Вы находитесь на странице: 1из 48

Издание подготовлено:

Компанией «Monks-Art» (авторский текст, художественный дизайн) Проектом тибетской мистерии «LUNGTA» (оформление, фотографии) Обществом «Ргапа-М»

Главный редактор Андриан Мельников

Книга составлена на основе объяснений нгаграмп монастыря Гьюдмед Давы Дхондупа, Калсанга Тензинга, Лобсанга Це- ринга и Лобсанга Вангду, полученных в ходе построения песочных мандал в России и Украине, а также непосредственно в монастыре Гьюдмед, Карнатака, Южная Индия. В работе над книгой также использованы лучшие зарубежные работы о тибетских песочных мандалах.

Художественное оформление — проект «LUNGTA»

Фотографии —

Игорь Янчеглов, Святослав Пономарёв, Евгения Емец

© Юлия Жиронкина

Отпечатано в типограф ии ООО «Издательский дом «Агни», Самара, ул. Мичурина, 23, тел.: (8462) 70 32 87, 70 32 89

http:ww.agni.samara.ru

е -mail :cdk@transit. samara.ru

Юлия Жиронкина

тибетские

песочные

МЛНПЛЛЫ

Буддийский тантрический монастырь Гьюдмед

песочные МЛНПЛЛЫ Буддийский тантрический монастырь Гьюдмед

2

ПРЕДИСЛОВИЕ

Бесчисленные совершенные миры, поражающие утонченностью линий, изяществом форм и

Их столько, сколько звезд на небесном своде, сколько просветленных су­

ществ в бесконечном пространстве. Слыша о них, мы обретаем благословение; созерцая их с ве­ рой в сердце, очищаемся от омрачений, застилавших наш ум с безначальных времен 2500 лет назад Будда Шакьямуни, достигнув полного и окончательного Пробуждения в Бодхгайе, преподал своим ученикам два вида учений. Первые из них, сутры, передавались им от­ крыто в форме диалогов и были доступны широкой публике. Вторым же, тантрам, Будда учил тайно и лишь тех учеников, которые обладали достаточно высоким духовным уровнем, чтобы по­ стичь их и осуществить. Являясь высшими поучениями, тантры предполагают достижение Пробуждения посредст­ вом созерцания просветленных божеств и их дворцов-мандал. Каждая мандала является графи­ ческим изображением того или иного тантрического учения, передавая его суть на языке симво­ лов, понятных современникам Будды Шакьямуни. Ее можно «читать», изучать как текст и запоми­ нать для последующего воспроизведения в медитации. Осваивая тантру, ученик в мельчайших подробностях запоминает облик просветленного бо­ жества и его дворец, готовя себя к «вхождению в мандалу», то есть в то чистое состояние ума, в котором пребывает божество. В медитации мандала воспроизводится в ее трехмерной форме — в тантрических монастырях существуют сложные объемные дворцы, искусно вырезанные из дерева. Они служат наглядным пособием, значительно облегчая процесс визуализации.

Одновременно с мысленным построением трехмерных мандал в ритуалах и практиках ис­ пользуются плоскостные изображения, которые согласно текстам могут быть либо живописны­ ми, либо выполненными из измельченных драгоценных камней, перемолотого и окрашенного риса, цветов, а также разноцветного песка. Тантрические практики и ритуалы, предполагающие построение песочных мандал, будучи тайными изначально, до последнего времени были совершенно недоступны для западного чело­ века в силу географической удаленности Тибета, языковых и культурных барьеров. Они изуча­ лись в основном в стенах крупных тантрических монастырей, куда монахи поступали для пятнад­ цатилетнего обучения. Тибетцы-миряне, хотя и знали о существовании сложных, но эффектив­ ных тантрических практик, по большей части считали их прерогативой монахов и ограничивались совершением подношений монастырям в дни больших церемоний. Ситуация резко изменилась полвека назад, когда свободный буддийский Тибет был захвачен Китаем, проповедовавшим идеи коммунизма и атеизма. Шесть тысяч монастырей, оплотов мно­ говекового знания, с громадными библиотеками, были сметены с лица земли, тысячи монахов и монахинь убиты, изувечены, брошены в тюрьмы. В эти дни юный Далай-лама XIV, Тензин Гьяцо, глава духовной и светской власти Тибета, принял решение покинуть свою страну, чтобы основать правительство в изгнании и из свободной Индии оказывать поддержку своему народу. За ним по­ следовали тысячи монахов и мирян: все, кому удалось уйти. Правила игры изменились, перед ти-

гармонией красок

3

бетцами встала нелегкая задача сохранения своей уникальной духовной культуры в условиях из­ гнания. Монахи и ламы двинулись на запад, где их ждали люди, наслышанные о мистике и таин­ ствах Тибета от случайных путешественников, которым в силу жизненных обстоятельств посча­ стливилось побывать в Стране снегов. И хотя люди редко сходятся во мнениях и склонны к про­ тиворечиям, образ Тибета, закрепившийся в сознании народов разных стран, был практически идентичным. Он рисовался им как последняя цитадель духовности, случайно выстоявшая в раз­ дираемом войнами и противоречиями мире. С открытым сердцем западные люди встречали ти­ бетских лам и монахов, и те щедро делились с ними своими знаниями. Так на Запад впервые по­ пали тайные тантрические ритуалы, а с ними и песочные мандалы. Решение разрешить тибетским монахам строить песочные мандалы на Западе было принято Его Святейшеством Далай-ламой XIV, который преследовал одновременно несколько целей. С одной стороны, это был бесценный дар народам тех стран, которые, в силу своей открытости и сострадания, были готовы протянуть Тибету руку помощи. Ведь тантрические ритуалы, предус­ матривающие построение песочных дворцов и приглашение в них просветленных существ, до­ стигших всеведения и раскрывших в себе все потенциальные возможности, очищают простран­ ство, восстанавливают нарушенный баланс в природе и гармонизируют отношения между живы­ ми существами всех миров. Как бы мы ни относились к мандале: как к захватывающему дух про­ изведению искусства или к священному объекту, достойному поклонения, она дарит нам столь­ ко благословений, сколько мельчайших песчинок уходит на ее построение. Она избавляет нас от болезней, омрачений, страхов и дурных помыслов. Зная это, тибетцы традиционно выражают мандале знаки почтения, чтобы усилить тот положительный эффект, который она способна ока­ зать на их жизнь: совершают перед ней простирания, делают ей подношения и обходят вокруг нее по часовой стрелке. С другой стороны, строя песочные мандалы на Западе, тибетские монахи могли рассказать людям о своей уникальной культуре, оказавшейся в силу исторических причин на грани полного исчезновения. Местом проведения тантрических ритуалов стали музеи, галереи и концертные залы. Запад пытался рассматривать песочную живопись в контексте искусства, а особо рьяные педанты усматривали в этом дискредитацию тайных практик. У Тибета была своя точка зрения. «Некоторые люди в зале могут задаться вопросом, — заметил Его Святейшество Далай-лама XIV, когда впервые привез на Запад монахов тантрического монастыря Гьюто — разве можно демон­ стрировать тантрические ритуалы светской публике? Это же тайные учения, — скажут они, — разве можно показывать их для развлечения? Но ведь внутренние процессы, сопровождающие ритуалы, и озарения, получаемые в медитации, невозможно увидеть глазами. При этом наблю­ дать внешнюю сторону ритуала весьма благоприятно, ибо это рождает в уме связь с данными практиками и раскрывает заложенный в нас потенциал. Хотя крайне сложно практиковать и пол­ ностью постичь суть тантры, тибетцы всегда собирались, чтобы посмотреть на внешнюю сторо­ ну ритуалов». В наш век упадка возможности заронить зерно Просветления в сердце человека далекого от буд­ дизма ничтожны: одних отталкивает сложность терминологии, других — экзотичность восточных ре­ лигий. Тибетские монахи минуют эти барьеры совершенно непостижимым образом: с каждым, кто приходит к ним, они говорят на понятном ему языке. Поистине, у них есть ключ к сердцу каждого.

W

r W

I

f

'

\ \}L y \ 7

4v

f

.

г

iH P

i& y

Jjm*

*

.

4Tf

%

^ И

_ Ь Л

r

1*

\ V l r

J _•

ж

ш

i

*"'

/

-1

!

W t j

!

4

.ШЁЬш ,

i *

«ж^^.

4

;>

д д !

5

ПЕСОЧНЫЕ МАНДАЛЫ

М атериал Песочная живопись в той или иной степени присутствует у разных народов, однако тибетцы достигли в этом необычайного совершенства. Сам термин «песочная живопись», однако, весьма условен, поскольку материалом для мандал служит не природный речной песок, как это часто по­ лагают, но измельченная горная порода. В Тибете, некогда богатой и свободной горной стране, мандалы строились из мелких полудрагоценных камней: бирюзы, яшмы, малахита, жемчуга, ко­ раллов с их яркими и насыщенными естественными красками. Выбор в пользу столь дорогих ма­ териалов был не случаен: помимо прочего мандала являлась подношением просветленным су­ ществам и как всякий дар должна была обладать исключительной красотой и совершенством. Сегодня мы можем лишь рисовать в воображении, ка­ кими были те драгоценные мандалы древнего Тибета. Сегодня изгнанным из родной страны тибетским монахам приходится довольствоваться подручными средствами: в основном они используют мрамор, ко­ торый измельчают в огромной каменной ступе в мона­ стырском дворе. Полученную в результате тяжелого ручного труда мраморную крошку просеивают и окра­ шивают акварелью или гуашью в яркие цвета, с тем чтобы хоть сколько-нибудь приблизиться к эффекту сверкающих природных камней. Основные цвета, ко­ торые используются для этих целей — белый, черный, синий, красный, желтый и зеленый. Последние четыре цвета имеют три оттенка: темный, средний и светлый.

Таким образом, в общей сложности получается четыр­

Чашы с мелким толченым мрамором разных оттенков, который используется для построения песочных мандал

надцать цветов. Мраморная крошка сортируется не только по цвету, но и по размеру частичек. В традиции мо­ настыря Гьюдмед большие фоновые поверхности мандалы выкладывают из довольно крупных ос­ колков мрамора, которые визуально напоминают небольшие драгоценные камушки. Поверх этих крупных камней мрамором тонкого помола наносятся сложные символы и декоративные узоры. Эта техника сочетания мраморной крошки разного размера чрезвычайно сложна и требует от мо- нахов-художников колоссального опыта и мастерства. Поэтому большинство монастырей, ис­ пользующих тантрические ритуалы, создают мандалы из однородного мелкого песка, что значи­ тельно упрощает и ускоряет процесс их построения. В Гьюдмеде же уже на экзаменах монахи обязаны продемонстрировать способность работать с мраморной крошкой разного помола. Даже строя мандалы в других странах, где монахи Гьюдмеда, как правило, ограничены жест­ кими временными рамками и необходимостью сочетать ритуалы с интенсивным общением с пуб­ ликой, они стараются соблюдать традицию монастыря. Если внимательно присмотреться, то

соблюдать традицию монастыря. Если внимательно присмотреться, то

6

6 Основные инструменты в работе над песочной мандалой:

Основные инструменты в работе над песочной мандалой:

металлический конус чакпу и твердый рог яка

конус чакпу и твердый рог яка можно заметить, что фоновые

можно заметить, что фоновые поверхности и здесь выполнены мрамором более крупного размера, хоть и не столь рельефного, как в монастыре.

Инструменты На родине буддизма, в Индии, песок было приня­ то наносить вручную, эта техника до сих пор приме­ няется в некоторых тибетских монастырях. В Гьюдме- де вручную наносятся лишь самые крупные осколки мрамора, основная же работа выполняется при по­ мощи особых конусообразных металлических трубо­ чек, которые по-тибетски называются чакпу. Средняя часть чакпу имеет неровную ребристую поверхность. Потирая эту поверхность рогом яка или другим твер­ дым материалом, монахи создают вибрацию, за счет чего песок ровной струйкой высыпается через не­ большое отверстие, позволяя выписывать замысло­ ватые буддийские символы. Техника нанесения пес­ ка с помощью чакпу является тибетским ноу-хау и не встречается нигде в мире. Чакпу бывают разных размеров. Большие чакпу с крупными отверстиями, через которые песок бес­ препятственно стремится вниз, используются в ра­ боте с крупными частицами мрамора при заполнении фоновых поверхностей. Чакпу с мелкими отверстия­ ми, позволяющими максимально контролировать по­ ток песка, применяются для нанесения тонких линий и рисунков.

Поток песка также регулируется посредством скорости трения и степени нажима на чакпу. Медлен­ ное и мягкое трение позволяет высвобождать песчинку за песчинкой в то время, как при сильном и энергичном трении песок бежит ровной струйкой. Овладение этой техникой требует огромно­ го терпения и упорной практики.

Чакпу держат в левой руке, рог или иной инструмент, с помощью которого создается трение, — в правой. Звук трения твердого рога о пустотный конус чакпу достаточно характерный: неко­ торые традиции усматривают в нем выражение буддийской идеи пустоты, или взаимозависимо­ сти всех явлений. Помимо чакпу монахи также используют шинга, особую лопаточку, которой они выравнива­ ют линии и удаляют лишние песчинки.

