Вы находитесь на странице: 1из 31

Количественная оценка и передача неопределенности при

оценке сейсмического риска


Брюс Р. Эллингвуд, Курсат Кинали1
21 июля 2008
Тезис
Современная оценка сейсмического риска направлена на поддержку
смягчения рисков путем предоставления информации о влиянии на
гражданскую инфраструктуру, включая здания, мосты и транспортные и
коммунальные системы, подверженные сильным землетрясениям.
Полностью связанный сейсмический риск или оценка безопасности
конструктивной системы и сопровождающий ее анализ неопределенности
дают оценки годовой вероятности превышения заранее определенных
рабочих характеристик, определяемых либо с точки зрения откликов
конструкции, либо более качественно определенных состояний ущерба. Все
источники неопределенности, как изначально имеющиеся, так и основанные
на исследованиях, должны быть включены в оценку риска. Однако способ их
отображения зависит от предпочтений заинтересованных сторон и лиц,
принимающих решения. Эта статья показывает, как такие неопределенности
распространяются на оценку сейсмического риска для конструкций стальных
каркасов, которые характерны для регионов с низкой и умеренной
сейсмичностью в Центральной и Восточной части Соединенных Штатов и
исследуют некоторые из них для оценки риска гражданской инфраструктуры.

Введение
Опасность землетрясения имеет первостепенное значение среди всех
стихийных бедствий, влияющих на гражданскую инфраструктуру в
Соединенных Штатах.
Последствия крупных землетрясений в последнее время стали стимулом для
значительных успехов в инженерных практиках строительства зданий, мостов,
спасательных путей и других гражданских инфраструктур, связанных с
землетрясением. При наличии неопределенностей риск для гражданской
инфраструктуры от землетрясений не может быть устранен, но должен
управляться в общественных интересах инженерами, программистами и

1
Ранее, Школа гражданской и экологической инженерии, Технологический институт Джорджии, Атланта,
Джорджия, США.
другими регулирующими органами. Концепции надежности сооружений и
вероятностные инструменты анализа риска представляют собой
существенную основу для моделирования неопределенных связей, связанных
с прогнозированием землетрясений и восстановлением инфраструктуры, и
для компрометации потенциальных инвестиций в снижение рисков
инфраструктуры в отношении ограниченных ресурсов, доступных для этой
цели. Значительная часть исследований, проведенных к настоящему времени
в отношении характеристик гражданской инфраструктуры во время
землетрясений и после них, сосредоточена на районах, подверженных
высокой сейсмической опасности. Тем не менее, опасность землетрясения в
некоторых регионах Центральной и Восточной части Соединенных Штатов
(CEUS) незначительна при сравнении рисков от других экстремальных
природных явлений. Сейсмичность в таких регионах описывается, в общем,
событиями, которые нечасты в природе, но могут иметь высокие последствия
для гражданской инфраструктуры и городского населения. Основным
источником сейсмического риска в регионе является Новая Мадридская
сейсмическая зона (NMSZ), расположенная в центральной долине Миссисипи,
простирающейся от северо-восточного Арканзаса, через юго-восточный
Миссури, западный Теннесси и западный Кен, завершаясь южным
Иллинойсом. Последние крупные землетрясения произошли в NMSZ почти
два столетия назад, когда в течение 3-месячного периода (декабрь 1811-
февраль 1812 г.) последовательность трех мощных землетрясений с
величинами от Mw = 7,8 до 8,1 сотрясала эту площадь. Сегодня самым
крупным населенным пунктом вблизи NMSZ является графство Шелби, штат
Теннесси, включая город Мемфис, с населением около 900 000 человек.
Конструкция здания, практика регулирования и социальное отношение к
риску землетрясений различаются в таких областях, где гражданская
инфраструктура в целом не предназначена для того, чтобы противостоять
наземным движениям величины, которая возможна или вероятна для
современных сейсмологических индексов. В результате риски для затронутых
сообществ (измеряемых с точки зрения экономических или социальных
последствий) могут быть гораздо более серьезными, чем принято считать.
Эффективное управление этими рисками для лиц, принимающих решения, с
полномочиями или финансовыми ресурсами для эффективного их решения,
затруднено из-за их незнания опасности землетрясений.
Современное состояние моделирования неопределенности и
анализа рисков в настоящее время продвинулось до такой степени, что
комплексные подходы к анализу опасности землетрясений, оценке
эффективности для гражданской инфраструктуры и управлению
сейсмическими рисками являются осуществимыми. Управление рисками на
основе последствий (CBRM) - основа для обеспечения учета влияния
неопределенностей и стратегий по снижению вредных последствий
сейсмического риска, которые будут оцениваться с точки зрения их
воздействия на работоспособность окружающей застройки и на
пострадавшее населения, является объединяющим принципом
исследований, проводимых и поддерживаемых Национальным научным
фондом университета штата Иллинойс в Урбана-Шампейн. В этой статье
рассматриваются модели задания неопределенности и методы принятия
решений на основе сейсмических рисков, которые были разработаны в
рамках CBRM для участия заинтересованных сторон с разным опытом и
ролями в принятии решений - архитекторами, инженерами,
градостроителями, страхователями и страховщиками, а также местными
регулирующими органами - и выявляет некоторые проблемы исследований,
которые необходимо решать, чтобы продвинуться далее в решении этой
проблемы. Концепции иллюстрируются на примере стальных рам, типичных
для застройки центральных и восточных регионов США, которые подвержены
риску крупных, но редких землетрясений.

2. Основания для принятия решений с учетом риска


Термин «риск» часто используется совместно с «вероятностью» при
столкновении с потенциально опасной ситуацией. Конечно, понятие
относительного правдоподобия (выраженное как вероятность или годовая
частота) имеет важное значение для понимания риска в повседневном
смысле. Тем не менее, годовые частоты землетрясений, которые
представляли бы собой действительную угрозу для гражданской
инфраструктуры, очень незначительны в центральных и восточных регионах
США и подобных регионах с низкой сейсмичностью, что затрудняет
понимание рисков заинтересованными лицами, принимающими решения,
потому что мало данных, с которыми эти риски могли бы быть сопоставлены.
Несмотря на то, что часто приходится смотреть за пределы годовой
повторяемости для удовлетворительного показателя риска, такие показатели,
как прямые экономические потери, возможные потери, смертельные случаи
и травмы, зависят от конкретного контекста и зависят от предпочтений лица,
принимающего решения. Всё это требуют информации, которая неизвестна, и
суждений, выходящих за рамки настоящего исследования. В большинстве
случаев анализ рисков гражданской инфраструктуры требует на
определенном этапе оценки вероятности того, что конструктивная система
достигает различных предельных состояний безопасности или
ремонтопригодности. Эти предельные состояния конструкции, в свою
очередь, используются для установления состояния повреждений (например,
незначительных, умеренных и тяжелых) или уровней повреждаемости здания
((например, быстро ремонтируемое повреждение, безопасность
жизнедеятельности и предотвращение обрушения), которые связаны с
оцененными экономическими потерями (например, [24,33,14])2.
Соответственно, в этой статье мы фокусируемся на вероятности реализации
предельного состояния как показателя риска, с пониманием того, что именно
последствия того или иного предельного состояния зачастую наиболее важны
для оценки риска при управлении эксплуатацией объекта.
Вероятность предельного состояния в оценке сейсмического риска
определяется как

