Вы находитесь на странице: 1из 4

НЕСКОНЧАЕМОЕ ЛЕТО

Т. А. Пушкина

Ножи редкой формы из Гнёздова

Одну из наиболее многочисленных групп находок, об- лютами (тип А) относятся к наиболее ранней группе на-
наруженных при раскопках как курганов, так и Централь- ходок 7. В связи с этим обращает на себя внимание то, что
ного поселения в Гнёздове, образуют ножи. В коллекции именно неорнаментированные ножи найдены в Словакии
их насчитывается более 500 экземпляров, целых или в виде в комплексах, надежно датированных временем не ранее
обломков. Анализ формы и размеров целых предметов по- IX в. и даже рубежом IX–X вв. 8
зволяет утверждать, что среди них преобладают орудия, Гнёздовские находки легко вписываются в круг оха-
присутствующие на многих памятниках Руси, в материа- рактеризованных предметов (Таблица 1).
лах которых отмечены элементы скандинавской культу- Особенности деталей оформления наверший, послу-
ры  — это ножи так называемой IV группы по Р. С.  Мина- жившие ряду авторов для систематизации нескольких де-
сяну. На территории Древней Руси они впервые отмечены сятков находок, позволяют предложить следующую груп-
в нижних слоях Старой Ладоги (вторая половина  VIII  – пировку ножей из Гнёздова. Три ножа, рукояти которых
IX вв.). Менее представительны ножи II группы, наиболее имеют волютообразное завершение, относятся к ножам
распространенные на славянских памятниках VIII–XI  вв. вида  А (тип  III), а один экземпляр с S-видными симме-
на широкой территории от Польши до Поднепровья и Се- тричными спиралями соответствует виду Б того же типа
веро-Запада Руси 1. Считается, что обе группы ножей обыч- согласно типологии, предложенной В. Б.  Перхавко для
но имели деревянные или, реже, костяные рукояти. материалов Днепро-Неманского междуречья 9. В соответ-
На общем фоне этих находок в гнёздовской коллек- ствии с более поздней типологией Л. В.  Корольковой все
ции резко выделяются 4 ножа с фигурным завершением четыре ножа входят в тип II «бараний рог», но при этом
железной же рукояти (Рис. 1: 1–4), известные в литерату- первый и третий экземпляры относятся к варианту 1, вто-
ре как «ножи с волютообразными навершиями». В отече- рой экземпляр – к варианту 3, а последний, четвертый, —
ственной историографии на такие ножи впервые обратил к варианту 6. Отметив бытование выделенных типов одно-
внимание Р. С.  Минасян 40 лет назад. Тогда автору были временно в VII–X  вв., исследовательница предположила,
известны два десятка находок, происходившие из 22 па- что указанные ею признаки вариантов являются хроно-
мятников с обширной территории от Польши и Подуна- логическими индикаторами (крутизна завитков волют,
вья до Левобережья Днепра и Приильменья, которые он направление спирали, форма спирали) 10. Согласно этим
датировал VI–X вв. 2 В настоящее время количество нахо- признакам, ножи 1 и 3 вариантов могли бы быть датиро-
док увеличилось почти в четыре раза, соответственно, рас- ваны VIII–X вв., а нож, отнесенный к 6 варианту, – VIII в.
ширился и список памятников 3. По мнению В. В. Седова, Источником для классификации послужили прорисовки,
железные ножи с волютообразным завершением рукояти
в VI–VIII вв. бытовали в Дунайско-Карпатской области, а
в VIII–X вв. они известны на нижнедунайских территори-
ях и на Восточно-Европейской равнине, и их распростра-
нение связано с расселением славян 4.
Характерной особенностью этих ножей является то,
что они представляют собой плоскую узкую пластину
длиной от 8 до 21 см и шириной 0,8–1,5 см, нижний конец
которой переходит в однолезвийный клинок, верхний же,
раздваиваясь, приобретает S-видную форму или вид сим-
метрично расположенных обычных спиралей. Переход ру-
кояти в клинок не всегда заметен на фотографиях и редко
отмечается на рисунках, но почему-то считается, что его
длина составляет не более трети от общей длины изделия.
Подавляющее большинство из известных по публикациям
ножей имеют волютообразное навершие, а S-видная фор-
ма встречается исключительно редко. Во всяком случае,
на памятниках роменской и боршевской культур, а также
на территории Карпато-Днестровского региона отмечены
находки ножей только с волютообразным навершием ру-
кояти 5. В лесной зоне Восточной Европы, не столь богатой
интересующими нас находками, наряду с волютообразны-
ми навершиями известны единичные экземпляры с S-вид- Рис. 1. Ножи с волютообразным навершием из Гнёздова:
ными спиралями 6. 1 – нож из раскопок Центрального городища, раскоп ЦГ-XXVI/2012,
Как правило, железная пластина остается гладкой, но раскопки Т. А. Пушкиной;
2, 4 – ножи их раскопок Центрального городища, раскоп ЦГ-II / 1953,
иногда та часть, что служила рукоятью, оказывается укра- раскопки Д. А. Авдусина;
шенной геометрическим узором. Как полагал словацкий 3 – случайная находка на Западном селище (1, 2, 4 – хранение
исследователь С. Шишка, орнаментированные ножи с во- музея кафедры археологии МГУ; 3 – хранение ГИМ)