Лобсанг Церинг работает над северным входом в мандалу. Для поддержания баланса монахи опираются на специальную подушку

7

7 Песочная мандала Чакрасамвары из крупных осколков мрамора,

Песочная мандала Чакрасамвары из крупных осколков мрамора, построенная в монастыре Гьюдмед для большого ритуала. Январь, 2001

О своение песочной ж ивописи Глядя на удивительную по красоте песочную мандалу, западный человек с присущим ему по­ ниманием акта творчества, неизменно задается одним и тем же вопросом: «Есть ли здесь мес­ то импровизации или это всего лишь механическое воспроизведение заранее известного рисун­ ка?» Ставя вопрос таким образом, мы вырываем мандалу из контекста тантрического ритуала, неотъемлемой частью которого она является. Действенность, а, следовательно, и ценность ри­ туала и духовной практики в целом не в последнюю очередь зависят от точности его воспроиз­ ведения. Не случайно в тантре такое огромное внимание уделяется сохранению учений в перво­ зданном виде и, как следствие, тесной взаимосвязи учителя (хранителя знаний) и ученика, эти знания принимающего. Именно поэтому импровизация как понятие полностью отсутствует в ду­ ховном искусстве: вдохновение находит отражение в желании отточить свои умения и навыки, довести до совершенства мастерство художника. В конечном итоге, монахами движет не эгоис-

8

8 дворец-конструктор в монастырской школе Гьюдмеда тическое

дворец-конструктор в монастырской школе Гьюдмеда

в монастырской школе Гьюдмеда тическое стремление к

тическое стремление к самовыражению, но желание принести пользу как можно большему числу живых существ посредством применения совершенных ме­ тодов, полученных от Будды Шакьямуни много столе­ тий назад. Структура и цветовое решение песочных мандал, а также последовательность их построения описаны в особых текстах, которые монахи выучивают наи­ зусть. На начальных стадиях освоения песочных ман­ дал они могут время от времени сверяться с живо­ писными изображениями, однако настоящие про­ фессионалы работают исключительно по памяти. «Самое трудное выучить первую мандалу, — говорят монахи Гьюдмеда, — дальше проще». Хотя мандал, как и просветленных существ, бес­ конечное множество, различные песочные дворцы, принадлежащие к одной и той же монастырской тра- диции, похожи по своей структуре. В основном отли­ чается срединная часть мандалы, ее сердце, место, где пребывают божества. Периферия же остается практически неизменной: дворцовые стены, украше­ ния, благоприятные зонты и исполняющие желания деревья одинаковы в большинстве мандал. Внима­ тельно изучив хотя бы одну мандалу Гьюдмеда, вы уже никогда не спутаете песочные дворцы этого мо­ настыря ни с какими другими, столь характерен худо­ жественный стиль изучаемой здесь традиции. В Гьюдмеде построению песочных мандал еже­ годно обучаются двенадцать монахов. Четверо из них сдают экзамен в центральном храме, строя ман­ далу для одной из четырехдневных тантрических це­ ремоний: в июне в монастыре проводится ритуал

Трехмерная мандала тантрического божества Гукьясама- джа, вырезанная из тикового дерева монахами Гьюдмеда

крзсзмвзры. Само по себе овладение песочной живописью, однако, далеко не самая сложная задача, стоящая перед монахами. Гораздо больше сил уходит на изучение текста ритуала, в рамках которого строится мандала, запоминание мелодий (тант­ рические церемонии поются сложным обертонным пением), а также на освоение визуализаций — мысленного построения трехмерных дворцов. Поскольку правильная визуализация является залогом действенности ритуала, в монастыре существует множество методов, способствующих развитию этого навыка. В одном из классов монастырской школы, например, есть деревянный

ЯмЭНТЭКИ,

В

О к т я б р е

Г у Х Ь Я С Э М а Д Ж И ,

а

В

Я н в а р е

Ч а -

9

«дворец-конструктор», который монахи учатся собирать из отдельных деталей: стен, желобков, деревьев, исполняющих желания. Подобные упражнения в дальнейшем помогают мысленно вос­ создавать трехмерные дворцы в ходе ритуалов и практик. Наиболее умелым монахам, в совершенстве овладевшим искусством резьбы по дереву, до­ веряется создание объемных деревянных дворцов. В Гьюдмеде три таких дворца, они принадле­ жат тем тантрическим божествам, практики которых входят в основную программу обучения:

Ямантаке, Чакрасамваре и Гухьясамадже. На создание таких дворцов уходит несколько лет, к ним в монастыре относятся как к драгоценным реликвиям.

РИТУАЛ ПОСТРОЕНИЯ ПЕСОЧНОЙ МАНДАЛЫ

Итак, песочные мандалы возводятся в рамках тантрических ритуалов, которые могут выпол­ няться как в своей полной форме, предусматривающей ежедневное многочасовое пение текс­ тов, так и в краткой, более упрощенной форме. Последний вариант ритуала чаще всего исполь­ зуется, когда монахи строят мандалы в странах Запада. При этом упрощенная версия по своей структуре практически ничем не отличается от полной, монахи лишь сокращают продолжитель­ ность каждой из частей, оставляя время на общение с публикой.

П одготовительны е ритуалы О бращ ение за прибеж ищ ем и чтение садханы

Перед тем как приступить к сооружению песочной мандалы, монахи проводят целый ряд подготовительных ритуалов, направленных на очищение пространства, платформы, на которой будет возведен песочный дворец, инструментов и цветного песка. Как и любая буддийская духовная практика, ритуалы, предваряющие строительство манда­ лы, начинаются с обращения за прибежищем к Трем Драгоценностям буддизма: Будде, Дхарме (его учению) и Сангхе (общине практикующих). Они будут опорой монахов на протяжении много­ дневных трудов над песочным дворцом — чистой сферой божеств, взрастивших в себе любовь и сострадание, врожденные качества каждого существа. Монахи затем зарождают в своем сердце пламенное устремление сделать так, чтобы возве­ денная ими мандала и исполненный ритуал принесли бесконечное благо всем живым существам — от маленьких, словно пылинки, до громадных, как горы. Забота обо всех живущих, а не только о собственном благе является отличительной чертой Большой Колесницы Махаяны, к которой относится тибетский буддизм. Каждое действие человека, практикующего буддизм Махаяны, каждый его шаг по пути к Просветлению совершается с единственной целью — стать лучше, му­ дрее, чтобы затем служить надежной опорой каждому существу во Вселенной. На следующем этапе монахи воздают почести просветленным существам и учителям, донес­ шим до них сквозь века благородные учения Будды — линии преемственности драгоценных зна­ ний. Получив эти учения в чистом и неискаженном виде от своих наставников, монахи теперь са-

10

ми являются звеньями этой линии преемственности, к которой они обращаются за поддержкой. Подробное описание ритуальной практики содержится в руководстве, которое носит назва­

ние «садхана». Она включает подробное описание центрального божества мандалы, в образе ко­ торого монахи мысленно представляют самих себя. Затем они визуализируют перед собой мно­ жество просветленных божеств, которых они приглашают в зал, где будет построена мандала, и

совершают им

всевозможные подношения.

О чищ ение пространства В больших тантрических церемониях, совершаемых в монастыре, ритуал очищения прост­ ранства перед возведением мандалы занимает около двух часов и состоит из множества разных стадий. Строя мандалу в других странах, монахи обычно сокращают его до сорока минут, остав­ ляя четыре самых важных его части.

Сатакпа На этой стадии монахи проверяют место, где будет построена мандала. Подобно тому, как перед приобретением земельных угодий, мы внимательно осматриваем предлагаемую нам зем­ лю, наводим справки, выясняем, случаются ли в этих краях землетрясения и наводнения, так и монахи выясняют, насколько зал по своим качествам пригоден для возведения дворца просвет­ ленных существ.

Салонгва Затем они испрашивают разрешение на возведение мандалы у хозяев земли: сперва у види­ мых (в нашем случае владельцев галереи или иного зала), а затем у невидимых (духов и бо­ жеств). В знак примирения с невидимыми существами, под опекой которых находится выбран­ ный для мандалы зал, им преподносится торма, особое ритуальное подношение из цампы и мас­ ла.

Саджангва Заручившись поддержкой как видимых, так и невидимых владельцев зала, монахи теперь должны очистить его от всевозможных загрязнений и изъянов. Очищение это совершается тре­ мя способами: посредством различных субстанций (горчичных семян или белого пепла), по­ средством мантры и посредством медитации.

Чингилапа Очищенное пространство, центром которого является деревянная платформа, где монахи строят мандалу, затем благословляется. В традиции монастыря Гьюдмед платформа эта невысо­ кая (всего 20 см в высоту), поэтому монахи работают сидя, а не стоя, как в некоторых других мо­ настырях, где строительство мандалы ведется на высоких столах. Цвет платформы определяет­ ся выбранной мандалой: дворец Ченрезига, например, возводится на платформе сочного сине­ го цвета.

Дава Дхондуп делает разметку мандалы Ченре- зинга в Московском

Дава Дхондуп делает разметку мандалы Ченре-

зинга в Московском музее современного искус-

Разметка мандалы На следующем этапе монахи благословляют инструмен­ ты и цветной песок, который будет использован при постро­ ении мандалы, а затем приступают к разметке платформы. Центральные и диагональные линии традиционно наносятся с помощью чистой белой нити, которая, согласно описани­ ям, должна быть сплетена юными девушками и куплена не торгуясь. Эта нить опускается в белый песок мелкого помо­ ла, затем монахи натягивают ее над поверхностью мандалы, слегка приподнимают за середину и отпускают. На платфор­ ме остается белый след. Остальные линии наносятся при помощи мела, карандашей и линеек. При этом прочерчива­ ется лишь основной геометрический контур: окружности, прямые линии. Все сложные декоративные элементы ман­ далы монахи будут создавать из песка «вслепую» без пред­ варительной прорисовки.

Нанесение песка Нанесение песка начинается от центра к периферии. Согласно традиции, над построением мандалы, как прави­

ло, работают четыре монаха, каждый из которых отвечает за определенную сторону света. Однако при построении боль­ ших и сложных песочных мандал для публичных церемоний, например, посвящения Калачакры, к основным четырем мо­ нахам могут присоединяться помощники, с тем чтобы ус­ петь завершить мандалу в сжатые сроки.

Сооружение мандалы ДОЛЖНО вестись равномерно:

не-

допустимо, чтобы ОДИН ИЗ ее секторов строился быстрее, ства. Декабрь, 2000 чем остальные. Именно поэтому монахи тщательно коорди­ нируют свою работу. Они заранее обговаривают план на день, и если кому-то из них удается вы­ полнить его раньше других, он не забегает вперед, но помогает другим монахам завершить на­ меченное. Построение большой песочной мандалы занимает около десяти дней. Всё это время зал, где работают монахи, является чистой обителью просветленных существ. В нем царит удивительная атмосфера: даже совершенно незнакомые с буддизмом люди замирают при взгляде на неверо­ ятное творение тибетских монахов. Мандала распускается, словно прекрасный цветок, даруя и покой и надежду каждому, кто смотрит на нее с верой в сердце. Каждый день монахи начинают работу с утреннего ритуала — пения, в ходе которого они при­ зывают центральное божество мандалы и зарождают в сердце устремление трудиться на благо всех живых существ. Строя мандалу, они осознают, что в этот момент представляют линию пре­ емственности учений, которая сегодня столь же важна, как и во времена Будды Шакьямуни. Чем

-

12

совершенней их работа, тем выше вероятность, что каждый (будь то практикующий буддист или случайно зашедший в зал любитель живописи) получит благословение и тантрические учения в том виде, в каком они были даны Буддой 2500 лет назад. Работая над мандалой, монахи должны постоянно пребывать в медитативном сосредоточе­ нии. Одновременно с построением песочной мандалы они в мельчайших подробностях воссоз­ дают в своем уме дворец божества в его трехмерной форме. Для них это сложная духовная прак­ тика, позволяющая обрести контроль над своим умом. Даже возводя песочные дворцы в музеях и галереях западных стран, монахи демонстрируют высочайший уровень концентрации. Но здесь перед ними стоит еще одна задача — учить тех, кто приходит к ним, и мандала нередко становит­ ся фоном для разъяснения фундаментальных принципов буддизма. Завершая работу над мандалой, монахи посвящают заслуги, т.е. тот положительный потен­ циал, который был накоплен ими в течение дня, всем живым существам.