в которой Q определяет интенсивность сейсмического воздействия на систему


(в последние годы интенсивность часто выражается как спектральное
ускорение или перемещение) и LS - предельное состояние, определяемое в
значениях случайных величин, описывающих несущую способность системы.
Формула (1) часто записывается в форме, включающей (годовые) средние
периодичности реализации землетрясений, в предположении, что появление
значительных землетрясений может быть описано пуассоновским процессом.
В любом случае, уравнение (1) определяет два основных компонента оценки
сейсмического риска по различным дисциплинарным направлениям:
уязвимость сооружения P [LS|Q = x] (проектирование и расчёт сооружений) и
сейсмическая опасность P [Q = x] (сейсмология). Расширение уравнения (1) от
суммирования до интегрирования в случае непрерывно определенной, а не
дискретной опасности, очевидно.
2.1. Моделирование, анализ и отображение неопределенностей
Понимание и количественное определение различных источников
неопределенности имеют важное значение для разработки вероятностных
моделей поведения, необходимых для оценки сейсмического риска, и
интерпретации вероятности предельного состояния в уравнении (1) в
надлежащем контексте. Моделирование и оценка маловероятных

2
Предполагается, что прямое отображение между предельными состояниями и состояниями повреждений
(например, «серьезный» ущерб в стальных рамах может подразумеваться максимальными межэтажными
углами дрейфа (ISDA) между, скажем, 0,02 и 0.05)
естественных событий с высокой степенью значимости включает
значительные неопределенности, вызванные факторами, которые по своей
природе являются случайными в обычном понимании физического
моделирования и инженерного расчёта (алеаторные неопределенности) и
другие, которые возникают из-за несовершенств научного и инженерного
моделирования, упрощений и ограниченности данных (познаваемые
неопределённости). Поскольку геофизические процессы, приводящие к
экстремальному движению грунта, недостаточно понятны [23], следует, что
познаваемые неопределенности играют значительную роль в любой оценке
сейсмического риска, особенно применительно к гражданской
инфраструктуре в районах с низкой сейсмичностью, таких как центральные и
восточные регионы США. В отличие от алеаторных неопределенностей,
которые по существу неприводимы в практическом смысле, познаваемые
неопределенности, как правило, могут быть уменьшены за счет
дополнительных знаний, предоставляемых за счет более полного (и
дорогостоящего) сбора и анализа данных. Очень важно, чтобы все источники
неопределенности - как алеаторные, так и познаваемые, учитывались в
процессе оценки риска. Различие между ними зависит от процесса
физического моделирования и часто делается для удобства. Однако, как будет
показано ниже, часто важно сохранить это различие из-за разницы в том, как
их последствия могут декларироваться при оценке сейсмического риска [1]. В
дальнейшем мы вернемся к этому при оценке стальных каркасов.
Полезные результаты для принятия решений с учетом риска могут
быть получены путем назначения предварительных вероятностных моделей
алеаторной неопределенности исходя из разумных физических аргументов,
поддерживаемых, насколько это возможно, доступными имеющимися
данными. Современный расчёт сейсмического риска, начиная со статьи
Корнелла [8] и подтвержденный более поздними исследованиями, показал,
что интенсивность движения основания при землетрясении (измеренная
пиковым движением грунта или спектральными ординатами) может быть
представлена семейством распределений Коши-Парето. Кроме того, ряд
исследований сейсмической уязвимости зданий и мостов, проведенных в
течение последнего десятилетия [11,27,28,25,32], подтвердили, что член,
отвечающий за уязвимость в уравнении (1) можно моделировать с помощью
логарифмически нормального распределения (для описания времени работы
и простоев станков). Используя эти нормативные модели, аналитик по расчёту
риска может сосредоточиться на сборе необходимой информации для
определения описательных параметров этих моделей и методов для
установления их связи с определяемым таким образом риском.
При стандартном выборе распределений для моделирования
неопределенности воздействия и несущей способности, уязвимость, FR(x),
опасность (т.е. вероятность того, что интенсивность движения грунта превысит
значение x, H(x)), приобретают вид

в которой Ф[ ] - стандартный нормальный интеграл вероятности с


параметрами уязвимости mR и βR, определяющими среднюю несущую
способность и логарифмическое стандартное отклонение несущей
способности; u - масштабный параметр, k - параметр формы и постоянная
величина k0 = uk. Кривые сейсмической опасности представлены
Геологической службой США (USGS).3 Подстановка уравнений (2) и (3) в (1) и
численное интегрирование приводит к точечной оценке PLS. Признавая, что
только малый диапазон х в подынтегральном выражении (1) обычно вносит
значительный вклад в PLS,4 можно получить приближение (например, [7])

После преобразования для выражения воздействия и несущей способности по


величине относительного угла межэтажного перекоса (ISDA), уравнение (4) в
данном виде становится основой метода проектирования и оценки
коэффициента несущей способности, разработанного в проекте SAC / FEMA
для зданий со стальным каркасом. Уравнение (4) также является основой для
нового подхода к сейсмическому проектированию, основанному на едином
риске, а не на равномерной опасности в DOE 1020-02 [10] и в стандарте ASCE
43-05 [2] для атомных электростанций. Как будет показано ниже, при наличии
познаваемой неопределенности оценка точки, полученная уравнением (4)
аппроксимирует вероятность среднего предельного состояния.
2.2. Точечная и интервальная оценки риска (вероятности)
Уравнения (2) - (4) описывают вероятность уязвимости, аварии и реализации
какого-либо предельного состояния (или состояния повреждения) системы,

