Вы находитесь на странице: 1из 3

laborator asdn 228

Studierea practica a metodelor de sinteza a convertoarelor de cod.

Sarcina:
1. Sa se efectueze sinteza unui convertor de cod binary-zecimal in altul
conform variantei.
2. Funcţiile să se reprezinte în forma disjunctivă normală perfectă şi
forma disjunctivă minimală. Pentru forma minimală să se prezinte
schema în setul de elemente ŞI-NU.

Studierea practica a metodelor de sinteza a convertoarelor de cod.

Sarcina:
1. Sa se efectueze sinteza unui convertor de cod binary-zecimal in altul
conform variantei.
2. Funcţiile să se reprezinte în forma disjunctivă normală perfectă şi
forma disjunctivă minimală. Pentru forma minimală să se prezinte
schema în setul de elemente ŞI-NU.
разделение. Аргументация писателя выглядит странно, ибо из
разделяемости общего культурного кода физически не может
вырасти раздельная онтология, ибо всё, на минуточку,
наоборот. Вероятно, писатель имел в виду разность выводов,
которые вытекают из общих событий и культурных
артефактов. Но почему из события, одинакового для всех,
отпочковываются такие разные выводы? Потому что их
интерпретируют разные бренды. Так простая политическая
позиция подменяется стилистическим самовыражением
вообще, которое не может смириться с самовыражением
другого бренда. В этом обоюдном конфликте детонирует
движущаяся сила Спектакля.
8. Аргументация участников обоюдного протеста
удивительно симметрична. Являясь областью бренда,
пользователь не желает признавать каких-либо прав за
другим пользователем и его брендом, ибо тот ревниво
стремится к стилистической монополии. А так как
противостояние протекает в политическом поле, где
любое действие обострено, то носители глобального и
ответного политического брендов полностью
расчеловечивают друг друга. Обоюдный протест
держится на взаимном неприятии чужого
символического пользования. Поэтому взаимные
оскорбления строятся как раз вокруг статусного
потребления. В случае послесоветского пространства,
патриотических пророссийских пользователей обвиняют
в употреблении некачественных алкогольных продуктов
(боярышника, стекломоя, дешёвой водки, бормотухи,
самогонки и т.п.); насмехаются над неправильным
потреблением пищи (блинами с лопаты, ежатины,
«говяжьими анусами», преобладанием в рационе
дешёвой пищи); напирают на нестатусные условия жизни
(дороги разбиты, дома разваливаются, грязь, мусор);
указывают на нестатусное положение (рабы, холопы,
лишены свободы слова, угнетены). В ответ пользователи
глобального протестного бренда обвиняются патриотами
в том же самом неправильном статусном потреблении и
пользовании: в нестатусном положении своего тела
(гомосексуалисты); в нестатусном социальном
положении (проститутки, предатели, грантоеды); в
нестатусном политическом положении (потеряли
независимость, имеете хозяев). Аргументация в целом
схожая, но глобальный протестный бренд напирает на
элементы повседневного телесного пользования, тогда
как ответный