Вы находитесь на странице: 1из 433

А. Р.

Л У Р И Я

В Ы С Ш И Е КОРКОВЫЕ
ФУНКЦИИ ЧЕЛОВЕКА
И ИХ Н А Р У Ш Е Н И Я
ПРИ ЛОКАЛЬНЫХ ПОРАЖЕНИЯХ
МОЗГА

ИЗДАТЕЛЬСТВО МОСКОВСКОГО УНИВЕРСИТЕТА

1962
A. R. LUR1A

HIGHER CORTICAL FUNCTIONS IN MAN


AND THEIR DISTURBANCES
IN LOCAL BRAIN LESIONS
П Р Е Д И С Л О В И Е

Н а с т о я щ а я к н и г а п о с в я щ е н а а н а л и з у н а р у ш е н и й в ы с ш и х психиче­
ских процессов при л о к а л ь н ы х п о р а ж е н и я х мозга.
В н е в р о л о г и ч е с к о й л и т е р а т у р е п р и н я т о г о в о р и т ь о « в ы с ш и х корко­
вых ф у н к ц и я х » . М ы с о х р а н я е м э т о н а з в а н и е к а к д л я з а г л а в и я , т а к и д л я
т е к с т а к н и г и . М ы с о з н а т е л ь н о и д е м н а э т о , х о т я я с н о п о н и м а е м , что
высшие психические процессы я в л я ю т с я функцией всего мозга и что
р а б о т у м о з г о в о й к о р ы м о ж н о р а с с м а т р и в а т ь л и ш ь в т е с н о й с в я з и с ана­
лизом более низко расположенных нервных аппаратов.
Н е с м о т р я н а т о что н а п р о т я ж е н и и в с е г о п о с л е д у ю щ е г о т е к с т а м ы
будем в обобщенном виде останавливаться на м а т е р и а л е наблюдений,
н а к о п л е н н ы х н а м и за п о с л е д н и е 25 л е т и п о с т а р а е м с я в в е с т и их в кон­
текст тех ф а к т о в , которые описаны в литературе, и з л а г а е м ы е д а н н ы е
м е н ь ш е в с е г о м о ж н о с ч и т а т ь з а к о н ч е н н о й с и с т е м о й . П о д в о д я и т о г и прой­
д е н н о м у пути, м ы в с е б о л е е о т ч е т л и в о о щ у щ а е м , что н а х о д и м с я л и ш ь
На начальных этапах исследования этой сложной области.
И з л а г а я данные о нарушении высших корковых процессов в самом
о б щ е м в и д е , м ы , е с т е с т в е н н о , о т в л е к а е м с я о т т о г о м н о г о о б р а з и я явле­
ний, к о т о р ы е в с т р е ч а ю т с я в н е в р о л о г и ч е с к о й и н е й р о х и р у р г и ч е с к о й кли­
нике, о с т а в л я я в с т о р о н е к о н к р е т н ы е ф а к т ы п а т о г е н е з а , р а з в и т и я и
к л и н и ч е с к и х ф о р м н а р у ш е н и й в ы с ш и х п с и х и ч е с к и х п р о ц е с с о в п р и раз­
личных видах мозговых п о р а ж е н и й ; мы почти не и л л ю с т р и р у е м книгу
конкретными историями болезней и не приводим описания отдельных
с л у ч а е в . Р а с с м о т р е н и е в с е г о э т о г о м о г л о б ы с о с т а в и т ь с о д е р ж а н и е спе­
циальной работы.
Д р у г а я о с о б е н н о с т ь п р е д л а г а е м о й к н и г и в з н а ч и т е л ь н о й м е р е свя­
з а н а с современным состоянием исследований, п о с в я щ е н н ы х наруше­
нию в ы с ш и х к о р к о в ы х ф у н к ц и й ч е л о в е к а п р и л о к а л ь н ы х п о р а ж е н и я х
мозга.
Клиника располагает большим материалом, позволяющим описать
н а р у ш е н и я в ы с ш и х к о р к о в ы х ф у н к ц и й п р и л о к а л ь н ы х п о р а ж е н и я х моз­
га. Т щ а т е л ь н о е к л и н и к о - п с и х о л о г и ч е с к о е и з у ч е н и е э т и х н а р у ш е н и й поз­
воляет во многих случаях выделить те факторы, которые л е ж а т в их
основе, и поставить в а ж н ы е вопросы о мозговой о р г а н и з а ц и и с л о ж н ы х
ф о р м п с и х и ч е с к о й д е я т е л ь н о с т и . В с е э т о с д е л а л о п с и х о л о г и ч е с к о е изу­
ч е н и е к о р к о в ы х ф у н к ц и й н е о т ъ е м л е м о й ч а с т ь ю к л и н и ч е с к о г о исследо­
вания, направленного на л о к а л ь н у ю диагностику очага п о р а ж е н и я и на
восстановление нарушенных функций мозга.
О д н а к о т о ч н о е ф и з и о л о г и ч е с к о е и с с л е д о в а н и е п а т о л о г и ч е с к и изме­
ненной д и н а м и к и нервных процессов при л о к а л ь н ы х п о р а ж е н и я х мозга
находится лишь на самых начальных этапах.

3
Если патофизиология высшей нервной деятельности при общих
органических поражениях мозга и при психоневрозах у ж е располагает
большим материалом, то в клинике локальных поражений мозга такие
тщательные физиологические исследования начали проводиться только
недавно. Вот почему мы не могли представить д а н н ы х о нейродинами-
ческом исследовании очаговых п о р а ж е н и й мозга со сколько-нибудь
у д о в л е т в о р я ю щ е й н а с п о л н о т о й и р а с с м а т р и в а е м э т о к а к о с н о в н у ю за­
дачу следующего этапа нашей работы.
М н о г о б л и з к и х т о в а р и щ е й а в т о р а о к а з а л и б о л ь ш у ю п о м о щ ь п р и на­
писании этой книги. Особенно велика б ы л а помощь, которую о к а з а л и
автору А. Н. Леонтьев, Ф. В. Бассин, Г. И. П о л я к о в , С. М. Б л и н к о в ,
М. Б. Эйдинова, Б. В. З е й г а р н и к , Ю. В. К о н о в а л о в , Т. О. Ф а л л е р , а
т а к ж е сотрудники автора — Н. А. Филиппычева, Е. Н. П р а в д и н а - В и -
нарская, Е. П. Кок.
Г И . П о л я к о в у а в т о р б л а г о д а р е н з а то, что о н с о г л а с и л с я н а п и с а т ь
для этой книги главу, посвященную современным представлениям о
с т р у к т у р н о й о р г а н и з а ц и и м о з г а , о п и р а я с ь в ней н а с в о и м н о г о л е т н и е
исследования.
Особенно большую помощь в подготовке этой книги о к а з а л автору
его б л и ж а й ш и й сотрудник Е. Д. Хомская. Основные п о л о ж е н и я этой
к н и г и б ы л и п р о д у м а н ы с ней в м е с т е , и б у д е т с п р а в е д л и в о с к а з а т ь , что
эта книга в значительной мере я в л я е т с я результатом нашей совместной
работы.
А в т о р д о л ж е н в ы с к а з а т ь с в о ю п р и з н а т е л ь н о с т ь к о л л е к т и в у Инсти­
тута нейрохирургии им. Н. Н. Б у р д е н к о Академии медицинских н а у к
С С С Р , с к о т о р ы м его с в я з ы в а е т почти ч е т в е р т ь в е к а р а б о т ы , и его ди­
ректору Б. Г Егорову, который с д е л а л очень многое д л я того, чтобы
п р о в о д и м ы е и с с л е д о в а н и я л о к а л ь н ы х п о р а ж е н и й м о з г а с т а л и доступ­
ными.
Первые шаги в клинико-психологическом исследовании л о к а л ь н ы х
п о р а ж е н и й м о з г а б ы л и с д е л а н ы а в т о р о м е щ е б о л ь ш е 3 0 л е т н а з а д вме­
с т е с его д р у г о м и у ч и т е л е м Л. С. В ы г о т с к и м ; п о э т о м у м н о г о е , что б у д е т
и з л а г а т ь с я в д а л ь н е й ш е м , может р а с с м а т р и в а т ь с я к а к п р о д о л ж е н и е его
идей и д о л ж н о б ы т ь п о с в я щ е н о его п а м я т и .
Часть I

ВЫСШИЕ ПСИХИЧЕСКИЕ ФУНКЦИИ


И ИХ М О З Г О В А Я О Р Г А Н И З А Ц И Я

1. ПРОБЛЕМА ЛОКАЛИЗАЦИИ ФУНКЦИИ В КОРЕ ГОЛОВНОГО МОЗГА

Вопрос о мозге к а к субстрате сложной психической деятельности


и с в я з а н н ы й с ним вопрос о л о к а л и з а ц и и ф у н к ц и й в коре головного
мозга з а н и м а л и умы исследователей в течение многих поколений. О д н а к о
его р е ш е н и е з а в и с е л о н е т о л ь к о о т р а з в и т и я т е х т е х н и ч е с к и х с р е д с т в ,
к о т о р ы е м о г л и б ы т ь и с п о л ь з о в а н ы д л я и з у ч е н и я м о з г а , н о и о т господ­
с т в о в а в ш и х в ту и л и и н у ю э п о х у т е о р е т и ч е с к и х п р е д с т а в л е н и й о психи­
ческих п р о ц е с с а х . П о э т о м у в т е ч е н и е д о л г о г о в р е м е н и р е ш е н и е в о п р о с а
о л о к а л и з а ц и и функций в коре головного мозга оставалось в кругу
м у ч и т е л ь н ы х п о п ы т о к « с и с т е м у б е с п р о с т р а н с т в е н н ы х п о н я т и й современ­
ной п с и х о л о г и и наложить на материальную конструкцию мозга»
( И . П . П а в л о в . П о л и . с о б р . т р . , т . I I I , 1 9 5 1 — 1 9 5 2 , с т р . 2 0 3 ) . Естест­
в е н н о , что э т и п о п ы т к и , в р е з у л ь т а т е к о т о р ы х б ы л н а к о п л е н ц е н н ы й
э м п и р и ч е с к и й м а т е р и а л , не м о г л и п р и в е с т и к п о д л и н н о м у н а у ч н о м у ре­
ш е н и ю в о п р о с а . Т о л ь к о з а п о с л е д н е е в р е м я в с в я з и с у с п е х а м и совре­
менной (особенно русской и советской) физиологии и материалистиче­
ской психологии стал о б о з н а ч а т ь с я перелом в подходе к этому вопросу,
Н а м е т и л и с ь н о в ы е п р и н ц и п ы его р е ш е н и я и н а к о п и л и с ь н о в ы е ф а к т ы ,
о б о г а щ а ю щ и е н а ш и п р е д с т а в л е н и я о ф у н к ц и о н а л ь н о й о р г а н и з а ц и и че­
ловеческого мозга в норме и патологии.

а) Психоморфологические представления и их кризис.


Исторический э к с к у р с

Остановимся в самом к р а т к о м виде на основных представлениях


о п с и х и ч е с к и х ф у н к ц и я х и п р о б л е м е их л о к а л и з а ц и и . С д е л а е м э т о толь­
ко д л я того, чтобы проследить, н а с к о л ь к о д л и т е л ь н о в истории н а у к и
с о х р а н я л и с ь в з г л я д ы н а д у ш е в н ы е я в л е н и я к а к н а о с о б ы е , д а л е е нераз­
ложимые свойства сознания, и насколько косными были параллелисти-
ч е с к и е п р е д с т а в л е н и я об их о т н о ш е н и и к м о з г о в о м у с у б с т р а т у К
П о п ы т к и н а й т и м а т е р и а л ь н ы й с у б с т р а т п с и х и ч е с к и х я в л е н и й впер­
вые были п р е д п р и н я т ы на с а м ы х ранних э т а п а х р а з в и т и я ф и л о с о ф и и .
Тогда они не о п и р а л и с ь е щ е на какие-нибудь п о л о ж и т е л ь н ы е з н а н и я .
Постепенно от наивноматериалистических представлений о психике к а к
« п н е в м е » м ы с л и т е л и п е р е х о д и л и к п о п ы т к а м п р и у р о ч и т ь с л о ж н ы е пси­
хические функции к м а т е р и а л ь н о м у субстрату мозга.
Е с л и Г и п п о к р а т и К р о т о н (5-й в . д о IH. Э . ) у к а з ы в а л и л и ш ь н а то, что
м о з г я в л я е т с я о р г а н о м « р а з у м а » и л и « у п р а в л я ю щ е г о д у х а » (r\\eiiovik6v) >
в то в р е м я к а к сердце д о л ж н о р а с с м а т р и в а т ь с я к а к о р г а н чувств, то
1
Подробную историю учения о локализации функций в головном мозге м о ж н о
найти в исследованиях Хэда (1926), Омбредана (1951), П о л я к а (1957) и д р .

5
у ж е ч е р е з н е с к о л ь к о с т о л е т и й Г а л е н (2-й в . д о н . э.) п о п ы т а л с я в н е с т и
у т о ч н е н и е в п о н и м а н и е о т н о ш е н и я д у ш е в н о й ж и з н и к мозгу. Е г о си­
стему м о ж н о рассматривать к а к одну из первых попыток поставить
вопрос о прямой, непосредственной «локализации» психических явлений
в о б р а з о в а н и я х м о з г а . С ч и т а я , что в п е ч а т л е н и я , п о л у ч а е м ы е ч е л о в е к о м
от в н е ш н е г о м и р а , в х о д я т в в и д е ф л ю и д о в ч е р е з г л а з в м о з г о в ы е же­
л у д о ч к и , он в ы с к а з а л м ы с л ь , что BaXajwog onxikog, и л и в н у т р е н н я я каме­
ра, в м е щ а я э т и ф л ю и д ы , п р е д с т а в л я е т с о б о й т о т « х р а м » ( б а Х а ^ о д ) ,
в к о т о р о м они в с т р е ч а ю т с я с ж и з н е н н ы м и ф л ю и д а м и (nvev\ia zcooxikov),
и д у щ и м и из печени, и п о с р е д с т в о м сети с о с у д о в п е р е р а б а т ы в а ю т с я в
п с и х и ч е с к и е ф л ю и д ы (n\ev\xa ifuxixov
и л и jiveojuia X O Y I O T I X O V ) . П р е д с т а в л е ­
н и ю о т о м , что м о з г о в ы е ж е л у д о ч к и
(или, т о ч н е е , з а п о л н я в ш а я и х жид­
кость) я в л я ю т с я м а т е р и а л ь н ы м суб­
с т р а т о м п с и х и ч е с к и х п р о ц е с с о в , суж­
д е н о б ы л о с о х р а н и т ь с я в т е ч е н и е полу­
т о р а т ы с я ч е л е т и й . В е з а л и й (16-й в . ) ,
впервые подвергнувший тщательному
и з у ч е н и ю п л о т н ы й с о с т а в м о з г а , и да­
ж е З е м м е р и н г (1796) о с т а в а л и с ь п р и
м ы с л и , что п о д л и н н ы м с у б с т р а т о м пси­
хических процессов я в л я ю т с я текущие
по нервам «spiriti animales».
С о в р е м е н е м п е р в о н а ч а л ь н ы е пред­
ставления о мозговых желудочках как
субстрате психических процессов по­
степенно д и ф ф е р е н ц и р о в а л и с ь и от­
д е л ь н ы м ч а с т я м э т и х ж е л у д о ч к о в ста­
л и п р и п и с ы в а т ь с я с п е ц и а л ь н ы е функ­
ции.
Н е м е з и й (4-й в. н. э.) в п е р в ы е вы­
с к а з а л п р е д п о л о ж е н и е , что « п е р е д н и й
Рис. 1. Изображение трех «мозго­ желудочек» мозга следует рассматри­
вых желудочков»
(из трактата Г. Реши «Margarita
вать к а к в м е с т и л и щ е в о с п р и я т и я или
P h i l o s o p h i c a l 1513) воображения («cellula phantastica»),
«средний» — к а к в м е с т и л и щ е мышле­
ния ( « c e l l u l a logistica»), а «зад­
н и й » — к а к вместилище памяти («cellula m e m o r i a l i s » ) . Это представле­
ние о « т р е х ж е л у д о ч к а х м о з г а » к а к о н е п о с р е д с т в е н н о м с у б с т р а т е основ­
ных психических способностей переходило без всяких изменений из
века в век. Оно о с т а в а л о с ь к а к о б щ е п р и н я т о е и в средние в е к а (рис. 1),
и и н т е р е с н о , что е щ е Л е о н а р д о д а В и н ч и , к а к с в и д е т е л ь с т в у е т дошед­
ш и й д о н а с его с о б с т в е н н о р у ч н ы й р и с у н о к ( с м . ф р о н т и с п и с ) , с о х р а н я л
представление о л о к а л и з а ц и и основных психических «способностей^ в
«трех ж е л у д о ч к а х мозга». /
Д а л ь н е й ш а я история учения о мозговом субстрате психических
п р о ц е с с о в б ы л а с в я з а н а с р а з в и т и е м п с и х о л о г и и ( д о л г о е в р е м я продол­
ж а в ш е й оставаться ветвью ф и л о с о ф и и ) , с одной стороны, и с начавшим­
с я о п и с а н и е м с у б с т р а т а м о з г а , с д р у г о й . П о н и м а н и е п с и х и ч е с к и х функ­
ц и й н а ч а л о о с в о б о ж д а т ь с я о т п е р в о н а ч а л ь н о й к о н к р е т н о с т и , а представ­
ления о строении мозгового вещества постепенно п р и о б р е т а л и более
ч е т к и й х а р а к т е р . О д н а к о о с н о в н о й п р и н ц и п п р я м о г о н а л о ж е н и я немате­
риальных представлений психологии на материальную конструкцию
мозга долгое время о с т а в а л с я без изменений. Вот почему первые ступени

6
р а з в и т и я анатомической науки нового времени о з н а м е н о в а л и с ь поисками
гого с о с т о я щ е г о и з п л о т н о й т к а н и « м о з г о в о г о о р г а н а » , к о т о р ы й мог б ы
р а с ц е н и в а т ь с я к а к м а т е р и а л ь н ы й субстрат психических процессов. Раз­
н ы е и с с л е д о в а т е л и п о - р а з л и ч н о м у р е ш а л и э т о т в о п р о с . Д е к а р т (1686)
с ч и т а л в о з м о ж н ы м в и д е т ь т а к о й о р г а н в ш и ш к о в и д н о й ж е л е з е , распо­
ложенной в самом центре мозга и в силу этого положения о б л а д а в ш е й ,
п о его м н е н и ю , к а ч е с т в а м и , н е о б х о д и м ы м и д л я т о г о , ч т о б ы б ы т ь носите­
л е м п с и х и ч е с к и х ф у н к ц и й . В и л л и с (1664) с к л о н е н б ы л в и д е т ь э т о т о р г а н
о п о л о с а т о м т е л е ; В ь е й с е н (1685) — в о с н о в н о й м а с с е б о л ь ш и х полуша­
р и й — б е л о м в е щ е с т в е ( c e n t r u m s e m i o v a l e ) ; Л а н ц и з и й (1739) — в мозо­
листом теле — связке, соединяющей оба п о л у ш а р и я . О д н а к о при всем
р а з н о о б р а з и и к о н к р е т н ы х р е ш е н и й в о п р о с а о б щ и м д л я в с е х исследо­
вателей на этом раннем этапе оставалось стремление непосредственно
приурочить психические я в л е н и я к одной из частей мозгового субстрата.
П о п ы т к и н а й т и е д и н ы й « м о з г о в о й о р г а н » д л я п с и х и ч е с к и х процес­
сов б ы л и , о д н а к о , л и ш ь п е р в ы м ш а г о м в р а з в и т и и у ч е н и я о л о к а л и з а ц и и
ф у н к ц и й . К э т о м у в р е м е н и п с и х о л о г и я п е р е с т а л а о г р а н и ч и в а т ь с я недиф­
ференцированным представлением о сознании как неделимом целом.
В о з н и к л о психологическое учение, р а с ч л е н я в ш е е психические процессы
н а о т д е л ь н ы е с п е ц и а л ь н ы е « с в о й с т в а » и л и « с п о с о б н о с т и » , и э т о постави­
ло исследователей перед задачей найти материальный субстрат для
т а к и х « с п о с о б н о с т е й » и п о н я т ь м о з г к а к а г р е г а т м н о г и х « о р г а н о в » , каж­
дый из которых являлся бы материальным носителем какой-нибудь
«способности».
И с с л е д о в а т е л и т о г о в р е м е н и с о п о с т а в л я л и с о в р е м е н н ы е и м пред­
ставления «психологии способностей» с имевшимися тогда з н а н и я м и о
с т р о е н и и м о з г о в о г о в е щ е с т в а . П о э т о м у е с т е с т в е н н о , что п е р в ы е п о п ы т к и
р е ш и т ь в о п р о с о м о з г о в о м с у б с т р а т е п с и х и ч е с к и х « с п о с о б н о с т е й » при­
н а д л е ж а л и крупным а н а т о м а м и носили в высокой степени умозритель­
ный характер. П е р в ы м ученым, попытавшимся дифференцированно
подойти к л о к а л и з а ц и и «способностей» в веществе головного мозга, был
немецкий анатом И. X. М а й е р (1779), который в своем т р а к т а т е об
а н а т о м и и и ф и з и о л о г и и м о з г а в ы с к а з а л п р е д п о л о ж е н и е , что в к о р е го­
ловного мозга Локализована память, в белом веществе — воображение
и с у ж д е н и е , а в б а з а л ь н ы х о б л а с т я х м о з г а — а п п е р ц е п ц и я и в о л я и что
д е я т е л ь н о с т ь м о з г а п о и н т е г р а ц и и в с е х э т и х п с и х и ч е с к и х ф у н к ц и й осу­
щ е с т в л я е т с я м о з о л и с т ы м т е л о м и м о з ж е ч к о м . О д н а к о н а и б о л е е выра­
ж е н н у ю ф о р м у э т а п о п ы т к а л о к а л и з о в а т ь о т д е л ь н ы е п с и х и ч е с к и е функ­
ции в и з о л и р о в а н н ы х у ч а с т к а х м о з г а п о л у ч и л а у Ф. А. Г а л л я , и д е и ко­
1
торого н а ш л и в свое в р е м я очень ш и р о к о е р а с п р о с т р а н е н и е .
Г а л л ь был одним из крупнейших анатомов мозга своего времени.
Он впервые оценил роль серого вещества больших полушарий и у к а з а л
на его о т н о ш е н и е к в о л о к н а м б е л о г о в е щ е с т в а . О д н а к о в т р а к т о в к е
ф у н к ц и й м о з г а о н ц е л и к о м и с х о д и л и з п о з и ц и й с о в р е м е н н о й е м у «психо­
л о г и и с п о с о б н о с т е й » . И м е н н о о н с т а л а в т о р о м к о н ц е п ц и и , с о г л а с н о ко­
торой к а ж д а я психическая способность опирается на определенную
г р у п п у м о з г о в ы х к л е т о к и в с я к о р а г о л о в н о г о м о з г а ( к о т о р у ю о н впер­
вые начал рассматривать как важнейшую часть больших полушарий,
у ч а с т в у ю щ у ю в о с у щ е с т в л е н и и п с и х и ч е с к и х ф у н к ц и й ) п р е д с т а в л я е т со­
бой совокупность отдельных «органов», к а ж д ы й из которых является
субстратом определенной психической «способности».

1
Значение Галля как анатома было в последнее время специально исследовано
И. И. Глезером (1950).

7
Те «способности», которые Г а л л ь непосредственно приурочивал к
отдельным участкам коры головного мозга, были, к а к уже сказано, в
готовом виде взяты им из современной ему психологии. П о э т о м у н а р я д у
с т а к и м и о т н о с и т е л ь н о п р о с т ы м и ф у н к ц и я м и , к а к з р и т е л ь н а я и л и слу­
х о в а я п а м я т ь , о р и е н т и р о в к а в п р о с т р а н с т в е и л и ч у в с т в о в р е м е н и , в на­
б о р е « с п о с о б н о с т е й » , л о к а л и з у е м ы х и м в о т д е л ь н ы х у ч а с т к а х к о р ы , фи­
гурировали «инстинкт п р о д о л ж е н и я рода», «любовь к родителям»,
«общительность», «смелость», «честолюбие», «податливость воспитанию»
и т. п. На рис. 2 мы п р и в о д и м современную Г а л л ю «мозговую к а р т у » ;
о т о п у б л и к о в а н и я к о т о р о й н а с о т д е л я ю т в с е г о п о л т о р а с т о л е т и я и ко­

Рис. 2. Френологическая карта локализации психических способностей. Приводится


по современной Ф. А. Галлю статуе *

торую с полным основанием можно считать первой формулировкой


идей «узкого л о к а л и з а ц и о н и з м а » .
Мы м о г л и бы не п р и в о д и т ь идей Г а л л я в к н и г е , п о с в я щ е н н о й со­
временным п р е д с т а в л е н и я м о высших к о р к о в ы х ф у н к ц и я х и функцио­
нальной организации коры головного мозга человека, ибо положения его
« ф р е н о л о г и ч е с к о й » с и с т е м ы б ы л и н а с т о л ь к о ф а н т а с т и ч н ы , что с р а з у ж е
после их п у б л и к а ц и и встретили резкую оппозицию. О д н а к о мы останав­
л и в а е м с я н а них п о д в у м о с н о в а н и я м . С о д н о й с т о р о н ы , р а с с м о т р е н и е
коры головного мозга к а к системы, различной по своим ф у н к ц и я м ,
предложенное Галлем в столь фантастической донаучной форме, было
в известной мере прогрессивным, т а к к а к выдвинуло м ы с л ь о возмож­
ности д и ф ф е р е н ц и р о в а н н о г о п о д х о д а к к а ж у щ е й с я о д н о р о д н о й м а с с е
мозга. С другой стороны, с ф о р м у л и р о в а н н ы е Г а л л е м идеи «мозговых
центров», в которых локализуются с л о ж н ы е п с и х и ч е с к и е ф у н к ц и и , в.
с в о и х и с х о д н ы х п р и н ц и п и а л ь н ы х п о з и ц и я х о к а з а л и с ь н а с т о л ь к о проч­
н ы м и , что с о х р а н и л и с ь в виде психоморфологических представлений
«узкого л о к а л и з а ц и о н и з м а » и в более поздний период, когда исследова-

8
ние м о з г о в о й о р г а н и з а ц и и п с и х и ч е с к и х п р о ц е с с о в п о л у ч и л о б о л е е ре­
а л ь н у ю н а у ч н у ю о с н о в у . Э т и и д е и о п р е д е л я л и п о д х о д к п р о б л е м е лока­
л и з а ц и и ф у н к ц и й в к о р е г о л о в н о г о м о з г а е д в а л и н е н а п р о т я ж е н и и це­
лого столетия.
Р а з в и т и е идей « л о к а л и з а ц и о н а л и з м а » н е п р о т е к а л о , о д н а к о , без~
существенного сопротивления. П р е д с т а в л е н и е о мозге к а к об агрегате-
о т д е л ь н ы х « о р г а н о в » , в ы д в и н у т о е М а й е р о м и Г а л л е м , в с т р е т и л о возра­
ж е н и е у н е к о т о р ы х ф и з и о л о г о в т о г о в р е м е н и , к о т о р ы е з а щ и щ а л и обрат­
ную п о з и ц и ю , с т а в ш у ю о с н о в о й « а н т и л о к а л и з а ц и о н н о й » т е о р и и .
Е щ е в о в т о р о й п о л о в и н е 18-го в . Г а л л е р ( 1 7 6 9 ) , н е о т р и ц а я того, ч т о
р а з л и ч н ы е части мозга могут иметь отношение к р а з н ы м ф у н к ц и я м ,
в ы с к а з а л п р е д п о л о ж е н и е , что м о з г я в л я е т с я е д и н ы м о р г а н о м , транс­
ф о р м и р у ю щ и м в п е ч а т л е н и я в п с и х и ч е с к и е п р о ц е с с ы и что его с л е д у е т
рассматривать как «Sensorium сотгтшпе», части которого равнозначны.
Д о к а з а т е л ь с т в о э т о г о п о л о ж е н и я о н в и д е л в т о м ф а к т е , что о д и н о ч а г
м о ж е т в ы з в а т ь н а р у ш е н и е р а з н ы х « с п о с о б н о с т е й » и что д е ф е к т ы , причи­
ненные этим очагом, могут в известной мере компенсироваться.
Близкие к этому положения выдвигались через полстолетия Флу-
1
рансом (1824), который обосновывал их данными физиологического
эксперимента. Р а з р у ш а я отдельные участки больших полушарий у птиц,
о н н а б л ю д а л , что ч е р е з н е к о т о р о е в р е м я п о в е д е н и е п т и ц в о с с т а н а в л и ­
в а е т с я , п р и ч е м э т о в о с с т а н о в л е н и е и д е т о т н о с и т е л ь н о о д и н а к о в о , неза­
в и с и м о о т того, к а к а я ч а с т ь б о л ь ш и х п о л у ш а р и й б ы л а р а з р у ш е н а . Еще-
н е з н а я т о г о , что у н и з ш и х п о з в о н о ч н ы х к о р а больших полушарий
очень н е д и ф ф е р е н ц и р о в а н а и их функции недостаточно к о р т и к а л и з о в а -
ны, о н с д е л а л в ы в о д , что е с л и в е с ь м о з г и я в л я е т с я с л о ж н ы м о р г а н о м ,
т о его к о р а д е й с т в у е т к а к о д н о р о д н о е ц е л о е , р а з р у ш е н и е к о т о р о г о при­
водит к равномерному нарушению «чувствительности и интеллектуаль­
ных способностей». Т а к и м образом, серое вещество больших полушарий,
в целом является т е м «%e|Liovix6v», о котором говорили греческие
а в т о р ы . Э т и п р е д п о л о ж е н и я б ы л и п о д т в е р ж д е н ы и м и з в е с т н ы м и опыта­
ми с п е р е ш и в а н и е м э к с т е н з о р н ы х и ф л е к с о р н ы х н е р в о в к р ы л а у п е т у х а .
Поскольку функция к р ы л а в о с с т а н а в л и в а л а с ь в ее первоначальном виде,
Ф л у р а н с с ч и т а л в о з м о ж н ы м р е ш и т е л ь н о у т в е р ж д а т ь п р и н ц и п - однород­
н о с т и в с е г о м о з г а к а к ц е л о г о , з а я в и в , что « м а с с а м о з г о в ы х п о л у ш а р и й -
физиологически столь же равноценна и однородна, к а к масса какой-
нибудь ж е л е з ы , н а п р и м е р печени» ( Ф л у р а н с , 1842).
Эксперименты Флуранса были заметным прогрессом по сравнению
с т е о р е т и ч е с к и м и р а с с у ж д е н и я м и Г а л л я . О н и п о с т а в и л и н а м е с т о умо­
зрительных домыслов научный эксперимент и обратили внимание на ту
пластичность и взаимозамещаемость, которой отличаются функции
б о л ь ш и х п о л у ш а р и й г о л о в н о г о м о з г а . Э т и м они п р е д в о с х и т и л и т е дина­
мические концепции мозговой деятельности, к которым неоднократно
возвращалась позднейшая научная мысль.
Н е с м о т р я на то что п р е д с т а в л е н и е о м о з г е к а к о е д и н о м д и н а м и ч е ­
ском целом было в ы с к а з а н о ф и з и о л о г а м и , о п и р а в ш и м и с я на, к а з а л о с ь
б ы , т о ч н ы й э к с п е р и м е н т , п о с л е д у ю щ и е д е с я т и л е т и я п р и в е л и к накопле­
нию м а т е р и а л а , который снова склонил чашу весов на сторону «локали-
зационных» представлений. Этот материал исходил из клинических
н а б л ю д е н и й н а д б о л ь н ы м и с о ч а г о в ы м и п о р а ж е н и я м и м о з г а , с одной
с т о р о н ы , и из б у р н о р а з в и в а в ш и х с я а н а т о м и ч е с к и х и ф и з и о л о г и ч е с к и х
исследований, посвященных а н а л и з у структуры мозга, с другой. Он
повлек за собой новое изменение взглядов на л о к а л и з а ц и ю функций
в коре головного мозга. Н о в а я теория л о к а л и з а ц и и б ы л а тесно с в я з а н а
со с ф о р м и р о в а в ш и м и с я за это время представлениями ассоциационизма,

9*
о с н о в ы к о т о р о г о б ы л и з а л о ж е н ы е щ е в 18-м в. и к о т о р ы й ко в т о р о й по­
л о в и н е 19-го в. с т а л в е д у щ е й ш к о л о й в п с и х о л о г и и .
В то самое время, когда Флуранс опубликовал свои наблюдения,
д а в а в ш и е ему основания в ы с к а з а т ь с я против в с я к и х п о л о ж е н и й о
дифференцированном строении мозговой коры, Буйо, ставший затем
г л а в о й п а р и ж с к о й м е д и ц и н с к о й ш к о л ы , в с в о е м « К л и н и ч е с к о м и физио­
л о г и ч е с к о м т р а к т а т е о м о з г е » (1825) в р е з у л ь т а т е н а б л ю д е н и й н а д боль­
н ы м и п р и ш е л к в ы в о д у , что « е с л и б ы м о з г н е с о с т о я л и з о т д е л ь н ы х
центров... было бы невозможно понять, к а к и м о б р а з о м п о р а ж е н и е одной
из частей мозга вызывает паралич одних м ы ш ц тела, не з а т р а г и в а я
д р у г и е » (стр. 2 7 9 — 2 8 0 ) . Б у й о с ч и т а л в о з м о ж н ы м р а с п р о с т р а н и т ь подоб­
ный л о к а л и з а ц и о н н ы й принцип и на более с л о ж н ы е речевые ф у н к ц и и .
В 1825 г. — ч е р е з г о д п о с л е п о я в л е н и я и с с л е д о в а н и я Ф л у р а н с а — он
о п у б л и к о в а л д о к л а д п о д н а з в а н и е м « К л и н и ч е с к и е и с с л е д о в а н и я , позво­
л я ю щ и е п о к а з а т ь , что п о т е р я р е ч и с о о т в е т с т в у е т п о р а ж е н и ю п е р е д н и х
долей мозга и п о д т в е р ж д а ю щ и е мнение Г а л л я о л о к а л и з а ц и и артикули­
р у е м о й речи». В нем он п о д р а з д е л я л р е ч е в у ю д е я т е л ь н о с т ь на интеллек­
т у а л ь н у ю ф у н к ц и ю , ф у н к ц и ю у п о т р е б л е н и я з н а к о в и ф у н к ц и ю артику­
л я ц и и с л о в , у к а з ы в а я н а и х в о з м о ж н у ю д и с с о ц и а ц и ю , и п р и в о д и л со­
о б р а ж е н и я , говорившие о связи а р т и к у л и р о в а н н о й речи с п е р е д н и м и
отделами мозга. Таким образом, положению об однородности мозговой
коры снова была противопоставлена мысль о ее д и ф ф е р е н ц и р о в а н н о с т и ,
которая исходила из клинических наблюдений над человеком.
Эти соображения о л о к а л и з а ц и и функций в коре головного мозга
оставались неподтвержденными до тех пор, пока п у б л и к а ц и я М. Д а к с а
( 1 8 3 6 ) , а з а т е м п о л у ч и в ш а я м и р о в у ю и з в е с т н о с т ь н а х о д к а Б р о к а (1861)
их не укрепили.
В а п р е л е 1861 г. Б р о к а д е м о н с т р и р о в а л в П а р и ж с к о м а н т р о п о л о ­
гическом обществе мозг своего первого больного, у которого при ж и з н и
н а б л ю д а л и с ь н а р у ш е н и я а р т и к у л и р о в а н н о й р е ч и . Н а в с к р ы т и и у боль­
ного б ы л о н а й д е н о п о р а ж е н и е з а д н е й т р е т и н и ж н е й л о б н о й и з в и л и н ы
л е в о г о п о л у ш а р и я . В ноябре того же года он повторил а н а л о г и ч н у ю
д е м о н с т р а ц и ю мозга второго такого больного. Это д а л о ему возмож­
н о с т ь в ы с к а з а т ь п р е д п о л о ж е н и е , что а р т и к у л и р о в а н н а я речь локали­
з у е т с я в ч е т к о о г р а н и ч е н н о м у ч а с т к е м о з г а , и что у к а з а н н а я и м о б л а с т ь
м о ж е т р а с с м а т р и в а т ь с я к а к « ц е н т р м о т о р н ы х о б р а з о в с л о в » . Н а основа­
нии э т и х н а б л ю д е н и й Б р о к а с д е л а л с м е л о е з а к л ю ч е н и е , п р и н ц и п и а л ь н о
п р о д о л ж а в ш е е п о п ы т к и н е п о с р е д с т в е н н о п р и у р о ч и т ь с л о ж н ы е психоло­
г и ч е с к и е ф у н к ц и и к о г р а н и ч е н н ы м у ч а с т к а м м о з г а , а и м е н н о что к л е т к и
данной области мозговой коры я в л я ю т с я своего рода «депо» о б р а з о в
тех д в и ж е н и й , к о т о р ы е с о с т а в л я ю т н а ш у а р т и к у л и р о в а н н у ю р е ч ь . Б р о к а
з а к о н ч и л с в о й д о к л а д п а т е т и ч е с к и з в у ч а щ и м п о л о ж е н и е м : « С т о г о мо­
м е н т а к а к б у д е т п о к а з а н о , что и н т е л л е к т у а л ь н а я ф у н к ц и я с в я з а н а с
•ограниченным у ч а с т к о м м о з г а , п о л о ж е н и е 6 т о м , что и н т е л л е к т у а л ь н ы е
•функции о т н о с я т с я ко в с е м у м о з г у б у д е т о т в е р г н у т о и с т а н е т в в ы с о к о й
с т е п е н и в е р о я т н ы м , что к а ж д а я и з в и л и н а и м е е т свои ч а с т н ы е ф у н к ц и и » .
Н а х о д к а Б р о к а б ы л а т о л ч к о м д л я п о я в л е н и я ц е л о г о р я д а клиниче­
ских исследований, которые не только у м н о ж а л и найденные им факты,
но и о б о г а щ а л и п о з и ц и ю « л о к а л и з а ц и о н и с т о в » ц е л о й с е р и е й н о в ы х на­
б л ю д е н и й . Ч е р е з д е с я т и л е т и е п о с л е н а х о д к и Б р о к а , В е р н и к е (1874)
•описал с л у ч а й , к о г д а п о р а ж е н и е з а д н е й т р е т и в е р х н е й в и с о ч н о й извили­
н ы л е в о г о п о л у ш а р и я в ы з в а л о н а р у ш е н и е п о н и м а н и я р е ч и . В ы в о д Вер­
н и к е , что « с е н з о р н ы е о б р а з ы с л о в » л о к а л и з о в а н ы в о п и с а н н о й и м з о н е
коры левого полушария, затем прочно вошел в литературу.
Описание двух совершенно изолированных участков мозга, пораже-

10-
я и е к о т о р ы х п р и в о д и т к н а р у ш е н и ю с т о л ь р а з л и ч н ы х « ф у н к ц и й » , вызва­
ло небывалую активность дальнейших «локализационных» исследований.
О н о т о л к н у л о на м ы с л ь , что и д р у г и е — д а ж е с а м ы е с л о ж н ы е — психи­
ческие процессы могут быть л о к а л и з о в а н ы в сравнительно-ограниченных
у ч а с т к а х к о р ы г о л о в н о г о м о з г а и что м о з г о в у ю к о р у д е й с т в и т е л ь н о
следует представлять к а к агрегат отдельных «центров», клеточные
г р у п п ы к о т о р ы х я в л я ю т с я «депо» д л я с а м ы х р а з л и ч н ы х п с и х и ч е с к и х
«способностей». Вот почему все внимание неврологов того времени было
н а п р а в л е н о н а то, ч т о б ы о п и с а т ь с л у ч а и , п р и к о т о р ы х п о р а ж е н и е огра­
ниченных участков коры головного мозга вызывает преимущественное
н а р у ш е н и е той или иной ф о р м ы психической деятельности. Установив
п о д о б н ы е ф а к т ы и с в е р и в к л и н и ч е с к и е о п и с а н и я с а н а т о м и ч е с к и м и на­
ходками, эти авторы очень м а л о заботились о том, чтобы т щ а т е л ь н о
и з у ч а т ь н а б л ю д а е м ы е с л у ч а и . О н и н е а н а л и з и р о в а л и к о м п л е к с симпто­
мов, выходящий за пределы узкого нарушения одной функции, и не
стремились точно к в а л и ф и ц и р о в а т ь выделяемое ими функциональное
расстройство. Следуя Б р о к а и Вернике, они с р а з у же д е л а л и из своих
н а б л ю д е н и й з а к л ю ч е н и е , что в ы д е л я е м ы е и м и у ч а с т к и м о з г а , п о р а ж е н и е
к о т о р ы х с о п р о в о ж д а е т с я о п р е д е л е н н ы м н а р у ш е н и е м , я в л я ю т с я «центра­
м и » д л я с о о т в е т с т в у ю щ и х « ф у н к ц и й » , а к л е т о ч н ы й с о с т а в э т и х уча­
с т к о в — «депо», х р а н я щ и м в ы с о к о с п е ц и а л и з и р о в а н н ы е « о б р а з ы па­
мяти». Так, в течение двух десятилетий, следующих за открытиями
Б р о к а и Вернике, были описаны такие «центры», к а к «центры зрительной
п а м я т и » ( Б а с т и а н , 1869), « ц е н т р ы п и с ь м а » ( Э к с н е р , 1881), « ц е н т р ы
п о н я т и й » , и л и « ц е н т р ы и д е а ц и и » ( Б р о д б е н т , 1872, 1879; Ш а р к о , 1887;
Г р а с с е , 1907) и и х с в я з я м и . П о э т о м у о ч е н ь с к о р о к а р т а к о р ы голов­
ного м о з г а ч е л о в е к а з а п о л н и л а с ь м н о г о ч и с л е н н ы м и с х е м а м и , к о т о р ы е
проецировали на мозговой субстрат представления господствовавшей
в т о в р е м я а с с о ц и а т и в н о й п с и х о л о г и и . А в т о р ы с ч и т а л и э т и с х е м ы под­
л и н н ы м р а с к р ы т и е м в с е х з а г а д о к , с в я з а н н ы х с ф у н к ц и о н а л ь н о й органи­
з а ц и е й коры, и составление подобных схем и к а р т з а н я л о большой
период в развитии клинических представлений о работе мозга.
И д е я о возможности прямой л о к а л и з а ц и и с л о ж н ы х психических
процессов в ограниченных участках коры головного мозга не н а ш л а бы
с т о л ь большого распространения и не получила бы такого успеха, если
бы не некоторые обстоятельства. Успех этой теории п р е д о п р е д е л и л и
п о л о ж е н и я с о в р е м е н н о й е й п с и х о л о г и и , к о т о р а я к т о м у в р е м е н и превра­
т и л а с ь в достаточно расчлененную о б л а с т ь з н а н и я , д е т а л ь н о описывав­
ш у ю ассоциацию ощущений и представлений к а к основу душевной
жизни человека.
Д р у г и м и не менее существенным ф а к т о м , без которого идеи «лока-
л и з а ц и о н и с т о в » в т о р о й п о л о в и н ы 19-го в . н е н а ш л и б ы с т о л ь ш и р о к о г о
распространения, были успехи современной им а н а т о м и и и физиологии.
И м е н н о в э т о в р е м я В и р х о в (1858) в ы с к а з а л м ы с л ь , что о р г а н и з м
следует представлять себе к а к «клеточное государство», состоящее из
единиц, которые являются п е р в и ч н ы м и н о с и т е л я м и в с е х его с в о й с т в .
И д е и Вирхова были подхвачены Мейнертом (1867—1868), который был
первым исследователем, описавшим тонкое клеточное строение мозговой
к о р ы . М е й н е р т , в и д я о г р о м н у ю с л о ж н о с т ь с т р о е н и я к о р ы г о л о в н о г о моз­
г а ч е л о в е к а , счел в о з м о ж н ы м п е р е н е с т и в з г л я д ы ц е л л ю л я р н о й физиоло­
гии в н о в у ю о б л а с т ь и с т а л р а с с м а т р и в а т ь к л е т к и к о р ы в к а ч е с т в е носи­
т е л е й тех или иных психических процессов. « К о р к о в ы й слой заключает
в с е б е б о л ь ш е 1. м и л л и а р д а к л е т о к » , — п и с а л он. « К а ж д о е н о в о е впечат­
ление встречает новую, еще не з а н я т у ю клетку. П р и обилии последних
в п е ч а т л е н и я , поступающие друг за другом, н а х о д я т своих носителей, в

11
к о т о р ы х они н а в с е г д а с о х р а н я ю т с я д р у г п о д л е д р у г а » ( « П с и х и а т р и я » ^
р у с с к . п е р е в . Х а р ь к о в , 1885, с т р . 166)..
В р е м я , о котором идет речь, было, однако, з а п о л н е н о и большими,,
п о и с т и н е р е ш а ю щ и м и н а у ч н ы м и д о с т и ж е н и я м и . В с е м и д е с я т ы х годах:
п р о ш л о г о в е к а , к о т о р ы е И . П . П а в л о в н а з ы в а л « з а м е ч а т е л ь н е й ш е й эпо­
хой в ф и з и о л о г и и н е р в н о й с и с т е м ы » ( П о л и . с о б р . т р . , т . I I I , с т р . 202),.
были сделаны два близко связанных друг с другом научных открытия.
В 1870 г. Ф р и ч и Г и т ц и г , р а з д р а ж а я к о р у г о л о в н о г о м о з г а с о б а к и э л е к т ­
р и ч е с к и м т о к о м , в п е р в ы е у с т а н о в и л и , что с т и м у л я ц и я н е к о т о р ы х о г р а н и ­
ченных участков к о р ы (в составе которых, к а к б ы л о в ы я с н е н о позднее,
имелись гигантские пирамидные клетки Б е ц а ) приводила к сокращению*
отдельных мышц. Этими экспериментами было установлено наличие в
к о р е г о л о в н о г о м о з г а и з о л и р о в а н н ы х « д в и г а т е л ь н ы х ц е н т р о в » — факт,,
который в позднейших исследованиях был п о д т в е р ж д е н в о п ы т а х на
обезьянах, а затем и при исследовании человека. Почти одновременно'
с э т и м к и е в с к и й а н а т о м В . А . Б е ц (1874) о б н а р у ж и л в к о р е п е р е д н е й
центральной извилины гигантские п и р а м и д н ы е клетки, к о т о р ы е он свя­
зал с моторной функцией. Н а л и ч и е этих клеток резко отличало строение
коры двигательной области от строения постцентральной чувствительной
коры.
Н а х о д к и Фрича и Гитцига, с одной стороны, и Б е ц а , с другой,
подводившие фактическую базу под клинические наблюдения, вызвали:
целую серию физиологических экспериментов с экстирпацией отдельных
у ч а с т к о в к о р ы г о л о в н о г о м о з г а ж и в о т н ы х , с о п р о в о ж д а в ш и х с я последую­
щ и м и з у ч е н и е м и з м е н е н н о г о п о в е д е н и я . К т е м ж е 80-м г о д а м о т н о с я т с я
и и з в е с т н ы е н а б л ю д е н и я М у н к а ( 1 8 8 1 ) , у с т а н о в и в ш е г о , что п р и экстир­
п а ц и и з а т ы л о ч н ы х о т д е л о в м о з г а с о б а к а п р о д о л ж а е т в и д е т ь , н о пере­
стает зрительно узнавать предметы, а т а к ж е наблюдения Гитцига
( 1 8 7 4 ) , Ф е р р ь е р а (1874, 1876), Б и а н к и (1895) и д р . , о п и с а в ш и х г р у б ы е
нарушения «внимания» и «интеллектуальной активности» у животных"
после экстирпации передних отделов мозга.
О т к р ы т и е т о г о , что к о р а г о л о в н о г о м о з г а и м е е т в ы с о к о д и ф ф е р е н ­
ц и р о в а н н о е с т р о е н и е и что с о т д е л ь н ы х е е у ч а с т к о в м о ж н о в ы з ы в а т ь
строго дифференцированные эффекты, прочно вошло в науку к а к о д н о
и з е е б о л ь ш и х д о с т и ж е н и й . С ч и т а я э т и ф а к т ы з а д о к а з а т е л ь с т в о суще­
ствования в коре головного мозга отдельных «центров» д л я тех или иных
двигательных или сензорных функций, исследователи со значительно-
б о л ь ш е й у в е р е н н о с т ь ю с т а л и п р и у р о ч и в а т ь к о т д е л ь н ы м о б л а с т я м моз­
говой коры более с л о ж н ы е психические функции. На п р о т я ж е н и и к о н ц а
19-го и н а ч а л а 20-го в. н е в р о л о г и ч е с к а я л и т е р а т у р а б ы л а з а п о л н е н а опи­
с а н и я м и с л у ч а е в п о р а ж е н и я о г р а н и ч е н н ы х у ч а с т к о в м о з г о в о й к о р ы , при­
водящих к нарушению сложных психических процессов. Авторы,,
н а б л ю д а в ш и е эти факты, не ограничивались описанием п о я в л я ю щ и х с я
с и м п т о м о в , « о д е л а л и в ы в о д ы о т о м , что с о о т в е т с т в у ю щ и е у ч а с т к и моз­
г ов о й к о р ы с л е д у е т п о н и м а т ь к а к « ц е н т р ы » о п р е д е л е н н ы х ф у н к ц и й . Т а к .
в о з н и к л о у ч е н и е о « л о к а л и з а ц и и » в к о р е г о л о в н о г о м о з г а не т о л ь к о зри­
т е л ь н о г о , с л у х о в о г о и т а к т и л ь н о г о в о с п р и я т и я , но и т а к и х с л о ж н ы х пси­
х и ч е с к и х п р о ц е с с о в , к а к « п о н и м а н и е ч и с е л » , «счета», « ч т е н и я » , « а к т и в н о й
идеации», «волевого действия» и д а ж е сложнейших и явно социальных
по своему происхождению о б р а з о в а н и й вроде «личного и общественного
«Я» и т. п. Е щ е в совсем н е д а в н е е в р е м я эти попытки л о к а л и з о в а т ь
с л о ж н ы е психические процессы в ограниченных участках мозговой коры
были п о л о ж е н ы в основу таких ф у н д а м е н т а л ь н ы х работ по психиатрии,
к а к работы Клейста (1934), локализационная карта мозга которого
(см. рис. 3) получила широкое распространение. Они получили с в о ю

12
Рис. 3. Локализационная карта Клейста
опору в «топистическом» учении основателя современной цитоархитек-
т о н и к и О . Ф о г т а ( 1 9 5 1 ) , в ы с к а з а в ш е г о м ы с л ь , что в е с ь м о з г с о с т о и т и з
м а л е н ь к и х о р г а н о в ( « K l e i n o r g a n e » ) , к а ж д ы й и з к о т о р ы х я в л я е т с я носи­
т е л е м т о й и л и иной с п о с о б н о с т и . Э т и р а б о т ы п о з д н е е п р о ч н о в о ш л и в .
такие основные руководства по неврологии, как руководство Нильсена
(1946) в С Ш А и д р .
М ы с л ь о т о м , что р а з л и ч н ы е у ч а с т к и к о р ы г о л о в н о г о м о з г а я в л я ю т ­
с я в ы с о к о д и ф ф е р е н ц и р о в а н н ы м и п о с в о е м у с т р о е н и ю и что с л о ж н ы е
психические функции имеют неодинаковое отношение к разным у ч а с т к а м
м о з г о в о й к о р ы , б ы л а в с в о е й о с н о в е г л у б о к о п р о г р е с с и в н о й . О н а толка­
л а и с с л е д о в а т е л е й н а б о л е е т щ а т е л ь н о е и з у ч е н и е м о з г а и его ф у н к ц и й .
О д н а к о с о в е р ш е н н о е с т е с т в е н н о , что с а м а и д е я о т о м , что слож­
нейшие психические я в л е н и я могут быть л о к а л и з о в а н ы в узкоограни­
ч е н н ы х у ч а с т к а х к о р ы г о л о в н о г о м о з г а и что н а о с н о в а н и и с и м п т о м а ,
возникающего при очаговом п о р а ж е н и и мозга, м о ж н о п р я м о г о в о р и т ь
о л о к а л и з а ц и и ф у н к ц и и в э т о м о г р а н и ч е н н о м у ч а с т к е , п р о д о л ж а л а вы­
зывать глубокие сомнения. Поэтому через столетие после столкновения,
взглядов М а й е р а и Г а л л е р а и через полстолетия после дискуссии Г а л л я
и Ф л у р а н с а тот же с а м ы й спор «локализационистов» и « а н т и л о к а л и з а -
ционистов» повторился, на этот р а з у ж е на новой основе.
В г о д ы , к о г д а В е р н и к е п о к а з а л з н а ч е н и е к о р ы л е в о й в и с о ч н о й об­
л а с т и ч е л о в е к а д л я речи, Ф р и ч и Г и т ц и г п о л у ч и л и с п е ц и ф и ч е с к и й э ф ф е к т
при р а з д р а ж е н и и моторной зоны коры, а М у н к н а б л ю д а л н а р у ш е н и е
зрительного узнавания после разрушения затылочной области собаки,
в и д н ы й н е м е ц к и й ф и з и о л о г Г о л ь ц ( 1 8 7 6 — 1 8 8 1 ) п р о в е л р я д н о в ы х опы­
т о в с э к с т и р п а ц и е й о т д е л ь н ы х у ч а с т к о в к о р ы б о л ь ш и х п о л у ш а р и й у со­
баки. П р о в е р я я результаты этих экстирпаций на изменении общего
поведения животного, Гольц пришел к в ы в о д а м , б л и з к и м к тем, которые-
в свое в р е м я получил на птицах Ф л у р а н с : после э к с т и р п а ц и и р а з л и ч н ы х
у ч а с т к о в б о л ь ш и х п о л у ш а р и й у ж и в о т н о г о в о з н и к а л о з н а ч и т е л ь н о е на­
рушение поведения, которое Гольц оценил в качестве реакции мозга к а к
целого. Впоследствии эти нарушения постепенно исчезали, функции
в о с с т а н а в л и в а л и с ь , и в р е з и д у а л ь н о м п е р и о д е о с т а в а л а с ь л и ш ь некото­
р а я н е л о в к о с т ь д в и ж е н и й и н е д о с т а т о ч н а я « с о о б р а з и т е л ь н о с т ь » живот­
ного, к о т о р у ю о н т р а к т о в а л к а к « о б щ е е с н и ж е н и е и н т е л л е к т а » . Н а осно­
вании этих опытов Гольц пришел к выводу, близкому к Флурансу, а
и м е н н о , что л ю б а я ч а с т ь м о з г а и м е е т о т н о ш е н и е к о б р а з о в а н и ю воли,,
о щ у щ е н и й , п р е д с т а в л е н и й и м ы ш л е н и я и что с т е п е н ь ф у н к ц и о н а л ь н о й
у т р а т ы стоит в п р я м о й зависимости только от величины п о р а ж е н и я .
Гольц не о б л а д а л методом, который позволил бы ему дифференци­
рованно судить о появляющихся дефектах, и проверял результаты
экстирпации лишь наблюдением за «общим поведением животного».
В м е с т е с т е м он п о л ь з о в а л с я с л и ш к о м ш и р о к и м и и о б щ и м и психологи­
ч е с к и м и п о н я т и я м и , в р о д е « в о л и » , « и н т е л л е к т а » и т. п. О б а э т и обстоя­
тельства делали невозможным рассчитывать на получение каких-либо
и н ы х в ы в о д о в к р о м е тех, к к о т о р ы м п р и ш е л Г о л ь ц . О д н а к о у к а з а н и е
на такие динамические факторы, к а к «общая реакция мозга», огромная
пластичность мозгового субстрата, является несомненной заслугой этого
а в т о р а , к о т о р ы й в п е р и о д б у р н о г о р а с ц в е т а у з к о л о к а л и з а ц и о н н ы х пред­
ставлений обратил внимание на работу мозга как целого.
И н т е р е с н о , что е с л и в г о д ы , к о г д а б ы л а о с у щ е с т в л е н а р а б о т а Голь­
ц а , п у б л и к а ц и я его п о л о ж е н и й н е в с т р е т и л а ш и р о к о г о с о ч у в с т в и я , т о
ч е р е з п я т ь д е с я т л е т почти т е ж е а р г у м е н т ы б ы л и и с п о л ь з о в а н ы Л е ш л и
( 1 9 2 9 ) . Л е ш л и , э к с т и р п и р у я р а з л и ч н ы е у ч а с т к и м о з г а у к р ы с и наблю­
д а я за и з м е н е н и е м их п о в е д е н и я в л а б и р и н т е , п р и ш е л к в ы в о д у , что-

14
характер н а р у ш е н и я их поведения нельзя соотнести с поражением
о п р е д е л е н н ы х у ч а с т к о в м о з г а , что с т е п е н ь н а р у ш е н и я н а в ы к о в стоит в
п р я м о й з а в и с и м о с т и от м а с с ы у д а л е н н о г о м о з г а и что в о т н о ш е н и и
с л о ж н ы х ф у н к ц и й о т д е л ь н ы е у ч а с т к и к о р ы б о л ь ш и х п о л у ш а р и й обла­
дают эквипотенциальностью.
Положения Л е ш л и встретили сокрушительную критику со стороны
И . П . П а в л о в а ( П о л и . с о б р . тр., т . I I I , с т р . 4 2 8 — 4 5 6 ) , п о к а з а в ш е г о , ч т о
м е т о д и ч е с к и е п р и е м ы , н е в с к р ы в а ю щ и е ф и з и о л о г и ч е с к и е м е х а н и з м ы по­
ведения, не могут привести к иным в ы в о д а м . Эти попытки с о п о с т а в л я т ь
результаты экстирпации отдельных мозговых участков с недифферен­
цированными понятиями психологии являются, по мнению И. П. Павло­
ва, п о р о ч н ы м и в с в о е й о с н о в е . О д н а к о г л а в н ы е п о л о ж е н и я Л е ш л и , с н о в а
подкрепившие позиции антилокализационизма, встретили широкий
о т к л и к и м е н н о п о т о м у , что они о т р а ж а л и н о в ы й э т а п в р а з в и т а ? !
п с и х о л о г и и и с о о т н о с и л и с м о з г о в ы м с у б с т р а т о м н о в ы е психологиче­
ские п р е д с т а в л е н и я , р е з к о о т л и ч а в ш и е с я о т к л а с с и ч е с к о г о а с с о ц и а -
ционизма.
В это время значительная часть психологов—частично под влиянием
идей с о в р е м е н н о й и м ф и з и к и , н о в з н а ч и т е л ь н о б о л ь ш е й с т е п е н и п о д
влиянием идеалистической феноменологии, представленной т а к называе­
мой В ю р ц б у р г с к о й ш к о л о й , — о т о ш л а о т м е х а н и с т и ч е с к и х п о л о ж е н и й
классического ассоциационизма и стала понимать психические явления
к а к ц е л о с т н ы е п р о ц е с с ы , п р о т е к а ю щ и е в о п р е д е л е н н о м « п о л е » и подчи­
няющиеся «структурным» з а к о н а м . Эти законы, подробно р а з р а б о т а н н ы е
школой «гештальтпсихологии», носили я р к о в ы р а ж е н н ы й ф о р м а л ь н ы й
характер. Отходя от принятого в естествознании аналитического метода,
представители «гештальтпсихологии» делали д а ж е некоторый шаг н а з а д
по сравнению с п р е ж н и м этапом развития психологической науки.
« Ц е л о с т н ы е » и л и « д и н а м и ч е с к и е » п р е д с т а в л е н и я п с и х о л о г и и , требо­
в а в ш и е своего соотнесения с мозговым субстратом, н а ш л и свое подкреп­
ление в антилокализационистских п о л о ж е н и я х Л е ш л и . В этих положе­
н и я х о б щ и е п с и х о л о г и ч е с к и е п о н я т и я п о - п р е ж н е м у п р я м о , б е з и х физио­
логического а н а л и з а сопоставлялись с мозгом. П р а в д а , на этот р а з
«целостное поведение» сопоставлялось с «целостным мозгом», который
начинал пониматься как однородная масса, действующая по целостным
законам «поля». Д и ф ф е р е н ц и р о в а н н ы й анатомо-физиологический а н а л и з
мозговой структуры о т б р а с ы в а л с я здесь с той же решительностью, к а к
и дифференцированный анализ навыков животного. Вместо детального
изучения мозгового а п п а р а т а исследователи оперировали а н а л о г и я м и
с т е м и о т н о ш е н и я м и « с т р у к т у р ы » и « ф о н а » , к о т о р ы е б ы л и в з я т ы из фи­
з и к и , и т е м и о б щ и м и з а к о н а м и м о р ф о г е н е з а , к о т о р ы е с о с т а в л я л и пред­
мет э м б р и о л о г и и .
И д е и а н т и л о к а л и з а ц и о н и з м а этой новой ф о р м а ц и и скоро в ы ш л и за
п р е д е л ы к р у г а р а б о т , и з у ч а в ш и х м о з г о в ы е м е х а н и з м ы п о в е д е н и я живот­
ных. О н и ш и р о к о й в о л н о й р а с п р о с т р а н и л и с ь и на к л и н и к у и п о с т е п е н н о
стали серьезной силой, противостоящей классическому л о к а л и з а ц и о н и з -
му. П о э т о м у н а и х р а з в и т и и с т о и т о с т а н о в и т ь с я о с о б о .
Е щ е в 60-х г о д а х п р о ш л о г о в е к а з а м е ч а т е л ь н ы й а н г л и й с к и й невро­
лог Хьюлингс Д ж е к с о н , впервые описавший локальные эпилептические
п р и п а д к и , с ф о р м у л и р о в а л р я д п о л о ж е н и й , р е з к о п р о т и в о р е ч а щ и х совре­
менным ему п р е д с т а в л е н и я м узкого « л о к а л и з а ц и о н и з м а » . Эти положе­
ния, которым было суждено сыграть значительную роль в д а л ь н е й ш е м
р а з в и т и и н е в р о л о г и ч е с к о й м ы с л и , б ы л и п р е д с т а в л е н ы и м в его д и с к у с с и и
с Б р о к а вскоре после публикации наблюдений последнего. Однако в
течение последующих десятилетий они б ы л и отодвинуты на з а д н и й п л а н

15
успехами «узколокализационных» взглядов. Только в первой четверти
1
д в а д ц а т о г о века эти идеи вновь получили ш и р о к о е п р и з н а н и е .
Факты, из которых исходил Д ж е к с о н , действительно вступали в
конфликт с основными представлениями Брока и резко противоречили
концепциям клеточной л о к а л и з а ц и и функций. И з у ч а я нарушения дви-
•жений и р е ч и п р и о ч а г о в ы х п о р а ж е н и я х м о з г а , Д ж е к с о н о т м е т и л пара­
д о к с а л ь н о е н а п е р в ы й в з г л я д я в л е н и е , з а к л ю ч а в ш е е с я в т о м , ч т о пора­
ж е н и е определенного ограниченного участка мозга никогда не приводит
' к п о л н о м у в ы п а д е н и ю ф у н к ц и и . Б о л ь н о й с о ч а г о в ы м п о р а ж е н и е м опре­
деленной зоны коры часто не может произвольно выполнить требуемое
д в и ж е н и е или произвольно повторить з а д а н н о е слово, о д н а к о оказы­
вается в состоянии сделать это непроизвольно, т. е. воспроизводя то же
-самое д в и ж е н и е и л и п р о и з н е с я т о ж е с а м о е с л о в о в с о с т о я н и и а ф ф е к т а
или в привычном высказывании. Описанный позднее Говерсом факт,
к о г д а б о л ь н о й , к о т о р о м у в р а ч п р е д л о ж и л с к а з а т ь с л о в о «нет», о т в е т и л :
« Н е т , д о к т о р , я н и к а к не м о г у с к а з а т ь «нет»!» — с т а л и с х о д н ы м в невро­
логическом анализе Д ж е к с о н а .
Н а о с н о в а н и и п о д о б н ы х ф а к т о в Д ж е к с о н п о с т р о и л о б щ у ю концеп­
цию неврологической организации функций, резко отличающуюся от
. к л а с с и ч е с к и х п р е д с т а в л е н и й . П о его м н е н и ю , к а ж д а я ф у н к ц и я , осуще­
ствляемая центральной нервной системой, не является отправлением
узкоограниченной группы клеток, составляющих к а к бы «депо» д л я
этой ф у н к ц и и . Ф у н к ц и я и м е е т с л о ж н у ю « в е р т и к а л ь н у ю » о р г а н и з а ц и ю :
представленная впервые на «низшем» (спинальном или стволовом)
уровне, она второй р а з представлена (re-represented) на «среднем»
уровне двигательных (или сензорных) отделов коры головного мозга и
в третий р а з (re-re-represented) — на « в ы с ш е м » уровне, к а к о в ы м Джек­
сон с ч и т а л у р о в е н ь л о б н ы х о т д е л о в м о з г а . П о э т о м у , ' с о г л а с н о Д ж е к с о н у ,
локализацию симптома ( в ы п а д е н и е т о й и л и и н о й ф у н к ц и и ) , к о т о р ы м со­
провождается поражение ограниченного участка центральной нервной
с и с т е м ы , н и к а к н е л ь з я о т о ж д е с т в л я т ь с локализацией функции. П о с л е д ­
няя может быть размещена в центральной нервной системе значительно
-более с л о ж н о и и м е т ь с о в е р ш е н н о и н у ю м о з г о в у ю о р г а н и з а ц и ю .
И д е и Д ж е к с о н а б ы л и н е п р а в и л ь н о , о д н о с т о р о н н е о ц е н е н ы его со­
временниками. Положение о сложном характере и «вертикальной»
о р г а н и з а ц и и функций, на много десятилетий предвосхитившее развитие
науки и получившее свое подтверждение только в наши дни, оставалось
з а б ы т ы м в т е ч е н и е д л и т е л ь н о г о в р е м е н и . Н а о б о р о т , его в ы с к а з ы в а н и я ,
н а п р а в л е н н ы е п р о т и в у з к о й л о к а л и з а ц и и ф у н к ц и й в о г р а н и ч е н н ы х уча­
с т к а х к о р ы г о л о в н о г о м о з г а , и его у к а з а н и я н а с л о ж н ы й « и н т е л л е к т у ­
а л ь н ы й » и л и « п р о и з в о л ь н ы й » х а р а к т е р в ы с ш и х п с и х о л о г и ч е с к и х процес­
сов были через некоторое в р е м я подхвачены наиболее идеалистической
частью исследователей, видевших в этих положениях опору в борьбе
против материалистического сенсуализма классиков неврологии. Е щ е
с 70-х г о д о в п р о ш л о г о в е к а п о я в и л и с ь и с с л е д о в а т е л и , к о т о р ы е попыта­
л и с ь в и д е т ь с у щ е с т в о п с и х и ч е с к и х п р о ц е с с о в в с л о ж н ы х «символиче­
ских» ф у н к ц и я х . Эти исследователи противопоставили свои в з г л я д ы
и д е я м у з к о г о л о к а л и з а ц и о н и з м а ; о н и с ч и т а л и о с н о в о й п с и х и ч е с к и х про­
цессов д е я т е л ь н о с т ь всего мозга к а к целого или ж е вовсе о т к а з ы в а л и с ь
говорить об их м а т е р и а л ь н о м субстрате и о г р а н и ч и в а л и с ь у к а з а н и е м на
т о , что д у ш е в н а я ж и з н ь ч е л о в е к а п р е д с т а в л я е т с о б о й н о в ы й , « о т в л е ч е н -

1
Следует отметить, что труды Д ж е к с о н а , на которые через полстолетия вновь
обратили внимание А. Пик (1913), Г. Хэд (1926) и О. Фер-стер (1936), были впервые
опубликованы в сводном виде только в 1Э32 г. (в Англии), а затем в 1958 г. (в С Ш А ) .

