на месте изучить «тяжкие последствия
нефтяного акциза».
По наблюдениям профессора Лисенко, бакинские заводчики, «зашо-
ренные» акцизом, не были озабочены усовершенствованием нефтепере-
гонных установок, а также выработкой, наравне с керосином, других цен-
ных нефтепродуктов (например, асфальта из кира). Он пришел к твердому
убеждению, что фотогенный акциз в том виде, как он был установлен пра-
вилами от 1 февраля 1872 г. – это удавка на шее едва зародившейся не-
фтяной отрасли.
В свою очередь, находясь в США, профессор Менделеев особое вни-
мание уделил системе налогообложения в американской нефтяной про-
мышленности. Там с 1862 по 1869 гг. тоже вводился акциз, причем как на
сырую нефть, так и на нефтепродукты. Это было сделано для того, что-
бы хоть как-то покрыть колоссальные расходы, связанные с Гражданской

101
Нефть России: п р о ш л о е , н ас т о я щ е е и б у д у щ е е

войной 1861-1865 гг. Нефтяной акциз давал правительству США внуши-


тельную сумму – 9 млн долл. в год, но, несмотря на это, руководство стра-
ны сначала упразднило акциз на экспортируемый керосин, а затем на все
нефтепродукты. Более того, правительство стало покровительствовать вы-
возу керосина путем возвращения пошлин, взимаемых с жестяной тары, в
которой вывозился керосин за границу и невзимания пошлин или обратном
ввозе железной тары (бочек) в США. А в 1868 г., т.е. уже в годы Рекон­
струкции (1865-1867 г.) акциз на нефть и вовсе был отменен.
Вернувшись из Америки, профессор Менделеев составил обстоятель-
ный отчет о своей командировке, который в виде соответствующей запис-
ки лег на стол министра финансов Михаила Рейтерна. Затем, 18 декабря
1876 г. он выступил с обстоятельным докладом на общем собрании Импе-
раторского Русского Технического Общества.
В целом, оба ученых блестяще справились со своим заданием, и их кни-
ги – Д.И. Менделеева «Нефтяная промышленность в Северо-Американс-
ком штате Пенсильваниия и на Кавказе» и К.И. Лисенко «Нефтяное про-
изводство» явились убедительным обоснованием в пользу отмены акциза.
В ходе своей работы комиссия Императорского Русского Технического
Общества пришла к заключению, что самой существенной мерой помощи
русскому нефтяному промыслу было бы «освобождение его от всякого ак-
циза в течение, по крайней мере, 10 лет». И эта конструктивная позиция
нашла понимание у российского правительства.
На основании решения Государственного совета и утверждения императо-
ром Александром II от 6 июня 1877 г. было введено освобождение фотогено-
вого производства от акцизного и других налогов с 1 сентября 1877 г. по всей
Российской империи.
Это означало, во-первых, победу передовой общественной мысли в
борьбе с оковами акцизного налогообложения, а во-вторых, и это было
более важным, российское правительство освободило нефтяную промыш-
ленность от всяких налогов, чтобы дать ей возможность окрепнуть и напра-
виться по пути свободного предпринимательства и справедливой рыночной
конкуренции.
Отмена акциза с фотогенно-керосинового производства в России дала
мощный импульс к развитию нефтяного производства во всех ключевых
секторах. Еще раз следует подчеркнуть, что хотя увеличение добычи нефти
было достигнуто и в течение пятилетнего срока действия акциза, подлин-
ное ускоренное развитие нефтяной промышленности в России началось в
1877 г., и оно происходило по всем направлениям – стремительно совер-
шенствовались способы добычи нефти, ее транспортировки, переработки
и сбыта.
Анализ ряда производственно-технических показателей также сви-
детельствует о существенном прогрессе в российском нефтяном деле.
Так, средняя глубина бакинских скважин с 1878 по 1886 гг. увеличилась
вдвое – с 43 до 87 саженей. И были уже пробурены скважины глубиной до

102
Г л а в а I. « Ч е рн о е з о л о т о » Р о с с и й с к о й и м п е р и и

160 саженей. Весьма показательно и то, что ассортимент нефтепродуктов


увеличился в 8 раз.

Табл. 3
Добыча нефти в России в 1878-1888 гг. (в пудах и тоннах)
Добыча нефти Добыча нефти
в пудах в тоннах
1878 г. 20 млн 646 тыс. 338,19 тыс.
1879 г. 23 млн 560 тыс. 385,93 тыс.
1880 г. 24 млн 800 тыс. 406,24 тыс.
1881 г. 40 млн 920 тыс. 670,28 тыс.
1882 г. 51 млн 646 тыс. 845,99 тыс.
1883 г. 59 млн 800 тыс. 979,56 тыс.
1884 г. 89 млн 000 тыс. 1 млн 458 тыс.
1885 г. 115 млн 000 тыс. 1 млн 884 тыс.
1886 г. 123 млн 500 тыс. 2 млн 23 тыс.
1887 г. 160 млн 000 тыс. 2 млн 621 тыс.
1888 г. 182 млн 000 тыс. 2 млн 981 тыс.
*Першке С. и Л. Русская нефтяная промышленность, ее развитие и современное
положение в статистических данных. Тифлис. – 1913. – С. 4,5.

Характерно, что именно в «безакцизное десятилетие» продажная цена


отечественного керосина понизилась в 4,5 раза, благодаря чему он стал до-
ступен самым бедным слоям населения и распространился фактически по
всей необъятной России.
Цена керосина на рынке Царицына (по ней равнялись цены на остальных
внутренних рынках России) составляла: в 1877 г. – 2, 25 руб., в 1885 г.  –
56 коп., а в 1886 – 40 коп. за пуд. Уменьшение цены стало для керосина свое-
образным пропуском даже в самые бедные семьи, которые получили возмож-
ность сменить традиционную лучину на удобные керосиновые лампы.
Более того, русский керосин, успешно конкурируя с американским, с
каждым годом завоевывал все новые и новые внешние рынки, где его охот-
но покупали, – и в Европе, и в Азии. Если в 1877 г. его было вывезено
за границу 4 млн 600 тыс. пудов, то в последующие годы шло неуклонное
возрастание экспортных поставок и через десять лет было вывезено уже
более 25 млн пудов.
Десятилетие «нефтяной свободы» в России характеризовалось возник-
новением целого ряда нефтяных акционерных компаний, возникших на базе
бывших товариществ «на вере». Это в свою очередь привело к усилению
конкуренции не только в нефтяной промышленности в целом, но и в част-
ности в каждом секторе этой отрасли: в нефтедобыче, нефтепереработке и
реализации нефтепродуктов.
Так, 11 июля 1880 года стало датой основания нефтепромышленного
и торгового товарищества «С. и И. Джакели и Ко» с основным капиталом

103
Нефть России: п р о ш л о е , н ас т о я щ е е и б у д у щ е е

500 тыс. руб., которое вскоре заняло свое достойное место среди ведущих
нефтедобывающих фирм на Апшеронском полуострове.
1 июля 1883 г. «высочайшим повелением» императора Александра III
был утвержден устав Батумского нефтепромышленного и торгового об-
щества (БНИТО). Учредителями новой компании стали предприимчивые
инженеры путей сообщения Сергей Палашковский и Андрей Бунге, руко-
водители строительства введенной в эксплуатацию железнодорожной ма-
гистрали Баку – Тифлис – Батуми. Весьма прозорливо оценив, что имен-
но транспортировка нефти и нефтепродуктов является ключевым звеном в
сбытовой политике, они сделали ставку на создание парка вагонов-цистерн,
способного справиться с сухопутной перевозкой больших объемов апше-
ронской нефти от промыслов к морским портам. Первые годы деятельнос-
ти подтвердили правильность сделанного ими выбора. В 1884 г. в общем
объеме нефти и нефтепродуктов, отправленных из Батуми за границу, со-
ставившем 3 млн 746 тыс. пудов, доля БНИТО составила 44,5% или 1 млн
670 тыс. пудов. Достигнутые успехи вызвали желание учредителей выйти
за рамки специализированной транспортной структуры и принять непос-
редственное участие в добыче и переработке нефти. Были арендованы два
участка в Балаханах на нефтеносных землях генерал-адъютанта Лазарева и
княгини Гагариной, где развернулись буровые работы. В Батуми были пос-
троены 4 железных резервуара вместимостью по 80 тыс. пудов: два – для
хранения керосина и по одному для смазочных масел и мазута. В короткие
сроки там же построено хорошо оснащенное предприятие по серийному
производству тары для нефтепродуктов с суточной производительностью
12 тыс. «жестянок». Все это потребовало привлечения немалых средств,
поэтому последовало настойчивое обращение учредителей в Санкт-Петер-
бург, которое нашло понимание в правительственных кругах. 16 ноября
1884 г. последовало «высочайшее повеление» императора Александра III
«О разрешении выпуска облигаций Батумскому нефтепромышленному и
торговому обществу».
1883 год был ознаменован появлением и еще одной вертикально ин-
тегрированной нефтяной компании. 2 октября 1883 г. последовало высо-
чайшее утверждение устава компании «Нефть» – Русского товарищества
для добычи, перевозки, хранения и торговли нефтепродуктами» с устав-
ным капиталом 2 млн руб. Во главе учредителей был известный россий-
ский промышленник Петр Губонин (1825-1894). В уставе были указаны
основные направления деятельности, согласно которым компания могла
«… приобретать в собственность, устраивать и арендовать нефтяные заво-
ды, нефтепроводы, резервуары, пристани, склады для хранения нефтяных
продуктов; приобретать в собственность и арендовать вагоны-цистерны,
а также морские и речные суда для перевозки наливом продуктов нефти;
производить торговлю продуктами нефти снабжать ими паровые двигате-
ли на железных дорогах, пароходах, заводах и других торгово-промышлен-
ных предприятиях; открывать повсеместно конторы и агентства для сбы-

104
Г л а в а I. « Ч е рн о е з о л о т о » Р о с с и й с к о й и м п е р и и

та нефтяных продуктов». Уже через три года активной работы компания


«Нефть» показала весомые результаты: только за использование своего
вагонного парка, насчитывавшего 1050 единиц, по транспортировке нефти
и нефтепродуктов было получено 483 тыс. 746 рублей. А чистая прибыль
компании в 1886 году составила 60 тыс. 616 рублей.
Деятельность Нефтепромышленного и торгового общества «Каспийс-
кое товарищество» также служит примером успешного развития нефтя-
ного предпринимательства. Его устав был высочайше утвержден 8 сентяб-
ря 1886 г., и 1 января 1887 г. были открыты первые действия. Основной
капитал товарищества составил 2,5 млн руб. Учредителями стали Павел
Гукасов (1858-1930) и его братья Акоп, Аршак, Абрам. Выходцы из семьи
тифлисского купца, все они получили очень хорошее образование. Так, Па-
вел Гукасов окончил Московскую коммерческую академию, а затем и Дрез-
денскую политехническую школу.
Вначале «Каспийское товарищество» являлось предприятием «на вере»,
владевшее небольшим нефтеперегонным заводом в Баку. Решительный по-
ворот в сторону современных методов управления и ведения производства,
внедрения передовой техники принес вскоре свои результаты. Уже через
пять лет Товарищество вело работы на трех нефтеносных площадях Апше-
ронского полуострова. В 1891 г. в Балаханах эксплуатировалось 18 скважин,
имелось 18 паровых машин общей мощностью 236 л.с., а также 14 паровых
насосов, за год было добыто 4 млн 631 тыс. пудов нефти. В Сабунчах имелось
15 продуктивных скважин, и на 6-ти из них производились буровые работы,
работала 21 паровая машина общей мощностью 295 л.с., а также 28 паровых
насосов, за год было добыто 17 млн 719 тыс. пудов нефти. На Романинской
площади эксплуатировалась 1 скважина, имелась 1 паровая машина мощ-
ностью 8 л.с., за год было добыто 57 тыс. 433 пуда нефти. Таким образом, в
1891 г. Товарищество добыло 22 млн 407,6 тыс. пудов нефти, что составило
7,7% от общей нефтедобычи на Апшеронском полуострове. Кроме этого, на
нефтеперегонном заводе товарищества было произведено 5 млн 43 тыс. пу-
дов осветительных масел (различных сортов керосина), что составило 6,7%
от общего производства керосина на бакинских заводах. Этот уровень ста-
бильно сохранялся на протяжении последующего десятилетия. Так в 1900 г.
«Каспийское товарищество» добыло 37 млн 616 тыс. пудов нефти, что со-
ставило 6,2% от всей нефтедобычи на Апшеронском полуострове.
Следует отметить, что в развитие нефтяного дела на Апшеронском полу-
острове, кроме вышеназванных компаний, весомый вклад внесли и другие
предприниматели. Среди них были такие крупные компании как «Товари-
щество братья Мирзоевы и Ко», «Товарищество нефтяного производства
Г.М. Лианозов и сыновья», «Товарищество Питоев и Ко», «Нефтепромыш-
ленное общество И.А. Егиазаров и Ко», «Нефтепромышленное и торговое
общество А.И. Манташев и Ко», «Нефтепромышленное и торговое обще-
ство «Арамазд», «Арало-Каспийское общество», товарищества «Арарат»,
«Масси», «Астхик», «Сюник» и другие.

105
Нефть России: п р о ш л о е , н ас т о я щ е е и б у д у щ е е

Российская нефть глазами британца

Появление России в последней четверти XIX века среди ведущих иг-


роков на европейском и мировом рынках в мировом деловом сообществе
было встречено по-разному. Со стороны американской транснациональной
компании Standard Oil Company, осознавшей реальную угрозу для свое-
го монопольного положения на мировом керосиновом рынке, сразу стало
осуществляться яростное конкурентное противодействие, когда в ход были
пущены всевозможные нечестные средства и методы.
Но были и последовательные сторонники развития взаимовыгодного
делового сотрудничества с Россией, одним из которых являлся известный
британский публицист Чарльз Томас Марвин (1854-1890), уроженец го-
рода Пламстед (Plumstead) графства Кент. Он прожил короткую, но очень
богатую событиями жизнь. В качестве корреспондента газеты The Globe
несколько раз посетил Россию, в том числе ее нефтяные регионы, побывал
в Центральной Азии, познакомился с выдающимися российскими военны-
ми деятелями: генералом Михаилом Скобелевым (1843-1882) и генералом
Николаем Игнатьевым (1832-1908), был признанным экспертом в русско-
английских отношениях.
Широкую известность получило его литературное творчество, в 1878
году увидела свет книга «Our Public Offices, Embodying an Account of the
Disclosure of the Anglo-Russian Treaty of 31 May», а в период русско-турец-
кой войны 1877-1878 гг. он выпустил 20 разнообразных брошюр. В 1880
году он издал книгу по русско-индийским отношениям «The Eye-witnesses’
Account of the Disastrous Campaign against Akhal Tekke Turcomans», кото-
рая даже была рекомендована в России для военных библиотек, а коммен-
тарии к ней написал сам генерал Михаил Скобелев.
В 1884 году вышло первое исследование Чарльза Марвина по нефтяной
тематике «The Region of Eternal Fire: an Account of a Journey to Petroleum
Region of the Caspian». В последующие годы он написал несколько книг по
проблемам Каспийского и Среднеазиатского регионов. Его самое извест-
ное произведение «The Russians at the Gate of Herat», суммарный тираж
которого превысил 65 тысяч экземпляров, было написано в 1885 г. и опуб-
ликовано в течение недели.
Лондонская газета Evening News писала о нем следующее: «Чарльз
Марвин уже издал 12 книг и памфлетов по Центральной Азии, содержащих
300 страниц печатных листов и более 100 карт и иллюстраций. Это неплохо
для автора, которому только около 30, особенно если заметить, что всего
его книги вышли с 1879, и что за этот период он совершил 4 путешествия
в Россию, а также написал сотни статей». Британскому изданию вторила и
российская газета «Кавказ» (Тифлис): «Чарльз Марвин – замечательный
путешественник и великий писатель по вопросам политики России и Анг-
лии на Востоке».