189
НЕСКОНЧАЕМОЕ ЛЕТО

Таблица 1.
Размеры ножей из Гнёздова

Общая Ширина Толщина Длина


Рисунок Примечания
длина пластины пластины рукояти клинка
(форма завершения)
(см) (см) (см) (см)
Волютообразная
1: 1 11, 2 0, 8 0, 2 3, 7 Геометрический орнамент с обеих
сторон пластины
1: 2 7 1 0, 2 обломан Волютообразная
1: 3 13, 1 1 0,25 3? Волютообразная
1: 4 8 1, 2 0, 2 обломан S-видная

фотографии, информация из публикаций и отчетов. Ви- ки. Две находки с обломанными концами клинков проис-
димо, в большинстве случаев автор не имел возможно- ходят с территории Поволховья – это ножи, завершения
сти непосредственно работать с находками, качество же которых имеют вид плоских симметричных спиралей
прорисовок или фотографий далеко не всегда позволяет (вид  А по типологии В. Б.  Перхавко) 16. Первый нож най-
правильно увидеть все детали, тем более в случаях с не- ден в  пахотном слое селища Васильевское-1, основная
расчищенными находками. Поэтому опубликованную часть комплексов которого датирована X в. на основе кера-
Л. В. Корольковой классификационную схему можно при- мического материала и данных радиоуглеродного анализа,
нять лишь условно и считать предварительной. причем, как пишут авторы раскопок, «скорее всего даже
Все гнёздовские ножи происходят из культурного слоя его второй половиной» 17. Второй обнаружен в культурном
Центрального поселения и найдены во время археологиче- слое городища Георгий, датированном IX–X вв. 18
ских раскопок (3 экземпляра) или случайно (1 экземпляр). Наиболее близкие Гнёздову места находок — это Заозе-
Представляется важным рассмотреть контекст находок. рье в Днепро-Двинском междуречье и Ярцево (Таблица 2).
Один из ножей с волютообразным навершием (Рис. 1: 3) Три ножа (два целых и третий с отломанной верхней
представляет собой случайную находку, происходящую из частью пластины) обнаружены при раскопках курганов
перепаханного культурного слоя западной части селища 11. могильника в Заозерье 19. Однако ни один из них не свя-
Три остальных найдены в 1953 и 2012 гг. во время раско- зан с погребением. Первый происходит из перемешанного
пок юго-западной части площадки Центрального городища культурного слоя, из которого сооружена насыпь кургана 4,
в нижних пластах культурного слоя 12. Культурный слой второй и третий — из подстилающего насыпи курганов 4
участка, откуда происходят ножи, характеризуется боль- и 52 и частично нарушенного культурного слоя селища
шой примесью угля и следами пожара, однако без отчет- с материалами тушемлинского и более позднего времени 20.
ливых признаков каких-либо сооружений. При разборке Первый нож из кургана 4 имел S-видное завершение (вид
слоя найдены стеклянный рубленый бисер, преимуще- Б по В. Б. Перхавко) (Рис. 2: 1), верхняя часть второго об-
ственно желтого и синего цветов, но отмечено несколько ломана, и форму его завершения определить невозможно.
экземпляров зеленого и белого; из того же слоя происходит Нож из кургана 52 (Рис. 2: 3) с волютообразным наверши-
4-частная «серебростеклянная» пронизка (мелкая), синяя, ем отнесён к виду А (по В. Б. Перхавко). Все ножи, по мне-
желтая и «золотостеклянная» бусины-лимонки, глазчатая нию автора раскопок, имеют следы сработанности.
темно-красная бусина, хрустальная многогранная и шаро- Е. А.  Шмидт считал курган 52 одним из поздних в со-
образная бусины, сердоликовая призматическая бусина. ставе могильника и отметил, что культурный слой под его
Набор бисера и стеклянных бус может быть датирован до- насыпью содержал находки VIII – начала X  вв., в то же
статочно широко в рамках IX–X вв., но бисер желтого цвета время могильник в целом им датирован VIII – серединой
более характерен для X в. 13 Такие находки, как ланцетовид- X вв. 21 В одной из своих более ранних работ Е. А. Шмидт
ный наконечник стрелы с упором и маленькая проволочная на основе характера керамического материала из культур-
спиралеконечная подковообразная фибула, никак не могут ного слоя предлагал датировать заозерские находки ножей
уточнить датировку слоя, другое дело — находки пряслиц. VII  в., а возможно, самым началом VIII  в. 22 Это подтвер-
Слой, из которого происходят три описанных ножа, содер- ждали, по мнению автора, находки аналогичных ножей
жал только глиняные пряслица, что достаточно важно — ши- на памятниках банцеровской культуры третьей четверти
рокое производство пирофиллитовых пряслиц датируется I тыс. н. э. на территории Белоруссии, среди которых есть
второй половиной X в., более того, в Киеве эти пряслица один экземпляр с S-видным завершением пластины — это
широко представлены в  слоях 70–80-х  гг. 14 Решающим находка из Ревячек 23.
оказывается процентное соотношение фрагментов лепной Еще один нож с S-видным завершением пластины,
и раннекруговой керамики  — последняя насчитывает не аналогичный гнёздовской и заозерской находкам, найден
более 20 % найденной в этом слое. Наиболее вероятно, что в районе Ярцево (Рис.  2:  4). Однако условия этой наход-
гончарный круг в Гнёздове появляется во второй четверти ки неизвестны  — предмет был получен В. И.  Сизовым во
X в. 15 Интересующий нас слой, исходя из этих наблюдений, время раскопок им курганов в 1898 г. на р. Вопь в дар от
можно датировать временем не ранее середины X в. местной помещицы 24.
Для лесной зоны в рамках VIII–X вв. находки ножей Может создаться впечатление, что даты приведенных
с  волютообразным завершением рукояти достаточно ред- материалов из Заозерья и с территории Белоруссии всту-