16
ный» тип д е я т е л ь н о с т и , к о т о р ы й о с у щ е с т в л я е т с я м о з г о м к а к « о р у д и е м
духа».
К и с с л е д о в а т е л я м э т о й г р у п п ы о т н о с и т с я Ф и н к е л ь б у р г ( 1 8 7 0 ) , ко­
т о р ы й , в п р о т и в о п о л о ж н о с т ь Б р о к а и В е р н и к е , т р а к т о в а л р е ч ь к а к слож­
ную «символическую» ф у н к ц и ю .
Б л и з к у ю п о з и ц и ю з а н и м а л и К у с с м а у л ь ( 1 8 8 5 ) , о т р и ц а в ш и й пред­
ставления, согласно которым материальной основой п а м я т и я в л я ю т с я
с п е ц и а л ь н ы е «депо» в к о р е г о л о в н о г о м о з г а , где л е ж а т « р а с с о р т и р о в а н ­
ные п о о т д е л ь н ы м п о л к а м » о б р а з ы и п о н я т и я . С ч и т а я « с и м в о л и ч е с к у ю
функцию» основной д л я душевной ж и з н и и п о л а г а я , что к а ж д о е с л о ж н о е
н а р у ш е н и е м о з г а п р и в о д и т к « а с и м б о л и и » , он п и с а л : «С у л ы б к о й мы от­
в о р а ч и в а е м с я от всех наивных попыток найти м е с т о п о л о ж е н и е речи в
т о й и л и иной м о з г о в о й и з в и л и н е » .
Е с л и в к о н ц е 19-го в. г о л о с а и с с л е д о в а т е л е й , п р и з ы в а в ш и х отверг­
н у т ь с е н с у а л и с т с к и й п о д х о д к м о з г о в о й д е я т е л ь н о с т и и в с т а т ь на пози­
ции т р у д н о л о к а л и з у е м о й « с и м в о л и ч е с к о й ф у н к ц и и » , о с т а в а л и с ь л и ш ь
о д и н о ч н ы м и , т о к н а ч а л у 20-го в . п о д в л и я н и е м о ж и в л е н и я и д е а л и с т и ч е ­
с к о й ф и л о с о ф и и и п с и х о л о г и и они с т а л и у с и л и в а т ь с я и с к о р о п р е в р а т и ­
лись в ведущее направление в а н а л и з е высших психических процессов.
Именно к этому времени относятся выступления Бергсона (1896),
который пытался обосновать ярко идеалистический подход к психике,
рассматривая активные динамические схемы как основную д в и ж у щ у ю
с и л у д у х а и п р о т и в о п о с т а в л я я их м а т е р и а л ь н о й « п а м я т и м о з г а » . К са­
мому началу века относятся и психологические исследования Вюрцбург-
с к о й ш к о л ы , в ы д в и н у в ш и е п о л о ж е н и е о т о м , что о т в л е ч е н н о е м ы ш л е н и е
я в л я е т с я п е р в и ч н ы м с а м о с т о я т е л ь н ы м п р о ц е с с о м , не с в о д и м ы м к чувст­
в е н н ы м о б р а з а м и речи, и п р и з ы в а в ш и е в о з в р а т и т ь с я к п л а т о н и з м у .
Э т и и д е и п р о н и к л и и в н е в р о л о г и ю . О н и в ы с т у п и л и на п е р в ы й
план в работах т а к называемой «ноэтической» ш к о л ы неврологов и
п с и х о л о г о в ( П . М а р и , 1906 и о с о б е н н о В а н В е р к о м , 1925; Б о у м а н и
Г р ю н б а у м , 1925, а з а т е м и Г о л ь д ш т е й н , 1934, 1942, 1948). П р е д с т а в и т е л и
этой ш к о л ы з а щ и щ а л и положение, согласно которому основным видом
п с и х и ч е с к и х п р о ц е с с о в я в л я е т с я « с и м в о л и ч е с к а я д е я т е л ь н о с т ь » , реали­
з у ю щ а я с я в « о т в л е ч е н н ы х » с х е м а х , и что к а ж д о е м о з г о в о е з а б о л е в а н и е
п р о я в л я е т с я не с т о л ь к о в в ы п а д е н и я х частных процессов, сколько в
снижении этой «символической функции» или «абстрактной установки».
П о д о б н ы е у т в е р ж д е н и я к о р е н н ы м о б р а з о м и з м е н и л и т е з а д а ч и , ко­
торые ставились перед неврологами в предшествующий период развития
науки. Вместо а н а л и з а материального субстрата отдельных функций на
п е р е д н и й п л а н в ы д в и г а л а с ь з а д а ч а о п и с а н и я т е х ф о р м с н и ж е н и я «сим­
волической функции» или «абстрактного поведения», которые в о з н и к а л и
при л ю б о м мозговом п о р а ж е н и и . И с с л е д о в а н и е мозговых м е х а н и з м о в
этих н а р у ш е н и й п р а к т и ч е с к и о т с т у п а л о н а з а д н и й п л а н . В о з в р а щ а я с ь
с н о в а к п о л о ж е н и ю , что м о з г р а б о т а е т к а к е д и н о е ц е л о е , и с т а в я нару­
ш е н и е в ы с ш и х п с и х и ч е с к и х п р о ц е с с о в в с в я з ь п р е ж д е в с е г о с массивно­
с т ь ю п о р а ж е н и я , а не с его т о п и к о й , э т и а в т о р ы о б о г а т и л и психологиче­
с к и й а н а л и з и з м е н е н и й о с м ы с л е н н о й д е я т е л ь н о с т и п р и л о к а л ь н ы х пора­
ж е н и я х м о з г а ; о д н а к о они с о з д а л и с у щ е с т в е н н о е п р е п я т с т в и е д л я рабо­
т ы п о м а т е р и а л и с т и ч е с к о м у и с с л е д о в а н и ю м о з г о в ы х м е х а н и з м о в психи­
ческих п р о ц е с с о в .
Попытки перевести неврологию в русло идеалистической трактовки
н а р у ш е н и й п с и х и ч е с к о й д е я т е л ь н о с т и в с т р е ч а л и , о д н а к о , з а м е т н ы е труд­
ности. О с о б е н н о с л о ж н ы м о к а з а л о с ь п о л о ж е н и е т а к и х к р у п н ы х невро­
л о г о в , к а к М о н а к о в (1914, 1928), Х э д (1926) и п р е ж д е в с е г о Г о л ь д ш т е й н
(1934, 1942, 1948), к о т о р ы е ч а с т и ч н о и л и п о л н о с т ь ю п р и м к н у л и к « н о э т и -

2 А. Р. Л у р и я 17
ческому» направлению и д о л ж н ы были совместить прежние, устоявшиеся
в неврологии «локализационистские» взгляды с новыми, «антилокали-
зационными». К а ж д ы й из этих неврологов выходил из этого з а т р у д н е н и я
по-своему. М о н а к о в , о с т а в а я с ь крупнейшим авторитетом в изучении
мозговы структур, л е ж а щ и х в основе элементарных неврологических
симптомов, практически о т к а з а л с я от применения того же принципа к
р а с ш и ф р о в к е мозговой основы нарушений «символической деятельно­
сти», к о т о р ы е он н а з ы в а л « а с е м и е й » . В с в о е й п у б л и к а ц и и в м е с т е с М у р -
гом (1928) о н п р и ш е л к о т к р ы т о и д е а л и с т и ч е с к о м у о б ъ я с н е н и ю э т и х
н а р у ш е н и й и з м е н е н и я м и г л у б и н н ы х « и н с т и н к т о в » . Хэд, п р о ч н о в о ш е д ш и й
з неврологию своими исследованиями чувствительности, ограничил свои
попытки изучения сложных речевых расстройств описанием нарушения
о т д е л ь н ы х с т о р о н р е ч е в о г о а к т а , о ч е н ь у с л о в н о с о п о с т а в л я я их с пора­
ж е н и я м и больших зон мозговой коры. Не д а в этим ф а к т а м никакого
н е в р о л о г и ч е с к о г о о б ъ я с н е н и я , о н о б р а т и л с я к о б щ е м у ф а к т о р у бодрство­
вания («vigilance») как к конечному объяснительному принципу.
Н а и б о л е е поучительной оказалась, однако, позиция Гольдштейна —
одного из наиболее крупных неврологов нашего времени. П р и д е р ж и в а я с ь
к л а с с и ч е с к и х в з г л я д о в в о т н о ш е н и и э л е м е н т а р н ы х н е в р о л о г и ч е с к и х про­
ц е с с о в , он п р и м к н у л к н о в ы м , « н о э т и ч е с к и м » п р е д с т а в л е н и я м в отноше­
нии с л о ж н ы х п с и х и ч е с к и х п р о ц е с с о в ч е л о в е к а , в ы д е л я я к а к и х отличи­
тельные черты «абстрактную установку» и «категориальное поведение».
Г о л ь д ш т е й н с ч и т а л , что н а р у ш е н и е э т о й « а б с т р а к т н о й у с т а н о в к и »
и л и « к а т е г о р и а л ь н о г о п о в е д е н и я » в о з н и к а е т п р и к а ж д о м м о з г о в о м пора­
ж е н и и . Э т о у т в е р ж д е н и е з а с т а в и л о его з а н я т ь о ч е н ь с в о е о б р а з н у ю пози­
цию в объяснении обоих о п и с ы в а е м ы х им п р о ц е с с о в — н а р у ш е н и й
элементарных и высших психических функций. П ы т а я с ь понять мозговые
механизмы этих процессов, Гольдштейн выделил «периферию» коры,
которая якобы сохраняет л о к а л и з а ц и о н н ы й принцип своего строения, и
«центральную часть» коры, которая в отличие от первой я в л я е т с я
«эквипотенциальной» и р а б о т а е т по принципу создания «динамических
структур», возникающих на известном «динамическом фоне». Пораже­
ния « п е р и ф е р и и к о р ы » п р и в о д я т к н а р у ш е н и ю « с р е д с т в » п с и х и ч е с к о й
деятельности ( « W e r k z e u g s t o r u n g » ) , но оставляют сохранной «абстракт­
ную у с т а н о в к у » . П о р а ж е н и е « ц е н т р а л ь н о й ч а с т и » к о р ы в е д е т к глубоко­
му изменению «абстрактной установки» и «категориального поведения»,
подчиняясь при этом «закону массы»: чем б о л ь ш у ю м а с с у м о з г о в о г о
вещества охватывает это п о р а ж е н и е , тем б о л ь ш е с т р а д а е т о б р а з о в а н и е
сложных «динамических структур» и тем менее д и ф ф е р е н ц и р о в а н н ы м и
оказываются отношения «структуры» и «фона», которые, по м н е н и ю ,
Гольдштейна, и составляют неврологическую основу этого сложного
«категориального поведения». Становясь на позиции «гештальтпсихоло-
гии» и н а т у р а л и с т и ч е с к и п о н и м а я с л о ж н ы е ф о р м ы п о в е д е н и я ч е л о в е к а ,
Гольдштейн фактически повторил заблуждение Л е ш л и , пытавшегося
обратиться для объяснения наиболее сложных форм интеллектуальной
д е я т е л ь н о с т и к э л е м е н т а р н ы м п р е д с т а в л е н и я м о д и ф ф у з н о й и эквипо­
т е н ц и а л ь н о й м а с с е м о з г а . И н а ч е г о в о р я , Г о л ь д ш т е й н п р а к т и ч е с к и со­
вместил классические позиции узкого «локализационизма» и новые
« а н т и л о к а л и з а ц и о н и с т с к и е » и д е и *.
Таким образом, история вопроса о локализации функций в коре
головного мозга, исходившая из попыток непосредственного соотнесения

Подробный анализ взглядов Гольдштейна был в свое время дан Л. С. Выгот­


ским (1960, стр. 374—386); этот анализ до сих пор остается одним из самых исчер­
пывающих в литературе.

18
сложных психических процессов с м а т е р и а л ь н ы м мозговым субстратом
и з а п о л н е н н а я б о р ь б о й двух, к а з а л о с ь бы, п р о т и в о п о л о ж н ы х н а п р а в л е ­
ний, з а к о н ч и л а с ь формулировкой теорий, механически совмещавших
к р а й н о с т и « л о к а л и з а ц и о н и з м а » и « а н т и л о к а л и з а ц и о н и з м а » , что свиде­
тельствует о принципиальных т р у д н о с т я х п с и х о м о р ф о л о г и ч е с к о г о на­
правления.
Мы осветили в кратких чертах с л о ж н ы й путь решения одной из
с а м ы х т р у д н ы х п р о б л е м с о в р е м е н н о г о е с т е с т в о з н а н и я — п р о б л е м ы моз­
говых м е х а н и з м о в п с и х и ч е с к о й д е я т е л ь н о с т и и л и , что т о ж е с а м о е , проб­
лемы л о к а л и з а ц и и психических функций в коре головного мозга.
М ы в и д е л и , что э т о т п у т ь н а ч и н а я с г л у б о к о й д р е в н о с т и б ы л запол­
нен б о р ь б о й д в у х н а п р а в л е н и й , и з к о т о р ы х о д н о с т р е м и л о с ь п р и у р о ч и т ь
о т д е л ь н ы е п с и х и ч е с к и е п р о ц е с с ы к о г р а н и ч е н н ы м у ч а с т к а м м о з г а , рас­
сматривая мозг к а к сложный агрегат частных «органов», а другое
и с х о д и л о и з п о н я т и я е д и н о й и д а л е е н е р а з л о ж и м о й п с и х и ч е с к о й дея­
тельности, я в л я ю щ е й с я я к о б ы ф у н к ц и е й в с е г о м о з г а , р а б о т а ю щ е г о к а к
единое ц е л о е .
К а ж д о е из этих н а п р а в л е н и й внесло свой в к л а д в р а з в и т и е научных
п р е д с т а в л е н и й о м о з г е и о с н о в н ы х ф о р м а х его р а б о т ы .
Н е л ь з я о т р и ц а т ь , что « л о к а л и з а ц и о н и с т с к и е » в з г л я д ы , п р и н и м а в ш и е
иногда г р у б о м е х а н и с т и ч е с к у ю (а п о д ч а с и ф а н т а с т и ч е с к у ю ) ф о р м у , в
свое в р е м я о т р а ж а л и п р о г р е с с и в н у ю т е н д е н ц и ю р а с с м а т р и в а т ь м о з г
к а к д и ф ф е р е н ц и р о в а н н ы й о р г а н . О н и я в л я л и с ь в ы р а ж е н и е м тех е щ е
н е з р е л ы х п о п ы т о к е с т е с т в о и с п ы т а т е л е й а н а л и т и ч е с к и п о д о й т и к психи­
ческой ж и з н и и к с т р о е н и ю м о з г а , к о т о р ы е в д а л ь н е й ш е м с о з д а л и со­
временную тонкую анатомию мозга и неврологию.
Е д в а л и м о ж н о н е д о о ц е н и в а т ь и т о з н а ч е н и е , к о т о р о е и м е л и клини­
ческие н а х о д к и « л о к а л и з а ц и о н и с т о в » н е т о л ь к о для неврологической
п р а к т и к и , н о и д л я о б н а р у ж е н и я в , к а з а л о с ь бы, о д н о р о д н о й м а с с е
мозга тех у ч а с т к о в , к о т о р ы е и м е ю т с п е ц и а л ь н о е з н а ч е н и е д л я осуществ­
ления различных форм психической деятельности. Без этих достижений
подлинно научная теория функциональной организации мозговой коры
н е м о г л а б ы б ы т ь с к о л ь к о - н и б у д ь с у щ е с т в е н н о п р о д в и н у т а . Н е распола­
гая соответствующими научными м е т о д а м и д л я решения поставленных
вопросов, представители « л о к а л и з а ц и о н и з м а » , однако, с д е л а л и много
для разработки представлений о дифференцированной работе мозга, и
в э т о м о т н о ш е н и и их и с с л е д о в а н и я не с л е д у е т н е д о о ц е н и в а т ь .
Н е л ь з я вместе с тем отрицать и того реального в к л а д а , который
в н е с л и в р а з в и т и е с о в р е м е н н ы х п р е д с т а в л е н и й о р а б о т е м о з г а v пред­
с т а в и т е л и « а н т и л о к а л и з а ц и о н и з м а » . У к а з ы в а я н а то, что м о з г , б у д у ч и
высоко д и ф ф е р е н ц и р о в а н н ы м о р г а н о м , в с е г д а р а б о т а е т к а к ц е л о е и
в ы д в и г а я н а п е р е д н и й п л а н п о л о ж е н и е о в ы с о к о й п л а с т и ч н о с т и мозго­
вой т к а н и , о с п о с о б н о с т и м о з г о в о г о с у б с т р а т а к в о с с т а н о в л е н и ю функ­
ций, н а к о н е ц , п о д ч е р к и в а я з н а ч е н и е т о н у с а к о р к о в о й д е я т е л ь н о с т и д л я
полноценного осуществления работы мозга, представители «антилокали-
зационистского» направления сформулировали положения, которые в
д а л ь н е й ш е м — в п е р е р а б о т а н н о м и и з м е н е н н о м в и д е — в о ш л и к а к важ­
ные к о м п о н е н т ы в с о в р е м е н н ы е н е й р о ф и з и о л о г и ч е с к и е п р е д с т а в л е н и я .
Н е л ь з я н е о ц е н и т ь и т о г о ф а к т а , что з а д о л г о д о того, к а к б ы л и сформи­
рованы современные представления о работе мозга, некоторыми из
п р е д с т а в и т е л е й э т о г о н а п р а в л е н и я б ы л а в ы д в и н у т а к о н ц е п ц и я о «верти­
к а л ь н о й » о р г а н и з а ц и и ф у н к ц и й , п о д ч е р к и в а ю щ а я н е о б х о д и м о с т ь анали­
за иерархических соотношений различных уровней нервного аппарата.
Все это з а с т а в л я е т нас с в е л и ч а й ш и м в н и м а н и е м относиться к тем
этапам, которые были пройдены исследователями этой сложнейшей

2*
п р о б л е м ы , т щ а т е л ь н о в ы д е л я я в них то, что м о ж е т б ы т ь и с п о л ь з и в а н о
современной наукой.
О д н а к о вся история попыток л о к а л и з о в а т ь психические процессы в
к о р е г о л о в н о г о м о з г а , д е л а л и с ь л и э т и п о п ы т к и с п о з и ц и й у з к о г о «лока­
л и з а ц и о н и з м а » или «антилокализационизма», сохраняет одно порочное
положение, которое вызывает самую глубокую неудовлетворенность.
К а к бы р а з л и ч н ы ни были обе описанные в ы ш е концепции и как бы
а к т и в н о они н и б о р о л и с ь д р у г с д р у г о м , их объединяет одно общее
п с и х о м о р ф о л о г и ч е с к о е п о л о ж е н и е : о б е они р а с с м а т р и в а ю т п с и х и ч е с к и е
« ф у н к ц и и » к а к я в л е н и я , к о т о р ы е н е п о с р е д с т в е н н о , б е з с т а д и и физиоло­
гического а н а л и з а , д о л ж н ы быть соотнесены с мозговым субстратом.
И н ы м и с л о в а м и , о б е о н и п ы т а л и с ь « н е п р о с т р а н с т в е н н ы е п о н я т и я совре­
менной психологии н а л о ж и т ь на пространственную конструкцию мозга*
(И. П. П а в л о в ) и п р о д о л ж а л и рассматривать психические процессы как
д а л е е н е р а з л о ж и м ы е « с в о й с т в а » , к о т о р ы е м о г у т б ы т ь п о н я т ы к а к непо­
средственный продукт деятельности мозговых структур. И д е я субстан­
ц и о н а л ь н о с т и п с и х и к и , к о т о р а я в о т к р ы т о й ф о р м е в ы с т у п а л а в средне­
вековых представлениях о «способностях души», фактически продол­
ж а л а оставаться неизменной во всех этих теориях, и подлинный научный
анализ механизмов, посредством которых мозг осуществляет адекват­
ное о т р а ж е н и е действительности, подменялся параллелистическими
у т в е р ж д е н и я м и о « с о о т в е т с т в и и » с л о ж н ы х п с и х и ч е с к и х ф у н к ц и й огра­
ниченным или широким участкам мозга.
П с и х о м о р ф о л о г и ч е с к и е п о п ы т к и л о к а л и з о в а т ь ф у н к ц и ю в опреде­
ленном ограниченном участке мозга были естественны в тот период,
когда в психологии, равно к а к и в физиологии, «функция» п о н и м а л а с ь
к а к о т п р а в л е н и е того или иного о р г а н а и когда еще не с л о ж и л и с ь
п р е д с т а в л е н и я о с л о ж н о м с т р о е н и и м о з г а и о с у щ е с т в л я е м ы х им физио­
логических процессах.
О д н а к о с тех п о р п р о и з о ш л и р е ш а ю щ и е и з м е н е н и я .
В с о в р е м е н н о й п с и х о л о г и и и ф и з и о л о г и и с л о ж и л и с ь н о в ы е , несрав­
ненно более с л о ж н ы е представления о ф о р м а х человеческой деятельно­
сти и о р е ф л е к т о р н ы х м е х а н и з м а х , п о с р е д с т в о м к о т о р ы х о р г а н и з м
о с у щ е с т в л я е т свое « у р а в н о в е ш е н и е со с р е д о й » . В н е й р о а н а т о м и и сформи­
ровались новые концепции строения мозга, подводящие материальную
основу под описываемые физиологические рефлекторные процессы.
В с в е т е э т и х д о с т и ж е н и й с о в р е м е н н о й н а у к и в а ж н е й ш а я з а д а ч а «приуро­
чить д и н а м и ч е с к и е я в л е н и я ( р а з ы г р ы в а ю щ и е с я в нервном а п п а р а т е ) к
тончайшим деталям конструкции аппарата» (И. П . П а в л о в . Поли,
с о б р . тр., т . V I , с т р . 437) п р е д с т а в л я е т с я н е с р а в н е н н о б о л е е с л о ж н о й ,
чем п р о с т о е с о п о с т а в л е н и е п с и х и ч е с к и х « ф у н к ц и й » с о г р а н и ч е н н ы м и
у ч а с т к а м и м о з г о в о й к о р ы . Э т а з а д а ч а с о з д а н и я п о д л и н н о н а у ч н о г о под­
хода к вопросам локализации функций в коре головного мозга стала
р е а л ь н о й т о л ь к о п о с л е того, к а к т р у д а м и И. М. Сеченова, а з а т е м и
И . П . П а в л о в а б ы л а с о з д а н а н о в а я г л а в а ф и з и о л о г и и — у ч е н и е о реф­
лекторных основах психических процессов и рефлекторных законах
работы коры больших полушарий. Это учение не только выдвинуло
новый метод, позволивший объективно подойти к а н а л и з у с л о ж н е й ш и х
м е х а н и з м о в поведения ж и в о т н о г о и человека; оно привело к к о р е н н о м у
пересмотру понятия «функции», которая стала рассматриваться как
совокупность комплексных временных связей; оно в ы д в и н у л о новые
п р е д с т а в л е н и я о к о р е г о л о в н о г о м о з г а к а к с о б р а н и и ц е н т р а л ь н ы х аппа­
р а т о в а н а л и з а и с и н т е з а в н е ш н и х и в н у т р е н н и х р а з д р а ж и т е л е й и образо­
вания временных связей. Именно благодаря успехам современной
физиологии, созданной И. П. П а в л о в ы м , были з а л о ж е н ы основы новых

20
представлений о динамической локализации функций в коре головного
мозга, п р и ш е д ш и е н а с м е н у с т а р ы м , д о н а у ч н ы м п с и х о м о р ф о л о г и ч е с к и м
концепциям. Эти новые п р е д с т а в л е н и я о т к р ы л и новую эпоху в учении
о наиболее с л о ж н ы х функциях мозга и позволили по-новому подойти
к тем в о п р о с а м , к о т о р ы е в т е ч е н и е с т о л е т и й не н а х о д и л и с в о е г о адек­
ватного решения.
Развитие представлений о динамической локализации функций в
коре головного мозга предполагает п р е ж д е всего коренной пересмотр
с а м о г о п о н я т и я ф у н к ц и и , и н а ч е г о в о р я , п о н я т и я т о г о , что именно долж­
но быть приурочено к конструкции мозга. О н о п р е д п о л а г а е т о т к а з от
элементарного представления о «центрах» к а к о больших или меньших
клеточных группах, которые я в л я ю т с я непосредственными носителями
тех и л и и н ы х п с и х и ч е с к и х п р о ц е с с о в ; и н а ч е г о в о р я , о н о з а с т а в л я е т пере­
с м о т р е т ь о с н о в н ы е п р е д с т а в л е н и я о т о м , как именно д о л ж н ы б ы т ь лока­
лизованы функции в коре головного мозга.
Без коренного пересмотра д а н н ы х вопросов тот кризис, который
и с п ы т ы в а е т у ч е н и е о л о к а л и з а ц и и ф у н к ц и й в к о р е г о л о в н о г о м о з г а , не
может быть преодолен, и, следовательно, не может быть продвинуто
учение о в ы с ш и х к о р к о в ы х ф у н к ц и я х ч е л о в е к а и их н а р у ш е н и и п р и ло­
кальных поражениях мозга.

б) П е р е с м о т р понятий «функции» и принципов ее л о к а л и з а ц и и

Одним из существенных достижений современной физиологической


науки я в л я е т с я коренной пересмотр понятия «функции», который повел
к н о в ы м в з г л я д а м на ее л о к а л и з а ц и ю .
В свете современных данных «функция» перестала пониматься как
свойство, непосредственно с в я з а н н о е с работой определенных, высоко
с п е ц и а л и з и р о в а н н ы х клеток того или иного о р г а н а . В свете рефлектор­
ных п р е д с т а в л е н и й И . П . П а в л о в а о н а с т а л а п о н и м а т ь с я к а к р е з у л ь т а т
с л о ж н о й р е ф л е к т о р н о й д е я т е л ь н о с т и , о б ъ е д и н я ю щ е й в с о в м е с т н о й рабо­
те « м о з а и к у » из в о з б у ж д е н н ы х и з а т о р м о ж е н н ы х у ч а с т к о в н е р в н о й си­
с т е м ы , к о т о р ы е о с у щ е с т в л я ю т а н а л и з и синтез, с и г н а л о в , д о х о д я щ и х д о
организма, в ы р а б а т ы в а ю т систему временных связей, и обеспечи­
вают тем самым «уравновешение» организма со средой. Именно поэтому
к о р е н н ы м о б р а з о м и з м е н и л о с ь и п р е д с т а в л е н и е о « л о к а л и з а ц и и функ­
ций», к о т о р а я с т а л а п о н и м а т ь с я к а к ф о р м и р о в а н и е с л о ж н ы х «динамиче­
ских структур» или « к о м б и н а ц и о н н ы х центров», которые состоят из
«мозаики» д а л е к о отстоящих пунктов нервной системы, объединенных
1
в о б щ е й р а б о т е ( И . П. П а в л о в. П о л и . с о б р . тр., т. I I I , 253, 288 и д р . ) .
И з м е н е н и е п р е д с т а в л е н и й о « ф у н к ц и и » и ее л о к а л и з а ц и и я в л я е т с я
н а с т о л ь к о в а ж н ы м , что н а нем с л е д у е т о с т а н о в и т ь с я с п е ц и а л ь н о .
О д и н и з в е д у щ и х с о в е т с к и х ф и з и о л о г о в П . К . А н о х и н (1935, 1940)
в с в о е в р е м я у к а з а л н а то, что п о н я т и е « ф у н к ц и и » у п о т р е б л я е т с я обыч­
но в д в у х с о в е р ш е н н о р а з л и ч н ы х с м ы с л а х .
С одной стороны, под функцией понимается отправление какого-
либо органа или т к а н и ; так, н а п р и м е р , ф у н к ц и е й клеток печени я в л я е т с я
с е к р е ц и я ж е л ч и , а ф у н к ц и е й к л е т о к п о д ж е л у д о ч н о й ж е л е з ы — выделе­
ние и н с у л и н а . В э т о м с м ы с л е м о ж н о г о в о р и т ь , что к л е т к и с е т ч а т к и обла­
д а ю т ф у н к ц и е й с в е т о ч у в с т в и т е л ь н о с т и , а к л е т к и к о р ы п о л ю с а затылоч­
ной о б л а с т и — ф у н к ц и е й а н а л и з а и с и н т е з а в о з б у ж д е н и й , в ы з в а н н ы х
световым р а з д р а ж е н и е м .
1
Взгляды И. П. Павлова на вопросы локализации были представлены в свод­
ном виде в кн. А. Г. Иванова-Смоленского «Очерки патофизиологии высшей нервной
деятельности». М., 1949, стр. 19—62.

21
О д н а к о в биологии, физиологии высшей нервной деятельности и
психологии понятие «функции» очень часто у п о т р е б л я е т с я в совершен­
н о и н о м с м ы с л е . П о д « ф у н к ц и е й » н е р е д к о п о н и м а ю т с л о ж н у ю приспосо­
бительную деятельность организма, направленную на осуществление
к а к о й - л и б о ф и з и о л о г и ч е с к о й и л и п с и х о л о г и ч е с к о й з а д а ч и . В э т о м смыс­
ле говорят о функции «дыхания», функции «локомоции», функции
«восприятия» и д а ж е об «интеллектуальных ф у н к ц и я х » . Во всех этих
с л у ч а я х р е ч ь и д е т о б и з в е с т н о й д е я т е л ь н о с т и , к о т о р а я м о ж е т б ы т ь осу­
ществлена разными способами, но которая определяется поставленной
перед организмом задачей.
Это понимание функции, которое в истории учения о л о к а л и з а ц и и
о ч е н ь ч а с т о с м е ш и в а л о с ь с п е р в ы м , р а д и к а л ь н о о т л и ч а е т с я о т него п о
своему с о д е р ж а н и ю и требует совершенно иных п р е д с т а в л е н и й к а к о
с т р о е н и и « ф у н к ц и й » , т а к и об их а н а т о м о - ф и з и о л о г и ч е с к и х о с н о в а х .
Е щ е Д ж е к с о н почти с т о л е т и е н а з а д н е о д н о к р а т н о у к а з ы в а л , что та­
кие « ф у н к ц и и » , к а к п р о и з в о л ь н о е д в и ж е н и е м н о ж е с т в е н н о , м ы б ы ска­
1
зали сейчас «многоэтапно» представлены в центральной нервной
системе.
Такое понимание функции, остававшееся без внимания в течение
ряда десятилетий, получило широкое распространение в современной
н а у к е и с е й ч а с п р и н и м а е т с я всей с о в р е м е н н о й ф и з и о л о г и е й .
С о г л а с н о э т о м у п р е д с т а в л е н и ю , « ф у н к ц и я » в т о л ь к о что у п о м я н у т о м
смысле на самом деле является функциональной системой (понятие,
введенное П. К. Анохиным), направленной на осуществление известной
биологической задачи и обеспечивающейся целым комплексом взаимно
с в я з а н н ы х а к т о в , к о т о р ы е в и т о г е п р и в о д я т к д о с т и ж е н и ю соответствую­
щ е г о б и о л о г и ч е с к о г о э ф ф е к т а . Н а и б о л е е с у щ е с т в е н н а я ч е р т а функцио­
н а л ь н о й с и с т е м ы з а к л ю ч а е т с я в т о м , что о н а , к а к п р а в и л о , о п и р а е т с я
на сложную динамическую констелляцию звеньев, расположенных на
р а з л и ч н ы х у р о в н я х н е р в н о й с и с т е м ы , и что эти з в е н ь я , п р и н и м а ю щ и е
участие в осуществлении приспособительной задачи, могут меняться,
в то время как сама з а д а ч а остается неизменной. К а к это у к а з а л
Н. А. Б е р н ш т е й н (1935, 1947 и д р . ) , т а к а я с и с т е м а ф у н к ц и о н а л ь н о объ­
е д и н е н н ы х к о м п о н е н т о в и м е е т не « м е т р и ч е с к о е » , а «топологическое»
строение, при котором постоянными, неизменными остаются н а ч а л ь н о е
и к о н е ч н о е з в е н о с и с т е м ы ( з а д а ч и и э ф ф е к т ) , в то в р е м я к а к п р о м е ж у ­
т о ч н ы е з в е н ь я ( с п о с о б ы о с у щ е с т в л е н и я з а д а ч и ) могут и з м е н я т ь с я в ши­
роких пределах.
П о д о б н ы е ф у н к ц и о н а л ь н ы е с и с т е м ы с о с л о ж н ы м с о с т а в о м и пла­
стичной и з м е н ч и в о с т ь ю э л е м е н т о в , о б л а д а ю щ и е с в о й с т в о м д и н а м и ч е с к о й
«саморегуляции», я в л я ю т с я , по-видимому, общим п р а в и л о м деятельно­
сти о р г а н и з м а ч е л о в е к а , к о т о р ы й И . П . П а в л о в н а з в а л « с и с т е м о й , един­
с т в е н н о й п о в ы с о ч а й ш е м у с а м о р е г у л и р о в а н и ю » ( П о л и . с о б р . тр., т . I I I ,
стр. 454).
П р и м е р а м и таких систем, в осуществлении которых принимают
участие разные уровни центральной нервной системы, м о ж е т служить
х о р о ш о и з у ч е н н а я П. К- А н о х и н ы м (1935 и др.) с и с т е м а д ы х а н и я и не
м е н е е п о д р о б н о и з у ч е н н а я Н. А. Б е р н ш т е й н о м (1935, 1947 и д р . ) с и с т е м а
движений.
К а к и з в е с т н о , р а з д р а ж е н и е к л е т о к п р о д о л г о в а т о г о м о з г а повышен­
ной к о н ц е н т р а ц и е й у г л е к и с л о т ы в к р о в и п у с к а е т в х о д ц е л у ю с и с т е м у
иннервации, которые через посредство соответствующих н и ж е л е ж а щ и х

Термин «многоэтапное» представительство функции, насколько нам известно,


был введен И. Н. Филимоновым (1940).

22
к л е т о к с п и н н о г о м о з г а в ы з ы в а ю т с о к р а щ е н и я м ы ш ц д и а ф р а г м ы и меж­
р е б е р н ы х м ы ш ц ; эти с о к р а щ е н и я п р о д о л ж а ю т у с и л и в а т ь с я д о тех пор,
пока к о н ц е н т р а ц и я к и с л о р о д а в к р о в и не п о в ы с и т с я , и т о г д а д ы х а н и е
приобретает замедленный ритмичный характер. Однако, к а к показал
П. К. А н о х и н , з в е н ь я , в х о д я щ и е в д а н н у ю ф у н к ц и о н а л ь н у ю с и с т е м у , не
п р е д с т а в л я ю т с о б о й ф и к с и р о в а н н о й и п о с т о я н н о й ц е п и р е а к ц и й и обла­
дают значительной замещаемостью. Поэтому перерезка двигательного
нерва д и а ф р а г м ы приводит к усилению деятельности межреберных
мышц, а исключение работы межреберных мышц — к использованию
других актов, д а ж е акта глотания, который в н о р м а л ь н о м существова­
нии ж и в о т н о г о б ы л в к л ю ч е н в с и с т е м у п и щ е в а р е н и я . В п о д о б н ы х
специальных условиях глотание может включаться в функциональ­
ную систему дыхания посредством нового акта — заглатывания
воздуха.
Если дыхание представляет собой столь сложную и пластичную
ф у н к ц и о н а л ь н у ю с и с т е м у , с о в е р ш е н н о е с т е с т в е н н о , что н е м о ж е т б ы т ь
и речи о л о к а л и з а ц и и э т о й ф у н к ц и и в к а к о м - л и б о о г р а н и ч е н н о м у ч а с т к е
м о з г а . То, что р а н ь ш е н а з ы в а л о с ь « д ы х а т е л ь н ы м ц е н т р о м » , п р и о б р е т а е т
совершенно новое с о д е р ж а н и е . Это п о л о ж е н и е х о р о ш о с ф о р м у л и р о в а л
И . П . П а в л о в , о б с у ж д а я в о п р о с о « д ы х а т е л ь н о м ц е н т р е » . « С с а м о г о на­
ч а л а д у м а л и , — п и с а л о н , — ч т о э т о — т о ч к а с б у л а в о ч н у ю г о л о в к у в про­
долговатом мозгу. Но теперь он чрезвычайно расползся, поднялся в
г о л о в н о й м о з г и с п у с т и л с я в с п и н н о й , и с е й ч а с его г р а н и ц ы т о ч н о н и к т о
ее укажет... ( П о л и . с о б р . тр., т . I I I , с т р . 127). Т а к и м о б р а з о м , т а к а я , ка­
з а л о с ь бы, п р о с т а я ф у н к ц и я , к а к д ы х а н и е , п р е д с т а в л я е т с о б о й с л о ж н у ю
ф у н к ц и о н а л ь н у ю с и с т е м у , о с у щ е с т в л я е м у ю д и ф ф е р е н ц и р о в а н н о постро­
енной д и н а м и ч е с к о й с т р у к т у р о й н е р в н ы х к л е т о к , о т н о с я щ и х с я к р а з н ы м
« э т а ж а м » нервной системы.
Е щ е б о л е е с л о ж н о о б с т о и т д е л о с п р о и з в о л ь н ы м и д в и ж е н и я м и , ко­
торые никак не могут р а с с м а т р и в а т ь с я как «функция» одних л и ш ь
гигантских пирамидных клеток, расположенных в двигательной зоне
коры головного мозга.
К а к п о к а з а л и т щ а т е л ь н ы е и с с л е д о в а н и я Н . А . Б е р н ш т е й н а (1926,
1935, 1947, 1957 и д р . ) , у п р а в л е н и е д в и г а т е л ь н ы м и с и с т е м а м и о д н и м и
л и ш ь э ф ф е р е н т н ы м и и м п у л ь с а м и , и с х о д я щ и м и и з к л е т о к п е р е д н е й цент­
ральной извилины, является принципиально невозможным. Двигатель­
ный а к т п р е д с т а в л я е т с о б о й н е « ф у н к ц и ю » о д н о й к а к о й - л и б о огра­
н и ч е н н о й г р у п п ы н е р в н ы х к л е т о к , р а с п о л о ж е н н ы х в к о р е г о л о в н о г о моз­
га, а с л о ж н у ю ф у н к ц и о н а л ь н у ю с и с т е м у , р а б о т а к о т о р о й о п р е д е л я е т с я
многими ф а к т о р а м и . Д а н н а я система состоит из многих дифференциро­
в а н н ы х п о с в о е й р о л и з в е н ь е в и о б л а д а е т к а ч е с т в о м в ы с о ч а й ш е й само­
р е г у л я ц и и . К а к б ы л о н а й д е н о в э т и х и с с л е д о в а н и я х , д в и ж е н и е опреде­
л я е т с я п р е ж д е всего « д в и г а т е л ь н о й з а д а ч е й » , к о т о р а я в с л у ч а я х л о к о м о -
ции, п р е д м е т н о г о д е й с т в и я и л и с и м в о л и ч е с к о г о а к т а ( и з о б р а з и т е л ь н о е
д в и ж е н и е , п и с ь м о ) ф о р м и р у е т с я н а р а з н ы х у р о в н я х и п р и у ч а с т и и раз­
личных а ф ф е р е н т н ы х систем. Оно осуществляется не только б л а г о д а р я
к о р т и к а л ь н ы м а п п а р а т а м , н о и п р и у ч а с т и и п о д к о р к о в ы х я д е р , обеспе­
ч и в а ю щ и х т о т т о н и ч е с к и й и к о о р д и н а ц и о н н ы й « ф о н » , б е з к о т о р о г о дви­
жение не может быть произведено. Н а к о н е ц , что я в л я е т с я о с о б е н н о
существенным, регуляция произвольного движения требует непрерывной
обратной афферентации в виде постоянных проприоцептивных сигналов,
поступающих от д в и ж у щ и х с я м ы ш ц и суставного а п п а р а т а . Б е з этих
сигналов н и к а к а я коррекция д в и ж е н и я не была бы в о з м о ж н а . К этой
х а р а к т е р и с т и к е систем произвольного д в и ж е н и я следует присоединить
и тот ф а к т , что оно к а ж д ы й р а з п р и м а л е й ш е м и з м е н е н и и с и т у а ц и и на-

23
чинает осуществляться иным н а б о р о м м ы ш ц и иной серией д в и г а т е л ь н ы х
и м п у л ь с о в . Т а к , п р о с т о й у д а р м о л о т к о м п р и р а з л и ч н о м и с х о д н о м поло­
жении руки требует совершенно разных двигательных иннервации,
и н о г д а д а ж е у ч а с т и я р а з н ы х м ы ш ц , ч т о б ы д о с т и г н у т ь ц е л и . И н ы м и сло­
в а м и , к а к у ж е б ы л о с к а з а н о , д в и г а т е л ь н а я с и с т е м а п о с т р о е н а п о «топо­
логическому», а не «метрическому» принципу. Естественно поэтому, что
произвольное д в и ж е н и е меньше всего представляет собой фиксирован­
ную и л и с т а б и л ь н у ю « ф у н к ц и ю » , о с у щ е с т в л я е м у ю э ф ф е р е н т н ы м и им­
п у л ь с а м и , и с х о д я щ и м и л и ш ь о т г и г а н т с к и х п и р а м и д н ы х к л е т о к . В по­
строение произвольного движения входит целая система афферентных
и э ф ф е р е н т н ы х з в е н ь е в , р а с п о л о ж е н н ы х в р а з н ы х о т д е л а х и на р а з н ы х
у р о в н я х ц е н т р а л ь н о й н е р в н о й с и с т е м ы , п р и ч е м к а ж д о е з в е н о э т о й систе­
мы играет свою дифференцированную роль (обеспечивая «двигательную
задачу», пространственную или кинестетическую схему движений, тонус
и координированность мышечных групп, о б р а т н у ю с и г н а л и з а ц и ю от
эффекта выполняемого действия и т. д . ) . Только тесное взаимодействие
элементов этой функциональной системы м о ж е т п р и д а т ь ей т р е б у е м у ю
пластичность и необходимую самоуправляемость.
Все эти исследования привели к коренному пересмотру представле­
ний о функции, к о т о р у ю п е р е с т а л и п о н и м а т ь к а к « о т п р а в л е н и е » к а к о г о -
либо одного мозгового органа или какой-либо группы клеток. Ф у н к ц и я ,
к а к у ж е у к а з ы в а л о с ь выше, н а ч а л а п о н и м а т ь с я к а к с л о ж н а я и пластич­
ная ф у н к ц и о н а л ь н а я система, о с у щ е с т в л я ю щ а я ту или иную приспосо­
бительную задачу и составленная из высоко д и ф ф е р е н ц и р о в а н н о г о
комплекса в з а и м о з а м е н я е м ы х элементов. Вместе с тем это привело и к
к о р е н н о м у п е р е с м о т р у н а ш и х п р е д с т а в л е н и й о локализации в ц е н т р а л ь ­
ной н е р в н о й с и с т е м е л ю б ы х , д а ж е относительно «простых» функций.
« Л о к а л и з а ц и я » перестает пониматься к а к отнесение какой-либо функции
к одному участку мозга или к изолированной группе нервных клеток.
Это упрощенное и о т ж и в ш е е представление з а м е н я е т с я тем, что один из
в ы д а ю щ и х с я с о в е т с к и х н е в р о л о г о в ( И . Н . Ф и л и м о н о в , 1940, 1944, 1951,
1957) н а з в а л п р и н ц и п о м « п о э т а п н о й л о к а л и з а ц и и ф у н к ц и й » . Э т о т прин­
цип т е с н о с в я з ы в а е т с я у него с п р и н ц и п о м « ф у н к ц и о н а л ь н о й м н о г о з н а ч ­
ности» м о з г о в ы х с т р у к т у р .
В а ж н о с т ь э т и х п р и н ц и п о в з а с т а в л я е т н а с о с т а н о в и т ь с я н а них бо­
лее п о д р о б н о .
С е й ч а с , п р и с о в р е м е н н ы х п р е д с т а в л е н и я х о ф у н к ц и я х , н и к т о не ду­
мает о возможности локализовать такие явления, как коленный рефлекс
или, тем более, произвольное д в и ж е н и е в ограниченных у ч а с т к а х мозга.
Протекание каждой функции предполагает ряд последовательно и
о д н о в р е м е н н о в о з б у ж д е н н ы х з в е н ь е в . А н а л и з о т д е л ь н ы х э т а п о в , колен­
ного р е ф л е к с а и л и п р о с т о г о п р о и з в о л ь н о г о д в и ж е н и я п о з в о л я е т в ы д е л и т ь
п о с л е д о в а т е л ь н о и о д н о в р е м е н н о р а б о т а ю щ и е с и с т е м ы н е р в н ы х элемен­
т о в , к а ж д ы й и з к о т о р ы х и г р а е т о п р е д е л е н н у ю р о л ь в о б е с п е ч е н и и конеч­
ного р е з у л ь т а т а . В ы п а д е н и е того или иного звена этой системы с е й ч а с
же с к а з ы в а е т с я на конечном э ф ф е к т е и в ы з ы в а е т перестройку всей
с и с т е м ы , н а п р а в л е н н у ю н а в о с с т а н о в л е н и е н а р у ш е н н о г о а к т а . В о т поче­
м у И . Н . Ф и л и м о н о в у к а з ы в а е т , что ф у н к ц и я п о с в о е й п р и р о д е н е м о ж е т
б ы т ь с в я з а н а с к а к и м - н и б у д ь е д и н и ч н ы м « ц е н т р о м » , и г о в о р и т о «сук-
цессивной или симультанной поэтапной л о к а л и з а ц и и функций». Это
представление и д о л ж н о быть поставлено на место с т а р ы х изолирован­
ных статических «центров».
П р е д с т а в л е н и е о сукцессивной и симультативной поэтапной локали­
з а ц и и функций тесно с в я з а н о с другим представлением о «функциональ­
ной м н о г о з н а ч н о с т и » м о з г о в ы х с т р у к т у р . В в е д е н н о е И . Н . Ф и л и м о н о в ы м

24
(1951, 1957) и п р о т и в о п о с т а в л я е м о е им и д е я м у з к о г о « л о к а л и з а ц и о н и з ­
ма» и эквипотенциальности мозговой ткани, оно сводится к положению,
что нет т а к и х о б р а з о в а н и й ц е н т р а л ь н о г о н е р в н о г о а п п а р а т а , к о т о р ы е
имели б ы т о л ь к о о д н у у з к о о г р а н и ч е н н у ю ф у н к ц и ю . П р и и з в е с т н ы х усло­
виях д а н н о е о б р а з о в а н и е м о ж е т в к л ю ч а т ь с я в другие ф у н к ц и о н а л ь н ы е
системы и принимать участие в осуществлении других з а д а ч .
Эти представления имеют к а к морфологическое, т а к и физиологиче­
ское основания.
Изучая так называемые обонятельные структуры мозговой коры,
И. Н. Ф и л и м о н о в н а ш е л , что они с у щ е с т в у ю т и у а н о с м а т и к о в (напри­
мер, д е л ь ф и н а ) и что, с л е д о в а т е л ь н о , они имеют и д р у г и е ф у н к ц и и .
К близким положениям пришел и Л е ш л и (1930—1942), установивший
ф а к т многозначности зрительной коры, а т а к ж е р я д авторов (см. Пен-
ф и л д и Д ж а с п е р , 1959 и др.)» к о н с т а т и р о в а в ш и х сензорные функции
д в и г а т е л ь н о й и м о т о р н ы е ф у н к ц и и с е н з о р н о й з о н ы . П о д т в е р ж д е н и е м той
же мысли о «функциональной многозначности» корковых структур, по
мнению А. М. Гринштейна (1956), является и положение И. П. П а в л о в а
о наличии в коре головного мозга рассеянной периферии, б л а г о д а р я
чему, п о - в и д и м о м у , о т д е л ь н ы е з о н ы м о з г о в о й к о р ы м о г у т в к л ю ч а т ь с я з
разные системы и участвовать в различных функциях.
Физиологическим подтверждением положения о «функциональной
многозначности» мозговых структур я в л я ю т с я хорошо изученные Гессом
(1954) ф а к т ы , что с л ю н о о т д е л е н и е , в ы з в а н н о е р а з д р а ж е н и е м соответст­
вующих ядер ствола мозга, может в одних случаях принимать участие
в осуществлении т е р м о р е г у л я ц и о н н о й ф у н к ц и и , а в д р у г и х — вклю­
чаться в систему пищевой деятельности. О ф а к т е в о з м о ж н о г о участия
акта глотания в пищевой и д ы х а т е л ь н о й системе мы у ж е говорили
выше.
П р е д с т а в л е н и е о «поэтапной л о к а л и з а ц и и функций» и о «многознач­
ности» м о з г о в ы х с т р у к т у р , исключающее как узкую приуроченность
функции к какой-либо одной специальной структуре, т а к и м ы с л ь об
однородности и эквипотенциальности мозговой ткани, лежит в основе
нового п р и н ц и п а д и н а м и ч е с к о й л о к а л и з а ц и и , к о т о р ы й б ы л в с в о е в р е м я
с ф о р м у л и р о в а н И . П . П а в л о в ы м ( П о л и . с о б р . т р . т . I I I , 1949, с т р . 127,
233, 436 и м н . д р . ) и А. А. У х т о м с к и м ( С о б р . соч., т. IV, 1945, с т р . 101 —
102 и д р . ) - С о г л а с н о д а н н о м у п р и н ц и п у , л о к а л и з а ц и я ф у н к ц и й предпо­
л а г а е т i H e ф и к с и р о в а н н ы е « ц е н т р ы » , а « д и н а м и ч е с к и е с и с т е м ы » , элемен­
ты которых с о х р а н я ю т свою строгую д и ф ф е р е н ц и р о в а н н о с т ь и играют
1
высоко с п е ц и а л и з и р о в а н н у ю роль в единой деятельности .
П р е д с т а в л е н и е о д и н а м и ч е с к о м с и с т е м н о м с т р о е н и и ф у н к ц и й нахо­
дит с в о е п о д т в е р ж д е н и е в р я д е а н а т о м и ч е с к и х ф а к т о в .
2
Д а л е е в э т о й к н и г е ( с м . ч. I, р а з д . 2) мы е щ е у в и д и м , к а к о й слож­
ной с и с т е м о й с в я з е й р а с п о л а г а е т а п п а р а т ц е н т р а л ь н о й н е р в н о й с и с т е м ы .
Тот ф а к т , что у ч е л о в е к а « з о н ы п е р е к р ы т и я » к о р к о в ы х к о н ц о в отдель­
ных а н а л и з а т о р о в (т. е . о б л а с т и , к о т о р ы е , с о г л а с н о с о в р е м е н н ы м пред­
ставлениям, обеспечивают совместную работу отдельных корковых

1
А. А. Ухтомский сформулировал свое понимание «центра» следующим образом:
«Центр как совокупность необходимых и достаточных для функции центральных при­
б о р о в , — писал он, — окажется в большинстве-случаев циклами взаимодействия меж­
ду более или менее широко расставленными ганглиозными клетками... «Центр» опре­
деленного сложного отравления — это целое созвездие созвучно работающих ганглиоз-
ных участков, взаимно совозбуждающих друг друга». И далее: «Увязка во времени,
в скоростях, в ритмах действия, а значит, и в сроках выполнения отдельных момен­
тов реакции впервые образует из пространственно разных групп функционально объеди­
ненный2
«центр» (Собр. соч., т. IV, 1945, стр. 102).
Далее обозначается римской цифрой часть, арабской — раздел.

25
т е р р и т о р и й ) с о с т а в л я ю т д о 4 3 % всей м а с с ы к о р ы и что э в о л ю ц и я к о р ы
и д е т и м е н н о з а счет о б р а з о в а н и й , о б е с п е ч и в а ю щ и х э т у и н т е г р а т и в н у ю
с и с т е м н у ю д е я т е л ь н о с т ь ц е н т р а л ь н о г о н е р в н о г о а п п а р а т а , в к о р н е про­
тиворечит идее и з о л и р о в а н н ы х «центров» и согласуется с представления­
ми о с и с т е м н о й р а б о т е м о з г а . С э т и м и п р е д с т а в л е н и я м и х о р о ш о согла­
с у е т с я и т о т а н а т о м и ч е с к и й ф а к т , что в о л о к н а п и р а м и д н о г о п у т и о т х о д я т
не только от двигательной зоны коры, но и от полей, в ы х о д я щ и х д а л е к о
з а е е п р е д е л ы ( с м . Л а с с е к , 1954; А . М . Г р и н ш т е й н , 1946 и д р . ) . Р а в н о
и ч у в с т в и т е л ь н ы е в о л о к н а , в ы х о д я щ и е о т а с с о ц и а т и в н ы х я д е р зритель­
ного б у г р а , и д у т не т о л ь к о в « ч у в с т в и т е л ь н у ю » о б л а с т ь к о р ы , но и в да­
л е к о о т с т о я щ и е о т нее о т д е л ы л о б н о й , т е м е н н о й и в и с о ч н о й о б л а с т и
( с м . А. М. Г р и н ш т е й н , 1946, 1956), что п о з в о л я е т , п о - в и д и м о м у , осуще­
с т в л я т ь ш и р о к и е р е г у л я ц и и д в и ж е н и й . Н а к о н е ц , п о л у ч е н н ы е з а послед­
ние д е с я т и л е т и я д а н н ы е , свидетельствующие о том б о л ь ш о м месте,
которое з а н и м а ю т во всем аппарате мозга вертикальные фугально-
петальные связи, имеющиеся в к а ж д о м участке коры и с в я з ы в а ю щ и е ее
со в т о р и ч н ы м и я д р а м и з р и т е л ь н о г о б у г р а и с о б р а з о в а н и я м и неспеци­
ф и ч е с к о й а к т и в и р у ю щ е й ф о р м а ц и и ( П о л я к , 1932; У о к е р ( W a l k e r ) , 1938,
М а г у н , 1952, 1958; М о р у ц ц и , 1954; Д ж а с п е р , 1954 и д р . ) , т а к ж е з а с т а в ­
л я ю т п е р е с м о т р е т ь м н о г и е и з п р е ж н и х п р е д с т а в л е н и й о с т р о е н и и мозго­
вого а п п а р а т а и перейти на существенно иные позиции.
Представление о системном строении й динамической л о к а л и з а ц и и
функций делает вместе с тем понятным р я д фактов, которые оставались
трудно о б ъ я с н и м ы м и с точки зрения п р е ж н и х идей об и з о л и р о в а н н ы х
стабильных «центрах» коры головного мозга.
Так, становятся более понятными факты, которые были получены в
с в о е в р е м я Г р э м о м Б р а у н о м (1915, 1916), Г р ю н б а у м о м и Ш е р р и н г т о н о м
( 1 9 0 1 , 1903) и Л е й т о н о м и Ш е р р и н г т о н о м ( 1 9 1 7 ) . Р а з д р а ж а я о д н у и ту
же точку двигательной коры, д а н н ы е авторы получали в зависимости
о т с и л ы р а з д р а ж е н и я и п р е д ш е с т в у ю щ и х с т и м у л я ц и й п р я м о противопо­
л о ж н ы е э ф ф е к т ы . В свете этих д а н н ы х с т а н о в я т с я з н а ч и т е л ь н о понятнее
т а к ж е ш и р о к о о п и с а н н ы е П е н ф и л д о м и его с о т р у д н и к а м и ( П е н ф и л д и
Э р и к с о н , 1945; П е н ф и л д и Р а с м у с с е н , 1950; П е н ф и л д и Д ж а с п е р , 1959)
факты, которые указывают на возможность получения двигательных
э ф ф е к т о в при р а з д р а ж е н и и задней ц е н т р а л ь н о й извилины и изменения
чувствительности при р а з д р а ж е н и и передних отделов мозговой коры.
Наконец, с позиций системной организации функций м о ж н о объяснить
такие факты, как различные результаты, получаемые при р а з д р а ж е н и и
о п р е д е л е н н о г о у ч а с т к а к о р ы э л е к т р и ч е с к и м т о к о м и с т р и х н и н о м , а так­
ж е то, что у д а л е н и е о п р е д е л е н н о г о у ч а с т к а к о р ы м о з г а м о ж е т н е при­
в о д и т ь к в ы п а д е н и ю ф у н к ц и й т е х м ы ш е ч н ы х групп, к о т о р ы е с о к р а щ а ­
л и с ь п р и его р а з д р а ж е н и и ( У о р д , 1948; Д е н н и - Б р а у н и д р . 1948; цит.
по Ф. В. Б а с с и н у , 1 9 5 6 ) .
В с е э т о д а л о в о з м о ж н о с т ь Хэду, о д н о м у и з к р у п н е й ш и х а н г л и й с к и х
н е в р о л о г о в , е щ е з а д о л г о д о п о л у ч е н и я п е р е ч и с л е н н ы х в ы ш е ф а к т о в ска­
з а т ь , что « к о р т и к а л ь н а я а к т и в н о с т ь , д а ж е е с л и о н а в ы з в а н а э л е к т р и ч е ­
ской стимуляцией, д о л ж н а р а с с м а т р и в а т ь с я к а к известный последова­
т е л ь н ы й х о д с о б ы т и й ( m a r c h of e v e n t s ) , п р о т е к а ю щ и й в и з в е с т н ы х вре­
м е н н ы х о т н о ш е н и я х , п р и ч е м ответ, п о л у ч а е м ы й с о д н о й и т о й же т о ч к и
в д а н н ы й м о м е н т , з а в и с и т о т того, что и м е л о м е с т о р а н ь ш е . . . (Хэд,
1926, т. I, с т р . 4 3 4 ) .
П р и в е д е н н ы е в ы ш е ф а к т ы г о в о р я т , п о - в и д и м о м у , в п о л ь з у того, что
отдельные участки коры головного мозга нельзя рассматривать как
ф и к с и р о в а н н ы е « ц е н т р ы » и что они я в л я ю т с я с к о р е е « т р а н з и т н ы м и
э т а п а м и » или «узловыми пунктами» тех динамических систем возбужде-

26
ний, к о т о р ы е п р о т е к а ю т в г о л о в н о м м о з г у и и м е ю т н е о б ы ч а й н о с л о ж н у ю
й изменчивую структуру.
Представления о системном строении функций и о многозначности
корковых структур позволяют лучше понять и ряд фактов, связанных
с нарушением функций после очаговых п о р а ж е н и й мозга или экстирпа­
ции его о г р а н и ч е н н ы х у ч а с т к о в . Е щ е д а в н о , с о в р е м е н и о п ы т о в Л е й т о н а
и Шеррингтона (1917), были известны факты, широко подтвержденные
в п о с л е д с т в и и , что п о л н а я э к с т и р п а ц и я о т д е л ь н о г о к о р к о в о г о « ц е н т р а »
у ж и в о т н о г о во м н о г и х с л у ч а я х т о л ь к о п е р в о н а ч а л ь н о п р и в о д и т к выпа­
д е н и я м с о о т в е т с т в у ю щ е й ф у н к ц и и ; п о с т е п е н н о н а р у ш е н н а я ф у н к ц и я вос­
станавливается, причем в д а л ь н е й ш е м н и к а к а я экстирпация изолирован­
ного у ч а с т к а м о з г о в о й к о р ы не в е д е т к в т о р и ч н о м у в ы п а д е н и ю этой
в о с с т а н о в и в ш е й с я ф у н к ц и и . Э т и ф а к т ы д а в а л и о с н о в а н и е д е л а т ь вы­
воды, что м о з г о в а я к о р а .не с о с т о и т из о т д е л ь н ы х и з о л и р о в а н н ы х
« ц е н т р о в » и что в о с с т а н о в л е н и е ф у н к ц и и с л е д у е т т р а к т о в а т ь н е с т о л ь к о
как ее перемещение в новый в и к а р и и р у ю щ и й «центр», сколько к а к ее
реорганизацию в новую динамическую структуру, широко р а з м е щ е н н у ю
по коре головного мозга и н и ж е л е ж а щ и м о б р а з о в а н и я м .
Мы е щ е очень м а л о з н а е м о тех системах, в которых р а з м е щ а е т с я
в о с с т а н а в л и в а ю щ а я с я ф у н к ц и я . И з в е с т н о , что п р и п о р а ж е н и и о т д е л ь н ы х
у ч а с т к о в к о р ы м о з г а и , что е щ е б о л е е в а ж н о , н а р а з н ы х э т а п а х эволю­
ционной л е с т н и ц ы у ж и в о т н ы х , о б л а д а ю щ и х р а з л и ч н о й к о р т и к а л и з а ц и е й
функций и различной степенью дифференцированности коры головного
мозга, с т е п е н ь в о с с т а н о в л е н и я н а р у ш е н н о й ф у н к ц и и м о ж е т б ы т ь различ­
ной. И з в е с т н о , д а л е е , что в о с с т а н о в л е н и е р а з л и ч н ы х к о м п о н е н т о в на­
рушенной функции протекает с совершенно неодинаковой легкостью.
Н а к о н е ц , — что с л е д у е т о с о б е н н о п о д ч е р к н у т ь , — к л и н и к о - п а т о л о г и ч е -
скими исследованиями, проведенными на ч е л о в е к е , у с т а н о в л е н о , что
восстановление нарушенной функции скорее является ее перестройкой
и о б р а з о в а н и е м новой ф у н к ц и о н а л ь н о й системы, з а к о н ы которой сейчас
у ж е б о л е е д е т а л ь н о и з в е с т н ы , чем э т о б ы л о д в а д е с я т и л е т и я н а з а д К
Все э т о д а е т о с н о в а н и я с ч и т а т ь , что ф у н к ц и и н е с в я з а н ы ц е л и к о м т о л ь к о
с определенными изолированными участками коры головного мозга и
в м е с т е с т е м , что в о с с т а н о в л е н и е ф у н к ц и й в о в с е не п р о и с х о д и т п у т е м их
перемещения в эквипотенциальные участки мозговой ткани.
Наконец, представление о функциях к а к о сложных функциональ­
ных с и с т е м а х и об их п о э т а п н о й , д и н а м и ч е с к о й л о к а л и з а ц и и в г о л о в н о м
мозгу п о з в о л я е т п о н я т ь и н е к о т о р ы е к л и н и ч е с к и е ф а к т ы , о с т а в а в ш и е с я
н е д о с т у п н ы м и д л я о б ъ я с н е н и я с п о з и ц и й их у з к о й и с т а б и л ь н о й л о к а л и ­
зации. С этой точки зрения становится понятным основной ф а к т Джек­
с о н а , у к а з ы в а ю щ е г о н а то, что о ч а г о в о е п о р а ж е н и е м о з г а м о ж е т в ы з в а т ь
н а р у ш е н и е п р о и з в о л ь н о г о , с о з н а т е л ь н о г о у п о т р е б л е н и я ф у н к ц и и , остав­
л я я , однако, сохраненным ее непроизвольное проявление. С этой точки
з р е н и я с т а н о в и т с я п о н я т н ы м и т о т ф в к т , что, к а к м ы э т о е щ е у в и д и м
н и ж е , о ч а г о в о е п о р а ж е н и е м о з г а , к а к п р а в и л о , почти н и к о г д а н е сопро­
вождается полным выпадением функции, но ч а щ е ведет к ее дезоргани­
з а ц и и , в р е з у л ь т а т е к о т о р о й о н а п р о я в л я е т с я л и ш ь в и з м е н е н н о м пато­
л о г и ч е с к о м в и д е и н а р у ш а е т с я л и ш ь п р и с п е ц и а л ь н ы х у с л о в и я х (указа­
ние к л а с с и к о в н а п о л н о е в ы п а д е н и е ф у н к ц и й п р и о г р а н и ч е н н ы х о ч а г о в ы х
п о р а ж е н и я х м о з г а . я в л я е т с я в о м н о г и х с л у ч а я х о ч е н ь б о л ь ш и м упроще­
нием р е а л ь н о н а б л ю д а е м ы х ф а к т о в ) . К а к м ы е щ е у в и д и м , п р е д с т а в л е н и е
о функциях как о сложных функциональных системах делает понятным
1
Специально эти вопросы освещены нам<и в другом месте. См. А. Р. Л у р и я.
Восстановление функций мозга после военной травмы. Изд-во Акад. мед. наук С С С Р ,
М., 1948.