3
http://earthquake.usgs.gov/hazmaps/products_data/2002/ceus2002.html

4
Графики средней сейсмической опасности, предоставляемые USGS, показывают, что кривая сейсмической
опасности слегка вогнута вниз при построении графика на логарифмическом графике. Линеаризация H (x) по
диапазону сейсмических интенсивностей, способствующая суммированию (интегралу) в уравнении (1) часто
является приемлемым приближением, особенно в CEUS, где кривые опасности плоские
когда осведомлённость, казалось бы, совершенна, по крайней мере, в рамках
нормальной сейсмологии и теории проектирования конструкций, что
обеспечивает точечную оценку PLS. В большинстве случаев эта оценка может
быть достаточной. Дополнительные источники неопределенности в несущей
способности и воздействии возникают из предположений и приближений,
сделанных при определении опасности воздействия, моделировании
прочности и жесткости конструкционных материалов и компонентов,
построении самой модели здания по методу конечных элементов, а также из
ограничений в исходных данных [13]. Например, обычно считается, что
кривые сейсмической опасности, предоставленные геологической службой
США (USGS), представляют собой среднюю сейсмическую опасность. Форма
этой кривой средней сейсмической опасности представляет собой
алеаторную неопределенность; познаваемые неопределённости
изображается кривыми опасности, связанными с альтернативными
вероятными моделями движения земли, которые усредняются для получения
средней опасности [1]. Аналогичным образом, источниками познаваемой
неопределенности при оценке усилий в элементах стальных конструкций
являются такие факторы, как:
- двухмерные модели трехмерных конструкций;
- конструктивные модели, построенные в предположении центрального
сопряжения балок с колоннами;
- конструктивные модели, которые зачастую не учитывают всех особенностей
реального опирания плит на балки;
- идеализация граничных условий;
- пренебрежение влиянием перегородок и других ненесущих элементов на
общую работу конструкции;
- условная жёсткость или податливость узлов реальной конструкции;
- особенности дискретного моделирования по методу конечных элементов в
расчетных комплексах.
Наличие познаваемой неопределенности в оценке сейсмического
риска означает, что кривые сейсмической опасности и уязвимости в
уравнениях (2) и (3) сами по себе являются неопределенными, что отражает
неполные знания относительно распределений и параметров, используемых
для моделирования алеаторной неопределенности. Таким образом, можно
моделировать сейсмическую опасность и уязвимость семействами
распределений, что приводит к познаваемой неопределенности при
определении вероятности наступления предельного состояния,
определенной из уравнения (1) или (4), которая описывается плотностью
распределения. Если познаваемая неопределенность в модели сейсмической
опасности и уязвимости малы, эта плотность распределения тесно связано с
точечной оценкой PLS; наоборот, если основные познаваемые
неопределенности велики, плотность распределения PLS широка. Разумеется,
можно вычислить среднее значение PLS путем представления неизвестных
параметров байесовскими переменными и использования обычного анализа.
Это среднее значение является «лучшей» с точки зрения оценки PLS в
теоретическом смысле и сейчас принято в области проектирования атомных
станций5.
Хотя средняя (или другая точечная оценка) PLS является
однозначным критерием риска и является естественным выбором при
анализе ожидаемых затрат (или потерь), она не добавляет уверенности
аналитику при оценке риска. Два альтернативных анализа: один, сделанный с
ограниченными данными, и второй, выполненный с помощью больших
исследовательских трудозатрат, приведут к тому же PLS, если оценки
алеаторных неопределенностей были одинаковыми. Разные исследования6
показали, что многие лица, принимающие решения, считают это отсутствие
различий нежелательным и предпочли бы достоверность в заявлениях о
результатах оценки риска, особенно если последствия серьёзны. Один из
способов обеспечить достоверность этому утверждению - это интервальная
оценка PLS. Точечные и интервальные оценки вероятностей предельного
состояния стальных каркасов, типичных для строительной практики в
центральных и восточных штатах, будут проиллюстрированы впоследствии. В
следующих разделах сейсмические риски для трех спроектированных в
соответствии с нормами стальных каркасов, характерные для строительства
зданий в городских районах Восточной части Соединенных Штатов, которые
подвергаются сейсмическому воздействию умеренной опасности,
рассматриваются как примеры к вышеупомянутым концепциям.

3. Оценка риска в стальных жестких рамных каркасах


3.1. Описание стальных жёстких рамных каркасов

5
В ранних сейсмических исследованиях PRA и многих ядерных исследованиях, проведенных в 1980-х годах,
алеаторная и познаваемая неопределенность отслеживались и распространялись отдельно посредством
анализа риска. В последние годы, однако, Комиссия по ядерному регулированию США приняла среднее
значение в качестве основы для принятия решений с учетом риска
6
Семинары заинтересованных сторон, проведенные в связи с проектом ATC 58 «Рекомендации по оценке
сейсмических характеристик зданий», ясно выразили это сообщение.
Стальные каркасы, используемые для иллюстрации концепций
моделирования неопределенности, представлены зданиями высотой 2, 4 и 6
этажей и отмечены как каркасы 2PR, 4PR и 6XB соответственно. Первые два
являются полужёсткими (PR) рамами, а третий - связевой с диагональными
крестовыми связями. Все они спроектированы с учётом нагрузок, характерных
для центральных и восточных штатов. Моделирование и расчёт этих каркасов
было выполнено с использованием пакета OpenSees [22]. Все балки и колонны
были смоделированы с использованием нелинейных стержневых элементов,
имеющих распределенную пластичность и сечения волокон, разделенных на
10 слоев по оси изгиба. Как физические, так и геометрические (P-Δ)
нелинейности были приняты к рассмотрению. Зависимость «сила-
деформация» для всех балок и колонн билинейна с 3% деформационным
упрочнением. Четкие размеры элементов были использованы в модели
конструкции, т. е. узлы сопряжения балок с колоннами и были
смоделированы точно с реальными физическими размерами.

Балки покрытия - W(двутавр)14x22; Балки перекрытия - W(18x46)


Рис. 1. Расчётная схема с размерами элементов для каркаса 2PR.
Каркас 2PR представляет собой двухэтажную, четырёхпролётную
раму с полужёсткими узлами, рассчитанную ранее Баракатом и Ченом [5].
Расчётная схема и размеры элементов приведены на рисунке 1. Каркас был
спроектирован без учёта какой-либо сейсмики по старым нормам
проектирования 1980 года. Прогибы от ветровой нагрузки определили
проектное решение для каркаса. Этот каркас представляет собой один из
внутренних каркасов принятый по серии из множества подобных. Основной
период колебаний каркаса составляет 1,07 секунды с коэффициентом участия
по первой форме 96%. Сталь ASTM класса A36 (номинальный предел текучести
составляет 3 тыс. фунтов на квадратный дюйм (248 МПа)) для всех элементов.
Рис. 2. Типовая огибающая «момент –поворот» для полужёстких узлов в
каркасе 2PR.

Рис. 3. Расчётная схема для каркаса 4PR.


Среднее значение предела текучести металла стали класса A36,
изготовленного в 1950-1960-х годах, составляет приблизительно 40 тыс.
фунтов на кв. дюйм (276 МПа) [18]. Соединения в каркасе 2PR представляют
собой узел с верхним и нижним фиксирующем балку опорными уголками,
сама балка при этом фиксируется между двумя закреплёнными к колонне
вертикальными уголками.

Top and seat angle connections with double web angles


(Узел на двух вертикальных уголках с верхней и нижней фиксацией балки)
В программе они были смоделированы с использованием вращательных
пружин с соотношениями «момент-поворот», скорректированными с учетом
результатов ряда экспериментальных испытаний Азизинамини и др. [4].
Кривые несущей способности узла, используемые для определения
гистерезисного поведения соединений (рис.2), были нормализованы по
величине пластического момента в примыкающих к узлу балках и включали
резкий скачок в прочности узла после взаимного поворота на 0,04 рад,
учитывающего срез болта и разрушение опорных уголков.
Каркас 4PR представляет собой 4-этажную рамную конструкцию с
двумя 3-пролётными секциями на полужёстких узлах, соединённых между
собой жёсткой вставкой. Расчётная схема показана на рисунке 3. Эти
конструкции были взяты исходя из конструктивной схемы здания, которое
было спроектировано в соответствии с проектной практикой 1950-х годов [21].
Сталь класса A36 была использована для всех элементов схемы. Основной
период колебаний составляет 1,34 секунды с коэффициентом участия по 1ой
форме 90%. Как и в случае с каркасом 2PR, влияние ветровой нагрузки
определило конструктивную схему здания. Соединения по всему каркасу 4PR
являются типичными Т-образными (T-Stub) соединениями, которые были
смоделированы с использованием результатов экспериментов.