190
НЕСКОНЧАЕМОЕ ЛЕТО

Таблица 2.
Размеры ножей из Заозерья (Рис. 2: 1–3) и Ярцево (Рис. 2: 4)

Рисунок Общая Ширина Толщина Длина Примечания


длина пластины пластины рукояти клинка (форма завершения)
(см) (см) (см) (см)
2: 1 16 1, 1 0, 2 6, 5 S-видная

2: 2 17 1, 2 – 1,5 0, 2 – 0, 3 8? Верхняя часть обломана

2: 3 16, 2 1, 3 0, 2 7, 7 Волютообразная

2: 4 16 1, 2 0, 2 4 S-видная

пают в противоречие с предлагаемой датой гнёздовских Длинная рукоять, незначительность размеров клинка
находок. Однако это не так. Дата вполне согласуется с и его форма ассоциируются с современным скальпелем –
рассмотренными выше датами находок из Поволховья. специальным медицинским ножом для рассечения мягких
Аналогии найденным в Гнёздове ножам с волютообраз- тканей. Почему бы и нет?
ным завершением пластин-рукоятей на территории юж-
нее Смоленского Поднепровья, на памятниках роменской
или боршевской культур к востоку от Днепра относятся к
IX–X вв. Так, подобный нож длиною около 12 см (длина
клинка чуть более 1/3 общей длины) найден в верхней ча-
сти культурного слоя на окраине Новотроицкого городи-
ща, вне жилых или хозяйственных сооружений 25. Период
существования городища был определен в рамках рубежа
VIII–IX / конца IX – начала X вв. 26 На селище около Вы-
ползовского городища (нижнее Подесенье) нож с волю-
тообразным навершем обнаружен в постройке, связанной
с так называемым III горизонтом, вещевой комплекс ко-
торого не позволяет датировать его ранее середины X в. —
среди находок пиррофилитовые пряслица и обломок под-
вески, относящейся к одному из поздних вариантов так
называемых подвесок гнёздовского типа, украшенных
стилизованной антропоморфной маской на ушке в стиле
Борре 27.
Практически все авторы, упомянувшие о находках
ножей с волютообразным навершием рукоятей или по-
святившие им специальные исследования, писали, что
эти интересные предметы имели ритуальное назначение
или являлись предметами жреческого культа 28. Пожалуй,
только И. И.  Ляпушкин счел возможным предположить
иное назначение этих ножей  — он отнес новотроицкий
нож к сапожным. Ритуальный характер использования
этих ножей вызывает некоторые сомнения. Ни одна из
известных находок не связана с каким-то особым харак-
тером места обнаружения, например, со святилищем 29.
Некоторая часть наиболее ранних ножей происходит из
погребений, как правило, женских, и при этом все наход- Рис. 2. Ножи с волютообразным навершием из Заозерья и Ярцево:
ки VII–X вв. с памятников Восточной Европы связаны с 1, 2 – ножи из насыпи и основания кургана 4, Заозерье, раскопки
культурным слоем либо славянских поселений, либо по- Е. А. Шмидта;
3 – нож из культурного слоя под насыпью кургана 52, Заозерье,
селений культуры Тушемли-Банцеровщины. Один из по- раскопки Е. А. Шмидта;
следних исследователей предложил рассматривать ножи 4 – нож из окрестностей Ярцева, случайная находка (1–3 – хра-
с волютообразным завершением рукояти «как обыкновен- нение Смоленского областного музея-заповедника; 4 – хранение
ный бытовой инвентарь, необходимый в хозяйстве» 30. ГИМ)