27
основной факт, который слишком часто игнорировался к л а с с и к а м и
неврологии и который специально будет з а н и м а т ь н а ш е внимание, а
и м е н н о , что н а р у ш е н и е д а н н о й ф у н к ц и и м о ж е т в ы с т у п а т ь п р и с а м ы х раз­
личных по расположению п о р а ж е н и я х коры головного мозга и что
ограниченный очаг практически ведет к нарушению целого комплекса,
к а з а л о с ь бы, о ч е н ь р а з н о р о д н ы х ф у н к ц и й ( с м . I , 3 ) .
В с е и з л о ж е н н о е в ы ш е п о к а з ы в а е т , что к о р е н н о й п е р е с м о т р п о н я т и я
«функции» и принципов ее л о к а л и з а ц и и в к о р е головного мозга в е д е т
к изменению прежних представлений и раскрывает новые перспективы
перед исследованием функциональной организации мозга.

в) Высшие психические функции человека

М ы в и д е л и , что п е р е с м о т р н а ш и х п р е д с т а в л е н и й о с т р о е н и и д а ж е
относительно простых биологических функций, не говоря у ж е о более
сложных (как, например, движение), привел к коренному изменению
принципов их л о к а л и з а ц и и в головном мозгу. К а к же обстоит дело с
проблемой л о к а л и з а ц и и высших психических функций, которая всегда
с т о я л а в ц е н т р е в о п р о с а о р а б о т е м о з г а к а к о р г а н а п с и х и ч е с к о й дея­
тельности?
После сказанного выше мы не имеем никаких оснований локализо­
в а т ь т а к и е сложны-е п р о ц е с с ы , к а к п р е д м е т н о е в о с п р и я т и е и л и логиче­
с к о е м ы ш л е н и е в о г р а н и ч е н н ы х у ч а с т к а х к о р ы г о л о в н о г о м о з г а и воз­
в р а щ а т ь с я к н а и в н ы м п р е д с т а в л е н и я м о т о м , что в м о з г о в о й к о р е су­
ществуют врожденные «центры» воли или отвлеченного мышления.
О д н а к о з н а ч и т л и э т о , что м ы д о л ж н ы в о в с е о т к а з ы в а т ь с я о т диф­
ференцированного а н а л и з а м а т е р и а л ь н о г о субстрата этих с л о ж н е й ш и х
п р о ц е с с о в и о г р а н и ч и в а т ь с я у т в е р ж д е н и е м , что в ы с ш и е п с и х и ч е с к и е
функции осуществляются «мозгом к а к единым целым?». И л и же мы
д о л ж н ы с ч и т а т ь , что эти п с и х и ч е с к и е п р о ц е с с ы в о о б щ е н е п о д л е ж а т ло­
к а л и з а ц и и , т. е. с о г л а с и т ь с я с м н е н и е м Ш е р р и н г т о н а , что « р е ф л е к с и
д у х р е з к о п р о т и в о с т о я т д р у г другу... в з а и м н о и с к л ю ч а ю т д р у г д р у г а . . , ч т о
д у х в к л ю ч а е т к а к о й - т о с о в е р ш е н н о иной, а б с о л ю т н о н о в ы й п р и н ц и п
!
д е й с т в и я » ( Ш е р р и н г т о н , 1934) ?
Д л я того чтобы ответить на эти вопросы, нам нужно о б р а т и т ь с я к
а н а л и з у т е х и з м е н е н и й , к о т о р ы е п р о и з о ш л и в п о н и м а н и и в ы с ш и х психи­
ч е с к и х ф у н к ц и й за п о с л е д н и е д е с я т и л е т и я , и к т е м д о с т и ж е н и я м , кото­
рые имели место за это время в психологической науке.
Основным достижением современной психологии м о ж н о считать
о т к а з о т и д е а л и с т и ч е с к о г о п р е д с т а в л е н и я о в ы с ш и х п с и х и ч е с к и х функ­
циях к а к проявлениях некоего духовного принципа, обособленного от
всех о с т а л ь н ы х я в л е н и й природы, а т а к ж е и о т к а з от натуралистическо­
го п о д х о д а к ним к а к к е с т е с т в е н н ы м с в о й с т в а м , з а л о ж е н н ы м п р и р о д о й
в мозгу человека.
Едва ли не самым крупным успехом современной материалистиче­
ской психологии было введение исторического метода, п о з в о л и в ш е г о
подойти к высшим психическим ф у н к ц и я м как к с л о ж н о м у продукту
общественно-исторического развития. Эти представления, связанные
п р е ж д е в с е г о с и м е н а м и с о в е т с к и х п с и х о л о г о в ( Л . С . В ы г о т с к и й , 1956,
1960; А. Н. Л е о н т ь е в , 1959, 1961 и д р . ) и ч а с т и ч н о с и м е н а м и п р о г р е с с и в ­
н ы х з а р у б е ж н ы х и с с л е д о в а т е л е й ( П . Ж а н э , 1928; А . В а л л о н , 1942 и др.)»
имеют решающее значение для занимающего нас вопроса.

Такие высказывания не единичны и в поздних работах Шеррингтона. Они встре­


чаются в целой серии его публикаций последних лет (см. Шеррингтон, 1942, 1946).

28
С о в р е м е н н а я психология полностью о т о ш л а от п р е ж н и х представле­
ний о с л о ж н ы х п с и х и ч е с к и х п р о ц е с с а х к а к д а л е е н е р а з л о ж и м ы х «спо­
с о б н о с т я х » п с и х и к и и л и п е р в и ч н ы х « с в о й с т в а х » м о з г о в ы х п р о ц е с с о в че­
л о в е к а . Ею п о л н о с т ь ю о т в е р г а е т с я и п р е д с т а в л е н и е о т о м , что с о з н а т е л ь ­
ные п р о ц е с с ы ч е л о в е к а с л е д у е т о ц е н и в а т ь к а к п р о я в л е н и я « д у х о в н о г о
принципа», не п о д л е ж а щ е г о дальнейшему объяснению.
С о в р е м е н н а я п с и х о л о г и ч е с к а я н а у к а , с л е д у я п о л о ж е н и я м И . М . Се­
ченова и И . П . П а в л о в а , р а с с м а т р и в а е т в ы с ш и е п с и х и ч е с к и е п р о ц е с с ы
к а к с л о ж н у ю р е ф л е к т о р н у ю д е я т е л ь н о с т ь , б л а г о д а р я к о т о р о й осуществ­
ляется о т р а ж е н и е действительности. О н а о т р и ц а е т «чисто активные»,
в о л е в ы е п р о ц е с с ы и л и « ч и с т о п а с с и в н ы е » о щ у щ е н и я и в о с п р и я т и я . Де­
терминистически подходя к произвольным д в и ж е н и я м и действиям, она
всегда ищет их а ф ф е р е н т н у ю основу. И з у ч а я о щ у щ е н и е и в о с п р и я т и е
к а к р е ф л е к т о р н ы е п р о ц е с с ы , о н а с т р е м и т с я о п и с а т ь э ф ф е к т о р н ы е ком­
п о н е н т ы в р а б о т е р е ц е п т о р о в , к о т о р ы е о с у щ е с т в л я ю т их а к т и в н у ю «на­
стройку» и входят в механизм формирования «образа» объективной
действительности К
Е с т е с т в е н н о , что л о к а л и з а ц и я т а к и х п р о ц е с с о в , к а к з р и т е л ь н о е и л и
звуковое восприятие в ограниченных «сензорных» областях мозговой
коры т а к же, к а к и л о к а л и з а ц и я произвольных д в и ж е н и й и действий в ^
ограниченных участках «двигательной» коры, представляется с точки
зрения современной психологии ничуть не менее, а, п о ж а л у й , д а ж е и
более неверной, чем л о к а л и з а ц и я а к т а д ы х а н и я или коленного р е ф л е к с а
в одном изолированном участке мозгового а п п а р а т а .
Однако признание рефлекторного характера любых психических
процессов, о б ъ е д и н я ю щ е е психологию с физиологическим учением о
высшей нервной деятельности, еще не р а с к р ы в а е т тех специфических
особенностей, которые отличают высшие психические функции человека.
Высшие психические функции человека с т о ч к и з р е н и я современной
п с и х о л о г и и п р е д с т а в л я ю т с о б о й сложные рефлекторные процессы, соци­
альные по своему происхождению, опосредствованные по своему строе­
нию и сознательные, произвольные по способу своего функционирования.
На данном определении мы остановимся специально.
Современная материалистическая психология представляет высшие
формы психической деятельности человека как общественно-историче­
ские по происхождению.
В о т л и ч и е от ж и в о т н о г о , ч е л о в е к р о д и т с я и ж и в е т в м и р е предме­
тов, с о з д а н н ы х о б щ е с т в е н н ы м т р у д о м , и в м и р е л ю д е й , с к о т о р ы м и он
в с т у п а е т в и з в е с т н ы е о т н о ш е н и я . Э т о с с а м о г о н а ч а л а ф о р м и р у е т его
п с и х и ч е с к и е п р о ц е с с ы . Е с т е с т в е н н ы е р е ф л е к с ы р е б е н к а ( с о с а н и е , хвата­
т е л ь н ы е р е ф л е к с ы и д р . ) к о р е н н ы м о б р а з о м п е р е с т р а и в а ю т с я п о д влия­
нием о б р а щ е н и я с предметами. Формируются новые двигательные
с х е м ы , с о з д а ю щ и е к а к б ы « с л е п о к » э т и х п р е д м е т о в , п р о и с х о д и т уподоб­
л е н и е д в и ж е н и й и х о б ъ е к т и в н ы м с в о й с т в а м . Т о ж е с а м о е с л е д у е т ска­
з а т ь и о ч е л о в е ч е с к о м в о с п р и я т и и , ф о р м и р у ю щ е м с я п о д п р я м ы м влия­
нием о б ъ е к т и в н о г о м и р а в е щ е й , которые сами имеют общественное
п р о и с х о ж д е н и е и я в л я ю т с я п р о д у к т о м т о г о , что М а р к с ш и р о к о н а з ы в а л
«промышленностью».
Все эти условия и приводят к ф о р м и р о в а н и ю с л о ж н е й ш и х систем
рефлекторных связей, которые о т р а ж а ю т объективный мир предметов,

1
Описание эфферентной организации рецепторного аппарата дано за последнее
время Гранитом (1956), Д. \Г Кваоавы.м (1956) и др., а т а к ж е в работах, посвя­
щенных изучению рецепции как сложной ориентировочной деятельности (Е. Н. Соко­
лов, 1957, 1958 и д р . ) . См. т а к ж е А. Н. Леонтьев <( 1959).

29
с о з д а н н ы х о б щ е с т в е н н о й п р а к т и к о й ; э т и с в я з и т р е б у ю т с о в м е с т н о й ра­
боты многих рецепторов и п р е д п о л а г а ю т о б р а з о в а н и е новых функцио­
нальных систем.
Но ребенок живет не только в мире готовых предметов, созданных
о б щ е с т в е н н ы м т р у д о м . О н в с е г д а , с с а м о г о н а ч а л а с в о е й ж и з н и всту­
пает в необходимое общение с другими людьми, овладевает объективно
с у щ е с т в у ю щ е й с и с т е м о й я з ы к а , у с в а и в а е т с его п о м о щ ь ю о п ы т поколе­
ний. В с е э т о с т а н о в и т с я р е ш а ю щ и м ф а к т о р о м его д а л ь н е й ш е г о психиче­
ского развития, р е ш а ю щ и м условием д л я ф о р м и р о в а н и я тех в ы с ш и х
психических функций, которыми человек отличается от животных.
Еще; П . Ж а н э (1928) у к а з ы в а л , что к о р н и т а к и х п р о ц е с с о в , к а к
произвольное запоминание, которым ежедневно пользуется каждый
ч е л о в е к , б е с с м ы с л е н н о и с к а т ь в е с т е с т в е н н ы х о с о б е н н о с т я х человеческо­
г о м о з г а , и что д л я о б ъ я с н е н и я п р о и с х о ж д е н и я этих ф о р м с л о ж н о й
сознательной психической деятельности следует о б р а т и т ь с я к обществен­
ной и с т о р и и . П р о ц е с с р а з в и т и я в ы с ш и х ф о р м п с и х и ч е с к о й д е я т е л ь н о с т и
в о н т о г е н е з е б ы л п р о с л е ж е н Л. С. В ы г о т с к и м (1956, 1960), к о т о р ы й по­
к а з а л , что в о с н о в е т а к и х ф о р м д е я т е л ь н о с т и , к а к а к т и в н о е в н и м а н и е
или произвольное действие, всегда л е ж и т о б щ е н и е ребенка со в з р о с л ы м .
Выполняя сначала речевой п р и к а з взрослого, у к а з ы в а ю щ е г о на какой-
либо предмет или сторону предмета или п р е д л а г а ю щ е г о с д е л а т ь к а к о е -
н и б у д ь д в и ж е н и е и т. п., а з а т е м с а м о с т о я т е л ь н о в о с п р о и з в о д я э т у
речевую инструкцию и о б р а щ а я ее на самого себя, ребенок постепенно
ф о р м и р у е т н о в о е п р о и з в о л ь н о е д е й с т в и е , к о т о р о е с о в р е м е н е м становит­
с я с п о с о б о м его и н д и в и д у а л ь н о г о п о в е д е н и я . В ы д в и н у т о е Л . С . В ы г р т -
с к и м п о л о ж е н и е , что д е й с т в и е , с н а ч а л а р а з д е л е н н о е м е ж д у д в у м я людь­
ми, с т а н о в и т с я з а т е м с п о с о б о м и н д и в и д у а л ь н о г о п о в е д е н и я , р а с к р ы в а е т
Общественное происхождение высших психических ф у н к ц и й и у к а з ы в а е т
на с о ц и а л ь н у ю природу тех психологических явлений, к о т о р ы е о б ы ч н о
понимались к а к чисто индивидуальные. Исторический подход к в ы с ш и м
психическим процессам, раскрывающий их общественную природу,
устраняет, таким образом, как спиритуалистическое, т а к и натуралисти­
ческое понимание этих процессов.
Социальный генезис высших психических функций, их формирова­
ние в п р о ц е с с е п р е д м е т н о й д е я т е л ь н о с т и и о б щ е н и я о п р е д е л я ю т в т о р у ю
существенную характеристику этих ф у н к ц и й — их опосредствованное
строение. Л . С . В ы г о т с к и й (1960) н е о д н о к р а т н о у к а з ы в а л , что р а з в и т и е
п с и х и ч е с к и х с п о с о б н о с т е й и д е т не по т и п у « э в о л ю ц и и по ч и с т ы м ли­
ниям» (когда то или иное свойство постепенно совершенствуется с а м о
1
по себе), а по типу «эволюции по с м е ш а н н ы м л и н и я м » , иначе говоря,
п о т и п у с о з д а н и я н о в ы х , о п о с р е д с т в о в а н н ы х с т р у к т у р п с и х и ч е с к и х про­
цессов и новых « м е ж ф у н к ц и о н а л ь н ы х » отношений, н а п р а в л е н н ы х на
осуществление прежних задач новыми способами.
О б р а з ц о м и л и п р и н ц и п и а л ь н о й м о д е л ь ю о п о с р е д с т в о в а н н о г о строе­
н и я в ы с ш и х п с и х и ч е с к и х ф у н к ц и й м о ж е т с л у ж и т ь л ю б а я о п е р а ц и я , ре­
ш а ю щ а я практическую задачу с помощью употребления орудия или
р е ш а ю щ а я внутреннюю, психологическую з а д а ч у с п о м о щ ь ю использо­
в а н и я в с п о м о г а т е л ь н о г о з н а к а , к о т о р ы й я в л я е т с я с р е д с т в о м д л я органи­
з а ц и и п с и х и ч е с к и х п р о ц е с с о в . К о г д а ч е л о в е к , п е р е д к о т о р ы м с т о и т зада­
ча з а п о м н и т ь что-нибудь, з а в я з ы в а е т у з е л о к на платке или делает
заметку, он совершает операцию, не имеющую, к а з а л о с ь бы, никакого

Понятие «эволюции по чистым и смешанным линиям» было в свое время введе­


но русским психологом В. А. Вагнером (1928), крупным исследователем в области
сравнительной психологии.

30
о т н о ш е н и я к с т о я щ е й п е р е д ним з а д а ч е . О д н а к о т а к и м с п о с о б о м ч е л о в е к
овладевает своей п а м я т ь ю : и з м е н я я строение процесса з а п о м и н а н и я и
придавая ему опосредствованный х а р а к т е р , он тем с а м ы м р а с ш и р я е т
ее естественные в о з м о ж н о с т и .
О п о с р е д с т в о в а н н о е з а п о м и н а н и е о т р а ж а е т п р и н ц и п и а л ь н ы е особен­
ности с т р о е н и я в ы с ш и х п с и х и ч е с к и х ф у н к ц и й . Б л и ж а й ш и й а н а л и з пока­
з ы в а е т , что т а к о е о п о с р е д с т в о в а н н о е с т р о е н и е о к а з ы в а е т с я х а р а к т е р н ы м
и д л я всех д р у г и х в ы с ш и х п с и х и ч е с к и х п р о ц е с с о в . В о п о с р е д с т в о в а н и и
психических п р о ц е с с о в р е ш а ю щ а я р о л ь п р и н а д л е ж и т речи.
О б о з н а ч а я п р е д м е т и л и его с в о й с т в о , с л о в о в ы д е л я е т и х и з окру­
ж а ю щ е й о б с т а н о в к и и в в о д и т в о п р е д е л е н н ы е с в я з и с д р у г и м и предме­
тами или п р и з н а к а м и . Тот ф а к т , что « к а ж д о е с л о в о у ж е о б о б щ а е т »
( В . И . Л е н и н ) ) , и м е е т р е ш а ю щ е е з н а ч е н и е в с и с т е м н о м о т р а ж е н и и дей­
с т в и т е л ь н о с т и , в п е р е х о д е от о щ у щ е н и я к м ы ш л е н и ю , в с о з д а н и и н о в ы х
ф у н к ц и о н а л ь н ы х с и с т е м . С л о в о н е т о л ь к о о б о з н а ч а е т п р е д м е т ы внешне­
го м и р а , но в ы д е л я е т их с у щ е с т в е н н ы е с в о й с т в а и в в о д и т их в с и с т е м у
отношений с другими предметами. Б л а г о д а р я наличию я з ы к а , человек
оказывается в состоянии вызвать образ соответствующего предмета и
о п е р и р о в а т ь с ним в его о т с у т с т в и и . Одновременно слово, вычленяя
с у щ е с т в е н н ы е п р и з н а к и и о б о б щ а я о б о з н а ч а е м ы е и м п р е д м е т ы и л и явле­
ния, п о з в о л я е т г л у б ж е п р о н и к а т ь в о к р у ж а ю щ у ю д е й с т в и т е л ь н о с т ь . В с е
это п е р е в о д и т п с и х и ч е с к и е п р о ц е с с ы ч е л о в е к а н а н о в ы й у р о в е н ь , д а е т
в о з м о ж н о с т ь их н о в о й о р г а н и з а ц и и , п о з в о л я е т ч е л о в е к у управлять пси­
хическими процессами.
П е р е с т р о й к а психической д е я т е л ь н о с т и с п о м о щ ь ю речи, включение
с и с т е м ы р е ч е в ы х с в я з е й в з н а ч и т е л ь н о е ч и с л о п р о ц е с с о в , к о т о р ы е рань­
ше имели непосредственный характер, является в а ж н е й ш и м фактором
ф о р м и р о в а н и я тех в ы с ш и х п с и х и ч е с к и х ф у н к ц и й , к о т о р ы м и ч е л о в е к от­
личается от животного и которые тем с а м ы м приобретают х а р а к т е р
сознательности и произвольности.
У ч а с т и е р е ч е в о й с и с т е м ы в п о с т р о е н и и в ы с ш и х п с и х и ч е с к и х функ­
ций с о с т а в л я е т их в а ж н е й ш у ю ч е р т у . И м е н н о в с в я з и с э т и м И. П. Пав­
лов и м е л в с е о с н о в а н и я с ч и т а т ь « в т о р у ю с и г н а л ь н у ю с и с т е м у » , клеточ­
кой к о т о р о й я в л я е т с я с л о в о , н е т о л ь к о « ч р е з в ы ч а й н о й п р и б а в к о й , вво­
д я щ е й н о в ы й п р и н ц и п н е р в н о й д е я т е л ь н о с т и » , н о и « в ы с ш и м регулято­
ром ч е л о в е ч е с к о г о п о в е д е н и я » ( П о л и . с о б р . т р . , т . I I I , 1949, 476, 490,
568—569, 577).
Б ы л о б ы о ш и б к о й д у м а т ь , что о п о с р е д с т в о в а н н о е с т р о е н и е в ы с ш и х
п с и х и ч е с к и х ф у н к ц и й , ф о р м и р у ю щ и х с я п р и б л и ж а й ш е м у ч а с т и и речи,
я в л я е т с я х а р а к т е р н ы м т о л ь к о д л я т а к и х ф о р м д е я т е л ь н о с т и , к а к запо­
минание, произвольное в н и м а н и е или логическое мышление.
И с с л е д о в а н и я , о п у б л и к о в а н н ы е з а п о с л е д н и е г о д ы , п о к а з ы в а ю т , что
д а ж е т а к и е п с и х и ч е с к и е п р о ц е с с ы , к а к з в у к о в ы с о т н ы й слух, к о т о р ы е
в с е г д а с ч и т а л и с ь о т н о с и т е л ь н о э л е м е н т а р н ы м и и , к а з а л о с ь б ы , н е имею­
щими отношения к обозначенным выше особенностям, на самом деле
формируются под влиянием общественных условий существования и
п р е ж д е в с е г о я з ы к а . К а к п о к а з а л и и с с л е д о в а н и я А . Н . Л е о н т ь е в а (1959,
1961), з в у к о в ы с о т н ы й с л у х о т н о с и т с я к т а к и м « с и с т е м н ы м ф у н к ц и я м » ,
которые формируются у человека при б л и ж а й ш е м влиянии я з ы к а и
о с о б е н н о с т и к о т о р о г о н е л ь з я п о н я т ь , е с л и н е з н а т ь х а р а к т е р н ы х призна­
ков т о г о я з ы к а , в с и с т е м е к о т о р о г о ф о р м и р у е т с я с л у х ч е л о в е к а . Э т и
исследования, п р е д с т а в л я ю щ и е не только большой с п е ц и а л ь н ы й интерес,
но и р е ш а ю щ е е п р и н ц и п и а л ь н о е з н а ч е н и е , п о к а з ы в а ю т с о ц и а л ь н у ю при­
р о д у и с и с т е м н о е с т р о е н и е не т о л ь к о с л о ж н ы х , но и о т н о с и т е л ь н о эле­
ментарных психических процессов человека. Следовательно, подходя к

31
вопросу о мозговой организации высших психических функций, мы
д о л ж н ы в с е г д а с ч и т а т ь с я с э т и м и т о л ь к о что о п и с а н н ы м и о с о б е н н о с т я м и .
К а к о й вывод м о ж е м мы сделать из всего с к а з а н н о г о д л я основного
интересующего нас здесь вопроса — л о к а л и з а ц и и высших психических
функций в коре головного мозга?
П е р в ы й в о з м о ж н ы й в ы в о д о ч е в и д е н . Е с л и в ы с ш и е п с и х и ч е с к и е функ­
ции я в л я ю т с я с л о ж н о о р г а н и з о в а н н ы м и ф у н к ц и о н а л ь н ы м и с и с т е м а м и ,
с о ц и а л ь н ы м и п о с в о е м у г е н е з у , в с я к а я п о п ы т к а л о к а л и з о в а т ь и х в спе­
циальных, у з к о о г р а н и ч е н н ы х у ч а с т к а х к о р ы мозга или «центрах» являет­
ся е щ е более н е о п р а в д а н н о й , чем попытка и с к а т ь у з к и е о г р а н и ч е н н ы е
«центры» для биологических функциональных систем.
Современное представление о возможной локализации высших
психических функций з а с т а в л я е т п р е д п о л а г а т ь их ш и р о к о е д и н а м и ч е с к о е
р а з м е щ е н и е по всей коре головного мозга и считать, что их основой
я в л я ю т с я , по-видимому, к о н с т е л л я ц и и д а л е к о р а з б р о с а н н ы х территори­
ально комплексов «созвучно р а б о т а ю щ и х ганглиозных клеток, в з а и м н о
с о в о з б у ж д а ю щ и х д р у г д р у г а » (А. А . У х т о м с к и й . С о б р . соч., т . IV,
102). Т а к и м о б р а з о м , м о з г о в ы м с у б с т р а т о м в ы с ш и х п с и х и ч е с к и х ф у н к ц и й
я в л я ю т с я с и с т е м ы « ф у н к ц и о н а л ь н ы х к о м б и н а ц и о н н ы х ц е н т р о в » , о кото­
р ы х г о в о р и л И . П . П а в л о в ( П о л и . с о б р . соч., т . I I I , 2 8 8 ) . Т о о б с т о я т е л ь ­
ство, что в в ы с ш и е п с и х и ч е с к и е ф у н к ц и и в к а ч е с т в е н е о б х о д и м о г о з в е н а
входят системы речевых связей, д е л а е т мозговую о р г а н и з а ц и ю этих
функций исключительной по сложности. Поэтому можно предполагать,
что м а т е р и а л ь н о й о с н о в о й в ы с ш и х п с и х и ч е с к и х п р о ц е с с о в я в л я е т с я весь
мозг в целом, но м о з г к а к высоко дифференцированная система, части
которой обеспечивают различные стороны единого целого.
В т о р о й в ы в о д и з д а н н о й х а р а к т е р и с т и к и в ы с ш и х п с и х и ч е с к и х функ­
ций з а к л ю ч а е т с я в т о м , что т е с л о ж н ы е ф у н к ц и о н а л ь н ы е с и с т е м ы со­
вместно р а б о т а ю щ и х корковых зон, которые, к а к м о ж н о п р е д п о л а г а т ь ,
я в л я ю т с я их м а т е р и а л ь н ы м субстратом, не п о я в л я ю т с я в готовом виде
к рождению ребенка (как это имеет место в отношении д ы х а т е л ь н о й или
других систем) и не созревают самостоятельно, но ф о р м и р у ю т с я
в п р о ц е с с е о б щ е н и я и п р е д м е т н о й д е я т е л ь н о с т и ре­
б е н к а , постепенно приобретая х а р а к т е р тех с л о ж н ы х м е ж ц е н т р а л ь н ы х
с в я з е й , к о т о р ы е А . Н . Л е о н т ь е в (1959, с т р . 4 6 6 — 4 6 8 ) п р е д л а г а е т обо­
значать как «функциональные мозговые органы». Эти м е ж ц е н т р а л ь н ы е
с и с т е м ы , и л и « ф у н к ц и о н а л ь н ы е м о з г о в ы е о р г а н ы » , в о з н и к а ю т п о д влия­
нием практической деятельности ребенка и о к а з ы в а ю т с я ч р е з в ы ч а й н о
прочными. Достаточно проанализировать то взаимодействие кортикаль­
ных систем, которое я в л я е т с я необходимым д л я устной или письменной
речи, д л я п р а к т и ч е с к и х о п е р а ц и й с п р е д м е т а м и , д л я р е ч е в о г о с л у х а , чте­
н и я и т. д., ч т о б ы у в и д е т ь в с ю о г р о м н у ю с л о ж н о с т ь д а н н ы х с и с т е м и их
и с к л ю ч и т е л ь н у ю у с т о й ч и в о с т ь . Е с т е с т в е н н о , что э т и ф у н к ц и о н а л ь н ы е
системы могут существовать только при наличии а п п а р а т а , позволяюще­
го осуществлять о б р а з о в а н и е новых, динамически изменчивых и вместе
с тем стойких м е ж ц е н т р а л ь н ы х связей. К а к будет п о к а з а н о н и ж е
(см. I, 2 ) , верхние а с с о ц и а ц и о н н ы е слои мозговой коры, в е р т и к а л ь н ы е
связи, исходящие из вторичных, ассоциативных ядер зрительного бугра,
и те «зоны перекрытия», которые объединяют работу корковых концов
р а з л и ч н ы х а н а л и з а т о р о в , я в л я ю т с я , по-видимому, именно тем аппара­
т о м , к о т о р ы й о с у щ е с т в л я е т э т у с л о ж н е й ш у ю р а б о т у . И м е н н о э т и аппа­
р а т ы б о л ь ш о г о м о з г а м а к с и м а л ь н о р а з в и в а ю т с я у ч е л о в е к а , р е з к о отли­
ч а я его м о з г о т м о з г а ж и в о т н ы х . М о ж н о п о э т о м у с о г л а с и т ь с я с поло­
ж е н и е м , что э в о л ю ц и я з а в е р ш а е т ( п о д в л и я н и е м с о ц и а л ь н ы х у с л о в и й )
процесс превращения коры в орган, способный ф о р м и р о в а т ь «функцио-

32
н а л ь н ы е о р г а н ы » (А. Н. Л е о н т ь е в , 1961, с т р . 38) и что и м е н н о э т а ч е р т а
составляет одну из в а ж н е й ш и х особенностей человеческого мозга.
Все в ы ш е с к а з а н н о е указывает на высоко дифференцированный
х а р а к т е р тех м е ж ц е н т р а л ь н ы х д и н а м и ч е с к и х с в я з е й , к о т о р ы е я в л я ю т с я
мозговой основой высших психических функций. К а к мы у ж е говорили,
в ы с ш и е п с и х и ч е с к и е ф у н к ц и и в о з н и к а ю т н а о с н о в е о т н о с и т е л ь н о элемен­
тарных сензорных и моторных процессов. Р я д о м исследований в области
д е т с к о й п с и х о л о г и и (А. В . З а п о р о ж е ц , 1960; П . Я . Г а л ь п е р и н , 1957, 1959;
Д . Б . Э л ь к о н и н , 1960 и д р . ) у с т а н о в л е н о , что н а р а н н и х э т а п а х р а з в и т и я
эта с в я з ь в ы с ш и х п с и х и ч е с к и х п р о ц е с с о в с и х ч у в с т в е н н о й ( с е н з о р н о й
и моторной) основой выступает особенно отчетливо, но при д а л ь н е й ш е м
и х р а з в и т и и э т и ч у в с т в е н н ы е к о м п о н е н т ы п о с т е п е н н о с в е р т ы в а ю т с я , про­
д о л ж а я , о д н а к о , в х о д и т ь в них к а к к о м п о н е н т ы .
М ы о б я з а н ы Л . С . В ы г о т с к о м у (1960, с т р . 3 7 5 — 3 8 3 и о с о б е н н о
3 8 4 — 3 9 3 ) п о д р о б н ы м о б о с н о в а н и е м п о л о ж е н и я , что в ы с ш и е п с и х и ч е с к и е
ф у н к ц и и могут с у щ е с т в о в а т ь только б л а г о д а р я в з а и м о д е й с т в и ю высоко
д и ф ф е р е н ц и р о в а н н ы х мозговых структур, к а ж д а я из которых вносит
свой с п е ц и ф и ч е с к и й в к л а д в д и н а м и ч е с к о е ц е л о е и у ч а с т в у е т в ф у н к ц и о ­
н а л ь н о й с и с т е м е .на с в о и х с о б с т в е н н ы х р о л я х . Э т о п о л о ж е н и е , в к о р н е
п р о т и в о п о л о ж н о е к а к « у з к о м у л о к а л и з а ц и о н и з м у » , т а к и и д е я м диф­
фузной «эквипотенциальности», останется р у к о в о д я щ е й м ы с л ь ю всей
нашей книги.
Н а м осталось сделать последний вывод из изложенного представле­
ния о г е н е з и с е и с т р о е н и и в ы с ш и х п с и х и ч е с к и х ф у н к ц и й .
К а к мы у ж е указывали, высшие психические функции формируются
в п р о ц е с с е о н т о г е н е з а , п р о х о д я з а в р е м я э т о г о ф о р м и р о в а н и я р я д после­
довательных стадий. Е щ е Л . С . В ы г о т с к и й (1956, 1 9 6 0 ) , а з а т е м и
А . Н . Л е о н т ь е в ( 1 9 3 1 , 1959) п о к а з а л и , что н а р а н н и х э т а п а х с в о е г о раз­
вития высшие психические функции опираются на использование
в н е ш н и х опорных з н а к о в и протекают к а к р я д специальных развер­
нутых о п е р а ц и й . Л и ш ь з а т е м они постепенно с в е р т ы в а ю т с я , и
весь процесс п р е в р а щ а е т с я в с о к р а щ е н н о е , б а з и р у ю щ е е с я на внешней,
а з а т е м и на в н у т р е н н е й речи, д е й с т в и е . В п о с л е д н и е г о д ы э т и же идеи
н а ш л и с в о е о т р а ж е н и е в и с с л е д о в а н и я х Ж. П и а ж е (1947, 1 9 5 5 ) , а у н а с —
в целой серии исследований, п р о в о д и м ы х П . Я . Г а л ь п е р и н ы м (1957,
1959 и д р . ) . В с е эти ф а к т ы г о в о р я т , что н а п о с л е д о в а т е л ь н ы х
этапах своего р а з в и т и я высшие психические функ­
ции не сохраняют единой с т р у к т у р ы , н о осуществляют
одну и ту же з а д а ч у с помощью различных, з а к о н о м е р н о с м е н я ю щ и х
друг друга систем связей.
Ч т о б ы конкретизировать это положение, достаточно сравнить, к а к
осуществляется процесс письма на первых этапах обучения, когда он
п р е д с т а в л я е т с о б о й с л о ж н ы й ц и к л о т д е л ь н ы х а к т о в ( с о с т о я щ и х в пере­
шифровке слуховых элементов в зрительные образы и в изображении
отдельных графических компонентов букв), с последующими этапами
обучения, когда он становится высоко автоматизированным навыком.
А н а л о г и ч н ы й п у т ь п р о х о д я т и т а к и е н а в ы к и , к а к ч т е н и е , счет, психоло­
гический состав которых о к а з ы в а е т с я с о в е р ш е н н о р а з л и ч н ы м на р а з н ы х
э т а п а х р а з в и т и я . Э т и п о л о ж е н и я п о в т о р я ю т в о т н о ш е н и и в ы с ш и х психи­
ч е с к и х ф у н к ц и й т о т т е з и с о « т о п о л о г и ч е с к о м » , а не « м е т р и ч е с к о м » по­
строении деятельности, который мы у ж е приводили выше и из которого
следуют в а ж н ы е выводы, относящиеся к мозговой организации высших
психических функций.
Смена строения высших психических функций на различных этапах
о н т о г е н е т и ч е с к о г о (а в н е к о т о р ы х с л у ч а я х и ф у н к ц и о н а л ь н о г о , с в я з а н -

3 А. Р. Л у р и я 33
ного с у п р а ж н е н и е м ) р а з в и т и я о з н а ч а е т , что и их к о р т и к а л ь н а я орга­
н и з а ц и я не остается неизменной и что на р а з н ы х э т а п а х р а з в и т и я о н и
осуществляются неодинаковыми констелляциями корковых зон.
Т р у д н о п е р е о ц е н и т ь з н а ч е н и е э т о г о п о л о ж е н и я д л я п р а в и л ь н о й ди­
а г н о с т и к и м о з г о в ы х п о р а ж е н и й , а т а к ж е д л я п о н и м а н и я тех к а ч е с т в е н ­
ных перестроек, которые и с п ы т ы в а ю т высшие психические ф у н к ц и и в.
процессе их восстановления. Существенное з а к л ю ч а е т с я , однако, в том,
что э т о и з м е н е н и е х а р а к т е р а л о к а л и з а ц и и ( и л и , т о ч н е е , к о р к о в о й орга­
низации) высших психических функций проявляет строгую закономер­
н о с т ь и п о д ч и н я е т с я п р а в и л у , к о т о р о е б ы л о с ф о р м у л и р о в а н о Л . С . Вы­
готским П960, стр. 390—391 и др.) и к р а т к и м и з л о ж е н и е м которого мы
закончим этот раздел книги.
Н а б л ю д е н и я п о к а з ы в а ю т , что с о о т н о ш е н и е о т д е л ь н ы х к о м п о н е н т о в , ,
в х о д я щ и х в с о с т а в в ы с ш и х п с и х и ч е с к и х ф у н к ц и й , н е о с т а е т с я неизмен­
ным на п о с л е д о в а т е л ь н ы х э т а п а х их р а з в и т и я . На р а н н и х э т а п а х их
формирования относительно простые чувственные процессы, с л у ж а щ и е
ф у н д а м е н т о м д л я р а з в и т и я в ы с ш и х п с и х и ч е с к и х ф у н к ц и й , и г р а ю т ре­
ш а ю щ у ю р о л ь , о д н а к о н а п о с л е д у ю щ и х э т а п а х , к о г д а в ы с ш и е психиче­
ские функции оказываются у ж е сформированными, эта в е д у щ а я р о л ь
переходит к более с л о ж н ы м , с ф о р м и р о в а н н ы м на основе речи с и с т е м а м
связей, которые начинают о п р е д е л я т ь все строение высших психических
процессов. Поэтому нарушение относительно элементарных процессов
чувственного анализа и синтеза, необходимого, например, д л я дальней­
ш е г о ф о р м и р о в а н и я речи, и м е е т в раннем детстве р е ш а ю щ е е з н а ч е н и е ,
в ы з ы в а я н е д о р а з в и т и е все х ф у н к ц и о н а л ь н ы х о б р а з о в а н и й , к о т о р ы е над­
с т р а и в а ю т с я н а его о с н о в е . Н а о б о р о т , н а р у ш е н и е э т и х ж е ф о р м непо­
с р е д с т в е н н о г о , ч у в с т в е н н о г о а н а л и з а и с и н т е з а в зрелом возрасте, п р и
уже сложившихся высших функциональных системах, может вызвать
б о л е е ч а с т н ы й э ф ф е к т , к о м п е н с и р у я с ь з а счет д р у г и х д и ф ф е р е н ц и р о в а н ­
н ы х с и с т е м с в я з е й . Э т о п о л о ж е н и е з а с т а в л я е т п р и з н а т ь , что и характер
корковых межцентральных отношений на разных этапах развития функ­
ции не остается одним и тем же и ч т о эффект поражения определенного
участка мозга на различных этапах развития функций будет различным.
Л. С. Выготский сформулировал это правило различного влияния
о ч а г а н а р а з л и ч н ы х э т а п а х р а з в и т и я ф у н к ц и и , у к а з ы в а я , что н а р а н н и х
этапах онтогенеза при п о р а ж е н и и определенного участка коры мозга
б у д е т п р е и м у щ е с т в е н н о с т р а д а т ь высший по о т н о ш е н и ю к п о р а ж е н н о м у
у ч а с т к у (т. е . г е н е т и ч е с к и з а в и с я щ и й о т н е г о ) « ц е н т р » , в т о в р е м я к а к
на стадии у ж е с л о ж и в ш и х с я ф у н к ц и о н а л ь н ы х систем при п о р а ж е н и и
т о г о ж е у ч а с т к а к о р ы б у д е т п р е и м у щ е с т в е н н о с т р а д а т ь низший п о отно­
ш е н и ю к п о р а ж е н н о м у у ч а с т к у ( р е г у л и р у е м ы й им) « ц е н т р » . Э т о поло­
жение, значение которого трудно переоценить, показывает, насколько
с л о ж н ы «межцентральные отношения» в процессе развития и насколько
в а ж н о учитывать законы формирования высших психических функций
для анализа последствий очаговых поражений коры головного мозга.
М ы п о с т а р а е м с я и с п о л ь з о в а т ь все э т и п о л о ж е н и я п р и р а с с м о т р е н и и
конкретных материалов, относящихся к нарушению высших психических
функций при локальных мозговых поражениях.

ж .* *

Мы видели, к а к сложно формируются те ф у н к ц и о н а л ь н ы е системы,


к о т о р ы е п р и н я т о н а з ы в а т ь в ы с ш и м и п с и х и ч е с к и м и ф у н к ц и я м и и в кото­
рые входит б о л ь ш о й д и а п а з о н явлений, н а ч и н а я от относительно элемен­
тарных процессов восприятия и движения и кончая с л о ж н ы м и система-

34
ми р е ч е в ы х с в я з е й , п р и о б р е т а е м ы х в п р о ц е с с е о б у ч е н и я и в ы с ш и х ф о р м
интеллектуальной деятельности.
М ы н е о д н о к р а т н о у п о м и н а л и , что э т и в ы с ш и е п с и х и ч е с к и е п р о ц е с с ы
опираются на с л о ж н у ю работу совместно действующих «функциональ­
ных к о м б и н а ц и о н н ы х ц е н т р о в » к о р ы г о л о в н о г о м о з г а .
Возникает, однако, вопрос, без освещения которого мы не м о ж е м
перейти к д а л ь н е й ш е м у и з л о ж е н и ю , о т н о с я щ е м у с я у ж е к п а т о л о г и и моз­
говых с и с т е м : к а к п о с т р о е н а к о р а г о л о в н о г о м о з г а — э т о г о о р г а н а пси­
хической ж и з н и ? К а к и е с о в р е м е н н ы е п р е д с т а в л е н и я м о г у т п о м о ч ь н а м
конкретнее подойти к п о н и м а н и ю того, к а к р е а л ь н о протекает р а б о т а
о п и с а н н ы х н а м и с л о ж н ы х с и с т е м и н а к а к и е к о н к р е т н ы е а п п а р а т ы мо­
жет о п и р а т ь с я д и н а м и ч е с к а я л о к а л и з а ц и я в ы с ш и х п с и х и ч е с к и х ф у н к ц и й
в коре г о л о в н о г о м о з г а ?
Этот вопрос требует особого о б с у ж д е н и я , и ему будет посвящен;
следующий раздел книги.

2. СОВРЕМЕННЫЕ Д А Н Н Ы Е О СТРУКТУРНОЙ ОРГАНИЗАЦИИ


1
МОЗГОВОЙ КОРЫ

а) Исходные положения

Прогресс наших знаний о микроскопическом строении коры большо­


го м о з г а к о ф у н к ц и о н а л ь н о м з н а ч е н и и р а з л и ч н ы х о б р а з у ю щ и х ее г р у п п
нейронов в з н а ч и т е л ь н о й м е р е о п р е д е л я е т с я и с т о р и ч е с к и м р а з в и т и е м
рассмотренных выше концепций о характере л о к а л и з а ц и и функций в
мозговом в е щ е с т в е . О с о б е н н о б о л ь ш у ю р о л ь в с о в р е м е н н ы х п р е д с т а в л е ­
ниях о л о к а л и з а ц и и ф у н к ц и й в к о р е м о з г а с ы г р а л о о б н а р у ж е н и е в к о р е
весьма д р о б н о й д и ф ф е р е н ц и р о в к и н а ц и т о а р х и т е к т о н и ч е с к и е и м и э л о -
архитектонические области и поля. К а р т ы архитектонических полей
мозговой к о р ы , с о с т а в л е н н ы е К е м п б е л л о м ( 1 9 0 5 ) , Б р о д м а н о м ( 1 9 0 9 ) ,
Фогтом ( 1 9 1 9 — 1 9 2 0 ) и д р . , в м е с т е с п о л у ч е н н ы м и д а н н ы м и относитель­
н о о р г а н и з а ц и и с в я з е й м е ж д у р а з л и ч н ы м и о т д е л а м и к о р ы и м е ж д у ко­
рой и п о д к о р к о в ы м и о б р а з о в а н и я м и м о з г а п р е д с т а в и л и т о ч н о е а н а т о ­
мическое о б о с н о в а н и е с л о ж н ы х ф у н к ц и о н а л ь н ы х с и с т е м к о р ы .
Р а з д е л е н и е коры мозга на многочисленные, отличные по архитек­
тонике к л е т о к и в о л о к о н , ф о р м а ц и и ( с м . р и с . 4 и 5) б ы л о ш и р о к о исполь­
зовано п р е д с т а в и т е л я м и психоморфологического н а п р а в л е н и я и « у з к и м »
л о к а л и з а ц и о н и с т а м и » д л я и х п о п ы т о к п р и у р о ч и в а т ь с л о ж н е й ш и е мозгог
вые ф у н к ц и и к о т д е л ь н ы м у ч а с т к а м к о р ы . О д н и м и з к р а й н и х в ы р а з и т е ­
лей э т и х в з г л я д о в я в л я е т с я н а р я д у с К л е й с т о м ( 1 9 3 4 ) , Г е н ш е н о м ( 1 9 2 0 —
1922) и д р . О . Ф о г т ( 1 9 1 9 — 1 9 2 0 ) , к о т о р ы й р а с с м а т р и в а л к а ж д о е к о р к о ­
вое п о л е к а к с у б с т р а т с а м о с т о я т е л ь н о й ф у н к ц и и , н е з а в и с и м о й о т функг
ций д р у г и х п о л е й . Б о л е е у м е р е н н у ю п о з и ц и ю в э т о м в о п р о с е з а н и м а л
К. Б р о д м а н (1909), который н а р я д у с «абсолютной» л о к а л и з а ц и е й
ф у н к ц и й в о т ч е т л и в о о т г р а н и ч е н н ы х от с о с е д н и х к о р к о в ы х п о л я х допу­
скал т а к ж е « о т н о с и т е л ь н у ю » л о к а л и з а ц и ю ф у н к ц и й в тех п о л я х , к о т о р ы е
обнаруживают л и ш ь постепенный переход к другим полям.
П р а в и л ь н о е представление о х а р а к т е р е соотношений и о функцио­
нальном значении корковых областей и полей стало в о з м о ж н ы м лишь,
после к р у ш е н и я с т а р ы х , о т ж и в ш и х к о н ц е п ц и й к а к э к в и п о т е н ц и а л и с т о в , .
так и узких л о к а л и з а ц и о н и с т о в .
На смену статическому представлению о мозге как о собрании
«органов» или «центров», в которых л о к а л и з у ю т с я и м е ю щ и е самостоя-

Глава написана проф. Г. И. Поляковым.

3* 35
тельный х а р а к т е р «способности», п р и ш л о д и н а м и ч е с к о е п р е д с т а в л е н и е
о коре мозга к а к о совокупности отличающихся большой пластичностью
образований, объединенных в подвижные, динамические комплексы и
с о в м е с т н о , но в р а з н ы х с о о т н о ш е н и я х у ч а с т в у ю щ и х в р а з н ы х э т а п а х
становления, развития и совершенствования различных форм корковой
деятельности.
Р е ф л е к т о р н ы й п р и н ц и п , к а к о с н о в а п р а в и л ь н о п о н и м а е м о й много­
этапной локализации функций, позволяет рассматривать различные поля
коры вместе с их системами связей как высоко специализированные
э л е м е н т ы ф у н к ц и о н а л ь н о е д и н о г о , н о с л о ж н о р а с ч л е н е н н о г о ц е л о г о . На­
б л ю д а ю щ е е с я в ходе филогенеза все более д р о б н о е р а з д е л е н и е коры на

*Рис 4. Схема нейронного и цитоархитектонического строения коры головного


мозга (по Г. И. Полякову).
Слева обозначены цитоархитектонические слои коры, справа показаны раз­
ные формы нейронов коры (пирамидные, веретенообразные и звездчатые
клетки)

архитектонические области и поля обусловлено в о з р а с т а ю щ е й сложно­


стью функциональной д и ф ф е р е н ц и р о в к и коры в связи с у с л о ж н е н и е м
о с у щ е с т в л я е м ы х в ней р е ф л е к т о р н ы х з а м ы к а н и й .
Дальнейшее расширение и углубление наших представлений о
•функциональном з н а ч е н и и р а з л и ч н ы х э л е м е н т о в к о р к о в о й о р г а н и з а ц и и
-связано с принципом рефлекторного кольца, согласно которому все
•переключения н е р в н ы х и м п у л ь с о в , п о с т у п а ю щ и х в ц е н т р а л ь н у ю н е р в н у ю
с и с т е м у о т в о с п р и н и м а ю щ и х п о в е р х н о с т е й о р г а н и з м а , с т р о я т с я н а осно­
в е з а м ы к а н и я к о л е ц о б р а т н ы х с в я з е й (т. е . н а о с н о в е о б р а т н о й а ф ф е р е н -
т а ц и и ) , к а к н е о б х о д и м о г о и с у щ е с т в е н н о г о з в е н а в с е й с и с т е м ы центро­
стремительных и центробежных связей головного и спинного мозга.
К о р а мозга, п р е д с т а в л я ю щ а я собой наиболее высоко организован­
н у ю часть всей ц е н т р а л ь н о й нервной системы, с т а л а р а с с м а т р и в а т ь с я к а к
©ысший у р о в е н ь а н а л и з а и с и н т е з а с и г н а л о в , п о л у ч а е м ы х о р г а н и з м о м
и з его в н е ш н е й и в н у т р е н н е й с р е д ы . М о ж н о п р е д п о л о ж и т ь , что в ы р а б а ­
т ы в а е м ы е н а э т о й о с н о в е « п р о г р а м м ы » о п р е д е л е н н ы х д е й с т в и й сопостав­
л я ю т с я затем с поступающей по ходу действия обратной сигнализацией
( « с и г н а л а м и э ф ф е к т а » , т . е . у с п е х а и л и н е у с п е х а п р о и з в о д и м о г о дейдт-

<36
Рис. 5. Карта цитоархитектонических полей коры головного мозга (по Московскому
институту м о з г а ) :
а — конвекситатная кора; б — медиальная кора
РИС. 6. ЯДерНЫе И ВНеЯДерные ЗОНЫ коры голоипого мозгя (по Г И. Полпкппу) :
а — наружная поверхность, б — внутренняя поверхность. Ядерные зоны
мозговой коры обозначены кружками (зрительная з о н а ) , к в а д р а т а м и (слуховая
з о н а ) , ромбами (общечувствительная з о н а ) , треугольниками (двигательная зо­
н а ) ; центральные поля выделены крупными знаками. Зоны перекрытия анали­
заторов в задних отделах полушария (теменно-височно-затылочные и нижне­
теменные отделы) обозначены смешанными знаками; -в передних отделах полу­
шария (лобная область) — в и д о и з м е н е н н ы м и треугольниками; лимбическая и ин-
«суля'рная области, а т а к ж е филогенетически старые зоны коры — прерывистой
штриховкой
е и я ) . В р е з у л ь т а т е с р а в н и т е л ь н о й о ц е н к и того, что з а п л а н и р о в а н о с тем,
что р е а л ь н о о с у щ е с т в л я е т с я , п р о и с х о д и т л и б о д а л ь н е й ш е е п р о д о л ж е ­
ние н а ч а т о г о д е й с т в и я , л и б о п р е к р а щ е н и е и л и и з м е н е н и е ( П . К . Ано­
хин, 1955; П р и б р а м , 1959, 1 9 6 0 ) .
П р и н ц и п обратной связи я в л я е т с я у н и в е р с а л ь н ы м д л я р а б о т ы всей
центральной нервной системы. В коре мозга р е а л и з а ц и я этого принципа
принимает особенно сложные формы, в зависимости от конкретного
ф у н к ц и о н а л ь н о г о н а з н а ч е н и я р а з л и ч н ы х к о р к о в о - п о д к о р к о в ы х механиз­
мов, о б е с п е ч и в а ю щ и х р а з н ы е с т о р о н ы и м о м е н т ы о т р а ж е н и я о р г а н и з ­
мом в н е ш н е г о м и р а и с о с т о я н и й его 1нутренней с р е д ы .
П р и конкретном рассмотрении этих механизмов мы исходим из
основного павловского представления о системах анализаторов и о
я д е р н ы х з о н а х а н а л и з а т о р о в в к о р е м о з г а ( р и с . 6 ) . П о д я д е р н ы м и зона­
ми анализаторов И. П. П а в л о в понимал, к а к известно, определенные
области коры, в которых имеется м а к с и м а л ь н о в ы р а ж е н н а я концентра­
ция с п е ц и ф и ч е с к и х э л е м е н т о в с о о т в е т с т в у ю щ и х а н а л и з а т о р о в в м е с т е с
и х с в я з я м и . Э т и з о н ы И . П . П а в л о в р а с с м а т р и в а л к а к и м е ю щ и е отноше­
ние к н а и б о л е е д и ф ф е р е н ц и р о в а н н ы м п р о я в л е н и я м д е я т е л ь н о с т и отдель­
ных а н а л и з а т о р о в , к о т о р ы е о д н о в р е м е н н о о с у щ е с т в л я ю т и с и н т е т и ч е с к у ю
ф у н к ц и ю . « Я д е р н ы е » э л е м е н т ы , т е с н о с ц е п л е н н ы е м е ж д у с о б о й и обес­
п е ч и в а ю щ и е в о з м о ж н о с т ь о с у щ е с т в л я т ь с а м ы е с л о ж н ы е а н а л и з ы и со­
о т в е т с т в е н н о с и н т е з ы с п е ц и ф и ч е с к и х р а з д р а ж е н и й , И . П . П а в л о в проти­
в о п о с т а в л я л « р а с с е я н н ы м » э л е м е н т а м з а п р е д е л а м и я д е р н ы х з о н , кото­
рые он считал в функциональном отношении слабыми, способными
п р о и з в о д и т ь у с л о в н о р е ф л е к т о р н ы е з а м ы к а н и я л и ш ь н а б а з е б о л е е эле­
ментарных различений и связываний соответствующих раздражителей.
Многочисленными физиологическими, клиническими и анатомиче­
с к и м и исследованиями последнего времени была подтверждена правиль­
ность э т о й к о н ц е п ц и и , о с н о в ы в а ю щ е й с я н а э к с п е р и м е н т а х с э к с т и р п а ­
ц и я м и о п р е д е л е н н ы х о б л а с т е й к о р ы м о з г а у с о б а к и на д е т а л ь н о м изу­
чении н а с т у п а в ш и х при этом изменений у с л о в н о р е ф л е к т о р н о й деятель­
ности. М о ж н о с ч и т а т ь т в е р д о у с т а н о в л е н н ы м ф а к т о м н а л и ч и е в к о р е
м о з г а в с е х м л е к о п и т а ю щ и х о п р е д е л е н н ы х о т г р а н и ч е н н ы х о б л а с т е й , ко­
торые получают основную массу афферентации от соответствующих
органов чувств и имеют специальное значение д л я а н а л и з а и синтеза
р а з д р а ж е н и й , поступающих от в о с п р и н и м а ю щ и х поверхностей организ­
ма. О д н а к о основная трудность возникает тогда, когда мы пытаемся
приурочить корковые концы различных анализаторов к определенным
к о р к о в ы м п о л я м н а р а з н ы х с т а д и я х ф и л о г е н е з а м л е к о п и т а ю щ и х . Пра­
в и л ь н о е р е ш е н и е к о р е н н о г о в о п р о с а о х а р а к т е р е р а с п р е д е л е н и я и топо­
графических взаимоотношениях по поверхности больших полушарий
к о р к о в ы х к о н ц о в а н а л и з а т о р о в м о ж е т б ы т ь д а н о л и ш ь н а о с н о в е пред­
с т а в л е н и я о всей с и с т е м е п о с т р о е н и я п е р е к л ю ч е н и й и с в я з е й к а к в каж­
дом отдельном анализаторе, так и между анализаторами на разных
уровнях центральной нервной системы.

б ) О с о б е н н о с т и структурной организации з а д н и х о т д е л о в коры

Физиологическими экспериментами и клиническими наблюдениями,


п р о в е д е н н ы м и е щ е во в т о р о й п о л о в и н е 19-го в., в з а д н и х о т д е л а х к о р ы
м о з г а б ы л и у с т а н о в л е н ы о б л а с т и ( р и с . 7 ) , в к о т о р ы е п р о е ц и р у ю т с я ре-
д е п т о р н ы е поверхности к а к о р г а н о в чувств, о б р а щ е н н ы х во внешний мир
( з р е н и я , с л у х а , к о ж н о й ч у в с т в и т е л ь н о с т и ) , т а к и з а л о ж е н н ы е непосред­
с т в е н н о в о р г а н а х д в и ж е н и я ( к и н е с т е т и ч е с к и й , и л и , у п о т р е б л я я выра­
жение И. П. Павлова, двигательный анализатор). Дальнейшее накопле-

39
ние э к с п е р и м е н т а л ь н о - ф и з и о л о г и ч е с к о г о и к л и н и ч е с к о г о м а т е р и а л а , осо­
бенно многочисленных случаев черепно-мозговых ранений, позволило
более точно установить состав корковых полей я д е р н ы х зон анализато­
ров. О т п р а в л я я с ь от основного павловского определения ядерной зоны
к а к такого отдела коры, который имеет дело с наиболее тонкими д и ф ф е -
ренцировками и наиболее сложными синтезами специальных раздраже­
ний, м ы д о л ж н ы , с л е д о в а т е л ь н о , в к л ю ч а т ь в с о с т а в я д е р н о й з о н ы т о г о
или иного а н а л и з а т о р а именно те поля, п о в р е ж д е н и е которых сопровож­

дается, как правило, разными формами нарушения специальной функции


данного анализатора.
Т а к и м о б р а з о м , м ы п р и х о д и м к з а к л ю ч е н и ю , что з а т ы л о ч н а я о б л а с т ь
к о р ы ( п о л я 17, 18 и 19) я в л я е т с я я д е р н о й з о н о й з р и т е л ь н о г о а н а л и з а т о ­
р а , в е р х н я я в и с о ч н а я п о д о б л а с т ь ( п о л я 4 1 , 4 2 и 22) — я д е р н о й з о н о й
слухового анализатора, а п о с т ц е н т р а л ь н а я о б л а с т ь ( п о л я 3, 1, 2) —
ядерной зоной кожно-кинестетического а н а л и з а т о р а .
М н о г о л е т н и й о п ы т к л и н и ч е с к и х н а б л ю д е н и й п о к а з ы в а е т , что п о -
п о в р е ж д е н и я р а з л и ч н ы х п о л е й , в х о д я щ и х в с о с т а в к о р к о в о г о я д р а ана­
лизатора, отнюдь не равноценным образом сказывается на клинической
к а р т и н е . В э т о м о т н о ш е н и и с р е д и о с т а л ь н ы х п о л е й в ы д е л я е т с я одно,.

