Вы находитесь на странице: 1из 225

Никколд Макиавелли. „О военном искусстве".

4
1} семи беседах о военном искусстве автор — философ и политик
эпохи Ренессанса ( X V I в.)—с большой глубиной и присущим ему уме­
нием анализирует военное искусство своего времени, определяя т е
пути развития, по которым оно должно и т т и в б у д у щ е м . Знание
истории, прекрасная ориентация в вопросах политических и глу­
бина понимания чисто военного дела позволяют Макиавелли поднять
ряд очень интересных вопросов об организации и применении воору­
женных сил не только в рамках т о г о времени, когда он жид, но и вне
их, в условиях новых государственных образований и иных техни­
ческих средств. -
'Книга рассчитана на подготовленного в военном oi кошении чита­
теля.
ОТ ИЗДАТЕЛЬСТВА

Предлагаемая вниманию читателя книга Макиавелли «О , военном


искусстве» является выдающимся военно-историческим трудом. Энгельс
и «Диалектике природы» отмечал, что Макиавелли был «первым, до­
стойным упоминания, военным писателем нового времени».
Но будучи поенным, Макиавелли в своем труде сумел д а т ь блестя-
1дий аилди;» гоирсмсниого ему р а з в и т и я военного и с к у с с т в а ; он вскрыл
m\)»,iH"i'ii'nnt opt 1ши;яи;,ии иооружошшх сил того времени, наметил пути
их. дальнейшего,, более совершенного строительства.
Труд Макиавелли приобрел характер классического труда; с ним
необходимо ознакомиться каждому командиру РККА, серьезно изу­
чающему военную историю.

Макиавелли родился з Х4£9 т. Л о п р о и с х о ж д е н и ю он б ы л дворник-


ыом Флорентийской республики. С 1498 по 1512 г. Макиавелли со*-
стопл секретарем Совета «десяти», ведавшего военными и иностран­
ными д е л а м и , и приобрел большое влияние на дела республики. Ему
давались важнейшие дипломатические поручения в Риме, Франции ж
Г е р м а н и и . В 1512 г., з а п о д о з р е н н ы й в з а г о в о р е п р о т и в Медичи, Макиа­
велли был и з г н а н из Флоренции, в 1 5 2 1 г. в н о в ь п р и з в а н туда. На­
ходясь в изгнании, написал ряд политических работ: «Рассуждения на
первую декаду Тита Ливия», в которой он выступает сторонником
республики, «Князь», где он изложил принципы управления государ­
ством и м е т о д ы б о р ь б ы ' . з а сильную, единоличную диктаторскую власть,
И др. Кроме них, Макиавелли написал «Историю Ф л о р е н ц и и » , , кото­
рую Маркс называл шедевром мировой литературы, и трактат
«О в о е н н о м и с к у с с т в е » .
Макиавелли — патриот, мечтавший в X Y I в . об объединении Италия
и освобождении ее о т и н о з е м н ы х з а в о е в а т е л е й ; он враг пап, мешаю­
щих этому объединению, враг германских императоров и французских
'королей, хозяйничавших в его родной стране. Макиавелли мечтал •
•Ильном человеке, человеке «крови и железа», который сумел _ бы
•бъединить Италию и п р о т и в о с т о я т ь ' ее объединенными силами сшжаш.
Ох и з д а т е л ь с т в а

своих противников. Для достижения такой .цели Макиавелли готов


иттм на любые средства, самые безнравственные, самые жестокие. Их
он и з л а г а е т в с в о е й книге « К н я з ь » .
Идеи Макиавелли,, и з л о ж е н н ы е им в «Князе», в о ш л и в и с т о р и ю как
синоним политического лицемерия, беспринципности, двурушничества,
лжи и обмана, Маркс отмечал, что, и з р е ч е н и е Макиавелли — хсроьлая
целгь о п р а в д ы в а е т дурные средства — является жс^ул гскиаа изречением.
Наиболее реакционные, беспринципные политики буржуазии - «всегда
ярибегали к методам Макиавелли для сохранения своего господства.
Но их стопам последовали агенты фашизма — Троцкие и Каменевы,
объявившие Макиавелли своим учителем и провозгласившие политиче­
ское л и ц е м е р и е , беспринципность, яд и к и н ж а л орудием своей борьбы
против Советской власти.
Несмотря на «это, д о к т р и н а {Макиавелли в условиях XYI в. была
прогрессивным явлением. М а к и а в е л л и выступал непримиримым борцом
'против феодализма; он содействовал появлению я укреплению на п о ­
литической сцене нового (в тех условиях прогрессивного) класса —
буржуазии,
В интересах этого класса Макиавелли б о р е т с я $а объединение Ита­
лии,, з а сосредоточение политической власти в р у к а х одного, сильного
ч е л о в е к а —• д и к т а т о р а . Для осуществления ртой цели Макиавелли в
блестящей форме определяет военные средства* к о т о р ы е п о з в о л я т до­
биться объединения Италии.
В своем труде «О военном искусстве Макиавелли подверг тща­
тельному , анализу организацию, методы боевой подготовки, стратегию
и тактику в о о р у ж е н н ы х (наемных) сил -своего в р е м е н и . Он р е з к о хсри»
тикует принцип устройства вооруженных сил на основе наемняче-
€тва - — к о н д о т ь е р с т в а . Глубоко изучив военную ж общую историю и
учитывая собственный опыт по о р г а н и з а ц и и вооруженных сил Ф л о р е н ­
тийской республики, Макиавелли, обладая проницательным умом, ри­
сует новую армию, создаваемую на принципах к милиции. Набору
в э т у а р м и ю п о д л е ж а т в с е г р а ж д а н е аз в о з р а с т е от 17 д а 4 0 лет. О с н о в ­
ным родом' войск является п е х о т а ; конница немногочисленна, по вы­
сокого качества. Роли артиллерии Макиавелли в полной мере е щ е н©
учитывав?, но отмечает в своем труде ее тактическую ценность.
«Макиавелли, — говорил Энгельс \ — н а п и с а л с в о е «.Искусство в о й н ы » ,
гдавным образом, для того, чтобы предложить строй, могущий умень­
шить потеря пехоты от д е й с т в и я такой артеялержи на пехоту».

1
Ф . Э,я г с л ь с, Избр. военные нрокэведеядо, т. I, стр. 164,
и з д . 1937 г.
Ох и з д а т е л ь с т в а

Большое место в своих рассуждениях о военном искусстве Макиа­


велли отводит полководцу. От него он т р е б у е т силы в о л и , твердости,
решительности и больших знаний во всех областях военного искусства.
От войск нужно требовать высокой боевой выучки, дисциплины я
точной, простой организации. Весьма подробно исследуются вопросы
материального обеспечения и б о е в о г о с н а б ж е н и я ч а с т е й . Д а ю т с я сведе­
ния, как уберечь войска от паники, как обмануть противника, вос­
пользоваться допущенной им оплошностью и пр. В стремлении раз­
бить в р а г а , покончить с его ж и в о й силой, М а к и а в е л л и не останавли­
в а е т с я {перед такими средствами, как отравление войск противника.
Мысли Макиавелли о боевых построениях войск в связи с обстанов­
кой, в к о т о р о й они действуют, далёко выходят за рамки тех шабло­
нов, которые много позже практиковались, например, Фридрихом II.
Макиавелли с большой тщательностью исследует ближний бой того
времени; он отводит д о л ж н о е б ы с т р о т е , атаки,, п р е д в и д и т большие воз­
можности в развитии ручного огнестрельного оружия.
Книга заканчивается сводом общих правил, применимых и полезных
в военном деле:
1. В с е , что полезно неприятелю, вредно тебе.
2. Никогда зле веди войска в бой, пока ты не в н у ш и л им уверен-
нести в себе.
5. Л у ч ш и й з а м ы с е л — э^о тот, к о т о р ы й скрыт от неприятеля.
4. Дисциплина на войне важнее стремительности и пр.
О практической ценности военных теорий М а к и а в е л л и нашн учителя
Маркс и Энгельс не говорят; они лишь у к а з ы в а ю т , что Макиавелли
был (первым т е о р е т и к о м в о е н н о г о искусства в новое время.
Книга Макиавелли — ценный военно-исторический документ. В бле-
етящей форме, свойственной большому мастеру слова, Макиавелли
вскрыл; в ней закономерность того исторического процесса, который
определил для Италии необходимость замены наемных кондотьерских
войск народной милицией.'
С ртой с т о р о н ы книга М а к и а в е л л и —г ценный и с т о р и ч е с к и й труд. Но
этим одним ц е н н о с т ь ее не определяется.
В условиях г о с п о д с т в о в а в ш и х в X Y I в. ф е о д а л ь н ы х отношений Ма­
киавелли не только определил и осознал грядущий на смену феода-
лам новый класс — буржуазию; но о н . с глубоким пониманием дела
©чертил те средства — вооруженные силы, — какими этот класс может
удерживать свое господство. В обрисовке этих средств Макиавелли
проявил исключительную глубину анализа, позволившую ему д а т ь р я д
т а к и х , положений о военном деле, которые не устарели до сих пор,
Д нив! м о ж н о отнести в з г л я д М а к и а в е л л и на пополнение армии молог-
дсжью, на роль пехоты в общем комплексе б о е в ы х ' сил, на 'Методы
6 От и з д а т е л ь с т в а

боевой подготовки и м е с т о , о т в о д и м о е в ней одиночному 'обучению,, на


принципы боевого снабжения армий и пр.
Все это способно в ы з ы в а т ь и н т е р е с к данной книге и у современ­
ного читателя, который, знакомясь с трудом Макиавелли, должен де­
лать поправку на время, в которое жил Макиавелли, и классовую
принадлежность автора, получившую яркое отображение в его труде.
В нем п р и чтении нужно отличать новое, передовое, прогрессивное
©т старого, отсталого и регрессивного. Мысли Макиавелли о тесной
связи между гражданской и военной жизнью, о значении экономиче­
ских ф а к т о р о в с т р а н ы для в о е н н о г о д е л а — не п о т е р я л и своей ценности
для сегодняшнего дня. Наряду с этим суждения о роли судьбы в
жизни войск, о мистификации солдат перед боем способны вызвать
у пас только улыбку.
Критическое ознакомление с книгой Макиавелли поможет команди­
ру РККА лучше изучить историю военного и с к у с с т в а , обогатит его
полезными сведениями о стратегии и тактике вооруженных сил .на­
чальной эпохи капитализма, укрепит его оперативное и тактическое
мышление и создаст необходимую почву для лучшего понимания
строительства и боевой подготовки Рабочс-Крестьянской Краской
Армии,
ГАНС ДЕЛЬБРЮК

1
Макиавелли и его время

Классическим военным писателем нового в р е м е н и -стал


1 Iикколо Макиавелли.
Макиавелли находился иод глубоким впечатлением того
о б с т о я т е л ь с т в а , что в о в р е м е н а его м о л о д о с т и (он родился
в 1469 г.) к о н н и ц а была почти всецело- г о с п о д с т в у ю щ и м
родом войск, теперь же участь сражения начала решать
пехота. Он связал это ео своими изысканиями в облаете?
классической древности, убедившими е г о в т о м , 'что римля­
не некогда п о к о р и л и в е с ь м и р только б л а г о д а р я 'своим ле­
гионам, ш поставил себе задачей показать всему свету, и
п р ^ ж д ю в е е т о -своим с о о т е ч е с т в е н н и к а м , ч т о х о р о ш а я п е х о т а
из •граждан п р е д с т а в л я е т с о б о й и д е а л военной организации
ш что ока призвана избавить Италию, а главное Флорен­
цию, от т е х у ж а с н ы х н а е м н ы х банд, при помощи .которых
в е г о вр|&м я вели- в о й н ы . Его патриотизм, его склонный к
логическим построениям у м , его л и т е р а т у р н ы е изысканиям
ясное понимание) реальных явлений окружающего мйгра
оказывали: на пето однов^ременное воздействие ш побужда­
ли итти вперед: сводной стороны, к, созданию теоретиче­
ской продуманной системы, с другой — ж организации фло­
рентийской государственной милиции, в которой он думал
возродить идеи древних римлян.

1
Ганс Дельбрюк. История военного искусства, т. I V , стр. 9 5 —
105.
8 Ганс Дельбрюк

Пост канцлера^ 'который /МаккавеяЛЕЯ занимал во Фло-


р!€1н:тнй)ской! р е с п у б л и к е , был не, р у к о в о д я щ и м , а скорее,
пользуясь 'современной терминологией, высокой, НО зави­
симой должностью. Находясь в подчиненном положений,
Макиавелли силой Своего " к р а с н о р е ч и я я) л и ч н о г о влияния
добился того, что в 1506 г. республика организовала
у себя ландвер — о п е р е н и е , которое в конце концов было
доведено приблизительно д о ' 2 0 ООО ч е л о в е к .
'•Страна была разделена на округа; правительственные
кюмиюсары: о б ъ е з ж а л и и х , н а м е ч а л и л ю д е й , - к о т о р ы е им ка­
зались п о д х о д я щ и м и , и в е л и их описки. К а ж д ы й округ вы­
ставлял одну роту, начальником которой назначали опыт-
и о г о в (военном д е л е капитана. Ополченцам выдавали; ору»'
ж и е ' — .пику ш нагрудный панцьхрь, а также форменную
о д е ж д у -— б е л ы й кафтан и брюки о одной белой ж одной
красной ш т а н и н о й . К а ж д а я р о т а имела} с в о е з н а м я и з ма-
тереш! 'Соответствующего '.цвета, п р и ч е м ! в с е з н а м е н а были
украшены; изображением флорентийского льва. П р и каж-
- дом капитане состояли: к а н ц л е р —• д л я несения адмшшст-
р а т & ш н ы х из х о з я й с т в е н н ы х обязанностей, ведения списков
и прочих канцелярских работ, прапорщик, известное число,
капралов и один и л и -несколько барабанщиков.
1
'Время от времени капитан собирал по отдельным посел­
к а м "своих людей, производил им с м о т р — один ксли при
участии правительственного комиссара из столицы — ш обу­
чал их военным движениям «по образцу швейцарцев».
Иногда в самой Флоренции устраивались большие парады»
В мирное время ополченцы пользовались правом носить
оружие и ' (известными юр-иднгческнми привилегиями; во
время войны они п о л у ч а л и (или должны были получать) ^
такою ж е жалованье, как наемные' солдаты, т . е. 3 дуката
в м е с я ц . К а п и т а н ы п о л у ч а л и р е г у л я р н о ж а л о в а н Ы е в 1 2 ду­
катов в месяц или, в з а м е н части его, выдачи натурой, да­
1
ровую квартиру ш ф у р а ж на одну л о ш а д ь .
Макиавелли и его время

Роты постепенно, были доведены до значительной 'Чис­


ленности — 800 чедовек, следовательно, они стали слишком
многочисленными; ллш командования одним офицером,, на
расчёт был построен н а том, что в критическую- минуту в
1
похо'д выступит н)е' более трети; в действительности их
оказалось еще меньше—-около 150 человек на роту.
1
Н а к а ж д у ю р о т у п р и х о д и л о с ь с л и ш к о м -много —.-до 7 0 ° / о —
в о о р у ж е н н ы х д л и н н ы м и и н к а м и и до- lCfi/o, былмз с т р е л к а м и , ,
остальные были вооружены легкими алебардами (гопса),
рогатиками й другим холодным оружием. Строились боль-
, жтш квадратными колоннами, приучались маршировать-
под барабанный бой до некоторой степени в ногу, сохра­
нять свое м е с т о BI с т р о ю , д е л а т ь повороты направо & на­
лево; эти движения, как и обращение с оружием, так просты,
что и х нетрудно было усвоить з а немногие дни празднич­
ных учений. Б о л е е основательными! строевые учения не
1
были ни у швейцарцев, ни у ландскнехтов.. Единственное
оружие, требовавшее известного умения ш навыка,— огне­
стрельное,— носили' те, жто самостоятельно упражнялся
в пользовании им и сам являлся его владельцем; при этом
предоставлялось выбору самого ополченца носить арбалет
или аркебузу,
До сих пор можно сказать, что организация флорентий­
ской милиции отвечала всем р а з у м н ы м требованиям, какие
к ней можно было б ы предъявить. Однако далее идут еще
и 'другие постановления. Уже в первой памятной «записке,
в которой Макиавелли) р е к о м е н д у е т флорентийцам устрой­
с т в о м и л и ц и и , о н с т а в и т в о п р о с , по п р е д с т а в л я е т л и с о з д а ­
ние такой вооруженной силы угрозу для самой республика
.Конституция последней. базировалась прежде всего на гос­
подстве города над сельскими местностями, которые пред­
ставляли довольно обширную область с многими .крестьян­
скими поселками ой н е б о л ь ш и м и г о р о д а м и . Л и ш ь н е б о л ь ш а я -
ч а с т ь , 'ртой области—так называемый ч «контадо»—-счита­
л а с ь б е з у с л о в н о н а д е ж н о й , б о л ь ш а я ж е ча^еть — distritto —-
Ганс Дельбрюк

•была п о с т е п е н н о з а в о е в а н а " ;сштой и в л ю б у ю м и н у т у ' м о г л а


отказать в повиновении городу. В городе господствовал
весьма искусственно организованный средний класс с ари­
стократической прослойкой. Хотя во главе республики
стоял пожизненно избранный тонфалоныер Содернни, но
полномочия его были ничтожны. Правительственная власть,
в собственном смысле, была в руках нескольких коллегий:
коллегии «восьмидесяти», «десяти», «девяти» и «восьми»,
состав которых постоянно, п о истечении нескольких меея-
|№, о б н о в л я л с я ; ф у н к ц и и же их нередко перекрещивались
.между с о б о ю . Н а д в с е м и ими с т о я л о с о б р а н и е г р а ж д а н , уча­
с т в о в а т ь в к о т о р о м м о г л и т е г р а ж д а н е , о т е ц , де'д и л и пра­
дед которых когда-либо входили в состав одной из этих
коллегий или могли быть в них избраны.
Коренное отличие этой конституции от государственного •
устройства древнего Рима бросается в глаза. В Риме кре­
стьянин пользовался теми же правами, что и горожанин, и
между городом и деревней не было противоречий. Маги­
стратура там была полновластна. Аристократические роды
обладали унаследованным, подкрепленным религией авто­
1
ритетом; влияние их уравновешивало влияние демократиче­
ской массы. В о т эта-то масса и доставляла войско.
Флорентийский правительственный механизм, и без того
неспаянный и рыхлый, находился еще под постоянной ,
угрозой притязаний (изгнанного семейства Медичи. Поэто­
му все здесь было построено на взаимном недоверии ш
•постоянном наблюдении друг за другом. О д н о й чаоз к о л л е ­
гий — коллегии «девяти» — была подчинена милиция в мир­
ное в р е м я ; но едва лишь дело доходило до войны, как
командование . переходило к другой — коллегии «десяти».
Э т о и представляло, по мнению Макиавелли, то преимуще­
ство, что солдаты милиции не знали, кто, собственно, и х хозя­
ин. Н о каким же о б р а з о м правительство, само столь текучее,
могло с о з д а т ь устойчивую военную организацию? В с е , что
-было с д е л а н о , о п и р а л о с ь фактически на личность Макиавелли,
_______ * Макиавелли и его время 11

;
который, будучи секретарем по назна-чениго в различ­
ных коллегиях, создавал и представлял соб-ой т о персо­
нальное единство, благодаря которому различные инстан­
ции действовали в одном направлении.
Н о и он не мог поступать иначе, как искать средних пу­
тей между желанием республики иметь собственное войско
и с т р а х о м -республики быть ликвидированной этим же са­
мым собственным ее войском.
Первое условие, необходимое для создания пригодной
дл я дела милиции, — это в о з м о ж н о более тесная, органиче­
ская связь между к а п и т а н о м и (его р о т о й .
Люди должны доверять своему командиру, командир же
должен знать своих людей. Н о чего только не могут натво­
рить капитаны, приучившие свою роту к беспрекословно­
му повиновению! Во избежание этих опасностей было
предписано ежегодно перемещать капитанов из одного
округа в другой, дабы «их авторитет не мог укорениться».
Капитан вообще не должен был иметь действительной
власти над своей ротой. Ополченец, Не п о ж е л а в ш и й выйти
на учение, не нуждался ни в каком р а з р е ш е н и и : ему доста­
точно было представить т о л ь к о -.какое-любо оправдание. Ка­
питан не имел непосредственной карательной власти, но
мог лишь» п р и о т к р ы т о м бунте' в р е м е н н о арестовать винов- .
ното; .карательная же власть была в руках комиссар а, и
•коллегии во Флоренции. _
Тогда как .капитан был чужой человек, назначенный в
данный округ центральной властью, прапорщик и капралы
были уважаемые местные жители. Но мы не в и д и м , чтобы
им б ы л и п о р у ч е н ы какие-либо в о е н н ы е ф у н к ц и и , так что са­
мое руководство службой было всецело возложено на .капи­
тана.
У капитанов не было надлежащих органов для осуще­
с т в л е н и я в о з л о ж е н н о й на н и х - з а д а ч и ; точно т а к ж е и у ми-
'диареи в ц е л о м н е д о с т а в а л о едино-то в ы с ш е г о командования.
Сами капитаны прожужжали уши Макиавелли, требуя от
"12 Ганс Дельбрюк

1
него, чтобы о н провел назначение полковника. З а неделю'
1
до окончательного крушения ему действительно удалось
провести это* назначение: 25 августа 1 5 1 2 г. Джиаконо
Савелли, заслуженный кондотьер конницы ,Флорентийской
1
республики, б ы л назначен в е р х о в н ы м командующим, но о н
^уже н е м о т с п а с т и п о л о ж е н и е . Е с л и 'бы о н д е й с т в и т е л ь н о
смог э т о сделать, если б ы о н 'действительно успел дисци­
плинировать 2 0 ООО о п о л ч е н ц е в , , т о е м у н е т р у д н о было бы
повести свои р о т ы против принадлежавших тиранам горо­
д а м е ш к о в с з о л о т о м и с в о и м ' с о л д а т с к и м >санодом р а с т о п ­
тать бумажную «народную» конституцию, при условии*,
е с л и е г о е щ е р а н ь ш е ню' у с п е ю т о т п р а в и т ь н а т о т .свет.
После того как была организована пешая милиция вну­
шительной численности, Макиавелли в конце 1 5 1 0 г. п р о »
вел создание и конной милиции.
Милиция Макиавелли просуществовала около 7 лет. Е е
использовали для того, чтобы снова подчинить Пизу Фло*
ренцни: для этого был прерван подвоз продовольствия?
к городу и дважды в год уничтожался урожай н а принадле­
жавшей' городу территории, вплоть до самых городских
стен. Э т а система холодной блокады заставила, наконец,
Дйзу сдаться. Истинному же испытанию милиции при­
шлось п о д в е р г н у т ь с я в п е р в ы е в 1 5 1 2 г . , к о г д а о б р а з о в а л а с ь
большая л и г а для того, ч т о б ы снова водворить семью Ме­
дичи в о Ф л о р е н ц и ю . В о главе' э т о й лиги с т о я л а испанцы.
1
-Это б ы л а т а самая испанская пехота, которую разбили п о д
Равенной; однако, несмотря н а поражение, она своей несо­
крушимой сплоченностью Спаслась о т полного уничтоже­
ния. Когда испанцы вступили в пределы Флорентийской
1
республики, была созвана милиция. Можно было легко
б р о е м т ь 1 2 ООО чзеловек п р о т и в 8 ООО и с п а н ц е в . Н о е с а м о ­
го начала в ы с т у п л е н и е в о т к р ы т о м п о л е п р о т и в эгой испы­
танной армии -показалось невозможным риском. Поэтому
милицию р а з м е с т и л и в к а ч е с т в е г а р н и з о н о в (во Ф л о р е н ц и и
Макиавелли и его в р е м я

ш аз •городке П р а т о , в 2 м и л я ж ж ' с е в е р у о т с т о л и ц ы , кото-


'рому прежде всего угрожали испанцы.
, . У Нр'ато е щ е сохранились -средневековые у к р е п л е н и я -—
высокая, тонкая стена. Попытку осаждающих взобраться,
ша с т е н у п о л е с т н и ц а м обороняющиеся отразили. Испанцы
располагали только двумя осадными орудиями, из которых
одно к тому же разорвалось. Единственной уцелевшей
пушкой они пробили брешь или, п о выраженвдо одного
источника, скорее окно, ч е м бренд»,—-дыру в стене в 4 и
шириной и в 2 и высотой. Осаждающие у ж е терпели край­
ние лишения из-за недостатка продовольствия. Продержись
П р а т о е щ е д в а дня,— (испанцам п р и ш л о с ь б ы отступить, и,
может* б ы т ь , в о в р е м я отступления и х войско развалилось
бы. В о т зт:а-то . к р а й н я я н у ж д а и з а с т а в и л а и х отважить'ся
на ш т у р м бреши. Б р е ш ь была мала и расположена настоль­
ко высоко, что к ней приходилось приставлять е щ е лест-
тазцы; к тому же ее можно было в с е в р е м я держать под
огнем из-за расположенной позади н е е стены. Н о испан­
ские аркебузиры подошли вплотную .к г о р о д с к о й стене и
подвергли е е такому сильному обстрелу, что осажденные
уже больше не решались выглядывать' между зубцами сте­
ны; когда ж е испанцы, с несколькими прапорщиками во
главе, пошли на приступ, тосканские ополченцы обрати­
лись-.в бегство, и в полчаса г о р о д был в з я т .
Тут началась ужасающая резня; дело не ограничилось
только убийствами, изнасилованиями и грабежами. Остав-
--шиеея в ж и в ы х п л е н н ы е , после того к а к о н и сами отдали
все, нто имели, в течение трех недель подвергались
пыткам, с целью вынудить у живших в других местах род­
ственников в ы к у п з а них. Ф л о р е н т и й ц ы ж а л о в а л и с ь 'испан­
скому главнокомандующему Кардона н а неслыханно высо'
-кий в ы к у п , который требовали испанцы, Кардона сам при-
'Знал т р е б о в а н и я ч р е з м е р н ы м и , н о з а я в и л , ч т о о н б е с с и л е н
против своих солдат.
Падение П р а т о означало в то ж е время ж конец 'Флорен-
и Ганс Дельбрюк

тийском республики. Она о б ъ я в и л а , что готова вновь' при­


нять к себе Медичи, ж в короткое время последние .снова
захватили в свои руки бразды правления.
Падение республики было т. к о н ц о м
t милиции.
Макиавелли изучал римское в о е н н о е дело, но р е ш а ю щ е г о
момента римской дисциплины он не понял» Его постанов­
лениями, лишавшими капитанов карательной власти ш не
допускавшими укоренения их авторитета среди ополчен­
цев, наличие дисциплины было исключено. В в ы с ш е й 'сте­
пени интересно, исходя и з - этого, установить обратное: по­
чему Рим мог сделаться великой мастерской, где выковы­
валась власть, а попытка Флоренции достигнуть, того ж*е
потерпела полное крушение? Город Рим не господствовал
над своим крестьянством, а составлял с ним единое целое;
крестьяне вместе с горожанами выбирали в компциях
должностных лиц. И в Р и м е , как; и в о Флоренции, имело
место несколько подозрительное! отношение к магистратам;
.а в Р и м е н е б ы л о е д и н с т в а к о м а н д о в а н и я войском; послед­
нее было разделено между двумя консулами. Но над всеми,
начиная с консулов и дальше вниз, довлел с несокруши­
мой силой авторитет , власти, опиравшемся н а . р е ливню и
на авгуров. Строевое обучение, проводимое вооруженным
виноградной лозой центурионом, придавало римским опол­
ченцам ту твердость, с которой они противостояли галлам
и (кимврам, и ту з а к а л к у , к о т о р о й н е х в а т и л о милиции Ма­
киавелли при защите бреши в Прато,
У швейцарцев, ландскнехтов и испанцев тоже не было
римской дисциплины. Но их делали н е о д о л и м ы м и 'в пылу
сражения длительная привычка держаться друг з а другая,
наконец, воспитанное в них рядом побед доверие друг к
ДРУ*У-
Макиавелли не сумел внушить своим ополченцам ни
дисциплины, ни п р и в и т о г о войною воинского духа, и даже
теоретически не понял их ценности и значения. Но не
буд»ем е г о в э т о м у к о р я т ь . В е г о п р е д с т а в л е н и и о народной
Макиавелли и его время

армии заключалось предвидение пророка. Создать такую»


народную армию для Флорентийской республики начала
XVI в. б ы л о действительно н е в о з м о ж н о , ибо для этого от­
сутствовала основная п р е д п о с ы л к а —• с о о т в е т с т в е н н о е госу­
дарственное устройство. Потребовались столетия для соз­
дания того грубого и в то же время идеального понятия-
дисциплины), которая формует призванные народные массы
в пригодные для войны части. Но, поскольку Макиавелли
хотел связать будущую пехоту с идеей римской государст­
венности, он все ж е правильно е е понял.
Организация тосканской милиции, созданная Макиавелли.,
не была безупречна; в такой же мере не удалось ему
и создание лишенной противоречий, ясной теории страте»
пиь И ;-'.'дееь о гига м о ж н о с к а з а т ь , ч т о о н п о с т и г проблему
своей эпохи и что в высказанном им з а к л ю ч а е т с я нечто
п р о р о ч е с к о е ; н о о н о к а з а л с я не» в с о с т о я н и и с о з д а т ь з а к о н ­
ченную систему мышления.
Переход от средневековья к новому времени характери­
зуется огромным увеличением средств ведения войны. Вме­
сто немногих пехотинцев средневековых армий, вооружен-
них холодным оружием, появляются мощные боевые ко­
ло ш и л , а техника огнестрельного оружия растет с каждой
минутой.
1
Новая пехота, с новым огнестрельным оружием крупного
и мелкого калибров, в соединении со старой тяжелой' и
легком конницей, допускает множество комбинаций с изме­
нением условий местности и возможностей атаки и обо­
роны; этих комбинаций средневековье не знало.
Новью' 'средства войны, повысив силу наступления, от­
крыли и перед обороной новые возможности; ко, ломимо
этого, они заключали в себе известную слабость, которая
могла внушить мнение о возможности и даже желатель­
ности одолеть неприятеля, не рискуя сражением. Огне­
стрельное оружие могло сделать непреодолимы?/! какое-ни­
б у д ь м е с т н о е п р е п я т с т в и е , а н о в ы е п е х о т н ы е м а с с ы , именно»
! Ганс Дельбрюк

благодаря своему массовому •характеру, представляли


нередко весьма преходящее орудие войны. Испокон века
численное превосходство являлось одним из важнейших
факторов успеха. Однако в Средние века оно не играло
такой решающей роли, и б о нее. з а в и с е л о от к а ч е с т в а , от­
дельного воина, а квалифицированных воинов можно было
всегда получить лишь в ограниченном числе. 'Между тем
швейцарцев и л а н д с к н е х т о в / п о с л е т о г о как о н и были с о р ­
г а н и з о в а н ы , м о ж н о б ы л о л е г к о численно н а р а щ а т ь м а с с а м и
случайного сброда, а теперь бой решался напором массы.
Поэтому военачальники стремились заручиться м а с с а м и , не
только в крайних пределах своих денежных с р е д с т в , но', и
за этими пределами. ЕСЛИ! д а ж е н е имелось возможности
заплатить наемным солдатам обусловленное жалованье, то
в с е ж е можно б ы л о надеяться питать войну [самой войной.
Солдатам указывали добычу и отдавали на разграбление
^целые г о р о д а и области. Это отражалось крайне пагубным
о б р а з о м на самом ведении войны, а также на стратегии. То
солдаты, не получая своего жалованья, нетерпеливо тр*е-
буют с р а ж е н и я , т о , н а о б о р о т , они отказываются и т т и в ата­
ку, пока и м ке заплатят. Н о прежде всего нам приходится
постоянно наблюдать, как полководец брал противника
своей выдержкой, рассчитывая, ч т о неприятельское войско
само распадется, так как противник не в состоянии будет
дольше ему платить. Э т а мысль настолько соблазнительна,
что она легко моггла побудить полководца н е 'Воспользо­
в а т ь с я /даже, в е с ь м а благоприятным с л у ч а е м д а т ь с р а ж е н и е , и
вся к а м п а н и я п р е в р а щ а л а с ь в чисто м а н е в р е н н у ю войну. ^
Этой стратегии противопоставляется другая, целиком,
направленная на то, чтобы атаковать неприятельские ( во­
оруженные силы, с о к р у ш и т ь их и подчинить побежденно­
го воле победителя.
У' М а к и а в е л л и мы н е р е д к о встречаем тирады, провозгла­
шающие принцип сокрушения неприятельских сия в от­
крытом бою высшей целью военных действий. « Ц е н т р тя-
1 a e
. > М а к и а в е л л и и erg P ,^. M I M M t M t t « ^^< ^

жести (Войны заключается в полевых сражениях; они со­


ставляют ц е л ь , ip-ади к о т о р о й создают армию». «Кто умоет
искусно вступить в -сражение с неприятелем, тому можно
простить другие ошибки, допускаемые им в ведении вой­
ны». «Стиль стратегии римлян заключался прежде всего
в том, что они в е л и , к а к г о в о р я т ф р а н ц у з ы , в о й н ы кратко,,
-но энергично». «Делать переходы, бить врага, становиться
лагерем—*~вот три главные дела войны». «Не золото, как
кричит в у л ь г а р н о е мнение, составляет- нерв войны, а хоро­
шие солдаты, ибо недостаточно золота для того, чтобы
- найти хороших солдат, а хорошие солдаты всегда найдут
Золото». «Когда выиграешь сражение, надо с возможной
быстротой преследовать победу до конца».
Эти и подобные им изречения логика Макиавелли в ы в е л а
из понятия войны, которое он расчленил. Однако военная
практика его времени отнюдь не представляла этой карти­
н ы . П о э т о м у ' м ы в с т р е ч а е м - у н е г о , в п р о т и в о р е ч и е с (выше*
•приведенными тезисами, и такое изречение: «Хороший
полководец лишь тогда дает сражение, когда ето к ч тому
принуждает" необходимость или когда представляется бла­
гоприятный случай». Находим мы у него и такое рассуж­
дение, что не следует доводить неприятельское войско до
отчаяния, а надо с т р о и т ь д л я н е г о з о л о т ы е м о с т ы . Или) е щ е
и такое замечание,' что римляне после одержанной победы
вели преследование не при помощи легионов, а легкими -
войсками и кавалерией, ибо преследующий в беспорядке
, легко может выпустить, из рук победу. « Л у ч ш е , — говорит
он в одном месте,—победить неприятеля голодом, ч е м яке-
яезом,-ибо победа гораздо б о л ь ш е з а в и с и т от с ч а с т ь я , ч е м
'от х р а б р о с т и » . '
В творениях Макиавелли - принципы стратегии ч сокруше­
ния и стратегии измора изложены п а р а л л е л ь г г о з ^ ш ^ е со­
гласованно. Логический м ы с л и т е л ь _ и ^ э м ^ п и р ^ е . Й М й ) Шьщйщ^
т е ль,, з а к л ю ч е н н ы е в нем, оба и м е ю т с ^ ю ц о ^ н о они е щ е 'не

Ч) военном-искуойтв^ flJ&^^Ktffi У?; f^SZ^l


? _ Гаке Дельбрюк

столковались м е ж д у собою, Целые столетия п р о б л е м а э т а


п р о д о л ж а л а о с т а в а т ь с я ш т о м ж е т е к у ч е м 'Состоянии!.
Наиболее уязвим Макиавеллр, когда о н в ы с т у п а е т в ка­
честве очевидца военного дела своего времени.. Казалось
что человек, обл;адающий столь о с т р о й наблюдательн­
о с т ь ю , — • человек, который по личным склонностям и по-
занимаемому им положению должен был направлять св-
внимание н а военное дело, который (неоднократно объез
тал Германию, Италию и Францию и практически заыв
и алея военным делом,—-«.казалось б ы , 'что т а к о й человек
должен давать вполне достоверные сведения. О д н а к о на­
д е л е (это н е т а к . С о о б щ а е м ы е и м ц и ф р о в ы е д а н н ы е часто
ошибочны, как то можно доказать документально. О швей
царцах, например, он неверно сообщает, будто они з а тре
шш ш е р е н г а м и копейщиков всегда) с т а в и л и одну шеренгу
злебарджстов. Х о т я М а к и а в е л л и si н а б л ю д а т е л ь , н о п р е ж д е
1
sceiro о;н т е о р е т и к т д о к т р и н е р . В с е , ч т о о н с л ы ш и т н в'пг
$ит, о н тотчас ж е вгоняет в рамки с в о е й т е о р и и , -а Фсли
это ему не удается, то ф а к т ы должны уступать теорш?
Местами он проявляет поразительное отсутствие критиче­
ского отношения — например, когда о н простосердечно по
одоряст -слова к а к о г о - т о ф р а н ц у з а » б у д т о в о Ф р а н ц и и имее?-
т 1 ООО 7 0 0 церковных округов и каждый округ постав
later на елуж!бу королю одно;го вооруженного вольного
грелка. Но это лишь единичные ляпсусы; гораздо хуже
обстоят дело с теми искажениями, /которые происходят, т
его о т в р а щ е н и я -к н а е м н и ч е с т в у и от е г о странного, наду­
манного п о д р а з д е л е н и я народов — на вооруженных ж нево­
оруженных.
ПРЕДИСЛОВИЕ

Никколо Макиавелли,
гражданина
и секрешря флорентийскою,
к книге
о военном искусстве,
посвященной Лоренцо, сыну Филиппо Строцци,
флорентийскому дворянину

Многие, Лоренцо, держались и держатся того взгляда,


что нет в мире вещей, друг с другом менее связанных и
более друг другу чуждых, чем гражданская и военная
жизнь. Поэтому мы часто замечаем, что когда человек за­
думает выделиться на военном поприще, он не только
сейчас же меняет платье, но всем своим поведением, при­
вычками, голосом и осанкой отличается от всякого обык­
новенного гражданина. Т о т , кто хочет быть скор и всегда
готов на любое насилие, считает невозможным носить граж­
данскую одежду. Г р а ж д а н с к и е н р а в ы и п р и в ы ч к и не под­
ходят для того, кто считает первые чересчур мягкими,
а в т о р ы е — негодными для своих целей. Обычный облик и
речь кажутся неуместными тому, кто хочет пугать других
бородой и бранными словами. Поэтому для наших времен
мнение, о котором я говорил в ы ш е , — это сама истина.
Однако, если посмотреть на установления древности, то
не найдется ничего более единого, более слитного, более
содружественного, чем жизнь гражданина и воина. Всем
сословиям, существующим в государстве ради общего блага
людей, не были бы нужны все учреждения, созданные для
того, чтобы люди жили в страхе законов и бога, если бы
при этом не подготовлялась для их з а щ и т ы сила, которая,
будучи хорошо устроенной, спасает даже такие учрежде­
ния, к о т о р ы е сами по себе негодны.
Наоборот, учреждения х о р о ш и е , но л и ш е н н ы е вооружен­
ной поддержки, распадаются совершенно так же, как раз»
2*
Предисловие

р у ш а ю т с я постройки роскошного королевского дворца, укра­


шенные драгоценностями и з о л о т о м , но ничем не защи­
щенные от дождя. И если в гражданских учреждениях
древних республик и царств делалось все возможное, чтобы
поддерживать в людях верность, миролюбие и страх бо­
жий, то в в о й с к е усилия эти у д в а и в а л и с ь , ибо от кого же
1
может отечество требовать верности, как не от человека,
поклявшегося за него умереть?
Кто должен больше любить мир, как не тот, кто может
пострадать от войны? В ком должен быть жив страх бо­
жий, как не в том, кто ежедневно подвергается бес­
численным опасностям и всего более нуждается в по­
мощи всевышнего? Благодаря этой необходимости, кото­
рую хорошо понимали законодатели империй и полко­
водцы, жизнь солдата прославлялась другими гражданами,
которые всячески старались ей следовать и подражать.
Теперь лее, когда военные установления в корне извра­
щ е н ы и давно оторваны от древних устоев, сложились те
зловещие мнения, которые приводят к тому, что военное
сословие ненавидят и всячески его чуждаются.
Я же, по всему мною виденному и прочитанному, не счи­
таю невозможным возвратить это сословие к его древ­
н и м о с н о в а н и я м и, х о т я б ы о т ч а с т и , в е р н у т ь е м у прежнюю
доблесть. Не желая проводить свои досуги без дела, я ре­
шился записать для ревнителей подвигов древности свои
мысли о военном искусстве. Конечно, рассуждать о пред­
мете, неизвестном тебе по опыту,—дело смелое, но я в с е же
не считаю грехом возвести себя на ^ с л о в а х в достоинство,
которое многие с еще большей самонадеянностью присваи­
вали себе в жизни. Мои ошибки, сделанные при написании
этой книги, могут быть (исправлены без ущерба для кого
б ы то ни было, но ошибки людей, совершенные на деле,
познаются только тогда, когда приведут к гибели царства.
Вы же, Лоренцо, оцените теперь мои труды и воздайте
им в с в о е м п р и г о в о р е т у п о х в а л у и л и то о с у ж д е н и е , кото-
Предисловие 21

рого они, по вашему мнению, заслуживают. Посылаю их


вам, дабы выразить вам свою благодарность, хотя все, что
я могу сделать, далеко не соответствует благодеяниям, ко­
торые в ы мне оказали. Подобными произведениями обычно
стремятся почтить людей, прославленных родом, богатством,
у м о м и щ е д р о с т ь ю , но я з н а ю , что мало кто м о ж е т спорить
с вами богатством и родом, умом вам равны лишь немно­
гие, а щ е д р о с т ь ю — никто.
Никколо Макиавелли,
гражданин и секретарь флорентийский,
читателю

Дабы читатели могли легко понимать боевой строй, рас­


положение войск и лагерей, о чем здесь пойдет речь, счи­
таю необходимым показать их наглядно. Поэтому надлежит
сперва у к а з а т ь знаки, которыми будут и з о б р а ж е н ы пехота,
конница или иные отдельные части войск.
Имейте поэтому в виду, что следующие буквы
о I I пехотинцы со щитами
I I пехотинцы о пиками
X I I декурионы (начальники десятков)
велиты действующие (застрельщики)
велиты запасные
центурионы (начальники сотен)
I командир батальона
означают
] командир бригады
главнокомандующий
музыка
знамя
тяжелая конница
легкая конница
артиллерия
о
ВОЕННОМ ИСКУССТВЕ

Сочинение
Никколо Макиавелли,
гражданина и секретаря
флорентийского,
посвященное
Лоренцо, сыну Филип по Строцци

КНИГА ПЕРВАЯ

Я считаю, что каждого человека по смерти его можно


хвалить без стеснеиш!, ибо тогда отпадает всякий повод
I* в с я к о е п о д о з р е н и е в искательстве; поэтому я, не колеб­
лясь, в о з д а м хвалу нашему Козимо Ручеллаи, имени кото­
рого я никогда не мог вспомнить без слез, ибо познал
в н е м в с е к а ч е с т в а , к а к и е д р у г м о ж е т т р е б о в а т ь от друзей,
а о т е ч е с т в о — от гражданина.
Не знаю, дорожил ли он чем-либо настолько (не исклю­
чая и самой жизни), чтобы охотно не отдать этого для
сиоих д р у з е й ; не знаю того предприятия, которого бы он
устрашился, если видел в нем благо для отечества. Заяв­
ляю открыто, что среди многих людей, с которыми я был
Знаком и общался по делам, я не встречал человека,
душа которого была бы более открыта всему великому
№ прекрасному.
В последние минуты он скорбел с друзьями о том, что
ему суждено было у м е р е т ь в постели молодым и неизвест­
ным и что не исполнилось его желание принести в с е м на­
стоящую пользу; он знал, что о нем можно будет ска­
зать только одно — умер верный друг. Однако, хотя дела
его остались несвершенными, мы и другие, знавшие его
хорошо, можем все свидетельствовать о высоких его каче­
ствах.
24- _____ О в о е н н о м искусстве • J_ _

Действительно, судьба не была к нему настолько враж­


дебна и не помешала ему оставить после себя некоторые
хрупкие памятники его блестящего ума: таковы немногие
tero произведения и любовные стихи, в которых он, хотя
и не был влюблен, упражнялся в молодые годы, чтобы не
тратить времени понапрасну в ожидании, пока судьба на­
правит его дух к мыслям более возвышенным. Стихи эти
ясно п о к а з ы в а ю т , как счастливо выражал он свои мысли
и каких вершин он мог бы достигнуть в поэзии, если бы
всецело себя ей посвятил.
Теперь, когда судьба отняла у меня такого друга, мне
осталось, как кажется, единственное утешение — ра­
достно о нем вспоминать и повторять его меткие слова
или глубокомысленные рассуждения. Самое живое воспо­
м и н а н и е — это беседа его у себя в саду с синьором Фаб-
рицио Колонна, во время которой названный синьор по­
дробно говорил о войне, большей частью отвечая на ост­
рые и продуманные вопросы Козимо.
Я с несколькими общими друзьями присутствовал при
разговоре и решил восстановить его в памяти, дабы при
чюнии друзья Козимо, участники беседы, живее вспом­
нили о его талантах, а прочие пожалели о своем отсут­
ствии и вместе с тем научились из глубокомысленных
елов одного из замечательных людей нашего времени мно­
гому, полезному не только для войны, но и для граждан­
ской жизни.
Фабрицио Колонна, возвращаясь из Ломбардии, где
долго и с великой для себя славой сражался за короля-
католика, будучи проездом во Флоренции, р е ш и л отдохнуть
несколько дней в этом городе, чтобы посетить его свет­
лость герцога и вновь повидать некоторых дворян, с кото­
рыми был знаком раньше. Козимо счел нужным пригласить
его к себе в сады, не столько для того, чтобы блеснуть
перед ним роскошью, сколько для того, чтобы воспользо­
ваться возможностью долгой беседы с ним и научиться
\ Книга первая 25

у него разным вещам, которые можно узнать от такого


человека, ибо ему представлялся случай провести день
в разговоре о предметах, привлекательных для его ума.
Фабрицио явился на п р и г л а ш е н и е и был с п о ч е т о м при­
нят К о з и м о и его л у ч ш и м и д р у з ь я м и , с р е д и к о т о р ы х были
Заноби Буондельмонти, Баттиста делла Палла и Луиджи
Аламашш — все молодые люди, ему близкие, страстно
увлеченные теми же з а н я т и я м и , как и он сам; умалчиваю
об и х прочих достоинствах, т а к к а к о н и е ж е д н е в н о и еже»
часно говорят сами з а себя.
По обычаю времени и места, ^Фабрицио был встречен
с величайшим почетом. Когда после блестящего пира гости
встали из-за стола, насладившись прелестями праздника,
которым большие люди с их умом, постоянно устремленным
на предметы возвышенные, уделяют мало внимания, было
еще рано, и стояла сильная жара, Чтобы лучше достигнуть
своей цели, Козимо, как будто стараясь укрыться от ду­
хоты, увел гостей в самую густую и тенистую ч а с т ь своего
сада. Когда все расселись, — кто на т р а в е , которая была
Здесь особенно свежа, кто на с к а м ь я х под тенью огромных
деревьев, — Фабрицио стал хвалить красоту места и вни­
мательно разглядывал деревья, но некоторые были ему
н е и з в е с т н ы , и он з а т р у д н я л с я и х н а з в а т ь . З а м е т и в э т о , К о -
эимо сказал: «Некоторые из этих деревьев вам, может
быть, незнакомы, но не удивляйтесь, так как среди них
есть такие, которые больше ценились древними, а теперь
мало известны». Затем он назвал деревья по именам и
рассказал о том, как много потрудился над разведением
Этих п о р о д д е д его, Б е р н а р д о . « Я так и думал, отвечал
Ф а б р и ц и о , — это место и труды вашего предка напоми­
нают мне некоторых князей королевства Неаполитанского,
которые т о ж е с л ю б о в ь ю р а з в о д и л и эти п о р о д ы и наслаж­
дались их тенью».

