Вы находитесь на странице: 1из 120

к

©XVHI3CK0
ХАКАССКИЙ НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ ИНСТИТУТ
ЯЗЫКА, ЛИТЕРАТУРЫ И ИСТОРИИ

МИНУСИНСКИЙ РЕГИОНАЛЬНЫЙ КРАЕВЕДЧЕСКИЙ МУЗЕЙ


ИМ. Н.М. МАРТЬЯНОВА

Н.В. Леонтьев, В.Ф. Капелько, Ю.Н. Есин

ИЗВАЯНИЯ И СТЕПЫ
ОКУНЕВСКОЙ КУЛЬТУРЫ

Абакан
2006
УДК 903.27
ББК 63.4(2)
Л 47 ОГЛАВЛЕНИЕ

ПРЕДИСЛОВИЕ....................................................................................................................................................................... 4
Утверждено к печати Ученым советом Хакасского
научно-исследовательского института языка, литературы и истории ВВЕДЕНИЕ............................................................................................................................................................................... 6
Глава 1. ИСТОРИЯ ИЗУЧЕНИЯ............................................................................................................................................ 9

Рецензенты: Глава 2. СОЗДАНИЕ И УСТАНОВКА ИЗВАЯНИЙ И СТЕЛ............................................................................................... 14


доктор исторических наук М.А. Дэвлет Глава 3. ХРОНОЛОГИЯ И ИКОНОГРАФИЯ АНТРОПОМОРФНЫХ ИЗОБРАЖЕНИЙ................................................. 16
кандидат исторических наук Д.В. Черемисин
Глава 4. НЕКОТОРЫЕ ВОПРОСЫ МЕТОДОВ АНАЛИЗА И ИНТЕРПРЕТАЦИИ ОКУНЕВСКОГО
ИСКУССТВА............................................................................................................................................................................ 25
Ответственный редактор: Глава 5. СЕМАНТИКА ФОРМЫ И ИЗОБРАЗИТЕЛЬНОЙ СТРУКТУРЫ ИЗВАЯНИЙ................................................... 41
кандидат исторических наук Ю.Н. Есин
Глава 6. “ЛИК ВСЕЛЕННОЙ"................................................................................................................................................45
Глава 7. ИЗОБРАЖЕНИЯ В ВИДЕ КРУГА И КВАДРАТА С ЛУЧАМИ..............................................................................57
Глава 8. “ВЛАДЫКА ВСЕЛЕННОЙ” .....................................................................................................................................65
ЗАКЛЮЧЕНИЕ......................................................................................................................................................................... 75
Леонтьев Н.В., Ка иель ко В.Ф., Есин Ю.Н. КАТАЛОГ ИЗВАЯНИЙ И СТЕЛ............................................................................................................................................ 77
Л 47 ИЗВАЯНИЯ И СТЕЛЫ ОКУ НЕВСКОЙ КУЛЬТУРЫ. - Абакан: Хакасское книжное изда­
тельство, 2006. - 236 с. ЛИТЕРАТУРА..........................................................................................................................................................................228
СПИСОК СОКРАЩЕНИЙ................................................................................................................................................ 235
ISBN 5 - 7091- 0238 - 5

Книга посвящена уникальным памятникам изобразительного искусства Южной Сиби­


ри, имеющим мировую известность, —каменным изваяниям и стелам, связанным с окунев-
ской археологической культурой конца III середины II тыс. до н.э. Рассматриваются про­
блемы их датировки, методов анализа и интерпретации, социальной функции, семантики COriTENTS
основных изображений. Важной частью издания является каталог, включающий описание
и рисунки 300 памятников.
Книга адресована историкам, археологам, культурологам, искусствоведам и всем чита­
телям, интересующимся древним искусством и культурой Южной Сибири. FOREWORD............................................................................................................................................................................... 4
INTRODUCTION...................................................................................................................................................................... 6
Chapter 1. HISTORY OF RESEARCH....................................................................................................................................... 9
Chapter 2. CREATION AND INSTALLATION OF SCULPTURES AND STELAS................................................................. 14
Leontjev N.V., Kapelko V.F., Esin Yu.N.
SCULPTURES AND STELAS OF OKUNEV CULTURE. - Abakan: Khakas Publishing House, Chapter 3. CHRONOLOGY AND ICONOGRAPHY OF ANTROPOMORPHOUS IMAGES................................................. 16
2006.-236 p. Chapter 4. SOME QUESTIONS OF METHODS OF ANALYSIS AND INTERPRETATION OF OKUNEV ARTS ...........25
Chapter 5. SEMANTICS OF THE FORM AND GRAPHIC STRUCTURE OF SCULPTURES..............................................41
The book is devoted to the world known unique monuments of Southern Siberia - stone sculptures
and stelas, connected with okunev archeological culture of the end III - the middle of II thousand Chapter 6. “UNIVERSE FACE” ................................................................................................................................................45
BC. Problems of their dating, methods of analysis and interpretation, social function, semantics of Chapter 7. A CIRCLE AND A SQUARE WITH BEAMS IMAGES.........................................................................................57
the basic images are considered. The important part of the edition is the catalogue which includes the
description and figures of 300 monuments. Chapter 8. “ UNIVERSE LORD” ............................................................................................................................................... 65
The book is addressed to historians, archeologists, culturologists, critics and for all those who are CONCLUSION..........................................................................................................................................................................75
interested in prehistoric art and culture of Southern Siberia.
CATALOGUE OF SCULPTURES AND STELAS.................................................................................................................... 77
УДК 903.27
ББК 63.4(2) BIBLIOGRAPHY................................................................................................................................................................... 228
LISTOF ABBREVIATIONS................................................................................................................................................... 235
© Леонтьев H.B., Есин Ю.Н., 2006
© Дэвлет Е.Г. Предисловие, 2006
© Кызласов В.Н. Оформление
обложки
© Хакасский научно-исследовательский
ISBX 5 —7091—0238 - 5 институт языка, литературы и истории
4 Изваяния и стелы окуневской культуры Предисловие 5
-------------------------------------------------------------
ки в регионе и наделенные редким, специфи- ное научное исследование. Для раскрытия внут-
ПРЕДИСЛОВИЕ
ческим даром копирования изображений, нане­ реннего смысла окуневского искусства, его се­
Предлагаемая вниманию читателей книга по­ сенных на поверхность камня. В этой работе мантики авторы текста Н.В. Леонтьев и
бабы”, но лишь от случая к случаю и зачастую
священа публикации и интерпретации каменных принял участие Ю.Н. Есин. Книга была впер­ Ю.Н. Есин успешно использовали метод струк­
далеко не лучшим образом, со значительными
изваяний и стел окуневской культуры - проис­ вые издана в 2002 г. на немецком языке при под­ турно-семиотического анализа, когда исключи­
отступлениями от оригиналов. Первая попыт­
ходящих из Минусинской котловины замеча­ держке Германского археологического инсти­ тельное значение обретает сам изобразитель­
ка собрать изваяния и стелы воедино принад­
тельных памятников монументального творче­ тута. В публикуемом ныне на русском языке ный текст. Разработки отдельных вопросов и
лежит М.П. Грязнову и Е.Р. Шнейдеру. Затем
ства первобытной эпохи, ярких и самобытных исправленном и дополненном варианте книги окуневской проблемы в целом ценны и инте­
А.Н. Липский, свозивший в Абаканский крае­
проявлений духовной жизни и мировоззрения в каталоге учтено 300 изваяний и стел. Все пос­ ресны, в подавляющей части убедительны. Они
ведческий музей “каменные бабы”, стоявшие в
их создателей. Минусинская котловина в юж­ ледующие поколения исследователей древнос­ будят мысль и, несомненно, явятся импульсом
степи, подготовил к изданию рукопись, кото­
ной части бассейна реки Енисей - поистине ис­ тей Южной Сибири и первобытного искусства для дальнейших исследований.
рая так и не увидела свет, “Енисейские извая­
ключительный регион в евразийских масшта­ будут обращаться к этому бесценному источ­ Книга о каменных изваяниях и стелах оку­
ния в свете сибирской этнографии. Очерки
бах. Здесь, в степях и предгорьях на террито­ нику и черпать в нем творческое вдохновение невской культу ры будет, безусловно, востребо­
древнего изобразительного искусства на Сред­
рии сравнительно изолированной и в то же вре­ и радость общения с художественным миром вана читателем и станет залогом того, что эти
нем Енисее” с предисловием академика А.П. Ок­
мя связанной бесчисленными нитями с сосед­ наших далеких предшественников. С другой бесценные памятники займут достойное место
ладникова [Вайнштейн, 2003, с. 488]. В 1980 г.
ними и удаленными областями, в эпоху энео­ стороны, данное издание - это фундаменталь- в сокровищнице мировой культуры.
Э.Б. Вадецкая опубликовала работу “Изваяния
лита - ранней бронзы - расцвело своеобразное, окуневской культуры”, в которой были собра­
Екатерина ДЭВЛЕТ,
загадочное, наполненное фантастическими об­ ны известные прежде и открытые к тому вре­ доктор исторических наук,
разами искусство. В мире найдется немного мени памятники, скопированные сотрудниками ученый секретарь Института археологии
мест, где сосредоточены столь разнообразные Красноярской экспедиции. За время, прошед­ Российской Академии наук ,
высокохудожественные памятники археологии. шее после выхода в свет этого свода, база ис­ президент Сибирской ассоциации
Недаром Минусинскую котловину называли исследователей первобытного искусства
точников пополнилась, количество известных
“культурным оазисом”, подобным очагам древ­ памятников возросло вдвое, в то время как сами
них цивилизаций” [Савинов, Подольский, 1997, изваяния и стелы под воздействием природных
с. 6], “уникальным сакральным центром” [Ма- и антропогенных факторов продолжали разру­
чинский, 1997, с. 265], ‘"музеем под открытым шаться. Некоторые памятники до наших дней
небом или заповедником древнего мира” [Вай­ не дошли, в лучшем случае они сохранились в
нштейн, 2003, с. 484]. Среди памятников древ­ зарисовках и фотографиях предшественников.
ности особое внимание привлекают произведе­ При проверке оказывалось, что прежде выпол­
ния окуневской эпохи, выполненные на камне ненные копии в значительной части были не
или из камня: мелкая пластика, тончайшие гра­ точны либо выполнены со значительными ла­
вировки, петроглифы и красочные рисунки на кунами1.
скалах, монументальные изваяния и плиты. Подготовить свод изваяний и стел окуневс­
Как возник феномен окуневского искусства? кой культуры, скопировать их на современном
Где кроются его истоки? Многие ученые пыта­ уровне и ввести в научный оборот - это значит
лись найти ответы на эти и другие вопросы, свя­ сохранить памятники для грядущих поколений,
занные с происхождением окуневской культу­ в определенном смысле спасти их для науки.
ры и ее дальнейшими судьбами, подходя к их Этот поистине титанический труд взяли на себя
решению иногда с диаметрально противопо­ археолог Минусинского музея Н.В. Леонтьев
ложных позиций, однако никому так и не уда­ и художник В.Ф. Капелько, в течение многих
лось найти достаточно аргументированный и лет проводившие археологические развед-
убедительный ответ. Окуневская проблема все
еще далека от своего решения, хотя окуневс-
1 Ярким примером извлечения дополнительной ин­
кие изваяния и стелы уже почти три столетия формации из источников могут служить “Знаменская
неизменно привлекали внимание исследовате­ стела” и плита из могильника Черновая VIII, которым
посвящена статья Е.А. Миклашевич о точности копи­
лей. Уже первые путешественники зарисовы­ рования и возможностях интерпретации окуневского
вали и публиковали минусинские “каменные искусства [Миклашевич, 2002].
Изваяния и стелы окуневской культуры Введение
6

ВВЕДЕНИЕ

Объектом исследования данной работы явля­ Изваяния представляют собой очень важ­
ются каменные изваяния и стелы из степей Ми- ный источник для изучения ритуально-мифо­
нусинской котловины - относительно небольшо­ логических представлений оставившего их на­
го историко-географического региона, естествен­ селения, а также разработки общих методо­
ными рубежами которого с запада, юга и восто­ логических проблем анализа и интерпретации
ка являются горные хребты Кузнецкого Ллагау, древнего искусства, т.к., в сравнении с пет­
Западного и Восточного Саяна. По современно­ роглифами и рисунками на плитах погребаль­
му административно-территориальному деле­ ных сооружений, выделяются более сложной
нию это земли Республики Хакасия и южных структурой изобразительного текста. Посвя­
районов Красноярского края. Благоприятные щен он в основном одной теме, но на разных
природно-климатические условия способство­ памятниках постоянно варьируется в рамках
вали распространению здесь уже на заре эпо­ определенного набора изобразительных эле­
хи металла ранних форм скотоводства и зем­ ментов и правил их сочетания. Это существен­
леделия, формированию ярких и самобытных но повышает его внутренние информативные
культур. Одной из них является окуневская ар­ возможности и обеспечивает эффективность
хеологическая культура конца III - середины исследования изваяний и стел в рамках струк-
II тыс. до н.э., получившая широкую известность турно-семиотического подхода. При его ис­
благодаря связанным с ней монументальным па­ пользовании исключительное значение приоб­
мятникам очень выразительного и оригинального ретает сам изобразительный материал, а не
изобразительного искусства - изваяниям и стелам. подбор аналогий из мифопоэтического насле­
Окуневские стелы - это устанавливавшиеся дия других культур, эпох и регионов.
вертикально каменные плиты с выбитыми на них К сожалению, сохранность многих памят­
антропоморфными и другими изображениями. ников трудно признать удовлетворительной.
Те стелы, изображения на которых исполнены Находясь многие сотни лет в степях, они под­
объемно, скульптурно, принято называть извая­ вергались разрушительному воздействию вет­
ниями. Помимо техники исполнения, изваяния, ров и атмосферных осадков, резких перепадов
как правило, выделяются более сложной ярус­ температур. Отдельные детали изображений
ной композицией и расположением основных порой едва прослеживаются или даже совер­
изображений не на широкой, а на узкой стороне шенно исчезли, что значительно усложняет
плиты. Ареал находок изваяний и стел охваты­ работу. Поэтому неудивительно, что на ряде
вает всю территорию Минусинской котловины опубликованных ранее изваяний изображения
за исключением ее юго-восточной части (см. рис. 1). воспроизведены не совсем точно либо со зна­
Но распределены они крайне неравномерно. чительными пробелами (см. рис. 3). Авторы
Только 17 из них происходят с правобережья Ени­ этой книги, имея многолетний опыт работы с
сея. все остальные найдены на его левом берегу, петроглифами, давно осознали необходи­
на территории Республики Хакасия. Наибольшее мость получения новых графических копий
количество изваяний сосредоточено в долинах изваяний и создания на этой основе сводного
рек Бюрь, Уйбат, Ниня. Камышта, Аскиз. Есь и каталога. Значительный объем такой источ­
Тёя. Многие из них были установлены в оградах никоведческой работы удалось осуществить
курганов татарской культуры (рис. 2). но больше в 1995 - 1998 годах благодаря поддержке Ев­
всего их находилось на чаатасах - могильниках разийского отдела Германского археологичес­
эпохи раннего средневековья. кого института. Было произведено копирова­
Енисейские изваяния и стелы стали извест­ ние изваяний и стел, находящихся до настоя­
ны науке с первой половины XVIII века, вскоре щего времени в степях, и большей части тех,
после вхождения региона в состав России, и с что хранятся в Хакасском республиканском
тех пор неизменно привлекают к себе внима­ краеведческом музее и Минусинском регио­
ние исследователей. Несмотря на это, они оста­ нальном краеведческом музее им. Н.М. Мар­
ются во многом загадочными и в наши дни. Про­ тьянова. Копирование большинства изваяний
должаются дискуссии о времени создания этих производил художник В.Ф. Капелько при не­
памятников, принадлежности их к одной куль­ посредственном участии Н.В. Леонтьева, сде­ Рис. 1. Карта распространения памятников окуневского искусства
туре. направленности эволюции изобразитель­ лавшего прорисовки с рабочих эстампов. Ко­ (номера изваяний и стел даны по каталогу).
ного стиля, истоках этого искусства. Не менее пирование и прорисовки нескольких интерес­
спорной и недостаточно изученной остается ных памятников выполнил Ю.Н. Есин.
семантика изваяний. Здесь ученые до недавне­ Главы 1-3, 5, 6, 8 и каталог изваяний и стел
го времени были едины лишь в том, что эти па­ подготовлены Н.В. Леонтьевым (глава 8 - при уча­
мятники имели культовое назначение. стии Ю.Н. Есина). Они являются исправленным
8 Изваяния и стелы окуневской культуры 9

Глава 1
ИСТОРИЯ ИЗУЧЕНИЯ

История изучения каменных изваяний Ми­ к изваяниям [Паллас, 1788, с. 500-504]. Количе­
нусинской котловины насчитывает уже почти ство изваяний, открытых учеными XVIII в., было
300 лет. Начало ей было положено исследова­ невелико - всего около двух десятков, включая
ниями ученого-путешественника Д.Г. Мессер- средневековые. Описания и рисунки их были
шмидта, который по указу Петра I в 1719 году беглые и неточные, но именно они познакомили
отправился в Сибирь и с осени 1721 года вмес­ Россию и Европу с поразительными памятника­
те со своим помощником Ф.И. Страленбергом ми древности “дикой” Сибири. Эти исследова­
приступил к разностороннему изучению об­ ния пробудили широкий интерес к ее дорусско-
ширного степного региона по северную сторо­ му прошлому.
ну Саянского хребта, лишь в 1707 г. оконча­ В XIX в. изучение южно-сибирских древ­
тельно вошедшего в состав Российской им­ ностей приобретает более целенаправленный
перии [Новлянская, 1970]. Программой экс­ характер. Исследователи этого времени
педиции предусматривались сбор и покуп­ (М.А. Кастрен, Н.И. Попов, Д.А. Клеменц,
ка у населения “древних могильных вещей”. В.В. Радлов, А.В. Адрианов, И.Р. Аспелин,
Не ограничиваясь этим, Д.Г. Мессершмидт со­ И.П. Кузнецов-Красноярский и др.) занима­
бирал сведения о древних курганах и даже про- лись не только фиксацией каменных извая­
извел раскопки одного из них в январе ний, но и делали попытки их исторического
1722 года. Он проявил интерес и к наскальным осмысления [Грязнов, 1950, с. 128-129; Вадец­
изображениям, и, особенно, к каменным изва­ кая, 1980а, с. 38-39; Белокобыльский, 1986,
яниям, фиксируя встреченные памятники [Кыз- с. 44-109]. В.В. Радлов относил эти памятники
ласов Л.Р., 1962; Вадецкая, 1973, с. 95-97; Бе- к эпохе бронзы, основываясь на том, что в
Рис. 2. Курган тагарской кулыуры в Уйбатской степи с памятниками № 1(о и 166. локобыльский, 1986, с. 10-24]. В долине рек курганах, где они стояли, находились мно­
Бюрь и Уйбат он осмотрел несколько изваяний гочисленные бронзовые предметы [Радлов,
и дополненным вариантом изданной ранее на не­ Издание этой книги стало возможным бла­ и одно из них, с древнетюркской рунической 1895, с. 168-172]. Такого же взгляда придер­
мецком языке монографии [Leont’ev, Kapel’ko, годаря заинтересованности и всесторонней под­ надписью (№ 63), зарисовал [Радлов, 1894, живался И.Р. Аспелин [Appelgren-Kivalo,
2002]. Введение и заключение работы написаны держке директора Торгового дома “Хозяин”, с. 98-99, рис. А]. В устье р. Есь он обследовал 1931, с. 13-15]. Оба исследователя тесно свя­
совместно Н.В. Леонтьевым и Ю.Н. Есиным. Гла­ кандидата физико-математических наук, чело­ и зарисовал изваяние, известное у местного на­ зывали изваяния с погребальными комплек­
вы 4 и 7 написаны Ю.Н. Есиным, им же было осу­ века, увлеченного древним искусством Хакасии, селения под названием “Улуг куртуяк тас” - сами. К более позднему времени относил эти
ществлено общее редактирование текста работы Сергея Геннадьевича Нарылкова, которому ав­ “Большая каменная старуха” (№ 106), которое памятники Д.А. Клеменц. Он акцентировал
и подготовка ее к публикации. торы выражают свою признательность. почитали как некую знатную женщину, превра­ внимание на том, что на трех из них высече­
щенную богами в камень [Messerschmidt, 1962, ны рунические надписи, а ряд других уста­
s. 298-300, abb.7]. На р. Есь Мессершмидтом новлен на средневековых могильниках, и пото­
был зарисован еще один уникальный памятник - му датировал их первыми веками нашей эры
“Хыс тас” (см. рис. 3, /). Хотя хакасы поклоня­ [Клеменц, 1886, с. 33-38]. На позднем этапе сво­
лись каменным идолам, тем не менее, они осоз­ ей археологической деятельности к изваяниям
навали их древнее происхождение. От них обратился также известный сибирский иссле­
Д.Г. Мессершмидт узнал, что изваяния “нахо­ дователь И.Т. Савенков, сделавший первую по­
дились тут уже задолго до киргизов, лет 30 - 40 пытку их детальной семантической интерпре­
тому назад прогнанных русскими,... ни отцы, тации [Савенков, 1910, с. 207-225; Белокобыль­
ни праотцы их не знали, какие народы воздвиг­ ский, 1986, с. 105-109].
ли здесь эти камни” [Радлов, 1894, с. 16]. Качественно новый этап в изучении извая­
Последующие ученые-путешественники ний связан с именами М.П. Грязнова и
XVIII века, исследовавшие степи Енисея, так­ Э.Р. Шнейдера. В 1921 -1925 гг. они произвели
же уделяли внимание древним изваяниям. широкое обследование памятников, находив­
В 1739 году Г.Ф. Миллер и И.Г. Гмелин по­ шихся в степях и собраниях музеев. Всего было
вторно обследовали памятники, описанные учтено 64 изваяния и стелы, которые были раз­
Мессершмидтом, и несколько новых, в том делены на два типа. К первому, редкому для Ми­
числе стелу с изображениями “лисиц” и оле­ нусинской котловины, отнесены древнетюркс­
ней, стоявшую на Копенском чаатасе (№ 279), кие скульптурные изображения мужчин с сосу­
и изваяние “Кичик куртуяк тас” (“Маленькая дом в руках, датирующиеся второй половиной
каменная старуха”) в долине рек Есь и Тёя I тыс. н.э. Ко второму было отнесено 55 памят­
(№ 96). По стопам Мессершмидта прошел и ников, на которых, как правило, высечено толь­
П.С. Паллас, пребывавший в хакасских степях ко одно человеческое лицо, часто разделен­
в 1771 - 1772 годах и тоже проявивший интерес ное поперечными линиями на две или три час-
10 Изваяния и степы окуневской культуры История изучения Ц

тому времени отнесен к числу памятников ран- изображениями на изваяниях и стелах (грави­
неандроновского (окуневского) этапа [Комаро­ рованные женские головки на костяных плас­
ва, 1947], М.П. Грязнов признал реалистичес­ тинках, скульптурные человеческие головки на
кие изваяния типа есинской “Хыс тас” (см. № 16) каменных стерженьках, каменная пластинка с
раннеандроновскими, а все остальные датиро­ изображением янусовидной личины, роговой
вал более поздней порой андроновской культу­ “жезл” со скульптурной головкой хищного зве­
ры, не исключая того, что некоторые из них мо­ ря и т.д.). На черепах некоторых погребенных
гут быть и карасукскими [Грязнов, 1960]. В от­ были обнаружены следы полос красной крас­
личие от С.В. Киселева, М.П. Грязнов связывал ки, аналогичные поперечным линиям антропо­
появление изваяний с разложением матриар­ морфных личин.
хального рода и видел в центральной антропо­ Э.Б. Вадецкая, проанатизировав эти и иные
морфной личине образ женщины-прародитель­ факты, пришла к заключению, что изображения
ницы и родоначальницы. на плитах датируются периодом окуневской
Передатировка М.П. Грязновым андроновс­ культуры, как и сам могильник [Вадецкая,
кой эпохой основной массы изваяний вызвала 1965а]. В 1963 —1964 годах ею были зарисова­
возражения со стороны С.В. Киселева и ны изваяния и стелы из степей Хакасии, и уста­
Л.Р. Кызласова [Киселев, 1951, с. 165; Кызла- новлено, что на них представлены те же ико­
сов Л.Р., 1956, с. 17]. Однако вскоре произошло нографические типы личин, что и на могиль­
сенсационное открытие выбитых, гравирован­ ных плитах, и, следовательно, они тоже долж­
ных и накрашенных рисунков антропоморфных ны быть отнесены к памятникам окуневской
существ, личин и птиц на плитах погребальных культуры. Иная принадлежность изваяний ис­
сооружений кургана Тас-Хазаа, датированного ключается. т.к. преемственности окуневской
автором раскопок А.Н. Липским афанасьевской культуры ни с предшествующей афанасьевской,
культурой [Липский, 1961, с. 271-272]. Обратив ни с последующей андроновской не наблюда­
внимание на то, что создатели кургана относи­ ется. К тому же, среди материалов этих культур
лись к изображениям на плитах пренебрежи­ какие-либо сопоставимые произведения изобрази­
тельно, он пришел к заключению, что они не тельного искусства не известны [Вадецкая, 1980а].
почитались в афанасьевскую эпоху и потому Тем не менее, окуневская принадлежность
должны быть отнесены к неолиту. К этой же изваяний и стел была признана не всеми иссле­
эпохе он отнес изваяния степей. Впослед­ дователями. А.Н. Липский и Л.Р. Кызласов со­
ствии А.Н. Липский несколько изменил свои храняли приверженность своей прежней дати­
взгляды. Сохранив неолитическую датировку ровке этих памятников [Липский, 1970а; 19706].
для стел с изображениями “солнцеликих'’личин, Позднее Л.Р. Кызласов предложил отнести из­
он признал изваяния более поздними - энеоли- ваяния к гипотетической культуре позднего нео­
тическими [Липский, 1970а, с. 3-4]. С новым оп­ лита (названной им тазминской), не представ­
Рис. 3. Разные прорисовки стелы “Хыс тас” (“Каменная девица"; № 16): / - по Д.Г Мессершмидту. ределением культурной принадлежности камен­ ленной, помимо изваяний, какими-либо иными
2 - по Я Аппельгрену-Кивало, 3 - по Э.Б. Вадецкой, 4 - по М.П. Грязнову и Э.Р. Шнейдеру. ных изваяний согласился С.В. Киселев, не от­ памятниками [Кызласов Л.Р., 1986, с. 85-86].
казавшийся лишь от андроновской датировки С возражениями против окуневской датировки
ти и наделенное бычьими рогами. Многие из своей концепцией северо-китайских корней ка- стелы № 16. Теперь в качестве возможного ис­ изваяний выступил также Я.А. Шер [1980,
этих менгиров находились в курганах татарс­ расукской культуры он связывал изваяния с точника антропоморфных образов енисейских с. 223-229]. По его мнению, при определении
кой культуры и в еще более поздних могильни­ изображениями личин Тао-те - символа бла­ изваяний он стал рассматривать личины на рас­ их культурной принадлежности следует исхо­
ках. При этом некоторые из них были вкопаны гополучия и счастья эпохи Шань-Инь и ранне­ писных чашах эпохи неолита из Китая [Кисе­ дить из “презумпции вторичного использова­
в ограды курганов в перевернутом виде, а одно го Чжоу [Киселев. 1951, с. 166-168]. лев, 1962, с. 55-58, рис. 2]. ния”. Руководствуясь ею, он полагает, что пли­
из изваяний, разбитое на две части, было ис­ Карасукская принадлежность изваяний и Начато новому этапу в изучении каменных ты с рисунками либо были использованы в мо­
пользовано для перекрытия могилы, раскопан­ стел оставалась общепризнанной вплоть до рас­ изваяний было положено исследованием в 1962 гилах, когда их первоначальное назначение уже
ной в 1899 г. в с. Знаменка (см. № 74). Она была копок в 1945 г. могильника андроновской, как - 1963 годах Г.А. Максименковым могильника было забыто, либо создателями изображений
датирована М.П. Грязновым и Э.Р. Шнейдером тогда считалось, культуры в г. Абакане. В од­ Черновая VIII и последующим выделением им были современники окуневцев, но носители
тагарским временем. Все эти факты позволили ном из его погребений были найдены две кос­ окуневской культуры начала II тыс. до н.э. [Мак- иной (афанасьевской) культуры. Окуневцы, по
им отнести изваяния второго типа к карасукс- тяные пластинки с резными изображениями сименков, 1965; 1968; 1975; 1980]. В могильни­ представлениям Я.А. Шера, местные рыболо­
кой культуре эпохи поздней бронзы, предше­ женских головок [Киселев, 1951, с. 74-76, ке было обнаружено большое количество плит вы и охотники, в рисунках же на плитах пред­
ственнице татарской [Грязнов, Шнейдер, 1926; табл. VIII, 3. 4: Левашева, 1975, с. 100, рис. 5]. с изображениями антропоморфных личин, жи­ ставлена скотоводческая тематика. К тому же,
1929]. С.В. Киселев увидел в них прямых предшествен­ вотных и человеческих фигу р [Вадецкая, 1965а; реалистические изображения личин на извая­
Предложенная датировка была принята ников реалистичных человеческих личин некото­ 19656; 1970; 1980а; Леонтьев Н.В., 1970; 1980]. ниях имеют черты явной европеоидности и до-
С.В. Киселевым, который в свою очередь под­ рых карасукских монументальных памятников и Как и в Тас-Хазаа, они были использованы в лихокранности, черепа же из окуневских могил
разделил ранние изваяния на женские (с грудью два из них (№ 16,27) отнес к андроновской культу­ качестве стенок и перекрытий погребальных брахикранны, с признаками монголоидности.
и выступающим животом) и мужские [Киселев, ре [Киселев, 1951, с. 74, табл. VIII, 5]. Иначе от­ ящиков, а также стенок оград. Кроме того, в со­ По его мнению, преодолеть эти противоречия
1933]. Последние, как он полагал, составляют реагировал на эту находку М.П. Грязнов. Он в ставе погребального инвентаря могильника на­ можно, только если признать часть изобрази­
большинство и являются изображениями ро­ корне пересмотрел свою датировку изваяний. ходился ряд культовых предметов, проявлявших тельных материалов афанасьевскими, а часть
довых старейшин-предков. В соответствии со В связи с тем, что Абаканский могильник был к иконографическое и содержательное родство с еще более ранними.
12 Изваяния и стелы окуневской культуры История изучения 13

Г.А. Максименков, исходя из своей гипоте­ сов Л.Р., 1986, с. 87-136], которые окончательно под­ вая VIII, Лебяжье 1. Разлив X), но им в свое вре­ личает основные изображения изваяний и бо­
зы об автохтонности окуневской культуры, вы­ твердили культовый характер этих памятников. мя не придавалось должного значения. лее поздние выбивки, трактуя их как единое це­
делял в ее искусстве два пласта образов: ран­ В 1980-е годы наиболее важные для реше­ До середины 1980-х годов семантика извая­ лое. В эти же годы исследованием семантики
ний, восходящий к сибирскому неолиту, и по­ ния многих проблем изваяний и окуневской ний оставалась еще очень слабо изученной. изваяний занимался М.Л. Подольский [1985;
здний, возникший с переходом окуневцев к про­ культуры открытия были сделаны не на Ени­ Критикуя работы своих предшественников, 1987; 1988]. Его вариант прочтения во многом
изводящим формам хозяйства. Он выступал сее, а в Горном Алтае. Там, в могильнике Кара- А.И. Мартынов указывал, что выводы большин­ близок предложенному Л.Р. Кызласовым, он
против поисков истоков окуневской изобрази­ кол, В.Д. Кубарев обнаружил на стенках погре­ ства из них высказываются на уровне предпо­ лишь носит ярко выраженную индоарийскую
тельной традиции за пределами Южной Сиби­ бальных ящиков полихромные изображения ан­ ложений, конкретная символика изображений окраску, т.к. автор насыщает текст сравнения­
ри, заявляя, что существование в культурах дру­ тропоморфных существ, которые в большин­ не подвергается анализу [Мартынов, 1983, с. 19- ми с ведийской и более поздней индуистской
гих областей сюжетов, близких окуневским, стве своем чрезвычайно близки по иконографии 20]. Это было время поисков надежного “клю­ мифологиями. Изваяние, по М.Л. Подольскому,
может быть истолковано только общей стадией ранним окуневским [Кубарев, 1988]. Эти рисун­ ча” для раскрытия семантики изобразительных представляет собой жертвенный столб - риту­
развития [Максименков, 19816, с. 35]. ки были нанесены на плиты в процессе созда­ текстов изваяний. Их пытались интерпретиро­ альный эквивалент Мирового столпа. В его вер­
Начало разработки миграционной гипотезы ния погребений, которые тоже по многим при­ вать через поиск аналогий в богатом мифоло­ тикальной структуре воспроизведена много­
в решении проблемы происхождения окуневс­ знакам близки окуневским [Кубарев. 1998а]. гическом наследии разных народов Евразии ярусная модель Вселенной с доминирующим
кой культуры и искусства связано с именем Сами плиты представляют собой обломки бо­ [Хлобыстина 1971а; 1978; Кожин. 1980] и ша- принципом трехчастности. Личина в центре
С.В. Киселева. Впоследствии ее развивали мно­ лее древних стел с выбитыми и гравированны­ манистских воззрениях современных народов композиции - антропоморфный образ Перво-
гие другие исследователи. А.А. Формозов со­ ми изображениями человека и животных. Жи­ Сибири [Леонтьев Н.В., 1978; Вадецкая, 1980а; существа, персонифицирующий пространствен­
поставлял окуневские изваяния со стелами ям- вописные рисунки перекрывают их. Впослед­ 1983а]. Тем не менее, во многих работах этого ную систему. Его глаза, нос, рот представляют три
ной культуры и изображениями божеств Мохен- ствии росписи и гравированные рисунки были периода высказывались интересные и даже вер­ яруса этой системы, а уши - стороны света. Идеи
джо-Даро [ 1969, с. 192-211]. Процесс формиро­ найдены еще в двух алтайских могильниках ные предположения. Л.Р. Кызласова и М.Л. Подольского нашли под­
вания окуневской изобразительной традиции каракольской культуры [Кубарев и др., 1992а; “Ключ” к изобразительным текстам извая­ держку в работах И.Л. Кызласова [1987; 1989],
был, по его мнению, очень сложным. На него Кубарев, 19986]. ний. заложенный в них самих, был обнаружен Ю.С. Худякова [1988] и ряда других авторов.
оказали влияние как западные, так и южные свя­ В 1990-е годы последовал ряд новых значи­ Я.А. Шером [1980, с. 219-222]. Он первым об­ Антропологические исследования после­
зи окуневской культуры. М.Д. Хлобыстина свя­ тельных открытий на Енисее. В окуневском мо­ ратил внимание на подчеркнутую вертикаль­ дних лет выявили неоднородность населения
зывала происхождение окуневской культуры с гильнике Верхний Аскиз 1, исследованном ность расположения изображений и четко раз­ окуневской культуры [Громов, 1995; Громов,
проникновением в Южную Сибирь первой вол­ А.А. Ковалевым и С.В. Хавриным [Ковалев, 1997; личимую трехчастность многих изваяний. Это 1997а; 19976]. В ранних окуневских могильни­
ны индоевропейцев - носителей афанасьевской Хаврин, 1997], было найдено несколько стел и исключительно важное наблюдение было под­ ках на р. Уйбат погребены представители евро­
культуры, которые оказали значительное влия­ плит с рисунками, использованных в погребаль­ хвачено и развито в работах других исследова­ пеоидного типа (в основном мужчины) и мети­
ние на местные неолитические племена. Оку- ных конструкциях курганов (№ 227-231). Ант­ телей. Так, Л.Р. Кызласов отождествил три час­ сы, черепа которых имеют монголоидную при­
невское искусство сформировалось в процессе ропоморфные изображения на этих стелах ико­ ти изваяния с тремя частями Вселенной: верх­ месь. Это согласуется с господствующим ныне
симбиоза местных сибирских культов с космо­ нографически близки личинам Черновой VIII. нюю —с небесным миром, среднюю —с земным, представлением о сложении окуневской куль­
логическими воззрениями обществ Древнего В могильнике раннего этапа окуневской культу­ нижнюю - с подземным [1986. с. 188-236]. Из­ туры на базе двух компонентов: местного си­
Востока [Хлобыстина, 1971а; 19716]. Ближне­ ры Уйбат III, раскопанном И.П. Лазаретовым ваяние в целом он воспринимает как централь­ бирского и пришлого [Пяткин, 1987а; Бобров,
восточная линия параллелей сюжетам окуневс­ [1997], находились две стелы со схематичными ную ось Вселенной —воплощение Мировой 1994: Савинов, 1995, с. 2-3; 1997а, с. 15-17; Ла­
кого искусства нашла поддержку в трудах антропоморфными личинами (№ 232,233). Одна горы. В средней части ее изображен лик Пра­ заретов, 1995а; 1997, с. 38-40]. Локализовать
Я.А. Шера [1980, с. 272-277], Л.Р. Кызласова из них была установлена вертикально в углу над­ матери, в верхней —божества-небожители, а в прародину мигрантов пока не удается. В каче­
[1986, с. 233-234] и Б.Н. Пяткина [1987; 1992]. могильного сооружения центрального погребе­ нижней - чудовищный зверь, терзающий чрево стве перспективных мест для ее поиска назы­
Проникновение на Енисей элементов ближне­ ния кургана, т е. была использована в нем с куль­ Прародительницы. Исследование Л.Р. Кызласо­ вают Переднюю Азию, степи европейской час­
восточной мифологии они тоже связывают с товыми целями. Четыре стелы (№ 234-237) были ва трудно признать дословным прочтением “тек­ ти России и Южного Приуралья. Решение этой
пришлыми скотоводами, но, по Л.Р. Кызласову, найдены в кургане 1 могильника Уйбат V, основ­ ста”, местами оно производит впечатление по­ проблемы, возможно, позволит познать истоки
эта миграция имела место в эпоху позднего нео­ ные погребения которого тоже относятся к ран­ этической импровизации. К тому же, он не раз­ феномена окуневских каменных изваяний.
лита, по Я.А. Ш еру- в ямно-афанасьевское вре­ ней поре окуневской культуры [Лазаретов, 1997,
мя, по Б.Н. Пяткину —в период второй, более с. 30-38]. Две стелы служили стенками погре­
поздней волны индоевропейского переселения бальной камеры и, по предположению И.П. Jla-
на восток на рубеже III - II тыс. до н.э. заретова, были созданы специально для нее.
Дальнейшим исследованиям в области оку­ В одной из могил кургана была найдена камен­
невского искусства способствовали находки но­ ная пластина с выгравированным на ней прямо­
вых изваяний, стел и рисунков на скалах. В 1970-е угольным “солярным” знаком (рис. 8, /), анало­
годы фонд их пополнился за счет стел, найден­ гичным соответствующем знакам каменных из­
ных в окуневских могильниках, - Лебяжье I ваяний. Стенки одного погребального ящика это­
(№ 180-186), Усть-Бюрь (№ 177), Разлив X го кургана были покрыты красочными роспися­
(№ 222) и в случайно раскопанной могиле на ми геометрического характера [Лазаретов, 1997,
р. Карыш (№ 187, 268). Ряд новых памятников, с. 24, табл. XI, 7-9]. Схожие росписи выявлены
открытых и обследованных в степях в разные также на стенках ящиков могильника Верхний
годы, опубликовал Л.Р. Кызласов [1986]. В 1970-е Аскиз 1 [Хаврин, 1997, с. 71, 73, рис. 4; Ковалев,
годы под его руководством были произведены 1997, с. 82, 87, 89, табл. VIII]. Они, как и на Ал­
раскопки нескольких изваяний, сохранившихся тае, были созданы специально для погребений.
в местах их первоначальной установки на древ­ Подобные росписи встречались на плитах оку­
них святилищах [Кызласов И.Л., 1984; Кызла­ невских погребений и ранее (Тас-Хазаа, Черно­
14 Изваяния и стелы окуневской культуры Создание и установка изваяний и стел 15
----------------------------------- -------------------------------------------------
Глава 2 лой овцы. В жертвеннике, примыкавшем к Извая­ рованной обрядности: все изваяния ориентиро­
нию с юга, под камнями выкладки находилось 35 ваны в направлении восхода солнца, каждое из
СОЗДАНИЕ И УСТАНОВКА ИЗВАЯНИЙ И СТЕЛ костей двух овец. На дне ямы лежали кости моло­ них сопровождается жертвенником. Жертвы и,
дой овцы. Исходя из того, что окот овец в тради­ видимо, шкурки барашков помещали также в яму
Создание изваяний и стел требовало значи­ придать более правильную “саблевидную” или ционных скотоводческих хозяйствах приходится для установки изваяния. В тех случаях, когда в
тельных трудовых затрат. Для этих целей исполь­ “сигаровидную” форму, то объем работ резко воз­ на конец марта - первую половину апреля, время святилище воздвигали два или три памятника,
зовались каменные орудия, т.к. бронзовые инст­ растал. После грубой обработки поверхности ее создания этого святилища может быть определе­ их располагали по линии север - юг. Создание
рументы при попытке работы по песчанику или подшлифовывали, ограничиваясь обычно теми но по костям шестимесячного барашка ~ концом святилищ приурочивали к наиболее значимым
граниту быстро приходят в негодность [Гряз­ гранями или их частями, на которых предполага­ сентября - первой половиной октября. Наиболее годовым календарным датам - дням летнего сол­
нов, 1950, с. 130; Кызласов Л.Р., 1986, с. 178]. лось нанести изображения. При использовании знаменательной календарной датой этого отрезка нцестояния и осеннего равноденствия.
Степень трудоемкости процесса зависела от твер­ песчаников заготовками для изваяний служили времени является день осеннего равноденствия, Воздвижением стел отмечали, очевидно, так­
дости используемой породы камня и от объема толстые плиты, которые добывали на скальных приходящийся на 22 сентября. Солнце в этот день же дни зимнего солнцестояния и весеннего рав­
работ по приданию ему желаемого облика. обнажениях. Могли использоваться также отдель­ восходит точно на востоке, изваяние же ориен­ ноденствия. Из-за сильного промерзания почвы,
Наименьшее количество усилий затрачивалось ные глыбы со склонов гор. Обработке чаще всего тировано на ВЮВ. Это может означать, что уста­ затруднявшего проведение земляных работ в это
на изготовление стел. В местах, где имелись об­ подвергали лишь две противолежащие узкие сто­ новку' его производили не на восходе солнца, а не­ время года, вероятно, ограничивались создани­
нажения песчаников, предпочтение отдавалось роны камня. На лицевой высекали рельефную ли­ много позже. Изваяние № 47, судя по идентичной ем таких стел, которые не предполагалось вка­
им. Скальные обнажения этой породы часто рас­ чину. Обратной стороне придавали дутообразную ориентировке, тоже могло быть воздвигнуто к этой пывать в землю. Их просто устанавливали на зем­
слаиваются в процессе выветривания на отдель­ или угловатую форму, но не всеща. календарной дате. ле на время проведения культовых обрядов. По­
ные горизонтальные пласты и плиты, раскалыва­ Линии рисунка, выбитые на светло-сером гра­ В двух других святилищах изваяние сопро­ чти все стелы, находимые в окуневских могиль­
ются на отдельные блоки, что значительно облег­ ните, не столь контрастны, как на песчанике, по­ вождалось менгиром. В первом из них изваяние никах, вероятно, являются именно “зимними”,
чаю добычу камня. Можно было выбрать подхо­ этому их часто прокрашивали красной охрой. № 67 было обращено личиной на восток. В семи т.к. изображения антропоморфных личин на них
дящий по размерам расслоенный блок и при по­ Иногда антропоморфную личину закрашивали метрах от него находился поваленный менгир. занимают почта всю плоскость плит. Создавали
мощи деревянных или роговых клиньев, забивав­ полностью, оставляя светлыми только желобча­ В яме, где стояло изваяние, костей животных не их для проведения какого-то одноактного кален­
шихся в трещины, отделить плиту нужной тол­ тые линии (см. № 76). Следы красной краски на обнаружено. В 2,7 м к ЮЮЗ от ямы находилась дарного ритуала, после чего они утрачивали свою
щины. Она почти не нуждалась в дополнитель­ ряде изваяний и стел прослеживаются довольно каменная выкладка жертвенника. Среди его кам­ культовую роль [Миклашевич, 2002, с. 198].
ной обработке, достаточно было подправить края, хорошо, несмотря на то, что, находясь около че­ ней встречены позвонок и кости ног лошади, а Об этом можно судить по незавершенности изоб­
если они были неровными, и закруглить верхний тырех тысяч лет в степях, они подвергались раз­ также эпистрофей крупного рогатого животно­ ражений личин на памятниках № 59, 117, 119,
край, если это считали необходимым. Будущее нообразным неблагоприятным природным воз­ го. Менгиром служило грубо обработанное из­ 152 и ряде других. Их, очевидно, не успели за­
изображение на плите намечали резцом. Следы действиям. Краска сильно выцвела, но не расплы­ ваяние № 155 с обломанной вершиной, вкопан­ кончить до начала празднества, по окончании же
такой предварительной разметки хорошо видны лась. Стойкость ее, видимо, объясняется тем, что ное в перевернутом виде. Среди камней его кон­ его необходимости завершения изображений уже
на стелах № 118 и 119. После этого процарапан­ ее разводили на сукровице. Так поступали севе­ трфорсов найдены обломки двух зубов лошади не существовало. Некоторые из этих стел после
ные линии прорабатывали точечной выбивкой до роамериканские индейцы, когда хотели, чтобы К югу от менгира находилась принадлежащая утраты основной культовой роли были исполь­
образования углубленных желобчатых полос. краска долго держалась, не смывалась водой и не ему выкладка жертвенника, перекрытая верхним зованы для создания новых рисунков, которые
На завершающем этапе их обычно прошлифовы- выцветала от времени [Волков, Руценго, 1910, с. 195]. концом изваяния № 155. В заполнении жертвен­ нередко перекрывают основные изображения
вали осколками песчаника. Линии рисунка ста­ В отличие от изваяний, росписи на стенках по­ ной ямы попадались неопределимые кости жи­ (см. № 118-120, 135 и др.). Стела № 222. напри­
новились ровными и, благодаря светло-серому гребальных ящиков, не предназначавшиеся для вотных. В другом святилище изваяние № 87 было мер, была повалена лицевой стороной вниз и на
цвету, контрастно выделялись на красновато-ко­ длительною “экспонирования”, выполнены сухой повалено. Ранее оно стояло личиной к востоку. ее обратной стороне были выгравированы мно­
ричневом или серо-зеленом фоне плиты. Иногда охрой и разведенной на воде. Многие из них оп­ В яме, где оно находилось, встречены кости двух гочисленные изображения крупных рогатых жи­
их дополнительно прокрашивали красной охрой. лыли, несмотря на то, что находились в гораздо барашков в возрасте двух - четырех месяцев. вотных. После этого она была использована в ка­
В ходе экспериментов, проводившихся во вре­ более благоприятных условиях. Жертвенной ямы у изваяния не было. К северу честве перекрытия могилы в кургане Разлив X.
мя раскопок могильника Черновая VIII. было уста­ Культовый характер изваяний и стел был окон­ от него лежал разбитый на две части менгир. Изваяния, в отличие от многих “зимних” стел,
новлено, что на создание большого антропоморф­ чательно установлен благодаря Л.Р. Кызласову, ис­ В яме для его установки обнаружен череп трех­ долго оставались на своих местах, но и их культо­
ного изображения на плите, подобного находив­ следовавшему изваяния и менгиры, сохранивши­ месячного барашка, кости взрослой овцы, а так­ вая роль тоже, видимо, ограничивалась определен­
шимся в могильнике, даже при отсутствии соот­ еся в местах их первоначальной установки. Боль­ же кости ног годовалого барашка. Трехмесячно­ ным календарным сроком. Об относительной крат­
ветствующих производственных навыков и специ­ ше всего таких памятников находилось в неболь­ го возраста барашки достигают в конце июня - ковременности поклонения этим памятникам мож­
ализированных каменных орудий (эксперимента­ шой межгорной котловине Сорга, на левом бере­ первой половине июля. К этому отрезку време­ но судить хотя бы по тому, что при каждом из них
тор пользовался только необработанными галька­ гу р. Бюрь, где и были проведены основные рас­ ни близок день летнего солнцестояния. Святи­ есть жертвенник, отображающий факт совершения
ми и осколками песчаника) требуется не более пяти­ копки [Кызласов И.Л., 1984; Кызласов Л.Р., 1986, лище, вероятнее всего, было посвящено именно жертвоприношений при сооружении святилища,
шести часов чистого рабочего времени [Леонть­ с. 102-125]. Всего здесь было выявлено 8 древних ему. Судя по ориентировке изваяния, установку следы же последующих жертвоприношений невы­
ев Н.В., 1970, с. 267; Максименков, 19816, с. 36]. святилищ. Количество изваяний и менгиров в них его производили позже восхода солнца, но утром. разительны. После утраты первоначальной куль­
Наиболее трудоемким был процесс изготовле­ было разным. В двух святилищах было воздвиг­ Святилище с изваянием № 67, ориентированным товой роли изваяния № 49 и 155 были использова­
ния изваяний. При использовании коренных по­ нуто только по одному изваянию. В первом из них аналогично, также могло быть создано к этому ны в качестве менгиров во вновь создаваемых свя­
род камня старались найти подходящую природ­ стояло изваяние № 47, обращенное личиной на дню года. Любопытно, что на святилищах, создан­ тилищах. Ряд других изваяний, не считаясь с ос­
ную глыбу - заготовку. Объем последующей ра­ ВЮВ. К югу от него находилась жертвенная яма. ных к дню осеннего равноденствия, изваяния сто­ новными изображениями, покрыли новыми рисун­
боты зависел, прежде всего, от того, насколько заполненная камнями. Между ними найдено не­ яли поодиночке, а в приуроченных к летнему сол­ ками (см. № 13,16,35 и др.). Среди них преоблада­
форма камня удовлетворяла создателей изваяния. большое количество неопределимых костей жи­ нцестоянию сопровождались менгиром. ют изображения ‘*тощих” коров и округлые лунки.
Если она была приемлемой, то обработке подвер­ вотных. Во втором святилище изваяние № 65 тоже В других святилищах костей молодых живот­ По семантике они, как будет показано ниже, близ­
гали только лицевую сторону. Ее оббивали так, было обращено личиной на ВЮВ. В яме для его ных не было, поэтому установить время их со­ ки основному женскому образу изваяний, поэтому
чтобы выделить рельефом антропоморфную ли­ установки были найдены череп и кости ног шес­ оружения не представляется возможным. Раскоп­ не исключено, что выбивали их с целью продле­
чину, ее грудь и живот. Если же камню желали тимесячного барашка, а также кости ног взрос­ ки выявили существование строго регламенти­ ния культовой роли “старых” памятников.
16 Изваяния и стелы окуневской культуры

Глава 3
ХРОНОЛОГИЯ И ИКОНОГРАФИЯ
АНТРОПОМОРФНЫХ ИЗОБРАЖЕНИЙ

Традиция создания каменных изваяний и ле, потревоженной грабителями (см. № 232).