40
занимающее центральное положение в ядерной зоне. Т а к и м централь­
ным, и л и п е р в и ч н ы м , п о л е м я в л я е т с я в з р и т е л ь н о й з о н е п о л е 17, в слу­
х о в о й — п о л е 4 1 , в к о ж н о - к и н е с т е т и ч е с к о й — п о л е 3. И м е н н о п р и по­
вреждении этих центральных полей наступают резко в ы р а ж е н н ы е
с и м п т о м ы в ы п а д е н и я с п о с о б н о с т и н е п о с р е д с т в е н н о в о с п р и н и м а т ь и осу­
ществлять наиболее тонкие д и ф ф е р е н ц и р о в к и соответствующих раздра­
жителей. Это обстоятельство (на котором мы е щ е будем о с т а н а в л и в а т ь с я
неоднократно) получило в последние годы д а л ь н е й ш е е п о д т в е р ж д е н и е

Рис. 8. Системы связей первичных, вторичных и третичных полей коры


(по Г. И. Полякову):
/ — первичные (центральные) тюля; // — 'вторичные (периферические) поля;,
III — третичные поля (зоны перекрытия анализаторов). Жирными линиями-
выделены: / — система проекционных (корково-подкорковых) связей коры; // —
система проекционно-ассоциационных связей коры; /// — система ассоциацион-
ных связей, коры. 1—«рецептор; 2— эффектор; 3— нейрон чувствительного уз­
ла; 4 — Двигательный нейрон; 5—6 — Переключательные нейроны спинного моз­
га и ствола; 7—10 — переключательные нейроны подкорковых образований;.
И, 14— афферентное3 .волокно из подкорки; 13 — 2пирамида 1
V слоя; 16 — пи­
рамида подслоя I I I ; 18 — пирамиды подслоев I I I и I I I ; 12, 15, 17 — звезд­
чатые клетки коры

в экспериментах П е н ф и л д а и Д ж а с п е р а (1959), проведенных у операци­


онного с т о л а . П р и э л е к т р и ч е с к о м р а з д р а ж е н и и э т и х п о л е й у б о л ь н о г о
возникают отдельные изолированные ощущения света и цвета или
ощущения звука, или о щ у щ е н и я р а з д р а ж е н и я к о ж и и т. п.
Центральные поля ядерных зон резко выделяются своеобразием
своей ц и т о а р х и т е к т о н и ч е с к о й к а р т и н ы ( п ы л е в и д н а я , и л и к о н и о к о р т и -
кальная, к о р а ) . И м е н н о в этих полях особенно многочисленны мелкие
з е р н о в и д н ы е к л е т к и с л о я IV, п е р е к л ю ч а ю щ и е и м п у л ь с ы , п р и х о д я щ и е п о
мощно развитым афферентным проекционным волокнам из подкорковых

41
ютделов анализаторов, на пирамидные нейроны слоев III и V коры.
В п е р в и ч н о м з р и т е л ь н о м п о л е 17 н а р я д у с э т и м и э л е м е н т а м и , сгруппи­
р о в а н н ы м и з д е с ь в т р и п о д с л о я с л о я IV, о б р а щ а ю т н а с е б я в н и м а н и е
т а к ж е очень крупные звездчатые клетки слоя IV и п и р а м и д н ы е клетки
слоя V (так называемые клетки К а х а л а и клетки Мейнерта), которые
дают начало нисходящим проекционным волокнам, направляющимся к
ц е н т р а м д в и ж е н и я г л а з в с р е д н е м м о з г е . В с е п е р е ч и с л е н н ы е особенно­
сти о б ъ е д и н я ю т эти о б р а з о в а н и я в п е р в и ч н ы й п р о е к ц и о н н ы й н е й р о н н ы й
комплекс коры (рис. 8,1).
Из этих особенностей нейронного строения первичных полей видно,
•что в э т и х п о л я х о т н о с и т е л ь н о н а и б о л ь ш е г о р а з в и т и я д о с т и г а е т комп­
лекс нейронов, приспособленных для
установления двусторонних корково-
подкорковых связей, наиболее прямым
и к о р о т к и м п у т е м (т. е. с н а и м е н ь ш и м
ч и с л о м п е р е к л ю ч е н и й в п о д к о р к е ) сое­
диняющих кору с воспринимающими
п о в е р х н о с т я м и с о о т в е т с т в у ю щ и х орга­
нов чувств (см. рис. 9 ) .
Б л а г о д а р я з а м ы к а н и ю многочис­
ленных как поступательных, так и
обратных связей с нижележащими
п е р е к л ю ч а т е л ь н ы м и и н с т а н ц и я м и ана­
л и з а т о р о в п е р в и ч н ы е п о л я к о р ы в со­
стоянии весьма подробно выделять
отдельные раздражители, устанавли­
вая рецепторы через посредство эф-
фекторных приспособлений органов
чувств на оптимальное восприятие
соответствующих раздражителей. Это
осуществляется с помощью замыкаю­
щихся в коре «собственных», или
«местных», р е ф л е к с о в д а н н о г о анали­
затора.
Рис. 9. Схема переключений в систе­ В а ж н е й ш е й общей чертой струк­
м а х анализаторов (по Г И. Поля­ турной и функциональной организа­
кову) :
ции первичных полей я в л я е т с я нали­
/ — периферические воспринимающие
поверхности анализаторов; 2, 3, 4 — чие в них четкой соматотопической
переключения в подкорковых отде­ п р о е к ц и и , п р и к о т о р о й о т д е л ь н ы е точ­
лах анализаторов. /, //, /// — как ки периферии (кожной поверхности,
на рис. 8 скелетной мускулатуры тела, сетчатки
г л а з а , у л и т к и в н у т р е н н е г о у х а ) прое­
цируются в строго отграниченные соответствующие точки первичных
п о л е й к о р ы . П о э т о й п р и ч и н е э т и п о л я и п о л у ч и л и н а з в а н и е «проекцион­
ных» п о л е й к о р ы . В а ж н о п р и э т о м о т м е т и т ь , что с о м а т о т о п и ч е с к а я про­
е к ц и я в о с п р и н и м а ю щ е й п о в е р х н о с т и н а ц е н т р а л ь н о е к о р к о в о е п о л е стро­
и т с я не по з е р к а л ь н о - г е о м е т р и ч е с к о м у , а по ф у н к ц и о н а л ь н о м у п р и н ц и п у .
Д р у г и м и словами, отдельные участки тела представлены в первичных
п о л я х к о р ы не п р о п о р ц и о н а л ь н о их в е л и ч и н е , а п р о п о р ц и о н а л ь н о их фи­
зиологическому значению. Соответственно в центральной зрительной
коре непропорционально большое место занимает область проекции
ц е н т р а л ь н о й ч а с т и с е т ч а т к и ( ж е л т о г о п я т н а ) , о с у щ е с т в л я ю щ е й наибо­
лее острое видение; в кожнокинестетической зоне относительно наиболь­
шей протяженностью отличаются участки, куда проецируются к о ж н ы е
и мышечные рецепции пальцев и кисти, х а р а к т е р и з у ю щ и е с я наиболее

42
в ы р а ж е н н о й с п о с о б н о с т ь ю д и с к р и м и н а ц и и о т д е л ь н ы х м е л ь ч а й ш и х раз­
д р а ж и т е л е й (рис. 10).
Н а о с н о в а н и и в с е г о в ы ш е с к а з а н н о г о я с н о , что п е р в и ч н ы е п о л я ядер­
ных з о н п р е д с т а в л я ю т с о б о й у человека высокоспециализированные
у ч а с т к и к о р ы , п о з в о л я ю щ и е в е с ь м а д р о б н о в ы д е л я т ь о т д е л ь н ы е мельчай­
ш и е р а з д р а ж и т е л и , что я в л я е т с я с о в е р ш е н н о н е о б х о д и м ы м у с л о в и е м
синтетического восприятия сложных комплексов раздражителей, данных
многообразием внешнего мира.
Н а л и ч и е с т р о г о р а з г р а н и ч е н н ы х о т д е л ь н ы х п у н к т о в п р о е к ц и й в пре­
делах первичных полей следует понимать не к а к статическую, а как
п о д в и ж н у ю , д и н а м и ч е с к у ю к о н с т р у к ц и ю . Э т о о с о б е н н о о т ч е т л и в о высту-
лает в первичном двигательном поле коры (прецентральное гиганто-
пирамидное поле 4 ) . К а к мы у ж е говорили, еще в исследованиях О. Фер-

Рис. 10. Схема соматотопической проекции в коре головного мозга (по Пенфилду):
А — корковая проекция чувствительности; Б — корковая проекция двигательной си­
стемы. Относительные размеры органов отражают ту площадь коры головного моз­
га, с которой могут быть вызваны соответствующие ощущения и движения

с т е р а ( 1 9 3 6 ) , Г р э м Б р а у н а и Ш е р р и н г т о н а (1912) и д р у г и х б ы л о п о к а з а ­
но, что э л е к т р и ч е с к о е р а з д р а ж е н и е , п р и л о ж е н н о е к о д н о й и т о й ж е т о ч к е
двигательной коры, может д а в а т ь различные э ф ф е к т ы в зависимости от
различной интенсивности прикладываемого тока и предшествующего
с о с т о я н и я д а н н о г о к о р к о в о г о у ч а с т к а . Н а п р и м е р , п р и м н о г о к р а т н о м раз­
д р а ж е н и и центров м ы ш ц сгибателей сгибание м о ж е т смениться разгиба­
н и е м и т. д.
П е р и ф е р и ч е с к и е , и л и в т о р и ч н ы е , п о л я , р а с п о л о ж е н н ы е в перифери­
ч е с к и х о т д е л а х я д е р н ы х з о н , х а р а к т е р н ы м о б р а з о м о т л и ч а ю т с я о т цент­
ральных, или первичных, полей по своим физиологическим п р о я в л е н и я м
и по о с о б е н н о с т я м а р х и т е к т о н и к и и н е й р о н н о й о р г а н и з а ц и и . Э ф ф е к т ы ,
н а с т у п а ю щ и е к а к при поражении, т а к и при электрическом р а з д р а ж е н и и
этих п о л е й , к а с а ю т с я п р е и м у щ е с т в е н н о б о л е е с л о ж н ы х ф о р м психиче­
ских процессов. В случаях повреждения периферических полей ядерных
з о н п р и о т н о с и т е л ь н о й с о х р а н н о с т и э л е м е н т а р н ы х о щ у щ е н и й расстраи­
в а е т с я г л а в н ы м о б р а з о м с п о с о б н о с т ь а д е к в а т н о о т р а ж а т ь ц е л ы е комп­
лексы и взаимные соотношения составных элементов воспринимаемых
объектов.
Р а з д р а ж е н и я периферических полей зрительной и слуховой коры

43
электрическим током или ф а к т о р а м и , вызывающими эпилептические
припадки, сопровождаются развернутыми в определенной пространст­
в е н н о - в р е м е н н о й п о с л е д о в а т е л ь н о с т и з р и т е л ь н ы м и и с л у х о в ы м и галлю­
ц и н а ц и я м и . К этим ф а к т а м мы еще вернемся н и ж е (см. II, 3, б ) .
Ц и т о а р х и т е к т о н и ч е с к и во вторичных полях я д е р н ы х зон к о р ы вы­
ступают на первый п л а н те э л е м е н т ы их нейронной структуры, которые*
приспособлены для переключения приходящих из подкорки афферентных
импульсов через посредство зерновидных клеток слоя IV на к р у п н ы е
п и р а м и д ы н и ж н е г о у р о в н я с л о я I I I ( р и с . 11), д а ю щ и е н а ч а л о н а и б о л е е
мощной системе ассоциаци-
онных связей коры (вторич­
ный п р о е к ц и о н н о - а с с о ц и а ц и о н -
ный н е й р о н н ы й к о м п л е к с , см..
рис. 8, / / ) . Из этой характер­
нейшей особенности конструк­
ц и и в ы т е к а е т , что в т о р и ч н ы е
п о л я я д е р н ы х з о н и г р а ю т весь­
ма с у щ е с т в е н н у ю р о л ь в осуще­
с т в л е н и и в з а и м н о й с в я з и от­
д е л ь н ы х р а з д р а ж и т е л е й , выде­
л я е м ы х ч е р е з п о с р е д с т в о пер­
в и ч н ы х п о л е й , а т а к ж е в функ­
ц и о н а л ь н о м о б ъ е д и н е н и и ядер­
ных з о н р а з н ы х а н а л и з а т о р о в
в процессе интеграции сложных
комплексов рецепций, идущих
по разным анализаторам. Эти
поля имеют, т а к и м образом*
преимущественное отношение к
о с у щ е с т в л е н и ю б о л е е сложньюс
ф о р м к о о р д и н и р о в а н н ы х пси­
хических процессов, с в я з а н н ы х
с д е т а л ь н ы м а н а л и з о м соотно­
шений конкретных предметных:
Рис. 11. Распределение крупных клеток V и р а з д р а ж и т е л е й и с ориенти­
III слоев по поверхности полушарий (видоиз­
ровкой в конкретном окружаю­
менено по Бейли и Бонину). Черные треуголь­
ники — крупные клетки слоя V;- светлые тре­ щем пространстве и времени:.
3
у г о л ь н и к и — крупные клетки подслоя I I I У к а з а н н а я з д е с ь ч е р т а ней­
а — наружная поверхность; б — внутренняя ронной организации перифери­
поверхность
ч е с к и х п о л е й я д е р н ы х з о н на­
ходится в согласии с д а н н ы м и
н е й р о ф и з и о л о г и ч е с к и х и с с л е д о в а н и й . К а к п о к а з а л и п р о в е д е н н ы е мето­
дом нейронографии эксперименты ( М а к К э л л о к , 1943), в о з б у ж д е н и е ,
возникшее в результате р а з д р а ж е н и я первичных полей коры, имеет л и ш ь
с р а в н и т е л ь н о о г р а н и ч е н н о е р а с п р о с т р а н е н и е н е п о с р е д с т в е н н о в преде­
л а х соответствующих ядерных зон. Н а п р о т и в , возбуждение, возникаю­
щее во вторичных полях, имеет тенденцию распространяться на значи­
тельно более широкие территории коры за пределами д а н н о й ядерной:
з о н ы ( с м . I I , 3, б и I I , 4, б ) .
В соответствии с большей сложностью у с т а н а в л и в а е м ы х ассоциа-
ционных связей проекционные связи вторичных полей коры характери­
зуются по сравнению с первичными большей сложностью всей с и с т е м ы
переключений в подкорковых инстанциях а н а л и з а т о р о в (см. рис. 9 ) .
А ф ф е р е н т н ы е и м п у л ь с ы , н а п р а в л я ю щ и е с я в к о р у от р е ц е п т о р н ы х по­
в е р х н о с т е й о р г а н о в ч у в с т в , д о с т и г а ю т э т и х п о л е й ч е р е з б о л ь ш е е числе»

44
.дополнительных переключений в т а к н а з ы в а е м ы х ассоциационных ядрах
зрительного бугра, в отличие от а ф ф е р е н т н ы х импульсов, направляю­
щ и х с я в п е р в и ч н ы е п о л я к о р ы б о л е е к о р о т к и м п у т е м ч е р е з т а к называе­
мые реле-ядра зрительного бугра. Т а к и м образом, рецепции, достигаю-
ацие п е р и ф е р и ч е с к и х п о л е й и и с п о л ь з у е м ы е д л я ш и р о к и х а с с о ц и а ц и й к а к
.внутри с о о т в е т с т в у ю щ и х з о н , т а к и м е ж д у р а з н ы м и з о н а м и к о р ы у ж е в
подкорковых уровнях анализаторов, проходят определенную степень
.предварительной интеграции, которая распространяется не только на
•систему д а н н о г о а н а л и з а т о р а , но и на р а з н ы е а н а л и з а т о р ы , к о о п е р и р у ю ­
щ и е с я м е ж д у собой в процессе к о о р д и н и р о в а н н о й совместной деятель­
ности.
М о р ф о л о г и ч е с к и м в ы р а ж е н и е м д а л ь н е й ш е г о у с л о ж н е н и я функцио­
нальных отношений м е ж д у а н а л и з а т о р а м и я в л я е т с я т о т ф а к т , что в
п р о ц е с с е п р о г р е с с и в н о г о р о с т а я д е р н ы х з о н а н а л и з а т о р о в п о поверхно­
сти п о л у ш а р и я в о з н и к а е т в з а и м н о е п е р е к р ы т и е этих зон с о б р а з о в а н и е м
•особых « з о н п е р е к р ы т и я » к о р к о в ы х к о н ц о в а н а л и з а т о р о в ( т р е т и ч н ы е
поля коры, рис. 12). Эти к о р к о в ы е ф о р м а ц и и , п р е д с т а в л е н н ы е в задней
'части п о л у ш а р и я п о л я м и в е р х н е й и н и ж н е й т е м е н н о й о б л а с т е й , с р е д н е й
шисочной и в и с о ч н о - т е м е н н о - з а т ы л о ч н о й п о д о б л а с т е й , и м е ю т о т н о ш е н и е
к н а и б о л е е с л о ж н ы м ф о р м а м и н т е г р а ц и и с о в м е с т н о й д е я т е л ь н о с т и зри­
тельного, слухового и кожно-кинестетического а н а л и з а т о р о в . П о с к о л ь к у
третичные поля коры находятся уже за пределами собственных ядерных
.зон, и х п о в р е ж д е н и е и л и р а з д р а ж е н и е н е с о п р о в о ж д а е т с я в ы р а ж е н н ы м и
•.явлениями в ы п а д е н и я и л и э ф ф е к т а м и с о с т о р о н ы с п е ц и ф и ч е с к и х функ­
ций а н а л и з а т о р о в . К а к м ы у в и д и м н и ж е , п р и п о р а ж е н и и э т и х террито­
рий расстраиваются главным образом наиболее обобщенные проявления
корковой деятельности, опирающиеся на совместную работу нескольких
анализаторов, позволяющие осуществлять наиболее сложные формы
о р и е н т и р о в к и во в н е ш н е м м и р е и а н а л и з и с и н т е з с л о ж н ы х с и с т е м отно­
шений между раздражителями, воздействующими на воспринимающую
часть р а з н ы х а н а л и з а т о р о в .
М н о г о ч и с л е н н ы е г р у п п ы н е й р о н о в , и з к о т о р ы х о б р а з о в а н ы третич­
ные п о л я к о р ы , п о с р а в н е н и ю с к о м п л е к с а м и н е й р о н о в я д е р н ы х з о н ,
^ п р е д с т а в л я ю т с я почти п о л н о с т ь ю о с в о б о ж д е н н ы м и о т с п е ц и ф и ч е с к и х
а н а л и з а т о р н ы х функций, п е р е к л ю ч а яс ь целиком на адекватное отраже­
ние н а и б о л е е с л о ж н ы х ф о р м п р о с т р а н с т в е н н ы х и в р е м е н н ы х о т н о ш е н и й
между реальными комплексами р а з д р а ж и т е л е й и на оперирование этими
«отношениями в п р о ц е с с е а к т и в н о г о в о з д е й с т в и я о р г а н и з м а н а в н е ш н и й
м и р . В э т о м п л а н е м о ж н о р а с с м а т р и в а т ь т р е т и ч н ы е п о л я к о р ы к а к соб­
рание «рассеянных» элементов анализаторов в павловском понимании
этого т е р м и н а , т . е . т а к и х э л е м е н т о в , к о т о р ы е у ж е н е с п о с о б н ы с а м и п о
«себе п р о и з в о д и т ь с к о л ь к о - н и б у д ь с л о ж н ы е а н а л и з ы и с и н т е з ы специаль­
ных р а з д р а ж и т е л е й . Б о г а т ы й к л и н и ч е с к и й о п ы т учит, о д н а к о , что э т и
- « р а с с е я н н ы е » э л е м е н т ы а н а л и з а т о р о в в м а к с и м а л ь н о й с т е п е н и концент­
рируют в себе потенциальные возможности ф у н к ц и о н а л ь н ы х взаимодей­
ствий между анализаторами, протекающих притом на высшем уровне
интегративной деятельности коры.
Обширная у человека территория, занимаемая зонами перекрытия
.корковых концов а н а л и з а т о р о в , р а с п а д а е т с я на р я д полей. Особенности
микроструктуры этих полей, т а к же к а к и их ф у н к ц и о н а л ь н о е значение,
о п р е д е л я ю т с я топографическими соотношениями этих полей с полями
я д е р н ы х з о н , м е ж д у к о т о р ы м и о н и р а с п о л а г а ю т с я . О п р а в д а н н ы м пред­
оставляется в ы д е л е н и е т р е х ч а с т н ы х з о н п е р е к р ы т и я , п р е д с т а в л е н н ы х со­
ответственно верхней теменной областью, нижней теменной областью и
шисочно-теменно-затылочной подобластью.

45
Обе теменные области топографически и функционально наиболее
тесно связаны с зонами кожно-кинестетического и зрительного анализа­
торов, м е ж д у к о т о р ы м и эти о б л а с т и располагаются.

Рис. 12. Схема корково-подкорковых соотношений первичных, вторичных


и третичных зон (по Г И. П о л я к о в у ) .
Жирными линиями показаны системы анализаторов с их переключениями
в подкорковых отделах: / — зрительный анализатор; 2—слуховой анали­
затор; 3— кожно-кинестетический анализатор. Т — височная область; О —
затылочная область; Pip — поле 39; Pia — поле 40; Pstc — постцентраль­
ная область; ТРО — височно-теменно-затылочная подобласть; Т1г — зритель­
ный бугор; Cgm — внутреннее коленчатое тело; Cgl — наружное коленча­
тое тело

В е р х н я я т е м е н н а я о б л а с т ь г р а н и ч и т с п е р е д и с т е м и р а з д е л а м и пост­
ц е н т р а л ь н о й о б л а с т и , к о т о р ы е з а н я т ы п р е д с т а в и т е л ь с т в о м ног и тулови­
ща. Эта область соответственно имеет специальное значение для инте­
грации со з р и т е л ь н ы м и рецепциями д в и ж е н и й всего т е л а и в ф о р м и р о в а -

46
'Кии с х е м ы т е л а , н а р у ш е н и я к о т о р о й б ы л и с п е ц и а л ь н о и з у ч е н ы в к л и ­
нике ( П . Ш и л ь д е р , 1935 и д р . ) .
Н и ж н я я теменная область граничит с теми разделами постцентраль-
кой о б л а с т и , к о т о р ы е з а н я т ы п р е д с т а в и т е л ь с т в о м р у к и л и ц а . Соответ­
ственно э т а о б л а с т ь и м е е т о т н о ш е н и е к и н т е г р а ц и и о б о б щ е н н ы х и отвле­
ченных ф о р м с и г н а л и з а ц и и , к о т о р ы е с в я з а н ы с т о н к о и с л о ж н о д и ф ф е ­
ренцированными предметными и речевыми действиями, совершаемыми-
под к о н т р о л е м з р е н и я и т р е б у ю щ и м и с о в е р ш е н н о р а з р а б о т а н н о й систе­
мы о р и е н т и р о в к и в о к р у ж а ю щ е м п р о с т р а н с т в е .
Наконец, височно-теменно-затылочная подобласть, составляющая
зону п е р е х о д а м е ж д у с л у х о в о й и з р и т е л ь н о й з о н а м и к о р ы , к а к п о к а з ы ­
вают клинические н а б л ю д е н и я , ф у н к ц и о н а л ь н о особенно тесно с в я з а н а
с н а и б о л е е с л о ж н ы м и ф о р м а м и и н т е г р а ц и и с л у х о в ы х и з р и т е л ь н ы х ре­
цепций, и с п е ц и а л ь н о , к а к мы у в и д и м н и ж е ( с м . I I , 2 и 3 ) , с о п р е д е л е н ­
ной с т о р о н о й с е м а н т и к и у с т н о й и п и с ь м е н н о й р е ч и . И м е н н о в п р е д е л а х
этой п о д о б л а с т и и с о с т а в л я ю щ е й ее п р о д о л ж е н и е к п е р е д и с р е д н е й ви­
сочной и з в и л и н ы П е н ф и л д и Д ж а с п е р (1959) в ы з ы в а л и з р и т е л ь н ы е и-
с л у х о в ы е г а л л ю ц и н а ц и и п р и р а з д р а ж е н и и о т д е л ь н ы х п у н к т о в э т о й тер­
ритории коры электрическим током.
В а р х и т е к т о н и ч е с к о й и н е й р о н н о й к а р т и н е з о н п е р е к р ы т и я на пер­
вый п л а н в ы с т у п а е т т р е т и ч н ы й а с с о ц и а ц и о н н ы й комплекс коры (см.
рис. 8, I I I ) , п р е д с т а в л е н н ы й п и р а м и д н ы м и и з в е з д ч а т ы м и к л е т к а м и наи­
более в ы с о к и х п о у р о в н ю р а с п о л о ж е н и я и н а и б о л е е п о з д н о д и ф ф е р е н ­
цирующихся в эволюции млекопитающих слоев и подслоев коры —
среднего и верхнего подслоев слоя III и слоя I I . Н е й р о н ы этой части
серого в е щ е с т в а к о р ы п о с ы л а ю т , п р и н и м а ю т и п е р е к л ю ч а ю т н а и б о л е е
тонко и с л о ж н о д и ф ф е р е н ц и р о в а н н ы е п о т о к и и м п у л ь с о в , п о с р е д с т в о м
к о т о р ы х о с у щ е с т в л я е т с я ф у н к ц и о н а л ь н о е о б ъ е д и н е н и е н е й р о н о в ядер­
ных з о н в б е с к о н е ч н о р а з н о о б р а з н ы е и п о д в и ж н ы е р а б о ч и е к о н с т е л л я ­
ции в с о о т в е т с т в и и с х а р а к т е р о м о с у щ е с т в л я е м ы х в ы с ш и х п с и х и ч е с к и х
функций.
Н а р я д у с весьма дробно дифференцированными многосторонними
ассоциационными связями третичные поля коры характеризуются по
сравнению с первичными и вторичными полями и наиболее сложными^
Цепями п р о е к ц и о н н ы х п е р е к л ю ч е н и й в п о д к о р к о в ы х о т д е л а х а н а л и з а т о ­
ров. В с о о т в е т с т в и и с н а и б о л е е в ы с о к и м у р о в н е м о б о б щ е н и я и отвлече­
ния от к о н к р е т н ы х р е а л ь н ы х р а з д р а ж и т е л е й , к о р к о в ы е ф о р м а ц и и , о ко­
торых з д е с ь и д е т р е ч ь , с в я з а н ы с п е р и ф е р и ч е с к и м и к о н ц а м и а н а л и з а т о ­
ров н а и б о л е е о п о с р е д о в а н н ы м о б р а з о м : ч е р е з н а и б о л ь ш е е ч и с л о после­
довательных переключений в подкорковых о б р а з о в а н и я х (см. рис. 9)..
К о р к о в ы е « з о н ы п е р е к р ы т и я » у с т а н а в л и в а ю т д в у с т о р о н н и е с в я з и с наи­
б о л е е п о з д н о д и ф ф е р е н ц и р у ю щ и м с я в э в о л ю ц и и к о м п л е к с о м я д е р зри­
т е л ь н о г о б у г р а ( п о д у ш к а з р и т е л ь н о г о б у г р а ) , к о т о р ы е с в я з а н ы с собст­
венно п е р е к л ю ч а т е л ь н ы м и я д р а м и з р и т е л ь н о г о б у г р а ( « р е л е - я д р а м и » )
через с л о ж н у ю ц е п ь в н у т р е н н и х переключений в самом зрительном
бугре.
Таким образом, импульсы, подаваемые снизу к этим территориям
коры, проходят наиболее с л о ж н у ю переработку в подкорке и подводятся
к коре, к а к интегрированные сигналы, образовавшиеся в результате
взаимодействия чувственных показаний различных анализаторов.
С у м м и р у я все. в ы ш е с к а з а н н о е , с л е д у е т о с о б е н н о п о д ч е р к н у т ь , что
в нормально действующем мозге описанные выше три группы корковых
полей в м е с т е с их с и с т е м а м и п е р е к л ю ч е н и й и с в я з е й м е ж д у с о б о й и с
подкорковыми инстанциями анализаторов работают к а к одно сложно-
дифференцированное целое.

47*
в) О с о б е н н о с т и структурной организации п е р е д н и х о т д е л о в коры

Первичные, вторичные и третичные поля затылочной, височной и


т е м е н н о й к о р ы , о к о т о р ы х д о сих п о р ш л а р е ч ь , с к о н ц е н т р и р о в а н ы в
з а д н е й ч а с т и п о л у ш а р и й , р а с п о л а г а ю щ е й с я п о з а д и ц е н т р а л ь н о й бороз­
д ы . Р а с п о л о ж е н н ы е кпереди от этой борозды поля лобной доли мозга,
в к л ю ч а ю щ е й в с е б я п р е ц е н т р а л ь н у ю и с о б с т в е н н о л о б н у ю о б л а с т и , ха­
рактеризуются некоторыми функциональными и структурными чертами,
с у щ е с т в е н н о о т л и ч н ы м и о т о с о б е н н о с т е й т о й ч а с т и к о р ы , к о т о р а я нахо­
дится позади центральной борозды.
В составе лобной доли мозга мы можем выделить принципиально
т е ж е т р и о с н о в н ы е г р у п п ы п о л е й , что и в р а с с м о т р е н н ы х в ы ш е обла­
стях.
Прецентральная область, непосредственно г р а н и ч а щ а я спереди с
лостцентральной областью, еще со времен Фрича и Гитцига известна
нейрофизиологам и клиницистам к а к двигательная зона коры. В ходе
ф и л о г е н е з а э т а о б л а с т ь д и ф ф е р е н ц и р у е т с я и з е д и н о й с е н з о м о т о р н о й ко­
ры и распадается на два поля: первичное гигантопирамидное, или
моторное, поле 4 (центральное двигательное поле) и вторичные премо-
т о р н ы е п о л я 6 и 8 ( п е р и ф е р и ч е с к и е д в и г а т е л ь н ы е п о л я ) . О б щ а я струк­
т у р н о - ф у н к ц и о н а л ь н а я х а р а к т е р и с т и к а э т и х п о л е й и их с в я з е й с подкор,-
ковыми отделами мозга обнаруживает в ы р а ж е н н ы е черты сходства с
п е р в и ч н ы м и и в т о р и ч н ы м и п о л я м и з а т ы л о ч н о й , в и с о ч н о й и постцент­
р а л ь н о й коры. Вместе с тем имеются, к а к у ж е с к а з а н о , и с у щ е с т в е н н ы е
р а з л и ч и я , к о т о р ы е о б у с л о в л е н ы т е м , что в о р г а н и з а ц и и к о р ы в с е й лоб­
ной д о л и м о з г а , в о т л и ч и е о т з а д н е й ч а с т и п о л у ш а р и я , о с н о в н о й а к ц е н т
н а д а е т н а о с у щ е с т в л е н и е к о о р д и н и р о в а н н ы х и ц е л е н а п р а в л е н н ы х воз­
д е й с т в и й о р г а н и з м а н а в н е ш н и й м и р в о т в е т н а в о с п р и н и м а е м ы е комп­
лексы раздражений.
Наиболее бросающимися в глаза особенностями микроскопического
строения первичного гигантопирамидного поля 4 взрослого человека
является, к а к известно, отсутствие в нем отчетливо обособленного
с л о я IV и н а л и ч и е м о щ н о р а з в и т ы х г и г а н т с к и х к л е т о к Б е ц а в с л о е V
П о с л е д н и е д а ю т н а ч а л о н а и б о л е е к р у п н ы м в о л о к н а м п и р а м и д н о г о пути,
проводящим импульсы произвольных движений на двигательные центры
«скелетной м у с к у л а т у р ы , р а с п о л о ж е н н ы е в стволе головного мозга и
в спинном мозгу. Обе эти структурные особенности с несомненностью
с в и д е т е л ь с т в у ю т о т о м , что в ц е н т р а л ь н о м д в и г а т е л ь н о м п о л е сравни­
т е л ь н о н а и б о л ь ш е г о р а з в и т и я д о с т и г а ю т э л е м е н т ы н е й р о н н о г о комплек­
са, п р и с п о с о б л е н н ы е д л я м а к с и м а л ь н о б ы с т р о г о и к р а т ч а й ш и м п у т е м
проведения произвольных импульсов на э ф ф е к т о р н ы е нейроны централь­
ной н е р в н о й с и с т е м ы . Напротив, те элементы корковой организации,
к о т о р ы е п р и с п о с о б л е н ы д л я в о с п р и я т и я а ф ф е р е н т н ы х и м п у л ь с о в и з под­
к о р к и и к о т о р ы е в п о л я х з а д н и х о т д е л о в п о л у ш а р и я в б о л ь ш о м количе­
с т в е с к о н ц е н т р и р о в а н ы в с л о е IV, и м е ю т в г и г а н т о п и р а м и д н о м п о л е бо­
л е е рассеянное р а с п о л о ж е н и е , не о б р а з у я четко отграниченного слоя.
И з э т о г о м о ж н о з а к л ю ч и т ь , что с и л ь н о р а з в и т ы е в п о л е 4 проекци­
онные афферентные волокна, приносящие импульсы из подкорковых
образований, переключают большую часть поступающих импульсов на
гигантские эфферентные пирамиды слоя V. Т а к а я конструкция особенно
•благоприятствует б ы с т р о й « о т д а ч е » н а д в и г а т е л ь н у ю п е р и ф е р и ю т е л а
всех сигналов, приходящих в данное место коры из подкорковых уровней
центральной нервной системы, т а к же как и из других отделов коры.
Указанные особенности микроскопической структуры, характеризую­
щие гигантопирамидное поле 4 к а к центральное, как нельзя лучше

48
с о г л а с у ю т с я с его ф и з и о л о г и ч е с к о й и клинической характеристикой,
с в о д я щ е й с я , к а к и з в е с т н о , к в е с ь м а д р о б н о д и ф ф е р е н ц и р о в а н н о м у у че­
ловека представительству в этом поле д в и ж е н и й отдельных мышечных
групп.
Вторичное премоторное поле 6, к а к м о ж н о судить на основании
физиологических и клинических данных (см. II, 4, д ) , имеет наиболее
существенное значение для вы­
полнения и а в т о м а т и з а ц и и более
с л о ж н ы х к о о р д и н и р о в а н н ы х дви­
г а т е л ь н ы х к о м п л е к с о в , протека­
ю щ и х во в р е м е н и и в о в л е к а ю щ и х
в с о в м е с т н у ю д е я т е л ь н о с т ь раз­
личные группы мышц тела. При
наличии основного сходства в
строении с гигантопирамидным
полем поле 6 цитоархитектони-
чески х а р а к т е р и з у е т с я отсутстви­
ем г и г а н т с к и х к л е т о к Б е ц а и луч­
ш е р а з в и т ы м и к р у п н ы м и пирами­
дами слоя III (специально его
глубокого п о д с л о я ) . Проекцион­
ные с в я з и п р е м о т о р н о й к о р ы с
п о д к о р к о в ы м и о б р а з о в а н и я м и со­
ставляют важную часть экстра-
пирамидных систем коры, которые
в о т л и ч и е от п р я м о г о п и р а м и д н о ­
го пути д о с т и г а ю т к о н е ч н ы х дви­
гательных центров головного и
спинного мозга через р я д пере­
ключений в л е ж а щ и х н и ж е к о р ы
у р о в н я х ц е н т р а л ь н о й н е р в н о й си­
стемы ( р и с . 13).
Глазодвигательное поле 8,
т а к ж е д а ю щ е е начало одной из
э к с т р а п и р а м и д н ы х с и с т е м проек­ Рис. 13. Схема пирамидной и экстрапира-
ционных связей коры, может мидных систем (по П а п е ц у ) :
•быть о т н е с е н о к п е р и ф е р и ч е с к о м у FG—NG—ML—VP—SR — проводящие пути
и переключения ко<ж1но-'ки;нестети<ческ1их ре­
(вторичному) отделу двигатель­
цепций; рр| D—BC—NR—VL—ТС — свя­
ной з о н ы к о р ы , х о т я по своему зи коры мозга с мозжечком; CS—MN —
цитоархитектоническому строе­ корковопдвигательный пирамидный путь;
нию э т а ф о р м а ц и я и о б н а р у ж и ­ CS—RN—RTS — связи коры с ядрами ре­
в а е т у ж е и з в е с т н ы е п р и з н а к и пе­ тикулярной формации; CR—5Л^ — с в я з и ко-
реходности к полям собственно <ры с черным веществом; Str — подкорковые
л о б н о й к о р ы . П о л е 8 и м е е т отно- узлы больших полушарий
шение к о с у щ е с т в л е н и ю коорди­
нированных д в и ж е н и й взора при ф и к с а ц и и в н и м а н и я и манипулирова­
нии с предметами под контролем зрения. На особенностях н а р у ш е н и я
д в и ж е н и й взора при подобных п о р а ж е н и я х мы еще остановимся н и ж е .
Моторное и премоторные поля прецентральиой области, входящие
в с о с т а в е д и н о г о к и н е т и ч е с к о г о к о м п л е к с а к о р ы , и м е ю т х о р о ш о разви­
тую' п р о е к ц и о н н у ю и а с с о ц и а ц и о н н у ю а ф ф е р е н т а ц и ю , п р е д с т а в л е н н у ю
в в и д е д в у с т о р о н н и х с в я з е й , о б ъ е д и н я ю щ и х э т и п о л я м е ж д у собой,
с д р у г и м и п о л я м и к о р ы и с п о д к о р к о в ы м и о б р а з о в а н и я м и . О д н а к о пото­
ки афферентных импульсов, поступающих в поля двигательной коры,
имеют источники, отличные от и с т о ч н и к о в п о с т у п л е н и я и м п у л ь с о в в

4 А. Р. Лурия 49
ядерные зоны анализаторов и в межядерные зоны коры задней части
п о л у ш а р и я ( р и с . 1 4 ) . В п о с л е д н е й с о б и р а ю т с я , к а к у ж е с к а з а н о , основ­
ные проводники рецепций, идущих от органов чувств на кору, образую­
щ и е м а г и с т р а л ь н ы е пути систем а н а л и з а т о р о в с их д о п о л н и т е л ь н ы м и
п е р е к л ю ч е н и я м и в б л и ж а й ш е й к к о р е п о д к о р к е ( о п р е д е л е н н ы е я д р а зри­
тельных бугров и коленчатые т е л а ) .
Афферентация, н а п р а в л я ю щ а я с я в моторную и премоторную кору,
п е р е к л ю ч а е т с я в иной г р у п п е я д е р з р и т е л ь н о г о б у г р а , чем т а а ф ф е р е н -
тация, которая поступает в корковые формации задней части п о л у ш а р и я .
К а н а л а м и передачи импульсов, достигающих полей прецентральной об-

Рис, 14. Схема различных систем афферентаций чувствительных и двига­


тельных (кинестетических и кинетических) отделов коры (по Папецу и др.)

л а с т и , я в л я ю т с я г л а в н ы м о б р а з о м пути, в е д у щ и е о т м о з ж е ч к а ч е р е з
красное я д р о и зрительный бугор на кору (рис. 14). Э т а а ф ф е р е н т а ц и я
в з н а ч и т е л ь н о й с в о е й ч а с т и с л у ж и т д л я о б р а т н о г о з а м ы к а н и я т е х пото­
ков импульсов, которые циркулируют по э к с т р а п и р а м и д н ы м корково-
п о д к о р к о в ы м с и с т е м а м м о з г а ( к о р а — п о д к о р к о в ы е у з л ы б о л ь ш и х полу­
ш а р и й — з р и т е л ь н ы й б у г о р — к о р а ; к о р а — м о з ж е ч к о в а я с и с т е м а — зри­
тельный бугор — к о р а ; пути поверхностной и глубокой чувствительно-
сти — з р и т е л ь н ы й б у г о р — п о д к о р к о в ы е у з л ы больших полушарий —
зрительный бугор — к о р а ) .
Своеобразие качественного состава проекционной афферентаций,
о б с л у ж и в а ю щ е й д в и г а т е л ь н у ю к о р у , и м е е т в е с ь м а с у щ е с т в е н н о е значе­
ние д л я п р а в и л ь н о й интерпретации ф у н к ц и о н а л ь н о й роли этой коры в
с о в о к у п н о й д е я т е л ь н о с т и к о р к о в ы х к о н ц о в а н а л и з а т о р о в . В ы ш е м ы упо­
м и н а л и о том, что м е х а н и з м о б р а т н о й связи находит у н и в е р с а л ь н о е
п р и м е н е н и е в р е ф л е к т о р н о й д е я т е л ь н о с т и в с е й ц е н т р а л ь н о й н е р в н о й си­
стемы и специально коры мозга. Однако в ядерных зонах анализаторов
с их зонами перекрытия принцип обратной связи реализуется главным
образом в процессе восприятия а н а л и з а т о р а м и различных по сложности
раздражений, поступающих из окружающего мира. Физиологическим

50
м е х а н и з м о м э т о й ф у н к ц и и я в л я е т с я у с т а н о в к а и н а с т р о й к а соответству­
ю щ и х а н а л и з а т о р о в н а а д е к в а т н о е о т р а ж е н и е и з м е н ч и в о й к а р т и н ы дей­
ствительности.
В деятельности двигательной коры, которая является ответственной
за организацию, «программирование» и осуществление произвольной
двигательной активности организма, принцип обратной связи получил
иное к о н к р е т н о е п р и м е н е н и е , в ы с т у п а я з д е с ь в к а ч е с т в е о с н о в н о г о источ­
ника и н ф о р м а ц и и о б э ф ф е к т е с о в е р ш а е м ы х д в и ж е н и й и д е й с т в и й . Фи­
зиологическая роль двигательной коры в наиболее существенных своих
чертах сводится, по-видимому, к сопоставлению «заданной п р о г р а м м ы »
двигательного акта, формирующейся главным образом на основе анали-
тико-синтетической р а б о т ы коры задних отделов п о л у ш а р и й , с р е а л ь н ы м
ходом в ы п о л н е н и я , т. е. к о п р е д е л е н и ю с и г н а л о в у с п е х а и с и г н а л о в оши­
бок ( с о г л а с о в а н и я и р а с с о г л а с о в а н и я м е ж д у п р о г р а м м о й и д е й с т в и е м )
и к в н е с е н и ю н е о б х о д и м ы х и с в о е в р е м е н н ы х к о р р е к ц и й по х о д у реали­
з у е м ы х д е й с т в и й ( Н . А . Б е р н ш т е й н , 1947; П р и б р а м , 1959, 1960 и д р . ) .
В в и д у в ы ш е с к а з а н н о г о с т а н о в и т с я п о н я т н ы м , что к а к ц е н т р о б е ж н ы е ,
так и центростремительные (осуществляющие о б р а т н у ю связь) цепи
переключений импульсов, с о е д и н я ю щ и е д в и г а т е л ь н у ю зону с подкорко­
выми о б р а з о в а н и я м и , включены в экстрапирамидные системы мозга,
к о т о р ы е , к а к и з в е с т н о , и м е ю т в е с ь м а с у щ е с т в е н н о е з н а ч е н и е в коорди­
нированном протекании всех произвольных д в и ж е н и й :
Р а з д е л е н и е двигательной зоны коры на моторное поле и премотор-
ные п о л я в о з н и к л о в р е з у л ь т а т е п р о г р е с с и в н о й с т р у к т у р н о й д и ф ф е р е н -
цировки в эволюции первоначально единой корковой з а к л а д к и по мере
усложнения корково обусловленных активных двигательных возможно­
стей о р г а н и з м а . Д а л ь н е й ш е е р а з в и т и е и с о в е р ш е н с т в о в а н и е в с е й с ф е р ы
так называемых произвольных, направленных во внешний мир актов
было с в я з а н о с ф о р м и р о в а н и е м третичных полей собственно лобной
области. Эти поля, з а н и м а я у человека около У4 всей п р о т я ж е н н о с т и
коры, о т н о с я т с я к ф и л о г е н е т и ч е с к и н а и б о л е е м о л о д ы м р а з д е л а м н о в о й
коры. О н и с ф о р м и р о в а л и с ь в р е з у л ь т а т е р а з р а с т а н и я к п е р е д и , по на­
правлению к л о б н о м у полюсу, элементов того типа нейронной организа­
ции, к о т о р ы й з а л о ж е н в о с н о в е д в и г а т е л ь н о й з о н ы к о р ы .
В лобной области обнаруживается более тесное расположение
к л е т о к н е б о л ь ш о г о р а з м е р а н а у р о в н е с л о я IV, в о с п р и н и м а ю щ и х аффе­
р е н т н ы е и м п у л ь с ы из п о д к о р к и ; в с в я з и с э т и м , в о т л и ч и е от п о л е й дви­
г а т е л ь н о й з о н ы , п о л я л о б н о й о б л а с т и х а р а к т е р и з у ю т с я б о л е е отчетли­
вым о б о с о б л е н и е м с л о я IV. Э т о о б с т о я т е л ь с т в о м о ж е т у к а з ы в а т ь н а бо­
лее к о м п а к т н ы й х а р а к т е р а ф ф е р е н т н о й с и г н а л и з а ц и и , п о с т у п а ю щ е й в
лобную кору от соответствующей группы я д е р зрительного бугра.
Подобно тому к а к третичные поля задней части полушария имеют
отношение к наиболее обобщенным, высоко интегрированным ф о р м а м
в о с п р и я т и я д е й с т в и т е л ь н о с т и , т р е т и ч н ы е п о л я п е р е д н е л о б н о й ч а с т и по­
лушария имеют отношение к наиболее высоко интегрированным ф о р м а м
целенаправленной деятельности. На всем этом мы подробно остановим­
ся н и ж е (см. II, 5 ) .
Проекционные центростремительные и центробежные связи лобной
коры устанавливаются со многими подкорковыми образованиями
( с о п р е д е л е н н о й г р у п п о й м е д и а л ь н ы х я д е р з р и т е л ь н о г о б у г р а , подкор­
к о в ы м и у з л а м и б о л ь ш и х п о л у ш а р и й ) . С р е д и них о с о б е н н о с и л ь н о г о раз­
вития д о с т и г а ю т у ч е л о в е к а с в я з и с м о з ж е ч к о в о й с и с т е м о й , что обуслов­
лено п р я м о х о ж д е н и е м и з н а ч е н и е м м о з ж е ч к о в ы х к о о р д и н а ц и и д л я осу­
ществления целенаправленных действий. Н а р я д у с проекционными поля
лобной области о б л а д а ю т о б ш и р н ы м и двусторонними ассоциационными

4* 51
связями с полями как прецентральной области, т а к и других областей
коры, л е ж а щ и х позади центральной борозды, а т а к ж е на внутренней и
нижней поверхностях полушария.
П о с р е д с т в о м э т и х а с с о ц и а ц и о н н ы х с в я з е й , а т а к ж е т е х с в я з е й , кото­
рые функционально объединяют разные отделы коры через подкорковые
образования, обеспечивается совместная работа всех ф о р м а ц и й коры
передней части и коры задней части больших полушарий. Т а к и м путем
д о с т и г а е т с я ф у н к ц и о н а л ь н о е е д и н с т в о всех в ы с ш и х п с и х и ч е с к и х процес­
с о в . И н ф о р м а ц и я о т о р г а н о в ч у в с т в , п о с т у п а ю щ а я в я д е р н ы е з о н ы ана­
л и з а т о р о в и п о д в е р г а ю щ а я с я с л о ж н о м у а н а л и з у и с и н т е з у в их з о н а х
перекрытия, передается затем в двигательную и л о б н у ю области, где
п р о и с х о д и т п е р е ш и ф р о в к а ее в с е р и и о р г а н и з о в а н н ы х в п р о с т р а н с т в е и
времени двигательных импульсов, осуществляемых под постоянным
контролем обратной сигнализации, идущей как от самых эффекторов,
т а к и от органов чувств, в о с п р и н и м а ю щ и х д в и ж е н и е .

г) Прогрессивная д и ф ф е р е н ц и а ц и я о б л а с т е й и полей коры


в фило- и о н т о г е н е з е

Крайне сложно дифференцированная у человека топографическая


карта разделения коры мозга на области и поля является результатом
длительного прогрессивного развития первоначально слаборазвитой и
в з н а ч и т е л ь н о й м е р е е щ е с л и т н о п р е д с т а в л е н н о й н е р а с ч л е н е н н о й корко­
вой о р г а н и з а ц и и . У м и з ш и х м л е к о п и т а ю щ и х м о г у т б ы т ь в ы д е л е н ы л и ш ь
немногие основные зоны анализаторов (зрительная, слуховая, кожно-
кинестетическая), еще не д и ф ф е р е н ц и р о в а н н ы е внутри себя на поля и
о ч е н ь н е о т ч е т л и в о р а з г р а н и ч е н н ы е м е ж д у с о б о й ( р и с . 1 5 ) . Н а б о л е е вы­
соких ступенях эволюции млекопитающих в задней части полушария
происходит все более отчетливое отграничение я д е р н ы х зон анализато­
р о в с в ы д е л е н и е м в них ц е н т р а л ь н ы х и п е р и ф е р и ч е с к и х п о л е й . О д н о в р е ­
м е н н о с э т и м п р о ц е с с о м в с в я з и с и н т е н с и в н ы м р о с т о м по п о в е р х н о с т и
п о л у ш а р и я самих ядерных зон происходит все большее н а д в и г а н и е их
одна на другую с о б р а з о в а н и е м «зон перекрытия» (рис. 16). П о с л е д н и е
еще слабо обособлены у хищных и копытных, отчетливо выделяясь,
о д н а к о , у всех п р и м а т о в . В п е р е д н е й ч а с т и п о л у ш а р и я п р о г р е с с и в н а я
д и ф ф е р е н ц и р о в к а к о р к о в о й о р г а н и з а ц и и п р о т е к а е т в н а п р а в л е н и и выде­
л е н и я д в и г а т е л ь н о й з о н ы к о р ы , с п о с л е д у ю щ и м о б о с о б л е н и е м моторно­
го и п р е м о т о р н о г о п о л е й и и н т е н с и в н ы м р о с т о м т е р р и т о р и и , з а н и м а е м о й
полями собственно лобной области. Уже у человекообразных обезьян
в п о с л е д н е й в ы д е л я ю т с я п о ч т и в с е те п о л я , что и у ч е л о в е к а ; о д н а к о
лишь, у ч е л о в е к а д о с т и г а е т с в о е г о з а в е р ш е н и я к а ч е с т в е н н а я д и ф ф е р е н ­
цировка структуры этих полей и у с т а н а в л и в а ю т с я их о к о н ч а т е л ь н ы е
топографические соотношения.
У человека в огромной степени возрастает территория, з а н и м а е м а я
третичными полями, которые в совокупности составляют свыше половины
в с е й п р о т я ж е н н о с т и к о р ы . О д н о в р е м е н н о с э т и м с и л ь н о в о з р а с т а е т так­
ж е п л о щ а д ь п е р и ф е р и ч е с к и х п о л е й п о с р а в н е н и ю с ц е н т р а л ь н ы м и поля­
ми, к о т о р ы е з а н и м а ю т у человека относительно небольшие участки
( р и с . 17), х о т я п о а б с о л ю т н о й с в о е й в е л и ч и н е и э т и п о л я у в е л и ч и в а ю т с я
по п р о т я ж е н и ю по сравнению с т а к и м и же полями у о б е з ь я н .
Выделенные нами три группы полей формируются в определенной
последовательности как на протяжении эволюции млекопитающих, так
и в течение индивидуального развития организма. Ц е н т р а л ь н ы е поля
в ы д е л я ю т с я н а и б о л е е р а н о п о с р а в н е н и ю с о в с е м и о с т а л ь н ы м и й отли­
чаются особенностями своей цитоархитектоники и нейронного с т р о е н и я ;

52
эти о т л и ч и я п о я в л я ю т с я к а к в ф и л о г е н е з е , т а к и в п р е н а т а л ь н о м онто­
г е н е з е . У ж е ф у н д а м е н т а л ь н ы м и и с с л е д о в а н ш ш и Ф л е к с и г а (1920, 1927),
а з а т е м Ф о г т о в ( 1 9 1 9 — 1 9 2 0 ) и д р . б ы л о п о к а з а н о , что и с и с т е м ы свя­
зей э т и х п о л е й с п о д к о р к о в ы м и о б р а з о в а н и я м и м о з г а с о з р е в а ю т и ми-
элинизируются первыми (рис. 18). П е р и ф е р и ч е с к и е поля я д е р н ы х зон
з а м е т н о позднее, чем ц е н т р а л ь н ы е поля, вступают в интенсивный период

Рис. 15. Прогрессивная дифференциация областей и полей коры


головного мозга (по Г. И. П о л я к о в у ) :
А— мозг ежа; Б — мозг крысы; В — мозг собаки; Г — мозг
низшей обезьяны; Д — мозг высшей обезьяны; Е — мозг человека.
Крупными точками обозначены первичные (центральные) поля
ядернык зон. Точками средней величины — периферические (вто­
ричные) поля ядерных зон. Мелкими точками — третичные поля
(зоны перекрытия)

своего р а з в и т и я . В онтогенезе человека этот период п а д а е т на первые


н е д е л и и м е с я ц ы ж и з н и . С о о т в е т с т в е н н о и п р о ц е с с м и э л и н и з а ц и и прово­
д я щ и х путей, с в я з а н н ы х с э т и м и п о л я м и , п р о т е к а е т в б о л е е п о з д н и е
сроки. Н а и б о л е е рпоздно с о з р е в а ю т зоны перекрытия анализаторов и
ф о р м а ц и и л о б н о й о б л а с т и ; э т о н а б л ю д а е т с я т о л ь к о н а п р о т я ж е н и и пер­
вых лет жизни, ребенка. С в я з и этих к о р к о в ы х территорий т а к ж е
наиболее поздно з а в е р ш а ю т цикл своего р а з в и т и я .
Специфически человеческой особенностью являются существенные
преобразования корковой организации, вызванные появлением второй
сигнальной системы, связанной с трудовой деятельностью человека,

53
речью, мышлением и сознанием. П р е о б р а з о в а н и я , о которых здесь идет
р е ч ь , с к а з ы в а ю т с я н а в с е х г р у п п а х р а с с м о т р е н н ы х н а м и к о р к о в ы х по­
л е й . О с о б е н н о з а м е т н о о н и в ы р а ж е н ы в о т н о ш е н и и в т о р и ч н ы х и третич­
ных полей коры.

Рис. 16. Схема выделения первичных,


вторичных и третичных полей коры
в сравнительно-анатомическом ряду
млекопитающих (по Г. И. Поля­
кову) :
А — насекомоядные; Б — хищные и
копытные; В — приматы и человек.
Показано прогрессирующее выделе­
ние первичных (центральных) полей
(обо знач енных жирной штриховкой)
наряду с ростом территорий перифе­
рических (вторичных) полей ядерных
зон и образованием третичных по­
лей — зон перекрытия (обозначены
тонкой штриховкой)

Только у человека в периферических отделах ядерных зон анализа­


т о р о в и д в и г а т е л ь н о й к о р ы в ы д е л я ю т с я в ы с о к о с п е ц и а л и з и р о в а н н ы е уча­
стки, с т р у к т у р н а я и ф у н к ц и о н а л ь н а я д и ф ф е р е н ц и р о в к а которых п о ш л а
в н а п р а в л е н и и а н а л и з а и син­
теза раздражений, имеющих
специальное з н а ч е н и е в осу­
ществлении различных форм
р е ч е в о й ф у н к ц и и . Т а к , в зад­
нем отделе периферического
поля слуховой коры обособ­
ляется специальный участок
для анализа и синтеза рецеп­
тивных элементов устной ре­
чи — фонем (так называемый
Рис. 17. Соотношения роста различных терри­ «центр Вернике»), в перифери­
торий коры головного мозга человека в пост-
натальном онтогенезе, (сост. И. И. Глезером ческих полях з р и т е л ь н о й ко­
по данным Московского института мозга): ры — у ч а с т о к , позволяющий
ТРО — височно-теменно-затылочная область; реализовать анализ и синтез
Pi — нижнетеменная область; F — лобная об­ зрительных э л е м е н т о в рецеп­
ласть; ТМ—• средняя височная подобласть;
ТВ — базальные отделы эисочной области; тивной р е ч и ; в р а с п о л о ж е н н ы х
Ос — затылочная область; TS — верхняя ви­ по с о с е д с т в у с к о ж н о - к и н е с т е -
сочная подобласть; Post — постцентральная т и ч е с к о й з о н о й у ч а с т к а ^ ниж­
область; Urn — лимбическая область; ins — ин-
них отделов теменной области,
сулярная область. Цифрами 0—10 обозначена
степень увеличения соответственной области непосредственно п р и м ы к а ю щ и х
в постнатальном онтогенезе к чувствительным «центрам»

54
р у к и , губ, я з ы к а , г о р т а н и , о с у щ е с т в л я е т с я а н а л и з и с и н т е з к о ж н о - к и н е -
стетических рецепций, л е ж а щ и х в основе а р т и к у л я ц и и ; в определенном
отделе периферии двигательной зоны коры ( н и ж н и е отделы премоторной
зоны) п р о т е к а ю т н е й р о д и н а м и ч е с к и е п р о ц е с с ы , с в я з а н н ы е с п р е о б р а з о ­
ванием ч л е н о р а з д е л ь н ы х звуков устной речи в с л о ж н ы е последователь­
ные с и н т е з ы ( т а к н а з ы в а е м ы й « ц е н т р Б р о к а » ) ; в д р у г о м о т д е л е п р е м о -

•Рис. 18. Миэлоген-етичеокая к а р т а Фохтов.


Крупными точками обозначены наиболее рано
созревающие отделы коры. Мелкими точками —
наиболее «поздно созревающие отделы коры: а —
н а р у ж н а я поверхность; б — внутренняя поверх­
ность

Рис. 19. Схемы роста ширины 3-го слоя в различных полях мозговой коры
в онтогенезе (по Московскому институту м о з г а ) .
Цифрами с правой стороны каждой схемы обозначены соответствующие
поля; цифрами с левой стороны к а ж д о й схемы — степень роста ширины
III слоя

55
6
Рис. 20. Относительная тонкость -нейронной структуры первичных, вторичных и третичных полей коры (по Г И. П о л я к о в у ) :
А — нейронное 'строение полей задних отделов полушария: Б — нейронное строение полей передних отделов полушария:
а — первичное поле постцентральной области; а — первичное гигантопирамидное поле (двигательная область);
б — вторичное поле постцентральной области; и — вторичное поле (премоторная область);
в — третичное поле (нижняя теменная область). в — третичное поле (лобная область).
На схеме видна нарастающая тонкость нейронной структуры при переходе от первичных полей к вторичным и от вторичных полей
к третичном
торной зоны, п р и м ы к а ю щ е м к двигательным «центрам» руки (в заднем
«отделе с р е д н е й л о б н о й и з в и л и н ы ) , л о к а л и з у е т с я п р о г р а м м и р о в а н и е и
•осуществление с л о ж н ы х с и с т е м п о с л е д о в а т е л ь н ы х д в и ж е н и й и двига­
тельных н а в ы к о в . Обо всем этом будет с к а з а н о в специальных р а з д е л а х
этой книги.
В с в я з и с в ы д е л е н и е м в п е р и ф е р и ч е с к и х п о л я х я д е р н ы х з о н специ­
альных речевых отделов качественно совершенствуется и нейронная
о р г а н и з а ц и я ц е н т р а л ь н ы х п о л е й я д е р н ы х з о н , к о т о р а я с т а н о в и т с я спо­
с о б н о й в о с п р и н и м а т ь и п р о и з в о д и т ь т о н ч а й ш и е ч у в с т в и т е л ь н ы е и двига­
тельные дифференцировки элементов речевой функции. Этот процесс
о с о б е н н а н а г л я д н о в ы с т у п а е т в ц е н т р а л ь н о м с л у х о в о м п о л е . К а к пока­
з а л и и с с л е д о в а н и я С . М . Б л и н к о в а ( 1 9 5 5 ) , э т о п о л е з н а ч и т е л ь н о возрас­
т а е т у человека по с р а в н е н и ю с обезьяной к а к по своим а б с о л ю т н ы м ,
так и по относительным р а з м е р а м , о б н а р у ж и в а я при этом значительно
д а л ь ш е п р о д в и н у в ш у ю с я д и ф ф е р е н ц и р о в к у н а р я д п о д п о л е й . Э т и про­
грессивные изменения конструкции о т р а ж а ю т фундаментальную роль
у с т н о й р е ч и к а к в а ж н е й ш е й о с н о в ы д е я т е л ь н о с т и в с е й с и с т е м ы словес­
ной с и г н а л и з а ц и и .
Качественное преобразование, которое под влиянием ф о р м и р о в а н и я
второй сигнальной системы испытывают зоны перекрытия анализаторов
и л о б н о й к о р ы , с к а з ы в а е т с я в т о м , что в с е р е ш и т е л ь н о с о з н а т е л ь н ы е
психические процессы человека опосредуются через систему речевой
сигнализации и протекают при д о м и н и р у ю щ е м влиянии последней, о чем
подробно говорится в последующих главах этой книги.
Н а р я д у с д и ф ф е р е н ц и р о в к о й и к а ч е с т в е н н о й с п е ц и а л и з а ц и е й эле­
м е н т о в в с е х с л о е в в ф и л о г е н е з е м л е к о п и т а ю щ и х , и с п е ц и а л ь н о прима­
тов, отмечается особенно з н а ч и т е л ь н о е р а з в и т и е с л о я I I I коры, нейроны
которого посылают, принимают и п е р е р а б а т ы в а ю т основную массу ассо-
ц и а ц и о н н ы х и м п у л ь с о в к о р ы . В р я д у п р и м а т о в ш и р и н а э т о г о с л о я про­
грессивно н а р а с т а е т от низших к высшим, все более отчетливо
в ы я в л я е т с я п о д р а з д е л е н и е его н а п о д с л о и . Сходный процесс имеет
место и на п р о т я ж е н и и всего периода онтогенетического р а з в и т и я к о р ы .
И з п р е д с т а в л е н н ы х д и а г р а м м ( р и с . 19) в и д н о , что р о с т с л о я I I I в
ш и р и н у з а м е т н о обгоняет рост всех о с т а л ь н ы х слоев коры, с о с т а в л я я
в соответствующих полях у взрослого человека в среднем около трети
ш и р и н ы всей коры.
С л е д у е т у к а з а т ь з д е с ь е щ е н а о д н у о с о б е н н о с т ь н е й р о н н о й органи­
з а ц и и , х а р а к т е р и з у ю щ у ю все три группы корковых ф о р м а ц и й и и м е ю щ у ю
в а ж н о е значение д л я понимания их физиологической роли в совокупной
к о р к о в о й д е я т е л ь н о с т и . Д е л о в т о м , что х а р а к т е р н е й р о н н о й о р г а н и з а ­
ц и и в ц е л о м о п р е д е л е н н ы м о б р а з о м и з м е н я е т с я п р и п е р е х о д е о т первич­
н ы х п о л е й к в т о р и ч н ы м , а от них к т р е т и ч н ы м п о л я м ( р и с . 2 0 ) . Ц е н т р а л ь ­
ные корковые поля, через посредство которых замыкаются наиболее
концентрированные потоки импульсов, связывающие кору наиболее
непосредственным о б р а з о м с о р г а н а м и чувств и о р г а н а м и д в и ж е н и я на
п е р и ф е р и и , с о о т в е т с т в е н н о в ы д е л я ю т с я с р е д и д р у г и х п о л е й относитель­
ной « г р у б о с т ь ю » с в о е й н е й р о н н о й с т р у к т у р ы , п р и с п о с о б л е н н о й д л я вос­
приятия и обратной «отдачи» интенсивных возбуждений. Относительно
н а и б о л ь ш е й т о н к о с т ь ю н е й р о н н о й с т р у к т у р ы о т л и ч а ю т с я к а к р а з третич­
н ы е п о л я к о р ы , что с л е д у е т р а с ц е н и в а т ь к а к м о р ф о л о г и ч е с к о е в ы р а ж е ­
ние особой тонкости и с л о ж н о с т и ф у н к ц и о н а л ь н о й д и ф ф е р е н ц и р о в к и
этих полей, ответственных за наиболее высоко специализированные
ф у н к ц и о н а л ь н ы е с в я з и и в з а и м о д е й с т в и я м е ж д у а н а л и з а т о р а м и . Вторич­
ные поля з а н и м а ю т по всем особенностям переходное положение между
первичными и третичными.

58
Описанный выше различный ход структурной дифференцировюг
тюлей з а д н и х о т д е л о в п о л у ш а р и й , и м е ю щ и х о т н о ш е н и е г л а в н ы м о б р а з о м
к организации р а з н ы х ф о р м ощущений и восприятий внешних раздра­
жений, и полей передних отделов полушарий, и м е ю щ и х отношение
главным образом к организации действий, с большой отчетливостью
выявляется т а к ж е и в течение онтогенеза у человека. Б ы л о установлено,
что у ж е н а ч и н а я с р а н н и х с т а д и й э м б р и о н а л ь н о г о р а з в и т и я к о р ы про­
ц е с с р а з д е л е н и я на с л о и и ф о р м и р о в а н и е н е й р о н о в с их с в я з я м и

Рис. 21. Различие структурной дифференциации коры передних и задних


отделов в раннем онтогенезе у человека (по Г. И. Полякову).
На схеме показаны два типа дифференцировки коры по поверхности по­
лушарий: в затылочной, височной и теменной областях хорошо выражена
шестислойная структура коры; в лобной области — дифференцировка
слоев <ко>р-ы протекает существенно отличным обр.азом. Буквенные обозна­
чения: Е — эмбриональный тип коры; N— уплотненный II слой; и — вол­
нистость; / — отсутствие диффер-еадирооки внутри поперечника; // — раз­
деление на верхний и нижний этажи; /// — выделение слоеев в нижнем
этаже; IV — выделение слоев т а к ж е и в верхнем э т а ж е

происходит в т о й и д р у г о й ч а с т и п о л у ш а р и й о т л и ч н ы м о б р а з о м . В к о р е
задней ч а с т и п о л у ш а р и я р а з в и т и е с л о е в к о р ы п р о т е к а е т п о я с н о выра­
женному т и п и ч н о м у ш е с т и с л о й н о м у т и п у , о п и с а н н о м у Б р о д м а н о м к а к
гомотопическая кора, с обособлением концентрированного слоя IV к а к
главного п р и е м н и к а а ф ф е р е н т н ы х и м п у л ь с о в и з п о д к о р к о в ы х о т д е л о в
а н а л и з а т о р о в . В к о р е в с е й п е р е д н е й ч а с т и п о л у ш а р и я , о с о б е н н о в за­
кладке д в и г а т е л ь н о й з о н ы к о р ы , с л о и с т о с т ь в н у т р и к о р ы в ы с т у п а е т в
значительно б о л е е о с л а б л е н н о й ф о р м е , что с о о т в е т с т в у е т б о л е е рас­
сеянному р а с п о л о ж е н и ю з д е с ь ( к а к и у в з р о с л о г о ч е л о в е к а ) э л е м е н т о в ,
воспринимающих подкорковые импульсы. В закладке лобной коры
обращает на себя внимание своеобразное р а с п о л о ж е н и е групп нейронов
(«волнистость»), о б у с л о в л е н н о е , о ч е в и д н о , с в о е о б р а з и е м р а з в и т и я меж­
нейронных с в я з е й ( р и с . 2 1 ) .

