Вы находитесь на странице: 1из 31

БЕЛОРУССКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

КАФЕДРА ФИЛОСОФИИ И МЕТОДОЛОГИИ НАУКИ

РЕФЕРАТ ПО ФИЛОСОФИИ И МЕТОДОЛОГИИ НАУКИ

Тема № 97

«ТРАДИЦИИ И НОВАЦИИ В ДИНАМИКЕ КУЛЬТУРЫ»

Минск – 2019
Содержание
Введение.......................................................................................................................2
Концептуально-теоритическое осмысление феномена традиции..........................5
Сущность феномена традиции...................................................................................7
Историко-философский экскурс осмысления феномена традиции......................10
Особенности взаимодействия традиций и новаций в культуре............................22
Понятие новации и ее роль в динамике культуры.................................................31
Взаимодействие традиций и новаций в культуре...................................................35
Заключение.................................................................................................................33
Список литературы....................................................................................................37
ВВЕДЕНИЕ

Культура представляет собой уникальный и многообразный объект


научного познания, так как данная дефиниция включает все, что было создано
человеком на физическом и интеллектуальном уровне на протяжении всей
истории. Культура аккумулирует многовековой опыт народов и формирует
самого человека, следовательно, вне общества она существовать не может,
точно так же как общество не может существовать без культуры, которая
постоянно подвергается воздействию новых поколений, включившихся в
социум в изменившихся исторических условиях. Поэтому, культура является
эволюционирующей и открытой системой. Эта особенность подталкивает
человека к творческой переработке достижений прошлого, результатом которой
и является динамика культуры, отражающая противоречивое единство
сохранения, воспроизводства и обновления, развития культурных элементов,
свойств и отношений, то есть предполагает взаимодействие традиций и
новаций в структуре культуры.
Актуальность темы исследования определяется значительным
возрастанием интереса не только к проблематике эмпирического понимания
традиции, но и стремлением выявить перспективность ее взаимодействия с
новацией, а также определением их места и роли в современном обществе. В
эпоху глобализации, когда проявляется ускорение темпов развития,
проникновение модернизационных процессов во все сферы жизни, что
оказывает серьезное влияние на традиционные основы культуры, именно
анализ специфики взаимодействия традиций и новаций способствует
выявлению закономерностей их функционирования.
Объектом данного исследования являются традиции и новации в
культуре. Предметом – процесс диалектического взаимодействия традиций и
новаций в динамике культуры.
Целью исследования является выявление особенностей взаимодействия
2
традиций и новаций в динамике культуры.
Для достижения поставленной цели определены следующие задачи:
- выявить сущностные характеристики традиции в культуре;
- изучить этапы историко-философского осмысления феномена традиции;
- рассмотреть понятие новации и ее роль в динамике культуры;
- раскрыть особенности взаимодействия традиций и новаций.
Исходя из поставленной цели и задач была выбрана следующая структура
работы: введение, 2 главы, заключение и список литературы.
При изучении данной проблемы был рассмотрен ряд исследований.
Феномен традиции, ее сущность, философско-историческое осмысление были
исследованы Г. Ф. Биктагировой (провела междисциплинарный анализ понятия
«традиция»), Ж. В. Четвертоковой (проанализировала природу традиции,
генезис ее понятийного аппарата), В. В. Анохиной (рассмотрела феномен
культурной традиции в парадигмах современной философии), Т. В. Лобановой
(исследовала основные подходы к изучению проблемы традиции),
В. В. Соповым (провел социально-философский анализ феномена традиции) и
др. Понятие новации, ее сущность были проанализированы Д. Г. Доброродним
(исследовал статус методологических инноваций в современном научном
познании), В. Б. Агранович (рассмотрела содержание понятия «инновация» как
социально-философской категории), С. Е. Крючковой (провела философско-
методологический анализ инноваций) и др. Особенности взаимодействия
традиций и новаций в динамике культуры, были рассмотрены Б. Х. Казановой,
А. В. Стовбой и др.
В научной литературе, посвященной изучению феномена традиций,
новаций, а также их взаимодействию, проводились масштабные системные и
структурно-функциональные исследования, что позволяет сделать вывод о
достаточно высоком научном статусе изучения этой проблематики. Однако,
было бы ошибочно утверждать, что она является всесторонне исследованной и
исчерпанной. Таким образом, исследованию проблемы традиций и новаций, а
также их взаимодействию необходимо и далее уделять большое внимание.
Глава 1. Концептуально-теоретическое осмысление феномена традиции
3
1.1. Сущность феномена традиции
Одной из проблем философии культуры является сложность
интерпретации того факта, почему ряд ценностей, имевших значение в
прошлом, не утрачивают своей функциональности и сохраняются на
протяжении долгого времени после того, как условия, их породившие, исчезли.
Попыткой объяснить данную проблему стало обращение к феномену традиции,
пронизывающей все этапы и сферы общественной жизни.
Понятие «традиция» происходит от латинского «traditio – передача,
предание», «tradere – передавать» [5]. Первоначально этот термин понимался
как «материальное действие». В Древней Греции данное понятие использовали,
когда говорили о необходимости передать кому-то какую-либо вещь, умение
или навык, и даже, когда выдавали свою дочь замуж [4, c. 726]. В римском
праве оно употреблялось применительно к законодательству о наследовании
[5]. Таким образом, использование данного термина указывает, что «традиция»
– это, прежде всего то, что не было создано индивидом и не является продуктом
его деятельности, а передано кем-то извне [11, с. 53].
В философское знание понятие «традиция» было введено в XVIII в.
И. Г. Гердером [6]. В дальнейшем данный термин получил разнообразные
трактовки: традицию понимали как устоявшуюся связь общественных
отношений, закон общественных отношений, групповой опыт, содержательный
формализм деятельности и т. д.
На современной философии под культурной традицией понимают
совокупность социально признанных стереотипов поведения и деятельности
людей (ценности, обычаи, идеи, обряды, ритуалы, и др.), которая посредством
трансляции накапливается и находит отражение в различных коллективах.
Следовательно, данные стереотипы являются исторически устойчивыми
элементами культурного наследия.
Существующие подходы к сущности и содержанию традиций можно
классифицировать следующим образом: 1) объектный (проблема «наследия» –
4
ценность, опыт, информация и т. д.); 2) субъектный (восприятие индивидом,
обществом и т. д.); 3) функциональный (проблема функциональных
возможностей «наследия») и пространственно-временной (проблема
соотношения признанного опыта и возникающих новаций) [28, c. 222].
При этом следует отметить, что в определении концепта «традиция» у
многих авторов сочетается несколько подходов: 1) коммуникативно-
символический, где традиция – разновидность коммуникативной
инфраструктуры общества и символический код; 2) системно-функциональный,
где традиция является механизмом накопления, преобразования и передачи
информации и воспроизводством общественной жизни; 3) структурно-
нормативный, где традиция – групповой опыт или некоторый элемент опыта,
выраженный в социально организованных стереотипах [28, c. 223].
Сегодня в содержательной проекции традицию рассматривают как
неоднородное, внутренне дифференцированное образование, в котором