T-Stub connection
(Т-образный узел)
Результаты испытаний, выполненных Forcier [17], использовались для
моделирования поведения «момент-поворот» в этом соединении. На рисунке
4 показано гистерезисное поведение типового узла каркаса 4PR вместе с
математическим представлением в OpenSees. Это соединение относительно
жёсткое и воспринимает 65% несущей способности балки.

Рис. 4. Экспериментальное гистерезисное поведение полужёсткого узла в


каркасе 4PR [17] и его математическое представление.
Каркас 6XB (рис.5) представляет собой каркас с диагональными
крестовыми связями 6-этажного офисного здания, расположенного в
Мемфисе (штат Теннесси), который был запроектирован стандартным
строительным нормам США редакции 1991 года. Он был сконструирован по
сортаменту ASTM A572 из стали класса 50 для всех балок и колонн
(номинальный предел текучести составляет 50 тыс. фунтов на квадратный
дюйм (345 МПа), средний предел текучести составляет 58 тыс. фунтов (400
МПа)). Связи представляют собой стальные трубы ASTM A500 класса B
(номинальные и средние предел текучести 46 ksi (317 MPa) и 48 ksi (331 MПa),
соответственно). Все точные размеры элементов указаны в [20].

Рис. 5. Расчётная схема каркаса 6XB (после [20,19]).


Все узлы сопряжения балок с колоннами в этой схеме шарнирные: поэтому
горизонтальная жёсткость каркаса обеспечивается в этом случае работой
системы из диагональных связей. Основной период колебаний составляет
1,04 секунды с 73% участием масс в первой форме. Типовая работа связей при
циклической нагрузке показана на рисунке 6. Остаточная деформация при
пределе прочности на сжатие, наступающем при 20% критической нагрузке
была в пять раз выше, чем осевая деформация текучести, а огибающая после
потери устойчивости была смоделирована как изогнутая, а не прямая, чтобы
лучше представлять результаты испытаний.

Рис. 6. Типичное циклическое поведение связи в каркасе 6XB.


3.2. Моделирование уязвимости стальных каркасов
Сейсмические уязвимости моделируются на основе нелинейного расчёта по
акселерограммам отклика каркаса. Интенсивность сейсмического
воздействия при движении грунта в основании здания характеризуется
спектральным ускорением Sa основного периода собственных колебаний
каркаса при 5%-ном затухании. Сейсмическое воздействие на каркасы
определяются по величине относительного угла межэтажного перекоса ISDA7,
также, как и предельные состояния по рабочим характеристикам (несущая
способность системы). В отличие от западных Соединенных Штатов, для
центральной и восточной части также имеется несколько записей движений
грунтов основания, которые достаточно велики, чтобы представлять
опасность для существующей инфраструктуры в регионе. В соответствии с
этим, движения грунта, использованные в этой статье, были сгенерированы в
рамках исследований МАЕ центра Веном и Ву для трёх площадок центральной
части США: Мемфис (штат Теннеси), Карбондэйл (штат Иллинойс) и Сент-Луис
(штат Миссури) (были представлены разрезы подверженных землетрясениям

7
Некоторые однопараметрические измерения были предложены для определения отклика конструкции в
нелинейной области её работы. Относительный угол межэтажного перекоса наиболее распространённый
критерий, был поставлен в соответствие с рабочими характеристиками и уровнями повреждаемости зданий
в FEMA 356 и другими руководствами и нормами, относящимися к определению сейсмического риска
снижению негативных последствий.
площадок в центральной части США). Ансамбль из 10 акселерограмм,
значения которых могут быть превышены с вероятностью 2% и 10% за 50 лет
(что эквивалентно сокращённой записи 2%/50 лет и 10%/50 лет) с периодами
повторяемости этих превышений 2475 лет и 475 лет соответственно, были
сгенерированы для данных площадок. Ансамбль спектров отклика,
полученных для одного из этих наборов акселерограмм, наряду с
усреднённым спектром, показан на рис.7; где изменчивость ансамбля
представляет собой алеаторную неопределенность в интенсивности
сейсмического воздействия в Мемфисе для землетрясений с данным
периодом повторяемости.

Рис. 7. Ансамбль спектров отклика для площадки в Мемфисе (2%/50 лет).


Предел текучести, предельная прочность и модуль упругости элементов
каркаса первоначально были установлены равными их соответствующим
средним значениям, что было распространенной практикой при анализе
сейсмической уязвимости, поскольку было найдено (например, в [26,28]), что
общая изменчивость отклика диктуется главным образом сейсмической
нагрузкой. Справедливость этого предположения будет рассмотрена позднее
в этой статье.
Для каркасов, которые обсуждаются в этом исследовании,
неопределенность в отношении сейсмической нагрузки на конструкцию
может быть охарактеризована соотношением между максимальным ISDA
(Относительным углом межэтажного перекоса) θmax и спектральным
ускорением по основному периоду колебаний здания Sa [26]:
θmax = a Sab ε (5)
где a и b - модельные константы, а ε - случайная величина (среднее значение
и логарифмическое стандартное отклонение, σlnε), которая описывает
неопределенность в этой взаимосвязи. Оценки этих констант могут быть
произведены путем выполнения ряда нелинейных динамических расчётов
каркаса здания на набор акселерограмм и проведения линейного
регрессионного анализа lnθmax по lnSa. Результаты этих анализов
представлены на рисунке 8 для каркаса 2PR.

Рис. 8. Сейсмические нагрузки на каркас 2PR по ансамблю акселерограмм


Вена и Ву (2%/50 лет).
Чтобы охватить диапазон интересующих спектральных ускорений,
использовались три ансамбля возрастающей интенсивности. Установлено, что
параметры сейсмической нагрузки равны a = 0,051, b = 0,91 и σlnε =
0,19. Аналогичные значения этих параметров были получены при
использовании других ансамблей акселерограмм [19]. Тот же подход был
использован для определения сейсмических требований к каркасам 4PR и
6XB; результаты для всех трех каркасов приведены в таблице 1.
Таблица 1. Статистика средних значений сейсмической нагрузки для моделей
каркасов, вычисленная по уравнению (6).