дня, всем живым существам. Второй настоятель Гьюдмеда геше

Второй настоятель Гьюдмеда геше Туго выпус­ кает божеств из мандалы Чакрасамвары перед ее разрушением. Январь, 2001

РАЗРУШЕНИЕ МАНДАЛЫ

Каждый, кто впервые видит песочную мандалу, неиз­ менно задается вопросом: «Каким образом песчинки дер­ жатся на поверхности деревянной платформы?» Ответ на этот вопрос поражает и сбивает с толку: у мандалы нет ни­ какой клеящей основы, песчинки удерживаются на месте лишь за счет гравитационных сил. «И что же будет дальше с этой неземной красотой?» — следует второй вопрос. — «По окончании ритуала она будет разрушена». Мандала просветленного божества живет ровно столь­ ко, сколько длится сам ритуал. Ее нельзя оставлять в музее, как экспонат, ведь ее главное назначение — служить осно­ вой для медитационной практики. Как только практика за­ вершена, мандала должна быть разрушена. Разрушение мандалы является особым ритуалом, смысл которого подчеркнуть один из важнейших постулатов буддизма, идею о непостоянстве всего сущего. «Неважно, сколько труда мы вложили в создание песочного дворца, — говорят монахи, — неважно, что в итоге получилась картина немыслимой красоты, мы не должны позволять себе привя­ зываться к внешней форме. Всё в этом мире подвержено разрушению, и мандала не исключение. Ритуал разрушения — это редкая возможность задуматься о бренности бытия. Прочувствовав это на глубоком уровне, мы не станем отвле-

13

13 каться на красивые картинки, но будем стре­ миться к истинному

каться на красивые картинки, но будем стре­ миться к истинному знанию». Прежде чем разрушить мандалу, монахи должны попросить просветленных божеств, которые на протяжении всех этих дней пре­ бывали в песочном дворце, вернуться в свои небесные обители. Мастер ритуала берет щепотки цветного песка с каждого из сан­ скритских слогов, символизирующих будд пяти семейств, и помещает их в маленькую чашу, которую подносит ему монах-помощ­ ник.

Когда будды покинули мандалу, мастер ритуала надрезает ее с помощью ваджры, ритуального объекта, символизирующего не­

рушимую природу ума. Он вскрывает ее с восточного входа, предварительно взяв щепотку синего песка и поместив его в ту же небольшую чашу. Он проделывает эту процедуру со всеми остальными входами, двигаясь по часовой стрел­ ке, а затем надрезает мандалу по диагональным линиям: юго-восточной, юго-западной, северо- западной и северо-восточной. После этого монахи сметают мандалу к центру и помещают песок в большую чашу. Итак, мандала перестала быть дворцом просветленных существ, однако песок, благослов­ ленный многодневными ритуалами, по-прежнему обладает колоссальной очистительной силой. Эта мощная энергия, как характерно для буддизма Махаяны, должна быть направлена во благо всем живым существам. По традиции монахи в красивой процессии с трубами и цимбалами от­ правляются к реке или океану, чтобы поднести благословленный песок в дар духам воды с прось­ бой принять его и распространить благословение по всему миру. Монахи мысленно представля­ ют себе, как вся подводная жизнь получает ни с чем не сравнимое благословение. Вода подни­ мается ввысь в виде белых облаков, облака разносятся ветром по свету и проливаются благо­ словенным дождем, очищая окружающий мир и всех его обитателей. Монахи высыпают в воду песок из большой чаши, оставляя немного гостям, принимавшим участие в ритуале. Этот песок можно затем хранить дома на алтаре или поднести его земле, чтобы были обильными урожаи. Его также помещают на макушку умирающего, он способствует перерождению в высших мирах. Для западного человека ритуал, завершающий многодневные труды над песочным дворцом, является совершенно непостижимым зрелищем. Те, кто изо дня в день следил за кропотливой работой монахов, испытывают особенно сильные чувства. Эти переживания навсегда останутся в потоке их ума, ибо в этот день им посчастливилось увидеть в действии буддийское учение о не­ постоянстве и непривязанности. Выходит так, что разрушение мандалы есть наилучший способ ее сохранить.

Торжественное шествие к водоему для подношения благословенно­ го песка мандалы Чакрасамвары духам воды. Январь, 2001

15

15 СИМВОЛИКА ПЕСОЧНЫХ МАНДАЛ Символика песочных мандал невероятно

СИМВОЛИКА

ПЕСОЧНЫХ

МАНДАЛ

Символика песочных мандал невероятно сложна. И хотя ее понимание требует от че­ ловека значительных познаний в области буддийской философии, искусств и тради­ ций древней Индии, западные люди, вне за­ висимости от социальной и религиозной принадлежности, неизменно стремятся вы­ яснить значение того или иного элемента. В этом наше отличие от простых тибетцев, ко­ торые считают символизм мандалы чрезвы­ чайно сложной наукой и, как правило, не за­ дают монахам подобных вопросов. В этом разделе мы попытались рассмот­ реть символизм мандал низшей тантры, по­ скольку к этой категории в основном отно­ сятся те песочные дворцы, которые монахи Гьюдмеда строят в других странах: мандала Ченрезига, Зеленой Тары, Манджушри и Будды Медицины. Поскольку все эти манда­ лы имеют аналогичную структуру и отлича­ ются только строением центральной части, мы решили рассмотреть их символику на примере мандалы Ченрезига. Все описанные ниже элементы, помимо компонентов внут­ реннего лотоса, могут быть использованы при анализе символики любой из перечис­ ленных выше мандал монастыря Гьюдмед. Сооружение песочной мандалы начина­ ется с центра к периферии, с центра же мы начнем рассмотрение ее символики.

Разрушение мандалы Ченрезига в Московском музее совре­ менного искусства. Декабрь, 2000

16

16 Внутренний лотос с хорошо различимыми сан­ скритскими слогами

Внутренний лотос с хорошо различимыми сан­ скритскими слогами будд пяти семейств

слогами будд пяти семейств ВНУТРЕННИЙ ЛОТОС Являясь

ВНУТРЕННИЙ ЛОТОС

Являясь символом абсолютной чистоты, ведь он рож­ дается в мутной болотной воде, но появляется на свет не­ запятнанным и прекрасным, лотос неоднократно встреча­ ется в песочной мандале Будды Безграничного Сострада­ ния. На красном лотосовом троне стоит светло-голубой слог ХРИ, обозначая хозяина небесного дворца Ченрезига; на лепестках малого внутреннего лотоса располагаются поддерживающие его будды, и, наконец, сам дворец с со­ предельными территориями покоится на громадном мно­ гоцветном лотосе из шестидесяти четырех лепестков. Внутренний восьмилепестковый лотос является серд­ цем мандалы, ведь именно он несет в себе просветленных существ, будд. Поскольку семя лотоса прорастает из воды, а не из земли, его считают символом божественного или спонтанного возникновения. Лотосовый трон, на котором изображается большинство будд и божеств, говорит об их чистоте. Они проявляются в шести мирах сансары, неотъ­ емлемой частью которых является страдание, но при этом ум их не знает ни омрачений, ни преград. Восемь лепест­ ков внутреннего лотоса соответствуют восьми спицам сер­ дечной чакры, так называемого «колеса ума». В самом центре восьмилепесткового лотоса возвыша­ ется светло-зеленый пестик с множеством тычинок золоти­ сто-желтой пыльцы, вознесенный над двухмерным изобра­ жением дворца. На его куполообразной зеленой вершине, скрытой от наших глаз белоснежным диском луны, и воссе­ дает хозяин мандалы, Ченрезиг.

Лотосовый трон с лежащим поверх него диском луны характерен для мирных божеств отцовской тантры, где особо подчеркивается аспект сострада­ ния и искусных средств. У гневных божеств материнской тантры с особым упором на мудрость и пустоту поверх лунного диска лежит золотой или красный солнечный диск. Лотос здесь символизирует чистоту и отречение, солнечный диск абсолютную бодхичитту, а лунный — относительную. Санскритский термин бодхичитта означает «устремление к Просвет­ лению» и является одним из основных понятий буддизма Махаяны. Относительная бодхичитта —

Слог ХРИ соответствует центральному божеству мандалы, Ченрезигу — Будде Безграничного Со­ страдания

17

17 Голубой слог ХУМ обозначает Акшобью — ного направления Будду

Голубой слог ХУМ обозначает Акшобью — ного направления

Будду восточ­

это готовность достичь Просветления во благо всех живых существ. Абсолютная бодхичитта — это про­ светленная мудрость, которая в силу рожденного в наших сердцах устремления позволяет нам дости­ гать этого высшего состояния, где преодолеваются любые страдания и раскрываются все потенциаль­ ные возможности.

Пять сем ейств будд В живописных мандалах, которые можно видеть на тханках, чаще всего изображаются фигуры будд с присущими им атрибутами. Тонкая кисть позволяет без каких бы то ни было искажений передать совер­ шенство форм просветленных существ. Техника пе­ сочной живописи, даже доведенная до необычайной филигранности, в силу своей специфики накладыва­ ет определенные ограничения. Мельчайшие песчин­ ки не так покорны, как краска, и потому будд в песоч­

ных мандалах среднего размера чаще всего изобра­ жают либо присущим их семейству санскритским слогом, как в традиции монастыря Гьюдмед, либо соответствующим им символом. Хозяин не­ бесного дворца, Ченрезиг, поэтому представлен в песочной мандале Гьюдмеда семенным сло­ гом ХРИ, соответствующим семейству Падма, к которому он принадлежит. Слог ХРИ, стоящий на оранжево-красном лотосе, должен быть белоснежным (по цвету тела Ченрезига), однако по­ скольку в этом случае он сливался бы с лунным диском и был бы неразличим, в традиции Гьюд­ меда допустимо наносить его едва заметным светло-голубым цветом.

Центр Итак, Ченрезиг относится к семейству Падма (Лотос), или семейству будды Амитабхи. Цвет будды Амитабхи ярко-красный, словно гора рубинов в свете тысячи солнц. Он сидит на троне, подпираемом павлином. Руки его покоятся в жесте медитации. Глубокий красный свет различа­ ющей мудрости исходит из его сердца и трансформирует привязанность. Символ семейства Падма — полностью распустившийся лотос. В аспекте элементов ему соответствует огонь. Ченрезиг и представленное им семейство Падма опираются на четыре других семейства, чьи семенные слоги начертаны на четырех красных лепестках внутреннего лотоса. Эти красные лепе­ стки, словно деления компаса, указывают на четыре стороны света: север, юг, восток и запад.

Север В северном направлении восседает будда Амогасиддхи, представленный на мандале зеле­ ным семенным слогом АХ на белом диске луны. Он относится к семейству Карма (Деяние). Цвет его зеленый, он сидит на троне, подпираемом орлом-гарудой, и излучает свет всесвершающей

18

18 мудрости. Он держит мудру бесстрашия и преобразует зависть.

мудрости. Он держит мудру бесстрашия и преобразует зависть. Символ семейства — объятый пламенем меч. В аспекте эле­ ментов ему соответствует воздух. Юг В южном направлении пребывает будда Ратнасамбха- ва, представленный на мандале желтым слогом ТРАМ на белом диске луны. Он относится к семейству Ратна (Драго­ ценность). Цвет его — желтый, он сидит на троне, подпира­ емом конем, и излучает свет мудрости равностности. Паль­ цы его сложены в мудре даяния. Он трансформирует гор­ дость. Символ семейства — драгоценность. В аспекте эле­ ментов ему соответствует земля.

Восток В восточном направлении пребывает будда Акшобья, представ­ ленный на мандале голубым семенным слогом ХУМ на белом диске луны. Он относится к семейству Ваджра. Цвет его синий, он сидит на троне, подпираемом слоном, и излучает свет зерцалоподобной мудрости. Он держит мудру прикосновения к земле и преобра­ зует гнев. Символ семейства — ваджра. В аспекте элементов ему соответствует пространство.

Запад В западном направлении находится будда Вайрочана, представленный на мандале белым семенным слогом ОМ на белом диске луны. Он относится к семейству Татхатгата (Будда). Цвет его белый, он сидит на троне, подпираемом львом, и излучает свет всеохваты­ вающей мудрости. Пальцы его сложены в мудре поворота колеса Учения. Он трансформирует неведение. Символ семейства Татхатгата — дхарма- чакра, колесо Учения. В аспекте элементов ему соответствует вода.

ему соответствует вода. Ваджра — шимой природы Будцы

Ваджра —

шимой природы Будцы

символ неру­

Внутреннее кольцо из золоты х ваджр Санскритский термин ваджра означает несокрушимый, его тибетский эквивалент дордже может быть переведен как вла­ дыка камней, что свидетельствует о его нерушимой прочности, сиянии и блеске. Это описательный образ алмаза — драгоцен­ ного камня, который невозможно расколоть на части или унич­ тожить. Ваджра, таким образом, является символом несокру­ шимого, неистощимого, неиссякаемого, нескончаемого, не­ тленного состояния Будды. Вышесказанное объясняет, почему именно кольца из ваджр защищают кристально чистое пространство мандалы от негативных энергий и влияний. В мандале Будды Безграничного Сострадания этот

19

элемент встречается дважды. Кольцо из ста двадцати восьми золотых ваджр опоясывает весь дворец с прилежащими к нему землями. Такое же кольцо, но меньшего размера, охраняет будд, пребывающих в пространстве внутреннего лотоса. Это внутреннее кольцо состоит из шестнадцати золотых ваджр. При этом восемь больших тщательно прорисованных ваджр, расположенных напротив каждого лепестка внутреннего лото­ са, чередуются с маленькими ваджрами, обозначенными схематически тремя небольшими точ­ ками. Синий фон, на котором нарисованы золотые ваджры, символизирует пустотную природу всех явлений, а сами ваджры — постижение этой природы.