выделяют ценностные ориентации, культурные нормы, социальные стереотипы
поведения и деятельности, являющиеся исторически устойчивыми, на
протяжении жизни нескольких поколений, элементами культурного наследия.
Следовательно, с функциональной точки зрения традиция является механизмом
наследования опыта прошлых поколений, а также способом структурирования
и стереотипизации содержания культуры, чем способствует сохранению
ценного социально-исторического опыта и выступает значимым фактором
социокультурной идентификации индивидов.
Исследователи М. П. Завьялова и В. Н. Расторгуев среди важнейших
характеристик традиции отмечают способность традиции выступать в качестве
системообразующего условия жизнедеятельности Также они указывают на
двойственную способность традиции сохранять и обновлять накопленный
исторический опыт, гармонично вписывая его в изменившиеся социально-
исторические условия. В-третьих, на ее способность переводить в личностный
план синтезированные в ней духовные ценности, стимулируя и ориентируя тем
самым творческую деятельность человека [3, с. 134].
5
Значение культурной традиции, таким образом, определяется тем, что она
отражает ценностные установки, сформировавшиеся в социуме на конкретной
стадии его развития, которые прошли практическую апробацию, а также она
создает духовную сферу, в которой совершается функционирование социальных
процессов и утверждает программу деятельности, общения, поведения
субъектов определенной исторической эпохи.
В. В. Аверьянов, обращаясь к проблеме традиции, раскрывает три ее
аспекта: традиция как порядок, традиция как процесс, полная традиция [1]. Так,
в культуре традиция выполняет функцию инстинкта самосохранения, выступает
как принцип и способность сопротивления разложению. Традиция не является
чем-то абстрактным, она всегда является определенным порядком. Полная
традиция содержит в себе кроме непосредственно традиции, систему моделей
наследования, обеспечивающую соответствующую сохранность каждой
входящей в нее модели. Также, помимо мировоззрения – систему
представлений, институты и организации, обеспечивающие логический и
верный процесс передачи наследия, систему воспитания, систему образования
и т.п. Таким образом, традиция состоит из объекта социокультурного наследия,
процесса и способов подобного наследования.
Существуют разнообразные виды традиций. Так, выделяются
«первичные» и «вторичные» традиции [20, с. 125]. У «первичных» можно
выделить устойчивое символическое содержание, а их возникновение
совершается согласно определенной матрице. Они накапливаются постепенно,
проходя отбор согласно аспектам стабильности и относительной массовости в
воспроизведении. Данные традиции приобретают такие формы, как ритуал,
фольклор, мифология. «Вторичные» традиции способны к формированию, они
подразумевают возможность перестройки прошлого посредством его
постоянной заново проведенной интерпретации. Развитие подобных традиций
совершается через изменение самих укорененных в культуре стандартов.
Также различают позитивные и негативные традиции [20, с. 125]. Если
позитивные традиции указывают на осуществление конкретных норм, то
6
негативные опровергают неприемлемые для данной культуры ценности.
Отличительная черта последних заключаются в том, что они становятся
зависимыми от отрицаемого, следовательно, непроизвольно содействуют
сохранению тех смыслов и значений, с которыми стараются бороться.
Кроме этого, традиции можно классифицировать и в зависимости от
специфики их включения в открытые общественные системы. Так,
П. Фейерабенд выделял практические и теоретические традиции (ремесло и
философия эмпиризма), нормальные и революционные (квантовая механика,
теория относительности), открытые и закрытые (гуманизм и фашизм),
исторические и абстрактные (миф и наука) [4, c. 727]. Но, субъект не всегда
осознает себя причастным к традиции, внутри которой находится. В этом
отношении Е. Шацкий выделяет рефлектирующие и бессознательные
(неосознанные, невольные) традиции [4, c. 728].
Б. Суходольский различал традиции живые, которые воспринимаются
нами подлинно современными, и традиции незабытые, о которых мы через
исторические исследования знаем достаточно много для того, чтобы говорить
об их сохранности и пригодности. Главным, таким образом, является не
реальное положение дел в историческом прошлом, а наличие соответствующей
традиции в современности. Именно данная вера и создает проверенную веками
традицию как образец прошлого, на котором держится настоящее [8].
Однако, если традиция обеспечивает единство прошлого, настоящего и
будущего, то она должна предусматривать возможность модификации
транслируемого содержания, чтобы обеспечить адаптацию последнего к
непредвиденным многообразным условиям и ситуациям. Следовательно,
традиция всегда подразумевает выбор, поиск и даже открытие, так как
существует не одно «прошлое» народа, а разнообразные, иногда даже
сталкивающиеся версии его истории. Традиция избирается, в том числе и
формируется согласно самой исторической ситуацией, при этом, моделируют ее
согласно собственному представлению, выбирая из традиции то, что наиболее
отвечает потребности периода и ментальности народа.
7
Любая традиция определяется отношением к ней со стороны социума.
Таким образом, одной из главных составляющих традиции, является сам факт
ее отбора как особенно ценного, того что в силу этой ценности нельзя потерять.
Только понимая традицию как ценность, можно говорить о ней как о
содержательной форме преемственности культуры. «Традиция – это не просто
социальный факт, объективированный в общественных институтах и обычаях...
традиция – это присутствие прошлого в нас самих, делающее нас
чувствительными к влиянию этого социального факта» [26].
Роль традиций в этом процессе оказывается неоднозначной и
противоречивой. С одной стороны, являясь стабилизирующей, инерционной
характеристикой культуры, традиция стремится воплотить прошлое в
настоящем и тем самым препятствует зарождению принципиально новых
культурных практик. С другой стороны, актуализация содержания культурных
традиций всегда осуществляется в конкретном социокультурном контексте,
который влияет на характер и способы восприятия реципиентами
транслируемых элементов социального опыта. При этом содержание традиции
испытывает противодействие со стороны зарождающихся новых форм
жизнедеятельности общества, отвечающих требованиям современности, и
вынуждено трансформировать исходные значения, чтобы не только сохранить
их в новых условиях, но и обеспечить им доминирующую роль в
систематизации всего культурного фонда. Следовательно, формальные
механизмы культурной традиции, заложенный в ней алгоритм связи между
старым и новым должны быть гибкими и оставлять последующему поколению
свободу выбора интерпретаций [3, с. 133-134].
Таким образом, сущность традиции весьма противоречива, что нередко
порождает крайности в ее оценке. С одной стороны, она способствует
сохранению прошлого, выступает символом застоя, отставания, неизменности.
С другой стороны, традиция является не только важным условием
стабильности, но и преемственности человеческого существования,
предпосылкой для дальнейшего развития социума. Поэтому, нельзя понимать ее
8
только как прошлое, не имеющее отношения к настоящему, ведь традиция
является составной частью современности, вплетена в ежедневный опыт. Это
всеобъемлющая сфера, в которой совершается постоянное опосредование
прошлого и настоящего. Следовательно, отличительной чертой традиции,
является взаимодействие традиции с культурой, выражение традиции в жизни
общества посредством культуры, где традиция предоставляет реальность в
утверждении того факта, что в процессе исчезновения культурного наследия
одного поколения знание и сохранение его является трудностью для
последующего.