Как и в исследовании Shome и др [26], в котором использовались только


естественные записи и текущее исследование, было обнаружено, что среднее
соотношение между деформацией и Sa было относительно нечувствительным
к ансамблю акселерограмм, выбранному (по крайней мере для стальных
каркасов) при условии, что акселерограммы выбраны из событий
аналогичной величины и расстояния от эпицентров землетрясений таковы,
что отсутствовали эффекты направленности (ближнего поля действия). Таким
образом, можно сделать вывод, что параметры a и b в уравнении (5) являются
характеристиками конкретного здания и не сильно зависят от ансамбля
акселерограмм, выбранного для их определения. Факт того, что параметр b
близок к единице, согласуется с так называемым уравнением смещения,
впервые предложенным Велетосом и Ньюмарком [30].
Сейсмические уязвимости, отражающие алеаторные
неопределенности, могут быть получены на основе этих отношений для
сейсмической нагрузки. Подставляя уравнение (5) в уравнение (2), получим

(6)

в котором предполагается, что изменчивость нагрузки βD|Sa равна σlnε, а


коэффициенты «несущей способности» mc и bc зависят от ожидаемого уровня
повреждаемости. Аналогично нормативному документу США FEMA 356 [15]
рассматриваются три уровня повреждаемости: немедленное продолжение
эксплуатации после землетрясения (IO), наличие конструктивного ущерба
(SD)8 и предельное перед обрушением состояние (CP) - каждый из которых
связан с максимальным ISDA9 (относительным углом межэтажного перекоса).

8
Промежуточный уровень повреждаемости в FEMA 356 [15] – Безопасность жизни людей (Life Safety), но
этот уровень трудно определим с точки зрения отклика конструкции, потому что он зависит от
повреждаемости ненесущих элементов здания наряду с основными несущими. Соответственно,
промежуточный уровень пореждаемости в этой статье определяется более значительным ущербом.
9
Установление соответствия между межэтажным перекосом (или другим параметром, описывающим
загружение конструкции) и рабочей характеристикой (уровнем повреждаемости) является областью, в
которой требуется больше исследований [13]
Предельные состояния IO и CP ассоциируются, соответственно, с началом
неупругого поведения (ISDA обычно составляют от 0.005 до 0.01) и
возникновением неустойчивости (превращением конструкции в механизм),
определяемое поэтапным динамическим анализом по набору акселерограмм
[29] (приблизительно 0.10 для каркаса 2PR, на 7% меньше этого значения для
каркаса 4PR и на 5% - для каркаса 6XB). ISDAs (относительные углы
межэтажных перекосов), определяющие промежуточное предельное
состояние SD (наличие конструктивного ущерба), т. е. уровень деформаций,
при котором может ожидаться умеренное или серьезное повреждение
несущих конструкций, находятся в диапазоне 0.013-0.03, где нижнее значение
для каркаса 6XB и верхняя граница для каркаса 4PR. Этот промежуточный
уровень деформации был определен [20] как ISDA (относительный угол
межэтажного перекоса), при котором общая продольная жёсткость каркаса,
определенная по нелинейному статическому анализу Pushover, падает до
половины её начального значения. Средние значения несущих способностей,
mc, связанные с тремя предельными состояниями рабочих характеристик для
всех трёх каркасов приведены в таблице 2.
Таблица 2. Предельные состояния рабочих характеристик в значениях ISDA
(относительного угла межэтажного перекоса) для моделей каркасов.

Логарифмическое стандартное отклонение βc в уравнении (6) отражает


неопределенность, связанную с использованием вышеописанных пределов
перекосов этажей, как мер несущей способности, и устанавливается равным
до 0.25 для пределов IO и SD и 0.15 для предела СР [19].
Сейсмические уязвимости для рабочих характеристик IO, SD и CP
показаны на рис. 9 для каркаса 6XB. Эти сейсмические уязвимости могут быть
использованы для разделения спектра рабочих характеристик здания на
четыре области - продолжение эксплуатации, нарушение эксплуатации,
значительные повреждения и обрушение - как показано на рисунке 9. Этот
рисунок даёт удобный способ изображения возможных повреждений при
землетрясениях различной величины. Максимальное рассматриваемое
землетрясение (MCE), указанное в рекомендациях BSSC / NEHRP [6] и в
стандарте ASCE 7-05 [3], определяется спектром отклика (спектральное
ускорение) с вероятностью 2% быть превышенным за 50 лет (2%/50 лет).
Рис. 9. Сейсмические уязвимости и вероятности реализации
предельных состояний рабочих характеристик для каркаса 6XB.
Спектральное ускорение с 2%/50 лет для основного периода по первой форме
колебаний в Мемфисе на мягких грунтах равно 0.37g10; при таком уровне
движения основания этот каркас 6ХВ, не рассчитанный на сейсмические
нагрузки, имеет относительно высокую вероятность выдерживания
значительного повреждения (приблизительно 47%), а также существенную (и
удивительную) резервную несущую способность против
обрушения. Местному надзорному строительному органу или директору по
реагированию в чрезвычайных ситуациях, вероятно, покажется понятие
(условных) вероятностей умеренного и значительного ущерба 53% и 47%,
соответственно, при землетрясении, которое может быть превышено лишь с
вероятностью 2% за 50 лет (или Максимальное рассматриваемое
землетрясение (MCE) со спектральным ускорением 0,37g) более доступным
для восприятия, чем ежегодная вероятность получения ущерба, да ещё и в
порядке 10-4.
3.3. Влияние различий в несущей способности на сейсмический отклик
стальных каркасов
Как отмечалось ранее, предел текучести, предел прочности и модуль
упругости стали первоначально принимались равными их соответствующим
средним значениям для получения результатов, представленных выше. Это