стел появилась на Енисее, очевидно, в конце Личина, выбитая на ней, отличается от первой
III тыс. до н.э. и просуществовала несколько ве­ наличием очерченного контура лика и попереч­
ков. Точные временные рамки ее остаются нео­ ной линии, разделяющей его на две части.
пределенными. И.П. Лазаретов полагает, что эта стела тоже была
В период энеолитической афанасьевской встроена в надмогильное сооружение и выпол­
культуры, датируемой III тыс. до н.э., изваяний, няла сходную функцию. Еще две стелы с нео-
видимо, еще не создавали, но менгиры уже мог­ конпуренными схематичными личинами, разде­
ли возводить. Столбообразные, без каких-либо ленными поперечной полосой на две части, слу­
изображений камни, вкопанные поодиночке, жили стенками ящика в центральной могиле ран­
стоят в хакасских степях (см. рис. 4). него окуневского кургана в могильнике Уйбат V
Возле одного из них, находящегося на ле­ (см. № 234,235). По И.П. Лазаретову, они изна­
вом берегу р. Аскиз, были найдены фрагменты чально предназначались для данного погребения,
афанасьевской керамики. В Казахстане, где из­ но это сомнительно, тк. две другие стелы (см. №236,
вестны немногочисленные пока памятники 237) и плиты с рисунками, использованные в по­
ямно-афанасьевского типа, наиболее ранние гребальных конструкциях этого кургана, были
менгиры степей относятся к эпохе энеолита найдены разбитыми.
[Маргулан. 1979, с. 277-278]. На Алтае стелы с Стелы с изображениями схематичных личин
выбитыми круглыми лунками, по представле­ уйбатского иконографического типа представле­
ниям В.Д. Кубарева, тоже были возведены в ны и вне могильных комплексов. Почти все они Рис. 4. Одиночный менгир на левом берегу реки Малая Есь возле улуса Кызлас.
афанасьевское время. Он полагает, что “из обы­ служат угловыми менгирами в оградах более
чая их установки возникла традиция установки поздних курганов (см. № 1,2,19 и др.), и только В кургане Тас-Хазаа, типологически близком Антропоморфные изображения тасхазинс-
стел окуневского типа” [Кубарев, 1988, с. 112]. стела № 280, стоящая на берегу оз. Дикое, воз­ ранним уйбатским памятникам, все стелы были кой иконографической традиции широко пред­
В погребениях афанасьевской культуры произ­ можно, сохранилась на месте первоначальной найдены разбитыми [Липский, 1961, с. 273-276]. ставлены и вне могильников. На стелах степей
ведения изобразительного искусства отсутству­ установки. Помимо схематичных личин с попе­ Это деяние было совершено где-то на стороне, преобладают изображения с радиальными лу­
ют, но это не означает, что их не было совсем. речной линией и без нее, к данной группе антро­ возможно, даже задолго до сооружения курга­ чами (см. № 3, 4, 7, 32 и др.), но есть и с высо­
На скалах Енисея есть небольшая группа пет­ поморфных изображений следует отнести личи­ на, т.к. в могилы попали только разрозненные кой остроконечной шапкой (см. № 83,253,291).
роглифов, относящихся, вероятнее всего, к это­ ны, маркированные линиями в виде переверну­ фрагменты стел (см. № 135, 220, 221). Лишь К этой же традиции следует отнести часть изоб­
му времени [Леонтьев Н.В., 1995, с. 57, 58, той буквы “Y” Их объединяют “брови” - над­ плита № 90, не предназначавшаяся для вкапы­ ражений схематичных личин с тремя лучами
рис. 2]. Ее составляют несколько крупных фи­ глазные штрихи, которые есть как у отдельных вания в землю, осталась неповрежденной. Ан­ над головой (см. № 48, 151,204), исходя из того,
гур быков, необычного для енисейских петрог­ личин с поперечной линией (см. № 19,235,273), тропоморфные личины Тас-Хазаа подобны уй­ что у них имеются надглазные штрихи “бровей”
лифов облика, и одно изображение антропомор­ так и у личины стелы № 285 с У-образной мар­ батским, их отличает лишь наличие дополни­ и штрих на лбу, нехарактерные для более по­
фной личины в виде трех кружков с радиаль­ кировкой. Различия в структуре ликов были обус­ тельных атрибутов: радиальных лучей с ха­ здних изображений. На скалах рисунки тасха-
ными лучами. В центре двух верхних обозначе­ ловлены разной семантикой образов. рактерными точками над концами линий и изог­ зинской традиции часто выполнены красной
ны лунки глаз, а в нижнем - желобок рта [Шер, К уйбатской изобразительной традиции дол­ нутых бычьих (?) рогов. К тому же, почти все краской (см. рис. 5; [Леонтьев Н.В., 1976,
1980, рис. 76, 3, Я]. Аналогов ей в окуневских жны быть отнесены также стелы с изображе­ они являются не просто личинами, а поясными рис. 1,2; Пяткин, Мартынов, 1985, рис. 68]).
памятниках нет, так что не исключено, что ис­ ниями биконических курильниц, так как сосу­ или бюстовыми антропоморфными фигурами На более позднем черновском этапе окунев­
токи традиции создания антропоморфных ли­ ды такой формы характерны только для афана­ с круглыми головами, “вдавленными” в плечи. ской культуры практика переиспользования стел
чин могут восходить к эпохе энеолита. сьевских и ранних окуневских погребений [Ва­ Личину, выбитую на плите № 90, отличает нео­ в погребальных сооружениях сохранялась. Боль­
Пока же стелы с наиболее архаичными ант­ децкая, 1986]. На фрагменте плиты из могиль­ бычная обводка лунок глаз и наличие над голо­ ше всего их найдено в могильнике Черновая VIII
ропоморфными изображениями встречены ника Уйбат V (см. № 236) и на стелах № 167, вой только двух лучей, завершенных точками. (№ 113-119, 123, 124, 130-132) и в разрушен­
только в могильниках ранней поры окуневской 207 изображения курильниц сопровождаются Подобная личина, но с тремя лучами выбита на ных курганах могильника Лебяжье 1 (№ ISO-
культуры. Одна из них была установлена вер­ дугообразными параллельными линиями. Дути скале в устье р. Туба [Леонтьев Н.В., 1978, рис. 3; 186). Пять стел было в кургане Черновая XI
тикально в углу центрального надмогильного на этих стелах перекрыты фигурами крупных Шер, 1980, рис. 116, 5]. На плите, кроме личи­ (№ 293-297), четыре - в могильнике Верхний
сооружения кургана 1 в могильнике Уйбат III рогатых животных, относящихся к более по­ ны, выгравированы фигуры птиц и птицеголо­ Аскиз 1 (№ 227-229,231) и по одной в курганах
(см. № 233). Личина стелы предельно схематич­ здней поре окуневской культуры. На четырех вых антропоморфных существ. Подобные ри­ Разлив X (№ 222) и Усть-Бюрь (№ 177). Все они
на. У нее двумя круглыми лунками обозначены других стелах (см. № 168, 178, 199, 209) выби­ сунки есть на фрагментах других стел и отдель­ были использованы в качестве стенок и пере­
глаза и желобчатой полоской рот. По мнению ты только параллельные дуги. Возможно, они ных плитах кургана [Липский, 1961, с. 274-276]. крытий погребальных ящиков.
автора раскопок И.П. Лазаретова, стела была тоже датируются ранней порой окуневской На них, кроме того, много изображений чело­ Могильники отделены друг от друга значи­
функционально связана с погребением и выпол­ культуры, хотя традиция выбивания параллель­ века с высоким остроконечным головным убо­ тельными расстояниями (от Черновой VIII на
няла роль связующего звена между миром мер­ ных дуг на монументальных памятниках, судя ром [Хлобыстина, 1979, рис. 5. 5, 9, 10]. Круг­ севере Хакасии до Верхнего Аскиза 1 по пря­
твых и живых [Лазаретов, 1997, с. 35]. Вторая по изваянию № 77, сохранялась и в более по­ лые лики этих фигур маркированы подобно ли­ мой 190 км), тем показательнее то, что на их
стела этого кургана находилась в самой моги­ зднее время. чинам стел. стелах преобладает один иконографический тип
18 Изваяния и стелы окуневской культуры Хронология и иконография антропоморфных изображений 19
с- ^ г ? о
ких”, двумя “стойками” с поперечной линией нографические различия между ними обуслов­
над ртом. лены лишь разной семантикой образов [Пяткин,
* Еше один иконографическии тип антропо­ 1992, с. 86].
морфных личин, который может быть назван Схематичные личины “уйбатского” облика
трехдужным, представлен в могильниках толь­ присутствуют даже на стелах и плитах курга­
ко тремя стелами (см. № 119,293,296). Его ха­ нов черновского этапа. Больше всего их встре­
рактеризует отсутствие очерченного абриса чено в могильнике Лебяжье 1. Показательно, что
лика и наличие трех дугообразных полос, каж­ на фрагментарно сохранившейся стеле № 180
дая из которых состоит, как правило, из трех из этого могильника личины уйбатского типа
параллельных линий. Две противопоставлен­ выбиты даже позже основной “сложной”.
ных дугообразных полосы обрамляют личину На некоторых стелах степей схематичные “уй-
с боков, третья - сверху. Лик пересечен попе­ батские” личины выбиты на узких гранях по­
речной полосой, обычно тоже состоящей из трех добно изваяниям черновской традиции, в то
линий. Одна из таких личин, выбитая на стеле время как для уйбатской и тасхазинской тради­
№ 266 над личиной сложного типа, наделена ций было характерно нанесение изображений
дополнительными деталями, характерными для на широкие плоскости. Схематичные изображе­
сложных личин. ния личин, сопоставимые с “уйбатскими”, со­
К черновской иконографической традиции здавали, очевидно, на всем протяжении окунев­
должны быть отнесены также относительно не­ ской культуры. Ранними они являются только
многочисленные личины реалистичного типа, по происхождению. Впоследствии, в соответ­
т.е. со скульптурно моделированным ликом ствии с духом времени, их могли дополнять
(см. № 13,15,16 и др.). У них нет лобного “гла­ новыми деталями и атрибутами (см. № 41, 71,
за”, два других переданы в виде кружков или 113 и др.).
лунок. Лик не имеет внутреннего членения либо Хронологическое соотношение антропомор­
разделен поперечной линией только на две час­ фных изображений тасхазинской и черновской
ти; лишь на изваянии № 103 реалистичная ли­ традиций проявлено более четко и однозначно.
чина маркирована по типу “сложных”. Атрибу­ В могильниках типа Черновая VIII изображе­
ты у реалистичных и “сложных” личин тожде­ ний тасхазинского облика нет. На стеле № 299
ственны, что свидетельствует об их синхронно­ изображение личины “классического”, сложно­
сти. Наиболее раннее реалистичное барельеф­ го типа было высечено позже основной, “тас­
ное изображение человеческой головы найде­ хазинской”. На стеле № 253 такая же ранняя
но в кургане “Большое кольцо” у пос. Камыш- личина перекрыта изображением быка черно­
та [Липский, 1961, с. 276-277, рис. 3]. вской традиции. Подобная картина наблюдает­
Помимо стел с антропоморфными изображе­ ся на скале Изрых-тас, где личины уйбатского
ниями, в могильниках черновской группы най­ и тасхазинского облика перекрыты изображе­
дено значительное количество плит и их облом­ ниями животных черновской традиции [Липс­
ков с выбитыми и резными рисунками иной те­ кий, 19706, рис. 6; Леонтьев Н.В., 1970, рис. За].
матики. Преобладают реалистичные изображе­ Не менее показательны факты переосмысле­
Рис. 5. Изображения, нанесенные охрой в устье реки Кантегир. ния тучных быков, поджарых коров и фантас­ ния и трансформации деталей и атрибутов личин
тических зверей, но есть и отдельные рисунки тасхазинского типа в личинах черновской иконо­
личин, названный Э.Б. Вадецкой “сложным не­ ными в разных могильниках. От “сложных” эти лося, собаки, коня, птиц, змей [Леонтьев Н.В., графии. Надглазные штрихи “бровей”, характер­
реалистическим” [1980а, с. 48-49]. Мы будем личины отличает, прежде всего, круглая фор­ 1970, рис. 1-3; 1980, табл. XXX-XXXI; Лазаре­ ные для “уйбатскмх” и “тасхазинских” личин,
именовать его просто сложным. Его характери­ ма лика и своеобразная трактовка носа. У ли­ тов, 1997, табл. XII, /; Хаврин, 1997, рис. 2; Кир- преобразовались в полукружия, примыкающие к
зует членение лика поперечными линиями на чины разливской стелы очертания его вполне гинеков, 1997, рис. 5,6]. Фигуры человека срав­ контуру личины (см. № 28, 31, 74 и др.). Иногда
три или реже на две части; разделение глаз дву­ реалистичны. У других личин этого типа он нительно редки [Вадецкая, 1970, рис. 1а, б; 1980а, они выступают в роли ее глаз (см. № 50, 137,
мя волнистыми или дугообразными линиями, имеет вид двух прямых линий, опущенных к рис. 12,1, 2; Пшеницына, Пяткин, 1993, рис. 1]. 167) либо служат основанием бычьих рогов.
воспринимаемыми как линии носа; размещение низу от кружка лобного “глаза” или от линии Как и в Тас-Хазаа, рисунки нередко наслоены друг Вертикальный штрих на лбу “тасхазинских”
на нижней поперечной линии кружков или по­ лба и заканчивающихся овалами или полукру­ на друга. Самые ранние из них иногда едва про­ личин стал третьим лобным “глазом” личин
лукружий ноздрей с парой изогнутых “усиков” жиями ноздрей. У трех личин между линиями слеживаются из-за затертости поверхности плит. черновской традиции.
по бокам. Этот тип личин господствует на изва­ носа имеется извилистая линия с развилкой на До открытия стел в могильниках Уйбат III и Преобразованию подверглись также дугооб­
яниях степей Хакасии. На них, в отличие от нижнем конце, обозначающая змею (см. № 114, Уйбат V изображения тасхазинской традиции разно изогнутые линии плеч “тасхазинских”
большинства стел, основные изображения вы­ 182,228). У трех других ее нет (см. № 131,187, признавались многими исследователями наибо­ личин. Близкими к первоначальному облику они
сечены на узкой грани камня, и личины, как 222). От линий носа у всех личин отходят по­ лее архаичными, ранними [Липский, 19706, сохраняются лишь у отдельных, возможно, ран­
правило, рельефны. перечные волнистые линии. Количество их ко­ с. 163; Хлобыстина, 19716, с. 80; Леонтьев Н.В., них черновских изображений (см. № 174, 184,
Второй иконографический тип антропомор­ леблется от шести до девятнадцати. Этому ико­ 1976, с. 133-135; Пяткин, Мартынов, 1985, 194). У некоторых других на эти плечи опуще­
фных личин черновского этапа назван нами нографическому типу близка личина мини­ с. 116]. Как соотносятся с ними личины уйбатс- на нижняя поперечная линия личины, выведен­
“разливским” по единственной стеле, находив­ атюрного изваяния № 122. В целом она обла­ кой традиции, пока не вполне ясно. Возможно, ная за абрис лика (см. № 177,182,225). В даль­
шейся в кургане Разлив X (см. № 222). Он пред­ дает всеми признаками личин сложного типа, последние являются более ранними по проис­ нейшем, когда первоначальное мифологическое
ставлен всего шестью памятниками, но найден­ но лобный “глаз” ее соединен, как у “разливс- хождению, но нельзя исключать и того, что ико­ значение плеч, видимо, окончательно забылось
20 Изваяния и степы окуневской культуры Хронология и иконография антропоморфных изображений 21
—— — — — -
либо подверглось переосмыслению, стали К числу окуневских памятников, вероятно,
изображать лишь поперечную линию, концы может быть отнесен также речной валун с из­
которой выведены за абрис личины и опуще­ ваянным на нем рельефно моделированным че­
ны вниз (см. № 46, 57, 147 и др.)- Ее изгибы ловеческим лицом (№ 121). По иконографии О о
часто бывают маркированы уголком и овалом этот лик значительно отличается от скульптур­
“серьги”. В таком виде эта линия становится ных реалистических личин изваяний, но нахо­
типичным атрибутом личин “черновских” па­ дит близкие аналоги среди окуневских изобра­
мятников. жений личин в технике впалого рельефа « 3 >
Радиальные линии, характерные для “тасха­ (см. № 83, 238, 239).
зинских” антропоморфных изображений, фик­ Последняя, видимо, самая поздняя ико­
сируются лишь у единичных “черновских” ли­ нографическая группа антропоморфных личин,
чин (см. № 174). В то же время три прямых луча названная джойской, до недавнего времени
в наголовье, редкие для изображений тасхазинс­ была представлена лишь стелой № 129 и не­
кой традиции, у “черновских” личин встречают­ сколькими “иконостасами” -однородными ком­
ся гораздо чаще (см. № 57, 113, 122 и др.). Высо­ плексами наскальных изображений личин, на­
кие остроконечные шапки, являющиеся типич­ чертанных красной краской. Три из них—Джой,
ным атрибутом многих антропоморфных фигур Кундусук, Арбаты находятся в горно-таежной
тасхазинской традиции, в более детализирован­ зоне [Леонтьев Н.В., 1969; 1978, с. 97-98.
ном виде изображены на многих “классических” рис. 8; Дэвлет, 1997, рис. 2], четвертый - в цен­
изваяниях. Не менее часто этот убор символизи­ тральной части котловины, в устье р. Туба [Шер,
рует сама столбообразная форма камня. 1980, рис. 116]. Эти памятники удалены друг от
На черновском этапе, наряду с монументаль­ друга на значительные расстояния, но в них гос­
ными изваяниями, создавали и миниатюрные, подствует один иконографический тип антро­
переносные, предназначавшиеся для иных куль­ поморфных личин: неоконтуренных, с вильча­
товых целей (см. № 122, 143, 157 и др.). Ико­ тыми окончаниями поперечных полос. Иной
нография изображенных на них личин тожде­ вид имеют лишь единичные личины. Среди них
ственна личинам монументальных памятников. выделяется одна личина Арбатского “иконо­
С миниатюрными изваяниями сближаются в стаса” с поперечной полосой без развилок и на­
свою очередь крупные пестообразные каменные клонными штрихами “бровей” (рис. 6, 1), ха­
предметы с изображением головы животного на
утолщенном конце. У “песта”, найденного на
р. Тея, изваянаскульптурная голова быка (см. №211),
а у “песта” с р. Карыш - стилизованная голова
рактерными для личин уйбатской и тасхазин­
ской традиций. По этим признакам она должна
быть отнесена к числу ранних. Остальные ли­
чины “иконостасов” сближает с уйбатскими
О 'о •ЛвГии
рыбы (см. № 275). Оба предмета имеют плоское схематизм образов, отсутствие очерченного кон­
основание под головой животного. Подобный тура лика и атрибутов наголовья. В то же время
предмет, но без изображения головы животного между ними имеются существенные различия.
хранится в МКМ. Причастность этих “пестов” к Среди личин уйбатской традиции есть оконту­
памятникам окуневской изобразительной тради­ ренные, в джойской группе их нет, хотя в ней «о?
ции вызывала вполне обоснованные сомнения насчитывается свыше восьмидесяти личин. 0 ^0
[Кызласов JI.P., 1986, с. 288], но в 1997 г. на р. Биря У личин уйбатского типа, как правило, одна по­ ^ 7
был найден еще один подобный предмет со перечная линия, у “джойских” их количество
скульптурной головой хищного зверя на утол­ варьируется от одной до пяти. Наконец, у “уйбатс- О 10 см 0 10 см
1___I— I
щенном конце (см. № 226), изваянной в полном ких” личин нет ни вильчатых окончаний попе­
соответствии с окуневским изобразительным речных линий, ни уголков по бокам рта. Две
каноном [Тарасов, 1998; Тарасов, Заика, 2000]. последние детали сближают личины джойско- Рис. 6. Наскальные изображения антропоморфных личин джойского типа:
Благодаря этой находке появилась возможность го типа с “черновскими”. Уголки у рта для них 1-5 - Арбаты, 6 - устье реки Туба, 7-9 - Кундусук.
подтвердить окуневскую принадлежность не­ обычны, у отдельных личин есть и вильчатые
большой серии миниатюрных каменных “жез­ окончания поперечных линий. В свою очередь ского типа выбиты две вторичные фигуры жи­ Против поздней датировки “джойских” ли­
лов”, происходящих с территории Минусинской на “иконостасах” есть несколько личин без раз­ вотных в каноне черновской традиции. К тому чин выступает Л.Р. Кызласов [1986, с. 168-169].
котловины, Тувы и Монголии [Леонтьев Н.В., вилок на концах линий (рис. 6 ,4, 7). Об относи­ же, эта стела была найдена Э.А. Севастьяновой По его мнению, они, наоборот, являются самы­
1975, с. 63-67, рис. 1; Кызласов Л.Р., 1979, с. 25- тельно позднем возрасте личин джойской груп­ на краю пашни по левому берегу р. Аскиз вме­ ми ранними, т.к. неоконтуренные личины при­
26, рис. 16,17; 1986. с. 288-289, рис. 199]. Скуль­ пы можно судить по двум стелам: на памятнике сте с двумя другими (см. № 216, 219). На них сутствуют на керамике культуры Яныиао в Ки­
птурные головы быка, изваянные на них, имеют № 292 “джойская” личина выбита поверх “солн­ изображения личин выполнены в каноне чер­ тае и на скалах Амура, где они датированы нео­
характерный отгиб концов рогов назад, как у го­ целикой” личины тасхазинского типа; на стеле новской традиции. Следовательно, можно по­ литом. Однако на Енисее отсутствие контура ха­
ловы быка на “песте” с р. Тёя. К этой же серии № 202 личина джойского типа перекрыла слож­ лагать, что джойский изобразительный канон рактерно не только для части архаичных личин,
принадлежит фрагмент “жезла” со скульптурным ную, “черновскую”. но так. что глаза последней зародился еще в период господства черновской но и для многих заведомо более поздних личин
изображением фигуры сидящего человека [Кыз­ были использованы в новом изображении. В то иконографической традиции, но распростране­ черновской икожлрафической группы (см. №61,
ласов Л.Р., 1992, рис. 5; Леонтьев Н.В., 1997, же время следует обратить внимание на то, что ние получил, лишь когда традиция создания из­ 70, 116 и др.).
рис. 26]. на стеле № 215 с изображением личины джой- ваяний уже угасала. Никем не оспариваемый факт вторичного
22 Изваяния и стелы окуневской культуры Хронология и иконография антропоморфных изображений 23

использования большинства стел и плит с ри­ кая миниатюрным женским головкам и изобра­
сунками в погребальных конструкциях окунев­ жениям “рожениц”.
ских могильников порождал и, возможно, еще Не менее показательна каменная пластинка
долго будет порождать сомнения в их культур­ с двусторонним изображением схематичной ан­
ной сопряженности [Шер, 1980, с. 216-232; тропоморфной личины, найденная вместе с ми­
1991, с. 54-55; Кожин, 1980, с. 209-210; Кызла­ ниатюрными головками в одном из погребений
сов Л.Р., 1986, с. 185-186; Ковтун, 1993, с. 40; Черновой VIII (рис. 7 ,4). Личина наделена дву­
Sher и др.,1999, с. 42-43]. В связи с этим обре­ мя противопоставленными дугообразными ли­
тает исключительную ценность небольшая, но ниями, характерными для схематичных личин,
очень выразительная серия культовых предме­ выбитых на вершине каменных изваяний
тов в составе инвентаря окуневских погребений, (см. № 21, 99, 107 и др.). У части центральных
которая связывает каменные изваяния с други­ личин сложного типа такие же противопостав­
ми памятниками окуневской культуры. ленные дугообразные линии маркируют их вер­
Обратимся, прежде всего, к миниатюрным хнюю зону (см. № 64, 65, 69 и др.). Еще более
изображениям человеческих головок на костя­ широкий круг аналогов можно привести для
ных пластинках и каменных стерженьках, най­ уголков по бокам рта. Они есть у антропоморф­
денных в погребениях нескольких окуневских ных личин разных иконографических типов и
могильников (рис. 7 ,1-3, 5). На них постоянно даже у ряда фигур животных (см. № 204,219,230).
ссылаются как сторонники окуневской датиров­ В трех окуневских погребениях найдены
ки изваяний, так и их противники. Первые ис­ предметы с изображениями знаков в виде кру­
пользуют миниатюры для обоснования окунев­ га и квадрата с лучами, являющихся наиболее
ской принадлежности изваяний с личинами ре­ характерными атрибутами многих изваяний и
алистичного типа, вторые, не без оснований, стел черновской традиции. Два не вполне тра­
возражают им, что “сходство между ними лишь диционных знака изображены на верхней и
в том, что те и другие... изображают человечес­ нижней плоскости дна курильницы из погребе­
кие лица” [Шер, 1980, с. 221]. Мнения оппонен­ ния у с. Аскиз [Липский, 1952, с. 71-73, рис. 27,
тов совпадают лишь относительно иконографи­ 4, 5]. Один из них - с шестью лучами, второй -
ческого сходства миниатюрных головок с реа­ с девятью, тогда как у “классических” их толь­
листичным ликом “Хыс тас” на стеле № 16 ко четыре. Аналогичный им шестиконечный
[Кызласов Л.Р., 1986, с. 286-287]. На сделанном знак выбит только на стеле № 240, второй по­
нами новом эстампе этого памятника у “Хыс добный знак был начертан красной краской на
тас” проявились едва различимые изображения стенке погребального ящика в Черновой VIII.
трех височных колец, традиционных для мини­ Еще один знак в виде круга с лучами, на этот
атюрных головок, но вместе с тем выяснилось, раз вполне традиционного облика, нарисован
что туловище фигуры покрыто поперечной красной краской поверх основного прочерчен­
штриховкой, которая была зафиксирована еще ного орнамента на днище сосуда из могильни­
на рисунке Д.Г. Мессершмидта. Последняя де­ ка Лебяжье 1 (рис. 8, 2). Другой знак, редкой
таль роднит “Хыс тас” с фигурой “роженицы” для изваяний прямоугольной формы, выграви­
на фрагменте стелы из Черновой VHI (см. № 118). рован на каменной пластине, найденной в по­
На левом боку “Хыс тас” едва угадываются гребении могильника Уйбат V (рис. 8 ,1). Четы­
дугообразные “подвески”, такие же как у фигу­ ре уголка его обрамлены, как и у ряда знаков
ры “солнцеликого” божества на стеле № 32. изваяний, бычьими рогами. Ему близки знаки Рис. 7. Антропоморфные изображения из погребений окуневской культуры: 1 ,4 ,5 - Черновая VIII;
Самая же главная новость состоит в том, что квадратной формы, выбитые на ряде монумен­ 2 - Верхний Аскиз I; 3 - Уйбат V; 6 - Аскиз (1-3 - кость, 4 . 5 - камень, б - керамика).
слева от туловища “Хыс тас” проявилась силу­ тальных памятников (см. № 58,68,69 и др.).
этная фигура быка, выбитая позже основного К числу изделий, датирующих изваяния, от­ изображений. Фрагменты найдены вне могиль­ Вне ям при раскопках у стелы № 158 были
изображения. Линии волос “Хыс тас” просле­ носятся также два культовых предмета из “ша­ ного комплекса при раскопках позднего курга­ найдены мелкие фрагменты неолитической
живаются на ней, но только потому, что они манского” погребения Черновой VIII: “ритон” с на у с. Аскиз. Е.Д. Паульс датирует их окуневс­ (?) керамики, еще один фрагмент был обна­
врезаны в камень значительно глубже. Подоб­ вырезанными на нем традиционными атрибута­ ким временем [1997, с. 126-127]. ружен возле менгира. По мнению Л.Р. Кызла­
ные изображения тучных быков выбиты на пли­ ми наголовья антропоморфных личин (рис. 8 ,4) Рассмотренные материалы погребений по­ сова, они были обронены участниками обря­
тах Черновой VIII [Леонтьев Н.В., 1980, и роговой “жезл” со скульптурным изображе­ зволяют признать основную массу изваяний да. Однако, более правдоподобно, что эти
табл. ХХХ-ХХХ1]. Есть они и на каменных из­ нием двух голов животных (рис. 8,5). Они близ­ и стел Минусинской котловины окуневскими. фрагменты никак не связаны с ритуалом ус­
ваяниях. Так, на изваянии № 110 пара противо­ ки изображениям изваяний не столько иконо­ По мнению Л.Р. Кызласова, этот факт опро­ тановки стелы и менгира. “Оброненными”
поставленных фигур этих животных включена графически, сколько содержательно, поэтому вергают результаты его раскопок изваяний, со­ они могли быть как до этого, так и позже.
в вертикальное наголовье личины. На других детальнее будут рассмотрены ниже. хранившихся в местах их первоначальной ус­ К тому же, стела обломана в древности и пе­
памятниках фигуры быков выбиты позже основ­ Необходимо упомянуть также о двух фраг­ тановки [1986, с. 97-135]. Однако, каких-либо ремещена с места первоначальной установки
ных изображений (см. № 119, 137, 146 и др.). ментах сосуда, украшенных прочерченными датирующих предметов ни в ямах для уста­ на территорию средневекового чаатаса. Есть
В итоге можно констатировать, что “Хыс тас” изображениями антропоморфных фигур с ра­ новки изваяний, ни в жертвенниках встрече­ еще безынвентарное погребение неясной
отличает от других изваяний и стел не более по­ диальными “лучами” над головой (рис. 7, б). но не было. Там находились только кости жи­ культурной принадлежности на Чульском ча-
здний возраст, а иная семантика образа, близ­ По иконографии они близки тасхазинскому типу вотных, причем, в основном домашних. атасе, перекрытое стелой № 176. Л.Р. Кызла-
24 Изваяния и стелы окуневской культуры

Глава 4
НЕКОТОРЫЕ ВОПРОСЫ МЕТОДОВ АНАЛИЗА И ИНТЕРПРЕТАЦИИ
ОКУНЕВСКОГО ИСКУССТВА

Два подхода к анализу и интерпретации ческого отождествления на базе исследования


изображений. Искусство - один из способов пе­ закономерностей самих изображений. После­
редачи информации, существующий наряду с днее предполагает проведение сравнительного
/\ естественным языком, жестами, танцем и дру­ анализа изображений в рамках традиции с це­
гими видами коммуникации, поэтому произве­ лью выявления основных типов изобразитель­
дения древнего искусства необходимо рассмат­ ных текстов, набора изобразительных элемен­
ривать как тексты (сообщения) на определен­ тов (знаков) и правил их сочетания, т.е. изуче­
ном языке (коде), функционировавшем в рам­ ние изобразительного языка. Отметим, что изоб­
ках определенной социокультурной группы. разительные знаки подразделяются на простые,
Следовательно, для их понимания нужно знать являющиеся наименьшими единицами изобра­
существовавшие в данной культурной среде зительного языка, и сложные, состоящие из эле­
правила семантического отождествления ис­ ментов, которые сами являются знаками [Есин,
пользовавшихся изобразительных элементов с 2003, с. 118; 2004, с. 9-10]. Основной принцип
объектами за пределами знаковой системы. построения изобразительных текстов и слож­
С этих позиций все многообразие стратегий ных знаков - иерархический, что наиболее близ­
интерпретации искусства бесписьменных об­ ко синтаксису мышления, оперируюшему со
ществ, к числу которых относится и окуневс- смысловыми комплексами различной сложно­
кое, можно свести к двум основным подходам: сти как смысловыми единицами.
Первый (сравнительно-исторический) под­ Исследователями уже давно отмечена огра­
ход основан на переносе на интерпретируемое ниченность количества типов изображаемых
изображение правил семантического отожде­ объектов и композиций одной традиции [Леруа-
ствления, известных исследователю по матери­ Гуран, 1971, с. 88-89; Формозов, 1969, с. 248].
алам других (которые он считает в том или ином Она обусловлена тем, что в рамках определен­
отношении сопоставимыми) культурных тради­ ной социокультурной общности изображались
ций. Сегодня это самый распространенный спо­ те объекты, те их признаки и способы простран­
5 см соб интерпретации. Однако на достоверность ственных отношений, которые соответствовали
получаемых с его помощью результатов серь­ ее мировоззренческой системе. Их повторяе­
езно влияет субъективность выбора исследова­ мость связана с цикличным повторением огра­
телем объясняющего материала. Часто объяс­ ниченного той же системой числа ритуалов и
нения одного и того же рисунка у разных авто­ ситуаций, в которых они использовались.
ров основаны на разных аналогах и противоре­ Однако многократно воспроизводимые одина­
чат друг другу. Ярким примером этого являют­ ковые по теме, функции и стилю произведения
ся объяснения окуневских рисунков в виде кру­ не являются полностью идентичными. Разли­
га и квадрата с лучами, которые приведены в чия в трактовке одного объекта могут быть от­
седьмой главе. Упрощенной, но наглядной мо­ ражением: 1) авторских вариаций в рамках еди­
делью интерпретаций подобного рода является ной традиции при относительной синхроннос­
гипотетическая ситуация, когда на основании ти изображений; 2) неоднородности культурной
внешнего сходства некоторых букв русского и среды, состоящей из компонентов с разными
латинского алфавитов кто-то предложил бы чи­ традициями, сосуществовавшими какое-то вре­
Рис. 8. Предметы из погребений окуневской культуры: 1 ,3 - Уйбат V, тать русское «Р» как латинское «Р» [Фридрих, мя; 3) разновременности изображений (необхо­
2 - Лебяжье 1 ,4-5 —ЧерноваяУШ (7 - камень, 2 - керамика, 4-5 —кость). 1961, с. 157]. Этот факт свидетельствует о том, димо учитывать неизбежную трансформацию
что сходство отдельных элементов разных куль­ изобразительного языка с течением времени под
сов относил его к энеолиту [1986, с. 161-168]. гребальных ящиков каракольской культуры Гор­ турных традиций не является достаточным до­ воздействием внутренних и внешних факторов);
Однако Э.Б. Вадецкая и Ю.С. Худяков дати­ ного Алтая, выполненных специально для по­ казательством близости их значений. Таким 4) территориальных особенностей изобрази­
руют данное погребение эпохой развитого гребений [Кубарев, 1988; 1998а; 19986]. По сю­ образом, использование материалов одной куль­ тельной традиции. Причиной изменения струк­
средневековья [Вадецкая, 1988, с. 47; Худяков, жетам и иконографии они чрезвычайно близки турной традиции для интерпретации изображе­ туры изображения во всех случаях являются
1999, с, 117-122]. Этим по существу исчерпы­ изображениям тасхазинской традиции. Окунев- ний другой (как и при дешифровке забытых сис­ различия в осмыслении темы. Например, среди
ваются наиболее весомые аргументы в пользу ские антропоморфные изображения находят тем письма с использованием этимологического окуневских изображений мифических хищни­
неолитической, “тазминской” принадлежно­ близкие аналоги также на керамике самусьской метода) возможно лишь в случае прямого род­ ков нет даже двух одинаковых (см. № 117, 219,
сти каменных изваяний. культуры [Вадецкая, 1969; Леонтьев Н.В., 1978, ства традиций и при условии проверки получае­ 204, 205 и др.). Однако их индивидуальность
Окуневская датировка рассматриваемых из­ с. 97-99; Студзицкая, 1987, с. 77-81; Есин, 2004, мых результатов при помощи других методов. ограничена рамками выработанного традицией
ваяний и стел нашла дополнительное подтвер­ с. 19]. Принадлежность этих кулыур к эпохе Другой (структурно-семиотический) подход набора изобразительных элементов (ноги пти­
ждение в росписях и гравировках на плитах по­ бронзы ни у кого сомнений не вызывает. нацеливает на реконструкцию правил семанти­ цы, туловище волка, медведя, быка или змеи,
26 Изваяния и степы окуневской культуры Некоторые вопросы методов анализа и интерпретации окуневского искусства 27

голова медведя или змеи, рога быка, язык змеи, логию между отношениями частей и отдельные
косой крест, дуги и др.) и способов их сочета­ признаки). При распознавании образов важно
ния, образующих язык описания такого персо­ учитывать культурный и природный контексты
нажа. Используемые изобразительным языком изобразительной традиции, т.к. отдельные изоб­
элементы являются смысловыми единицами, ражения моделируют предметы, бытовавшие в
поэтому различия в их комбинации при описа­ узких культурно-хронологических рамках, от­
нии одной темы предстают как варианты ее трак­ ражают видовые особенности фауны опреде­
товки. Вариативность в искусстве не является ленного региона и т.п. Появление знаков-схем
чем-то уникальным в культуре и обнаруживает объясняется редукцией образов либо сложнос­
сходство с вариативностью словесных фольклор­ тью создания внешне схожей модели некоторых
ных произведений, возникающей в процессе их объектов и явлений, таких как небо, земля и т.п.
существования в социальной среде [Антонова. Поэтому, чтобы раскрыть предметное значение Табл. 1. Схема возникновения изобразительной метафоры
1981. с. 6; Раевский, 2001, с. 367-380]. схем, необходимо изучать их и в диахроничес­
Изучение изобразительного языка обеспечива­ ком, и в синхроническом аспектах. Последний ление, эпитет, сравнение. Вероятно, именно та­ новании анализа самой композиции и сравнения
ет возможность перехода к интерпретации изоб­ предполагает сравнение знаков-схем с позици­ кой ассоциативной связью обусловлено исполь­ ее с другими древнеегипетскими изображения­
разительных текстов. При этом, необходимо от­ онно равнозначными, более реалистичными зование элемента одного изобразительного кода ми. Важно учитывать, что суть создаваемого пер­
метить, что ориентация на внутреннюю инфор­ знаками в других вариантах текста того же типа по правилам другого. Это явление в искусстве, вобытным мышлением отождествления - мифо­
мативность не означает полного отказа от срав­ и анализ контекстов использования. по аналогии с филологическими науками, мож­ логической метафоры - отлична от возникающей
нительно-исторического метода, но его исполь­ Контексты использования изобразительных но назвать изобразительной метафорой (табл. 1). позднее на ее основе поэтической метафоры: пер­
зование более оправдано на завершающей ста­ знаков требуют специального внимания. В ряде Для обоснования предложенного объяснения вая выражала тождество, вторая лишь перено­
дии интерпретации [Есин, 2004, с. 9-12]. Он не случаев собственное значение изображений не рассмотрим рисунок, результаты анализа кото­ сит значение с одного предмета на другой
должен навязывать изучаемому материалу ино- согласуется с контекстом. Так, у антропоморф­ рого можно проверить письменным текстом. Так, [Франк-Каменецкий, 2001, с. 46-47; Фрейденберг,
культурных смыслов, а может использоваться для ного лика с р. Туба вместо рта изображена по­ в древнеегипетском искусстве встречается изоб­ 1988, с. 28]. Отношение к мифологической ме­
выявления существовавших в разных культурах возка, показанная в плане и с перегородкой внут­ ражение крупной коровы, ноги которой поддер­ тафоре, как реальности, демонстрируют жерт­
моделей осмысления, схожих с моделью, полу­ ри (рис. 9, У; аналоги см.: [Есин, 2001, рис. 2 ,2, живают антропоморфные персонажи, на живо­ воприношения египтян небесной корове.
ченной на основе внутренних информативных 3]). Этот пример демонстрирует очевидное про­ те показаны звезды, под животом - лодки с фи­ Таким образом, план содержания изобрази­
возможностей изучаемого материала. Сравнение тиворечие: изобразительный знак “повозка”, гурами богов (рис. 10). Исходя из этого изобра­ тельного знака целесообразно разделять на два
таких моделей может выявить относительно уни­ принадлежащий к языку описания транспортно­ зительного контекста, можно заключить, что уровня: 1) собственное значение, моделируемое
версальные для определенной эпохи и террито­ го средства (вещный код), используется вместо сложный знак-образ “корова” использован в ме­ структурой знака, которое определяет его соот­
рии представления. Их целесообразно учесть при рта лика, т.е. по правилам языка описания чело­ тафорическом значении. Данное предположение несенность с тем или иным классом объектов или
выработке и отборе объясняющих гипотез в про­ века (антропоморфный код). Объяснить отожде­ подтверждается сопровождающим рисунок пись­ явлений мира; 2) значение, определяемое контек­
цессе интерпретации. ствление изобразительных элементов, относя­ менным текстом, в котором говорится о корове- стом использования, которое отражает место
щихся к разным кодам (языкам описания разных небе. Однако значение фигуры коровы, как не­ изображаемого объекта и его ассоциативные
Метод двухуровневого анализа изобрази­ объектов), можно только с учетом исторических бесного свода на четырех опорах, а лодки, как отождествления в рамках культуры. Выявление
тельных знаков и изобразительные метафо­ изменений в мышлении человека. Для первобыт­ индикатора небесных вод. можно было бы ре­ и сопоставление этих уровней позволяет понять,
ры. Начальный этап интерпретации в рамках ного мышления универсальным способом ос­ конструировать и без письменного текста на ос­ как осмысливался изображенный объект или
структурно-семиотического подхода предпола­ мысления любого объекта являлось использова­
гает определение изображаемых знаками объек­ ние ассоциативных связей, строящихся по прин­
тов. Эта исследовательская процедура основа­ ципу метафоры и метонимии, т.е. путем замеще­
на на том, что древние изображения своей струк­ ния одного представления другим, связанным с
турой моделируют свое содержание. По спосо­ ним в каком-то отношении. Примеры такого рода
бу передачи содержания изображения можно в большом числе демонстрируют древние сло­
разделить на образы (обладают наглядным вне­ весные тексты [Дьяконов, 1977, с. 9-13]. Ассо­
шним сходством с реальными объектами) и схе­ циативные связи служили инструментом обоб­
мы (абстрагированы от внешнего облика реаль­ щения, заменяющим отвлеченные понятия, т.к.
ных объектов, сходство проявляется через ана­ позволяли выражать свойство через отовдеств-

Рис. 9. Лик с повозкой на месте рта в ряду окуневских изображений:


1 - р. Туба, 2-4 - изображения на окуневских стелах. Рис. 10. Мифологическое отождествление неба и коровы в искусстве древнего Египта (по Р. Антее).
28 Изваяния и степы окуневской культуры Некоторые вопросы методов анализа и интерпретации окуневского искусства 29

Рис. 1L Метафора ‘"рот - лодка’*: / - р. Ангара (по А.ГК Окладникову), 2 - р. Чара (по Н.Н. Кочмару),
3 - р. Туба (по О.С. Советовой и Г:.А. Миклашевич).
Рис. 13. Использование одинаковых знаков на месте носа и головного убора в самусьском искусстве
(Самусь IV. фонды МАЭС ТГУ).
действие создавшей его культу рной средой, изу­ В Центральной и Северной Азии известно не­
чать мифологическую логику конкретных ассо­ сколько изображений, построенных по аналогич­ жение носа на памятниках № 114, 182, 122 с Мировые столпы, аналогичны таким же знакам
циативных отождествлений. Для этого необхо­ ному принципу (см. рис. 12). Их структура рас­ изображением наголовья на изваяниях № 58,99. на четырех ребрах самусьских кельтов и сопос­
димо выяснить, какие общие свойства и функ­ крывает параллельное отождествление элемен­ 111), изображения из Тувы, Монголии, северо- тавимы с четырьмя опорными столбами, на ко­
ции имеют отождествляемые объекты, какими тов лика и частей тела с элементами мирозда­ запада КНР [Кубарев. Цэвээндорж, Якобсон. торых держалась крыша самусьского жилища на
качествами наделяется один объект благодаря ния, т.е. совмещает три кода. Этот прием можно 1997, рис. 2; Гай Шаньлинь, 1986, fig. 1024; Дэв­ поселении Крохалевка-1 в Новосибирском При-
отождествлению с другим. сравнить с параллельным космологическим лет. 1976, табл. 19. 22]. Их антропоморфность обье [Есин, 2004. с. 18]. Если у одних изображе­
Возможности, которые дает применение та­ отождествлением органов чувств и частей тела, условна, она создается благодаря правилам ний животных все туловище отождествлялось с
кого метода анализа, для большей убедительно­ представленным, например, в ведийском гимне организации элементов, отражающих представ­ землей или небом, то у других оно, будучи раз­
сти, проиллюстрируем с привлечением матери­ Пуруше [РВ, X, 90, 13-14]. ления об отдельных частях мироздания. У всех деленным на две или три части, символизирова­
ала не только окуневской, но и других изобрази­ В искусстве самусьской культуры Приобья этих изображений на месте носа - знаки, сим­ ло несколько ярусов мира (см. № 219; [Jacobson,
тельных традиций эпохи бронзы Центральной и существует изобразительный знак в виде вер­ волизирующие Мировой столп, Мировую гору Kubarev, Tseveendorj, 2001, fig. 404, 1222]).
Северной Азии. В качестве примера рассмотрим тикальной линии с дугой на вепшине. На од­ или змея, выполняющего функцию столпа. Ми­ Иногда на голове животных и антропомор­
упомянутую выше изобразительную метафору ном антропоморфном лике он показан посере­ фологическая логика отождествления носа и фных фигур в искусстве Саяно-Алтая показан
“рот - повозка” и близкое ей отождествление “рот- дине и имеет значение носа. Однако, в ряде слу­ столпа может быть реконструирована следую­ знак, близкий по форме полуовалу (см. рис. 14,
лодка” (см. рис. 9,11). Поскольку функциональ­ чаев структурно близкие знаки расположены щим образом: позиция носа в середине лица по­ 5; 15, 3, 5, 6). Исследователи, исходившие из
ная семантика рта включает противопоставлен­ над ликами и в этой позиции предстают как вы­ добна расположению столпа в центре мира, по­ зооморфного контекста, интерпретировали его
ные, но взаимосвязанные смысловые поля смер­ сокий головной убор (рис. 13). Одновременно зиция носа между верхней и нижней частью лица как запечатленные в особом ракурсе рога. Не­
ти (проглатывание-исчезновение) и дарования быть моделью и носа, и головного убора эти подобна расположению столпа между небом и обходимо, однако, учитывать противоречие
жизни (результат приема пищи), а функция по­ знаки схемы не могут. Их структура (если учи­ землей, форма носа подобна форме столпа. между формами этого знака и реальных рогов.
возки и лодки - перемещение, то отождествле­ тывать все контексты использования в изобра­ К числу распространенных метафор отно­ Очевидно, что полуовал моделирует не рога, а
ние рта с повозкой и лодкой раскрывает осмыс­ зительных текстах на самусьских сосудах) свя­ сится использование в качестве туловища жи­ что-то иное, а его позиция на месте рогов отра­
ление последних как средства перемещения меж­ зана со смысловым полем мифологического вотных знаков-схем битреугольной. прямоуголь­ жает отождествление этих объектов. В окунев-
ду этим и потусторонним мирами. Данное объяс­ образа Мирового столпа, на вершине которого ной и даже круглой формы. На некоторых изоб­ ском искусстве полуовал на месте головного убо­
нение подтверждается широко распространен­ покоится небо. Таким образом, выстраивается ражениях, зафиксированных в Западной Мон­ ра антропоморфной фигуры разделен попереч­
ным в различных культурах Евразии использо­ семантический ряд, метафорически отождеств­ голии, внутри прямоугольного “туловища1' вы­ ными линиями на два или три яруса (см. рис. 15,
ванием повозок и лодок в погребальном обряде. ляющий Мировой столп (собственное значение бит крест или многолучевая фигура (рис. 14; 5, 6). По принципу трехъярусности моделиро­
Включение изображений повозки и лодки в кон­ знака), высокий головной убор (контекстное [Jacobson, Kubarev, Tseveendorj, 2001, fig. 1246]). вано большинство антропоморфных ликов, рас­
текст лика указывает на семантику соответству­ значение) и нос (контекстное значение), а сре­ Подобную структуру в виде квадрата с выде­ положенных в центре изваяний, и сами извая­
ющего мифологического персонажа [Есин, 2001, ди кодов самусьскош искусства важнейшая роль ленным центром и радиальными лучами име­ ния. Это структурное совпадение подкрепляет­
с. 231-232]. Лик с повозкой вместо рта интере­ принадлежит космологическому. Сходные изоб­ ют и другие наскальные изображения, декор на ся тождеством персонажей, выбитых внутри
сен еще и тем, что одновременно может воспри­ разительные метафоры демонстрируют окунев- дне некоторых сосудов, планировка погребаль­ одного из полуовалов (№ 103), с персонажами,
ниматься как человеческая фигура без головы. ские антропоморфные лики (сравните изобра­ ных и ритуальных сооружений эпохи бронзы образующими ярусы изваяний: внизу и тех и
Центральной и Северной Азии. Она отражает других изображены пасть мифического хищни­
представления о форме земли и сторонах света ка, составленная из частей двух отдельных го­
[Семенов, 2002, с. 207-215]. Возможность и лов, и знак в виде круга с лучами; в центре вы­
даже необходимость сопоставления структуры бит условно антропоморфный лик, разделенный
таких разных явлений, как наскальное искусст­ двумя горизонтальными линиями на три яруса:
во, декор сосудов, планировка сооружений, на вершине показан реалистичный антропомор­
обусловлена особенностями первобытного мыш­ фный лик с двумя выгнутыми друг к друг}' ду­

А
ления. Оно основывалось на ограниченном ко­ гами. Ярусность окуневских изваяний и ликов
личестве правил метафорического отождествле­ отражает представления о вертикальной струк­
ния, поэтому при осмыслении разных явлений и туре мира [Есин, 20026. с. 101]. Близкие по
объектов мира повторялись одни и те же струк­ смыслу контексты составляют расположенные
. турные модели. Например, четыре знака в виде внутри полуовала схемы Мирового столпа и
Рис. 12. Изображения, совмещающие элементы человеческой фигуры и лица по правилам космологического двойных или тройных линий на ребрах четырех­ выполненные в форме полуовала каменные пли­
отождествления: 1 - Есино Ш, Хакасия (по Д.Г Савинову), 2 - Иньшань, КНР (по Гай Шаньлиню). гранных самусьских сосудов, моделирующие ты с изображениями окуневских божеств
30 Изваяния и стелы окуневской культуры Некоторые вопросы методов анализа и интерпретации окуневского искусства 31
----------------------------------------------

i 1 \
I \

/
Ч * ’ ‘

Л
Г

Рис. 14. Прямоугольник на месте туловища животных в петроглифах Западной Монголии


(по Э. Якобсон, В.Д. Кубареву, Д. Цэвээпдоржу).

(см. № 46, 174). С учетом выявленной связи с (№ 115). В этой позиции они имеют значение
представлениями о структуре мира полуовал “ноздри”, хотя моделировать реальные ноздри
может трактоваться как вертикальная проекция эти знаки-схемы не могут. Что объединяет ноз­
небосвода. Небольшие полуовалы (иногда об­ дри и полуовал-небосвод? Через ноздри осуще­
разованные двойными линиями) изображались ствляется дыхание, которое невозможно без воз­
также в среднем ярусе антропоморфных ликов душного пространства, расположенного над

0 30 см
1_ 1----- 1 О 0 Ю см
> ■ 51см 1_I__i

Рис. 16. Метафора “рог - змея”: /, 13. 1 4 - Минусинская котловина, 2, 8, 12 - Монголия


(по Э. Якобсон, В.Д. Кубареву, Д. Цэвээндоржу), 3, 5,9,11 - Алтай, р. Елангаш (по А.П. Окладникову и др.),
4, 6, 15-17 - Тува (по М.А. Дэвлет), 7, 1 0 - Саймалы-Таш (по Я.А. Шеру, А.И. Мартынову и др.).

землей. С воздушным пространством ассоциа­ На изображении, зафиксированном на Алтае, на


цией по смежности связан и небосвод. Таким спине быка показан большой полуовал с людь­
образом, изображение полуовала-небосвода ми внутри (см. рис. 14, 6). “Вьюк” может также
используется вместо ноздрей как метонимия иметь прямоугольную или треугольную форму
воздушного пространства. Она указывает на (см. рис. 14,2, 3; 16,6). Этот “груз” моделирует
отождествление среднего яруса лика с воздуш­ разные объекты космологического значения.
ным пространством, а его дыхания - с ветром. Например, “вьюк” может состоять из двух треу­
В одном случае четыре полуовала изображе­ гольников: один поделен на ярусы и направлен
ны сверху туловища быка (№ 215). Вероятно, они вершиной вверх, другой не имеет ярусного
Рис. 15. Антропоморфные изображения окуневской и каракольской культур: символизируют четыре стороны света и выража­ деления и перевернут вершиной вниз (рис. 14,2).
1-4 - Каракол, 5 - Суханиха, 6 - Шалаболино. ют идею о том, что весь мир покоится на быке. Композиция из двух отдельных треугольников с
32 Изваяния и стелы окуневской культуры Некоторые вопросы методов анализа и интерпретации окуневского искусства 33
--------------------------------------
но найти объяснение кисти руки на конце рога щих в реальном мире, каким его представляет
(рис. 16,17). Следует также учитывать, что в оку­данный коллектив. Присущая архаическому мыш­
невском искусстве извилистая линия в верхней лению мифологизация пространства, восприятие
части изваяний параллельно символизирует не­ различных его зон как неравнозначных, с точки
бесные воды. Таким образом, отождествление со зрения ценностных характеристик, превращают
змеями прославляет величие и опасность рогов, пространственную модель в способ выражения
раскрывает сакральный характер персонажей, а всей совокупности представлений о мире.
более глубоко может быть понято в контексте Поскольку все мифологические характеристики
пространственного кода. мира были увязаны с определенными зонами про­
странства, то пространственный код выступал не
Анализ двоичных противопоставлений и только принципом организации и расстановки
пространственный код. В ходе исследования объектов в структуре изобразительного текста, но
двухуровневый анализ плана содержания дол­ и служил средством выражения представлений
жен сочетаться с другими способами перехода иного уровня, например, таких ключевых оппо­
от изучения внутренних закономерностей изоб­ зиций, как: “свое - чужое”, “жизнь - смерть”,
ражений к их интерпретации. Среди них осо­ “мужское - женское” и др. [Лотман, 1970, с. 266,280;
бенно важен метод изучения пространственно­ Антонова. Раевский. 1991, с. 220:2002, с. 18,19].
го кода изобразительного языка, предложенный Наиболее отчетливо эти черты проявляются в
Е.В. Антоновой и Д.С. Раевским [1991, с. 219- сложных изобразительных текстах.
222; 2002, с. 18-19]. Изучение пространственного кода культурной
Этод метод базируется на том, что искусст­ традиции требует через сравнительный анализ
во, как любая другая знаковая система, строит­ изобразительных текстов одного типа выявлять
ся на дифференциации знаков, противопостав­ их инвариантную струюуру и систематизировать
лении их друг другу. Противопоставление зна­ признаки, характерные для отдельных частей.
ков отражает общие принципы мышления и Следует определить набор различительных при­
восприятия мира человеком. В процессе разви­ знаков, по которым части текста противопостав­
тия человеческого мышления и языка выраба­ ляются друг другу. На этой основе через анализ
тывается целый набор различительных призна­ различительных признаков, как бинарных оппо­
ков и понятий, являющихся универсальным зиций, и сопоставление выявленной структурной
средством описания окружающего мира, оди­ основы текстов с культурными и мифологичес­
наково важных для различных знаковых систем. кими универсалиями об устройстве мироздания
Возникает он на основе элементарных двоич­ и возможно осуществление первичной реконст­
ных противопоставлений, отражающих про­ рукции семантики текста на уровне передачи
странственную и чувственную ориентацию че­ структуры пространства. В качестве универсаль­
ловека. К их числу относятся противопостав­ ных представлений об устройстве мироздания,
ление верха низу, левого правому, внутреннего которые находят отражение в изобразительных
внешнему, светлого темному и т.п. Эти оппози­ текстах, выступают восприятие мира как трехча­
ции конкретизируются и дополняются подобны­ стного по вертикали (небо, земля, воздушное про­
ми простейшими соотношениями в простран­ странство) и четырехчастнош по горизонтали, вос­
ственно-временной структуре мира (небо - зем­ ходящие к нейрофизиологическим механизмам
Рис. 17. Изображения на плитах могильника Уйбат V (по И.П. Лазаретову). ля, запад - восток, день - ночь, зима —лето пространственной ориентации человека. Эта еди­
и т.п.), общества (мужской —женский, живой — ная на уровне “синтаксиса” мышления для всего
такими же признаками известна в окуневском ровая гора, столп). Наиболее сложная компози­ мертвый и т.п.) и др. [Лотман, 1970, с. 287; Ме- человечества структура по-разному реализуется в
искусстве (рис. 17,2). Она отражает представле­ ция такого рода языком метафор выражает пред­ летинский, 2000, с. 230]. В искусстве, так же знаковых системах различных культур, поэтому
ния о двух противопоставленных друг другу ставления о трех ярусах мира (рис. 14,5). Типо­ как в сознании человека, подобные двоичные ее выявление в изобразительных текстах позво­
мифических горах [Леонтьев, 2000а, с. 33]. логически схожие взгляды о том, что земля по­ противопоставления играли роль логического ляет изучать специфический пространственный
Оппозиция двух треугольников-гор снимается коится на быке, сохранились в преданиях ряда каркаса [Алексеев, 1976, с. 41-45]. В произве­ код отдельной традиции. В случае наличия подоб­
включением их в структуру “вьюка”, который яв­ народов Евразии [Потанин, 1883, с. 799]. дениях они могут проявляться двояко: 1) в раз­ ной структуры в изобразительном тексте необхо­
ляется еще одной, более сложной Мировой го­ Иногда рога животных показаны длинными личии формы, цвета, техники исполнения зна­ димо сопоставить противопоставленные части
рой. Многочисленные аналоги развилки на вер­ извилистыми линиями, которые могут заканчи­ ков; 2) в правилах ориентации и сочетания зна­ текста с ч астят пространства. Эквивалентность
шине этого “вьюка-горы” широко представлены ваться развилкой (см. рис. 16; № 76). Подобные ков. Отдельные изображения при этом предста­ частей текста структуре мира устанавливается
в изображениях мировых гор и столпов в искус­ линии, показанные отдельно, передают змей, а ют как некоторая совокупность различительных через их наполнение теми или иными изобрази­
стве Центральной и Северной Азии эпохи брон­ развилка является схематичным изображением признаков, по которым они противопоставляют­ тельными знаками, т.к. многие из них, например,
зы (см. № 288, 220, 84; [Jacobson, Kubarev, змеиной пасти [Окладников, 1980, табл. 145; ся либо отождествляются друг с другом. изображения растений, тех или иных животных,
Tseveendorj, 2001, fig. 713]). Образ вьючного Tashbayeva, 2001, fig. 65,66,23]. Следовательно, Важнейшую роль среди оппозиций в изобра­ птиц, рыб могут выполнять функцию знаков-ин-
животного, судя по разным вариантам его худо­ данные изображения отождествляют рог со зительных текстах играют пространственные от­ дикаторов отдельных зон мироздания.
жественного воплощения, мог трактоваться как змеей. Иногда в виде змей показаны рога у ант­ ношения, т.к. основной принцип построения та­ Возможности изучения различительных при­
опора земного мира или соотноситься с землей ропоморфных ликов. В контексте метафор “рог- ких произведений состоит именно в моделирова­ знаков и пространственного кода наглядно демон­
и нести на себе другие объекты (небосвод, Ми­ змея” и “кисть руки - пасть змеи” (см. гл. 8) мож­ нии пространственных отношений, существую­ стрирует анализ композиции из трех антропомор­
34 Изваяния и стелы окуневской культуры Некоторые вопросы методов анализа и интерпретации окуневского искусства 35

