Вы находитесь на странице: 1из 5

Евтеева Д. А.

Университет имени О.Е. Кутафина (МГЮА)


студент
Легитимность референдума, проведённого в Каталонии
Пожалуй, можно составить целый альманах, посвящённой многовековой
борьбе Каталонии за выход из состава Королевства Испания. Недавно это
противостояние вышло на новый виток в связи с проведённым 1 октября
референдумом о независимости Каталонии. Учитывая, что в современной
политической обстановке как никогда актуальны вопросы, связанные с
соотношением территориальной целостности и правом определённого народа
на выход из состава какого-либо государства (о чём свидетельствуют, в
частности референдумы по Шотландии и Крыму, прошедшие в 2014 году), то
можно смело утверждать, что достижение баланса интересов, между этими,
принципами права, является одной из главных проблем современного
международного права.

При разборе данного вопроса, следует начать с того, что для придания
легитимности своим действиям, власти Каталонии приняли 6 сентября 2017
года собственный закон о референдуме (LEY 19/2017, de 6 de septiembre, del
referéndum de autodeterminación). Президент Женералитета Каталонии Карлес
Пучдемон и его советники подписали указ о референдуме всего через два часа
после подведения итогов голосования по закону. Все процедуры, связанные с
принятием закона были осуществлены в ночь с 6 на 7 сентября. Юридически
такая «спешка» бессмысленна, поскольку согласно части 2 статьи 161
Конституции Испании

«Правительство может обжаловать перед Конституционным Судом решения и


постановления, принятые органами автономных Сообществ. В таком случае
приостанавливается действие обжалованных решений и постановлений»

Не вызывает сомнений, что Правительство Испании незамедлительно


воспользовалось подобным правом, но властям Каталонии важно было
показать, что они хотят именно демократического разрешения проблемы, путём
проведения референдума, а не насильственного.

Появление права на самоопределение во многом связано с процессом


деколонизации метрополий и многочисленными нарушениями прав и свобод
отдельного народа, проживающего на территории какого-либо государства.
Уникальность ситуации Каталонии в том, что она никогда не была колонией
Испании и не «страдает» от систематических нарушений прав и свобод людей,
которые живут на её территории (подобные нарушения должны не просто
иметь место, но ещё и быть подтверждены Советом Безопасности ООН).
Желание перестать быть провинцией Испании обусловлено в первую очередь
экономическими причинами, а именно тем, что, по мнению представителей
сепаратистского движения, Каталония слишком много отдаёт в национальный
бюджет, получая взамен гораздо меньше. Недаром главный лозунг
сепаратистов - «Мадрид нас грабит!».

Абсурдно предполагать, что хоть одна Конвенция, либо иной международный


или национальный документ предусмотрят право автономии на выход из
состава государства по причине того, что жителям данной автономии кажется,
что с их уровнем ВВП им будет гораздо проще стать отдельным государством,
нежели «тащить на себе» более бедные регионы. Фактически это распад
территории, который не признаётся ни одной Конституцией, в том числе
испанской (в частности в статье 2 гарантируется право региона на автономию,
но указано, что «Конституция основана на нерушимом единстве испанской
Нации, общем и неделимом Отечестве всех испанцев»)

Вместе с тем, ничто не мешает властям любого государства предусмотреть в


своём национальном законодательстве право любого региона на проведение
санкционированного референдума, связанного с вопросом независимости. В
частности Шотландия, Канада и Черногория провели референдумы по вопросу
самоопределения, но во всех этих случаях процедура проводилась в
соответствии с требованиями законодательства и с разрешения центрального
правительства и парламента.

В случае с Каталонией, референдум был проведён в одностороннем порядке,


путём принятия вышеуказанного закона от 6 сентября 2017 года. Согласно
статье 153 Конституции Испании (пункт а) Конституционный суд Испании
осуществляет контроль над деятельностью органов автономных Сообществ в
вопросах конституционности принятых им нормативных актов, имеющих силу
закона.

Разумеется, Конституционный суд Испании всегда признавал


неконституционными любые акты каталонских властей, затрагивающие вопрос
независимости данной территории, ссылаясь на то, что вынесение подобного
вопроса на референдум нарушает принцип национального единства и
территориальной целостности (провозглашённый в том числе в статье 6
Резолюции 1514 Генеральной Ассамблеи ООН от 14 декабря 1960 года),
провозглашённый в уже упомянутой статье 2 Конституции, и ка следствие
основы конституционного строя Испании.

Даже если представить, что суд согласится с доводами властей Каталонии, то


потребуется реформа всей Конституции. В статье 2 указано лишь право на
автономию, которое придётся дополнить «правом на выход из состава», а
поскольку статья 2 относится к Вводному разделу, то согласно части 1 статьи
168 Конституции для принятия такой поправки необходимо одобрение двух
третей от общего числа членов как Конгресса, так и Сената и немедленный
роспуск Генеральных Кортесов. Кроме того проект нового текста Конституции
обязательно выносится на референдум для его ратификации (часть 3 статьи
168). Невозможно представить, что подобный проект когда-нибудь будет
осуществлён.

Однако стоит отметить, что всё же Основной закон Испании предусмотрел


возможность консультативных референдумов по особо важным политическим
решениям (нет сомнения в том, что выход богатой автономии из состава
государства таковым является), но статья 92 предполагает ряд обязательных
условий, а именно:

 такой референдум назначается Королём по предложению председателя


Правительства, в свою очередь предварительно одобренного Конгрессом
депутатов
 референдум носит всенародный характер, то есть в нём участвуют
жители всей страны, а не отдельного региона
 характер такого референдума – консультативный, то есть его решения не
имеют обязательной юридической силы

Ни одно из указанных условий при организации референдума в Каталонии


соблюдено не было, и строго говоря и не планировалось к соблюдению в силу
необязательности решений подобных референдумов.

В заключение хочется отметить, что некоторые представители движения за


независимость Каталонии ссылаются на так называемое «право принять
решение» (исп. Derecho a decidir), заключающееся в том, что если объективно
происходит нарушение прав, то необходимо принять такой акт или решение,
которое будет справедливым, пусть даже оно противоречит решению суда или
закону, включая Конституцию. Не углубляясь в философию, хочется отметить,
что верховенство Конституции над остальными законами (а также принцип
pacta sunt servanda) это базисный принцип любого демократического
государства. В частности конституционный суд – гарант исполнения
демократических положений Конституции, поскольку именно ему дано право
толкования Основного закона государства, а его судьи избираются
специальным парламентским большинством и представляют собой народный
суверенитет.

Демократия – власть не всех, но большинства, поэтому меньшинство должно не


отрицать систему, в которой существует, а пытаться её изменить, но опять же
законными способами, а не просто отрицанием того, что её не устраивает. В
качестве примера, можно привести позицию Венецианской комиссии от 11
марта 2016 года (№ 833/2015) где сказано, что «европейские и международные
стандарты требуют уважения к решению Конституционного суда».