На э т о м он! п р е р в а л р а з г о в о р и некоторое! время сидел


в раздумье, а затем продолжал: «Если бы я не боялся вас
26 О военном искусстве /
обидеть, я сказал бы свое мнение; не думаю, что могу вас
оскорбить, так как говорю с друзьями и хочу рассуждать
о в е щ а х , а не з л о с л о в и т ь . Д а не будет это никому в обиду,
но лучше бы люди старались сравняться с древними в де«

нймали бы в нравах древности то, что в ней было по­


длинного и прекрасного, а не ложного и и з в р а щ е н н о г о ; ведь
когда сограждане мои, римляне, стали предаваться подоб­
ным делам, отечество мое погибло». Козимо ответил на
это... Но, чтобы избежать утомительных постоянных по­
вторений слов: «такой-то с к а з а л » , «такой-то о т в е т и л » , я буду
просто н а з ы в а т ь имена говорящих. Итак, Козимо сказал:
Козимо. В ы начали беседу, которой я давно хотел, и
я п р о ш у вас говорить не стесняясь, как и я без стеснения
буду вас о п р а ш и в а т ь . Е с л и я в в о п р о с а х или ответах буду
кого-нибудь защищать или: осуждать, это произойдет не
д л я т о г о , чтобы; о п р а в д ы в а т ь и л и в и н и т ь , а для т о г о , ч т о б ы
услышать от вас правду.
Ф а б р и ц и о , А я с удовольствием скажу вам все. что
знаю, в ответ на ваши вопросы, а будет это верно или
нет, — судите сами. В о п р о с ы в а ш и будут мне только при­
ятны, ибо я почерпну из них столько же, сколько вы из
моих ответов; мудрый вопрошатель часто заставляет собе­
седника подумать о многом и о т к р ы в а е т ему т а к и е в е щ и , о
к о т о р ы х он без этих в о п р о с о в никогда бы ничего не узнал.
Козимо. Я хочу в е р н у т ь с я к тому, о чем в ы говорили
р а н ь ш е , — именно, что мой дед и в а ш и предки поступили
бы более мудро, если бы подражали древним в делах му­
жественных, а не в изнеженности. Мне хотелось бы оправ­
дать моего деда, предоставив в а м з а щ и щ а т ь в а ш и х предков.
Не думаю, ч т о б ы в его в р е м е н а н а ш е л с я ч е л о в е к , который
бы так ненавидел изнеженность, к а к он, и так любил су­
р о в у ю ж и з н ь , к о т о р у ю в ы в о с х в а л я е т е ; т е м не м е н е е он со-
' Книга первая 2?

| и а в а л , ч т о ни сам он, н и д е т и его э т о й ж и з н ь ю ж и т ь не


ffttoryTy и б о юн р о д и л с я в т о м р а з в р а щ е н н о м в е к е , к о г д а ч е л о -
Век, н е желающий подчиняться общему правилу, стал бы
для всех и каждого предметом порицания и презрения.
Ведь если бы человек, подобно Диогену, летом под па­
лящим солнцем лежал голым на песке, а зимой в самую
стужу валялся на снегу, — его сочли бы сумасшедшим.
Если бы в наше время кто-нибудь, подобно спартанцам,
I воспитывал своих детей в деревне, з а с т а в л я л б ы их спать
I на в о з д у х е , ходить босыми, с обнаженной головой и ку-
I цаться в ледяной воде, чтобы приучить их к боли и от­
учить от ч р е з м е р н о й л ю б в и к ж и з н и и с т р а х а с м е р т и , — он
был бы с м е ш о н , и его п р и н я л и б ы с к о р е е з а дикого з в е р я ,
ч е м ча ч е л о в е к а . Е с л и б ы с р е д и н а с п о я в и л с я ч е л о в е к , пи­
(

тающийся овощами и презирающий золото, подобно Фа­


б р и ц и о , — его в о с х в а л я л и б ы немногие, но никто не с т а л б ы
его последователем.
Так и дед мой испугался н р а в о в , отступил от древних
I образцов и подражал им в тех в е щ а х , где он мог это Д ' е

р'лать, обращая на себя меньше внимания.


Ф а б р и ц и о . В э т о й ч а с т и в ы з а щ и т и л и его блестяще,
п9 конечно, вы правы; однако, я говорил не столько об
Этой суровой жизни, сколько о других порядках, более
мягких и более сообразных с привычками н а ш и х дней, и
Мне к а ж е т с я , ч т о человеку, принадлежащему к числу пер­
вых граждан города, было бы нетрудно их установить. К а к
Всегда, я никак не могу о т к а з а т ь с я от п р и м е р а моих рим­
лян: если вглядеться в их о б р а з жизни и в строй этой рес­
публики, м ы найдем там много такого, что было бы не
невозможно восстановить в гражданском обществе, в кото­
ром е щ е уцелело что-нибудь хорошее.
К о з и м о. Ч т о ж е в ы х о т е л и б ы в в е с т и п о х о ж е е н а д р е в -
е нравы?
Ф а б р и ц и о . Почитать и награждать доблесть, не пре-
ирать бедность, уважать порядок и строй военной дисци*
28 О военном искусстве

нлины, заставить граждан любить друг друга, не образо­


вывать партий, меньше дорожить частными выгодами, чем
общественной пользой, и многое другое, вполне сочетаемое
с духом н а ш е г о времени. В с е это нетрудно в о с п р и н я т ь , если
только тщательно обдумать и применить нерное средство,
ибо истина з д е с ь так очевидна, что она может быть усвоена
самым обыкновенным умом. Всякий, кто это поймет, поса­
дит деревья, под тенью которых можно отдыхать еще
€ большим счастьем и радостью, чем в этом саду.
К о з и м о . Я ничего не хочу возражать. против ваших
слов и п р е д о с т а в л я ю это тем, у кого может быть собствен­
ное с у ж д е н и е о т а к и х в е щ а х ; о б р а щ а ю с ь т е п е р ь к вам<г"как
к обвинителю тех, кто не п о д р а ж а е т древним в их великих
делах, и думаю, что таким путем я ближе подойду к цели
н а ш е й беседы. Мне хотелось б ы у з н а т ь от в а с , п о ч е м у вы,
€ одной стороны, мечете г р о м ы против тех, кто не подобен
древним, и вместе с тем сами в своей же области воен­
ного дела, с т я ж а в ш е й в а м столь громкую славу, никогда не
обращались к древним установлениям и даже не вводили
ничего, что бы приблизительно их напоминало?
Ф а б р и ц и о . В ы подошли именно к тому, чего я ожи­
дал, ибо вся моя речь требовала именно этого вопроса,
и я ничего другого не хотел. Мне, конечно, было б ы легко
о п р а в д а т ь с я , но, чтобы доставить удовольствие вам и себе
(благо в р е м я нам это позволяет), я хочу побеседовать об
этом более подробно.
Если люди хотят что-нибудь предпринять, они прежде
всего должны со всей тщательностью подготовиться, дабы
при удобном случае быть во всеоружии для достижения на­
меченной ими цели. Когда приготовления п р о и з в е д е н ы осто­
рожно, о н и о с т а ю т с я т а й н о й и н и к о г о н е л ь з я о б в и н и т ь в не­
брежности, пока не явится случай раскрыть свой замысел;
если же человек и тогда продолжает бездействовать, значит,
он или недостаточна подготовился или вообще ничего не
обдумал. Мне же никогда не п р и ш л о с ь о б н а р у ж и в а т ь , как я
F Йнига й е р в а й 2ft
1

i
готовился к восстановлению древних устоев военного дела,
• И потому ни в ы , ни кто другой не можете обвинять меня
и том, что я этого не исполнил. Д у м а ю , что это достаточно
5
о г р а ж д а е т м е н я от в а ш е г о у п р е к а .
'К'о'эимо. Конечно, если бы я был уверен, что случай
нам н е представился.
; Ф а б р и ц и о . Я знаю, что в ы можете сомневаться, пред­
ставлялся ли мне случай или нет; поэтому, если в а м угодно
терпеливо меня в ы с л у ш а т ь , я хочу поговорить о том, какие
приготовления должны быть предварительно сделаны, каков
должен быть ожидаемый повод, какие препятствия могут
«делать все приготовления бесполезными и уничтожить са­
мую возможность благоприятного случая; словом, я хочу
обьнпшп., почему подобные предприятия бывают одновре­
менно и бесконечно трудными и бесконечно легкими, хотя
Это к а ж е т с я п р о т и в о р е ч и е м .
К о з и м о. Большего удовольствия в ы не можете доста­
вить ни мне, ни м о и м д р у з ь я м ; если в а м не н а д о е с т гово­
рить, мы, конечно, не устанем в а с с л у ш а т ь . Р е ч ь в а ш а бу-
|Дт , как я н а д е ю с ь , продолжительна, и я, с в а ш е г о р а з р е ­
ш е н и я , кочу в одном о б р а т и т ь с я к с о д е й с т в и ю м о и х д р у з е й :
мы просим ванного снисхождения, если прервем вас
Иной р а з каким-нибудь, может быть, неуместным вопросом.
Ф ц б р и ц и о . Ваши вопросы, Козимо, и вопросы этих
юношей меня только обрадуют, так как я уверен, что ваша
молодость должна возбуждать в вас большую любовь к во­
енному делу и в н у ш и т ь в а м б о л ь ш е е доверие к моим сло­
нам. П о ж и л ы е л ю д и с седой головой и з а с т ы в ш е й к р о в ь ю
ШШ н е н а в и д я т в о й н у , и л и з а к о с т е н е л и в с в о и х о ш и б к а х , и б о
ош* в е р я т , что если ж и в у т т а к д у р н о , как сейчас, то вино-
\ Цйты в э т о м в р е м е н а , а н е у п а д о к н р а в о в .
* Поэтому задавайте мне в о п р о с ы свободно и без стесне­
ния; мне это приятно как потому, что я смогу немного от­
дохнуть, так и потому, что мне хотелось бы не оставить
§ ваших умах даже тени сомнения. Начну с в а ш и х слов,
во О в о е н н о м йсйусс^вв

обращенных ко мне, именно, — что в своей области, т. е.


в военном деле, я не подражал никаким обычаям древнего
мира. Отвечаю, что война — это такого рода ремесло, кото­
рым частные люди честно жить не могут, и она должна
быть делом только республики или королевства.
Государства, если только они благоустроены, никогда не
позволят какому бы то ни было своему гражданину или
подданному заниматься войной как ремеслом, и ни один
достойный человек никогда ремеслом своим войну не сде^
лает. Никогда не сочтут достойным человека, выбравшего
себе занятие, которое может приносить ему выгоду, если
он превратится в хищника, обманщика и насильника
и разовьет в себе качества^ которые необходимо должны
сделать его дурным.
Люди, большие или ничтожные, занимающиеся войной
как ремеслом, могут быть только дурными, так как ремесло
это в мирное в р е м я п р о к о р м и т ь и х не может. П о э т о м у они
вынуждены или стремиться к тому, ч т о б ы м и р а не было,
или так нажиться во в р е м я войны, чтобы они могли быть
сыты, когда наступит мир.
Ни та,, н и другая мысль не может зародиться в душе
достойного человека; ведь если хотеть жить войной, надо
грабить, насильничать, убивать одинаково друзей и врагов,
как это и д е л а ю т такого р о д а солдаты. Е с л и не х о т е т ь мира,
надо прибегать к обманам, как обманывают военачальники
тех, кому они служат, притом с единственной целью —
" продлить войну. Если мир все же з а к л ю ч а е т с я , то главари,
лишившиеся жалованья и привольной жизни, часто наби­
рают шайку искателей приключений и бессовестно грабят
страну.
Разве в ы не помните, что произошло в Италии, когда
после окончания в о й н ы осталось много солдат без службы,
и к а к они, с о е д и н и в ш и с ь в несколько б о л ь ш и х отрядов, на­
з ы в а в ш и х с я « к о м п а н и и » , р ы с к а л и п о вс'ей с т р а н е , облагали
данью города и разбойничали без малейшей помехи? Р а з в е
Книга п е р в а я

вы не читали о карфагенских наемниках, ^которые после


первой Пунической войны взбунтовались под предводитель­
ством М а т о н а и Спендиона, самочинно в ы б р а н н ы х ими в на­
чальники, и повели против к а р ф а г е н я н войну, о к а з а в ш у ю с я
для них более опасной, чем война с римлянами? В о в р е м е н а
отцов н а ш и х Ф р а н ч е с к о С ф о р ц а не только обманул милан­
ц е в , у к о т о р ы х он б ы л н а с л у ж б е , но отнял у них свободу
Ук с д е л а л с я их князем, и поступил так только для того,
'атобы и м е т ь в о з м о ж н о с т ь ж и т ь в р о с к о ш и п о с л е заключе­
ния мира.
Так действовали и все другие итальянские солдаты, для
которых война была частным ремеслом. И если, несмотря
пн сине в е р о л о м с т в о , они не сделались герцогами Милана,
то т е м куже, питому что такого успеха они не добились,
ц преступления их б ы л и не м е н ь ш и е . С ф о р ц а , о т е ц Фран'
ч е с ко, - с л у ж и в ш и й королеве Джованне, вынудил ее сдаться
на милость короля Арагонии, потому что совершенно не­
ожиданно ее покинул, и она осталась безоружной среди
о к р у ж а в ш и х ее в р а г о в . А с д е л а л он это и л и корыстолюбия
ради или из желания отнять у нее престол. Браччо теми
же средствами старался овладеть Неаполитанским королев­
ством, и п о м е ш а л и ему т о л ь к о п о р а ж е н и е и с м е р т ь его под
Аквилою. Единственная причина подобных безобразий —
;*то с у щ е с т в о в а н и е л ю д е й , для которых военное дело было
только их частным ремеслом. С л о в а мои подтверждает ваша
же пословица: « В о й н а родит в о р о в , а мир их в е ш а е т » . Ведь
другого дела эти люди не знают. Существовать своим ре­
меслом они не могут; смелости и таланта, чтобы объеди­
ниться и превратить злодейство в благородное дело, у них
нет, так что они п о н е в о л е с т а н о в я т с я г р а б и т е л я м и на боль­
шой дороге, и правосудие вынуждено их истреблять.
I К о з и м о. Слова ваши почти что уничтожили в моих
I; Глаз а х военное звание, которое казалось мне самым пре-
ркрасным и почетным; если в ы не объясните это подробно,
jhl останусь неудовлетворенным, ибо если все обстоит так,
О военном йсйубСтве

как в ы говорите, то я не знаю, откуда же берется слава


Ц е з а р я , Помпея, Сципиона, Марцелла и множества римских
полководцев, которых молва превозносит, как богов.
Ф а б р и ц и о . Я еще далеко не кончил, так как соби­
рался говорить о двух вещах: во-первых, о том, что до­
с т о й н ы й ч е л о в е к не м о ж е т и з б р а т ь себе в о е н н о е д е л о т о л ь к о
как ремесло; во-вторых, о том, что ни одно благоустроен­
ное государство, будь то республика или королевство, ни­
когда не п о з в о л и т с в о и м п о д д а н н ы м или гражданам превра­
тить в ремесло такое дело, как война.
О первом я сказал уже все, что мог; остается сказать
о втором, и здесь я намерен ответить на ваш последний
вопрос. Я утверждаю, что известность Помпея, Ц е з а р я и
почти всех римских полководцев после третьей Пунической
войны объясняется их храбростью, а не гражданскими до­
б л е с т я м и ; те ж е , кто жил до них, п р о с л а в и л и с ь и как х р а б ­
р ы е воины и как достойные люди. Происходит это оттого,
что они не д е л а л и себе из войны ремесла, тогда как для
тех, кого я назвал раньше, война была именно ремеслом.
П о к а д е р ж а л а с ь чиртота республиканских н р а в о в , ни один
гражданин, д а ж е самый гордый патриций, и не думал о том,
чтобы, опираясь на военную силу, в мирное время попи­
рать законы, грабить провинции, захватывать власть и ти­
ранствовать над отечеством; с другой стороны, даже са­
мому темному плебею не приходило в голову нарушать
клятву воина, примыкать к частным людям, презирать Се­
нат или помогать установлению тирании ради того, чтобы
кормиться в любое время военным ремеслом. Военачальники
удовлетворялись,, триумфом и с радостью возвращались в
частную жизнь; солдаты слагали оружие охотнее, чем бра­
лись за него, и каждый возвращался к своей работе, из­
бранной как дело жизни; никто и никогда не надеялся жить
награбленной добычей и военным ремеслом.
Великий и поучительный пример оставил Аттилий Регул;
о н б ы л н а ч а л ь н и к о м в о й с к в А ф р и к е , и, к о г д а к а р ф а г е н я н е
Йнига первая

были почти побеждены, Регул просил у Сената разрешения


вернуться домой, чтобы обрабатывать свои земли, запущен­
н ы е его р а б о т н и к а м и . Я с н о , к а к д е н ь , ч т о е с л и б ы о н з а н и ­
мался военным делом как ремеслом и хотел нажиться этим
путем, он, хозяин стольких провинций, не просил бы раз­
решения вернуться домой и стеречь свои поля; каждый
0
день наместничества приносил бы ему г о р а з д о б о л ь ш е , чем
стоило все его имущество. Но граждане эти были люди
истинно достойные, не с о з д а в а в ш и е из войны ремесла и не
, желавшие себе от н е е ничего, окроме т р у д о в , опасности и
славы. Поэтому, поднявшись на высшие ее ступени, они
с радостью в о з в р а щ а л и с ь к своему очагу и жили трудами
своими.
Т а к вели себя самые п р о с т ы е люди и обыкновенные сол­
даты. Это видно из того, что каждый из них расставался
с военной службой без сожаления. Покидая войско, он,
однако, всегда готов был вернуться в строй и вместе с тем
во в р е м я военной с л у ж б ы с р а д о с т ь ю д у м а л об освобожде­
нии от н е е . Подтверждений этому много; в ы ведь знаете,
что одной из главных привилегий, какую римский народ
мог п р е д о с т а в и т ь своему гражданину, была свобода служить
и в о й с к е т о л ь к о по своей в о л е , а не по принуждению.
П о к а крепки' были устои древнего Р и м а , т . е. д о времен
Гракхов, не было солдат, для к о т о р ы х война стала бы ре­
меслом, а потому в войске было очень мало негодных лю­
д е й , и если! т а к и е о б н а р у ж и в а л и с ь , и х к а р а л и п о в с е й с т р о ­
гости закона. Всякое благоустроенное государство должно
поэтому с т а в и т ь себе ц е л ь ю , ч т о б ы военное дело было в мир­
ное время только упражнением, а во в р е м я в о й н ы — след­
ствием необходимости и источником славы. Ремеслом оно
должно быть только для государства, как это и было в Риме.
Всякий, кто, занимаясь военным делом, имеет в виду посто­
роннюю цель, тем самым п о к а з ы в а е т себя дурным гражда­
нином, а государство, построенное н а иных основах, не мо-
жет считаться благоустроенным.
О военном и с к у с с т в е 3
и военнбм искусстве

К о э и м о. Я в п о л н е удовлетворен всем, что в ы сказали


до сих п о р , и особенно в а ш и м з а к л ю ч е н и е м ; д л я республик
я считаю его в е р н ы м , v н о не знаю, так ли это для коро­
левств; мне казалось бы, что король скорее захочет окру­
жить себя людьми, для к о т о р ы х война будет их единствен­
ным ремеслом.
Ф а б р и ц и о . Благоустроенному королевству надлежит
особенно избегать такого рода мастеров, ибо они погубят
короля и будут только служить тирании. Не опровергайте
меня примерами современных королевств, потому что я не
признаю их благоустроенными. В королевствах, обладаю­
щ и х х о р о ш и м и учреждениями, у к о р о л я нет неограниченной
власти, кроме одного только исключения — войска; это
единственная область, где необходимо быстрое решение,
а следовательно, единая воля. Во всем остальном короли
ничего не могут делать без согласия совета, а советники
всегда будут опасаться, что около короля появятся люди,
которые во время мира х о т я т в о й н ы , так как им без нее
не прожить. Однако, я готов быть уступчивее; не стану
искать королевства вполне благоустроенного, а возьму ко­
ролевство, похожее на ныне существующие; в этом случае
король точно так же должен бояться людей, для которых
война есть ремесло; он должен бояться их потому, что
жизненной силой всякого войска, без сомнения, является
пехота.
Если король не принимает мер к тому, чтобы пехотинцы
его войск после заключения мира охотно возвращались
д о м о й и брались б ы опять з а свой труд, он неминуемо по­
гибнет. Самая опасная п е х о т а — это та, которая состоит из
людей, живущих войной как ремеслом, ибо ты вынужден
или вечно воевать, или вечно им платить, или вечно бо­
яться свержения с престола. Всегда воевать невозможно,
вечно платить нельзя, — поневоле остается жить в постоян­
ном страхе потери власти.
Пока в моих римлянах еще жила мудрость и гражданская
Книга п е р в а й

|доблесть, они, как я уже говорил, никогда не позволяли


IСвоим г р а ж д а н а м с м о т р е т ь н а в о е н н о е д е л о как на ремесло,
хотя могли платить сколько угодно, ибо все время воевали.
Римляне стремились избежать опасностей беспрерывного
пребывания граждан в войске. Так как времена изменя­
лись, они стали постепенно заменять новыми людьми тех,
кто у ж е в ы с л у ж и л с в о й с р о к , т а к ч т о в течение пятнадцати
дет легион обновлялся целиком. Т а к и м образом, для войска
подбирались люди в цвете лет, т. е. от восемнадцати до
тридцатипятилетнего в о з р а с т а , когда ноги, р у к и и г л а з а че­
ловека одинаково сильны. Римляне не дожидались того,
чтобы ослабла крепость воинов и усилилась их хитрость,
как это произошло позднее, во времена общего падения
нравов.
О к т а в и а н , а з а ним Т и б е р и й уже думали больше о соб­
с т в е н н о м м о г у щ е с т в е , ч е м об общественном благе; поэтому,
[ д а б ы им легче было в л а с т в о в а т ь самим, они начали р а з о р у ­
жать римский народ и держали на границах империи все
[одни и те же легионы. Однако, им к а з а л о с ь , что для обу­
здания римского народа и Сената этого мало, и вот появ­
ляется новое войско, получившее название преторианцев.
Это войско всегда стояло у с а м ы х стен Р и м а и было к а к б ы
^крепостью, в о з в ы ш а в ш е й с я над городом. Тогда-то и начали
охотно позволять солдатам этих войск обращать военную
службу в ремесло, — и последствия этого сказались сейчас
же: обнаглевшие солдаты стали грозой Сената и опасностью
для и м п е р а т о р о в ; многие из последних были у б и т ы зарвав­
шимися преторианцами, возводившими и свергавшими
С престола кого им было угодно. Случалось, что в одно и
т о ^ке время появлялось несколько императоров, провоз­
глашенных различными частями войск.
- Такой порядок привел прежде всего к разделению, а ло­
ром и к гибели империи. Поэтому, если король хочет без­
опасности, он должен составлять свои пехотные войска из
Ирких людей, которые при объявлении войны идут на нее
О шишиом и< ку<чпи*. ^

охотно из любви к нему, а после ;»ик почемин мира еще


охотнее возвращаются в свои дома. Ом ^пмо всегда до­
стигнет, если будет брать в войско солдат, умеющий кор-*
миться не войной, а другими ремеслами. Поэтому, когда
настает мир, король должен позаботиться о том, чтобы
к н я з ь я в е р н у л и с ь к делу у п р а в л е н и я своими пиееиламп, дво­
р я н е — к хозяйству в своих владениях, пехотные солдаты —
к обычным занятиям, и вообще добиться того, чтобы все
они охотно брались за оружие во и м я -мира, а не стара­
лись н а р у ш и т ь мир во имя войны.
К о з и м о. Ваше рассуждение кажется мне очень глубо­
ким, но я п р о д о л ж а ю колебаться, так как слова в а ш и почти
противоположны всему, что я думал до сих пор. Я вижу
вокруг себя множество синьоров и дворян, которым знание
военного дела позволяет существовать во время мира, на­
пример, таких, как в ы , состоящих на службе у князей и го­
родов; я знаю также, что почти вся тяжелая конница про­
должает получать свое жалованье, а пехота остается на
службе для охраны городов и крепостей; поэтому мне ка­
жется, что и во время мира каждому найдется место.
Ф а б р и ц и о . Мне кажется, вы едва ли сами уверены
в том, что л ю б о й солдат найдет себе место в мирное время.
Если бы даже не было других доводов, можно было бы
удовольствоваться указанием на то, что число солдат, оста­
ющихся на службе в местах, названных вами, очень неве­
лико: р а з в е есть хоть какое-нибудь соответствие между ко­
личеством пехоты, необходимой на войне, и количеством ее
во время мира? Ведь гарнизон мирного времени в крепо­
стях и городах должен быть, по крайней мере, удвоен во
в р е м я в о й н ы ; с ю д а н а д о п р и б а в и т ь б о л ь ш о е ( к о л и ч е с т в о по»
левых войск, в мирное в р е м я распускаемых.
Что касается войск, охраняющих п р а в и т е л ь с т в о , то при»
мер папы Ю л и я II и в а ш е й республики наглядно показал,
как с т р а ш н ы солдаты, не желающие учиться никакому ре°
меслу, кроме войны; ведь дерзость этих воинов заставила
Книга первая 37

в а с о т к а з а т ь с я от и х услуг и з а м е н и т ь и х ш в е й ц а р ц а м и —
людьми, родившимися и воспитанными в почтении к зако­
нам и призванными общинами по всем п р а в и л а м настоящего
набора. Поэтому не говорите' б о л ь ш е , что для каждого най­
дется место во время мира.
В отношении тяжелой конницы ответ на ваше возраже­
ние к а ж е т с я более трудным, т а к как вся она и по заключе­
нии мира сохраняет свое жалованье. Тем не менее если
п о с м о т р е т ь на дело в н и м а т е л ь н е е , то ответ найти легко, ибо
этот порядок сохранения на службе конницы сам по себе
вреден и дурен. Дело в том, что все это люди, для кото­
рых война — ремесло; будь они только поддержаны доста­
точно сильными пехотными отрядами, они ежедневно до­
ставляли бы тысячи неприятностей правительствам, при ко­
т о р ы х с о с т о я т ; но так к а к их м а л о и они сами по себе не
могут образовать войско, то и вред от них часто не так*
уж велик.
Т е м не менее они приносили достаточно вреда, как это
п о к а з ы в а ю т п р и м е р ы Ф р а н ч е с к о С ф о р ц а , его о т ц а и Б р а ч ч о
из Перуджи, о которых я вам уже рассказывал. Поэтому я
не сторонник обычая оставлять конницу на постоянной
службе, — это дурной порядок, который может привести
к большим неудобствам.
К о з и м о . Вы хотели бы совсем без нее обойтись?
А если в ы ее в с е ж е с о х р а н и т е , то в к а к о й мере?
Ф а б р и ц и о . Путем набора, но не так, как это делает
король Ф р а н ц и и , потому что принятый там порядок так ж е
опасен, к а к н а ш , и не з а щ и щ а е т от солдатской разнуздан­
ности. Я бы поступал, как древние, у которых конница со­
ставлялась из их же подданных. Когда заключался мир,
конницу распускали по домам и возвращали к обычным
д е л а м ; в п р о ч е м , я п о д р о б н е е ск ажу об э т о м позже.
Таким образом, если этот род войск может сейчас даже
в мирное в р е м я жить с в о и м ремеслом, это происходит лишь
от извращенного порядка в е щ е й . Ч т о касается денег, упла-
38 О '110(41 ПОМ IH'l.yrrilH'

ч и в а е м ы х м н е и д р у г и м в о е н а ч а л ь н и к а м , ти и н р н м о скажу,
что это вреднейшая мера: мудрая р е е п у ft ни к не ндатнла
бы такого ж а л о в а н ь я никому, а во время войны ставила бы
во г л а в е в о й с к т о л ь к о с в о и х ж е г р а ж д а н , к о т о р ы е по окон­
ч а н и и в о й н ы в о з в р а щ а л и с ь бьг к м и р н ы м з а н я т и я м . Точно
так же поступал б ы и м у д р ы й король, а если бы он даже
платил это ж а л о в а н ь е , то либо в награду за какой-нибудь
особенный подвиг, либо как цену з а услуги, которые воена­
чальник может оказать как в мирное, так и и военное
время.
Раз в ы с с ы л а е т е с ь н а м е н я , то я и п р и в е д у собственный
пример и скажу, что война никогда не была для меня ре­
меслом, потому что мое дело — это управление моими под­
данными и з а щ и т а их, а для того ч т о б ы з а щ и щ а т ь их, я
должен любить мир и уметь вести войну. Мой король ценит
и у в а ж а е т меня не столько з а то, что я понимаю военное
дело, сколько за умение быть ему советником во время
мира. Если король мудр и хочет п р а в и т ь р а з у м н о , он дол­
жен приближать к себе только таких людей, потому что
чрезмерные ревнители мира или слишком рьяные сторон­
ники в о й н ы непременно н а п р а в я т его на ложный путь.
Сейчас я вам на этот счет б о л ь ш е ничего не могу ска­
зать, и если в а м этого мало, то в а м придется обратиться
к собеседнику, который лучше меня сумеет вас удовлетво­
рить. Теперь в ы , может быть, начинаете понимать, как
трудно применять к современным войнам древние обычаи,
как должен готовиться к войне всякий предусмотрительный
правитель и на какие обстоятельства он м о ж е т рассчиты­
вать, чтобы достигнуть поставленных себе целей. Если моя
б е с е д а в а с не у т о м л я е т , то в ы ш а г з а ш а г о м приблизитесь
к более точному пониманию этих вещей, по мере того как
мы будем подробно с р а в н и в а т ь д р е в н и е у с т а н о в л е н и я с по­
рядками н а ш и х дней.
1
К о з и м о. Если нам и раньше хотелось узнать ваше
мнение об этих п р е д м е т а х , то ц о с л е в с е г о , ч т о вы оказали.
Книга первая 3D

желание н а ш е только удвоилось; м ы благодарим вас з а то,


что уже получили, и просим р а с с к а з а т ь нам остальное.
Ф а б р и ц и о . Если таково в а ш е желание, я буду обсу­
ждать этот предмет с самого начала, потому что буду бо­
лее понятен и лучше смогу доказать свою мысль. Всякий,
кто хочет вести; в о й н у , ставит себе одну цель — получить
возможность противостоять любому врагу в поле и победить
его в решающем сражении. Чтобы достигнуть этой цели,
необходимо иметь войско. Для этого надо набрать людей,
•вооружить их, дать им определенное устройство, обучить
их действию как малыми отрядами, так и большими час­
тями, вывести их в лагери и уметь противопоставить их
неприятелю тут же на месте или во время движения.
В этом все искусство полевой войны, наиболее необходи­
мой и почетной. Кто заставит неприятеля принять бой
в обстановке, для себя выгодной, поправит этим все дру­
гие ошибки, сделанные им п р и руководстве военными дей­
ствиями. Т о т же, у кого этой способности нет, никогда не
З а к о н ч и т в о й н у с ч е с т ь ю , к а к б ы о н ни! б ы л и с к у с е н в д р у ­
гих частностях военного дела. Выигранное сражение сгла­
живает все другие промахи, и обратно: поражение делает
бесполезными все прежние успехи.
Если х о ч е ш ь составить войско, надо прежде всего найти
людей. Поэтому обращаюсь к способу их выбора, как вы­
ражались древние, или набора, как сказали бы мы. Пред­
почитаю говорить «выбор», чтобы употребить слово более
почетное.
Писатели, установившие правила войны, предлагают брать
в войска жителей стран с умеренным климатом, дабы соче­
тать в солдате смелость и разум; жаркие страны рождают
людей р а з у м н ы х , но не смелых, а холодные — смелых, но
безрассудных. Такое правило хорошо для. п р а в и т е л я , кото-,,
рый властвовал бы над целым миром и мог бы поэтому
брать л ю д е й из любой местности, к а к а я ему заблагорассу­
д и т с я . Е с л и ж е у с т а н а в л и в а т ь п р а в и л о , г о д н о е д л я в с е х , TQ
40 О носимом игкуггI 1 1 0

надо сказать, что как республики, пне п к о р и iciicrna дол­


ж н ы в ы б и р а т ь себе солдат из жителей <обстпеппой страны,
каков бы ни был ее климат -холодный, жаркий или уме-?
репный.
Пример древних п о к а з ы в а е т , что во всякой стране хоро­
ш и е солдаты создаются обучением. Т а м , где н е х н а т а е т при­
родных данных, они восполняются искусством, которое
в этом случае сильнее самой природы. Набор солдат из чу­
ж е з е м ц е в н е л ь з я н а з ы в а т ь в ы б о р о м , потому что в ы б и р а т ь —
значит привлечь в войско лучших людей страны и иметь
власть призвать одинаково тех, кто хочет и кто не хочет
служить. Понятно, что такого р о д а отбор возможен только
в своей стране, потому что нельзя брать кого угодно
в з е м л е , тебе не п о д в л а с т н о й , и п р и х о д и т с я ограничиваться
добровольцами.
К о з и м о . Однако, из этих добровольцев можно одних
взять, других отпустить, и тогда это все же мояшо назвать
выбором;
Ф а б р и ц и о . Вы до известной степени п р а в ы , но при­
мите во внимание недостатки такого способа, и тогда часто
окажется, что именно выбора здесь никакого нет. Во-пер­
вых, добровольцы из чужеземцев никогда не принадлежат
к числу лучших солдат, наоборот, это — подонки страны:
буяны, ленивые, разнузданные, безбожники, убежавшие из
дому, богохульники, игроки, — вот что такое эти охотники.
Нет ничего более несовместимого с духом настоящего и
крепкого войска, чем подобные нравы.
Если эти люди являются в большем количестве, чем
нужно, то можно е щ е в ы б и р а т ь , но так как самый материал
плох, то и в ы б о р н е м о ж е т быть х о р о ш . Однако, часто бы­
вает, что их приходит слишком мало; тогда приходится
брать всех, и получается уже не отбор, а просто паем пе­
хотных солдат. Т а к беспорядочно составляются теперь вой­
ска в Италии и в других странах, кроме Германии, и про­
исходит это оттого, что человек становится солдатом не по
1

Книга первая 41

велению князя, а по своей в о л е . Скажите теперь сами, ка­


кие военные установлений древних мыслимы в войске, на­
бранном подобными способами?
К о з и м 6. Ч т о ж е делать?
Ф а б р и ц и о . То, что я уже сказал: составлять войска
из собственных граждан и по п р и к а з у князя.
; К о з и м о. А м о ж н о было бы тогда ввести хотя бы неко­
торые древние установления?
Ф а б р и ц и о . Конечно, при условии, что в королевстве
во главе войска будет стоять сам князь или лицо, обле­
ченное законной властью, а в республике — кто-нибудь из
jграждан, избранный полководцем; иначе сделать что-нибудь
^ хорошее очень трудно.
К о з и м о. Почему?
Ф а б р и ц и о . Отвечу вам в свое в р е м я ; сейчас удоволь­
ствуйтесь тем, что иначе нельзя.
7 К о з и м о, Е с л и брать солдат в собственной стране, то
j где, по в а ш е м у мнению, л у ч ш е их н а б и р а т ь — в городе или
в округе?
ч
I Ф а б р и ц и о. В с е писатели сходятся н а том, что лучше

I
брать солдат из окружных крестьян; это люди закаленные,
воспитанные в труде, привыкшие к солнцу и не ищущие
^тени, приученные к обращению с железными орудиями,
if к з е м л я н ы м работам, к переноске тяжестей, а кроме того,
|они просты и бесхитростны. Однако, я лично считал бы,
I что т а к как есть два рода солдат — пешие и конные, то
&| п е х о т у лучше набирать из крестьян, а конницу — из горо-
жан.
Щ К о з и м о. К а к и х л е т д о л ж н ы быть солдаты?
Щ Ф а б р и ц и о . Для совсем нового войска я брал бы лю-
дей от с е м н а д ц а т и до сорока. Если же войско уже есть и
надо было бы его пополнять, то исключительно семнад­
цатилетними.
К о з и м о. М н е н е в п о л н е я с н а э т а р а з н и ц а ,
ф а б р и ц и о . Я поясню вам. Если бы мне пришлось
42 () ЛКНЧШОМ ИСКугС'ПН* J

1
создавать войско т а м , где его п е т , то дли обучении, о ко­
т о р о м я б у д у г о в о р и т ь п о т о м , н а д о б ы л о бы иыбрц/ть всех^
способных носить оружие, лишь бы они достигли призыв­
ного в о з р а с т а . Если же мне пришлось бы ироизводить от­
бор в стране, где войско уже есть, то дли пополнения я
брал бы семнадцатилетних, так как остальные были бы
взяты уже давно.
Козимо. Значит, в ы хотели бы ввести нечто похожее
на порядок, принятый у нас?
Ф а б р и ц и о . Вы правы, но я не знаю, напоминал ли
б ы он в а ш е у с т р о й с т в о по в о о р у ж е н и ю , командованию, обу­
чению и боевому построению.
К о з и м о . Значит, вы одобряете наше военное устрой­
ство?
Ф а б р и ц и о . Зачем же мне его порицать?
К о з и м о . Потому что многие знающие люди всегда его
осуждали.
Ф а б р и ц и о . В ы противоречите себе, когда говорите,
что знающий человек порицает это устройство; тогда его
напрасно считают знатоком.
Козимо. Мы вынуждены так думать, потому что опыт
этого порядка всегда был плох. \
Ф а б р и ц и о . Смотрите, как бы не оказались виноваты
в ы сами, а в о в с е не в а ш е устройство; в ы убедитесь в этом
еще до конца нашей беседы.
Козимо. В ы доставите нам этим огромное наслаждение;
я даже хочу заранее открыть все обвинения, выставленные
против нашего военного устройства, дабы вы затем могли
лучше его защитить. Обвинители рассуждают так: порядок
этот или негоден и может привести к гибели республики,
или он целесообразен, но последствием его легко может
быть захват власти военачальником; при этом ссылаются
на римлян, у которых собственные войска уничтожили рес­
публиканскую свободу; ссылаются также на венецианцев и
на короля Франции: венецианцы, дабы но оказаться под
Книга первая 43

властью своего же гражданина, пользуются наемными вой­


сками; король обезоружил своих подданных, чтобы иметь
возможность спокойнее повелевать. Однако, они больше
опасаются негодности собственных войск, чем захвата
в л а с т и , и в д о к а з а т е л ь с т в о с в о е й п р а в о т ы п р и в о д я т д в а до­
вода: первый — неопытность своих солдат, в т о р о й — на­
сильственная служба; после известного возраста, говорят
они, у ч и т ь с я у ж е н е л ь з я , а п р и н у ж д е н и е никогда ни к чему
х о р о ш е м у не ведет.
Ф а б р и ц и о. В с е э т и д о в о д ы и д у т о т л ю д е й , р а с с м а т р и ­
вающих вещи несколько издалека, как я в а м это сейчас
докажу. Что касается довода о негодности, то я должен
сказать, что лучшая армия та, которая составляется из
своих же граждан, и только этим путем можно такую армию
образовать. С п о р а на этот счет нет, и я не стану тратить
время на доказательства, так как з а меня говорят все при­
меры древней истории.
П р о т и в н и к и этой армии (милиции) ссылаются на неопыт­
ность солдат и на принудительную службу; я скажу, что
действительно неопытность солдат не способствует храб­
рости, а принуждение вызывает н е д о в о л ь с т в о , но ведь му­
жество и опытность, как в ы увидите впоследствии, воспи­
тываются в солдате вооружением, обучением и военным
строем.
Что касается принуждения, то вы должны знать, что
люди, набранные в войска повелением князя, служат не
вполне принудительно и не вполне добровольно, ибо пол­
ная добровольность п р и в е л а бы к тем неудобствам, о кото­
рых я уже говорил: не было бы настоящего отбора людей,
а добровольцев было бы всегда слишком мало; полная при­
нудительность тоже привела бы к дурным последствиям.
Поэтому следовало бы избрать средний путь: люди посту­
пают на службу не вполне добровольно и не безусловно
по принуждению, а в силу своего уважения к князю, гнева
которого они боятся больше, чем кары.
О «осином imcyiHvriMi

Получается сочетание принудительности и доброй воли,


которое не даст развиться недовольству, грозжпему опас­
ными последствиями. Я не г о в о р ю , что такое войско непо­
бедимо, так как римские легионы бывали разбиты множе­
ство раз? равно как и войско Ганнибала. Вообще нельзя
создать такое войско, за непобедимость которого можно
было б ы р у ч а т ь с я . В а ш и з н а т о к и не д о л ж н ы судить о не­
годности милиции по одной неудаче: сражение можно оди­
наково проиграть и выиграть, но главное — это устранить
причины поражения.
Если начать доискиваться этих причин, то нетрудно
убедиться, что сила з д е с ь не в недостатках принятого у в а с
п о р я д к а , а в т о м , ч т о он е щ е н е д о в е д е н до с о в е р ш е н с т в а .
Необходимо, как я уже говорил, не осуждать милицию,
а исправлять ее; что надо делать — это я вам раскрою
постепенно.
Другой довод противников — это возможность захвата
в л а с т и военачальником. О т в е ч а ю , что оружие в руках соб­
ственных г р а ж д а н или воинов, в р у ч е н н о е им в силу з а к о н а ,
никогда е щ е не приносило вреда; наоборот, оно всегда по­
лезно, и этим путем можно лучше охранить чистоту госу­
дарственного строя, чем каким-нибудь другим. Р и м 4 0 0 лет
жил свободным государством и был вооружен; в Спарте
свобода держалась 800 лет; наоборот, во многих других
государствах, не опирающихся на собственную вооружен­
ную силу, свобода не сохранялась даже 4 0 лет.
В о й с к о н е о б х о д и м о государству, и если у него нет своей
военной силы, оно нанимает чужеземцев, чужеземные же
войска вреднее для общественного блага, ч е м свои, ибо их
п р о щ е подкупить и честолюбец скорее может на них опе­
р е т ь с я . О с у щ е с т в и т ь эти н а м е р е н и я ему т е м легче, что угне­
таемые безоружны.
Помимо того, два врага всегда страшнее для республики,
чем один. П р и з ы в а я чужеземное оружие, она одновременно
боится и чужих солдат и -собственных граждан. Что такой
Книга йервйй 45

страх основателен, об зтом в ы можете судить, вспомнив


мой рассказ о Ф р а н ч е е к о С ф о р ц а . Наоборот, когда респуб­
лика располагает собственным войском, для нее страшно
только одно — властолюбие своего же гражданина.
Наконец, из всех возможных доводов я сошлюсь только
на о д и н : м ы с л ь , ч т о ж и т е л и с т р а н ы о к а ж у т с я неспособными
з а щ и щ а т ь ее о р у ж и е м , е щ е никогда не приходила в голову
ги одному законодателю республики или царства. Венеци­
анцы основали бы новую всемирную монархию, если бы
они проявили в своем военном устройстве такую же госу­
дарственную мудрость, какой проникнуты их другие учреж­
дения. Судить их надо особенно строго, потому что пер­
вые их законодатели создали им военную силу. На суше
у н и х н е б ы л о в л а д е н и й , п о э т о м у в с я и х в о е н н а я м о щ ь со­
средоточилась на море, и морскую войну они вели бле­
стяще, расширив силой оружия пределы отечества.
Когда же подошло время вести сухопутную войну для
з а щ и т ы В и ч е н ц ы , они, в м е с т о того ч т о б ы п о с л а т ь туда на­
местником кого-нибудь из своих граждан, в з я л и к себе на
с л у ж б у м а р к и з а М а н т у а н с к о г о . Это было роковое решение,
подорвавшее могущество венецианцев, помешавшее им про­
славить свое имя до небес и безгранично распространить
свою власть на земле. Если они так поступили из-за не­
уверенности в себе, потому что, будучи знатоками морской
войны, они не решались сами воевать на суше, то неуве­
ренность эта была ложной: моряку, привыкшему сражаться
с ветрами, бурями и людьми, легче сделаться полководцем,
которому приходится биться только с людьми, чем полко­
водцу превратиться в моряка.
Мои римляне тоже умели воевать только на суше, а не
на м о р е , и тем не менее, когда началась война с К а р ф а г е ­
ном, они не пригласили на с л у ж б у о п ы т н ы х м о р я к о в — гре­
ков или испанцев, а в о з л о ж и л и это дело на с в о и х г р а ж д а н ,
з н а ю щ и х сухопутную войну, и в конце концов победили.
Если венецианцы действовали из страха, как б ы кто-ни-
46 О военном ftctcyiHVi'.w)

будь из граждан Венеции не с т а л т и р а н о м , ;>то б ы л страх


легкомысленный: в е д ь , помимо д о в о д о в , уже п р и в о д и в ш и х с я ,
мною по этому поводу, надо сказать, что если никто из
начальников их ф л о т а никогда не становился тираном этого
м о р с к о г о г о р о д а , то и с п о л н и т ь подобный замысел, опираясь
на сухопутные войска), было бы еще неизмеримо труд­
нее. Все это должно в а м показать, что тирана создает не
свое войско, подчиненное своему же гражданину, а дурные
законы и плохое управление; именно оно н а в л е к а е т н а го<
род тиранию. При х о р о ш е м управлении бояться своего вой­
ска нечето. Таким образом, Венеция поступила неосмотри­
тельно, и это р е ш е н и е стоило ей потери большой доли ее
славы и счастья.
Что касается ошибки к о р о л я Ф р а н ц и и , к о т о р ы й не при­
учает свой народ к войне, то в а ш и з н а т о к и н а п р а с н о ссы­
лаются на него как на пример: каждый беспристрастный
человек признает, что это самый б о л ь ш о й недостаток фран­
цузской монархии и что это у п у щ е н и е — г л а в н а я причина ее
слабости.
Однако, я с л и ш к о м р а с п р о с т р а н и л с я и, м о ж е т быть, ото­
шел от с в о е г о п р е д м е т а . Я хотел ответить в а м и доказать,
что нельзя опираться ни на какое оружие, кроме своего;
собственная же военная сила создается только путем от­
бора; только так можно о б р а з о в а т ь войско и утвердить во­
енную дисциплину. Если бы в ы изучали установления пер­
в ы х римских царей и особенно С е р в и я Туллия, в ы бы уви­
дели, что деление на к л а с с ы п р е д с т а в л я е т не что иное, как
всеобщее вооружение народа, дававшее возможность немед­
ленно собрать войско для з а щ и т ы города.
Вернемся, однако, к вопросу о выборе солдат. Я снова
скажу, что, если бы мне п р и ш л о с ь пополнять войско, уже
существующее, я брал бы семнадцатилетних юношей; если
бы я создавал новое войско, я призывал бы людей всех воз­
р а с т о в — от с е м н а д ц а т и до сорока, чтобы можно было сей­
час ж е пустить их в дело.