том, днем, верхним миром (индикаторы - лучи и ний частей ЦЛ и изваяния может быть сопостав­
глаза), правая - с западом, темным, подземным лена с универсальными представлениями об уст­
миром, ночью (индикаторы - отсутствие лучей и ройстве мира. В этом контексте верхняя часть из­
птаз, лапы хищной птицы), центральная - демон­ ваяния и верхняя часть ЦЛ должны быть связаны
стрирует способность пребывать и в верхнем, и в с небом, а нижний ярус изваяния и ЦЛ - с ниж­
нижнем, и в среднем, циклично изменяющемся ним миром. Противопоставление расположенных
мире (индикаторы - лучи, один пгаз, растения, внутри отдельных зон ЦЛ знаков по принципу
поза движения). верх - низ соответствует противопоставлению
Получение первичной информации о соотно­ функций соответствующих органов чувств. Так,
шении определенных знаков и частей изобрази­ функция пгаз может быть реализована только при
тельного текста со структурой пространства по­ наличии света, а свет связан с небом; основная
зволяет, учитывая системность плана выражения функция рта (пасти) - разрушение, поглощение
и содержания изобразительного языка и опира­ и, одновременно, дарование жизни в результате
ясь на вариативность текстов и знаков, интерпре­ приема пищи - соответствует разложению мерт­
тировать и другие тексты этой традиции с дру­ вых в земле и плодородию земли; функция дыха­
гим набором и группировкой знаков. Одновре­ ния, с которой связаны ноздри, невозможна без
менно происходит проверка сделанной ранее воздушного пространства, расположенного меж­
реконструкции кода, уточнение значений отдель­ ду небом и землей. Таким образом, троичное про­
ных знаков. Различия контекстов позволяют с тивопоставление глаз, ноздрей и рта обусловлено
уровня пространственного кода выйти на изуче­ космологически ми представлениями окуневцев.
ние других, взаимосвязанных с ним йодов. В мифологическом аспекте яйцевидная форма и
На этой теоретической основе рассмотрим внутренняя структура ЦЛ, с учетом выявленной
общую композицию окуневских изваяний, пред­ роли в композиции изваяния, находят соответствие
варяя их более детальный анализ в последующих в характерном для многих мифологических сис­
главах. Изобразительный текст изваяний наносил­ тем образе Мирового яйца, с которым связывает­
ся на камень столбообразной формы и имел трех­ ся возникновение мира. Обычно из верхней час­
частную вертикальную структуру. В первую оче­ ти яйца образуется небо, а из нижней - земля [То­
редь высекался антропоморфный лик в центре поров, 1967, с. 82]. Аналогичную систему отож­
композиционной оси (центральный лик-ЦЛ). Два дествления демонстрирует и окуневский лик-
других элемента - пасть хищника в нижней час­ яйцо: из верхней его части возникает небо (верх­
ти изваяния и антропоморфный либо зооморфный ний ярус изваяния), из нижней - земля (нижний
образ вверху - наносились позже ЦЛ, имеют под­ ярус каменного столба), между ними - воздуш­
чиненное композиционное значение (№ 103). ное пространство (средняя часть вертикали).
ЦЛ обычно показан в виде яйцевидного овала с В целом изваяние предстает как ритуальный эк­
двумя (реже одной) поперечными линиями, про­ вивалент Космического столпа, разделяющего
тивопоставляющими друг другу отдельные его небо и землю.
зоны. В верхней зоне лика расположены “глаза”, Если учитывать последовательность создания
20 см в средней - ‘"ноздри”, в нижней - “рот”. При этом, образов, то структура изваяния содержит инфор­
_I
структура знаков, обозначающих глаза (двойная мацию и о временной модели мироздания. Раз­
Рис. 18. Изображения антропоморфных фигур на плитах могильника Каракол (по В.Д. Кубареву). окружность) и ноздри (полуовал), как мы уже от­ витие мира, согласно этому тексту, представля­
мечали выше, не моделирует форму органов ло собой два этапа. На первом этапе он слит во­
фных фигур на плите могильника Каракол в Гор­ поперечной линией на два яруса (что тоже сопос­ чувств. Эти знаки получают данное значение толь­ едино в Мировом яйце. Второй этап связан с от­
ном Алтае (рис. 18, 1). Сравнительный анализ тавимо со структурой лика); 5) у левой фигуры ко в общем антропоморфном контексте. Между делением неба от земли, в результате чего воз­
изобразительных элементов этих трех фигур по­ руки опущены вниз, у правой - подняты вверх и структурой ЦЛ и изваяния существует тесная вза­ никает мироздание, построенное на двоичных
зволяет обнаружить противопоставленность друг вытянуты в стороны, у средней —левая рука опу­ имосвязь. В частности, композиции верхней зоны оппозициях, описываемое через противопостав­
другу крайних персонажей и связующую роль щена, а правая поднята; 6) у левой фигуры руки ЦЛ идентична структура некоторых антропомор­ ление верхней и нижней части изваяния. Обра­
среднего: 1) у левой (с точки зрения наблюдате­ оканчиваются крупными “остриями”, у средней - фных ликов верхней части каменного столба, т.к. щает на себя внимание противоположная ори­
ля) фигуры - два глаза, у правой - ни одного, у в руках растения, у правой - в руках ничего нет характерной особенностью обоих являются две ентация изобразительных элементов верхней и
средней - один; 2) у левой фигуры на голове - (у других изображений такого персонажа руки вертикальные дуги (см. № 143. 138). Изображе­ нижней половины изваяния по отношению друг
16 лучей, у правой - ни одного, у средней - 8, т.е. оканчиваются крупными когтями хищной пти­ нию в нижней части ЦЛ с функциональной точки к другу и ЦЛ (обратная перспектива), свидетель­
в два раза меньше, чем у левой; 3) у левой фигуры цы); 7) левая и правая фигуры изображены в фас зрения равнозначна пасть хищника в нижнем яру­ ствующая о различной геометрии верхнего и
деление лика по вертикали, у правой - по гори­ и статичны, а средняя - отличается профильным се изваяния. Знак ноздрей в других частях памят­ нижнего мира и одновременно реализующая оп­
зонтали, у средней - отсутствует; 4) у правой фи­ ракурсом волчьей или собачьей головы и пока­ ника аналогий не обнаруживает, поэтому логич­ позицию центр мира (ЦЛ) - периферия. В числе
гуры на груди треугольник вершиной вниз (что зом ног в движении. Если сопоставить простран­ но предположить, что средняя зона лика соотно­ возникших оппозиций разделены также мужское
делает сопоставимой структуру туловища и лика ственную организацию данной композиции с уни­ сится со средним ярусом окуневского каменного и женское начала: в структуре изваяния призна­
этого персонажа), у двух других фигур в этой ком­ версальными представлениями о структуре мира, столба. Таким образом, ЦЛ задает структуру все­ ками, которые можно считать женскими (грудь,
позиции дополнительное оформление туловища то левая фигура (восточная в контексте реальной го памятника, содержит в себе важнейшие элемен­ выпуклый живот), наделялась соотносимая с зем­
отсутствует, но в другом случае у персонажа, изоб­ пространственной ориентации гробницы) долж­ ты последующих его изображений. лей его нижняя часть (см. № 103), а верхняя по­
раженного слева (рис. 18,2), туловище поделено на соотноситься с востоком и одновременно све­ Система пространственных противопоставле­ ловина. где подобные элементы никогда не изоб-
36 Изваяния и стелы окуневской культуры Некоторые вопросы методов анализа и интерпретации окуневского искусства 37
--------------------------------------------------- O f ^ T j O r — —

ражались, связана с мужским. Противопостав­ тичность морфологии используемых изобрази­


ление между антропоморфным образом или го- тельных элементов и способов их простран­
ловой барана на вершине каменного столба и па­ ственных отношений: 1) изображение повсед­
стью хищника в его нижнем ярусе характеризу­ невной действительности не являлось целью
ет основные части мироздания как оппозицию изобразительной деятельности; 2) содержани­
социального и природного, благого и опасного. ем искусства была не действительность, а ее
осмысление. С учетом этого сводить изучение
Содержание изображений и прагматика окуневского искусства только к реконструкции
изобразительной деятельности. Исследователи реалий быта не стоит, иначе их объяснение бу­
по-разному трактуют произведения окуневского дет искаженным и неполным. 0 10 СМ
■___ I____I
искусства - как отражение реалий быта, мифов, Так, предметы в руках божества, изображен­
магии и др. Сегодня уже очевидно, что односто­ ного на плите окуневского могильника Черно­
ронний подход к решению этого вопроса некор­ вая VIII (№ 114), большинство исследователей,
ректен - искусство содержит в себе информацию исходя из сходства их верхней части с наконеч­
сразу о нескольких сферах культуры. Характер ником, традиционно рассматривали как копья
отражения этих сфер и их соотношение опреде­ [Вадецкая, 1980а, с. 53; Кызласов JI.P., 1986,
ляются спецификой мифологического мировосп­ с. 228; Кубарев, 1987, с. 160; Подольский, 1997,
риятия и вытекающей из него прагматикой изоб­ с. 192 и др.]. В этом контексте двойные изогну­
разительной деятельности. В самом общем смыс­ тые линии в основании наконечника объясняли
ле прагматика окуневских изобразительных тек­ как завязки (Л.Р. Кызласов), украшение
стов подобна социальной функции религиозных (В.Д. Кубарев) или дополнительные острия, об­
гимнов (молитв), адресованных сверхчеловечес­ разующие вместе с наконечником трезубец
ким силам и нацеленных на восхваление какого- (ЯЛ. Шер, М.Л. Подольский). Другие исследо­
либо мифологического персонажа, определенно­ ватели обращали внимание на странную для
го объекта, жертвы, ритуала или события для до­ копья изогнутость “древка” в сочетании с отхо­
стижения желаемого. Изучение цели создания дящими вверх линиями, поэтому считали эти
конкретного типа изобразительных текстов тре­ предметы изображением растения с листьями
бует сопоставления содержания, выявленного в и колосом [Мартынов, 1983, с. 30; Мачинский,
ходе анализа их внутренней структуры, с харак­ 1997, с. 278]. По третьей гипотезе, тоже исхо­
тером предмета или объекта, на который они на­ дящей из изогнутости предмета, он изображает
несены, условиями обнаружения, способом и ве­ змею с копьевидной головой [Leont’ev, KapePko,
роятным временем (в рамках календарного цик­ 2002, s. 34, 49]. Чтобы разобраться в проблеме
ла) использования. Изображение может быть свя­ интерпретации этого рисунка, рассмотрим по
зано с обрядами, влияющими на благополучие отдельности изобразительные элементы, обра­
человека и коллектива (например, окуневские из­ зующие его структуру. Таких элементов, явля­ Рис. 19. Изображения животных в окуневском искусстве: 1 - Кызлас, 2 - Черновая VIII, 3 - Разлив X,
ваяния —с важнейшими календарными обрядами ющихся единицами отношений окуневского 4 —Усть-Туба, 5 - Ильинская, 6 - Поора Тигей.
[Есин, 20026, с. 104]), либо иметь прикладное зна­ изобразительного языка и употребляемых не
чение - усиливать нужные качества определен­ только в этом, но и в других контекстах, можно (см. № 4 7 ? 55? 85, 111; рис. 8, 3). Извилистая ли­ ной в самой его структуре, интерпретация дол­
ного предмета (например, знак-схема раскрытой выделить четыре: I) ромбовидный элемент в ния может моделировать тело змеи (№ 208, 79; жна осуществляться через выявление уровней
пасти - со змеиным языком на клинке окуневско­ верхней части предме та; 2) двойные изогнутые [Киргинеков, 1997, рис. 6]), стебель растения, обо­ значения. В данном случае таких уровней мож­
го кинжала (рис. 8 ,3; [Ковалев, 1997, с. 82]). Обе линии в основании ромбовидного элемента; значать воды [Есин, 1999, с. 142]. Таким образом, но насчитать не менее шести (табл. 2):
цели могут быть взаимосвязаны. 3) дуга, которую образуют две пары изогнутых в структуре предметов, изображенных в руках 1. В контексте вещного кода изображенный
Хотя содержание искусства тесно связано с линий; 4) извилистая линия. Форма первого эле­ божества на плите из Черновой VIII, оказались предмет представляет собой копье или дротик с
мифом и ритуалом, оно не излагает мифологи­ мента больше соответствует не колосу или го­ совмещены изобразительные элементы, принад­ тремя остриями. Центральное является наконеч­
ческие сюжеты, бытовавшие в соответствую­ лове змеи, а металлическому наконечнику ко­ лежащие к языкам описания (кодам) принципи­ ником. Боковые - рогами быка - грозным есте­
щей социокультурной среде, а лишь упоминает пья (например, из окуневского погребения под ально различных объектов животного, вещного, ственным оружием некоторых реальных и ми­
их, используя отдельные мифологические об­ горой Моисеиха [Кызласов Л.Р., 1986, рис. 178]), растительного мира, пространства. Между соб­ фических животных. Очевидно, что, с точки зре­
разы и события как способ воздействия на мир. кроме того, она аналогична трактовке языка у ственным и контекстным значением этих элемен­ ния мифологической логики, утроение числа по­
Мифы приходится реконструировать, изучая некоторых окуневских мифических хищников тов имеется противоречие. Например, тело змеи, ражающих частей придает этому копью особую
отношения между различными персонажами и (см. № 141,231) и форме “лучей” сверху неко­ принадлежащее к зооморфному коду, изображе­ сокрушительную силу. Различной формы трезуб­
объектами. Искусство также не является опи­ торых антропоморфных ликов (№ 169,113,31). но вместо древка копья, те. по правилам вещного цы фигурируют в качестве оружия богов в це­
санием ритуала. В нем находят воплощение Отходящие от “стебля” двойные изогнутые ли­ кода; наконечник копья, принадлежащий к вещ­ лом ряде древних мифологических традиций
лишь кульминационные этапы ритуала и основ­ нии в контексте окуневской знаковой системы ному коду, изображен вместо головы змеи, т.е. по (например, у Шивы, Посейдона, Тешуба и др.).
ные принципы жертвоприношения. изображают не листья или завязки, а рога быка правилам зооморфного кода, и т.д. Совмещение в Особенно близок окуневскому рисунку трезубец
Отмеченное влияние на древнее искусство (рис. 19, I, 2, 5). Кроме того, две пары этих изображении нескольких кодов придает ему мно­ Шивы, боковые острия которого изображались
мифологического мировосприятия должно учи­ рогов образуют дугу. Дуга тоже является устой­ гозначность. не позволяя ограничиться интерпре­ выгнутыми подобно рогам быка.
тываться и при изучении на его материалах не­ чивым изобразительным элементом в окунев- тацией в каком-то одном ключе. 2. Опираясь на сходство изогнутой линии с
которых сторон материальной культуры, хозяй­ ском искусстве. Она используется при описании С учетом несомненной многозначности изображениями змей в окуневском искусстве,
ства, военного дела и др. Несмотря на реалис­ структуры мира и для передачи раскрытой пасти предмета на плите из Черновой VIII, заложен­ предметы в руках божества можно интерпрети-
38 Изваяния и стелы окуневской культуры Некоторые вопросы методов анализа и интерпретации окуневского искусства 39

ровать и как змей. Это объяснение подтвержда­ у изображения этого предмета в руках возничего Наскальные изображения копья-змеи и стрелы- столпом (см. № 143, 194, 288); на некоторых
ется схематичными рисунками змей в руках вместо наконечника показан язык змеи или знак- змеи в эпоху бронзы представлены в верхней изваяниях и стелах наконечники копья непос­
аналогичного персонажа на плите из могиль­ схема ее раскрытой пасти (рис. 25,2); остроги, части бассейна Оби и Иртыша [Kubarev, редственно замещают изображения треугольни­
ника Разлив X (№ 222) и возле лика на стеле из т.к. очень своеобразные наконечники окуневских Jacobson, 1996, fig. 449,429; Samashev, 1993, fig. ков-гор и Мировых столпов, традиционно по­
долины реки Малая Есь (№91). В схожей пози­ острог, состоящие из двух изогнутых стержней с 192,11]. Костяные фигурки четырех змей, по­ мещавшиеся в наголовье центральных антро­
ции были изображены змеи и “змеи-копья” на ложенные парами возле рук сопровождаемого поморфных ликов (см. № 31, 49, 113); порой,
обращенными друг к другу зубцами [Мак­
окуневских стелах более ранней культурно-хро­ большим числом наконечников стрел умерше­ благодаря наличию в верхней части копья круж­
нологической группы из Онхакова и Есино сименков, 1980, табл. XX, 10,11, XXII, 10; Кыз­
го и направленные головой в сторону черепа (т.е. ка (см. № 177, 28), сама структура этого пред­
(№ 32 и 269), причем на плите из Есино пока­ ласов Л.Р., 1986, рис. 195], моделируют раскрытую аналогично стрелам и изображениям змей-ко­ мета аналогична обычным изображениям Ми­
зан, судя по форме, каменный наконечник. пасть с зубами, число которых соответствует пий в окуневской культуре), обнаружены в по­ рового столпа (см. № 111); дуга в верхней части
В контексте метафоры “копье-змея” наконеч­ количеству зубов в пасти мифических змей и гребении эпохи бронзы в Среднем Прииртышье предмета из Черновой VIII сопоставима с дуга­
ник копья, выбитый на плите из Черновой VIII, хищников (см. № 103,140.219). [Молодин, 1985, с. 56]. Подобно окуневскому ми на вершине изображений Мирового столпа
отождествляется с головой мифического рога­ С точки зрения прагматики, отождествление искусству, отождествляющему со змеей не толь­ и в верхнем ярусе окуневских изваяний и стел,
того змея. Наличие сразу двух пар рогов обус­ копья со змеей усиливает его качества - прида­ ко колющее метательное оружие, но и кинжал, в том числе в наголовье персонажа на рассмат­
ловлено внутренней двоичностью этого персо­ ет ему особую опасность и поражающую спо­ сравнение кинжала и змеи представлено в Ма- риваемой стеле (см. № 55, 85, 113, 114, 201);
нажа, в структуре изображения которого часто собность. Аналоги окуневскому отождествле­ хабхарате [1974, с. 257]. Аналогичный смысл, волнистая линия “древка” аналогична волнис­
объединяются верхние половины двух голов нию копья со змеей известны в целом ряде куль­ видимо, имели изображения змей у острия клин­ той линии по оси многих изображений Миро­
(см. №36,79,194). Такая жедвоичность заклю­ тур. Та же метафора отчетливо фиксируется для ка кинжала из сакского кургана Иссык [Акишев, вого столпа. В контексте окуневского космоло­
чена в змеях на стеле из Онхакова: контур боль­ схожего метательного оружия - стрелы. 1984, с. 42], на рукоятях кинжалов сейминско- гического кода отмеченные дуги выделяют об­
ших змей образуют две самостоятельные схема­ Это тоже следует учитывать, тем более что в турбинского типа [Черных, Кузьминых, 1989, ласть неба с запасами вод, а вертикальная вол­
тично показанные змеи с раскрытой пастью. одном из окуневских захоронений по бокам по­ рис. 6 2 ,1-3]. нистая линия обозначает не только змею, но и
3. Поскольку две пары рогов у основания гребенного было положено две стрелы, пози­ 4. Имеются основания и для прочтения ана­ водный поток, текущий из верхнего мира в ниж­
наконечника создают дугообразный знак, кото­ ционно равнозначных предметам по бокам ан­ лизируемых изображений с позиции раститель­ ний [Есин, 2002а, с. 139-140; 1999, с. 144]. Кста­
рый в окуневском искусстве обозначает раскры­ тропоморфного персонажа на стеле из Черно­ ного кода, т.к. многочисленные схематичные ти, в Махабхарате неоднократно встречается
тую змеиную пасть, то наконечник может ото­ вой VIII [Подольский, 1997, с. 192]. Очень ши­ головы змей на плите из Разлива X расположе­ отождествление копья, дротика, стрелы со стру­
ждествляться не только с головой, но и с языком роко отождествление стрелы со змеей использу­ ны по принципу ветвей, отходящих от централь­ ей ливня [1974, с. 46, 196, 197]. Космологичес­
ется в древнеиндийском эпосе Махабхарата, ис­ ного стебля. В качестве косвенного аргумента кие отождествления копья и стрелы (с Миро­
змеи. В пользу этого свидетельствуют отме­
токи которого восходят к устных! сказаниям и ле­ можно рассматривать также декор в виде коло­ выми столпами, сторонами света) известны и в
ченные выше изображения мифических хищ­ гендам северной Индии 2-й половины II тыс. до
са на наконечнике копья самусьской культуры других культурах [Акишев, 1984, с. 44-46; Еро­
ников с наконечником копья вместо языка. н.э. [Мбх, 1974, с. 193], оно же встречается в
Приобья [Молодин, Глушков, 1989, рис. 25, /], феева, 1994, с. 76; Кызласов, 1999, с. 46; Оже­
Видимо, с укусом змеи окуневцы отождествляли Ригведер, 166,6]. Подобно древнеиндийским поскольку самусьское искусство демонстриру­ редов, 1999, с. 98]. В целом, ассоциативная связь
действие не только копья, но и любого колющего текстам, зафиксировавшим отождествление на­ ет близкие окуневскому коды. Сравнения мета­ с Мировым столпом и вертикальной структу­
оружия: рогов быка, которые порой изображались конечника с жалом змеи, наименование острия тельного оружия с растениями используются в рой мира у изображений копья на окуневских
в виде змей (метафора “рог - змея” была любого наконечника жалом имеется в русском древнеиндийском эпосе (вонзившиеся стрелы изваяниях и стелах прославляет величие этого
рассмотрена выше); кинжала, т.к. изображение языке, сохраняясь до наших дней. В виде змеи сравниваются с посевом, побегами, ветвями, оружия и масштаб его действия.
раскрытой змеиной пасти обнаружено на клинке трактованы некоторые изображения двузубца- деревьями; запускаемая стрела отождествляет­ 6. Еще одно значение предметов в руках бо­
из кургана Уйбат V; стрекала или дротика, т.к. молнии Адада [OzgUc, Tunca, 2001, PL 25, CS 141]. ся со священной травой, сгорающей в жертвен­ жества на этой окуневской стеле может быть
ном огне; растениями с наконечниками из цве­ связано с отождествлением наконечника с язы­
тов являются стрелы бога Камы) [Мбх, 1974, ком огня, лучом света, молнией. В пользу тако­
Уровни с. 213, 222, 260; Рам, VI, 44; Невелева, 1975, го отождествления имеются следующие аргу­
интерпретации --------- > с. 93]. Отождествление копья с растением ука­ менты: веерообразное расположение большого
зывает на связь этого смертоносного оружия с числа наконечников на одном из ликов (№ 169),
металлич. пасть, область
Собственное значение рога быка змея, стебель, вода идеей плодородия. Сочетание таких разных сто­ сопоставимое с расположением лучей-волос на
наконечник пространства
рон подобно неразрывной связи между разру­ голове солнечного божества [Кызласов Л.Р.,
металлич. шительной и животворной силой грозы в ведий­
Вещный код
наконечник
острие древко 1986, с. 227-228]; одинаковая форма наконеч­
ской мифологии, воплощенной в образах Шивы ника копья и лучей, отходящих от головы и ту­
Зооморфный код 1 голова змеи рога змеи тело змеи (Рудры), Индры, Марутов. Связь с представле­ ловища солнечного божества (№ 269,179); рас­
ниями о плодородии отчетливо фиксируется для положение в основании наконечника круга, ана­
Зооморфный код 2 язык змеи раскрытая пасть тело змеи
стрелы, заменившей копье во многих обрядах логичного изображениям глаз лика и связанно­
и воспринявшей его семантику [Кызласов И.Л., го с небом и светом (№ 177, 28); изображение
1999, с. 39-45; Ерофеева, 1994, с. 76; Ожередов, копий внутри небесной повозки (№ 177); показ
Растительный код колос листья стебель
1999, с. 98-119]. С кругом окуневских представ­ лучей некоторых персонажей солярного
лений о плодородии связаны и змеи, изображе­ облика в виде знака-схемы змеи с раскрытой па­
Косхюлогический код небо Средний мир ния которых входят в композицию с участием стью / змеиного языка (рис. 20, 3; [Вадецкая,
богини-матери (№ 186). 1980а, табл. XLVII, 90]); изображение змеино­
Световой код луч. молния 5. Имеется ряд фактов, указывающих на воз­ го языка одного мифического хищника, развет­
можность космологических отождествлений вляющимся подобно молнии (№ 205). Такое
Табл. 2. Уровня интерпретации элементов, образующих рисунок копья предмета из Черновой VIII: змея в окуневском значение тоже имеет параллели в целом ряде
на стеле № 114 из Черновой VIII. искусстве часто отождествляется с Мировым культур. Например, в иранских языках одно и то
40 Изваяния и стелы окуневской культуры
-----------------
же слово обозначает стрелу и солнечный луч, в здано из пространства и подобно Мировым го­
фольклоре селькупов как огненная стрела выс­ рам Меру и Мандара; она содержит в себе все Глава 5
тупает молния, у бурят представление о молнии вещества и начала и излучает немыслимый СЕМАНТИКА ФОРМЫ
связано с наконечником копья или стрелы, мно­ блеск; она подобна громовой стреле Индры, И ИЗОБРАЗИТЕЛЬНОЙ СТРУКТУРЫ ИЗВАЯНИЙ
гочисленные отождествления копья, дротика и пробивающей любую преграду, и др. [Рам, VI, 108].
стрелы с лучом света и молнией представлены в Совмещение в одном изображении сразу не­
древнеиндийском эпосе, встречаются в Ригведе скольких кодов через сочетание элементов, соб­ Для окуневских изваяний характерна ярко ствовании в окуневское время фаллического
и т.д. [Ожередов, 1999, с. 87-89; РВ, 1,168,5; Мбх, ственное значение которых соотносится с разны­ выраженная столпообразность, подчеркнутая культа можно судить также по найденным в
1974, с. 194,221,223,232; Рам, VI, 102 и др.]. ми объектами, актуализирующее максимальное вертикальной композицией изобразительного одном из погребений четырем костям os penis
Выявленные уровни содержания неравно­ число ассоциативных связей и придающее изоб­ текста лицевой стороны. Конкретные памятни­ медведя, окрашенным охрой [Хлобыстина,
значны. Исходя из структуры изображенного ражению многозначность, обнаруживает сход­ ки во многом индивидуальны, но все же яв­ 19716, с. 25]. Образ самого этого зверя нераз­
предмета, и в контексте всей серии композици­ ство с принципами построения древних художе­ ственно ощущается тенденция придания обрат­ рывно связан с каменными изваяниями.
онно близких стел основу его семантики обра­ ственных текстов на естественном языке, преж­ ной стороне камня дугообразного или углова­ Верхней фалломорфной части изваяния про­
зует мифологическая метафора “копье - змея”. де всего, эпохально близких ведийских гимнов, того изгиба, подчеркивающего ориентацию тивопоставлена нижняя, на которой нередко ре­
В целом, весь выявленный набор отождествле­ а также немного позднее сложившегося древне­ камня в сторону востока. Вместе с тем, такая льефно обозначены грудь и выступающий жи­
ний среди инокультурных материалов наиболее индийского эпоса. Такое совмещение, несомнен­ форма камня могла символизировать какой-то вот беременной женщины, символизирующие
близок метафорическим отождествлениям ко­ но, было намеренным и характеризует творчес­ реальный культовый объект. женское начало, традиционно связываемое с
лющего метательного оружия, зафиксирован­ кий метод создателей изображений. Сам этот Л.Р Кызласов видит в этих памятниках “ги­ низом, землей. В первобытной пластике оппо­
ным в древнеиндийском эпосе, которые бази­ метод, как и у ведийских ариев [Елизаренкова, гантские воспроизведения звериных, чаще бы­ зиция мужского и женского начала фиксирует­
руются на традиционных формулах, восходя­ 19996, с. 5-7], видимо, обусловлен прагмати­ чьих фаллусов” [1986, с. 202-203]. Формы мно­ ся на протяжении всей истории ее развития.
щих к глубокой древности. Например, в одном кой изобразительной деятельности, нацелен гих изваяний не противоречат этому, но все же В ней заложен архетип постоянного обновле­
из стихов описание созданной богами для зав­ на восхваление изображаемых персонажей и сколько-нибудь явных признаков фаллоса ни на ния жизни [Демирханян, 1987, с. 121].
ладения тремя мирами стрелы последователь­ объектов и призван усилить магическую силу одном из них не прослеживается. Восприятие В средней части каменных изваяний, на их
но содержит следующие отождествления: стре­ создаваемых рисунков, предстающих как ви­ вертикально ориентированных объектов, как узкой грани, высечено стилизованное изобра­
ла - ослепительная и грозно шипящая змея; ее зуальные гимны. символов мужского начала, было традицион­ жение антропоморфного лика, традиционно
острие - пламя и солнца горенье; ее древко со­ ным для архаических культур [Маковский. 1996, именуемого личиной. Все остальные персона­
с. 267]. Фаллическое оформление имеют неко­ жи и атрибуты изваяний связаны с ним, подчи­
торые песты эпохи бронзы и даже направлен­ нены ему [Подольский, 1997, с. 168]. У вкопан­
ные вверх рукояти каменных утюжков, головка ных изваяний личина производит впечатление
фаллоса на которых иногда бывает замещена смещенной от центра к земле. На ряде памят­
головой человека или животного [Славнин, ников этот человеческий лик моделирован
1949, с. 126; Матющенко, 1973, рис. 23, 8, 10; скульптурно, реалистично, только глаза его пе­
1998, с. 109]. На песте, найденном в Минусинс­ реданы в виде круглых лунок или кружков
кой котловине, изваяна скульптурная голова (см. № 13,21,24 и др.). Однако на большинстве
барана [Tallgren, 1917, s. 37, abb. 36]. Такие же “классических” изваяний личины совершенно
персонажи запечатлены на вершинах окуневс­ нереальны (см. № 28,30, 31 и др.). Это не лица
ких изваяний. Для обоснования фалломорф но­ людей, а изобразительные структуры, создан­
ети изваяний может быть привлечен роговой ные по подобию человеческого лица.
“ритон” из “шаманского” погребения могиль­ Под личиной нередки изображения знака в
ника Черновая VIII (рис. 8 ,4). Более вероятно, виде кружка с четырьмя уголками, за которым
что этот предмет служил навершием жезла или утвердилось наименование “солярного”. Меж­
посоха, подобно аналогичным роговым предме­ ду ним и личиной иногда бывает высечена го­
там, найденным в погребениях афанасьевской лова хищного зверя, похожая на медвежью
культуры. Фалличность его формы подчеркну­ (см. № 103, 111, 140 и др.). Изображение такой
та соответствующим оформлением головки на же головы у двух изваяний высечено и на вер­
суженном конце. Она может быть соотнесена шине (см. № 104, 194). На ряде других памят­
со схематичными личинами, выбитыми на вер­ ников ее замещает голова барана (см. № 95,111),
шинах некоторых изваяний (см. № 43, 99, 110 лося (№ 46), человека (№ 96, 103, 106 и др.) и
и др.). Их противопоставленные дугообразные антропоморфной личины с двухдужной марки­
линии сопоставимы с очертаниями головки. ровкой (см. № 43,99, 110 и др.).
На нижнем расширенном конце “ритона” вы­ Голова человека или животного на вершине
резан копьевидный “луч”, исходящий из круж­ памятника, антропоморфная личина в его цен­
ка и фланкированный бычьими рогами и уша­ тре и голова хищного зверя внизу образуют ос­
ми. Аналогичные атрибуты входят в состав на- новную трехчастную композицию изваяний.
головья центральных личин изваяний. Посколь­ Она дополняется изображением змеи или заме­
ку предмет уподоблен верхней части этих па­ щающих ее атрибутов в пространстве между
мятников, то связь верхнего конца изваяний и вершиной камня и центральной личиной.
запечатленных на нем образов с мужским нача- Вся эта композиция соотносится с широко рас­
лОхМпредставляется вполне вероятной. О суще­ пространенными в прошлом представлениями
42 Изваяния и степы окуневской культуры Семантика формы и изобразительной структуры изваяний 43

о трехъярусности Вселенной [Кызласов Л.Р., горы могли мыслиться не только горы с оборо­ словно пронизывает голову зверя в основании ковыми знаками в виде треугольников, фланки­
1986. с. 191,192: Подольский, 1985; 1987; 1988; нительными стенами, но и без них. столпа, и ее овальная головка образует его язык. рованных бычьими рогами (№ 33,47, 79 и др.).
Кызласов ИЛ., 1989]. Изваяние в этом ключе К рассматриваемой семантической группе Близким аналогом этой композиции может слу­ На изваянии № 194 голове зверя на нижнем
предстает как воплощенная в камне вертикаль­ относятся также изображения антропоморфных жить роговой “жезл” Черновой VIII, на котором конце камня противопоставлена такая же голо­
ная ось. пронизывающая и соединяющая все три фигур с высокой остроконечной шапкой в памят­ из раскрытой пасти змеевидного дракона высо­ ва на вершине. Этот зооморфный столп явно
мира Вселенной. В ней явлены основные пара­ никах тасхазинской традиции (рис. 5; [Хлобыс­ вывается голова другого животного (рис. 8, 5). мыслился двуглавым. Более стилизованная го­
метры и элементы космического устройства. тина, 1979, рис. 12,5, 9, 10]). Иногда они высту­ На изваянии № 288, как и на памятниках лова дракона изображена на вершине еще не­
Для установления более конкретного мифо­ пают в паре с другой фигурой, высокий голов­ № 103, 110, 111, вся “конструкция” Мирового скольких изваяний и стел (№ 55, 98, 139 и др.).
логического содержания изобразительных тек­ ной убор которой имеет форму, похожую на вы­ столпа отделена от центральной личины и при­ Двуглавой могла мыслиться и змея. Некоторые
стов этой оси обратимся сначала к двум треу­ тянутый полуовал (рис. 15,5, 6). Фигуры с убо­ поднята над ней, наглядно демонстрируя, что ми­ схематичные изображения ее в наголовье цент­
гольным фигурам, изображенным на одной из ром второго типа особенно широко представле­ фологическое содержание его далеко выходит за ральной личины имеют вторую голову—развил­
плит могильника Уйбат V (рис. 17, 1, 2), т.к. в ны на плитах алтайского могильника Каракол рамки простого головного убора. Четыре персо­ ку на верхнем конце волнистой линии тулови­
них идея Мировой горы выражена более лако­ (рис. 15, J). Семантика его будет рассмотрена нажа столпа на изваянии № 288 соотносятся с ща (см. № 55,98,99 и др.). Таким же схематич­
нично и наглядно, чем на изваяниях и стелах. ниже, пока же только отметим, что у личин изва­ четырьмя частями Вселенной: небом (мужская ным изображением головы змеи или змеевид­
Один из треугольников обращен вершиной яний имеются оба вида этих уборов, что позво­ личина), воздушной сферой (змея), землей (жен­ ного дракона является развилка на вершине
вверх, другой - вниз. Структура левого полнос­ ляет предполагать близость их символики. В этом ская личина) и подземным миром (голова хищ­ Мирового столпа и остроконечного головного
тью соответствует образу Мировой горы. Три плане особенно интересна антропоморфная фи­ ного зверя). Если сопоставить этот столп со убора антропоморфных фигур. В наиболее схе­
части, на которые он подразделен, соотносятся гура на одной из плит кургана Тас-Хазаа, остро­ структурой “классических” изваяний, то выявит­ матизированном варианте Мировой столп име­
с тремя частями мироздания. Волнистые двой­ конечный головной убор которой вписан в полу­ ся их полная или почти полная тождественность. ет вид вертикального “луча” с развилкой или
ные линии, соединяющие их, обозначают змей, овал [Хлобыстина, 1979, рис. 12,5]. Отдаленным На многих изваяниях лишь отсутствуют изобра­ расширением на нижнем или верхнем конце.
выступающих, как и на изваяниях, в роли ме­ инокультурным аналогом окуневским антропо­ жения персонажей верхней и нижней зоны стол­ Чаще всего таких “лучей” три, в соответствии с
диаторов между разными мирами. Такие же схе­ морфным фигурам с остроконечным и полу­ па, т.е. мужской личины и головы зверя. Часто представлением о трехчастности Вселенной
матичные змеи показаны поднимающимися овальным головным убором могут служить две нет и изображения самого столпа, т.к. его симво­ (№41, 44, 45 и др.). На изваянии № 84 такой
кверху от боковых сторон треугольника. Гора священных горы хетто-хурритской мифологии, лизировал сам столбообразный камень. “луч-столп” обвит схематично трактованной
словно порождает их. которых изображали в виде двух человеческих Изображением Мировой горы на изваяниях змеей. В плане содержания эта композиция, оче­
Эта треугольная фигура может быть соотне­ фигур в высоких конических шапках [Герни, и стелах является также небольшой уголок или видно, равнозначна детализированному изобра­
сена с окуневскими горными сакрально-форти­ 1987, с. 127]. Этот же головной убор являлся ат­ треугольник (часто утроенный) сверху лба ли­ жению столпа со змеей внутри.
фикационными сооружениями, открытыми в рибутом почти всех хетго-хурритских мужских чины (см. № 28,59,91 и др.). На стеле № 59 из На стелах, созданных по канону черновской
последние годы в разных районах Минусинс­ божеств и только одного женского - главной бо­ боков такого треугольника исходят несколько традиции, вертикальная ось мироздания выра­
кой котловины [Леонтьев Н.В., 1986; Готлиб, гини хурритов Шавушки. змей, как у треугольной фигуры уйбатской пли­ жена менее явственно, чем на изваяниях. В их
1995; 1997]. Основу их составляют одна или две На изваяниях между “стойками” головного ты. а вершина увенчана развилкой, характерной изобразительном пространстве доминирует об­
линии каменных стен, опоясывающих верши­ убора личины обычно заключена “опускающа­ для многих изображений Мировой горы. раз рогатой личины. Ее наголовье чаще всего
ну горы. Эти сооружения, по мнению А.И. Гот­ яся вниз” змея, но нередки также другие персо­ На нескольких памятниках к треугольнику состоит из трех или более вертикальных “лу­
либа, являются сложными полифункциональ- нажи. С наибольшей полнотой они представле­ над личиной опускается змея (№ 47, 79, 165 и чей”, обозначающих Мировые столпы. В более
ными памятниками [Готлиб и др., 1996, с. 33- ны в столпе изваяния № 288. Под его верши­ др.), но над ним может располагаться и де­ детализированном виде они запечатлены лишь
35; Готлиб, 1997, с. 146]. Подобно старинным ной, увенчанной развилкой, изображена схема­ тализированное изображение Мирового на немногих стелах, но настолько в сжатом, уко­
монастырям, окруженным мощными стена­ тичная личина с двухдужной мужской марки­ столпа (№ 103, 111). На некоторых других роченном виде, что их идентификация возмож­
ми, они могли иметь защитную функцию, но ровкой. Под ней показана “опускающаяся вниз” памятниках из вершины треугольника-угол- на лишь при сопоставлении с соответствующи­
сколько-нибудь длительное проживание кол­ змея. Столь же схематично она бывает тракто­ ка исходит вертикальная волнистая линия ми изображениями изваяний. В этом плане осо­
лектива людей на ограниченной площадке вана на многих других памятниках. Лишь на (Аг9 26, 39, 52 и др.). В этой ситуации он явно бенно интересно наголовье центральной личи­
вершины горы без источников воды было нескольких изваяниях ее образ передан более обозначает раскрытую пасть змеи. ны на стеле № 98. Оно состоит из трех одина­
затруднено. Основной функцией этих соору­ реалистично (№ 47,79,165), что позволяет уве­ Полисемантичность треугольника-уголка ково схематизированных и резко укороченных
жений, видимо, была сакральная, связанная ренно отождествлять волнистую линию со обусловлена эквивалентностью образов змее­ изображений мирового столпа, в каждом из ко­
с почитанием Мировой горы, с образом ко­ змеей. На изваянии № 288 под змеей изображе­ видного дракона и Мирового столпа. В тех слу­ торых заключена двуглавая змея. Вершина каж­
торой они и отождествлялись. на вторая схематичная личина, маркированная чаях, когда в основании столпа изображена го­ дого столпа увенчана стилизованной головой
Близкие аналоги левому уйбатскому треу­ горизонтальной линией. Благодаря этой линии лова зверя, он ассоциируется с вознесенным к зверя, воздетой кверху. Еще четыре стилизован­
гольнику обнаруживаются и на стелах. Почти личина может быть определена как женская, т.к. небу туловищем этого животного (№ 36, 103, ных головы зверя располагаются по бокам ли­
тождественная трехчастная удлинен но-треу- такой же линией отмечены центральные, реа­ 110 и др.). Само изваяние тоже могло мыслить­ чины. Они, очевидно, олицетворяют четыре сто­
гольная фигура на стеле № 83 служит головным листичные личины изваяний с рельефной жен­ ся туловищем змеевидного дракона, по крайней роны света, выступают в роли их охранителей
убором личины. Высокий остроконечный убор ской грудью и выступающим животом (см. № 36, мере в тех случаях, когда под основной личи­ [Леонтьев Н.В., 2001, с. 13-14].
личины стелы № 139 роднит с уйбатским треу­ 43, 47 и др.). Ниже личины, в основании стол­ ной высечена его “медвежья” голова (№ 103, Основной антропоморфной личине изваяний
гольником не только форма, но и вздыбленные па, располагается голова хищного зверя, обра­ 140, 194, 282). В отличие от других изображе­ и стел посвящен последующий раздел данной
по бокам змеи. У личин на других стелах по­ щенная раскрытой пастью вниз. Аналогичная ний. голова этого зверя может охватывать ка­ работы, поэтому, не затрагивая пока этого об­
добные головные уборы, как правило, лишены голова изображена в основании столпа и на ряде мень со всех сторон, так что вся вышерасполо- раза, перейдем к изображениям, располагаю­
дополнительных атрибутов и не подразделяют­ других памятников (№ 36, 103, 110 и др.). Го­ женная часть каменного столба вполне есте­ щимся ниже. С целью прояснения их мифоло­
ся на ярусы (см. № 195, 252, 253 и др.), но и раздо чаще такой звериной головой наделена ственно воспринимается как его туловище. гического содержания обратимся вновь к пли­
они, несомненно, тоже символизируют Миро­ змея, “опускающаяся” сверху к личине (№ 47, Семантическое родство образов змеевидно­ те Уйбата V и рассмотрим вторую треугольную
вую гору. В связи с этим можно предположить, 79, 252 и др.), что позволяет видеть в ней змее­ го дракона и Мирового столпа подчеркнуто фигуру (рис. 17, 2). Она отличается от первой
что в реальной жизни воплощением Мировой видного дракона. Лишь на изваянии № 194 змея на ряде памятников маркировкой их одина­ иной ориентацией, заполнением в виде вписан­
44 Изваяния и стелы окуневской культуры

ных треугольников и присутствием четырех На стелах черновской традиции треугольник


“лепестков” на поднятом кверху основании, но нижней горы нередко бывает замещен так назы­
Глава 6
змеи по бокам такие же. Исходя из объяснения ваемыми “воротничками” или “нагрудниками”. "ПИК ВСЕЛЕННОЙ*
первой фигуры, второй треугольник тоже сле­ На стеле № 28 такой “воротничок” имеет вид
дует признать изображением мифической Ми­ двух небольших уголков с короткими линиями, Подавляющее большинство антропоморф­ ми змеиных голов, а между дугами располага­
ровой горы, но обращенной вершиной вниз, в опущенными вниз от их вершин. Они идентич­ ных личин, высеченных в центральной части из­ ется вертикальная линия с лункой на вершине.
преисподнюю. Образ двух гор, связанных друг ны трем “лучам” в наголовье личины этой сте­ ваяний, относится к сложному, нереалистично­ У личины изваяния № 147 между дугами носа
с другом и в то же время противопоставленных лы, символизирующим утроенный змеевидный му типу. В них воспроизведена на микрокосми- тоже изображена вертикальная линия, но с раз­
по характеристикам, присутствует в мифах мно­ столп. На некоторых других памятниках “ворот­ ческом уровне все та же трех- или четырехчас­ вилкой на нижнем конце и кружком лобного
гих народов [Каруновская, 1935, с. 161-162,176; ничок” имеет трехконечную, двухдужную фор­ тная модель Вселенной [Подольский, 1987; “глаза” на верхнем. Символом мирового столпа
Топоров, 1994г, с. 312-313]. Одна из гор высту­ му (№ 57,65,85 и др.). В таком виде он обозна­ 1988; Кызласов И.Л., 1989]. Сложная личина в обоих случаях явно выступает именно верти­
пает как воплощение светлого начала (гора - чает голову змеевидного дракона. Именно с та­ предстает как космическое Первосущество, кальная линия, а дуги носа, очевидно, лишь
небо), другая - темного, злого (гора - Нижний кой трехконечной головой изображена одна из персонифицирующее Мироздание. Все детали ее подчеркивают причастность этой зоны к обра­
мир). В этом плане интересны две священных змей на стеле № 32. Подобную символику име­ лика нереальны, соотнесены с элементами мира. зу мужского божества или мужскому началу.
горы хетто-хурритской и шумеро-аккадской ми­ ют и двухконечные “воротнички”. Для личин Синонимичность структур изваяния и самой Особенно показательна в этом плане личина
фологии. Одна из них мыслилась горой восхо­ изваяний “воротнички” не характерны. Лишь у личины находит подтверждение на знаковом миниатюрного изваяния № 122, у которой столп-
да солнца, другая - горой заката [Афанасьев, некоторых из них вместо стилизованной головы уровне. Поперечные линии разделяют личину нос в виде двух “стоек” с кружком лобного “гла­
1994, с. 649]. Им соответствовали две реальных змеевидного дракона бывает изображена голова на три, две либо четыре части, подобно тому за” на вершине обрамлен двумя дугообразны­
обожествленных горы [Герни, 1987, 127; Виль- хищного зверя. Его голова выбита и на трех сте­ как подразделено на части миниатюрное извая­ ми линиями. У отдельных личин в верхней зоне
хельм, 1992, с. 89]. Удвоению подвергается так­ лах (№ 114,222,277). Замещение треугольника ние № 225 из с. Устинкино и некоторые изобра­ имеется лишь одна вертикальная линия носа-
же образ Мирового древа [Анисимов, 1959, горы Нижнего мира “воротничком” и реалистич­ жения столпа в наголовье центральной личины столпа (№ 139, 186, J, 265).
с. 47-48; Окладников, 1971, с. 97]. У хакасов ной головой зверя позволяет видеть в них семан­ (см. № 103. 110, 111). У трех других “сложных” личин “стойки”
одно из двух священных деревьев, близких тически эквивалентные образы. Верхняя часть трехчастной личины соотно­ носа увенчаны поперечной дугой (№ 58, 79,
по характеристикам Мировым, изобража­ У значительного числа изваяний какие-либо сится с небесной зоной изваяния. Здесь изобра­ 258). Аналогичная дуга имеется на вершинах
лось с солнцем на вершине, второе - с луной образы Нижнего мира отсутствуют Исходя из жены три кружка или лунки, обозначающие гла­ некоторых небесных столпов изваяний (№ 55,
или в перевернутом виде, корнями вверх этого, они, с большой долей вероятности, могут за. и две противопоставленные дугообразные 72, 139 и др.). Она, вероятно, символизирует
[Яковлев, 1900, с. 50; Катанов, 1907, с. 552]. быть признаны небесными столпами. В святи­ линии, воспринимаемые как нос. Дугообразные небо. Еще у нескольких личин линии носа со­
Тема горы Нижнего мира присутствует во лищах гору Нижнего мира в такой ситуации мог линии “носа” сопоставимы с двумя противопо­ единены посередине прямой или дугообразной
многих произведениях окуневского искусства. символизировать менгир, который воздвигали ря­ ставленными дугами, которыми маркированы перемычкой (№ 30, 86, 110 и др.). В столпе из­
Остроконечной шапке личины, ее радиальным дом с изваянием. Если в аналогичном качестве мужские личины на вершинах изваяний, а так­ ваяний ей соответствует аналогичная прямая
“лучам” и иным атрибутам наголовья на некото­ использовали утратившее культовую роль изва­ же с двойными противопоставленными дугами, или дугообразная линия, разделяющая его на
рых стелах противопосташзен треугольник, ис­ яние, то его вкапывали вершиной вниз. которыми в структуре мирового столпа извая­ две части (см. № 47, 111).
ходящий из нижней части личины и обращен­ Подведем некоторые итоги. Проведенный ния № 103 замещено традиционное изображе­ Из трех глаз личины аналоги в структуре
ный вершиной вниз (см. № 3 , 175 > 184 ). Подоб­ анализ позволяет отождествить “классические” ние змеи, и даже со “стойками” Мирового стол­ столпа изваяний находит только лобный. Еще в
ные треугольники, производящие впечатление окуневские изваяния с мифологическим Миро­ па, которые тоже иногда имеют дугообразную начале XX века И.Т. Савенков высказал пред­
выреза ворота одежды, имеются у многих ант­ вым столпом, изофункциональным образу Ми­ форму (см. № 72, 98). Изогнутые линии могут положение о том, что глаза личины обозначают
ропоморфных фигур [Липский, 19706, рис. 2; Ле­ ровой горы. На ряде памятников столп персони­ иметь змеиную символику. Она наглядно про­ три солнца или солнце в трех его состояниях:
онтьев Н.В., 1976, рис. 2; Хлобыстина, 1978, фицирован в образе космического змеевидного явлена у тех личин, чьи линии “носа” выведе­ утреннее, полуденное и вечернее [Вадецкая,
рис. 4; 1979, рис. 12, 5, 9, 10; Пяткин, Марты­ дракона. Персонажи, изображаемые внутри его ны за абрис лика и завершены копьевидными 1980а, с. 58]. Подобного мнения придержива­
нов, 1985, табл. 3, 2]. Иногда они, как и на туловища, производны от него, т.е. являются его змеиными головками (№ 75, 103, 111 и др.). ется И.Л. Кызласов [1987, с. 128-129]. Судя по
уйбатской плите, вписаны друг в друга потенциальными порождениями. Они функцио­ Синонимичность носа небесному столпу многочисленным аналогам в мифологии и изоб­
(№ 220). Подобные “вырезы” есть у ряда фи­ нально связаны с разными частями Вселенной отображена особенно выразительно у личин разительном искусстве других народов, круглая
гур Каракола [Кубарев, 1988, рис. 18, 21, 29 и [Пяткин, 1997] и могли выступать объектами разливского типа (№ 131,182,222 и др.). У них форма глаз личин, действительно, вероятнее
др.]. У одной из них треугольник на тулови­ самостоятельных культов, о чем можно судить он имеет вид столпа, между двумя “стойками” всего, порождена их астральной символикой -
ще сочетается с треугольником головы, обра­ по индивидуальным изваяниям барана (№ 100), которого заключена схематично трактованная солнечной или лунной [Окладников, 1971, с. 95-
щенным вершиной вверх (рис. 15, 4). Не ме­ хищного зверя (№ 205,226,295) и более много­ змея. На вершине носа-столпа у части личин 96; Афанасьев, 1982, с. 61-63; Евсюков, 1988,
нее показательна другая фигура Каракола, ко­ численным памятникам с изображением головы располагается кружок ее лобного “глаза”, кото­ с. 102; Голан, 1994, с. 27,141; Маковский, 1996,
торая состоит из двух раздельных частей: муж­ только одного мужского (№ 15,23,37 и др.) либо рый сопоставим с лункой, кружком или серпи­ с. 119,210]. М.Л. Подольский, исходя из ведий­
ской, “лунной” личины и заштрихованного только женского персонажа. На плите, найден­ ком на вершине столпа изваяний (№ 58, 110, ских аналогий, пришел к заключению, что лоб­
треугольника под ней, обращенного вершиной ной в окуневском кургане у улуса Мохов, изоб­ 113). Волнистые линии, расходящиеся в обе сто­ ный “глаз” символизирует какую-то внутрен­
вниз (рис. 15,1). ражена одиночная змея, по иконографии близ­ роны от “стоек” носа, обозначают змей, “порож­ нюю потенцию человека, а она ассоциируется
кая змеям изваяний [Киргинеков, 1997, рис. 6]. даемых” столпом, как у изображения небесной в Ведах с луной [1987, с. 127, 130]. Если обра­
горы на плите из могильника Уйбат V. На сте­ титься к “текстам” изваяний, то увидим, что на
лах № 182 и 228 эти змеи имеют головки, выве­ вершине небесного столпа изваяния № 110 вме­
денные за контур лика. сто лунки или кружка изображен серпик. Такой
У нескольких “сложных” личин изваяний в же серпик располагается на вершине линии носа
верхнюю зону введены дополнительные дета­ одной из личин поселения Самусь IV (рис. 13, 7).
ли. Так, на памятнике № 77 нижние концы ду­ На другом сосуде этого поселения подобный
гообразных линий “носа” завершены развилка­ серпик венчает треугольник Мировой горы [Ва-
46 Изваяния и стелы окуневской культуры 'Пик Вселенной' 47