106
Г л а в а I. « Ч е рн о е з о л о т о » Р о с с и й с к о й и м п е р и и

Нефтеносные регионы Закавказья Чарльз Марвин впервые посетил в


1883 году. Его первое впечатление было достаточно сдержанным: «Поезд
высадил нас на разрушенной маленькой станции-хибаре посреди пустыни,
вверяя нас с нашими большими опасениями в руки татарина, водителя фа-
этона». Но очень скоро его пессимизм сменился позитивными впечатле-
ниями и удивлениями: «Баку, на самом деле, буквально восхитил меня». В
последующих книгах он постоянно отмечал, как вырос и похорошел Баку,
который публицист называл «нефтяной житницей Европы», в связи с ак-
тивным развитием нефтяных промыслов. Естественно, объемы производ­
ства бакинских нефтепромыслов проецировались у Чарльза Марвина на
показатели Великобритании, в частности, по добыче китового жира. Так,
британец с удивлением констатировал, что в 1886 году 44 китобойных суд-
на после целого сезона добыли 20,307 бочек китового жира, и это «коли-
чество соответствует всего дневной норме производительности одного не-
фтяного колодца в Баку». Английский публицист приводил и слова некоего
капитана Грея, который, уже не видя возможности возвратить выгодные
цены на китовый жир, собирался «устроить перевозку петроля наливом».
Чарльз Марвин был поражен растущими объемами нефтяного произ-
водства в регионе и указывал на факт, что с нефтяными промыслами Баку
не могут соперничать даже нефтеносные районы США. Как бы предвидя
будущий нефтяной триумф России, он отмечал, что «… песня Америки спе-
та. В этом отношении она ничего не имеет, что могло бы идти в параллель с
настоящей производительностью России. Скважины братьев Нобель дали
громадные количества нефти. Многие из этих скважин, чтобы не утрачи-
вать даром нефти, которая в настоящее время очень дешева, закрыты».
Кстати впечатления о Баку того времени оставил и британский консул в
Батуми Пикок (Peacock): «Объем нефтяных богатств около Каспия так ве-
лик, а колодцы дают так много, что бакинские торговцы в состоянии рабо-
тать и посылать сырье на рынок, и вопрос истощения, по крайней мере, на
многие предстоящие годы не должен создавать страха среди людей напря-
мую или косвенно связанных с нефтяной промышленностью Баку. Почти
болезненно наблюдать тотальное отсутствие в Баку английских купцов».
И здесь Чарльз Марвин полностью разделил это мнение, призывая
своих соотечественников активнее принимать участие в развитии нефтя-
ной промышленности России. «В настоящее время, – подчеркивал пуб-
лицист, – на Баку обращено внимание всех стран Европы; если Англия не
выкажет быстрой энергии, то не только бакинская, но и вообще вся нефтя-
ная торговля пройдет мимо ее рук».
Особое внимание Чарльза Марвина привлекали вопросы транспорти-
ровки российской нефти и нефтепродуктов. «Фактор, оказывающий важ-
нейшее влияние на прошлое, настоящее и будущее Каспийской нефтяной
промышленности, – это вопрос транспорта», – подчеркивал английский
публицист.
Более того, в связи c быстрорастущим объемом вывоза нефти и нефтеп-
родуктов с бакинских нефтепромыслов, Российская Империя была вынуж-

107
Нефть России: п р о ш л о е , н ас т о я щ е е и б у д у щ е е

дена начать поиски новых видов транспортировки. Именно в этой области,


по его мнению, Англия могла стать главным поставщиком России необхо-
димого оборудования и транспортных услуг.
Во-первых, он призывал британские компании участвовать в объявлен-
ном российским правительством конкурсе на постройку гигантского для
того времени нефтепровода длиною в 600 миль. Учитывая тот факт, что
приоритет в этом деле отдавался европейским компаниям, Англия имела
неплохие шансы выиграть право на строительство. Среди основных аргу-
ментов английский публицист называл и имеющийся у британских фирм
опыт постройки трубопроводов в России. Предприятие сулило существен-
ные финансовые выгоды, так как нефтепровод, пропускная способность
которого должна была составить 160 млн галлонов в год, отдавался в кон-
цессию сроком на 20 лет.
Во-вторых, Чарльз Марвин призывал инвестировать британские ком-
пании в железнодорожный сектор. В одном из своих сочинений английский
писатель указывал: «Что является действительно необходимым для рас-
ширения настоящего вывоза, так это увеличение количества подвижного
железнодорожного состава». Более того, российским правительством пла-
нировалось строительство через завалы Сурамского перевала тоннеля за
10 млн рублей, который позволил бы сократить расстояние перевозок, а
одновременно с этим и их цену.
В-третьих, по его мнению, Англия должна принять активное участие в
создании наливного флота. Публицист отмечал, что водным транспортом
в 1885 году вывозилось 87 млн галлонов керосина, 3,4 млн галлонов ма-
сел, 115 млн галлонов нефтяных остатков, 9 млн галлонов сырой нефти, 90
тыс. галлонов бензина. Главным препятствием к вывозу керосина из Бату-
ми, считал Марвин, было отставание темпов постройки наливных судов от
динамики нефтяного производства.
Апеллируя к удачному опыту каспийской наливной флотилии (к сере-
дине 80-х гг. в акватории Каспийского моря уже было около ста танкеров)
публицист старался доказать своим соотечественникам, что за этим видом
нефтетранспорта и в океанах большое будущее. Вскоре перевозка кероси-
на наливом по европейским водам была разрешена Обществом Черномор-
ского Пароходства. И уже в июне 1886 года пароход «Свет», построенный
в Швеции, выдержав шторм в Бискайском заливе, доставил 1700 т кероси-
на в самое сердце Британской империи – в Лондон. Чарльз Марвин писал
по этому поводу: «Приход парохода, с грузом более чем в ½ млн галлонов
керосина, помещающегося в цистернах, не в бочках …заставил замолчать
сомневающихся в возможности выполнения этой задачи».
Особо заинтересовала Чарльза Марвина проблема состояния и перс-
пектив реализации российских нефтепродуктов в Европе.
Российский керосин в 1883 году, вытеснив американский из России,
постепенно начал завоевывать позиции на европейском и мировом рынках.
Чарльз Марвин выступил одним из активных сторонников поставок в Бри-
танскую империю российского нефтепродукта взамен американского. Он

108
Г л а в а I. « Ч е рн о е з о л о т о » Р о с с и й с к о й и м п е р и и

подчеркивал, что бакинские «перегоночные заводы продают лучший лам-


повый керосин всего лишь за 3 фартинга за галлон, между тем как оптовая
цена американского керосина в Лондоне более 6 пенсов (т.е. в 8 раз выше)
за то же количество!» Во-вторых, в связи с более высокой плотностью он
отличался лучшими физическими свойствами: практически не обладал за-
пахом, имел большую яркость света и более высокую температуру воспла-
менения (это было особенно важно для индийских владений британской
короны с их жарким климатом).
«Высшие сорта русского керосина так быстро приобрели известность,
что в ближайшем будущем будут цениться выше американского», – писал
Чарльз Марвин. «Нет места в Европе, куда не подвозился бы ныне рус-
ский керосин». Подданный королевы Виктории ратовал за то, чтобы анг-
лийские заводы, в частности Бирмингема, начали производство ламп под
российский керосин. Дело в том, что большинство ламп, приспособленных
под заокеанский нефтепродукт, было непригодно для использования в них
российского аналога в связи с его большой плотностью. Он подметил, что
«если бы лампы, сжигающие тяжелые сорта керосина, были в употреб-
лении вместо ламп, приспособленных к обыкновенному американскому
керосину, то керосиновое производство превышало бы 400 млн галлонов
вместо теперешних 200 млн.».
Публицист выделил и отличные свойства российских смазочных масел,
которые «по качеству превосходят как американские, так и шотландские».
В подтверждение этого Чарльз Марвин привел оценку выдающегося хими-
ка Бовертона Редвуда (1846-1919): «Русское смазочное масло характери-
зуется значительной жидкостью сравнительно со своим удельным весом,
не густеет при низкой температуре и не осаждает парафина».
Сильное впечатление на него произвело и активное применение в Рос-
сии «нефтяных остатков» или мазута в качестве жидкого топлива. Эта эф-
фективная замена каменного угля, в то время уже использовались 250 рос-
сийскими наливными и пассажирскими пароходами, несколькими сотнями
локомотивов и более 1000 паровыми «постоянными машинами».
Подводя итог в своих рассуждениях о будущем нефтяных регионов Рос-
сии, Чарльз Марвин писал: «Препятствия, которые тормозили нефтяное
дело и задерживали стремление нефтяных продуктов покинуть каспийс-
кое побережье, распадаются, и недалеко то время, когда вся Европа бу-
дет залита дешевым бакинским керосином». Британец, предвкушая без-
граничные горизонты сотрудничества Англии и России в нефтяной сфере,
особо подчеркивал, что «открывается обширнейшее поле для торговли по
снабжению огромного района лампами, керосиновыми кухнями, трубами
для нефтепровода, всевозможными насосными механизмами, наливными
вагонами и резервуарами для хранения керосина и другими предметами,
потребность в которых вызовется развивающимся нефтяным промыслом».
«Англия, – отмечал публицист, – не должна упустить случая прибрать к
своим рукам хоть некоторые отрасли торговли, которые вызовутся разви-
тием нефтяной промышленности в Баку».

109
Нефть России: п р о ш л о е , н ас т о я щ е е и б у д у щ е е

Призывы Чарльза Марвина и его сторонников в пользу активного раз-


вития англо-русского энергетического диалога были вскоре услышаны
правительством Великобритании и предпринимателями обеих стран. Уже к
началу нового XX века Великобритания заняла первое место в экспортном
списке российских нефтепромышленников.

«Олеонафты» Виктора Рагозина

Бурное развитие российской промышленности, железнодорожного,


речного и морского транспорта требовало не только топлива, но и качест-
венных смазочных материалов в больших объемах. Зарубежные смазочные
материалы, поступающие в Россию, были, как правило, невысокого качес-
тва и фактически являлись суррогатами. В лучшем случае это был нефтя-
ной материал, смешанный с растительными маслами и животным жиром с
добавлением гуттаперчи.
Российские инженеры и предприниматели стали искать выход из соз­
давшегося положения: в самых разных местах: на Кубани, в Крыму, в ряде
губерний Центральной России, начались работы по созданию отечествен-
ных смазочных минеральных масел. Но объемы производства все еще ос-
тавались сравнительно небольшими. Был необходим принципиально новый
подход, прорыв в технологии производства.
В центре России, в Нижегородской губернии начал свою подвижничес-
кую деятельность по созданию промышленного производства нефтяных
смазочных масел и выдающийся русский предприниматель Виктор Рагозин
(1833-1901). Окончив Московский университет в 1853 году, он в течение
последующих двадцати лет прошел через горнило нелегких испытаний, что
в итоге подготовило его к главному делу всей его жизни. В 1873 г. он начал
первые опыты по разложению нефтяных остатков в лаборатории, органи-
зованной прямо на его квартире в Нижнем Новгороде. Результаты двухлет-
них лабораторных исследований дали ему направление для дальнейшего
творческого поиска и уверенность в перспективности нового начинания.
В начале 1874 г. Виктор Рагозин решает обратиться с письмом к Ми-
нистру финансов России Михаилу Рейтерну, где обосновывает необходи-
мость проведения опытных работ по получению смазочных масел в услови-
ях заводского производства с использованием нового типа оборудования,
так как существовавший в то время акцизный налог на керосин фактически
не позволял осуществить задуманное. Дело дошло до императора Алек-
сандра II, и 6 ноября 1874 г. появилось «Высочайшее повеление о произ-
водстве опытов на вновь устраиваемых фотогеновых заводах» следующего
содержания: «По всеподданнейшему докладу Министра финансов проше-
ния Нижегородского купца Рагозина о разрешении ему с целью испыта-
ния нового способа выделки керосина, в особенности, смазочного масла

110
Г л а в а I. « Ч е рн о е з о л о т о » Р о с с и й с к о й и м п е р и и

из нефти, устроить временный фотогеновый завод, на котором перегонных


кубов не было бы вовсе, а вместо них поставлены были бы особого рода
камеры, в которых нефть разлагалась бы от действия жара».
В 1875 г. Виктор Рагозин построил в Нижнем Новгороде опытный за-
вод, который располагался на берегу Волги, за пароходной пристанью.
Здесь он окончательно отработал технологию получения смазочных масел
из мазута с помощью перегретого пара. В конце того же года он получил
положительное заключение о качестве своих смазочных масел от извест-
ного российского химика, профессора Федора Бейльштейна.
Это подвигло его к решению приступить к созданию массового про-
мышленного производства смазочных масел на базе нового современно-
го завода в небольшом городе Балахне, находящегося в 40 км от Нижнего
Новгорода.
Завод в Балахне, введенный в эксплуатацию в начале 1878 года, вы-
пускал ежегодно не менее 100 тыс. пудов смазочных масел по совершенно
новой по тем временам технологической схеме, а именно – сначала мазут
нагревали до 300оС, затем через него пропускали перегретый водяной пар,
который увлекал за собой масляные фракции в холодильное устройство,
где они отделялись от воды.
Полученные таким способом смазочные материалы – «олеонафты»
Виктора Рагозина – в 1878 г. экспонировались на Всемирной выставке в
Париже в 1878 г., где их ожидал большой успех и присуждение золотой
медали.
В том же году большие партии российских «олеонафтов» были постав-
лены во Францию на сумму свыше 700 тыс. франков. А уже два года спустя
практически весь военно-морской флот этой страны перешел на использо-
вание исключительно «нефтяных масел от Рагозина».
В самой России эти нефтяные масла по достоинству оценили на желез-
нодорожном транспорте. Комиссия под руководством известного ученого-
триболога, профессора Николая Петрова дала им высокую оценку, ведь их
применение на треть сократило расход угля, а балахнинский «масляный
гудрон» в восемь раз повысил эксплуатационный пробег вагонных букс.
Растущие запросы на нефтяные масла побудили Виктора Рагозина к
решительным действиям по расширению их производства. В 1879-м был
введен новый крупный нефтеперегонный завод в селе Константиново под
Ярославлем. Уже в первый год своей работы там производили веретенное,
машинное, вагонное масла объемом 570 тыс. пудов ежегодно, широк был
ассортимент осветительных масел и иных продуктов нефтепереработки.
Вначале на заводах «Товарищества В.И. Рагозин и Ко» производилось че-
тыре сорта смазочных масел: веретенное, машинное, вагонное зимнее и
вагонное летнее. Затем в номенклатуре готовой продукции появляются и
другие сорта масел: цилиндровое, соляровое и др. В 1879 г. на Константи-
новском заводе производилось продукции в объеме 570 тыс. пудов на сум-
му 1,4 млн рублей.

111
Нефть России: п р о ш л о е , н ас т о я щ е е и б у д у щ е е

Образованное в 1880 году «Товарищество В.И. Рагозин и Ко» имело


научно-исследовательские лаборатории в Москве, Париже и Лондоне, где
специалисты-химики проводили опыты и испытания продуктов глубокой
переработки нефти. Сам Виктор Рагозин упоминал об этом так: «Устано-
вив новую обработку нефти, я желал придать также моей работе научную
подкладку и обратился к русским и иностранным химикам. В моих лабора-
ториях работали гг. Менделеев, Марковников и Шюценберг из College de
France. Работы эти длились годами».
За заслуги перед отечественной нефтяной промышленностью Виктору
Рагозину решением Учебного Совета Санкт-Петербургского Технологи-
ческого института в 1888 г. было присвоено почетное звание инженера-
технолога.
Российская газета «Нефтяное дело» писала: «Константиновский завод
занимает первое место как по количеству перерабатываемых продуктов, так
и по характеру фракционируемых дистиллятов». Как бы косвенно отечес-
твенной прессе вторило и влиятельное американское издание Engineering,
утверждая: «в отношении смазочных масел не может быть никакого сомне-
ния, что русский продукт имеет огромные преимущества перед американ-
ским... Русские масла выдерживают самые строгие испытания и вместе с
тем обладают замечательно высокой вязкостью относительно их удельного
веса». Своеобразной оценкой высокого качества российских нефтяных ма-
сел со стороны американских нефтепромышленников стало использование
ими рекламной фразы «такое же, как и русское масло», которое они стали
помещать на упаковках своей продукции.
Пример производства Виктора Рагозина оказался весьма убедитель-
ным и для остальных русских промышленников. В России появились новые
нефтеперерабатывающие заводы, ориентированные на выпуск смазочных
масел. В 1879 г. в России насчитывалось уже 19 подобных специализи-
рованных заводов. Все это позволило резко увеличить экспорт нефтяных
смазочных масел; так, только во Францию в 1881 г. было поставлено этой
продукции на сумму 3,7 млн франков, или в 5 раз больше, чем три года
назад.
В 1884 г. в России было произведено уже 3 млн 390 тыс. пудов смазоч-
ных масел из нефтяных остатков. Если в период с 1864 по 1872 г. экспорт
российских смазочных масел в денежном выражении составлял 35 млн
рублей, то только в одном 1897 г. российские предприятия поставили за
рубеж смазочных масел на сумму 46 млн рублей.
К сожалению, в условиях возросшей конкуренции на российском рын-
ке смазочных масел Виктор Рагозин не сумел найти правильные решения,
допустил серьезные просчеты в финансовой и кредитной политике, что
привело к серьезному ухудшению финансового состояния компании. А это
привело акционеров компании к решению отстранить его от руководства
фирмой. В дальнейшем он поступил на работу в компанию «Товарищество
производства русских минеральных масел и других химических продуктов

112
Г л а в а I. « Ч е рн о е з о л о т о » Р о с с и й с к о й и м п е р и и

С.И. Шибаев и Ко», где на заводе в Баку сумел организовать эффективное


производство высококачественных смазочных масел, неоднократно полу-
чавших высокие награды на всероссийских и международных выставках.

Первая нефтяная выставка

Результаты, достигнутые к концу десятилетия «нефтяной свободы» в


России, были весьма впечатляющими как для правительства и научного со-
общества, так и для российского общества в целом. Добыча нефти в стране
выросла в 7,75 раз с 20,6 млн пудов в 1878 году до 160 млн пудов в 1887
году.
Вполне закономерно, что в начале 1888 г. произошло важное событие
в истории российской нефтяной промышленности. В Санкт-Петербурге с
большим успехом прошла первая международная Выставка предметов ос-
вещения и нефтяного производства.
Она была организована Императорским Русским техническим обще-
ством, и ее организационный комитет возглавил действительный статский
советник Петр Кочубей (1825-1892), председатель ИРТО.
Торжественное открытие выставки состоялось 21 января 1888 года в
выставочном комплексе ИРТО в Соляном городке на ул. Пантелеймонов-
ская. В этой церемонии приняло участие большинство ее участников, ко-
торых, согласно данным Организационного комитета, насчитывалось 540
человек из 40 стран мира.
По своей концепции Петербургская Выставка предметов освещения и
нефтяного производства в тот период не имела аналогов в мире: ее экспо-
зиция располагалась в нескольких залах, отличаясь продуманностью и чет-
кой организацией, и состояла из трех разноплановых частей, объединенных
темой света в повседневной жизни человека.
«Огонь – одно из самых древних достояний рода человеческого. Еще в
самые первые времена своего разумного существования, едва начав осоз-
нанную борьбу за свое выживание в природе, человек заметил в природе
огонь и сумел завладеть им для своих целей» – такую надпись читали все
посетители выставки перед входом в экспозиционные залы.
В исторической экспозиции первого выставочного зала были представ-
лены средства освещения всех стран, времен и народов – от светильни-
ков Древнего Рима и смоляных факелов французского Средневековья до
электрического маяка в Нью-Йорке – Статуи Свободы, открытой за год
до выставки.
Весьма живописно освещено начало этой экспозиции в одной из петер-
бургских газет: «Перед нами огнедышащая гора, пожар леса, горящий из
среды почвы торф, столбы пламенеющей нефти, бьющей фонтаном из зем-
ли, внушили первобытному дикарю мысль, что есть горящая сила, которая