д) О с о б е н н о с т ь структурной организации и связей


м е д и о б а з а л ь н ы х о т д е л о в коры

Весь и з л о ж е н н ы й в ы ш е м а т е р и а л о т н о с и т с я , к а к м ы в и д е л и , к т е м
достигающим у человека н а и б о л ь ш е й степени р а з в и т и я и н а и б о л ь ш е й
сложности структурной д и ф ф е р е н ц и р о в к и т е р р и т о р и я м к о р ы и их свя-

59
зям, которые занимают в совокупности всю выпуклую (конвекситатную)
верхненаружную поверхность полушария. Вне круга нашего обсуждения
остались те ф о р м а ц и и коры, которые р а с п о л а г а ю т с я на внутренней и
н и ж н е й п о в е р х н о с т я х п о л у ш а р и я ( « м е д и о б а з а л ь н а я к о р а » ) в м е с т е с наи­
более тесно п р и м ы к а ю щ и м и к ним подкорковыми образованиями
( с м . р и с . 6, б и 2 2 ) . А н а т о м и ч е с к и мы и м е е м з д е с ь в в и д у о б е к р а е в ы е
зоны новой коры, п р е д с т а в л е н н ы е л и м б и ч е с к о й и островковой областя­
ми, с ф у н к ц и о н а л ь н о и т о п о г р а ф и ч е с к и о с о б е н н о т е с н о с н и м и с в я з а н н ы -
м и о т д е л а м и новой к о р ы н а н и ж н е й и ч а с т и ч н о в н у т р е н н е й п о в е р х н о с т и
л о б н о й и в и с о ч н о й о б л а с т е й ( п о л я 11, 12, 20, 3 1 , 32, п о Б р о д м а н у ) . С ю д а
должны быть отнесены, далее,
эволюционно более старые фор­
мации коры (древняя, старая и
межуточная кора, по классифи­
к а ц и и И. Н. Ф и л и м о н о в а ) : Ам-
монов рог и пограничные с ним
формации энторинальной коры, а
также обонятельный бугорок с
п р и л е ж а щ и м и к нему структура­
ми полукоркового характера, еще
не обособленными от подкорко­
вых скоплений нейронов, заложен­
ных в глубине стенки полушария..
И з п о д к о р к о в ы х о б р а з о в а н и й не­
обходимо здесь в первую очередь
отметить комплекс ядер минда­
лины и филогенетически более
старые р а з д е л ы ядер зрительно­
Рис. 22. Схема связей конвекситатных и го б у г р а ( г р у п п а п е р е д н и х и ча­
медиобазальных отделов коры (по Приб-
раму): с т и ч н о м е д и а л ь н ы х я д е р ) и под­
М — медиальное ядро зрительного бугра; корковых узлов больших полуша­
V — вентральное ядро зрительного бугра; р и й . Б о л ь ш и н с т в о у к а з а н н ы х вы­
Р — подушка зрительного бугра; G — ко­ ше образований объединялись
ленчатые тела. В коре: О — затылочная
область; Т—височная область; R — цент­ с т а р ы м и н е й р о а н а т о м а м ' и в поня­
ральная область; F — лобная область тии обонятельного м о з г а и рас­
сматривались как имеющие от­
ношение главным образом к анализу и синтезу обонятельных раздра­
жений. Результаты новейших исследований значительно р а с ш и р и л и
классические представления о функциональном значении этих областей
и в ы я в и л и их ф у н к ц и о н а л ь н у ю м н о г о з н а ч н о с т ь . П р о в е д е н н ы е *на раз­
л и ч н ы х ж и в о т н ы х э к с п е р и м е н т ы с о ч е в и д н о с т ь ю п о к а з а л и , что области,,
о которых идет речь, играют весьма существенную р о л ь в формирова­
нии п о в е д е н и я и в о п р е д е л е н и и х а р а к т е р а о п о с р е д с т в у е м ы х ч е р е з к о р у
ответных реакций на р а з д р а ж е н и я .
К а к показали наблюдения, р а з д р а ж е н и е этих областей электриче­
ским током не вызывает быстрых р а з р я д о в возбуждения, осуществляю­
щ е г о с я п о з а к о н а м « в с е и л и н и ч е г о » . О н и в ы з ы в а ю т м е д л е н н ы е , посте­
п е н н о м е н я ю щ и е с я в о з б у ж д е н и я и т а к и м о б р а з о м с к а з ы в а ю т с я в боль­
ш е й с т е п е н и н а и з м е н е н и я х с о с т о я н и я н е р в н о й т к а н и м о з г а , чем н а
изолированных реакциях отдельных м ы ш ц или секреторных органов.
Эти отделы центральной нервной системы имеют особенное значение
д л я р е а л и з а ц и и в л и я н и я п о д к р е п л е н и й — п о л о ж и т е л ь н ы х и л и отрица­
т е л ь н ы х — н а в ы с ш у ю н е р в н у ю д е я т е л ь н о с т ь ж и в о т н о г о . И м е н н о сюда,,
по-видимому, сигнализируется э ф ф е к т к а к положительного подкрепле­
ния, с в я з а н н о г о с удовлетворением той или иной потребности о р г а н и з м а

60
я ведущего к снижению «напряжения» («stress»), так и отрицательного
подкрепления, которое толкает животное на поиски новых способов для
получения положительного подкрепления и для снятия «напряжения».
Особенно демонстративны в этом отношении опыты с лимбической
областью. При регистрации биопотенциалов, отводимых от лимбической
о б л а с т и , б ы л о з а м е ч е н о , что к а ж д о е п о л о ж и т е л ь н о е и л и о т р и ц а т е л ь н о е
п о д к р е п л е н и е в ы з ы в а л о в э т о й о б л а с т и э л е к т р и ч е с к и е р а з р я д ы ; п р и по­
в р е ж д е н и и л и м б и ч е с к о й о б л а с т и э т и р е а к ц и и к о р ы н а э ф ф е к т ы произво­
димых действий нарушались, и разряды продолжали осуществляться
н е з а в и с и м о о т т о г о , п о д к р е п л я л о с ь л и д а н н о е д е й с т в и е и л и нет. К э т о м у
зопросу мы вернемся н и ж е (см. II, 5, б ) .
О п ы т ы с э к с т и р п а ц и я м и и э л е к т р и ч е с к и м и р а з д р а ж е н и я м и позволи­
л и п р е ж д е в с е г о у с т а н о в и т ь , что в ы ш е у к а з а н н ы е к о р к о в ы е и п о д к о р к о ­
вые о т д е л ы с в я з а н ы не т о л ь к о с о б о н я т е л ь н ы м и и ч а с т и ч н о в к у с о в ы м и
р е ц е п ц и я м и , но и с в о с п р и я т и е м , а н а л и з о м и с и н т е з о м м н о г о о б р а з н о й
•сигнализации, п о с т у п а ю щ е й и з в н у т р е н н е й с р е д ы о р г а н и з м а о т различ­
ных в н у т р е н н и х о р г а н о в и с и с т е м ж и з н е д е я т е л ь н о с т и о р г а н и з м а . Д а л е е
была установлена, анатомически и физиологически, особенно тесная
с в я з ь э т и х о б л а с т е й к о н е ч н о г о м о з г а н е т о л ь к о м е ж д у с о б о й (и, в частно­
сти, м е ж д у л и м б и ч е с к о й о б л а с т ь ю и б а з а л ь н о й л о б н о й к о р о й ) , но и с
иодбугровыми (гипоталамическими) образованиями межуточного мозга,
к о т о р ы е , к а к и з в е с т н о , п р е д с т а в л я ю т с о б о й с о б р а н и е « ц е н т р о в » , коорди­
н и р у ю щ и х в с е в е г е т а т и в н о - э н д о к р и н н ы е р е г у л я ц и и о р г а н и з м а и опреде­
л я ю щ и х все трофические процессы и процессы обмена веществ в т к а н я х .
Н а о с н о в а н и и э т и х д а н н ы х п о н я т и е « о б о н я т е л ь н о г о м о з г а » б ы л о заме­
нено п о н я т и е м « в и с ц е р а л ь н ы й м о з г » .
В а ж н о подчеркнуть, что ф о р м а ц и и « в и с ц е р а л ь н о г о м о з г а » , и в
ч а с т н о с т и л и м б и ч е с к а я о б л а с т ь , к а к н е п о с р е д с т в е н н о , т а к и ч е р е з по­
средство подбугровой области весьма тесно связаны со стволовыми
^образованиями, имеющими отношение к разнообразным вегетативным
'функциям организма, и специально с ретикулярной формацией ствола
м о з г а , к о т о р а я в н а с т о я щ е е в р е м я р а с с м а т р и в а е т с я к а к о с н о в н о й физио­
логический аппарат, поддерживающий на должном уровне рабочий
тонус корковых нейронов и тем с а м ы м о к а з ы в а ю щ и й непосредственное
в л и я н и е н а з а м ы к а т е л ь н ы е ф у н к ц и и к о р ы и н а с м е н у с о с т о я н и й бодрст­
вования и сна.
Т а к , и с с л е д о в а н и я м и П е н ф и л д а , Д ж а с п е р а (1959) и д р . б ы л о дока­
з а н о п р е д с т а в и т е л ь с т в о в к у с о в о г о а н а л и з а т о р а , о р г а н о в ж е в а н и я , глота­
ния, с л ю н о о т д е л е н и я и п и щ е в а р и т е л ь н о г о т р а к т а в о с т р о в к о в о й о б л а с т и
и в п р и м ы к а ю щ и х к ней о п е р к у л я р н ы х о т д е л а х п е р е д н е й и з а д н е й цент­
ральных извилин. П р и раздражении различных участков лимбической
о б л а с т и у ж и в о т н ы х б ы л и п о л у ч е н ы э ф ф е к т ы в в и д е и з м е н е н и й сердеч­
ной д е я т е л ь н о с т и , к р о в я н о г о д а в л е н и я , ц и к л и ч н о с т и с н а и б о д р с т в о в а ­
ния, д в и ж е н и й м о р д ы , х а р а к т е р н ы х д л я а к т а з а х в а т ы в а н и я п и щ и , и т . п .
Реакции «мнимой ярости» и «мнимого страха» с ярко выраженными
соответствующими вегетативными сдвигами удавалось неоднократно
в ы з ы в а т ь п р и р а з д р а ж е н и я х о п р е д е л е н н ы х я д е р г и п о т а л а м и ч е с к о й об­
ласти и примыкающих к ней д р е в н е й ш и х о т д е л о в к о н е ч н о г о м о з г а .
В о с у щ е с т в л е н н ы х О л д с о м и его с о т р у д н и к а м и о п ы т а х (1955—1959)
с э л е к т р о д а м и , в ж и в л е н н ы м и в о п р е д е л е н н ы е о т д е л ы д р е в н е й ш и х обла­
стей к о н е ч н о г о м о з г а , к р ы с а м н о г о р а з п о д р я д н а ж и м а л а в к л ю ч а в ш и й
ток р ы ч а г , а к т и в н о р а з д р а ж а я э т и о т д е л ы ; п о - в и д и м о м у , э т а р е а к ц и я
•получала т е м с а м ы м п о л о ж и т е л ь н о е п о д к р е п л е н и е . П р и р а з р у ш е н и я х
- к о м п л е к с а я д е р м и н д а л и н ы у о б е з ь я н ы ( о п ы т ы В е й з е к р а н ц а , 1956) от­
м е ч а л и с ь биохимические сдвиги, в результате которых р а с с т р а и в а л а с ь

61
н о р м а л ь н а я , р е г у л я ц и я п о т р е б н о с т и о р г а н и з м а в п и щ е : ж и в о т н о е пере­
с т а в а л о испытывать чувство голода или, напротив, п р о д о л ж а л о акт е д ы
независимо от насыщения.
О с о б е н н о б о л ь ш о й и н т е р е с п р е д с т а в л я ю т д л я н а с р е з у л ь т а т ы экспе­
риментов с Аммоновой корой и с ф о р м а ц и я м и новой коры, л е ж а щ и м и
на о с н о в а н и и л о б н о й и в и с о ч н о й д о л е й м о з г а . П р и р а з д р а ж е н и я х и опе­
ративных удалениях этих отделов, а т а к ж е А м м о н о в а рога о б р а щ а л и
н а с е б я в н и м а н и е г л у б о к и е р а с с т р о й с т в а э м о ц и о н а л ь н о й с ф е р ы , выра­
жавшиеся в изменениях темперамента, появлении резких аффективных
взрывов и агрессивности у ранее спокойных или, напротив, излишней
покорности у ранее агрессивных животных. Электрические р а з д р а ж е н и я
э т и х о т д е л о в в ы з ы в а л и у ж и в о т н о г о р я д р е а к ц и й , с в я з а н н ы х с различ­
ными влечениями и инстинктивными ф о р м а м и поведения.
Все эти ф а к т ы , с в я з а н н ы е с глубокими и з м е н е н и я м и физиологиче­
ских механизмов, регулирующих н о р м а л ь н о е поведение ж и в о т н о г о , с
несомненностью свидетельствуют о том, что м е д и о б а з а л ь н ы е отделы
новой к о р ы , в м е с т е с о в с е м к о м п л е к с о м с в я з а н н ы х с н и м и ф и л о г е н е т и ­
чески древних корковых, п о д к о р к о в ы х и стволовых формаций мозга,
и м е ю т б л и ж а й ш е е о т н о ш е н и е к р е г у л я ц и и в н у т р е н н и х с о с т о я н и й орга­
н и з м а , в о с п р и н и м а я с и г н а л ы э т и х с о с т о я н и й и их и з м е н е н и й и соответ­
с т в у ю щ и м о б р а з о м « н а с т р а и в а я » и « п е р е с т р а и в а я » к а ж д ы й р а з актив­
ную д е я т е л ь н о с т ь ж и в о т н о г о , н а п р а в л е н н у ю в о в н е . Т е с н ы е с в я з и м е ж д у
этими ф о р м а ц и я м и и специально между лимбической областью и ба-
з а л ь н о й л о б н о й к о р о й о б о с н о в ы в а ю т о б щ е е з а к л ю ч е н и е о т о м , что в
лобной области происходит сопоставление и ф у н к ц и о н а л ь н о е объедине­
ние д в у х в а ж н е й ш и х р о д о в о б р а т н о й с и г н а л и з а ц и и . М ы и м е е м з д е с ь в
виду, с о д н о й с т о р о н ы , с и г н а л и з а ц и ю , и д у щ у ю о т д в и г а т е л ь н о й активно­
сти о р г а н и з м а , н а п р а в л е н н у ю н а в н е ш н и й м и р и ф о р м и р у ю щ у ю с я п о д
влиянием информации о событиях, происходящих в о к р у ж а ю щ е й среде,
а с д р у г о й с т о р о н ы , с и г н а л и з а ц и ю , п о с т у п а ю щ у ю из. в н у т р е н н е й с ф е р ы
о р г а н и з м а . Т а к и м о б р а з о м , о б е с п е ч и в а е т с я в с е с т о р о н н и й у ч е т в с е г о , что-
п р о и с х о д и т в н е о р г а н и з м а и в н у т р и него в р е з у л ь т а т е его с о б с т в е н н о й
д е я т е л ь н о с т и . В в и д у э т о г о м о ж н о п о л а г а т ь ( к а к э т о б у д е т п о к а з а н о ни­
ж е — I I , 5 ) , что л о б н а я к о р а , в к о т о р о й п р о и с х о д я т с л о ж н е й ш и е синте­
зы в н е ш н е й и в н у т р е н н е й и н ф о р м а ц и и и п р е о б р а з о в а н и е их в оконча­
т е л ь н ы е д в и г а т е л ь н ы е а к т ы , и з к о т о р ы х ф о р м и р у е т с я ц е л о с т н о е поведе­
ние, и м е е т у ч е л о в е к а в е с ь м а с у щ е с т в е н н о е з н а ч е н и е в к а ч е с т в е м о р ф о -
физиологической основы наиболее с л о ж н ы х видов психической деятель­
ности.

3. О СИСТЕМНОМ НАРУШЕНИИ ВЫСШИХ ПСИХИЧЕСКИХ ФУНКЦИИ


ПРИ ЛОКАЛЬНЫХ ПОРАЖЕНИЯХ МОЗГА

Мы осветили системный принцип строения и поэтапной л о к а л и з а ц и и


высших психических функций и остановились на той с л о ж н о й организа­
ции, которой отличается к о р а головного мозга человека.
Ч т о следует из изложенного выше д л я решения вопроса о наруше­
ниях высших психических функций при очаговых п о р а ж е н и я х м о з г а ?
Из каких принципов мы д о л ж н ы исходить в рассмотрении локальной
п а т о л о г и и м о з г о в о й к о р ы ? Э т и в о п р о с ы и м е ю т п е р в о с т е п е н н о е значение,,
и н а них с л е д у е т о с т а н о в и т ь с я о с о б о , п р е ж д е ч е м п е р е й т и к а ш а л и з у
конкретных фактов патологии высших корковых функций человека.
В ы ш е м ы у ж е г о в о р и л и о б и з в е с т н о м п о л о ж е н и и Д ж е к с о н а , впер­
в ы е у к а з а в ш е г о , что л о к а л и з а ц и я с и м п т о м а н и в к а к о й м е р е н е совпа­
дает с локализацией нарушающейся функции. Д л я нас представляется

62
н е с о м н е н н ы м , что и з т о г о ф а к т а , что п о р а ж е н и е о г р а н и ч е н н о г о участка-
мозговой коры в ы з ы в а е т н а р у ш е н и е какой-либо функции, например-
п и с ь м а и л и с ч е т а , в о в с е н е с л е д у е т , что п и с ь м о и л и с ч е т « л о к а л и з о в а н ы »
и м е н н о в э т о м у ч а с т к е м о з г а . С п р и н ц и п а м и с и с т е м н о г о с т р о е н и я функ­
ций и их п о э т а п н о й л о к а л и з а ц и и с о г л а с у е т с я то п о л о ж е н и е , ч т о д л я на­
рушения функции бывает практически достаточно, чтобы выпало любое
звено сложной функциональной системы. И н ы м и словами, лишившись
любого необходимого для выполнения функции звена, функциональная
система в целом или распадается, или б л а г о д а р я «топологическому»,
а не «метрическому», принципу своей о р г а н и з а ц и и перестраивается,,
чтобы в ы п о л н я т ь нужную ф у н к ц и ю новым н а б о р о м средств.
Т о т ф а к т , что н а р у ш е н и е ф у н к ц и о н а л ь н о й с и с т е м ы м о ж е т практи­
чески возникнуть при п о р а ж е н и и ее любого звена, вовсе не означает,
о д н а к о , что ф у н к ц и я о д и н а к о в о н а р у ш а е т с я п р и л ю б о м п о р а ж е н и и моз­
га, что п р а в ы а н т и л о к а л и з а ц и о н и с т ы , и м о з г р а б о т а е т к а к о д н о р о д н о е
«эквипотенциальное» целое. Достаточно вспомнить, какую сложную и.
высоко д и ф ф е р е н ц и р о в а н н у ю структуру п р е д с т а в л я е т собой головной
мозг, ч т о б ы в и д е т ь в с ю н е с о с т о я т е л ь н о с т ь п о д о б н ы х в з г л я д о в .
Все это д а е т основание д л я того, чтобы с ф о р м у л и р о в а т ь основное
положение, которым мы будем руководствоваться на п р о т я ж е н и и всего
дальнейшего анализа материала.
Высшие психические функции действительно могут с т р а д а т ь при
поражении самых различных звеньев функциональной системы; однако
при поражении различных звеньев они страдают по-разному, и анализ
того, к а к и м е н н о н а р у ш а ю т с я в ы с ш и е п с и х и ч е с к и е ф у н к ц и и п р и различ­
ных п о л о к а л и з а ц и и п о р а ж е н и я х м о з г а , и с о с т а в л я е т д л я н а с о с н о в н у ю '
задачу функциональной патологии очаговых поражений мозга.
Остановимся на этом подробнее.
М ы у ж е г о в о р и л и , что к а ж д а я в ы с ш а я п с и х и ч е с к а я ф у н к ц и я , в т о м
с м ы с л е , к а к о й м ы п р и д а е м э т о м у т е р м и н у , в к л ю ч а е т в с в о й с о с т а в мно­
го з в е н ь е в и о п и р а е т с я на с о в м е с т н у ю р а б о т у м н о г и х у ч а с т к о в к о р ы го­
л о в н о г о м о з г а , к а ж д ы й и з к о т о р ы х и г р а е т в о с у щ е с т в л е н и и ц е л о й функ­
циональной системы свою, особую роль. Это п о л о ж е н и е м о ж н о р а с к р ы т ь
на примере, подвергнув анализу какую-либо одну хорошо изученную
психическую функцию. Мы выберем д л я этой цели деятельность письма,
1
поскольку эта функция в свое время исследовалась н а м и специально .
Д л я т о г о ч т о б ы ч е л о в е к м о г н а п и с а т ь д и к т у е м о е е м у с л о в о , о н пре­
ж д е в с е г о д о л ж е н п о д в е р г н у т ь его з в у к о в о й с о с т а в а к у с т и ч е с к о м у ана­
л и з у . Э т о т а н а л и з з а к л ю ч а е т с я в в ы д е л е н и и и з с п л о ш н о г о з в у к о в о г о по­
тока отдельных дискретных э л е м е н т о в — з в у к о в , в о п р е д е л е н и и их су­
щ е с т в е н н ы х « ф о н е м а т и ч е с к и х » п р и з н а к о в и в с о п о с т а в л е н и и их по дан­
ным п р и з н а к а м с д р у г и м и з в у к а м и р е ч и . А к у с т и ч е с к и й а н а л и з и с и н т е з ,
к о т о р ы й , к с т а т и с к а з а т ь , з а н и м а е т ц е л ы й « д о б у к в а р н ы й » п е р и о д обуче­
ния п и с ь м у , о с у щ е с т в л я е т с я , к а к э т о п о к а з а л и с п е ц и а л ь н ы е исследо­
в а н и я ( Л . К . Н а з а р о в а , 1952 и д р . ) , п р и б л и ж а й ш е м у ч а с т и и а р т и к у л я ­
ций. В д а л ь н е й ш е м з в у к о в о й с о с т а в с л о в а « п е р е ш и ф р о в ы в а е т с я » в зри­
тельные о б р а з ы букв, которые п о д л е ж а т записи. Каждый выделенный
при у ч а с т и и с л у х а и а р т и к у л я ц и и з в у к р е ч и п р о ч н о с в я з а н с о п р е д е л е н ­
ным з р и т е л ь н ы м о б р а з о м б у к в ы или «графемой», которая может быть
изображена р а з л и ч н ы м о б р а з о м ( в в и д е з а г л а в н о й и л и с т р о ч н о й , про­
стой и л и с т и л и з о в а н н о й б у к в ы ) . « П е р е ш и ф р о в к а » к а ж д о й ф о н е м ы в зри­
тельную схему г р а ф е м ы д о л ж н а о с у щ е с т в л я т ь с я с у ч е т о м е е топологи­
ческих с в о й с т в и п р о с т р а н с т в е н н о г о р а с п о л о ж е н и я ее э л е м е н т о в . Этот

1
См. А. Р. Л у р и я . Очерки психофизиологии письма. Изд-во А П Н , М., 1950.

65
а к т п о д г о т о в л я е т т р е т и й э т а п п р о ц е с с а п и с ь м а — « п е р е ш и ф р о в к у » зри­
тельных схем букв в кинестетическую систему последовательных-дви­
жений, необходимых для их записи. Д в и ж е н и я записи букв представля­
е т собой сложную «кинетическую мелодию», т р е б у ю щ у ю определенной
организации д в и г а т е л ь н ы х а к т о в в п р о с т р а н с т в е , о п р е д е л е н н о й их по­
следовательности, плавной денервации движений и т. д. Следует вместе
с т е м о т м е т и т ь , что у д е л ь н ы й в е с к а ж д о г о и з э т и х м о м е н т о в н е о с т а е т с я
п о с т о я н н ы м н а р а з н ы х с т а д и я х р а з в и т и я д в и г а т е л ь н о г о н а в ы к а . Н а пер­
в ы х его э т а п а х о с н о в н о е в н и м а н и е п и ш у щ е г о н а п р а в л я е т с я н а з в у к о в о й
а н а л и з с л о в а , а и н о г д а и на п о и с к и нужной графемы. В сложившемся
н а в ы к е письма эти моменты отступают на задний п л а н и усиливаются
т о л ь к о п р и з а п и с и о с о б е н н о с л о ж н о г о с л о в а . П р и з а п и с и х о р о ш о авто­
матизированных слов письмо превращается в плавные кинетические
стереотипы.
И с х о д я и з з а д а ч н а ш е г о и з л о ж е н и я , м ы з н а ч и т е л ь н о у п р о с т и л и ана­
л и з п с и х о л о г и ч е с к о г о с о с т а в а п р о ц е с с а п и с ь м а , н е о с т а н а в л и в а я с ь спе­
ц и а л ь н о на р я д е моментов (особенности фонем в з а в и с и м о с т и от их
позиционного места в слове, удержание нужной последовательности
з в у к о в в с л о в е и с л о в в ф р а з е и т. д . ) . О д н а к о с к а з а н н о г о д о с т а т о ч н о ,
чтобы видеть, какой сложностью отличается процесс письма и какой
разнообразный набор функциональных звеньев в х о д и т в его с о с т а в .
Сложному функциональному с о с т а в у п и с ь м а с о о т в е т с т в у е т и его
•сложная п о э т а п н а я ( и л и с и с т е м н а я ) л о к а л и з а ц и я .
И з в с е г о в ы ш е с к а з а н н о г о с л е д у е т , что а к т п и с ь м а н и в к а к о й м е р е
не является результатом деятельности какого-либо одного «центра»;
в его о с у щ е с т в л е н и и принимает у ч а с т и е ц е л а я с и с т е м а в з а и м н о свя­
занных, «о высоко дифференцированных зон коры головного мозга.
Д л я осуществления акта п и с ь м а н е о б х о д и м а с о х р а н н о с т ь первич­
ных и о с о б е н н о в т о р и ч н ы х п о л е й с л у х о в о й к о р ы л е в о й в и с о ч н о й обла­
сти, к о т о р а я в м е с т е с н и ж н и м и о т д е л а м и п о с т ц е н т р а л ь н о й (кинестети­
ч е с к о й ) и п р е м о т о р н о й к о р ы п р и н и м а е т у ч а с т и е в о с у щ е с т в л е н и и фоне­
м а т и ч е с к о г о а н а л и з а и с и н т е з а з в у к о в о й р е ч и . Д л я него н е о б х о д и м а , да­
лее, сохранность зрительно-кинестетических отделов коры, без участия
которых не может быть осуществлена «перешифровка» фонематической
с т р у к т у р ы на с и с т е м у г р а ф е м с с о х р а н е н и е м их т о п о л о г и ч е с к и х особен­
н о с т е й и п р о с т р а н с т в е н н ы х к о о р д и н а т . Д л я его н о р м а л ь н о г о осуществ­
ления необходима, далее, сохранность кинестетических и двигательных
( п о с т ц е н т р а л ь н ы х и п р е м о т о р н ы х ) о т д е л о в к о р ы , к о т о р ы е д о л ж н ы обес­
п е ч и т ь « п е р е ш и ф р о в к у » г р а ф и ч е с к и х с х е м в п л а в н ы е « к и н е т и ч е с к и е ме­
лодии» двигательных а к т о в . М ы у ж е н е г о в о р и м о т о м , что, к а к б у д е т
показано ниже, для правильного осуществления высших психических
функций нужна с о х р а н н о с т ь в с е г о м о з г а , в т о м ч и с л е и его л о б н ы х от­
делов.
Т а к и м о б р а з о м , м ы и м е е м в с е о с н о в а н и я с к а з а т ь , что п р о ц е с с пи­
с ь м а м о ж е т п р о т е к а т ь н о р м а л ь н о л и ш ь п р и с о х р а н н о с т и с л о ж н о й кон­
стелляции корковых зон, практически о х в а т ы в а ю щ и х весь мозг в целом,
однако составляющих высоко дифференцированную систему, к а ж д ы й
к о м п о н е н т к о т о р о й несет в в ы с о к о й степени специфическую ф у н к ц и ю .
С л е д у е т о д н о в р е м е н н о и м е т ь в виду, ч т о ' э т а с л о ж н а я к о н с т е л л я ц и я
з о н , у ч а с т в у ю щ и х в а к т е п и с ь м а , м о ж е т м е н я т ь с я н а р а з н ы х э т а п а х фор­
м и р о в а н и я н а в ы к а и, б о л ь ш е того, о к а з ы в а е т с я н е о д и н а к о в о й п р и пи­
1
сьме на разных языках .
1
В специальном исследовании мы доказали, что фонетическое письмо на русском
или немецком языке имеет строение, резко отличающее его от иероглифического пись­
ма на китайском языке и д а ж е от смешанного (имеющего как фонетические, так и ус-

64
О ч е в и д н о , что п р о ц е с с п и с ь м а м о ж е т н а р у ш а т ь с я п р и с а м ы х раз­
личных по р а с п о л о ж е н и ю очаговых п о р а ж е н и я х коры головного мозга,
однако каждый раз нарушение п и с ь м а б у д е т и м е т ь к а ч е с т в е н н ы е осо­
б е н н о с т и в з а в и с и м о с т и от т о г о , к а к о е з в е н о б ы л о р а з р у ш е н о и и з - з а
к а к и х и м е н н о п е р в и ч н ы х д е ф е к т о в п о с т р а д а л а в с я ф у н к ц и о н а л ь н а я си­
стема.
Е с л и п о р а ж е н и е р а с п о л а г а е т с я в п р е д е л а х к о р к о в ы х о т д е л о в слухо­
в о г о а н а л и з а т о р а , с и с т е м а т и з и р о в а н н а я р е ц е п ц и я з в у к о в о г о п о т о к а бу­
дет невозможна. Сложные звукосочетания будут восприниматься к а к
нечленораздельные ш у м ы , б л и з к и е п о з в у ч а н и ю ф о н е м ы б у д у т смеши­
ваться. Поэтому больной с таким поражением при сохранности графем
и плавных двигательных навыков, н е б у д е т р а с п о л а г а т ь ч е т к о й «про­
граммой» подлежащего написанию слова.
Близкие, хотя, к а к мы увидим ниже, существенно отличные факты,
«будут и м е т ь м е с т о п р и п о р а ж е н и и к о р к о в ы х о т д е л о в кинестетического
а н а л и з а т о р а , и с к л ю ч а ю щ е м в о з м о ж н о с т ь н о р м а л ь н о г о у ч а с т и я артику­
л я ц и й в п р о ц е с с е з в у к о в о г о а н а л и з а р е ч и . В э т и х у с л о в и я х б у д у т воз­
никать весьма типичные дефекты письма.
Совершенно иная ф о р м а нарушения письма возникает при пораже­
нии т е м е н н о - з а т ы л о ч н ы х отделов коры, непосредственно с в я з а н н ы х со
зрительно-пространственным анализом и синтезом поступающих извне
р а з д р а ж е н и й . В этих случаях остается с о х р а н н ы м в о с п р и я т и е звуко­
вого состава слова, но п р о ц е с с « п е р е ш и ф р о в к и » его в з р и т е л ь н о - п р о ­
странственные схемы (графемы) оказывается недоступным. Н а р у ш а е т с я
топологическая с х е м а б у к в и п р о с т р а н с т в е н н о е р а с п о л о ж е н и е их эле­
ментов.
Н а к о н е ц , при очагах, находящихся в пределах корковых отделов
д в и г а т е л ь н о г о а н а л и з а т о р а , с т р а д а е т п р е ж д е в с е г о к и н е т и ч е с к а я орга­
низация актов. Поэтому патология письма в подобных случаях будет
выступать в распаде нужного порядка подлежащих записи элементов,
в нарушении плавности требуемых д в и ж е н и й , в п о в ы ш е н н о й инертно­
сти р а з возникших иннервации, в трудностях переключения с одного
1
д в и г а т е л ь н о г о э л е м е н т а на д р у г о й и т. д . .
В с е , что мы с к а з а л и о п о э т а п н о й л о к а л и з а ц и и и с и с т е м н о й патоло­
гии п р о ц е с с а п и с ь м а , и м е е т п р и н ц и п и а л ь н о е з н а ч е н и е и п о з в о л я е т сде­
лать ряд существенных выводов.
П е р в ы й и з них, к а к у ж е б ы л о с к а з а н о в ы ш е , з а к л ю ч а е т с я в т о м , что
сложная функциональная система может нарушаться при самых разно­
образных по своему расположению корковых поражениях, но каждый
раз ее страдание носит специфический характер. Первичным в каждом
2
случае выступает нарушение «собственной функции» пораженного
участка, которая обеспечивает нормальное протекание определенного
звена функциональной системы. Вторичным ( и л и с и с т е м н ы м ) след­
ствием данного нарушения является р а с п а д в с е й ф у н к ц и о н а л ь н о й си­
стемы в целом. Наконец, можно в ы д е л и т ь и те функциональные пере­
стройки, к о т о р ы е происходят в патологически измененной системе и
которые приводят к компенсации возникшего дефекта, благодаря при­
влечению сохранных звеньев коркового аппарата. Весьма в а ж н ы м нам

ровные компоненты) письма на французском языке. Есть все основания предполагать,


что письмо на этих языках основано на различных констелляциях мозговых зон
<см. 1А. Р. Лурия, 1947,. I960).
Специально вопросы нарушения письма при очаговых поражениях мозга будут
разобраны
2
ниже (см. 111, 9 ) .
В данном случае мы употребляем термин «функция» в первом из значений, ра-
зобранньих нами выше (см. I, 1,6) как собственное отправление данноюо участка; моз­
гового аппарата.

5 А. Р. Л у р и я 65
п р е д с т а в л я е т с я тот ф а к т , что в т о р и ч н ы е и т р е т и ч н ы е и з м е н е н и я функ­
циональной системы, в о з н и к а ю щ и е при разной л о к а л и з а ц и и очага, обна­
руживают с в о е о б р а з н ы й х а р а к т е р , позволяющий с у д и т ь о т о м п е р в и ч ­
н о м н а р у ш е н и и , к о т о р о е в ы з в а л о р а с п а д всей ф у н к ц и о н а л ь н о й с и с т е м ы .
Следовательно, функциональные системы страдают и перестраиваются
при каждом очаговом поражении специфично. А н а л и з этого специфи­
ческого х а р а к т е р а нарушения высших корковых функций при очаговых:
п о р а ж е н и я х м о з г а и п о з в о л я е т выделить лежащий в основе этого нару­
шения первичный дефект, что и я в л я е т с я о с н о в н о й з а д а ч е й к л и н и к о - п с и -
хологического исследования.
Наше понимание нарушения высших психических функций при
очаговых поражениях мозга п р и в о д и т ко второму выводу, и м е ю щ е м у
принципиальное м е т о д и ч е с к о е з н а ч е н и е . М ы д о л ж н ы п р и з н а т ь необхо­
д и м о с т ь не т о л ь к о к о н с т а т а ц и и , но и квалификации н а б л ю д а е м о г о симп­
тома, иначе говоря, характеристики структуры возникающих симпто­
мов.
Д л я п о н и м а н и я м о з г о в о й л о к а л и з а ц и и с о о т в е т с т в у ю щ е й функции»
недостаточно ограничиться простой констатацией того или иного функ­
ционального «выпадения» ( к а к это часто д е л а л о с ь к л а с с и к а м и невро­
логии). Это ведет к порочным попыткам прямолинейной локализацию
выпавшей функции в пораженном участке мозга и неизбежно приводит
к неправильному пониманию тех реальных м е х а н и з м о в , к о т о р ы е вы­
звали данный симптом. Р е ш а ю щ у ю роль для правильного понимания:
с и м п т о м а д о л ж е н и г р а т ь его качественный анализ, изучение структуры
нарушения и в конечном счете выделение того фактора или первичного
дефекта, который привел к возникновению наблюдаемого симптома^
Т о л ь к о в р е з у л ь т а т е т а к о й р а б о т ы м о г у т б ы т ь в с к р ы т ы п о д л и н н ы е меха­
н и з м ы н а р у ш е н и й , и с и м п т о м ы , к о т о р ы е с п е р в о г о в з г л я д а к а з а л и с ь оди­
наковыми, — при б л и ж а й ш е м рассмотрении о к а з ы в а ю т с я р е з у л ь т а т о м
совершенно различных патологических факторов. Необходимость разли­
чения в н е ш н е г о п р о я в л е н и я д е ф е к т а и его к а ч е с т в е н н о й с т р у к т у р ы , т. е..
в ы д е л е н и е п е р в и ч н о г о д е ф е к т а и его в т о р и ч н ы х , с и с т е м н ы х п о с л е д с т в и й , ,
является обязательным условием топического анализа нарушений,,
возникающих при очаговых п о р а ж е н и я х мозга. Только такой п о д х о д
может обеспечить практически важную топическую оценку пора­
жения.
* * *

Анализ первичного дефекта, л е ж а щ е г о в основе симптома, и е г о


вторичных (системных) последствий п р и в о д и т н а с к п о с л е д н е м у поло­
жению, играющему столь же значительную роль в анализе н а р у ш е н и я
в ы с ш и х п с и х и ч е с к и х ф у н к ц и й , в о з н и к а ю щ и х в р е з у л ь т а т е о ч а г о в ы х по­
ражений мозга.
Е щ е классики неврологии обращали внимание на такой парадок­
с а л ь н ы й н а п е р в ы й в з г л я д ф а к т , что п о р а ж е н и е о т д е л ь н о г о , о г р а н и ч е н ­
ного у ч а с т к а мозговой к о р ы п р и в о д и т ч а с т о к в о з н и к н о в е н и ю не одного
изолированного симптома, а целой группы нарушений, к а з а л о с ь бы,,
о ч е н ь д а л е к и х д р у г о т д р у г а . И с с л е д о в а т е л и . в ы д е л я л и о б ы ч н о о д и н наи­
более в ы р а ж е н н ы й основной с и м п т о м , о т в л е к а я с ь о т о с т а л ь н ы х симп­
томов к а к «побочных». О д н а к о по мере накопления ф а к т о в о к а з а л о с ь ,
что н а л и ч и е ц е л о г о к о м п л е к с а с и м п т о м о в , с о п р о в о ж д а ю щ и х п о р а ж е н и е
ограниченного участка мозговой коры, является скорее о б щ и м правилом,,
чем и с к л ю ч е н и е м , п р и ч е м п р а в и л о м , р е з к о о с л о ж н я в ш и м к а к п р е д с т а в ­
ление о наличии в коре головного мозга изолированных «центров», т а к и
представление об эквипотенциальное™ отдельных участков коры.

66
Однако е с л и и с х о д и т ь и з п о н и м а н и я с л о ж н ы х п с и х и ч е с к и х процес­
сов к а к ф у н к ц и о н а л ь н ы х с и с т е м , э т о п о я в л е н и е ц е л о г о к о м п л е к с а нару­
шений, сопровождающего поражение ограниченного у ч а с т к а к о р ы го­
ловного мозга, становится неизбежным.
И з в е с т н о , что р а з л и ч н ы е в ы с ш и е п с и х и ч е с к и е ф у н к ц и и ( и л и , т о ч н е е ,
функциональные системы) имеют общие звенья, т. е. осуществляются
при у ч а с т и и о б щ и х к о м п о н е н т о в . Т а к , н а п р и м е р , п и с ь м о , к а к и произ­
ношение слов, включает в свой состав рецепцию акустических элементов
слова. Операции п р о с т р а н с т в е н н ы м и с о о т н о ш е н и я м и и счет ( в н е ш н е
очень р а з н ы е ф у н к ц и и ) т а к ж е и м е ю т о б щ е е з в е н о в в и д е с и м у л ь т а н н о ­
го п р о с т р а н с т в е н н о г о а н а л и з а и с и н т е з а и т. д. П о э т о м у п е р в и ч н о е нару­
шение звукового анализа и синтеза, возникающее при поражении
к о р ы в и с о ч н о й о б л а с т и л е в о г о п о л у ш а р и я , н е и з б е ж н о п р и в е д е т к нару­
шению не только письма, но и п р и п о м и н а н и я слов, у д е р ж а н и я длинной
с е р и и р е ч е в ы х з в у к о в и т . д., н е з а д е в а я , однако, таких функций, как
счет и л и п р о с т р а н с т в е н н о е в о с п р и я т и е . Н а п р о т и в , п о р а ж е н и е к о р ы те-
менно-затылочной о б л а с т и л е в о г о п о л у ш а р и я н е о б х о д и м о в ы з о в е т на­
р у ш е н и е п р о с т р а н с т в е н н ы х о п е р а ц и й , с ч е т а ( и е щ е ц е л ы й р я д симпто­
мов, к о т о р ы й з а й м е т н а с о с о б о ) , н о н е б у д е т с о п р о в о ж д а т ь с я н а р у ш е н и ­
ем в о с п р и я т и я з в у к о в о г о с о с т а в а с л о в и с в я з а н н ы х с н и м нарушений
п и с ь м а , п р и з н о ш е н и я с л о в и т. д.
Таким образом, наличие первичного д е ф е к т а , с в я з а н н о г о с «соб­
ственной функцией» данного мозгового участка, неизбежно приводит
к нарушению ц е л о г о р я д а ф у н к ц и о н а л ь н ы х с и с т е м , т. е. к п о я в л е н и ю
целого симптомокомплекса, или синдрома, составленного из внешне
разнородных, но на самом деле внутренне связанных друг с другом
симптомов.
Анализ таких синдромов, нахождение общих звеньев, л е ж а щ и х в
основе в х о д я щ и х в них с и м п т о м о в , и с о с т а в л я е т необходимый этап
психологического исследования нарушений, в о з н и к а ю щ и х п р и очаго­
вых п о р а ж е н и я х к о р ы г о л о в н о г о м о з г а . Э т о т а н а л и з ц е л о г о с и н д р о м а
дает возможность в значительной степени повысить вероятность того
предположения о л о к а л и з а ц и и о ч а г а п о р а ж е н и я , к о т о р о е м о г л о воз­
никнуть п р и к о н с т а т а ц и и о д н о г о с и м п т о м а . П о э т о м у к в а л и ф и к а ц и я синд­
рома в целом я в л я е т с я н е о б х о д и м ы м э т а п о м к л и н и ч е с к о г о а н а л и з а на­
рушений высших корковых функций при очаговых п о р а ж е н и я х мозга.
Х а р а к т е р и з у я синдром в целом и в ы д е л я я о б щ и е звенья, объединя­
ющие целые г р у п п ы ф у н к ц и о н а л ь н ы х с и с т е м , м ы п о с у щ е с т в у возвра­
щаемся к ф а к т а м , хорошо известным в современной психологии.
Наблюдая в з а и м н у ю с в я з ь о т д е л ь н ы х п с и х и ч е с к и х п р о ц е с с о в ме­
тодом психометрических исследований, такие авторы, как Спирмэн
( 1 9 3 2 ) , Т е р с т о н (1947) и д р . , п р и ш л и к в ы в о д у , что о т д е л ь н ы е г р у п п ы
функций имеют в своей основе общие факторы, в результате которых
м о ж н о о б н а р у ж и т ь их в ы с о к у ю к о р р е л я ц и ю с изменчивостью одних и
отсутствие к о р р е л я ц и и с изменчивостью других функций.
Эти работы вызвали п о я в л е н и е ц е л о г о н а п р а в л е н и я психологиче­
ских и с с л е д о в а н и й , и з в е с т н о г о п о д н а з в а н и е м « ф а к т о р и а л ь н о г о анали­
за», р а с п о л а г а ю щ е г о т о ч н ы м и математическими методами установле­
1
ния о б щ и х и с п е ц и а л ь н ы х факторов . Синдромный анализ с полным
основанием можно считать разновидностью «факториального анализа»,

1
Приемы «факториального анализа» психологических факторов в последнее вре­
мя стали использоваться Б. М. Тепловым и его сотрудниками в целях изучения приз­
наков, л е ж а щ и х в основе физиологических свойств нервных процессов (В. Д. Небы-
лицын, 1960 и д р . ) .

5* 67
бперирующего ф а к т а м и патологии высших психических функций с той
л и ш ь о с о б е н н о с т ь ю , что о н н а п р а в л е н н а и с с л е д о в а н и е с т р у к т у р ы пси­
хических процессов у одного испытуемого.
Все, что м ы с к а з а л и д о сих п о р , н у ж д а е т с я в о д н о м с у щ е с т в е н н о м
уточнении.
«Основной фактор», л е ж а щ и й в основе р а з л и ч н ы х нарушений, не
о б я з а т е л ь н о с в о д и т с я к п е р в и ч н о м у д е ф е к т у « с о б с т в е н н о й ф у н к ц и и » по­
страдавшего мозгового у ч а с т к а и не в е д е т о б я з а т е л ь н о к п о л н о м у вы­
падению этой функции. В ряде случаев н а б л ю д а е т с я не в ы п а д е н и е , а
ослабление « с о б с т в е н н о й ф у н к ц и и » п о р а ж е н н о г о у ч а с т к а м о з г а , прояв­
ляющееся в частных локальных нарушениях нейродинамики данной
функции. Наконец, в целом ряде случаев общей патологии мозга, этот
ф а к т о р не имеет вообще топического характера; он может сводиться
к х о р о ш о и з у ч е н н ы м в п а в л о в с к о й ш к о л е о б щ и м п а т о л о г и ч е с к и м изме­
н е н и я м н е й р о д и н а м и к и (см. А. Г И в а н о в - С м о л е н с к и й , 1949 и д р . ) .
Во всех этих с л у ч а я х н а р у ш е н и я , к о т о р ы е п р о я в л я ю т с я в с л а б о с т и
н е р в н ы х п р о ц е с с о в , их н е д о с т а т о ч н о й п о д в и ж н о с т и , в о с л а б л е н и и внут­
реннего т о р м о ж е н и я и патологически возросшем внешнем торможении
р а з в о з н и к ш и х процессов, могут о д и н а к о в о в ы с т у п а т ь в р а з н ы х анали­
заторах, тем с а м ы м т е р я я свою очаговую избирательность. Н а и б о л е е
существенным я в л я е т с я , о д н а к о , т о т ф а к т , что о б щ е е н а р у ш е н и е дина­
мики нервных процессов неизбежно сказывается в первую очередь на
наиболее сложных по своей организации формах корковой деятель­
ности. П о э т о м у м о ж н о д у м а т ь , что в э т и х с л у ч а я х преимущественно
с т р а д а е т высший уровень организации психических процессов и воз­
н и к а е т т о с н и ж е н и е ф о р м п с и х и ч е с к о й д е я т е л ь н о с т и , н а к о т о р о е обра­
щ а л и внимание многие видные невропатологи, начиная с Б а й а р ж е
(1865) и Д ж е к с о н а (1884) и к о н ч а я Х э д о м ( 1 9 2 6 ) , О м б р е д а н о м (1951)
и др. Раскрытие физиологических механизмов этого снижения уровня
психофизиологических процессов будет несомненно одним из н а и б о л е е
в а ж н ы х этапов развития научной неврологической мысли.
Мы сформулировали общие положения, из которых будем исходить
при д а л ь н е й ш е м рассмотрении конкретного м а т е р и а л а . Они к а ж у т с я
нам достаточно обоснованными и оправдавшими себя в длительной
практике топической диагностики л о к а л ь н ы х поражений мозга.
Н а м о с т а л о с ь т о л ь к о у к а з а т ь н а е щ е о д н у г р у п п у т р е б о в а н и й , со­
б л ю д е н и е к о т о р ы х н е о б х о д и м о п р и и з у ч е н и и н а р у ш е н и й в ы с ш и х корко­
вых функций в результате очаговых поражений мозга. Они являются
с к о р е е з а д а ч е й д а л ь н е й ш и х и с с л е д о в а н и й , ч е м р е з у л ь т а т о м у ж е полу­
ченного опыта. Р е ч ь идет о необходимости нейродинамической квалифи­
кации изучаемых нарушений.
И з в е с т н о , что н а р у ш е н и е ф у н к ц и и , в о з н и к а ю щ е е в р е з у л ь т а т е пато­
логического изменения в состоянии определенного участка мозга (или
мозгового а п п а р а т а в ц е л о м ) , часто не приводит к в ы п а д е н и ю ф у н к ц и и ,
а выражается либо в симптомах угнетения деятельности соответствую­
щ е г о у ч а с т к а , л и б о в с и м п т о м а х его р а з д р а ж е н и я .
Э т о п а т о л о г и ч е с к о е с о с т о я н и е м о з г а ( и л и его о т д е л ь н ы х у ч а с т к о в ) ,
к а к м ы у к а з ы в а л и в ы ш е , п р о я в л я е т с я в з н а ч и т е л ь н ы х и з м е н е н и я х ди­
н а м и к и в ы с ш и х н е р в н ы х п р о ц е с с о в , п р и в о д я к о с л а б л е н и ю с и л ы нерв­
ных процессов, н а р у ш е н и ю н а и б о л е е с л о ж н ы х ф о р м в н у т р е н н е г о тор­
м о ж е н и я , к н е у р а в н о в е ш е н н о с т и н е р в н ы х п р о ц е с с о в , к п о в ы ш е н н о й пато­
логической инертности, к нарушению синтетических форм деятельности
(нередко о б о з н а ч а е м ы х к а к «сужение объема» той или иной ф у н к ц и и ) ,
к о с л а б л е н и ю следовой д е я т е л ь н о с т и и т. д. Т а к а я нейродинамическая
характеристика патологически измененной корковой деятельности воз-

68
м о ж н а л и ш ь с в в е д е н и е м с о в р е м е н н ы х м е т о д о в и з у ч е н и я в ы с ш е й нерв­
ной д е я т е л ь н о с т и , что в н а с т о я щ е е в р е м я я в л я е т с я самой актуальной
задачей исследования патологии высших корковых функций.
Естественно, однако, что в ы п о л н е н и е э т о й з а д а ч и т р е б у е т т р у д а
целого поколения исследователей. Вот почему в этой книге, к о т о р а я
в большей степени я в л я е т с я и т о г о м у ж е п р о в е д е н н ы х р а б о т , чем сооб­
щ е н и е м о т е к у щ и х и с с л е д о в а н и я х , н е й р о д и н а м и ч е с к о е и з у ч е н и е патоло­
гических и з м е н е н и й корковых процессов, в о з н и к а ю щ и х при л о к а л ь н ы х
поражениях мозга, о т р а ж е н о еще недостаточно и формулируется к а к
задача дальнейшей работы.
Часть II

НАРУШЕНИЕ ВЫСШИХ КОРКОВЫХ ФУНКЦИЙ


ПРИ ЛОКАЛЬНЫХ ПОРАЖЕНИЯХ МОЗГА

1. НЕКОТОРЫЕ ОСНОВНЫЕ ВОПРОСЫ ИССЛЕДОВАНИЯ ВЫСШИХ


КОРКОВЫХ ФУНКЦИЙ ПРИ ЛОКАЛЬНЫХ ПОРАЖЕНИЯХ МОЗГА

а ) О б основных ф о р м а х нарушения высших корковых функций


при локальных п о р а ж е н и я х м о з г а

Классическая неврология разделяла синдромы нарушения высших


корковых функций при л о к а л ь н ы х поражениях мозга на три основные
г р у п п ы , о п и с ы в а я к а к с а м о с т о я т е л ь н ы е я в л е н и я агнозии, апраксии и
афазии. К ним п р и с о е д и н я л и с ь и б о л е е ч а с т н ы е р а с с т р о й с т в а , выступа­
ю щ и е в ф о р м е а л е к с и и , а г р а ф и и , а к а л ь к у л и и , а м у з и и и т. д.
Выделение основных синдромов агнозии, апраксии и а ф а з и и имеет
свои к л и н и ч е с к и е о с н о в а н и я .
Действительно, при исследовании нарушений высших корковых
функций при очаговых п о р а ж е н и я х м о з г а ч а с т о н а п е р в ы й п л а н высту­
пают либо познавательные, либо двигательные, либо речевые расстрой­
ства. О д н а к о в н а с т о я щ е е в р е м я подобный подход к патологии в ы с ш и х
корковых функций при л о к а л ь н ы х поражениях мозга встречает как
ф а к т и ч е с к и е , т а к и т е о р е т и ч е с к и е в о з р а ж е н и я . В ы д е л е н и е с и н д р о м о в аг­
нозии, а п р а к с и и и а ф а з и и как четко очерченных самостоятельных
с и м п т о м о к о м п л е к с о в и с х о д и л о из м ы с л и о т о м , что э т и с т р а д а н и я про­
текают обособленно как от нарушений более элементарных функций,
т а к и д р у г от д р у г а .
Классики неврологии, противопоставляя нарушения высших и более
э л е м е н т а р н ы х ф у н к ц и й , о п р е д е л я л и а г н о з и ю к а к т а к о е н а р у ш е н и е вос­
приятия, которое протекает на фоне с о х р а н н ы х о щ у щ е н и й , а а п р а к с и ю —
как расстройство действия, в о з н и к а ю щ е е при сохранности э л е м е н т а р н ы х
двигательных функций. В учении об а ф а з и и к а к «речевой асимболии»,
с ф о р м у л и р о в а н н о м е щ е Ф и н к е л ь б у р г о м (1870) и К у с с м а у л е м ( 1 8 8 5 ) ,
это противопоставление о т н о с и л о с ь и к речи, с т р а д а н и я к о т о р о й рас­
сматривались как независимые от более элементарных дефектов.
В к о н е ч н о м и т о г е а г н о з и я , а п р а к с и я и а ф а з и я п о н и м а л и с ь к а к рас­
стройства высшей «символической» деятельности, резко обособленные
от более элементарного типа страданий.
Вместе с этим в классическом подходе к агнозиям, а п р а к с и я м и
а ф а з и я м часто в ы с т у п а л а и д р у г а я тенденция — п р е д с т а в л я т ь их к а к
страдания, независимые друг от друга.
Это п о л о ж е н и е имело свои теоретические о с н о в а н и я в психологии
т о г о в р е м е н и , с ч и т а в ш е й с л о ж н ы е д в и г а т е л ь н ы е , п о з н а в а т е л ь н ы е и рече­
вые процессы высшими «символическими» функциями, отличными от
сензомоторного уровня деятельности.

70
Однако со временем стали накапливаться факты, противоречившие
подобным представлениям.
П о я в и л и с ь к л и н и ч е с к и е у к а з а н и я н а то, что в о с н о в е а г н о з и й могут
лежать более элементарные сензорные, а в основе апраксий — более
элементарные двигательные дефекты. Как показали наблюдения, даже
п р и речевых расстройствах могут н а б л ю д а т ь с я с у щ е с т в е н н ы е наруше­
ния с е н з о р н ы х и д в и г а т е л ь н ы х к о м п о н е н т о в , у ч а с т в у ю щ и х в ф о р м и р о ­
в а н и и речевой деятельности. За последнее время эта тенденция сгладить
разрыв между относительно элементарными и сложными нарушениями
и подойти к физиологическому анализу механизмов, л е ж а щ и х в основе
•сложных « с и м в о л и ч е с к и х » р а с с т р о й с т в , в ы я в и л а с ь о с о б е н н о о т ч е т л и в о .
В р я д е и с с л е д о в а н и й ( Б а й , 1950, 1957; Д е н н и - Б р а у н , 1951, 1958; З а н г -
Б И Л Л и его с о т р у д н и к и , 1951 и д р . ; Т е й б е р , 1955, 1959, 1960 и д р . ; Ажу-
р и а г е р р а и Э к а э н , 1960 и д р . ) б ы л и д а н ы у б е д и т е л ь н ы е м а т е р и а л ы , по­
казывающие, насколько серьезными могут б ы т ь и з м е н е н и я в относи­
тельно элементарных с е н з о р н ы х и д в и г а т е л ь н ы х п р о ц е с с а х п р и агно­
стических, апраксических и афазических расстройствах.
О д н о в р е м е н н о в к л и н и к е в с е б о л ь ш е н а к а п л и в а л и с ь ф а к т ы , проти­
в о р е ч а щ и е п р е д с т а в л е н и ю о б а г н о з и я х , а п р а к с и я х и а ф а з и я х к а к само­
стоятельных, изолированных друг от друга нарушениях.
Н а б л ю д е н и я п о к а з ы в а л и , что х о р о ш о и з в е с т н ы е в к л и н и к е наруше­
н и я зрительной ориентации в пространстве (так н а з ы в а е м а я «простран­
ственная агнозия»), как правило, сопровождаются отчетливыми
н а р у ш е н и я м и д в и ж е н и й , которые, будучи л и ш е н ы н у ж н ы х пространст­
венных афферентаций, приобретают апрактический характер. Была
установлена тесная связь явлений астереогноза с нарушением тонких
v. четко о р г а н и з о в а н н ы х о щ у п ы в а ю щ и х д в и ж е н и й . Н а к о н е ц , п о я в и л и с ь
у к а з а н и я н а то, что о п т и к о - г н о с т и ч е с к и е р а с с т р о й с т в а ч а с т о с о п р о в о ж ­
д а ю т с я выраженными нарушениями движений глаз, которые нередко
с к а з ы в а ю т с я столь з н а ч и т е л ь н ы м и , что б ы в а е т трудно с к а з а т ь , л е ж и т л и
в основе данного нарушения «гностический» или «праксический» дефект.
В с е эти ф а к т ы п р и в е л и м н о г и х и с с л е д о в а т е л е й к о т к а з у о т ч е т к о г о раз­
г р а н и ч е н и я а г н о з и й и а п р а к с и й . Н е в р о л о г и я н а ч а л а п о л ь з о в а т ь с я тер­
мином «апрактагнозия», о т р а ж а ю щ и м единство между сензорными и
моторными д е ф е к т а м и , к о т о р о е с в о з р а с т а ю щ и м б о г а т с т в о м клиниче­
ского опыта стало приниматься скорее как правило, ч е м к а к исклю­
ч е н и е . Р а с с м о т р е н и е а г н о з и й , а п р а к с и й и а ф а з и й в их р е з к о м обособ­
лении к а к от более элементарных расстройств, т а к и друг от друга
встречает т а к ж е и серьезные теоретические возражения.
К а к мы у ж е г о в о р и л и в ы ш е ( с м . I, 1, б и в ) , с о в р е м е н н а я физио­
л о г и ч е с к а я и п с и х о л о г и ч е с к а я т е о р и я , о с н о в о п о л о ж н и к а м и к о т о р о й яв­
л я ю т с я И. М. Сеченов, И. П. П а в л о в , представляет сензорные процессы
как результат работы а н а л и з а т о р о в и отрицает отрыв высших познава­
т е л ь н ы х п р о ц е с с о в от их э л е м е н т а р н ы х к о м п о н е н т о в . С п о з и ц и й павлов­
ского рефлекторного а н а л и з а очевидна вся непродуктивность описания
нарушения высших корковых функций в таких субъективных понятиях,
к а к , например, «нарушение у з н а в а н и я при сохранности зрения», которые
могли быть хорошими описательными терминами во времена Мунка, но
которые фактически з а к р ы в а ю т пути д л я их д а л ь н е й ш е г о физиологиче­
ского изучения. Поэтому передовая исследовательская м ы с л ь в на­
стоящее время выдвигает как первоочередную задачу нейрофизиологии
изучение э л е м е н т а р н ы х компонентов, входящих в состав более сложных
<|)орм а н а л и т й к о - с и н т е т и ч е с к о й д е я т е л ь н о с т и с о д н о в р е м е н н ы м призна­
нием всей качественной специфики последних.
С другой стороны, современная психология решительно отказа-

71
л а с ь от господствовавшего в свое время резкого обособления сензор-
ных процессов от д в и г а т е л ь н ы х и р а с с м о т р е н и я их к а к и з о л и р о в а н н ы х
функций.
Как мы уже указывали выше, согласно рефлекторной концепции
ощущения и восприятия трактуются как избирательное систематизи­
рованное отражение д е й с т в и т е л ь н о с т и , в с о с т а в е к о т о р о г о м о ж н о вы­
делить собственно чувствительные (афферентные) и двигательные (эф­
ф е р е н т н ы е ) к о м п о н е н т ы . Е щ е И . М . С е ч е н о в , в к л ю ч а я в п р о ц е с с ы зри­
т е л ь н о г о в о с п р и я т и я а к т и в н ы е « о щ у п ы в а ю щ и е » д в и ж е н и я г л а з , подчер­
кивал тем с а м ы м рефлекторный, афферентно-эфферентный характер*
этого акта. Д а л ь н е й ш и е исследования распространили этот принцип и
н а к о ж н о - к и н е с т е т и ч е с к о е и д а ж е н а с л у х о в о е в о с п р и я т и е , п о к а з а в , что-
в к а ж д о м из этих «сензорных» процессов участвуют свои двигательные-
компоненты. Открытия нейроанатомов последних десятилетий, опи­
савших собственные моторные аппараты рецепторов и эфферентные
волокна, входящие в состав нервного аппарата каждого анализатора
(см. Г, 2, г ) , д а л и с о в р е м е н н ы м п р е д с т а в л е н и я м о с т р о е н и и с е н з о р н ы х
процессов прочную морфологическую основу. П о э т о м у второй важней­
ш е й з а д а ч е й с о в р е м е н н о й н е й р о ф и з и о л о г и и я в л я е т с я и з у ч е н и е с в я з и ме­
ж д у с л о ж н ы м и ч у в с т в и т е л ь н ы м и и д в и г а т е л ь н ы м и р а с с т р о й с т в а м и , с од­
ной с т о р о н ы , и а п р а к с и я м и и « г н о с т и ч е с к и м и » а ф ф е р е н т н ы м и наруше­
ниями, с другой.
Столь же серьезные основания з а с т а в л я ю т с у щ е с т в е н н о пересмот­
р е т ь и к л а с с и ч е с к и е п р е д с т а в л е н и я об апраксиях и н а п р а в и т ь о с н о в н о е
внимание на изучение афферентных основ н а р у ш е н и я с л о ж н ы х произ­
вольных движений.
Психологическая н а у к а д а в н о о т б р о с и л а п о л о ж е н и е , с о г л а с н о ко­
т о р о м у п р о и з в о л ь н ы е д в и ж е н и я я в л я ю т с я н е д е т е р м и н и р о в а н н ы м и воле­
в ы м и а к т а м и , н е и м е ю щ и м и а ф ф е р е н т н о й о с н о в ы . С у щ е с т в е н н у ю роль,
в э т о м с ы г р а л о в л и я н и е м а т е р и а л и с т и ч е с к о й ф и л о с о ф и и и те к о н к р е т ­
ные данные, которые были получены физиологическими и с с л е д о в а н и я м и .
И . П . П а в л о в , о п и р а я с ь н а д а н н ы е Н . И . К р а с н о г о р с к о г о (1911),.
Ю. М. К о н о р с к о г о и С. М. М и л л е р а ( 1 9 3 6 ) , в п е р в ы е в к л ю ч и л в физио­
логические основы произвольного движения процессы а н а л и з а и синтеза
кинестетических сигналов и выдвинул п о н я т и е « д в и г а т е л ь н о г о анали­
затора». Тем с а м ы м он распространил те принципы, в свете которых
р а с с м а т р и в а л и с ь все а ф ф е р е н т н ы е з о н ы к о р ы г о л о в н о г о м о з г а ( к о ж н о -
к и н е с т е т и ч е с к а я , з р и т е л ь н а я , с л у х о в а я ) , н а д в и г а т е л ь н у ю к о р у и сде­
лал произвольные движения доступными д л я объективного физиологи­
ческого изучения. Р а б о т ы Н . А . Б е р н ш т е й н а (1926, 1935, 1947 и д р . ) ,
посвященные исследованию двигательных актов, уточнили их афферент­
н у ю о с н о в у и у с т а н о в и л и р о л ь о б р а т н о й а ф ф е р е н т а ц и и в их у п р а в л е н и и . .
Однако до настоящего времени остается а к т у а л ь н ы м изучение аффе­
рентной основы нарушения высших форм д в и ж е н и я и действия.
Таким образом, современные научные представления о рефлектор­
ном с т р о е н и и с е н з о р н ы х и д в и г а т е л ь н ы х п р о ц е с с о в п о д ч е р к и в а ю т их вза­
и м о з а в и с и м о с т ь и д а ю т в с е о с н о в а н и я д л я того, ч т о б ы р а с с м а т р и в а т ь аг­
ностические и апраксические расстройства в теснейшей связи друг
с другом.
А н а л о г и ч н ы е и з м е н е н и я д о л ж н ы б ы т ь в н е с е н ы и в а н а л и з речевых
процессов и их н а р у ш е н и й , в о з н и к а ю щ и х п р и о ч а г о в ы х п о р а ж е н и я х моз­
га. В последнее время в литературе делались попытки рассматривать
сензорную афазию как нарушение акустического гнозиса ( с б л и ж а я ее
с картинами «акустических а г н о з и й » ) , а м о т о р н у ю а ф а з и ю к а к специ­
альную форму апраксических расстройств. За последнее время эти

72
тенденции искать более элементарные д в и г а т е л ь н ы е р а с с т р о й с т в а при
моторно-речевых дефектах были углублены работами Б а я (1950, 1957),
предпринявшего попытки выделить в моторно-афазических нарушениях
паретические, дистонические и диспраксические компоненты.
О д н а к о н е с м о т р я н а т о что в д а н н о м р а з д е л е н е в р о л о г и и с д е л а н ы
существенные шаги в направлении исследования сензорных и моторных
компонентов речи, с л о ж н ы е р а с с т р о й с т в а р е ч и д о сих п о р ч а с т о трак­
туются как совершенно самостоятельная сфера нарушений некой
«символической» деятельности и л и ж е н а р у ш е н и е с п е ц и ф и ч е с к и х «ре­
ч е в ы х о б р а з о в » и и х п е р е д а ч и . К л и н и ч е с к и е о п и с а н и я а ф а з и ч е с к и х симп­
томов выступают у многих авторов без д о л ж н о г о а н а л и з а , и классифи­
кации этих нарушений либо исходят из гипотетических схем, д а в ш и х
основания для выделения картин «проводниковой» или «транскорти­
кальной» а ф а з и и ( ч а щ е всего не п о д т в е р ж д а в ш и х с я клинико-психоло-
гическим и с с л е д о в а н и е м ) , л и б о же о п и р а ю т с я на чисто лингвистические
описания «номинативной», «синтаксической», «семантической» афазий,
которые не отражают подлинного богатства клинических синдромов
и о т о р в а н ы от и с с л е д о в а н и я л е ж а щ и х в их о с н о в е ф и з и о л о г и ч е с к и х ме­
ханизмов.
Такое рассмотрение патологии р е ч е в ы х п р о ц е с с о в о к а з а л о с ь мало­
продуктивным и привело у ч е н и е об а ф а з и я х к с у щ е с т в е н н ы м трудно­
стям, преодолеть к о т о р ы е о н о о к а з а л о с ь н е в с о с т о я н и и . П о э т о м у соз­
дается острая необходимость иного подхода к а ф а з и я м , н а п р а в л е н н о г о
на с б л и ж е н и е их и з у ч е н и я с а н а л и з о м агностических и апраксических
р а с с т р о й с т в , с о д н о й с т о р о н ы , и в ы д е л е н и е м б о л е е э л е м е н т а р н ы х изме­
нений м о з г о в о й д е я т е л ь н о с т и , п р и в о д я щ и х к э т и м с л о ж н ы м н а р у ш е н и ­
ям, с другой.
Р е ч ь представляет собой с л о ж н е й ш у ю с о в о к у п н о с т ь н е р в н ы х про­
цессов, о с у щ е с т в л я е м ы х п р и с о в м е с т н о й д е я т е л ь н о с т и р а з л и ч н ы х уча­
стков головного мозга. С а м и по себе речевые процессы, понимаемые
в узком смысле этого слова, являются сложнейшей системой сензомо-
т о р н ы х к о о р д и н а ц и и , и м е ю щ и х с в о ю , с п е ц и ф и ч е с к у ю о р г а н и з а ц и ю . Вос­
приятие речи основывается на а н а л и з е и синтезе элементов звукового
потока, который осуществляется с о в м е с т н о й р а б о т о й с л у х о в о г о и кине­
стетического а н а л и з а т о р а . П р о ц е с с п р о и з н о ш е н и я с л о в я в л я е т с я слож­
нейшей системой к о о р д и н и р о в а н н ы х а р т и к у л я т о р н ы х д в и ж е н и й , сфор­
мированных в прежнем опыте и имеющих в качестве своей афферент­
ной о с н о в ы р а б о т у т о г о ж е к и н е с т е т и ч е с к о г о и с л у х о в о г о а н а л и з а т о р о в .
Н е м е н е е с л о ж н ы й х а р а к т е р и м е ю т и п р о ц е с с ы п и с ь м а , опираю­
щиеся, к а к мы у ж е видели, на совместную работу слухового, зрительного
и двигательного анализаторов.
Е с т е с т в е н н о п о э т о м у , что п о л н о ц е н н ы й а н а л и з э т и х н а р у ш е н и й мо­
жет быть обеспечен только, если при изучении патологии речевого акта
будут у ч т е н ы и эти частные виды сензорных и д в и г а т е л ь н ы х рас­
стройств.
В с е , что м ы сказали выше, з а с т а в л я е т н а с о т к а з а т ь с я о т изоли­
рованного рассмотрения а г н о з и й , а п р а к с и й и а ф а з и й и от господство­
вавшего в течение долгого периода положения, что э т и м и ф о р м а м и
исчерпывается вся патология высших корковых функций при локальных
поражениях головного мозга. К этому кроме у ж е приведенных выше
а р г у м е н т о в н а с т о л к а е т и т о т ф а к т , что ф о р м ы н а р у ш е н и я в ы с ш и х кор­
ковых п р о ц е с с о в п р и о ч а г о в ы х п о р а ж е н и я х оказываются несравненно
б о г а ч е и что у к л а д ы в а т ь в с е м н о г о о б р а з и е н а б л ю д а е м ы х ф а к т о в в эти
о с н о в н ы е (и ч а с т о н е д о с т а т о ч н о ч е т к и е ) п о н я т и я — з н а ч и л о бы обед­
нять все м н о г о о б р а з и е и з у ч а е м ы х я в л е н и й . Н а п о с л е д у ю щ и х с т р а н и ц а х

73
этой книги мы еще неоднократно б у д е м в о з в р а щ а т ь с я к э т о м у поло­
жению.
Мы посвятили эту книгу н а р у ш е н и ю в ы с ш и х корковых функций
при л о к а л ь н ы х п о р а ж е н и я х мозга и а н а л и з у тех механизмов, которые
л е ж а т в их о с н о в е .
Э т о о з н а ч а е т , что о с н о в н а я з а д а ч а , в о з н и к а ю щ а я п е р е д н а м и , со­
с т о и т п р е ж д е в с е г о в а н а л и з е т о г о , что именно вносит в построение каж­
дой функциональной системы тот или иной анализатор и какие именно
нарушения высших корковых функций возникают при поражении его
корковых отделов.
Исходя из этой задачи, мы и будем строить д а л ь н е й ш е е и з л о ж е н и е .
М ы б у д е м в ы д е л я т ь в к а ч е с т в е и с х о д н о г о о б ъ е к т а о т н о с и т е л ь н о ограни­
ченные п о р а ж е н и я тех или иных зон к о р ы головного мозга, я в л я ю щ и е с я
корковыми о т д е л а м и того или иного а н а л и з а т о р а . Мы будем прослежи­
вать, какие изменения в относительно элементарных ф о р м а х аналитико-
синтетической деятельности я в л я ю т с я непосредственными результатами
э т и х п о р а ж е н и й и к а к и е н а р у ш е н и я в ы с ш и х к о р к о в ы х ф у н к ц и й возни­
кают на их основе. З а т е м мы будем переходить к описанию тех с л о ж н ы х
речевых расстройств, которые в о з н и к а ю т при этих очаговых п о р а ж е н и я х
мозга и я в л я ю т с я их вторичным (системным) результатом.
В м е с т е с т е м н а ш а н а л и з б у д е т н а п р а в л е н н а в ы д е л е н и е т е х фак­
торов, которые л е ж а т в основе всего комплекса нарушений, возникаю­
щих при л о к а л ь н ы х п о р а ж е н и я х головного мозга. Это о з н а ч а е т , что,
д е л а я исходным д л я нашего изучения принцип а н а л и з а топически-огра­
ниченных п о р а ж е н и й мозга, мы будем стараться, где это возможно,
искать психофизиологические механизмы нарушений высших корковых
функций.