Ёнига первой

К о э и м о. О б р а щ а л и л и б ы в ы п р и этом выборе внима­


ние на их ремесло?
Ф а б р и ц и о . Военные писатели п р о в о д я т это различие,
так как они не с о в е т у ю т б р а т ь в с о л д а т ы п т и ц е л о в о в , р ы б а ­
ков, п о в а р о в , а также людей, п р о м ы с л ы коих бесчестны или
состоят только в том, чтобы увеселять других; наоборот,
они настаивают на призыве прежде всего земледельцев,
J а затем слесарей, кузнецов, плотников, мясников, охотников
\ и тому, п о д о б н ы х . Я же обращал бы мало внимания на эти
различия, поскольку надо было б ы заключать о доброкаче-
I с т в е н н о с т и ч е л о в е к а по его р е м е с л у , но я б ы о ч е н ь считался
I с ними, поскольку они показывают, каким образом можно
.> с б о л ь ш е й п о л ь з о й п р и м е н я т ь р а з л и ч н ы е с п о с о б н о с т и людей,
к По этой же причине крестьяне, привыкшие обрабатывать
\ Землю, п р е д п о ч т и т е л ь н е е кого б ы то ни было другого, ибо
\ из всех существующих это ремесло применимо в войске
h лучше всего. Затем идут слесаря, плотники, кузнецы, ка-
I менщики, которых в войске должно быть много; ремесло их
I часто может пригодиться, и очень хорошо иметь в войске
J с о л д а т , от к о т о р ы х б ы в а е т д в о й н а я польза.
I К о з и м о . Как распознать людей, годных или негодных
I для военного дела? \
Ф а б р и ц и о . Я буду говорить сейчас о выборе солдат
\ для образования нового войска, но при этом мне отчасти
f придется сказать и о том, как отбирать людей для иопол-
\ нения войска, уже действующего. Выбирая солдата, ты по-
} з н а е ш ь его г о д н о с т ь или по о п ы т у , когда он с о в е р ш и л ка­
кой-нибудь подвиг, или по предположению. Не может быть
г доказательств военной доблести у людей, отбираемых впер­
вые и никогда еще не служивших; поэтому в новых мили-
ц и я х эти д о к а з а т е л ь с т в а в с т р е ч а ю т с я р е д к о или отсутствуют
совсем.
Е с л и н е л ь з я судить по опыту, судите по предположению,
т . е. по возрасту, ремеслу и виду солдата. О первых двух
признаках я уже говорил, остается сказать о третьем. Мно-
|
О ошейком иойумтнп

гие, как П и р р , т р е б у ю т , ч т о б ы солдат был высокого роста;


другие, как Ц е з а р ь , обращали внимание только па телес­
ную силу. Э т а сила тела и д у х а выражается в сложении и
о б л и к е . П и с а т е л и о т м е ч а ю т , что у солдата! д о л ясны б ы т ь ж и ­
вые и веселые глаза, крепкая ш е я , ш и р о к а я грудь, муску­
листые' руки, длинные пальцы, втянутый жни в о т , полные
бедра, худые ноги; такой человек всегда будет ловок и си­
л е н — д в а качества, которые в солдате ценятся в ы ш е всего.
Особенное внимание надо обращать на нравственность:
солдат должен быть честен и совестлив; если этого нет, он
становится орудием беспорядка и началом разврата, ибо
никто не поверит, что дурное воспитание может создать
в человеке хотя бы крупицу достохвального воинского му­
жества.
Значение такого выбора солдата огромно-; и чтобы это
стало в а м понятнее, я с ч и т а ю не лишним и даже необхо­
димым р а с с к а з а т ь о том, каких правил держались при от­
боре легионов вступающие в должность римские консулы.
Благодаря беспрестанным войнам старые солдаты являлись
к отбору вперемежку с новичками, и консулы могли судить
об одних по опыту, а о других — по догадке. Надо заме­
тить, что при в ы б о р е солдат имеется в виду или сейчас же
п о с л а т ь его в б о й и л и о б у ч и т ь его н е м е д л е н н о , но пустить
в дело позднее.
Я уже говорил и буду говорить дальше о всех мерах,
необходимых для позднейшей боевой работы солдата, ибо
х о ч у п о к а з а т ь в а м , как с о з д а е т с я войско в с т р а н а х , где на­
родных ополчений р а н ь ш е н*е б ы л о и где п о э т о м у н е может
быть отборных частей, которыми можно воспользоваться
сейчас ж е . В т е х ж е с т р а н а х , где войско о б р а з у е т с я повеле­
нием в л а с т и , оно может быть пущено в дело немедля, как
это было в Риме и теперь е щ е наблюдается у ш в е й ц а р ц е в .
Если при этом порядке отбора в войско попадают и ново­
б р а н ц ы , то они т у т ж е в с т р е ч а ю т с я с м н о ж е с т в о м опытных
солдат, привыкших к строю, и смешение старых с мэло-
Книга первай 4Ь

дыми образует единую и крепкую боевую часть. К р о м е того,


когда императоры перешли к порядку сосредоточения войск
в строго определенных п о с т о я н н ы х м е с т а х , они стали н а з н а ­
чать д л я о б у ч е н и я т а к н а з ы в а е м ы х т и р о н о в , т. е. молодых
солдат, особого руководителя, как это видно из жизнеопи­
сания императора Максимина.
Пока в Риме держался свободный строй, обучение это
производилось не в лагерях, а в самом городе. Молодежь
во в р е м я этих занятий п р и в ы к а л а к военным упражнениям*
и к о г д а е е з а т е м п о с ы л а л и уя^е в б о й , о н а б ы л и Настолько"
Закалена опытом этой мнимой войны, что умела легко най­
тись в условиях настоящей боевой жизни. Однако, впослёд*
ствии, когда и м п е р а т о р ы -отказались от этого способа об­
учения, им пришлось установить тот порядок, который я
вам уже описал.
Перехожу теперь к римскому способу набора легионов.
В с т у п а я в д о л ж н о с т ь , консулы, на к о т о р ы х было возложено
военное дело, начинали с упорядочения своего в о й с к а (каж*
дому из них вверялись обычно два легиона, н а б р а н н ы е из
римских граждан и .составлявшие основу их военной силы)
и н а з н а ч а л и для этой цели на каждый легион по шести,
а всего двадцать четыре военных трибуна, исполнявших те
же обязанности, какие исполняют теперь н а ш и батальонные
командиры.
Затем они собирали всех римских граждан, способный
носить оружие, и распределяли трибунов по легионам.
Трибы, с которых должен был начаться отбор, указывались
жребием, и из трибы, выделенной таким образом, выбира­
лось четверо наиболее годных: одного брали трибуны пер­
вого легиона, другого — трибуны второго легиона, из остав­
шихся двух одного брали трибуны третьего легиона, а по­
следний попадал в четвертый легион. После первой чет­
верки отбиралась вторая, причем первого человека брали
трибуны второго легиона, второго—трибуны третьего ле*
гиона, третьего — трибуны четвертого легиона, а четвертый
О военном искусстве 4
50 О военном искусстве

оставался в первом легионе. Затем шла третья четверка:


первый из нее шел в третий легион, второй — в четвер­
тый легион, третий — в п е р в ы й легион, четвертый оставался
во втором легионе.
Так действовал последовательно этот порядок, пока отбор,
устроенный на р а в н ы х н а ч а л а х , не з а к а н ч и в а л с я и не обра­
зовывался полный состав легиона. М ы уже говорили выше,
что благодаря этому способу легион можно было отпра­
вить в дело сейчас же, ибо он с о с т а в л я л с я и з людей, зна­
чительная часть которых знала настоящую войну, а война
примерная была известна всем. При выборе людей можно
было руководствоваться одновременно и опытом и догадкой.
Однако, в с т р а н е , где надо с о з д а в а т ь войско в п е р в ы е , о т б о р
людей может производиться только гадательный, основан­
ный на в о з р а с т е и внешнем виде человека.
К о з и м о . Все, что вы сказали, по-моему, верно. Но
р а н ь ш е , чем в ы будете продолжать, я хочу з а д а т ь вам во­
прос, на к о т о р ы й в ы с а м и н а в е л и меня, когда говорили, что
в с т р а н е , где жители не обучались военному строю, выбор
солдат может производиться только по догадке. С разных
с т о р о н с л ы ш а л я осуждения н а ш е й милиции, особенно з а ее
численность. Многие утверждают, что людей надо брать
м е н ь ш е , так как это приносило б ы ту п о л ь з у , ч т о солдаты
отбирались б ы б о л е е т щ а т е л ь н о ; н а г р а ж д а н не налагалось
бы столь тяжелое бремя? а людям, в з я т ы м в войско, можно
было бы дать некоторое вознаграждение, которое бы их
обрадовало и сделало послушнее. Мне хотелось бы знать
в а ш е мнение —предпочитаете ли в ы н а б о р в большом! или
малом количестве и какого порядка придерживались бы вы
в обоих случаях?
Ф а б р и ц и о . Б о л ь ш о е в о й с к о , без сомнения, л у ч ш е ма­
лого; надо даже сказать больше-—там, где невозможен
крупный набор, невозможно и создание хорошей милиции.
Доводы противников этого взгляда легко опровергнуть.
Прежде всего надо ска*зать< что малочисленная милиция
Книга itejpsai

в такой населенной с т р а н е , к а к , н а п р и м е р , Т о с к а н а , не обес­


п е ч и в а е т в а м ни л у ч ш е г о к а ч е с т в а с о л д а т , ни б о л ь ш е й тща­
тельности отбора. Ведь если вы хотите при наборе сол­
дат судить о них по опыту, то в этой стране опыт в а ш
будет применим только к самому ничтожному меньшинству,
так как лишь очень немногие были на войне и е щ е меньше
выдвинулись настолько, чтобы оказаться выбранными пред­
почтительно п е р е д другими. П о э т о м у , е с л и п р о и з в о д и т ь от­
бор в такой стране, надо о т к а з а т ь с я от о п ы т а и б р а т ь л ю ­
д е й по догадке. В таких условиях, мне хотелось бы знагь,
чем же я должен руководиться, когда ко мне явя!ся
двадцать молодых людей подходящей наружности, и по ка­
кому правилу я з а в е р б у ю одних и отпущу других? К а ж д ы й ,
несомненно, п р и з н а е т , ч т о раз в ы не м о ж е т е з н а т ь , кто из
н и х л у ч ш е , т о риск, о ш и б к и б у д е т м е н ь ш е , е с л и в з я т ь всех$
вооружить и обучить, а более точный выбор сделать уже
позже, когда при обучении выделятся самые храбрые й
Сильные.
Поэтому, взвесив все обстоятельства, надо сказать, что
i Мнение о предпочтении в этом случае малого количества
\ в о имя лучшего качества совершенно ложно. Насчет мень-
I шего бремени для страны и людей скажу, что набор ми-
I лицин, будь она в е л и к а или мала, не н а л а г а е т никакого бре-
I мени, ибо этот порядок не о т р ы в а е т никого от р а б о т ы , не
I с в я з ы в а е т л ю д е й н а с т о л ь к о , ч т о б ы они не могли з а н и м а т ь с я
I о б ы ч н ы м и делами, а т о л ь к о о б я з ы в а е т их с о б и р а т ь с я в дни
ц о т д ы х а Для о б у ч е н и я военным упражнениям. Для страны и
I для людей здесь нет никаких тягот, а молодежи это до-
f ставит только удовольствие. Вместо того чтобы шататься
• в праздники по кабакам, молодые люди охотно пойдут на
Эти занятия: ведь военные упражнения очень красивы, и
уже поэтому они д о л ж н ы н р а в и т ь с я ю н о ш а м .
Что касается возможности оплачивать небольшую мили­
цию, которая благодаря этому б у д е т д о в о л ь н а и, п о с л у ш н а ,
I "то, п о - м о е м у , н е л ь з я с о к р а т и т ь н а р о д н о е о п о л ч е н и е д о такиз^
f > 2 . : Q в о е н н о м искусстве

малых размеров, чтобы содержать его на т а к о м постоянном


жалованье, которое бы его удовлетворяло: например, если
платить милиции в пять тысяч пехотинце» ж а л о в а н ь е , ко­
т о р ы м о н а была! б ы д о в о л ь н а , п р и ш л о с ь б ы т р а т и т ь н а э т о ,
по меньшей мере, десять тысяч дукатов в месяц. Во-пер­
вых, этого количества пехоты мало, чтобы о б р а з о в а т ь вой­
ско, и в м е с т е с тем такой р а с х о д очень затруднителен для
государства. С другой стороны, этого жалованья недоста­
точно для того, чтобы люди были довольны и считали себя
обязанными я в л я т ь с я по первому требованию. Таким обра­
зом, этот порядок стоил бы очень дорого и вместе с тем
давал бы Стране слабое войско, с которым нельзя ни за­
щищаться^ ни нападать. Е с л и увеличить ж а л о в а н ь е или на­
бирать больше людей, то невозможность платить только
в о з р а с т е т ; если сократить и ж а л о в а н ь е и численность опол­
чения, Милиция будет е щ е меньше и еще бесполезнее.
Поэтому сторонники народной милиции на постоянном
жалованье говорят о в е щ и или невозможной! или бесполез­
ной. Совсем другое, когда войска набираются для войны:
тогда, конечно, необходимо н а з н а ч и т ь им жалованье. Если
в мирное время такое военное устройство даже причинит
1ражданам, Записанным в солдаты, некоторые неудобства,
хотя я этого не у с м а т р и в а ю , они уравновешиваются всеми
благами, которые дает стране хорошо организованное вой­
ско, потому что без него вообще не может быть никакой
безопасности.
В заключение скажу, что желающие образовать неболь­
шую милицию,- ч т о б ы д е р ж а т ь ее на п о с т о я н н о м жалованье
пли по другим соображениям, о> к о т о р ы х в ы г о в о р и л и , плохо
понимают дело; помимо всего прочего, мое мнение подкреп*
ляется еще тем обстоятельством, что число войск, благо­
даря бесконечным трудностям войны для людей, все равно
непрерывно сокращается, и малое количество обратилось
бы в нуль. Наоборот, при б о л ь ш о й милиции ты можешь по
собственному желанию п о л ь з о в а т ь с я малыми или крупными
Книга п е р в а я 5Я

частями. Наконец, войско полезно не только для самого


дела войны, но и потому, что укрепляет твое значение,
а, конечно, большое войско всегда придает тебе больше
веса. К тому же милиция создается для обучения людей
воинскому строю, и если в населенной стране в нее будет
записано мало народа, то при большой отдаленности домов
г р а ж д а н друг от друга их без в е л и ч а й ш и х н е у д о б с т в нельзя
будет даже собирать на учения, а без этого милиция не
нужна, как я п о к а ж у это дальше.
К о з и м о. В а ш о т в е т н а м о й вопрос удовлетворил меня
в п о л н е , но т е п е р ь мне х о ч е т с я , ч т о б ы в ы р а з р е ш и л и д р у г о е
сомнение. Противники милиции говорят, что большое коли-
» чество в о о р у ж е н н ы х людей в ы з о в е т в стране смуту, распри
I и беспорядок.
i Ф а б р и ц и о . Это мнение также беспочвенно, и я вам
скажу почему. Беспорядки, творимые вооруженнымд людь­
ми, могут быть двоякого рода: это или схватки между
I собой или волнения, направленные против других. Пред­
отвратить это было бы в о о б щ е нетрудно, но в е д ь учрежде­
ние милиции само по с е б е у ж е пресекает возможность по­
добных смут; оно предупреждает взаимные столкновения,
а не помогает им, потому что п р и у ч р е ж д е н и и милиции в ы
д а е т е ей о р у ж и е и н а ч а л ь н и к о в .
Если страна, в которой создается милиция, так мало во-
> инственна, что граждане не носят оружия, или настолько
> едина, что в ней нет г л а в а р е й п а р т и й , то создание милиции
у сильно ожесточит их против внешних врагов, но никоим
I о б р а з о м не разъединит их друг с другом. Ведь при хоро-
I
г гаем устройстве государства граждане, вооруженные или

I
безоружные, чтут з а к о н ы и никогда не станут на них поку­
ш а т ь с я , если начальники, поставленные в а м и во главе, сами
не явятся виновниками беспорядков; дальше я скажу вам,
как с этим бороться.
Наоборот, если страна, в которой учреждается народное
. §ойско ? в о и н с т в е н н а и р а з ъ е д и н е н а , то только т а к о е учреж-
54 О в о е н н о м искусстве

декие, как милиция, способно объединить се вновь; ведь


у граждан уже есть и оружие и начальники, но оружие не
годится для войны, а начальники только сеют смуты. Учре­
ждение милиции дает оружие, годное для войны, и началь-
ников, которые будут подавлять беспорядки. В такой стране
Есякий, кто чем-нибудь обижен, обычно идет к главарю
своей партии, который, чтобы поддержать свое влияние,
склоняет его к мести, а не к миру. Совершенно обратно
поступает начальник учреждения государственного; поэтому
создание милиции устраняет поводы к раздорам и подго­
товляет единение граждан. Страны, единые и изнеженные,
излечиваются от с л а б о с т и и сохраняют единство; страны,
разъединенные и склонные к междуусобиям, объединяются,
и та отвага, которая обычно п р о я в л я е т с я в разнузданности,
о б р а щ е н а на пользу общественную.
Относительно вреда, который вооруженные люди спо­
с о б н ы п р и ч и н и т ь другим, н а д о и м е т ь в виду, ч т о они могут
это сделать только при попустительстве начальников, и если
в ы х о т и т е , ч т о б ы сами н а ч а л ь н и к и не з а т е в а л и смут, необ­
ходимо позаботиться о том, чтобы они не приобретали
слишком большого влияния на подчиненных. З а м е т ь т е , что
это влияние создается или естественно или случайно. Для
устранения влияния естественного надо поставить дело так,
чтобы уроженец известной местности не был во г л а в е жи­
телей той же местности, записанных в милицию, а назна­
чался бы начальником частей, с которыми он никакими
е с т е с т в е н н ы м и у з а м и не с в я з а н .
Что касается влияния, приобретаемого случайно, то здесь
требуются иные меры: начальники должны ежегодно ме­
няться местами, так как постоянная власть над теми же
людьми создает с ними такую тесную с в я з ь , к о т о р а я легко
может обернуться князю во вред. Насколько эти переме­
щ е н и я п о л е з н ы для тех, кто ими п о л ь з о в а л с я , и как дорого
обходится государствам пренебрежение этим правилом,
показывают примеры Ассирийского царства и Рщъщщ
Книга п е р в а я 55

империи. Ассирия п р о с у щ е с т в о в а л а тысячу лет без всяких


в н е ш н и х и гражданских в о й н ; объясняется это исключитель­
но т е м , ч т о п о л к о в о д ц ы , с т о я в ш и е в о г л а в е в о й с к , каждый
год перемещались.
И н а ч е обстояло дело в Р и м е , где после п р е к р а щ е н и я Це-
з а р е в а рода возникло столько гражданских войн между от­
дельными полководцами и составлялось много заговоров
этих полководцев против императоров; причина была од­
н а -— п о с т о я н н о е п р е б ы в а н и е в о е н а ч а л ь н и к о в на тех ж е ме­
стах. Е с л и б ы п е р в ы е и м п е р а т о р ы и п р е е м н и к и их, з а н и м а в ­
шие престол со с л а в о й , к а к А д р и а н , М а р к А в р е л и й , Септи-
мий С е в е р и им подобные, были настолько проницательны,
чтобы' ввести порядок ежегодного перемещения начальников
войск, они, несомненно, укрепили б ы спокойствие и проч­
ность империи, ибо у полководцев было бы меньше возмож­
ностей бунтовать, а Сенат при перерывах в престолонасле­
дии имел бы б о л ь ш е влияния н а в ы б о р ы и м п е р а т о р о в , кото­
рые от этого, конечно, были бы удачнее.
В с е д е л о в т о м , ч т о , п о н е в е ж е с т в у ли л ю д е й и л и п о рав­
нодушию их, но о п ы т к а к д у р н ы х , так и х о р о ш и х примеров
бессилен против укоренившихся плохих обычаев.
К о з и м о. Боюсь, не отклонил ли я вас своими вопро­
сами от х о д а в а ш и х м ы с л е й , т а к к а к м ы п е р е ш л и от в ы б о ­
ров к совершенно другим рассуждениям; я заслужил бы
у п р е к , е с л и бы не и з в и н и л с я п е р е д вами.
Ф а б р и ц и о. Н и с к о л ь к о . В с е эти отступления были не­
обходимы; т а к (как я хотел говорить о милиции, которую
многие осуждают, я должен был сначала з а щ и т и т ь ее, а
особенно ее основу — отбор солдат. Раньше чем перейти
к другим предметам, я хочу сказать вам о способах выбора
конницы. Древние выбирали ее из среды самых богатых
граждан, о б р а щ а я внимание на возраст и качества людей;
выбирали они по триста человек на легион, так что рим­
ская конница во всяком консульском войске не п р е в ы ш а л а
шестисот лошадей. ,
56 Q военном искусстве

Козимо. Предлагаете ли в ы с о з д а т ь конную милицию,


которая обучалась б ы дома и служила во время в о й н ы ?
Ф а б р и ц и о . Конечно, это необходимо, и ничего друго­
го с д е л а т ь н е л ь з я , е с л и в ы х о т и т е и м е т ь с в о и в о й с к а , а не
нанимать солдат, для которых война является ремеслом.
К о з и м о . Как будете в ы отбирать этих всадников?
Ф а б р и ц и о . Я бы подражал римлянам и составил бы
конницу из людей более богатых, дал б ы им начальников
тем же порядком, как они н а з н а ч а ю т с я сейчас для других
родов войск, а затем вооружил и обучил бы их.
Козимо. Следует ли н а з н а ч а т ь им ж а л о в а н ь е ?
Ф а б р и ц и о . Д а , но не б о л ь ш е , чем это нужно на корм
лЬшади, ведь, если в ы обремените подданных расходами,
они начнут роптать. Поэтому необходимо оплатить лошадь
и р а с х о д ы на ее содержание.
Козимо. Какова должна быть численность в а ш е й кон»
н и ц ы и как/ б ы в ы е е вооружили?
Ф а б р и ц и о . В ы переходите к другому предмету. Я ска-
ясу о б з т о м в с в о е в р е м я , к о г д а о б ъ я с н ю вам, как должна
быть вооружена пехота и к а к ее надо готовить к бою.
о
ВОЕННОМ ИСКУССТВЕ

Сочинение
Пикколо Макщавелли,
гражданина и секретаря
флорентийского^
посвященное
Лоренцо, сыну Филиппо Строцци

КНИГА ВТОРАЯ

Ф а б р и ц и о К о л о н н а. Когда набор солдат кончен,


н е о б х о д и м о их в о о р у ж и т ь ; для этого надо з н а т ь , к а к о е ору­
жие употребляли древние, и в ы б р а т ь самое лучшее. Рим­
с к а я п е х о т а д е л и л а с ь на т я ж е л о в о о р у ж е н н у ю и легкую, на­
зывавшуюся велитами. Под этим словом разумелись все
пехотинцы, вооруженные п р а щ а м и , луками и дротиками; для
защиты б о л ь ш а я часть их носила ш л е м и круглый щ и т на
руке; с р а ж а л и с ь они в п е р е д и и в некотором отдалении от
тяжелой пехоты, вооружение которой состояло из шлема,
прикрывавшего голову до плеч, лат, з а щ и щ а в ш и х тело до
колен, наручников, поножей и щита длиною в два локтя и
шириною в локоть, окованного сверху и снизу железным
обручем для л у ч ш е й з а щ и т ы от у д а р о в и для предохране­
ния при трении его о землю. Для нападения служил меч
длиной в полтора локтя, который воины носили у левого
бока, и кинжал, прикреплявшийся к правому. В руке они
держалш метательное копье, н а з ы в а в ш е е с я pilum, которое
они п у с к а л и в н е п р и я т е л я п р и н а ч а л е боя.
Т а к о в о б ы л о р и м с к о е о р у ж и е , и с ним они з а в о е в а л и мир.
Правда, некоторые древние писатели приписывают римля­
нам, к р о м е н а з в а н н о г о о р у ж и я , е щ е д р у г о е , именно — длин­
ную пику, п о х о ж у ю н а рогатину, но я не понимаю, как мо­
жет воин, державший в руке щит, действовать е щ е тяжелой
пикой. М е т а т ь , е е обеими руками нельзя, потому что этому
58 Q военном искусстве

м е ш а е т щ и т , а если б р о с а т ь ее одной р у к о й , ничего не вый­


дет, потому что пика слишком тяжела. Кроме того, при
сражении в сомкнутом строю пика бесполезна, так как
только солдаты первой шеренги располагают достаточным
пространством, чтобы развернуться как следует; бойцы, сто­
ящие в следующих шеренгах, сделать этого не могут, ибо
с в о й с т в о б о я , к а к я п о к а ж у э^о дальше, требует непрерыв­
ного смыкания р я д о в ; это тоже неудобство, но все же не­
сравненно меньшее, чем разомкнутый строй, представляю­
щий явную опасность.
Поэтому всякое оружие длиннее двух локтей в сомкнутом
строю бесполезно: если в ы в о о р у ж е н ы пикой и хотите ме­
тать ее о б е и м и р у к а м и , т о , дая^е д о п у с к а я , ч т о щит этому
не м е ш а е т , в ы не можете ударить ею врага, вступившего
с в а м и в р у к о п а ш н у ю ; если вы берете пику одной рукой,
ч т о б ы в то ж е в р е м я п р и к р ы т ь с я щ и т о м , в ы м о ж е т е д е р ж а т ь
ее т о л ь к о н а п е р е в е с , и тогда она н а п о л о в и н у торчит сзади,
и солдаты рядов, следующих за вашим, не дадут вам ею.
работать. Вернее всего, что у римлян или совсем не было
этих пик, или они ими почти не пользовались. Прочтите
в истории Тита Ливия описание знаменитых сражений, и в ы
увидите, что о п и к а х он упоминает только в самых редких
с л у ч а я х , но постоянно говорит о том, как солдаты, бросив-
свои дротики, хватались з а мечи. Поэтому оставим эти пики
в с т о р о н е и, г о в о р я о р и м л я н а х , б у д е м с ч и т а т ь м е ч орудием
нападения, а щит и прочее вооружение — орудиями защиты.
Г р е к и для о б о р о н ы в о о р у ж а л и с ь не так т я ж е л о , как рим­
ляне, а п р и нападении п о л а г а л и с ь б о л ь ш е на копья, чем на
м е ч и , о с о б е н н о м а к е д о н с к а я ф а л а н г а , к о п ь я к о т о р о й , т а к на-
з ы в а е м ы е с а р и с с ы , бьхли в д е с я т ь л о к т е й д л и н о й и п о з в о л я л и
ей п р о р ы в а т ь н е п р и я т е л ь с к и е р я д ы , с м ы к а я в т о те время
свой строй. Некоторые писатели упоминают еще о щитах у
македонян, но по причинам, о которых уже сказано, я не
м о г у п о н я т ь , к а к о н и м о г л и д е й с т в о в а т ь с а р и с с а м и и в то ж е
время пользоваться щитом. Наконец, в описаниях борьбы
Кнада вторая 59

между П а в л о м Эмилием и македонским царем Персеем, на­


сколько я п о м н ю , ничего не г о в о р и т с я о щ и т а х , а т о л ь к о о
сариссах и о том, с каким трудом далась победа римским
легионам.
В с е э т о н а в о д и т меня на м ы с л ь , что м а к е д о н с к а я ф а л а н г а
ничем не о т л и ч а л а с ь от с о в р е м е н н о й бригады швейцарцев,
вся сила и мощь которой заключается именно в пиках.
Ш л е м ы римской пехоты были у к р а ш е н ы перьями, прида­
вавшими войску величественный вид, прекрасный для дру­
зей и грозный для врагов. Конница в древнейшие времена
Рима носила только круглый щ и т и ш л е м — другого оборо­
нительного оружия не было; для нападения служили меч и
длинная тонкая пика с одним только передним железным
наконечником. С таким оружием всадник не мог прикры­
ваться щитом, а в схватке пики ломались, и бойцы остава­
лись безоружными и б е з з а щ и т н ы м и . Со временем для кон­
н и ц ы у с т а н о в и л о с ь то ж е в о о р у ж е н и е , к а к и для п е х о т ы , но
только щ и т ы у них были четырехугольные и меньшие, чем
у пехотинцев, а пики толще и окованы железом с обоих
концов, так что, когда одно острие ломалось, другой конец
еще годился.
С этим оружием, пехотным и конным, римляне з а в о е в а л и
весь мир, и по очевидным п л о д а м их п о х о д о в можно с пол­
ной вероятностью предположить, что лучше снаряженных
войск не было никогда. Об этом часто свидетельствует в
своей истории Тит Ливии, который при сравнении римских
войск с неприятельскими в ы р а ж а е т с я так: «но римляне своей
доблестью, , совершенством оружия и воинской дисципли­
ной были сильнее». По этой причине я больше говорил о
вооружении победителей, чем побежденных.
Теперь я хотел бы сказать о вооружении наших совре­
менных войск. Для обороны пехоте даются железные латы,
а ддя нападения — копье длиною в девять локтей, называе­
мое пикой; у бока прикреплен меч с концом более закруг­
ленным., ч е м о с т р ы м ,
О военном и с к у с с т в е

Таково обычное вооружение нынешней пехоты. Только у


немногих есть л а т ы , з а щ и щ а ю щ и е спину и руки, а ш л е м о в
н е т с о в с е м ; у э т и х ч а с т е й в м е с т о п и к и м е ю т с я а л е б а р д ы , т. е.
древко д л и н о й в трен локтя с железным наконечником в
ф о р м е с е к и р ы . В пехоте есть т а к ж е ф ю з и л ь е р ы ; огнем своего
оружия они выполняют ту же задачу, что стрелки
из лука и пращники древности. Вооружение это изобре­
тено германскими народами, особенно швейцарцами; они
бедны, но дорожат своей свободой и потому как прежде,
так и теперь вынуждены з а щ и щ а т ь с я от в л а с т о л ю б и я гер­
манских князей, которым богатство дает возможность дер­
жать конницу, что для ш в е й ц а р ц е в при их бедности недо­
ступно. Необходимость з а щ и щ а т ь с я пешими против, конных
противников заставила их обратиться к военным учрежде­
н и я м д р е в н и х и к о р у ж и ю , к о т о р о е з а щ и щ а л о б ы и х о т бе*
шеного натиска конницы.
Та же необходимость заставила их вновь вернуться
к древнему боевому строю, вне которого, как правильно
говорят некоторые писатели, пехота совершенно бесполезна.
По этой же причине они вооружились пиками, т. е. ору­
жием, которое лучше всего подходит не только для того*,
ч т о б ы в ы д е р ж а т ь нападение конницы, но и для того, чтобы
ее победить. Сила этого оружия и этого строя преиспол­
н и л а н е м ц е в т а к о й о т в а г о й , ч т о о т р я д в 1 5 ООО и л и 2 0 ООО
германской пехоты не побоится напасть на любую конницу,
и з а последние 25 лет м ы видели этому немало примеров.
Пример их силы, основанной на этом оружии и на этом
строе, был настолько убедителен, что после похода короля
Карла в Италию все народы стали им подражать, в том
числе и испанцы; отсюда и пошла громкая военная слава
испанских войск.
К о з и м о . Какое оружие ставите вы в ы ш е — современ­
ное германское или древнеримское?
Ф а б р и ц и о . Несомненно, римское. Я о б ъ я с н ю в а м сей­
час недостатки того и другого. Оружие немецких пехотин-
цев позволяет им остановить и победить конницу; оно не
обременяет их и этим облегчает движение в походе и по­
строение в боевой порядок. З а т о , с другой стороны, отсут­
ствие оборонительного оружия делает пехоту беззащитной
против ударов, наносимых как издали, так и в рукопашной
схватке. П е х о т а эта бесполезна при осаде городов и во вся­
кой б и т в е , где п р о т и в н и к о к а з ы в а е т н а с т о я щ е е сопротивле­
ние. К р о м е того, римляне умели о с т а н а в л и в а т ь и побеждать
конницу не хуже современных немцев. Защитное оружие
'Телало~ и х непроницаемыми для ударов издали и вблизи.
Благодаря щитам они были сильнее в нападении и сами
м о г л и л у ч ш е его в ы д е р ж и в а т ь . Н а к о н е ц , в с х в а т к е о н и м о г ­
ли л у ч ш е действовать мечом, чем немцы пикой; к тому же,
е с л и у н е м ц е в и е с т ь м е ч и , о н и б е з щита* в т а к о м б о ю бес­
полезны.
Римляне могли с уверенностью итти на приступ город*
ских стен, потому что солдаты были прикрыты латами и
могли защищаться щитами. Поэтому единственным неудоб­
ством их вооружения была тяжесть щита, из-за которой
трудно б ы л о его н е с т и , н о это препятствие устранялось за­
каленностью воинов, приученных легко переносить уста­
лость. В ы сами з н а е т е , что люди, п р и в ы к ш и е к чему-нибудь,
от этого уже не страдают. З а м е т ь т е , что пехотные части)
м о г у т в с т р е т и т ь с я ааш с неприятельскими пехотинцами, так
и с конницей. Они будут вполне бесполезны, если не смогут
выдержать нападения к о н н и ц ы или, отбросив ее, испугаются
пехоты, которая окажется лучше вооруженной или лучше
построенной, чем они сами.
Сравните теперь немецкую пехоту с римской, и в ы уви*
дите, что немцы, как мы уже говорили, способны разбить
конницу, но положение их явно невыгодно в бою с пехотой,
построенной т а к ж е , к а к они, но в о о р у ж е н н о й по римскому
образцу. В а м станет тогда ясным преимущество той и дру
гой, и в ы увидите, что римляне могут о д о л е в а т ь одинаково
пехоту и конницу, а н е м ц ы — одну только конницу.
К о э и м о. Я б ы о ч е н ь п р о с и л вас для большей ясности
привести какой-нибудь определенный пример.
Ф а б р и ц и о . Вы найдете в нашей истории множество
мест, из которых в ы увидите, что римская пехота рассей
вала бесчисленную конницу, но не найдете ни о д н о г о , где
г о в о р и л о с ь б ы о п о р а ж е н и и р и м л я н п е х о т о й в с л е д с т в и е сла­
бости их вооружения и л и п р е в о с х о д с т в а его у врага. Ведь,
*если б ы в о о р у ж е н и е было плохое, обязательно произошло
бы одно из двух: или римляне встретили бы народ, воору­
женный лучше, чем они сами, и з а в о е в а н и я их прекрати­
лись б ы , или они п е р е н я л и бы чужое оружие и отказались
бы о т своего. Т а к как ни того, ни другого не случилось,
легко предположить, что способ вооружения войск в Риме
был л у ч ш е , чем где б ы то ни б ы л о .
Этого никак нельзя сказать о германской пехоте, которую
каждый р а з постигали неудачи при встрече 4 пехртой, по*
строенной так же, как и она, и р а в н о й ей по стойкости.
Когда герцогу Миланскому Филиппо Мария Висконти приш­
л о с ь и м е т ь д е л о с 1 8 ООО ш в е й ц а р ц е в , о н п о с л а л п р о т и в mi%
своего полководца г р а ф а К а р м и н ь о л а . Т о т в ы с т у п и л с 6 ООО
конницы и небольшим отрядом пехоты и при встрече был
с б о л ь ш и м у р о н о м отбит. К а р м и н ь о л а , как ч е л о в е к опытный^
сейчас же понял тайну силы неприятельского оружия, егд
превосходства над конницей и слабости кавалерии перед
таким построением пехоты. Он собрал свои воцска, снова
выступил против швейцарцев, велел своим всадникам епе*
шиться при соприкосновении с врагами и в бою перебил
их всех, так что уцелело только 3 ООО, к о т о р ы е увидели^
чю помощи ждать неоткуда, побросали оружие и сдались
Козимо. В чем же причина этого поражения?
Ф а б р и ц и о . Я вам только что объяснил е е , но сейчас
п о в т о р ю , так как она о с т а л а с ь для в а с неясной. Я уже гово­
рил, что немецкая пехота, которой почти нечем обороняться,
вооружена для нападения пиками и мечами. С этим оружием
она идет на н е п р и я т е л я в с в о е м о б ы ч н о м с т р о ю . Е с л и у про-
Книга вторая

тйвника есть хорошее защитное оружие, как оно и было


у с п е ш е н н ы х в с а д н и к о в К а р м и н ь о л ы , он с м е ч о м в р ы в а е т с я
в неприятельские ряды, н все дело только в том, чтобы
подойти к швейцарцам вплотную. Е с л и это удастся, успех
в бою обеспечен, потому что сама длина пики не п о з в о л я е т
немцу действовать ею против врага, схватившегося с ним
врукопашную; приходится б р а т ь с я з а меч, который в свою
очередь бесполезен, потому что немец ничем не п р и к р ы т ,
а п р о т и в н и к его в е с ь з а к о в а н в броню.
Таким образом, когда сравниваешь выгоды и невыгоды
того и другого порядка, становится ясным, что солдат, не
имеющий защитного вооружения, обречен, так как против­
нику, з а к о в а н н о м у в л а т ы , нетрудно отбить первый натиск
и отбросить пики солдат передней ш е р е н г а . В е д ь войска все
время приближаются друг к другу ( в ы поймете это лучше,
когда я объясню вам боевое построение), и при этом движе­
нии они н е и з б е ж н о п о д х о д я т так близко, что с х в а т ы в а ю т с я
грудь с г р у д ь ю . Е с л и кто-нибудь д а ж е убит или опрокинут
ударом пики, в строю остается еще столько народу, что
этого вполне достаточно для победы. Вот вам объяснение
резни, которую Карминьола устроил швейцарцам с ничтож
иыми потерями для себя.
К о з и м о. В с е э т о т а к , н о в е д ь с о л д а т ы К а р м и н ь о л ы бы»
л и ж а н д а р м ы , к о т о р ы е х о т ь и с р а ж а л и с ь п е ш и м и , но были
сплошь закованы в железо и поэтому одержали в е р х ; от­
сюда как будто следует, что можно добиться такого же ус­
пеха, если соответственно в о о р у ж и т ь пехоту.
Ф а б р и ц и о . В ы бы этого не думали, если бы вспом-
t нили в с е , что я в а м г о в о р и л о р и м с к о м в о о р у ж е н и и ; пехо­
тинец, у которого голова з а щ и щ е н а ж е л е з н ы м ш л е м о м , грудь
: п р и к р ы т а л а т а м и и щ и т о м , а р у к и и н о г и о х р а н е н ы от уда­
ров, может з а щ и т и т ь с я от н и х и прорвать неприятельские
^ряды г о р а з д о лучше, чем спешенный жандарм. Приведу
свежий пример. Отряд испанской п е х о т ы из Сицилии был
;
о т п р а в л е н на в ы р у ч к у Г о н с а л ь в а , осажденного французами
О военном йскусётйё/