1.2. Историко-философский экскурс осмысления феномена традиции

Вопрос о сущности традиции в своем становлении восходит к периоду


Древнего мира и Средних веков. Возрастание интереса к изучению проблемы
традиций происходит в эпоху Возрождения и Реформации, что было вызвано
атмосферой самого времени. В период Возрождения, период освобождения
творческого человеческого потенциала из рамок средневекового
традиционализма, наблюдалось отрицательное отношение к традициям,
которые понимались как то, что мешает дальнейшему развитию, и, в то же
время, апелляцией к ним, к возрождению необходимых гуманистических
традиций античности. Природа реформационного движения препятствовала
закреплению доктрины того времени и в итоге стала поводом для
освобождения человека из-под влияния католической церкви, давления со
стороны авторитетов и традиций.
Понимание феномена традиции, ее преемственной связи в теоретическом
плане возникает в XVIII в., когда данной проблеме придавали значение
историки, литературоведы, которые исследовали устные формы передачи
знания, мифологическое мышление. Так, Дж. Вико и И. Гердер видели основу
историзма в практической переработке традиций, в воссоздании и понимании
того, что уже прошло через призму исторического развития человека [17, с. 6].
9
В период Просвещения проблема традиции изучалась такими
философами как Вольтер, Ж.-Ж. Руссо, А.-Р. Тюрго, М.-Ж. Кондорсе [17, с. 7].
Они сделали конкретный шаг в трактовке истории, так как в своем анализе
отвергали теологическую концепцию истории, уделяли внимание изучению
реального исторического процесса. Однако, вместе с тем, конфронтация
традиции и прогресса, который принимает широкое распространенное в
дальнейшем, свидетельствовало о невозможности преодоления разногласий в
разъяснении истории.
Одна из первых попыток в осмыслении сущности самого понятия
традиции и определение его конкретного значения в культуре имела место в
конце XVIII – начале XIX в. в области фольклористики на базе научных трудов
Дж. Вико, Э. Гиббона, Э. Берка [29, с. 3], обосновавших положение о том, что
культура каждой эпохи самоценна, что приводит к возникновению настоящего
культа традиции.
Немецкий просветитель И. Г. Гердер также уделяет внимание изучению
проблемы культуры и социальной передачи наследия [17, с. 7]. Он пришел к
выводу, что традиция – это то, что дается человеку социумом в процессе
приобщения к тем благам, которые есть в наличии. Анализируя пролемы,
поднятые французскими просветителями, И. Г. Гердер более тщательно
подошел к изучению противоречивости социального прогресса, в силу чего
последовательнее использовал принцип историзма к развитию культуры.
Немецкий философ XIX в. Ф. В. Шеллинг в своей концепции
«философии мифа» придавал огромное значение традициям [17, с. 8],
сохранение и передачу которых он видел через понятие мифа, обретавшего
характер парадигмы.
В социологии понятие традиции появилось у М. Вебера [16, с. 72],
который рассматривал ее как обозначение одного из типов действия,
диаметрального по своему характеру действию «рациональному»,
базирующемуся на рационально-критическом понимании норм и правил.

10
В области гуманитарных наук, наиболее часто исследовавших
культурный фактический материал и заострявших внимание на феномене
традиции, необходимо упомянуть культурную антропологию, которая в своем
становлении в качестве научной дисциплины была тесно взаимосвязана с
идеями эволюционизма, в рамках которых традициям уделялось огромное
внимание. Э. Тайлор, Дж. Фрэзер, представители «функциональной школы»
Б. К. Малиновского, «школы исторической этнологии» Ф. Боаса и
основоположник культурного эволюционизма Л. Э. Уайт внесли значимый
вклад в изучение традиционных обществ. Кульминацией данного направления
можно считать структурную антропологию К. Леви-Стросса [22, с. 266].
В конце XIX – начале XX в. появляется еще один необычный подход к
рассмотрению теории традиции, который имеет место в трудах представителей
«философии жизни». Например, В. Дильтей, развивая идеи Дж. Вико,
И. Гердера, Ф. Шлейермахера, попытался сделать обоснование специфики
новой теории познания, «науки о духе», проанализировать особенности
предмета данного исследования [17, с. 6]. Таким образом, культурный опыт
прошлого, то есть традицию, он выявляет в объективациях нематериального
творчества, а герменевтика как искусство интерпретации данных духовных
феноменов культуры стала основой к пониманию прошлых и настоящих
представлений творческого человеческого потенциала.
Данную герменевтическую линию исследования традиции продолжили
П. Рикер и Г. Гадамер. П. Рикер утверждает, что «Всякая традиция живет
благодаря интерпретации – такой ценой она продлевается, то есть остается
живой традицией» [4, c. 726]. Г. Гадамер, пришел к заключению, что традиция
это не бессмысленный балласт прошлых канонов, а благодаря интерпретации
соединяется в континуум смысла, то есть, если нет интерпретации, то и нет
традиции. Традиция живет в нас, также как и у наших предков, поскольку мы
проделываем тот же опыт [4, c. 727].
Много внимания анализу проблемы традиции уделяли представители
феноменологической и экзистенциальной философии: Э. Гуссерль, К. Ясперс,
11
М. Хайдеггер, Ж.-П. Сартр, А. Камю и др. Например, Э. Гуссерль, прибегая к
проблеме традиции, связывал ее решение с главной задачей своего
«феноменологического проекта», который представляет новое определение
научной рациональности [3, с. 93-100]. По мнению философа, сущность
традиции не дана первостепенно, она должна быть раскрыта в процессе ее
приспособления, реализации в действительность.
Представитель экзистенциализма К. Ясперс, изучая феномен традиции,
приходит к следующему заключению, что жизнеспособность традиции есть
главное условие для сохранения исторической связи поколений и исторической
памяти как свойства человеческой природы вообще [3, с. 100-103].
Одним из видоизменений теории традиции стала концепция
модернизации, которая берет свое начало в трудах М. Вебера, Э. Дюркгейма,
Г. В. Гегеля, О. Конта, Г. Спенсера, К. Мангейма [27]. Процесс отказа от
традиции социумом или прогрессирующего развития традиционного общества
к современному ими определялся как модернизация.
Г. Гегель считал, что традиция занимает немаловажное место в процессе
всемирно-исторического развития [4, c. 725]. А К. Мангейм отмечал, что почти
все массовые движения базируются на критическом отрицании наличных
социальных традиций, но, тем не менее, нацелены продумать и утвердить
новые традиции.
Во второй половине ХХ в. феномен традиции рассматривался в рамках
постструктуралистской, семиотической и психоаналитической парадигмах, где он
анализировался в контексте анализа стилей мышления, языковых стереотипов и
мифологем, структур власти, типов дискурса, феномена идеологии и т.д.
(К. Манхейм, Э. Фромм, Т. Адорно, М. Фуко, Р. Барт и др.) [3, с. 5-6].
Особое внимание изучению проблемы традиции придавили такие учение,
как К. Поппер, Т. Кун, П. Фейерабенд, П. П. Гайденко и др. [21, с. 12], которые
рассматривали ее в рамках эпистемологической проблематики и исследовали
вопрос о традициях в науке. Ими был сделан большой шаг вперед в понимании