113
Нефть России: п р о ш л о е , н ас т о я щ е е и б у д у щ е е

способна задавить мрак ночи, наполнить пещеру, ущелье, землянку, хижи-


ну, где он жил и работал, таким светом, который заменит ему и солнце, и
луну, и звезды».
Заметное место в витринах занимали светильники Древнего Рима из
обожженной глины с изображениями Юпитера, Юноны, Амура и Марса,
найденные в раскопках близ Рима на Via Appia и Via Latina, в Остии, Помпе-
ях и других местах. За ними следовала лампада с монограммой Христа (копия
с образца, хранящегося в Ватикане), датируемая первыми веками христи-
анства. Обозреватель одного из петербургских изданий восторженно отме-
тил: «Выставка, техническая по сути и названию, стала центром притяжения
всех, кто интересовался историей человеческой цивилизации. Устроители,
вполне в духе Жюля Верна, постарались наглядно представить путь развития
предметов освещения, начиная с дохристианской эпохи».
Экспозиция не могла обойтись без русских древностей XV-XVII вв.
К ним относили Корсунское паникадило – Свечу Великого Новгорода (ко-
пию с оригинала, хранящегося в ризнице Софийского Новгородского Со-
бора), медное паникадило в форме креста с Афонской горы.
Сделав буквально два шага от русской экспозиции посетитель попадал в
атмосферу Средней Азии. Здесь были представлены: подсвечник из обож-
женной глины, найденный в раскопках развалин зданий эпохи Тамерлана в
Самарканде, ходжентские и самаркандские чарахи (светильники), отлитые
из чугуна, и глиняные, покрытые зеленой поливой.
Из Китая привезли бронзовый подсвечник с орнаментом и рельефным
изображением драконов, из Японии – подсвечник в форме журавля на че-
репахе, живописные шелковые фонари и восковые свечи с выпуклым узо-
ром.
Понятно, что демонстрация значения света в истории человечества не
могла ограничиться только показом экспонатов, пусть даже самых уни-
кальных. Устроители это понимали и специально к выставке заказали ху-
дожнику Павлу Григорьеву картины, иллюстрирующие ключевые моменты
истории освещения на основании документов, хранящихся в Император-
ской Публичной Библиотеке. Посетитель мог видеть ряд величественных
полотен, темой которых стали: огнепоклонники в Баку за 500 лет до Рож-
дества Христова; весталки (хранительницы огня) в античном Риме; камча-
далы, добывающие огонь трением дерева; Колосс Родосский; ночной дозор
с фонарем в Древнем Египте.
Второй раздел выставки имел ярко выраженное научно-образователь-
ное направление, рассчитанное на все слои населения, тем самым, здесь
нашло развитие продолжение лучших традиций Политехнической выставки
1872 г. в Москве. Удачные наглядные учебные экспонаты высших и средних
учебных заведений России неизменно привлекали внимание посетителей.
Специально к выставке по заказу устроителей изготовили учебные экспо-
наты – лампы французских изобретателей Арганта, Карселя и Франшо,
помещенные в стеклянную оболочку для демонстрации их внутреннего уст-
ройства: с постоянным притоком осветительного масла и круглой горелкой

114
Г л а в а I. « Ч е рн о е з о л о т о » Р о с с и й с к о й и м п е р и и

(конец XVIII века); с часовым механизмом и насосом (XIX век); лампа-мо-


дератор со спиральной пружиной и уравнительной сдвигающей приточной
трубкой (XIX век). Каждый экспонат сопровождался рисунком лампы в
увеличенном масштабе для разъяснения деталей конструкции.
В третьем разделе выставки, торгово-промышленном, выставили свою
продукцию отечественные и зарубежные предприниматели. Экспоненты
буквально соревновались друг с другом, представляя разнообразные кол-
лекции нефти и получаемые из нее нефтепродукты, подробно указывая пот-
ребительские и технические характеристики – удельный вес, температуру
вспышки и воспламенения, цвет, скорость истечения, результаты фракци-
онированной перегонки, образцы отходов и пр. Они старались представить
свои предприятия и фирмы с самой лучшей стороны, во всей их мощи, со-
вершенстве и многообразии.
Так, товарищество «В.И. Рагозин и Ко» демонстрировало смазочные
масла прекрасного качества, керосин, продукты глубокой переработки
нефти, включая нефтяной и газовый деготь. Нефтеперерабатывающий
завод «Товарищества Русско-Американского нефтяного производства»
(Московская губерния, село Кусково) выставил сырую нефть и весь ас-
сортимент продуктов ее переработки: бензин, керосин (американский и
русский); разной густоты масла – смазочные, осветительные (астралин и
пиронафт), парфюмерные, газовые и вагонные; нефтяные остатки, гудрон,
искусственный асфальт, серную кислоту и многое другое.
Самой успешной на выставке, по мнению экспертной комиссии во гла-
ве с инженером-технологом Степаном Гулишамбаровым, была экспозиция
Управления горной частью Кавказского края, представлявшая нефтепро-
мышленный потенциал своего региона целиком, комплексно и в деталях.
Здесь была геологическая коллекция пород, слагающих Апшеронский по-
луостров, образцы нефти Северного Кавказа, модель строения буровой
скважины, геологические карты и чертежи, фотографии нефтяных фонта-
нов на промыслах Товарищества нефтяного производства братьев Нобель.
Русские и зарубежные фабриканты представили себя на выставке са-
мым достойным образом. Отдельного выставочного помещения удостои-
лись керосиновые лампы, было даже выделено специальное помещение
для их заправки керосином. Особое внимание уделялось показу новейших
конструкций переносных керосиновых фонарей для сельского хозяйства.
Основные требования, предъявляемые жюри ко всем конструкциям, за-
ключались в обеспечении пожарной безопасности: надежности механизма
и отсутствия при горении гари, копоти и неприятных запахов.­
Главным проявлением прогресса световых технологий в то время счита-
лись маяки. Выставка отразила это в полной мере.
Военных посетителей неизменно привлекала витрина с приборами Глав-
ного Гидрографического Управления Морского Министерства, в частнос-
ти, оптические аппараты с бензиновыми горелками для светящихся буев,
лампа с давящими поршнями, аргантовые лампы, дифференциальный ре-
гулирующий аппарат капитана Селезнева, «маячный аппарат» Верхнего

115
Нефть России: п р о ш л о е , н ас т о я щ е е и б у д у щ е е

Николаевского маяка в Кронштадте и лучший по тому времени сферичес-


кий рефлектор системы Владимира Чиколева.
Весьма популярна у публики была секция, где представлялись машины
и механизмы, предназначенные для выработки и использования электри-
чества: динамо-машины (конструкции фирмы «Сименс и Гальске», Шу-
керта, электрической мастерской Богданова и Кона), двигатели – газовые,
керосиновые и нефтяные, тахометры, реостат.
Новинкой стал газовый двигатель системы «Отто» с двумя цилиндрами,
специально приспособленными для электрического освещения.
Немало открытий сделали для себя российские и зарубежные специа-
листы на стендах с оборудованием для добычи и переработки сырой нефти
и нефтепродуктов, рассматривая новые буровые инструменты, станок для
сравнительного испытания смазочных масел и другие предметы нефтяного
производства.
После торжественного закрытия Выставки предметов освещения и не-
фтяного производства 13 апреля 1888 года, в российском научном и инже-
нерном сообществе в течение нескольких лет велось активное обсуждение
этого события. Для отечественных промышленников выставка открыла
многочисленные новые возможности для интенсивного освоения европей-
ского рынка нефти и нефтяных продуктов.
Анализируя ее итоги, в статье журнала «Записки Императорского рус-
ского технического общества» председатель правления Общества Петр
Кочубей отмечал: «Трудно оценить значение нынешней выставки, которая,
без сомнения, вышла за рамки только научной или только промышленной.
Перед всем миром российской промышленностью была продемонстрирова-
на готовность к сотрудничеству, готовность перенимать все лучшие дости-
жения. Хочется надеяться, что в ближайшее время Россия сумеет занять
заслуженное место среди передовых держав, производящих и торгующих
продуктами нефтяного производства…»
По оценке ведущих научно-технических изданий, на выставке 1888 года
в Санкт-Петербурге российская промышленность сумела продемонстри-
ровать не только свой высокий потенциал в мировой нефтяной когорте, но
и определенное техническое и технологическое лидерство в ряде иннова-
ционных направлений. Вполне заслуженно эту выставку следует отнести в
разряд выдающихся событий в области мировой нефтяной науки и техники
последней четверти XIX в.

Нобелевский пример

9 октября 1888 г., во время осмотра Апшеронского полуострова, про-


мыслы «Товарищества нефтяного производства братьев Нобель» посетил
император Александр III, на которого произвел большое впечатление раз-

116
Г л а в а I. « Ч е рн о е з о л о т о » Р о с с и й с к о й и м п е р и и

мах дела братьев Нобель и образцовая постановка нефтяного производс-


тва. Не случайно он выразил уверенность, что Товарищество заявит вскоре
о себе и за рубежом. Через месяц глава компании Эмануил Нобель был
удостоен высокой награды – ордена Св. Станислава 3-й степени.
Признанием растущего международного авторитета компании стало и
то, что на Всемирной Парижской выставке 1889 г. Товарищество, кстати,
единственное среди российских предприятий, было удостоено сразу двух
высших наград – Гран-при среди экспонентов по классу № 41 «Горное
дело и металлургия» и по классу № 45 «Химические и фармацевтические
продукты».
Следует отметить и еще один примечательный факт того года. В 1889 г.
Эмануил Нобель принял русское подданство и тем самым отмел все уп-
реки недоброжелателей в свой адрес, постоянно твердивших о его швед-
ском гражданстве и называвших его «представителем зарубежного капи-
тала».
Для себя он поставил цель продолжить курс своего отца, направленный
на всемерное укрепление позиций Товарищества внутри страны и на завое-
вание прочных позиций на мировом рынке. Первые два года для Эмануила
стали серьезным испытанием. Молодого Нобеля оценивали со всех сторон,
и все время сравнивали с отцом. Но через короткое время весь многоты-
сячный персонал компании почувствовал, что руль управления в надеж-
ных руках. Определенным подтверждением этого является письмо его дяди
Альфреда, всемирно известного «динамитного короля», в 1890 г., который,
оценив результаты первых двух лет деятельности Эмануила, воскликнул:
«Я не люблю комплименты, но я должен сказать, я поражен, как тебе уда-
лось справиться с важнейшими делами. Молодец, племянник!».
Поистине Эмануил был достоин своего отца. Талантливый менеджер,
подхватив отцовскую эстафету, он сделал все, чтобы «Товарищество не-
фтяного производства братьев Нобель» превратилось не только в лидера
нефтяной промышленности России, но и вышло на мировой рынок, где со-
ставило серьезную конкуренцию американской компании «Стандарт Ойл
Кампани».
В 1890 г. «Товарищество нефтяного производства братьев Нобель» до-
было 45,1 млн пудов нефти, произвело 16,4 млн пудов керосина, из кото-
рых экспортировало более 9 млн пудов керосина, в 2,3 раза больше чем в
1887 г. (3,4 млн пудов).
В 1893 г. Товарищество приняло участие во Всемирной выставке ис-
кусств, трудолюбия, промышленности и произведений земли, ее недр и
морей в Чикаго, по­священной 400-летию открытия Америки известным
мореплавателем Христофором Колумбом. В Соединенных Штатах Аме-
рики компания была удостоена Почетного диплома и бронзовой медали
«Колумбовой» выставки. Участие «Товарищества нефтяного производства
братьев Нобель» в международных выставках в Лионе (1894) и Антверпе-
не (1894) также принесло ему высокие награды.

117
Нефть России: п р о ш л о е , н ас т о я щ е е и б у д у щ е е

Табл. 4
Добыча нефти в России в 1889-1892 гг. (в пудах и тоннах)
Добыча нефти Добыча нефти
в пудах в тоннах
1889 г. 192 млн 3 млн 145 тыс.
1890 г. 226 млн 3 млн 702 тыс.
1891 г. 274 млн 4 млн 491 тыс.
1892 г. 286,5 млн 4 млн 689 тыс.*
*Першке С. и Л. Русская нефтяная промышленность, ее развитие и современное
положение в статистических данных. Тифлис. – 1913. – С. 4,5.

Достижения компании были весомо отмечены на Всероссийской про-


мышленной и художественной выставке в Нижнем Новгороде в 1896 г.
Здесь «Товарищество братьев Нобель» было удостоено высшей награды
– права изображения государственного герба «за образцовую постановку
завода, постоянное стремление к усовершенствованию производства не-
фтяных продуктов прекрасного качества в весьма обширных размерах, с
утилизацией всех материалов и отбросов, за заботы о введении безопасных
осветительных масел, организацию перевозок и сбыта внутри Империи и
за границей, а равно и за попечение о служащих и рабочих». Кроме того,
машиностроительный завод «Людвиг Нобель» был удостоен этой же высо-
кой награды «за широкую и хорошую постановку дела, за усовершенство-
вания в приборах для сжигания нефти, за высокие качества машин и забот-
ливое отношение к рабочим». Кстати, в его экспозиции наряду с другими
машинами и оборудованием были представлены и ветровые двигатели ори-
гинальной конструкции. В целом, продукция «Товарищества братьев Но-
бель» впечатлила корреспондента журнала «Техническое образование»,
который в июне 1896 написал, что деятельность компании «резко выделя-
лась как светлое пятно на сплошном темном фоне нашей заводо-промыш-
ленной жизни».
18 июля 1896 г. павильон Товарищества посетил император Николай II
и осмотрел обширную экспозицию. Вскоре восхищение монарха увиденным
в павильоне Товарищества воплотилось в строки императорского указа. За
большой вклад в развитие отечественного производства Эмануил Нобель
был удостоен высокого чина «коммерции советник», что давало ему право
на ношение особого мундира и шпаги.
В последующие три года Товарищество ускоренно наращивало свой
производственный потенциал и в 1899 г. достигло максимума в добыче не-
фти – свыше 93,2 млн пудов, что составляло около 18% общероссийской
добычи и 8,6% от мировой. Число акционеров составляло 135 человек. На
промыслах работало 1300 рабочих, эксплуатировалось 304 скважины, на-
считывалось 195 паровых машин, 220 насосов, пять трубопроводов протя-
женностью 62 км. Средняя производительность одной скважины составля-
ла 546 тыс. пудов против 387 тыс. пудов в среднем по стране. Товарищество

118
Г л а в а I. « Ч е рн о е з о л о т о » Р о с с и й с к о й и м п е р и и

экспортировало 18336 тыс. пудов керосина, или 26,6% от общероссийско-


го экспорта. В общем внутрироссийском потреблении керосина его доля
составляла 50,1%. Кроме того, в том же году было произведено 193 тыс.
пудов бензина, больше всех остальных производителей. В распоряжении
компании были 1237 вагонов-цистерн. Флот компании насчитывал 21 тан-
кер и 47 наливных барж. Произведенные продукты доставлялись сначала
на 105 нефтяных складов с 482 резервуарами емкостью около 460 тыс.
тонн.
В последний год XIX века Товарищество братьев Нобель приняло учас-
тие во Всемирной Парижской выставке, открывшейся 15 апреля 1900 г.
Отдельный павильон Товарищества был расположен в парке Трокадеро
и стал одной из достопримечательностей выставки. Здесь были зримо пока-
заны все основные достижения лидера российской нефтяной промышлен-
ности за 20 лет, прошедших с мая 1879 года.
Значительная насыщенность техническими и технологическими новин-
ками в экспозиции компании была особо отмечена в № 5 журнала «Труды
Бакинского отделения ИРТО» за 1900 г.: «Товарищество братьев Нобель
сумело дать очень ясную картину нефтяной промышленности не только ба-
кинской, но даже мировой. Рядом с прекраснейшей картой храма огнепок-
лонников в Сураханах стоит буровая вышка в 1/8 настоящей величины, весь
механизм которой приводится в движение от руки. Коллекция буровых проб
демонстрирует пласты, которые находятся в бакинском нефтяном районе, а
обширный ряд стеклянных цилиндров с различными продуктами показывает
размах нефтяной промышленности. Сеть аппаратов, модель наливной шху-
ны выполнены весьма тщательно. Многочисленные фото, таблицы, книги и
брошюры демонстрируют многочисленные успехи фирмы».­
Вполне закономерно, что активная и плодотворная деятельность Това-
рищества была отмечена главной наградой – Гран-при Всемирной Париж-
ской выставки 1900 г.
Звание лидера российской нефтяной промышленности в последующие
годы неизменно подтверждалось высокими результатами. В 1901 г. на не-
фтяных промыслах «Товарищества нефтяного производства братьев Но-
бель» было добыто 79,8 млн пудов нефти, было произведено 20,5 млн пу-
дов керосина, из которых 12,9 млн пудов было отправлено на экспорт.