в Б а р л е т т е , и в ы с а д и л с я на территории к о р о л е в с т в а Неапо­
литанского. Н а в с т р е ч у ему выступил монсиньор Добиньи с
с в о и м и ж а н д а р м а м и и о к о л о 4 ООО н е м е ц к о й пехоты.
В начале боя немцы пиками прорвали ряды испанской
пехоты, но ловкие испанцы, прикрываясь небольшими щи­
т а м и , с м е ш а л и с ь с н е м ц а м и в р у к о п а ш н о м б о ю и р а з и л и их
мечами; последствием было почти полное истребление ландс­
кнехтов и победа испанцев.
В с е знают, как погибали немцы под Равенной. Причина
была та же: испанцы подошли к немецкой пехоте на рас­
стояние меча и уничтожили б ы ее в с ю , е с л и б ы н е м ц е в не
спасла французская конница; тем не менее испанцы, сом­
кнув р я д ы , могли безопасно отступить. Поэтому я считаю,
что хорошая пехота не только должна в ы д е р ж а т ь нападе­
ние конницы, но ей нечего бояться и неприятельской пе­
х о т ы . В с е э т о , к а к я н е р а з у ж е г о в о р и л , з а в и с и т or воору­
ж е н и я и от с т р о я .
Козимо. С к а ж и т е в с е ж е , к а к б ы в ы ее вооружили?
Ф а б р и ц и о . Я взял бы отчасти римское, отчасти гер­
манское оружие и в о о р у ж и л б ы половину п е х о т ы по римско­
му, а д р у г у ю — п о германскому образцу. Е с л и б ы и з 6 ООО
пехотинцев у меня было 3 ООО с римскими щ и т а м и , 2 ООО
п и к и н е р о в и 1 ООО ф ю з и л ь е р о в , э т о г о б ы л о б ы достаточно;
я поместил бы пикинеров или в голове батальона или с той
стороны, откуда грозило бы нападение конницы; солдаты
со щитами и мечами стояли бы сзади, чтобы в нужную
минуту поддержать копейщиков и р е ш и т ь исход боя, как я
покажу это д а л ь ш е . Д у м а ю , что п е х о т а , п о с т р о е н н а я таким
образом, будет сильнее всякой другой.
К о з и м о . Н а м ясно теперь все, что относится к пехоте,
но насчет конницы нам хотелось бы знать, предпочитаете
ли в ы для нее д р е в н е е или с о в р е м е н н о е вооружение.
Ф а б р и ц и о . Думаю, что благодаря седлу с лукой и
с т р е м е н а м и , к о т о р ы х р а н ь ш е не з н а л и , в с а д н и к в н а ш е в р е ­
мя к р е п ч е сидит на л о ш а д и , чем в древности. Вооружение
Книга вторая 65

его, по-моему, тоже лучше, так что в ы д е р ж а т ь натиск со­


временного эскадрона, обрушивающегося на противника всей
тяжестью, труднее, чем было остановить античную кон­
ницу.
При в с е м т о м я с ч и т а ю , что не следует придавать кон­
ным войскам б о л ь ш е значения, чем это было в древности,
потому что, как я уже говорил в а м , они в н а ш е в р е м я очень
часто бывали позорно, р а з б и т ы пехотой и всегда будут раз­
биты, когда встретятся с пехотой, вооруженной и построен­
1
ной по образцу, о котором я вам рассказывал.
Армянский царь Тигран выставил против римского вой­
с к а п о д н а ч а л ь с т в о м Л у к у л л а 1 5 0 ООО к о н н и ц ы , п р и ч е м мно­
гие т а к н а з ы в а е м ы е к а т а ф р а к т ы б ы л и в о о р у ж е н ы в р о д е на­
ших жандармов; у римлян же при 2 5 ООО п е х о г ы н е было
даже 6 ООО в с а д н и к о в , т а к ч т о Тигран, увидав неприятель­
ское войско, сказал: «Для посольства здесь все-таки много
всадников». Однако, когда дело д о ш л о до боя, Тигран был
разбит, а историк сражения громит этих катафрактов, под­
черкивая их полную бесполезность, потому что забрала,
сплошь з а к р ы в а в ш и е лицо, не позволяли им видеть врага
и нанести ему у д а р , а тяжесть оружия не д а в а л а у п а в ш е м у
всаднику возможности встать и пустить в дело свою силу.
Поэтому я нахожу, что н а р о д ы и цари, предпочитающие
конницу пехоте, всегда будут слабыми и обреченными, как
мы это и видели в Италии н а ш и х дней, которую иноземцы
могли разграбить, разорить и опустошить только потому,
что она пренебрегала) п е ш е й милицией и вся ее военная
сила состояла из конницы.
К о н н и ц а , конечно, нужна, но в с е ж е это не п е р в а я , а вто­
рая основа в о й с к а ; она необходима и необычайно полезна
для р а з в е д о к , набегов и опустошения неприятельской стра­
ны, для внезапной тревоги и нападения на противника (ко­
т о р ы й из-за этого должен всегда быть под ружьем) и для пе­
р е р ы в а п о д в о з а п р и п а с о в . К о г д а ж е дело д о х о д и т до реши­
т е л ь н о г о п о л е в о г о с р а ж е н и я , т. е. д о с а м о г о с у щ е с т в а в о й н ы
военном, и с к у с с т в е 5
66 О военном искусстве

и ц е л и , р а д и к о т о р о й в о о б щ е с о з д а ю т с я в о й с к а , к о н н и ц а го­
дится б о л ь ш е для преследования разбитого противника, чем
для других дел, и по своей силе, конечно, далеко отстает
от п е х о т ы .
К о з и м о. У м е н я е с т ь в с е ж е д в о й н о е недоумение; во-
п е р в ы х , я з н а ю , что п а р ф я н е во в р е м я войны действовали
только конницей, и это не п о м е ш а л о им р а з д е л и т ь мир
с римлянами; во-вторых, я п р о ш у в а с объяснить мне, каким
образом пехота может поддержать кавалерию и откуда бе­
рется сила одной и слабость другой.
Ф а б р и ц и о . Я вам уже говорил или хотел сказать,
что наша беседа о военных делах ограничена пределами
Европы. Поэтому я не обязан принимать во внимание, что
привилось в Азии. Могу вам все же сказать, что боевой
строй парфян был совершенно противоположен римскому;
они с р а ж а л и с ь всегда на конях и в бою бросались на про­
тивника врассыпную. Такой способ боя разнообразен и
вполне случаен.
Римляне, можно сказать, с р а ж а л и с ь почти сплошь пеши»
ми и сомкнутым строем. Оба войска одерживали верх по­
переменно, смотря по просторности или тесноте поля сра­
жения. В последнем случае побеждали римляне, в первом —
парфяне, которым удавалось с таким войском многое сде­
л а т ь , п р и н и м а я в р а с ч е т з а щ и щ а е м у ю м е с т н о с т ь , т. е. бес­
к о н е ч н ы е р а в н и н ы , л е ж а щ и е з а т ы с я ч и м и л ь от б е р е г а м о р я
и пересеченные реками, отстоящими друг от д р у г а н а р а с ­
стоянии двух или трех переходов. Городов в этой стране
м а л о , население; р е д к о е . Т а к и м о б р а з о м , р и м с к о е в о й с к о , тя­
жело вооруженное и медленно наступавшее походным по­
рядком, могло продвигаться вперед только с большим риском,
потому что противником его была легкая и быстрая кон­
ница, которая сегодня появлялась в одном месте, а завтра
оказывалась уже в другом, на расстоянии пятидесяти миль.
Это и помогло парфянам, обходясь с помощью одной
Книга вторая 6?

только кавалерии, уничтожить войско Марка Красса и едва


не п о г у б и т ь М а р к а А н т о н и я . . \ \
Однако, я уже сказал в а м , что буду говорить сейчас толь­
к о о в о й с к а х Е в р о п ы ; п о э т о м у я о г р а н и ч у с ь с р а в н е н и е м ус­
тановлений греков и римлян с современными немецкими.
Вернемся теперь к другому вашему вопросу, о том, какой
строй или какие естественные причины создают превосход­
ство п е х о т ы над кавалерией. С к а ж у в а м прежде всего, что
конница не м о ж е т д е й с т в о в а т ь в л ю б о м месте, подобно пе­
хоте. Когда нужно менять строй, она отстает, потому что
если при наступлении необходимо вдруг переменить направ­
ление, повернуться кругом, внезапно двинуться вперед по­
сле остановки или столь же в н е з а п н о о с т а н о в и т ь с я , т о , ко­
нечно, конные не могут исполнить это с такой же точно-,
етью, как пехотинцы.
Если конница приведена в расстройство натиском неприя­
т е л я , то д а ж е п р и н е у д а ч е нападения трудно восстановить
в ней порядок; с пехотой это б ы в а е т крайне редко. Кроме
того, часто бывает, что х р а б р о м у всаднику попадается пуг­
ливая л о ш а д ь , а трус сидит на горячем коне, — это н а р у ш а е т
единство с т р о я и приводит к беспорядку. Н е т ничего удиви­
тельного в том, что небольшой отряд пехоты может вы­
держать любой конный налет: л о ш а д ь — существо разумное,
она чувствует опасность и неохотно на нее идет.
Если в ы сравните силы, устремляющие лошадь вперед и
у д е р ж и в а ю щ и е ее на месте, то увидите, что сила з а д е р ж и в а ­
ющая, несомненно, гораздо больше, потому что вперед ее
бросает ш п о р а , а останавливают ее копье и меч. Опыт древ­
ности и н а ш и х дней п о к а з ы в а е т одинаково, что д а ж е горсть
сплоченной пехоты может чувствовать себя спокойно, так
как она для конницы непроницаема. Н е ссылайтесь на стре­
мительность движения, которое будто бы так горячит ло­
ш а д ь , что она готова смести в с я к о е сопротивление и мень­
ше боится пики, чем ш п о р ы . Н а это я отвечу следующее,
как только л о ш а д ь замечаем что ей н а д о бежать прямо на

5*
О военном искусстве

выставленные против нее острия пик, она з а м е д л я е т ход, а


как только почувствует себя раненой, она или останавли­
вается совсем или, д о б е ж а в до копий, сворачивает от них
вправо или влево.
Е с л и в ы х о т и т е в этом: у б е д и т ь с я , п у с т и т е л о ш а д ь бежать
н а стену, и в ы увидите, что очень мало найдется т а к и х ло­
шадей, которые, повинуясь всаднику, прямо ударятся в эту
стену. Когда Ц е з а р ю п р и ш л о с ь с р а ж а т ь с я в Г а л л и и с гель-
ветами, он спешился сам, в е л е л спешить в с ю конницу и от­
вести всех лошадей назад, считая их годными больше для
б е г с т в а , •чем д л я б о я . '
Т а к о в ы естественные препятствия для конницы, но, поми­
мо этого, н а ч а л ь н и к пехотного отряда должен всегда выби­
рать дорогу, представляющую для конницы наибольшие
трудности, и ему в с е г д а , кроме самых редких исключений,
удастся спастись, пользуясь свойствами местности. Е с л и она
холмиста, это одно уже ограждает тебя от в с я к о г о стреми­
тельного нападения. Если дорога идет" по равнине, тебя
почти всегда защитят засбянные поля или рощи; всякий
кустарник, всякий, даже небольшой, ров замедляют самый
бешеный конный натиск, а любой виноградник или фрукто­
вый сад о с т а н а в л и в а е т его совершенно. ,
Т о же, что было в походе, повторяется в бою, потому что
стбит лошади наткнуться на лкакое-нибудь препятствие, й
она сейчас же о с т ы в а е т . Об одном в о в с я к о м случае н е надо
забывать, именно — о примере римлян: они так высоко
ставили свой в о е н н ы й строй и были так у в е р е н ы в силе сво­
его оружия, что, когда приходилось выбирать между пере­
сеченной местностью, з а щ и щ а в ш е й их от конницы, но ме­
ш а в ш е й им самим развернуться, и местностью более ровной,
открытой для действия неприятельской конницы, но даю­
щей свободу движений, они всегда в ы б и р а л и второе.
Итак,, мы вооружили нашу пехоту по древним и новым
образцам; перейдем теперь к обучению и посмотрим, ка-
Книга в т о р а я 69

кие у п р а ж н е н и я проделывала римская пехота до отправле­


н и я ее н а войну.
Пехота может быть прекрасно подобрана, еще лучше во­
оружена,— и все же ее н е о б х о д и м о с а м ы м т щ а т е л ь н ы м об­
р а з о м обучать, так как без этого е щ е никогда не было хо­
роших солдат.
Обучение это распадается на три части. П р е ж д е всего это
закаленность тела, приучение его к л и ш е н и я м , р а з в и т и е лов­
кости и п р о в о р с т в а ; далее — это владение оружием и, на­
конец, умение сохранять порядок в походе, бою и лагере.
Т а к о в ы т р и г л а в н ы х д е л а в с я к о г о в о й с к а ; если оно на м а р ­
ш е , н а о т д ы х е и в б о ю с о х р а н я е т п о р я д о к , т о д а ж е п р и не­
удачном бое честь начальника будет спасена. П о э т о м у воен­
ное обучение т щ а т е л ь н о п р е д у с м а т р и в а л о с ь з а к о н а м и и обы­
чаями всех древних республик, не у п у с т и в ш и х в э т о м смы­
сле ничего. Они упражняли свою молодежь, чтобы развить
в ней б ы с т р о т у бега, л о в к о с т ь п р ы ж к а , силу в м е т а н и и дро­
тика и в борьбе.
Без этих трех качеств солдат почти немыслим, потому
что б ы с т р о т а ног помогает ему предупредить неприятеля и
раньше его занять необходимую местность, неожиданно на
н е г о н а п а с т ь и п р е с л е д о в а т ь его п о с л е п о р а ж е н и я . Л о в к о с т ь
позволяет ему отбивать удары, перепрыгивать р в ы и взби­
раться на валы. Сила дает ему возможность лучше нести
о р у ж и е , б и т ь в р а г а и с а м о м у в ы д е р ж и в а т ь его н а т и с к . Ч т о б ы
л у ч ш е з а к а л и т ь тело, солдат прежде всего приучали носить
большие тяжести; это безусловно необходимо, ибо в труд­
ных походах солдату, кроме оружия, часто приходится не­
сти на себе многодневный запас продовольствия, и для не­
привычного такой груз был бы непосильным. П о э т о м у он не
мог бы ни спастись от опасности, ни п о б е ж д а т ь со славой.
Обучение владеть оружием производилось так. Ю н о ш а м
давались латы, вдвое тяжелее обыкновенных, а нместо меча
они получали свинцовую палицу, по с р а в н е н и ю с ним более
тяжелую. Каждый должен был вбить в землю кол высотой
70 Q (военном и с к у с с т в е

в три локтя и такой толщины, что никаким ударом нельзя


было его сломать или опрокинуть. Ю н о ш и с их щ и т а м и и
палицами упражнялись на этих кольях, как на неприятелях;
они кололи их, направляя удар в голову, лицо, бедро или
ногу, отскакивали назад, а з а т е м бросались на них вновь.
Это упражнение давало им необходимую сноровку в за­
щите и нападении, а так как учебное оружие было страшно
тяжело, то настоящее казалось им потом совсем легким.
Римляне учили своих с о л д а т сколоть, а н е р у б и т ь , к а к по­
тому, что такие у д а р ы более опасны и от них труднее за­
щититься, так и потому, что воину легче при этом себя
п р и к р ы т ь и он с к о р е е г о т о в к н о в о м у у д а р у , ч е м п р и р у б к е .
Не удивляйтесь, что древние обращали внимание н а все
эти подробности, потому что р а з дело идет о бое, необы­
чайно важно всякое, даже малое, преимущество. Я вам не
с о о б щ а ю ничего нового, а только напоминаю слова военных
писателей. Древние считали, что счастлива только т а рес­
публика, которая располагает наибольшим числом людей,
знающих военное дело, ибо не блеск драгоценных камней
или золота, а только страх оружия подчиняет себе врагов.
Все ошибки в других областях можно как-нибудь испра­
вить, но ошибки на войне н е и с п р а в и м ы , ибо к а р а ю т с я не­
медленно. Наконец, владение искусством меча рождает от­
вагу, так как никто не боится итти н а дело, к к о т о р о м у о!н
подготовлен. Поэтому древние т р е б о в а л и от с в о и х грая^дан
постоянных занятий военными упражнениями и заставляли
их м е т а т ь в ошл д р о т и к и тяжелее настоящих; это упраж­
нение р а з в и в а л о меткость удара, укрепляло мышцы ш си­
лу рук.
1
Они учили молодежь стрелять из л у к а , м е т а т ь камни из
п р а щ и , назначали для каждого упражнения особых руково­
дителей, и когда после этого люди отбирались в легионы,
чтобы итти на войну, они уже были солдатами по духу.
Оставалось только обучить их военному строю и умению
с о х р а н я т ь его в п о х о д е и в с р а ж е н и и ; э т о д о с т и г а л о с ь легко,
Книга в т о р а я 71

так # а к молодые солдаты смешивались с более опытными,


уже служившими и знавшими, как сохраняется равнение. ,
К о з и м о , Какие упражнения предписали бы вы своим
солдатам?
1
Ф а б р и ц и о . П о ч т и вое, о к о т о р ы х м ы говорили : я бы
заставил их бегать, бороться, прыгать, носить оружие тя­
желее обыкновенного, стрелять из лука и самострела; я бы
прибавил еще ружье — оружие, как в ы знаете, новое и бе­
зусловно необходимое. Я ввел бы эти упражнения для всей
молодежи моей с т р а н ы , но о б р а т и л б ы о с о б е н н о е внимание
на отборных, которым суждено впоследствии воевать: они
упражнялись бы каждый свободный день.
З а т е м я учил бы их п л а в а т ь ; это весьма полезно, ибо не
Еезде есть мосты или готовые суда для переправы через
реки. Солдат, не умеющий плавать, лишается большого пре­
имущества и поневоле упускает много удобных случаев.
Римляне потому и установили военное обучение ю н о ш е с т в а
на М а р с о в о м поле, где рядом протекал Т и б р ; молодым лю­
дям, у с т а в ш и м от у п р а ж н е н и й на суше, можно было осве­
ж и т ь с я в в о д е и, к с т а т и , н а у ч и т ь с я п л а в а т ь . ,
Наконец, по примеру древних, я установил бы особые
упражнения для конницы; они необходимы, потому что важ­
но н е п р о с т о у м е т ь е з д и т ь в е р х о м , но е з д и т ь т а к , ч т о б ы че­
ловек мог на лошади вполне владеть собой. Для этих
упражнений пользовались деревянными лошадьми, на кото­
рых молодые люди должны были вскакивать в полном во­
оружений или безоружными, притом без всякой п о м о щ и и
с п е р в о г о р а з а . В к о н ц е к о н ц о в л ю д и д о с т и г а л и т а к о г о со­
в е р ш е н с т в а , что по знаку н а ч а л ь н и к а в с я к а в а л е р и я спеши­
валась в одно мгновение, а по другому знаку — с той же
б ы с т р о т о й опять б ы л а на коне.
Все эти упражнения, пешие или конные, производились
тогда вполне беспрепятственно, да и сейчас любая респуб­
лика или любой к н я з ь могут в в е с т и их без всяких з а т р у д н е ­
ний, как п о к а з ы в а е т о п ы т н е к о т о р ы х г о р о д о в З а п а д а , с о х р а -
72 О военном искусстве

нивших эти обычаи. Жители разделены там на несколько


о т р я д о в , н а з в а н н ы х по имени р о д а оружия, употребляемого
ими на войне. Пользуются они копьями, алебардами, лу­
ками, ружьями н называются поэтому копьеносцами, але-
бардьерами, лучниками и фюзнльерами.
( В с е жители о б я з а н ы з а я в и т ь , в какой отряд они намерены
записаться, но так как н е к о т о р ы е по старости! или по дру­
гим п р и ч и н а м не годятся д л я в о й н ы , то из к а ж д о г о отряда
выделяются отборные части, так называемые «поклявшиеся»,
обязанные в свободные дни у п р а ж н я т ь с я с и з б р а н н ы м ору­
жием. В л а с т и отводят каждой части поле для учений, и все
записанные в отряд, кроме «поклявшихся», вносят необходи­
мые деньга на расходы.
В с е э т о могли бы д е л а т ь и м ы , но н а ш е легкомыслие во­
обще мешает всякому разумному решению. У древних бла­
годаря описанным * мною упражнениям была х о р о ш а я пе­
хота, и только этим объясняется превосходство этих запад­
ных пехотинцев над нами. Древние обучали своих солдат
или дома, как это делалось в республиках, или в лагерях, как
делали императоры, по причинам, о которых я уже говорил.
Мы же не х о т и м о б у ч а т ь с я дома и не можем делать это в
лагере, ибо наши войска состоят из чужих подданных и
нельзя их заставить проходить какое-нибудь обучение, ко­
торого они не хотят. Привело же это к тому, что сначала
исчезло обучение, а з а т е м п о ш л о общее расстройство воен­
ных сил, и теперь как королевства, так и республики, осо­
бенно итальянские, находятся в состоянии полного ничто­
жества.
Возвращаясь к нашему разговору, я должен сказать, что
привычка к военным упражнениям, закаленность, сила, бы­
строта й ловкость еще недостаточны, чтобы быть хорошим
солдатом: он должен знать свое место в строю, уметь
о т л и ч и т ь с в о е з н а м я от д р у г о г о , п о н и м а т ь в с е с и г н а л ы , с л у ­
ш а т ь с я голоса н а ч а л ь н и к а . Он д о л ж е н исполнять в с е это над­
лежащим образом на месте, при отступлении и наступле-
Книга вторая 78

няи, в бою и в походе, ибо без этой дисциплины, без стро­


жайшего соблюдения и выполнения этих правил никогда не
было настоящего войска. у4
Н е т ни малейшего сомнения в том, что люди отважные,
но р а з р о з н е н н ы е , г о р а з д о с л а б е е р о б к и х и с п л о ч е н н ы х , так
как движение в строю заглушает в человеке сознание опас­
ности, м е ж д у т е м как* б е с п о р я д о к сводит ни к чему самую
отвагу. В с е , что я скажу д а л ь ш е , будет для в а с яснее, если
вы обратите внимание на следующее: все народы при орга­
низации своих войск или народных ополчений устанавли­
вали какую-нибудь одну основную войсковую часть, назы­
в а в ш у ю с я п о - р а з н о м у в о т д е л ь н ы х с т р а н а х , но п о ч т и одина­
к о в у ю п о ч и с л у л ю д е й , и б о в н е е в х о д и т в с е г д а о т б ООО д о
8 ООО ч е л о в е к .
У римлян эта часть н а з ы в а л а с ь легионом, у греков — ф а ­
лангой, у галлов — катервой. Ш в е й ц а р ц ы одни е щ е сохра­
нили некоторую тень древних военных установлений и на­
зывают эту часть именем, совпадающим с нашим словом
бригада. Ч а с т и эти повсюду р а з д е л е н ы на батальоны, устро­
енные различно. М ы будем употреблять в разговоре слово
бригада, как более известное, и покажем, как лучше всего
ее у с т р о и т ь , следуя древним и новым образцам.
Римский легион, состоявший из 5 ООО и л и 6 ООО ч е л о в е к ,
делился на 10 когорт, и точно так же я предлагаю разде^
лить н а ш у шеститысячную пехотную бригаду на 10 баталь­
онов. В каждом батальоне должно быть 450 человек,
из них 400 тяжелой п е х о т ы и 50 легко в о о р у ж е н н ы х ; в тя­
желой пехоте будет 300 человек со щ и т а м и и мечами, кото­
р ы х м ы н а з о в е м щитоносцами, и 100 человек с пиками, или
действующие пикинеры; легкая пехота состоит из 50 чело­
век, вооруженных ружьями, самострелами, алебардами и
к р у г л ы м и щ и т а м и ; они п о л у ч а т д р е в н е е название—^действу­
ющих ведитов; во всех 10 батальонах будет 3 000 щито­
носцев, 1000 действующих пикинер о в и 500 действующих
в е л и т о в , т. е. 4 5 0 0 человек.
О военном искусстве

Раньше мы говорили, что в бригаде должно б ы т ь 6 ООО


солдат; поэтому нам надо прибавить е щ е 1 500 пехотинцев,
и м е н н о — 1 ООО ч е л о в е к с пиками, или запасные пики, и
500 легко в о о р у ж е н н ы х , или з а п а с н ы х велитов. Т а к и м обра­
зом, половина моей пехоты состояла бы из щитоносцев, а
другая половина получила б ы пики или другое оружие. Во
главе каждого б а т а л ь о н а стоял б ы один начальник, 4 центу­
риона и 40 декурионов; сверх того, е щ е начальник действую­
щ и х в е л и т о в и п р и н е м 5 д е к у р и о н о в . В о г л а в е 1дЮ0 з а п а с ­
ных пик я бы д о с т а в и л 3 н а ч а л ь н и к о в п р и 10 центурионах
и 100 декурионах, а запасные велиты получили бы 2 на­
чальников, 5 центурионов и 50 декурионов.
Д а л е е я назыагчил б ы о д н о г о к о м а н д и р а д л я в с е й б р и г а д ы ;
каждый батальон получил бы свое знамя и музыку. Итак,
1
б р и г а д а В 10 батальонов состояла бы из 3 000 щитоносцев
с мечами, 1 000 действующих и 1 000 запасных пик, 500
действующих и 500 запасных велитов, всего 6 000 пехоты,
в которой было бы 600 декурионов и 15 начальников ба­
тальонов с 15 знаменами и трубачами, 55 центурионов,
10 н а ч а л ь н и к о в д е й с т в у ю щ и х в е л и т о в и один командир всей
б р и г а д ы со з н а м е н е м и м у з ы к о й .
Я нарочно несколько раз повторил в а м это устройство,
ч т о б ы в ы не запутались впоследствии, когда я буду объяс­
нять способы построения батальонов и войск в боевой по­
рядок. Каждый король или республика, желающая подго­
товить своих подданных к войне, должны были бы ввести
у себя это устройство и вооружение, набирая притом
столько бригад, сколько страна в СОСТОЯНИЙ дать; когда
устройство их соответственно моему разделению будет за­
кончено, начинается обучение строю ш военным упраж­
нениям по батальонам.
Конечно, к а ж д ы й б а т а л ь о н по своей малочисленности не
„ может иметь внешний вид настоящего войска, но каждый
солдат может выучиться всему, что ему нужно знать, ибо
все построения войск бывают двоякого рода: действия каж-
Книга вторая 75

дого отдельного солдата в батальоне и действия всего ба­


тальона, составляющего вместе с другими войско. Если
люди х о р о ш о научатся первым движениям, они легко у с в о я т
вторые, но, не зная основных одиночных движений, ни­
когда нельзя научиться действовать целыми частями.
Я уже говорил, что к а ж д ы й батальон сам может учиться
сохранять равнение при всяком марше и во всякой' мест­
ности. Он должен уметь строиться в боевой порядок, по­
нимать боевые сигналы, с л у ш а т ь с я их, как моряк слушается
свистка, и з н а т ь поэтому, что д е л а т ь — стоять ли на месте,
итти ли вперед, отступать или повернуться, обратив в эту
сторону оружие. Если! в о й с к а хорошо держат строй при
всяком движении и на всякой местности, хорошо понимают
распоряжения начальника, передаваемые сигналами, и уме­
ют мгновенно перестраиваться, она легко научатся всем
движениям, которые их батальону придется выполнять при
с о е д и н е н и и ; его с д р у г и м и в целое войско.
Однако, з т и общие движения никак нельзя считать мало­
важными, и необходимо поэтому в мирное время раз или
два в год собирать всю бригаду, построить ее по образцу
целого войска и каждый день упражнять, как перед боем(
расположив на своих местах центр, фланги и запасные
части. Полководец, выстраивая войско в боевой порядок,
всегда предполагает или уже видимого или скрывающегося
неприятеля; поэтому войско должно быть подготовлено и к
явному и к внезапному нападению. Его надо обучить так,
ч т о б ы оно всегда было готово к бою в о в'ремя движения,
а солдаты всегда знали, что им делать.
Если ты учишь их борьбе с видимым неприятелем, по­
1
к а ж и им, как з а в я з ы в а е т с я бой, куда надо отойти; если на­
падение отбито, кто должен Занять их место; научи их
различать свое знамя, сигналы, голос начальника и так
подготовь их этими притворными схватками и нападе­
ниями, ч т о б ы оди с нетерпением ожидали настоящих. Му­
жество войска создается не храбростью отдельных людей,
76 О военном искусстве

а правильным строем, потому что, если я сражаюсь впе­


реди, з н а ю , куда мне в случае неудачи отойти и кто зай­
мет мое место, я всегда буду биться храбро, надеясь на
близкую помощь. Если я нахожусь сзади, то поражение
передних рядов меня не испугает, ибо я заранее был
к этому готов и даже поступал так, чтобы виновником по­
беды моего начальника был именно я, а не другие.
Эти упражнения безусловно необходимы в стране, где
войско создается з а н о в о , но нужны и т а м , где оно давно
уже существует. Римляне с детства знали устройство сво­
его войска и тем не менее, раньше чем итти на войну,
должны были непрерывно обучаться под руководством на­
чальников. Иосиф Флавий рассказывает в своей «Исто­
рии», что благодаря этим постоянным упражнениям оказы­
вались полезными в бою даже те т о л п ы , которые всегда
следуют за войсками для наживы и торговли, потому что
все знали равнение и умели сражаться в строю.
Что же касается нового войска, собранного для войны
уже ведущейся или народного ополчения, которому еще
предстоит сражаться в будущем, то там без этого обучения
ничего сделать нельзя ни с отдельным батальоном, ни
с целым войском. Военное обучение—вещь необходимая,
и надо самым тщательным образом учить новичков и со­
вершенствовать тех, кто уже кое-что з н а е т ; на это не жа­
лели ни времени, ни т р у д а многие замечательные полко­
водцы.
К о з и м о. Мне кажется, что эта рассуждения вас не­
сколько отвлекли, так как в ы еще не объяснили нам, как
ведется обучение отдельного батальона, а говорили о це­
лом войске и о сражениях.
Ф а б р и ц и о . Вы правы. Я глубоко предан древним
установлениям, и мне больно, когда я вижу, что они за­
б р о ш е н ы ; однако, не беспокойтесь, я сейчас в е р н у с ь к сво­
ему предмету. Я вам уже говорил, что при обучении ба­
тальона самое важное — это хорошо соблюдать равнение
Книга вторая 11
фронта. Для этого есть упражнение, которое называется
«улиткой». (
' Я вам уже говорил раньше, что батальон должен со­
стоять из 400 человек тяжелой пехоты, буду дальше
держаться этой цифры. Поставив людей в 80 шеренг по
5 человек в каждой, я приучу их с в е р т ы в а т ь с я и р а з в е р т ы ­
в а т ь с я как на скором, так и на тихом шагу. Все это надо
видеть, а не описывать, да и описание здесь не так в а ж н о ,
потому что каждый причастный к военному делу знает, как
делается это упражнение, нужное только для того, чтобы
приучить солдата соблюдать равнение.
Перейдем к построению батальона в боевой порядок.
Это делается тремя способами: первая и самая полезная
ф о р м а — собрать всю массу в виде двух соединенных квад­
ратов; вторая форма — квадрат с выдающимися вперед
частями фронта; третья — квадрат, в середине которого
остается пустое пространство, которое мы называем «пло­
щадью». Первое построение делается двумя способами.
Первый способ — вздваивание р я д о в , т . е. вторая шеренга
вступает в первую, четвертая в третью, шестая в пятую
и т. д . ; т а к и м о б р а з о м , н а п р и м е р , в м е с т о 5 р я д о в и 8 0 ше­
ренг получается 10 рядов и 40 шеренг. (Вздвойте снова
ряды, в л и в а я одну шеренгу в другую, и получится 20 рядов
по 20 шеренг.
Получится построение примерно в виде двух прямо­
угольников, потому) что хотя число людей с каждой сто­
роны одинаково, но в шеренге, где солдат стоит плечом
к плечу и локтем к локтю с соседом, он занимает меньше
места, чем в ряду, где солдаты отстоят друг от друга по
меньшей мере на два локтя. Таким образом, четырехуголь­
ник в глубину длиннее, чем от фланга к флангу.
Так как нам часто придется говорить сегодня о перед­
них частях, о хвосте и о боковой стороне батальона и о всем
войске, то знайте, что головой или фронтом я буду назы­
вать переднюю сторону, тылом — з а д н ю ю и флангами —
О военном искусстве

Рис. 1

БАТАЛЬОН НА МАРШЕ
ФРОНТ
с с
flnnr.n

n n n n n у Г. Л П К

n n n n t i «
ц п о и п

n n n n n
г о о о о

е ю о о о XOOGO

о о о о о s o o o o
• с о о о о
БАТАЛЬОН в б о е в о м
ООООО
п о р я д к е
о о о о о к о о о о

о о о о о х о о о о ФРОНТ
о о о о о к о о о о

х о т ю
о о о о о
к о о о о
с с
о о о о о
'/«(ООО
VXNNNNNMMNNNNN-NNNNXV
о о о о о
VXNNIFNNNNNNNUNNNNNNXV
ООООО к о о о о
vxnnni.NNNNNNNNNNNNNXV
о о о о о ХОООО
VMNAAANNIMMSNNNTTNAXV
О о п о О х о о о о

о о о о о у.ОООО

о о о о о у о о о о

о о о о о
с V X O 0 0 Q 0 O 0 O O 0 O 0 0 0 0 O 0 O 0 0 0 0 X V
с v n o o o o o o o o o o o o o o o o o o o o o o x v
NNNNN VHOOOOOOOOOOOOOOCOOOOOOQXV
NNNNN VXOOOOOOOOOOOOOOOOOOOOOOXV
n n n n n NNNNN VXOOOOOOOOO0O0«O(»OOOOO0OXV
NNNNN NNNNN V XOOOOOOOGOOOOOOOOOOOQOOX V
R Г 1 0 NNNNU V XOOOOOOOOOOOOOOOOOOOOOOX V
S7S VXOOOOOOOOOOOOOOOOOOOOOOXV
о о о о л VXOOOOOOOOOOOOOOOOOOOOOOXV
OOOO'i V XOOO000OOOO000OO0OO0OCJO4 V
ОООО i о о о о о
v x o o o o o o o o o o o o o o o o o o u o o o x v
о о о о х о о о о о
v y o o o o o o o o c o o c a o o o o o n o o o x v
о о о о а о о о о о
V r o o o o o o o o o o o o o o o o o o o o o o x v
о о о о о
V XOOOOOOOOOOOOOOOOOOOOOOX V
о о о о х с о о о о
VXKOOCOOOOOOOOOCOOOOOOOOXV
V V T V V ОООО % о о о о о
С VVVVVVVVVV
W V V V OOGOK о о о о о

V V W V о о о о х о о о о о

V V V V V ОООО я о о о о о

V V V V V е о о о х о о о о о

о о о о я о о о о о
v w v v
V V V V V о о о о ч ооооо
V V V V V о о о о к ооооо
V V V V V 0 0
V V V V V

Прш*е*аяше. Этот рисунок покакает построен ватага


к бою при у г р о з е н е п р и я т е л я с фронта.
Книга вторая 79

боковые. 50 д е й с т в у ю щ и х велитов не смешиваются с дру­


гими ш е р е н г а м и и п р и построении батальона размещаются
н а его флангах.
Сейчас я объясню вам другой способ построения, и так
как он лучше первого, то п о с т а р а ю с ь показать его воз­
можно нагляднее. Мне кажется, в ы запомнили, сколько в
батальоне солдат, как они вооружены ж сколько у них
начальников,
Я уже говорил, что батальон должен быть построен
в 20 рядов и 20 шеренг, причем в голове будут 5 шеренг
пик, а з а ними 15 ш е р е н г щ и т о н о с ц е в ; д в а центуриона идут
в голове колонны, два — в хвосте, наподобие древних
tergiductores; начальник б а т а л ь о н а со знаменем и музыкой
помещается между первыми 5 шеренгами пик и 15 ше­
ренгами щитоносцев; по сторонам каждой шеренги нахо­
дятся декурионы, т а к что каждый идет рядом со своими
людьми; левофланговый командует отделением вправо от
себя, п р а в о ф л а н г о в ы й — в л е в о . 50 велитов р а с п о л о ж е н ы на
флангах и в тылу батальона.
Если такой батальон идет обычным походным порядком
и должен перестроиться в боевой, то надо распорядиться
так. Солдаты, как м ы уже говорили, в ы с т р о е н ы в 80 шеренг
по 5 человек в каждой; в е л и т ы р а з м е щ а ю т с я либо в голове,
либо^ в хвосте колонны, но непременно особо от прочих
войск. К а ж д ы й центурион ведет за собой 20 шеренг, при­
чем непосредственно за ним следуют 5 шеренг пик,
а дальше идут щитоносцы. Начальник батальона со зна­
менем и музыкой находится между пиками и щитоносцами
[ второй сотни, з а н и м а я в глубину места трех шеренг щито­
носцев; 20 декурионов идут на левых флангах шеренг
I первой сотни, 20 — н а п р а в о м ф л а н г е последней. Заметьте,
что декурион, командующий пиками, вооружен пикой,
а командующие щитоносцами—щитами.
Если батальон, двигающийся таким образом, должен
построиться в боевой порядок для отпора врагу, то посту-
О военном искусстве
80

Рис. 2

БАТАЛЬОН НА МАРШЕ

ФРОНТ
• -• •' % •

X X X X X
С
1СХХХХ

ооооо nnnnn
ооооо annna
БАТАЛЬОН В БОЕВОМ
nnnnn ПОРЯДКЕ
ооооо nnnnn
ООООО П П П П П ФРОНТ
OOOOO n n S i n n
ooooo nnnnn С
ooooo nnnnn XXXXX K X X X X X X X X X X X X X X

ooooo nnnnn nnnan ooooooooooooooo


ooooo nnnnn nnnnn «оооооооооооооо
ooooo nnnnn 1 E S E I oooooooocoooooo
ooooo nnnnn nnnnn OOOOOOOOOOOOOOO
ooooo nnnnn tstmun .oooooOooooooooo
ooooo nnnnn nnnnn ooooooooooooooo
ooooo nnnnn nnnnn OOOOOOOOOOOOOOO
ooooo nnnnn nnnnn OOOOOOOOOOOOOOO
ooooo xxxxx nnnnn OOOOOOOOOOOOOOO
ооооо С
X X X X X xxxxx T
с ooooo nnnnn OOOOOOOOOOOOOOO
XX XXX ooooo nnnnn OOOOOOOOOOOOOOO
OGOoO ooooo nnnnn OOOOOOOOOOOOOOO
ooooo ooooo nnnnn OOOOOOOOOOOOOOO
ooooo oonoo nnnnn OOOOOOOOOOOOOOO
oooon ooooo nnnnn OOOOOOOOOOOOOOO
ooooo ooooo nnnnn OOOOOOOOOOOOOOO
ooooo OOOOO nnnnn OOOOOOOOOOOOOOO
ooooo OOOOO nnnnn OOOOOOOOOOOOOOO
ooooo XXXXX XXXXXXXXXXXXXXX
OOOOO T с С
ooooo
ooooo ooooo
ooooo ooooo
ooooo ooooo
ooooo ooooo
ooooo ooooo
ooooo ooooo
ooooo
OOUO0 ooooo
xxxxx ooooo
XXXXX

Примечание. Этот рисунок «оказывает, каким образом нужно


строиться к бою пв
Р угрозе нападения с флата (левого).
Книга в т о р а я 81

1
пают так. П е р в ы й центурион со с в о и м и 2 0 ш е р е н г а м и оста­
навливается, второй продолжает двигаться, заходит вправо
и тоже останавливается, дойдя до фланга неподвижно стоя­
щ е й первой сотни и поровнявшись с ее ц е н т у р и н о м ; тре*
тий центурион точно так же поворачивает вправо и дви­
ж е т с я по ф л а н г у п е р в ы х д в у х , п о к а не п о р о в н я е т с я с дву­
мя другими центурионами; наконец, четвертый центурион
опять-таки з а х о д и т в п р а в о , идет в д о л ь правого ф л а н г а оста­
новленных центурий, пока голова его сотни не выровня­
ется с другими. Тогда он о с т а н а в л и в а е т с я ; два центуриона
тотчас же переходят с фронта колонны в тыл, и построе­
ние батальона в боевой порядок, о котором мы недавно
говорили, закончено. В е л и т ы р а с с ы п а ю т с я по флангам, как
я вам это уже показывал, объясняя первую операцию.
Первое построение называется построением по рядам, вто­
р о е — построением по центуриям.
П е р в ы й ^ способ легче, второй — правильнее, удобнее и
лучше позволяет применяться к обстоятельствам. В первом
случае все определяется числом, потому что вместо 5 ря­
дов постепенно в ы с т р а и в а ю т с я 10, 20 и 40. Т а к и м о б р а з о м ,
т ы не м о ж е ш ь п р о т и в о п о с т а в и т ь н е п р и я т е л ю ф р о н т в 15, 2 5 ,
30 или 35 рядов, а подчинен числу, которое получится
вследствие удвоения. Между тем при отдельных действиях
ежедневно случается, что на неприятеля надо бросить
часть из 600 или 800 пехотинцев; построение по рядам
в этом случае может внести беспорядок. Поэтому я пред­
почитаю второй способ, трудность которого легко может
быть устранена опытом и постоянным обучением войск. <
Повторяю еще раз: самое необходимое — это обучить
солдат равнению в рядах и умению всегда сохранять по­
рядок как на учениях, так и при быстром марше, при на­
ступлениях и отступлениях, к а к о в ы бы ни были трудности
местности. Л ю д и , в ы п о л н я ю щ и е это как следует, — уже го­
товые солдаты и могут считать себя старыми воинами, даже
если они никогда не в и д е л и н е п р и я т е л я ; н а о б о р о т , солдаты,

О военном и с к у с с т в е б
82 О военном искусстве

не обученные этим действиям, всегда должны считаться


новобранцами, хотя бы они тысячу раз были на войне.
Я объяснил вам построение для боя батальона, двигаю­
1
щегося в походном порядке узкими шеренгами. < Пред­
ставьте себе теперь, что батальон приведен в расстройство
условиями местности или разбит неприятелем. Немедленно
построить сто вновь — вот одновременно ш безусловная
необходимость и трудность, преодолеть которую можно
только знанием и опытом, трудность, о б р а щ а в ш а я на—себя^
самое пристальное внимание дре!вних писателей. Необхо­
димо соблюдать два требования: первое — установить в ба­
тальонах как можно больше отличительных знаков, вто­
р о е — приучить каждого солдата точно знать свое место
в ряду.
Например, если он с начала службы был поставлен
во вторую шеренгу, он д о л ж е н с т о я т ь в ней в с е г д а , притом
даже не только в той же шеренге, но непременно на том
же месте; этому и служат многочисленные значки, о ко­
торых я только что упомянул. Знамя должно настолько
отличаться, чтобы солдаты могли сразу его распознать
среди других знамен. Начальник батальона и центурионы
должны носить на шлемах различные и хорошо видимые
украшения, но самое в а ж н о е — это узнавать декурйонов;
у древних этому придавалось такое значение, что на шлеме
каждого декуриона был написан его номер, и они называ­
л и с ь п е р в ы й , в т о р о й , т р е т и й , ч е т в е р т ы й и т. д . М а л о того,
на щите каждого с о л д а т а у к а з ы в а л с я н о м е р ш е р е н г и ш его
место в ней.
Когда люди так ясно отмечены и привыкли держать
строй, легко мгновенно восстановить порядок даже среди
полного смешения. Как только обозначится место знамени,
центурионы и декурионьг могут на-глаз определить, где им
следует быть; они становятся, как им полагается, слева и
справа, соблюдая положенные расстояния, а солдаты, ко­
торые уже знают правила и видят отличительные значки
Книга вторая