децкая, 1969, рис. 1,5]. Эти факты могут свиде­ № 143 и 157 его голова отделена от централь­
тельствовать в пользу лунной символики как ной личины. Зверь в этих ситуациях предстает
лобного “глаза” личины, так и знаков на вер­ как персонаж особо выделенной, четвертой ча­
шине Мировой горы. сти окуневской Вселенной - преисподней.
Обратимся теперь к нижней части “сложной” У самой личины эта зона тоже бывает отделена
личины, которой в структуре изваяния должны дугообразной линией на подбородке (см. № 28,
соответствовать атрибуты, располагающиеся 33,81 и др.). Ей аналогичны параллельные ду­
ниже нее самой. На многих памятниках в этой гообразные линии, выбитые в нижней части
зоне нет каких-либо изображений, кроме выде­ памятника № 37.
ленных рельефом груди и выступающего жи­ Прежде чем перейти к анализу среднего
вота. В нижней же части личины чаще всего яруса личины, необходимо обратить внима­
изображен только рот. У некоторых личин он ние на то, что у ряда “сложных” личин он
бывает обрамлен двумя уголками. Уголки, если отсутствует, т.е. они двухчастны (см. № 41,
исходить из нашего прочтения этих знаков, обо­ 61, 82 и др.). Иногда эта особенность сочета­
значают раскрытые пасти змей или змеевидных ется с отсутствием очерченного абриса лика.
драконов. Подобная пасть изображена на брон­ Небесной зоне у таких личин непосредствен­
зовом кинжале из могильника Уйбат V (рис. 8,3). но противопоставлена зона Нижнего мира.
Она имеет вид полуовала с разведенными в сто­ Поперечная линия, разделяющая их, вероят­
роны концами, из вершины которого опускает­ нее всего, обозначает линию земной поверх­
ся линия с развилкой, обозначающая змеиный ности. В этом убеждают поперечные линии 5 см
язык. Уголки по бокам рта можно соотнести с некоторых двухчастных личин, имеющие
двумя головами хищного зверя, высеченными дополнительные атрибуты. Так, у личины, вы­
по обе стороны женской груди на изваянии битой на ребре стелы № 237 из могильника
№ 111. На нескольких других памятниках в этой Уйбат V. на этой линии располагается треуголь­
зоне выбита только одна голова зверя, но про­ ник, обращенный вершиной вверх (небесная
изводящая впечатление двуединой. При осмот­ гора), а под ним такой же. но вершиной вниз
ре изваяния зритель видит поочередно две го­ (гора Нижнего мира). У личины стелы № 151
ловы зверя, изображенные в профиль на боках на поперечной линии размещен целый ряд тре­
камня. При взгляде же на лицевую грань извая­ угольников тоже, очевидно, имеющих горную
ния лоб зверя и его глаза воспринимаются как символику. У личины стелы № 71 поперечная,
женская грудь, а его морда - как живот (см. № 103, земная линия удвоена и между ее линиями зак­
140,282). На эту особенность трактовки образа лючена схематичная двуглавая змея с традици­
зверя уже обращалось внимание [Хлобыстина, онными овалами по бокам изгибов туловища.
1978, с. 161; Кожин, 1980, с. 204; Худяков, 1988, Структурно эта земная полоса тождественна
с. 86]. Аналогом двуединой голове зверя могут Мировому столпу. На Шалаболинских скалах
служить удвоенные изображения рта ряда ант­ подобный земной “столп” служит основанием
ропоморфных ликов [Есин, 2001, табл. 1]. для личины с радиальными “лучами” (рис. 20,5).
Если высказанные соображения верны, то Оба “столпа” имеют на концах развилки, обо­
рот следует признать символом женского нача­ значающие головы змеевидного дракона.
ла, которому в структуре изваяния соответству­ Еще один подобный “столп” изображен под
ют грудь и живот личины. Он мыслился настоль­ нижней личиной стелы № 98. Горизонталь­
ко важной деталью образа, что мог даже высту­ ный “столп” земной поверхности, подобно
пать в роли самостоятельного “персонажа”. вертикальному, мыслился двуглавым. В наи­
На памятниках № 83 и 110 рот оформлен в виде более схематизированном варианте он имеет
отдельной личины, а на стелах № 210 и 289, кро­ вид прямой линии с развилками на концах.
ме него, нет каких-либо иных изображений. Такие горизонтальные линии наиболее харак­ 0 10 см
На трех других памятниках желобчатый рот на­ терны для личин джойского типа (рис. 6). _1__I— 1
ходится в окружении лунок, возможно, синхрон­ Своеобразные аналоги окуневскому
ных ему (см. № юо, 263, 287). Несколько от­ “столпу” земной поверхности обнаружива­ Рис. 20. Окуневские антропоморфные изображения: 1-3 - Шалаболино, 4 - Сыда V.
дельных изображений рта с уголками начерта­ ются на плитах могильника Каракол. Пер­
но среди личин и кружков Джойского “иконо­ вый из них имеет вид горизонтальной “жер­
стаса” [Дэвлет, 1997, рис. 2]. В семантическом ди” с тройными развилками на концах, рас­ раскинутыми в стороны руками, на груди ост­ роятнее всего, луну, располагается на земной
плане эти “триады” равнозначны тем, в кото­ полагающейся на плечах антропоморфной роугольный “вырез”, как у первой фигуры [Ку­ поверхности, показанной в виде лежащего
рых фигура или личина Прародительницы фигуры с большими бычьими (?) рогами [Ку­ барев, 1988, с. 41-44, рис. 29]. Круглая голова столпа или раскинутых в стороны рук.
фланкирована близнечными изображениями барев, 1988, с. 72-73, рис. 58,59]. Земную сим­ персонажа маркирована противопоставленны­ Совершенно иначе интерпретируют эти
мужского персонажа или его символами. волику “жерди” подкрепляет треугольник горы ми дугообразными линиями. Верхние части обе­ и другие антропоморфные фигуры Карако­
В Мировом столпе изваяния № 288 голова Нижнего мира, опущенный от нее вершиной их фигур сопоставимы с изображением шала- ла В.Д. Кубарев и Д.Г. Савинов. Они пола­
зверя отделена от женской личины поперечной вниз. У второй антропоморфной фигуры с по­ болинской личины. Во всех трех случаях голо­ гают, что на плитах изображены не мифоло­
линией, так же как на миниатюрных изваяниях добными большими рогами “жердь” замещена ва мужского персонажа, олицетворяющая, ве­ гические существа, а реальные участники по­
48 Изваяния и стелы окуневской культуры
------------------------------------------------------
гребальных обрядов [Кубарев, 1988, с. 115-118; дрей - овальные или копьевидные символы по Согласно этим мифам, в Начале была лишь вода, плане любопытна также фигура удлиненной кап-
Савинов, 19976, с. 208-209; 2000а, с. 201-202]. обе стороны небесного столпа или замещающих первобытный хаос. Яйцо, из которого было суж­ левидной формы, изображенная в верхней части
Но если даже принять такую трактовку, то при­ его атрибутов. Только на стеле № 177 над личи­ дено родиться миру, либо возникло само по себе, небесной горы на плите из могильника Уйбат V
дется признать, что участники обрядов высту­ ной изображены два кружка, воспринимаемые либо было снесено птицей или змеем, неизвес­ (рис. 17,2). Это, вероятнее всего, тоже яйцо. Иное
пали как живые воплощения божеств, на что как колеса “небесной повозки”. тно откуда взявшимися. По прошествии опре­ толкование предложить трудно. Связь праяйца с
указывают их костюмы, маски и другие атри­ За вполне сопоставимыми и даже тожде­ деленного срока оно раскалывается и тогда, по Мировой горой вполне естественна. Окуневцы,
буты. Поэтому даже при “мемориальном” под­ ственными структурами изваяний и самих ли­ карельскому эпосу Калевала [1956, с. 25]: подобно общинам индоариев, очевидно, связыва­
ходе важнее установить их исходное мифоло­ чин стоят, очевидно, если не тождественные, то Из яйца, из нижней части вышла мать-земля сырая, ли свое происхождение с образом Мирового яйца,
гическое содержание, чем пытаться определить, очень близкие мифологические представления. Из яйца, из верхней части встал высокий свод небесный, а свое местонахождение в пространстве соотно­
Из яйца, из средней части солнце светлое явилось. сили в мифах с образом Мировой горы. В ее чре­
является ли, например, треугольная фигура под Верхняя часть изваяния выступает как носитель
личиной (рис. 15, 1) ручкой маски (В.Д. Куба­ мужского начала, соответственно и верхняя По одному из древнеиндийских вариантов ве скрывалось священное яйцо, от которого про­
рев) или заостренным концом деревянного стол­ часть сложной личины имеет признаки мужс­ мифа, в яйце, плававшем в первобытных водах, исходили живые и к которому возвращались
ба (Д.Г. Савинов). Тем более что на туловищах кой символики. Женской, нижней части извая­ пребывал в виде золотого зародыша Брахма. умершие.
каракольских и окуневских антропоморфных ния соответствует нижняя, женская часть личи­ По прошествии года он разделяет яйцо на две На некоторых изваяниях андрогинная личи­
фигур этот же треугольник производит впечат­ ны, отмеченная поперечной, земной линией. половины, из одной возникает небо, из другой - на сложного типа замещена “реалистичной”.
ление выреза ворота одежды (рис. 15, 4, 5), а у Выделяемая на некоторых личинах четвертая, земля, между ними появляется воздушное про­ Лик ее в одних случаях отмечен только женс­
фигур из других регионов Сибири замещает потусторонняя зона Вселенной связывается с странство. Сам Брахма разделяется на мужскую кой поперечной линией (№ 43, 47, 96 и др.), в
само туловище [Савинов. 2000а. с. 202-203, образом космического хищного животного - и женскую половины [Топоров, 19946, с. 185]. других - подразделен на три части (№ 21, 26,
рис. 2]. носителя мужского начала. В итоге можно кон­ В других вариантах мифа из яйца появляются 33 и др.), и, наконец, есть личины, лишенные
У “сложных” личин изваяний поперечная статировать, что окуневская модель мира пред­ “Отец существ” Праджапати, “Творец всего” какой-либо маркировки (№ 13, 22, 24 и др.).
линия сверху рта дополнена двумя кружками полагала тождество или, по крайней мере, осо­ Вишвакарман или “Великий отец” Питамаха, но Ключом к раскрытию семантики этих изобра­
или полукружиями ноздрей, фланкированных бую связанность макрокосма и микрокосма, что суть самого мифа от этого не меняется. жений может служить изваяние № 103. Его ре­
обычно бычьими рогами. Ноздри, вероятнее было характерно для архаических традиций Представление о первоначальном разделе­ алистичная личина маркирована подобно личи­
всего, символизируют дыхание, ветер, и, сле­ [Топоров, 1994ж, с. 161]. нии недифференцированного хаоса на две по­ нам сложного типа. Это может означать, что
довательно, средняя часть личины ассоцииро­ В свете изложенного центральная сложная ловины - мужскую и женскую и, соответствен­ голова женского мифического персонажа при­
валась с воздушным или надземным простран­ личина изваяний предстает как андрогинный но, о возникновении неба и земли, праотца и равнивалась к образу Мирового яйца. Анало­
ством [Кызласов И.Л., 1987, с. 129; Подольский, образ, у которого верх соотносится с небом и праматери универсально для архаических ми­ гичное явление имело место в древнеиндийс­
1988, с. 159-160; Брагинская, 1994, с. 207]. мужским началом, а низ (если не выделена зона фологий [Рабинович, 1994, с. 180]. В некоторых кой мифологической традиции, где голова че­
Концы поперечной линии нередко выведены преисподней) - с землей и женским началом. из этих мифов в акте творения мира участвует ловека и его череп тоже ассоциировались с
за абрис лика и опушены вниз. На их изги­ М.Л. Подольский видит в такой личине Перво- Мировая гора. Так, согласно шумерской космо­ Мировым яйцом и Вселенной [Самадева, 1982,
бах по обе стороны личины часто размещен тре­ существо, давшее начало миру. По его представ­ логии, в Начале существовало первозданное с. 10]. Культ черепа существовал и у окуневцев.
угольник Мировой горы, а под ними - кружок лениям, оно типологически сходно с образом море, которое персонифицировала богиня Нам- Головы у части умерших отделяли до похорон
или овал “серьги” (см. № 45,49,85, 102 и др.). ведийского первочеловека Пуруши, из расчле­ му. Она породила гору, верхней частью которой и где-то хранили. Спустя срок их подкладыва-
Поперечная линия, отделяющая среднюю ненных частей тела которого была сотворена был бог неба Ан, а нижней - богиня земли Ки. ли в могилы отдельным погребенным. Клали
зону личины от верхней, тоже имела космичес­ Вселенная [Подольский, 1987; 1997, с. ISO- От их священного брака родился бог воздуш­ именно черепа, т. к. нижние челюсти почти у
кую символику. Концы ее иногда оформлены в 182]. Сходство это все-таки не вполне пол­ ного пространства Энлиль, который оторвал всех отсутствуют [Вадецкая, 19806, с. 107-110;
виде треугольников Мировой горы, фланкиро­ ное, т.к., согласно ведийскому мифу, из го­ своего отца от матери [Редер, 1976, с. 228-229; Максименков. 1980. с. 19]. По мнению Э.Б. Ва-
ванных бычьими рогами (см. № 50, 72. 191 и ловы Пуруши была рождена лишь верхняя Kramer, 1961, с. 116-117]. децкой, “почитание человеческой головы оку­
др.), либо в виде схематичных голов змеи часть Вселенной и ее стихии. Образ первоче­ Окуневские “сложные” личины благодаря их невцы переносили на свое искусство”, изобра­
(№ 46. 64, 86. 110 и др.). Еще чаще на концах ловека присутствует также в других мифоло­ трехчастной или четырехчастной структуре про­ жая своих божеств только в виде головы [Ва­
линии изображены кружки (иногда с точкой в гических традициях (Пань-гу у древних китай­ являют родство с образом Мирового яйца. Мно­ децкая, 19806, с. 111]. С наших позиций, имен­
центре) (см. № 21, 61, 105 и др.). Они, вероят­ цев, Ормазд у иранцев, Пта у древних егип­ гие из них, к тому же, имеют ярко выраженную но мифологические воззрения, отраженные в
нее всего, обозначают утреннее и вечернее сол­ тян), и во всех случаях мир творится из раз­ яйцевидную форму, на что уже обращали внима- памятниках изобразительного творчества, поро­
нце. Подобную космическую символику име­ ных частей его тела, а не только из головы ние некоторые исследователи [Шер, 1980, дили культ черепа. Не божество уподобляли по­
ют так называемые “очковидные знаки” в виде [Евсюков, 1988, с. 79-81; Шилов, 1995, с. 164; с. 227-228; Леонтьев Н.В., 1997, с. 233; Мачинс- койнику, а покойника - божеству. Образ Миро­
прямой линии с кружками или лунками на кон­ Маковский, 1996, с. 116-121]. Ведийская кос­ кий, 1997, с. 272-273]. Яйцевидность личин про­ вого яйца доминирует только на изваяниях чер­
цах [Кадырбаев, Марьяшев, 1977, с. 173-174, мология насчитывает несколько вариантов тиворечит брахикранному антропологическо­ новской традиции, и только в курганах черно­
рис. 105], распространенные в петроглифах мифа о сотворении мира. Из них, на наш взгляд, му типу окуневцев. Показательно, что на из­ вского этапа погребены люди с искусственно де­
Алтая, Казахстана и Киргизии. Известны зна­ более полное содержательное родство со слож­ ваяниях № 155 и 171 такие личины лишены ка- формированными черепами [Беневоленская,
ки, у которых один кружок показан с лучами ной личиной обнаруживает миф о сотворении ких-либо черт человеческого лица. Близкая им по Громов, 1997, с. 288-293], с раскрашенными, как
или радиальными “спицами” (солнце), а дру­ мира из яйца, восходящий к эпохе индоевропей­ форме, сплошь выбитая личина имеется на плите у личин, лицами [Вадецкая, 1980а, с. 59], с по­
гой - с точечным заполнением (луна) [Мар­ ской общности [Радхакришнан, 1956, с. 80; Бон- № 239. Есть подобные изображения и на скалах смертно трепанированными черепами [Пшени-
тынов и др., 1992, с. 32, рис. 132; Марьяшев, гард-Левин, 1980, с. 42-43; Топоров, 1994в, [Пяткин, Мартынов, 1985, табл. 40,4 \ Некоторые цына, Пяткин, 1993, с. 65]. На другом конце ве­
Потапов, 1993. с. 137]. с. 224]. Подобные мифы существовали также у изваяния сами имеют яйцевидную форму. Поми­ ликого пояса степей Евразии подобные обычаи
В отличие от других частей личины, анало­ многих неиндоевропейских народов, в том чис­ мо миниатюрных памятников № 122, 143 и 157, возникают раньше и получают широкое распро­
ги ее средней зоне в структуре изваяний выра­ ле у древних египтян, тибетцев и финнов [То­ на яйцевидность которых уже обращал внимание странение в ямное и катакомбное время. Изу­
жены менее явно. Рогам, фланкирующим нозд­ поров, 1967; Кёйпер, 1986, с. 116-119; Евсюков, Л.Р. Кызласов [1986, с. 229], к этой небольшой чавший эту проблему Ю.А. Шилов пришел к
ри, могут соответствовать лишь бычьи рога са­ 1988, с. 30; Огнева, 1994, с. 509; Петрухин, серии должно быть отнесено изваяние № 263, заключению, что в этих культурах деформация
мой личины, а кружкам или полукружиям ноз­ Хелимский, 1994, с. 563-564; Голан, 1994, с. 33-34]. представляющее собой гигантское яйцо. В этом черепов производилась с целью уподобления
50 Изваяния и стелы окуневской культуры

головы человека мифологическому образу Пра- морфные фигуры с высокой остроконечной противопоставлено такое же двоичное изобра- “солнцеголовые” фигуры Каракола (рис. 18).
яйца [1995, с. 129-148, 155]. шапкой (№ 83, 253) или с тремя вертикальны­ жение персонажа с двумя “лучами-перьями” на Попутно отметим, что одна из них поразитель-
На окуневских стелах изображений яйцевид­ ми лучами (№ 48, 151, 204). Разные виды го­ голове и двухдужной “лунной” маркировкой но близка по иконографии фигуре, выбитой на
ных личин нет. Выбитые на них “сложные” лики ловных уборов указывают, как будто на принад­ лика (рис. 18,2), традиционной для окуневских стеле № 269 [Кубарев, 1988, рис. 33]. Змеи со­
имеют либо овальную форму, либо вовсе лише­ лежность их разным мифологическим персона­ мужских личин, выбитых на вершине изваяний. провождают женское божество и тогда, когда
ны абриса. Причастность их к образу Праяйца жам. Однако у некоторых из них радиальные В этой бинарной оппозиции пара мужских фи­ оно имеет другие виды головных уборов.
менее вероятна. Это скорее изображение лика лучи сочетаются с остроконечной шапкой гур занимает западную половину плиты и рас­ По паре змей изображено по бокам личин раз­
самой андрогинной Матери-прародительницы. (рис. 20, 1; [Хлобыстина, 1979, рис. 12. 5]), полагается справа от женских. Фигуры с ради­ ливского типа на стелах № 114 и 222. У первой
Великие богини-матери ведийского и индуист­ с тремя особо выделенными лучами [Пяткин. альными лучами персонифицируют солнце, из них они с копьевидными головами, как у змей
ского пантеона тоже обладают иногда чертами Мартынов, 1985, табл. 39, 4] или бычьими ро­ противостоящие им персонажи с двумя лучами - стелы № 269, у второй имеют по несколько го­
двух полов. Таковы богини Кали и Адити, со­ гами (№ 135; [Пяткин, Мартынов, 1985, луну. лов-развилок. Такими же развилками заверша­
вмещающие в себе мужское и женское начала. рис. 68]). Это позволяет высказать предположе­ Парность каракольских фигур вполне укла­ ются иногда радиальные лучи некоторых личин
Синкретичным существом с чертами мужчины ние, что разные атрибуты лишь подчеркивали дывается в рамки окуневской изобразительной (рис. 20,3). В свете изложенного становится оче­
и женщины изображалась иногда Шакти [Ла­ ту или иную функцию божества. Нимб из ради­ традиции. Двоичная символическая классифи­ видным, что в мифологических воззрениях оку­
ричев, 1980, с. 37-38; Топоров, 1994а, с. 45; То­ альных лучей вызывает вполне естественную кация пронизывает все окуневское искусство. невцев лучи солнца уподоблялись волосам бо­
карев, 1994, с. 358-359]. Как мужское божество ассоциацию с образом “златокудрого” сол­ В его памятниках двойственны многие персо­ жества, змеям, копьям и, очевидно, стрелам.
выступала и хурритская богиня Шавушка [Ха- нца [Липский, 1970а, с. 3-4; Хлобыстина, нажи, знаки и даже линии изображений. Эта Змеи, сопровождающие богиню, придают ее
чикян, 1994, с. 608]. 1971а, с. 177-178; Мартынов, 1983, с. 25; Кыз­ классификация отражает существование дуаль­ образу хтонический оттенок. Это вполне объяс­
Помимо “сложных”, к числу личин андро­ ласов Л.Р., 1986, с. 219-220]. Количество лучей ной фратриальной структуры в окуневском об­ нимо, ведь Прародительница являлась и боже­
генного характера, видимо, должны быть отне­ в нимбе бывает разным, но отнюдь не произ­ ществе [Максименков, 1974, с. 10-12; Окладни­ ством Земли. Кроме убора из радиальных лу­
сены также неоконтуренные схематичные ли­ вольным и почти всегда связывается с сакраль­ ков, 1975, с. 61-63; Кубарев, 1988, с. 115]. Ми­ чей, она наделялась высокой остроконечной
чины, обрамленные тройными дугами (№ 80, ными числами окуневского календаря [Леонть­ фологическое мировоззрение распространило шапкой, символизирующей небесную гору
119, 152 и др.). Лик их пересекает традицион­ ев Н.В., 20006]. эту двоично сть на всю окружающую природу (иногда в сочетании с лучами), и треугольным
ная “женская” поперечная полоса. Боковые дуги Наиболее ярко солярная сущность женских [Анисимов, 1959, с. 71; Золотарев, 1964, с. 291- “вырезом” на груди, обозначающим гору Ниж­
этих личин, по существу, тождественны дуго­ фигур с радиальными лучами отображена в ма­ 297]. Бинарная оппозиция каракольской плиты него мира. Функциональную причастность Пра­
образным линиям носа “сложных” личин, они териалах могильников Каракол и Бешозек на является канонической для окуневско-караколь- родительницы к двум мирам Вселенной подчер­
лишь перемещены с внутренней стороны глаз Алтае. По наблюдениям А.С. Суразакова и ской изобразительной традиции. Проиллюстри­ кивала и поперечная линия, разделяющая ее лик
на внешнюю. У части личин дуги завершены О.В. Ларина, данные изображения располага­ руем это лишь парой примеров. На плите мо­ пополам [Кызласов Л.Р, 1986, с. 199-200].
развилками (№ 80,202,216 и др.), подчеркива­ ются преимущественно на восточных, торцовых гильника Уйбат V треугольник небесной горы, Двухчастность образа предполагает и двой­
ющими их змеиную символику. Сам нос обо­ стенках погребальных ящиков или же в восточ­ соотносящейся с образом женского божества, ственность функций божества. На стеле № 162
значен только у личины стелы № 266. Устойчи­ ной половине южных длинных стенок, т.е. даже располагается слева, а треугольник горы Ниж­ с р. Абакан это выразилось в удвоении самой
вость иконографического типа трехдужных ли­ по пространственной группировке они связы­ него мира, соотносящийся с образом зооморф­ личины. При этом, у верхней, как у некоторых
чин дает основание предположить несколько ваются с восходом солнца [Суразаков, Ларин, ного “Владыки”, - справа (рис. 17, 2). На горе личин скальных “иконостасов”, показано два
иное мифологическое содержание, чем у нео- 1994, с. 34-35]. В связи с этим хочется обратить Суханиха антропоморфная фигура с остроко­ рта, очевидно, в знак того, что Прародительни­
контуренных личин сложного типа, но какое внимание на то, что на стеле 32 нижняя часть нечным головным убором и женской маркиров­ ца не только подательница всех благ, но и по-
конкретно, сказать пока трудно. С этой иконо­ лика “солнцеголовой” личины проработана кой лика находится слева, а фигура с высоким жирательница всего живого, владычица жизни
графической группой изображений сближает­ сплошной выбивкой, а у соответствующих фи­ наголовьем в виде полуовала - справа (рис. 15.5). и смерти. Подобная двойственность функций
ся “солнцеголовая” антропоморфная фигура, гур Каракола она сплошь закрашена. Выделе­ На плитах Каракола антропоморфные фигуры божества характерна для многих архаических
изображенная на стенке сосуда (рис. 7, б), лик нием нижней зоны, очевидно, подчеркнуто, что с полуовалом на голове часто имеют в качестве мифологий [Анучин, 1914, с. 11-14; Раевский,
которой тоже отмечен тремя дугами. солнце часть суток пребывает в нижнем мире. атрибута предмет, похожий на булаву, т.е. явно 1977, с. 45; Ларичев, 1980, с. 37-44; Голан, 1994,
Иную группу антропоморфных изображений Круглая голова “солнцеликого” божества являются мужскими. с. 165-167; Кубарев. 1988, с. 129].
на стелах черновского периода составляют сво­ всегда глубоко “вдавлена” в плечи. Они показа­ Солнечное божество на окуневских памят­ Монументальные изваяния и стелы с обра­
еобразные личины разливского типа. Как уже ны также у части личин сложного и реалисти­ никах нередко сопровождается изображениями зом Прародительницы создавали с целью про­
отмечалось, их отличает круглая форма лика и ческого типа. Иногда эти плечи, подобно “зем­ змей. На стеле № 32 две змеи изображены по ведения общественных молений, приуроченных
нос в виде столпа, “порождающего” змей, по­ ной” поперечной линии, выведенной за абрис обе стороны его фигуры, четыре других распо­ к большим календарным праздникам. При воз­
казанных в виде волнистых линий на щеках лика, отмечены двумя треугольными знаками лагаются на самом туловище. Две змеи изобра­ никновении необходимости обращения к боже­
личины. Личины этого типа являются своеоб­ Мировой горы (см. № 184, 194). Таким же зна­ жены по обеим сторонам нимба личины Шала- ству по каким-то частным, конкретным пово­
разной одноярусной моделью Вселенной с Ми­ ком маркировано единственное сохранившееся болинских скал [Пяткин, Мартынов, 1985, дам, очевидно, высекали небольшие схематич­
ровой горой-носом в центре. Атрибуты у них плечо “солнцеголовой” личины на стеле № 277. рис. 68, табл. 39, 4]. На фрагментарно сохра­ ные личины, используя для этого отдельные не­
такие же, как у андрогинных и реалистичных Ниже его изображен треугольник, обращенный нившейся стеле № 269 солнечное божество большие плиты или старые стелы, уже утратив­
личин. вершиной в противоположную сторону, т.е. держало в раскинутых в стороны руках двух шие культовую роль (№ 133.180.186.3,4 и др.).
Убор из радиальных линий, характерный для обозначающий гору Нижнего мира. В связи с змей с копьевидными головами. Такую же На нескольких памятниках подобные малые
антропоморфных фигур тасхазинской тради­ этим представляется весьма вероятным, что копьевидную форму имеют подвески, свиса­ личины композиционно и семантически явно
ции, зафиксирован лишь у двух андрогинных сами плечи “солнцеголовых” личин могли ас­ ющие с руки и туловища этого божества, а так­ связаны с основными. Все они располагаются
яйцевидных личин (№ 174, 176). Лики других социироваться с образом двоичной Мировой же радиальные лучи личины на стеле № 179. в одном из верхних углов стелы. На памятни­
“солнцеголовых” фигур имеют, как правило, горы, т.е. с горой востока (восхода солнца) и У концов подвесок имеются штрихи, которые ках № 116 и 181 эти личины отмечены женской
круглую форму и отмечены только “женской”, горой запада (заката). сопоставимы со штрихами над концами ради­ поперечной линией, на двух других (№ 72.291)
поперечной линией (№ 3,4, 7 и др.). Такую же На одной из плит Каракола двоичному изоб­ альных лучей солнечных личин. Схожую фор­ не маркированы, а на стеле № 180 такая малая
маркировку имеют многие личины и антропо­ ражению женского "солнцеголового” божества му имеют подвески, которые держат в руках личина имеет “сложную” маркировку. Мифоло­
52 Изваяния и степы окуневской культуры

гическое содержание семантического блока из Аналогичные “одеяния”, но несколько иной,


большой и малой личины остается неясным. подпрямоугольной формы изображены на сте­
На стеле № 227 из могильника Верхний Аскиз 1 ле № 255 из окрестностей улуса Кызлас. Там
в правом верхнем углу на месте малой личины они расставлены в ряд на горизонтальной ли­
выбито изображение обнаженной женщины с нии. Первоначально их было пять или шесть,
разведенными в стороны ногами. Налицо факт но хорошо сохранились только два. У этих фи­
замещения малой личины семантически род­ гур обозначено нечто вроде головы, у одной -
ственным изображением. Второе подобное треугольной формы, у другой - дугообразной.
изображение “роженицы” было выбито в верх­ Еще две подобных фигуры изображены на ска­
ней части стелы № 118 из могильника ле у оз. Беле (рис. 21). В деталях они несколько
Черновая VIII, но, видимо, позже основной ли­ отличаются от вышеотмеченных, к тому же, на
чины. Фигура фланкирована головами двух развилку одного “шеста” водружена дополни­
крупных рогатых животных. В соответствии с тельная фигура с луком. “Головы” у всех трех
правилом окуневско-каракольской бинарной имеют вид крючка, загнутого вниз. Других по­
оппозиции слева выгравирована удлиненная го­ добных изображений в Минусинской котлови­
лова коровы, справа - голова тучного быка. не не известно. Относительно близкие и мно­
Еще две фигуры обнаженных женщин вы­ гочисленные аналоги этим фигурам обнаружи­
биты на отдельных плитах могильников Лебя­ ваются среди петроглифов Алтая и Монголии.
жье 1 (№ 186, 1) и Сыда V {рис. 20, 4). На сы- Геометризированные антропоморфные фигуры
динской плите под фигурой роженицы выгра­ горы Калбак-Таш (Алтай), в отличие от окунев­
вирована ромбическая сетка. Как и во многих ских, имеют трехпалые руки, воздетые кверху.
других архаических традициях, она, очевидно, У многих из них обозначен признак женского
символизирует землю, связываемую с образом пола [Кубарев, 1988, с. 138, рис. 81, табл. XVI, 7,
мужского божества [Голан, 1994, с. 85-89]. Сет­ 8\ Kubarev, Jacobson, 1996, fig. 89,188,189 идр.].
ка эквивалентна косому кресту, а он в окуневс­ Аналогичные изображения Чулуута (Монго­
кой традиции являлся символом мужского бо­ лия) во многом отличаются как от окуневских,
жества в его разных ипостасях, в том числе и так и от калбакташских. Э.А. Новгородова ви­
зооморфного “Владыки“ нижнего мира. Об этом дела в них символические изображения мате-
еще пойдет речь ниже. Ромбическая сетка, ко­ рей-предков или даже шаманок, замаскирован­
торой расписаны стенки нескольких окуневс­ ных под птицу [1980, с. 90; 1984, с. 49-50,
ких погребальных ящиков, тоже символизиро­ рис. 14]. Окуневские “одеяния” тоже являются
вала потусторонний мир. На плите могильника изображениями женского божества, на что ука­
Лебяжье 1 из лона “роженицы” исходит волни­ зывает факт замещения ими женских личин и
стая линия, обозначающая змею. В руке у жен­ фигуры “роженицы”.
щины “посох“ с развилкой на верхнем конце, Из других тем окуневского искусства с об­
видимо, обозначающий небесный столп. Сюжет разом Прародительницы можно связать немно­
содержит намек на то, что змей, родившийся от гочисленные изображения биконических сосу­
брака двух прародителей, тоже принял участие дов - курильниц (см. № 167,207,236). На стеле
в творении мира. Исходя из “текстов" изваяний, № 167 изображение такого сосуда выбито в вер­
можно предположить, что он, подобно шумер­ хнем углу, но в сочетании не с большой антро­
скому Энлилю, разделил своих родителей (Небо поморфной личиной, а с четырьмя дугами.
и Землю), став персонификацией воздушного На фрагменте плиты № 236 из могильника Уйбат V
пространства и Мирового столпа. В семанти­ венчик курильницы “украшен” треугольником,
ческом плане интересна также фигура “роже­ фланкированным двумя петлевидными ушками
ницы”, выбитая на Шалаболинских скалах (сохранилось только одно). Эти атрибуты тож­
(рис. 20,2). Под ее раскинутыми в стороны но­ дественны изображаемым в наголовье личин
гами изображен лежащий человек с вытянуты­ Прародительницы. Они позволяют интерпрети­
ми в сторону лона женщины руками. Близкие ровать курильницу как мифологический образ, Рис. 21. Наскальные изображения у оз. Беле (по Э.Р. Рыгдылону).
аналоги этой сцене обнаруживаются среди пет­ близкий по содержанию женскому божеству.
роглифов Казахстана [Самашев, 1992, с. 196, Об их связи свидетельствуют и обломки оку­ связь с пространственно-временными представ­ ражений послужили домашние коровы. В част­
рис. 79, 7, 110]. Благодаря им выясняется* что невской глиняной курильницы, найденные у лениями. ности, среди многочисленных изображений этих
лежащий персонаж является мужчиной. В сцене, с. Новая Сыда. Она была украшена лепными Кроме рассмотренных выше изображений, с животных на плитах кургана Разлив X есть три
видимо, выражена идея священного брака двух женскими фигурками. На всех трех вышеука­ образом женского божества связаны фигуры круп­ фигуры с четко прорисованными сосками выме­
прародителей, божеств Неба и Земли [Самашев, занных стелах изображения курильниц компо­ ных рогатых животных с удлиненными головами ни (рис. 22,1). При этом, некоторые фигуры “то­
1992, с. 196-197; Левинтон. 1994, с. 422-423]. зиционно связаны с параллельными дугообраз­ и поджарыми либо даже утрированно “тощими” щих” коров и “тучных” быков представлены без­
Небольшую серию угловых изображений ными линиями. Конкретное мифологическое туловищами (рис. 21, 22). Их отождествляли с рогими (см. № 16, 84,290 и др.), а комолость, как
стел дополняет необычная фигура в правом вер­ значение последних остается неустановленным. разными реальными животными: дикими турами, известно, присуща только домашнему скоту. Рас­
хнем углу стелы № 215. Она походит на женс­ Лишь на стелах, где дуги не сопровождаются быками, волами, коровами и т.д. Ряд фактов сви­ пространение безрогих форм крупного рогатого
кое одеяние, надетое на вертикальный шест. иными изображениями, явно ощущается их детельствует в пользу того, что праобразами изоб­ скота в степях Евразии произошло на рубеже III и
54 Изваяния и степы окуневской культуры "Лик Вселенной" 55

верховыми животными служили не только волы, вы мужского божества есть и на изваяниях


но и молодые коровы двух-трех лет [Радлов, (см. №171,225). Трем косым крестам на туло­
1989. с. 271, 489-490]. Для управления тягло­ вище коровы со стелы № 118 соответствуют три
вым животным ему пробуравливали носовую таких же креста в небесном столпе изваяния
кость и вставляли туда палочку. По описанию № 36 и три крестовидных личины в столпе из­
В.В. Радлова, на одном конце такой палочки ваяния № 110. Копьевидные подвески на шее
прикреплена веревка длиной в полтора арши­ некоторых коров аналогичны подвескам в ру­
на, которой пользуется всадник как поводьями. ках "солнцеликих” антропоморфных фигур Ка­
Эта веревка проходит по лбу между рогами, и ракола (рис. 18). В плане мифологического со­
ею всадник направляет животное. Когда волы держания те и другие подвески, вероятно, эк­
навьючены или свободно бродят по пастбищу, вивалентны двоичной или двуединой голове
повод подвязан к одному из рогов [Радлов. 1989, змеевидного дракона под центральной личиной
с. 271]. Окуневцы. подобно казахам, очевидно, изваяний.
тоже широко использовали коров в роли тягло­ На туловище нескольких фигур коров от ос­
вых. а может быть, даже и верховых животных новной продольной линии отходят “отростки’'
[Леонтьев Н. В., 1980]. (рис. 21; 22, /). Близких аналогов им на извая­
По широко распространенному представле­ ниях нет. лишь на туловище “солнцеголовой’'
нию изображения стилизованных, “тоших*' ко­ фигуры стелы № 32 имеются ломаные линии,
ров появляются на финальной стадии развития сопоставимые в какой-то степени с коровьими.
окуневского звериного стиля, знаменуя угасание Они сочетаются с кружками, подобными круж­
в нем реалистической традиции [Леонтьев Н.В.. кам на туловище коровы с оз. Белё (рис. 21).
1980, с. 33; Пяткин. Мартынов, 1985, с. 130-131: Более сложная композиция изображена на ту­
Ковтун, 2001. с. 59-62; Соколова, 2001, с. 131]. ловище верхней фигуры коровы стелы № 188.
Иная гипотеза впервые была высказана Б.Н. Пят- В ее состав входят две наклонных параллель­
киным. который считал, что различия в стиле ных линии с косыми штрихами. Такой же вид
изображений животных порождены различиями имеют крылья у двух фигур птиц на стеле
семантики образов и их культово-религиозных № 129 из улуса Бутрахты. У других фигур птиц
функций [1992, с. 85]. этой стелы крылья показаны в виде двух парал­
Действительно, резко выраженные различия лельных линий. На туловищах коров им соот­
в иконографии образов коровы и быка обуслов­ ветствуют аналогичные наклонные линии, от­
лены, прежде всего, разной семантикой. “Туч­ ходящие от продольной линии туловища. В том.
ный" бык-производитель связывался в окунев­ что коровы могли изображаться с крыльями,
ской мифологии с зооморфной ипостасью муж­ убеждает антропоморфная (женская) крылатая
ского божества, корова же - с образом Праро­ фшурасгоры Суханиха в высоком остроконеч­
дительницы. Женские личины и головы фигур ном головном уборе (рис. 15.5).
коров имеют одинаковую маркировку в виде Задняя часть у фигур “тощих'’ коров пока­
“земной” поперечной линии (иногда удвоенной зан анфас, и на крупе нередко подчеркнут угло­
либо даже утроенной) и уголка у края рта (рис. 22, ватый выступ, очевидно, связывавшийся с об­
1,3, 4). Вместе с тем у ряда фигур “тощих" ко­ разом Мировой горы. т.к. именно под ним. как
ров на туловище изображены косые кресты, под вершиной изваяния, располагается мужская
являющиеся, по нашим представлениям, мужс­ двухдужная личина. Далеким, но весьма при­
кими знаками, а на крупе - схематичные личи- мечательным аналогом этому выступу может
ны с мужской двухдужной маркировкой служить более резко выраженный остроуголь­
(рис. 2 2 ,1; № 188). Все это, на первый взгляд, ный или полуовальный “горб” на задней части
совершенно не вяжется с женской сущностью спины быков (?), изображенных на печатях ста­
образа. Однако корова в окуневской мифологии роассирийского стиля Ближнего Востока
являлась не только зооморфной ипостасью жен­ [Ozgiif, Tunca, 2001, pi. 4, 5, 7 и др.]. Связь их
ского божества, но и зооморфной формой не­ “горба*’ с образом Мировой горы более явная.
бесной горы [Леонтьев, 2000а]. “Тощее” туло­ В петроглифах эпохи бронзы Алтая и Монго­
вище животного, близкое к удлиненно-треуголь­ лии та же идея вертикальной оси Вселенной
ному, уподоблено по форме Мировой горе. воплощена в виде высоких, воздетых к небу пря­
Рис. 22. Изображения коров на плитах из погребений: 1,4 —Разлив Х . 2 - Бырганов, 3 - Черновая VIII. На изваянии голове коровы соответствует цен­ мых или волнообразных "лестниц” на задней
тральная женская личина с рогами и ушами это­ части туловищ быков [Jacobson и др., 2001, fig. 84.
II тыс. до н.э. [Гайдученко, 1995, с. 115-116]. сторону рогов отходит прямая линия. Она, оче­ го животного. Прямой или волнистой линии на 703, 713 и др.; Дэвлет, 2002. рис. 2, 4-6; Куба­
На Енисей они могли попасть вместе с пришлы­ видно, является реальным атрибутом животно­ туловище коровы равнозначны вертикальный рев, 2002, рис. 1,6, 7].
ми группами населения, принявшими участие в го. Крупный рогатый скот вплоть до XX в. мно­ "луч5*или змея небесного столпа, а двухдужной Два других атрибута "тощих’*коров - петля
сложении окуневской культуры. гими народами, в том числе тувинцами, частью мужской личине на крупе - личина на вершине на конце морды и “ожерелье” на шее - пока не
У многих фшур коров на конце морды име­ алтайцев и казахами, использовался для пере­ изваяния. У фигуры коровы на стеле № 188 та­ находят убедительных аналогов в “текстах’' из­
ется характерная петля, от которой нередко в возки тяжестей и верховой езды. Вьючными и ких личин две, но двоичные изображения голо­ ваяний, но это не может служить помехой в
56 Изваяния и стелы окуневской культуры

признании данного мифического животного не Кроме фигур коров, на многих изваяниях и


только зооморфной ипостасью Прародительни­ стелах выбиты беспорядочно разбросанные круг­ Глава 7
цы, но и персонификацией небесной горы в го­ лые лунки. Они нередко перекрывают не только ИЗОБРАЖЕНИЯ Б ВЦДЕ КРУГА И КВАДРАТА С ЛУЧАМИ
ризонтальной проекции. Универсальную про­ основные изображения, но и вторичные рисун­
странственную модель типа Мирового древа ви­ ки коров (см. № 83, 84, 139 и др.). Основная их
дит в образе “'тощего быка” и МЛ. Подольский масса, видимо, все же относится к окуневскому Описание и классификация. Широко рас­ Второй вариант не вполне самостоятелен, т.к. в
[Подольский, 1997, с. 185]. времени, т.к. лунки выбиты и на плитах из оку­ пространенным изображением на окуневских чистом виде представлен пока только одним
Известные женские божества Древнего Во­ невских могильников [Ковалев, 1997, табл. IX. 4 \ изваяниях и стелах являются сложные знаки в изображением (табл. 3 ,34). Лучи внутри конту­
стока - Нут, Хатор. Исида (Египет), Антум и и на плитах Каракола [Кубарев, 1988, рис. 27,33, виде круга и квадрата с лучами (табл. 3). Боль­ ра обычно сочетаются с лучами с внешней сто­
Иштар (Месопотамия) - тоже мыслились коро­ 51 и др.]. В “текстах” изваяний лунка часто си- шинство из них нанесено на камень выбивкой роны знака (табл. 3 . 18. 33). Окуневские знаки
вами. Эти же богини, подобно окуневской Пра­ нонихмична кружку. Оба знака фигурируют в ка­ (часто с последующей прошлифовкой линий), в виде круга и квадрата различаются не только
родительнице, выступали и в человеческом об­ честве глаз личины, ее ноздрей и даже могут за­ хотя сохранились и рисунки, выполненные ох­ по форме лучей и месту их расположения, но и
лике, сохраняя лишь отдельные черты живот­ мещать “солярный” знак (см. № 22,29.219). Ту­ рой [Ковалев, 1997, табл. VII, 4\. Зафиксирова­ по их количеству. Как правило, в обеих позици­
ного: Хатор - голову коровы, Исида - рога ловище солнцеликой фигуры стелы № 32 укра­ ны также изображения, прокрашенные охрой ях изображали четыре луча. Однако иногда с
[Соколова, 1972, с. 156-162; Редер, 1976, с. 228; шено кружками, а у зооантропоморфного суще­ поверх выбивки. внешней стороны контура встречается шесть,
Топоров, 1994д, с. 448-449]. С крупным рога­ ства стелы № 120 - лунками. На скале Изрых тас Эти изображения являются устойчивыми и восемь, девять лучей (табл. 3 ,35-37. 42). а внут­
тым скотом отождествлялась также ведийс­ изображения личин сопровождаются лунками самостоятельными элементами окуневского ри контура - восемь и десять лучей-линий (табл. 3,
кая Адити, которая имела облик коровы- [Липский, 19706, рис. 6]. а на Джойском “иконо­ изобразительного языка, встречающимися в 33, 34). Уникальна композиция внутри квадрат­
быка [Токарев, 1994, с. 359], т.е. была андро- стасе" - кружками [Дэвлет, 1997, рис. 2]. Обо­ разных контекстах. При сравнительном анали­ ного контура у частично сохранившегося рисун­
гинной, подобно окуневской корове. Египетс­ собленно выбитые лунки представлены в памят­ зе они распадаются на несколько стандартных, ка на плите из могильника Уйбат V: на двух
кая богиня Нут в человеческой и коровьей ипо­ никах древности многих регионов земного шара, более простых элементов, сочетающихся по противоположных сторонах квадрата показано
стаси персонифицировала небо. У современных начиная с эпохи палеолита. В семантическом определенным правилам. По занимаемой пози­ семь или восемь треугольников, внутри кото­
народов севера Сибири Мать-хозяйка Вселен­ плане они. конечно же, не были однородны, хотя ции эти простые элементы подразделяются на рых прочерчены треугольники меньшего разме­
ной мыслилась в образе самки лося или олени­ тенденция наделения их символикой порожда­ четыре группы: 1) внешний контур знака; ра, а от боковых сторон отходят короткие пря­
хи либо обладала рогами этих животных. Мес­ ющего женского начала, возможно, преоблада­ 2) лучи; 3) центр знака; 4) элементы, располо­ мые линии; на двух других сторонах имелись
том пребывания ее считалась родовая священ­ ла. Окуневские групповые изображения лунок женные как внутри, так и снаружи контура, при­ дуги-полуовалы; вершины треугольников и вы­
ная гора или скала [Окладников, 1950. с. 313- могли иметь как космическую, так и женскую дающие знаку антропоморфность. пуклая сторона дуг направлены к центру знака,
316; Анисимов, 1959, с. 34; Кызласов И.Л., символику. На изваяния и стелы их наносили с Первая группа элементов представлена про­ отмеченному несколькими штрихами (рис. 17,4).
1982]. В образе лося персонифицировалась и целью продления культовой роли этих памятни­ стыми знаками в виде круга и квадрата. Иногда т.е. при сохранении симметрии относительно
сама Вселенная [Аврорин, Козьминский, 1949; ков, что позволяет связать их с образом женско­ квадрат мог быть образован из четырех дуг, вог­ центра лучи внутри контура этого изображения
Окладников, 1950, с. 317; Анисимов. 1959, с. 21- го божества. В основном “тексте” изваяний кон­ нутых к центру (табл. 3, 31). Обычно эти эле­ образуют три яруса.
23; Рыбаков, 19656, с. 14-15; Хлобыстина, 1987, кретная символика лунки и кружка зависит от менты показаны одной линией, но могут быть Центр знаков, как правило, отмечался следу­
с. 16-18; Евсюков. 1988, с. 74-75]. контекста, т.е. может быть установлена, исходя удвоены или утроены (табл. 3 ,8,23, 27,32, 37). ющими изобразительными элементами: кружком,
из взаимосвязи с другими его элементами. Большим количеством вариантов представ­ выбитым силуэтно (табл. 3. /): кружком, выби­
лены лучи. Наиболее типичны лучи в виде угол­ тым по контуру (табл. 3, 3); кружком, выбитым
ков, которые воспринимаются как треугольни­ по контуру с еще одним контурным или силуэт­
ки с основанием из контура знака (табл. 3, /, ным кружком в середине (табл. 3, 5, 7). Реже на
18, 24, 33). Часто встречаются выбитые силуэт- этом месте встречаются показанный контурно или
но лучи-треугольники (табл. 3,2, 25, 40). Изве­ силуэтно квадрат (табл. 3 ,13, 28, 32) либо малень­
стны лучи в виде прямых (табл. 3, 18, 20, 34, кий знак в виде круга или квадрата с лучами (табл. 3.
42) и волнистых линий (табл. 3 ,22). Существу­ 11, 12, 30). В нескольких случаях изображений в
ют лучи из двух дуг, выгнутых друг к другу и центре контура не зафиксировано.
соединенных в середине одной или двумя по­ Существуют знаки в виде круга с лучами, с
перечными чертами (табл. 3 ,15, 16). Вершины элементами антропоморфного лика: глазами,
лучей-уголков и прямых линий могут раздваи­ ртом, бровями, носом (табл. 3 ,38-42). При этом,
ваться (табл. 3, 14, 30). Реже вершина уголка глаза и рот могут быть выбиты как внутри зна­
продолжается одной прямой линией (табл. 3 ,35- ка, так и снаружи. Иногда знаки с элементами
37), в одном случае на этом месте расположены антропоморфного лика дополнены изображени­
тройные линии (см. № 140). Уголки и прямые ями ушей и рогов быка - характерными атри­
линии могут быть удвоенными (табл. 3 ,29, 23; бутами многих окуневских антропоморфных
№ 297). Иногда по бокам лучей-уголков и лу­ ликов (табл. 3, 39, 41). В одном случае рогам
чей из двух дуг изображены одинарные или уд­ уподоблены два луча самого знака, а возле двух
военные рога быка (табл. 3 , 14, 15, 29). других выбиты линии, напоминающие торс ан­
Общим композиционным принципом распо­ тропоморфного божества, по отношению к ко­
ложения лучей является симметричность отно­ торому они являются руками (табл. 3, 43). Ис­
сительно центра знака. Существовало две по­ ходя из позиции в изобразительном тексте, со
зиции размещения лучей: 1) с внешней сторо­ знаками квадратной формы может быть сопос­
ны контура; 2) внутри контура. У большинства тавлен один прямоугольный антропоморфный
знаков лучи расположены в первой позиции. лик, выбитый в нижней части стелы № 98.
58 Изваяния и стелы окуневской куяыуры Изображения в вцде круга и квадрата с пулами 59
----------------------------------------------------

тип ОСНОВНЫЕ ВАРИАНТЫ

Н , Е Ш 0 4 ® 5 И , ® т © , Н ,
I

II
E L B f , Ж п

III в ш 2, Х з . н „ в „
!

IV S 3 33 34

VI

Табл. 3. Классификация знаков в виде круга и квадрата с лучами

Наиболее существенные различия между ва­ ких им по форме столпообразных стел присут­
риантами знаков определяются формой контура ствуют два (№ 201,240,258) и даже три (№ 47)
(круг или квадрат), количеством лучей (четыре знака. Между этими знаками часто существу­
или более четырех), расположением лучей (сна­ ют различия в размере и форме. Поэтому, не ис­ Рис. 23. Изображения на горе Озерная.
ружи или внутри), наличием или отсутствием ключено, что дополнительные знаки могли быть
элементов, придающих знаку антропоморф­ выбиты позднее момента сооружения памятни­ месте зафиксированы знаки первого и третье­ образа. Связь знака с лапой-рукой, которая за­
ность. Исходя из этих критериев, можно выде­ ка и связаны с его последующим ритуальным го типов (№ 95, 278 и др.). С позицией знаков канчивается дугой, обусловлена тем, что дуга в
лить шесть основных типов известных на сегод­ использованием, которое у изваяний и столпо­ на вершине изваяния сопоставимо единичное его этой позиции отождествляется с открытой пас­
ня окуневских знаков в виде круга и квадрата с образных стел было более длительным, чем у изображение на вершине вертикальной линии, тью, т.к. у других изображений этого персона­
лучами (табл. 3). стел с изображением лика на широкой стороне моделирующей Мировой столп, выбитой на ме­ жа вместо кисти руки показана реалистичная
плиты. Другое место расположения знаков в сте носа центрального лика на изваянии № 103. пасть хищника (см. рис. 23). Часто изображения
Использование в изобразительных тек­ виде круга и квадрата с лучами - боковые сто­ Необходимо отметить композиционную одной или двух дуг показаны вместо реалистич­
стах. Рассматриваемые знаки являются, как пра­ роны изваяний. Часто в этой позиции имеется связь рассматриваемых знаков с образом мифи­ ной пасти хищника под антропоморфным ликом
вило, частью более сложных изобразительных сразу несколько таких изображений, располо­ ческого змея-дракона. Например, одна или две и на лицевой стороне изваяний и стел (№ 115 и
текстов, в которых занимают вполне устойчи­ женных ярусно. Устойчивой для боковых сто­ змеи изображались над знаком на задней грани др.). Единично встреченное расположение зна­
вые позиции. Самая типичная позиция - под ан­ рон является композиция из трех знаков, кото­ изваяний (см. №111,143,208). На лицевой сто­ ка на месте третьего глаза центрального антро­
тропоморфным ликом. Здесь изображены зна­ рые порой совершенно идентичны друг другу, роне изваяний над таким знаком часто изобра­ поморфного лика на изваянии № 103 компози­
ки в виде круга и квадрата с лучами всех типов, выбиты одновременно и связаны с моментом жена пасть этого существа (см. № 103,194,111). ционно связано с пастью мифического зверя, вы­
что дополнительно свидетельствует об их се­ сооружения памятника (№ 67 и др.). Компози­ На изваянии № 103, кроме знака под пастью на битой над ликом. На изваянии № 140 под пас­
мантическом единстве. На стелах под антропо­ ция из трех знаков может находиться и на зад­ лицевой стороне, еще два знака выбиты на бо­ тью хищника изображен не весь знак, а только
морфными ликами, изображенными на широ­ ней стороне изваяния (№ 143). Однако наибо­ ковой плоскости рядом с профилем пасти того его нижняя половина. Другая половина как бы
кой стороне плиты, имеется по одному знаку лее типичен для задней стороны, как и для ли­ же мифического хищника и возле его лапы. скрыта внутри пасти. Помимо отмеченных ва­
(№ 227 и др.). Для изваяний тоже характерен цевой, один знак в нижнем ярусе камня (№ 98, Наличие отдельного знака возле пасти на боко­ риантов, когда знак в виде круга с лучами изоб­
один знак под ликом, расположенным в сере­ 111, 208). Еще одна устойчивая позиция зна­ вой плоскости связано с тем, что профильные ражен рядом с пастью и лапой хищника, его изоб­
дине камня (№ 102). Однако в ряде случаев в ков в виде круга и квадрата с лучами - верши­ изображения этого зооморфного божества мо­ ражения встречаются на самом хищнике, на его
нижнем ярусе лицевой стороны изваяний и близ­ на памятников столпообразной формы. На этом гут восприниматься как два самостоятельных голове и туловище (см. № 98,282 и др.).
60 Изваяния и степы окуневской культуры Изображения в вцде круга и квадрата с лучами 61
Ч т^гР
В двух случаях знак, выоитый на вершине позиции с пастью хищника на окуневских сте­ вилкой на конце моделирует язык змеи и явля­ ний, которая соотносится с землей (№ 98). Квад­
изваяния, композиционно связан с головой ба­ лах встречается изображение креста (№ 222), а ется схематичным изображением самой змеи с ратную форму, моделирующую границы земно­
рана (№ 95, 111), в одном случае - лося (№ 46). на скалах - пятилучевой фигуры (см. рис. 5). раскрытой пастью. Аналогичное значение рас­ го мира [Пяткин, 19876; Кызласов И.Л., 1989,
На памятниках № 145 и № 205 знак в виде крытой пасти имеет развилка на вершине треу­ с. 208], имеют также ограды окуневских кур­
круга с лучами выбит в середине сложных ант­ Интерпретация структуры знаков в виде гольника, сопоставимая с развилкой на верши­ ганов. При этом в углах некоторых оград,
ропоморфных ликов. Кроме того, структуре рас­ круга и квадрата с лучами. Ранее исследова­ не Мирового столпа и уподобленного ему вы­ ориентировавшихся по сторонам света, ус­
сматриваемых знаков подобна структура неко­ телями было предложено несколько объясне­ сокого конусовидного головного убора (№ 288; тановлены вертикальные камни, сопостави­
торых антропоморфных ликов, центр которых ний изображений данной группы: 1) изобра­ рис. 5). При этом, необходимо еще раз отметить, мые с лучами рассматриваемых знаков [Кыз­
выделен кругом или квадратом (№ 85, 265). жение солнца - основано в основном на ана­ что в окуневском искусстве змея часто высту­ ласов И.Л., 1989, с. 207-208; Лазаретов, 1997,
Необходимо отметить, что на плите № 205 ниж­ логах в иску сстве и культуре этнографическо­ пает в роли столпа. Даже изваяние, являющее­ с. 25-27; Леонтьев С.Н., 2001, с. 116]. В некото­
няя часть знака не показана: она как бы скрыта го времени [Вадецкая, 1980а, с. 65-67; Леон­ ся его ритуальным эквивалентом, порой пред­ рых оградах (Карасук 2, Туимский кромлех)
за линией “земли”, отграничивающей нижнюю тьев Н.В., 1978, с. 115-117; Кызласов Л.Р., стает как тело змеи (№ 143, 140). Змеиный углы соединены с надмогильным сооружением
часть лика. Этому изображению близок полукруг 1986, с. 209-210 и др.]; 2) изображение с бо­ смысл имеют также извилистые лучи-линии, в центре диагональными выкладками, подобны­
без лучей в той же позиции на изваянии № 252. лее широким астральным содержанием хотя параллельно их же возможно интерпрети­ ми четырем лучам внутри некоторых знаков.
Кроме изображений на изваяниях и стелах, (планеты, звезды) - исходя из большого чис­ ровать как изображения рек. Лучи, образован­ Представления о квадратной форме земли в
знаки в виде круга и квадрата с лучами встре­ ла и разнообразия таких знаков на некото­ ные из двух выгнутых друг к другу дуг, соеди­ древности были широко распространены [Ре-
чаются и на других предметах. В частности, рых изваяниях [Хлобыстина, 1971а, с. 173; ненных в середине одной или двумя линиями, дер, 1976, с. 248; Раевский, 1977, с. 83-84; Ев­
известен квадратный знак, вырезанный на ка­ Худяков, 1996, с. 28]; 3) горизонтальная схе­ тоже аналогичны одному из вариантов изобра­ сюков, 1988, с. 38-39; Нахапетян, 1994, с. 107-
менной пластине (рис. 8, /), которая могла ис­ ма мира - основано на возможной ассоциа­ жения столпа (см. № 54, 69, 72, 187), а также 112; Топоров, 1994е, с. 630-631 ]. В Ведах землю
пользоваться как пряжка пояса или нагрудное ции четырех лучей с направлениями по сто­ некоторым изображениям “языка” мифических называют четырехугольной и восьмивершин­
украшение. В этом контексте пластина распо­ ронам света [Подольский, 1987, с. 128]; 4) ри­ хищников (см. № 194,97). По бокам лучей-угол­ ной; говорится также, что она состоит из четы­
лагалась у человека в области живота или гру­ сунок булавы —исходя из сравнения с изде­ ков некоторых знаков изображены рога. Ранее рех четвертей [Дандекар, 2002, с. 152]. Более
ди, что сопоставимо с позицией таких знаков в лием, найденным на Кавказе [Кубарев, 1987, их присутствие объяснялось семантической сложное значение имеет квадрат, составленный
нижнем ярусе изваяний и стел. Несколько зна­ с. 158]; 5) изображение кругового энергети­ близостью образов солнца и быка [Хлобысти­ из четырех дуг. Поскольку наиболее вероятное
ков обнаружено на внешней поверхности днищ ческого поля (чакры) человека - основано на, 19716, с. 75-76]. Однако рога быка в окунев­ значение горизонтальной выгнутой вниз дуги
окуневских сосудов баночной формы (рис. 8 ,3; на привлечении материалов индо-тибетской ском искусстве постоянно связаны и с изобра­ связано с небом и водой [Есин, 1999, с. 143,144],
табл. 3, 32). У ритуального сосуда биконичес- эзотерической традиции [Мачинский, 1997, жением мифических хищников (№ 77,204,219). то в данном контексте дуги могут обозначать
кой формы (“курильницы”) из погребения на с. 273-274]; 6) изображение отверстия, сквозь Треугольники с рогами по бокам часто показа­ четыре стороны света и окружающие землю
р. Аскиз один знак прочерчен на внешней, а дру­ которое проходит свет-огонь и через кото­ ны на змеином теле (№ 77, 79). Важно также, воды.
гой - на внутренней поверхности дна (табл. 3, рое реальный мир сообщается с другими что бычьи рога в окуневском искусстве исполь­ Таким образом, исходя из семантики, уста­
36, 37). Сходную структуру с рассматриваемой мирами - основано на личной концепции зуются не только по бокам треугольников, но и новленной для отдельных элементов, окуневс­
группой знаков имеют и другие изображения на автора [Михайлов, 2001, с. 49]. Несмотря на других изобразительных знаков. Учитывая, что кие знаки в виде круга и квадрата с лучами по­
этой части сосудов и даже сама форма днища различие выводов, методически эти интер­ рога являются грозным естественным оружи­ лучают объяснение как горизонтальная модель
[Есин, 20006, с. 120]. Менее очевидны изобра­ претации довольно близки, т.к. все они ос­ ем, их общее значение при таком использова­ мира. В основе классического типа такого изоб­
жения знака в виде круга с лучами на тулове нованы на использовании правил семанти­ нии, очевидно, охранительное. ражения находится символ неба, моделирую­
[Есин, 20006, с. 118]. Один из примеров такой ческого отождествления схожих элементов Вероятное значение круга может быть свя­ щий через круг горизонта границы космоса, а
композиции - декор на сосуде из могильника в иных культурах, поэтому ни одно из перечис­ зано с моделированием пространственной гра­ четыре луча, обозначающие четыре Мировые
Уйбат V [Лазаретов, 1997, табл. XXII, 4\. Туло- ленных объяснений нельзя считать доказан­ ницы мира в плане как визуально фиксируемой горы либо четыре змея, соотносятся со сторо­
во этого сосуда двумя горизонтальными линия­ ным. линии горизонта (границы небесного свода) нами света. Когда лучей изображено много, они
ми, огибающими его по кругу, разделено на три В рамках структурно-семиотического подхо­ [Есин, 2002а, с. 138,139]. Подобный смысл круг могут отождествляться с горной цепью по краю
яруса, внутри которых прочерчены уголки, ана­ да для интерпретации сложных знаков, какими имел во многих древних культурах [Топоров, мира. При этом лучи и моделируемые ими
логичные лучам рассматриваемых знаков. Ком­ являются рассматриваемые изображения, важ­ Мейлах, 1994, с. 18-19; Голан, 1994, с. 18-20]. объекты имеют охранительную функцию, защи­
позиция декора этого сосуда сопоставима с ярус­ но выяснить собственное значение образующих Вероятность предложенного объяснения под­ щают границы мира. Сопоставимые модели
ной композицией из трех знаков в виде круга с их элементов - простых знаков. Сделать это крепляется случаями позиционной эквивален­ мира с четырьмя горами или столпами, боже-
лучами на боковых сторонах изваяний. можно через изучение простых знаков в контек­ тности круга и полуовала: оба знака могли ис­ ствами-охранителями по сторонам света извес­
Нельзя не упомянуть, что иногда на извая­ сте окуневской изобразительной системы, т.к. пользоваться в качестве глаз антропоморфного тны по древним мифам Индии, Китая, Египта,
ниях на месте знака в виде круга или квадрата с эти единицы изобразительного языка исполь­ лика [Есин, 20056, рис. 1]. Полуовал же, как Месопотамии и др. [Мелетинский, 2000,
лучами встречается окружность без лучей зуются в составе и других сложных изображе­ было показано выше, моделировал форму не­ с. 215-216; Топоров, 1994г, с. 311-312; 1994д,
(см. № 29,41,69,100,225), что указывает на их ний окуневского искусства. босвода в вертикальной проекции (см. главу 4). с. 446: Мялль, 1994, с. 67]. Ранние изображе­
смысловую близость. Возможно, истоки этой Треугольник фигурирует в целом ряде кон­ Параллельно кружки, изображенные в верхней ния с близкой структурой обнаружены на ке­
близости восходят к генезису знака с лучами от текстов, указывающих, что его смысловое ядро части лика, могли ассоциативно отождествлять­ рамике древних земледельцев Передней и
рисунка круга. Например, кружки без лучей, связано с моделированием формы горы. Так, ся и со светилами. Центральной Азии. Они представляют собой
расположенные под антропоморфным ликом, композиция из двух противопоставленных по Квадрат, используемый как основа знаков квадрат с четырьмя треугольниками, которые,
встречаются на плитах раннего могильника Тас- внутренней структуре и ориентации треуголь­ третьего типа, видимо, передает представление в отличие от лучей окуневских знаков, направ­
Хазаа. Изображения круга без лучей и с точкой ников на плите из могильника Уйбат V получи­ о мире через моделирование формы земли. лены вершинами к центру. Подобно тому, как у
в центре имеются также под антропоморфны­ ла объяснение как изображение двух Мировых Большая часть квадратных знаков находится окуневских знаков лучи-горы, порой, одновре­
ми ликами эпохи бронзы из Тувы [Дэвлет, 1998, гор (см. главу 5). Близкое значение имеет пря­ именно в нижнем ярусе памятников. Квадрат­ менно соотнесены со змеями, у некоторых пе­
рис. 3, 10, 14; 6 ,13]. Помимо кружка, на месте мая линия, являющаяся схематичным изобра­ ную форму имеет и антропоморфный лик, рас­ реднеазиатских изображений треугольники ме­
знака в виде круга или квадрата с лучами в ком­ жением столпа. Знак в виде прямой линии с раз­ положенный в нижней части одного из извая­ тафорически отождествляются с образами жи­
62 Изваяния и стелы окуневской культуры Изображения в ввде круга и квадрата с лучами 63