Бароны Ротшильды и русское нефтяное дело

В последней четверти XIX века в среднем ежегодные темпы прироста


выпуска промышленной продукции составляли 8%. Россия стала пред-
ставлять значительный интерес для зарубежных инвесторов.
С открытием в 1883 г. движения по Закавказской железной дороге,
соединившей бакинский нефтяной район с Батумским портом на Черном

119
Нефть России: п р о ш л о е , н ас т о я щ е е и б у д у щ е е

море, российские нефтепродукты получили наиболее короткий и дешевый


путь к зарубежным рынкам. И на этом этапе важную роль в развитии не-
фтяного экспорта сыграла компания, принадлежавшая Парижскому бан-
кирскому дому Ротшильдов
Волей судьбы основное размещение выпуска облигаций российской
компании «Батумское нефтепромышленное и торговое общество» (БНИ-
ТО) состоялось во Франции. Вскоре практически все эти облигации оказа-
лись в распоряжении Парижского банкирского дома Ротшильдов, который
к тому времени уже взвешивал свои шансы для участия в российском не-
фтяном деле.
В тот период во главе банкирского дома уже 16 лет находился барон
Альфонс Ротшильд (1827-1905). Это был крупнейший финансовый де-
ятель, игравший важную роль во французской и даже мировой политике.
Достаточно отметить, что именно он организовал выплату контрибуции
Франции после ее поражения в 1871 г. во франко-прусской войне, тем са-
мым сохранив у власти правительство Адольфа Тьера.
Нарастающий сбытовой кризис в российской нефтяной промышленнос-
ти также способствовал реализации стратегического плана, выработанного
в Париже, по усилению позиций в отрасли. Уполномоченным банка в Рос-
сии последовало указание об активизации деятельности по расширению
производственных и сбытовых возможностей Батумского нефтепромыш-
ленного и торгового общества, во главе его были поставлены французские
управляющие.
18 июля 1885 г. последовало «высочайшее утверждение» императором
Александром III постановления Комитета министров «Об увеличении ос-
новного капитала Батумского нефтепромышленного и торгового общества
и наименовании онного «Каспийско-Черноморское нефтепромышленное и
торговое общество» (КЧНИТО)». От прежней компании БНИТО в Бату-
ми остался мощный парк вагонов-цистерн, 4 железных резервуара вмести-
мостью по 80 тыс. пудов, «жестяночный» завод для «выделки жестянок и
деревянных ящиков для разливки и укупорки керосина и бензина» в Бату-
ми, небольшой нефтеперегонный завод в Баку, а также 4 эксплуатацион-
ные скважины в Балаханах со средней производительностью около 5 тыс.
пудов в сутки.
В правительственных кругах активность и растущее влияние КЧНТО
также вызывала настороженность. 10 апреля 1889 г. министр государствен-
ного имущества Михаил Островский в письме министру финансов Ивану
Вышнеградскому отмечает: «Все более и более усиливающееся влияние
Ротшильда на положение нефтяной промышленности на Апшеронском по-
луострове, влияние, в силу которого он стал почти монопольным распоря-
дителем судеб ее и держит в своих мощных руках большую часть местных
нефтепромышленников».
И, тем не менее, когда утихли страсти, пришло время и другим сужде-
ниям. В «Обзоре фабрик и заводов Бакинской губернии», изданном в Тиф-
лисе в 1890 г., появилась диаметрально противоположная оценка первых

120
Г л а в а I. « Ч е рн о е з о л о т о » Р о с с и й с к о й и м п е р и и

лет деятельности парижского банкирского дома Ротшильдов: «Вступле-


ние Ротшильда в среду бакинских нефтепромышленников многими ожи-
далось с большим нетерпением, в надежде, что он своим капиталом даст
сильнейший толчок всему нефтяному делу. Капитал Ротшильда в то время
для многих представлялся весьма заманчивым... Действительно, появле-
ние названного торгового дома значительно оживило нефтяную промыш-
ленность. Открыв многим предпринимателям широкий кредит в десятки и
сотни тысяч рублей, он помог им выйти из крайне затруднительного поло-
жения, а некоторых даже спас от полного разорения».
В результате четкой организации производственного и сбытового цикла
вывоз керосина «Каспийско-Черноморского нефтепромышленного и тор-
гового общества» за границу в 1888 г. достиг 16 млн пудов, что составило
58,6% всего российского экспорта. Надо принять во внимание, что на собс-
твенном нефтеперерабатывающем предприятии КЧНИТО вырабатывалось
всего 2,5 млн пудов керосина в год.
Переоснащение нефтеперерабатывающего предприятия общества сов-
ременным оборудованием привело к росту его мощности. В 1890 г. там
производилось уже 4,7 млн пудов керосина, или 10,8% от общего объема
продукции на Апшеронском полуострове.
В конце ХIХ века в перечень основных фондов компании входили: 99
буровых скважин, 130 паровых машин, 78 паровых котла, 84 паровых на-
соса, 28 железных резервуаров общим объемом 559 тыс. куб. м, нефтеп-
ровод длиной 8 верст с диаметром трубы 6 дюймов, по которому ежегодно
перекачивалось свыше 28 млн пудов нефти. Парк вагонов-цистерн насчи-
тывал 100 единиц. В 1899 г. на промыслах общества было добыто 32 млн
526 тыс. пудов нефти. На нефтеперегонном заводе в Кишлах (возле Баку)
было произведено 7 млн 913 тыс. пудов керосина и 17,1 млн пудов мазута.
Кроме Апшеронского полуострова общество развернуло активные работы
на нефтеносных землях в Терской области и на Кубани.
В тот период должность Председателя правления КЧНТО занимал
Маврикий Эфрусси. В числе директоров компании находились: горный ин-
женер Константин Скальковский, бывший директор Горного департамента
(1891-1896), князь Георгий Грузинский, финансист Арнольд Фейгль. Тех-
ническим директором общества в Баку долгое время являлся инженер-тех-
нолог Давид Ландау, отец лауреата Нобелевской премии 1962 г. по физике,
академика АН СССР Льва Ландау (1908-1968).
Конец века был также отмечен всероссийским и международным при-
знанием «Каспийско-Черноморского нефтепромышленного и торгового
общества». Его участие во Всемирной выставке в Париже в 1889 г. было
отмечено золотой медалью. В 1896 г. на Всероссийской Промышленной и
Художественной выставке в Нижнем Новгороде компания была удостое-
на золотой медали за «производство нефтяных продуктов очень хорошего
качества в обширных размерах и за организацию торговли ими на рынках
России». И, наконец, экспозиция КЧНТО во Всемирной выставке в Пари-
же в 1900 г. была удостоена высшей награды – Гран-при.

121
Нефть России: п р о ш л о е , н ас т о я щ е е и б у д у щ е е

Стремясь повысить эффективность своего дела на внутреннем россий-


ском рынке, парижский банкирский дом Ротшильдов принимает решение
о создании в России совместно с Петербургским Международным банком
новой дочерней компании.
В письме сотрудников банка Давидова и Мейера в Департамент торгов-
ли и мануфактур Министерства финансов России от 26 июня 1897 г. были
обозначены следующие цели новой компании: «Общество «Мазут» пред-
полагает продолжить дело дома «Поляк и сыновья» в перевозке, хранении
и продаже приобретенной нефти и продуктов. Кроме того, названное обще-
ство имеет в виду расширить это предприятие как усилением перевозочных
средств, так и устройством собственных заводов для переработки нефти. В
будущем, при развитии дел обществ, учредители предвидят необходимость
в зависимости от состояния нефтяного рынка расширить также и район
действий, не выходя, однако, из пределов Российской империи».
3 марта 1898 г. высочайше утвержден устав «Нефтепромышленного
и торгового общества Мазут», которое вскоре стало одним из ключевых
игроков на внутрироссийском рынке транспортировки и сбыта нефти и
нефтепродуктов. Только в Каспийском море курсировало 13 собственных
быстроходных танкеров, большой флот буксирных пароходов и нефтена-
ливных барж обеспечивал доставку керосина и мазута по Волге. Достаточ-
но быстро общество «Мазут» открыло свои агентства в городах Поволжья:
Нижнем Новгороде, Самаре, Царицыне, Астрахани, а также в Прибалтике,
Белоруссии и Польше. А через пять лет после своего образования, в 1903 г.
общество «Мазут» заключает на равных соглашение с лидером российской
нефтяной промышленности «Товарищество нефтяного производства бра-
тьев Нобель». Это соглашение, получившее название «Нобмазут», носило
отчетливо выраженный картельный характер и имело в виду проведение
согласованной активной торговой политики на внутренних рынках стра-
ны. В результате этого вскоре доля сбыта нефтепродуктов этим картелем в
российских регионах резко выросла.

Грозненский нефтяной гамбит

Наряду с развитием нефтяного производства на Апшеронском полу-


острове российское правительство предприняло ряд мер по организации
поисковых работ на нефть и в других регионах страны. Весной 1890 г. нача-
лось планомерное геологическое изучение Грозненского района на Север-
ном Кавказе горным инженером Афанасием Коншиным, который в своем
отчете указал: «На Грозненской нефтяной пощади уже сейчас возможно
наметить несколько десятков пунктов для закладки буровых, в которых на
умеренной глубине должны встретить благонадежные нефтяные пласты».
В качестве перспективных для промышленной разработки им были указа-

122
Г л а в а I. « Ч е рн о е з о л о т о » Р о с с и й с к о й и м п е р и и

ны Грозненское, Мамакаевское, Беноевское, Дылымовское, Чанты-Аргун-


ское, Исти-Суйское, Вознесенское, Брагунское и другие месторождения.
Обнадеживающие прогнозы геолога Коншина не прошли мимо внима-
ния ряда предпринимателей. В 1892 г. буровая бригада, нанятая подпол-
ковником в отставке Александром Русановским, начала вручную бурить
первую скважину диаметром 9 дюймов и дошла до глубины 63,8 м. Однако
место заложения скважины было выбрано неудачно, без консультации со
специалистами, и скважина оказалась сухой. Такая же судьба постигла и
вторую скважину диаметром 2,5 дюйма на участке предпринимателя Дара-
гана, которая была доведена до глубины 104,2 м.
Дальнейшее ускоренное развитие нефтяного дела в Грозном связано с
активной деятельностью владикавказского предпринимателя Ивана Ах-
вердова (1850-1902), перекупившего право на откупное содержание не-
фтеносных земель у купца С. Нитабуха в начале 1893 г. С первых дней он
стремился в полной мере применить на Алхан-Юртовском (Ермоловском)
участке положительный опыт разработки нефтяных месторождений на Ап-
шеронском полуострове.
Посетив этот промысел, инженер-технолог Константин Тумский в своей
книге «Грозненское нефтяное дело» отметил: «... в июле 1893 г. мы имели
возможность ознакомиться с положением грозненского нефтяного дела,
благодаря любезности владельца промыслов, г. Ахвердова, управляюще-
го г. Ганкина и инженера Баскакова. От станции Грозный Петровской вет-
ви Владикавказской железной дороги до нефтяных промыслов (лежащих
под 43о22’ северной широты и 63о10’ восточной долготы) всего один час
хорошей езды. Бурение было сдано с подряда буровому мастеру из Баку,
Муравьеву. За буровую в 35 саженей при своих трубах, инструментах,
машинах и рабочих он должен был получить по условию 11 тыс. рублей.
Дальнейшее углубление требует уже новых усилий. Бурение ударно‑штан-
говое, какое обыкновенно применяется в Баку. Фирмой «И.А. Ахвердов и
Ко» была заложена первая буровая скважина № 1 на Алхан-Юртовском
(Ермоловском) станичном участке без номера и 28 июня 1893 г. начато па-
ровое бурение. Скважина была начата 14-дюймовыми трубами. Ниже 47
саженей стали появляться вода и нефтяные газы, а с глубины 61,5 саженей
из караганского песчаника показались признаки нефти…».
Наконец, 6 октября 1893 г. произошло долгожданное событие: с глу-
бины 131 м из этой скважины был получен первый нефтяной фонтан на
Грозненских промыслах. По свидетельству очевидцев: «Фонтан, успокоив-
шись, бил на 10 саженей выше устья труб с некоторыми перерывами...».
Тот час же горный инженер Лев Баскаков послал Ивану Ахвердову во Вла-
дикавказ весьма лаконичную телеграмму, содержащую только одно слово:
«ФОНТАН». Первая грозненская фонтанная скважина эксплуатировалась
почти два десятилетия, вплоть до 1902 г., всего из нее было добыто около
81 тыс. т нефти.
Известие о первом грозненском фонтане стало решающим доводом в
принятии правительством решения об отмене на промыслах Терской об-

123
Нефть России: п р о ш л о е , н ас т о я щ е е и б у д у щ е е

ласти пережитка феодализма – откупной системы. 22 мая 1894 г. были


утверждены «Правила о нефтяных промыслах на землях Кубанского и Тер-
ского казачьих войск», создавшие неплохие предпосылки для развития не-
фтяного предпринимательства на конкурентной основе.
В преддверии этого, подполковник в отставке Александр Русановский
учредил первую акционерную компанию в Грозненском районе – «Грознен-
ское нефтепромышленное товарищество», устав которого был высочайше
утвержден 25 января 1894 г. Основной капитал компании составил 800
тыс. руб., а свои действия она начала 24 сентября 1894 года.
Кстати примечательно, что именно в тот год русским правительством
было принято решение «О распространении на нефтяные промыслы Тер-
ской области «Правил для предупреждения пожаров на Бакинских нефтя-
ных промыслах».
27 августа 1895 г. на участке № 977, арендуемом купцом Иваном Ах-
вердовым, с глубины 66 саженей из скважины № 7 ударил новый мощный
фонтан, давший уже в первые три дня по миллиону пудов нефти в сутки.
По описанию очевидцев: «Фонтан был такой страшной силы, что гул и за-
пах газов были слышны за 15 верст. Из двенадцатидюймовой трубы выби-
вал столб нефти высотою до 30 саженей. Отсутствие хранилищ для сбора
нефти привело к затоплению огромной территории, в том числе пастбищ,
подъездных путей, образованию крупных нефтяных озер. Вышки скважин
№ 3 и № 6 скрылись под уровнем нефти». Об этом событии корреспондент
газеты «Терские ведомости» писал: «… к 6 сентября плотина не выдержала
и рухнула. Хлынувшая нефть в образовавшуюся брешь в две сажени шири-
ны, стремительно потекла по степи к р. Нефтянке, угрожая уйти в р. Сунжа
и испортить воду. ...Прорыв плотины был загражден и насыпь капитально
укреплена; работают 200 подвод и 400 рабочих». В газете «Каспий» даны
другие подробности произошедшего: «Высота плотины достигала уже 4
саженей, прочность ее уменьшалась пропорционально возвышению. Еще
накануне катастрофы появились зловещие признаки в виде просачивания
струек нефти, и 5 сентября в три с половиной часа пополудни, насыпь дала
осадку, нефть хлынула громадной струей в прорванную брешь; громадный
нефтепад бушевал, представляя собой редкое зрелище... Шум вблизи не-
фтепада был так силен, что нужно было кричать, чтобы быть расслышан-
ным. Пять часов действовал нефтепад, медленно ослабевая…»
И все же, несмотря на эти сложные последствия, этот фонтан стал зна-
ковым явлением в перспективном нефтепромысловом регионе. Очевидец
этого события, горный инженер Евгений Юшкин писал: «День 27 августа
1895 г. был началом эры для Грозненских промыслов. Фонтан скважины
№ 7 Ахвердова поверг в прах все недавние сомнения в жизненности Гроз-
ненского нефтяного дела». Остается добавить, что скважина № 7 фонта-
нировала до конца 1898 г. и дала за три года до 60 млн пудов нефти (около
1 млн т – Авт.).
Достигнутые успехи позволили предпринимателю Ивану Ахвердову вы-
вести дело на новый уровень. 12 апреля 1896 г. был высочайше утвержден

124
Г л а в а I. « Ч е рн о е з о л о т о » Р о с с и й с к о й и м п е р и и

устав акционерной компании – «Общество Грозненского нефтяного про-


изводства И.А. Ахвердов и Ко». В составе учредителей были предприни-
матели И.А. Ахвердов, Е. Х. Киреев и другие лица. Основной капитал был
определен в 8 млн 812 тыс. 500 руб. Новая компания арендовала дополни-
тельно 30 десятин на земле Алхан-Юртовской станицы на срок 24 года.
Известие о грандиозном грозненском нефтяном фонтане быстро обле-
тело всю страну. И достаточно быстро в Терской области стали образовы-
ваться все новые и новые акционерные компании и товарищества для раз-
работки нефтяных месторождений.
Даже украинские предприниматели И. Манцев, Б. Вейсер и Д. Марго-
лин решили попытать счастья в добыче «черного» золота на берегах Терека
и учредили в июне 1895 г. «Грозно-Днепровское нефтепромышленное об-
щество». Основной капитал компании составлял 375 тыс. руб. Правление
Общества располагалось в Киеве, в доме № 5 на центральной городской
улице Крещатик.
По итогам 1896 г. 67,9% грозненской добычи нефти пришлось на долю
«Общества Грозненского нефтяного производства И.А. Ахвердов и Ко», 17,9%
– на «Грозненское нефтепромышленное товарищество», а 1,2% – на «Гроз-
но-Днепровское нефтепромышленное общество». В 1897 г. в Грозном было
три завода по переработке нефти, которые за год произвели нефтепродукты
общей стоимостью в 750 тыс. руб.
Большая грозненская нефть потребовала скорейшего решения неот-
ложной проблемы с внутрипромысловой транспортировкой нефти. Так, в
1894 г. на перевозке нефти с нефтепромыслов было задействовано око-
ло 300 арб (двухколесных повозок – Авт.), которые перевозили в день
150000 пудов нефти. В середине 1894 г. было принято правительственное
постановление «Об увеличении провозоспособности Владикавказской же-
лезной дорог, улучшения этой дороги и устройства при ней нефтепрово-
да».
Пуск в эксплуатацию в сентябре 1895 г. первого нефтепровода на гроз-
ненских промыслах диаметром 5 дюймов и протяженностью 12 верст ука-
зал верное направление в решении острой проблемы. К январю 1898  г.
промыслы и Заводской район были соединены пятью нефтепроводами.
Двумя трубопроводами диаметром 5 и 7 дюймов и пропускной способнос-
тью соответственно 50 и 100 тыс. пудов в сутки владело «Общество Влади-
кавказской железной дороги». В распоряжении «Общества Грозненского
нефтяного производства И.А. Ахвердов и Ко» был нефтепровод диаметром
8 дюймов и пропускной способностью 150 тыс. пудов в сутки. Оставшиеся
два нефтепровода принадлежали товариществу «Русановский А.Р.  и  Ко»,
диаметром 5 дюймов и пропускной способностью 75 тыс. пудов в сутки,
и Московскому нефтепромышленному обществу, диаметром 8 дюймов и
пропускной способностью 150 тыс. пудов в сутки.
Возросшие объемы нефтедобычи вызвали ускоренное развитие и не-
фтеперерабатывающего сектора в Грозненском районе. 10 ноября 1895 г.
введен в эксплуатацию завод «Общества Грозненского нефтяного про-

125
Нефть России: п р о ш л о е , н ас т о я щ е е и б у д у щ е е

изводства И.А. Ахвердов и Ко», построенный специалистами британской


фирмой «Стюард Лтд.». Завод состоял из 5 керосиновых кубов емкостью
6 тыс. пудов и перерабатывал 20 тыс. пудов нефти в год. Кроме того, на
территории завода имелось 2 бензиновых куба, насосная станция, 9 метал-
лических резервуаров и электростанция.
В декабре 1895 г. Товарищество «Успех», во главе которого находился
грозненский купец Николаев, ввело в эксплуатацию завод, построенный по
проекту инженера А.И. Исаковича. Кстати, на этом заводе в 1897 г. впер-
вые была осуществлена и вторичная перегонка газолиновой фракции.
Для снабжения заводов нефтью и вывоза ее в другие районы страны, с
промыслов в город, начиная с 1895 г. по январь 1898 г., было проложено
пять нефтепроводов, годовая пропускная способность которых исчисля-
лась в 190 млн пудов.
Во второй половине 1896 г. был введен в эксплуатацию нефтеперегон-
ный завод «Общества Владикавказской железной дороги», построенный
по проекту талантливого изобретателя Феликса Инчика с использованием
принципов регенерации теплоты. Вот оценка этого завода, данная профес-
сором Московского университета Владимиром Марковниковым после его
посещения в 1897 г.: «… не имеет себе подобных в России, да и едва ли
найдутся такие за границей. Он производит впечатление изящной механи-
ческой игрушки, в которой, как скоро заведена пружина, все делается само
собой с замечательной правильностью». С пуском завода при нем была
организована первая в регионе аналитическая лаборатория, заведовать
которой пригласили из Баку выдающегося ученого Константина Харичко-
ва (1865-1921). В Грозном кандидат естественных наук Санкт-Петербург-
ского университета К.В. Харичков проработал около 13 лет и превратил
небольшую заводскую лабораторию в один из ведущих отечественных на-
учно-исследовательских центров в области переработки нефти.
В 1901 году обществом «Казбекский Синдикат» был введен в эксплуа-
тацию нефтеперерабатывающий завод «Надежда». Через четыре года все
грозненские заводы смогли переработать более 30 млн пудов нефти (более
491 тыс. т).