10
Американская геологическая служба не принимает во внимание локальные условия строительной
площадки; отсюда и различия между этой величиной той, которая представлена на рис. 7 при периоде 1.0 с.
допущение предполагает, что полная неопределенность может быть
возложена на различие между записями в движении основания. Чтобы
проверить справедливость этого предположения, предел текучести,
жёсткости балок и колонн, а также отношения «момент-поворот» в
полужёстких узлах в каркасе 2PR были приняты случайными, а
неопределенности распространялись с проведением выборок с применением
метода «Латинский гиперкуб».
Каждый фрагмент каркаса описывался модулем упругости балок Eb и колонн
Ec, их пределами текучести Fyb и Fyc и множителем несущей способности узла
Mconn, который случайно определяет прочность соединения относительно
примыкающих к нему балок (см. рис. 2). Свойства балки и колонны были
оценены как статистически независимые. Как для балки, так и для колонны
модули упругости считались нормально распределенными со значениями
29000 ksi (kip / дюйм 2) (200 ГПа) c вероятностью отклонения от этого значения
(COV) 5%. По аналогии, пределы текучести балок и колонн считались
логарифмически-нормально распределенными со значениями, равными 40
ksi (276 МПа) и вероятностью отклонения от этого значения, равной 10%.
Поведение соединения описывалось нормальным распределением по
величинам, представленным кривой на рисунке 2 и вероятностью отклонения
от этих значений 15% по несущей способности, оцененной по величине
момента в узле. Записи движений поверхности земли Вен-Ву 2%/50 лет для
трёх площадок в центральной и восточной части США использовались для
представления сейсмической нагрузки на каркас, причем каждая запись
рассматривалась как одинаково вероятная в каждом ансамбле. Для каждой
записи были обновлены значения спектрального ускорения по первой форме,
чтобы отразить изменение в основном периоде колебания каркаса из-за
случайности параметров жёсткости.
По сравнению с рис.8 результаты расчёта на сейсмическую нагрузку
каркасов со случайной прочностью и жёсткостью приводят к увеличению
параметра «а» от 0,051 до 0,052, «b» от 0,91 до 0,93 и σlnε от 19% до 21 %.
Разница между средним и логарифмическим отклонениями в сейсмических
нагрузках минимальна. Эта статистически незначительная разница
поддерживает практику проектирования стальных каркасов с
использованием средних значений прочности и жёсткости и игнорированием
случайности в свойствах конструкций при расчёте на сейсмическую нагрузку.
4. Точечные и интервальные оценки годовых вероятностей реализации
определённых уровней повреждаемости
Точечные и интервальные оценки годовых вероятностей реализации
определённого предельного состояния или ущерба в дополнение к
сейсмическим уязвимостям требуют описания сейсмической опасности,
определенной ранее в уравнении (3). Имеются явные различия в
характеристиках сейсмической опасности в зонах высокой сейсмичности
(WUS) и регионах умеренной сейсмичности, типичных для центральных и
восточных штатов. В центральных и восточных штатах кривая опасности имеет
тенденцию быть более пологой (вероятности отклонения за год или за 50 лет
значений максимального спектрального ускорения часто превышают 100%), а
параметр формы k (Уравнение 3) обычно находится в диапазоне 1-2.
Напротив, кривая опасности для зон высокой сейсмичности WUS намного
круче и k обычно находится в диапазоне приблизительно 3-4. Рисунок 10
(подготовленный по данным, доступным на веб-сайте геологической службы
США (USGS), упомянутом ранее) сравнивает средние кривые сейсмической
опасности для Мемфиса (Теннеси), Бостона (Массачусетс), Чарльстона (Южная
Каролина), Лос-Анджелеса (Калифорния) и Сиэтла (штат Вашингтон) для
сооружений на скальном грунте с основным периодом колебаний равным 1 с.

Рис. 10. Сравнение сейсмических опасностей для пяти городов в США


Параметры формы и масштаба k и k0 для этих площадок, определяемых по
методу наименьших квадратов по данным таблиц геологической службы США
(USGS) приведены в таблице 3 вместе с 1-секундным спектральным
ускорением как для землетрясений 10% / 50 лет, так и 2% / 50 лет11.
Таблица 3. Параметры сейсмической опасности по уравнению 4 для пяти
городов США (T1=1 c)

Обратите внимание, что при очень больших значениях периодов


повторяемости (порядка 5000-10000 лет, что соответствует 0,5-1% вероятности
повториться чаще одного раза за 50-лет), кривые опасности для Чарльстона,
Мемфиса и Лос-Анджелеса приближаются друг к другу12. Эти кривые
сейсмической опасности, как показано в таблице 3, используются для расчета
вероятностей наступления тех или иных уровней повреждаемости в
следующих параграфах.
Точечные оценки риска (определённые в значениях годовой
вероятности IO, SD или CP) получены путем установления взаимосвязи между
уязвимостью со (средней) сейсмической опасностью по уравнению (6). В
качестве примера для каркаса 6XB в Мемфисе (Теннеси) пределы по рабочей
характеристике здания определяемые по величине относительного угла

11
Эти землетрясения играют центральную роль в сейсмостойком проектировании. Геологическая служба
США разрабатывает карты сейсмической опасности для 2% / 50 лет землетрясения (максимального
рассматриваемого землетрясения МСЕ). Проектирование и расчёт сооружений [3] производится на 2/3 от
значения МСЕ; для площадок в восточной части США это соответствует событию с приблизительной
вероятностью 10% / 50 лет, что было отмечено геологической службой США (USGS) до 1997 года.
Подразумевается, что должен существовать коэффициент безопасности от начального обрушения 1.5
12
Эта сходимость иллюстрирует одну из трудностей в проектировании предельных состояний конструкций
на основе вероятности для региональных зависимых от экстремальных природных воздействий, таких как
землетрясения или ураганы, при характеристических нагрузках с установленными периодами возврата (50-
100 лет) с коэффициентами частичной нагрузки, превышающими 1,0. Например, если бы кто-то
проектировал конструкцию с основным периодом свободных колебаний 1,0 с на воздействие,
происходящее раз в 500-лет с коэффициентом нагрузки 1,5, период повторения предельного состояния
составил бы приблизительно 800 лет в Мемфисе и 1900 лет в Лос-Анджелесе (рис.10). И наоборот, если
обрушение предполагается от землетрясения с 5000-летним периодом повторения, и, если коэффициент
безопасности от обрушения равен 1.5, то проектирование ведётся для 2500-летнего характерного для
события в Мемфисе и 1400-летнего характерного события в Лос-Анджелесе. С точки зрения единообразного
риска предпочтительнее проектировать непосредственно до «контрольной точки», полученной при анализе
надежности первого порядка, с коэффициентом безопасности, равным 1,0.
межэтажного перекоса (ISDA) составляют 0.004, 0.013 и 0.05 для IO, SD и CP
соответственно. Точечными оценками PIO, PSD а также PCP являются значения
1.5х10-3/лет, 4.4х10-4/лет и 1.1х10-4/лет соответственно. Аналогичным образом
вероятности предельных значений рабочих характеристик для всех каркасов
были рассчитаны для других площадок в центральной и восточной части
США. Вероятности реализации определённых предельных состояний (как
видно из рис.9) затем вычисляются, результаты показаны на рисунках 11-13.

Рис. 11. Средние вероятности реализации предельного состояния (рабочей


характеристики) для каркаса 2PR.
Рис. 12. Средние вероятности реализации предельного состояния (рабочей
характеристики) для каркаса 4PR.

Рис. 13. Средние вероятности реализации предельного состояния (рабочей


характеристики) для каркаса 6XB.
Вероятности возникновения затруднений в эксплуатации (нанесённый ущерб
выше, чем предел «продолжение эксплуатации (IO)», но ниже, чем предел
«конструктивный ущерб (SD)») сопоставимы для трех каркасов для каждой
площадки. Однако, вероятность наступления значительного ущерба (ущерб
выше, чем предел «конструктивный (SD)»), но ниже, чем предел «потеря
устойчивости и обрушение (CP)») более вероятен для каркасов 2PR и 6XB, чем
для каркаса 4PR. Это объясняется тем, что каркас с диагональными X-
образными связями является более жестким и прочным, чем PR-каркасы, а
каркас 2PR выигрывает тем, что это достаточно низкая конструкция, в которых
эффекты P-Δ незначительны.
Когда познаваемые неопределенности учитываются при расчёте
сейсмического риска, их обычно накладывают на оценки статистики первого
порядка (здесь, средняя несущая способность mR и параметр масштаба
опасности k0)13. В этом предположении mR и k0 заменяются (байесовскими)
случайными величинами MR и K0, которые, как предполагается, моделируются
логнормальными распределениями со средними значениями mR и k0 и
логарифмическими стандартными отклонениями βRU и βHU. Заметим, что βRU
и βHU могут, в свою очередь, представлять собой комбинацию
неопределенностей, основанных на некоторых знаниях (моделировании). В
этом простом представлении пренебрегают корреляцией, которая может
существовать среди моделей сейсмической опасности с разной
повторяемостью. Вероятность предельного состояния в уравнении (4), таким
образом, становится случайной функцией от MR и K0, т.е.