12
природы традиций, так как понятие «традиция» в применении к науке обычно
употреблялось в положительном значение и свободном от идеологии.
В 70-80-е гг. XX в. в научных трудах Э. С. Маркаряна, Ю. М. Лотмана,
А. И. Зеленкова и др. нашло отражение изучение культурной традиции, как
междисциплинарного исследования, направленного на теоретическое
объединение большого объема эмпирического материала, показывающего
различные формы ее отображения в культуре [3, с. 5].
В конце XX – начале XXI в. интерес к феномену традиции был
обусловлен рядом проблем, возникших в силу глобализации. С. Хантингтон,
З. Бауман, М. Хансенн, А. С. Панарин и др. детально исследовали социальные
механизмы, способы поддержки культурного многообразия мира, путей
укрепления национальной идентичности и др. [3, с. 7-8].
Интересной является интерпретация сущности традиции, сделанная
Э. Хобсбаумом, который изучая феномен и происхождение традиций, приходит
к заключению, что многие традиции, которые возможно и являются старыми,
часто являются недавно появившимися или даже только изобретенными [25,
с. 48]. Следовательно, они не являются истинными, так как были
целенаправленно созданы для использования в качестве инструмента власти.
Э. Гидденс, анализируя теорию Э. Хобсбаума, приходит к выводу, что
традиции склонны к спонтанному изменению, а, следовательно, традиций «в
чистом виде» не существует. Таким образом, современное общество
характеризуется «детрадиционализацией», обусловленной динамизмом жизни и
связанной с возможностью изменять эту жизнь в соответствии с новой
информацией [5, с. 45].
В толковании традиции можно определить три направления. В рамках
первого направления исследователи заостряют внимание на содержании
традиции, на объекте ее передачи, в рамках второго – анализируют традицию
как конкретный механизм по передаче своего реального содержания, а в рамках
третьего направления исследуют отношение нового поколения к традициям
старого. В силу этого, сегодня категория культурной традиции не поддается
13
конкретному определению и получает различное толкование в зависимости от
применяемого теоретико-методологического подхода и ракурса объяснения
понятия культуры, исследования ее структурного наполнения. Традиция, как
специфическое явление, является объектом специального научного анализа
различных гуманитарных дисциплин.

14
Глава 2. Особенности взаимодействия традиций и новаций в
культуре

2.1. Понятие новации и ее роль в динамике культуры

Культурные традиции формируют комплекс культурных идеалов или


стереотипизированных программ социокультурного действия, назначение
которых заключается в сохранении устойчивости культурной системы и ее
возможности к саморазвитию и воспроизводству. Однако социум не способен
развиваться без появления новых идей и программ. В случае, если внутренние
или внешние условия создают в обществе те потребности, которые не могут
стать удовлетворенными на основе традиций данной системы, это приводит к
процессу их модификации, а то и замене традиций приобретенными новациями,
причем, одно изменение ведет за собой другие.
Само понятие восходит к позднелатинскому «novatio», «innovation» –
«обновление», «изменение» или английскому «innovation» – «улучшение»,
«нововведение», и означает явления культуры, которые появились и получили
признание на данном этапе [9, с. 50].
Феномен новации является одним из основных компонентов
современного общества, поэтому логично, что оформление дискурса по
проблеме инновации совершается только в первой половине ХХ в., при этом в
большей степени в рамках социально-экономической мысли.
Экономист Й. Шумпетер отождествлял нововведения с «осуществлением
новых комбинаций», т. е. любое новшество является уникальной выборкой
ресурсов из уже имеющихся — знаний (концептуальные положения, теории,
методики и т. д.), материальных, финансовых и других ресурсов. Причем
результаты нововведения служат в свою очередь компонентами при
формировании решений для будущих задач [13].
В философии феномен новации – это сложный многоуровневый