Истоки сахалинской нефти

В конце XIX – начале ХХ вв. внимание российской и иностранной прес-


сы было приковано к далекому острову Сахалин, откуда регулярно прихо-
дили сообщения об открытии нефтяных месторождений.
История сахалинской нефти началась 6 июня 1880 г., когда Николаевс-
кий 1-й гильдии купец Иванов подал прошение на имя военного губернато-
ра Приамурской области об открытии им нефтяных источников в северной
части Сахалина: «Разыскав источник, откуда вытекает нефть, на оконеч-

126
Г л а в а I. « Ч е рн о е з о л о т о » Р о с с и й с к о й и м п е р и и

ности острова Северо-Сахалина впадающей в Охотское море на восточном


берегу; источник имеется с обеих сторон горы, с правой – гора называется
Ураган, а с левой – Мургун. Речка, пролегающая между гор, называется
Оха. Названия этих гор и речек узнаны от инородцев, проходящих по ост-
рову». В 1883 г. его наследники получили право на аренду участка земли
для разработки нефтяного месторождения, однако к проведению необходи-
мых работ так и не приступили.
В 1886 г. начальник Александровского округа на Сахалине Федор Лин-
дербаум обследовал места, указанные в прошении Иванова, и несколько
пудов сахалинской нефти было отправлено в Санкт-Петербург, в лабора-
торию Императорского Русского технического общества. В сопроводи-
тельном письме он писал: «Нефтью изобилует северная оконечность ост-
рова в самом узком его перешейке на север от гиляцкой деревни Помор по
прямому расстоянию около 25 верст».
С 1889 г. начались первые научные исследования сахалинских нефтя-
ных месторождений, которые осуществил горный инженер Леопольд Баце-
вич (1850-1905). Свои изыскания он выполнял на Восточном берегу Саха-
лина с проведением разведочного бурения. Вначале он обследовал выходы
нефти на уже известном Охинском месторождении, а затем перенес свои
работы к территории населенного пункта Ноглики и к Набильскому заливу.
Впоследствии в своем отчете «Описание сахалинских нефтяных месторож-
дений», помещенном в «Горного журнале» (1890 г.), он подчеркнул: «Хотя
самая глубокая скважина была нами доведена лишь до 10 сажень, тем не
менее работами было обнаружено чередование пластичных глин и песков,
а пласты последних, залегая между непроницаемыми пластами, по мое-
му мнению, наилучшие естественные резервуары для скопления горного
масла». Хотя ему и не удалось полностью выполнить намеченное, главный
вывод им сделан правильный: «Все факты о значительных естественных
выходах нефти, залежах кира, распространения их, затем суточная произ-
водительность и др. заставляют предположить с большой вероятностью о
существовании более или менее значительных запасов нефти в нижележа-
щих слоях».
Первые результаты экспедиции горного инженера Бацевича стали убе-
дительным аргументом для местных предпринимателей. В 1889 г. отставной
лейтенант флота Григорий Зотов учредил первое в истории острова «Саха-
линское нефтепромышленное и товарищество Г.И. Зотов и К о», к участию
в котором он привлек горного инженера Летуновского и купцов Старцева,
Шевелева, Токмакова, Синицына, Бабинцева.
С целью разработки нефтяных месторождений в северной части острова в
45 верстах от деревни Лянгри «Сахалинское нефтепромышленное и товари-
щество Г.И. Зотов и Ко» взяло в аренду около 1000 десятин земли и приступи-
ло к проведению работ.
С 10 июля по 13 октября 1890 г. по Сахалину совершил свое знаменитое
путешествие великий русский писатель Антон Чехов (1860-1904). Не прошли
мимо его внимания и богатые островные природные ресурсы. В своей книге

127
Нефть России: п р о ш л о е , н ас т о я щ е е и б у д у щ е е

«Остров Сахалин» (1894 г.) великий писатель заметил: «...быть может, в бу-
дущем здесь, на этом берегу, будут жить люди счастливее, чем мы...».
В 1892-1893 гг. на неисследованных ранее площадях острова были раз-
вернуты работы по разведочному бурению, которыми руководил инженер
Масленников. Однако несколько разведочных скважин, дошедших до глу-
бины 96 м, не дали весомых результатов, промышленных притоков нефти
получено не было.
Сообщения о большом нефтяном потенциале Сахалина стали регуляр-
но появляться и на страницах зарубежной периодической печати. В 1898
г. на острове появился немецкий инженер Клей, за спиной которого стоял
«Сахалинский и Амурский нефтяной горнопромышленный синдикат», об-
разованный в Лондоне с капиталом один миллион фунтов стерлингов. Им
были развернуты буровые работы в районе рек Нутово и Боатысину.
Затем для более обстоятельного исследования в 1903 г. на Сахалин
прибыла хорошо оснащенная экспедиция во главе с британским геологом
Норманом Ботта. Результаты ее работы вновь подтвердили выводы горно-
го инженера Леопольда Бацевича: «Нефтеносные отложения Сахалина до-
статочно благонадежны, чтобы оправдать бурение в широких масштабах».
Вскоре в журнале «Современная техника» за 1899 г. была помещена
следующая заметка: «Уже несколько лет также открыты на острове Са-
халин, на северном и восточном берегу месторождения нефти, которые
должны простираться в длину на север почти на 400 верст. Но сделанные
изыскания не дали особенно выгодных результатов. Из пробных колодцев
и буровых скважин (до 462 футов) получена до сих пор нефть в малом ко-
личестве и посредственного качества». А 3 марта 1900 г. газета «Нефтя-
ное дело» сообщила: «Передают, что на острове Сахалин открыты богатые
месторождения нефти. Разведка сделана иностранным горным инженером,
который в настоящее время ходатайствует перед правительством о предо-
ставлении ему права эксплуатировать залежи».
Ажиотаж вокруг деятельности британской компании привел к новому
всплеску интереса предпринимателей к нефтяным месторождениям остро-
ва. В Санкт-Петербурге создан «Первый Сахалинский синдикат», пайщи-
ками которого стали члены августейшего семейства. И даже в Харькове в
1904 г. было создано «Русское общество Сахалинской нефти», имевшее
целью развернуть широкомасштабные работы по разработке нефтяных
месторождений. В рекламном проспекте этой фирмы имелась даже такая
фраза: «Запасы нефти по количеству превышают таковые во всех место-
рождениях ее в Америке, вместе взятых».
С 1906 г. комплексные исследования нефтяных месторождений Сахали-
на стал осуществлять Геологический комитет России. Первую экспедицию
возглавил сотрудник Геологического комитета, горный инженер Констан-
тин Тульчинский. Результаты работы экспедиции с описанием многочис-
ленных выходов нефти были изложены в его книге «Очерки полезных ис-
копаемых русского Сахалина» (1907 г.).

128
Г л а в а I. « Ч е рн о е з о л о т о » Р о с с и й с к о й и м п е р и и

Следующую экспедицию в 1907 г. возглавил горный инженер Эдуард


Анерт (1865-1946). Маршрут экспедиции проходил от Александровского
поста через Камышевый хребет, в долину р. Тыми, затем до устья реки и на
лодках на север. Маршрут вдоль восточного побережья охватывал нефтя-
ные выходы на реке Уйни – залив Даги – залив Чайво – река Вал – река
Хандуза – Боатасинская нефтяная площадь. На протяжении всего марш-
рута Эдуард Анерт вел топографическую съемку. И если до его экспедиции
на острове было открыто пять месторождений нефти, то по результатам по-
исковых работ 1907 года их число увеличилось до 18. Выводы экспедиции
горного инженера Эдуарда Анерта были явно в пользу еще более широкого
развертывания на острове разведочного бурения на нефть.
В 1908 г. геологические исследования начала экспедиция, возглавляемая
геологом Геологического комитета Николаем Тихоновичем (1872-1952), на-
чальником партии был горный инженер Петр Полевой (1873-1936). Первые
маршруты были осуществлены по реке Набиль, затем были обследованы и
другие реки впервые нанесенные на карту. Далее экспедиция занялась изу-
чением нефтеносных районов. Ими была составлена первая десятиверстная
карта Русского Сахалина. Эта экспедиция выявила десятки различных мес-
торождений полезных ископаемых и закартировала заново всю северную
часть острова. Именно тогда и были открыты две известные горные вершины
острова: гора Лопатина (1609 м) и гора Невельского (1397 м).
24 мая 1909 г. Петр Полевой сделал доклад в Санкт-Петербурге в Геологи-
ческом комитете по результатам поисковых работ, который получил высокую
оценку со стороны академика Александра Карпинского (1846-1936) и его коллег.
27 апреля 1911 г. на площади «Сахалинского и Амурского нефтяного
горнопромышленного синдиката» у берега реки Нутово была заложена
скважина диаметром 12 дюймов. При достижении глубины 20 м появилась
нефть в объеме 5 пудов в сутки, а с глубины 30 м получали уже до 50 пудов
в сутки.
Этот результаты британской фирмы способствовал еще большему ажи-
отажу в деловых кругах России и за рубежом. Только в 1912 г. было подано
174 заявки на отвод участков на нефтедобычу на Сахалине.
Однако вспыхнувшая в августе 1914 года Первая Мировая война «пос-
тавила крест» на попытках российских предпринимателей развернуть ши-
рокомасштабные работы по разработке нефтяных месторождений острова
Сахалин.

Первый магистральный трубопровод

Одним из узких мест в российской нефтяной промышленности было от-


сутствие развитой трубопроводной инфраструктуры, что создавало серьез-
ные препятствия для организации более широкого сбыта нефтепродуктов
внутри России и за границей.

129
Нефть России: п р о ш л о е , н ас т о я щ е е и б у д у щ е е

Положительный опыт американских нефтепромышленников, пустив-


ших в эксплуатацию в 1865 году первый нефтепровод, удалось впервые
применить в России только через пять лет после отмены откупной системы
в Закавказье.
Первый российский нефтепровод для фирмы братьев Нобелей длиной
8,5 версты с диаметром трубы 8 дюймов и пропускной способностью 80
тыс. пудов в сутки был построен на Апшеронском полуострове осенью
1878 г. фирмой «Бари, Сытенко и К°» под руководством инженера-меха-
ника Владимира Шухова (1853-1939). И если до конца того года по нему
было прокачено только 841 тыс. 150 пудов, то в следующем 1879 году этот
показатель достиг внушительных размеров – 5 млн 583 пуда.
Примеру братьев Нобель последовал и известный предприниматель Ва-
силий Кокорев, один из учредителей «Бакинского нефтяного общества»,
для которого фирма «Бари, Сытенко и К°» построила керосинопровод от
нефтеперегонного завода БНО в Сураханах до пристани Зых на Каспийс-
ком море.
Вскоре и другим отечественным предпринимателям стало ясно: пере-
качка нефти и нефтепродуктов по трубопроводам обходится почти в два
раза дешевле ее перевозки по железной дороге. Но, тем не менее, вначале
началось строительство Закавказской железной дороги, которая вступи-
ла в эксплуатацию в 1883 г. И в целом это привело к увеличению вывоза
нефтепродуктов за границу: с 14 тыс. т в 1882 г. до 853 тыс. т в 1891 году.
Причем на долю Закавказской железной дороги из общего экспорта при-
шлось 786 тыс. т, и большая часть прибыли доставалась владельцам этой
дороги. Так, из вырученных в 1892 г. от продажи российских нефтепродук-
тов на общую сумму 15 млн рублей, 11,2 млн поступило на счет правления
Закавказской железной дороги, а нефтепромышленники получили лишь
3,8 млн рублей.
Таким образом, вновь и вновь российские нефтепромышленники обра-
щали свое внимание на перекачку нефти по трубопроводам, по своей стои-
мости выгодно отличавшуюся от дорогих перевозок по железной дороге.
Эту идею поддерживали многие деятели нефтяного дела, в том числе
великий русский ученый Дмитрий Менделеев, известный нефтепромыш-
ленник Михаил Лазарев, а также один из руководителей Императорского
Русского Технического Общества Евгений Андреев. Они полагали, что пе-
рекачка сырой нефти и ее переработка в Батуми будут способствовать бо-
лее «глубокому» использованию этого сырья, то есть, получению из него в
большем количестве не только керосина и мазута, но и минеральных масел
и других ценных продуктов.
Трудные условия эксплуатации Закавказской железной дороги через
Сурамский перевал и ее ограниченная пропускная способность также со-
здавали серьезные проблемы. Из-за этого в Баку в 1893 году даже обра-
зовались запасы керосина более чем в 91 млн пудов. А в октябре 1895 г.
вследствие разлива реки Куры на Закавказской железной дороге были
повреждены железнодорожный путь и несколько мостов. Перевозки неф­

130
Г л а в а I. « Ч е рн о е з о л о т о » Р о с с и й с к о й и м п е р и и

тепродуктов застопорились на два месяца, принося большие убытки неф­


тепромышленникам.
Неоднократные обращения предпринимателей в российское правитель-
ство и поддержка со стороны научного и инженерного сообщества все же
привели к ожидаемому результату. Государственный Совет Российской им-
перии 23 мая 1896 г. принял решение построить магистральный кероси-
нопровод Баку-Батуми, который должен был проходить по краю имеюще-
гося железнодорожного полотна.
Важную роль здесь сыграл выдающийся российский политический де-
ятель, министр финансов Сергей Витте (1849-1915), который ранее зани-
мал пост министра путей сообщения и был решительным сторонником все-
мерного развития отечественной нефтяной промышленности. Например,
особое значение для повышения качества отечественных нефтепродуктов
и их конкурентоспособности на мировом рынке имела утвержденная им
6  февраля 1896 г. «Инструкция о производстве освидетельствования ис-
пытания нефти и продуктов ее переработки».
Руководство проектированием и сооружением керосинопровода Баку –
Батуми было поручено Инженерному совету Министерства путей сообще-
ния, а возглавил разработку проекта профессор Санкт-Петербургского
технологического института Николай Щукин (1848-1924). В своем инсти-
туте он преподавал широкий круг дисциплин от прикладной механики до
паровозного дела и считался по своей практической и ученой деятельности
одним из самых выдающихся специалистов в России.
Сначала летом 1896 г. Министерство путей сообщения России напра-
вило его и инженера-технолога Л. Ватенбурга в США для ознакомления с
состоянием американского трубопроводного транспорта и техникой соору-
жения нефтепроводов.
Вернувшись в Россию, профессор Щукин и инженер-технолог Вартен-
бург приступили к разработке проекта керосинопровода Баку – Батуми.
В то время какой-либо опыт строительства керосинопровода столь значи-
тельной протяженности более 882 км, да еще и по краю железнодорожного
полотна, полностью отсутствовал. Ведь перекачка керосина, обладающего
огромной способностью к утечкам и испарению, была сопряжена с опас-
ностью, особенно в соседстве с цистернами, наполненными нефтепродук-
тами, и пассажирскими вагонами, да еще при наличии многочисленных
тоннелей, мостов и других железнодорожных сооружений.
В сжатые сроки гидравлический расчет трубопровода весьма тщатель-
но выполнил профессор Николай Щукин. При средней плотности керосина
320 кг/м3 и рекомендуемой скорости 1,5 м/с из уравнения расхода был рас-
считан внутренний диаметр трубопровода – 204 мм. Приняв рабочее дав-
ление керосина в трубопроводе в 4,4-5,2 МПа, а пробное – в 11,8 МПа,
Николай Щукин рассчитал толщину стенки труб по упрощенному методу из
условия действия на нее радикальных сил при допустимом напряжении на
растяжение металла равном 74,5 МПа.

131
Нефть России: п р о ш л о е , н ас т о я щ е е и б у д у щ е е

Одной из самых сложных частей проекта было проектирование первого


участка керосинопровода от Михайлово до Батуми на западном горном от-
резке маршрута, самом трудном для перевозки железнодорожных цистерн
с нефтепродуктами.
Следует отметить, что пропускная способность трубопровода в
980 тыс. т была выбрана на основании технико-экономических расчетов,
которые были произведены ранее группой российских специалистов.
Профессор Щукин подготовил инструкцию, в которой излагались очень
жесткие требования к качеству труб и их соединений: наружный диаметр
их мог быть увеличен лишь на 1,5%, внутренний – на 1%, овальность
допускалась не более 2 мм.
В обсуждении проекта принимали участие многие крупные ученые-меха-
ники и гидродинамики, члены Инженерного совета и риглашенные специа-
листы, например, автор книги по расчету на прочность мостов и виадуков ин-
женер Николай Сытенко, автор книги о движении керосина и нефти в трубах,
инженер путей сообщения Генрих Мерчинг (1860-1916), глава инжинирин-
говой компании «Строительная контора инженера А.В. Бари» Александр
Бари (1847-1913), представитель съезда нефтепромышленников в Санкт-
Петербурге Михаил Лазарев и многие другие.
По решению правительства трубы изготавливались только на отечес-
твенных заводах, расположенных в Мариуполе, Сосновицах и Екатери-
нославле. Причем от заводов принимались трубы длиной не менее 4,6 м.
На их концах была сделана треугольная нарезка, выполненная с уклоном к
концу. Этот тип нарезки, обеспечивавший герметичность соединений труб,
был заимствован у американских аналогов. Для ряда участков трубопрово-
да было предусмотрено соединение труб и на стальных фланцах.
Подготовительные работы по строительству первого участка кероси-
нопровода Михайлово – Батуми начались с сентября 1896 г. Тщательно
готовились чертежи путевого полотна и мостов с указанием укладки труб,
проектировались котельные и насосные станции. А летом 1898 г на трассу
керосинопровода начали поступать трубы. Работы велись со значительным
ускорением. Если с сентября 1898 года до февраля 1899 г. было уложено
только 43 км труб, то к 22 июня 1899 г – уже 144 км. Из них на протяжении
51 км трубы были свинчены и опущены в землю, а на участке в 93 км – уже
свинчены и находились на поверхности. К июлю того же года были закон-
чены земляные работы, завершено строительство котельных и зданий для
обслуживающего персонала. В ноябре была получена и последняя партия
труб.
Насосы для перекачивающих станций поставила фирма «Вортингтон»
(США). Они были поршневые, прямодействующие с паровой машиной
типа «компаунд» с крановым парораспределением и двукратным расшире-
нием пара. Для приема этих 12 агрегатов за океан в 1898 г. выехал инже-
нер-механик Евгений Цамутали, работавший начальником участка тяги на
железнодорожной станции в Михайлове.