вотных [Массон. 1964, рис. 81,36]. Более по­ сти, шесть лучей соотносятся с имевшим кален­ тить и некоторые частные параллели. Так, оли­ можно метафорическое отождествление миро­
здним наглядным графическим воплощением дарное значение выделением шести сторон све­ цетворением ведийского космического закона вого закона со светилом, как, например, в Риг-
подобных представлений об устройстве мира та, известным, например, у древних иранцев. порой выступает колесо с двенадцатью спица­ веде, отождествляющей путь рита и путь сол­
являются буддийские мандалы. Своеобрази­ Восемь лучей могли одновременно соотносить­ ми, с которым параллельно метафорически нца. Окуневские знаки круглой формы такое
ем отличается частично сохранившееся изоб­ ся с четырьмя основными и промежуточными отождествляются год, мир и движущееся солн­ отождествление тоже допускают. На его веро­
ражение из Уйбата V: в его структуре планиг- сторонами света и, например, количеством фаз це [РВ, I, 154, 11, 13-14; Елизаренкова, 1999а, ятность указывают и некоторые контексты, к
рафическая модель мира, видимо, совмещена луны в лунном месяце, восьмилетним годовым с. 472]. Форма колеса со спицами близка струк­ числу которых, помимо соседства знака с пас­
с трехъярусной вертикальной, в которой про­ циклом, издревле использовавшемся для согла­ туре некоторых окуневских изображений с лу­ тью хищника, следует отнести и соседство с
тивопоставленные ряды гор верхнего и ниж­ сования счета времени по луне и солнцу. Эле­ чами-линиями внутри круглого контура. Важ­ горизонтальной линией “земли” (внутри одно­
него мира разделены воздушным простран­ менты, имеющие календарное значение, распо­ ным свойством, которое выделяется при опи­ го лика), скрывающей нижнюю часть знака, как
ством. ложены по кругу. Вне этой цикличной компо­ у восходящего солнца (№ 205).
сании рита, является то, что он познаваем толь­
Важной частью знаков в виде круга и квад­ зиции находится только центр, который в кон­ ко изнутри, т.к. сам себя определяет: “закон Самым типичным местом знаков в виде
рата с лучами выступает центр. В различных тексте пространственно-временной модели сокрыт законом” [Топоров, 1981, с. 143]. Этой круга и квадрата с лучами в изобразительных
мифологических системах центр мира наделял­ мира мог соотноситься с началом времени. Схо­ словесной формуле, возможно, соответствуют текстах является нижний ярус: нижний ярус
ся максимальной сакральной силой, являлся жий динамический аспект заключен в уже упо­ варианты изображения окуневских знаков, ког­ на лицевой и задней сторонах изваяний, под
источником порядка, местом творения [Рабино­ минавшейся схеме мира на керамике древних да в центре одного знака помещен другой мень­ антропоморфным ликом на стелах, на дне со­
вич, 1994. с. 428]. Вероятно, такие же представ­ земледельцев Передней Азии. т.к. включаемые шего размера. Наличие у ряда окуневских зна­ судов. На изваяниях знак в этой позиции ком­
ления были и у окуневцев. Об этом можно су­ в нее образы животных, соотнесенные со сто­ ков элементов антропоморфного лика, указы­ позиционно связан не только с пастью хищ­
дить по структуре изваяний, в середине кото­ ронами света, показаны движущимися по кру­ вающее на обожествление и персонификацию ника, но и с беременным животом. В контек­
рых помещался образ Мирового яйца. Ориен­ гу [Массон, 1964, рис. 81,2-4\. окуневского космического закона, перекликает­ сте окуневского пространственного кода эта
тация лучей знаков в противоположные от цен­ ся с обожествлением ведийского Rta и суще­ позиция указывает на местонахождение и,
тра стороны свидетельствует о том, что это изоб­ Контекстное и прагматическое значение. ствованием древнеиранского божества Arta [То­ возможно, рождение знака в Нижнем мире.
ражение строится по законам обратной перспек- Реконструированное содержание знаков в виде Аналогичную локализацию в Нижнем мире
поров, 1981, с. 155].
тивы, как бы из середины самого знака. круга и квадрата с лучами, основанное на соб­ Соседство знаков в виде круга и квадрата с порой имеет и ведийский космический закон
При этом, центр изображения мог быть отме­ ственном значении входящих в их структуру лучами с изображением раскрытой пасти мифи­ рита. Выражение “лоно рита” в Ригведе было
чен знаком в виде круга или квадрата с лучами простых знаков, все же не объясняет контекстов ческого хищника в контексте солярной гипоте­ эквивалентно космическим водам Нижнего
меньшего размера, наглядно выступая как мик­ их использования в изобразительных текстах и зы обычно объяснялось стремлением зверя про­ мира [Елизаренкова, 1986, с. 13]. Позиция зна­
рокосм и “источник” всего изображения. Ту же причину постоянного воспроизведения. глотить солнце. При этом, сама композиция трак­ ков в виде круга и квадрата с лучами на вер­
идею изоморфизма знака его центру воплоща­ Пространственно-временные параметры товалась как отражение мифа о погоне, олицет­ шине изваяний, связывающая в единую сис­
ет показ в центре знака кружка с еше одним мира, представления о которых отражены в воряющего силы тьмы, зверя за небесными све­ тему вертикальную ось камня с центром зна­
контурным или силуэтным кружком в середи­ структуре окуневского знака, имели исключи­ тилами. которая является причиной смены дня ка, указывает на способность знака находить­
не, поскольку и в этом случае структу ра знака и тельно важное значение для человека на ран­ и ночи, затмений [Формозов, 1969, с. 40-41; Хло­ ся в Верхнем мире. Способностью находить­
изобразительного элемента, расположенного в них стадиях развития общества. Эти парамет­ быстина, 1978, с. 161; Леонтьев, 1997, с. 225; ся в небе обладает и тесно связанный с ним
его центре, демонстрирует наглядное подобие. ры, тесно связанные с очевидной цикличностью Студзицкая, 1997, с. 251 и др.]. Однако эта же окуневский мифический хищник, голова ко­
Знаки в виде круга с лучами, в центре которых различных природных процессов, легли в ос­ композиция допускает и противоположную трак­ торого иногда изображалась не только в ниж­
расположено подобное всему знаку изображе­ нову широко распространенных представлений товку, по которой зверь не охотится на “солнце”, нем ярусе изваяний, но и на вершине (см. № 194).
ние, известны на керамике эпохи бронзы с тер­ о космическом законе, определяющем мировой а порождает и охраняет его [Пяткин, 1987, с. 82]. На способность хищника передвигаться по
ритории Ирана, а также имеются на террито­ порядок. Наиболее близкими территориально и Идея о таком аспекте отношений получает до­ небу указывает также замещение его звери­
рии Центральной Азии [Станкевич, 1978, эпохально к окуневскому искусству примерами полнительное обоснование с учетом двойствен­ ных лап птичьими. Позиция окуневских зна­
рис. 104, 1, 3; Мартынов, Марьяшев, Абете- реализации таких представлений являются кос­ ной семантики раскрытой пасти в окуневском ков на вершине изваяний соответствует тому,
ков, 1992, рис. 49, 50, 61]. мические законы рш ш (rta-) и аша. (asa-), зафик­ что рита и аша в ряде случаев связываются с
искусстве как органа не только заглатывания, но
В структуре знаков в виде круга и квадрата с сированные текстами Ригведы и Авесты. Они и порождения [Есин, 2001, с. 231]. В свете ново­ представлениями о небесах [Дрезден, 1977,
лучами, видимо, получили отражение не толь­ входят в наиболее древний мифологический го понимания собственного значения изображе­ с. 360], так же как и их охранители - Асура
ко представления об организации пространства, пласт этих произведений и возникли в более ний в виде круга и квадрата с лучами хищник Варуна и Ахура Мазда. Композиция из изучае­
но и времени, что было обусловлено тесной свя­ раннюю эпоху. В частности, ведийское рита может рассматриваться как воплощение угрозы мого знака и мифического змея, изображаемая
зью между ними для первобытного мышления, (слово восходит к индоевропейскому корню аг - для миропорядка и, одновременно, как его хра­ на задней (западной) стороне изваяний, близ­
отождествляющего строны света с частями су­ ‘“связывать”, “объединять”) означает священный нитель и создатель. Отметим, что схожие отно­ ка по содержанию композиции в нижнем яру­
ток, временами года и т.п. [Топоров, 1983, порядок, который лежит в основе всех природ­ шения имеются между космическим законом се лицевой стороны этих памятников. Сопос­
с. 232-233]. Вероятно, четыре луча, отмечаю­ ных явлений и который связывает их в единое рита и ведийским неантропоморфным богом Ва- тавимы также выпуклый, беременный живот
щие стороны света, одновременно могут мо­ целое [Дандекар, 2002, с. 114]. Собственное зна­ руной: большую часть времени Варуна является в нижнем ярусе лицевой стороны и выпуклая
делировать цикличную временную структу­ чение окуневских изображений в виде круга и хранителем им же установленного космическо­ форма задней. Отмеченные соответствия, ви­
ру мира: четыре части суток, месяца, года. квадрата с лучами, связывающих в хорошо упо­ го закона, имеет эпитеты “пастырь риты”, “пре­ димо, обусловлены семантической связью меж­
Когда по бокам лучей изображены рога, и рядоченное целое важнейшие элементы мира, исполненный риты”, но в конце года от него са­ ду низом и западом.
каждый из четырех элементов становится не противоречит возможности их оценки в ана­ мого исходит угроза его разрушения [Кейпер, Встречающееся изображение знака в виде кру­
трехчастен. а их сумма равна двенадцати, то логичном ключе, позволяет рассматривать их 1986, с. 32-33; Дандекар, 2002, с. 114]. Однако га с лучами в центре сложного лика, учитывая зна­
во временном аспекте весь знак может отож­ как изобразительную форму воплощения типо­ полностью отвергать солярную интерпретацию чение центра в окуневском искусстве, видимо,
дествляться с годовым календарным циклом. логически схожей идеи. преждевременно. Цикличность в природе, явля­ демонстрирует подчиненность персонажа вопло­
Помимо чисел четыре и двенадцать, календар­ Помимо общего типологического сходства ющаяся одной из основ упорядоченного мира, щенному в знаке закону, следование ему, тем са­
ное значение могли иметь и другие. В частно­ с представлениями о рита и аша, можно отме­ тесно связана с движением светила, поэтому воз­ мым превозносит благую сущность божества.
64 Изваяния и стелы окуневской культуры 65
— --------
---------------------------------------- ---------- ------------------------------
В нижнем ярусе изваяний, на его боковых и Выводы. Проведенный анализ показал, что Глава 8
задней сторонах иногда встречается сразу по в основе собственного значения окуневских изоб­ "ВЛАДЫКА ВСЕЛЕННОЙ'
несколько знаков: два, три и более. Это может ражений в виде круга и квадрата с лучами лежит
объясняться тем, что дополнительные знаки пространственно-временная модель мира.
выбивались на изваянии в процессе его повтор­ При этом знак имел, вероятно, более широкий Женским образам каменных изваяний и стел от образа медведя, словно слеплен из отдель­
ного ритуального использования, фиксируя со­ смысл и обозначал некий космический закон, ти­ на памятниках окуневского искусства противо­ ных частей разных животных. По иконогра­
вершение нового ритуала, которым отмечалось пологически подобный ведийскому рита, связы­ поставлены образы мужских мифологических фии его изображения можно подразделить на
начало нового временного цикла. Вместе с тем, вающий в единое целое все части мира и при­ персонажей, представленных как в антропомор­ три группы.
сочетание двух знаков, особенно разных, в ниж­ родные явления. Важнейшим проявлением это­ фных, так и в зооморфных формах. Наиболь­ Первую из них составляют синкретичные
нем ярусе памятников может соотноситься с го закона было движение солнца, с которым оку- шую известность среди них получили изобра­ животные с тяжеловесным бычьим туловищем,
предполагаемым двухгодичным циклом окунев­ невский знак, видимо, отождествлялся метафо­ жения синкретичного хищного зверя, названно­ короткими, толстыми птичьими лапами и мед­
ского лунно-солнечного календаря, состоявшим рически. Возникновение окуневского космичес­ го Б.Н. Пяткиным “Владыкой Вселенной”. В его вежьей головой. Они известны только по изоб­
из неравных по продолжительности годов [Ле­ кого закона, как и появление солнца, связано с образе сочетаются отдельные части разных жи­ ражениям на двух стелах, найденных на левом
онтьев, 20006, с. 144]. С двухгодичным циклом Нижним миром и образом мифического хищни­ вотных и даже человека. Внешний облик “Вла­ берегу р. Аскиз (№ 216,219).
может быть связано и изображение элементов ка. Это божество предстает гарантом упорядо­ дыки” варьируется, но как бы он не менялся, Ко второй группе отнесены две фигуры жи­
некоторых знаков двойными линиями. Устой­ ченной смены регулярных фаз миропорядка. почти во всех обличьях это существо сохраняет вотных с поджарым туловищем, головой мед­
чивая композиция из трех знаков, более всего Вместе с тем, от этого же божества знаку в виде свою медвежью голову, и именно она, как наи­ ведя и длинными, тонкими ногами, широко
характерная для боковых граней изваяний, со­ круга или квадрата с лучами, а значит, мировому более значимая часть образа, высечена на ряде раскинутыми в движении (№ 117, 127). Фигу­
относится с тремя ярусами вертикальной струк­ порядку, могла исходить и угроза. Возможно, изваяний и стел (см. № 97, 103, 111 и др.). ра зверя с горы Тюря по стилистике и особен­
туры окуневского мира, маркируя, восхваляя и такими ключевыми и опасными моментами яв­ Из всех ипостасей божества наиболее ран­ ностям передачи образа животного чрезвычай­
магически укрепляя каждый из миров. лялись дни солнцестояний и равноденствий, зна­ ним по происхождению является образ реаль­ но близка наскальным изображениям лося “ан­
меновавшие смену сезонных и годичных фаз, т.к. ного медведя, восходящий к традициям неоли­ гарской” изобразительной традиции [Дэвлет,
именно с ними связано воздвижение окуневских тического искусства [Пяткин, Мартынов, 1985, 1982, рис. 1; Окладников, Мартынов, 1972, рис. 22,
изваяний и стел. Изображения на них моделиру­ с. 126-127]. По мнению А. Голана, это самая 85, 89,113 и др.]. Черновского зверя отличают
ют и прославляют основные параметры мира и древняя ипостась бога земли, а также бога во­ более плавные очертания собачьего (?) туло­
важнейших богов, магически, в неразрывной свя­ обще [Голан, 1994, с. 93-95]. У народов Сибири вища и длинный, по-собачьи закинутый на спи­
зи с ритуалом, способствуя укреплению мирово­ культовое отношение к медведю сохранилось ну хвост. К этой же иконографической группе,
го порядка. почти до наших дней. Он мыслился прародите­ очевидно, можно отнести “скульптурное”
лем всех людей, существом получеловеческой- изображение зверя на стеле № 295 из Черно­
полузвериной природы, помощником шамана в вой XI. Его отличает статичность позы, но ноги
Нижнем мире, т.к. считался духом-хозяином у него длинные и такие же пятипалые, как у
земли и подземного мира [Зеленин, 1936, с. 172- черновского зверя.
237; Анисимов, 1958, с. 106-126; 1967, с. 127; Зооморфные существа, выделенные в третью
Алексеенко, 1960, с. 91-103; Василевич, 1969, иконографическую группу, показаны стоящими
с. 216-218,235-238; 1971, с. 150-169; Соколова, со слегка наклоненным вперед туловищем
1972, с. 63-85]. Алтайцы и тувинцы называли (№ 98, 120, 141, 200, 204) либо сидящими
его Кайраканом (Владыкой). Этим же термином (№ 128,230). Они производят впечатление изоб­
именовалось небо и божество неба [Катанов, ражений человека со звериной маской на голо­
1907, с. 81; Дьяконова. 1981, с. 142-144]. Черты ве и длинным хвостом. Фигура зверя на стеле
небесного божества-громовника медведь обрел № 205 занимает промежуточное положение
и у ряда других народов [Окладников, 1950, между двумя последними группами, т.к. он по­
с. 328-329; Анисимов, 1959, с. 67; 1967, с. 127]. казан стоящим на длинных задних ногах, но с
Многие из этих воззрений восходят к эпохе нео­ резко наклоненным вперед туловищем и под­
лита [Окладников, Мартынов, 1972, с. 202; Ва­ несенными к пасти пятипалыми “руками”.
сильевский, Окладников, 1980, с. 230-237]. Каждая из составных частей изображений
Уже в ранних образцах окуневского искус­ зверя двух первых групп соотносится с одной
ства медведь предстает как мифическое суще­ из сфер или стихий мироздания: птичьи ноги -
ство. Он либо находится в окружении лосей и с воздушным пространством, бычье или соба­
быков [Blednova и др., 1995, pi. 39], либо “пре­ чье туловище - с земным миром, медвежья го­
следует” небесные светила (рис. 5; [Пяткин, лова - с потусторонним. Зверь в целом персо­
Мартынов, 1985, с. 124-125, табл. 39, 9]). Ми­ нифицирует космос, Вселенную. Он, по
фологическая сущность образа подчеркнута Б.Н. Пяткину, не только владыка, но и созда­
различными, несвойственными реальным зве­ тель окружающего мира [1997, с. 263-264].
рям признаками: кружками на туловище, длин­ Животные, входящие в его образ, имели само­
ным закинутым на спину хвостом, удлиненны­ стоятельные роли в мифологии и культе. В па­
ми трехпалыми ногами. мятниках окуневского искусства представлены
Процесс переосмысления образа завер­ многочисленные изображения быка (см. № 110,
шился сложением нового канона. “Классичес­ 119, 127). Реже встречаются рисунки медведя
кий” окуневский хищный зверь, производный (см. № 255,263,288), собаки (см. № 13,97,270),
66 Изваяния и степы окуневской культуры 'Владыка Вселенной" 67
<^ f 7 jrV — -----------------------------------------------
лося (см. № 70, 215, 248). Совершенно отсут­ ных текстах они постоянно заменяют друг дру­ Мифологическое содержание “ребер” рас- Но вернемся к фигуре нижнего животного.
ствуют изображения журавлей и сов, которым, га. Приведем лишь несколько наиболее красно­ сматриваемой фигуры зверя помогает раскрыть Вне зависимости от других, не затронутых
вероятно, принадлежат ноги космических зве­ речивых примеров. На изваянии № 110 в стол­ сам факт включения их в среднюю, “воздуш­ нами, его индивидуальных особенностей, совер­
рей. Но культ журавля у окуневцев существо­ пе изображено три крестовидных личины, а в ную” часть его туловища. Они, вероятно, зри­ шенно очевидно, что в данном образе запечат­
вал, о чем свидетельствуют отдельные находки столпе изваяния № 36 - три креста (сохрани­ мо воспроизводят пространство, отделяющее лена зооморфная модель Вселенной, структур­
черепов этой птицы в трех окуневских могиль­ лось два). Они заменили более традиционную небо от земли. У синкретичного зверя стелы № 120 но близкая воспроизводимой на изваяниях. Эти
никах [Максименков, 1980, с. 25; Вадецкая, для этой зоны змею. На стеле № 202 под личи­ подобные дугообразные “ребра” изображены по модели отличаются друг от друга тем, что на
1983а, с. 93]. К тому же, изображения этих птиц ной изображено две крестовидных личины, а обе стороны его туловища. Такие же “ребра” изваяниях структура Вселенной продублирова­
есть на Томской писанице [Окладников, Мар­ на стеле № 50 - два креста. Они замещают дво- выбиты отдельно на узких гранях нескольких на в антропоморфной личине, а у зверя - в бы­
тынов, 1972, рис. 93,101,104], многие сюжеты ичную (или двуединую) голову “медведя”. стел (№ 159, 167, 168, 178 и др.). В них вопло- чьем туловище. Кроме того, на изваяниях Все­
которой близки окуневским. На бедрах у зооантропоморфных фигур памят­ шены окуневские космологические представле­ ленная имеет вертикальное членение, а здесь —
Космическая сущность образа синкретично­ ников № 200,204,206 изображен косой крест, а ния не только о пространстве, но и о времени, горизонтальное, так же как у рассмотренных
го зверя наиболее ярко проявлена у животных у аналогичной фигуры стелы № 205 - кресто­ т.к. количество “ребер” на этих стелах и туло­ выше фигур коров.
первой иконографической группы. В этом пла­ видная личина. У быков изваяния № 110 туло­ вищах зверей соотносится с сакральными чис­ Горизонтальная зооморфная модель Вселен­
не особенно интересна нижняя фигура стелы вища отмечены двумя крестами, а у быка изва­ лами окуневского лунно-солнечного календаря ной более архаична, чем вертикальная. Она ис­
№ 219. У нее длинный, змеевидный хвост, к яния № 141 - крестовидной личиной и крестом. [Леонтьев Н.В., 20006, с. 143-146]. торически предшествовала вертикальному де­
концу которого “подвешена” личина с двумя Крестовидная личина и косой крест являлись Фигура космического зверя стелы № 219 лению ее на верхний, средний и нижний миры.
противопоставленными дугами. Такую же внут­ символами мужского начала и непосредствен­ тоже насыщена календарной символикой. Но, по А.Ф. Анисимову [1959, с. 84], следы го­
реннюю структуру имеют мужские, “лунные” но самого “Владыки” в его разных проявлени­ Прежде всего, обратим внимание на то, что на ризонтальных форм осмысления Вселенной
личины, выбитые на вершине ряда изваяний ях. Не исключено, что они могли мыслиться как задней части у него семь штрихов “щетины” сохраняются долго даже там, где мифологичес­
[Леонтьев Н.В., 1997, с. 228-230]. Среди изоб­ душа или одна из душ этого персонажа [По­ (число дней недели), на спине - 52 (число не­ кие представления о ней приняли уже четко
ражений изваяний хвост зверя равнозначен змее, дольский, 1988]. Конкретные значения симво­ дель в году), на подгрудке и животе - по 12 (ко­ вьграженное вертикальное деление.
“опускающейся” от вершины изваяния к личи­ лов определяются контекстом, т.е. зависят от личество месяцев в году). Между передними Исходя из космической символики бычьего
не Прародительницы. Луна, видимо, мыслилась места расположения в “тексте” и взаимосвязи с ногами есть два дополнительных штриха, ко­ туловища зверей стелы № 219, можно предпо­
прикрепленной к хвосту космического зверя. другими его частями. Выше уже говорилось о торые могут обозначать как два года, так и чис­ ложить, что бык в окуневской мифологии тоже
Он помахивает хвостом, и она перемещается по том, что крест может даже замещать знак в виде ло недостающих дней за этот период при ис­ связывался с образом Вселенной и ее стихия­
небосводу. круга ил ч квадрата с лучами либо входить в него числении продолжительности солнечного года ми. Его туловище нередко отмечено такими же
Разделенное на три части бычье туловище составной частью. У зверей аскизских стел под в 364 дня (7 х 52). Данные штрихи нельзя при­ как у космического зверя противопоставленны­
животного по структуре сопоставимо с андро- каждой когтистой лапой изображено по косому знать календарными в полном смысле этого сло­ ми дугами, косыми крестами, крестовидными
гинной, “сложной” личиной. Передняя часть еш кресту. Здесь они, вероятно, служат символами ва, т.к. счет времени по семидневным неделям личинами и дугообразными “ребрами”. Изоб­
покрыта чешуйчатыми линиями. Символику их охранителей четырех сторон света, подобно че­ удобен только в пределах месяца, пока он со­ ражения быка господствуют в памятниках чер­
проясняет изображение хищной рыбы на не­ тырем стилизованным головам хищного зверя гласуется с лунными фазами. Но через 28 дней новской традиции, но на изваяниях и стелах они
большой плитке, хранящейся в Ширинском на боках личины стелы № 98. луна исчезает с небосвода на 1-2 дня. Эти сут­ крайне немногочисленны и, как правило, выпол­
музее. Туловище ее покрыто такой же чешуей, Средняя часть бычьего туловища нижнего ки надо было исключать из счета дней недели, нены позже основных изображений. Только на
а на спине имеются короткие штрихи “щети­ зверя стелы № 219 отмечена продольной лини­ чтобы начало каждой первой недели месяца изваянии № 110 две противопоставленных фи­
ны”, характерные для многих изображений кос­ ей с парой противопоставленных овалов и че­ приходилось на начало новолуния. “Календа­ гуры быка включены в состав сложного наго-
мического зверя. Эта деталь в сочетании с рас­ тырьмя парами дугообразных “ребер'5. Подоб­ рем” зверя можно было пользоваться, видимо, ловья личины. В то же время бычьи рога явля­
крытой зубастой пастью позволяет видеть в ную структуру имеют и некоторые другие фи­ лишь при исчислении двухлетнего срока по сол­ ются непременньгм атрибутом разньгх ипоста­
рыбе еще одну ранее неизвестную ипостась гуры космического зверя (см. № 117,204, 205, нечному календарю от какой-то конкретной сей “Владыки”, многих андрогинных и женс­
“Владыки”, персонифицирующую, как и во 254). У них лишь нет волнистых, змеевидных даты, например, точно вычислять время повтор­ ких антропоморфных личин. Ими отмечены
многих других мифологических традициях, вод­ линий. Парой оватов по обе стороны продоль­ ного наступления дней солнцестояний и равно­ мировые столпы и различные знаки изваяний.
ную стихию и Нижний мир [Топоров, 1972, ной линии, кроме этих зверей, отмечена фигура денствий. Восемь “ребер” этого животного, воз­ О том, что эти рога именно бычьи, можно су­
с. 93; Окладников, 1974, с. 93-94; 1975, с. 61; лося на одной из плит кургана Разлив X (рис. 19,3) можно, символизируют восьмилетний цикл лун­ дить по тому, что концы их иногда бывают раз­
Полосьмак, 1992. с. 134-135]. У верхнего кос­ и фигурка птицы на глиняном сосуде поселе­ но-солнечного календаря, в котором было пять двоены. Это позволяет связать их с образом
мического зверя бычье туловище тоже покрыто ния Самусь IV [Глушков, 1989, с. 26, рис. 6]. лет по 12 месяцев и три по 13. С этой сакраль­ змеи, а через нее и с самим “Владыкой”. Змее-
чешуей и разделено на три части двумя дугооб­ Прямая линия с двумя штрихами по бокам фик­ ной восьмеркой с большей вероятностью соот­ видность рогов особенно ярко выражена у ли­
разными линиями. Это позволяет видеть в нем сируется в качестве символа мужского на­ носятся зубы зверя: их 5 на верхней челюсти и чины изваяния № 288 и у фигуры быка со ска­
персонификацию вод неба, воздушного про­ чала уже в памятниках палеолитического искус­ 3 на нижней. В календарном плане интересна и лы в устье р. Туба (рис. 19,4). У личины памят­
странства и земли. В индоевропейской мифо­ ства [Топоров, 1972, с. 87, рис. 5]. Возможно, фигура верхнего зверя стелы № 219. На спине у ника № 102 змеевидны и уши быка, а у личины
логической традиции образы коровы и быка он производен от изображения фаллоса с дву­ него 22 штриха “щетины”. Это число тоже име­ стелы № 222 они отмечены косым крестом. У
соотносятся с облаками и запасами небесной мя тестикулами по бокам. Пара овалов у фигур ет самое непосредственное отношение к лун­ некоторых наскальных изображений быков есть
влаги в разных ее проявлениях [Соколова, 1972, космического зверя может быть сопоставлена с но-солнечному календарю. Лунный синодичес­ округлые утолщения на концах хвостов
с. 160; Шер, 1980, с. 276; Афанасьев, 1982. овалами, изображаемыми по бокам извилисто­ кий год, состоящий из 12-ти месяцев, насчиты­ [Blednova и др., 1995, pi. 39]. которые, очевид­
с. 157-160; Голан, 1994, с. 53-54; Маковский, го туловища змеи в наголовье личин изваяний вает 354 дня. Он опережает тропический (сол­ но, несут ту же мифологическую нагрузку, что
1996, с. 230, 295; Иванов, 1994, с. 203]. (см. № 55,58,99 и др.), а также с парой овалов нечный) год на 11 дней. За два года расхожде­ и “лунные” личины на хвостах аскизских фи­
Задняя часть туловища у нижнего зверя сте­ “сережек” по бокам самой личины. Семантика ние достигает 22-х дней. Следовательно, штри­ гур космического зверя.
лы № 219 маркирована крестовидной личиной. их не вполне ясна. Возможно, все они выража­ хи верхнего зверя отображают ту же тему двух­ Связь образа быка с водной стихией, прояв­
По символике она тождественна косому кресту - ют идею яйца, как зародыша будущей жизни летнего календарного цикла, что и у нижнего ленная в чешуйчатом оформлении туловища
космическому мужскому знаку. В изобразитель­ [Кызласов Л.Р., 1986, с. 201]. зверя. одного из черновских быков (№ 119), находит
68 Изваяния и стелы окуневской культуры "Владыка Вселенной' 69

морфных фигур [Окладников, 1974, табл. ?, 8]. фризе представлена в виде женской головы с
Быки и антропоморфные фигуры, маркирован­ ушами коровы [Вильхельм, 1992, рис. 1].
ные такой линией, очевидно, являются ипоста­ У ряда других народов древности бык тоже
сями “Владыки”, в которых он выступает как связывался с образами мужских божеств, фун­
бог Дождя. кционально близких окуневскому “Владыке”
Дополнительные штрихи к характеристике [Рыбаков, 1965а, с. 24; Арешян, 1980, с. 56;
основных божеств окуневского пантеона вно­ Маркевич, 1980, с. 84; Голан, 1994, с. 52-62;
сит изображение повозки на изваянии № 74 из Иванов, 1994, с. 203; Маковский, 1996, с. 109,
с. Знаменка. Ее влекут два крупных рогатых 113]. У ранних земледельцев Средней Азии и
животных. Верхнее из них - корова. У нее ти­ Ближнего Востока он, кроме того, являлся лун­
пичная для окуневских изображений этих жи­ ным божеством [Массон, 1974, с. 18-20; Хло-
вотных удлиненная голова с петлей на конце. пин, 1981, с. 26-30; Шишкин, 1981, с. 179: Го­
Линия живота фигуры не сохранилась, но и без лан, 1994, с. 40, 56-58].
того видно, что животное было полнокровным У фитуры космического зверя из Черновой VIII
и. следовательно, не соотносилось с образом туловище и хвост, как уже отмечалось выше,
небесной горы. Туловище разделено на две ча­ похожи на собачьи (№ 117), а у зверя с горы
сти поперечной линией, сопоставимой с такой Тюря туловище явно лосиное (№ 127). У обоих
же линией, маркирующей морды коров и женс­ животных длинные и тонкие птичьи (?) ноги,
кие личины. Фигура нижнего животного, к со­ широко раскинутые в движении. У черновско­
жалению, тоже сохранилась не полностью, но го зверя конечности пятипалые, а у зверя с
по экстерьеру она практически тождественна горы Тюря они больше похожи на птичьи.
фигуре быка из Черновой VIII [Леонтьев Н.В., Собака и лось, образы которых, вероятно,
1970. рис. 1, 7]. Туловище животного отмечено вошли составными частями в фигуры этих жи­
традиционными для ряда мужских изображений вотных, представлены в окуневском искусстве
противопоставленными дугами. Такие же дуги и в “чистом” виде. На плите из Черновой VIII
показаны на колесах повозки. В ней, видимо, собака изображена в позе галопа [Леонтьев,
восседает сам “Владыка” в антропоморфном 1970, рис. 2, /]. Создается впечатление, что она
облике, присущем его небесной ипостаси [Ле­ преследует быка, изображенного перед ней.
онтьев Н.В., 1997, с. 99]. Туловище ее отмечено продольной линией, пе­
Сюжет находит близкие аналоги в хетто-хур- ресеченной в задней части вертикальной. Кон­
ритском искусстве и мифологии. Бог Бури и чик длинного, закинутого на спину хвоста змее­
Царь богов Тешуб тоже передвигается по небе­ видно раздвоен, как у многих иных космичес­
20 см сам в архаичной повозке с парной бычьей уп­ ких животных. Еще одна фигура собаки выби­
ряжкой [Герни, 1987, с. 127, рис. 12: Хачикян, та на стеле № 270, хранящейся в ХКМ. В отли­
1994, с. 608]. Один из быков повозки носит имя чие от черновской, она изображена строго в
Рис. 24. Изображения наклонных линий в окуневском искусстве:
1 - Черновая VIII, 2 - Аскизская степь (?), 3 - Разлив Х , 4 - Усть-Туба.
Хурри (Утро), другой - Серри (Вечер). Хурри, профиль, т.е. только с двумя слегка вытянуты­
возможно, ранее мыслился коровой, т.к. в свя­ ми вперед ногами. Подобный рисунок, но вы­
тилище Язылыкая. очевидно, именно он изоб­ полненный гравировкой, обнаружен на плите
подтверждение в фигурах этого животного, быка. Они опущены вниз от верхнего края пли­ ражен стоящим у ног “госпожи небес” Хебат, погребального сооружения каракольской культу­
покрытых косыми, параллельными линиями ты [Леонтьев Н.В., 1970, рис. 2, /]. супруги Тешуба [Герни, 1987, рис. 3], которая ры в с. Бешозек [Кубарев, 1998, с. 53, рис. I, 7].
(рис. 19,2). Значение их раскрывается благода­ Косые параллельные линии были начертаны ко времени создания святилища являлась и бо­ Два других изображения собак или волков на
ря нескольким другим композициям окуневско­ красной краской на плитах погребальных ящи­ гиней Солнца. Второй бык стоит у ног Тешуба. окуневских изваяниях № 13 и № 97 тоже во
го искусства. На одной из плит Черновой VIII ков могильника Лебяжье 1 после их сооружения В окуневском искусстве корова связывалась с многом индивидуальны. Они были выбиты поз­
подобные линии, объединенные в несколько [Максименков, 1981а, с. 107-108; Леонтьев Н.В., образом женского божества и, соответственно, же основных изображений этих памятников и,
групп, располагаются над схематично тракто­ 1984, с. 30-31, рис. 2]. На стенке ящика в курга­ с солнцем и его восходом. Бык же, являясь од­ следовательно, семантически непосредственно
ванными растениями или деревьями (рис. 24, не Разлив X они были выбиты и затем прокра­ ной из ипостасей "Владыки”, мог персонифи­ не связаны с ними. Только на скальном панно
У), а на плитке, хранящейся в ХКМ, изображе­ шены охрой (рис. 24, 3; [Пшеницына, Пяткин, цировать не только дождь и водную стихию, но, горы Суханиха фигура бегущей собаки находит­
ны ветви растений с листьями и наклонно па­ 1993, с. 60]). По содержанию эти линии близки возможно, и луну, о чем свидетельствует его ся в окружении лосей [Дэвлет, 1982, рис. 1].
дающие капли дождя (рис. 24, 2). Это дает воз­ ромбическим сеткам, начертанным краской на двухдужная маркировка. Следовательно, пара В мифологии многих народов мира собака слу­
можность предположить, что косые линии мо­ стенках погребальных сооружений могильни­ этих животных тоже могла ассоциироваться с жит посредником между двумя мирами. Она со­
делировали струи дождя, а будучи объединен­ ка Верхний Аскиз 1 [Хаврин, 1997, с. 71, рис. 4] утром и вечером. Тешуб, подобно окуневскому провождает души умерших в загробный мир и
ными в группы, могли обозначать тучи. Связь и кургана Тас-Хазаа [Липский, 1961, с. 276]. ‘"Владыке”, представлен в памятниках хетто- охраняет его [Михайлов. 1992, с. 112; Голан,
их с небесной сферой наглядно отображена на Сетка равнозначна косому кресту, а косые, па­ хурритского изобразительного искусства как в 1994, с. 195: Маковский, 1996, с. 114-116].Воку-
рисунке из Уйбата V, где в квадрате, представ­ раллельные линии —такой же отдельной линии. образе человека, так и быка [Герни, 1987, с. 61, невско-каракольской мифологии она тоже мог­
ляющем собой еще один вариант модели Все­ Она присутствует в структуре лика некоторых рис. 2; Вильхельм, 1992, с. 88]. На фризе двор­ ла выступать в этой роли, на что указывает ее
ленной, косые, параллельные линии занимают мужских фигур (рис. 24,4), личин (рис. 20.3) и ца в городе Нузе он изображен в виде бычьей изображение в Бешозеке, выполненное специ­
верхнюю, небесную зону (рис. 17, 4). На плите туловища фигуры быка с горы Моисеиха. головы с биконической фигурой, которая, оче­ ально для погребения. Причастность ее к обра­
из Черновой VIII такие же линии выгравирова­ На скалах Байкала и Нижней Ангары косой ли­ видно, является символом двух священных гор зу “Владыки" и нижнему миру подчеркнута ко­
ны над изображением собаки, “преследующей” нией отмечены туловища некоторых антропо­ хетто-хурритской мифологии. Хебат на этом сым крестом на передней ноге.
70 Изваяния и стелы окуневской кулыуры "Владыка Вселенной' 71
' — —
Изображения лося на окуневских изваяниях фных персонажей, у нижнего (очевидно, сам­ На стеле № 114 из Черновой VIII фрагментарно выстраивается следующим семантический ряд
и стелах редки. Они соотносятся в основном с ка) такого знака нет. сохранившаяся голова зверя под личиной была взаимно отождествляемых элементов: кисть
верхней, небесной зоной. На изваянии № 46 Возможность замещения бычьего тулови­ разделена надвое столпом в виде двух “стоек” руки - пасть—язык змеи. Метафорическое отож­
голова лося, воздетая к небу, венчает памятник. ща мифического зверя лосиным свидетель­ со змеей между ними, а на миниатюрном изва­ дествление этих элементов подтверждается так­
На стеле № 70 фигура лося выбита над основ­ ствует о семантической близости образов янии № 143 - тремя вертикальными линиями, же фактами изображения на месте змеиного
ной личиной. На изваянии № 110 две противо­ этих животных. На это же указывают факты представляющими собой схематичный вариант языка еще одной змеи с реалистично трактован­
поставленных фигуры оленей, в семантическом наделения некоторых фигур лося рогами троичного изображения Мирового столпа. Две ной головой (№ 194,254) или рук (№ 222). По­
плане эквивалентных лосю, были выбиты под быка и длинным хвостом [Blednova и др., половинки голов “медведя” в сочетании с раз­ каз внутри пасти рисунка змеи или рук по смыс­
вершиной камня (сохранилась только одна фи­ 1995, pi. 39, 6, 26, 30]. Подобно корове, самка деляющим их изображением столпа образуют лу соответствует изображению одного рта внут­
гура). На стеле Л» 248 фигура лося, хотя и вы­ лося могла персонифицировать день и. види­ своеобразную триаду. На изваяниях № 103,140 ри или ниже другого, которое, вероятно, отра­
полнена позже основных изображений, но тоже мо, даже непосредственно солнце, а самец, как и 282 столп замещен грудью и животом Праро­ жает окуневские представления о двойственно­
располагается под верхним краем плиты. и бык, мог связываться с ночной стихией. дительницы, которые в то же время обознача­ сти функций рта (заглатывание и порождение)
Лось и медведь являлись главными персона­ Прежде чем перейти к рассмотрению косми­ ют глаза и морду зверя. [Есин, 2001, табл. 1, с. 231]. Отождествление
жами архаического мифа о космической пого­ ческих хищников третьей иконографической Голова зверя обычно словно вырастает из пасти с кистью руки придает руке свойства па­
не, отголоски которого сохранились у некото­ группы, охарактеризуем изображения головы антропоморфной личины, слита с нею, причем сти и, с одной стороны, указывает на смертель­
рых народов до наших дней [Окладников, 1950, зверя под центральной личиной изваяний и стел. так. что атрибуты одного персонажа могут при­ ную опасность прикосновения ею, с другой сто­
с. 327-331; Анисимов, 1959, с. 11-12; Чарнолус- Она более всего напоминает медвежью. Пасть надлежать и другому. В этом плане особенно роны. наделяет способностью даровать благо.
ский, 1965]. Согласно ему, лось (олень) похи­ зверя всегда оскалена, из-за чего создается впе- показательна стела № 222 из кургана Разлив X. В семантическом плане рука-змея может быть
щает солнце и несет его на своих рогах по небу. чаление, что он покушается на знаки в виде кру­ Двуединая голова зверя на ней покрыта такими тождественна змее, которую держит в руке зоо-
За ним гонится медведь, настигает его и воз­ га и квадрата с лучами или косой крест, изобра­ же волнистыми, змеевидными линиями, как и антропоморфный персонаж на стеле № 120.
вращает солнце в подземный мир, так день сме­ женные ниже. Эти же знаки бывают выбиты на сама личина. Уши зверя завершаются пятипа­ Метафорическое отождествление руки со змеей
няется ночью. По другим вариантам мифа, если голове самого зверя (см. № 143, 222. 282). Как лыми кистями, которые могут быть восприня­ представлено в древнеиндийском эпосе [Рам, V, 10],
медведь догонит лося (оленя) и умертвит его, уже отмечалось выше, исследователи давно об­ ты как руки личины. В них “вложено” по одной в различных изобразительных традициях эпо­
то наступит конец света [Чарнолусский, 1965, ратили внимание на то, что скульптурная го­ многоголовой змее. Такие же пятипалые кисти хи бронзы Центральной и Северной Азии [Есин.
с. 80-81; Янкович, 1980, с. 349-351]. Сюжет та­ лова зверя под личиной полисемантична [Хло­ на концах ушей были у головы зверя под личи­ 2005а, рис. 2]. Этому отождествлению близка
кой погони запечатлен на костяной пластинке быстина, 1978, с. 160-161; Кожин, 1980, с. 204; ной стелы № 114 из Черновой VIII, которая из- метафора “рука - копье”, зафиксированная в
из окуневского могильника “Стрелка” [Савинов, Худяков, 1988, с. 66]. При взгляде анфас глаза за фрагментарной сохранности оставалась нео­ образе солнцеголового персонажа каракольско-
1981, с. 115-117, рис. 5; Студзицкая, 1997, с. 251 ]. зверя воспринимаются как груди личины, а его познанной. В них тоже было “вложено” по змее, го искусства. Изобразительные элементы, мо­
В более поздних вариантах мифа космический морда - как ее живот. С боков зритель видит но головы их, в отличие от разливских, имеют делирующие, видимо, каменный наконечник
охотник наделяется антропоморфными черта­ поочередно две профильных головы животно­ форму наконечника копья (детальный анализ копья или стрелы преувеличенных размеров,
ми. Они, видимо, тоже были известны окунев- го. Это может означать, что голова зверя двоич­ этих изображений см. в главе 4). Змею с подоб­ изображены у него вместо кистей рук (рис. 18).
цам, т.к. на скале горы Озерная за лосем, из ту­ на, а точнее - двуедина. На стелах эта двуеди- ной копьевидной головой держит в руке солн­ По форме они идентичны лучам, отходящим от
ловища которого исходят “лучи”, следует ант­ ность образа выражена иными изобразительны­ целикий персонаж на стеле № 269. его головы, поэтому в контексте образа переда­
ропоморфное существо с головой хищного зве­ ми средствами. Голова производит впечатление Несколько иная ситуация наблюдается на ют представления о лучах-копьях или лучах-
ря (рис. 23), а на многофигурном панно из Ша- билатерально рассеченной и развернутой на изваянии № 103, где под личиной изображены стрелах солнца, которыми оно воздействует на
лаболино за лосем, пораженным копьем или плоскость, те. словно составленной из двух зер­ согнутые в локтях руки. На первый взгляд, они мир как своими руками.
стрелой, стоит антропоморфный персонаж с кальных половин (№ 111, 157, 222). Двоичная могут принадлежать как ей самой, так и выби­ Наличие рук связывает головы “медведя” на
головным убором в виде полуовала [Пяткин, природа “медвежьей” головы наиболее нагляд­ той здесь голове зверя. Но такая же “медвежья” изваяниях № 103 и 282 с зооантропоморфными
Мартынов, 1985, с. 54-55, рис. 14]. но отображена на изваянии № 111, где под ли­ голова с передними конечностями изображена существами. Медведь, от которого они произ-
Возникает парадоксальная ситуация: лось, чиной выбиты две отдельные головы хищного на изваянии № 282, и там совершенно ясно вид­ водны, у многих народов Сибири мыслился су­
входяший составной частью в образ космичес­ зверя. Каждая из них разделена на две полови­ но, что “руки” принадлежат именно зверю. ществом получеловеческой-полузвериной при­
кого зверя, оказывается противопоставлен мед­ ны противопоставленными дугообразными ли­ На изваянии № 103 концы этих конечностей роды. Подобно космическим зверям двух дру­
ведю и зооантропоморфу, тоже производным от ниями, соединенными парой прямых перемы­ оформлены в виде дугообразной поперечной гих иконографических групп, зооантропомор­
образа “Владыки”. Противоречие будет устра­ чек. Такой же вид имеет и язык зверя. Струк­ линии, а на изваянии № 282 они раздвоены, как фы бывают наделены бычьими рогами, раздво­
нено, если предположить, что с ним связан толь­ турно эти дуги с перемычками близки или даже язык змеи. Позиционно эти знаки-схемы равно­ енным змеиным языком и длинным собачьим
ко самец лося, а самка соотносится с образом тождественны схематичным изображениям значны пасти, изображенной вместо кисти руки хвостом; зад у части фигур отмечен косым кре­
Прародительницы. Об этом свидетельствуют Мирового столпа на некоторых стелах (№ 159, у других мифических хищников. Замещение ки­ стом или крестовидной личиной; туловище тоже
различия в трактовке некоторых животных. 266, 268) и “солярных” знаках. О том, что это сти руки головой змеи присуще зооантропомор- бывает маркировано косым крестом (№ 128,
Фрагментарно сохранившееся изображение го­ сходство неслучайное, можно судить по тому, фным существам с головой “медведя”, выделен­ 141), крестовидной личиной (№ 200), “соляр­
ловы лося на плите из Черновой VIII отмечено что на изваянии № 194 двуединая голова зверя ным в третью иконографическую группу. Наи­ ным” знаком (№ 98), лунками (№ 120) и дуго­
тремя поперечными “женскими” линиями [Ле­ на вершине камня тоже разделена надвое, но более реалистично такая рука-пасть показана у образными “ребрами” (№ 254). “Медвежья” го­
онтьев Н.В., 1980, табл. XXX, 3]. Фигуры же более традиционным столпом в виде двух вер­ зооантропоморфов с горы Озерная (рис. 23) и лова входит составной частью в основной изоб­
лося на стеле JN1* 70 и на плите из могильника тикальных “стоек”, между которыми заключе­ изваяния .№ 200. Изображение пасти вместо разительный “текст” изваяний и стел. Полные
Верхний Аскиз 1 [Хаврин, 1997, рис. 2] оформ­ на змея. Язык у обеих половин головы этого кисти руки является наглядным примером изоб­ же фигуры космического существа выбиты на
лены подобно мужским персонажам. На плите зверя тоже столпообразен, но трактован по-раз­ разительной метафоры: знак “пасть”, принад­ них позже основных изображений, очевидно,
из кургана Разлив X изображены два молодых ному. Голова зверя в нижней части этого извая­ лежащий к языку описания зверя (зооморфный после того как эти памятники утратили свою
лося в позе галопа (рис. 19, 3). Верхний отме­ ния разделена надвое упрощенным изображе­ код), используется вместо кисти руки, т.е. по первоначальную культовую роль. Только на пли­
чен продольной линией с двумя овалами по бо­ нием столпа. Языки обеих половин головы так­ правилам языка описания человека (антропо­ тах № 120, 205 и 295 изображения зооантро­
кам, которые характерны для мужских зоомор­ же имеют разные, но столпообразные формы. морфный код ). С учетом имеющихся вариантов. поморфов являются основными.
"Владыка Вселенной' 73
72 Изваяния и степы окуневской культуры

Рассмотренным зооантропоморфным суще­ с некоторой натяжкой может оыть принята за


ствам близки гравированные изображения пер­ его голову (см. работу С.В. Судзицкой [1997,
сонажей с головами птиц и зверей из кургана рис. 2]).
Тас-Хазаа. В частности, на плите № 90 слева от С “лунной” личиной в окуневском искусст­
личины представлены два противостоящих ор- ве соотносится знак в виде кружка с двумя про­
нитоморфных существа. Стоящее справа имеет тивопоставленными дугами или уголками.
длинный клюв, клешневидные кисти рук и два Он присутствует в орнаментации днищ некото­
луча над головой, характерные для мужских рых сосудов [Левашева, 1975. рис. 2 ,2; Макси­
изображений. У левой фигуры клюв более ко­ менков, 1980, табл. XXVIII, 15]. Два таких зна­
роткий. а из туловища исходят “лучи сияния”, ка выгравированы на одной из плит Черно­
сопоставимые с “лучами” фигуры лося на горе вой VIII. Наконец, аналогичный облик имеют
Озерная (рис. 23) и радиальными лучами сол­ колеса знаменской повозки. Знаки этого типа в
нцеликих личин. Правая фигура, исходя из ее орнаменте керамики культуры Триполье-Куку-
атрибутов, должна быть признана мужской, тем тени Б.А. Рыбаков интерпретировал как возмож­
более что в соответствии с каноном каракольс- ные символы луны, отметив, что дуги могут обо­
ко-окуневской бинарной оппозиции она зани­ значать ее фазы [1965а, с. 29-30, рис. 7, 14, 15].
мает мужское место. На Томской писанице муж­ Допускает возможность такой символики зна­
ской пол у подобных птицеголовых фигур под­ ка и А. Голан [1994, с. 34]. Рис. 25. Мужские антропоморфные фигуры в окуневском искусстве: / - Ашпа, 2 - Черновая VIII.
черкнут более однозначно [Окладников, Мар­ Реалистичные скульптурные изображения
тынов. 1972, рис. 169.184]. Левая, короткоклю­ человеческой головы “Владыки”, высеченные
вая фигура по логике бинарной оппозиции дол­ на вершинах “классических", структурирован­ На изваянии № 213 барельефное, “портрет­ Подобно другим персонажам окуневского
жна являться женской. Ромбовидные подвески, ных изваяний (№ 96, 103, 106, 193,223), лише­ ное” изображение человеческой головы, по ико­ пантеона, мужская небесная ипостась “Влады­
которые свисают с ее руки, могут быть сопос­ ны каких-либо атрибутов, только у головы из­ нографии соответствующее образу “Владыки”, ки” двоична. На изваянии № 171 она представ­
тавлены с подвесками солнцеголовых божеств ваяния № 96 имеются два височных кольца. высечено в нижней части камня. А.Н. Липский, лена в виде двух голов человека, обращенных в
(рис. 18; № 269) и коров (рис. 22, У). Голова ле­ На ряде других изваяний реалистичная мужская открывший этот памятник, долго колебался в разные стороны; на плите из могильника Чер­
вой фигуры, видимо, принадлежит какой-то голова является единственным изображением. определении его культурной принадлежности. новая VIII и на горе Ашпа (рис. 25) - в виде пар­
птице семейства орлиных. Длинноклювая же На них нет даже знаков в виде круга и квадрата Он то относил его к таштыкской культуре, ис­ ных человеческих фигур; на миниатюрном из­
голова правой фигуры может принадлежать с лучами, традиционных для структурирован­ ходя из сходства головы с погребальными мас­ ваянии № 225 - в виде двух безликих личин.
журавлю. Выше упоминалось о том, что черепа ных памятников. Голова высечена на вершине ками, то признавал ранним, доафанасьевским Двоичен и его лунный “собрат” как в образе
этой птицы присутствуют в отдельных окунев­ камня и лишена каких-либо атрибутов и допол­ [Липский, 1955; 1961, с. 277; 1970а, рис. 17]. личины (см. рис. 7 ,4), так и в виде антропомор­
ских “шаманских” погребениях. Длинные, тон­ нительных деталей (№ 15, 23, 37 и др.), лишь А.А. Формозов тоже видел в нем либо редкий фной фигуры (рис. 18,2). Двоичность, а точнее
кие ноги у части изображений космического зве­ лик памятника № 138 отмечен противопостав­ тип окуневского изваяния, либо более позднюю двуединость антропоморфного образа “Влады­
ря тоже могут быть журавлиными. Кроме жу­ ленными дугами. Это изображение, вроде бы, стелу, но сделанную с оглядкой на окуневские ки”, находит аналогии в мифах многих народов
равля и совы, с образом зооморфного “Влады­ свидетельствует о том. что схематичная двух- образцы [1969, с. 201-202]. П.М. Кожин отме­ мира, в том числе сибирских, где устроителями
ки”, видимо, связывались и другие птицы. На дужная личина и реалистичный лик на верши­ тил, что этот “каменный портрет” выдержива­ Вселенной и всего живого на земле являются
изваянии № 140 несколько парциальных изоб­ не изваяний принадлежат одному божеству. Все ет сравнение с окуневскими каменными голов­ два брата-близнеца [Катанов, 1907, с. 522, 650,
ражений голов хищных птиц со спиральными же представляется более вероятным, что это два ками на стерженьках, но все же своей пластич­ 653; Золотарев, 1964, с. 280-294; Василевич,
“хохолками’’ вписано в голову зверя. Близкие разных мифических персонажа, хотя и произ­ ностью и реализмом напоминает таштыкские 1969, с. 214]. Обычно они противопоставлены
аналоги им обнаруживаются у орнитоморфных водных от одного космического “Владыки". маски и скорее всего синхронен им [1980, друг другу по характеристикам. Один создает
изображений в памятниках хегго-хурритского Вспомним, что на знаменском изваянии лунный с. 203]. Более решительно датирует этот памят­ все полезное, другой - все плохое. Окуневский
искусства II тыс. до н.э. символ служит лишь колесом повозки. ник таштыкским временем Л.Р. Кызласов [1960, двуединый небесный персонаж, судя по “тек­
Антропоморфная ипостась “Владыки Вселен­ По иконографии реалистичный образ мужс­ с. 157-159]. В ответ можно выдвинуть два кон­ стам”, воплощает в себе два неантагонистичес­
ной” соотносится с Верхним небесным миром, кого небесного божества значительно отличает­ траргумента. Изваяние уже с обломанной ниж­ ких начата, соотносимых с дуально-фратриаль-
поэтому реалистичные, скульптурные изобра­ ся от женского. Для него нехарактерна правиль­ ней частью было вкопано в ряду камней таш- ной организацией окуневского общества. Ана­
жения его головы и схематичные личины высе­ ная яйцевидная или округлая форма лика. Глаза тыкского поминальника вершиной вниз, т.е. логом ему может служить Тешуб, представлен­
чены обычно на вершине Мирового столпа в ряде случаев имеют овальную форму, т.е. близ­ явно было использовано в нем по утилитарно­ ный в святилище Язылыкая и в ряде других па­
(№ 43,96,99 и др.). Небесные, “лунные” личи­ ки по форме к реальным. Нередко бывают очер­ му назначению. Иных каменных изваяний со мятников хетто-хурритского искусства парны­
ны “Владыки” наделены, как правило, двумя чены уши. что тоже совершенно нехарактерно скульптурным изображением человеческой го­ ми фигурами [Герни, 1987, рис. 7 , 12а].
противопоставленными дугами. Линии их мо­ для женских изображений. Несвойственно для ловы, которые можно было бы отнести к таш­ Изображения “Владыки” в виде фигуры че­
гут быть удвоены или утроены. Выделяется два них и отсутствие глаз, а на памятниках № 15 и тыкской культуре, не существует. Кроме того, ловека в окуневском искусстве относительно
основных варианта трактовки: в одном верши­ 267 лик небесного “Владыки” представлен без­ следует обратить внимание, что уши у “камен­ редки. По иконографии они подразделяются на
ны дуг соединены между собой, благодаря чему глазым. У нескольких мужских голов над глаза­ ного портрета” неестественно приподняты, что две основных группы, за рамками которых ос­
личина обретает фаллический облик, на что уже ми высечена поперечная линия, которая бывает совершенно чуждо для таштыкских масок, но танутся единичные разнородные изображения.
обращалось внимание выше; в другом проти­ удвоенной и утроенной (№ 37, 146, 171). а у го­ фиксируется у нескольких окуневских реалис­ К первой относятся изображения человека, си­
вопоставленные дуги разделены. Одна из таких тичных изображений “Владыки” (№ 171). Все дящего в канонической позе возницы знаменс­
ловы изваяния № 15 рельефом выделен выступ
личин, выбитая на горе Поора-тигей, имеет ра­ прически. С таким же козырьком прически изоб­ это позволяет признать данное изваяние окунев­ кой повозки, т.е. с поджатыми к туловищу нога­
диальные лучи [Леонтьев Н.В., 1997, рис. 18]. ражена мужская фигура на одной из плит курга­ ским, а запечатленный на нем лик, принадле­ ми и согнутыми в локтях руками, кисти кото­
Она располагается непосредственно на спине на Разлив X [Леонтьев Н.В., 1997, рис. 25] и фи­ жащим “Владыке”. Он лишь оказался переме­ рых находятся перед туловищем. В такой позе
фрагментарно сохранившейся фигуры зверя и гура человека на горе Ашпа (рис. 2 5 ,1). щен с вершины камня в среднюю зону. изображены “близнецы” черновской плиты, от­
74 Изваяния и стелы окуневской культуры 75

