Вы находитесь на странице: 1из 4

Тема нашей работы - ОБРАЗЫ И СЮЖЕТЫ ГРЕЧЕСКОЙ МИФОЛОГИИ В ЛИРИКЕ

В. Я. БРЮСОВА .
Процесс приобщения русской поэзии к историческому наследию прошлого,
обогащение ее сокровищами непреходящей ценности, порожденными античной мыслью,
испытал на протяжении истории русской литературы и периоды повышенного интереса к
этому неиссякаемому источнику общеевропейской культуры, и периоды относительного
упадка. Однако интересе к наследию античности не пропадал никогда. Он лишь
обострялся в переломные моменты истории, когда античный мир вдруг становился живым
фактором культурного ренессанса эпохи. Одна из таких эпох – «серебряный век»,
представители которого (в частности, символисты) проявляли особый интерес к миру
греко-римской цивилизации, «родине всей европейской культуры».
Не смотря на пристальный интерес исследователей к творчеству Валерия Яковлевича
Брюсова, многие его «античные» стихотворения не были исследованы с достаточной
полнотой. Основное внимание уделялось, как правило, «античной» прозе и драматургии
поэта. Наша попытка внести вклад в исследование данного вопроса и определяет научную
новизну работы.
Лирика В. Я. Брюсова характеризуется многочисленными обращениями к образам,
сюжетам и мотивам античной мифологии, которые и стали объектом изучения в рамках
данной работы.
Интерес В. Брюсова к античности был вызван несколькими факторами.
Проанализировав научную и справочную литературу, мы выделили следующие:
- Это Учеба в гимназиях Креймана и Поливанова, в которых Валерий Брюсов увлекался
античной историей, зачитывался Цезарем. По воспоминаниям самого поэта «Поливанов
умел внушить ученикам гимназии серьезное отношение к учению: все как один человек
(по крайней мере, в моем классе) относились к науке как к настоящему делу, а не как к
скучной повинности…»
- также важную роль сыграла учеба на филологическом и историческом факультетах.
Преподавателями В. Брюсова были знаменитые историки В. Ключевский и В. Герье.
Естественно, не без их участия у В. Брюсова формировался широкий взгляд на события
как прошлого, так и настоящего.
- свою роль сыграло и изучение творчества французских символистов, которые широко
освящали тему античности.
Кроме перечисленных факторов, следует подчеркнуть, что интерес Брюсова к
античности вызвала также та переломная эпоха, в которую он творил и которая
настойчиво требовала от деятелей искусства обращения к прошлому, поиску ответов на
возникающие острые вопросы. Современность осмысливалась через совершившиеся в
далеком прошлом события.
Интерес В. Брюсова к отдельным историческим проблемам мог быть вызван и
научными открытиями. Именно на рубеже XIX – XX вв. испытывает подъем наука о
древностях, когда археологи находят неизвестные ранее папирусы с отрывками или
полными произведениями древних авторов. Предпринятый нами анализ показывает, что В.
Брюсов скрупулезно подходил к выбору тем, причем освещал далеко не всю античную
историю, а только те ее фрагменты, которые позволяли достичь поставленной
художественной цели. Так например стихотворения «Дедал и Икар», «Ариадна», «Тезей
Ариадне», «Женщины лабиринта», «У друга на груди забылася она», «Нить Ариадны
связаны с древнегреческими представлениями о Кносском Лабиринте.
А с событиями Троянской войны и непосредственно последующим за ней связаны
стихотворения «Кассандра», «Жалоба героя», «Клитемнестра», «Одиссей», «Одиссей у
Калипсо», «Одиссей у берегов феаков» и другие.
В качестве материала данного исследования выступают 85 стихотворений,
опубликованные в первых трех томах, семитомного издания сочинений В. Я. Брюсова.
Проанализировав их, мы выделили с учетом наибольшей частотности четыре
тематические группы.
В группе стихотворений посвященных любовной тематике чаще всего представлена
Афродита в качестве главной героини или второстепенного персонажа. Могущество
богини любви и красоты особенно ярко представлено в стихотворении «Шаги Афродиты»,
где героиня заставляет влюбленного в нее верховного бога Зевса преклониться – и он
соглашается. Афродита – как аллегория любви, которая захватывает человека незаметно,
представлена в стихотворении «Инкогнито» В соответствии с мифологической традицией,
ее сопровождает сын Эрот, поражающий стрелами сердца людей.
В стихотворении «Елена у Париса» своеобразное воплощение получает одна из тем
Троянского цикла мифов. Елена огорчена до слез тем, что в схватке суждено выиграть
Менелаю. Схватив Париса за шлем, Менелай поволок его к ахейцам, однако троянского
царевича спасла Афродита. Подобная трактовка нарушает мифологическую традицию,
согласно которой троянцы были убиты. Однако автору, использующему данный
мифологический материал, похоже, гораздо важнее было показать, что за любовь следует
бороться до последнего вздоха.
Особое место в лирике Валерия Брюсова занимает тема творчества. Как и в случае
реализации темы любви поэт широко использует символы. Но в данном случае символика
более разнообразна, она не ограничивается употреблением лишь одного ключевого образа.