132
Г л а в а I. « Ч е рн о е з о л о т о » Р о с с и й с к о й и м п е р и и

На каждой станции керосинопровода Михайлово – Батуми смонтиро-


вали по два рабочих и одному резервному насосу мощностью по 110 кВт.
На станциях Самтреди и Кобулети, кроме насосных станций, установили
резервуары, вмещавшие по 7370 т керосина. Для его слива из железнодо-
рожных цистерн на станции Михайлово построили резервуар на 980 т, для
хранения керосина – на 9800 т, а в самом Батуми – на 13 900 т.
Чтобы избежать больших утечек керосина в случае аварии, на трубоп-
роводе через каждые 2-4 км поставили обратные клапаны. При снижении
давления в трубопроводе на 15% автоматическое устройство отключало
насосы.
Строительством участка керосинопровода Михайлово – Батуми длиной
227,49 км руководили инженеры-технологи Л. Вартенбург и В. Нечай, вы-
пускники Санкт-Петербургского технологического института.
В истории российской нефтяной промышленности особо отмечено
14  марта 1900 года, строительство первого важнейшего участка Михай-
лово – Батуми магистрального российского керосинопровода, длившееся
более трех лет, было закончено. Торжественная церемония сдачи этого
участка керосинопровода состоялась 15 июля 1900 г. На торжествах на
станции Михайлово присутствовали Главноначальствующий гражданской
частью Кавказа, генерал от инфантерии Григорий Голицын (1838-1907),
тифлисский губернатор полковник Иван Свечин (1863-1930), заведующий
акцизным управлением Закавказского края Людвиг Першке, начальник
Закавказской железной дороги и работ по постройке керосинопровода, ин-
женер путей сообщения Евгений Веденеев и другие официальные лица.
12 июня 1901 г. российский император Николай II утвердил решение
«высочайше утвержденного» совещания о необходимости полностью
окончить строительство керосинопровода Баку – Батуми. И уже 16 июня
1901 г. Министерство путей сообщения постановило построить очередной
участок керосинопровода от станции Аг-Тагля (в 21 км от Тифлиса в сторо-
ну Баку) до станции Михайлово протяженностью 140 км. Руководил этим
строительством инженер путей сообщения Александр Домбровский. В те-
чение трех лет строительные работы были полностью завершены и 30 де-
кабря 1904 года этот участок керосинопровода сдан в эксплуатацию.
Строительством завершающего и самого протяженного участка керо-
синопровода Баку – Аг-Тагля длиной 514 км руководил инженер А. Пав-
личинский. Здесь в полной мере при производстве строительных работ был
использован большой опыт, накопленный в течение семи лет. На перекачи-
вающих станциях участка керосинопровода в основном было установлено
оборудование, произведенное на отечественных предприятиях. Так, паро-
вые насосы систем «Вортингтон», «Блек и Камерон» изготавливались на
заводе промышленника Бромлея и на Коломенском машиностроительном
заводе. Водотрубные паровые котлы системы фирмы «Бабкок-Вилькокс»
и Владимира Шухова были изготовлены на заводах Фицнера и Гампера, на
котельном заводе инженера Александра Бари в Москве и на заводе «Люд-
виг Нобель» в Санкт-Петербурге.

133
Нефть России: п р о ш л о е , н ас т о я щ е е и б у д у щ е е

На четырех станциях керосинопровода, расположенных в безводной


местности, было установлено по четыре двухцилиндровых дизельных дви-
гателя мощностью по 110 кВт. Они были изготовлены на Коломенском ма-
шиностроительном заводе и на петербургском заводе «Людвиг Нобель».
От них приводились в действие быстроходные насосы системы Ридлера.
Привод насосов от дизелей оказался намного экономичнее привода от па-
ровых машин, так как КПД первых был – 28%, а вторых – 10%.
К началу лета 1907 года все основные работы были завершены, и пол-
ностью керосинопровод Баку – Батуми длиной 882,5 км с 16 перекачива-
ющими станциями был торжественно сдан в эксплуатацию 21 июня 1907
года. С первых дней эксплуатации Закавказский керосинопровод работал
вполне устойчиво. Уже к концу 1907 года по нему было перекачано более
1 млн т керосина.
Следует отметить, что на сооружение магистрального керосинопрово-
да Баку – Батуми российским правительством было затрачено около 21
млн руб., однако к началу 1912 г. проект не только полностью окупился, но
даже принес чистую прибыль в 6,5 млн рублей.

Первый международный конгресс нефтяников

В конце XIX века мировое научное сообщество стало уделять значитель-


но больше внимания новой, бурно растущей нефтяной промышленности.
Постепенно сенсационный характер сообщений о грандиозных нефтяных
фонтанах на страницах научной периодики сменился появлением ряда зна-
чимых работ, составивших впоследствии основу науки о нефти.
Проблемы генезиса нефти и организации эффективного поиска угле-
водородных месторождений стали неизменно рассматриваться на сесси-
ях Международного геологического конгресса, регулярно проходивших с
1878 г.
В свою очередь, создание в 1882 году в России специализированного уч-
реждения – Геологического комитета при Горном департаменте – придало
мощный импульс развитию научного исследования богатых недр страны.
Исследованиями выдающихся российских геологов Григория Гельмерсена
(1803-1885), Николая Кошкарова (1818-1892), Василия Ерофеева (1822-
1884), Александра Карпинского (1846-1936) живо интересовались мно-
гие научные и инженерные организации из разных стран мира. Только за
первые десять лет своей деятельности (1882-1891) Геологический комитет
установил обмен изданиями с 196 зарубежными геологическими учрежде-
ниями и научными обществами, среди которых были организации Африки,
Австралии, Южной Америки и других стран.
Свидетельством признания плодотворной деятельности Геологическо-
го комитета России, являются награды, полученные им на международных

134
Г л а в а I. « Ч е рн о е з о л о т о » Р о с с и й с к о й и м п е р и и

выставках: Всемирной Колумбовой выставке (1893 г.) в Чикаго и Между-


народной выставке (1897 г.) в Брюсселе, Всемирной выставки в Париже
(1900 г.), где геологические карты и издания комитета были удостоены по-
четных дипломов и золотых медалей.
Важным этапом в развитии российской и мировой геологической науки
явилась VII сессия Международного геологического конгресса, состояв-
шаяся в Санкт-Петербурге в августе 1897 года. Примечательно, что после
завершения конгресса часть делегатов посетила промыслы на Апшеронс-
ком полуострове, получив убедительные доказательства громадного разма-
ха российского нефтяного дела.
Следует отметить, что с 1894 г. проблемы исследования нефти и нефтеп-
родуктов также обсуждались на заседаниях и международных конгрессов
по прикладной химии. В России, США, Великобритании, Австро-Венгрии
уже действовали национальные общественные организации, объединяв-
шие творческие силы лучших представителей науки и инженерного искус-
ства в деле развития нефтяной промышленности.
Однако на мировом уровне представительской структуры, где можно
было бы рассмотреть все проблемы отрасли комплексно, по всей структуре
разведки, добычи, переработки нефти, а также реализации нефтепродук-
тов, в тот период еще не существовало. Отсюда в значительной степени в
среде специалистов имелись разночтения в трактовке национальных пра-
вовых и технологических режимов нефтяного производства, отсутствовал
единый подход к методам исследования и сертификации нефтепродуктов,
что закономерно приводило к возникновению самых разнообразных пре-
пятствий на пути успешного развития международной торговли.
С подобным положением дел не мог смириться талантливый нефте-
химик, российский подданный Павел Дворкович (1857-1929), в то вре-
мя работавший в британской компании Petroleum Storage Tanks and
Transportation Co. Ltd., одновременно будучи издателем лондонской газе-
ты Petroleum Review. Уже со второй половины 1899 г. на страницах этого
издания в ряде статей он обосновал насущную необходимость проведения
международного нефтяного форума в рамках предстоящей Всемирной
выставки в Париже.
В качестве аргументации Павел Дворкович даже привлек исторические
хроники XVIII века, упомянув, что именно Франция стала первой европей-
ской страной, давшей отсчет началу нефтяной промышленности. В 1745 г.
король Людовик XV предоставил концессию дворянину де ла Саблоньеру
на разработку нефтеносной территории Пешельброне в провинции Эль-
зас. Этот удачливый предприниматель пробурил несколько продуктивных
нефтяных скважин и построил небольшой нефтеперегонный завод, сущес-
твовавший вплоть до 1785 г. Получил широкое признание и весомый вклад
французских специалистов горного дела в развитие техники и технологии
бурения. С их плодотворной деятельностью связано появление свободно
падающего бурового инструмента (фрейфала), изобретенного инженерами

135
Нефть России: п р о ш л о е , н ас т о я щ е е и б у д у щ е е

Киндом и Фабианом. Для повышения эффективности ударно-штангового


бурения инженер Фавелл в 1845 г. впервые применил принцип циркуляции
жидкости во внутреннюю полость трубы с выносом шлама через затрубное
пространство. Изобретение Рудольфа Лешота положило начало распро-
странению алмазного колонкового бурения.
Широкая дискуссия о возможности проведения первого нефтяного
конгресса на страницах «Petroleum Review» принесла свои плоды. С каж-
дым месяцем росла поддержка этой инициативы со стороны нефтяников
из различных стран. Делегацию Галицийской нефтяной ассоциации решил
возглавить ее президент барон фон Горайский, подтвердили свое участие
«Общество буровых инженеров» из Вены и Калифорнийская нефтяная
ассоциация. Вскоре Павел Дворкович получил письмо от руководителя
французского филиала известной американской компании «Worthington
Pump Company» Вильяма Мура о готовности с 16 по 28 августа 1900  г.
предоставить зал заседаний в их корпоративном павильоне на Парижской
выставке для проведения заседаний нефтяного конгресса.
Окрыленный успехом, 14 мая 1900 г. Павел Дворкович направляет
письмо следующего содержания в адрес великого русского ученого Дмит-
рия Менделеева: «Глубокоуважаемый Дмитрий Иванович! Зная тот глубо-
кий интерес, который Вы проявляли в течение последних 30 лет в успехе
нефтяной промышленности, я уверен, что Вы с удовольствием встретите
известие, что в августе месяце состоится в Париже 1-й интернациональ-
ный нефтяной конгресс. Мне и моим товарищам будет чрезвычайно лестно,
если вы согласитесь принять звание почетного председателя этого конгрес-
са, и так как он назначен на 16-28 августа, то надеемся, что это время будет
удобно для Вас, чтобы присутствовать лично на открытии конгресса…»
Не дожидаясь ответа, Павел Дворкович сам приехал в Россию, стре-
мясь при личной встрече добиться согласия великого ученого, но к своему
большому удивлению узнал, что тот уже с 29 мая находится в Париже.
Обстоятельства сложились таким образом, что руководитель Палаты
мер и весов Дмитрий Менделеев по поручению министра финансов Сергея
Витте уже с самых первых дней открытия Всемирной выставки принял в ее
работе активное участие. Он был избран вице-президентом международ-
ного жюри по химической и фармацевтической отраслям. На август 1900 г.
было запланировано его дальнейшее пребывание на выставке. Однако, по
причинам семейного характера, он был вынужден вернуться в Россию и не
смог принять личное участие в работе первого нефтяного конгресса.
Первый мировой форум нефтяников начал свою работу 17 августа
1900 г. в Париже. На первом заседании присутствовало 59 делегатов из 20
стран мира. Президентом конгресса был избран сенатор Мишель Лесюэр,
секретарем – Павел Дворкович. Единодушно делегаты конгресса избрали
Дмитрия Менделеева почетным президентом конгресса и направили в его
адрес в Санкт-Петербург привет­ственную телеграмму.
Большую часть времени форума заняло обсуждение вопросов о поло-
жении дел в основных мировых центрах нефтедобычи, что и было отра-

136
Г л а в а I. « Ч е рн о е з о л о т о » Р о с с и й с к о й и м п е р и и

жено в докладах «Канадская нефтяная промышленность» Джона Нобла,


«Румынская нефтяная промышленность» К. Алиманестиано и доктора Л.
Эделеану, «Нефтяная промышленность Калифорнии» Бена Трумана и М.
Мараиса, «Нефть Борнео» доктора Павла Дворковича, «Нефтяные место-
рождения Италии» Атталио Магия, «Румынская нефть» Н. Коуку.
Проблемы геологии нефти были обстоятельно рассмотрены в докладах:
«Геология нефти» профессора Ганса Гефера, «Геологическое исследова-
ние нефтяного бассейна Орана» американского геолога Л. Нейбергера,
«Классификация сырой нефти» профессора С. Пекхема, «Желательность
в регистрации глубины скважины в соответствии с уровнем моря» доктора
Дэвида Дэя. С большим вниманием был заслушан доклад «Химия и обра-
зование нефти» одного из корифеев нефтяной науки, профессора высшей
технической школы в Карлсруэ (Германия) Карла Энг­лера.
Важнейшие проблемы прикладной химии в применении к нефтяному
делу, привлекшие пристальное внимание делегатов, были зримо обозначе-
ны в докладах «Химия российской нефти» профессора Московского уни-
верситета Владимира Марковникова, «Состав американской нефти» про-
фессора К. Мабэри, «Различие характеристик Пенсильванской и Огайской
сырой нефти» доктора Дэвида Дэя, «Химия японской нефти» профессора
Шиниши Токано. Пророческим прологом к грядущему ХХ веку прозвучал
доклад делегата конгресса Г. Дейча «Применение нефти в воздухоплава-
нии».
Единодушную поддержку среди делегатов получил и один из ключевых
докладов «О единообразии методов исследования нефти и нефтепродук-
тов», сделанный известным британским нефтехимиком Бовертоном Ред-
вудом.
Российская делегация была в центре внимания участников конгресса. В
кулуарах ее руководитель, чиновник особых поручений Министерства зем-
леделия и государственных имуществ, статский советник Александр Ива-
нов охотно отвечал на многочисленные вопросы делегатов о перспективах
развития нефтяного дела в России, а горный инженер Николай Лебедев,
сотрудник Кавказского горного управления, в качестве весомого аргумента
к сказанному вновь и вновь демонстрировал составленную им геологичес-
кую карту Кавказского края.
Между заседаниями конгресса делегаты активно знакомились с об-
ширной экспозицией Всемирной выставки и, прежде всего, их внимание
привлекла русская экспозиция. Россию представляли более 2,5 тыс. эк-
спонентов, размещенных на площади 24 тыс. кв. м. Генеральным комис-
саром русского отдела являлся известный промышленник, князь Вячеслав
Тенишев (1845-1903).
К началу выставки министерство финансов России выпустило обшир-
ную книгу «Россия в конце XIX века» под редакцией В.И. Ковалевского,
содержащую подробный анализ итогов развития российской экономики,
науки и культуры в уходящем веке. В ее 3-й главе «Химическая и нефтя-
ная промышленность», написанной Дмитрием Менделеевым, было под-

137
Нефть России: п р о ш л о е , н ас т о я щ е е и б у д у щ е е

черкнуто: «Благодаря мерам, настойчиво проводившимся правительс-


твом, Россия, выписывавшая ежегодно еще около 1876 г. по 50-60 тыс. т
нефтяных товаров из Америки, стала затем увеличивать свою добычу и
переработку кавказской нефти, спустила до небывалых в мире размеров
цену керосина ( осветительных масел, нефти) и других продуктов нефти,
наполнила внутренний рынок, стала давать в виде акциза на керосин,
потребляемый страной – до 30 млн руб. казенного дохода – и начала
вывозить, преимущественно из Батума, до 900 тыс. т (1898 г.) одних ос-
ветительных нефтяных масел, не считая смазочных (более 147 тыс. т в
1898 г.) и нефтяных остатков (около 50 тыс. т в 1898 г.)»
Российская нефтяная промышленность весьма обширно была представ-
лена в группах «Горное дело и металлургия» и «Химические производства».
Заведующий русским отделом, горный инженер Иван Лебедкин с охотой
давал разъяснения по обширной экспозиции для делегатов конгресса.
Флагман российской нефтяной промышленности «Товарищество не-
фтяного производства братьев Нобель» представил обширную экспози-
цию российской нефти, нефтепродуктов и нефтепромыслового оборудова-
ния, занявшую отдельный выставочный павильон. Привлекали внимание
такие их экспонаты как образцы нефти балаханской, сабунчинской, рома-
нинской, суруханской, биби эйбитской. челекенской, газолин, бензин 3-х
сортов, керосин, пиронафт, газовое масло, соляровое масло, веретенное
масло, цилиндровое масло, вискозин, вазелиновое масло, солидол, пара-
фин, мазут и т.д.
Уже 18 августа 1900 г. стали известны результаты работы международ-
ного жюри, и вполне закономерным итогом стало присуждение высшей на-
грады – Гран При – двум ведущим российским компаниям «Товариществу
нефтяного производства братьев Нобель», «Каспийско-Черноморскому
нефтепромышленному обществу» и Геологическому комитету России. Зо-
лотая медаль была присуждена пионеру российского нефтяного дела «Ба-
кинскому нефтяному товариществу».
Кроме того, золотых медалей выставки были удостоены горный инже-
нер Сигизмунд Войслав, инженер-механик Владимир Шухов, старший гео-
лог Геологического комитета Сергей Никитин и многие другие российские
экспоненты.
Всего на последней всемирной выставке XIX века российские участники
получили 1589 наград: 212 – Гран При, 370 – золотых медалей, 436 – се-
ребренных медалей, 347 – бронзовых медалей и 224 почетных отзыва.
День 28 августа 1900 г. стал последним в работе первого международ-
ного нефтяного конгресса, были приняты резолюции по основным направ-
лениям развития промышленности, избрана комиссия по подготовке сле-
дующего форума. Единогласно золотая медаль конгресса была присуждена
Павлу Дворковичу за его вклад в организацию форума нефтяников и запо-
минающийся научный доклад. Президент конгресса сенатор Мишель Ле-
сюэр произнес яркую речь по случаю закрытия форума нефтяников мира,

138
Г л а в а I. « Ч е рн о е з о л о т о » Р о с с и й с к о й и м п е р и и

выразив надежду на будущее плодотворное сотрудничество и активный об-


мен научными и техническими идеями.
По мнению историков, состоявшийся на переломе столетий первый фо-
рум нефтяников мира дал зеленый свет началу «бензиновой эры», внесшей
существенные изменения в ускорение темпов развития индустриального
общества.
И в последующие годы не снижался уровень участия российских ученых
и инженеров в международных нефтяных конгрессах в Льеже (1905 г.), в
Бухаресте (1907 г.), в Львове (1910 г.), что во многом способствовало раз-
витию нефтяной науки. В июле 1905 г. на втором международном нефтя-
ном конгрессе в Льеже (Бельгия) с большим интересом были выслушаны
доклады русских делегатов инженера-технолога Степана Гулишамбарова
«Нефть и ее продукты в мировой промышленности и торговле» и доктора
химии Адольфа Гухмана «Установление однообразных методов исследова-
ния нефтяных продуктов». В сентябре 1907 г. на третьем международном
нефтяном конгрессе в Бухаресте доклад магистра технологии Константина
Харичкова «Место, которое химия и геология нефти должны занимать в
естественных науках» для многих делегатов стал подлинным открытием.
Постановлением четвертого международного нефтяного конгресса (Львов,
1910 г.) была создана «особая международная комиссия по установлению
однообразных методов исследования нефтяных продуктов». Первое засе-
дание этой комиссии прошло в Вене в период с 17 по 20 января 1912 г.
В результате был выработан документ, устанавливающий общие междуна-
родные приемы по исследованию и определению свойств нефтяных продук-
тов. В ходе работы она стала именоваться уже «Международной нефтяной
комиссией». В России действовала национальная секция этой комиссии,
куда входили многие известные ученые Константин Харичков, Адольф Гух-
ман и другие.