меченные косым кресто.м (рис. 25, 2), зооант­ образом зооморфного “Владыки”. Он, видимо,
ропоморф на скале Черемушного лога (№ 128) даже входил составной частью в образ косми­ ЗАКЛЮЧЕНИЕ
и человек на фрагменте миниатюрного камен­ ческого зверя. Об этом можно судить по уни­
ного “жезла” [Кызласов JLP., 1992, рис. 5; Ле­ Генезис феномена каменных изваяний и стел изображениями тасхазинского облика, образы
кальной костяной поделке в виде резной фигу­
онтьев Н.В., 1997, рис. 26]. Другие “жезлы” это­ Енисея связан со сложными этническими про­ которых тоже выбиты на широких сторонах ка­
ры фантастического трехглавого зверя, найден­
го типа увенчаны головой быка [Леонтьев Н.В., цессами, происходившими в Минусинской кот­ менных плит, а головы антропоморфных фигур
ной в одном из погребений Серовскош могиль­
1975. рис. 1,У, 2; Кызласов Л.Р., 1986. рис. 199]. ловине на рубеже III и II тыс. до н.э. Относитель­ тоже “вдавлены” в плечи. Такой же общий ха­
ника на Ангаре [Окладников, 1976, с. 58, табл. 65].
Скульптурное изображение человека, сидяще­ У этого “ящера” к традиционной для окуневс­ но мирное сосуществование скотоводов афана­ рактер имеют и приводившиеся аналоги отдель­
го в позе возницы, найдено даже в Казахстане сьевской культуры и охотников-рыболовов. на­ ным образам оку невского искусства в Передней
ких космических зверей медвежьей голове до­
[Зданович, Плешаков, 1981]. Если животные, селявших лесные и лесостепные окраины кот­ и Юго-Восточной Азии.
бавлена парная ей человеческая, очевидно, рав­
влекущие Знаменскую повозку, персонифици­ ловины, оказалось к тому времени нарушенным Значительно большее сходство тематика и
нозначная голове небесного персонажа окунев­
руют Утро и Вечер (День и Ночь), то возница, ских изваяний. Вторая человеческая голова вы­ вследствие появления в степях Енисея новых стиль произведений окуневского искусства об­
очевидно, само обожествленное Небо. Его об­ резана на конце длинного хвоста животного. групп скотоводов. Как и афанасьевцы, они были наруживают с искусством Центральной Азии.
раз функционально близок мужским небесным европеоидами, но в отличие от афанасьевцев, В частности, изображения антропоморфных
Она сопоставима с “лунной” личиной, “подве­
божествам других народов древнего мира. Пред­ сохранявших в чистоте свой антропологический ликов, стилистически сопоставимых с окунев-
шенной” к змеевидному хвосту зверей стелы
ставления о них были расплывчатыми, неопре­ № 219. В этом же погребении находилась кос­ тип, активно вступали в брачные связи с абори­ скими, распространены на северо-западе КНР,
деленными даже в поздних мифах. Небо и бог генным населением - как охотниками, так и ско­ а также представлены в верховьях р. Инд [Гай
тяная пластина с изображением человеческой го­
Неба часто носят одно и то же имя (Дьяус у товодами. Они сыграли роль катализатора, дав­ Шаньлинь, 1986; Сюй Чэн, Вэй Чжун, 1993;
ловы. очень близкая окуневским [Окладников,
индоариев, Зевс у греков, Тенгри у тюрков, Есь 1976, с. 151-152, табл. 64, У], что исключает ве­ шего толчок к формированию новой культуры, в Jettmar, 1982, s. 298-300; Jettmar, Thevalt, 1987;
у кетов и т.д.). Соответственно, неопределенны роятность случайного сходства изображений. которой переплелись их собственные традиции Дэвлет, 1997, с. 241. табл. 11,1,2; Francfort, 1991,
и функции небесного бога. Он податель дождя, На изваянии № 103 головной убор-столп в с элементами материального и духовного насле­ p. 126-134]. В том же центрально-азиатском ре­
громовержец, властитель ветров и бурь [Тэйлор, виде полуовала является атрибутом андрогин- дия ранее проживавшего в Минусинской котло­ гионе обнаруживают аналоги некоторые важ­
1939, с. 415-422; Брагинская. 1994, с. 208]. Зевс вине населения. Сходными процессами были, ные стилистические особенности изображения
ной Прародительницы. У антропоморфной фи­
древних греков, пребывавший на высочайшей очевидно, охвачены территории Горного Алтая, животных (“скелетный" стиль, манера изобра­
гуры из кургана Тас-Хазаа с остроконечным
горе, подобно небу, охватывал всю землю. Приобья и Прииртышья, где сформировались жения рогов крупного рогатого скота, оформ­
женским головным убором, вписанным в муж­
Он посылал дождь, снег, град, источал молнии, родственные окуневской каракольская, елунин- ление хвоста и др.). Например, такая специфич­
ской полуовальный, лик маркирован косой муж­
гремел, выпускал ветры, держал радугу. Он же ской и поперечными женскими линиями [Хло­ ская, кротовская, самусьская культу ры. От мест­ ная черта, как опущенные вниз и загнутые на­
установил дни и ночи, времена года и годы [Ло­ ного поздненеолитического населения окуневс- зад концы бычьих рогов на каменных “жезлах"
быстина, 1979, рис. 12,5]. Из этого следует, что
сев, 1994, с. 463-466]. андрогинная Прародительница, подобно глав­ кое искусство унаследовало черты “ангарского” из Минусинской котловины (см. ЛЬ 211; [Леон­
Ко второ» иконографической группе изобра­ ной богине хурритов Шавупгке, могла иметь как стиля изображения животных, отдельные осо­ тьев Н.В., 1975, рис. 1]), имеет полное тожде­
жений антропоморфного “Владыки” относятся бенности трактовки образа человека и внимание ство в наскальном искусстве Монголии [Куба­
женский, так и мужской убор. Высокий остро­
несколько фигур с головным убором в виде высо­ конечный головной убор Прародительницы бли­ к некоторым представителям сибирской фауны. рев, 2002, рис. 1р]. К югу и юго-западу от Ми­
кою полуовала (рис. 15, 5, 6). Подобные изобра­ зок по форме изображениям одноосных пово­ Афанасьевское влияние наиболее отчетливо фик­ нусинской котловины, в Туве и на Алтае обна­
жения более широко представлены на плитах ал­ зок, имеющих такую же удлиненно-треуголь­ сируется по изображениям ритуальных сосудов ружены отдельные изваяния и стелы, которые
тайского могильника Каракол (рис. 15,3). причем, биконической формы (“курильниц”) с ручкой по некоторым иконографическим признакам
ную форму (№ 188), шатровое же или арочное
там этот персонаж, в отличие от енисейского, ча­ [Есин, 2002в. с. 48]. сближаются с окуневскими [Дэвлет, 1976, с. 29-
перекрытие знаменской повозки вызывает ас­
сто держит в руке предмет, похожий на булаву Об истоках традиций, принесенных на Ени­ 30; Кубарев, 1979, с. 8-10, рис. 2]. Тематически
социации с полуовальным головным убором
[Кубарев, 1988, с. 96, табл. V, 1-3]. На горе Суха- сей новой миграционной волной, высказыва­ близки окуневскому искусству петроглифы Бу-
мужского небесного божества. Возможность се­
ниха человек с таким убором выступает в паре с лось три основных гипотезы. Одна - связывает кантау - горного массива в пустыне Кызылкум.
мантической взаимосвязи между формами по­
фигурой Прародительницы (рис. 15, 5). В этой их с памятниками ямно-катакомбного круга Там представлены изображения антропоморф­
возок и головных уборов божеств подкрепляет­
бинарной оппозиции он, видимо, является ее брач­ Восточной Европы [Исмагилов, 1988, с. 97; ных фигур в высоких головных уборах с птичь­
ся присутствием в окуневских памятниках изоб­
ным партнером. О существовании сексуальных Новоженов, 1994, с. 151-152, 224-225; Сави­ ими и звериными головами, фантастических
ражений, по форме похожих на оба вида пово­
взаимоотношений между ними более выразитель­ зок, но без колес. На плите кургана Разлив X нов, 1995, с. 2-3; 1997в, 209-212; Лазаретов, хищников, быков, хищных птиц [Оськин, 1975;
но повествуют сцены на горе Ашпа (рис. 25, У) и 1997, с. 40; и др.]. Другая - с Передней Азией 1976; 1978; 1985]. Многие темы, характерные
есть рисунок, аналогичный Знаменскому фур­
шалаболинских скалах (рис. 20, 2). гону [Савинов, 19976, с. 210], а на плите из мо­ [Кызласов Л.Р., 1986, с. 234; Пяткин, 1987а, с. 81; для окуневского искусства, в том числе изобра­
Головной убор в виде полуовала является Бобров, 1994; и др.]. Третья - с древними зем­ жения “солнцеголовых" антропоморфных бо­
гильника Лебяжье 1 - треугольник, похожий на
атрибутом не только человеческой ипостаси повозки стел Ке 188 и 222. На этих стелах одно­ ледельцами Юго-Восточной Азии [Киселев, жеств и “чудесных упряжек”, имеются в дру­
“Владыки", но и зооантропоморфного существа 1962: Соколова, 2002, с. 236; Наглер, 2002, с. 154- гих центрально-азиатских святилищах - Сайма-
осные повозки окружены фигурами коров, что
с головой хищного зверя (рис. 18. У). Это может 155]. Определенное сходство окуневского ис­ лы-Таш, Тамгалы и др. Изображения антропо­
может косвенно указывать на принадлежность
служить еще одним свидетельством того, что кусства с традициями степных культу р Север­ морфных фигур со змеями в руках, птицеголо­
их Прародительнице. В то же время, у колеса
мужской небесный персонаж тесно связан с ного Причерноморья и Предкавказья действи­ вых персонажей, мифических хищников и змей
повозки на стеле Лг° 188 показано две дуги.
тельно есть. Однако оно носит самый общий в эпоху бронзы известны в Бактрии [Сариани-
характер и проявляется, в основном, в самой ди, 1986]. Необходимо также учитывать сход­
традиции расписывания стен погребальных ство между основными изобразительными ме­
ящиков [Кубарев, 1988, с. 123-124; Новоженов, тафорами окуневского искусства и искусства
1994. с. 203] и создания каменных стел. Центральной Азии, которое, очевидно, обуслов­
При этом, изваяния и стелы Енисея имеют иные лено близостью стоящих за ними ритуально­
формы. Несколько большую близость к евро­ мифологических представлений и мифопоэти­
пейским памятникам проявляют лишь стелы с ческих формул [Есин, 2005а, с. 26-32].
76 Изваяния и стелы окуневской культуры

По одной из гипотез, наскальные изображе­ ухудшение экологических условий в местах


ния северо-западных районов Центральной прежнего проживания из-за возрастания засуш­
Азии маркируют путь миграции окуневцев из ливости климата, фиксируемого в это время и в
Передней Азии в Саяно-Алтай [Пяткин, 1987а, Северной Азии [Косарев, 1974, с. 34-36; Кирю­
с. 81]. Однако более вероятной представляется шин, 2002, с. 8-9; Долуханов, 1989, с. 114-115;
иная модель, в рамках которой окуневское ис­ Арешян, 1989, с. 22-28: Кузьмина, 1995, с. 85-86].
кусство предстает как северная периферия об­ На сегодняшний день одни исследователи
ширной центрально-азиатской культурной об­ считают окуневцев протосамодийцами [Вадец­
ласти [Есин, 2005а, с. 35]. Эта область испыты­ кая, 19836, с. 20-21; Матющенко, 1986, с. 14 18],
вала разнохарактерные и разновременные (на­ другие-индоевропейцами [Пяткин, 1987а, с. 82;
чиная с эпохи камня) влияния обществ Пере­ Исмагилов, 1988, с. 97-98], третьи - далекими
дней Азии, в том числе связанные с миграцией предками кетоязычных народов Саяно-Алтая
населения, вместе с тем, несомненно, ее куль­ [Чеснов, 1977, с. 129-132]. В языках последних
турное своеобразие. Поэтому, не отрицая ряда выявлены следы древних связей с сино-тибет-
параллелей окуневскому искусству в передне­ скими. северокавказскими языками и бурушас-
азиатском регионе, все же нет оснований свя­ ки - языком малого народа, обитающего в Гин­
зывать их появление с прямым переселением дукуше [Дульзон, 1959; 1962; Старостин, 1982].
населения из столь отдаленных областей. Бо­ Гипотеза о возможной кетоязычности окунев­
лее вероятны опосредованные связи, лучше все­ цев или их пришлого компонента находит кос­
го соответствующие хронологически и терри­
ториально разнородным переднеазиатским ана­
венное подтверждение в отмеченном выше при­
сутствии стилистически и содержательно схо­
КАТАЛОГ ИЗВАЯНИЙ И СТЕЛ
логам некоторых черт окуневской культуры. жих изображений в Центральной Азии от Внут­
Такая же модель наиболее вероятна и для са- ренней Монголии до Западного Тибета и Гин­
мусьского искусства эпохи бронзы Приобья дукуша. Однако, вопрос о языковой принадлеж­
[Есин, 2004, с. 20-21], имеющего еще более яр­ ности создателей блестящих памятников мону­
кие юго-западные параллели. Одна из вероят­ ментального искусства Минусинской котлови­
ных причин миграции населения из более юж­ ны и их исторической судьбе пока еще далек от
ных областей Центральной Азии на север - решения.
78 Изваяния и стелы окуневской культуры Каталог изваяний и стел 79

10. Стела кургана в долине р. Уйбат (Усть-Аба­ том виде в южном углу ограды большого одиночно­
ПРЕДИСЛОВИЕ канский район, РХ). Установлена в юго-западном углу го тагарского кургана на левом берегу р. Уйбат, в
ограды кургана татарской культуры, расположенно­ 50 м к востоку от горы Багульная (Хулган), слева от
го в 6 км’ к ЮЮВ от улуса Чарков, на краю первой дороги Абакан - Сорск. В желобчатых линиях личи­
В каталог включено 300 памятников окунев­ А.Л. Заика передал рисунок открытого им из­ надпойменной террасы правого берега р. Уйбат. ны сохранились следы красной краски; полоской
выше места выхода речки Бейка в его пойму. На плос­ красной охры были соединены и лунки глаз. В этом
ского искусства. Часть из них ранее публикова­ ваяния у с. Анаш (№ 163). Пользуясь случаем, кой лицевой стороне камня, обращенной к ССЗ, вы­ же кургане установлены памятники № 167 и 168. Се­
лась Э.Б. Вадецкой [1980а, табл. XXXII-LVI], выражаем им всем нашу искреннюю благодар­ бито изображение схематичной личины, оконтурен­ рый гранит, 255 х 68 х 55 см.
поэтому за ними сохранены прежние номера (от ность. Ряд новых памятников был найден ной только сверху. Серый гранит, 140 х 50 х Зб см. Лит.: Кызласов Л.Р.. 1986. рис. 91
11. Стела Чаптыковского чаатаса (Бейский рай­ 21. Изваяние кургана в окрестностях улуса Па-
№ 1 до № 153). Исключено лишь изваяние ба­ Н.В. Леонтьевым (№ 261,263,265,267,278,281, он, РХ). Служила одним из менгиров каменного кур­ танков (Ширинскии район, РХ). Находилось в огра­
рана эпохи раннего железа, фигурировавшее в 282. 284. 285. 289-298). Эти находки вселяют гана средневекового чаатаса на окраине улуса Ч’ап- де тагарского ку ргана, в 4 км к западу от моста через
ее работе под № 101, и наскальный рисунок в уверенность, что возможности дальнейшего по­ тыков. Доставлена в ХКМ А.Н. Липским в 1954 г. р. Белый Июс по дороге на оз. Черное (в одном км
Серый песчаник, 145 х 50 х 20 см. от нее). Красный песчаник. 140 х 45 х 40 см. Выве­
скифо-сибирском зверином стиле под № 125. полнения фонда изваяний и стел далеко не ис­ 12. Изваяние в окрестностях улуса Тазмин (Усть- зено в ХКМ А.Н. Липским.
Из числа новых памятников, вошедших в ката­ черпаны. Копирование изваяний и стел осуще­ Абаканский район, РХ). Находилось на правом бе­ Лит.: Грязнов, Шнейдер, 1929, табл. III, 22: Ва­
лог. значительный процент составляют стелы, ствлялось традиционным методом эстампиро- рег}' р. Бирь в одном км выше улуса Тазмин. Стояло децкая, 1967, рис. 20.
одиночно изображением на юг. Известно только по 22. Изваяние у с. Соленоозерное (Ширинский
найденные при раскопках курганов окуневской вания на тонкую папиросную бумагу, позволя­ фотоснимку и описанию И.Т. Савенкова. Серый гра­ район, РХ). Находилось в 7 км к югу от села (слева
культуры в 1972 - 1995 годах. Много новых па­ ющим получать контрастные копии изображе­ нит, высота 110 см. Рис. по Э.Б. Вадецкой. от дороги на ст. Шира). Песчаник, размеры неизве­
мятников выявлено и в степях: шестнадцать из ний. Памятники, которые не удалось обнару­ 13,14. Изваяние с устья р. База (Аскизский рай­ стны Рис. экспедиции И.Р. Аспелина.
он, РХ). Было найдено в 1911 г. при земляных рабо­ Лит.: Appelgren-Kivalo, 1931, s. 22. abb. 108.
них открыл и опубликовал Л.Р. Кызласов жить. а также находящиеся в музеях Красно­ тах на левом берегу р. Аскиз немного выше устья 23. Изваяние чаатаса на р. Ниня (Усть-Абаканс­
(№ 154-156,158-162,165,166,169-171,174, 176, ярска, Новосибирска, Москвы и Санкт-Петер­ р. База. На левой ооковой грани изваяния выбито кий район, РХ). Находилось в одном из каменных
177); девять памятников нашли Э.А. Севастья­ бурга. публикуются в основном по литератур­ изображение волка (?). Красный песчаник, 230 х 75 х ку рганов чаатаса на левом берегу р. Ниня, у истоков
25 см. Вывезено в ХКМ А.Н. Липским в 1954 г. р. Камышта. Серый песчаник, 180 х 45 х 25 см. Вы­
нова и В.Ф. Капелько (№ 200,207,215-217,219, ным источникам. Лит.: Липский. 19706. рис. 46, в. везено в ХКМ А.Н. Липским в 1953 г.
242, 249.250). Ряд других объектов был обсле­ Ниже приведено развернутое описание толь­ 15. Изваяние "Хыс кезе'* ("4Деву шка- менгир"’) из Лит.: Липский. 1970а. рис. 8.
дован нами по сведениям о местонахождении, ко не публиковавшихся ранее памятников. Ос­ окрестностей улуса Бельтыры (Аскизский район. 24. Изваяние из окрестностей с. Соленоозерное
РХ). Было использовано в качестве “маяка’' с юго- (Ширинский район, РХ). Находилось в одном км от
полученным от коллег. И.Л. Кызласов сообщил тальные сопровождаются краткими аннотация­ западной стороны тагарского кургана, расположен­ села по дороге на ст. Шира. Коричневый песчаник.
местонахождение памятников № 194, 195,212, ми и некоторыми дополнительными пояснения­ ного в устье лога Хыр чолы. Коричневый песчаник, 135 х 80 х 15 см. Доставлено в ХКМ А.Н. Липским.
243,288, Н.А. Боковенко - № 280 и 283, Л.П. Мы- ми. Для памятников, сохранивших нумерацию, 90 х 90 х 20 см. Вывезено в ХКМ А.Н. Липским в Лит.: Appelgren-Kivalo, 1931, s. 22, abb. 109.
1950 г. Рис. по Э.Б. Вадецкой. 25. Изваяние кургана у улуса Сафронов (Аскиз­
лтыгашева-№ 252-255. И.П. Лазаретов любез­ предложенную Э.Б. Вадецкой [1980а], ссылки на Лит.: Грязнов, Шнейдер, 1929, табл. VIII, 71; ский район, РХ). Было использовано в качестве про­
но предоставил возможность опубликовать най­ ее каталог не приводятся. Высота памятников, Appelgren-ICivalo, 1931, abo. 221; Липский, 1955, стеночного менгира в северо-восточной стенке ог­
денную им стелу в устье ручья Тибик (№ 277). как правило, указана от поверхности земли. рис. 6§. 2; Кызласов Л.Р., 1986, с. 226, рис. 152. рады тагарского кургана в окрестностях улуса. Изоб­
16. Стела “Хыс тас” с р. Есь (Аскизский район, ражением обращено на восток. Красный песчаник,
РХ). Обнаружена Д.Г. Мессершмидтом в 1722 г. в 180 х 70 х 20 см. Вывезено в ХКМ А.Н. Липским в
2 км к западу от современного с. Усть-Есь. На лице­ 1952 г.
ОПИСАНИЕ ПАМЯТНИКОВ вой стороне изображена поясная женская фигу ра, Лит.: Липский, 19706, с. 168.
туловище которой пересечено едва заметными по­ 26. Изваяние с р. Ниня (Аскизский район, РХ).
1. Стела кургана на левом берегу р. Камышта (\Ьть- 5. Вторая стела Уйбатского чаатаса (см. Jfe 4) перечными линиями, замеченными еще Д.Г. Мессер­ Находилось на правом берегу р. Ниня, выше истоков
Абаканский район, РХ). Вкопана в перевернутом виде (Усть-Абаканский район, РХ). Установлена в одном шмидтом. По левую сторону лика угадываются три р. Камышта, около каменной кладки. Серый гранит,
в простенке ограды татарского кургана в могильнике, из его каменных курганов. При обследовании в 1996 г. круглых кольца. С этой же стороны v плеча распола­ 170 х 60 х 30 см. Вывезено в ХКМ А.Н. Липским.
расположенном в 6 км к ССЗ от пос. Пуланкуль. В этом не обнаружена. Материал неизвестен, 100 х 60 х гается силуэтно выбитая и прошлифованная фигура Лит.: Липский, 1955, с. 158, рис. 69, 3.
же кургане установлены памятники № 105 и 262. Розо­ 30 см. Рис. по Э.Б. Вадецкой. безрогого быка, отсутствующая в прежних публика­ 21. Изваяние кургана у улуса Чарков (Усть-Аба-
вый гранит, 82 х 48 х 40 см. Рис. по Э.Б. Вадецкой. 6. Стела татарского кургана у пос. Пуланкуль (Ас­ циях памятника. Она была выполнена позже основ­ канский район, РХ). Было использовано в качестве
2. Стела кургана на р. Большой Сыр (Аскизский кизский район, РХ). Была использована в качестве ного изображения, но линии волос “девушки” про­ углового менгира ограды кургана татарской культу­
район, РХ). Использована в качестве менгира огра­ простеночного менгира стенки ограды тагарского резаны глубже. Ниже имеется еще одна фигура жи­ ры в одном км к ЮЗ от vnvca. В этом же кургане
ды кургана татарской культуры в могильнике на пра­ кургана, расположенного в 250 м к ССВ от пос. Пу­ вотного более плохой сохранности. На обратной находится изваяние № 244. Серый гранит, 200 х 65 х
вом берегу р. Большой Сыр. Гранит, 70 х 45 х 30 см. ланкуль. Коричневый песчаник, 75 х 62 х 74 см. стороне камня фиксируются полузатертые неопре­ 35 см. Вывезено в ГЭ. Рис. по Э.Б. Вадецкой.
Рис. по Э.Б. Вадецкой. В 1981 г. Л.Р. Кызласовым доставлена в ХКМ. деленные резные изображения. Красный песчаник, Лит.: Грязнов, Шнейдер, 1929, табл. II, 17; Гряз­
Лит.: Грязнов, Шнейдер, 1929, табл. VI, 46. Лит.: Кызласов Л.Р., 1986, с. 143-144, рис. 82. 67 х 70 х 12 см. Нижний конец отбит. С конца нов. 1950, рис. 11-12: Киселев, 1951, табл. VIII, 5;
3. Стела кургана в пос. Шира (Ширинский рай­ 7. Стела кургана у улуса Чарков (Усть-Абакан­ XIX века хранится в МКМ. Кызласов J1.P., 1986, рис. 134,1.
он, РХ). Согласно сведениям экспедиции И.Р. Аспе- ский район, РХ). Использована в качестве углово­ Лит.: Messerschmidt, 1962, abb. 1; Грязнов, Шней­ 28. Стела кургана в окрестностях улуса Тазмин
лина, в 1887 г. находилась возле улуса Верхне-Дол- го менгира ограды одного из курганов большого дер, 1929, табл. VI, 49; Appelcren-Kivalo, 1931, (Усть-Абаканский район, РХ). Служила менгиром в
гий маяк в могильнике татарской культуры, где тагарского могильника, протянувшегося вдоль abb. 234; Грязнов, 1950, рис. б; Вадецкая, 1967, ограде тагарского кургана на левом берегу р. Бюрь
служила угловым менгиром ограды кургана. В 1925 г. юго-западной окраины улуса. Поверхностная кор­ табл. 2; Формозов, 1969, рис. 70, 1; Кызласов Л.Р., напротив улуса Тазмин. Изображением была обра­
она была осмотрена С.А. Теплоуховым. К 1970-м го­ ка камня почти полностью отслоена. В желобча­ 1986, рис. 196. щена к югу. Розовый гранит, 148 х 35 х 35 см. Дос­
дам оказалась в зоне застройки пос. Шира, на тер­ тых линиях рисунка заметны следы красной крас­ 17. Изваяние кургана в низовьях р. Тея (Аскизс­ тавлена в МКМ И.Т. Савенковым в 1911 г.
ритории усадьбы дома № 15 по ул. Горная. Светло­ ки. Серый гранит, 140 х 110 х 30 см. Рис. по Э.Б. Ва- кий район, РХ). Было вкопано вершиной вниз в за­ Лит.: Грязнов, Шнейдер, 1929, рис. 2, табл. IV,
серый песчаник, приблизительные размеры 110 х децкои. падном углу ограды тагарского кургана. Красный 52; Грязнов, 1950, рис 2 , 5: Киселев, 1951. табл. XV,
85 см. Рисунок по фотографии 1970-х годов. Лит.: Грязнов, Шнейдер, 1929, табл. VI, 48; Шер, песчаник, 245 х 85 х 45 см. Вывезено в ХКМ 6: Вадецкая, 1967, табл. 9.
Лит.: Appelgren-Kivalo, 1931, s. 9, abb. 11; Липс­ 1980, рис. 112; Кызласов Л.Р., 1986, рис. 114. А.Н. Липским, в 1956 г. 29. Стела с правого берега р. Уйбат (Усть-Аба-
кий, 1970о, рис. 1д; Кызласов Л.Р., 1986, рис. 145,2. 8. Изваяние с неустановленным местом находки. Лит.: Липский, 19706. рис. 4д. канский район, РХ). Лежала изображением к земле
4. Первая стела Уйбатского чаатаса (Усть-Абакан- Материал и размеры неизвестны. Рис. по Э.Б. Ва­ 18. Третья стела Уйбатского чаатаса (Усть-Аба­ рядом с небольшим всхолмлением у края первой над­
ский район, РХ). Служила менгиром в одном из ка­ децкой. кане кий район, РХ). Стояла одиночно невдалеке от пойменной террасы правого берега р. Уйбат, в 3 км к
менных курганов чаатаса, расположенного в степи Лит.: Грязнов, Шнейдер, 1929, табл. II, 12. большого кургана чаатаса (см. № 4) личиной на СВ. западу от ж.-д. станции Уйбат. Серый грант, 97 х 70 х
правобережья р. Уйбат в 4 км к ЮЮВ от улуса Чар- 9. Изваяние поминальника у ст. Шира (Ширинс­ Песчаник. 2l5 х 65 х 10 см. Рис. по И.Р. Аспелину. 45 см. Доставлена в МКМ в 1971 г.
ков. Поверхностная корка местами отслоена. На уг­ кий район, РХ). Стояло в ряду поминальных менги­ Лит.: Appelgren-Kivalo, 1931, abb. 171, 172. 30. Четвертый памятник Уйбатского чаатаса
ловатой лицевой стороне выбито изображение окон­ ров таштыкской культуры в 1 км от станции по до­ 19. Изваяние кургана в устье р. Камышта (Аскиз­ (Усть-Абаканский район, РХ). Изваяние находилось
туренной личины с частично сохранившимися ради­ роге на курорт “Озеро Шира”. К началу XX в. мно­ ский район. РХ). Стояло в северном углу ограды ран- в длинном ряду менгиров поминальника таштыкс­
альными лучами. На всех ранее изданных рисунках гие из них были повалены. Там же находилось еше нетагарского кургана. Серый песчаник. 250 х 85 х кой культуры на территории чаатаса (см. № 4). Крас­
стелы они отсутствуют. Серый гранит, 145 х 65 х два изваяния. В 1940-х годах было вывезено в школу 30 см. Вывезено в ХКМ А.Н. Липским в 1952 г. ный песчаник, 115 х 60 х 20 см. Доставлено в МКМ
55 см. В 1971 году вывезена в МкМ. ст. Шира и впоследствии утрачено. Песчаник, 140 х Лит.: Липский. 1970а. рис. 5. в 1971 году.
Лит.: Грязнов, Шнейдер. 1929, табл. II, 16; 70 х 20 см. Рис. по Э.Б. Вадецкой. г 20. Первая стела кургана под горой Багульная Лит.: Грязнов, Шнейдер, 1929, рис. 5, табл. 1, 8;
Appelgren-fcivalo. 1931, abb. 176. Лит.: Грязнов, Шнейдер, 1929, табл. I, 6. (Усть-Абаканский район, РХ). Вкопана в переверну­ Кызласов Л.Р., 1986, с. 146, рис. 84.
80 Изваяния и стелы окуневской культуры Каталог изваяний и стел 81
--------- 5 0 ---------------------

Рис. 27. Изваяние № 37 в Салбыкской степи. Фотоснимок начала XX в.


82 Изваяния и стелы окуневской культуры Каталог изваяний и стел 83

31. Стела кургана в окрестностях с. Соленоозер­ 45. Изваяние кургана в Верхнебиджинской сте­ на северной окраине улуса Кызлас. Личиной было
ное (Ширинский район, РХ). Была использована в пи (Усть-Абаканский район, РХ). Было вкопано вер­ обращено на восток. Песчаник, 250 х 130 х 20 см.
качестве менгира ограды кургана татарской культу­ шиной вниз в одном изтагарских курганов степного Вывезено в ХКМ А.Н. Липским в 1948 г.
ры в 7,5 км южнее с. Соленоозерное по дороге на урочища Ахмарча к ЮЗ от улуса Верхнебиджинс- Лит.: Липский, 1955, с. 157, рис. 69, /; 1956,
ст. Шира. Коричневый песчаник, 135 х 60 см. Рис. кий. Линии изображения личины со следами яркой табл. 13. 7.
по Э.Б. Вадецкой. красной краски. Серый гранит, 185 х 45 х 30 см. Д о­ 55. Изваяние кургана в устье ручья Тибик (Усть-
32. Стела кургана у улуса Онхаков (Аскизский ставлено в ХКМ А.Н. Липским. Абаканский район, РХ). Служило угловым камнем
район, РХ). Была использована в качестве плиты за­ Лит.: Грязнов, Шнейдер, 1929, табл. III, 30; Гряз­ ограды одного из курганов могильника тагарской
падной стенки ограды тагарского кургана, распола­ нов, 1950, рис. 1,5; Липский. 1970а, рис. 16. культуры в устье ручья Тибик, правого притока
гавшегося в 500 м к западу от улуса Онхаков и в од­ 46. Изваяние кургана у пос. Ербинский (Усть-Аба­ р. Уйбат. Поверхностная корка камня на месте рас­
ном км к СЗ от р. Абакан, и западной стороны ку рга­ канский район, РУ). Использовано в качестве мен­ положения личины и на правой боковой грани пол­
на в качестве ‘"маяка” стояло изваяние № Юб/Кур- гира северной стенки ограды одиночного тагарско­ ностью утрачена. Желобчатые прошлифованные ли­
ган раскопан А.Н. Липским в 1953 г. Красный песча­ го кургана в 1,5 —2 км к СВ от поселка. Лицевой нии изображений со следами красной краски. Серый
ник, 250 х 130 х 25 см. Доставлена в ХКМ А.Н. Лип­ стороной обращено к востоку. Красный песчаник, гранит, 225 х 85 х 25 см. Доставлено в МКМ в 1971 г
ским в 1954 г. 150 з. 70 х 35 см. Лит.: Леонтьев Н.В., 2001,рис. 2. 2.
Лит.: Липский, 1957, с. 74, рис. 24,7; 1970а, рис. 3; Лит.: Грязнов. Шнейдер, 1929, табл. III, 25; Кыз­ 56. Стела кургана на р. Бейка (Усть-Абаканский
19706, рис. 1г; Кызласов Л.Р., 1986, с. 222, рис. 147. ласов Л.Р.. 1986, с. 102, 147-150, рис. 32, 33. район. РХ). Вкопана в перевернутом виде в север­
33. Пятый памятник Уйбатского чаатаса (Усть- 47. Изваяние из пос. Ербинский (Усть-Абаканс­ ном углу ограды тагарского кургана на западной ок­
Абаканский район, РХ). Изваяние находилось в ряду кий район, РХ). Стояло одиночно на краю пашни в раине того же могильника, в котором находится из­
поминальных менгиров таштыкской культуры на тер- 250 м к ЮВ от поселка. В 1971 г. Л.Р. Кызласов за­ ваяние № 43. Изображением обращена на ВСВ. Ли­
итории чаатаса (см. JS« 4). Серый гранит, 250 х 40 х ложил вокруг изваяния раскоп. Была выявлена жер­ нии изображения желобчатые, прошлифованные, со
0 см. Вывезен в ГЭ. Рис. по Э.Б. Вадецкой. твенная яма с неопределенными обломками костей следами красной краски. Рот оорамлен рельефным
Лит.: Aspelin, 1889, s. 21, fig. 7; Кузнецов-Красно- животных. Поверхность изваяния местами выщерб­ валиком. Серый гранит, 165 х 80 х 40 см.
ярский, 1889, табл. XV, 3; Савенков,' 1910, табл. VIII. лена. Фрагмент нижней части тицевой стороны, на Рис. по Э.Б. Вадецкой.
рис. XIV, 2; Appelgren-Kivalo, 1931, s. 15, abb. 164. котором были выбиты "'солярный” знак и два кон­ 57. Стела кургана Есинского совхоза (Аскизский
34. Первое изваяние кургана “Чалгыс оба” (Ас­ центрических круга, отбит. На боковых гранях было район. РХ). Находилась в ограде тагарского кургана
кизский район, РХ). Лежало у восточного угла огра­ по три '‘солярных” знака, но на левой сохранилось у центральной фермы Есинского совхоза. На плите,
ды большого одиночного тагарского кургана, распо­ только два. В желобках линий заметны следы крас­ кроме основной личины, имеется большое количе­
ложенного в 10,5 км выше устья р. Уйбат. Здесь же ной краски, ство лунок и полузатертых вторичных рисунков.
находилось изваяние JSe 62. Серый гранит, 290 х 55 х 48. Стела кургана на Тёйском перевале (Аскизс­ Красный песчаник^ 150 х 80 х 12 см. Вывезена в ХКМ
65 см. Вывезено в ХКМ А.Н. Липским в 1953 г. кий район, РХ). Служила менгиром в ограде тагарс­ А.Н. Липским в 1959 г.
Лит.: Грязнов, Шнейдер, 1929, табл. I, 7; кого кургана, находящегося на перевале из долины Рис. по Э.Б. Вадецкой.
Appelgren-Kivalo, 1931, s. 40, abb. 295. р. Тёя в долину р. Таштып возле улуса Терентий. Ко­ 58. Изваяние ку ргана в урочище Кюрген тигей
35. Изваяние из окрестностей улуса Тазмин ричневый песчаник, 195 х 70 х 35 см. Вывезена в (Алтайский район, РХ). Было использовано в каче­
(рис. 26) (Усть-Абаканский район, РХ). Изваяние сто­ ХКМ А.Н. Липским в 1953 г. стве одного из угловых менгиров ограды большого
яло одиночно^ степи на левом берегу р. Бюрь. Ли­ Лит.: Кызласов Л.Р.. 1986. рис. 153. кургана тагарской культуры на вершине возвышен­
чиной было обращено на запад. Красный песчаник, Рис. 28. Изваяние № 43 в ограде кургана 49. Изваяние у пос. Ербинский (Усть-Абаканский ности Кюрген тигей в 6 км к ЮВ от пос. Изыхские
360 х 70 х 15 см. В 1921 г. вывезено СА . Теплоухо- тагарской культуры на левом берегу р. Уйбат. район, РХ). Стояло вкопанным в перевернутом виде копи. Стояло личиной на ВСВ, но впоследствии было
вым в ГМЭ. Прорисовка по фотографии (рис. 2&). на пашне в 800 м к СВ от поселка. В 1971 г. повалено. Поверхность, особенно на боковых гра­
Лит.: Грязнов, Шнейдер, 1929. таол. IV, 32: 40. Изваяние чаатаса в пос. Усть-Бюрь (Усть-Аба­ Л.Р. Кызласов заложил здесь раскоп. Было уста­ нях, сильно выветрена. Коричневый песчаник, 280 х
Appelgren-Kivalo, 1931, abb. 145; Киселев, 1933, канский район, РХ). Было использовано в качестве новлено, что изваяние входило в комплекс соору­ 80 х 40 см.
рис. 3: Грязнов, 1950, рис.1, 5; Киселев, 1951, менгира в каменном кургане чаатаса на северо-вос­ жений. состоявший из трех менгиров и жертвен­ Лит.: Кызласов Л.Р., 1986, с. 136-137, рис. 71;
табл. XV, /; Вадецкая. 1967, табл. 6; Кызласов Л.Р.. точной окраине поселка, в конце ул. Гагарина. Крас­ ных ям. В них были найдены кости диких и до­ Леонтьев Н.В., 2000, рис. 1, 3.
1986, рис. 31. ный песчаник, 155 х 28 см. Рис. по Э.Б. Вадецкой. машних животных. Нами при подкопе изваяния с 59. Стела кургана на р. Черновая (Боградский рай­
36. Изваяние “Хыс тас'’ с оз. Черное (Ширинс­ 41. Стела кургана на р. Тея (Аскизский район, РХ). целью выявления скрытых в земле изображений на он, РХ). Была установлена в перевернутом виде в углу
кий район, РХ). Находилось на пашне в одном км Была использована в качестве менгира в ограде та­ глубине около 60 см оыл обнаружен клык кабана. Се­ ограды раннетагарского кургана на левом берегу
севернее улуса Патанков и в 300 м к СВ от горы Хы- гарского кургана около устья р. Тёя. Коричневый рый гранит. 267 х 50 х 30 см. р. Черновая, левого притокаЕнисея, в 1,5 км от ее ус­
зыл хас. Красный песчаник, 270 х 80 х 40 см. Выве­ песчаник. 90 х 60 х 35 см. Вывезена в ХКМ Лит.: Грязнов. Шнейдер, 1929. табл. 1.2: Кызла­ тья. Красный песчаник. 180 х 140 х 15 см. Хранится в
зено в ХКМ А.Н. Липским. А.Н. Липским в 1952 г. сов Л.Р., 1986, с. 108-115, рис. 43, 44. ГИМ. Рис. по Э.Б. Вадецкой.
Лит.: Aspelin, 1889, fig. 9; Савенков, 1910, табл. VIII, ^ 42. Изваяние из окрестностей улуса Чарков (Усть- 50. Стела с неустановленным местом находки. Из­ 60. Изваяние в окрестностях улуса Чарков (Усть-
рис. XIV, о; Грязнов, Шнейдер, 1929, табл. II. //: Абаканский район. РХ). Стояло одиночно в степи в вестна только по фотоснимку и схематичному рисун­ Абаканский район, РХ). По описанию М.П. Грязно­
Appelgren-Kivalo, 1931, s. 22, abb. 105; Липский, 1970а’ 3 км выше улуса Чарков на правом берегу' р. Уйбат. ку А.В. Адрианова конца XlX в. Материал и разме­ ва. изваяние находилось в ограде тагарского курга­
рис. 9; Кызласов Л.Р, 1986, с. 141-142, рис. 79; Леонть­ Поверхность камня местами сильно затерта, нижний ры неизвестны. на, расположенного в 3 км к югу от улуса. В пуоли-
ев Н. В., 2000, рис. 1,7. конец обломан. В наголовье личины плохо просле­ Лит.: Грязнов, Шнейдер, 1929, табл. VI, 51. кации Аппельгрен-Кивало [1931, s. 15, abb. 178] есть
37. Изваяние “Игыр оба” из Салбыкской степи живаемое изображение стилизованной змеи с ова­ 51. Изваяние кургана в Уйбатской степи (Усть- рисунок подобного изваяния, но происходящего с
(рис. 27) (Усть-Абаканский район, РХ). Стояло оди­ лами по бокам, красный песчаник, 220 х 50 х 25 см. Абаканский район, РХ). Использовано в качестве каменного кургана на Уйбатском чаатасе. Возмож­
ночно в степи в 900 м к северу от Большого Салбык- Доставлено в МКМ Д.А. Клеменцом в 1880-х годах. простеночного менгира в северо-западной стенке но, это был один памятник. Красный песчаник, 110 х
ского кургана. В 1971 г. Л.Р. Кызласов заложил рас­ Лит.: Aspelin, 1889, fig. 3; Кузнецов-Красноярс- ограды одного из курганов большого тагарского мо­ 29 х 16 см. Утрачено. Рис. по Э.Б. Вадецкой.
коп на месте его установки. Рядом с ямой для извая­ кий, 1889. табл. XIV, 1; Грязнов, Шнейдер, 1929, гильника, расположенного в 4 км к югу от ynvca Чар­ Лит.: Грязнов, Шнейдер, 1929, рис. 6. табл. II, 19.
ния был выявлен жертвенник, а в нем - кости круп­ табл. IV. 36; Appelgren-Kivalo, 1931, abb. 157. ков и в 2 км к западу от Уйбатского чаатаса. 11зобра- 61. Стела кургана на р. Камышта (Аскизский рай­
ного и мелкого рогатого скота. Серый гранит, 340 х 43. Изваяние тагарского кургана на р. Бейка жением обращено на ВСВ. Красный песчаник. 140 х он. РХ). Служила простеночным менгиром в севе­
60 х 35 см. Вывезено в ХКМ в 1956 г. Рис. по (рис. 28) (Усть-Абаканский район, РХ). Установлено 80 х 45 см. ро-восточной стенке ограды раннетагарского курга­
Э.Б. Вадецкой. с дополнениями. в восточном углу ограды одного из курганов боль­ 52. Первое изваяние Верхнебиджинского чаата­
Лит.: Грязнов, Шнейдер, 1929, табл. VIII, 70; Кыз­ шого тагарского могильника, расположенного в 7 км на около центральной фермы Аскизского совхоза.
са (Усть-Абаканский район, РХ). Служило угловым Личиной была обращена к северу. Поверхность вы­
ласов И.Л., 1984, с. 21; Кызласов Л.Р., 1986, с. 97-98, к ЮЮВ от улуса Чарков на первой надпойменной камнем ограды большого кургана, расположенного
рис. 28, 29. террасе правого берега р. Уйбат ниже места выхода ветрена, корка в нижней части отслоена. Изображе­
в 3 км к ЮЮВ от улуса Верхнебиджинский. Крас­ ние личины сложного типа, выполненное желобча­
38. Шестой памятник Уйбатского чаатаса (Усть- р. Бейка в его пойму. Изваяние личиной обращено к ный песчаник, 175 х 50 х 12 см. Известно только по
Абаканский район, РХ). Изваяние было использова­ востоку’. На вершине камня плохо сохранившееся рис. М.П. Грязнова и Э.Р. Шнейдера.^ тыми прошлифованными линиями, сохранилось
но в качестве менгира в одном из каменных курга­ изображение “мужской” личины. В желобках линий Лит.: Грязнов, Шнейдер, 1929, табл. II, /5. фрагментарно. Песчаник, 160 х 80 х 15 см. Вывезе­
нов чаатаса (см. № 4). Песчаник, 150 х 45 х 25 см. “солярных” знаков прослеживаются следы красной 53. Изваяние из долины р. Уйбат (Усть-Абаканс­ на в ХКМ А.Н. Липским в 1952 г.
Известен только по рис. экспедиции И.Р. Аспелина. краски. В других курганах могильника использова­ кий район, РХ). Памятник имеет сходство с изваяни­ 62. Второе изваяние кургана “Чалгыс оба” (Ас­
Лит.: Appelgren-Kivalo, 1931, abb. 173. ны в качестве менгиров памятники № 56 и 76. Се­ ем _№38. которое известно только по рис. экспеди­ кизский район, РХ). Находилось в северном углу ог­
39. Изваяние кургана в с. Аскиз (Аскизский рай­ рый гранит, 245 х 104 х 35 см. ции И.Р. Аспелина. Возможно, это один памятник. рады того же большого тагарского кургана, в низо­
он, РХ). Использовано в качестве простеночного мен­ 44. Изваяние у пос. Усть-Бюрь (Усть-Абаканский Красный песчаник. 190 х 45 х 29 см. Хранится в ГЭ. вьях р. Уйбат, в котором лежало изваяние № 34. Се­
гира южной стенки ограды одного из татарских кур­ айон, РХ). Находилось на левом берегу р. Бюрь в Рис. по Э.Б. Вадецкой. рый гранит, 350 х 80 х 40 см. Вывезено в ХКМ
ганов на северо-восточной окраине села. Изобра­ ,5 км к востоку от поселка. Гранит. 180 х х5 х 20 см. 54. Изваяние из поминальника у улуса Кызлас (Ас­ А.Н. Липским в 1954 г.
жением обращено наВСВ. Коричневый песчаник. 145 х Рис. по Э.Б. Вадецкой. кизский район, РХ). Находилось в восьми метрах к вос­ Лит.: Tallgren, 1915, fig. 7; Грязнов, Шнейдер, 1929,
70 х 20 см. Лит.: Грязнов, Шнейдер, 1929, табл. III, 29. току от ряда поминальных менгиров таштыкской эпохи табл. 1, 7; Appelgren-Kivalo, 1931, s. 40, abb. 294.
84 Изваяния и стелы окуневской культуры Каталог изваяний и стел 85

Бюрь. Стояла наклонно, изображением ориентиро­ 78. Изваяние поминальника в долине оз. Шира
вана на восток. Серый гранит, 190 х 40 х 30 см. Вы­ (Ширинский район, РХ). Установлено в ряду поми­
везена в ХКМ А.Н. Липским. нальных менгиров таштыкской эпохи в 3 км к севе-
у от д. Калмачат. Серый песчаник, 240 х 80 х 25 см.
Лит.: Грязнов, Шнейдер, 1929, табл. VI, 50; Лип-
гкий 1977, рис. 4; Леонтьев Н.В., 1978, рис. 7; Кыз­ Р ис. по Э.Б. Вадецкой.
79. Изваяние с верховий р. Камышта (Аскизс­
ласов Л. Р.Л 986, рис. 124. ¥
71. Стела кургана у станции Камышта (Аскизс­ кий район, РХ). Находилось на левом берегу реки,
кий район, РХ). Была установлена в восточном углу в улусе Терентий, на холме. Красный песчаник,
ограды тагарского кургана у ж.-д. станции Камыш­ 33*0 х 90 х 25 см. Вывезено в ХКМ А.Н. Липским в
та. Поверхностная корка частично утрачена. На ши­ 1958 г.
рокой лицевой стороне желобчатыми прошлифован­ Лит.: Aspelin, 1889, fig. 10; Савенков, 1910,
ными линиями выполнено изображение личины с по­ табл.VIII, рис. XIV, 5, Грязнов. Шнейдер, 1929,
перечной полосой под глазами. На вершине кам­ табл. Ill, 2f; Appelgren-Kivalo, 1931, abb. 284.
ня выбит сдвоенный квадратный “солярный” знак, а 80. Первый памятник чаатаса Красный камень
на правом боку - три дуги и круглые лунки. Корич­ (Боградский район, РХ). Стела лежала на террито­
невый песчаник, 183 х 60 х 45 см. Вывезена в ХКМ рии чаатаса, расположенного на восточной оконеч­
А.Н. Липским в 1953 г. ности возвышенности Красный камень, в 7 км к
Лит.: Леонтьев Н.В., 2001, рис. 2 , 3. ВЮВ от с. Бородино. Песчаник, 250 х 83 х 16 см.
72. Стела кургана у оз. Шира (рис. 29) (Ширинс­ По рис. экспедиции И.Р. Аспелина.
кий район, РХ). Использована в качестве простеноч­ Лит.: Appelgren-Kivalo, 1931, s. 11; abb. 131; Кыз­
ного менгира восточной стенки ограды одного из ласов Jl.Р., 198о, рис. 121, 2.
курганов тагарского могильника в 4,5 км к ЮВ от 81. Изваяние Верхнебиджинской степи (Усть-
оз. Шира и в 700 - 800 метрах к югу от р. Сон. Лице­ Абаканский район, РХ). Находилось в степном уро­
вой стороной обращена к югу. Поверхностная корка чище Ахмарча у улуса Верхнебиджинский (Верши­
в нижней части лицевой стороны полностью отсло- на Биджи). Песчаник, 19:> х 30 см. Известно только
по фотоснимкам конца XIX в.
Лит.: Грязнов, Шнейдер, 1929, табл. III, 23; Кисе­
лев, 1951, табл. XV, 3.
73. Изваяние с чаатаса у пос. Ербинский (?) (Усть- 82. Изваяние в окрестностях улуса Тазмин (Усть-
Абаканский район, РХ). Сведения о местонахожде­ Абаканский район, РХ). Стояло одиночно в сте­
нии противоречивы. По А.Н. Липскому, оно лежало пи в 2 км к СВ от улуса Аешин на левом берегу
на чаатасе у пос. Ербинский, а по Э.Б. Вадецкой - на р. Бюрь, напротив улуса Тазмин. В 80 м от него на­
чаатасе по" левому берегу р. Ниня, выше истоков ходилось изваяние № 35. В работе М.П. Грязнова и
р. Камышта. Серый гранит, 180 х 80 х 30 см. Вывезено Э.Р. Шнейдера оно же, но сфотографированное
в ХКМ А.Н. Липским в 1956 г. Рис. по Э.Б. Вадецкой. А.В. Адриановым в ракурсе было ошиоочно приня­
Рис. 29. Стела № 72 в ограде кургана тагарской культуры у оз. Шира. 74. Изваяние из с. Знаменка (Боградский район, то за другое изваяние. У Э.Б. Вадецкой повторено
РХ). Было найдено в 1899 г. разбитым на две части в под № 89. Красный песчаник, 160 х 60 х 20 см. Изве­
63. Изваяние из окрестностей улуса Чарков (Усть- 67. Изваяние из пос. Ербинский (Усть-Абаканский случайно вскрытой при рытье погреба могиле андро­ стно только по описанию и фотоснимкам И.Т. Са­
Абаканский
шанский район, РХ). Стояло одиночно в степи в район, РХ). Стояло одиночно на пашне в 800 м к ВСВ новской культуры, где оно служило перекрытием. Крас­ венкова 1908 г. Рис. по Э.Б. Вадецкой.
одном км к северу от улуса на левом р. Уйбат. от поселка личиной на восток рядом с поваленным ный песчаник, 165 х 95 см. Вывезено в ККМ А.В. Ад­ Лит.: Грязнов, Шнейдер, 1929, табл. 1, 3, 5:
Коричневый песчаник, 260 х 50 х 20 см. ткрыто и изваянием Л® 155. В 1971 г. Л.Р. Кызласов заложил риановым. Рис. по Б.Н. Пяткину и Е.А. Миклашевич. Вадецкая, 1967, табл. 13.
зарисовано Д.Г. Мессершмидтом в 1721 г. В 1886 г. здесь раскоп. Было установлено, что оба памятника Лит.: Адрианов, 1904, с. 7; Грязнов, Шнейдер, 83. Стела Кызласского чаатаса (Аскизский
доставлено в МКМ Д.А. Клеменцом. сопровождаются жертвенниками, содержащими кости 1929, табл. III, 21; Грязнов, 1960. с. 85-86, рис. 20; район, РХ). Стояла среди менгиров на чаатасе у улу­
Лит.: Кузнецов-Красноярский, 1889. табл. XV. И ; животных. Серый гранит. 130 х 55 х 21 см. С 1973 г. Шер, 1980, с. 223-224; Кызласов Л.Р., 1986, с. 179, са Кызлас на р. Есь. Поверхность камня сильно вы­
Aspelin, 1889, fig. 2; Савенков, 1910, рис. XIV; 8: хранится в музее ИАЭ СО РАН. Рис. по Э.Б. Вадецкой. рис. 116: Sher, 1994, fig. 12: Новоженов, 1994, с. 152, ветрена Изооражение личины, выполненное глубо­
Heikel, 1912, abb. 4; Грязнов, Шнейдер, 1929’ Лит.: Грязнов, Шнейдер, 1929, табл. Ш. 24; Ва­ рис. 93. кими желобчатыми линиями, перекрыто большим ко­
с. 91-92, табл. III, 28: Appelgren-Kivalo, 1931, s. 35, децкая, 1967, рис. 7; Кызласов Л.Р., 1986, с. 119- 75. Второй памятник Ташебинского чаатаса личеством лунок более позднего происхождения.
abb. 156. 122, рис. 51. (г. Абакан, РХ). Изваяние было использовано в каче­ У правого края плиты имеются плохо сохранившие­
64. Изваяние с р. Бюрь (Усть-Абаканский район, 68. Изваяние с чаатаса у д. Новая Черная (Бог- стве менгира в одном из курганов Ташебинского ча­ ся дополнительные рисунки: антропоморфная фигу­
РХ). Сведения о местонахождении противоречивы. радский район. РХ). Служило одним из менгиров атаса (см. № 69). Песчаник, 220 х 50 х 25 см. Хра­ ра с раскинутыми в стороны ногами и нетипичная
По данным инвентарной карточки ХКМ, оно проис­ каменного кургана чаатаса, располагавшегося в од­ нится в ГЭ. Рис. по Э.Б. Вадецкой. для окуневской традиции сердцевидная личина, нало­
ходит с Ербинского чаатаса. В альбоме рукописи ном км к западу от бывшей д. Новая Черновая, по­ Лит.: Вадецкая, 1967, рис. 3; Кызласов Л.Р.. 1986, женная натуловище другой фигуры. Красный песчаник,
А.Н. Липского было указано то же место наход­ павшей в зону затопления Красноярского водохра­ рис. 130. 135 х 65 см. Вывезена в ХКМ А.Н. Липским в 1948 г.
ки, но затем исправлено его рукой на “Усть- нилища. Поверхность камня выветренная с частич­ 76. Изваяние кургана в долине р. Уйбат (Усть-Аба­ Лит.: Липский, 1961. с. 277; Леонтьев Н.В.. 2001.
Бюрь”. По Э.Б. Вадецкой, изваяние находилось на но отслоенной коркой, вершина обломана. Под изоб­ канский район, PXY Вкопано вершиной вниз в юж­ рис. 1 ,/.
Уйбатском чаатасе, но А.Н. Липский не вывозил ражением личины - рельефные груди и квадратный ном углу ограды одиночного кургана тагарской куль­ 84. Изваяние с оз. Черное (Ширинский район; РХ).
изваяний с этого могильника. Серый гранит, ‘солярный” знак. Второй подобный знак выбит на туры, расположенного в пойме правого берега Стояло на пашне рядом с менгиром в 2 км к ЮЗ от
290 х 70 х 25 см. Доставлено в ХКМ А.Н. Липс­ левом боку, ниже него заметны остатки третьего. Се­ р. Уйбат, в 7 км к ЮЮВ от улуса Чарков и в одном отрогов горы Хызыл хас, близ оз. Черное. На боках
ким в 1955 г. рый песчаник, 187 х 94 х 22 см. В 1960-х годах дос­ км к ССВ от могильника, в котором находятся па­ изваяния выбиты рисунки более позднего происхож­
65. Изваяние из окрестностей пос. Ербинский тавлено в ХКМ А.Н. Липским. мятники № 43 и 56. На правом боку изваяния выбит дения: четыре фигуры “тощих” комолых коров на
(Усть-Абаканский район, РХ). Стояло одиночно 69. Первое изваяние Ташебинского чаатаса крупный “солярный” знак, на левом - два малых. Лик левой стороне и две таких же коровы на правой. Здесь
в степи в 2 км к северу от поселка и в 300 м к восто­ (г. Абакан, РХ). Было установлено в каменном личины и линии знаков были прокрашены красной же и на лицевой стороне изваяния большое количе­
ку от р. Бюрь. Личиной было обращено на ВЮВ. кургане № 2, раскопанном в 1894 г. А.В. Адриа­ краской. Серый гранит, 215х 11э х 38 см. ство круглых лунок.* Две из них перекрывают фигу­
В 1971 г. Л.Р.Кызласов заложил здесь раскоп. новым. Кроме него, в большом разновременном мо­ Лит.: Кызласов Л.Р., 1986, рис. 155. ру коровы. Коричневый песчаник, 20и;
В яме под изваянием были обнаружены череп и гильнике на правом берегу р. Ташеба у запад­ 77. Изваяние Аскизского чаатаса (Аскизский рай­ Доставлено в ХКМ А.Н. Липским.
кости шестимесячного барашка, а также кости ног ной окраины современного города Абакана на­ он. РХ). Было использовано в качестве менгира в Лит.: Кызласов Л.Р.. 1986. с. 143, рис. 81, 169.^
взрослой овцы. В жертвенной яме возле изваяния ходилось еще не менее девяти окуневских извая­ чаатасе, расположенном в 1,5 км к ВСВ от станции 85. Стела кургана в Уйбатской степи (Усть-Аба­
находились кости ног овец. Коричневый песча­ ний и стел (см. № 75, 86, 246, 247, 256-259). Серый Аскиз. у железнодорожной линии. Изображение ли­ канский район, РХ). Была вкопана в качестве мен­
ник, 285 х 40 х 30 см. Вывезено в МКМ в 1971 г. песчаник, 220 х 65 х 20 см. Доставлено в МКМ в чины выполнено на плоском яйцевидном выступе. гира ограды тагарского кургана на левом берегу
Рис. по Э.Б. Вадецкой. 1900 г. А.В. Адриановым. В ее наголовье едва прослеживаемое изображение р. Уйбат к СВ от улуса Чарков. Расколота на две ча­
Лит.: Кызласов И.Л., 1984, с. 21; Кызласов Л.Р., Лит.: Адрианов, 1902 - 1924, с. 54; Грязнов, стилизованной змеи с открытой пастью. На задней сти. левый верхний угол отбит. Поверхность вывет­
1986, с. 104-105, рис. 34. Шнейдер, 1929, табл. III, 26; Вадецкая, 1967. рис. 5; стороне - изображение змеевидного дракона, опус­ рена, корка местахми отслоена. На правой щеке ос­
66. Изваяние кургана у пос. Ербинский (Усть-Аба­ Кызласов Л.Р., 1986, с. 156. кающегося вниз, перекрытое более поздней непол­ новной личины прослеживается неполная фигура
канский район, РХ). Вкопано в перевернутом виде в 70. Стела чаатаса у улуса Сартыгой (Усть-Абакан- ной фигурой оленя. На правом боку под вершиной крупного рогатого животного, выбитая позже. Крас­
юго-восточном углу ограды одного из курганов та­ ский район, РХ). Была использована в качестве мен­ выбиты параллельные дугообразные линии. Корич­ ный песчаник, 225 х 130 см. Вывезена в ХТСМ
гарской культуры в 1, 5 - 2 км к СЗ от поселка, ря­ гира в одном из каменных курганов чаатаса, распо­ невый песчаник, 320 х 70 х 50 см. Вывезено в х 4 А.Н. Липским.
дом со старым кладбищем. Серый гранит. 100 х 46 х ложенного в 2 км выше устья ручья Сартыгой, пра­ А.Н. Липским в 1953 г. 86. Третье изваяние Ташебинского чаатаса
50 см. вого притока р. Уйбат, и в 5 км к ЮЮЗ от пос. Усть- Лит.: Кызласов Л.Р., 1986, рис. 122, 123. (г. Абакан, РХ). Служило менгиром в одном из кур­
86 Изваяния и стелы окуневской культуры Каталог изваяний и стел