1
Минасян Р. С. Четыре группы ножей Восточной Европы эпохи раннего средневековья (к вопросу о появлении славянских форм в лесной
зоне) // АСГЭ. Вып. 21. Л., 1980. С. 69–70, 72–73.
2
Минасян Р. С. Железные ножи с волютообразным навершием // Проблемы археологии. Сб. статей в память профессора М. И. Артамо-
нова. Л., 1978. С. 148–152.

191
НЕСКОНЧАЕМОЕ ЛЕТО

3
Мысько Ю. В., Пивоваров С. В. Находки ножей с волютообразными навершиями в Верхнем Попрутье и Среднем Поднестровье // Stratum
plus. 2010. № 5. C. 310. В этой статье содержится достаточно полный список работ, посвященных находкам этих предметов на широкой
территории, проблеме их атрибуции и датировкам.
4
Седов В. В. Славяне. Историко-археологическое исследование. М., 2002. С. 543–545.
5
Рабинович  Р. Ножи с волютообразными рукоятками на территории Молдовы и их культурно-исторический контекст  // Revista
archeologică. Serie Nouă. Chişinăv. 2005. Vol. 1. № 2. C. 351–359. Рис. 1; Мысько Ю. В., Пивоваров С. В. Указ. соч. С. 311; Ковалевский В. Н.
Еще раз о ножах с волютообразным навершием // Вопросы истории славян. Археология и этнография. Сб. научных трудов Воронежского
государственного университета. Вып. 12. Воронеж, 1998. С. 16–17. Рис. 2.
6
Перхавко В. Б. Классификация орудий труда и предметов вооружения из раннесредневековых памятников междуречья Днепра и Нема-
на // СА. 1979. № 4. С. 47. Следует заметить, что тогда автору были известны только две находки — теперь их не менее пяти.
7
Šiška S. Nože s volútvým ukončením rukoväti v hradištnej culture //Archeologické rozhledy. 1964. XVI. № 3. S. 400, obr. 128: А. На памятниках
Подунавья и на территории Польши известны ножи только с волютообразным навершием, что определило и принцип систематизации
находок словацкого исследователя.
8
Šiška S. Slovanské sídliskové objekty v Hnojnom, okres Michalovce // Archeologické rozhledy. 1964. XVI. № 3. S. 393; Šiška S. Nože s volútvým
ukončením… .S. 397–398.
9
Перхавко В. Б. Указ. соч. С. 47. Рис. 4 А, 4 Б.
10
Королькова Л. В. Вопросы интерпретации ножей с волютообразным навершием // Тверской археологический сборник. Вып. 1. Тверь,
1994. С. 236. Рис. 2.
11
Благодарю С. Ю. Каинова, обратившего мое внимание на эту находку и предоставившего рисунок ножа.
12
Две находки 1953  г. (Рис. 1, 2:  4) не публиковались, но были учтены в сводке В.  Шиманьским (см. Szymański  W. Noże  z rękojeściami
zakończonymi wolutami — zagadkowe komponenty kultury słowiańskiej i awarskiej // Studia nad etnogenezą słowian. Wrocław. 1980. T. II. Tab. 2.
Str. 148).
13
Львова З. А. Стеклянные бусы Старой Ладоги. Ч. 1 // АСГЭ. Вып. 10. Л., 1968. С. 71, 78, 84, 88.
14
Томашевский А. П. Изучение системы заселения Овручской волости в Овручском проекте // Сельская Русь в IX–XVI  вв. М., 2008.
С. 58–59.
15
Каменецкая Е. В. Керамика IX–XIII вв. как источник по истории Смоленского Поднепровья: автореф. дисс… канд. ист. наук. М., 1977.
С. 28.
16
Носов Е. Н. Новгородское (Рюриково) городище. Л., 1990. С. 175, рис. 65, 4, 5.
17
Носов Е. Н., Плохов А. В. Новые раскопки поселений в Северном Приильменье // Носов Е. Н., Горюнова Е. М., Плохов А. В. Городище под
Новгородом и поселения Северного Приильменья. СПб, 2005. С. 135.
18
Там же. С. 138.
19
Шмидт Е. А. Заозерье. Археологический комплекс IV–XII веков. Смоленск, 2008. С. 66. Табл. 13, 6, 8; 66, 6.
20
Там же. С. 68, 101.
21
Там же. С. 32, 102.
22
Шмидт Е. А. Верхнее Поднепровье и Подвинье в III–VII вв. тушемлинская культура. Смоленск, 2003. С. 67.
23
Перхавко В. Б. Указ. соч. С. 47. Рис. 4, 2.
24
Нефёдов В. С. Коллекция из раскопок В. И.  Сизова и М. Ф.  Кусцинского на западе Смоленской губернии (Опыт восстановления ве-
щевых комплексов) // Археологический сборник памяти М. В. Фехнер. Труды ГИМ. Вып. 111. М., 1999. С. 108. Уточнение, сделанное
В. С. Нефёдовым, очень важно, поскольку некоторые авторы считали нож происходящим из погребения. Благодарю В. С. Нефёдова за
разрешение использовать сделанные им ранее в фондах ГИМ и Смоленского музея рисунки ножей из Ярцево и Заозерья. Все рисунки
данной статьи выполнены А. С. Дементьевой.
25
Ляпушкин И. И. Городище Новотроицкое // МИА СССР. № 74. М.-Л., 1958. С. 24, рис. 10, 7.
26
Там же. С. 188.
27
Моця О. П., Ситий Ю. М., Скороход В. М. Виповзiвский археологiчний комплекс у свiтлi нових дослiджень 2009–2013 рр. // Мiста Дав-
ньої Русi. Київ, 2014. С. 30. Рис. 3, 14.
28
Одними из первых о ритуальном назначении ножей высказались С. Шишка (см.: Šiška S. Nože s volútvým… S. 395–400) и В. Шиманьский
(см.: Szymański W. Przyczynki do zagadnienia chronologii i zasięgu występowania noży z rękojeściami zakończonymi wolutami // Wiadomosci
Archeologiczne. T. XXX, z. 3–4. S. 221–228).
29
Ковалевский В. Н. Указ. соч. С. 20.
30
Там же. С. 21.