15
социальный процесс введения, изучения и объединения новых элементов в
различных областях жизни социума, итогом которого являются значительные и
необратимые изменения в системе социальных отношений и взаимодействий.
Новация, по мнению В. Б. Аграновича, «отражает динамику современной
жизни во всем многообразии ее взаимосвязей, пронизывает все сферы жизни
общества, помогает раскрыть логику его развития, способствует выделению и
синтезу мировоззренческих и методологических моментов, является
неотъемлемой частью осмысления человеком своего опыта жизни» [2, с. 112].
Следовательно, цель новации не в восстановлении старого, а в создании
нового содержания. В этом смысле можно говорить о двух основных функциях
новации, во многом благодаря которым она усваивается культурой: 1)
прагматическая, которая сопряжена со степенью адаптации определенной
инновационной модели к культуре и нуждам социума; 2) престижно-знаковая,
возникающая в тот момент, когда прагматическая новация становится
популярной в элитарных кругах. Однако, приживаются далеко не все новации.
Так как они проходят через особенный отбор с точки зрения их
согласованности или несогласованности с ментальными правилами и
традиционными ценностями и приобретаются или отклоняются в зависимости
от того, в какой степени «новое» согласовывается со «старым».
Возможны два способа введения новации: 1) «Закон подражания»,
который предусматривает, в основном, новации, взятые из других культур. Если
культура не отвергла сразу нетрадиционное, то она старается эти новации
видоизменить, а в дальнейшем приспособить к строю национального характера
и привычным ему стандартам; 2) «Закон противопоставления», который
проявляется в основном в динамических этносах. Он предполагает отказ от
опыта предыдущего поколения и возобновление более раннего опыта, но во
взаимодействии с новыми элементами [26, c. 34].
Как свидетельствует Ю. В. Чернявская, можно говорить о том, что на
пути вхождения инновации в культуру, она проходит четыре стадии: 1)
Селекция, которая заключается в отвержении одних инноваций и в отборе
16
других для последующего усвоения или переработки, где критериями отбора
является необходимость такой новации в данной сфере культуры, а также
возможность совмещения ее с традициями социума; 2) Воспроизведение
(копирование) — это ранняя стадия вхождения новации в культуру, где
соответствующее нововведение как бы экспериментально принимается
целиком, без каких-либо серьезных изменений, но само это принятие
неокончательно: оно может и исчезнуть; 3) Приспособление (модификация),
которое начинается в том случае, если новация не воспринимается, однако,
тогда изменяется не только сама инновация, но и традиционные элементы,
вступающие с ней в контакт; 4) Структурная интеграция, связанная с тем
периодом, когда инновация уже не воспринимается как инновация, а
превращается в часть этнической традиции [26, с. 48].
В современной социальной философии предпринимаются различные
попытки системного описания и классификации новаций. До недавнего
времени считалось, что инновации могут быть двух типов: 1) эндогенные
(внутренние, внутри самой культуры), которые возникают в ответ на какую-то
потребность, которая не может быть удовлетворена традицией; 2) экзогенные
(внешние, заимствованные из других культур), но так как всякая культура
защищает свою самобытность, то легче всего усваиваются материальные
новации [26, с. 50].
Однако, в силу того, что феномен новации многогранен, как отмечает
С. Е. Крючкова, это не позволяет выработать ясную классификацию новаций,
при этом она дает следующее определение: «Инновация – это сложный
процесс, представляющий собой «цепь» взаимосвязанных и сознательно
инициируемых изменений, берущий начало в сфере фундаментального знания
(с эффективных научных и технических идей, возникших в результате
творческого акта), продолжающийся в научно-технической сфере (где идеи
воплощаются в реальность и доводятся до стадии прикладного использования,
имеющего социальную значимость) и завершающийся в процессе потребления

17
(производственного или личного) новым способом удовлетворения уже
существующих или созданием новых потребностей» [14].
А.А. Анохина рассматривает новацию как единство новшества и
нововведения. Новшество как содержание инновации является результатом
человеческого творчества – интеллектуального, научного, технического,
художественного, социального и т. д. Это новый элемент культуры, который,
как целое, не имеет аналогов в прошлом. Новшество есть предмет
нововведения. Последнее, в отличие от новшества, представляет собой
инициируемый человеком процесс изменения, переход определенного
фрагмента культуры, социокультурной системы в целом из одного состояния в
другое [3, с. 135]. Исходя из их состава и содержательных особенностей,
выделяют три наиболее общих основания для их систематизации: 1) по типу
новшества (материально-технические, социальные, духовные); 2) по механизму
осуществления; 3) по особенностям инновационного процесса [3, с. 136-137].
Эволюция новшеств, их возникновение и распространение в культуре
могут быть представлены в качестве упорядоченного жизненного цикла: 1)
генерация, разработка, проектирование – новация появляется как результат
определенных исследований, творческого поиска, зарождение идей, гипотез,
прогнозирования и моделирования, создания программ, проектов; 2)
изготовление; 3) использование; 4) устаревание [3, с. 135-136].
В динамике культуры инновационный процесс может быть также
представлен в виде последовательности стадий: 1) зарождение – осознание
потребности и возможности изменений, поиск или создание соответствующего
новшества; 2) освоение – определение ценности и значения инновации,
обоснование новшества, его включение в ценностно-смысловое пространство
культуры, применение и стандартизация; 3) диффузия – тиражирование и
массовое распространение новшеств, их популяризация, проникновение в
различные сферы культурной жизни; 4) рутинизация – превращение новаций в
стабильные, социально признанные и постоянно функционирующие элементы
культуры [3, с. 136].
18
Таким образом, новации являются целиком сформированными, когда они
преодолевают весь жизненный цикл, а их компоненты становятся восприняты
как полноценные составляющие культуры, и рассматриваются в качестве
знакомого, привычного знания, стандартного способа деятельности, поведения
или общения в актуально функционирующие культурные практики. Однако, на
любом этапе инновационного процесса имеет место сопротивление,
обусловленное пассивностью социокультурного преобразования [3, с. 136-138].
Следовательно, если, новации справляются со всеми фильтрующими их
механизмами и становятся социально восприняты, утверждены, начинается
стадия их распространения. Здесь можно наблюдать несколько альтернатив
дальнейшего развития или, наоборот, спада новации: 1) Ситуации, когда самые
первые инновационные преобразования приводят к появлению отрицательных
обратных связей, которые нацелены на уменьшение значимости новаций, а то и
совсем на их уничтожение путем контрреформы; 2) Ситуации, когда
противодействие вводимой в социум новации столь обширно, что
компенсаторная система реагирует слишком сильно, т.е. не только сохраняет
уже имеющее место положение вещей, но и полностью меняет данную
структуру в направлении, обратном тому, которое предусматривалось
новаторами; 3) Перемены, инициированные введением новации, могут
ограничиться установленной локальной областью без каких-либо последствий
для других сфер общественной жизнедеятельности; 4) Ситуации, когда
некоторые начальные новации в какой-либо сфере ведут к случайным
видоизменениям конкретного ограниченного количества составных частей в
других смежных социокультурных подсистемах; 5) Системное усиление
изменений вследствие воздействия позитивных обратных связей, где начальные
инновационные изменения влекут за собой цепь последовательных сдвигов,
вплоть до абсолютной трансформации.
Можно сделать вывод, что инновационный процесс носит объективный,
синергетический, вероятностный, рисковый, системный, циклический,
междисциплинарный, синкретический характер, что в свою очередь говорит о
19
том, что «любая традиция – это бывшая инновация, и любая инновация – в
потенции будущая традиция» [10, с. 404].
Таким образом, одним из основных составляющих компонентов
культурной динамики, наравне с воспроизведением значимых культурных
эталонов, является культурная новация, которая гарантирует появление
соответствующих меняющейся действительности моделей социального
поведения и мировоззренческих ориентаций, формирование и передачу новых
знаний о природной и социальной среде, создание новейших конфигураций
коммуникации и областей специализированной инициативности, а кроме того и
вовлечение новаторских культурных стандартов в доступный культурный
контекст. Являясь первоначально новацией, данные приобретения часто
традиционализируются. Следовательно, новации только тогда востребованы в
обществе, когда они соответствуют системе существующих традиций.