В эпицентре керосиновых войн

Конец XIX века был ознаменован многими яркими событиями, которые


коренным образом повлияли на состояние мировой экономики уже в новом
столетии. В 1898 году впервые Российская империя превзошла США по
объемам добычи нефти. Нефтяная промышленность России добыла 631,1
млн пудов нефти, что составило 51,6% от мировой добычи. Объем добытой
нефти в США в пересчете на пуды равнялся 516,7 млн.
В следующем 1899 году в мире насчитывалось 10 нефтедобывающих
стран, и ими в целом было добыто 17 млн 683 тыс. т нефти против 12 млн
28 тыс. т в 1894 г. В мировом объеме нефтедобычи Россия занимала лиди-
рующую позицию, на ее долю пришлось 9 млн 33 тыс. т (51,1%), в США
было добыто 7 млн 537 тыс. т (42,6%), Голландия на острове Борнео до-

139
Нефть России: п р о ш л о е , н ас т о я щ е е и б у д у щ е е

была 418 тыс. т, на Австро-Венгрию пришлось 323 тыс. т, а на Румынию –


107 тыс. т.
На дорогах США и Европы уже перестали быть сенсацией автомобили.
Мор­ские и речные просторы бороздили суда оборудованные системами не-
фтяного отопления, ставшие предвестниками создания будущего мощного
флота ХХ века.
И здесь Россия стремилась не отставать. На Всероссийской выставке в
Нижнем Новгороде в 1896 г. был показан первый автомобиль отечествен-
ного производства оригинальной конструкции Евгения Яковлева и Петра
Фрезе. А в 1899 г. на заводе предпринимателя А. Лейтнера в Риге нача-
лась серийная сборка «самоходных колясок» под звучным наименованием
«Россия».
Именно в тот период между Россией и США развернулось острое со-
перничество на мировом нефтяном рынке. Этот драматический этап от-
ношений двух сверхдержав обстоятельно освещен в работе доктора поли-
тических наук, профессора Александра Василенко «Нефтяной фактор в
геополитике на рубеже XIX-ХХ вв.», помещенной в сборнике «Предвестие
эры нефти (Москва, 2003 г.)
Начало 80-х гг. XIX в. для Джона Рокфеллера и его компании не пред-
вещало никаких особых тревог для монопольного доминирования в сфере
торговли нефтепродуктами. В Европе русский керосин в небольших объ-
емах появился впервые в 1882 году, и американские эксперты оценили это
как весьма робкую попытку российских компаний выйти на европейский
рынок. Подтверждали эту позицию и официальные данные. В справочном
издании Горного департамента указано, что из России за границу в 1882 г.
было вывезено 112 тыс. пудов сырой нефти, 28 тыс. пудов минерального
масла и вазелина, 227 тыс. пудов осветительных масел, 703 тыс. пудов сма-
зочных масел и 100 тыс. пудов нефтяных остатков. В тот же год США эк-
спортировали 559 млн 955 тыс. галлонов разнообразных нефтепродуктов.
Принимая во внимание соотношение 1 баррель = 42 галлона, или 8 пудов,
можно вычислить, что таким образом российский экспорт составлял ми-
зерную цифру – только 1% от американского.
Однако, если менеджеры Standard Oil Company ознакомились бы в свое
время с содержанием доклада Правления «Товарищества нефтяного произ-
водства братьев Нобель» общему собранию акционеров в апреле 1883 г.,
то, пожалуй, их самоуверенность могла бы весьма серьезно пошатнуться.
В упомянутом докладе было особо подчеркнуто: «Имея на своей стороне
несомненное преимущество бакинских нефтяных источников перед амери-
канскими…в пограничных с Россией государствах русскому керосину пред-
стоит широкое поле для своего распространения… Задачей Товарищества
было вытеснить предварительно американский керосин из России, а затем
начать вывоз керосина за границу… Американский керосин ныне совершен-
но вытеснен с российских рынков и в прошлом году Товарищество начало
уже вывоз своих продуктов в Австрию и Германию».

140
Г л а в а I. « Ч е рн о е з о л о т о » Р о с с и й с к о й и м п е р и и

Дальнейшее развитие событий показало, что российские предпринима-


тели были полны решимости изменить существующее положение дел на
европейском рынке нефтепродуктов. Уже в 1884 г. из порта Батуми было
вывезено за границу 3  млн 745 тыс. 653 пудов нефти и нефтепродуктов,
включая керосина 2 млн 753 тыс. 157 пудов, смазочных масел 634 тыс.
616  пудов, нефтяных остатков 352 тыс. 450 пудов и сырой нефти 5 тыс.
430 пудов. В то же время, для внутреннего потребления в российские чер-
номорские порты Одессу, Севастополь, Керчь, Херсон было доставлено
1 млн 741 тыс. 544 пудов нефти и нефтепродуктов, включая 1 млн 528 тыс.
544 пудов керосина.
В том же году из Баку непосредственно в Персию было вывезено 180,1
тыс. пудов нефти и нефтяных продуктов, включая: 116,7 тыс. пудов кероси-
на, 8,39 тыс. пудов нефтяных остатков, 55,1 тыс. пудов сырой нефти.
В письме бакинских нефтепромышленников Главноначальствующему
гражданской частью на Кавказе князю Александру Дондукову-Корсакову
от 31 октября 1886 г. говорилось: «Бакинская нефтяная промышленность
достигла такой степени развития, что без затруднения могла бы снабжать
осветительным и смазочным материалами не только всю Россию, но и
большую часть Европы в потребном для них количестве».
И твердое слово российских предпринимателей не разошлось с делом.
В 1890 г. из России на экспорт было поставлено 41 млн пудов, в том числе
на европейском рынке было реализовано 28,7 млн пудов российского ке-
росина. В тоже время экспортные поставки США составили 523 млн 295
тыс. галлонов керосина, в том числе в Европу 343 млн 78 тыс. галлонов.
Простой пересчет показывает, что российский экспорт в 1890 г. составил
уже 41,1% от американского. А по европейскому рынку это соотношение
достигло даже 43,9%.
Естественно, что подобная активизация деятельности российских не-
фтяных компаний в Европе была весьма негативно воспринята американ-
ским правительством, не досчитавшимся значительных валютных поступ-
лений в бюджет от продажи керосина и других нефтепродуктов. Поэтому
руководство Standard Oil Company получило правительственное благосло-
вение действовать против российских компаний предельно жестко по всем
направлениям сбытовой деятельности, используя самые разнообразные
средства, включая и методы недобросовестной конкуренции.
Свои действия американская компания стала осуществлять через сеть
своих дочерних фирм. В Великобритании активно начала работать ее ком-
пания Anglo-American Oil Company с уставным капиталом 500 тыс. фун-
тов стерлингов, основанная в Лондоне 24 апреля 1888 года. Торговля
американским керосином в Германии перешла в руки общества Deutsch-
Amerikanische Petroleum Gesellschaft, созданного 22 февраля 1890 г. с
капиталом 9 млн марок, в котором 40% акций принадлежало Джону Рок-
феллеру и его компаньонам. Для торговли керосином в Голландии, Бель-
гии, Люксембурге 10 марта 1891 г. в Роттердаме было создано общество
American Petroleum Company с капиталом 5 млн флоринов, 51% акций ко-

141
Нефть России: п р о ш л о е , н ас т о я щ е е и б у д у щ е е

торой находилось в собственности американских подданных. Реализацию


американского керосина в Италии, Швейцарии осуществляло общество
Societa Italo-Americana pel Petrolio, созданное 16 мая 1891 г. в Венеции с
капиталом 2,5 млн лир, в котором 60% акций принадлежало «Standard Oil
Company».
В условиях жесткого конкурентного противодействия со стороны США
вскоре темпы роста российских экспортных поставок в Европу замедли-
лись. В 1892 г. в Европу из России было поставлено 29,4 млн пудов керо-
сина, то есть в абсолютных цифрах и процентном отношении за четыре года
европейское приращение составило 3,2 млн пуда (10,8%).
Дальнейшие действия Standard Oil Company четко укладывались в реа-
лизацию стратегии по полному вытеснению России, прежде всего, с евро-
пейского керосинового рынка. Если в 1890 г. в Великобританию было вве-
зено из России 787 тыс. 529 бочек керосина, а из США 1 млн 357 тыс. 122
бочки, то в 1893 г. американский ввоз вырос в 1,6 раза до 2 млн 209 тыс.
619 бочек, а русский, напротив, сократился на 5,6% до 743 тыс. 94 бочек.
Поэтому неудивительно, что в конце XIX века вектор российского ке-
росинового экспорта теперь уже четко указывал на Дальний Восток, где
было отмечено существенное изменение рыночной ситуации. Если в 1887
году официальные данные свидетельствовали о доминирующей рыночной
позиции США, поскольку ими на Дальний Восток было поставлено 9 млн
782 тыс. 459 ящиков с керосином, а Россией – только 899 тыс. 903 ящика.
Следует учесть, что в российский ящик входили две жестянки, вмещающие
каждая, около 37 фунтов керосина, то есть его общий вес был 74 фунта. В
то же время ящик с 2 жестянками керосина из США весил «брутто 82 англ.
фунта, причем 65 фунта приходится на товар нетто, 12 фунтов на деревян-
ный ящик и 5 фунтов на жестянки». И таким образом, если же сравнить
эти показатели по весу, то окажется, что в 1887 году США поставили на
Дальний Восток 635 млн 859 тыс. 830 фунта, а Россия – 66 млн 592 тыс.
822 фунта. Таким образом, в 1887 г. американский керосиновый экспорт
превосходил русский в 9,5 раза. Иными словами, доля России составляла
10,4% от экспортных поставок США.
В 1888 г. в страны этого региона Россией было поставлено уже 8,8 млн
пудов российского керосина, а в 1892 г. – 19,6 млн пудов. Другими слова-
ми, в абсолютных цифрах и процентном отношении за четыре года восточ-
ное приращение составило 10,8 млн пудов, или 55%.
Подтверждает эту тенденцию и анализ данных по поставкам на тихоо-
кеанское побережье, куда в 1892 г. США поставили 11 млн 253 тыс. 699
ящиков с керосином, а Россия – 8 млн 647 тыс. 683 ящика. Если сравнить
эти показатели по весу, то окажется, что США поставили 731 млн 490 тыс.
430 фунтов, а Россия – 639 млн 928 тыс. 540 фунтов. Таким образом, рос-
сийская доля в общем объеме поставок керосина в дальневосточный реги-
он достигла существенного показателя – 46,7%.
Следует отметить, что если в 1893 г. в Европу было поставлено 22 млн
пудов керосина, то на Восток – уже 28 млн пудов.

142
Г л а в а I. « Ч е рн о е з о л о т о » Р о с с и й с к о й и м п е р и и

Суммируя вышесказанное, можно отметить, что за достаточно короткий


период российская нефтяная промышленность совершила стремительный
прорыв и стала серьезным конкурентом США на рынках, как Европы, так
и Дальнего Востока.
Однако активизация российских компаний на Дальнем Востоке не осталась
незамеченной в США. В отношении восточного рынка стратегия Джона Рок-
феллера была весьма откровенно озвучена одним из его доверенных лиц: «На-
чиная с этого дня должна начаться борьба с русским соперничеством на вос-
точном полушарии… Нужно встретить это дело с энергией и неограниченным
капиталом, в противном случае наше иностранное дело с ежегодным количес-
твом в 50 млн будет весьма сильно затронуто. Если бы это дело было предо-
ставлено людям без ограничений власти или соединенным силам, то Россия
ныне была бы хозяином всех восточных рынков. Без системы нефтепроводов,
дешевых фрахтов и улучшения в производстве мы не могли бы удержать евро-
пейские и азиатские рынки против России, даже в течение одного года».
И вскоре предпринятые на восточном рынке активные действия Standard
Oil Company дали желаемые результаты. Уже в 1893 г. из США на Дальний
Восток поступило 18 млн 674 тыс. 661 ящиков с керосином, почти на 7,5
млн больше, чем в 1892 году. Россия же смогла за год добиться прираще-
ния только на 3,8 млн ящиков с керосином.
На американский вызов вскоре последовал и весомый ответ со стороны
России. Быстрое строительство в стране Транссибирской железной дороги
и ее сегмента, КВЖД и ввод их в эксплуатацию создали новые, хорошие
предпосылки для быстрого наращивания поставок российских нефтепро-
дуктов. Так, если в 1897 г. на дальневосточные рынки российскими пред-
принимателями было поставлено 34 млн пудов керосина (для сравнения в
Европу – только 18 млн пудов), то в 1901 г. – 52 млн пудов, а в 1904 г. –
объем экспортных поставок достиг уже 60, 4 млн пудов. То есть, за семь лет
российский дальневосточный керосиновый экспорт достиг впечатляющих
показателей и вырос в 1,8 раза.
Ввод в эксплуатацию Транссибирской железной дороги с точки зрения
администрации США значительно укрепил российское присутствие на
Дальнем Востоке и нанес серьезный удар по их политике «открытых две-
рей» и «равных возможностей». Отсюда следовало, что в интересах США
оказать всестороннюю поддержку Японии в войне с Россией, устраняя тем
самым одно из главных препятствий для реализации своих геополитиче­
ских устремлений, в том числе и для наращивания американского кероси-
нового экспорта. Позиция президента США Теодора Рузвельта была ясно
выражена в его письме 18 января 1903 г. к госсекретарю Джону Хэю: «Я
хочу, чтобы русские знали, я не намерен уступать. Я с каждым годом чувс-
твую все большую уверенность в том, что страна поддержит меня в самых
крайних мерах в этом деле».
Тугой узел сложных противоречий между великими державами на Даль-
нем Востоке стал причиной, приведшей к возникновению в 1904 г. русско-
японской войны.

143
Нефть России: п р о ш л о е , н ас т о я щ е е и б у д у щ е е

В фундаментальном труде советского историка Бориса Романова


«Очерки дипломатической истории русско-японской войны» в главе «Ан-
гло-Японо-Американский блок (1901-1902 гг.) и разделе «Англо-амери-
канский сговор в действии» дан обстоятельный анализ причин образования
антироссийского блока, описание тактики действий, направленных против
России на дипломатическом и военном фронтах. Однако внешнеэкономи-
ческий фактор конфликта 1904-1905 гг. на Дальнем Востоке в данной кни-
ге оказался по существу обозначен только несколькими фрагментами, хотя
в условиях ожесточенной конкуренции России и США на восточном керо-
синовом рынке этот аспект заслуживает особого рассмотрения.
И в этом плане весьма скоординированными с датой начала русско-япон-
ской войны представляются действия американской компании Standard Oil
Company.
В начале весны 1904 г. компания Джона Рокфеллера наносит серьезный
удар по экспортным поставкам русского керосина на европейских рынках.
Газета «Нефтяное дело» сообщила: «Чтобы судить об ожесточенности этой
борьбы, достаточно вспомнить, что цена наливного розничного керосина в
главнейших портах ввоза Англии упала с 5 ¾ пенса в марте 1904 г. до 2 ½
пенса за галлон, т.е за 43 коп. за пуд в июне того же года… Наш котловой
керосин в Баку котировался в марте в среднем по 29,3 коп. за пуд. В Бату-
ме, следовательно, он обошелся бы в 50,3 коп. за пуд, принимая постоян-
ные расходы между Баку и Батумом в 21 коп (ж.д. фрахт –19 к., портовый
сбор – 1 к., перекачка и хранение в Батуме, утечка и проценты на фрахт –
1 к.) Сравнение этих цифр ясно иллюстрирует полную невозможность для
нашего керосина конкурировать с американским».
Известный нефтепромышленник Николай Изнар в статье в той же газе-
те «Нефтяное дело» отметил: «Необходимость удержать рынок в своих ру-
ках заставляла Standard Oil Co. в различное время сильно понижать цены
на экспортный керосин в Нью-Йорке. Понижение это было иногда столь
значительно, что, например, в августе 1904 г. галлон экспортного керосина
котировался 4,8 цента, в то же время как там же галлон сырой нефти стоил
5 центов, то есть на 0,20 дороже обработанного продукта».
И еще один красноречивый факт. В апреле 1904 г. американская фи-
нансовая компания «Кун, Леб и Кампани», находившаяся под контролем
группы Рокфеллера, открыла подписку на первый японский заем в 25 млн
долл. Вскоре был выпущен второй японский заем уже на 60 млн долл., а
затем и третий, и четвертый. Все они были успешно размещены в равных
частях в США и Великобритании.
Тем не менее, несмотря на все антироссийские действия, осуществляв-
шиеся США, в 1904 г. Россия смогла поставить на экспорт 112,36 млн пу-
дов керосина, что составило 30,7% от всего мирового экспорта. На долю
США приходилось 55,9%, Голландии – 8,4%, Румынии – 2,7%, Гали-
ции – 2,3%.
Структура экспортных поставок российского керосина в 1904 г. была
следующая: в Европу было поставлено 51,97 млн пудов, а на восточные

144
Г л а в а I. « Ч е рн о е з о л о т о » Р о с с и й с к о й и м п е р и и

рынки – 60,39 млн пудов, причем только в Китай было поставлено 7 млн
335 тыс. пудов керосина, что составляло 57,6% от американских поста-
вок.
Однако, последовавшие трагические события в августе 1905 г. повер-
гли российскую нефтяную промышленность в глубокий кризис. В резуль-
тате Россией были потеряны европейский и дальневосточный рынки, и по
объемам поставок российский экспорт нефтепродуктов был отброшен на
несколько десятилетий назад и уже не смог достигнуть ранее впечатлявших
современников столь высоких показателей.