начальников, сейчас же о к а з ы в а ю т с я на своих местах. Т а к ,


ничего не стоит в н о в ь сколотить любую бочку, когда вес
части ее обозначены заранее; если же этого не сделать,
то собрать ее невозможно. При усердии и частом упраж­
нении эти в е щ и легко в ы у ч и т ь и усвоить; когда они уже
усвоены, трудно их забыть, потому что старые солдаты
обучают молодых, и, таким образом, можно со временем
ознакомить с военным делом население всей страны.
Очень важно, кроме того, научить солдат быстрым пово­
ротам так, чтобы фланги и хвост колонны становились ее
головой и, наоборот, голова делалась (бы флангом или
хвостом. Это совсем легко — достаточно каждому повер­
нуться по команде, и голова батальона будет в той сто­
роне, куда солдат обращен лицом.
Правда, при повороте направо или налево образуются
большие промежутки между рядами; при повороте налево
кругом особой разницы не получится, но, поворачивая в
сторону, солдаты разомкнутся, что совершенно противоре­
чит п р а в и л а м обычного построения батальона. Дело опыта
и здравого смысла заставить солдат снова сомкнуться. Бес­
п о р я д о к в э т о м с л у ч а е н е в е л и к , и л ю д и легко с а м и его пре­
кращают. N
Гораздо важнее и труднее переменить направление всего
батальона, как единого целого. Здесь требуются большой
опыт и умение: например, если в ы хотите зайти батальо­
ном налево, в ы должны остановить левофлангового сол­
дата первой шеренги, а его ближайшие соседи должны
настолько замедлить шаг, чтобы правому флангу не при­
ш л о с ь догонять остальные части батальона бегом; /без этой
предосторожности все перемешается.
Когда войска идут походным порядком, б а т а л ь о н а м , на­
ходящимся не впереди, постоянно приходится отражать
нападение с ф л а н г а или с тыла. В этом случае батальон
должен мгновенно выстроить фронт в сторону, откуда на­
падение последовало; в этом положении ему необходимо
б*
О военном искусстве

сохранить боевой порядок, описанный р а н ь ш е , т. е. пики


должны быть на стороне, о б р а щ е н н о й к неприятелю, а де-
курионы, центурионы и начальник — на своих обыкновен­
ных местах.
Составляется пятирядная колонна в 80 шеренг, причем
первые двадцать заняты одними пиками. Командующие,
или декурионы, р а з м е щ а ю т с я по пяти в голове п в хвосте.
Следующие 60 шеренг заняты щитоносцами и образуют^
в общем три центурии. В первом и в последнем рядах
каждой сотни находятся декурионы; начальник батальона
со з н а м е н е м и м у з ы к а н т а м и п о м е щ а е т с я в с е р е д и н е п е р в о й
центурии щитов, а центурионы идут каждый во главе своей
сотни. Е с л и при движений в этом порядке нужно переве­
сти все дики на левый фланг, центурия их останавлива­
ется, а все прочие выдвигаются вправо; если пики требу­
ются на правом фланге, построение делается влево.
Таким образом, батальон двигается, имея пики на одном
из флангов, декурионов — в голове и в хвосте колонны,
центурионов — во главе сотен и начальника — в середине.
Таков походный порядок. Если при появлении неприятеля
н а д о в с т р е т и т ь его с ф л а н г а , в е с ь б а т а л ь о н п о в о р а ч и в а е т с я
в ту сторону, где н а х о д я т с я пики, и этим самым уже по­
строен описанный мною боевой порядок, потому что, кроме
центурионов, все находятся на своих местах, а центурионы
занимают их немедленно и без всяких затруднений.
Представьте себе теперь, что на батальон, идущий по­
ходным порядком, произведено нападение с тыла; тогда
надо п о с т р о и т ь его т а к и м о б р а з о м , ч т о б ы п р и перестройке
в боевой порядок все пики были в хвосте. Для этого
нужно только одно — поставить 5 ш е р е н г пик не в перед-
кие ряды каждой центурии, как это делается обычно,
а сзади; во всем же остальном соблюдать п р а в и л а , кото­
рые я уже объяснил.
1
К о з и м о . Насколько мне помнится, вы сказали, что
Этот способ обучения позволяет образовать из отдельных
Книга вторая 85

батальонов целое войско и показывает, как надо приво­


дить его в порядок. Скажите теперь, как в ы расположите
солдат, если вашим 450 пехотинцам придется сражаться
отдельно от п р о ч и х войск.
Ф а б р и ц и о . Начальник должен т о г д а р е ш и т ь , где, ему
нужно сосредоточить пики, и сообразно их разместить;
это нисколько не мешает порядку, о котором я вам гово­
рил. Цель его* к о н е ч н о , в том, чтобы* б а т а л ь о н мог дей­
ствовать в бою совместно с другими, но эти правила по­
строения вполне пригодны для всякой обстановки, в кото­
рой придется сражаться. Однако, я еще подробнее отвечу
на в а ш в о п р о с , когда буду объяснять в а м два других спо­
соба боевого построения батальона; дело в том, что к ним
в о о б щ е не п р и б е г а ю т или п р и б е г а ю т только в т е х случаях,
когда батальон сражается отдельно от остального войска.
Для построения батальона в колонну с двумя выступами
пятирядная колонна в 80 шеренг располагается так. За
центурионом ставят 2 5 ^ шеренг, причем слева располага­
ются 2 ряда пик, а справа—3 ряда щитов. За первыми
5 шеренгами, т. е. в последних 20 шеренгах, находит­
ся по одному дек^риону, место которого между пиками
и щитами; декурионы, вооруженные пиками, стоят вместе
с пикинерами. За первыми 25 шеренгами следует другой
центурион во главе 15 шеренг щитоносцев. Потом идет
начальник батальона с музыкой и знаменем, за которым
идут еще 15 шеренг щитоносцев. Третий центурион ведет
25 шеренг, в которых слева от него размещены 3 ряда
щитоносцев, а с п р а в а — 2 р я д а пик; в последних 20 шерен­
гах между пиками и щитами идут декурионы. Колонну за­
мыкает четвертый центурион. Теперь из шеренг, построен­
ных таким образом, надо образовать батальон с двумя вы­
ступами. П е р в ы й центурион и следующие з а ним 25 ш е р е н г
останавливаются. В т о р о й центурион со своими 15 ш е р е н г а м и
щитов продолжают движение, захо!дя вправо, идут вдоль
правого фланга 25 шеренг первой центурии и пристраиваются
86 О военном искусстве

к ее последним 15 шеренгам. Начальник батальона во


главе своих 15 шеренг щитоносцев обходит правый фланг
предыдущих 15 шеренг и пристраивается таким же поряд­
ком. Наконец, третий центурион со своими 25 шеренгами
и следующий з а ним четвертый центурион совершают то
же движение, обходя правый фланг остановившихся цен­
турий, но не о с т а н а в л и в а ю т с я на у р о в н е 15 шеренг, а идут
вперед, пока последняя шеренга колонны не поровняется
с последней шеренгой щитоносцев. Как только батальон вы­
строится, центурион, шедший во главе второй центурии,
переходит в замок.
Таким образом, будет построена колонна в 15 шеренг
и 20 рядов, и по обеим сторонам фронта будут два вы­
ступа, составленные из 10 ш е р е н г по 5 ря^ов; между вы­
ступами остается пространство, достаточное для размеще­
ния 10 рядов. Т а м поместится начальник батальона, а впе­
реди каждого выступа и в хвосте за фланговыми рядами
колонны будет по одному центуриону. На флангах разме­
щаются по 2 ряда пик и по 1 ряду декурионов. В про­
странство между выступами может поместиться артилле­
рия, если она имеется, и обоз. Велиты рассыпаются на
флангах по обеим сторонам пикинеров.
• Если батальон, построенный в колонну с выступами,
хотят перестроить в колонну с пустым пространством
в н у т р и , то п о с т у п а ю т так: из 15 задних шеренг 8 перево­
дятся на концы выступов, и таким образом образуется
площадь, замкнутая со всех сторон; здесь могут по­
меститься обозы, начальник батальона и з н а м я , но не ар­
тиллерия, которая выезжает вперед или располагается на
фланге. Эти способы построения полезны батальону только
в том случае, если он двигается иод прямой угрозой на­
падения. Тем не менее и тогда лучше) строиться в обык­
новенную колонну без площади и выступов; правда, ино­
гда они необходимы, главным образом, для прикрытия не­
строевых.
Книга вторая 87

Фронт

с
ОООП1Г»
Рис. 3
ooonn

ООО У

ООО * I)
ООО»
oooxn Построение батальона с выступами и
еомт с пустым пространством
oosnn
uosna ^ Фронт Фронт
ooxnn
ooxnn С С с С
oosnn nooooooooooooocoonn
0 0 4 on
oosnn nnooooooooor.oooooonn
oosnn onooooooooocoooooonn
oosnn
oosnn oooxn 00000000000000001С
oosnn 000XQ
oooooooooooooooox
oosnn 11X000 oooxn oooxn
oosnn Т oooxn
ooxnn nxooo
X 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 X sin nnxoo ooxnn
с
ooooo X nnxoo ooxnn
ooooo nnsoo ooxnn
I ooooo ППХ00000000000000 nnsoo egg ooxnn
ooooo nnxoooooooooooooo s u a nnsoo T oosnn
ooooo nnxoo ooxnn
С ooooo nnsoo oosnn
ппооо ooooo nnxooooooooooooooxun
ooooo nuxooooooooooooooxnn
ooooo X П11 s o o o o o o o o o o o o c o x n n
ooooo X nnsooooooooooooooxnn
ООО ooooo nnsooooooooooooooxnn tl I) s oooooooooooooox n n
пхсоо ooooo nnxoooooooooooooosnn nnsoooooooooooo.ooxnn
Ж ООО ooooo nnsooooooooooooooxnn nnsooooooooooooooxnn
ООО ooooo nnxooooooooooooocxnn imxoooooooooocoooxnn
D X ООО oooco С С с с
Е 1 ООО
linXGO
T
ПИХОО ooooo
п и soo ooooo
anxoo ooooo
310 ooooo
nnxoo ooooo
nnxoo ooooo
nnxoo ooooo
nnxoo ooooo
&Q.XGO ooooo
onxoo ooooo
nnxoo ooooo
D O ЧОО ooooo
nnxoo ooooo
ЙПЧО0 ooooo
ooooo
с *
,88 О военном искусстве

У ш в е й ц а р ц е в есть е щ е много других форм боевого по­


строения, между прочим, в виде креста, когда фюзильеров
ло мещают в промежутках между его сторонами, укрывая
их таким образом от ударов неприятеля. Подробности я
описывать не буду. П о с т р о е н и я этого рода хороши только
в редких случаях, когда батальон сражается в одиночку,
а я хочу дать вам пример совместного боя нескольких ба­
тальонов с неприятелем. \
К о з и м о. Кажется, я вполне понял в а ш способ обуче­
ния солдат в этих б а т а л ь о н а х ; но, если я не ошибаюсь,
в ы говорили, что, кроме 10 батальонов, в вашей бригаде
есть е щ е 1 ООО з а п а с н ы х п и к и н ё р о в и 500 запасных вели­
тов. Р а з в е в ы не будете их обучать?
а б р и ц и о. Конечно, буду, и весьма т щ а т е л ь н о ; пи-
кинеры должны обучаться, по крайней мере, по сотням
в том же порядке, как и остальные батальоны; я предпо­
читал бы их правильным батальонам при всякого рода
частных действиях, как, например, прикрытие обоза, сбор
продовольствия в неприятельской местности и другие по­
добные операции; велиты же должны, по-моему, обучаться
у себя дома, без военных сборов; ведь их дело—это бой
врассыпную, и поэтому незачем собирать их вместе с про­
чими войсками на общее учение; достаточно обучить их
действовать в одиночку. Я уже говорил вам и не пере­
стану это повторять, что солдаты батальона должны быть
©бучены так, чтобы они умели держать равнение, знали
свои места, умели делать быстрые повороты, когда это
нужно по условиям местности или при появлении неприя­
теля; если это усвоено, батальон будет знать свое место
и свое дело среди целого войска. Князь или республика,
не жалеющие забот и труда на боевое устроение и обуче­
ние, получат для своей страны хороших солдат, одолеют
своих соседей и будут предписывать з а к о н ы другим, а не
подчиняться. В н а ш и же дни, с р е д и общей смуты, о кото­
рой я уже говорил, эти п р а в и л а з а б ы т ы и з а б р о ш е н ы ; по­
\

Книга вторая 89

э т о м у в о й с к а наши! п л о х и , и если даже попадаются способ­


ные полководцы и возникают войны, у полководцев нет
никакой возможности показать свою военную доблесть.
К о з и м о. Как должны быть устроены батальонные
обозы?
[Фабрицио. Прежде всего, у меня ни центурионы, ни
декурионы не ехали бы в е р х о м , да и начальник батальона
получит лошака, а не л о ш а д ь , если не захочет итти пеш­
ком. Ему я бы дал две повозки, центурионам — по одной
и на каждых трех д е к у р и о н о в — но две, ибо они именно
так будут размещены в лагере, как я скажу дальше. Та­
ким образом, у каждого б а т а л ь о н а будет 36 повозок, на­
груженных палатками, котлами для варки пищи, топорами
ш железными кольями для р а з б и в км лагеря; остальное
можно нагрузить на них, если окажется свободное место.
К о з и ш о. Я п о н и м а ю , ч т о н а ч а л ь н и к и , к о т о р ы х в ы о п р е ­
деляете в свои батальоны, необходимы, но я боюсь, не
с л и ш к о м ли их много и как б ы из-за этого не было заме­
шательства.
.Фабрицио. Это могло бы случиться, если б ы они все
не подчинялись одной в ы с ш е й власти, но при правильном
подчинении они только поддерживают порядок и, наобо­
рот, без них невозможно руководить войсками. Если стена
г р о з и т о б в а л о м , то л у ч ш е п о д д е р ж а т ь ее в о многих местах
слабыми подпорками, чем поставить их мало, хотя бы и
очень прочных; с одной подпоркой, как бы она ни была
крепка, стена все равно рухнет. Так и в войске: на каж­
дый десяток людей должен быть человек более деятель­
ный и храбрый, чем другие, или хотя бы обладающий
большей властью, который своим мужеством, словом и
примером поддерживает солдат и в о о д у ш е в л я е т их к бою.
Насколько в войске необходимо все, о чем я говорил,
именно — начальники, знамена, музыка, видно хотя бы
из того, что все это есть и у нас, но только никто не
делает своего дела. Возьмите декурионов: если в ы хотите,
/

90 О (военном и с к у с с т в е

чтобы они выполняли свой долг, то каждый из них дол­


жен в совершенстве знать своих солдат, жить с ними,
стоять вместе с ними в карауле и вместе сражаться.
Когда декурион на посту, шеренга равняется по нему,
как по шнурку, и держится так крепко, что не может рас­
с т р о и т ь с я , а если бы это все ж е п р о и з о ш л о , она сейчас же
собирается вновь. У нас же они годны только для того,
чтобы получать больше жалованья и выполнять разные
частные поручения. То же происходит и со знаменем:
у нас оно служит больше для красоты смотров, чем для
настоящего военного дела, м е ж д у тем как у древних знамя
указывало путь и место сбора, ибо, как только оно оста­
навливалось, каждый солдат уже знал, куда ему итти, и
всегда точно занимал свое место. Остановка или движение
знамени означали остановку или движение вперед всего
батальона. 1

Поэтому войско должно разделяться на многочисленные


отдельные части, имеющие свои особые знамена и началь­
ников; это сообщает ему душу и жизнь.
Пехота должна следовать за знаменем, а знамя—за му­
зыкантами. Если музыканты хороши, то войском коман­
дуют, они, пбтому что солдат соразмеряет свой шаг с му­
з ы к а л ь н ы м т а к т о м и, таким образом, легко сохраняет свое
место в строю. У древних были флейты, рожки и другие
духовые инструменты, тон которых был установлен в со­
вершенстве. Как танцор двигается в такт и не собьется,
если он его соблюдает, так и войско не расстроится, если
правильно идет под музыку.
Разнообразие музыки означало у древних разнообразие
движений; одна музыка, сменяла другую, когда надо было
воспламенить, сдержать или совсем остановить воинов.
У каждого музыкального строя было свое назначение: до­
рийский строй внушал спокойствие и твердость, фригий­
с к и й — приводил людей в неистовство. Рассказывают,
Книга вторая 91

что А л е к с а н д р , у с л ы ш а в з а столом ф р и г и й с к у ю м у з ы к у , ш
в з в о л н о в а л с я , ч т о с х в а т и л с я з а о р ужине.
В с е эти мелодии следовало бы восстановить, а если бы
Это оказалось слишком трудно, то надо бы, по крайней
мере, не пренебрегать теми, которые помогают солдату
различать команду. К а ж д ы й может изменять их, как хочет,
лишь бы ухо солдата привыкло их узнавать. Т е п е р ь у нас
юже есть м у з ы к а , но толку от нее большей частью нет
никакого — один только шум.
К о з и м о. Мне хотелось бы знать от вас, если только
вы сами об этом задумывались, каким образом нынешние
войска пали так низко и откуда пошел их развал и пре­
небрежение военными заниями?
Ф а б р и ц и о . Я охотно поделюсь с вами своими мыс­
лями. Вы знаете, что выдающихся воинов было много
в Е в р о п е , мало в Африке и еще меньше в Азии. Про­
исходило это оттого, что две последние части света знали
только одну или две монархии, республик в них почти
не было; наоборот, в Европе монархий было мало, а рес­
публик — бесчисленное множество. Люди выделяются и
проявляют свои таланты, поскольку их выводит из низов
и п о о щ р я е т в л а с т и т е л ь , будь то р е с п у б л и к а и л и к н я з ь .
Поэтому там, где повелителей много, в ы д а ю щ и е с я люди
рождаются во множестве, в противном случае их бывает
мало. В Азии м ы встречаем имена Нина, Кира, Артаксеркса,
Митридата, рядом с которыми можно поставить еще очень
немногих. В Африке, если оставить в стороне египетскую
древность, мы видим только Массиниссу, Ю г у р т у и несколь­
ких полководцев Карфагенской республики.
По сравнению с Е в р о п о й число их ничтожно, ибо в Ев­
ропе в ы д а ю щ и х с я людей бесконечно много, и их было бы
еще б о л ь ш е , если б ы к именам, до нас дошедшим, можно
было прибавить имена, преданные забвению завистливым
временем. Ведь даровитых людей всегда было много там,
где было много государств, п о о щ р я в ш и х таланты по необ-
92 О военном искусстве

ходимости или по иной человеческой страсти. Азия дала


мало б о л ь ш и х людей, потому что в с я эта с т р а н а б ы л а под­
чинена единому царству, по самой громадности своей пре­
бывавшему большей частью в бездействии и потому не­
способному создавать замечательных деятелей. Т о же было
и в Африке, но там благодаря Карфагенской республике
их в с е ж е было больше.
Выдающиеся люди чаще встречаются в республиках,
где таланты в большем почете, чем в монархиях, где их
боятся. Там воспитывают дарования, а здесь — их истреб­
ляют. Если посмотреть теперь н а Европу, то вы увидите,
что она испещрена республиками и княжествами, которые
боялись друг друга ж поэтому были вынуждены поддержи­
вать в силе военные установления и окружать почетом
людей, отличившихся боевыми заслугами. В Греции, кроме
Македонии, было множество республик, и каждая из них
была родиной замечательнейших людей. В Италии были
римляне, самниты, этруски, цизальпинские галлы. Галлия
и Германия сплошь состояли из республик и княжеств;
Испания—-точно так же.
Е с л и от этих стран сохранилось по с р а в н е н и ю с Римом
м а л о и м е н , то в и н о в а т о в э т о м т о л ь к о л у к а в с т в о п и с а т е л е й ,
которые поклоняются счастью и прославляют поэтому
только победителей. Совершенно неправдоподобно, чтобы
не было многого множества замечательных людей среди
самнитов и этрусков, 150 лет в о е в а в ш и х с римским наро­
дом, раньше чем ему покориться. То же относится, ко­
нечно, и к Галлии и к Испании.
Однако, если писатели умалчивают о мужестве отдель­
ных г р а ж д а н , они зато обычно восхваляют величие наро­
дов и п р е в о з н о с я т до небес их стойкость в з а щ и т е своей
свободы. Если верно, что больших людей тем больше, чем
больше на свете государств, то надо, естественно, при­
знать, что с уничтожением их пропадает понемногу и чело­
веческое величие, ибо исчезает сила, его порождающая.
Книга вторая 93

С возвышением Римской империи, поглотившей все рес­


публики и царства в Европе, Африке и большей части
Азии, доблесть исчезла всюду, сохранившись только в Риме.
Последствия этого сказались в том, что выдающиеся
люди и в Европе и в Азии стали появляться все реже.
В дальнейшем доблесть окончательно упала, ибо она це­
ликом сосредоточивалась в Риме. И когда в Риме нача­
лось падение н р а в о в , оно распространилось почти на весь
мир, так что скифские орды могли спокойно явиться и
расхитить империю, уничтожившую доблесть в других
странах и не сумевшую сохранить ее у себя. Потом импе­
рия при нашествии варваров распалась на несколько час­
т е й , но д о б л е с т ь от э т о г о н е возродилась: первая причина
з а к л ю ч а л а с ь в том, что трудно восстанавливать рухнувший
порядок вещей; вторая — в том, что современный образ
жизни людей при господстве христианской религии не
создает для них необходимости вечной самозащиты, как
это было в древности. Ведь тогда побежденные на войне
или истреблялись или становились вечными рабами, веду­
щими самую жалкую жизнь; покоренные земли опусто­
шались, жители изгонялись, имущество отбиралось, а сами
они р а с с е и в а л и с ь по свету, так что побежденным приходи­
лось терпеть самую страшную нищету.
Этот страх заставлял людей неустанно заниматься воен­
ным делом и почитать всех, кто в нем отличался. Т е п е р ь же
страх этот почти пропал, побежденных очень редко уби­
вают, никто долго не т о м и т с я в п л е н у и в с е л е г к о в ы х о д я т
на свободу. Города могут тысячу р а з восставать — их за
это не разрушают, оставляют жителям имущество, и са­
мое х у д ш е е , чего они могут о п а с а т ь с я , — это в о е н н о й дани.
При таких обстоятельствах люди вовсе не хотят подчи­
няться требованиям строгого военного устройства и пере­
носить всякого рода тяготы во избежание опасностей, ко­
торые для них не страшны. Наконец, страны Европы по
сравнению с прежними временами подчинены власти очень
94 О военном искусстве

немногих государей: вся Франция подчинена одному ко­


ролю, Испания — другому, Италия делится на небольшое
число государств. Таким образом, слабые города защи­
щ а ю т с я тем, что отдаются на волю победителя, а сильные,
по всем описанным причинам, не боятся разрушения.
Козимо. Однако, за последние 25 лет мы были сви­
детелями разрушения многих городов и падения царств.
Казалось бы, этот пример должен был бы предостеречь
уцелевших и п о к а з а т ь им, что следовало бы восстановить
некоторые древние учреждения.
Ф а б р и ц и о . В ы п р а в ы , но если вы внимательнее при­
смотритесь к этим разгромам, в ы увидите, что р а з р у ш а л и с ь
не столицы, а второстепенные города. Действительно, раз­
грабили ведь Тортону, а не Милан, Капую, а не Неаполь,
Б р е ш и ю , а не Венецию, Равенну, а не Рим. Такие события
не заставляют правителей пересматривать свою политику,
а, наоборот^^крёшгяют их в мысли, что от всего можно
откупиться. Поэтому они не хотят подвергаться трудно­
стям строгой постановки военного дела — это кажется им
^ или н е н у ж н ы м или непонятным.
Остаются побежденные; п р и м е р ы эти могли бы их устра­
шить, но они уже бессильны что-нибудь предпринять.
Князья, лишившиеся власти, уже опоздали, а те, которые
п р а в я т , н е у?.хеют и л и н е х о т я т н и ч е г о д е л а т ь ; у н и х т о л ь к о
одно желание — без труда ловить счастье, а не надеяться
на собственную силу; они видят, что там, где этой силы
нехватает, все вершит судьба, и хотят подчиняться, а не
повелевать ей,
В подтверждение своих слов приведу Германию, где со­
хранилось много княжеств и республик и, б л а г о д а р я этому,
там еще сильна военная доблесть. В с е м х о р о ш и м , что есть
в современных войсках, м ы о б я з а н ы этим н а р о д а м ; они рев­
ниво оберегают с в о е полоиеение, боятся рабства не в при­
мер другим, и поэтому все сохранили господство и окру­
жены почетом. {
Книга вторая 95

Кажется, я„ д о с т а т о ч н о выяснил вам, каковы, по моему


мнению, причины нынешнего ничтожества войск. Н е знаю,
с о г л а с и т е с ь л и в ы со м н о й и л и у в а с о с т а л и с ь е щ е какие-
нибудь сомнения?
К о з и м о. Никаких. В ы убедили меня вполне. Мне хо­
чется только вернуться к главному предмету нашего раз­
г о в о р а и у з н а т ь от в а с , к а к б у д е т у с т р о е н а кавалерия при
в а ш и х б а т а л ь о н а х , с к о л ь к о e e д о л ж н о быть, кто ею
v коман­
д у е т и к а к о в о ее вооружение?
Ф а б р и ц и о . В ы , повидимому, думаете, что я это упу­
стил; не удивляйтесь, так как много об э т о м по двум при*
чинам говорить не приходится. Прежде всего, важнейшая
жизненная сила войска — это пехота; далее, наша кава­
лерия л у ч ш е п е х о т ы , и если она не сильнее конницы древ­
них, то равна ей.
Я уже раньше говорил о т о м , к а к ее обучать. Что ка­
сается оружия, я оставил бы существующее вооружение
одинаково как для легкой, так и для тяжелой конницы.
Мне только казалось бы полезным дать всей легкой кон­
нице арбалеты и присоединить к ним некоторое количе*
ство фюзильеров, которые, правда, мало полезны в бою,
но в е л и к о л е п н ы для у с т р а ш е н и я п р о т и в н и к а и л у ч ш е всего
м о г у т з а с т а в и т ь его б р о с и т ь о х р а н я е м ы й п р о х о д ; о д н о р у ж ь е
стоит двадцати штук любого другого оружия.
О б р а щ а я с ь к численности этих войск, я должен сказать,
что подражал бы римскому примеру и образовал бы при
каждом батальоне отряд не больше чем в 300 лошадей,
причем 150 п р и ш л о с ь бы на тяжело в о о р у ж е н н ы х жандар­
мов, а остальные — н а легкую конницу. Во главе каждого
эскадрона стоял бы особый начальник и при нем — 15 де­
курионов, знамя и музыканты. Каждые 10 жандармов по­
лучают 5 повозок, а 10 всадников легкой конницы — 2 по­
возки, нагружаемые палатками, котлами для дищи, топо­
рами и кольями, а если будет возможно, то и д р у г и м ис­
ходным снаряжением.
96 О военном искусстве

Не считайте, что это вызовет беспорядок, потому что


сейчас в распоряжение каждого жандарма предоставлены
4 лошади, а это уже большое злоупотребление. В Герма­
нии у ж а н д а р м а есть только одна его л о ш а д ь ; на каждые
20 человек полагается одна повозка, на которую взвалено
все, что им необходимо.
. Римская конница тоже обходилась без прислуги; правда,
ее размещали рядом с триариями, которые обязаны были
помогать ей в уходе за лошадьми. Это легко ввести и
у нас, как в ы увидите, когда мы будем разбирать устрой­
ство лагеря. То, что делали римляне и теперь делают
немцы, вполне возможно для нас, и с н а ш е й стороны было
бы ошибкой поступать иначе.
Оба эскадрона, составляющие часть бригады, можно
иногда^со4ирать вместе с батальонами и устраивать между
ними примерные сражения, больше для того, чтобы при­
учать их различать друг друга в бою, чем для каких-ни­
будь других целей.
Однако, довольно об этом; теперь нам надо узнать, ка-
~ ково должно быть боевое расположение войска, чтобы оно
могло заставить противника принять бой и победить.
В этом — цель всякого войска и смысл труда, потрачен­
ного на его обучение.
о
ВОЕННОМ ИСКУССТВЕ

Сочинение
Никколо Макиавелли,
гражданина и секретаря
флорентийского,
посвященное
Лоренцо, сыну Филип по Строцци

КНИГА ТРЕТЬЯ

К о э и м о. Предмет нашего р а з г о в о р а сегодня меняется,


и вместе с тем должен перемениться и в о п р о ш а т е л ь . Мне
не хотелось бы заслужить упрек в самонадеянности, кото­
рую я всегда осуждал в других. Поэтому я слагаю дик­
татуру и передаю ее кому угодно из п р и с у т с т в у ю щ и х моих
друзей.
3 а н о б и. Мы были бы в а м очень признательны, если
бы вы сохранили в а ш у д и к т а т у р у , но если в ы н а с т а и в а е т е
на своем отказе, — назначьте, по крайней мере, кого-ни­
будь из нас своим преемником.
К о з и м о. Предоставляю это синьору Фабрицио.
Ф а б р и ц и о . Охотно принимаю полномочие и предла­
гаю следовать венецианскому обычаю, т. е. предоставить
первое слово самому младшему. В о й н а — это ремесло мо­
лодых, и я считаю, что говорить о нем л у ч ш е всего юно­
ш а м , п о т о м у ч т о они р а н ь ш е в с е х п о к а ж у т себя на деле.
К о з и м о. И т а к , о ч е р е д ь з а в а м и , Л у и д ж и . Приветс1вую
своего преемника и думаю, что и в ы , синьор Фабрицио,
останетесь довольны таким вопрошателем. Вернемся теперь
к предмету р а з г о в о р а и не будем терять время.
(Фабрицио. Несомненно, что для ясного понимания
искусства боевого построения войска надо рассказать вам
о том, как поступали в этом случае греки и римляне. Од­
нако, в ы сами можете прочесть об э т о м у а н т и ч н ы х писа-

О военном искусств© , 7
98 О военном искусстве

телей; поэтому я опускаю целый ряд подробностей и буду


говорить только о том, чему, по-моему, необходимо подра­
жать, если м ы хотим х о т я бы в некоторой мере усовершен­
ствовать наши современные войска. Я собираюсь пояснить
вам одновременно построение войска в боевой порядок,
подготовку его к настоящему бою и обучение примерным
сражениям.
Самая большая ошибка начальника, строящего войско
в б о е в о й п о р я д о к , — э т о в ы т я н у т ь его в о д н у л и н и ю и по­
ставить судьбу сражения в зависимость от удачи единого
натиска. К о р е н ь ошибки в том, что з а б ы т ы действия древ­
них, у которых линии войск располагались последова­
тельно одна з а другой. Ведь иначе нельзя ни п о м о ч ь пе­
редним в о й с к а м , ни п р и к р ы т ь и х при отступлении, ни сме­
нить их во время боя; римляне з н а л и это лучше всех.
Для большей ясности надо сказать, что каждый лептон
состоял у них из гастатов, принципов и триариев. Гастаты
ставились в первую линию войск, образуя крепкие сОхМК-
кутые ряды, з а ними более редкими рядами стояли прин­
ципы; сзади всех находились триарии, построенные таким
образом, что между рядами у них оставались широкие
промежутки, которые в случае нужды могли быть з а н я т ы
ч

и гастатами, и принципами.
Кроме того, в к а ж д о м легионе были пращники, стрелки
из лука и другие легко в о о р у ж е н н ы е воины, которые не
стояли в одних рядах с пехотой, а располагались впереди
войска, между конными и пешими солдатами. Эти-то лег­
ко в о о р у ж е н н ы е и з а в я з ы в а л и бой; если они п о б е ж д а л и , —
что бывало р е д к о , — то сами довершали успех; если их
отбрасывали, они отступали, обходя фланги сомкнутых
войск, или занимали нарочно оставленные для этого про­
межутки между рядами, располагаясь з^тем позади. После
отхода легко в о о р у ж е н н ы х с неприятелем с х в а т ы в а л и с ь гас­
таты, которые при неудаче отходили к принципам, зани­
мая п р о м е ж у т к и в их рядах, и тогда бой возобновлялся.
ЁниГа т р е т ь я

Если эта в т о р а я линия оказывалась также разбитой, сна


отступала к триариям, заполняла широкие промежутки ме­
жду их рядами, и все дело начиналось сызнова. П р и новой
неудаче бой был проигран, потому что опять собрать вой­
ско было невозможно.
Конница размещалась на флангах войска, образуя как
бы два крыла. Она сражалась, смотря по необходимости,
в е р х о м или спешившись. При таком порядке троекратного
возобновления боевой линии поражение было почти невоз­
можно, потому что счастье должно изменить тебе три р а з а
подряд,' а доблесть BpaVa д о л ж н а быть такова, чтобы триж­
ды победить. I
Греческая фаланга не знала этого способа возобновления
боя; п р а в д а , она строилась большим числом шеренг со
многими н а ч а л ь н и к а м и , но располагалась всегда в одну
линию.
Подкрепление разбитых войск производилось не по
римскому способу взаимослияния рядов, а путем замены
в ы б ы в ш е г о солдата другим. Делалось это так. П р е д с т а в ь т е
себе фалангу, построенную в 50 шеренг; когда начинался
бой, с р а ж а т ь с я могли п е р в ы е ш е с т ь , т а к как их к о п ь я , или
сариссы, были настолько длинны, что из шестой шеренги
в ы с т у п а л и остриями д а л ь ш е п е р е д н и х р я д о в . Н а место уби­
того или раненого бойца сейчас же становился солдат из
в т о р о й ш е р е н г и ; его в с в о ю очередь заменял стоявший за
ним в т р е т ь е й , и, таким образом, задние шеренги после­
довательно покрывали убыль передних. При этом способе
подкрепления шеренги всегда были заполнены и пустых
мест не было нигде, кроме задней шеренги, которая посте­
пенно таяла, ибо пополнять ее было уже некому. Вслед­
ствие убыли в первых шеренгах задние понемногу исто­
щались, но дередние оставались всегда цельными, и надо
сказать, что эту фалангу можно было скорее истребить,
чем п р о р в а т ь , так как глубокий строй делал ее почти не­
проницаемой.*
too о в о е н н о м ИСКУССТВЕ

Римляне вначале пользовались построением фаланги и


применительно к нему обучали свои легионы. Позднее
э т о т с т р о й и х у ж е не у д о в л е т в о р я л , и о н и стали разделять
легионы на части, именно — на к о г о р т ы и манипулы. Они
считали, как я уже говорил, что войско тем сильнее, чем
больше в нем отдельных ж и в ы х тел и частей, каждая из
которых может действовать сама. В наше время фаланга
целиком применяется швейцарцами,, воспринявшими и ее
глубокий строй и способ пополнения убыли первых ше­
ренг, причем бригады во в р е м я боя вытянуты в одну ли­
нию. Иногда они располагаются друг за другом, но это
делается не для T o r o v чтобы одна бригада при отступлении
могла влиться в р я д ы другой, а д л я того, ч т о б ы ч а с т и , на­
ходящиеся сзади, могли поддерживать передние. Одна
бригада стоит впереди, а другая — за ней несколько
вправо, так что может б ы с т р о двинуться на в ы р у ч к у , если
передним войскам потребуется подкрепление. Третья
бригада находится сзади первых двух на расстоянии ру­
жейного выстрела. Делается это с той ц е л ь ю , ч т о б ы в слу­
чае поражения передних войсковых частей у них было
место для отхода, а третья бригада могла бы двинуться
вперед, не рискуя при этом столкнуться с отступающими.
Ведь крупная часть не в состоянии влиться в ряды другой,
что легко осуществимо для небольшого отряда. Поэтому
мелкие и точно обособленные подразделения, составляв­
шие римский легион, могли быть размещены так, что
легко проходили одни через другие и, таким образом,
взаимно друг друга поддерживали.
Для доказательства превосходства \ древнего римского
боевого порядка над швейцарским достаточно вспомнить,
что в боях с легионами греческие фаланги всегда терпели
самые с т р а ш н ы е поражения, и причина заключалась именно
в том, что, как я уже говорил раньше, вооружение римлян
и их способ возобновлять битву были большей силой, чем
стойкость фаланги.
Книга третья 101

Представим себе теперь, что мне предстоит по образцу


Этих примеров образовать войско; я воспользуюсь для
этого, оружием и приемами как греческой фаланги, так и
римского легиона; в бригаде у меня было бы 2 ООО пик,
т. е. македонское оружие, и ^ щитоносцев с мечами,
т. е. римское вооружение. Бригада моя будет разделена
на 10 б а т а л ь о н о в , к а к это' б ы л о у римлян, деливших ле­
гион на 10 когорт. Be литы, или легко вооруженные сол­
даты, которые начинают бой, поставлены у меня так же ;

как у них.
Таким образом, мы заимствуем у обоих народов оружие
и боевое построение, т а к 1как в п е р в ы х р а д а х каждого ба­
тальона стоят 5 ш е р е н г пик, а за ними п о с т а в л е н ы щито­
носцы с мечами. Это позволит мне выдержать натиск кон­
ницы неприятеля и вместе с т е м п р о р в а т ь его пехоту, по­
тому что при первом столкновении у меня, как и у него,,
будут пикинеры, которые его отбросят, а дальше в бой
вступят щитоносцы и уже довершат победу.
Изучая этот боевой порядок внимательно, вы поймете
его силу, заключающуюся в том, что оба вида оружия
могут быть использованы до конца: пики хороши не
только против конницы, но и против пехоты, и становятся
бесполезны только, когда начинается рукопашная. Чтобы
обойти это неудобство, ш в е й ц а р ц ы ставят между каждыми
т р е м я ш е р е н г а м и пик одну ш е р е н г у алебард. Делается это
с целью дать пикам больше п р о с т о р а , но места им все же
остается слишком мало. В нашем же построении пики, по­
ставленные впереди и поддержанные сзади щитоносцами,
могут отразить натиск конницы неприятеля, а при начале
боя прорвать и расстроить его пехоту. Когда же бой пе­
реходит в рукопашную схватку и пики уже бесполезны,
их сменяют щитоносцы с мечами, которые могут действо­
вать в самой большой тесноте.
Луиджи. Мы с нетерпением ждем, чтобы в ы нам рас-
102 О военном искусстве

сказали, как вы расположите вооруженное и устроенное


вами войско в боевой порядок.
Ф а б р и ц и о . Я как р а з собираюсь вам это объяснить.
В ы д о л ж н ы п р е ж д е всего з н а т ь , что о б ы ч н о е р и м с к о е , т а к на­
з ы в а е м о е к о н с у л ь с к о е , в о й с к о с о с т о я л о не б о л е е ч е м и з д в у х
легионов римских г р а ж д а н , т. е. и з 600 человек конницы,
около 1 1 ООО п е х о т ы и т а к о г о ж е к о л и ч е с т в а п е х о т ы и кон­
ницы, п р и с л а н н ы х с о ю з н и к а м и и р а з д е л я в ш и х с я на две ча­
сти, к о т о р ы е н а з ы в а л и с ь п р а в ы м и л е в ы м к р ы л ь я м и войск.
Римляне никогда не допускали, чтобы пехотинцев в со­
юзные войсках было больше, чем в римских легионах, но
в отношении конницы это даже поощрялось. С этим вой­
с к о м в 2 2 ООО ч е л о в е к п е х о т ы и п р и б л и з и т е л ь н о 2 ООО к о н ­
ницы консул предпринимал любые боевые действия и от­
правлялся в любой поход. Только в редких случаях, когда
надо было дать отпор превосходным неприятельским си­
лам,, оба консульских в о й с к а соединялись.
Заметьте д а л ь ш е , что при трех главных действиях вся­
к о г о в о й с к а , т. е. м а р ш е , л а г е р н о й стоянке и бое, римляне
всегда располагали свои легионы в середине, так как хо­
тели возможно теснее сплотить самые надежные свои
силы; далее я скажу об этом подробнее. Впрочем, союз­
ническая пехота, постоянно общавшаяся с легионерами,
была так же полезна в бою, как и римская, потому что
проходила ту же военную школу и строилась в том же
боевом порядке.
Если мы познакомимся теперь с боевым построением од­
ного римского легиона, мы будем знать боевой порядок
всего войска. Когда я вам говорил раньше о разделении
легиона на три боевые линии, взаимно сменявшие друг
друга, я, собственно, уже изобразил построение
целого войска.
Я хочу строить свои войска в боевой порядок наподобие
римлян; поэтому вместо двух легионов я возьму две
бригады, построение коих определит построение всего
Книга третья 103

войска, потому что большая численность его только удли­


нит боевую линию. Мне кажется ненужным напоминать
вам о количестве пехоты в бригаде, о том, что бригада
состоит из 10 батальонов, кто ими командует, каково
вооружение солдат, кто такие действующие и запасные
велиты; обо всем я только что говорил достаточно по­
дробно и думаю, что все это я ш в о в в а ш е й памяти, так
как эти основные вещи надо знать для понимания даль­
нейших подробностей. Перехожу теперь прямо к объясне­
нию боевого порядка войска.
10 батальонов первой бригады составят левое крыло
войска, 10 батальонов второй бригады — правое. Войска
левого крыла располагаются так: впереди, на линии
фронта, стоят рядом 5 б а т а л ь о н о в на р а с с т о я н и и 4 локтей
д р у г от д р у г а , з а н и м а я в о б щ е м п р о с т р а н с т в о в 1 4 1 локоть
ширины и 40 локтей в глубину. За этими 5 батальонами,
на расстоянии 40 локтей по прямой, находятся е щ е три, и з
которых д в а в ы р а в н и в а ю т с я по п р я м о й линии по флангам
первых 5 батальонов, а третий занимает серединный проме­
жуток. Т а к и м о б р а з о м , 3 б а т а л ь о н а второй линии занимают
в глубину и в ш и р и н у то ж е п р о с т р а н с т в о , что и 5 б а т а л ь о ­
нов первой, но между первыми батальонами остается про­
межуток в 4 локтя, а между в т о р ы м и — 33 локтя. Дальше
расположены 2 последних батальона, отстоящие от 3 ба­
т а л ь о н о в в т о р о й линии на 40 локтей и в ы р а в н е н н ы е по их
флангам так, что между ними останется свободный проме­
жуток в 91 локоть.
Таким образом, все батальоны вместе займут простран­
ство в 141 локоть в ширину и 200 локтей в глубину. На
расстоянии 20 локтей от левого фланга батальонов стоит
прикрывающая его семирядная колонна запасных пикине-
ров, построенная в 143 ш е р е н г и так, что глубина их равна
глубине всего левого фланга 10 батальонов, построение
которых я уже описал; 40 ш е р е н г в ы д е л я ю т с я для охраны
обозов и нестроевых, следующих за войсками;! декурионы
lOi О ВОЕННОМ искусстве