107 х 14 см. Хранится в ХКМ. 99. Изваяние Чигыхысского чаатаса (Аскизский


Лит.: Липский, 1961, с. 273-275, рис. 2; Кызла­ район, РХ). Было использовано в качестве менгира
сов Л.Р., 1986, рис. 159. на одном из каменных курганов чаатаса, находяще­
91. Фрагмент стелы из улуса Кызлас (Аскизский гося на левобережье р. Аскиз у улуса Палганов. Ли­
район, РХ). Был найден на левом берегу р. Малая цевой стороной было обращено к западу. Поверхно­
j- Есь. выше улуса, v кургана. Изображение личины стная корка камня местами утрачена. Изображение
перекрыто в верхней части фигу рой тучного быка. личины в средней части узкой лицевой грани сбито.
Красный песчаник, 140 х 60 см. Вывезен в конце XIX в. На нижнем конце камня, вкопанном в землю, по
в Томский университет и там впоследствии утра­ А.Н. Липскому, имеется еще одна схематичная ли­
чен. Известен только по рис. А. Спицына и М.П. Гряз- чина. Коричневый песчаник, 230 х 45 х 25 см. Выве­
нова. зено в ХКМ А.Н, Липским в 1958 г.
Лит.: Спицын, 1915. рис. 17; Грязнов, Шнейдер, Лит.: Липский, 19706, с. 168, рис. 4г; Кызласов Л.Р.,
1929, табл. VI, 55. 1986, рис. 76; Леонтьев. 2000, рис. 1, 5.
« = кЧ *% 92. Изваяние кургана под горой Еловая (Ширин­ 100. Майдашинский баран (Минусинский район,
ский район, РХ). Установлено в качестве менгира в КК). Был найден в 1876 г. на окраине заимки Майда-
ограде кургана тагарской культуры, расположенно­ шинской, в 10 км ниже г. Минусинска по правому
го в 12 км к СЗС от с. Соленоозерное по старой до­ берегу Енисея. Поверхность камня выветрена, осо­
роге на д. Малый Сютик на невысоком перевале бенно сильно на левом боку и лицевой стороне. Ко­
горы. Красный песчаник, 280 х 80 х 40 см. Рис. по ричневый песчаник, 130 х 75 х 20 см. Доставлен в
Э.Б. Вадецкой. МКМ Н.И. Поповым в 1880 г
Лит.: Кызласов Л.Р., 1986, с. 143. Лит.: Боголюбский, 1882, с. 20-21: Appelgren-
93. Изваяние Усть-Бюрьского чаатаса (Усть-Аба­ Kivalo, 1931, abb. 285; Кызласов Л.Р.. 1986. с. 201.
канский район. РХ). Использовано в качестве мен­ рис. 131.
гира на чаатасе. расположенном на северо-западной 101. Скульптурная фигура барана таштыкского
окраине современного пос. Усть-Бюрь. В 1963 г. сто­ или еще более позднего времени. О датировке па­
яло с отбитой верхней частью. Серый гранит, 200 х мятника см.: Кызласов Л.Р., 1960, с. 94-95; Борисен­
70 х 20 см. Рис. по Э.Б. Вадецкой. ко. Худяков, 1998.
Лит.: Appelgren-Kivalo, 1931, abb. 153. 154. 102. Изваяние кургана у с. Кавказское (Минусин­
94. Восьмой памятник Уйбатского чаатаса (Усть- ский район, КК). Служило менгиром в ограде одно­
Абаканский район. РХ). Изваяние было установлено го из курганов тагарской культуры, находящегося в 4 км
в качестве менгира на каменном кургане чаатаса к северу от с. Кавказское. На рис. Э.Б. Вадецкой от­
(см. № 4). Изображением было обращено на ЗЮЗ. сутствует изображение стилизованной змеи, выби­
Гранит, 200 х 50 см. Хранится в ГЭ. Рис. по Э.Б. Ва­ той на задней стороне изваяния. Красный песчаник,
децкой. 220 х 75 х 20 см. Доставлено в МКМ И.Т. Савенко­
Лит.: Грязнов, Шнейдер, 1929, табл. 1, 9; вым в 1910 г.
Appelgren-Kivalo, 1931, s. 15, abb. 178. Лит.: Грязнов, Шнейдер, 1929, табл. V, 44: Кисе­ Рис. 31. Изваяние № 105 в ограде ку ргана
95. Верхнебиджинский баран (Усть-Абаканский лев. 1951, с. 167, табл. XIV, 7. тагарской культуры на р. Камышта.
район, РХ). Изваяние служило менгиром в северо- 103. Изваяние кургана на ст. Шира (Ширинский
восточном углу четырехугольной каменной выклад­ район, РХ). Было установлено качестве углового кам­
ки на чаатасе в 3 км к ЮЮВ от улуса Верхнебид­ ня ограды тагарского кургана на территории строи­ ров, 1871. табл. II, 22; Радлов, 1894, с. 17, 95; Спи­
Рис. 30. Изваяние № 88 в ограде кургана жинский. Личиной было обращено на запад. Крас­ цын, 1915, рис. 16; Грязнов, Шнейдер, 1929, с. 91-
тагарской культуры у с. Большой Телек. тельства элеватора. Рядом, по сообщению А.Н. Лип- 92, табл. V, 43: Appelgren-Kivalo, 1931, abb. 219; Ва­
ный песчаник, 150 х 55 х 32 см. Вывезено в ХТСМ ского, находились три других изваяния, впоследствии
А.Н. Липским в 1948 г. Рис. по Э.Б. Вадецкой. утраченных. Красный песчаник, 290 х 80 х 25 см. децкая. 1967. таол. 8; Липский, 1970а, рис. 6; Кызла­
ганов чаатаса (см. № 69). Коричневый песчаник, 300 х Лит.: Грязнов, Шнейдер, 1929, рис. 4, табл. V. 45: сов Л.Р.. 1986, с. 127-129, рис. 61.
75 х 25 см. Вывезено в МКМ А.В. Адриановым в Вывезено в ХКМ А.Н. Липским в 1955 г. 107. Изваяние из могильника у с. Соленоозерное
1900 г. Киселев, 1951, табл. XIV, 6: Вадецкая, 1967, табл. 22: Лит.: Вадецкая, 1967, табл. 21; Формозов, 1969,
Липский, 1970а. рис. 10: Кызласов Л.Р.. 1986. с. 137- рис. 66, /; Липский, 1970а,рис. 13: Кызласов Л.Р., 1986, (Ширинский район, РХ). Найдено Н.В. Нашекиным
Лит.: Грязнов. Шнейдер. 1929, табл. IV. 33; 138, рис. 72-74. в 1966 г. при проведении раскопок могильника анд­
Appelgren-Kivalo, 1931, s. 44. abb. 311; Грязнов, 1950, рис. 126; Подольский, 1997, с. 189-190: Сп/дзицкая, роновской культуры в 3 - 4 км к северу от села. Из­
рис. 4. 96. Изваяние “Хыс тас” из пос. Полтаков ^Аскиз­ 1997, с. 255-256; Леонтьев Н.В., 2000, рис. 1' 4.
ский район, РХ). Находилось в 2 - 3 км выше устья 104. Фрагмент изваяния с Зыряновского хребта ваяние лежало между могилами. В этом же могиль­
87. Изваяние у пос. Ербинский (Усть-Абаканский р. Есь по дороге в с. Таштып, на полях пос. Полта­ нике были обнаружены памятники № 137 и 169. Пес­
район, РХ). Стояло одиночно в степи в одном км к (Боградский район, РХ). Красный песчаник, 85 х 64 х чаник. 220 х 45 х 25 см. Хранится в ККМ. Рис. по
ков. У изображения личины в нижней части камня 13 см. Доставлен в KKJV1 А.В. Адриановым в 1903 г.
ЮЗ от поселка личиной на восток: впоследствии поверхностная корка камня утрачена. Красный пес­ Э.Б. Вадецкой.
было повалено. Рядом с ним лежит обломанный на Рис. по Э.Б. Вадецкой. 108. Изваяние из окрестностей с. Усть-Есь (Ас­
чаник. 200 х 25 х 45 см. Вывезено в ХКМ А.Н. Лип­ Лит.: Грязнов, Шнейдер, 1929, рис. 10, табл. VII.
две части менгир. В 197] г. Л.Р. Кызласов заложил ским в 1953 г. кизский район, РХ). Лежало одиночно в степи в 2 км
здесь раскоп. В яме для установки менгира были об­ 58; Вадецкая, 19656, с. 176, рис. 3. к СЗ от села на жертвенном месте. Красный песча­
Лит.: Грязнов, Шнейдер, 1929, табл. V, 40; 105. Изваяние кургана на левом берегу р. Камыш­
наружены кости трехмесячного барашка и взрослой Appelgren-Kivalo, 1931, abb. 237; Вадецкая, 1967, ник, 310 х 70 х 25 см. Вывезено в ХКМ А.Н. Липским.
овцы, а в яме изваяния - кости двух барашков в воз­ та (рис. 31) (Усть-Аоаканский район, РХ). Использо­ Лит.: Савенков, 1910, табл. VIII, рис. XIV, 7; Гряз­
рис. 18; Кызласов Л.Р., 1986, с. 224, рис. 150. вано в качестве простеночного менгира западной
расте около 4 месяцев. Серый гранит, 330 х 65 х 97. Второй памятник чаатаса Красный камень нов, Шнейдер, 1829, табл. II, 13; Appelgren-Kivalo,
э! см. Рис. по Э.Б. Вадецкой. стенки ограды того же тагарского кургана, в кото­ 1931. s. 19, abb. 235: Вадецкая, 196/, таВл. 7; Липс­
(Боградский район, РХ). Изваяние лежало на том же ром установлены памятники № 1 и 2о2. Изображе­
Лит.: Грязнов, Шнейдер, 1929. табл. 1,7; Кызла­ каменном кургане чаатаса, где находилась стела кий , 1969, с. 45.
сов Л.Р., 1986, с. 122-123, рис. 54. нием обращено на ВСВ. Коричневый песчаник, 100 х 109. Девятый памятник Уйбатского чаатаса (Усть-
№ 80, также поваленная. Песчаник, 205 х 65 х 20 см. 55 х 30 см. Рис. по Э.Б. Вадецкой.
88. Изваяние кургана у с. Большой Телек (рис. 30) Известно только по рис. экспедиции И.Р. Аспелина. Абаканский район, РХ). Установлен на одном из ка­
(Идринский район. КК). Вкопано в северо-восточ­ Лит.: Грязнов, Шнейдер, 1929, табл. II, 18. менных курганов юго-западной окраины чаатаса
Лит.:Appelgren-Kivalo, 1931,s. I I ,abb. 130;Кыз­ 106. Изваяние “Улуг Хуртуях тас” из улуса Онха­
ном углу ограды одиночного кургана тагарской куль­ ласов Л.Р., 1986, рис. 121, 1. (см. № 4). Лицевой стороной обращен на ЮЗ. Вер­
туры, расположенного в одном км к югу от р. Телек ков (рис. 32) (Аскизский район. РХ). Служило ‘"мая­ шина изваяния обломана, поверхность сильно вывет­
98. Стела из окрестностей улуса Тазмин (Усть- ком” в татарском кургане, расположенном в 500 м к
и в одном км к востоку от села под северным скло­ Абаканский район, РХ). Стояла одиночно в степи к ренная с трещинами и сколами. Серый песчаник,
ном возвышенности. Изображением обращено к во­ западу от улvca и в одном км к СЗ от р. Абакан. Было
северо-востоку от современного пос. Ербинский. открыто Д.Г Мессершмидтом в 1722 г. В 1970-х го­ 150 х 64 х 20 см.
стоку. Вершина и задняя сторона обломаны. Крас­ В нижней части обратной стороны стелы выбит “со­ Лит.: Грязнов, Шнейдер, 1929, табл. V, 42: Appel­
ный песчаник, 95 х 100 х 20 см. дах Л.Р. Кызласов заложил на месте установки изва­ gren-Kivalo. 1931. s. 16, abb. 174. 175; Киселев. 1951.
лярный” знак и плохо прослеживаемая фигура сто­ яния раскоп. Было выявлено большое количество раз­
89. Изваяние с неизвестным местом находки, ма­ ящего зооморфного существа. Серый гранит, 280 х табл. XIV, 3.
териалом и размерами. Рис по Э.Б. Вадецкой ноцветных галек, поднесенных “Каменной старухе”. 110. Изваяние "Киме тас” с оз. Черное (Ширинс­
50 х 35 см. Вывезена в МКМ И.Т. Савенковым в 1911 г. На рис. у Э.Б. Вадецкой не совсем точно воспроиз­
(по фотографии А.В. Адрианова). Лиг: Aspelin, 1889, fig. 8; Савенков, 1910, табл. VIII, кий район, РХ). Лежало на обочине дороги в
£м. примечание к N° 82. ведены две дугообразных линии на подбородке ниж­ 600 метрах к СЗ от отрогов горы Хызыл хас, невда­
рис. XIV, 3; Грязнов, Шнейдер, 1929, табл. VI, 54; ней личины. Они имеют более правильную геомет­
90. Плита из кургана Тас-Хазаа (Бейский район, Appelgren-Kivalo, 1931, abb. 144; грязнов, 1950, рис. 2, 4; леке от оз. Черное. В прежних публикациях не ото­
РХ). Служила перекрытием первого яруса могилы 1 рическую форму. Коричневый песчаник, 220 х 50 х бражены две противопоставленных фигуры быка,
Киселев, 1951, с. 166, 169, таол. XV, 4; Вадецкая, 60 см. Вывезено в ХКМ А.Н. Липским в 1954 г.
в кургане окуневской культуры, раскопанном в 1957 г. 1967, табл. 10; Липский, 1970а, рис. 2; Кызласов Л.Р., выбитых выше личины, и фигура оленя в верхней
А.Н. Липским. В этом же кургане были найдены Рис. по Э.Б. Вадецкой. части левой боковой грани. Возможно, существова­
1986, рис. 59; Подольский, 199/, с. 191-192, рис. 34; Лит.: Messerschmidt, 1962, s. 300, abb. 7; Миллер.
фрагменты стел Ле 135, 220, 221. Песчаник, 152 х Леонтьев Н.В., 2001, рис. 1. ла противопоставленная ей фигура на противополож-
1996, с. 154: Спасский, 1818, с. 22, табл. 7, 1-2; Ува-
Каталог изваяний и стел qq
88 Изваяния и степы окуневской культуры
------------------------------------------------------------------------------------------ -

^ *(£ 'ц - « I

Рис. 33. И.Т. Савенков осматривает изваяние № 111. Фотоснимок 1911 г.

ной грани, утраченная из-за отслоения поверхност­ гребального ящика могилы 2 в кургане 12 могиль­
ной корки камня. Серый гранит, 470 х 70 х 50 см. ника окуневской культуры Черновая VIII, исследо­
ванного Г.А. Максименковым в 1962 - 1963 годах.
Вывезено в ХКМ А.Н. Липским. Могильник располагался на правом берегу р. Чер­
Лит.: Грязнов, Шнейдер, 1929, табл. V, 38: Вадец­ новая, левого притока Енисея, в 1,2 км от ее устья.
кая, 1967, рис. 19; Кызласов Л.Р., 1986, с. 142-143, Небольшой фрагмент нижней части стелы был най­
рис. 80. 133. ден среди плит перекрытия могилы. Красный песча­
111. Изваяние Усть-Бюрьского чаатаса (рис. 33, ник, 135 х 55 х 3 см. Хранится в ГЭ. Рис. по
34) (Усть-Абаканский район, РХ). Служило менги­ Э.Б. Вадецкой.
ром в северо-западном углу ограды кургана чаатаса Лит.: Вадецкая, 1965а, с. 211- 212.
(см. № 93). Поверхность камня местами сильно за­ 114. Вторая стела могильника Черновая VIII (Бог­
терта, нижняя часть камня отбита. Коричневый пес­ радский район, РХ). Фрагмент средней части боль­
чаник, 250 х 70 х 40 см. Доставлена в МКМ И.Т. Са­ шой плиты, использованной в качестве стенки по­
венковым в 1911 г. гребального ящика могилы 8 в кургане 4. Изображе­
Лит.: Мартьянов, 1886, с. 75-76; Tallgren, 1917, ние было обращено внутрь могилы. Оно выполнено
fig. 2; Грязнов, Шнейдер, 1929, табл. V, 41; Appelgren- в технике точечной выбивки с частичной прошли­
Kivalo, 1931, abb. 149, 151; Tallgren, 1938, fig. 6; Ки­ фовкой линий. В них прослеживаются следы крас­
селев, 1951, табл. XIV, 4; Вадецкая, 1967, рис. 20; ной краски. Противоположной стенкой ящика слу­
Кызласов Л.Р., 1986, рис. 132. жил фрагмент стелы № 117. Красный песчаник,
112. Стела тагарского кургана у улуса Палганов 130 х «5 см. Хранится в ГЭ. Рис. по Э.Б. Вадецкой.
(Аскизский район, РХ). Была вкопана на вершине Лит.: Вадецкая, 1965а, с. 212-213, рис. 1; Шер,
оольшого тагарского кургана в 150 м к ВСВ от 1980, рис. 115; Кызласов Л.Р., 1986, рисГ 156.
Читыхысского чаатаса на левом берегу р. Аскиз у 115. Третья стела могильника Черновая VIII (Бог­
улуса Палганов. Красный песчаник. J69 х 90 х 30 см. радский район, РХ). Служила плитой перекрытия
Доставлена в ХКМ А.Н. Липским в 1958 г. Рис. по ящика могилы 7 в кургане 3. На двух плитах стен
Рис. 32. Изваяние № 106 “Улуг Хуртуях тас” (“Большая каменная старуха”). Фотоснимок начала XX Э.Б. Вадецкой. этого ящика выбиты изображения животных. Крас­
Лит.: Кызласов Л.Р., 1986, с. 140, рис. 77. ный песчаник, 145 х 85 х 8 см. Хранится в ГЭ.
113. Первая стела могильника Черновая VIII (Бог­ Рис. по Э.Б. Вадецкой.
радский район» РХ). Служила северной стенкой по­
90 Изваяния и стелы окуневской культуры Каталог изваяний и стел 91
--------- -------------------------------------------------- ------------- — —
ник. 180 х 90 см. Хранится в ГЭ. тье р- Есь. Коричневый песчаник, 60 х 43 см. Хра­ 20 см. Доставлено в ХКМ А.Н. Липским.
Лит.: Хлобыстина, 1971, с. 80. нится в ХКМ. 143. Миниатюрное изваяние из Ширинского рай­
121. Миниатюрное изваяние с р. Бейка (Усть-Аба­ Лит.: Липский. 1961, с. 277. она. Песчаник. 6j х 12 см. Хранится в музее ИАЭ
канский район, РХ). Найдено в конце XIX в. в окре­ 134. Плита из Камыштинского Большого кольца СО РАН. Рис. по Л.Р. Кызласову.
стностях улуса Чарков в долине р. Бейка. Зеленый (Аскизский район, РХ). Была использована в каче­ Лит.: Окладников, 1975, с. 58-63, рис. 1. 2: Кыз­
алевролит, 33 х 10x8 см. Хранится в МКМ. стве перекрытия погребения 2 в кургане на левом ласов Л.Р., 1986, рис. 158.
Лит.: Tallgren, 1938, s. 131-135, fig. 25; Грязнов, берегу р. Камышта у пос. Камышта. Раскопки А.Н. Ли- 145. Изваяние с неустановленным местом наход­
1950, рис. 5: Кызласов Л.Р.. 1956, рис\ 11,2: Макси­ пского в 1959 г. На плите в точечной технике выби­ ки. Желтый песчаник, 170 х 95 х 26 см. Доставлено в
менков, 1980, табл. XXIV, 14. ты поясная антропоморфная фигура, три (?) неокон- ХКМ А.Н. Липским.
122. Миниатюрное изваяние с р. Уйбат (Усть-Аба­ туренных схематичных личины и несколько лунок. 146. Изваяние кургана нар. Немир (Усть-Абакан­
канский район. РХ). Точное место находки неизвес­ Й правом верхнем углу - сплошь прошлифованная ский район, РХ). Служило менгиром в ограде одно­
тно. Обратная сторона камня зашлифована. Серый сердцевидная личина. Коричневый песчаник, 68 х 64 х го из курганов на левом берегу' р. Немир, правого
гранит, 30 х 20 см. Хранится в ХКМ. 10 см. Хранится в ХКМ. притока р. Ниня. Красный песчаник, 140 х 85 х
Лит.: Липский, 1970а, с. 8, рис. 11: Кызласов Л.Р., Лит.: Липский, 1961, с. 277: 19706, рис. 5д. 13 см. В конце XIX в. было вывезено в Томский уни­
1986. рис. 129. 135. Фрагмент стелы из кургана Тас-Хазаа (Бей- верситет и там впоследствии утрачено. Рис. по
123. Восьмая стела могильннка Черновая VIII ский район. РХ). Фрагмент средней части стелы на­ Э.Б. Вадецкой.
(Боградский район, РХ). Небольшой фрагмент верх­ ходился в перекрытии второго яруса могилы 5 Лит.: Клеменц, 1886, с. 33; Спицын, 1915, рис. 14;
ней части стелы был найден среди плит перекрытия (см. № 90). Линии изображения личины прошлифо­ Грязнов, Шнейдер, 1929, табл. IV, 34; Грязнов, 1950,
могилы 12 в кургане 3. Серый песчаник, 45 х 33 х 7 см. ваны и окрашены красной краской. Песчаник. 42 х рис. 2 , 1.
Хранится в ГЭ. Рис. по Э.Б. Вадецкой. 90 см. Хранится в ХКМ. 147. Стела кургана у с. Николопетровка (Минусин­
Лит.: Вадецкая, 1965а. с. 214. рис. 4; 1967, рис. 14; Лит.: Липский, 1961, с. 274: 1969. с. 41. ский район, КК). Использована в качестве углового
Шер, 1980, рис. 115. 3. 136. Фрагмент изваяния из Камыштинского Боль­ менгира в ограде кургана тагарской культуры в 2 км к
124. Девятая стела могильника Черновая VIII шого кольца (Аскизский^эайон, РХ). Найден среди югу от села по дороге на с. Городок. Красный песча­
(Боградский район, РХ). Небольшой фрагмент пли­ камней, которыми были ооставлены стенки могилы 3 ник. 140 х 50 см.
ты. составленный из двух обломков, найденных в (см. .NL' 134). Красный песчаник. 28x21 см. Хранит­ 148. Стела из окрестностей совхоза “Советская
могиле 4 кургана 1. Серый песчаник. 70 х 23 х 4 см. ся в ХКМ. Хакасия” (Усть-Абаканский район, РХ). Стояла на
Хранится в ГЭ. Лит.: Липский, 1961. с. 276-277, рис. 3. пашне совхоза. Известна только по фотографии
125. У Э.Б. Вадецкой под этим номером фигури­ 137. Плита из андроновского могильника у с. Соле- М.П. Грязнова. Песчаник, размеры не установлены.
ровало наскальное изображение хищного зверя ски­ ноозерное (Ширинский район, РХ). Была использова­ Рис. по Э.Б. Вадецкой.
фо-сибирского звериного стиля. В немецком издании на для перекрытия могилы 29 (см. № 107). Песчаник, 149. Изваяние кургана у пос. Ербинский (Усть-
каталога оно было заменено фрагментом плиты с изоб­ 140 х 120 см. Хранится в ККМ. Рис. по Э.Б. Вадецкой. Абаканский район. РХ). Было использовано в каче­
ражением “роженицы”, который, как позднее выяс­ 138. Изваяние тагарского кургана у ж.-д. станции стве менгира в ограде одного из тагарских курганов
нилось, принадлежит фрагментарно сохранившейся Шира (Ширинский район, РХ). Находилось в ограде на окраине чаатаса, расположенного в 1,5 - 2 км к
Рис. 34. Изваяние № Ш на Усть-Бюрьском чаатасе. стеле № 118. СЗ от поселка. Серый гранит, 190 х 55 х 30 см. Дос­
Фотоснимок ИТ. Савенкова, 1911 г. большого кургана в 2 км от ст. Шира по дороге на
126. Плита из могильника Черновая VHI (Боград­ оз. Шира. Рядом среди камней таштыкского поми­ тавлено в ХКМ А.Н. Липским.
ский район. РХ). Точное место находки не установ­ нальника стояла стела № 9. Песчаник. 110 х 45 х 25 см. 150. Десятый памятник Уйбатского чаатаса (Усть-
Лит.: Вадецкая, 1965а, с. 213, рис. 2. лено. Песчаник, 60 х 35 см. Хранится в ГЭ. Рис. по Вывезено в ГМЭ. Рис. по Э.Б. Вадецкой. Абаканский район, РХ). Служил менгиром в одном
116. Четвертая стела могильника Черновая VIII Э.Б. Вадецкой. Лит.: Грязнов, Шнейдер, 1929, табл. IV, 37. из каменных курганов чаатаса (см. № 4). Сохранность
(Боградский район, РХ). Служила стенкой ящика 127. Петроглифы горы Тюря (Орджоникидзевс- 139. Стела Сырского чаатаса (Аскизский район, плохая. Серый гранит. 160 х 70 х 40 см. Вывезен в
могилы 2 в кургане 5. Красный песчаник, 124 х 62 х кий район, РХ). Расположены на правом берегу РХ). Массивная плита, расколотая на две части, была МКМ в 1971 г.
8 см. Хранится в ГЭ. Рис. по Э.Б. Вадецкой. р. Печище, левого притока р. Черный Июс, на скаль­ использована в качестве менгира на одном из камен­ Лит.: Грязнов. Шнейдер, 1929. табл. I, 10\
Лит.: Вадецкая, 1965а, с. 213-214. рис. 3. ной плоскости восточного склона горы Тюря. Име­ ных курганов чаатаса у устья р. Сыр, правого притока Appelgren-Kivalo, 1931, s. 15, abb. 177.
117. Пятая стела могильника Черновая VIII (Бог­ ются выбитые изображения животных и антропомор­ р. Камышта. На ней, кроме основного изображения, 151. Стела кургана в устье р. Тёя (Аскизский рай­
радский район, РХ). Два обломка верхней части сте­ фных личин. Здесь же резные фигуры быков, отсут­ выбито несколько кружков с ямками в центре и боль­ он, РХ). Стояла в vnny ограды кургана тагарской куль­
лы служили стенками ящиков могил 7 и 8 в кургане 4. ствующие в прежних публикациях памятника. шое количество лунок, а на узкой боковой грани - туры на правом берегу реки, у ее устья. Концы пли­
Песчаник, 110 х 90 х 8 см. Хранится в ГЭ”Рис. по Лит.: Грязнов, Шнейдер. 1929, рис. 9; Вадецкая, изображение схематичной личины с остроконечным ты обломаны. На ней фрагментарно сохранившиеся
Э.Б. Вадецкой. 19656, рис. 2; Шер, 1980, рис. 12; Кызласов Л.Р.. 1986, головным убором. Коричневый песчаник. 225 х 65 см. изображения двух антропоморфных личин. От од­
Лит.: Вадецкая, 19656, с. 174, рис. 1; Формозов, рис. 139. Вывезена в ХКМ А.Н. Липским в 1952 г. ной из них сохранилась только нижняя часть с же­
1969, рис. 38. 1; Шер, 1980, рис. 115, i; Кызласов Л.Р., 128. Наскальный рисунок в Черемушном логу Лит.: Леонтьев Н.В.. 2000, рис. 1, 2. лобчатым ртом и поперечным орнаментальным по­
1986, рис. 127. (Краснотуранский район, КК). На скале Черемуш- 140. Изваяние с оз. Белё (Ширинский район. РХ). ясом. Другая личина представлена верхней частью с
118. Фрагмент верхней части шестой стелы мо­ ного лога, расположенного на правом берегу Енисея Точное место и условия находки не установлены. По­ тремя “лучами'’ в наголовье. Видимо, первой была
гильника Черновая VIII (см. № 113) (Боградский рай­ между д. Байкалово и устьем р. Сыда, выбита фигура верхность камня выветрена, есть трещины и отслое­ выбита личина с орнаментальным поясом. Затем по­
он, РХ). Составлен из нескольких обломков. Один зооморфного существа. Рис. по Э.Б. Вадецкой. ния поверхностной корки. Верхняя часть обломана. верх и ниже ее были выбиты полушарные лунки.
из них служил стенкой ящика могилы 7 в кургане 5, Лит.: Шер, 1980, рис. 94: Кызласов Л.Р., 1986, На боках изваяния сохранилось по два “солярных” Впоследствии, после того как произошло отслоение
два других обломка обнаружены в могиле 3 того же с. 213, рис. 141. знака. Еще один такой же знак выбит на задней сто­ крупного фрагмента поверхностной корки, плита
кургана, а фрагмент с изображением “роженицы" 129. Стела из улуса Бутрахты (Таштыпский рай­ роне. Там же имеются фигуры двух ‘‘тощих” коров, оьша использована для нанесения второй личины в
был найден между курганами 11 и 12. На стеле меж­ он, РХ). Найдена А.Н. Липским в 1952 г. в огородах частично перекрывающие друг на друга. Помимо перевернутом виде по отношению к первой. Один глаз
ду частично сохранившимися глазами и лучами ли­ улуса. Песчаник, 91 х 53 х 8 см. Хранится в ХКМ. этого, в разных местах камня выбиты отдельные ее был выбит на свежей поверхности. Рот и нижний
чины выгравированы многочисленные изображения Лит.: Липский, 1977, с. 116, рис. 5. круглые лунки. Красный песчаник, 280 х 90 см. Было абрис лика первой личины стали служить деталями
фигур рогатых животных, птиц и ‘‘роженицы”. Крас­ 130. Фрагмент средней части одиннадцатой сте­ вывезено в ХКМ А.Н. Липским. нового изображения. Помимо этого, на плите выбиты
ный песчаник. Хранится в ГЭ. Рис. по Е.А. Микла- лы могильника Черновая VIII (Боградский район, Лит.: Липский, 1970а, рис. 14, 15; Кызласов Л.Р., фигуры человека и быка. Красный песчаник, 250 х 95 х
шевич. РХ). Состоит из двух обломков, найденных среди 40 см. Доставлена в ХКМ А.Н. Липским в 1952 г.
Лит.: Миклашевич, 2002, с. 199-200, рис. 1. 1986, с. 210, рис. 138.
плит перекрытия могилы 7 в кургане 4. Красный 141. Изваяние с р. Белый Июс (Ширинский рай­ Лит.: Липский, 19706. рис. 36: Кызласов Л.Р.,
119. Седьмая стела могильника Черновая VIII песчаник, 50 х 35 х 15 см. Хранится в ГЭ. Рис. по он, РХ). Находилось в окрестностях улуса Трошкин 1986, с. 115, 118, рис. 47.
(Боградский район, РХ). Служила стенкой ящика Э.Б. Вадецкой. на правом берегу р. Белый Июс. На широкой лице­ 152. Стела из андроновского могильника Сухое
могилы 2 в кургане 5. Изображением была обраще­ 131. Фрагмент двенадцатой стелы могильника вой стороне расположено рельефное изооражение че­ Озеро (Боградский район, РХ). Могильник располо­
на внутрь могилы. В качестве второй продольной Черновая VIII (Боградский район, РХ) с частично со­ ловеческого лица с миниатюрной личиной на носу. жен в 11 км к западу от левого берега Енисея, иссле­
стенки была использована стела № 116. Красный хранившимся изображением личины. Найден среди Ниже выбита фигура быка, перекрывшая три силу­ довался Г.А. Максименковым. Была использована в
песчаник, 145 х 75 х 8 см. Хранится в ГЭ. Рис. по плит перекрытия могилы 9 в кургане 9. Красный этных округлых фигу ры. На задней стороне извая­ качестве плиты перекрытия могилы в кургане 430.
Э.Б. Вадецкой. песчаник, 27 х 36 х 8 см. Хранится в ГЭ. ния выбито стоящее зооантропоморфное существо. Верхний конец обломан. Изображение личины про­
Лит.: Вадецкая. 1965а, с. 214-215, рис. 5; Шер, 132. Тринадцатая стела могильника Черновая VIII Справо от него - шесть антропоморфных личин, со­ изводит впечатление незавершенного. Коричневый
1980. рис. 115, 2; Соколова, 2001, с. 129-132, рис. 1. (Боградский район, РХ). Фрагмент средней части единенных между собой по три. Среди фигур выби­ песчаник, 250 х 105 х 12 см. Хранится в МКМ.
120. Стела из могильника Черновая IX (Боградс­ стелы был использован в качестве плиты перекры­ ты отдельные округлые лунки. Серый гранит. 140 х Рис. по Э.Б. Вадецкой.
кий район, РХ). Была использована в качестве плиты тия могилы 12 в кургане 3. Красный песчаник, 60 х 68 см. Вывезено в ХКМ А.Н. Липским. Лит.: Максименков. 1978, с. 27, рис. 4.
перекрытия могилы 2 в кургане 14 могильника тагар­ 70 х 4 см. Хранится в ГЭ. Рис. по Э.Б. Вадецкой. Лит.: Кызласов Л.Р., 1986, рис. 136. 153. Изваяние с оз. Иткуль (Ширинский район,
ской культуры, примыкавшего к Черновой VIII. Ос­ 133. Плита из погребения на р. Есь (Аскизский 142,144. Боковая и лицевая стороны изваяния из РХ). Точное место и условия находки не установлены.
новное изооражение частично перекрыто тремя си­ район, РХ). Находилась в перекрытии могилы кара- улуса Кызлас (Аскизский район. РХ). Обстоятельства Серый гранит, 340 х 55 х 35 см. Хранится в ККМ.
луэтными фигурами “тощих” коров. Красный песча­ сукской культуры, раскопанной А.Н. Липским в ус­ находки не установлены. Красный песчаник, 85 х 65 х Рис. по Э.Б. Вадецкой.
92 Изваяния и степы окуневской культуры Каталог изваяний и стел 93

154. Изваяние “Чалгыс оба’' на р. Ниня (Усть-Аба­ ся. Коричневый песчаник, 130 х 68 х 40 см. Изображение антропоморфной личины выбито на
канский район, РХ). Лежит на краю надпойменной Лит.: Кызласов Л.Р., 1986, с. 153, рис. 94. плоском выступе узкой лицевой грани. Над ней сти­
террасы левого берега р. Ниня в 5 - 6 км к ВСВ от 161. Четвертый памятник Абаканского чаатаса лизованное изображение змеи, опускающейся вниз.
скалы Тарбах хая, у которой находилась д. Синяви- (Усть-Абаканский район, РХ). Стоит одиночно в 60 м Под личиной - ‘ солярный” знак. Фрагмент второго
но. В начале 1970-х годов Л.Р. Кызласов заложил к СЗС от стелы № 159. От изображения личины на подобного знака заметен на правом боку. Коричневый
здесь раскоп. Была выявлена жертвенная яма, содер- рельефном выступе узкой грани заметны только лун* песчаник, 245 х 80 х 35 см.
жащая обломки костей животных и основание обло­ ки глаз. Коричневый песчаник, 188 х 40 х 20 см. 173. Третье изваяние Кызылкульского чаатаса
манного менгира. Серый гранит, 280 х 80 х 70 см. Лит.: Кызласов JI.P., 1986, с. 153. (Усть-Абаканский район, РХ). Вкопано в том же кур­
Лит.: Кызласов Л.Е, 1986. с. 87-91, рис. 17-19. 162. Кулагашевская стела (Усть-Абаканский рай­ гане, где установлено изваяние № 172. располагаясь
155. Изваяние из пос. Ербинский (Усть-Абаканс­ он, РХ). Стоит одиночно в 1,2 км к северу от Абакан­ к северу от него; лицевой стороной обращено на ЗСЗ.
кий район. РХ). Находилось на святилище, исследо­ ского чаатаса и в 40 м к ЗЮЗ от тагарского кургана. Камень округлый в сечении, столбообразный, со ско­
ванном Л.Р. Кызласовым в 800 м к ВСВ от поселка. Л.Р. Кызласов в заложенном вокруг нее раскопе вы­ шенной вершиной. Поверхность его сильно вывет­
Разбито на две части и затем использовано в каче­ явил жертвенную яму со скелетом кабарги. При на­ рена. В нижней части лицевой стороны на рельеф­
стве менгира возле изваяния № 67. Было вкопано в шем обследовании памятника в 1995 г. перед стелой ном выступе - изображение личины. В желооках ли­
яму обломанной вершиной вниз. Серый гранит, был замечен обломок уплощенной глыбы серого гра­ ний прослеживаются следы красной краски.
316 х 60 х 28 см. Хранится в музее ИАЭ СО РАН. нита с восемью глубокими лунками диаметром о - Над личиной фрагментарно сохранившееся схема­
Лит.: Кызласов Л.Р., 1986, с. 119-122, рис. 53. 10 см. Серый гранит, 124 х 55 х 35 см. тичное изображение змеи между двумя вертикаль­
156. Миниатюрное изваяние у оз. Черное (Ши­ Лит.: Кызласов Л.Р., 1986, с. 133-135, рис. 69. ными “стойками”. Серый гранит. 280 х 55 х 50 см.
ринский район, РХ). Стояло вкопанным рядом с из­ 163. Изваяние у с. Анаш (Новоселовский район, 174. Стела кургана у оз. Черное (Ширинский
ваянием “Апсах оба” в 3 км к СВ от оконечности КК). Установлено в южном углу ограды тагарского район, РХ). Служила угловым камнем ограды курга­
горы Хызыл хас и в300 м к СВ от дороги пос. Чер­ кургана, в 3,5 км к ЮЗ от села на берегу Красноярс­ на тагарской культу ры в могильнике, расположенном
ное озеро - Шира. Гранит (?), 60 х 45 х 36 см. Рис. по кого водохранилища. Поверхность сильно выветре­ на возвышенности между населенными пунктами
Л.Р. Кызласову. на. На узкой лицевой стороне едва прослеживается Патанков и Черное озеро. Личиной была обращена
Лит.: Кызласов Л.Р, 1986, с. 130-132, рис. 64. рельефное изображение личины со следами схема­ к ССЗ. Песчаник, 115 х 105 см. Вывезена Л.Р. Кыз­
157. Миниатюрное изваяние из с. Аскиз (Аскизс­ тичной змеи в наголовье. Красный песчаник, 190 х ласовым в музей исторического факультета МГУ.
кий район, РХ). Найдено в 1972 г. на пашне у села. 100 х 55 см. Рис. по А.Л. Заике. Рис. по Л.Р. Кызласову.
Речной валун природной яйцевидной формы ГИзоб­ 164. Изваяние в пос. Ербинский (Усть-Абаканс­ Лит.: Кызласов Л.Р., 1986, с. 158, рис. 97.
ражение антропоморфной личины выполнено в тех­ кий район, РХ). Лежит наполовину погруженным в 175. Стела второго Чаптыковского чаатаса (Вен­
нике точечной выбивки с последующей прошлифов­ землю у забора усадьбы дома № 23 по ул. Боградс- ский район, РХ). Установлена в качестве менгира в
кой линий. “Воротничок” изображен в виде головы кая. По Л.Р. Кызласову, в верхней части камня вы­ одном из каменных курганов чаатаса на правом бе-
зверя с открытой пастью. Линии рисунка в этой час­ бито рельефное изображение личины. У нее про­ регур. Абакан в 1,3 км к востоку от улуса Чаптьгков.
ти камня местами очень нечеткие. Серый гранит, слеживается лишь один глаз и “лучи"' над головой. Изооражением обращена к ЮЗ" Коричневый песча­
35 х 25 см. Хранится в ХКМ. На месте груди и живота имеются выпуклости. ник, 155 х 60 х 23 см.
Лит.: Сунчугашев, 1973, рис. на с. 241; Кызласов Л.Р., Лит.: Кызласов Л.Р., 1986, с. 146-147, рис. 85. Лит.: Appclgren-Kivalo, 1931, s. 35, abb. 288; Кыз­
1986, рис. 65. 165. Изваяние кургана на левом берегу р. Уйбат ласов Л.P., 1986, с. 159-160, рис. 98.
158. Первый памятник Абаканского чаатаса (Усть- (Усть-Абаканский район, РХ). Вкопано в переверну­ 176. Стела Чульского чаатаса (Ширинский рай­
Абаканскии район, РХ). Стела лежала лицевой сто­ том виде в юго-западном углу ограды кургана могиль­ он, РХ). Была использована в качестве плиты пере­
роной вверх несколько в стороне от курганов чаата­ ника тагарской культуры на первой надпойменной крытия безынвентарного погребения в кургане I ча­
са, расположенного на левом берегу р. Абакан, в 7 км террасе левого берега р. Уйбат в 2 км к СВ от горы атаса, находящегося у южной оконечности горы
к ЮЗ от улуса Доможаков. Л.Р. Кызласов заложил в Багульная (Хулган). Нижняя часть камня обломана, по­ Арга, в междуречье Белого и Черного Июсов.
1982 г. вокруг стелы раскоп. Рядом с ямой для стелы верхность выветрена. От изображения личины сохра­ Л.Р. Кызласов датировал погребение поздним нео­
была выявлена вторая, где обнаружено три ребра нилась лишь верхняя часть со змеей в наголовье. Ли­ Рис. 35. Стела .Ns 167 в ограде кургана литом - ранним энеолитом. Песчаник, 90 х 60 х
барана (?). На площади раскопа были найдены фраг­ нии выбивки прошлифованные со следами красной тагарской культуры у г. Багульная (Хулган). 16 см. Рис. по Л.Р. Кызласову.
менты неолитического (?) сосуда. Нижний конец сте­ краски. Серый гранит, 140 х 65 х 40 см. Лит.: Кызласов Л.Р., 1986, с. 162-168, рис. 105.
лы обломан. Следовательно, она была перемещена Лит.: Кызласов Л.Р., 1986, с. 152, рис. 89, 2. 169. Стела могильника андроновской культуры у 177. Стела из кчргана в пос. Усть-Бюрь (Усть-Аба­
сюда с какого-то иного места. Песчаник, 194 х 54 х 166. Стела кургана на левом берегу р. Уйбат (Усть- с. Соленоозерное (Ширинскии район. РХ). Найдена канский район, РХ). Разбитая на несколько частей
36 см. Рис. по Л.Р. Кызласову. Абаканский район, РХ). В том же кургане, где уста­ Л.Р. Кызласовым .между могилами, раскопанными с стела была использована при сооружении погребаль­
Лит.: Кызласов Л.Р., 1986, с. 132-133, рис. 66-68. новлено изваяние № 165, в южной стенке ограды в 1968 по 1970-е годы. Йесчаник, 165 х 66 х 15 см. ного ящика в могиле 1 кургана окуневской культу­
159. Второй памятник Абаканского чаатаса (Усть- качестве простеночного менгира использована стела, Рис. по Л.Р. Кызласову. ры. раскопанного Л.Р. Кызласовым в 1972 г. Корич­
Абаканский район, РХ). Плита из коричневого пес­ обращенная лицевой стороной на ЮЮЗ. Серый гра­ Лит.: Кызласов Л.Т5., 1986, с. 155-156, рис. 95. невый песчаник, 110 х 87 х 10 см. Хранится в МКМ.
чаника с частично обломанным верхним концом ис­ нит, 135 х 65 х 52 см. 170. Изваяние Сарыгларского чаатаса (Аскизский Лит.: Кызласов Л.Р., 1986, с. 273-274, рис. 112,115.
пользована в качестве менгира в каменном кургане Лит.: Кызласов Л.Р., 1986, с. 152, рис. 89, J. район, РХ). Использовано в качестве менгира в ка­ 178. Стела кургана в окрестностях с. Усть-Есь
восточной окраины чаатаса. Поверхность ее сильно 167. Вторая стела кургана под горой Багульная менном к>ргане чаатаса на левом берегу р. Таштьгп (Аскизский район, РХ). Была установлена в ограде
выветрена, некоторые линии изображений едва про­ (рис. 35) (Усть-Абаканский район, РХ). В том же оди­ в 3 км к СВ от улуса Печень. Стоит, резко наклонив­ одного из курганов тагарской культуры в 2 км к СЗ
слеживаются. На ней в точечной технике выбито ночном тагарском кургане на левом берегу р. Уйбат шись к земле, изображением на ССВ. Личина слож­ от села у подножья возвышенности. На узкой лице­
изображение безголовой и безрукой антропоморф­ под горой Багульная (Хулган), где установлена стела ного типа выбита на узкой грани камня. Скопиро­ вой стороне выбит вертикальный ряд параллельных
ной фигуры, занимающей почти всю плоскость. № 20, в восточном углу ограды вкопана вторая, об­ вать ее не удалось. Коричневый песчаник. 240 х 95 х дугообразных линий. Коричневый песчаник, 380 х
В туловище вписано изображение трехглазой личи­ ращенная лицевой стороной на ЮЮВ. На неровной, 18 см. 40 см. Доставлена в ХКМ А.Н. Липским.
ны сложного типа. Вторая личина, схематичная и нео- уплощенной лицевой стороне выбиты четыре желоб­ Лит.: Кызласов Л.Р., 1986. с. 156. Лит.: Appelgren-Kivalo, 1931,s. 19, abb. 236; Кыз­
контуренная,располагается ниже, пересекая линии чатых дугообразных линии. Нижняя едва прослежи­ 171. Первое изваяние Кызылкульского чаатаса ласов Л.Р., 1986, с. 196, рис. 125.
ног. Из левой стороны туловища фигуры исходят вается. Они перекрыты фигурой “тощей” коровы с (Усть-Абаканский район, РХ). Установлено на камен­ 179. Стела кургана на оз. Шира (Ширинский рай­
изогнутые линии, которые соединены с дугообраз­ “ожерельем” на шее и полушарными лунками. Ли­ ном кургане юго-западной окраины чаатаса, распо­ он, РХ). Служила менгиром в ограде кургана тагарс­
ными параллельными линиями, выбитыми на узкой нии фигуры со следами красной краски. В правом ложенного в 2 км к ССВ от оз. Кызыл-куль. Имеет кой культуры, расположенного на борту котловины
грани стелы. На лицевой стороне, помимо этого, есть верхнем углу выбито изооражение биконического вид четырехгранного обелиска, на двух противопо­ оз. Шира. Поверхностная корка сохранилась только
несколько рисунков более позднего происхождения: сосуда. В верхней части правой боковой грани вы­ ложных гранях которого в верхней части выбиты два в верхней части лицевой стороны плиты. На ней
изображение “тощей” коровы в верхней части плос­ бито пять параллельных дугообразных линий, две из реалистичных человеческих лика. Один, обращенный фрагмент изображения личины с радиальными лу­
кости и фигура быка с двумя лучниками - в нижней. которых соединены с дугами лицевой стороны. Се­ к ЮВ, моделирован скульптурно, другой, северо-за­ чами. Линии желобчатые, подшлифованные. Здесь
Кроме того, в разных местах выбиты отдельные по­ рый гранит, 280 х 83 х 50 см. падный, выполнен желобчатыми линиями. Под пер­ же выбитая позже фигура тучного быка. Красный
лушарные лунки. Коричневый песчаник, 180 х 86 х Лит.: Appellgren-Kivalo, 1931, s. 16, abb. 186; Кыз­ вым ликом имеется рельефная яйцевидная фигура. песчаник, 180 х 108 х 25 см. Доставлена в ХКМ
15 см. ласов Л.P., 1986, с. 152, 252-254, рис. 90, 170, 171. Желто-серый песчаник, 250 х 65 х 40 см. А.Н. Липским.
Лит.: Кызласов Л.Р., 1986, с. 154-155, рис. 92,93. 168. Третья стела кургана под горой Багульная Лит.: Адрианов, 1902-1924, с. 58; Кызласов Л.Р., Лит.: Липский, 1970а, рис. 4: Кызласов Л.Р., 1986,
160. Третий памятник Абаканского чаатаса (Усть- (см. -М> 20, 167) (Усть-Аоаканский район, РХ). Уста­ 1986, с. 156-157, рис. 96. рис. 128.
Абаканский район, РХ). Стоит в 25 м к востоку от новлена в западном углу ограды кургана лицевой сто­ 172. Второе изваяние Кызылкульского чаатаса 180. Первая стела могильника Лебяжье 1 (Крас-
курганов западной окраины чаатаса и, видимо, вхо­ роной на ВСВ. Имеет вид четырехгранного столбо­ (Усть-Абаканский район, РХ). Установлено в камен­ нотуранский район, КК). Фрагмент средней части
дит в число менгиров таштыкского поминального образного обелиска с угловатой вершиной. В верхней ном кургане западной окраины чаатаса лицевой сто­ стелы находился в развале плит разрушенного кур­
ряда камней. На лицевой стороне стелы плохо со­ части уплощенной лицевой стороны выбито пять па­ роной на ВЮВ. Камень угловатой, “саблевидной” гана 2 могильника окуневской культуры, располагав­
хранившееся изображение схематичной личины. раллельных, дугообразных, желобчатых линий. Дру­ формы с закругленной вершиной. Поверхность его шегося на левом берегу р. Биря в 2 км к югу от
Абрис верхней и нижней части лика едва угадывает­ гих изображений нет. Серый гранит, 260 х 60 х 55 см. выветрена, на боковых сторонах частично отслоилась. с. Лебяжье. Изображения большой личины сложно­
94 Изваяния и стелы окуневской культуры Каталог изваяний и стел 95
" ■ ' ' ' — '— " — ’
го типа и синхронной ей малой личины в левом вер­ вершенных. Поверх личин нанесено шесть наклон­ лем на правом берегу р. Биря, в зоне водохранили­
хнем углу плиты выполнены в технике точечной вы­ ных полос красной краски. Здесь же неразборчивые ща. Коричневый песчаник, 65 х 70 см. Хранится в
бивки с последующей подшлифовкой линий. Осталь­ резные рисунки. На обратной стороне плиты с бе­ Краснотуранском школьном музее.
ные личины выбиты позже и менее аккуратно. Крас­ лой известковистой коркой также есть наклонные 193. Изваяние в с. Новопокровка (Курагинский
ный песчаник, 66 х 87 х 3 см. Хранится в МКМ. полосы красной краски. Красный песчаник. 46 х район, КК). Было вывезено в начале XX века жите­
Лит.: Леонтьев Н.В., 1978, рис. 4: Максименков, 128 х 3 см. лем с. Новопокровка с кургана тагарской культуры
1981а, с. 106-107. 4. Фрагмент плиты из органа 2. На нем выбито за западной окраиной села и вкопано в углу пали­
181. Вторая стела могильника Лебяжье 1 (Крас- изображение схематичной личины, пересеченное садника перед своим домом, где и находится до на­
нотура некий район, КК). Плита с отбитыми конца­ вертикальной линией. Песчаник, 30 х 18x3 см. стоящего времени. Камень с выветренной и места­
ми находилась в развале плит разрушенного кургана 1. 5. Обломок плиты из кургана 4. На нем фрагмент ми сильно затертой поверхностью. ЬГа верхнем кон­
Изображение антропоморфной личины выполнено левой части личины сложного типа, выбитой в то­ це его узкой лицевой грани изваяно барельефное
в точечной технике. Рисунок лошади в левом ниж­ чечной технике. Красный песчаник, 34 х 26 х 3 см. реалистичное изображение человеческого лица. Под
нем углу выгравирован позже основного изображе­ Лит.: Максименков. 1981а, с. 106-108. ним - второй рельефный лик с затертыми чертами
ния. Красный песчаник, 80 х 65 х 5 см. Хранится в 187. Первая стела погребения на р. Карыш (Ши­ лица. В наголовье видны длинные бычьи рога и уши,
музее ИАЭ СО РАН. ринский район, РХ). Обломок плиты с фрагментарно переданное желобчатыми линиями. Под личиной
Лит.: Максименков, 1981а, с. 106. сохранившимся изображением личины ‘разливского” рельефные груди. На задней грани выбито шесть по­
182. Третья стела могильника Лебяжье 1 (Крас- типа был найден в начале 1980-х годов геологами перечных линий. Красный песчаник, 120 х 70 х 27 см.
нотуранский район. КК). Плита с отбитым верхним в случайно вскрытой ими могиле окуневской куль­ 194. Первое изваяние могильника у с. Троицкое
концом находилась в развале плит кургана 1. Изоб­ туры на краю левой береговой террасы р. Карыш. (Боградский район, РХ). Изваяние обращено личи­
ражение выполнено в технике точечной выбивки. В ней обнаружены также два фрагмента другой сте­ ной на ЗЮЗ и установлено в западной стенке огра­
Красный песчаник, 103 х 70 х 5 см. Хранится в му­ лы (см. № 268) и обломок плиты с изображением фи­ ды кургана тагарской культуры, входящего в состав
зее ИАЭ СО РАН. гуры коня. Красный песчаник, 56 х 52 х II см. Дос­ большой курганной группы, находящейся в 10 км к
Лит.: Леонтьев Н.В.. 1978, рис. 6; Максименков. тавлена в МКМ Л.Р. Кызласовым в 1985 г. ЗЮЗ от села по южную сторону дороги на с. Боград.
1981а. с. 106. 188. Стела кургана в окрестностях с. Аскиз (Ас­ Камень “саблевидной” формы, поверхность его вы­
183. Четвертая стела могильника Лебяжье 1 кизский район, РХ). Служила угловым камнем огра­ ветрена, корка частично отслоилась. Желобчатые
(Красноту ране кий район, КК). Обломок плиты с ды кургана тагарской культуры на территории Ком- линии изображений местами едва прослеживаются.
фрагментом большого изображения личины сложно­ сомольско-Есинской оросительной системы к юго- В нижней части лицевой стороны изваяно рельефно
го типа найден в развале плит разрушенного курга­ западу от с. Аскиз. Верхняя часть стелы была отко­ реалистичное изображение круглого человеческого
на 2. К поперечной дугообразной линии личины с лота и лежала на кургане. На ней выбита верхняя лица. Нос поврежден сколом/Над ликом сложное,
традиционными полукружиями ноздрей и “усиками” часть крупной схематичной антропоморфной личи­ вертикально ориентированное наголовье. увенчан­
позже были “пририсованы" два кружка, две соеди­ ны, обрамленной с боков и сверху большими дуга­ ное изображением двуединой головы “фантастичес­
няющиеся под углом линии и волнистая линия с раз­ ми. Основное изображение перекрыто более поздни­ кого" зверя, обращенной мордой вверх. Ниже основ­
вилкой на конце, перекрывшая желобок рта личины. ми рисунками “тощих’' коров, человека и повозки. ной личины расположена другая голова зверя, но об­
Выше незавершенное изображение фигуры быка. Красный песчаник. 105 х 100 х 12 см. Доставлена ращенная мордой вниз. Под ней выбит “солярный”
Красный песчаник, 80 х 62 х 5 см. Хранится в музее в МКМ Г.А. Максименковым. знак. На боковых гранях изваяния имеется по два “со­
ИАЭ СО РАН. Рис. 36. Стела № 199 в ограде кургана
Лит.: Леонтьев Н.В., 1997, рис. 23. лярных'* знака. Здесь же нанесены более поздние ри­ тагарской культуры у ж.-д. разъезда Бельтыры.
Лит.: Максименков, 1981а, с. 106. 189. Изваяние чаатаса у с. Подкамень (Орджо- сунки: фигуры “тощих” коров (некоторые из них пе­
184. Пятая стела могильника Лебяжье 1 (Красно­ никидзевский район, РХ). Лежало на территории рекрывают “солярные” знаки) и полушарные лунки.
туранский район, КК). Небольшой фрагмент сред­ разрушенного чаатаса, на пашне, в 1,2 км от села по На задней стороне - антропоморфная личина й еще менгиров чаатаса на краю первой надпойменной тер­
ней части стелы был использован в качестве плиты дороге на оз. Ошколь. На узкой лицевой стороне “саб­ один “солярный” знак. На поверхности камня, в том расы левого берега р. Аскиз, в 3 км к СВ от станции
перекрытия могилы в разрушенном кургане 2. Ли­ левидного” камня высечена рельефная антропомор­ числе на туловище одного из животных, прослежи­ Верхний Аскиз. Камень четырехгранной столбооб­
цевой стороной был обрашен вверх. Изображение фная личина, а под ней - плохо сохранившееся изоб­ ваются следы красной краски. Красный песчаник, разной формы с выветренной поверхностью.
личины выполнено в технике точечной выбивки с ражение головы хищного зверя. Красный песчаник, 21 0 x70x40 см. На плоском выступе несколько вогнутой лицевой сто­
последующей прошлифовкой линий. Красный пес­ 210 х 60 х 35 см. Доставлено в музей ИАЭ СО РАН Лит.: Леонтьев Н.В.. 2000, рис. I, 8. роны прослеживается изображение антропоморфной
чаник. 29 х 45 х 5 см. Хранится в музее ИАЭ СО Ю.С. Худяковым в 1980 г. Рис. по Ю.С. Худякову. 195. Второе изваяние кургана у с. Троицкое (Бог­ личины сложного типа. В ее наголовье схематичное
РАН. Лит.: Appelgren-Kivalo, 1931, s. 7-8, abb. !04fXy- радский район, РХ). Установлено в западной стенке изображение опускающейся вниз змеи с едва замет­
Лит.: Максименков, 1981а, с. 107. дяков, 1986, с. 59-60, рис. 3. ограды тагарского кургана рядом с памятником ным кру жком на конце. Красный конгломеративный
185. Шестая стела могильника Лебяжье 1 (Крас­ 190. Изваяние кургана у с. Соленоозерное (Ши­ № 194. На его узкой лицевой стороне, обращенной песчаник, 160 х 28 х 35 см.
нотуранский район. КК). Фрагмент нижней части ринский район, РХ). Служило менгиром в ограде на ЗЮЗ. высечено изображение личины сложного Лит.: Кызласов Л.Р., 1986, с. 141.
стелы с изображением двух дугообразных линий шеи кургана тагарской культуры в 2 км севернее села. типа. Под ней - "солярный” знак. Линии изображе­ 199. Стела кургана в окрестностях железнодорож­
личины, соединенных с “солярным" знаком. Найден Поверхностная корка камня местами отслоена (осо­ ний желобчатые, прошлифованные. На плоском вы­ ного разъезда Бельтыры (рис. 36) (Аскизский район,
в развале плит кургана 4. Выбивка с последующей бенно на левом боку). Изображение личины на уп­ ступе обратной стороны поверхностно выбито изоб­ РХ). Служит простеночным менгиром ограды боль­
подшлифовкой линий. Красный песчаник, 76 х 48 х лощенном выступе лицевой стороны сохранилось ражение схематичной личины. Вершина камня об­ шого кургана тагарской культуры в 5 км к ССВ от
5 см. Хранится в музее ИАЭ СО РАН. плохо. В ее наголовье фрагментарно сохранившееся ломана. Красный песчаник, 125 х 56 х 15 см. железнодорожного разъезда у края второй надпой­
Лит.: Максименков, 1981а, с. 108. изображение стилизованной змеи между двух “сто­ 196. Изваяние Уйбатского чаатаса (Усть-Абакан­ менной террасы левого берега р. Абакан. Лицевой
186. Обломки плит с антропоморфными изобра­ ек”. На правом боку камня три “солярных” знака и ский район, РХ). Было использовано в качестве стороной ооращена на ВСВ. Ее фотоснимок без ука­
жениями из могильника Лебяжье 1 (Краснотуранс- лунки более позднего происхождения. На левом боку менгира в одном из каменных курганов чаатаса. зания местонахождения был опубликован И.Л. Кыз­
кий район, КК). Помимо фрагментированных стел, фрагменты двух подобных знаков. Желтый песчаник, К 1971 г. было повалено, нижний конец отбит. Ка­ ласовым. На узкой лицевой стороне массивной че­
в разрушенных курганах могильника было найдено 170 х 60 х 40 см. Доставлено в МКМ в 1978 г. мень “саблевидной” формы, поверхность его силь­ тырехгранной плиты со скошенной вершиной выби­
пять обломков плит с выбитыми антропоморфными 191. Два фрагмента одной (?) стелы из окрестно­ но выветрена, сохранность изооражений плохая. ты в точечной технике одиннадцать параллельных
изображениями. Хранятся в музее ИАЭ СО РАН. стей с. Лебяжье (Краснотуранский район, КК). Най­ В нижнеи части узкой лицевой грани высечено ре­ дугообразных линий. На противоположной грани
1. Плита из кургана 1. В средней части выбитая в дены в 1978 г. местным жителем на правом берегу льефное изображение личины “сложного” типа. В ее выбиты изображения двух миниатюрных схематичных
точечной технике фигура обнаженной женщины. р. Биря под северо-западным склоном горы Козлиха наголовье следы изображения змеи в виде волнис­ личин. Коричневый песчаник, 140 х 125 х 30 см.
От ее правой руки отходит прямая линия с развил­ в зоне затопления Красноярского водохранилища. той линии. Коричневый песчаник, 230 х 80 х 30 см. Лит.: Кызласов И.Л., 1989, рис. 3.
кой на верхнем конце (по Г.А. Максименкову - посох). Находятся в с. Крас нотуранск. Доставлено в МКМ в 1971 г. 200. Изваяние чаатаса у с. Усть-Есь (Аскизский
Под фигурой - волнистая линия и неопределенное 1. Обломок плиты с фрагментом правой части ан­ Лит.: Appelgren-Kivalo, 1931, s. 15, abb. 170. район. РХ). Использовано в качестве менгира в од­
изображение. Красный песчаник, 87 х 66 х 3 см. тропоморфной личины сложного типа. Выбивка то­ 197. Стела кургана у оз. Тустухкёль (Бейский рай­ ном из каменных курганов восточной окраины чаа­
2. Плита из кургана 2. На ней фрагмент крупной чечная с подшлифовкой. Красный песчаник, 70 х он, РХ). Столоообразная четырехгранная стела с таса, расположенного в 4 - 4,5 км к СЗ от с. Усть-
антропоморфной фигуры. Г.А. Максименков видел 45 х 8 см. изображением личины сложного типа была исполь­ Есь, на второй надпойменной террасе левого бере­
в ней нижнюю часть изображения беременной жен­ 2. Фрагмент плиты с выбитыми в точечной техни­ зована в качестве “маяка” кургана тагарской культу­ га р. Абакан. Установлено лицевои стороной на ЗСЗ.
щины с раздвинутыми в стороны ногами. При раз­ ке изображениями трех малых личин. От третьей со­ ры на западном берегу озёра. Вершина ее ообита. Вершина изваяния обломана, правая сторона пол­
вороте рисунка на 180 градусов в нем можно уви­ хранился только “воротничок”. Красный песчаник, Красный песчаник. 120 х 45 х 32 см. Вывезена в му­ ностью выщерблена. В нижнеи части узкой лице­
деть верхнюю часть туловища антропоморфного су­ 75 х 45 х 8 см. Рис. по Ю.Н. Есину. зей ИАЭ СО РАН Ю.С. Худяковым в 1979 г. Рис. по вой грани изваяно рельефное реалистичное изоб­
щества с разведенными в стороны руками. Красный Лит.: Есин, 20026. рис. 8 Ю.С. Худякову. ражение человеческого лица. Выше имеется рель­
песчаник, 58 х 45 х 4 см. 192. Плита из с. Лебяжье (Краснотуранский рай­ Лит.: Худяков, 1980, с. И 5, рис. 8 , 1; 1986, с. 58- ефный выступ без следов изображений. На соко­
3. Плита из кургана 2. На ней выполненные в то­ он, КК). Фрагмент нижней части стелы с выбитым 59, рис. 2. вой стороне выбита фигура стоящего зооантропо-
чечной технике изображения пяти антропоморфных изображением “солярного” знака и более поздней 198. Изваяние Верхнеаскизского чаатаса (Аскиз­ морфного существа. Красный песчаник, 180 х 50 х
личин, две из которых производят впечатление неза­ фигурой быка был найден в 1981 г. местным жите­ ский район, РХ). Установлено в поминальном ряду 17 см.
96 Изваяния и степы окуневской культуры Каталог изваяний и стел 97
------- ---------------------------------- --------------- ------------------------- -