ВНУТРЕННЕЕ ПРОСТРАНСТВО ДВОРЦА

Дворец разделен диагональными линиями на четыре равные части, которые мы условно на­ зовем четырьмя комнатами. Каждая из них окрашена в цвет того семейства будд, которое соот­ ветствует данной стороне света. Северная комната будды Амогасиддхи (семейство Карма) окра­ шена в зеленый цвет, южная комната будды Ратнасамбхавы (семейство Ратна) — в желтый, вос­ точная комната будды Акшобьи (семейство Ваджра) — в синий, и, наконец, западная комната будды Вайрочаны (семейство Татхатгата) — в белый. Цвета комнат определяют также и цвет ве­ дущего в них входа, или врат мандалы, которые будут подробно описаны ниже.

Половинка ваджры на белом полум есяце В каждом из четырех углов внутреннего прост­ ранства мандалы находится особый знак: половинка синей ваджры с красной сердцевиной на белоснеж­ ном полумесяце. Этот символ встречается во внут­ реннем пространстве многих песочных и живопис­ ных мандал. В уменьшенном варианте он также по­ вторяется в уголках красного выступа, на котором стоят дакини, совершающие подношения буддам. Всего в мандале Ченрезига этот символ встречается двадцать восемь раз. Достаточно часто в других ман- далах половинка ваджра изображается не синей, но золотой. Символ этот не имеет однозначного объяснения, и в разных традициях трактуется не одинаково. Тант­ рический монастырь Сегьюд усматривает в полуме­ сяце, красном драгоценном камне (который они вы­ деляют как самостоятельный знак, а не срединную часть ваджры) и половинке ваджры символы тела, речи И ума будды. Монастырь Намгьял ОТНОСИТ ЭТОТ

Монастырь Намгьял ОТНОСИТ ЭТОТ Угловая ваджра на белом

Угловая ваджра на белом полумесяце

20

знак к подношениям буддам (и, действительно, он чаще всего встречается на красном выступе, где и находятся подношения) и считает половинку ваджры и полумесяц символами метода и му­ дрости. Роберт Бир в «Энциклопедии тибетских символов и мотивов» указывает, что половинка ваджры на белом полумесяце символизирует единство абсолютной и относительной бодхичит- ты. Монахи Гьюдмеда объясняют, что цветовое решение этого символа (синий, красный и белый) соответствует трем цветам, которые человек видит в процессе умирания.

Дворцовая стена Дворцовая стена состоит из пяти слоев, соответствующих цветам пяти семейств будд. По­ следовательность таких слоев в разных мандалах неодинакова и зависит от расположения се­ мейств будд по сторонам света в той или иной мандале. Самый внешний слой соответствует по цвету семейству будд восточного направления, далее следует цвет семейства южного направле­ ния, затем западного, северного и, наконец, центрального. Последовательность слоев дворцовой стены в мандале Ченрезига поэтому следующая (из­ вне вовнутрь): синий, желтый, белый, зеленый и красный. Каждый из них символизирует одну из пяти видов мудрости будд. Стена эта полупрозрачная и потому напоминает радугу.

и потому напоминает радугу. Зеленая дакиня, совершающая

Зеленая дакиня,

совершающая

подношения

буддам

и

бодхисаттвам

ВНЕШНЯЯ АРХИТЕКТУРА

За пятицветной стеной следует ряд последова­ тельных ярусов, относящихся к внешней архитектуре дворца. Эти ярусы, располагаясь один над другим, постепенно выводят нас на дворцовую крышу.

Д акини, соверш аю щ ие поднош ения Самым нижним ярусом здесь является ярко- красный выступ, каждый угол которого обозначен половинкой ваджры на белом полумесяце. На этом выступе, довольно невысоком, так что взойти на него можно, сделав шаг, танцуют дакини — игривые, хит­ роумные существа женской природы, отвечающие за вдохновляющую энергию Вселенной. Санскритское слово «дакини» в буквальном переводе означает «идущая по небу», однако в последние годы эти су­ щества всё чаще называют танцующими в простран­ стве или небесными танцовщицами, как бы указывая на то, что осознавание истинной природы простран­ ства вовлекает ум в безудержный танец блаженства. Эти существа часто помогают практикующим со-

21

вершить тяжелый переход от обыденного мировосприятия к постижению внутренней сути и вза­ имосвязи всех явлений. Будучи хранительницами высших поучений, дакини нередко передают их буддийским ламам

и великим созерцателям, предварительно подвергая их тяжелым испытаниям и проверкам. Они

говорят на языке сумерек, названном так потому, что свои величайшие тайны дакини открывают, когда спускается мгла. Язык этот столь емкий, что один лишь его слог может вмещать в себя шесть томов учений. Говорят, что тексты, написанные на этом языке, до сих пор находят в горах

северного Пакистана, где простирается мистическая страна Оддияна, страна, где живут дакини.

В мандале именно дакини преподносят буддам дары. Как и во многих других случаях, они

служат посредниками между миром людей и миром просветленных существ, передавая им все те подношения, которые мы приносим к небесному дворцу.

В живописных мандалах, а также в достаточно больших песочных мандалах изображаются

фигурки танцующих дакинь, при этом те подношения, которые они держат в руках, едва различи­

мы или неразличимы вовсе. В традиции монастыря Гьюдмед дакини в этом случае лишь подра­ зумеваются, зато дары, которые они подносят буддам, прорисованы в мельчайших подробнос­ тях. Начнем их рассмотрение от восточного входа, двигаясь по часовой стрелке.

П однош ение сем и чаш (тиб.

ting phor)

В каждом тибетском доме есть место для алтаря, куда помещаются семь чаш — семь подноше­

ний Трем Драгоценностям: Будде, Дхарме (его учению) и Сангхе (общине практикующих). Подноше­ ния совершаются рано утром и меняются каждый день. Конечно, просветленные существа не испы­ тывают особой нужды в наших подношениях: они обладают всеми обычными и необычными качест­

вами и способны исполнить любое свое пожелание, не обращаясь к нам за помощью. Подношения поэтому приносят пользу, прежде всего, нам самим: они помогают нам накопить заслуги и муд­

рость, ведь Состояние Будды, Просветление, достигается за счет очищения и накопления. Если мы действительно хотим накопить заслугу, наши подношения должны быть чистыми, необычай­ но привлекательными для нас самих и добыты­ ми честным путем. При этом очень важно не вдаваться в размышления о том, радуют ли на­ ши подношения высших существ или нет, на­ против, мы должны представлять, что они ис­ пытывают великое блаженство и посылают нам свое благословение. Даже если нам под силу поднести лишь ма­ лую толику богатств Вселенной, мы должны представлять, что подносим всё самое чистое

что подносим всё самое чистое и прекрасное, что существует в

и прекрасное, что существует в трех временах и

десяти направлениях пространства. Тогда сам акт даяния станет средством избавления от ом­

рачении и ядов ума.

Чаша с ароматическими палочками — подношение приятных запахов

22

22 Подношение светильника, ароматных вод для умащива- ния тел будд,

Подношение светильника, ароматных вод для умащива- ния тел будд, фруктов и цимбал

ния тел будд, фруктов и цимбал Подношение чистой и

Подношение чистой и ароматической воды

Традиция подношения семи чаш, как и само буддий­ ское учение, пришла в Тибет из Индии, где именно так, семью подношениями, встречали уставших с дороги гостей. Поскольку некоторые составляющие, например цветы и фрукты, было достаточно сложно разыскать в снежном Тибете, там привился обычай подношения се­ ми чаш, наполненных чистой водой. При этом мысленно человек заменял воду теми компонентами, которые тре­ бовалось поднести по древнеиндийской традиции.

Первая чаша Первая чаша наполнена кристально чистой во­ дой, чтобы прибывший издалека гость мог испить ее и умыться. На мандале это подношение представле­ но белоснежной морской раковиной с голубой водой. Это подношение — символ всех благоприятных причин и условий, приносящих чудесные плоды. По­ этому эта вода должна быть чистой, как нектар, све­ жей, прохладной, мягкой, прозрачной, вкусной, при­ ятной для горла и желудка. Когда мы подносим эту воду просветленным существам, мы представляем целый океан, а затем искренне желаем, чтобы эта во­ да помогла всем живым существам накопить благо­ приятные причины и условия.

Вторая чаша Во второй чаше — чистая вода, смешанная с бла­ говониями или сандалом. Ее традиционно подносили гостю для омовения ступней, ведь в Индии принято разуваться прежде чем переступаешь порог дома. Как и первое подношение, эта чаша также представ­ лена на мандале белоснежной морской раковиной с голубой водой. Это подношение — символ очищения. Омывая ступни просветленных существ, мы очищаем себя от неблагоприятной кармы и омрачений. С глубочайшей признательностью, преданностью и твердой верой мы подносим целый океан такой воды просветлен­ ным существам, представляя, что всевозможные ом­ рачения — грубые и тонкие, неблагоприятная карма, препятствия на пути к Просветлению — в нас самих и

23

во всех живых существах полностью очищаются.

В песочной мандале Ченрезига за первыми дву­

мя чашами следуют еще две раковины: с водой для омовения рта и ароматными водами для создания приятных запахов в пространстве. Эти раковины не входят в классическое подношение семи чаш и явля­ ются дополнительными, заполняя свободное прост­ ранство на красном выступе.

Третья чаша Третья чаша наполнена свежими цветами. Это напоминание о том, что в Индии мужчин встречали цветочными гирляндами, а женщин — прекрасными коронами, сплетенными из цветов. На мандале тре­ тье подношение представлено белым цветком лото­ са со множеством лепестков. Подношение цветов — символ щедрости, ведь цветок так прекрасен, что, глядя на него, мы испыты­ ваем естественное желание оставить его себе. Когда же мы дарим его другим, это рождает в нашем серд­ це особое чувство, которое и избавляет нас от жад­ ности. Поднося целый океан цветов буддам, которы­ ми они могут украсить свои короны, мы должны же­ лать, чтобы все существа взращивали в себе щед­ рость и так достигали Просветления.

Четвертая чаша

В четвертой чаше — благовония, которые подно­

сятся для создания приятных ароматов в пространст­

ве. На мандале четвертое подношение представлено бронзовой чашей с ароматическими палочками. Подношение благовоний — символ нравствен­ ности. Когда мы подносим облака приятных арома­ тов просветленным существам, мы должны желать, чтобы все существа придерживались чистой нравст­ венности.

Пятая чаша Пятая чаша — это подношение света. Чаще все­ го на алтаре она представлена горящей масляной лампой, подобной той, которую можно видеть на

той, которую можно видеть на Подношение зеркала, флейты,

Подношение зеркала, флейты, ароматной воды и фруктов

флейты, ароматной воды и фруктов Подношение шелковой материи и

Подношение шелковой материи и двух раковин с водой

24

красном выступе мандалы. Свет ее рассеивает всякую тьму, словно солнце и луна. Он такой яр­ кий, что позволяет разглядеть мельчайшие атомы. Иногда представляют, что масляная лампа на­ полнена нектаром и излучает многоцветные лучи.

Подношение света —

символ терпения, помогающего нам преодолеть неведение. Поднося

яркий свет просветленным существам, способных видеть суть вещей, мы желаем, чтобы все су­ щества взращивали в себе терпение.

Ш естая чаша Шестая чаша наполнена освежающими ароматными водами, шафрановыми или сандаловы­ ми. Ими умащиваются тела просветленных существ. На мандале это подношение представлено белоснежной морской раковиной с голубой водой, которая, в отличие от первых четырех, «бур­ лит», порождая белые волны. Это подношение — символ усердия, которое необходимо практикующему на пути к Просвет­ лению. Поднося ароматные воды буддам, мы желаем, чтобы все существа шли к Просветлению с усердием и настойчивостью.

Седьмая чаша В седьмой чаше содержатся всевозможные лакомства. В Индии эта чаша обычно наполня­ лась тремя сладкими подношениями: мелассой, медом и сахаром и тремя белыми подношения­ ми: простоквашей, маслом и молоком. В Тибете их, как правило, заменяли красной или белой тормой, приготовленной из обжаренной ячменной муки (цампы) с добавлением масла и крася­ щих веществ. На мандале седьмое подношение представлено большой чашей с зелеными фрук­ тами. Подношение яств — символ сосредоточения, которое словно нектар амброзии питает наш ум. Поднося всевозможные яства просветленным существам, мы должны желать всем сущ ест­ вам обрести плоды, рождаемые при вкушении нектара сосредоточения.