Ф © @
<У Щ
Щ А/ К
В* Щ Й>
Ь.
Й. Ь> «• Ь-
T*
Я Я Е Е Е Е А Я Я Я В
А С В Е В В Е А с ВО С А а А Г А
А А А
Я А А А Я А А Я Я AS Е А В А Я Я Е Я Я Е А А Я Я
Я Е Я Я В Я В В В Я Я Е С А А Я с В ев Я В В О С
Е Я Я В В Е Е В А Е Е В Я С Е В В Я / Е В А Е Е Е Е В В Е В Я Я
> > ь
W 3о ИИ А А С С О О
5 И А А О О ; У
0 0 0
U Е Е

a С О -J
А е С В У
А А

Е А
Е А U А
А А 5 <->
А А В А В = С

в А
А я с И
я я
fl А

в *• с Р с
И
Н = 5 U = В О J JU
И <J С В
U 5= 8 1 '->
ся
N •
03

2 О С С
м
О 5 Я Э О С CJ А А О О О ->
Н я Н 5 5 и В А С О ©У W
О В В А ? § Э ,
У

СЯ 5 и
в U N а У А О (J
а У (Я С

> > >


о 3 с U
С З ЭИ

Я Г В
О Я А
Н В А ' •»
в U С Я ° О Р
И.
В В В А А А я В я Г я А я А В А Я В Е С В В А Я В
А Я А А А Г А Я В А Я Я А А Я В Г В
В А, А В Г А Я В Г О Г А В В А Я Г В
А Я
Я В

ii z> а
SI U « V
~ 3. W
А- > V ^ *
Книга третья 105

и центурионы занимают свои обычные места. И з трех на­


чальников батальонов один находится в голове, другой—-
в середине и третий — в хвосте всей колонны, исполняя
обязанность tergiductor'a 5 как называли римляне началь­
ника, находившегося сзади войска.
Возвращаюсь теперь к построению головы колонны.
Влево от з а п а с н ы х п и к и н е р о в стоят 500 запасных велитов,
занимающих пространство в 40 локтей, а еще дальше
влево рядом с ними будут расположены жандармы, для
которых я отвожу пространство в 150 локтей. Наконец,
на оконечности левого крыла находится легкая конница,
Занимающая такое же пространство, как и жандармы. Дей­
ствующие велиты должны быть при своих батальонах и
стоят в оставленных между ними промежутках; задача
их — п р и к р ы в а т ь ф л а н г к а ж д о г о б а т а л ь о н а , но, м о ж е т б ы т ь ,
я присоединил бы их к з а п а с н ы м пикинерам. Это решается
по обстоятельствам. Начальнику всей бригады я отвожу
место или между первой и второй линиями батальонов
или впереди между п е р в ы м батальоном слева и запасными
пикинерами; при нем находятся 30—40 отборных солдат,
достаточно толковых, чтобы передать его приказы, и до­
статочно сильных, чтобы защитить его от вражеского^ на­
падения; тут же должны быть знамя и музыканты.
Таков боевой порядок бригады, с т о я щ е й на л е в о м к р ы л е
и составляющей половину моего войска; оно расположено
на пространстве в 541 локоть в ширину и, как я уже
говорил, 200 локтей в глубину, не считая еще около
100 локтей в глубину, которые; придутся на д о л ю запасных
пикинеров, охраняющих нестроевые части. Совершенно
так ж е , построится и другая бригада на правом крыле;
между бригадами остается свободное пространство в
30 локтей, защищаемое несколькими пушками, а за ними
следует командующий с главным знаменем, музыкой и от­
борным отрядом в 200 человек, главным образом, пехоты,
из коих, по крайней мере, десять или более могут выпод-
106 О военном искусстве

пять любое приказание. Командующий должен быть так


вооружен, ч т о б ы он мог, с м о т р я по обстоятельствам, ехать
верхом или итти п е ш к о м во главе поиска.
Для осады крепостей достаточно иметь п р и войске 10 пу­
ш е к , с т р е л я ю щ и х я д р а м и в е с о м не б о л ь ш е 50 ф у н т о в , но в
поле они служили бы у меня не столько для боя, сколько
для з а щ и т ы лагеря. Всю остальную артиллерию я бы со­
ставил из десятифунтовых орудий, которые, по-моему,
удобнее пятнадцатифунтовых, и расположил бы; е е перед
ф р о н т о м войска, если только по свойству местности нельзя
т а к п о с т а в и т ь ее на ф л а н г а х , чтобы вполне обеспечить от
нападения неприятеля. Боевоа построение, которое я вам
только что описал, соединяет выгоды греческой фаланги
и римского легиона. Впереди густыми, сомкнутыми рядами
стоят пики, так что при наступлении на врага или при
обороне вполне возможно, по примеру греческой фаланги,
пополнять убыль передних шеренг людьми, стоящими по­
зади.
С другой стороны, если вражеский удар так силен, что
фронт пик будет п р о р в а н и придется отступить, они во­
льются в свободное пространство между батальонами вто­
рой линии и, соединившись с ними, возобновят сражение
единой массой. Если они и тут будут разбиты, то могут
тем же порядком снова отойти и опять начать бой уже
в третий раз. Таким образом, при этом порядке бой ве­
дется и возобновляется одновременно / и по греческому и
по римскому образцу. У
Впрочем, едва ли можно представить себе войско более
мощное: начальников у него множество, оба крыла его
в огромном изобилии защищены всеми видами оружия.
Единственно слабое место — это тыл, с обозами и нестрое­
выми частями, да и здесь для защиты поставлены на
фланге отряды запасных пикинеров. Они готовы отбить
всякое нападение, откуда б ы оно ни п р и ш л о . Ч т о касается
тыла, то он обеспечен от у д а р а , так как никакой враг не
Книга третья 107

может быть так силен, чтобы напасть на тебя со всех


сторон одновременно; если такой неприятель найдется,
с ним в о о б щ е нечего воевать.
П у с т ь противник будет д а ж е в т р о е сильнее, а в о й с к а его
у с т р о е н ы не хуже н а ш и х , он неминуемо ослабит себя, пы­
таясь охватить нас с разных сторон, и стоит опрокинуть
его в одном месте, чтобы все пошло прахом. Нападения
конницы, если она даже сильнее нашей и одолеет ее,
бояться нечего, так как пики отразят любую атаку. Началь­
ники поставлены так, что им удобно распоряжаться и пе­
редавать полученные приказания.
Промежутки между батальонами й между шеренгами не
только позволяют одной части войск пройти через линии
другой, но о ч е н ь у д о б н ы д л я п р о п у с к а воинов, прибывших
с приказаниями командующего. Войско наше, как и рим­
ское, должно насчитывать около 2 4 ООО ч е л о в е к ; вспомога­
тельные силы, присоединенные к нашим двум бригадам,
должны быть устроены по их образцу? так же как союз­
нические войска строились и сражались по примеру рим­
ского легиона. При боевом порядке, который я вам только
что объяснил, это очень просто: если в ы усиливаете наше
войско еще двумя бригадами или двойным количеством
солдат, в а м надо только с о р а з м е р н о удлинить боевую ли­
нию, п о с т а в и в 20 б а т а л ь о н о в вместо 10, или увеличить глу­
бину ф р о н т а , с м о т р я по д е й с т в и я м н е п р и я т е л я или по усло­
виям местности.
Луиджи. Знаете, синьор, я уже как будто вижу это
войско и горю желанием посмотреть на него в деле. Я ни
з а что на свете не х о т е л бы, ч т о б ы в ы были Ф а б и е м Мак­
симом, избегали бы врага и откладывали бой. Я бы возму­
щался вами еще больше, чем римляне Фабием.
Ф а б р и ц и о . На этот счет не беспокойтесь. Разве вы
не слышите уже грома пушек? Наши открыли огонь, но
причинили неприятелю лишь малый урон. Запасные ве-
дитьг в ы с т у п а ю т т е п е р ь вместе с легкой конницей и с от-
108 О военном искусстве
2
чаянным криком бросаются на неприятеля, рассыпаясь как
можно шире. Неприятельская артиллерия дала один залп,
но снаряды пронеслись через головы нашей пехоты и не
причинили ей н и к а к о г о вреда. Ч т о б ы п о м е ш а т ь ей в ы с т р е ­
лить второй р а з , наши велиты и конница уже напали на
нее, неприятель двинулся им навстречу, и как нашим, так
и вражеским пушкам приходится замолчать.
Посмотрите, как мужественно бьются наши воины, как
крепка их дисциплина, выработанная постоянными военны­
ми у п р а ж н е н и я м и и верой в войско, которое идет з а ними
вслед. В о т оно м е р н ы м с в о и м ш а г о м , в полном боевом по­
рядке выступает вместе с тяжелой конницей навстречу про­
тивнику. Наша артиллерия, чтобы пропустить его, отходит
на места, только что очищенные велитами. Полководец во­
одушевляет воинов, обещая им верную победу. В ы видите,
что велиты и легкая конница отошли, расположились по
сторонам войск и выжидают, нельзя ли налететь на про­
тивника с фланга.
Вот войска сошлись! Посмотрите, с каким мужеством и
безмолвием наши выдержали удар неприятеля; полково­
дец отдал тяжелой коннице приказ только поддерживать
пехоту, не н а с т у п а я самой и не о т д а л я я с ь от п е х о т н ы х ли­
ний. Видели в ы , как н а ш а легкая конница ударила на от­
ряд неприятельских стрелков, собиравшихся зайти нам во
фланг, как бросились им на помощь эскадроны против­
ника, и к а к стрелки, стиснутые между двух колонн атак, не
в состоянии открыть огонь и отступают за линию своих
батальонов? Смотрите, с какой яростью разят противника
наши пики, но тяжелая пехота обеих сторон сблизилась
н а с т о л ь к о , ч т о п и к и н е р ы у ж е н е м о г у т р а б о т а т ь и, п о пра­
вилам нашего боевого построения, они медленно отступают
сквозь р я д ы тяжело вооруженных солдат.,
Между тем большой отряд вражеской тяжелой конницы
смял н а ш и х ж а н д а р м о в н а левом крыле. Н а ш и , т в е р д о со­
блюдая правило, отступили под защиту запасных пик, во-
Книга третьи 109

зобновили с их помощью бой и опрокинули противника,


перебив у него множество людей.
Тем временем действующие пики передних батальонов
прошли назад сквозь ряды пехоты, и теперь в бой всту­
пают щитоносцы. Смотрите, с какой доблестью, уверен­
н о с т ь ю и легкостью они у н и ч т о ж а ю т неприятеля! Р а з в е в ы
не видите, что ряды так сомкнулись в бою, что солдатам
только с большим трудом удается действовать мечами?
Смотрите, с какой бессильной злобой умирают враги. Ведь
они в о о р у ж е н ы т о л ь к о пиками и мечами, а щ и т о в у них нет.
Пика бесполезна, потому что слишком длинна, меч бесси­
лен против сильнейшего вооружения наших воинов, и не­
приятельские солдаты частью падают убитыми или ране­
ными, частью спасаются бегством. Они бегут и на правом
и на левом крыле. Победа за нами!
Н е п р а в д а ли, как счастливо п р о ш л а б и т в а ? Скажу только,
что я испытал бы гораздо большее счастье, если бы мне
было суждено видеть это сражение на деле. Заметьте, что
мне даже не пришлось посылать в дело ни вторую, ни
т р е т ь ю линию войск; в р а г побежден силами одной первой.
В о т все, что я мог в а м с к а з а т ь , и хочу только спросить, все
ли для вас ясно?
Луиджи. В ы победили так стремительно, что я не мо­
гу е щ е опомниться от в о с т о р г а . Я так ошеломлен, что да­
же не могу с к а з а т ь , остались ли у меня какие-нибудь сом­
нения или нет. Моя вера в вашу мудрость не имеет гра­
н и ц , но я все же позволю себе высказать то, что мне
приходит на ум. Скажите прежде всего, почему ваша ар­
тиллерия стреляла только один р а з ? П о ч е м у в ы сейчас же
у в е л и ее н а з а д и б о л ь ш е о ней не у п о м и н а л и ? Мне кажет­
ся далее, что вы слишком легко распорядились неприя­
тельскими пушками, з а с т а в л я я их стрелять слишком вы­
соко; это, конечно, вполне возможно, но ведь бывает же,
и, в е р о я т н о , ч а с т о , ч т о ядра ударят прямо по вашим сол­
датам. Ч т о же в ы стали бы тогда делать?
lid О военном Hcieycefrfie

Р а з я у ж е з а г о в о р и л о б а р т и л л е р и и , я с к а ж у об э т о м в с е ,
чтобы исчерпать свой вопрос и больше к этому не в о з в р а ­
щаться. Я часто слышал пренебрежительные отзывы о во­
оружении и боевом порядке древних. При этом обычно
говорят, что в н а ш и дни эти войска были бы недостаточны
и, п о ж а л у й , даже вовсе бесполезны перед мощью артилле­
рийского огня, «который уничтожает самый глубокий строй
и пробивает самые мощные латы. Сторонники этого мне­
ния считают безумием вводить боевое построение, которое
все равно не может устоять, и мучиться под тяжестью
оружия, которое не в состоянии тебя з а щ и т и т ь .
Ф а б р и ц и о . Ваш вопрос касается очень многих ве­
щей и требует поэтому подробного ответа. Верно, что я
приказал своей артиллерии выстрелить только р а з , да и то
не без колебания. Дело в том, что для меня гораздо важ­
нее защититься от неприятельских ядер, чем поражать
противника своими. В ы должны з н а т ь , ч т о с п а с т и с ь от а р ­
тиллерии можно только двумя способами: надо поставить
войска в такое место, куда ядро не долетит, или укрыть
их з а стеной или валом. Других средств нет, да и п е р в ы е
удадутся только при особой крепости вала и стены. Пол­
ководец, р е ш а ю щ и й с я на бой, не может ни укрыть своих
в о й с к , ни п о с т а в и т ь и х в т а к о е м е с т о , где ядра их не до­
станут.
Раз нельзя з а щ и т и т ь с я от пушек, надо найти средство
терпеть от них как можно меньше ут^она. Средство есть
только одно — з а х в а т и т ь их сейчае^/же. Для этого надо
стремительно кинуться на орудия врассыпную, а не насту­
пать медленно и густыми рядами. Б ы с т р о т а у д а р а не поз­
волит неприятелю выстрелить второй раз, а потери при
рассыпном строе будут меньшие. Такое движение невоз­
можно для воинской части, построенной по-боевому. Если
она бежит, ряды р а с с т р а и в а ю т с я , а когда колонна идет в
беспорядке, то неприятелю не п р и х о д и т с я т р а т и т ь силы на
то, сдобы ее рассеять, потому что она рассыпается сама.
Книга третьи 111

Я построил свое войско с расчетом достигнуть двойной


цели*, р а с п о л о ж и в н а к р ы л ь я х 1 ООО в е л и т о в , я п р и к а з а л и м
сейчас же, после того как наша артиллерия выстрелит,
броситься вместе с легкой конницей на неприятельские
пушки. Я не велел своей артиллерии стрелять вторично
и м е н н о п о т о м у , ч т о не х о т е л д а т ь н е п р и я т е л ю л и ш н е е в р е м я ;
ведь невозможно самому в ы и г р ы в а т ь в р е м я и вместе с тем
не позволить этого другому.
Я не продолжал обстрел по той же причине, по которой
келебался стрелять с самого начала, — именно потому, что
боялся, как бы неприятель не открыл огонь п е р в ы м . В е д ь ,
если ты х о ч е ш ь обезвредить артиллерию противника, надо
на нее н а п а с т ь ; если он не з а щ и щ а е т с в о и орудия, ты их
з а х в а т ы в а е ш ь ; если он х о ч е т и х отстоять, ты должен дви­
нуться вперед, а когда друг и недруг смешаются в общей
свалке, то из пушек стрелять нельзя.
Д о в о д ы эти, к а к «мне к а ж е т с я , д о с т а т о ч н о убедительны и
не нуждаются в примерах; однако, древняя история дает
нам некоторые образцы, и я хочу их привести. Вентидий
перед боем с п а р ф я н а м и , вся сила к о т о р ы х была в стрельбе
из луков, подпустил их почти к самому валу лагеря, р а н ь ш е
чем вывести свои войска. Сделал он это только с одной
целью — сейчас же вступить в рукопашную схватку, не
дав им времени для нового обстрела.
Ц е з а р ь р а с с к а з ы в а е т , что во в р е м я одной из битв Галль­
ского п о х о д а в р а г и бросились на него с таким бешенством,
что его воины не успели бросить свои дротики, как это по­
лагается у римлян. Ясно теперь, что спастись в поле от
орудия, бьющего издалека, можно только одним путем —
з а х в а т и т ь его с в е л и ч а й ш е й б ы с т р о т о й .
Б ы л а и другая причина, по к о т о р о й я ш е л на врага, не
в в о д я в дело артиллерию. В ы , может быть, сейчас засмеетесь,
но я считаю, что пренебрегать ею нельзя. Самая большая
опасность для войска, при которой легче всего начинается
смятение, — это невозможность видеть неприятеля. Сильней-
112 О военнбм искусстве

ш и е а р м и и часто бывали разбиты! потому, что солдат ослеп­


ляли пыль или солнце. М е ж д у тем ничто не вызывает та­
кого густого мрака, как п о р о х о в о й д ы м ; я считаю поэтому,
что лучше предоставить неприятелю ослеплять самого себя,
чем р а з ы с к и в а т ь его, ничего не видя.
Поэтому я предпочел бы не с т р е л я т ь из пушек, или, во
избежание упреков ввиду большой славы артиллерии, я рас­
ставил бы орудия на флангах, чтобы не ослеплять дымом
солдат, так как это для них самое важное.
Чтобы показать вам, насколько полезно испортить врагу
видимость поля битвы, я с о ш л ю с ь на Эпаминонда, который
именно с этой целью выслал против наступавшего неприя­
теля свою легкую конницу, р а с с ч и т ы в а я на то, что подня­
тая ею г у с т а я п ы л ь с к р о е т его в о й с к а от л а к е д е м о н я н . Рас­
чет о п р а в д а л с я и доставил ему победу.
Вы говорите далее, что я по-своему распорядился чужой
артиллерией, з а с т а в и в ее стрелять через головы моей пе­
х о т ы . Д о л ж е н с к а з а т ь , ч т о б о л ь ш е й ч а с т ь ю т а к иь б ы в а е т и
что огонь тяжелой артиллерии для п е х о т ы почти безвреден.
Обратное случается крайне редко. П е х о т а — очень низкая
м и ш е н ь , а стрелять из т я ж е л ы х п у ш е к так трудно, что сто­
ит сделать м а л е й ш у ю ошибку, нацелиться немного выше —
и ядро летит через головы, а если цель ьзята ниже, чем
н у ж н о , оно п о п а д а е т в з е м л ю и не д о х о д и т в о в с е .
К р о м е того, пехоту спасает любая неровность почвы, так
к а к с а м ы й м е л к и й к у с т а р н и к и л и холмтгк, о т д е л я ю щ и й е е от
артиллерии, уже п о р т и т м е т к о с т ь пушечного огня. Легче, ко­
нечно, попасть в конницу, особенно в тяжелую, к о т о р а я во­
о б щ е в ы ш е легкой и п о с т р о е н а более г у с т ы м и р я д а м и , но и
этого можно избежать, отведя конницу в тыл, п о к а огонь не
прекратится.
Несомненно, что гораздо опаснее ружья небольшие ору­
д и я , но л у ч ш е е с р е д с т в о против^ них — это р у к о п а ш н ы й бой.
Если при первом столкновении многие будут убиты, это ни­
чего н е з н а ч и т -— у б и т ы е б ы в а ю т в с е г д а . Х о р о ш и й полково-
Книга третья 11В

дец и х о р о ш е е войско боятся не ч а с т н ы х п о т е р ь , а общего


крушения, и должны подражать в этом швейцарцам, кото­
р ы е никогда не у к л о н я ю т с я от боя из с т р а х а п е р е д а р т и л л е ­
р и е й и к а р а ю т с м е р т ь ю того', к т о , и с п у г а в ш и с ь о г н я орудий,
покинет р я д ы или проявит малейший признак страха.
Итак, я отвел свою артиллерию назад после первого вы­
стрела, для того ч т о б ы очистить место батальонам. В даль­
н е й ш е м я о ней не упоминал потому, что с н а ч а л о м общего
"боя о н а с т а л а н е н у ж н о й .
В ы с к а з а л и е щ е , что, по мнению многих, оружие и боевой
порядок древних сейчас уже бесполезны ввиду разруши­
тельной силы пушек. Можно з а к л ю ч и т ь из в а ш и х слов, что
наши современники изобрели для успешной борьбы с артил­
лерией какое-то н о в о е оружие и боевое построение. Если
эта тайна в а м известна, я был бы вам очень признателен за
ее р а с к р ы т и е , ибо п о к а я т а к о г о о р у ж и я не з н а ю и не ду­
м а ю , ч т о б ы его м о ж н о было найти. Действительно, мне хо­
телось бы у с л ы ш а т ь от э т и х людей, почему наши пехо­
тинцы носят железные латы и нагрудники, а конные вообще
закованы в броню; ведь если отрицать древнее оружие
вследствие его бесполезности перед артиллерией, то надо
о т к а з а т ь с я и от нынешнего.
s
Хотелось бы также знать, почему швейцарцы, в полном
согласии с античным боевым порядком, строят свою брига­
ду густой колонной в 6 ООО и л и 8 ООО ч е л о в е к п е х о т ы и п о ­
чему в с е другие народы им в этом подражают, несмотря на
то, что артиллерийский огонь при этом построении так же
опасен, как и при любом другом, позаимствованном у древ­
них.
Д у м а ю , что о т в е т а не найдется. Е с л и ж е в ы спросите лю­
б о г о з н а ю щ е г о в о е н н о г о , он ответит вам так: прежде всего,
латы надеваются потому, что они з а щ и щ а ю т если не от
я д е р , т о от с а м о с т р е л о в , пик, мечей, к а м н е й и в с я к о г о дру­
гого н е п р и я т е л ь с к о г о о р у ж и я . Д а л е е , он с к а з а л б ы в а м , ч т о
при построении густыми рядами, по ш в е й ц а р с к о м у примеру,

О военном искусстве 8
114 Q военном искусстве

можно легче отбросить пехоту противника, отразить нападе­


ние конницы и вместе с тем затруднить врагу прорыв соб­
ственной линии.
Из всего этого ясно, что войскам угрожают не только
пушки, но и многое другое, о т чего их п р е д о х р а н я ю т латы
и предлагаемый мною боевой порядок. Следовательно, чем
лучше вооружено войско, чем плотнее и крепче его ряды,
тем надежнее оно защищено. Поэтому приходится сказать,
что сторонники мнений, о к о т о р ы х в ы здесь говорили, люди
или малоопытные или не продумавшие дело до конца.
Ведь если самое слабое оружие древних, употребляемое
н ы н е , т . е. п и к и , и н а и м е н е е с о в е р ш е н н о е и з их б о е в ы х по­
строений, т. е. швейцарская бригада», п р и н о с я т огромную
пользу и обеспечивают в о й с к а м т а к о е п р е в о с х о д с т в о , то по­
чему надо считать бесполезными другие виды древнего ору­
жия и те боевые построения, к о т о р ы е сейчас з а б ы т ы ? Нако­
нец, если м ы , н е с м о т р я н а а р т и л л е р и ю , в с е ж е с о х р а н я е м по­
строение густыми рядами, как это делают швейцарцы, то
какой же из боевых порядков древности будет для нас еще
более опасен? Ведь всем известно, что артиллерийский
огонь всего с т р а ш н е е д л я в о й с к ^ н а с т у п а ю щ и х плотной мае-.
сой. Н а к о н е ц , в е д ь не м е ш а е т ж е а р т и л л е р и я о с а ж д а т ь кре­
п о с т ь , х о т я , у к р ы в а я с ь з а с т е н а м и , она м о ж е т обстреливать
м о и в о й с к а в п о л н о й б е з о п а с н о с т и и у с и л и в а т ь о г о н ь , к а к ей
угодно, тогда как я з а х в а т и т ь ее не могу и в ы н у ж д е н ж д а т ь ,
п о к а ее не смирит о т в е т н ы й о г о н ь м о и х с о б с т в е н н ы х пушек;
тем более мне нечего бояться атгтиллерии в поле, где ею
можно сейчас же овладеть.
Из всего этого я вывожу, что артиллерия не препят­
ствует восстановлению воинских" учреждений древних и до­
блести их. Я бы разбил свою мысль подробнее, если бы
уже не беседовал с в а м и об этом роде оружия; предпочи­
таю сейчас сослаться на то, что говорилось р а н ь ш е .
Луиджи. М ы вполне поняли ваши мысли об артилле­
рии, и в общем в ы , по-моему, п о к а з а л и , что лучшее сред-
Ёнига третьи 115

ство борьбы с нею в поле на глазах у врага — это немед­


ленный захват ее в с а м о м начале боя. Однако, у меня все
же является сомнение, мне кажется, что неприятель может
прикрыть артиллерию с флангов и расставить ее так, что
она будет пораясать ваших солдат, а з а х в а т и т ь ее в а м не
удастся. В ы , помнится, говорили, что п р и построении в бое­
вой порядок вы оставляете между батальонами свободное
пространство в 4 доктя, а между батальонами и запасными
п и к а м и оно р а с ш и р я е т с я у в а с до 20 локтей. Е с л и в р а г по­
строит свое войско по вашему образцу и поместит свою
артиллерию в эти интервалы, он сможет,, по-моему, рас­
стреливать вас совершенно спокойно, ибо вам уже не
удастся ворваться в неприятельские линии, чтобы з а х в а т и т ь
орудия.
Ф а б р и ц и о . Ваше сомнение более чем основательно, и
я п о с т а р а ю с ь сейчас его р а с с е я т ь или найти с р е д с т в о б о р ь ­
бы с подобной опасностью. Я уже говорил вам, что баталь­
о н ы как в п о х о д е , т а к и в б о ю н а х о д я т с я в постоянном дви­
жении, причем ряды, естественно, все время смыкаются.
Е с л и в ы оставите между ними узкие интервалы! и з а т е м по-
ставите туда свою артиллерию, то р я д ы скоро настолько
со/мкнутся, что артиллерия не сможет больше стрелять.
ТЕсли В Ы , н а о б о р о т , о с т а в и т е ш и р о к и е и н т е р в а л ы , то и з б а в ­
л я е т е с ь от одной опасности, но н а в л е к а е т е н а себя другую,
худшую, потому что неприятель получает полную возмож­
ность не только з а х в а т и т ь в а ш и орудия, но и п о р в а т ь ваш
фронт.
Заметьте, впрочем, что артиллерию, особенно перевози­
мую на колесах, ставить между рядами нельзя: дело в
том, что пушка с т р е л я е т не! в ту сторону, куда она дви­
жется, а в обратную, так что для стрельбы она д о л ж н а по­
вернуться кругом, а (Это т р е б у е т такого пространства, что
50 артиллерийских повозок приведут в расстройство целое
войско. Поэтому орудия приходится держать вне рядов,
подвергая их опасности захвата, о чем я вам уже говорил.
116 О военном искусстве

I Допустим, однако, что артиллерия разместится между ря­


дами ж что неприятелю удастся избежать обеих крайно­
стей, т. е. и чрезмерного смыкания рядов, мешающего
стрельбе, и слишком широких интервалов, открывающих
врагу возможность прорыва. Я утверждаю, что и в этом
случае легко обезопасить себя, оставив между частями
своих войск свободное пространство, куда будут попадать
ядра; таким образом, самый яростный обстрел пропадает
даром. Трудностей это не представляет никаких, потому
что неприятель ради безопасности своей артиллерии дол­
ж е н р а с п о л о ж и т ь \&е сзади!, у к р а й н е й л и н и и и н т е р в а л о в , и ,
ч т о б ы н е п о п а д а т ь в с в о и х , ей п р и д е т с я всегда с т р е л я т ь по
одному направлению, прямо перед собой; поэтому стоит
только очистить ядрам место, и они станут безвредными.
Есть общее правило: оставлять свободный проход силе,
которую нельзя сдержать; так поступали древние, когда
им п р и х о д и л о с ь в с т р е ч а т ь с я со с л о н а м и и в о е н н ы м и колес­
ницами. Я д у м а ю и д а ж е у в е р е н , что в ы п р е д с т а в л я е т е се­
бе дело так: я р а з ы г р а л сражение по собственному произ­
в о л у и п о т о м у его в ы и г р а л . О д н а к о , е с л и в с е м н о ю сказан­
ное вас еще не убедило, я должен повторить, что войско,
вооруженное и построенное по моему способу, непременно
при первом же столкновении должно опрокинуть противни­
ка, построенного по образцу современной армии, вытянутой
большей частью в одну линию, не имеющей щитов и воо­
руженной так плохо, что она не может з а щ и щ а т ь с я в руко­
пашной схватке. , i
П р и н я т ы й у нас боевой п о р я д о к негоден, потому что если\
б а т а л ь о н ы р а з м е щ а ю т с я р я д о м в одной линии, то нет глу­
бокого строя, если же они стоят друг з а другом, то при
неумении пропускать одну часть войск через ряды другой
они с м е ш и в а ю т с я и могут легко притти в полный беспоря­
док. П р а в д а , мы даем своим войскам р а з н ы е наименования,
разделяя их на авангард, главные силы и арьергард, но
разделение это соблюдается только в походе и в лагере; в
Книга третья 117

сражении же все войска бросаются вперед р а з о м , и судьба


их решается первым ударом.
Луиджи. В в а ш е м описании сражения я обратил вни­
м а н и е т а к ж е и н а ого, ч т о в а ш а конница была опрокинута
неприятельской и укрылась под защиту запасных пик; за­
тем она с их п о м о щ ь ю в о з о б н о в и л а бой и в с в о ю очередь
опрокинула противника. Я в е р ю , что пикинеры могут оста­
н о в и т ь к а в а л е р и ю , если они п о с т р о е н ы густой глубокой мас­
сой, как ш в е й ц а р ц ы , в в а ш е м же войске имеется только
5 ш е р е н г пик во ф р о н т е и 7 — н а фланге, так что я не по­
н и м а ю , к а к они могут у с т о я т ь п р о т и в конного натиска.
> Ф а б р и ц и о. Я вам уже сказал, что в македонской
фаланге могли действовать в одно время только 6 пе­
редних шеренг; скажу вам т а к ж е , \ что в швейцарской
б р и г а д е , б у д ь о н а д а ж е г л у б и н о й в 1 ООО ш е р е н г , с р а ж а т ь с я
могут только п е р в ы е ч е т ы р е или п я т ь : длина пики — 9 лок­
тей, древко на 1 % локтя отведено назад и закрыто, рукой,
так что пики первой шеренги в ы д а ю т с я вперед на 7 % лок­
тей. В т о р а я ш е р е н г а теряет эти 1% локтя и еще столько
же на пространство, отделяющее ее от первой. Следова­
т е л ь н о , о с т р и я ее п и к в ы д а ю т с я и з - з а п е р в о й ш е р е н г и т о л ь ­
ко на 6 локтей; пики третьей шеренги выдаются из-за пер­
вой на 4 % л о к т я , ч е т в е р т о й — н а 3, п я т о й — н а IY2*
1
Все остальные шеренги в бою вйе у ч а с т в у ю т ; они слу­
жат только для з а м е н ы людей, выбывших из первых ше­
ренг, и о б р а з у ю т для них нечто вроде стены с бойницами.
Итак, если- 5 швейцарских шеренг могут выдержать на­
пор конницы, то почему это невозможно для моих пикине-
р о в , которых точно так же п о д д е р ж и в а ю т с з а д и другие вой­
с к а , в о о р у ж е н н ы е , п р а в д а , не пиками, а мечами. Е с л и строй
запасных пикинеров, расположенных на флангах, кажется
вам недостаточно глубоким, то можно перестроить их в ка­
ре и поставить на ф л а н г а х двух батальонов задней линии;
оттуда их можно легко двинуть к ф р о н т у или к тылу вой­
ска, на п о м о щ ь н а ш е й кавалерии.
118 О военном искусстве

Луиджи. Б у д е т е ли в ы всегда п о л ь з о в а т ь с я т о л ь к о той


ф о р м о й боевого построения, которую в ы н а м описали?
Ф а б р и ц и о . Конечно, нет! Боевой порядок меняется,
смотря по условиям местности, по количеству и качеству
неприятельских войск. Я покажу это потом на примерах,
Я привел вам свое построение н е потому, что оно сильнее
всех других, хотя оно действительно сильнейшее, а для
того, чтобы дать в а м п р а в и л а и указания, с помощью ко­
торых вы можете познать и другие формы боевого по­
рядка. У каждой науки есть общие положения, на которых
она большей ч а с т ь ю и основывается. Об одном только в ы
должны помнить всегда: никогда не стройте войска так,
чтобы сражающиеся впереди не могли получить помощи
о т н а х о д я щ и х с я с з а д и ; т о т , .кто с д е л а е т э т у о ш и б к у , обре­
к а е т б о л ь ш у ю ч а с т ь своего в о й с к а н а б е з д е й с т в и е и никог«
да не победит, если встретит сильного врага,
i Луиджи. У меня явился новый в о п р о с В в а ш е м по­
строении в ы ставите 5 батальонов впереди, 3 — в середине
и 2 — в последней линии. Мне к а з а л о с ь бы, что надо посту­
пать наоборот, потому что п р о р ы в , по-моему, труднее, если
наступающий, по мере проникновения его в наши ряды,
встречает все более плотную массу войск. П р и в а ш е м спо­
собе дело, по-моему, обстоит так, что чем сильнее нападе­
ние, тем слабее становится, з а щ и т а .
Ф а б р и ц и о . В а ш и сомнения должны несколько рассе­
яться, если вы припомните, что триариев, составлявших
третью линию римского легион а^ ^ ы л р ^ н е больше 600 че­
ловек и они стояли п о з а д и в с е х . Следуя этому п р и м е р у , я
поставил в задней линии 2 батальона, т. е. 900 человек
пехоты. Таким образом, подражая римскому порядку, я
с н и м а ю с п е р е д о в о й линии не с л и ш к о м мало, а с к о р е е слиш­
ком много солдат.
Можно было бы просто сослаться на этот п р и м е р , но я
хочу в а м объяснить, почему я так поступаю. П е р в а я линия
войск должна быть крепкой и плотной, т а к к а к ей пред-
Книга третья 119

стоит выдержать неприятельский натиск, а впереди ее нет


своих войск, которые отступали б ы с к в о з ь <ее р я д ы . Здесь
должен быть даже излишек людей, иначе сила линии неми­
нуемо уменьшится вследствие недостаточно глубокого
строя или малочисленности солдат.
Наоборот, вторая линия, раньше чем встретит врага,
должна быть готова к тому, что в р я д ы ее в о л ь ю т с я свои
же отступающие части. Поэтому здесь необходимы боль­
шие интервалы, и она должна быть малочисленнее первой
линии; если делать ее сильнее первой или равносильной,
то п р и ш л о с ь бы или обойтись без интервалов, что в ы з в а л о
бы беспорядок, или выдвинуть ее с обеих сторон за пре­
делы п е р в о й линии войск, что испортило бы боевое постро­
ение.
В ы о ш и б а е т е с ь , если думаете, что чем д а л ь ш е неприятель
проникает в ряды нашей бригады, тем сопротивление ста­
новится слабее. Ведь противник вообще не может стол­
кнуться со второй линией, пока она не с о е д и н и л а с ь с пер­
вой, и тогда она будет сильнее, а не слабее, между тем как
врагу придется сражаться с двумя линиями зараз.
То же произойдет, если неприятель доберется до третьей
линии, т а к как ему надо будет вступить в бой не с дзумя
последними свежими б а т а л ь о н а м и , а со в с е й бригадой. Эта
последняя линия должна вместить еще больше войск. По­
этому свободное пространство между батальонами должно
б ы т ь е щ е ш и р е , а с о с т а в ее в с е г о меньше.
Луиджи. В ы меня в п о л н е убедили, но о т в е т ь т е мне, по­
жалуйста, е щ е на один вопрос. Если 5 первых батальонов
отступают сквозь ряды 3 вторых, а затем 8 батальонов
в т о р о й линии отойдут к 2 б а т а л ь о н а м третьей, то как могут
э т и 8, а з а т е м и 1 0 б а т а л ь о н о в у м е с т и т ь с я н а п р о с т р а н с т в е ,
занятом первоначально первыми пятью?
Ф а б р и ц и о . Прежде всего, это не одно и то же про­
странство, потому что первые 5 батальонов разделены
четырьмя интервалами, которые постепенно заполняются
О военном искусстве

по мере отступления их к войскам второй и третьей ли­


ний. Остаются затем интервалы между бригадами, а также
между батальонами и запасными пиками, о б р а з у ю щ и е в об­
щем достаточно большое пространство.
Прибавьте к этому, что батальоны, построенные в бо­
евой порядок и еще не понесшие убыли, занимают не то
пространство, как после боя, когда их р я д ы уже поредели;
потери приводят или к смыканию или, н а о б о р о т , к расши­
рению рядов. Р я д ы р а с ш и р я ю т с я , когда людей охватывает
такой с т р а х , что они б р о с а ю т с я б е ж а т ь ; н а о б о р о т , они смы­
каются, если страх з а с т а в л я е т людей искать спасения НЙ В
бегстве, а в самозащите. В этом случае в ы всегда увидите?
что строй сомкнётся, а не рассыплется.
) Заметьте далее, что передовые пять шеренг пикинеров,
н а ч а в ш и е бой, о т с т у п а ю т потом с к в о з ь р я д ы б а т а л ь о н о в за
последнюю линию войск и очищают место боя щитонос­
цам с мечами. При отступлении их в тыл командующий
м о ж е т р а с п о р я д и т ь с я ими по своему усмотрению, тогда как
в рукопашной схватке они совершенно бесполезны.
Таким образом, интервалы, установленные заранее, мо­
гут вполне вместить остаток солдат. Допустим, что этого
пространства нехватит — остаются фланговые войска; ведь
это не стены, а люди, к о т о р ы е могут расступиться и очис­
тить столько места, сколько понадобится.
Л у и д ж и . Как поступаете в ы с запасными пиками, по­
ставленными на ф л а н г а х ? Д о л ж н ы ли они п р и . о т с т у п л е н и и
батальонов первой линии о с т а в а т ь с я на месте, образуя как
бы д в а выступа, или отступать вместе с батальонами? Если
им надо отступать, то как могут они это выполнить, не
имея з а собой б а т а л ь о н о в с ш и р о к и м и (Интервалами?
Ф а б р и ц и о . Если неприятель, принудивший батальоны
к отступлению, на них не нападает, они могут оставаться
на меюте в боевом порядке и тревожить противника
с ф л а н г а , к о г д а п е р в ы е / б а т а л ь о н ы уж!е о т с т у п я т . Е с л и ж е он,
что в е р о я т н е е всего, на них нападет, так как он достаточно
Книга третья т
силен, чтобы потеснить другие войска, то надо отходить.
Выполнить это очень легко, хотя интервалов з а ними нет:
с ю и т только вздвоить ряды по прямому направлению, влив
одну шеренгу в другую, к а к м ы об э т о м у ж е г о в о р и л и , ко­
гда р е ч ь ш л а о в з д в а и в а н и и р я д о в .
Верно, что при отступлении вздваивание производится
иначе, чем я в а м объяснял; я ведь говорил в а м , что вторая
шеренга вступает в первую, четвертая — в третью и так
далее. Теперь надо итти не в п е р е д , а назад, и начать не
с передних," а с з а д н и х шеренг, так чтобы при вздваива­
нии получилось не прямое, а попятное движение.
Однако, чтобы ответить на вее возможные ваши возра«
имения п р о т и в разыгранного мною сражения, я снова по*
в т о р я ю , что я п о к а з а л в а м это построение и битву с целью
объяснить вам две в е щ и : как строится войско и как оно
обучается. Мой боевой порядок для в а с как будто вполне
ясен; что касается обучения, то сборы батальонов должны
устраиваться как можно ч а щ е , чтобы начальники привыкли
сами и могли обучить солдат всем действиям, о которых
мы говорили. Солдату надо х о р о ш о знать все действия ба­
тальона, а начальники должны понимать значение батальо­
на в целом войске, и только тогда они будут верно испол­
нять распоряжения командующего.
Они должны уметь распоряжаться несколькими батальо­
нами одновременно и быстро занимать назначенное им ме­
сто; поэтому на знамени каждого батальона должен быть
ясно обозначен его н о м е р , причем таким образом удобнее
передавать приказания командующего, а начальник и сол­
дат легче узнают по номеру свое знамя. Бригады также
должны иметь особые номера на главном знамени. Необ­
х о д и м о , ч т о б ы к а ж д ы й з н а л н о м е р а бригад, с т о я щ и х на ле­
вом или правом фланге, номера батальонов первой и вто*
р о й линий и т. д.
1
Ч и н ы войска должны также различаться по н о м е р а м : на­
пример, номер первый означает декурионов, в т о р о й — на-
О двоенном и с к у с с т в е

чалькика 50 действующих велитов, т р е т и й —• ц е н т у р и о н а ,


четвертый — начальника первого батальона, пятый — вто­
рого, шестой — третьего и так д а л е е — до начальника де­
сятого батальона, выше которого стоит уже командир
бригады. Получить этот последний чин может только тот,
кто р а н ь ш е п р о й д е т все низшие, степени.
Кроме того, есть еще три начальника запасных пикине­
ров и два начальника запасных велитов, которые, по-мое­
му, д о л ж н ы быть р а в н ы м и по чину начальнику п е р в о г о ба­
тальона. Меня нисколько не смущает, что шесть человек
окажутся в одном чине: к а ж д ы й и з них б у д е т от э т о г о еще
усерднее и постарается превзойти остальных, чтобы быть
произведенным в начальники второго батальона. Зная ме­
сто своего батальона, каждый начальник займет е г о -в ту
минуту, как по трубному звуку взовьется главное знамя и
все войско будет построено в боевой порядок. Уметь стро­
иться мгновенно — первое, к чему непременно надо при­
учить войско. Упражнение это необходимо проделывать
ежедневно и даже несколько раз в день.
Луиджи. Должны ли быть на з н а м е н а х еще какие-ни­
будь знаки, кроме номеров?
' Ф а б р и ц и о . На главном знамени должен быть герб
князя; на прочих может быть тот же герб в другом поле
или иной знак — по усмотрению командующего. Это не­
1
важно, лишь бы знамена ясно /отличались одно от дру­
гого.
Перейдем, однако, к следующему упражнению. Когда
войско построено, оно должно научиться двигаться мерным
шагом, строго сохраняя при этом равнение.
Третье обучение — боевые приемы; артиллерия должна
выстрелить и отъехать назад; запасные велиты выступают
вперед и после притворной атаки отходят; батальоны пер­
вой линии отступают в интервалы второй, точно они раз­
б и т ы ; обе линии о т с т у п а ю т к т р е т ь е й и в о з в р а щ а ю т с я з а т е м
на с в о и места. Н а д о так приучить солдат к этим приемам,
Книга третья 128

чтобы они стали естественными и повседневными движе­


ниями, а при некотором опыте и навыке это достигается
очень легко.
Четвертое упражнение — научить солдат понимать распо­
р я ж е н и я к о м а н д у ю щ е г о по з в у к у м у з ы к и или д в и ж е н и ю зна­
мени, так как приказания с живого голоса понятны без
всякого объяснения. Особенно важны распоряжения, пода­
ваемые музыкой, и потому я скажу вам несколько слов о
боевой музыке древних. У лакедемонян, по рассказу Фу-
кидида, господствовала флейта, так как они считали, что
под з в у к и ее в о й с к а идут м е р н о и спокойно, б е з ненужных
порывов. У карфагенян этой же цели служила цитра. Ли­
дийский царь Алиат употреблял н а войне цитру и флейту.
Александр Великий и римляне ввели у себя рога и трубы,
находя, что эти инструменты зажигают 'сердца и застав­
ляют воинов биться с удвоенной силой.
М ы же последуем и в этом примеру обоих народов так
же, как уже сочетали греческий образец с римским, выби­
рая' оружие войска.' П р и 'командующем должны быть тру­
бачи, потому что звук трубы не только воспламеняет му­
жество солдат, но лучше всякого другого инструмента бу­
дет слышен среди самого ужасного шума. При начальни­
ках батальонов и бригад находятся барабанщики и флейти­
с т ы ; они будут и г р а т ь н е т а к , как с е й ч а с , а как о б ы ч н о иг­
рают на пирах. Звуком трубы командующий укажет, дол­
ж н ы ли войска стоять н а месте, итти в п е р е д или отступать,
надо ли стрелять артиллерии или выбегать запасным вели­
гам; разнообразие трубного звука ясно покажет солдатам
все необходимые движения, а после труб ту же команду
повторят барабаны.
^Упражнение это очень важно и должно повторяться ча­
сто. В кавалерии должны быть трубы, но менее громкие и
с иным звуком. В о т все, что я мог в а м с к а з а т ь о боевом
порядке и обучении войска.
Луиджи. Я все же попрошу вас объяснить мне еще
124 О военном искусстве