Так, например в стихотворении «Во мне» автор воплощает тот необозримый «космос»,
который хранит в себе поэт, поэтому его лирический герой говорит, что в нем живы
воспоминания стран, «вопль водопадов», «взлет волн», «альпийские трещины», «полотна
да Винчи», «мраморные Афродиты», «мечты Геракла». Это широкий исторический
контекст привлекается автором для того, чтобы показать, что поэт – этот не только
«восторг стихов», но и современность, главным проявлением которой может быть и
разрушительная революция.
Широта мировоззрения, а также разнообразие культурных источников, которые
может использовать поэт представлены в стихотворении «Тетрадь». Брюсов уточняет, что
тетрадь исписана вдоль и поперек черными стенограммами, которые повествуют о разных
временах и пространствах: в полночь «старая рать в памяти», «сУтра с утрА» (индуская
культура), днем - мантра. Детали и символы, используемые автором, существенно
расширяют историко-культурное пространство: сутками в седле по степи (скифы), в
колчане «40 перьев», пересчет Халдея, Афродите вязь роз в мрамор (эллины), брат корабль
кораблю (эпоха Возрождения), бред побед Медеи, замок (феодальное средневековье),
плачь по Риму, старцы спорят выдавать ли Елену (Троянский цикл мифов). Все это и
многое другое поэт записывает тетрадь, которая впоследствии может послужить
материалом для произведения. Как видим, для лирического героя характерен очень
широкий взгляд на историю и культуру.
К третьей группе мы отнесли стихотворения о сильных личностях. В
«Прикованном Прометее» (III, 152) поэт обращается о той части мифа, в которой Геракл
спасает титана, осужденного Зевсом на нескончаемые муки. При этом он акцентирует
внимание на мире людей, которые заняты кто чем: кто-то молится в храме, кто-то «за
щитом» и так далее. Доминантой описания жизни человеческой становится «пьяный угар»
и «буйство». Пока Геракл спешит «снять узы» с Прометея, автор сообщает, что за сто
веков огонь не погас. Особенность данного стихотворения заключается в том, что (вопреки
названию, заставляющему обратить внимание на Прометея) автор смещает акценты: не
столь важно то, что Прометей унес с Олимпа и подарил людям огонь, как то, что он не был
утрачен спустя тысячелетия. Огонь здесь, полагаем, выступает символом жизни.
Восхищение смелостью титанической личности совмещается с темой любви в
стихотворении «Иксион и Зевс». Его сюжет построен на диалоге Иксиона с Зевсом, в
котором герой сообщает богу, что Гера изменила мужу с ним и понимает, что за это он
будет наказан. Уязвленный бог-громовержец парирует, в данной ситуации его больше
беспокоит собственная репутация, чем поиск причин такого поведения супруги.
Понимающий, что обреченный на вечные страдания Иксион не готов отречься от своей
любви, поэтому, полагаем, может выступать символом силы, бесстрашия, а данное
стихотворение можно считать гимном любви, не знающей пределов и границ.
Брюсовские стихотворения на историческую тематику, как мы попытались доказать
в предыдущей главе, отличает широкий подход к прошлому, который не ограничен
рамками античной мифологии. В них поэт поднимает самые разные вопросы: в
стихотворении «Она в густой траве запряталась ничком» обращается к осмыслению факта
падения Римской империи, в «Тайне деда» главной является идея силы веры в
существование высших сил, недоступных для созерцания человечеством, они
открываются дано лишь избранным.
И в этой группе стихотворений автор не всегда следует традиционным
мифологическим трактовкам. Так, в стихотворении «Клитемнестра» героиня с горестью
признается, что ее сестра Елена царит в Трое, ее на пирах воспевают певцы, на «ней венки
из роз и победы». А Клитемнестре уготована другая участь. Все ахейцы, даже ее
возлюбленный Менелай, забыли про нее и сражаются за Елену. Отметим, что в
традиционной трактовке мифа отцом Клитемнестры является спартанский царь Тиндария,
а не Зевс, как утверждается в стихотворении. Она стала супругой Тантала, затем
Агамемнона, Менелай в качестве мужа или возлюбленного нигде не упоминается.
Или другой пример. Название стихотворения «В церкви» обозначает место
развития событий. Колоны в церкви оплетены виноградной лозой, пахнет ладаном, поют
про херувимов и смотрят Апостолы с царских врат, парят ангелы, «как языческие Ники».
Вышел священник, одетый в парчу и золото, чаша с вином поднята, как «дар Вакха».
Автор использует номинации по схожести: Ника - крылатая богиня, похожа на ангела,
Вакх - бог виноделия, поэтому дары Вакха – это вино. Таким образом, проводя параллели,
Брюсов приводит читателя к мысли о том, что многие элементы христианства
заимствованы из языческого культа.
Таким образом, предпринятый нами анализ показал, что В. Я. Брюсов, чаще всего,
сохраняет неизменным традиционный сюжет античного мифа или образа. С дургой
стороны, он достаточно свободен в обработке заимствованного материала, и если этого
требует художественная задача – легко меняет элементы сюжета мифа, образа или тему.