(7)
где βR = (βR2 + βD/Sa )1/2 с соответствующим частоте распределением, которое
может быть определено численно. При отсутствии вспомогательных данных,
описание MR и K0 должно нормироваться специальной экспертизой.
Например, можно предположить, что MR может быть оценено с точностью
±30% с 90%-ной надёжностью с использованием какого-то конкретного
нелинейного программного обеспечения на основе метода конечных
элементов и с учётом ограничений в объёме вспомогательной информации.
Из этого предположения следует, что MR не смещен и его вероятность
отклонения от своего значения (COV) βRU составляет приблизительно 0,20. Это
значение отражает уточнения (например, моделирование панельной зоны,
разрушение соединения, изгиб связи и эффекты P-Δ) применительно к

13
Неопубликованные исследования показали, что распределение неопределённостей в членах второго
порядка имеет меньшее значение.
моделированию с помощью МКЭ, используемого в этой статье. Аналогично,
разница в 85% и в 15% в кривых сейсмической опасности, постулируемых
специалистами по сейсмике на площадках в центральных и восточных частях
США, обычно составляет около 314, что означает, что βHU составляет
приблизительно 0,50. Полученное распределение периодов повторяемости
PSD для каркаса 6XB, определяемое путем численного интегрирования,
показано на рисунке 14.

Рис. 14. Распределение повторяемостей в зависимости от вероятности


реализации конструктивного повреждения (SD) для каркаса 6XB,
показывающее эффект познаваемой неопределенности в уязвимости при
моделировании опасности.
В этой иллюстрации 2 средних значения вероятности наступления ущерба
составляют 3,8х10-4/лет и 4,4х10-4/лет соответственно, последнее из которых
равно точечной оценке PSD, определенной в предыдущем разделе. Из-за
равной значимости интересов ответственных лиц, принимающих решения,
появляется неопределенность или уверенность в информации об этих
оценках риска. Можно констатировать, что вероятность сохранения
значительного уровня ущерба составляет от 1,3х10-4/лет до 11,0х10-4/лет с