201. Стела с чаатаса Арбан II (Аскизский район, ной технике параллельные дугообразные линии. Их Лит.: Липский, 1955, с. 157, рис. 72, 73; 1956. ную плиту с изображением неоконтуренной личины
РХ). Была вкопана в перевернутом положении в ог­ перекрывают фигуры двух быков, знак в виде круж­ с 81. табл. 13,2; 1970а, рис. 17: Кызласов Л.Р., 1955, сложного"типа, перекрытой выбитыми позднее фи­
раде средневекового кургана чаатаса в окрестностях ка с двумя “усиками” и несколько лунок, выполнен­ с 139-144. рис. 58; I960, с. 159. рис. 61,2; Формо­ гурами животных. Красный песчаник, 210 х 105 см.
пос. Полтаков. Стела столбообразная, четырехгран­ ных в той же технике. На противоположной грани в зов, 1969, с. 201, 202; Кожин, 1980, с. 203. Хранится в ХКМ.
ная с выбитым изображением личины сложного типа нижней части выбиты три биконических курильни­ 214. Изваяние из ХКМ с неустановленным мес­ Лит.: Леонтьев Н.В.. 1997, с. 222-231, рис. 1.
и двух “солярных” знаков на лицевой стороне. Ко­ цы (две производят впечатление незавершенных), том находки. Уплощенный камень с дугообразно 220. Фрагмент стелы из кургана Тас-Хазаа (см. № 90)
ричневый песчаник, 132 х 40 х 26 см. Установлена в три лунки и две прямые линии. В верхней части гра­ изогнутой задней стороной. Поверхность выветре­ (Бейский район, РХ). Среди плит перекрытия второго
музее пос. Полтаков. ни сохранились четыре параллельных дугообразных на. На узкой лицевой стороне высечено барельеф­ яруса могилы 5 находилось несколько обломков од­
Лит.: Савинов. 1997в, с. 213-214, табл. II. линии. Коричневый песчаник. 340 х 80 х 40 см. ное реалистичное изображение человеческого лика. ного фрагмента стелы, на котором сохранилась пра­
202. Стела из могильника “Кок хая” (Аскизский 208. Изваянне в улусе Кызлас (Аскизский район, Под ним рельефные груди и живот с лункой. Корич­ вая часть абриса личины с радиальными лучами. Ли­
район, РХ). Служила угловым менгиром ограды та­ РХ). Служило менгиром в ограде одного из тагарс- невый песчаник. 190 х 115x22 см. нии желобчатые, прошлифованные, со следами крас­
гарского кургана могильника в окрестностях ких курганов у ж.-д. станции Верхний Аскиз. раско­ 215. Первая стела с левого берега р. Аскиз (Ас­ ной краски. Здесь же имеются более поздние резные
пос. Полтаков. Массивная столбообразная плита с панном Средне-Енисейской экспедицией HI JMK РАН кизский район, РХ). Найдена Э.А. Севастьяновой в рисунки антропоморфной фигуры и птицы. Песчаник.
отслоенной поверхностной коркой в левой части в 1980-х годах. Камень имеет столбообразную, уп- начале 1990-х годов вместе с двумя другими стела­ Хранится в ХКМ. Рис. по А.Н. Липскому.
лицевой грани. Первоначально на ней было выбито лощенно-четырехгранную форму. Возможно, в вер­ ми (№ 216 и 219) на высокой надпойменной террасе Лит.: Липский, 1961, с. 273-274; 19706, рис. 16,2.
изображение схематичной личины, обрамленной хней части лицевой грани имеется изображение ан­ левого берега р. Аскиз в 4 км ниже устья р. База, 221. Два фрагмента стелы из кургана Тас-Хазаа
сверху и по бокам тремя тройными дугами, а снизу - тропоморфной личины, скрытое в земле. На проти­ среди камней, перемещенных в ходе сельскохозяй­ (см. JSc 90) (Бейский район, РХ). Ооломки большой
двумя крестовидными личинами. Впоследствии по­ воположной грани камня выбито изображение змее­ ственных работ на край пашни. Массивная плита рас­ плиты были использованы для перекрытия четверто­
верх этого изображения была выбита другая личина видного дракона, опускающегося к “солярному" зна­ колота на две части. Поверхность ее значительно по­ го яруса могилы 2. На них сохранились широкие про­
с двумя поперечными линиями, имеющими вильча­ ку Под ним расположены схематичная фигура чело­ страдала от воздействия сельхозорудий. На лицевой шлифованные линии крупного антропоморфного
тые окончания. Кружки глаз основной личины были века и косой крест, датируемые тагарским временем. стороне в технике точечной выбивки выполнено изображения. Песчаник. Хранятся в ХКМ. Рис. по
переосмыслены как глаза этого вторичного лика. На одной боковой грани выбито изображение круп­ изооражение схематичной неоконтуренной личины. А.Н. Липскому.
На правом боку стелы выбита схематичная фигура ного рогатого животного, производящего впечатте- Выше ее расположена силуэтная фигу ра быка. Дета­ 222. Стела из кургана Разлив X (Боградский рай­
животного. Коричневый песчаник, 130 х 70 х 25 см. ние незавершенного, на другой - плохо сохранивша­ ли рисунка прослеживаются плохо, т.к. выбивка не­ он. РХ). Массивная плита с отбитым нижним утлом
Установлена в музее пос. Полтаков. яся фигура хищного зверя, нанесенная резаными глубокая. Справа от головы быка нанесено изобра­ служила перекрытием могилы 9. На ее лицевой сто­
Лит.: Савинов, 1997в. с. 213, табл. 1. линиями (выявить ее полностью не удалось). Корич­ жение “одеяния", выполненное резными линиями. роне желобчатыми линиями выполнено изображение
203. Первая стела могильника Есино IX (Аскизс­ невый песчаник. 16:> х 100 х 30 см. В конце 1980-х Под личиной несколько лунок и фрагментарно со­ личины “разливского” типа в сочетании с головой
кий район, РХ). Была использована в качестве пли­ годов доставлено во двор школы улуса Кызлас и вко­ хранившаяся фигу ра животного. Красный песчаник, хищного зверя. На обратной стороне резные рисун­
ты ограды кургана 2 в могильнике тагарской культу ­ пано вершиной вниз. 156 х 108 х 10 см. Хранится у Выставочного зала, ки крупных рогатых животных и миниатюрное изоб­
ры. расположенном южнее пос. Полтаков. Массив­ 209. Стела с р. Аскиз (Аскизский район, РХ). На­ г. Абакан. ражение повозки. На торце плиты прочерчены треу­
ная плита с изображением очень большой схематич­ ходилась на левом берегу' реки, в 7 км выше ее ус­ 216. Вторая стела с левого берега р. Аскиз (Ас­ гольники с точками в свободном пространстве. Серо­
ной личины с радиальными “лучами’’. В нижней ча­ тья. На узкой грани столбообразной плиты выбито кизский район, РХ). Вместе со стелами № 215 и 219 зеленый песчаник, 182 х 85 см. Рис. по М.Н. Пшени-
сти ее выбито несколько дополнительных миниатюр­ 18 параллельных дугообразных линий. Песчаник, находилась на краю пашни, среди камней, переме­ цыной и Б.Н. Пяткину.
ных личин разного облика. Коричневый песчаник, высота 120 см. Известна только по рис. экспедиции щенных с поля в ходе сельскохозяйственных работ Лит.: Пшеницына, Пяткин, 1993, с. 58-61. рис. 4
250 х 120 см. Находится в млгзее пос. Полтаков. Рис. по И.Р. Аспелина. (см. № 215). Значительно пострадала от сельскохо­ 223. Изваяние с оз. Ачик-куль (Варча) (Боградс­
Д.Г. Савинову с дополнениями. Лит.: Appelgren-Kivalo, 1931, s. 18. abb. 213. зяйственных орудий: разбита на пять кусков, повер­ кий район, РХ). Столбообразный камень со скульп­
Лит.: Савинов, Подольский, 1995, с. 50, рис. 2; 210. Одиннадцатый памятник Уйбатского чаата­ хностная корка во многих местах отслоена, есть бо­ турной человеческой головой на вершине, под кото­
Савинов, 1997в, с. 214, табл. III. са (Усть-Абаканский район. РХ). Находился на севе­ розды. На лицевой стороне расположено частично рой выбита антропоморфная личина сложного типа,
204. Вторая стела могильника Есино IX (Аскизс­ ро-западной окраине чаатаса (см. X* 4). в одном из сохранившееся изображение неоконтуренной трех- находился в степи у озера Ачик-куль. В 1736 г. выве­
кий район, РХ). Фрагмент верхней части стелы с вы­ курганов, лицевой стороной был обращен на север. дужной личины, выполненной в технике точечной зено в Красноярск, где впоследствии утрачено.
битой фигурой стоящего зооантропоморфного суще­ Представляет собой фигурную плиту с оббитым вер­ выбивки Здесь же имеются выбитые позднее фигу­ В 1971 г., при проведении земляных работ в городе,
ства на боковой грани. От изображении лицевой сто­ хним концом, который производит впечатление про­ ры животных, перекрывающие основное изображе­ был найден фрагмент верхней части. Песчаник, "'вы­
роны сохранился только фрагмент змеи. Камень был филя человеческого лица, обращенного к небу. ние. На противоположной стороне плиты - фрагмен­ шиною в человеческий рост”. Рис. по Г.Ф. Миллеру.
использован в качестве второй плиты 01рады курга­ На широкой стороне выбит лишь удлиненный жело­ тарно сохранившиеся изооражения животных. Лит.: Раллов, 1894, с. 99-100, рис. “б”; Миллер,
на 2. Коричневый песчаник. 125 х 90 х lz см. Рис. по бок рта (?). Песчаник, 90 х 74 см. Известен только На узком ребре плиты выбиты лунки и две попереч­ 1996, с. 148; Грязнов, Шнейдер, 1929, табл. V, 39;
Д.Г. Савинову и М.Л. Подольскому. по рис. экспедиции И.Р. Аспелина и фотографии ные линии. Красный песчаник, 1’30 х 139 х 9 см. Хра­ Кызласов, Нашекин, 1981, с. 262-263, рис. 1.
Лит.: Савинов, Подольский, 19$5, с. 48-50, рис. 1. А.В. Адрианова. нится у Выставочного зала. г. Абакан. 224. Стела Большого Табатского кургана (Бейс­
205. Плита из могильника Бырганов (Аскизский Лит.: Appelgren-Kivalo, 1931. s. 16, abb. 183; Кыз­ 217. Изваяние из окрестностей станции Аскиз кий район, РХ). Была использована в качестве пли­
район, РХ). Была использована в перекрытии моги­ ласов Л.Р., 1955, с. 144. рис. 59. 2. (Аскизский район, РХ). Изваяние в конце 1980-х го­ ты стенки ограды кургана тагарской культуры у
лы 1 - самого большого тагарского кургана могиль­ 211. Миниатюрное изваяние с р. Тёя (Аскизский дов было перевезено с неустановленного места его с. Табат, исследованного в 1976 г. М.Н. Йшеницы-
ника. На ее лицевой стороне выбито крупное изоб­ район, РХ). Массивный, округлый в сечении “пест” первоначального нахождения на окраину ж.-д. стан­ ной и М.Л. Подольским. На плите выбито несколько
ражение "фантастического*’зверя и несколько допол­ с изваянной на утолщенном конце скульпту рной го­ ции Аскиз, откуда впоследствии оыло вывезено в разновременных изображений. Первой была нане­
нительных рисунков, в том числе три небрежно вы­ ловой быка был найден случайно на р. Тёя. Серый г. Абакан. На верхнем конце узкой лицевой грани кам­ сена антропоморфная фигура с раскинутыми в сто­
полненных личины. На ребре плиты выбито несколь­ диорит (?). 49 х 10 х 8 см. Рис. по Л.Р. Кызласову. ня расположено скульптурное реалистичное изобра­ роны руками и ногами. Она сохранилась хуже дру­
ко поперечных линий. Известняк, 270 х 280 х 30 см. Лит.: Кызласов Л.Р., 1986, с. 290, рис. 200. жение человеческого лица. На левом боку- сохранил­ гих изображений. После этого были выбиты изоора­
Находится в музее пос. Полтаков. Рис. по Г.Н. Ку­ 212. Изваяние кургана у горы Аар паары (Аскиз­ ся фрагмент неопределенного изображения, выпол­ жения поджарых коров, антропоморфизированного
рочкину и Б.Н. Пяткину. ский район, РХ). Изваяние служит менгиром в севе­ ненного желобчатыми линиями. Коричневый песча­ “солярного” знака и двух схематичных личин. Пос­
ЛитГ: Курочкин, 199э, с. 52-54; Пяткин. Курочкин, ро-западном углу ограды одного из курганов ранне­ ник, 170 х 65 х 15 см. Установлено у дома № 1 по ледними. очевидно, были выбиты многочисленные
1995, с. 72-74, рис. 1. тагарского времени на левом берегу р. Есь в о - 7 км ул. Дружбы Народов в г. Абакане. круглые лунки. Красный песчаник, 102 х 84 х 10 см.
206. Стела из могильника Бырганов V (Аскизс­ ниже улуса Сафронов и в 1,3 км к СЗ от вершины 218. Изваяние с перевала у улуса Нижняя Тёя Хранится в музее ИАЭ СО РАН. Рис. по Ю.Н. Есину.
кий район, РХ). Была использована в качестве “мая­ горы Аар паары. Лицевой стороной обращено на (Таштыпский район, РХ). Находилось на перевале Лит.: Пшеницына, Подольский, 1977, с. 235-236;
ка” кургана 9 в могильнике тагарской культуры, рас­ восток. Камень сильно выветрен. На его неровной, водораздела рек Тёя и Таштып в 6 км от улуса Ниж­ Запорожская, Конопацкий, 1980, рис. 7; Есин. 20026,
положенном между селами Усть-Есь и Бырганов. узкой лицевой стороне выбито плохо сохранившее­ няя Тёя по дороге на с. Таштып. По Я.Й. Сунчуга- рис. 7; Есин, 2003, рис. 1.
Фрагмент верхней части стелы с частично сохранив­ ся изображение личины сложного типа с двумя бы­ шеву, изваяние было перевезено сюда с какош-то 225. Миниатюрное изваяние из с. Устинкино (Ши­
шимся выбитым изображением схематичной личи­ чьими рогами и схематичной змеей в наголовье. другого места для совершения поклонений на пере­ ринский район, РХ). Было найдено на пашне в окре­
ны с трехлучевым наголовьем. Коричневый песча­ На правом боку прослежен фрагмент изображения вале. Камень неправильной формы с обломанной стностях села, на левом берегу р. Черный Июс. Ка­
ник, 165 х 35 х 20 см. Находится в музее пос. Полта­ поджарой коровы, ниже ее - фигура быка и “соляр­ нижней частью. Изображение личины на узкой ли­ мень сигаровидной формы, заполированный, но с
ков. Рис. по И.П. Лазаретову. ный” знак. Коричневый песчаник, 155 х 23 х 65 см. цевой грани сохранилось фрагментарно. На боковой известковой коркой, разделен поперечными, кольце­
Лит.: Лазаретов, 19956, с. 57-59, рис. 1, 4. 213. Изваяние поминальника у улуса Кызлас (Ас­ грани выбиты схематичные изображения двух личин, видными линиями на три части. По обе стороны ро­
207. Стела кургана у улуса Кызлас (Аскизский кизский район, РХ). Было вкопано вершиной вниз в несколько лунок и фрагментарно сохранившаяся гов основной личины нанесено шесть овальных лу­
район, РХ). Служила “маяком” в одном из больших ряду поминальных менгиров таштыкской культуры фигура коровы. На задней стороне схематичное изоб­ нок и две силу этных “безликих” личины. На верши­
курганов тагарской культуры, расположенных в од­ на северной окраине улуса. В нижней части четы­ ражение змеи. Коричневый песчаник, 160 х 60 х не камня поврежденный сколами кружок с ямкой в
ном км к СВ от улуса по левую сторону дороги на рехгранного обелиска изваяно скульптурное реали­ 37 см. Хранится в ХКМ. центре. У него, возможно, было четыре луча, как у
с. Верхний Аскиз. Ё конце 1980-х годов была пова­ стичное изображение человеческого лица. В поми­ Лит.: Сунчугашев, 1985, с. 37-39, рис. 2 , 2. традиционных “солярных” знаков. Серый гранит,
лена. Массивная плита имеет четырехгранную фор­ нальник изваяние попало уже с отбитым нижним 219. Третья стела с левого берега р. Аскиз (Ас­ 44 х 14 см. Хранится в ХКМ.
му с фрагментарно сохранившейся поверхностной концом. Верхний заостренный конец его был утра­ кизский район, РХ). Найдена Э.А. Севастьяновой на 226. Миниатюрное изваяние с р. Биря (Красно­
коркой на двух противолежащих узких гранях, несу­ чен в музее. Коричневый песчаник. 235 х 30 х 19 см. краю пашни вместе с двумя другими стелами (см. №215 туранский район, КК). Массивный округлый в сече­
щих изображения. На одной из них выбиты в точеч­ Вывезено в ХкМ А.Н. Липским в 1948 г и 216). Представляет собой массивную прямоуголь­ нии предмет со скульптурной головой хищного зве-
98 Изваяния и стелы окуневской культуры
f Каталог изваяний и стел 99

ря на утолщенном конце найден в зоне затопления ное со следами покраски охрой изображение было 243. Изваяние Копенского чаатаса (Боградскийкизский 252. Первый памятник Кызласского чаатаса (Ас­
Красноярского водохранилища у с. Лебяжье. Мра­ обращено внутрь могилы. Серый гранит, 115 х 68 х район, РХ). Установлено в одном из курганов чаатаса, район. РХ). Четырехгранный обелиск со ско­
мор, 68 х 12,4 х 14,3 см. Прорисовка по фотографии. 27 см. Хранится в ХКМ. Рис. по И.П. Лазаретову. расположенного в одном км ниже устья р. Тесь, лево­ шенной вершиной и выветренной поверхностью ус­
Лит.: Тарасов, 1998, с. 121-123: Тарасов, Заика, го притока Енисея. На узкой лицевой стороне извая­ тановлен на северной стороне каменного кургана юго-
Лит.: Лазаретов, 1997, с. 22, табл. XI, 3.
2000, с. 183-184, рис. 1.
236. Плита с рисунками из могильника Уйбат V ния фрагментарно сохранилось изображение личины западной км к СВ
окраины чаатаса, расположенного в 2 - 2,5
от улуса Кызлас, на пологом склоне возвы­
227. Первая стела могильника Верхний Аскиз 1 (Усть-Абаканский район, РХ). Найдена среди плит сложного типа. Верхняя часть камня обломана. Жел­
(Аскизскии район, РХ). Массивная плита с выбитым разрушенного ящика могилы 13 в кургане 1. На ее шенности. Изображение личины, обращенной на
т ы й песчаник. 160х ЮОх 18 см.
изображением личины сложного типа и обнаженной 244.11зваяние кургана у улуса Чарков (Усть-Аба­ ССВ, было полностью скрыто в земле. Ее бычьи рога
женщины служила южной стенкой ящика могилы 2 лицевой стороне резными линиями выполнено изоб­
ражение биконической курильницы. Слева от нее канский район, РХ). Находится в одном км к ЮЮЗ и уши располагаются на боковых гранях. В наголовье—
в кургане 2 окуневского могильника Верхний Аскиз 1; выбиты три дугообразных линии и схематичная ли­ стилизованное
от улуса в ограде того же тагарского кургана, где на­ от второй личины, изображение змеи, опускающейся вниз
изображением была ориентирована на внешнюю сто­ чина. На ребре плиты выбита косая сетка. Коричне­ ходилось изваяние № 27. Детали личины, обращен­ На левой боковой грани выбитой на вершине памятника.
рону ящика. Серый песчаник, 145 х 62 х 16 см. Хра­ вый песчаник, 86 х 55 см. Хранится в ХКМ. ной к юго-западу, не различимы. На широких боко­ выбито три "солярных” знака. стелы первоначально было
нится в ХКМ. Рис. по А.А. Ковалеву. Лит.: Лазаретов, 1997, с. 25, 36, табл. XI, 6. вых сторонах выбито по одному ‘"солярному*" знаку. лено изооражение схематичнойПозднее личины с
к ним добав­
остроконеч­
Лит.: Ковалев, 199/, с. 82-83. табл. VII, 3. 237. Фрагмент стелы из могильника Уйбат V Темно-серый гранит, 60 х 64 х 22 см.
228. Вторая стела могильника Верхний Аскиз 1(Ас­ (Усть-Абаканский Лит.: Грязнов, Шнейдер, 1929, табл. II, 20. ным головным убором. Ее линии перекрывают "со­
район, РХ). На массивной плите с
кизский район, РХ). Массивная плита с выбитым изоб­ отбитой верхней частью, найденной среди плит пе­ 245. Изваяние могильника в устье р. Биря (Крас­ лярные” знаки, длинный рог и ухо основной личины.
ражением личины “разливскогсГ типа перекрывала рекрытия могилы 5 в ку ргане 1, сохранилась часть нотуранский район. КК). Было выявлено в 1983 г. На правой стороне стелы, сильно пострадавшей от вы­
могилу 36 кургана 2. Была положена изооражением выоитого изображения схематичной личины. На реб­ среди плит перекрытия погребения в могильнике ветривания, едва прослеживаются два "солярных" зна­
вниз. Серый"песчаник, 125 х 75 х 25 см. Хранится в ре плиты выбита еще одна личина. Красный песча­ андроновской культуры на месте бывшей д. Биря, в ка. ниже них, видимо, был третий. Коричневый пес­
ХКМ. Рис. по А.А. Ковалеву зоне затопления Красноярского водохранилища. чаник, 185 х 45 х 20 см.
Лит.: Ковалев. 1997. с. 91, табл. VII, 2. ник, 79 х 52 х 14 см. Хранится в ХКМ. Рис. по 253. Второй памятник Кызласского чаатаса (Ас­
И.П. Лазаретову. Не копировалось. На узкой лицевой стороне упло­ кизский район. РХ). Установлен в том же ку ргане,
229. Третья стела могильника Верхний Аскиз 1 Лит.: Лазаретов. 1997, с. 24, табл. XI, щенного столбообразного камня со скошенной к вер­ где находится
(Аскизский район. РХ). Массивная плита с выбитым шине задней стороной выбито рельефное изображение вой стороной обращен стела ЛЬ 252. с южной стороны! Лице­
238. Плита из ХКМ с неустановленным местом на ВСВ. Представляет собой
изображением неоконтуренной личины сложного находки. Предположительно, происходит из погре­ личины “'сложного" типа. В ее наголовье схематичное плоскую плиту со скругленным
типа перекрывала могилу 36 ку ргана 2. Была поло­ бения, раскопанного А.Н. Липским в окрестностях изображение змеи, бычьи рога и уши. Красный пес­ верхностная корка частично утрачена. верхним краем, по­
жена изображением вниз. Красный песчаник, 116 х чаник. 190 х 70 см. Прорисовка по фотографии. Личина пере­
68 х 25 см. Хранится в ХКМ. Рис. по А.А. Ковалеву. с. ные
Усть-Есь Аскизского района. На ней разновремен­
рису нки, выполненные в разной технике. В их 246. Четвертое изваяние Ташебинского чаатаса крыта изображениями быка и двух перевернутых ан­
Лит.: Ковалев, 1997. с. 91. табл. VII, /. числе сплошь прошлифованная личина, точечно (г. Абакан. РХ). Было использовано в качестве мен­ тропоморфных фигу р. Коричневый песчаник. 200 х
230. Плита с рисунком из могильника Верхний выбитые неоконтуренные личины и фрагментарно гира в одном из курганов. Поверхность его во мно­ 60 х254. 12 см.
Аскиз 1 (Аскизский район, РХ). Массивная плита с сохранившаяся резная антропоморфная фигура. гих местах отслоена, особенно значительны утраты кизскийТретий памятник Кызласского чаатаса (Ас­
район, РХ). Плита с обломанной вершиной
выполненным красной краской изображением двух Серо-зеленый песчаник. 30 х 31 см. на боках. В верхней части узкой лицевой стороны и почти полностью
синкретичных зооморфных существ в геральдичес­ изваяно рельефное реалистичное изображение чело­ кой на лицевой стороне утраченной поверхностной кор­
кой позе служила северной стенкой ящика могилы 1 ский 239. Плита из могильника Узун-Харых (Ширин­ установлена в углу ограды
район, РХ). Два обломка массивной плиты слу­ веческого лица. На правой боковой грани сохрани­ тагарского кургана, расположенного в 150 м к СВ от
в кургане 2. Рисунок был обращен внутрь могилы. жили перекрытием могилы в кургане могильника, лось рельефное ухо. Серый песчаник, 130 х 75 х 25 см.
Фигура правого существа повреждена водой, проса­ исследованного Л.Р. Кызласовым в 1985 г на левом Доставлено в МКМ в 1898 г. А.В. Адриановым. кургана со стелами Л» 252, 253. Стела обращена ли­
чивавшейся в ящик с поверхности кургана. Корич­ берегу р. Туим. На плите выбито большое количе­ 247. Пятое изваяние Ташебинского чаатаса цевой стороной на ЮЮВ. На ней резными прошли­
невый песчаник, 140 х 80 см. Хранится в ХКМ. ство изображений антропоморфных фигур и личин (г. Абакан. РХ). Служило менгиром в кургане № 5, фованными линиями выполнено изображение сто­
Рис. по А.А. Ковалеву.
редких и даже необычных для окуневского искусст­ раскопанном А.В. Адриановым.! 1редставляст собой ящего зооморфного существа. Линии рисунка про­
Лит.: Ковалев, 19^7, табл. VIII. ва типов, а также фигу ры животных. Некоторые из четырехгранный столбообразный камень с изваян­ слеживаются плохо. Йиже фигуры следы" каких-то
231. Фрагмент плиты с изображением хищного рисунков перекрывают более ранние. Коричневый ным в его верхней части изображением человечес­ других фрагментарно сохранившихся изображений.
зверя из могильника Верхний Аскиз 1 (Аскизский кого лица. Нос и подбородок рельефно моделирова­ На узком левом ребре плиты выбиты лунки. Корич­
район, РХ). Четыре небольших обломка плиты с рез­ песчаник. 10j х 130 и 90 х 102 см. Хранится в МКМ.
Лит.: Кызласов Л.Р., Кызласов И.Л., 1986, с. 255. ны. остальные детали переданы желобчатыми лини­ невый песчаник. 185 х 65 х 13 см.
ным изображением зверя были использованы для ями. Красный песчаник, 72 х 26 х 22 см. Доставлено (Аскизский255. Четвертый памятник Кызласского чаатаса
укрепления стенки ящика могилы 9 в кургане 2. Пес­ РХ).240. Стела с левого берега р. Ут (Бейский район,
Столбообразная четырехгранная стела с выби­ в МКМ А.В. Адриановым в 1898 - 1900 гг. район. РХ). Находится в 50 м к югу от
чаник, высота 30 см. Хранится в ХкМ. Рис. по Лит.: Грязнов. Шнейдер, 1929, табл. VIII, 72. стелы 254, в ограде другого кургана тагарской
тым изображением нетрадиционной личины и двух
А.А. Ковалеву.
“солярных” знаков лежала на песчаных обнажениях 248. Стела кургана в окрестностях станции Ас­ культуры, где служит северо-западным угловым мен­
Лит.: Ковалев, 1997. с. 88. табл. IX. 1. киз (Аскизский район, РХ). Лежала возле одного из гиром. Лицевой стороной обращен на ВЮВ. Пред­
232. Первая стела могильника Уйбат III (Усть- Утух-Хая-Кисте на левом берегу р. Ут возле угла
курганов могильника тагарской культуры в 1.5 км от ставляет собой плиту с неровным правым краем и
Абаканскии район, РХ). Имеет четырехгранную стол­ ограды кургана тагарской культуры, в котором она,
станции по дороге в село Аскиз! Расколота на две угловато обломанной вершиной. Поверхность лице­
бообразную форму. Найдена в заполнении централь­ очевидно,’служила менгиром. Желтоватый песчаник,
140 х 40 х 33 см. Вывезена в музей ИАЭ СО FAH части, поверхность выветренная, неровная, корка в вой стороны неровная с частично утраченной кор­
ной могилы кургана 1. Линии рису нка схематичной Ю.С. левой части отслоилась. В технике точечной выбив­ ки, кой. Рисунки выполнены в технике точечной выбив­
Худяковым в 1978 г. Рис. по Ю.Н. Есину. отдельные линии подшлифованы. Посередине
личины выбиты, прошлифованы и закрашены охрой. ки нанесено изображение личины сложного типа. плоскости
Коричнево-серый гранит, 115 х 32 х 32 см. Хранится рис.Лит.: 4.
Худяков, 1986, с. 57-58, рис. 1; Есин. 20026.
Здесь же выбиты оолее поздние фигу ры животных и тальная линия, выбита относительно широкая горизон­
в ХКМ. Рис. по И.П. Лазаретову. большое количество лунок. Красный песчаник, 216 х нем - фрагментарно разделяющая ее на два яруса. В верх­
Лит.: Лазаретов, 1997. с. 20/ табл. XI, 2. 241. Второй памятник с перевала у улуса Ниж­ сохранившиеся изображения
няя Тёя (Таштыпский район. РХ). На том же перева­ 103 х 12 см. Доставлена в ХКМ Э.А. Севастьяновой, пяти “одеяний”. Над ними слева фрагмент тулови­
233. Вторая стела могильника Уйбат III (Усть- 249. Фрагмент стелы с кургана у станции Аскиз ща животного. Под линией выбиты
Абаканский район, РХ). Форма уплошенно-столбо- ле, где находилась стела № 218, в ограде полуразру­
шенного тагарского кургана установлена другая, со­ (Аскизский район, РХ). Обломок плиты с фрагмен­ щих” коров, орла, медведя и волка (?). фигуры трех “то­
образная. на широкой стороне выбито изображение хранившаяся том средней части неоконтуренной личины ~джойс- камня плохо сохранившееся изображение На узком ребре
схематичной личины. Была установлена в западном плиты с обломанным фрагментарно. На широкой стороне схематич­
верхним концом и частично ут­ кого’ типа лежал на одном из татарских ку рганов в ной личины. Коричневый песчаник, 122 х 90 х 25 см.
углу надмогильного сооружения центральной моги­ 2 км к ЮВ от станции. Красный песчаник, 78 х 33 х
лы кургана 1. Личиной была обращена к захороне­ раченной поверхностной коркой выбиты изображе­
ния двух безрогих поджарых коров и схематичной 15 см. Известен только по копии В.Ф. Капелько. 256. Шестой памятник Ташебинского чаатаса
нию. Серый гранит. 120 х 52 х 28 см. Хранится в личины. Под ними еще одна едва различимая фигу­ 250. Стела кургана на оз. Беле (Ширинский рай­ (г. Абакан, РХ).вЛежит наклонно и почти полностью
ХКМ. Рис. по И.П. Лазаретову.
ра безрогого животного. На узкой грани камня про­ он, РХ). Использована в качестве простеночного погруженным землю в одном из курганов на вос­
Лит.: Лазаретов. 1997, с. 19, табл. XI, 1. менгира в ограде одного из татарских курганов на точной окраине чаатаса. Представляет собой про­
234. Первая стела могильника Уйбат V (Усть-Аба­ слеживается выполненное относитетьно тонкими ли­
ниями неопределенное изображение. Коричневый западном берегу озера. Поверхностная корка плиты дольно расколовшийся камень с обломанной верши­
канский район, РХ). Форма уплощенно-столбообраз- песчаник, 110 х 60 х 15 см. частично отслоена. Выбито изображение личины с ной. От основного рельефного изображения личи­
ная. на широкой стороне выбито изображение схе­ Лит.: Сунчугашев, 1985, с. 37-39, рис. 2, /. нетрадиционной поперечной полосой. Серый песча­ ны сохранилась только нижняя часть. Под ней вы­
бит “солярный” знак и рельефом намечены груди.
матичной личины. Служила южной стенкой ящика 242. Второе изваяние Салбыкской степи (Усть- ник, размеры не известны. Рис. В.Ф. Капелько.
центральной могилы кургана I. Прошлифованное и Абаканский район, РХ). Лежит в юго-восточной стен­ 251. Камень из окрестностей ж.-д. разъезда Бель- Еше ниже - две грубо выбитых поперечных линии,
подтреугольная фигура и миниатюрная неоко!пурен-
покрашенное изображение было обращено вну трь ке ограды одиночного кургана тагарской культуры, тыры (Аскизский район, РХ). На узкой грани одного ная личина. Коричневый
ящика. Серый гранит, 158 х 71 х 31 см. Хранится расположенного из менгиров ограды тагарского кургана в окрестно­ хняя часть памятника восстановлена песчаник. 155x35 см. Вер­
в ХКМ. Рис. по И.П. Лазаретову. в 3 км от дорога Аоакан - Сорск по по схематично­
направлению к Большому Салбыкскому кургану стях разъезда было выбито небольшое изображение му рисунку М.П. Грязнова и Э.Р. Шнейдера.
Лит.: Лазаретов, 1997, с. 22, табл. XI, 4 . личины. А.Н. Липский отделил от менгира фрагмент
235. Вторая стела могильника Уйбат V (Усть-Аба- кКамень имеет столбообразную форму со скошенной
вершине задней стороной: на уплощенном высту­ с личиной и доставил его в ХКМ. Изображение ли­ Лит.: Грязнов. Шнейдер, 1929, табл. IV, 31.
канский район, РХ). Форма уплощенно-столсообраз­ пе чины нехарактерного для оку невской традиции об­ (г. Абакан,257. Седьмой памятник Ташебинского чаатаса
ная, на широкой стороне выбито изображение схе­ жение лицевой стороны - плохо сохранившееся изобра­ РХ). Четырехгранный камень с отбитой
личины сложного типа. Ниже ее рельефом лика выполнено в технике точечной выбивки. Корич­ на уровне глаз
матичной личины. Служила западной стенкой ящи­ выделены груди, выбит “солярный” знак и намечен невый песчаник. Фрагмент 28 х 20 см. Хранится ном углу' того желичины вершиной. Вкопан в север­
кургана, где лежит изваяние 256.
ка центральной могилы в кургане 1. Прошлифован­ живот. Серый гранит, 265 х 6и х 40 см. в ХКМ.
100 Изваяния и степы окуневской культуры Каталог изваяний и стел 101
■--------------------

Изображение личины сложного типа выполнено же­ расе левого берега реки в 6 км ниже пос. Аххол. Ка­ к ЮВ от улуса Верхнебиджинекий, на правом бере­
лобчатыми, прошлифованными линиями на упло­ мень столбообразный, трехгранный в сечении. гу р. Биджа. Представляет собой овальную в сече­
щенном выступе лицевой грани. Желтый песчаник, На плоской лицевой стороне с угловатым прогибом нии глыбу гранита неправильной удлиненной фор­
80 х 60 х 40 см. в средней части и выступом на вершине в технике мы с выветренной и частично утраченной поверх­
258. Восьмой памятник Ташебинского чаатаса точечной выбивки выполнено изооражение оконту­ ностью. Вероятно, служила менгиром в одном из оли-
(г. Абакан, РХ). Вкопан в перевернутом виде у юж­ ренной личины нетрадиционного облика. Фрагмент жайших тагарских курганов. Фрагментарно сохра­
ного угла кургана с изваяниями Jv» 256 и 257. Лице­ плоскости с изображением правой части личины от­ нившееся изображение личины сложного типа вы­
вой стороной обращен на ЮЗ. Поверхность камня слоился. Серый гранит, 190 х 40 х 37 см. полнено прошлифованными желобчатыми линиями.
сильно выветрена. Рельефное изображение личины 266. Стела кургана в долине ключа Юр (Усть-Аба­ На вершине камня выбит квадратный “солярный”
сложного типа выполнено желобчатыми, прошлифо­ канский район. РХ). Использована в качестве про­ знак. Розовый гранит. 162 х 60 х 33 см.
ванными линиями. Под ней два “солярных'* знака. стеночного менгира западной стенки ограды боль­ 279. Второй памятник Копенского чаатаса (Бог­
Красный песчаник. 180 х 80 х 25 см. шого тагарского ку ргана, находящегося в 2 -2,5 км радский район. РХ). Неровная, волнистая поверхно­
259. Девятый памятник Ташебинского чаатаса от края надпойменной террасы левого берега р. Ниня стная корка плиты местами отслоена, края грубо
(г. Абакан, РХ). Установлен в северном углу кургана и в з км к СВ от пос. Аххол. Стела, обращенная ли­ оббиты. Изображения выполнены врезанными, про­
тагарской культу ры, расположенного в 50 м к западу цевой стороной к ВСВ, имеет вид остроконечной шлифованными линиями и расположены горизон­
от кургана с изваяниями № 256-258. Поверхность глыбы гранита, на уплощенной лицевой стороне ко­ тальными рядами. В верхнем - три фрагментарно
камня сильно выветрена. У рельефного изображе­ торой желобчатыми прошлифованными линиями вы­ сохранившихся антропоморфных фигуры и задняя
ния личины сложного типа, выбитого в нижней час­ полнены изображения двух антропоморфных личин. часть фигуры копытного животного. По информа­
ти лицевой стороны, прослеживаются лишь отдель­ Некоторые линии со следами красной краски. Серый ции М.Ф. Косарева, видевшего стелу7в начале 1960-х го­
ные линии. В наголовье следы вертикального л уча. гранит, 195 х 90 х 60 см. дов, антропоморфные фигуры были с птичьими го­
Коричневый конгломеративный песчаник, 1#5 х Лит.: Грязнов. Шнейдер, 1929, табл. VI. 47. ловами. От изосражений нижнего восьмого ряда со­
60 х 30 см. 267. Изваяние кургана в долине ключа Юр (Усть- хранились лишь мелкие, неопределенные фрагмен­
260. Изваяние у улуса Сартыков (Алтайский рай­ Абаканский район" РХ). Установлено в северо-вос- ты. Красный песчаник. 215 х 103 х 12 см. Стела об­
он, РХ). Стоит одиночно в 1,5 км к ЮВ от улуса под точном углу ограды тагарского кургана, расположен­ наружена в 1739 г. Г.Ф. Миллером и И.Г. Гмелиным.
западным склоном возвышенности. Возможно, оно ного в 300 м к ВЮВ от кургана со стелой № 266. В начале 1960-х годов повторно выявлена Л.П. Зяб-
установлено в ограде кургана, полностью скрытой Лицевой стороной обращено на ЗЮЗ. Поверхность линым и доставлена в ХКМ.
под надувными песками. Поверхность камня силь­ камня выветрена, корка частично утрачена. Под плос­ Лит.: Радлов. 1894. с. 96-97: Молодин. Погожева,
но выветрена. Детали рельефного изображения ли­ кой вершиной изваяно реалистичное изображение 1990. с. 173-174, рис. 3, 4.
чины, выбитой в нижней части узкой лицевой сто­ человеческого лица. Детали его прослеживаются 280. Стела на оз. Дикое (Боградский район. РХ).
роны, не прослеживаются. Коричневый песчаник, плохо. Нос и надбровные дуги выделены рельефно. Столбообразная четырехгранная каменная глыба со
135 х 70 х з0 см. Розовый гранит, 70 х55 х Зэ см. скошенной к задней стороне вершиной стоит оди­
261. Стела кургана у пос. Усть-Камышта (Аскиз­ 268. Вторая стела из окуневского погребения на ночно на западном пологом берегу в 120 метрах от
ский район, РХ;. Установлена в восточном углу ог­ р. Карыш (Ширинский район. РХ). В той же могиле, озера, расположеного в 4 км к СВ от железнодорож­
рады тагарского кургана в 2 км к ЮЮВ от поселка где находилась стела № 187, в перекрытии был ис­ ного разъезда Туманный. На плоской лицевой сто­
на правом берегу р. Камышта. На широкой лицевой пользован большой обломок плиты с сохранившейся роне, обращенной к востоку, выбито изображение
стороне плиты, обращенной к ЮЮЗ, выбито плохо на нем левой частью изображения личины сложного схематичной неоконтуренной личины. Все детали
сохранившееся изображение неоконтуренной личи­ типа, выполненного в технике точечной выбивки. Ко­ прошлифованы. Серый гранит, 187 х 90 х 58 см.
ны. Красный песчаник, 200 х 100 х 25 см. ричневый песчаник, 100 х 69 см. 281. Изваяние кургана на оз. Теплое (Усть-Аба­
262. Изваяние кургана на р. Камышта (Усть-Аба­ 269. Фрагмент плиты из погребения в Есинском канский район, РХ)" Округлый в сечении столбооб­
канский район, РХ). Использовано в качестве про­ совхозе (Аскизский район, РХ). Обломок массивной Рис. 37. Изваяние .М>282 в ограде кургана разный камень с сильно выветренной поверхностью
стеночного менгира западной стенки ограды тагарс­ плиты с частично сохранившимся изображением сол­ тагарской культуры в Уйбатской степи. лежит у большого тагарского кургана в 500 м к севе-
кого кургана, в котором установлены памятники , от озера за северо-восточной окраиной г. Соре ка.
№ 1 и 105. в 6 км к ССЗ от пос. Пуланкуль. Камень
столбообразный, с обломанной вершиной. Уплощен-
нцеголового антропоморфного существа, держаще­
го в отведенной в сторону руке змею. Здесь же вто­ Лит.: Савинов, 1996,с. 29-30, рис. 5; 1997в,с.215. R а нем высечено рельефное изображение яйцевид­
ричные рисунки двух схематичных личин и несколько рис. 2. ной личины сложного типа. Детали лика едва про­
но-рельефное. реалистичное изображение человечес­ лунок. По некоторым сведениям, он был найден в 274. Стела из могильннка Ар-Хая (Аскизский рай­ слеживаются. Рот со следами красной краски. На зад­
кого лика высечено в верхней части узкой грани. Под­ 1950-х годах А.Н. Липским в конструкции погребе­ он, РХ). На плоской стороне плиты, найденной в ог­ ней стороне выбито три круглых глубоких лунки.
бородок и часть левой стороны лика отбиты. Нос и ния тагарской культуры на территории Есинского раде кургана тагарского могильннка у пос. Полтаков, Серый гранит, 295 х 60 см.
надбровные дуги выделены за счет понижения фона совхоза. Серый песчаник, 60 х 38 х 8 см. Хранится в выбито изображение женской головы с прической, 282. Изваяние кургана в Уйбатской степи (рис. 37)
вокруг них. Глаз в виде лунки. Темно-серый гранит, ХКМ. серьгами и неопределенным атрибутом в левом ниж­ (Усть-Абаканский район. РХ). Использовано в каче­
60 х 50 х 20 см. 270. Фрагмент плиты из Есинского совхоза (Ас­ нем углу. Песчаник, 80 х 60 см. Рис" по Д.Г. Савинову; стве менгира в одном из ку рганов тагарской культу­
263. Стела на правом берегу' р. Камышта (Аскиз­ кизский район, РХ). Был найден А.Н. Липским в кон­ Лит.: Савинов. 1996, с. 42, рис. 8; 1997в. с. 215- ры, расположенных в 5 км к ССВ от улуса Чарков и в
ский район, РХ). Большой окатанный валун непра­ струкции погребального сооружения на территории табл. IV. одном км к востоку от гряды хребта"Сагархая. Уста­
вильной формы без видимых следов обработки ле­ Есинского совхоза. Точные обстоятельства и время 275. Миниатюрное изваяние с р. Карыш (Ширин­ новлено на входе в ку рган лицевой стороной на вос­
жит у края пашни в перевернутом положении на низ­ находки не установлены. На обломке - разновремен­ ский район, РХ). На утолщенном конце массивного ток. Угол вершины отбит. Изображения личины
кой надпойменной террасе правого берега реки в ные выбитые и резные изображения, в их числе не­ пестообразного предмета выбита стилизованная го­ сложного типа и головы зверя под ней выполнены
5 км ниже пос. Камышта, рядом с курганами тагарс­ полная силуэтная фигура хищного животного, фи­ лова животного. Серый диорит (?), 49,3 х 10 х 9 см. желобчатыми, прошлифованными линиями в соче­
кой культуры. Лицевая сторона камня уплощена и гура человека с высоким остроконечным головным Хранится в ХКМ. Рис. по Л.Р. Кызласову.