одну вещь: почему ваша легкая конница и велиты бро­


саются на в р а г а с дикими криками, а остальное войско идет
навстречу врагу в полном безмолвии? Я не п о н и м а ю этой
разницы.
Ф а б р и ц и о . Древние полководцы держались разных
мнений насчет того, надо ли бежать на неприятеля с кри­
ком или медленно итти молча. В молчании лучше сохра­
няется порядок и яснее слышны приказания начальника, а
крик возбуждает б о е в о й п ы л . Я с ч и т а ю , ч т о и то и другое
одинаково важно, и потому приказываю одним частям
о криком бросаться на врага, а другим — в е л ю итти молча.
Впрочем, я вовсе не считаю, что беспрестанный крик по­
лезен: он заглушает команду, и в этом его б о л ь ш а я опас­
ность. Трудно предполагать, что римляне после первого
столкновения продолжали кричать. В их истории постоянно
говорится о том, как бегущие солдаты останавливались по
слову и убеждениям полководца и как они в разгаре сра­
жения перестраивались по его команде; это невозможно,
если крики з а г л у ш а ю т голос начальника.
о
ВОЕННОМ ИСКУССТВЕ

Сочинение
Никколо Макиавелли^
гражданина и секретаря
флорентийского,
посвященное
Лоренцо, сыну Филиппо Строцци

КНИГА ЧЕТВЕРТАЯ

Луиджи. Под моим начальством одержана столь бли­


стательная победа, что я предпочитаю больше не испыты­
вать судьбу, зная ее изменчивость и непостоянство. Поэ­
тому я слагаю диктатуру и передаю обязанности вопроша­
т е л я Зано'би, с л е д у я в э т о м н а ш е м у п о р я д к у н а ч и н а т ь с са­
мого младшего. Знаю, что от этой чести, или, л у ч ш е ска­
зать, от этого труда, он не откажется как по дружбе ко
мне, так. и по в р о ж д е н н о й смелости, которой у него боль­
ш е , чем у меня. Е г о не у с т р а ш и т дело, к о т о р о е м о ж е т оди­
наково принести победу и порая^ение.
3 а и о б и. Я готов повиноваться, хотя предпочел бы
участвовать в разговоре как простой слушатель. В а ш и во­
просы до сих пор удовлетворяли меня больше, чем мои
собственные, п р и х о д и в ш и е мне на ум в о в р е м я беседы. Од­
нако, в ы теряете время, синьор Фабрицио, и мы должны
просить у вас п р о щ е н и я з а то, что утомляем вас этими лю­
безностями.
Ф а б р и ц и о . Наоборот, вы доставляете мне удоволь­
ствие, так как смена вопрошателей позволяет мне лучше
у з н а т ь в а ш о б р а з мыслей и в а ш и склонности. Надо, ли мне
е щ е что-нибудь д о б а в и т ь ко в с е м у сказанному?
3 а н о б и. Я хочу спросить вас о двух вещах, раньше
чем итти д а л ь ш е : п е р в о е — - п р и з н а е т е ли вы возможность
иного боевого порядка; второе — к а к и е предосторожности
О военном искусстве

;
д о л ж е н п р и н я т ь п о л к о в о д е ц д о т о г о , к а й итти! в б о й , и что
о н м о ж е т с д е л а т ь , е с л и В'О в р е м я битвы произойдут какие-
либо неожиданности?
Ф а б р и ц и о . Постараюсь вас удовлетворить и не буду
отвечать на ваши вопросы отдельно, потому что ответ на
первый вопрос во многом р а з ъ я с н и т вам и второй. Я уже
говорил в а м , что мною предложена известная форма бое­
вого построения, дабы, исходя из нее, в ы могли свободно
менять ее, смотря по условиям местности и о б р а з у действий
неприятеля. В е д ь от местности и от противника зависят во­
обще все в а ш и действия. )
Заметьте только одно: самая страшная опасность — это
растягивать линию ф р о н т а , если только в ы не располагаете
войском, совершенно исключительным по силе и величине.
Во всяком ином случае глубокий строй густыми рядами
всегда л у ч ш е растянутого и тонкого. В е д ь если твое войско
меньше неприятельского, надо стараться как-нибудь уравно­
весить эту невыгоду, именно — обеспечить фланги, прикрыв
их рекой или болотом, чтобы не оказаться окруженным,
или з а щ и щ а т ь с я рвами, как это сделал Ц е з а р ь в Галлии.
Знайте общее правило, что ф р о н т растягивается или со­
кращается, смотря по численности ваших и неприятельских
войск. Если противник слабее, а твои войска хорошо обу­
чены, надо избирать для действия обширные равнины, по­
тому что ты м о ж е ш ь тогда н е только охватить врага, но и
свободно р а з в е р н у т ь свои силы. В местности обрывистой и
трудной, в которой невозможен сомкнутый строй, это пре­
имущество пропадает. Поэтому римляне почти всегда из­
бегали неровных мест и предпочитали сражаться'на откры­
той равнине.
Совершенно по-иному поступают, если войско невелико
или плохо обучено: тогда надо п о с т а р а т ь с я в о з м е с т и т ь ма­
лочисленность или неопытность людей выгодами местопо­
ложения. Хорошо располагаться на высотах, откуда легче
обрушиться на противника. В о всяком случае остерегайтесь
Книга четвертая

р а з м е щ а т ь в о й с к о н а с к а т а х (или г д е - н и б у д ь близко от под­


ножия горы, если в этой местности ожидается неприятель.
Высота позиции будет тогда только вредна, потому что
противник, занявший вершину, поставит на ней пушки и
сможет непрерывно и спокойно тебя громить, не опасаясь
отпора; ты же будешь стеснен собственными солдатами и
п о т о м у не с м о ж е ш ь о т в е ч а т ь на его огонь.
Полководец, выстраивающий войско к бою, должен так­
ж е п о з а б о т и т ь с я о том, ч т о б ы ни солнце, ни ветер не были
ему в лицо. И то и другое не п о з в о л я е т р а з г л я д е т ь врага:
солнце!—своими лучами, а ветер-—поднятой пылью. Ве­
тер, кроме того, обессиливает удар метательного оружия,
1
а относительно солнца надо еще иметь в виду следующее:
мало позаботиться о том, чтобы оно не светило войскам
в лицо при начале боя, эта преимущество должно сохра­
ниться и дальше, когда солнце поднимется выше.
Самое лучшее — это располагать войска так, чтобы они
стояли к солнцу спиной, потому что тогда пройдет много
времени, прежде чем оно окажется прямо над ними. Пре­
досторожности эти соблюдались Ганнибалом при Каннах м
M a p и ем в борьбе с кимврами.
Если у тебя мало конницы, располагай войска среди ви­
ноградников, кустарников и тому подобных препятствий,
как поступили в наше время испанцы под Чериньолой в
королевстве Неаполитанском, где они разбили французов.
Ч а с т о н а б л ю д а л о с ь , как те ж е самые солдаты с переменой
боевого порядка местности превращаются? из побежден­
ных в победителей. Так было с карфагенянами, неодно­
кратно разбитыми Марком Регулом и победившими затем
под начальством лакедемонянина Ксантиппа, который по­
строил войска в долине, где им удалось восторжествовать
над римлянами благодаря коннице и слонам.
Вообще, вдумываясь в древние примеры, я вижу, что
почти все выдающиеся античные полководцы, уяснив* себе
сильнейшую сторону неприятельского войска, противопо-
128 О военном искусстве

с т а в л я л и ей свою слабейшую, и обратно. При начале боя


они п р и к а з ы в а л и с а м ы м сильным ч а с т я м т о л ь к о сдерживать
противника, а слабым частям отдавалось распоряжение про­
биться и отступить за последнюю линию войска.
Такой способ сражения расстраивает неприятеля двояко:
сильнейшая часть его войска оказывается охваченной, а
с другой стороны, обманчивая видимость победы слишком
часто порождала беспорядок и внезапный разгром. Кор­
нелий Сципион, действуя в Испании против карфагенянина
Газдрубала, ставил обычно свои лучшие легионы в центре;
когда же ему сообщили, что^ Г а з д р у б а л знает этот поря­
док и собирается сделать то ж е самое, он п е р е д б о е м из­
менил свое построение, расположил свои легионы на флан­
гах, а худшие войска поместил в центре.
Когда бой начался, Сципион лишь очень медленно про­
двигал войска в центре, а крыльям отдал приказ стреми­
тельно напасть на врага; таким образом, сражение шло
только на ф л а н г а х того и другого войска, а части, с т о я в ш и е
в с е р е д и н е , не могли сойтись, так как были друг от друга
слишком далеко. Сильнейшие войска Сципиона бились со
слабейшими войсками Газдрубала и, конечно, одолели их.
Такая хитрость была полезна в те времена, но сейчас
она неприменима, так как существует артиллерия, которая
открыла бы огонь, пользуясь свободным пространством ме­
жду центрами обоих войск, а это, как мы уже говорили,
страшно опасно. Поэтому следует о т к а з а т ь с я от римского
образца и вводить в дело все войско, отводя постепенно
назад его с л а б е й ш е е крыло.
Если полководец располагает сильнейшим войском и хо­
чет неожиданно окружить противника, он д о л ж е н постро­
ить войско так, чтобы длина его фронта совпадала с не­
приятельской. З а т е м , когда бой разгорится, надо постепен­
но осадить свой центр, растянуть войска на флангах, и та­
ким о б р а з о м неприятель всегда будет охвачен совершенно
незаметно.
Книга четвертая

Когда полководец хочет датъ бой почти без всякого ри­


с к а , он д о л ж е н с т р о и т ь в о й с к о в местности, поблизости от
которой мояшо найти верное убежище в болотах, горах
или крепости: неприятель преследовать его не будет, но
сам оц неприятеля преследовать может. К этому способу
прибегал Ганнибал, когда судьба стала ему изменять и он
стал остерегаться встречи с Марком Марцеллом. Некото­
рые начальники в расчете на замешательство противника
п р и к а з ы в а л и своим легко в о о р у ж е н н ы м в о й с к а м н а ч а т ь бой и
з а т е м сейчас же отступить с к в о з ь ряды, а когда войска стал­
кивались и по всему фронту кипела битва, легкая пехота,
собранная за флангами, снова вводилась в сражение, оше­
ломляла неприятеля ударом во фланг и довершала успех.
П р и недостатке конницы можно, помимо действий, о ко­
торых я уже говорил, с к р ы т ь з а л о ш а д ь м и б а т а л ь о н пик и
в с а м ы й р а з г а р боя п р и к а з а т ь к о н н ы м дать им д о р о г у — по­
беда будет обеспечена. Многие приучают легкую пехоту
сражаться между конными войсками, что д а в а л о кавалерии
огромнейшее преимущество над противником. И з всех пол­
ководцев самыми замечательными по искусству распола­
гать войска были во время войны в Африке Ганнибал и
Сципион.
1
Ганнибал, войско которого состояло из карфагенян и
вспомогательных отрядов различных народов, поставил в
первой линии 80 слонов, во второй поместил вспомога­
тельные войска, за которыми шли его карфагеняне, а в
самом тылу оставил итальянцев, на к о т о р ы х не полагался.
Построение это было рассчитано н а то, ч т о б ы вспомогатель­
ные в о й с к а не могли б е ж а т ь , т а к к а к перед ними был не­
приятель, а сзади им закрывали дорогу карфагеняне; по­
этому им в о л е й - н е в о л е й приходилось по-настоящему сра­
жаться, и Ганнибал надеялся, что они опрокинут или, по
к р а й н е й м е р е , у т о м я т р и м л я н , а он в э т о в р е м я у д а р и т на
них свежими силами и легко добьет уже уставшие римские
войска.

О военном иекусотве 9
130 О военном искусстве

В противовес этому, Сципион поставил гастатов, принци­


пов и триариев обычным порядком, при котором о д н и ча­
сти могут вливаться в ряды других и друг друга поддер­
живать. В первой линии он о с т а в и л м н о ж е с т в о интервалов.
Дабы скрыть это от н е п р и я т е л я и убедить его, что перед
ним сплошная стена, Сципион заполнил интервалы велита-
ми, которым при появлении слонов приказано было не­
медленно очистить дорогу и отходить сквозь ряды; таким
образом, удар слонов п р и ш е л с я по пустому месту, а в сра­
жении победа осталась з а римлянами.
3 а н о б и. В ы напомнили мне своим рассказом об этой
битве, где Сципион приказал своим гастатам не отступать
в и н т е р в а л ы линии принципов, а разделил их и направил
на фланги, очистив дорогу принципам, когда п р и ш л о время
д в и н у т ь и х в п е р е д . Н е с к а ж е т е ли в ы мне, п о ч е м у он укло­
нился от обычного порядка?
Ф а б р и ц и о . Конечно. Дело в том, что Ганнибал сосре­
доточил сильнейшие войска свои во второй линии. Сци­
пиону пришлось противопоставить ему такую же силу, и
он с о е д и н и л д л я э т о г о п р и н ц и п о в с триариями. Интервалы
в линии принципов были заняты триариями, так что для
гастатов места уже не б ы л о ; п о э т о м у Сципион не укрыл их
среди принципов, а приказал раздаться в обе стороны и
расположиться на флангах.
З а м е т ь т е , однако, что р а с к р ы в а т ь таким приемом первую
линию, чтобы очистить место для второй, можно только
при очевидном преимуществе. Движение это происходит
тогда в полном порядке, к а к оно и было выполнено Сци­
пионом. При неудаче такие действия кончаются полным
разгромом, ш потому необходимо оставить себе возмож­
ность оттянуть войска во вторую линию.
Вернемся, однако, к нашему разговору. У азиатских на­
родов среди всяких изобретений, придуманных ими для
устрашения врагов, употреблялись колесницы с косами по
с т о р о н а м ; они не т о л ь к о п р о р ы в а л и р я д ы , но и уничтожали
Книга четве^Тай 181

косами противника. Римляне боролись с ними трояко:


с т р о и л и в о й с к а глубокими м а с с а м и , р а с с т у п а л и с ь п е р е д ко­
лесницами, как перед слонами, о ч и щ а я им дорогу, или при­
бегали к другим средствам, как, например, Сулла в войне
с Архелаем, у которого этих колесниц с косами было очень
много. Римский полководец вбил в землю за первой ли­
нией войск ряд кольев и остановил этим налет колесниц.
Заметьте, что Сулла при этом построил свои войска по-
новому: он п о м е с т и л в е л и т о в и к о н н и ц у позади, а в с ю тя­
желую пехоту выдвинул вперед, оставив при этом доста­
точно широкие интервалы, чтобы в случае необходимости
Заполнить их своими запасными силами; в самый разгар
сражения конница пронеслась через интервалы и решила
Этим п о б е д у .
Если в ы хотите во время боя привести неприятельские
Войска в замешательство, то надо придумать что-нибудь,
способное устрашить противника, например, распространить
весть о прибывших подкреплениях или обмануть его види­
мостью их, дабы ошеломленный противник легче поддался.
Подобными приемами с успехом пользовались римские кон­
сулы Минуций Руфф и Ацилий Глабрион. Другой полко­
водец, Кай Сульпиций, во в р е м я битвы с галлами посадил
на мулов и других животных непригодные для войны не­
строевые части и, расположив их порядком, напоминаю­
щим тяжелую конницу, велел им" в ы е х а т ь на соседний
х о л м ; эта х и т р о с т ь дала ему победу. Т о же сделал Марий,
в о ю я с тевтонами.
Е с л и во в р е м я боя п о л е з н ы ложные нацадения, то неиз­
меримо действительнее настоящие атаки, особенно когда
они в разгар дела неожиданно производятся с тыла или
с фланга. Сделать это трудно, если тебе не благоприят­
ствует местность; ведь для таких действий часть войска
должна быть скрыта, а на голой равнине это невозможно.
Н а о б о р о т , в о ю я в л е с а х или горах, очень у д о б н ы х для за­
сад, можно прекрасно спрятать часть своих сил и нанести

9*
132 О воейнбМ искусстве

противнику сокрушительный и внезапный удар, который


всегда доставит тебе верную победу.
Очень важно иной р а з распустить во время боя слух о
гибели неприятельского п о л к о в о д ц а или о бегстве части его
войска; хитрость эта часто приводила к успеху. Неприя­
тельскую кавалерию легко испугать неожиданным звуком
или зрелищем. Так поступил Крез, выставивший верблю­
дов против лошадей, а Пирр одним видом своих слонов
расстроил и разогнал всю римскую конницу. В наши ДНИ
турки разбили персидского ш а х а и сирийского султана гро­
мом ружейного огня, который так напугал непривычную
к т а к о м у з в у к у конницу их, что одолеть ее было у ж е легко.
Испанцы в борьбе с Гамилькаром поставили в первой ли­
нии п о в о з к и , з а п р я ж е н н ы е быками и набитые соломой, ко­
торую в самом начале боя зажгли; испуганные быки бро­
сились на линию войск Гамилькара и прорвали их ряды.
Многие полководцы любят обманывать противника, за»
м а н и в а я его в з а с а д ы , к о г д а э т о м у способствует местность.
На открытых и широких равнинах выкапывают ямы, слег­
ка п р и к р ы т ы е х в о р о с т о м и землей; между ними оставлены
проходы и, когда завяжется бой, собственные войска от­
ступают, а преследующие их неприятельские солдаты про­
валиваются в рвы и погибают.
Если во время боя произойдет событие, которое может
испугать людей, то очень важно с у м е т ь его скрыть и даже
извлечь из него пользу, как поступали Тулл Гостилий и
Люций Сулла. Заметив измену части своих солдат, пере­
шедших к неприятелю, и страшное впечатление, произве­
денное этим на всех остальных, Сулла немедленно распо­
рядился о б ъ я в и т ь по всему войску, что все происходит по
его приказу. Это не только успокоило воинов, но вооду­
шевило их настолько, что победа ,осталась з а римлянами.
Тот же Сулла отдал однажды отряду солдат приказ, при
и с п о л н е н и и к о т о р о г о в с е они погибли. Ч т о б ы не устрашить
войско, он велел объявить, что истребленная {часть состо-
Книга четвертая 183

яла из предателей и он н а р о ч н о отдал ее в руки неприя­


т е л я . С ер т о р и й в о в р е м я в о й н ы в И с п а н и и у б и л своего ж е
воина, {сообщившего ему о щ б е л и его л е г а т а , и с д е л а л это
из боязни, что известие распространится и перепугает все
войско.
Самое трудное — это остановить бегущее войско и за­
ставить его в о з о б н о в и т ь {Сражение. Необходимо сразу от­
дать себе отчет, побежало ли в с е войско или только часть
его; если в с е — то дело п р о п а л о , если ч а с т ь — т о можно е щ е
попытаться как-нибудь помочь. Многие римские полковод­
цы бросались бегущим наперерез, заставляли их остано­
виться и грозно стыдили з а трусость, как поступил, напри­
мер, Люций Сулла. У в и д а в , что части его легионов опроки­
нуты солдатами Митридата, он с мечом в руке бросился
к беглецам и крикнул: « Е с л и кто-нибудь спросит в а с , где
вы покинули своего начальника, отвечайте: м ы покинули
его в бою на полях Беотийских». Консул Аттилий выста­
вил против бегущих стойкие части и приказал объявить,
что если беглецы не повернут обратно, они будут пере­
биты одновременно и своими й врагами. Филипп Македон­
ский, з н а в ш и й , что с о л д а т ы его боятся с к и ф о в , п о с т а в и л в
Задней линии войска отборнейшие конные части и прика­
зал им убивать всякого, кто побежит. С о л д а т ы его предпо­
чли погибать в б о ю , а не в бегстве, и победили.
Многие римские полководцы вырывали знамя из рук
Знаменосца, б р о с а л и его в самую гущу неприятельских вои­
нов и объявляли награду тому, кто принесет его обратно;
делалось это не столько для того, чтобы предупредить бег­
ство, сколько для возбуждения е щ е большей отваги.
Мне кажется уместным сказать теперь несколько слов
о том, что бывает после боя, тем более, что замечания
об э т о м б у д у т к р а т к и и , е с т е с т в е н н о , связаны с предметом
нашей беседы. Битва кончается поражением или победой.
Если т ы победил, преследуй неприятеля со всей воз­
можной быстротой и подражай в этом Цезарю,' а не Ган-
Ш О военном искусстве

нибалу, который остановился после победы при Каннах


и этим лишился власти над Римом. Цезарь же после по­
беды не задерживался ни на минуту и обрушивался на
разбитого противника с еще большей стремительностью и
яростью, чем во время боя на грозного врага.
Если же ты разбит, то полководец должен прежде всего
с о о б р а з и т ь , н е л ь з я ли и з в л е ч ь из п о р а ж е н и я какую-нибудь
выгоду, особенно в тех случаях, когда хотя б ы часть его
войска сохранила боевую силу. Случай может предста­
виться благодаря непредусмотрительности врага, который
после победы обычно становится беспечным и дает тебе
возможность его побить, как победил карфагенян римский
консул Марций: карфагеняне после гибели обоих Сципио­
нов и р а з г р о м а их войск не обращали никакого внимания
на остатки легионов, уцелевших у Марция, который напал
на них в р а с п л о х in с о в е р ш е н н о разбил.
Легче всего удается то, что враг считает для тебя не­
возможным, и удар большей частью обрушивается на лю­
дей в ту минуту, когда они всего (меньше о нем думают.
Если же ничего нельзя сделать, то искусство полководца
состоит в том, чтобы, по крайней мере, смягчить послед­
ствия поражения. Д л я этого надо принять меры, чтобы за­
труднить противнику преследование или з а д е р ж а т ь его. Не­
которые полководцы, предвидя неудачу, приказывали на­
чальникам отдельных частей быстро отступать в разных
направлениях и разными дорогами, заранее назначив место
встречи; это озадачивало противника, боявшегося разде­
лить свои силы, и давало возможность благополучно уйти
всему войску или большей его части.
Другие, чтобы задержать неприятеля, оставляли ему са­
мое ценное свое имущество, надеясь, что он прельстится
добычей и позволит им убежать. Тит Дидий проявил не­
малое искусство, чтобы скрыть потери, понесенные в бою.
После битвы, продолжавшейся до ночи и очень дорого
ему обошедшейся, он п р и к а з а л н о ч ь ю же зарыть большую
Книга четвертая 185

часть трупов. Утром неприятель, увидав, что поле сраже­


ния завалено телами его солдат, между тем как римских
трупов почти не было, решил, что дела его плохи, и об­
ратился в бегство.
Мне кажется, что в о б щ е м на в а ш и вопросы я ответил;
остается только сказать о возможном построении войск.
Некоторые полководцы строили свои войска клином, на^
деясь таким образом легче прорвать неприятельский
фронт. Другие противопоставляли этому вогнутое распо­
ложение в виде клещей, дабы зажать в них клин против­
ника и с д а в и т ь его со всех сторон. Я хотел бы указать
в а м по этому поводу на общее правило: лучшее средство
расстроить намерение в р а г а — э т о сделать добровольно то,
что он хочет заставить тебя сделать насильно. Если твои
движения добровольны, ты выполняешь их в полном по­
рядке к выгоде для себя и ущербу для неприятеля; если
они вынуждены — ты погиб.
4
В подтверждение этой мысли я снова напомню в а м кое-
что, уже сказанное раньше. Противник строится клином,
чтобы прорвать ваши ряды. Разомкните их сами, и тогда
в ы р а с с т р о и т е его в о й с к а , а н е он в а ш и . Ганнибал выстав­
ляет впереди слонов, чтобы опрокинуть легионы Сципиона,—
Сципион размыкает р я д ы и этим приемом предопределяет
свою победу и крушение врага. Газдрубал ставит сильней­
ш и е части свои в центре, чтобы опрокинуть солдат Сципи­
она, — тот п р и к а з ы в а е т им отступить самим и побеждает.
Словбм, разгаданный замысел дает победу тому, против
кого он направлен. Остается теперь, если память мне не
изменяет, объяснить вам предосторожности, которые пол­
ководец обязан принять перед сражением. Прежде всего,
военачальник никогда не должен вступать в бой, если
у него нет явного преимущества или он не вынужден
к этому необходимостью. Преимущество определяется
свойствами местности, боевым порядком, превосходством
в численности и качестве войск.
136 О военном искусстве

Необходимость наступает, когда ты в и д и ш ь , что бездей­


ствие тебя погубит, потому ли, что у тебя нет денег или
продовольствия и войско твое может в любую минуту раз­
бежаться, или потому, что неприятель ждет больших под­
креплений. В таком случае надо всегда давать бой даже
с невыгодой для себя, потому что гораздо лучше испытать
судьбу, к о т о р а я может оказаться к тебе благосклонной, чем
б о я т ь с я е е и и т т и н а в е р н у ю г и б е л ь . У к л о н и т ь с я от битвы
в отом случае — это такой же тяжкий грех полководца,
как упустить возможность победы по неведению или тру­
сости. Преимущество дается тебе или промахом, противника
или собственной проницательностью.

Бдительный неприятель не раз разбивал многих полко­


водцев при переправах через реки, выжидая для нападе­
ния минуты, когда войско противника р а з р е з а н о рекой по­
полам. Цезарь истребил таким образом четвертую часть
войска гельветов.
Н е л ь з я упускать также случай напасть свежими и отдох­
нувшими силами на врага, утомившего своих солдат не­
осторожным преследованием. Если неприятель старается
вовлечь тебя в бой на рассвете, оставайся в л а г е р е <как
можно дольше и нападай сам, когда противник уже уста­
нет от долгого стояния под оружием и утратит первона­
чальный боевой пыл. Этого приема держались в Испании
Сципион и Метелл, первый — в борьбе против Газдрубала,
а второй — против Сертория.
Если силы неприятеля уменьшились вследствие разделе­
н и я (войск, к а к э т о было у Сципионов в Испании, или по
иной причине, надо точно так же испытать счастье. Осто­
рожные полководцы ограничиваются большей частью тем,
что отражают нападение неприятеля и редко н а п а д а ю т на
него сами, ибо стойкие и сильные солдаты легко выдержи­
вают самую яростную атаку, а безуспешная ярость легко
переходит в трусость. Так действовал Фабий против сам-
Книга четвертая 137

HUT ян и галлов и в ы ш е л победителем, а коллега его, Де-


ций, погиб.
Некоторые военачальники из страха перед силой врага
начинали бой в конце дня, д а б ы в случае п о р а ж е н и я можно
было спастись под п о к р о в о м ночной темноты. Другие, зная,
что неприятель по суеверию в о з д е р ж и в а е т с я от б и т в ы в из­
в е с т н ы е дни, выбирали для боя именно этот день и выхо­
дили победителями. Так действовали и Цезарь в Галлии
против Ариовиста и Веспасиан, в Сирии против иудеев.
Самая же необходимая предосторожность для всякого вое­
начальника — окружить себя преданными и благоразумными
советниками с большим боевым опытом, постоянно обсуждая
с ними состояние своих и неприятельских войск. Особенно
в а ж н о з н а т ь , на ч ь е й с т о р о н е численное превосходство, кто
лучше вооружен и обучен, ч ь я конница сильнее, кто более
закален, можно ли вернее положиться на пехоту или на
конницу.
Необходимо затем обсудить характер местности и выяс*
нить, благоприятствует ли она больше тебе или неприя­
телю, кому легче добывать продовольствие, надо ли оття­
гивать сражение или стремиться к нему, р а б о т а е т ли в р е м я
па пользу или во вред тебе, ибо затяжка водны часто
утомляет солдат и они бегут от опротивевшей им тягости
походной жизни.
Особенно важно знать, каков неприятельский полково­
дец и окружающие его — смел ли он или осторожен,
отважен или робок. Надо ч также знать, можно ли дове­
рять вспомогательным войскам. Однако, есть е щ е правило,
которое важнее всех других,—~ никогда не вести в бой
войско, которое боится в р а г а или сколько-нибудь сомневается
в успехе, ибо первый залог поражения — это неуверен­
ность в победе. В таком случае надо всячески избегать боя,
действуя по примеру Ф а б и я Максима, который укреплялся
в неприступных местах и отбивал этим у Ганнибала всякую
охоту искать с ним встречи. Если же ты боишься, что сила
188 О военном искусстве

позиции не спасет тебя от неприятеля, решившегося на


битву, то надо прекратить полевую войну и разместить
войска в крепостях, дабы утомить противника трудностями
осады.
3 а н о б и. Н е л ь з я л и и з б е ж а т ь б о я к а к и м - н и б у д ь другим
способом, кроме разделения войск и размещения их по
крепостям?
Ф а б р и ц и о . Я , кажется, уже говорил кому-то из вас,
что при полевой войне нельзя избежать боя с противни­
ком, к о т о р ы й во ч т о б ы то ни стало х о ч е т с р а з и т ь с я . З д е с ь
есть только один способ — д е р ж а т ь с я от в р а г а н а расстоя­
нии не м е н ь ш е 50 миль, д а б ы м о ж н о было всегда в о-врем я
отступить. Ведь Ф а бей Максим не избегал боя с Ганни­
балом, но он хотел, чтобы все выгоды были на его сто­
роне. Ганнибал же на этих позициях победить Фабия не
надеялся. Если бы карфагенский полководец был уверен
в успехе, Фабию оставалось бы только принять сражение
или бежать.
Во время войны с Римом Филипп Македонский, отец
Персея, тоже хотел уклониться от боя и нарочно располо­
жился для этого на высокой горе, но римляне пошли на
приступ И; разбили его. Галльский вождь Верцингеторикс,
избегавший сражения с Цезарем, который неожиданно для
него п е р е ш е л какую-то реку, о т о ш е л со своим отрядом на
много миль. В наши дни венецианцы, если они не хотели
сражаться с королем Франции, должны были б ы ему под­
ражать и не дожидаться перехода Адды французахми,
а отойти. Между тем они медлили и не сумели ни избе­
ж а т ь с р а ж е н и я , н и д а т ь его в в ы г о д н ы х у с л о в и я х в о в р е м я
переправы войска через реку. Французы, бывшие побли­
зости, ударили на венецианцев во время их отступления
и разбили их наголову.
Все дело в том, что боя нельзя избежать, если неприя­
т е л ь в о что б ы то ни с т а л о его и щ е т . П у с т ь не ссылаются
я р и э т о м на Ф а б и я , п о т о м у ч т о в э т о м с л у ч а е он у к л о н я л с я
Книга четвертая 189

от боя не больше и не меньше, чем сам Ганнибал. Ч а с т о


бывает, что солдаты твои рвутся вперед; ты же пони­
м а е ш ь , что по численности войска, по х а р а к т е р у местности,
наконец, по р я д у других причин победы не будет, и стре­
мишься их остановить. Бывает и обратное: необходимость
или обстановка требуют боя, а солдаты не уверены в себе
и никакого ж е л а н и я д р а т ь с я не п р о я в л я ю т . В о д н о м с л у ч а е
надо их напугать, а в другом — увлечь.
Когда требуется охладить солдат и убеждения не помо­
гают, то л у ч ш е всего отдать н е б о л ь ш у ю ч а с т ь на р а с п р а в у
неприятелю, и тогда все остальные, бывшие и не бывшие
в бою, сразу тебе поверят. З д е с ь можно обдуманно приме­
нить то, что у Фабия произошло случайно. Войско его,
как вы знаете, требовало сражения с Ганнибалом; доби­
в а л с я э т о г о и н а ч а л ь н и к к о н н и ц ы . ,Сам Ф а б и й б о я н е х о т е л ,
но ввиду таких разногласий войско разделили. Ф а б и й дер­
жал свои части в лагере, а начальник конницы пошел на
битву, п о п а л в тиски т был б ы совершенно р а з б и т , если бы
т о т ж е Ф а б и й его н е в ы р у ч и л . Э т о т п р и м е р в п о л н е убедил
и начальника конницы и в с е войско, что Ф а б и я надо слу­
шаться.
Наоборот, когда нужно увлечь солдат в бой, то лучше
всего обозлить их, передав им в р а ж е с к у ю ругань, а также
убедить их в том, что у в а с во в р а ж е с к о м стане есть с в я з и ,
благодаря которым часть неприятельского войска подкуп»
лена. Надо расположиться б л и з к о от н е п р и я т е л я и завязы­
вать легкие стычки, потому что люди легко теряют страх
перед всем, что п о в т о р я е т с я ежедневно. Наконец, надо изо­
бразить гнев, в о - в р е м я произнести солдатам речь, упрекая
их в трусости, и устыдить их тем, что т ы п о й д е ш ь в бой
один, если они не х о т я т з а тобой следовать.
Чтобы ожесточить солдат, лучше всего принять еще та­
кую предосторожность: запретить им до конца в о й н ы от»
сылать добычу домой и куда бы то ни было ее прятать;
тогда они поймут, что б е г с т в о м м о ж н о е ш е т и ж и з н ь , но не
№ О в о е н н о м искусстве

добро, которое они ценят не меньше, и будут д р а т ь с я за


него с таким же упорством, как и з а себя.
3 а н о б и. Вы сказали, что можно словом увлечь сол>
д а т в б о й . Н а д о л и , п о - в а ш е м у , о б р а щ а т ь с я ко в с е м у в о й с к у
или только к начальникам?
Ф а б р и ц и о . Убеждать > или разубеждать немногих
очень легко, потому что там, где слова не действуют, по*
могает власть или сила. Труднее расшевелить толпу, за­
ставить ее отказаться от мнения, противного твоему соб­
ственному или вредного для общего блага. Здесь можно
д е й с т в о в а т ь т о л ь к о словом, и если в ы хотите убедить всех,
то надо говорить перед всеми. Поэтому выдающиеся пол*
ководцы должны быть ораторами, ибо едва ли можно чего»
нибудь добиться, если не умеешь говорить перед целым
войском. В н а ш е в р е м я это искусство совершенно исчезло.
Прочтите жизнь Александра Великого, и вы увидите, как
часто приходилось ему увещевать людей речами, обращен­
ными ко всему войску; без этого он никогда не мог бы
п р о в е с т и по а р а в и й с к и м п у с т ы н я м в И н д и ю с о л д а т , р а з б о г а ­
тевших от в о е н н о й добычи, среди величайших лишений и
опасностей. Ведь война — это бесконечная цепь случай­
ностей, каждая из которых может погубить войско, если
полководец не умеет или не п р и в ы к говорить с солдатами,
ибо слово рассеивает страх, зажигает души, укрепляет
стойкость, раскрывает обман, обещает награду, разобла­
чает опасность и у к а з ы в а е т пути к спасению, дает на­
дежду, восхваляет или клеймит, в о о б щ е вызывает на' свет
все силы, способные воспламенить или уничтожить чело­
веческую страсть.
Поэтому к н я з ь или республика, замышляющие создание
нового войска, должны приучить своих солдат выслушивать
речь вождя, а самого в о ж д я — научить говорить с солда­
тами. В древности могучим средством удерживать солдат
в повиновении были ^религия и клятва верности, произно­
сившаяся перед выступлением в поход; за всякий просту-
Йнига четвертая Hi

пок им грозила не только человеческая кара, но и все


у ж а с ы , какие м о ж е т ниспослать р а з г н е в а н н ы й бог. Э т а сила
наряду с другими религиозными обрядами часто облегчала
п о л к о в о д ц а м д р е в н о с т и и х з а д а ч у и о б л е г ч а л а б ы ее всюду,
где сохранился бы страх божий и уважение к вере. Сер-
торий уверял свои войска, что победа обещана ему л а н ь ю ,
которая внушается богами; Сулла толковал им о своих бе­
с е д а х со с т а т у е й , у в е з е н н о й и з х р а м а А п о л л о н а , а в о в р е м е ­
на отцов наших К а р л V I I , король французский, в о е в а в ш и й
с англичанами, говорил, что ему подает советы девушка,
ниспосланная богом, к о т о р у ю в с ю д у н а з ы в а л и Д е в о й Фран­
ц и и и п р и п и с ы в а л и ей п о б е д у .
Полезно также возбудить в твоих солдатах пренебре­
жение к противнику; так поступал спартанец Агесилай,
показавший своим солдатам нескольких персов голыми,
д а б ы его в о и н ы , у в и д е в э т и х и л ы е т е л а , п о н я л и , ч т о таких
врагов бояться нечего. Другие вынуждали своих воинов к
бою, з а я в и в , что единственная надежда на спасение — это
победа. Последнее средство — самое сильное и лучше всего
развивает в солдате стойкость. Стойкость эта еще укреп­
ляется любовью к родине, привязанностью к вождю и до­
в е р и е м к нему. Доверие же создается хорошим оружием и
боевым строем, одержанными победами и высоким мнением
о полководце. Любовь к родине дана природой, любовь
7
к вождю создана его талантами, которые в этом случае
важнее всяких благодеяний. Необходимость многолика, но
она безусловна, если на выбор остаются победа или
смерть.
о
ВОЕННОМ ИСКУССТВЕ

Сочинение
Никколо Макиавелли,
гражданина и секретаря
фло рентийского,
посвященное
Лоренцо, сыну Филиппо Строцци

КНИГА ПЯТАЯ

Ф а б р и ц и о . Я объяснил в а м , как строится войско


в боевой порядок д л я б и т в ы с н а с т у п а ю щ и м н а него про­
тивником, рассказал о том, какими путями достается по­
беда, и прибавил к этому много подробностей о случай­
ностях, возможных во время сражения. Надо показать вам
теперь, как располагается войско против врага невидимого,
нападения которого можно ж д а т ь с минуты н а минуту. Это
бывает при движении в о й с к а в земле неприятельской или
Затаенно враждебной.
Надо прежде всего сказать в а м , что римляне обычно вы­
сылали в п е р е д ч а с т ь конницы д л я о с м о т р а дороги. З а ними
следовало правое крыло со всем своим 06030м. Позади
шли два легиона с обозами, з а ними левое крыло с обо­
зом и, н а к о н е ц , остальная конница. Таков был обычный
походный порядок. Если войско в пути п о д в е р г а л о с ь на­
падению спереди или с тыла, в с е о б о з ы сейчас же уда­
лялись в сторону, вправо или влево, смотря по характеру
местности. Остальные войска, освободившись от вещей,
немедленно выстраивались в боевой порядок и двигались
навстречу врагу.
Если нападение ш л о с фланга, о б о з ы отводились в про­
тивоположную безопасную сторону, а в о й с к а о т р а ж а л и не­
приятеля. Я считаю этот хороший и точно продуманный
порядок п р е к р а с н ы м о б р а з ц о м и буду точно т а к ж е высьг-
Книга ? &

лать вперед легкую конницу для разведывания местности;


далее пойдут одна за другой мои четыре бригады с обо­
зами. Обозы б ы в а ю т двояшке: одни служат для перевозки
солдатских вещей, другие нагружены имуществом, принад­
лежащим всему войску. Поэтому я разделяю полковые
обозы на четыре части и отдаю каждой бригаде свою;
артиллерия и все нестроевые тоже делятся по бригадам,
дабы разложить этот груз одинаково на всех. Однако,
иногда войску приходится итти по с т р а н е не п р о с т о подо­
зрительной, а настолько, враждебной, что т ы м о ж е ш ь всегда
опасаться нападения. Тогда надо, ради большей безопас-
ности, изменить походный порядок и двигаться таким
строем, который вполне обеспечивал б ы тебя к а к от мест­
ных лейте л ей, так и от всякого внезапного нападения не­
приятельского войска.
Полководцы древности в этих случаях двигались в каре —
строй, н а з ы в а в ш и й с я так не потому, что он вполне вос
производил ф о р м у к в а д р а т а , а п о т о м у , что он х о р о ш о при­
способлен для боя на ч е т ы р е стороны. Они говорили, что,
идя этим порядком, они готовы и к походу и к битве.
Я не намерен о т д а л я т ь с я от э т о г о образца и буду следо­
вать ему при построении двух бригад, составляющих мое
войско.
Итак, я принимаю все меры к безопасному движению
по неприятельской стране и вместе с тем хочу быть го­
товым отразить внезапное нападение, откуда бы оно ни
ш л о ; следуя древним, я располагаю войско в каре, внутри
которого остается пустое пространство в 212 локтей
с каждой стороны. Прежде всего я выстраиваю фланги
на расстоянии 212' локтей друг от друга и устанавливаю
на каждом из них колонну в 5 батальонов на расстоянии
3 л о к т е й о д и н о т д р у г о г о ; к а ж д ы й б а т а л ь о н з а н и м а е т в глу­
бину 40 локтей, а все вместе — 212, считая оставленные
между ними интервалы.
Между флангами р а з м е щ а ю т с я в голове и в хвосте осталь-
О военном искусстве

н ы е 10 б а т а л ь о н о в , по 5 с к а ж д о й стороны, причем 4 при­


страиваются к головному батальону правого фланга и
столько же к заднему батальону левого фланга с интерва­
лами в 4 локтя; далее п р и с т р а и в а ю т с я по одному батальону
к голове левого и к хвосту правого фланга.} Батальоны,
построенные таким образом вширь, а не вглубь, занимают
вместе с и н т е р в а л а м и п р о с т р а н с т в о в 134 локтя, между тем
как пространство, р а з д е л я ю щ е е фланги, равно 212 локтям.
Таким образом, между четырьмя батальонами, примыкаю­
щими к голове правого фланга, и пятым, пристроенным
к голове левого, остается интервал в 78 локтей. Т а к о й же
промежуток образуется и между батальонами, поставлен­
ными в хвосте, с той только разницей, что у задних баталь­
онов он будет с п р а в о й , а у передних — с левой стороны.
Весь левый интервал в 78 локтей будет занят тысячей
действующих, а правый — другой тысячей запасных ве­
литов. Мы уже сказали, что интервал внутри моего каре
составляет 212 локтей с каждой стороны; поэтому бата­
льоны, поставленные в голове и в х в о с т е , не д о л ж н ы зани­
мать ни одной части пространства, приходящегося на
фланги. Придется, следовательно, осадить заднюю линию
так, чтобы передняя ее ш е р е н г а выровнялась с задней ше­
ренгой флангов, а головную продвинуть настолько, чтобы
задняя шеренга соприкасалась с передней шеренгой на
флангах. Таким образом, на крайних участках всего по­
строения образуются входящие" углы, которые могут при­
н я т ь в с е б я п о о д н о м у б а т а л ь о н у , т. е. в о б щ е м е щ е 4 ба­
тальона запасных пикинеров; оставшиеся 2 батальона пики-
неров станут внутри к а р е , где будет находиться и коман­
дующий в с е м в о й с к о м со с в о и м о т б о р н ы м отрядом.
Батальоны, построенные таким образом, двигаются все
в одну сторону, но сражаются в разных направлениях;
поэтому надо разместить войска так, чтобы прикрыть все
части, которым особенно грозит нападение. Головные 5 ба­
5
тальонов защищены со всех сторон, кроме фронта.
Книга пй'Мя .т.
Ш* 5,

есееее
Построение армии в каре
Фронт
ееееее
-игпппя ®n v w
-
ariEV^nss nnunnn ш ш ш ш etfen^,
и??лзггг*» rjupnisn vvvvvv nnnnnn Mimnn & т т т Ш
n»tuf u ooirfioo vvvvvv oooooo oooooo oooooo oooooo nnnntm
утигаюзг oooooa VVVVVV OOOOOO OOOOOO CSiSolO OOOODO
пик oooooo v m t » OOOOOO OOOOOO OOOOOO сooooo

maoooti i ' ,!< 1<


gasioooo -. Qooomr
. . oooonra
ssjtdooo oooonn
ЭТ2Ш0ОО ooooftis
:
о
tinooou oooonn
Ш1000О
ГШ soon QOOOMIS!
0 ooooiia ./ .
raioooo oooonn
oooomra
i-
КЗНОООО
S А 8 . ОЭООЯЙ
таюооо
rboooo ' . oooonis
O0O0KB
ктоооо oooonti
oooarai
виоооо
юпоооо 00О0ШЕ
: ШШООО oooonn
Обе* «
1 osooim
ппоооо V ;
• ' о
в \ oooonn
ппоооо cooomn
виоооо . :n-fa
•g >.joonn
пиоооО S. 0 S «ооопп.
JVnpOOrt 31' *
vvvvvv oooooo
оэвоео oooooo ОООЛОЭ oooooo
vvvvvv oooooo
oooooo oooooo oooooo oooooo vvvvvv oooooo
oooooo oooooo oooooo oooooo
«йшт? rssmnsan n s t s m ^ nnomm vvvvvv пппппм
аввпагь -ткотш nun uimuun vvvvvv внщшв.У