Трагический август 1905 года

Развитие нефтяной промышленности России в конце XIX – начале


ХХ в. шло по восходящей, отрасль показывала высокие темпы роста объ-
емов добычи и переработки нефти, являясь по существу мировым отрасле-
вым лидером. Устойчиво росли объемы экспортных поставок российских
нефтепродуктов на мировой рынок, несмотря на кризисные явления в ряде
стран Европы, Азии и Дальнего Востока.
Мировой рынок нефтепродуктов в период конца ХIХ – начала ХХ вв.
характеризовался обострением конкурентной борьбы между ведущими
российскими нефтяными компаниями и американской транснациональной
корпорацией «Standard Oil Company». Причем четко проявилась тенден-
ция на существенное укрепление конкурентных позиций России на рынке
нефтепродуктов как в Европе, так и в других частях мира. Так, например,
если в 1897 г. доля российского керосина, поставляемого в Великобрита-
нию, в общем объеме американского керосинового экспорта в эту страну
составляла всего 14,2%, то в 1903 г. она уже достигла 42,4%.

Табл. 5
Добыча нефти в России и США в 1898-1904 гг. (в млн т)
Добыча нефти Добыча нефти
в России в США
1898 г. 7,96 7,68
1899 г. 8,6 7,9
1900 г. 9,84 8,84
1901 г. 10,97 9,64
1902 г. 10,41 12,33
1903 г. 9,77 13,89
1904 г. 10,91 16,25*
*Дьяконова И.А. Нефть и уголь в энергетике царской России в международных со-
поставлениях. М., – 1999. – С. 166.

145
Нефть России: п р о ш л о е , н ас т о я щ е е и б у д у щ е е

Наглядно о высоком потенциале отрасли свидетельствуют статистичес-


кие показатели, особенно в первые четыре года этого периода в сравне-
нии с результатами деятельности нефтяной промышленности США. Ввод в
эксплуатацию мощных высокодебитных скважин американскими нефтеп-
ромышленниками в Техасе в 1902 г. несколько изменили положение лиде-
ров, однако потенциал российской отрасли оставался достаточно высоким,
и вполне возможным считалось возвращение лидирующих позиций на «не-
фтяном Олимпе».
Однако события всего лишь нескольких трагических дней в августе
1905 г. на промыслах Апшеронского полуострова полностью похоронили
надежды на возвращение России звания лидера мировой нефтяной про-
мышленности.
И здесь следует отметить, что важной особенностью развития российс-
кой нефтяной промышленности была высокая концентрация многонацио-
нального рабочего класса. В 1904 г. из 147 нефтедобывающих фирм на Ап-
шеронском полуострове 8 компаний давали около 50% всей добычи нефти.
И если на крупных промыслах и нефтеперегонных заводах полуострова,
имевших более 500 рабочих, к 1903 г. работали 50% от всей численности
рабочей силы, то в 1907 г. – уже 55,2%. В то же время по России этот по-
казатель составлял 54%. Удельный вес рабочих различных национально­
стей в 1903 г. был следующим: азербайджанцы – 41,2%, армяне – 20,5%,
русские – 20,3%, дагестанцы – 12,5%, прочие – 6,5%.
В то же время, надо особо подчеркнуть, что в те годы в деятельности
российских нефтепромышленных компаний все более отчетливо стала
проявляться и социальная составляющая.
30 декабря 1904 г. в Сабунчах на Апшеронском полуострове, в здании
правления акционерного общества «Электрическая сила» завершились
переговоры уполномоченных трудовых коллективов с нефтепромышлен-
никами, в результате чего был подписан первый в истории отечественной
нефтяной промышленности коллективный договор.
Это событие подвело итог крупнейшей забастовке на нефтяных про-
мыслах, продолжавшейся свыше двух недель, в которой приняло участие
свыше 40 тыс. рабочих разных специальностей. Первый коллективный до-
говор, который в профсоюзных кругах получил название «мазутная консти-
туция», стал серьезным достижением пролетариата в борьбе за улучшение
условий труда и жизни. По условиям договора рабочий день на промыслах
был сокращен до 9 часов. Большое значение имела отмена сверхурочных
и «отрядных» работ. Были отменены и систематические ночные работы.
Для рабочих-бурильщиков, тартальщиков, кочегаров и масленщиков были
введены трехсменные вахты по 8 часов. Наконец в рабочей неделе трудово-
го человека появился выходной день. В случае болезни рабочие в течение
трех месяцев должны были получать заработную плату в половинном раз-
мере. Лечение должно было осуществляться за счет предпринимателей. В
коллективном договоре нашли отражение и такие требования рабочих, как
вежливое обращение администрации с ними, отмена несанкционирован-

146
Г л а в а I. « Ч е рн о е з о л о т о » Р о с с и й с к о й и м п е р и и

ных обысков, обеспечение качественной питьевой водой, общедоступного


пользования банями. Коллективный договор 1904 г. стал крупнейшим за-
воеванием российских рабочих-нефтяников и сыграл свою весомую роль в
активизации их всей дальнейшей общественной деятельности.
Всем казалось, что существенные подвижки в социальной сфере значи-
тельно ослабили уровень напряженности в среде рабочего класса и ничто
не предвещает осложнения ситуации на нефтяных промыслах.
Однако, на Апшеронском полуострове грянули августовские события
1905 года, которые вписали самые трагические страницы в историю оте-
чественной нефтяной промышленности. В результате разгрома нефтяных
промыслов, произведенного в течение нескольких августовских дней на
Апшеронском полуострове, российская нефтяная промышленность оказа-
лась в глубоком многолетнем кризисе.
Что же стало основной причиной трагедии 22-25 августа 1905 года? К
сожалению, ответ на этот вопрос и через 106 лет не имеет исчерпывающего
ответа. Российские историки Сергей Хижняков и Валерий Осинов в своей
работе «К вопросу о причинах и характере трагических событий в августе
1905 г. на нефтяных промыслах Апшеронского полуострова», помещенной
в сборнике «Предвестие эры нефти» (Москва, 2003 г.), сделали попытку
с новых позиций провести непредвзятый научный анализ этой проблемы
и обосновать свою версию на основе имеющихся документальных источ-
ников.
В начале ХХ века на нефтяных промыслах Апшеронского полуострова
работало от 5 до 7 тыс. человек из числа персидских подданных. Они и со-
ставляли основную массу чернорабочих: желонщиков, вытягивавших же-
лонками нефть и сливавших ее в резервуары; чердынщиков, собиравших
нефть с земли и поверхности моря войлоком и ветошью; арбщиков, денно и
нощно вывозивших нефть с промыслов в Черный город. Ступенькой выше
в рабочей иерархии значились бурильщики, тартальщики, тормозчики,
крючники. И к этому количеству следует прибавить значительное количес-
тво персов, которые, не находясь в постоянном штате нефтепромысловых
фирм, были заняты на всевозможных разовых работах (сбор канавочной
нефти, очистка нефтяных котлованов и т.д.) не более 8-15 дней в месяц.
По некоторым оценкам, этот «чернорабочий» персонал также составлял
несколько тысяч человек.
Обратившись к письменным источникам того давнего времени, свиде-
тельству газеты № 20-21 «Нефтяное дело» за 1905 г. в «Объяснительной
записке выборных представителей бакинских рабочих», находим весьма
примечательные свидетельства очевидцев тех трагических августовских
событий: «Резня эта для рабочих была совершенно неожиданной. В пер-
вые дни особенно это казалось так нелепо диким, что просто не верилось,
что все это происходит не во сне, а наяву. Правда, начиная с декабрьской
забастовки, рабочим попадались листки, в которых по адресу армян, якобы
от имени мусульман, раздавались предостережения оставить мусульман в
покое, иначе они, мусульмане, перебьют всех армян…»

147
Нефть России: п р о ш л о е , н ас т о я щ е е и б у д у щ е е

И вот, ключевой факт, который приведен в газетной статье, пролива-


ющий свет на августовскую трагедию: «…к ним постепенно склоняются и
рабочие персы, среди которых появляются муллы-софты, проповедующие
мусульманское объединение, что только мусульманин улучшит жизнь му-
сульманина и каждый неверный достоин смерти. Такая проповедь при том
угнетенном положении, в котором находились рабочие-мусульмане, имело
несомненное действие… Самая тяжелая роль выпала на долю рабочих-пер-
сов. Их буквально гнали на грабежи. Их же гнали на поджоги. Они плака-
ли, но шли и жгли…»
Таким образом, в газете «Нефтяное дело» достаточно определенно
названы и поджигатели нефтяных промыслов, и вдохновители тех бес-
чинств  – муллы-софты. В начале ХХ века так называли недоучившихся
студентов религиозных исламских школ из Южной Персии, находившейся
под сильным влиянием Великобритании.
Газета «Нефтяное дело» от 11 октября 1905 г. поместила сообщение
Статистического бюро Съезда нефтепромышленников в Баку, в котором
сказано следующее: «Наши сведения говорят, что к настоящему момен-
ту уцелело на всех площадях 1416 вышек, в числе которых 258 в бурении
и 1076 производительных, сумма суточной добычи которых в июле была
662 тыс. 607 пуд. Не говоря о производительном бездействии скважин, ко-
торое, конечно, отразится неблагоприятно на состоянии их, установлено,
что громилы систематически занимались порчей скважин, бросая в шахты
разные предметы… Таким образом общее число сгоревших вышек опре-
делено в 1996, что составляет по отношению к количеству числящихся в
июне 58,5%… Сгоревшие 1429 производительные вышки, имели в июне
920  тыс. 924 пуд. суточной добычи, что из общей суммы суточной добы-
чи составляло 58,1%… Стоимость сгоревших вышек по вышеприведенной
расценке определяется в 12  066 тыс. руб., далее сгорело и разгромлено
мастерских на сумму 1757,5 тыс. руб., кочегарок 1141,4 тыс. руб., жилых
помещений – 2719,6 тыс. руб, запасов нефти 5 млн 896 тыс. 861 пуд. на
сумму по средней цене 23 коп. пуд. – 1356,3 тыс. руб., хранилищ на сумму
1582 тыс. руб., складов материалов на сумму 2510,3 тыс. руб, трубопро-
водов на сумму 1987, 4 тыс. руб., прочего имущества на сумму 557,1 тыс.
руб. Итого 25 478,3 тыс. руб. Таким образом, не считая затрат по работам
внутри скважин, необходимых для приведения их в нормальное состояние,
для восстановления надлежащего их оборудования, нефтяная промышлен-
ность в настоящее время нуждается в капитале по меньшей мере в 40 млн
руб (для восстановления производительных скважин – 12 430 тыс., бурив-
шихся и углубляющихся – 9 525 тыс., прочего имущества – около 19 млн
руб.)»
В газете «Нефтяное дело» были приведены также и следующие данные:
«По приблизительному подсчету общая добыча нефти в 1905 г. выража-
ется 410 млн пудов, по сравнению с 1904 г. на 216 млн менее. Этим ко-
лоссальным недобором не ограничиваются, однако, последствия событий
пережитых в прошлом году. В августе месяце уничтожено промыслового

148
Г л а в а I. « Ч е рн о е з о л о т о » Р о с с и й с к о й и м п е р и и

имущества на десять миллионов рублей…. Но ведь ими дело не ограничи-


вается. Разгром нефтяной промышленности произвел не поддающиеся
никаким подсчетам пагубные потрясения во всех других отраслях русской
промышленности…»
Можно в дополнение к вышесказанному привести и еще один показа-
тельный пример. Добыча на промыслах лидера отрасли «Товарищества
нефтяного производства братьев Нобель» сократилась в 1,5 раза с 70,6
млн пудов (1904 г.) до 46,2 млн пудов (1905 г.), производство керосина так-
же уменьшилось в 1,5 раза с 32,9 млн пудов (1904 г.) до 21,1 млн пудов
(1905 г.), а экспортные поставки компании снизились в 1,4 раза с 13,6 млн
пудов до 9 млн 619 млн пудов.
В целом, следует подчеркнуть, что в результате трагических событий в
августе 1905 года по уровню добычи Россия оказалась отброшенной почти
на десятилетие. Экспорт российских нефтепродуктов сократился в 2,3 раза
со 119,2 млн пудов в1904 г. до 51,4 млн пудов в 1905 г.
Через несколько лет, в 1908 г. российский экспорт нефтепродуктов со-
ставил только 18,6% от американского. Бывший начальник Кавказского
акцизного управления Людвиг Першке (1844-1926) привел красноречивые
цифры: «Особенно чувствительна для бакинской промышленности потеря
дальневосточных рынков, которые при громадной численности населения в
Индии, Китае и Японии представляют поле для самого широкого развития
торговли керосином… В Китай с 1906 г. поставок нет. …Участие России в
общем снабжении Индии керосином с 78% упало до 2%».
Что касается США, то ее гордость, нефтяная компания «Standard Oil
Company», обрела вновь свои доминирующие позиции на европейском и
восточном керосиновом рынках, и для ее нефтепродуктов был открыт ог-
ромный рынок Китая.
Великобритания, в преддверии объединения компаний «Shell Transport
and Trading Company» и «Royal Dutch», также обеспечила себе гаранти-
рованный сектор сбыта нефтепродуктов на Дальнем Востоке и Азиатском
континенте. Но главное, она получила все возможности для массирован-
ной экспансии британского капитала в ослабленную российскую нефтяную
промышленность, скупая буквально за бесценок разрушенные промыслы
на Апшеронском полуострове.

Первый профсоюз российских нефтяников

Созданию первой профсоюзной организации в российской нефтяной


промышленности предшествовало знаковое событие. 4 марта 1906 г. рос-
сийское правительство обнародовало «Временные правила о профессио-
нальных обществах», которые дали рабочим юридическое право на легали-
зацию профсоюзов.

149
Нефть России: п р о ш л о е , н ас т о я щ е е и б у д у щ е е

29 сентября 1906 г. в Балаханах состоялось первое собрание рабочих,


на котором были выработаны конкретные меры по созданию профсоюз-
ной организации. В течение октября шла напряженная организационная
работа. 7 ноября 1906 г. властями был утвержден устав Союза нефтепро-
мышленных рабочих. А в конце месяца состоялось общее собрание членов
профсоюза, на котором было избрано правление из 12 человек. Предсе-
дателем правления был избран Василий Тронов, секретарем – Прокофий
Джапаридзе, казначеем – Сеид-Джафар Якубов. Правление находилось в
Балаханах, отделения Союза – на Биби-Эйбате, Сураханах и в «Черном»
городе.
В многогранной деятельности Союза нефтепромышленных рабочих
уделялось внимание самым разнообразным вопросам, и не только произ-
водственным проблемам.
Под вниманием профсоюза находилась деятельность библиотек-чита-
лен на нефтяных промыслах в Балаханах, Сабунчах, Раманах, Биби-Эйба-
те, в Кишлах. Так, библиотекой при «Московско-Кавказском товарищес-
тве» в Раманах руководила Варвара Джапаридзе, жена секретаря Союза.
Эти библиотеки стали подлинными очагами экономического, политическо-
го и культурного воспитания рабочего класса. Большое внимание профсо-
юз уделял вопросам сохранения здоровья рабочих-нефтяников. По числу
несчастных случаев с рабочими нефтяная промышленность занимала одно
из первых мест в России. Так, по данным фабричной инспекции только в
бакинском нефтяном районе за трехлетие 1907-1909 гг. в нефтяной про-
мышленности на год приходилось более 5600 несчастных случаев, т.е. на
каждые 100 рабочих – 11,2 увечий. Под серьезным воздействием Союза
нефтепромышленных рабочих во второй половине 1908 г. при Совете съез-
да бакинских нефтепромышленников было организовано Врачебное бюро
по освидетельствованию увечных рабочих. По условиям соглашения, до-
стигнутого между Советом съезда и Советом нефтепромышленных рабо-
чих, возглавившим компанию по организации этого Бюро, двое из четырех
входивших в него врачей избирались самими рабочими. Представитель Со-
юза в лице его секретаря в обязательном порядке принимал участие во всех
заседаниях Бюро. В 1909 г. представителем Союза нефтепромышленных
рабочих в Бюро был Сурен Спандарян (1882-1916), впоследствии видный
деятель революционного движения. Кроме производственного травматиз-
ма, угрозу для жизни и здоровья рабочих представляли эпидемии. Когда
летом 1907 г. на Апшеронском полуострове возникла угроза распростра-
нения эпидемии холеры, профсоюз проявил большую активность по пре-
дотвращению грозящего бедствия. 26 августа 1907 г. состоялось заседание
правления Союза, где было решено созвать собрание промысловых и за-
водских комиссий для обсуждения вопросов по борьбе с холерой. Прав-
лением Союза нефтепромышленных рабочих были намечены конкретные
меры по борьбе с эпидемией. Кроме того, были внесены на рассмотрение
важные вопросы об организации врачебной помощи для освидетельство-

150
Г л а в а I. « Ч е рн о е з о л о т о » Р о с с и й с к о й и м п е р и и

вания увечных рабочих и улучшению медицинского обслуживания рабочих


буровых партий и подсобных промыслов.
Активность Союза нефтепромышленных рабочих уже в самом начале
его деятельности дала осязаемые результаты. Прежде всего, это вырази-
лось в росте его рядов. Уже в пору своего становления, в конце 1907 –
первой половине 1908 гг. Союз насчитывал свыше 9 тыс. членов.
С первых месяцев деятельности профсоюза возникла необходимость в
создании своего печатного органа. 12 августа 1907 г. вышел первый номер
газеты «Гудок» – органа Союза нефтепромышленных рабочих. Это изда-
ние регулярно освещало важнейшие практические вопросы профсоюзно-
го движения, подробно информировала о положении многонационального
пролетариата нефтяной промышленности, боролась за его права.
Затем с 6 сентября 1908 г. новым печатным органом Союза нефтепро-
мышленных рабочих стала газета «Бакинский рабочий», вышедшая в свет
сдвоенным номером № 1-2. Газета выходила раз в неделю. В обращении
к читателям там имелись такие слова: «Товарищи читатели! Мы снова
получили возможность после долгого перерыва вступить с вами в тесное
общение при помощи печатного слова. Мы вынуждены были замолчать в
самый острый момент нашей борьбы с нефтепромышленниками, когда пе-
чатное слово, обсуждение стоящих на очереди вопросов, обмен мнениями
были особенно необходимы... Нам не приходится много распространятся
о нашей программе, о тех путях, по которы