2.2. Взаимодействие традиций и новаций в культуре

В современном изменяющемся мире, проблема соотношения традиций и


новаций является особенно актуальной. Традиция неразделимо сопряжена с
новациями, так как речь идет не только о сохранении единства культуры, но и о
ее модификациях в процессе обмена информационными потоками, являющейся
базой для новаций, а в дальнейшем и для новых традиций. По этому поводу
Э. С. Маркарян писал: «именно на потенциях и предпосылках, создаваемых
культурной традицией, базируются творческие инновации, благодаря которым
преодолеваются соответствующие, отжившие свой век стереотипы
человеческой деятельности и происходит развитие общества» [24, с. 21].
В разных культурах феномен традиции и новации воспринимались по-
разному. В древних культурах утвердился высокий статус традиции и низкий
новации. Многие культуры сохранили свою традиционность вплоть до начала
XX в. Вместе с тем в античной культуре большое внимание уделялось новации,
что послужило основой негативному пониманию традиций в философии
20
Нового времени, когда философы начали придерживаться мнения о том, что
человек обязан забыть о традиции, отвернуться от знатоков, чтобы осознать
истинную культуру силами своего разума и опыта. В утверждении
превосходства новации над традицией воздействие оказали многообразные
технические открытия того исторического периода. Однако в XIX в., в рамках
идеологии романтизма, произошло восстановление статуса традиции, а новации
рассматривались как обновление традиции в определенных социокультурных
условиях. В философии XX в. превалирует диалектический подход к традиции,
когда, с одной стороны, имеет место критика традиций, с другой – новация
возможна только как симбиоз действующих традиций. При этом надо
подчеркнуть, что «новое» и «старое» анализируются исключительно как
динамически развивающиеся категории. В социально-историческом контексте
разногласие между старым и новым проявляется через соотношение того, что
уже прошло, есть сейчас и только еще будет.
Следует отметить, тот факт, что подход некоторых ученых к проблеме
взаимосвязи традиции и новации, в котором новацию рассматривают как
составную часть традиции, имеет некоторую неправомерность. При данном
подходе новаторская деятельность лишается своего самодостаточного
характера, следовательно, является ограниченной рамками традиции. Трудным
является также определение механизма перехода к качественно новой
традиции, в случае чего непростым представляется подтверждение
возможностей данного перехода в формировании, сопряженного с выходом за
рамки старой традиции.
А. Х. Ортега-и-Гассет так развивает мысль о единстве и противоборстве
традиции и новации: «Наше будущее рождается из свободы, неиссякаемого
источника, вечно бьющего из себя самого. Однако свобода предполагает выбор
между вариантами поведения, а последние формируются лишь на основе
прошлого – нашего и чужого, – служащего как бы материалом, который
вдохновляет на новые их сочетания... Независимо от величины радиуса нашей
свободы он всегда ограничен: мы вынуждены всегда хранить преемственность
21
с прошлым. Неразрывная связь с ним яснее всего проступает, когда
сотворенный нами, положенный в основу жизни проект радикально отрицает
прошлое. Одна из форм, с помощью которой прошлое правит нами, как раз и
состоит в том, чтобы побудить нас совершить противоположное тому, что было
осуществлено прошлым...» [26, с. 40].
По мнению Д. С. Лихачева, творческий потенциал эпохи определяется
неразрывным единством традиций и новаций, где традиции, играют
незаменимую роль в культуре [7, с. 9].
Как свидетельствует Т.Г. Новикова, традиции и новации представляют
противоречивые стороны культурного и научного процесса, взаимная
деятельность которых является вечным источником его развития. В данном
случае развитие носит прогрессивный характер, т.к. «прогресс вообще
возможен лишь на основе уже сложившейся традиции. Диалектика этого
процесса такова, что традиция в то же время есть результат прогресса» [18, с. 7].
Таким образом, при всем своем противодействии и традиция, и новация
взаимосвязаны и взаимообусловлены так сильно, что иногда их просто
проблематично расчленить: ни одна традиция не является традицией в момент
появления, а возникает изначально как новация, так как ни одна новация не
сохраняет данный статус на протяжении своего действия. Следовательно, то,
что воспринимается нами как новшество, либо не приживется в культуре и
отмирает, либо со временем становится традицией.
Взаимодействие в культуре традиций и новаций происходит несколькими
путями: 1) простое проникновение элементов одной культуры в другую, когда
исконные черты предмета или явления сохраняются в неприкосновенности, а
заимствованные служат дополнением к ним; 2) синтез, традиционные и
заимствованные черты в предмете или явлении трудно даже различить,
настолько тесно они переплелись; 3) использование заимствований в
соответствии с традиционными нормами и обычаями [17, с. 11].
Антрополог М. Мид обратила внимание на то, что при различном
соотношении традиций и новаций в культуре по-разному складывается
22
взаимодействие между живущими в обществе поколениями людей. Это привело
ее к выделению трех типов культуры: 1) постфигуративной, в которой
подрастающее поколение перенимает опыт у старших; 2) конфигуративной, где
дети и взрослые учатся у старших и сверстников; 3) префигуративной, в
которой дети и родители учатся друг у друга [12, с. 347].
Следовательно, структура традиций и новаций в каждой культуре не
является статичной. Явления культуры как бы перетекают из одного вида в
другой. Поэтому взаимодействия традиции и инновации может происходить по
нескольким сценариям: 1) Исчезновение или «отмирание» господствующей на
данный период слабой, несформировавшейся и неустойчивой в обществе
традиции. Тогда традицию заменяет инновация, которая может заимствовать
такие свойства традиции, как сохраняемость, сбалансированность и
повторяемость. Однако, в своем подавляющем большинстве инновации с
трудом приживаются в обществе, тогда как традиция может полностью
исчезнуть, а через какой-то период времени появиться вновь. 2) Активная
защита традиции, ее противодействие, борьба с инновацией. Ведь любая
инновация только тогда принимается социумом, когда согласуется с уже
имеющейся традицией или в свою очередь порождает новые традиции. В
результате противодействия традиция обогащается новыми свойствами и может
приобрести определенные инновационные «вкрапления». Инновации
дополняют традиции новыми нормами и способны изменить содержание
традиций, формируя и инновационно дополняя традиции. 3)
Эволюционирование, развитие процессов трансформации традиции в
инновацию. Происходит интеграция инноваций в традиции: инновации
структурируются и встраиваются в существующую структуру традиций. 4)
Смешение, то есть тождественность традиции инновации. Инновации
опираются на традиции, модифицируются и адаптируются к традициям.
Традиции служат определенным дополнением к инновациям, причем
конкретная инновация может составлять комбинацию из нескольких традиций.
5) Компромиссный вариант, подразумевающий симбиоз, сосуществование,
23
сохранение и традиции, и инновации. Традиции и инновации в процессе
взаимодействия могут «растворяться» друг в друге. Традиции сохраняются, а
инновации развиваются. Возможен и вариант, при котором традиции и
инновации локализованы и практически не взаимодействуют друг с другом, что
может быть характерно, как и для макро-уровня, и для микро-уровня
социальной системы [23, с. 231].
Следовательно, развитие культуры будет влиять на изменение объема
каждого вида традиций и новаций. Чем больше в культуре сильных новаций и
слабых традиций и, чем больше в ней традиций с большим спектром
колебаний, тем быстрей она развивается, то есть становится динамичней. Если
же в культуре больше сильных традиций по сравнению со слабыми или
неустойчивые новации укрепляют традицию, тогда культура становится
неизменной. Когда большинство слабых новаций влияют на традицию, то
культура более динамична. Поэтому, чем больше диахронных новаций по
отношению к синхронным, тем выше уровень и потенциал культурной
динамики, а если, наоборот, из культуры исходит больше синхронных
традиций, тем выше потенциал ее развития, так как ей есть что передать другим
культурам.
В зависимости от особенности взаимодействия традиции и новации можно
говорить о развитии либо как о процессе, в ходе которого наблюдаются
качественные изменения, либо как о процессе, подразумевающем преобразование
всего нового таким образом, чтобы оно соответствовало традициям. В обоих
случаях можно говорить о новациях, но уровень обновления, видоизменения будет
разным. Таким образом, процесс развития во многом определяется диалектикой
традиции и новации в каждом определенном случае.
Можно говорить о диалектическом единстве традиции и новации,
которые представляют взаимовлияющие, дополняющие друг друга
философские категории. Безусловно, их свойства и характеристики имеют
качественно различный характер, но в то же время они имеют одно общее
основание, которое и отражает сложный процесс их взаимной деятельности, а
24
не их конфронтацию, ведь только совместно традиции и новации образуют
общий комплекс в процессе динамики культуры. Традиция является устойчивой
базой культуры и обеспечивает ее воспроизводство, а новация дает толчок ее
развитию и взаимовлиянию с иными культурами, поэтому данные направления
имманентны, т. е. внутренне присущи, культуре как таковой. Усиление влияния
одной и игнорирование важности, значимости другой ведет к опасным авариям
и катастрофам, так, например, преобладание традиций в социуме ведет к
застою, а преобладание новаций подразумевает разрушение в самой культуре.
Взаимовлияние, союз традиций и новаций состоит в том, что новации являются
доступным источником появления, преобразования новых культурных
традиций, а традиции, в свою очередь, выступают в качестве важной
предпосылки творческих процессов. Поэтому, характер соотношения традиций
и новаций в культуре не только отображает основные ориентации и ценностные
установки культуры, но и выступает в качестве основы ее исторической
динамики, задает ее направленность и содержательную размерность. Поэтому,
для разных типов общества свойственно свое собственное соотношение
традиций и новаций. Сегодня большое внимание уделяется новациям, то есть
усовершенствованию всех областей жизни.