: w
О ЯООИНО-К ИвкуССТЯв....- -• •- '
О военном искусстве

Следовательно, по нашему боевому порядку пикинеры ста­


вятся у них в п е р в ы е ш е р е н г и ; задние 5 батальонов открыты
для нападения только с тыла; поэтому пикинеры стоят
у них в последних шеренгах, как я вам уже в свое время
1
объяснял. 10 батальонов правого и левого флангов могут
ждать нападения только е внешней стороны флангов; по­
этому, выстраивая их в боевой порядок, надо разместить
пикинеров на угрожаемых сторонах.
Декурионы идут в г о л о в е и в хвосте, д а б ы в случае боя
все части по их указаниям были на местах; подробности
я уже объяснял, когда мы говорили о построении батальона
в боевой порядок. Артиллерию я считаю нужным разделить
и р а с п о л о ж и т ь ее з а ф л а н г а м и с п р а в о й и с л е в о й сторон.
Легкая конница будет в ы с л а н а вперед на разведку. Тяжелая
конница идет с з а д и на п р а в о м и левом ф л а н г а х на расстоя­
нии 4 0 локтей от х в о с т а последних батальонов.
Заметьте себе, как общее правило, что при любом бое­
вом порядке конница всегда ставится позади или на флан­
гах. Если в ы располагаете ее впереди, необходимо выдви­
нуть ее настолько далеко, чтобы она в случае порая^ения
могла отступить, не расстраивая пехоту, или оставить ме­
жду батальонами широкие интервалы для свободного про­
пуска всадников. Не пренебрегайте этим правилом: многие
полководцы, забывшие о нем, были разбиты по собствен­
ной вине. Обозы и нестроевые помещаются внутри каре,
оставляя интервалы для прохода от одного фланга к дру­
гому или от головы войска к его х в о с т у . Б а т а л ь о н ы , без
артиллерии и конницы, занимают с внешней стороны каж­
дого фланга пространство в 282 локтя. В с е каре составлено
из двух бригад, так что необходимо точно указать их
места. Бригады, как вы знаете, обозначаются по номе­
рам; каждая состоит из 10 батальонов, соединенных под
начальством командира бригады. Поэтому батальоны первой
бригады занимают линию ф р о н т а и левый фланг, а началь­
ник с т а н о в и т с я в л е в о м углу ф р о н т а . В т о р а я б р и г а д а зани-
Книга питай 141

мает правый фланг и заднюю ЛИНИЮ, а начальник стано­


вится в п р а в о м углу, в ы п о л н я я обязанности римского tergi-
uctor'a.
Войско, построенное таким образом, выступает в поход
и должно строго соблюдать во время движения этот бое­
вой порядок, вполне обеспечивающий его от нападений
местных жителей. Командующему не приходится прини­
мать против них никаких особенных мер; достаточно от­
дать иной р а з приказ легкой коннице или отряду велитов
отбросить их подальше. Беспорядочная толпа никогда не
решится подойти к «войску на (расстояние меча или пики,
ибо разрозненная масса всегда боится правильно устроен­
ной силы; она будет подбегать к войску с устрашающими
кршеами, будет г р о з и т ь ему, но никогда не сунется, с л и ш к о м
близко. Когда Ганнибал, на несчастье римлян, явился
в Италию, он прошел всю Г а л л и ю , не обращая никакого
внимания на полчища туземцев.
Во время марша следует высылать для починки дорог
пионеров, з а щ и щ а я их конными отрядами, отправленными
на разведку. Войско может проходить в таком порядке
10 миль в день, и у него останется в з а п а с е е щ е достаточно
времени, чтобы разбить лагерь и поужинать, так как при
обыкновенном порядке движения п о к р ы в а е т с я 20 миль.
П р е д с т а в и м себе теперь, что против нас в ы с т у п а ю т п р а
вильные неприятельские силы. Э т о не м о ж е т п р о и з о й т и не­
ожиданно, так как всякое настоящее войско идет мерным
воинским шагом и этим дает тебе время построиться в бое­
вой порядок в форме, описанной много раньше или близ­
кой к ней. Если нападение идет спереди, достаточно вы­
слать вперед артиллерию, расположенную на флангах, и
конницу, следующую позади, приказав им занять места,
указанные заранее. 1 ООО в е л и т о в , находящихся впереди,
разделяются на два отряда по 500 человек и отходят на
свои места между конницей и фланговыми частями пехоты.
Оставшиеся пустоты заполняются двумя батальонами запас-

10*
148 О военном ttcEyccfee

ных пикинеров, стоящих в н у т р и к а р е . 1 ООО в е л и т о в , и д у щ и х


сзади, рассыпаются по флангам батальонов для их при­
крытия. Обоз и нестроевые части отъезжают назад через
образовавшийся проход и располагаются в тылу. Когда
внутреннее пространство очищено и все стали на свои
места, 5 задних батальонов подаются вперед и направ­
ляются через интервал, разделяющий фланги, к головным
батальонам; первые 3 останавливаются на расстоянии
40 л о к т е й от п е р в о й линии, с о х р а н я я меясду собой равные
интервалы, а 2 батальона остаются позади, тоже на
40 локтей.
Такое построение производится быстро и очень похоже
на тот боевой порядок, который я вам объяснял первым;
фронт его н е с к о л ь к о короче, но фланги з а щ и щ е н ы лучше,
и это дает ему н е м е н ь ш у ю крепость. У 5 батальонов зад­
них линий Пики, к а к м ы уже говорили, стоят в задних
шеренгах; теперь надо выдвинуть их вперед на подкре­
пление передовой линий. Поэтому нужно или сделать по­
батальонно контрмарш или немедленно пропустить пики-
неров через интервалы, оставленные между щитоносцами^
и вывести их вперед. Этот способ короче и проще. Такое
продвижение задних батальонов вперед необходимо при
всяком нападении, как я в а м покажу это далее.
1
Е с л и н е п р и я т е л ь п о я в л я е т с я с т ы л а , то п р е ж д е в с е г о по­
верните все войско налево кругом; задняя линия каре ста­
нет передней, а д а л ь ш е в ы будете распоряжаться, как я уже
говорил. Если враг нападает на правый фланг, все войско
поворачивается направо, и угрожаемый фланг становится
фронтом, д л я ' з а щ и т ы которого надо делать все, что я вам
только что описал. Само собой понятно, что конница, ке-
литы и артиллерия занимают места соответственно с новой
линией фронта. Разница только в том, что при изменении
ф р о н т а , одни части продвигающихся войск должны уско­
рить, а другие, наоборот, замедлить шаг.
Если фронтом становится правый фланг, то.велиты,
Книга пятая

Рис. 6
Построение боевого порядка ив каре

А 9 0 0 0 9 6 6 0 9 В
If etc r r r r r v v v v v nnnnn ц п п а п nnnnn nnnnn nnunn рзяпля vvvw гтпт еееее
||Р6€ ri t i t v v v v v nnnnn nnnnn nnnnn an nnnnn nnnnn qrii no u/i/mn vvvvv rrrrr cecee
|eOf€ п т г г w Vvv nnnnn ooooo & *^ & ооооо ооооо ооооо ооооо nnnnn vvvvv rrrrr eeees
1'<ч,т£ r r r r r . v v v v v nnnnn ooooo ^оОД$А o o o o o ооооо ооооо ooooo nnimn vvvvv rrrrr eeeeG
веоое r r r r r v v v v v nnnnn ooooo AVtfifcft ^dtefiA oaooo ocooo ooooo ooooo « vvvvv птг? eeese

uua nnooo ooonn uwu \


una nnooo oooau uuu
uuu iinooo ooonn uuu
UUU QU000 ooonn uuu
ooonn uuu
uuu -л
uuu nnooo nunnn nnnnn nnnnn 000 UKu
uuu nnooo nnnnn nnnnn nnnnn 000Б.П \.v-\ -;
UUU unooo ooooo ooooo ooooo . . Hi 1! ISP-i
uuu nnooo ooooo ooooo ooooo 1
o o o n n uuu
uuu iiiiooo ooooo ooooo ooooo OOOnil UUU .
uuu uuu.
uuu uuooo o o o n n llUll
uuu uuooo o o o n n uuu
uuu nnooo ooonn u u u
uuu nnooo ooonn uuu
nuu nnooo o o o n n uuu
uuu uuu'
uuu nnooo nnnnn . nnnnn 00 uuu
uuu nnooo nnnnn . ooonn u u u
uuu nnooo ooooo OOOOO ч. o o o n n u u u
uuu uuooo ooooo OOOOO o o o n n uuu
uuu n u o oo ooooo ooooo ooonn u ­
uuu
uuu nnooo ooonn uuu
uuu nnooo ooonn uuu
^uu nnooo ooonn uuu
uuu nnooo ooonu uuu
uuu nnooo ooonn uuu
uuu Обоз uuu
uuu uiiMOV aoenn u u u
UUU OH'j.GQ'* 00.0- uuu
деомпuuu
uuu n n # № ftOWn U U П
U ' u u i i nnoeoft демурп u u u

Примечание. AB означает фронт боевого порядка; CD—правый


фланг; ЕЕ — левый фланг.
150 О военном искусстве

которым надо пройти в интервалы между крайними батальо­


нами пехоты и конницей, окажутся ближе всех к левому
ф л а н г у , , а м е с т о six з а й м у т два батальона запасных пики­
неров, расположенные внутри каре, пропустив сперва
обозы и нестроевые части, отъезжающие за левый фланг,
ставший теперь тылом всего войска. Остальные велиты,
находившиеся по первоначальному построению в хвосте,
о с т а н у т с я на месте, чтобы не было пустот в тылу войска.
Все остальное происходит бер^ и з м е н е н и й .
Все, что я говорил о том, как отражать нападение на
правый фланг, вполне применимо и к атаке на левый, так
как в обоих случаях соблюдается тот же порядок. Если
враг превосходными силами нападает на тебя с двух сто­
рон, подкрепи сражающиеся войска батальонами" неатако-
в а н н ы х ф а с о в к а р е , у д в о й число ш е р е н г и р а с п о л о ж и в по­
лосах наступления противника артиллерию, велитов и кон­
ницу. Если неприятель появляется с трех или с четырех
сторон, это значит, что или он или ты не знаете своего
дела. Умный военачальник никогда не допустит, чтобы
в р а г мог напасть на него со всех сторон многочисленными
и благоустроенными войсками. Сделать это с уверенностью
в успехе противник 'может только при огромном, числен­
ном превосходстве, позволяющем ему наступать с каждой
стороны каре силами, р а в н ы м и почти всему твоему войску.'
Если ты так безрассуден, что углубляешься во вражескую
с т р а н у п р и т р о й н о м п е р е в е с е сил у п р о т и в н и к а , и тебе по­
том придется плохо, то пенять можно только на самого
себя. Если з т о случится не по твоей вине, т ы погибнешь
с честью, как Сципионы в Испании и Газдрубал в Италии.
Наоборот, если силы врага немногим больше твоих и
он нападает с нескольких сторон, рассчитывая привести
т в о и в о й с к а в з а м е ш а т е л ь с т в о , он делает глупость, выгод­
ную только т е б е . В е д ь он н е м и н у е м о должен при этом так
ослабить себя на всех пунктах, что ты легко м о ж е ш ь опро­
кинуть одну из наступающих частей, сдерживая в то же
Книга пятая 151

время остальные, и в короткое время разбить противника


начисто.
Я объясняю вам способ построения войска против крапа
н е в и д и м о г о , но у г р о ж а ю щ е г о н а п а д е н и е м . З н а т ь его н е о б х о ­
1
димо, и будет очень полезно , если вы приучите солдат
строиться и двигаться в этом порядке, располагаться на
походе для головного боя, переходить затем обратно
в походный порядок, превращать заднюю линию в фрон­
товую, перестраиваться для фланговой битвы и возвра­
щаться, наконец, к первоначальному построению.
Вое эти упражнения безусловно необходимы, если вы
хотите создать благоустроенные войска, годные для войны.-
Над этим обязаны трудиться полководцы и правители, ибо
все военное дело не что иное, как искусство правильного
приказания и точного выполнения' описанных мною дей­
ствий. Хорошо обучена только та армия, которая приоб­
рела большой навык во всех этих упражнениях. Поэтому
не может быть разбит полководец нашего времени, давший
своим войскам настоящее военное воспитание. П р а в д а , по­
строение в каре, которое я вам излагал, несколько слож­
нее других, но сложность з д е с ь в а ж н а именно для упраж­
нений, и когда войско привыкнет к этому строю и научится
его с о х р а н я т ь , оно уже совсем легко будет выполнять ме­
нее трудные движения.
3 а н о б и. Я согласен с вами, что в с е эти действия без­
условно необходимы, и ничего не могу ни прибавить, ни
убавить. Однако, мне хотелось бы спросить вас о двух
в е щ а х : как подается команда, когда армия, на которую на­
пали с тыла или с ф л а н г а , п о в о р а ч и в а е т с я лицом к в р а г у , —
голосом или боевой музыкой? Второй вопрос — берете ли
вы рабочих, высылаемых на починку и п р о к л а д ы в а н и е до­
рог, из числа своих, ж е нестроевых солдат или набираете
* на эту черную работу народ со стороны?

Ф а б р и ц и о . Первый вопрос ваш очень важен, так

как часто случалось, что из-за ошибки в передаче или no­

li-
О военном искусстве

нимании приказа в войсках начиналось; замешательство.


Поэтому команда в опасную минуту должна быть ясной и
отчетливой. Если пользуются музыкой, звуки ее должны
так точно различаться, чтобы смешение их было немы­
слимо. Если команда подается словом, необходимо избе­
гать всяких общих выражений, а употреблять слова вполне
определенные и выбирать из них только такие, которые
исключают всякое недоумение. Слово «назад» много раз
приводило к поражению войска, поэтому так говорить
нельзя, а команда должна быть «кругом». Если вы хотите
изменить линию фронта, повернув армию в п р а в о или кру­
гом, никогда не говорите «повернитесь», а командуйте:
4
«направо», « н а л е в о » , « к р у г о м » , «во^ ф р о н т » . Т о ч н о так же
всякая другая команда должна быть простой и ясной, на­
пример: «сомкни ряды», «смирно», «вперед», «кругом».
Вообще, когда это только возможно/, надо* командовать
словом. Команда, не передаваемая голосом, подается му­
зыкой.

Что касается вашего второго вопроса, т. е. о рабочих,


то я бы употреблял для этих работ своих же солдат. Во-
первых, потому, что так поступали древние; во-вторых,
потому*, что это уменьшило бы в моих войсках число не­
строевых и избавило бы их от л и ш н е г о груза. Я нарядил
б ы из каждого батальона столько народа, с к о л ь к о требуется,
с н а б д и в его н е о б х о д и м ы м инструментом, а оружие велел бы
передать людям, идущим в голове батальона; эти люди при
появлении неприятеля должны были бы только возвратить
оружие пионерам и принять их в свои ряды.
3 а н о б и. Кто же понесет инструменты?
Ф а б р и ц и о . Они погружаются на особые повозки.
3 а н о б и. Б о ю с ь , ч т о в а м н и к о г д а н е удастся поставить
ваших солдат на земляные работы.
Ф а б р и ц и о . Я о т в е ч у в с в о е в р е м я . С е й ч а с я об этом
г о в о р и т ь не буду, а скажу в а м о другом, именно — о про-
Книга пятая 158

довольствии войск. Мы, кажется, так утомили солдат, что


пора освежить их и подкрепить пищей.
Каждый правитель должен стараться обеспечить своим
войскам наибольшую подвижность и устранить все, что
задерживает их и затрудняет военные действия. Одна из
самых больших трудностей — это снабжение войск вином
и хлебом. О вине древние не заботились и, когда его не
было, пили воду, слегка р а з б а в л е н н у ю для вкуса уксусом;
поэтому для них одним из главных предметов продоволь­
ствия войск был уксус, а н е вино. Они не в ы п е к а л и хлеба,
как это делается теперь у нас в городах, а запасались му­
кой, которую каждый месил, как хотел, п р и п р а в л я я ее са­
лом и свиным жиром. Это придавало хлебу вкус и хорошо
поддерживало силы солдат.
Таким образом, продовольствие войска состояло из муки,
уксуса, сала, свиного жира и ячменя для лошадей. За вой­
ском следовало обычно несколько стад крупного и мелкого
с к о т а , «не. т р е б о в а в ш и х перевозки и не причинявших по­
этому особенных затруднений. При таком порядке войско
могло делать многодневные переходы по пустынным и
трудным местам, не испытывая лишений, так как все про­
довольствие было тут же в тылу и могло легко достав­
ляться.
Совершенно по-иному обстоит дело в современных вой­
сках, которые не хотят обходиться без вина и требуют
хлеба, выпеченного домашними способами; з а п а с т и его на­
долго невозможно, так что солдаты часто остаются голод­
ными, а если снабжение удается наладить, то лишь ценой
невероятных трудов и расходов. Поэтому я изменил бы
все продовольствование своих войск и кормил бы их
только тем хлебом, который они выпекали бы сами. Что
касается вина, то я не запрещал бы ни пить, ни достав­
л я т ь его в о й с к у , н о не прилагал б ы ни малейших трудов,
ч т о б ы его п о л у ч и т ь . В отношении других запасов я следо­
вал б ы целиком античным образцам. Если в ы внимательно
154 О военном искусстве

обдумаете мою мысль, то увидите, от какого множества


Затруднений, неудобств и тягот избавляются этим путем
полководец и войско и насколько облегчается их задача.
3 а н о б и. М ы р а з б и л и н е п р и я т е л я в б о ю и прошли за­
тем по его з е м л е . Е с т е с т в е н н о , ч т о п р и э т о м з а х в а ч е н а до­
быча и взяты пленные, а города обложены данью. Мне хо­
телось бы знать, как поступали в этих случаях древние.
Ф а б р и ц и о . Ответить очень легко. Я, помнится, уже
обращал ваше внимание на то, что современные войны
разоряют одинаково и победителей и побежденных, так
к а к о д н и т е р я ю т >свои в л а д е н и я , а д р у г и е — д е н ь г и ж иму­
щество. В древности было не так, и победитель от войны
только богател. П р и ч и н ы здесь в том, что теперь с добьь
чей поступают не так, как в те времена, а оставляют ее
целиком на разграбление солдатам. Это приносит огромный
и притом двойной вред. Об одном я только что сказал.
Вред другого рода в том, что люди становятся все более
алчными и все менее думают о своих обязанностях. Как
часто уже одержанная победа превращалась в поражение,
потому что с о л д а т ы бросались грабить.
Римляне, наши учителя в военном искусстве, предотвра­
щали эту двойную опасность прежде всего тем, что вся
добыча была по закону собственностью государства, рас
п р е д е л я в ш е г о ее по своему у с м о т р е н и ю . Д а л е е , п р и войске
находились квесторы, нечто вроде наших казначеев, обя*
Занньге собирать всю дань и добычу, из которой консул
платил обычное жалованье солдатам, помогал раненым и
больным и покрывал все другие расходы по войску. Кон
сул, конечно, мог отдать и часто отдавал добычу солдэ
т а м , но э т а м и л о с т ь н е в ы з ы в а л а никакого беспорядка/, так
как после победы вся добыча сносилась в одно место в
раздавалась каждому, глядя по чину.
Э т о т п о р я д о к з а с т а в л я л с о л д а т д р а т ь с я д л я п о б е д ы , а не
для грабежа. Римские л е г и о н ы р а з б и в а л и н е п р и я т е л я , а не
гнались за ним, так как солдат никогда не смел уйти из
Книга пятая

рядов. Врага преследовали только конница, легко воору­


женные и прочие с о л д а т ы —- н е легионеры. Если бы до*-
быча предоставлялась всякому, кто ее з а х в а т и л , то удер­
жать легионы не было бы ни возможности, ни смысла, и
Это п о в л е к л о б ы з а с о б о й м н о ж е с т в о о п а с н о с т е й . Н а о б о р о т ,
римский способ обогащал государство, ш каждый консул,
возвращавшийся с триумфом, отдавал огромные сокро­
вища казне, составлявшейся целиком из дани и добычи.
Римляне применяли и другой прием, тоже весьма разум­
ный: каждый солдат обязан был отдавать треть жалованья
Знаменосцу с в о е й к о г о р т ы и п о л у ч а л его о б р а т н о т о л ь к о по
окончании войны. Это делалось с двойной целью: во-пер­
вых, приучить солдата накапливать из жалованья некоторую
сумму, так как большая часть войска состояла из людей
молодых и беспечных, которые чем больше получают денег,
тем л у ч ш е б р о с а ю т их з р я ; во-вторых, римляне считали, что
солдат будет заботливее охранять знамя и упорнее защи­
щать его, зная, что здесь хранится его и м у щ е с т в о . Таким
образом, в людях развивались одновременно бережливость
и х р а б р о с т ь . В с е э т о —• п р а в и л а , которые надо соблюдать,
если вы хотите восстановить настоящие устои всякого
войска.
3 а н о б и. Мне кажется, что поход не может пройти
без каких-нибудь неожиданностей и опасностей, от кото­
рых войско может быть спасено только искусством началь­
ника и доблестью солдат; если вы во время беседы вспом­
ните какие-нибудь примеры, я очень просил бы вас о них
рассказать.
Ф а б р и ц и о . Очень охотно, тем более, что это необ­
ходимо для полного понимания военного, дела. Во время
; похода командующий должен больше всего бояться з а с а д ы ,
t в которые обычно попадают или нечаянно или неосто-
! рожно, поддавшись какой-нибудь ловкой хитрости неприя-
i теля. Чтобы избежать первой возможности, надо выслать
двойные отряды на разведку и быть особенно вниматель-
156 О военном искусстве

ным, если местность удобна для засад, как это бывает


в странах лесистых и гористых, где враг всегда прячется
в лесу или где-нибудь з а холмом.
Засада, которую т ы не сумел во-время рассмотреть, мо­
жет погубить все войско, но она безвредна, если ты разга­
дал ее заранее. Часто удавалось обнаружить врага благо­
даря птицам и пыли. Выступающий неприятель всегда под­
нимает целую тучу пыли, предупреждающую о его прибли­
жении. Наблюдая во время похода стаи голубей и других
птиц, кружащихся в воздухе, но никуда не опускающихся,
полководцы множество раз догадывались, что здесь скры­
вается засада, и высылали вперед отряды, которые обна­
руживали неприятеля; они спасались этим сами и били
врага.
Другая возможность — это попасть в засаду, в которую
враг заманивает тебя хитростью. Чтобы избежать ее, надо
всегда быть настороже и не верить никаким неправдопо­
добным вещам. Например, если враг легко п о з в о л я е т тебе
захватить какую-нибудь добычу, знай, что ты можешь по­
пасться на крючок и что здесь скрывается обман. Если
многочисленный неприятель убегает от нескольких твоих
солдат или, наоборот, кучка врагов бросается на большой
отряд твоих войск, если противник неожиданно и безрас­
судно обращается в бегство — бойся обмана и никогда не
думай, что враг не знает, что делает. Избежать хотя бы
отчасти этих ловушек и вообще меньше рисковать можно
только одним п у т е м — чем слабее и неосторожнее против­
ник, тем ты должен быть осмотрительнее сам. При этом
действуй двояко: бойся неприятеля мысленно и принимай
все необходимые м е р ы , но на словах и внешне относись
к нему пренебрежительно, ибо ты этим ободряешь солдат
и усиливаешь в них надежду на победу. П е р в о е же правило
научает тебя осторожности и уменьшает риск попасться
в расставленные сети. Знай, что движение по вражеской
земле таит в себе большие опасности, чем битва.
К н и г а пйФая 15!

Поэтому командующий войском обязан быть осторож­


ным вдвойне; прежде всего, у него должны быть точное
описание и карта местности, по которой приходится
проходить, дабы он знал в ней все: число посе­
лении, расстояние, дороги, горы, реки, болота и свой­
ства их.
Для лучшей осведомленности при полководце должны
быть местные люди, знатоки края, которых он будет
усердно расспрашивать и затем сличать их показания, от­
мечая все, что в них совпадает. Он должен в ы с ы л а т ь впе­
ред конные отряды с толковыми начальниками, которым
поручается не столько обнаруживать неприятеля, сколько
изучать страну, дабы командующий мог убедиться, согла­
суются ли их сведения с картами и с известиями, полу­
ченными из других источников. Кроме того, впереди
должны итти под конвоем проводники, знающие, что их
ожидает либо награда, либо жестокое наказание за
измену.
Само войско не должно знать, в какое дело его ведут;
и это самое важное, ибо самое главное на войне—это
умение скрывать свои намерения. Дабы солдаты не расте­
рялись от внезапного нападения, надо предупреждать их,
что возможен бой и они должны быть наготове; ведь все
ожидаемое этим с а м ы м уже не так страшно. Многие полко­
водцы, во избежание замешательства в походе, помещали
обоз и нестроевых отдельными частями при знаменах
каждого батальона и п р и к а з ы в а л и им следовать з а ними,
дабы войскам легче было остановиться на отдых или
I отступить. Такие распоряя^ения полезны, и я их вполне
J одобряю.
Точно так же необходимо принять в походе все меры,
\ чтобы одна войсковая часть не о т р ы в а л а с ь от другой и
ч т о б ы с о л д а т ы ш л и р о в н о , т а к как, если один идет быстро,
. а другой медленно, колонна разъезжается и начинается
I беспорядок. Поэтому на ф л а н г а х д о л ж н ы быть начальники,
I
О в о е н н о м шсЩйЬШё

наблюдающие эа равномерностью движения, удерживая


слишком рьяных и подгоняя отсталых; вообще шаг лучше
всего устанавливается музыкой.
Необходимо также расширять дороги, чтобы по ним
можно было проходить, по крайней мере, фронтом одного
батальона. Следует изучить привычки и свойства врага,
т . е. з н а т ь , п р е д п о ч и т а е т ли он н а п а д а т ь утром, в полдень
или вечером и силен ли он пехотой или конницей. Сооб­
разно е этими сведениями делаются распоряжения и при­
нимаются нужные меры.
Однако, приведем какой-нибудь пример. С л у ч а е т с я , что
ты отступаешь под напором сильнейшего врага, с кото­
рым ты по этой причине стараешься избежать боя; от­
ходя, т ы оказался у берета реки, переправа через которую
тебя задержит и позволит противнику догнать твои вой­
ска и напасть на них. Некоторые полководцы, очутив­
шиеся в такой опасности, ^приказывали окопать войско
рвом, набить его паклей и зажечь; переправа соверша­
лась беспрепятственно, так как огонь останавливал
неприятеля.
3 а н о б и. Мне не верится, чтобы подобный пожар мог
остановить противника; я с л ы ш а л когда-то, что карфаген­
ский полководец Ганнон, окруженный врагами, приказал
развести огни именно с той с т о р о н ы , где о н решил про­
рваться. Неприятель считал ненужным подстерегать его
в этих местах, и Ганнон п р о в е л свои: в о й с к а ч е р е з пламя,
приказав солдатам закрыть себе лица щитами, чтобы не
обжечься и не задохнуться.
Ф а б р и ц и о . В ы п р а в ы , но обратите внимание на раз­
ницу между тем, что я сказал, и тем, что сделал Ганнон.
Я говорил, что п о л к о в о д ц ы окапывали войско рвом, наби­
тым горящей паклей, т а к что преследователям надо былс
преодолеть и пламя и ров. Ганнон же не выкапывал ни­
какого р в а , но п р о с т о велел развести огонь, а так как он
Книга пятая

хотел пройти, то огонь был, вероятно, не очень сильный,


иначе он помешал бы ему даже и без рва. Разве вы не
помните, что спартанский царь Н а бис, осажденный рим­
скими войсками, велел поджечь часть города, чтобы оста­
новить римлян, уже ворвавшихся в ограду? Пожар не
только заградил им дорогу, но заставил их уйти.
Вернемся, однако, к предмету разговора. Римский кон­
сул Квинт Лутаций Каттул, преследуемый кимврами, по­
дошел к какой-то реке и, желая выиграть время для пе­
реправы, притворился, что хочет д а т ь в р а г у бой. Он сде­
лал вид, будто располагается лагерей, велел в ы к о п а т ь р в ы ,
разбить несколько палаток и послал небольшие отряды
конницы за фуражом в окрестные поля. Кимвры, решив,
что он остановился, тоже расположились на отдых и раз­
делили свое войско на несколько частей, чтобы легче до­
быть продовольствие. Заметив это, Лутаций сейчас же пе­
р е ш е л реку на глазах неприятеля, совершенно бессильного
ему помешать. Чтобы перейти реку, на которой не было
мостов, некоторые полководцы отводили ее течение и вы­
капывали ей в тылу у себя новое русло; река мелела, и
с о л д а т ы легко переходили ее вброд.
Если хотят переправить пехоту вброд через очень бы­
струю реку, то т я ж е л а я конница частью въезжает в воду
несколько выше места переправы, чтобы ослабить стре­
мительность течения, а частью становится ниже для спа­
сения солдат, унесенных водой. Если река непереходим а
в б р о д , то п е р е п р а в а п р о и с х о д и т по мостам, на лодках или
бурдюках; эти п е р е в о з о ч н ы е средства всегда должны иметь­
ся в необходимом количестве.
Случается, что п р и п е р е п р а в е через реку на другом бе­
регу появляется неприятель и преграждает тебе дорогу.
Лучше всего поступить тогда по примеру Цезаря* когда
А он в Г а л л и и о к а з а л с я с в о й с к о м у берегов какой-то реки,
иа д р у г о м берегу которой находился галльский вождь Вер-
цингеторикс со своими отрядами. Цезарь несколько дней
180 О военном ucUfcutue

подряд двигался вдоль берега — и то же самое делал не­


приятель. Наконец он остановился в , густом лесу, где
можно было легко спрятать войско, отделив от каждого
легиона три когорты, приказав им оставаться на месте и
сейчас же после его ухода перебросить через реку мост
и укрепить его; сам же с остальной частью войска пошел
дальше. Верцингеторикс опять двинулся з а ним, так как
видел п е р е д с о б о ю то ж е число легионов и не думал, что
какая-нибудь часть их осталась позади. Ц е з а р ь же, рассчи­
тав в р е м я , когда мост должен был быть готов, повернул об­
ратно и, найдя все в порядке, переправился через реку
без всякого затруднения.
3 а н о би. Знаете ли в ы какой-нибудь способ находить
брод?
Ф а б р и ц и о . Да. Стоячие воды реки всегда отделены
от текущих особой полосой; в этом месте' река обычно
мелка и можно перейти ее вброд, так как здесь наносится
песок, увлеченный течением со дна. Этот способ опреде­
лять брод множество раз проверялся на опыте и без­
условно точен.
3 а н о б и. К а к п о с т у п и т е в ы , если дно окажется вязким
и лошадей начнет затягивать?
Ф а б р и ц и о . В этих случаях в воду бросают фашины
и переправляются по ним. Однако, не будем отклоняться
от главного. Бывает иногда, что полководец зайдет со
своим войском в ущелье между двумя высокими горами,
из которого есть только два в ы х о д а и оба з а н я т ы неприя­
телем. Тогда остается лишь пуститься на хитрость, уже
испытанную в таких обстоятельствах: надо перекопать
у щ е л ь е сзади глубоким, трудно доступным рвом и внушить
неприятелю, что вы постараетесь задержать его на этом
участке и, обеспечив свой тыл, будете всеми силами про­
рываться через свободный проход.
Неприятель, п о д д а в ш и й с я на эту уловку, укрепляется со
стороны свободного выхода из ущелья и перестает обра-
Книга пятая

щать внимание на часть ущелья, закрытую рвом. Тогда


вы перебрасываете через ров деревянный мост, заготов­
ленный уже р а н ь ш е , и, беспрепятственно пройдя по нему,
у с к о л ь з а е т е от противника. Римского консула Луция Мину-
ция, воевавшего в Лигурии, враги загнали в ущелье, от­
резав ему все выходы. Решив все же прорваться, консул
выслал в направлении, занятом неприятелем, несколько
бывших у него в войске нумидийских всадников, плохо
вооруженных, ехавших на маленьких, тощих лошадках.
В р а г и з а м е т и л и их и с н а ч а л а п р и г о т о в и л и с ь к з а щ и т е про­
хода, но, увидев, что эти люди едут в беспорядке на ло­
ш а д я х , которые, по их понятиям, никуда не годятся, успо­
коились и перестали за ними следить. Нумидийцы сейчас
же воспользовались этой оплошностью, дали ш п о р ы лоша­
дям, ударили на врага и пробились с такой быстротой, что
неприятель ничего с ними сделать не мог; в ы р в а в ш и с ь на
БОЛЮ, они грабили и опустошали местность и этим за­
ставили противника отойти, выпустив войска Луция из ло­
вушки.
Некоторые полководцы, защищаясь против сильнейшего
противника, стягивали все свои силы на небольшом про­
странстве и позволяли окружить себя, а потом, заметив
слабейшее место неприятельской линии, направляли на
него главный удар, пробивали себе дорогу и благополучно
уходили.
Марк Антоний, преследуемый парфянами, обратил вни­
м а н и е н а т о , ч т о о н и в с е г д а н а п а д а л и н а н е г о в с а м ы й мо­
мент выступления, на рассвете, и потом в с ю дорогу не пе-
реставали его т р е в о ж и т ь ; п о э т о м у он отдал п р и к а з не вы­
с т у п а т ь до полудня. П а р ф я н е р е ш и л и , что о н в этот день
дальше не двинется, и в о з в р а т и л и с ь в с в о и палатки, а Ан­
тоний в е с ь день ш е л совершенно спокойно. Тот же полко­
водец придумал для защиты от парфянских стрел такое
средство: он п р и к а з а л солдатам опуститься при появления
неприятеля на одно колено, причем вторая шеренга гаи-
^0 военном: и с к у с с т в е 11
to
162 Q военном искусстве

тами своими закрывала первую, третья — вторую, четвер­


т а я — третью и так далее; все войско оказалось таким
образом прикрытым как бы кровлей, защитившей его от
вражеских луков.
Вот все, что я мог сказать вам о неожиданностях, воз­
можных во в р е м я п о х о д а . Е с л и у в а с нет других вопросов,
перейдем теперь к другому предмету беседы.
о
ВОЕННОМ ИСКУССТВЕ

Сочинение
Никколо Макиавелли,
гражданина и секретаря
фло рентииското,
посвященное
Лоренцо, сыну Филиппо Строццш

КНИГА ШЕСТАЯ

3 а н о б и. Мне кажется, я должен сейчас сложить свои


обязанности и передать их Баттисте, так как разговор н а ш
переходит на другие предметы. М ы последуем в этом при­
меру хороших полководцев, к о т о р ы е , по словам синьора
Фабрицио, размещают лучших солдат спереди и сзади,
д а б ы п е р е д о в ы е линии о т в а ж н о н а ч а л и бой, а з а д н и е также
отважно его завершили. Козимо разумно повел беседу, и
Баттиста столь же разумно ее з а к о н ч и т . М ы с Л у и д ж и под­
держивали ее, как могли. Каждый из нас нес свою долю
охотно, и Баттиста, думается мне, тоже не о т к а ж е т с я .
Б а т т и с т а . Я подчинялся до сих пор руководству
друзей, готов подчиняться ему и дальше. Итак, синьор,
благоволите продолжать вашу речь и простите, что мы
прерываем вас этими любезностями.
ф а б р и ц и о , Я уже говорил вам, что это мне только
, приятно. П р е р ы в а я меня, вы не утомляете, а, наоборот,
\ освежаете мою мысль.
I Вернемся, однако, к главному предмету беседы — нам
I надо теперь устроить л а г е р ь для войск. В ы з н а е т е , что все
мире стремится к отдыху и безопасности, ибо, когда нет
настоящего спокойствия, отдых не полон. Может быть, вы
считали бы более правильным, чтобы я сначала располо­
жил войско в лагере, з а т е м р а с с к а з а л бы вам о походном
корядке и з а к о н ч и л ^боевым п о с т р о е н и е м , между тем как

I П*
О^нно^искуее^ _

мы шли обратным путем. Мы были вынуждены так по­


ступить, ибо, описывая вам походный порядок и пере­
с т р о й к у его иэ п о х о д н о г о в боевой, мне нужно было сна­
чала покарать, как войско строится к бою.
В о з в р а щ а я с ь , однако, к началу беседы, я д о л ж е н сказать,
что лагерь безопасен только тогда, когда он крепок и бла­
гоустроен. Благоустройство дается распорядительностью
полководца, крепость — природой и искусством. Г р е к и лю­
били защищенные места и никогда не остановились бы
л а г е р е м т а м , где нет н и скал, ни речного о б р ы в а , ни леса,
ни другой естественной защиты. Римляне же полагались
в этих делах не столько на природу, сколько на искусство,
и никогда не устроили бы лагеря в местности, где было ,
бы невозможно развернуть все войско по п р и н я т ы м у них
правилам. Это давало им возможность всегда придержи­
ваться одной формы лагерного устройства, ибо они не
подчинялись природе м е с т н о с т и , ;а, н а о б о р о т , п о д ч и н я л и ее
себе.
Греки не могли так поступать, ибо приноравливались
к местности, а т а к как х а р а к т е р ее меняется, то им точно
так же приходилось изменять лагерное расположение войск
и форму самого лагеря. Р а ш л я н е ж е действовали иначе, и,
если природа з а щ и щ а л а их слишком слабо, они воспол­
няли этот недостаток искусством и знанием.
В течение всей нашей беседы я настаивал на подража­
нии римлянам и сейчас буду следовать им в деле лагер­
ного устройства войск, но возьму не все установления,
а л и ш ь т о , что, по-моему, применимо к нашему времени.
Я вам уже несколько раз говорил, что консульские
войска состояли из двух легионов римских г р а ж д а н , т. е.
примерно 1 1 ООО пехоты, 600 всадников, помимо еще
1 1 ООО в с п о м о г а т е л ь н ы х союзнических войск. Численного
«превосходства союзнических сил над своими никогда не
допускалось, и только для конницы делалось исключение,
так как в этих частях союзников могло быть д а ж е больше,
Книга ш е с т а я 165

чем римлян; кроме того, римские легионы всегда сража­


лись в центре, ;а с о ю з н и к и — н а флангах. Такое же рас­
положение войск сохранялось и в стане, как вы могли
прочесть об этом у древних историков. Поэтому я не со­
бираюсь описывать вам во всех подробностях устройство
римского лагеря, а хочу рассказать только о том, как бы
я расположил войско в лагере теперь, в наше время. Вы
увидите, тогда, в какой мере я следую римским образцам.
Вы знаете, что я, сообразуясь с силами двух римских
легионов, составил свое войско из двух бригад пехоты, по
6 ООО п е х о т ы и 300 человек конницы на бригаду; вы пом­
ните также, на какое число батальонов делится бригада,
их вооружение и обозначение. Вы знаете, что при опи­
сании походного и боевого порядков я не вводил никаких
новых войск, а только указал, что при удвоении сил до­
статочно вздвоить ряды.
Сейчас, когда я намерен показать вам лагерное распо­
ложение, я уже не ограничусь двумя бригадами, а возьму
настоящее войско, составленное по римскому примеру из
двух бригад и такого же числа вспомогательных сил. Де­
лаю я это потому, что форма лагеря, вмещающего целую
армию, будет более правильной и законченной. Для пре­
дыдущих рассуждений этого не требовалось.
Итак, нам надо расположить л а г е р е м «войско п о л н о г о со­
с т а в а , т . е. 2 4 ООО п е х о т ы и 2 ООО к о н н и ц ы , р а з д е л е н н о е на
четыре бригады, из коих две вспомогательные. Как только
место для лагеря будет выбрано, я примажу поставить
в середине его главное з н а м я ; в о к р у г него будет очерчен
квадрат, стороны которого отстоят от з н а м е н и на 50 лок­
тей каждая и обращены к четырем странам света — во­
стоку, западу, югу и северу; в этом пространстве доляша
Находиться ставка командующего. Я считал бы правильным,
Ътчасти подражая в этом римлянам, отделить войска от
Йестроевых и обозов. Все строевые части или большин­
ство их размещаются в восточной, нестроевые и обоз —
166 О в о е н н о м искусстве

в западной части лагеря, причем восточная часть будет


фронтом, западная — тылом, южная и северная — флангами.
Теперь нам надо отметить участок лагеря, отведенный
строевым войскам. Для этого от главного знамени к во­
стоку проводится черта 680 локтей длиною. По о б е и м сто*
р о н а м ее, на р а с с т о я н и и 15 локтей, п р о в о д я т с я е щ е две па-
р а л л е л ь н ы е линии т а к о й ж е длины, крайняя точка к о т о р ы х
обозначит место восточных ворот, а пространство между
ними образует улицу, идущую от в о с т о ч н ы х в о р о т к став­
ке командующего. Ширина улицы — 30 локтей, длина —
630, так как пространство в 50 локтей отходит под ставку;
улица эта н а з ы в а е т с я Главной. Другая улица проводится от
южных ворот к северным; соприкасаясь с концом Главной,
она идет мимо ставки командующего к востоку от нее и
пересекает весь лагерь; эта улица называется Перекрест»
н о й ; д л и н а ее — 1 250 локтей, ш и р и н а — 30 локтей.
Обозначив таким образом место ставки командующего
и проложив две основные улицы, я приступаю к располо­
жению двух бригад собственных войск; одна из них будет
размещена справа, другая — слева от Г л а в н о й улицы. Пе­
рейдя Перекрестную улицу, я расположу справа и слева
от* Главной по 32 ставки, причем между 16-й и 17-й
остается свободное пространство в 30 локтей, образующее*
новую улицу, так называемую Поперечную, пересекающую
все пространство, занятое ставками войск, как это будет
видно из их распределения.
П е р в ы е две ставки с обеих сторон Перекрестной улицы
отводятся начальникам тяжелой конницы; в о с т а л ь н ы х пят­
надцати с каждой с т о р о н ы ее размещаются жандармы, но
десяти человек на ставку, так как на всю бригаду жандар­
мов приходится 150. Ш и р и н а ставки начальника — 40 лок­
тей, длина — 10 локтей, п р и ч е м под ш и р и н о й я в с е г д а р а з у ­
мею протяжение с юга на север, а под длиной — линию
с з а п а д а на восток. С т а в к и ж а н д а р м о в р а с с ч и т а н ы на дли­
ну в 15 и на ш и р и н у в 30 локтей.
Книга ш е с т а я 167

За Поперечной улицей начинаются € обеих сторон


новые ряды по 15 ставок, одинаковых по объему со
ставками тяжелой конницы и занятых легкой кавалерией.
В каждой с т а в к е по тому же расчету помещается десять
человек; 16-я, свободная ставка отводится начальнику и
по р а з м е р а м своим равна помещению начальника жандар­
мов. Таким образом, ставки всей конницы обеих бригад
расположатся по обе с т о р о н ы Г л а в н о й улицы и будут осно­
вой для разбивки походного лагеря, о чем я скажу даль­
ше. Прошу вас запомнить, что я разместил 300 человек
конницы каждой бригады с их н а ч а л ь н и к а м и в 32 ставках
по Главной улице, начиная от П е р е к р е с т н о й , оставив меж­
ду 16-й и 17-й ставками п р о с т р а н с т в о в 30 локтей, образу­
ющее новую улицу — Поперечную.
Приступим теперь к расположению 20 батальонов, сос­
тавляющих мои две бригады; для этого я отвожу каждым
двум батальонам помещение прямо за конницей. Размеры
пехотных ставок — 1 5 локтей длины и 30 ширины, т. е.
одинаковы со ставкой конницы, к которой они непосред­
ственно примыкают. Первое помещение с каждой стороны,
н а ч и н а я от П е р е к р е с т н о й улицы, в одном ряду со ставкой
командира жандармов, назначается начальнику батальона;
протяжение его — 2 0 л о к т е й в ш и р и н у и 1 0 в д л и н у . В ос­
тальных 15 отделениях с каждой стороны до Поперечной
улицы размещается походный батальон в 450 человек, так
что в каждой ставке будет по 30 солдат. v

Следующие 15 отделений примыкают к ставкам легких


конных частей и одинаковы с ними по размерам; здесь
расположится другой батальон пехоты. Последняя ставка
отводится начальнику пехоты и стоит в одном ряду с по­
мещением командира легкой конницы; длина ее 10, а ши­
рина — 20 локтей. Таким образом, первые два ряда ста­
вок будут заняты частью кавалерией, частью пехотой. Я
считаю, что вся конница должна быть строевой, и не даю
ей людей для чистки и присмотра за лошадьми, а возла-
138 О военном искусстве

гаю эту обязанность на пехотных солдат, помещенных в


примыкающих ставках и освобожденных, по римскому при­
меру, от в с я к о й другой лагерной службы.
З а первыми двумя рядами ставок остается с каждой сто­
роны