М. В. Рождественская, Т. В. Рождественская

Три «Софии» (из комментария к трем стихотворениям)

Елене Александровне Рыбиной свойствен не толь- разом, в поэтическом контексте прошедшего столетия, а не
ко строго научный, но и особый, поэтический, взгляд на только архитектурно и богословски, эти три храма оказы-
любимый древний Новгород, вне которого нам трудно ваются также связаны между собой. Причем, если О. Ман-
ее представить. Ее глазами мы смотрим и на прекрасные дельштам представляет расцвет новой поэтической шко-
фотоснимки вечернего, утреннего, зимнего, весеннего и лы — акмеизма 1910-х гг., и входит в круг первого «Цеха
осеннего Новгорода и окрестностей. В них, как и во всем Поэтов», то Вс.  Рождественский, младший его современ-
облике Елены Александровны, соединяются молодость ник, принадлежит уже к ученикам акмеистов (Н. С. Гуми-
души и ее мудрость. Вот почему авторы настоящей за- лева), входивших в так называемый второй «Цех Поэтов»
метки выбрали тему Святой Софии Премудрости Божи- начала 1920-х гг. Несмотря на дальнейшую классическую
ей, как она преломилась в русской поэтической традиции пушкинскую традицию, акмеистической «выучке» в своем
XX  в. Мы остановимся на одном стихотворении Осипа творчестве Вс. Рождественский оставался верен до конца
Мандельштама и двух  — Всеволода Рождественского о дней.
храмах, связанных общим посвящением Святой Софии. Стихотворение О.  Мандельштама «Айя-София» да-
Это Айя-София в Константинополе (Царьграде), Св.  Со- тируется 1912 г., 1 оно вошло в первоначальной редакции
фия в Великом Новгороде и Св. София в Киеве. Таким об- в его первый сборник «Камень» (1913). Это стихотворение

192