Восьмая чаша К семи чашам добавляется восьмое подношение музыки и прекрасных звуков. На мандале оно изображается парой золотых цимбал, на алтарь же музыкальные инструменты, как правило, не ставятся, и подношение прекрасных звуков совершается мысленно. Подношение музыки — символ мудрости. Совершая подношение просветленным существам чудесных звуков цимбал, колокольчиков, флейт, мы желаем всем существам преисполниться му­ дрости, которая приведет их к Просветлению.

Поднош ения пяти органам чувств Следующий ряд подношений, который начинается с правой стороны восточного входа, носит название «подношения пяти органам чувств»: прекрасной формы органам зрения; сладких зву­ ков — органам слуха; чудесных запахов — органам обоняния; восхитительных яств — органам вкуса и приятных на ощупь тканей — органам осязания. Эти подношения, способные доставить самые изысканные наслаждения, преподносятся

25

просветленным существам, чтобы, с одной стороны, выказать им почтение, а с другой — заявить о своем отречении от преходящих радостей сансары.

Зеркало Зеркало является широко распространенным символом подношения прекрасной формы ор­ ганам зрения. Оно, чистое и сверкающее, беспристрастно в своей способности отражать любые явления и образы. Какими бы ни были возникающие в нем отражения, красивыми или уродливы­ ми, добрыми или злыми, зеркало лишь показывает их, не налагая своих суждений. Оно остается незатронутым, незапятнанным, неизменным. Подобно этому чистое сознание не цепляется за рождающиеся в нем помыслы: прекрасные и уродливые, добрые и злые, они приходят и уходят, как отражения в зеркале. Облака появляются и исчезают с небесного свода, но само небо оста­ ется неизменным: ясным и пустым по своей природе. Образы появляются и исчезают с поверх­ ности зеркала, но само зеркало остается всегда одним и тем же.

Ф лейты

Пять флейт пяти цветов семейств будд: зеленая, белая, красная, синяя, желтая наряду с дру­

гими музыкальными инструментами служат символом подношения сладких звуков органам слуха.

М орская раковина с благовонны ми водами Морская раковина с благовонными водами используется в качестве подношения чудесных запахов органам обоняния. В буддийской традиции раковина обычно наполняется шафрановыми водами либо водой с добавлением пяти благовоний: шафрана, сандала, мускуса, камфары и му­ ската. Белые барашки волн на поверхности голубых ароматических вод говорят об их необычай­ ной свежести.

Ф рукты

Фрукты являются символом подношения восхитительных яств органам вкуса просветленных

существ.

Фрукты здесь могут быть заменены на тормы.

Ш елковая материя Отрез голубого шелка, красиво развевающийся на ветру и необычайно приятный на ощупь, яв­ ляется символом подношения органам осязания просветленных существ. Как правило, если на красном выступе остается свободное место, последний символ повторя­ ется дважды. На мандале Ченрезига поэтому присутствуют два отреза голубого шелка в разных стилистических вариантах.

Бордю р из драгоценны х камней Следующий ярко-оранжевый ярус — это бордюр из драгоценных камней, которые символи­ чески изображаются четырехугольниками, треугольниками, полукругами и трехцветными круга­ ми. Дизайн круга, состоящего из трех вращающихся лепестков, аналогичен так называемому «колесу радости», символизирующему Три Драгоценности буддизма — Будду, Дхарму и Сангху, а

26

26 также избавление от трех ядов ума — неведе­ ния, привязанности и

также избавление от трех ядов ума — неведе­ ния, привязанности и гнева. Геометрические фигуры соответствуют различным деяниям просветленных существ, к которым они обращаются в разных ситуаци­ ях, движимые единственным желанием — принести благо всем. Круг является символом усмиряющих деяний, направленных на устране­ ние болезней, омрачений и пороков. Четыреху­ гольник символизирует приумножающие дея­ ния будд, нацеленные на приумножение заслуг, мудрости, удачи и богатства, а также способст­ вующие процветанию и долгой жизни. Полукруг служит символом так называемых подчиняющих деяний, цель которых — держать под контролем

неблагие силы, причиняющие вред другим су­ ществам, например, злых духов или людей, отравленных пятью ядами ума. Треугольник символизиру­ ет уничтожающие деяния, к которым прибегают в том случае, если подчиняющие деяния не увенчались успехом. Крайне важно понимать, что любое из этих деяний оказывается эффективным, только если человек взрастил в себе подлинное сострадание ко всем живущим и постиг истинную природу всех яв­ лений.

Ярусы мандалы снизу вверх: бордюр из драгоценных камней, жемчужные гирлян­ ды, сточные желобки, кромка дворцовой крыши

Местоположение этого бордюра становится понятным при рассмотрении трехмерной мандалы: в действительности он вознесен на довольно значительную высоту от красного выступа. В развертке, каковой является песочная мандала, мы не видим высоких дворцовых колонн, которые расположены меж­ ду красным выступом и верхними ярусами. Именно поэтому в песоч­ ной мандале красный выступ граничит с оранжевым бордюром.

Жемчужные гирлянды Следующий ярус состоит из белых жемчужных гирлянд на черном фоне. Этот фон говорит о том, что гирлянды прикреплены к крыше и свободно парят в пространстве. Дизайн жемчужных гирлянд вполне традиционен, их часто ри­ суют по верхнему ярусу храмов, этот мотив также встречается на ти­ бетском колокольчике дильбу. При этом неотъемлемой частью таких гирлянд являются киртимукха, волшебные существа-защитники, ко­ торых нередко изображают на дверных ручках монастырей и храмов. Именно они и держат в своей пасти жемчужные гирлянды. В песочной мандале эти существа не прорисованы, однако явно подразумеваются.

J

киртимукха, волшебное су- щество-защитник, держит в пасти жемчужные гирлянды

27

В каждом углу мандалы, среди жемчужных нитей можно за­ метить пять основополагающих символов пяти семейств будд. Двигаясь по часовой стрелке, мы замечаем сперва голубую ваджру — символ одноименного семейства, затем белое коле­ со Дхармы — символ семейства Татхагата, далее, непосредст­ венно в углу, золотисто-оранжевую драгоценность — символ семейства Ратна, за которой следует белый лотос — символ семейства Падма и наконец объятый пламенем меч — символ семейства Карма.

Сточные желобки Мандала — это архитектурное сооружение с входами, сте­ нами и крышей: в ее конструкции учтено почти всё. Поэтому нас не должно удивлять, что следующий ярус, состоящий из не­ больших белых пирамидок на темно-синем фоне, есть ничто иное, как сточные желобки, по которым с дворцовой крыши вниз стекает вода. В более отвлеченном смысле этот ряд озна­ чает очищение от всевозможных омрачений.

ДВОРЦОВАЯ КРЫША

омрачений. ДВОРЦОВАЯ КРЫША Благоприятный зонт в окружении

Благоприятный зонт в окружении двух победо­ носных знамен

Постепенно двигаясь снизу вверх, мы добрались до дворцовой крыши, украшенной множе­ ством благоприятных знаков и символов.

благоприятных знаков и символов. Графическое изображе­ ние

Графическое изображе­ ние благоприятного зонта

Кромка дворцовой крыши Кромка крыши небесного дворца выложена белоснежными лепестка­ ми лотоса, дарующими защиту от тревожащих эмоций и препятствий раз­ ного рода.

Благоприятны е зонты По углам крыши сидят рыжие обезьянки, которые держат в своих лапках большие белые зонты — один из восьми благопри­ ятных знаков буддизма. Зонт — традиционный индийский символ защиты и величия. Подобно тому как порождаемая зонтом тень защищает нас от палящих солнечных лучей, так и прохлада, дару­ емая благоприятным зонтом, спасает от сжигающих сердце стра­ даний, непреодолимых желаний, болезней и вредоносных сил. Изначально в Индии зонт являлся символом богатства и власти:

чем выше был социальный статус человека, тем больше зонтов несла за ним его свита. Положению царя соответствовала вереница в тринадцать

28

28 Южный вход в мандалу Ченрезига, отмеченный драгоцен­ ным камнем

Южный вход в мандалу Ченрезига, отмеченный драгоцен­ ным камнем

отмеченный драгоцен­ ным камнем Западный вход в мандалу

Западный вход в мандалу Ченрезига, отмеченный коле­ сом Дхармы

зонтов, символизировавших центральное солнце и расположенные вокруг него двенадцать знаков зоди- ака. Тринадцать зонтов, сложенных в коническую пи­ рамиду, украшают буддийские ступы. Великий ин­ дийский мастер Дипанкара Атиша, который возро­ дил буддизм в Тибете после периода упадка, вызван­ ного приходом к власти бонского царя Лангдармы, обладал правом путешествовать в сопровождении свиты с тринадцатью зонтами. А за индийским маха- сиддхой Канхапой по воздуху плыли спонтанно воз­ никшие барабанчики дамару и семь благоприятных зонтов. Зонт, вознесенный над головой, есть символ по­ читания и преклонения. Драгоценный зонт был пода­ рен Будде царем змееподобных существ нагов, сам он был из золота, с маленькими сладкозвучными ко­ локольчиками, украшающими края, а ручка была усыпана сапфирами. В Тибете белые или желтые зонты считаются символами духовного величия, в то время как свет­ ской власти больше соответствуют зонты из павли­ ньих перьев. Являясь главами и духовной и светской власти, далай-ламы и панчен-ламы часто появлялись в сопровождении двух зонтов сразу.

П обедоносны е знамена Рядом с зонтами реют полотнища победоносных знамен, еще одного благоприятного знака в буддиз­ ме. Они помещены в красивые золотые сосуды и увенчаны уже знакомой нам половинкой голубой ваджры на белом полумесяце. Являясь широко распространенным символом военного превосходства, победоносное знамя стало знаком победы Будды над полчищами Мары, чьи во­ ины шли в наступление под этими самыми знамена­ ми, когда принц Сидхартха был близок к Просветле­ нию. Полчища Мары — это, прежде всего, внутрен­ ние препятствия и омрачения ума. В тибетском буд­ дизме поэтому победоносное знамя символизирует одиннадцать методов преодоления таких омрачений и преград.

29

Цилиндрические знамена, выполненные из жес­ ти, традиционно украшают четыре угла крыши тибет­ ских монастырей и храмов, возвещая о распростра­ нении победоносной буддийской Дхармы на четыре стороны света.

ЧЕТЫРЕ ВХОДА В МАНДАЛУ

В мандалу ведут четыре входа, практически идентичных по своей структуре. Изучая их структуру, мы можем обнаружить практически все ярусы и эле­ менты, с которыми уже встречались при рассмотре­ нии мандалы: бордюры из драгоценных камней, сточные желобки, жемчужные гирлянды и даже ма­ ленькие победоносные знамена в золотых сосудах, стоящее на трех выступах входа. На самом верхнем ярусе, украшенном, как и крыша, белоснежными ле­ пестками лотоса, ютятся едва различимые благо­ приятные зонты. Каждый вход в общей сложности состоит из одиннадцати ярусов: те дополнительные, которые не входят в число рассмотренных нами, яв­ ляются декоративными элементами.

Символы четырех сем ейств будд В середине каждого входа, над жемчужной гир­ ляндой, а также в свободном пространстве с правой и левой стороны от входа обозначены символы соот­ ветствующих семейств будд.

Ваджра Символ одноименного семейства и будды Акшо- бьи. Им отмечен восточный, синий вход.

Д рагоценность Символ семейства Ратна и будды Ратнасамбха- вы. Им отмечен южный, желтый вход. Этот камень имеет восемь граней, из которых нам видны только шесть, представленные на мандале разноцветными точками: три в нижнем ряду, две в среднем и одна в

ряду, две в среднем и одна в Восточный вход в мандалу

Восточный вход в мандалу Ченрезига, отмеченный вадж- рой

Ченрезига, отмеченный вадж- рой Северный вход в мандалу

Северный вход в мандалу Ченрезига, отмеченный мечом

30

верхнем. Восемь граней драгоценности символизируют восемь сторон света и Благородный Восьмеричный Путь. Драгоценный камень объят языками пламени; огонь здесь, как и во всеис- полняющей драгоценности, означает алмазную природу ума, которая излучает многоцветный свет пяти видов мудрости будд.

X

2.

3

пяти видов мудрости будд. X 2. 3 Деревянная мандала Ченрезига,

Деревянная мандала Ченрезига, выполненная монахами Гьюдмеда и хранящаяся в Библиотеке тибетских трудов и архивов в Дха- рамсале, дает возможность соотнести двухмерный песочный дворец с его трехмерным аналогом. На фотографии — южный, желтый вход в мандалу. Обозначения: 1) победоносное знамя; 2) благоприятный зонт; 3) колесо Учения и две лани; 4) облака с танцующими дакинями; 5) и 8) декоративные украшения; 6) и 9) бордюр из драгоценных камней; 7) и 10) сточные желобки; 11) жемчужные гирлян­ ды; 12) перекрытия южного, желтого входа

Колесо Дхармы Символ семейства Татхагата и будды Вайрочаны. Им отмечен западный, белый вход. Тибет­ ский термин, означающий «колесо Дхармы», в буквальном переводе означает «колесо трансфор­ мации, или духовного роста». Быстрое вращение колеса говорит о быстрой духовной трансфор­

31

мации вследствие практики учения Будды. Являясь символом духовного роста, колесо Дхармы также означает преодоление всех препятствий и иллюзий.