25
ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Культура представляет собой открытую, исторически развивающуюся


систему, динамика которой подразумевает многообразные процессы как
преемственности, воплотившиеся в форме культурных традиций, так и
развития, осуществляющиеся в процессе функционирования новаций.
Исследовательская литература по изучаемой проблеме демонстрирует,
что феномен традиции является сложным, многообразным социокультурным
явлением, которое представляет интерес для различных гуманитарных
дисциплин: истории, этнографии, социологии, этики, психологии, педагогики,
философии и культурологии. Центром внимания ученых являются различные
аспекты традиций, в том числе и ее взаимосвязь с новацией, в силу чего
сформировалось значимое количество подходов в понимании дефиниции
«традиция».
Однако, многочисленные трактовки понятия объединяет тот факт, что его
рассматривают как проблему взаимосвязи современности и прошлого, так как
традиции сопровождают человечество на протяжении всей его истории. Они
являются важнейшими составляющими его онтогенеза и филогенеза. Значение
традиций в обществе и отношение к ним человека служат показателем
культурного развития, социальных, политических и идеологических
ориентаций того или иного общества.
Традиция понимается как устойчивая сторона культуры, обеспечивающая
накопление, сохранение и трансляцию социального опыта, и каждое следующее
накопление может возродить этот опыт, опираясь в своей деятельности на
достижения предшествующих поколений.
Но в процессе развития культуры появляются и новации, которые
обеспечивают ее динамизм, рост, возникновение качественно новых форм и
типов. Общественное развитие невозможно без новаций, которые являются
формой обновления общества на всех его уровнях, где они выполняют роль
основного инструмента для решения возникающих в обществе проблем. Самые
26
полезные, эффективные и значимые результаты новаторской деятельности
отбираются, закрепляются и включаются в процесс культурной коммуникации
через традицию. Однако, всякая новация обречена на забвение, отторжение или
лишь на временную местную реализацию, если она не будет востребована
обществом.
Ученые подчеркивают, что какими бы ни были по своей глубине и
направленности преобразования, они не смогут коренным образом изменить
данное общество, пока не произойдет диалог традиционных ценностных
ориентиров и новых, вызванных реформами в общественной жизни.
Следовательно, развитие культуры приобретает динамичный характер,
если традиции и новации находятся в сбалансированном сочетании, то есть
реализуют стабилизирующую и эвристическую функцию в культурно-
историческом процессе. В тех же случаях, когда это соотношение нарушается,
когда роль традиции чрезмерно возрастает, она превращается в препятствие на
пути развития культуры, то есть «консервирует» ее. Если чрезвычайно
превалируют новации, культура теряет устойчивость, что может привести к
нарушению преемственности в развитии культуры, к потере ее ценностных
достижений. Их единство – универсальная характеристика бытия культуры.
Гармоничность взаимодействия традиций и новаций оптимизирует культурную
динамику, определяя глубину и целостность национальной культуры в
пространстве и времени. Преобладание в системе определенного типа культуры
традиций или новаций обусловливает конкретный вектор ее фундаментальной
общекультурной ориентации.