* * *

А н а л и з н а р у ш е н и я в ы с ш и х к о р к о в ы х ф у н к ц и й с в ы д е л е н и е м и х эле­
ментарных компонентов и рассмотрение связи а ф ф е р е н т н ы х и эффе­
р е н т н ы х с т о р о н к о р к о в о й д е я т е л ь н о с т и е щ е н е и с ч е р п ы в а ю т т е х принци­
пов, к о т о р ы е д о л ж н ы быть п о л о ж е н ы в основу и с с л е д о в а н и я и з б р а н н о й
нами проблемы. Изучая психофизиологическую основу описываемых
н а р у ш е н и й , мы считаем н е о б х о д и м ы м постоянно у ч и т ы в а т ь специфиче­
ски человеческие формы организации высших корковых процессов,
в формировании и нарушении которых в а ж н е й ш у ю роль играет речевой
фактор.
В ы ш е ( с м . I, 1, в) мы у ж е г о в о р и л и о т о м , что в ы с ш и е п с и х и ч е с к и е
ф у н к ц и и ч е л о в е к а п р е д с т а в л я ю т с о б о й ф у н к ц и о н а л ь н ы е с и с т е м ы , соци­
а л ь н ы е по с в о е м у п р о и с х о ж д е н и ю и о п о с р е д с т в о в а н н ы е по с в о е й струк­
туре. Это п р е ж д е всего о з н а ч а е т , что н и о д н а с л о ж н а я ф о р м а психиче­
ской деятельности человека не протекает без прямого или косвенного
у ч а с т и я речи и что с в я з и в т о р о й с и г н а л ь н о й с и с т е м ы и г р а ю т р е ш а ю щ у ю
р о л ь в их п о с т р о е н и и .
Э т о п о л о ж е н и е з а с т а в л я е т н а с н е с к о л ь к о и з м е н и т ь о б ы ч н ы е пред­
с т а в л е н и я о речи к а к о д н о й и з ч а с т н ы х ф о р м п с и х и ч е с к о й д е я т е л ь н о с т и
и наряду с речевыми процессами в узком смысле этого слова р а з л и ч а т ь
и общую речевую организацию психических процессов.
Р е ч е в а я о р г а н и з а ц и я п с и х и ч е с к и х п р о ц е с с о в п р о я в л я е т с я в слож­
нейшем к о м п л е к с е их ф у н к ц и о н а л ь н ы х особенностей и о п и р а е т с я на тот
н о в ы й п р и н ц и п н е р в н о й д е я т е л ь н о с т и , к о т о р ы й в н о с и т с я в н е р в н у ю дея­
тельность с появлением второй сигнальной системы. Б л а г о д а р я речи
осуществляется функция отвлечения и обобщения непосредственных

74
сигналов действительности и возникает в о з м о ж н о с т ь о т р а ж е н и я тех
связей и отношений предметов и явлений, к о т о р ы е в ы х о д я т д а л е к о за
п р е д е л ы н е п о с р е д с т в е н н о г о ч у в с т в е н н о г о в о с п р и я т и я . Б л а г о д а р я речи
fianie в о с п р и я т и е п р и о б р е т а е т и з б и р а т е л ь н ы й , с и с т е м н ы й х а р а к т е р . На­
к о н е ц , б л а г о д а р я р е ч и о б е с п е ч и в а е т с я т о с в о й с т в о в ы с ш е й н е р в н о й дея­
тельности человека, которое позволило И. П. П а в л о в у о х а р а к т е р и з о в а т ь
в т о р у ю с и г н а л ь н у ю с и с т е м у к а к « в ы с ш и й р е г у л я т о р ч е л о в е ч е с к о г о по­
в е д е н и я » (Пол'.н. с о б р . т р . , т . I I I , 5 7 7 ) . Р е ч е в а я д е я т е л ь н о с т ь , п о н я т а я
з этом ш и р о к о м с м ы с л е слова, д а л е к о выходит за п р е д е л ы тех процессов,
которые можно наблюдать, изучая речевое общение людей друг с другом.
Е с т е с т в е н н о п о э т о м у , что р е ч е в а я о р г а н и з а ц и я п с и х и ч е с к и х процес­
с о в д о д ж н а р а с ц е н и в а т ь с я к а к д е я т е л ь н о с т ь в с е г о м о з г а в ц е л о м , опи­
р а ю щ а я с я на совместную работу целого комплекса анализаторов. Мы
находимся еще в самом начале исследований, посвященных раскрытию
мозговых механизмов, л е ж а щ и х в основе э т о й с п е ц и ф и ч е с к и человече­
ской формы организации корковых процессов. В настоящее время мы
м о ж е м т о л ь к о п р е д п о л а г а т ь , что т о ч р е з в ы ч а й н о е у с л о ж н е н и е в строе­
н и и к о р ы г о л о в н о г о м о з г а ч е л о в е к а с р а з в и т и е м « з о н п е р е к р ы т и я » кор­
к о в ы х к о н ц о в о т д е л ь н ы х а н а л и з а т о р о в и и н т е н с и в н ы м р а з в и т и е м верх­
них с л о е в к о р ы , о к о т о р о м мы г о в о р и л и в ы ш е , г е н е т и ч е с к и с в я з а н о с вне­
сением этого «нового принципа нервной деятельности».
Речевая организация высших корковых функций, исключительная
п о с в о е й с л о ж н о с т и , ч р е з в ы ч а й н о л е г к о н а р у ш а е т с я п р и л ю б ы х к а к оча­
говых, т а к и общих п о р а ж е н и я х мозга. П р о я в л е н и я э т и х н а р у ш е н и й не­
и з б е ж н о будут встречаться нам при исследовании явлений, выходящих
далеко за пределы афазий. П о э т о м у , и з у ч а я с и м п т о м ы н а р у ш е н и я сен­
зорных или двигательных, гностических или праксических процессов при
очаговых поражениях мозга, мы должны внимательно анализировать,
к а к в э т и х с л у ч а я х м е н я е т с я с о о т н о ш е н и е д в у х с и г н а л ь н ы х с и с т е м и ка­
кие стороны речевой организации психических процессов при этом
страдают.
Т а к и м образом, с одной стороны, мы считаем необходимым изучать
нарушения высших корковых функций в теснейшей связи с нарушениями
более элементарных сензомоторных дефектов, с другой стороны, нам
представляется не менее в а ж н ы м исследовать те изменения, которые,
в о з н и к а ю т п р и э т о м в и х р е ч е в о й о р г а н и з а ц и и . Л и ш ь у ч е т о б о и х требо­
ваний может обеспечить достаточно полноценный анализ нарушений
высших корковых функций при очаговых п о р а ж е н и я х мозга.
Изучение нарушения речевой организации психических процессов
при о ч а г о в ы х п о р а ж е н и я х м о з г а т о л ь к о н а ч и н а е т с я , и е с л и п а т о ф и з и о ­
логическое и с с л е д о в а н и е о б щ и х о р г а н и ч е с к и х и л и ф у н к ц и о н а л ь н ы х на­
рушений мозговой деятельности обладает уже значительным опытом и
о п и р а е т с я н а б о л ь ш о е ч и с л о и с с л е д о в а н и й , т о з н а ч и т е л ь н о м е н ь ш е е чи­
сло работ непосредственно п о с в я щ е н о интересующей нас проблеме.
И с с л е д о в а н и е того, к а к н а р у ш а е т с я р е ч е в а я о р г а н и з а ц и я психиче­
ских п р о ц е с с о в п р и о ч а г о в ы х п о р а ж е н и я х м о з г а , к а к н е о д и н а к о в о стра­
д а ю т р а з н ы е е е с т о р о н ы п р и р а з л и ч н о й л о к а л и з а ц и и п о р а ж е н и я , нахо­
дится л и ш ь на с а м ы х н а ч а л ь н ы х э т а п а х ; поэтому тот а н а л и з , который
читатель встретит в последующих главах, д о л ж е н быть расценен лишь
к а к п е р в ы е ш а г и в э т о й новой и е щ е н е д о с т а т о ч н о и з в е д а н н о й о б л а с т и .

б) О п р о б л е м е д о м и н а н т н о г о полушария
Е щ е с о в р е м е н и к л а с с и ч е с к и х и с с л е д о в а н и й Б р о к а (1861) и В е р н и к е
(1874) у с т а н о в л е н о , что о б а п о л у ш а р и я г о л о в н о г о м о з г а п р и всей и х
морфологической симметричности не являются функционально равно-

75
ц е н н ы м и , что л е в о е п о л у ш а р и е у п р а в ш е й преимущественно связано с
р е ч е в ы м и ф у н к ц и я м и и я в л я е т с я в э т о м о т н о ш е н и и д о м и н а н т н ы м , в то
вромя как правое п о л у ш а р и е н е н е с е т с т о л ь в а ж н ы х ( в п е р в у ю оче­
редь речевых) функций и может быть обозначено как субдоминантное.
В о т п о ч е м у п о д а в л я ю щ е е б о л ь ш и н с т в о р а б о т б ы л о п о с в я щ е н о изу­
чению тех н а р у ш е н и й высших к о р к о в ы х ф у н к ц и й , которые возникали
при поражении левого (доминантного) п о л у ш а р и я , в то время к а к симп-

Рис. 23. Речевые зоны коры (по Д е ж е р и н у ) :


Л—зона Верш-гке; В — зона- Б>роюа; Рс — зона' зрительных об­
разов слова

томатика поражений правого (субдоминантного) полушария остава­


л а с ь недостаточно изученной и становится предметом исследования л и ш ь
в самое последнее время.
Р я д о м р а б о т п о к а з а н о , что п о р а ж е н и е о п р е д е л е н н ы х у ч а с т к о в л о б -
н о - в и с о ч н о - т е м е н н ы х о т д е л о в л е в о г о п о л у ш а р и я в ы з ы в а е т у п р а в ш е й на­
р у ш е н и я речи, в т о в р е м я к а к п о р а ж е н и я а н а л о г и ч н ы х у ч а с т к о в право­
го п о л у ш а р и я не п р и в о д я т к п о д о б н ы м с и м п т о м а м .
Этот ф а к т привел р я д авторов к в ы д е л е н и ю «речевых зон» мозговой
к о р ы ( р и с . 2 3 ) . В д а л ь н е й ш е м н а о с н о в а н и и д и н а м и ч е с к о г о исследова­
н и я з н а ч и т е л ь н о г о ч и с л а б о л ь н ы х с р а н е н и я м и р а з л и ч н ы х о т д е л о в моз­
г а б ы л о п о к а з а н о , что е с л и в и н и ц и а л ь н о м периоде ранения речевые
расстройства наблюдаются при поражении широких областей левого
п о л у ш а р и я , то стойкие р е ч е в ы е д е ф е к т ы о с т а ю т с я л и ш ь в с л у ч а я х по­
р а ж е н и я з н а ч и т е л ь н о б о л е е о г р а н и ч е н н ы х у ч а с т к о в м о з г а , к о т о р ы е в це­
лом совпадают с указанной в ы ш е « р е ч е в о й з о н о й » (А. Р . Л у р и я , 1947
и др.) (рис. 2 4 ) .
О д н а к о доминантность одного из полушарий в отношении речевых
функций о к а з а л а с ь вовсе не столь абсолютной, к а к это м о ж н о было
предполагать, и с т е п е н ь э т о й д о м и н а н т н о с т и , к а к п о к а з а л и исследова­
ния, значительно варьирует от с у б ъ е к т а к с у б ъ е к т у и от ф у н к ц и и
к функции.
Еще Джексон (1869) в ы с к а з ы в а л п р е д п о л о ж е н и е , что р е ч ь осу­
ществляется совместной работой обоих полушарий, причем л е в о е , до­
минантное, полушарие связано с наиболее сложно построенными форма-

76
м и п р о и з в о л ь н о й речи, в т о в р е м я к а к правое полушарие осуществляет
б о л е е э л е м е н т а р н ы е ф у н к ц и и а в т о м а т и з и р о в а н н о й р е ч и . К м ы с л и о сов­
местном участии обоих п о л у ш а р и й в осуществлении с л о ж н ы х ( в том
числе и речевых) психических функций в о з в р а щ а л и с ь многие авторы;
в последнее время в советской психологии это положение было разрабо­
тано Б. Г Ананьевым (1960). Мы т а к ж е п о л а г а е м , что м о з г о в ы м суб-

Рис. 24. Распределение речевых нарушений при различной локализации ра­


нений мозга в начальных и резидуальных периодах травматической болезни
(по А. Р. Л у р и я ) .
Рисунок показывает процент случаев, в которых огнестрельное ранение со­
ответствующей зоны левого полушария сопровождается речевыми расстрой­
ствами разной тяжести (таблица дана на основании исследования около 800
случаев огнестрельных ранений черепа)

с т р а т о м в ы с ш и х п с и х и ч е с к и х ф у н к ц и й , в т о м ч и с л е и речи, я в л я е т с я сов­
местная деятельность обоих полушарий, неравноценных, однако, по
с в о е м у з н а ч е н и ю . Б е з у с л о в н о , х а р а к т е р у ч а с т и я о б о и х п о л у ш а р и й в ор­
ганизациях высших п с и х и ч е с к и х , в т о м ч и с л е и р е ч е в ы х ф у н к ц и й , дол­
жен стать предметом дальнейших исследований.
Е с л и т о ч н о е о п р е д е л е н и е т о й р о л и , к о т о р у ю и г р а е т п р а в о е субдоми­
нантное полушарие в осуществлении в ы с ш и х к о р к о в ы х ф у н к ц и й , ос­
тается неясным, то клинические наблюдения значительного числа авторов
( Ч е с т е р , 1936; А . Р . Л у р и я , 1947; Г у д г л а с с и К в а д ф а з е л ь , 1947; Х э м ф р и
и З а н г в и л л , 1952; Э т т л и н г е р , Д ж е к с о н и З а н г в и л л , 1955; С у б и р а к о , 1958;
А ж у р и а г е р р а и Э к а э н , 1960; З а н г в и л л , 1960 и д р . ) у б е д и т е л ь н о показы­
в а ю т , что у л е в ш е й п о р а ж е н и я с у б д о м и н а н т н о г о у них л е в о г о полуша­
рия т а к ж е приводят к определенным нарушениям речи и с в я з а н н ы х
с ней п о з н а в а т е л ь н ы х п р о ц е с с о в . С о о т в е т с т в е н н о п р и п о р а ж е н и и доми­
н а н т н о г о п о л у ш а р и я р е ч ь (и с в я з а н н ы е с ней ф у н к ц и и ) у различных
субъектов нарушается неодинаково и может претерпевать обратное
развитие с различной легкостью, сравнительно хорошо восстанавливаясь
у одних и о к а з ы в а я с ь почти н е о б р а т и м о й у других. Эти ф а к т ы н е л ь з я

*77
о б ъ я с н и т ь т о л ь к о с т е п е н ь ю п о р а ж е н и я ( в е л и ч и н о й о ч а г а , н а л и ч и е м ос­
л о ж н я ю щ и х ф а к т о р о в и т. д . ) . По-видимому, степень доминантности
о д н о г о и з п о л у ш а р и й д а ж е в о т н о ш е н и и т а к и х « л а т е р а л и з о в а н н ы х » про­
ц е с с о в , к а к речь, о ч е н ь в а р ь и р у е т от с л у ч а я к с л у ч а ю , и и м е н н о э т о об­
стоятельство вносит значительное разнообразие в очаговую патологию
высших корковых функций. Вероятно, именно этим обстоятельством
м о ж н о о б ъ я с н и т ь т о т ф а к т , что о д и н а к о в ы е п о р а с п о л о ж е н и ю о ч а г и в
р а з н ы х случаях могут д а в а т ь н е о д и н а к о в о в ы р а ж е н н у ю с и м п т о м а т и к у .
Б о л ь ш о е значение имеют и те наблюдения, которые показывают, что
очаг, р а з р у ш а ю щ и й т а к н а з ы в а е м ы е «речевые зоны» левого п о л у ш а р и я ,
может we приводить к сколько-нибудь в ы р а ж е н н ы м симптомам (как э т о
н а б л ю д а е т с я , н а п р и м е р , е с л и о н в о з н и к в р а н н е м д е т с т в е и л и е с л и пато­
логическое состояние этих областей коры м о з г а н а р а с т а л о о ч е н ь мед­
л е н н о ) . К этому следует прибавить и тот ф а к т , что а б с о л ю т н а я доми­
нантность одного п о л у ш а р и я в отношений всех психических ф у н к ц и й ,
по-видимому, существует гораздо р е ж е , чем это п р е д п о л а г а ю т , и что
многие люди проявляют лишь частичную и неодинаковую доминант­
ность п о л у ш а р и я в отношении р а з н ы х функций, б л а г о д а р я чему ч е л о в е к
может быть, например, «правшой» в отношении руки, но с в е д у щ е й
ф у н к ц и е й л е в о г о г л а з а и т. п. \
Р а з л и ч н а я степень доминантности полушарий варьирует, однако,
к а к б ы л о у ж е с к а з а н о , не т о л ь к о от с у б ъ е к т а к с у б ъ е к т у , но и от функ­
ции к функции. Если речевые процессы, к а к правило, о б н а р у ж и в а ю т
значительную степень л а т е р а л и з а ц и и и у б о л ь ш и н с т в а людей з а в и с я т от
в е д у щ е г о ( д о м и н а н т н о г о ) п о л у ш а р и я , т о с у щ е с т в у е т р я д ф у н к ц и й , в ко­
т о р ы х э т а степень л а т е р а л и з а ц и и в ы р а ж е н а з н а ч и т е л ь н о м е н ь ш е .
Н и ж е м ы е щ е б у д е м и м е т ь с л у ч а и п о к а з а т ь , что п р о ц е с с ы зритель­
ного в о с п р и я т и я , п о - в и д и м о м у , в з н а ч и т е л ь н о меньшей степени связаны
с одним ведущим полушарием и что н а и б о л е е в ы р а ж е н н ы е и с т о й к и е
агностические расстройства возникают при двусторонних поражениях
с о о т в е т с т в у ю щ и х о т д е л о в к о р ы (см. I I , 3 , в ) . Б л и з к и е к э т о м у д а н н ы е
наблюдаются при нарушении избирательной организации произвольного
действия вследствие п о р а ж е н и я лобных отделов мозга (см. II, 5, в — ж ) .
Все эти д а н н ы е з а с т а в л я ю т д у м а т ь о различной степени л а т е р а л и з а ц и и
различных психических функций.
Л е г к о в и д е т ь , что о т н о с и т е л ь н о е значение ведущего полушария в
о с у щ е с т в л е н и и р а з н ы х ф у н к ц и й я в л я е т с я в а ж н ы м ф а к т о м , к о т о р ы й на­
р я д у с р а з л и ч н о й с т е п е н ь ю д о м и н а н т н о с т и о д н о г о из п о л у ш а р и й у раз­
ных л и ц сильно о с л о ж н я е т исследование патологии высших к о р к о в ы х
функций при очаговых п о р а ж е н и я х мозга.
Не исключено т а к ж е , что в о т н о ш е н и и некоторых психических
процессов можно говорить скорее о доминантности п р а в о г о полуша­
рия; по некоторым данным, такими являются, по-видимому, музические
п р о ц е с с ы , о с о з н а н и е с о б с т в е н н о г о д е ф е к т а и д р . Р а з л и ч н о е у ч а с т и е обо­
их п о л у ш а р и й в осуществлении с л о ж н ы х видов психической деятель­
н о с т и н е о г р а н и ч и в а е т с я , о д н а к о , т е м , что м ы г о в о р и л и д о сих п о р . Ис­
следования, проведенные за последние десятилетия (Б. Г Ананьев,
1959, 1960 и д р . ) п о к а з ы в а ю т , что, к а к п р а в и л о , м н о г и е ф у н к ц и и осуще­
с т в л я ю т с я п р и у ч а с т и и о б о и х п о л у ш а р и й , н о в с в я з и с т е м , что о д н а и з
рук играет ведущую, а другая подсобную роль, характер участия левого
и правого полушарий в этих ф у н к ц и я х о к а з ы в а е т с я глубоко различ­
ным. С наибольшей отчетливостью этот ф а к т был п о к а з а н Тейбером

1
О методах установления общей и частичной доминантности полушария будет-
сказано ниже (см. I l l , 1).

78
и его с о т р у д н и к а м и ( С е м м е с , В е й н ш т е й н , Г е н т и Т е й б е р , I 9 6 0 ) . И з у ч а я
особенности нарушения т а к т и л ь н о й ч у в с т в и т е л ь н о с т и п р и огнестрель­
н ы х р а н е н и я х п р а в о г о и л е в о г о п о л у ш а р и й , э т и а в т о р ы м о г л и наблю­
д а т ь , что д а ж е в о т н о ш е н и и т а к и х д а л е к и х о т р е ч и ф у н к ц и й , к а к чувст­
вительность, характер функциональной организации обоих полушарий
оказывается различным. Е с л и в л е в о м ( в е д у щ е м ) п о л у ш а р и и сензор­
н ы е ф у н к ц и и п р е д с т а в л е н ы о ч е н ь д и ф ф е р е н ц и р о в а н н о , т о в п р а в о м (суб­
доминантном) п о л у ш а р и и они представлены более д и ф ф у з н о . П о э т о м у
поражение только одних сензомоторных участков левого полушария
п р и в о д и т к н а р у ш е н и ю ч у в с т в и т е л ь н о с т и в п р о т и в о п о л о ж н о й р у к е , в то
время к а к р а с п о л о ж е н н ы е вне этих зон ранения не ведут к появлению
сензорных расстройств. Наоборот, ранения правого п о л у ш а р и я могут
вызвать дефекты чувствительности, д а ж е если они не р а с п о л а г а ю т с я
в пределах с е н з о м о т о р н о й з о н ы ; н е р е д к о э т и р а н е н и я в ы з ы в а ю т нару­
шения и в одноименной руке.
П о л о ж е н и е о том, что оба п о л у ш а р и я при идентичности морфологи­
ческой структуры имеют различную степень функциональной диффе­
р е н ц и р о в а н н о е ™ и что э т о с к а з ы в а е т с я не т о л ь к о на р е ч е в ы х , но и на
сензорных (а в о з м о ж н о , и д в и г а т е л ь н ы х ) ф у н к ц и я х , л и ш ь в последние
г о д ы с т а л о о т ч е т л и в о в ы с к а з ы в а т ь с я в л и т е р а т у р е . В о з м о ж н о , что ис­
следования в этом направлении дадут существенные результаты.
Л е г к о в и д е т ь , что н е д о с т а т о ч н о с т ь н а ш и х з н а н и й в о т н о ш е н и и сте­
пени доминантности полушарий у разных лиц и в отношении разных
функций создает значительные з а т р у д н е н и я п р и к л и н и ч е с к о м исследо­
вании больных с локальными поражениями головного мозга.
П о э т о м у некоторые в а ж н ы е вопросы могут сейчас решаться лишь
в первом приближении.
К ним о т н о с и т с я , в ч а с т н о с т и , в о п р о с о т е х н а р у ш е н и я х в ы с ш и х кор­
к о в ы х ф у н к ц и й , к о т о р ы е в о з н и к а ю т п р и п о р а ж е н и я х п р а в о г о (субдоми­
н а н т н о г о ) п о л у ш а р и я , и т е м б о л е е в о п р о с о б у ч а с т и и п р а в о г о (субдоми­
нантного) п о л у ш а р и я в компенсации дефектов, вызванных п о р а ж е н и я м и
левого ( д о м и н а н т н о г о ) п о л у ш а р и я .
В данной книге мы с о з н а т е л ь н о о с т а в л я е м все эти п р о б л е м ы вне
нашего рассмотрения, сохраняя у в е р е н н о с т ь , что п р и н а к о п л е н и и нуж­
ных з н а н и й и х р е ш е н и е б у д е т в о з м о ж н о .

в) П р о б л е м а о б щ е м о з г о в ы х компонентов при локальных


поражениях мозга

Остановимся на последнем моменте, существенно осложняющем


топический анализ нарушения высших корковых ф у н к ц и й . Р е ч ь идет
о в л и я н и и о б щ е м о з г о в ы х ф а к т о р о в на н а р у ш е н и я д а н н ы х ф у н к ц и й , с ко­
торыми приходится с т а л к и в а т ь с я при различных очаговых п о р а ж е н и я х
мозга. Эти общемозговые ф а к т о р ы отчетливо выступают у ж е в случаях
огнестрельных р а н е н и й м о з г а и о с о б е н н о в н а ч а л ь н о м п е р и о д е трав­
м а т и ч е с к о й б о л е з н и , к о г д а , к а к э т о п о к а з а л Л . И . С м и р н о в ( 1 9 4 7 ) , пе-
р и ф о к а л ь н ы е я в л е н и я , и з м е н е н и я с о с у д и с т о г о к р о в о о б р а щ е н и я , наруше­
ния л и к в о р о д и н а м и к и и я в л е н и я п р о т и в о у д а р а м о г у т в ы с т у п а т ь особен­
но отчетливо. Л и ш ь н е к о т о р ы е п о р а ж е н и я , н а п р и м е р н е к о т о р ы е вдав­
л е н н ы е п е р е л о м ы ч е р е п а , а т а к ж е р е з и д у а л ь н ы е с о с т о я н и я п о с л е огне­
стрельных ранений черепа (касательных и сквозных) могут протекать
относительно локально.
Особенно выраженные формы общемозговые факторы принимают
при с о с у д и с т ы х н а р у ш е н и я х и о п у х о л я х м о з г а . И з в е с т н о , н а п р и м е р , что
сосудистые н а р у ш е н и я , приводящие к кровоизлиянию или тромбозу,

79
п р о т е к а ю т о б ы ч н о н а ф о н е и з м е н е н н о г о к р о в о о б р а щ е н и я , к о т о р о е (ча­
щ е у б о л ь н ы х п о ж и л о г о в о з р а с т а ) в ы з ы в а е т н е д о с т а т о ч н о е п и т а н и е моз­
га и а р т е р и о с к л е р о т и ч е с к и е и з м е н е н и я п с и х и ч е с к и х п р о ц е с с о в , неодно­
к р а т н о о п и с а н н ы е в л и т е р а т у р е . О д н а к о с а м о к р о в о и з л и я н и е , и л и тром­
б о з , п р и в о д и т к д о п о л н и т е л ь н ы м я в л е н и я м , в ы х о д я щ и м д а л е к о з а пре­
делы местных, очаговых нарушений. К р о в о и з л и я н и е из относительно
б о л ь ш о й а р т е р и и ( и л и т р о м б о з ее) з а х в а т ы в а е т о б ы ч н о б о л ь ш у ю пло­
щ а д ь мозга, васкуляризация которой связана с этой артерией. К этому
присоединяются явления местных рефлекторных нарушений сосудистой
д е я т е л ь н о с т и . В с е это п р и в о д и т к р а с п р о с т р а н е н и ю в о з н и к а ю щ и х изме­
нений д а л е к о з а т е п р е д е л ы , в к о т о р ы х н е п о с р е д с т в е н н о р а с п о л а г а е т с я
основной патологический, очаг.
Не менее отчетливо в ы с т у п а ю т о б щ е м о з г о в ы е ф а к т о р ы и п р и опу­
холях мозга.
К а к п р а в и л о , к а ж д а я , о с о б е н н о б о л ь ш а я п о р а з м е р а м , о п у х о л ь со­
п р о в о ж д а е т с я г и п е р т е н з и о н н о - д и с л о к а ц и о н н ы м и я в л е н и я м и , ч т о и при­
водит к изменению л и к в о р о о б р а щ е н и я в виде н а р у ш е н и я оттока л и к в о р а
и внутренней или внешней гидроцефалии. Опухоль мозга существенно
в л и я е т и- на с о с у д и с т о е к р о в о о б р а щ е н и е , в ы з ы в а я м е х а н и ч е с к и е и реф­
л е к т о р н ы е и з м е н е н и я с о с у д о в и п р и в о д я к н а р у ш е н и ю н о р м а л ь н о г о пи­
тания мозговой ткани, расположенной вне пределов патологического
о ч а г а . Е с л и п р и с о е д и н и т ь к э т о м у , что в с л у ч а я х б ы с т р о р а с т у щ и х и ин­
тенсивно р а с п а д а ю щ и х с я внутримозговых опухолей к местному ф а к т о р у
прибавляется еще и общемозговой токсический фактор, то становится
очевидной вся та сложность, которая связана с топическим анализом
влияния мозговой о п у х о л и . Е с т е с т в е н н о , что э т о с о о т н о ш е н и е л о к а л ь ­
ного и о б щ е м о з г о в о г о ф а к т о р о в о к а з ы в а е т с я р а з л и ч н ы м п р и э к с т р а ц е ­
р е б р а л ь н ы х о п у х о л я х ( а р а х н о и д - э н д о т е л и о м а х ) , п р и о т н о с и т е л ь н о мед*
ленно растущих и локально ограниченных опухолях (например, астро
цитомах и олигодендроглиомах) и при злокачественных б ы с т р о расту*
щих опухолях (медуллобластомах, мультиформных спонгиобластомах
и т. д . ) , р о с т к о т о р ы х не т о л ь к о р а з р у ш а е т н е р в н ы е э л е м е н т ы , но и со­
провождается выраженным токсическим эффектом (Л. И. Смирнов,
1951).
Соотношение общемозговых и локальных компонентов в случая*
опухолей мозга может существенно м е н я т ь с я у о д н о г о и т о г о ж е боль­
ного по м е р е р о с т а о п у х о л и , п р и в о д я в и з в е с т н ы й м о м е н т к н а р у ш е н и ю
механизмов компенсации. Оно резко изменяется и в послеоперационный
период, характеризующийся, к а к и з в е с т н о , я в л е н и я м и о т е к а и набуха­
н и я . С п е ц и а л ь н ы е п с и х о л о г и ч е с к и е и с с л е д о в а н и я ( Б . Г С п и р и н , 1951)
п о к а з а л и , насколько д и н а м и ч н ы эти явления отека и набухания в р а з
личные дни, с л е д у ю щ и е за операцией, и н а с к о л ь к о к о р р е л и р у ю т с ними
нарушения высших корковых функций.
Н а к о н е ц , соотношение л о к а л ь н ы х и общемозговых компонентов не
остается одинаковым в различные дни и д а ж е в различные часы одного
и того же дня. К а ж д ы й клиницист з н а е т , что п о в ы ш е н и е в н у т р и ч е р е п ­
ного д а в л е н и я , к о т о р о е з а в и с и т о т ц е л о г о р я д а р а з л и ч н ы х ф а к т о р о в , мо­
ж е т п р и в о д и т ь к т о м у , что в и з в е с т н ы е п е р и о д ы ( и л и д н и ) о б щ е е состоя­
ние б о л ь н о г о у х у д ш а е т с я и с и м п т о м ы г и п е р т е н з и и н а р а с т а ю т . В т а к и е
п е р и о д ы б о л ь н о й с т а н о в и т с я д о с т у п н ы м д л я и с с л е д о в а н и я т о л ь к о по­
с л е в в е д е н и я с н и ж а ю щ и х д а в л е н и е п р е п а р а т о в . К л и н и ц и с т ы з н а ю т так­
ж е , н а с к о л ь к о в е л и к а у э т и х б о л ь н ы х и с т о щ а е м о с т ь в с е х ф у н к ц и й , на­
сколько колеблются результаты их исследования.
Наличие общемозговых компонентов, имеющихся едва ли не при
всех о ч а г о в ы х поражениях мозга, значительно о с л о ж н я е т оценку ло-

80
к а л ь н о й с и м п т о м а т и к и ( М . Ю . Р а п п о п о р т , 1 9 3 6 — 1 9 4 1 , 1948, 1957), одна­
к о оно н е д е л а е т е е н е в о з м о ж н о й .
Указанные в ы ш е о б щ е м о з г о в ы е ф а к т о р ы п р и в о д я т к патологиче­
с к о м у и з м е н е н и ю д и н а м и к и н е р в н ы х п р о ц е с с о в , к н а р у ш е н и ю соотноше­
ния п р о ц е с с о в в о з б у ж д е н и я и т о р м о ж е н и я , к и з м е н е н и ю подвижности
нервных п р о ц е с с о в и п о я в л е н и ю п р и з н а к о в их п а т о л о г и ч е с к о й инерт­
ности. Все эти н а р у ш е н и я п р и в о д я т к и з м е н е н и ю психической деятель­
ности и преимущественно сложных форм психических процессов.
В этих случаях, однако, нейродинамические н а р у ш е н и я выступают не
в о д н о й , а во м н о г и х с и с т е м а х , что с о б с т в е н н о и д а е т о с н о в а н и е отли­
чать их от л о к а л ь н ы х нейродинамических дефектов. Л и ш ь в наиболее
тяжелых случаях общемозговые явления настолько маскируют очаговые
с и м п т о м ы , что л о к а л ь н а я д и а г н о с т и к а с т а н о в и т с я н е в о з м о ж н о й .
О с о б о е м е с т о в о ц е н к е н а р у ш е н и й в ы с ш и х п с и х и ч е с к и х ф у н к ц и й за­
н и м а е т т о в л и я н и е , к о т о р о е о к а з ы в а ю т н а п р о т е к а н и е к о р к о в ы х процес­
сов патологические изменения глубинных отделов мозга и п р е ж д е всего
стволовые поражения и поражения диэнцефальной области. Данные
поражения, кроме перечисленных выше явлений, вызывают специальные
нарушения функций активирующей р е т и к у л я р н о й ф о р м а ц и и , в резуль­
т а т е чего р е з к о и з м е н я е т с я т о н у с к о р ы , а и н о г д а и о б щ е е с о с т о я н и е со­
знания больного. Эти ф а к т о р ы т а к ж е могут привести к з н а ч и т е л ь н ы м
нарушениям корковой деятельности и затруднить диагностику очага
поражения.
Н а к о н е ц , во многих случаях такие факторы, как перифокальные
воспалительные процессы и гипертензионно-дислокационные явления,
м о г у т п р и в о д и т ь к т о м у , что к р у г н а р у ш е н и й , в ы з в а н н ы х п е р в и ч н ы м оча­
гом, з н а ч и т е л ь н о р а с ш и р я е т с я , и и с с л е д о в а т е л ь встречается у ж е не
с очаговой, а с регионарной симптоматикой. Данная симптоматика
включает ряд дополнительных нарушений, вызванных патологическим
процессом в соседних с очагом п о р а ж е н и я о б л а с т я х м о з г а ( М . Ю. Ра­
попорт, 1936—1941 и д р . ) .
Существенное место в общей клинической картине з а н и м а ю т т а к ж е
и т е в л и я н и я , к о т о р ы е о к а з ы в а е т п е р в и ч н ы й о ч а г п о р а ж е н и я н а отдален­
ные у ч а с т к и м о з г а . К т а к и м в л и я н и я м « н а о т д а л е н и и » м о г у т б ы т ь отне­
сены, н а п р и м е р , вторичные симптомы н а р у ш е н и я ф у н к ц и й л о б н ы х долей
мозга (или «псевдолобные» с и м п т о м ы ) , которые возникают при пораже­
ниях, р а с п о л о ж е н н ы х , в ч а с т н о с т и , в р а й о н е з а д н е ч е р е п н о й я м к и и л и за­
т ы л о ч н ы х о б л а с т я х , что с о з д а е т с у щ е с т в е н н ы е з а т р у д н е н и я в топиче­
ской д и а г н о с т и к е ( Ю . В. К о н о в а л о в , 1954, 1957, 1 9 6 0 ) .
С л е д у е т , о д н а к о , о т м е т и т ь , что в р я д е с л у ч а е в о б щ е м о з г о в ы е факто­
р ы н е т о л ь к о н е з а т у ш е в ы в а ю т , а , н а п р о т и в , е щ е б о л е е о б о с т р я ю т симп­
томы локальных п о р а ж е н и й , т а к что п о с л е д н и е начинают отчетливо
выявляться только при повышении внутричерепного давления.
Все эти моменты существенно о с л о ж н я ю т изучение особенностей
н а р у ш е н и я в ы с ш и х к о р к о в ы х ф у н к ц и й п р и л о к а л ь н ы х п о р а ж е н и я х моз­
га. О д н а к о б ы л о б ы о ш и б к о й д у м а т ь , что они д е л а ю т т а к о е исследова­
ние н е в о з м о ж н ы м и л и и с к л ю ч а ю т а н а л и з т о й р о л и , к о т о р у ю и г р а е т ло­
кальное поражение в нарушении высших психических процессов.
Как показывает практика, н е с м о т р я н а в с е э т и о с л о ж н е н и я , психо­
логическое исследование высших к о р к о в ы х функций н а ш л о свое место
в т о п и ч е с к о й д и а г н о с т и к е м о з г о в ы х п о р а ж е н и й и я в л я е т с я о д н и м из ме­
тодов, к о т о р ы е п р и м е н я ю т с я д л я э т и х ц е л е й в н е в р о л о г и ч е с к о й и нейро­
хирургической клинике.
В д а л ь н е й ш е м изложении мы намеренно будем отвлекаться от этих
осложняющих ф а к т о р о в и, в известной мере обобщенно и з л а г а я мате-

6 А. Р. Л у р и я 81
риал наблюдений, остановимся п р е ж д е всего на тех д а н н ы х , которые
у к а з ы в а ю т на зависимость с и м п т о м о в о т локальных п о р а ж е н и й к о р ы
мозга. Мы сознательно идем на некоторый с х е м а т и з м нашего изложе­
ния, видя свою з а д а ч у в том, чтобы о п и с а т ь и з м е н е н и я в ы с ш и х психи­
ч е с к и х п р о ц е с с о в , в о з н и к а ю щ и е п р и тех и л и и н ы х л о к а л ь н ы х о ч а г о в ы х
поражениях мозга.

2. НАРУШЕНИЕ ВЫСШИХ КОРКОВЫХ ФУНКЦИЙ ПРИ ПОРАЖЕНИИ


ВИСОЧНЫХ ОТДЕЛОВ МОЗГА

Височная область коры головного мозга является образованием


с л о ж н ы м к а к п о с в о е й с т р у к т у р е , т а к и п о с в о е й ф у н к ц и о н а л ь н о й орга­
низации. О н а в к л ю ч а е т в свой состав отделы, я в л я ю щ и е с я корковой
я д е р н о й з о н о й с л у х о в о г о а н а л и з а т о р а ( п о л я 4 1 , 42, 2 2 Б р о д м а н а ) , в н е -
ядерные отделы слуховой коры (поле 21), а т а к ж е о б р а з о в а н и я нижних
и б а з а л ь н ы х о т д е л о в ( п о л е 2 0 ) , не и м е ю щ и е о т н о ш е н и я к ф у н к ц и я м слу­
х о в о г о а н а л и з а и с и н т е з а . Н а р я д у с э т и м в с о с т а в в и с о ч н о й о б л а с т и вхо­
дят те образования ее медиальной поверхности, которые относятся
к древней и переходной коре и являются частью лимбической системы,
имеющей отношение к а п п а р а т а м , тесно с в я з а н н ы м с регуляцией аффек­
тивных процессов и представляющим собой особые структуры к о р ы
больших полушарий. Н а к о н е ц , в состав височной области входят части,
р а с п о л о ж е н н ы е на г р а н и ц а х ее с т е м е н н ы м и и з а т ы л о ч н ы м и о т д е л а м и
коры (задние отделы 22 поля и 37 п о л е ) , а т а к ж е те совершенно о с о б ы е
участки, которые представляют о б р а з о в а н и я полюса височной доли.
И м е я в в и д у то, что э т а к н и г а п о с в я щ е н а т о л ь к о р а с с м о т р е н и ю выс­
ших психических функций и их нарушений при очаговых п о р а ж е н и я х
м о з г а , м ы н е б у д е м а н а л и з и р о в а т ь с и м п т о м ы , в о з н и к а ю щ и е п р и пора­
ж е н и и в(сех э т и х р а з д е л о в в и с о ч н о й о б л а с т и ( М . Ю . Р а п о п о р т , 1948 и
д р . ) , и о г р а н и ч и м с я в п е р в у ю о ч е р е д ь о п и с а н и е м тех н а р у ш е н и й , кото­
рые возникают при поражении слухбвых отделов височной коры.
Е с т е с т в е н н о , что п р е ж д е в с е г о м ы з а й м е м с я с и м п т о м а т и к о й , возни­
к а ю щ е й п р и п о р а ж е н и я х э т и х о т д е л о в в и с о ч н о й о б л а с т и левого полуша­
р и я . Э т о д а с т в о з м о ж н о с т ь п о д о й т и к п р о б л е м а м н а р у ш е н и я акустиче­
с к о й с т о р о н ы речи и с р а з у же в в е д е т н а с в н а и б о л е е с л о ж н ы е и сущест­
венные вопросы дефектов речевой деятельности, и г р а ю щ и х р е ш а ю щ у ю
роль в нарушении высших корковых функций.

а ) Исторический экскурс. П р о б л е м а

И с т о р и я и з у ч е н и я н а р у ш е н и й , в о з н и к а ю щ и х п р и п о р а ж е н и и височ­
ной о б л а с т и б о л ь ш и х п о л у ш а р и й , о г р а н и ч и в а е т с я в о с н о в н о м а н а л и з о м
тех д е ф е к т о в , к о т о р ы е с о п р о в о ж д а ю т п о р а ж е н и я левой в и с о ч н о й обла­
с т и ; картина с и м п т о м о в п о р а ж е н и я правой ( с у б д о м и н а н т н о й ) в и с о ч н о й
о б л а с т и о с т а е т с я с р а в н и т е л ь н о м а л о и з у ч е н н о й и почти не в о й д е т в н а ш
а н а л и з . М ы о с т а н о в и м с я к р а т к о н а и с т о р и и к л и н и ч е с к о г о и з у ч е н и я син­
д р о м о в п о р а ж е н и я л е в о й в и с о ч н о й о б л а с т и , к о т о р ы е п р е д с т а в л я ю т боль­
шой принципиальный интерес.

Первое подробное описание нарушений, возникающих при поражении коры левой


височной области, как уже указывалось выше, было дано Вернике (1874) десятилетие
спустя после открытия Брока. Вернике указал, что поражение задней трети первой
височной извилины левого полушария приводит к нарушению понимания речи, и боль
пой начинает воспринимать р е ч ь ' к а к нечленораздельные шумы. Одновременно нару­
шается и экспрессивная речь больного: он оказывается не в состоянии повторять об­
ращенные к нему слова, называть предметы, а также писать под диктовку. В речи

82
больного появляются парафазии, иногда его речь превращается в «словесный салат».
Однако в этих случаях рецептивные (или, как их часто называют, «импрессивные»)
нарушения речи остаются ведущими, что и дало Вернике основание обозначить весь
этот синдром как синдром сензорной афазии.
Если картина сензорных нарушений речи, описанная Вернике, без больших из­
менений остается принятой в клинике до нашего времени, то объяснение этого явле­
ния с самого начала столкнулось со значительными трудностями и вызвало две проти­
воположные интерпретации.
Сам Вернике, противопоставляя свое описание существовавшим до него попыткам
подходить к явлениям афазии как к интеллектуальным или «символическим» расстрой­
ствам (Финкельбург, 1870), высказал мысль, что сензорная а ф а з и я является слуховым
расстройством, и если при афазии Брока страдают «моторные образы» слов, то здесь
нарушаются «сензорные образы» слов, которые он обозначил не совсем обычным тер­
мином «Wortbegriff».
«Пытаясь расшифровать механизмы этих нарушений, он высказал в дальнейшем
предположение, что в задней трети первой височной извилины оканчиваются слуховые
волокна, соответствующие тому участку тоншкалы (b\—g2), в пределах которых про­
текает звуковая речь и которые Бецольд назвал «речевой частью тоншкалы». Сензор­
ная а ф а з и я стала, таким образом, интерпретироваться как частичная глухота или,
точнее, глухота на.речевую часть тоншкалы.
Положение Вернике о частном, слуховом характере сензорной афазии встретило,
однако, как фактическую, так и теоретическую критику.
Как показал Флексиг (1900), предположение о том, что в задней трети первой
височной извилины кончаются /слуховые волокна «речевого диапазона» оказалось непра­
вильным. Дальнейшие исследо-вания показали, что все волокна- слухового пути кон­
чаются в поперечной извилине Гешля, а не в коре конвекситатных отделов височной
области; уже одно это отводило интерпретацию Вернике.
С другой стороны, рядом исследований (Франкфуртер и Тиле, 1912; Бонвичини,
1929; Катц, 1930 и др.) было показано, что слуховое восприятие речевой части тон­
шкалы остается у 'больных с сензорной афазией сохранным и что никаких постоянных
дефектов в тональном слухе у них вообще не отмечается. Иными словами, наруше­
ния речи, возникавшие при сензорной афазии, сказались так сложны и многообраз­
ны, что это заставляло сомневаться в том, что они исчерпываются только страданием
элементарного слуха.
Вот почему довольно скоро после публикаций Вернике стали высказываться об­
ратные положения, интерпретировавшие сензорную афазию не как частное, слуховое,
а как общее «символическое» или интеллектуальное расстройство. Эти положения,
внутренне родственные идеям Финкельбурга в Германии и Джексона в Англии, были
с наибольшей отчетливостью сформулированы известным французским неврологом
Пьером Мари (1906), высказавшим мысль, что сензорный афазик слышит, но не пони­
мает обращенную к нему речь и что сензорная а ф а з и я является не расстройством
слуха, как такового, а нарушением мышления (или расстройством «интеллектуальной
переработки»). Легко видеть, что эта попытка искать источник сензорной афазии в
интеллектуальных дефектах отрывала речь от ее чувственных компонентов и смыка­
лась с теми открыто идеалистическими позициями, которые рассматривают интеллект
как явление, независимое от его чувственной основы.
Положение П. Мари об интеллектуальном характере сензорно-афазических дефек­
тов удовлетворило, однако, исследователей так же мало, как и положение Вернике
о выпадении речевой части тоншкалы. Исследователи все больше убеждались в том,
что нарушение понимания речи при сензорной афазии — прежде всего нарушение слы­
шания речи и что эти больные не случайно описывают свое состояние как превраще­
ние речевых звуков в нечленораздельные шумы, подобные шуму листвы или шорохам,
В литературе стали все больше высказываться предположения, что в основе сензор­
ной афазии лежит нарушение «квалифицированного слуха» (Геншен, 1920—1922; Шус­
тер и Татерка, 1926 и др.), что у сензорного афазика можно отметить своеобразное
«игнорирование звуков» («Nicht-Beachtung der Sprache», А.. Пик, 1931).
Одновременно с этим появились и попытки иной интерпретации функций конвект
ситатных отделов височной коры и, в частности, ее верхних отделов. Относя к первич--
ным (проекционным) слуховым зонам только область поперечных извилин Гешля (по-,
-ле 41 и, может быть, 42), авторы стали высказывать мысль, что кору верхней височ--
ной извилины (поле 22) следует понимать как «психосензорную» зону (Кэмпб ; елл х
1905), т. е. как зону, обеспечивающую осуществление «квалифицированного слуха»..
Однако как научная интерпретация этого «квалифицированного слуха», так и по­
нимание функций вторичных слуховых полей оставались долгое время неясными.
Нужен был дальнейший прогресс науки, чтобы сущность «квалифицированного»
слуха» и функции осуществляющих его кортикальных аппаратов приобрели д о л ж н у ю
ясность. Отправные положения для этого были разработаны благодаря развитию ней­
рофизиологии слухового анализатора, с одной стороны, и учения о строении- звуковой,
речи (фонологии), с другой.

6* 8а
б) Слуховой а н а л и з а т о р и д а н н ы е о строении с л у х о в о й коры

Основная причина, которая п р и в е л а к л а с с и ч е с к и е р а б о т ы по сен-


зорной афазии к описанным т о л ь к о что з а т р у д н е н и я м , з а к л ю ч а л а с ь в
т о м , что и с с л е д о в а т е л и , з а н и м а в ш и е с я э т о й п р о б л е м о й , е щ е н е и м е л и
адекватной научной теории сензорных процессов вообще и слуховых
процессов в частности.
Согласно г о с п о д с т в у ю щ е й в то в р е м я рецепторной теории ощуще­
ний в с я к о е а ф ф е р е н т н о е в о з б у ж д е н и е (в т о м ч и с л е и в о з б у ж д е н и е , иду­
щее по слуховому нерву) пассивно воспринимается корой и л и ш ь з а т е м
подвергается «психической» переработке, превращаясь из ощущения
в п р е д с т а в л е н и е и с п о м о щ ь ю э т о г о п р е д с т а в л е н и я о ф о р м л я я с ь в слож­
ное в о с п р и я т и е . И с х о д я и з э т о й к о н ц е п ц и и , а в т о р ы с т р о г о р а з л и ч а л и
элементарные сензорные зоны (которые лишь принимают приходящие
с п е р и ф е р и и в о з б у ж д е н и я ) и п с и х и ч е с к и е и л и п с и х о с е н з о р н ы е з о н ы (ко­
торые перерабатывают их по психологическим з а к о н а м ) . Руковод­
ствуясь данной теорией, авторы пытались понимать я в л е н и я сензорной
афазии как слуховые расстройства и искали их п р и ч и н ы л и б о в сни­
ж е н и и остроты слуха или выпадении определенных участков т о н ш к а л ы ,
л и б о ж е в р а з р у ш е н и и тех о б л а с т е й к о р ы , к о т о р ы е р а с с м а т р и в а л и с ь к а к
« д е п о » с л у х о в ы х « о б р а з о в » и л и « п р е д с т а в л е н и й » . В с я к а я д р у г а я интер­
п р е т а ц и я п р и в о д и л а к т о м у , что а н а л и з д е ф е к т о в с л у х а п о д м е н я л с я об­
щ и м у к а з а н и е м на наличие у больного «психических» или «интеллекту­
альных» расстройств.
К о р е н н о е и з м е н е н и е в п о н и м а н и е с е н з о р н ы х (и, в ч а с т н о с т и , слу­
ховых) процессов было внесено с переходом к рефлекторной теории
ощущений и к у ч е н и ю об анализаторах, о с н о в а к о т о р о г о б ы л а з а л о ж е н а
И. П. Павловым.
Согласно этой теории (основы которой были сформулированы
еще И . М . С е ч е н о в ы м и р а з р а б о т а н ы р я д о м с о в е т с к и х и с с л е д о в а т е л е й
Г . В . Г е р ш у н и (1945, 1949), А . Н . Л е о н т ь е в ы м ( 1 9 5 9 ) , Е . Н . С о к о л о в ы м
(1958) и д р . ) , о щ у щ е н и е в с е г д а п р е д с т а в л я е т с о б о й а к т и в н ы й р е ф л е к ­
т о р н ы й п р о ц е с с , с в я з а н н ы й с о т б о р о м с у щ е с т в е н н ы х ( с и г н а л ь н ы х ) ком­
п о н е н т о в р а з д р а ж е н и й и т о р м о ж е н и е м н е с у щ е с т в е н н ы х , п о б о ч н ы х ком­
понентов. Оно всегда включает эффекторные механизмы, приводящие
к настройке периферического рецепторного прибора и обеспечивающие
избирательные реакции на сигнальные компоненты раздражения. Оно
п р е д п о л а г а е т н е п р е р ы в н ы й п р о ц е с с п о в ы ш е н и я в о з б у д и м о с т и п о отно­
шению к одним компонентам р а з д р а ж и т е л я и понижения возбудимости
п о о т н о ш е н и ю к д р у г и м его к о м п о н е н т а м ( Г р а н и т , 1956; Е . Н . С о к о л о в ,
1 9 5 8 ) . И н а ч е г о в о р я , о н о включает процесс анализа и синтеза доходящих
до субъекта сигналов уже на первых этапах их поступления. В э т и х по­
л о ж е н и я х , в к о р н е о т в е р г а ю щ и х п р е ж н и й д у а л и з м , п р и з н а в а в ш и й пассив­
н о с т ь п е р в ы х « ф и з и о л о г и ч е с к и х » и а к т и в н о с т ь п о с л е д у ю щ и х «психоло­
гических» этапов восприятия, и состоит основное отличие п а в л о в с к о г о
понимания органов ч у в с т в к а к а н а л и з а т о р о в . С о г л а с н о э т о м у понима­
н и ю , с е н з о р н ы е о т д е л ы к о р ы г о л о в н о г о м о з г а с с а м о г о н а ч а л а ос у щ е с тв­
л я ю т а н а л и з и синтез к о м п л е к с н ы х , а н е э л е м е н т а р н ы х с и г н а л о в . Еди­
н и ц а м и всякого сензорного процесса (в том числе слухового) я в л я ю т с я
не только акты рецепции отдельных сигналов, измеримые в показате­
л я х порогов о щ у щ е н и й , но и акты с л о ж н о г о а н а л и з а и с и н т е з а сигна­
л о в , и з м е р и м ы е в е д и н и ц а х их с о п о с т а в л е н и я и р а з л и ч е н и я \ С е н з о р н ы е
1
Б л и з к а я позиция разрабатывается современной вероятностной теорией восприя­
тия, согласно которой каждое восприятие является результатом селективного процесса
выбора из ряда возможных альтернатив (Брунер, 1957; Е. Н. Соколов, 1960 и д р . ) .

S4
о т д е л ы к о р ы и я в л я ю т с я а п п а р а т а м и т а к о г о а н а л и з а , и показатели их
поражения следует искать не столько в снижении остроты ощущений,
сколько в нарушении их аналитико-синтетической функции. П о э т о м у при
п о р а ж е н и и с е н з о р н ы х о т д е л о в к о р ы п о р о г и о щ у щ е н и й м о г у т п р и извест­
ных у с л о в и я х о с т а в а т ь с я с о х р а н н ы м и ( а и н о г д а , к а к э т о имеет место
при патологическом повышении возбудимости коры, д а ж е и п о н и ж а т ь с я ) ,
в то время к а к нарушение более высоких форм аналитико-синтетической
деятельности а н а л и з а т о р а и с в я з а н н а я с ним и з б и р а т е л ь н о с т ь в р е ц е п -
торных процессах будут выступать на первый п л а н . П о э т о м у именно они
могут служить а д е к в а т н ы м и п о к а з а т е л я м и т е х п а т о л о г и ч е с к и х изме­
нений, к о т о р ы е проявляются в соответствующих о т д е л а х к о р ы голов­
ного м о з г а .
В о т п о ч е м у , и с с л е д у я р е з у л ь т а т ы э к с т и р п а ц и и с л у х о в о й к о р ы у жи­
в о т н ы х , И . П . П а в л о в и его с о т р у д н и к и ( Б . П . Б а б к и н , 1910; А . Н . Куд­
рин, 1910; И. И. К р ы ж а н о в с к и й , 1909; М. И. Э л ь я с с о н , 1908 и д р . ) м о г л и
констатировать не столько нарушение ранее выработанных рефлексов
на одиночные звуковые раздражители, сколько нарушение относительно
с л о ж н ы х д и ф ф е р е н ц и р о в о к о д и н о ч н ы х и к о м п л е к с н ы х с и г н а л о в и невоз­
можность о б р а з о в а н и я новых условных рефлексов на с л о ж н ы е звуковые
раздражители.
Близкие к этому данные были получены в последнее время рядом
а м е р и к а н с к и х и с с л е д о в а т е л е й ( Б а т л е р , Д и а м о н д и Н е ф ф , 1957; Г о л ь д -
берг, Д и а м о н д и Н е ф ф , 1957), к о т о р ы е н а ш л и , что р а з р у ш е н и е с л у х о в ы х
отделов коры у кошек резко нарушает возможности д и ф ф е р е н ц и р о в к и
звуковых комплексов, хотя и о с т а в л я е т сохранной в о з м о ж н о с т ь разли­
чать простые изменения звуков по высоте.
Э т и ф а к т ы п о к а з ы в а ю т , что а в т о р ы , п ы т а в ш и е с я н а й т и о с н о в у сен­
зорной афазии в выпадении участков тоншкалы, делали ошибку, ибо
они о б р а щ а л и с ь н е к т е м и н д и к а т о р а м , к о т о р ы е д е й с т в и т е л ь н о м о г л и б ы
отразить патологическое состояние слуховой коры. Не столько показате­
ли остроты слуха, сколько более с л о ж н ы е ф о р м ы д и ф ф е р е н ц и р о в а н н о г о
слухового а н а л и з а о т р а ж а ю т патологию слуховой коры.
С р а з в и т и е м н а у ч н ы х з н а н и й и з м е н и л и с ь н е т о л ь к о н а ш и представ­
ления о характере слуховых ощущений. Существенно обогатились и
морфологические сведения о строении слуховых отделов коры головного
мозга, к о т о р ы е в м е с т е с у ч е н и е м о рефлекторной природе слухового
анализа и синтеза дают теперь более прочную основу д л я понимания
симптомов, в о з н и к а ю щ и х при п о р а ж е н и и этой области.
Исследования тонкого строения коры головного мозга и проводящих
путей п о к а з а л и , что о с н о в н о й п е р в и ч н о й ( п р о е к ц и о н н о й ) с л у х о в о й зо­
ной к о р ы ( и л и ц е н т р а л ь н о й ч а с т ь ю к о р к о в о г о я д р а с л у х о в о г о а н а л и з а ­
т о р а ) д е й с т в и т е л ь н о я в л я ю т с я п о п е р е ч н ы е и з в и л и н ы и л и и з в и л и н ы Геш­
ля (поле 41 и отчасти 42), причем слуховые волокна от к а ж д о г о уха
п р е д с т а в л е н ы в п о п е р е ч н ы х и з в и л и н а х о б о и х п о л у ш а р и й . Э т и цент­
ральные, или проекционные, поля «корковых ядер» слухового анализа­
тора о т л и ч а ю т с я типичным для рецепторных зон конио-кортикальным
строением и в ы р а ж е н н ы м п р е о б л а д а н и е м 4-го а ф ф е р е н т н о г о с л о я кле­
ток. К а к п о к а з а л и и с с л е д о в а н и я П ф е й ф е р а (1936) и Б р е м е р а и Д о у
(1939), эти поля имеют типичное д л я первичных полей соматотопическое
строение, п р и ч е м в их м е д и а л ь н ы х о т д е л а х п р о е ц и р у ю т с я в о л о к н а , не­
сущие и м п у л ь с ы от в ы с о к и х , а в их л а т е р а л ь н ы х о т д е л а х — в о л о к н а , не­
сущие и м п у л ь с ы о т н и з к и х у ч а с т к о в т о н ш к а л ы .
И н ы м и м о р ф о л о г и ч е с к и м и о с о б е н н о с т я м и х а р а к т е р и з у ю т с я т е уча­
стки в е р х н е й в и с о ч н о й и з в и л и н ы , к о т о р ы е м о г у т б ы т ь о т н е с е н ы к ч и с л у
вторичных полей коркового конца слухового анализатора. По своему

85
с т р о е н и ю они с у щ е с т в е н н о о т л и ч а ю т с я о т п е р в и ч н ы х п о л е й т е м , что в
них преобладают второй и третий (ассоциативные) слои клеток.
Поступающие сюда волокна исходят из ядер зрительного бугра,
которые лишь опосредствованно связаны с периферией и относятся
к ч и с л у « в н у т р е н н е й ч а с т и » в е р т и к а л ь н ы х с в я з е й , п е р е д а ю щ и х у ж е пе­
реработанные и обобщенные импульсы. Н и к а к и х указаний на сомато-
топический характер проекций
э т о й о б л а с т и н е и м е е т с я . Бо­
лее поздние исследования Бре-
м е р а (1952) и других показа­
л и , что, р а з д р а ж а я п е р и ф е р и ­
ческий слуховой рецептор,
м о ж н о п о л у ч и т ь в ы з в а н н ы е по­
тенциалы и с этих вторичных
о б л а с т е й , н о д л я э т о г о требу­
ются более интенсивные раз­
д р а ж е н и я , и э ф ф е к т не обна­
руживает тех соматотопиче-
с к и х п р и з н а к о в , к о т о р ы е име­
ют м е с т о при о т в е д е н и и потен­
циалов с участков первичной
слуховой зоны.
Наиболее существенными
оказались, однако, некоторые
анатомические и нейроногоа-
фические находки, полученные
п р и б л и ж а й ш е м и з у ч е н и и вто­
ричных отделов слуховой об­
ласти у животных и человека.
И с с л е д о в а н и я п о к а з а л и , что, в
о т л и ч и е от п е р в и ч н ы х , слухо­
вых зон, вторичные слуховые
зоны обладают гораздо более
ш и р о к и м и с и с т е м н ы м и связя­
Рис. 25. Связи височной и нижнелобной ми и р а б о т а ю т в к о м п л е к с е с
области (по С. М. Блинкову). Синоптиче­
д р у г и м и б л и з л е ж а щ и м и обла­
ская карта мест связей отдельных пучков
волокон, входящих в состав дугообразного стями коры.
пучка. Одинаковыми цифрами на поверх­ Прослеживая анатомичес­
ности соответствующих участков мозга кие с в я з и в и с о ч н о й области,
обозначены связи с корой каждого из про­
слеженных пучков волокон: а — связи меж­ С . М . Б л и н к о в (1955) п о к а з а л ,
ду височной и нижней лобной извилиной; что в и с о ч н а я область имеет
6 — связи между височной долей и перед­ мощные ассоциативные связи
ней центральной извилиной
с нижними отделами премо-
торной области (зона Б р о к а ) и
что эти с в я з и з а к а н ч и в а ю т с я к а к р а з в з а д н е й т р е т и первой височной
извилины (рис. 2 5 ) .
Б л и з к и е к э т о м у д а н н ы е б ы л и п о л у ч е н ы с п о м о щ ь ю нейронографи-
ческих и с с л е д о в а н и й . Б ы л о у с т а н о в л е н о , что в то в р е м я к а к непосред­
ственные р а з д р а ж е н и я первичных участков слуховой коры не вызывают
далеко р а с п р о с т р а н я ю щ и х с я потенциалов, р а з д р а ж е н и е вторичных зон
( 2 2 и 21 п о л я ) в ы з ы в а ю т п о т е н ц и а л ы , к о т о р ы е м о ж н о п р о с л е д и т ь в ниж­
н и х о т д е л а х п р е м о т о р н о й и л о б н о й к о р ы (44, 46, 10 п о л е ) . П о - в и д и м о ­
му, т а к и м о б р а з о м и с о з д а ю т с я у с л о в и я д л я с о в м е с т н о й р а б о т ы слухо­
в о г о и д в и г а т е л ь н о г о а н а л и з а т о р о в и п р е ж д е в с е г о т е х р а з д е л о в послед­
него, к о т о р ы е и м е ю т о т н о ш е н и е к и н н е р в а ц и и г о л о с о в ы х о р г а н о в . В с е

86
эти ф а к т ы д а ю т д о п о л н и т е л ь н ы е с у щ е с т в е н н ы е м а т е р и а л ы , подтвержда­
ющие, что вторичные отделы слуховой коры позволяют осуществлять не
только сложную аналитико-синтетическую работу, будучи важным «ком­
бинационным центром» слухового анализатора, но выполняют эту рабо­
ту в тесном взаимодействии с теми участками нижних отделов лобной
области, которые следует рассматривать как корковый конец двигатель­
ного анализатора, имеющий у человека специальные речевые функции
Таким образом, вторичные отделы слуховой коры, которые всегда
трактовались как слуховые «психосензорные» зоны, получают свою
физиологическую интерпретацию к а к вторичные поля «ядерной зоны»
слухового анализатора, которые о б е с п е ч и в а ю т анализ и синтез звуковых
сигналов, осуществляя этот процесс на основе совместной работы ряда
корковых зон, участвующих в речевой деятельности.
Т а к а я интерпретация этих зон позволяет б л и ж е подойти к той роли,
которую они играют в осуществлении « к в а л и ф и ц и р о в а н н о г о » речевого
слуха.
в) О з в у к а х языка и речевом с л у х е

Если современное учение о строении и функции сензорных зон коры


п о з в о л я е т н а м е т и т ь п р а в и л ь н ы е пути а н а л и з а и х п а т о л о г и ч е с к и х состоя­
ний, то успехи современого языкознания дают возможность подойти
к л у ч ш е м у п о н и м а н и ю того, к а к и е именно о б р а з о в а н и я н а р у ш а ю т с я при
их поражениях.
Ч т о п р е д с т а в л я ю т собой речевые з в у к и и к чему именно сводится то
нарушение «квалифицированного» речевого слуха, которое возникает
при поражении височных отделов
коры головного мозга?
З в у к и я з ы к а н е м о г у т рассмат­
р и в а т ь с я к а к п р о с т ы е или с л о ж н ы е
к о м п л е к с ы тонов или шумов, для
различения которых нужен лишь
д о с т а т о ч н о о с т р ы й слух. К а к пока­
зывает современное языкознание,
ч л е н о р а з д е л ь н ы е з в у к и р е ч и корен­
ным образом отличаются от других
неречевых звуков.
Д в е черты характеризуют звуки
ч е л о в е ч е с к о й р е ч и : по с в о е м у про­
и с х о ж д е н и ю и с т р о е н и ю они в с е г д а
ф о р м и р у ю т с я в и з в е с т н о й объек­
тивной системе я з ы к а и , следова­
тельно, являются специальными
о б о б щ е н н ы м и з в у к а м и : п о с в о е й фи­
з и о л о г и ч е с к о й х а р а к т е р и с т и к е они
всегда я в л я ю т с я к о м п л е к с н ы м и з в у к а м и , о с у щ е с т в л я е м ы м и при уча­
стии фонационно-артикуляционного а п п а р а т а , и без участия последнего
не могут быть ни произведены, ни отчетливо восприняты.
И з в е с т н о , что ф и з и ч е с к и з в у к и р е ч и п р е д с т а в л я ю т с о б о й с е р и ю то­
н о в ( г л а с н ы х ) и л и ш у м о в ( с о г л а с н ы х ) ; э т и т о н ы и л и ш у м ы м о г у т непре­
рывно переходить друг в друга ( к а к это, н а п р и м е р , п о к а з а н о д л я гласных
з в у к о в в и з в е с т н о м т р е у г о л ь н и к е Г е л л ь в а г а ) , т а к что ф и з и ч е с к и ч а с т о
трудно установить границу между з в у к а м и у — о — а — е — и или между
ш у м а м и «п» и «б», «с» и «з» и т. д. О д н а к о д л я т о г о ч т о б ы з в у к и ре­
ч и в ы с т у п а л и к а к н о с и т е л и ч е т к и х з н а ч е н и й , о н и к а к р а з д о л ж н ы обла­
д а т ь д и с к р е т н о с т ь ю и ч е т к о о т л и ч а т ь с я д р у г о т д р у г а ; е с л и б ы «у» п л а в -

87
но п е р е х о д и л о в «о», а «о» в « а » и « а » в «е», с л о в а « м у л » , « м о л » , « м а л » ,
«мел»; н е о т л и ч а л и с ь б ы д р у г о т д р у г а п о с м ы с л у . Такая же четкая
разница должна с о х р а н я т ь с я м е ж д у з в о н к и м «б» и г л у х и м «п» (отли­
ч а ю щ и м с л о в о б о ч к а о т п о ч к а ) , з в о н к и м «д» и г л у х и м «т» ( д о ч к а — т о ч ­
к а и т. д . ) .
Благодаря д и с к р е т н о с т и р е ч е в ы х з в у к о в в к а ж д о м я з ы к е опреде­
ленные звуковые признаки выступают как сигнальные, смыслоразличи­
т е л ь н ы е . в т о в р е м я к а к д р у г и е з в у к о в ы е п р и з н а к и о с т а ю т с я несущест­
венными, не меняющими с м ы с л а с л о в а . П е р в ы е о б о з н а ч а ю т с я совре­
м е н н о й л и н г в и с т и к о й к а к ф о н е м а т и ч е с к и е , а о т л и ч а ю щ и е с я э т и м и при­
знаками смыслоразличительные звуки — как «фонемы»; вторые носят
название «вариант». К а к было установлено современной лингвистикой
( т о ч н е е , т е м е е р а з д е л о м , к о т о р ы й п о л у ч и л н а з в а н и е ф о н о л о г и и и раз­
р а б о т к а к о т о р о г о с в я з а н а с и м е н а м и Н . Т р у б е ц к о г о ( 1 9 3 9 ) , Р Якобсо­
н а и М . Г а л л е (1956) и д р . ) , к а ж д ы й я з ы к располагает своей твердой
фонематической системой. Определенные звуковые п р и з н а к и выделяют­
ся как смыслоразличительные (фонематические); весь звуковой строй
я з ы к а о п р е д е л я е т с я с и с т е м о й п р о т и в о п о с т а в л е н и й ( о п п о з и ц и й ) , в кото­
рых различие в одном только фонематическом п р и з н а к е и з м е н я е т с м ы с л
произносимого слова. Так, в русском я з ы к е ф о н е м а т и ч е с к и м и призна­
к а м и я в л я ю т с я у ж е приведенные в ы ш е звонкость или глухость ( д о м —
том, б а л к а — п а л к а ) , мягкость или твердость ( п ы л — п ы л ь , б ы л — б ы л ь ) ;
к ним ж е о т н о с я т с я ударность или безударность ( з а м о к — з а м о к ) На­
оборот, т а к и е признаки, как длина звука, имеющая фонематическое
з н а ч е н и е в н е м е ц к о м я з ы к е ( с р . S a t t — S a a t , S t a d t — S t a a t и др.)» ф р и к а -
тивность, и г р а ю щ а я фонематическую роль в английском я з ы к е ( v i n e —
w i n e ) , или открытость гласных, р а з л и ч а ю щ а я смысл слов во француз­
ском я з ы к е (1е—les—laid), в русском я з ы к е не имеют смыслоразличи-
тельного значения. Основной чертой речевого процесса является, т а к и м
о б р а з о м , ф а к т , что к а к п р и п р о и з н о ш е н и и , т а к и п р и в о с п р и я т и и з в у к о в
речи из з в у к о в о г о п о т о к а в ы д е л я ю т с я сигнальные, фонематические при­
знаки, и дифференциация звуков речи происходит на основе выделения,
усиления этих сигнальных признаков и отвлечения от несущественных,
случайных признаков, не имеющих фонематического значения.
П р о ц е с с ф о р м и р о в а н и я в о с п р и я т и я р е ч е в ы х з в у к о в и р е ч е в о г о слу­
ха осуществляется при б л и ж а й ш е м участии артикуляторного а п п а р а т а ,
и только в процессе активного артикуляторного опыта приобретает свой
законченный х а р а к т е р . Н а т а к о е ф о р м и р о в а н и е р е ч е в о г о с л у х а , осу­
щ е с т в л я е м о е при участии артикуляций, уходят первые годы речевого
развития ребенка. Этот процесс слухо-артикуляторного а н а л и з а носит
сначала развернутый характер и, как показывают электромиографи­
ч е с к и е и с с л е д о в а н и я (А. Н . С о к о л о в , 1959; Л . А . Н о в и к о в а , 1955 и др.)>
лишь постепенно свертывается, т а к что к д о ш к о л ь н о м у и т е м б о л е е
ш к о л ь н о м у в о з р а с т у р е ч е в о й с л у х н а ч и н а е т о с у щ е с т в л я т ь с я у ж е б е з ви­
д и м о г о у ч а с т и я а р т и к у л я ц и й . О д н а к о с т о и т п р е д ъ я в и т ь р е б е н к у слож­
ное в з в у к о в о м отношении слово или тем более п р е д л о ж и т ь написать
его, к а к у ч а с т и е а р т и к у л я т о р н о г о а п п а р а т а , п р о щ у п ы в а ю щ е г о и уточ­
няющего звуковой состав слова, снова проявляется в развернутом виде.
А р т и к у л я ц и я з в у к о в речи, к а к и процесс их слухового восприятия,
с о в е р ш а е т с я , с л е д о в а т е л ь н о , п о з а к о н а м а н а л и з а и с и н т е з а и л и , что т о
ж е , п о з а к о н а м д и ф ф е р е н ц и р о в а н и я с в ы д е л е н и е м с у щ е с т в е н н ы х (фо­
н е м а т и ч е с к и х ) и т о р м о ж е н и е м н е с у щ е с т в е н н ы х п р и з н а к о в , с т о й толь­
к о р а з н и ц е й , что с а м ы е с и г н а л ь н ы е п р и з н а к и , л е ж а щ и е в о с н о в е рече­
в ы х з в у к о в , о п р е д е л я ю т с я системой языка и имеют с л о ж н ы й , социаль­
ный по своему происхождению и о б о б щ е н н ы й х а р а к т е р .