аналитическую ме­

дитацию, обод — сосредоточение. Восемь спиц направлены в восемь сторон света и означают Благородный Восьмеричный Путь, который включает правильное воззрение, мышление, речь, поведение, образ жизни, усилие, внимание и средоточение.

Ступица колеса символизирует нравственную дисциплину, восемь спиц —

Меч Символ семейства Карма и будды Амогасиддхи. Им отмечен северный, зеленый вход. Как защитный символ в буддизме меч говорит о победе Будды Шакьямуни над полчищами Мары — силами неведения. Являясь также знаком мудрости, меч разрубает завесу неведения, рассекает узлы иллюзий, которые опутывают существа, не позволяя им видеть абсолютную истину. Меч будды Амогасиддхи подобен мечу бодхисаттвы Манджушри: его рукоятка в виде вадж- ры, а обоюдоострый клинок, свидетельствующий о нераздельности относительной и абсолют­ ной истины, объят пламенем. Это огонь мудрости полного Просветления, пылающий в десяти на­ правлениях.

Лани и колесо Учения Каждые из четырех врат мандалы увенчаны эмблемой, которая традиционно украшает вход в любой буддийский храм или монастырь: две лани, опустившиеся на колени перед колесом Уче­ ния. Эмблема эта переносит нас во времена, когда Будда Шакьямуни впервые «повернул Колесо Дхармы» в Оленьем Парке Сарнатха, дав учение, получившее название «Четыре Благородные Ис­ тины»: истина о страдании, причине страданий, возможности его прекращения и пути его пре­ одоления. То смирение и внимательность, с которыми слушают Учение Будды дикие лани, не имеющие постоянного пристанища и вынужденные ко­ чевать с места на место, должны быть ориен­ тиром для каждого, кто решил посвятить се­ бя духовному пути.

Перекрещ енная ваджра Округлая арка, которая вырисовывается за каждым входом в мандалу, в действитель­ ности является оконечностью огромной пе­ рекрещенной ваджры, лежащей в основании небесного дворца: кончик ее срединной спи­ цы, того же цвета, что и сам вход, едва каса­ ется лепестков большого лотоса. Две другие спицы, которые и создают заметную для нас «арку», соответствуют по цвету двум вратам, расположенным слева и справа от данного

п р а в а о т д а н н о г о Огромная перекрещенная

Огромная перекрещенная ваджра, лежащая в основе трехмерного дворца

32

32 Макара, охраняющая вход в песочную мандалу входа. У восточных и

Макара, охраняющая вход в песочную мандалу

входа. У восточных и западных врат эти спицы будут, сле­ довательно, желтой и зеленой, а у северных и южных — бе­ лой и синей. Пять спиц ваджры символизируют пять видов мудрости пяти семейств будд. Перекрещенная ваджра, или вишваваджра, является воплощением принципа стабильности. Она лежит в основа­ нии любой мандалы и поистине огромна. Если посмотреть на трехмерное изображение дворца, выясняется, что высо­ та фундамента мандалы практически идентична высоте са­ мого дворца!

Макара С правой и левой стороны от каждого входа в мандалу можно увидеть необычных животных, это макара, или по- тибетски чусинг: морское волшебное животное, сочетаю­

щее в себе признаки сразу нескольких животных. Нижняя челюсть принадлежит крокодилу, а верхняя заканчивается слоновьим хоботом. Верхняя пара клыков и уши наводят на мысль о диком кабане, а широко расставленные глаза — об обезьяне, чешуя, как у рыбы, а хвост, как у павлина. Со временем у чусинга появились также львиные лапы, конская грива, рыбьи жаб­ ры и драконьи рога. Это животное, обладающее свирепостью крокодила, было знаком силы в древней Индии. В буддизме ваджраяны оно стало символом твердости и несгибаемости: имен­ но поэтому им украшены спицы ваджр и ритуальные ножи. В песочной мандале мы видим только двух чусингов у каждого входа, на самом деле головы чусингов украшают каждую из спиц вишваваджры.

каждую из спиц вишваваджры. Древо, исполняю щ ее желания По

Древо, исполняю щ ее

желания

По обе стороны от каждого входа (на красном выступе, а не на крыше, как кажется при взгляде на песочную мандалу) стоят золотые сосуды, украшенные множеством драгоценнос­ тей, чье горлышко обвязано шелковой материей из мира богов. В сосудах этих растут чудесные деревья, способные исполнять желания всех существ. С наступлением каждого нового сезона они меняют свой облик, цветы и плоды их прекрасны, благо­ ухания божественны. Они сверкают и переливаются, словно драгоценные камни. Корни их удерживают воду долголетия и порождают сокровища в изобилии.

Главное древо, исполняющее желания, растет на вершине горы Меру, и его ствол совпадает с центральной осью Вселен­ ной.

Графическое изображение макары

33

Рощи таких деревьев стали причиной раздора между богами и полубогами асурами. Ведь со­ гласно буддийской космологии корни и стволы их находятся в царстве полубогов, а кроны, отяго­ щенные соцветиями и плодами, — в царстве богов. Асуры черной завистью завидуют богам, кото­ рым достаются цветы и плоды, их извечная битва запечатлена на тханке «Колесо жизни». Сосуды с деревьями, исполняющими все желания, которые мы видим у четырех входов двор­ ца — это дары Вселенского Монарха, поднесенные божествам мандалы. Всего таких деревьев восемь, по числу совершаемых им подношений: он подносит буддам себя самого и семь своих главных сокровищ. Крона каждого дерева, и это хорошо видно на трехмерной мандале, украше­ на всеми восемью эмблемами с изображением этих подношений. В других традициях на песоч­ ной мандале кроны деревьев украшаются восьмью разноцветными точками — символами вось­ ми подношений. В традиции монастыря Гьюдмед в песочной мандале на каждом из восьми дере­ вьев часто изображается по одной эмблеме, которые зато тщательно прорисовываются. При этом подразумевается, что на каждом дереве присутствуют все восемь эмблем.

Семь сокровищ В селенского М онарха Чакравартина

Чакравартин Чакравартин — монарх, который правит Вселенной исходя из мудрости и сострадания. С рождением Чакравартина в его царстве спонтанно возникает семь духовных богатств: вера, нравственность, честность, скромность, стремление к знанию, отречение от удовольствий сан- сары и мудрость. Одновременно появляется семь сокровищ, или семь атрибутов царской влас­ ти Чакравартина: драгоценное колесо, драгоценный камень, супруга монарха, его министр, слон, конь и генерал. Колесо и драгоценный камень — символы светской власти и духовного величия Чакраварти­ на и чудодейственные средства достижения его целей. Конь и слон, выражение неистощимой энергии и мощи, — его средства передвижения. Царица, министр и генерал, вопло­

щение любви, мудрости и силы, —

его опора и благословение.

На мандале эмблема с изображением Чакравартина завершает ряд под­ ношений Вселенского Монарха. Отсчет начинается от восточного входа с драгоценного колеса.

Д рагоценное колесо Драгоценное колесо о тысяче спиц — это первое и величайшее сокровище Чакравартина. Оно обладает необычайным блеском и сделано из золота, добы­ того в реке Джамбул нашего континента Джамбудвипы. Его тысяча спиц симво­ лизирует тысячу будд настоящей эры (бхадракальпы). При этом драгоценное колесо часто изображается с восемью спицами, соответствующими восьми направлениям, или Благородному Восьмеричному пути, который открыл Буд­ да Шакьямуни.

500 йоджан в диаме­

По описаниям, колесо это громадного размера —

тре, а блеск его сравним лишь с сиянием солнца. Золотое колесо

сим-

34

34 вол светской власти и духовного превосходства. Бог Брахма

вол светской власти и духовного превосходства. Бог Брахма преподнес Шакьямуни колесо о тысяче спиц, когда тот достиг Пробуждения. Это эмблема величайших ца­ рей Тибета, правящих в соответствии с Дхармой, а также атрибут многих предше­ ствующих воплощений далай-лам.

Д рагоценный камень Драгоценный камень, или всеисполняющая драгоценность, осуществляет все желания Чакравартина и тех, кто попадает в сферу его свечения. Он обла­ дает восемью волшебными свойствами: своим сиянием рассеивает ночную мглу; приносит прохладу в нестерпимую жару; дарует тепло в лютую стужу; вы­ зывает дождь с небес или порождает источник живительной влаги, когда его хо­ зяина мучает жажда; исполняет любые желания своего господина; обладает вла­ стью над властителями земли нагами, тем самым предотвращая наводнения, бу­ ри и проливные дожди; излучает многоцветный свет, избавляющий от омраче­ ний; своим сиянием исцеляет от всех болезней каждого, кого коснутся его лучи;

оберегает от внезапной смерти, с тем чтобы смерть его хозяев была естественной и в благоприятной последовательности — дед, отец, сын. Камень этот — ляпис-лазурь. Он — гладкий, восьмигранный и сияет, словно солнце. Часто его несет на спине драгоценный конь или держит в руках драгоценный министр.

камень

Драгоценный

Д рагоценная супруга

Драгоценная супруга Чакравартина — самая прекрасная из женщин. Тело ее источает аро­ мат камфары, а дыхание сравнимо со сладким благоуханием лотоса утпалы в летнюю ночь. Она наделена тридцатью двумя признаками божественной женщины. Она также обладает восемью совершенствами. Она безгранично предана своему владыке Чакравартину и не помышляет ни о каком ином мужчине. Она не испытывает ревности, если Ча- кравартин проявляет интерес к другим женщинам. Супруга Вселенского Монарха способна дать жизнь множеству здоровых сыновей. Она неустанно трудится на благо царства Чакравартина. Она наделена женской мудростью и во всем поддерживает начинания своего владыки. Супруга Чакравартина говорит только правду, и речь ее изысканна. Ее не влекут земные услады, она не разделяет ложных взглядов. Драгоценная супруга почитает своего мужа, Чакравартина, и вызывает восхищение поддан­ ных. Вместе они приносят людям мир, процветание и счастье, их царство неизменно пребывает в гармонии, а их единение и череда наследников дают надежду на будущее.

Д рагоценный министр

Драгоценный министр наделен божественным оком, которое видит за тысячу миль. Ум его остр, как лезвие бритвы. Он — прекрасный слушатель, и терпение его безгранично. Поэтому он является лучшим советником Чакравартина. Единственное устремление драгоценного минист­ ра — творить благие дела, дабы утверждать дхарму, защищать всех живых существ и приносить им пользу. Находясь на службе у своего владыки, он способен находить клады, дабы приумно­

35

жить царскую казну. Тонкий дипломат, он обладает глубокими познаниями в области управления страной, религии и этики, понимая и разделяя устремления Вселенского Монарха. Драгоценный министр часто изображается со всеисполняющей драгоценностью или сокровищницей в правой руке.

Д рагоценны й слон

Драгоценный слон обладает силой тысячи обычных слонов. Он — царь среди слонов, гро­ мадный, как гора. Кожа его бела, как снег. Из его лба исходит аромат, который влечет к нему всех

других слонов. В бою драгоценный слон стоек, бесстрашен и непобедим. Он столь неутомим, что способен в один день обойти весь континент Джамбудвипу. В мирные времена он мудр и исполнен достоинства, поступь его мягка и грациозна, испол­ нена величия и красоты. Когда Чакравартин седлает его, он покорен хозяину, повинуясь его мыс­ ленным приказаниям. Его шею украшает золотое ожерелье с драгоценными камнями, а поводья тонки, как нити. Его часто изображают с драгоценным колесом на спине или покрытой материей чашей для подаяний Будды Шакьямуни.

Д рагоценны й конь

Драгоценный конь обладает тридцатью двумя признаками небесного скакуна. Как и конь ве­ тра, он стремительно скачет без устали и способен облететь континент Джамбудвипу трижды за день. Тело его белое, как перо лебедя, он взнуздан золотой драгоценной упряжью из мира богов. Формы его совершенны, грива из десяти тысяч волосков мягка и приятна на ощупь, длинный струящийся хвост подобен хвосту кометы. Он несет Чакравартина, не чуя ноши. Поступь его

тверда, легка и бесшумна. Драгоценный конь часто носит в седле всеисполняющую драгоцен­ ность, распространяя благословения по всему царству Вселенского Монарха. Ибо там, где ока­ зывается всеисполняющая драгоценность, она проявляет свои чудодейственные свойства.

свои чудодейственные свойства. Исполняющие желания деревья с

Исполняющие желания деревья с сокровищами Вселенского Монарха (слева направо): драгоценный министр, драгоценная супруга, дра­ гоценный слон, драгоценный генерал, Чакравартин

36

Д рагоценны й генерал Драгоценный генерал облачен в шлем и броню древнего воина — кованые пластины скреп­ лены кожаными ремнями. В правой руке он держит вознесенный меч, а в левой — щит, являя го­ товность объявить войну или выступить на защиту царства. Доблестный воин, он никогда не тер­ пит поражения в битве, в совершенстве овладев шестьюдесятью четырьмя искусствами ведения боя. Его устремления созвучны желаниям Чакравартина: он знает в точности, чего хочет его по­ велитель. Он бьется за истину и справедливость; отказавшись от неправедных действий, он не причиняет вреда никому. Когда благородная дхарма почитается во владениях Чакравартина, ког­ да царит мир, основанный на мудрости и сострадании, генерал снимает доспехи и становится драгоценным домохозяином.