14
Опыт первого автора по вероятностным оценкам сейсмического риска для атомных электростанций в
США показывает, что это соотношение является типичным для периодов повторяемости при оценке рисков
в объектах гражданской инфраструктуры (200-5000 лет)
95%-ной степенью достоверности (диапазон интенсивностей, отражающий
уровень познаваемой неопределенности в расчёте).
Или, можно сказать, что вероятность сохранения значительного ущерба
составляет менее 7,7х10-4/лет 95%-ной степенью достоверности.
Следует подчеркнуть, что среднее значение PSD, усредненное по
плотности распределения познаваемых неопределённостей, эквивалентно
точной оценке (алеаторной) PSD, полученной ранее. Как и числовое
усредненное, среднее значение принимается инвариантом относительно
того, моделируются ли неопределенности как алеаторные или познаваемые
(например, [23]). Тем не менее, сохранение различия между алеаторной и
познаваемой неопределенностями может быть выгодным в некоторых
случаях. Расчёт с участием алеаторных неопределенностей отвечает на вопрос
«Какова вероятность реализации того или иного ущерба?» Распространение
познаваемой неопределенности отдельно отвечает на вопрос «Насколько
уверенным можно быть в том, что вероятность реального ущерба - это то, что
было оценено расчётом?» Как отмечалось ранее, многие ответственные лица
хотели бы услышать и заявления о гарантиях в уверенности, сопровождающих
оценку риска. Кроме того, есть доказательства [9], что люди понимают
алеаторную и познаваемую неопределенность по-разному, рассуждая о
приемлемом риске. Несклонный к принятию рискованных решений человек
может быть недоволен средним значением в качестве оценки и может
предпочесть более точное распределения периодов, например. 7.7х10-4 на
иллюстрации выше. Отслеживание алеаторной и познаваемой
неопределенностей по отдельности приводит к этому беспокойству.
Количественная оценка рисков повреждения зданий и других
проектов гражданской инфраструктуры, которые традиционно регулируются
нормами проектирования и государственными правилами, является
относительно новой разработкой. Несмотря на увеличение надёжности
конструкции и принятие этого параметра в качестве критерия для оценки
решения [12,13], вопрос о том, что представляет собой «приемлемый риск» в
существующей застройке, остается контекстно-зависимым. Ответ на этот
вопрос требует наличия последовательности на подобии описанной в
предыдущих разделах этой статьи, включающей моделирование и
распространение неопределенностей, а также ограничения вероятностей
повторения землетрясений, определённых выше, необходимых для принятия
решений с учетом риска. Обмен рисками требует постоянного диалога между
участниками проекта, который направлен на понимание таких основных
вопросов и как они могут расширить доверие и достичь взаимопонимания в
процессе принятия решений. Успешно выполненная процедура принятия
решений, основанная на оценке риска, является тем, что может быть
проверено независимым экспертом, обеспечивает легко понятный контроль
при принятии ключевых решений и результаты её могут быть переданы
лицам, принимающим решения, которые при этом не являются экспертами в
области вероятностного анализа рисков, но контролируют ресурсы,
необходимые для управления рисками и смягчения их последствий.
5. Заключение
Инструмент для расчёта сейсмического риска может быть
использован для проверки эффективности предложенных нормативных
предписаний, оценить необходимость улучшения существующих технических
сооружений, а новая информация предполагает, что первоначальные
исходные данные для проектирования могли быть недостаточными и
планирует обслуживание конструкции или её восстановление с ремонтом
после землетрясения. Установка искомых вероятностей для управления
последствиями после редких землетрясений проблематична, потому что
опытные базы данных, используемые для сопоставления вероятностей
наступления предельных состояний [12], ограничены. Более того, многие
лица, принимающие решения, в руках которых находятся инвестиционные
ресурсы для управления рисками, не являются экспертами в области
оценивания сейсмического риска и малые величины вероятностей трудны для
их восприятия; тем не менее их потребности (и контекст процесса принятия
решений) должны быть приняты во внимание. Интегрированный подход,
обобщенный в этой статье, предоставляет заинтересованным в
проектировании сторонам структурированную основу для дискуссий о
неопределенности и о том, как безопасность и надежность здания могут быть
поставлены под угрозу из-за неспособности этого здания работать при
различных сейсмических воздействиях. Преимущества такого подхода - это
улучшенная возможность оценивать эффективность различных стратегий по
снижению рисков по соотношению «уменьшение уровня риска» -
«инвестируемый доллар», а также лучшее распределение ресурсов для
управления рисками.
Благодарности
Исследование, представленное здесь, было проспонсировано
Центром по изучению землетрясений в Средней Америке, с дополнительной
помощью Технологического института Джорджии. Эта поддержка была
принята с благодарностью. Центр по изучению землетрясений в Средней
Америке - это Национальный научно-исследовательский центр,
финансируемый Университетом штата Иллинойс в Урбан-Шампейн по
призыву № EEC-9701785.
Список литературы:
1. Abrahamson NA, Bommer JJ. Вероятность и неопределённость при
опасности землетрясения. Earthquake Spectra 2005;21(2):603–7
2. ASCE – ASCE/SEI Standard 43-05. Критерии и особенности
сейсмостойкого проектирования зданий, конструктивных систем и
элементов атомных электростанций. Reston (VA): American Society
of Civil Engineers; 2005
3. ASCE – ASCE 7-05 Standard. Минимальные расчётные нагрузки при
проектировании зданий и сооружений. American Society of Civil Engineers;
2005
4. Azizinamini A, Bradburn JH, Radziminski JB. Работа полужёстких узлов
металлических конструкций «балка – колонна» под статической и
циклической нагрузками. Department of Civil Engineering,
Columbia (SC): University of South Carolina; 1985.
5. Barakat M, Chen WF. Проектирование полужёстких каркасных
конструкций: расчёт и практическая реализация. Eng J AISC 1991;Second
Quarter:55–64.
6. BSSC. Рекомендуемые NEHRP (Национальной программой по снижению
угрозы при землетрясениях) руководства для сейсмического
регулирования новых зданий и других сооружений. Federal Emergency
Management Agency
Report 450, Washington (DC): Building Seismic Safety Council; 2003
7. Cornell CA, Jalayer F, Hamburger RO, Foutch DA. Вероятностная основа для
руководств по проектированию стальных жёстких каркасов 2000 SAC
FEMA. J Struct Eng ASCE
2002;128(4):526–33.
8. Cornell CA. Инженерный расчёт сейсмического риска. Bull Seism Soc Am
1968;58:1583–606.
9. Corotis RB. Риск и неопределенность. In: Der Kiureghian Madanat, Pestana,
editors. Proceedings of the seventh international conference on applications of
statistics and probability (ICASP7). Millpress; 2005
10. DOE - DOE STD 1020-2002. Проектирование опасностей от природных
явлений и критерии их оценки для объектов Департамента энергетики.
Washington (DC): US
Department of Energy; 2002.
11. Ellingwood B. Поверочные исследования вероятностных оценок
сейсмического риска. Nucl Eng Des 1990; 123 (2): 189-96.
12. Ellingwood B. Кодифицированное проектирование на основе
вероятности: прошлые достижения и будущие проблемы. Struct Safety 1994;
13 (3): 159-76.
13. Ellingwood B. Сейсмический риск для строительных конструкций.
Reliab Eng Syst Safety;74(3):251–62.
14. Ellingwood B, Wen YK. Основанные на рисках решения при
проектировании на маловероятные, но имеющие плохие последствия
землетрясения в Центральной Америке. ProgStructEngMater2005; 7(2): 56-70.
15. FEMA - FEMA 356. Рекомендации NEHRP по сейсмической реставрации
зданий. Washington (DC): Federal Emergency Management Agency; 2000.
16. FEMA. Методика оценки потерь при многомерных опасностях.
Техническое руководство HAZUS. Washington (DC): Federal Emergency
Management Agency; 2000.
17. Forcier GP. Работа под сейсмической нагрузкой старых стальных
рам. PhD thesis (Кандидатская диссертация). Department of Civil and
Environmental Engineering. University of Minnesota; 1994.
18. Galambos TV, Ravindra MK. Свойства стали, необходимые при расчёте
на предельную нагрузку (LRFD). J Struct Div, ASCE 1978, 104 (9): 1459-68.
19. Kinali K, Elingwood B. Оценка сейсмической уязвимости стальных
каркасов для проектирования на основании учёта последствий от
землетрясений: тематическое исследование для Мемфиса, TN. Eng Struct
2007; 29 (6): 1115-27.
20. Kinali K. Оценка сейсмической уязвимости стальных каркасов в
центральной и восточной части США. PhD thesis. Кандидатская диссертация,
Department of Civil and Environmental Engineering. Atlanta (GA). Georgia Institute
of Technology, 2007.
21. Leon RT, Kim DH. Работа под сейсмической нагрузкой старых
полужёстких каркасов в зонах пониженной сейсмичности. In: Proceedings of
the 13th world conference on
earthquake engineering, Paper No. 2696, Vancouver (BC), Canada; 2004
22. Mazzoni S, McKenna F, Fenves GL. Руководство по языку
программирования для OpenSees. Pacific Earthquake Engineering Center,
Berkeley (CA): University of
California; 2005.
23. McGuire RK, Cornell CA, Toro GR. Случаи учёта средней сейсмической
опасности. Earthquake Spectra 2005;21(3):879–86.
24. Porter KA, Kiremidjian AS, LeGrue JS. Определяемая по набору
воздействий уязвимость зданий и её использование при оценке рабочей
характеристики здания. Earthquake Spectra
2001;17(2):291–312
25. Shinozuka M, Feng NQ, Lee J, Naganuma T. Статистический анализ
кривых уязвимости. J Struct Eng ASCE 2000;126(12):1224–31
26. Shome N, Cornell CA, Bazzurro P, Carballo JE. Землетрясения, записи
акселерограмм и нелинейные отклики. Earthquake Spectra 1998;14(3):469–
500.
27. Singhal A, Kiremidjian AS. Методы приблизительной оценки
конструктивного ущерба при землетрясениях. J Struct Eng ASCE
1996;122(12):1459–67.
28. Song J, Ellingwood B. Сейсмическая надежность специальных
стальных каркасов со сварными соединениями: I и II части. J Struct Eng ASCE
1999;125(4):357–84
29. Vamvatsikos D, Cornell CA. Шаговый динамический расчёт. Earthquake
Eng Struct Dyn 2002;31(3):491–514.
30. Veletsos AS, Newmark NM. Эффекты неупругой работы в реакциях
простых систем на движения при землетрясении. Proceedings of the second
world conference on earthquake engineering; Japan 1960:895–912.
31. Wen YK, Wu CL. Стандартные и единообразные опасные движения
земных поверхностей для городов Центральной Америки. Earthquake Spectra
2001;7(2):359–84.
32. Wen YK, Ellingwood B. Роль оценки уязвимости в проектировании на
основании учёта последствий. Earthquake Spectra 2005;21(3):861–77.
33. Wen YK, Ellingwood BR, Veneziano D, Bracci J. Uncertainty modeling in
earthquake engineering (white paper). Report No. FD-2, Mid-America
Earthquake Engineering Center. Urbana (IL): University of Illinois; 2003.

Оценить