88
П о э т о м у я с н о , что д л я с л у х о в о г о в о с п р и я т и я р е ч и н у ж е н н е т о л ь к о
т о н к и й , но и систематизированный слух, и к о г д а э т а р а б о т а по выделе­
нию с у щ е с т в е н н ы х , ф о н е м а т и ч е с к и х п р и з н а к о в в ы п а д а е т , р е ч е в о й слух
н а р у ш а е т с я . И м е н н о в с и л у э т и х п р и ч и н р е з к и е г р а н и ц ы м е ж д у слы­
шанием и пониманием р е ч и п а д а ю т . Ч е л о в е к , не в л а д е ю щ и й чужим
я з ы к о м , не т о л ь к о не п о н и м а е т , но и не с л ы ш и т его, не в ы д е л я е т из зву­
кового потока ч л е н о р а з д е л ь н ы х э л е м е н т о в этого я з ы к а , не системати­
з и р у е т з в у к о в р е ч и с о о т в е т с т в е н н о его з а к о н а м . П о э т о м у н е з н а к о м ы й
я з ы к воспринимается человеком к а к поток нечленораздельных шумов,
недоступных не только для понимания, но и д л я четкого слухового
анализа.
В с е , что мы с к а з а л и о с т р о е н и и звуков я з ы к а и о речевом слухе,
и м е е т р е ш а ю щ е е з н а ч е н и е д л я п о н и м а н и я с у щ н о с т и той р а б о т ы , к о т о р у ю
д о л ж н ы проводить вторичные отделы слуховой коры, тесно связанные,
как уже было показано выше, с корковыми а п п а р а т а м и кинестетиче­
ского (артикуляторного) а н а л и з а .
Р а б о т а этих отделов слуховой коры левого п о л у ш а р и я заключает­
ся в анализе и синтезе звукового потока на основе выделения фонема­
тических признаков объективной системы языка. Э т а р а б о т а д о л ж н а со­
в е р ш а т ь с я п р и б л и ж а й ш е м у ч а с т и и а р т и к у л я т о р н ы х а к т о в , к о т о р ы е иг­
рают роль такого же эфферентного звена д л я восприятия звуков речи,
как голосовые связки, участвующие в акте пропевания, для музыкаль­
ного с л у х а . О н а с о с т о и т в в ы д е л е н и и з н а ч а щ и х , ф о н е м а т и ч е с к и х при­
знаков р е ч е в ы х з в у к о в и т о р м о ж е н и я несущественных, н е ф о н е м а т и ч е ­
с к и х п р и з н а к о в и в с р а в н е н и и в о с п р и н и м а е м ы х з в у к о в ы х к о м п л е к с о в на
этой фонематической основе. Она п р е л о м л я е т вновь п о с т у п а ю щ и е звуки
ч е р е з с и с т е м у тех д и н а м и ч е с к и х с т е р е о т и п о в , к о т о р ы е с ф о р м и р о в а л и с ь
в процессе о в л а д е н и я я з ы к о м , и тем самым осуществляет свою работу
на основе объективных, исторически с л о ж и в ш и х с я систем связей. Т а к а я
п е р е ш и ф р о в к а звуковых сигналов соответственно исторически сложив­
ш и м с я к о д а м з в у к о в о й р е ч и и о р г а н и з а ц и я з в у к о в о г о о п ы т а в н о в ы е си­
стемы и я в л я ю т с я основной формой работы речевых отделов слуховой
коры.
Е с т е с т в е н н о п о э т о м у , что п о р а ж е н и е э т и х о т д е л о в к о р ы н е и з б е ж н о
д о л ж н о п р и в е с т и не к п р о с т о м у с н и ж е н и ю о с т р о т ы с л у х а , а к р а с п а д у
всей с л о ж н о й с т р у к т у р ы а н а л и т и к о - с и н т е т и ч е с к о й д е я т е л ь н о с т и , л е ж а ­
щей в о с н о в е п р о ц е с с а с и с т е м а т и з а ц и и р е ч е в о г о о п ы т а .
Исходя из данных позиций, мы обратимся к анализу поражений
с л у х о в о й к о р ы л е в о г о п о л у ш а р и я , в ы з ы в а ю щ и х я в л е н и я с л у х о в о й агно­
зии и с е н з о р н о й а ф а з и и .

г) Н а р у ш е н и е высших корковых функций при п о р а ж е н и и


«коркового я д р а » с л у х о в о г о а н а л и з а т о р а . Акустическая агнозия
и сензорная афазия

То, что м ы с к а з а л и о р а б о т е с л у х о в о г о а н а л и з а т о р а , с т р о е н и и вто­


ричных о т д е л о в с л у х о в о й к о р ы и об о с о б е н н о с т я х р е ч е в о г о с л у х а , по­
зволяет нам приступить к описанию основного дефекта, возникающего
при п о р а ж е н и и в е р х н и х о т д е л о в л е в о й в и с о ч н о й о б л а с т и и к а н а л и з у
того с и н д р о м а с е н з о р н о й а ф а з и и , к о т о р ы й я в л я е т с я т и п и ч н ы м следстви­
е м этих п о р а ж е н и й . Н а ш а з а д а ч а б у д е т з а к л ю ч а т ь с я в т о м , ч т о б ы н а й т и
основной дефект, в о з н и к а ю щ и й к а к с л е д с т в и е п о р а ж е н и я вторичньих от­
делов с л у х о в о й к о р ы , и в ы в е с т и о т с ю д а с и с т е м н о з а в и с я щ и й о т него
к о м п л е к с н а р у ш е н и й . П о с л е с к а з а н н о г о е с т е с т в е н н о , что э т о т о с н о в н о й
д е ф е к т мы б у д е м и с к а т ь в нарушении сложных форм слухового анализа

89
и синтеза и п р е ж д е в с е г о в нарушении того фонематического слуха, о
к о т о р о м м ы т о л ь к о что г о в о р и л и . К а к м ы у в и д и м н и ж е , э т о н а р у ш е н и е
л е ж и т в о с н о в е в с е г о с и н д р о м а сензорной афазии.
К а к мы уже указывали выше, исследование больных с поражением
задней трети первой височной извилины левого п о л у ш а р и я с синдромом
1
•сензорной а ф а з и и п о к а з ы в а е т , что, к а к п р а в и л о , у них нет сколько-ни­
будь постоянных нарушений слуха в сфере отдельных неречевых звуков:
условные р е а к ц и и на о т д е л ь н ы е тоны могут б ы т ь о б р а з о в а н ы у них
2
достаточно быстро и остаются достаточно прочными .
С т о и т , о д н а к о , п е р е й т и у э т и х б о л ь н ы х к и с с л е д о в а н и ю относитель­
но тонких звуковых дифференцировок, как обнаруживаются значи­
тельные дефекты, и особенно в тех случаях, когда эти звуки входят
в ц е л ы е к о м п л е к с ы . Т а к , Л . О . К о р с т и В . Л . Ф а н т а л о в а (1959) п о к а з а ­
л и , что б о л ь н ы е с п о р а ж е н и е м в и с о ч н ы х д о л е й м о з г а н а ч и н а ю т испыты­
вать з а т р у д н е н и я в отождествлении одних и тех же з в у к о в , р а с ц е н и в а я
их к а к р а з н ы е , и поэтому з а т р у д н я ю т с я в в ы р а б о т к е прочных диффе­
р е н ц и р о в о к . З а т р у д н е н и я в в ы р а б о т к е з в у к о в ы х д и ф ф е р е н ц и р о в о к осо­
бенно отчетливо выступают при п р е д ъ я в л е н и и комплексов, с о с т о я щ и х
из о д н и х и т е х же компонентов, но в разной последовательности
( Н . Н. Т р а у г о т т , 1947 и С. И. К а й д а н о в а , 1954, и з у ч а в ш и е д е т е й с сен­
с о р н о й а л а л и е й , а т а к ж е С . В . Б а б е н к о в а , 1954; Л . Г К а б е л я н с к а я ,
i 9 5 7 ; Е. В. Ш м и д т и Н. А. С у х о в с к а я , 1 9 5 4 ) . И н т е р е с н о , что, к а к по­
к а з ы в а ю т д а н н ы е и с с л е д о в а н и й , э т и з а т р у д н е н и я о г р а н и ч и в а ю т с я в ос­
новном слуховой сферой: в зрительных д и ф ф е р е н ц и р о в к а х (в том числе
д и ф ф е р е н ц и р о в к а х с л о ж н ы х к о м п л е к с о в ц в е т о в ) у э т и х б о л ь н ы х сколь­
к о - н и б у д ь о т ч е т л и в ы е д е ф е к т ы н е п р о я в л я ю т с я . Р и с . 2 6 п р и в о д и т соот­
ветствующую и л л ю с т р а ц и ю этого п о л о ж е н и я ; о д н о в р е м е н н о он показы­
в а е т , что т а к о е н а р у ш е н и е и м е е т м е с т о у б о л ь н ы х с п о р а ж е н и е м верх­
них о т д е л о в л е в о й в и с о ч н о й о б л а с т и , н о н е в ы с т у п а е т с т о л ь о т ч е т л и в о
у больных с поражением нижних отделов и синдромом т а к называемой
«транскортикальной» а ф а з и и и, следовательно, имеет явно ф о к а л ь н ы й
характер.
Близкие данные были получены в наблюдениях А. Р. Л у р и я и
Ф . М . С е м е р н и ц к о й (1945) н а д у с в о е н и е м б о л ь н ы м и э т о й г р у п п ы рит­
мических структур. К а к правило, эти больные начинают испытывать
значительные затруднения при повторении ритмических постукиваний,
/
п р е д ъ я в л я е м ы х или относительно быстро (типа " " " или " " " " или
" w KJ w " w ^ w w " КУ w w " и т. д . ) . В э т и х с л у ч а я х б о л ь н ы е отме­
ч а ю т , что они н е у с п е в а ю т « с х в а т и т ь н а с л у х » с о о т в е т с т в у ю щ у ю струк­
т у р у и п о э т о м у не м о г у т ее п о в т о р и т ь . Б о л ь н о й с п о р а ж е н и е м в и с о ч н о й
•области л е г к о м о ж е т в о с п р о и з в е с т и р и т м и ч е с к у ю с т р у к т у р у , е с л и о н а
д а н а е м у в м е д л е н н о м т е м п е и д о с т у п н а п е р е с ч е т у , о д н а к о о н ч а с т о ока­
з ы в а е т с я не в состоянии сделать это, если та же ритмическая структура
п р е д ъ я в л я е т с я ему в быстром темпе.
В связи с нарушением слухового анализа и синтеза такие больные
могут воспринимать (и воспроизводить) единичные ритмические группы,
но ч а с т о о к а з ы в а ю т с я не в с о с т о я н и и м н о г о к р а т н о (в в и д е с е р и и ) по­
вторить этот же ритмический узор. Б о л ь н ы е ж а л у ю т с я , что им предъ-

Говоря об этом синдроме, мы всюду имеем в виду правшей, так как у левшей
аналогичный синдром возникает при поражении соответствующих отделов правого по­
лушария.
2
Вопрос об изменениях динамики слуховой функции при поражениях слуховой
коры, выраженный в изменениях слуховой адаптации, стойкости ориентировочных
рефлексов на звуковые раздражители и т. д., остается еще не раскрытым и нуждается
в специальных исследованиях.

~90
я в л я е т с я « с л и ш к о м м н о г о у д а р о в » , ч т о б ы о н и м о г л и в ы д е л и т ь и х струк­
т у р у . В с е э т и т р у д н о с т и у к а з ы в а ю т н а с у щ е с т в е н н ы й д е ф е к т слухового
а н а л и з а , в ы с т у п а ю щ и й п р и п о р а ж е н и и в е р х н и х о т д е л о в л е в о й височ­
ной о б л а с т и
Однако значительно более грубые расстройства слухового анализа
и с и н т е з а п р о я в л я ю т с я у э т и х б о л ь н ы х , к о г д а мы п е р е х о д и м к исследо­
ванию речевого слуха.

Рис. 26. Нарушение слуховых дифференцировок у больных с поражениями


левой височной области (по Л. Г Кабеллнокой).
Буквы обозначают фамилии больных, цифры — число сочетаний, после кото­
рых образовалась прочная дифференцировка

В наиболее грубых случаях п о р а ж е н и я левой височной области


б о л ь н ы е не могут четко р а з л и ч и т ь и повторить д а ж е одиночные звуки
речи ( в о с п р о и з в о д я «у» к а к «о» и л и «о» к а к «у» и л и «а» и п о в т о р я я
«т» к а к «к», «с» к а к «ш», « ж » и л и « з » ) . Л и ш ь опора на зрительное
в о с п р и я т и е о р а л ь н о г о о б р а з а п о з в о л я е т и м п р а в и л ь н о п о в т о р я т ь нуж­
ные звуки.
1
Нарушения анализа сложных ритмических структур могут возникать и при по­
ражении симметричных отделов правой височной области, не входя в этих случаях в
синдром сензорной афазии.

91
В менее в ы р а ж е н н ы х случаях нарушения в дифференцировании
з в у к о в речи возникают, к а к т о л ь к о б о л ь н ы м п р е д ъ я в л я ю т с я д в а близ­
ких звука, отличающихся только одним признаком (так н а з ы в а е м ы е
«оппозиционные» или « к о р р е л и р у ю щ и е » ф о н е м ы ) . Эти больные, л е г к о
п о в т о р я ю щ и е п а р ы г р у б о р а з л и ч а ю щ и х с я з в у к о в ( н а п р и м е р , «р» и « м » ,
«д» и « с » ) , о к а з ы в а л и с ь не в с о с т о я н и и п р а в и л ь н о в о с п р о и з в е с т и т а к и е
пары звуков, как «д—т» и «т—д», «б—п» и «п—б» или «з—с» и «с—з»,
повторяя их как «д—д» или
« т — т » и т. п. Иногда больные
указывают, что между этими
з в у к а м и есть к а к а я - т о разница,
к о т о р у ю они, о д н а к о , не могут
квалифицировать.
А н а л о г и ч н ы е р е з у л ь т а т ы мо­
жно получить, если больным
предлагать записать эти звуки
или проводить опыт с выработ­
кой двигательных дифференци-
ровок на близкие звуки (напри­
м е р , е с л и им п р е д л а г а т ь в о т в е т
на п р о и з н е с е н и е з в у к а «б» под­
н и м а т ь р у к у , а при п р е д ъ я в л е н и й
з в у к а «п» в о з д е р ж и в а т ь с я от дви­
ж е н и я ) . В э т и х с л у ч а я х у боль­
ных д а н н о й группы обнаружи­
вается отчетливое нарушение
звуковых дифференцировок, и
и н о г д а д о с т а т о ч н о и з м е н и т ь про­
изношение звуков (например,про­
и з н о с я «б» с н и з к и м , а «п» с вы­
соким обертоном), чтобы фоне­
матический признак (звонкость)
потерял свое сигнальное значе­
Рис. 27. Нарушение фонематического слуха ние.
при локальных поражениях левого полуша­ П о р а ж е н и е в т о р и ч н ы х отде­
рия мозга (по А. Р Л у р и я ) .
л о в с л у х о в о й к о р ы л е в о г о полу­
Схема, составленная на основе изучения
около 800 случаев огнестрельных ранений ш а р и я приводит, следовательно,
мозга, показывает, в каком проценте слу­ к нарушению фонематического
чаев ранения соответствующих зон мозга «кода», на о с н о в е к о т о р о г о про­
возникало нарушение фонематического
т е к а е т п р о ц е с с а н а л и з а и синте­
слуха
за речевых звуков.
Н а р и с . 2 7 м ы п р и в о д и м гра­
ф и ч е с к у ю с в о д к у д а н н ы х , п о л у ч е н н ы х н а м и н а б о л ь ш о м ( с в ы ш е 800 слу­
ч а е в ) ч и с л е и с с л е д о в а н н ы х б о л ь н ы х с о г н е с т р е л ь н ы м и р а н е н и я м и моз­
га. Э т о т р и с у н о к п о к а з ы в а е т , что с и м п т о м н а р у ш е н и я д и ф ф е р е н ц и р о -
р о в а н н о г о ф о н е м а т и ч е с к о г о с л у х а ( о б н а р у ж и в а е м ы й в о п ы т а х с повто­
рением близких, «коррелирующих» фонем) выступает только при
ранениях, ограниченных пределами указанной части височной о б л а е т
(А. Р Л у р и я , 1 9 4 7 ) .
И т а к , н а р у ш е н и е « к в а л и ф и ц и р о в а н н о г о » с л у х а , к о т о р о е с е й ч а с мо­
жет интерпретироваться к а к нарушение аналитико-синтетической дея­
тельности слуховой коры в в и д е н а р у ш е н и я д и ф ф е р е н ц и р о в а н н о й систе­
мы р е ч е в ы х з в у к о в , м о ж е т р а с ц е н и в а т ь с я к а к основной симптом пора­
жения верхневисочной области левого полушария, а возникающая при
этом акустическая агнозия — как основной источник нарушений речи.

92
В е с ь к о м п л е к с д е ф е к т о в , к о т о р ы е с о с т а в л я ю т с и н д р о м в и с о ч н о й акусти­
ческой афазий, возникает в результате нарушений фонематического
слуха.
Эти н а р у ш е н и я м о ж н о р а з д е л и т ь на две тесно с в я з а н н ы е стороны,
а и м е н н о : н а р у ш е н и я звуковой с т о р о н ы р е ч и , с о д н о й с т о р о н ы , и нару­
ш е н и е смысловой с т о р о н ы речи, с д р у г о й .
О н а р у ш е н и я х звуковой стороны речи в с л у ч а я х в и с о ч н о й а ф а з и и
мы уже говорили, описывая трудности дифференциации близких фонем.
Симптомы нарушения звуковой стороны речи при сензорной а ф а з и и
п р о я в л я ю т с я , о д н а к о , не т о л ь к о в т р у д н о с т я х различения в о с п р и н и м а е ­
м ы х з в у к о в речи, но и в т р у д н о с т я х их произношения, а т а к ж е в трудно­
с т я х анализа звукового состава слов и письма.
Не проявляя никаких первичных нарушений артикуляций и легко
воспроизводя л ю б ы е о р а л ь н ы е позы по их зрительному о б р а з ц у или на
•основе их к и н е с т е т и ч е с к о г о а н а л и з а , б о л ь н о й с в и с о ч н о й а ф а з и е й испы­
тывает значительные затруднения при попытках произнести услышан­
ное с л о в о . С л о в о « к о л о с » з в у ч и т д л я него, н а п р и м е р , к а к « г о л о с » и л и
« х о л о с » , и л и « г б р о с » . С о х р а н я я , к а к п р а в и л о , о б щ и й м е л о д и ч е с к и й ри­
сунок этого с л о в а , б о л ь н о й о к а з ы в а е т с я н е в с о с т о я н и и п о в т о р и т ь его,
и з в р а щ а я звуковой состав. Эти извращения звукового состава слова,
которые обычно называются «литеральными п а р а ф а з и я м и » , являются
типичным следствием нарушения фонематического слуха, характерного
д л я в и с о ч н о й а ф а з и и . С л е д у е т о т м е т и т ь е щ е и тот м а л о и з у ч е н н ы й ф а к т ,
что у б о л ь н ы х с н а р у ш е н и е м к о р к о в ы х о т д е л о в с л у х о в о г о а н а л и з а т о р а
в о з н и к а ю т т а к ж е н а р у ш е н и я моторной с т о р о н ы р е ч и .
Эти нарушения р е ч и п р и в и с о ч н о й а ф а з и и н е и с ч е р п ы в а ю т с я опи­
санными ф о р м а м и «литеральных парафазии». Н а р я д у с ними у таких
б о л ь н ы х д е ф е к т н ы е с л о в а ч а с т о з а м е щ а ю т с я д р у г и м и з в у к о в ы м и комп­
л е к с а м и , хорошо упроченными в п р о ш л о м опыте и о т н о с я щ и м и с я к той
же смысловой сфере. Поэтому наряду с извращенным произнесением
н у ж н о г о с л о в а у б о л ь н ы х д а н н о й г р у п п ы л е г к о в о з н и к а е т з а м е н а нужно­
го с л о в а б л и з к и м по з в у ч а н и ю , а и н о г д а и б л и з к и м по с м ы с л у («вер­
бальные парафазии»). И м е н н о в с и л у э т о г о с л о в о « к о л о с » м о ж е т за­
меняться словом «колхоз», и нередко больной, д о г а д а в ш и й с я о значении
с л о в а , н о н е н а х о д я щ и й его, з а м е щ а е т и с к о м о е с л о в о его с м ы с л о в ы м эк­
в и в а л е н т о м : «ну это... м у к у д е л а ю т ! . . » и л и «ну вот... в п о л е ! » .
Н а р у ш е н и е а к т и в н о й ( п о в т о р н о й и л и с а м о с т о я т е л ь н о й ) р е ч и при
первичной сохранности кинестетической основы артикуляций типично
д л я а к у с т и к о - а г н о с т и ч е с к и х р а с с т р о й с т в о п и с ы в а е м о г о т и п а . В наибо­
л е е л е г к и х с л у ч а я х в и с о ч н о й а ф а з и и оно м о ж е т п р о я в л я т ь с я л и ш ь в за­
т р у д н е н и я х н а х о ж д е н и я н у ж н ы х с л о в и о т д е л ь н ы х о ш и б к а х и х произно­
ш е н и я ; в б о л е е г р у б ы х с л у ч а я х о н о п р и в о д и т к т о м у , что а к т и в н а я р е ч ь
б о л ь н о г о с т а н о в и т с я н е р а з б о р ч и в о й и п р е в р а щ а е т в т о т « с л о в е с н ы й са­
лат», на который у к а з ы в а л и все исследователи сензорной а ф а з и и .
Н а р у ш е н и я з в у к о в о й с т о р о н ы ре ч и , х а р а к т е р н ы е д л я в и с о ч н о й афа­
зии, п р о я в л я ю т с я , однако, д а л е к о не всегда. В тех привычных словах,
п р о и з н е с е н и е к о т о р ы х не т р е б у е т с п е ц и а л ь н о г о з в у к о в о г о а н а л и з а и ко­
торые д а в н о стали упроченными р е ч е д в и г а т е л ь н ы м и стереотипами, этих
нарушений может не быть. Такие больные легко произносят привычные
с л о в а т и п а «ну вот...», « к а к бы с к а з а т ь . . . » , но не м о г у т о т ч е т л и в о про­
изнести м е н е е у п р о ч е н н ы е с л о в а .
С особенной отчетливостью р а с п а д з в у к о в о й с т р у к т у р ы с л о в вы­
ступает во всех видах развернутого направленного анализа звукового
строения слов в т о м его в и д е , к о т о р ы й л е ж и т в о с н о в е письма. Извест­
но, что х о р о ш о а в т о м а т и з и р о в а н н а я речь взрослого человека перестает

93
в некоторых с л у ч а я х о п и р а т ь с я на слуховой а н а л и з слов и н а ч и н а е т про­
износиться на основе хорошо упроченных кинестетических энграмм.
Однако для письма требуется полная сохранность четкого фонемати­
ческого слуха. Ц р и нарушении фонематического слуха з а д а ч а с к а з а т ь , из
скольких звуков (букв) состоит з а д а н н о е слово, к а к о й звук (буква)
стоит н а в т о р о м , т р е т ь е м и т . д . м е с т е , к а к о й з в у к ( б у к в а ) с т о и т п е р е д
или п о с л е д а н н о г о , в ы з ы в а е т у б о л ь н ы х г р у б е й ш и е з а т р у д н е н и я . Т а к и е
же т р у д н о с т и в о з н и к н у т и в з а д а ч е на с и н т е з п р е д ъ я в л е н н о й с е р и и зву­
ков, когда из перечисленных порознь звуков ( н а п р и м е р , м о с т ) больной'
должен составить целое слово. Выделение изолированных звуков из
з в у к о в о г о к о м п л е к с а , о т г р а н и ч е н и е и х о т б л и з к и х ф о н е м , с о х р а н е н и е их.
последовательности, как правило, затрудняет больного с поражением
верхневисочной области, и л и ш ь относительно небольшое число больных
оказывается в состоянии решить эту задачу.
К а к б ы л о с к а з а н о в ы ш е , н а р у ш е н и е а н а л и з а и с и н т е з а з в у к о в о г о со­
с т а в а с л о в а н е и з б е ж н о п р и в о д и т к р а с п а д у п р о ц е с с а письма, ч т о и яв­
ляется одним из наиболее в ы р а ж е н н ы х и частых проявлений пораже­
ния л е в о й височной, о б л а с т и .
К а к п р а в и л о , больные с п о р а ж е н и е м этой о б л а с т и к о р ы могут пра­
в и л ь н о с п и с ы в а т ь т е к с т , п и с а т ь п р и в ы ч н ы е с л о в а , о п и р а ю щ и е с я н а проч­
ные кинестетические э н г р а м м ы , наконец, з а п и с ы в а т ь те символы ( т и п а
С С С Р , Р С Ф С Р и т. д . ) , которые превратились в прочные оптические
и д е о г р а м м ы . О д н а к о они н е м о г у т н а п и с а т ь д и к т у е м о е с л о в о и л и само­
с т о я т е л ь н о з а д у м а н н ы й т е к с т . В н а и б о л е е г р у б ы х с л у ч а я х в с я к о е само­
стоятельное письмо или письмо под диктовку о к а з ы в а е т с я н е в о з м о ж н ы е v
и больной записывает случайный, неадекватный набор букв. В б о л е е
л е г к и х с л у ч а я х б о л ь н о й д е л а е т о ш и б к и в т а к и х с л о в а х , к о т о р ы е тре­
буют специального звукового а н а л и з а . П о э т о м у ошибки типа з а м е н ы
оппозиционных фонем (например, «вобор» или «запор» вместо «забор»,
«окулес» вместо «огурец» и т. п.), н е в о з м о ж н о с т ь вычленить о т д е л ь н ы е
фонемы из стечения согласных, а т а к ж е перестановки (антиципации,
постпозиции и п е р с е в е р а ц и и ) звуков о к а з ы в а ю т с я теми п р и з н а к а м и , по
к о т о р ы м л е г к о м о ж н о о т л и ч и т ь б о л ь н о г о с н а р у ш е н и е м з в у к о в о г о ана­
лиза и синтеза.
Н а рис. 2 8 м ы д а е м п р и м е р н а р у ш е н и я п и с ь м а у т а к и х б о л ь н ы х .
Б л и з к и й к о п и с а н н о м у х а р а к т е р носит и н а р у ш е н и е чтения у этих:
б о л ь н ы х . О н и л е г к о у з н а ю т п р и в ы ч н ы е и д е о г р а м м ы , о к о т о р ы х м ы толь­
к о что у п о м и н а л и , х о р о ш о у п р о ч е н н ы е в п р е ж н е м о п ы т е с л о в а ( с в о ю фа­
м и л и ю , г о р о д , где они ж и в у т и т. д . ) ; п р и н а л и ч и и в п р о ш л о м большого^
о п ы т а в ч т е н и и они м о г у т д а ж е п р о с м а т р и в а т ь г а з е т ы и п о н и м а т ь об­
щ и й с м ы с л п р о ч и т а н н о г о , но о к а з ы в а ю т с я не в с о с т о я н и и п р о ч е с т ь от­
дельные буквы, слоги или менее з н а к о м ы е слова.
Р а с х о ж д е н и е м е ж д у с о х р а н н о с т ь ю у з н а в а н и я з н а к о м ы х с л о в и глу­
боким, н а р у ш е н и е м п о д л и н н о г о ч т е н и я я в л я е т с я о д н и м и з н а и б о л е е ха­
рактерных особенностей чтения данных больных.
Нарушение звуковой стороны речи при височной (акустической)
а ф а з и и т е с н о с в я з а н о с н а р у ш е н и е м ее смысловой структуры. Ф о н е м а , ,
первичное выделение которой нарушается в этих случаях, является
единством звука и значения, а фонематический слух — с м ы с л о р а з л и ч и -
т е л ь н ы м с л у х о м . П о э т о м у с о в е р ш е н н о е с т е с т в е н н о , что п р и н а р у ш е н и и
з в у к о в о г о ( ф о н е м а т и ч е с к о г о ) с т р о я р е ч и н е и з б е ж н о н а р у ш а е т с я и орга­
н и з о в а н н а я н а его о с н о в е с и с т е м а з н а ч е н и я с л о в .
Э т о н а р у ш е н и е с м ы с л о в о й с т о р о н ы речи о т ч е т л и в о в ы с т у п а е т в из­
вестном симптоме н а р у ш е н и я п о н и м а н и я з н а ч е н и я С Л О Е , ОТ которого»
весь синдром получил н а з в а н и е сензорной а ф а з и и .

94
Больной, для которого « к о л о с » з в у ч и т к а к что-то с р е д н е е м е ж д у
«голос», « г о р о з » , « х о л о с т » и т. п. д л я к о т о р о г о из э т о г о с л о в а относи­
тельно сохранным о с т а е т с я л и ш ь его р и т м и ч е с к и й узор, естественно,
т е р я е т и его з н а ч е н и е и л и , е с л и в ы р а з и т ь с я т о ч н е е , его предметную от­
несенность. С л о в о « к о л о с » с т а н о в и т с я л и ш е н н ы м с м ы с л а н а б о р о м зву­
ков или же за ним с о х р а н я е т с я л и ш ь смутное и н е д и ф ф е р е н ц и р о в а н н о е
з н а ч е н и е чего-то о т н о с я щ е г о с я к п о л ю , к сельскому х о з я й с т в у (ко­
л о с — к о л х о з ) , к п р о д у к т а м п и т а н и я и т . п . О т з н а ч е н и я с л о в а ча;стЬ
остаются лишь диффузные
смысловые связи, возникающие
из о т д е л ь н ы х ф р а г м е н т о в зву­
к о в о г о к о м п л е к с а . И н о г д а бы­
в а е т т р у д н о п р е д п о л а г а т ь , ка­
кие смысловые связи могут
в о з н и к н у т ь у б о л ь н о г о , д л я ко­
торого слово вместе со своим
звуковым составом потеряло и
свою ч е т к у ю п р е д м е т н у ю отне­
сенность (Э. С. Бейн, 1957).
Если в грубых случаях
сензорной а ф а з и и этот р а с п а д
с м ы с л о в о й с т р у к т у р ы с л о в ока­
зывается почти полным, то
при б о л е е л е г к и х ф о р м а х на­
рушение смысловой стороны
речи может быть выявлено
л и ш ь в с п е ц и а л ь н ы х сенсиби­
лизированных пробах. Одной
и з т а к и х п р о б , к а к м ы е щ е по­
к а ж е м н и ж е ( I I I . 7 , в ) , являет­
ся п р о б а на у д е р ж а н и е смыс­
ла нескольких предъявляемых
на слух слов. Если больному
со с л а б о в ы р а ж е н н о й формой
сензорной а ф а з и и , сохранивше­
му значение слов «глаз»,
«нос», «ухо», п р е д л о ж и т ь по­
казывать повторно называе­ Рис. 28. Нарушение письма при височной
мые части лица, то очень скоро (акустической) афазии (по А. Р. Л у р и я )
можно увидеть, к а к значение
этих с л о в н а ч и н а е т « о т ч у ж д а т ь с я » , п р е д м е т н а я о т н е с е н н о с т ь и х теряет­
ся и б о л ь н о й , б е с п о м о щ н о п о в т о р я я : «нос... нош... н о ж . . . нос...», начина­
е т п о к а з ы в а т ь н е н а т е ч а с т и л и ц а , к о т о р ы е т о л ь к о что б ы л и на­
званы.
С у щ е с т в е н н о , что п о д о б н о е н а р у ш е н и е н е п о с р е д с т в е н н о г о з н а ч е н и я
слова выступает особенно отчетливо в случаях, когда слово, обознача­
ющее предмет, предъявляется больному при отсутствии соответствую­
щего предмета. Оно м о ж е т значительно с г л а ж и в а т ь с я , если предъяв­
л я е м о е с л о в о с о п р о в о ж д а е т с я п о к а з о м н а з в а н н о г о п р е д м е т а . В послед­
нем с л у ч а е у м е н ь ш е н и е в ы б о р а а л ь т е р н а т и в п о з в о л я е т б о л ь н о м у укре­
пить з н а ч е н и е с л о в а , э т о и я в л я е т с я о д н и м и з п р и е м о в в о с с т а н о в и т е л ь ­
ного о б у ч е н и я б о л ь н ы х с с е н з о р н о й а ф а з и е й ( В . М . К о г а н , 1961).
Нарушение смысловой стороны речи при височной (акустической)
афазии, тесно с в я з а н н о е с в о и м и к о р н я м и с р а с п а д о м фонехматического
с т р о я речи, о б н а р у ж и в а е т и з в е с т н у ю неравномерность, к о т о р а я в с е г д а

95.
о т м е ч а л а с ь и с с л е д о в а т е л я м и и п р и р о д а к о т о р о й е щ е т р е б у е т с в о е г о де­
тального изучения.
Исследователи в с е г д а у к а з ы в а л и н а т о т ф а к т , что в о т л и ч и е о т
т е х ф о р м а ф а з и и , к к о т о р ы м м ы о б р а т и м с я н и ж е ( I I , 4 , д ) , с л о в а , обо­
з н а ч а ю щ и е предметы, их качества (имена существительные и частично
п р и л а г а т е л ь н ы е ) с т р а д а ю т значительно больше, чем слова, обозначаю­
щие действия или отношения. Это п р о я в л я е т с я в типичной д л я сензор-
ного а ф а з и к а речи с п о ч т и п о л н ы м отсутствием слов, о б о з н а ч а ю щ и х
предметы и состоящей главным образом из вспомогательных слов
(связок, предлогов, наречий и междометий), связанных между собой
в выразительные речения, которые сохраняют интонационно-мелоди­
ческое единство. Б л а г о д а р я этой особенности речь сензорного а ф а з и к а ,
почти л и ш е н н а я «предметных» слов, может оставаться до известной
степени понятной д л я о к р у ж а ю щ и х .
Н е р а в н о м е р н о с т ь р а с п а д а с м ы с л о в о й с т о р о н ы р е ч и с е н з о р н о г о афа­
з и к а п р о я в л я е т с я , д а л е е , и в н а р у ш е н и и с а м и х « п р е д м е т н ы х » с л о в , что
затрудняет к а к их активное употребление, т а к и их понимание. О б щ е е ,
широкое значение слов, т. е. система связей и отношений, с т о я щ и х за
словом, н е с м о т р я н а его диффузность, оказывается гораздо более
сохранным, чем к о н к р е т н а я предметная отнесенность слов. И м е н н о
в силу этого больной с сензорной афазией часто воспринимает л и ш ь
общую смысловую сферу п р е д л а г а е м о г о е м у с л о в а , о к а з ы в а я с ь не в со­
с т о я н и и н и д и ф ф е р е н ц и р о в а т ь ее, н и т е м б о л е е п о н я т ь к о н к р е т н о е зна­
чение д а н н о г о слова.
Это я в л е н и е отчетливо выступает у т а к и х больных в многочислен­
ных « п а р а г н о з и я х » ( н е т о ч н о м и н е п р а в и л ь н о м п о н и м а н и и с м ы с л а с л о в а )
и « в е р б а л ь н ы х п а р а ф а з и я х » ( з а м е н а в у п о т р е б л е н и и н у ж н ы х с л о в дру­
гими, о т н о с я щ и м и с я к б л и з к о й смысловой с ф е р е ) ' Э . С . Б е й н , 1947,
1957).
В н а с т о я щ е е время это явление трудно объяснить, о д н а к о есть все
о с н о в а н и я п р е д п о л а г а т ь , что д е ф е к т и з б и р а т е л ь н о й с и с т е м ы ф о н е м не­
изменно сопровождается нарушением селективности всего смыслового
строя речи. И м е н н о этот х а р а к т е р нарушений смысловой стороны речи
при сензорной а ф а з и и д а л о с н о в а н и е Р . Я к о б с о н у (1956) с ф о р м у л и р о ­
вать положение, согласно которому существуют ф о р м ы афазий, когда
система «кодов» я з ы к а о к а з ы в а е т с я значительно более разрушенной,
чем с и с т е м а « к о н т е к с т о в » , в р е з у л ь т а т е ч е г о п у т и к о м п е н с а ц и и д е ф е к т а ,
используемые больными, в значительной степени исчерпываются этими
к о н т е к с т н ы м и с в я з я м и . П р и в с е й в е р о я т н о с т и т а к о г о д е л е н и я , е г о пси­
хофизиологические основы д о л ж н ы быть еще тщательно изучены.
В тесной с в я з и с т о л ь к о что о п и с а н н ы м нарушением смысловой
с т о р о н ы р е ч и п р и в и с о ч н о й ( а к у с т и ч е с к о й ) а ф а з и и н а х о д я т с я и т е осо­
б е н н о с т и речевой памяти, к о т о р ы е с о с т а в л я ю т н е о б х о д и м у ю ч а с т ь э т о г о
синдрома.
Б ы л о б ы н е п р а в и л ь н о р а с с м а т р и в а т ь с л о в е с н у ю п а м я т ь к а к сохра­
нение изолированных энграмм слов, а процесс припоминания — как
простую экфорию этих и з о л и р о в а н н ы х следов. Н а с а м о м д е л е запоми­
н а н и е я в л я е т с я в с е г д а в б о л ь ш е й и л и м е н ь ш е й с т е п е н и у с в о е н и е м изби­
рательных систем словесных связей, а воспроизведение — процессом
а н а л и з а этих систем с выделением требуемых связей и о д н о в р е м е н н ы м
торможением побочных.
М о ж н о л и д у м а т ь , что п р о ц е с с з а п о м и н а н и я и в о с п р о и з в е д е н и я с л о в
останется с о х р а н н ы м в тех случаях, когда с а м а я с т р у к т у р а фонемати­
ческого и смыслового строя речи будет н а р у ш е н а ?
Н а б л ю д е н и я над случаями височной (акустической) а ф а з и и пока-

96
з ы в а ю т , что п о р а ж е н и е с и с т е м в е р х н е в и с о ч н о й о б л а с т и п р и в о д и т к от­
четливым нарушениям запоминания и воспроизведения слов. Иначе
говоря, нарушение сензорной речи всегда с о п р о в о ж д а е т с я явлениями
речевой амнезии.
Я в л е н и е , о к о т о р о м мы г о в о р и м , в ы с т у п а е т у ж е в о п ы т а х с повторе­
нием слов. К а к м ы е щ е подробнее п о к а ж е м ниже, иногда достаточно
предъявить больному с относительно легкой формой височной а ф а з и и
о д н о и л и д в а с л о в а и л и с д е л а т ь п а у з у в 3 — 5 с е к у н д , ч т о б ы о н затруд­
н и л с я п о в т о р и т ь п р е д ъ я в л е н н о е с л о в о , з а м е н я я его п а р а ф а з и я м и . Е щ е
б о л е е о т ч е т л и в о т р у д н о с т и з а п о м и н а н и я и в о с п р о и з в е д е н и я с л о в наблю­
д а ю т с я , к о г д а б о л ь н о м у п р е д л а г а е т с я п о в т о р и т ь серию с л о в и л и ц е л у ю
фразу.
Отчетливые нарушения словесной памяти, связанные с диффуз-
н о с т ь ю ф о н е м а т и ч е с к о г о и с м ы с л о в о г о с т р о е н и я с л о в а , в ы с т у п а ю т так­
же и в о п ы т а х с называнием предметов.
П ы т а я с ь н а й т и н у ж н о е н а з в а н и е п р е д м е т а , т а к о й б о л ь н о й ч а с т о про­
износит слова, и з в р а щ а я их звуковой состав или з а м е н я я нужное
слово другими словами, близкими по смыслу. Попытки физиологиче­
ского а н а л и з а этих явлений были в свое в р е м я п р е д п р и н я т ы И. Д. Са-
п и р о м (1929, 1934), П. Я. Г а л ь п е р и н ы м и Р. А. Г о л у б е в о й (1933) и д р .
Х а р а к т е р н ы м д л я больных этой группы я в л я е т с я т а к ж е тот факт,
что п р е д л а г а е м а я им п о д с к а з к а в виде первого з в у к а или первого слога
и с к о м о г о с л о в а не помогает в о с п р о и з в е с т и с л о в о .

Мы описали синдром н а р у ш е н и я высших корковых ф у н к ц и й при


п о р а ж е н и я х слуховых отделов височной коры левого п о л у ш а р и я .
В его о с н о в е , к а к у к а з ы в а л о с ь выше, л е ж и т н а р у ш е н и е тех ф о р м
работы корковых отделов слухового а н а л и з а т о р а , которые осуществля­
ю т а н а л и з и с и н т е з р е ч е в ы х з в у к о в п р и о п р е д е л я ю щ е м в л и я н и и фоне­
матического строя я з ы к а . В результате возникает р а с п а д фонематиче­
с к о г о с т р о я речи, а в м е с т е с н и м и н а р у ш е н и е ее с м ы с л о в о й с т о р о н ы
в в и д е о т ч у ж д е н и я с м ы с л а с л о в и н а р у ш е н и я их п р е д м е т н о й отнесен­
ности. Н а р у ш е н и е ф о н е м а т и ч е с к о г о с т р о я р е ч и п р и в о д и т и к отчетли­
вому нарушению с л о в е с н о й п а м я т и , п р о я в л я ю щ е м у с я к а к п р и повто­
рении слов или н а з ы в а н и и предметов, т а к и при р а з в е р н у т о й самостоя­
тельной речи больного; к а к б ы л о у ж е у к а з а н о , попытка о ж и в и т ь следы
н у ж н ы х слов с п о м о щ ь ю п о д с к а з к и не помогает в этих случаях.
Характерной особенностью сензорной (акустической) а ф а з и и яв­
л я е т с я и тот ф а к т , что все ф у н к ц и и , н е с в я з а н н ы е с д е ф е к т о м з в у к о в о г о
а н а л и з а и с и н т е з а , о с т а ю т с я , к а к п р а в и л о , с о х р а н н ы м и . Б о л ь н о й с по­
р а ж е н и е м височных систем п р о д о л ж а е т п р а в и л ь н о выполнять задачи,
требующие зрительного анализа изображений, хорошо ориентируется
в пространственном р а с п о л о ж е н и и л и н и й , у с п е ш н о о с у щ е с т в л я е т опе­
рации пространственного праксиса. Н е р е д к о в с е э т и ф у н к ц и и оказы­
ваются настолько с о х р а н н ы м и , что б о л ь н о й может д а ж е прибегать
к ним, чтобы к о м п е н с и р о в а т ь свой основной дефект. П о э т о м у опора на
кинестетический и зрительно-пространственный анализ и синтез может
быть использована при восстановительном обучении больных этой
группы\

1
Приемы восстановительного обучения больных этой группы, основанные на ис­
пользовании сохранных систем, освещены нами в других работах (А. Р. Лурия, 1947,
1943).

7 А. Р. Л у р и я 97
В контексте нашего изложения следует отметить еще один факт, который х о р о ш о
известен в клинике, но который не имеет п а к а своего' психологического и физиологи­
ческого объяснения.
Нарушение фонематического слуха вследствие поражения левой височной обла­
сти не связано обязательно с нарушением мелодического (музыкального) слуха и чаще
всего протекает при сохранности последнего. Наоборот, как думают некоторые авто­
ры (Фейхтвангер, 1930; Уствед, 1937; Омбредан, 1945 и д р . ) , поражение правой височ­
ной области, а по другим данным и поражение полюса левой височной области, не за­
трагивает фонематического слуха, но может привести к существенным нарушениям
различения тонов, ритмов, вызвать явления амузии.
Этот факт может указывать на большую избирательность нарушений сложных
корковых функций при очаговых поражениях головного мозга. Однако отношение на­
рушения речевого слуха к нарушениям музыкального слуха требует еще специальных,
тщательно проведенных исследований.

д ) Н а р у ш е н и е высших корковых функций при п о р а ж е н и и


с р е д н и х о т д е л о в височной о б л а с т и . С и н д р о м так н а з ы в а е м о й
акустико-мнестической а ф а з и и

Д о сих п о р мы разбирали нарушения высших корковых функций,


с в я з а н н ы е с п о р а ж е н и е м т о й ч а с т и в е р х н и х о т д е л о в л е в о й в и с о ч н о й об­
ласти, которые являются вторичными полями коркового я д р а слухового
анализатора.
Какие же нарушения возникают при п о р а ж е н и я х средних о т д е л о в
к о н в е к с и т а т н о й части левой височной доли, т. е. тех ее отделов, к о т о р ы е
непосредственно не относятся к корковому ядру слухового а н а л и з а т о р а
и которые условно мы обозначим к а к ее «внеядерные» отделы?
Этот вопрос, имеющий большое практическое значение в связи со
з н а ч и т е л ь н о й ч а с т о т о й п о р а ж е н и й д а н н о й о б л а с т и ( о п у х о л и и абсцес­
сы височной области часто п о р а ж а ю т именно эти о т д е л ы ) , представ­
ляется, однако, более с л о ж н ы м . Эта сложность объясняется к а к тем,
что м ы г о р а з д о м е н ь ш е з н а е м о н е п о с р е д с т в е н н ы х ф у н к ц и я х к о р ы э т о й
о б л а с т и , т а к и тем, что н а р у ш е н и я , в о з н и к а ю щ и е при ее п о р а ж е н и я х ,
о к а з ы в а ю т с я клинически гораздо менее отчетливыми.

Средние отделы конвекситатной части височной области (мы по-прежнему будем'


иметь здесь в виду височную область ведущего полушария), соответствующие полям
21 и 37 Бродмана, по своему строению и связям отличаются от тех образований, ко­
торыми мы были заняты выше. Подобно вторичным полям «ядерной зоны» слухового=
анализатора эти части конвекситатной височной коры относятся к таким зонам, кото­
рые получают волокна из ядер зрительного бугра, непосредственно не связанных с
периферией, и, таким образом, входят в состав более сложных по своему строению
зон мозговой коры.
Они особенно отчетливо развиты у человека и представляют собой относительно
новые формации коры головного мозга. Д в е черты являются существенными д л я этих
отделов. С одной стороны, некоторая часть этих отделов имеет тесную связь с корко­
выми образованиями, относящимися к системе другого (зрительного) анализатора, и
могут рассматриваться как зона перекрытия корковых концов обоих анализаторов. С
другой стороны, эти образования сохраняют связи и с более древними формациями,
а именно: с лимбической областью и базальными отделами височной коры, к о т о р а я
вместе с областью г-иппокампа и миндалевидным телом имеет ближайшее отношение-
к регуляции тонуса коры и аффективных процессов. Кэмпбелл (1905), обозначивший
кору 'верхких отделов височной области как «акустйко-психическую», предпочи­
тал в отношении остальной части ее конвекситатных отделов просто говорить о «ви­
сочной коре», не входя в ее дальнейшую квалификацию.
Опыты с экстирпацией височной области у животных привели к сложным, не­
однородным результатам; они показали, что кора этой области действительно имеет
отношение и к слуховому, и к зрительному анализатору, а т а к ж е и к тем образова­
ниям, которые регулируют общий тонус мозга и тесно связаны с эмоциональной сто­
роной поведения животных.
В известных экспериментах Клювер и Бюси (1937) могли наблюдать наступаю­
щие после экстирпации височной области изменения поведения животного в зрительно
воспринимаемой обстановке, заметные нарушения в инстинктивных формах поведения
и глубокие мнестические дефекты.

98
Клиника поражений средних отделов височной области т а к ж е дает возможность
наблюдать очень сложные по своему составу и неоднородные картины; наряду с сим­
птомами, относящимися к слуховой и зрительной сфере (появление комплексных слу­
ховых и зрительных галлюцинаций), в случаях опухолей височной области наблю­
даются выраженные психические расстройства онейроидные состояния (dreamy states),
описанные еще Джексоном (см. 1932, т. '1), и эмоциональные изменения, проявляю­
щиеся особенно отчетливо в случаях, когда патологический процесс распространяется
на глубокие отделы височной области и задевает гиппокампову область и миндале­
видное тело. Целый ряд авторов (Грюнталь, 1947; Сковилль, 1953; Б. Мильнер, 1956
и др.) описали отчетливые нарушения непосредственной фиксации следов, по всем
данным связанные с изменением состояния височной коры, которые наступают в ре­
зультате патологических процессов или реакций в ее глубоких отделах.
Существенные данные были описаны Пенфилдом (1959), раздражавшим конвек-
ситатную поверхность височной области, в результате чего возникали сложные гал­
люцинации, экспериментально вызванные образы памяти и измененные состояния со­
знания. На основании этих фактов Пенфилд связывает кору височной области с мне-
стическими функциями и выделяет наряду со слуховой («сензорной») еще и перераба­
тывающую («интерпретативную») кору, приписывая ей вслед за Джексоном функции
«более сложные, чем простые функции ощущения».

П о с к о л ь к у к о р а с р е д н и х о т д е л о в в и с о ч н о й о б л а с т и о б л а д а е т тес­
н ы м и с в я з я м и к а к со с л у х о в ы м и и з р и т е л ь н ы м и о т д е л а м и к о р ы , т а к и с
медиобазальными о т д е л а м и , и м е ю щ и м и п р я м о е о т н о ш е н и е к неспеци­
фическим, тонизирующим механизмам и а ф ф е к т и в н ы м процессам, ее
роль в осуществлении высших корковых функций, по-видимому, очень
с л о ж н а . П о э т о м у т е н а р у ш е н и я в ы с ш и х к о р к о в ы х (и, в ч а с т н о с т и , рече­
вых) процессов, которые в о з н и к а ю т п р и е е п о р а ж е н и и , д о л ж н ы пред­
ставлять несомненный интерес.
З н а ч е н и е э т и х с и м п т о м о в в о з р а с т а е т в с в я з и с т е м , что б о л ь ш о е
ч и с л о п а т о л о г и ч е с к и х п р о ц е с с о в , с в я з а н н ы х с в н у т р и м о з г о в ы м и опухо­
л я м и и абсцессами этой области, о к а з ы в а е т непосредственное влияние
именно на д а н н ы е отделы височной коры.
Мы на время оставим в стороне интерпретацию фактов, описанных
при п о р а ж е н и я х , р а с п о л о ж е н н ы х в р а з б и р а е м ы х о т д е л а х в и с о ч н о й об­
ласти левого п о л у ш а р и я . В о з м о ж н о , что н а б л ю д а е м ы е в э т и х с л у ч а я х
факты следует п о н и м а т ь к а к р е з у л ь т а т п е р и ф о к а л ь н о г о в л и я н и я пато­
логического процесса на о б л а с т ь верхней височной извилины. Возмож­
н о , д а л е е , что д е л о и д е т з д е с ь о н а р у ш е н и и о б щ е г о с о с т о я н и я возбуди­
мости к о р ы , в р е з у л ь т а т е воздействия патологического процесса на
связи височной области с затылочными и м е д и о б а з а л ь н ы м и формация­
ми. П р и в с е х э т и х и с т о л к о в а н и я х ф а к т о в х а р а к т е р н а р у ш е н и й в ы с ш и х
п с и х и ч е с к и х (и, в ч а с т н о с т и , р е ч е в ы х ) ф у н к ц и й , в о з н и к а ю щ и х п р и по­
р а ж е н и и этой области, остается достаточно определенным.
Р а з н ы е авторы п о - р а з н о м у к в а л и ф и ц и р у ю т э т и н а р у ш е н и я ; неко­
торые обозначают их к а к явления « т р а н с к о р т и к а л ь н о й с е н з о р н о й афа­
зии»; д р у г и е н а з ы в а ю т их амнестической или «акустико-мнестической
афазией». Все эти обозначения недостаточно четко о т р а ж а ю т клинику
появляющихся нарушений.
Основное отличие этой ф о р м ы а ф а з и и от описанных в ы ш е акусти-
ко-гностических н а р у ш е н и й р е ч и з а к л ю ч а е т с я в т о м , что ф о н е м а т и ч е ­
ский с л у х в э т и х с л у ч а я х о с т а е т с я с о х р а н н ы м , и л и ж е н а р у ш а е т с я ча­
стично и т о л ь к о в у с л о в и я х с о о т в е т с т в у ю щ е й « н а г р у з к и » . Т а к и е боль­
ные м о г у т б е з т р у д а повторять близкие (оппозиционные) фонемы, не
с м е ш и в а я их; с м е ш е н и я в о з н и к а ю т л и ш ь п р и у с л о ж н е н и и з а д а н и я . О н и
легко повторяют отдельные слова, не и з м е н я я их звукового состава и
не д а в а я никаких л и т е р а л ь н ы х п а р а ф а з и и . Ч а с т о они могут правильно
записывать под диктовку отдельные слова, д о п у с к а я ошибки л и ш ь в
тех с л у ч а я х , к о г д а с л о в а оказываются незнакомыми или сложными по
своему звуковому составу.

7* 99
О т ч е т л и в ы е н а р у ш е н и я в о з н и к а ю т у э т и х б о л ь н ы х п р и п о п ы т к а х за­
п о м н и т ь п р е д ъ я в л я е м ы е и м с л о в а н а слух. Х о р о ш о у д е р ж и в а я одиноч­
н ы е с л о в а , они н а ч и н а ю т и с п ы т ы в а т ь з а м е т н ы е з а т р у д н е н и я п р и пере­
х о д е к о п ы т а м на с о х р а н е н и е и п о в т о р е н и е серий из н е с к о л ь к и х ( т р е х
и л и ч е т ы р е х с л о в ) . В э т и х с л у ч а я х б о л ь н о й , к а к п р а в и л о , м о ж е т воспро­
извести только одно или д в а слова, не будучи в состоянии повторить
всю серию. Иногда он начинает заменять нужные слова персевератор-
ным воспроизведением ранее предъявлявшихся слов. Аналогичный, но
еще более резко в ы р а ж е н н ы й д е ф е к т возникает и в тех случаях, когда
больному предлагается серия из нескольких коротких ф р а з (типа
«дом горит — л у н а светит — метла метет»). Б о л ь н о й , к а к п р а в и л о , забы­
вает последнюю ф р а з у или же обнаруживает п р и з н а к и контаминации,
смешивая фразы.
Существенные т р у д н о с т и в о з н и к а ю т у э т и х б о л ь н ы х , е с л и прово­
дить опыты с воспроизведением слов или словесных р я д о в в осложнен­
ных у с л о в и я х . Д л я э т о г о д о с т а т о ч н о о т д е л я т ь в о с п р о и з в е д е н и е словес­
ного р я д а о т его п р е д ъ я в л е н и я и н т е р в а л о м в 5 — 1 0 с е к у н д , з а п о л н и в
этот интервал какой-либо побочной речевой деятельностью.
Н а к о н е ц , нарушение у д е р ж а н и я серии слов проявляется и в том,
что, с о х р а н я я н у ж н ы е э л е м е н т ы с л о в е с н о г о р я д а , б о л ь н о й о к а з ы в а е т с я
не в с о с т о я н и и в о с п р о и з в е с т и их в з а д а н н о м порядке, п о с т о я н н о м е н я я
п о с л е д о в а т е л ь н о с т ь п р е д ъ я в л е н н ы х с л о в . И н о г д а д а ж е д л и т е л ь н о е (де­
сяти-, п я т н а д ц а т и к р а т н о е ) п о в т о р е н и е с е р и й из 4 и л и 5 с л о в не п р и в о д и т
к их п р а в и л ь н о м у в о с п р о и з в е д е н и ю в н у ж н о м п о р я д к е . Т а к о е н а р у ш е ­
ние сукцессивности словесных следов я в л я е т с я одним из отчетливых
симптомов слабости следовой функции коры этой области. Н е р е д к о это
явление сопровождается заметным нарушением подвижности слухо-
р е ч е в ы х п р о ц е с с о в , т а к что п о с л е н е с к о л ь к и х п р а в и л ь н ы х п о в т о р е н и й
одного р я д а слов больные с трудом переключаются на повторение этого
ж е р я д а в и з м е н е н н о м п о р я д к е , п р о д о л ж а я и н е р т н о в о с п р о и з в о д и т ь ра­
нее з а к р е п л е н н ы й п о р я д о к с л о в .
Х а р а к т е р н о , что с л е д ы з р и т е л ь н о п р е д ъ я в л е н н ы х с е р и й з н а к о в (на­
пример, геометрических фигур) у д е р ж и в а ю т с я значительно лучше, чем
с л е д ы п р е д ъ я в л е н н ы х н а с л у х с л о в е с н ы х с и г н а л о в . Н е с т о й к о с т ь удер­
ж а н и я с л е д о в , в ы с т у п а я к а к о д н а и з о с н о в н ы х о с о б е н н о с т е й э т и х пора­
жений, проявляется и в других видах речевой деятельности. Она может
быть отчетливо прослежена в опытах с пониманием слов, называнием
предметов и при наблюдениях за активной речью больного.
К а к п р а в и л о , б о л ь н ы е этой г р у п п ы н е п р о я в л я ю т з а м е т н ы х н а р у ш е ­
ний в п о н и м а н и и з н а ч е н и й с л о в , к а к э т о н а б л ю д а е т с я у б о л ь н ы х предше­
ствующей группы. О д н а к о стоит только р а с ш и р и т ь о б ъ е м п р е д л а г а е м ы х
слов, чтобы н а р я д у с трудностью их у д е р ж а н и я п о я в и л и с ь т а к ж е и
отчетливые признаки нарушения предметной отнесенности этих слов, и
б о л ь н ы е , к о т о р ы м н у ж н о , н а п р и м е р , п о к а з а т ь « г л а з и ухо», м о г у т м н о г о
р а з п о к а з ы в а т ь « г л а з и нос», не з а м е ч а я допускаемой ими ошибки.
А н а л о г и ч н ы е ф а к т ы н а б л ю д а ю т с я и в о п ы т а х с показом н а з ы в а е м ы х
картинок или предметов. Больной, перед которым р а з л о ж е н ы картинки
с изображением различных предметов, может правильно показывать
о т д е л ь н ы е н а з в а н н ы е к а р т и н к и , н о т е р я е т ч е т к у ю п р е д м е т н у ю отнесен­
ность словесных значений, если н а з в а н и я п р е д ъ я в л я ю т с я ему п а р а м и
или тройками. Н а с т у п а ю щ е е в этих случаях отчуждение смысла слов
н а г л я д н о п о к а з ы в а е т ту тесную связь, которая имеется м е ж д у явления­
ми словесной амнезии и сензорно-афазическими рас с т рой с т вами .
Э т о н а р у ш е н и е в ы с т у п а е т и в о п ы т а х с называнием п р е д м е т о в са­
мим больным. К а к п р а в и л о , затруднения в н а з ы в а н и и предметов (явле-

100
н и я « а м н е с т и ч е с к о й а ф а з и и » ) у д а н н ы х б о л ь н ы х в ы р а ж е н ы особенно
р е з к о . И м е н н о э т о т ф а к т и д а л о с н о в а н и е д л я о б о з н а ч е н и я всей этой
г р у п п ы р а с с т р о й с т в к а к « а м н е с т и к о - а ф а з и ч е с к и х » . Д а ж е т а м , г д е сло­
весная амнезия к а к будто отсутствует, она легко м о ж е т быть выявлена,
если п р е д л о ж и т ь больному н а з ы в а т ь не один, а два-три п о к а з ы в а е м ы х
предмета. В этих случаях больной п р а в и л ь н о н а з ы в а е т один предмет,
но не может н а з в а т ь второй или третий, ч а щ е всего персеверируя ранее
д а н н о е н а з в а н и е . Х а р а к т е р н о , что н е в е р н о е н а з в а н и е о б ы ч н о н е осознает­
с я б о л ь н ы м , что у к а з ы в а е т н а и м е ю щ е е з д е с ь м е с т о н а р у ш е н и е непо­
средственного значения слова. К а к и в описанной выше группе пораже­
ний, п о д с к а з к а э к с п е р и м е н т а т о р а , к а к п р а в и л о , н е п о м о г а е т б о л ь н о м у .
Значительное сужение доступного для больного объема операций
со словами и т о р м о з я щ е е влияние одного слова на другое является
отчетливым указанием на патологическое состояние коры височной
области.
Аналогичные трудности амнестико-афазического типа проявляются
и в активной речи д а н н ы х б о л ь н ы х . С о х р а н я я с в о ю и н т о н а ц и о н н о - м е л о ­
дическую ж и в о с т ь , и х речь, к а к п р а в и л о , изобилует т а к и м и ж е п о и с к а м и
слов, к а к и в опытах с называнием предметов. К а к и там, в активной
речи больных этой группы п о я в л я ю т с я п а р а ф а з и и . О д н а к о они г о р а з д о
ч а щ е носят вербальный, а не литеральный х а р а к т е р .
В с е о п и с а н н о е в ы ш е п о к а з ы в а е т , к а к о й с в о е о б р а з н ы й х а р а к т е р но­
сят нарушения высшей корковой деятельности при п о р а ж е н и и «внеслу-
ховых» отделов левой височной области и в к а к о м с л о ж н о м отношении
о н и н а х о д я т с я к д р у г и м с и м п т о м а м , р а з о б р а н н ы м в п р е д ы д у щ е м разде­
л е . С л е д у е т п р и б а в и т ь к э т о м у , что и п и с ь м о б о л ь н ы х э т о й г р у п п ы мо­
жет оставаться о т н о с и т е л ь н о с о х р а н н ы м , и п р и з н а к и его н а р у ш е н и я
о б н а р у ж и в а ю т с я л и ш ь п р и у с л о ж н е н и и с о о т в е т с т в у ю щ и х у с л о в и й (на­
пример, при расширении объема п о д л е ж а щ и х записи слов).
Акустико-мнестические нарушения, возникающие в интересующей
н а с г р у п п е с л у ч а е в , о т л и ч а ю т с я о т тех, котор'ые н а б л ю д а ю т с я п р и я с н о
в ы р а ж е н н о й с е н з о р н о й а ф а з и и т е м , что в и х с о с т а в н е в х о д и т г р у б ы й
распад звуковой структуры слова (фонематические замены, трудность
з в у к о в о г о а н а л и з а с л о в , н а р у ш е н и я п и с ь м а и т . д . ) . О д н а к о р я д симп­
т о м о в с б л и ж а е т о б е г р у п п ы н а р у ш е н и й : п р и у в е л и ч е н и и о б ъ е м а словес­
ного м а т е р и а л а н а р я д у с амнестическими симптомами возникают и
отчетливые сензорно-афазические явления в виде отчуждения смысла
слов; к а к правило, подсказка не помогает экфории нужного слова.
По-видимому, при поражении левой височной области вследствие
патологической слабости корковых клеток последние легко переходят
в состояние запредельного т о р м о ж е н и я . Не исключена т а к ж е возмож­
н о с т ь , что в э т и х с л у ч а я х и в е р х н и е о т д е л ы в и с о ч н о й о б л а с т и (вторич­
ные акустические зоны) испытывают на себе п е р и ф о к а л ь н ы е влияния
и сами оказываются в состоянии п а т о л о г и ч е с к и с н и ж е н н о й возбуди­
мости.