Дакини с гирляндам и и цветами Над большими перекрещенными ваджрами, лежащими в основании дворца, по левую и по правую руку, возносятся разноцветные облака. Здесь мы снова встречаемся с дакинями, кото­ рые, вполне оправдывая свое название, танцуют на облаках. С высоты небес они подносят буд­ дам мандалы цветочные гирлянды, выказывая им свое почтение.

выказывая им свое почтение. Три защитные полусферы (справа

Три защитные полусферы (справа налево); внешний лотос, купол из золотых ваджр, пяти­ цветное пламя

ТРИ ЗАЩИТНЫЕ ПОЛУСФЕРЫ

Мандала Будды Безграничного Сострадания окружена тремя полусферами, которые в двухмерном изображении выглядят как кольца: большой многоцветный лотос, кольцо из золотых ваджр и пятицветное пламя. В действительнос­ ти они, словно три огромных купола, накрывают мандалу, защищая ее от негативных влияний и не допуская в ее чис­ тое пространство существ с нечистой кармой и нарушите­ лей обетов.

Внеш ний лотос Небесный дворец и прилежащие земли покоятся на о г­ ромном цветке лотоса, состоящем из шестидесяти четырех лепестков разного цвета. Эти лепестки соответствуют шес­ тидесяти четырем спицам пупочной чакры, так называемо­ го колеса проявлений. Цвет лепестков внутреннего лотоса напрямую связан с

цветом лепестков внешнего лотоса. Напротив каждого красного лепестка малого лотоса распо­

ложен красный лепесток большого, напротив желтого —

синий. Остальные лепестки окрашены в чередующиеся цвета: синий, зеленый и красный. Как и в малом лотосе, желтая линия, обрамляющая лепестки, представляет собой его пыльцу.

желтый, зеленого —

зеленый и синего —

37

Внеш нее кольцо из золоты х ваджр За лотосом находится нерушимый защитный купол из золотых ваджр. На песочной мандале он по своей структуре аналогичен такому же кольцу, защищающему внутренний лотос.

П ятицветное пламя Последняя, самая внешняя полусфера носит название «Гора Огня». Она состоит из чередую­ щихся языков желтого, белого, зеленого, красного и синего пламени, соответствующих цветам пяти мудрости будд. Тридцать два языка пятицветного пламени символизируют тридцать две спицы верхней чакры, так называемого колеса великого блаженства. Пятицветное пламя сжигает запутанность, неведение и рассеянность, которые препятствуют созерцанию мандалы. Только пройдя сквозь этот огонь, человек может приступить к постижению высших учений мандалы.

ОСНОВАНИЕ НЕБЕСНОГО ДВОРЦА

В основании каждой мандалы лежат четыре слоя, состоящие из четырех первоэлементов. Они практически не заметны в песочной мандале, но непременно присутствуют в трехмерном дворце, который монахи строят в своем воображении од­ новременно с сооружением песочной развертки.

Четыре первоэлемента Первый слой синий, напоминающий полукруг по своей форме, соответствует элементу ветра.

За ним следует красный треугольник — элемент огня. Поверх него лежит белый круг — элемент во­

ды и желтый квадрат —

элемент земли.

желтый квадрат — элемент земли. Пирамида Поверх четырех слоев,

Пирамида Поверх четырех слоев, соответствующих пер­ воэлементам, стоит перевернутая трехгранная пи­ рамида — символ вселенской горы Меру. Она красная изнутри (символ блаженства) и белая сна­ ружи (символ сострадания). На этом многоступен­ чатом фундаменте лежит гигантская вишваваджра, на которой покоится дворец мандалы. Внут­ ренняя красная поверхность пирамиды просматривается сквозь лепестки большого лотоса.

39

39 ТАНТРИЧЕСКИЙ МОНАСТЫРЬ ГЬЮДМЕД Гьюдмед, ярчайшая жемчужина в

ТАНТРИЧЕСКИЙ

МОНАСТЫРЬ

ГЬЮДМЕД

Гьюдмед, ярчайшая жемчужина в ожере­ лье монастырей древнего Тибета, был осно­ ван в 1433 году в столице Страны снегов, Лхасе. Вот уже более 500 лет он остается од­ ним из крупнейших буддийских университе­ тов, где бережно хранятся и передаются от наставника к ученику сокровенные практики и священные искусства тибетского буддиз­ ма.

В 1419 году великий лама Цзонкапа, за­ вершив объяснение «Четырех комментариев к Гухьясамаджа-тантре» в Сера Чодинге и чувствуя, что пришел его черед покидать этот мир, спросил своих учеников, кто из них го­ тов взять на себя заботы о его тантрических учениях. Хранителем тантр Цзонкапы сужде­ но было стать его ближайшему ученику Ш е- рабу Сенге, которому лама передал свои священные реликвии: собственную копию текста, который он только что объяснил, мас­ ку защитника учения Каларупы, жезл кхатван- гу, чашу капалу, статую тантрического боже­ ства Гухьясамаджи и семь могущественных тханок с изображениями Гухьясамаджи, Ямантаки, Каларупы и Палден Лхамо. С каж­ дой из этих реликвий связана своя история. Жезл и маска защитника Каларупы еще во времена Будды Шакьямуни были зарыты в землю его учеником Маудгалаяной, после че­ го были найдены Цзонкапой на холме возле монастыря Ганден. Тханки же обладали такой чудодейственной силой, что в дальнейшем хранились за печатью Далай-ламы и достава­ лись лишь по особым случаям, когда требо­ валось вмешательство высших сил.

Песочная мандала Чакрасамвары. Монастырь Гьюдмед. Январь, 2001

40

Все эти священные реликвии нуждались в особой опеке, и потому, чтобы сохранить их и обеспечить непрерывность передачи связанных с ними тантрических учений, Ш ераб Сенте воз­ двиг монастырь, который назвал Гьюдмед — тантрический университет нижнего Тибета. Сперва он располагался в южной части Лхасы, а затем, при седьмом Далай-ламе был перенесен в Чанг- лочен, в северную часть города. Что интересно, еще в VII веке тибетский царь Сонгцен Гампо предсказал, что на этом месте в будущем вырастет величайший тантрический монастырь. До 1959 года монастырь Гьюдмед, также как отделившийся от него в 1424 году монастырь Гьюто, можно было назвать странствующими, так как их монахи по традиции проводили церемо­ нии и ритуалы в разных местах Тибета. Монастыри эти не могли похвастаться особым богатст­ вом, однако славились в тибетском сообществе необыкновенной силой и действенностью своих тантрических ритуалов. По этой причине они часто получали приглашения посетить то или иное поселение Тибета. Со временем такие приглашения стали постоянными, и на местах выросли не­ большие храмы для хранения реликвий и ритуальных принадлежностей, необходимых монахам во время их нового посещения.

Монахи Гьюдмеда были обязаны проводить в странствиях первые пять лет своего обучения. Действуя так, они должны были взрастить в себе непривязанность. Они кочевали с места на ме­ сто, посещая ряд строго предписанных городов и поселений: Лхасу, Янгпачен, Цалгунтан, Чими- лунг. С каждым из этих мест были связаны определенные практики. В Чимилунге, например, на­ ходилась знаменитая статуя просветленного защитника монастыря Дамчена. Он считается про­ явлением основателя Гьюдмеда Джецуна Шераба Сенге. Интересное описание странствий монахов Гьюдмеда и Гьюто дает Цыбиков в своем труде «Буддист-паломник у святынь Тибета». Вот что он пишет: «Странствование вошло в непременный

Переходы делаются соборно или вразброд. В первом случае все идут пе­

устав этих дацанов

шими вместе со своей администрацией, останавливаются в известных местах, где имеют общую кухню и т.п., а во втором каждый идет пешком, по своей воле и на свой счет, лишь бы к назначен­ ному времени прибыть на место. Дацаны эти напоминают, в общем, буддийского скитающегося

аскета, питающегося подаяниями

Словно в подтверждение вышесказанного у каждого монаха Гьюдмеда по сей день есть чер­ ная чаша для подаяний, которая по своей форме и размеру в точности соответствует чаше Буд­ ды Шакьямуни. Чаши эти монахи носят в особых чехлах, которые шьют собственноручно и кото­ рые, несмотря на всю строгость монастырских правил, им разрешается украшать, полагаясь на свой вкус. Заглянув в монастырь накануне одной из больших церемоний, можно увидеть ряды чаш в чехлах, украшенных вышивкой и бисером — поистине удивительное зрелище. В 1959 году, когда Далай-лама принимает решение покинуть Тибет, 150 монахов из Гьюдмеда следуют за своим духовным лидером. С величайшим риском для жизни они переходят Гималаи, неся с собой семь чудодейственных тханок и священные тексты, по которым будет постигать уче­ ние Будды еще не одно поколение монахов Гьюдмеда. Найдя пристанище в Индии, они двенад­ цать лет живут в Далхаузи, полагаясь лишь на свои навыки и умения. Они ткут знаменитые тибет­ ские ковры (в Гьюдмеде до сих пор есть мастерская по их производству), нанимаются за бесце­ нок к индийцам, не брезгуя самой черной работой и мечтая, что однажды придет тот день, когда они смогут вновь вернуться в Тибет и продолжить практику драгоценного учения Будды.

»

41

Тогда, в Далхаузи, впервые за много лет, с позволения Его Святейшества, снимают печати с семи старинных тханок Цонкапы. Их выставляют на всеобщее обозрение — монахи и миряне го ­ рячо молятся за возрождение монастыря и свободу Тибета. В 1972 году правительство Индии выделяет монахам участок земли в южном штате Карната­ ка, и они, с благословения Далай-ламы, берутся за возведение нового Гьюдмеда на территории поселения тибетских беженцев. Каждое утро они идут пешком по два-три километра от городка Гурупура до места будущего монастыря и работают до темноты. Им приходится корчевать джун­ гли, бороться со змеями, обрабатывать неподатливую бесплодную землю — ведь у них нет ника­ ких иных средств к существованию. Лишь иногда им удается улучить минутку, чтобы прямо здесь, в поле или на стройке, достать из-за пояса принесенный с собой из Тибета священный текст и погрузиться в его изучение. Они должны были учиться, чтобы не прервать драгоценную линию преемственности буддийских практик, чтобы потом передать свои знания юным монахам, кото­ рые появятся на свет здесь, в Индии, вдали от Страны снегов. Пожилым монахам, прибывшим в Индию «в первую волну», так и не удается приспособиться к изнурительно жаркому климату Карнатаки. Прожившим всю жизнь в высокогорном Тибете, им не под силу противостоять беспощадным тропическим болезням. Те немногие, кому удалось до­ жить до сего дня, — самые уважаемые и почитаемые люди в монастыре, ведь если бы не они, ве­ ликая многовековая традиция прервалась, как это случилось в Монголии и Бурятии. По вечерам можно .наблюдать, как старички обходят главный храм по часовой стрелке, накапливая заслугу. Другие, кому уже тяжело передвигаться, сидят на стульчиках возле храма и дают наставления своим ближайшим ученикам. Храм у Гьюдмеда теперь новый, возведенный на щедрые подношения спонсоров, но и он уже с трудом вмещает всех участников больших церемоний. Число монахов теперь сравнялось с тем, что было в тибетском Гьюдмеде до 1959 года. Их уже больше 550, и каждый год из Тибета прибы­ вают всё новые и новые беженцы. Рискуя жизнью, они преодолевают Гималаи, чтобы попасть в Индию, где можно беспрепятственно исповедовать буддизм. Многие из них не умеют ни читать, ни писать по-тибетски и вынуждены примыкать к «младшим классам». Поэтому среди десятилет­ них маленьких монахов, изучающих тибетский язык и несложные тексты, нет-нет да и встретится двадцатилетний юноша, о котором с уважением шепчут: «Он только что из Тибета » Исторически Гьюдмед связан с тантрическим монастырем Его Святейшества Далай-ламы, Намгьялом, а также с Дрепунгом и Сера, где преподавание тантрических учений идет по кано­ нам Гьюдмеда. Другие монастыри придерживаются традиции Гьюто, тантрического университе­ та верхнего Тибета. Гьюто и Гьюдмед — основные хранители тантры школы гелугпа, а потому учиться там — большая честь. В Тибете монахам, желающим поступить в Гьюдмед, приходилось подолгу ждать, пока в мо­ настыре освободится место. Такие монахи поселялись в Лхасе неподалеку от монастыря в одной из тибетских семей, которая предоставляла им кров и стол. Всё это время они учили тексты, зна­ ние которых должны были продемонстрировать на вступительных экзаменах. В условиях изгна­ ния монастырю пришлось значительно корректировать свой жизненный уклад. Монахи, ожидаю­ щие официального поступления в Гьюдмед, теперь живут в самом монастыре, однако не допус­ каются в центральный храм на церемонии, пока не сдадут экзамены на знание текстов. В Тибете