27
СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Аверьянов, В. В. Три аспекта традиции (опыт апологии традиции)


[Электронный ресурс] / В. В. Аверьянов. – Режим доступа:
http://www.vernost.ru/avest001.htm. – Дата доступа: 13.02.2018.
2. Агранович, В. Б. Содержание понятия «инновация» как социально-
философской категории / В. Б. Агранович // Известия Томского
политехнического университета. – 2008. – Т. 312. – № 6. – С. 111–113.
3. Анохина, В. В. Культурная традиция в парадигмах современной философии /
В. В. Анохина. – Минск : БГУ, 2014. – 235 с.
4. Биктагирова, Г. Ф. Междисциплинарный анализ понятия «традиция» /
Г. Ф. Биктагирова // Фундаментальные исследования. – 2013. – № 26. – С. 725–729.
5. Гидденс, Э. Ускользающий мир. Как глобализация меняет нашу жизнь: Пер.
с англ. / Э. Гидденс. – М.: Издательство «Весь Мир», 2004. – 120 c.
6. Доброродний, Д. Г. Статус методологических инноваций в современном
научном познании / Д. Г. Доброродний // Проблемы управления. – № 4 (33).
– Минск, 2009. – С. 105–108.
7. Запесоцкий, А. С. Дмитрий Лихачев: о сущности культурной традиции
А. С. Запесоцкий // Вопросы культурологии. – 2007. – № 7. – С. 4–12.
8. Захарченко, М.В. Культурно-историческая традиция [Электронный ресурс] /
М. В. Захарченко // Педагогика / Образовательный портал «Слово». – Режим
доступа: http://www.portal-slovo.ru/pedagogy/37922.php. – Дата доступа: 18.03.2018.
9. Игнатович, П. Г. Традиции, преемственность и новации в культуре Беларуси на
рубеже XX-XXI столетий / П. Г. Игнатович // Традыцыйная і сучасная культура
Беларусі : гісторыя, актуальны стан, перспектывы : матэрыялы навуковай
канферэнцыі (Мінск, 6 снежня 2012 г.). – Мінск: БДУКіМ, 2013. – C. 49-58.
10. Казанов, Б. Х. Традиции и новации в национальной культуре /
Б. Х. Казанов // Вестник Адыгейского государственного университета. Серия
1: Регионоведение: философия, история, социология, юриспруденция,
политология, культурология. – 2007. – № 1. – С. 403–404.
11. Каиров, В. М. Традиции и исторический процесс / В. М. Каиров. – М.: Луч,
1994. – 120 c.
12. Кармин, А. С. Культурология / А.С. Кармин, Е.С. Новикова. – СПб.: Питер,
2005. – 464 с.
28
13. Кокорина, А. В. Оценка эффективности инновационной деятельности
промышленного предприятия [Электронный ресурс] / А. В. Кокорина //
Материалы IV Международной студенческой электронной конференции
«Студенческий научный форум», 15 февраля – 31 марта 2012. – Режим доступа:
https://www.rae.ru/forum2012/pdf/2798.pdf. – Дата доступа: 12.04.2018.
14. Крючкова, С. Е. Инновации: Философско-методологический анализ: диссертация
... доктора философских наук : 09.00.11 [Электронный ресурс] / С. Е. Крючкова. –
Москва, 2001. – 296 с. // Научная библиотека диссертаций и авторефератов
«disserCat». – Режим доступа: http://www.dissercat.com/content/innovatsii-filosofsko-
metodologicheskii-analiz. – Дата доступа: 06.03.2018.
15. Литостанский, В. В. Наследие и традиция: историко-философский анализ
[Электронный ресурс] / В. В. Литостанский // Журнал научных публикаций
аспирантов и докторантов. – 2013. – № 12. – Режим доступа:
http://jurnal.org/articles/2013/filos41.html. – Дата доступа: 12.04.2018.
16. Лобанова, Т. В. Основные подходы к изучению проблемы традиции /
Т. В. Лобанова // Вестник Нижегородского университета им.
Н. И. Лобачевского. Серия социальные науки. – 2008. – № 1(9). – С. 70-76.
17. Меднис, Н. В. Социокультурные традиции и основные механизмы
трансляции социокультурного опыта : автореф. дис. на соиск. учен. степ.
канд. филос. наук: 09.00.11 / Н. В. Меднис. – Калининград, 2007. – 17 с.
18. Новикова, Т. Г. Традиции и инновации в развитии современного образования
/ Т. Г. Новикова // Методист. – 2008. – № 3. – С. 2–9.
19. Палтаржицкая, Д. О. Философия Мишеля Фуко и проблема традиции /
Д. О. Палтаржицкая // Ноумен: сб. науч. работ молодых ученых и аспирантов
ФФСН БГУ. – Минск, 2002. – Вып. 2. – С. 53–62.
20. Слемнев, М. А. Философия и ценности современной цивилизации : курс
лекций / М. А. Слемнев, Э. И. Рудковский. – Витебск : УО "ВГУ им.
П. М. Машерова", 2010. – 134 c.
21. Сопов, В. В. Социально-философский анализ феномена традиции: автореф.
дис. на соиск. учен. степ. канд. филос. наук: 09.00.11 / В. В. Сопов. –
Кемерово, 2007. – 27 с.
22. Социум, цивилизация, культура в исследовательских традициях
классической и современной философии: пособие / В. В. Анохина,
29
А. И. Зеленков, А. А. Лазаревич, В. Т. Новиков; под ред. А. И. Зеленкова. –
Минск : БГУ, 2015. – 327 с.
23. Стовба, А. В. Соотношение и взаимодействие традиций и инноваций в
общественном развитии / А. В. Стовба // В мире научных открытий. –
Красноярск, 2011. – № 4 (16). – С. 229-233.
24. Травников, Г. Н. Традиции и инновации как источник развития современного
образования / Г. Н. Травников // Научные ведомости Белгородского
государственного университета. Серия: Философия. Социология. Право. –
2010. – № 11. – С. 19–22.
25. Хобсбаум, Э. Изобретение традиции / Э. Хобсбаум // Вестник Евразии. –
2000. – № 1. – С. 47–62.
26. Чернявская, Ю.В. Народная культура и национальные традиции: учебно-
методическое пособие / Ю.В. Чернявская. – Минск, 1998. – 199 с.
27. Четвертокова, Ж. В. Культурологические подходы к методологии изучения
традиций / Ж. В. Четвертокова // Аналитика культурологии. – 2010. – № 16.
28. Четвертокова, Ж. В. Смыслы и природа традиции: генезис понятийного
аппарата / Ж. В. Четвертокова // Аналитика культурологии. – 2012. – № 23. –
С. 222–226.
29. Шаврова, О. Г. Феномен культурной традиции в современной философской
герменевтике / О. Г. Шаврова // Ноумен: сб. науч. работ молодых ученых и
аспирантов ФФСН БГУ / Белорус. гос. ун-т; редкол.: А. И. Зеленков [и др.]. –
Минск, 2005. – Вып. 4. – С. 3–13.

30