Мы описали те явления, которые встречаются при поражениях


«внеслуховых» отделов левой височной области. О д н а к о а н а л и з тех
п а т о ф и з и о л о г и ч е с к и х м е х а н и з м о в , к о т о р ы е л е ж а т в о с н о в е э т и х явле­
ний, о с т а е т с я е щ е д е л о м б у д у щ е г о . Н е т с о м н е н и я в т о м , ч т о н е к о т о р ы е
из описанных явлений — трудность у д е р ж а н и я последовательной серии
п р е д ъ я в л е н н ы х на слух элементов, резкое сужение о б ъ е м а доступных д л я
у д е р ж а н и я звуковых (и п р е ж д е всего словесных) р а з д р а ж и т е л е й , тор-

101
м о з я щ е е в л и я н и е одного с л о в а на д р у г о е и, н а к о н е ц , о т ч е т л и в ы е явле­
н и я с л у х о - р е ч е в ы х п е р с е в е р а ц и й , — у к а з ы в а ю т н а з н а ч и т е л ь н о е измене­
ние нейродинамики в пределах корковых отделов слухового а н а л и з а т о р а
в виде снижения силы нервных процессов, н а р у ш е н и я их п о д в и ж н о с т и .
Однако только тщательные психофизиологические и с с л е д о в а н и я этих
явлений позволят установить те механизмы, которые л е ж а т в основе
этих нарушений.

Н а ш е описание патолош-чесмих изменений, наступающих ори поражении вне ядер­


ных отделов левой височной области, б ы л о бы неполным, если, бы мьг не упомяну­
ли об одном своеобразном симптоме, часто встречающемся при поражении височно-
затылочных отделов левого полушария.
Речь идет о своеобразном феномене «отчуждения смысла слов», который по своим
психологическим особенностям значительно отличается от тех форм, которые мы опи­
сали, р а з б и р а я синдром сензорной
(«акустико-гностической») афазии.
Больные с данной локализа­
цией поражения могут не испы­
тывать заметных затруднений в
дифференциации близких звуков,
хорошо выполняют задачи на зву­
ковой анализ и синтез слов, без
всяких ошибок пишут д а ж е слож­
ные слова, узнают и исправляют
любое неправильно произнесенное
слово. Однако безукоризненно
произнося слово, они часто не мо­
гут вспомнить его значение. От­
чуждение смысла слов, проявляю­
щееся здесь в форме глубокой ам­
незии словесных значений, пред­
ставляет собой картину, резко от­
личающуюся от той, которую мы
наблюдаем при поражении «кор­
кового ядра» слухового анализа­
тора. Мы не знаем еще механиз­
мов, обусловливающих эти явле­
ния, но некоторые ф а к т ы зас­
тавляют думать, что речь идет
здесь не столько о нарушении зву­
ковой структуры слова, сколько о
распаде звуко-зрительных синте­
зов и тех связей между зритель­
ными образами и их словесными
обозначениями, которые являются
Рис. 29. Рисунки больных с поражением височно- условием д л я сохранения нормаль­
затылочиьтх отделов коры (по С. М. Блинкову ной структуры речи. Это предполо­
и А. Р. Л у р и я ) . жение подтверждается в некото­
Л. Б-ной М. Ранение левой височно-затылочиой рых опытах с рисунками этих
области: а — копирование портрета с натуры; больных, проведенных как проф.
б — изображение портрета по памяти. С. М. Блинковым, так и н а м и : лег­
Б. Б-ной Р. Ранение левой височно-затылоч- ко копируя предложенные рисунки
ной области. -Изображение предметов по словес­ ( д а ж е сложные), такие больные
ной инструкции не могут воспроизвести эти рисун­
ки по словесной инструкции. Хотя
слово, казалось бы, сохраняет свое
непосредственное значение, оно не актуализирует того четкого зрительного образа, ко­
торый обычно возникает у нормального испытуемого или у больного с поражением
верхних отделов височной области. Примеры подобных нарушений мы даем на рис. 29.
Их возможным механизмом является нарушение совместной работы коры височной
(слухо-речевой) и затылочной (зрительной) области. Доступность копирования рисун­
ков указывает на сохранность зрительного -анализа и синтеза, к а к такового; сохранность
звуковой стороны речи — на нормальную работу корковых отделов слухового ана­
лизатора. Невозможность же вызвать через словесную систему соответствующие зри­
тельные образы и значительная нестойкость последних дает основание думать о нару­
шении тех процессов, которые могут быть обеспечены только совместной работой обе­
их областей. Эти соображения нельзя, конечно, считать сколько-нибудь достаточным

102
объяснением этого симптома, и анализ тех дефектов, которые возникают при наруше­
нии пограничных зон, осуществляющих совместную работу т в у х анализаторов (в дан­
ном случае — слухового и зрительного), должен стать делом дальнейшей работы.

е) Об особенностях интеллектуальных процессов при п о р а ж е н и и


височных систем

Д о сих п о р м ы н е в ы х о д и л и з а п р е д е л ы а н а л и з а т е х а к у с т и к о - г н о -
стических и речевых изменений, которые наступают при п о р а ж е н и я х
систем левой височной области.
Возникает, однако, вопрос: остаются ли интеллектуальные процессы
этих б о л ь н ы х с о х р а н н ы м и , и е с л и о н и с т р а д а ю т , в ч е м к о н к р е т н о про­
является их нарушение?
Э т о т в о п р о с п р е д с т а в л я е т с я т е м б о л е е с у щ е с т в е н н ы м , что, к а к м ы
у к а з ы в а л и выше, некоторые исследователи, и в первую очередь П. М а р и
( 1 9 0 6 ) , с ч и т а л и в с ю с е н з о р н у ю а ф а з и ю р е з у л ь т а т о м п е р в и ч н ы х интел­
л е к т у а л ь н ы х р а с с т р о й с т в и в и д е л и в н а р у ш е н и и м ы ш л е н и я и л и в ча­
стичной деменции сущность в о з н и к а ю щ и х з д е с ь ф у н ц и о н а л ь н ы х де­
фектов.
К а к и е ч е р т ы п р о я в л я ю т и н т е л л е к т у а л ь н ы е п р о ц е с с ы б о л ь н ы х с ви­
сочной афазией? По этому вопросу за последнее время накопились
н е к о т о р ы е м а т е р и а л ы , п о з в о л я ю щ и е д а т ь на него частичный ответ.
Н а б л ю д е н и я , с о б р а н н ы е з а п о с л е д н и е д е с я т и л е т и я (А. Р . Л у р и я ,
1940; Э. С. Б е й н , 1947; О м б р е д а н , 1951 и д р . ) , д а ю т ф а к т ы , р а с х о д я щ и е ­
ся с п р е д п о л о ж е н и е м П. М а р и и п о к а з ы в а ю щ и е , что и н т е л л е к т у а л ь н ы е
п р о ц е с с ы б о л ь н ы х с в и с о ч н о й а ф а з и е й с т р а д а ю т в о в с е не в т о й м е р е и
не так, к а к это предполагалось д а н н ы м автором.
А н а л и з того, к а к именно н а р у ш а е т с я с м ы с л о в о е строение с л о в а при
височной а ф а з и и , п о к а з а л своеобразную неравномерность смысловых
д е ф е к т о в у э т и х б о л ь н ы х ( с м . I I , 2 , г ) . К а к б ы л о п о к а з а н о в ы ш е , бли­
ж а й ш е е з н а ч е н и е ( и л и п р е д м е т н а я о т н е с е н н о с т ь ) с л о в а с т р а д а е т в та­
к и х с л у ч а я х в г о р а з д о б о л ь ш е й с т е п е н и , ч е м его о б о б щ а ю щ а я ф у н к ц и я .
Ц е л ы й р я д н а б л ю д е н и й з а с т а в л я е т п р е д п о л а г а т ь , что о б щ е е значе­
н и е с л о в а и его « с м ы с л о в а я с ф е р а » м о г у т о с т а в а т ь с я у э т и х б о л ь н ы х
о т н о с и т е л ь н о с о х р а н н ы м и , х о т я и о б н а р у ж и в а ю т о п р е д е л е н н ы е измене­
н и я . О б э т о м ж е г о в о р и т и т о т ф а к т , что п р и э т и х ф о р м а х п о р а ж е н и й
значение связок (предлогов и союзов) остается более сохранным, и
именно эти связки, к а к мы у ж е отмечали выше, п р о д о л ж а ю т составлять
з н а ч и т е л ь н у ю часть речи сензорного а ф а з и к а .
По-видимому, то «правило», по которому при всяком мозговом
п о р а ж е н и и в п е р в у ю о ч е р е д ь с т р а д а ю т я к о б ы н а и б о л е е п о з д н о возник­
шие и наиболее сложные об ра зования (и п р е ж д е всего а б с т р а к т н ы е
ф о р м ы м ы ш л е н и я ) , о к а з ы в а ю т с я я в н о н е п р и м е н и м ы м к с л у ч а я м сензор­
ной а ф а з и и . Т щ а т е л ь н о е и с с л е д о в а н и е п а р а ф а з и и в и с о ч н ы х а ф а з и к о в ,
п р о в е д е н н о е Э . С . Б е й н ( 1 9 5 7 ) , п о к а з а л о , что с м ы с л о в ы е з а м е н ы (вер­
б а л ь н ы е п а р а ф а з и и ) , встречающиеся в речи сензорного а ф а з и к а , часто
происходят по очень а б с т р а к т н ы м о с н о в а н и я м , что т а к ж е п о д т в е р ж д а е т
н е о с н о в а т е л ь н о с т ь п о п ы т о к в и д е т ь в с е н з о р н о й а ф а з и и н а р у ш е н и е кате­
гориального мышления.
Е щ е б о л е е у б е д и т е л ь н ы е д а н н ы е , г о в о р я щ и е о т о м , что д л я б о л ь н ы х
с с е н з о р н о й а ф а з и е й о с т а е т с я д о с т у п н ы м ц е л ы й р я д о п е р а ц и й абстракт­
ного м ы ш л е н и я ( к л а с с и ф и к а ц и я п р е д м е т о в , о п е р а ц и и о т н о ш е н и я м и т и п а
« р о д — в и д » и т. д . ) , были получены И с с е р л и н о м ( 1 9 2 9 — 1 9 3 2 , 1936),
Л о т м а р о м (1919, 1935), К ю н б у р г (1923) и о с о б е н н о О м б р е д а н о м ( 1 9 5 1 ) .
К а к п о к а з а л и э т и и с с л е д о в а н и я ( а т а к ж е н а б л ю д е н и я Э . С . Б е й н , 1957

103
й А. Р. Л у р и я , 1947), больной с сензорной а ф а з и е й во многих с л у ч а я х
легко может усвоить значение отвлеченных понятий, правильно п о н и м а е т
смысл метафоры и проявляет достаточную сохранность абстрактных
понятий (типа «развитие», «причина», «ограничение» и т. п.). Он оказы­
вается в состоянии совершать операции переноса и д а ж е у с м а т р и в а т ь
о т н о ш е н и я а н а л о г и и , е с т е с т в е н н о , в п р е д е л а х с о х р а н н о с т и тех непосред­
ственных значений слов, которыми он оперирует. В противовес м н е н и ю
Г о л ь д ш т е й н а (1948) м о ж н о с к а з а т ь , что у б о л ь н о г о с в и с о ч н о й а ф а з и е й
в известных пределах сохранена и операция классификации, предпола­
г а ю щ а я ту «абстрактную установку», которую представители ноэтиче-
ского н а п р а в л е н и я считали дефектной у всех а ф а з и к о в .
С о х р а н н о с т ь п о н и м а н и я о т в л е ч е н н ы х о т н о ш е н и й у б о л ь н ы х с сен­
з о р н о й а ф а з и е й о б н а р у ж и в а е т с я и т о г д а , к о г д а о т и с с л е д о в а н и й речевых,
о п е р а ц и й м ы п е р е х о д и м к т о м у , что п р и н я т о н а з ы в а т ь и с с л е д о в а н и е м
«невербального интеллекта». Факты свидетельствуют, что больной с
акустической агнозией и сензорной а ф а з и е й м о ж е т с успехом осуществ­
л я т ь о п е р а ц и и с г е о м е т р и ч е с к и м и о т н о ш е н и я м и , м ы с л е н н о м е н я т ь (пере­
в е р т ы в а т ь ) п р о с т р а н с т в е н н ы е о т н о ш е н и я э л е м е н т о в , о п е р и р о в а т ь про­
с т р а н с т в е н н ы м и а н а л о г и я м и и т . д . К а к у к а з ы в а е т О м б р е д а н (1951),,
не м е н е е с о х р а н н ы м и у него о к а з ы в а ю т с я и о п е р а ц и и с с е р и я м и к а р т и н ,
при а н а л и з е к о т о р ы х т а к и е б о л ь н ы е н е р е д к о д о п у с к а ю т о ш и б к и в о ц е н к е
последовательности наглядно развертывающегося сюжета.
Н а к о н е ц , к л и н и ч е с к и е д а н н ы е п о к а з ы в а ю т п о т е н ц и а л ь н у ю сохран­
ность основных а р и ф м е т и ч е с к и х операций д а ж е в тяжелых случаях
височной а ф а з и и , если только эти о п е р а ц и и в ы п о л н я ю т с я в п и с ь м е н н о м
виде и не д о л ж н ы опираться на сохранение словесных следов ( к а к э т о
имеет место при счете в уме) К
Т а к и м о б р а з о м , с о г л а с н о н а б л ю д е н и я м , р я д о с н о в н ы х о п е р а ц и й от­
влеченного м ы ш л е н и я могут в своей основе с о х р а н я т ь с я и при пораже­
нии л е в о й в и с о ч н о й о б л а с т и .
О д н а к о , о б н а р у ж и в а я д о с т а т о ч н у ю с о х р а н н о с т ь н е к о т о р ы х опера­
ц и й а б с т р а к т н о г о м ы ш л е н и я , б о л ь н о й , з в у к о в о й и с м ы с л о в о й с т р о й ре­
чевых процессов которого н а р у ш а е т с я , начинает испытывать значитель­
н ы е з а т р у д н е н и я к а ж д ы й р а з , к о г д а о н д о л ж е н п е р е й т и к систематиче­
ским последовательным операциям этими отношениями, требующим
постоянного опосредующего участия речевых связей. В таких случаях
сохранность «усмотрения отношений» о к а з ы в а е т с я я в н о недостаточной,,
и мыслительные операции больного начинают нарушаться.
Д е ф е к т ы мышления больного с височной а ф а з и е й выступают у ж е
в тех «неречевых» о п е р а ц и я х , в которых с у щ е с т в е н н а я часть процесса
д о л ж н а совершаться с опорой на у д е р ж и в а е м ы е в п а м я т и системы
р е ч е в ы х с в я з е й . Т а к , О м б р е д а н (1951) о п и с а л с о х р а н н о с т ь о п е р а ц и и
р а з м е щ е н и я серии сюжетных картинок при условии, если б о л ь н о м у
р а з р е ш а л о с ь п е р е м е щ а т ь их, и к о н с т а т и р о в а л з н а ч и т е л ь н ы е н а р у ш е н и я
этого процесса, когда больному не р а з р е ш а л о с ь трогать к а р т и н к и и
п р е д л а г а л о с ь в о с с т а н а в л и в а т ь их порядок, о б о з н а ч а я соответствующими*
н о м е р а м и . П о д о б н ы е ж е т р у д н о с т и в о з н и к а л и у б о л ь н ы х в с е р и й н о по­
строенных геометрических операциях.
Особенно резкие дефекты обнаруживались у больных в операциях
п о с л е д о в а т е л ь н о г о устного счета. Б е з т р у д а с х в а т ы в а я о т н о ш е н и я чи-

В числе наших наблюдений имеется случай главного бухгалтера с выраженной*


формой сензорной афазии, который несмотря на тяжелые речевые страдания мог
сдать годовой бухгалтерский отчет, хотя в то же самое время не мог удерживать а
памяти имен своих подчиненных и называл их неправильно.

104
сел и , к а к п р а в и л о , с о х р а н я я , о б щ и й п л а н т р е б у е м ы х д е й с т в и й , о н и
с т а н о в и л и с ь б е с п о м о щ н ы м и , к а к т о л ь к о п е р е х о д и л и к з а д а ч а м , основан­
ным на р а з л о ж е н и и действия на серию п о с л е д о в а т е л ь н ы х операций и
удержании части результатов в уме. Попытка обратиться к раззернутой.
речи не п р и в о д и л а к н у ж н о м у э ф ф е к т у , и весь процесс, л и ш е н н ы й опоры,
в виде прочной и дифференцированной системы словесных связей, грубо
нарушался.
М о ж н о у ж е н е г о в о р и т ь о т о м , что о п е р а ц и и д и с к у р с и в н о г о мыш­
ления, целиком опирающиеся на речевые средства (например, решение-
логических задач типа задач Берта на установлении множественных
о т н о ш е н и й , с м . н и ж е , I I I , 7 д ) , о с т а в а л и с ь д л я э т и х б о л ь н ы х полностью-
недоступными. В ы п о л н е н и е подобных о п е р а ц и й б ы л о н е в о з м о ж н о из-за.
т р у д н о с т е й , с в я з а н н ы х с п о с т о я н н ы м о т ч у ж д е н и е м с м ы с л а с л о в , нестой­
к о с т ь ю с л о в е с н ы х з н а ч е н и й , н е в о з м о ж н о с т ь ю у д е р ж а н и я с л е д о в словес­
н ы х с в я з е й и их п о с л е д о в а т е л ь н о с т и .
Таким образом, своеобразие нарушений интеллектуальных операции
у больного с поражением височных систем и я в л е н и я м и акустической
афазии заключается в том, что при сохранении непосредственного
«усмотрения отношений» (в р а в н о й мере наглядно-пространственных
или логических) эти больные о к а з ы в а ю т с я не в состоянии выполнить
дискурсивные операции, для осуществления которых необходима опора
на систему дифференцированных словесных связей и их прочных сле­
дов. П о п ы т к а в к л ю ч и т ь р а з в е р н у т у ю р е ч ь не у л у ч ш а е т , а у х у д ш а е т про­
цесс и д е л а е т в ы п о л н е н и е т р е б у е м о й з а д а ч и н е в о з м о ж н ы м . Ч а с т и ч н а я
к о м п е н с а ц и я э т о г о д е ф е к т а м о ж е т б ы т ь д о с т и г н у т а т о л ь к о п р и исполь­
зовании ряда наглядных зрительных опор, з а м е щ а ю щ и х н а р у ш е н н ы е
с л о в е с н ы е с л е д ы . Л и ш ь п р и т а к и х у с л о в и я х б о л ь н ы е с п р а в л я ю т с я с от­
носительно простыми операциями мышления. Сохранность общего плана,
п р е д л о ж е н н о й з а д а ч и при невозможности осуществить ее с помощью-
ряда последовательных операций и составляет своеобразие нарушения,
м ы ш л е н и я у б о л ь н ы х с в и с о ч н о й а ф а з и е й , о т л и ч а я его от т е х ф о р м на­
р у ш е н и я м ы ш л е н и я , к о т о р ы е в о з н и к а ю т п р и д р у г и х п о р а ж е н и я х голов­
ного м о з г а и о с о б е н н о п р и п о р а ж е н и и л о б н ы х о т д е л о в , к о т о р ы м и м ы
еще займемся ниже.
К а к м о ж н о объяснить эту с в о е о б р а з н у ю сохранность непосредствен­
ного « с х в а т ы в а н и я » п р о с т р а н с т в е н н ы х и о с о б е н н о л о г и ч е с к и х о т н о ш е ­
ний у б о л ь н ы х с о с т о л ь т я ж е л ы м и н а р у ш е н и я м и р е ч и ? Н е п р е д с т а в л я е т
никаких сомнений, что с и с т е м а отвлеченных логических отношений,
в о з н и к л а и с ф о р м и р о в а л а с ь н а о с н о в е р е ч и . М о ж е т л и э т а с и с т е м а со­
храняться при речевых нарушениях?
Д л я того чтобы не впасть при интерпретации этого ф а к т а в ошибку,,
типичную д л я идеалистических представлений В ю р ц б у р г с к о й ш к о л ы ,
о т р ы в а в ш е й , к а к и з в е с т н о , м ы ш л е н и е о т р е ч и и п р е д с т а в л я в ш е й мыш­
ление первичной и независимой функцией, нужно внести в высказанные,
положения одно уточнение.
Н а р у ш е н и я речи, в о з н и к а ю щ и е п р и п о р а ж е н и и в и с о ч н о й о б л а с т и , ,
н е р а з р у ш а ю т р е ч ь п о л н о с т ь ю . О н и н а р у ш а ю т т о л ь к о з в у к о в у ю струк­
туру р е ч и , а с л е д о в а т е л ь н о , и те п р о ц е с с ы , к о т о р ы е т р е б у ю т п о с т о я н ­
ной о п о р ы н а д и ф ф е р е н ц и р о в а н н у ю с и с т е м у с л о в с и х ч е т к о й п р е д м е т ­
ной о т н е с е н н о с т ь ю . У ж е э т о з а с т а в л я е т д у м а т ь , что в р е з у л ь т а т е пора­
ж е н и й в и с о ч н ы х с и с т е м р е ч ь с т р а д а е т н е п о л н о с т ь ю , и н е к о т о р ы е виды-
операций понятиями могут оставаться относительно сохранными.
С д р у г о й с т о р о н ы , и з в е с т н о , что с и с т е м ы с в я з е й , с ф о р м и р о в а н н ы е
н а о с н о в е речи, т о л ь к о н а п е р в ы х э т а п а х о п и р а ю т с я н а р а з в е р н у т у ю *
систему речи с теми кинестезическими и м п у л ь с а м и , к о т о р ы е поступают

105*
о т нее в к о р у г о л о в н о г о м о з г а и составляют «базальный компонент
второй сигнальной системы». О д н а к о по мере дальнейшего р а з в и т и я они
свертываются и постепенно начинают терять зависимость от этой кине-
-стезической о п о р ы . Э т о т ф а к т б ы л д е т а л ь н о п р о с л е ж е н к а к в психоло­
г и ч е с к и х и с с л е д о в а н и я х Л . С . В ы г о т с к о г о (1934, 1 9 5 6 ) , П . Я . Г а л ь п е р и н а
( 1 9 5 9 ) , т а к и в с п е ц и а л ь н ы х о п ы т а х А. Н. С о к о л о в а (1959) и э л е к т р о -
-физиологических и с с л е д о в а н и я х Л. А. Н о в и к о в о й (1955), Ф. В. Б а с с и н а
и Э . С . Б е й н ( 1 9 5 7 ) , п о к а з а в ш и х , что н а и з в е с т н о м э т а п е д о с т а т о ч н о
у п р о ч е н н ы е м ы с л и т е л ь н ы е о п е р а ц и и н а ч и н а ю т о с у щ е с т в л я т ь с я б е з ви­
д и м ы х речевых кинестезии и, по всей видимости, п р и о б р е т а ю т некоторую
н е з а в и с и м о с т ь от р а з в е р н у т ы х п р о ц е с с о в а р т и к у л и р о в а н н о й р е ч и , к ко­
торой субъект о б р а щ а е т с я лишь при сложных дискурсивных операциях.
П р и м е р т а к о й о т н о с и т е л ь н о й с о х р а н н о с т и н е к о т о р ы х п р о ц е с с о в по­
нимания абстрактных отношений при нарушении р а з в е р н у т ы х форм
дискурсивного речевого мышления и м о ж н о видеть в случаях височной
а к у с т и ч е с к о й а ф а з и и . О н о т к р ы в а е т ц е л ы й р я д е щ е н е и з у ч е н н ы х проб­
л е м , и нет с о м н е н и я в т о м , что п р и с т а л ь н ы й а н а л и з т а к и х в о п р о с о в , к а к
•особенности в н у т р е н н е й р е ч и б о л ь н ы х с п о р а ж е н и я м и в и с о ч н ы х с и с т е м ,
а т а к ж е у ч а с т и е в н е ш н и х р е ч е в ы х о п о р в о с у щ е с т в л е н и и р я д а интеллек­
т у а л ь н ы х операций, внесут много нового в эту еще м а л о и з у ч е н н у ю
область.

3. НАРУШЕНИЕ ВЫСШИХ КОРКОВЫХ ФУНКЦИЙ ПРИ ПОРАЖЕНИЯХ


ЗАТЫЛОЧНЫХ И ЗАТЫЛОЧНО-ТЕМЕННЫХ ОТДЕЛОВ МОЗГА

Р а з б и р а я семиотику поражений височной области, мы имели дело


-с п а т о л о г и ч е с к и м и и з м е н е н и я м и с л у х а и с л о ж н ы х ф о р м его р е ч е в о й
организации.
О б р а щ а я с ь к п о р а ж е н и я м з а т ы л о ч н о й и з а т ы л о ч н о - т е м е н н о й обла­
сти, м ы п е р е х о д и м к иной г р у п п е н а р у ш е н и й а н а л и т и к о - с и н т е т и ч е с к о й
деятельности мозга.
Е щ е в 1878 г. И. М. С е ч е н о в , р а з б и р а я « э л е м е н т ы м ы с л и » , выска­
з а л п р е д п о л о ж е н и е , что в с е с л о ж н ы е ф о р м ы д е я т е л ь н о с т и н а ш и х орга­
нов чувств м о ж н о р а з б и т ь на две б о л ь ш и е к а т е г о р и и . Е с л и к о м п л е к с ы
звуковых сигналов, поступающие из внешней среды, синтезируются в
последовательные ряды, то к о м п л е к с ы з р и т е л ь н ы х и т а к т и л ь н ы х раздра­
ж е н и й о б ъ е д и н я ю т с я в о п р е д е л е н н ы е группы, о т р а ж а я и з в е с т н ы е систе­
м ы о д н о в р е м е н н ы х п р о с т р а н с т в е н н ы х в о з д е й с т в и й . С о г л а с н о И . М . Се­
ченову, о б ъ е д и н е н и е о т д е л ь н ы х р а з д р а ж е н и й в п о с л е д о в а т е л ь н ы е р я д ы
или серии является основным способом работы слухового (и частично
д в и г а т е л ь н о г о ) а н а л и з а и с и н т е з а , в т о в р е м я к а к о б ъ е д и н е н и е отдель­
н ы х р а з д р а ж и т е л е й в о д н о в р е м е н н ы е г р у п п ы с о с т а в л я е т о с н о в н о й прин­
цип р а б о т ы з р и т е л ь н о г о и т а к т и л ь н о г о а н а л и з а и с и н т е з а , ц е н т р а л ь н ы м
а п п а р а т о м к о т о р о г о я в л я ю т с я з а т ы л о ч н ы е и т е м е н н ы е о т д е л ы к о р ы го­
ловного мозга.
Н а р у ш е н и я одновременных синтезов, в о з н и к а ю щ и е при различных
п о р а ж е н и я х этих отделов мозга, могут быть неодинаковы.
Если при п о р а ж е н и и з а т ы л о ч н ы х отделов коры, п р е д с т а в л я ю щ и х ,
к а к и з в е с т н о , к о р к о в ы й к о н е ц з р и т е л ь н о г о а н а л и з а т о р а , м ы м о ж е м ожи­
д а т ь н а р у ш е н и я в е с ь м а с п е ц и а л и з и р о в а н н ы х ( з р и т е л ь н ы х ) ф о р м анали­
за и синтеза, то при п о р а ж е н и и теменных отделов коры, я в л я ю щ и х с я
к о р к о в ы м к о н ц о м к о ж н о - к и н е с т е т и ч е с к о г о а н а л и з а т о р а , о н и ограничи­
в а ю т с я т а к т и л ь н о й с ф е р о й ; н а к о н е ц , п р и п о р а ж е н и я х т е х о б л а с т е й ко­
р ы , к о т о р ы е в х о д я т в « з о н ы п е р е к р ы т и я » ц е н т р а л ь н ы х к о н ц о в зритель­
ного и т а к т и л ь н о г о а н а л и з а т о р о в и о б е с п е ч и в а ю т н а и б о л е е с л о ж н ы е

106
ф о р м ы и х с о в м е с т н о й р а б о т ы , д е ф е к т ы « с и м у л ь т а н н ы х с и н т е з о в » могут
п р и о б р е т а т ь о с о б е н н о с л о ж н ы й х а р а к т е р и п р и в о д и т ь к н а и б о л е е комп­
лексным формам нарушения пространственного восприятия.
Н а р у ш е н и е «симультанных синтезов», в о з н и к а ю щ е е при поражениях
затылочных и затылочно-теменных отделов мозга, может проявляться
в процессах неодинаковой сложности.
В одних случаях оно м о ж е т ограничиваться н а р у ш е н и е м сензорных
с и н т е з о в и п р о я в л я т ь с я в д е ф е к т а х з р и т е л ь н о г о и л и о с я з а т е л ь н о г о вос­
п р и я т и я , ч а с т и ч н о к о м п е н с и р у е м о г о с о х р а н н ы м и с в я з я м и в т о р о й сиг­
нальной системы. П р и м е р о м т а к и х нарушений могут быть зрительные
и т а к т и л ь н ы е агнозии, в о з н и к а ю щ и е при п о р а ж е н и я х з а т ы л о ч н ы х или
теменных отделов коры. В более с л о ж н ы х с л у ч а я х эти н а р у ш е н и я могут
проявляться преимущественно в более сложных мнестических процессах
и и з м е н я т ь основу тех символических, и в первую очередь речевых,
ф о р м деятельности, д л я осуществления которых необходим симультан­
н ы й п р о с т р а н с т в е н н ы й с и н т е з . В э т и х с л у ч а я х п о р а ж е н и я д а н н ы х от­
д е л о в мозговой к о р ы п р и в о д я т к более с л о ж н ы м в т о р и ч н ы м наруше­
ниям, известным в клинике под названием «семантической афазии»,
« а к а л ь к у л и и » и д р у г и х ф о р м н а р у ш е н и я с л о ж н ы х п о з н а в а т е л ь н ы х опе­
раций.
Н а п о с л е д у ю щ и х с т р а н и ц а х м ы и з а й м е м с я а н а л и з о м э т о г о комп­
лекса нарушений, начиная с относительно простых и кончая наиболее
с л о ж н ы м и его ф о р м а м и и о с т а н а в л и в а я с ь в п е р в у ю о ч е р е д ь на т е х из­
м е н е н и я х в ы с ш и х к о р к о в ы х ф у н к ц и й , к о т о р ы е л у ч ш е и з у ч е н ы клиниче­
ски и которые могут р а с к р ы т ь значение ф у н к ц и о н а л ь н о й патологии этих
отделов мозга.

а) Исторический экскурс. П р о б л е м а

И с т о р и я учения о нарушениях зрительных процессов, возникающих


п р и п о р а ж е н и и з а т ы л о ч н ы х о т д е л о в м о з г а , б е р е т с в о е н а ч а л о с клини­
ческого а н а л и з а явлений полной или частичной центральной слепоты,
с о д н о й с т о р о н ы , и я в л е н и й з р и т е л ь н о й а г н о з и и , с д р у г о й . Одновре­
менно к этому разделу неврологии присоединяется цикл исследований,
п о с в я щ е н н ы х н а р у ш е н и ю более с л о ж н ы х видов п о з н а в а т е л ь н о й деятель­
ности, в о з н и к а ю щ и х п р и б л и з к о й л о к а л и з а ц и и п о р а ж е н и я . О б е г р у п п ы
исследований переплетаются в истории науки и поэтому д о л ж н ы быть
и з л о ж е н ы в тесной связи друг с другом.

В 1856 г. итальянский исследователь Паницца описал существенный факт: после


поражения затылочной области возникла стойкая слепота, названная им «централь­
ной». Это открытие «центральной слепоты» осложнилось, однако, дальнейшими наблю­
дениями, показавшими, что помимо описанных Паницца существуют и другие случаи,
когда животное, сохраняя зрение, лишалось более сложных форм зрительного вос­
приятия.
Еще в восьмидесятых годах прошлого века Мунк (1881) в своих широко извест­
ных опытах мог наблюдать, что разрушение затылочных отделов больших полушарий
у собаки приводит к своеобразному явлению: собака сохраняет зрение, обходит пред­
меты, но перестает их «узнавать».
Мысль о том, что возможны такие формы патологического изменения восприятия,
при которых животное сохраняет элементарные зрительные функции, но «не узнает»
предмета, была перенесена в дальнейшем в клинику и послужила источником богатой
клинической литературы, посвященной дефектам зрительного и тактильного восприя­
тия, возникающим у человека после очаговых поражений затылочных и теменных от­
делов мозга.
Еще в семидесятых годах прошлого века Джексон (1876) высказал предполо­
жение, что существуют своеобразные клинические явления «имперцепции», пр>и кото­
рых сензорные процессы больного остаются как будто сохранными, однако больной
•не может узнавать предъявленные ему объекты. Через некоторое время к аналогичному

107
1
положению пришел Фрейд (1891), обозначивший эти явления термином «агнозия»*,
под которым он понимал Нарушение оптического восприятия предмета при сохранно­
сти всех элементарных процессов зрительного ощущения. Аналогичные описания я в ­
лений «душевной слепоты» были даны Ш а р к о (1882, 1887), Лиссауэром (1890) и други­
ми. Больные, наблюдавшиеся этими авторами, т а к ж е сохраняли зрение и, казалось-
бы, не теряли его остроты, однако они не могли узнавать предложенные им предме­
ты. Иногда эти больные описывали отдельные, д а ж е достаточно мелкие, части пред­
метов, иногда точно воспроизводили их очертания, но в обоих случаях они были не в:<
состоянии узнать их в целом. Описав подобные клинические факты с большой пол­
нотой, эти авторы затруднялись, однако, в их объяснении.
1
Одни, как это делал Мунк, просто ограничивались утверждением: «животное
видит, но не узнает», что, как позднее неоднократно у к а з ы в а л И. П. П а в л о в , не*
открывает никаких путей д л я дальнейшего исследования. Другие, следуя за Финкель-
бургом (1870), пытались увидеть -в факте «имперцепции» не 'нарушение зрения, а на­
рушение сложной символической функции — кантианской «Facultas signatrix» и:
трактовали нарушение узнавания предметов, как специальную форму «асимболии»..
Наконец, третьи, продолжая традиции ассоциативной психологии, считали, что эти;
явления, получившие в дальнейшем название агнозии, представляют собой наруше­
ние «зрительных образов памяти» или нарушение вторичной переработки сохранных*
зрительных восприятий. Эти авторы видели материальную основу данного дефекта^
в нарушении ассоциативных связей между зрительной областью коры и тем гипоте­
тическим «центром понятий», который они помещали в большом заднем ассоциатив­
ном центре Флексита и который без дальнейшего анализа принимается такими-
авторами, как Бродбент (1872), Куссмауль (1885), Лихтгейм (1885), Шарко
(1876—1887) и др.
Мысль о том, что агнозия является собственно не нарушением зрения, а рас­
стройством памяти, представлений или дефектом некоей «символической функции»,.,
оставалась в неврологической и психопатологической литературе длительное время..
Ь дальнейшем в классических работах Лиссауэра (1889) были описаны две различ­
ные формы зрительной агнозии, при одной из которых больной перестает различать,
и синтезировать зрительный образ предмета, а при другой, п р о д о л ж а я четко в и д е т ь
его, — оказывается не в состоянии узнавать предмет. Эти формы оценивались как.
«апперцептивная» и «ассоциативная» душевная слепота.
Р а з р ы в между элементарными сензорными процессами и высшими формами вос­
приятия, который лежит в основе большинства классических работ по агнозиям,,
вскоре перестал удовлетворять исследователей, и уже в начале нашего века начи­
нают появляться работы, призывающие к более точному изучению состояния сензор­
ных процессов у больных с оптическими агнозиями. Авторы стремились найти в них.
изменения, вызванные патологическим процессом, и заполнить ту пропасть, которая:
разделяла патологию «элементарных» и «высших» корковых функций.
Попытка отойти от представления об агнозии как о расстройстве познания, не
связанном со зрением, была впервые сделана Монаковым (1914) и его учеником).
Штауфенбергом (1914, 1918). Оба автора отмечали, что расстройство познавательной-
деятельности при зрительных агнозиях следует трактовать как дезорганизацию зри­
тельных процессов различной сложности, как результат патологических явлений в-
зрительных отделах мозговой коры, нарушающих «дальнейший процесс синтетиче­
ского зрения».
Этими исследованиями положено начало целому ряду работ, направленных на*
изучение оптической агнозии, как нарушений в собственном смысле зрительной дея­
тельности. В данных работах с исключительной тщательностью описывались различ­
ные клинические формы зрительных нарушений (Поппельрейтер, 1917—1918;
Г. Холмс, 1919; Гельб и Гольдштейн, 1920; Петцль, 1926;. Клейст, 1934; Ланге, 1936.;
Денни-Браун, 1952 и др.; Зангвилл и сотрудники (Патерсон и Зангвилл, 1944, 1945;
Эттлингер, Уоррингтон и Зангвилл, 1957 и д р . ) ; Бай, 1950; Экаэн и Ажуриагерра,.
1956 и д р . ) . Объясняя факты, одни из упомянутых авторов ((Петцль, 1928) пытались,
строить догадки о физиологических явлениях, возникающих при патологических со­
стояниях коры затылочной и затылочно-теменной области. Другие (Г. Холмс, Занг­
вилл и др.) указывали на наличие изменений «зрительного внимания». Третьи (Тей-
бер, 1959, 1960), констатируя нарушения синтетических процессов, подчеркивали
сужение объема одновременно воспринимаемых сигналов как основной признак пато­
логического состояния мозга. Денни-Браун и др. (1952) предложили называть распад.,
объединения воспринимаемых элементов в одно целое нарушением «аморфосинтеза».
Д а н н ы е попытки подойти к физиологическому анализу относительно более эле­
ментарных сензорных явлений, л е ж а щ и х в основе агнозий, о т р а ж а ю т несомненно-*
наиболее прогрессивные тенденции современной неврологии. П р а в д а , некоторые авто­
ры обедняют свой анализ, односторонне ограничиваясь теми схемами, которые дава­
лись гештальт-психологией, считавшей изменение соотношения фигуры и фона осно­
вой патологии восприятия (Гельб и Гольдштейн, 1920); другие же пытаются свести?
сложные амнестические дефекты к нарушению возбудимости отдельных точек сетчат-

108
лки и к тем явлениям нестойкости зрительной функции ( « f u r i k t i o n s w a n d e b ) , о кото­
рой писали Штейн и Вейцзеккер (1927), а в последнее время Б а й (1950). Однако нет
.^никаких сомнений в том, что именно на пути патофизиологического анализа агнозий
с б у д у т получены те факты, которые поставят эту область на прочную научную основу.

И с т о р и я у ч е н и я о б о п т и ч е с к и х а г н о з и я х п р е д с т а в л я е т с я , т а к и м об­
р а з о м , историей описания своеобразия разных форм нарушения'зритель­
ного в о с п р и я т и я , а т а к ж е историей попыток патофизиологического
.анализа механизмов, л е ж а щ и х в основе этих изменений зрительного
.акта.
К а к и е же нейрофизиологические м е х а н и з м ы могут помочь понима-
шию о п и с а н н ы х в ы ш е я в л е н и й ? Э т о т ц е н т р а л ь н ы й в о п р о с и б у д е т пред­
метом дальнейшего рассмотрения.

б) Зрительный а н а л и з а т о р и с т р о е н и е зрительной коры

О с н о в н ы м п р е п я т с т в и е м д л я п р а в и л ь н о г о п о н и м а н и я м о з г о в ы х ме­
х а н и з м о в з р и т е л ь н о г о в о с п р и я т и я и д л я ф и з и о л о г и ч е с к о й о ц е н к и явле­
ний о п т и ч е с к о й а г н о з и и б ы л а та «рецепторная» теория ощущений и
'•восприятий, к о т о р а я п о ч т и б е з р а з д е л ь н о г о с п о д с т в о в а л а в п с и х о л о г и и
ш н е в р о л о г и и 19-го и н а ч а л а 20-го в е к а и о к о т о р о й мы ч а с т и ч н о у ж е
/говорили в ы ш е .
Согласно этой теории, к а к это у ж е у к а з ы в а л о с ь выше, ощущение
-является пассивным процессом, в о з н и к а ю щ и м в результате р а з д р а ж е н и й
-органов чувств п р и х о д я щ и м и извне агентами. В о з б у ж д е н и я из сетчатки
н а п р а в л я ю т с я к р е ц е п т о р н ы м ц е н т р а м к о р ы г о л о в н о г о м о з г а , г д е они
^приобретают х а р а к т е р о щ у щ е н и й ; л и ш ь з а т е м эти о щ у щ е н и я объединя­
ю т с я в в о с п р и я т и я , к о т о р ы е в с в о ю о ч е р е д ь , п е р е р а б а т ы в а я с ь , превра­
щаются в более сложные единицы познавательной деятельности. П е р в ы е
э т а п ы этого с л о ж н о г о пути «рецепторная» теория о щ у щ е н и й склонна
-была р а с с м а т р и в а т ь к а к э л е м е н т а р н ы е и п а с с и в н ы е ф и з и о л о г и ч е с к и е
'.процессы, п о с л е д н и е э т а п ы — к а к с л о ж н ы е и а к т и в н ы е п с и х и ч е с к и е ви­
л ы деятельности. И з этой теории н е и з б е ж н о в ы т е к а л тот р а з р ы в между
элементарными и высшими формами познавательной деятельности, о
^котором р е ч ь ш л а в ы ш е .
И н а ч е п о д х о д и т ко м н о г и м из э т и х я в л е н и й рефлекторная концеп­
ция восприятия, о с н о в ы к о т о р о й б ы л и з а л о ж е н ы е щ е И . М . С е ч е н о в ы м
и к о т о р а я б ы л а э к с п е р и м е н т а л ь н о обоснована И. П. П а в л о в ы м . В ряде
д т с и х о ф и з и о л о г и ч е с к и х и с с л е д о в а н и й п о с л е д н е г о в р е м е н и ( Г р а н и т , 1956;
Е. Н. С о к о л о в , 1958 и д р . ) э т а т е о р и я б ы л а п е р е н е с е н а и на исследова­
ние восприятия человека.
С о г л а с н о р е ф л е к т о р н о й т е о р и и о щ у щ е н и я и в о с п р и я т и я рассмат­
р и в а ю т с я к а к активные процессы, отличающиеся известной избиратель­
ностью и в к л ю ч а ю щ и е э ф ф е р е н т н ы е (моторные) компоненты.
Ф и з и о л о г и ч е с к и е м е х а н и з м ы э т о г о и з б и р а т е л ь н о г о а н а л и з а и син­
теза р а з д р а ж и т е л е й были п о д р о б н о и з у ч е н ы И . П . П а в л о в ы м и его
сотрудниками. Этим была з а л о ж е н а основа физиологии анализаторов,
-осуществляющих избирательное выделение сигнальных (существенных
для о р г а н и з м а ) и отвлечение от побочных (несущественных) п р и з н а к о в .
Это и составило ядро рефлекторной теории восприятия.
С точки зрения рефлекторной теории многие механизмы восприятия
-стали п р е д с т а в л я т ь с я с у щ е с т в е н н о и н а ч е .
И . М . С е ч е н о в у к а з ы в а л , что к а ж д ы й а к т з р и т е л ь н о г о в о с п р и т и я
включает в свой состав н а р я д у с ц е н т р о с т р е м и т е л ь н ы м и (афферентны­
ми) еще. и ц е н т р о б е ж н ы е ( э ф ф е р е н т н ы е ) м е х а н и з м ы . Г л а з , в о с п р и н и м а я
ш р е д м е т ы о к р у ж а ю щ е г о м и р а , а к т и в н о « о щ у п ы в а е т » их, и э т и « о щ у п ы -

109
вающие» движения наряду с проприоцептивными с и г н а л а м и от глазо­
двигательных мышц входят как элементы в с о с т а в з р и т е л ь н о г о вос­
приятия.
Открытие И. М. Сеченова оказалось исходным для большой серии
работ, богато р а з в е р н у в ш и х с я особенно в последние годы, после того,
к а к н о в а я техника п о з в о л и л а д а т ь х а р а к т е р и с т и к у тех электрофизиоло­
гических явлений, которые протекают в отдельных у ч а с т к а х зрительного
анализатора, начиная с сетчатки глаза и кончая зрительной корой.
О к а з а л о с ь , что п р о ц е с с ы , п р о и с х о д я щ и е н а о т д е л ь н ы х э т а п а х зритель­
ного пути, и м е ю т не о д н о с т о р о н н и й ( ц е н т р о с т р е м и т е л ь н ы й ) , а двусто­
ронний ( п е т а л ь н о - ф у г а л ь н ы й или а ф ф е р е н т н о - э ф ф е р е н т н ы й ) х а р а к т е р
и что н а р я д у с р а з р я д а м и , р е г и с т р и р у е м ы м и в з р и т е л ь н о м н е р в е и вы­
ш е л е ж а щ и х ц е н т р а л ь н ы х у ч а с т к а х з р и т е л ь н о г о а н а л и з а т о р а , п р и раз­
д р а ж е н и и ц е н т р а л ь н ы х о т д е л о в з р и т е л ь н о г о а п п а р а т а м о ж н о констати­
ровать т а к ж е изменения потенциалов сетчатки. Эти ф а к т ы , о т р а ж а ю щ и е
явления, хорошо известные в психологии (например, повышение остроты
зрения в зависимости от активного внимания или установки субъекта
и т. д . ) , были физиологически изучены Гранитом (1956), о п и с а в ш и м
изменения потенциалов ретины под влиянием центральных воздействий,,
а у н а с Е. Н. С о к о л о в ы м (1958, 1959), п р о с л е д и в ш и м р о л ь о р и е н т и р о ­
вочных реакций в протекании процесов восприятия и те с л о ж н ы е ф о р м ы
избирательных сензорных процессов, которые могут осуществляться
л и ш ь при ведущем участии коры.
Э т и и с с л е д о в а н и я , у к а з ы в а ю щ и е н а и з б и р а т е л ь н ы й х а р а к т е р про­
цессов восприятия, о с у щ е с т в л я е м ы х при участии системы д в у с т о р о н н и х
а ф ф е р е н т н о - э ф ф е р е н т н ы х с в я з е й , и с о с т а в л я ю т ф а к т и ч е с к о е обоснова­
ние р е ф л е к т о р н о й т е о р и и о щ у щ е н и й .
Какой же аппарат осуществляет сложные аналитико-синтетические
процессы, л е ж а щ и е в основе зрительно-тактильных ф о р м восприятия?
Ч т о и з в е с т н о н а м о его с т р о е н и и и ф у н к ц и о н а л ь н ы х о с о б е н н о с т я х ? К а к
мы д о л ж н ы представлять себе те нарушения в о с п р и н и м а ю щ е й д е я т е л ь
ности, к о т о р ы е в о з н и к а ю т п р и его п о р а ж е н и и ?
М ы о с т а н о в и м с я с н а ч а л а в с а м ы х к р а т к и х ч е р т а х н а т о м , что изве­
с т н о о с т р о е н и и з р и т е л ь н о г о а н а л и з а т о р а , и о с о б е н н о его к о р к о в ы х
отделов.

* *

Строение зрительных отделов коры головного мозга, р а с п о л о ж е н н ы х


в п р е д е л а х з а т ы л о ч н о й о б л а с т и , п о в т о р я е т м н о г о е и з т о г о , что м ы у ж е
имели случай говорить, р а з б и р а я строение корковых отделов слухового
анализатора. Мы напомним относящиеся сюда данные в самых общих
чертах.

Известно, что сетчатка глаза, в отличие от других периферических рецепторов,


представляет собой сложнейшее нервное образование, рассматриваемое некоторыми
авторами как кусочек коры головного мозга, вынесенный наружу.
В ряде внутренних слоев сетчатки располагаются нейронные комплексы, одни
из которых принимают возбуждения, возникающие в светочувствительных приборах
наружного слоя, и передают" их в изолированном или объединенном виде через во­
локна зрительного нерва на центральные нервные образования. Другие нейронные
группы .принимают эфферентные импульсы, '.идущие от центральных образований, и слу­
ж а т аппаратами, которые осуществляют центральную регуляцию возбудимости отдель­
ных точек сетчатки.
На рис. 30 представлена схема этого сложнейшего по своему строению аппа­
рата. Наличие в нем элементов, обеспечивающих как центростремительную, так и
центробежную организацию импульсов, позволяет видеть рефлекторный, фугально-
петальный принцип строения этой периферической части зрительного анализатора^

ПО
Таким образом, сетчатка глаза представляет собой аппарат, который не только по­
лучает извне определенные р а з д р а ж е н и я , но и регулируется прямыми влияниями
центральных импульсов, которые изменяют возбудимость отдельных воспринимаю­
щих элементов и позволяют как дробить, так и объединять структуры возбуждения.
Возбуждения, возникающие в сетчатке глаза, по зрительным волокнам, частич­
но перекрещивающимся в хиазме, передаются в центральные подкорковые и кор­
ковые нервные аппараты: в на­
ружное коленчатое тело и
ядра зрительного бугра и да­
лее в зрительные отделы за­
тылочной области коры голов­
ного мозга. До последнего вре­
мени считалось, что волокна
зрительного нерва, зрительного
тракта и той части зрительно­
го пути, которая проходит вну­
три белого вещества больших
полушарий и имеет название
«зрительного сияния», являются
лишь центростремительными,
афферентными. Однако рядом
исследований последнего време­
ни (Поляк, 1957; Е. Г. Школь-
ник-Яррос, 1958 и др.) было
установлено, что все эти час­
ти зрительного пути имеют и
значительное число центробеж­
ных, афферентных волокон, и
что, таким образом, централь­
ный аппарат зрения <ноаит в
полном смысле этого слова
рефлекторный характер.
Как показывает схема,
разработанная Е. Г. Школьник-
Яррос (рис. 31), большинство
идущих от сетчатки волокон,
прерываясь в ядрах наружного
коленчатого тела, направляется
к той части затылочной коры,
которая располагается в полю­
се затылочной области и затем
идет по ее медиальной поверх­
ности. Эта часть (поле 17-е
Бродмана) с полным основани­
ем может быть оценена как
первичное поле коркового ядра Рис. 30. Нейронная организация сетчатки (по Криту)
зрительного анализатора. Неко­ Обозначение слоев сетчатки: / и / / — с л о й палочек
торое количество афферентных и колбочек; / / / — I V — V — слой биполярных клеток;
волокон, прерываясь в наруж­ VI — слой ганглионарных клеток. Обозначения ви­
ном коленчатом теле и посту­ дов клеток: am — амакринные клетки; с — внешние
пая затем во «вторичные» горизонтальные клетки; / — внутренние горизонталь­
(вентральное и заднее) я д р а ные клетки; d—h—биполярные клетки; т—5 — ган-
зрительного бугра, доходит до глионарные клетки; /—и—рецептивные части колбо­
тех отделов коры затылочной чек и палочек
области (поле 18-е и 19-е Брод­
мана), которые могут быть
обозначены как «широкая зрительная сфера» (Петцль, 1928) или как вторичные поля
коркового я д р а зрительного анализатора (см. выше I, 2 ) .
Из всех перечисленных полей зрительной коры берут начало как афферентные
волокна, направляющие к подкорковым зрительным я д р а м и от них к сетчатке, так
и ассоциативные волокна, идущие от 17-го поля к 18-му и 19-му и обратно. Все вместе
они составляют тот рефлекторный аппарат зрительной коры, который осуществляет
сложные акты зрительного восприятия и патология которого нас интересует.
Столь же существенным, как и фугально-петальное строение проводящего аппа­
рата зрительной рецепции, является и топическая организация самой зрительной
коры.
Е щ е со времени Б р а у э р а (1917—1932, сводное изложение 1936) хорошо извест­
но, что волокна, идущие от сетчатки, располагаются в строгом порядке, так что
отдельные части наружного коленчатого тела и проекционных отделов зрительной

111
Рис. 31. Схема связей и переключений зрительного анализатора
(по Е. Г Школьник-Яррос).
Вверху — схематическое-изображение полей /7-го и /9-го. Римскими циф­
рами обозначены слои коры, слева — д л я поля /9-го, справа — для поля
/7-го. Поле /5-е, располагающееся м е ж д у полями /7-м и /9-м, на схеме
не обозначено. В средней части схемы даны подкорковые образования,
внизу — сетчатка глаз. Показаны центростремительные (сплошные линии)
и центробежные (прерывистые линии) связи сетчатки. Pulv — подушка
зрительного бугра; Cge— наружное коленчатое тело; pgn — прегенику-
лярное ядро; h — гипоталамус: рг — претектальное ядро; cqa—переднее
двухолмие; /// — глазодвигательный нерв; ch — хиазма; R — сетчатка;
g — ганглиозные клетки сетчатки; а — амакринные клетки сетчатки;
tro — зрительный тракт. Стрелками обозначено направление передачи воз-
буждения; Д л я составления схемы использованы собственные и литера­
турные данные (Минковский, Ле Гро Кларк, Поляк, К а х а л ь , Новохатский,
Ч о у и др.)
коры соответствуют определенным частям сетчатки (рис. 32). В силу этого раздра­
жение соответствующих точек зрительной коры вызывает фотопсии в определенных
частях зрительного поля, а разрушение этих участков зрительной коры приводит к
строго определенному выпадению соответствующих (контралатеральных) участков
зрительного поля, известных под названием гемианопсий или скотом. Тщательное
исследование этих явлений было в последнее время проведено Тейбером (1960).

Рис. 32. Проекция сетчатки на кору (по Г Холмсу).


На рисунке изображено соответствие участков зрительной зоны коры (поля 17-го
Бродмана) и участков зрительного поля: а — зрительное поле; б — зрительная зона
коры (1—нижняя губа шпорной борозды, 2— верхняя губа шпорной борозды)

К центральному или проекционному участку «коркового ядра» зрительного ана­


лизатора примыкают «вторичные зрительные поля» или поля «широкой зрительной
сферы» (поля 18-е и 19-е). По своему цитоархитектоническому строению они отли­
чаются от поля 17-го только тем, что четвертый афферентный слой клеток здесь

Рис. 33. Распространение возбуждения по коре при раздражении первич­


ных и вторичных отделов затылочной области (по ^\ак-Кэллоку)

суживается, уступая место более развитому, преимущественно ассоциативному, ком­


плексу второго и третьего слоя. Подобно вторичной слуховой «оре, .в 18-м и 19-м полях
поступают волокна из тех ядер зрительного бугра, которые не имеют прямой связи
с периферией к несут импульсы, уже подвергшиеся предварительной переработке в
нижележащих подкорковых образованиях (Поляк, 1957 и др.). Таким образом, и эти
зоны (аналогично 22-му полю височной коры) относятся к тем разделам, которые
приобрели название «вторичных» корковых зон.

8 А. Р. Л у р и я 113
Нейронографические исследования, проведенные Бонином, Гэрол и Мак-Кэлло-
ком (1942) 'и др., показали, что этому архитектоническому строению вторичных полей
затылочной области соответствуют определенные физиологические свойства. К а к пока­
зывает рис. 33, при раздражении проекционных отделов зрительной коры (поля 17-го)
возбуждение распространяется только в пределах данного поля, в то время как
эффект раздражения 18-го поля носит гораздо более широкий характер и м о ж е т
быть прослежен как на соседних (и д а ж е далеко отстоящих) полях, так и на полях
противоположного полушария. Если верить данным указанных авторов, местное раз­
дражение 19-го поля вызывает столь же широкий, но обратный по знаку тормозя­
щий эффект.
Сходные данные были получены и при раздражении на операционном столе
коры затылочной области человека.
Исследования, начатые Хоффом и Петцлем (1930) и широко продолженные
Пенфилдом (1941, 19.54 и др.), показали, что раздражение проекционных отделов за­
тылочной области приводит лишь к возникно­
вению элементарных зрительных ощущений
(цветные круги, туман, языки пламени и т. п.),
в то время как р а з д р а ж е н и е вторичных отде­
лов зрительной коры вызывает более слож­
ные, содержательные, зрительные галлюцина­
ции с оживлением зрительных образов, сло­
жившихся у больного в его предшествующем
опыте. На рис. 34 мы приводим сводную схему
тех точек коры, при раздражении которых
возникали зрительные галлюцинации. Различ­
ный по своей сложности характер работы от­
дельных участко-в зрительной коры получает
в этих опытах свое фактическое подтвержде­
Рис. 34. Схема точек затылочной об­
ние.
ласти, раздражение которых вызыва­
ет зрительные галлюцинации
(по Петцлю, Хоффу) и др. Роль коры затылочной области
Цифрами обозначены те участки моз­ в анализе и синтезе зрительных раз­
говой коры, при раздражении кото­
рых возникали соответствующие зри­ дражений б ы л а подробно исследова­
тельные галлюцинации. н а И . П . П а в л о в ы м и его сотрудни­
Р а з д р а ж е н и я поля 17-го ками на собаках, Л е ш л и (1930—1942)
/ — «Светящиеся шары».
на крысах, К л ю в е р о м (1927, 1 9 3 7 —
2— «Окрашенный свет».
1941) н а о б е з ь я н а х . Э т и м и и с с л е д о в а ­
3 — «Белый свет».
4 — «Голубой диск». н и я м и б ы л о п о к а з а н о , что е с л и н а низ­
5 — «Пламя». ших э т а п а х эволюции элементарные
6 — «Голубой туман». формы зрительного анализа и синтеза
Р а з д р а ж е н и я полей 18—19-го
еще могут быть обеспечены подкор­
7 — « Л и ц а , звуки, идущие со сто­
роны вниз». к о в ы м и о б р а з о в а н и я м и , т о у ж е у гры­
8 — «Человек, идущий со стороны». зунов у д а л е н и е к о р ы з а т ы л о ч н о й об­
9 — «Лица». ласти, оставляя сохранным различе­
10 — «Звери».
ние о б щ е й массы света, устраняет
// — «Лица и бабочки»
всякую возможность различения форм.
Еще более грубые нарушения зри­
тельного а н а л и з а и синтеза в о з н и к а ю т при э к с т и р п а ц и и этих о т д е л о в
коры у приматов. Однако наиболее существенный факт, показанный
И . П . П а в л о в ы м и его ш к о л о й , з а к л ю ч а е т с я в т о м , что э к с т и р п а ц и я ко­
р ы з а т ы л о ч н о й о б л а с т и у с о б а к и п р и в о д и т н е с т о л ь к о к с н и ж е н и ю ост­
р о т ы з р е н и я , с к о л ь к о к н а р у ш е н и ю б о л е е с л о ж н ы х ф о р м а н а л и з а и син­
теза зрительных сигналов. Поэтому, к а к хорошо известно из исследова­
ний этой школы, у собаки с экстирпированной затылочной областью
могут в ы р а б а т ы в а т ь с я у с л о в н ы е р е ф л е к с ы т о л ь к о на п р о с т ы е зритель­
н ы е с и г н а л ы , н о н е о б р а з у ю т с я б о л е е с л о ж н ы е д и ф ф е р е н ц и р о в к и , осно­
ванные на выделении более тонких зрительных п р и з н а к о в (форма, цвет
и т. д . ) . Р е а к ц и и на т а к и е з р и т е л ь н ы е с и г н а л ы т е р я ю т свой избиратель­
н ы й х а р а к т е р . И м е н н о э т о н а р у ш е н и е с е л е к т и в н о с т и с о с т а в л я е т т у осо­
бенность, в которой, согласно учению И. П. П а в л о в а , м о ж н о в ы р а з и т ь
функцию зрительной коры головного мозга.

114
Б л и з к и е д а н н ы е б ы л и п о л у ч е н ы в п о с л е д н е е в р е м я р я д о м амери­
к а н с к и х и с с л е д о в а т е л е й ( Ч о у , 1952; М и ш к и н , 1954; М и ш к и н и Приб-
р а м , 1954; О р б а х и Ф а н ц , 1958 и д р . ) . Эти авторы, р а б о т а в ш и е на
о б е з ь я н а х , п о к а з а л и , что э к с т и р п а ц и я тех о т д е л о в к о р ы , к о т о р ы е яв­
л я ю т с я г о м о л о г и ч н ы м и « в т о р и ч н ы м и » п о л я м и к о р к о в о г о я д р а зритель­
ного а н а л и з а т о р а , п р и в о д и т у них к з а м е т н о м у н а р у ш е н и ю в ы р а б о т к и
с л о ж н ы х з р и т е л ь н ы х д и ф ф е р е н ц и р о в о к , х о т я б о л е е э л е м е н т а р н ы е зри­
тельные функции остаются относительно сохранными.
Ф а к т ы , п о л у ч е н н ы е н а ж и в о т н ы х , п р е д с т а в л я ю т н е с о м н е н н ы й инте­
рес д л я п о н и м а н и я о б щ и х п р и н ц и п о в р а б о т ы з р и т е л ь н о й к о р ы .
О д н а к о наиболее богатые д а н н ы е открываются при наблюдении за
теми ф у н к ц и о н а л ь н ы м и изменениями, которые в о з н и к а ю т при пораже­
ниях затылочной области мозговой коры у человека.

в) Н а р у ш е н и е п р е д м е т н о г о восприятия при п о р а ж е н и и
зрительной коры и симультанная агнозия

И з в е с т н о , н а с к о л ь к о с л о ж н ы м я в л я е т с я п р о ц е с с з р и т е л ь н о г о вос­
п р и я т и я п р е д м е т о в и их и з о б р а ж е н и й .
М н о г о ч и с л е н н ы е и с с л е д о в а н и я р я д а лет, сведенные в последнем
обзоре Брунера (1957), показывают, что кажущаяся п р о с т о т а и не­
посредственность зрительного восприятия реального предмета или его
и з о б р а ж е н и я ч а с т о я в л я е т с я м н и м о й , и с т о и т т о л ь к о н е м н о г о затруд­
нить у с л о в и я з р и т е л ь н о г о в о с п р и я т и я ( н а п р и м е р , у с л о ж н и т ь соотноше­
ние ф и г у р ы и ф о н а и л и п е р е й т и к в о с п р и я т и ю б ы с т р о м е л ь к а ю щ и х фи­
г у р ) , ч т о б ы в с я с л о ж н о с т ь э т о г о п р о ц е с с а в ы с т у п и л а с п о л н о й отчет­
л и в о с т ь ю . И м е н н о в э т и х с л у ч а я х и с т а н о в и т с я з а м е т н ы м , что к о н е ч н о е
узнавание предметов, и особенно изображений, является результатом
сложной перцепторной деятельности, которая начинается с выделения
того и л и и н о г о п р и з н а к а о б ъ е к т а , с о з д а н и я и з в е с т н о й « п е р ц е п т о р н о й
гипотезы» с последующим выбором предполагаемого значения из р я д а
а л ь т е р н а т и в , п р и к о т о р о м с у щ е с т в е н н ы е п р и з н а к и в ы с т у п а ю т н а пер­
вый п л а н и о б ъ е д и н я ю т с я , а п о б о ч н ы е , н е с у щ е с т в е н н ы е п р и з н а к и тор­
мозятся.
Т а к и м о б р а з о м , исследование зрительного в о с п р и я т и я в специаль­
ных у с л о в и я х п о к а з ы в а е т , что оно и м е е т сложное с т р о е н и е , принци­
пиально сходное со строением тактильного восприятия, где ощупываю­
щая рука последовательно выделяет ряд признаков, л и ш ь постепенно
о б ъ е д и