42

такие монахи не причислялись к монашеской сангхе Гьюдмеда, в Индии же, живя в монастыре, они фактически являются монахами Гьюдмеда, правда, с ограниченными полномочиями. В Индии Гьюдмеду пришлось отказаться и от своего правила отправлять молодых монахов в странствия для развития в них правильного отношения к монашеской жизни. Все ритуалы, неког­ да привязанные к тем или иным святым местам Тибета, теперь проводятся в монастыре. Для ри­ туала Дамчена пришлось даже сделать каменную копию той самой статуи из Чимилунга, к кото­ рой монахи специально отправлялись для выполнения связанного с этим защитником ритуала. Традиционно в Гьюдмед принимались жители нижнего Тибета, а также монахи из индийско­ го Ладакха и Монголии, которые, пусть в небольшом количестве, учатся в монастыре и сегодня. Есть два способа поступить в монастырь Гьюдмед. Во-первых, можно примкнуть к его сангхе в довольно раннем возрасте и связать с монастырем всю свою жизнь. В Гьюдмеде много малень­ ких монахов, которым по восемь-десять лет. Поскольку монастырь — это высшее учебное заве­ дение, где, помимо прочего, изучаются методы достижения Просветления — состояния, в кото­ ром раскрываются все потенциальные возможности и преодолеваются любые препятствия, ти­ бетские родители искренне радуются, когда их ребенок изъявляет желание учиться в монастыре. «Если ваш сын принимает монашеские обеты и верно хранит их всю свою жизнь, — говорит ма­ ма Лобсанга Церинга, — духовная заслуга всей семьи столь велика, словно она воздвигла боль­ шой монастырь или буддийскую ступу». В монастырь Гьюдмед также принимают геше из трех основных монастырей школы гелугпа (Ганден, Дрепунг и Сера), где изучают, прежде всего, сутру. Пройдя многолетний курс обучения в этих монастырях, геше могут поступить в Гьюдмед для углубленного изучения тантры. Все геше, прошедшие годичный курс обучения в Гьюдмеде, вносятся в особый список, из ко­ торого Далай-лама выбирает геко, ответственного за дисциплину. Здесь это особая должность, ведь Гьюдмед известен своими необыкновенно строгими правилами и жесточайшей дисципли­ ной. Гьюдмед, например, не признает перерожденцев-тулку и не дает привилегий никому. Здесь вы не найдете множества тронов разного размера: в Гьюдмеде свой высокий духовный уровень ты должен доказать усердной учебой и практикой. Геко остается в должности три или шесть месяцев, в зависимости от времени года. Когда этот срок истекает, его заносят во второй список, который впоследствии отвозят Далай-ламе для выбора ламы умцзе — второго настоятеля монастыря. Этот список Далай-лама хранит в своей комнате, читает молитвы и старается увидеть пророческие сны, которые бы подсказали ему, ко­ го надлежит назначить вторым настоятелем на ближайшие три года. Выбор этот должен быть бе­ зошибочным, поскольку по истечении трех лет лама умцзе автоматически становится первым на­ стоятелем и, следовательно, в общей сложности он принимает важнейшие решения о жизни мо­ настыря в течение шести лет. Далай-лама также участвует в выборе мастера пения. Его избирают не из числа геше, а из монахов, проходящих в Гьюдмеде полный пятнадцатилетний курс обучения. Мастер пения оста­ ется во главе музыкальной традиции монастыря практически до конца жизни. Он уходит с этого поста, только когда возраст дает о себе знать. За сорок лет существования монастыря в изгна­ нии мастер пения сменялся лишь однажды. Технология выбора мастера пения проста — первые лица монастыря определяют три лучших

43

голоса Гьюдмеда и отправляют список с тремя именами Далай-ламе для окончательного реше­ ния. Одного из трех лучших певцов монастыря Далай-лама назначает старшим мастером пения, второго младшим, и они чередуются в зависимости от сложности церемоний. Пение является неотъемлемой частью любой тибетской буддийской церемонии. Главные мо­

настыри школы гелугпа Сера, Ганден, Дрепунг и Гьюто в основном применяют два стиля: дзоке

и ранке. Наиболее распространенный из них — ранке, пение обычным голосом, часто использу­

емое при чтении быстрых речитативов. Стиль дзоке более сложен и требует специального обу­ чения. Он относится к так называемому обертонному типу и практикуется далеко не во всех мо­ настырях. Объяснить этот способ звукоизвлечения чрезвычайно сложно, ибо он не поддается

словесному фиксированию. Лишь прямая передача от учителя к ученику и постоянный тренинг в течение многих лет могут привести к успеху, но и то, увы, не. всех. Однако существует еще более редкий тип обертонного пения, которому обучают исключи­ тельно в монастыре Гьюдмед. Он носит название гюке и является предметом особой гордости

монахов. Гюке — это высочайшая вершина в искусстве тибетского горлового пения. Именно этот прием вокального звукоизвлечения, открытый Джецуном Шерабом Сенге в мистическом виде­ нии-сне, сыграл не последнюю роль в его решении основать Гьюдмед. Все монахи монастыря стремятся овладеть этим стилем, однако он настолько сложен, что чистым гюке на данный мо­ мент из 550 монахов владеют лишь единицы, остальные же используют смешанную технику гюке

и дзоке. По рассказам монахов, в древности на Тибете для улучшения вокальных данных в стиле гю ­ ке использовали один занятный способ. Поднявшись ранним утром, еще до начала всех ритуалов

и церемоний, начинающий монах шел на монастырскую кухню и испрашивал там небольшой ку­

сок свежего сырого мяса. Затем он уединялся в своей келье, привязывал к этому куску мяса прочную суровую нить и проглатывал его. Вслед за этим, он брался за нить и вытаскивал кусок мяса из горла, затем снова проглатывал и снова вытаскивал и так много раз подряд. Благодаря таким нехитрым, но весьма опасным операциям, монахи достаточно быстро разрабатывали свои голосовые связки. Их голоса становились хриплыми и низкими, мышцы-связки, получая допол­ нительный «насильственный» тренинг, приобретали большую пластичность и становились чрез­ вычайно выносливыми, что было весьма кстати, если учесть, что некоторые ритуалы длятся не­ сколько дней. - Накануне празднования тибетского Нового года монахи Гьюдмеда изготавливают знамени­ тые скульптуры из масла, которые в Тибете традиционно выполнялись из масла яка. Местные жи­ тели подносили первое масло от каждого яка в дар монастырю. Монахи же, в свою очередь, да­ рили его просветленным существам, однако перед этим придавали маслу изысканную форму, окрашивая его в разные цвета и оттенки и вылепливая изображения великих буддийских настав­ ников, божеств и защитников учения, мандалы и сюжеты из священных текстов. В жаркой Индии, где в отличие от снежного Тибета температура в канун празднования Нового года поднимается до плюс тридцати, тибетцам приходится идти на всевозможные ухищрения, чтобы сохранить скульптуры. Монахи подбирают особые, устойчивые к таянию виды масла, лепят скульптуры в ле­ дяной воде и хранят их в особых прохладных помещениях. После подношения масляные скульптуры, как и песочные мандалы, разрушаются. Благо-

44

словленное ритуалами и молитвами масло скатывается в единый комок, после чего раздается местным жителям, которые хранят его на алтаре или используют для заживления ран. Однако не­ которые скульптуры, наиболее сложные и изысканные, украшают монастырь до будущего года. В прошлом году среди множества масляных подношений Гьюдмеда особенно поражали шест­ надцать прекрасных дакинь и Потала, дворец Его Святейшества Далай-ламы в Лхасе, над кото­ рым реял флаг свободного Тибета. Говоря о ритуалах и церемониях Гьюдмеда, нельзя не упомянуть о костюмах тантрических божеств, которые используются в монастыре. В Гьюдмеде их несколько десятков: монахи наде­ вают их во время основных тантрических ритуалов. В идеале в ключевые моменты ритуала все

участники должны облачаться в костюмы божеств, однако парча стоит дорого, и потому монас­ тырь, живущий в изгнании, не может позволить себе столько костюмов. Один раз в году, когда в Гьюдмеде проходит большая церемония очищения Вселенной, монахи достают из ларца костю­

С ними связана интересная история. В 30 -4 0 -х годах Гьюдмед на­

материей для монастыря. Из этих тканей, очень д о ­

рогих и непохожих на тибетские узорами и цветовой гаммой, было сшито триста костюмов бо­ жеств. Из Тибета, правда, удалось вывезти только сорок, и теперь они в числе основных релик­ вий монастыря. На некоторых из них можно разглядеть русские буквы. Сегодня монахи говорят,

что именно тогда началась их связь с Россией. Так уж случилось, что монахи некогда странствующего монастыря Гьюдмед были вынуждены осесть в Карнатаке. Казалось, традиция странствий прервалась, тибетцы-беженцы больше не в состоянии приглашать целые монастыри для проведения ритуалов. Однако лишив тибетцев ро­ дины, за последние полвека перед ними распахнули двери многие страны мира. Получая пригла­ шение построить песочную мандалу в Америке или провести тантрический ритуал в Европе, мо­ нахи Гьюдмеда едут туда, где их ждут. Именно им было суждено первыми посетить Россию и Ук­ раину. По приглашению Галереи Елены Врублевской нгагрампы из Гьюдмеда построили в России большую песочную мандалу Ченрезига в Московском музее современного искусства Зураба Це­ ретели, а затем по приглашению Института международного бизнеса провели в Киеве незабыва­ емую «Неделю тибетской культуры»: люди плакали, когда они уезжали, цветы и конфеты не уме­ щались в купе. Весной 2001 года они приняли участие в уникальной программе театра Анатолия Васильева «Узкий взгляд скифа» в рамках Всемирной театральной олимпиады, где представили полномасштабную версию церемонии «Очищение Вселенной», а также, по просьбе знаменитого режиссера, обучающего своих учеников диалогам Платона, познакомили светскую публику с тем, что такое философский монашеский диспут. В марте 2002 года начинается их новый тур, их ждут новые города, новые люди. Многие из них, быть может, впервые узнают правду о Тибете не из книг и фильмов, но от подлинных но­ сителей тибетской культуры. И быть может, им захочется помочь древнему монастырю, отчаянно борющемуся за выживание в тяжелейших условиях изгнания, монастырю, где 550 монахов еже­ дневно возносят молитвы о благоденствии всех живущих, а, следовательно, и о нас с вами.

мы божеств особой красоты.

правил своих монахов в далекую Россию за

ЛИТЕРАТУРА

Beer, Robert. The Encyclopedia of Tibetan Symbols and Motifs. Boston: Shambala, 1999.

Brauen, Martin. The Mandala: Sacred Circle in Tibetan Buddhism. London: Serindia Publications, 1997.

Bryant, Barry. The Wheel of Time Sand Mandala: Visual Scripture of Tibetan Buddhism. New-York: HarperCollins, 1992.

Cozort, Daniel. The Sand Mandala of Vajrabhairava. New-York: Snow Lion Publications, 1995.

Leidy, Denise Patry and Thurman, A. F. Robert. Mandala, the Architecture of Enlightenment. New-York: Asia Society Galleries and Tibet House, 1997.

Macdonald A. W. Mandala and Landscape. New Delhi: D.K.Printworld (P.) Ltd., 1997

ВИДЕО

Lord of the Dance. Destroyer of Illusion. New-York: First Run Features.

Tantra of Gyuto. Sacred Rituals of Tibet. New-York: Mystic Fire Video.

Sand Mandala. Kathmandu: Kopan Monastery.

ТАНТРИЧЕСКИМ МОНАСТЫРЬ ГЬЮДМЕД

 
 
 
 
 
  Калсанг Лобсанг Лобсанг Гендун Дава Тензинг Вангду

Калсанг

Лобсанг

Лобсанг

Гендун

Дава

Тензинг

Вангду

Церинг

Калсанг

Дхондуп

В западном мире есть несколько университетов, чье имя вот уже сотни лет служит гарантией блестящих знаний и высокого профессионализма. Гарвард, Оксфорд, Московский Универси­

Каждый из нас знает эти имена. В тибетской культуре таким университетом является

Гьюдмед, монастырь с пятисотлетней традицией. Поступить в него непросто: нужны особые рекомендации; учиться в нем сложно, а внутренние правила невероятно строги. Пятнадцать лет беспрерывного изучения философии, искусства ведения диспута, священных текстов, горлового пения и монашеских искусств. Любой монастырь почтет за честь пригласить к себе выпускника Гьюдмеда, любой мирянин рад обратиться к нему за помощью.

тет

рад обратиться к нему за помощью. тет e-mail: swayambu@mtu-net.ru пш http:Wgyudmed.chat.ru

пш

http:Wgyudmed.chat.ru